/ Language: Русский / Genre:det_action, / Series: Солдаты удачи

Успеть Чтобы Выжить

Андрей Таманцев

Вновь читателя ожидает встреча с командой суперпрофессионалов, прошедших чеченскую войну, готовых к выполнению самого невероятного задания... На этот раз `солдаты удачи` оказываются вовлечены в сложную международную интригу, сплетенную неким высокопоставленным лицом. Оболганные, преследуемые, лишенные поддержки и помощи, они бесстрашно вступают в схватку со злом — и побеждают.

Андрей Таманцев. Успеть, чтобы выжить АСТ, Олимп Москва 2002 5-17-004082-2,5-7390-1051-9

Андрей Таманцев

Успеть, чтобы выжить

Вы все хотели жить смолоду,

Вы все хотели быть вечными, -

И вот войной перемолоты,

Ну а в церквах стали свечками.

А.Чикунов

Пролог

Тишина и прохлада собора казались раем после адской жары и человеческой суеты там, снаружи, на улице. А величие, которое древние зодчие создали с таким блеском, заставляло забыть о внешнем мире, презреть его мелочность и тленность, оставляя один на один с вечностью. Именно здесь, под сводами собора Санта Мария дель Фьоре, сотворенного великими итальянцами Возрождения почти семьсот лет назад, и именно сейчас он должен был взять эту паузу, короткий тайм-аут перед финальным ходом.

Огромные колонны, уходящие высоко вверх; мягкий свет, пробивающийся сквозь цветные витражи и рассекающий пространство храма призрачными лучами; полумрак, сгущающийся в нишах — огоньки свечей не могли разогнать его и только подчеркивали таинственность окружающего. Все невольно заставляло остановиться и выпасть хотя бы на миг из ежесекундного напряжения. И он сделал это — аккуратно присел на деревянную скамью и расслабился. Нет, он не собирался замаливать грехи, не собирался наскоро исполнять обязательный обряд добропорядочного католика. Он не был ни католиком, ни вообще глубоко религиозным человеком, просто этот собор, как и православная церквушка с ее запахом ладана и домашним уютом, пробуждал в душе нечто, что не позволяло превратиться в зверя с оружием в руках, как произошло со многими, кого он знал… На соседнюю скамейку плюхнулось шумное немецкое семейство. Фатер, мутер и толстый киндер. И, точно это было для него каким-то сигналом, он поднялся и направился к алтарю.

Перед распятым Христом стояли ящики с белыми свечами. Их никто не сторожил и не продавал: рядом был пристроен медный куб для пожертвований с указанием цены — «500 лир» — вот и все. Прихожане кидали деньги, брали свечи и шли просить у Господа что кому нужно — без всякого контроля. Перед Всевышним не слукавишь.

Бросив деньги и взяв пять свечей — за себя и за тех, кого сейчас рядом с ним нет: за Дока, Артиста, Боцмана и Муху, — он зажег их, поставил рядком и как-то неловко перекрестился по‑православному, справа налево, щепотью. Стоявшая рядом старуха флорентийка с удивлением посмотрела на него.

Замерев на мгновение, он поставил еще две свечи, большие, в красных стаканах, с изображением какого-то святого. Это за Тимоху и Трубача. Упокой, Господи, их души. Вот теперь все.

Он должен был сделать это именно сейчас и именно здесь.

* * *

— Внимание! «Ковбой» поставил у алтаря семь свечей. Это похоже на сигнал.

Всем усилить наблюдение!..

— На ковбоя он не очень-то похож, а?

— Примерно так переводится фамилия этого русского — Пастухов… Все! Он собирается уходить. Давай за ним, а я разберусь со свечами.

— Понял…

Часть первая. Заказ на жизнь

1

Ровно в полдень одного из жарких летних дней, которые не так уж часты в Голландии, в шумный холл отеля «Хилтон-Амстердам» сквозь громадную крутящуюся дверь вошел невысокий, плотного телосложения, человек лет пятидесяти. Строгий костюм английской ткани, седина на аккуратно подстриженных висках и спокойная уверенная походка наводили на мысль о благородном происхождении вошедшего или, по крайней мере, о его достойной профессии. Впрочем, оказавшись в отеле, человек немедленно затерялся среди похожих на него многочисленных постояльцев — в «Хилтоне» заканчивался последний день работы международного симпозиума футурологов, и целые толпы достойных седовласых мужчин благородной наружности заполняли коридоры, холлы и лифты солидного отеля. Но это обстоятельство, похоже, вполне устраивало вновь вошедшего.

Поднявшись на седьмой этаж, человек уверенно прошелся по коридору и скрылся за дверью 732-го номера. Причем без стука или иного предварительного предупреждения, хотя номер этот не снимал и в нем не жил. И в это же самое время внизу, в холле, к стойке портье подошел приветливый молодой человек лет тридцати с небольшим. Легкий спортивный пиджак серого цвета, белая рубашка без галстука и небольшой черный атташе-кейс в руке позволяли причислить его к армии бизнесменов или чиновников. Что-то вроде начинающего преуспевать агента по недвижимости или страхованию.

— Чем могу помочь, сэр? — спросил портье по-английски, безошибочно определив в нем иностранца.

— У вас остановился мистер Глоттер, — уверенно произнес молодой человек.

— Извините, мы не даем информацию о постояльцах, сэр, — сожалеюще извинился портье.

— Да и не нужно, — пожал плечами молодой человек. — Просто передайте ему письмо. — И с этими словами он протянул портье небольшой конверт.

— Хорошо, сэр.

Молодой человек развернулся, словно направляясь к выходу. Но по дороге он на несколько мгновений задержался у зеркала на стене, чтобы проследить внимательным взглядом, как портье кладет конверт в ячейку, и увидеть номер этой ячейки — 732. Легким движением поправив волосы, молодой человек уверенно повернул к лифту. Поднявшись на седьмой этаж, он отыскал нужный номер и в задумчивости остановился неподалеку от него. В этот момент из соседнего, 731-го вышла пожилая чета.

— Дорогой, захвати свои желудочные пилюли, — капризным тоном произнесла старая леди. — Мы пообедаем в городе.

— Захватил уже, — недовольно проворчал джентльмен, похлопав себя по карману. — Опять весь день таскаться по музеям… — Не ворчи, милый, разве не из-за музеев мы сюда приехали?

Джентльмен, ворча что-то под нос, запер дверь, и супруги удалились к лифту.

Как только двери лифта захлопнулись за ними, молодой человек сбросил задумчивое оцепенение и развил бурную деятельность. Он достал из кармана универсальный ключ-отмычку — оказаться в только что покинутом стариками номере было делом нескольких секунд. Заперев за собой дверь, молодой человек поспешно, словно наверстывая упущенное время, открыл кейс и, достав из него специальный микрофон, ловким движением руки прикрепил его к стене, отделявшей 731-й номер от 732-го.

После чего нацепил наушники, быстро настроил аппаратуру и включил магнитофон.

— …Значит, все-таки здесь, в Амстердаме?

— Да, мистер Крымов, Амстердам во всех отношениях подходящее место. Крупный порт. Центр Европы. Отсюда скандал легко срезонирует по всему миру.

— Сроки уже намечены?

— Пока нет. Китайцы тянут, и мы до сих пор не знаем точной даты визита их руководства в Москву. Вы же прекрасно понимаете, что максимальный эффект возможен только в том случае, если наша операция произойдет накануне этого визита. Нужно поставить китайцев в идиотское положение.

— А вы не задумывались, мистер Глоттер, что сведения о подписании в Москве российско-китайского военного договора могут оказаться всего лишь дезинформацией русских спецслужб?

— Это неважно. Нужно отбить у китайцев охоту к подобным договорам раз и навсегда. И потом, если это и дезинформация, то рассчитана она не на нас, военных. Мы-то в курсе реальной ситуации. А вот политики могут струхнуть. Да вы сами все понимаете, мистер Крымов.

— Ладно. Что вам нужно, я понял, а для чего вы это затеяли — мне наплевать.

Я хотел бы напомнить еще раз о моих требованиях.

— Все, о чем мы с вами говорили, мистер Крымов, мое руководство одобрило. В принципе у вас нет поводов для беспокойства, но я готов выслушать вас еще раз.

— Поводов для беспокойства нет только в могиле, да и то если не намечается эксгумация, дорогой майор. Мне нужны гарантии того, что после завершения операции… — Удачного завершения, полковник.

— …Что даже в случае неудачного завершения, но не по моей вине, я буду переправлен в Штаты, где мне будут предоставлены гражданство, иное имя, необходимое прикрытие и полная свобода действий.

— Вы забыли пластическую операцию.

— В этом нет необходимости. Знаете ли, старческая сентиментальность — мое лицо дорого мне как память.

— Как угодно. Что вы считаете гарантией?

— Паспорт и другие документы у меня должны быть уже перед операцией.

— Ну, раз уж вы отказываетесь от изменения внешности, то это не составит труда сделать.

— На том и порешим, любезный мистер Глоттер. А сейчас я вынужден откланяться. Мой самолет вылетает через два часа.

— Вы напрямую в Москву?

— Я не летаю напрямую. Пересадка в Париже.

— Ну что же, мистер Крымов, я рад, что у нас с вами нет взаимных претензий и мы легко понимаем друг друга. Всегда приятно работать с профессионалом.

Разговор закончился. Вскоре хлопнула дверь — представительный джентльмен, вошедший в «Хилтон» полчаса назад, покинул номер 732. Хозяин кейса посмотрел на часы и выключил магнитофон. Тем не менее уходить он не торопился: несмотря на то что интересовавший его разговор закончился, молодой человек продолжал вслушиваться в происходящее за стеной. В соседнем номере было тихо, но, если бы молодой человек мог не только слышать, но и видеть, его взору предстал бы худой черноволосый человек, стоящий у окна и разглядывающий суету на улице у входа в отель. Искушенный взгляд тут же определил бы в нем представителя заокеанской страны развитой демократии. По каким признакам? Трудно сказать. Но есть что-то такое, что отличает американцев от жителей древней Европы. Может, бросающийся в глаза здоровый цвет лица, готовность к белозубой улыбке. Может, отсутствие замечательной европейской небрежной элегантности в одежде… Так или иначе, но майор Бюро стратегического анализа и планирования Объединенного военного командования НАТО Джозеф Глоттер действительно был настоящим американцем, и в данный момент у него не было причин это скрывать.

Сигнал мобильного телефона вывел майора из задумчивости. Он нехотя достал трубку.

— Да.

— Наши коллеги из голландской контрразведки только что сообщили, что минут сорок назад в отель вошел советник по культуре русского посольства Владимир Баданов. По нашему досье, он является заместителем русского резидента.

Глоттер мгновенно подобрался, как будто приготовился к прыжку.

— Какого дьявола я узнаю об этом уже после встречи?!

— Голландцы, сэр. Сорок минут ушло на то, чтобы это сообщение прошло все их инстанции… Впрочем, в отеле проходит какой-то симпозиум, может, это просто совпадение?

Однако Глоттер совершенно не верил в случайные совпадения.

— Он не должен уйти из отеля, — распорядился майор. — Немедленно перекройте все выходы.

— Уже перекрыты.

— Хорошо, Ищите как следует. У него должна быть запись разговора. Только без шума… Сидящий в соседней комнате Владимир Баданов, не медля ни секунды, снял наушники и принялся быстро укладывать аппаратуру обратно в кейс. По всему выходило, что его дела плохи. Самое время было аккуратно убираться отсюда.

Подумав, он положил кассету с записью в карман пиджака, захлопнул атташе-кейс и осторожно выглянул в окно. А выглянув, немедленно увидел, как два черных «мерседеса» резко притормозили у входа в отель и человек восемь одинаковых молодых людей стремительно проскочили в холл. Легкие пути к отступлению были отрезаны. В принципе Баданов, как дипломатический работник, обладал неприкосновенностью и арестовать его не могли. Но кто знает, насколько решительно настроены люди Глоттера? Нет, рисковать нельзя, и первым делом необходимо было избавиться от улик. Придя к такому выводу, Баданов вновь открыл свой кейс и тщательно стер платком все отпечатки пальцев. Закончив эту процедуру, он захлопнул кейс и ногой затолкнул его под шкаф. Ни один суд в мире теперь не докажет, что это его подслушивающая аппаратура. Ну, вот и все. Баданов поспешил убраться из чужого номера. Еще не хватало, чтобы его обвинили в банальной краже.

Уже в коридоре он буквально столкнулся лицом к лицу с Глоттером.

— Добрый день, — чинно поздоровался Баданов по-голландски.

Глоттер механически кивнул и стремительно направился к лифту, а русский советник не менее стремительно пошел к двери пожарной лестницы. И только после того, как американец сделал еще несколько шагов, его вдруг осенило.

Остановившись, как будто он наткнулся на стену, Глоттер обернулся и увидел, что Баданов пустился в откровенный бег. Но майору даже и в голову не пришло бросаться за ним в погоню. Он только выхватил свой телефон.

— Внимание! Объект вышел на седьмом этаже на аварийную лестницу.

Перехватите его внизу. Быстро! Используйте вариант «сердце»… Баданов стремительно несся по аварийной лестнице, одновременно лихорадочно соображая, что ему делать с кассетой. В том, что его возьмут, он не сомневался.

Это только дело времени. Но кассета никак не должна была попасть к ним в руки.

Кассету ждали в Москве. И единственная возможность добиться этого заключалась в том, чтобы спрятать ее пока где-то в отеле. Но делать это нужно было немедленно.

Неожиданно фортуна благосклонно повернулась к русскому разведчику лицом.

Прервав бег на лестнице и повернув на втором этаже в дверь, он оказался посреди большого банкетного зала, где полным ходом шумел заключительный фуршет симпозиума футурологов. Футурологи едва ли не всех стран мира весело пили шампанское, закусывали крохотными бутербродиками «канапе» и увлеченно обсуждали будущее нашей цивилизации. О лучшем месте для передышки Баданову невозможно было и мечтать.

Моментально придав себе беззаботный вид, он схватил с ближайшего подноса бокал с шампанским и с видом внимательного слушателя присоединился к небольшой группе ученых. Время от времени он окидывал взглядом зал, и вскоре его ожидания оправдались — он обнаружил среди футурологов одно знакомое лицо. Подумав про себя, что, несмотря на все многолетние усилия атеистической пропаганды, Бог у русских все же есть, Баданов подошел к знакомому и негромко произнес:

— Герр профессор, какая неожиданная встреча!

Бодрый человек лет пятидесяти при этих словах вздрогнул и побледнел.

Баданов понял, что он узнан.

— Можно вас на пару слов, профессор? — Взяв оторопевшего ученого под локоть, советник по культуре отвел его в сторону. — Я не шучу — вас действительно послал мне счастливый случай.

— Вы что, с ума сошли!.. — прошипел профессор. — Мы же с вами не договаривались о встрече.

— Оставьте, профессор, — строго ответил Баданов. — У меня мало времени.

Слушайте внимательно и запоминайте. Я оказался в затруднительной ситуации.

Возьмите эту кассету и берегите больше, чем все ваши труды. Завтра я заберу ее у вас. Это очень важно.

— Но мы ни о чем таком не договаривались, — испуганно пролепетал ученый. — Я согласился дать вам кое-какую информацию по тематике моей лаборатории, и все!.. Какая кассета… — Вы не просто согласились, — несмотря на улыбку, в голосе советника зазвучал металл, — а были вынуждены согласиться после предъявления известных вам документов. И знаете что, не надо устраивать истерику. Делайте, что вам говорят, и я обещаю, что больше вас беспокоить не будут.

— Я не желаю играть в ваши грязные игры, — совсем вяло пролепетал профессор.

— Уже играете. Кассета у вас на два дня, не больше.

— Но я завтра улетаю во Флоренцию, — просиял ученый.

— Флоренция? — задумался Баданов. — Что ж, так даже лучше. Если я не найду вас до отлета, то вы позвоните из Италии по этому телефону в Россию. — Он достал блокнот и быстро написал номер. — Назовете вот это число — это пароль. Вам должны ответить вот этим числом. Запоминайте. Вы же математик. Договоритесь о встрече, отдадите кассету и уточните: «Амстердам, приурочено к визиту с Востока». Все!

С этими словами Баданов повернулся к сникшему профессору спиной и затерялся в толпе. В то же время в дверях зала появились сосредоточенные молодые люди, что-то выискивающие взглядами. Но Баданов теперь был спокоен — он обезопасил себя как мог. Так что можно было уже не прятаться. Выпив залпом шампанское и поставив пустой бокал на поднос, он решительно направился к выходу из зала, все еще блокированному сосредоточенными молодыми людьми. Невозмутимо пропустив его в холл, молодые люди не спеша двинулись следом. И только когда Баданов проделал больше половины пути до вертящейся двери на улицу, его вдруг нагнал какой-то развязный парень в шортах и гавайской рубашке.

— Хай, Билл! — воскликнул он, хлопнув советника посольства по плечу.

Тот, не останавливая своего неторопливого движения, покачал головой и спокойно ответил:

— Вы обознались… — Прости, дружище, — расплылся в улыбке парень и отошел в сторону.

Баданов продолжил свой путь, но через два шага он побледнел, а еще через шаг пошатнулся. Внезапно его тело пронзила судорога, и, схватившись за сердце, он со стоном рухнул на ковер. Тут же к нему бросились два отзывчивых молодых человека.

— Господину стало плохо!.. — раздался чей-то голос.

— Вызовите «скорую»… Поднялась обычная в таких случаях суета. Какой-то джентльмен буквально выхватил из-под носа портье телефон и принялся накручивать номер вызова экстренной помощи. Видимо, от волнения это у него не получалось, потому что он яростно чертыхался и принимался набирать номер заново. А между тем два отзывчивых молодых человека ловко подхватили русского дипломата и стремительно перенесли его в комнату портье. Причем один из них постоянно приговаривал:

— Я студент-медик. Разойдитесь, ему нужен воздух… Самого портье молодые люди в комнату не пустили под тем же предлогом, что и всех остальных. Им не нужны были свидетели, поскольку в комнате молодые люди тут же обыскали не подававшего признаков жизни Баданова. Но кассету им обнаружить не удалось, и тогда один из них выскользнул прочь.

У ближайшего зеркала его поджидал невозмутимый Глоттер.

— У него ничего нет, сэр, — тихо сообщил молодой человек.

— Вы уверены?

— Да, сэр. У нас мало времени. Через несколько минут прибудет «скорая».

Надо успеть вколоть ему противоядие… — Не надо, — спокойно ответил майор.

— Но, сэр!.. — молодой человек отпрянул в замешательстве.

— Все, уходим, — жестко бросил Глоттер. — Выполняйте.

Через минуту все молодые люди как-то незаметно покинули отель вместе с джентльменом у телефона, который в раздражении пододвинул телефон портье, сказал:

— Сами вызывайте! Не можете нормальный аппарат поставить.

И тоже направился к выходу. А рядом с неподвижным Бадановьм уже суетился врач отеля, пытаясь сделать искусственное дыхание, и где-то на улице завыла сирена «скорой помощи»… Майор Глоттер в отвратительном расположении духа сидел на заднем сиденье «мерседеса».

— Перкинс, предупредите голландцев, чтобы они не проявляли излишнюю прыть, — приказал он человеку на переднем сиденье. — И еще. Этот русский кому-то передал кассету. Это плохо, чертовски плохо. Она ни при каких обстоятельствах не должна попасть в Москву. Необходимо проверить всех участников симпозиума.

— Но, сэр, там было не меньше ста двадцати человек.

— Вот и займитесь этим.

2

Лето во Флоренции обычно бывает не столько жарким, сколько душным. Прошли времена, когда это место в долине реки Арно славилось мягким климатом и военный лагерь легионеров великой Римской империи быстро превращался в чудесный «Город цветов». Увы! Флоренция давно уже перестала оправдывать свое название — каждое лето, вместе со всеми своими мощеными улочками, черепичными крышами и мраморными соборами, она превращалась в настоящее пекло. Зажатый в отрогах Апеннинских гор, город медленно, но неумолимо раскалялся под палящим итальянским солнцем, тщетно дожидаясь хотя бы легкого дуновения ветра.

Но все это было бы еще терпимо, если бы не выхлопы тысяч мотороллеров, автомобилей, автобусов и если бы не два миллиона туристов, пожирающих все вокруг глазами и объективами своих фотоаппаратов. Вот что сделало древний город окончательно непригодным к проживанию. Поэтому местное население, не задействованное в обслуживании туристов, попросту уезжает из Флоренции на лето, оставляя город на откуп любознательным зевакам и богатым бездельникам, поток которых неистощим. Впрочем, это неудивительно — едва ли найдется в мире еще один город, где каждый камень связан с именами Микеланджело и Джотто, Леонардо да Винчи и Данте Алигьери.

Флоренция была переполнена с утра до вечера, и в этом сонмище туристов можно было встретить кого угодно.

Маленькие шустрые японцы в ярких шортах и майках как заведенные щелкали своими картонными одноразовыми «кодаками», снимая все, что попадало в поле их зрения, будь то статуя фонтана Нептуна, синий фургон карабинеров или просто южная облезлая кошка. Их энтузиазму можно было только позавидовать. С одинаковым интересом жители Страны восходящего солнца глазели на бронзового Гермеса работы Бенвенуто Челлини и на устройство сигнализации в галерее Уффици.

Американцы, как правило пожилые леди с розовыми волосами и молодцеватые ветераны среднего и мелкого бизнеса в гавайских рубахах, передвигались группами и ежеминутно сверялись с проспектами, словно постоянно подозревая, что этот лоснящийся гид-итальянец им все время врет.

Встречались и русские. Но теперь это уже были не те опасливые советские туристы, которых встречали с неподдельным интересом (Ха! Во Флоренции не только Микеланджело! Я там видел живого русского, представляешь?), и даже не «красные пиджаки», которым все одно где пить — на фоне Эйфелевой башни или египетской пирамиды, эти нынче обретают душевный покой на модных курортах: там больше ресторанов и меньше бесполезных памятников. Современный русский турист мало отличается от прочих, ну разве что подсознательная тяга к магазинам его все еще выдает да любовь к выпивке… Особенно бывает переполнена туристами всех мастей площадь Сеньории, центральное место Флоренции. И в этот час — душный солнечный полдень 15 июля — на площади Сеньории можно было заметить, если очень постараться, именно такого русского туриста новых времен. Это был молодой мужчина крепкого, но не вызывающего сложения, одетый, несмотря на жару, в черные джинсы и майку с изображением Пизанской башни, перечеркнутой надписью по-английски: «Не пора ли ей упасть?» На шее у русского туриста висел положенный по статусу автоматический «кодак», которым он, впрочем, практически не пользовался.

Одним словом, если этот молодой человек и отличался от остальных двух миллионов своих коллег по отдыху, то только лишь едва заметным выражением озабоченности на лице. Не чувствовалось в нем блаженного умиротворения или полной отрешенности. Русский турист был настороже.

С видом человека, коротающего время между проводами жены и встречей с любовницей, он рассеянно рассматривал окружающие дома и дворцы. На несколько секунд его взгляд задержался на монументальном здании древней ратуши с ее мрачной башней, громоздящейся над площадью, а потом скользнул в сторону колоссальной очереди в картинную галерею Уффици. По губам русского пробежала легкая усмешка. Мол, и у вас, господа европейцы, не без этого… Закончив беглый осмотр достопримечательностей, турист вздохнул, посмотрел на часы и не спеша двинулся в сторону одной из улочек, разбегающихся прочь от площади Сеньории.

Неожиданно оказалось, что этот русский был не единственным человеком, которого мало интересовали чудеса архитектуры: два подтянутых джентльмена со здоровыми американскими лицами внимательно следили за его перемещениями и даже пару раз сфотографировали молодого человека. Теперь же, как только русский турист сдвинулся с места, один из джентльменов поднес запястье правой руки ко рту и тихо произнес:

— Ковбой направился в сторону Виа Калзадоли.

И, соблюдая безопасную дистанцию, оба американца двинулись следом. Им блестяще удавалось ничем не выдать своего присутствия — в самом деле, мало ли людей шатается летом по Флоренции? А объект их внимания тем временем медленно брел в потоке ленивых туристов по узкой тенистой улочке. Но тень совершенно не спасала от жары, разве что солнце здесь не так яростно пекло.

Явно утомленный жарой и оттого рассеянный, молодой человек не торопясь вышел по Виа Калзадоли к величественному собору Санта Мария дель Фьоре, нависавшему над всем городом. Остановившись перед входом, он вдруг вспомнил о своем бесполезном фотоаппарате, болтавшемся на шее.

Фотографировать русскому туристу, кроме себя, было нечего, ибо видами Флоренции он уже обзавелся, приобретя открытки и проспекты. Но не щелкать же свою физиономию, держа фотоаппарат на вытянутой руке? Оглядевшись, молодой человек выбрал брата туриста поприличней и обратился к нему на английском:

— Не может ли сеньор сделать один снимок?

Сеньор, оказавшийся почтенным немцем, с радостью согласился и немедленно сфотографировал молодого русского. Получив желаемый снимок для семейного альбома, объект внимания двух американцев сдержанно поблагодарил за помощь и вошел в собор.

Американские джентльмены переглянулись. Потом один из них, тот, что с фотокамерой, последовал за Ковбоем в храм, а другой, снова пробормотав что-то в рукав, отправился за немцем.

Через десять минут к собору осторожно подрулил «мерседес», а спустя еще три минуты из храма вышел джентльмен с фотоаппаратом и остановился рядом с машиной, не отводя глаз от ворот собора.

— Сидел десять минут, потом поставил свечи, пять простых и две красные, — сообщил кому-то негромко американец в открытое окно автомобиля и вдруг встрепенулся:

— Вот он… Человек в «мерседесе» кивнул и включил рацию.

— Внимание! Ковбой поставил у алтаря семь свечей. Это похоже на сигнал.

Всем усилить наблюдение!..

— На ковбоя он не очень-то похож, а?

— Примерно так переводится фамилия этого русского… Все! Он собирается уходить. Двигай за ним, а я разберусь со свечами.

— Понял.

Джентльмен с фотоаппаратом оторвался от машины и направился вслед за объектом.

Ковбой, он же Сергей Пастухов или просто Пастух, медленно брел в потоке ленивых туристов. В сотый раз он отругал себя за то, что не надел шорты, как все вокруг, — джинсы, да еще черные, не очень подходящая одежда для города, который превратился в финскую баню. Не спасала даже многолетняя привычка носить форму, тоже мало похожую на легкий пляжный костюм. Вот ведь, по Чечне бегал в камуфляже как заводной, а здесь спекся… Пошел уже третий день пребывания Пастуха в Италии. Два предыдущих он потратил на подробное изучение местности — железная спецназовская привычка крепко засела в сознании капитана. Голубков говорил Сергею, что осложнений во время его прогулки во Флоренцию быть не должно. Что ж, это Пастух вполне мог обдумать и принять или не принять во внимание. Но слова своего преподавателя в военном училище — старого подполковника, воевавшего еще в Корее и Египте, о том, что рекогносцировка местности — основа военного дела, не надо было обдумывать: эта заповедь, навсегда отпечатавшись в мозгу, выполнялась автоматически. Даже и тогда, когда, как убеждал Голубков, осложнений быть не должно.

Конечно, Пастух не собирался воевать на улицах древней Флоренции. Во всяком случае, лично он боевые действия начинать первым не предполагал.

Но и не ради отдыха он здесь оказался. Флоренция, без сомнений, чудесна и неповторима. Кто бы спорил. Но созерцание даже таких достопримечательностей не входило в число любимых Сергеем занятий. Он предпочел бы что-нибудь другое. Ему бы с удочкой, да плотвичку потаскать… Увы! Местная Арно больше походила на чеченскую Сунжу, чем на родную Чесну…

* * *

Нет, Пастух здесь, чтобы работать. Он взялся за это, и теперь уже не имеет значения почему. Он взялся, а значит, должен выполнить, чем бы все ни обернулось. И точка. Неделю назад, когда Голубков отправлял его сюда и когда говорил, что осложнений быть не должно, все действительно казалось простым.

Слишком простым.

Но у Сергея тогда не возникло сомнений, достаточных для отказа от этого дела. И потом, если доверяешь человеку, то любые сомнения перестают тревожить, а Пастух доверял Голубкову. Они многим были связаны, и отношения их мало походили на отношения начальника и подчиненного, хотя во всех этих боевых операциях (или специальных мероприятиях, как предпочитали выражаться те, кто их разрабатывал), на которые Пастуха и его команду нанимало Управление, все боевые задачи ставил перед ними Голубков. Но он не давил ни официальностью, ни своим полковничьим званием даже теперь, когда сам стал начальником оперативного отдела Управления.

Сергей не любил слово «наемник», да и название «солдат удачи» не особенно его привлекало. Но пока он полностью доверяет полковнику Голубкову — тому человеку, с чьей легкой руки он и все его ребята стали этими самыми «солдатами удачи», — до тех пор Пастух готов мириться с этой своей ролью.

В конце концов, именно это их доверие Голубкову очищало деньги, которые им платили. Очень большие деньги. Он не сомневался в своих ребятах, но все же в глубине души побаивался, что когда-нибудь они просто привыкнут к большим деньгам и тогда всей его универсальной команде, вместе с ним во главе, станет безразлично, за что брать деньги и с кем воевать. Но он не задумывался над этим, пока доверял Голубкову. А причин не доверять ему пока не возникало, несмотря на тухловатый душок, которым отдавало большинство специальных мероприятий Управления. Поэтому, когда Голубков попросил срочно съездить во Флоренцию, так сказать, выполнить роль фельдъегерской почты, Пастух согласился почти сразу.

Все контакты с Управлением изначально сводились к их общению лично с Голубковым. Никаких удостоверений, званий, планерок или ежемесячной зарплаты в бухгалтерии. Полковник связывался с ребятами, а чаще с Пастухом как с командиром. Связывался и говорил — ребята, мол, надо сделать то-то и то-то, вот что я могу вам рассказать об этом, вот сроки, вот деньги на операцию, вот ваш аванс. И они делали. И нигде это зафиксировано не было. В известном смысле они были независимы, предоставлены сами себе. Они могли сделать так, как считали нужным, и даже серьезно скорректировать задачу — случалось и такое. В принципе они, наверное, могли бы и отказаться от очередного задания, тем более что в устах Голубкова оно никогда не звучало командирским приказом. Но все прекрасно понимали, в какие игры приходится влезать и в чьих интересах. Все знали: то, чем они занимаются, санкционируется едва ли не на президентском уровне и находится вне правил, а иногда и вне законов. Но с них никогда не требовали подписки о неразглашении — поди попробуй разгласи! Дураку ясно, что даже предупреждать не будут. Но взаимное доверие пока сохранялось.

Во всяком случае, у Пастуха и Голубкова. Правда, иногда Сергея одолевало ощущение, что они работают не на государственную спецслужбу, а на какую-то мафиозную структуру. Но кто сейчас разберет, где заканчивается государство и начинается мафия? Лучше об этом вообще не думать, даже и не задумываться. Лучше просто держать ухо востро и вовремя проводить рекогносцировку на местности.

Любой. Всегда. Так надежней.

А тогда, несколько дней назад, в небольшом особнячке Управления Голубков плотно прикрыл за Пастухом дверь кабинета, жестом указал на кожаный диван, а сам плюхнулся в свое кресло за столом. Вполне жизнерадостно плюхнулся.

— Ну, как дела, Сережа? Минут пять поговорили о делах.

— Семья, Константин Дмитрич, в порядке. Вполне прижилась уже в Затопино, кое-какими благами цивилизации обзавелась, вот, собирался дом подремонтировать.

Как ребята? Да так же, как и раньше. Отдыхают. Артист грозится сыграть-таки Гамлета, но дальше угроз дело пока не заходит, по-моему, он скорее какой-нибудь маленький театр купит. Док снял полдома в Переделкино… Да вы ближе к делу, Константин Дмитрич!

Полковник с минуту молчал, раздумывая, а потом достал сигарету, раскурил и наконец сказал, зачем пригласил:

— Есть в Италии один славный городок. Флоренция. Слышал, наверное? Леонардо да Винчи, Микеланджело, в общем, есть что посмотреть… Надо слетать туда на три дня. Ничего сложного, никаких боевых операций. Надо просто встретиться с одним человеком… — Кому надо?

— Мне надо, Сережа, мне. Как у тебя со временем? Сможешь отвлечься на три дня?

— Только давайте без пафоса и таинственности, Константин Дмитрич. Вопрос ведь не в том, смогу я или нет. Вы же прекрасно понимаете, что это не моя работа! Не тот профиль… — Знаю, что не тот, — согласился Голубков, — но мне необходимо, чтобы отправился туда именно ты. С оперативной точки зрения все предельно просто.

Прилетел, встретился и обратно. Но я должен полностью доверять человеку, которого отправляю, понимаешь, какая штука? Полностью доверять. Это не приказ и даже не задание, Сережа, это моя личная просьба к тебе. Только к тебе.

— Только ко мне? Значит, мои ребята… — В них нет необходимости. Я же сказал: все предельно просто.

— Я могу подумать?

— Можешь. Минуты полторы. Пастух усмехнулся:

— И куда только, товарищ полковник, ваша жизнерадостность делась? Все предусмотрел… Ну, будем надеяться, что действительно все предусмотрел. Ладно.

Надо, так съезжу. Выкладывайте.

Голубков кивнул.

— Я знал, что могу на тебя рассчитывать… В общем, так. Поедешь через турфирму, в составе группы. В это время во Флоренции до черта туристов, на тебя никто внимания не обратит. Оденься соответственно, упакуйся… Фотоаппарат есть?

— Есть где-то старый «Зенит».

— Не пойдет. Купи себе автоматическую дешевую «мыльницу». Итак, во Флоренции ты должен будешь встретиться с моим человеком. Он абсолютно надежен, но не профессионал и может наследить. Так что будь осторожен. Этот человек передаст тебе информацию. Очень важную информацию. Ее ты и должен будешь привезти как можно быстрее. Лично мне. Все понял?

— Что именно я буду везти?

— Не знаю, — честно ответил полковник, разведя руками, — это может быть кассета или конверт… Вот здесь подробности. Прочитай и запомни.

С этими словами он быстро набросал своим ровным почерком на листке из блокнота текст и протянул его Пастуху. Сергей прочитал несколько раз, закрыл глаза, запоминая, а потом вернул листок Голубкову, который тут же молча его скомкал и сжег в пепельнице. На листке были перечислены место и время встречи, пароль и прочая обычная для подобных мероприятий информация. Затушив в той же пепельнице докуренную сигарету и разогнав рукой дым. Голубков достал из ящика своего стола пакет и подтолкнул в направлении Пастуха.

— Здесь билеты, паспорт с визой и деньги на расходы… И запомни, Сережа, осложнений быть не должно. Малейшие осложнения означают провал. Тут инструкции будут очень просты: любым способом, любыми средствами, но вернуться. Есть какие-нибудь вопросы?

Любые осложнения означают провал… Что ж, кажется, это и в самом деле предельно просто, как вы изволили высказаться, Константин Дмитриевич!

Впрочем, Пастуха это уже не особенно беспокоило. Он прекрасно понял то, что невольно проскользнуло в словах полковника. Все предельно очевидно: если у Сергея нет оснований не доверять Голубкову, то у Голубкова есть очень веские основания доверять только Пастуху. «Интересно, — подумал Сергей, — а если бы я отказался, стал бы он предлагать это дело моим ребятам?..»

— Что, все так серьезно?

— Серьезней некуда. — Полковник понял, что вопросов не будет. — Через месяц информация, которую ты доставишь, станет для нас чем-то вроде Западной группы войск для бывшего Союза… Я думаю, этого достаточно? Кстати, что касается твоего обычного гонорара, то по возвращении… — Что касается моего гонорара, — перебил Пастух, вставая и забирая со стола пакет с паспортом и деньгами, — насколько я понял, Флоренция славный город и осложнений за три дня произойти не должно. Будем считать, что Управление премировало меня поездкой в Италию… А деньги приберегите на следующий раз — я могу поднять цену.

— Не возражаю, — без тени улыбки сказал Голубков. — Да, и еще. Как только прибудешь обратно в Москву, позвони по известному тебе телефону. Я скажу, куда тебе подъехать. Теперь все.

Голубков пожелал удачи, и Пастух ушел. Ушел, но в голове его засела эта невольная фраза Голубкова: «Что касается твоего обычного гонорара…» Очень не понравилась она Сергею, потому что Управление за проведенную операцию платило обычно пятьдесят тысяч долларов каждому по их негласной договоренности. Не многовато ли «обычных» пятидесяти тысяч баксов за простую встречу с надежным человеком?

Сборы и вылет в Италию прошли без суеты и сбоев, да и знакомство с Флоренцией началось вроде бы гладко. Пастух был уверен, что не допустил ни одной ошибки, он был очень осторожен и внимателен. Никаких «осложнений» пока не обозначилось, но постоянно он ощущал какое-то беспокойство, какой-то тонкий запах опасности, словно волк, учуявший в легком дуновении ветра приближение охотника. И это ему не нравилось… Чем больше Пастух бродил без видимой цели по улочкам дряхлой Флоренции, тем больше его предчувствия получали конкретные подтверждения. Он сразу пришел к неутешительному выводу, что в этом до сумасшествия переполненном городе будет очень трудно работать. Если противник существовал в этой операции, то теперь им мог оказаться любой из тысяч праздношатающихся туристов. Опасности можно было ждать отовсюду. Все ходят без дела, все смотрят по сторонам и друг на друга, у каждого на шее фотоаппарат… Встреча с надежным, но непрофессиональным человеком полковника Голубкова была назначена на паркинге набережной реки Арно. Здесь на улицу, делившую город на две части, выходили фасады старинных отелей, обшарпанных снаружи и безумно дорогих внутри. К отелям время от времени причаливали огромные туристические автобусы, и интернациональные полчища туристов десантировались на каменную мостовую. Вдоль красного кирпичного парапета набережной прямо на тротуаре разложили свой экзотический товар привычные к зною, черные как уголь сенегальцы: пестрые безделушки, фигурки из эбенового дерева, разнокалиберные тамтамы. Все это африканское богатство не имело ровным счетом никакого отношения ни к Италии, ни к эпохе Возрождения, но алчные до экзотики туристы в такие тонкости не вдавались, покупая что предлагают.

Пастух, верный своим правилам, появился на месте немного раньше назначенного времени.

Несколько секунд Пастух изучал группу пыльных парней в рваных джинсах и с рюкзаками за спиной, мирно дремавших прямо на мостовой. Потом перевел взгляд чуть влево. Метрах в ста стоял синий фургон карабинеров. Интересно, это хорошо или плохо? А вот, совсем рядом, стоянка автобусов, которые каждую минуту отъезжают, освобождая место новым. Пастух прикинул, откуда можно ожидать опасности и куда нужно будет в этом случае «делать ноги». Вначале, только попав сюда, он хотел взять напрокат автомобиль, но быстро понял, что это плохая идея — на узких улочках быстрее получалось пешком. Кстати, здесь, на набережной, его внимание привлекли несколько мотороллеров, припаркованных у обочины. Вот что нужно! Этого добра было навалом во всем городе. На двух колесах передвигаются не только подростки, но и прелестные девушки, и солидные синьоры с кейсами, и ветхие, но бойкие старушки, и практически все остальные, включая полицию… На паркинг въехал черный «пежо» с эмблемой фирмы проката автомобилей. За рулем сидел немолодой синьор в очках, похожий на профессора университета, по крайней мере. Пастух представлял себе профессоров именно такими. Заглушив двигатель, «профессор» осмотрелся по сторонам и раскурил здоровенную сигару, а спустя минуту-другую достал газету, развернул ее и погрузился в чтение. Но еще через минуту газета полетела на заднее сиденье. К тому же синьору пришлось открыть окно, ибо к этому моменту салон «пежо» наполнился клубами голубого дыма.

Пастух внимательно следил за действиями профессора — все полностью совпадало с тем, что сообщил ему Голубков.

В то время пока Сергей напряженно всматривался в «пежо», на окраине города внутри трейлера, расположившегося на стоянке, кипела напряженная работа. Майор Глоттер сидел перед пультом оперативной связи — сейчас он был мозгом операции, разворачивающейся на улочках Флоренции. Несмотря на палящее солнце, в трейлере было прохладно — американцы оставались верны своей привычке работать только в условиях максимального комфорта.

— …Вижу Ковбоя. Вышел на набережную Арно… — …Третий, набережную контролирует Африканец. Не высовывайтесь… Глоттер внимательно вслушивался в сообщения, сыпавшиеся в эфир. Ковбой уже третий день таскал их по всему городу, и временами Джозефу казалось, что они уже проворонили его встречу со связным русского дипломата из Амстердама. Тот, кстати, так благополучно и скончался от сердечного приступа, и, похоже, это сошло гладко. Даже если русские что-то и заподозрили — а сам Глоттер обязательно бы заподозрил, не каждый день агенты умирают от приступа прямо на задании, — то виду не подали. Голландские медики подтвердили диагноз. Придраться не к чему.

Смертельно уставший Глоттер отхлебнул ледяной «колы», уже опротивевшей ему за эти дни. Он не позволял себе расслабиться ни на секунду. Здесь, во Флоренции, был его единственный шанс перехватить кассету. С предстоящей операцией он связывал громадные планы, справедливо считая ее успешное завершение поворотным пунктом в своей карьере. Такие операции служили трамплином наверх, и Джозеф не собирался упускать эту возможность.

— …Внимание Первому! На стоянке появился черный «пежо». За рулем профессор Вандерленд, один из участников симпозиума.

— Есть ! — Глоттер в возбуждении хлопнул ладонью по столику, за которым сидел. — Внимание всем! Ковбоя выводим из игры. Незачем с ним потом возиться и портить отношения с русскими. Засветите слежку. Как профессионал, он должен отвалить. Профессора будем брать позже, без свидетелей… Открытое окно «пежо» послужило сигналом, и Пастух собрался было двинуться к автомобилю, как вдруг два туриста демонстративно направили на него свои фотоаппараты, третий достал радиостанцию и принялся что-то говорить, так же поглядывая в его сторону. И тут как пелена спала с глаз Пастуха. Мирная картинка туристического города преобразилась. Расслабленные до этого парни вдруг деловито поднялись с асфальта, и Сергей натренированным взглядом увидел какую-то скрытую слаженность в их движениях. Он вдруг ясно понял, что уже влип в очень неприятную историю, причем вне зависимости от того, поговорит он с этим человеком в машине или просто бросится наутек.

Внезапно Сергей почувствовал себя веселее. Противник обозначился, хотя и было не ясно, кто он. Если разведка, то чья — американцы, израильтяне, китайцы?

Если мафия, то какая — «коза ностра», «каморра», «солнцевские»?

Но так или иначе, Пастух вдруг почувствовал прилив сил, азарт, как перед боем. Некоторые достигали этого состояния, принимая наркотики или алкоголь.

Сергей, видно, был прирожденным бойцом и в допинге не нуждался. Внешне оставаясь все тем же расслабленным туристом, внутренне он был готов к любой неожиданности.

Голубков предупредил его, что любые неожиданности означают провал. Может, в профессиональном шпионаже оно и так. Но, по его, Пастуха, разумению, с появлением противника сражение только начиналось. Он еще поглядит, кто провалится.

Нельзя сказать, что Сергей принял четко обдуманное решение. Оказавшись в незнакомой ситуации шпионской игры и не зная многих ее правил, он просто доверился своему почти что звериному чутью. А чутье это подсказало, что действовать надо как можно быстрее. Сплюнув себе под ноги, Пастух решительно направился к «пежо».

Эти его действия вызвали скрытый переполох среди людей Глоттера.

— Сэр, он идет к профессору, — как-то растерянно сообщил по рации один из джентльменов. Только что получив приказ не трогать Ковбоя, он просто не знал, что делать.

— Как идет? — Похоже, майор тоже не ожидал такого поворота событий. Любой нормальный разведчик, увидев слежку, моментально постарался бы отвалить в сторону. — Вы засветились?

— Да, сэр. Разве что не представились. Этот тип либо слепой, либо дурак… Тем временем Пастух оказался около машины и нагнулся к окну.

— Сорок шесть два нуля.

— Добрый день, — заметно нервничая, ответил профессор. — Тридцать пять девяносто шесть.

— Давайте закончим с этими дурацкими шпионскими ритуалами, — буркнул в ответ Пастух. — К делу. Что вы должны мне передать?

— Вот пленка. — Профессор протянул обыкновенную кассету и нервно огляделся.

— Это передадите только тому, кто вас прислал. Только ему лично… — Я все понял, — перебил его Пастух. — У нас мало времени. Кто-то из нас двоих засветился. Здесь вокруг слежка. Постарайтесь уйти. Удачи… Профессор, побледнев, застыл за рулем автомобиля. На его лице моментально отобразилась вся гамма ужаса и растерянности. Пастух не стал дожидаться, пока до него дойдет смысл сказанного, и двинулся прочь.

— Первый, он взял кассету и двигается вдоль набережной.

Глоттер в трейлере на мгновение задумался. Теперь Ковбой у него в кармане.

Он отдал приказ:

— Африканец работает по плану «бета». Остальные берут Ковбоя… — Майор любил решительные действия.

Прямо перед Пастухом возник давешний джентльмен с фотоаппаратом на шее.

Сергей окончательно почувствовал себя в своей тарелке. Время паролей и переглядываний прошло. Значит, джентльмену в челюсть! Нечего ему здесь делать.

Под кулаком хрустнула скула, и с каким-то обиженным мычанием американец отлетел, словно был картонным. Вот так-то, господа шпионы, делается по-нашему! Не раздумывая, Сергей бросился к мотороллерам и оказался на месте в два прыжка. Он заметил, как неторопливые джентльмены тут же бросились ему наперерез, но решил, что стрелять в толпе они не будут. Подскочив к ближайшей двухколесной машине, Пастух рывком смахнул с нее изумленного владельца, собиравшегося было аккуратно отъехать. Извини, браток, спешу! Двигатель пронзительно взвыл, обдав выхлопными газами первого из запыхавшихся преследователей, и мотороллер рванул на максимальной скорости по набережной. Навстречу движению.

Противник явно не ожидал такой прыти от объекта внимания и по крайней мере в темпе, как говорят шахматисты, уже проигрывал. Набирая скорость среди толпы туристов и стараясь никого не задавить, Пастух бросил взгляд в зеркало заднего обзора и увидел, как на дорогу из какого-то переулка вырулил «мерседес» и устремился за ним… Ну, это вы зря! Кто же здесь на машинах катается!.. Сбросив скорость, Пастух свернул на боковую улочку и промчался несколько кварталов.

Ширина проезжей части здесь не превышала ширины коридора в коммунальной квартире, и джентльменам ничего не светило, даже если они поставят свой «мере» на два колеса.

Пастух тормознул и оглянулся. Убедившись, что ему удалось на некоторое время оторваться от погони, он слез с мотороллера, аккуратно поставил его в ряд нескольких десятков собратьев и смешался с толпой туристов. Жаль было расставаться с этим резвым аппаратом (надо бы в деревню такой купить!), но за угон можно было запросто нарваться на полицию.

Стремительно покинувший поле боя Пастух не видел происходившего на набережной буквально спустя несколько секунд. Профессор оказался действительно непрофессионалом, известие о провале повергло его в шок, отчего он промедлил с отъездом. Сергей еще только вскакивал на мотороллер, как к «пежо» уже подскочил здоровенный сенегалец с какими-то разноцветными тряпками в руках.

— Синьор не желает купить сувенир? Выгодная сделка… — произнес негр на плохом английском.

Профессор тупо посмотрел на предлагаемые тряпки. Последним, что он увидел в своей жизни, был черный ствол пистолета с глушителем. Хлопок — и неудачливый курьер русской разведки отправился вслед за направившим его советником по культуре… Почти час Сергей бродил по улочкам Флоренции, заглядывая в витрины многочисленных лавочек и магазинчиков. Бродил, проверял, все ли спокойно, и напряженно соображал. Осложнений быть не должно! Любое осложнение — это провал!

Стало быть, уже провалились. Интересно, а знал ли Голубков, что осложнения непременно будут? Ладно, об этом потом, во всяком случае инструкции он на этот счет дал исчерпывающие: любым способом вернуться. Хорошенькое дело — где Москва или хотя бы какой-нибудь Брест, а где Италия! Между ними несколько границ… На витрине одного из магазинов, где была выставлена радиотехника. Пастух неожиданно увидел свое лицо на экране телевизора. Фотография в программе новостей демонстрировалась свежая, сделанная уже здесь, во Флоренции, — значит, парень с «кодаком», который схлопотал по роже, зря времени не терял. Точно!

Пастух вспомнил, что заметил его еще у собора. Эх, кабы знать, сразу бы направление к патологоанатому выписал!

Вслед за лицом мелькнули кадры с «пежо» на стоянке, потом труп профессора в реанимационном автомобиле и снова фото Пастуха. Диктор лопотал по-итальянски, но ошибиться было невозможно, и Сергей понял, что дела его плохи: на него повесили убийство. Значит, теперь объявят в розыск, перекроют дороги, и в аэропорт просто так уже не припрешься. В отель тоже возвращаться нельзя — жди джентльменов в засаде. Приходилось срочно принимать какое-то решение и как можно быстрее убираться из этого города. План выстроился в голове за несколько минут, и с этого момента Пастух перестал бесцельно бродить по городу. Теперь он действовал четко и быстро: купил все необходимое, начиная с фонаря и заканчивая простыми, без диоптрий, очками, сменил одежду, чтобы быть окончательно не похожим на свою фотографию, показанную по телевизору. После чего на городском автобусе добрался до окраины города и исчез из Флоренции.

Он шел вдоль шоссе, пересекая поля подсолнухов и пшеницы, а вокруг постепенно спадал дневной зной и начало быстро темнеть. Вскоре над Тосканой окончательно сгустился сумрак и вместе с ночью опустилась прохлада. Идти стало легко. Пастух только пару раз выглядывал на шоссе, но этого хватило, чтобы заметить полицейские патрули, останавливающие машины. Видимо, в этой процветающей стране никому и в голову не могло прийти, что в конце двадцатого века кто-то способен передвигаться на своих двоих. Собственно, это и был план Пастуха. До аэропорта в Ливорно километров сто, но четверть из них он запросто покроет пешком и таким образом заметет следы… Уже далеко за полночь Сергей добрался до небольшого селения. Там не было видно ни карабинеров, ни полиции, ни каких-либо признаков внимания к убийству во Флоренции.

Быстро перекусив в небольшой пиццерии, он снова вышел на шоссе и решил проголосовать. Спустя полчаса какой-то немец-дальнобойщик согласился его подбросить, и остаток пути до Ливорно Пастух продремал вполглаза, развалившись на сиденье мощного магистрального «мерседеса». У аэропорта он оказался в самое подходящее время суток — на рассвете, и теперь ему оставалось сделать последнее усилие, чтобы попасть домой. Как-то сама собой возникала уверенность, что осложнения возникли только на чужой территории, и стоит лишь вернуться, как все утрясется. Обманчивая мысль, но придающая силы… Аэропорт был огорожен бесконечным двухметровым сетчатым забором с колючей проволокой поверху. Но кому, спрашивается, страшен сетчатый забор в мире, где давно изобретены кусачки? Через двадцать минут Пастух уже оказался по ту сторону ограды, успев даже замаскировать свои лаз, а еще через некоторое время он с удобством расположился на крыше ангара, разглядывая окрестности.

Нет сомнений, что если у его преследователей хватило ума застрелить человека среди бела дня в центре миллионного города на глазах у сотен свидетелей и свалить это на него, то уж перекрыть аэропорт они тем более догадаются. Только Пастух вовсе не собирался лезть через аэровокзал на свой рейс. Он собирался найти вариант поспокойней, и теперь, достав бинокль, он выбирал. Среди «джумбо-джетов» и А-300, принадлежащих «Дельте», «Бритиш эрлайнз» и прочим «люфтганзам», Пастух обнаружил родной Ил-76 под загрузкой. Это уже было кое-что подходящее, и он сосредоточил внимание на нем. До грузового самолета с надписью «Транс-авиа» по прямой было километра два, но идти по открытому полю, внаглую, Пастух не рискнул. К чему зря напрашиваться?

Он проследил путь, проделываемый грузовиками, доставлявшими к самолету какие-то коробки. Путь этот пролегал метрах в трехстах от ангара, а нескончаемый ряд складов мог значительно облегчить задачу, прикрывая от чужих глаз.

Дальнейшие его действия нарисовались сами собой, и, не раздумывая больше, чтобы успеть, пока идет погрузка, Пастух спустился на землю. Каждый грузовик при въезде на летное поле притормаживал около какого-то сонного итальянского чиновника, который делал пометки в блокноте и отпускал машину. На это у него уходило секунд двадцать — более чем достаточно для Сергея.

Дождавшись очередной машины, он стремительно нырнул под днище, мертвой хваткой прицепился там и через пять минут, никем не замеченный, оказался у самолета. Пока грузчики-итальянцы перетаскивали коробки в трюм лайнера, Пастух ползком переместился под опущенную аппарель, и теперь ему оставалось самое трудное — проскочить незаметно на борт. Он даже было собрался схватить одну коробку и нахально занести ее внутрь, но в последнее мгновение решил не рисковать. Ему повезло: в какой-то момент грузчики в ожидании задержавшегося фургона отошли метров на тридцать от самолета — перекурить. Два раза приглашать Пастуха не было необходимости. Несколько ловких движений, и он оказался на борту, между штабелями коробок, где его и сам черт не нашел бы. Полдела сделано.

Потянулось нудное ожидание. Ну что ж, подумал он, будем считать это передышкой перед второй половиной дела.

Теперь бы побыстрее добраться до Москвы, и именно до Москвы: неожиданно Пастуху пришла в голову очень нехорошая мысль, что российский самолет совсем не обязательно должен лететь в Россию, что если его зафрахтовали, тогда у него, Сергея Пастухова, есть все шансы оказаться где-нибудь в Западной Сахаре или Перу. Вот это будет номер! Что же тогда, в самом деле, угонять этот самолет, что ли?..

Но вот закончилась погрузка и все стихло, а потом послышались шаги и прямо над затаившимся Пастухом раздались голоса:

— Петрович, ну что, скоро там?

— Скоро. Таможню пройдем и будем запускаться.

— Ну, сейчас геморрой начнется… — Да куда там геморрой! Наши фирмачи макаронников уже подмазали, так что часа через три будем в «Совке».

— Да ну! Таможня, значит, дает добро?

— Вот именно… Послышался смех, и голоса стали удаляться. У Пастуха отлегло от сердца.

Пока что везет. Во всяком случае, этот борт идет домой.

Макаронники оказались «подмазанными» как полагается и трюм вообще не стали осматривать. Что-то полопотали по-своему и свалили. Тут же скрипнула поднимающаяся аппарель, стало темно, и наконец загудели, засвистели двигатели, самолет вздрогнул, задрожал и начал выруливать на взлетную полосу… Когда тяжелая машина, оторвавшись от аэродромного бетона и набрав высоту, легла на нужный курс, дверь кабины пилотов раскрылась и в проеме появилась улыбающаяся физиономия Пастуха.

— Слышь, мужики, где у вас тут отлить можно? «Мужики» остолбенели. Рука командира экипажа медленно поползла к кобуре на поясе.

— Но-но, земляк, — тихо, но убедительно предостерег блатной интонацией Пастух, — не шути.

Через пять секунд все личное оружие экипажа оказалось у него.

— Как вы оказались на борту?

— Каком кверху. Не задавай много вопросов, ты не опер… Я смотрю, мужики, вы на родину намылились? Так нам по пути.

— Я должен сообщить о вас на землю… — Тебе что, летать в загранку надоело? Или жить? Или, может быть, ты давно с братвой не общался? Не форсируй, командир, если хочешь разойтись без базара. — Пастух как бы ненароком поигрывал пистолетом. — Короче, мужики, кладу штуку гринов, и мы в расчете. Я бесследно исчезаю, вы не шумите, и все довольны. Очень советую согласиться.

Трудно сказать, что больше повлияло на экипаж: вооруженный бандит здесь, за спиной, угроза разборок в Москве или все-таки тысяча долларов живых денег. Но так или иначе, а командир согласился.

— Вот и ладушки, — обрадовался Пастух и бросил ему пачку десятидолларовых купюр:

— Держи, земляк. Пушки получите на земле… Кстати, когда мы будем в Москве?

Пилоты переглянулись, и командир со скрытой издевкой ответил:

— Родина у нас большая. Мы, собственно, в Ростов, старичок.

Пастух несколько приуныл. Крюк в тысячу километров никак не входил в его планы.

— Давайте-ка, мужики, на Москву править.

— Парень, у нас не такси. Просто так в Москву не зарулишь.

— А надо. — Для убедительности Пастух поиграл пистолетом.

На секунду он представил себя со стороны и чуть не сплюнул от отвращения.

Этакий ублюдок, каких он привык давить при всякой встрече. Но, к сожалению, это был единственный, а главное, самый быстрый способ достичь цели.

— Ну давай сообщим на землю, что ты взял нас в заложники. Сядем без проблем, — предложил командир.

— Чтобы меня там «альфа» встречала? — ухмыльнулся Пастух. — Нет, ребята, давайте пошевелим мозгами и придумаем что-нибудь поинтереснее.

— Шевели, — пожал плечами пилот.

— Но-но, я сейчас руками пошевелю, — пригрозил Сергей. — Короче, так будем делать. Сообщайте о поломке, крыло там отваливается или пожар.

— Так не делается!.. — вскричал командир. — Какое к черту крыло… — Слушай, земляк, если не хочешь толком придумать, так я сейчас тут все поотрываю. — Пастух красноречиво кивнул на многочисленные провода и трубопроводы.

— Ладно-ладно, не кипятись, — поспешно ответил пилот. — А то мигом на земле окажемся… Слышь, бортинженер, что скажешь?

— Перегрев двигателя? — предложил тот.

— Ну, как водится… Тем более что он наверняка и так перегреется, — вздохнул командир. — Добро, парень, идем на Москву, а там проваливай на все четыре стороны.

— Ведь можете, когда хотите. И чего надо было выгребываться? — улыбнулся Пастух. — Ну, так где у вас все же отлить-то можно?

3

Константин Дмитриевич Голубков нервничал. Такое случалось с полковником нечасто — только тогда, когда ситуация начинала выходить из-под контроля. Чаще всего ему удавалось избегать этого — не зря Голубков в Управлении считался одним из лучших организаторов, за что, собственно, и стал он начальником оперативного отдела, но иногда обстоятельства оказывались сильнее. И самым неприятным в его работе был именно тот момент, когда Голубков начинал ощущать потерю контроля над ситуацией. Ошибиться тут было невозможно, ибо слишком уж четок и однозначен основной признак этого расклада: если вы не предвидите возможные проблемы, чтобы избежать их, а решаете в поте лица проблемы, уже возникшие, и решаете по мере их поступления, значит, контроль над ситуацией вами потерян.

Примерно это и чувствовал сейчас Голубков. Он сидел в своем кабинете в левом крыле старого московского особнячка, принадлежавшего Управлению по планированию специальных мероприятий, докуривал очередную сигарету и посматривал на настольные часы. Пастухов должен был появиться в Москве еще пять часов назад, но до сих пор от него не было никаких вестей. Голубков чувствовал — что-то случилось. Но он не мог вмешаться и как-то повлиять на ситуацию. Он мог только ждать. А что может быть глупее, чем ждать? Вот это и заставляло полковника нервничать. Материалам, которые должен был привезти Пастух из Италии, надлежало не более чем через две недели оказаться у президента на столе, и это означало, что заваривается очень большая политическая каша, а раз так — очень велики шансы запросто в этой каше «свариться». И вот сейчас, когда один из важнейших ингредиентов этой самой каши зависел непосредственно от Голубкова, были совсем некстати какие бы то ни было осложнения. Не зря полковник опасался их с самого начала, потому и отправил во Флоренцию Пастуха; но, отправляя Пастуха, он даже не сомневался, что осложнения возможны лишь минимальные. А тут пять часов! И никакой определенности! Это уже похоже на провал — не то что на осложнение… Дальше просто сидеть и ждать нельзя. Необходимо принять какие-то меры.

И Голубков вызвал к себе капитана Крупицу. Оперативный отдел Управления не располагал большими возможностями. Все-таки это была в основном аналитическая служба, и в случае необходимости Голубков подключал к работе сотрудников ФСБ, внешней разведки или Главного управления охраны Президента. Но и у полковника в отделе имелись оперативные сотрудники, так что многие вопросы Голубков мог решать своими силами. Володя Крупица был одним из таких сотрудников. Еще молодой, чуть за тридцать, но уже заметно лысеющий, он, казалось, больше похож на преуспевающего бизнесмена, чем на капитана оперативного отдела Управления.

Впрочем, наверно, так и должно казаться. Крупица был, как говорят, «в теме».

Голубков с самого начала подключил его к работе, так что теперь полковник мог воспользоваться его помощью. Без лишних, разумеется, объяснений и детализации, но и без опаски.

Когда Крупица появился в кабинете Голубкова, уселся в кресло напротив начальника и Константин Дмитриевич уже собрался озаботить его поездкой в Шереметьево, куда пять часов назад рейсом «Ливорно—Москва» должен был прилететь Пастух, мобильный телефон полковника вдруг ожил и затренькал. Голубков включил его и поднес к уху.

— Да.

— Константин Дмитрии?

Это был Пастух.

Слава Богу! Одной проблемой меньше. Что бы там ни случилось, но по крайней мере неизвестности теперь не будет.

— Ты где?

— Во Внуково. Я только что прилетел.

— Почему такая задержка? Возникли проблемы?

— А разве их не должно было быть?

— Ладно, об этом позже… Сейчас за тобой заедет Володя Крупица. Ты должен его помнить.

— Помню.

— Он привезет тебя ко мне. Все. Жди. Голубков отключился и взглянул на Крупицу.

— Это Пастух, — сказал полковник, — он ждет во Внуково.

— Но он, кажется, должен был появиться раньше? — поинтересовался Крупица озабоченно.

— Он должен был появиться, и он появился, — ответил Голубков. — Поезжай-ка немедленно за ним, Володя.

— Как я его найду?

— Он сам тебя найдет. Жди его на автостоянке. Крупица поднялся. Неожиданно охватившая его после звонка Пастуха озабоченность заставила недовольно наморщить лоб.

— Мне везти его в Гольяново? — спросил он.

— Нет, в Переделкино.

На окраине Москвы, в Гольяново, Управление содержало небольшую, скромно обставленную квартиру — конспиративную точку, где, как правило, и происходили подобные встречи. Но ни туда, ни тем более в административное здание Управления Голубков Сергея везти не хотел. Слишком серьезное было дело, и он опасался лишних ушей и глаз. Гораздо надежней и спокойней было в дачном поселке Переделкино под Москвой, где в распоряжении полковника была казенная дача. Там он сам себе хозяин.

— Понял, — кивнул Крупица и вышел из кабинета.

Быстро спустившись на первый этаж, он махнул на выходе удостоверением и вышел на улицу, на огороженный чугунным забором дворик. Серый, с металлическим отливом «БМВ» послушно щелкнул дверными замками в ответ на сигнал из брелка хозяина. Крупица забрался в автомобиль и после короткого раздумья завел двигатель. Теперь, когда он был в своей машине, а не в кабинете полковника, и можно было расслабиться — уже не озабоченность, не беспокойство, а сильная тревога охватила его.

Крупица вывел машину из дворика и рванул на юго-запад Москвы. Через десять минут беспокойство его вышло из-под контроля, он остановил Маши ну у ближайшего телефона-автомата, вышел и набрал номер.

— Фирма «Грот», — ответили ему, — добрый де… — Крымов у себя? — перебил Крупица.

— Он сейчас занят, что ему передать?

— Соедините меня с ним.

— Но… — Это очень срочно.

Секретарша недовольно вздохнула.

— Как вас представить?

— Владимир.

— Подождите минуту.

В трубке неразборчиво запиликала какая-то музыка, и через полминуты Крупицу соединили.

— Володя, — сразу начал человек по фамилии Крымов, — разве я разрешил тебе пользоваться этим номером?

— Некогда, Андрей Сергеевич, спорить. У меня совершенно нет времени.

— А что случилось? Пожар в Кремле?

— Хуже.

— Хуже? Ну ладно, рассказывай, Володя, что может быть хуже пожара в Кремле.

Только покороче.

— Пастух полчаса назад прилетел в Москву.

— Что?!

— Сейчас я еду его встречать.

— Та-ак, значит, эти кретины все-таки упустили его… — Решайте, что делать. Времени нет. Я должен без пересадок доставить его к полковнику.

На том конце провода повисла короткая пауза.

— Слушай очень внимательно, Володя, — сказал наконец собеседник Крупицы. — И запоминай. Если что, твоя голова полетит первой. Ты это знаешь. Значит, так.

Пастух привез в Москву информацию, которая не должна оказаться в Управлении ни при каких обстоятельствах. Скорее всего, это аудиокассета. Ты должен об этом позаботиться. Поэтому придется тебе воспользоваться кое-какими техническими средствами. Ты помнишь тот пакет, который я отдал тебе на хранение дней десять назад? Он должен был ждать своего часа у тебя дома, в сейфе.

— Я предупреждаю… — Успокойся. Ты просто передашь Пастуху этот пакет и убедишь его отвезти пакет твоему полковнику. Вот и все. Только отправишь ты Пастуха на встречу одного.

— Но я должен сопровождать… — Придумай что-нибудь. А сам заберешь у него кассету и будешь ждать меня. У подъезда своего дома. Ты меня понял?

— Понял.

— Ну вот и хорошо. Не подведи меня, Володя. Крупица со злостью повесил трубку и отправился во Внуково… Облокотившись о металлическое заграждение и покручивая в руке брелком с ключами от автомобиля, Крупица стоял у входа на автомобильную стоянку и терпеливо ждал. Но Сергей Пастухов так и не появился в течение пятнадцати минут.

Еще не хватало проблем при встрече! Крупица решил, что пора проинформировать полковника Голубкова о возникшей паузе, и вернулся к машине.

Но в тот момент, когда он начал осторожно выруливать со стоянки, с заднего сиденья донесся легкий шорох. Надо отдать должное выдержке капитана — он только еле заметно дернулся и бросил взгляд в зеркало, одновременно запуская руку под сиденье, где лежал пистолет.

— Спокойно, без глупостей. Свои, — произнес ровный голос, и Крупица с удивлением обнаружил в своей машине Пастуха собственной персоной.

— Ты?

— Я, я. Для архангела Гавриила еще рановато.

— Но… — Или что, меня не ждут?

Крупица уже пришел в себя, выражение ледяного, непробиваемого спокойствия после легкого замешательства снова вернулась на его лицо, и он недовольно покачал головой.

— Идиотские у тебя шутки, Пастухов. Так недолго и на пулю нарваться.

— Недолго.

— Мы ждем тебя целый день. Твой рейс… — Как видишь, я добрался другим рейсом. Пришлось импровизировать.

— В чем дело? Почему ты самостоятельно изменил первоначальный план?

— Ваш агент убит, а я еле унес ноги. Улавливаешь, насколько плохи ваши дела? — Пастух намеренно сделал ударение на слове «ваши».

Крупица вырулил на шоссе, и его «БМВ» влился в поток машин, бегущих в Москву.

— Рассказывай, — сухо сказал он.

По дороге в город Сергей вкратце обрисовал всю ситуацию. Все, что с ним произошло за эти несколько дней, и с каждым словом его рассказа Крупица становился мрачнее и мрачнее. Невольно создавалось впечатление, что в его представлении результат гораздо плачевнее, чем казалось Пастуху.

Когда Сергей закончил, хладнокровие Крупицы исчезло бесследно.

— Пленка с тобой? — спросил он.

— Со мной.

— Уже лучше. Это все?

— Если вспомню что-нибудь еще, то непременно расскажу полковнику Голубкову.

Так что вези-ка меня к нему, да побыстрее.

Крупица молчал несколько минут, а потом вдруг произнес:

— Значит, так, слушай, — и принялся чеканить слова как по бумажке:

— Дело очень серьезное. Вся операция на грани срыва. Теперь имеет значение каждая минута, потому что придется вносить коррективы. Я вынужден срочно принимать меры для нейтрализации нежелательных последствий… — Это ваши проблемы, — подытожил Пастух. Но Крупица словно пропустил это мимо ушей. Он вел машину по Ленинскому проспекту, но, не доезжая до Октябрьской площади, неожиданно увел ее на боковую улицу и уже через минуту подгонял «БМВ» к подъезду неуклюжего сталинского дома.

— Придется ненадолго заглянуть в одно место. Подождешь меня в машине, — сказал он, остановившись у подъезда и открывая дверцу. — И давай пленку.

— Перебьешься.

Глаза Крупицы недобро сверкнули, но он понял, что спорить с Пастухом бесполезно, и только со злостью захлопнул дверцу.

— Ладно, жди.

Сергей проводил его взглядом, а когда этот разнервничавшийся капитан скрылся в подъезде, устало откинулся на кожаное сиденье.

Между тем Крупица поднялся на третий этаж, отпер стальную дверь и вошел в квартиру. Не снимая обуви, он сразу направился в кабинет, упал там в кресло и, достав дрожащей рукой сигарету, прикурил со второй попытки от настольной зажигалки. Несколько минут он сидел так, пуская струйки дыма в потолок и лихорадочно соображая, а потом расплющил сигарету в пепельнице и потянулся к телефону. Но, только взявшись за трубку, он резко отдернул руку, словно она обожгла его.

Нервно оглядев кабинет, Крупица наконец встал и подошел к книжным полкам.

Небольшое усилие, и полка сдвинулась в сторону, обнажив маленький сейф в стене.

Открыв этот сейф, капитан осторожно, двумя пальцами, вытащил оттуда пухлый и плотный пакет и уложил его в пустой кейс. Пора было уходить, но Крупица задержался в кабинете, словно решаясь, а потом положил кейс и снова взялся за телефонную трубку. Но только теперь значительно решительнее… К черту! Он не собирается трястись от страха из-за этого сраного предателя Крымова! «Андрей Сергеевич, что делать?», «Андрей Сергеевич, будьте любезны!»… Противно! Сейчас у него, Крупицы, есть хороший шанс подставить этого Андрея Сергеевича и отделаться от него навсегда. Правда, придется и Пастуха подставить. Но тут уж ничего не поделаешь — своя жизнь дороже.

И прежде чем покинуть свою квартиру, Крупица сделал один важный звонок куда следует. А попросту говоря, «накапал». И только после этого вернулся к машине, где его ждал Пастух.

— Я связался с Голубковым, — не моргнув глазом, солгал Крупица, садясь в машину. — Прямо сейчас поедешь к нему. Один. Я в Управление. Запоминай адрес.

Переделкино, улица Ленина, дом десять. Возьми такси. Деньги есть?

— Ну… Такой поворот событий был неожиданным для Пастуха. Крупица протянул ему сто тысяч.

— Держи, этого хватит. Сообщи полковнику всю информацию и передай вот это.

Он в курсе.

Сергей получил в руки кейс, недоверчиво осмотрел его и сделал вид, что собирается открыть:

— Что там?

— Бумаги, так удобней.

Пастух открыл. В кейсе лежал пакет.

— А кассету тебе все-таки придется отдать, — сказал Крупица. — Я должен отвезти ее в Управление.

— Перебьется твое Управление.

— Хочешь нарваться на неприятности? Я не имею права оставлять ее у тебя.

— Не утомляй меня, сделай одолжение. Кассету получит только Голубков.

— Хорошо, — нервно вздохнул Крупица. — Тогда при мне положишь кассету в пакет, запечатаешь и напишешь мне расписку. Чтобы я был спокоен.

Пастух молча сделал все, что предложил ему Крупица. Бред, конечно, но ему до смерти надоели все эти шпионские страсти, а потому он не стал спорить.

— Ну вот. А теперь давай, Пастухов, дуй в Переделкино и далее по усмотрению полковника. Все, разбежались.

— Разбежались так разбежались.

Сергей вылез из машины, Крупица коротко кивнул, и его «БМВ» рванул с места.

Через мгновение он скрылся за поворотом… Крупица торопился. После того, что он передал с Пастуховым своему непосредственному начальнику полковнику Голубкову, а тем более после того, что он сообщил по телефону службе собственной безопасности Управления, Крупица должен был во что бы то ни стало обеспечить себе алиби. Иначе ему конец. А сделать это можно было только одним способом — вернуться во Внуково и засветиться там, чтобы ни одна собака не доказала, что он благополучно встретил Пастуха и отвез в город. Поэтому Крупица гнал машину по шоссе прочь от города, туда, откуда только что привез Пастухова. Стрелка на спидометре настойчиво липла к отметке «140», и раз-другой его неосторожные обгоны чуть было не привели к столкновению, но сейчас его это мало беспокоило. Капитан оперативного отдела Управления очень торопился.

В какой-то момент сзади раздались требовательные гудки. Крупица нервно взглянул в зеркало заднего обзора и увидел прямо за собой черный как смоль джип «гранд-чероки». Это было именно то, чего он так опасался, — лицо Крупицы покрылось испариной.

Он попытался было оторваться, но спохватился явно поздно — джип уже с легкостью обходил его, не давая опомниться и осуществить какой-нибудь маневр.

Когда машина преследователей поравнялась с «БМВ», заднее стекло скользнуло вниз и молодой человек с пустыми глазами и каким-то на удивление бесцветным лицом кивком приказал прижаться к обочине. То ли от упрямства, то ли от нерешительности Крупица продолжал гнать, и тогда молодой человек для пущей убедительности показал автомат. Против такого аргумента возражать было трудно. С обреченным видом Крупица подчинился и, сбросив скорость, остановился на обочине шоссе, а джип, синхронно повторив этот маневр, замер у самого капота «БМВ».

Бежать было бесполезно. Под присмотром парня с автоматом Крупица так и остался без движения сидеть за рулем, тупо глядя перед собой. Прошло несколько минут безмолвного ожидания, а потом на шоссе показался здоровенный «мерседес», который на удивление быстро приблизился, притормозил и плавно встал в затылок джипу, так что окна его оказались напротив окон «БМВ». Крупица медленно повернул голову и встретился глазами с пассажиром «мерседеса», который сухо поприветствовал его.

— Ты куда так торопился-то, Володя? — спросил пассажир густым приятным голосом. — Еле догнали тебя.

— Это мое дело. Вас не касается, — уныло произнес Крупица.

— Ошибаешься. У тебя давно своих дел нет. Только чужие. В основном мои… Ну, что нам, через улицу кричать? Лезь, Володя, ко мне. Поговорим.

— Нам не о чем с вами разговаривать.

— Умным людям всегда есть о чем поговорить. Или, может быть, ты не считаешь себя умным?

— Мне осточертели ваши шутки… — Смотри как ты заговорил! А разве ты не должен был ждать меня у подъезда своего дома?

— Послушайте, Андрей Сергеевич, все, что от меня требовалось, я сделал.

Большего от меня требовать бессмысленно — не та должность! А теперь я очень тороплюсь и просил бы оставить меня в покое.

Говоря все это, Крупица очень медленно и осторожно нащупывал под сиденьем свой пистолет. Любыми способами и как можно быстрее выбраться отсюда было его единственным желанием.

— Торопишься? — тот, кого Крупица назвал Андреем Сергеевичем, — понимающе кивнул и вдруг вылез из своего «мерседеса». — Ну что ж, пусть будет по-твоему.

Раз ты отказываешься от моей машины, придется поговорить у тебя. Я не задержу надолго. Всего лишь пара вопросов, и ты свободен… Алексей, проверь-ка нашего торопыгу.

Алексей, который выбрался из «мерседеса» сразу же вслед за Андреем Сергеевичем и уже стоял рядом с ним, неожиданно, каким-то совершенно неуловимым движением вонзил левую руку в открытое окошко «БМВ». Удар пришелся Крупице в голову, свалил его, как бревно, набок, и тут же Алексей схватил и осторожно поднял безвольную руку капитана, в которой был зажат пистолет.

— Никому нельзя верить, — с сожалением произнес Андрей Сергеевич.

Все так же спокойно и молча Алексей вынул ключи из замка зажигания «БМВ», отобрал у Крупицы оружие и скрестил руки за спиной. После этого Андрей Сергеевич сел на заднее сиденье «БМВ» и подождал, когда Володя придет в себя.

Помычав немного и поморщившись, Крупица сел прямо, отирая кровь с губ. Он даже не стал смотреть на Андрея Сергеевича, расположившегося сзади, — все равно это было крайне неудобно. Тем временем пассажир «мерседеса» молча наблюдал за своей жертвой, и в спокойном его взгляде посверкивала неумолимая жесткость.

Крупица не был ни дураком, ни трусом, и если в мире существовал человек, которого он побаивался, то это и был именно тот, кто сейчас сидел за его спиной:

Андрей Сергеевич Крымов.

Крымов вполне был бы похож на работника какого-нибудь музея, вышедшего на пенсию, этакого пятидесятилетнего садовода-любителя, добродушного и начитанного, если бы не его взгляд — жесткий, даже безжалостный взгляд человека, всегда точно знающего, что он делает, и никогда не совершающего ошибок. Он словно давал понять, что весь антураж, который его окружает — дорогие машины, шикарные костюмы, — все это просто дань удобству, не более того, что он не производит, находясь в этом антураже, «крутого», респектабельного впечатления именно потому, что в данный момент и в данном месте он сам считает это излишним. К чему дешевые эффекты? Расчетливость и жестокость приносят ему больше.

— Что вы от меня хотите? — морщась от боли, спросил Крупица.

— Пришел в себя? Ну, вот и хорошо. Так что ты там говорил о своей должности?

— Я сделал все как надо. Это вы облажались с Пастухом. Сами виноваты, что он смог вернуться… — Это у вас, Володя, он Пастух, а у нас — Ковбой. Улавливаешь разницу?

Смотрел, наверное, «Великолепную семерку»? Но ведь ты мне ничего не сказал о великолепной семерке вашего Пастуха.

— А при чем здесь это?! — Крупица был искренне удивлен.

— Я очень сильно сомневаюсь, что он не дал знать своим людям о себе, и я ни за что не поверю, что он не воспользуется помощью своих людей сейчас. А где мне их искать, Володя? Я по твоей милости теряю больше суток!

— Но ведь я отдал ему пакет! Теперь он… — Я хочу иметь надежную страховку, — перебил его Крымов. — Так что постарайся вспомнить все, что ты о них знаешь. Постарайся очень хорошо вспомнить. Теперь тебе только на свою память нужно надеяться. А то, что вспомнишь, записывай вот сюда, договорились?

Андрей Сергеевич достал маленький блокнот, ручку и все это передал Крупице.

Тот несколько секунд молчал, а потом раскрыл блокнот.

— Я знаю только имена, прозвища, которыми они пользуются, и последнее место службы, а адреса… — Пиши, Володя, пиши.

И Володя нехотя вывел в столбик: Сергей Пастухов (Пастух), Иван Перегудов (Док), Семен Злотников (Артист), Олег Мухин (Муха), Дмитрий Хохлов (Боцман), а потом подробный адрес Пастуха, его дом в селе Затопино под Зарайском. Немного подумав, он приписал московские координаты Артиста и закончил их знаком вопроса — мол, могу ошибиться.

— Это все, что я знаю, — сказал он и отдал книжку.

— Кто они? — спросил Крымов. — Вместе служили?

Крупица кивнул и нехотя рассказал о спецназе, об армейской разведке в Чечне, о работе на Управление и тех операциях, в которых команда Пастуха успела принять участие. Когда же он закончил свой краткий обзор и обернулся, то успел краем глаза заметить, как тень опасливых сомнений и одновременно недовольства легла на лицо Андрея Сергеевича. Это было удивительно редкое выражение на его лице.

— И ты молчал? — тихо спросил он.

— А вы не спрашивали.

Секунда — и лицо Крымова приняло прежнее уверенное выражение, а голос спокойствие.

— Ну вот, — сказал он, — видишь, как просто. Теперь тебе осталось только отдать мне кассету, и ты свободен.

— Кассету? — Крупица резко повернулся назад.

— Володя, не делай из меня идиота. Ты что, не забрал у своего подчиненного документ?

— Но Пастухов не является моим подчиненным.

— Меня это не интересует. Я тебя предупреждал.

— Он не отдал ее мне… На лице Крымова появилось выражение крайнего изумления, и он наклонился к самому уху Крупицы:

— Тебе сколько лет? Десять? Пять? Что ты мне за херовину тут рассказываешь?! Что значит «не отдал»?

— Вы когда-нибудь избавите меня от своего присутствия? — устало вздохнул Крупица, у него начала болеть голова, и он отдал бы все, чтобы сию секунду оказаться во Внуково.

— Ну хорошо, — вдруг спокойно сказал Крымов. — Не хочешь со мной разговаривать, не надо. Ты прав. Пора тебя избавить от моего присутствия навсегда. Ты заслужил.

С этими словами Крымов кивнул, и Алексей, который до этого стоял не шевелясь, как памятник, вдруг вскинул из-за спины руку с пистолетом, и в то же мгновение оглушительно грохнули два выстрела. Голову Владимира Крупицы продырявили пули его собственного оружия, забрызгав кожаный салон «БМВ».

Вздохнув, Крымов пересел в свой «мерседес», и его кортеж плавно тронулся с места.

— Ну вот, — сказал он, взглянув на часы, — у нас в запасе есть часа три.

Можем не спешить.

— Что решили, Андрей Сергеевич? — спросил Алексей.

— Этот Ковбой-Пастух, — задумчиво произнес Крымов, — серьезней, чем я ожидал. Если он останется в живых к завтрашнему дню, нам потребуется его надежно вывести из игры. Хотя бы на время.

— А вы уверены, что он согласится?

— А мы подыщем аргумент поубедительнее.

— Какой?

— У него есть жена, Алексей, и мы как раз к ней в гости сейчас и отправимся. Так что он обязательно согласится. Не сомневайся.

— Жена? Ну и что?

Крымов позволил себе улыбнуться:

— Подрастешь — поймешь… Передай-ка лучше координаты вперед. — Крымов достал записную книжку, раскрыл на записях Крупицы и ткнул пальцем в адрес Сергея Пастухова. — Ребята поймут, где это?

— Село Затопино под Зарайском… Поймут. Это, кажется, по Рязанке.

И Алексей связался с джипом.

4

Константин Дмитриевич Голубков сидел у камина переделкинской дачи, арендуемой Управлением, и докуривал сигарету, глядя на огонь. Внезапно сеттер Мартин, лежавший до этого спокойно у ног хозяина, поднял голову, вскочил в напряженном внимании. В то же мгновение с улицы из-за высокого забора послышался гул мотора, который вскоре стих. Хлопнула дверца, и полминуты спустя, раздался стук в калитку. Пес поднялся и побежал на улицу. За ним вышел и его хозяин.

Наконец-то!

Закончившееся ожидание принесло облегчение полковнику, но, как оказалось, ненадолго. Когда Голубков открыл калитку, он обнаружил за ней усталого Пастуха с кейсом в руке. Одного. Без Крупицы. А так быть не должно.

— Здравствуй, Сережа, — кивнул полковник, пропуская Пастуха и бросая беглый взгляд на улицу: машина, подвозившая Сергея, сворачивала за поворот, больше никого, все тихо.

Заперев калитку, Голубков пошел за Сергеем к дому. Следом затрусил Мартин.

— Чай будешь? — спросил полковник, когда они вошли в дом и оказались на большой веранде с огромным столом и плетеными креслами.

— Константин Дмитрия, давайте сначала закончим дела. Кажется, возникли проблемы.

Голубков остановился и внимательно посмотрел на своего посланника:

— Тебя Крупица встретил?

— Скорее я его встретил. Но дело не в этом.

— Что значит — ты его встретил?

— Просто я ждал его в машине.

— То есть Крупица был во Внуково?

— Конечно.

Голубков знал своего капитана, как дисциплинированного офицера, бывшего сотрудника КГБ, и если он должен был привезти к своему начальнику агента, то его не могло сейчас не быть здесь! Между тем Крупицы не было… — Он высадил меня в городе, — пояснил Пастух, — и отправился, как он сказал, «исправлять положение». Я же вам говорю, что возникли проблемы… Да, вот бумаги.

Пастух положил кейс на стол.

— Бумаги? — переспросил Голубков.

— Какие-то бумаги. Он сказал, что вы в курсе. Пленка тоже здесь. Он не доверяет мне. — Пастух усмехнулся. — Устал я, Константин Дмитрич, сутки по всей Европе скачу. Может, присядем?

— Да-да, конечно, пойдем.

Все это было более чем странно.

После короткого раздумья полковник оставил кейс лежать на столе и вслед за Пастухом вошел в гостиную. Там они расположились в креслах у камина, и Голубков закурил сигарету. Десятую за последние три часа. Это было много для него.

— Рассказывай, Сережа, что случилось. С наслаждением растянувшись в кресле, расслабившись, Пастух начал подробно и обстоятельно рассказывать обо всем, что произошло с ним за эти три дня, начиная с посадки в Ливорно и заканчивая дорогой в Переделкино. Голубков слушал его не перебивая.

— Только один вопрос, — сказал под конец Пастух. — Если вы знали о том, что меня будут пасти, почему не предупредили?

— О чем ты говоришь, Сережа… — Вы предлагали обычный гонорар. Это слишком много за простую поездку.

— А что я должен был делать? Ведь я говорил тебе о работе и хорошо знал, насколько она важна. Но даю тебе слово чести, что я не предполагал, насколько она окажется опасной… Черт знает что такое! Они вели тебя с самого начала, а стало быть, знали о тебе заранее!

— Я об этом и говорю. Ладно, проехали, — хмуро отозвался Пастух. — Кстати, эти черти профессионально сработали. Не могу сказать, что сразу заметил слежку.

Так, чувствовал что-то… Ну что, я еще нужен?

— Пока нет.

— Что значит «пока»?

— Ты должен понимать, что дело очень серьезное и с тобой наверняка еще захотят поговорить… Неожиданно раздалась тонкая трель мобильного телефона. Голубков, так и не вышедший на веранду, подошел к кривоногому маленькому столику и взял трубку.

— Да?.. Я понял.

Видимо, ему что-то сообщили или отдали какое-то распоряжение, потому что он ограничился только этими словами и положил трубку. Едва заметная тень озабоченности пробежала по его лицу и исчезла. Он на мгновение задумался, а потом перевел взгляд на Пастуха:

— Сережа, ты говорил, что Крупица отправился в Управление.

— Он мне сам так сказал. А в чем дело, Константин Дмитрия?

— Ты ничего не путаешь?

— Нет. В конце концов вам лучше знать, куда он делся.

— Почему?

— Потому что он с вами разговаривал по телефону перед тем, как мы разбежались.

Голубков молча прошелся до своего кресла и снова сел.

— В чем все-таки дело, Константин Дмитрич? — встревоженно спросил Пастух.

— Дело в том, что он не мог уехать в Управление. Он кадровый разведчик. Ты прекрасно знаешь, что у нас так не поступают… — Это ваши проблемы, — с неожиданным раздражением перебил Пастух, — и если ваш зам поступает так, как не надо, сделайте выговор своему отделу кадров!

— Это еще не все, Сережа. Дело в том, что Крупица не звонил мне. Понимаешь?

— Об этом вам только что по телефону сказали? — Пастух кивнул на кривоногий столик.

— Мне не до шуток сейчас… — Тогда разбирайтесь, Константин Дмитрич, со своим Крупицей сами! И не надо меня впутывать в ваши проблемы, я свою работу сделал!

— Я еще не все рассказал, Сережа. Послушай меня внимательно. — Встревоженность Голубкова словно неожиданно вырвалась наружу, и он больше не скрывал ее. — Я не должен тебе этого рассказывать, но не могу позволить себе молчать. Только что мне сообщили, что я обязан тебя задержать до приезда людей из службы собственной безопасности Управления. Они сказали, что возникли серьезные осложнения и им необходимо задать тебе несколько вопросов.

— Прекрасно, пусть едут. Чем смогу — помогу.

— Боюсь, что ты что-то недоговариваешь.

— Мне скрывать нечего.

— Сережа, неужели ты не понимаешь, насколько это серьезно? Неужели ты не понимаешь, что они тебя в чем-то подозревают! Что случилось?

— Вы меня подозреваете, Константин Дмитрич, вы. Или уже забыли, что сами там работаете?

— Не кипятись. Давай во всем спокойно попробуем разобраться, пока их нет.

Расскажи мне еще раз все, что было… — Неужели вы думаете, что я веду какую-то свою игру? Что я скрываю что-то?

Ну уж нет! Теперь я из принципа дождусь ваших головорезов и сам выясню, какие там у них проблемы возникли… Это мы еще посмотрим, кто из нас с ошибками пишет… — Сергей!..

Голубков не успел возразить. К дому подъехал автомобиль, и, услышав его приближение, они оба замолчали и переглянулись. Сеттер Мартин снова бросился к двери.

— Сережа, не глупи, — тихо сказал полковник и пошел вслед за псом.

Пастух поднялся из кресла, но остался стоять в центре гостиной. Вскоре он услышал на веранде шаги и приглушенные голоса. Дверь открылась, в гостиную вошел Голубков, а за ним Сергей увидел и приехавших. Их было двое. Один, плотный, бритый наголо, остался на веранде, а другой, чуть повыше ростом, с жиденькими усами, вошел вслед за полковником и остался в дверях.

— Капитан Пастухов? — недобро спросил «усатый», как будто в комнате был кто-то еще.

— Смотри-ка догадливый какой, — буркнул Пастух.

— Не надо хамить, Пастухов. Не усложняй себе положение.

— Вот как? Может, потрудитесь объясниться?

— Некоторое время назад, — потрудился объясниться «усатый», — нам позвонил Крупица и сообщил, что ты угрожал ему, нанес увечья и завладел его оружием. Он подозревает тебя в предательстве и опасается за жизнь полковника Голубкова. Мы обязаны выяснить все обстоятельства и допросить тебя. Пошли, Пастухов… — Не кажется ли вам, Константин Дмитриевич, — усмехнулся Пастух, — что это больше похоже на арест?

Полковник промолчал.

— Ну! — поторопил «усатый». — Только без резких движений. Спокойно выходишь и садишься в машину, понял?

Пастух не двинулся с места. Он чувствовал, что если эти ребята будут настаивать, то придется их немного помять, потому что другого выхода у него теперь не было.

Прошла секунда.

«Усатый» напрягся, и как-то непроизвольно рука его чуть потянулась к кобуре под расстегнутым пиджаком.

— Одну минуту, — сказал вдруг Голубков. — Сережа, ты передал мне пакет от Крупицы. Что там?

— Бумаги.

— Какие?

— Понятия не имею. Только не забудьте, что там еще кассета.

— В таком случае… Ребята, расслабьтесь. В ковбоев будете играть на улице, ясно?.. Итак, если ты не знаешь, что там, я обязан это проверить немедленно.

— Мы сами проверим, — тут же вставил «усатый». — Где пакет? В дипломате на столе? Петр… Лысый Петр, безмолвно стоявший на веранде, взял со стола кейс и открыл его.

— Это просили передать лично полковнику Голубкову, — напомнил Пастух.

— Заткнись, Пастухов.

Тем временем лысый Петр уже достал толстый пакет из кейса и, не обращая внимания на недовольство Голубкова и на сеттера, крутившегося на веранде, решительно впился в него пальцами, собираясь вскрыть. Они все так и стояли — лысый у стола с пакетом, сеттер Мартин в его ногах, усатый у косяка двери в гостиную, Голубков рядом с ним и Пастух в центре гостиной у кресел. В то мгновение, когда лысый вскрыл пакет, раздался оглушительный взрыв, полыхнуло пламя, и дом содрогнулся от грохота и звона стекол… После взрыва Пастух очухался первым — слава Богу, он был дальше всех от этого конверта — и выглянул из-за перевернутого кресла. Результат оказался плачевным: веранду разворотило вместе со всей плетеной мебелью, бедного Мартина разорвало на куски, а лысого Петра с раздробленной рукой выбросило на улицу.

Весь в крови, он лежал там без движения и звука. «Усатому» повезло больше. Он хоть и стонал, ворочаясь у дверей гостиной, но все-таки был жив. Голубков же, как и Пастух, почти не пострадал, если не считать легкой контузии и шока от происшедшего. Он поднялся, стряхнул с себя щепки, осколки и пыль, оглянулся на уже стоявшего сзади Пастуха, и на какое-то мгновение во взгляде его проскользнула растерянность.

В наступившей тишине стало слышно, как по всему поселку яростно залаяли собаки и завыла автомобильная сигнализация.

Вдруг на веранде появилась какая-то фигура, под чьими-то торопливыми, но осторожными шагами захрустели стекла. Спустя секунду в гостиную быстро вошел крайне обеспокоенный человек.

— У вас здесь что, война началась? — спросил он.

— Точно, — глухо отозвался Пастух, — и боюсь, что обвинять в этом будут меня… Черт! Ловко они меня подставили. В таком дерьме я еще не был… Док, посмотри полковника, по-моему, его зацепило.

— Сам-то как?

— Нормально.

Хмурый Голубков показал Доку окровавленную руку.

— Ерунда. Царапина, — сказал Док, — стеклом задело. Промойте и забинтуйте.

— Все-таки, Сережа, ты не один пришел, — почему-то с обидой сказал Голубков Пастуху.

— А что мне было делать? Меня крепко подставили, Константин Дмитрия, а ваши головорезы даже собирались арестовать, и я очень сильно сомневаюсь, что они ограничились бы допросом. Нет?

— Ты не доверяешь мне?

— Не знаю. Во всяком случае, до тех пор, пока я не выясню, что произошло, я смогу доверять только своим ребятам… — Пастух усмехнулся:

— Вы, кажется, говорили, что они мне не понадобятся?

— Пастух, пора, — вставил Док.

— Иду.

— Подожди, Сережа… — Нет, полковник, теперь каждый за себя. И запомните, очень хорошо запомните одну вещь: это не я, а Крупица начал какую-то игру. Найдите его! Все.

Пошли.

Пастух и Док быстро выбрались из полуразрушенного дома. Когда они скрылись за забором, полковник взглянул на свою руку, матюгнулся, достал носовой платок и обмотал ладонь. И прежде чем что-либо делать дальше, он подумал вот о чем: то, что лысый Петр вскрыл конверт, — чистая случайность. Конверт предназначался ему, Голубкову, собственной персоной. А значит, на его месте сейчас должен был лежать он, полковник Голубков. Это факт неоспоримый и очень важный — он вполне мог полностью прояснить ситуацию. Да, здесь было над чем поломать голову.

И сразу дрогнуло сердце — неужели Пастух?..

Голубков поднял с пола телефон и, набирая какой-то номер, подошел к «усатому». Осмотрев его, пошел ко второму, лежащему без движения среди обломков веранды. Наконец номер ответил. Голубков сообщил о происшедшем взрыве, о том, что есть один погибший и один раненый и что необходима срочная медицинская помощь. Про Пастуха он пока не сказал ничего.

Тем временем Пастух и Док быстро катили к дому, который Док снимал здесь, в Переделкино, уже два месяца. Именно это невольное совпадение заставило Сергея оттянуть на полчаса визит к полковнику. Пастух, конечно, не предполагал, что разговор с Голубковым приведет к таким неожиданным результатам, но ситуация уже тогда, после странной спешки Крупицы, стала слишком нестандартной и напряженной.

Она заставила Пастуха принять меры предосторожности и чуть-чуть изменить маршрут в сторону дома своего товарища по оружию.

Забежав к Доку, Сергей вкратце описал ему сложившуюся ситуацию, и только после этого они на подержанной «шестерке» Дока отправились к Голубкову. Это была та самая машина, на шум которой полковник вышел, но успел разглядеть только багажник, потому что Док сразу же отрулил на соседнюю улицу, чтобы вернуться назад пешком. Они договорились, что Док будет контролировать подходы к дому. На всякий случай. И не ошиблись. Как только появились эти двое из службы собственной безопасности Управления, Док немедленно переместился к окну гостиной. Он слышал почти все, что происходит внутри, и готов уже был вмешаться, когда «усатый» приказывал Пастуху сесть в машину, но события приняли совершенно неожиданный оборот.

Теперь они перемещались в машине обратно, к апартаментам Дока на другом конце большого подмосковного поселка. Док сидел за рулем и был недоволен, а Пастух заметно встревожен.

— Почему не рассказал все сразу, как только Голубков предложил тебе это дело? — спросил Док.

— Ничего бы не изменилось. Меня вели с самого начала.

— Значит, и подставить тебя решили с самого начала?

— Нет, вряд ли… Хотя пока не знаю. Я слишком поздно все это понял, да и до сих пор не совсем разобрался. Что-то здесь не так. Но, с другой стороны, я бы все равно не отказался от этой итальянской экскурсии… Понимаешь, Док, я доверял полковнику.

— Понимаю. Или хотел доверять. А сейчас?

— Пока не знаю.

На улице как-то стремительно стемнело, но заметили они это, только когда по корпусу «шестерки» забарабанили капли дождя. Так, в сумрачной полутьме, под шелест дождя они и добрались до дома Дока. Док вылез, открыл ворота и загнал машину во двор.

— Насколько я понял из твоего рассказа, — произнес он, когда, прикрыв ворота, совершенно мокрый снова забрался в салон, — пластид в конверте передал этот Крупица. Выходит, это именно он тебя подставил?

— Выходит больше того. Док. Пластид явно предназначался для полковника, а не для лысого. Так что Крупица не просто подставил меня, он хотел моими руками уничтожить Голубкова. Вот что выходит.

— Зачем ему это понадобилось?

— Хотел бы я знать! Только ведь если у кого теперь об этом и спрашивать — только у него самого… Док недовольно покачал головой, словно собирался пожурить Сергея, как нахулиганившего подростка.

— И обиженный тобой Крупица, и тем более этот взрыв — пока на тебе. Тебя будут искать… Кстати, что с кассетой, которую ты привез Голубкову?

— В том-то и дело. Теперь она там же, где и его собака.

— Не понял?

— Она лежала в пакете. Боюсь, от нее не осталось даже воспоминаний.

— Да, ты серьезно влип, Сережа.

Пастух сейчас думал о том же самом. Да, влип он действительно серьезно, но это было не самое паршивое, с этим можно было справиться. Хуже было то, что теперь он потянет за собой всех остальных, и не только ребят. У него ведь еще есть жена и дочка, и слишком много людей об этом прекрасно осведомлены.

— Про что мыслишь? — спросил Док.

— В этом уравнении есть одно неизвестное. Икс, который необходимо вычислить. Я не верю, что Крупица — шизофреник, страдающий манией преследования, но я очень сильно сомневаюсь и в том, что у него была какая-то своя собственная цель. Не тот человек. — Пастух говорил размеренно, словно сплетал мысль на ходу и сам все больше в ней убеждался. — Значит, есть кто-то третий, и я понимаю это так: кто-то, кого я переиграл во Флоренции, теперь пытается исправить ситуацию, а Крупица только его оружие. И знаешь. Док, мне это очень не нравится. Больно уж серьезная получается фигура.

— Что-то слишком оперативно они работают. Не преувеличиваешь?

— Вряд ли. И вот сейчас этого неизвестного третьего, этого Икса, надо во что бы то ни стало найти. Иначе нам не выкарабкаться… Я не прощу себе, что подставил вас всех под удар… — Сережа, не говори глупости! Что значит «подставил под удар»? Мы одна команда: одному достается за всех и всем за одного, так что иначе не могло быть!

Ты должен думать о другом. Если они доберутся до твоих в Затопино… — Уже думал.

— Тебе надо немедленно забрать Ольгу с Настеной из деревни… — И для этого мне нужна твоя машина.

— Какая разница, кто будет за рулем?

— Я поеду один.

Док недовольно вздохнул, ему это явно не нравилось.

— Мне кажется, я не должен отпускать тебя одного.

— Ты будешь нужен здесь… Делаем так. Я еду в Затопино, забираю своих и отправляю их сюда, к тебе. В ближайшие день-два это самое надежное место, а там решим. Ты ждешь Ольгу здесь, устраиваешь ее, а завтра мы собираем всех наших и думаем, что делать дальше. В любом случае ребята должны знать все. Кстати, Док, было бы нелишним тебе наведаться к голубковской даче, пока меня не будет, и узнать, что там происходит.

— Где ты будешь после того, как заберешь своих?

Пастух ответил не сразу.

— Есть у меня одна зацепка. То самое «одно место», куда заезжал Крупица перед тем, как мы разбежались. Это какая-то частная квартира, возможно, его собственная. Не знаю, что там удастся найти, но отработать этот вариант надо сегодня же.

Док вздохнул.

— У нас нет надежной связи. Это очень плохо. Так нельзя.

— Кто же знал… — Мы должны были быть готовы к таким неожиданным проблемам.

— Ладно, что теперь об этом говорить! В следующий раз будем готовы, а пока на вот, держи мой пейджер. Как знал, что он понадобится… Значит, так, я должен вернуться самое позднее завтра до полудня. Если возникнут осложнения, я сбрасываю информацию на пейджер, а ты действуешь по своему усмотрению.

— Удачи тебе… На этом они и разбежались. Док открыл ворота, Пастух 'аккуратно вырулил на дорогу, и вскоре «шестерка» исчезла за поворотом. Док все запер и принялся ждать. Он долго ждал. До утра. Он предпочел бы действовать, но не мог себе этого позволить — пока он должен был ждать. Но он так и не дождался ни Пастуха, ни Ольги с Настеной. Никого. Только утром следующего дня жалобно запищал пейджер, сообщая о новых осложнениях. Пришло время действовать Доку самому.

5

— Товарищ лейтенант, а не пора ли отваливать? — с тоской спросил сержант, глядя в темноту за окнами патрульного «жигуленка» ГАИ. — Что здесь делать? Час как никого нет. Поздно… Уже давно стемнело, да и погода не баловала. Мелкий противный дождь моросил не переставая, и в приоткрытое окно потягивало сыростью.

— Терпи, Кутепов, генералом станешь, — вяло ответил лейтенант, закуривая очередную сигарету.

— Так нет же никого… — Тем более обидно сваливать сейчас. Ты теорию вероятности знаешь? Ну, слышал хоть?

— Это когда маслом падает?

— Сам ты масло! — беззлобно усмехнулся лейтенант. — По теории вероятности, чем больше не везет, тем больше вероятность удачи. Значит, раз целый час ни одного «чайника» не было, то вот-вот появится, да еще самый подходящий. Понял?

— А по-моему, если не задалось с самого начала, так и не будет ни хрена. Это как в картах. Не идет масть, и все. Да и место тут… — Чем тебе наше место не нравится?

— Вот у меня кореш один, с которым мы вместе в милицейской школе трубили, теперь в Москве, в ГАИ тоже. Так он рассказывает: как встанут где-нибудь на Кутузовском — без всяких теорий, так за полчаса срубят, что кошелек ломится. Не то что здесь, на трассе, торчать.

— Ты лучше побольше старших слушай да присматривайся, что они делают. Усек, Кутепов?

— Усек.

Лейтенант взглянул на пустынное шоссе. Прав, конечно, этот Кутепов.

Тридцать километров от Москвы. Тут тебе не Кутузовский. Да еще в одиннадцать вечера. Но уходить не хотелось. Это как автобуса ждать: стоишь полчаса, ушел бы давно пешком, да жаль потерянного времени. Тем более что по закону невезения через несколько минут после твоего ухода он обязательно подъедет.

Размышления лейтенанта прервал противный писк радара с крыши милицейской машины. Лейтенант немедленно встрепенулся, швырнул недокуренную сигарету в окно и глянул на табло.

— Сто сорок! — от удовольствия он даже присвистнул. — А ты говоришь — Кутузовский! Сейчас за весь простой отыграемся… Сиди здесь и приготовь автомат.

Натянув свою фуражку, лейтенант вылез из салона в сырую темноту. Хорошо, если крутой на «бээмвухе» — эти отстегивают, как говорится, без базара. Но, с другой стороны, хорошо бы, чтоб не очень крутой. А то вообще не остановится или бабахнет по дури своей из какого-нибудь шального ствола… Гаишник расстегнул кобуру на поясе. На всякий случай. Кто сказал, что работа в милиции простая?

Через несколько мгновений из-за поворота брызнул яркий свет фар. В темноте трудно разобрать, что за машина. Ну да ладно — сержант с автоматом не зря лычки таскает! Лейтенант поднял светящийся жезл, приказывая водителю остановиться.

Машина, резко сбросив скорость, тормознула метрах в десяти от патруля, и лейтенант разочарованно хмыкнул: лихачил обыкновенный «жигуль-шестерка». Этот еще канючить начнет сейчас. Не права же у него отбирать? На кой ляд они, эти права? Их на хлеб не намажешь.

Гаишник подошел к машине и козырнул, представляясь:

— Лейтенант Четвертак.

— Это в баксах, что ли? — хмуро поинтересовался водитель.

— Это фамилия, — раздраженно буркнул лейтенант. Такие шутки ему давно уже осточертели. — Вы нарушили скоростной режим… Не дав договорить, водитель молча протянул ему сто долларов:

— Хватит?

Несколько секунд лейтенант смотрел на купюру. Он работал в ГАИ не первый год и за это время научился точно чувствовать, что за человек сидит за баранкой.

Научился хотя бы для того, чтобы не получить пулю в живот. И сейчас он понял, что этот человек на шутки не настроен, его, лейтенантовы, обстоятельства прекрасно понимает и готов платить, но не более того. В таких случаях лучше Бога не гневить.

Четвертак молча взял купюру, снова козырнул и не спеша отправился к своей машине. А за спиной у него отчаянно взвизгнула резина, и нарушитель умчался по направлению к Москве с еще более возмутительной скоростью. Но это пусть теперь волнует других. Он, Четвертак, на сегодня свой план выполнил… Как только гаишник взял деньги и исчез, Пастух тут же забыл о нем. Так, досадная задержка. Не более. Но если бы тот не взял деньги, а стал бы качать права. Пастух, скорее всего, свернул бы ему шею. Конечно, резкость и злость — плохие советчики и до добра не доводят, да и кому, как не Пастуху, знать, что успех любого дела зависит в первую очередь от хладнокровия и рассудительности.

Но какое тут, к чертям собачьим, хладнокровие! Еще и часа не прошло, как Пастух обнаружил пустой дом в Затопино, понял, что опоздал и что дело принимает оборот, которого он больше всего опасался. Хладнокровие еще не успело вернуться, желание сворачивать шеи еще не улеглось. Так что лейтенант Четвертак очень вовремя отвалил.

А события этого дня развивались с такой скоростью и таким размахом, что просто никак не укладывались в голове. Не успел Пастух отойти от стремительного бегства из Италии, как на него свалились чудовищные обвинения почти что в государственной измене, убедительно подкрепленные неожиданной попыткой взорвать полковника Голубкова его, Сергея Пастухова, руками. Не успел Пастух очухаться и от этого ошеломляющего происшествия, как обнаружил, что похищена его семья! И опоздал он всего лишь на какой-то час-полтора!.. Даже подготовленному человеку сложно выдержать такой день — либо опускаются бессильно руки, либо охватывает злоба на весь мир! Самое трудное — справиться с этим стрессом, но сделать это необходимо, иначе тебя растопчут, раздавят, уничтожат как личность. Пастух с таким концом для себя совершенно не был согласен.

Он гнал «шестерку» Дока безо всякой жалости, несся к своим в деревню. Но, уже подъезжая к дому по разбитой деревенской улочке, почувствовал, что опоздал.

Широкая двустворчатая калитка, которая выполняла функцию ворот, была распахнута.

Четкий след протекторов однозначно подтверждал, что какой-то автомобиль, побольше «Жигулей» и поменьше колхозных «зилов» — скорее всего, крупный джип заехал на его участок, остановился около крыльца, а потом укатил обратно. Причем приехавшие явно не торопились и действовали спокойно: ничего не было сломано, только открыты ворота.

Бросив машину. Пастух вбежал в дом и получил первое подтверждение своим опасениям — дом был пуст. Обычно в кино в подобных сценах герой видит картину полного разгрома, следы борьбы и жуткий беспорядок. Но ничего этого не было. Как будто жена и дочь просто ушли в гости.

Стараясь унять дрожь в ногах. Пастух присел на табурет на кухне. Может, все не так уж и плохо? Но он понимал, что просто пытается успокоить себя. Не могли Оля с Настей сейчас быть ни в магазине, ни на речке, ни в гостях. И машин никаких быть не должно было. Тем более джипов.

Пастух поднялся и быстро вышел из дома. В нем закипала злость.

Бабка Ниловна — семидесятилетняя соседка Пастуховых только подтвердила его подозрения. Любые сомнения отпали сами собой.

— Уехали они, Сережа.

— Когда?

— Да вот, часа два назад и уехали. Разминулся ты с ними, милай, совсем чуток разминулся.

— Куда уехали, Ниловна, с кем?

— Да почем я знаю, — развела руками соседка. — Уехали, и все. Мне твоя Ольга не докладывается… — Не видишь, что ли, волнуется человек! — перебил ее дед Иван. — А ты — «не докладывается…». Не слушай ее, Серега, она как пол-литру спрячет от меня, тоже все время отнекивается, «почем я знаю, почем я знаю»… Так, значица, было дело: приехали какие-то на машине, в дом вошли, все тихо-мирно, а через полчасика сели вместе с Ольгой твоей и дочкой в машину да укатили.

— Что за машина, Иван Макарыч?

— А шут его знает, Серега, — вздохнул дед, — я, окромя трактора, других-то и не знаю… Не наша машина, иностранная, хорошая. Это точно… Вот цвет еще запомнил. Черная она была.

— Может быть, что-то еще, Иван Макарыч?

— Да что же еще?.. Да! После ентого, значица, еще один тип подскочил, почти сразу. На мотоциклете был. Так он тоже в дом забежал, потом выскочил, как ошпаренный, да за ними помчался… этой, мухой… — Мухой?! — удивленно встрепенулся Пастух.

— Ну да. Это он так представился. Дед, говорит, Серега приедет, скажи ему:

Муха был… Что за прозвище для хорошего человека?

— Ничего не путаешь, Иван Макарыч?

— Не, память у меня железная.

— Он еще что-нибудь говорил?

— Да куда там! Он тута и пяти минут не был. Прыг в свой мотоциклет — и был таков… А что стряслось-то, сынок?

Пастух отвечать не стал.

Минуту спустя он сидел уже за рулем доковской «шестерки» и мчался обратно к Москве. Теперь даже сомнений не осталось — Ольгу с Настеной похитили, а Муха, каким-то образом оказавшийся свидетелем, кинулся за похитителями. Интересно, как он здесь оказался? Впрочем, теперь это не так важно. Главное, что не все потеряно, и теперь он, Пастух, не имеет права ныть и причитать. Он теперь должен действовать быстро и эффективно.

Злость на неизвестных врагов, решивших поиграть жизнями самых близких для него людей, нахлынула с новой силой, но растерянности не было. Эти сволочи перешли границу, и, значит, у него теперь нет никаких обязательств и долгов. Вот и все. С этим осознанием и пришло желание сворачивать головы… Знать бы только — кому? В сложившейся ситуации семью мог похитить кто угодно. Во-первых, те, кто пытались убить его во Флоренции и кто так ловко подставил его в Москве.

Во-вторых, мысль повязать его с помощью семьи вполне могла понравиться кое-кому в Управлении, и в этом случае полковник Голубков ему не поможет, даже если очень захочет. Как прояснить ситуацию? Чей черный джип навещал его дом в Затопино?

Достигнув Кольцевой, Пастух свернул на ее отремонтированные широкие полосы.

В Москву соваться он поостерегся. Не исключено, что его уже объявили в розыск и что приметы его и физиономия уже известны милиции: особо опасный преступник, может оказать сопротивление, вооружен… При такой оперативке первый же пост при въезде в Москву предпочтет попросту пристрелить его. А это совсем не входило в планы Пастуха. Он никак не может позволить себе быть пристреленным до того, как разберется с этой историей.

Пастух мрачно подумал о том, что всего за пару дней из хорошего парня Сереги Пастухова, честно работающего на российское правительство, он превратился в опасного преступника, разыскиваемого спецслужбами и полицией двух государств за шпионаж, убийство и измену Родине! Хоть смейся, хоть плачь… Предаваясь таким невеселым мыслям, Пастух гнал машину по Кольцевой автодороге. У Киевского шоссе он остановился на одной из стоянок. На примере Флоренции Пастух наглядно убедился, что для беглеца, скрывающегося от полиции, лучше своих двоих ничего не придумаешь. Поэтому он бросил «шестерку» Дока на стоянке и пешком двинулся в город. Опасности пока не было, и напряжение немного отпустило. А как только напряжение немного отпустило, немедленно дал о себе знать голод — вот уже более суток Пастух ничего не ел, не считая чая у Голубкова в Переделкино, но такую мелочь и засчитывать не стоило. Особого аппетита он, правда, не испытывал, но организм его должен был получить какое-то подкрепление.

Торопливо заправившись парой биг-маков и горячим чаем в круглосуточном кафе у выезда из города, Пастух решительно направился на поиски ближайшего телефона-автомата. Действовать надо было наверняка, не допуская малейших ошибок, примерно как в старой детской задачке на сообразительность: «Вам нужно перевезти с одного берега реки на другой волка, овцу и кочан капусты, причем в лодке у вас есть только одно посадочное место и при этом вы точно знаете, что волк в ваше отсутствие обязательно сожрет овцу, а овца — капусту. Найдите ту единственную последовательность рейсов, благодаря которой вы всех по очереди благополучно переправите на другой берег». Ответ на эту задачку найти несложно, особенно если поднапрячь немного мозги. Но если сравнивать с этой задачкой ситуацию, в которую попал Пастух, то придется в условия добавить сильное волнение на реке, пробоину в лодке, голодных браконьеров на том берегу и густой туман!

С чего начать, если вокруг полный туман и ни черта не понятно? Что известно наверняка? То, что он. Пастух, попал в центр чьей-то серьезной игры, похожей на шахматную партию, а стало быть, сейчас он находится на одной из клеток шахматной доски в самый напряженный момент этой партии? Ну, допустим. Что это ему дает? Только то, что существуют два противника, две играющие стороны, вот и все. Ни точных правил, ни условий, ни расположения фигур на данный момент, ни счета он не знает. Только два противника, а между ними он. Одна сторона его подставила, другая купилась на это. Теперь он бегает по клеткам от обеих.

Одна сторона представлена Управлением (не ради же собственного удовольствия Голубков посылал его в Италию!). А Управление работает на администрацию президента. Но это мало что объясняет, потому что у нас «администрация президента» — это понятие довольно абстрактное, объединяющее весьма противоречивые интересы и силы. Здесь трудно что-либо выяснить без траты некоторого времени и без хитрого подхода… А вот другая сторона — вообще темный и дремучий лес. Непонятно даже, в чем тут дело: политика, финансы, личные интересы? Единственное, что понятно, — его семью похитили, и для начала надо прояснить, кто это сделал. С чьей стороны был сделан этот ход. Вот для этого Пастуху и понадобился таксофон.

Найдя ближайшую будку. Пастух прикинул, что минут десять у него есть, и набрал номер мобильного телефона Голубкова. Был уже первый час ночи, но усталый голос полковника ответил после первого же гудка.

— Я слушаю… — Константин Дмитрии, только один простой вопрос.

— Сережа? — оживился Голубков. — Ты где?

— Не надо, Константин Дмитрия, не напрягайтесь. У меня мало времени, поэтому вопросы буду задавать я… Где моя семья?

— Не понял… — Не тяните время.

— Говори толком: что случилось?

— Мне нужен только ответ: да или нет. Моя семья в Управлении?

— Что за чушь!

— Их увезли сегодня из дома. Посадили в машину и увезли как заложников.

Если это ваши сделали… — Не говори глупости.

— Да или нет?

— Нет.

— Может быть, вы не в курсе? Такое возможно?

— Исключено… Я понял, Сережа. Ты правильно сделал, что связался со мной.

Если твоя семья действительно у Крымова… — Полковник осекся и быстро поправился:

— Если твоя семья действительно взята в заложники… — А вы думаете, что это я так шучу на ночь глядя?

— Подожди. Если твоя семья похищена, то это слишком серьезно и ты не имеешь права ставить их под удар. Теперь тебе одному не выбраться, и пойми, что в моих интересах помочь тебе. Нам надо встретиться. Немедленно. Без моей помощи тебе не обойтись.

— С вашей помощью я сейчас в бегах… — Не надо, Сережа, злости. Я не шучу. Твое положение хуже, чем ты можешь себе представить. Ты еще не все знаешь.

— С меня достаточно того, что увезли мою семью! И что там еще случилось у вас, меня уже не интересует!

— Крупица убит. Его нашли два часа назад в своей машине в трех километрах от Внуково. Пастух на секунду запнулся. Но быстро взял себя в руки.

— В общем, так. Почему я должен верить, что Управление ни при чем и что моя семья не у вас?

— Слово офицера… На этой фразе Пастух повесил трубку.

Продолжать дальше было небезопасно. Телефон Голубкова вполне могли прослушивать. Но самое главное. Пастух получил максимум информации, на большее он все равно не мог рассчитывать. Так что теперь надо было всю эту информацию как следует переварить и действовать дальше. Пастух быстро переместился в ближайший двор, чтобы не маячить рядом с таксофонной будкой.

Итак, что удалось узнать? Во-первых, то, что убит Крупица! Это действительно серьезно. И совершенно неожиданно. Твою мать! Теперь на него и Крупицу повесят!.. Нет, с такими эмоциями далеко не уедешь. Надо временно абстрагироваться от этого прискорбного факта. Итак, что известно еще? Что к похищению его семьи Управление не имеет отношения. Голубков был искренне озадачен, и сообщение Пастуха оказалось для него явно неожиданным. Полковник не хитрил. И потом, насколько Пастух знал и понимал этого человека, его «слово офицера» звучало вполне убедительно. Но главное другое. Главное, что он теперь знал своего противника — Крымов. Одной фамилии, конечно, маловато, но это уже кое-что. Есть от чего плясать. Правда, возникает вопрос: случайно сорвалась у Голубкова эта фамилия или нет? Если нет, то какую цель он преследовал — подсказать или подставить? Впрочем, в реальности этого самого Крымова сомневаться не приходилось, а раз так, то все остальное несущественно. Сергей уже знал, как ему выйти на этого Крымова, план неожиданно сложился в его голове очень отчетливо… Но Крупица! Связано ли это как-нибудь?

Вот что. Прежде всего надо осмотреть квартиру, куда заходил Крупица. Это единственная возможность узнать что-то еще, поскольку на досье этого человека в Управлении Сергей полюбоваться никак не мог. А нанести визит в квартиру Крупицы мог, и лучше всего это было сделать рано утром.

Пастух снова вышел на проспект, тормознул частника и помчал в ближайшую гостиницу. Необходимо было отдохнуть, поспать хотя бы часа четыре, иначе сон и усталость могли свалить его в самый неподходящий момент. А то, что есть возможность засветиться, — это даже к лучшему. Рано утром он все равно уйдет, а номер оставит за собой дня на два-три, и если его будут искать среди постояльцев гостиниц (что вообще-то маловероятно), то пускай вокруг этого номера они и завязнут на время.

Вскоре обнаружилась и ближайшая гостиница — «Салют». Расплатившись, Пастух расстался с частником, снял одноместный номер на три дня и через каких-то двадцать минут спал без задних ног. Он, как и Штирлиц у Юлиана Семенова, совершенно точно знал, что проснется без всякого будильника точно в нужное ему время… Без пяти шесть Пастух уже поднялся, а в шесть тридцать подходил к подъезду того самого сталинского дома на Ленинском проспекте. Несмотря на ранний час, около подъезда на скамеечке уже расположились две дородные тетки в возрасте. Они негромко разговаривали с заговорщическим видом и словно приглашали всех желающих посплетничать с ними. Это было очень кстати. Можно не мудрить и действовать в лоб.

Придав себе официальный и строгий вид. Пастух решительно направился к ним.

— Доброе утро, — сухо поздоровался он. — Вы проживаете в этом доме?

— В этом, в этом, — сразу закивала с интересом одна из женщин, — вон там, в четвертой квартире… — Угу, вы могли бы очень помочь следствию, — живо продолжил Пастух, и в его словах прозвучал не вопрос, а утверждение, что тут же подействовало на женщин, поскольку они, слава Богу, росли и воспитывались во времена, когда грозное слово «следствие» немедленно производило впечатление на любого гражданина СССР. — Вы знаете Крупицу Владимира Петровича?

— Это которого вчера убили? — тут же уточнила одна.

— Ну да, — немедленно добавила другая, — у него еще иномарка была, все время под окнами у нас стояла… — Так вчера ведь уже приезжали, расспрашивали.

— Личность, конечно, темная была, но все-таки живой человек. Жалко… — А куда он ставил свою машину? — спросил Пастух.

— Да вот здесь, прямо под окнами.

— Он был вашим соседом?

— Да Бог с вами, какой сосед! Он на третьем жил, в одиннадцатой квартире, а я на первом, прямо здесь.

— Понятно.

Все, что Пастух хотел узнать, ему благополучно сообщили. Надо было закруглять разговор.

— Вы кого-нибудь из его соседей лично знаете?

— Да кого же?.. Нет, наверно, никого не знаем.

— Хорошо. Если что-нибудь вспомните, немедленно сообщите своему участковому.

Дав этот строгий наказ, Пастух зашел в подъезд. Попасть в одиннадцатую квартиру на третьем этаже особого труда не составило. Пришлось, правда, повозиться немного с хитрым замком, но в конечном счете это оказалось проще, чем он ожидал. Секретные службы и спецподразделения во все времена и во всех странах пользовались консультациями медвежатников и взломщиков, не брезгуют их советами и у нас — в конце концов, это один из самых эффективных способов научиться быстро открывать или надежно закрывать двери помещений и сейфов. В свое время Пастуху довелось побывать на «лекциях» одного такого специалиста на пенсии.

Опыта у Сергея, правда, не было, но память не подвела, и замок быстро поддался.

Здесь проблемы не было. Гораздо больше он опасался ошибки женщин с номером квартиры. Взлом чужой квартиры, конечно, был пустяком по сравнению со всеми остальными его «прегрешениями», но очень глупо было попасться в банальном качестве домушника.

К счастью, память не подвела женщин. Это была именно та квартира.

Свои поиски Пастух сразу начал с кабинета. Он не искал что-то конкретное, а просто надеялся, что какая-нибудь незначительная мелочь даст ему в руки ниточку для дальнейших поисков. Увы, удача не сопутствовала ему. Похоже было, что Крупица здесь бывал нечасто и, самое главное, ничего важного не хранил. К тому же здесь уже явно побывали люди из Управления. Надежды не оставалось.

Пастух быстро осмотрел весь кабинет. Одна из книжных полок, поддавшись, открыла сейф в стене. Дверца сейфа была не заперта, сейф был пуст. В результате единственной находкой Пастуха в кабинете оказался черный «смит-вессон», лежавший в одном из ящиков письменного стола. Сам по себе револьвер ничего не значил, и Сергей скорее удивился бы, обнаружив в кабинете Крупицы сварочный аппарат или помидорную рассаду на окне. Стерев свои отпечатки с рукоятки, Пастух положил оружие на место и перешел в гостиную.

Внезапно давящую тишину пустой квартиры разрезал телефонный звонок. Пастух замер и выжидающе уставился на телефон. После третьего звонка включился автоответчик и спокойный голос Крупицы произнес:

— В настоящий момент меня нет дома. Оставьте свое сообщение после длинного сигнала. Короткая пауза и вдруг… — Пастух, возьми трубку, — произнес незнакомый густой голос.

Словно световую гранату швырнули для отвлекающего маневра. Кто? Как нашел?

Ловушка?! Какого черта! Они бы обошлись без дурацких шуток по телефону… В голове карусель, и нет времени ее остановить. Бросив взгляд на входную дверь, Пастух метнулся в кабинет и выхватил из ящика стола «смит-вессон».

Но голос будто угадал его напряжение и спустя пару секунд молчания поспешил успокоить:

— Не суетись, капитан, за тобой еще не пришли. Но могут. Минут двадцать у тебя осталось, максимум. Так что не трать время и отвечай.

Пастух снял трубку:

— Да?

— Ну, вот и хорошо.

— С кем я говорю? Голос усмехнулся.

— Тебе привет от Ольги. Догадался?

— Ах ты сука… — Значит, догадался.

Злость нахлынула с новой силой, и Пастух пожалел, что не может удавить гада тут же, прямо по телефону.

— А ты не боишься, Крымов, что я тебя найду?

— Даже так… Молодец, быстро работаешь. Только эмоции свои оставь для личной встречи. Значит, так. Сейчас без десяти восемь. Запоминай: жду тебя через сорок минут на Манежной у четырех задниц. Все. Поторопись… Связь прервалась, в трубке «запикало».

Еще секунду Пастух стоял с ней в одной руке и с револьвером в другой, а потом положил трубку на место, стер с нее свои отпечатки, сунул «смит-вессон» в карман куртки и вышел из квартиры. В другой ситуации он не стал бы брать чужое, неизвестно откуда появившееся оружие, но сейчас у него не было выхода. Встреча может оказаться слишком серьезной. Так что не помешает.

Поначалу его смутило странное название места встречи, но потом он понял, что имелось в виду, и вполне согласился с этим названием. Ошибиться невозможно.

Пастух вышел на проспект и тормознул такси. Усевшись на заднем сиденье, он прикинул свои шансы, и, чем больше прикидывал, тем яснее понимал, что без помощи ему не обойтись. Причем помощи не только от своих ребят.

Результаты раздумий не очень-то его ободряли. Во-первых, Управление и здесь ни при чем. Им не надо хитрить, ведь он уже почти официально числится государственным преступником, так что для ареста можно было смело отряжать хоть всю дивизию Дзержинского. Значит, проявилась вторая сторона, та, что связана с Италией. И вот здесь начинались странные вещи. Что-то с этим звонком было не так. Они вели его? Вряд ли. Следили за квартирой, потому что были уверены, что он там появится? Наверняка. Но зачем звонить — ведь телефон явно прослушивается!

Хотели подставить? Тогда зачем встречаться? Но раз девчонки его у них, значит, они обязательно выйдут с ним на встречу, хотя бы для того, чтоб поставить свои условия. Что-то здесь явно не вяжется… Попробуем «отмотать пленку» назад. Пастух прокрутил в памяти все, что произошло с ним за последние несколько дней. Попытался как-то систематизировать эти события, но опять возникло множество вопросов. Кто такой Крымов? Откуда? Что ему нужно в Италии? Какой он имеет статус в разработках Управления? Что было на кассете? Почему убрали Крупицу? А ведь его убрали. Заставили всучить раздолбаю Пастуху бомбу — и убрали. Если оперативный работник одного из отделов такой службы работал на них, какого, спрашивается, хрена его надо было уничтожать? Кто вообще такие — <они"?.. Сплошные вопросы. Можно было строить какие-то догадки, но не было ни одного однозначного и четкого ответа. Ясно только то, что его.

Пастуха, втянули в какую-то серьезную операцию Управления, и полковник Голубков собирался использовать его в качестве курьера на одном из этапов, но произошла утечка информации (возможно, с легкой руки Крупицы), и операция сорвалась.

Агента Управления уничтожили и должны были туда же отправить самого Пастуха, но он выкрутился и вернулся. Тогда они решили опередить его и взорвать вместе с Голубковым и всей привезенной информацией. Опять осечка. Тогда они берут в заложники его семью и выходят с ним на связь.

Но ведь ему не известно даже, что это за операция Управления! И потом, чего-то в этой цепочке не хватало. Чего-то Пастух явно не учел. Но об этом позже, когда будет дополнительная информация. В принципе же все должно было быть примерно так. И еще. Эти размышления относятся к «во-первых». А есть еще и «во-вторых». Так вот, во-вторых, — Управление не оставит его и всех его ребят в покое до тех пор, пока не разберется с ними в соответствии со своими правилами, или до тех пор, пока они не докажут Управлению свою правоту. И об этом тоже нельзя забывать ни на секунду.

Так что же из всего этого следует?

А вытекает из всего этого, как поется в одной хорошей песне, что «следует жить!»… Пастух пододвинулся к водителю.

— Командир, останови на минуту. Звякнуть надо.

Машина плавно подрулила к тротуару.

— Только быстрей давай, а то здесь стоянка запрещена.

Пастух подбежал к таксофону, бросил жетон и набрал номер.

— Алло. Информация для абонента восемнадцать сорок… "Машина на стоянке.

Кольцевая. Въезд со стороны Киевского шоссе. Я буду через двадцать минут на Манежной у фонтана с лошадьми. Если успеешь, держись рядом"… Это все… Нет, подписи не будет.

Через минуту Пастух уже вновь мчался к центру. Он знал, что Док все поймет как надо. И если разговор с Крымовым продлится дольше, чем необходимо для выстрела или удара, то он успеет и в случае чего будет рядом.

За пять минут до назначенного срока Сергей был на месте… Между новым подземным торговым комплексом на Манежной площади и Александровским садом тянется череда фонтанов и каскадов. Самый ближний к Манежу представляет из себя скульптурную группу из четырех коней на скаку, созданную видным лейб-скульптором Зурабом Церетели. Кони как кони. Но если зайти по обходной дорожке им в тыл, то изумленному взору открываются лишь их громадные монументальные зады, величественно нависающие над зрителями. Именно здесь — ошибка была совершенно исключена — под сенью струй и ягодиц Крымов назначил встречу.

Несмотря на то что Пастух появился на пять минут раньше срока, прождать ему пришлось не меньше десяти. Но вот наконец появился и сам Крымов — невысокий коренастый человек лет пятидесяти в элегантном, словно по нему сшитом, английском костюме. Прямо лорд-хранитель печати на пенсии. На его спокойном лице читалось благодушие и уверенность. Этого джентльмена сопровождал крепкий молодой парень, из тех, на кого обращаешь внимание не раньше, чем он откроет прицельный огонь на поражение.

Вот и увидел Пастух своего врага.

«Лорд-хранитель» не торопясь подошел к Пастуху.

— Ну, здравствуй, капитан, — почти приветливо произнес он.

— Не могу сказать, что и я желаю вам здравствовать, — хмуро ответил Пастух.

— Что ж, это вполне объяснимо. Спасибо за честность… Со своей стороны обещаю порядочность и минимум нервотрепки. Если мы, конечно, найдем общий язык… — Сомневаюсь.

— Надо, капитан. Проблемы никому не нужны… Ты уж извини, что я тебя по званию. «Пастух» как-то несолидно… Что ж, будем знакомы. Меня зовут Андрей Сергеевич Крымов. Кличкой, слава Богу, не обзавелся… Я смотрю, ты при оружии?

Надеюсь, обойдемся без него?

— Это от вас зависит.

— Значит, обойдемся… Уф, жарко сегодня. После вчерашней сырости утро действительно выдалось солнечное, обещавшее перерасти в изнуряюще знойный летний день.

— Алексей, дружок, — обернулся Крымов к своему телохранителю, — будь добр, сбегай купи минералки. Я видел тут в саду неподалеку лоток. Возьми что-нибудь без газов. И похолодней. А мы пока с капитаном поболтаем. Нам есть о чем.

Бесцветный парень Алексей, не произнеся ни слова, повернулся и тут же затерялся среди праздно гуляющих граждан. А Пастух вдруг поймал себя на мысли, что этот благодушный человек невероятно располагает к себе, и даже он, Пастух, вместо того чтобы немедленно утопить его как последнюю сволочь в фонтане, готов поддержать разговор о погоде. Такое простое бытовое наблюдение насторожило Пастуха. Перед ним не пешка, перед ним туз. Причем козырный. И с ним надо быть очень внимательным!

— Ближе к делу, — надавил Пастух.

— Не торопись, капитан. Я для дела сюда и приехал.

— У меня мало времени… Зачем вы хотели меня видеть?

Крымов чуть помедлил с ответом, позволив себе раскурить сигарету.

— Доставил же ты мне хлопот, капитан. Прыткий оказался да живучий. И соображаешь слишком быстро. Успел даже фамилией моей козырнуть в телефон… Только сейчас твоя сообразительность мне ни к чему. Понимаю, что не от хорошей жизни влез ты во всю эту историю, но только и ты сам понимать должен, что история эта — чужая и тебе в ней делать нечего.

— А семью мою вы прихватили для наглядности?

— Для уверенности… И знаешь что, капитан, не пытайся хамить. В твоем положении это не лучшая тактика.

— Ну и что я должен делать? Что вы хотите получить за свободу моей семьи?

Подробности операции?

— Это я и так знаю… — Тогда что? Кассету, которую я из Италии привез? Невозможно. Она уничтожена вашей бомбой.

— С бомбой Володя перестарался, — согласился Крымов. — Ну, да о покойниках грех злословить… Нет, капитан, кассета мне тоже не нужна. Зачем мне кассета? Я лучше кого-либо знаю, что на ней записано. То, что она так и не дошла до Управления, — верю. Иначе господа товарищи так рьяно за тобой бы не гонялись. А вот уничтожена она или нет — не знаю. Кнопки-то на магнитофоне нажимать наверняка умеешь. Так что, если кассета все-таки у тебя, то Бог тебе судья.

Пытать не буду. Но рисковать тоже не могу. Поэтому жена твоя и дочка пока у меня поживут… — Что значит — пока?! Пока — что?

— Это тебе знать не обязательно. Ты и так слишком много знал, оттого и проблемы у тебя возникли. Считай, что мне надо закончить то, что ты прытью своей неуемной чуть не сорвал. Вот как закончу, сразу получишь семью свою назад.

— Понятно. Значит, меня заткнуть надо на время, чтоб не мешал. Так?

— Почти.

— Может быть, проще меня самого запереть где-нибудь, а не жену с дочкой? Не страшно, что я могу сорваться?

— Э, нет, дружок, ты мне теперь на свободе нужнее. Ты ведь у нас кто?

Убийца офицеров Управления, предатель и двойной агент. Так что Управление пока не достанет тебя — не успокоится. А у тебя очень много причин им не даваться — семья, друзья, ложные обвинения в предательстве… Вот так вы друг за другом и будете бегать, а я пока спокойно свои дела закончу. Только ты уж постарайся не срываться. Потерпи дней десять. А там мы и разойдемся миром. И ничего с твоей Настенькой не случится. Всего десяток дней, договорились?.. Ну, вот и хорошо.

Меня разыскивать не пытайся, сам объявлюсь, когда нужно будет. Все. Будь здоров, капитан.

С этими словами Крымов аккуратно выбросил недокуренную сигарету в урну, повернулся и не спеша направился в сторону Александровского сада. Минуты через две, когда он скрылся из поля зрения Пастуха, рядом с ним неожиданно появился Алексей с трехсотграммовой бутылочкой минеральной воды «Святой Источник» в руках.

— Ну что? — спросил Андрей Сергеевич.

— Человек пять в окрестностях его уже пасут. Думаю, что это не все, — доложил верный телохранитель.

— Хорошо. Проследи. Если возникнут осложнения, вмешайся. Но не забывай, что у них должно оказаться только оружие, а сам капитан должен удачно скрыться.

Ясно?

Алексей кивнул, отдал бутылку и снова исчез.

Крымов открыл минералку, отпил глоток и подумал, что майор Глоттер не зря дал этому молодому человеку — Сергею Пастухову — рабочий псевдоним Ковбой, а полковник Голубков не зря заманил его в Управление в свою «оперативку». Ох не зря. Он явно стоил того… Сам же Пастух, позволив Крымову удалиться на сотню метров, не торопясь пошел за ним. Вряд ли он рассчитывал узнать что-то важное. Более того, он даже был почему-то уверен, что Крымов заранее предполагал именно такую его реакцию.

Но все-таки Пастух пошел. Во-первых, на всякий случай, а во-вторых, чтобы дать проявиться Доку, если он здесь. Сейчас было бы совсем нелишним убедиться в том, что друг рядом. Странные выкрутасы этого «хранителя печати» все больше беспокоили Пастуха — открытый прямой разговор, полная ясность требований, но при этом совершенно нелогичный и двусмысленный выход на их контакт. Сначала этот звонок в пустую квартиру, теперь эта откровенность… Сергей чувствовал какую-то опасность.

Выйдя на Манежную площадь, он быстро разыскал в толпе фигуру своего визави и двинулся следом, время от времени оглядываясь по сторонам в поисках Дока. Но того не было видно, а Крымов между тем шел по площади в направлении гостиницы «Москва», шел спокойно и даже, как показалось Сергею, вальяжно. Так ходит человек, прекрасно осознающий свою защищенность и свое превосходство. Кстати, был Крымов один. Безликого Алексея рядом не наблюдалось. Но при этом в руках Крымов держал бутылку с минеральной водой. Значит, уже успел перекинуться со своим телохранителем парой слов… Интересно, куда это он его отправил?

Пастух довел Крымова до автомобильной стоянки рядом со зданием гостиницы и проследил, как тот подошел к поджидавшему его черному «мерседесу», сел и укатил, так ни разу и не обернувшись. Машина резво просочилась сквозь сплошной поток и ушла в сторону Лубянки. Пастух успел запомнить номер «мерседеса» да приметил думский пропуск на лобовом стекле, но толку от этого было маловато — разве что ленивый нынче не разжился таким пропуском. А еще Пастух заметил, что Алексей так и не появился рядом с хозяином и, судя по всему, не должен был появиться. И почему-то Сергей вдруг совершенно ясно понял, что слежку, которую он уже некоторое время ощущал, ведет не прикрытие Крымова, а все та же собственная безопасность Управления. Чувство опасности начало разрастаться со скоростью взрывной волны, и тут же сформировалось четкое решение: немедленно убираться отсюда, причем убираться на метро. Пастух развернулся, сделал шаг к входу на станцию «Площадь Революции» — и в следующее же мгновение все его опасения подтвердились. Все, что произошло дальше, заняло не больше одной-двух минут.

Повинуясь какому-то неслышному для Пастуха сигналу, к нему ринулись одновременно со всех сторон: спокойно проходившая перед его носом парочка, беззаботная компания человек в пять, трепавшаяся с девушками у него за спиной, от входа в ресторан рванула потертая «вольво», а со стоянки новенький «форд».

Дальше, за «вольво», тронулся с места и медленно пополз в том же направлении «фольксваген» — пикап… Все это оказалось рядом с Пастухом за одну секунду (только замызганный пикап медленно ковылял сзади). Увернуться он не успел, был схвачен тремя парами рук и впечатан носом в капот «форда», любезно подставленный его водителем, и немедленно обыскан. «Смит-вессон» из его куртки тут же забрали.

Сопротивляться было бесполезно. Это Пастух понял сразу, потому и не сопротивлялся. К тому же он до сих пор мог что-то понимать и соображать — и это вселяло в него уверенность. Вот если бы ему первым делом ногой в морду заехали, да так, чтобы только дня через два в себя пришел, это было бы значительно хуже.

Зачем-то он им понадобился целым и невредимым, но раз понадобился и в морду ему ногой не заехали, значит, теперь пришла его очередь для внезапных действий.

Главное, не упустить момент… Кто-то резко рванул голову за волосы, и Пастух увидел прямо перед собой физиономию «усатого», того самого, с переделкинской дачи. Только теперь лицо его было заклеено пластырем в двух местах. Видимо, его распирало от желания взять реванш, а потому он не отказал себе в любезности:

— Я же предупреждал тебя, Пастухов, чтоб без фокусов!.. Смотри не повтори свою ошибку. В следующий раз я сначала стрелять буду, а потом разговаривать, понял?

Пока «усатый» любезничал, а дверцу «форда» распахивали, чтобы погрузить туда Пастуха, фиолетовый «фольксваген» — пикап, ковылявший сзади, достиг наконец места стычки и уже почти бесшумно проезжал мимо, чуть в стороне от неожиданной разборки. Внезапно затемненное стекло передней дверцы приспустилось, в образовавшейся щели мелькнул пухлый черный глушитель, и один за другим тихо хлопнули три выстрела. Двигатель пикапа взревел, и «фольксваген» мощно рванул прочь.

Выстрелы были сделаны идеально — первую пулю получил в ногу здоровенный детина, который навалился сзади на Пастуха, две остальные вошли в лобовые стекла обоих автомобилей, разбрызгав их с шумом по асфальту. Все произошло мгновенно, но Пастуху этого оказалось достаточно: «здоровяк», вскрикнув, осел и Сергей тут же высвободился. Отвесив локтем зуботычину «усатому», он перелетел через капот «форда» и бросился со всех ног к станции метрополитена. Так быстро он уже давно не бегал, даже когда два дня назад уходил во Флоренции от своих преследователей.

Секундное замешательство врагов окончательно довершило дело: они его уже не могли догнать. Через минуту Пастух спускался по эскалатору на станцию «Площадь Революции», а через полторы уже мчался в вагоне по туннелю… Кто ему так удачно подыграл?

Прислонившись лбом к холодному стеклу двери вагона, Пастух попытался определить это и понял, что вариантов тут могло быть только два. Хотя это точно не Док, по всем признакам. Стало быть, вариант остается один — телохранитель Крымова. Алексей… Вот, выходит, куда он исчез — он должен был прикрывать его, Пастуха, а значит, Крымов заранее рассчитал, что Пастуха будут брать. А это, в свою очередь, означает… И тут Сергей наконец понял тактику его противника. Всю, от начала до конца, и даже хмыкнул — настолько ловко все выходило.

А выходило, что Крымов окончательно затянул на его горле петлю подозрений в предательстве и теперь, как и предупреждал «усатый». Управление будет не брать его, а уничтожать. Вот что выходило!

Теперь стало ясно как Божий день, что это именно Крымов пристрелил Крупицу, а потом подбросил оружие в его же квартиру. Он предположил, что Пастух обязательно нанесет туда визит, и не ошибся. Наверняка его люди положили «смит-вессон» в ящик стола перед самым появлением капитана. А когда они засекли, что Пастух зашел в квартиру, и дали знать Крымову, тот сразу позвонил и пригласил на встречу. Семья в заложниках — это самое надежное приглашение, да к тому же и самое психологически верное: Пастух, как и хотел того Крымов, не просто пришел, но и захватил пистолет с собой. При этом Управление, которое наверняка поставило этот телефон на прослушку, зафиксировало личный контакт Пастуха с Крымовым и даже получило информацию о месте их встречи! Конечно, сам Крымов для них пока не по зубам (иначе не потребовалась бы кассета из Флоренции), но уж схватить за шиворот Пастуха они были обязаны. А дальше все предельно просто — сделать так, чтобы оружие с пальчиками капитана Пастухова оказалось у сотрудников Управления, а сам Пастух от них сбежал. С чем Алексей и справился блестяще!..

Сергей даже поежился. Ему на мгновение показалось, что этот «лорд-хранитель» с благожелательной улыбкой знает все наперед и с легкостью, словно кукловод, управляет чужими судьбами. Особенно его, Пастуха, судьбой.

Дьявольщина какая-то! Ведь теперь, с точки зрения Управления, все стало ясно — есть документальное подтверждение предательства Пастуха (он связан с Крымовым — их объектом внимания) и есть оружие, из которого Пастух застрелил офицера оперативного отдела. И теперь никакой Голубков не сможет отыграть назад. Смерть предателю! А он, Пастух, как миленький должен бегать от них, к удовольствию Крымова, уничтоженный гневом государственной секретной службы и страхом за свою семью… Ну уж нет!

Этого они не дождутся, хватит! Один раз обнаружив расставленную сеть, он больше не собирался в нее попадать. Теперь он сам должен стать охотником, должен опережать на шаг и Крымова, и Управление. Это теперь единственный выход для него. Но это будет очень трудно, почти невозможно, потому что слишком сильный противник, да и не один, а надеяться теперь он может только на себя и на своих друзей… «Станция Киевская, — услышал он. — Поезд дальше не пойдет. Просьба освободить вагоны».

Пастух вместе со всеми «освободил вагон» и пошел на пересадку. Оторваться, кажется, удалось, но на всякий случай надо еще минут десять — пятнадцать поболтаться по переходам. Лихорадка погони еще чувствовалась, но напряжение уже отпустило и можно было успокоиться. Если Пастух переживет эти несколько тяжелейших дней без потерь и не сломается, не опустит руки, — значит, дальше все должно получиться. А сломаться он не может себе позволить. Не только из-за семьи, но и потому, что Сергей уверен в своих ребятах. Он не знал, где сейчас Док и почему не проявился, он не знал, что делают сейчас Артист и Боцман и в курсе ли они, он знал только одно: они придут ему на помощь. Все. Даже если не смогут с ним связаться и окажутся в изоляции. Как это сделал Муха. Он ни секунды не сомневался в них — так может ли в таком случае сломаться сам Пастух?.. Мы еще посмотрим, кто из нас будет смеяться последним. И стрелять.

Теперь надо было действовать, и Сергей уже знал, с чего начнет — с того плана, который появился у него в голове еще до встречи с Крымовым. План был прост: он должен как можно быстрее узнать все, что сможет, о своем противнике.

Он должен видеть его как облупленного, чтобы оказаться на равных. Иначе его не переиграть. Нет худа без добра, благодаря их встрече Пастух теперь знал не только его фамилию, но и кое-что еще, так что задача немного упрощалась.

Но только немного.

А поможет ему в осуществлении этого плана один порядочный и очень информированный человек по фамилии Губерман. Фима Губерман. Пастух был уверен, что поможет, если только он сейчас в Москве…

6

Док был старше Пастуха почти на десять лет. До сороковника, конечно, пока далеко, но гибкость и прыть, так еще свойственную его двадцатишестилетнему командиру, он ухе чуть подрастерял. Впрочем, не совсем так. Она трансформировалась у Дока в уверенность и выносливость. Это нормально. Так и должно было произойти. В любой ситуации он был спокоен и невозмутим как сфинкс, даже голоса не повышал ни при каких обстоятельствах, и иногда складывалось впечатление, что он слишком медлителен для боевого офицера. Но это было обманчивое впечатление. Просто Док всегда действовал наверняка, всегда точно знал, какой сделать выбор, и почти никогда не ошибался. А это невозможно, если ты слишком тороплив. У Дока вообще было довольно странное положение в их группе, потому что он был старше не только Пастуха. Всем — и Артисту, и Боцману с Мухой — всем было по двадцать пять. Плюс-минус пара лет. Но при этом Док чувствовал себя с ребятами естественно и разницы в возрасте не ощущал. Разве что иногда, в те редкие моменты, когда вдруг просыпалось убеждение, что он отвечает за них, за всех, как старший брат отвечает за младшего.

Вот и сейчас, пока он сидел в своей «шестерке» и ждал, когда появится тот человек, с которым встречался на Манежной площади Пастух, ощущение старшинства завладевало им все сильнее. И все сомнения рассеялись. Он теперь совершенно точно знал, что и как надо сделать… Когда сегодня утром Док получил сообщение от Пастуха, он уже был готов действовать. Всю ночь он прождал, но не появились ни Ольга с Настей, ни сам Пастух, и это рождало острое желание немедленно действовать самому. Но он должен был ждать. И он ждал. Док понимал — произошло что-то непредвиденное, что-то вмешалось в планы. И вот с утра пораньше Пастух сообщил: машина на Кольцевой, я на Манежной, если успеешь — будь рядом, но не светись. Пастух дал понять, что ему нужна если не помощь, то уж поддержка точно, и никаких сомнений в том, что ситуация осложнилась окончательно, у Дока больше не осталось. Но главное, что теперь ему приходилось принимать решение на свой страх и риск, действовать одному за всех. И любая ошибка должна быть исключена.

Он решил сразу ехать на Манежную, потому что забрать машину уже не успевал.

Пастуху он сейчас был нужнее, с машиной или без — не важно. Быстро выбравшись из поселка на шоссе, Док тормознул фордовский микроавтобус, и молодой парень, водила какой-то коммерческой фирмы, сразу согласился подбросить его в город, поскольку очень кстати и сам спешил в Москву. Просить его поторопиться не пришлось, парнишка и без того любил полихачить. Доку даже показалось, что парню доставляло удовольствие продемонстрировать случайному пассажиру класс своего вождения. Так что за какие-то полчаса под гремящее в салоне «Радио-101» и беспрерывное виртуозное матюгание в адрес суетящихся на дороге «чайников» Док долетел едва ли не до самой Манежной площади. А дальше все решилось само собой.

Он понимал, что должен стать глазами Пастуха, увидеть все происходящие события со стороны и надежно проконтролировать, поскольку сам Пастух, находясь в центре событий, не мог оценивать их объективно. Док не успел к началу, но успел вовремя — его командир только-только заканчивал разговор с каким-то человеком.

Держась в стороне и не обнаруживая себя, Док изучил обстановку и уже через несколько минут был в курсе всего происходящего. Он понял, что человек, с которым встречался Пастух, пришел не один и его молодой спутник (возможно, телохранитель) сейчас тоже наблюдает происходящее со стороны. Кроме того, Пастуха пасли, причем как минимум пятеро.

«Что-то сегодня здесь многолюдно», — подумал Док. Перед ним встала неприятная задача: не зная ничего наверняка, он должен был угадать, что важнее сейчас, на чем необходимо сосредоточить свое внимание. А от этого зависело очень многое, даже жизнь семьи Пастуха… Чтобы принять решение, Доку потребовалось несколько минут. Он понял, что самое главное — не упустить тех людей, с которыми встречался его командир, не потерять их из виду, что бы ни произошло. И он их не упустил. Когда они разбежались и тот, постарше, в шикарном костюме и с уверенностью в движениях, сел в «мерседес», Док ни секунды не сомневался, что сейчас должен появиться второй, помоложе. А когда выполз фиолетовый «фольксваген» — пикап, из которого щелкнули три выстрела. Док ни секунды не сомневался, что это он и появился. Теперь надо было сесть ему на хвост. Прочно и надолго.

Док был уверен, что все сделал так, как надо, и не допустил ни одной ошибки. Для него это было очевидно, хотя и подтвердилось полностью только позже, в четыре часа дня, после очередного сообщения Пастуха на пейджер. А тогда, утром, около «Москвы» в тот момент, когда Сергея попытались • взять люди из Управления, выбор Дока еще не казался настолько очевидным. Но хладнокровие и интуиция его не подвели, и молодого парня из пикапа, которого Док про себя уже именовал «телохранителем», он не упустил. Жаль было только, что нет под рукой своего автомобиля и пришлось угонять чужой. Но, в конце концов, ее хозяин сам был виноват. Когда Док без разрешения запрыгнул в чью-то пыльную «девятку», он сразу сказал этому истощенному пьянством и сквернословием, помятому типу в спортивной куртке, что его машина необходима для оперативного отдела государственной спецслужбы в целях преследования во-он того «фольксвагена» фиолетового цвета. Кто же виноват, что всей сообразительности у этого типа хватило только на пару матерных слов и вопрос туманного содержания «Ты че?».

Времени у Дока не было, поэтому он попросту ненадолго отключил хозяина машины коротким ударом, перебрался на водительское сиденье и как раз успел подсесть пикапу на хвост на Лубянской площади.

Док вел клиента аккуратно и, судя по всему, не засветился. Вскоре они оказались на Новом Арбате у крайнего к Садовому кольцу высотного здания. Кстати, всего таких высоток с этой стороны Нового Арбата четыре, и раньше, в советские времена, в них по праздникам зажигали окна, да так, чтобы высвечивалась огромная надпись «СССР». Иногда создавалось впечатление, что все эти дома построили только лишь для того, чтобы в праздничные вечера высвечивать эту самую гордую аббревиатуру. Теперь же пикап подъехал к той высотке, которая раньше «отвечала» за букву "Р", и втиснулся на стоянку около здания. Заглушив двигатель, «телохранитель» выбрался из машины, не торопясь запер дверцы, включил сигнализацию и размеренным шагом двинулся к подъезду высотки.

Док припарковался у тротуара и быстро вывел из забытья хозяина «девятки» — не хватало еще, чтобы с ним или с его машиной что-нибудь случилось, пока он «отдыхает» в отключке. А когда тот очнулся, со вздохом открыл глаза, морщась от головной боли, и тупо уставился на Дока, Док ему дружелюбно подмигнул:

— Вставайте, граф. Вас ждут великие дела.

С этими словами он по-приятельски хлопнул его по плечу и покинул машину.

«Телохранитель» уже входил в подъезд высотки, и Доку пришлось чуть пробежаться, чтобы не упустить его.

С охраной при входе проблем, слава Богу, не возникло. Неизвестно, зачем там вообще сидел человек в милицейской форме, поскольку ему было совершенно наплевать, кто и куда мимо него шастает. Впрочем, вполне может быть, что уже одним своим озабоченным видом человека, который очень торопится по срочному делу, Док категорически пресек любые сомнения в своей личности. Старый проверенный способ пройти в любое учреждение: придать себе озабоченность, а своей физиономии официальное, «протокольное» выражение и идти с уверенностью бульдозера. Как правило, помогает.

Помогло и на этот раз.

Многоэтажные дома хороши для преследования тем, что в них приходится подолгу ждать лифта. И Доку этот факт сейчас очень подыграл. Он догнал «телохранителя» как раз у лифта и зашел вслед за ним в кабину. Молодой человек нажал кнопку пятнадцатого этажа. Док четырнадцатого. На четырнадцатом вышел, быстро взбежал по лестнице на пятнадцатый и аккуратно выглянул из-за угла. А потом, когда «телохранитель» скрылся за дверями офиса номер 1506, просто подошел и выяснил, что этот офис принадлежит некой фирме «ГРОТ». Больше там ничего не значилось, но пока и этого было достаточно. Во всяком случае, теперь им известно, где базируются люди, с которыми встречался Пастух. Правда, название ни о чем Доку не говорило, да и к тому же маловато знать всего лишь номер офиса.

Надо было дождаться того солидного человека из «мерседеса» и вести дальше его.

Только так Док мог узнать что-то стоящее.

Но сразу возникало несколько досадных вопросов. Первый: а здесь ли вообще этот солидный человек в английском костюме? Ведь Док вел только его молодого напарника. Правда, на стоянке он видел «мерседес» той же марки и той же расцветки, что и тот, в котором укатил этот солидный «костюм» от гостиницы «Москва», но надо было убедиться наверняка. И второй — если «костюм» все-таки здесь, то как его вести? Своя «шестерка» была бы незаменима, но Пастух бросил ее на Киевском шоссе, а Киевское — это полчаса — минут сорок туда да столько же обратно, и это еще в лучшем случае… В конце концов Док решил, что час-полтора ничего не изменят, а рисковать тем, что можно оказаться без средства передвижения в самый неподходящий момент, он не хотел. Спустившись вниз. Док вышел на улицу и отправился ловить такси. А когда через час двадцать он вернулся назад, но уже на своей «шестерке», то зарулил на стоянку и выключил двигатель. Вот теперь можно было спокойно действовать дальше. Прогулявшись между машин, Док обнаружил, что и фиолетовый «фольксваген», и «мерседес» остались на своих местах, а значит, хозяева их все еще здесь. Более того, проходя мимо «мерса», он заметил краем глаза трехсотграммовую пластиковую бутылочку из-под минеральной воды. Она была наполовину пуста и лежала на заднем сиденье. Не останавливаясь, Док вернулся к своей машине, сел и закурил. Он был уверен, что это тот самый «мерседес» того самого человека — он вспомнил такую бутылочку в его руках на Манежной площади.

Едва ли могло быть столько совпадений.

Теперь оставалось только ждать.

На этот раз он больше не чувствовал свою бесполезность, не ощущал бессмысленности ожидания. Сидя в своей «шестерке», он был совершенно спокоен и уверен. Между тем день становился невыносимо жарким: солнце заливало московские улицы так, словно хотело спалить их, а в машине, несмотря на открытые окна, было душно, как в газовой камере. Но Док не обращал на это внимания. Откинувшись в водительском кресле, под шум и гул Нового Арбата и приглушенно гудящий радиоприемник он пристально наблюдал за подъездом высотки.

Спустя три часа из подъезда вышел «телохранитель» и укатил куда-то на своем пикапе. Док даже не рыпнулся — теперь он ждал только того, другого человека. Еще через час «телохранитель» вернулся и скрылся в подъезде. А когда по радио сообщили, что в Москве ровно четыре часа дня, у Дока, как по команде, запикал пейджер — пришло большое послание от Пастуха. Он сообщал, что дома никого не застал, что есть большое желание завтра собраться послушать духовую музыку, а сегодня он не может, потому что идет на вечер воспоминаний прозаика Губермана, и под конец поинтересовался, не приобрел ли он, Док, тот фиолетовый пикапчик, который ему так понравился сегодня утром. Док прочитал сообщение, убрал пейджер и усмехнулся. Смешное вышло послание. Но главное, теперь он точно знал, что все сделал правильно, а кроме того, знал дальнейшие планы и был спокоен за самого Пастуха.

Все было предельно ясно.

Во-первых, Пастух опоздал к себе в Затопино и его семью взяли в заложники.

Во-вторых, Пастуху удалось успешно уйти от ареста его людьми Управления и теперь он находится в недосягаемости для них. В-третьих, Пастух тоже считает, что основной объект внимания сейчас — это тот самый «костюм» с Манежной, а значит, Док не ошибся. В-четвертых, Сергей что-то узнал сам и собирается выяснить подробности у Губермана (Док сразу же вспомнил этого человека — в свое время их команда спасла жизнь известному политику и очень крупному предпринимателю Аркадию Назарову, и, по всей видимости, руководитель его личной службы безопасности Ефим Губерман согласился теперь оказать Пастуху небольшую услугу).

Что ж, это очень кстати. Губерман — просто кладезь информации. Ну и, в-пятых, капитан Пастухов собирает завтра свою команду, потому что ситуация стала слишком серьезной, и собирает он ее в джазовом клубе «Хорус», где все они бывали до этого не один раз.

Все это было очевидно. Доку оставалось только до завтрашнего утра играть роль наружки, чтобы выяснить как можно больше маршрутов передвижения своего клиента по городу. Хорошо было бы, если бы клиент его об этом побеспокоился и попередвигался активно, а не сидел до утра в своем офисе.

Впрочем, эта последняя невольная мысль оказалась лишней. Уже через двадцать минут, около половины пятого вечера, «костюм» вышел из подъезда в сопровождении «телохранителя» и водителя. Втроем они погрузились в «мерседес» и аккуратно вырулили со стоянки. Док завел двигатель и так же аккуратно вырулил следом за ними. Теперь у него была только одна задача — ни в коем случае ничем не выдавать своего присутствия и очень хорошо все запоминать.

7

— Я просто вынужден принять меры, Константин Дмитриевич. Ты же сам прекрасно знаешь, чем мы рискуем. Времени и так потеряно слишком много, а теперь по милости твоего Пастухова мы должны начинать все сначала.

— А я вовсе не уверен, что Пастухов имеет к нашим проблемам прямое отношение.

— Да-да, я помню, что ты всегда полностью доверял ему, поэтому и решил с тобой поговорить. Через час будет совещание, и нам всем придется не только резко менять планы, но и решать, как ликвидировать последствия наших проблем. Надеюсь, что мы еще не все проорали… Но ты ведь не поспоришь с тем, что наша попытка зацепить Крымова с треском провалилась?

— Без треска.

— Да?

— Да… Провалилась — да, но без треска.

— В общем, так. Я не хочу никакого противостояния между теми, кто занимается китайской темой. Ни на совещании, ни тем более после него. У нас нет на это времени. Поэтому хочу с тобой сейчас, так сказать, провентилировать все возможные осложнения… Генерал-майор Александр Николаевич Нифонтов возглавлял Управление уже около года после неожиданного самоубийства предыдущего начальника — генерала Волкова.

Нифонтову очень не нравилось его положение. Мало того, что до сих пор ходили странные слухи о смерти Волкова, о том, что он, скорее всего, был попросту ликвидирован, так к тому же Нифонтов все это время был только «и.о.» — исполняющим обязанности. Конечно, такое положение не могло его устраивать. Не то чтобы он боялся за свое кресло или жизнь (хотя в последние годы всевозможные «и.о.» заканчивали, как правило, очень плохо), но несколько опасался. Ничего не поделаешь, такая опаска едва ли не каждому чиновнику на роду написана, тем более чиновнику, возглавляющему спецслужбу… Наверное, поэтому в общем-то порядочный человек и очень толковый специалист Александр Николаевич Нифонтов в последние полгода был особенно осторожен. Каждый раз, когда возникали серьезные осложнения, он предпочитал ориентироваться на кураторов из администрации президента.

Голубков все это прекрасно понимал и поэтому, когда Нифонтов вызвал его к себе, сразу догадался, о чем тот хочет с ним переговорить. А еще полковник Голубков понимал, что если в ближайшее время ситуация не утратит свою остроту, то все шишки посыплются на него, — ведь официально-то операция сорвалась не во Флоренции, а после убийства Крупицы и выкрутасов Пастуха. Непосредственным начальником и того и другого был Голубков — стало быть, ему и расхлебывать.

Свалить вину на людей, за которых он отвечает, полковнику не позволяла совесть, оказаться же крайним — самолюбие, а закрыть на все глаза и вообще не выяснять, что произошло, ему не позволял профессионализм. Как развязаться с такими противоречиями и выбраться из всего этого дерьма незапятнанным? Ответа он пока не знал.

Не знал, но надеялся его получить по ходу дела. В конце концов, на месте он не топтался, кое-что уже нашел, да и Нифонтов, хоть и не хотел идти на конфликт с кураторами, все-таки оставался человеком порядочным, с которым у полковника сложились неплохие отношения. Даже называли они друг друга по-прежнему — по имени-отчеству, но на «ты» — несмотря на то, что новая должность Нифонтова не очень-то к этому располагала. Одним словом. Голубков сидел сейчас в кабинете генерала Нифонтова и гадал, что Александр Николаевич ему собирается сообщить. А то, что появились какие-то новые факты — у него не было никаких сомнений. Иначе бы не вызвал.

— Александр Николаевич, — сказал Голубков, — давай без обходных маневров.

— Ну что ж, давай без обходных. Нифонтов пододвинул к себе какую-то папку средней пухлости и положил на нее ладонь.

— Мокин только что принес мне новые материалы, — сообщил он. — Они были отработаны в течение сегодняшнего утра.

Это была не очень хорошая новость, но чего-то подобного Голубков и ожидал.

Значит, служба собственной безопасности Управления, эта контрразведка в квадрате, все-таки занялась Пастухом вплотную. А раз материалы подшивает и приносит собственноручно ее шеф, подполковник Мокин, значит, Пастуху уже подписали от имени СБ приговор. Что тут скажешь? Либо слишком тяжелые обвинения, либо Пастух их здорово раздражает. Скорее второе.

— Что за материалы? — заинтересованно спросил Голубков.

— Все то же. Твой капитан. — Нифонтов открыл папку. — Вот послушай. Сегодня около семи часов утра он проник в квартиру Крупицы, и ровно в семь с ним связался Крымов… — Крымов?!

— Да. Он позвонил по телефону на номер Крупицы, когда там был Пастухов, и назначил ему место и время встречи… — Расшифровка есть?

Нифонтов передал лист бумаги с текстом разговора Пастуха и Крымова.

Полковник быстро пробежал его глазами, отложил и озадаченно поднял взгляд на генерала.

— Далее, — продолжил Нифонтов, — в семь сорок пять они встретились на Манежной площади у фонтана… у этих самых четырех задниц и двадцать минут о чем-то беседовали… Он извлек из папки несколько фотографий, на которых разговор был зафиксирован в крупных и общих планах, и передал Голубкову.

— Потом они разбежались, и Мокин решил брать Пастухова. Задержание было произведено быстро, вполне корректно. При задержании у твоего капитана изъяли револьвер «смит-вессон»… вот этот… — Нифонтов выложил еще одну фотографию. — Экспертиза показала, что именно из этого оружия был убит Крупица. Кстати, Мокин утверждает, что этот револьвер и принадлежал ему. Крупице.

— Я не понял, Александр Николаевич, Пастухов арестован или нет?

— В том-то и дело, что ему удалось уйти. Он не оказывал никакого сопротивления при задержании, но посадить в машину его не успели. Люди Мокина неожиданно попали под прицельный огонь из проезжавшего мимо автомобиля. Сам понимаешь — Пастухов человек подготовленный, и этого ему вполне хватило, чтобы благополучно унести ноги… Ну, что скажешь, Константин Дмитриевич?

Голубков закурил сигарету — все какая-то пауза, чтобы хоть немного переварить услышанное.

— Если бы я не был в курсе событий и судил о них только из этого рассказа, — произнес он наконец, — я бы сказал, что все это, с точки зрения более-менее грамотного специалиста, какой-то махровый абсурд. За каким дьяволом надо было забираться в засвеченную и явно прослушиваемую квартиру для разговора по телефону? Неужели Крымов, бывший профессиональный разведчик самого высокого класса, который, как ты знаешь, не потерял по своей вине ни одного агента, не смог придумать ничего получше? Абсурд!

— Абсурд.

— Капитан Пастухов тоже профессионал и тоже весьма высокого класса. А ведь его отпечатки наверняка остались на этом «смит-вессоне», так?

— Конечно остались.

— Если это он застрелил Крупицу, причем из его же собственного оружия, неужели он стал бы оставлять этот пистолет у себя, да еще со своими пальчиками?..

— А теперь послушай версию Мокина. — Нифонтов собрал фотографии и бумаги обратно в папку, закрыл ее и отправил в сейф. — Он представляет себе все примерно следующим образом. Крымов перекупил Пастуха… — Это когда и как он мог на него выйти?

— А как они смогли вовремя вычислить нашу операцию?

— Видимо, у Крымова осведомитель… -Кто?

— Есть у меня кое-какие соображения… — Ладно, об этом лучше отдельно. В любом случае: если есть осведомитель, значит, он и на операцию выйти мог. И потом, не забывай, что работа твоего капитана и его команды нами оплачивается. А если есть цена, значит, всегда можно перекупить. Согласен?

— Не согласен.

— Тогда слушай дальше. — Нифонтов встал и прошелся по кабинету. — Крымов перекупил Пастуха, потому что осведомитель — это одно, он лишь передает информацию, а курьер — это другое. Он информацией обладает. Таким образом Крымов выяснил, что именно нам удалось узнать и, соответственно, что ему надо менять в своих планах. Совершенно очевидно, что были засвечены место операции и ее сроки.

Что же касается кассеты, где, насколько мы знаем, был записан разговор Крымова с его заказчиками, то есть компромат на него самого, то эту кассету ему требовалось уничтожить. Он ее уничтожил. И опять при помощи твоего Пастухова.

Все концы обрублены. Фактов, подтверждающих, что бывший кадровый разведчик Андрей Сергеевич Крымов работает в интересах американцев и Североатлантического блока, нет. Зацепиться нам опять не за что, и они могут спокойно продолжать.

Наша игра на опережение провалилась, у них опять появились все шансы сорвать наши переговоры с Китаем.

— Уж не собирается ли Мокин свалить возможный провал переговоров с Китаем на Пастуха?

— Не утрируй. Он просто делает вывод, что капитан Пастухов выполнил оплаченную нами работу, но только на этот раз — не в наших интересах.

— А зачем ему это надо?

— Затем, например, чтобы наверняка отвязаться от нас, от своей полной зависимости, вытекающей из его положения негласного исполнителя спецмероприятий, получить приличную сумму и осесть для безбедного существования где-нибудь в Колорадо. Такая причина для Мокина более чем достаточна. А чтобы исчезнуть надежно, он намеренно подставляется нам, дабы его однозначно считали предателем и больше никогда не пытались искать. Когда в ближайшем времени он инсценирует свою смерть, мы просто вздохнем с облегчением и будем уверены, что это вообще наша собственная работа.

Голубков слушал все это со смешанным чувством удивления и раздражения.

Потом вздохнул и покачал головой:

— Ну и насочинял ты, Александр Николаевич. Похлеще Ханса Христиана Андерсена.

— Во-первых, это Мокин насочинял… — Но это же бред какой-то!

— Возможно, что это действительно не совсем логично с точки зрения твоих собственных убеждений, но существуют факты, очень много фактов, и все они вполне подтверждают эту или такого рода версию… Понимаешь теперь, какая петрушка получается? Все действия Пастухова играют на руку Крымову и срывают наши планы.

Значит, подытожим. Записанные на пленку переговоры Крымова с представителями военной разведки Североатлантического блока и ЦРУ, которые — подчеркиваю — не только компрометировали предателя Крымова, но и давали возможность оперативно схватить НАТО за руку, эти записи не доходят до нас. Они уничтожены пластиковой взрывчаткой, которую доставил Пастухов. Причем, обрати внимание, эта взрывчатка должна была рвануть у тебя в руках, и никто не может поручиться, что Пастух об этом не знал. Во-вторых, капитан Владимир Крупица убит двумя выстрелами в голову сразу после того, как он предупреждает начальника службы собственной безопасности о том, что с Пастуховым могут возникнуть осложнения… — Ты же прекрасно знаешь, что в таких случаях совсем не так звонят и совсем не то говорят.

— Подожди, — поднял ладонь Нифонтов, — я закончу… После чего револьвер, из которого убили Крупицу, оказывается в кармане Пастухова с отпечатками его пальцев, в том числе и на спусковом крючке. И при всем моем осторожном отношении к Мокину он ко всему перечисленному не имеет никакого отношения. В-третьих, следом за всем этим зафиксирован разговор Пастухова и Крымова по телефону, где они договариваются о встрече, а потом и сама эта встреча. И, в-четвертых, кто-то срывает захват Пастухова, и здесь возможны только два варианта. Либо это люди Крымова, и тогда вопрос закрывается окончательно — ведь отбивать свидетеля, вместо того чтобы уничтожить его, необходимо только в том случае, если их договор с Крымовым еще не завершен и Пастухов ему еще нужен, — например, для операции в Амстердаме, о которой мы должны были получить информацию. Либо это был кто-то из команды самого Пастухова, и тогда дело еще серьезней, потому что начинает вмешиваться еще и его команда. Мокин склоняется к первому варианту.

Таким образом, выводы напрашиваются сами.

— У меня, Александр Николаевич, возникает странное ощущение какой-то нарочитости от этой истории. Я все больше убеждаюсь в том, что все это игра Крымова. Ему она нужна, чтобы увести нас, запутать хотя бы на время. Ему очень нужно выиграть это время. И мы сейчас сами себя ловим на эту удочку… — Возможно, но это никак не перечеркивает фактов Мокина. Зачем твоему Пастухову уходить? Ведь речь шла только о выяснении обстоятельств его ссоры с Крупицей. Откуда у него этот «смит-вессон»? Какие у него общие интересы с Крымовым?..

Голубков слушал и понимал, что он, пожалуй, знает теперь ответы на все вопросы и знает все, что произошло. Но он чувствовал, что не должен говорить об этом. Полковник не забыл ночного звонка Пастуха и его вопроса «Где моя семья?».

Очевидно теперь, что семья Пастуха у Крымова и, скорее всего, уже за территорией России. Вот вам и общие интересы, которые можно обсуждать на встрече. Но поди расскажи об этом! Да Мокин только обрадуется — еще один факт в его копилку:

Пастух уже переправил свою семью на Запад, да еще и при помощи Крымова! Нет сомнений, что скоро он и сам последует туда.

— Но дело даже не в этом, — сказал вдруг Нифонтов, неожиданно вписавшись в размышления Константина Дмитриевича. Он сел обратно в кресло и чуть наклонился в сторону Голубкова. — Дело в том, что Мокин, по всей видимости, докладывается наверх мимо меня. И, по всей видимости, в Главное управление охраны Президента.

Это я понял сегодня утром у президента на совещании. Кое-кто оказался в курсе некоторых наших проблем в китайской теме, о которых я еще не успел доложить.

— Этого и следовало ожидать. ГУО никогда не имело над нами полного контроля и всегда хотело его иметь. Ясно, что они будут пытаться поставить на твое место своего человека, и почему бы этим человеком не стать Мокину? А потом он вместе с руководством ГУО отправится к президенту с предложением слить наши структуры.

— И заметь, что протолкнуть Мокина проще всего на наших с тобой ошибках.

Голубков усмехнулся:

— Теперь ясно, откуда у него такая версия. Пастухов идеально подходит для роли предателя, который развалил все дело. А от предателя ниточка, естественно, потянется к нам… — Полковник раскурил еще одну сигарету и пододвинул к себе пепельницу. — Только ведь это еще не все, Александр Николаевич. Есть и другой вариант.

— Что ты имеешь в виду?

— Вспомни материалы по Крымову. Это сейчас он в отставке и попал в наше поле зрения потому, что мы занялись подготовкой и обеспечением информационной безопасности договора России с Китаем. Естественно, что информация внешней разведки о контактах Крымова легла нам на стол и мы начали его разрабатывать.

Так?

— Так.

— А теперь вспомни его прошлое. Это не просто «комитетские» операции, это что-то покруче, возможно, дела ЦК, мы сейчас даже не знаем всех подробностей. А если предположить, что эти старые дела тянутся до сих пор? Причем не столь важно — боится их кто-то, интересуется ими кто-то. Важно, что им нужен Крымов. Один. В надежных руках. Например, в руках Мокина. Но для этого нужна веская причина, чтобы его плотно подключить. Какая причина лучше всего подходит для смены шефа внутренней безопасности?

— Действующий агент Крымова.

— Точно. И, заметь, Пастухов для поддержания этой версии идеально подходит.

Нифонтов откинулся в кресле, несколько секунд пристально смотрел на полковника.

— На совещании у президента, — произнес он, — от меня потребовали, чтобы наши внутренние проблемы были разрешены в течение двух суток.

— Значит, на нашем совещании, — подхватил Голубков, — Мокин будет требовать свободы действий для себя, — Именно так… Кстати, нам пора. Минут через пятнадцать все соберутся. Давай решать, Константин Дмитриевич, что нам делать.

— А что делать? Надо срочно искать дополнительную информацию на Крымова. Я займусь этим. Засажу наших аналитиков, выйду на контрразведку и на СВР, посмотрим, что сможем достать… — Согласен.

— Нам необходимо узнать, что за игру начал Мокин и не ошиблись ли мы с нашими версиями. А что касается Пастухова… — А что касается Пастухова, — вдруг перебил и.о. начальника Управления, — это твоя епархия. Я рассказал тебе все, что знал. Думай.

На этом их разговор закончился, и Голубков вернулся к себе, а через пятнадцать минут они снова встретились, только уже на совещании. И в ближайшие же два часа на этом самом совещании подтвердилось очень многое из того, что Нифонтов с Голубковым предположили. Подполковнику Мокину действительно были предоставлены дополнительные полномочия и свобода действий для скорейшего завершения внутреннего расследования обстоятельств утечки информации и гибели заместителя оперативного отдела. В связи с этим работа самого отдела ограничивалась наружным наблюдением за Крымовым и передавалась под контроль внутренней службы безопасности и лично Мокина до выяснения всех обстоятельств.

Арестовать Крымова и полностью выключить Голубкова из темы было совершенно невозможно, поскольку это лишало Мокина выхода на секретную операцию в Амстердаме. Но все же ход он сделал сильный.

Весь вечер этого дня Константин Дмитриевич Голубков анализировал ситуацию и искал выход. Он думал о том, что произошло за последнюю неделю и особенно за последние три дня с того момента, как 15 июля Пастух во Флоренции стал свидетелем их провала и чуть не нарвался на пулю снайпера. Да, именно так и надо было это квалифицировать — стал свидетелем их провала. Голубков вспоминал все и анализировал, пока завершал дела у себя в кабинете, потом продолжил по дороге домой; и даже ночью, когда жена уже спала, он все еще прикидывал вероятность удачи того или иного решения проблемы, глядя в проем неплотно зашторенного окна.

И все больше склонялся к одному из найденных решений.

Ночная телефонная дуэль с Пастухом, разговор с Нифонтовым и схватка с Мокиным на совещании — все это дополняло и подхлестывало размышления полковника Голубкова, и теперь он был уже совершенно уверен в своей версии. А выстраивалось у полковника вот что:

В свое время именно Управление выдвинуло идею подписания договора о военном сотрудничестве с Китаем. Поскольку уже давно предполагалось восстанавливать отношения между Пекином и Москвой, то было бы логичным ускорить этот процесс, дополнить его неофициальной частью, касающейся военного сотрудничества, и организовать встречу на высшем уровне для подписания такого договора сразу после отказа Брюсселя приостановить расширение НАТО на Восток. По мнению многих аналитиков, военная коалиция России с Китаем несравнима по своим масштабам с Варшавским Договором. Это будет мощный ход российской дипломатии. Идея была утверждена и около полугода назад принята к разработке. Управлению была поручена в том числе и информационная безопасность подготовки договора. Очень быстро по каналам СВР и самого Управления была выявлена утечка информации в Брюссель и примерно в то же время ориентировка на некоего бизнесмена Крымова, имевшего контакты с офицерами Объединенного военного командования НАТО. Немедленно все это свели в одно дело. Так появилась «китайская тема», и таким образом они занялись Андреем Сергеевичем Крымовым, бывшим офицером Первого Главного Управления КГБ Страны Советов и нынешним бизнесменом.

Достаточно быстро удалось установить, что в Брюсселе разработана операция по переброске на Тайвань крупной партии российских ракет средней дальности нового поколения. Тайвань, конечно, это самая большая головная боль Китая, с этим не поспоришь. Пекин до сих пор никак не может проглотить этот кусок окончательно. И тут не то что ракет — пороха из русской гильзы достаточно, чтобы не состоялся никакой договор между Москвой и Пекином. Но каким образом, кто в Брюсселе собрался перебросить на Тайвань российские ракеты (причем нового поколения), пусть даже и при содействии американцев? Да еще по каналам, якобы существующим больше пятнадцати лет, в течение которых Россия якобы продавала Тайваню военные технологии?! Все это, с точки зрения Голубкова, очень смахивало на бред, потому что даже дезинформации такой не бывает!

Но вскоре все прояснилось. Речь шла не об «операции по переброске», а о грандиозной провокации. Задумано все предельно просто. В каком-нибудь европейском порту арестовывается Интерполом сухогруз, на борту которого обнаруживаются даже не сами ракеты, а какие-нибудь незначительные, но весьма убедительные комплектующие к ним или что-нибудь в этом роде. Одновременно арестовывается сотрудник российских спецслужб, якобы осуществлявший контроль за транспортировкой груза, который очень быстро «колется» и рассказывает о поставке на Тайвань российских ракет средней дальности, причем по каналам, которые использовались в подобных целях больше пятнадцати лет. Информация об этом как бы невзначай попадает к китайским властям, а чуть погодя начинает развиваться крупный скандал в прессе. Здесь самое главное — найти очень убедительную фигуру на роль сотрудника российских спецслужб, и тогда такая провокация способна отодвинуть подписание договора о военном сотрудничестве с Китаем очень надолго.

И такого человека удалось найти. Видимо, не без помощи американцев. Таким человеком оказался Крымов. Как они его заполучили? Чья тут игра — Крымова или натовских стратегов? Вопросов оставалось много, но не оставалось времени.

Действовать надо было быстро.

Оперативный отдел Управления разработал план на опережение. Были найдены и задействованы каналы, по которым удалось записать переговоры Крымова с майором разведки Объединенного командования НАТО Джозефом Глоттером, которые однозначно доказывали предстоящую провокацию. Надо было доставить все это в Москву, должным образом задокументировать, запротоколировать и с этими фактами на руках начинать официальный разговор со штаб-квартирой НАТО. Голубков решил привлечь Пастуха к операции, поскольку появились подозрения, что началась утечка информации уже непосредственно из Управления, а значит, надо было поторопиться и перестраховаться в выборе курьера. Но увы, торопливость не помогла.

Здесь заканчивается более-менее очевидная внешняя политика и начинается туманная внутренняя. Именно с этого момента начинается версия Голубкова, которая окончательно сформировалась у него этим днем и сейчас, ночью.

В Управлении, как теперь ясно, был личный осведомитель Крымова. Он постоянно держал его в курсе дел по китайской теме. И этим двойным агентом оказался Владимир Крупица. Не по своей воле, разумеется, просто Крымов, когда ему понадобилась информация из Управления, очень быстро нашел подход к бывшему чекисту Крупице. Видимо, раньше дорожки их где-то пересекались. Впрочем, это уже не важно. Важно, что Крупицу опередить не успели, и операция сорвалась. Таким образом, Крымов своевременно получил информацию о том, что он на крючке, и передал эту информацию в Брюссель. И Пастуха, и агента — дипломата Баданова, и все записи попытались уничтожить прямо во Флоренции. Но Константин Дмитриевич не зря перестраховался с курьером — Сергею удалось уйти. И тогда в дело вступил Крымов. Ему пришлось исправлять ситуацию импровизационно, прямо в Москве, и справился он с этим великолепно.

Голубкову не совсем понятно было, кто именно сообразил подсунуть Пастуху бомбу: то ли Крупица запсиховал, то ли Крымов надоумил. Да это и не важно. Дело было сделано наверняка — либо накрывают Голубкова вместе с пленкой, либо подставляют Пастуха, причем от пленки избавляются в любом случае. Выгорел второй вариант. Ну а дальше дело техники. Убрать Крупицу, оружие подсунуть Сергею, засветить его по ходу дела телефонным разговором и встречей, которую обязательно отснимут, а чтобы Пастух наверняка вышел на контакт — взять его семью в заложники (заодно можно и в дальнейшем ставить условия, если его не добьет Мокин или он сам не спятит от перенапряжения и попытается действовать. Тройная защита!). Вот что происходило на самом деле. А насчет машины Мокин совершенно прав — там были люди именно Крымова. Так сказать, последний штрих: позволить забрать у Сергея компромат («смит-вессон»), а потом помочь ему сбежать, чтобы навлечь еще больше подозрений.

Да, это вам не фунт изюма. Выполнено все превосходно. Ничего не скажешь.

Только вот что теперь делать? Далеко не все известно о Крымове, о его прошлых делах, а это значит, увы, что до сих пор далеко не все известно о его планах и его тактике. Едва ли такой человек идет на поводу у Брюсселя, но в таком случае — чего он добивается? Каковы его ближайшие действия? Наверняка это не известно. Но Константин Дмитриевич был уверен, что более подробная информация приоткроет не только это, но и объяснит неожиданную агрессивность Мокина. Ясно только одно — действовать надо быстро и кардинально, одним мощным ударом. Но такое возможно только после получения дополнительной информации, дня через два… А самое главное, что никакая информация не будет гарантировать жизнь Пастуху и его ребятам.

И когда Голубков понял, что помощи Пастуху и его ребятам ждать неоткуда, потому что официально они просто безработные бывшие офицеры Министерства обороны, совершившие несколько дерзких преступлений, когда понял, что даже сам не в силах сейчас помочь им и поддержать официально, решение осталось у него только одно. Он должен завтра же, то есть уже сегодня утром, выйти с ними на связь и посвятить их в курс дела. Если они уже и сами знают (по крайней мере.

Док точно в курсе), то информация просто поможет им сориентироваться. Вместе они продержатся ближайшие дни, а там уж Голубков постарается найти выход… Теперь вопрос: как связаться с ними надежно, но быстро? В Управлении их адреса известны, так что рисковать нельзя. Гарантировать конфиденциальность мог только телефон новой квартиры Артиста, которую он снял совсем недавно. Кто мог знать его Новый адрес, кроме ребят и самого Голубкова? Если только каким-то образом разнюхал Крупица, да и то вряд ли. Впрочем, он теперь все равно никого не сможет предупредить. А уж телефон новой квартиры Артиста точно никто, не мог знать… …Уснуть полковнику Голубкову удалось только около четырех часов ночи. Сон не принес ни облегчения, ни отдыха. Он встал разбитый, охваченный тревожным ожиданием, и только благодаря профессиональной привычке держаться в форме ему удалось привести себя в порядок.

День предстоял тяжелый.

По дороге в скромный трехэтажный особнячок в центре Москвы, принадлежащий Управлению, Голубков остановил машину у таксофона и набрал номер Артиста.

Таксофон не работал. Чертыхнувшись неслышно, Голубков перешел к следующему, и только на четвертый раз ему удалось дозвониться…

8

В этот день, восемнадцатого июля, Семен Злотников никуда не торопился и ничего не ждал, он просто лежал на диване кверху пузом в блаженной расслабленности и думал о том, что впервые за несколько лет ощущает спокойствие.

Спокойствие и еще, как это ни странно, свое имя. Ощущает, что он не солдат, готовый в любую минуту к войне и ее жестокости, что он не бывший боец спецназа, прозванный Артистом своими друзьями братьями по оружию, с которыми был сначала вышвырнут из армии военным начальством, а потом так же быстро гражданским начальством нанят для «специальных мероприятий» (той же самой войны, только завуалированной секретностью), а обычный беззаботный молодой человек Семен Злотников. Его не нервируют проблемы, его не беспокоит неустроенность и уже не так раздражает это постоянное чувство вязкого тумана, когда совершенно непонятно, что с ними будет послезавтра, потому что завтрашний день может оказаться последним. И дело не в том, что все это его больше не волновало, просто теперь он мог думать об этом спокойно, из состояния равновесия.

А равновесие это установилось несколько дней назад.

Ее звали Александра. Сашка. Худенькая, веселая девушка — они познакомились с ней в джазовом клубе «Хорус» на Остоженке. Злотников оказался в первый раз в этом клубе вместе со всеми — с Доком, Боцманом, Мухой и Пастухом, когда их пригласил туда хозяин клуба, толстый добродушный человек по имени Марат, старый школьный приятель Трубача. Трубач очень хотел поиграть в этом клубе, да и Марат много раз приглашал его, но то одно, то другое — словом, ничего из этого толком не получилось. Трубач погиб, так и не успев сыграть свои блюзы с аккомпанирующим джаз-бэндом. В тот день Марат в очередной раз пригласил всех, еще не зная, что Трубач погиб. И они пришли. Пришли все. Вдруг. Только без Трубача. Пастух сказал тогда, что самое лучшее место для саксофона, который они когда-то подарили Трубачу, — как раз в этом клубе. И они пришли, и принесли саксофон Марату. Вот именно в тот день Злотников и познакомился с Александрой. Точнее, тогда еще не познакомился, а только первый раз увидел.

Он заявился тогда раньше всех, зашел в зал, огляделся в поисках места поудобней и сразу увидел ее, и взгляд, словно намагниченный, уже не мог оторваться от ее легкой фигурки. Девушка работала в клубе дежурным администратором и в тот день лихо решала все возникающие по ходу дела проблемы и проблемки. Она то деловито порхала по залу, то исчезала за сценой — создавалось впечатление, что все здесь функционирует исключительно благодаря ее жизнерадостной энергии.

Марат застрял где-то в недрах клуба, и у Злотникова появилась причина заговорить с зачаровавшей его девушкой. Он подождал, когда она в очередной раз выпорхнет в зал, подошел и спросил: нельзя ли, мол, вызвать из вашего закулисья Марата?

— Марата? Да вон он, около сцены, — показала девушка.

А потом стали подтягиваться ребята, но все никак не решались сказать Марату о смерти Трубача, и пока это известие еще не омрачило хозяина клуба, Семен успел переброситься с ним парой слов.

— Ее, случайно, не Джульетта зовут? — спросил он, кивнув в сторону Сашки.

— Нет, ее зовут Александрой. Но ты у нас тоже не Ромео, так что не переживай.

— То-то и оно. Нет повести печальнее на свете… Кстати, какое вино она предпочитает?

Муха, сидевший слева от Злотникова, только усмехнулся.

— Иди ты к черту со своей рекогносцировкой, — сказал он. — Это тебе не боевая операция, здесь импровизировать надо, понял? Артист ты в конце концов или не артист?

— Убедил… А потом они слушали музыку, а потом все рассказали Марату и просидели с ним в клубе почти до полуночи, трепались, и Марат рассказывал им о Трубаче. В тот день еще не пропал Пастух и не начались все эти события. В тот день все было спокойным и печальным. В тот день они пили за Трубача. И внимание Злотникова было занято худенькой веселой девушкой Александрой. А когда он уходил, то Марат даже сказал ему лукаво, что прощаться не будет, потому что завтра они наверняка вновь здесь встретятся. Так и случилось. В двенадцать, когда клуб закрывался, Злотников пожелал Александре спокойной ночи и ушел, но в десять утра, когда открывался клубный бар, он уже пришел, увидел ее и сказал: «Доброе утро».

На следующий день они вышли из клуба вдвоем и с тех пор уже не расставались ни на минуту. Попадание было стопроцентным. Во всяком случае, в него.

Оказывается, это так просто — немного тепла от того, кто рядом с тобой, и вот ты уже словно ступил на твердую почву. Наутро после первой их ночи, когда они еще лежали в постели обнявшись, Сашка сказала ему, что ей ужасно уютно с ним, и это слово — «уютно» — вдруг показалось Злотникову очень важным, потому что тянуло за собой спокойствие. Он понимал, что прошлое и настоящее не отпустят, что ему все равно суждено остаться в их команде бывших бойцов спецназа и нынешних «солдат удачи», наемников на тайной службе государству. Он понимал, что все равно останется Артистом, но сейчас он был просто Семеном Злотниковым и ни о чем больше задумываться не хотел… В этот день, спустя месяц после их знакомства, Злотников с самого утра пребывал в состоянии легкого блаженства. Они проснулись с Александрой поздно и никуда не собирались торопиться — Сашка принимала ванну, а он лежал на диване, заряжаясь от своего блаженства, как аккумулятор от розетки электросети, и не собирался ни о чем задумываться. Но жизнь, как известно, склонна преподносить сюрпризы, большей частью неприятные и, как правило, в самый неподходящий момент.

Так что если суждено было Злотникову нарваться на неприятный телефонный разговор, то это должно было произойти именно сейчас. И произошло.

Телефон разразился нервными трелями. Злотников снял трубку и тут же услышал голос полковника Голубкова. Сначала стало досадно за испорченное настроение, потом стало противно, а потом ушли все чувства, кроме тревоги и желания немедленно действовать. Блаженство закончилось. Семен Злотников снова стал Артистом.

Полковник не стал тянуть и сразу выложил все. Коротко, но ясно. Он сказал, что надо срочно встретиться, что дело очень серьезное и касается оно их командира Сереги Пастухова. Но больше всего Злотникова насторожил не сам факт звонка, а нервозность в голосе полковника — это было ему совершенно несвойственно. А еще озадачивало то, что Голубков торопился. Он строчил, как из пулемета, сухо и четко: тебя нашел первым, искать остальных времени нет, сам найдешь, встретиться надо ровно через час на Тверском бульваре, все.

В телефонной трубке остались только гудки.

В ванной все еще шумела вода, скрывшая от Сашки неожиданный звонок, а жизнь уже успела сделать очередной поворот на сто восемьдесят градусов, и никто не мог поручиться, что поворот этот не будет стоить ему, Семену Злотникову, жизни. Судя по всему, произошло что-то очень, без сомнения, серьезное.

Он поднялся, подошел к окну и раздумывал еще десять минут, рассеянно глядя на улицу. А потом снова вернулся к телефону, набрал номер Боцмана. Как только Сашка, закутавшаяся в огромное полотенце, вышла из ванной, он коротко объяснил ей, что должен срочно уйти, что это очень важно и что пусть она его обязательно дождется. Поцеловал ее мокрые губы и решительно вышел из квартиры.

Он понимал, что на встрече с полковником Голубковым нужно быть им всем, но он точно знал, что в течение часа сможет наверняка найтись один Боцман, потому что с Доком была только односторонняя связь, а Муха еще вчера куда-то слинял… Он встретился с Боцманом у выхода из метро, и они медленно пошли по Тверскому бульвару. До места встречи им удалось добраться раньше Голубкова, в запасе оказалось целых пятнадцать минут, и Злотников успел подробно рассказать Боцману о сегодняшнем звонке полковника. Никого из команды и впрямь больше не было. Значит, Голубков действительно не врал, когда говорил, что у него нет времени искать остальных. В общем, как бы там ни было, а услышать все, что должен был сказать полковник, и принять решение выпадало им — Артисту и Боцману.

Голубков появился точно в назначенное время. Минута в минуту — можно было проверять часы. Он торопливо подошел к ним по бульвару, и Злотников в очередной раз отметил, что полковник проявляет несвойственную ему нервозность. Интересно, что должно было произойти, если шеф оперативного отдела Управления по планированию специальных мероприятий — одной из самых серьезных спецслужб страны — позволяет себе так выглядеть? Это все больше беспокоило Злотникова — и, как выяснилось, не зря беспокоило.

Сухо поздоровавшись, полковник сразу перешел к делу, и вот тут-то пришла очередь проявлять нервозность им с Боцманом, ибо они совершенно не ожидали услышать то, что услышали.

Сергей Пастухов должен быть найден и уничтожен.

Именно это имел в виду полковник, и в первое мгновение Злотников и Боцман просто не поверили своим ушам. Они скорее готовы были согласиться с тем, что этот блестящий профессионал, всю жизнь проработавший в спецслужбах и привыкший рассчитывать каждое свое слово, глупо и неуместно шутит, нежели поверить ему.

А как иначе толковать все это? Сейчас их было только двое, но это не имело значения, потому что в любом месте на этой земле, в любой ситуации они остаются одной командой и жизни их прочно и навсегда связаны невидимыми нитями. С тех пор как они собрались почти два года назад, — как будто семь звезд неожиданно сложились в созвездие — это ощущение ни разу не ослабло, Даже после гибели Тимохи, когда их осталось шестеро. И потом, когда Управление нашло их и стало привлекать для своих операций, сделав наемниками, «солдатами удачи». А Серега Пастухов не просто один из них — он командир, он тот, кому суждено было собрать команду и связать их судьбы. Они уверены в нем больше, чем в себе самих, иначе быть не может, потому что иначе команда не выживет, и полковник об этом прекрасно осведомлен.

Какой-то чудовищный абсурд!

И об этом им говорит теперь тот самый полковник, который собственноручно и неоднократно нанимал всю их команду, во главе с Пастухом, на выполнение специальных мероприятий своего Управления! Или при соблюдении государственных интересов ни справедливость, ни порядочность не предусматривается?..

Сергей Пастухов должен быть найден и уничтожен.

Нет, полковник, конечно, не давал им такого задания (попробовал бы!) и даже не сказал именно так, он всего лишь объяснил, что руководство Управления считает Пастуха виновным в провале какой-то серьезной операции и в том, что он утаивает прошедшую через него секретную информацию, которую срочно требуют кураторы Управления — черт знает какие высокие чиновники, чуть ли не сам президент.

Чиновники в гневе, и Управление решило «принять меры». Но что такое «принять меры» в этой игре — ясно даже ребенку! Так что и Злотников, и Боцман прекрасно поняли мысль полковника… Во время разговора они медленно шли по бульвару, а теперь остановились у щита с концертными и театральными афишами, и Голубков закурил сигарету.

— Скажите, полковник, вы в своем уме? — без тени иронии спросил Злотников.

— Вы хоть сами понимаете, что предлагаете нам?

— Не передергивай, Артист, я ничего вам не предлагал. Я только констатировал факты: ваш командир должен был встретиться во Флоренции с моим человеком, получить от него информацию, которая нужна Управлению немедленно, и передать ее мне… А теперь задумайтесь: человек, с которым встречался Пастух, был убит сразу после их встречи, и по местному телевидению показали фотографию Сергея как предполагаемого убийцы. Раз. Сотрудник Управления, который должен был встретить вашего командира и привезти его ко мне, был убит сразу после того, как встретил Сергея. Два. Информация, которую Пастухов должен был доставить и которая нужна Управлению немедленно, до сих пор у него, и никто не знает, где он сейчас. Три… — А почему вы думаете, что это его игра?

— Я не могу исключить этого, потому что он сам. Пастух, ничего мне не объяснил. Но самое главное, что Управлением зафиксирована его встреча с тем человеком, которого и должна была скомпрометировать информация из Флоренции.

Понимаете теперь? Управление считает, что Пастухов не только наследил, но и, возможно, передал всю полученную информацию противнику. А поскольку время нас катастрофически поджимает, никто не будет ни разбираться, ни сомневаться… — Если ты его хоть пальцем тронешь!..

Полковник жестом остановил Боцмана, готового навсегда припечатать его к афише, сказал:

— Не я буду отдавать приказы, и не я буду их выполнять… И выжидающе посмотрел на собеседников. Короткая неприятная пауза холодила нервы. Злотников бросил секундный взгляд на Боцмана — тот опустил голову, спрятал глаза — уткнулся ими куда-то себе под ноги и стоял, стиснув зубы, чтобы сдержаться.

— Что вы хотите от нас? — спросил он.

— Ничего.

— Полковник, давайте обойдемся без этих загадок. Вы слишком много нам рассказали, чтобы недоговаривать. Это глупо. Просто так вы бы не стали нас искать… Хорошо, вопрос можно поставить по-другому: почему вы нам все это рассказали?

— Я не очень-то верю в игру Пастуха, но ничего не могу уже сделать. Ничего… Во всяком случае, до тех пор, пока у меня нет объективной информации.

— Вам нужна информация?

— Информация нужна всем. Артист. Только что, например, я поделился с вами своей информацией, и мне кажется, что она для вас будет поважней, чем то, что вы сможете раскопать сами. Это очень просто. Я должен был рассказать все, что знаю.

Я рассказал. Теперь вам решать, что с этим делать, но запомните, что у вас в распоряжении есть только десять дней. И еще, когда найдете Сергея, свяжитесь сразу со мной. Исключительно со мной.

С этими словами Голубков достал из внутреннего кармана аккуратно сложенную газету и передал ее Злотникову.

— Может быть, это вам поможет, — сказал он. — Здесь кое-какие фотографии и распечатки по Крымову. Это тот человек, встречу Сергея с которым мы зафиксировали.

Полковник пожелал им удачи и торопливо ушел к подземному переходу под Тверской.

Ушел, словно его и не было.

Только оставленный им номер «Известий» с какими-то бумажками внутри и ощущение надвигающейся опасности, похожее на озноб, напоминали о полковнике.

Погода портилась на глазах, словно решила побыстрей вернуться в зимнюю спячку. Откуда-то налетел холодный ветер и сразу заметно усилил неприятное впечатление от разговора. Злотников повертел газету в руках.

— Это надо понимать как заказ на жизнь Пастуха? — риторически спросил он.

— Плевать он хотел на нашу жизнь, — хмуро отозвался Боцман.

— Ты думаешь? Они переглянулись.

— Ну, не знаю, — поправился Боцман, — но если Пастух действительно вляпался и вся эта шушера попрет на него, от Голубкова мы вряд ли дождемся помощи. Он не пойдет против начальства.

— Уже пошел, — напомнил Злотников. — Если, конечно, сказал нам правду.

Боцман ответил после минутного раздумья.

— Мне все это очень не нравится. Надо связаться с нашими. Сегодня же.

Пока они знали очень мало, а понимали, не обладая детальной информацией, еще меньше. И уж полковнику-то они пока что не могли доверять — во всяком случае, полностью. Что им двигало? Хотел ли он помочь? Или, может быть, ему самому просто нужна информация? И почему он так настойчиво просил связаться с ним, и исключительно с ним? Это могло произойти только в двух случаях — либо Голубков не доверяет никому, либо Управление ведет игру против них всех. Тогда какая цель у этой игры? И что произошло с Пастухом? Боцман оказался совершенно прав — это никак не могло понравиться… Впрочем, пока что все это было не принципиально. Пока принципиально было только одно, а именно вот что: теперь они сами за себя, в полной изоляции, и, что самое главное, белыми в этой партии играют явно не они, ибо первый ход уже сделан и им остается только отыгрываться.

Но вот что было особенно интересным: всем вместе, пятерым, им суждено было встретиться только вечером этого дня — 18 июля, И хотя сейчас все они: Пастух, Док, Артист, Боцман, Муха — были разбросаны по разным местам и почти не имели информации друг о друге, несмотря на это, они уже все действовали, все уже были «в деле». В своем собственном деле, словно беда одного из них невидимым сигналом собирала всех остальных.

Часть вторая. Успеть, чтобы выжить

1

Худой черноволосый человек в легком сером плаще в очередной раз поднес к глазам полевой бинокль, рассматривая шоссе на противоположном берегу реки.

Объект его внимания не появился и на этот раз, но человек не подавал признаков нетерпения или недовольства.

— Мистер Глоттер, — растягивая слова, произнес по-английски его спутник, розовощекий коренастый эстонец, — вы, кажется, сомневаетесь в чем-то?

— Я сомневаюсь, — задумчиво ответил Глоттер, опуская бинокль, — что у вас в Эстонии бывает солнечное лето. Что скажете?

— Это несправедливо.

Глоттер кивнул вверх, к небу:

— Посмотрите: пасмурно, холодно и очень скоро начнется дождь.

— Так иногда бывает… — А меня очень устраивает такая погода, господин Лийвак. Кстати, это не ваше ведомство постаралось?

Эстонец кисло усмехнулся и снова поднял к глазам бинокль. Погода и в самом деле не баловала. В отличие от какой-нибудь Флоренции или даже Москвы, в свободной Эстонии лето в этом году явно не задалось. Уже середина июля, а гордые эстонцы так и не увидели солнца. Вот и в этот вечер семнадцатого июля над пограничной Нарвой клокотали низкие тучи, готовые в любую минуту разразиться мелким противным дождем.

Впрочем, погода и прочие природные явления никак не влияли на количество желающих пересечь российско-эстонскую границу, и змеи автомобильных очередей с обеих сторон этой границы не уменьшались. Река Нарва, которая и дала название городку, за последние несколько лет вернула свое исконное значение: теперь она снова разделяла цивилизованный Запад и грозный варварский Восток. Все как и прежде: старинный замок, принадлежавший еще Ливонскому ордену, с крепостными укреплениями вокруг города Нарва на одной стороне реки и мощная русская крепость Ивангород с пузатыми башнями — на другой стороне. А между ними мост.

Многовековая граница. Маленькая Эстония всегда подчеркивала свое европейское происхождение, но ей была уготована историей судьба вечной разменной монеты в противостоянии русского колосса с Европой. Зато сегодня, получив-таки свою долгожданную независимость, Эстония не упускает случая продемонстрировать ее.

Однако на границе, на этих двух таможенных постах, очереди не отличались одна от другой. Суверенитет суверенитетом, а заработать хотели с обеих сторон, вот и тянулись целыми днями грузовики, трейлеры и частные легковушки. На таможенном посту Нарвы царило оживление. Невозмутимые эстонские пограничники молча проверяли содержимое машин, гудели двигатели, ругались водители, а какие-то наглые личности без определенных национальных признаков сновали там и сям, хрустя пухлыми пачками долларов. Именно здесь, на эстонской стороне, чуть дальше от моста, на возвышении стоял мистер Глоттер рядом со своим спутником и время от времени рассматривал в бинокль шоссе на противоположном берегу.

— У нас не возникнет осложнений на русской таможне? — спросил он.

— Русские чиновники остаются одинаковыми при любой власти, — брезгливо пояснил эстонец. — С ними всегда можно договориться за определенную плату.

— Да?

— Это в их характере. Глоттер хмыкнул.

— Боюсь, господин Лийвак, что эстонские чиновники тоже имеют свои слабости, — сказал он. — Сегодня они уже пропустили несколько тяжелых трейлеров без досмотра, как раз после общения с местными мафиози. Я сам видел… Что скажете?

— Наверное, у них не было причин сомневаться в честности этих людей, — недовольно буркнул Лийвак.

— Каких? Тех, что собирают деньги с водителей?.. А впрочем, мне все равно.

— И Глоттер снова поднес бинокль к глазам. — Важно только одно, капитан. Важно, чтобы мой груз как можно тише и быстрее добрался до Таллина.

— Не беспокойтесь, на нашей территории проблем не возникнет… — Так, — неожиданно произнес Глоттер с явным удовлетворением, — вот, кажется, и появились те, кого мы ждем.

Бинокль в его руках замер.

Указательный палец правой руки подкрутил колесико наводки на резкость… На русской стороне к очереди автомобилей подъехал замызганный трейлер-контейнеровоз. Не успел он притормозить, как на его подножку вскочил какой-то парень, и через минуту трейлер беспрепятственно подъехал к началу очереди, нагло подрезал старенькую «вольво» и остановился перед пограничным шлагбаумом. Беспокоиться Глоттеру и в самом деле не пришлось — российский пограничник почти сразу пропустил машину, козырнув и подняв шлагбаум. Трейлер изрыгнул клуб белого дыма и не спеша переполз через мост на эстонскую сторону, где соблюли формальности еще быстрее. Через пять минут тяжелая машина уже спокойно припарковалась на обочине шоссе в городе Нарва.

— Отлично, капитан, — сказал Глоттер, убирая бинокль в кожаный футляр.

— К вашим услугам, майор. Мы считаем своим долгом помочь нашим партнерам.

— Нам пора. Пойдемте.

Майор Джозеф Глоттер прекрасно понимал, что слова Лийвака не просто любезность. Эстонские власти давно стремятся сделать свою страну полноправным членом НАТО, а потому любая просьба представителей Организации Североатлантического договора будет с энтузиазмом выполнена. Так что когда Бюро стратегического анализа и планирования Объединенного военного командования НАТО разрабатывало операцию «Имитатор», то в качестве экстренного канала связи и переброски была сразу выбрана Прибалтика. А конкретнее — Эстония. А если еще конкретнее — эстонская контрразведка. Расчет оправдал себя. Лишь вчера утром Джозеф Глоттер связался с эстонцами, а уже сегодня — всего через сутки — все было организовано лучшим образом. Майору Объединенного военного командования НАТО оставалось только вовремя прибыть на место встречи.

Лийвак и Глоттер сели в подготовленную для них машину и вырулили на шоссе.

Обходя трейлер, они отдали водителю приказ следовать за ними, еще одна машина пристроилась в хвосте грузовика, и кавалькада устремилась к Таллину. Недолгая дорога прошла без неожиданностей. Собственно, именно это — перебросить контейнер как можно скорее через территорию республики — и составляло задачу эстонцев.

Через три часа трейлер уже был в Таллинском морском порту, и здесь Лийвак в полной мере продемонстрировал свои организаторские возможности. Грузовик быстро подогнали на причал к небольшому белоснежному судну под итальянским флагом, и докеры споро, за каких-то двадцать минут, погрузили контейнер в трюм этого легкомысленного судна. Легкомысленным оно было во всем: начиная со своего имени — «Марианна» и заканчивая элегантными обводами корпуса, наводившими на мысль о быстром ходе и прекрасной маневренности.

Пока шла погрузка, Глоттер молча курил на причале, а когда погрузка закончилась, он выбросил окурок, подошел к Лийваку и пожал ему руку.

— Благодарю за помощь, — сухо сказал майор, — было приятно с вами поработать.

— Пустяки, — кивнул эстонец.

Глоттер легко взбежал по трапу на борт «Марианны» и исчез внутри этой шхуны. На двадцать минут все стихло. Даже движения на судне никакого не наблюдалось… — Какие будут приказания, сэр? — козырнул двумя пальцами по-военному подтянутый старший помощник капитана, когда Глоттер вошел в капитанскую рубку.

— Откройте контейнер, — не сразу ответил майор, — и переведите женщину с ребенком в каюту наверх. Пусть их накормят, дадут успокоительное или что там нужно… В общем, все, что они захотят.

— Да, сэр.

Старпом ушел выполнять распоряжения, а Глоттер достал бутылку пива, открыл, отпил глоток и устало отправился на корму.

Через двадцать минут засуетилась причальная команда в оранжевых жилетах и касках, концы полетели в воду, заработали двигатели и «Марианна» заспешила прочь из территориальных вод Эстонии.

Джозеф Глоттер стоял на корме, подняв воротник своего плаща, и смотрел на исчезающие крыши и шпили старого Таллина. Берег медленно растворялся в свинцовой дымке, оставляя «Марианну» и всех ее пассажиров на милость нейтральных вод.

Глоттеру опять пришла в голову дурацкая мысль, что морская романтика у него должна быть в крови, должна радовать его — ведь предки веками служили в британском королевском флоте, пока дед не проигрался на скачках и не эмигрировал в Америку… Но морская романтика совершенно не вдохновляла и не радовала майора Глоттера. Более того, он вообще терпеть не мог кораблей и ему даже казалось, что если суждено в его жизни произойти большим неприятностям, то ждать их надо именно на море. А сейчас это ощущение особенно усилилось.

И он понял причину своего беспокойства: пассажиры в контейнере. Они появились внезапно и не вписывались в план. Глоттер просто не мог предусмотреть заранее возможность появления заложников из России, а он очень не любил того, чего не мог предусмотреть. Вот в чем дело.

А началось все с исчезновения во Флоренции того русского курьера, которому Глоттер дал псевдоним Ковбой. Исчезновения прямо из-под носа сотрудников Бюро, несмотря на все предпринятые меры. Уже тогда тщательно продуманный план операции дал первый сбой. Было о чем задуматься.

Разрабатывая операцию «Имитатор», Глоттер предусмотрел возможность различных осложнений, так что он не собирался впадать в панику, но его все больше выбивало из равновесия поведение их московского агента — отставного полковника КГБ Крымова. Фигура колоритная, слов нет, и идеально подходящая к задуманному плану, но больно уж хитрая это была фигура. Как американцам, с которыми Глоттер работал, удалось заполучить его? Дьявол их знает! На всякий случай Бюро стратегического анализа и планирования даже предложило Крымову равноправное сотрудничество и всячески смягчало его статус простой «подсадной утки», чтобы избежать недоверия с его стороны. Но иногда у майора Глоттера складывалось впечатление, что Крымов задался целью извести его. Спокойствие этого человека и легкость, с которой он принимал самые невероятные и непредусмотренные решения, были просто убийственными!

Мало того, что, когда операция оказалась под угрозой срыва после Флоренции, Крымов продолжал сообщать ему своим низким голосом, что все в порядке. Мало того, что этот русский полковник был, видимо, единственным человеком в НАТО, который сохранил свое спокойствие. Он еще имел наглость невозмутимо сообщать, что все находится под его личным контролем. А майор Глоттер предпочитал контролировать ситуацию сам и не выносил, когда контроль перехватывал кто-то другой. Тем более какая-то «подсадная утка»… Вечером того дня, когда Ковбой благополучно добрался до Москвы, полковник Крымов сам связался с Глоттером.

— Добрый вечер, Джозеф, — совершенно спокойно поздоровался он.

— Откуда вы звоните? — недовольно поинтересовался Глоттер, явно проигрывая начало беседы.

— Бог с вами, Джозеф, неужели вы до сих пор уверены в том, что всемогущий ка-гэ-бэ прослушивает абсолютно все телефоны в Москве? — Крымов был по-дружески снисходителен и даже корректно не позволил себе усмешки. — Смею вас заверить, что это не так.

— Вы нарушаете все правила и условия связи, господин Крымов. Вы просто ставите всю операцию под удар своим поведением… — Одну минуточку. Сначала расскажите мне, каким образом Ковбой оказался в Москве.

— Я вас не понимаю… — Должны понимать. Ведь именно это, а не мой безобидный звонок, поставило под удар всю нашу… вашу операцию.

— Что вы себе позволяете, господин Крымов!

— Я позволяю себе задавать вопросы, поскольку должен знать, как мне скорректировать свои дальнейшие действия после ваших ошибок, майор.

Эта наглость и этот спокойный тон, каким Крымов преподносил свою наглость, просто выводили Глоттера из себя. Он ничего не мог с собой поделать и только с досадой чувствовал уязвленное самолюбие от проигранной словесной дуэли… И ведь даже разницу в званиях этот отставной полковник успел невзначай подчеркнуть!

— Не смейте на меня давить, Крымов! — Глоттер был в бешенстве. — И ошибки мои вас не касаются! Ясно?

— Хорошо, хорошо, Джозеф, — с удовлетворением смягчил свой голос Крымов, — не стоит так нервничать. Я всего лишь хотел спросить, что у вас произошло.

Согласитесь, что это странно: я сообщаю вам все данные по курьеру, который должен был забрать столь интересующую Бюро информацию — все вплоть до размера ботинок и цвета носков. Я сообщаю вам его маршрут и контакты, сообщаю о том, что он представляет то самое Управление, на которое вы так долго не можете найти выход… И нате пожалуйста — ваши люди умудряются упустить его на своей территории, в Италии!

— Ладно, — сухо, но уже вполне миролюбиво остановил его Глоттер, — оставим пока мои ошибки… Вот что. Вы упомянули Управление. Это что — та самая новая спецслужба вашего президента, о которой вы нам сообщали?

— Да. Управление по планированию специальных мероприятий. В основном занимается аналитической деятельностью. Оперативные возможности Управления невелики, тем более в сегодняшних условиях взаимного недоверия спецслужб. Я вам уже говорил, что опасаться его нечего. Ну, конечно, при условии абсолютной четкости ваших действий.

Это майора Глоттера порадовало — в таких вопросах он полностью доверял Крымову. Настроение его заметно улучшилось.

— Что вы хотели мне сообщить? — спросил он.

— Мне пришлось предпринять кое-какие меры предосторожности, — ответил Крымов, — чтобы сгладить ситуацию.

— Надеюсь, вы согласны с тем, что я должен быть в курсе предпринятых вами мер?

— Конечно. Поэтому и звоню.

— Я вас слушаю. Крымов вздохнул:

— Мне пришлось пожертвовать ценным информатором в руководстве Управления и основательно наследить.

— Это может осложнить ваш отъезд в Амстердам?

— Нет. Это его облегчит. Я думаю, нет смысла вносить какие-либо коррективы в план операции. Все получилось очень удачно.

— Каким образом? Ковбой уничтожен?

— Нет.

— Но вам удалось вывести его из игры?

— Ни в коем случае.

— Я вас не понимаю.

— Ковбой в игре, но теперь он играет по моим… простите, Джозеф, по нашим правилам, и у него нет другого выхода. Его считает преступником и предателем даже собственное Управление, не говоря о полиции. К тому же мои ребята на время прихватили его семью, так что мы можем спокойно закончить нашу операцию, пока Ковбой будет выполнять роль механического зайца… Как видите, все под нашим контролем. Вас устраивает такой вариант?

— Семья? — задумчиво переспросил Глоттер. — Что ж, это неплохо. Семью вы завтра же переправите к нам.

— Это еще зачем?

Майор не без удовольствия усмехнулся. Кажется, еще рано считать их словесную схватку проигранной.

— У вас столько проблем, — благодушно пояснил он, — что мы обязаны облегчить ваше положение. Переправьте семью к нам по известному вам каналу и выбросите хотя бы эту проблему из головы.

— Я не считаю это проблемой, Джозеф… Но Глоттер не дал ему договорить:

— Приятно слышать, господин Крымов, что ситуация находится под вашим контролем, но хотелось бы напомнить вам, что речь идет о серьезной операции, разработанной без вашего участия. Так что позвольте нам самим контролировать ситуацию. Что скажете?

Наступила пауза. У Бюро благодаря американцам были достаточно серьезные рычаги давления на этого отставного русского полковника, но Глоттер пока не хотел их использовать. Он только напомнил. Напомнил то, что Крымов и сам прекрасно знал.

— Хорошо, майор. Делайте, как считаете нужным… Утром следующего, дня Глоттер вылетел в Таллин и включил один из запланированных им каналов переброски.

Эту схему с контейнером они оговаривали с Крымовым на случай провала операции и побега самого Крымова из России, но теперь пришлось воспользоваться ею для других целей. А схема была очень проста. Нужный человек забирается в специально подготовленный контейнер и, никем не замеченный, переправляется в любую точку мира. Такой способ представлял собой удобное и надежное средство нелегального перевоза: обыкновенный снаружи металлический контейнер, каких сотни тысяч можно встретить на железнодорожных составах, морских сухогрузах и автотрейлерах, имел внутри вполне уютное помещение, оборудованное вентиляционной системой, полной звукоизоляцией, запасом пищи, воды и биотуалетом. Один такой контейнер и был подготовлен для транспортировки через Таллинский морской порт… Когда «Марианна» оказалась в нейтральных водах, Глоттер решил нанести визит пленникам. Надо было решить, какую пользу он может выжать из них. Пока что ясно было одно — пленники останутся на «Марианне». Это самое надежное место в Европе для такой цели. Постоянное курсирование «Марианны» в нейтральных водах не позволит быстро отыскать ее, к тому же в распоряжении майора были практически все военно-морские силы НАТО, так что безопасность в данном случае была гарантирована. Оставалось определить судьбу пленников. Не вечно же их катать вокруг Европы.

Глоттер опустил пустую пивную бутылку в мусорный контейнер и отправился в каюту, где поместили женщину с ребенком. Молодой охранник со скучающей физиономией молча открыл дверь каюты своим ключом и пропустил майора внутрь.

Довольно просторная каюта была оформлена и некоторой претензией на роскошь, сразу бросающейся в глаза, тем более если учесть, что «Марианна» была не прогулочной яхтой, а разведывательным кораблем военно-морских сил НАТО.

Как только Глоттер вошел, молодая женщина, сидевшая на мягком кожаном диване и обнимавшая девочку лет четырех, подняла на него свои серые глаза.

Женщина была красивой. Видимо, подумал Глоттер, при других обстоятельствах взгляд не одного мужчины подолгу задерживается на ней, даже жаль, что сейчас усталость, нервное напряжение и страх за ребенка словно смыли ее красоту.

Женщина молчала, девочка, глядя на него исподлобья, плотнее прижалась к матери.

Глоттер сел в кресло напротив, вздохнул и виновато улыбнулся.

— Позвольте принести вам извинения за доставленные неудобства и беспокойство, которые пришлось вам пережить, мадам Пастухова, — произнес он на довольно хорошем русском. — Рад видеть вас на борту нашего судна… — Кто вы такой? — тихо, но решительно спросила женщина. — Кто вам дал право похищать людей? Куда вы нас привезли?

— Если не возражаете, я отвечу по порядку. Итак, зовут меня Джозеф. Я здесь в некотором роде распорядитель. Даю вам честное слово, что к вашему похищению из России я не имею отношения и могу только догадываться о причинах этого варварского поступка… — А кто имеет к этому отношение? Я хочу знать! Я требую… — Серые глаза женщины пристально смотрели на Глоттера, губы чуть вздрагивали, она была на грани нервного срыва.

Майор развел руками.

— Трудно сказать. Я всего лишь офицер военно-морских сил Италии. Несколько дней назад меня… как это по-русски?.. откомандировали в распоряжение Объединенного военного командования НАТО и направили сюда. Поймите меня правильно, я всего лишь выполняю приказ… У вас болит голова?

Глоттер с сочувствием перевел взгляд на пальцы левой ладони женщины, массирующие висок.

— Немного.

— Я же просил обеспечить вас всем необходимым! Одну минуту… — Он поднялся, открыл дверь, и перед ним тут же появился охранник. — Сходите к доку и принесите что-нибудь от головной боли. — Он снова закрыл дверь и снова виновато улыбнулся:

— Простите.

Кажется, нервное напряжение начало отпускать женщину, она постепенно оттаивала, и взгляд ее уже был не так колюч и жесток. Кажется, она начинала доверять ему.

— Видите ли, — продолжил Глоттер, — НАТО — это полтора десятка европейских стран, это Америка, это вавилонское столпотворение интересов. Очень трудно понять, что у них на уме… — Вам что-нибудь говорили о моем муже? — спросила женщина.

— Так вот почему вы здесь! Теперь ясно. К сожалению, я ничего не знаю о вашем муже. Но я вас уверяю, что он жив и здоров. Иначе зачем бы вы им понадобились?

Глоттер старался быть приятным и располагающим. Ему это явно удавалось. Он не знал пока зачем, но надеялся, что это не будет лишним… Женщина молчала, поглаживая девочку и глядя на блеск волн за окном. Наконец майор прервал минутное молчание.

— Знаете что, поскольку вас решили временно поселить на этом корабле, — сказал он, — и таким образом обстоятельства вынуждают меня стать вашим тюремщиком, я постараюсь смягчить ваше положение… Скажите, вы когда-нибудь бывали в морском круизе?

— Зачем вам это?

— Ну, вы все-таки находитесь на борту корабля… Кстати, эту красавицу зовут «Марианна». И раз уж так все вышло, постарайтесь хоть немного насладиться морем, морским воздухом. Считайте, что это длительная морская прогулка. Может быть, не очень приятная, но все-таки… Я распоряжусь, чтобы вам разрешили гулять по палубе.

В глазах женщины промелькнула благодарность — она явно устала от этого непрерывного нервного стресса и страха. Сил для сопротивления ей уже не хватало и поэтому очень хотелось поверить хоть кому-нибудь. И очень хотелось отдохнуть.

Глоттер понял, что остался только маленький рывок до полного доверия.

В каюту вошел охранник и молча передал Глоттеру таблетки растворимого болеутоляющего средства и бутылку питьевой воды. Майор налил воду в бокал, бросил туда одну таблетку и, когда она со злорадным шипением растворилась, передал бокал женщине. Приняв бокал, женщина вдруг снова подняла на него свой колючий взгляд.

— Откуда вы так хорошо знаете русский язык? — строго спросила она.

Глоттер обезоруживающе улыбнулся:

— Мой дед эмигрировал из России. В нашей семье все с детства знают русский язык, и, может быть, именно поэтому меня сюда прислали… Кажется, вы все еще не доверяете мне. Жаль. Мне не хотелось бы оставаться в ваших глазах тюремщиком.

Что скажете?

Женщина отпила из бокала сама и заставила сделать глоток девочку, а потом вернула бокал Глоттеру.

— Спасибо, — устало произнесла она. — Скажите… Джозеф?

— Да.

— Скажите, Джозеф, нас долго здесь продержат?

— Не представляю, — с тяжелым вздохом пожал плечами майор, — но, если хотите, я попробую договориться, чтобы девочку отпустили… — Нет, не надо. Я боюсь за нее. Пусть она всегда будет рядом со мной.

— Как скажете. Если вам что-нибудь потребуется, не стесняйтесь. Здесь все к вашим услугам. Если захотите поговорить со мной, мне сразу дадут знать. А сейчас, мадам Пастухова, вам лучше отдохнуть… — Можете обращаться ко мне по имени.

— Хорошо. Вот вам, Ольга, ключ от каюты. Можете запереться изнутри.

— Спасибо.

— Отдыхайте.

Глоттер вышел, подождал, пока пленники запрутся, а потом вполголоса отдал распоряжение охраннику:

— У нее есть ключ, но вы будете закрывать каюту на внешний замок. И никуда не выпускать без моего разрешения, ясно?

— Да, сэр.

Майор ушел… Ольга Пастухова сидела у окна каюты и смотрела на море. Только что Настя заснула, усталая, убаюканная мягким шепотом матери и согретая мохнатым пледом.

Ольга и сама чувствовала чудовищную усталость от пережитого страха и напряжения, но спать она не могла. Она смотрела на море. Смотрела и думала, что ей делать. И чем больше думала, тем сильнее ее охватывало отчаяние.

Ольге был приятен этот офицер. И хотя она еще не совсем была уверена, что ему можно доверять, отчаяние подсказывало ей, что другого выхода нет.

Она не понимала, что происходит вокруг.

Она не знала, что с Сергеем.

Она не была уверена, что кто-нибудь сможет помочь ей.

Она не была уверена, что ее вообще смогут разыскать здесь, на корабле посреди моря, и очень боялась за дочь, не решаясь даже спать.

Отчаяние душило ее, и, конечно же, она даже не подозревала, что Олежка Мухин, Муха все время был рядом, что он выследил трейлер, в котором их увезли, и отстал только в самый последний момент, что сейчас он совсем недалеко — в Ивангороде и пытается связаться с ребятами. Ольга не знала этого, поэтому отчаяние душило ее и сил бороться с ним у нее уже не хватало.

2

Муха повесил трубку и устало уткнулся лбом в корпус здоровенного телефона-автомата центрального переговорного пункта Ивангорода. Обстановка здесь не располагала к обстоятельной и продолжительной беседе, поэтому разговор у него был коротким, но, чтобы дозвониться хоть кому-нибудь в Москве, пришлось потратить кучу денег и времени. Что там происходит? Почему никого нет? Он обязательно должен был найти кого-то из ребят! И на пятый раз Мухе повезло. Он дозвонился своим и рассказал-таки обо всем, что произошло. Он надеялся, что это поможет Оле, но большего он сделать не мог. Пора было забежать на минуту в гостиницу и возвращаться домой. Все тело ныло от усталости, перед глазами все плыло, страшно хотелось спать. Сказывались вторые сутки напряженной погони в полной неизвестности… Когда Муха, еще ничего не подозревая, погнал на только что купленной им «ямахе» в сторону Сереги Пастухова, в Затопино, настроение у него было просто на удивление радостным. Они давно не виделись, а лучшего дня для встречи нельзя было придумать. Прекрасная погода, новый мотоцикл.

Но как уже понятно, радовался жизни Муха недолго. У поворота на Затопино он неожиданно увидел джип с московскими номерами, вывернувший с грунтовой дороги на шоссе и резво газанувший прочь в другую от Москвы сторону. К кому в глухой деревне Затопино могли приезжать на «крутом» джипе с московскими номерами? Муха точно знал, что, кроме Пастуха, там нет таких людей. Беззаботность его разом исчезла, он поднажал и к дому Сергея подъехал, уже не замечая ни хорошей погоды, ни преимуществ своего транспортного средства. Муха слез с мотоцикла, зашел в дом, который оказался открытым, и обнаружил, что там пусто. Не было никого. Не было Пастуха, не было Ольги, не было Настены. Муха понял: произошло что-то очень неприятное, и тут же получил исчерпывающее подтверждение этому. Иван Макарыч, сосед Пастуха, рассказал, как полчаса назад жену и дочку Сереги увезли в большой иностранной черной машине. Самого Пастуха он не видел уже несколько дней.

Муха понял, что это был тот самый джип, который он видел у поворота.

— Спасибо, дед. Серега появится, скажи ему, что Муха у него был.

Олег бегом доскакал до мотоцикла и рванул на шоссе. Полчаса — небольшой срок. Еще есть шанс догнать похитителей. Слава Богу, движок «ямахи» позволял запросто поспорить на дороге с любым «БМВ» или «мерсом», а тем более с тяжелым джипом. Оказавшись на шоссе, Муха врубил на полную и понесся, рискуя свернуть себе шею на родных российских ухабинах. Но он просто не думал об этом, как и о том, что случилось. Он просто хотел догнать. Догнать как можно быстрее, а там уж и подумать можно будет.

Через час впереди показался тот самый джип. Муха сбросил скорость и постарался удерживать безопасное расстояние. Его не должны были заметить. Но природе не прикажешь — что бы ты ни делал, а вечером солнце обязательно садится.

Темнеть начало, еще когда Муха был в Затопино, а теперь темнота сгустилась окончательно. Пришлось ехать на свой страх и риск с выключенной фарой. Около полуночи джип притормозил, и в салоне зажгли свет. Муха съехал на обочину, бросил мотоцикл и подобрался поближе. Он разглядел Ольгу с дочкой, трех головорезов с раскрытой картой и прикинул было уже, как ему действовать, но буквально через пару минут свет погас и джип тронулся дальше. Видимо, похитители изменили задачу. Муха запрыгнул на мотоцикл и опять помчался за ними. Очень скоро джип сменил направление, и еще несколько часов Олег мотался вместе с ним по проселкам, пока наконец джип не перебрался на какое-то новое шоссе.

На рассвете джип снова остановился. Но на этот раз не просто так: похитителей здесь ждали — на обочине стоял, порыкивая двигателем, огромный трейлер, загруженный огромным морским контейнером. Головорезы из джипа вывели Ольгу и Настю, но и теперь Муха не успел вмешаться. Они почти бегом пересадили пленных в контейнер трейлера, двери контейнера заперли, вернулись в свой джип, после чего обе машины отправились дальше вместе. Мухе оставалось только продолжать погоню, моля Бога, чтобы его не заметили — светало очень быстро, и теперь тьма ночи его уже не прикрывала.

Похитители передвигались не особенно быстро, но упорно и безостановочно.

Олег чуть было не потерял их, когда его «ямахе» потребовалась бензиновая подзарядка. Но Бог миловал его и от этого, и от того, чтобы быть замеченным.

Видимо, Он не совсем забыл грешного раба своего Олега Мухина, мыкающегося на хлипком, пусть и резвом мотоцикле неизвестно за кем. А может быть, помогли свечи, поставленные Пастухом во флорентийском соборе… Так или иначе, но ко второй половине дня похитители и их преследователь добрались до Ивангорода на эстонской границе. Здесь машины разделились. Джип свернул в сторону и тут же исчез из поля зрения, а трейлер шпарил дальше по шоссе. Муха понял, что заложниц собираются переправить через границу. Его охватила бессильная ярость: через эстонский таможенный пост ему явно не просочиться, а если попытаться проскочить в каком-нибудь глухом месте — потеряешь столько времени, что уже невозможно будет потом найти этот самый контейнер. Его или сгрузят с трейлера на каком-нибудь хуторе, или перевезут дальше в Швецию, Финляндию… Муха ничего не мог больше сделать. Ничего! Он остановил мотоцикл, слез и в бессильной ярости смотрел, как трейлер без задержек проходит таможенный контроль.

Проводив взглядом ускользнувший в Эстонию трейлер, Олег медленно покатил на переговорный пункт, чтобы связаться с Москвой. Надо зарядить ребятам всю информацию. Вместе они что-нибудь придумают. В конце концов, пора выяснить, что тут происходит, ведь он, Муха, до сих пор ни хрена не понимает… Но сделать это оказалось не так-то просто. После часа безрезультатных усилий дозвониться хоть до кого-нибудь он швырнул трубку таксофона на рычаг и вышел на улицу. Мало того, что он не понимал происходящего, так теперь ему приходилось еще и гадать, отчего это ни Артист, ни Боцман не отвечают! И делать черт знает сколько новых попыток дозвониться. Ожидание и неизвестность — самые отвратительные ощущения.

Единственное, что Муха понимал — Пастух каким-то образом попал в очень большую и неприятную передрягу. Ну, для того чтобы это понять, большого напряжения ума не надо. Когда жену и дочь Сереги Пастухова какие-то ублюдки на глазах запихивают в металлический контейнер и увозят в Эстонию, словно какие-нибудь ножки Буша, — все становится ясно само собой. Знать бы, кто и почему это сделал.

Предаваясь таким неприятным мыслям. Муха вышел из переговорного пункта на улицу и немедленно, словно в ответ на свои мысли, он увидел перед собой одного из тех ублюдков, что были в джипе. Он и думать перестал о них, как только джип свернул с шоссе на кривую улочку и исчез. А теперь вот вам, пожалуйста: один из них как ни в чем не бывало сидит в новой «девятке» перед самым носом у Мухи и разговаривает с каким-то нервным толстяком. Ошибка исключалась. Муха очень хорошо его запомнил. Это был тот самый ублюдок, что отличался от всех остальных высоким ростом, сияющей белобрысостью и наличием костюма. Та-ак, значит, им еще что-то здесь понадобилось. Очень хорошо. Такой удобный случай выяснить кое-какие подробности упускать нельзя. Придется немного отложить разговор с Москвой.

Муха подошел к ближайшему коммерческому ларьку и сделал вид, что приценивается к товару. По отражению в стекле было очень удобно наблюдать за машиной.

— "Кока-колу", — сказал он в окошко.

Продавщица молча просунула ему банку.

Муха положил деньги, взял банку, открыл и снова уставился в стекло.

Белобрысый что-то говорил толстяку. Толстяк недовольно хмурился. Кстати, толстяк был в форме… Муха присмотрелся повнимательнее… Точно! Это таможня. И таможня, по всей видимости, дает добро. А скорее, уже дала, час назад, когда трейлер пронырнул через границу. Тем временем белобрысый с какими-то, видимо, очень грозными словами тыкнул в толстяка пальцем, вытащил из кармана пиджака свернутый в трубочку журнал, брезгливо бросил толстяку на колени и вышел из машины. Хлопнула дверца. Толстяк торопливо убрал журнал в бардачок и завел двигатель.

Нет сомнений, что в журнале были деньги, которые белобрысый заплатил толстяку за услуги. Только что-то уж больно нагло, в открытую он это проделал.

Некогда? Или рейс трейлера оказался неожиданным для обеих сторон и не до конспирации было? Впрочем, какая разница! Кроме Мухи, этого все равно никто не видел.

Олег сделал два больших глотка из банки, остальное бросил в урну и пошел к мотоциклу. Белобрысый не торопясь шел по улице, засунув руки в карманы распахнутого пиджака. Толстяк вырулил на шоссе и повернул в сторону таможенного поста около моста через Нарву. Муха понял, что смена его еще не кончилась, завел «ямаху» и медленно покатил за белобрысым. Он проследил, как белобрысый зашел в приличную на удивление гостиницу «Петровская» и взял у портье ключ от номера 202. Сняв себе на сутки одноместный номер, Муха отправился к таможенному посту… Старший таможенный инспектор Иван Годовалый уже не первый раз получал деньги за маленькие и большие услуги. Можно даже смело утверждать, что взятки для него стали делом обыденным. Что-то вроде ежемесячной надбавки за усердную работу к окладу, размер которого в сравнении с этой самой надбавкой мог вызвать разве что улыбку. Иван давно понял: работа на таможне включает в себя обязательное условие — брать деньги. Когда два года назад молодой сотрудник Иван Годовалый прибыл на таможенный пост Ивангорода, образовавшийся в результате развала Советского Союза и отделения Эстонии, новые коллеги по отделу встретили его с распростертыми объятиями. Радушию их не было предела — обильный банкет в лучшем ресторане города, французская косметика для жены, новенькая «шестерка» для самого Ивана. Это было объяснение правил игры, по которым жил весь новый коллектив, куда попал Иван. Это был тест. Взял — свой человек и будет брать дальше, не мешая другим. Не взял — значит, надолго не задержится, да еще и поимеет крупные неприятности. Иван взял. Испугался, но взял. Он до сих пор испытывал страх каждый раз, когда приходилось брать деньги и пропускать машины без досмотра. Но он уже привык к этим деньгам, как привыкает наркоман принимать свою дозу.

Привык.

Вот и сегодня, когда Иван Годовалый пропустил без досмотра трейлер-контейнеровоз, а через час получил положенные ему три тысячи долларов, его охватил и страх, и ощущение, что за ним следят и что суровые стражи порядка в любую минуту скрутят ему руки. Только сегодня он чувствовал это острее, потому что трехтысячная надбавка, как и сама услуга, были внеплановыми, дополнительными. С трудом доработав смену, Иван с облегчением забрался в свою машину и помчался домой. Глаза его нервно озирались по сторонам, рубашка промокла от обильно выступавшей испарины, а быстро опустившиеся сумерки только прибавляли страха.

Хотелось как можно быстрее добраться до дома, запереться на все замки и уснуть.

Но сначала надо было поставить машину в гараж.

Подъехав к гаражу, Иван на всякий случай оглянулся по сторонам и только после этого вышел из машины. Где-то рядом глухо пророкотал мотоциклетный двигатель, но Иван не обратил на это внимания. Открыв ворота, он зашел в гараж, включил освещение, отпихнул ногой в сторону валявшиеся тряпки, а когда повернулся, чтобы идти к машине, буквально столкнулся с каким-то молодым человеком в замызганных джинсах и легкой куртке. Человек поигрывал наручниками, а расстегнутая куртка открывала недвусмысленно торчащую за поясом рукоятку пистолета.

— Ну что, доигрался? — тихо, но грозно произнес молодой человек. — Садись, поехали. И он кивнул на «девятку» за спиной. Иван обмер. Его прошиб холодный пот. Свершилось то, чего он так боялся.

— Кто… что вам нужно? — пролепетал он. — Кто вы?

— Лейтенант Мухин, — честно признался Муха. — Пора тебе, дружок, в тюрьму и… Иван вытаращил от страха глаза и попятился назад. Но тут же споткнувшись, грузно осел на какой-то ящик, сказал «нет», еле ворочая языком, и замер, словно на него напал столбняк.

— М-да, хилый какой-то вор пошел, — со вздохом произнес Муха и спрятал явно ненужные наручники в карман.

Эту игрушку, так же как и пластмассовый пистолет для детей, он купил в магазине, пока ждал Годовалого со смены. На всякий случай, если бы потребовалось припугнуть. Но этот таможенник с такой скоростью наложил в штаны, что реквизит оказался лишним.

Муха подошел к автомобилю, снял его с ручника, закатил в гараж и запер за собой двери. Потом включил фары и ослепил дальним светом окончательного деморализованного Ивана. Можно было начинать допрос. Но прежде чем прислониться к капоту машины между фарами и скрестить на груди руки, Муха достал из бардачка журнал белобрысого, а из внутреннего кармана Иванова пиджака бумажник с документами. И только потом устроился у капота, пересчитал деньги, заложенные в журнал, поглядел в паспорт Ивана.

— Плохо дело, — сказал наконец Муха. — В хреновую историю ты влип, дружок.

Тянуть теперь тебе придется лет десять. За всех.

Иван оттер пот со лба.

— Я… это… — залепетал он, — там деньги… может быть, как-то… — Да какие же это деньги, — усмехнулся Муха. — Разве эти вонючие три куска можно считать деньгами?

Ивану стало страшно. У него вдруг возникла мысль, что этот лейтенант выследил его только ради того, чтобы заставить платить какой-нибудь немыслимый выкуп, бешеную сумму, за которую ему придется идти на серьезное преступление. В противном случае Ивана просто убьют. Убьют! Эта мысль всколыхнула в нем панический ужас.

— Вы… вы не имеете права, — попытался выговорить Иван как можно более твердо, — я государственный служа… Муха рывком подался вперед и схватил его за горло.

— Заткнись и слушай, — зашипел он, — сейчас я буду задавать тебе вопросы, а ты на них будешь честно отвечать. Четко, ясно и честно. От этого теперь зависит твоя жизнь. Понял?

Иван закивал.

— Вот и хорошо, — отпустил его Муха. Сейчас этот потный, задыхающийся таможенник был готов на все.

— Ну что ж, проверим… Ваше имя, гражданин Годовалый?

— Э-э… Иван!

— Должность?

— Старший таможенный инспектор.

— Молодец, — хмыкнул Муха, — не забыл… Итак, инспектор, сегодня в своей машине, припаркованной около городского телеграфа, вы получили от высокого человека в синем костюме три тысячи долларов, спрятанных между страницами журнала. Это была оплата за прохождение через пост без досмотра трейлера с эстонскими номерами?

— Да. Номер 23-5-АСС.

— Раньше с вами расплачивался этот же человек?

— Да. Всегда… Только сегодня была дополнительная машина. Я узнал о ней утром.

— Значит, все два года один и тот же человек расплачивался?

— Почему два?! Один год! Один… нет, даже одиннадцать месяцев.

— Я же предупреждал — только правду!

— Это правда!

— Хорошо. Сколько было машин?

— Пять. Машина в два месяца. Вот скоро, двадцать третьего, должна быть шестая. А сегодня как раз дополнительная была. Утром позвонили мне, говорят… — Похоже на правду… На хрен тебе только все это нужно было? — устало спросил Муха, пряча ручку с блокнотом в карман и снова переходя на «ты». — Это же смерть для тебя. Сам знаешь этих людей… — Нет-нет! — испуганно воскликнул Иван. — Я их не знаю! Честно. Нет.

— Да? — Муха печально и с некоторой жалостью усмехнулся. — А что возят через тебя — тоже не знаешь?

— Нет, не знаю.

— А того, кто расплачивался с тобой?

— Клянусь, не знаю! До меня другой инспектор с ними работал!

— Так ты даже не представляешь, куда вляпался из-за своей жадности? Да, не повезло тебе. Да еще за эти вонючие гроши… Ладно, живи пока.

При этой фразе таможенник испустил стон облегчения.

— Но это только пока, — тут же уточнил Муха. — Будешь ты дальше жить или нет, зависит от твоего поведения. Если сболтнешь что-нибудь лишнее или попытаешься сбежать, я тебя даже искать не буду. Я просто капну твоим друзьям, кто их сдал со всеми потрохами, и они сами тебя уничтожат. Садистским, извращенным способом.

— Я… нет, я ничего… я буду молчать, — закивал Иван.

— Вот и хорошо. Молчи и живи, как жил… И не трясись! — Муха хлопнул его по плечу. — А следующий груз пропусти, как тебя и просили. Понял?

— Понял… — пролепетал Годовалый. Муха оторвал задницу от капота автомобиля и выключил фары. Ивану после ослепляющего света показалось, что он погрузился в полную тьму.

— Если все пройдет гладко, — раздался голос лейтенанта Мухина, — я постараюсь тебя отмазать. Смотри не подведи меня.

Скрипнули створки ворот гаража, и наступила тишина.

Старшего таможенного инспектора Ивана Годовалого покинули последние силы.

Он мелко затрясся, грузно сполз с ящика на землю и уткнулся носом в грязный, воняющий бензином пол своего гаража… А Муха тем временем уже мчался на своем мотоцикле к гостинице «Петровская».

Теперь надо было еще прощупать белобрысого, чтобы информацию получить исчерпывающую. Но белобрысый — это вам не толстяк инспектор. Здесь дело посерьезней будет. Белобрысый — человек явно не из пугливых и очень осмотрительный. Можно было бы прослушать его телефонные разговоры — ведь не по своей же воле он здесь? А раз так, то обязательно доложится куда-нибудь в Москву о результатах. Но как к нему подкатить? Тем более что их вообще там может быть трое. Прощупать, что ли?

Но в этот вечер номер похитителей с джипа не пустовал.

На следующее утро, восемнадцатого июля, примерно в то же время, когда в Москве Артист и Боцман разговаривали с Голубковым, невыспавшийся и разбитый Муха встал, не торопясь добрался до переговорного пункта и предпринял еще одну попытку дозвониться до Москвы. Попытка снова не удалась. Никого. И тут его осенило. Он вспомнил телефон клуба «Хорус». Ведь совсем недавно Марат их приглашал туда. Времени у него уже не оставалось, выбирать было не из чего. В клуб Муха дозвонился с первого раза, и все как есть выдал Марату. Теперь пора было мотать обратно в Москву. Жаль только новенькую «ямаху»: ее, видимо, придется бросить в Питере, откуда Муха собирался сократить путь с помощью самолета.

В гостинице Муха поднялся на второй этаж, прислушался — в 202-м не раздавалось ни звука. Самое время. Муха тихо вскрыл дверь и вошел… — Здорово, козел, — прогундел голос справа, и дверь была с грохотом захлопнута ногой.

— Сейчас ты расскажешь нам, какого хера увязался за нами и что тебе понадобилось в этом номере, — раздался второй голос, — а потом мы тебя кончим, сука.

Перед Мухой стояли два жлоба, и оба были вооружены…

3

— Что-нибудь случилось, Семка?

— Нет… Так, небольшие неприятности возникли.

— У тебя?

— Угу.

— Врешь ты все.

— Вру. Но не все. Совсем немного вру. Просто не хотел, чтобы ты испугалась… Ладно, Санек, не бери в голову.

— Ты и так меня перепугал.

— Я?

— Ну да. Убежал с утра, как будто тебе тревогу объявили. И лицо бледное, как у графа Дракулы… — Да ну… — Правда. Я не знала, что и думать, а ты еще так строго посмотрел мне в глаза и сказал: «Мне надо срочно уйти, не волнуйся, все в порядке». Хороша отговорочка.

— Это профессиональное. Ты же знаешь, у меня актерское образование… — Семка, я серьезно!

— Мне надо быть здесь, Саш. Я потом объясню… Мне никто не звонил?

— Никто. А что, должны были?

— Могут. Так что держи ухо востро.

— Попробую… Если бы я еще хоть что-то понимала!

— Честное слово, Сашка, ничего интересного здесь нет… В общем, оставайся пока дома, и, если кто-нибудь меня будет разыскивать, ничего им не объясняй, просто перезвони на свою работу.

— Ты у нас в клубе?

— Да. Перезвони и передай мне. Хорошо?

— Хорошо… Сегодня хоть справишься со своими неприятностями?

— Не утомляй, Сашка! Помнишь, как сказал вчера по телевизору товарищ Лукашенко? «Белорусский народ будет жить плохо, но недолго».

— Понятно… — Я всегда говорил, что ты девушка сообразительная. Но на всякий случай будь осторожней.

— Ну, спасибо.

— Ну, пожалуйста.

Артист улыбнулся, попрощался и положил трубку.

Хотя на самом деле веселого было мало. Они сидели с Боцманом в комнате администрации, и, кроме них, там никого сейчас не было. Марат пустил их сюда, подальше от посторонних глаз, поближе к телефону и компьютеру, который оказался им необходим, поскольку полковник Голубков вместе с парочкой фотографий и ксерокопий передал им еще и дискету. Информация требовала немедленного усвоения.

— Ну что? — спросил Боцман.

— Пока ничего. Меня никто не искал.

— И здесь мимо. Так что мы имеем на… — вскинул к глазам руку с часами Боцман, — на почти что час дня восемнадцатого июля?

— Пока все глухо. — Артист шумно вздохнул. Это самое «глухо» было так нехарактерно для них. — Муха исчез в неизвестном направлении два дня назад, с Доком вообще связи нет, а Пастух в бегах. Хороша команда!

— Нарочно не придумаешь.

— Вот именно. До такой степени не придумаешь, что создается впечатление, как будто все это как-то связано между собой.

— Что будем делать, Семка?

— А что нам остается делать? — Артист хмыкнул и еще больше сгорбился в своем крутящемся кресле перед компьютером. — Если до вечера ситуация не изменится, отправимся искать хоть кого-нибудь.

— Ладно. — Боцман взял со стола дискету и протянул Артисту:

— Тогда заряжай. Посмотрим пока, что там Голубков нам передал.

Артист сунул дискету в дисковод и не очень уверенно коснулся клавиатуры… А Сашка тем временем изнывала от безделья, лежа на диване перед приглушенно бормочущим телевизором и рассеянно глядя на экран. Но не очень улавливала, что там происходит и о чем там говорят, потому что была поглощена вдруг неожиданно навалившимися на нее противоречивыми чувствами. Семка Злотников мало рассказывал ей о себе, чаще просто отшучивался (одно слово — Артист), но даже того, что Сашка успела понять за неделю их знакомства, было достаточно, чтобы сейчас испугаться за него. Что их связывало? Какая-то неделя знакомства! Но странное дело — она была по уши влюблена в Семку Злотникова и совершенно точно знала, что в этом человеке нет грязи. Поэтому она никогда не будет сомневаться в нем, как не сомневалась и сейчас. Только боялась за него. А вот беспокойства и страха за себя, несмотря на то, о чем она догадывалась, совершенно не было. Она даже не задумывалась о себе. Наоборот, Александра испытывала какое-то авантюрное вдохновение, а может быть, она всегда была такой, просто осознать это пришлось только сейчас.

Она хотела быть рядом с ним. Ей казалось, что она будет для Семки незаменима, что без нее он не справится, и она точно знала, что это ей по силам!

Знала, и это знание оказалось для нее самой совершенно неожиданным… Размышления девушки прервал звонок в дверь.

Александра не сразу его услышала. Чертыхнувшись, она встала, сунула ноги в тапочки и пошла открывать.

Но перед дверью вдруг остановилась, задумавшись, и осторожно заглянула в дверной глазок. Там, за дверью, стоял озабоченный человек, за ним виднелась открытая дверь в противоположную квартиру, а рядом с ним — открытый щиток в стене. Александра на всякий случай еще немного помедлила и секунд через двадцать увидела, как человек что-то проговорил недовольно, отошел к щитку и со вздохом запустил руку в свою всклокоченную шевелюру. Теперь Александра заметила, что вдобавок к своему всклокоченному виду человек был еще и босым. Отперев замок, она приоткрыла дверь, выглянула на лестничную клетку и спросила:

— Вы кто?

Человек резко обернулся.

— Ох, вы меня напугали! — сказал он, приложив руку к сердцу. — Здравствуйте. Извините, я это… я ваш сосед и… вы знаете, у меня сегодня с самого утра что-то странное с телефоном. Кстати, у вас работает телефон?

— Да.

— Вы уверены?

Александра замешкалась на мгновение.

— Сейчас проверю.

Она закрыла дверь, заперла замок, подошла к телефону и подняла трубку.

Гудок. Положила трубку и снова вышла.

— У меня все работает.

— Да?.. — Сосед в растерянности пожал плечами. — Не понимаю.

— А что у вас случилось?

— Гудков нет и, знаете, такой хрип в трубке все время… У вас нет никого, кто бы разбирался в телефонах? — Сосед кивнул в глубь Семкиной квартиры.

Александра отрицательно покачала головой:

— У нас никто не разбирается в телефонах.

— Жаль. Извините.

— Ничего. Может быть, вам его за неуплату отключили?

— Да у меня вроде все уплачено! А по межгороду не звонил я никуда!

Александра развела виновато руками, сказала:

— Ну, тогда я вам вряд ли чем-нибудь смогу помочь.

И закрыла дверь.

На всякий случай она еще понаблюдала несколько минут в глазок. Но ничего особенного на лестничной площадке не происходило. Покопавшись немного в щитке, поворчав недовольно и потрепав свою шевелюру, сосед зашлепал босыми ногами в квартиру напротив и закрыл за собой дверь.

Александра вернулась в комнату.

Странно как-то все это… Может быть, позвонить в клуб и рассказать Семке?

Но она не успела что-то решить. Телефон неожиданно ожил сам. Александра вздрогнула, сняла трубку и поднесла ее к уху.

— Да?

— Але… — не очень уверенно сказал мужской голос, показавшийся Сашке знакомым. — С кем я разговариваю?

— Хорошенький вопрос, — возмутилась Александра, — а я с кем разговариваю?

— Я, кажется, понял. — Голос заговорил заметно бодрее:

— Это Александра?

— Допустим.

— Привет, Александра. Семена позови к телефону.

— А кто его спрашивает?

— Ну у вас и конспирация! — Голос хмыкнул. — Это Сергей.

— Какой Сергей?

— Пастух.

Александра наконец вспомнила. Точно! Он заезжал к Семке примерно неделю назад, и она запомнила этот его чуть скрипящий голос.

— Привет, Сережа.

— Слушай, что у вас там происходит?

— Да я и сама не знаю.

— А Семка… — Его нет сейчас.

— Черт! — Пастух недовольно цыкнул. — Мне его обязательно надо найти. Он не говорил, где будет пропадать?

Александра лихорадочно соображала, как ей поступить. Почему-то у нее вдруг появилась мысль, что по телефону лучше не разговаривать. Ведь вполне может оказаться, что проблемы у этого босого соседа с телефоном возникли неспроста.

Раньше она никогда не задумывалась о таких вещах, но сейчас эта мысль показалась ей самой собою разумеющейся… — Они… Он… Знаешь что, подъезжай к нашему дому… Ты помнишь, как доехать?

— Конечно.

— Подъезжай. Я встречу тебя у подъезда.

— 0'кей, — вздохнул Пастух, — только я сейчас никак не могу.

— А когда ты можешь?

— Вечером.

— Тогда подъезжай в девять на Остоженку.

— Договорились.

Александра повесила трубку и задумчиво уставилась в стенку. Но через пару минут скинула с себя эту задумчивость.

Позвонила в клуб — там было занято.

Тогда она оделась и осторожно вышла из квартиры, заперев дверь на все замки. Но прежде чем спуститься вниз, она решила узнать у соседа, выяснил ли он, что случилось с телефоном. Ее беспокоило это. Подойдя к двери напротив, Александра хотела было уже ткнуть пальцем в звонок, но отдернула руку, замерла и прислушалась — изнутри еле слышно доносился мужской голос.

Когда-то давно, еще в школе, вот так же через дверь она случайно услышала, как ее парень сплетничает о ней по телефону. Слова были грубыми и подлыми.

Первое предательство в ее жизни, которое она переживала потом как конец света. И точно так же, как сейчас, Александра услышала их раньше, чем успела позвонить в дверь. Телефон у предателя стоял в коридоре, совсем недалеко от входной двери, и поэтому она тогда смогла услышать его разговор… А сейчас, когда Александра вспомнила этот давний случай, она вдруг сообразила, что телефон у соседа прекрасно работает! Отремонтировал? Или с самого начала все было в порядке?

Сашку непреодолимо тянуло подслушать.

Прижавшись ухом к щели между дверью и косяком, она замерла. Слышно стало почти все.

— …ворю, что там одна девка. Артиста нет… Что? Пока не знаю. Она не назвала адрес. Видимо, повезет его сама… Мне кажется, что ваш Пастух, Андрей Сергеевич, не собирается сидеть на месте. Сразу его убирать надо было… — На этих словах голос осекся и некоторое время молчал. Похоже было, что его хорошенько отчитывали. Потом продолжил:

— Я понял… как скажете… Александра осторожно оторвала ухо от двери и медленно пошла к лестнице, все время оглядываясь на соседнюю квартиру, — она словно опасалась, что в любую секунду оттуда кто-нибудь может выскочить.

Спустившись таким образом на один пролет, она перевела дух и дальше пошла все быстрее и быстрее. Коленки дрожали от страха и возбуждения, сердце колотилось как заведенное. Значит, это был не сосед! Значит, этот человек просто залез в чужую квартиру и, чтобы его приняли за соседа, снял обувь и взъерошил волосы. А на самом деле он то ли телефон хотел прослушать, то ли застать Семку дома (А что бы он тогда сделал? Убил бы их обоих?!). Александра быстрым шагом вышла на улицу и помчалась со всех ног к метро. Через двадцать пять минут она была рядом с несколько блеклым из-за отсутствия неоновой рекламы входом в джазовый клуб «Хорус».

Александра зашла внутрь. Сцена пустовала, народу было немного, мягкий свет и тихая музыка — днем клуб представлял собою обычный, не особо популярный и не особо посещаемый ресторанчик. Только вечером оживала сцена, и он заполнялся людьми. Впрочем, даже вечером народ сюда приходил определенный — как правило, «свои», любители джаза и блюза; чаще всего это были уже завсегдатаи клуба. Одним словом, место на редкость приятное и спокойное. Но сейчас здесь было почти пусто.

Александра прошла в комнату администрации… Дверь оказалась заперта изнутри.

Александра постучала, через секунду там завозился ключ и из кабинета вышел Артист, — Александра!

— Привет, ребята, — сказала Александра, закрывая дверь. — Что у вас тут происходит?

— Черт-те что… Неожиданно дверь снова раскрылась — в комнату вошел Марат.

— Извините, мужики, опоздал.

— Опоздал?

Марат плюхнулся на диван и отдышался.

— Надо было срочно уехать… — А что случилось? — поинтересовался Артист.

— Мне Муха позвонил.

— Что, в клуб?!

— В клуб.

Боцман и Артист переглянулись.

— Что-то не очень мне нравятся такие неожиданности, — сказал Боцман.

— Еще один объявился, — с удовлетворением констатировал Артист. — Кажется, начинаем собираться… Кстати, он где?

— Догадайтесь с трех раз.

— Интересное дело, — проворчал Боцман, предчувствуя недоброе, — Муха, по-моему, и сам не знает, куда его может занести.

— Так он не в Москве? — спросил Артист.

— Какая Москва, он звонил из Ивангорода, от самого, можно сказать.

Балтийского моря! Ничего не объяснил, сказал только, чтобы я срочно разыскал Сергея, что это вопрос жизни и смерти… — Во-во, — вставил Артист, — Голубков нам то же самое говорил.

— Да, Серега действительно вляпался в большую и зловонную неприятность, — подтвердил Боцман. — Интересно только… — Да нет, — перебил Марат, — Муха мне сказал, что это вопрос жизни и смерти жены и дочери Пастуха, Оли и Насти.

— В каком смысле? — не понял Артист.

— В прямом. Муха рассказал, что собрался заглянуть к Сергею в деревню. А когда приехал, увидел, как девчонок какие-то козлы запихнули в машину и увезли.

Ну, он и рванул за ними. Говорит, так и допилил без остановок до Балтики… Артист присвистнул.

— Ни хрена себе!

— Только этого еще не хватало… — Ну вот, — продолжил Марат, — Муха и просил передать Пастуху, что он довел этих козлов до границы с Эстонией. Куда они погнали девчонок дальше, он не знает.

— Та-ак! Значит, они решили поиграть с нами в заложников.

— Мужики! — взмолился Марат. — Вы объясните мне в конце концов, что тут у вас происходит, или нет?!

— У нас тут цирк происходит. Шапито, твою мать. С фокусами, — сказал Артист и кивнул на экран компьютера:

— Вот, пытаемся сами что-нибудь понять.

— Сегодня объявился Голубков, — пояснил Боцман, — и сообщил нам, что Пастух предал интересы Управления, а стало быть, и государства, и в связи с этим служба собственной безопасности Управления практически приговорила его.

— Не понял… — растягивая слова, проговорил с изумлением Марат.

— У нас была такая же реакция, — подхватил Артист. — Так что ты не оригинален.

— Он сказал, — продолжил Боцман, — что Пастух завалил какую-то принципиально важную для них операцию и, кроме того, вошел в контакт с объектом внимания, против которого Управление работало. В общем, начальство в гневе.

Управление в панике… — Что за хреновина! — развел руками Марат. — Я знаю Сергея.

— Голубков нам доказал это.

— А еще, — снова ткнул пальцем в экран компьютера Артист, — он подкинул нам вот эту дискеточку и вон те фотографии, чтобы мы поближе познакомились с объектом внимания, фамилия которого Крымов. А потом сказал нам, что если мы хотим помочь своему командиру, то у нас есть целых десять дней.

Марат перевел взгляд с Артиста на Боцмана и обратно.

— Не прошло и четырех часов этого детектива, — закончил Артист, — как появился ты и сообщил, что семью Пастуха взяли в заложники и увезли в Эстонию.

Как тебе нравится такая завязочка?

— Бред. — Марат опустил взгляд к полу и тут же снова поднял его на ребят. — А где Сережа? Боцман хмыкнул.

— Умеешь ты вопросы задавать, Марат.

— Кстати, Муха не говорил, что собирается делать дальше? — спросил Артист.

— В Москву помчался. Что ему там еще делать?

— Уже лучше. К утру нас хотя бы четверо будет. Боцман медленно подошел к окну, выглянул на улицу, потом развернулся и сел на подоконник.

— А вы заметили, — сказал он неожиданно, — как странно мы все вдруг начали объявляться в одно и то же время? Утром все было тихо и глухо, мы с Семеном были вдвоем, никого не могли найти, а теперь нас уже почти четверо. Я не удивлюсь, если через пару часов объявится Серега… — Ага, вместе с Ольгой.

— Артист!

— Молчу, молчу. Только ты лучше бы объяснил нам, кто девчонок увел, если так хорошо все подмечаешь… — Ребята, — подала вдруг голос Александра, и все, как по команде, повернули к ней головы: Марат с огромного кресла в углу. Боцман с подоконника, Артист крутанулся на рабочем кресле в ее сторону, — а Сережа мне звонил. Он будет здесь к девяти. Ребята, мне кажется, что вами тоже кто-то интересуется.

Все трое в полном молчании уставились на девушку. Теперь они готовы были услышать все что угодно.

Первым подал голос Артист:

— Сашка, я же просил подождать меня дома. Еще не хватало тебя во все это втянуть.

— А ты и так меня уже втянул.

— Не пришла бы — не втянул.

— Да не могла я не прийти!

— Тоже мне Анна Каренина!

— Когда ты теряешь чувство юмора, Семка, ты становишься занудным… — Так, все! — скомандовал Боцман. — Заткнитесь оба! Ссориться будете дома, ясно?.. Александра, объясни, пожалуйста, что ты имела в виду?

— Да все очень просто. К нам в квартиру зашел сосед из противоположной квартиры… — Подожди, — нахмурился Артист, — они же на дачу укатили неделю назад.

— Я не знаю, я раньше никогда его не видела.

— А зачем же дверь открыла?

— Да потому, что у меня и сомнений-то не возникло. Он стоял босиком, и дверь была в ту квартиру распахнута… ну так, наполовину, свет там горел. В общем, нормальный сосед, расстроенный только. Я и не подумала… — А чего он хотел? — спросил Боцман.

— Сказал, что с телефоном у него что-то случилось. Спрашивал, есть ли у нас кто-нибудь, кто разбирается в этом. А еще в проводах копался там, в щитке… — Так, может быть, это действительно сосед? — подал голос Марат. — Или жилец какой-нибудь новый?

— Дайте мне закончить… — терпеливо сказала Александра. — Дело в том, что я тоже так подумала, но на всякий случай решила не говорить Сереже лишнего по телефону. А когда я выходила, то по дороге хотела заглянуть к этому самому соседу, спросить, починил ли он свой телефон. И случайно услышала его слова через дверь… — Да ну, что там через дверь услышишь! — вскинулся с сомнением Боцман.

— Можно, можно, — закивал Артист, — я сам не раз слышал. У них телефон рядом с дверью стоит.

— Вот именно, он как раз по телефону с кем-то разговаривал, ну, я удивилась и немного подслушала… — Александра сделала паузу. — Знаете, о чем он говорил?

— Сашка, не тяни, ради Бога!

— Он рассказывал, как мы с Сережей пять минут назад договаривались по телефону о встрече! Хорошо, что я не сболтнула адрес клуба! Кстати, называл он вас всех по вашим именам.

— То есть? — переспросил Артист.

— Тебя, например, Артистом… А говорил он все это человеку, которого называл Андрей Сергеевич.

— Крымов!! — в один голос тут же гаркнули Артист и Боцман.

Боцман схватил фотографию с компьютерного столика и передал Марату и Александре:

— Вот этот.

— Сашка, беру свои слова обратно, — сказал Артист и легко выскочил из кресла, — ты все сделала правильно! — И он чмокнул ее в щеку. — Значит, так, надо немедленно туда смотаться и проверить, там ли еще этот партизан.

— Александра, ты оставайся тут. — Боцман уже соскочил с подоконника и потянулся за своей джинсовой курточкой.

— Но… — Никаких «но»! — строго поддакнул Артист.

— А я пока пошустрю тут вокруг клуба, — сказал Боцман, — на всякий случай.

Не дай Бог, эта сволочь успела добраться и сюда тоже… Через минуту они уже стремительно вышли на улицу и разделились. Артист запрыгнул в боцмановский «ниссан» и помчался на квартиру, а Боцман свернул во двор к служебному выходу. Но прежде он осмотрелся на Остоженке и убедился, что здесь никого нет. И припаркованных машин, кроме их «ниссана», тоже нет.

Боцман аккуратно обошел здание вокруг, потом заглянул в подъезды — клуб находился в полуподвальном этаже жилого дома. Потом немного поразмышлял, прикинул, откуда был бы хороший обзор для наблюдателя или снайпера, и прошвырнулся по окрестностям. Так ничего и не обнаружив, он вернулся в клуб.

Вскоре возвратился Артист. Его поиски принесли кое-какой результат. Квартира соседей напротив была явно взломана, а к телефонной линии самого Артиста оказались приделаны «уши». Все подтвердилось.

— Знать бы, где упасть… — ворчал Боцман.

— Интересно, — вдруг взвился Артист, — а откуда это он узнал мои координаты? Ведь кроме нас… — Голубков тоже был в курсе, — напомнил Боцман.

— Не хотелось бы разочаровываться в товарище полковнике… — Кстати, — поинтересовалась Александра, — а что вам удалось узнать из этого, — кивнула она на экран компьютера.

— В самом деле, господа Шерлоки Холмсы, — поддакнул Марат, — вы этот компьютер часа четыре долбили. Есть там что-нибудь?

— Кое-что есть, но слишком туманно, — ответил Боцман.

— Девять, — сказала Александра, глядя на часы. — Я иду за Сергеем.

Она быстро вышла из кабинета.

Не было ее минут двадцать. Все заждались. Но когда она пришла, то привела с собой не только Пастуха, но и Дока. Хмурых, несколько помятых, но без тени усталости… И никто из них не заметил, как спустя минуту ко входу в клуб медленно подъехал фиолетовый «фольксваген» — пикап, остановился, и водитель, которого Сашка узнала бы сразу, бросил взгляд на вывеску. А потом куда-то позвонил.

— Слушаю.

— Девчонка привезла Пастуха на Остоженку, в какой-то «Хорус», — сообщил водитель. — Это, наверное, ресторан или какой-то клуб. Я думаю, они все здесь.

— Очень хорошо, если так. Проверь.

— Сделаю.

— Когда убедишься, что они там, поезжай в мастерскую и возьми все необходимое для прослушки. Надо будет полюбопытствовать, чем они там занимаются.

Но только не светись и никакой самодеятельности!

— Мне кажется, девчонка что-то пронюхала. Адрес по телефону не сказала. Не нравится мне все это, Андрей Сергеевич. Они ведь не дураки. Сразу секут. Нельзя им давать возможность развернуться. Я думаю… — А ты меньше думай, Алексей. Это вредно. Думаю за тебя я. Понял? Твое дело найти их и убедиться, что они не сидят по норам. А что с ними делать дальше — я тебе скажу. Так что не переживай, без работы сидеть не придется. Все уяснил?

— Да.

— Девчонку уберешь, раз пронюхала. Но не сейчас.

— Понял.

— Все. Действуй.

Алексей отключил телефон и вышел из машины… — Я же говорил, — усмехался в кабинете Боцман, — что Серега должен объявиться в ближайшие два часа!

— Не до шуток, мужики, — оборвал его Док.

— У нас, кажется, возникли большие проблемы, — тихо сказал Пастух.

— Какие шутки! Мы уже полдня пытаемся расшифровать твоего приятеля. — И Боцман протянул Пастуху фотографию Андрея Сергеевича Крымова.

Пастух и Док с удивлением одновременно схватились за нее.

— Да, Сережа, вот еще что, — подал голос Марат, — Муха просил передать тебе, что твоих перевезли через эстонскую границу в районе Нарвы.

Пастух резко обернулся.

— Муха? Где он? Марат развел руками.

— В пути еще.

— Вот что значит команда, — присвистнул от удивления Док, — оказывается, все уже все знают!

— Ну уж нет! — запротестовал Артист. — Лично я пока ни хрена не знаю! Я только вижу, что пять здоровых мужиков, а точнее, четыре с половиной, поскольку один еще не успел доехать, и одна очаровательная девушка, не сговариваясь, оказались почему-то в одном и том же месте в одно и то же время. Не знаю, как вас, а меня этот факт пугает. Кстати, Пастух, Док, знакомьтесь — Александра… — Кончай языком блындать, — проворчал Док. А Пастух взглянул на Артиста.

— Мы уже знакомы, — сказал он.

— Если бы не она, — совершенно серьезно пояснил Семка, — твой Крымов нас бы тут уже как минимум слушал… — Как он на вас вышел? — тут же спросил Пастух.

— Он знал, где живет Семка, — ответила Александра.

— Даже это? Плохо… Отсюда надо уходить.

— Мы проверяли, — сказал Боцман. — Здесь чисто.

— Вы не поняли. Этот человек не слушает и не следит просто так, из любопытства или ради информации. Это стратег, понимаете? Он всегда высчитывает на несколько шагов вперед. Если он вас слушал, значит, уже прикинул, на каком именно кладбище будет хоронить… — Ну все, я уже трясусь от страха!..

— В самом деле, Серега, откуда тебе знать, что он там прикинул?

— Я его уже хорошо знаю.

На этих словах воцарилось секундное молчание. Все уставились на своего командира, удивленные таким странным развитием событий, удивленные его словами.

Даже Док, знавший больше всех остальных, приподнял бровь.

— Сегодня я очень много о нем узнал, — пояснил Пастух, — а вчера разговаривал с ним. Я начинаю чувствовать, из чего сделан этот полковник, начинаю понимать, что он хочет… — Полковник?..

— Мало нам полковника Голубкова… — Что-то я не пойму… — Значит, так, — твердо прервал этот базар Пастух, — сосредоточились!

Марат, почему Муха позвонил именно тебе?

— Сказал, что никого больше не нашел.

— Что он будет делать дальше?

— Возвращаться в Москву. Сказал, что, как появится в Москве, перезвонит мне или Семке.

— Запомни номер моего пейджера… Док, не потерял?.. Передай ему. Где бы мы ни были, он найдет нас… Когда ты закрываешь свое заведение?

— Сегодня нет выступлений, так что к полуночи закроемся.

— Ты не против, если кто-то из нас останется здесь до завтра?

— Нет проблем.

— Отлично. Если они попробуют сунуться сюда, мы должны быть готовы. Очень важно знать любой шаг против нас и быть расторопней. Ошибки смертельны.

— А кто они-то. Пастух? Крымов? У него что, армия? Или, может быть, ты имеешь в виду Управление?

— Все, Артист, все. Теперь мы одни и мир делится на нас и всех остальных.

— Да, чуть не забыла, — сказала вдруг Александра, — может быть, это важно.

Тот человек, ну, в квартире напротив, разговор которого я слышала, он сказал этому Андрею Сергеевичу… точно я уже не помню, но что-то вроде «Пастуха надо было сразу убирать, потому что он не успокоится»… Кажется, это про тебя.

Пару секунд Пастух словно внимательно изучал Сашку. Он не очень представлял себе женщин в боевой команде, он побаивался ответственности за них и, честно говоря, собирался было настоять на том, чтобы она ушла. Но вдруг передумал. Это было странно для него самого, но он привык доверять своей интуиции. А потом, стихийно возникающая ситуация каким-то странным образом сама стала диктовать выбор бойцов. Вот ведь Марат — тоже не Шварценеггер… — Спасибо, — сказал Пастух, — это очень важно.

— Приятная новость, — проворчал Док.

— Пока, к сожалению, других новостей нет, но мы можем попробовать найти их… — Пастух обвел присутствующих взглядом. — Насколько я понимаю, все успели что-то узнать. Поэтому нам необходимо первым делом составить из этого полную и объективную картину, чтобы мы сообразили, как действовать дальше… Я думаю, что до полуночи можно остаться здесь. Комнаты на прослушку пока еще явно не поставлены, а чтобы нами не поинтересовались через окошко, мы на всякий случай замастырим одну штучку.

Пастух вытащил из сумки тяжелые жалюзи.

— Ни одна сволочь теперь не снимет наш разговор со стекла, — пояснил Док.

— Откуда у вас это?

— Подарок Фимы Губермана.

— Губермана?! Караул! Я ничего не понимаю… — Нам нужны два-три часа спокойного разговора, — сказал Пастух, — чтобы все понять и обмозговать… Примерно через десять минут, за которые Боцман успел позвонить домой, а Пастух и Артист повесили жалюзи и все кое-как расположились в небольшом кабинете, можно было начинать разговор.

— Пойдем по порядку, — сказал Пастух — Семен, Коля, начинайте. Что вам известно?

Артист и Боцман подробно передали при всеобщем внимании свой разговор с Голубковым. Александра тут же еще раз пересказала историю с соседом, а Марат напомнил о звонке Мухи.

— Отлично, — подвел итог Пастух, — теперь мы с Доком.

И он рассказал о задании Голубкова, о Флоренции, о взрыве в Переделкино, о покойном Крупице, о похищенной семье, неожиданной информации от Мухи и о встрече с Крымовым. Когда он дошел до своего столкновения со службой собственной безопасности Управления, к рассказу подключился Док. Он поведал о высотке на Новом Арбате, об офисе номер 1506 коммерческой фирмы «ГРОТ» на пятнадцатом этаже и о черном «мерее» Крымова, которому он сел на хвост.

— Я довел их до огромного трехэтажного особняка в Заветах Ильича. Это недалеко от Москвы. Рядом с Пушкино, — говорил Док. — И вот что я вам скажу: хотя на хвосте у Крымова был только я, это точно, его еще кто-то ведет. Он действовал так, как будто прекрасно знает, что за его резиденцией ведется наблюдение… — Управление, — кивнул Пастух. — Он знает это и использует в своих целях.

— Ну, в общем, я прождал там до утра и потянулся за ним обратно в Москву… Да, этого его телохранителя, Алексея, с ним уже не было. Он исчез куда-то ночью… Так вот, сегодня утром у Крымова был долгий разговор в офисе Интрансбанка, который находится в той же высотке на Новом Арбате, только на семнадцатом этаже.

Насколько я понял, разговаривал Крымов с генеральным директором банка или с его замом. Ну вот, а потом появились Пастух с Губерманом и любезно подбросили меня сюда.

— Кстати говоря, — вставил Пастух, — коммерческое русско-гонконгское предприятие «ГРОТ» ведет часть своих операций через Интрансбанк.

— А при чем тут вообще Губерман, Пастух?

— Меня другое интересует, — сказал Артист. — Что это за Крымов такой?

Почему полковник? Что он от нас хочет? Мы же ничего не знаем!

— Знаем, — сказал Пастух. — А Губерман тут вот при чем… Артист прав, самое главное было узнать как можно больше о полковнике Крымове, и единственный человек, который мог мне в этом помочь, был Фима Губерман. Сами знаете, что у него не только мощная служба и большой банк данных, но и серьезные связи в ФСБ, еще с тех времен, когда она была частью славного Комитета госбезопасности. В конце концов, начальнику охранки одного из самых серьезных кошельков нашей страны нельзя без этого. Когда-то Фима сказал мне, что рад будет помочь, если у меня возникнут проблемы, вот я и поехал к нему. Проблемы у меня… сами видите… Короче говоря, со вчерашнего дня Губерман по моей просьбе копал информацию на Крымова. Почти сутки копал. И теперь мы кое-что знаем об этом человеке.

— Не опоздать бы с этими знаниями… — Слушайте, — вдруг усмехнулся Сергей, — это почти детектив… Если бы Пастух был журналистом, он обязательно ухватился бы за такой сногсшибательный материал, достойный большого очерка с продолжением где-нибудь в «Совершенно секретно». А если бы Пастух был писателем, возможно, истории Крымова ему хватило бы на парочку захватывающих шпионских романов. Но романы писать Создатель его не сподобил, поэтому Сергей просто выложил к общему сведению некоторые тайны профессиональной деятельности бывшего полковника. Тайны, которые удалось раздобыть Фиме Губерману, которые не были полными и до конца ясными, но которые сейчас становились незаменимыми, как сурдопереводчик для глухонемого, потому что позволяли многое понять.

Рассказывал Пастух коротко и четко, самое основное, потому что торопился и потому что не хотел забивать рассказ лишними деталями. Но если бы он немного приукрасил его, то вышла бы, как говорил Гоголь, «презанимательная для какого-нибудь писателя в некотором роде целая поэма»…

4

Андрей Сергеевич Крымов в 1956 году был еще просто Андрюшей Крымовым, ему только-только исполнилось девять лет и он перешел в четвертый класс. Пыльным и душным летом того года, когда ничего, кроме школьных каникул, по мнению Андрюши, происходить было не должно, его отец получил направление Московского комитета партии поднимать целину в далеких казахстанских степях. В те времена не принято было обсуждать подобные направления. Отец не обсуждал и не сомневался. Более того, он был воодушевлен. Будучи инструктором одного из столичных райкомов, Сергей Петрович Крымов прекрасно понимал, что путь на вершины партийной лестницы лежит через периферию, а значит, его поездка на целину открывает очень большие перспективы и возможности. Полный самых радушных ожиданий, Сергей Петрович собрал чемоданы и укатил в распевающем задорные комсомольские песни эшелоне. А через год взялась за чемоданы и вся его семья. Андрюша Крымов навсегда распрощался с шумным московским двором, своими друзьями и со всем, к чему он привык.

Целина оказалась делом затяжным, утомительным, безмерно скучным и быстро испортила характер Андрюши Крымова. Десятилетний подросток еще не достиг того возраста, когда хочется ехать с песнями навстречу свершениям, открывать другие планеты или, на худой конец, осваивать целину. Он был просто домашним московским мальчиком, когда его жизнь изменилась. Он любил каток на Патриарших прудах, красочную иллюминацию улицы Горького возле Центрального телеграфа, темноту кинотеатра «Художественный» на Арбате. А тут еще, незадолго до их отъезда, в Москве развернулся невиданный советским народом праздник — Всемирный фестиваль молодежи и студентов! Знакомый город в одночасье превратился в сказочный карнавал, и вместе со своими друзьями Андрюша Крымов бегал смотреть, как по Красной площади гуляют черные посланцы далекой Африки и низкорослые товарищи из революционного Китая… И вдруг из этого центра всеобщего движения, из этого пупа мира, из этого праздника жизни он попал в скучную до сумасшествия степь.

Променять пеструю толпу Арбата на суровых, грубых людей в кирзовых сапогах и засаленных телогрейках! Слушать ноябрьский парад по радио и представлять с черной завистью, как его друг Валька Горский, которого все во дворе звали «Гундосом», стоит на трибуне, слева от Мавзолея, и мимо него с рычанием проносятся танки и чеканят свой шаг солдаты? Потерять Новогодний праздник с подарками и гигантской елкой, который устраивал горком для детей своих сотрудников, взамен на чахлое деревце, привезенное черт знает откуда, потому что здесь, в целинных степях, такое не растет?

Нет, это было несправедливо!

Это было несправедливо, потому что его обманули.

Конечно обманули! Его лишили законного права жить в столице Первого Социалистического Государства. Но спорить было бесполезно — у отца был строгий нрав, вспыльчивый характер и тяжелая рука. Андрюша Крымов еще не задумывался над тем, что имеет право на выбор, но именно это он и имел в виду, когда затаил свою первую детскую обиду за то, что с ним поступили несправедливо. Это чувство навсегда осталось в душе и с годами только крепло. Через много лет он понял истинный смысл этого чувства — вожделения того самого права на выбор, которого его, как и многих других, лишали и которое он, в отличие от многих других, хотел бы во что бы то ни стало получить. Любой ценой. Он должен был стать тем, кто сам распоряжается собой и другими.

Но это осознание пришло намного позже, а пока Андрюша Крымов только обижался. А еще узнавал очень много нового, того, о чем никогда не говорилось открыто. И Казахстан для него очень быстро стал олицетворением бесправия, местом, куда никто не попадает по своей воле. Ведь именно так чувствовали себя поволжские немцы и чеченцы, с которыми ему часто приходилось сталкиваться. Это было так ему понятно. Правда, на своем, детском еще уровне восприятия. И этого было достаточно, чтобы он принял первое свое решение, которое пришло к нему, когда он заканчивал школу. Комсомолец Андрей Крымов вдруг ясно понял, что должен вернуть упущенное. Если не все, то хотя бы самое очевидное — Москву.

Здесь, в Казахстане, для него не было будущего. Радужные ожидания Крымова-отца сбылись только наполовину. Спустя семь лет, в 1964 году, он стал-таки вторым секретарем горкома партии. Но в Караганде. К этому моменту его сын закончил школу и бесповоротно собрался в Москву. Влияния и связей отца вполне хватило на то, чтобы Андрей Крымов поступил в престижный Институт международных отношений. Увы! Казахстан сыграл и здесь свою роль: учитывая географическое положение республики, Крымов вместо европейского попал на восточный факультет, в группу, специализировавшуюся по Китаю. Впрочем, это его не особенно расстроило. Слишком велика была радость снова оказаться в Москве.

Андрей Крымов чувствовал себя изгнанником, вернувшимся на родину. Круговорот столичной жизни разом обрушился на парня из Караганды, затянул и увлек с собой, оказавшись, как вода для рыбы, естественной средой обитания.

Через полгода учебы Андрей уже носил стильный галстук и «родной стейтсовский» пиджак, лихо отплясывал рок-н-ролл и зачитывался Хемингуэем.

Бабушка Матильда, у которой жил Андрей в Москве, души не чаяла во внуке и с готовностью прощала ему все — и поздние возвращения, и шумную, дикую музыку.

Жизнь складывалась удачно. Надо отдать должное молодому Крымову: юношеский задор и тяга к приключениям безболезненно сочетались у него с изрядным прилежанием.

Раз поставив себе цель достичь в жизни всего, чтобы заполучить свое право на выбор, он прекрасно понимал, что для этого придется постараться. Очень постараться. И Крымов старался. Он всегда делал больше, чем требовалось по программе, потому что с самого начала не сомневался, что лишних знаний в его жизни не будет. В конце концов это приучило его никогда не ограничиваться одной точкой зрения, одним решением в любом вопросе и научило видеть любую ситуацию «в объеме», со всех сторон. Даже китайский язык дался ему намного легче, чем однокурсникам, ибо как никакой другой требовал аккуратности и терпения. Причем китайский язык он одолел сразу после английского и непосредственно перед французским.

Время шло. Семестр летел за семестром, и, чем ближе был момент выпуска, тем острее перед Андреем Крымовым вставал вопрос дальнейшей карьеры. Его сокурсники попали в институт тоже не с улицы, если не считать традиционного и очень небольшого процента «пролетариев» и «нацкадров», поэтому борьба за теплые места принимала все более открытый характер. Каждый будущий дипломник пускал в ход все имеющиеся в его семье связи. В курилках то и дело произносились, как бы невзначай, имена высокопоставленных пап, дядь и просто друзей семьи. От знаменитых, а зачастую и просто легендарных имен могла закружиться голова.

Андрей Крымов не участвовал в этом хоре. Строгому Крымову-старшему не составило бы, конечно, труда найти место сыну, но только в Казахстане. Так что воспользоваться его благосклонной помощью будущий разведчик не мог. А точнее, не хотел. Сама мысль вернуться назад, на целину, вызывала у Андрея стойкое отвращение. Нет! Он готовил себя для другой жизни.

Его юность пришлась на короткий период «оттепели», когда мощный идеологический прессинг немного ослаб. Вместе с модным рок-н-роллом и стильной одеждой, вместе с книгами запрещенных и оттого еще более привлекательных писателей, он избавился от прививки коллективного сознания, которое, как известно, выше собственнических интересов. Излечился и усвоил раз и навсегда, что самая величайшая ценность на этом свете — личность человека. А личность всегда в одиночестве и в меньшинстве, и рассчитывать личность может только на собственные силы, и больше ни на кого. Все остальное — только средства для достижения цели.

Поскольку цель у Крымова была уже давно, оставалось найти средства, причем опираясь на свои собственные силы.

Это была первая стратегическая операция Андрея Крымова. Называлась операция «брак по расчету». Идея, конечно, была до неприличия банальной и простой. Но осуществил он ее безукоризненно, не ошибившись ни в тактике, ни в выборе «объекта». Дальнейшая жизнь подтверждала это много раз… Среди шумных компаний, где он частенько проводил свое свободное время, было немало симпатичных и обеспеченных полезными родителями девушек, а уж выбирать большого труда не составляло. Красивый и модный парень, Андрей запросто производил на девушек впечатление. Мог при случае блеснуть стиляжным жаргоном, непринужденно бросив какую-нибудь фразу, вроде: «Ну что, мать, похиляли на Брод?», или Цитатой из Рождественского с Вознесенским, мог задушевно спеть что-нибудь из Галича или часами рассказывать о Китае, причем всегда именно то, что больше всего интересовало собеседника.

Но с девушками Андрей Крымов, будущий ас сложных многоходовых операций, не спешил. Он уже сейчас прекрасно понимал то, чем будет потом всегда руководствоваться: результат приносит плоды только в том случае, если не имеет побочных осложнений и если случайные вмешательства сведены к минимуму. В данной ситуации это означало, что он не собирался ради подходящего тестя воевать всю жизнь с нелюбимой женой или разводиться с ней через полгода. Надо было найти такую девушку, с которой у них возникла бы взаимная и обязательно искренняя привязанность, без излишней страсти, но исключающая интриги и измены. В общем, и рыбку съесть и личную жизнь обеспечить. Задача практически неосуществимая. Кто пробовал — знает. Поэтому Андрей Крымов и не спешил. Тем более что с каждым годом эта задача становилась все важнее. Обеспечить свое будущее надо было самому, потому что другой поддержки у него не было, а с его специализацией официальное будущее высвечивалось не самым радужным. С начала шестидесятых советская китаистика переживала свои худшие времена — уже перестали звучать песни о нерушимом советско-китайском братстве навек и это самое братство уже сменилось холодным миром, начинающим переходить в открытую неприязнь. Андрея совсем не прельщала «карьера» фронтового переводчика. Тем более что Америка — главный враг Советской страны — была далеко (да и можно ли всерьез не любить родину рок-н-ролла?), а миллиардный Китай находился под боком и добрых чувств не вызывал. Так что предстоящий выпуск не особенно вдохновлял Андрея Крымова. Но жизнь неожиданно сама открыла перед ним его дальнейший путь. Помог случай.

Началось все с глупой выходки развеселившихся студентов. Как-то, отмечая свой день рождения в ресторане «Пекин» (а где же еще!) с небольшой компанией друзей и выпив несколько больше, чем следовало, он потащил всех гулять по Москве. Когда компания оказалась на Софийской набережной, около Британского посольства, неожиданно возникла идея проверить бдительность милиционера в алюминиевой будке. Андрей и один его приятель из театрального института нацепили темные очки, подняли воротники своих пальто и несколько раз обменялись портфелями у ограды посольства, воровато озираясь по сторонам. Вся остальная компания помирала со смеху в ближайшем подъезде.

Неизвестно, насколько бдительным оказался милиционер и было ли у него чувство юмора, а вот сотрудники организации, что находится на Лубянской площади, оперативность проявили. Спустя полчаса оба шутника сидели в ближайшем отделении милиции в разных кабинетах и беседовали с вежливыми, но настойчивыми товарищами в одинаковых серых костюмах.

Андрей Крымов впервые в жизни не на шутку испугался. Когда он сидел на привинченном к полу табурете в ярком свете настольной лампы, направленном так, чтобы нельзя было разглядеть лицо оперативника, служба в Казахстане казалась ему манной небесной, мечтой, которая, кажется, уже не сбудется. Но спокойный чекист даже не собирался давить на ошалевшего парня да выяснять, на какую разведку тот работает. Нет, для начала он полчаса молча "курил, повергая Андрея этим молчанием в настоящий ужас, потом минут десять листал какую-то папку, которую ему неожиданно принес испуганный милиционер. Тоже молча. И только после этого нарушил свое убийственное молчание неожиданным вопросом:

— Ну что, Андрей Сергеевич, в шпионов поиграть захотелось? — Причем в вопросе не слышалось ни укора, ни угрозы.

Молодой Крымов удрученно кивнул.

— Такой уважаемый отец, готовит сыну место в республике, ждет, надеется… Что, в Казахстан ехать не хочется?

Андрей вздрогнул. Он еще ни с кем не делился своими мыслями и даже не собирался.

— Ладно, ладно, — успокоил его чекист, — я ж понимаю… В общем, учитывая любовь к шпионским играм, отличную учебу и уважаемых родителей, не желаешь ли ты, Андрей Сергеевич, продолжить работу в рядах передового отряда партии?..

Ну мог ли Андрей Крымов в сложившихся обстоятельствах отказаться? Конечно не мог, да и не хотел. Именно так, с глупой шутки, и началась настоящая карьера полковника Крымова.

А спустя полтора месяца удачно завершился и поиск невесты. Все вышло именно так, как Андрей хотел, его и самого это даже немного удивило. Он остановил свой выбор на тихой серьезной девушке по имени Вера. Не обладавшая яркой внешностью или темпераментом, она во время вечеринок в основном сидела в уголке, перебирая пластинки или листая иллюстрированные иностранные журналы, как будто веселящихся рядом ей было вполне достаточно, чтобы и самой чувствовать от вечеринки удовольствие. К Вере давно привыкли, и разбитные кавалеры не обращали на девушку особого внимания. И зря. Застенчивость и тихий нрав скрывали живой ум и мешали разглядеть ее очарование. При этом папа Веры занимал довольно интересную должность в финансовом отделе ЦК КПСС. Андрей понял, что не ошибся, и не без удовольствия и вдохновения завел с ней роман. Все чаще они тихо, по-английски, исчезали вдвоем с шумных вечеринок.

Решающий разговор с предложением руки и сердца состоялся только после встречи Андрея с отцом Веры. Папа оказался человеком серьезным, и Крымову даже показалось, что он не преминул воспользоваться той самой волшебной папкой, что однажды держал в руках чекист. Впрочем, Андрей пришелся родителям по нраву, не говоря уж о самой Вере, так что препятствий больше не было. Оставалось сообщить новость своему отцу в Караганду и пригласить его на свадьбу.

Свадьбу сыграли громко, в ресторане «Прага». Родители жениха и невесты остались явно довольны друг другом и немедленно нашли много общих номенклатурных тем для разговоров. Жизнь входила в русло.

Вскоре отшумели горячие дни на острове Даманский, и в воздухе запахло войной с Китаем. Но Крымова это уже не беспокоило, он уверенно шел по чекистской дороге. Когда был защищен диплом и сокурсники разъехались по странам и весям, Андрей Крымов, а теперь уже Андрей Сергеевич Крымов, исчез на два года в недрах таинственной «лесной школы» Первого Главного Управления КГБ СССР, в школе внешней разведки Страны Советов. Эти два года пролетели быстро и гладко. У Андрея Сергеевича получалось все, он был на хорошем счету. Но главное, он неожиданно почувствовал себя, что называется, в своей тарелке. Теперь он мало напоминал того обиженного московского мальчишку, которого судьба лишила возможности смотреть на военные парады с трибуны слева от Мавзолея. Теперь в нем не осталось этой детской обиды. Теперь в нем появилась четкость и уверенность.

Не только в себе, но и в своем будущем — теперь он знал, что сможет получить свое право на выбор.

Именно таким и появился в советском торгпредстве в Шанхае молодой сотрудник резидентуры Андрей Сергеевич Крымов. Ему уже не нужна была никакая школа. Ему оставалось только проверить себя на практике, физически ощутить свою состоятельность. И за четыре года работы в Шанхае он эту состоятельность полностью подтвердил.

Это были очень тяжелые четыре года, ибо пришлись они на самый сложный период взаимоотношений России с Китаем. Это закрепило в Крымове нелюбовь к восточному гиганту, но не помешало его успешной работе. Сотрудникам торгпредства приходилось работать практически в условиях осадного положения. Непрекращающиеся манифестации разгневанных китайских трудящихся, грозившие всякий раз превратиться в банальный погром, непрекращающаяся слежка за любыми передвижениями советских сотрудников — причем китайцы могли позволить себе выставить хоть по тысяче агентов на каждого сотрудника, в том числе и на уборщицу. Постоянные отключения электричества и воды, битье стекол и прокалывание автомобильных шин… Давление не прекращалось ни на день. Но самая большая психологическая проблема заключалась в том, что со своей европейской внешностью Крымов не мог просто смешаться с толпой, всегда оставаясь белой вороной, на которую устремлены тысячи глаз. И когда он наконец справился с этим ощущением, освободился, то понял, что это незаменимый опыт.

Ко всему этому прибавлялись обычные для любого советского коллектива «радости»: кто-то погружался в работу, кто-то плел интриги, кто-то тихо пил, а кто-то писал доносы на всех остальных. Андрей Сергеевич Крымов относился к первым. Не тратя времени на интриги, не опускаясь до доносов и не давая повода для них, он с головой ушел в работу, видимо, справедливо полагая, что хорошая агентурная сеть — более достойная цель для разведчика. А скорее всего, он просто смотрел вперед, догадываясь, что хорошая агентурная сеть ему еще пригодится… Резидент души не чаял в новом сотруднике, сочетавшем в себе способность идти на любой риск с осторожностью и компетентностью.

В 1972 году, после доклада Брежнева на Декабрьском пленуме, Китай окончательно превратился во врага № 1 Советского Союза и работы в резидентуре прибавилось. В том году закончилась затянувшаяся командировка Крымова.

Его арестовали на городском рынке Шанхая, где он пытался забрать секретные материалы у своего агента, и шесть часов допрашивали в милиции. Но попытка заставить его признать себя шпионом ничего не дала. Андрей Сергеевич на все вопросы упорно отвечал по-русски: «Требую пригласить советского консула».

Консула ему, естественно, не пригласили. Вместо этого Крымова отправили под конвоем в глубь страны, и тут он начал действовать. Будучи небольшого роста, Андрей Сергеевич тем не менее обладал изрядной силой. Еще в Казахстане он увлекся боксом, а уж в «лесной школе» прибавил к этому боевое самбо, так что постоять за себя мог всегда. Поэтому, не раздумывая долго, он прямо в машине напрочь выключил всех своих конвоиров, выскочил наружу, преодолел бегом несколько узких улочек и, свистнув моторикшу, умчался в сторону морского порта.

План удался на все сто. Китайские конвоиры просто не были готовы к такому повороту событий. По их глубокому убеждению, бежать европейцу из-под стражи посреди миллиардного Китая просто глупо. Да и сами власти оказались не подготовлены к такой прыти — им так и не удалось заполучить советского шпиона, хоть и были немедленно оцеплены здания торгпредства и консульства, — Крымов там больше попросту не появился.

Городское отребье во все времена не было подвластно государственному режиму и жило само по себе. Оно было всегда и всегда будет. Китай не исключение. Даже молодчики-хунвейбины в годы «культурной революции» не смогли с ним справиться. И Крымов об этом знал и очень хорошо понимал, что отребье может стать надежным партнером, если к нему найти подход. Поэтому, пока его более ленивые или чистоплотные коллеги анализировали речи местных партийных вождей и передовицы газет, он не только создавал по мере сил агентурную сеть, но и сумел обзавестись связями в припортовой клоаке. Три недели Крымов отлеживался в лачуге портового сторожа, который был сыном русского эмигранта-белогвардейца. За это время он связался с резидентом и получил всю необходимую ему информацию и приказ возвращаться домой. Для осторожности он на всякий случай пропустил два судна под советским флагом, заходивших в шанхайский порт, и, как позже выяснилось, не зря — оба судна были выпотрошены до последнего шпангоута таможенными службами, что и следовало ожидать. Китай Андрей Сергеевич покинул на борту дружественного сирийского сухогруза, специально ради такого случая зашедшего в Шанхай обновить запас пресной воды.

Когда Крымов вернулся из Дамаска в Москву, он тут же получил капитанские погоны. Что ж, награда была вполне заслуженна. И не только блестящей работой, но и предотвращенным провалом.

После радостного семейного ужина у него состоялся первый серьезный разговор с тестем, который не спешил, присматривался и вот наконец проявил свой интерес.

Крымов ждал этого давно, но даже не представлял, какие возможности ему могут открыться. Он не просто не ошибся с выбором невесты — он попал в точку. В разговоре тесть посвятил Андрея Сергеевича в некоторые реалии процессов, протекавших в государстве, а в особенности остановился на кое-каких делах, варящихся на Старой площади, в ЦК и конкретно в подведомственном ему финансовом отделе. Выяснилось, что не только такие, как Крымов, ищут могущественных покровителей, но и такие влиятельные люди, как его тесть, ищут преданных людей.

Контакт был установлен. Влияние и знания тестя соединились с опытом и профессионализмом зятя. Стратегия соединилась с тактикой.

По настоянию тестя и при его содействии Крымов заочно окончил финансовый институт в Москве — окончил с отличием (иначе уже не умел) и в 1978 году появился в Гонконге в качестве сотрудника «Московского национального банка». Это был один из многих советских заграничных банков, позволявших аккумулировать государственные средства Страны Советов на Западе, но не только их: некоторые частные лица, облеченные властью и связями, с успехом пользовались этими структурами для своих личных целей. Впрочем, об этом мало кто знал. Тем более среди персонала банка. Сразу же по приезде Крымов активно занялся делом. Конечно же, он прибыл под крышу резидентуры, но при этом у него была определенная должность и он обязан был выполнять определенную финансовую работу. Быстро освоившись, Крымов показал прекрасные деловые способности и уже через год установил полезные контакты в местных финансовых кругах, а британские и гонконгские деловые партнеры банка считали его человеком здравомыслящим, одним из немногих, с кем можно иметь дело. Для советского служащего это была редкая оценка.

Но Гонконг — это не только перекресток торговых путей и финансовых потоков в Юго-Восточной Азии, Гонконг давно завоевал славу настоящего шпионского центра.

Здесь пересекались интересы разведок всего мира — МИ-6, ЦРУ, контрразведки континентального Китая и еще черт знает кого. Сильна была и резидентура КГБ, так что работы и здесь хватало. Верный своим правилам, Крымов завел обширные связи в самых грязных районах города, за посещение которых или даже появление в их окрестностях любой другой советский человек мог как пробка в 24 часа вылететь на Родину для немедленной сдачи партбилета. Но Крымова это не беспокоило.

Возобновив связь с некоторыми своими старыми знакомыми-китайцами и приплюсовав их к новым своим знакомым, Крымов получил в руки связь с преступными группировками по всей Юго-Восточной Азии и даже вошел в доверие к торговцам наркотиками и оружием.

Карьера Андрея Сергеевича складывалась как нельзя лучше. Он напоминал непотопляемый броненосец, упорно идущий своим курсом. Ни одного «прокола».

Хорошие отношения с начальством, уважение коллег, несмотря на доносы, которые, кстати, все равно не получали хода. За Крымовым закрепилась репутация дельного специалиста, который не только может помочь советом по любому вопросу, но и никогда в этих советах не отказывает. Коллеги по банку, главным достоинством которых зачастую оказывались связи в Москве, а совсем не профессионализм, все чаще заходили к нему за советом. И никогда не бывали разочарованы. Так спокойно и лихо коллектив «Московского национального банка» дожил до лета 1980 года.

А летом того года, в то время как на Родине вовсю гремела Московская Олимпиада, в Гонконге разразился крупный скандал.

В один прекрасный день «Московский национальный банк» в результате неумелых операций потерял несколько сотен миллионов долларов и практически разорился.

Ничто не предвещало такой катастрофы. На протяжении года банк вкачивал средства в ряд местных компаний и предполагал получить с этого немалые прибыли. Но вдруг, как по команде, все эти компании в течение месяца одна за другой прекращают свое существование! Спустя полтора десятка лет подобные аферы станут обыкновенным явлением в демократической Москве, но тогда этот обвал стал настоящим шоком для советских банкиров. Было, естественно, назначено следствие. Но каждый отдельный сотрудник, причастный к сделкам, не спешил сообщать, что во многом свои решения в выборе компаний для капиталовложения он принимал, основываясь на мнении молодого «чужака» из КГБ Андрея Сергеевича Крымова. Это было бы равносильно признанию своей полной некомпетентности. А может быть, сработала знаменитая ведомственная круговая порука. Какая бы причина ни была — Крымов ею воспользовался блестяще. Одним словом, произошло трагическое стечение обстоятельств, и не более того.

В результате скандала директор банка загремел под суд за халатность, а почти весь персонал отправился в Москву. Крымов, естественно, тоже отправился в Москву, но только не для того, чтобы получить нагоняй. Как раз наоборот. Сразу по возвращении он получил очередное звание. Тесть был чрезвычайно доволен своим зятем. А вот что касается исчезнувших миллионов… Куда исчезли деньги и имел ли к этому прямое отношение Крымов — точно не известно, но только появился у Андрея Сергеевича в Гонконге счет, о существовании которого знали лишь он сам да тесть.

В Москве Крымов осел на год. Занимался аналитической работой, а попросту перекладывал бумажки и строчил отчеты у себя в кабинете в Ясенево. Он был тих и спокоен, и стали даже поговаривать, что счастливая звезда «непотопляемого броненосца» закатилась-таки и едва ли теперь ходить ему в баловнях судьбы.

Однако сам Андрей Сергеевич придерживался, похоже, совсем другого мнения. Всегда подтянутый, он одевался исключительно в дорогие элегантные костюмы явно не советского производства, на работу приезжал в спортивного вида «тойоте», справил новоселье в кооперативной квартире, построил двухэтажную дачку, да не где-нибудь, а на Истре… Коллеги диву давались, до чего обнаглел человек, и ожидали со дня на день соответствующих мер со стороны руководства. Но Крымову и на это было наплевать. Он добился своего, он исполнил свою мечту и получил свое право на выбор. Он управлял своей судьбой сам, и никто ему был не указ. Правда, без тестя пока он не мог обойтись, но ведь ничто не вечно под луной… А соответствующие меры со стороны руководства и в самом деле последовали.

Только совсем не того характера, что ожидались коллегами. В один прекрасный день Андрей Сергеевич Крымов исчез из своего кабинета в Ясенево, чтобы занять другой кабинет. На Старой площади. Поближе к тестю. Теперь он был сотрудником аппарата ЦК с какой-то невнятной должностью: то ли инспектор, то ли куратор, то ли инструктор… С этого момента Крымов непосредственно подчинялся тестю. В чем точно заключались его обязанности — неизвестно, да это и понятно — в таких случаях неофициальные обязанности не афишировались, приказы и распоряжения передавались устно и исчезали за границами истории сразу же после их выполнения. Впрочем, многое можно понять, если присмотреться внимательнее и сделать выводы. Как только Андрей Сергеевич переехал на новое место работы, его поездки в Гонконг возобновились, но теперь он работал в свободном полете, не отчитываясь ни перед одним советским заграничным учреждением, включая резидентуру внешней разведки.

Таким образом, его агентурная сеть перестала существовать для советской разведки и стала его собственной сетью. Вот отсюда сами собой и напрашиваются выводы: в недрах ЦК умные люди, к которым, несомненно, принадлежал и крымовский тесть, понимали, что грядет новое время, что на смену идеологии придет экономика, понимали и готовились заранее. В стране еще гоняли диссидентов и осуждали империализм Рейгана, еще шамкал свои длинные речи, полные политического идиотизма, престарелый генсек, еще шла война в Афганистане, но умные люди уже чувствовали новое время и начинали заботиться о своей экономической состоятельности.

Теперь Андрей Сергеевич уже не изображал из себя образцового советского чиновника и жил в Гонконге относительно широко. Передвигался на хороших машинах, обедал в шикарных ресторанах, с удовольствием устраивал визиты ответственных работников из Москвы, приезжавших по неведомым делам.

Все активнее работала его агентурная сеть, и все чаще он бывал в теневом Гонконге. Эти визиты он не афишировал, ибо здесь его собеседниками неизменно становились лидеры могущественной организации, известной в мире под названием «Триады». О чем они разговаривали, какие строили планы — доподлинно неизвестно.

Однако едва ли Крымов с этими людьми обсуждал идеологические диверсии на территории коммунистического Китая или предлагал выкрасть чертежи ракеты-носителя «Великий Поход-3». Но доподлинно известно, что советские суда, заходившие в Гонконг, все чаще брали на борт дополнительный неофициальный груз, который доставляли в Находку или Владивосток. Там этот груз тихим ходом шел через всю страну в Ленинград, Мурманск или Калининград. Оттуда, опять морем, он попадал в Скандинавию и заканчивал свой длинный путь, как правило, в Амстердаме.

А еще доподлинно известно, что Интерпол очень долго не мог понять, откуда в Европу хлынул новый поток героина, и никак не мог выйти на пути его транспортировки. Грешили на сицилийцев и перекрывали Средиземное море. Но груз все шел и шел… Когда умер Брежнев, показалось, что это и есть то самое начало новых времен и теперь сбудутся все ожидания. Разные были надежды. И многие связывали их с новым генсеком — Андроповым. Андрей Сергеевич встретил это событие в Гонконге, где у него теперь была постоянная резиденция в шикарной вилле на побережье. Но на следующий день неожиданно последовал срочный звонок из Москвы от встревоженного тестя.

— Тебе лучше на время исчезнуть — возможны осложнения, — коротко и ясно сообщил тесть. — Когда все утрясется, я дам знать… Крымов спорить не стал. Когда через несколько дней ему позвонили из посольства и пригласили для беседы, Андрей Сергеевич с радостью согласился и обговорил удобное время. После чего немедленно вышел из отеля и бесследно исчез.

Резидентура сбилась с ног, разыскивая его, но все это было бесполезно. Крымова невозможно было найти в Гонконге-в отличие от сотрудников КГБ и советского посольства, Андрей Сергеевич был там как у себя дома и надежных связей у него там было больше, чем у всех сотрудников резидентуры, вместе взятых. Таким образом, через неделю на Тайване объявился английский джентльмен Арчибальд Перри, решивший отдохнуть среди восточной экзотики от утомительного семейного бизнеса. Он явно не торопился и вполне беззаботно проводил время.

А тем временем действительно начались обещанные тестем осложнения.

Всесильный шеф КГБ Андропов, который знал реальную ситуацию в стране не понаслышке, решил взять круто, и Москва затрещала. Дело Чурбанова, торговая мафия… Одним словом, настали тяжелые времена для серьезных деловых людей. Но через год советский народ неожиданно понес очередную тяжелую и невосполнимую утрату — Юрий Владимирович Андропов скоропостижно скончался от почечной недостаточности. В Москве кое-кто вздохнул спокойно… А может быть, и наоборот — откуда нам знать? — кое-кто вздохнул, а уж Юрий Владимирович в результате умер… Во всяком случае, в стране победившего социализма уже тогда набирали силу законы мафии, один из которых ясно гласит: если человек мешает делу, человек должен умереть.

В один день с этой трагической вестью английский джентльмен на отдыхе Арчибальд Перри спешно засобирался в путь, намереваясь закончить затянувшиеся каникулы. И на следующий день он исчез навсегда. Зато в Гонконге снова появился Андрей Сергеевич Крымов, вернулся, как выяснилось, после успешного выполнения задания партии и правительства. Вынужденно прерванную работу необходимо было продолжать, ибо, как известно, капиталы не терпят простоя. И вся финансовая махина вновь пришла в движение… Прошло еще несколько лет, и вот наконец наступило то долгожданное новое время, которое так неотступно, но так долго приближалось. К власти в России пришел Михаил Горбачев, началась либеральная реформа, началась денационализация экономики, пришло время больших денег, и первым к этому пирогу успел, разумеется, тот, кто свой начальный капитал подготовил заранее… В конце восьмидесятых годов Крымов ушел из аппарата ЦК, чтобы заняться своим скромным частным бизнесом. Коллеги крутили пальцами у своих висков ему вслед, не понимая, как в такое благодатное время можно уходить, но Андрей Сергеевич знал, что делал. Ему теперь не нужно было никакое прикрытие, ему не нужна была маскировка от государственного контроля, поскольку теперь все были свободными. Можно спокойно проехаться по Москве на «мерседесе», можно без оглядки на партком отобедать в «Пекине», можно выстроить для семьи приличный особнячок в Подмосковье, да можно вообще взять и купить весь этот аппарат ЦК оптом! Только на кой хрен он нужен?.. Но самое главное, что со своими возможностями и наработанными связями Андрей Сергеевич Крымов теперь сам себе был хозяином.

Теперь ему не нужно было даже покровительство тестя.

Мечта начинала сбываться полностью, до самых тонких деталей и самых невероятных фантазий.

Но одно Крымов по-прежнему знал совершенно точно: оставаться в тени выгодно при любом режиме. А как это надо делать, он знал лучше, чем кто-либо. Поэтому светиться со всякими дурацкими интервью, со всякими непомерными амбициями и вообще вступать в какую бы то ни было открытую борьбу он не собирался. Сил и так на все хватит.

А посему развал Советского Союза и очередную смену власти Крымов встретил очень скромно — в звании полковника и статусе президента советско-гонконгского совместного предприятия «ГРОТ», которое было хиленьким и еле-еле сводило концы с концами. Во всяком случае, судя по бухгалтерии, количеству сотрудников, отделке офиса и отсутствию шума. Ни развал Союза, ни путч, ни смена власти его совершенно не обеспокоили. Он чувствовал свою силу, он чувствовал, что пришло его время. У него был четкий план, что и как делать дальше, но только теперь это был его собственный план, и с этого момента, кроме самого Крымова, ни один человек не должен был вмешиваться в этот план или быть в него посвящен… Вскоре после путча, утром одного из осенних дней, тесть Андрея Сергеевича, преисполненный с вечера радужных надежд и стратегических задумок, неожиданно выбросился из окна. Милиция установила факт самоубийства и быстро закрыла дело.

Какая усмешка судьбы! Какая ирония… Безутешный Крымов произнес короткую, но вдохновенную речь над могилой наставника и практически родного отца, человека, так много сделавшего для победы демократии в России, организовал скромные поминки по безвременно ушедшему тестю и на следующий же день улетел в Гонконг.

Дела требовали непосредственного руководства. Хотя вполне может быть, что дела потребовали и немедленной корректировки. Кто знает? Теперь все это было известно лишь самому Крымову. Он стал совершенно свободным человеком, детская мечта осуществилась, он сам взял свое право на выбор, и теперь перед ним были открыты все пути… Единственно, что не совсем понятно в истории Андрея Сергеевича Крымова, так это его неожиданное возвращение в Москву год назад. Он был сосредоточен, утомлен и раздражен. А самое главное заключалось в том, что он был по уши занят совершенно другими, не финансовыми делами, теми самыми, что раскопало Управление по планированию специальных мероприятий, теми самыми, что были связаны со спецслужбами Америки и Европы… Андрей Сергеевич Крымов, очень опытный и осторожный человек, вдруг занялся делами, за которые никогда бы не взялся ни по идеологическим причинам, ни даже за деньги. Запугать же его было еще труднее.

Что же произошло за эти последние пять лет? Он почти все время проводил в Гонконге и только раз-два в год приезжал в Москву. Но в Гонконге его след терялся совершенно, его действия и планы практически не просматривались, его передвижения шума не производили. Поэтому то, что произошло за это время, и то, что заставило Крымова смертельно рисковать в чужой шпионской игре, определить было невозможно. Во всяком случае — пока.

5

Когда Пастух закончил рассказывать, был уже одиннадцатый час. Толстый Марат, хозяин клуба, заходил к ним раза два, интересовался, собираются ли они закрывать свою тайную вечерю. Артист отмахивался, а Марат не особенно сопротивлялся. Александра принесла всем еще кофе, хотя отлучаться ей не хотелось — больно уж интересная получалась история. Когда она оказалась в зале клуба, то на всякий случай осмотрелась повнимательней, но «сосед» Семки с лестничной площадки среди посетителей так и не появился.

— Любопытно, конечно, и поучительно, — высказал общее мнение Артист, — но какое отношение все это имеет к нам?

— Да, Пастух, — кивнул Боцман, — по-моему, ты зря зашел так далеко в прошлое.

Соображений было много, а вопросов еще больше. Как обычно, такая ситуация немедленно повлекла за собой обвальный базар.

— Губерман, конечно, многое может узнать, но ведь он не в курсе того, что делает Крымов сейчас… — Кстати, а эта героиновая эпопея с Гонконгом и сейчас продолжается?

— Не знаю… — Шелковый путь, блин… — Наркотики, шпионы, да зачем ему столько геморроя на свою задницу!

— Нет, что-то не вяжется.

— Подождите, а зачем Крымову Серегины девчонки, ведь… — Я, кажется, понял. Этого полковника просто заставили стать шпионом! С его-то историей!

— А почему Голубков-то так облажался?

— …уж какие-нибудь американцы не хуже Губермана знают… — Ребята, вы забыли, что у него фирма. Она, между прочим, функционирует.

Чем он занимается?..

— А почему он вообще не слинял до сих пор?..

— А я не верю… — Тихо! А то мы никогда не разберемся! — повысил голос Пастух. — Давайте сосредоточимся и разложим все по порядку. Сначала о том, что из всего этого следует.

— Из этого следует, — сказал Артист, — что наркотики тут ни при чем. Это, как говорится, дела давно минувших дней. И вся информация Губермана нам ничего не даст.

— Почему?

— Потому что Советский Союз развалился, огорченный этим обстоятельством тесть Крымова выпрыгнул в окно, и вся дорожка самого полковника наверх потеряла смысл. Только в той системе они могли манипулировать безнаказанно государственным механизмом — транспортом, банками и так далее. Так что если Крымов человек умный, а ты, Пастух, кажется, таким его и считаешь, то он должен был от всего этого отойти. Ведь вполне приличные деньги у него уже были.

— И выйти в отставку, — тут же добавил Боцман, — что он и сделал.

— Допустим. А если предположить, что всеми средствами распоряжался не сам Крымов, а его тесть?

— Ну и что?

— Тогда получается, что тесть не сам выпрыгнул в окно, а его, так сказать, выпрыгнул Крымов, когда понял, что старик уже ничего не решает, не может служить «крышей», а развалившаяся в результате перестройки система уже и не требует этого. Нет системы, не нужны и покровители. Все можно делать самому. Так?

— А чем это отличается от моего вывода? — спросил Артист.

— Всем, — убежденно проговорил Пастух. — Это означает, что Крымов не собирался останавливаться, что он и дальше пер своим путем.

— Наркотики? А зачем ему рисковать? Ведь сейчас, в новой государственной системе, у него уже нет такой силы для защиты, а получить по шее вполне можно.

— Ну, объемы транзита героина, конечно, уменьшились. Но проценты лично для него, как единственного хозяина, стали больше… И потом, совершенно очевидно, что, пока он понял, что это тупиковый путь, пока он нашел выход на счета тестя, чтобы распоряжаться средствами самому, пока дождался удобного момента исчезнуть из истории России, прошел не один год… Кстати, жена Крымова уже несколько лет живет где-то в Америке. Вот вам и возможный выход на счета тестя… — Так ты считаешь, что он ждал удобного момента и сейчас этот удобный момент подвернулся?

— Артист, я вам что — клуб знатоков?!

— Нет уж, ты продолжай, раз начал.

— Ну хорошо. — Пастух на секунду задумался, потом вздохнул и продолжил свою мысль:

— Я считаю, что он действительно ждал удобного момента, потому что бывшему полковнику КГБ исчезнуть невозможно. Слишком много известно. Найдут. А когда его решили завербовать, как сказал Боцман, «какие-нибудь американцы», он ухватился за эту возможность. Это действительно удобный момент. Крымов выполняет все, что от него требуют, а ему за это обеспечивают исчезновение в любую страну мира. Разве у него был выход получше?

— А завербовали его не какие-нибудь американцы, а натовская разведка, между прочим, — подхватил Боцман, — об этом упоминал Голубков.

— Оказывается, и такая существует… — Существует, существует. Ты видел когда-нибудь серьезную военную организацию, не имеющую разведки?

— "Амстердам. Приурочено к визиту с Востока", — процитировал Пастух слова, которые вез для Голубкова из Флоренции. — Значит, Объединенное военное командование НАТО замышляет какую-то заварушку в Амстердаме, приуроченную к визиту с Востока, и для этого им понадобился Крымов.

— А до визита с Востока осталось десять дней, — вставил Артист, — нас Голубков предупредил, что в нашем распоряжении есть только десять дней. А как раз через десять дней в Москву собираются китайцы с официальным визитом.

Подписывать какой-то договор… или договариваться о подписании в ближайшем будущем какого-то договора, я не помню точно.

— А Крымов, — напомнил Док, — работал в КГБ именно на китайском направлении. Видимо, поэтому и понадобился.

— Вот все и сходится, — согласился Пастух.

— Китай?

— Да. Голубков как-то мне бросил фразу, что они занимаются чем-то вроде Западной группы войск, только покруче. Это может быть в одном случае — если у нас будет не просто договор, а военный договор с Китаем. Это может очень беспокоить НАТО. Вполне возможно, что они пытаются сорвать его заключение с помощью какой-то заварушки. А заварушка эта состоится в Амстердаме. Через несколько дней. И для этого им понадобился Крымов… — Который в КГБ работал исключительно по китайскому направлению… — А заодно гнал наркоту из Гонконга!

— Ну и что все это значит?

— Да очень просто, — подвел итог Пастух. — Для какой-нибудь громкой провокации, которая позволила бы сорвать наш договор с Китаем, Крымов самая подходящая кандидатура с его работой в КГБ по Китаю и с его подозрительной побочной деятельностью. Американцы вполне могли собрать на него компромат и, как лучшие друзья НАТО, предложить его кандидатуру. Разведка НАТО вышла на Крымова и попыталась запугать его этим компроматом, чтобы заставить работать на них, а Крымов, не будь дураком, клюнул совсем на другое. Он согласился участвовать в этой провокации, или что они там придумали, но с условием, что ему помогут исчезнуть. И на этом, я думаю, они и порешили. Но у них вышла маленькая неувязочка — информация просочилась в Управление, и они не смогли это предотвратить. Что они предпримут теперь в связи с этим — я не знаю… — Да ничего они не будут предпринимать в связи с этим, — убежденно сказал Док, — даже Амстердам как место проведения своей операции оставят. Наверняка!

— Почему?

— А прикиньте сами. Если они собираются сорвать какой-то договор, значит, они должны произвести как можно больше провокационного шума. Что их может остановить? Только доказательства, что это спланированная акция. Так? Но доказательств, которые удалось раздобыть, уже нет, потому что Крымов об этом хорошо позаботился, а других еще нет… — А я думаю, они могут кое-что поменять, — возразил Боцман.

— Ну и что же? — спросил Док.

— Время. Имело бы смысл начать весь этот шум на день-другой пораньше… — Логично.

— Ну так что, — Пастух обвел взглядом всех, — раз вы уже обсуждаете мою версию событий, значит, она похожа на правду?

Ребята закивали.

— Вполне, — подтвердил Док, — только мы ведь не все еще знаем и у меня такое впечатление, что вряд ли сможем ухватить все. Надо на чем-то остановиться и сконцентрироваться… — Мне тоже так кажется, — согласился Пастух. — И вот что я вам скажу. Мы все вляпались в большую неприятность из-за моей неосторожности… — Серега… — Подожди, дай я закончу… Поэтому я обязан был рассказать вам, что, собственно говоря, случилось и куда нас занесло. А по возможности что-то попробовать прояснить. Теперь ситуация более-менее ясна, и я предлагаю на этом остановиться… — Что ты имеешь в виду? — не понял Док.

— Серега, охренел? — спросил Боцман.

— Я имею в виду, что не имею права рисковать вашими жизнями и должен сам решить эту проблему.

— В таком случае мы не имеем права рисковать твоей жизнью, — тут же вставил Артист. — Тем более когда знаем, что у нас есть силы помочь.

— В самом деле, — напомнил Боцман, — нравится тебе или нет, но теперь мы в этой истории засели так же прочно, как и ты. Ты пришел сюда несколько часов назад — и, вспомни-ка, все… все!.. уже были в курсе.

— Да не в этом же дело!

— А в чем же?

— А я, например, — бухнул Боцман, — из принципа не остановлюсь. Нас гоняют, как детей, по Москве, объявляют предателями, когда хотят казнят, когда хотят милуют… Что я им, подопытный кролик?!

— Подождите, мужики, — вытянул руки Док, призывая к порядку, — подождите.

Самый лучший способ избавиться от проблемы — это прояснить ее… Серега, почему мы должны остановиться? Что ты имел в виду?

Пастух невесело усмехнулся, но в нем не было ни паники, ни сомнений. Только твердая уверенность в себе и еще дьявольская решительность.

— Я имел в виду, — сказал он, — что борьба за нашу честь, а тем более за интересы государства, для меня закончилась в тот момент, когда Крымов увез мою жену и мою дочь… Да поймите вы, что он напрочь связал нам руки! И теперь мы ничего не сможем сделать, потому что я не имею права рисковать жизнями дорогих мне людей. Но ничего не делать я тоже не могу, потому что ни наше Управление, ни ФСБ, ни кто-то еще Крымову вообще не помеха. Ведь все они пытаются играть по правилам, в которых этот человек разбирается намного лучше. Они с ним не справятся! Когда Крымову понадобится, он поимеет их всех за милую душу, я в этом уверен. И уйдет. Но ничего не делать тоже нельзя. Я только не хочу рисковать вашими жизнями, и я не верю, что таким образом смогу спасти жизни своим девчонкам… Теперь стало яснее?

— Ты уж договаривай, Сережа, — проворчал Док, — а то у меня сложилось впечатление, что ты решил покончить жизнь самоубийством.

— Договариваю… Я пришел к выводу, что у меня остается только один выход. Я должен немедленно, пока еще не поздно, вернуть Олю и Настю. Крымов еще здесь, в Москве. Теперь я знаю, где его искать. А уж заставить его показать мне дорогу туда, где он держит их, я как-нибудь смогу. На это у меня воображения хватит… Но дело серьезней, чем кажется, и я не уверен на сто процентов, что смогу выкрутиться. Поэтому я должен был сначала рассказать вам все, что знаю сам, понять до конца ситуацию, чтобы в случае моей неудачи и вы понимали, что делать, а уж потом действовать. Вот, собственно, и все. Все, что я знал сам и что удалось раскопать с помощью Губермана, я рассказал. Теперь пора действовать.

— Нет, вы посмотрите на этого героя! — возмутился Артист. — Тоже мне Илья Муромец! Да какой смысл в твоем героизме?

— Правда, Серега, — обиженно проворчал Боцман, — если каждый по себе, зачем тогда вообще собирались… — Может, ему черную метку влепить? — предложил Артист.

— Я разве сказал, что каждый по себе? Сидеть не придется. Вам надо будет обеспечить мне дорогу и прикрывать мое возвращение… Ну подумайте сами! Я засвечен, как рентгеновский снимок: Интерполом за убийство в Италии и наверняка в России за убийство и взрыв в Москве. Но засвечен пока один! Без вас… — Жалкая отговорка, — поморщился Боцман.

— Действительно, Сережа, ты же сам понимаешь, что это полная херня.

— Хорошо, а что вы предлагаете?

— Слушай сюда, рентгеновский снимок. — Артист пихнул ногой компьютер, в котором все еще сидела дискета Голубкова, и указал на него пальцем:

— Вот здесь вот все финансовые операции и прочие тонкости работы крымовского «ГРОТа», ясно?

Мы расколем твоего полковника на раз… — А банкир, с которым он сегодня разговаривал? — напомнил Пастуху Боцман. — Ты же сам говорил, что Крымов ведет через него все свои дела! Так надо его прощупать… — Да знаю я! — вспыхнул Пастух. — Но нет у нас времени на это, нет!

— Почему нет?..

— Ребята… — сказала Александра не очень уверенно, словно не решаясь вставить свое слово, и женский голос прозвучал в этом мужском хоре так неожиданно, что все невольно притихли и посмотрели на нее. — Ребята, а ведь ваш Муха говорил, что Олю и Настю увезли куда-то в Эстонию. Помните?

— Да, ну и что?

Девушка уже давно держала в руках сигарету и вот теперь, когда все ее слушали, решила вдруг закурить. Она чиркнула зажигалкой и затянулась.

— Сашка, я сейчас чем-нибудь кину в тебя! — пообещал Артист. — Не тяни, ради Бога! Александра выпустила хвостик дыма.

— А человек, который приказал их выкрасть… ну, Крымов этот, он в Москве.

Так, может быть, и не связываться с ним? Может быть, можно как-нибудь узнать без него, где их прячут… — И вернуть самим. Тихо. Без шума и пыли, — подхватил Артист. — Так мы смогли бы развязать себе руки.

— И выиграть время. Идея хорошая, — согласился Док и тоже закурил сигарету.

Дурной пример заразителен.

— Идея-то хорошая, но как это узнать? Муха сказал только, что перевезли через границу. Он и засек-то их совершенно случайно. Можно сказать, повезло… — А я знаю, как это узнать! — Пастух хлопнул себя по коленкам и встал. — Пусть на нас поработает разведка! Не могу ручаться, что нам повезет еще один раз, но это единственный способ.

Пастух подошел к столу, снял телефонную трубку и принялся набирать номер.

— Ты в какую хоть разведку-то звонишь? — поинтересовался Артист.

— В нашу, Семка, в нашу. У полковника Голубкова есть целый аналитический отдел. Пусть думают за нас!

— А ты… — Тес! — шикнул Пастух и сосредоточился. — Константин Дмитриевич? Мне нужна ваша помощь… Да, я знаю… Это потом. Вчера мою семью переправили на территорию Эстонии через Нарву. Трейлер. Номер 23-5-АСС. Я должен выяснить, если это вообще возможно, куда его могли отогнать… Все потом, Константин Дмитриевич, сейчас важно только это. Запомните номер моего пейджера… Пастух продиктовал номер и повесил трубку.

— Ну вот, — сказал он, — завтра мы будем знать, на что нам можно рассчитывать. Но боюсь, что выбор у нас небольшой. — И с этими словами он повернулся к Александре:

— Спасибо, это была хорошая идея.

И вдруг, как гром среди ясного неба, запиликал пейджер. Док, на поясе у которого он висел, вынул аппарат из чехольчика и поднес к глазам.

— Не понял, — с изумлением проговорил Артист, — это что же, Голубков? Он что, уже все узнал?

И все как один уставились на Дока.

— Нет, — усмехнулся Док, — это Муха. Он уже в Москве. Сбросил нам телефон, по которому будет в ближайшие полчаса.

— Позвони ему, скажи, чтобы рулил сюда. Только осторожно.

— А сколько времени? — спросил Боцман.

— Без четверти двенадцать. А что?

— Я же говорил, что сегодня должны собраться все. Причем не договариваясь заранее. Интересно, да? Вот, даже Муха успел… Я только не пойму никак, плохо это или хорошо?

6

Алексей сделал последний снимок, разобрал камеру, уложил мощный длиннофокусный объектив в бархатный чехол и упаковал всю оптику в толстый чемоданчик. Выбравшись из глухого подъезда, в котором он провел последние полтора часа, фотографируя всех входящих и выходящих из клуба, он прошел пешком пару кварталов и сел в фиолетовый «фольксваген» — пикап. Алексей был недоволен своей работой. Несмотря на то что ему удалось сделать хорошие снимки, он чувствовал сильное раздражение оттого, что так и не смог прослушать этих людей.

Разговоры ребят Пастуха остались для него тайной. Видимо, окна были хорошо защищены. Оставалось довольствоваться только лишь визуальным подтверждением его предчувствия, что Пастух не будет сидеть сложа руки, что он попытается как-то действовать и для начала соберет всех своих ребят. Этого было мало, но лучше, чем ничего.

Алексей включил зажигание и аккуратно двинул машину к центру города. Крымов уже ждал его вместе с результатами наблюдений у себя дома в поселке Заветы Ильича, что в тридцати километрах от Москвы по Ярославской дороге. Так они договорились, но до встречи надо было еще проявить фотографии. Немедленно. Был уже второй час, и Алексей не сомневался, что ночь предстоит бессонная. Крымов, конечно, гений. В этом Алексей убедился давно и прочно, но всю черновую работу приходилось делать ему. Ни сна, ни покоя. Он был не только неотлучным телохранителем, все чаще шеф поручал ему связь с доверенными лицами, проверку информации, слежку или вообще физическое устранение нежелательных лиц. Алексею казалось, что он становится тенью Крымова, без которой шеф самостоятельно уже ничего не может. Это льстило. Это нравилось. Но это было физически тяжело.

Впрочем, грех было жаловаться — за те пять лет, что Алексей работал на бывшего полковника КГБ, Крымов ни разу не позволил себе бросить на произвол судьбы своего помощника, если случались неприятности с властями, и ни разу не позволил себе не оплатить сполна проделанную по его приказу работу.

Через полчаса Алексей был в мастерской. Это маленькое подвальное помещение бывшей фотолаборатории на краю города Крымову принадлежало давно. Он хорошо платил человеку, который там работал два дня в неделю в качестве фотомастера, а пять дней — в качестве крымовского технаря, в идеальном порядке содержавшего самую разнообразную технику, подальше от чужих глаз. Технарь уже ждал. Он быстро проявил снимки, отпечатал, высушил, напоил Алексея крепким кофе, и к четырем часам утра верный телохранитель снова уселся в свою машину и поехал в поселок Заветы Ильича.

Когда «фольксваген» Алексея пересек Кольцевую и выехал за пределы города, под рукой запиликал мобильный телефон. Телохранитель снял трубку.

— Алексей, — тут же раздался голос шефа, — я не у себя. Появились небольшие проблемы. Жду тебя на пятидесятом километре Ленинградского шоссе.

— Понял.

— Как фотопробы?

— Готовы.

— Они с тобой?

— Да.

— Ну и хорошо. Давай жми ко мне.

Шеф отключился.

Алексей развернул машину, вернулся на Кольцевую и погнал в сторону Ленинградского шоссе.

На пятидесятом километре он обнаружил стоящие на обочине машины и сразу узнал их. Все машины были свои — «мерседес» самого Крымова и джип-"чероки"

Айсманна. Что могло случиться?

Алексей не очень любил Айсманна, этого долговязого белобрысого типа, шумного и наглого, который контролировал прохождение крымовских трейлеров через Ивангород в Эстонию. Но проблем с ним вроде бы до сих пор не возникало… Хотя… несколько дней назад он и его ребята повезли куда-то жену и дочь Пастуха — так, может быть, именно здесь возникли проблемы?

Алексей остановил свой "фольксвагена рядом с остальными машинами, закрыл его и подошел к «мерсу» шефа. Но неожиданно открылась задняя дверца джипа, показалась голова Крымова, и шеф пригласил Алексея в свой «мере».

— Что случилось, Андрей Сергеевич? — спросил телохранитель, усаживаясь рядом с Крымовым на заднем сиденье джипа.

Впереди сидели Айсманн и один его человек. Вообще-то Айсманн работал с двумя, но второго, которого он называл Гаваной, сейчас в джипе не было.

— Как тебе сказать, — задумчиво произнес Крымов, — оказывается, в людях ошибиться может каждый. Даже я. Это открытие, Алексей, меня неприятно удивило.

Видишь ли, я всегда считал себя безошибочным психологом.

Тон его был спокойным и даже равнодушным, как будто он размышлял о звездах на ночном подмосковном небе. Именно этот тон разговора напрочь выводил из равновесия тех, кто Крымова хорошо знал. Потому что это означало, что полковник принимает совершенно новое решение, экспромт, родившийся сию минуту и, как правило, абсолютно непредсказуемый. И чаще всего эти экспромты появлялись, когда Крымова что-то категорически не устраивало.

— Что за ошибка, Андрей Сергеевич? — спросил Алексей и перевел свой сосредоточенный взгляд на белобрысого Айсманна.

— Да ладно, — возмутился Айсманн, — мы все сделали как надо!

Но голос его предательски дрожал.

— Контейнер? — спросил Алексей.

— Нет, — усмехнулся Крымов, — они действительно все сделали так, как надо… Контейнер проводили?

— Ну я ж говорю, — подхватил Айсманн, — без остановок до Ивангорода и… — Контейнер они проводили и передали майору Глоттеру. Об очередном транспорте с товаром на таможне договорились, сообщили нашему инспектору дату и номер машины… Сообщили?

— Да мы все сделали, и я не понимаю… — Дату и номер они сообщили… и только после всего этого, спустя почти двое суток после выезда из Москвы, они обнаружили за собой слежку! Можешь себе представить, Алексей?

— Так вас что, накрыли?! — метнулся к Айсманну Алексей, но тот отпрянул.

— Никто нас не накрывал! — резко ответил он. — Да и вообще, какая там на хрен слежка! Я же рассказывал, забрался какой-то мудак к нам в номер, ну мы его и шуганули оттуда сразу… Андрей Сергеевич, почему у вас такие подозрения?

— Моя профессия, дорогой мой, — назидательно произнес Крымов, — предполагает сплошные подозрения и требует рассеивать эти подозрения или превращать их в уверенность и принимать меры. Немедленно. Иначе не выжить… — Да ладно, — снова беспечно буркнул Айсманн.

Крымов с интересом посмотрел на этого человека.

— Ладно так ладно, — согласился вдруг полковник. — Как скажешь. Только расскажи мне сначала, почему у тебя рожа разбита, а у Гаваны сломана рука?

— Да крепкий, сволочь, попался!

— Вот видишь, Алексей, наши лихие парни не смогли справиться втроем с одним человеком. Неужели я набрал такую бездарную команду?

— Да почему не смогли справиться! Мы… — И даже более того. Этот неизвестный человек смог один запросто справиться с тремя нашими лихими парнями, да еще и заставить, их говорить… О чем он вас спрашивал, Айсманн?

Белобрысый смертельно побледнел. Видимо, это для него было неожиданностью.

— Но… — Я не довез твоего друга Гавану до больницы, — пояснил Андрей Сергеевич все тем же спокойным тоном, — у нас с ним состоялся серьезный разговор. Он мне все рассказал, а потом согласился с тем, что заслуживает самого сурового наказания.

— Я… я тут ни при чем!

— Так о чем он вас расспрашивал? Трясущийся от страха белобрысый Айсманн был вовсе не похож на того самоуверенного хлыща, каким всегда казался. Он даже не сразу смог ответить. Просто потому, что никак не мог сообразить в охватившей его панике, что должен говорить.

Алексей смотрел на него и думал о том, что Крымов меньше всего похож на садиста, получающего удовольствие от издевательства над своими жертвами. Скорее всего, этот белобрысый человек давно уже не интересовал Крымова, и думал Крымов, скорее всего, давно уже о другом. Просто он должен был доиграть до конца.

Бесконечная игра, просчитанная на несколько шагов вперед, — вот смысл существования полковника Крымова. Эх, подумал Алексей, ухватить бы хоть раз цель этой игры! Но это ему пока не удавалось. А вот ощутить эту дьявольскую игру на себе, оказаться во власти липкого приступа страха — это Алексею уже довелось.

Правда, не до такой степени, как Айсманну.

А было это чуть больше месяца назад, когда на него неожиданно насели архаровцы из ФСБ. Тогда его скрутили и два дня продержали под замком, заставляя дать согласие работать на них. Надо было постоянно и подробно стучать о делах Крымова. На второй день Алексей сделал вид, что сломался и что согласен. А когда его отпустили, то первым делом пришел к Андрею Сергеевичу и обо всем ему подробно рассказал. Страха еще не было. Алексей был уверен, что поступает правильно — возможность гнать дезинформацию важнее, чем героическое сопротивление. Он знал, что Крымов согласится с этим. И Крымов согласился и не упрекал его, а вел себя как человек, искренне радующийся такой преданности, спасшей ему жизнь. Нет, страх пришел позже, когда выяснилось, что всю эту историю с самого начала придумал Крымов: ему понадобился убедительный канал дезинформации для ФСБ, и с помощью своих старых связей в контрразведке он подкинул органам кандидатуру Алексея. И вся его радость от неожиданной преданности Алексея была игрой. Кстати, Крымов сам и рассказал ему об этом, чуть позже. Вот тогда и натерпелся Алексей запоздалого страха. И не столько оттого, что мог запросто распрощаться с жизнью, если бы не выдержал испытание, сколько от неожиданной мысли, что Крымов все знал заранее. И то, что Алексей на этот раз выдержит, тоже знал. Стало быть, знает он заранее и когда Алексей не выдержит… Секундой пролетело в мозгу Алексея это воспоминание, пролетело, пока Айсманн собирался с мыслями.

— Да он об этом, ну, о контейнере с девчонками, только и спрашивал! Кто, мол, увез да куда увез. Ну, я и сказал ему, что не знаю. Какая разница? Я ведь и на самом деле не знал, кто и куда их везет! — затараторил белобрысый. — Ну, он и ушел… — Про девчонок, говоришь, только и сказал?

— Ну да! А больше ни о чем.

— А ты не поинтересовался у этого человека, откуда он знает про девчонок в контейнере?

— Откуда… ну… Но не от меня же! Когда он мне ко лбу пушку приставил и начал задавать вопросы, он и так уже все знал.

Крымов с отвращением поморщился.

— Жаль, что он не прострелил тебе этот самый лоб… Зачем ему понадобилось задавать вопросы, если он и так все знал? Ты уж лучше, дорогой мой, говори правду, ладно?

— Да правду я! Правду говорю!

— Этот человек, — вставил Алексей, уже сообразивший, к чему клонит Крымов, — просто вел вас от самой Москвы! А вы его прохлопали!

Айсманн ничего не ответил.

— Фотографии привез? — спросил Крымов у Алексея.

— Да.

Телохранитель открыл большой конверт, который все это время держал в руках, вытащил оттуда пачку свеженьких фотографий и передал Крымову. Андрей Сергеевич глянул мельком и передал Айсманну.

— Посмотри, но только очень внимательно, — попросил полковник, — есть ли здесь этот ваш человек?

Белобрысый схватил пачку и стал нервно перебирать глянцевые снимки. Один за другим, один за другим. Потом выхватил вдруг несколько фотографий.

— Вот он, сука! Вот здесь и вот здесь. Он ткнул пальцем в худого невысокого парня, совершенно не производившего угрожающего впечатления. Крымов перевел вопросительный взгляд на Алексея.

— Этот появился около полуночи, когда клуб закрывался. Потом ушел вместе с Пастухом, — сообщил Алексей. — Кто такой, не знаю. Он и правда первый раз видел Муху. Крымов на несколько минут задумался, рассматривая фотографии, потом вздохнул и ухмыльнулся, но ухмылка его не имела никакого отношения к Айсманну.

— Ну что ж, — сказал он, — это даже хорошо. Айсманн встрепенулся.

— Ладно, нам пора, — спокойно добавил Крымов, и в руке его вдруг блеснула сталь оружия.

Через мгновение, смягченные глушителем, «пукнули» два выстрела, разбрызгав кровь и мозги по лобовому стеклу, и Айсманн вместе со своим человеком рухнули вповалку.

Алексей молча взглянул на шефа.

— Ты знал, что они называли меня папой Карло? — спросил Крымов. Алексей отрицательно покачал головой. Андрей Сергеевич убрал оружие и открыл дверцу джипа. — Пошли.

Они пересели в «мерседес». Крымов приказал своему водителю сжечь джип и отогнать в Москву «фольксваген» Алексея, а самого Алексея усадил за руль «мерса». Когда они остались вдвоем, верный телохранитель плавно тронул машину.

— Мы приостанавливаем все операции, и нам больше не нужны Айсманн и его идиоты, — объяснял Крымов в дороге. — Теперь у нас другие планы… Я говорил тебе, что не надо спешить с Пастухом?

— Да.

— Ну так вот, теперь пришло время использовать этого Ковбоя.

— Каким образом?

Андрей Сергеевич немного помолчал.

— Мы должны отдать должное Айсманну за его тупость и невнимательность.

Благодаря ему у нас появился отличный ход. — Крымов, казалось, упивался своей собственной предусмотрительностью. — Видишь ли, мои бывшие коллеги… — Фэ-эс-бэ?

— Да. Они уже второй месяц пытаются накрыть наш транзит… Ну, да ты об этом знаешь. Так вот, теперь мы можем отдать им на съедение Пастухова как моего человека, имеющего отношение к гонконгскому героину, и таким образом выиграть время.

— А они схавают?

— Схавают. Еще и облизываться будут. А нам это позволит спокойно уйти из России. Даже если мы выиграем только один день, этого достаточно.

— Андрей Сергеевич, а почему вы хотите бросить все здесь? Ведь налажены контакты, отработаны маршруты, все вдет гладко, прибыль… Ну, прибыль не особенно шикарная, но постоянная же. — Алексея вдруг очень заинтересовал ответ на этот вопрос. Кто знает, может быть, здесь кроется ключ к игре полковника.

— Ты не поверишь, Алексей, но мне захотелось спокойной жизни. Надоело вычислять слежку и мучиться бессонницей, раздумывая по ночам, чья это слежка. А у меня ведь была когда-то семья… — С ними что-нибудь случилось?

— Нет, ничего с ними не случилось. Мы даже не ссорились. Просто нельзя было долго выдержать такую жизнь, и жена моя вместе с детьми давно уехала в Америку.

Сейчас живут там под другой фамилией и ждут, что когда-нибудь и я к ним присоединюсь… Так что пора нам, Алексей, закругляться, если, конечно, майор Глоттер нам поможет.

— Значит, героин сдаем ФСБ вместе с Пастухом и… — Нет, зачем? Сдаем мы Пастуха, а героин отправляем, как и положено, ведь контракт проплачен. Контракты, Алексей, нельзя нарушать. Только отправим мы его совсем другим маршрутом, а на эстонской таможне будет пустая машина и рядом Пастухов со своей командой, которые попадут там под горячую руку спецподразделений контрразведчиков. У меня даже есть предчувствие, что брать их будут любыми средствами, а стрелять без предупреждения.

— А клюнет ли на это Пастух? — удивился Алексей. — Вы же сами говорили, что это единственный ваш умный противник… — Клюнет. Он тоже очень любит свою семью.

— Да?

— Да.

— А как же майор Глоттер, Андрей Сергеевич? Ведь у вас с ним был разработан какой-то план на эту эстонскую таможню и… — Майор Глоттер ждет нас с тобой в Европе, а как мы туда выберемся, это не его ума дело. Да и не твоего, — мягко сказал Крымов. — Но если тебя это так интересует, то могу успокоить: наш с майором план никак не меняется, просто я подключаю к этому плану капитана Пастухова и всю его команду как отвлекающую приманку для нашей контрразведки… А теперь слушай внимательно, что тебе надо будет сделать. Завтра встретишься с этим своим штирлицем, — так снисходительно-презрительно Крымов именовал офицера ФСБ, который "работали с Алексеем и которому Алексей якобы стучал на Крымова, — встретишься, сделаешь вид, что испуган и хочешь выйти из игры, и расскажешь ему вот что… Крымов объяснял долго.

Он не просто сформулировал фразы, которые Алексею предстояло передать, он подробно объяснил, почему именно так надо говорить и к чему это должно привести.

Одним словом, Крымов посвятил Алексея в свой дальнейший план действий. И чем яснее становился этот план для Алексея, тем яснее он понимал, что Крымов выкрутится. Надует всех и выкрутится. Пастух и все его люди были обречены, это ясно. Так же как и были обречены попытки ФСБ, Управления по планированию специальных мероприятий и всех остальных остановить Крымова. Невероятная мощь и изворотливость полковника помогут ему добиться своей цели.

Но преданность своему шефу и благоговение перед его способностями напрочь выветрило из головы Алексея последнюю осторожность. Иначе бы он обратил, обязательно обратил бы внимание на тот простой факт, что Крымов никогда не оставлял свидетелей. Ни одного. Он и семью-то свою отправил подальше в том числе и для того, чтобы они не стали случайными свидетелями. Иначе пришлось бы убрать и их. Так что обречены были не только Владимир Крупица, Айсманн, а теперь и капитан Пастухов вместе со всей своей командой и семьей. Смертниками в плане Крымова были все, кто имел непосредственное отношение к его делам. Даже майору Глоттеру, который должен был помочь Крымову, после амстердамской операции предопределено скрыться бесследно. Все!

Андрей Сергеевич, правда, ничего об этом не сказал своему телохранителю Алексею, но почему такой наблюдательный человек, как Алексей, не подумал об этом?

7

— Готов? — спросил Пастух.

— Всегда готов, — кивнул Муха.

— Смотри не переусердствуй, а то он еще не туда крутанет и переедет тебя пополам, — предупредил Док.

— Не учи отца кататься… — Внимание. Он появился.

На узкую улочку вырулил черный «сааб» с мигалкой на крыше, правда пока не включенной. Пастух и Док укрылись в подворотне, а Муха немедленно превратился в упившегося до свинского состояния гражданина, и его вынесло на проезжую часть.

«Сааб» заскрипел тормозами, его повело из стороны в сторону, и тут упившегося гражданина качнуло назад, да так, что ноги у него заплелись и он начал падать.

Машина резко встала, осев на передние колеса, и тут Муха рухнул прямо на капот иномарки. Хлопнула дверца, и из «сааба» выскочил плечистый коротко стриженный молодой человек. Второй человек — водитель — остался на своем месте.

— Оху?! — заорал плечистый. — Да я… Но договорить он не успел.

Муха вдруг расправился, как пружина, и в мгновенном прыжке достал стриженого точным ударом. В ту же секунду в машину влетел Пастух, вырубил водителя — тот не успел даже схватиться за баранку. Тем временем Муха быстро запихнул плечистого в машину, Пастух перевалил водителя на себя, а севший за руль Док аккуратно загнал машину в подворотню. Все произошло за какие-то полминуты, и никто на тихой улочке даже не заметил столь мелкого происшествия.

— Надень его куртку, — сказал Пастух, протягивая Мухе куртку водителя. — Мы с Доком будем сзади.

Еще через пару минут лимузин с Мухой за рулем, очень смахивающим на водителя «сааба», вырулил на улицу. За ним потянулась «шестерка» Дока.

…Василий Гритько, финансовый директор «Интрансбанка», тот самый длинный как вермишелина человек, с которым утром прошлого дня долго и обстоятельно беседовал о каких-то важных, неотложных делах Крымов, терпеть не мог никаких задержек — недаром он всегда таскал с собой в чемоданчике маленький компьютер «ноутбук». А сейчас возникла как раз одна из таких маленьких и незначительных, но выводивших Гритько из себя задержек. Он закончил дела в московской мэрии и торопился в свой офис на Новом Арбате, но когда вышел на улицу, то увидел, что его машины еще нет. Гритько даже сплюнул на асфальт и выругался вполголоса. Чтоб тебя!

Артисту, примостившемуся неподалеку, начало даже передаваться это его раздражение, но, слава Богу, ненадолго: спустя четыре минуты машина появилась и лихо притормозила возле Гритько. Артист быстро пошел к этому месту.

— Это черт знает что! — недовольно проворчал финансовый директор, открывая заднюю дверцу. — Где вас носило! Что за разгильдяйство… Тут он осекся, потому что совершенно не узнал своего водителя, но в ту же секунду его кто-то мягко впихнул в машину. Финансовый директор плюхнулся на кожу заднего сиденья, следом за ним в машине оказался Артист; Артист захлопнул дверцу, и «сааб» резво вписался в автомобильный поток.

Сзади за ним потянулась «шестерка» Дока.

Муха включил мигалку и, совершенно игнорируя правила уличного движения, погнал машину по городу, время от времени коротко помогая мигалке сиреной. Так, не снижая скорости, они через некоторое время проскочили высотку на Новом Арбате, куда так стремился Гритько.

— Вы что! — испуганно попытался всхлипнуть финансовый директор.

Но Артист ткнул его легонько в бок.

— Сиди тихо.

Больше финансовый директор возмущаться не пытался. Сидел тихо.

Муха свернул на набережную Москвы-реки, промчался по ней и наконец остановился возле каких-то зарослей, рядом с железнодорожным мостом. Тут, недалеко от Лужников, было тихо и глухо. Муха выключил мигалку, фары и заглушил двигатель. Гритько испуганно смотрел на своих похитителей.

— Мы хотели бы поговорить с вами, господин Гритько, — вежливо начал Артист.

— Кто вы такие?

— Нам надо задать вам несколько вопросов, — продолжил Артист, — а вам надо коротко и ясно на них ответить. Вот и все. После этого мы мирно разойдемся и, надеюсь, больше никогда не встретимся.

— Кто вы такие? Я вам ничего не скажу! — заявил Гритько как-то неожиданно решительно.

— Скажете, — уверенно произнес Муха, не оборачиваясь, со своего водительского места и передернул затвор пистолета, — скажете, потому что хотите спокойно жить, а не глупо подохнуть, пытаясь сохранить чужие секреты.

В руках Мухи была та самая «беретта», которой ему угрожал белобрысый в номере люкс гостиницы «Петровская» и которую Муха отобрал у него.

— Что вам надо? — глухо спросил Гритько. Видимо, после слов Мухи он уже не собирался решительно противостоять бандитам.

— Нас интересуют ваши дела с Андреем Сергеевичем Крымовым… надеюсь, вы не станете утверждать, что не знаете такого и что вчера с десяти часов утра до часу дня ни о чем не разговаривали с ним в своем офисе в высотном здании на Новом Арбате?

Гритько перевел взгляд с Артиста на Муху и обратно.

— Вас интересует наш вчерашний разговор с господином Крымовым?

— Нас интересует все, — сказал Муха.

— А особенно, — уточнил Артист, — финансовые операции фирмы «ГРОТ», которые Крымов проводит через ваш банк… Кстати, смело можете включить ваш компьютер и наглядно продемонстрировать нам схему оплаты Крымовым гонконгских контрактов.

— Компьютер?

— Вы плохо слышите?

— Хорошо… Гритько с тоской посмотрел на пустую улицу, вздохнул, открыл чемоданчик и включил свой «ноутбук».

— И пожалуйста, побыстрее.

Сзади к «саабу» медленно подкатила только теперь догнавшая их «шестерка»

Дока, которая отстала от «сааба» с мигалкой почти сразу. Гритько обернулся, а потом вопросительно посмотрел на Артиста.

— Не беспокойтесь, это наши коллеги.

— А что, если Крымов узнает об этом? — спросил директор.

— А разве вы не будете молчать? — удивился Артист.

— Но… — Никаких «но»! — отрезал Муха. — И запомните… Так, на всякий случай. Если Крымов когда-нибудь узнает об этом, то первое, что он сделает, — убьет вас.

Поэтому вы и будете молчать.

— Почему убьет? — Гритько побледнел. — Это же контракты… это же техника, телевизоры… да и партии небольшие… что в этом такого?

— Вы что, идиот, господин Гритько? Вы что же, не понимаете, что такие огромные суммы снимаются не для того, чтобы оплачивать какие-то плевые контракты на технику? Или вы нас за идиотов держите?

— Но я не вдавался в подробности!

— Потому что Крымов вам хорошо платил?.. Хорошо, нас интересуют совсем другие контракты. Контракты на транзит наркотиков через территорию России, прикрытием для которых ваша техника и служила. Вам понятно?

Гритько совершенно остолбенел.

Он, конечно, подозревал, что Андрей Сергеевич крутит какие-то темные деньги. Но у него и мысли не возникало, что они настолько темные. Эти люди были правы. Крымов как-то ловко захомутал его и заставил работать на себя. Вот уже лет пять. Но Крымов хорошо платил ему. Стимулировал, так сказать, кнутом и пряником. И Гритько давно уже сдался, закрывал глаза, старался, от греха подальше, не вдаваться в подробности… — Но я ничего не знаю… я, правда… — жалко проговорил Гритько.

— Вот мы с вами и постараемся разобраться, — успокоил его Артист. — А чем быстрее разберемся, тем быстрее избавим вас от Крымова. Вы понимаете?

— Да.

— И не переживайте, мы не прокуроры. В суд вас не потащим. Ну что, вы готовы?

— Готов.

— Вот и отлично. Время нас поджимает, так что давайте приступим побыстрее.

Гритько нервно вздохнул и начал рассказывать. Подробно. Все, что знал.

Артист и Муха задавали ему уточняющие вопросы, помогая сосредоточиться, а иногда и вставляли собственные догадки, и через полтора часа совершенно выдохшийся и обессилевший Гритько категорически запротестовал. Он сказал, что больше не знает ничего, что выложил уже даже больше, чем знал, и что у него нет сил.

Лоб его вспотел, струйки пота стекали по вискам и щекам, глаза покраснели.

— Ну, вот и все, господин Гритько, — сказал Артист. — Наше знакомство закончилось. Можете отправляться по своим делам.

— Только не забывайте, — напомнил Муха, — что в ваших, а не в наших интересах сохранять молчание. Ясно?

— Да, да.

— Тогда помалкивайте себе в тряпочку и живите на здоровье. Всего хорошего.

Артист и Муха раскрыли дверцы и покинули директорский «сааб».

— А где мои люди? — спросил Гритько, выглядывая в окно.

— Ах да, хорошо, что напомнили… Давайте его сюда!

Док и Пастух притащили молодого плечистого человека, связанного, с заклеенным скотчем ртом, и положили на заднее сиденье.

— Потом распакуете, — бросил Док.

— А водитель?

— У вас в багажнике. Не забудьте достать, а то он задохнется.

С этими словами все четверо погрузились в «шестерку» и уехали. Длинный Гритько несколько минут неподвижно стоял, глядя им вслед и словно бы колыхаясь на ветру. Мысли его путались, и ясно было только одно: он остался жив. А ведь давно, давно уже он подозревал, что из-за Крымова попадет в подобную историю.

Только не признавался себе.

Из багажника постучали. Гритько нервно вздрогнул, чертыхнулся:

— Тьфу, черт, ты еще! — и пошел освобождать водителя… А Пастух, Док, Артист и Муха с положенной в Москве скоростью удалялись от места встречи с финансовым директором Интрансбанка, весьма довольные результатами. Правда, удовольствие излучали только Артист с Мухой, Пастуху было не до этого. Но факт оставался фактом: быстрее и спокойнее, чем ожидали, они узнали очень важные вещи и теперь понимали почти все.

— Я же говорил, что интеллигентная убедительность дает поразительные результаты, — разглагольствовал Муха. — Мне даже иногда кажется, что в наше время это вообще универсальный прием. Сейчас все, наверное, замешаны в каких-то темных делишках. Так что достаточно намекнуть на них, и можно спокойно разделывать человека на составные части. Даже если ты о его темных делишках ничего толком и не знаешь.

— Тебе бы, Муха, преподавать в школе милиции, — проворчал Док, — натаскивать молодых оперов.

— А что тебе не нравится?

— А ты не понимаешь?

— Не понимаю.

— Ну подумай, Муха, разделали мы этого Гритько на составные части, ну и что? Что нам теперь с этим делать? Чай пить вприкуску?

— При чем тут чай-то?

— Ты чего. Док? — встрял Артист. — Да ведь мы же не Гритько, мы Крымова разделали. Я же говорил вчера, что дискеты Голубкова, информации, которую Муха накопал в Ивангороде, и этого директора банка нам вполне хватит, чтобы разобраться с Крымовым… И между прочим, Серега, все это заняло у нас несколько часов, а не дней!

— Между прочим, о директоре вспомнил вчера не ты, — напомнил Док, — а Боцман. Так что не преувеличивай свои заслуги.

— А об информации, которую раскопал Муха в Ивангороде, — добавил Пастух, — мы вчера вообще не знали… Кстати, Муха, почему ты отпустил этих ребят Крымова?

— Белобрысого?

— Да.

— А что мне было с ними делать? Пристрелить?.. Вчера, после того, как они позвонили ему. Муха сразу приехал в клуб «Хорус». Он настолько устал, что разговаривать долго не мог. Ему надо было выспаться. А потому он очень быстро повторил все, что рассказывал Боцману по телефону о Насте и Ольге, и уже чуть было не вырубился — прямо за столом. Но Пастух заставил его в подробностях рассказать все с начала до конца, а уж потом силком отправил спать вместе со всеми к Доку в Переделкино. Там было надежней. В клубе оставался только Боцман — на всякий случай.

Так что Муха поведал им и о таможенном инспекторе Иване Годовалом, и о номерах трейлеров, раз в два месяца проходящих через российско-эстонскую границу, и о белобрысом, который вместе со своими угрюмыми друзьями собирался его пристрелить. Но у них ничего не получилось, потому что Муху пристрелить трудно.

Он расписал их под хохлому и сам учинил им допрос с пристрастием. Но они ничего не знали о судьбе живого груза, куда и зачем семью Пастуха увезли. Они сказали, что контролируют совсем другой груз, тот самый, что идет каждые два месяца в Голландию… «Как какой, сам, что ли, не знаешь?.. А куда и зачем этих людей повезли — не в курсе…» Муха поднажал на них, и они сделали необходимые для него пояснения по поводу того самого груза. Наркотики. Вот так вот, братцы кролики. Хотел Муха узнать одно, а узнал совсем другое. Хотел узнать подробности о жене и дочери Пастуха, а узнал о номерах машин, которые гонят в Голландию каждые два месяца могучие партии наркоты. К сожалению, кассета, которую Муха пытался записать с помощью диктофона, тоже ничего не прояснила в судьбе заложниц.

…Утром Муху ввели в курс происходящих событий, и он совершенно согласился с мнением Боцмана и Артиста, что для того, чтобы поставить точку в расследовании, надо как следует потрясти финансового директора Гритько. А потом уже думать, что делать дальше. На том и порешили… А теперь Пастух, Муха и Артист на «шестерке» Дока возвращались осторожно в клуб.

— Док прав, — сказал Пастух, — нам нечего делать со всей этой информацией.

Мы можем только принять ее к сведению сами, чтобы сделать выводы.

— Как то есть нечего делать! — возмутился Артист. — Да ты только раскинь, что мы знаем. Это же Клондайк! Мы теперь точно знаем, что Крымов продолжает свои транзитные перевозки. Мы точно знаем, что это партии наркотиков, которые идут в Голландию. Мы знаем номера всех автомобилей, участвующих в транзите, мы знаем маршрут, людей, это дело контролирующих, а главное, мы теперь точно знаем время будущего транзита и номер трейлера, которым этот транзит пойдет!

— Ну и что?

— Как что! Достаточно сбросить эту информацию… — Кому? Таможне? Милиции? Да у них пупки развяжутся! Не будут они этим заниматься самостоятельно, хорошо, если все это быстро не вернется по-тихому к самому Крымову… Или сбросят информацию ФСБ, где у него наверняка остались свои люди!

— А почему, собственно, ты считаешь, что никто с этой информацией не справится? Почему такой пессимизм?

— И не забудь, — напомнил Муха, — что мы теперь еще кое-что знаем. Мы знаем, что Крымов раз в два месяца оперирует полумиллионом баксов, которые с помощью господина Гритько перевозит наличными из Интрансбанка на счет в другом банке и таким образом полностью заметает следы. А вся его контора «ГРОТ» нужна, видимо, для того, чтобы обеспечить эту сложную операцию. И кстати, происходит этот наличный обмен как раз в день прибытия очередного транзита в Голландию… И хотя нам не известен весь механизм его финансовых отношений с Гонконгом, его, так сказать, расчетов с поставщиками груза, но совершенно очевидно, что эти пятьсот тысяч долларов являются некоторой частью этих расчетов. Тем более что фирма «ГРОТ» имеет в Гонконге официальных партнеров своего официального бизнеса, что значительно упрощает дело… Кстати, а почему они так доверяют Крымову? Таким деньгам позволяют через него проходить?

— Не забывай, что они больше десяти лет ведут дела, — убежденно сказал Артист. — Еще с его тестем контакт устанавливали, а тот был почти на вершине официальной советской власти. Это вам не мафия. Это почти правительственные гарантии. А потом, у Крымова там всегда база была… Во всяком случае, до того, как Гонконг вернулся к китайцам.

— Ну, нехай. Но в любом случае пятьсот кусков идут через Россию и Крымов не только маскирует их и перебрасывает в Гонконг, но и снимает свой процент… Что, разве это малозначительный факт, Серега?

— Нет, — согласился Пастух.

— И мы знаем, когда в следующий раз Крымов собрался перебросить деньги, — добавил Артист.

— Ну знаем, и хорошо, — пожал плечами Док. — Собрали досье на подпольного миллионера Крымова, и что теперь?

— Факты ты, конечно, раскопал из ряда вон, но для нашего дела они все равно ничего не меняют, — задумчиво сказал вдруг Пастух.

— Как, то есть, не меняют? — удивился Муха. — Почему это не меняют?

— По двум причинам. Первая заключается в том, что все это как-то должно быть связано с политикой. С тем, что приурочено к визиту с Востока и что затевается в Амстердаме… Вот, кстати, еще одно совпадение. И там, и там фигурирует один и тот же город. Так что все это обязательно должно быть как-то связано.

— А при чем тут… — Вот именно! А как раз об этом-то толком мы ничего и не знаем!

— Но это вообще не наша проблема! Пусть ее расхлебывает какая-нибудь контрразведка! — возмутился Артист.

— Ну, не скажи, — спокойно возразил Пастух. — Ведь вы наперебой сейчас кричали, что все нам совершенно ясно. А как же тогда быть с датами? Муха, когда там ожидается очередной крымовский трейлер в Ивангороде?

— Двадцать третьего утром… — А когда Крымов получит очередные пол-лимона?

— Гритько сказал, что они собирались этим заняться двадцать второго… — Интересно, да? Всегда деньги переводились в день прибытия груза в Амстердам, а на этот раз за день до прибытия.

— Может, Гритько просто ошибся?

— Или Крымов потребовал предоплату, потому что заранее знает, что сам груз могут накрыть… — Это все предположения, — отрицательно покачал головой Пастух. — И предположения, должен вам сказать, исключительно глупые.

— Ну тогда ты нам скажи, разумный наш!

— А я пока не знаю, а гадать не хочу.

— Ну а вторая причина?

— Вторую вы и так знаете. Даже сейчас, когда у нас есть дополнительная информация, я все равно не хочу рисковать жизнями девчонок.

Артист развел руками.

— Ну почему обязательно рисковать! Ты скажи, как Крымов доберется до них, если мы его сдадим?..

— Все. Тема закрыта, — рубанул Пастух. В машине повисла какая-то неловкая пауза. И вдруг у Пастуха возникло ощущение, что все это зря, бессмысленно. Это бесконечное кружение по Москве, эта игра в прятки, это выяснение огромного количества мелких, незначительных подробностей, которые совершенно не приближают ни к какому-то результату, а только отнимают время. Впрочем, не совсем бессмысленно. Просто эта их бесконечная суета среди московских улиц, залитых ярким светом летнего солнца, катастрофически отбирала силы. Вокруг спешили по своим делам люди, по-летнему легко и раскованно одетые, вокруг гудели автомобили, вокруг текла обычная жизнь, может быть, скучная, но спокойная, А они, угрюмые и усталые, не доверяющие никому, не жили, а считали часы. И только то, что они были вместе, заставляло еще надеяться… Невеселые были думы.

Пастух молча смотрел на солнечные блики, отражающиеся в окнах домов.

— Эх, — вздохнул неожиданно Муха, — надоела эта беготня! Я уже три дня на колесах. Туда, сюда… Хорошо у тебя, Док. Отоспаться бы там как следует, отдохнуть.

— Успеешь еще, — усмехнулся Док. — Закончится все, так сразу ко мне и махнем.

На этих словах запиликал пейджер Пастуха.

— Не, не закончится, — проворчал Муха. Пастух просмотрел сообщение.

— Разворачивай оглобли, — сказал он Доку. — Через двадцать минут нам надо быть на Кузнецком мосту.

— Голубков?

— Точно. Будем надеяться, что ему удалось узнать что-нибудь об этом контейнере. Это сейчас решающий вопрос. Тогда, может быть, и пригодится наша информация.

— А может, Голубкову и сдать весь этот крымовский пасьянс с наркотой? — предложил Муха.

— Посмотрим… Он будет ждать нас в кафе… — В каком?

— В одноименном. Так и называется — «Кузнецкий мост». Док, знаешь?

— Знаю.

— Успеем?

— Чуть пораньше полковника? Попробуем… если он уже не там… Опередить Голубкова им не удалось. Когда через восемнадцать минут они добрались к месту встречи, Голубков был уже там.

Кафе оказалось как кафе. С большими витринными окнами, чистое, с барной стойкой, официантами в белых сорочках и тихой музыкой. Посетителей в «Кузнецком мосту» было не так много, чтобы они мешали, но и не так мало, чтобы выделяться одиноко за столиком. Пастух и Муха прошли пешком от соседней улицы, вошли в кафе, огляделись рассеянно, словно выбирая подходящее место, а потом направились к столику, за которым сидел с большим бокалом пива полковник. Док с Артистом следили за передвижением друзей, а лотом и за улицей из машины. И лишь какое-то время спустя они тоже вошли в кафе, заняли столик у входа.

Полковник Голубков выглядел тускло. Хмурое лицо, мешки под глазами — сказывались бессонные ночи и тяжелые раздумья.

— Плохо выглядите, Константин Дмитрич, — усмехнулся Пастух. — У вас тоже возникли проблемы?

— У меня их больше, чем ты думаешь, Сережа, — без тени улыбки ответил Голубков.

— Узнали что-нибудь?

Голубков не торопясь вытянул сигарету из пачки «Мальборо», лежащей на столе, пододвинул к себе пепельницу и закурил.

— Кое-что узнал, — сказал он, выдувая дым. — Насколько я понимаю, ты хочешь попытаться вернуть свою семью сам?

— Да. Если это будет в моих силах. Голубков с сомнением повел головой.

— Это глупо, Сережа… — Я не собираюсь перед вами отчитываться, Константин Дмитрич, — перебил его Пастух. — Я теперь выполняю свою собственную задачу, и она мне кажется поважнее ваших, государственных. Поэтому я буду поступать так, как считаю нужным.

— Разве я требовал от тебя отчет? Просто мне представляется, что мое мнение не будет лишним.

— Пока я в этом не уверен.

— Почему? — Голубков пристально посмотрел на Пастуха.

— Потому что знаю больше, чем вы, — чуть улыбнувшись, ответил Пастух.

— Да? Может быть, поделишься?

— Может быть. Но сначала мне хотелось бы все-таки услышать, что вы узнали.

Голубков отпил глоток пива и посмотрел в сторону. К ним приближался официант.

— Закажите себе что-нибудь, — напомнил он ребятам.

Муха оглянулся на как раз подошедшего к ним парня и попросил принести еще пива.

— Чтоб легче соображать было, — добавил он. — На троих.

— Плохо дело, Сережа, — сказал Голубков, когда официант ушел. — У меня есть все основания предполагать, что жена твоя и дочь сейчас находятся на корабле, который принадлежит военно-морским силам НАТО.

— Это точно? Голубков развел руками.

— Несложно было узнать, что в таллинском порту несколько дней стояло на якоре научно-исследовательское судно «Марианна». Разведка помогла. Мы знаем, что «Марианна» используется Объединенным военным командованием НАТО как разведывательное судно. Ну так вот, позавчера, семнадцатого, поздно вечером, спустя два часа после того, как твоих перевезли через российско-эстонскую границу, «Марианна» ушла из таллинского порта.

— Но это может быть просто совпадением, — возразил Муха. — Мало ли что… А девчонок Крымов вполне мог укатить куда-нибудь в Голландию, ведь эта дорожка ему хорошо знакома… — Я тоже так подумал.

— Значит, вы только предполагаете? — напряженно спросил Пастух.

— Увы. Ты же продиктовал мне номер трейлера. Я попросил проверить. Так вот, машину с таким номером действительно разгрузили в порту. Говорят, какое-то научное оборудование… — Ошибки быть не может?

— Не может. Теперь понимаешь, почему я сразу тебе сказал, что пытаться действовать самому глупо? Я надеюсь, что ты не собираешься начинать войну против НАТО и брать на абордаж посреди моря военный корабль другого государства с боевой, хорошо подготовленной командой?

Пастух опустил голову, потом поднял ее и переглянулся с Мухой. Может быть, он искал поддержки у верного друга, может быть, просто некуда было девать глаза, но, когда Сергей снова взглянул на полковника Голубкова, в его зрачках сверкнула жесткость и решительность.

— Если у меня не будет другого выхода, я начну войну против НАТО, — четко сказал он.

— А что, — поддакнул Муха, — у нас Боцман есть. И тельняшки.

Голубков ткнул сигарету в пепельницу.

— Да вы что, с ума сошли?! Есть же нормальные пути. Дипломатические… Сережа, послушай, Крымов и так обречен. А скандал с Китаем — ну что ж… скандал с Китаем даже в самом худшем случае утрясется, и они так же тихо вернут твою семью обратно. Пойми, ведь твоя семья не в подвале у мафии… По крайней мере их жизни ничего не угрожает… — Во Флоренции они на моих глазах запросто пристрелили нашего, Константин Дмитрич, информатора. Припоминаете? Не хочется думать, что у них и на женщину поднимется рука, ну, да уж ворота тюрьмы они откроют запросто. И потом… — Что «потом»?

— Почему вы думаете, что Крымов обречен? К ним подошел официант — принес пива, и Голубков на мгновение смолк. Пастух не шелохнулся, пока полковник не заговорил снова.

— Теперь твоя очередь, — предложил вдруг он. — Ты сказал, что больше меня знаешь. Что ты имел в виду?

— Мы выяснили о Крымове практически все. За незначительным исключением. И у нас есть, как вы говорите, все основания предполагать, что он вас всех переиграет. Во всяком случае, полностью исключить такую возможность нельзя. А это значит, что жизни близких мне людей так и останутся в его руках. НАТО — это временно. И будут эти жизни под большим вопросом. Как и моя собственная.

— Что вы о нем знаете?

— Все. Служба в КГБ по Китаю. Работа в финотделе ЦК. Связь с «Триадой».

Наркотики… — Молодцы, хорошо поработали. Но мне об этом тоже известно. Транспортировка наркотиков через Советский Союз в Европу в течение десятка лет. Так называемый транзит Гонконг — Амстердам… Что еще?

— И давно вы это знаете?

— Нет. Раскопали на днях. И честно говоря, это потребовало огромных усилий… Ты прав, у меня тоже возникли серьезные проблемы с этим делом. Видишь ли, во многие подобные дела вмешиваются, к сожалению, ведомственные интересы. Как я недавно выяснил, ФСБ уже больше месяца занимается транзитным каналом транспортировки наркотиков через Россию, который организовал Крымов, а мы уже несколько месяцев занимаемся Крымовым как предателем родины, продавшимся западным спецслужбам. И только несколько дней назад все это всплыло и нам пришлось объединить эти дела в одно.

— Значит, — спросил Пастух, — вы уже обратили внимание на то, что страна тюльпанов Голландия и конкретно город Амстердам фигурируют и у вас, и у ФСБ?

— Конечно. Все очень просто, Сережа, и, конечно, не случайно. Это совпадение необходимо для операции, которую они задумали, поскольку любая грамотная операция, а тем более провокация, искажающая факты, строится на фактах абсолютно реальных. Иначе никто не поверит… — А в чем она заключается-то, эта хитрая операция? — немедленно вставил вопрос Муха. Голубков секунду раздумывал.

— Ну что ж, я думаю, что вы должны это знать, — сказал он. — Все это называется, насколько нам известно, операция «Имитатор», и суть ее в том, что Крымова разоблачают как сотрудника российской разведки, пойманного на месте преступления, когда он контролировал вывоз на Тайвань российских ракетных технологий. То есть они хотят доказать, что мы, таким образом, тайно, но вполне официально сотрудничаем с Тайванем более десяти лет… — А известно, когда этот «Имитатор» должен произойти? — поинтересовался Пастух, — За несколько дней до официального визита китайцев в Москву. Двадцать шестого или двадцать седьмого июля… Так что сами понимаете, насколько вписывается сюда не только история Крымова, но и все его транзиты. Получится даже больше, чем они хотели. К сотрудничеству КГБ с Тайванем прибавится сотрудничество этого же КГБ с наркомафией, причем под боком у Китая, и это не будет такой уж явной провокацией.

— Я понял. — Пастух даже хмыкнул от неожиданной ясности в голове. — Вы, Константин Дмитрич, уверены, что Крымов обречен, потому что исходите из того, что выгодно европейским спецслужбам. С этой точки зрения вы подбирали информацию по Крымову и теперь не сомневаетесь, что у вас ее достаточно.

— Можно и так сказать, — согласился Голубков.

— А уничтожить этого человека или хотя бы арестовать его, изолировать, чтобы все разом закончилось, вы, конечно, не можете?

— Что ты имеешь в виду? — нахмурился полковник.

— Мне нужно знать ответ.

— Ну, хорошо. Конечно не можем. Не имеем права. Ни морального, ни юридического. Да в этом и смысла нет никакого. Он нужен живым, невредимым, желающим все подробно рассказать и с полностью доказанной виной. Да и не изменится уже ничего от его изоляции… Нам надо его переиграть, а не уничтожить… — А вам не приходило в голову, что это он вас переиграет? — напористо заговорил Пастух. — Вы не пробовали плясать от того, что ему выгодно? Ведь он наверняка знает все ваши доводы и учитывает их! Потому что вся эта история ему самому очень нужна, чтобы, например, надежно исчезнуть! Вам не показалось, что это он сам предложил НАТО использовать свой канал транзита наркотиков в интересах большой политики? А если так, то зачем? Вот как, например, объяснить тот факт, что очередная транзитная машина Крымова в Амстердам пойдет двадцать третьего июля, накануне вашего «Имитатора», что, казалось бы, логично, а деньги за эту машину Крымов получит, оприходует и переведет в Гонконг двадцать второго?

Хотя получатели наркотиков, как известно, вперед не платят… — Деньги? — Голубков был явно озадачен. — Я об этом ничего не знал.

— Подумайте над этим. Мне кажется, Крымова надо опередить. Придумать какой-то ход, который выведет его из равновесия, заставит ошибаться и отрежет все пути для маневра… Что-нибудь… — Что? Ну предлагай.

— Стуканите в Гонконг о предательстве Крымова. О том, что его взяли за задницу и он в обмен на свою свободу сдал не только товар, который вот-вот накроют на таможне, но и все свои связи в Гонконге. И что русские власти собираются поделиться с китайскими властями этой информацией! А в Амстердам можно стукануть, что Крымов деньги увел, а «Триаде» хочет подставить голландцев как виновников… Это возможно? Ну, возможно как-то найти выход на всю эту братию?

Голубков задумался, закуривая очередную сигарету.

Это было неожиданно.

Но это было серьезно. Над этим стоило подумать.

— Технически, я думаю, это сделать возможно, — сказал он. — Выходы наверняка найдутся… Импровизируешь? Или есть какая-то идея?

— Константин Дмитрич, пока моя семья под ударом, а мои ребята, — кивнул он на Муху, — под подозрением, я не остановлюсь. И буду импровизировать дальше, если не рожу четкого плана… Я так понимаю, что вы до сих пор еще доверяете мне.

Это радует. Так вот, у вас есть возможность мне помочь.

— Да, я не изменил мнения о тебе. Иначе не вышел бы на встречу. Я постараюсь сделать все, что смогу… Но для этого и ты должен довериться мне.

Понял? И затихнуть, исчезнуть на время, чтобы твоя самодеятельность не мешала мне… — Да если бы Пастух затих, — рассердился Муха, — и не разнюхал Крымова вовремя, вы бы… — Подожди, — оборвал его Пастух.

— Олег, — терпеливо произнес Голубков, — я обещаю, что как следует обдумаю все, что вы мне сейчас сообщили, и постараюсь что-то предпринять. Я обещаю, что завтра же дам вам знать о результатах… Но вы пока что не должны даже высовываться! Я, конечно, не могу вам приказывать, но я настаиваю… — Кстати, — спросил Пастух, — а что это не видно моего усатого приятеля из собственной безопасности Управления? Я думал, что еще придется от них побегать.

— Соскучился?

— Что-то вроде того… — Я же тебе сказал, что к делу подключилось ФСБ, и теперь распоряжаются они, поскольку в Управлении не все в порядке с личным составом… Одного убили, а ты вот в бегах… Так что твой усатый приятель за тобой теперь бегать не будет… Ладно, мне пора. Ну что, Сережа, мы договорились?

— Договорились, Константин Дмитриевич. Только еще одна просьба.

— Ну?

— Попробуйте выяснить, в какой порт направляется научно-исследовательское судно «Марианна».

Голубков внимательно посмотрел Пастуху в глаза, а потом усмехнулся и покачал головой.

— Нет, тебя, дурака, ничем не прошибешь, — беззлобно констатировал он.

— Ну так как?

— Ладно, попробую… На этом они расстались.

Голубков не оборачиваясь пошел к станции метро, а Пастух и Муха — к машине.

Док с Артистом уже ретировались чуть раньше и теперь ждали своих в «шестерке». И когда все снова собрались в салоне доковского автомобиля. Артист тут же задал несколько расплывчатый вопрос: «Ну, что?» — и Муха тут же на него ответил: «Да так, ничего интересного. Мы тут посоветовались с полковником и решили объявить войну НАТО…»

А Константин Дмитриевич Голубков шел ко входу на станцию метро «Кузнецкий мост», и его мозг, словно электродрель, сверлила очень неприятная мысль.

Он думал о том, что не далее как вчера вечером ему удалось прояснить все, что происходит вокруг «китайской» темы, и понять неожиданную агрессивность подполковника Гумно. Все оказалось именно так, как они с Нифонтовым и предполагали. Начальник службы собственной безопасности Управления, имевший давние знакомства в руководстве Главного управления охраны Президента, докладывался туда о ходе дела. В ГУО узнали не только о проблемах Нифонтова с Крупицей и Пастухом, но и о параллельном расследовании крымовских дел в контрразведке. Узнали и решили сыграть на этом, чтобы попробовать прибрать Управление к рукам. А подполковником Гумно они просто манипулировали в этих целях. Это именно они предложили объединить дела контрразведки и Управления по Крымову, причем руководство должна была принять на себя контрразведка, ФСБ.

Сначала Голубков подумал, что это даже к лучшему. Во всяком случае, лично его от темы не отстраняют, а вот самостоятельность Гумно резко ограничивается, отчего немного уменьшается нависшая над Пастухом и его ребятами опасность.

Но сейчас, после разговора с Пастухом, Голубков вдруг подумал, что ситуация только ухудшилась. А что, если и в самом деле Крымов ведет свою игру? Что, если в ФСБ есть осведомители, которых намеренно подсунул Крымов для дезинформации?

Что, если он действительно диктует правила игры и кандидатуры предателей? Ведь тогда Пастух оказывается совершенно прав — это опасно не только для него, это опасно и для самого Голубкова, к которому обязательно потянется ниточка предательства. Это может запросто завалить все дело!

А эти в ФСБ, между прочим, совершенно уверены в своей версии и в своих силах…

8

Алексей огляделся по сторонам и юркнул в подъехавшую к нему черную тридцать первую «Волгу». Всем видом он давал понять, что чувствует себя не очень уютно и хочет как можно скорее закончить этот разговор. Устроившись на заднем сиденье, он нервно вздохнул.

— У меня мало времени. Довезете меня до Мая-ковки. Там я на метро, своим ходом.

К нему с ухмылочкой обернулся человек, сидевший рядом с водителем. Этот человек, рыжеватый и лысеющий, и был тем самым штирлицем, о котором так презрительно отзывался вчера Андрей Сергеевич Крымов.

— Это мы еще посмотрим, где тебя высадить, — сказал он Алексею.

— С ума сошли? Если только Крымов обнаружит мое отсутствие… -Ладно, ладно, не трясись… Ты сказал, что у тебя есть важная информация для нас.

— Да.

— Хочешь сдать мне Крымова?

— Я хочу выйти из игры. Мне все надоело. Если вы мне обещаете… — Сначала посмотрим, что ты расскажешь.

— Расскажу все, что надо. В обиде не будете.

— Я слушаю.

— Значит, так, — Алексей изобразил адскую сосредоточенность человека, который боится забыть даже самую незначительную деталь, — свой канал переброски по России гонконгского героина Крымов все-таки задействовал. По-моему, он решил перегнать последнюю партию наркоты, перед тем как свалить в Европу… Ну, сами понимаете, в Европе он получит свою долю, чтобы было на что там разворачиваться.

А свалить он, кстати, хочет капитально, с концами. Я не знаю, какие у него там дела, но лично я в это больше играть не хочу… — Это я уже понял, — оборвал штирлиц, — что с каналом?

— Значит, так, маршрут прежний, через Эстонию. Машина уже в пути. Двадцать третьего июля она будет в Ивангороде. Таможня там уже подмазана, так что проблем здесь Крымов не ждет. Дальше из Нарвы она транзитом пойдет в Финляндию. Там ее будут встречать… Ну, как всегда.

— Груз оплачен?

— Оплачен.

— Значит, в Москве никаких расчетов не будет?

— Свои деньги он собирается, как всегда, получить после того, как груз перегонят в Голландию. Правда, на этот раз он отправится за деньгами сам. Я же вам говорю: он что-то затевает в Европе и поэтому обратно оттуда уже не вернется… — Но какие-то расчеты он ведет в Москве? Алексей посмотрел на штирлица, как на ненормального.

— А я откуда знаю? Вы что думаете, он мне рассказывает такие вещи?

— Ладно, — зло оборвал его штирлиц, — значит, двадцать третьего машина проходит и он сваливает, так?

— Да, как только его команда дает сигнал, что груз прошел, он отчаливает и встречается с ними уже где-то в Европе… Где — не знаю.

— Команда? Что еще за команда? Разве не ваши люди контролируют транспортировку наркотиков по России до границы?

— Так в том-то и дело! — с жаром подался вперед Алексей. — Я чего прибежал-то? Раньше всегда наши вели машину до Нарвы. И суеты не было. Передали через таможню — и гудбай. А теперь он все отменил, где-то откопал других ребят, сам линять собирается… Я так думаю, что он обязательно кончит нас всех. Зачем ему лишние свидетели? А он на это дело быстрый. Вот я и… — Что за команда?

— А хрен его знает! Я видел только одного из них, да и видел-то один раз, когда привез Крымова на переговоры с ним… — Когда это было?

— Несколько дней назад. На Манежной площади.

— Кто он такой? Ты его знаешь?

— Да каким боком я его могу знать!

— Этот? — Штирлиц неожиданно выхватил откуда-то фотографию и сунул Алексею в нос.

— Точно, этот… О, Андрей Сергеевич Крымов! Где это вы их обоих щелкнули?

— Не догадываешься?

Алексей прекрасно обо всем догадывался. Более того, он ждал именно эту фотографию, поскольку на ней была запечатлена та самая встреча Крымова и Пастуха на Манежной площади у четырех задниц, о которой Алексей сейчас намекнул. Тогда Андрей Сергеевич намеренно подставил этого самого Ковбоя под объективы слежки. И вот теперь фотография понадобилась. А раз понадобилась, значит, расчет Андрея Сергеевича оказался верен — Пастухом заинтересовались. Теперь надо, чтобы они схавали и все остальное.

— Манежка, что ли?! Ну, вы даете… Секунду! Значит, вы и без меня все знали?

— Не твое дело, что мы знали, понял?

— Но вы обещаете мне свободу?

— Посмотрим… Команда, значит?

— Да.

— А почему? Ведь сам говорил, что груз обычный, что Крымов просто рискнул взять очередную партию.

— Ну как сказать… — В чем дело?

— Я точно не знаю, но партия не совсем обычная, это точно. То ли самой наркоты больше, то ли заказчик изменился… Короче, темнит что-то Крымов. Машина другая, охрана новая, своим ребятам он ничего не сказал, а сам собирается уходить… — Так, я понял. Ну что ж, молодец, что рассказал. А теперь давай-ка поподробней о машине.

— Машина — трейлер, «вольво», номера эстонские — 23-5-АСС. На этот трейлер будет погружен какой-то специализированный контейнер, в котором все и повезут.

— Где будет эта команда?

— Команда будет контролировать движение трейлера со стороны. Перед границей, в Ивангороде, они присоединятся к машине, проведут через обе таможни, дадут сигнал Крымову, что все в порядке, и уже напрямую погонят ее дальше.

— Где будет встреча?

— Не знаю. Наверное, трейлер просто притормозит на шоссе, где-нибудь перед въездом в город, и минут десять будет ждать.

— Что будет делать Крымов?

— Крымов будет ждать сигнала от этой своей новой команды. Если все в порядке, он через полтора часа вылетает в Голландию и где-то там встречается с ними. Если возникают какие-то проблемы, он меняет планы.

— Как?

— Я вам не справочное бюро… — А я тебе не страховое агентство! Ну?

— Да не знаю я! Может, ляжет на дно, а может быть, куда-нибудь в Штаты рванет. Его поведение же предсказать невозможно!

— Ну хорошо, пусть будет так… Точное время прохождения трейлера через границу знаешь?

— Точно не знаю. Двадцать третьего, утром. Раньше это всегда происходило около десяти утра.

— Ну что ж, информация интересная. Может быть, даже она нам пригодится… — Что мне делать дальше? — Алексей преданно уставился на штирлица. — Вы обещаете меня отпустить?

Штирлиц ответил не сразу. Видимо, он уже был полностью занят какими-то своими размышлениями.

— Дальше? — переспросил наконец он. — Там видно будет.

— Но вы обещали!

— Все, что я обещал, — сделаю. Если ты меня не подведешь. Понял?

— Вас поймешь… — Постарайся. У тебя все?

— Все. Только… — Что еще?

— Завтра Крымов встречается с этим парнем… ну, с которым на Манежной встречался, офицером из своей новой команды. Он хочет обговорить с ним все детали перегонки трейлера… — Почему ты думаешь, что это офицер?

— Они в прошлый раз друг к другу по званию обращались. Кажется, этот парень капитан.

— Где они встречаются, ты, конечно, не знаешь?

— Конечно не знаю. Сами следите, если вам надо, только не советую светиться раньше времени. Они ребята наблюдательные… — Обойдемся без твоих советов… Вот твоя Маяковка. Выходишь?

— Угу.

— Двадцать второго жди мою машину где всегда.

«Волга» притормозила у здания концертного зала имени Чайковского, Алексей выскользнул из салона и трусцой устремился ко входу в метро. Следить они не будут. Можно не опасаться. Слишком уж уверены, что он в их полной власти.

Алексей подошел к турникету, оглянулся и уже совершенно спокойно прошел внутрь.

А штирлиц уже мчался в своей черной «Волге» на доклад к начальству. Добытые в поте лица важные сведения всегда приятно докладывать. Особенно, если они подтверждают версию начальства и позволяют спланировать эффективную операцию.

Это как раз был сегодняшний случай. Штирлиц уже видел себя бодро входящим в кабинет: «Товарищ генерал, наш агент в ближайшем окружении Крымова подтвердил факт транспортировки очередной партии героина. Он сообщил время, место и номер машины, осуществляющей перевозку. Это позволяет нам начинать подготовку к захвату. Кажется, мы сможем не только перекрыть этот канал транзита наркотиков из Гонконга в Европу, но и удачно завершить „китайскую тему“ по операции „Имитатор“. Неплохой подарок к нашему договору с китайцами, а? Подписать его планируют, кажется, двадцать восьмого?.. Разрешите свои соображения?» — «Валяй».

— "Крымов действует в контакте с этим самым Пастуховым, о котором говорил подполковник Гумно из Управления по планированию спецмероприятий, так что Управление должно полностью отдать эту тему нам, ФСБ, в разработку. У них и так уже проблемы с ней возникли". — «Не доверяете Нифонтову?» — «Просто лучше не рисковать. И потом… разрешите еще одно соображение?» — «Смотри-ка какой сообразительный! Ну, давай». — «Если подполковник Гумно прав и этот Пастухов действительно работает на Крымова, то в этот раз они повезут, скорее всего, не наркотики, а материалы для амстердамской операции НАТО. Понимаете? Из Таллина груз, как всегда, перевезут в Голландию, а там, в Амстердаме, Интерпол шумно накрывает корабль, якобы узнав, что на нем транзитом по России пришли наркотики из Гонконга. Те самые, крымовские, что они не могли нащупать десять лет. И вдруг выясняется, что там вместо наркотиков секретные военные материалы для Тайваня! А везет их то ли бывший, то ли действующий полковник русской разведки Крымов, который организовал этот канал через Россию много лет назад. „Ага! Так, значит, эти „много лет“ по нему не наркотики шли, а вооружение и технологии для Тайваня“, — завопят в Брюсселе… По-моему, самый удобный способ раскрутить всю эту провокацию. Подробности операции „Имитатор“ мы не знали точно. Даже Нифонтов в своем Управлении не смог до них докопаться. А вот теперь мы знаем, и все карты нам в руки…»

Конечно, едва ли предстоящий разговор штирлица с начальством сложится так просто и гладко. Но ему есть что доложить. Очень есть что доложить. И, может быть, именно с его подачи «китайская тема», чуть было не заваленная Управлением, блестяще будет завершена ФСБ. Одним словом, он ни секунды не сомневался, что уже завтра будут подготовлены люди и подробный план захвата в Нарве.

9

Андрей Сергеевич Крымов очень хорошо помнил одну историю, которая произошла с ним давно, еще в конце шестидесятых. Собственно, это был просто незначительный, маленький эпизод, так, случайный разговор на улице. Он даже не помнил, в каком именно году это случилось. Но сам разговор почему-то запомнил.

Наверное, потому, что он неожиданно стал для него хорошим уроком. Наглядным. О том, что человек всегда должен знать, что и зачем он говорит.

Это произошло в Питере, а тогда еще Ленинграде, куда он приехал на несколько дней отдохнуть. Андрей Сергеевич шел по Невскому проспекту, и где-то в районе Казанского собора к нему вдруг обратилась пожилая женщина, по манерам и всему своему виду происхождения аристократического. Обратилась с самым обычным вопросом: «Будьте любезны, не подскажете ли, который сейчас час?» Андрей Сергеевич взглянул на часы, но как-то рассеянно. Он просто не придавал этому особого значения. Взглянул и сказал: «Около двух. Примерно без десяти». Женщина вздохнула и вдруг назидательно ответила: «Молодой человек, если вы не знаете точно, то лучше не говорите». И ушла. Все было так неожиданно, что этот эпизод запомнился ему на всю жизнь. Казалось бы, мелочь, но невероятно точно подчеркивающая то, что Крымов всегда считал принципиально важным: если ты говоришь, то должен точно знать. А если не знаешь, то лучше не говорить.

Крымов вспомнил об этом случае сегодня с самого утра, потому что сегодня, двадцатого июля, начался как раз тот день, когда он должен был знать абсолютно точно, до самых мельчайших деталей, что и как ему надо говорить. Сегодня особенно важно было быть убедительным и безошибочным, ибо предстояло подготовить все для завершающего аккорда. Насколько это получится, настолько удачно он сможет завершить все начатое им дело.

Пора было ставить точку. И заканчивать эту нудную беготню, которая почти год изводила его. Тогда, чуть меньше года назад, он впервые в жизни потерпел поражение, потерпел, когда его ничто не предвещало… И вот тогда-то он вынужден был начать эту изнурительную борьбу.

Все произошло неожиданно. Когда в конце 80-х застопорилось его многолетнее восхождение по лесенке успеха, его гонка за правом на выбор, и застопорилось именно тогда, когда он под крылом своего тестя уже почти достиг вершины, уже ощущал вкус жизни, только два досадных обстоятельства мешали ему окончательно выползти наверх: сам тесть, который не хотел подпускать Андрея Сергеевича к основному, им же заработанному капиталу и упорно предпочитал держать его на поводке, «в помощниках», да отсутствие истинного размаха финансовых дел, который был просто невозможен в условиях советского социалистического государства. Это отравляло жизнь Андрею Сергеевичу. Но уже наступили новые времена, которые открыли безграничные возможности для капитала, и к тому же тесть окончательно потерял свою власть, да и не способен был уже меняться. Так что когда Андрей Сергеевич убрал его со своей дороги, то оказался избавлен от обоих мешавших ему обстоятельств. Теперь он, Крымов, мог наконец завершить строительство своей судьбы.

Но новая реальность, новые времена оказались обманчивыми. Бывшая государственная система, на особенностях которой они строили свои дела, разрушалась. Не сразу, но Крымов понял, что в новых условиях их бизнес превращался в преступление, причем достаточно мелкого масштаба. Да и зачем было теперь рисковать с наркотиками, когда появилась возможность легализовать все свои капиталы и включить их на полную катушку? Контракт с Гонконгом на транспортировку героина через территорию России потерял смысл./Впрочем, Андрей Сергеевич всегда относился к этому контракту как к чему-то временному. А теперь он решил, что будущие дела его должны быть где угодно, но только не в России.

Крымов прекрасно понимал, какая сейчас там начнется война за раздел собственности, за влияние на власть… Нет, он уже достаточно наигрался и в политику, и в гангстеров. Андрей Сергеевич собирался раскручивать дела спокойные, цивилизованные, чистые. А главное, ему чрезвычайно осточертели все эти шпионские игры, бандитские разборки и страх за свою жизнь. Все то, что он уже прошел от начала и до конца и к чему новоявленные русские коммерсанты только готовились… Нет! В России его не будет.

Но все оказалось не так просто. Серьезные капиталы тестя, которые Крымов справедливо считал в первую очередь своими и которые должны были быть положены в основу новой его жизни, не так-то просто было заполучить. Старик был человеком жадным и подозрительным. Он не умел приумножать капиталы, на зато хорошо умел их прятать. Поэтому на пути Андрея Сергеевича к новой жизни возникло много новых проблем. Надо было не только найти счета и убрать всех конкурентов, которые тут же объявились на горизонте после смерти тестя (как говорится, если тайну знают двое, то ее знают все), но и стать совершенно законным и неоспоримым владельцем этого состояния. Эта борьба, эта война за шальное, но огромное состояние тестя продолжалась в течение нескольких лет, а гонконгский транзит тем временем продолжал функционировать. Только объем уменьшился и железнодорожный маршрут сменился автомобильным.

И вот, когда наконец дорога была расчищена и Крымов уже готов был войти во владение наследством тестя и когда семья давно уже ждала в Америке, в жизни Андрея Сергеевича возник майор Глоттер. И было это как раз чуть меньше года назад, Этот сотрудник Бюро стратегического анализа и планирования Объединенного военного командования НАТО сразу взялся за дело круто. Оказалось, что у американцев накопилось приличное количество материалов о подвигах Андрея Сергеевича в Китае и Гонконге, которыми они любезно поделились с Объединенным военным командованием НАТО. Майор Глоттер предложил Крымову сотрудничество и намекнул, что если он откажется, то все эти материалы немедленно будут переданы в Россию, в Китай (к которому очень «удачно» для Крымова в самое ближайшее время отходит Гонконг) и в Интерпол. Глоттер сообщил, что Интерпол вышел на голландских получателей героина и установил, что наркотик идет в Европу через Россию, и уже проинформировал об этом Федеральную службу безопасности России, так что через месяц-другой они обязательно выйдут на Крымова. И сейчас им как раз очень не хватает подробных материалов о Крымове, чтобы связать всю цепочку и уничтожить его вместе со спецслужбами России и Китая. Но, с другой стороны, если Крымов согласится сотрудничать с ними, то они обещают ему свободу и гражданство любого государства. Ну, одним словом, пообещал отмазать от наркотиков и организовать спокойную и тихую старость под чужим именем.

Андрей Сергеевич согласился, и Глоттер рассказал ему суть дела — ту самую операцию «Имитатор», где он должен сыграть роль подставного лица и расстроить планы России по созданию военной коалиции с Китаем. Андрею Сергеевичу ничего не оставалось, как согласиться. Но он не мог себе позволить, чтобы рухнули все его мечты, особенно теперь, когда осуществление их было так близко. А то, что мечты обязательно рухнут, Андрей Сергеевич не сомневался — спокойным за свою жизнь и капиталы он мог быть только с той легендой, которую придумает себе сам, а тихая старость, обещанная Глоттером, оставит его на всю жизнь под присмотром спецслужб и не даст возможности добраться-таки до миллионов тестя. Вот как раз такой результат его совсем и не устраивал. Короче говоря, Андрей Сергеевич Крымов понял, что должен скорректировать планы Глоттера и уйти от него. И вот с этого-то момента он и начал свою собственную игру, свою операцию.

После долгих размышлений Крымов пришел к выводу, что в предложении Глоттера есть большой и даже очень большой плюс — после операции «Имитатор» Андрей Сергеевич Крымов, бывший полковник КГБ и партнер «Триады» по торговле наркотиками, навсегда исчезнет из поля зрения преступного мира, а при удачном стечении обстоятельств — и контрразведки России. В этом Глоттеру вполне можно было довериться. Они это делать умеют. А как исчезнуть из поля зрения самого Глоттера, замести следы и упоминания о своем существовании и перевоплотиться навсегда, у Андрея Сергеевича уже были кое-какие соображения. И представлялось это не таким уж сложным. Так что Крымов был даже благодарен майору за появление в своей жизни, поскольку при его помощи результат оказывался значительно надежней, чем то, что планировал Крымов раньше.

Первым делом Андрей Сергеевич установил по своим старым связям в контрразведке, что информация из Интерпола о транзите через Россию наркотиков действительно дошла и ФСБ приняла это дело в разработку. А раз так, то резко прерывать этот контракт с гонконгскими партнерами уже нельзя, но теперь он обязательно должен был контролировать ситуацию сам во избежание ненужных для него осложнений. Для этого он подставил следствию Алексея как информатора.

Следствие съело эту подставу, и можно было больше не беспокоиться о проблемах с этой стороны. А чуть позже он вышел и на Владимира Крупицу, офицера Управления, занимавшегося Китаем, и таким образом обеспечил себя прикрытием полностью, со всех сторон.

Но Андрей Сергеевич, как выяснилось чуть позже, переоценил силы и возможности самого Бюро — этой разведки Объединенного военного командования НАТО. Далеко не Моссад, КГБ или ЦРУ, Бюро чуть было не провалило всю операцию еще до того, как она началась. Они так грубо вели ее подготовку, что Москва сначала узнала о ней, а потом и смогла получить записи переговоров. Даже пресечь утечку информации они как следует не смогли. Пришлось Крымову думать и за Бюро.

И он придумал.

План был таким: убедить контрразведку, что наркотики в этот раз поплывут через Россию прежним маршрутом и что операция «Имитатор» пойдет по тому же самому маршруту. После чего сконцентрировать все внимание спецслужб на таможне, где в назначенный день, по их убеждению, они смогут с блеском остановить груз с наркотиками, да еще и сорвать операцию «Имитатор». И на этой таможне отдать им на съедение пустой трейлер вместе с этим прытким капитаном Пастуховым и его командой в качестве непосредственных исполнителей. А самому уйти быстро и безболезненно в Европу. Дело в том, что Андрей Сергеевич не собирался расплачиваться в этот последний раз с Гонконгом. А поэтому он отправит партию груза в Амстердам, но только другим маршрутом и на день раньше, а ту часть оплаты контракта, которая пройдет через него, просто заберет себе. Эти полмиллиона долларов ему очень понадобятся чуть позже, когда придет время оплачивать свое исчезновение из сетей Глоттера. На свой гонконгский счет рассчитывать не приходится — он для него теперь закрыт, так что живые полмиллиона ему необходимы. В конце концов, он собирается исчезнуть, так почему бы не прихватить с собой и деньги?

Пока план удавался.

Вчера Андрей Сергеевич при помощи Алексея слил контрразведчикам дезинформацию о ближайшем транзите наркотиков через Ивангород и Нарву и, судя по всему, убедил их. А сегодня с утра он убедил Глоттера для отвода глаз запустить в Иван-город тот самый трейлер, на котором перевезли семью Пастухова. Пусть, мол, трейлер сделает рейс туда-сюда через границу да помозолит контрразведке глаза.

И теперь оставался Андрею Сергеевичу последний штрих, последнее усилие. Он должен был подчинить этого Ковбоя-Пастуха своей воле, должен был убедить его оказаться в том же Ивангороде в то же время рядом с трейлером. Если и это удастся, то дело можно будет считать полностью завершенным. Когда ФСБ будет гоняться утром двадцать третьего июля за пустым контейнером в Ивангороде и воевать с Сергеем Пастуховым, в сущности своим же коллегой, Андрей Сергеевич Крымов уже будет отдыхать в подготовленном для него домике на окраине Амстердама. Ибо собирался Андрей Сергеевич покинуть Россию навсегда двадцать второго июля, сразу после того, как получит полмиллиона, снимет их наличными и упакует… На часах было половина двенадцатого дня, на небе солнце и легкие облачка.

«Мерседес» Крымова вез своего хозяина по московским улицам к тому месту, где должен был состояться его разговор с Сергеем Пастуховым. Настроение у бывшего полковника было отменным. Он вспоминал эти слова старой петербурженки «Если не знаете, то лучше и не говорите» с удовольствием, потому что за последние несколько дней он говорил только то, что прекрасно знал, и каждый раз оказывался на редкость убедительным. Теперь ему предстоял последний разговор, но он и на этот раз знал, что надо говорить, и был уверен в своей убедительности.

— Куда дальше? — спросил водитель.

— Вон там повернешь и тормози.

Верный Алексей был рядом с шефом. Он знал дорогу, а потому подсказывал водителю.

Наконец машина сделала поворот и остановилась у входа в джазовый клуб «Хорус».

— Жди нас здесь, — бросил Крымов водителю, и вместе с Алексеем они вышли из «мерседеса», раскрыли гостеприимные двери и вошли в клуб.

Под аккомпанемент приглушенного шума и тихой музыки они не торопясь подошли к стойке бара, даже не оглядываясь вокруг. Крымов присел на высокий круглый табурет. Алексей подозвал к себе бармена.

— Я вас слушаю, — с готовностью откликнулся тот.

— У вас тут девушка должна работать, — сказал многозначительно Алексей. — Ее зовут Александра. Как мне ее найти?

— Наш администратор? А что вы хотели? Она начнет работу с шести… — Меня это не интересует, — перебил бармена Крымов. — Сейчас она здесь?

— Ну… — Позовите ее.

Бармен что-то проворчал недовольно, но ушел. Через пару минут в зал впорхнула Сашка. Она была уверена, что это кто-то из ребят — ведь они должны были сегодня снова собраться в клубе. Выходные ее кончились, так и не принеся желаемого уединения с Артистом, а сегодня Александра должна была работать… Но почему это вдруг ее вызывают? Марат всех ребят знает и спокойно пропускает в служебные помещения без всякого разрешения.

Александра вышла к бару и замерла. Перед ней стоял, облокотившись о стойку, тот самый «сосед» из противоположной квартиры, у которого испортился телефон. А рядом сидел… Ну да! Сашка узнала его по фотографии! Тот самый полковник Крымов.

— Она? — спросил Крымов у Алексея.

— Она.

Андрей Сергеевич кивнул и поднялся навстречу девушке. В шикарном костюме, импозантный и мгновенно ставший приветливым, этот человек ее завораживал.

— Добрый день, Саша, — сказал Крымов. — Мы с вами не знакомы, но кое-что я о вас слышал… — Я о вас тоже.

— Правда? Тем лучше. Не придется с вами в прятки играть. В таком случае, если позволите, я сразу перейду к делу. Дело в том, Саша, что мне необходимо поговорить с вашими друзьями и очень срочно… — Какими друзьями? У меня много друзей.

— Саша, мы же договорились в прятки не играть. Вы прекрасно понимаете, кого я имею в виду. — Крымов улыбнулся. — Но если вы настаиваете… Хорошо, я уточню.

Мне необходимо поговорить с Сергеем Пастуховым. И я очень надеялся найти его с вашей помощью.

Это было так неожиданно, что Александра не знала, что ей делать. То ли испугавшись, то ли собираясь с мыслями, она вдруг повернулась к бармену:

— Миша, налей мне сока.

— Какого?

— Все равно… — Да не волнуйтесь вы так, — мягко проговорил Крымов и снова очаровательно улыбнулся. — Я всего-то прошу вас сообщить ему, что мне надо с ним поговорить.

Вот и все. Я не собираюсь выяснять у вас, здесь ли он, а если не здесь, то где прячется. Я не собираюсь требовать его координаты. Я просто посижу в баре, послушаю музыку, выпью чего-нибудь тонизирующего, а вы пока дайте ему знать, что я жду его здесь. Договорились?

Бармен поставил перед Александрой бокал с соком. Девушка сделала несколько глотков.

— Обещаю, что не буду за вами следить, — добавил Крымов. — Ну так что?

— Я не знаю, где он, — сказала Александра. — Но, может быть, он на днях зайдет сюда или позвонит… Что ему передать?

— Дело касается его семьи, — пояснил Крымов, — и мне кажется, что ему лучше узнать об этом сейчас, а не на днях. Так что лучше будет, Саша, если вы пойдете и разыщете Пастухова. Я буду здесь.

Крымов снова сел на табурет.

Александра вздохнула:

— Ну хорошо, я попробую, — и быстро ушла. А минут через пять вернулась обратно и положила на стойку бара перед Крымовым трубку радиотелефона.

— Подождите, — сказала она. — Он сам позвонит.

— Ну вот, видите, как просто. А вы волновались. Спасибо за беспокойство, Саша.

Александра ничего не ответила. Она допила свой сок и присела рядом. Через некоторое время раздался звонок, Крымов взял трубку и поднес к уху.

— Капитан? — спросил он.

— Я не знаю, что вы задумали на этот раз, — раздался в трубке голос Пастуха, — но не обольщайтесь. Второй раз вы меня не поймаете.

— Неужели ты испугался?

— Нет, просто я уверен, что этот телефон не прослушивается.

— Так я и не собирался разговаривать с тобой по телефону… — А привести за собой хвост, чтобы меня еще пару раз щелкнули в вашем обществе, тоже не собирались?

Крымов хмыкнул:

— Вспомнил… Ну не мог же я попросить свой хвост пойти покурить немного, пока мы с тобой постоим у фонтана, поговорим… И потом, мне кажется, капитан, что ты пока успешно справляешься со своими проблемами?

— С вашими проблемами, полковник.

— Не хами, Пастухов… — Ладно, зачем вы меня искали?

— Хочу сообщить тебе приятные новости о твоей семье. Несмотря на то что ты порядочное шило в заднице, вел ты себя вполне тихо. А потому заслужил свой хэппи-энд. Я верну тебе жену и дочь целыми и невредимыми… — А вы не подумали, что я уже знаю, где они, и теперь просто пристрелю вас или сдам Управлению, а потом поеду и верну свою семью сам?

Крымов даже рассмеялся.

— Нет, — сказал он, — это совершенно исключено. Ты, конечно, можешь и узнать, где они. У тебя прыти хватит. Но забрать не сможешь никак. Да и со мной ты ничего не сделаешь. Кто знает, может быть, мне звонят каждый час, и, если я не отвечаю, люди готовы немедленно приставить автомат к хорошенькой голове твоей дочки, а?

— Я вам бы тоже не советовал хамить.

— Ну хорошо, шутки в сторону. — Крымов резко сменил тон, перешел к сухой деловой констатации. — Я обещал тебе, что верну семью после того, как закончу свои дела. Так вот, дела мои успешно заканчиваются. Осталось чуть меньше двух дней. Кровника в твоем лице я иметь не хочу и поэтому верну тебе их безо всяких условий, если ты так же тихо будешь вести себя эти два дня. Понял? Встречаться с тобой еще раз у меня времени нет, так что запоминай все сейчас. Двадцать третьего числа, к десяти часам утра, семью твою привезут в Иван-город на российско-эстонской границе. Привезут в трейлере. Номер трейлера 23-5-АСС.

Машину поставят сразу за городом на шоссе, и водитель будет ждать тебя. Подходи и забирай. Все.

— А почему бы вам не привезти их обратно в Затопино?

— Потому что у меня нет на это времени.

— Что за трейлер?

— А это спроси у своего друга на мотоцикле. Машина та же. Все, капитан.

Крымов отключил трубку и отдал ее Александре.

— Видите, — сказал он, — какую хорошую новость я принес вашему другу?

Не дожидаясь ее реакции, он поднялся и направился к выходу. За ним последовал и Алексей. Через минуту они уже сидели в «мерседесе», а через две — ехали обратно.

— Они, наверное, опять хотели зафиксировать вашу встречу, — сказал Алексей, давая понять, что обнаружил слежку ФСБ, — а этот капитан так и не появился… — Ты знаешь, меня это совершенно не волнует. Теперь это их проблемы, — ответил Крымов.

И он действительно так думал.

Закончился последний разговор, который Андрею Сергеевичу был нужен.

Закончился удачно, он не сомневался в этом. Капитан Пастухов галопом понесется встречать свою семью и получит там пулю в лоб… Впрочем, может быть, и не получит. Он такой. Значит, получит нары. А семья его погибнет в результате какого-нибудь несчастного случая. Жаль их, конечно, но ничего не поделаешь. Они видели Глоттера, а это прямой выход на Андрея Сергеевича. Живой и даже мертвый Пастух не должен об этом узнать… Ну, вот и все. Завтра день отдыха. Завтра, двадцать первого, Андрей Сергеевич ничего не будет делать. Только отдыхать, да еще вечером проконтролирует перечисление денег в Интрансбанк, а двадцать второго июля, рано утром, заберет их наличными и отправится в Амстердам, оставив Алексея убирать свидетелей и обрубать хвосты, а Пастуха отдуваться в Ивангороде. И вся история на этом закончится. «Имитатор» и вся прочая ерунда, которая должна произойти после, казались такой мелочью, что Крымов даже не думал об этом.

10

— Ну что? — спросил Пастух, хотя прекрасно знал, что сейчас ему скажет Артист.

— Хвост был. Гарантирую, — сообщил Артист. — А после того, как Крымов уехал, они оставили у клуба двоих. Сейчас где-то рядом сидят, фиксируют.

— Я вас предупреждал, — мрачно сказал Пастух. — Этого и следовало ожидать.

— Мы не трогали их, как ты и сказал, — добавил Боцман. — Может быть, зря?

— Нет, все правильно. Сами не засветились?

— Обижаешь.

— Семка, ты же не хотел оставлять Александру в клубе, почему передумал?

Учти, мы там больше не появимся.

— Ей нельзя сейчас уходить, она права. — Сам Артист был явно с этим не согласен. — Мы договорились, что она доработает день, чтобы не привлекать внимания своим бегством, а вечером я ее встречу и привезу сюда.

— Ну хорошо, — кивнул Пастух, — ребята сейчас тоже подтянутся. Пошли в комнату.

Когда час назад в клуб заявился Крымов, там кроме Александры были Артист и Боцман. Они сбросили Пастуху на пейджер, что полковник хочет с ним немедленно встретиться. Сергей тут же связался с ними и сказал, что сам ему перезвонит, а им приказал немедленно убираться из клуба и больше там не появляться. А по дороге проверить, не привел ли Крымов за собой хвост. Ведь этот человек знал, что за ним следят, и прекрасно этим пользовался в своих интересах. Пастух это уже проверил на себе.

Разговор с врагом наглядно объяснил Сергею, в каком дерьме он в данный момент находится. Крымов не знал, что Пастух уже обладает очень большой информацией и может сразу просечь всю его игру. Не знал, и слава Богу. Теперь это было единственным спасением Пастуха, который и в самом деле понял, куда клонит Крымов. Был только один выход из создавшейся ситуации — успеть переиграть Крымова, чтобы выжить самому и спасти жизни своим девчонкам. И оставалось им на это всего два дня. Поэтому Пастух очень торопился и сейчас просто не находил себе места в ожидании ребят. Док был уже зде