/ Language: Русский / Genre:sf_fantasy, / Series: Путь Бога

Прирожденные Разведчики

Антон Белозеров


Антон Белозеров

Прирожденные разведчики

Глава 1. Несколько совершенно случайных встреч.

Поверхность Земли в начале Космической эры претерпела значительные изменения. Землетрясения и перемещения земной коры конца сороковых — начала шестидесятых годов затопили одни участки суши и подняли другие. Но к двести тридцать восьмом году все это уже стало далекой и почти забытой историей. Человечество процветало. Звездолеты, оснащенные межпространственными двигателями — «мерцалками» — за несколько часов достигали ближайших звезд, а за несколько недель долетали до соседнего рукава галактики. Были обнаружены и освоены десятки терраподобных пла— нет с пригодными для жизни людей условиями, а количество небольших по— селений на диких планетах, на астероидах и на орбитальных станциях во— обще не поддавалось учету, так как возрастало ежемесячно.

Огромное количество информации, нужных для жизни знаний и умений изменили саму психологию людей Эры Водолея. Они жили своими ежедневны— ми проблемами и заботами, почти ничего не помня не только о Докосми— ческой эпохе, но даже и о событиях пятидесяти-столетней давности. Вер— нее, так жила большая часть людей. Ведь существовали еще и те, чьей работой было управление народными массами.

Один из этих последних, губернатор звездной системы Сабирова граж— данин Кристиан Хабирдоев прибыл на Землю для встречи с Президентом Очеловеченной Федерации гражданином Александром Кузнецовским. Личный лайнер губернатора остался на орбите, а посадочный катер приземлился в столичном космопорте. Оттуда Кристиан Хабирдоев со своей свитой и ох— раной проследовал в отель «Алая лилия», где и занял двухэтажный трид— цатикомнатный номер.

Столица практически не пострадала в сороковых роковых годах, так как находилась на толстой материковой плите. Поэтому центральные квар— талы оставались такими же, какими были построены более четырехсот лет назад. На одном из тихих тенистых бульваров на скамейке сидел человек, бросал голубям кусочки хлеба и по наручному инфо-экрану следил за все— ми последними новостями, особенно за репортажами о прибытии губернато— ра Хабирдоева. Через некоторое время человек встал, пригладил коротко постриженные седые волосы, стряхнул со своего черного костюма крошки и поправил ярко-малиновый галстук. Он нажал кнопку на пульте дистанцион— ного управления, и с ближайшей парковки подъехал его электромобиль. Человек задал маршрут: отель «Алая лилия».

Возле отеля человек сам поставил электромобиль на стоянку и пешком приблизился к главному входу. Служба безопасности «Алой лилии» повери— ла биосканерам, металлодетекторам и химическим анализаторам, поэтому не стала слишком придирчиво досматривать вошедшего. Кроме того, он предъявил им гостевую карточку, которая свидетельствовала о том, что его пригласил лично губернатор Хабирдоев. Сверившись со списком приг— лашенных, сравнив отпечатки пальцев и радужную оболочку глаз, компь— ютер охраны выдал разрешение на вход седому человеку в черном костюме.

Поднявшись на скоростном лифте на девятый этаж, человек вновь встретился со службой безопасности. На этот раз это были телохранители самого губернатора.

— Вы Владий Дионисов? — спросил начальник охраны, перебегая глаза— ми с лица седого человека на его голографическую фотографию.

— Да, — кивнул головой тот.

— Губернатор распорядился оставить вас наедине. Поэтому, не обес— судьте, проверка будет особенно тщательной.

Владий слегка улыбнулся:

— Это ваша работа.

— У Вас нет при себе оружия, отравляющих или взрывчатых веществ, электронных приборов? Если есть, сообщите заранее.

— Нет. Меня заранее предупредили, чтобы я на эту встречу не брал даже пульт управления электромобилем. Я оставил все внизу, в камере хранения отеля.

— Очень хорошо. Но тем не менее мы должны сами убедиться.

Повинуясь кивку своего начальника, двое телохранителей приступили к личному досмотру. Некоторые процедуры могли бы показаться довольно унизительными, но Владий не проявил ни тени недовольства.

Наконец, телохранитель доложил:

— Все чисто.

— Всегда бы так, — мечтательно вздохнул начальник. — Еще раз при— ношу извинения, гражданин Владий Дионисов. Кстати, у Вас замечательный галстук. Дорогой, наверное?

— Прикольный, — растянул губы в улыбке седоволосый. Это старомод— ное слово никак не соответствовало его стильному и современному обли— ку.

Начальник охраны показал на дверь:

— Гражданин губернатор примет Вас в звукоизолированном кабинете. Мой помощник Вас проводит.

Один из телохранителей, высокий и плечистый детина, провел Владия по роскошным комнатам номера и пропустил его в небольшой аскетически оформленный кабинет. Глухие стены без окон покрывал толстый слой по— ристого пластика. Из мебели здесь присутствовали только круглый стол и шесть стульев. Тут даже не было компьютера или инфо-экрана.

— Присаживайтесь, — предложил телохранитель. — Губернатор скоро закончит неотложные дела и придет сюда.

Дионисов пододвинул стул к толу и сел, положив руки перед собой. Телохранитель встал за его спиной. Прошло минут пятнадцать, но Владий ничем не выказал нетерпения или волнения. Его спина оставалась прямой и неподвижной. Казалось, что он с интересом рассматривает узор на сте— не.

Наконец, в ухе телохранителя заработало переговорное устройство. Прослушав сообщение, охранник объявил:

— Губернатор сейчас войдет.

Дионисов встал, чтобы приветствовать высокопоставленного чиновни— ка. Дверь распахнулась, и в кабинете появился сам Кристиан Хабирдоев. Это был невысокий плотный человек с лысеющей головой. На вид губерна— тору можно было дать не более пятидесяти лет, хотя на самом деле ему давно уже перевалило за шестьдесят.

— Вы свободны! — бросил Хабирдоев телохранителю и с ног до головы внимательно осмотрел Дионисова. — Странно. На фотографиях Вы казались выше и… внушительнее.

Когда телохранитель закрыл за собой дверь, губернатор сделал приг— лашающий жест, указывая на стол:

— Садитесь. Я все утро провел на ногах, только сейчас могу отдох— нуть. Хотя, по-правде сказать, Ваш визит едва ли доставит мне удоволь— ствие.

Они сели друг напротив друга. Губернатор пытался заглянуть в глаза Дионисову, но тот не отрывал взгляда от поверхности стола.

Хабирдоев нетерпеливо произнес:

— Странно. Вы так долго добивались этой встречи, а теперь молчите. Извините, но мой день расписан по минутам. Я не могу напрасно тратить свое время. Итак, что же вас ко мне привело?

Владий тихо сказал:

— Зачем вы об этом спрашиваете? Ведь вы же получили мое сообщение. Если бы вы его не прочитали, то этой встречи не состоялось бы.

— Ваше письмо — полная чушь! — резко воскликнул губернатор. — А приложенные к нему инфо-записи — фальшивка. Вы ничего не сможете дока— зать.

— Но ведь вы меня приняли? — настойчиво повторил Владий и сделал жест, прося Хабирдоева не перебивать. — Я хочу кратко изложить ситуа— цию. Я на самом деле располагаю достоверными сведениями об убийстве профессора Фираза Чербаджийского. Те инфо-записи, что я Вам отправил, действительно, поддельные. Настоящих улик нет, и Вы это хорошо знаете. Но есть один живой свидетель убийства. Он разослал свои показания на сотню серверов инфо-сети. Если сегодня до полуночи он не введет соот— ветствующие пароли, завтра на всех инфо-каналах появятся сведения о том, кто на самом деле убил профессора.

Глаза губернатора забегали:

— Вы говорите это таким тоном, словно угрожаете мне.

— Я не угрожаю. Я констатирую факт. Ведь свидетель — я, а убийца — вы.

— Да как ты смеешь!… — задохнулся от гнева Хабирдоев.

Он ногой нажал на скрытую в полу кнопку, и в то же мгновение в ка— бинет ворвались два телохранителя и наставили пистолеты на Дионисова.

Тот даже не обернулся, а также спокойно произнес:

— Прикажите им застрелить меня, и завтра же на Вас ляжет обвинение в двойном убийстве.

— Спокойно, ребята, — сказал губернатор телохранителям. — Эту проблему я смогу решить сам.

Он обратился к Дионисову:

— Так вы, оказывается, обыкновенный шантажист? Почему же вы так долго молчали? Со дня смерти профессора прошло целых пятнадцать лет. Может, ждали, когда я стану губернатором, чтобы повысить ставку?

— Дважды нет, — покачал головой Владий. — Нет, я не шантажист. И нет, я не ждал, когда вы станете губернатором. Просто последние десять лет вы отсутствовали на Земле, а я хотел встретиться с вами лично.

— Так в чем проблема? До системы Сабирова всего неделя полета.

— Дело в том, что я не могу покидать Землю. Но речь не обо мне. Я вижу, вы не скрываете ничего от своих телохранителей. Не боитесь, что наш разговор выйдет за пределы этого кабинета?

— Они мне абсолютно верны. И не так глупы, чтобы попытаться меня предать. Они знают, что их ждет в этом случае. Их подбирал и готовил лично Гхун-Гибосян — начальник моей службы безопасности.

Дионисов улыбнулся одними кончиками губ:

— Да, я его узнал, хотя до сегодняшнего дня не знал по имени. Ведь он тоже участвовал в убийстве профессора Чербаджийского.

— А вы неплохо осведомлены, — прищурился губернатор. — Охрана, вы— зовите ко мне Гхун-Гибосяна.

— Я же сказал, что являюсь настоящим свидетелем, — напомнил Диони— сов.

— И, надеюсь, единственным, — многозначительно добавил Хабирдоев.

Быстрым шагом в кабинет вошел начальник охраны, мгновенно оценил обстановку и вытащил из кармана электрошоковый разрядник.

— И вы не хотите спросить, как я оказался свидетелем и почему мол— чал все эти пятнадцать лет? — с некоторым удивлением спросил Владий.

— У нас мало времени, — обратился губернатор к Гхун-Гибосяну, про— игнорировав вопрос Дионисова. — Этот гад разослал в инфо-сеть показа— ния против меня и тебя. Он утверждает, что видел, как мы убили Фираза Чербаджийского. Сегодня до полуночи надо ликвидировать эту проблему.

— Раз надо, значит ликвидируем, — усмехнулся начальник охраны. — Этот шантажист через час сам сотрет все свои показания.

— Я не шантажист, — покачал головой седой человек. — Я даже не Владий Дионисов. Я — сам Фираз Чербаджийский.

Хабирдоев и Гхун-Гибосян быстро переглянулись. В их глазах отрази— лись понимание и ужас. Остальные двое телохранителей, совершенно не разбираясь в сути разговора, на всякий случай сняли оружие с предохра— нителей.

А седой человек в черном костюме быстро произнес:

— Я видел, как вы двое убили профессора в его лаборатории. Я сидел в пробирке. Мне было всего два месяца, но я все помню. Ведь я — дель— та-клон профессора.

Воспользовавшись секундным замешательством людей, Владий вытянул из своего галстука пластиковую вставку-прокладку. При досмотре на нее не обратили внимания — ведь на ощупь она была гибкой и выглядела, как неотъемлемая часть одежды, помогающая галстуку оставаться ровным и гладким. Но Дионисов одним быстрым движение протянул вставку между пальцами, сжимая ее вдоль всей длины. Благодаря образовавшемуся ребру жесткости гибкий пластик превратился в остро отточенный клинок.

Одним взмахом дельта-клон перерезал шеи двоим телохранителям, сто— ящим позади. Вторым ударом он по локоть отрубил руку Гхун-Гибосяна с зажатым электрошоком. Затем вонзил клинок в грудь начальника охраны и спросил, с удовлетворением глядя на хлынувшую у него изо рта кровь:

— У меня прикольный галстук, правда?

Позеленевший губернатор пискнул, как придавленная крыса, и попы— тался выскочить в дверь. Но Дионисов левой рукой поймал его за ворот— ник и с неожиданной силой швырнул в стену. Только толстый слой мягкого пластика уберег Хабирдоева от мгновенной смерти.

Оставив клинок в теле Гхун-Гибосяна, дельта-клон правой рукой сжал горло губернатора и посмотрел ему прямо в глаза:

— Узнаешь ли ты меня?

— Да, — просипел задыхающийся Хабирдоев. — Фираз, прости меня. Возьми все, что у меня есть, только не убивай.

— Мне ничего не надо, — холодно улыбнулся Дионисов. — Благодаря тебе, у меня и так есть все, что мне нужно. После смерти профессора меня вырастило государство. Я работаю на Внутреннюю Чистку Кадров.

Губернатор побелел. ВЧК — незримый карающий кинжал Очеловеченной Федерации, направленный против погрязших в воровстве чиновников, мя— тежных генералов, наркобаронов, опаснейших террористов и всех тех, кто угрожал безопасности государства.

— Но сегодня я работаю на себя, — продолжил дельта-клон. — Случай— но узнав из инфо-новостей, что ты наконец-то прибываешь на Землю, я решил сам свершить правосудие. Мое начальство об этом не знает. Воз— можно, меня ликвидируют уже сегодня вечером. Но это не важно. Я отомс— тил своему убийце.

Дионисов свел вместе большой и указательный пальцы правой руки. В горле губернатора захрустели сплющивающиеся и крошащиеся позвонки.

После этого Владий сверился со своим внутренним счетчиком времени и удовлетворенно кивнул головой. Именно в этот момент его компьютер, оставленный в камере хранения, начал через каналы инфо-сети закачивать в базу данных отеля вирус, уничтожающий все записи о его посещении.

Но и самому дельта-клону еще предстояло покинуть «Алую лилию», пройдя через несколько охранных постов. Скривив губы в многообещающей улыбке, он уперся лакированным ботинком в грудь Гхун-Гибосяна и выдер— нул из его тела свой клинок…

* * *

Царь Гонгавии Моргобанга Сластолюбивый возвращался в свой дворец после охоты на львов. Далеко оторвавшись от огромного и неторопливого каравана, он вместе с сотней лучших воинов и охотников промчался по жарким пыльным улицам своей столицы, свернул на широкие тенистые аллеи дворцового парка и остановил белоснежного скакуна возле золотых Царс— ких ворот. Легко спрыгнув на молниеносно расстеленные рабами ковры, он взбежал по ступеням, легким кивком и взмахом кисти правой руки попри— ветствовав коленопреклоненных советников, министров и царедворцев.

Следом за ним, сгибаясь под тяжелыми связками львиных шкур, рысцой следовали охотники. Охота была удачной. Царь светился от радости. По рядам придворных пробежал едва слышный шепот: «Его величество Морго— банга Сластолюбивый вернулся в хорошем расположении духа. Значит, каз— ней сегодня не будет, и благодатным дождем прольются награды и милос— ти.»

Царь совершил омовение в бассейне, чтобы смыть с себя пот и дорож— ную пыль. Обнаженные рабыни умастили его мускулистое тело драгоценными маслами и благовониями, так что черная кожа стала нежной и мягкой, как у младенца. Но под ней не было ни грамма жира — лишь бугрились сталь— ные мышцы, вызывая льстивые восхваления придворных.

Слуги облачили Моргобангу в парадные одежды: набедренную повязку из алого шелка, плащ из шкуры леопарда, отороченный по краю золотой тесьмой и перьями райских птиц, сандалии из кожи крокодила с золотыми застежками. На голову ему возложили легкую корону, естественно, тоже золотую, украшенную рубинами и бриллиантами, так что каждый поворот царской головы разбрасывал вокруг искры отраженного драгоценными кам— нями света.

После этого Моргобанга прошествовал в тронный зал и возлег на ши— рокий трон-ложе, изготовленный из черного дерева, слоновой кости и зо— лота. Сверху трон покрывал толстый слой длинноворсовых ковров и при— чудливо изукрашенных шелковых подушек, так что царское тело как будто опустилось на мягчайшее облако.

И только после всех этих церемоний, занявших на менее двух часов, Его Величество Моргобанга Сластолюбивый соизволил открыть рот, чтобы обратиться к своим придворным, которые с раболепными поклонами и заис— кивающими улыбками стояли на коленях вокруг трона:

— Охота прошла прекрасно. Я доволен. Внесите мою добычу!

Его приказ был незамедлительно исполнен. Резные створки дверей тронного зала распахнулись, и слуги внесли ворох львиных шкур, приня— тый из рук охотников.

Моргобанга ткнул указательным пальцем вниз, и шкуры расстелили пе— ред подножием трона, так что со стороны могло показаться, будто царь возлежит на бархатистом бежево-коричневом холме.

Придворные поэты, славословы и прихлебатели начали наперебой вос— торгаться силой, красотой и мужеством величайшего из царей. Моргобанга милостиво внимал их хвалебным речам, а сам в это время нетерпеливо посматривал в тот угол зала, где настраивали свои инструменты музыкан— ты.

И вот наконец заиграла музыка, и в центр зала выбежали две дюжины юных полуобнаженных танцовщиц. Они начали исполнять сложный, игривый, возбуждающе-манящий танец. И пожилые советники, и молодые воины из свиты царя не могли оторвать глаз от упругих девичьих тел.

Моргобанга ощутил, что в нем зарождается желание. Он шарил глазами по полупрозрачным одеяниям девушек, намереваясь выбрать ту, которая первой сегодня взойдет на его ложе. Первой, но далеко не последней. Ведь царя не зря прозывали Сластолюбивым.

Словно повинуясь его невысказанному приказу, одна из танцовщиц подбежала прямо к подножию трона и стала призывно извиваться под звуки чарующей мелодии. От порывистых движений ее легкая накидка слетела прочь, и девушка осталась лишь в алых шелковых шортах и в живописно обвязанной вокруг груди полоске ткани, которая не столько скрывала, сколько подчеркивала ее размер и форму.

Вскоре следом за накидкой под ноги танцовщицы упала и ткань, так что в такт движениям танца запрыгали упругие молодые груди с набухшими вишенками сосков. Девушка закатила глаза и издала протяжный стон. Та— нец возбуждал ее не меньше, чем зрителей.

После этого явного призыва царь не мог усидеть на месте. Он сбежал с трона по шкурам, подхватил девушку на руки и уложил на трон. Морго— банга желал обладать этим телом прямо тут, на глазах всех своих прид— ворных. Он уже делал так много раз.

Даже лежа, танцовщица продолжала извиваться в такт музыке и протя— гивала руки к царю, словно умоляя его не медлить. Моргобанга стащил с танцовщицы шорты. Под ними больше ничего не было. Царь в долгом поце— луе приник к тем девичьим губам, которыми не произносят слова, а отво— ряют врата в сад величайших наслаждений. На своем языке он почувство— вал вкус юного тела, трепещущего от предвкушения и источающего пьяня— щий сок любви. Моргобанга достиг пика своей страсти. Он развел ноги девушки и приготовился пронзить ее своим мощным властным скипетром…

И в этот самый момент прямо перед его глазами возникла ярко-крас— ная пульсирующая надпись: «Опасность! Компьютер не находит решения. Срочно требуется вмешательство пилота.»

С воплем проклятья Моргобанга выпустил девушку. Мир вокруг него завертелся. Роскошный дворец превратился в тесную кабину космического корабля, придворные — в разноцветные датчики. А сам он стал Морганом Фристайлером — единственным пилотом рейсового грузового корабля. Прог— рамма виртуальной реальности «Владыка мира» закончила свою работу. Ре— альный мир требовал от пилота принятия реальных решений.

— Весь финал обломал, с-с-скотина, — недовольно процедил Морган, обращаясь к бортовому компьютеру. — В следующий раз вместо роли Царя Сластолюбивого выберу себе роль Тирана Похотливого. Там не надо ника— ких дурацких ритуалов. Едешь по улице, показываешь слугам пальцем на любую девушку, раз — и она твоя.

Компьютер не обратил внимания на оскорбление. Бездушный аппарат хладнокровно вывел на монитор ту информацию, которая и послужила пово— дом для обращения к человеку.

— Ну, что там? — Морган прищурился, разглядывая изображение и по— ясняющий текст. — Что?!!!

Корабль Моргана Фристайлера под названием «Кузнец своего счастья» перевозил грузы между Локрой — терраподобной планетой, принадлежащей Североафриканской Республике, и девятью ее колониями-сателлитами на диких планетах. Сейчас он как раз вышел из межпространства возле одной из них. Наведение «мерцалки» было недостаточно точным, поэтому остав— шуюся часть пути приходилось преодолевать в обычном космосе. И вот на этом промежутке видеотелескоп обнаружил звездолет. Космический корабль находился на орбите планеты Локра-5. Компьютер рассчитал его параметры и вывел на экран.

— Что за ерунда?! — Не поверил своим глазам Морган. — Этого не мо— жет быть!

Длина обнаруженного корабля составляла одиннадцать километров, ши— рина — восемь. Его форма не соответствовала ничему, что когда-либо бы— ло построено землянами. Словно издеваясь над человеком, компьютер из всей заложенной в него базы данных выбрал корабль, наиболее приближаю— щийся по размерам к неопознанному. Им оказался грузо-пассажирский лай— нер класса «Громовержец». Но он по своим параметрам был меньше чужака почти в двадцать раз. А ведь первые три корабля этого класса : «Зевс», «Перун» и «Шива» считались самыми современными и самыми крупными кос— мическими кораблями Земли.

— Это же пришельцы, — сообразил Морган. — Я первый из всех людей, кто встретил пришельцев!

Восторг в его душе смешался со страхом. Фристайлер не знал, что ему делать. На Локре-5 жили шестьдесят восемь шахтеров — операторов горнопроходческих комплексов. Они нуждались в пище, воде и воздухе, которые находились на его корабле. Но теперь Морган не был уверен, что так уж хочет получить оплату за вовремя доставленный груз. Огромный звездолет пришельцев внушал уважение и ужас. Приближаться к нему у Фристайлера не было ни малейшего желания.

Пока пилот колебался, компьютер сообщил, что от неопознанного ги— гантского звездолета отделились пять маленьких кораблей и направились к Моргану. Это разом решило все сомнения.

Фристайлер скомандовал компьютеру:

— Назад на Локру-главную. Срочный уход в межпространство.

Компьютер в ответ выдал расчетные параметры выхода на заданный курс. Получалось, что корабли пришельцев возьмут их в клещи раньше, чем «Кузнец своего счастья» развернется в нужном направлении. Намере— ния чужаков были неизвестны. Но на всякий случай Фристайлер предполо— жил самый пессимистичный вариант. И этот вариант его не устраивал.

— Вот ведь гадство! — воскликнул Морган. — Вход в межпространство через три секунды.

«Не успею навести корабль на Локру,» — ответил компьютер.

— К черту Локру! Смываемся хоть куда-нибудь. Сориентируемся позже.

Не дожидаясь, когда компьютер выдаст запрос на подтверждение ко— манды, Фристайлер забарабанил пальцем по клавише ввода.

Через считанные секунды на экранах разлилась спасительная серая пелена межпространства, скрывшая приближающиеся корабли пришельцев.

* * *

На самом краю заселенной землянами галактики находилась планета под названием Трансцендентальный Экзистенциализм. Ее открыл, дал имя и оформил в личную собственность полубезумный философ-космонавт, который утверждал, что это словосочетание является квинтэссенцией заблуждений человеческой цивилизации. Впрочем, говорил он много, бессвязно и непо— нятно, потому-то и летал на своем корабле в гордом и бессмысленном одиночестве.

Планета оказалась практически непригодна к жизни и бедна природны— ми ресурсами, поэтому других претендентов на нее не нашлось. И когда первооткрыватель умер, Трансцендентальный Экзистенциализм отошел тому государству, которое владело этим космическим сектором — Очеловеченной Федерации.

Прошло около пятидесяти лет, прежде чем выяснилось, что абсолютно бесполезная сама по себе планета оказалась расположена в чрезвычайно выгодном месте — на пересечении торговых путей, идущих из Внутренних Областей в Дальний Космос. Поэтому на ее орбите вскоре была построена перевалочная база для космических кораблей: ремонтные станции, отель, ресторан, магазин.

Но правительство ОФ решило усилить свое влияние в этом регионе, поэтому еще через двадцать лет к орбитальной базе пристроили дополни— тельные причалы для рейсовых грузовых и пассажирских звездолетов, мас— терские, склады и жилые отсеки. Затем к ним добавились офисные модули транспортных и торговых компаний, представительства государственных служб: налоговой, милицейской, таможенной. Так что еще через несколько лет на орбите вырос целый город.

Он носил то же имя, что и планета — Трансцендентальный Экзистенци— ализм, но даже в официальных документах его все чаще и чаще сокращали до аббревиатуры Тр-Эк, а в просторечии называли просто Трэком.

Главной достопримечательностью Трэка считался ресторан «Звездное небо» — вынесенный на длинной стреле в сторону от орбитального города огромный цилиндр из прозрачного бронестекла. Цилиндр вращался, так что посетители ресторана могли вкушать пищу в условиях почти земной грави— тации. Правда, при этом под ногами у них проносились звезды, так что, по-правде говоря, это заведение следовало бы назвать «Звездным полом».

Страдающим агорафобией (боязнью открытого пространства) или нару— шениями вестибулярного аппарата вход сюда был заказан. Впрочем, среди обитателей Трэка таких не было и быть не могло. В ресторане обычно со— бирались пилоты вставших на ремонт грузовых и пассажирских кораблей. Чиновники приводили сюда сослуживцев, чтобы отпраздновать какое-нибудь событие. И, конечно, любой случайно оказавшийся на Трэке путешествен— ник первым делом спешил заказать столик в «Звездном небе», чтобы потом похвалиться перед друзьями красочной голографической открыткой-видео— роликом.

Новый посетитель ресторана был похож на заезжего правительственно— го чиновника невысокого ранга. Такие люди часто посещают орбитальные города по делам службы, проверяя и перепроверяя никому не нужные бю— рократические отчеты. Поэтому немногочисленные завсегдатаи «Звездного неба» встретили одинокого посетителя мимолетными равнодушными взгляда— ми и тут же забыли о его существовании. Их занимало гораздо более ин— тересное зрелище — только что рейсовый корабль привез инфо-записи с очередной летней олимпиады, которая проходила сейчас в Новом Нижнем Новгороде на Моей Ненаглядной (на звездных картах Эры Водолея можно было встретить еще более причудливые имена).

Для удобства посетителей администрация «Звездного неба» установила в каждой секции ресторана большие голографические экраны, на которые выводились инфо-записи различных видов спортивных состязаний. Так что люди имели возможность не только выбирать интересующий их вид спорта, но и сообща болеть за любимую команду, обсуждать достоинства и недос— татки спортсменов.

Неприметный чиновник не присоединился ни к одной из оживленных групп болельщиков, а занял столик в той части ресторана, где трансли— ровались записи единоборств. В данный момент на экране два чернокожих атлета изящно боксировали, буквально порхая по рингу (сила тяжести на Моей Ненаглядной составляла всего три четверти от земной).

Чиновник приложил к краю стола свою идентификационную карту. На центральный компьютер поступила информация о нем самом и о его креди— тоспособности. Данные абсолютно точно соответствовали внешнему виду: гражданин Очеловеченной Федерации Нико-Лай Сергеев, тридцать шесть лет. Сотрудник министерства по налогам и сборам. Прибыл в орбитальный город для освидетельствования и ввода в эксплуатацию новых складских модулей, предназначенных для импорта товаров из соседнего сектора Все— ленной, принадлежащего Новым Объединенным Штатам и Планетам Америки.

Тотчас рядом возник равнодушно-вежливый официант с меню в руках:

— Чего изволите, уважаемый гражданин?

Нико-Лай (пока будем называть его этим именем) постучал пальцем по своему наручному компьютеру:

— Тут у вас сказано, что есть новые записи по кэн-дзюцу. Не могли бы вы вывести их для меня на большой экран?

— Будет сделано, — ответил официант, бросив вокруг короткий взгляд и убедившись, что в этом секторе кроме нового посетителя нет больше ни одного человека, и его заказ никому не помешает. — Что будете кушать?

Рассеянно полистав меню, Сергеев выбрал не самые дешевые, но и не самые дорогие блюда. Они были общеизвестны, вкусны и питательны. В об— щем, именно на них и должен был остановить свой выбор часто бывающий в командировках чиновник. Чуть более внимательно изучив винную карту, человек заказал классическое сухое вино с марсианских виноградников. Тоже ничего экстраординарного.

Пробежав пальцами по наручной персоналке и отметив в меню выбор клиента, официант удалился. Через несколько секунд на большом экране появилось изображение спортивного зала, где одетые в традиционные дос— пехи спортсмены готовились начать поединки за звание олимпийского чем— пиона по кэн-дзюцу. Нико-Лай откинулся на спинку стула и скрестил руки на груди. В ожидании заказа он рассчитывал провести несколько приятных минут.

Однако его одиночество вскоре было нарушено. В этом же секторе ресторана появилась новая пара посетителей — юноша и девушка. На вид им было не более двадцати пяти лет, однако держались они уверенно и свободно, словно каждый день заходили пообедать в «Звездное небо».

Но по всему было видно, что молодые люди здесь впервые. Внешне равнодушный Сергеев окинул вошедших внимательным взглядом. Он заметил, что несколько болельщиков восторженно смотрят вслед девушке и тихо об— мениваются не вполне приличными оценками со своими товарищами.

Действительно, такие красавицы вдали от центральных областей встречались не часто. Да и одежда девушки не соответствовала тому практичному и функциональному стилю, что предпочитали представительни— цы прекрасного пола на осваиваемых планетах и в орбитальных городах. А в условиях невесомости подобное одеяние выглядело просто вызывающим.

Юноша также выделялся на фоне других людей своей серой одеждой свободного покроя. Она не следовала ни одному из направлений современ— ной моды, и в тоже время была явно дорогая и идеально подогнанная к фигуре.

«Богатые детишки богатых родителей, — предположил Нико-Лай, — пу— тешествуют по Вселенной от нечего делать. Впрочем, возможно, это их свадебное путешествие… Весьма экстравагантное, надо признать.»

Однако вскоре он изменил свое мнение. Молодые люди не выглядели и не вели себя как молодожены или любовники. Скорее, они приходились друг другу родственниками.

«Едва ли можно считать их просто друзьями, — продолжал размышлять Нико-Лай, — я бы никогда не смог находиться возле такой потрясающе красивой девушки и ни разу не попытаться затащить ее в постель.»

Эти мысли отвлекли его от просмотра соревнований по кэн-дзюцу, но Сергеев об этом ничуть не жалел. В конце концов, запись можно прокру— тить еще раз, а насладиться созерцанием совершенной женской красоты придется, возможно, не скоро.

Тем временем юноша и девушка шли вдоль секторов, выбирая спортив— ные соревнования по вкусу. Не сговариваясь, они остановились рядом с Сергеевым.

— Это бой на палках? — спросила девушка у своего спутника.

— Нет, на мечах. Просто палки их заменяют. Иначе спортсмены изру— бят друг друга на кусочки и умрут.

— Умрут? — с удивлением переспросила девушка и тут же звонко расс— меялась. — Какая же я забывчивая! Это же люди! Конечно, они берегут свою жизнь.

— Но это не мешает им достигать вершин мастерства в боевых искусс— твах. Хочешь, посмотрим эти соревнования?

— Хочу, — просто ответила девушка и, не дожидаясь помощи кавалера, сама села за соседний с чиновником столик.

Юноша вопросительно посмотрел на Сергеева:

— Вы не возражаете?

Нико-Лай сделал неопределенный жест, который мог означать что угодно, но только не решительный протест, поэтому юноша присоединился к своей спутнице.

— Соревнования только начались, — сказал юноша девушке и обернулся к Сергееву. — Вы не будете возражать, если мы начнем запись с начала?

Тот отрицательно покачал головой. И в ту же секунду на экране вновь появилась заставка, предваряющая репортаж с олимпиады.

Вновь появился уже знакомый Сергееву официант и протянул юноше и девушке меню:

— Добро пожаловать в наш ресторан «Звездное небо», дорогие гражда— не! Вы не ошиблись, остановив свой выбор на нашем знаменитом заведе— нии. Самая лучшая кухня в этом секторе Галактики, самый большой выбор блюд, деликатесы с Земли, с Венеры…

Официант продолжал говорить без остановки, пожирая глазами палец юноши, которым тот водил по пунктам меню. На этот раз его лицо не зас— тыло в холодно-доброжелательной улыбке, как при разговоре с Сергеевым, а просто светилось от избытка предупредительности.

Нико-Лай внутренне усмехнулся: «У юнцов, точно, денег куры не клю— ют. Интересно, как бы отнесся ко мне этот подхалим-официант, покажи я ему свое настоящее удостоверение? Встал бы на колени и облобызал мои ноги?»

— Как забавно! — девушка не столько изучала меню, сколько разгля— дывала его оформление. — Давно я не видела напечатанных на бумаге слов… Впрочем, людей-официантов я тоже давно не встречала.

— Это говорит о высоком уровне ресторана, — заметил ее спутник.

Официант от этих слов заулыбался еще шире и подобострастнее:

— От имени всего руководства и коллектива сотрудников ресторана благодарю вас за столь лестный отзыв. Вы убедитесь, что качество обс— луживания у нас находится на уровне самых лучших заведений Земли и терраподобных планет…

Не обращая внимания на эту скороговорку, девушка обратилась к сво— ему спутнику с очаровательной непосредственной улыбкой:

— Выбери что-нибудь на свое усмотрение. Я совершенно не разбираюсь в вашей пище.

— На мое усмотрение? — задумчиво переспросил юноша. — Так-так…

Его палец несколько раз пробежал по строкам меню, а потом уверенно указал на выбранное блюдо:

— Вот! Этого ты точно никогда еще не пробовала. По оригинальности и простоте эта пища не сравнится ни с какими изысками ваших лучших ку— линаров. Можно сказать, что это пища моей юности.

Нико-Лай увидел, как лицо официанта вытянулось от разочарования.

Юноша добавил:

— А к нему еще салат из щупальцев глубоководных кальмаров с мала— гасийским острым соусом, гарнир из печени псевдочерепах с Альфы Ариад— ны, очищенные лапки Фирискайских прыгунков, запеченные в рисовой муке радужные устрицы с Иггдрасиля… Да, и бутылку настоящего французского бордо. Что там у вас есть в наличии? Шато дАрвиналь, Ла Вилляж де Ланкруа, Шато де Крамонье сюр ля мер… Ага, вот этого, пожалуйста.

Теперь от изумления глаза официанта вылезли из орбит, вытеснив брови почти на темечко.

«Интересно, что же такого заказал этот парень в первый раз?» — по— думал Сергеев. Его любопытство было вскоре удовлетворено, так как за— казы в «Звездном небе» выполнялись очень быстро.

Официант торжественно выставил перед молодыми людьми блюда, стои— мость которых превышала годовой доход чиновника. А потом, как будто последним аккордом завершая кулинарную симфонию, положил перед каж— дым… хот-дог.

Нико-Лай едва сдержался, чтобы не рассмеяться. По какой-то стран— ной прихоти владельца ресторана в меню попал этот пережиток далекого прошлого Земли, символ расстроенных желудков, жировых отложений и дег— радировавших мозгов нескольких поколений людей. И именно его выбрал молодой богач в качестве главного блюда!

На фоне изысканных закусок хот-доги выделялись своим чудовищным лаконизмом и непревзойденной прямолинейной практичностью.

— Его надо есть так, — юноша левой рукой схватил свой хот-дог, от— кусил от него кусок и принялся жевать с выражением полнейшего блаженс— тва на лице.

Официант разлил по бокалам вино, но не торопился уходить, очевид— но, вместе с Сергеевым забавляясь этой сценой.

Девушка с некоторым сомнением взяла с тарелки свою порцию и с не— которым подозрением осмотрела со всех сторон:

— Как, ты сказал, это называется?

— Хот-дог! — с набитым ртом произнес юноша, не переставая жевать. — Переводится, как «горячая собака».

Девушка еще раз внимательно осмотрела свою порцию, особенно длин— ную красную сосиску, а потом совершенно серьезно обратилась к своему спутнику:

— Наверное, это очень дорогое блюдо. Ведь вы выращиваете собак только ради одной ЭТОЙ части.

Подобного высказывания не смог перенести даже невозмутимый офици— ант. Зажав лицо салфеткой, он бросился прочь, на бегу захлебываясь хо— хотом. Сергеев незаметно закусил нижнюю губу, чтобы сохранить на лице равнодушное выражение.

Девушка проводила удивленным взглядом убегающего официанта, а по— том спросила у юноши:

— Я что-то не так сказала?

— Все правильно, — ответил тот, слегка улыбнувшись. — Я тебе по— позже объясню.

Слегка пожав плечиками, девушка вонзила свои жемчужные зубки в хот-дог.

На инфо-экране тем временем закончился третий поединок на мечах. Краем глаза следя за олимпийскими состязаниями, Нико-Лай отметил, что в условиях пониженной гравитации Моей Ненаглядной древнее благородное единоборство превратилось в некое подобие балета со множеством высоких прыжков. Он был разочарован увиденным. Поэтому с двойным интересом на— чал исподтишка наблюдать за соседним столиком.

Расправившись с примитивными хот-догами и запив их изысканнейшим вином, молодые люди продолжали беседу, начатую, видимо, еще перед рес— тораном.

— Ну и как тебе поле боя? — спросил юноша.

— Не хотела бы я оборонять эту систему даже от равного противника, — ответила девушка, насаживая на вилку кусочек щупальца кальмара и об— макивая его в соус. — Одно Солнце. Всего пять планет, три из которых слишком удалены. Крупных спутников нет. Астероидов нет. Надо строить космические крепости без всякого прикрытия. Ни один звездный флот не сможет здесь закрепиться. Я имею в виду, ни один человеческий звездный флот…

— А если атаковать будут десятикратно превосходящие силы?

— Тогда положение защитников бесперспективно. Эту систему надо ос— тавить.

— Эта планета — земляне называют ее Трэком — крайне важна. Правда, люди пока об этом не знают. Но ничего, скоро они поймут ее истинную цену. Поэтому им придется ее защищать.

— Они не смогут.

— Именно для этого я тебя сюда и привел, — юноша откинулся на спинку стула и выжидающе посмотрел на свою спутницу.

— Тебе достаточно только приказать…

— Ты же знаешь, что я не собираюсь приказывать…

Девушка звонко рассмеялась:

— Как это благородно! Яма-Анубис тоже заразился этим вирусом. Мне даже иногда кажется, что никакие вы не Боги, а…

Должно быть, Сергеев невольным движением выдал свою заинтересован— ность, и это каким-то образом почувствовали его соседи. Они одновре— менно обернулись, посмотрели на чиновника, переглянулись и заговорщиц— ки подмигнули друг другу.

Юноша обратился к Нико-Лаю:

— Вам не кажется, что, проводя соревнования на Моей Ненаглядной, Олимпийский комитет допустил ошибку?

Сергеев не ожидал, что с ним заговорят, тем не менее быстро подоб— рал подходящий ответ:

— Для легкой атлетики это пошло на пользу. Гимнастика стала краси— вее и зрелищнее. Но, на мой взгляд, единоборства потеряли изюминку. Пропал боевой дух спортсменов.

— Боевые виды спорта тоже превратились в гимнастику, в танцы? — уточнил юноша.

— Да, наверное, — не стал спорить Сергеев.

— И вас это огорчает?

— Пожалуй… — Нико-Лаю не нравился этот разговор. Он не любил, когда к его персоне проявляют внимание незнакомые люди.

— Меня тоже это огорчает, — очень серьезно сказал юноша. — Люди изнежились и расслабились. Это плохо.

— Ну, допустим, не все люди слабы, — возразил Сергеев.

— А я говорю о всех! — веско произнес юноша. — Не будем брать за меру силы землян космические флоты, армию и разведку. Я имею в виду среднего человека. Обычного человека. Я утверждаю, что именно он осла— бел. Я боюсь, что он не сможет победить в грядущей войне.

— В войне? В какой? Уже давно доказано, что ни одно государство, владеющее космическими колониями, не способно вести глобальную войну. А для защиты от пиратов и террористов как раз и существуют военно-кос— мические силы.

— Жаль, что Вы не правы, — покачал головой юноша. — Скоро начнется такая война, в которой все человечество должно будет объединиться про— тив общего врага. Если люди этого не сделают, они исчезнут с лица Все— ленной.

— Что это за чушь?… — недовольно поморщился Сергеев. — Вы что, из какой-нибудь секты? Проповедники очередного конца света?

Девушка опять весело рассмеялась:

— Мы — из секты! Очень хорошая шутка!

Нико-Лай не находил в этом ничего смешного, поэтому смотрел на двух молодых людей и постепенно убеждался в том, что это либо закон— ченные наркоманы, либо просто богатенькие придурки, совершенно сдви— нувшиеся от пребывания в Дальнем Космосе.

И в этот момент подал голос наручный компьютер Сергеева. Приятный женский голос объявил:

— Пришло сообщение для Нико-Лая Сергеева: «Необходимо Ваше срочное присутствие на Третьем Кольце Сатурна. Немедленно отправляйтесь в путь.»

— Извините. Мне надо собрать вещи. До отправления корабля к Сол— нечной системе…— Сергеев пробежался пальцами по миниатюрному актив— ному экрану, быстро просматривая данные, — …всего два часа.

— Не смею вас задерживать, — улыбнулся юноша. — Если вам, людям, когда-нибудь понадобится наша помощь, позовите. Вы же слышали, что за— щитить Трансцендентальный Экзистенциализм вы в одиночку не сможете.

— Обязательно, обязательно позовем, — торопливо встал из-за стола Сергеев. Его мысли были заняты совершенно другими проблемами, поэтому он не придал значения странным словам юноши, сочтя их очередным бредом сумасшедшего.

Покидая «Звездное небо», за спиной он услышал ироничный голос юно— ши:

— А мы пока никуда не спешим, правда, Ваше Высочество Повелитель— ница Килеана?

— Совершенно верно, Ваша Божественность Трисмегист! — в тон ему ответила девушка. — Дождемся Яманубиса. Он обещал, что найдет нас в любой точке мира. Вот и проверим.

Нико-Лай оказался в центральном коридоре, который связывал ресто— ран с основным городом. Здесь была область невесомости. Ухватившись за ручки пешеходного конвейера, чиновник быстро добрался до пересадочной станции, перескочил на линию, двигающуюся в деловую часть Трэка и вскоре вновь оказался в зоне искусственной гравитации. Все правитель— ственные службы и офисы компаний располагались в огромном кольце. Оно вращалось медленнее, чем «Звездное небо», но из-за большого диаметра лучше «держало» гравитацию.

Глазам Сергеева открылся узкий закругляющийся вверх коридор с дверьми офисов и торговых представительств. В отличие от транспортных тоннелей тут царила деловая суета. Из двери в дверь перебегали люди с разноцветными бумажками.

— Бюрократическая машина во всем своем великолепии, — Пренебрежи— тельно буркнул Сергеев. — Чтобы переправить товар из сектора ОФ в сек— тор НОШПА, надо собрать шесть подписей, восемь печатей и двенадцать штампов.

Эти слова никак не соответствовали роли чиновника, который сам яв— лялся частью вселенской бюрократии и, по идее, должен был гордиться принадлежностью к столь высокому сословию.

Нико-Лай смешался с толпой, прошел примерно четверть кольца и, убедившись, что на него никто не обращает внимания, приложил идентифи— кационную карту к замку двери с надписью: «Осторожно! Технические по— мещения с высоким напряжением. Вход только для обученного персонала.»

Дверь открылась. Любой человек, по ошибке или по недоразумению по— павший внутрь, увидел бы большой распределительный щит со множеством кнопок и переключателей, клавиатуру и монитор, на который постоянно выводились данные о расходе электроэнергии. В общем, ничего экстраор— динарного. Обычный контрольный пункт, каких много в орбитальном горо— де.

Сергеев набрал на клавиатуре некоторую последовательность симво— лов, после чего надавил на угол щита. Вся эта конструкция сдвинулась в бок, открыв узкий проход. Нико-Лай протиснулся внутрь и оказался в не— большой комнатке, где его уже ждали два человека в боевых скафандрах. Один направил на Сергеева ствол бронебойно-разрывного пистолета.

Нико-Лай широко улыбнулся:

— Куда на этот раз?

Второй человек молча указал на поясницу. Сергеев послушно расстег— нул одежду. Охранник вакуумным шприцем вытянул несколько капель крови и впрыснул их в портативный анализатор ДНК.

(Чтобы исключить возможность генетической подделки отдельных орга— нов проверяемого, кровь все время брали из разных мест.)

На мониторе появились слова: «Идентификация проведена. Проход раз— решен.»

Большего двоим охранникам знать не полагалось. Первый убрал писто— лет и открыл перед Сергеевым следующую дверь. За ней оказалась комната еще меньшего размера, в которой находился всего лишь один компьютер.

Только тут Сергеев мог сбросить маску и вспомнить о том, что ника— кой он не чиновник, а специальный агент по особо важным делам Госу— дарственной космической разведки Очеловеченной Федерации. Его настоя— щее имя знали всего несколько человек. В базе данных сотрудников ГКР он числился под псевдонимом Лайн Квазаров. Лайн — на штатовском языке означало «лев» (от староанглийского «лайон»). Разведчику это имя нра— вилось даже больше, чем настоящее, данное при рождении, поэтому в дальнейшем будем называть его именно так.

Теперь Лайн мог поработать на специальном сервере военно-космичес— кой разведки, который доминировал над всей инфо-сетью Трэка и имел не— ограниченный доступ ко всем данным. Конечно, введя соответствующий па— роль, разведчик и со своего персонального компьютера мог получить лю— бую интересующую его информацию, то только этот сервер был достаточно хорошо защищен и гарантированно закрыт от чужого проникновения. А сох— ранность информации разведчики иногда ставили выше своей жизни.

Лайн еще раз набрал свой пароль и наконец-то смог прочитать полное сообщение, пришедшее от начальства. Ему было приказано немедленно прервать выполнение текущего задания и прибыть в систему звезды Три— марциспы, где располагался Генеральный Штаб военно-космических сил Очеловеченной Федерации.

Это удивило Лайна. Он только-только начал внедряться в сеть конт— рабандной торговли титановой рудой, вышел на след нелегальных добытчи— ков из Дальнего Космоса, как вдруг его «выдергивали» из столь важного дела. Вывод напрашивался один — впереди ждало еще более ответственное задание. Лайн про себя усмехнулся: считаться одним из лучших сотрудни— ков космической разведки не только почетно, но и довольно хлопотно.

До отправления нужного пассажирского корабля оставалось почти пол— тора часа, поэтому Квазаров успел разослать сообщения всем тем обита— телям Трэка, кто считал его Нико-Лаем Сергеевым. Легенда о чиновнике не должна была рухнуть в течение нескольких минут. Просто его временно затребовали на Третье Кольцо Сатурна. Как только он разберется с дела— ми, то вновь вернется на Трэк.

Чтобы скоротать оставшееся время, Лайн из чистого любопытства зат— ребовал данные обо всех людях, прибывших на Трэк на последних трех рейсовых кораблях. Ему захотелось поподробнее узнать о странных собе— седниках в «Звездном Небе». Как вообще таких сумасшедших выпускают в космос?

Быстро пролистав по инфо-экрану файлы, Квазаров с удивлением обна— ружил, что о его знакомых нигде не упоминается. Он расширил поиск до тридцати последних рейсов, но и там не нашел свидетельств прибытия этих людей. Странно. Они не казались постоянными обитателями Трэка. Поверхностное любопытство разведчика перешло в глубокий профессиональ— ный интерес.

Но до отправления пассажирского корабля оставалось меньше часа, поэтому Лайн переписал всю базу данных по жителям Трэка на свой персо— нальный компьютер и покинул тайное прибежище сотрудников военно-косми— ческой разведки.

Теперь он вновь стал сотрудником министерства по налогам и сборам Нико-Лаем Сергеевым. Наравне с другими пассажирами он прошел пункт та— моженного досмотра и, стараясь казаться чуть-чуть неуклюжим, непривыч— ным к невесомости, пробрался по длинному салону рейсового пассажирско— го звездолета, чтобы занять свое кресло.

Старательно застегнув все положенные ремни безопасности и убедив— шись, что его скромная персона не интересует никого из окружающих, Лайн включил свою персоналку и быстро просмотрел данные по обитателям Трэка. Потом удивленно почесал подбородок и проделал то же самое еще раз, но намного более тщательно. Его странных соседей из ресторана просто не существовало! Их не было ни на прибывших кораблях, ни в гос— тиницах, ни в списках персонала, ни среди гостей. В космосе велся строжайший учет всех людей, и предположение о том, что в орбитальный город могут попасть незарегистрированные посетители, раньше показалось бы Квазарову полной нелепицей. Однако, факт оставался фактом. Юноша и девушка, похоже, были бесплотными духами, призраками, фантомами.

Какое-то время Лайн раздумывал, не сойти ли с корабля и не начать ли по свежим следам поиск этих двух людей. Но приказ из штаба был важ— нее и перевешивал все другие дела.

А вскоре раздался приятный голос стюардессы:

— До старта осталось две минуты. Пожалуйста, не забудьте выключить все приборы и устройства. В режиме «мерцания» они могут испортиться. Спасибо.

Лайн нажал на кнопку, и маленький экран его наручного компьютера погас. Тем не менее разведчик не переставал размышлять о странном про— исшествии. Он прокручивал в памяти все события и только теперь обнару— живал странности, на которые вначале не обратил внимания. Во-первых, юноша и девушка в разговоре использовали слова «люди» и «земляне» так, как будто говорили о совершенно посторонних существах. Во-вторых, они не доставали своих идентификационных карт, тем не менее официант обс— лужил их, словно на счет ресторана была перечислена громадная сумма.

«Ну, — рассудил Лайн, — они могли держать в карманах бесконтактные карты. А что касается их диалога — то нельзя требовать от безумцев ло— гики и связности.»

Однако оставалось еще что-то, что ускользало от его внимания. Звездолет уже несся сквозь межпространство, его пассажиры мирно спали или читали бумажные книги (так как электронные в «мерцании» не работа— ли), а Квазаров все еще пытался поймать ту ускользающую нить воспоми— наний, которая должна была привести его к разгадке.

И в конце концов его осенило. Он вспомнил! Когда юноша, которого девушка назвала Трисмегистом, захотел посмотреть записи соревнований по кэн-дзюцу с самого начала, на инфо-экране сразу же возникла нужная картинка. Он не обращался к официанту! Следовательно, он каким-то об— разом послал команду сразу на компьютер ресторана. Но как?!

Квазаров взволнованно заерзал в кресле. Похоже, он встретился с людьми, которые могли напрямую воздействовать на электронные приборы. Это объясняло все: и отсутствие записей о прибытии, и огромный кредит, и мгновенное исполнение их желаний. Разведчик попытался представить себе возможности, которые открываются перед такими людьми в мире электричества и информации. Да и можно ли называть подобное существо человеком?

Лайн нервно забарабанил пальцами по подлокотникам. Государственная космическая разведка должна срочно начать расследование этого проис— шествия. Под угрозой безопасность Очеловеченной Федерации и всего че— ловечества. Стоп! А не об этом ли так прямо и сказал ему Трисмегист? И он предложил свою помощь… Квазаров понял, что начал путаться в лави— не противоречивой информации. Так с кем же он встретился? С друзьями, которые предупредили его о чем-то важном, или с потенциальными врага— ми?

Наконец, Лайн Квазаров заснул.

Во сне ему явился тот самый молодой человек из ресторана, которого называли Трисмегистом. Он сказал:

— Не надо торопить события. О нашем разговоре ты вспомнишь в нуж— ное время и в нужном месте. А пока пусть он тебя не беспокоит. Хорошо?

И так много в его голосе было участия и внимания, что Лайн во сне легко согласился:

— Хорошо.

Поэтому, когда он проснулся, то сцена в ресторане полностью исчез— ла из его памяти.

Вот так специальный агент по особо важным делам Государственной космической разведки Очеловеченной Федерации Лайн Квазаров впервые в жизни столкнулся со сверхъестественными силами.

Глава 2. Лишние знания иногда вредят.

Тримарциспа. Когда-то у древних кельтов так называлась боевая еди— ница, состоящая из опытного воина — фения и двух его оруженосцев. На— верное, не случайно это воинственное название было присвоено большой оранжевой звезде, возле которой вращалась терраподобная планета с дву— мя большими лунами. Планету назвали Фением, а спутники, как легко до— гадаться, получили имена Оруженосца-1 и Оруженосца-2. В этой системе разместился Генеральный Штаб военно-космических сил Очеловеченной Фе— дерации.

Лайн Квазаров добирался до него девять дней. Ему пришлось сделать четыре пересадки на рейсовых «мерцалках», дважды поменять внешность и документы на конспиративных подстанциях космической разведки. После этого он почти вернулся к своему естественному облику крепко скроенно— го русоволосого человека лет тридцати с небольшим. На финишной прямой он получил последний приказ: явиться не на сам Фений, а на его спутник — Оруженосец-1. Этот приказ озадачил его даже больше, чем срочный от— зыв с важного задания. На лишенном атмосферы спутнике находились базы военных кораблей, технические службы и лаборатории.

Специальный агент по особо важным делам первый раз высаживался на Оруженосец-1. Его встретила молоденькая симпатичная девушка-лейтенант и проводила в гостевой блок, где приветливо распахнула дверь в отдель— ную каюту.

Она дежурно улыбалась и задавала дежурные вопросы:

— Как долетели? Устраивает ли Вас каюта? Хотите ли поменять обста— новку?

Лайн улыбался в ответ и отвечал такими же ничего не значащими фра— зами. Притяжение на спутнике составляло менее тридцати процентов от земного, но привычный к космосу Квазаров никакого дискомфорта не ощу— щал. Даже наоборот, оказавшись в отдельной каюте, он испытал почти блаженство. Ведь последний год ему приходилось мотаться в Дальнем Кос— мосе, совершая многодневные перелеты на рейсовых лайнерах. Если во внутренних областях Космоса курсировали огромные многопалубные звездо— леты с отдельными каютами, то на окраинах земных колоний зачастую при— ходилось довольствоваться одним лишь раскладывающимся сидением и гиги— еническими удобствами в конце общего салона.

Едва Лайн успел принять душ и переодеться, как на инфо-экране поя— вилось сообщение: «Агент Квазаров, срочно явитесь к генералу Варкасо— ву. Вас проводят.»

Выйдя из каюты, Лайн встретил нового провожатого — майора с квад— ратной челюстью и непроницаемыми серо-стальными глазами.

Майор по-военному четко отдал честь и сказал:

— Пожалуйста, следуйте за мной.

Чтобы развеять эту торжественную атмосферу, Лайн поинтересовался:

— А куда делась лейтенант? Я рассчитывал на продолжение и развитие контакта.

Не оборачиваясь, майор отчеканил:

— У нее нет допуска в зону секретности А-ноль.

Передвигаясь по коридору длинными шагами-прыжками, и майор, и Лайн придерживались руками за поручни, чтобы не удариться головами о мягкий потолок. Коридор без дверей, казалось, уходил в бесконечность, так что у Квазарова было время на раздумья. Самая высшая степень секретности свидетельствовала о необычности предстоящего задания. За все время ра— боты в разведке Лайн только дважды переступал границу зоны А-ноль.

Наконец, они уперлись в дверь из бронепластика. Майор приложил ру— ку к сканеру, и толстая перегородка с мягким шелестом отодвинулась в сторону. За дверью оказалась небольшая совершенно пустая комната, по— середине каждой из стен которой виднелись точно такие же двери.

В комнате находились два человека. Первый: непосредственный на— чальник Квазарова генерал Варкасов — куратор агентов, работающих в Дальнем Космосе. Как и его сотрудники, он предпочитал гражданскую одежду и сейчас был одет в модный черный костюм из слегка искрящейся бархатистой ткани. Второй: ровесник Лайна, молодой человек около трид— цати лет, с темными короткими волосами, тоже в гражданской одежде без всяких знаков различия.

— Познакомьтесь, граждане, — предложил генерал. — Специальный агент по особо важным делам Лайн Квазаров.

Лайн чуть наклонил голову.

Генерал слегка замялся и вопросительно посмотрел на своего спутни— ка. Этот жест не ускользнул от внимания Лайна. Он первый раз в жизни видел своего шефа таким смущенным.

— А это — в некотором роде наш коллега, сотрудник Внутренней Чист— ки Кадров Питри Черский.

Лайн решил, что ему все ясно. Агент ВЧК со странным именем должен попасть в Дальний Космос, а лучшего провожатого, чем он сам, не наш— лось. Ладно, он еще припомнит Варкасову эту медвежью услугу. Вольные космические охотники недолюбливали хладнокровных и безжалостных убийц из ВЧК. Те же, в свою очередь, постоянно обвиняли разведчиков в превы— шении власти и незаконных методах дознания.

Но, как оказалось, Квазаров ошибся, и чудеса только начинались.

— Я хотел бы сразу все расставить по своим местам, — голосом, нап— рочь лишенным эмоций, произнес Черский. — Я больше не являюсь штатным сотрудником ВЧК. Меня списали.

Лайн едва удержал рот закрытым. «Списанный» агент ВЧК жил не боль— ше суток.

— Меня направили в распоряжение космической разведки ввиду особой важности предстоящего задания. Меня больше не прикрывают.

«А меня?!» — едва не вскричал Лайн. Куда, черт побери, втягивает его генерал?

— Я даже не человек, — невозмутимо продолжил Черский. — Я — дель— та-клон профессора Фираза Чербаджийского, убитого пятнадцать лет на— зад. Три недели назад я разыскал его убийц и свершил правосудие без санкции руководства.

Первым побуждением Лайна было выскочить обратно за дверь. Живой дельта-клон мертвого человека! Живой клон — убийца!!! Нарушение всех основополагающих законов Очеловеченной Федерации. Во-первых, на терри— тории ОФ вообще было запрещено клонирование людей. Во-вторых, это был не какой-нибудь альфа-клон, имитирующий внешность человека, не бе— та-клон — безмозглое собрание запасных частей, а настоящий дельта-клон — модифицированный организм, предназначенный для боевых операций.

НОШПА производили подобных существ, и однажды Лайн даже встречал одного дельта-клона в далеком гарнизоне на дикой планете. Перед его глазами всплыл образ: чернокожий гигант с гипертрофированной мускула— турой и пустым взглядом. Но Питри Черский совершенно не казался… тем, чем являлся. Квазаров сделал в памяти пометку: выяснить все обс— тоятельства убийства Фираза Чербаджийского.

Дельта-клон, наверное, заметил беспокойство Лайна и правильно его истолковал. Слегка улыбнувшись, он сказал:

— Профессор Чербаджийский создавал клонов для членов правительст— ва. Тайно, естественно. Крупный бизнесмен Хабирдоев пытался подкупить профессора, чтобы тот изготовил для него альфа— и бета-клонов. Профес— сор отказался и пригрозил доложить обо всем в ВЧК. Но Хабирдоев его опередил. Вместе с бандитами Гхун-Гибосяна он проник в лабораторию, уничтожил охрану и убил Чербаджийского. В это время я находился в ак— вариуме с питательным раствором, все видел, все понимал и все запоми— нал. Каким-то чудом аппаратура, питающая мое тело, осталась в сохран— ности. Меня вырастил ученик профессора, который работал на ВЧК. Так я стал агентом-ликвидатором. Я выполнил много заданий ВЧК, но сам всегда думал о том, как отомстить убийцам Чербаджийского… своим убийцам. К тому времени Хабирдоев перебрался в систему Сабирова, где благодаря деньгам и связям с мафией стал губернатором. Я не мог покинуть Землю, так как каждый мой шаг контролировался службой внутренней безопаснос— ти. Я не добрался бы живым до системы Сабирова. Поэтому я ждал, когда он вернется на Землю. И дождался… Этой информации достаточно?

Лайн коротко кивнул, не решаясь произнести что-нибудь пересохшим ртом. Об убийстве губернатора Кристиана Хабирдоева и семерых сотрудни— ков его охраны взахлеб рассказывали все инфо-новостные каналы. Его убийство преподносилось, как удар по безопасности государства. Самым забавным было то, что эти же самые журналисты обвиняли Хабирдоева в коррупции, в связях с организованной преступностью, в незаконных фи— нансовых махинациях. Так называемые «независимые журналистские рассле— дования» (чем «независимее» журналист, тем дороже оплачиваются его ус— луги) выяснили, что Гхун-Гибосян имел высокий чин в некоей преступной группировке, а все охранники являлись ее боевиками. Тем не менее, ВЧК не взяла на себя ответственность за эту акцию, и официальной версией стало предположение, что это дело рук одной из ветвей Хивинской триа— ды, интересы которой пересеклись с интересами губернатора Хабирдоева.

Генерал Варкасов, разумеется, был в курсе дела, поэтому его ничуть не тронул рассказ дельта-клона. Он деловито произнес:

— Итак, когда все достаточно хорошо познакомились, я позволю себе продолжить. Как вы знаете, основой космических перелетов является осо— бый межпространственный привод — «мерцалка». Он позволяет звездолетам входить в особое состояние, когда на них перестают действовать многие законы классической физики. Благодаря этому скорость кораблей намного превышает скорость света. Считается, что «мерцалку» впервые испытали в восемьдесят седьмом году. Первый опыт оказался неудачным. Экипаж экс— периментального корабля погиб из-за искажения материи. Но потом «мер— цалку» доработали, оснастили предохранителями. И вот уже сто пятьдесят лет звездолеты летают без аварий и катастроф. Монополия на производс— тво «мерцалок» принадлежит Очеловеченной Федерации. И мы же обучаем пилотов и выдаем им лицензии на право пользования «мерцалками». Другие государства неоднократно предпринимали попытки повторить этот прибор, но пока что даже близко не приблизились к его тайне. Мы продаем гото— вые приборы, но не технологию их создания.

Лайн скептически поднял брови. Производство «мерцалок» считалось главным государственным секретом Очеловеченной Федерации. Но за сто пятьдесят лет можно повторить любое изобретение. Особенно, если иметь его образцы. Он знал, что контрразведка и ВЧК несколько раз пресекали попытки проникновения в лаборатории, где изготавливались «мерцалки». Но он не верил в то, что обезврежены ВСЕ шпионы.

Питри Черский открыл рот, видимо, собираясь сказать, что генерал напрасно теряет время, повторяя всем известные истины.

Но Варкасов поднял указательный палец, требуя внимания, и продол— жил:

— Всего несколько человек в Очеловеченной Федерации знают правду о происхождении «мерцалки». И в их число не входит даже президент. Более того, двадцать шесть дней назад я получил такую информацию, которая в корне меняет все наши представления о Вселенной. Это подлинный отчет Максима Фрадова, пилота корабля «Большой Скачок». Прошу вас, граждане, пройти в соседнюю комнату.

Генерал указал на левый коридор. Пройдя по нему, все трое оказа— лись в довольно большом зале (по меркам подземного города) с гологра— фическим инфо-экраном во всю стену и двадцатью удобными креслами.

— Присаживайтесь, — Варкасов достал из кармана персональный компь— ютер, плоский, как лист картона. — Сейчас я расскажу вам все, что мы узнали…

И генерал начал выводить на инфо-экран напечатанный сто пятьдесят один год назад отчет Максима Фрадова. Лайн и Питри узнали о том, что «мерцалка» на самом деле является творением Великого Первого Бога, ро— дившегося на Земле в самом начале Космической Эры. Они узнали о строе— нии многомерной Вселенной и о множестве населяющих ее разумных су— ществ. Они узнали о странном мире фей, эльфов, троллей, который назы— вался Ожерельем и в котором оказался экипаж первого земного межпрост— ранственного корабля. Они узнали о том, как «мерцалку» с «Большого Скачка» переустановили на корабль инопланетянина по имени Яма Рил-Ха— май. На нем Максим Фрадов вернулся на Землю, чтобы принести людям зна— ния. И эти знания никому не были нужны более ста пятидесяти лет.

Через три часа инфо-экран погас. В зале наступила тишина. Никто не решался первым произнести хотя бы одно слово.

Наконец, Лайн спросил:

— Почему именно сейчас?

Генерал тяжело вздохнул:

— Тогдашний руководитель военно-космической разведки И-Ван Красин распорядился засекретить всю информацию по этому делу. Инопланетный корабль был погружен в трюм космического танкера, который стал самой тайной лабораторией Очеловеченной Федерации. Исследования велись более десяти лет. Их результатом стала современная «мерцалка». Те предохра— нители, которые якобы защищают корабли от искажения пространства, по— губившего «Большой Скачок», на самом деле не дают им пересекать грани— цы реальности и перемещаться в другие Измерения. Таким образом, вся современная космическая технология построена на урезанном варианте настоящего межпространственного двигателя. Получив этот результат, И-Ван Красин распорядился перегнать танкер-лабораторию в пояс астерои— дов, спрятать его там и забыть о его существовании.

Лайн поерзал в кресле, а потом поплотнее вжался в сидение, так как из за маленькой силы тяжести любое движение норовило подбросить его в воздух.

Варкасов неодобрительно на него посмотрел, как будто боялся, что это простое перемещение собьет его с мысли, и продолжил:

— С тех пор при передаче должности руководителя военно-космической разведки из рук в руки переходил старинный запечатанный конверт с над— писью: «Вскрыть только в случае контакта с иным разумом или в случае смертельной опасности, грозящей всем жителям Земли.» Ни один человек за последние сто лет не знал, что находится в этом конверте. Это стало своеобразным ритуалом при вступлении в должность нового шефа разведки. Признаться, большинство офицеров было уверено, что конверт на самом деле пуст. Его распечатали только два месяца назад. В нем оказались координаты спрятанного танкера. Сейчас и танкер, и находящийся в его трюме инопланетный корабль находятся в одном из кратеров Оруженосца-1, примерно в пятистах метрах от этого помещения. Лучшие ученые работают над тем, чтобы инопланетный корабль вновь заработал.

— Почему вскрыли конверт? — спросил Лайн. — Земле грозит опас— ность, или мы, наконец, встретили чужаков?

Генерал вздохнул еще раз:

— К сожалению, и то, и другое произошло одновременно. И это вторая часть моего рассказа. Смотрите…

Инфо-экран вновь зажегся, и на нем появилось изображение огромного заплывшего жиром человека. Его предками, несомненно, являлись предста— вители негроидной расы, но долгое пребывание в космосе наложило свои отпечатки. На черной коже выделялись абсолютно белые, лишенные пигмен— та пятна. Да и форма его тела говорила о том, что он родился и вырос в условиях пониженной гравитации.

Варкасов сказал:

— Это некий Морган Фристайлер, гражданин Североафриканской Респуб— лики, пилот грузопассажирского корабля класса «Мул-7» под названием «Кузнец своего счастья». Он перевозил товары колонистам на Локру-5. На подлете к планете он встретил чужой корабль. Морган запаниковал и тот— час же рванул обратно в межпространство. Наш сторожевой корабль засек его, когда «Кузнец своего счастья» выскочил в нашем секторе космоса. Морган был в шоке и твердил, что его атаковали инопланетяне. Мы связа— лись с представителями Североафриканской Республики и выслали совмест— ную военную экспедицию. Корабль чужаков все еще оставался на месте и не выказывал никакой агрессии. Как выяснилось, он ждал, когда его об— наружат. И мы вошли в контакт с чужаками. Представьте удивление воен— ных и ученых, когда они увидели, что это тоже люди! Теперь, после от— чета Максима Фрадова, это вполне объяснимо, но вначале вызвало удивле— ние.

В это время на инфо-экране демонстрировались записи, сделанные экспедицией. Инопланетяне, похожие на землян, отличались от них только одним: они имели всего тридцать зубов, так как центральные резцы на верхней и нижней челюстях срослись в одну широкую костяную пластину. На ней пришельцы гравировали замысловатые узоры, которые являлись од— новременно украшениями и знаками принадлежности к определенной касте или семье. Это отличие сразу бросалось в глаза, когда они разговарива— ли или улыбались.

Лайна поразил звездолет чужаков: гигантский космический город дли— ной в одиннадцать километров. И, как оказалось, это был лишь небольшой разведывательный корабль. Инопланетяне не удивились, встретив лю— дей-землян, так как раньше уже имели контакты с человеческими цивили— зациями других планет. Кроме того, они сообщили, что этот корабль — первый из огромного флота, который перевозит более двух миллиардов обитателей планеты Гер-Рук.

Но самым главным было то, что заставило этих людей пуститься в по— лет через космос. Они бежали. Бежали от неотвратимой смерти. По пятам за ними двигалось то, что несло гибель всем людям, всей органической жизни. И они предупредили землян о том, что вскоре этот враг достигнет их границ.

* * *

До выхода в космос история Гер-Рука оказалась во многом похожа на историю Земли. Цивилизация прошла примерно те же самые стадии разви— тия. Но освоение космоса две независимые человеческие начали проводить по-разному.

Гер-рукиане не знали межпространственного перемещения, поэтому при полете от звезды к звезде погружались в анабиоз. Их тела были к этому более приспособлены, чем тела землян. На вахте стояло не более одной тысячной всего экипажа. Остальные пребывали в анабиозе и дожидались своей очереди. Так обеспечивалось медленное и одновременное старение всех членов экипажа. Поэтому приходилось строить гигантские по земным меркам корабли с полностью независимой экологической системой.

Выйдя в космос за три тысячи лет до землян, гер-рукиане обследова— ли намного меньший сектор космоса. Но на одной из планет они столкну— лись с колонией еще одной человеческой расы — выходцами с Оао Ргхр.

Эти люди также не владели технологией перемещения со сверхсветовой скоростью, поэтому их корабли, как и корабли гер-рукиан, медленно рас— ползались во все стороны от своей родной планеты. Встреча двух цивили— заций, вопреки измышлениям фантастов, не перешла в космическую войну. Ведь затраты на широкомасштабные боевые действия в космосе несоизмери— мо превышают весьма сомнительные выгоды от захвата чужих миров.

Две человеческие ветви эволюции: гер-рукиане и ргхруки сумели до— говориться о разделе космического пространства. На это им потребова— лось примерно триста лет, пока корабли летали туда и обратно, перевозя замороженных послов и правительственных чиновников.

Еще около четырехсот лет обе метрополии исследовали и расширяли свои территории, поддерживая дружественные отношения.

А потом на Оао Ргхр обрушилась беда…

* * *

— Тут-то и начинается самое интересное, — комментировал рассказ инопланетян генерал Варкасов. — Гер-рукиане утверждают, что их соседей атаковала некая машинная цивилизация. Этот искусственный разум расс— матривает биологическую жизнь вообще, и людей в частности, как вредную и подлежащую уничтожению субстанцию. Чем, собственно, и занимается во всей нашей Вселенной. Планета Оао Ргхр и ее колонии были практически одновременно атакованы гигантскими космическими флотами. Спастись уда— лось лишь нескольким кораблям. Именно они и донесли весть об уничтоже— нии своей расы на Гер-Рук.

— Какая чушь! — не сдержал возмущения Лайн. — Такая дешевая сказка устарела еще двести лет назад.

— Это то объяснение, которое нам предоставили гер-рукиане, — пожал плечами генерал. — Но позвольте мне продолжить… Узнав о грозящей опасности, гер-рукиане начали готовиться к войне. Не буду вдаваться в подробности, у вас обоих еще будет время на то, чтобы просмотреть всю информацию о технике, стратегии и методах ведения боя, которой подели— лись с нами пришельцы. Короче, они переоценили свои возможности. Ма— шинная цивилизация оказалась сильнее. Оборона гер-рукиан была прорва— на, военные корабли уничтожены. Правда, люди сумели на некоторое время задержать врага на дальних подступах. Это позволило им подготовить ко— рабли для беженцев. К счастью для гер-рукиан, их способ долгосрочных космических перелетов предполагал большое количество кораблей, рассчи— танных на многотысячные экипажи. Так что наши новые знакомые обладали огромным флотом, которым и воспользовались для бегства. И теперь пере— довой корабль, который вошел с нами в контакт, просит у Земли пропус— тить через наш сектор космоса весь этот флот с двумя миллиардами замо— роженных беженцев.

— И все? — удивился Лайн. — Попустить мимо? Они не просят убежища, не хотят поселиться на какой-либо из наших планет?

— Теперь они не верят, что какая-либо сила может остановить на— шествие машинной цивилизации, — ответил генерал. — Гер-рукиане заяви— ли, что будут лететь прочь, пока между ними и их врагами не останутся сто галактик и миллион обитаемых миров.

— Похоже, их здорово напугали, — невесело усмехнулся Лайн.

— Если следовать их логике, то рано или поздно машины уничтожат все другие миры и все равно доберутся до беглецов, — подал голос Пит— ри. — Или они собираются вечно лететь сквозь Вселенную? И где они бе— рут воздух, воду, пищу?

— Их корабли — практически полностью замкнутые и самодостаточные системы. Кислород вырабатывают колонии водорослей. Вода выделяется из отходов жизнедеятельности и вновь пускается в оборот. Также и с пищей. Кроме того, отдельные корабли тормозят у подходящих планет, чтобы наб— рать воду и биомассу, пригодную для переработки в пищу. После этого они соединяются с основным флотом и передают на другие корабли свою «добычу». Именно поэтому корабль гер-рукиан и оказался возле Локры-5. Он искал возможность пополнить свои запасы. А нашел нас. Главный флот должен появиться примерно через два месяца.

— А эти сомнительные враги — машины? — спросил Квазаров.

— Гер-рукиане предполагают, что те отстают от них примерно на два-три месяца. Я имею в виду наши стандартные месяцы, а не меры изме— рения пришельцев. Кстати, желая продемонстрировать свою честность, гер-рукиане сказали, что очень обрадованы, встретив нас, землян. Мы должны послужить буфером между ними и преследователями.

— Святая простота! — воскликнул Лайн. — После этого, конечно, мы поверим любому их слову.

— Нет, не поверим! — возразил генерал, и в его сверкающем взгляде Квазаров заметил отблеск самодовольной гордости.

Достаточно хорошо зная своего начальника, он понял, что такой взгляд не предвещает ничего приятного. Лайн не ошибся.

Выдержав эффектную паузу, Варкасов сказал:

— Именно поэтому вы здесь.

«Вы — это я и дельта-клон,» — понял Лайн. Нехорошее предположение зашевелилось в глубине извилин его мозга. Оно не успело оформиться в окончательный ответ, как генерал сам произнес:

— Высшее командование поручило вам обоим на корабле Максима Фрадо— ва проверить заявления гер-рукиан и оценить степень опасности, грозя— щей Земле, если она, то есть опасность, существует!

Вот так. Не больше и не меньше. Питри Черский воспринял этот при— каз стоически, не дрогнув ни единым мускулом. Из чувства профессио— нальной гордости Лайн Квазаров также постарался ничем не выказать сво— их мыслей. А разнообразных мыслей и ругательств у него на языке верте— лось очень даже много.

Голос генерала Варкасова утратил плавные нотки рассказчика и стал по-военному сух и четок:

— С этой минуты вы двое начинаете подготовку к выполнению своего задания. Специальный агент Лайн Квазаров назначается пилотом инопла— нетного корабля. Агент Питри Черский отвечает за безопасность опера— ции. Пройдемте…

Генерал вновь вывел агентов в маленькую комнату и распахнул перед ними среднюю дверь. За ней оказался стандартный жилой модуль с двенад— цатью индивидуальными отсеками. Все они были свободны. Посередине об— щего зала на полу стояли два багажных контейнера. В одном из них Лайн узнал свой собственный. Другой, соответственно, принадлежал его новому напарнику.

— До старта корабля жить вы будете здесь. Все отсеки пусты — може— те занимать любые из них. Любая попытка покинуть зону секретности А-ноль будет рассматриваться как государственная измена и немедленно наказываться. Ставки в этой игре слишком велики. Вы должны это пони— мать.

Генерал сделал шаг в сторону двери, через которую в самом начале вошел Квазаров. С мягким шелестом на потолке отодвинулись четыре стальные пластины и из-под них выставились стволы скорострельных круп— нокалиберных пулеметов. Они полностью простреливали все пространство пустой комнаты.

— Такие же огневые точки расположены по всему коридору, — Варкасов шагнул назад. Оружие мгновенно исчезло в нишах. — Полная автоматика. Наводятся на движение, на тепло, на биомагнитное поле, на звук дыхания и еще на десяток других параметров. Ясно?

— Да, — ответил Лайн. Он живо представил себе двухсотметровый под— земный коридор, по которому привел его сюда неразговорчивый майор. До— рога в одну сторону…

Питри промолчал.

Варкасов посмотрел на дисплей своей персоналки:

— У вас есть восемь часов на отдых. Подъем в десять ноль ноль. После чего приступаем к тренировкам. Вопросы есть?

— Да, — сказал дельта-клон.

Квазаров в это время подумал о том, что догадливость и молчание в Государственной космической разведке ценятся и поощряются, а не вовре— мя заданный вопрос может стать причиной неприятностей.

Генерал посмотрел сначала на одного агента, потом на другого и ве— село подмигнул им, как будто две минуты назад и не демонстрировал ав— томатические пулеметы:

— По вашим глазам я вижу, что вопросов много у каждого… Ладно, агент Черский, спрашивайте.

— В записях генерала И-Вана Красина упоминается, что не только Максим Фрадов, но и оставшиеся в мире эльфов разведчики обещали пере— давать на Землю свои доклады. Они сделали это?

Лайн Квазаров сильно удивился. Из всего, что его интересовало в настоящий момент, подобный вопрос находился на одном из самых послед— них мест.

Однако генерала Варкасова слова дельта-клона ничуть не обескуражи— ли.

— Отчеты есть, — усмехнулся он. — К сожалению, И-Ван Красин не упоминает, как они у него появились. Видимо, дело в самих отчетах. Они написаны совершенно непонятными символами на бумаге эльфийского произ— водства. Красин, похоже, даже не пытался их расшифровать, а просто сложил вместе с остальными документами. Сейчас над этими отчетами ра— ботают наши лучшие шифровальщики. Но единственное, что им пока удалось понять, это то, что три документа написаны одной рукой, три — другой, и четыре — третьей. Ученые предполагают, что Максим, Яна и Олаф не специально шифровали свои записи. Просто они писали на том языке, на котором разговаривали в том Измерении. Попав в наш мир, в отличие от живых людей, документы не адаптировались к этому уровню реальности, поэтому оказались совершенно нечитаемыми. Я ответил на вопрос?

— Да, — склонил голову в легком поклоне Питри. — Нечто подобное я и предполагал.

«Он, видите ли, предполагал! — подумал Квазаров. — Я тоже много чего предполагал до сегодняшнего дня. А теперь у меня голова пухнет от всей этой мешанины. А генерал-то уже совершенно спокойно рассуждает об уровнях реальности, Измерениях и эльфах. Черт! Неужели это все серьез— но?!»

Варкасов посмотрел на часы:

— На отдых у вас осталось семь часов сорок девять минут. Не теряй— те времени понапрасну.

После чего он открыл последнюю третью дверь, за которой оказался еще один ведущий в неизвестность коридор.

— Когда вас разбудит сигнал, пройдете за мной.

Дверь закрылась. Лайн и Питри остались вдвоем. Повисла неловкая пауза. Дельта-клона она, похоже, ничуть не волновала. Он поднял с пола свой багаж и открыл дверь первого слева отсека.

— Э-э-э, — протянул Лайн, привлекая к себе внимание. Его напарник остановился на пороге и обернулся. — Я не покажусь недостаточно вежли— вым, если спрошу, почему у тебя такое странное имя — Питри?

— Это шутка моих «родителей» из ВЧК, — одними губами улыбнулся дельта-клон. — Профессора Чербаджийского звали Фираз. Фи-раз. Фи — буква греческого алфавита. Раз — значит один. А меня назвали Пи-три. Пи — тоже буква. Три — цифра. Ну, а Черский — это сокращение от Чер— баджийский.

— Понял, — как можно дружелюбнее улыбнулся Лайн тому, с кем ему предстояло отправиться в неизвестность. — А я сперва подумал, что твое имя как-то связано с «лунными предками».

— Ты говоришь на санскрите или разбираешься в восточной эзотерике? — слегка оживился Питри.

— Да нет. Просто вспомнилось кое-что из краткого курса мистицизма и мистификаций. Нам преподавали его в разведшколе, чтобы мы знали, что может двигать маньяками или становиться основой религиозных сект.

— Да, нам тоже читали нечто подобное.

Агенты слегка лукавили. Их подготовка включала в себя гораздо бо— лее глубокие познания в оккультных науках. Причем оба знали, что и в ВЧК, и в ГКР существовали специальные подразделения, которые всерьез изучали богатое мифологическое наследие человеческой цивилизации. Правда, за последние двести лет никаких практических результатов это так и не принесло.

— Ладно, извини, что отвлек, — помахал рукой Лайн. — Если Варкасов сказал, что нас поднимут ровно в десять ноль ноль, значит так оно и будет.

И два обреченных на подвиги агента разошлись по своим отсекам.

* * *

Калиул — член семьи Кивли третьего уровня родства, техник, носящий оружие, проснулся в своей капсуле ледяной летаргии. Его кожу все еще холодил слой инея, но струйки теплого сухого воздуха из многочисленных форсунок быстро прогревали человеческое тело. Калиул позволил себе немного понежиться в приятном тепле, а потом нажал на защелку и разд— винул верхние створки капсулы. Если бы он этого не сделал в положенное время, на пульте диспетчера размораживания раздался бы сигнал тревоги, и для проверки капсулы заявились техники — мастера ледяной летаргии. А Калиул ни в коем случае не хотел выглядеть в их глазах неуклюжим и медлительным.

Он выбрался из капсулы, сделал несколько движений, чтобы размять мышцы, достал из контейнера свой форменный костюм и быстро оделся. С нескрываемым чувством гордости Калиул проверил свое оружие: высокочас— тотный импульсный излучатель и длинный нож-варак. Первый являлся самым совершенным творением военной техники гер-рукиан, второй символизиро— вал принадлежность к касте.

Одновременно с человеком разморозились и разогрелись пища и питье. Калиул выдавил себе в рот содержимое пластикового тюбика и одним глот— ком втянул витаминизированный состав.

Теперь хорошо отдохнувший, сытый и вооруженный Калиул был готов к выполнению любого задания, которое пожелает возложить на него командо— вание. Он бросил короткий взгляд на длинные ряды закрытых капсул ледя— ной летаргии и ощутил новый прилив гордости. В этом отсеке из всех техников, носящих оружие, выбрали именно его. Значит, о нем помнят, его ценят, считают его полезным Гер-Руку.

«Впрочем, — осадил он сам себя, — еще неизвестно, сколько времени я провел в ледяной летаргии, и сколько событий произошло за это время. Возможно, я понадобился всего лишь для плановой проверки корабельного вооружения.»

Техники, носящие оружие, в отличие от техников — навигаторов и техников — мастеров ледяной летаргии, не несли периодические вахты для контроля за кораблем. Их размораживали только в случае необходимости. Важность задания определяла количество и уровень подготовки разбужен— ных специалистов.

Калиул снял со стойки одно из кресел-самокатов и закрепил его на направляющем монорельсе. Сел, пристегнул ремни безопасности. Нажал на кнопку «Центр координации». Кресло дернулось и, быстро набирая ско— рость, покатилось вдоль рядов капсул, в которых мирно спали заморожен— ные гер-рукиане.

Чем ближе Калиул подъезжал к командным отсекам корабля, тем больше ему попадалось размороженных членов экипажа. Одни из них уже приступи— ли к выполнению своих обязанностей, другие, только что проснувшиеся, ехали в креслах-самокатах к пунктам инструктажа. Оглядевшись, Калиул не заметил не одного знакомого лица, но тем не менее помахал рукой ближайшим товарищам по пробуждению и получил в ответ свою долю при— ветствий. Он попробовал по количеству и кастовому составу людей опре— делить причины собственного пробуждения.

По предварительным оценкам выходило, что из капсул ледяной летар— гии подняты примерно одна сотая процента рядовых солдат, одна двадца— тая процента техников разных специализаций и целая половина процента мыслителей. Следовательно, непосредственной опасности для корабля не было. Скорее, причиной пробуждения являлась остановка возле какой-либо планеты, которую требовалось исследовать.

Проезжая возле Центра управления, Калиул утвердился в своих пред— положениях. Техники-навигаторы, обслуживающие все системы корабля, сейчас откровенно бездельничали. Это означало, что все разгонные, мар— шевые, рулевые и тормозные двигатели были заглушены, а корабль нахо— дился на орбите.

Наконец кресло привезло Калиула в Центр координации. Здесь, в от— личие от остальных отсеков, царила деловая суета. Калиул убрал кресло с монорельса и направился на свой пункт инструктажа.

Со смесью удивления и огромнейшей радости Калиул увидел, что за столом руководителя восседает Маунил — мыслительница, носящая оружие, член семьи Мавилин шестого уровня родства. Первый раз они встретились еще до войны с машинами. На Гер-Руке они вместе учились в Космическом Университете. Несмотря на то, что Маунил была старше на два года и происходила из более древней и известной семьи, их отношения с Калиу— лом быстро перешли из приятельских в более близкие. Но роман не имел продолжения. Началась война. Космические сражения, а потом и вихрь поспешного бегства с Гер-Рука разлучили влюбленных. Калиул даже не знал, что Маунил находится на этом же корабле. Хотя он уже дважды по— кидал капсулу ледяной летаргии, списки личного состава мыслителей были недоступны для техников.

— Приветствую тебя, Калиул, — мелодичным голосом произнесла Мау— нил.

Ее глаза светились восторгом. Она широко улыбнулась и продемонс— трировала зубную пластину, великолепно инкрустированную тончайшими пластинами черного коралла. Тройная волнистая спираль с шестью завит— ками означала принадлежность к семье Мавилин в шестом поколении. Кали— ул улыбнулся в ответ, мысленно похвалив себя за то, что перед послед— ним погружением в ледяную летаргию зашел к технику-стоматологу и обно— вил знак своей семьи — круг из восьми треугольников с тремя расходящи— мися лучами. Так что теперь ему не было стыдно предстать перед Маунил.

Оправившись от первого удивления, Калиул только теперь заметил, что его бывшая возлюбленная почти не изменилась с момента их последней встречи. Должно быть, ей пришлось провести в ледяной летаргии намного больше времени, чем ему.

— Здравствуй, Маунил, — только и смог произнести Калиул, садясь за стол.

Наверное, если бы вокруг не сновало множество людей, они бросились бы в объятия друг друга. Но, во первых, гер-рукиане совершенно не зна— ли, что такое двери. Во-вторых, сейчас их разделял не только стол, но и служебные ограничения. И, наконец, в-третьих, личные отношения раз— решались только на больших кораблях основного флота. Там рождались де— ти, которые должны были постепенно заменять стареющих беженцев с Гер-Рука.

(Хотя значительную часть времени экипажи кораблей проводили в ле— дяной летаргии, периодические пробуждения неумолимо сокращали жизнь людей. А ведь флоту беженцев предстоял еще очень долгий путь.)

Именно поэтому, глядя друг на друга сияющими глазами, влюбленные продолжали разговаривать строго официально.

— Калиул, твои знания и мастерство нужны народу Гер-Рука.

Это была стандартная фраза, но Маунил произнесла ее так, как будто имела в виду: «Ты нужен мне».

— Я готов к выполнению своих обязанностей перед моим народом.

«Я всегда мечтал о нашей встрече», — это все, что мог передать взглядом Калиул.

— Мы встретили новую цивилизацию людей. Наш корабль вступил с ними в контакт. Оказалось, что они владеют совершенно иным способом косми— ческих путешествий. В отличие от нас, они нашли способ уходить в межп— ространство и за секунды преодолевать расстояния, на которые мы тратим годы.

— Невероятно. Это просто фантастика!

— Это факт. Сейчас вокруг нашего корабля находятся одиннадцать бо— евых кораблей инопланетян. Свою материнскую планету они называют Зем— ля, а себя, соответственно, землянами. Вот, посмотри.

На телеэкране перед Калиулом появилось изображение одного из ко— раблей. Рядом побежали столбики цифр, описывающих его основные харак— теристики.

— Какой он маленький! — только и смог сказать Калиул.

— Да, — согласилась Маунил. — Самый большой военный корабль землян в тридцать раз меньше нашего. Но они превосходят нас в скорости…

Калиул задумался. Межпространство. Лучшие мыслители-творцы Гер-Ру— ка давно уже разработали теорию многомерного пространства. Тем не ме— нее все попытки использовать эти знания для практической пользы к ус— пеху не привели. На Оао Ргхр люди также работали над этой проблемой… пока на них не обрушилась мощь машинной цивилизации.

— Что они знают о нас? — деловито поинтересовался Калиул.

— Стандартный вариант, разработанный мыслителями-стратегами специ— ально для подобного случая.

— Значит, правды им не сказали? — Калиул произнес это вслух и сра— зу же пожалел о сказанном.

Обсуждать подобную тему в официальной обстановке запрещалось. Ра— дость от встречи с потерянной возлюбленной вскружила Калиулу голову, и на секунду он забыл, что разговаривает не со своей подругой, а со старшей по званию. Маунил предупреждающе нахмурила лоб, и Калиул пока— янно вздохнул, показывая, что осознал свою ошибку и полностью ее приз— нает.

— Наличие у землян межпространственных кораблей может усложнить нашу задачу, — осторожно намекнул Калиул.

— Эта проблема сейчас обсуждается мыслителями-стратегами, — отве— тила Маунил. — Но все не так опасно. Мыслители-навигаторы проанализи— ровали время, прошедшее между тем, как нас обнаружил первый корабль землян и тем, когда появился военный флот. Оказалось, что перемещение в межпространстве достаточно быстрое, но не мгновенное, как предпола— гали наши мыслители-творцы. В дальнейшем обмен информацией с землянами подтвердил эти предположения. Их корабли уходят в межпространство, только достигнув определенной скорости. И они должны быть заранее со— риентированы на то место, куда хотят попасть.

— Раз мы сообщили им, откуда следует ждать наш флот, то они знают направление на Гер-Рук, — заметил Калиул. — Они могут проверить…

— В свое время я предлагала тебе сдать экзамен на мыслителя, но ты отказался, — с долей ехидцы напомнила Маунил. — Так что теперь нечего умничать и строить догадки. За тебя уже все рассчитали. У межпрост— ранственного перемещения есть и еще одна проблема — выход в реальное пространство. Один достаточно крупный астероид — и кораблю конец. Поэ— тому звездолеты землян в основном перемещаются между уже открытыми планетами и выходят из межпространства в проверенных участках космоса. Если же они посылают экспедицию в неисследованный район, то используют принцип «челнока». Корабль периодически выходит из межпространства, намечает новую цель в пределах видимости приборов, а потом делает но— вый скачок. Так что до Гер-Рука земляне не доберутся и за сто лет.

— Но и мы будем преодолевать их сектор космоса не менее пяти— сот-шестисот лет, — сказал Калиул, просмотрев данные на экране. — Это очень большой срок. Может многое измениться.

— Да. Именно поэтому нас и разбудили. Земляне, разумеется, не со— бираются дарить нам образцы и чертежи межпространственного двигателя. — Маунил доверительно наклонилась вперед. — Более того, как они ут— верждают, их общество все еще разделено на несколько автономных обра— зований — «государств». Эти государства почему-то продолжают соперни— чать друг с другом. А монополия на производство межпространственных двигателей принадлежит только одному из них — Очеловеченной Федерации.

— Какая дикость! — Калиул не удержался от возмущенного возгласа.

Маунил продолжила:

— Мыслитель-стратег Вичегал хочет, чтобы мы постарались узнать все о межпространственном перемещении. Для этого он разбудил мыслите— ля-тактика Лиаргала. Тот выбрал меня и два десятка других мыслителей разных специализаций. Ну а я, просматривая корабельные списки техни— ков, носящих оружие, вдруг случайно встретила твое имя. Надеюсь, я не ошиблась в своем выборе?

— Я готов к выполнению своих обязанностей перед моим народом, — вновь повторил Калиул ритуальную фразу.

— Тогда иди и готовься к тяжелой работе, — Маунил протянула ему пластиковый жетон с номером жилого отсека. — Когда из ледяной летаргии поднимутся остальные избранные, вас соберут на более подробный инс— труктаж.

Калиул нехотя поднялся. Чудесная встреча вновь прерывалась разлу— кой. На прощание посмотрев на Маунил, он постарался взглядом выразить все чувства, которые вновь проснулись в его душе. Но мыслительница, носящая оружие, не подняла глаз от своего экрана, решая, должно быть, какую-то сложную задачу. Техник еще раз посмотрел на выданный жетон, вздохнул и отправился к месту назначения.

Перед тем, как заснуть в удобной койке с подогревом, Калиул еще раз подумал о том, что едва ли можно назвать правильными инструкции мыслителей-стратегов. Почему никому из встреченных на пути разумных существ нельзя раскрывать правды о машинной цивилизации? Почему нельзя честно признаться, что машины вовсе не стремятся уничтожить все живое, а лишь хотят, чтобы люди им служили и поклонялись? Неужели угроза то— тального уничтожения страшнее, чем рабское существование? И если гер-рукиане бегут, это еще не значит, что машины непобедимы. Кроме то— го, эти смутные подозрения и намеки на возможных агентов машин на бор— ту корабля…

Калиул постарался отбросить прочь опасные мысли. Слухи и предполо— жения еще не основание для сомнений в правильности действий мыслите— лей-стратегов. Он, простой техник, носящий оружие, должен выполнять свой долг — то есть подчиняться приказам старших по званию.

Глава 3. Основные принципы межпространственной навигации.

Корабль, в котором вернулся на Землю Максим Фрадов, находился в сухом доке Оруженосца-1. В космических портах «сухим доком» назывался герметичный ангар, в котором поддерживалось приемлемое для людей дав— ление и который заполнялся пригодным для дыхания воздухом. Это позво— ляло людям находиться в ангаре без скафандров, что, естественно, нам— ного упрощало и ускоряло все работы.

Когда Лайн Квазаров и Питри Черский попали в сухой док, где стоял инопланетный корабль, их поразило то невероятное количество людей, приборов, аппаратов и приспособлений, которые удалось втиснуть в отно— сительно небольшое пространство. Казалось, что они оказались в гигант— ском муравейнике, где несколько сотен муравьев суетятся вокруг одной толстой золотистой гусеницы. Причем эту гусеницу практически не видно за плотно обступившими ее исследователями.

Всеми научными работами руководила полковник Государственной кос— мической разведки, профессор криптотехники Лия Штильман. Она на бегу поприветствовала двух агентов и сразу же потащила их за собой прямо в гущу кипучей деятельности.

Пропустив пару вращающихся рентгеноскопов, которые изучали каждый квадратный микрон поверхности корабля, увернувшись от снопа искр из-под карбоновой фрезы, отшатнувшись от разрядов плазменной сварки, обойдя троицу ученых, до хрипоты спорящих о возможности применения направленного ядерного взрыва, Лия, Лайн и Питри добрались, наконец, до светового радужного шлюза, который вел внутрь инопланетного кораб— ля.

Здесь их уже поджидал генерал Варкасов, беседующий с пожилым уче— ным, голову которого украшал обруч с прикрепленными телелинзами элект— ронного микроскопа.

— Я вас жду, — вместо приветствия заявил генерал и посмотрел на агентов так, как будто те без всяких уважительных причин опоздали на жизненно важную встречу примерно на полгода. — Идите за мной.

Безо всяких колебаний он шагнул в поток света и исчез из вида. Лайн и Питри последовали за ним и оказались в узком коридоре, который, как они уже знали, вел в кабину корабля.

— Не задерживайте движение, — подогнал их голос Лии Штильман.

Это было проще сказать, чем сделать. И без того узкий проход сей— час был заставлен металлическими конструкциями непонятного назначения, баллонами со сжатым воздухом, канистрами с химикатами. Взад-вперед по нему бегали люди в форме технической службы ГКР, перетаскивая пачки электронных плат, мотки кабелей и шлангов.

Взяв инициативу в свои руки, Квазаров начал бесцеремонно расталки— вать людей и протискиваться вперед. Питри держался позади и своей мас— сой помогал напарнику в особо тяжелых случаях. Например, тогда, когда Лайн лоб в лоб уперся в четырех техников, которые перетаскивали алюми— ниевые контейнеры.

Благодаря совместным усилиям агентов, коридор был в конце концов преодолен, и они оказались в кабине инопланетного корабля. Вначале им показалось, что внутри кабины разорвалась бомба невероятной разруши— тельной силы, и теперь техники пытаются разобрать обломки. Но потом им удалось уловить некую продуманную схему во всем нагромождении приборов и аппаратов. Некоторые предметы даже оказались знакомыми или, по край— ней мере, напоминающими что-то ранее виденное.

От четырех кресел, которые когда-то находились в кабине, осталось только два. В одном из них сейчас сидел человек, голову которого пол— ностью закрывал глухой шлем без каких-либо прорезей для глаз.

Генерал Варкасов бесцеремонно шлепнул ладонью по шлему:

— Принимай гостей, Дунь-Фэй!

Из-под шлема появилась всклокоченная голова юноши лет восемнадца— ти. Он весело улыбался, как будто изучение чужой техники являлось для него высшим наслаждением в жизни.

— Наш компьютерный гений, — представил его генерал. — Пытается восстановить базу данных «Золотой капли».

— «Золотой капли»? — переспросил Квазаров.

— Так мы назвали этот корабль, — пояснила полковник Штильман.

Это было вполне логично — назвать корабль именно так, как он выг— лядел.

— Тогда что вы имели в виду под словом «восстановить»?

Дунь-Фэй посмотрел на Лию Штильман. Штильман посмотрела на Варка— сова. Варкасов вопросительно глянул на Дунь-Фэя. Дунь-Фэй отрицательно покачал головой. Лайн понял, что сейчас услышит что-то совершенно не радостное.

— Дело в том, — издалека начал генерал, — что навигация среди па— раллельных Измерений и Вселенных — вещь достаточно сложная…

— Я об этом догадывался, — хмыкнул Квазаров.

— …Бортовой компьютер, который установлен на «Золотой капле», значительно отличается от наших…

— И это я предполагал.

— …Тем не менее Максим Фрадов мог им управлять и сумел вернуться на Землю.

— Я это помню.

— Но теперь обнаружилась одна проблема, — Варкасов сделал паузу и еще раз вопросительно посмотрел на Дунь-Фэя.

Тот жизнерадостно объявил:

— Похоже, первые исследователи корабля еще сто пятьдесят лет назад стерли всю навигационную базу данных.

— Намеренно? — подал голос дельта-клон.

— Видимо, да, — ответил Варкасов.

— Привет старине И-Вану Красину! — помахал рукой неунывающий Дунь-Фэй.

— Действительно, привет, — мрачно согласился Квазаров. — Значит, конец заданию?

— Да нет, — покачал головой генерал. — Только начало.

— Не хотите ли Вы сказать… — начал Лайн и осекся.

Он все понял. Ему, конечно, уже приходилось летать через межпрост— ранство наугад в «челночном» режиме. Но ведь не на такое большое расс— тояние…

— Мы оснастили «Золотую каплю» самой современной системой регене— рации воздуха, — сказала полковник Штильман. — В автономном режиме она обеспечивает двух человек воздухом в течение шестидесяти стандартных суток. Ее можно заряжать на любой терраподобной планете.

— Если верить Гер-Рукианам, то за два месяца до их планеты не до— лететь, — возразил Квазаров.

— Ты еще не знаешь, на что способна эта штука, — Дунь-Фэй погладил ладонью кнопки и экраны, которые украшали приборную панель.

— Какой от нее толк без навигационного оборудования?

— Сам попробуй, — Варкасов протянул Квазарову шлем управления.

Дунь-Фэй уступил кресло пилота. Лайн сел, осмотрел панель управле— ния. Его взгляд ненадолго задержался на «мерцалке». Она заметно отли— чалась от тех моделей, которые использовались на современных кораблях. Серебряные рукоятки с узором из черных агатов, казалось, принадлежали какому-нибудь древнему ритуальному жертвеннику.

Квазаров заглянул внутрь шлема и с удивлением обнаружил, что на внутренней его стороне нет ни световодов, ни экранов. Он вопросительно посмотрел на Дунь-Фэя.

— Одевай, одевай, — усмехнулся тот. — Можешь закрыть глаза, можешь открыть — это значения не имеет. Шлем сам настроится на определенные участки мозга. Он будет воздействовать прямо на нейроны.

Лайн закрыл глаза и одел шлем. Вначале ничего не произошло.

Словно сквозь слой воды, он услышал голос Дунь-Фэя:

— Потребуется некоторое время на адаптацию. Ничего не делай. Глав— ное, не включай двигатели.

Это был хороший совет. На теоретических занятиях Квазарову уже объяснили, что на «Золотой капле» установлены гравитационные преобра— зователи, которые опережают земные технологии на несколько тысяч лет. Более того, сами материалы, из которых был сделан инопланетный ко— рабль, оказалось невозможно синтезировать в условиях того Измерения, в котором находилась планета Земля.

— Я ничего не вижу, — сказал Лайн спустя несколько минут. — Может, я что-то делаю не так?

Не успел он это произнести, как внезапно почувствовал, что его ко— жу как будто слегка покалывают и щекочут сотни маленьких существ. Лайн непроизвольно задергался.

— Не шевелись! — немедленно прозвучал над ухом голос Дунь-Фэя. — Тебе сейчас кажется, что по тебе ползают муравьи?

Квазаров согласно кивнул головой.

— Очень хорошо. Это означает, что началось слияние твоего сознания с компьютером корабля. А теперь попробуй УВИДЕТЬ тех, кто по тебе пол— зает.

Лайн попробовал и едва удержался от удивленного возгласа. Оказа— лось, что по его коже ползали маленькие люди и всевозможные аппараты. А сам он почему-то находился в тесном закрытом помещении. Стоп! Кваза— ров взял себя в руки. Он понял, что «видит» вокруг себя благодаря ра— дарам и сканерам корабля, «чувствует» его детекторами и анализаторами. Его телом стал корпус корабля, а тесное помещение на самом деле явля— лось огромным доком. Лайну вдруг стало не по себе. Создавалось впечат— ление, что его мозг перекачали из человеческого тела в оболочку иноп— ланетной машины .

Квазаров сорвал с себя шлем. Вокруг ничего не изменилось. Когда контакт прервался, он вновь ощутил себя человеком.

— Уф! — Лайн тяжело вздохнул и вытер вспотевший лоб. — А мне пока— залось…

— Ничего, я тоже поначалу боялся, — успокоил его Дунь-Фэй. — Когда поработаешь в шлеме часов десять подряд, привыкнешь. Но на первый раз достаточно. Сначала я научу тебя работать с пультом управления. «Мер— цалку», надеюсь, ты и так знаешь.

— Агент Черский! — позвал генерал Варкасов. — Теперь ваша очередь.

Только тут Квазаров заметил, что его напарник вместе с полковником Штильман осматривает корабельный арсенал. Сейчас он нежно держал в ру— ках ручной ракетомет и любовно оглаживал его короткий толстый ствол. Дисплей ракетомета показывал, что оружие активировано и заряжено пол— ным боекомплектом: пятьюдесятью кумулятивными ракетами и пятьюдесятью осколочными. Лайн невольно представил себе, что произойдет, если дель— та-клон решит нажать на спуск. Но тот спокойно поставил оружие на пре— дохранитель и положил на место.

— Вы уверены, что мне также придется управлять кораблем? — спросил Питри.

— Вам предстоит долгий автономный полет. Так что каждый из вас должен полностью дублировать функции другого, — ответил генерал. — На подготовку к операции вам отводится пять стандартных суток. За это время вы должны полностью изучить устройство корабля, его возможности, способы управления и координации. Ясно?

Лайн и Питри согласно кивнули.

* * *

И потянулись долгие часы изнурительных тренировок. Перерывы дела— лись только на сон и на прием пищи. Впрочем, начиная со вторых суток, еду стали доставлять прямо в кабину «Золотой капли».

Несмотря на то, что Квазаров и Черский постоянно находились рядом, между собой они практически не общались. Дело в том, что пока один из них работал с компьютером корабля, другой в это время изучал основы навигации в параллельных Измерениях или ходил на стрельбы в испыта— тельный тир, который также входил в зону А-ноль и располагался непода— леку от сухого дока.

«Золотая капля» не имела никакого вооружения, так как являлась исследовательским зондом. Закрепить на абсолютно гладком и совершенно непробиваемом корпусе корабля какие-либо изделия военно-космических заводов также не представлялось возможным. Поэтому, снаряжая Лайна и Питри в полет, их снабдили тем ручным оружием, какое только могло уместиться в тесную кабину. В арсенал входили: пара комбинированных десантных автоматов, ручной бомбомет (в том числе три тактических тер— моядерных заряда), автоматические пистолеты, дальнобойная снайперская винтовка, большой запас мин, гранат, ракет и патронов. Разумеется, все самое современное, самонаводящееся, мощное, дальнобойное и скорост— рельное.

Заведовал арсеналом дельта-клон Черский. Квазаров не то, чтобы не любил оружие, просто по роду деятельности ему редко приходилось иметь с ним дело. Последние три года он работал скорее головой, чем руками, хотя и опыт боевых операций у него также имелся.

Как-то раз, оказавшись с генералом Варкасовым в относительном уе— динении (три десятка сотрудников технических служб, работающих вокруг, можно было не считать, так как все слова заглушал постоянный визг дис— ковых пил и треск сварочных аппаратов), Лайн спросил:

— Могу я задать вам откровенный вопрос?

— Можете, — пожал плечами генерал.

— А получу ли я на него такой же откровенный ответ?

— А вот это будет зависеть от заданного вопроса.

— Хорошо. Ясно. Итак, вопрос: чем руководствовались ВЧК и ГКР, отправляя на это задание неконтролируемого дельта-клона?

— В Вашем вопросе содержится и ответ. Почему вы называете агента Черского неконтролируемым? Пятнадцать лет он верой и правдой служил ВЧК. Его верность Очеловеченной Федерации сомнениям не подвергается. Именно поэтому он не был ликвидирован после… скажем так: после не— санкционированной акции возмездия. Государство второй раз подарило ему жизнь, поэтому он стал вдвое надежнее.

— Я бы решился оспорить это утверждение. Дельта-клон сознательно пошел на нарушение закона и уничтожил банду губернатора Хабирдоева. То есть он заранее полагал, что после этого преступления сам, наверняка, будет ликвидирован. Следовательно, он не настолько дорожит своей жизнью, чтобы всегда и во всем действовать во имя интересов Очелове— ченной Федерации. Так можете ли вы со стопроцентной гарантией заяв— лять, что агент Черский будет стремиться выполнить задание?

Произнеся эту заранее заготовленную речь, Лайн выжидающе посмотрел на генерала. Тот задумался. Квазаров поначалу принял образовавшуюся паузу за сомнения, но, оказалось, Варкасов просто подбирал слова для ответа.

— Видите ли, — сказал он, — именно я предложил использовать Питри Черского для этого задания.

Лайн удивленно поднял брови.

Варкасов продолжил:

— Дело в том, что я был знаком с Фиразом Чербаджийским. Можно даже сказать, что в юности мы были хорошими приятелями.

— Но дельта-клон — не профессор! — возразил Лайн.

— Почему? Он такой же человек, как я и вы. Биологически и психоло— гически он ничем от нас не отличается. Только появился на свет он не из чрева матери, а из «пробирки». Возможно, вас смущают его неизменное хладнокровие и напускное спокойствие? Так вот, в его годы Фираз был точно таким же. Так что это не проявления природы дельта-клона. Наобо— рот, это свидетельства его близости к оригиналу.

Лайн не нашелся, что ответить. Про возраст дельта-клона спрашивать было нелепо. Квазаров прекрасно понимал, почему в свои пятнадцать лет Питри Черский физически и умственно развит, как тридцатилетний. Он имел представление о принципах производства и выращивания клонов.

— Более того, — продолжал генерал, — скажу вам, что во многих сло— вах агента Черского, в манере поведения, в походке я вижу своего ожив— шего товарища. Так что я уверен в нем также, как и в вас.

— Благодарю, — с легким поклоном сказал Лайн. — Вы рассеяли мои сомнения.

Больше он не поднимал этот вопрос, хотя теперь его начали мучить подозрения иного рода: если генерал Варкасов так уверен в дельта-кло— не, не означает ли это, что он не доверяет самому Лайну? Если вспом— нить трех военно-космических разведчиков — Максима, Олафа и Яну, кото— рые в свое время предпочли остаться в Верхних Измерениях, то не явля— ется ли основной задачей Черского доставка Лайна на Землю? Может быть, он обязан вернуться обратно и привести с собой корабль и Квазарова?

Как бы то ни было, сомнения Лайна оставались спрятаны так глубоко, что никак внешне не отражались на его отношениях с напарником. Оба агента относились друг к другу вежливо и дружелюбно и не переходили ни грань товарищества, ни грань сухого официоза.

* * *

Чем лучше Лайн узнавал возможности «Золотой капли», тем в большее изумление его приводили достижения инопланетной техники. А ведь из от— чета Максима Фрадова следовало, что это была далеко не новая и не са— мая лучшая модель космического корабля. Тем не менее, соединение гра— витационных преобразователей и «мерцалки», которую земные ученые соз— дали сто пятьдесят лет назад по образу и подобию Божественной техники, дало потрясающие результаты. Теперь оставалось совсем немного — нау— читься всем этим пользоваться.

Многомерный мир, как теперь выяснилось, состоял из бесчисленного количества Измерений с разными уровнями реальности. Измерения разделял тонкий слой межпространства — своего рода переходное состояние материи между параллельными Вселенными. Современные земные корабли в режиме «мерцания» смещались в эту зыбкую эфемерную субстанцию, где могли раз— вивать сверхсветовую скорость, а потом возвращались в свой обычный космос. Перейти в другое Измерение им не позволяли предохранители и блокираторы.

«Золотая капля» могла двигаться в двух направлениях: во-первых, перемещаться в пределах одной Вселенной, как и корабли землян; во-вто— рых, переходить из Измерения в Измерение. Но и параллельные миры также не являлись чем-то застывшим. В каждом из них находилась своя Вселен— ная со своими физическими законами, так что, оказавшись в другом мире, можно было за доли секунды переместиться на сотню-другую галактик в сторону или же оказаться в другом времени.

Бортовой компьютер синхронизировал «Золотую каплю» в пространстве (вернее, в пространствах) и времени (временах), основываясь на совер— шенно отличной от земной системе навигации. Теперь, когда основная ба— за данных была стерта, о перемещении в параллельные миры нечего было и думать. Подобный эксперимент закончился бы тем, что корабль навсегда затерялся бы в многомерном мире и никогда не нашел бы дороги назад. Так что главными достоинствами инопланетного корабля оставались лишь гравитационный двигатель и «мерцалка» без ограничителей мощности.

Корабли землян должны были вначале развернуться в ту сторону, куда предполагалось совершить сверхсветовой скачок, и разогнаться при помо— щи термоядерно-реактивных двигателей Хейдля-Уйгурова. Только совмещен— ные импульсы физической скорости и межпространственного генератора пе— реводили их в состояние «мерцания».

А «Золотая капля» могла уйти в межпространство в любой момент. Главным тут было как раз не проскочить эту зыбкую грань и не оказаться в чужом Измерении. Ну и, конечно, гравитационный привод не требовал ни запасов топлива, ни сложного обслуживания, ни тонкой настройки. Вер— нее, он был настроен один раз — при его создании. Теперь люди Земли могли использовать эту технику, даже не разбираясь в принципах ее уст— ройства.

Собственно, основную работу по переналадке компьютера «Золотой капли» выполнил Дунь-Фэй. Он не только разобрался в его устройстве, но и занес в него все данные об окружающем космосе, которыми к тому вре— мени располагала Очеловеченная Федерация. Конечно, это была капля в море, но хоть что-то все же лучше, чем совсем ничего. По крайней мере, Млечный Путь и семь соседних галактик служили достаточным базовым ори— ентиром для ориентации инопланетного корабля.

* * *

Если вначале Лайну Квазарову срок подготовки к заданию показался совершенно невероятным — всего пять суток, то вскоре он изменил свое мнение на диаметрально противоположное. Уже к исходу четвертых суток он заявил генералу Варкасову, что под руководством Дунь-Фэя полностью освоил «Золотую каплю» и немедленно готов приступить к ее пилотирова— нию.

— Подожди, — ответил генерал. — Оснастка «Золотой капли» еще не закончена. Кроме того, я жду последних известий с Земли. Да и твой на— парник не так быстро обучается, как ты. Не забывай, до этого он никог— да не покидал Земли.

— Да уж, из нас получается отличная команда, — заметил Квазаров. — Дельта-клон, никогда не летавший в космосе, и человек, ни разу в жизни не бывавший на Земле.

— Я помню, что ты родился на Скифии. Вот вернешься с этого зада— ния, получишь отпуск и слетаешь на Землю. Там есть, на что посмотреть.

Лайн хотел было поспорить, но предпочел держать рот на замке. Уро— женцы терраподобных планет почему-то всячески старались показать, нас— колько независимы их миры от колыбели земной цивилизации. И все же в глубине души каждый из них мечтал побывать на родине человечества.

Прошло пять суток. Но приказа на старт так и не поступило. Лайн и Питри не видели ни генерала Варкасова, ни полковника Штильман. Они продолжали тренировки, не зная, что происходит за пределами секретной зоны А-ноль.

Наконец, агентов вызвали в зал совещаний — туда, где они в первый раз услышали о своем задании. Сопровождал их уже знакомый Квазарову майор с квадратной челюстью. Он буквально пожирал глазами обоих аген— тов, словно лицезрел сошедших с небес ангелов. Но, как оказалось, это не было связано с важностью их миссии. Агентам предстояла личная встреча с самыми влиятельными людьми страны, с истинными хозяевами Очеловеченной Федерации.

В зале, рассчитанном на двадцать мест, теперь собралось не менее пятидесяти человек: адмиралы военно-космического флота, генералы на— земных армий, высокие чины из ВЧК, службы безопасности и разведки, несколько политиков и руководителей крупнейших компаний. Были также приглашены и представители союзной Североафриканской Республики. Нес— мотря на то, что Очеловеченная Федерация до сих пор сохраняла все внешние признаки демократии: выборный парламент, президента и юриди— ческий совет, на самом деле она управлялась военными и спецслужбами, которые практически никогда не появлялись на инфо-экранах.

Лайн и Питри, оба в парадной форме Государственной космической разведки, попытались было незаметно слиться с толпой и скромно встать у стенки, но заметивший их генерал Варкасов приветственно помахал им рукой. На несколько секунд все разговоры смолкли, и сотня глаз обрати— лась в сторону героев. Лайн невольно поежился от такого обилия прис— тальных оценивающих взглядов. Даже дельта-клон, казалось, чуть-чуть утратил свое постоянное спокойствие. Впрочем, осмотр быстро закончился и всеобщее внимание переместилось на трибуну.

Первым с краткой речью выступил командующий военно-космическими силами Очеловеченной Федерации Федор Симков:

— Нечасто в одном месте и в одно время собирается столько влия— тельных лиц. Но обстоятельства потребовали нашего личного участия. О происходящих событиях меня в полной мере поставили в известность лишь накануне, когда я прибыл в систему Тримарциспы. Примерно в таком же положении оказались и остальные три четверти собравшихся. Буду откро— венен — я испытал шок. Мы находимся на рубеже величайших потрясений в истории Земли. И на нас ложиться ответственность за то, насколько без— болезненно и безопасно для граждан пройдет вхождение нашей планеты в мир, населенный огромным количеством различных разумных существ. Я благодарю Государственную космическую разведку и Внутреннюю Чистку Кадров за то, что до настоящего времени они хранили в строжайшем сек— рете всю информацию о контактах с инопланетянами. Это было правильное решение. Все мы должны и впредь стараться, чтобы пугающие факты не об— рушились на людей внезапно, неожиданно. Но как бы мы не старались ог— радить наш народ от ненужных тревог, видимо, все-таки придется посте— пенно и плавно информировать его о происходящих событиях…

Примерно в таком духе командующий рассуждал около десяти минут. Квазарову уже стало казаться, что все это совещание — пустая трата времени. Он пытался понять, зачем Варкасов притащил его и Питри на эту сходку? Только для того, чтобы они прониклись важностью момента? Чтобы сильнее прочувствовали оказанное им доверие? Но они и так уже проник— лись, прочувствовали и осознали все, что только можно.

Следующей выступила адмирал Агриппина Ле Вернье. Она руководила объединенным космическим флотом, который сейчас находился возле Лок— ры-5.

Ее доклад был по-военному четок и лаконичен:

— Инопланетный корабль в настоящее время блокирован кораблями Оче— ловеченной Федерации и Североафриканской Республики. Этот сектор кос— моса закрыт на карантин. Объявлено, что на планете Локра-5 обнаружен опасный для людей вирус. Подобные меры ни у кого подозрений не вызва— ли. По крайней мере, не было зарегистрировано ни одного чужого кораб— ля. Теперь о пришельцах. Они не делают ничего, что могло бы вызвать подозрения. Двигатели их корабля заглушены. Пришельцы охотно идут на контакт. В настоящее время уже составлен базовый словарь языка гер-ру— киан. Они не скрывают ни технических характеристик своего корабля, ни информации о количестве экипажа, ни причин своего появления. Впрочем, вы и так уже об этом знаете. Все дополнительные технические данные, уважаемые коллеги, вы можете переписать на свои персоналки сразу же после этого совещания.

После нее с речью выступил министр инфо-пропаганды Очеловеченной Федерации Максуд Рифатов. Как с удивлением узнал Квазаров, не только гражданам Очеловеченной Федерации, но даже ее президенту и парламенту до сих пор ничего не было известно ни о контакте с кораблем гер-руки— ан, ни об опасности, грозящей Земле и ее колониям. В настоящее время сотрудниками министерства пропаганды разрабатывался глобальный план постепенного информирования населения. Начать предполагалось с радост— ного известия о долгожданной встрече с братьями по разуму.

— Вы хоть представляете себе, сколько кораблей ринутся на поиск места контакта? — спросила только что севшая на место адмирал Ле Вернье. — Журналисты, сотрудники иностранных спецслужб, просто любо— пытные, в конце концов. Как прикажете их сдерживать? Открывать огонь на поражение?

— Ну зачем же идти на такие крайние меры? — обезоруживающе улыб— нулся Рифатов — Мы объявим зоной контакта такой сектор космоса, кото— рый они будут прочесывать несколько лет.

Федор Симков добавил:

— Я уже распорядился организовать несколько небольших флотилий, которые будут отвлекать внимание от Локры-5. Кстати, что нам скажет начальник ГосСтройКосмоса?

Владимир Уйгуров, глава крупнейшей в мире фирмы, производящей кос— мические корабли, оказался в самом центре зала, поэтому не стал про— тискиваться к трибуне, а заговорил с места, периодически сверяясь со своим наручным компьютером:

— Сейчас у нас в работе находятся двадцать семь крупных кораблей. Из них три крейсера, четыре десантных корабля и два военно-транспорт— ных. Все остальные суда гражданские. Правда, два из них — класса «Гро— мовержец». Жаль, что только здесь мне объяснили причину экстренного совещания. Но тем не менее я уже отправил на все заводы приказ уско— рить работы. Кроме того, я распорядился подготовить резервные стапели для закладки новых крейсеров дальнего радиуса действия.

— Очень хорошо, — одобрил командующий. — Но, боюсь, построить но— вые корабли мы уже не успеем. До встречи с флотом Гер-Рука остался ме— сяц, до приближения вероятного противника — около трех. Поэтому я от— дал приказ основным ударным флотам передислоцироваться в сектор космо— са, откуда может начаться вторжение.

— А НОШПА? — напомнила адмирал Ле Вернье. — Как на это прореагиру— ют другие страны?

— Когда мы предъявим всей Земле корабль гер-гукиан, и пришельцы расскажут о нашествии машин, все космические державы вынуждены будут к нам присоединиться.

— Я бы не была в этом так уверена! — довольно резко заявила адми— рал.

Большинство разделяло сомнения опытнейшего адмирала.

Лайн вспомнил, что это ее флот в свое время участвовал в так назы— ваемом «противостоянии у Куньлуня». Двенадцать лет назад ОФ и НОШПА претендовали на одну богатую серебряной рудой планету, которая находи— лась на границе их секторов космоса. В космических кораблях из серебра изготавливали все провода и контакты, поэтому оно считалось стратеги— ческим металлом и ценилось очень высоко. Только угроза, что ОФ перес— танет продавать американцам «мерцалки», заставила тех отступить.

Симков попытался всех успокоить:

— Старинное соперничество двух наших держав не должно помешать нам объединиться против общего врага. Впрочем, предоставим решение этой проблемы президенту и политикам. Должны же они хоть что-нибудь сделать для своей страны?

Эта своеобразная шутка немного разрядила обстановку.

Следующим взял слово Директор института перспективных научных раз— работок Валер Ли-Сяо:

— На предприятиях, где производятся межпространственные двигатели — «мерцалки», сейчас в спешном порядке воспроизводят исходные образцы — без предохранителей и блокирующих устройств. Первые опыты с перехо— дом в параллельные Измерения дали противоречивые результаты. С одной стороны, испытатели на некоторое время проникали в параллельные миры и успешно возвращались обратно. То есть рассогласование ближайших Изме— рений относительно Земли оказалось не очень велико. С другой стороны, складывается впечатление, что Измерения с более низким уровнем реаль— ности как будто «выталкивают» нас обратно, не давая возможности окон— чательно преодолеть слой межпространства. А Измерения, находящиеся чуть выше по шкале реальности, совершенно не похожи на нашу Вселенную, хотя, если верить отчетам Максима Фрадова, различия на таком небольшом расстоянии не должны были бы быть так велики. Ведь даже вполне пригод— ные для жизни миры Ожерелья находятся значительно дальше. Некоторые ведущие ученые высказывают предположения, что виноваты в неудачных опытах несовершенные космические корабли, которые не могут синхронизи— роваться в Измерениях с другими уровнями реальности. Увы, двигатели Хейдля-Уйгурова не развивают достаточной мощности для прорыва в парал— лельные миры.

— А как же тогда «Большой скачок»? — спросил кто-то с места. — Ведь сто пятьдесят лет назад, как оказалось, наши космонавты уже доле— тели чуть ли не до края мира!

— Очень хороший вопрос. С удовольствием на него отвечу, так как непосредственно перед отлетом сюда я выслушал от ученых столько все— возможных и противоречивых теорий, что могу забить ими все запоминаю— щие кристаллы вашей персоналки. Пока что наиболее убедительной мне представляется идея о том, что «Большой скачок» преодолел полмира только потому, что его «мерцалка» являлась точной копией аппарата, из— готовленного, как теперь оказалось, чуть ли не самим всевышним. В на— ших лабораториях производят межпространственные двигатели другого ти— па. Они значительно слабее, хотя и более просты в производстве и экс— плуатации. Чтобы наладить производство настоящих «мерцалок», требуется время. Не забывайте, что на создание первых образцов уходили годы!

— У нас в запасе нет столько времени, — напомнил Федор Симков. — Именно поэтому мы не позволили Вам забрать для изучения ту самую пер— вую «мерцалку».

Квазаров почувствовал, что скоро речь зайдет о их задании. И точ— но. На трибуну поднялся генерал Варкасов.

— Нашей службой в сотрудничестве с ВЧК в кратчайшие сроки подго— товлены сотрудники для проверки всех имеющихся сведений. У нас есть инопланетный корабль, есть мощная «мерцалка», есть решительные и сме— лые люди. — При слове «люди» никто не высказал удивления, хотя все прекрасно знали, что один из агентов не совсем подходит под это опре— деление. — Мы знаем, где находится Гер-Рук. Поэтому сможем определить, насколько велика опасность для Земли, и существует ли она вообще. Собственно, мы уже сутки назад могли бы отправить «Золотую каплю» в полет. Однако, вникнув во все обстоятельства, командующий Военно-Кос— мическими Силами отложил старт. Теперь я понимаю, что он прав. Мы не можем отправлять единственный имеющийся у нас инопланетный корабль в неизвестность, предварительно не использовав его для более важной за— дачи. Перед этим совещанием я долго беседовал с руководителем Службы безопасности Лавром Киверовым. Если наши корабли не могут исследовать окрестности Земли в других Измерениях, то сделать это должна «Золотая капля». Если допустить, что гер-рукиане говорят правду, и мы не можем противостоять машинной цивилизации, то придется эвакуировать население в параллельные миры.

Один из политиков воскликнул:

— Но за столь короткое время мы не сможем эвакуировать ВСЕХ граж— дан!

Варкасов помолчал, обвел взглядом всех собравшихся в зале и веско произнес:

— Гер-рукиане тоже не смогли. Я ответил на ваш вопрос?

Повисла пауза. Правители Очеловеченной Федерации глубоко задума— лись. Но волновало их вовсе не то, что придется пожертвовать большей частью населения. Такие проблемы никогда не затрагивали душу власть имеющих (если вообще допустить, что у подобных людей есть души). Гене— ралы и адмиралы прикидывали, какие меры надо принять, чтобы не допус— тить массовых волнений в случае глобальной эвакуации, кому поручить составление списков беженцев, как обеспечить безопасность собственных персон.

Напряженное молчание нарушил вопрос:

— А если наши вероятные враги тоже смогут переместиться в межп— ространство?

— Это невозможно, — ответил Валер Ли-Сяо. — «Мерцалки» управляются только людьми. Машины просто не смогут ими воспользоваться.

— А вы уверены, что нет других способов попасть в иные миры?

— Нам они пока неизвестны. Но это не значит, что их нет.

— Итак, — снова взял слово командующий военно-космическими силами, — первоначальные задачи определены. За короткое время нам надо превра— тить Землю в неприступную крепость, но в то же время предусмотреть возможность отступления. Остается только надеяться, что нам не придет— ся прибегать к крайним мерам… За работу, граждане.

На этом и закончилось совещание высшего руководства Очеловеченной Федерации.

Первое задание агентов Лайна Квазарова и Питри Черского заключа— лось в том, чтобы обследовать окрестности Земли в параллельных Измере— ниях и выяснить, возможна ли эвакуация людей на имеющиеся там планеты. Всего-то.

Глава 4. Первый полет «Золотой капли».

Лайн Квазаров и Питри Черский заняли свои места в кабине «Золотой капли». Теперь здесь все было приведено в порядок, оборудование надеж— но закреплено, регенерационная воздушная система включена. Лайн одел шлем управления и «глазами» корабля окинул сухой док. Ангар был очищен от всей научной аппаратуры, и теперь стало понятно, что на самом деле это трюм старинного космического танкера, в котором некогда перевозили сжиженный газ.

— Все системы в норме. К старту готов, — доложил Квазаров.

— Удачи вам, ребята, — голос генерала Варкасова на другом конце радиосвязи был напряжен, как никогда.

Агенты знали, что в этот момент в центре управления собрались поч— ти все, кто присутствовал на совещании десять часов назад. Некоторые даже отложили свой отлет с Оруженосца-1, чтобы лично наблюдать за стартом инопланетного корабля.

Заработали насосы, выкачивающие из сухого дока воздух.

— Питри, ты веришь в Бога? — спросил Лайн.

— Теперь верю. Мы же видели отчет Фрадова…

— Тьфу, черт! Я не это имел в виду. Я хотел сказать, что мы сейчас либо благополучно стартуем, либо нас разнесет на атомы.

— Я бы предпочел первый вариант.

— Я бы тоже.

Начали расходиться створки люка танкера, открывая выход в космос.

Квазаров услышал голос полковника Штильман:

— Дорога свободна. Взлет разрешаю.

Лайн глубоко вздохнул и послал мысленный приказ корабельному компьютеру. «Золотая капля» легко поднялась и зависла точно в центре трюма. В шлеме послышался гул голосов потрясенных генералов и адмира— лов.

— Дорога свободна, — повторила полковник, исполняющая сейчас функ— ции диспетчера.

— Тогда мы выходим, — сказал Квазаров.

Корабль медленно прошел через люк. Теперь «глазам» Лайна открылась поверхность Оруженосца-1. Она выглядела также, как и поверхности всех остальных малых небесных тел, лишенных атмосферы: скалы, кратеры, пес— чаные моря. Прямо внизу находился старинный космический танкер. Его люк медленно закрывался.

— Мы уже летим? — спросил Питри.

— Да, мы в космосе, — ответил Лайн.

Только сейчас он сообразил, что забыл включить мониторы на пульте управления, поэтому его напарник находится в полном неведении. Испыты— вая легкое чувство раскаяния, Квазаров исправил свою ошибку.

— Похоже на поездку в электромобиле, — сказал Питри, когда на эк— ране перед ним возникло то же изображение, что и в шлеме Лайна. — Пока я летел с Земли к Тримарциспе, отсутствие понятий «верх» и «низ» было самым неприятным.

Действительно, гравитационный преобразователь не только приводил в движение инопланетный корабль, но и создавал внутри него естественный уровень притяжения.

— Нас хорошо охраняют, — Лайн увеличил изображение на мониторе и навел фокус на один из пяти военных кораблей, которые кружили непода— леку.

— Скорее не нас, а тех граждан, которые остались внизу, — заметил Питри.

Оруженосец-1 быстро уменьшался в размерах. Конечно, «Золотая кап— ля» могла бы в любой момент совершить межпространственный скачок, но Лайн по укоренившейся привычке сохранял дистанцию, установленную для обычных земных кораблей. Ведь на старте двигатели Хейдля-Уйгурова выб— расывали многокилометровую струю плазмы и микроволнового излучения.

— Навожу корабль на цель, — произнес Лайн. Эти слова предназнача— лись центру управления полетом.

Расстояние было уже довольно велико, поэтому ответ пришел с за— держкой в несколько секунд:

— Ждем вас обратно через сто часов. Счастливого пути!

Квазаров сжал рукоятки «мерцалки». Ощущения от контакта ничуть не походили на привычные серийные модели. Черные агаты оказались неожи— данно теплыми, словно межпространственный привод сам просился в руки. Лайн почувствовал, как по его предплечьям пробежали приятные искорки. Он сказал: «Поехали!» и сжал кулаки.

Серая пелена межпространства обволокла «Золотую каплю», но ни один из электронных приборов, находящихся внутри корабля, не отключился. Еще одно преимущество в сравнении с земной техникой. Лайн снял шлем и перешел на ручное управление. Теперь, в открытом космосе, постоянное мысленное общение с компьютером уже не было такой необходимостью.

— До Земли мы долетим за тридцать шесть минут, сорок целых и двад— цать восемь сотых секунды, — сказал Квазаров.

— Неплохо. Сюда я летел целых сто восемь часов, — отозвался Питри.

— И это еще не самая высокая скорость нашего скакуна. Просто я не хотел давать полную нагрузку на двигатель.

— Это разумно.

Они помолчали. Лайн просто не знал, о чем можно говорить с дель— та-клоном, а у того, похоже, потребности в общении просто не было.

— Мы могли бы перейти в параллельное Измерение прямо здесь, — на— конец произнес Квазаров.

— Но у нас же есть приказ: исследовать окрестности Земли, — в спо— койном голосе Черского Лайну почудились нотки предупреждения.

«Интересно, кто из нас кого должен контролировать?» — подумал он.

В тишине прошло еще несколько минут.

— Скоро увидим Землю, — сказал Лайн.

Питри никак на это не прореагировал.

«Черт, — подумал Квазаров, — ну и напарничек.»

Вслух же он произнес:

— Я никогда не был на Земле. Я родился на Скифии.

— Я знаю. Планета Скифия в системе звезды «АМ — семьдесят три». Имеет два естественных спутника. Коэффициент терраподобности — ноль восемьдесят девять. Развитие естественной жизни примерно соответствует земному Силурийскому периоду. На первое января двести тридцать восьмо— го года зарегистрировано восемьсот тысяч триста сорок четыре жителя. Два космопорта…

— Достаточно, достаточно! — воскликнул Лайн. — Верю, что ты знаешь наизусть весь космический классификатор.

— Я выучил его три дня назад. Подумал, что может пригодиться.

— Но у нас же есть вот это, — Лайн постучал ладонью по пульту уп— равления.

— То есть ты хочешь сказать, что сам не помнишь классификатор? — спросил Питри, и Квазаров с удовлетворением констатировал, что на лице дельта-клона проявилось искреннее удивление.

— Почему же? Помню! Только мне проще — я изучал его на практике последние пятнадцать лет.

— Да, проще, — согласился Питри. — Но я быстро обучаюсь.

— Я тоже, — сказал Лайн, широким жестом обведя пульт управления инопланетным кораблем.

— Как ты стал разведчиком? — как бы невзначай спросил Питри.

Лайну скрывать было нечего:

— Мой отец занимался доставкой грузов с орбиты. Большие рейсовые звездолеты сбрасывали контейнеры возле спутника и там же забирали цис— терны с аммиачнокислым тетрихлоданом. Отец с самого раннего детства начал брать меня с собой на челночный буксир, так что разбираться в управлении космическим кораблем я начал раньше, чем научился читать и писать. Когда мне исполнилось двенадцать, я первый раз самостоятельно вывел в космос настоящий груз. У отца к тому времени уже появилась не— большая флотилия из четырех буксиров, и свой старый челнок «Ураган-29» он подарил мне. Наверное, он рассчитывал, что передаст мне свое дело. Но я уже тогда знал, что таскать контейнеры на орбиту и с орбиты — не для меня. Я мечтал о большом космосе, о далеких неисследованных ми— рах… Короче, когда меня призвали в армию, я сделал все, чтобы по— пасть в Курьерскую службу. И меня взяли.

Питри понимающе покивал головой. Ему не надо было объяснять, что Курьерская служба всегда работала в тесном контакте с Государственной космической разведкой. Так как корабли землян намного опережали ско— рость света, обычные волновые средства связи между планетами в Косми— ческую эру оказались непригодны. Поэтому обновления ресурсов мировой инфо-сети перевозились с планеты на планету на межпространственных ко— раблях. Все новости, сообщения, письма, фильмы, передачи и прочая гражданская информация записывалась в компьютеры рейсовых звездолетов, которые копировали ее на серверы тех планет, возле которых останавли— вались. А для доставки особо срочных, военных, дипломатических и иных посланий государственной важности использовалась Курьерская служба.

Лайн продолжил рассказ:

— Как и положено, два года я отлетал на скоростных кораблях Курь— ерской службы. И после окончания срока службы мне было сделано предло— жение продолжить работу в разведке. Это настолько совпадало с моими мечтами, что я не колебался ни секунды. Собственно, для себя я все ре— шил уже давно. Однако в первые годы после поступления на службу я нес— колько раз пожалел, что выбрал именно этот жизненный путь. Меня сразу же направили в Центр предварительной подготовки. Тогда-то я узнал, что Государственная космическая разведка — это не только новые планеты и приключения. Главными качествами разведчика считались выносливость, терпение и умение нестандартно мыслить. Наверное, меня уже тогда при— метили и выделили из остальных курсантов, так как все тестеры, трена— жеры и симуляторы запускались для меня на полную мощность. До сих пор удивляюсь, почему в разведшколе я не покалечился или не сошел с ума. Самое странное, что я даже сумел закончить ее с отличием.

— Я тоже с отличием закончил свою школу, — усмехнулся Питри, но в его глазах не было ни капли веселья. Должно быть, воспоминания были не слишком приятными.

Лайн посмотрел на хронометр:

— Скоро Земля. И начало нашей миссии.

Он одел шлем. До выхода из межпространства оставалось меньше мину— ты.

Три, два, один! «Золотая капля» оказалась в реальном космосе. Да— лекие звезды светились, как серебряные шляпки гвоздей на фоне черного бархата. Теперь оставалось проверить, насколько правильно Дунь-Фэй настроил корабельный компьютер.

В голове Лайна появились яркие образы: красно-золотая звезда, го— лубая планета в паутине белых облаков со светло-серым спутником, дру— гие небесные тела. Схема расположения планет выстроилась в знакомую Солнечную систему. До нее оставалось всего три секунды скачка в межп— ространстве. Квазаров вновь включил «мерцалку», сразу же выключил ее…

…И «Золотая капля» вышла на орбиту Земли. Появление корабля ос— талось незамеченным для спутников контроля околоземного космического пространства. Ведь их датчики были настроены на раскаленные выхлопы реактивных двигателей ракет и космических кораблей.

— Земля! — с непонятной щемящей тоской в сердце Лайн посмотрел на родину человечества. Он не ожидал, что вид этой планеты произведет на него такое впечатление. Ему захотелось приземлиться, ступить на зеле— ную траву…

Но его мечты прервал Питри:

— Великолепная работа! Я бы не смог сюда попасть меньше, чем за пять «челночных» прыжков.

— Работа только начинается, — покачал головой Лайн. — Ты готов?

— Готов.

— Тогда вперед.

Вновь заработала «мерцалка», но на этот раз не для того, чтобы пе— реместить корабль в линейном направлении. Она перевела его в мир с бо— лее высоким уровнем реальности — в параллельное Измерение.

* * *

— Оно и правда, совсем не похоже на наше, — сказал Лайн, «рассмат— ривая» окружающий мир корабельными приборами.

Питри также не отрывал глаз от мониторов, на которых быстро пробе— гали строчки символов и сменялись яркие картинки. «Золотая капля» ана— лизировала мир, в котором оказалась, и сообщала своим пилотам, что здесь ей не нравится. Окружающий космос походил на размытые разноцвет— ные кляксы, разбросанные по черному полю.

— Я думал, что мы увидим такие же звезды и планеты, как и в нашей Вселенной, — задумчиво произнес Черский. — Или мы тоже попали на край света?

— Нет, — Лайн сверился с показаниями приборов. — От Земли нас от— деляет всего лишь тонкий слой межпространства.

— Смотри — планета!!! — внезапно закричал Питри. — Летит прямо на нас!

— Черт! — Лайн бросил корабль на четверть секунды в сторону.

Теперь с безопасного расстояния они могли наблюдать, как там, где только что находилась «Золотая капля», с невероятной скоростью пронес— лась целая планета. Вернее, не целая.

— Что это? — получилось, что Квазаров задал этот вопрос одновре— менно и компьютеру, и своему напарнику.

Поэтому он одновременно получил два ответа.

Питри:

— Это похоже на нашу Землю, из которой выдрали половину поверхнос— ти. Там, где должны находиться Антарктида и Южная Америка, теперь ги— гантская воронка. Но это невозможно! По всем законам физики, после по— добного взрыва планета должна была бы просто развалиться на куски.

Компьютер:

— Наблюдается нестабильная материя. Для данного уровня реальности это не характерно. Можно предположить искусственное происхождение дис— сонансных рассогласований.

— Спасибо за ценную информацию, — иронично поблагодарил Квазаров.

Черский не сообщил ему ничего того, что он не видел бы собственны— ми глазами, а компьютер произнес полную бессмыслицу. Хотя…

— Питри, компьютер считает, что эта дыра искусственного происхож— дения.

— Лайн, это НЕ ДЫРА!

Хаотично кувыркающаяся в космосе планета повернулась к наблюдате— лям другой стороной. И воронка сместилась! Антарктида и Южная Америка объявились целыми и невредимыми, зато исчезла часть Северной Америки и половина Атлантического океана.

— Нестабильная материя, — вслед за компьютером повторил Лайн. — Вот, значит, что это такое.

Питри сказал:

— Теперь понятно, что имел в виду Валер Ли-Сяо. Не удивительно, что обычные корабли не могли тут долго находиться. И дело вовсе не в их несовершенстве. Может, переместиться еще на один уровень вверх, посмотреть, что там?

— Да, пожалуй, — Лайн потянулся к «мерцалке». — Что это?!

— Где?

— Будь я проклят, если это не сигнал «СОС»! — воскликнул Лайн.

— Не может быть, — Питри «прилип» к монитору. — Ты уверен?

— Кажется, да, — Лайн в это время пытался выжать из сенсоров «Зо— лотой капли» максимум возможностей. — Сигнал очень слабый. Исходит от— куда-то из района Мексики.

Хотя эта планета не полностью копировала параллельную Землю, общие очертания материков и океанов примерно совпадали, поэтому оба агента, не сговариваясь, перешли на привычные названия.

— Может, это один из кораблей Ли-Сяо? — предположил Питри.

— Не знаю. Компьютер говорит, что с такого расстояния не может дать увеличение. Слишком много помех. Будем сближаться!

— Это опасно?

— Опасно уже то, что мы здесь находимся.

— Но мы не можем неоправданно рисковать кораблем, — заявил Питри.

— Но мы не можем бросить людей без помощи, — в тон ему ответил Лайн.

Внезапно ему пришло в голову, что, вполне вероятно, для дель— та-клона подобный аргумент покажется неубедительным, поэтому он доба— вил:

— Может быть, это корабль с учеными. Тогда от них мы узнаем, что тут происходит.

— Ладно, — с долей сомнения произнес Питри. — Наверное, ты прав.

— Тогда идем на сближение с планетой.

Но в этот момент гигантская воронка стала быстро расширятся и нак— рыла сразу обе Америки. Еще через секунду это была уже не дыра. Поло— вина планеты исчезла, и потрясенные агенты могли наблюдать как-бы Зем— лю в разрезе — тонкий слой коры, магму, раскаленное центральное ядро.

— Что происходит? — воскликнул Питри. От его невозмутимости не ос— талось и следа.

— Понятия не имею, — Лайн пытался найти общий язык с компьютером, но тот транслировал ему в мозг лишь совершенно непонятные образы.

Еще через несколько секунд от планеты остался кусок, похожий на вырезанную дольку арбуза. А потом исчез и он.

Питри молчал, ожидая ответа.

После минуты общения с компьютером Квазаров сообщил:

— Кажется, я понял. Это Измерение испорчено. Причем, кажется, ис— порчено преднамеренно. Здесь разрушены все причинно-следственные свя— зи, искажена структура пространства. Именно поэтому предметы здесь то появляются, то исчезают.

— А куда они исчезают — в межпространство?

— Может быть. Подожди… Ага! Компьютер предполагает, что здесь вообще нет деления на пространство и межпространство. То, что мы видим вокруг — результат их смешения. И поэтому…

— Можешь не продолжать, — воскликнул Питри. — Смотри — Солнце!

Также, как раньше планета, на экранах внезапно возник целый учас— ток космоса. Золотисто-оранжевая звезда в ореоле протуберанцев на фоне черного космоса. Как будто агенты выглянули в иллюминатор.

— Теперь все ясно, — сказал Питри. — Остается только решить, что нам делать дальше.

— Как это — что? — удивился Лайн. — Искать параллельную Землю. Спасать людей.

— Тогда чего же мы ждем?

— Ничего, — пожал плечами Лайн и запустил «мерцалку».

На этот раз он сместился не на целый уровень реальности, а только на половину. Его расчет оказался верен — теперь вокруг можно было наб— людать более привычную картину. Звездное небо составляло почти треть видимого пространства. Неподалеку находились целые Земля с Луной, а, прибегнув к сенсорам «Золотой капли», Лайн обнаружил параллельные Марс и Венеру. Правда, на месте Солнца и остальных планет сейчас красова— лись участки светло-серой субстанции межпространства. При их освещении Земля казалась особенно зловещей, черно-белой и безжизненной.

— Вот мы и догнали нашу беглянку, — удовлетворенно произнес Лайн.

— Сигнал «СОС» еще слышен? — спросил Питри.

— Куда ж он денется? Есть. Правда, все такой же слабый.

— Значит, мы тоже можем приземлиться и обследовать планету. Но на— до успеть, пока она вновь куда-нибудь не исчезла.

— Тогда приготовься. Иду на посадку.

Теперь «мерцалка» не требовалась. «Золотая капля» полетела к па— раллельной Земле сквозь космос.

— Какой-то это странный сигнал, — заметил Квазаров. — Постоянно повторяются «три тире, три точки, три тире, три точки», но не переда— ются ни опознавательные сигналы корабля, ни его название, ни причина аварии.

— Может, это ловушка? — предположил Питри.

— Все может быть. Но тогда нам тем более надо разобраться, кто ее установил. Сразу садиться не будем. Выходим на орбиту.

Когда «Золотая капля» сделала три полных витка и на мониторах поя— вилось увеличенное изображение планеты, Лайн снял шлем и молча посмот— рел на Питри. Тот также не мог произнести ни слова.

Параллельная Земля когда-то была обитаема! Теперь же ее поверх— ность представляла собой сплошное поле боя: выжженная земля, огромные оплавленные воронки, останки гигантских мегаполисов, заросшие чахлой растительностью дороги.

— Сигнал «СОС» идет вот из этого района, — нарушил молчание Кваза— ров. — Это город. Точнее, был город.

— Может, на этой планете еще сохранилась жизнь?

— Конечно, сохранилась. Вот только разумных существ на ней больше нет. Анализаторы «Золотой капли» определили степень развития ноосферы. Сейчас она близка к нулю.

— Судя по тому, что аборигены сделали со своим миром, она и раньше была невысока, — заметил Питри.

— Ну, что же, нашей Земле тоже грозило нечто подобное, — рассуди— тельно произнес Лайн. — Если предположить, что на двух параллельных планетах и жизнь развивалась примерно одинаково, то, значит, тут тоже жили люди. Только они не смогли выжить, а мы смогли. Именно поэтому мы здесь, а не они у нас.

— А вот это как сказать, — Питри показал пальцем на маленький квадратик возле одного из городов. — Увеличь-ка этот участок.

Лайн увеличил изображение. Перед глазами агентов предстал инопла— нетный космопорт. Несмотря на разрушение и запустение, некоторые ко— рабли еще можно было опознать. Это были самые настоящие «летающие та— релки» разных пропорций и размеров.

— Ну вот мы и разгадали загадку НЛО, — задумчиво произнес Питри. — Теперь понятно, почему с середины двадцатого века и до начала Косми— ческой эры на Земле видели корабли пришельцев, а потом они внезапно исчезли. Судя по разрушениям, лет двести назад тут все и произошло.

— Ты хочешь сказать, что эти жители параллельного мира тоже ис— пользовали «мерцалки»?

— Конечно, не наши «мерцалки», а какой-то свой межпространственный двигатель. Судя по старым документам, посещения пришельцев можно ско— рее назвать опытами с перемещениями между Измерениями. Вспомни, на протяжении ста лет на Землю сыпались только их обломки. Если проанали— зировать повреждения поверхности планеты, то можно предположить, что тут произошла не война, а какая-то катастрофа. Возможно, местные жите— ли не смогли справиться с силами природы.

— Питри, если развить твою мысль дальше, то и все окружающее пространство покорежено опытами этих людей.

— Очень может быть, — не стал спорить дельта-клон. — Я не удив— люсь, если покинув окрестности этой системы, мы обнаружим вокруг нее нормальный космос… Так мы садимся или нет?

— Садимся, — вздохнул Квазаров и снова натянул шлем.

«Золотая капля» мягко вошла в атмосферу мертвой планеты. Снижение началось где-то в районе Пиренейских островов (которые примерно соот— ветствовали одноименному полуострову на Земле, но протянулись длинной грядой вдоль побережья Африки), а закончилось возле Мексики. Теперь корабль кружил над городом на высоте двух километров. Не прошло и ми— нуты, как компьютер смог точно определить источник сигнала «СОС».

Он исходил из-под гигантского купола диаметром не менее километра и высотой около трехсот метров. Вообще, вблизи инопланетный город про— извел на обоих агентов сильное впечатление. По части строительства местные жители намного обогнали землян. Похоже, они предпочитали тяже— ловесную массивную архитектуру, вполне соответствующую размерам зда— ний.

— Сядем там, — Лайн показал на ближайший перекресток.

— Ладно, — привычно согласился Питри.

Корабль опустился и завис в метре над уличным покрытием, немного похожим на асфальт. «Золотая капля» не имела ни опор, ни колес. Грави— тационный привод обеспечивал не только движение, но и парковку кораб— ля.

Лайн снял шлем:

— Ну, что же, приступаем?

— Я приступаю, — уточнил дельта-клон. — На разведку пойду я. Ты останешься в корабле.

Это было сказано таким тоном, что Квазаров даже не подумал спо— рить. Тем более, что его напарник был абсолютно прав: именно так по инструкции полагалось действовать на незнакомой планете.

Лайн открыл входной шлюз. Точнее, включил. Часть обшивки «Золотой капли» превратилась в поток света, который уперся в землю. От входного люка до поверхности планеты было около четырех метров. Но, делая шаг в световой проход, человек сразу попадал на уровень земли. Кроме того, свет выполнял функции шлюза и надежного изолятора. Земные ученые, изу— чавшие инопланетный корабль, убедились, что покидать корабль можно бы— ло даже в открытом космосе. Но ни один из них не смог предложить хотя бы гипотезу, объясняющую принцип работы этого устройства.

Агенты выдвинули через шлюз телескопическую штангу, на конце кото— рой были закреплены анализаторы внешней среды. Дунь-Фэй не смог опре— делить, как проводить подобные замеры средствами корабля, поэтому пришлось оснастить «Золотую каплю» стандартным комплектом для исследо— вания новых планет.

По дисплею анализатора побежали столбики цифр. Оказалось, что уро— вень радиации здесь не превышает допустимого уровня, болезнетворных бактерий в ближайшем пространстве не обнаружено, и только процентное содержание кислорода в воздухе меньше, чем на Земле.

— Здесь даже можно находиться без скафандра, — сказал Питри. — Од— ной маски для дыхания вполне достаточно.

— И все-таки боевой скафандр придется надеть. Так положено по инс— трукции, — с едва скрываемой ехидцей напомнил Лайн, отыгрываясь за постоянную правоту дельта-клона.

— Придется, — без тени колебания согласился тот.

Он натянул на себя герметичный комбинезон, усиленный на груди, бедрах и локтях зеркальными бронепластинами, которые защищали от пуль и потоков световых и тепловых пучков. Потом надел систему автономного жизнеобеспечения и подключил все шланги.

Лайн протянул ему шлем:

— Ну, не подведи.

Питри с какой-то теплой благодарностью посмотрел в глаза своему товарищу:

— Ты тоже не теряй меня из вида.

— Ладно.

Питри надел шлем и включил скафандр. Лайн поспешил вернуться в кресло пилота и надел шлем. Он настроился на волны инфо-камеры и пере— датчика, встроенных в шлем скафандра, так что теперь мог видеть то же самое, что и напарник, и разговаривать с ним. Он заметил, что Черский снял с креплений десантный автомат и пистолет.

— Ты собираешься на войну? — вежливо полюбопытствовал Квазаров.

— Я не доверяю этому спокойствию.

— И напрасно. Датчики корабля уверяют, что в радиусе двадцати ки— лометров нет ни одного живого существа крупнее кошки.

— Ну, во-первых, даже кошки бывают опасны. А во-вторых, ты уверен, что в окружающих зданиях никто не прячется?

Лайн промолчал. Питри снова оказался прав. Несмотря на то, что до входа в купол надо было сделать всего двадцать шагов, эта дистанция на чужой планете могла оказаться смертельно опасной и совершенно непрео— долимой.

— Я готов, — сказал Питри.

Лайн почувствовал в голосе дельта-клона ледяное спокойствие.

«Впрочем, а что еще ожидать от убийцы на службе ВЧК?» — подумал он.

Вслух же произнес:

— Я тоже. Связь в норме. Выходи.

Агент Черский сделал шаг в световой поток, вошел в него, а вышел уже внизу, ступив на твердую мостовую инопланетного города.

— Ну, как? — спросил Лайн.

Питри немного постоял у шлюза, осмотрелся, потопал ногой по мосто— вой:

— Нормально. Иду к входу в здание.

Лайн следил за его передвижением с двух точек: снаружи — средства— ми корабля и изнутри — через инфо-камеру в скафандре.

Питри не торопился, но и не медлил понапрасну. Он приблизился к толстым дверям из тусклого металла и разноцветных стекол. Над дверьми красовалась надпись, состоящая из трех строчек шрифта, похожего однов— ременно на руны и на иероглифы.

— Здесь нет ручек, — сообщил Питри.

— Я вижу. Попробуй толкнуть двери или сдвинуть их в сторону.

Дельта-клон прикрепил автомат к держателю на бедре и двумя руками толкнул сначала одну створку, потом другую. По его участившемуся дыха— нию Лайн понял, что он прикладывает все свои силы. Но двери не подда— лись. Тогда Питри попытался их раздвинуть, опустить вниз или поднять вверх. Вновь безуспешно.

— Может, стоит поискать другой вход? — предложил дельта-клон.

— Другого входа нет. Точнее, есть, но лучше его не использовать.

— Что ты имеешь в виду?

— Сканеры корабля показывают, что все пространство под городом ис— пещрено подземными коммуникациями. Тоннели связывают практически все здания в единую сеть. Оттуда можно попасть и в этот купол. Но я бы не советовал тебе лезть под землю на чужой планете. Подземные уровни тя— нуться глубоко вниз. Даже корабельные сканеры не достают до их нижних этажей.

— Понял. Сигнал «СОС» точно исходит изнутри купола? Не снизу?

— Точно.

— Тогда остается только одно, — Питри вновь взял в руки автомат и снял с предохранителя один из стволов — самый толстый, предназначенный для ракет. — Лайн, на всякий случай закрой шлюз.

— Ты что, хочешь взорвать дверь?

— А что такого? Ведь там могут находиться люди, попавшие в беду.

— За разрушение инопланетных сооружений любой ученый убил бы тебя на месте.

— Мы и так подарим ученым целую планету. Одной дверью больше, од— ной меньше, какая разница? — Говоря это, Питри отходил все дальше и дальше от двери, пока не смог спрятаться за «Золотую каплю». — Я стре— ляю.

С легким хлопком ракета вылетела из ствола и врезалась в двери. Раздался оглушительный взрыв, и все вокруг заволокло пылью. Но и сквозь нее Лайн мог хорошо видеть благодаря возможностям корабельных приборов. Впрочем, и в скафандр Питри были встроены радар и эхолот, которые позволяли ориентироваться в условиях плохой видимости.

Лайн сказал Питри:

— Ты пробил в дверях хорошую дыру, но неплохо бы расширить проход.

— Я вижу. Второй выстрел.

Следующая ракета напрочь снесла одну из створок.

— Вот теперь нормально, — произнес Лайн. — Дорога открыта.

Не дожидаясь, пока осядет пыль, Питри двинулся к входу. Он приго— товил к стрельбе ствол-пулемет и микроволновый излучатель.

— Я вхожу в здание. Темно. Включаю подсветку.

Теперь Лайн видел только то, что высвечивали лучи света из фона— рей, закрепленных с двух сторон шлема скафандра. Прямо перед инфо-ка— мерай пританцовывал прицел автомата. Питри ни на секунду не терял бди— тельности.

Первые же брошенные внутрь взгляды позволили обоим агентам прийти к примерно одинаковому выводу:

— Похоже, это что-то вроде музея.

— Или научной лаборатории.

— Скорее, это все же музей. Никакой научной аппаратуры. Только витрины и экспонаты.

— Да, теперь и я вижу. Ты прав. Это действительно очень похоже на музей. Или на склад.

Высокие полу-витрины, полу-стеллажи тянулись высоко вверх, до са— мого потолка. Они имели разные размеры, да и проходы между ними не бы— ли прямолинейными. Казалось, что Питри попал в лабиринт из металла и стекла.

— И что дальше? — спросил дельта-клон.

— Сигнал исходит примерно из середины купола. Иди вперед, только осторожно.

— Иду.

Лучи фонарей высвечивали содержимое витрин инопланетного музея. В самом начале, возле входа, были сложены образцы различных растений. Одни из них были совершенно незнакомы агентам, другие очень напоминали земные. Все они находились в прозрачных капсулах кубической формы и выглядели, как только что сорванные. За прошедшие столетия листья не утратили свежести зелени, а цветы все так же радовали глаз своими раз— ноцветными лепестками.

— Да тут целые деревья! — повернув голову, Питри высветил огромные капсулы, в которых находились представители земной флоры: дубы, ясени, клены. Их ряды терялись вдали и в вышине.

— А вот и инопланетяне! — воскликнул дельта-клон.

Лайн едва не подпрыгнул, но потом сообразил, что слова напарника относятся не к самим инопланетянам, а к их изображениям.

На некоторых прозрачных капсулах были наклеены листки какого-то тонкого сероватого материала, на котором можно было разглядеть потуск— невшие, но все еще хорошо сохранившиеся изображения обитателей этой планеты.

— Они так похожи на людей… — с долей разочарования протянул Лайн. Он ожидал, что пришельцы будут выглядеть так, как их было приня— то изображать в инфо-фильмах: зеленокожими, с большими головами, гла— зами в пол-лица, тонкими «паучьими» конечностями.

— А ты посмотри вот на это! — Питри поднял с пола еще один лист не то бумаги, не то пластика, и поднес его к самой камере.

На маленькой фотографии виднелись три обнявшихся инопланетянина на фоне «летающей тарелки». Сама тарелка стояла в лесу, причем лес был явно земной. Об этом говорили хорошо различимые березы, сосны и ели. Инопланетяне были одеты в обтягивающие гладкие комбинезоны и, самое главное, один из них держал в руках шлем — с большими линзами напротив глаз, с сильно увеличенной затылочной частью.

— Вот и ответ еще на одну загадку, — сказал Питри.

— Ну конечно! — сообразил Лайн. — Кто же высаживается на чужую планету без скафандра? Если бы местные жители сейчас посмотрели на те— бя, они бы решили, что у землян на голове всего один огромный глаз, а на спине — чудовищный горб.

Питри прошел ряды с растениями, после чего на стеллажах появились капсулы с разнообразными животными. Так как Черский двигался к центру купола, потолок поднимался все выше и выше, так что до верхних уровней свет уже не доставал. Но и того, что видели два агента, было достаточ— но, чтобы понять: местные жители некогда посещали не одну только Зем— лю. Лайн и Питри начали ориентироваться в маркировке капсул, которая была нанесена на их левом нижнем углу. Хотя инопланетный шрифт оста— вался загадкой, надписи были сделаны на цветном фоне. Все, что относи— лось к Земле, обозначалось желтым цветом. Кроме него, имелись блед— но-голубой, ярко-алый, свинцово-серый и насыщенный синий цвета.

— Они посетили по меньшей мере пять планет, — вслух подумал Лайн.

— Или же только четыре, — возразил Питри. — Возможно, один из цве— тов соответствует их собственной планете.

— Ну, я не думаю, что в одном музее они смешали бы экземпляры из других миров и свои собственные образцы.

— Тоже верно, — не стал спорить дельта-клон. — Как бы то ни было, это целый рай для команды Валера Ли-Сяо.

После нескольких секунд колебаний Лайн сказал:

— Питри, я кажется понял, откуда исходит сигнал «СОС».

— Я уже давно догадался. Но проверить все-таки надо.

— Да, надо. Тем более, что до источника сигнала тебе осталось око— ло сорока метров.

Питри обогнул стеллаж, в основании которого находились огромные капсулы с африканским слоном, китом-касаткой и гигантским червем-соро— коножкой из какого-то чужого мира.

— Так и есть, — сквозь сжатые зубы процедил Лайн.

Лучи фонарей осветили капсулу, внутри которой находилась молодая женщина. Она была обнажена, но за ее спиной в прозрачной массе были развешены старинный скафандр пилота и нижний трикотажный комбинезон. Внизу, под ногами, стоял контейнер для выживания. В его комплектацию помимо всего прочего входил и радиомаяк, посылавший сигнал «СОС».

— По крайней мере, они выделили человека из все остальной коллек— ции, — тихо произнес Питри.

Только теперь Квазаров сообразил, что куб с женщиной установлен на небольшом постаменте, а сверху на него не сложены другие экспонаты.

— Я кажется понял принцип этого музея, — сказал Лайн, стараясь отвлечь самого себя и напарника от мрачных мыслей. — На периферии на— ходятся растения, ближе к центру — животные. В середине — человек. Эти инопланетяне классифицировали экспонаты не по принадлежности к разным планетам, а по степени разумности.

— Пусть с этим разбираются ученые. Что будем делать с ней?

— Не знаю, — честно признался Лайн. — Но оставлять ее здесь как-то… неправильно.

— Тогда… — Питри поднял ствол автомата.

— Подожди. Может, возьмем ее с собой?

— Этот куб в шлюз не пролезет.

— Да. Черт, — Лайн отчаянно пытался найти верное решение. — Давай оставим ее на месте. Стояла она тут больше двухсот лет, постоит и еще немного, пока наши ученые не посмотрят на…

— Боюсь, что нашим ученым будет совершенно не до этого, — напомнил Питри.

— Да. Черт, — повторил Лайн. Он ни как не мог ни на что решиться.

И в этот момент подал голос бортовой компьютер «Золотой капли». Квазаров с большим интересом выслушал его сообщения, после чего свя— зался с напарником:

— Питри, у нас большие проблемы!

— Так их даже несколько?

— Не время шутить. Во-первых, компьютер предупреждает, что эта планета скоро вновь войдет в зону нестабильной материи.

— Ну, особой опасности это не представляет…

— А во-вторых, — перебил Лайн, — на подземных уровнях что-то дви— жется. Или кто-то движется. Пока это трудно определить. Похоже, что это группа существ или автоматических устройств. И они поднимаются. Возвращайся на корабль.

— Возвращаюсь, — Питри еще раз оглядел куб с замурованной девуш— кой. — Лайн, она очень красивая.

Эти слова поразили Квазарова. Дельта-клон, оказывается, не бездуш— ный механизм!

Словно прощаясь с девушкой, Питри протянул руку и похлопал по прозрачной капсуле. Постамент, на котором она стояла, отозвался низким гудением.

— Осторожно! — закричал Лайн.

Но Питри и так уже отпрыгнул в сторону и взял автомат наизготовку. Гудение усилилось. Прозрачный куб мелко завибрировал и покрылся пау— тинкой трещин. Они почти полностью скрыли фигуру девушки. А потом куб треснул и рассыпался на мелкие кусочки. Девушка обмякла и упала… со слабым стоном.

— Она жива! — одновременно воскликнули Лайн и Питри.

Дельта-клон бросился к девушке:

— Она без сознания, но несомненно жива.

Он обернул ее тело в трикотажный комбинезон, легонько похлопал по щекам, попытался оттянуть верхние веки, чтобы проверить зрачки. Но толстые перчатки военного скафандра не позволяли выполнять столь тон— кие операции. Боясь больше повредить, чем помочь, Питри не стал повто— рять попытку.

Квазаров одним глазом следил за действиями Черского, а другим — за корабельными датчиками движения.

— Питри, это все-таки живые существа.

— Кто? — Черский, похоже, был настолько занят девушкой, что забыл об опасности.

— Те, кто идет снизу. Их уже можно идентифицировать: биологические объекты; размером с невысокого человека; движутся то на двух ногах, то на четырех; металлических предметов не имеют.

— Может, это спасшиеся от катастрофы местные жители?

— Именно этого я и боюсь. Если они запаяли в аквариум живого чело— века, то вступать с ними в близкий контакт я бы не советовал.

— Сколько у меня времени?

— Мало. Хватай девушку и беги назад. Разберемся с ней на месте.

— Но она может быть опасна! Заражена или облучена. Мы не можем подвергать опасности корабль и нашу миссию.

— Тогда оставь ее и возвращайся.

— Этого я тоже не могу сделать.

— Черт тебя возьми, да делай же что-нибудь! Не стой на месте! Че— рез пять минут возле тебя окажутся два десятка потенциально опасных существ.

— Так ты не будешь возражать, если я ее возьму?

— Какие возражения?! Тащи ее сюда быстрей. Пусть АвтоГос разбира— ется, опасна она или нет.

(АвтоГос — автоматический госпиталь — продукт нанотехнологий ОФ, сейчас занимал в «Золотой капле» то место, которое некогда предназна— чалось для Портала Прямого Перехода.)

Питри поднял безвольное тело девушки на руки и двинулся к выходу. Он запомнил дорогу, по которой шел к центру зала, поэтому ни разу не сбился с пути, петляя среди стеллажей с замурованными животными и рас— тениями. Но, как бы быстро он ни двигался, существа снизу поднимались быстрее.

Лайн пытался придумать, как помочь товарищу, но в голову ничего не приходило. Вооружиться и броситься на выручку? Нельзя оставлять ко— рабль. Да он и не успеет одеть скафандр. Даже переставить «Золотую каплю» поближе ко входу он не решался — надо было соблюдать определен— ную безопасную дистанцию. Ведь корабль не имел никаких средств защиты или обороны — через световой люк внутрь могло совершенно свободно вой— ти любое живое существо.

— Питри, — позвал Квазаров, — ты видишь в полу какие-нибудь люки или отверстия?

— Все так плохо? — поинтересовался дельта-клон. Несмотря на то, что он почти бежал, его голос оставался ровным и спокойным.

— Они на уровне под тобой. Но пока, похоже, не видят. Собираются под центром купола. Убери свет.

Луч света из фонарика в последний раз быстро пробежал по проходам между стеллажами. Затем Питри отключил фонарь и активировал систему ночного видения. Четкие краски и полутона исчезли, сменившись чер— но-белым изображением. Это было менее удобно, но намного безопаснее.

— Никаких люков нет, — сообщил Черский. Впрочем, Лайн и сам это увидел через инфо-камеру.

— Они, кажется, ползают по стенам! — внезапно воскликнул Квазаров.

— Почему?

— Внизу нет никаких лестниц, а эти существа уже на потолке, вернее под полом прямо в центре зала.

— Ты все еще их не видишь?

— Нет. Компьютер выдает какие-то непонятные образы. Но двигаются они быстро.

— Я уже почти у выхода. Вокруг меня мхи и лишайники.

— Торопись! Существа уже в куполе. Как раз там, где была девушка.

— Я вижу свет из двери.

— Они бегут за тобой! Питри, они БЫСТРО БЕГУТ ЗА ТОБОЙ!!!

— Я уже выхожу.

Действительно, после этих слов Лайн увидел, как из разбитых дверей выбегает Черский с девушкой на руках. Но успокаиваться было пока рано. Существа быстро приближались.

— Питри, они уже у выхода! — закричал Лайн, когда его товарищ поч— ти добежал до шлюза. — ПИТРИ, СЗАДИ! СТРЕЛЯЙ!!!

Дельта-клон сделал последние два шага и забросил тело девушки в световой шлюз. Только после этого он развернулся, одновременно выдер— гивая автомат из держателя и вскидывая ствол. Преследовавшие его су— щества остановились возле выхода из купола. Похоже, их раздражал даже тот неяркий сероватый свет, что освещал поверхность планеты. Ведь они были порождениями тьмы подземелий.

Несомненно, они являлись потомками людей, некогда населявших эту планету. Но теперь их тела еще больше отощали и высохли. Ладони рук и ступни ног превратились в узловатые лапы с острыми загнутыми когтями. Головы увеличились за счет огромных челюстей с длинными кривыми зуба— ми, которые не закрывали узкие губы. Лоб, наоборот стал более покатым, и большие черные глаза занимали теперь почти половину лица. Нос и уши превратились в рудиментарные заросшие плотью отростки. Одежду существа не носили. Они стояли у входа беспорядочной толпой и обменивались друг с другом резкими щебечущими звуками.

— Почему ты сказал «стреляй»? — тихо спросил Черский, как будто его могли услышать сквозь шлем скафандра. — Они, конечно, не красавцы, но все-таки разумные существа.

— ИХ ГЛАЗА, — также тихо, но очень внушительно произнес Лайн. — Они жаждут крови.

— Понял.

Черский сделал шаг назад. Из-за спин стоящих впереди существ выле— тели четыре тени.

Не успел Лайн открыть рот, как дельта-клон выпустил длинную оче— редь. В пяти метрах перед ним на землю рухнули четыре изрешеченных пу— лями тела. Но это не остановило нападавших. В следующее мгновение они бросились в атаку все разом.

Не переставая поливать пространство перед собой пулями и микровол— нами, Питри отступил назад и оказался в шлюзе.

— Закрывай! — крикнул он.

Лайн выключил световой коридор. Существа бросились на гладкую по— верхность корабля и начали остервенело царапать ее своими когтями и пытаться прогрызть зубами. Но материал, из которого была сделана «Зо— лотая капля», нельзя было разрушить. Подземные чудовища наскакивали на корабль и тотчас же скатывались вниз.

Квазаров поднял корабль вверх на двести метров не потому, что бо— ялся за его безопасность, а потому, что ему был отвратителен вид бес— нующихся тварей. Сбросив шлем управления, он бросился в проход к шлю— зу.

— Ты цел?! — крикнул он Питри.

— Что мне сделается… — спокойно ответил тот, сняв шлем. — Давай, лучше ее проверим.

Он кивнул на тело девушки. Та продолжала лежать без движения в не— удобной позе. После того, как Черский забросил ее внутрь, она не изда— ла ни звука.

Оба агента подняли девушку за руки и за ноги, внесли в кабину и положили в АвтоГос. Лайн закрыл крышку и задал процесс полного скани— рования. Аппарат тихо загудел. В этот момент в тело девушки внедрялись несколько десятков миниатюрных роботов, которые должны были распреде— литься по всем органам человеческого тела и провести необходимые ана— лизы.

Лайн бросил взгляд на монитор:

— До входа в зону нестабильности осталось десять минут. Предлагаю убраться отсюда.

— Подожди. Покажи мне еще раз… этих.

Лайн пробежал пальцами по пульту управления.

Питри, не снимая скафандра, оперся о спинку кресла и с высоты по— лета корабля обозрел недавнее поле боя. Из двадцати трех нападавших он убил девять. Их трупы сейчас затаскивали обратно под купол. Причем каждое тело тянули двое существ — каждое за одну ногу. Оставшиеся без дела пятеро подземных жителей сидели, задрав головы вверх, и неотрывно смотрели на «Золотую каплю». От их взглядов, похоже, не по себе стало даже дельта-клону.

— Выключи, — почти шепотом произнес он.

Лайн с удовольствием выполнил эту просьбу. После этого он опять надел шлем и отправил корабль в режиме «мерцания» за орбиту Луны. Пит— ри тем временем снял скафандр и занял свое место в соседнем кресле.

— Я все думаю о том, — сказал он, — сколько еще людей осталось на этой планете.

— Боюсь, что много, — тяжело вздохнул Лайн. — Если в каждом городе есть подобный музей… А ведь мы побывали не в самом крупном…

— Но других сигналов «СОС» нет?

— Нет. Но это ничего не значит. Они могли похищать простых людей, которые никак не подают сигнал бедствия.

— Хорошо, что больше они не опасны. Если бы не катастрофа на их планете, то Земле пришлось бы тяжело.

— Да, — согласился Лайн, — тяжело.

Он снял шлем и посмотрел прямо на своего товарища:

— Мы не можем вернуться туда, чтобы спасти всех. Земле сейчас уг— рожает опасность намного большая. У нас нет времени.

— Да я об этом и не говорил, — с некоторым удивлением произнес Питри. — Я сейчас думаю о том, что эта планета практически не пригодна для эвакуации людей с Земли. Кто знает, сколько еще под землей скрыва— ется этих существ? Насколько они разумны?

— Не знаю, насколько они разумны, но добрее за двести лет они явно не стали, — заметил Квазаров.

— Тогда — следующее Измерение?

— Да.

Глава 5. Долгожданное пробуждение спящей красавицы.

Квазаров вновь использовал «мерцалку», чтобы переместить «Золотую каплю» на один уровень реальности вверх. Но и тут агенты обнаружили мешанину из пространства и пустой серой субстанции небытия.

— Интересно, сколько Измерений испортили эти существа? — подумал вслух Лайн.

— Не менее пяти. Если предположить, что цвета на капсулах в музее соответствовали не разным планетам, а разным Измерениям.

— Так что, сразу проскочим еще на пару уровней вверх?

Питри задумчиво посмотрел на монитор, где сейчас как-раз показа— лась половина Солнца в ореоле настоящего черного космоса:

— Надо бы обследовать и эту Землю. Может, на ней остались разумные существа?

— Прежде чем Землю обследовать, надо ее найти, — Лайн покрутил го— ловой, словно смотрел своими глазами, а не корабельными сканерами. — «Золотая капля» не видит рядом ничего, похожего на планеты.

Он приказал кораблю медленно смещаться в сторону повышения уровня реальности до тех пор, пока не обнаружится следующая параллельная Зем— ля. И вскоре на мониторах появилось ее изображение.

— Да тут еще хуже, чем на предыдущей планете, — огорчился Кваза— ров, просмотрев данные бортового компьютера. — «Золотая капля» не со— ветует даже приближаться к этой Земле.

— Да это вовсе и не Земля, — разочарованно вторил ему Черский.

Летящая сквозь космос планета больше походила на гигантский мяч, из которого наполовину выпустили воздух и сложили пополам. Ее поверх— ность была противоестественно выгнута, так что между Тихим океаном и Азией образовался угол в девяносто градусов.

— Кажется, здесь все ясно, — подытожил Лайн. — Летим дальше?

— Летим, — согласился Питри.

Но тут АвтоГос выдал мелодичный сигнал, сообщая, что процесс обс— ледования пациентки полностью завершен. На высвеченной сверху голог— рамме человеческого тела были выделены поврежденные участки: недоста— точный проток крови через легкие, вывихнутый сустав левой руки, не— большое превышение дозы радиации. Сейчас АвтоГос запустил программу лечения. Нанороботы начали прочищать сосуды, сшивать ткани и проводить детоксикацию организма.

— Старинная иридиевая батарея из спаскомплекта помогла найти де— вушку, но она же ее едва не погубила, — проворчал Питри, внимательно изучив показания датчиков. — Радиация воздействовала на ткани целых двести лет… А руку-то это я ей повредил.

— Ничего, через час она придет в порядок, — успокоил его Лайн. — Главное, что с головой у нее все в порядке.

— Да, сейчас она под анестезией, но что с ней делать, когда она проснется?

— Хороший вопрос, — Лайн невесело усмехнулся. — Ей предстоит уз— нать много нового. Боюсь, это ее не обрадует.

— Может, стоить вернуться и отправить ее в больницу?

— Вернуться куда?

— Можно сесть на Землю, или слетать к Тримарциспе. Час туда, час обратно… — сказав это, Питри вопросительно посмотрел на Лайна.

Тот отрицательно покачал головой:

— Земля для нас пока закрыта. Мы не можем раньше времени рассекре— тить «Золотую Каплю» и наше задание. Тримарциспа… Тоже вряд ли. Если вместо того, чтобы исследовать параллельные Измерения, мы вернемся на— зад с этой спящей красавицей, то, боюсь, генерал Варкасов будет не в восторге.

— Спящая красавица? — Дельта-клон еще раз посмотрел на голографи— ческое изображение девушки. — Очень точно сказано.

— Запасов воздуха и пищи у нас достаточно, — Продолжал развивать свою мысль Лайн. — Три человека продержатся дней сорок. Этого хватит с избытком, ведь нам все равно надо вернуться на Тримарциспу через чет— веро суток. Так что пусть она пока полетает с нами.

Наблюдательность — главное оружие разведчика. Поэтому Квазаров сразу понял, что его слова пришлись по душе Черскому. И еще он заме— тил, с каким выражением тот смотрит на спасенную девушку. Лайн мог бы поспорить, что это самая настоящая любовь с первого взгляда.

Но романтика не должна была отвлекать агентов от основного зада— ния. Они вновь вернулись управлению «Золотой каплей».

— Переходим к следующему Измерению, — сказал Лайн.

Когда корабль сместился еще на один уровень реальности вверх, на экранах появилось изображение следующей планеты, параллельной Земле. Сквозь сплошную пелену черных облаков разглядеть ее поверхность было невозможно. Но сканеры «Золотой капли» показали, что она совершенно пустынна. В оплавленные горные пики беспрестанно били гигантские мол— нии. Пересохшие океаны и моря уменьшились примерно раз в двадцать, оголив каменистые и песчаные пустыни. Корабль настоятельно не рекомен— довал входить в зону атмосферного электричества.

— Давай дальше, — сказал Питри.

В следующем Измерении корабль, наконец, сразу оказался в нормаль— ном космосе. В черной пустоте рассыпались мириады маленьких сияющих точек — звезд, на фоне которых особенно ярко выделялся оранжевый шар — Солнце.

— Уже лучше, — заметил Лайн. — Но только я не вижу Земли. Впро— чем… Здесь все по-другому. Всего пять планет, и их орбиты не совпа— дают с планетами нашей Солнечной системы. А на месте Земли — скопление астероидов.

— Может, это не астероиды, а осколки планеты?

— Очень может быть. Ух ты, чужой корабль!

— Где?! — оживился Питри.

— Вот он, — Лайн увеличил изображение на мониторе. — Кажется, он лег в дрейф.

— Да это не корабль, а целый космический город. Он обитаем?

— Сейчас подлетим поближе…

— Это не опасно?

— «Золотая капля» не находит никаких следов живых существ.

— А автоматическая защита?

— Я дал команду кораблю: если нас атакуют, мы мгновенно уйдем в межпространство.

Через несколько минут «Золотая капля» приблизилась к чужой косми— ческой станции и более детально провела ее изучение. В голове Лайна возникла мешанина из планов модулей и связующих коридоров, лабораторий и жилых отсеков, схем размещения стабилизирующих двигателей и прочих технических данных. Питри было проще — он просто разглядывал на мони— торе внешний вид станции.

— Станция необитаема, — через некоторое время сообщил Квазаров. — Ни одного живого существа, за исключением бактерий и грибков. Похоже, ее покинули двести лет назад.

— Интересно, что же случилось с цивилизацией наших соседей? — за— думчиво произнес Питри. — Воевали они друг с другом или же их межп— ространственные технологии вышли из-под контроля?

— Скоро мы это узнаем, — Лайн кивнул на АвтоГос с девушкой. — На станцию будем высаживаться?

— А там есть что-нибудь ценное?

— Для нас — ничего, а вот ученым тут предстоит хорошо поработать. По-моему, тут установлены какие-то гигантские пространственные преоб— разователи. Не «мерцалки», а что-то принципиально иное. Возможно, та— кие станции как-раз и открывали проходы между Измерениями.

— Очень интересно, но нам, действительно, сейчас не до этого. Предлагаю лететь дальше. То есть, выше.

Лайн включил «мерцалку» и через секунду воскликнул:

— Вот это уже лучше!

Эта Солнечная система имела всего четыре планеты. Но зато одна из них была практически полностью идентична Земле. «Золотая капля» вышла из межпространства неподалеку от нее, так что даже без предварительно— го увеличения на мониторе можно было увидеть бело-голубую планету с одним серовато-желтым спутником.

— Похоже, что зона разрушенного пространства закончилась, — ра— достно сказал Квазаров.

— Главное, чтобы не началась зона враждебных цивилизаций, — осту— дил его пыл Черский.

— Даже если они и враждебны, опасности они не представляют, — улыбнулся Лайн. — Компьютер нашел в ментальном поле планеты признаки разумной жизни. Но никакой техники тут нет. Предположительно, уровень развития местных жителей соответствует каменному или медному веку.

— Тогда садимся? — спросил Питри, воодушевленный словами Лайна.

— Садимся.

И в этот момент АвтоГос зазвенел, сообщая об окончании лечения. Оба агента выскочили из кресел и бросились к аппарату.

Сквозь прозрачное смотровое окошко можно было видеть широко откры— тые глаза девушки. Она пришла в себя, но лежала неподвижно, словно бо— ялась привлечь к себе внимание.

Питри откинул крышку и протянул руки:

— Вылезай, все закончилось!

Девушка вгляделась в лица людей и в ее больших зеленых глазах от— разилась непередаваемая радость. Она приподнялась на локтях, окинула взглядом кабину корабля, потом вновь перевела взгляд на Питри и нежным голосом произнесла:

— Уау, наши! Типа круто!

После чего легко выскочила из АвтоГоса и бросилась Черскому на шею. Наверное, впервые в жизни дельта-клон не знал, что делать. Он стоял, нелепо растопырив руки, словно боялся коснуться обнаженного те— ла девушки.

Квазаров с легкой усмешкой наблюдал за этой сценой. Чтобы выручить товарища, он задал вопрос:

— Как вас зовут?

Девушка отпустила растерянного дельта-клона и доложила:

— Ирина Бисквитова, типа пилот шестой эскадрильи как бы девятнад— цатой дивизии. Мое погонялово — Ибис. А вы-то каких будете?

Лайн озадаченно посмотрел на Питри:

— Ты понял, что она сказала?

Тот в это время о чем-то сосредоточенно думал. Девушка по-своему истолковала возникшую паузу и постаралась внести ясность:

— Вы че, как не родные? Меня головастики типа запиарили неделю на— зад. Я гоняла на мигалке за их попрыгушками, а тут с полудня навали— лась главная хренотень и расфигачила мою тачилу. Я уж думала, что при— шел энд лайф, а головастики вмазали мне дури и пихнули в свою банку. Я типа прикинула слинять, но у них там конкретные гробы. Если бы не вы, братки, мне бы кирдык.

Ирина еще раз повертела головой, внимательно осматривая кабину, и добавила:

— Крутая тачила! Вы, братаны, как-бы из седьмого отдела? Погоняло— ва есть?

— Она ничего не помнит, — Догадался Лайн.

— Судя по ее речи, это вторая половина двадцать первого века или начало двадцать второго, — сказал Питри, а потом обратился к девушке. — Ирина, я думаю, что вам надо одеться. К сожалению, удалось спасти только нижний комбинезон, но я могу предложить вам запасной комплект одежды. Правда, он будет немного великоват, но…

Ирина его перебила:

— Вы че, типа не русские? Кончайте пиарить фуфловую байду. Че, ти— па базарить по понятиям не в кайф?

Питри повернулся к Лайну:

— Одно время я читал книги и смотрел фильмы начала Космической эры. Некоторые слова мне знакомы, так что я ее немного понимаю. Поста— раюсь поговорить на ее языке.

После чего он на пару секунд задумался, а потом выдал составленную фразу:

— Базарить по понятиям теперь не круто. Типа слилось до кучи вре— мени. Байда стала совсем другой.

— Базарить не в мазу? — Удивленно переспросила девушка.

— Не в мазу, — Подтвердил Питри. — Одевайся и типа поговорим, то есть побазарим конкретно.

С возникшей настороженностью косясь на агентов, Ирина натянула свой комбинезон, но от предложенного запасного костюма отказалась. Бо— лее того, знаки различия на одежде агентов привели ее в смятение. Она бросала по сторонам быстрые взгляды, как дикий зверек, попавший в ло— вушку.

Лайн решил сразу расставить все точки над «и»:

— Меня зовут Лайн Квазаров. Я специальный агент по особо важным делам Государственной космической разведки Очеловеченной Федерации. Это — Питри Черский, бывший сотрудник Внутренней Чистки Кадров, вре— менно переведен в разведку в звании агента. Сегодня шестое августа двести тридцать восьмого года Космической эры. Мы находимся на борту разведывательного корабля «Золотая капля». У нас важное задание. Тебя мы нашли совершенно случайно. Цивилизация похитивших тебя существ уничтожена около двухсот лет назад. Все это время ты находилась в за— торможенном состоянии — в стасисе. С момента твоего похищения прошло почти триста лет. Мир стал совсем другим. Ты поняла, что я сказал?

В зеленых глазах девушки мелькнула хитринка:

— Кончай лепить дешевый пиар, америкашка. Меня так лажово не ки— нешь. Гейм овер. Требую без стопа кинуть месседж авторитетному кренде— лю из моей типа страны.

Питри перевел:

— Она тебе не верит. Считает, что мы из государства, которое су— ществовало на Земле до появления НОШПА. Говорить с нами отказывается. Требует немедленно связаться с посольством.

— Ну, последнее-то я и сам понял, — сказал Лайн. — Кстати, доволь— но забавно, она считает американцев врагами, но в то же время вставля— ет в свою речь слова из их языка.

— Двадцать первый век — время парадоксов, — философски заметил Черский.

— Гнилой базар! — заявила девушка. — Ай хэв гоу ту Раша, факинг бойз!

Питри открыл рот, чтобы перевести, но Лайн остановил его:

— Не надо. Это я тоже понял. Современный штатовский язык ненамного отличается от ее староанглийского. Что будем делать? Спящая красавица была лучше, чем проснувшаяся.

— Надо попытаться убедить ее в том, что мы говорим правду.

— Вот ты и убеди, — предложил Лайн. — Попробуй поговорить с ней на ее языке. Меня она точно не поймет.

В этот момент взгляд девушки упал на стойку с оружием. Она попыта— лась броситься к ней, но Питри мгновенно оказался у нее на дороге. Он двигался намного быстрее обычного человека. Лайн слегка поежился. Не хотел бы он, чтобы судьба столкнула его с Черским, как с противником.

— Не советую этого делать, — спокойно произнес Питри, строго глядя прямо в глаза девушки. — Я — дельта-клон.

— Да хоть хрен с горы! — фыркнула та. — Мне по фигу. Я все равно лапки вверх не откину.

— У меня появилась идея, — внезапно просиял Квазаров. — Сейчас.

Он залез в кресло пилота и одел шлем. Питри в это время не отрывал глаз от Ирины. Та, должно быть, почувствовала в его взгляде что-то не столько угрожающее, сколько ласковое, потому что слегка расслабилась и даже попыталась пошутить:

— Если я типа зависла на триста кругалей, то стала совсем старой клешней?

Черский отрицательно покачал головой.

— А миррор тут есть?

— Зеркало? Да, в санблоке, — Питри показал на коридор.

— Можно на себя поглазеть?

— Да.

В это время Лайн снял шлем, и Питри тут же поправился:

— Нет.

Квазаров с нарочитой резкостью приказал Ирине:

— Садись и надень этот шлем. Когда почувствуешь покалывание в вис— ках и затылке, постарайся представить Землю, как она выглядит из кос— моса с орбиты. Дальше все поймешь сама. Ясно?

— Эту промывалку черепушки я не надену! — заявила в ответ девушка.

Лайн почувствовал, что его терпению скоро придет конец, и повысил голос:

— Ты хоть раз можешь услышать то, что тебе говорят?! В твое время были такие устройства? — Он нажал на кнопку АвтоГоса, чтобы тот вновь выдал голограмму тела девушки. — А такое оружие?! — Он указал на стой— ку. — А такие корабли? — Он широким жестом обвел кабину. — Заметь, мы в космосе, а притяжение тут нормальное. Тебя это ни на какие мысли не наводит?

— Приколись, может, это не космос, а типа подземелья Пентагона? — усмехнулась Ирина.

— Питри, давай вернем ее туда, откуда взяли? — предложил Квазаров, нервно сжимая кулаки. — У нас важное задание, а мы тратим время на эту упрямую…

Он устало махнул рукой, так и не закончив фразу.

Дельта-клон мягко взял девушку за плечи и подтолкнул ее к креслу:

— Садись и надевай шлем. Тебе здесь никто не желает вреда. В нату— ре.

Ирина вздохнула, выпрямилась, как идущий на казнь герой, и сделала шаг в сторону кресла:

— Самое прикольное, что я типа простой пилот. Фиг вы что вытащите из моих брейнов.

Она села и покорно подставила голову, когда Питри одевал ей шлем.

— Если это не сработает, то я не знаю, что еще придумать, — сказал Лайн.

— А что она сейчас увидит?

— Я приказал компьютеру составить что-то вроде информационно-обу— чающего ролика или программы виртуальной реальности. Коротко показать ей все данные о нашем космосе, что заложил Дунь-Фэй. Сколько заселено планет, какие звездные системы исследованы, какие являются маяками на трассах рейсовых «мерцалок». Потом компьютер прокрутит записи о том, зачем мы отправились в полет и как нашли эту спящую красавицу. Если все это ее не убедит…

— Уау, типа круто! — послышался приглушенный голос Ирины.

— Кажется, компьютер настроился на ее мозг и начал передачу инфор— мации, — Шепнул Лайн, как будто боялся спугнуть возникший контакт.

Некоторое время из-под шлема доносились возгласы: «Уау! Класс! Круто! Отпад!», но потом они смолкли. Агенты переглянулись с возраста— ющей надеждой.

Спустя некоторое время Ирина вновь подала голос:

— Снимите с меня эту хренотень.

Питри немедленно выполнил ее просьбу.

Девушка вылезла из кресла и всмотрелась в лица агентов, как будто по их выражениям пыталась что-то для себя понять.

— Так вся эта хрень как бы правда? — тихо спросила она.

Казалось, сейчас ее больше устроил бы ответ, что на самом деле она попала в плен к врагам и подверглась жесткой психологической обработ— ке.

Лайн молча кивнул. Питри опустил глаза.

— Где тут у вас типа удобства и все такое?

— Гигиеническая кабина с утилизатором там, — Лайн показал на про— ход.

— Там и зеркало есть, — напомнил Питри.

Девушка как-то странно на него посмотрела:

— Ты типа меня спас? Спасибо, братан.

После чего, слегка пошатываясь, отправилась в указанном направле— нии.

— Кажется, она поверила, — шепнул Лайн своему товарищу.

Питри с сомнением покачал головой:

— Хотелось бы на это надеяться. Но, возможно, она только притвори— лась, что поверила, а сама будет пытаться сбежать или захватить ко— рабль. Придется ее остерегаться, по крайней мере, пока она не поверит по-настоящему.

Лайн подумал, что экипаж «Золотой капли» подобрался на славу: каж— дый сам себе на уме, никто никому не доверяет, все друг друга опасают— ся.

Когда Ирина вернулась, ее глаза выглядели немного покрасневшими. Лайн поймал взгляд своего напарника, обращенный на девушку. Питри не столько следил за ней, как обещал, сколько любовался. Лайн решил, что нашел причину возникшего чувства: и дельта-клон, и девушка из далекого прошлого были одинаково чужие в современном мире.

Попытавшись по-новому разговорить Ирину, оба агента поняли, что теперь она готова более подробно ответить на все вопросы. Как оказа— лось, она достаточно хорошо понимала современный язык, хотя сама про— должала изъясняться на архаическом жаргоне двадцать первого века. Пу— тем постоянных уточнений и подбора синонимов удалось не только узнать биографию девушки, но и разобраться в ее лексиконе.

Ирина Бисквитова родилась в две тысячи пятьдесят седьмом году. На момент похищения инопланетянами ей исполнилось двадцать шесть лет. Она просила называть себя не по имени, а по прозвищу (погонялову) — Ибис. Это были одновременно и кличка, и радиопозывные ее самолета «МИГ-212» (мигалка или тачила, так как слово «тачка» или «тачила» обозначало во— обще любое транспортное средство).

МИГи двухсотой серии стали одними из первых самолетов, которые могли взлетать с земли и выходить в открытый космос. После этого до начала Космической эры человечеству оставалась сделать всего один шаг. Если бы девушка не попала к инопланетянам, она, несомненно, участвова— ла бы в грандиозных торжествах, которые были устроены по всей Земле тогда, когда вместо очередного года по старому летоисчислению наступил нулевой год Космической эры.

Ибис была пилотом шестой эскадрильи специальной военно-воздушной дивизии, которая занималась охраной космических границ государства. В случае начала войны истребители должны были уничтожать вражеские спут— ники и баллистические ракеты. Но космических перехватчиков использова— ли и для других целей. Именно на восьмидесятые годы двадцать первого века пришлись особенно частые контакты землян с неопознанными летающи— ми объектами — «летающими тарелками» (Ибис называла их попрыгушками или банками).

И вот однажды звено, в которое входил самолет Ибис, было поднято по тревоге, так как радары обнаружили несколько НЛО над охраняемой территорией. Самолеты начали преследовать пришельцев (головастиков), но внезапно были атакованы огромным кораблем, который возник буквально из ниоткуда. (Теперь-то стало понятно, что пришельцы прилетали не с далеких звезд, а появлялись из межпространства).

Звено приняло бой, самолет Ибис был сбит, но она успела катапуль— тироваться в спасательной капсуле. Эта капсула была захвачена пришель— цами. Они использовали какие-то наркотические вещества, так что девуш— ка с трудом вспоминала то, что с ней происходило дальше. Собственно, ее воспоминания заканчивались на том, что, ненадолго придя в себя, она попыталась напасть на своих тюремщиков. Один из них поднял что-то вро— де пистолета с широким раструбом и… Все. Конец рассказа.

— И что же мне теперь типа делать? — растерянно спросила девушка. — Заторчать в вашем зоопарке, как долбаный экспонат рядом с макаками и гориллами?

— Ну, я не думаю, что дело дойдет до этого, — попытался успокоить ее Питри. — Конечно, ты какое-то время побудешь под наблюдением вра— чей, но потом станешь полноправной гражданкой Очеловеченной Федерации.

— Ну и погонялово вы выбрали для страны, — скривилась Ибис. — При— кинули б мы в свое время, как все навернется…

— То ничего бы не изменилось, — довольно резко оборвал ее Лайн, которому не понравилось, как эта дикарка отзывается о его Родине. — Что произошло, то произошло. Если бы не идеи очеловечивания, люди дег— радировали еще двести лет назад, как те существа, что тебя захватили. Извини, Ибис, но твой жаргон — лучшее подтверждение того, что страна уже тогда катилась к дикости и невежеству.

Питри присоединился к его мнению:

— В какой-то степени потрясения сороковых годов явились благом для Земли. Они очистили цивилизацию от бесполезных людей, от тех, кто не желал работать и создавать материальные ценности. Хотя бы на некоторое время честные трудовые люди избавились от наркоманов и алкоголиков, бюрократов и творческой интеллигенции.

— Кончайте наезжать! — надулась девушка. — Я типа не хотела гнать пургу.

— Ладно, не будем ссориться, — сказал Питри. — Теперь у нас есть общее дело.

— Да, кстати, — спохватился Лайн, — компьютер, наверное, уже обс— ледовал эту планету вдоль и поперек.

Он залез в кресло пилота и одел шлем.

— Какой строгий крендель, — буркнула ему вслед Ибис. — И погоняло— во подходит — линия. Прямой, как три сосны.

— Вообще-то его имя происходит от штатовского слова «лев», а не от староанглийского — «линия», — поправил Питри.

— Какая, хрен, разница? А вот твое погонялово мне конкретно не в кайф, Питри. Что-то есть в нем… отстойное. Конечно, я не наезжаю, у меня была одна типа подруга… или как бы друг. Она тусовалась в клубе «Гей, славяне!». Ну, ты въезжаешь? Там еще над входом торчал рекламный слоган: «Мы сводим концы с концами!» Дошло? Уау! А вы-то сами случай— но, не того?

Питри догадался, что имела в виду девушка, и отрицательно покачал головой:

— Не того.

— Да мне, в натуре, по фиг. Это я так спросила, — но на самом деле глаза девушки выдали глубокий личный интерес к подобному вопросу. Осо— бенно к Питри.

Квазаров прервал их оживленную беседу:

— Начинаем посадку. Кажется, я нашел кое-что интересное.

Черский с сомнением посмотрел на оставшееся свободное сидение:

— Увы, на третьего члена экипажа мы не рассчитывали…

— Да ла-а-адно, — беззаботно протянула Ибис. — Тут места до кучи. Залазь.

Она по-хозяйски втолкнула дельта-клона в кресло, а сама втиснулась рядом, вернее, наполовину рядом, наполовину усевшись на Питри. Если тот и смутился от такой фамильярности, то вида никак не показал. Нао— борот, он крепко обнял Ибис, взяв на себя функцию ремней безопасности. Хотя, надо признать, в безынерционной кабине «Золотой капли» необходи— мости в подобных защитных мерах не было.

Квазаров не видел всего этого безобразия, он был занят пилотирова— нием корабля.

Глава 6. Особенности размножения настоящих драконов.

Пройдя сквозь слой белых облаков, «Золотая капля» пронеслась над синей гладью океана, над горами, над равнинами, покрытыми зеленой тра— вой, над густыми высокими лесами.

Голосом опытного экскурсовода Лайн комментировал изображения, вы— водимые на монитор перед Питри и Ибис:

— Обратите внимание на этот бывший мегаполис. Он явно давно разру— шен, но неподалеку от него находится небольшое поселение. В излучине реки — одноэтажный городок. Можно разглядеть поля, сады, пасущихся жи— вотных. Местные жители похожи на людей. Собственно, ими они и являют— ся. Быт городка довольно прост. Наверное, эти люди утратили всю техно— логию своих предков.

— Но более миролюбивыми они не стали, — Питри показал на вооружен— ных всадников в сверкающих доспехах и с длинными копьями. — Возможно, эта раса изначально более агрессивна, чем люди Земли.

— Факт, в натуре! — подтвердила Ибис.

Лайн с помощью компьютера составил карту местности. На ней были обозначены все поселки и города, выросшие неподалеку от разрушенных мегаполисов.

— Да, тут садиться не будем, — решил он. — У них здесь целое госу— дарство, а вступать в контакт с какими-нибудь местными царьками мне не хочется.

— Пусть с политикой разбираются политики, — согласился Питри. — Нам достаточно только взять пробы воздуха, воды и растений.

— А почему бы не сесть в лесу? — спросила Ибис.

— Это противоречит инструкции «Шесть-тринадцать» Государственной космической разведки, — сказал Питри. — Она специально разработана на случай обнаружения инопланетного разума. Там все расписано: при какой плотности населения можно осуществлять посадку, как обеспечивать мас— кировку и безопасность.

— Правда, этой инструкцией еще никто не пользовался, — заметил Лайн. — Но все равно, нам тут садиться нет смысла: на этот материк скоро придет ночь. А работать лучше там, где только наступает утро.

Обгоняя Солнце, «Золотая капля» полетела дальше, к следующему ма— терику. На нем преобладали лесостепи и высокие покатые холмы. Челове— ческие поселения попадались реже и определенно не составляли единого государства.

— Вот хорошее место для посадки, — Квазаров указал на длинный по— лукруглый горный хребет, обернувшийся вокруг большого озера. — Высота две двести над уровнем моря. Древних городов рядом нет. Край дикий и не затронутый человеком. Сюрпризов из-под земли можно не ждать… на— деюсь.

Корабль резко пошел на снижение. Ибис взвизгнула от вида быстро приближающейся поверхности. Но Лайн выровнял полет и сделал круг над местом посадки на высоте двух километров.

— Вот черт, — с недовольством произнес он, — и тут аборигены.

«Золотая капля» снизила скорость и задержалась над поселением.

— Это не город, а какое-то стойбище кочевников, — Питри быстро пе— ресчитал разборные юрты из жердей и шкур, прикинул на глаз количество людей и пасущихся животных. — Тут человек пятьсот-семьсот.

— Бедненько они живут, — заметил Лайн.

— Отстой! — пренебрежительно бросила Ибис и дернула носиком, как будто почувствовала запахи, исходящие от немыслимо грязных жилищ и их обитателей.

Лайн рассмеялся, придумав новое слово:

— Это отстойбище!

Питри и Ибис одновременно фыркнули. Атмосфера в кабине «Золотой капли» теплела на глазах.

— Ну что, летим дальше? — сквозь смех спросил Лайн.

— Я думаю, что это не обязательно, — ответил заметно расслабивший— ся Питри. — Отстойбище довольно далеко от озера. Нас никто не заметит.

— Вниз, вниз! Будем типа купаться! — Ибис так активно заерзала на коленях дельта-клона, что его смех мгновенно перешел в хриплый кашель.

— Тогда садимся! — сказал Лайн и бросил корабль резко вниз.

Затормозил он прямо над небольшой каменистой площадкой. С одной стороны она переходила в галечный пляж. С другой ее закрывала горная гряда с высокими скалистыми пиками, извилистыми ущельями и многочис— ленными пещерами. Лучшего места для скрытной посадки нельзя было и придумать. (По крайней мере, так в это время казалось Квазарову).

Лайн снял шлем и только сейчас увидел, в какой позе сидят его то— варищи. Он ничего не сказал, зато очень многозначительно и двусмыслен— но хмыкнул. Зеленые глаза Ибис ярко заблестели, и она легко выпорхнула из объятий Питри. Сам же дельта-клон растерял последние остатки своей былой невозмутимости. Квазаров отметил, что его напарник выглядит все «человечнее» и «человечнее» и общаться с ним становится намного легче. Может, генерал Варкасов был прав? Может, все подозрения на счет особо— го задания дельта-клона придуманы им самим?…

Лайн включил световой шлюз, и агенты привычно выдвинули штангу с анализатором. Ибис с интересом наблюдала за их действиями. Быстро про— бежали минуты, требуемые для определения качества внешней среды. Нако— нец, аппарат выдал результат: люди могут находиться на поверхности планеты без защитного снаряжения.

— Тут даже чище, чем на Земле, — удивился Питри. — Почти стериль— ный воздух.

— Ну, на моей Скифии кислорода не меньше, — сказал Лайн. — А здесь за последние двести лет природа очистилась сама. Да и промышленность, судя по развалинам, тут была не очень-то и развита.

— Возможно, эту планету наши соседи использовали как курорт, — предположил Питри. — Не зря же глобальные разрушения ее почти не зат— ронули.

— Так мы типа идем купаться, или будем гнилой пиар разводить?! — нетерпеливо воскликнула Ибис.

— Идем, — твердо произнес Питри и взял из стойки автомат.

Лайн предпочел более легкий автоматический пистолет. Ибис вопроси— тельно посмотрела на агентов и поняла, что ей на оружие рассчитывать пока рано.

— Далеко от корабля не отходить. Находиться в пределах видимости друг друга, — на правах ответственного за безопасность распорядился Черский.

По-очереди они прошли через световой шлюз и сделали первые шаги по каменистой почве чужой планеты.

Лайн глубоко вдохнул в себя чистый горный воздух. Он пах незнако— мыми ароматами трав и цветов. В воздухе резвились птицы, похожие на стрижей. Все здесь казалось тихим и спокойным.

Держа оружие наготове, агенты неторопливо направились к воде. Ибис шла быстрее, поэтому опередила их шагов на десять.

— Уау, класс! — не переставала восторгаться она. — Конкретная кра— сотища!

— Ну, что же, по сравнению с предыдущими Измерениями тут не так уж и плохо, — произнес Лайн. — Если удастся договориться с аборигенами…

И в этот миг из одной особенно широкой пещеры раздался громоподоб— ный рык:

— Ну, наконец-то! Сколько же можно ждать! Это безобразие!

Не менее громкий, но более тонкий голос проревел:

— Успокойся, дорогой, я же говорила, что все образуется.

Лайн и Питри одновременно вскинули оружие. Ибис взвизгнула и бро— силась к ним. А из пещеры показались огромные головы двух драконов. Потом шеи. Потом еще одна голова, но более маленькая. Туловище. Хвос— ты.

Когда первый шок прошел, агенты смогли понять, что же за существо вылезло из пещеры в двухстах шагах от «Золотой капли». Это был трехго— ловый дракон с одним туловищем, двумя парами лап, тремя парами крыльев и тремя хвостами. Большие головы были явно чем-то возмущены, а средняя маленькая с наивным любопытством таращила на людей голубые глаза.

— Я буду жаловаться! — не переставала рычать правая голова, си— не-зеленая, с длинными отростками наподобие усов. — Почему нас не пре— дупредили?!

— Князь Кеданзим, возможно, что-то перепутал, — говорила левая го— лова, более светлая, с волнистым узором вокруг теменных шипов. — Но теперь помощь пришла, и беспокоиться больше не о чем.

— Хорошо, что мы читали отчет Максима Фрадова, — в полголоса про— изнес Питри. — А то бы я сейчас решил, что сошел с ума.

— А так все было замечательно, — вздохнул Лайн, снимая пистолет с предохранителя.

Ибис ничего не сказала. Она стояла за спинами агентов и мелко тряслась. Она отчета о Верхних Измерениях не видела и к встрече с дра— конами оказалась совершенно не готова.

— Эй ты, стоять на месте! — изо всех сил заорал Черский. — Стой, а то будем стрелять!

— Что?! — обе драконьи головы недоуменно уставились на людей.

— Ни шага в нашу сторону. Стреляю без предупреждения, — грозно за— явил дельта-клон и в подтверждение своих слов дал очередь в воздух.

Но вместо привычного треска автомата агенты услышали слабые хлоп— ки, а вылетевшие пули бессильно упали метрах в пятидесяти. Прямо перед драконьими носами.

Однако и этого оказалось вполне достаточно.

— Убивают! — ахнула левая голова.

— Бежим! — гаркнула правая.

Дракон попытался развернуться, чтобы юркнуть обратно в пещеру.

— Стоять! — рявкнул Питри (ничто так не вдохновляет воина, как очевидная трусость противника). — Ответите на вопросы, отпустим.

Обе драконьи головы застонали, как от зубной боли, но покорно за— мерли.

— Кто вы такие? — тоном профессионального следователя задал вопрос дельта-клон.

— Я — Мирдахар, — представилась правая голова. — А это моя жена Миринзир. Теперь нам можно идти?

— Нет! — сказали одновременно Лайн и Питри.

Головы застонали еще жалобнее.

— Разговор нам предстоит долгий, — начал Лайн. — Сначала немного о себе. Мы — люди из параллельного Измерения. Исследуем эту планету. Со— вершенно случайно встретили тебя… или вас, не знаю, как правильно. Зла мы вам не желаем, но если вы попытаетесь на нас напасть, будем за— щищаться всеми возможными способами. Ясно?

— Значит, вы не от князя Кеданзима? — удивленно спросила правая голова по имени Мирдахар.

— Никогда о таком не слышали. Мы всего час назад переместились сю— да из Измерений с более низким уровнем реальности. Встреча с вами для нас полная неожиданность.

— Так вы не охотники? — округлила глаза левая голова — Миринзир.

— Нет.

— У-ф-ф! — драконьи головы одновременно облегченно вздохнули, так что людей обдали потоки теплого воздуха, пахнущего парным молоком и полевыми травами.

— Так почему же вы на нас напали? — спросил Мирдахар.

— Мы не нападали. Нам показалось, что это вы нападаете на нас, по— этому вынуждены были применить оружие для защиты, — объяснил Питри.

Мирдахар начал успокаиваться:

— Мы тоже не нападали. Мы думали, что это прибыл спасательный от— ряд князя Кеданзима. Побежали навстречу… А тут вы.

Миринзир робко спросила:

— Теперь, когда все выяснилось, мы можем идти?

— Еще нет, — Лайн опустил пистолет и сделал шаг вперед, дракон по— пятился. — Дело в том, что это наш первый рейд в параллельные миры. Более того, должен вам честно признаться, это наша первая встреча с настоящим драконом. Поэтому мы были бы вам очень благодарны, если бы вы ответили нам на некоторые вопросы.

Драконьи головы недоуменно переглянулись.

— Если эти люди говорят правду, то нам еще повезло, что они сразу нас не застрелили, — Сказала Миринзир.

— М-м-м-да, — задумчиво протянул Мирдахар. — Князю Кеданзиму при— дется нам многое объяснить.

— Возможно, произошла какая-то ошибка.

— Да уж, ошибка. Конечно я не думаю, что нас направили сюда пред— намеренно, но…

Лайну показалось, что драконьи головы совершенно забыли про людей, поэтому он решил взять инициативу в свои руки:

— Извините, что перебиваю, но нам бы очень хотелось узнать, о ка— ком князе Кеданзиме вы говорите, как оказались на этой планете, и… собственно, мы даже не знаем кто вы — один дракон или двое… то есть трое.

— Как, вы ничего не знаете о драконах?! — удивленно воскликнула Миринзир.

Собрав остатки терпения, Лайн отчетливо произнес:

— Я уже сказал, что мы ПЕРВЫЙ РАЗ видим представителя вашего вида.

Драконьи головы снова переглянулись.

— Кто будет рассказывать? — спросила Миринзир.

— Давай ты, — ответил Мирдахар. — У меня от волнения все мысли пу— таются.

— Я постараюсь покороче, — Миринзир со смесью вопроса и надежды посмотрела на людей.

— Да уж, пожалуйста, — подбодрил ее Лайн.

— Мы с Мирдахаром решили создать ребенка…

— Создать? — переспросила Ибис. Ее первый испуг уже прошел, но из-за пересохшего горла вырвавшееся слово походило на карканье.

Миринзир опять вздохнула:

— Мой рассказ сильно удлинится, если вы будете прерывать меня пос— ле каждого слова.

— Фильтруй пиар! — возмутилась девушка. — Конкретно базарь, чисто по понятиям.

Питри повернулся и положил ей руку на плечо:

— Успокойся, пожалуйста. Дай дракону все объяснить.

— Ладно, — уже на полтона ниже произнесла девушка, — только пусть он… нет, она… они разберут по понятиям, почему они СОЗДАЮТ ребен— ка, а не рожают, как правильные.

— Потому, что именно так мы размножаемся, — сказала Миринзир. — Я знаю, что люди используют другой способ, но мы производим потомство именно так. Два любящих друг друга дракона, — она потерлась шеей о шею Мирдахара, — сливаются воедино, чтобы через некоторое время между ними возникло дитя.

— Дитя? — все три человека (дельта-клона, в принципе, тоже можно так называть) уставились на среднюю маленькую драконью голову, которая пока не произнесла ни слова.

— Да, — с нежностью сказала Миринзир и посмотрела на маленькую го— лову, — это наша девочка.

— А как ее погонялово? — поинтересовалась Ибис.

Как не странно, женская голова дракона ее поняла, потому что отве— тила:

— У нее пока нет имени. Она еще не разговаривает. А у нас принято, что первый звук, произнесенный драконом, становится его именем.

— И все-таки, почему вы выбрали для создания ребенка именно эту планету? — вернулся к первоначальной теме Лайн.

— Нам ее порекомендовал князь Кеданзим.

— Я не это имел в виду. Почему вам вообще понадобилось перебирать— ся на эту планету? Насколько я могу судить, вам тут не очень-то хоро— шо.

— Это точно! — прорычал Мирдахар.

— Не волнуйся дорогой, — обратилась к нему Миринзир, а потом вновь повернулась к людям: — Дело в том, что для создания ребенка драконам требуется уединение и покой. Во время слияния мы становимся абсолютно беспомощными. Мы теряем способность к магии, к полету, становимся сла— быми и вялыми. Поэтому мы стремимся найти тихую мирную планету, где нам ничто не угрожает.

— Ну, мамаша, фуфло тебе загнал этот долбанный князь, — сочувс— твенно заметила Ибис.

— Это мы поняли, когда начали из любопытства исследовать планету. Мы встретили совершенно озлобленных людей, которые сразу же напали на нас. К счастью, у них были только пики и луки, поэтому нам удалось убежать. Но с тех пор местные жители постоянно нас преследуют. Мы пы— тались с ними поговорить, но они нас даже не желают слушать, сразу на— падают. Мы спрятались здесь, но одна группа охотников продолжает идти по нашим следам. Мы были в панике, поэтому так обрадовались, увидев вас. Увы…

Глаза Миринзир стали грустные, как у обреченной на казнь жертвы.

— А как долго вы будете создавать ребенка? — что-то прикидывая в уме, спросил Питри.

— Не очень. Около двадцати карг, не более.

— Чего? — первый раз люди услышали в речи дракона совершенно нез— накомое слово.

— Карг. Наша драконья мера времени.

— Сколько это по нашим меркам?

— По каким?

— Ну, скажем, сколько раз смениться день и ночь на этой планете, прежде чем вы вновь станете полноценными драконами? Сколько пройдет суток?

Не задумываясь, Миринзир ответила:

— Две тысячи с небольшим. Вы же понимаете, заранее точно нельзя сказать.

— Почти шесть лет?! — присвистнул Лайн.

— Вообще-то, мы послали сигнал с просьбой о помощи князю Кеданзи— му. Поэтому мы и приняли вас за спасательную команду.

Ибис заинтересованно подалась вперед:

— Уау, прикольно. А с какой блажи этот князь ваши задницы из огня вытаскивать станет? Вы ему типа кучу бабок отвалили?

— Очень хороший вопрос, — пробормотал Питри.

— Князь Кеданзим — очень достойный и благородный друг драконьего рода. Уже много тысяч эргов его род помогает нам находить удобные мес— та для создания потомства. На время мы отдаем ему на хранение некото— рые ценные предметы, которые будут обременять нас во время слияния.

В голове Квазарова внезапно зародилась одна очень интересная мысль. Он вспомнил все, что написал Максим Фрадов о драконах, особенно об их долгой жизни. Обдумав свою догадку более основательно, он задал вопрос:

— А где, собственно, находится этот князь Кеданзим?

— На шесть Измерений выше и чуть правее от Крираксара. У него там три планеты и один дискомир, доставшиеся ему в наследство от предков.

Решив пока не уточнять, что такое Крираксар и как выглядит диско— мир, Лайн сделал упор на главное:

— И как часто семья князей Кеданзимов отправляет драконов в эту часть Вселенной?

— Сейчас редко. Большинство наших родственников переселилось в Верхние Измерения. А раньше возле Крираксара жило очень много драко— нов. И все они создавали детей под охраной князей Кеданзимов.

— И вы потом встречали тех, кто пользовался помощью князей?

— Не помню. Мы не привязаны к одному месту. Мы летаем среди звезд туда-сюда… — Глаза обоих драконов мечтательно затуманились.

Трое землян переглянулись. Если посчитать, сколько многоголовых драконов порубили в сказках, мифах и легендах их далекие предки то, похоже, князья Кенадзимы прилично заработали. Причем, наверняка, они знали, куда отправляют своих клиентов. Но как объяснить это доверчивым Миринзир и Мирдахару?

Инициативу взяла Ибис:

— Все долгие карги князьки вас конкретно кидали, как последних ло— хов. На всех этих планетах тусуются крутые отморозки и беспредельщики, которые мочат любого дракона, которого засекут. А фартовые князьки прикарманивают все бабло и галду, что им лохи отстегивают.

— Не может быть! — ахнула Миринзир.

— За базар отвечаю! — подбоченилась Ибис.

Питри добавил информацию к размышлению:

— Если вы послали сигнал о помощи, то почему вас до сих пор никто не спасает?

— Может, какая-то задержка в прохождении сигнала? — неуверенно предположил Мирдахар.

— Кстати, а как вы послали свое сообщение? — заинтересовался Лайн (даже на «Золотой капле» не было средств связи между различными Изме— рениями).

— Пойдемте, покажу, — Мирдахар сделал приглашающий жест лапой, указывая на пещеру.

— Ага, сейчас, только фонарики возьмем, — быстро согласился Лайн.

Он подтолкнул Питри и Ибис к «Золотой капле». При этом дель— та-клон, словно прикрывая отступление, двигался боком, держа автомат наготове.

Ввалившись через световой шлюз в узкий коридор, все немного расс— лабились.

— Я когда этого динозавра засекла, то застремалась, что конкретно— го глюкана словила, — Поделилась впечатлениями Ибис. — Извините, брат— ки. Теперь я верю всему, что вы мне напиарили.

Сказано это было с такой искренностью, что Лайн и Питри поняли: с одной проблемой они разобрались. Но оставались еще драконы.

— Конечно, — вслух подумал Лайн, наблюдая за реакцией товарищей, — мы можем прямо сейчас взлететь и продолжить свою работу.

— И какими же падлами мы будем после этого? — с возмущением пос— мотрела на него девушка.

— Конечно, спасение драконов первоначально не входило в наше зада— ние, — сказал Питри. — Но благодаря этой встрече мы можем узнать об окружающем нас мире гораздо больше, чем если сами полетим в неизвест— ность. Оказывается, выше на Измерениях существует совсем другая циви— лизация, какие-то князья, которые отправляют драконов на заведомую смерть… Мне кажется, перед следующим прыжком в межпространство надо во всем хорошо разобраться.

— Но мы не можем охранять дракона все шесть лет.

— Не можем. Но мы можем вызвать подмогу с Земли. Эта планета впол— не подходит для эвакуации людей. Местных жителей можно легко убедить, что на нас нападать не следует.

— А наше оружие? — напомнил Лайн. — Вспомни, что произошло с твои— ми пулями. Похоже, порох здесь не взрывается.

— Уау, прикольно, — Вставила слово Ибис. — А я прикинула, что это типа фишка такая.

Лайн покачал головой:

— К сожалению, нет. Надо бы проверить и остальное оружие.

— Надо, — согласился Питри. — Но не при драконах. Кстати, они нас ждут. Я думаю, что в пещеру пойду я один. В боевом скафандре и с ору— жием. Ведь дракону, видимо, сейчас могут повредить даже такие выстре— лы.

— Нет, — возразил Лайн. — Теперь моя очередь. Кроме того, я хочу своими руками пощупать то, что дракон считает межпространственным пе— редатчиком. И скафандр я не одену. Возьму только автомат. Этого будет вполне достаточно.

Питри слегка помялся, но потом согласно кивнул головой.

Лайн одел на голову легкий гибкий обруч с парой фонарей на висках и инфо-камерой на лбу. Такими устройствами обычно пользовались десант— ники, когда вели боевые действия на терраподобных планетах.

Питри занял место пилота. Из-под шлема управления раздался его го— лос:

— Я настроился на твою камеру. Можешь выходить.

Дракон ждал у входа в пещеру. Обе головы с интересом осмотрели экипировку Квазарова:

— Извините за любопытство, вы не забыли поставить оружие на пре— дохранитель?

— Забыл, — открыто улыбнулся Лайн. — И должен еще предупредить, что за каждым моим шагом следят друзья из корабля.

— Намек ясен, — хором вздохнули головы. — Пошли.

Показывая дорогу, дракон двинулся вперед. Квазаров последовал за ним, включив фонари и держась шагах в десяти от хвостов. В тесной пе— щере дракон не мог развернуться, но на всякий случай Лайн соблюдал бе— зопасную дистанцию.

Так они прошли петров пятьсот, и Лайн уже начал сомневаться, пра— вильно ли он поступил, отправившись в пещеру. Извилистый лаз постепен— но загибался вправо и немного вниз, так что скоро Лайн понял, что они уже опустились ниже уровня озера.

— Вот мы и дома, — объявил Мирдахар.

Если головы добрались до места, то Квазарову оставалось пройти еще больше ста метров. Ему показалось, что вокруг драконьего тела, закры— вающего почти весь лаз, пробивается зеленоватое свечение. Выключив фо— нари, Лайн убедился в своей правоте. По мере того, как дракон пролезал вперед, свет усиливался, и уже можно было обходиться без искусственно— го освещения.

Наконец вслед за драконом Лайн выбрался из узкого лаза, осмотрелся вокруг и тихо произнес в микрофон:

— Питри, Ибис, вы все это видите?

— Неплохо, оказывается, живут драконы.

— Уау, класс, клевая хата.

Действительно, людей поразили не столько размеры пещеры, сколько ее убранство. Размеры, конечно, тоже были немаленькие: огромный дракон почти потерялся среди высоких сводов и необъятных стен. Но главное заключалось в том, что естественную пещеру дракон сумел превратить в комфортное и удобное жилище, в подземный дворец.

Пол пещеры был выровнен, вычищен и превращен в подобие каменной мостовой. Свисающие с потолка сталактиты были покрыты каким-то соста— вом, который светился приятным мягким зеленым светом, не оставляя в пещере ни одного темного закоулка. Стены украшали развешанные и разме— щенные в нишах сокровища: картины, статуи, мозаичные панно, изделия из драгоценных металлов, непонятные приборы и аппараты. Кроме того, целые горы не уместившихся на стенах ценностей были аккуратно разложены в дальних углах пещеры.

Мирдахар обвел лапой пещеру:

— Это мои самые любимые безделушки. Конечно, большую и наиболее ценную часть коллекции пришлось оставить на сохранение князю Кенадзи— му…

При упоминании этого имени Миринзир слегка дернула шеей. Лайн еще раз медленно покрутил головой во все стороны, чтобы инфо-камера под— робно записала увиденное.

— А вот и устройство связи, — дракон вытащил из ниши сравнительно небольшой предмет: переплетение пружин, обвивающихся вокруг централь— ного стержня.

Он тронул когтем одну из пружин, вся конструкция медленно загуде— ла. Квазаров на всякий случай сделал несколько шагов назад и перехва— тил автомат поудобнее. Дракон не обратил внимания на его действия: обе головы, не отрываясь, смотрели на луч света, вырвавшийся из одного торца стержня. Луч уперся в стену и высветил круг диаметром метров в пять. В этом круге каменная стена исчезла, превратившись в мерцающее туманное пятно.

— Вот, — Мирдахар повернулся к Лайну, — связь установлена.

— И что дальше?

— Дальше? Дальше можно что-нибудь сказать князю Кенадзиму.

Словно подтверждая его слова, Миринзир быстро заговорила, обраща— ясь к туманному пятну:

— Уважаемый князь Кенадзим, к вам вновь обращаются драконы Мирин— зир и Мирдахар. Мы просим… нет, мы уже требуем немедленно связаться с нами. Мы оказались на совершенно непригодной для жизни планете. На нас нападают дикари. Наша жизнь в опасности. Если вы не ответите на это послание, мы вынуждены будем обратиться к Совету Старейшин. К нам тут случайно залетели люди из параллельного Измерения…

Квазаров недовольно поморщился. Ему не хотелось, чтобы драконы рассказывали о «Золотой капле», и он жалел, что не сказал им об этом заранее.

Но тут луч света из стержня начал быстро бледнеть, туман рассеи— вался, а стена вновь обретала свои первоначальный вид.

Миринзир скороговоркой прокричала:

— Мы ждем вашего ответа, князь Кенадзим. Поторопитесь!

Свет погас.

— Вот и все, — Мирдахар поставил передатчик обратно.

Лайн примерился и понял, что до ниши, расположенной на высоте трех метров, незаметно он не доберется. А жаль, он с удовольствием бы зах— ватил с собой это устройство.

— Насколько я понял, связь односторонняя, — произнес Лайн, обраща— ясь одновременно и к драконам, и к своим товарищам.

— Да, к сожалению, — Миринзир вздохнула. — И, что тоже неудобно, оно очень долго заряжается. В следующий раз его можно использовать только через три каргирла.

— Чего?

— Примерно через двое местных суток, — перевел драконьи меры вре— мени Мирдахар.

Обе головы посмотрели на Квазарова. Тот еще раз обвел взглядом пе— щеру:

— У вас замечательный вкус. С удовольствием бы погостил еще, но, к сожалению, времени у меня очень мало.

— Да, я понимаю, — печально сказала Миринзир.

Мирдахар промолчал, но его усы бессильно обвисли.

Лайн направился к выходу, дракон поплелся сзади. Нельзя сказать, что Лайну это доставило большое удовольствие, он предпочел бы не ос— тавлять за спиной существо, один зуб которого был размером с его ла— донь. Но вежливость есть вежливость. Кроме того, он не имел права вы— казывать ни тени страха или недоверия.

В наушнике Квазарова послышался голос Питри:

— У меня для тебя есть новость. Сканеры «Золотой капли» засекли движение в сорока километрах отсюда. Это та самая орда, над которой мы недавно пролетали.

— Орда? —голова Лайна была сейчас занята другими проблемами, поэ— тому он не сразу понял, о чем говорит его напарник.

— Отстойбище.

— А-а-а. Ну?

— Похоже, они собираются охотиться на дракона. По крайней мере, именно так я определил бы их тактику. Три группы всадников продвигают— ся через три ущелья, которые приведут их прямо сюда.

— Сколько их там?

— Около двухсот. Компьютер не может точно рассчитать из-за скал. Вот когда они приблизятся…

— Через сколько они будут здесь?

— Часа через три. Может, надо предупредить драконов?

Не останавливаясь, Лайн повернул голову и обратился к драконам:

— На вашем месте я бы забрал самые ценные вещи и поскорее убегал. Сюда движутся всадники. Человек двести. Не думаю, что это дружествен— ный визит.

— Я же говорила, что в покое нас не оставят, — сказала Миринзир Мирдахару. — И что нам теперь делать?

— Я уже предлагал: завалим камнями вход в пещеру. Может они покру— тятся вокруг и уйдут?

Миринзир фыркнула:

— Я на это не надеюсь. Эти аборигены жестоки до безумия, упрямы до исступления. Они либо попытаются разобрать завал, либо разобьют здесь лагерь, чтобы взять нас измором. А у нас нет даже запасов воды.

— Кстати, а чем вы тут все это время питались? — на всякий случай поинтересовался Лайн.

Мирдахар горестно вздохнул:

— Да чем придется! В последнее время все больше рыбой из озера. А до этого — животными. Собственно, мы и к местным людям-то обратились потому, что хотели купить у них десяток стад.

— Да уж, — подхватила Миринзир. — Мы взяли немного ценностей, что— бы обменять их на еду, и сами отправились к этим дикарям. Как же мы ошиблись! Те, как только нас увидели, сразу напали…

— Вот с тех пор они нас и преследуют, — сказал Мирдахар.

— Так что придется нам бросать эту пещеру и снова бежать. Сражать— ся мы не можем, спрятаться — тоже.

Квазаров, а следом за ним и дракон, вышли из пещеры.

Драконьи головы приподнялись вверх, словно прислушиваясь или приг— лядываясь к чему-то.

— О-о-о, горе! — протянула Миринзир.

— Они нас окружили, — прорычал Мирдахар.

— В чем дело? — не понял Лайн.

Ответил Питри:

— Остальные два ущелья тоже перекрыты. Похоже, что на войну с дра— коном поднялось сразу несколько кочевых племен. То, что видели мы, идет с одной стороны. А еще одно — с другой. Дракона взяли в клещи по всем правилам стратегии. Видно, охотники готовили эту операцию зара— нее. Остался только один свободный путь — в горы. Правда, в конце ущелья довольно высокий обрывистый перевал. Если дракон успеет через него перебраться, он оторвется от преследователей. Если же они его до— гонят в узком ущелье…

Лайн пересказал Мирдахару и Миринзир все, что услышал.

— Нельзя терять ни сотой доли каргирла, — засуетились головы. — Мы только возьмем передатчик князя Кенадзима и прочь отсюда, прочь.

Дракон вновь юркнул в пещеру.

Лайн посмотрел ему вслед, потом окинул взором огромное озеро, ска— лы, «Золотую каплю».

— Питри, что ты об этом думаешь?

— Ну, мы могли бы немного помочь. Скажем, взорвать вход в ущелье. Тогда всадники дракона точно не догонят.

— Мысль неплохая, — Лайн с сомнением взглянул на свой автомат. — Остается только надеяться, что ракеты не подведут.

Он отстегнул магазин от ракетного ствола и посмотрел на заряды. Ракеты, похожие на толстые сигары, лежали ровно и внушали доверие. Возможно, обманчивое доверие. Лайн вытащил одну ракету и вставил ее в ствол. Если она взорвется в автомате, то, по крайней мере, не детони— рует весь боекомплект. Затем он установил таймер выстрела на тридцать секунд, нажал на спуск, положил автомат на землю, направив на озеро, а сам бросился ничком за ближайший крупный камень.

Когда он досчитал до тридцати, раздался резкий хлопок, и потом послышалось быстро удаляющееся шипение. Ракета вылетела. Лайн поднял голову. Снаряд пролетел метров сто, оставляя за собой широкий дымный след (чего не должно было бы быть), а потом плюхнулся в воду. Взрыва не последовало.

— Ну вот и проверили, — Лайн встал и отряхнул колени. — Дыма мно— го, толку мало.

— Да, — раздался в наушниках голос Питри. — Все наши взрывчатые вещества тут бесполезны.

— А ваша тачка?! — влезла в эфир Ибис. — Ею можно как бы закрыть проход. Типа наехать на этих придурков. Взять на понт.

— А ведь это идея! — восхитился Лайн. — Если наше оружие бессиль— но, то задержать дикарей можно самим кораблем. С ним-то они ничего не сделают, а дракон успеет оторваться от погони. Питри?

— Я согласен. Если с аборигенами мы не сможем наладить дружествен— ных отношений, то поговорим с ними на их языке — языке силы. С одной стороны, воевать мы с ними не будем, с другой стороны — дракону помо— жем.

Когда из пещеры вновь выскочил дракон, Лайн вкратце обрисовал план действий:

— Мы постараемся задержать всадников, пока вы не перейдете пере— вал. Сначала мы попробуем с ними поговорить. Может, с такими же, как они, людьми дикари не будут слишком агрессивны. Если это не получится, будем оттеснять их от входа в ущелье кораблем. В любом случае, у вас есть шанс на спасение. Когда вы будете в безопасности, мы вас легко догоним и вместе поищем место, где бы вы могли находиться в безопас— ности.

Глаза обеих голов радостно засияли:

— Мы даже не знаем, как отблагодарить вас за вашу помощь!

— Какая благодарность? Разумные существа должны помогать друг дру— гу.

— Великолепное благородство! Мы тронуты! Какая доброта! Непревзой— денное мужество…

— Поторопитесь, — Лайн поспешил прервать поток благодарностей. — Время уходит. И, кстати, вашу пещеру неплохо бы замаскировать как-ни— будь. Жалко, если ее разграбят.

— А, пустяки, — небрежно махнул лапой Мирдахар. — Как мы убеди— лись, богатство этих людей больше не интересует. В любом их заброшен— ном городе ценностей больше, чем здесь, но их никто не берет. Им нужны только наши жизни.

— Так не стоит ими рисковать! — прикрикнул Лайн. — Бегите!

— До свиданья! — хором сказали головы. — Надеюсь, мы скоро увидим— ся.

На своих коротких лапах дракон довольно резво потрусил в сторону единственного свободного ущелья, которое начиналось примерно в кило— метре от пещеры.

Лайн посмотрел ему вслед:

— Неужели это все на самом деле?

— Еще как, — ответил Питри. — До подхода всадников у нас меньше трех часов. Надо бы подготовиться к их приходу.

— Что ты имеешь в виду?

— Есть у меня одна идея…

* * *

В ожидании появления диких всадников экипаж «Золотой капли» внача— ле провел рекогносцировку местности, а потом занялся уничтожением ко— рабельных пищевых запасов.

— Конкретный отстой, — Ибис поморщилась, но все же до конца доела содержимое ярко раскрашенного пластикового пакета. — Как вы это хавае— те?

— Вполне нормальная пища, — пожал плечами Лайн.

— Эта хрень трехголовая что-то базарила на тему дичи, — не унима— лась девушка. — Может, типа пойти, пошарить, нет ли вокруг в натуре чего съестного. Я типа неплохо хавку лабаю. От моего как бы шашлыка вся эскадрилья торчала.

— Я бы все же предпочел не как бы шашлык, а шашлык конкретный, — с легкой иронией заметил Питри.

— Нет проблем! — оживилась Ибис. — Для правильных чуваков я фуфло не слажаю.

— Да уж, как известно, путь к сердцу мужчины лежит через желудок, — Лайн произнес это, рассчитывая на ответную реакцию Питри и Ибис.

И она не заставила себя долго ждать.

Ибис хихикнула и устремила на дельта-клона весьма горячий и нед— вусмысленный взгляд.

Тот сделал вид, что ничего не заметил, и авторитетно произнес, лишь легкой полуулыбкой обозначив шутку:

— На самом деле путь к сердцу мужчины находится между вторым и третьим ребрами.

— Конечно, только такой юмор и доступен сотрудникам ВЧК, — сказал Лайн.

За беззаботными словесными пикировками все трое старались скрыть если не страх, то легкое возбуждение, которое неизбежно возникает пе— ред неминуемой битвой.

Вскоре бортовой компьютер сообщил, что всадники вот-вот покажутся на берегу озера.

— Ну, по местам, — Питри положил руки на плечи своих товарищей. — Действуем, как договорились.

Он надел боевой скафандр, но баллоны с воздухом пристегивать не стал, чтобы они не стесняли движения. Потом взял в одну руку шлем, в другую автомат и вышел из корабля. План Черского заключался в том, чтобы вначале попытаться наладить общение с местными жителями. Если же это не получится, то следовало внушить дикарям страх, пуская ракеты. Хотя оружие землян лишилось своей мощи, шагов с пятидесяти ракета мог— ла сбить человека с ног, а при выстреле в упор серьезно покалечить.

Квазаров не был в восторге от подобного плана, по предоставил сво— ему напарнику возможность действовать, как тот сочтет необходимым.

Через несколько минут из ближайшего ущелья показалась первая груп— па всадников. Задав увеличение, Лайн смог в деталях рассмотреть этих людей и их скакунов.

Деградация на этой планете практически не исказила человеческие тела. Наоборот, от жизни на природе местные жители стали похожи на тех атлетов, каких принято изображать на картинах или высекать во мраморе. Но вот их глаза… Как и у их подземных собратьев, они светились безу— мием. Жаждой разрушения, жаждой крови, жаждой смерти.

Всадники были одеты в весьма пестрые одежды, изготовленные частич— но из плохо выделанных шкур, частично из обрезков пластика, резины и жести, которые явно были добыты в заброшенных городах. Восседали дика— ри на огромных скакунах — неких подобиях длинноногих быков с широкими копытами и направленными вперед острыми рогами. Шеи и бока животных также были защищены грубо сделанными панцирями из кожи и металла.

Каждый всадник имел при себе одну длинную пику, дротики, лук и колчан со стрелами. Кроме того, некоторые из дикарей (судя по менее грубой одежде — самые богатые) были вооружены ярко блестящими металли— ческими щитами с зубчатыми, остро заточенными краями. Во-видимому, когда-то это были детали неких весьма внушительных механизмов: шестер— ни или зубчатые передачи. После небольшой доработки они превратились в страшное оружие ближнего боя.

— Питри, — передал Лайн, — это первая группа всадников — семьдесят три человека. Еще две группы на подходе. У озера они появятся в тече— нии десяти минут.

— А та орда, что заходит с тыла?

— Еще далеко. И, кажется, не приближается. Возможно, эти охотники должны были спугнуть дракона и погнать его в сторону другой орды…

— Все, — оборвал Лайна Питри. — Они меня заметили.

— Ну, удачи.

Лайн внимательно наблюдал за происходящим одновременно через ин— фо-камеру скафандра Черского и через сканеры «Золотой Капли».

Увидев человеческую фигуру, открыто стоящую прямо у них на дороге, всадники остановили своих скакунов метрах в ста от Черского и бойко заговорили друг с другом. Питри плавно поднял правую руку верх и также плавно опустил. И так три раза. Он предполагал, что этот жест будет расценен, как приглашение приблизиться. Но всадники не обратили на не— го никакого внимания. Квазаров заметил, что, в основном, говорят друг с другом пять наиболее сильных и хорошо вооруженных воинов, остальные же почтительно стоят вокруг и слушают.

— О чем они спорят? — спросил Питри.

— Понятия не имею, — Лайн пытался вытянуть из корабельного компь— ютера хоть какую-нибудь полезную информацию, но, как он не усиливал звук, речь местных жителей все равно оставалась непонятной. Множество резких, рычащих и гортанных звуков сливалось в непрерывную бессмыслен— ную трель.

— Странно, но драконов мы понимали даже без перевода, — вслух по— думал Лайн.

— Драконы-то были с конкретными башнями, а эти отморозки как бы не люди, а стая волчар, — сказала Ибис.

— Интересная мысль. Ты слышал? — спросил Лайн у Питри.

— Слышал. Если эти люди утратили человеческий разум, то мы не по— нимаем их, как не можем понять язык животных. Однако, они приручают своих скакунов, носят одежду и оружие.

— Вполне возможно, все это не делает их людьми в нашем понимании этого слова.

Ибис согласно подхватила:

— Трехмордая ящерица казалась как бы человечной, а это отстойбище — полный тупизм.

Дискуссию о сущности человеческого разума и драконьего ума прерва— ло появление еще одной группы всадников из другого ущелья. Люди из первой группы разразились громкими воплями. Вновь появившиеся остано— вились поодаль, но три всадника пришпорили своих скакунов и присоеди— нились к совету вождей.

— Они ведут себя достаточно разумно, — заметил Питри.

— Бродячие муравьи тоже выстраиваются отрядами и атакуют добычу с разных сторон, — сказал Лайн. — А вот и третья группа.

Последний отряд вывалился из дальнего ущелья и, увидев, что пере— довые части стоят на месте, также остановился. На совет отправилось еще четыре всадника.

— Ну вот, все двести воинов, — констатировал Лайн. — Питри, мне кажется, что тебе лучше вернуться в корабль. Договориться с этими ди— карями явно не получится.

— Посмотрим, — сказал Черский и сделал несколько шагов вперед, подняв вверх обе руки: одну с раскрытой ладонью, другую — со шлемом. (Автомат он прикрепил к держателю на бедре.)

Вожди наконец-то показали, что заметили присутствие одинокого пе— шехода. Они выкрикнули что-то резкое своим людям, а сами медленно дви— нулись к Питри, разворачиваясь полукругом. Всадники за их спинами так— же начали перестраиваться в шеренгу, чтобы перекрыть все пространство между скалами и берегом озера.

— Не слишком ли большая честь одному человеку? — с легкой насмеш— кой произнес Питри.

Лайн так и не понял, относилось ли это веселье к предосторожностям всадников или к тому, что дельта-клон назвал себя человеком.

Тем временем Черского и вождей разделяло всего двадцать шагов. Микрофоны скафандра передавали даже шумное глубокое дыхание быков-ска— кунов.

Питри громко, но достаточно ровно, без агрессивных и вызывающих ноток заговорил, обращаясь к всадникам:

— Мы не желаем с вами сражаться. Мы хотим мира и дружбы. Вы пони— маете, что я говорю?

Всадники остановились, словно прислушиваясь к его словам. Но это впечатление оказалось обманчивым.

— Питри, крайний слева! — крикнул Лайн, уловив опасное движение дикаря.

Но дельта-клон и без этого предупреждения был готов к любым неожи— данностям. Похоже, его даже не удивил дисковый щит-меч, с силой бро— шенный прямо в него. Черский не стал уклоняться, а просто подставил под удар свой шлем. Раскрученный диск с отточенными зубцами мог бы разрубить тело человека пополам, но лишь высек искры, ударившись о прочный сплав, из которого был сделан скафандр, и вонзился в землю.

Все всадники издали короткий крик. Питри одной рукой выхватил ав— томат и навскидку, почти не прицеливаясь, выпустил ракету в того, кто метнул диск. Но и вожди являлись не самыми худшими воинами. Всадник успел поднять скакуна на дыбы практически одновременно с выстрелом. Ракета попала прямо в широкую грудь быка. Так как животное в этот мо— мент, повинуясь натянутой узде, продолжало движение вверх, не слишком сильного удара ракеты оказалось достаточно, чтобы вывести его из рав— новесия и опрокинуть на спину. Дикарь успел соскочить на землю в самый последний момент, так что остался невредим.

Остальные всадники вновь что-то хором прокричали, но новых попыток атаковать не предприняли. Черский демонстративно одел на голову шлем и повел стволом автомата вдоль шеренги вождей, как бы предупреждая, что дальше их не пропустит.

— Питри, я сейчас прикрою тебя кораблем, чтобы ты вошел в шлюз, — предложил Лайн. — По-моему, здесь все ясно.

— Подожди. Может, только теперь они начнут воспринимать меня всерьез.

— Если они нападут все разом, то просто затопчут тебя.

— Скафандр выдержит.

— Я имею в виду, что контакт все равно не получился. К чему про— должать этот цирк?

— Смотри, главный вождь что-то хочет сказать.

Всадник, которого дельта-клон назвал «главным вождем», выделялся из всей дюжины тем, что его доспехи из кожи и пластика были выкрашены в синий цвет. Правда, краска выцвела и облупилась, так что создавалось впечатление, будто свое одеяние вождь откопал на давно заброшенной свалке. Тем не менее, держался вождь невероятно гордо и самодовольно. Его бык сделал три шага вперед и остановился.

Вождь старательно делал вид, что не замечает Черского. Он повернул голову в сторону озера, как будто любовался игрой солнечных бликов на поверхности воды, но в это время внимательно следил за противником бо— ковым зрением.

Спешенный всадник поднял на ноги своего скакуна, запрыгнул в седло и занял свое место в строю, поправляя сбившиеся на бок подвески с ору— жием. Пауза затянулась…

— Чего ждет вождь? Что это за ритуал? — терялся в догадках Лайн. — Может, он вызывает тебя на поединок? Или хочет вести переговоры?

— Понятия не имею, — по голосу Питри Лайн догадался, что тот тоже начал сомневаться в успехе переговоров. Видимо, психология местных жи— телей слишком отличалась от людей Земли.

Наверное, вождь также сообразил, что его поза осталась непонятой. Он наконец-то соизволил посмотреть прямо на Черского. Тот вновь снял свой шлем, чтобы открыть лицо, и пристегнул автомат к бедру.

Не делая больше жестов руками, чтобы ненароком не спровоцировать всадников, дельта-клон вновь миролюбиво произнес:

— Мы пришли к вам с миром. Мы никому не желаем зла. Мы хотим пого— ворить.

Главный вождь ничего не ответил. Но он наклонил свою пику вперед и указал наконечником на воткнувшийся в землю диск.

— Кажется, он хочет, чтобы я его взял, — предположил Питри.

— Это может означать все, что угодно, — возразил Лайн.

— И все же я его поднимаю, — не сводя глаз с вождя и приготовив— шись к любым действиям всадников, Черский медленно наклонился и взялся за зубец диска.

Все всадники — и вожди, и рядовые — одновременно вскрикнули. Питри отдернул руку.

— Ты что-то сделал неправильно, — сказал Лайн. — Может, брать этот щит можно только за рукоятку?

В центре диска были просверлены два отверстия, сквозь которые про— ходило поперечное металлическое кольцо, так что держать это оружие можно было и с одной, и с другой стороны. Это же кольцо позволяло раскручивать диск во время броска.

— Попробую по-ихнему, — Питри вновь наклонился и дотронулся до ру— коятки.

Всадники оглушительно завизжали.

— Черт, на них не угодишь! — в сердцах воскликнул Квазаров.

Питри уверенно взялся за кольцо и выдернул диск из земли. Крики мгновенно смолкли. Зато заговорил главный вождь. Обернувшись к своим подчиненным, он произнес короткую, но очень выразительную речь. При этом он использовал свою пику как указку, направляя ее то на Черского, то на диск, который тот держал в руке. Земляне вновь не поняли ни сло— ва, зато на всадников выступление вождя произвело огромное впечатле— ние. Они вновь закричали, правда не хором, а каждый по-своему, навер— ное, выражая крайнюю степень восторга и одобрения. Некоторые подбрасы— вали свои диски высоко вверх и ловили их на лету. При обращении с этим оружием они проявлял чудеса ловкости, ведь тяжелый отточенный диск мог запросто покалечить своего владельца — лишить руки или раскроить голо— ву.

Главный вождь с силой вонзил пику в землю и накинул на нее поводья своего быка. Затем спешился и приблизился к Черскому на расстояние двух шагов. Он выставил вперед свой диск и замер в ожидании.

— Кажется, он хочет, чтобы ты ударил своим диском о его, — дога— дался Лайн.

Питри так и поступил. От соприкосновения двух щитов-мечей раздался громкий звон. Вождь тотчас же отпрыгнул назад и закружился в сложном танце, методично выкрикивая какую-то повторяющуюся фразу. Во все сто— роны полетели детали его доспехов: наручи, наплечники, нагрудная плас— тина.

— А это что еще за стриптиз-шоу? — удивился Лайн.

— Могу поспорить, что он входит в транс перед боем, — сказал Пит— ри.

— А я могу поспорить, что он предложит раздеться и тебе, — париро— вал Лайн.

— Я пас. Вероятность этого пятьдесят на пятьдесят. С такими став— ками я не играю.

Квазаров предложил:

— Попробуй его обезоружить… Можно слегка поцарапать, чтобы впредь не лез на рожон.

— Боюсь, что этого будет недостаточно. Нравы здесь такие, что простой демонстрацией силы не обойдешься.

— Тогда убей, — совершенно спокойно сказал Лайн.

— Уау, круто! — с легким придыханием произнесла Ибис. — Уважаю па— цанов, которые не слажают на конкретном мочилове.

Лайн не понял, что имела в виду девушка, но переспросить не успел. Вождь закончил свой танец и вновь обратился к Черскому. Он выкрикивал что-то приказным тоном, указывая на шлем и скафандр дельта-клона.

— Как мы и думали, — удовлетворенно сказал Лайн.

— Это ясно, — хмыкнул Питри. — Вождь понимает, что в скафандре я неуязвим.

— Если ты его снимешь, то на тебя может броситься вся орда. Одна точно пущенная стрела… Ты не думаешь, что все эти телодвижения вождя — всего лишь уловка, чтобы сделать тебя беззащитным?

— Весьма вероятно… Смотри, он слушает.

Действительно, вождь внимательно прислушивался к тому, что говорил Черский.

— Что за ерунда! — воскликнул Лайн. — Когда ты обращаешься к нему, он делает вид, что тебя не замечает. Когда ты разговариваешь со мной, он подслушивает.

— Пора все это заканчивать, — дельта-клон положил на землю шлем, облокотил на него диск и начал быстро расстегивать крепления скафанд— ра.

— О связи-то мы и не подумали, — огорченно вздохнул Лайн.

Микрофон и передатчик, встроенные в скафандр, были единственными переговорными устройствами Черского. Теперь Лайн мог наблюдать за сво— им напарником и слышать его слова при помощи «Золотой капли», но сам никак не мог с ним общаться.

Воспользовавшись тем, что вождь наконец-то признал право землян на речь, дельта-клон, снимая скафандр, еще раз попытался с ним загово— рить:

— Я не хочу с тобой драться. Если один из нас убьет другого, нико— му лучше не станет. Может, ты все-таки что-нибудь понимаешь?

Вместо ответа вождь провел по своей голой груди одним из зубцов. Из неглубокого пореза побежала струйка крови.

Питри выскользнул из скафандра, как змея из старой кожи. Гибкий металлизированный пластик свернулся у его ног бесформенной кучей. Удостоверившись, что ни один из всадников не готовится нанести удар, дельта-клон за считанные доли секунды стянул через голову рубашку. Лайн облегченно вздохнул: когда его напарник был беззащитен, никто не попытался атаковать. Значит, хоть какие-то понятия о чести здесь су— ществуют.

Подняв с земли диск, Питри также оцарапал свою грудь.

— Хотите соблюсти ритуал? Получайте, — пробормотал он, обращаясь скорее к всадникам, чем к Лайну.

Квазаров краем уха услышал, как вскрикнула Ибис, словно это она сама почувствовала боль, словно это по ее коже потекла теплая красная жидкость.

— Ну?! — громко спросил Черский. — Я готов!

Вождь потряс своим щитом и присел на полусогнутых ногах. Дель— та-клон дружелюбно помахал рукой. Наверное, это окончательно разозлило главного всадника. Он пружинисто подпрыгнул вверх, бешено размахивая диском во все стороны. Питри спокойно ждал его приближения и снисходи— тельно улыбался.

Вождь бросился вперед, описывая своим диском сверкающие и гудящие восьмерки. Не переставая улыбаться, дельта-клон легко взмахнул своим оружием, как будто отгонял надоедливую муху. Точнее, «легко» это каза— лось со стороны, а на самом деле два зубчатых диска столкнулись с ог— лушительным грохотом и высекли сноп искр.

Этот удар развернул вождя и отбросил его в сторону. На секунду он открыл свой левый бок, но Питри не воспользовался предоставленной воз— можностью. Вместо этого он уверенно сделал шаг вперед. Вождь момен— тально отпрыгнул назад и выставил перед собой диск, слегка наклонив вперед его верхний край. Между зубцами виднелись его по-волчьи сверка— ющие глаза и оскаленный рот.

Питри сделал еще один шаг, держа диск сбоку, словно приглашая вож— дя атаковать еще раз. Тот так и поступил. Пронзительно завизжав, он завертелся волчком и ринулся вперед. Снова звон, искры. Снова вождь был отброшен назад, а Черский заулыбался уже откровенно насмешливо.

Лайн отметил, что ряды всадников заколебались. Не понимая мотива— ции поступков местных жителей, он не мог определить: хотят они обра— титься в бегство, или собираются напасть всеми своими силами. На вся— кий случай он приготовил корабль к немедленному старту. Квазаров расс— читывал, что при самом худшем исходе окажется возле места схватки раньше всадников. Он особенно внимательно следил за тем, чтобы никто из всадников не схватился за лук. Но те лишь потрясали пиками и зубча— тыми щитами, не прибегая к метательному оружию.

Один из конных вождей обернулся назад и что-то повелительно прок— ричал. Это не слишком успокоило возбужденных всадников, но по крайней мере они перестали неистово вопить, размахивать оружием и дергать по— водья своих быков-скакунов.

— Хватит играть, — пробормотал себе под нос Лайн, так как понимал, что Питри все равно его не услышит. — Кончай с ним скорее.

Перед Ибис на панели управления находились три экрана: один из них показывал то, что видел Лайн в шлеме, два других фиксировали все про— исходящее вокруг корабля в более широком радиусе. Именно поэтому де— вушка первая обратила внимание на изменение показания датчиков.

Лайн почувствовал, что Ибис дернула его за локоть и сказала:

— Приколись, динозавр взад вертает!

— Чего? — Лайн был настолько поглощен поединком, что не сразу со— образил, зачем его отвлекают от столь важного занятия.

— Ящерица обратно топает.

— Дракон возвращается?!

— Ну да, типа того.

Вначале Квазаров решил, что девушка что-то напутала. Этого просто не могло быть, так как в данный момент дракону полагалось изо всех сил бежать к перевалу в конце ущелья. Однако, настроив системы наблюдения на широкий охват, Лайн убедился, что это правда. Дракон двигался по ущелью обратно в сторону озера.

— Что за ерунда?! — возмутился Лайн. — Мы его спасаем, а он…

Но тут он заметил, что рядом с драконом движется какое-то странное пятно. То ли из-за большого расстояния, то ли из-за неровностей мест— ности, то ли еще по каким-то причинам приборы «Золотой капли» не могли воспроизвести точное изображение. Но несомненным было одно: дракона сопровождал кто-то или что-то довольно внушительных размеров — не ме— нее сорока метров в диаметре.

— Только этого не хватало, — Лайн лихорадочно пытался придумать, как сообщить Питри о новой возникшей проблеме.

А поединок тем временем продолжался. Все атаки вождя всадников на— тыкались на непреодолимую преграду. Одним взмахом своего щита-меча дельта-клон с легкостью отбивал самые сложные выпады противника.

И сам вождь, и все всадники давно уже поняли, кто оказался силь— нее. Но вождь упрямо продолжал свои попытки, хотя по его лицу и телу катились крупные капли пота, а дыхание стало тяжелым и неровным. Впол— не возможно, он просто не мог отступить и признать свое поражение. По— единок должен был закончиться смертью одного из участников, но Питри по-прежнему не наносил решающего удара.

Наконец вождь бессильно опустил руки и выронил щит, который с гро— хотом упал на каменистую почву.

— Ну, наконец-то, — услышал Лайн голос Питри.

Он также бросил на землю свое оружие и нагнулся, собираясь поднять скафандр. И именно в этот момент вождь носком ноги подцепил рукоять диска и метнул оружие в Питри. Бросок ногой намного резче и сильнее, чем рукой. Ни один человек не смог бы увернуться от крутящейся зубча— той молнии. Но Черский был дельта-клоном. Правда, даже этому продукту секретных генных лабораторий Очеловеченной Федерации диск оцарапал предплечье.

Разумеется, это был совершенно не тот результат, на который расс— читывал вождь. Он остолбенел, не веря своим глазам. Тот, кому полага— лось сейчас лежать в луже собственной крови, неторопливо нагнулся, вновь поднял свой диск, взмахнул рукой…

Всадники горестно заревели. Голова их вождя покатилась по камням, а тело, несколько секунд простояв в вертикальном положении, тяжело рухнуло, как срубленное дерево. И только фонтанчик крови и из шеи сви— детельствовал о том, что это не растение, а живое существо. Точнее, бывшее живое существо.

— Круто! — восхитилась Ибис.

— Теперь меня должны признать главным вождем, — сказал Питри. К сожалению, он не слышал того, что говорилось в кабине, но знал, что Лайн и Ибис слышат каждое его слово.

Однако даже дельта-клоны иногда ошибаются. Вместо того, чтобы пасть перед ним на колени или какими-либо другими способами выразить свои почитание и преданность, всадники-вожди взяли свои пики наперевес и пришпорили быков.

Ожидавший что-то подобное Лайн отдал мысленный приказ. «Золотая капля» рванулась вперед. Как бы не были выдрессированы скакуны диких всадников, но при виде летящей навстречу огромной золотой глыбы они отпрянули в разные стороны, завертелись, взбрыкивая и становясь на ды— бы. Лишь немногие вожди удержались в своих седлах.

На несколько секунд стоящие поодаль рядовые воины застыли в оцепе— нении. Они не решались прийти на помощь своим вождям, так как для это— го пришлось бы скакать навстречу неведомо откуда взявшемуся чудовищу, но и бросить их в беде тоже не могли. Увидев, что ужасная золотая гора замерла возле места поединка, не атаковав вождей, всадники осмелели и сами перешли в наступление.

Прибрежные скалы многократно отразили и усилили их боевой клич. Но Лайна он уже не беспокоил. Корпусом корабля он закрыл Питри от всадни— ков и включил световой шлюз.

— Скафандр не забудь! — крикнул он, обернувшись в сторону входа, не очень, впрочем, рассчитывая, что напарник его услышит.

Но дельта-клон не нуждался в напоминаниях. Подхватив свое снаряже— ние и трофейный щит-меч, он быстро запрыгнул внутрь корабля.

— Я внутри!

Лайн выключил шлюз. Теперь всадники могли сколько угодно скакать вокруг «Золотой капли». Ее оболочку не смогли пробить даже термоядер— ные сквазеры ученых из отдела Лии Штильман. Куда уж было с нею тягать— ся примитивным лукам и пикам.

— Как похожи эти люди на своих подземных сородичей, — сказал Лайн, мельком поглядывая на экраны внешнего обзора (он снял шлем, чтобы встретить напарника). — Такие же бесноватые, непредсказуемые и упор— ные.

— Да, Земле повезло, что они уничтожили сами себя, — согласился Питри. — Жаль, что мы напрасно потратили на них время.

Дельта-клон с помощью Ибис в это время заклеивал свои порезы биок— леем. Конечно, ему следовало бы забраться в Авто Гос, но времени на полный курс медосмотра не было. Да и Ибис огорчать не хотелось. Девуш— ка так заботливо и тщательно смазывала раны, что объяснить ей, нас— колько нелепа и бессмысленна эта работа, просто язык не поворачивался.

Квазаров хотел напомнить, что идея вступить в переговоры принадле— жала самому Питри, но промолчал. Имелись более важные и неотложные проблемы, которые следовало немедленно обсудить.

— Что ты на это скажешь? — Лайн показал на экран, где фиксирова— лось местоположение дракона.

Черскому хватило всего трех секунд, чтобы осмыслить увиденное:

— Либо дракон ведет к нам помощь, либо это его тащат на заклание.

Несмотря на то, что дракон и его неведомый спутник приближались, их по-прежнему окружала какая-то защитная оболочка. Разобрать, что за существо находится рядом с драконом, было совершенно невозможно.

— Подождем их здесь, или полетим навстречу? — спросил Лайн.

— Не круто просиживать зад, когда можно вмазать первыми! — после победы Питри Ибис находилась в необыкновенно боевом и приподнятом сос— тоянии духа.

— Я тоже думаю, что здесь нам делать нечего, — Черский еще раз посмотрел показания корабельных сенсоров. — До дракона меньше десяти километров. Следовательно, он развернулся около часа назад. У нас не осталось записей этого момента?

Лайн развел руками. Час назад они все вместе готовились к встрече с всадниками, и никому даже в голову не пришло вести запись передвиже— ния дракона.

— Можно пройти над горами на бреющем полете и постараться первыми вступить в визуальный контакт с этим замаскированным созданием, — предложил Питри.

— Отстойный пиар! — с озорной улыбкой хлопнула его по голой спине Ибис. — Базарить надо типа так: мы проползем на брюхе и поглазеем на эту хрень.

— Так и сделаем, — согласился Лайн.

Натянув рубашку, Питри уселся в кресло, а девушка привычным движе— нием плюхнулась ему на колени.

Лайн многозначительно промолчал.

«Золотая капля» поднялась над головами всадников и полетела над озером. Квазаров собирался сделать большой крюк и, пользуясь горными ущельями для маскировки, зайти в тыл дракону и его подозрительному спутнику. Да и дикари, увидев, что их враги полетели в сторону отстой— бища, должны были прекратить преследование дракона и помчаться спасать свои убогие пожитки.

Глава 7. Коварное вероломство князя Кенадзима.

— Они за следующим поворотом, — сообщил Лайн, хотя его спутники и так все видели на мониторах панели управления.

«Они» — это дракон и его загадочный спутник, которого не могли за— сечь приборы «Золотой капли», несмотря на то, что до цели оставалось около пятисот метров.

— При первой же опасности прыгай в межпространство, — сказал Пит— ри. — У меня нехорошее предчувствие.

— Выходим на прямую видимость, — вместо ответа произнес Квазаров.

И на экранах появились драконьи хвосты: два длинных — по бокам, один короткий — в середине. За ними возвышалась драконья… скажем, спина. А сбоку…

Рядом с драконом по воздуху плыла круглая открытая платформа с вы— сокой башней посередине. Вся конструкция больше походила на поднявшее— ся в воздух здание, чем на летательный аппарат. Она была сделана из золотистого металла и украшена огромными разноцветными скульптурами всевозможных чудовищных созданий: крылатых быков, птиц с крокодильими мордами, рыбо-ящеров, насекомо-зверей и прочих невероятных уродов.

Среди скульптур почти невозможно было разглядеть хозяев этого ле— тающего замка. Если бы не датчики «Золотой капли», легко отделившие живое от неживого, даже опытные агенты долго мучились бы сомнениями. Но корабельный компьютер все расставил на свои места, отметив маркера— ми экипаж инопланетного корабля.

А в том, что это был именно инопланетный корабль, сомневаться не приходилось. Им управляли рослые трехметровые существа с очень малень— кими, почти рудиментарными ручонками и с огромными трехглазыми голова— ми. Все остальное закрывали широкие колоколообразные одежды, так что невозможно было разглядеть ни ног, ни строения тел существ.

Вокруг платформы воздух дрожал и колебался, как это обычно бывает над нагретой поверхностью. Но это было вызвано не высокой температу— рой, а искривлением пространства. Именно поэтому рассмотреть платформу можно было только с близкого расстояния. Это же не позволяло сканерам «Золотой капли» заглянуть внутрь инопланетной конструкции.

— Ну что же, — сказал Лайн. — Что-то вроде этого я и предполагал. Или это посланцы князя Кенадзима, или я ничего не понимаю в криптотех— нике.

— О чем ты базаришь? — не поняла Ибис.

— У меня возникла интересная идея. Неподалеку от этой планеты в космосе находится брошенная станция. Так вот, основой ее деталью явля— ется окруженный спиралями стержень. Все остальные конструкции станции построены вокруг этого прибора. Точно такая же система, только гораздо меньшего размера, применялась драконом для связи с князем Кенадзимом. И вот теперь над башней, стоящей на этой платформе, ясно виден стер— жень со спиралями. Это все продукты одной технологии. Технологии, поз— воляющей перемещаться сквозь пространство и изменять его структуру.

— Из этого можно сделать и еще один вывод, — подхватил Питри. — Та нестабильная материя, которая уничтожила цивилизацию местных жителей, образовалась не по их вине. Вполне возможно, что между людьми и этими трехглазыми началась война. И трехглазые использовали сверхмощный ап— парат для искривления пространства — ту самую станцию. Ее мощности хватило, чтобы «прошить» сразу несколько Измерений и уничтожить все планеты людей.

Лайн задумчиво продолжил:

— А потом трехглазые бросили станцию в космосе, как использованную гильзу после выстрела. Хм-м-м. Интересная теория. Надеюсь, что она не подтвердится.

— Да уж, этих друзей автоматом не напугаешь.

Лайн с сомнением посмотрел на экран:

— Может, вообще не стоит с ними связываться. Эта цивилизация обог— нала нашу по крайней мере в части использования параллельных Измере— ний. Если и их оружие превосходит наше…

— Поздно пиарить! — воскликнула Ибис. — Нас засекли.

— … То либо они станут нашими союзниками в войне против машин, либо нам придется сражаться на два фронта, — все-таки закончил свою мысль Квазаров.

Платформа зависла на месте. Дракон остановился и обернулся двумя своими «взрослыми» головами.

— О-о-о! — радостно прорычал Мирдахар. — А мы думали, что вы там.

Он показал крылом в сторону озера.

— Сажай корабль, — сказал Питри. — Мы их слышим, а они нас — нет. Придется выходить.

Платформа медленно двинулась в сторону «Золотой капли», а дракон неуклюже развернулся в тесной расщелине.

— Действуем, как обычно, — Питри с сомнением посмотрел на боевой скафандр. — Боюсь, что от искривления пространства это не спасет. Пой— ду так.

Он привычным движением подхватил автомат:

— Вещь бесполезная, но придает хоть немного уверенности.

Ибис также потянулась к стойке с оружием:

— Гони волыну. На крайняк и я мочкану уродов. Валим хором.

Дельта-клон с сомнением посмотрел на Лайна. Тот пожал плечами:

— Пусть идет с тобой. Теперь уже все равно. Мы и так тут такого наворотили…

Питри снял с креплений еще один автомат:

— Смотри, это предохранитель…

— Поучи курицу типа яйца нести, — оборвала его девушка, уверенно взявшись за оружие.

Она быстро нашла нужные кнопки, активировала все стволы, проверила датчики количества зарядов, потом вновь поставила автомат на предохра— нитель:

— Нехилая пушка.

Питри и Лайн снова переглянулись. Их дикий предок оказался на ред— кость сообразительным.

— Надень, — дельта-клон протянул девушке связной обруч Лайна, и надел свой — такой же. — Пошли.

Квазаров вновь расположился за пультом управления — наблюдать и координировать.

— Хорошо бы, чтобы это был только сон, — мечтательно вздохнул он.

Но, увы, и чужая планета, и дракон, и инопланетный корабль явля— лись суровой и неотвратимой реальностью.

Платформа снизилась рядом с «Золотой каплей». Из-за неровностей местности она не могла сесть на землю, но ее край загнулся вниз, обра— зовав что-то вроде пологого пандуса. По нему начали спускаться пять трехглазых существ. Казалось, что ног они вовсе не имеют — широкие одежды совершенно не колыхались при движении.

Дракон наконец справился с разворотом, и Миринзир нетерпеливо спросила:

— Охотники далеко?

— Они все еще у озера, — ответил Питри. — И когда мы их видели в последний раз, все они мчались в сторону равнины — к своему поселению.

— Великолепно, — обрадовалась Миринзир. — Хотя теперь, когда сам князь Кенадзим с нами, бояться нечего, но все же…

— Ты забыла познакомить наших друзей, — тихо напомнил ей Мирдахар. (Тихо — с точки зрения драконов).

— Ах, простите! — слегка смутилась Миринзир. — Позвольте предста— вить: это наши новые знакомые — люди с параллельного Измерения; а это — Его Высокопросветленное Глубокомыслие князь Кенадзим Совершенномуд— рый.

Питри и Ибис смотрели на пятерых существ, которые находились от них на расстоянии десяти метров, и не могли понять, кто из них являлся носителем столь высокого титула. Внешне трехглазые существа выглядели абсолютно одинаково. Они стояли в ряд на краю платформы в пределах искривленного пространства.

— Может, это коллективный разум? — произнес Питри так, чтобы его расслышали только Ибис и Лайн.

— Нет, — с помощью «Золотой капли» Квазаров рассмотрел пришельцев лучше, чем через мощный микроскоп. — Князь — второй слева.

— Почему?

— Только у него третий глаз — настоящий.

— Уау! — отреагировала на эту новость Ибис.

Лайн быстро заговорил, чтобы за короткое время передать своим то— варищам как можно больше информации:

— Эти существа не так уж сильно отличаются от людей. Только у са— мого князя глаз на лбу — настоящий. У всех остальных — искусная имита— ция. Кожа подрезана, и к лобной кости приделана подделка из материала, похожего на керамику. Операция проделана давно — у всех швы давно рас— сосались. Может, это знак касты? Или мода такая?

Питри слегка поклонился, как будто приветствуя пришельцев, но в то же время и выражая благодарность Лайну, а потом произнес, обращаясь к тому, кто был идентифицирован, как князь Кенадзим:

— Мы рады встрече с братьями по разуму из других миров. Мир Вам, Ваше Высокопросветленное Глубокомыслие князь Кенадзим Совершенномуд— рый.

Пришелец, стоящий вторым слева, открыл рот:

— Кто вы такие и что вам здесь нужно?

Голос у него был тонкий, суховатый, неприятный. Тон — заносчивый, самоуверенный.

«Только бы Ибис смолчала, — похолодел Лайн, — если она начнет пе— репалку…»

Но заговорил только Питри:

— Мы прибыли с далекой планеты. Наша цель — исследование парал— лельных миров. Оказавшись здесь, мы случайно встретили разумное су— щество — дракона, которому угрожала смертельная опасность. Долг всех разумных существ — помогать друг другу. Поэтому мы вынуждены были за— держаться на этой планете до тех пор, пока дракон не окажется в безо— пасности. Теперь, как мы видим, он встретил друзей. Ему больше ничего не угрожает. Мы рады.

— Вы рады? — презрительно переспросил князь. И тут же сменил тон на резко-повелительный: — Где находится ваша родная планета?

— Далеко, — уклончиво ответил Питри.

— Не хотите отвечать? Ладно… — в голосе Кенадзима зазвучали зло— вещие ноты.

Обе драконьи головы изумленно хлопали глазами. Должно быть, не так они представляли себе эту встречу.

Своей несоразмерно маленькой ручонкой князь достал откуда-то из глубин своих одеяний небольшое устройство, похожее на карманные земные «персоналки». Он посмотрел на него двумя «человеческими» глазами, а третьим, на лбу, уставился на Ибис:

— Миринзир и Мирдахар сказали мне, что кроме вас, на этой планете нет других пришельцев из вашего мира.

— На этой планете — нет, — ответил Питри, не дав девушке раскрыть рот. — Но нашему руководству известно, где мы находимся. Если с нами что-нибудь случиться…

— О чем вы говорите?! — воскликнула Миринзир. — Что происходит?

— А вам лучше помолчать! — зло бросил Кенадзим. — Вам уже давно полагалось быть мертвыми.

— Что?! — лапы дракона подломились и он лег брюхом на землю. — Но ведь совсем недавно Вы обещали…

— Я просил устроить мне встречу с этими людьми. Я хочу, чтобы они ответили, откуда им известно, что я нарочно посылаю драконов на Отра— жения, где их ждет верная гибель. Когда я услышу ответ, вы все перес— танете быть нужными.

— Какое коварное вероломство! — гневно зарычал Мирдахар. — Если бы не мое положение, я бы…

— Какое вероломное коварство! — одновременно с ним воскликнула Ми— ринзир. — Когда Совет драконов узнает…

Князь небрежно отмахнулся своей маленькой ручкой:

— Замолчите. Сейчас вы беспомощны и беззащитны.

Область искривленного пространства заколебалась и начала расши— ряться. Через три секунды в нее попали Питри с Ибис. Дракон попятился, но понял, что убежать не сможет.

Лайн крикнул:

— Вы меня слышите?!

— Тихо, — поморщился Питри, — не надо орать в уши. Связь в норме.

— С кем это ты говоришь? — заинтересовался князь. — А, понял. В этом яйце сидит третий человек. Драконы мне рассказывали, что вас трое.

— Простите нас, — простонала Миринзир. — Вы были правы. Но мы не вняли вашим предупреждениям. Когда мы встретили князя Кенадзима, то он убедил нас, что произошла ошибка, что он собирается помочь нам и рад будет встретиться с вами — людьми из другого мира. Он был так добр, так искренен.

— Я научился этому за долгие тысячелетия своей жизни, — самодо— вольно приосанился князь.

К этому времени область нестабильной материи полностью накрыла и дракона, и «Золотую каплю». Внешне вокруг ничего не изменилось. Но ко— рабельный компьютер слал Лайну предупреждения, смысла которых тот по— нять не мог.

— И что дальше? — спокойно поинтересовался Питри.

— Дальше? — князь усмехнулся, а его третий глаз на лбу хитро при— щурился. — Дальше я заставлю вас рассказать мне ВСЕ!

Давно готовившийся к атаке Лайн приказал компьютеру бросить ко— рабль вперед. Он собирался корпусом сбить башню, на которой было уста— новлено устройство для управления реальностью. Но вместо стремительно— го рывка «Золотая капля» беспомощно дернулась и не сдвинулась с места.

— Это не поможет, — князь развел ручонки в стороны, указывая на дрожащий воздух. — Вы находитесь в моей стихии. Вы полностью в моей власти. И вы покоритесь мне!

Раскрашенные скульптуры летающей платформы пришли в движение. Они открывали глаза, щелкали зубами, перебирали лапами, расправляли крылья.

— Чудовища оживают! — взвыла Миринзир.

Мирдахар раскрыл пасть, собираясь, видимо, драться до последнего.

— Назад, в корабль! — крикнул Лайн.

— Поздно, — ответил Питри, поворачиваясь лицом к чудовищной помеси богомола, краба и кабана, которое отрезало людям путь к отступлению.

Ибис вскинула автомат. Непонятно, чем она руководствовалась, нажи— мая на спуск микроволнового излучателя. Ведь до этого земляне провери— ли все имеющееся у них оружие и поняли, что в этом мире оно практичес— ки бесполезно. Да и на Земле-то этот излучатель служил только, как оружие ближнего боя. При боевых действиях внутри космических кораблей и станций с его помощью уничтожали живую силу противника, не боясь при этом повредить жизненно важные элементы конструкции или, вообще, про— бить топливные резервуары и взорвать горючее.

В общем, в этот миг рукой девушки двигал скорее случай или же чье-то сверхъестественное вмешательство. В области нестабильной мате— рии, которую князь Кенадзим назвал «своей стихией», выстрел из микро— волнового излучателя произвел совершенно неожиданный эффект.

Голубая вспышка затмила солнечный свет. Голубая молния, сорвавшись со ствола автомата, в пыль развеяла нескольких ближайших чудовищ и вонзилась в стену ущелья. От грохота заложило уши даже у Лайна. Во все стороны полетели раскаленные камни, как при извержении вулкана.

Сопровождавшие князя Кенадзима попадали на платформу. Сам князь чудом устоял, но все три его глаза от ужаса едва не вылезли из орбит.

Молчавшую до этого момента Ибис прорвало:

— Ща я расфигачу эту скотобазу на… (с оплавленного склона ущелья сошел оползень, заглушив слова девушки), в… (одно из раненных чудо— вищ пронзительно заверещало, прежде чем окончательно испустить дух), к… (сработали шумовые фильтры «Золотой капли», на несколько секунд лишив Лайна возможности слышать)!!!

Более практичный Питри, мгновенно оценив новые возможности оружия, не стал тратить время на угрозы, а сразу выстрелил в стержень, окру— женный спиралями.

Еще одна голубая молния смела вершину башни. Питри подхватил Ибис поперек талии и в три прыжка оказался возле шлюза «Золотой капли».

Платформа осела на склон ущелья и угрожающе накренилась. Марево вокруг нее заколебалось, задрожало, а потом вовсе исчезло. Чудовища застыли в тех позах, в которых находились, вновь превратившись в раск— рашенные фигуры. Некоторые из них, утратив равновесие, покатились по гладкой платформе, сшибая своих товарищей и трехглазых существ. Князя Кенадзима также сбило с ног и отбросило в сторону.

Дракон, наполовину оглушенный и совершенно ошеломленный случившим— ся, тем не менее не утратил инстинкта самосохранения и бросился бе— жать, стараясь покинуть опасную зону и спрятаться за корпусом «Золотой капли».

На бегу Мирдахар кричал:

— Не дайте князю выпустить джинна!

— Что надо делать? — Питри втолкнул девушку в шлюз и обернулся.

— Сосуд, не дайте ему открыть сосуд! — объяснила Миринзир.

Выяснять, о каком сосуде идет речь, времени не было. Питри бросил— ся назад к платформе. Ибис попыталась следовать за ним, но тут на нее накатил запоздалый шок: ноги стали ватными, непослушными. Впрочем, ее помощь уже не требовалась. При первых выстрелах Лайн сбросил шлем уп— равления и теперь выскочил из корабля с трофейным дисковым щитом-ме— чом. Он рассудил, что в нынешних условиях подобное оружие является са— мым надежным.

Питри уже был возле князя. Не давая Кенадзиму подняться, он схва— тил его за горло:

— Одно движение, и я сломаю тебе шею!

Но лежащий на палубе князь лишь беспомощно размахивал ручками и таращил глаза. Свободной рукой Питри ощупал одежду князя.

— Лайн, это же карлики!

Действительно, после уничтожения генератора нестабильной материи широкие одежды трехглазых существ, до того скрывавшие их фигуры, опа— ли, как купола парашютов. Неизвестно, какими силами они поддерживали на весу своих хозяев, но теперь стало видно, что под ними скрываются маленькие худосочные тела и почти атрофировавшиеся ножки. Трехглазые даже не могли самостоятельно двигаться. Они запутались в длинной одеж— де и теперь лишь беспомощно шевелили конечностями, как перевернутые на спину черепахи.

Квазаров занялся осмотром четырех спутников Кенадзима.

— Ничего нет, — сообщил он через минуту. — Эй, Миринзир, как выг— лядит этот сосуд с джинном?

— Не знаю. Но он обязательно должен быть где-то неподалеку.

— Изумительно. Люблю определенность, — буркнул Лайн, окидывая взглядом платформу и остатки центральной башни.

Если и раньше инопланетная конструкция являлась для землян одной сплошной загадкой, то теперь, после падения, она превратилась в вопло— щение хаоса. Взгляд Лайна остановился на мертвом карлике. Должно быть, его раздавило катящейся статуей чудовища — голова у инопланетянина от— сутствовала, а кровавая полоса с осколками черепа и бледными кляксами мозгов тянулась на несколько метров.

Но в судорожно сжатых ручонках карлика виднелось нечто, отдаленно напоминающее старинный масляный светильник — приземистая емкость с двумя ручками.

Лайн повернулся к Питри. Взгляд дельта-клона также был направлен на искомый предмет.

— Все так просто? — в его голосе послышались нотки разочарования.

Вместо ответа Лайн показал на ту точку, откуда начиналась кровавая полоса. Выходило, что слуга или помощник князя не добежал до своего хозяина всего трех метров. Если бы их не разбросало катастрофой, Ке— надзим непременно воспользовался бы сосудом с джинном.

И тут Лайн потряс головой, чтобы стряхнуть наваждение. Не прошло и суток, как он покинул привычный мир космической базы на спутнике Фе— ния, а уже начал мыслить совершенно иными категориями: мифические су— щества стали для него совершенно реальными, а угроза использования джинна так же естественна, как возможность попадания самонаводящейся ракеты.

Держа щит-меч наготове и на всякий случай обходя барахтающихся карликов, Лайн подошел к трупу и, как мешок, волоком потащил его к краю платформы.

— Мирдахар, Миринзир! — позвал он. — Это что ли сосуд с джинном? Насколько он опасен? Я могу взять его в руки?

Дракон осторожно приблизился.

— Да, это он. Мы видели подобные изделия, но вам, людям, лучше знать, как с ними управляться.

— Нам? — удивился Лайн. — А как же они?

Он показал на карликов.

— Они тоже люди, — сказал Мирдахар.

— Хм-м-м.

Карлики постепенно справлялись со ставшей обузой одеждой и отпол— зали в сторону от землян, испуганно поглядывая на своего князя. Тот продолжал бестолково дергаться, как будто всерьез надеялся вырваться из рук дельта-клона.

Лайн осторожно вынул сосуд из рук мертвого карлика и осмотрел его. Ничего примечательного. Обычная масляная лампа из похожего на бронзу металла. Орнамент примитивный, геометрический.

Увидев сосуд в руках Лайна князь Кенадзим оцепенел.

— Дай его мне, — просипел он. — Дай, и тогда я пощажу вас.

Питри усмехнулся:

— Ты не в том положении, чтобы диктовать условия.

Князь застонал:

— Тысячи лет! Тысячи лет я правил четырьмя мирами и лишился всего в один миг. И все из-за каких-то тупых драконов и ничтожных людишек. О-о-о, горе мне!

— Не фиг было нарываться, — сказала Ибис, присоединившись ко всей компании.

Лайн продолжал вертеть в руках свою добычу.

— Интересно, если я вызову джинна, он станет мне повиноваться, или, по-прежнему будет выполнять приказы Кенадзима?

— Джинн служит человеку, который держит в руках сосуд, — произнес Мирдахар.

— Ты знаешь, как вызывать джинна? — спросил Питри у Лайна.

— Конечно, — С улыбкой ответил тот. — Во-первых, я читал сказки «Тысячи и одной ночи», когда неделями путешествовал на рейсовых «мер— цалках». Во-вторых, видишь, сбоку лампы металл не такой тусклый? Как будто его терли рукой…

Князь снова задергался, невольно подтверждая, насколько верна до— гадка Квазарова.

— …Меня интересует только одно: в сказках джинны ведут себя по-разному. Одни хотят убить своего освободителя, другие выполняют только три желания, третьи служат столько, сколько раз их вызывают. Что из этого верно? Или этот джинн придумает что-то четвертое?

Питри легонько потряс князя:

— Вам задали косвенный вопрос, Ваше Высокопросветленное Глубоко— мыслие. Соблаговолите ответить.

— Будьте вы десять тысяч раз прокляты, — злобно прошипел Кенадзим.

— Ладно, не хотите говорить, не надо, — легко согласился Лайн. — Джинна пока оставим в покое. Расскажите лучше, как вы дошли до жизни такой, Ваше трехглазое Глубокомыслие? Зачем отправили дракона на смерть? Зачем, в конце концов, сами сюда прилетели, а не прислали сол— дат для зачистки?

Князь злобно зыркнул глазами на Питри:

— Отпусти меня, я задыхаюсь.

— Осторожно, — предупредила Миринзир. — У этого старого колдуна могут быть в запасе и еще какие-нибудь сюрпризы.

— Если бы они у него были, он бы их применил. Правда? — ласково поинтересовался дельта-клон. И тут же рявкнул: — Говори, если хочешь жить еще тысячу лет!

— Мой Славновеличайший предок основал династию князей Кенадзимов более двух миллионов лет назад. Сарансавтурчак Кенадзим поселился в Парнавартуншине на Дерикартуросе и объявил его своей столицей. Но Злобноотвратительнейший демон Зубурабун позавидовал его силе и собрал армию из людей, бесов и бавихудов…

— Может, я просто сверну ему шею? — предложил Питри.

— Подожди, — остановил его Лайн. — Дедушка шутит. Сейчас он корот— ко и ясно ответит на простой вопрос: кто еще из его мира может нам уг— рожать в ближайшее время?

— Если вы меня не отпустите, на вас обрушится вся мощь моей армии! — грозно произнес князь.

— Он говорит неправду, — сказал Мирдахар. — Теперь мы понимаем, что этот обманщик преднамеренно лгал нам все это время. Теперь мы осознали истину. Сейчас мы вам расскажем о мире князя Кенадзима.

Перебивая и дополняя друг друга, драконьи головы вкратце изложили все, что знали сами.

Династия князей Кенадзимов и в самом деле насчитывала несколько миллионов лет. Начиналась она с магов и воинов, которые отвоевали у своих противников несколько пригодных для жизни миров: три обычные планеты и один плоский планетоид. Развивая и совершенствуя свое кол— довское искусство, князья научились продлять человеческую жизнь в ты— сячи раз, обрели власть над материей и пространством.

Знакомство с драконами еще больше укрепило позиции рода Кенадзи— мов. Возможно, в те далекие годы они действительно помогали драконам находить безопасные места для размножения, защищали и охраняли их.

Теперь трудно было определить, когда же Кенадзимы свернули на путь лжи и предательства, когда сокровища драконов заменили им честь и дос— тоинство. Нынешний князь Кенадзим, определенно, не был первым из чере— ды злодеев. Возможно, началось все тогда, когда, совершенствуя свой разум, князья начали изменять саму человеческую природу. Они стали жить в специально преобразованном пространстве, где были практически неуязвимы и неподвластны старению. Они начали носить одежды, поддержи— вающие тела на весу. Отпала необходимость в ногах, которые постепенно начали атрофироваться и к настоящему моменту превратились в рудимен— тарные отростки.

С помощью магии и технологии управления пространством князья не только менялись сами, но и воздействовали на свой народ. Избранные: слуги, телохранители, ученые, инженеры допускались в искусственный мир преобразованной материи, где обитали князья, и со временем становились похожими на своих господ. Уделом же простого люда было обеспечивать эту элиту питанием, энергией, предметами быта и роскоши.

Раньше драконы попросту не задумывались над этими вопросами, но теперь пришли к выводу, что князья, пользуясь своей сверхъестественной силой, создали такой жесточайший тоталитарный режим, равного которому не было в этой части Вселенной.

Но абсолютная власть ведет к деградации, к вырождению. Не встречая равных по силе соперников, князья Кенадзимы стали превращаться в лени— вых и пресыщенных сибаритов. В магии и науке наступил застой.

Нынешнего князя Кенадзима даже особенно не взволновало появление людей из параллельного Измерения. Летающие тарелки появились в его ми— ре примерно в то же время, что и на Земле. Но князья, в отличие от землян, намного перегнали своих соседей в техническом отношении. Они сразу же вступили в контакт с пришельцами, поразив их своим могущест— вом.

Не собираясь дожидаться того времени, когда соседи наберут доста— точно сил для нападения, Кенадзим решил нанести превентивный удар. Несколько мощных преобразователей пространства (земляне видели только один из них) были заброшены на Измерения людей и одновременно послали синхронизированные импульсы. Результатом их действия и стало то иска— жение материи, через которое пробиралась «Золотая капля».

Убедившись, что планеты потенциального противника уничтожены, Ке— надзим вновь предался своему любимому занятию — угнетению трудящихся. Тут, кстати, подвернулись и Миринзир с Мирдахаром, так что князь смог последовать примеру своих славных предков — обмануть драконов, наз— ваться их лучшим другом, присвоить сокровища и отправить на верную ги— бель. И только появление экипажа «Золотой капли» разрушило все его планы на ближайшие тысячелетия.

Сосредоточив в одних руках всю власть и всю силу, князь Кенадзим теперь не мог рассчитывать на чью-либо помощь. В его мире остались лишь забитые и необразованные рабы, которые, даже если бы имели такую возможность, едва ли поспешили бы на помощь своему господину, попавше— му в беду.

Выслушав рассказ драконов, Лайн серьезно задумался. Первый же раз— ведывательный полет межпространственного корабля выявил несколько ци— вилизаций, которые представляли серьезную опасность для землян. Побе— дить Кенадзима удалось только чудом. Но едва ли в дальнейшем следовало рассчитывать на удачу.

Князь закатил глаза и жалобно простонал:

— Я раскаиваюсь! Я величайший из злодеев и подлецов. Но я могу исправиться. Помогите мне вернуться в мой мир, и я стану самым добрей— шим и наисправедливейшим правителем. Я начну сеять разумное, доброе, светлое…

— Как же мы поможем? — удивился Питри. Потом он посмотрел в сторо— ну «Золотой капли» и отрицательно покачал головой: — На наш корабль не рассчитывай!

— О, я вовсе не это имел в виду, — оживился Кенадзим. — Я имел в виду тот прибор для межпространственной связи, что есть у драконов. Дайте его мне, и я восстановлю поле преобразованной материи.

Дракон приподнял одно из крыльев. Устройство связи прокатилось по его чешуйчатому боку и упало на землю. Дракон сделал шаг и раздавил его лапой.

— Ой, какие мы неловкие, — сказала Миринзир и злорадно посмотрела на князя.

— Не зря Его Высокопросветленное Глубокомыслие назвал нас тупыми драконами, — с откровенной издевкой произнес Мирдахар.

Лайн на всякий случай запомнил, что драконы не забывают и не про— щают никаких оскорблений.

Питри убрал руку с горла князя:

— Вот все и решилось. Придется вам, Ваше Глубокомыслие, задержать— ся на этой планете на неопределенное время.

— Пусть заценит, где раком зимуют, — съязвила Ибис.

— Но что же тогда нам делать с драконами? — спросил Питри.

— Есть один вариант, — Лайн подкинул на ладони сосуд с джинном. — Эх, была — не была!

Не дожидаясь возражений своих товарищей, он решительно потер бок лампы.

Вначале ничего не произошло. Земляне и обе взрослые драконьи голо— вы озирались вокруг, пытаясь найти что-то, что указывало бы на появле— ние джинна. Кенадзим со стоном откинулся назад, стукнулся затылком о платформу и, кажется, потерял сознание.

— Класс! — Ибис ткнула пальцем в сторону маленького человечка, ко— торый вылетел из отверстия в лампе и завис в воздухе.

В течение одной секунды существо увеличилось до нормального роста и стало ногами на платформу. Теперь стали видны и различия, которые делали джинна непохожим на человека: заостренные уши с кисточками, жи— денькая бороденка до пояса, шестипалые руки, острые треугольные зубы, нос кнопочкой и большие желтые глаза с темно-синими зрачками. В целом джинн выглядел ничуть не страшным, а скорее забавным, похожим на ожив— шую детскую игрушку. Он был одет в длинный серебристо-голубой халат, из-под которого торчала голая грудь, поросшая густой растительностью. На ногах джинна красовались ярко-алые туфли без задников с загнутыми вверх острыми носами.

Джинн огляделся вокруг, оценил обстановку и радостно улыбнулся:

— Ну, наконец-то!

Лайн осторожно спросил:

— Судя по вашим словам, мы можем сделать вывод, что имеющаяся расстановка сил вас устраивает?

— Еще бы, — джинн посмотрел на лампу в руках Квазарова. — Я так долго был оружием в руках негодяев Кенадзимов, что рад любому, кто те— перь станет моим хозяином. Все равно хуже быть не может.

Драконы издали булькающий звук. Получалось, что все, кроме них, знали об истинной сущности лживых и лицемерных князей.

— Спасибо за доверие, — поблагодарил Лайн. — Сразу должен предуп— редить, что мы имеем весьма смутное представление о том, как с вами управляться. Насколько я понимаю, количество желаний не ограничено?

— Нет, — Джинн расправил плечи и потянулся.

— Тогда моим первым желанием является получение информации.

— Какой такой информации?

— Как вами управлять, — терпеливо пояснил Лайн.

— А-а-а, — протянул джинн, — понял. Итак, меня зовут Вовохар. Этот, — он небрежно кивнул на Кенадзима, — любил называть меня рабом, желтоглазым или уродом. Мне конечно, все равно, но все-таки по имени приятнее.

— Я буду называть вас по имени, — пообещал Лайн. — А дальше-то что?

— А что? — переспросил джинн.

— Как заказывать желание?

— Очень просто, — недоуменно пожал плечами джинн. — Можно произ— нести вслух, можно просто подумать. Но предупреждаю: думать надо очень отчетливо и только об одном. А то у вас, людей, в головах такая каша из мыслей, что трудно понять, чего вы хотите на самом деле.

— Ага, — Лайн посмотрел на своих товарищей, переваривая полученную информацию.

Как и говорил джинн, сейчас в голове Квазарова теснилась мешанина из бесчисленных вопросов. Он хотел бы задать их все, но понимал, что в этом случае они задержаться на этой планете лет на десять. Поэтому в первую очередь нужно было решать практические задачи.

— Как велики ваши возможности? — спросил Питри.

— Я должен отвечать? — повернулся джинн к Лайну, которого считал единственным хозяином.

— Да.

Вовохар принялся загибать пальцы:

— Я могу построить дворец, могу его уничтожить, могу достать сок— ровища со дна морского, могу… Ах да, чуть не забыл самое главное: я не могу вызывать любовь и не могу убить человека.

— Не можешь никого замочить? — удивилась Ибис.

— Ответь, — приказал Лайн, не дожидаясь, пока джинн будет спраши— вать у него разрешения.

— Вопрос некорректно поставлен. Я не сказал, что не могу НИКОГО убить. Я не могу убить ЧЕЛОВЕКА. Нас, джиннов, создали для того, чтобы мы служили людям. Это наш доминантный императив. Но он не будет нару— шен, если я обезоружу человека, посажу его в темницу или превращу в жабу.

Вовохар выразительно посмотрел на Кенадзима, который как раз толь— ко что открыл глаза. После недвусмысленного намека джинна князь вновь отключился.

Квазаров спросил:

— А сможете ли вы, скажем, уничтожить планету?

Джинн округлил глаза:

— Вы имеете в виду, взорвать какую-нибудь бомбу или так, вручную?

— Без посторонней помощи. Своими собственными силами.

— Теоретически могу. Но на это потребуется время, сопоставимое с естественными космическими процессами.

Ибис поцокала языком:

— Хиловато.

— Мне ответить? — спросил джинн у Лайна, многообещающе поглядев на девушку.

— Не надо. Скажите лучше, сможете ли вы уничтожить звездный флот?

— Сколько кораблей, какое у них вооружение, двигатели, антимаги— ческая защита? — Деловито начал перечислять Вовохар. — Вы поймите, я не бог, я всего лишь джинн. Я не осилю масштабных проектов.

— Вопрос снят, — Лайн посмотрел на Питри. Дельта-клон разочарован— но развел руками. В сказках могущество джиннов оказалось сильно преу— величено.

— А как вы относитесь к драконам? — сменил тему Квазаров.

Джинн окинул взглядом Мирдахара, Миринзир и их несмышленую дочку:

— В принципе, нормально. Хотя когда-то в Войне Богов мы сражались по разные стороны. Но с тех пор прошло так много времени…

— Вы сможете перенести дракона с этой планеты в какое-нибудь безо— пасное место? Например, на планету, где есть его соплеменники?

— На другую планету? Живого дракона? Нет. Вот в пределах одного мира — запросто. А через космос — увы. Вот если у вас найдется доста— точно большой звездолет…

Квазаров подумал, что сейчас с удовольствием употребил бы пару крепких выражений из словаря Ибис. Джинн, как постепенно выяснялось, не мог принести никакой ощутимой пользы землянам.

Но все-таки можно было попытаться подыскать ему подходящее зада— ние:

— Вовохар, сможете вы хотя бы найти Совет Старейшин драконов и со— общить им, что их соплеменникам нужна помощь?

Джинн задумчиво поскреб ногтями подбородок:

— Триста галактик туда, триста обратно, смещение на двадцать уров— ней реальности… В принципе, могу. Но на это потребуется время.

— Сколько? — тяжело вздохнул Лайн.

— Пока не знаю.

Видя явное огорчение своего нового господина, джинн поспешил доба— вить:

— Думаю, смогу обернуться дней за двадцать. Ваших, земных дней. Я у вас в памяти посмотрел…

— Больше не смотри! — довольно резко прервал его Лайн.

— Прошу прощения. Больше не буду, — поспешил согласиться Вовохар.

— Значит так, — Лайн посмотрел на окружающих его разнородных су— ществ. — Мой план таков: вначале джинн подыщет на этой планете место, где драконы смогут находиться в безопасности. Потом он отправится на поиски Совета Старейшин и приведет помощь. Мы не можем оставаться здесь надолго. Поэтому до эвакуации драконов Вовохар отвечает за их безопасность. Когда он все это сделает, то вновь поступает в мое рас— поряжение. Вовохар, ты найдешь меня в другом Измерении?

— Я найду не вас. Я найду ее, — джинн кивнул на лампу. — Вы можете потереть ее в любое время, и я поспешу на зов. Только учтите, что на возвращение мне потребуется столько же времени, сколько и на дорогу в ту сторону. Так что моментального появления не обещаю.

— Я не вызову тебя до тех пор, пока ты не выполнишь задание. Все согласны?

Согласны были все, кроме князя Кенадзима и его команды.

Бывший владыка неподвижно лежал, словно боялся напомнить о своем присутствии. Но умоляющие взгляды его слуг выдавали их животный ужас перед будущим. Лишенные защитного поля преобразованной материи, неспо— собные самостоятельно двигаться, они должны были либо умереть от голо— да и жажды, либо стать добычей диких всадников.

Лайн сжалился и сказал джинну:

— Присмотри, кстати, какой-нибудь угол для этих… людей. С орбиты я видел большой архипелаг вдоль экватора. Кажется, он сейчас не засе— лен. На одном острове можно разместить дракона, на другом — эту компа— нию. Слетай, проверь.

— Слушаюсь и повинуюсь, — Вовохар слегка поклонился и растаял в воздухе.

— Чтоб я сдохла! — покачала головой Ибис. — Слишком много для меня в один день.

В принципе, Квазаров был с ней совершенно согласен.

Не прошло и пяти минут, как джинн вновь материализовался:

— Все в порядке. Такие острова есть. Прикажете начать перемещение?

— И сколько времени на это потребуется? — поспешил уточнить Лайн.

Джинн состроил задумчивую мину и рассеянно потеребил свою бороду, рассматривая летающую платформу князя Кенадзима:

— Всю ее я не подниму. Придется резать на куски, а потом собирать на месте. Дней десять, не меньше.

— Дракона тоже придется резать? — спросил Питри.

— Нет. С ним проблем не будет. Он же живой, да еще и остаточной магией обладает. Его я перемещу за несколько минут.

Квазаров повернулся к драконам:

— Вы не будете возражать?

— Где угодно лучше, чем рядом с дикими охотниками, — ответила Ми— ринзир.

— Надеюсь, там достаточно еды? — поинтересовался Мирдахар.

— Там отмель, — джинн провел ребром ладони себе по поясу, показы— вая уровень воды. — Рядом коралловый риф. Рыбы хватит на сто драконов.

— Раз там безопасно и есть пища, то мы согласны, — сказал Мирда— хар.

Лайн повернулся к Кенадзиму:

— Хоть Вы и преступник, неуважаемый князь, я предоставлю Вам право выбора: вы можете остаться здесь с платформой, либо отправиться на бе— зопасный остров без нее. Платформа останется здесь, тратить на нее си— лы и время джинна я не собираюсь. — Затем Квазаров повысил голос, что— бы его слышали все присутствующие. — Слуги князя Кенадзима также могут выбирать. Тот, кто желает отправиться на остров и попытаться начать жизнь по-новому, должен отползти направо к краю платформы. Всем ясно?

Хоровое тонкое поскуливание показало, что его слова услышаны. Но никто из трехглазых не пошевелился.

— Мы остаемся здесь, — заявил Кенадзим и зыркнул на своих людей третьим глазом.

— Тогда вот мое желание, — громко объявил Лайн. — Вовохар, перено— си дракона на остров. Только осторожно. Мы полетим за тобой. Прощайте, князь. Удачи вам я не желаю, вы ее не заслужили.

Земляне направились к «Золотой капле», сопровождаемые злобными взглядами трех глаз Кенадзима и несколькими десятками пар глаз его верных слуг. Когда они заняли места перед пультом управления, дракон уже исчез. Лайн поднял корабль в воздух и направил его в сторону архи— пелага.

— Ого, — удивился Питри. — Джинн быстро работает.

Это замечание было вызвано тем, что компьютер засек появление дра— кона на одном из островов.

Лайн повел корабль на посадку. Когда люди ступили на землю, Ибис вдохнула воздух полной грудью (Питри при этом смущенно опустил глаза) и сказала:

— Клевая натура, в натуре.

Действительно, остров более всего походил на истинный земной рай: свежая зелень, огромные яркие цветы, мягкая трава, теплый ароматный воздух.

Но дракона красота природы мало интересовала. Он уже осторожно крался вдоль береговой линии, высматривая себе добычу в воде. Должно быть, события этого дня пробудили в нем зверский аппетит.

Миринзир повернулась к людям:

— Мы так вам благодарны, просто нет слов!

Словно из-под земли появился Вовохар:

— Ну как? Желание исполнено?

— Да, вполне. Спасибо.

Джинн хмыкнул:

— Первый раз за последние сто тысяч лет слышу слова благодарности. Странно, я уже почти забыл, как это приятно. Но расслабляться нельзя. Если не ошибаюсь, вторым вашим желанием будет немедленно направить ме— ня на поиски Совета Старейшин драконов?

— Ну, если ты не хочешь немного отдохнуть…

— Джинны не нуждаются в отдыхе.

— Тогда можешь действовать, — улыбнулся Лайн.

Джинн исчез.

Квазаров посмотрел на своих товарищей:

— Я думаю, мы заслужили небольшой отдых. Предлагаю устроить пик— ник, а заодно и обсудить планы на будущее.

— Я — за! — воскликнула Ибис. — Но сначала — купаться!

Она побежала к воде, на ходу расстегивая и бросая на землю детали одежды. Питри вновь принялся рассматривать траву под ногами.

В это время Мирдахар со скоростью выпущенной стрелы распрямил шею. Его голова скрылась под водой. Через секунду она вновь появилась, сжи— мая в гигантской пасти не менее гигантскую рыбину, пожалуй, превосхо— дящую по размерам белую акулу. Рыбина отчаянно вырывалась, но Миринзир одним укусом оторвала ей голову.

— Шамешательная добыша! — С набитым ртом произнесла Миринзир.

Ибис резко затормозила и с сомнением посмотрела на морскую гладь.

Лайн крикнул:

— И много здесь таких рыб?!

— Видимо — невидимо! — радостно ответил Мирдахар.

Обе драконьих головы расправились с огромной тушей за несколько мгновений и вновь продолжили свою рыбалку. Вскоре они выдернули из во— ды еще одну рыбину с длинными челюстями, утыканными острыми зубами.

Ибис поплелась назад, нагибаясь и подбирая разбросанную одежду:

— Надо же так весь кайф обломать.

— Что дракону хорошо, человеку — смерть, — философски заметил Пит— ри. — Но не переживай, вернемся на Землю, там наплаваешься вдоволь. В открытых водоемах давно уже не осталось животных крупнее макрели. Их теперь можно увидеть только в аквапарках.

— Отпад, — все еще обиженно буркнула девушка. — Что еще новенького набежало за триста кругалей, пока я вырубилась?

— Вот немного отдохнем, и сама все увидишь, — пообещал Лайн.

— Ты думаешь, что мы можем возвращаться? — спросил Питри.

— Я думаю, что с верхними Измерениями уже все ясно. Нас тут никто не собирается встречать с распростертыми объятиями. Сегодня нам повез— ло. А завтра мы встретим другого мутанта-диктатора, на которого наше оружие не подействует. Мы можем невольно навести его на Землю. Стоит ли напрасно рисковать? Может, теперь займемся мирами с низким уровнем реальности?

Дельта-клон немного поразмыслил и согласился:

— Ты прав. Дальше в Верхние Измерения двигаться незачем. Сначала надо закрепиться здесь, на изученных планетах, а потом только расши— рить зону разведки. Так что летим вниз.

— Э, братки, о чем базар? — Ибис уже оделась и уселась на траву рядом с Питри.

— Да вот, думаем, что пора возвращаться назад.

— Клево! Давненько я не видела Землю.

Лайн усмехнулся:

— Как бы она не показалась тебе еще более странной, чем этот мир…

Глава 8. Засасывающее гостеприимство хлебосольных паразитов.

— Вот она — Земля! — провозгласил Лайн, выведя на монитор пульта управления изображение голубой планеты.

«Золотая капля» только что вынырнула из межпространства, миновав область нестабильной материи.

— Все такая же клевая и отпадная…— Лайн был в шлеме, но в голосе девушки ему послышались едва сдерживаемые слезы радости. — Сейчас бы на травку, к речке…

— Пока нельзя, — вынужден был оборвать мечты Ибис Питри. — О нас тут пока никто не знает.

Агенты уже достаточно подробно описали девушке сложившуюся ситуа— цию. Генералы, которые участвовали в совещании на Оруженосце-1, еще не успели добраться до Земли и отдать соответствующие распоряжения. «Зо— лотая капля» пока не могла открыто приземлиться — ее бы приняли за не— опознанный летающий объект, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Ибис буквально «прилипла» к экрану, рассматривая Землю. Небо над Европой было сравнительно чистым, сквозь редкую пелену облаков можно было разглядеть, что Апеннинский полуостров раскололся на несколько частей после взрыва Везувия и извержения Этны, Скандинавский полуост— ров почти полностью скрылся под водой, зато к западу от него до самого побережья Северной Америки протянулась цепь новых островов. Эта гряда перекрыла прежнее течение Гольфстрима, что некогда вызвало затопление прибрежных равнин Северо-западной Европы. Теперь, правда, океанское течение стабилизировалось, проложило новое «русло» к берегам Северной Америки, и поэтому вода из Европы постепенно отступала.

— Нехило досталось чувихе, — Прошептала Ибис, имея в виду планету.

— Ты еще не видела, что стало с Американским западным побережьем и с Дальним Востоком, — сказал Лайн. — Хочешь, перелетим на ту сторону?

— Нет, — резко отказалась девушка. — Как-нибудь потом. Все равно Земля осталась такой же классной, как и в мое время.

— Да, — согласился Питри, — это самая красивая планета, потому что это наша Родина. Даже не верится, что сейчас где-то в космосе на нее надвигаются армады железных машин, как в далекие времена шли на наших предков танковые колонны Мюрата и Гудериана.

— Кого-о-о?! — изумленно протянула Ибис.

— Ну уж это ты должна знать. Все таки ты жила не так далеко от эпохи Отечественной войны, как мы.

— Я-то как раз конкретно рублю в истории. Но при чем здесь Мюрат и Гудериан?

— Но ведь это же два самых известных полководца Наполеона Гитлера, — тоном терпеливого учителя пояснил Питри.

— Кончай мне пудрить мозги! — вспыхнула девушка. — Не надо держать меня за полную лохушку. Наполеон и Гитлер это типа два разных кекса.

— Какая ерунда, — снисходительно усмехнулся дельта-клон. — Профес— сор астроматематики Петр Реформенко еще полвека назад доказал, что На— полеон и Гитлер — это одно и то же лицо. Теперь об этом знает каждый школьник.

— Полный отстой! — возмущенно воскликнула Ибис. — Я-то точно знаю, что почем. А этот ваш профессор — лохозвон и фуфлогон. И вообще при— кольно, как астроматематик может рубить в истории?

— Профессор Реформенко на основе математической статистики проана— лизировал старинные летописи, относящиеся к этому историческому перио— ду, и выделил в литературных описаниях общие моменты. Упоминаемые Гит— лер и Наполеон имеют сходные биографии. Оба начинали службу в армии с низших чинов, а потом быстро достигли политического влияния. Оба поко— рили почти всю Европу, за исключением Англии. Оба двинулись в поход на Москву, но были остановлены мужеством людей, начавших Отечественную войну, и необыкновенно холодными зимами. И это я привожу только наибо— лее примечательные факты. В трудах Реформенко все описано гораздо под— робнее и доказательнее. Именно поэтому он и решил, что Гитлер и Напо— леон — тот же самый человек, просто в различных документах его имено— вали по-разному.

— Прикольно, — покачала головой Ибис. — А то, что Наполеон — типа француз, а Гитлер — как бы немец, Реформенко не застремало?

— В наше время сохранилось очень мало политических карт четырех— сотлетней давности, а после катастрофических событий сороковых-пятиде— сятых годов Космической эры народы Европы так перемешались, что сейчас эти тонкости мало кого интересуют. Кстати, я вспомнил, Реформенко ука— зывал, что и Гитлер, и Наполеон отличались весьма небольшим ростом. Еще одно доказательство!

— Потрясно. И вы еще считаете себя цивилизованным обществом?! Да я бы этому профессору что-нибудь оторвала, чтобы подобные крендели не размножались и не пиарили лажовую байду!

— С чего это такая агрессия? — удивился Питри.

— Как с чего? Этот ученый лох слил в один отстой две Отечественных войны. Он вдвое сократил подвиг моего народа. Он дважды опустил мою страну! Между прочим, мой типа прапрадед мочил фашистов под командова— нием самого Чапаева. Так что это еще и наезд конкретно на мою семью!

— Ну, не надо так расстраиваться, — вмешался Лайн. — Во-первых, твоя страна — это теперь и наша страна. Во-вторых, история — довольно сложная штука. Поэтому сейчас ее преподают не как точную науку, а как систему взглядов. Теория Реформенко — лишь одна из многих. Я уверен, что и в твое время некоторые древние события трактовались совершенно не так, как происходили на самом деле. Понимаешь, то что свершается в одном поколении: великая война, катастрофа или иное крупное событие, в других поколениях искажается или забывается. Даже в своих собственных воспоминаниях люди склонны изменять истине. Что уж говорить, когда сменяется три-четыре поколения, умирают последние непосредственные участники и свидетели. А уж если вновь случается что-нибудь серьезное, то предыдущая история «заслоняется» новыми потрясениями.

— И учти еще то, — добавил Питри, — что вся история твоего времени занимает теперь всего сорок минут учебного инфо-фильма. Ведь на са— мом-то деле, истина людям не так уж и нужна. Они спокойно живут и не разбираясь в том, что происходило четыреста лет назад.

— Крендец, — Ибис легонько дотронулась пальцем до изображения Зем— ли на экране. — Я думала, что вернусь типа домой, а выходит, что это как бы еще один чужой мир.

— Не переживай, — Питри плотнее прижал девушку к себе. — Этот мир такой, какой он есть. Изменить его ты все равно не сможешь, поэтому просто живи в нем.

— На этой мажорной ноте позвольте задать вопрос, — с легкой ирони— ей произнес Лайн, — мы будем исследовать Нижние Измерения, или сразу вернемся на Тримарциспу?

— Ну, мы же планировали заглянуть вниз ненадолго, — ответил Питри. — Вдруг там притаился еще один князь Кенадзим?

— Ладно, поехали, — сказал Лайн и отдал мысленный приказ бортовому компьютеру «Золотой капли».

* * *

— Да эту планету распиарило по самые помидоры! — воскликнула Ибис.

Параллельная Земля представляла собой совершенно безжизненное не— бесное тело: без атмосферы, без воды, без малейших признаков биологи— ческих объектов. Ее поверхность из космоса выглядела, как только что перепаханное поле.

— Что здесь случи… — начал говорить Лайн, но в этот момент «Зо— лотую каплю» потряс удар такой чудовищной силы, что люди почувствовали его даже в безынерционной кабине.

Компьютер что-то беспрестанно передавал в мозг Квазарова, но раз— ноцветные яркие образы были совершенно чужды человеческому восприятию.

Лайн сорвал шлем и привел мысли в порядок:

— Если не ошибаюсь, мы во что-то врезались.

— Но это просто невозможно, — удивился Питри. — Ведь корабль сам контролирует выход из межпространства.

(Самой большой опасностью для земных кораблей было столкновение с космическим телом в тот момент, когда он возвращался в реальный мир из межпространства. В режиме «мерцания» невозможно было наблюдать реаль— ную Вселенную. Именно поэтому звездолеты не могли «прыгать» на неогра— ниченно дальние дистанции в неизвестность. Сначала нужно было рассчи— тать траектории крупных предметов в предполагаемой точке выхода и только потом переходить в режим «мерцания».

Для исследованных областей космоса были составлены карты свободных пространств, куда можно было безопасно «выныривать», поэтому во Внут— реннем Космосе Земли межпространственные перемещения занимали гораздо меньше времени, чем во Внешнем Космосе.

«Золотая капля» была лишена всех этих ограничений. Ее бортовой компьютер каким-то образом сам распознавал опасность, еще находясь в межпространстве. Поэтому-то столкновение с неизвестным предметом стало для космонавтов полной неожиданностью.)

— Главное, что корпус цел, — спокойно произнес Питри.

Действительно, давление внутри кабины оставалось в норме и не было слышно зловещего шипения улетучивающегося воздуха.

Но на экранах внешнего обзора царила кромешная темнота. Анализато— ры окружающей среды выдавали совершенно непонятные данные.

— Попробую разобраться, — сказал Лайн и осторожно одел шлем.

Питри и Ибис замерли. Если окажется, что корабль поврежден, на спасение можно не рассчитывать.

Квазаров попытался получить от бортового компьютера доступное и ясное объяснение того, что случилось. Постепенно он начал разбираться в быстро сменяющихся картинках, которые транслировались в его мозг. Еще несколько минут заняло уточнение информации, ведь в то, что Лайн узнал, трудно было поверить.

Наконец он снял шлем и посмотрел на своих товарищей:

— Корабль цел.

Питри выдохнул воздух и слегка сжал плечи Ибис, как бы говоря: «Все самое страшное позади». Девушка откинулась назад и благодарно по— терлась щекой о щеку дельта-клона.

Не обращая внимания на эти нежности, Лайн продолжил:

— Но самое интересное заключается в том, что мы врезались в живое существо, или, точнее оно протаранило наш корабль. Мы вонзились в твердый панцирь некоего гигантского создания. Именно поэтому вокруг ничего не видно — мы погрузились на глубину девяти с половиной метров. Это существо, несомненно, живет в открытом космосе, так как его разме— ры почти равняются Луне, земной Луне, я имею в виду. И, что очень важ— но, его масса несопоставимо велика — это животное весит почти столько же, сколько сама Земля. Ни одна планета просто не выдержит подобную тушу. Существо внезапно возникло из межпространства так близко от нас, что даже компьютер не успел среагировать. Теперь оно медленно движется к той планете, которую мы наблюдали. Вот пока все, что я сумел понять.

— Можно использовать «мерцалку», чтобы сместиться в сторону и пос— мотреть на это животное издалека, — предложил Питри.

— Именно это мы скоро и сделаем. Но придется немного подождать, я приказал компьютеру провести полный химический анализ окружающих нас тканей, а на это уйдет некоторое время. Дело в том, что это существо живое, но не биологическое — его тело состоит из длинных цепочек поли— молекул, которые не имеют ничего общего с ДНК. Раз уж мы воткнулись в него, как игла шприца, то грех не воспользоваться возможностью узнать поподробнее об обитателях этого Измерения. Если они могут летать в межпространстве… Посмотрите на экран, сканеры корабля все глубже проникают в тело животного, и скоро станет видно, что скрывается под панцирем.

Результаты исследования гигантского существа поражали: твердый панцирь был толщиной более десяти километров, так что вонзившаяся в него «Золотая капля» причинила вреда не больше, чем песчинка, прилип— шая к коже слона. Под панцирем находились губчатые мягкие ткани. Ско— рее всего, они выполняли роль теплоизолятора, защищающего животное от космического холода. Впрочем, это могло быть и не так. Не зная физио— логии и метаболизма гиганта, люди не могли судить о том, боится он мо— роза или нет.

— Такими темпами мы будем изучать это создание лет десять, — ска— зал Питри. — Сканеры уже прощупали сорокь километров вглубь тела, а ничего существенного пока не обнаружили. Судя по всему, кожа этого су— щества равна по толщине земной коре.

— Ладно, сейчас взлетим и посмотрим на это чудо со стороны, — сог— ласился Лайн.

Но в этот момент компьютер выдал новое сообщение. Оказалось что возле воронки, которую пробила «Золотая капля», приземлился летающий объект явно искусственного происхождения. Изображение пока оставалось нечетким, но уже можно было понять, что этот аппарат размерами и фор— мой похож на небольшой космический буксир.

— У нас гости, — констатировал очевидное Лайн. — Что будем делать? Взлетаем?

— Я бы предложил подождать и посмотреть, что будет дальше, — пред— ложил Питри.

А дальше из аппарата появились четыре фигуры на двух ногах, с дву— мя руками и одной головой. По мере того, как бортовой компьютер считы— вал данные из окружающего пространства, изображение становилось все более ясным и отчетливым. Люди (а именно так компьютер идентифицировал пришельцев) были одеты в легкие скафандры. Масса животного была так велика, что обеспечивала притяжение почти такое же, как на Земле, поэ— тому скафандры защищали лишь от отсутствия воздуха, но не от невесо— мости.

Собравшись возле воронки и разглядывая поверхность «Золотой капли» люди о чем-то разговаривали. Они оживленно размахивали руками, показы— вая то на безжизненную планету, которая медленно увеличивалась в раз— мерах, то на свой корабль, то на «Золотую каплю».

— Хорошо бы перехватить их разговоры, — сказал Питри. — Я готов поспорить, что они используют радиосвязь.

— Делаю, что могу, — коротко ответил Лайн, пытаясь объяснить компьютеру, чего от него хотят.

Вскоре в кабине зазвучали голоса местных жителей, сопровождаемые сильным эфирным шумом: щелчками, хрипами, шипением. Положение осложня— лось еще и тем, что невозможно было определить, кому из людей принад— лежат реплики. Но общий смысл разговора можно было разобрать.

— Это точно не конкуренты, — говорил один. — Ни один космовит не станет атаковать планетена прямо в лоб.

— Но это и не космический мусор, — возражал второй голос. — Этот предмет явно искусственного происхождения.

— Но ведь это может быть неизвестный нам подвид космовитов, — ут— верждал третий.

— Ага, самец. Его на самку потянуло, — ехидно произнес второй. — Вы все ищите подтверждения своей теории, уважаемый Карти Бирит, но их просто не существует, поскольку она неверна.

— А вы что, один из Мудрых, чтобы решать, что истинно, а что лож— но?! — возмутился третий.

— Я-то им стану. А вот вы — едва ли.

— Друзья, не надо ссориться, — вмешался первый. — Я предлагаю ис— пользовать средство от конкурентов номер три.

— Ни в коем случае! — хором ответили оба спорщика.

— Это следы иной цивилизации, — сказал второй.

— Это новый вид космовитов, — тотчас же возразил третий.

— Решайте быстрее, — устало произнес первый. — Не забывайте, что мы на лобовом щите, а планета уже совсем рядом.

— Да, — печально согласился второй. — Извлечь этот предмет из эпи— телия мы не успеем. Давайте хоть пробы возьмем. Дискин, пожалуйста, приступайте.

Земляне так и не поняли, кого из четверых звали Дискином, но этот человек явно отвечал за техническое обеспечение маленькой экспедиции.

В инопланетном корабле открылся большой люк, из которого вытяну— лась суставчатая шарнирная штанга, на конце которой был закреплен предмет, похожий на огромный отбойный молоток.

Лайн усмехнулся:

— Будем ждать, когда начнут долбить наш корабль, или вступим в контакт?

— Попробуем поговорить на их частотах, — предложил Питри.

Квазаров приказал компьютеру начать трансляцию и четко, раздельно произнес:

— С вами говорит экипаж космического корабля «Золотая Капля». Мы люди, такие же, как и вы. Мы можем выбраться из панциря животного са— мостоятельно. Если вы готовы к сотрудничеству, мы рады встретить во Вселенной новых друзей.

Первые же его слова привели местных жителей в состояние шока. Один из них бросился к своему кораблю, на ходу выкрикивая: «Спасите! У меня галлюцинации!», другой упал в обморок, третий схватился руками за го— лову, словно пытался сквозь шлем закрыть ладонями уши. Только четвер— тый остался внешне спокоен. Кроме того, движение штанги с аппаратом для взятия проб прекратилось.

— Это не галлюцинация, — как можно доброжелательнее произнес Лайн. — Мы прилетели на своем корабле с другой планеты. Мы не желаем вам зла. Мы хотим сотрудничать, обмениваться информацией. Мы за мир и дружбу между людьми из разных миров…

Квазаров задумался, пытаясь припомнить все, чему его учили на кур— сах разведчиков. Контакт с инопланетянами полагалось начинать с де— монстрации миролюбия и уверенности. Существовал определенный и утверж— денный соответствующей инструкцией набор слов, жестов и интонаций. Правда, совсем недавно, выполнив все эти предписания, Питри так и не смог договориться с ордой диких всадников. Но тут был несколько иной случай. Местные жители по крайней мере говорили по-человечески, да и выглядели гораздо более цивилизованными.

— Чья это глупая шутка? — послышался строгий голос четвертого инопланетянина. — Немедленно прекратите!

— Это не шутка, — вновь заговорил Лайн. — Смотрите, наш корабль сейчас покинет воронку и поднимется вверх.

Лайн воспользовался «мерцалкой», чтобы выбраться из панциря ги— гантского животного. Сместившись в межпространстве на одну стомиллиар— дную долю реальности, он оказался в сотне километров от места столкно— вения с животным. Но и с этого расстояния оценить внешний вид косми— ческого левиафана было невозможно. Глазам землян открылся вид гладкой слегка выпуклой поверхности, на фоне которой корабль местных жителей выглядел, как муравей на стене небоскреба.

Четверка ученых все еще продолжала с удивлением разглядывать во— ронку, где только что находилась «Золотая капля», когда Лайн приказал компьютеру зависнуть над их головами. Он хотел продемонстрировать пре— восходство земной техники, чтобы у соседей по Измерению не возникло желания устроить какой-нибудь подвох.

Его действия возымели должный эффект. Все четверо некоторое время стояли в оцепенении, разглядывая золотой яйцеобразный корабль, который завис в десяти метрах над поверхностью панциря.

— Свершилось! — воскликнул второй голос. — Я же не зря говорил, что это когда-нибудь произойдет. Надо срочно связаться с Мудрыми.

— Не болтай языком! — прошипел четвертый голос. — Они слышат все наши разговоры.

— Мы не желаем вам зла, — повторил Лайн. — Мы пришли из другого мира, чтобы исследовать это Измерение. Наша цель — получение новых знаний и установление дружественных отношений с обитателями других планет.

— Планет? — переспросил третий человек. — Каких планет? Ведь пла— нетены не оставили ни одной целой звездной системы!

— К сожалению, я не знаю, что такое планетен, поэтому ваш вопрос мне непонятен, — сказал Лайн.

— Но и мы не понимаем ваших слов про Измерение, — вступил в разго— вор первый голос. — Нам совершенно точно известно, что все окрестные галактики заселены космовитами. Именно поэтому нас удивляет, почему вы называете нас обитателями планет. Или вы прилетели с другого конца Вселенной, куда еще не добрались космовиты?

Лайн повернулся к своим товарищам:

— Похоже, они ничего не знают о параллельных Измерениях. Странно, ведь это животное совершенно точно выскочило из межпространства.

— Да, тут предстоит серьезная работа, — нахмурился Питри. — Иногда встретить явных врагов проще, чем наладить дружбу с абсолютно иной ци— вилизацией. Есть ли у нас время на долгие переговоры?

Лайн сверился с хронометром:

— До возвращения на базу у нас около шестидесяти часов.

Питри улыбнулся:

— Тогда можешь прочитать им развернутую и подробную лекцию о стро— ении мира.

— Попробую уложиться в десять минут, — пошутил Лайн, так как и он, и Питри с Ибис уже поняли, что тут придется задержаться на гораздо бо— лее значительное время.

Квазаров вновь обратился к местным:

— Мой рассказ потребует много времени. И нам также хотелось бы по— подробнее узнать о месте, в котором мы оказались. Мы ничего не знаем о вашем мире, вы ничего не знаете о нашем. Но мы можем вдвое увеличить наши познания, если найдем общий язык. Как мне кажется, вы такие же чужаки на этом гладком панцире, как и мы. Может быть, вы проводите нас на свою базу?

В эфире наступило молчание.

— Зря ты их так напряг, — прошептала Ибис. — Только лохи сразу та— щат чужака в хату. Эти чуваки конкретно застремались.

Но тут послышался голос четвертого, видимо, самого главного чело— века:

— Пожалуй, вы правы. У нас есть необходимость в общении. Но без совета с Мудрыми мы не можем позволить вам появиться в нашем городе. Поэтому мы проводим вас до ближайшей буровой на животе планетена, где вы сможете подождать решения Мудрых.

— Хорошо, мы согласны, — сказал Лайн.

А своим товарищам пояснил:

— Конечно, можно за несколько минут облететь это существо и попро— бовать во всем разобраться самим. Но я думаю, что пока опасности не видно, стоит пойти на близкий контакт.

— Ладно, — согласился Питри. — Но только хотелось бы вначале поп— робовать, что из нашего арсенала будет работать в этом Измерении.

— Только не в кабине! — шутливо испугался Лайн.

— На крайняк свалить всегда успеем, — своевременно напомнила Ибис.

Тем временем местные жители забрались в свой корабль. Заработали реактивные двигатели, корабль покатился по гладкой поверхности, быстро разгоняясь. Затем он оторвался от панциря и полетел над ним на высоте сотни метров.

Лайн приказал бортовому компьютеру держаться сзади. Конечно, иску— шение вырваться вперед было очень велико, но обижать местных жителей не стоило. Земляне должны были не только показать свою силу, но и про— явить уважение к хозяевам этого мира.

Пока же экипажу «Золотой капли» приходилось любоваться видом по— верхности панциря. Вблизи она оказалась не такой уж и гладкой. Местами ее рассекали глубокие шрамы ущелий и воронки кратеров: одни совсем свежие, другие уже почти затянувшиеся, с округлыми краями. Некоторые уходили в глубину на сотни метров. Наверное, космическое животное не— однократно сталкивалось с предметами, намного превышавшими по размерам корабль землян.

Несколько раз на поверхности панциря гиганта Лайн замечал предметы явно искусственного происхождения. Больше всего они были похожи на ав— томатические метеостанции или сейсмические датчики. Возможно, местные жители вели постоянное наблюдение за поверхностью животного, и именно поэтому к месту падения «Золотой капли» так быстро прибыла экспедиция.

Бортовой компьютер сообщил, что корабль местных узко направленным лучом отправил вперед шифрованное сообщение.

— Ага, — сразу насторожился Питри. — Пришельцев встречают впервые, но шифруются профессионально.

Лайн предположил:

— Может быть, у них тут тоже имеется несколько государств, которые находятся в состоянии дружественного недоверия.

В кабине вновь зазвучал голос местного жителя:

— Уважаемые пришельцы, мы признаем, что в некоторых областях ваша техника превосходит нашу. Поэтому мы вынуждены были послать сигнал в режиме ускоренной связи. Мы должны были связаться с буровой, чтобы вам подготовили достойную встречу.

Земляне переглянулись с некоторой долей растерянности. Им предла— галось поверить в то, что впереди не готовят ловушку. Или здешние люди необыкновенно наивны, или считают себя такими хитрыми, что за просто— душием скрывают недобрые помыслы.

— Мы вам верим, — после некоторого колебания произнес Лайн.

— Скоро будет край лобового щита. Приготовьтесь к резкому маневру.

— А это еще что за хрень? — удивилась Ибис.

Но через несколько секунд земляне поняли, зачем потребовалось по— добное предупреждение. Панцирь начал резко загибаться вниз, как будто корабль оказался на легендарном «краю земли». Летательный аппарат местных сбросил скорость. «Золотая капля» сделала то же самое. Теперь они летели вдоль бокового края панциря, все резче и резче закруглявше— гося внутрь. Впереди показалась какая-то полупрозрачная пелена.

— Это же воздух! — первым догадался Питри.

Действительно. Корабли повернули почти на сто восемьдесят граду— сов, облетев край панциря. Глазам людей открылось необыкновенное зре— лище: всю обратную сторону космического левиафана окутывала густая на— сыщенная влагой атмосфера. Где-то вдали из плотного слоя облаков вы— растали и терялись в черном космическом пространстве длинные тонкие отростки. Тонкие, если сравнивать с общими размерами животного. На са— мом же деле каждый из них имел диаметр не менее ста километров.

Вообще, если бы не возможности «Золотой капли», люди никогда не смогли бы охватить взглядом этот невероятный мир, как невозможно из окна автобуса обозреть целый материк. Бортовой компьютер корабля вывел на экраны первое весьма приблизительное и условное изображение всего гигантского животного. Форма этого существа напоминала медузу или гриб. Выпуклый купол шляпки, покрытый толстой лобовой броней, защищал более тонкие и нежные органы при полете в космосе. В природе внутрен— них тканей животного компьютер еще не успел разобраться, поэтому люди могли только наблюдать, как под «Золотой каплей» проплывают гигантские складки серовато-розовой материи.

Вновь ожил радиоэфир:

— Дорогие гости, скоро мы приблизимся к буровой. Для посадки ваше— го корабля приготовлена специальная площадка. Она отмечена светящимися полосами зеленого цвета.

Корабли начали снижаться, пробираясь сквозь дымку тумана. Если бы не сканеры «Золотой капли», человеческое зрение не позволило бы людям рассмотреть окрестности в радиусе более километра. Да и местные, похо— же, тоже ориентировались при помощи локатора или эхолота, иначе бы их корабль не смог так легко лавировать между отвесными стенами живой плоти.

Наконец впереди показалось нечто, напоминающее человеческое посе— ление. Высоченная ажурная башня из металлических балок так походила на земную конструкцию стародавних времен нефтяных разработок, что сомне— ний быть не могло — это самая настоящая буровая вышка. Вокруг нее тес— нились небольшие одноэтажные домики с высокими пирамидальными крышами. Неподалеку на ровной площадке виднелся квадрат, нарисованный светящей— ся зеленой краской.

— Садимся? — на всякий случай спросил Лайн, хотя «Золотая капля» и так уже снижалась, продолжая выполнять его приказ: следовать за кораб— лем местных жителей.

Ему никто не ответил. Питри и Ибис разглядывали группу людей, ко— торая стояла неподалеку от места приземления (или приживотнивания?). Люди были без скафандров, но ясно разглядеть их лица не удавалось из-за мутной влажной атмосферы.

Корабль местных жителей сел первым. Едва его колеса коснулись по— верхности, как заработали носовые реактивные двигатели. Поэтому, нес— мотря на большую массу и высокую скорость, его тормозной путь был до— вольно коротким.

«Золотая капля», как обычно, зависла в метре над поверхностью. Лайн и Питри вновь воспользовались анализатором окружающей среды. Он показал, что земляне могут некоторое время пребывать в этой атмосфере, хотя длительное вдыхание напитанного влагой воздуха не рекомендова— лось.

Встречающие толпились неподалеку. Настроив внешние динамики, зем— ляне убедились, что местные удивлены не столько появлением пришельцев из другого мира, сколько тем, что это оказались люди. Любопытство бо— ролось в них со страхом. Из анализа диалогов следовало, что местные неоднократно встречались с иными формами жизни, однако большое коли— чество непереводимых слов и названий на давало землянам возможности разобрать точный смысл их высказываний.

Прояснить все мог только непосредственный контакт.

— Я с ними разговаривал, я и выйду первым, — сказал Лайн. — А вы меня подстрахуете.

Питри с Ибис возражать не стали. Немного поколебавшись, Квазаров все-таки влез в защитный скафандр, но шлем надевать не стал. Кроме то— го, он вооружился пистолетом, который не был таким заметным, как де— сантный автомат, но обеспечивал достаточное огневое прикрытие.

Когда он шагнул из светового шлюза на поверхность тела животного, толпа встречающих немного подалась назад и замолкла.

Затем послышался чей-то радостный возглас:

— Смотрите! Это и правда человек!

Раздались приветственные крики, сначала разрозненные, затем пере— шедшие в гром всеобщего ликования. Люди побежали навстречу Лайну, обс— тупили его. Каждый хотел дотронуться до пришельца с другой планеты.

Вблизи мастные жители выглядели вполне по-земному: нежная светлая кожа, тонкие густые слегка вьющиеся волосы, стройные тела, красивые лица, большие глаза синего, зеленого или темно-янтарного цвета. Они были одеты в костюмы из легкой зеленоватой ткани. И мужчины, и женщины носили широкие брюки и свободные рубахи навыпуск. Лайн едва успевал поворачиваться во все стороны, чтобы отвечать на приветствия.

Сквозь плотную массу людей с трудом протолкался человек в плотном темно-коричневом комбинезоне.

— Меня зовут Дискин Тракзил, — представился он. — Я — командир ко— рабля, который Вас встретил. Со мной были двое ученых: Карти Бирит и Тарл Параз, а также офицер безопасности Тьерн Вирод.

— Меня зовут Лайн Квазаров. Я представляю планету Земля и Очелове— ченную Федерацию. Со мной еще двое: Питри Черский и Ирина Бисквитова.

— Вы слышали, он сказал «планета»?! — загалдели вокруг.

— Наверное, вы прилетели издалека? — спросил Дискин.

— Это смотря как считать, — ответил Лайн. — Мы прибыли из парал— лельного Измерения, из соседнего с вашим уровня реальности.

Дискин покачал головой:

— То, что вы говорите, совершенно невероятно. Конечно, некоторые ученые в древности выдвигали подобные гипотезы, но они пока не подт— верждались.

— Ну что же, — улыбнулся Лайн. — Теперь мы являемся неопровержимым доказательством их правоты.

— Просто фантастика, — Дискин посмотрел на «Золотую каплю». — Ка— кое совершенство!

Лайн благоразумно воздержался от объяснений, что этот корабль построила совершенно иная цивилизация, а земляне лишь используют его, разбираясь едва ли в десятой доли всех возможностей.

В это время встречающие расступились, и перед Квазаровым предстал еще один человек в блестящем черном костюме.

— Тьерн Вирод, — представил его Дискин.

Офицер безопасности внимательно посмотрел на Лайна, словно высчи— тывал что-то в уме, а потом сказал:

— На этой буровой станции вам окажут максимальное гостеприимство. Но поймите нас правильно, мы не можем допустить вас в более густонасе— ленные районы. Если вы и правда желаете мира и добра, то не станете покидать это место до решения Мудрых.

В наушниках Лайна послышался голос дельта-клона:

— Не нравиться мне все это. Нас хотят посадить под замок. Хотя, с другой стороны, мы сами точно также поступили с гер-рукианами. Каждое государство имеет право на безопасность.

Квазаров сказал офицеру:

— Наше пребывание в этом мире ограничено. Я обещаю, что мы не по— летим к вашим городам. Но через пятьдесят часов мы должны вернуться на свою базу. Если к этому времени ваше руководство не примет никакого решения, нам придется вас покинуть.

Тьерн Вирод задумался.

Дискин предложил:

— Пришельцы могут здесь, на буровой, рассказать нам все, что поже— лают, о своем мире. Мы отвезем эти сведения Мудрым. Пока мы будем ле— тать туда и обратно, пришельцы смогут пожить здесь. Мне сообщили, что бур скоро достигнет живоносного слоя. Пусть они поучаствуют в праздни— ке, это позволит нам доказать наше гостеприимство и доброжелатель— ность. Оставаться тут, или отправляться домой — это неотъемлемое право пришельцев. Мы не будем им препятствовать, раз они пообещали не втор— гаться в наши центральные области.

Офицер оживился:

— Дельное предложение! Так и поступим. Уважаемый Лайн Квазаров, согласны ли вы ответить на некоторые наши вопросы, чтобы мы могли сос— тавить отчет для Мудрых?

— Не вижу никаких препятствий, — пожал плечами Лайн. — Но у меня также есть вопрос: почему вы не можете наладить радиосвязь со своим начальством, с этими Мудрыми? Тогда вам не придется никуда лететь.

И оба собеседника, и остальные встречающие с удивлением посмотрели на Квазарова.

— Мудрые не пользуются радиосвязью, — сказал Тьерн, как будто Лай— ну полагалось это знать.

Квазаров улыбнулся:

— Но и вы тоже должны подробно рассказать нам о своем мире: что такое планетен, кто такие Мудрые, где находится ваша планета — метро— полия.

— Договорились, — радостно подытожил Тьерн. — Чувствую, разговор нам предстоит долгий. Предлагаю пройти в местный клуб. Там уже все го— тово. Кстати, другие члены вашего экипажа покинут корабль или останут— ся внутри?

— Питри, — позвал Лайн, — ты как?

— Мы идем, — ответил дельта-клон. — Сканеры корабля уже прощупали всю округу. Тут нет никаких предметов, даже отдаленно напоминающих оружие. Кроме того, я приказал компьютеру продолжить считывание данных из информационного поля.

Примерно это Квазаров и ожидал услышать. Он легко пообещал местным жителям не нарушать их границ, так как знал, что через несколько часов компьютер «Золотой капли» сам сможет составить подробнейший план всего этого мира.

* * *

Клуб, куда пригласили землян, практически ничем не отличался от аналогичных заведений на Земле и терраподобных планетах. Два десятка столиков, стулья и табуретки, одна стена целиком занята лежащими на боку металлическими бочками с кранами. Земляне решили, что это бар с разными напитками. И еще они поняли, что имел в виду Тьерн Вирод, ког— да говорил о том, что в клубе приготовились к встрече с пришельцами из другого мира: напротив входа красовалась сцена, наспех собранная из пустых бочек и балок от буровой вышки.

Ибис скептически осмотрела помещение:

— Бедненько, пустенько, но аккуратненько.

— Это временный город, — тотчас же пояснил кто-то из толпы. — Ког— да живоносный слой иссякнет, буровую перенесут на новое место. Мы все тут работаем вахтовым методом.

— Да, — подхватил другой, — в такой сырости долго не протянешь.

Лайн на секунду пожалел, что пришлось вступать в контакт, не дож— давшись, когда сканирующие поля «Золотой капли» достигнут противопо— ложного конца животного. Иначе он бы знал, что такое «живоносный слой» и где находятся основные города местных жителей.

Местные рассаживались за столиками, ожидая начала представления. Земляне и экипаж встретившего их корабля медленно пробирались к сцене. Питри легко тронул Лайна за локоть и показал на некое подобие старин— ной кинокамеры, возле которого о чем-то горячо спорили двое местных.

Увидев, что на них обратили внимание, один из них приблизился. Точнее, одна. Лайн на секунду забыл, что находится в другом мире в ок— ружении инопланетян. Перед ним стояла самая красивая в мире девушка. Идеал. Девушка его мечты. Это он понял сразу, едва увидел прелестное улыбающееся личико в обрамлении пепельно-каштановых волос. В миндале— видных глазах девушки сияли любопытство напополам с восторгом.

— Я — Латиса Нерал, — прозвучал ее мелодичный голосок, — коррес— пондент третьчетвертного канала. А это мой оператор — Ранис. Мы приле— тели сюда, чтобы заснять первый пуск живоносного сока. Представляете, как нам повезло, что мы встретили вас?!

— Представляю… — выдавил из себя Квазаров.

В реальность его вернул вопрос Дискина Тракзила:

— Вы, надеюсь, не будете возражать, если все происходящее будет сниматься на пленку? Кстати, — спохватился он, — а вы вообще-то знаете о том, что изображение и звук можно записывать?

— Знаем, знаем, — ответил за Квазарова Питри, который сразу заме— тил эффект, произведенный Латисой Нерал на его напарника.

Земляне забрались на сцену и сели на мягкие стулья. Латиса суети— лась вокруг них, прилаживая два микрофона так, чтобы они улавливали малейший звук, но в то же время не заслоняли изображение.

Оператор кричал ей:

— Чуть правее, еще чуть правее. А теперь опусти штатив.

Когда девушка наклонялась, свободная одежда, которую предпочитали местные жители, натягивалась, обрисовывая ее изящную точеную фигурку.

Лайна интересовало, что произойдет, если он спросит у Латисы: «Что вы делаете сегодня вечером?» Но он знал, что никогда не решится на по— добный эксперимент. Во-первых, земляне еще ничего не знали о здешних нравах и обычаях. Хотя местные вели себя совершенно по-земному, у них могли существовать какие-нибудь табу или моральные запреты. Во-вторых, представляя свою планету, Лайн не мог себе позволить легкомысленных вольностей. Против этого инструкция о первом контакте с внеземным ра— зумом возражала категорически. В-третьих… может, тут и вечера-то нет?

Когда все заняли свои места, Дискин еще раз представил землян, назвав их имена. Питри тихо сказал Лайну:

— Ну, раз ты все это начал, тебе и речь держать. И обрати внима— ние, как на тебя смотрит эта корреспондентка.

От внимания дельта-клона, бывшего агента ВЧК, не ускользала ни од— на мелочь. Он видел, что не только Лайн заинтересовался девушкой. Та, в свою очередь, намного дольше, чем требовалось, занималась микрофоном рядом с Квазаровым, то и дело бросая на него мимолетные взгляды.

Собравшись с мыслями, Лайн поднялся и приступил к рассказу.

Начал он с краткой истории многомерного мира, которую записал в своем отчете Максим Фрадов. Лайн рассказал о Богах, древних расах и появлении человечества. При этом он оговорился, что вся эта информация не претендует на объективность, так как попала к людям Земли через рассказы эльфов из Верхних Миров.

Затем Лайн поведал об истории своей планеты, о развитии человечес— кой цивилизации, о наступлении Космической эры и о расселении его соп— леменников на доступных для жизни мирах.

Потом он рассказал об открытии перехода в параллельные Измерения, и о том, что его корабль является одной из первых исследовательских экспедиций.

В своей речи, Лайн, разумеется, ничего не сообщил об истинных це— лях команды «Золотой капли». Умолчал он и об опасности, которая грози— ла цивилизации землян.

Местные жители слушали Квазарова, затаив дыхание. А Латиса, полу— открыв свой очаровательный ротик, шевелила губами в такт его словам. Когда Лайн закончил, несколько минут никто не мог произнести ни слова.

— Может, у кого-нибудь есть вопросы? — предложил Питри.

Общее мнение выразил ученый Тарл Параз:

— На первый раз вашего рассказа вполне достаточно. Нам потребуется время, чтобы его осмыслить. Признаюсь, я всегда был сторонником тео— рии, что где-то в глубинах космоса есть разумная жизнь. Но то, что рассказали вы — просто фантастика. Бесчисленное количество Вселенных, которые находятся совсем рядом друг с другом… Невероятно! Нам надо как можно скорее передать все Мудрым. Возможно, они захотят что-нибудь уточнить.

Питри напомнил:

— Теперь ваша очередь рассказать нам о вашем мире. Почему вы все живете на теле этого гигантского космического животного?

— Почему?! — тяжело вздохнул ученый. — Да потому, что в этой части Вселенной жить нам больше негде. Сейчас я все объясню, позвольте нам только решить некоторые организационные вопросы.

Дискин сказал Латисе:

— Надо отвезти пленку с записью Мудрым. Я вылетаю немедленно, а ты фиксируй каждую минуту пребывания пришельцев на нашем планетене. Сей— час здесь творится история!

— Мне ли этого не знать! — звонко рассмеялась девушка и снова ук— радкой посмотрела на Лайна.

Оператор отдал командиру корабля кассету с пленкой. Дискин Тракзил и Тьерн Вирод быстрыми шагами покинули клуб. Это не укрылось от дель— та-клона. Он слегка кивнул Лайну, указывая на уходивших. Квазаров по— нял намек: на Земле офицер безопасности никогда не покинул бы подобное мероприятие. Либо землянам безгранично доверяли, либо тут имелись еще какие-то охранные структуры.

Тарл Параз облегченно вздохнул:

— Ну вот, сообщение отправлено. Теперь пора удовлетворить ваше лю— бопытство, дорогие гости.

И он начал свой рассказ. Краткое его содержание таково: родиной местных жителей являлась планета Киранир (что на их языке означало: «единственно живая, предвечная и прекрасная»), во многом похожая на Землю. Человеческая цивилизация развивалась на ней примерно также, как и в других мирах. Но когда киранирцы только-только начали осваивать ближайшее космическое пространство, а произошло это около восьмисот лет назад, в их мир вторглось гигантское космическое существо — плане— тен. (Так назвали его потому, что размером он был с небольшую плане— ту.)

Масса планетена была такова, что повлияла на всю солнечную систему и особенно на Киранир. Планета людей начала замедлять свое вращение. Ее поверхность потрясли землетрясения, извержения вулканов, ураганы и цунами. Мир разваливался на части. Вдобавок ко всему, планетен протя— нул к планете свои гигантские щупальца и начал высасывать воду, загла— тывать куски земной коры и даже раскаленную магму.

Ни одно оружие не могло повредить планетену. С ним нельзя было вступить в контакт. Скорее всего, он просто не воспринимал людей. Для него они являлись тем же, чем для обычного человека являются микробы. Но посланные на разведку корабли сообщили, что с обратной стороны жи— вотного находятся вполне приемлемые условия для жизни: есть воздух, вода, нормальное притяжение. Так был найден единственно возможный вы— ход для спасения остатков человечества: люди перебрались на тело пла— нетена.

Как оказалось, планетен перемещался от одной звездной системы к другой, совершая «скачки» сквозь межпространство. Конечно, киранирцы раньше ничего не знали о многомерной Вселенной, поэтому не понимали принципов движения животного. Много лет у них ушло только на то, чтобы приспособиться к новым условиям жизни, не утратить знания предыдущих поколений. Но постепенно быт налаживался: были выстроены города, сос— тавлены карты нового места обитания, изучен сам планетен.

Гигантское животное оказалось не только губителем планет, но и ис— точником жизни. Оно было разнообразно и неисчерпаемо, как сама плане— та. Из его твердой оболочки можно было выплавлять металлы, из чешуек строить дома, из внутриполостных пузырей добывать горючее для реактив— ных двигателей и электростанций, из сосудов выкачивать питательную жидкость. Та буровая, на которую привезли землян, и была предназначена для бурения тела планетена. А «живоносным слоем» назывались капилляры в его теле, откуда люди добывали себе пищу.

Вот так киранирцы начали паразитировать на теле животного, которое уничтожило их родной мир. Перемещаясь вместе с ним из одного конца га— лактики в другой, люди всюду видели «высосанные» изуродованные плане— ты. Возможно, и на них когда-то развивалась жизнь, но теперь они стали пустыми и мертвыми.

Но на этом история не заканчивалась. Со временем люди узнали, что этот гигантский планетен — не единственное гигантское животное. Они обнаружили и иные формы жизни в космосе. Одни были похожи на их меду— зоподобного планетена, другие — на продолговатых моллюсков, третьи — на огромных червей. Встречались и другие животные разных форм и разме— ров. Всем им киранирцы дали общее название — космовиты, то есть живу— щие в космосе.

Несколько раз планетен сближался со своими собратьями, и тогда лю— ди получали возможность исследовать поверхность других животных. На их телах зачастую встречались совершенно невообразимые агрессивные твари, которые также вели паразитический образ жизни. Людям приходилось отс— таивать свой новый мир, защищать его от посягательств существ-«конку— рентов» (так их называли киранирцы).

Так и жили люди на планетене: рождались, учились, работали, стари— лись и умирали. Но ученые не прекращали исследований самого планетена. Чем глубже они постигали чрезвычайно сложный и запутанный организм су— щества, тем лучше могли использовать его возможности. Люди хотели не только пользоваться телом планетена, но и научиться управлять гигант— ским животным.

Сложные опыты, которые должны были выявить, есть ли у планетена разум, потребовали от ученых полного самоотречения. Некоторые из них пошли на генную перестройку своих собственных тел, чтобы добиться бо— лее полного слияния с сознанием животного. Так сформировалась группа Мудрых, которая со временем превратилась в некое подобие всеобщего правительства.

Более подробно об этих людях Тарл Параз ничего рассказать не мог. Их жизнь окутывалась тайной, и очень немногие обитатели планетена лич— но видели Мудрых. Рассказывали только, что правители наделены мощней— шим интеллектом, что они живут намного дольше обычных людей и что тай— на разума планетена ими почти разгадана. Самой большой мечтой любого человека было присоединиться к группе Мудрых. Но принимали в эту узкую касту только самых достойных и талантливых ученых.

На протяжении всего рассказа в клубе царило непонятное землянам оживление. Конечно, они понимали, что Тарл Параз сообщает общеизвест— ные факты, но люди, периодически выбегавшие наружу и возвращавшиеся назад с блаженными улыбками на лицах, вызывали недоумение у Лайна и некоторые подозрения у Питри.

А объяснилось все самым простым образом.

В клуб ворвался человек в забрызганной красной краской одежде и с непередаваемой радостью прокричал:

— Пошла живожидкость!

Только тут Лайн понял, что на его одежде разлита не краска, а кровь планетена.

По залу прокатилась волна оживления. Люди разрывались между сценой с пришельцами и буровой вышкой, где сейчас наконец-то увенчались успе— хом их долгие труды.

Питри мгновенно оценил ситуацию и тихо сказал обоим ученым:

— Давайте устроим перерыв в нашей встрече.

Тарл Параз встал и объявил:

— Мне кажется глубоко символичным, что появление людей из парал— лельного мира совпало с успешным окончанием бурения. Наши гости примут участие в празднике, как наши лучшие друзья…

Не дожидаясь продолжения его речи, люди повалили к выходу. В две— рях возникла небольшая давка, но не было слышно ни ругани, ни возмуще— ния. Вообще, земляне с удовлетворением отметили то, как дружелюбно от— носятся друг к другу местные жители, как они предупредительны и учти— вы.

— Прошу и вас проследовать к вышке, — показал на выход Карти Би— рит, второй ученый.

Земляне вышли на улицу. За ними неотступно следовали Латиса и опе— ратор Ранис с камерой.

Питри взглядом профессионала обежал все здания и неровности мест— ности, после чего тихо прошептал в ухо Лайну:

— Нас никто не охраняет.

— Вот и хорошо.

Сказав это, Квазаров немного приотстал от своих товарищей, чтобы идти рядом с очаровательной корреспонденткой. Удивительно, но тридца— тилетний мужчина, специальный агент космической разведки не мог найти слов, чтобы заговорить с девушкой.

А Латиса как будто и не замечала его смущения.

— До сих пор не могу в это поверить, — непринужденно обратилась она к Лайну, словно они были знакомы уже несколько лет, — у меня прос— то в голове не укладывается, что я вижу самого настоящего инопланетя— нина. И представляете, ведь я не хотела лететь на эту далекую буровую. Я на Третьчетвертном канале работаю недавно, поэтому мне достаются са— мые незначительные репортажи. Это просто чудо, что вы приземлились именно здесь! Теперь мои дела, точно, пойдут в гору. Может, я даже стану ведущей центрального блока новостей!

Милая непосредственная болтовня Латисы совершенно очаровала Кваза— рова. Он даже не заметил, как их компания приблизилась к буровой выш— ке.

Его внимание привлекли лишь громкие радостные крики, песни, музы— ка. Вокруг вышки царила веселая суета. Одни люди еще продолжали тру— диться, подключая к бурильной установке толстые шланги, которые убега— ли куда-то вдаль, зато другие уже вовсю праздновали окончание работ. Словно малые дети, они гонялись друг за другом и брызгались красной жидкостью из многочисленных фонтанчиков, которые все еще пробивались из незатянутых креплений. Некоторые плюхались в лужи и, подражая плов— цам, забавно дергали руками и ногами.

Несколько буровиков пошли навстречу землянам, торжественно неся большое ведро с кровью планетена.

— Добро пожаловать в наш мир, — произнес один и зачерпнул из ведра целую кружку живожидкости.

— А мы от этого отстоя не окочуримся? — забеспокоилась Ибис, когда всем землянам было предложено по кружке с красным напитком.

Питри открыл нарукавный пенал своего скафандра и достал из него пищевой тестер. С легким поклоном приняв кружку из рук буровиков, он опустил в нее иглу прибора. Через несколько секунд на дисплее высвети— лась надпись: «Пригодно к внутреннему употреблению». Более подробный анализ вещества приводился в виде таблицы, где указывалось процентное содержание различных элементов.

— Как странно, панцирь у планетена небиологический, а живожидкость пить можно, — заметил дельта-клон.

— Раз можно, значит пей, — поторопил его Лайн. — Видишь, люди ждут.

Действительно, вокруг землян уже собралась небольшая толпа, кото— рая с нетерпением ожидала, когда же гости разделят с ними трапезу. Ученые, Латиса и Ранис уже опорожнили свои кружки и теперь с довольным видом вытирали оставшиеся на губах красные «усы».

Питри резко выдохнул воздух и одним глотком опорожнил сразу поло— вину своей кружки.

— Немного похоже на крепленое вино, но не такое сладкое, — сообщил он.

Лайн и Ибис последовали его примеру. Квазаров сначала сделал нес— колько маленьких глотков, а потом одним махом влил в рот остаток. Кровь планетена приятно влилась в его пищеварительную систему. Она бы— ла не теплой и не холодной, не кислой и не сладкой, не вкусной, но и не отвратительной.

Через несколько секунд Лайн почувствовал, что внутри него разлива— ется приятное тепло, рассыпая по всему телу искристые разряды, похожие на залпы салюта. Видимо, то же самое почувствовали и его товарищи. Питри удивленно поднял брови, Ибис с порозовевшими щеками хмыкнула и протянула свою кружку за добавкой.

Вокруг раздались одобрительные возгласы:

— Хорошо забрало!

— Почувствовали силу свежей живожидкости?

— Пришельцам понравилось!

Питри еще раз посмотрел на дисплей пищевого тестера:

— Удивительно, но прибор не распознал алкоголь.

— Может, это и не алкоголь в нашем понимании, — предположил Лайн. — Просто определенное соединение химических элементов приводит к тако— му же эффекту.

— Алкоголь, не алкоголь! — с блеском в глазах воскликнула Ибис. — Наливай да бухай!

Веселые буровики снова наполнили кружки своих гостей.

— И вы что, вот так и питаетесь? — спросил Питри.

— Нет, конечно, — с блаженной улыбкой ответил Тарл Параз. — Подоб— ным обарзом… то есть, я хотел сказать, подобным образом влияет на человека только свежая живожиж… живожидкость.

Ученого, опорожнившего подряд три кружки, быстро развезло.

Карти Бирит поспешил прийти на помощь коллеге:

— После выдержки живожидкость густеет, и из нее можно готовить еду с разными вкусовыми свойствами.

— Свежая живожидкость помогает людям понять, чего они хотят на са— мом деле, — сказала Латиса и ТАК посмотрела Лайну в глаза, что у того голова закружилась и без всякого хмельного напитка.

Земляне влились в общее веселье. Буровики притащили стереосистему с огромными колонками и вся округа наполнилась мелодиями и песнями са— мых модных местных исполнителей. Начались танцы с непременными падени— ями в лужи разлитой всюду живожидкости. Каждое такое падение сопровож— далось взрывами хохота, причем громче всего смеялись сами упавшие.

Толпа закружила землян и разбросала их в разные стороны. Точнее, она увлекла прочь одного только Лайна, ведь Питри и Ибис так крепко держались друг за друга, что разлучить их не могла никакая сила.

В физическую и психологическую подготовку сотрудников Государс— твенной космической разведки входила блокировка любых парализующих во— лю средств: алкоголя, наркотиков, гипноза. Поэтому, даже находясь под влиянием хмельной живожидкости, Лайн отчаянно сопротивлялся волне беспричинного веселья, захлестнувшей его сознание. Однако вскоре она накрыла его с головой и дальше воспоминания Квазарова превратились в череду ярких, но отрывистых образов.

Веселые жизнерадостные лица, перемазанные красной жидкостью. Раз— вевающиеся в танце одежды. Громкая, но приятная музыка. Хоровод раз— ноцветных красок. Размытые контуры фигур. Женщины, мужчины — пары кру— жатся в танце…

Через некоторое время Лайн с удивлением обнаружил, что он танцует с Латисой, крепко обнимая ее за талию, а девушка одной рукой держит большую чашу с живожидкостью, откуда они по-очереди пьют. Видимо, это очень забавляло их обоих, так как, едва встречаясь взглядами, они фыр— кали и отводили глаза.

На этом одно воспоминание заканчивалось, но сразу же начиналось следующее.

Слова Латисы:

— Я живу здесь в небольшом, но очень уютном домике. Одну из комнат занимает мой оператор… ой, я кажется забыла, как его зовут. А-а-а, какая разница, он все равно не скоро доберется до… до кровати? Хи-хи. Нет, до дома!

Слова самого Лайна:

— Меня чревзы… чрезвычайно интересует быт инопланетян.

Латиса (заливаясь смехом):

— Какой ты смешной. Ведь иноплатенянин… инопал… инопланетянин — это ты.

Лайн:

— Нет. Мы оба — они.

Латиса:

— Они?

Лайн:

— Ино… ну, ты поняла.

Латиса (прижимаясь к Лайну всем телом):

— Поняла…

Следующая сцена развернулась уже в небольшой комнатке.

Разбросанная на полу одежда девушки, облокотившийся на стену пус— той скафандр (и как это Лайн умудрился его снять?). Лицо Латисы — близко-близко. Ее учащенное дыхание, капельки пота на лбу, разметанные по подушке волосы. Его руки, ласкающие такое нежное и такое упругое тело девушки. Потом их блаженный стон, совпавший во времени и в прост— ранстве. И — счастье, счастье, счастье… Многократно повторяющееся счастье…

Глава 9. Нападение обитателей чужого космовита.

Когда Лайн вновь обрел способность мыслить, он обнаружил, что ле— жит на кровати рядом с Латисой. Девушка улыбалась во сне и время от времени причмокивала губами, то ли отвечая на поцелуи, то ли приклады— ваясь к кружке с живожидкостью. Кроме этих звуков Лайн не слышал боль— ше ничего. Это его удивило. Он боялся пошевелиться, чтобы не разбудить Латису, но попытался привести мысли в порядок и настроить свои органы чувств по методике космической разведки.

Со зрением все было в порядке: предметы четкие, очертания ясные, цвета хорошо различимы. Даже скупой сероватый свет, пробивающийся че— рез полупрозрачные шторы на окнах, позволял разглядеть каждый волосок пепельных локонов Латисы. Обоняние тоже работало: Лайн чувствовал и сладкий аромат девичьей кожи, и слабое, но приятное благоухание ее ду— хов (интересно, из каких органов планетена местные делают духи?), и запах своего собственного тела (да, потрудился он на славу!) С осяза— нием проблем не было: каждой клеточкой своей кожи Лайн ощущал теплоту тела Латисы и бархатистость ее нежной кожи. Вот только со слухом тво— рилось что-то странное: словно за пределами этого любовного гнездышка мир перестал существовать.

Специальный агент Квазаров не привык долго оставаться в неведении. Как бы тяжело это не было, он с величайшей осторожностью высвободил руку из-под головы спящей Латисы и отодвинулся в сторону. Девушка ни— чего не почувствовала. На ее лице продолжала светиться выражение вели— чайшего блаженства. Лайн тихо встал на ноги и скользнул к окну.

Он облегченно вздохнул. Мир не вымер — просто на время заснул. Всюду возле домиков лежали спящие люди. В основном — по двое, изредка — по несколько и нигде — по одному.

«Хорошо, что мы сумели добраться до комнаты,» — подумал Лайн, представив, что пришельца из другого мира обнаружили бы спящим в об— нимку с корреспонденткой. Впрочем, очень может быть, это не вызвало бы ни удивления, ни осуждения.

Кое-где уже виднелись признаки пробуждения. Буровики, слегка поша— тываясь, поднимались на ноги. Мужчины и женщины поправляли свои одежды (на ком они еще оставались), сердечно благодарили друг друга и расхо— дились в разные стороны.

С щемящим чувством предстоящей утраты Лайн посмотрел на Латису:

— Увы, мы слишком разные.

Не зная, что сказать на прощанье девушке, как объяснить, что он слишком сильно полюбил ее, чтобы вот так просто расстаться, Лайн решил не говорить ничего. Он тихо одел комбинезон, подхватил скафандр и по— кинул комнату.

Сориентировавшись по буровой вышке, Квазаров направился в сторону «Золотой капли». Никто из местных не обращал внимания на фигуру земля— нина со скафандром в руках. Все были слишком утомлены праздником и последующей за ним любовной оргией.

Еще издалека Лайн заметил, что световой шлюз корабля выключен. Он послал мысленный приказ компьютеру, который должен был ожидать появле— ния своего пилота. Шлюз включился, и навстречу Лайну вышли Питри с Ибис.

Дельта-клон с понимающей улыбкой оглядел своего напарника и поин— тересовался:

— Хорошо погулял?

Лайн утвердительно кивнул и задал совершенно ненужный вопрос:

— А вы?

— А мы охраняли корабль, — строго сказал Питри, но не выдержал серьезного тона и фыркнул.

Ибис скромно опустила взор, словно что-то выискивала на поверхнос— ти планетена. Впрочем, она могла ничего не говорить. Припухшие губы, темные круги под ярко блестевшими глазами — все говорило о том, какого рода «охраной» занимались товарищи Квазарова.

— Если сегодня они продолжат пить эту самую живожидкость… — на— чал Питри.

— Ну это вряд ли, — оборвал его Лайн. — Ведь не железные же они… и мы.

— Тогда что будем делать? Ждать Мудрых?

— Компьютер закончил сканирование?

— В основном да. Теперь у нас есть карты всей этой местности. Ни— чего интересного или необычного. Города, транспортные пути, аэродро— мы… Нам сказали правду. Эти люди на самом деле живут здесь несколько сотен лет. В общем, с этим Измерением все ясно. Для нас оно бесполез— но.

— Ясно-то оно ясно, — Лайн вздохнул и напряжением воли попытался изгнать из памяти образ Латисы. — Только улетать, не попрощавшись, как-то неудобно.

— Тогда нам надо найти наших провожатых и сказать им, что мы уле— таем, — предложил Питри.

Лайн вынужден был с ним согласиться. В самом деле, взять Латису с собой на Землю он не мог. Остаться здесь — тоже. Он был уверен, что полюбил эту девушку, но ничего не знал о ее чувствах. Возможно, обита— тели планетена вообще не знали моногамии, и Латиса неоднократно прини— мала участие в подобных праздниках… Думать об этом было невыносимо, но специальный агент Квазаров привык смотреть правде в глаза.

Лайн забросил боевой скафандр в шлюз (теперь стало ясно, что зем— лянам опасаться здесь было нечего), и экипаж «Золотой капли» налегке отправился на поиски ученых.

Но не прошли они и половину расстояния до клуба, где рассчитывали справиться о местонахождении Карти Бирита и Тарла Параза, как те сами показались им навстречу.

Оба ученых были крайне возбуждены и отчаянно жестикулировали, привлекая внимание всех окружающих.

— Посмотрите наверх! — кричал Карти Бирит. — Щупальца планетена расходятся в стороны. Это форма приветствия.

Обитатели планетена сразу же забывали про сон и про усталость. Од— ни задирали головы вверх и начинали что-то оживленно обсуждать, другие сломя голову бежали в разные стороны.

Земляне также посмотрели наверх, пытаясь выяснить причины этой су— матохи. Действительно, даже сквозь плотный туман можно было разглядеть очертания гигантских отростков, выходящих из тела космического живот— ного. Раньше они были направлены назад, как щупальца кальмара или ме— дузы, но теперь раскрывались в разные стороны подобно лепесткам цвет— ка.

— Чувствую, что-то назревает, — сказал Питри.

В это время Тарл Параз заметил землян и направился к ним.

— Скоро произойдет то, о чем я вам рассказывал! — еще издали прок— ричал он. — По всем признакам где-то неподалеку появился еще один пла— нетен.

К Карти Бириту подбежал один из буровиков и протянул листок бума— ги. Ученый быстро пробежал глазами послание и объявил:

— Из центра пришла радиограмма. В ней сказано, что внешние телес— копы засекли чужака. Это космовит класса М-шесть. Он приближается. И наш планетен идет ему навстречу.

Только теперь земляне поняли, почему освещение изменилось, а слой облаков стал более прозрачным. Раньше они думали, что планетен враща— ется вокруг местного Солнца, а оказалось, что он повернулся к нему своей задней частью и сейчас движется в другую сторону.

Среди общей деловой суеты экипаж «Золотой капли» чувствовал себя не в своей тарелке. Тарл Параз стоял рядом, переминаясь с ноги на ногу и оглядываясь кругом. Было ясно, что у него масса дел, но он не может просто взять и бросить своих подопечных — пришельцев из другого мира.

Лайн обратился к ученому:

— Мы чем-нибудь можем помочь?

Тарл пожал плечами:

— Даже не знаю. Впрочем, давайте сходим на узел связи. Может, Муд— рые прислали на ваш счет какие-нибудь инструкции.

Узлом связи оказалась небольшая комнатка в одном из домов. Сейчас она не могла вместить всех желающих. Несколько радистов сидели за при— митивными аппаратами, напоминающими старинные земные компьютеры, и выстукивали на клавиатурах сообщения. Один человек доставал из печата— ющего устройства полученные послания, прочитывал их и передавал толпя— щимся вокруг буровикам. Те быстро убегали выполнять приказания.

Тарл Параз попросил землян подождать на улице, а сам ввинтился в толпу, стремясь пробиться к устройствам связи.

— Их всех заколбасило не по-детски, — покачала головой Ибис.

— Если верить тому, что нам рассказали, то встреча с чужим плане— теном происходит один-два раза за поколение, — напомнил Питри. — Так что для них это большое событие.

— А самое главное, — сказал Лайн, — что местные бояться конкурен— тов-паразитов.

— Как бы они не посчитали нас передовыми разведчиками, — произнес дельта-клон. — Может, как раз сейчас придет приказ взять нас под стра— жу?

Лайну тоже приходила в голову подобная мысль. Но он попробовал возразить:

— Если бы местные нас опасались и не доверяли, то у них уже был десяток возможностей нас изолировать.

— Особенно тебя, — с улыбкой сказал Питри.

— Особенно меня, — не стал спорить Лайн.

Появление Тарла Параза с пачкой бумажных распечаток рассеяло их подозрения.

— Про вас ничего не сказано, — ученый перебрал в руках несколько листов. — Может, Дискин Тракзил еще не передал Мудрым кассету, а, мо— жет, у Мудрых есть более важные дела. По оценкам аналитиков из штаба обороны, на чужом планетене могут находиться конкуренты второй или да— же первой категории опасности. Поэтому на всем планетене объявлена бо— евая тревога.

— А что это означает для нас? — поинтересовался Питри.

Ученый развел руками:

— Понятия не имею. Вообще-то сейчас запрещены полеты гражданской авиации, чтобы не мешать боевым кораблям. А все военнообязанные граж— дане собираются у пунктов самообороны. Но на вас эти приказы не расп— ространяются. Вы — наши гости. Вы можете остаться, а можете улететь.

Лайн и Питри переглянулись с некоторой растерянностью — неужели местные жители и вправду так наивны и доброжелательны? После общения с дикими подземными жителями, ордой всадников и особенно с князем Кенад— зимом в это верилось с большим трудом.

— Если вы не возражаете, мы немного побудем в нашем корабле. Нам надо посовещаться, — сказал Лайн.

Тарл Параз улыбнулся, как будто с его плеч был снят тяжкий груз:

— Вот и замечательно. Не буду вас задерживать.

Не дожидаясь ответа, он развернулся и побежал прочь, размахивая бумажками.

— Похоже, приближение планетена интересует всех гораздо больше, чем три пришельца из параллельного мира, — заметил Лайн.

— Мы для них — объект научных теоретических интересов. А враждеб— ные конкуренты — более чем реальная угроза, — сказал Питри.

— Может, типа пора валить отсюда? — предложила Ибис.

Лайн взглянул на хронометр:

— У нас еще тридцать пять часов до возвращения на базу. Можно пос— мотреть, что это за чужой планетен.

— Хорошая идея, — одобрил Питри. — «Золотая капля» долетит до него за несколько секунд.

— Тогда не будем терять времени.

И земляне поспешили к своему кораблю.

* * *

К моменту взлета «Золотой капли» чужой космовит уже приблизился настолько, что его можно было разглядеть невооруженным глазом. Он по— ходил на яркую белую точку в небе. Так как двигался он в сторону Солн— ца, свет отражался от лобового панциря.

Лайн воспользовался межпространством, чтобы оторваться от поверх— ности планетена. Конечно, он мог просто взлететь, но над слоем облаков уже барражировали сторожевые летательные аппараты, экипажам которых вид корабля пришельцев мог нанести глубокие психологические травмы. Ведь о землянах пока знали лишь буровики и Мудрые.

Поэтому получилось так, что «Золотая капля» оказалась в реальном космосе позади и чуть сбоку от чужого планетена. Компьютер немедленно приступил к обработке информации, и вскоре на мониторах возникло схе— матичное изображение космического гиганта.

В общих чертах он был похож на планетена киранирцев: мощный лобо— вой панцирь, длинные тысячекилометровые отростки. Только у этого жи— вотного щупальца росли не из центра тела, а располагались по краям. Чтобы защитить их нижние части, панцирь имел утолщенные выступы и по— ходил на многолучевую звезду.

В настоящий момент у обоих планетенов все отростки были загнуты за лобовой панцирь и направлены вперед, словно они собирались дружески обняться при встрече или же вступить в смертельную борьбу.

— И чего эти чуваки так зашухарились? — вслух подумала Ибис.

— Наверное, вот из-за этого, — Лайн вывел на большой экран то, что предстало перед его глазами в шлеме управления.

По щупальцам чужого планетена двигались многочисленные существа. Должно быть, они начали свой поход уже давно, так как успели пройти расстояние в несколько тысяч километров от оснований до кончиков щу— пальцев. Странные создания были немного похожи на муравьев, выросших до размера собаки. Но двигались они на четырех ногах, и еще четыре хватательные конечности были направлены вперед. На обтекаемых головках красовались мощные выступающие вперед челюсти.

— Похоже, в кислороде эти насекомые не нуждаются и космического холода не боятся, — заметил Лайн.

— Вот это и есть конкуренты, — сказал Питри. — Но насколько они разумны?

Квазаров приказал компьютеру подлететь поближе и проверить тело космовита. Его внутреннюю область за лобовым панцирем также окружала плотная атмосфера, сквозь которую не мог проникнуть человеческий взгляд. Но для сканеров «Золотой капли» преград не было.

Через некоторое время на экранах появились трехмерные карты мест— ности, на которых были отмечены пять крупных образований явно искусс— твенного происхождения. Они представляли собой гигантские подземные гнезда-муравейники. Точнее, не подземные, а прорытые в оболочке, кото— рая покрывала тело космического животного. Нижние тоннели уходили так глубоко в недра космовита, что даже сканеры корабля не могли опреде— лить их длину.

И во всех городах бурлила чужая жизнь. Оказалось, что отряды, дви— гающиеся по щупальцам, являются лишь передовыми частями гигантской ар— мии. По дорогам, ведущим к краю панциря и к отросткам, продолжали мар— шировать колонны гигантских муравьев-кентавров. Конечно, самого косми— ческого животного все эти передвижения беспокоили не больше, чем чело— века волнует движение лейкоцитов в крови. Но для людей, живущих на другом планетене, подобные приготовления означали тяжелую кровопролит— ную войну.

— Я думаю, что надо предупредить наших друзей о готовящемся втор— жении, — сказал Лайн.

— Согласен, — произнес Питри. — Только садись на той же самой бу— ровой. Киранирцы при виде незнакомого корабля могут сразу открыть огонь на поражение.

Квазаров развернул «Золотую каплю» и пролетел в нескольких сотнях километров возле одного из щупальцев чужого планетена. Гигантский от— росток закрыл все небо, и даже без помощи приборов корабля можно было разглядеть темный шевелящийся поток, текущий по его поверхности. Сотни миллиардов конкурентов двигались на завоевание нового жизненного пространства.

* * *

Когда «Золотая капля» приземлилась на той же самой посадочной пло— щадке возле буровой, к ней тотчас же направилась группа людей.

— Смотри, Питри, у них появилось оружие, — сказал Лайн.

Действительно, все буровики сжимали в руках весьма громоздкие уст— ройства со стволами и прикладами. Из этого следовал вывод, что у кира— нирцев имелось огнестрельное оружие. Раньше детекторы «Золотой капли» не обнаружили в окрестностях ничего подобного.

Лайн снял с себя шлем и одел его на Питри:

— На, владей.

Дельта-клон не стал возражать против того, чтобы его напарник отп— равился выяснить сложившуюся ситуацию. Но он настоял на том, чтобы Квазаров одел боевой скафандр и захватил с собой автомат.

— Еще неизвестно, как они расценят наше возвращение, — сказал Пит— ри.

Но его опасения оказались напрасны. Увидев Лайна, выходящего из светового шлюза, буровики радостно заулыбались и поспешили навстречу.

Квазаров сразу решил снять лишние вопросы. Он показал наверх, на хорошо видимого звездообразного планетена и сказал:

— Мы летали туда на разведку. У нас срочные сведения для вашего руководства. Вы можете проводить меня в узел связи?

Возражений не последовало, и в окружении буровиков Лайн отправился в поселок. По дороге, задавая наводящие вопросы, он выяснил, что после объявления тревоги на буровую прибыл военно-транспортный самолет с оружием и боеприпасами. И на нем же улетели в город оба ученых, кор— респондентка Нерал и оператор Ранис.

— Латиса очень расстроилась, что не смогла заснять взлет вашего корабля, — Сказал один из буровиков. — Она едва сдерживала слезы, ког— да садилась на самолет.

У Лайна защемило сердце. Он понял, что боль от расставания посели— лась не только у него в душе.

В узле связи, который был превращен в штаб, его встретили старые знакомые: Тьерн Вирод и Дискин Тракзил. Офицер безопасности возглавил силы местной самообороны, а капитан корабля должен был обеспечивать поддержку с воздуха. Его летательный аппарат находился сейчас на за— пасной посадочной полосе за холмом, так как с основной полосы недавно взлетел военно-транспортный самолет.

Квазаров вкратце пересказал все, что земляне узнали об армии кон— курентов. К его удивлению, для местных жителей его рассказ не стал не— ожиданностью.

— Дело в том, — объяснил Дискин, — что мы уже встречались с этим космовитом. Мудрые сказали, что произошло это четыре поколения назад. Так что нам знакомы конкуренты подобного вида. Наша прошлая встреча закончилась для них полным разгромом. Их удалось остановить на кончи— ках щупальцев. Они не выдержали ковровой бомбардировки с наших самоле— тов.

— Тогда к чему все эти приготовления? — Лайн показал на вооружен— ных буровиков.

— У этих конкурентов имеется и другая форма — крылатая. Когда кос— мовиты сходятся достаточно близко, их поля тяготения взаимно перекры— ваются, а атмосферы частично смешиваются. Поэтому крылатые конкуренты могут высадить десант в любом месте нашего планетена. К счастью, этих летунов не так уж много, так что мы сможем уничтожить их силами одного отряда.

— Но мы не видели на чужом космовите никаких крылатых существ, — возразил Лайн.

— Возможно, вы просто не заметили их в общей массе других конку— рентов.

— И все-таки это кажется мне подозрительным, — настаивал Квазаров.

— Хорошо, — пожал плечами Тьерн Вирод, — я сообщу в штаб о ваших наблюдениях.

В наушниках Лайна послышался голос Питри:

— Не нравится мне это шапкозакидательство.

— Мне тоже, — тихо ответил Квазаров. — Но взять командование на себя мне не позволяет природная скромность.

— Попроси разрешения переставить «Золотую каплю» поближе к штабу. Меня беспокоит, что в условиях оперативной неопределенности нас разде— ляет целый километр.

Лайн решил, что это хорошая идея. Между отдельно стоящими домиками поселка буровиков их корабль вполне мог разместиться. Он обратился с этой просьбой к офицеру безопасности. Тот долго не колебался:

— Желание гостя для нас священно. Я уже видел вашу машину в дейс— твии, и знаю, что при взлете и посадке она не повредит строения. Если вам так хочется, то действуйте.

Питри, который через внешние микрофоны слышал каждое слово, немед— ленно приступил к работе. По боевым способностям дельта-клон намного превосходил Лайна, но уступал ему в опыте пилотирования космических кораблей. Квазаров с замиранием сердца проследил за тем, как «Золотая капля» едва не задела высокую крышу одного из домов и слишком резко снизилась над поверхностью планетена. Но все обошлось благополучно, и вскоре Питри вместе с Ибис присоединились к Лайну в штабе самообороны.

Буровая вышка работала в нормальном режиме, продолжая откачивать живожидкость из тела планетена. За ее работой следили несколько буро— виков, остальные сидели в клубе и обсуждали предстоящее сближение двух космовитов. Чем дольше тянулось ожидание, тем увереннее они утвержда— ли, что война не продлится долго, и что конкуренты, как и в прошлый раз, будут остановлены на кончиках щупальцев.

Наконец над краем панциря планетена показались кончики отростков чужого космовита. Щупальца обоих животных располагались параллельно, но еще не соприкасались. Сближение продолжалось. С буровой было видно, как над горизонтом поднимаются и вытягиваются три щупальца. Одно — почти над поселком, два других — справа и слева — на самой границе ви— димости. Конечно, отростков было гораздо больше, но человеческое зре— ние сквозь слой тумана и облаков не могло обозреть весь масштаб встре— чи двух космических гигантов.

Заработало печатающее устройство. Тьерн Вирод на правах главы обо— роны достал первый лист и начал его читать, вслух кратко комментируя:

— Уже сплелись семь пар щупальцев. Конкуренты обнаружены только на одном из них. Они успешно отброшены силами штурмовой авиации. Новые плазменно-напалмовые бомбы уничтожили почти всех конкурентов. Командо— вание решило произвести атаку транспортных коммуникаций противника и его городов.

Слова офицера передавались из маленькой комнатки связи на улицу, где собрались буровики, выскочившие из клуба. Люди радовались этим из— вестиям, обнимались, хлопали друг друга по плечам. Им уже казалось, что война выиграна.

— Смотрите! — закричал кто-то, указывая пальцем на верх. — Смотри— те, и наши щупальца начинают сплетаться.

Правые и левые пары отростков, которые можно было разглядеть сквозь облака, сблизились и начали скручиваться вместе. Из-за большого расстояния невозможно было понять, что там сейчас происходит, поэтому земляне забрались в «Золотую каплю», чтобы воспользоваться ее возмож— ностями.

Компьютер получил приказ выдать максимально возможное увеличение. Через пять минут полученные из информационного поля данные начали складываться на экранах в визуальные изображения. На левом щупальце не было видно ни одного конкурента, зато на правом их количество исчисля— лось несколькими миллионами.

Люди увидели, как с одного отростка на другой перебираются много— численные отряды конкурентов. При переплетении щупальцев несколько де— сятков тысяч попало между отростками и было мгновенно раздавлено, зато другие муравьи-кентавры, ничуть не смущаясь колоссальными потерями, карабкались по складкам поверхности, которые образовались при сопри— косновении тел животных.

— Да, похоже что разума у этих существ не больше, чем у земных на— секомых, — заметил Питри.

— А мне они больше напоминают мигрирующих червеножек с пятой пла— неты Семилистника, — сказал Лайн.

И тут показались эскадрильи штурмовой авиации киранирцев. Двадцать звеньев по четыре машины в каждом. Конкуренты не обращали внимания на летательные аппараты и продолжали двигаться вперед. Штурмовики рассре— доточились, расходясь веером в разные стороны так, чтобы охватить пе— реплетенные щупальца со всех сторон (в месте соединения каждый отрос— ток был в толщину не больше трех километров) и выпустили по паре ракет каждый.

Одновременные взрывы выплеснули море жидкого огня. Несмотря на то, что щупальца планетенов находились за пределами окружавших их тела ат— мосфер, пламя бушевало около минуты. За это время летательные аппараты развернулись и повторили ковровую бомбардировку, так как по обугленным и рассыпавшимся пеплом трупам муравьев-кентавров упрямо продолжали ша— гать новые отряды.

Второй удар поколебал марширующую армию, но напиравшие сзади кон— куренты подталкивали вперед своих нерешительных собратьев, поэтому наступление возобновилось. Штурмовикам киранирцев потребовалось сде— лать еще четыре боевых захода, чтобы выжечь более половины муравь— ев-кентавров. Только после этого конкуренты начали отступать.

Земляне наблюдали за происходящим через мониторы «Золотой капли», поэтому поле боя лежало перед ними, как на ладони. Но буровики не име— ли возможности разглядеть, что происходит. Они видели только сплетен— ные щупальца космовитов, а конкуренты и собственные летательные аппа— раты не были доступны их зрению. Лишь самые зоркие могли разглядеть разрывы плазменно-напалмовых ракет, которые отсюда казались маленькими искорками.

Единственным источником информации для буровиков служило печатаю— щее устройство в узле связи, откуда ежеминутно выскакивали листы бума— ги со свежими оперативными данными. Чтобы ободрить местных жителей, Лайн вышел из корабля и рассказал им об успехах бомбардировки. Его слова были встречены радостными криками.

Но один из людей спросил:

— А почему не переплелись ближайшие к нам щупальца?

Лайн посмотрел наверх. До сих пор всеобщее внимание было приковано к соединившимся отросткам, так как именно с них происходило вторжение конкурентов. Но в космосе над самой буровой происходило что-то непо— нятное. Щупальце планетена киранирцев шарило в пространстве, как будто искало контакта. Но отросток звездообразного космовита совершенно не собирался с ним сплетаться. Он загибался вниз, и его конец уже почти вошел в слой облаков.

Квазаров бросился к пульту управления кораблем и приказал компь— ютеру сменить объект наблюдения. То, что появилось на мониторах спустя несколько секунд, не на шутку обеспокоило землян. На ближайшем к буро— вой щупальце конкурентов собралось в десять раз больше, чем на том, которое недавно подверглось бомбардировке. На самом конце муравьи-кен— тавры разместились в несколько слоев, шагая по головам своих товари— щей.

— Что-то они затевают, — сказал Питри. — Где же штурмовики?

Лайн вновь отправился наружу для выяснения. Оказалось, что эскад— рильи полностью израсходовали свой боекомплект, и теперь вынуждены бы— ли сесть на свои космодромы для пополнения запасов горючего и ракет. Остальные военные летательные аппараты были заняты обороной других от— ростков, поэтому на некоторое время этот участок фронта оказался без— защитен.

— Ничего страшного не происходит, — пытался убедить себя и других Тьерн Вирод. — Раз на щупальце вы не заметили крылатых конкурентов, то они не смогут добраться до поверхности нашего планетена.

— А если щупальце изогнется еще сильнее? — спросил Лайн.

— Это невозможно. За всю историю нашей жизни на планетене не было случаев, чтобы космовиты дотрагивались своими щупальцами до тел других животных. Они сплетают только свои отростки. Смотрите сами, движение вниз прекратилось.

Действительно, в атмосферу вошел лишь самый кончик щупальца звез— дообразного космовита — не более километра в длину.

Но время для радости еще не пришло. Люди с буровой увидели, что с отростка срываются маленькие черные точки и начинают падать на поверх— ность планетена. Точнее, не падать, а плавно планировать сквозь толс— тый слой влажного воздуха.

— Если это то, что я думаю… — прошептал Лайн.

Буровики также застыли, глядя наверх. Они поняли, что это за точ— ки.

Кто-то начал вслух считать:

— Два, пять, десять, четырнадцать…

Но сосчитать их всех было невозможно. Некоторых сносило ветром, и они исчезали из вида в плотных облаках. Одни падали вниз быстрее, дру— гие медленнее.

Из светового шлюза «Золотой капли» выскочил Питри:

— Вы их видите?!

Его вопрос был лишним — все собравшиеся возле штаба и так стояли, задрав кверху головы.

— Это сцепившиеся в гигантские клубки конкуренты, — сказал Питри. — В каждом шаре не менее сотни тысяч существ.

— Надеюсь, они разобьются при падении, — не слишком уверенно про— изнес Тьерн Вирод.

Дискин Тракзил не был настроен столь оптимистично. Он приказал од— ному из связистов:

— Немедленно сообщи в центр о массовом десанте конкурентов. Пусть задействуют все резервы! Пусть срочно пришлют подмогу!

Связист быстро застучал по клавишам.

Питри в это время продолжал говорить:

— Конечно, многие конкуренты погибнут, разбившись о землю. Но большинство останется в живых. Кроме того, некоторые клубки пытаются затормозить падение с высоты. Конкуренты складывают из своих тел не круглые, а крыловидные или плоские конструкции. Так что скоро на по— верхность вашего планетена высадится около миллиарда этих существ. На— до уничтожать их в воздухе или бомбить места посадки, пока они собра— лись в кучу. Где же авиация?

Тьерн Вирод вырвал из печатающего устройства очередной лист и быстро пробежал его глазами:

— Штурмовики не успеют вступить в бой. Ближайшая к нам база занята перевооружением основной массы самолетов. На это уйдет около часа. Но к нам направили весь резерв. Скоро должны прибыть подкрепления.

Но боевые машины появились только тогда, когда не менее десятка клубков уже упали где-то между буровой и краем панциря планетена. Часть штурмовиков атаковала тех конкурентов, которые еще продолжали планировать вниз. Другие начали ракетный обстрел мест посадки. Но ре— зервных сил было слишком мало. Многие черные шары продолжали беспре— пятственно падать на поверхность планетена.

Дискин Тракзил рвался к своему кораблю, но Тьерн Вирод его не от— пустил.

— У тебя боезапас всего на три боевых вылета. И тебе скоро не при— дется далеко лететь.

Офицер медленно обвел взглядом поселок, окрестные холмы, затем посмотрел на собравшихся людей. Все замолчали, понимая, что означают и эти слова, и этот жест. Буровая должна была стать первым форпостом на пути многомиллионной армии конкурентов.

Вновь заработало печатающее устройство.

Тьерн взял лист:

— Тут сказано, что такой же точно десант высаживается еще с трех щупальцев. Мудрые предполагают, что конкуренты прогрызли ходы к мышцам и нервным окончаниям своего космовита и таким образом смогли управлять его конечностями. Нам приказано держать оборону до развертывания ос— новных наземных сил. И еще: Мудрые считают, что на наш планетен будет высажено несколько маток. Их надо отыскать и уничтожить раньше, чем для них выкопают надежные убежища.

— Как же мы их обнаружим, если у нас людей меньше, чем падающих с неба клубков?! — с нотками отчаяния воскликнул кто-то.

Тьерн еще раз сурово посмотрел на буровиков:

— Если в наш планетен зароется хоть одна матка…

Он не стал продолжать. Всем и так было понятно, что от стойкости и мужества каждого отдельного человека зависит судьба всех людей на пла— нетене.

— Мы попробуем найти матку при помощи своих сканеров, — сказал Лайн и в сопровождении Питри отправился в кабину.

— У нас нет столько слов для благодарности! — крикнул им вслед Дискин.

Тьерн Вирод приступил к организации обороны. Казалось, что чем ху— же складывалась оперативная обстановка, тем решительнее и серьезнее он подходил к своим обязанностям. Землян это устраивало. Оба агента вна— чале думали, что им следовало бы взять командование на себя. Но те— перь, кажется, смены власти можно было избежать.

Одев шлем управления, Лайн приказал компьютеру тщательно изучить все падающие сверху клубки сцепившихся конкурентов и отыскать среди них более крупных особей. Иного способа обнаружить маток он не мог придумать.

Пока компьютер выполнял это задание, Квазаров снял шлем и поднялся с кресла, чтобы проверить оружие. Но оказалось, что эту работу уже вы— полняют Питри и Ибис. Лайна это удивило. Он не считал нужным тратить драгоценное время на двусмысленные или наводящие вопросы, поэтому пря— мо обратился к своему напарнику:

— Честно говоря, Питри, я думал, что ты откажешься помогать мест— ным жителям. Ведь мы рискуем не только своими жизнями и кораблем. Мы ставим под удар нашу миссию, а значит Очеловеченную Федерацию и всю земную цивилизацию.

Дельта клон загнал в магазин автомата обойму с разрывными ракета— ми, передернул затвор и поставил оружие на предохранитель. Только пос— ле этого он поднял глаза на Лайна:

— Ведь ты, как и я, читал отчет Максима Фрадова. Разве ты ничего не понял?

— Не понял чего?

— Как ты думаешь, насколько случайна цепь событий, которая привела нас на этот планетен? Лайн открыл рот, но не нашелся, что отве