/ Language: Русский / Genre:sf,

Роджерс

Андрей Ив


Ив Андрей

Роджерс

Андрей Ив

РОДЖЕРС

ЗАМОК

Солнце погружалось в черные глубины моря, с остервенением бросавшего свои волны на скалистые берега. Последние лучи окрасили небо в нежно-розовый цвет. Чайки вдали парили над поверхностью, то падая вниз, то взмывая вверх, иногда перекрывая своим криком шум волн.

Все напоминало те старые времена, когда первые завоеватели из Европы ступили на берега Англии. Вот только замка не было, он был воздвигнут значительно позже, веке эдак в одиннадцатом, а то и в десятом. И переходил из рук в руки до второй половины девятнадцатого века, пока не умер последний из династии Роджерсов (им принадлежал замок).

Были скромные похороны, и местожительство последнего из Роджерсов превратилось в национальный музей.

На этом история и закончилась бы, но однажды хранителя музея нашли мертвым. Газетчики сразе же сделали из этого сенсацию и раздули ее до немыслимых размеров. Полиция встала в тупик: не было ни единого следа и не пропало ни одной вещи. Может быть у ваших пап и мам еще лежат где-нибудь газеты с огромными заголовками типа:

"Зверское убийство в национальном музее останется очередным "темным делом"?". Но еще более сенсационным стало известие, что муниципалитет Лондона продает замок в частное владение некоему Марку Дугласу.

Комиссар полиции, ведущий дело об убийстве в музее, узнав об этом аж подпрыгнул в кресле. "Вот она, та путеводная нить, дернув за которую, мы размотаем клубок", - воскликнул он и отправил своих подчиненных следить за Дугласом. Но неотступная слежка не помешала новому хозяину в один прекрасный день, а точнее в одну прекрасную ночь, сойти с ума и выброситься из окна замка, оставив после себя лишь надпись на стене: "Это смерть", сделанную кровью.

Полицейские, наблюдавшие за окнами кабинета, в один голое утверждали, что Марк Дуглас был выброшен из окна и, притом, с нечеловеческой силой. Замок прочесали, но не нашли абсолютно ничего, кроме погрома в кабинете Дугласа, из коего и был сделан вывод о его сумасшествии. И... все затихло. Муниципалитет отказался взять замок под свою опеку. Полиция прикрыла дело.

...Он стоял на берегу мрачный и неприступный, одинокий и заброшенный. Визг тормозов на несколько секунд нарушил тишину и серебристый "шевроле" остановился, поблескивая на солнце. Из машины вылез мужчина лет тридцати. Достал сигарету, прикурил, осмотрелся и направился к воротам замка.

Его звали Джо Даллин. Если бы кто увидел его сейчас - в темных очках, черной куртке, плотно облегающих ноги джинсах, ступающего мягко, как кошка, то несомненно принял бы его за супермена или частного детектива. Что ж, он ошибся бы совсем ненамного.

Джо Даллин не так давно работал полицейским детективом, но был уволен с работы. И болтался без дела два месяца, пока не встретил своего бывшего однокашника Рэя Сноу, работавшего агентом у одного весьма известного лица, занимающего большой пост (поэтому мы не будем называть его имени). Джо предложили работу: расследовать убийство Марка Дугласа, сулили за это лицензию на открытие бюро частного сыска. Лучшего йе предвиделось на горизонте, да и желудок, доведенный за последние два дня до полустерильного состояния, сказал свое веское слово, и Даллин согласился.

Скользнув в темную арку ворот, он окинул взглядом внутренний двор. Откуда-то из далекого - далека пришел стук копыт, перед глазами встали могучие древние воины, проходившие много лет назад под этой аркой. Кивком головы Даллин отбросил наваждение. Мелкими кошачьими шагами детектив пересек внутренний двор и поднялся по лестнице. Дверь в здание была приоткрыта и Джо прошмыгнул внутрь.

Этот огромный дом во внутреннем дворе был достроен позже. Он был воздвигнут на месте башни, некогда украшавшей ансамбль крепости. Башня была разрушена какимто непонятным образом. То ли ее взорвали, то ли ураган разметал ее по округе, то ли... Предположений ходило много, но одно было известно точно: падение башни сопровождалось дымом, огнем и грохотом.

По предоставленным ему материалам Джо знал, что с момента смерти Дугласа замок пустовал. Последними здесь были полицейские, и с того момента никого.

Свет солнца еле пробивался через грязные, запыленные и загаженные мухами стекла окон. Через холл, по направлению к лестнице, ведущей на второй этаж, на слое пыли, ковром покрывавшей пол, хорошо отпечаталась цепочка следов.

Следы были свежие. Даллин вынул пистолет, снял с предохранителя, бегом пересек холл, остановился под прикрытием колонн у самой лестницы. Прислонился. Никто не нападал, никто не убегал. В доме царила тишина. Снаружи доносился шорох ветра, шум волн, щебет птиц, но внутри - мертвая тишина. Или тот, кто здесь прошел, вышел из здания в другом месте, либо он заметил Джо и притаился.

Детектив осторожно поднялся по лестнице и очутился в темном коридоре. Слева и справа были двери в жилые комнаты. Где-то в середине коридор перечеркнула светлая полоса.

Даллин стер выступивший на лбу пот. Вот он, первый этап - кабинет Марка Дугласа. Джо крадучись преодолел расстояние от лестницы до дверного проема и шагнул внутрь.

Спиной к нему стоял старик и копался в куче книг, сваленных в углу.

- Руки вверх! - заорал Даллин по старой полицейской привычке, а вслед за этим выдал приготовленный заранее вопрос:

- Кто вы и что здесь ищете?

Для старика его вопль прозвучал, как гром среди ясного неба. Он обернулся и было видно, как внутри его прошлась целая буря чувств^ Испуг, растерянность, злость... Наконец старик совладал с собой и спокойно, с достоинством ответил:

- Я, - Сэм Томпсон, слуга и библиотекарь сэра Марка Дугласа, хозяина этого замка...

- Бывшего, - вставил детектив и лучше бы ему этого не делать. Богатая и колоритная натура Сэма выплеснулась наружу

- А ты кто такой? Ты меня чуть до инфаркта не довел, сосунок!

Сэм Томпсон был еще крепок, хотя прожитые годы уже давали о себе знать. Он больше походил на моряка, чем на библиотекаря. В общем-то он и был лоцманом, и оставался моряком до сих пор.

Марк Дуглас подобрал его в одном из портов Ливерпуля, когда Томпсон, получив расчет, гулял по пирсу, наблюдая за причаливающими и уходящими в море кораблями...

Даллин спокойно перенес нелестное замечание в свой адрес.

- Меня зовут Джо Даллин, частный детектив. Прибыл сюда, чтобы разобраться в тех странньк вещах, которые здесь происходят, - тут до Джо дошло, что он, как идиот, до сих пор держит перед собой пистолет. Даллин опустил руки.

- А теперь, мистер Томпсон, вас не затруднит показать мне ваши документы?

- Ничуть! - с издевкой ответил Томпсон, он все еще был зол на детектива. Сэм подошел к столу, принялся выдвигать ящики и перебирать в них бумаги.

Даллин не сводил с него глаз. Черт его знает, что взбредет в голову взбалмошному старику, да еще и неизвестно, какой он библиотекарь. И тут детектив почувствовал напряженный взгляд в спину. Он поднял глаза на зеркало, висевшее напротив дверного проема. Кроме темноты коридора и светлого пятна на противоположной стене за спиной у него ничего не было. "Черт с ним, со стариком!" - подумал Джо и собрался было выглянуть в коридор, но удар нечеловеческой силы сбил его с ног. От боли у Даллина потемнело в глазах. Он, как воздушный шарик, перелетел через кабинет, рухнул на Томпсона и потерял сознание.

II

Даллин открыл глаза. Над ним нависал низкий, беленый, неизвестно когда, потолок.

Джо огляделся. Он находился в небольшой комнатушке.

Убранство ее было весьма и весьма бедным. Кроме некоего подобия кровати было еще кресло, явно перекочевавшее сюда из замка, стол, вешалка и некая помесь камина и плиты, у которой возился Сэм.

Детектив сел, поморщился от боли в позвоночнике. Куртка лежала на спинке кровати. Он порылся в кармане, достал пачку "Винстона", вытряхнул сигарету и прикурил. Сэм обернулся и проворчал:

- Очнулся, сосунок?! Ну и перепугал ты меня. Я уж думал все - еще один покойник.

Даллин жадно затянулся.

- Сколько я был без сознания?

- Двое суток, сэр детектив! - выпалил Томпсон, одной рукой дурашливо отдавая честь, другой - помешивая чтото в кастрюльке.

- Да, шарахнуло оно вас здорово, - добавил старик.

Даллин потянулся, боль в позвоночнике не проходила. Удар противника был настолько сильным, что мог переломить его пополам", удивительно, как он остался цел.

А в общем, старый Томпсон был прав, назвав его "сосунком". Он только начал это дело и сразу же вляпался по уши.

- Что это было? - спросил детектив.

- Не знаю, - ответил Сэм. - Но не исключено, что оно приходило за мной. Это - хозяин.

- Кто? Мистер Дуглас? - Брови Даллина поползли вверх. - Мистер Дуглас?

- Нет. Слуги поговаривали, что мистер Дуглас вызвал из падвалов нечто, с чем не смог совладать, и оно погубило его.

- Ага, - детектив понимающе кивнул головой и, не выдержав, идиотски хихикнул. - Ну-ну! Старые замки, родовые привидения! Томпсон, вы не такой болван, чтобы в это верить.

- Поосторожней с выражениями, сосунок, - осадил его Сэм. - Я говорю то, что знаю. Я живу здесь со дня смерти мистера Дугласа и, хотя не встречал Хозяина, чувствую его присутствие. Я жив только потому, что осторожен, чего и вам советую. - Сэм вернулся к плите.

- Я пойду в замок, - твердо произнес Даллин.

Сэм повернулся, лицо его побледнело, глаза отражали ужас и страх, всколыхнувшийся в нем, но это продолжалось лишь несколько секунд. Этот человек умел скрывать свои истинные чувства. Лицо его стало снова непроницаемо-спокойным.

- Ты сейчас выпьешь кружку грога и ляжешь спать, а завтра можешь хоть все ступени вьшизать в этом...

- Я пойду в замок сейчас! - повторил Даллин.

- Сынок, сейчас двенадцать часов ночи, а ночью он - Хозяин. И не тебе устанавливать свои законы.

- Я сказал, что пойду в замок сейчас и выведу всех на чистую воду, подозрения, что старик что-то скрывает, прикрываясь всеми этими сказками про неведомого хозяина, сделали детектива на редкость упрямым. Даллин накинул на плечи куртку.

- Хорошо - хорошо, - Сэм понял, что этот молодой недоумок все сделает по-своему. - Но сначала ты выпьешь грогу и выслушаешь все, что я тебе скажу.

Томпсон снял с плиты кастрюльку с напитком и разлил его по кружкам. Одну из них он протянул Даллину и сел в кресло.

- Ну, что стоишь, как шест от пугала среди поля? Садись.

Даллин сея и сделал глоток из кружки. Варево ему понравилось. - Я уже говорил, что живу здесь с того часа, как мистер Дуглас покинул этот мир, продолжал Сэм. - За это время я ходил в замок в разное время суток: и .днем и ночью. Я изучил его повадки и, скажу тебе, что ^ыл немало удивлен, когда оно напало на тебя. Днем по замку можно было ходить совершенно спокойно. Что теперь будет я не знаю.

Томпсон вздрогнул, допил грог и поставил кружку на стол.

- Не знаю как ты, но я, если бы собрался туда идти, завязал себе глаза. Сэр Марк говорил, что это чудовище как-то действует на зрение. Так что ночной замок лучше всего изучать через объектив фотоаппарата. Ты сможешь пройти по замку с завязанными глазами?

- Но...

- Можешь или нет? - оборвал Даллина Сэм.

- Да!

- Вот и делай как тебе говорят, - сердито сказал Томпсон. - Тоже мне экспериментатор! - И добродушно добавил: - Ладно, пойдем провожу до ворот. Но лучше бы тебе не ходить - не твое это дело.

- Может и мое, не тебе решать, - Джо поставил кружку на пол, встал и они вышли по двор.

Детектив огляделся. Они находились во внутреннем дворе. Было прохладно. Светила луна, мерцали звезды. Ветер играл в зарослях вереска.

Его машина стояла недалеко от домика сторожа, где жил Сэм и где Джо пролежал два дня.

Томпсон прикрьш дверь, в руках он держал полосу черной шелковой ткани и фотоаппарат.

- Ну что, сэр детектив? Вперед? - Сэм направился к дверям замка. Джо шел за ним, опустив голову и разбрасывая ногой гравий дорожки по сторонам. Какое-то неясное предчувствие охватило его. Он не хотел идти туда, уже не хотел. Первый порыв прошел и сейчас Джо шел туда лишь для того, чтобы не оказаться "сосунком". Они подошли к дверям. Даллин закурил сигарету. Изнутри замка дохнуло холодом, Томпсон поежился.

- Ну что? Еще не передумал? - спросил Сэм. Даллин промолчал. - Ну как знаешь, но я бы не ходил. Прожить всю жизнь в аду и попасть туда после смерти - это как-то не по-человечески. - Дже слушал треп Сэма в впол-уха. Смутное предчувствие все больше и больше оформлялось в нечто страшное, холодное и тяжелое. Еще немного и он бы отказался от своей затеи, но вопрос Сэма вывел его из раздумий и перевесил чашу его сомнений в другую сторону.

- Ну так что? Ты идешь или нет? - старый Томпсон выжидательно смотрел ему в глаза. - Это не лучшее место для вечернего моциона.

Детектив кивнул в ответ.

- Ну что ж, как это говаривал мой знакомый русский, к слову добрый моряк был - "хозяин - барин".

Сэм свернул полосу черного шелка в несколько раз и завязал Даллину глаза, проверил повязку.

- Ну как?

- О'кей, - ответил Даллин и получил в руки фотоаппарат.

- В добрый путь, - было слышно, как Сэм три раза сплюнул. "Еще и перекрестил, наверное, старый черт" - подумал Даллин и шагнул в холод и тьму замка.

III

Джо напряг память и представил в уме план здания.

Вспомнил свои передвижения.

Да, он сейчас стоял на пороге бывшего зала для балов, превращенного Дугласом в картинную галерею.

Даллин сделал несколько шагов вперед и очутился на открытом пространстве. Сразу же он ощутил присутствие в зале кого-то еще. Детектив сбросил оцепенение и двинулся вдоль стены, время от времени щелкая фотоаппаратом.

Нечто двинулось за ним, постепенно приближаясь. Он чувствовал, как взгляд неведомого существа сверлит его спину между лопаток. Напряжение нарастало вместе с желанием сдернуть повязку с глаз. Джо заметил, что ноги его ускорили ходьбу.

Даллин остановился. Еще немного и он перешел бы на бег. Немедленно снять повязку и увидеть неведомого преследователя. Что угодно, только не неведенье, только не слепота.

Сзади послышалось глухое урчание. Джо осторожно подключил вспышку, резко развернулся и нажал на спуск.

Вспышка света разорвала темноту, проникнув даже сквозь плотную темную ткань. Урчание перешло в зловещий рокот.

У Даллина возникло ощущение, что рокот исходит откудато из глубины, из подвалов замка и отдается в пол замка.

Сейчас оно бросится на него. Джо пытался представить своего неведомого противника. Воображение сразу же нарисовало некую помесь медведя, огромной обезьяны и овчарки. Вот могучие, сильные лапы отрываются от пола. оскаленная морда приближается...

Ощущение безотчетного страха овладело им, заполнило мозг и тело. Он бежал, бежал по закоулкам замка, буквально скатывался по лестницам. Лишь благодаря подсознанию он не заплутал и не разбил себе голову, оно вывело его.

Даллин очнулся на крыльце от порыва налетевшего ветра, сорвал с глаз повязку и с удивлением посмотрел на правую руку, пальцы которой судорожно вцепились в фотоаппарат. Сзади из открытых дверей замка выползал холод.

Прочь, прочь отсюда. Он почти бегом преодолел расстояние до крыльца домика сторожа и ввалился внутрь.

IV

Сэм Томпсон сидел на тубарете, прихлебывал из кружки грог и смотрел в огонь. Даллин заперся 'в чулане и проявлял негативы. Старый моряк думал о том, что встретил детектив в замке. Сам он никогда не встречался с ним, но за время одиночества Сэм нашел множество-документов, подтверждающих то, что и до появления Марка Дугласа в замке бьыо не все благополучно. Правда однозначного мнения в свидетельствах "очевидцев", земля им пухом, не было.

Одни называли это - призраком, другие проклятием семьи Роджерсов, третьи - зверем, а четвертые - просто НЕЧТО. Но все они сходились в том, что в замке живет некое существо, или несколько, и живет уже давно. С принадлежностью его к роду Рождерсов тоже не все так уж ясно, ведь изначально замок принадлежал Хьюго Сорктвину - чернокнижнику из...

Тут размышления Томпсона были прерваны истошным криком Даллина. Дверь распахнулась, на пороге стоял Джо.

Волосы его были взлохмачены, глаза блуждали по комнате, лицо исказила гримасса ужаса.

- Оно там! - прокричал детектив. - Оно прошло сюда через это... фотоаппарат, пленка с негативом и пачка фотографий полетели в огонь камина. Томпсон бросился закрывать дверь в чулан. Когда он задвигал тяжелый засов, у него за спиной раздался звук падающего тела. Сэм обернулся.

Джо лежал на полу. Голова его была неестественно выгнута, спина исполосована чьими-то когтями, а рубаха свисала лоскутьями, и из этого кровавого месива торчал костяной шип величиной с указательный палец.

Моряк подошел к Даллину, приподнял его голову. Глаза детектива закатились, он был мертв. Некоторое время Томпсон тупо стоял и смотрел на дверь, за которой находилось нечто. Дверь сотрясалась от ударов и, казалось вот-вот разлетится в мелкие щепки.

- Эх, парень, парень! - В глаза Сэма будто переселилось пламя, бушевавшее в камине. Для Даллина это была страшная смерть, но Томпсон ждал этой встречи и свыкся с мыслью о смерти настолько, что сейчас страх почти полностью отсутствовал, зато вовсю закипала злоба.

- Я уничтожу тебя! - ревел Томпсон, перекрывая шум ветра. Моряк сверкнул глазами в сторону двери и выхватил из печки - камина две пылающие головни. Одну он бросил на кровать, та сразу же вспыхнула, с другой выбежал во двор.

- Я уничтожу тебя! - Внутри дома бушевало пламя.

Сэм остановился посмотреть на результаты своего труда. В доме металось живое существо. Его крики, сначала жалобные, просящие, переросли в озлобленное рычание, доносившееся до Сэма. И будто в ответ на них из замка донесся рокот, слышанный уже Даллиным. Томпсон посмотрел на пылающую головню в своей руке. Огонь уже почти лизал его пальцы, но моряк не чувствовал боли. Он был похож на сумасшедшего: всклокоченная борода, растрепанные волосы, дикий блеск в глазах.

Ропот повторился.

- Я уничтожу все ваше мерзкое гнездо! - Томпсон бросился в замок...

V

В Лондоне с утра шел дождь. Рей Сноу вышагивал на улице, подставляя лицо каплям дождя. Подойдя к газетному киоску он кинул продавцу мелочь и взял с прилавка свежий номер "Тайме".

Сразу же в глаза бросился шикарный заголовок: "Очередные жертвы замка Роджерсов. Замок сгорел, поглотив свою тайну!?" Далее шла статья, в которой сообщалось, что вчера вечером в замке Роджерсов (бывшем национальном музее) произошел пожар. Погибли двое: библиотекарь Марка Дугласа - Сэм Томпсон и частный детектив Джо Даллин. Далее шло нечто вроде посткриптума, а котором сообщалось, что редакция газеты устанавливает, награду в 1000 000 фунтов стерлингов тому, кто отгадает тайну замка Роджерсов.

Рей стоял под дождем тупо уставясь в газету. Мимо шли люди, ехали машины.

Газета промокла и стала распадаться под тяжелыми дождевыми каплями. Скоро Сноу держал в руках лишь небольшой клочок бумаги. "1000 000 фунтов стерлингов тому, кто разгадает тайну замка Роджерсов. Искатели приключений, не упустите свой шанс!!!".

ПОСЛЕДНИЙ

ИЗ

РОДЖЕРСОВ

Ночное небо над замком взрывалось каскадами разноцветных огней. Все в замке бьОш веселы, они радовались возвращению наследника. Он приплыл сегодня из Франции, он вернулся, значит все будет хорошо.

Никто не слышал за шумом празднества, как тревожны были крики чаек, реющих над волнами, а за огнями фейерверков никто не обратил внимания на кровавый закат. Слуги радовались возвращению хозяина, а господа - дорогого их сердцу друга. Они были молоды и им не было никакого дела до того, что предвещала Природа; что сулила Судьба.

Снова и снова наполнялись .кубки и бокалы, и оказывались пустыми. Все выбежали во двор и увидели, как высокий молодой человек с черными, как смоль, волосами, гарцует на ослепительно бедом коне, среди зажженных костров.

Толпа возликовала и разлилась бурными аплодисментами, криками одобрения. Всадник подождал, когда соберется побольше народу, а затем направил жеребца к ближайшему костру. Взяв небольшой разбег, животное перепрыгнуло через огонь.

Толпа взорвалась новым воплем восторга. Молодой человек на скакуне подозвал слуг и отдал им какое-то распоряжение, и те подбросили в огонь еще хворосту. Пламя взметнулось почти на семь футов от земли. Всадник развернул жеребца к костру и пришпорил. Животное не сдвинулось с места. Всадник выхватил хлыст и стегнул коня. В глазах животного мелькнул страх, оно стало на дыбы и выбросило молодого человека из седла, тот едва успел увернуться, чтобы не попасть под копыта.

Жеребец, как ошалелый, понесся по двору, а гости разбегались и прятались по углам. Они не стремились попасть под копыта осатанелому скакуну. Двое из слуг бросились на перерез, но жеребец перепрыгнул через них, едва задев одного из них копытом и тот скорчился на земле от боли.

Неизвестно сколько бы это продолжалось, но пистолетный выстрел расколол воздух, животное упало и забилось в судорогах.

Всадник убрал пистолет за пояс и приказал слугам убрать труп.

- Ген, - крикнул он гостям, - веселье продолжается..

В небо взметнулась новая порция огней.

I.

Всадник мчался по дороге, догоняя карету. Одной рукой он придерживал цилиндр, другой - сжимал поводья и трость. Поравнявшись с каретой, на секунду отпустив цилиндр, молодой человек распахнул дверцу и мгновенье спустя оказался внутри, до смерти испугав пассажирку. Его движения были настолько точны, быстры и выверены, что, казалось, он занимался проделыванием подобных трюков всю свою жизнь. Что ж, в этом была доля правды.

Очутившись в карете, всадник, рукой в белой лайковой перчатке, изящным, благородным жестом приподнял цилиндр и произнес:

- Разрешите представиться - Эндрю Гордон Роджерс.

Дама ослепительной красоты, оправившись от испуга, жеманно поджала губки.

- Не очень-то оригинальный способ знакомства, - сказала она. - И весьма безрассудный.

- Что делать, мадам, но наша семья славится своим безрассудством, несколько вольготно произнес Роджерс. - Но я не собираюсь с вами знакомиться, я приглашаю вас к себе в гости, Элизабет, - лицо молодого человека при этом осталось спокойным. Женщине оставалось только ждать, что кроется за этим спокойствием.

И Элизабет посмотрела на него: во взгляде ее был .явный интерес. Ей понравился этот сильный и смелый, хотя и излишне самоуверенный, молодой человек.

- Вы француз? - спросила она.

- Я долго жил во Франции. Итак, вы принимаете мое предложение?

- Я... Я не знаю, как отнесется к этому мой муж... - смутившись от такого напора, прошептала Элизабет и помрачнела.

- Я приглашаю вас, а не вашего мужа, - настойчиво сказал Эндрю Роджерс.

- Я жду вас завтра у себя в шесть часов вечера.

- Я подумаю, - ответила Элизабет, но молодой человек не дослушав ее до конца, распахнул дверцу кареты и исчез вместе с ворвавшимся порывом ветра, так же внезапно, как и появился.

II.

Эндрю Гордон Роджерс был человеком смелым, безрассудным и влюбчивым. Ревнивые мужья соблазнительных парижанок плюнули на него и давно перестали вызывать на дуэли. Слава Эндрю Гордона, как меткого стрелка, неслась впереди него и успокаивала вспыльчивых мужей прежде, чем те успевали взяться за оружие.

Кроме этого Роджерс был деятельным деловым человеком. И, вернувшись в Англию, принялся за переделку замка своего отца. Под его руководством на месте 'каменной башни, украшавшей двор замка со времени его постройки, был выстроен особняк из самых дорогих пород дерева. Всю старую мебель он заменил новой, более модной.

С утра Роджерс был взволнован и покрикивал на слуг, тыкая их потом во всякие досадные мелочи. Несравненная Элизабет Смит, жена миллионера из Америки, согласилась приехать к нему и он должен был поразить ее.

- Этот шкаф нужно убрать, - сказал Эндрю, осматривая гостиную. - Он портит интерьер.

Двое слуг отодвинули шкафтот стены и за ним обнаружилась каменная дверь, исчерченная кабальными, магическими фигурами и знаками.

- Что это за дверь, Густав? - спросил Роджерс своего управляющего, дородного немца.

- Она ведет в подвал, это все, что я знаю. Но ваш отец запретил открывать ее, - отчеканил Густав.

- Отец умер и теперь хозяин здесь я, - с нажимом произнес Эндрю.

- Как она открывается?

- Сэр, я бы не советовал Вам...

- Как она открывается? - Лицо хозяина покраснело, он не переносил, когда слуги начинали ему перечить.

Густав подошел к светильнику, воткнутому в стену и повернул один из завитков, украшавших его. Дверь вздрогнула и тяжело, со скрежетом, отошла в сторону. Эндрю заглянул в открывшийся проем и в лицо ему дохнуло могильным холодом. Он готов был поклясться, что слышит из подземелья какие-то ни на что не похожие звуки. Роджерс отпрянул назад.

- Закройте его, - сказал хозяин. Густав расторопно вернул завиток на место и дверь закрылась.

-Занавесьте персидским ковром, - немного подумав сказал молодой человек, - а шкаф отнесите в мой кабинет.

Эндрю представил, как будут выглядеть комнаты после таких перемен в их обстановке и в подтверждение своих слов кивнул головой. Слуги принялись исполнять приказание.

А Роджерс, чтобы как-то скоротать время до вечера, отправился на верховую прогулку. Перед глазами все еще стоял образ очаровательной Элизабет Смит, но теперь от него веяло подземным холодом.

III.

Весь день мысли о подземелье не давали ему покоя. Каждую минуту он ловил себя на том, что пытается понять, что за звуки доносились из темноты. Что отец мог там скрывать?

Ноги сами вели его в гостиную и не раз он обнаруживал, что стоит перед дверью, завешенной персидским ковром, а рука его лежит на тайном рычажке.

Но все это отступило на второй план, когда карета Элизабет Смит въехала во двор. А когда она протянула ему свою изящную ручку для поцелуя, то наваждение исчезло вовсе.

Но как только они стали настолько пьяны, чтобы делать безрассудные поступки, когда разум уступил чувствам, оно вернулось. И витало в воздухе назойливой мухой, приставая к Эндрю. Тот отгонял его, но... Как трудно избавиться от этого навязчивого насекомого, так же трудно избавиться от желания разгадать тайну.

Наконец Роджерс сдался. Он подошел к ковру и сдернул его, обнажив дверь. Элизабет тут же подбежала и с любопытством стала рассматривать украшавшие ее магические знаки.

- Куда ведет эта дверь? - спросила она таким тоном, словно молодому человеку следовало открыть существование хода сразу же по ее приезду.

- Не знаю, - пожал плечами Роджерс. - Но мы можем узнать об этом вместе.

Он взял женщину за руку и повернул рьгаажок. Дверь отошла в сторону.

Разгоряченный вином разум не почувствовал необычайного холода, ворвавшегося из подземелья в комнату.

Эндрю вступил на крутую каменную лестницу и, держа в одной руке фонарь, а другой поддерживая Элизабет, стал спускаться.

Лестница была небольшой. Очень скоро они оказались в коридоре, освещенном тусклыми фонарями.

- Это похоже на средневековое подземелье катаров или еще каких-нибудь безбожников, - прошептала Элизабет, прижавшись теснее к Эндрю.

- Вы разбираетесь в истории? - удивился Роджерс. - Куда теперь?

Коридор простирался на обе стороны. Элизабет махнула ручкой налево.

- Ну что ж, возможно мы найдем там клад, - усмехнулся Эндрю и пднял повыше фонарь.

IV.

Они отошли от лестницы ярдов на пять, когда услышали за спиной шорох. Они одновременно остановились и дрожь пробежала по их телам.

Эндрю и Элизабет обернулись. Хмель улетучился моментально. В сорока футах от них темнел человеческий силуэт. Но сколько Роджерс не всматривался в тусклом свете фонарей, не мог различить, что это.

- Густав, это ты? - крикнул он, сделал несколько шагов вперед и поднял свой светильник к потолку.

То, что увидел Эндрю было невероятным. Он увидел самого себя, своего двойника, но без лампы в руках. За спиной раздался истошный крик Элизабет.

- Это мой муж! - взвизгнула она и вцепилась пальцами в плечо Роджерсу. Тот легонько оттолкнул ее, выхватил пистолет и выстрелил. Пуля прошла сквозь двойника. Второй Эндрю Гордон Роджерс сдвинулся с места и двинулся к ним навстречу.

Роджерс сделал шаг назад, закрывая собой дрожащую от страха Элизабет, отбросил в сторону ставший ненужным пистолет.

- Этого не может быть, - прошептал он. - Это галлюцинация.

Это были его последние слова.

На минуту тишину разорвал мучительный крик, полный ужаса и отчаянья, крик Элизабет Смит.

V.

Слуги, слышавшие его, молча переглянулись. Затем встали на колени перед образами святых и перекрестились.

- Он все-таки нарушил повеление отца, - ни к кому не обращаясь сказал Густав. Он, единственный из слуг, решился зайти в гостиную и закрыл дверь в подземелье. Вернувшись, управляющий с помощью двух слуг заколотил дверь...

...К утру все слуги покинули замок, ставший последним пристанищем последнего из рода Роджерсов.

ПРОКЛЯТИЕ

РОДЖЕРСОВ

"Где сумрак запад обволок,

Воздвигла смерть себе чертог."

Э.АПо.

Небо с утра было затянуто тучами. Чайки о чем-то тревожно кричали, кувыркаясь над морем, которое, будто большое черное зеркало, покрытое кое-где пылью волн, простиралось на восток от острова.

Мастеровые, привезенные из самого Рима, заканчивали работу. На лестнице послышались звуки шагов и на смотровую площадку восточной башни поднялся карлик в черном плаще, черном камзоле, черных ботфортах.

- Долго вам еще? - спросил он каменотесов.

- К вечеру закончим, хозяин, - ответил мастер.

"Знали бы вы, кто здесь хозяин", - подумал карлик и бросил взгляд вниз, где у берега на волнах качался корабль. Вечером он уйдет на материк, забрав с собой этих людей и, возможно, они увидят родные берега, а, возможно, и нет.

На все воля хозяина!

Карлик сам не понимал, почему он так привязался к этому человеку, одно упоминание о котором повергало в трепет и священный ужас королей большой земли, человеку, с которым имели дело почти все сильные мира сего, устраивая заговоры друг против друга, и которого они ненавидели. Да, они ненавидели господина, потому что боялись его.

Но карлик оставался верен своему хозяину всегда и везде: во время ли опасного путешествия по Иерусалимской земле к гробу Господню, и когда они замерзали в снегах Тибета, и когда скитались по подземельям храма Кришны, брошенные хитрыми брахманами. Везде его хозяин впитывал тайные знания, сделавшие его опасным противником владык большого мира.

Но сейчас господин карлик жаждал уединения. Он не желал воевать с этими вождишками и их ничтожными армиями. Он хотел сделать вс& сразу, одним махом объединить их в одно единое могучее государство на великом материке. И во главе этого государства будет стоять Он - великий воин и чародей ЭНТОНИ ДЖИЛЛИС РОДЖЕРС.

I.

На море разразился шторм. Он начался внезапно, хотя весь день погода говорила о том, что это должно было случиться.

Карлик стоял у окна и смотрел, как огромные волны бьются об утес, на котором возвышался замок.

- Хозяин, - обратился карлик к высокому седовласому человеку в черной тунике с вытканным на ней золотым драконом. - Не надо было губить этих людей.

- Я в этом не виноват, Спарби, - человек подошел к карлику и положил ему руки на плечи. От порывов ветра туника его заколыхалась, дракон на ней словно ожил и, казалось, он выпускает струи золотого огня. - В играх богов мы лишь пешки.

- Но ты же мог успокоить бурю и помочь беднягам достигнуть земли, карлик повернулся к хозяину и заглянул ему в глаза, но увидел в них лишь тьму, бездонную и всепоглощающую. - Стихиями ведают демоны, а вы знаетесь со многими из них, ведь не зря вас зовут Великий Роджерс.

- Да, я мог бы это сделать, Спарби. Но зачем? Ты не знаешь, что ждало бы их, когда они вернулись. Может быть это хуже чем смерть. Ты становишься сентиментальным, Спарби.

Роджерс отошел от окна и приблизился к камину, подержал руки над огнем.

- Нам пора, Спарби. Мы должны завершить начатое дело и освободить того, кто даст нам власть. - Роджерс направился к одной из стен, повернул едва заметный фигурный крючок рядом с факелом и стена отошла в сторону. Вместе они спустились по длинной узкой лестнице вниз. В святая святых замка Энтони Джиллиса Роджерса.

Пока мастеровые заканчивали башни, Роджерс уже обустраивал подземелье. На каменном столе аккуратно были расставлены коробочки и склянки с зельями, s кожаных сумках, развешанных на стенах, находились трава и коренья для вызова демонов. В клетках пищали и царапались крысы, в больших стеклянных флаконах бились змеи и земноводные.

Но главной достопримечательностью был каменный гроб, стоявший на втором столе. На крышке была высечена надпись на тайном языке жрецов Египта. На то, чтобы расшифровать ее, Роджерсу понадобилось пять лет, но сейчас он помнил каждое слово. "Огонь принесет ему жизнь. Вода и древняя сила снимет заклятие. Но ничто не вернет ему дух.

Только познавший силу древних может совладать с ним и подчинить себе. Просто смертный пусть страшится прИкос-.

нуться к нему, ибо великое зло сокрыто в нем и смерть грозит всякому... Так повелели мы, жрецы Тигра и Евфрата, сокрывшие это зло в твердь земную от благотворных лучей великого Ра".

Карлик и его господин поддели крышку остриями копий и сбросили ее на пол. Плита с грохотом упала и раскололась.

В гробу лежало нечто. Иссохшая мумия то ли человека, то ли зверя была помещена в хрустальный параллелепипед.

Зубы мертвеца сжимали золотую пластину, а глаза прикрывали два серебряных кружочка.

Роджерс взял со стола фиал с какой-то мутной жидкостью и окропил гроб и его содержимое. То, что карлик принял за хрусталь, таковым не являлось. Вещество, в которое была заключена мумия, впитало оброненную влагу и стало холодного голубого цвета, сохраняя прежнюю прозрачность.

Пустой фиал Роджерс поставил на место.

Он прикрепил к скобам по бокам параллелепипеда крючья и поднял его на цепях вверх. По опустевшему гробу побежали трещины и он стал разваливаться на куски, а куски превратились в песок.

С помощью хитроумных блоков Роджерс и его слуга перенесли мумию к большой жаровне, закрепили ее.'Языки пламени лизали "хрусталь". Роджерс бросил в огонь щепоть какого-то порошка и пламя стало фиолетовым, а параллелепипед изменил цвет на розовый. Хозяин приказал Спарби поддерживать огонь и удалился.

II.

Шли вторые сутки с того адомента, как мумия была извлечена из гроба. Цепи, на которых висел параллелепипед раскалились докрасна, серебро расплавилось и заполнило глазницы мумии, золото - покрыло зубы.

Спарби читал толстый фолиант, сидя за столом, и время от времени подбрасывал дрова в огонь жаровни. Он, ежась от страха, смотрел на озерца серебряных глаз мумии и снова возвращался к чтению.

Страх пребывания в одном помещении со злобным, но пока еще мертвым существом, терзал карлика, но он утешал себя. тем, что в подземельях брахманов было еще страшнее.

Там зло было живым. И лишь имея великую силу, чтобы отстоять свою жизнь, и железные нервы, чтобы не сойти с ума, можно выйти оттуда живым.

Но вот, когда карлик в очередной раз подошел к жаровне, чтобы подбросить дров, он увидел, что чудовище ожило. Его сухие руки скользнули по "хрусталю", а серебряные глаза жестко и зло смотрели на Спарби.

Карлик не мог подавить крика, и вопль ужаса разнесся по подземельям замка. Спарби, боясь пошевелиться, буквально остолбенел от страха. А тварь изучала его. Он проникла в его мозг и теперь нещадно потрошила его мысли, воспоминания, все, что он знал когда-то, то что он знает сейчас и, возможно, узнает когда-нибудь" потом. У карлика закружилась голова, его подташнивало. За всю свою жизнь, насыщенную опасностями и подобными встречами, он еще не видел подобного существа. Оно ненавидело все и всех: от света звезд до шороха травы, от людей до мельчайших насекомых, ползавших на земле. Но кто-то разорвал это наваждение. Рядом стоял Роджерс.

- Хозяин, оно ожило, - дрожащим голосом сказал Спарби.

- Я вижу, Спарби, - спокойно ответил Роджерс, глядя на существо, находящееся за толстой стеной из "хрусталя".

С помощью блоков они перенесли параллелепипед в ка^ менную чашу, заполненную водой. Из маленьких отверстий с "юков чаши били - тоненькие водяные струйки, в дне ее тоже было несколько отверстий, так что вода не застаивалась и всегда была свежей. Тварь внутри своей хрустальной чаши сжалась и замерла.

III.

На следующий день Спарби и его хозяин отправились на прогулку. Денек выдался славный. Солнце сияло в небе, одаривая теплом травы, деревья, людей и животных. Где-то под облаками выдавали трели жаворонки.

Хозяин и его слуга ехали на арабских жеребцах к темневшему на горизонте лесу, рядом с которым находилось селение островитян. Туника Роджерса играла от набегавшего ветра и, казалось, дракон на ней взбесился.

- Я стар, Спарби, - неожиданно сказал Роджерс.

-Я рад, господин, что вы наконец это поняли, - спокойно ответил Спарби, но его глаза с тревогой посмотрели на Роджерса. - Но если вы не прекратите заниматься этим чертовым колдовством, то, боюсь, умрете раньше своего часа.

- Не тебе решать, чем мне заниматься, - осадил слугу Роджерс. Каждое его слово пронизывал такой холод, что Спарби поежился. - Я думаю о преемнике, - голос хозяина снова потеплел. - У меня должен быть сын...

- Я радуюсь, хозяин, - глаза карлика весело засверкали. - Это хорошая мысль.

Впереди показалось селение. От крайних лачуг к всадникам шла девушка. Стройная и простоволосая она могла дать фору многим придворным красавицам, которых Спарби видел на большой земле.

- А вот и моя суженая, - сказал Роджерс и пришпорил коня. Как вихрь он налетел на нее, подхватил и перекинул через луку впереди себя.

Спарби с недоумением смотрел на действия своего хозяина.

Затем он увидел, что от селения в их сторону бегут люди, размахивая копьями и луками.

- Возвращаемся, - крикнул Роджерс и они погнали лошадей в сторону замка.

Вернувшись, Роджерс отнес девушку в свою спальню, бедняжка от испуга лишилась чувств/Когда он возвратился, лицо Спарби, видимо, выражало удивление и' изумление действиями хозяина. И Роджерс, пытаясь ободрить его, спросил:

- Ты знаешь, что думают эти дикари, в том селении?

Карлик отрицательно покачал головой.

- Они думают, что ее унес вихрь, - господин усмехнулся.

- Опять колдовство, - Спарби тяжело вздохнул и, привязав лошадей, поднялся в спальню Роджерса.

Девушка пришла в себя и удивленно осматривала помещение, куда попала. Увидев карлика, она вскрикнула. Лицо ее выразило страх, но тут. же снова приобрело удивленное выражение.

- Куда Лея попала? - спросила она.

- Это замок Энтони Джиллиса Роджерса, великого воина и чародея, сказал Спарби и отвесил низкий поклон.

IV.

С момента появления в замке Леи прошло семь месяцев.

Она быстро училась языку, была хорошей хозяйкой. Спарби полюбил свою новую госпожу за ее доброту и ласку, но еще больше он любил ее за то, что она носила в себе сына его хозяина, маленького Роджерса.

Сам же Роджерс в последнее время стал угрюмей и молчаливей прежнего. Подолгу пропадал в подземелье и часами сидел у "хрустального" параллелепипеда. Спарби хорошо помнил свою первую встречу с тварью и поэтому не на шутку волновался за судьбу своего господина. Хватит ли у него сил подчинить себе этого демона?

Каждый раз, спускаясь за водой к чаше, Спарби содрогался от отвращения при виде чудовища. Но оно не было теперь похоже на мумию. В нем теперь жила сила, которой с каждым днем все больше и больше наполнялось его тело.

Руки существа покрывала теперь черная густая шерсть, из пасти торчали клыки, отливавшие в свете факелов золотом.

Неизвестно, откуда бралась у Спарби смелость, но каждый раз, приходя сюда, карлик плевал на "хрусталь" и осыпал тварь всеми мыслимыми и немыслимыми проклятиями.

Но вот однажды, после ужина, Роджерс позвал к себе карлика.

- Спарби, ты должен сходить в селение и найти кормилицу для моего будущего сына, - сказал он.

- Зачем? - спросил недоуменно Спарби, в сердце его закралось сомнение.

- Госпожа Лея умрет?

- Да, - холодно сказал Роджерс. - Так того хочет Такильнотра.

Сомнение карлика переросло в уверенность. Тварь подчинила себе его хозяина, так же как и Спарби. И теперь тварь хочет убить госпожу Лею.

- Я все сделаю, хозяин, - процедил Спарби сквозь стиснутые зубы и уже, будто в упоении осенившей его мыслью, повторил - Я все сделаю... Но хозяин уже не слушал его, он опять спускался в подземелье.

Преодолев все переходы и лестницы, Спарби добрался до комнаты Леи.

- Госпожа, вы должны покинуть замок, - сказал он глотая слова от долгого бега.

- Почему, милый Спарби? - спросила Лея.

- Вам здесь грозит опасность, если вы останетесь, то умрете, - Спарби собрал все ее вещи в тюк, взвалил его себе на спину и поманил свою госпожу за собой. - Вы обещаете мне, Госпожа?

После долгих колебаний Лея ответила: "да".

Они вышли во двор. Спарби отвязал жеребца и помог взобраться на него Лее. Проводил ее до ворот.

- Берегите его, госпожа, и никогда не возвращайтесь^ сюда, этот дом проклят. Скачите, госпожа, скачите, - сказал он и передал поводья Лее. Она хлестнула коня и он пустился вскачь. Карлик некоторое время смотрел ей вслед, затем смахнул слезу и направился в подземелье.

Когда Спарби вошел в подземелье, то сразу увидел фигуру своего хозяина, сидящего у чаши. Он, казалось, был увлечен разговором с этой тварью. И еще, краем глаза, карлик заметил на столе талисман, подаренный его господину тибетскими ламами. Талисман, дарующий его господину власть над всеми демонами земли. Спарби взял талисман и сжал в кулаке. , .

- Хозяин, я пришел сказать тебе, что пора уничтожить эту тварь, пока она не уничтожила нас, - сказал карлик. Роджерс вздрогнул от неожиданности и повернулся к нему лицом. Глаза его светились холодным светом, но в них скрывался дьявольский огонь, неподвластный даже самому Роджерсу. Да и сам Роджерс не принадлежал себе Его душой и телом управлял демон, заключенный в "хрустале".

- Я уже говорил, Спарби, ты становишься слишком сентиментальным, Энтони двинулся на карлика, в руке его блеснул нож.

- Я знал хозяин, что он живет в тебе, но этого больше не будет, Спарби швырнул талисман в огонь.

- Нет! - эхом разнесся по подземелью крик Роджерса.

Вместе с тем, как первые языки пламени коснулись талисмана, по "хрустальному" кокону побежали трещины и он развалился. Тварь вырвалась на волю. Теперь она казалась куда больше, чем раньше.

Спарби, остолбенев от страха, смотрел в серебряные глаза чудовища, его хозяин в бессилии извивался по полу, выкрикивая заклятья и чертя магические знаки. Но ничто уже не могло повредить освобожденному демону. Его черные крылья сомкнулись над ними, и они погрузились в первобытньш мрак и ужас.

V.

Замок ходил ходуном. Скала сотрясалась, рискуя расколоться. Будто наступил конец света, будто все демоны ада собрались на пиршество в замке. То тут, то там в окнах вспыхивали огни и мелькали зловещие тени.

Люди из селения собрались на окраине и смотрели в сторну замка, но никто из них не решился отправиться туда.

Среди них стояла Лея. Она смотрела, как огненные феерверки взлетают над замком и плакала. Она смотрела туда, где полгода прожила с мужем, и где теперь жила Смерть.

Она, как и многие здесь, поняла это. Но в ней жил тот, кому предстояло прославлять имя Роджерсов в веках. В ней жил ребенок ее мужа, бесславно погибшего воина и чародея ЭНТОНИ ДЖИЛЛИСА РОДЖЕРСА.