/ Language: Русский / Genre:sf,

Кашемировое Пальто

Андрей Костин


Костин Андрей

Кашемировое пальто

Андрей Костин

КАШЕМИРОВОЕ ПАЛЬТО

Бабушку Аню знал весь двор. Да что там двор! В тысяча девятьсот дремучем году она, тогда совсем маленькая девочка, вручала праздничный букет самому Отцу Народов. И с тех пор фотография сего счастливого момента красовалась на стене комнаты в старом московском доме поблизости от Патриарших прудов. Красовалась так долго, что если ее снять, можно увидеть, какого цвета обои были прежде. А были они абрикосовые, с изящным рисунком в виде античных ваз. Поверьте, я сам не раз отодвигал эту фотографию, насколько позволяла веревочка, на которой она держалась, и ощущал ностальгию по прошлому. В те далекие времена такие обои полагались, наверное, только членам правительства. Зато теперь, нате вам, шелкография в каждой забегаловке.

Но рассказ не об этом.

...Бабушка Аня вышла из дома во втором часу ночи. В опустевшей после ее ухода комнате важно звякнули старинные напольные часы, о чем-то вздохнул пружинами старый полосатый диван, и в конце коридора утробно заурчал скандалист унитаз.

Впрочем, и сантехническим подробностям здесь не место. Наш рассказ о любви. Наш - в том смысле, что баба Аня рассказала эту историю мне, своему соседу по коммунальной квартире, спустя несколько месяцев, когда уже отцвела сирень, влюбленные пары устали целоваться, а я приехал из командировки.

Итак, возвращаемся к событиям той ночи. Бабаня вышла на "промысел" под покровом темноты: днем она стеснялась собирать пустые бутылки. Конечно, тут вам не спальные районы, где стеклянная тара под ногами валяется в конце трудового рабочего дня, только собирай. Но и в центре можно рассчитывать на кое-какую прибавку к скудной пенсии.

В ту ночь бабушке Ане не везло. То ли погода промозглая, такая промозглая, что бывает только ранней весной, и тогда мужики пива не пьют. То ли конкурент по прозвищу Флакон успел все раньше нее собрать. "Отвратительный этот Флакон, - сказала как-то мне баба Аня, продувая "Camel" на манер папиросы. - Ему на лесоповале бы вкалывать, он же вместо этого здесь паскудничает. А родители его, говорят, приличными людьми были..."

Потусовавшись возле метро, у театра Сатиры и в близлежащих двориках, Аннушка двинулась дальше, и ноги как-то сами собой привели ее к Патриаршим прудам. Хотя было холодно и сыро, но тут вполне могли побывать мужчины, чья жажда пересилит любую непогоду. Опять же - скамеечки поставлены. Сидеть лицом к пруду и пить пиво - что может быть лучше для настоящего мужчины?

Аннушка искала настоящего мужчину всю свою долгую жизнь, да так и не нашла. Первым ее ухажером был сын дипломата. Высокий такой, бледный и худой.

- Нет, - поправила себя бабулька, оглядывая проницательным взором крайнюю скамейку на аллее, - первым был не он.

Пустых бутылок на скамейке, а также возле нее не было. Увы...

Первым был художник Женя. Тоже, кстати, из очень приличной семьи. Опять же у папы-профессора была "Волга" с оленем на капоте, а у сына - доверенность на эту "Волгу"... Но как назло, художник продал папину "Волгу", был квалифицирован как спекулянт и посажен. Не повезло. Жене не повезло, а Аннушке тем более. И с сыном дипломата получилось не очень. Он женился на дочке другого дипломата. Такие дела.

Вторая скамейка тоже не принесла материального удовлетворения. Только пару алюминиевых банок из-под джин-тоника.

На третьей скамейке кто-то сидел.

Баба Аня обошла скамейку с одной стороны, потом с другой. Человек не шевелился.

Любой другой, хотя бы тот же Флакон, миновал бы незнакомца стороной, и уж наверняка бы с ним не заговорил. Зачем искать приключений? Пустая бутылка того не стоит! Но Аннушка не так воспитана. А вдруг человеку плохо? И погода, отвратительная московская погода ранней весной, тут и собака запросто может замерзнуть.

- Эй! - потрясла она неподвижную фигуру за плечо, - Может, "скорую" вызвать?

Пальто, в которое был укутан человек, даже на ощупь казалось шикарным. Мягкое такое, как будто трогаешь персик прежде, чем съесть. И большущее, намного больше человека, который в него кутался.

- Вы живой или нет? - поставила вопрос ребром Аннушка. - Вы... живая или нет? - поправилась она, увидев, что за отворотом мужского пальто скрывается миловидное девичье лицо.

- Живая, не волнуйтесь, - ответила девушка, шмыгнув носом. - Оставьте меня в покое, пожалуйста.

Даже в полутьме баба Аня заметила, что под дорогим черным пальто девушка одета в другое, красное, вполне ей по размеру.

- Нам-то и дела до вас нету, - баба Аня сделала вперед несколько шагов, и вроде бы даже увидела, как под соседней скамейкой ей сверкнула долгожданная пустая бутылка из под пива. Но любопытство взяло верх.

Она вернулась.

- А почему вы в двух пальто? - спросила она. - Может, мода теперь такая?

- Да это не мое пальто вовсе, - со вздохом произнесла девушка.

"Пальто не ее, - промелькнуло в голове у бабы Ани. - А чье пальто? Мужика какого-то. Наверное, развлекались где-то, вот она пальто чужое и стибрила. Хорошее пальто, денег больших стоит. Можно продать, а можно и для себя перешить. А девчонка-то молодая, она для себя с другого мужика пальто снимет. Нет, лучше продать", - окончательно решила Аннушка, и в голове ее созрел план.

- Вот именно пальто мне и надо, - произнесла она сварливым голосом. - А то, понимаешь, зять домой вернулся, выпимши как всегда, а пальто на бульваре забыл. Вот я и прибежала. Вам, девушка, спасибочки, что пальто приберегли, а теперь давайте его сюда. Пойду домой, а то невестка заждалась...

Аннушка запуталась с "родственниками", так как на самом деле никого у нее и в помине не было.

- Это не вашего зятя пальто, - запротестовала девушка. - Это... Это пальто совершенно другого человека.

- А почем мне знать? Пойдем в милицию, там и разберемся, - предложила Аннушка, абсолютно уверенная, что в милицию девушка идти не захочет.

- Говорю вам, это не ваше пальто, - в голосе девушки послышалась мольба.

- У меня, между прочим, свисток есть, - вдруг ляпнула баба Аня. - Я тут сторожихой работаю неподалеку. Хочешь, свистну, милиция сама приедет?

Эх, был бы на самом деле свисток! Баба Аня сунула руку в карман, но там лежали лишь ключи от квартиры.

Девушка по-своему истолковала ее жест.

- Берите, - она решительно встала и сбросила пальто с плеч. Пальто упало на скамейку и там застыло невыразительной темной массой. - Все правильно. Это судьба. Не надо было мне надеяться...

И пошла прочь.

- Судьба, судьба, - машинально повторяла за ней Аннушка, аккуратно складывая пальто и машинально поглаживая его, как любимого кота. - Судьба для всех судьба. Кому копейка, а кому рупь...

Вдруг что-то незримое толкнуло ее в спину, заставило оглянуться...

Девушка стояла у самой кромки пруда.

- Эй! - закричала Аннушка. - Дура! Ты что задумала!

Еще один шаг, и девушка оказалась бы в воде. Но баба Аня уже крепко вцепилась в нее.

- Отстаньте от меня, отстаньте! - словно в бреду повторяла девушка. - Что вам еще надо?

- Дура ты, - баба Аня, тяжело дыша, оттащила ее обратно к скамейке. - Где ж это видано - из-за пальто топиться? Знаешь, милая, если б я из-за таких пустяков руки на себя каждый раз накладывала, то... - она задумалась, что бы тогда было, но так и не решила. - Забирай обратно эту напасть! - воскликнула она, косясь на пальто. - Что я, нехристь что ли, человека погубить из-за тряпки... Успокойся, девонька...

"Девонька" разрыдалась на плече у бабы Ани.

- Я позавчера в гостях была, - начала она свою исповедь. - С подругой. Думала, к приличным ребятам идем. Поначалу все культурно было. Шампанское там, все такие вежливые. А потом парни напились... Я поняла, что надо бежать, на улицу выскочила в одном платье, да и то бретельку порвали. Они за мной. Темно, страшно... Вот здесь они меня почти догнали. А тут - Он...

- Он? - переспросила Аннушка. Ей показалось, что это слово девушка произнесла с большой буквы.

- Да, да, Он, - подтвердила девушка. - Шел прямо по дорожке. "Вам нужна помощь?" - спросил он так вежливо, когда эти трое меня окружили. Представляете, один против троих?! А они здоровые, упитанные. Он первому, который меня за плечо схватил, ка-ак врежет! В общем, я такого и в кино не видела. А убегали они от него, только посмотреть! - на мгновение перестав плакать, она засмеялась.

- А дальше? - поторопила ее заинтригованная Аннушка.

- Он снял с себя пальто, вот это самое, - она кивнула в сторону скамейки, - и накинул мне на плечи. "Еще замерзнете", - сказал. И в это мгновение у него та-акой был взгляд!

- Как же ты в темноте разглядела, какой у него взгляд?

- А вот разглядела. Так может смотреть на тебя только единственный мужчина на свете. Понимаете?

Баба Аня промолчала.

- Я спросила его, по какому адресу вернуть это пальто, а он ответил, что, мол, лучше сам меня найдет. И... и... - слезы мешали ей говорить.

- Ну и что же, не нашел? - спросила Аннушка, когда девушка немного успокоилась.

- Я перепутала! - рыдания возобновились. - Я дала ему свой телефон, но цифры перепутала - нам его неделю как поставили!

- Вот незадача, - покачала головой Аннушка. - Как же вы теперь встретитесь?

- Не зна-а-ю-ю! - слезы опять полились ручьями. - Поэтому и вчера, и сегодня сидела здесь - вдруг он снова мимо пойдет?

- А ребят не боишься, тех, которые...

- На другой день они позвонили подруге, извинились и вещи мои, что в их квартире остались, вернули. А вот он... Он так меня и не нашел.

- Может, оп выпимши был, ничего не помнит? От него пахло?

- От него французским одеколоном пахло... - мечтательно сказала девушка.

- Может, - задумчиво предположила баба Аня, - у него таких пальто - целый гардероб?

Девушка опять принялась плакать и чихать одновременно.

- Да ты, никак, простудилась! - удивилась Аннушка. - Как это в двух пальто можно простудиться, ума не приложу?

- Я вчера пальто в сумке держала, - она вытащила из-под скамейки большой клетчатый баул, столь любимый нашими "челноками".

- Знаешь что, - решительно предложила баба Аня. - Ты езжай-ка сейчас домой, согрейся, чайку попей. А я если какого приличного мужчину тут увижу, тут же твой правильный телефон дам.

- Метро уже закрылось, а на такси денег у меня нет, - призналась девушка.

-Вот незадача... Тогда пойдем ко мне, хочешь? Обогреешься, поспишь до утра. Тут недалеко.

Квартира встретила двух женщин теплом и запахом старой мебели. При свете стало ясно, что у девушки сильный жар: слишком блестели глаза и нездоровый румянец заливал щеки.

- Э, да у тебя температура! - баба Аня приложила ей ко лбу ладонь тыльной стороною. - Надо горячего чаю. А лучше - чего-нибудь покрепче. И под одеяло до утра. Вот незадача - чаю у меня нет, а сосед как назло в командировке.

- Мы тут сидим, а Он вдруг уже мимо прошел? - встрепенулась девушка.

- Не волнуйся, никуда не денется твой принц, - заверила баба Аня. Знаешь, сколько у меня знакомых, которые по ночам работают? Всех предупрежу, вмиг отыщут! А это мысль, - обрадовалась она. - Флакон наверняка не спит. У него-то я чаю и займу, - и она начала снова одеваться.

Флакон жил неподалеку, в полуподвальном помещении дома, где родился и вырос. Просто несколько лет назад, после смерти родителей, родная сестра выставила Флакона из квартиры за тунеядство и неподобающее поведение.

Не прошло и десяти минут, как Аннушка стучала ему в дверь. Звонка там отродясь не было.

- Войдите, открыто!

Голос был решительно не Флакона. Баба Аня вошла. В комнате никого не было кроме мужика в помятой белой рубашке с закатанными рукавами, правда, гладко выбритого. Перед ним стояла непочатая бутылка водки и кружка с горячим чаем.

"Вот что нам надо", - подумала Аннушка и спросила: - А хозяин-то где?

- Вышел, - угрюмо пояснил незнакомец. - На презентацию.

"Эх, будь что будет, - решила Аннушка, - а девчонку надо согреть".

- Вот ведь как, - всплеснула она руками. - А я за должком пришла. Бутылочку он мне должен был. И еще я по-соседски чаю хотела позаимствовать. Наверное, эту водочку он для меня приготовил?

- Это - мое, - сказал мужчина, заметив, куда направлен взгляд незваной гости, и придвинул бутылку к себе поближе.

- Что-то я вас не припомню, - баба Аня сощурилась. - Вы откуда Флакона знаете?

- Сидели вместе, - объяснил мужчина и спрятал бутылку под стол.

- И долго? Сидели-то?

- Восемь лет.

- Понятно... В гости, значит, зашли? - баба Аня решила, что заведя непринужденный разговор, она рано или поздно заставит незнакомца поделиться.

- Не, - неохотно ответил мужчина. - Я у него живу. Временно.

- А что, больше жить негде?

- Выходит, что негде.

- А Флакон-то надолго ушел?

- Сказал, только утром вернется.

Некоторое время баба Аня оценивала ситуацию, прикидывая, насколько опасно приглашать к себе в дом бездомного приятеля Флакона, да к тому же уголовника восемь лет "за просто так" не дают. Но дремавший доселе материнский инстинкт оказался сильнее чувства самосохранения. Во-первых, вдвоем с девушкой они как-нибудь справятся с этим лбом. А во-вторых, той надо и согреться, и как-то расслабиться.

- Знаете, что я предлагаю? - она заискивающе посмотрела мужчине в глаза, Зачем вам пить в одиночестве? Две дамы приглашают вас... но только составить компанию, не более! - уточнила она. - У меня в холодильнике и закуска есть ("Батон хлеба и пять яиц", - уточнила она про себя). Только заварку с собой захватите.

- Да мне и выйти-то не в чем, - мужчина горько усмехнулся.

- Что, кроме рубашки и штанов ничего нет? - изумилась баба Аня.

- Нет, - он явно не был расположен к беседе.

Аннушка решила зайти с другого бока.

- Скажу вам по правде, у меня дома - больная подруга. Она сильно простужена. Горячий чай и немного алкоголя могли бы поднять ее на ноги.

- Я бы в таком случае предпочел аспирин, - заметил мужчина.

- А где он, аспирин-то этот? Он деньги стоит, а у нас подругой, как назло...

- У меня есть, - коротко ответил мужчина. Встал, подошел к стоявшему в углу "дипломату" и достал упаковку заграничного аспирина, - Извините, початая, - он протянул аспирин Аннушке. - я тут тоже немного простыл. И еще вот чай, возьмите.

"Ишь ты, какой чай друзья у Флакона пьют, - размышляла Аннушка на обратном пути, разглядывая необыкновенной красоты жестяную банку. - А водку все-таки не отдал. Алкоголик, наверное".

Дома, заваривая чай с ароматом экзотических фруктов, она рассказала новой подруге про непутевого приятеля Флакона.

- И отсидел, и крыши над головой нет, и даже на улицу не в чем выйти, перечисляла баба Аня, - а ишь ты, не падает духом. Не то что ты. Ну, подумаешь, упустила мужика. Знаешь, сколько еще таких мужиков в твоей жизни будет?

- Таких - не будет, - решительно ответила девушка, грея ладони о кружку с горячим чаем.

- С чего ты это взяла? Ты ведь и видела его всего один раз, да и то в темноте. Наверное, и не узнаешь при встрече.

- Я его почувствую. Это - как будто искра вспыхнула во мне - и я все поняла.

- Молодая ты, - вздохнула Аннушка. - а вот как наобжигаешься об эти искры...

- Вы правы, - вдруг согласилась девушка. - Кто я, в самом деле, для него? Ну, был у него порыв, защитил от навязчивых ухажеров, пальто на плечи накинул... А что он потом вспомнил? Какую-то девку в разорванном платье, за которой пьяные парни гнались? У меня что, на лбу написано, что я в той компании оказалась совершенно случайно? Как я сразу не поняла! Он и не собирался меня искать. Знаете что, - она посмотрела на Аннушку, отхлебнула чай, а потом решилась. - Он сделал доброе дело, и я сделаю. Вот вы только что говорили про бомжа, которому на улицу выйти не в чем, ну, про того, что с нами чаем поделился. Отнесите ему это пальто, а? Я вас очень прошу...

"Вот дура-то, вот дура, - причитала Аннушка, второй раз за эту ночь проделывая путь к убежищу Флакона и таща в клетчатой сумке злополучное пальто. - И я дура не меньше. Да за такое пальто... Эх!"

За дверью слышался голос. Не голоса, а именно один голос, как будто человек разговаривал по телефону. Но в берлоге Флакона отродясь телефона не было.

Аннушка решительно толкнула дверь. Мужчина, говоривший по мобильнику, озадаченно посмотрел на нее.

- Что вам еще от меня надо? - он положил телефон на стол.

- Интересно, - глаза у Аннушки сверкнули, - откуда это у бомжа взялся мобильный телефон?

- С чего вы взяли, что я бомж? - удивился мужчина.

- Сами сказали, что жить негде.

- У меня действительно нет квартиры в Москве. Я здесь проездом, а живу в Сибири.

- На поселении, стало быть, после заключения...

- Какого еще заключения, что вы городите? У меня там завод! Я председатель совета директоров.

- Врете все! А почему остановились не в гостинице, а тут, в подвале?

- Я вырос в этом доме. Теперь нашу квартиру занимают другие жильцы, а мне очень хотелось побывать здесь. Чего ж тут непонятного? Я остановился у своего друга.

- Это Флакон-то ваш друг? С которым вместе сидели? В местах, не столь отдаленных, - уточнила Аннушка.

- Почему - отдаленных? Мы сидели за одной партой. В английской спецшколе, между прочим. А вы что подумали?

- Но если вы такой благополучный, - Аннушка ткнула пальцем в собеседника, - что ж это у вас одежды никакой нет, чтобы выйти на улицу?

- Я не говорил, что у меня нет одежды. Я сказал, что... - он замялся, а потом вдруг нахмурился: - Вам-то, собственно, какое до этого дело?

- Да просто одна глупая особа, узнав, что вам не в чем выйти на улицу, решила пожертвовать очень теплой и дорогой для нее вещью. Но теперь я вижу, вы в ней не нуждаетесь.

- Нет, нет, конечно не нуждаюсь, - он улыбнулся и махнул рукой. - У меня завтра самолет, и я прекрасно доберусь до аэропорта на машине. Вообще-то я должен был улететь еще вчера, но...вылет пришлось отложить. Короче говоря, возвращался я на днях поздно, вижу - хулиганы преследуют девушку. Пришлось вступиться... Она, как я понял с ее слов, была в гостях где-то поблизости, а потом убежала, потому что молодые люди, скажем так, повели себя некорректно. Красивая такая девушка... Она была в одном платье. И я отдал ей свое пальто, чтобы она могла добраться до дома. Вот и вся история. Я отложил отъезд именно потому...

- ...что, хотели вернуть свое пальто обратно? - глаза у бабы Ани хитро заблестели.

- Вовсе нет. Мне обязательно надо еще раз увидеть ту девушку. Мы и разговаривали-то с ней всего пару минут, но это... это было, как...

- Как искра? - подсказала Аннушка.

- Как искра? Да, пожалуй, - согласился он. - Девушка оставила свой номер телефона, вот только он оказался неправильным...

- Бери шинель, - Аннушка решительно бросила сумку с пальто ему на колени. - Пойдем.

- Куда? - он заглянул внутрь баула и изумленно уставился на Аннушку. Откуда у вас мое пальто?

- И прихвати свою пол-литру, - напомнила баба Аня. - Нам будет, что отметить.

х х х

Я вернулся из командировки жарким июньским днем. Только собрался принять душ, как в коридоре нашей коммуналке меня медовым голосом окликнула баба Аня.

Медовый голос, в принципе, не предвещал ничего хорошего. То ли пришли счета за междугородние переговоры, то ли пришла моя очередь мыть пол.

- Заходи, чайку с дороги попьешь. У меня настоящий "эрл грей", прямо из Лондона, - похоже, лексикон бабульки за время моего отсутствия явно расширился.

Не дожидаясь, пока баба Аня закончит громыхать чайником на кухне, я вошел в ее комнату и... остолбенел. На привычном месте знакомой фотографии не оказалось. Теперь со стены мне улыбался не усатый грузин, а миловидная девушка в подвенечном платье. И хотя вокруг зеленела листва, на ее хрупкие плечи почему-то было накинуто большое черное пальто.

- Это что, - я обернулся на звяканье чашек друг об друга, - новая мода на свадебный наряд?

В ответ баба Аня и рассказала мне эту историю.