/ / Language: Русский / Genre:sf,

Жизненное Пространство

Айзек Азимов

Расселенение людей по параллельным Вселеным, может решить многие проблемы, например, проблему перенаселения Земли. Но оно же может создать и новые проблемы…

Айзек Азимов

Жизненное прострнство

Клренс Римбро не имел ничего против проживния в единственном доме, имевшемся н необитемой плнете, — не больше, чем любой другой из триллион жителей Земли.

Если бы его спросили нсчет возможных возржений с его стороны, он, вне всяких сомнений, не понял бы спршивющего и только тупо смотрел бы н него. Его дом был нмного больше любого из тех домов, которые только возможны н собственно Земле, и нмного современнее. При доме имелсь систем втономного снбжения воздухом и водой; в морозильных кмерх не переводилсь ед. Силовым полем здние было ндежно изолировно от безжизненной плнеты, приютившей его, однко комнты рсполглись по соседству с фермой (зстекленной, рзумеется) площдью в пять кров. Н ферме под блготворными лучми здешнего солнц вырщивлись цветы — для удовольствия и овощи — для здоровья. Здесь дже содержлось несколько цыплят. Хозяйство двло возможность миссис Римбро кк-то знять себя в течение дня, для двух мленьких Римбро оно было идельным местом для игр, когд им ндоедло сидеть дом.

Более того, если кому-то зхотелось бы вдруг очутиться н собственно Земле, очень бы зхотелось; если у кого-то возникл бы потребность в обществе людей или в воздухе, чтобы свободно подышть, или в воде, чтобы искупться, — ему достточно было лишь шгнуть з порог дом.

Тк о кких трудностях могл еще идти речь?

Следует ткже не збывть, что н этой безжизненной плнете, где рсполглся дом Римбро, црил мертвя тишин, лишь время от времени нрушемя монотонными звукми ветр с дождем. Здесь возникло чувство полной уединенности и полного, безрздельного облдния двумястми миллионми квдртных миль поверхности плнеты.

Клренс Римбро умел сдержнно, но по достоинству оценить все это. Он был бухглтером, умеющим искусно обрщться с смыми современными моделями компьютеров и ясно осознющим свою собственную знчимость. Мнеры его были всегд безупречны, одежд ккуртн; улыбк редко мелькл под его жидкими, но тщтельно ухоженными усми. Когд он ехл с рботы домой, то н его пути иногд попдлись жилые дом н собственно Земле, и он неизменно рзглядывл их с чувством некоторого смодовольств.

Что ж, определення чсть нселения был попросту вынужден жить н собственно Земле — кто-то из деловых сообржений, кто-то по причине отклонений в умственном рзвитии. Тем хуже для них. В конце концов, почв собственно Земли вынужденно снбжл минерлми и основными зпсми пищи целый триллион жителей ( через пятьдесят лет их будет дв триллион), и жизненное прострнство ценилось здесь выше номинл. Поэтому дом н собственно Земле и не могли строиться более внушительных рзмеров, людям, которые вынужденно проживли в них, приходилось мириться с этим фктом.

Дже см процесс того, кк Римбро входил в свой дом, доствлял ему удовольствие. Кждый рз, когд он входил в здние общественного преобрзовтеля, бонентом которого являлся (по внешнему виду сооружение нпоминло усеянный пнями обелиск — впрочем, кк и все подобные сооружения), то тм он неизменно встречл других людей, ожидющих своей очереди воспользовться преобрзовтелем. И пок подходил его очередь, прибывли все новые и новые люди. Это было время дружеских общений.

«Кк тм н твоей плнете?» — «А н твоей?» Обычня легкя бесед. Иногд с кем-либо случлсь неприятность: поломк мехнизм или взбесившяся погод, что вело к неблгоприятному изменению рельеф. Првд, не тк чсто.

Но это помогло скршивть время ожидния. Зтем подходил очередь Римбро. Он вствлял в пз свой ключ. Перфорировлсь нужня комбинция. И преобрзовтель вытлкивл его в новую вероятностную модель мир. В ту, что был преднзнчен ему, когд он женился и стл продуктивным гржднином. В ту вероятностную модель, в которой жизнь н Земле не получил рзвития. И, пройдя через преобрзовтель н эту единственную в своем роде безжизненную Землю, он входил прямо в вестибюль собственного дом.

Тким вот обрзом.

Его никогд не волновло то, что он живет в другой вероятности. Д и зчем ему волновться? Он никогд не здумывлся нд этим. Существовло бесконечное число потенцильных плнет Земля. Кждя знимл свою нишу и предствлял из себя свою вероятностную модель. По подсчетм выходило, что вероятность зрождения жизни н тких плнетх, кк Земля, соствлял пятьдесят случев из ст. Отсюд следовло, что половин из возможных Земель ( знчит, бесконечное их количество, поскольку половин бесконечности рвн бесконечности) облдет жизнью и половин (ткое же бесконечное количество) не облдет. А проживние н почти трехстх миллирдх неосвоенных Земель ознчло трист миллирдов семей, кждя из которых влдел собственным крсивым домом, использующим энергию солнц той вероятности, в которой они жили; ознчло покой, в котором пребывл кждя семья. К числу Земель, обживемых тким обрзом, кждый день прибвлялись миллионы новых.

Однжды, когд Римбро вернулся с рботы и только-только переступил порог дом, Сндр (его жен) скзл ему:

— Я слышл ккой-то очень стрнный шум.

Брови Римбро удивленно взметнулись, и он пристльно посмотрел н жену. Он выглядел вполне обычно, если не считть легкой дрожи тонких пльцев и бледности, рзлившейся в уголкх плотно сжтого рт.

— Шум? Ккой шум? — спросил Римбро, продолжя держть свое пльто в рукх, позбыв, что хотел отдть его сервороботу, который зстыл в терпеливом ожиднии. — Я ничего не слышу.

— Сейчс он уже прекртился, — скзл Сндр. — Я действительно слышл. Звуки были ккие-то бухющие, громыхющие. Немного вот тк пошумит, потом прекрщется. Потом снов немного пошумит, и тк все время. Ничего подобного я никогд не слышл.

Римбро отдл пльто.

— Но это совершенно невозможно.

— Однко я слышл этот шум.

— Пойду осмотрю мехнизмы, — пробормотл он. — Возможно, что-то вышло из строя.

Н его, бухглтер, взгляд, все было в норме, и, пожв плечми, он отпрвился ужинть. Он прислушлся к гудению деловито суетившихся сервороботов, знятых своей рботой по хозяйству, понблюдл з одним из них, убирющим со стол посуду и столовые приборы для отпрвки их в утилизтор и регенертор, и, поджв губы, проговорил:

— Скорее всего рзлдился один из сервороботов. Ндо будет проверить их.

— Нет, Клренс, шум был совсем иного хрктер.

Римбро отпрвился спть, выбросив из головы всякие мысли о шуме.

Он проснулся оттого, что рук жены вдруг стиснул его плечо. Он втомтически потянулся к выключтелю — и стены нлились ровным светом.

— Что случилось? Сколько сейчс времени?

Он покчл головой:

— Слушй! Слушй!

О боже, подумл Римбро, действительно что-то шумит. Можно скзть, дже грохочет, причем довольно отчетливо. Нчвшись, грохот не прекрщлся.

— Землетрясение? — прошептл он.

Н Земле, конечно же, не без этого, но, имея возможность выбирть из целой плнеты любое место для жилья, они были впрве рссчитывть н более удчный выбор, чтобы избежть поселения н местности с ккими-либо дефектми.

— Весь день нпролет? — с рздржением спросил Сндр. — Думется мне, что это нечто иное. — А зтем он облекл в слов скрытый стрх всех боязливых домовлдельцев: — Мне кжется, что мы не одни н этой плнете. Эт Земля обитем.

Римбро поступил рзумно. С нступлением утр он отвел жену и детей к теще. А см взял н рботе отгул и поспешил в Жилищное бюро отдел.

Он был крйне рздосдовн всем этим.

* * *

Билл Чинг был веселым, жизнердостным человеком мленького рост, который гордился тем, что в его жилх текл толик крови монгольских предков. Он считл, что вероятностные модели рзрешили все нсущные проблемы человечеств. Алек Мишнофф, тоже из Жилищного бюро, думл инче: он не сомневлся, что вероятностные модели служт ловушкой, в которую безндежно поплось введенное в соблзн человечество. Пончлу он специлизировлся в рхеологии и изучил множество древних предметов, которыми все еще был збит его изящно посження голов. Несмотря н влстные брови, его лицу удвлось сохрнить нежное выржение. В его душе выншивлсь мысль, о которой он до сих пор не осмеливлся рсскзть никому, хотя увлеченность ею увел его когд-то из рхеологии в облсть жилищных вопросов.

Чинг любил повторять: «К черту Мльтус[1]», и это его выржение стло своего род словесным клеймом, его отличительным знком.

— К черту Мльтус! Мы теперь никогд не дойдем до состояния перенселенности. С ккой бы скоростью мы ни множились, число Homo Sapiens всегд будет конечно, в то время кк количество необитемых Земель остнется бесконечным. И нм вовсе не обязтельно н кждой плнете рзмещть по одному дому. Мы можем рзместить тм сотню, тысячу, миллион домов. Мест вдоволь, кк вдоволь и энергии вероятностного солнц.

— Больше одного дом н плнету? — с кислым видом вопрошл Мишнофф.

Чинг знл, о чем тот говорит. Когд вероятностные модели стли только-только входить в употребление, то для рнних поселенцев мощным стимулом являлось единоличное влдение плнетой. Ведь это кк нельзя лучше отвечло зпросм мещнин и деспот, которые живут в душе кждого. «Кто из людей нстолько беден, — глсил реклмный призыв, — чтобы не стть облдтелем империи, по рзмерм превосходящей империю Чингисхн?» Внедрить сейчс принцип множественности поселений ознчло бы бросить всем вызов.

— Ну хорошо, — говорил Чинг, пожимя плечми. — Может стться и тк, что потребуется психологическя подготовк. И что? Именно с этого вообще и ндо было все нчинть.

— А пищ? — спршивл Мишнофф.

— Тебе известно, что в некоторых вероятностных моделях мы возводим гидропонные сооружения и рзводим дрожжевые клетки. И если придется, мы сумели бы культивировть почву этих плнет.

— Облчясь в скфндры и дыш ввозимым кислородом.

— Кислород мы могли бы получть путем рзложения двуокиси углерод — пок рстения не пойдут в рост, тм уж они сми сделют всю рботу.

— З миллион лет.

— Мишнофф, твой недостток в том, что ты прочитл слишком много книг по древней истории, — змечл Чинг. — Ты — обструкционист.

Впрочем, Чинг был слишком добродушен, чтобы действительно думть ткое про Мишнофф, и тот продолжл читть книги и проявлять беспокойство. Мишнофф стрстно мечтл о том дне, когд он смог бы нбрться хрбрости, чтобы пойти к руководителю отдел и выложить кк н духу все, что тревожит его, — вот тк: бц, и готово!

Ну сейчс перед ними нходился некий мистер Клренс Римбро, слегк потеющий и имеющий крйне сердитый вид оттого, что ему пришлось потртить чуть ли не дв дня, чтобы добрться в ткую дль до этого бюро.

Он достиг кульминционного пункт в своем изложении, сообщив: «А я говорю, что плнет обитем, и я не собирюсь мириться с этим».

Выслушв его рсскз до конц, Чинг сделл попытку кк-то успокоить его.

— Возможно, подобный шум связн с кким-либо природным явлением, — скзл он.

— Что еще з природное явление? — ринулся в тку Римбро. — Я требую рсследовния. Если это природное явление, то я хочу знть, ккого оно род. Я нстивю, что моя плнет обитем. Богом клянусь, н ней существует жизнь, я выплчивю рендную плту не для того, чтобы делиться с кем-то моей плнетой. Дже с динозврми, если судить по звукм.

— Успокойтесь, мистер Римбро. Кк долго вы проживете н вшей Земле?

— Пятндцть с половиной лет.

— Встречлись ли вм з это время хоть ккие-то признки жизни?

— Они сейчс встречются, и я кк гржднин с высокой степенью продуктивности, клссифицировнной по ктегории А-I, нстоятельно требую рсследовния.

— Конечно же, мы все рсследуем, сэр. А сейчс мы хотим просто уверить вс, что все в порядке. Вы знете, кк тщтельно мы подбирем свои вероятностные модели?

— Я — бухглтер. Тк что имею довольно неплохое предствление об этом, — выплил Римбро.

— В тком случе для вс, вероятно, не секрет, что нш компьютер не может подвести. Выбор никогд не остновится н той вероятности, которя избирлсь прежде. Это просто невозможно. По этой причине выбор пдет только н те вероятностные модели, в которых Земля облдет тмосферой из двуокиси углерод и где рстительня жизнь, следовтельно, и животня никогд не получли рзвития. Потому что с появлением рстительности двуокись углерод стл бы рзлгться, при его рзложении ктивно выделяется кислород. Вы понимете?

— Я прекрсно все понимю, однко я пришел сюд не для того, чтобы выслушивть лекции, — отрезл Мишнофф. — От вс мне нужно только рсследовние, и больше ничего. Мне оскорбительн см мысль, что я могу рзделять свой мир, свой собственный мир, еще с кем-то или чем-то, и я не потерплю этого.

— Нет, конечно же, нет, — пробормотл Чинг, избегя срдонического взгляд Мишнофф. — Мы будем у вс еще зсветло…

* * *

Нгруженные всем необходимым оборудовнием, они держли путь к зднию, где рсполглся преобрзовтель.

— Хочу тебя спросить кое о чем, — произнес Мишнофф. — К чему ты соблюдешь эти формльности тип: «Не стоит беспокоиться, сэр»? Они все рвно всегд беспокоятся. Чего ты этим добивешься?

— Мне нужно было попробовть. Они не должны беспокоиться, — нетерпеливо ответил Чинг. — Рзве ты когд-либо слышл о двууглекислоуглеродной плнете, которя был бы обитемой? Кроме того, Римбро относится к тому типу людей, которые рспрострняют слухи. Тких я срзу рспозню. К тому времени кк он спрвится со своими нынешними волнениями, он, если потворствовть ему, зявит, что его солнце выродилось в новую звезду.

— Иногд случется и ткое, — зметил Мишнофф.

— И что с того? С лиц Земли исчезет один дом, и одн семья погибет. Видишь, ты действительно обструкционист. В древние времен — те, которые тебе нрвятся, — случись в

Ките или кком-либо другом месте нводнение, погибли бы тысячи людей. И это при нселении в жлкий миллирд или дв.

— Откуд тебе известно, что н плнете Римбро нет жизни? — проворчл Мишнофф.

— Двууглекислоуглеродня тмосфер.

— Но предположим… — Бесполезно. Мишнофф тк и не осмелился выскзть свою мысль и, зпинясь, зкончил: — Предположим, что рстительня и животня жизнь кким-то обрзом все-тки получют свое рзвитие в двууглекислоуглеродной тмосфере.

— Ткого пок нигде не нблюдлось.

— В бесконечности миров… всякое может случиться. — Он зкончил шепотом: — Должно случиться.

— Рз н дуодециллион[2], - обронил Чинг, пожимя плечми.

* * *

Прибыв нконец в преобрзовтельный пункт и воспользоввшись грузовым преобрзовтелем, они отослли свою мшину (прямо н стоянку Римбро). А вслед з мшиной и сми вошли в вероятностную модель Римбро. Снчл Чинг, зтем Мишнофф.

— Крсивый дом, — с удовлетворением зметил Чинг. — Очень крсивый обрзец. Хороший вкус.

— Слышишь что-нибудь? — спросил Мишнофф.

— Нет.

Чинг неторопливо прошел в сд.

— Эй! — крикнул он. — Крснокожие Род-Айленд.

Поглядывя н стеклянную крышу, Мишнофф последовл з ним. Солнце выглядело точно тк же, кк и н триллионе других Земель.

— Здесь был бы вполне вероятн рстительня жизнь н стдии зрождения, — рссеянно произнес он. — Возможно, сейчс происходит постепенное выпривние двууглекислого углерод. Компьютер вряд ли узнет об этом.

— А чтобы зродилсь животня жизнь, пондобится, по-видимому, миллион лет, и еще миллион лет, чтобы он вышл из окен.

— Не обязтельно. Эт модель может рзвивться своим путем.

Чинг положил руку н плечо компньон.

— Все это пустые измышления. Когд-нибудь ты мне рсскжешь, что тебя беспокоит н смом деле, вместо того чтобы просто нмекть. Тогд мы сможем помочь тебе рзобрться в собственных мыслях.

Досдливо хмурясь, Мишнофф увернулся от обнимвшей его руки. Терпимость Чинг всегд действовл ему н нервы.

— Двй обойдемся без психотерпии… — нчл было он, но внезпно змолчл. — Слушй! — прошептл он зтем.

До них донесся отдленный рокочущий звук. Звук повторился.

Они устновили в центре помещения сейсмогрф и ктивировли силовое поле, которое проникло глубоко вниз и было нкрепко связно со скльным основнием. Об нблюдли з дрожщей стрелкой, регистрирующей толчки.

— Одни поверхностные волны, — проговорил Мишнофф. — Очень неглубокие. Источник колебний явно не подземный.

Чинг зметно приуныл.

— Тогд что же это может быть?

— Думю, — скзл Мишнофф, — что хорошо бы нм выяснить это. — От дурных предчувствий его лицо посерело. — Нм придется взять еще один сейсмогрф и рзместить его в другом месте. Тогд мы сможем определить очг возмущения.

— Рзумеется, — отозвлся Чинг. — Я выйду нружу с другим сейсмогрфом, ты оствйся здесь.

— Нет, — решительно произнес Мишнофф. — Нружу пойду я.

Мишноффом влдел стрх, но у него не было выбор. Если шум связн с тем смым, то он психологически готов к этому. Он бы сумел передть предупреждение. Появление снружи ни о чем не подозревющего Чинг имело бы гибельные последствия. Предупредить Чин-г он тоже не мог, потому что тот, несомненно, никогд не поверит ему.

Поскольку Мишнофф был человеком вовсе не героического склд, его охвтил дрожь. Он дрожл, когд збирлся в кислородный скфндр и неловко возился с дезинтегртором, пытясь локльно рзрушить силовое поле, чтобы освободить себе зпсной выход.

— Почему ты тк хочешь выйти? У тебя есть ккя-либо вескя причин? — спросил Чинг, нблюдя з неловкими действиями нпрник. — А то я бы с удовольствием.

— Все в порядке. Я выхожу, — произнес Мишнофф, вытлкивя слов из пересохшего горл, и шгнул в тмбур, из которого лежл путь н пустынную поверхность безжизненной Земли. Предположительно безжизненной Земли.

* * *

Пейзж, предствший перед глзми Мишнофф, был ему не в диковину. Ткое он видел уже сотню рз. Голые склы в лощинх, выветрившиеся под воздействием ветр и дождя, покрытые коркой и припудренные песком. Мленький звонкий ручеек, бьющийся о кменистое дно своего русл. Пейзж выдержн в коричневых и серых тонх, зеленого нет и в помине. И ни единого звук, издвемого живым существом.

Тем не менее солнце было тем же, и теми же, вероятно, были созвездия, когд нступл ночь.

Место поселения рсполглось в том рйоне, который н собственно Земле нзывлся бы Лбрдором. (И здесь тоже был Лбрдор, смый нстоящий. По подсчетм, знчительные изменения в геологическом рзвитии Земель нблюдлись крйне редко — один случй из квдрильон или около того. Континенты вплоть до мельчйших детлей были повсюду вполне узнвемы.)

Несмотря н местоположение и время год — октябрь, погод был жркой и влжной. Чувствовлось, что н мертвой тмосфере этой Земли скзывлся тепличный эффект двууглекислого углерод.

Мишнофф подвленно смотрел н все это сквозь прозрчное стекло шлем. Если эпицентр шум нходился бы где-то поблизости, то для его определения было бы достточно устновить второй сейсмогрф примерно в миле отсюд. Если же нет, то придется воспользовться воздушным скутером. Итк, для нчл рзберемся с менее сложным вринтом.

Тщтельно выверяя кждое движение, он стл поднимться по кменистому склону горы. Н вершине он бы сумел выбрть нужное место.

Мишнофф поднялся н вершину, пыхтя и стрдя от мучительной липкой жры, и обнружил, что ему не придется что-либо выбирть.

Его сердце колотилось тк громко, что когд он крикнул в рдиомикрофон, то едв рсслышл свой голос:

— Эй, Чинг, здесь вовсю идет ккое-то строительство!

— Что? — удрил по брбнным перепонкм вернувшийся изумленный возглс, полный смятения.

Ошибки не было. Рзрвнивлсь земля. Рботли мехнизмы. Взрывлись склы.

— Ведутся взрывные рботы! — вскричл Мишнофф. — Отсюд и шум.

— Но это невозможно! — зкричл в ответ Чинг. — Компьютер никогд бы не выбрл двжды одну и ту же вероятностную модель. Он бы не смог.

— Ты не понимешь… — нчл Мишнофф.

Но Чинг следовл фрвтером лишь собственных мыслей:

— Двй зкругляйся тм, Мишнофф. Я иду к тебе.

— Нет, черт возьми! Оствйся тм! — встревоженно зкричл Мишнофф. — Держи со мной связь по рдио и, бог рди, будь готов срочно вернуться н собственно Землю, кк только я скжу.

— Почему? — спросил Чинг. — Что происходит?

— Пок не зню, — признлся Мишнофф. — Предоствь мне возможность выяснить это.

К своему удивлению, он зметил, что зубы его стучт.

Шепотом посыля проклятия по дресу компьютер, вероятностных моделей и ненсытной потребности триллион человеческих существ в жизненном прострнстве, рзмножющихся словно н дрожжх, Мишнофф поскользнулся и поктился вниз по противоположному склону. Перестук сорввшихся следом кмешков создвл своеобрзное эхо.

* * *

Нвстречу ему вышел человек, одетый в гзонепроницемый скфндр, который хотя во многом и отличлся от скфндр Мишнофф, но явно преднзнчлся для той же цели — обеспечивть легкие кислородом.

— Постой, Чинг, — нпряженно выдохнул в микрофон Мишнофф. — Ко мне нпрвляется ккой-то человек. Держи связь. — Мишнофф почувствовл, кк утихет бешеный стук его сердц, мехи легких нчинют рботть в более спокойном ритме.

Об смотрели друг н друг. Стоявший нпротив человек был светловолос. Удивление, нписнное н грубовтом лице, было слишком велико, чтобы счесть его з притворство.

— Wer sind Sie? (Кто вы?) — спросил тот резким голосом. — Was machen Sie hier? (Что вы здесь делете?)

Мишнофф стоял словно громом порженный. Когд он еще собирлся стть рхеологом, то целых дв год изучл древний немецкий язык, и поэтому сейчс легко уловил смысл скзнного, хотя произношение было не тким, ккому его учили. Незнкомец интересовлся его личностью и его здешними делми.

Ошеломленный, Мишнофф с трудом выговорил: «Sprechen Sie Deutsch?» (Говорите ли вы по-немецки?) и тут же ему пришлось шепотом успокивть Чинг, чей взволновнный голос, сотряся нушники, требовл рзъяснить всю эту трбрщину.

Гермноязычный, не ответив н вопрос прямо, повторил:

— Wer sind Sie? (Кто вы?) — и нетерпеливо добвил: — Hier ist fur ein verruckten Spass keine Zeit. (Здесь не время для всяких дурцких шуток)

Мишнофф тоже был не рсположен к шуткм, особенно глупым, но продолжл:

— Sprechen Sie Planetisch? (Говорите ли вы по-плнетянски?)

Он не знл, кк скзть по-немецки «литертурный плнетрный язык», поэтому был вынужден прибегнуть к приблизительному переводу. Ему н ум пришл зпоздля мысль, что следовло бы, нверное, нзвть этот язык прямо по-нглийски.

Незнкомец смотрел н него округлившимися глзми:

— Sind Sie wahnsinnig? (Вы — сумсшедший?)

Мишнофф уже почти соглсился было с этим определением, но в робкой попытке смозщиты произнес:

— Я не сумсшедший, черт возьми. Я хочу скзть: Auf der Erde woher Sie gekom… (Н эту Землю откуд вы при…)

Знния немецкого явно не хвтло, и он сдлся. Но мысль, которя недвно пришл ему в голову и не двл ему покоя, продолжл мучить его. Ему было просто необходимо нйти ккой-то способ, чтобы проверить свою догдку.

— Welches Jahr ist es jetzt? (Ккой сейчс год?)

Незнкомец уже интересовлся состоянием его психического здоровья и теперь, когд ему здли вопрос о годе, нверняк убедится в явном нездоровье пришельц. Но это был единственный вопрос, н который Мишноффу хвтило его немецкого.

Его собеседник пробормотл ккую-то фрзу, подозрительно смхивющую н крепкое немецкое ругтельство, зтем довольно внятно произнес:

— Es ist doch zwei tausend drei hundert vier-und-sechzig, und warum… (Рзумеется, две тысячи трист шестьдесят четвертый год, но почему…)

З этим последовл стремительный поток немецких фрз, из которых Мишнофф не смог понять ни единой. Но ему было достточно и того, что он услышл.

Если он првильно перевел с немецкого, то незнкомец упомянул 2364 год, который остлся в прошлом почти две тысячи лет тому нзд. Кк ткое могло произойти?

— Zwei tausend drei hundert vier-und-sechzig? (Две тысячи трист шестьдесят четвертый?) — глухо переспросил он.

— Ja, ja, (Д, д.) — сркстически ответили ему. — Zwei tausend drei hundert vier-und-sechzig. Der ganze Jahr lang ist es so gewesen. (Две тысячи трист шестьдесят четвертый. И тк было целый год)

Мишнофф пожл плечми. Утверждение, что тк было весь год подряд, вовсе не покзлось ему смешной остротой дже н немецком, уж о переводе и говорить нечего. Он погрузился в рзмышления.

Гермноязычный продолжл говорить, и в его голосе усиливлись иронические нотки:

— Zwei tausend drei humdert vier-und-sechzig nach Hitler. Hilft das Ihnen vielleicht? Nach Hitler (Две тысячи трист шестьдесят четвертый год гитлеровской эры. Быть может, это вм поможет? Гитлеровской эры!)

— Еще кк поможет! — рдостно вскрикнул Мишнофф. — Es hilft! Horen Sie, bitte… (Помогет! Послушйте, пожлуйст…) — Он продолжл говорить н ломном немецком, вкрпляя в него обрывки плнетрного: — Бог рди, um Gottes willen… (Рди бог…)

Если отсчитть 2364 год от Гитлер, все рвно получлся другой год.

Безндежно путясь, он мучительно склдывл немецкие слов, пытясь объясниться.

Нхмурясь, незнкомец здумлся. Он мшинльно поднес к подбородку руку в перчтке, чтобы по привычке поглдить его или сделть похожий жест, но, нткнувшись н прозрчное стекло шлем, зкрыввшее лицо, тк же мшинльно опустил ее.

— Ich heiss George Fallenby (Меня зовут Георг Флленби), — скзл он внезпно.

Имя, кк покзлось Мишноффу, было нглосксонского происхождения — дже несмотря н то что незнкомец своим произношением сильно изменил его, придв ему вид тевтонского имени.

— Guten Tag, (Добрый день.) — неловко поздоровлся Мишнофф. — Ich heiss Alec Mishnoff (Меня зовут Алек Мишнофф). — Только сейчс ему вдруг открылось, что его собственное имя — слвянского происхождения.

— Kommen Sie mit mir, Herr Mishnoff (Пойдемте со мной, господин Мишнофф), — проговорил Флленби.

Вымученно улыбясь, Мишнофф последовл з ним и негромко передл по рдио:

— Все в порядке, Чинг. Все в порядке.

* * *

Вернувшись н собственно Землю, Мишнофф встретился с руководителем бюро отдел, который, можно скзть, буквльно сострился н службе. Кждый его седой волосок ознчл успешно рзрешенную проблему, которя когд-либо встречлсь н его пути; кждый выпвший волосок — предотврщенную дрму. Он был осторожным человеком и никогд не поступл опрометчиво. Его глз были все еще по-юношески ярки, зубы — до сих пор собственные. Звли его Берг.

Он покчл головой:

— Знчит, они рзговривли по-немецки. Но н немецком, который ты изучл, изъяснялись две тысячи лет тому нзд.

— Верно, — соглсился Мишнофф. — Но тому нглийскому, н котором говорил Хемингуэй, тоже две тысячи лет, и тем не менее все могут читть н нем, поскольку плнетрный язык весьм схож с нглийским.

— Хм-м. А кто ткой этот Гитлер?

— В древности он был кем-то вроде вождя племени. Он вверг свое гермнское племя в одну из войн двдцтого столетия — кк рз нездолго до нчл Атомной эры и подлинной истории.

— Ты имеешь в виду — до Опустошения?

— Точно. Потом последовл целя серия войн. Англосксонские стрны одержли победу, и в ней я вижу причину того, почему языком Земли является плнетрный.

— Знчит, если бы выигрл Гитлер со своими гермнцми, то весь мир говорил бы вместо плнетрного н немецком?

— Они и победили н Земле Флленби, сэр, и язык, н котором говорит их мир, — немецкий.

— И время свое они отсчитывют «от Гитлер» вместо A.D.[3]?

— Ну д. А еще, я полгю, существует Земля, где победили слвянские племен и все говорят по-русски.

— Тк или инче, — произнес Берг, — мы, очевидно, должны были предвидеть это, однко никто, нсколько мне известно, об этом дже не подумл. В конце концов, существует бесконечное множество обитемых Земель, и мы не можем быть единственными, кто видит рзрешение проблемы безгрничного рост нселения в освоении вероятностных миров.

— Все верно, — серьезно скзл Мишнофф, — еще мне кжется, что если об этом думете вы, то тем смым знимются и в бесконечном множестве обитемых Земель. Я подозревю, что освоенные нми трист миллирдов Земель уже освоены многокртно. Мы по чистой случйности стли свидетелями одного из тких повторных освоений и то только потому, что те решили нчть стройку меньше чем в миле от дом, который мы уже возвели тм. Тк вот именно это мы и должны проконтролировть.

— Ты нмекешь н то, что нм следует обследовть все нши Земли?

— Именно тк, сэр. Нм придется зселять новые Земли не единолично, но совместно с другими обитемыми Землями. В конце концов, мест хвтит всем, освоение без соглшения чревто рзного род неприятностями и конфликтми.

— Д, — здумчиво произнес Берг. — Я соглсен с тобой.

* * *

Клренс Римбро с подозрением уствился н морщинистое лицо строго Берг, лучившееся всеми оттенкми блгожелтельности.

— Вы теперь точно знете?

— Абсолютно, — подтвердил руководитель Бюро. — Приносим свои извинения з то, что вм пришлось принимть временных постояльцев в течение последних двух недель…

— Больше трех.

-.. трех недель, но вы получите компенсцию.

— Что это был з шум?

— Чисто геологического происхождения, сэр. Один из кмней слегк рскчивлся и, когд дул ветер, иногд кслся других кмней н склоне горы. Мы убрли его и тщтельно осмотрели местность, чтобы удостовериться, что впредь ничего подобного не произойдет.

Римбро взялся з шляпу.

— Ну что ж, спсибо з вши зботы.

— Не стоит блгодрности, уверяю вс, мистер Римбро. Это нш рбот.

Клренс Римбро проводили до выход, и Берг повернулся к Мишноффу, который молч нблюдл з звершением дел Римбро.

— Во всяком случе, — произнес Берг, — немцы проявили большой ткт в этом деле. Они признли нш приоритет и отбыли к себе. Мест предостточно — были их слов. Еще бы! Кк выяснилось, в любом из неосвоенных миров они возводят не одно жилье, столько, сколько пондобится… Вот плн обследовния остльных нших миров и зключения соглшения с теми, кого мы тм обнружим. Все это, конечно, тоже строго конфиденцильно. Совершенно недопустимо, чтобы широкие мссы нселения узнли об этом, не будучи кк следует подготовленными… Однко я бы хотел поговорить с тобой не н эту тему.

— Вот кк? — произнес Мишнофф.

Смен темы рзговор, похоже, не доствил ему особого удовольствия. Ему все еще не двл покоя одн мысль, ворочвшяся в мозгу тяжелым комком нехорошего предчувствия.

Берг улыбнулся молодому человеку:

— Понимешь, Мишнофф, мы в Бюро — кк, впрочем, и в Плнетрном првительстве — по достоинству оценили быстроту твоего мышления и понимние ситуции. Если бы не ты, все могло окончиться очень тргично. Нш признтельность вскоре обретет и вполне мтерильную форму.

— Блгодрю вс, сэр.

— Но, кк я уже скзл, об этом следовло бы здумться в первую очередь многим из нс. Кк получилось, что именно тебе пришли в голову ткие мысли?.. Двй немного вернемся к истории событий. Твой коллег Чинг рсскзл нм, что ты ему еще рньше нмекл н некую серьезную опсность, связнную с ншей системой вероятностных моделей, и что ты нстивл н том, чтобы смому выйти нружу нвстречу немцм, хотя и был явно нпугн. Ты ведь ожидл увидеть тм то, что действительно увидел, не тк ли? Но почему?

— Нет, нет, — смутился Мишнофф. — Мне и в голову не приходило. Все случилось тк внезпно. Я…

Неожиднно он исполнился решимости. Почему бы не сейчс? Они ведь вырзили ему свою блгодрность. Он докзл, что зслуживет их внимния. Одно из непредвиденных событий уже произошло.

— Есть еще нечто, — решительно произнес он.

— Д?

(С чего же все нчлось?)

— Во всей Солнечной системе жизнь существует только н Земле.

— Все верно, — блгосклонно зметил Берг.

— Рсчеты покзывют, что вероятность рзвития любых форм межзвездных перелетов нстолько мл, что ее можно прирвнять к нулю.

— К чему ты клонишь?

— Все скзнное относится лишь к этой вероятности! Но должны же быть и другие вероятностные модели, где в Солнечной системе все же существуют иные формы жизни — тк же, впрочем, кк и в других звездных системх, обиттели которых пролгют все новые и новые мршруты между звездми.

Берг нхмурился:

— Теоретически.

— В одной из этих вероятностей их рзведчики могут посетить Землю. Если они попдут в ту вероятностную модель, где Земля обитем, то нс это не зтронет и собственно Земля окжется вне сферы их зрения. Но если они попдут в ту вероятностную модель, где Земля необитем, и рзвернут н ней свою бзу или что-то вроде этого, то они могут случйно обнружить одно из нших поселений.

— Почему нших? — сухо спросил Берг. — Почему не поселение немцев, к примеру?

— Потому что н один мир у нс приходится по одному поселению. А вот немцы тк не поступют — их Земля иня. Возможно, очень немногие делют тк, кк мы. Тк что можно ствить миллирды против одного, что иноплнетяне первыми обнружт именно нс. И если это все же произойдет, они тк или инче нйдут дорогу, по которой можно попсть н собственно Землю — в высокорзвитый богтый мир.

— Не попдут, если мы отключим преобрзовтель, — зметил Берг.

— Стоит им узнть о существовнии преобрзовтелей, и они пострются сконструировть свои собственные, — скзл Мишнофф. — Цивилизция, которя нстолько рзумн, что способн совершть перелеты в космосе, сумеет сделть это, ппртур в зхвченном ими доме поможет им легко выйти н ншу собственную вероятность… И кк нм потом договривться с иноплнетянми? Они — не немцы и не обиттели других Земель. У них, очевидно, совсем иные, чужие психология и мотивция поступков. А мы дже не принимем никких мер предосторожности. Мы спокойно продолжем включть в свою систему все новые и новые миры, с кждым днем увеличивя шнсы н…

От волнения его голос сорвлся н крик, и Берг тоже зкричл, обрщясь к нему:

— Чепух! Это же просто смехотворно…

Рздлся сигнл зуммер. Н зсветившемся экрне передтчик появилось лицо Чинг.

— Извините, что прерывю вс, но… — послышлся его голос.

— В чем дело? — вне себя рявкнул Берг.

— Здесь ккой-то человек, и я не зню, что с ним делть. Он пьян или сумсшедший. Он жлуется, что его дом окружен и ккие-то существ зглядывют через стеклянную крышу его сд.

— Существ? — вскричл Мишнофф.

— Фиолетовые существ с большими крсными венми, тремя глзми, вместо волос у них что-то вроде щуплец. А еще у них есть…

Но Мишнофф и Берг уже не слышли остльного. Они смотрели друг н друг, объятые смертельным ужсом.

---

Isaac Asimov. "Living Space" (1956)

Сб. Айзек Азимов. "Приход ночи" (2007)

Перевод: И.Зивьев