/ Language: Русский / Genre:love_contemporary,

Теория И Практика

Дарси Блейк

На примере своих родителей Бет узнала, что такое супружеские измены и как развод влияет на психику ребенка. Она полна решимости создать прочную семью. Бет считает, что лучшее средство от скуки в супружеских отношениях – разнообразие в сексе, и, будучи талантливым ученым, и к этому вопросу подходит с научной точки зрения. Бет провела целое исследование на тему эротических фантазий мужчин, но любая теория должна быть подтверждена практикой, поэтому Бет решает опробовать теоретические выкладки на конкретном мужчине. Однако результат оказался неожиданным – вместо временного партнера по эротическим играм Бет обрела настоящую любовь.

ruen Е.К.Деникина5e03dc1e-2a81-102a-9ae1-2dfe723fe7c7 Roland roland@aldebaran.ru FB Tools 2007-05-10 OCR Диана;Spellcheck SAD dc371ec6-5071-102a-990a-1c76fd93e5c4 1.0 Теория и практика Голден Пресс Москва 2005 5-94893-038-6 Darsy Blake

Дарси Блейк

Теория и практика

Мужчина уходил не оглядываясь. Бет не видела его лица, но в самом зрелище удаляющейся спины было нечто неотвратимое. Только что был ясный день, но почему-то фигуру мужчины постепенно стал поглощать туман. Еще несколько мгновений, и его совсем не будет видно. Бет, сидевшая на лужайке, вскочила и крикнула вслед мужчине:

– Папа, не уходи!

Но он словно не слышал, только спина будто стала более напряженной.

Девочка побежала за ним, спотыкаясь, разбивая коленки в кровь, вытирая слезы, но расстояние между ней и отцом не сокращалось, а его фигуру все плотнее окутывал сгущающийся туман. Постепенно туман стал сгущаться и вокруг Бет, скрылись из виду деревья, дома, и вот уже не стало видно даже земли под ногами. Девочка осталась одна в холодном промозглом тумане, одна на всем свете…

Бет проснулась в холодном поту и со слезами на глазах. Кошмарный сон она видела не впервые, но всякий раз переживала старую боль заново – может быть, потому, что сон был слишком похож на явь.

Встав, Бет прошла в ванную, умылась холодной водой и посмотрела на себя в зеркало.

Ужас! Глаза красные, нос распух. И так бывало всякий раз, когда ей снился злополучный сон. Бет вернулась в комнату и посмотрела на часы: без четверти шесть. Идти на работу еще не скоро, но и снова ложиться не имеет смысла. Она накинула халат и пошла в кухню приготовить кофе. Чуть позже, взяв чашку с дымящимся напитком в гостиную, она устроилась в кресле и задумалась. Нужно что-то делать, нельзя, чтобы горькие воспоминания детства отравляли ей жизнь. Ей давно не пять лет, она взрослая женщина, ученый с солидной репутацией. Ежедневно она решает в лаборатории запутанные научные задачи, проводит сложнейшие эксперименты, так неужели она не сможет справиться с простой проблемой? Сможет – нужно только подойти к делу с научной точки зрения.

Глава 1

Я правильно поняла, ты собираешься предложить какому-то мужчине выступить в роли подопытного кролика, чтобы ты на нем практиковалась? – спросила Синтия.

– Вообще-то я не стала бы употреблять выражение «подопытный кролик». – Элизабет Ормонд старалась смотреть только на подругу. Чтобы не поддаться панике, ей ни в коем случае нельзя было смотреть вниз, на землю. – Я собрала большой теоретический материал об эротических фантазиях мужчин и подготовила обзор по методикам, следующим шагом должны стать практические испытания. Так что мне нужен не пассивный объект испытаний, а компаньон по исследованиям.

Синтия вздохнула.

– Ну, хорошо, пускай будет компаньон. Но насчет практики я все поняла правильно?

Синтия явно расстроилась, это было видно хотя бы по тому, что она в сердцах слишком резко поставила бокал с вином и забарабанила пальцами по плетеному столику. Подруги сидели на плоской крыше флигеля, превращенной в солярий. По периметру солярий был огорожен чисто символическими перилами из каната, протянутого между легкими столбиками на круглых подставках. Крыша не имела выхода во внутреннюю часть флигеля, поэтому попасть в солярий можно было только по лестнице, проходящей вдоль торцевой стены. До земли было добрых тридцать футов. При одной мысли об этом у Бет начинала кружиться голова.

Она старалась не отводить взгляд от подруги, но ее отвлек смех, донесшийся со стороны теннисного корта. Смех повторился, однако Бет поборола инстинктивное желание посмотреть туда, где за живой изгородью играли в теннис четыре представителя семейства Хэйуорд. Завтра – день рождения Синтии Хэйуорд, и отпраздновать это событие собрался весь клан. Бет всегда восхищалась преданностью Хэйуордов семье и друг другу – восхищалась и завидовала. То, что Бет собиралась сделать, она расценивала как шанс создать такую же семью для себя и сохранить ее.

– Синтия, я знаю, что делаю.

– Ты уверена?

– Между прочим, я подошла к своему исследованию очень серьезно и многому научилась.

Синтия закатила глаза.

– Да уж, исследование! Ты небось брала интервью у проституток и содержательниц публичных домов.

– Мадам Рено не считает себя содержательницей публичного дома. Она управляет очень престижным закрытым пансионом для молодых девушек. Скорее это нечто вроде элитного брачного агентства. Большинство ее воспитанниц выходят замуж именно за тех мужчин, с которыми мадам Рено их познакомила. Это блестящие светские дамы. От меня они отличаются тем, что, во-первых, они очень красивы, а во-вторых, очень хорошо знают, как доставить мужчине наслаждение в постели.

– И они поделились с тобой всеми своими секретами?

Бет всмотрелась в лицо подруги. Кроме беспокойства во взгляде Синтии сквозило любопытство. Бет наклонилась поближе и понизила голос:

– Если не всеми, то многими. Например, ты знаешь, что, если намотать на член мужчины ожерелье из жемчуга, можно добиться невероятных результатов?

– Ожерелье?

– Можно использовать шелковый галстук или тонкий шарфик, но жемчуга действуют лучше. Наматываешь их в несколько рядов и медленно передвигаешь по всей длине вверх-вниз. Мужчины млеют от восторга.

– Надо думать. Мне только не нравится мысль, что ты будешь обматывать своими жемчугами незнакомца. – Помолчав, Синтия покачала головой и добавила с невеселым смешком: – Мне следовало догадаться, что меня ждет сюрприз, еще когда ты предложила встретиться в этом солярии. Помнится, вечером, накануне того эксперимента в лаборатории, когда ты сделала открытие, ты потащила меня на колесо обозрения.

Бет сжала руки в кулаки и еще старательнее сосредоточила взгляд на лице Синтии.

– Я рассудила так, что если я смогу преодолеть страх высоты, то справлюсь и со всем остальным, что меня пугает.

Синтия назидательно подняла палец.

– Что я говорила! Ты нервничаешь из-за того, что придется практиковаться в сексе неизвестно с кем. И не зря. – Чертыхнувшись под нос, Синтия взяла бокал с вином и протянула Бет. – На, выпей, ты белее мела.

Бет осторожно отпила.

– Давай спустимся? Я позвоню Джордану, вдвоем мы как-нибудь тебя спустим.

– Не надо, поднялась же я сюда самостоятельно. И вообще я в порядке.

Синтия скептически посмотрела на подругу поверх бокала.

– Хотела бы я в это верить. Эти практические испытания… как-то на тебя не похоже.

– Ошибаешься, как раз в моем стиле. Я не умею строить отношения с мужчинами, ходить на свидания, но в чем я сильна, так это в научных исследованиях и в воплощении их результатов на практике. Если я применю эти знания к своему мужу, у меня все получится.

– Но у тебя пока нет мужа. Может, с этого и надо начинать?

– Большинство так и поступает. И что мы имеем? Пятьдесят процентов браков распадается. Исследования показывают, что главной причиной разводов является супружеская неверность, причем чаще всего мужская. Мужчины начинают поглядывать на сторону, когда секс в семье превращается в рутину. Я наблюдала это на примере моих родителей. Цель моего плана – избежать этого.

Синтия беспомощно посмотрела на подругу.

– У тебя так складно все получается, но ведь это бред! Секс, отношения между мужчиной и женщиной нельзя предсказать и распланировать. В реальной жизни всякое бывает, уж я-то знаю, сама испытала.

Бет подалась вперед и взяла подругу за руку.

– Извини, я выбрала неудачный момент для этого разговора, ведь ты только что порвала с Годфри.

Синтия пожала плечами.

– Годфри Тафт – дело прошлое. Но, между прочим, он хорош как иллюстрация к тому, о чем я говорю. В отношениях между людьми ничего нельзя гарантировать, а единственный человек, поступки которого мне удается более или менее точно предсказывать, – мой брат. Он никогда не вкладывает лишних эмоций в отношения с женщинами. Джордан управляет отношениями так же, как управляет компанией «Хэйуорд Инвестментс». И думает, что имеет право точно так же управлять и моей жизнью.

Бет помолчала. Именно Джордан раскопал информацию о том, что Годфри Тафт изменяет Синтии, и это стало причиной разрыва их помолвки. С тех пор прошло больше месяца, но Синтия до сих пор злилась на брата за вмешательство в ее личную жизнь.

– В одном ты всегда можешь быть уверена: Джордан тебя любит и ему небезразлично, что с тобой происходит.

– Но он меня подавляет. С тех пор, как Джордан возглавил «Хэйуорд Инвестментс», он вообразил, что может управлять нами всеми. Он даже установил за мной слежку. Но… – Синтия умолкла и прищурилась. – Хитрюга, ты нарочно заставила меня сменить тему! Но тебе не удастся меня сбить. Скажи, как я могу убедить тебя отказаться от этой нелепой затеи?

– Никак.

Синтия откинулась на спинку плетеного кресла.

– Должны же быть какие-то доводы, к которым ты прислушаешься. Я за тебя волнуюсь.

– Напрасно, я приняла все меры предосторожности.

– Знаешь, мне было бы гораздо спокойнее, если бы ты проводила свои опыты на ком-то знакомом. Почему бы тебе не выбрать в качестве подопытного кролика того парня, с которым ты в последнее время встречалась?

Бет поморщилась.

– Боба Джонса интересуют мои исследования, а не я сама. Он только о том и говорит, какая я умная и каким замечательным оборудованием меня обеспечат, если я передам эксклюзивные права на результаты своих исследований компании, в которой он работает.

Бет отпила немного вина и постаралась больше не думать об этом человеке. К сожалению, у нее не очень хорошо складывались отношения с мужчинами. Наверное, причина крылась в том, что она поступила в колледж в четырнадцать лет. Молодые люди, с которыми она там встречалась, относились к ней, как к младшей сестре, если они ей и звонили, то только чтобы попросить помощи в каком-нибудь особенно трудном задании. Позже, на старших курсах, у Бет было два романа, хотя их можно было назвать «романами» лишь с натяжкой, и оба закончились крахом.

– По-моему, мужчины просто не видят во мне женщину.

– И не увидят, пока ты сама не вспомнишь о своей сексуальности.

– Ну вот, теперь ты заговорила, как мадам Рено. Между прочим, она считает, что практическая часть моего исследования поможет мне повысить самооценку.

Синтия задумалась.

– Пожалуй, я зря поторопилась ее осудить. Не она ли посоветовала тебе осветлить волосы?

Бет заправила прядь волос, выбившуюся из строгого узла на затылке.

– Да, она. А еще мы купили мне новую одежду.

– Почему же ты ее не носишь? – удивилась Синтия.

– Большая часть того, что я купила, предназначена для моего эксперимента. Когда я надеваю что-нибудь из этих вещей, я словно перестаю быть самой собой, мне хочется совершать поступки, которые доктор Элизабет Ормонд никогда бы не совершила.

Рука Синтии замерла в воздухе, так и не донеся бокал до рта.

– Правда? Это интересно. Что-нибудь вроде фокуса с жемчужным ожерельем?

– Да, и не только. Следуя советам мадам Рено, я выбирала одежду, которая поможет воплотить в жизнь самые распространенные мужские фантазии.

Синтия снова всмотрелась в лицо подруги.

– Ты меня заинтриговала. Может, посвятишь меня в детали твоего исследования?

– Я начала с того, что изучила материалы по антропологии и социологии.

– Давай пропустим эту часть и перейдем к сути, – взмолилась Синтия.

Бет усмехнулась.

– Мне нравится, когда исследование базируется на основательном теоретическом фундаменте.

– Бет…

– Ладно, не буду. Ты не представляешь, как много книг написано по сексу и сколько всего можно найти в Интернете. Одна дама даже проводит четырехчасовые семинары на тему «Как доставить удовольствие пенису».

Синтия поперхнулась вином.

– Четырехчасовые?

Бет кивнула.

– Я на одном побывала. Она демонстрирует приемы на пластиковых муляжах.

– И ты решила опробовать ее приемчики на незнакомом мужчине?

– Вообще-то я собиралась воплощать в жизнь фантазии с моим участием.

Синтия поставила бокал на стол.

– И что же это за фантазии? Можно поподробнее?

– На мой взгляд, одна из самых интересных – это когда мужчину лишают возможности двигаться.

– Это когда используют шелковые шнуры, наручники и все такое?

Бет покачала головой.

– Вообще-то я имела в виду упаковочный полиэтилен.

– Дай-ка я попробую догадаться. Ты встречаешь его в одежке из полиэтилена?

– Ничего подобного. Я запеленываю его, как мумию, свободными остаются только нос, чтобы можно было дышать… – Бет улыбнулась, – и еще одно место.

– То самое, на которое наматывают жемчуга?

– Вот именно. Завязывать глаза необязательно, но, говорят, это удваивает удовольствие.

– Представляю. Скажи, а в этих фантазиях вы можете поменяться местами?

Бет подумала и снова улыбнулась.

– Думаю, это зависит от того, насколько успешно пройдет первый раунд.

Обе засмеялись. У Синтии зазвонил мобильный телефон. По выражению лица подруги Бет поняла, что звонит кто-то, кого она очень рада слышать. Синтия отошла к лестнице, и Бет заключила, что позвонил новый поклонник. Мужчины слетались к Синтии, как мотыльки на свет. До Бет донесся смех Синтии – низкий, хрипловатый, интимный. Определенно, она говорит с поклонником, решила Бет.

Бет осторожно перевела взгляд в направлении теннисного корта. В двух игроках она узнала кузенов Синтии – братьев-погодков Дэниэла и Алана. Братья рано остались без отца, их мать Рут, тетя Джордана, овдовев, больше не вышла замуж, и Джордан взял младших кузенов под опеку. Сейчас Дэниэл и Алан учились, соответственно, на первом и на втором курсе колледжа и жили со своей матерью в Хэйуорд-виллидж, но формально поместье принадлежало Джордану. Сейчас все четверо сошлись на корте – Джордан и его тетя Рут против Дэниэла и Алана, против «мальчишек», как называла их Синтия.

Взгляд Бет задержался на атлетической фигуре Джордана. Высокий, спортивный, он легко двигался по корту, успевая отбивать даже самые трудные мячи. Если верить Синтии, Джордан великолепно справлялся со всем, за что ни брался, будь то спорт или бизнес. Четыре года назад, после смерти отца, он возглавил семейную фирму, находившуюся тогда на грани банкротства, железной рукой вытащил «Хэйуорд Инвестментс» из финансовой пропасти и теперь уверенно вел ее к процветанию.

Бет встречалась с ним всего один раз, на открытии художественного салона Синтии, и тогда ей показалось, что в нем есть нечто дьявольское. Джордан был невероятно красив, но чувствовалось, что за приятным фасадом таится опасность. Впрочем, ощущение исходящей от него опасности со временем немного притупилось, вероятно, потому, что лицо Джордана большей частью скрывала видеокамера – он снимал торжественную церемонию открытия салона.

По словам все той же Синтии, ее брат относился к своим обязанностям главы семейства Хэйуорд так же ревностно, как к финансовым обязательствам, и в конце концов превратился в законченного диктатора, который к тому же сует нос абсолютно во все.

Однако мужчина на теннисном корте не походил на чудовище, каким его живописала Синтия. Бет задержала взгляд на его спине – под загорелой кожей угадывались хорошо развитые мускулы. Бет ощутила силу Джордана, когда он пожимал ей руку при их единственной встрече. Ощутила она и еще кое-что: нечто вроде легкого внутреннего толчка. Бет не знала, что это было, но она обостренно чувствовала присутствие Джордана до конца приема. Синтия вернулась к подруге.

– Кто выигрывает?

– Кажется, Джордан и Рут.

– Кто бы мог подумать! – фыркнула Синтия. – Не то чтобы я недовольна победой тети, но я не прочь посмотреть, как с Джордана малость собьют спесь.

– Синтия, ты мне так и не рассказала, что Джордан сделал, чтобы разорвать вашу помолвку.

– Он установил за Годфри слежку. Оказалось, что мужчина, которого я любила – во всяком случае так мне казалось – и с которым собиралась связать свою жизнь, меня обманывал. Было сделано несколько компрометирующих фотографий, но тут уж постарался Невидимка.

– Невидимка?

– Ну да, так я называю супершпиона моего братца, который возглавляет службу безопасности «Хэйуорд Инвестментс». Однажды мне, правда, удалось его как следует рассмотреть, но он предпочитает, чтобы его не видели. Вроде бы он здесь, и в то же время его нет. Это он навел справки о финансовом положении Годфри и составил отчет о его похождениях. Джордан заставил меня прочитать отчет, чтобы у меня не оставалось никаких сомнений, что Годфри интересовала не я, а мои деньги.

Бет взяла подругу за руку.

– Джордан тебя любит.

– Я его тоже люблю, но он в каждом мужчине, с которым я встречаюсь, видит угрозу для своей драгоценной компании. Самое неприятное, что он скорее всего прав. В следующий раз, когда мне понравится мужчина, я не буду говорить, что я Хэйуорд, представлюсь вымышленным именем. И постараюсь, чтобы никто, даже Невидимка, не узнал, с кем я встречаюсь.

Бет обняла подругу, некоторое время обе молчали. Синтия заговорила первой:

– Ладно, хватит о моих проблемах, давай решать твою.

– Тебе не удастся меня отговорить.

– А я и пытаться не буду, зачем зря слова тратить. К тому же чем больше я думаю твоем плане «полевых испытаний», тем больше склоняюсь к мысли, что в этом что-то есть. Будет даже приятно, если ты станешь экспериментировать с человеком, которому доверяешь. Нужно найти кого-нибудь…

– Эй вы, наверху!

Услышав мужской голос, Бет, не подумав, машинально оглянулась и посмотрела вниз. Через лужайку к ним шел Джордан.

– Спускайтесь, мы с тетей Рут разгромили мальчишек.

Бет на секунду встретилась взглядом с Джорданом, и ее пронзило то же чувство, которое она испытала в их первую встречу. Но затем у нее закружилась голова, и Бет зажмурилась.

– Эврика! Как я раньше не подумала об этом?! – возбужденно зашептала Синтия на ухо Бет. – Джордан, вот кто нам нужен! Ты можешь испытывать свои приемы на нем.

Джордан? О не-е-ет!.. Бет замотала головой, и головокружение стало еще сильнее. Она инстинктивно протянула руку к перилам, но пальцы ее схватили только воздух. От страха у Бет перехватило дыхание. Она качнулась вперед, потеряла равновесие, ей представилось, как земля неотвратимо летит ей навстречу… Но прежде, чем Бет упала и из ее легких со свистом вырвался воздух, чьи-то сильные руки обхватили ее и прижали к чему-то твердому и теплому.

– Бет!

Из-за стука собственного сердца Бет почти не слышала голос подруги. Пытаясь восстановить дыхание, она вдруг поняла, что лежит не на земле, а на мужчине.

– Можешь открыть глаза, тебе ничто не угрожает.

Бет так и сделала. Глаза Джордана оказались точь-в-точь такими, какими ей запомнились: темными и синими, как море на большой глубине.

– Ты в порядке?

Бет не ответила – просто не могла. Джордан крепко прижимал ее к себе от бедер до груди. Тело Бет словно обдало холодным пламенем, она стала чувствовать кожей каждый выступ, каждую линию его тела. Впервые в жизни слова, мысли, доводы логики – все было сметено мощным потоком захлестнувших ее ощущений. Бет чувствовала на лице тепло дыхания Джордана, чувствовала давление каждого пальца его рук, обхвативших ее спину, твердость его бедер и того, что находилось между ними… Тело Джордана под ней определенно стало тверже, ее же собственное словно расплавилось. Бет увидела, как зрачки Джордана расширились.

– Всю жизнь мечтала увидеть, как какая-нибудь женщина собьет моего братца с ног! Думаю, это предзнаменование.

Предзнаменование… Слова Синтии проникли сквозь туман, окутавший сознание Бет. Ей вспомнилось предложение подруги провести испытания на Джордане. Бет стряхнула оцепенение, оттолкнулась от Джордана и поднялась на ноги.

Синтия тут же схватила ее за руку и потянула к кортам, бросив на ходу через плечо:

– Пошли, братец, приготовься сразиться с равными.

Глава 2

Сидя за большим письменным столом, Джордан откинулся на спинку кресла. Тишину в кабинете нарушало только тиканье старинных часов. По другую сторону стола сидели двое мужчин. Оба держались с достоинством, оба отличались недюжинным умом, но на этом их сходство заканчивалось, во всем остальном они были полной противоположностью друг другу.

Тот, что помоложе, Кевин Мэлори, был лучшим другом Джордана, и именно ему Джордан недавно поручил возглавить службу безопасности «Хэйуорд Инвестментс». Джордан познакомился и сдружился с Кевином в тот короткий, но бурный период своей жизни, когда находился на секретной службе Ее величества. Позже, когда Джордан возглавил семейную фирму, он сумел уговорить друга поступить на работу в «Хэйуорд Инвестментс». Ему нужен был надежный парень, которому он мог всецело доверять, а Кевин был именно таким человеком. За приятной внешностью обаятельного молодого человека скрывалась сила и преданность кельтского воина. А когда речь шла о сотрудниках компании, да и о друзьях, Джордан ценил верность так же высоко, как компетентность.

Второй, седовласый джентльмен в безукоризненном костюме, не был Джордану другом. И доверять ему он тоже не собирался. То, что компания «Хэйуорд Инвестментс» вела дела с Рафаэлем Парсини, Джордан считал одной из главных ошибок своего отца. Джордану потребовалось четыре года, чтобы найти деньги и возможность выкупить у Парсини его долю акций. Однако приобрести в лице Парсини врага на всю жизнь Джордану тоже не хотелось.

Тишину нарушил шелест бумаги: Парсини перевернул последнюю страницу контракта. Отложив бумаги, он поднял голову и в упор посмотрел на Джордана.

– Вы очень щедры. Если я подпишу этот документ, то стану полноправным владельцем «Модерн Фудс». «Хэйуорд Инвестментс» отказывается от всех прав на уже существующие патенты и на результаты будущих исследований.

– Я хочу, чтобы наш разрыв стал справедливым, но окончательным. Этот контракт прекращает всякие связи между любыми вашими компаниями и моей.

– Да, это верно. – Парсини улыбнулся. – Последние четыре года вы методично обрезаете все наши связи одну за другой. Я восхищаюсь вашей целеустремленностью, мистер Хэйуорд. И вот сегодня вы пригласили меня в свой дом, чтобы за бокалом вина поставить точку в наших деловых отношениях. – Он помолчал, неторопливо оглядел кабинет. – Элегантный жест. Ваш дед мог бы вами гордиться.

Джордан старался сохранять на лице бесстрастное выражение. Он не хотел приглашать Парсини в Хэйуорд-виллидж. Отец Джордана жил здесь с последними тремя женами, но сам Джордан предпочитал лондонскую квартиру. Если бы не прием по случаю дня рождения Синтии, Джордан, как обычно, в выходные работал бы и контракт подписывался бы в его лондонском офисе.

– Я слышал, ваша сестра – настоящая красавица, мне бы хотелось с ней познакомиться.

Джордан не ответил сразу, но и не отвел взгляд. Некоторое время оба молчали, затем Парсини неопределенно махнул рукой.

– Может быть, как-нибудь в другой раз. Можно позаимствовать вашу ручку?

Джордан молча взял ручку и протянул ему. Парсини подписал контракт и встал.

– Жаль, что вы решили прекратить наши деловые отношения.

– У вас есть интересы в некоторых областях, с которыми «Хэйуорд Инвестментс» не должна иметь ничего общего.

– Ваш отец был не столь щепетилен.

Джордан снова промолчал и тоже встал из-за стола. Не получив ответа, Парсини продолжал:

– Наши семьи по-прежнему тесно связаны друг с другом, вот так. – Он поднял обе руки и крепко сжал ладони. – Поэтому наши пути неизбежно пересекутся, и еще не раз.

– Это очень мало вероятно.

Парсини повернулся спиной к Джордану и пошел к двери, за ним, отстав на два шага, следовал Кевин. Едва за ними закрылась дверь, Джордан снова сел в кресло. Все прошло гладко, даже слишком. Подозрительно гладко? Он закрыл глаза и стал проигрывать в уме всю встречу, анализируя каждое слово, каждый жест и взгляд. От этого занятия его отвлекло возвращение Кевина.

– Отличная работа, босс.

– Это было слишком легко. Подозрительно.

Кевин вскинул брови.

– Легко? А как же четыре года упорного труда? А жертвы, на которые ты пошел, чтобы этого добиться? Ты выбрал удачное время для этого шага. У Рафаэля Парсини сейчас забот полон рот, у него серьезные проблемы в нелегальной части бизнеса.

Джордан встал и заходил по комнате.

– Мне не понравилось, что Рафаэль упомянул Синтию. Не исключено, что он вынашивает планы мести. – Он остановился у окна, но взгляд его был обращен в себя. – У меня такое чувство, что он что-то замышляет.

Кевин не ответил.

– Думаешь, я раздуваю из мухи слона и вижу проблемы там, где их нет? – спросил Джордан.

Кевин усмехнулся.

– Даже если я и думаю, ты же не позволишь мне это сказать. Я знаю, ты беспокоишься за младшую сестру, и это вполне объяснимо, ведь в последнее время ваши отношения дали трещину. Но мой опыт показывает, что к интуиции лучше прислушиваться, не то хуже будет.

– Ты говорил, что Синтию видели с сыном Парсини. Не нравится мне это.

– Синтия встречалась с ним только один раз в баре в Сохо, с тех пор они не виделись.

Джордан с сомнением покачал головой.

– Синтия ничего не знает о семействе Парсини и о том, что отец вел с ними дела. Но, если я попытаюсь ее предостеречь, она же мне назло только чаще станет с ним встречаться, еще, чего доброго, увлечется им всерьез. Она в последнее время пребывает в строптивом настроении.

Кевин усмехнулся.

– Еще бы, она даже поставила тебе синяк.

Джордан машинально потер подбородок.

Синтия, разозлившись, ощутимо двинула его в челюсть.

– Да, с ней стало трудно, даже ты не сразу сумел с ней совладать.

– Она кое-чему научилась. К тому же ее очень расстроило то, что мы узнали про Годфри Тафта.

Улыбка Кевина стала еще шире. Он подошел к мини-бару, достал две банки пива, открыл их и одну протянул Джордану.

– Синтия очень сообразительна, мне кажется, она догадывается, что за ней установлена слежка. Позавчера, выходя из своего салона, она попыталась уйти от хвоста.

Джордан нахмурился.

– И ей удалось?

Кевин кивнул.

– Почти на полчаса. Мой человек нашел ее снова только на выходе из ресторана. Теперь я приставил к ней двоих. Еще двое следят за Парсини.

– Хорошо. Я смогу вздохнуть спокойно, только когда Синтия окажется со мной на нашем острове, где до нее никто не доберется. Мы договорились, что я пришлю за ней самолет в среду. Она заявила, что раньше не может, и я не стал настаивать. – Джордан снова потер подбородок. – Как только ты убедишься, что она села в самолет, можешь переключить все внимание на отца и сына Парсини.

– Наблюдение за твоими кузенами и тетей продолжать?

– Да, еще некоторое время.

Джордан, хмурясь, вышел на балкон. Внизу за живой изгородью сверкал на солнце большой плавательный бассейн. В одной его части Дэниэл и Алан играли в мяч со своей матерью, а на дальнем от дома бортике сидела Синтия, свесив ноги вводу. Рядом с ней Джордан увидел Бет.

– Думаю, надо приставить кого-нибудь и к доктору Ормонд. Синтия дружит с ней много лет, они живут в двух кварталах друг от друга, как бы Парсини через нее не попытался добраться до Синтии.

– Понял, босс, будет сделано. Собрать на нее досье?

Джордан задумался. На протяжении последних нескольких часов он то и дело вспоминал Бет. Свалившись с крыши прямо к нему в объятия, она всколыхнула воспоминания о простушке в джинсах и футболке, с которой он познакомился два года назад на открытии салона Синтии.

Было в ней нечто необычное, что привлекло его внимание еще тогда. Поначалу Джордан решил, что внезапный всплеск желания, который он тогда ощутил, ему только почудился. Но всякий раз, когда Бет попадала в видоискатель его камеры, эта тяга становилась сильнее. Позже, пытаясь понять, чем же она его привлекла, Джордан разглядывал ее фотографии, но так и не понял, в чем дело. Бет совсем не походила на высоких длинноногих блондинок, с которыми он предпочитал встречаться. Бет была небольшого росточка, ее рыжие волосы были обычно уложены в узел на затылке. Но вот глаза… даже на фотографии они были необычного, редкого оттенка темного изумруда.

Сегодня Джордану показалось, что ее волосы стали светлее и отливали золотом. Его тело отреагировало на Бет еще тогда, когда он смотрел на нее с земли. А уж когда она упала к нему в объятия в самом прямом смысле… на несколько мгновений Джордан забыл, где они находятся, сколько человек их видит. Если бы Синтия не заговорила первой, может статься, он бы перекатил Бет с себя на землю и овладел ею прямо там, на лужайке.

Джордан нахмурился и постарался выкинуть из головы картину, нарисованную воображением. Давно, наверное уже несколько лет, он не испытывал искушения обойтись с женщиной, как дикарь. Джордан решил, что во всем виновато умственное перенапряжение: он провел слишком много времени, занимаясь делом Парсини. Выходя на корт, Джордан перестал думать о том небольшом происшествии. А потом Бет разгромила его на корте. Синтия провела несколько удачных мячей, но этого было недостаточно, чтобы нанести ему поражение. Его победила Бет. Она играла безукоризненно: технично, собранно, казалось, она способна предвидеть каждое его движение. Это было… – Джордан задумался, подбирая нужное слово, – интригующе.

– Босс? – И Кевин громко кашлянул.

– Что?

– Так мне собрать досье на Элизабет Ормонд?

Джордан колебался. Интуиция подсказывала, что ему лучше держаться подальше от подруги сестры. И дело было не только в том, что эта женщина вызывала у него слишком сильное – опасно сильное – влечение. Главное, что она дружила с Синтией. Джордан старался, чтобы его личная жизнь не пересекалась с семейной. Продолжать отношения с Элизабет Ормонд означало бы питать надежды, которым никогда не суждено осуществиться.

Отношения?

Джордан нахмурился, поняв, что его мысли приняли странное направление. В конце концов, кто она такая, эта Ормонд, чтобы действовать на него так сильно? Жизненный опыт научил Джордана, что неведение – чаще всего не благо, а наоборот, но вот знание – всегда сила.

– Да, я хочу знать о ней все.

– Элизабет, давайте рассуждать здраво.

Бет достала из шкафа коробку с компонентами для приготовления питательной среды. Коробка был увесистой, и у Бет мелькнула мысль, не обрушить ли эту коробку на голову Вернела Грина. Но, будучи женщиной цивилизованной, она не сделала ничего подобного, а стала отвешивать нужное количество реактива. Обычно этой рутинной работой занимались лаборанты, но сейчас Бет нарочно взялась за дело сама, надеясь, что чисто механическая, не требующая умственных усилий работа поможет ей успокоиться.

Вернел был на десять лет старше Бет и возглавлял отдел, в котором она работала. К тому же его кабинет соседствовал с кабинетом Бет. На этом основании Вернел считал, что может давать ей дельные советы.

– Если бы вы сразу меня послушались и подписали контракт о передаче той фирме эксклюзивных прав на использование результатов исследований, возможно, никто бы к вам не вломился.

Приехав в понедельник утром в университет, Бет обнаружила, что в выходные кто-то взломал дверь, проник в ее кабинет и вскрыл сейф.

– Они установили бы современную охранную сигнализацию, и ничего не случилось бы. К тому же я не понимаю, почему вы отказались от денег. Если они не нужны вам лично, подумайте, сколько оборудования мы могли бы купить на них для лаборатории.

Продолжая проповедовать, Вернел подошел к окну. Бет с сарказмом подумала, что ему следовало идти не в науку, а в политику. Мало того что он способен разговаривать часами без остановки, так у него еще и достаточно фотогеничная внешность, не говоря уж о том, что густые слегка вьющиеся черные волосы с благородной сединой на висках выглядели очень респектабельно.

Полная противоположность Джордану с его светлыми как солома волосами и темно-синими глазами.

Снова Джордан. С тех пор, как Синтия предложила своего брата в качестве подопытного объекта, Бет не удавалось выкинуть его из головы. Мысли о нем настолько выбивали ее из колеи, что она проиграла первые два сета. Только в третьем сете ей удалось сосредоточиться на игре и нанести Джордану поражение. Как только игра была закончена, Синтия приступила к делу. Надо отдать ей должное, она умела гнуть свою линию последовательно и твердо. Все, что говорила Синтия, звучало убедительно и логично. В теории. Беда в том, что всякий раз, когда Бет представляла, как проводит исследования с Джорданом, у нее возникало тревожное предчувствие – что-то не заладится. Как Бет ни старалась, ей не удавалось забыть ощущения, которые она испытала, лежа на Джордане и чувствуя, как его тело на нее реагирует, особенно одна конкретная его часть. Бет живо представила, как берет длинную нитку жемчуга и начинает наматывать ее круг за кругом на…

– Вы меня слушаете?

Бет очнулась и попыталась собраться с мыслями.

– Вернел, я понимаю, что вы хотите, как лучше.

Бет почти в это верила. Почти. Но от его занудства у нее начинала болеть голова.

– Я не помешала?

Бет вздрогнула и повернулась к двери. В лабораторию вошла Синтия.

– Кто тебе сказал?

– Что сказал?

– Что в лабораторию ночью залезли.

– Что ты говоришь? Я не знала. Ты в порядке?

– Да, меня же здесь не было.

– А приборы?

– Ничего не поломано, только сейф вскрыли.

Вернел кхекнул, привлекая к себе внимание. Синтия повернулась и одарила его самой обаятельной из своих улыбок.

– Я Вернел Грин, начальник отдела, я работаю в соседней лаборатории.

Бет представила подругу:

– Синтия Хэйуорд, моя подруга.

Вернел воспользовался случаем.

– Мисс Хэйуорд, может быть, вы сможете повлиять на доктора Ормонд. Исследования, которые она проводит, вызывают большой интерес. То, что случилось в эти выходные, неизбежно должно было рано или поздно произойти.

Синтия нахмурилась и вопросительно посмотрела на подругу.

– Бет, взломщиков интересовали результаты твоих исследований?

Вместо Бет ответил Вернел:

– Полиция подозревает, что это так. – Он оглядел комнату. – Сразу видно, что это не простое ограбление и не акт вандализма, взломщиков интересовал только сейф.

Бет высыпала реактив в большую коническую колбу.

– Они не нанесли никакого ущерба, аппаратура не пострадала, а результаты экспериментов я храню не здесь.

– Все равно мне это не нравится. – Синтия прошлась по лаборатории. – Надо попросить Джордана прислать Кевина. Хотя мне лично он не нравится, в своем деле он – ас.

– В этом нет необходимости, университет собирается установить охранную систему. Мне даже дали несколько дней отпуска на время, когда система будет монтироваться.

– Как это кстати! – обрадовалась Синтия. – Значит, ты можешь немедленно приступить к своим испы…

Синтия поспешно прикрыла рот рукой и покосилась на Вернела. Тот нахмурился.

– У университета нет средств на установку хорошей системы безопасности, а исследования, которые проводит Элизабет, слишком важны. Я только что пытался ей это объяснить.

Синтия улыбнулась, подошла к Вернелу и положила руку ему на плечо.

– Вы не возражаете, если мы поговорим с Бет наедине? У нас свои девичьи разговоры, вам будет неинтересно.

– Не возражаю, – без энтузиазма согласился Вернел. – Элизабет, если я вам понадоблюсь, я у себя.

Синтия подождала, когда за ним закроется дверь.

– Элизабет? Никто тебя так не называет.

– Вернел действует из лучших побуждений, – сказала Бет и покосилась на коробку.

– Надеюсь, ты не собиралась сделать его своим… подопытным кроликом?

У Бет отвисла челюсть.

– Кого, Вернела? Мне и в голову не приходило!

– Вот и хорошо, потому что я пришла сюда не просто так, а с миссией. Я собираюсь тебя убедить, что самый подходящий кандидат на эту роль – Джордан.

Бет подняла обе руки.

– Синтия, дело в том…

– Бет, я тебя знаю. Ты все обдумала, взвесила все за и против и поняла, что Джордан подходит идеально. Почему бы не признать, что это так?

Бет начала протирать тряпочкой чашу весов.

– Дело в том, что я собиралась проделывать свои эксперименты с незнакомым мужчиной.

Синтия подошла ближе, отобрала у нее тряпочку и положила на стол.

– Бет, буду с тобой предельно честна. В конце концов, мы же с тобой подруги, правда? Обещай, что не рассердишься на меня.

Бет не могла не улыбнуться в ответ. Они с Синтией всегда могли говорить друг другу правду, именно поэтому их дружба выдержала испытание временем.

– Ладно, обещаю, что не обижусь.

– Хорошо. – Синтия взяла ее за руку. – Бет, мне кажется, ты не сможешь осуществить свой план с незнакомым мужчиной.

– Думаешь, я трусиха?

– Нет! – искренне ответила Синтия. – Ты одна из самых храбрых девушек, каких я знаю. Но в том, что касается отношений с противоположным полом, ты очень… как бы это сказать… неуверенна.

– Я бы сказала по-другому: безнадежна. Синтия усмехнулась.

– Скорее неподатлива. Что мне в тебе нравится, Бет, так это твоя способность говорить о себе правду, какой бы жестокой она ни была. Большинство предпочитает тешить себя приятной ложью.

Бет недоуменно нахмурилась.

– Какой в этом смысл?

– Людям кажется, что это помогает. Но вернемся к тебе. Как раз из-за твоей неподатливости я и думаю, что будет лучше, если ты выберешь для своих экспериментов кого-нибудь знакомого. Сомневаюсь, что ты сможешь… скажем так, осуществить все эти фантазии с совершенно посторонним человеком. И это еще не все. Твоя конечная цель – когда-нибудь применить знания в отношениях с мужем, а он-то уж точно не будет незнакомцем. Разве результаты эксперимента не окажутся более достоверными, если максимально приблизить условия к реальным?

Бет с сожалением вынуждена была признать, что Синтия права. Ее действительно страшила мысль применить обретенные знания к незнакомцу. И все же…

– Джордан не стал бы… то есть он не видит во мне сексуального партнера.

Тонкие брови Синтии взлетели вверх.

– Что ж, значит, Джордан – это та самая трудность, которую ты вроде бы стремишься преодолеть. Если разобраться, мужчины, с которыми тебя могли бы свести твои… гм, знакомые из индустрии сексуальных услуг, были бы легкой добычей. Они ведь готовы платить за секс, некоторые из них давно женаты и начинают погуливать на стороне. А если твоя цель – сохранить мужа вопреки его природным наклонностям, то ты должна суметь соблазнить Джордана.

В рассуждениях Синтии есть определенная логика, подумала Бет. Джордан Хэйуорд – определенно не легкая добыча, но если я не справлюсь с ним, то можно забыть обо всем плане.

– Бет… – Синтия снова взяла ее за руки. – Сделай это ради меня. Мне страшно подумать, что ты воплощаешь свой план в жизнь неизвестно с кем. Я знаю Джордана, у него куча недостатков, но он будет к тебе добр, в этом можно не сомневаться.

Бет поняла, что готова согласиться. Она уже собиралась сказать об этом, когда Синтия добавила:

– Честно говоря, ты заодно окажешь мне большую услугу.

– Как это?

– Мы с Джорданом договорились, что в среду он ждет меня в своем бунгало на острове, Джордану принадлежит один из островков Силли. Так вот, я хочу, чтобы ты отправилась туда вместо меня. Более подходящей ситуации нарочно не придумаешь. Представь себе, на острове больше никого нет, вы вдвоем, море, нетронутая природа, уединенная хижина… Ты только представь себе все это!

Бет решила, что это звучит даже слишком хорошо, для того чтобы быть правдой. Она всмотрелась в лицо подруги.

– Синтия, а почему ты сама не хочешь поехать?

Синтия снова принялась расхаживать по комнате.

– Потому что всякий раз, когда я смотрю на Джордана, я вспоминаю Годфри. Я еще не совсем оправилась от потрясения, и мне совсем не хочется, чтобы Джордан целую неделю читал мне лекции о том, как плохо я разбираюсь в мужчинах. Но он уперся как баран, ему непременно нужно, чтобы я отправилась с ним. Наверное, он чувствует свою вину и хочет ее загладить.

– А чем ты собираешься заняться, пока я буду соблазнять твоего брата?

Ну вот, она произнесла это вслух. Считается, что облечь свои страхи в слова – половина победы над ними.

Синтия присела на край стола.

– Мне нужно некоторое время побыть одной. К тому же я нашла прекрасный санаторий в Швейцарских Альпах. Я собираюсь любоваться горами, заниматься медитацией, принимать лечебные ванны. Санаторий принадлежит женщине, и принимают в него только женщин. Я, как только прочла их рекламный буклет, сразу поняла: это именно то, что мне нужно. При всех своих недостатках Джордан прав в одном: я привлекаю к себе мужчин, которым нужна не я сама, а мои деньги. По крайней мере, в чисто женском окружении я буду избавлена от этой опасности.

– Джордану такая замена не понравится.

Синтия потрепала Бет по руке.

– Ничего, он смирится, особенно если ты успешно применишь к нему результаты своего исследования. К тому же я буду ему звонить, чтобы он знал, что со мной все в порядке. Поверь, нам с Джорданом полезно отдохнуть друг от друга.

. Бет вздохнула. Ей всегда было трудно отказать в чем-нибудь Синтии.

– Пожалуйста, Бет, сделай это ради меня!

– Ладно, уговорила.

– Отлично! – Синтия просияла. – Тогда давай собираться. Сначала я хочу посмотреть, что ты купила по совету мадам Рено, а потом вместе пройдемся по магазинам и купим то, что может понадобиться на Силли. Ты когда-нибудь носила парик?

– Нет, а что?

– О, дорогуша, парик – отличное средство перевоплощения. Я тебе все объясню по дороге.

Глава 3

Все в порядке, мисс Хэйуорд? Может быть, вам что-нибудь нужно, пока мы не взлетели? – Пилот Крис Вандерс, худощавый шатен лет двадцати пяти, вопросительно смотрел на Бет.

Бет улыбнулась.

– Все в порядке, спасибо, ничего не нужно.

Ей было немного совестно, что приходится обманывать пилота, но Синтия дала ей на этот счет совершенно четкие инструкции. Пилот Джордана никогда не видел Синтию Хэйуорд, и Бет должна была выдавать себя за нее. Бет надела светлый парик и голубой льняной костюм Синтии. Разумеется, Джордана маскарад не обманет, но, до тех пор пока самолет не приземлится, никто не должен знать, что вместо Синтии летит Бет. На этом пункте Синтия особенно настаивала, зная, что иначе Джордан ее выследит.

– Полет займет около часа, – сообщил Крис.

– А Джордан нас встретит?

Крис улыбнулся.

– Он обещал. Пока вы шли по летному полю, я позвонил ему и сообщил, во сколько мы прилетаем по моим расчетам. Так что нам пора. Если вам что-нибудь понадобится во время полета, свяжитесь со мной по внутренней связи. – Крис указал на кнопку.

Наконец он ушел в кабину, и Бет получила возможность немного расслабиться. С той самой минуты, когда Синтия влетела к ней в лабораторию и огорошила своим предложением, Бет не покидало чувство, что ее подхватил смерч. Однако она не могла не признать, что план Синтии действительно работает.

Первый этап прошел без сучка без задоринки, и в этом подругам помог сильный дождь, зарядивший с утра. Синтия пришла на работу в ярко-красном дождевике с капюшоном. Через пятнадцать минут в ее салон заглянула Бет – в желтом дождевике. В подсобке они поменялись плащами, и это завершило маскарад. То, что подруги были практически одинакового роста и телосложения, облегчало им задачу. Общие знакомые не раз говорили, что они могут сойти за сестер, и все же Бет не ожидала, что, надев белокурый парик, будет так сильно походить на Синтию.

И вот они вышли из салона, накинув капюшоны и раскрыв зонтики. Маскарад удался, можно было не сомневаться, что тот, кому поручено следить за Синтией, пойдет за Бет. Бет оставалось только молиться, чтобы и остальная часть их плана реализовалась так же успешно. Но при одной мысли, что ей придется признаться Джордану Хэйуорду, что она нарочно поменялась местами с его сестрой, у Бет начинало тревожно сосать под ложечкой. Однако думать об этом шаге было все-таки легче, чем о том, что должно последовать дальше – после того, как она объяснит причину обмана.

– Мисс Хэйуорд, мы получили разрешение на взлет, – послышался в динамике голос пилота, и Бет вздрогнула от неожиданности. – Я вам сообщу, когда можно будет отстегнуть ремень и ходить по салону. Если возникнут вопросы, связывайтесь со мной.

Заработали двигатели. Бет поймала себя на мысли, что сидит, уставившись на кнопку внутренней связи. Еще не поздно нажать ее и все отменить. Но тогда она подведет Синтию… Бет положила руки на колени и крепко сцепила пальцы. Самолет задрожал, покатился по взлетной полосе, оторвался от земли… Дело сделано, давать обратный ход поздно.

Бет откинулась на спинку кресла и глубоко вздохнула. Она сказала себе, что оснований для паники нет. По опыту работы в лаборатории она знала, что любой, даже самый сложный проект становится проще, если его разбить на отдельные более мелкие блоки и всякий раз думать не обо всем проекте в целом, а только о предстоящем этапе. В данном случае для нее первый этап – прилететь на Силли и встретиться с Джорданом. Рассказать ему о своем плане – это будет уже вторым шагом, и очень большим. Бет мысленно пыталась представить и третий шаг – когда они с Джорданом будут заниматься любовью.

Всякий раз, когда Бет об этом думала, она очень отчетливо представляла обнаженного Джордана. Она почти чувствовала, как прикасается к его загорелой коже, гладит упругие мускулы рук, груди, живота. Конечно, Бет и раньше представляла, как прикасается к мужчине, но никогда прежде у нее не покалывало в кончиках пальцев от сладостного предвкушения. Бет опустила взгляд на свои сложенные руки и вдруг поняла, что хочет прикасаться к Джордану. Не к мужчине вообще, а именно к Джордану Хэйуорду. Ей хочется коснуться его возбужденной плоти, ощутить ее силу. Бет до сих пор помнила твердость его торса, и не только торса. Восхитительно твердым было все тело Джордана, даже руки. Если как следует сосредоточиться, Бет и сейчас могла ощутить давление каждого его пальца на ее спину и бедро. И жар, охвативший тогда ее тело. Бет еще не подобрала подходящего слова для описания того, что она почувствовала. Влечение – слишком слабое слово для того горячего, неспокойного ощущения, захватившего ее целиком. Больше всего на свете ей тогда хотелось…

– Мисс Хэйуорд?

Голос пилота из громкоговорителя прервал ее мысли. Бет нажала кнопку связи. – Да?

– Мы набрали высоту. Теперь вы можете пользоваться мобильным телефоном и передвигаться по салону, если хотите. Чувствуйте себя как дома.

– Спасибо.

Собираясь позвонить Синтии, Бет нащупала в сумочке мобильный телефон, достала его – и обнаружила, что телефон не ее. Ее телефон был серого цвета и простой, функциональной модели, а телефон Синтии – серебристый, модного дизайна. Готовясь к своей мистификации, подруги купили одинаковые сумочки и, по-видимому, перепутали их, когда переодевались в салоне Синтии. Бет набрала номер собственного телефона.

– Бет, ты где? – ответил голос Синтии.

– В воздухе.

– Везет тебе, а я еще на земле, но скоро мы должны взлететь. Насколько я понимаю, у тебя все в порядке?

– Да, не считая того, что у меня твоя сумочка.

– Я уже обнаружила это. Не бери в голову. Я разрешаю тебе пользоваться и моими кредитными карточками. А, мне твои вряд ли понадобятся, в санатории я буду жить на всем готовом.

– Если потребуется, можешь смело ими пользоваться.

– Нам повезло, что накладка с сумочками – единственная. Бет, какое дело мы провернули, даже не верится!

– Жаль остужать твой энтузиазм, но еще неизвестно, как отнесется к этому Джордан. Не исключено, что он посадит меня в самолет и отправит обратно, а сам нагрянет к тебе в санаторий.

– Мужчин на территорию не пускают. Кроме того, он будет слишком занят воплощением в жизнь эротических сценариев, которые ты ему предложишь.

А что, если нет? Вдруг он откажется…

Синтия словно прочла мысли подруги.

– Ты уже жалеешь?

– Нет… ну, может быть, немного, – призналась Бет.

– Выбираю твой первый ответ. И смотри, не поддавайся на запугивания моего братца. Джордан – мужчина, у него, конечно, куча недостатков, но, надо отдать ему должное, он человек справедливый. Как только он узнает о том, что мы с тобой поменялись местами, он позвонит мне по твоему мобильному. Я ему объясню, что это целиком и полностью моя затея. После этого Джордан, наверное, пришлет в санаторий одного из своих шпионов. Ой, я должна заканчивать и выключать телефон, самолет выруливает на взлетную полосу. Имей в виду, когда Джордан убедится, что я в безопасности, он немного угомонится. Остальное зависит от тебя.

Еще несколько минут после того, как разговор закончился, Бет сидела неподвижно, уставившись в одну точку. «Остальное зависит от тебя». На работе Бет привыкла брать на себя ответственность – справится и сейчас. Должна справиться.

Джордан перевел взгляд с Бет на пилота своего личного самолета.

– Где Синтия?

Ценой нечеловеческих усилий ему удалось произнести это негромко и почти спокойно, тогда как в душе у него бушевала буря. Когда он увидел, что по трапу самолета вместо Синтии сходит Бет, Джордан поначалу испытал радость. Это чувство вспыхнуло так быстро, что Джордан едва успел осознать его до того, как понял, что Бет прилетела одна, без Синтии. Радость мгновенно сменилась страхом.

– Синтия в безопасности, – поспешила заверить Бет. – Она в санатории в Швейцарских Альпах. Мы с ней… поменялись.

Джордан устремил взгляд на пилота.

– Ты с ними заодно?

– Нет, – поспешила заступиться за парня Бет, – Крис ничего не знал, я сказала ему правду только после приземления. До этого я была в светлом парике, и он считал, что я и есть Синтия. Не вини Криса, Синтия говорила, что ты человек справедливый.

Джордан сунул руки в карманы шорт, прищурился и устремил на Бет хорошо отработанный взгляд, которым не раз вгонял в трепет проштрафившихся подчиненных. Этим взглядом он пригвоздил Бет к месту.

Обмануть пилота было не так уж трудно, поразмыслив, рассудил Джордан, Крис работает в «Хэйуорд Инвестментс» недавно, к тому же мои родственники редко пользуются моим самолетом. В этот раз я решил доставить Синтию своим самолетом из соображений безопасности, и вот что из этого получилось. Синтия явно что-то замышляла, и Бет наверняка с ней заодно.

Вопреки ожиданиям Джордана Бет не съёжилась под его взглядом.

– Я должен поговорить с Синтией.

– Конечно.

Бет быстро набрала номер и протянула мобильный телефон Джордану. Синтия ответила немедленно. Голос сестры немного успокоил Джордана.

– Куда ты подевалась, черт подери?!

– Разве Бет тебе не сказала? Я лечу в санаторий «Велнес Эдем».

– Минутку. – Джордан отвел телефон от уха и строго сказал Бет и пилоту: – Ждите здесь, я с вами еще не закончил.

Он повернулся к ним спиной и скрылся за ангаром.

– Где конкретно находится этот санаторий?

– В Швейцарских Альпах, примерно в часе езды от Берна. Не волнуйся, там я буду в полной безопасности. Санаторий принадлежит женщине и отдыхают в нем только женщины, так что охотники за моими деньгами мне там точно не угрожают. Я дам тебе номер телефона санатория и адрес странички в Интернете. Можешь послать своих людей, пусть убедятся, что это приличное место.

– Именно это я и собираюсь сделать. Заодно они позаботятся о твоей безопасности, когда повезут тебя сюда.

– Не лучшая мысль, братец. Я тебе уже говорила, я не хочу, чтобы ты распоряжался моей жизнью. И ты обещал на время оставить меня в покое.

– Но ты в обмен на это согласилась провести несколько дней со мной на острове.

– Ты тоже нарушил наш уговор: установил за мной слежку. Я не собираюсь с этим мириться.

Джордан вздохнул.

– Послушай, Синтия, ты не знаешь всех обстоятельств, вот почему мне хотелось, чтобы ты пожила здесь со мной. Нам нужно поговорить.

– Извини, но мне это сейчас как раз не нужно. Знаю, я согласилась приехать к тебе, но я… честное слово, я не могу.

Синтия так быстро сменила возмущенный тон на умоляющий, что Джордан был тронут.

– Дорогой, я тебя люблю. Я знаю, ты желаешь мне только добра, но если я сейчас останусь с тобой, то буду каждую минуту вспоминать о том, как плохо я разбираюсь в мужчинах. Мне нужно побыть одной, действительно нужно.

Джордан почувствовал угрызения совести. Ему вспомнилась неприятная сцена, разыгравшаяся в его кабинете, когда он заставил Синтию взглянуть на улики, собранные Кевином против Годфри Тафта. Синтия тогда бросила ему в лицо слова, которые ему не скоро удастся забыть. Они задели его больнее, чем удар, нанесенный в челюсть той же Синтией. Сестра назвала его диктатором и заявила, что в его венах течет вместо крови ледяная вода. Под конец она обвинила его в том, что его интересует только «Хэйуорд Инвестментс».

Впрочем, иного ждать не приходилось. Ради того, чтобы защитить компанию, созданную дедом и почти уничтоженную отцом, Джордан был готов почти на все.

Он задумчиво посмотрел вдаль. Над нагретой солнцем взлетной полосой небольшого частного аэродрома поднимался горячий воздух. Было душно, ни ветерка. Деревья застыли неподвижно. Если Синтия обладала прирожденной способностью притягивать к себе охочих до чужих денег типов, то она определенно унаследовала ее от отца. Их отец женился пять раз, и пятый развод едва не закончился полным крахом «Хэйуорд Инвестментс».

Джордан напоминал себе, что, если бы Синтия вышла за Тафта замуж и только потом узнала о его измене, ей пришлось бы еще тяжелее. Но эта мысль мало его утешала, когда Синтия разрыдалась в его кабинете.

– Джордан, прошу тебя, не вмешивайся. Санаторий хорошо охраняется, ты можешь хоть каждый день звонить администратору и узнавать, как у меня дела. Можешь даже прислать сюда своих охранников, правда, на территорию их не пустят, так что им придется разбить лагерь в лесу.

Некоторое время Джордан молчал, прикидывая разные варианты и пытаясь оценить риск. То, что на территорию не допускаются мужчины, его немного успокоило, но будет еще лучше, если Кевин пошлет кого-нибудь присматривать за санаторием. По крайней мере, пока Синтия в санатории, она недосягаема для Рафаэля Парсини, что бы он там ни замышлял. Джордан вздохнул.

– Надеюсь, ты говоришь правду насчет этого «Эдема».

– А ты сам проверь. Я сейчас в аэропорту Берна, с минуты на минуту за мной должна прийти машина из санатория. Только об одном прошу, Джордан: не вини ни в чем Бет, это я ее уговорила. Ты же знаешь, когда мне нужно чего-то добиться, я могу быть очень убедительной.

Джордан криво улыбнулся. – мнe ли не знать. Не беспокойся за подругу, я сегодня же отошлю ее обратно в Лондон.

– О, думаю, этого делать не стоит. У нее возникла одна небольшая проблема, и я убедила Бет, что именно ты можешь ей помочь.

– Что ей от меня потребуется?

Джордан повернулся лицом к самолету. Бет отошла в тень крыла и жестом предлагала пилоту последовать ее примеру, но Крис остался на месте. По-видимому, Бет не восприняла его приказ оставаться на месте всерьез. Что ж, Джордан уважал храбрость.

– Пусть Бет сама тебе объяснит. Но ее нужно немного к этому поощрить. Я подозреваю, что ты встретил ее не очень гостеприимно.

Да, не очень. И отчасти потому, что за последние четыре дня так и не смог выкинуть ее из головы, как ни старался. Джордан снова посмотрел на Бет. В льняном брючном костюме вид у нее был строгий, даже недоступный. Прежде Джордана не привлекали в женщинах эти качества. Что ему определенно понравилось в Бет, так это холодная отстраненность, с которой она анализировала партнера по теннису, прежде чем разбить его в пух и прах. Вероятно, эта способность выработалась у нее в процессе научной работы. Как бы то ни было, на корте Джордан ею восхищался.

– Джордан, я рассчитываю на твою справедливость и великодушие, – продолжала Синтия. – Не наказывай Бет за то, в чем она не виновата.

Именно этим Джордан сейчас и занимался – наказывал Бет за мгновенную вспышку радости, которую он испытал, увидев ее на трапе самолета.

– Бет больше не к кому обратиться за советом. Ее родители, вместо того чтобы помочь, только лекции читают.

Джордан поморщился. В этом же Синтия не раз обвиняла его самого.

– Ну пожалуйста, Джордан, сделай мне одолжение. По крайней мере, отвези ее на остров и выслушай.

Отвезти на остров? Джордан сомневался, что это было бы разумно, но Синтия не так часто просила его об одолжении.

– Ну, хорошо, уговорила. Но хотя бы намекни, в чем дело?

– Проблема личная. Бет нужна помощь мужчины. Это все, что я могу сказать.

Джордан нахмурился. Личная проблема? Может, ему придется иметь дело с отвергнутым любовником?

– Сделаю все, что смогу. Но имей в виду, я проверю, действительно ли ты в том санатории, о котором говоришь.

– Пожалуйста. Не обещаю, что до меня всегда можно будет дозвониться по мобильному, но ты можешь справиться обо мне у администратора. А еще твои шпионы могут поставить палатку на склоне ближайшей горы и наблюдать за мной в бинокль.

В голосе Синтии слышалась горечь. Джордан вздохнул.

– Я тебя люблю, Синтия.

– Я тебя тоже, братец. Пока.

Закончив разговор с Синтией, Джордан сразу же достал собственный телефон и набрал номер Кевина.

– В чем дело, босс?

– Синтия тебя одурачила.

– Я лично следил за ней до того момента, когда она поднялась на борт твоего самолета. – Кевин помолчал и вдруг в сердцах выругался. – Дождевики! Когда Синтия с подругой вышли из салона, обе были в дождевиках с поднятыми капюшонами, под зонтиками, и я… да, я ошибся. Черт! Мне нужно срочно связаться с парнем, которого я послал за Бет Ормонд.

– Могу тебе сказать, где находится Синтия. Она утверждает, что ждет машину в аэропорту Берна, чтобы ехать в санаторий «Велнес Эдем». Она заявила, что хочет побыть одна. Мне нужно, чтобы ты проверил, там ли она, где утверждает.

– Я сейчас свяжусь с парнем, которому приказано следить за Бет Ормонд и сразу же проверю списки пассажиров, зарегистрированных на рейс до Берна. Как я понял, добрый доктор с тобой?

– Да, она здесь. Синтия сказала, что у Бет какая-то проблема, так что, возможно, у меня найдется для тебя еще одна работенка.

– Я буду на связи.

Закончив разговор с Джорданом, Синтия скрестила пальцы. Только бы Джордан поверил! Разумеется, зная дотошность брата, она постаралась предусмотреть все варианты. Синтия посмотрела на часы. Первым делом Джордан проверит списки пассажиров, прошедших регистрацию. С этим все в порядке: он обнаружит, что С. Хэйуорд действительно вылетела сегодня из Хитроу в Берн. Оставалось надеяться, что ему не покажется подозрительным тот факт, что на тот же рейс зарегистрировалась и некая Элизабет Ормонд. Синтия рассчитывала, что он вообще не станет проверять фамилии пассажиров на другие буквы и расслабится, как только узнает, что Синтия Хэйуорд прибыла в санаторий «Велнес Эдем». С минуты на минуту в санаторий должна приехать Карла Стоури, безработная актриса, нанятая сыграть роль Синтии. Как только это произойдет, настоящая Синтия сможет наконец вздохнуть свободно. Всю следующую неделю она будет не Синтией Хэйуорд, а Бет Ормонд, решившей немного отдохнуть от напряженных научных изысканий.

План зародился у Синтии еще во время разговора с Бет в солярии, но окончательно оформился только после того, как Бет согласилась поменяться с ней местами. Синтия, однако, не стала посвящать подругу во все детали. Она слишком хорошо знала Бет, чтобы рассчитывать, что та сможет целую неделю обманывать Джордана. Поэтому она не призналась Бет, что нарочно подменила их сумочки. Не сказала и о том, что вообще не собирается показываться в «Эдеме».

Синтия откинулась на спинку стула и стала разглядывать публику. В баре аэропорта было немноголюдно. Двое мужчин потягивали пиво у стойки бара и беспрерывно разговаривали по мобильным. Когда Синтия входила в бар, они здесь уже были, так что вряд ли это шпионы Джордана. Семейство с четырьмя детьми, сидевшее за соседним столиком, тоже не походило на соглядатаев.

На секунду Синтия случайно встретилась взглядом с одним из мужчин возле стойки и тут же поспешила отвести глаза. Мужчина встал с табурета и направился к выходу на посадку. Синтия вздохнула с облегчением.

Это просто паранойя, подумала она, этак недолго и превратиться в Джордана, тому вечно чуть ли не в каждом человек мерещится угроза для «Хэйуорд Инвестментс». Так жить нельзя. Впрочем, я научилась у Джордана и кое-чему полезному. Например, готовясь поменяться местами с Бет, следовала правилу номер один Джордана: никогда не недооценивай противника.

Даже после того, как они с Бет вышли на улицу и, взяв каждая свое такси, разъехались в разные стороны, Синтия не исключала варианта, что за ней следят. Хотя она не могла придумать ни одной причины, по которой Джордан мог бы установить слежку за Бет, рисковать она не собиралась. Джордана нельзя недооценивать. Из соображений осторожности она поменялась местами с Карлой Стоури только в аэропорту Берна. Синтия и Карла встретились в женском туалете, Синтия передала актрисе плащ и сумочку, в которой кроме удостоверения личности лежали темные очки и второй рыжий парик, точно такой же, какой был на самой Синтии. На случай, если Джордан все-таки следил за Бет, Карле не стоило сразу превращаться в белокурую Синтию Хэйуорд. Превращение должно было произойти уже в микроавтобусе по пути в «Велнес Эдем». Таким образом в течение примерно пятнадцати минут в одном аэропорту находились сразу две Бет Ормонд.

Синтия еще раз быстро огляделась. Никто не обращал на нее внимания. В ее сумочке зазвонил мобильный. От неожиданности Синтия вздрогнула.

– Алло?

– Привет, это Карла. Я в санатории. Здесь здорово, номер просто шикарный.

– Все прошло гладко?

– Абсолютно. Когда я регистрировалась, мне сказали, что уже звонил мистер Хэйуорд. Администратор собирается ему перезвонить и сообщить, что я благополучно добралась до места.

– Желаю приятного отдыха.

Синтия откючилась и вздохнула с облегчением. Наконец-то свободна!

Яхта «Флибустьер», управляемая Джорданом, стремительно скользила по воде, подпрыгивая на волнах. Бет вцепилась в поручни. Она не хотела задумываться о том, что ждало ее впереди. Ветер трепал ее волосы, бросал в лицо мелкие соленые брызги. Бет закрыла глаза, подставила лицо солнечным лучам и постаралась наслаждаться настоящим моментом. Это оказалось нетрудно. Бет получала бы еще большее удовольствие от гонки по волнам, если бы не мужчина, стоящий у руля всего в нескольких футах от нее.

Даже когда Джордан не говорил с Бет и не смотрел в ее сторону, игнорировать его присутствие было невозможно. И дело было не только в его мужской привлекательности. Джордан словно излучал какие-то флюиды, которые действовали на Бет почти мистическим образом. С той минуты, когда они отчалили от берега, и Джордан уверенно взял курс в открытое море, Бет почти не отрывала от него глаз. Вот и сейчас она нет-нет да и бросит взгляд в его сторону. Джордан управлял яхтой умело, в его движениях чувствовались уверенность и властность, вероятно, смесь этих качеств и заставляла Бет таращиться на него, чуть ли не разинув рот, словно бейсбольная болельщица на своего кумира. Впрочем, не только это, решила Бет. Ее тянуло к нему и ощущение опасности, какой-то скрытой угрозы, исходившей от его крупной фигуры. Бет почувствовала ее еще в тот момент, когда Джордан увидел, что с самолета сошла не Синтия, а она. Это пугало и одновременно завораживало.

Бет поймала себя на мысли, что снова беззастенчиво пялится на Джордана. Она отвела взгляд и посмотрела в сторону быстро удаляющегося порта. Маленький самолет поднялся в воздух и стал набирать высоту, это Крис Вандерс возвращался в Лондон. Бет смотрела на самолет до тех пор, пока он не превратился в едва различимую точку на огромном голубом небе, и только после этого снова посмотрела на Джордана.

Он стоял у штурвала с таким видом, словно был на яхте один. Судя по всему, Джордан все еще злился. С тех пор, как он поговорил с Синтией, он обратился к Бет лишь однажды, да и то сказал всего два слова. После того, как пилот скрылся в самолете, Джордан повернулся к Бет и бросил:

– Нам сюда.

От его тона повеяло таким холодом, что Бет поёжилась, несмотря на теплый день. Затем они молча прошли к причалу, у которого стояла яхта Джордана. При виде небольшой посудины Бет охватила тревога, смешанная с приятным предвкушением. Похоже, для нее это день дебютов: она впервые летела на частном самолете, впервые поднимается на яхту… а в конце этого дня ей предстоит впервые сделать мужчине непристойное предложение.

Бет снова покосилась на Джордана. Он держался непринужденно: руки – на штурвале, широко расставленные ноги стоят на палубе уверенно и твердо. Казалось, ему ничего не стоит подчинять себе яхту. Сейчас Бет уже не видела в облике Джордана ничего хищного, но хищник никуда не делся. Осознание факта, что за фасадом бесстрастного цивилизованного мужчины притаился, словно в засаде, хищник, подействовало на Бет странным образом: где-то в животе стало растекаться тепло, не имеющее никакого отношения к усилившейся качке.

– Волнуешься?! – прокричал Джордан сквозь шум двигателя и свист ветра.

– Есть немного! – крикнула Бет. – Я впервые на яхте!

– Шутишь?

Бет замотала головой.

– Сколько же тебе лет?

– Двадцать шесть.

– Не может быть! Как же ваша семья проводила отпуск?

– Родители не брали меня с собой.

– А позже? – спросил Джордан. – Ты живешь в столице Британии, владычицы морей, и никогда не ходила на яхте?

– Все как-то недосуг было. – Бет подошла поближе к Джордану, ни на секунду не отпуская леер. – Трудно держать штурвал?

– Мне – нет, я занимаюсь этим почти всю жизнь.

Внезапно яхта взлетела на высокую волну. Бет почувствовала, что ее ноги отрываются от палубы, едва она успела снова встать, как все повторилось. Ощутив под ногами твердые доски, Бет невольно рассмеялась. Ее смех слился со смехом Джордана. Она оглянулась.

– А у тебя есть задатки настоящего моряка. Не хочешь постоять у штурвала?

Бет кивнула. Джордан освободил для нее место, немного отступив от штурвала. Когда Бет взялась за колесо, он положил свои руки поверх ее рук.

– Расставь ноги пошире. Крепче держи штурвал.

Джордан говорил еще что-то, кажется, подбадривал ее, но Бет не улавливала смысл слов. Когда Джордан стоял так близко, его голос действовал на нее очень странно, с ее дыханием стало твориться нечто непонятное. Кроме того, Бет вдыхала уже не соленый морской воздух, а особенный, только ему присущий аромат Джордана. От него пахло солнцем, немного – потом и еще чем-то, что Бет не могла определить. Руки Джордана, лежащие на штурвале поверх ее собственных, были сильными и отчего-то шершавыми. Закрыв на мгновение глаза, Бет вдруг представила, как эти шершавые ладони касаются других частей ее тела.

Яхту подбросила очередная волна. Джордан выровнял штурвал, для чего ему пришлось пододвинулся еще ближе к Бет. Ее словно пронзила огненная стрела. Сердце забилось точно так же, как когда она упала на Джордана с крыши.

– Пожалуй, лучше я возьму штурвал.

– Да, так будет лучше, – согласилась Бет.

– Эй, док, с тобой все в порядке? Бет повернулась к Джордану лицом.

– Д-да, в порядке.

– По-моему, ты побледнела. Лучше пойди посиди, справа по борту уже виден наш остров.

Бет осторожно перебралась к борту и села на обитое кожей сиденье. Как только Джордан перестал к ней прикасаться, ее силы отчасти восстановились. Помогло и то, что теперь она смотрела не на Джордана, а на воду. Джордан Хэйуорд обладал поразительной способностью обращать ее мышцы в желе а мысли – в спутанный клубок. Бет это даже нравилось, однако эта деталь сильно осложняла ее задачу. Как ей удастся воплощать в жизнь мужские фантазии, если Джордан одним своим прикосновением лишает ее способности мыслить здраво?

Бет прищурилась и всмотрелась в берег, вырисовывающийся на горизонте. Проблему предстояло как-то решить.

Глава 4

Первое, что бросилось Бет в глаза, была полоса белого песка, простирающаяся вправо и влево, насколько хватало глаз. Волны набегали на берег и откатывались назад, оставляя хлопья белой пены. Ярдах в пятидесяти от берега в тени деревьев стоял небольшой приземистый коттедж с крытой террасой. Вернее, почти крытой, поправила себя Бет, когда они подошли ближе: к крыше была прислонена лестница, а на земле лежала куча дранки.

Джордан легко подхватил ее чемодан и понес к коттеджу.

– Надеюсь, ты не ожидала увидеть нечто изысканное? Я в каждый приезд сюда что-нибудь модернизирую, но коттедж все равно не слишком комфортабельный.

– А, по-моему, здесь красиво. – Бет остановилась у края дощатого причала и повернулась лицом к воде. – Все пляжи, на которых мне до сих пор доводилось бывать, были запружены людьми, а здесь никого нет. Наверное, тебе здесь нравится.

Несколько мгновений Джордан смотрел на нее молча.

– Да, нравится. Но никто из родственников не разделяет мое мнение. Они называют это место «Причудой Джордана».

Бет как-то не верилось, что у сильного, уверенного мужчины, шагающего впереди нее, есть причуды. Она невольно задержала взгляд на его широких плечах. Джордан шел, помахивая чемоданом в такт ходьбе, под тонкой трикотажной тканью рубашки угадывались движения мускулов. В процессе своего исследования Бет услышала от одного психолога, что женщины, которых привлекают в мужчине широкие плечи, подсознательно стремятся к прочной эмоциональной связи. Она напомнила себе, что от Джордана Хэйуорда ей нужно совсем другое. Если ее план сработает, то Джордан станет для нее всего лишь объектом для экспериментов. Подопытным кроликом.

Заставив себя отвести взгляд от внушительных плеч Джордана, Бет переместила его ниже. Внезапно у нее пересохло во рту. Шорты из джинсовой ткани обтягивали бедра Джордана как вторая кожа, оставляя мало простора для воображения – ровно столько, чтобы можно было задуматься, какой была бы на ощупь кожа, скрытая под этой тканью, гладкой или шершавой, мягкой или тугой, прохладной или горячей… Бет вдруг испытала столь острое желание выяснить это немедленно, что, боясь не совладать с собой, застыла на месте. Иначе она не выдержала бы, протянула руку и… Бет глубоко вздохнула, по контрасту с жаром, охватившим ее тело, теплый воздух показался ей прохладным.

Да что со мной творится?! – мысленно ужаснулась она. Никогда еще меня так не привлекала та часть тела мужчины, что ниже поясницы. Тот же психолог утверждал, что женщины, которым нравятся мужские ягодицы, относятся к разряду искательниц сексуальных приключений и ждут такого же подхода от мужчины.

Определение искательницы сексуальных приключений к Бет совершенно не подходило, однако интерес к Джордану мог служить косвенным подтверждением того, что она все-таки не лишена чувственности.

Джордан открыл дверь коттеджа и, оглянувшись, вопросительно посмотрел на Бет. Тут только она поняла, что до сих пор пялится на определенную часть его тела.

– Ты в порядке? – спросил Джордан.

– Да.

Бет быстро поднялась по лестнице и вошла в коттедж. Внутри было жарче, чем снаружи, – или ей это только почудилось, потому что она снова оказалась рядом с Джорданом, достаточно близко, чтобы можно было дотронуться до него рукой. Бет постаралась об этом не думать и стала разглядывать интерьер коттеджа.

После яркого солнечного света ее глаза не сразу привыкли к полумраку, но она разглядела, что комната, которая, по-видимому, служила гостиной, обставлена только самой необходимой мебелью: диван, письменный стол с единственным стулом и кофейный столик. У дальней от входа стены была оборудована крошечная кухня, отгороженная от гостиной барной стойкой, возле которой стояли два высоких табурета. Чистота и порядок придавали всему помещению какой-то нежилой вид, на то, что комната обитаема, указывали только ноутбук и объемистый портфель, стоявшие на письменном столе.

На стене над письменным столом Бет заметила фотографии. Она заинтересовалась и подошла ближе, чтобы рассмотреть их получше. С большинства снимков смотрели Синтия и ее кузены. Синтия на выпускном вечере в колледже, Дэниэл и Алан на теннисном корте, Синтия и ее кузены на яхте, они же – на семейном празднике в саду, Синтия возле своего новенького спортивного автомобиля… Бет и Синтия познакомились на студенческой вечеринке пять лет назад, когда обе были студентками последнего курса, только разных университетов, и быстро стали закадычными подругами. В общей сложности на стене висело фотографий двадцать, получилось нечто вроде развернутого семейного альбома, не хватало только фотографий родителей и самого Джордана.

Бет задержала взгляд на снимке, сделанном во время открытия художественного салона Синтии. Затем остановилась у самого последнего по времени снимка. Джордан сфотографировал ее и Синтию после того, как они обыграли его в теннис.

При взгляде на эти фотографии в душе у Бет что-то шевельнулось а может быть, зависть? Она погладила пальцем рамку. Все эти фотографии свидетельствовали об одном: Джордан Хэйуорд высоко ценил свою семью.

– Ты отлично играла.

Бет резко повернулась и чуть не налетела на Джордана.

– Спасибо.

– Если хочешь, могу напечатать такую же фотографию и для тебя. – Джордан протянул ей бутылку воды. – Советую выпить все, сегодня жарко, ты и не заметишь, как начнется обезвоживание организма.

Бет сделала большой глоток холодной воды. Джордан тем временем допил свою бутылку. Бет стояла так близко, что видела, как одна крошечная капелька стекла из угла его рта по подбородку и побежала вниз по шее. Бет представила, как слизывает эту капельку языком, ощущая солоноватый вкус кожи Джордана…

– О чем задумалась?

Бет накинула узду на свои мысли. Черт побери, за последние несколько минут она уже во второй раз представляет, как прикасается к Джордану!

– Синтия сказала, что тебе нужна помощь в каком-то деле.

Бет вздрогнула и выронила бутылку. Джордан поймал ее, протянул Бет и покачал головой.

– Что, так плохо? – Не дожидаясь ответа, он взял Бет за руку и кивнул в сторону террасы. – Предлагаю обсудить твою проблему за ланчем. Садись, допивай свою воду, а я пока приготовлю бутерброды.

Проводив Бет на террасу, Джордан вернулся в дом. Уже в дверях он оглянулся.

– Ты можешь оставаться здесь столько, сколько захочешь. Если тебя это успокоит, Синтия уверена, что я могу тебе помочь. Я пока не знаю, в чем проблема, но готов сделать все, что могу.

Нарезая хлеб для бутербродов, Джордан спрашивал себя, уж не сошел ли он с ума. Когда Бет держала штурвал яхты, а он стоял за ее спиной, от ее близости его мозг обратился в жидкое месиво, зато другой орган, напротив, мгновенно затвердел и был готов к действию. Но это ни к чему не приведет. Джордан вздохнул и стал выкладывать на ломтики хлеба бекон и сыр. Бет Ормонд – подруга его сестры, и он не может, не имеет права с ней связываться.

Джордан никогда не встречался с женщинами, вращающимися в тех же социальных кругах, что его родные, он давно взял себе за правило, что личная жизнь не должна пересекаться с семейной. Это было одним из способов не давать женщине повода надеяться, что он может на ней жениться. Вторым средством была абсолютная честность, Джордан никогда не обещал того, чего не мог или не хотел выполнить. Джордан сам себе удивлялся: о чем он только думал, предлагая Бет остаться на острове столько, сколько она пожелает?

Впрочем, в тот момент он думал не головой, а совсем другим местом. Джордан достал из холодильника горчицу и щедро намазал на оба бутерброда. В тот момент его сознание было занято другим: он вспоминал аромат тела Бет, вспоминал, как ее волосы, развеваемые ветром, щекотали ему подбородок. А как только он привел Бет в коттедж, на смену воспоминаниям пришли фантазии о том, как он занялся бы любовью с Бет Ормонд.

Джордан представил, как снимает с нее сначала строгую белую блузку, потом брюки, попытался угадать, что на ней надето под прохладным на вид льном. Наверное, практичное белое белье из стопроцентного хлопка, какое носят школьницы. Он представил, как избавляется и от белья и как они день-деньской предаются любви. Он ублажал бы Бет до тех пор, пока она не ослабела, а потом начал бы сначала.

Чертыхнувшись, Джордан полез в холодильник за пивом. Еще ни одна женщина не будила в нем таких эротичных фантазий. И ведь Бет ничем не намекнула, что его влечение взаимно. Не эта ли холодная невозмутимость его так заводит? Пожалуй, хотя бы отчасти – да. Джордану было любопытно заглянуть в хорошенькую головку Бет, узнать, какие мысли там скрываются. Он уже установил, что в действительности Бет не так серьезна, как кажется. На яхте, когда волна подбросила ее над палубой, она искренне смеялась. Джордан до сих пор помнил ее смех, тогда он пробудил в нем желание сделать что-то, чтобы смех повторился. Может, Бет не так равнодушна к нему, как пытается изобразить? Джордан мог бы предложить несколько способов это проверить, но устраивать какие-то проверки – глупая затея.

Взяв в одну руку тарелку с бутербродом, Джордан другой захватил одновременно две бутылки пива и вышел на террасу. Бет там не оказалось. – Бет!

Джордан спустился по лестнице и оглядел пляж. Пусто. Голос Бет раздался откуда-то сверху:

– Я здесь.

Джордан вскинул голову и от неожиданности чуть не выронил и бутерброды, и пиво: Бет сидела на краю покатого навеса террасы.

– Какого черта ты там делаешь?! Ты же боишься высоты!

– Я трусиха, а это мой способ набраться храбрости перед тем, как изложить тебе свою проблему. Ты можешь поесть без меня, кажется, я не могу спуститься.

Бет Ормонд была кем угодно, только не трусихой. Джордан терялся в догадках, что могло пугать Бет настолько, что она полезла на крышу набираться храбрости. Сунув бутылки под мышку, он стал подниматься по приставленной лестнице.

– Мы вместе поедим наверху. Мне, знаешь ли, не улыбается перспектива быть расплющенным, если ты надумаешь спрыгнуть вниз.

Джордан с удовольствием отметил, что губы Бет сложились в подобие улыбки. Он устроился рядом с ней и поделил бутерброды и пиво.

– Ну, как, помогает? Я имею в виду, ты набралась храбрости?

– Мой желудок все еще скручен узлом, но, если смотреть на воду, – да, помогает.

– Выпей пива.

Бет с сомнением покосилась на бутылку.

– Боюсь, меня от него начнет клонить в сон.

– Ничего страшного, даже наоборот, поспать в самую жару – очень мудрая мысль.

И чертовски заманчивая к тому же. Джордан прогнал образ, мгновенно нарисованный воображением: Бет и он лежат рядом на его узкой кровати. Он старался не думать о том, что ему придется нести Бет вниз по лестнице на руках, но тело уже отреагировало на такую возможность.

Бет отпила из бутылки. Несколько капель пива брызнуло на ее запястье, и она слизнула их языком. Джордана обдало горячей волной, он поспешно приложился к бутылке и сделал большой глоток.

– Синтия говорила, что у тебя возникла какая-то проблема.

– Она так говорит, потому что не одобряет мой план.

– Она хочет, чтобы я тебе помог.

– Да, это так. – Бет обхватила бутылку двумя руками и стала смотреть на море. – Пожалуй, мне лучше объяснить тебе предысторию. Я собираюсь когда-нибудь создать семью, в моем понимании это означает завести детей и мужа… только не в таком порядке, конечно. – Она искоса бросила взгляд на Джордана. – Я знаю, в наши дни многие женщины растят детей в одиночку, но мне такой вариант не подходит. Я по собственному опыту знаю, что такое неполная семья и несчастливое детство, и сделаю все «от меня зависящее, чтобы мои дети избежали подобной участи. Вот почему я хочу как следует подготовиться к браку. Как исследователь я знаю, что хороший план – половина успеха дела. – Бет снова взглянула на Джордана. – В бизнесе, наверное, так же.

– Да. Только я не пойму, к чему ты клонишь.

Бет помолчала и выпила еще пива.

– Как ты относишься к разводу?

Джордан прищурился.

– Постараюсь любой ценой его избежать. Вот почему я не хочу жениться.

Бет кивнула, снова поднесла ко рту бутылку, отпила и облизнула губы.

– Я тоже хочу избежать развода, только не таким путем, как ты. Я хочу, чтобы мой брак был стабильным. Я провела специальное исследование, которое должно мне в этом помочь.

В голове Джордана зазвенел тревожный колокольчик.

– Я не собираюсь жениться, – еще раз сказал он.

– Конечно, тебе это ни к чему, ведь у тебя уже есть семья. А моя семья перестала существовать, когда мне было пять лет. Именно тогда отец стал поглядывать на сторону. – Бет замолчала, выпила еще пива и заметила. – А знаешь, ты прав, пиво действительно помогает расслабиться.

– Возможно, даже слишком, – буркнул Джордан. – Ты вообще-то ела сегодня что-нибудь?

– Нет. – Бет сделала большой глоток. – Сто лет не пила пива. Я думала, что мне не понравится, но, оказывается, ничего.

– Ты остановилась на том, что твой отец стал поглядывать на сторону, – напомнил Джордан.

Сам-то он смотрел только на Бет: она слизывала с губ пиво, и Джордан не мог отвести взгляд от ее рта.

– Сначала поглядывать, а потом и погуливать. Ты знаешь, что по статистике браки распадаются чаще всего из-за супружеской неверности? А главная причина супружеских измен состоит в том, что моногамия приводит к однообразию и скуке. Так вот, я надеюсь, что мой план поможет мне этого избежать.

– Это как же?

– Я постараюсь, чтобы моему мужу никогда, никогда не стало скучно со мной в постели. – Бет приложила прохладную бутылку к щеке. – И правда становится жарко.

– Ну-ка, расскажи о своем плане подробнее.

– Я и пытаюсь. Я провела большое научное исследование на тему, как доставить мужчине удовольствие в постели. Большая часть информации, которую мне удалось собрать, касается мужских сексуальных фантазий. Ты знаешь, что большинство мужчин втайне мечтают заняться сексом с двумя женщинами одновременно?

– Кажется, я что-то об этом слышал.

Бет повернулась к Джордану. Под ее пристальным взглядом Джордан почувствовал себя микробом под микроскопом. После долгой паузы Бет наконец спросила:

– Ты тоже об этом мечтаешь?

– Нет, во всяком случае, не сейчас.

– Я пока не придумала, как воплотить в жизнь эту конкретную фантазию, но остальные – попытаюсь. Ты будешь допивать пиво?

Не дожидаясь ответа, она забрала у Джордана недопитую бутылку, вручив ему взамен свою опустевшую, и отпила из его бутылки.

– Ты лучше объясни толком, чем я могу тебе помочь.

Снова поворачиваясь к нему лицом, Бет соскользнула по скату навеса немного ниже. Джордан схватил ее за руку.

– Осторожнее!

– В каждом научном исследовании наступает момент, когда нужно проверить теоретические выкладки на практике. Мое исследование находится сейчас как раз на этом этапе. У меня набралось так много материала, что меня просто распирает, такое ощущение, что я просто взорвусь, если не применю хотя бы часть теории на практике. У тебя когда-нибудь было такое чувство?

– Да.

– У меня часто так бывает в лаборатории. Вот почему мне нужен мужчина – мне нужно на ком-то попрактиковаться, Синтия предложила тебя.

– Ты… – У Джордана вдруг так пересохло в горле, что голос превратился в хрип. Он прокашлялся. – Ты шутишь?

– Нет, я совершенно серьезна. Я уже объясняла Синтии, что мы, ученые, именно так и действуем. Любую теорию нужно проверить на практике. Но ты не волнуйся, тебя никто не заставляет, если ты не хочешь, я найду для своих исследований кого-нибудь другого. Я уже обсуждала этот вопрос с одной моей подругой, которая живет в Париже, она нашла мне даже не одного, а несколько кандидатов на роль подопытного кролика. Но Синтия настояла, чтобы я сначала обратилась к тебе.

Джордан молча воззрился на нее. Неужели Бет так опьянела от одной бутылки пива? Он взял у нее из рук бутылку.

– Давай повторим все сначала, хочу убедиться, что я все понял правильно. Значит, для того, чтобы опробовать на практике результаты своих исследований, ты предлагаешь мне стать твоим любовником?

– Вот именно. Обещаю, что дальше этого дело не зайдет, я не буду пытаться женить тебя на себе. Синтия предупреждала, что ты будешь волноваться на этот счет. Я уже полгода принимаю противозачаточные таблетки, кроме того, я никогда не занималась сексом без презерватива, так что в этом смысле тебе беспокоиться не о чем. А ты сам?

Джордан молчал и, открыв рот, взирал на Бет.

– Есть ли в твоем сексуальном прошлом что-то, из-за чего мне следует беспокоиться? – терпеливо спросила она.

– Нет, – отмел Джордан, – я всегда соблюдал меры предосторожности.

Бет кивнула.

– Вот и хорошо. Но, конечно, ты все равно можешь пользоваться презервативом в качестве дополнительной меры…

– Конечно. А если я соглашусь?

– Есть несколько мужских фантазий, которые мне бы хотелось опробовать на практике, если ты захочешь.

Бет снова завладела бутылкой и глотнула пива. Обдумывая предложение Бет, Джордан завороженно смотрел, как по ее подбородку и шее сбежала маленькая капелька пива. Он представил ее вкус – горьковатый, с примесью солоноватого вкуса кожи. Но Джордан знал, что, если поддастся искушению, наклонится и слизнет эту чертову капельку, он на этом не остановится, он обязательно поцелует Бет. А если он ее поцелует, то не остановится и на этом. У Джордана возникло чувство, будто он борется с мощным течением, относящим его все дальше от берега, название которому «здравый смысл». Борьба еще продолжалась, но Джордан уже подался к Бет. Плохо закрепленная кровельная дранка под ним сдвинулась с места.

– Ты съезжаешь!

Бет схватила Джордана за руку, но тоже стала съезжать вниз. Джордану потребовалось мгновение, чтобы понять, что они сейчас упадут. Он обхватил Бет руками и прижал к себе. Будь он один, он бы скатился с навеса и встал на ноги. Но он был с Бет, поэтому, как только его ноги коснулись земли, Джордан развернулся и упал на землю так, чтобы принять основной удар на себя. Переведя дух, Джордан немного ослабил хватку.

– Как ты, цела?

– Со мной все в порядке, а с тобой?

Джордан ответил не сразу: несколько мгновений он видел только солнечные блики на волосах Бет, золотистые искорки в ее глазах, чувствовал, как ее тело обмякает на нем. Его тело отреагировало прямо противоположным образом. Джордан не помнил случая, чтобы когда-нибудь хотел женщину с такой силой.

– Насчет твоего плана…

– Ах да. – Бет вдруг прищурилась. – Так ты согласен? Это было бы здорово. Если хочешь начать… – она приподнялась над ним, – я дам тебе заполнить анкету.

– Анкету?

– Ну да, ты ответишь на кое-какие вопросы, чтобы мне было легче понять, какие фантазии тебе лучше всего подойдут.

Джордан подумал, не отнести ли Бет на пляж и не заняться ли с ней любовью прямо на песке, под шорох прибоя. Он бы занимался с ней любовью до тех пор, пока она не забыла бы обо всем и обо всех, кроме него. А она думает о какой-то канцелярщине!

– Не волнуйся, это не займет много времени. Как только я узнаю, о чем ты обычно фантазируешь, я смогу ввести данные в компьютерную программу и получу результаты. У меня с собой ноутбук.

Бет попыталась сесть, Джордан схватил ее за руку и сел вместе с ней. При этом он почувствовал, что пульс на ее запястье колотится с бешеной скоростью. Выходит, он прав, доктор Ормонд далеко не холодна! Впрочем, осадил себя Джордан, это еще ничего не доказывает. Возможно, ее возбуждает мысль, что мы можем заняться любовью, а возможно, она возбуждается, думая о своих программах и анкетах.

– Я перестал предаваться фантазиям еще в двенадцатилетнем возрасте. Предпочитаю реальность.

– О… значит, ты отказываешься? Я Синтии говорила, что ты не видишь во мне женщину.

– Я вижу в тебе женщину.

Просто не могу не видеть, мысленно добавил Джордан.

– Тогда… – Бет облизнула губы, – ты согласен?

Искушение согласиться было так велико, что Джордан разжал пальцы и отпустил руку Бет. Ему необходимо подумать, взвесить все возможные последствия, но, когда Бет сидит у него на коленях, а ее губы находятся в паре дюймов от его собственных, он вообще теряет способность думать.

– В том, что касается бизнеса, я никогда не принимаю необдуманных решений. Думаю, ты в своей лаборатории – тоже.

– Да, верно.

– В таком случае предлагаю не спешить и дать нам обоим двадцать четыре часа на раздумья. Согласна?

– Согласна.

В глазах Бет что-то мелькнуло, но Джордан не был уверен, было ли то облегчение или разочарование. Вдруг совершенно неожиданно для него Бет склонила голову на его плечо и зевнула.

– Теперь, когда я сказала, зачем я здесь, мне сразу полегчало.

К сожалению, о себе Джордан не мог сказать того же. Его обуревали сложные чувства. С желанием он еще мог бы как-то справиться, но к нему примешивалось еще что-то, какая-то странная теплота, растекающаяся по телу. И еще Джордану почему-то казалось, что самое подходящее место для Бет как раз у него на коленях, хотя он знал, что так не должно быть. Ему бы следовало ссадить ее на землю, а он вместо этого обнял ее за талию. Точнее руки сами обняли ее, не подчиняясь разуму. Несколько мгновений он вообще не шевелился, наслаждаясь тем, что обнимает Бет. Тишину нарушал только шорох волн да крики чаек.

Кто она такая, доктор Бет Ормонд? Ученый с холодным, расчетливым умом? Или чувственная женщина, только что предложившая ему принять участие в сексуальных экспериментах? И какая из них двоих столь сильно на него действует?

Джордан посмотрел на Бет. Глаза закрыты, дыхание ровное. Спит. Джордан нахмурился. Неужели она настолько к нему равнодушна, что способна спокойно задремать сразу же после того, как предложила осуществить его эротические фантазии?

Какой-то чертенок нашептывал Джордану разбудить Бет поцелуем, стряхнуть с нее сон, возбудив хотя бы вполовину так, как возбужден он сам, заставить испытать хотя бы часть тех мук, что терзают его. Джордан спрашивал себя, не такие ли чувства испытывал принц из сказки о Спящей красавице, когда пробрался в заколдованный замок и остановился у ложа принцессы? Он и раньше думал, что бедолага принц навлек на себя куда больше проблем, чем подозревал, когда разбудил поцелуем спящую.

Джордан Хэйуорд никогда не достиг бы того, чего достиг, если бы не просчитывал каждый свой шаг. Двадцать четыре часа. Джордан мысленно повторил это число несколько раз, потом встал и на руках отнес спящую Бет в коттедж. К тому времени, когда он уложил ее на кровать, он уже и сам не знал, обещание это или предостережение.

Глава 5

Первое, что почувствовала Бет, проснувшись утром, был жар. Казалось, все ее тело пылало. Она села и почувствовала, как по шее стекает пот. Оглядевшись, Бет вспомнила, что находится на острове в коттедже Джордана. Но затем она вспомнила и еще кое-что – свой сон, от которого ее и бросило в жар. Ей снилось, что они с Джорданом занимались любовью, точнее, что Джордан занимался с ней любовью, ласкал ее своими нежными руками. Ни одна часть ее тела не осталась обойденной их вниманием. Она едва могла вздохнуть, а уж о том, чтобы пошевелиться, и речи не было. Даже сейчас, при воспоминании о том, как длинные пальцы Джордана скользили по ее телу, по рукам, по ногам, по внутренней поверхности бедер, Бет чувствовала, как по коже словно пробегают крошечные язычки пламени.

Итак, ей только что приснился эротический сон! В процессе своего исследования Бет узнала о себе нечто новое и не очень приятное: что у нее плоховато работает воображение. Очевидно, это изменилось. Не зря мадам Рено утверждала, что Бет не лишена природной чувственности. По-видимому, Джордан Хэйуорд помог ей раскрыть новые грани ее личности.

Бет встала и подошла к окну. В окно залетал морской бриз, но даже он не приносил прохлады, солнце стояло уже высоко. Бет посмотрела на часы. Начало двенадцатого. Ждать ответа Джордана осталось еще четыре часа. Что-то он решит? По его вчерашнему поведению было невозможно догадаться, каким будет его ответ. Когда она задремала у него на плече, Джордан перенес ее в кровать. Позже, когда она проснулась, он был внимателен и вежлив. Сначала он уговорил ее прогуляться по берегу, пока сам будет ловить рыбу на обед. После обеда Джордан устроил для нее экскурсию по острову. На ночь он устроился спать на яхте, уступив Бет спальню в коттедже. Словом, Джордан вел себя как гостеприимный хозяин и истинный джентльмен. Не считая одной-единственной фразы «я вижу в тебе женщину», он ничем больше не дал понять, что предложение Бет может представлять для него хоть какой-то интерес.

Отойдя от окна, Бет остановилась перед зеркалом, висящим над комодом. Нужно посмотреть правде в глаза: она не из тех женщин, которых мужчины провожают похотливыми взглядами. Да, она немного изменила цвет волос, вооружилась результатами исследований, ну и что? Чем она может заинтересовать такого мужчину, как Джордан Хэйуорд, богатого и красивого, привыкшего к вниманию женщин?

Из сумочки донесся приглушенный звонок мобильного телефона.

– Алло?

– Бет, это Синтия. Если Джордан поблизости, сделай вид, что разговариваешь с кем-нибудь из лаборатории.

– Джордана здесь нет, я не знаю, где он.

Бет подошла к двери и выглянула наружу. Джордан стоял на палубе яхты и полировал какую-то медную деталь.

– Тем лучше. Не говори ему, что я звонила. Я ему сказала, что сдала мобильный телефон администратору. Если бы Джордан каждый день контролировал бы меня по мобильному, это испортило бы мне весь отдых.

– Тебе нравится в санатории?

– Да, очень, райское местечко. Я впервые за несколько месяцев чувствую себя абсолютно свободной. Знала бы ты, какой вид открывается с моего балкона! В небе висят сразу три воздушных шара. Я обязательно покатаюсь хотя бы на одном. А какие здесь живописные горы! Краски – прямо как на полотнах импрессионистов, я не подозревала, что трава бывает такой зеленой. Как-нибудь нужно будет съездить в горы на экскурсию… Ой, Бет, ты можешь подождать минутку? Кажется, пришла горничная, я заказывала чай в номер.

Бет услышала в трубке голоса, смех Синтии. Джордан тем временем продолжал полировать перила. До сих пор Бет не представляла его занимающимся физическим трудом, но теперь ей стало ясно, откуда на его руках мозоли. При воспоминании о прикосновении его шершавых ладоней ее снова бросило в жар.

– Ты еще здесь? – раздался в трубке голос Синтии.

– Да.

– Расскажи, как продвигаются твои дела.

– Я спросила Джордана.

– Спросила? О чем? Не тяни, расскажи поподробнее.

Пересказывая Синтии разговор с Джорданом, Бет заново прокрутила в памяти события прошедшего дня.

– Кажется, это был не самый убедительный доклад в моей научной деятельности.

– Не может быть, чтобы он тебе отказал!

Уверенность подруги вызвала у Бет улыбку.

– Не то чтобы отказал, он попросил сутки на раздумье.

В долгом вздохе Синтии явственно слышалось раздражение.

– Как это похоже на Джордана! Не удивлюсь, если он поручит кому-нибудь из своих подчиненных за эти сутки собрать на тебя досье и выяснить, не представляешь ли ты опасность для «Хэйуорд Инвестментс». Советую тебе не ждать.

– Что ты имеешь в виду?

– Соблазни его, помоги принять решение в твою пользу. Что толку от твоих исследований, если тебе не хватит смелости применить их результаты на практике?

– Ну, не знаю…

– Тот, кто колеблется, проигрывает. Представь себя через пять лет после свадьбы. Ты кормишь на кухне двух орущих детей и думаешь о том, что твой муж начинает поглядывать на сторону. Ты что, будешь ждать, когда он сделает первый шаг?

– Нет. Просто я надеялась, что он проявит чуть больше энтузиазма… . – Синтия рассмеялась.

– Энтузиазм заразителен. Предложить ему заполнить для начала анкету было с твоей стороны не самым удачным ходом. Лично мне такая прелюдия не понравилась бы.

– Да, ты права, – приуныла Бет, – я как-то об этом не подумала.

– Я тебя предупреждала, что этот эксперимент не будет похож на лабораторный. Нельзя относиться к этому делу, как к обычной исследовательской работе. Во-первых, это гораздо приятнее, а во-вторых, мужчины – не морские свинки, иногда их нужно слегка подтолкнуть.

В это время Джордан оглянулся и посмотрел в сторону Бет. На нее его взгляд подействовал почти как прикосновение. Ну и что, что его кровь не вскипает так же, как моя, ну и что, что он относится ко мне всего лишь как к подруге младшей сестры? – подумала Бет. Не для того ли я проводила свои исследования, чтобы научиться влиять на ситуацию?

– А иногда их нужно подтолкнуть даже не слегка, а посильнее, – добавила Синтия.

Теперь, когда Бет познакомилась с Джорданом ближе, она с трудом представляла в роли «подопытного кролика» другого мужчину. Ей вдруг вспомнилась одна конкретная фантазия из ее исследования. Она улыбнулась.

– Спасибо, Син, пожалуй, я последую твоему совету.

– Желаю успеха.

Закончив разговор, Синтия с удовлетворенной улыбкой вышла на балкон. Она не погрешила против истины, сказав Бет, что из ее окна видны Альпы. Она опустила только одну маленькую деталь, что любуется альпийскими хребтами не с северной стороны, а со стороны южных предгорий, из итальянской провинции Ломбардия. Синтия никогда раньше не бывала в Италии, и это давало повод надеяться, что Джордану не придет в голову искать ее там. Синтия снова улыбнулась. Она рассчитывала, что всю предстоящую неделю голова Джордана будет занята совсем другими мыслями, и об этом позаботится Бет. Самой же Синтии предстояло позаботиться обо всем остальном.

Целую неделю никто, особенно мужчина, с которым она договорилась встретиться сегодня днем, не должен знать, что она Синтия Хэйуорд. Три недели назад, когда они познакомились на открытии новой галереи современной живописи, Синтия назвалась Стеллой Харт – пришлось оставить инициалы от своего настоящего имени, чтобы ее не выдала монограмма на носовом платке. Возвращаясь в тот вечер домой, Синтия обнаружила за собой слежку. С тех пор прошло несколько недель, но ее возмущение не остыло.

Синтия отошла от перил и заходила по балкону. На этот раз она как следует постаралась, чтобы ее никто не выследил. С тех пор, как она покинула аэропорт Берна, у нее ни разу не возникло ощущения, что за ней наблюдают. Никто, даже Бет, не знал, где она собирается встречаться с мужчиной, который знал ее под именем Стеллы Харт. На этот раз Синтия могла быть уверена, что мужчину интересует она сама, а не ее принадлежность к семейству Хэйуорд.

Даже то, что она не отдыхает в санатории, Джордану будет узнать непросто. Из-за «случайного» обмена сумочками с Бет Синтия могла везде и всюду, где потребуется, регистрироваться под именем Бет Ормонд.

Синтия вернулась в комнату и подошла к кофейному столику. Подняв вместо бокала вина чашку чаю, она поздравила сама себя с победой и произнесла тост:

– За долгожданную свободу!

Бет повернулась к Джордану спиной и скрылась в коттедже. Джордан нахмурился и продолжил полировать латунные детали обшивки «Флибустьера». Обычно физический труд помогал Джордану думать и видеть проблему в перспективе. Но сегодня испытанный способ не сработал, Джордан ни на шаг не приблизился к ответу на вопрос, как быть с предложением Бет.

Возможно ли, что Бет в самом деле такая честная и бесхитростная, какой кажется? Инстинкт подсказывал Джордану, что да, но жизненный опыт учил, что у женщин всегда есть скрытые мотивы, чаще всего связанные с деньгами. Тому же его научил опыт отца. Джордану было пять лет, когда его мать ушла из семьи. Вскоре после этого отец женился снова, предоставив детям самостоятельно переживать эмоциональную травму. Синтии повезло больше: ей помогал Джордан, самому же Джордану рассчитывать было не на кого. Только когда история повторилась три или четыре раза, Джордан начал понимать, во что обходятся скоропалительные браки отца с финансовой точки зрения. Каждый очередной развод обходился недешево, и, когда жена номер пять отбыла в неизвестном направлении, «Хэйуорд Инвестменте» находилась на грани банкротства. Даже Синтия не знала, насколько семья была близка к тому, чтобы потерять все.

Приняв руководство компанией, Джордан дал себе слово не повторять отцовских ошибок. Он не собирался жениться, семья у него и так была – Синтия, тетя Рут и кузены. Джордану казалось, что Бет Ормонд понимает и принимает его взгляды по этому вопросу, но он не был уверен на сто процентов. Как бы то ни было, Джордану было очень трудно отказаться от ее предложения. Выступить в роли счастливчика, для которого Бет воплотит в реальность тайные эротические фантазии мужчин, – предложение звучало настолько заманчиво, что казалось фантастикой.

Зазвонил телефон. Джордан бросил на палубу тряпку, которой полировал латунь, и достал телефон из кармана.

– Слушаю.

– Насколько я могу судить, Синтия Хэйуорд обретается где-то в этом чертовом «Эдеме», – доложил Кевин.

– Что значит – насколько ты можешь судить?

– Я стою в пятидесяти ярдах от ворот. Охранник сказал, что Синтия Хэйуорд зарегистрировалась у них вчера около трех часов дня, но этот санаторий просто какой-то остров амазонок, похоже, его хозяева терпеть не могут мужчин. Нашего брата попросту не пускают на территорию. Мне было бы спокойнее, если бы я мог пройти и лично убедиться, что Синтия здесь.

– Тебе не кажется, что это смахивает на паранойю? – спросил Джордан.

– Мне больше нравится слово «осторожность». Один раз Синтия уже меня провела, где гарантия, что она не сделала это снова?

– Понятно, твоя гордость задета.

Помолчав, Кевин насмешливо ответил:

– Что ж, может, и так, а может, мне нравится преодолевать трудности. Я еще не решил, какой ответ правильный.

Джордан усмехнулся.

– Я тебе говорил, что твоя политика не брать на работу женщин еще выйдет тебе боком.

– Ничего подобного, босс, я работаю только с теми, кому могу доверять, а ни одной женщине я не доверяю.

Улыбка Джордана поблекла.

– Думаешь, у меня есть повод для беспокойства за Синтию?

– Пока нет. Если бы я думал, что она в опасности, я проник бы в этот чертов лагерь амазонок и вытащил ее оттуда. Между прочим, что касается Парсини, и папаша, и сынок улетели к себе в Ломбардию. За каждым из них следят мои люди. Я могу в течение часа вылететь туда сам, если ты считаешь, что в этом есть необходимость. Или мне лучше остаться здесь?

Джордан задумался.

– Не надо никуда лететь. Раз Парсини под наблюдением, можешь остаться и преодолевать трудности в свое удовольствие. Постарайся все-таки проникнуть в санаторий.

– Ладно, будет сделано. А как поживает наш молодой ученый? Ты узнал, в чем ее проблема?

– Узнал.

– Моя помощь нужна?

– Нет!

Джордан сам удивился резкости своего ответа.

– Понял, ты хочешь, чтобы я не лез не в свое дело.

– Да. Нет. – Джордан вздохнул. Кевин был, пожалуй, единственным человеком на свете, которому он доверял безоговорочно и во всем. – Извини. Думаю, мне лучше заняться этим самому.

– Значит, это что-то личное?

Джордан нахмурился, ему не понравилось, что голос Кевина звучит как-то уж слишком довольно.

– Вопрос сложный. И… конфиденциальный.

– Этого можно было и не говорить. Джордан посмотрел в сторону коттеджа, прикидывая, как лучше изложить Кевину план Бет.

– Постараюсь объяснить вкратце. Она провела научное исследование на тему, как удовлетворить мужчину. – Джордан помолчал, нахмурился еще сильнее и уточнил: – Нет, вернее – как ублажить мужчину. В постели. До сих пор все результаты основывались на книгах и статьях, а теперь она хочет проверить их на практике.

– На тебе.

– Или на любом другом добровольце.

В трубке повисло молчание. Наконец Кевин спросил:

– И за чем же дело стало?

– Мне кажется, все это звучит слишком хорошо, чтобы быть правдой.

Кевин рассмеялся.

– Да, пожалуй. Но, если ты откажешься учавствовать в ее исследовании, предложи мою кандидатуру.

– Нет!

Кевин вздохнул.

– Все ясно. Руки прочь.

– Я не это имел в виду.

Но Джордан подозревал, что Кевин попал в точку. По какой-то необъяснимой причине мысль, что Бет обращается со своим предложением к кому-то другому, вызывала у него резко отрицательную реакцию. Представлять ее с неким абстрактным мужчиной было неприятно, но с Кевином – еще хуже. Кевин не чурался женщин и того, что мог от них получить, но он им не доверял. А Джордан вдруг понял, что хочет уберечь Бет от эмоциональных травм.

– Если ты подозреваешь, что она может охотиться за твоими деньгами, то напрасно, на этот счет можешь расслабиться. Я навел справки о ее финансовом положении. Родители оставили ей полтора миллиона фунтов в виде доверительного вклада, но она, похоже, этими деньгами не пользуется и живет на свою зарплату. К тому же в скором будущем она может получить еще немалую сумму. Ее исследованиями заинтересовались сразу несколько фирм. В биохимии я не разбираюсь, но, кажется, Бет сделала какое-то революционное открытие, и ее открытие сулит производителям сыра и других молочных продуктов огромные прибыли. Представитель одной из таких фирм недавно приглашал Бет Ормонд на обед. Это все, что мне пока удалось узнать, но уже сейчас ясно, что она не похожа на золотоискательницу.

– Нет, не похожа.

– И еще одно, о чем тебе, по-моему, следует знать, – продолжал Кевин. – В прошлое воскресенье, когда Бет была у вас в гостях, в ее лабораторию кто-то вломился. Я разговаривал с охранником, Бет заявила полиции, что ничего не украдено, но воры, по-видимому, охотились за ее лабораторным журналом. Она хранит его где-то в другом месте.

– Кому может понадобиться лабораторный журнал?

– Я предполагал, что тебя это заинтересует, и велел одному из наших ребят разобраться. Как только он что-нибудь узнает, я тебе сообщу. А пока, босс, хотя тебе это наверняка не понравится, позволь дать один совет. Ты работаешь как вол. По-моему, пришло время немного отдохнуть и расслабиться. Прими предложение доброго доктора.

Джордан отключил связь, но смех Кевина еще долго звучал в его ушах. Он и сам пришел к такому же решению. Если уж Бет так хочется воссоздать в реальности эротические фантазии мужчин, он вполне может поучаствовать в ее научных экспериментах. Более того, у него есть кое-какие задумки на этот счет. А когда придет время вернуться от фантазий к действительности – что ж, он опустит ее с небес на землю очень плавно, очень бережно. Это мастерство Джордан освоил в совершенстве, он знал, как сказать «прощай».

Бет сравнивала два купальника, которые привезла с собой. Один, лежащий на крышке открытого чемодана, состоял из коротенького топа и треугольника на веревочках. Другой, который она уже надела, был сплошным, но от этого не менее вызывающим. Тончайшая эластичная ткань, переливающаяся на свету всеми оттенками изумруда, облегала тело как вторая кожа. Впечатление было точно таким, как предсказывала мадам Рено, – купальник открывал практически все, намекая на еще большее. Но сейчас для Бет было важнее, что этот купальник лучше подходил для сценария, который она собиралась разыграть.

Остановив свой выбор на изумрудном купальнике, она взяла шелковый платок, опоясалась им и завязала узлом на талии. Осмотрев себя в зеркале, Бет осталась довольна результатом.

Секс с юной невинной островитянкой – вот какую из набора мужских фантазий она выбрала. Эта мысль пришла ей в голову еще во время разговора с Синтией. Считается, что такой сценарий нравится большинству мужчин. Бет стала продумывать детали. Было бы неплохо, если бы удалось зайти вместе с Джорданом в воду. Многие мужчины мечтают заняться сексом с русалкой, и этот вариант тоже стоит держать в запасе, так как ей пока не удалось получить ответы Джордана на вопросы анкеты.

Бет подошла ближе к зеркалу, приподняла волосы обеими руками и присмотрелась к своему отражению. Мадам Рено утверждала, что правильный выбор одежды – половина успеха. И Бет, пожалуй, готова была с ней согласиться. В новом купальнике она чувствовала себя по-другому, более уверенно. Выйдя из коттеджа, она станет юной девушкой, вся жизнь которой прошла на маленьком острове. А Джордан будет красивым таинственным незнакомцем, матросом с затонувшего в шторм корабля. Ей предстоит уговорить его остаться, иначе он скоро покинет ее навсегда.

Достав из сумки ожерелье из искусственного жемчуга, Бет надела его на шею. Ожерелье вполне могло пригодиться.

Джордана Бет увидела еще до того, как вышла на террасу, – он быстро шагал по дорожке к коттеджу. Бет представила, как он бежит по песку, она бежит ему навстречу, он подхватывает ее на руки и уносит в уединенную бухточку…

Бутылка воды, забытая на верхней ступеньке лестницы, разрушила картину, нарисованную ее воображением. Бет споткнулась и, чтобы не упасть, ухватилась за столб, на котором крепилась крыша-навес. Столб зловеще пошатнулся, и с недоделанной крыши слетело несколько кусочков дранки. Один кусочек упал на плечо подошедшему Джордану. Он стряхнул его.

– Ты в порядке?

Видя улыбку Джордана, Бет улыбнулась в ответ.

– А ты?

Оба рассмеялись. Когда Бет наконец успокоилась, то обнаружила, что стоит на верхней ступеньке, а Джордан стоит на ступень ниже и держит ее за талию. Их глаза оказались на одном уровне. Джордан посерьезнел, глаза как будто стали еще синее, во взгляде появилось напряжение, на которое тело Бет мгновенно отреагировало.

Бет уже стала привыкать к тому, что мгновенно откликается на его близость. Она посмотрела на рот Джордана. Губы у него были крупные, не тонкие, но и не слишком пухлые, как раз такие, как нужно. На вид было трудно сказать, мягкие они или твердые, и Бет вдруг захотелось срочно это выяснить. В ее сне губы Джордана прикасались к ней повсюду, но сейчас он ее не поцеловал. Она придвинулась чуть ближе.

– Док… – хрипло начал Джордан, потом замолчал и кашлянул, при этом его руки сжали талию Бет чуть крепче. – Я пришел сказать, что я принял решение.

Бет охватила паника. Он собирается отказаться! Она поспешно прижала пальцы к губам Джордана.

– Тсс. Я тоже приняла решение.

– Вот как?

От легкого движения его губ под ее пальцами Бет обдало жаром.

– Я шла на берег, чтобы… – Она не договорила.

– Чтобы – что?

Ее снова окатило горячей волной.

– Я хотела… то есть я думала…

Бет стало трудно сосредоточиться на сценарии, да и вообще на чем бы то ни было, кроме ощущения теплых губ Джордана под ее пальцами. Интересно, мелькнула мысль, каковы его губы на вкус?

– Я придумала один сценарий…

В ее мечтах Джордан заводил ее руки за спину и яростно набрасывался на ее губы, потом поднимал на руки и нес в коттедж. Через несколько секунд Бет уже оказывалась на кровати, придавленная к матрасу тяжестью его тела. Как ни приятно было видение, Бет прогнала его. Ей нужно воплотить в жизнь фантазии мужчины, а не свои собственные.

– Меня зовут Лилия. Твой корабль затонул во время шторма, и тебя выбросило на наш остров. Ты лежал в бреду, я каждый день приходила из деревни, чтобы за тобой ухаживать. Я приносила тебе еду, мыла тебя… всего, не осталось ни одного дюйма твоего тела, которого бы я не видела. Я прикасалась к тебе повсюду. – Бет мысленно представляла то, о чем говорила, и почти чувствовала гладкость его кожи, твердость мускулов. – Ты поправлялся и с каждым днем становился все сильнее. Ты тайком строил лодку, я знаю, что ты скоро уплывешь, но до этого я хочу… мне нужно…

Бет не знала, что подействовало на нее сильнее, картина ли, нарисованная ею, или тепло, которое, казалось, притягивало ее к Джордану. Как бы то ни было, потребность поцеловать его, ощутить вкус его губ стала острой, непреодолимой. Она отвела пальцы от рта Джордана словно невзначай погладив его нижнюю губу.

– Мне очень нужно тебя поцеловать, я давно об этом мечтала.

Она двумя руками обхватила голову Джордана и коснулась его губ своими. Его губы оказались не мягкими, но и не твердыми.

– То, что нужно, – прошептала Бет.

– Что?

Бет немного отстранилась, но не посмотрела Джордану в глаза. Она не могла отвести взгляд от его губ.

– Не слишком твердые. Не слишком мягкие. Такие, как нужно. Я все думала…

Припав к его губам снова, Бет не смогла удержаться, чтобы не протолкнуть язык в рот Джордана. Если полсекунды назад вкус его рта ей просто нравился, то теперь он показался ей райским. Не то чтобы он был сладким или имел привкус чего-то знакомого – нет, пожалуй, он лишь чуть-чуть напомнил ей вкус самого любимого в детстве лакомства, горького шоколада. Отец всегда присылал ей шоколад на день рождения, а мать его прятала, поэтому, когда Бет находила шоколад и ела его, она знала, что совершает нечто запретное.

Но целовать Джордана – совсем не то что есть шоколад, ощущения были гораздо сильнее, они охватывали ее всю, заполоняли сознание, Бет чуть не забыла сценарий. Она подумала, что нужно вернуться к намеченному плану, и она вернется… вот только попробует его на вкус еще один, последний разок. Немного отстранившись, она легонько прикусила нижнюю губу Джордана, потом проникла языком чуть глубже, провела кончиком по зубам. Вкус изменился, теперь в нем ощущалось нечто очень мужское, темное. За время, которое занимает один удар сердца, Бет пробрало до кончиков пальцев на ногах.

Она погладила пальцами высокие скулы Джордана, почувствовала под ладонями твердость подбородка. Ей хотелось большего, хотелось, чтобы Джордан отвечал на поцелуи, прикасался к ней, он же просто стоял, предоставляя ей делать все, что она пожелает. Бет отстранилась и встретилась с ним взглядом.

– В чем дело?

– Почему ты остановилась?

Она заморгала.

– Ты не отвечаешь на мои поцелуи. Все-таки нужно было настоять, чтобы ты заполнил анкету, тогда бы я знала…

– К черту анкету, поцелуй меня снова!

Джордану казалось, что прошла целая вечность прежде, чем Бет снова коснулась его губ. Он видел в ее взгляде обиду и растерянность, ему хотелось стереть и то, и другое, более того, ему хотелось прямо сейчас уложить Бет на землю и ласкать до тех пор, пока она не почувствует себя такой же беспомощной, каким он себя чувствовал.

Но как он мог объяснить ей то, чего сам не понимал? Он не прикасался к ней, не брал инициативу на себя, потому что попросту не мог. Джордан сомневался, что в состоянии пошевелить рукой. Может, это выдумка Бет так на него подействовала? Он представлял, как лежит в хижине, беспомощный, а она прикасается к его телу – повсюду. А может, на него подействовал реальный поцелуй, мягкость губ Бет, осторожные, несмелые движения ее языка? Вероятно, и то, и другое, решил Джордан, все вместе околдовало меня, захватило в плен ощущений.

Джордан ни в чем не был уверен до конца – только в том, что Бет лишила его сил. Никогда еще он не позволял женщине делать с ним такое, не позволял и больше не позволит. Он не допустит, чтобы это повторилось. Джордан собирался взять верх в поцелуе, но, как только их губы соприкоснулись, в нем словно что-то взорвалось. Похвальное намерение держать все под. своим контролем, обратить поцелуй в нечто легкое, приятное, рассыпалось в прах. Ощущения подхватили Джордана, словно смерч.

Никогда еще Джордан не ощущал столь остро малейшую реакцию женщины, ее беспомощный вздох, когда он нежно прикусил ее нижнюю губу, ее хриплый стон, когда он втянул ее в рот, жар ее кожи… Когда Джордан стал гладить грудь Бет через тонкую ткань купальника, ощущение было таким, словно его пальцы лижут языки пламени. А ее вкус, ее аромат!.. Джордан и раньше подозревал, что за фасадом невозмутимости скрывается страстная натура. Теперь он знал это точно – по тому, как крепко Бет его обняла, по тому, как отвечала на каждое его требование.

До моря было добрых пятьдесят ярдов, но Джордан мог поклясться, что стоит в нем, чувствует, как каждая набегающая волна вымывает песок из-под его ног. Чтобы не потерять равновесие, он привлек Бет ближе и почувствовал, как ее груди упираются в его грудь. Но этого было не достаточно.

Жадно, почти с отчаянием, Джордан провел руками по ее телу. Он знал, что действует слишком грубо, смутно осознавал, что должен быть терпеливым, неторопливым. Но руки, казалось, действовали сами, независимо от требований разума. Они просто взяли и притянули Бет ближе. Купальник начал раздражать Джордана, он нетерпеливо спустил его до талии и наконец-то взял в руку грудь Бет. Кожа была мягкой, как дождевая вода, и нежной, как лепесток розы. Джордану хотелось взять грудь в рот, насладиться ее вкусом, но Бет выгнулась, выдохнув его имя, и Джордан понял, что хочет большего.

– Бет! – Он положил вторую руку на ее ягодицы. – Обними меня ногами за бедра.

Бет с готовностью подчинилась. Теперь она снова отклонилась назад и стала двигаться, дразня прикосновениями его восставший член. Если Джордан раньше думал, что она опаляет его огнем, то ощущения, которые он испытывал теперь, было даже не с чем сравнить. Ему было не впервой желать женщину, но такого неуправляемого, всепоглощающего вожделения он не испытывал никогда. Внутри у него словно лопнула какая-то пружина, и Джордан вообще потерял способность думать.

Джордан опустился на колени, ухитрился расстегнуть «молнию» на джинсах и сорвал их с себя. Затем снял с Бет купальник и в следующее мгновение вошел в нее. Но и этого Джордану оказалось мало. Быстрым, яростным движением бедер он проник глубже, чувствуя, как его обнимает, обволакивает горячее влажное тепло. Джордан стремительно приближался к разрядке, его движения становились все более мощными, быстрыми. Выругавшись сквозь зубы, он устремился к последнему пределу, и мир вокруг него потемнел.

Потрясение – вот как определил Джордан свое состояние, когда к нему вернулась способность мыслить. Он лежал рядом с Бет на жестком полу террасы, но понятия не имел, как они там оказались. Он едва мог связно думать, а уж о том, чтобы пошевелиться, и речи не было.

В душу Джордана прокрался страх, на смену страху пришел стыд. Никогда еще он не брал женщину так грубо, не заботясь об ее удовольствии. Он даже не знал, достигла ли она оргазма. Его собственная разрядка произошла так быстро и настолько захватила его, что Джордан забыл обо всем на свете.

Может, я даже причинил Бет боль? – мысленно ужаснулся Джордан. Входя в нее, я совершенно не владел собой, и то, что я сделал, весьма смахивало на изнасилование. Он повернулся лицом к Бет. Глаза цвета изумруда смотрели на него изучающе. У Джордана снова возникло неприятное чувство, что его исследуют под микроскопом. Заговорить он не успел, Бет его опередила.

– Все произошло не так, как я планировала.

Ее слова настолько точно соответствовали его собственным мыслям, что Джордан оторопело заморгал. – Извини.

Она даже перехватила его извинения! Джордан нахмурился.

– Тебе не за что извиняться.

– Я потеряла самообладание, поэтому все кончилось слишком быстро.

– Да, но это моя вина.

Не обращая внимания на его возражения, Бет продолжала:

– Мы должны были, как минимум, дойти до пляжа, а в идеале я хотела затащить тебя в воду. Говорят, поцелуи под водой очень эротичны.

Джордан понял, что она думает о своем сценарии. Так кого же она целовала: его или воображаемого моряка? С кем он сам только что занимался любовью, с Бет Ормонд или с Лилией?

Бет потерла губы тыльной стороной ладони.

– Я не ожидала, что твои поцелуи на меня так сильно подействуют. Придется внести в мой план некоторые изменения.

Джордан ожидал от нее чего угодно, только не этого. Кого он целовал, с кем занимался любовью – по-прежнему вопрос, но сейчас с ним определенно разговаривала доктор Бет Ормонд. Как ни странно, он желал ее еще сильнее, чем раньше.

– Так ты согласен… принять участие в моих исследованиях?

Губы Бет были все еще припухшими от поцелуев, жилка на шее билась по-прежнему учащенно, но мозг уже работал, как мозг научного работника.

– Да уж, док, сурово ты обходишься с мужским самолюбием.

Она виновато улыбнулась.

– Извини, я не хотела. В следующий раз постараюсь лучше сосредоточиться на сценарии.

– Конечно, док.

Джордан не стал спорить, но подумал, что в следующий раз он уж постарается, чтобы она вообще ни на чем не смогла сосредоточиться. Неизвестно почему, но сбить Бет с намеченного пути вдруг стало для Джордана вопросом самолюбия. Вероятно, его привлекал вызов, сложность задачи. Джордан мог бы поклясться, что перед ним сразу несколько женщин, как минимум две – ученый и неискушенная островитянка Лилия. Какая из них настоящая Бет Ормонд? Джордан пока этого не знал, но собирался выяснить.

– Прежде, чем мы продолжим развивать твои сценарии, нам придется сменить место действия. – Джордан встал и протянул руку Бет. – Пошли паковать вещи.

– Куда ты собрался?

– Компании «Хэйуорд Инвестментс» принадлежит пятизвездочный отель на юге Испании, в районе Марбельи. Там обстановка будет более романтическая. Надеюсь, паспорт у тебя с собой?

– Паспорт у меня с собой, но мне не нужна романтическая атмосфера.

Джордан рассмеялся.

– А мне нужна. Тебе придется мне уступить. – Он обнял Бет за плечи и привлек к себе. – Начинай обдумывать, что станешь делать, когда я снова тебя поцелую. Я собираюсь сделать это очень скоро.

Глава 6

Кевин опустил бинокль и пробормотал под нос ругательство. Вокруг санатория «Велнес Эдем» росло слишком много деревьев, и Кевин уже сбился со счета, на сколько из них он влезал, пытаясь обнаружить точку, с которой хорошо обозревалась территория санатория.

Главный корпус стоял в центре, вокруг него располагались теннисные корты, спортивные площадки, поле для гольфа и плавательный бассейн. На территории было также несколько отдельных коттеджей для постояльцев. От шоссе к санаторию вела узкая дорога длиной примерно в милю. За все время, что Кевин наблюдал за территорией, по этой дороге проехало всего две машины: мини-фургон с эмблемой санатория и грузовик, доставляющий продукты.

Кевин снова поднял бинокль и посмотрел на группу женщин, собравшихся у спортивной площадки. Он пытался разглядеть, не движется ли одна из них в уверенной манере, присущей Принцессе. Это прозвище Кевин дал сестре Джордана при их первой встрече. Задача осложнялась не только тем, что ветки мешали обзору, но и тем, что женщины были одеты в одинаковые спортивные брюки и свитера с капюшоном, по-видимому, являющиеся униформой санатория.

Загремел гром. Кевин поднял голову и увидел, что прямо над его головой повисла огромная свинцовая туча. Не хватало ему еще дождя! Женщины стали расходиться, и Кевин направил бинокль на один из коттеджей. В рекламном буклете санатория говорилось, что клиенткам гарантируется тишина, покой и чисто женское окружение, свободное от всякого мужского влияния. Кевин усмехнулся. Последнее он намерен нарушить в самое ближайшее время. Он только пока не решил, как это лучше сделать. Если он просто ворвется в санаторий, Принцесса придет в ярость, а когда Синтия Хэйуорд злится, то становится похожа на разгневанную богиню войны, готовую обрушить свою месть на головы смертных.

Кевин не забыл, как она разозлилась, когда прочла материал, собранный им на Годфри Тафта. Тогда ее гнев был обращен на брата. Она набросилась на Джордана так стремительно, что застала врасплох и его самого, и Кевина. Какой удар! Кевин не мог не восхищаться быстротой и решительностью Синтии. Да и в силе ей не откажешь. На вид она тростинка, но, когда он ее сгреб в охапку, защищая босса, ему пришлось изрядно напрячься, чтобы ее удержать. А еще Принцесса хитра. До нее ни один человек, за которым Кевин следил, не замечал слежки, но Синтия заметила. Кевин до сих пор помнил ярость, полыхнувшую в ее глазах, когда она встретилась с ним взглядом на открытии галереи в Сохо. Он тогда словно получил удар в солнечное сплетение.

Он недооценил Синтию и совершил ошибку, за которую теперь расплачивался. Если бы она не заметила слежку, то не выкинула бы вчера этот фокус и сейчас Кевин точно знал бы, действительно ли она прячется в одном из коттеджей от «вредного влияния мужчин».

На соседнюю ветку села птица, увидела Кевина и испуганно вспорхнула. Кевин стал осторожно спускаться с дерева. Его план не удался. Он собирался проследить за женщинами, когда они пойдут в главный корпус на ланч, но пошел дождь, и теперь он никого не разглядит из-за зонтиков. Значит, придется перейти к плану В. Он спустился на землю и побежал к дороге.

Джордан достал из ведерка со льдом бутылку шампанского и стал ее откупоривать. Как только он отвернулся от Бет, она выскользнула на балкон. Ей нужно было побыть одной и хорошенько подумать, но всю дорогу от коттеджа до отеля Джордан не давал ей такой возможности. Казалось, он нарочно не позволял ей сосредоточиться. Пусть он ее больше не целовал, но он пользовался каждым удобным случаем, чтобы к ней прикоснуться. Пока они шли к причалу, Джордан обнимал ее за талию. Помогая сначала подняться на борт, а потом спуститься на берег, он крепко брал ее за руку. Для Бет, правда, осталось загадкой, почему в самолете Джордан не присоединился к ней, а провел весь полет в кабине пилота.

Она не знала, что Джордан просто боялся не устоять перед искушением, оставшись с ней наедине в уютном салоне. После приземления в аэропорту Малаги история продолжилась. В лимузине, уже ждавшем их, Джордан «случайно» прикасался к Бет при любом мало-мальски крутом повороте дороги. Входя в вестибюль отеля через вращающиеся двери, Джордан опять же «случайно» прижался к Бет своим крупным телом. Всякий раз, когда он к ней прикасался, сердце Бет делало в груди сальто-мортале, а каждый ее нерв бурно реагировал на прикосновение.

По прибытии коридорный показал им их номер люкс. В мозгу Бет возникали картины, одна другой соблазнительнее. Коридорный показывал широкую кровать, ванну размером с небольшой бассейн, кабинетный рояль – и всякий раз Бет живо представляла, как в каждом из этих мест Джордан занимается с ней любовью.

Бет обнаружила, что за последние сутки ее способность порождать сексуальные фантазии неизмеримо возросла, и все ее фантазии крутились вокруг Джордана Хэйуорда. Ни один мужчина не занимался с ней любовью так неистово, словно не мог с собой совладать. Бет хотелось, чтобы это повторилось, и оно повторится – как только Джордан выйдет за ней на балкон. При одной мысли об этом у Бет слабели колени. Ей пришлось взяться за перила. Поддаться чарам, которыми ее опутал Джордан, наслаждаться райским блаженством столько времени, сколько оно продолжается, – очень заманчиво. Как только Джордан нальет шампанское и выйдет на балкон, она, наверное, растечется у его ног сладкой лужицей.

Нет! Если она поддастся искушению принять то, что предлагает Джордан, как же тогда быть с исследованиями? Ей нужно сосредоточиться на сценариях мужских фантазий. Бет посмотрела вниз, на бирюзовую воду искусственной лагуны. У нее закружилась голова. Как только приступ головокружения прошел, она стала смотреть на водопад. Вода падала с невысокой скалы в крошечное озерцо, соединяющееся с лагуной, рядом с водопадом в скале виднелся небольшой грот. Это место можно использовать. Грот – самое подходящее место для воплощения фантазии с островитянкой. Заниматься любовъю в относительно уединенном месте, но где вас в любой момент могут обнаружить, – одна из популярных мужских фантазий. Ей нужно только…

Накатила вторая волна головокружения и тошноты. Бет подняла голову и устремила взгляд на горизонт. Она несколько раз глубоко вздохнула, тошнота прошла, в голове снова прояснилось. Для того чтобы не отступать от сценария и не повторять ошибку, допущенную на острове, ей нужно втягивать Джордана в игру до того, как нее подействуют его чары. Все очень просто.

– В чем дело?

Бет вздрогнула от неожиданности и оглянулась. Джордан стоял в дверях и пристально смотрел на нее. Бет словно попала в поле притяжения мощного магнита. Нет, ничего простого не будет.

Джордан подошел к перилам.

– Расскажи, что случилось?

– Ничего, все в порядке, номер превосходный.

– Настолько превосходный, что ты сбежала на балкон, чтобы набраться храбрости?

Джордан взял ее за руку и подождал, пока Бет посмотрит ему в глаза.

– Все в порядке. Никто никогда не делал для меня ничего подобного. Синтия говорила, что ты будешь добр, но я не ожидала, что ты окажешься таким славным.

– Славным?!

Удивленно-недовольное выражение на лице Джордана показалось Бет забавным, она улыбнулась.

– Не переживай, я никому не скажу, пусть это будет нашей тайной.

– Скажи мне одному, док, что случилось?

Бет пожала плечами.

– Ничего, мне просто нужно было выйти на балкон и подумать.

Лоб Джордана разгладился.

– А, ясно, привести мысли в порядок.

– Да. Страх помогает мне прояснить мысли. Наверное, это звучит глупо…

Закончить ей не удалось: Джордан взял ее руку, поднес к губам и стал целовать ладонь, запястье с голубыми прожилками вен. Поглощенная новыми ощущениями, Бет несколько секунд не могла издать ни звука. Ее бросало то в жар, то в холод. Наконец она пробормотала:

– Ты пытаешься меня соблазнить.

– Точно, док. Я перед тобой виноват. – Он начал поочередно целовать ее пальцы, смакуя их вкус так, словно это было лакомство, в котором ему целый день отказывали. – Я хочу искупить свою вину за то, что произошло в коттедже.

Бет недоуменно заморгала.

– Не понимаю, мы ведь оба… мне понравилось. Честное слово. Я сама виновата, что потеряла самообладание.

– Я тоже не совладал с собой и хочу восполнить упущенное.

– Подожди. – Бет отдернула руку. – Ты ни в чем не виноват. Тебе нечего искупать. Кажется, я недостаточно ясно изложила тебе подробности моего плана. Это я должна тебя соблазнять, а не ты меня.

Джордан снова завладел ее рукой, и Бет почувствовала, что ее тянет к Джордану неведомая сила, нечто большее, чем физическое давление руки.

– Если ты все время будешь меня отвлекать, – слабо запротестовала она, – я не смогу воссоздать ни одной фантазии.

– А что, если у меня нет никаких фантазий? – Джордан поднес ее руку к губам, ни на секунду не отрывая взгляда от глаз Бет. – Я перестал строить воздушные замки еще в детстве, когда понял, что это пустая трата времени. Всем фантазиям я предпочитаю реальность. Знаешь, чего мне на самом деле хочется? Запереть тебя в этом номере и ближайшие несколько дней без перерыва заниматься с тобой любовью.

Бет живо представила, как это может быть, и у нее снова закружилась голова и ослабели колени. То, что Джордан снова к ней прикасался, тоже не способствовало ясности мысли. Он погладил пальцем ее подбородок, провел невидимую линию вниз, до ямочки у основания шеи. Чтобы заговорить, Бет пришлось прочистить горло.

– Синтия не зря хвалила твое умение торговаться. Ты пытаешься сделать мне предложение, от которого я не смогу отказаться.

Джордан рассмеялся – сочно, заразительно. Звук его смеха лишь прибавил жару в костер, который разгорался у Бет внутри.

– Кажется, я понял, почему ты меня так завораживаешь: я никогда не могу предсказать, что ты скажешь в следующую минуту.

Она его завораживает? Бет отродясь никого не завораживала! Одно из двух, подумала она: либо ему понравился сценарий с островитянкой, либо на него подействовало само мое предложение.

– У меня есть в запасе кое-какие фантазии, которые должны заворожить тебя еще сильнее.

– Бет, я предпочел бы проводить время с тобой, а не с вымышленными персонажами. Я мечтаю к тебе прикоснуться – по-настоящему прикоснуться – еще с той минуты, когда ты сошла с самолета вместо Синтии. Не знаю, сколько я еще смогу выдержать.

Сердце Бет сбилось с ритма.

– Давай зайдем в номер, и я тебе покажу.

Она покорно пошла за Джорданом и, только переступив одной ногой через порог, наконец нашла в себе силы остановиться.

– Джордан, подожди. Ты замечаешь, как мы разговариваем?

– По мне лучше вообще оставить разговоры.

– А ты подумай. Я сказала: «У меня есть для тебя кое-какие фантазии», ты сказал: «Я хочу к тебе прикоснуться… позволь, я тебе покажу». Ты понимаешь, что это значит?

– Что мы хотим друг друга?

– Не только. Это значит, что мы оба хотим контролировать ситуацию. Мы оба любим верховодить, если можно так выразиться. Ведь это так, признайся. Когда ты занимаешься бизнесом, ты ведь стремишься всем руководить?

– Конечно.

– Я в лаборатории веду себя так же.

Джордан подумал над ее словами.

– Док, что конкретно ты хочешь сказать?

– Я хочу сказать, что у нас есть проблема и я вижу только одно решение. – Бет помолчала, подбирая слова, прорепетировала фразу в уме. – Нам придется установить очередность.

– Очередность?

– Ну да, мы будем по очереди руководить, командовать, распоряжаться – называй, как тебе больше нравится. В первый раз, когда мы будем заниматься любовью, контролировать ситуацию буду я, в следующий раз главной будешь ты. Можешь делать все, что пожелаешь.

Джордан снова задумался.

– С какой стати ты должна быть первой?

Бет вздернула подбородок.

– Хотя бы потому, что это – моя затея. Я прилетела к тебе с определенной целью и сделала тебе предложение. А еще именно я нашла компромиссное решение, которое поможет двум командирам ужиться. Как видишь, по справедливости первая очередь должна быть за мной.

– А я предлагаю подбросить монетку.

Бет не успела ни возразить, ни согласиться, а монетка уже взлетела в воздух, вращаясь и отбрасывая солнечные зайчики. Джордан выбросил руку, собираясь поймать монету на лету. В ту же секунду Бет крикнула:

– Орел!

Она затаила дыхание. Джордан разжал ладонь.

– Орел.

Бет торжествующе улыбнулась.

– Я хочу освежиться, давай встретимся в холле через полчаса.

– В холле? – На лице Джордана появилось почти такое же выражение, как когда Бет назвала его славным. – Чего ради нам тащиться в холл, когда у нас есть прекрасный просторный номер?

– Моя очередь устанавливать правила. Мой сценарий требует другой обстановки.

Джордан знал точно только одно: Бет сводит его с ума. Еще кое-что он не знал наверняка, но подозревал: она делает это нарочно. Он посмотрел на часы. Полчаса превратились в сорок пять минут, нет, уже в сорок шесть.

Господи, неужели он уже считает минуты?!

Джордан огляделся. В просторном холле было многолюдно и оттого казалось тесно. На кронштейне под потолком над стойкой бара висело три телевизора, по одному шли новости, по другому транслировали футбольный матч, по третьему показывали какой-то сериал. В остальном, не считая этой современной детали, бар был стилизован под бамбуковую хижину с крышей из пальмовых листьев. В баре царил полумрак, но за окном, замаскированным под вход в хижину, сияло солнце. Несмотря на полуденную жару, несколько туристов еще не спрятались в тень и искали спасения от солнца в прохладной воде лагуны. Однако большинство постояльцев отеля в этот час прятались в здании, где работали кондиционеры.

Бет все еще не появилась. Джордан допил пиво и подумал о превосходном шампанском, оставшемся в номере… и о том, чем они могли бы сейчас заниматься. То, что произошло в коттедже, все еще не давало Джордану покою, он не мог понять, что с ним случилось. Никогда еще ни одну женщину он не желал так страстно, как Бет Ормонд, – и ни с одной не обращался так эгоистично. Ему хотелось подарить Бет романтику. Было в ее облике нечто невинное, и из-за этого Джордану хотелось обольстить ее не спеша, по всем правилам – с шампанским, под нежную музыку. Когда коридорный показывал им номер, Джордан уже представлял, как раздевает Бет и занимается с ней любовью на широкой, удобной кровати. После он отнес бы ее на руках в ванную, они допили бы остатки шампанского и снова занимались любовью. Медленно, очень медленно.

Но Бет решила, что он слишком любит командовать. Никто из его женщин до сих пор на это не жаловался. Впрочем, Бет и не похожа ни на одну из женщин, с которыми Джордану доводилось иметь дело.

Джордан нетерпеливо забарабанил пальцами по столу. Может, он зря привез Бет сюда? Если бы они остались в коттедже, он бы не сидел, как дурак, один в баре со стаканом пива. В эту самую минуту они бы лежали на его узкой кровати.

Он откинулся на спинку плетеного стула и, закрыв глаза, дал волю воображению. Они лежат на кровати, обнаженные, Бет обвивает его ногами за талию… притягивает его к себе… В эту самую минуту он мог бы погружаться в ее тепло, выходить и вонзаться снова, еще глубже. Джордан почти чувствовал, как его обволакивает теплый влажный шелк тела Бет.

– Если ты никого не ждешь…

Джордан открыл глаза. Он явно услышал голос Бет, только, пожалуй, чуть более хриплый, чем обычно, но блондинка, стоящая в нескольких футах от его столика, была ему незнакома. Джордан заморгал, пытаясь вырваться из плена своих фантазий и сосредоточиться на действительности. Красная юбка размером чуть больше носового платка облегала бедра блондинки как вторая кожа и заканчивалась аккурат там, где начинались ноги. У Джордана пересохло во рту. Его взгляд сам собой опустился вниз по этим бесконечным ногам и поднялся обратно, к бедрам. Есть ли на ней хоть что-нибудь под этой обтягивающей красной тряпочкой?

– Этот наряд…

Блондинка сделала шаг вперед, юбка задралась еще выше, хотя, казалось, выше уж некуда.

– Тебе нравится?

– Бет?

Взгляд Джордана заскользил от потрясающих ног вверх, но до лица пока не добрался, споткнувшись на полпути. Сквозь тонкую трикотажную ткань топа просвечивали соски, маленькие темные бусинки. Джордану потребовалось собрать в кулак всю волю, чтобы поднять таки взгляд до лица и больше не опускать. Белокурые волосы Бет были слегка растрепаны, словно какой-то мужчина недавно запускал в них пальцы. А глаза… из-под томно полуприкрытых век на Джордана смотрели знакомые глаза цвета изумруда.

– Черт возьми, Бет, что это ты делаешь? В одно мгновение блондинка оказалась рядом с ним на двойном сиденье в глубине кабинки.

– Тсс. – Она подмигнула. – Ты ошибаешься, я не Бет, меня зовут Дженни. А ты… – Она помолчала, игриво поддела палец под верхнюю пуговицу его трикотажной рубашки и расстегнула ее. – Тебя зовут Джон.

– Джон?

– Ты сегодня у меня первый. – Она придвинулась ближе и понизила голос: – Мы с тобой никогда раньше не встречались. Ты увидел меня на пляже, когда швартовал яхту, и пригласил в бар. Я никогда раньше не бывала в таком шикарном отеле.

Бет помолчала, быстро огляделась и обмакнула кончик пальца в стакан минеральной воды. Глядя Джордану в глаза, она медленно провела пальцем по его подбородку, затем по шее, пока палец не наткнулся на очередную пуговицу рубашки. Она расстегнула ее.

– Бет…

Она наклонилась ближе.

– Меня зовут Дженни. Ты получишь больше удовольствия от игры, если будешь мне подыгрывать. Поскольку ты не заполнил анкету, я для начала выбрала одну из самых популярных мужских фантазий – секс с незнакомкой.

Она расстегнула еще одну пуговицу на рубашке Джордана.

– Надеюсь, тебе это понравится. – Она положила на стол небольшой сверток. – И это. Я зашла в магазинчик сувениров и купила тебе небольшой подарок. Это сюрприз. Посмотри и скажи, что ты о нем думаешь.

Что он думает? Сейчас, когда ее груди терлись о его руку, Джордан вообще был не способен думать. Тем не менее он посмотрел на сверток. Джордан не помнил, когда ему в последний раз делали сюрприз. Как мило, что Бет об этом подумала… хотя, вероятно, об этом подумала не Бет, а Дженни.

Бет провела кончиком пальца по его груди, обнажившейся в вырезе рубашки. От ее маленького пальчика по всему телу Джордана побежали языки пламени. Бет опустила руку ниже и взялась за пряжку ремня. Джордан схватил ее за запястье.

– Стоп!

– Но ты же не хочешь, чтобы я останавливалась.

Она положила вторую руку на его бедро. В теле Джордана вспыхнул настоящий костер.

– Мы в общественном месте. Пошли отсюда.

– Ты смущен? Это так мило… – протянула Бет.

– Мило? – Джордан остолбенело посмотрел ей в глаза. Во взгляде Бет смешались возбуждение и насмешка. – Я вижу, ты получаешь от этого удовольствие.

Бет наклонила голову и понизила голос до шепота:

– Это потому, что я Дженни. Мне очень помогло, что я переоделась. Думаю, тебе бы тоже понравилось, если бы ты вошел в роль. Да будет тебе известно, пятьдесят три процента мужчин очень возбуждает мысль о том, что они занимаются сексом со случайной знакомой из бара. Из них тридцать пять процентов хотели бы, чтобы эта незнакомка была проституткой. У тебя когда-нибудь были подобные фантазии?

– Нет. Я же тебе сказал, что у меня не бывает фантазий.

– И ты никогда не платил женщине за секс?

– Никогда.

– Джон новичок. Это мне даже больше нравится. – Внезапно Бет придвинулась еще ближе, хотя ближе вроде бы уже было некуда. – Подумай о том, что я тебе обещала, когда уговаривала пригласить меня в этот бар.

Пальцы Бет поползли вверх по внутренней стороне его бедра.

– Док, нельзя!.. – простонал Джордан.

– Хочешь, расскажу, что я обещала? – с придыханием прошептала она в самое его ухо.

– Мистер Хэйуорд?

Джордан оглянулся. У их столика остановился мужчина в консервативном темно-синем костюме, на кармане которого была вышита эмблема отеля.

– В чем дело? – недружелюбно буркнул Джордан.

– Эта дама вам мешает?

Джордан мгновенно обнял Бет за плечи.

– Вовсе нет, эта дама – моя жена.

Служащий отеля посмотрел на Бет, потом снова на Джордана.

– Ваша… гм, простите, сэр, я подумал…

– Вы подумали неправильно.

– Примите мои извинения, мистер Хэйуорд. Прошу прощения, что побеспокоил. Если у вас будут какие-то пожелания, персонал отеля всегда рад их выполнить. Мы сделаем все, чтобы вы остались довольны пребыванием в отеле.

Как только служащий отошел настолько, что не мог их слышать, Бет прыснула.

– «Эта дама – моя жена»! Как ты ухитрился произнести эту фразу и не поморщиться? По-моему, он тебе не поверил!

– Конечно, не поверил.

Он просто выполнял свою работу.

– Он хотел меня вышвырнуть, а ты меня спас! – Бет снова захихикала. – Здорово, прямо как в фильме «Красотка». Помнишь, Ричард Гир привел Джулию Робертс в шикарный отель, ее хотели выгнать, но он нанял ее на всю неделю. Вот это, я понимаю, фантазия. А ты бы не хотел нанять меня на целую неделю?

Бет снова стала поглаживать внутреннюю сторону его бедра. Джордан накрыл ее руку своей. Когда он повернулся лицом к Бет, то обнаружил, что она очень близко. Он наконец понял, что изменилось в ее облике: изменились не только волосы, но и губы. Бет использовала ярко-красную, цвета спелой клубники помаду. Джордан еле-еле удержался, чтобы не попробовать ее на вкус прямо сейчас. Он с трудом оторвал взгляд от манящих губ.

– Я много чего хочу, но, если мы займемся этим здесь, нас обоих вышвырнут. Давай переберемся в номер.

Бет улыбнулась.

– Но я еще не закончила.

Джордан не успел и глазом моргнуть, как она освободила руку из-под его ладони и накрыла отчетливо вздувшийся под ширинкой бугор. Джордан затаил дыхание, не смея пошевелиться.

– Ты когда-нибудь представлял, как занимаешься сексом в общественном месте?

– Док…

– Меня зовут Дженни, помнишь?

Джордан взял руку Дженни за запястье и очень осторожно, боясь сделать лишнее движение, убрал с опасного места.

– Все, игра окончена, мы поднимаемся в номер.

– Но не раньше, чем ты меня поцелуешь. Мне так этого хочется, что просто сил нет терпеть.

Джордан посмотрел ей в глаза. Они больше не смеялись, взгляд стал жадным, страстным. Кто это сказал, подумал Джордан, Бет или Дженни? И кто из них двоих довел меня до такой степени возбуждения, что я едва не кончил? Когда Джордан припал к губам цвета спелой клубники, ему стало все равно кто.

Глава 7

«Поцелуй меня». Эти слова вырвались у Бет до того, как она успела подумать. Они не были предусмотрены ее сценарием, но, когда она стала прикасаться к Джордану, когда почувствовала, как ей в ладонь упирается красноречивое свидетельство его желания, ее планы отступили под натиском потребности настолько острой, что Бет не могла ей противостоять. Она и глазом моргнуть не успела, как Джордан набросился на ее рот.

Бет прекрасно помнила их прошлый поцелуй, но ощущения, захлестнувшие ее с новым поцелуем, смели Все воспоминания. Она радостно приветствовала жар, настойчивую требовательность Джордана и жаждала большего. Бет испытывала такое же возбуждение, как в лаборатории, когда результаты опытов подтверждали ее гипотезу: то же удовольствие, от которого дух захватывало, то же радостное волнение при мысли, что полученные результаты – только начало и впереди ее ждут новые победы. Прикоснись ко мне, мысленно молила Бет, ну прикоснись же! И Джордан выполнил ее молчаливую просьбу. Его сильные руки действовали решительно, почти грубо. Одну он положил на ее шею, другую, проведя по спине, жестом собственника положил на ее бедро. Джордан слегка прикусил ее нижнюю губу, и эта грубоватая ласка отозвалась во всем теле Бет волной наслаждения. Все ощущения Бет невероятно обострились, она чувствовала мягкость спинки стула, твердость тела Джордана, прижатого к ее собственному, слышала, как бьется ее сердце – так быстро, так сильно, что, кажется, вот-вот выскочит из груди. В то же время где-то внутри, в самой глубине, что-то начинало плавиться и вскипать, как магма в недрах проснувшегося вулкана. Она желала большего. Бет выгнулась навстречу Джордану, и внезапно его рука оказалась именно там, где ей хотелось ее почувствовать, – в центре ее жара. – Прошу прощения.

Бет не сразу уловила смысл слов, она только почувствовала, что Джордан внезапно отстранился. Сначала он оторвался от ее рта, потом убрал руку, но второй рукой по-прежнему обнимал ее.

– В чем дело?

Голос Джордана весьма смахивал на рычание. Молоденькая официантка быстро попятилась. Но Джордан хотя бы сохранил способность говорить, у Бет же губы так дрожали, что она сомневалась, сможет ли вообще когда-нибудь вымолвить хоть слово.

– Извините, что прервала, – пролепетала официантка, делая героическую попытку улыбнуться. – Меня прислал управляющий. Вас просят к телефону, сэр, не могли бы вы подойти к стойке портье?

Бет почти физически ощущала, как Джордан зажимает свой гнев в тиски воли. Когда он заговорил снова, голос прозвучал намного мягче:

– Хорошо, я подойду. Принесите счет.

Официантка улыбнулась с явным облегчением, протянула счет, подождала, пока Джордан его подпишет, и ушла. Только после ее ухода Бет набралась храбрости поднять взгляд на Джордана. Он смотрел на нее изучающе, по его лицу было невозможно догадаться, о чем он думает.

– Беда мне с тобой!

Бет могла сказать то же самое о нем. Она не тешила себя надеждой: после того, как Джордан стал ее целовать, она не смогла бы и секунды продолжать следовать сценарию. Один поцелуй – и Дженни испарилась. На поцелуй Джордана отвечала не Дженни, а Бет Ормонд, не Дженни, а Бет его желала, это она не хотела, чтобы он остановился.

Джордан встал из-за стола и подал Бет руку.

– Пошли отсюда, пока нас не арестовали за непристойное поведение.

– Как хорошо, что я здесь с хозяином отеля. Бет взяла со стола сверток с подарком и вложила свободную руку в руку Джордана.

– А я рад, что я и есть хозяин отеля. Оба вышли из бара, смеясь.

В холле отеля было по-прежнему многолюдно. Кто-то кого-то ждал у фонтана, расположенного в центре, некоторые постояльцы стояли небольшими группами, по-видимому дожидаясь экскурсовода, другие шли к лифтам или к широкой лестнице. Сквозь стеклянный купол над фонтаном было видно яркое голубое небо. В другое время Джордан непременно задержался бы, смешавшись с толпой, чтобы незаметно понаблюдать за работой своего персонала, но сейчас его мысли занимали только женщина, которую он держал за руку, и телефонный звонок.

О том, что Джордан остановился в этом отеле, не знал никто. Кевин мог, конечно, предположить, но он бы позвонил на мобильный. Так что сначала Джордану предстояло решить эту проблему, а уж потом можно было думать, что делать с Бет. Ему было бы легче, если бы он мог предсказать, что она скажет или сделает дальше. Перво-наперво нужно вернуться вместе с ней в номер, пока их действительно не арестовали.

Джордан остановился у регистрационной стойки.

– Я Джордан Хэйуорд. Мне передали, что меня просят к телефону.

Отлично вышколенный портье улыбнулся и деловито ответил:

– Да, сэр, одну минуту.

Дожидаясь, пока ему передадут трубку, Джордан посмотрел на Бет. Она листала какие-то буклеты, разложенные на столе. Одну босоножку на высоченном каблуке она сбросила, и Джордан поймал себя на желании снять с нее и вторую. Удивительное дело, думал он, раньше меня никогда не привлекали женщины, одежда и весь облик которых буквально кричал о доступности. Я предпочитал встречаться с элегантными, но несколько консервативными дамами.

При свете наряд Бет выглядел еще более вызывающе, чем в полумраке бара. Джордан наблюдал за ней всего несколько секунд, но даже за это время она успела привлечь к себе внимание. Один мужчина так засмотрелся на нее, что споткнулся и налетел на впереди идущего, другой так откровенно пялился на Бет, что его одернула спутница. Но Бет, казалось, не замечала произведенного эффекта и увлеченно изучала буклет. Когда она была поглощена чтением, Джордан не сомневался, что видит перед собой доктора Ормонд. Но он знал, что где-то внутри нее притаилась Дженни. Поразмыслив, Джордан решил, что ему нравятся обе. И обеих он планировал уложить сегодня в постель.

Джордан позволил себе задержать взгляд на ее длинных ногах. Бет сняла и вторую босоножку и потирала ступню одной ноги об икру другой. По-видимому, она не привыкла носить красивую, но непрактичную обувь. Джордан подумал, что скоро освободит Бет не только от обуви, но и от всего остального. Первым делом от топа. Сначала он спустит бретельку с одного плеча. Потом с другого. Затем стянет ткань вниз, чтобы обнажились груди. Он возьмет их в ладони, а потом…

– Сэр, вы можете говорить.

Джордан повернулся и взял трубку.

– Хэйуорд слушает.

– Ну как, наслаждаетесь отпуском?

Джордан сразу узнал голос Рафаэля Парсини.

– Вовсю. А вы наслаждаетесь домашним покоем?

Парсини рассмеялся, как показалось Джордану, непринужденно.

– Как вижу, вы не упускаете меня из виду.

А вы делаете то же самое по отношению ко мне, подумал Джордан, но не сказал вслух. Он вообще ничего не сказал. Джордан давно понял, что молчание порой позволяет добыть информацию куда эффективнее, чем прямой вопрос. Ожидая следующей реплики Парсини, Джордан окинул взглядом холл, пытаясь понять, следит ли за ним кто-нибудь и здесь. Бет тем временем беседовала с тем самым коридорным, который показывал им номер. Бедняга так распустил слюни, что едва не перепачкал униформу.

– Вас гораздо труднее выследить, чем меня, – сказал Парсини. – До меня дошли слухи, что вы отбыли в Испанию. Естественно, я тут же подумал о «Хэйуорд Бич Ресорт», но, честно говоря, не очень рассчитывал, что мой звонок достигнет цели.

Ну да, подумал Джордан, а свиньи умеют летать.

– Он и не достиг, наши деловые отношения закончены.

– Поэтому-то я и звоню. В моем распоряжении появилось кое-что, что может изменить ситуацию.

– Нельзя ли поконкретнее?

На том конце провода послышался вздох.

– К сожалению, нельзя, телефон могут прослушивать. Скажем так, фортуна подбросила мне несколько карт, которых у меня раньше не было, и одна из них может привлечь ваше внимание.

Джордану очень хотелось бросить трубку, но он знал, что не может себе это позволить. Парсини способен на все, вот почему Джордан предпочел бы, чтобы Синтия находилась при нем, а не в каком-то дурацком санатории.

– В таком случае, нам нужно встретиться?

– А я уж думал, вы никогда этого не скажете. Жду вас в субботу на моей вилле в Ломбардии.

– В субботу в лондонском офисе «Хэйуорд Инвестментс».

Парсини от души расхохотался.

– Мой дорогой Джордан, на этот раз условия диктую я. В три часа дня на моей вилле. Если вам интересно узнать, что у меня есть, вы приедете, если нет – как бы вам потом не пожалеть. – В трубке раздались короткие гудки.

Скорее ад замерзнет, подумал Джордан. Что бы Рафаэль ни предложил, я не изменю решения обрубить всякие связи с семейством Парсини.

Рафаэль Парсини – пройдоха, Джордану потребовалось целых четыре года, чтобы найти способ объявить контракты, подписанные его отцом с Парсини, недействительными. Но он не терял времени зря и за эти годы сделал так, что совместные предприятия с Парсини постепенно, но неуклонно теряли деньги. Когда Парсини пришел к нему с просьбой инвестировать средства в «Модерн Фудс», Джордан был готов к встрече. Он откупился от старика, предложив тому инвестиции в обмен на долю Парсини в «Хэйуорд Инвестментс».

Джордан снова прокрутил в голове телефонный разговор с Парсини. Никогда нельзя недооценивать противника, это слишком опасно. Посмотрев на часы, Джордан быстро подсчитал, что со времени последнего разговора с Кевином прошли почти сутки. Джордану стало вдруг крайне необходимо убедиться, что Синтия действительно находится в санатории. Он достал мобильный телефон и стал набирать номер. Одновременно Джордан искоса посмотрел на Бет – и обомлел. Бет забралась на стол и уселась, скрестив ноги. Юбка задралась так высоко, как только позволяла ее ширина. Вокруг столика собралось уже трое коридорных. Они с разинутыми ртами слушали, что рассказывает им Бет.

Телефон Кевина не ответил. Джордан отменил вызов и набрал номер снова, не сводя глаз с Бет. До него долетел ее голос:

– Этот дворец является характерным образцом мавританского стиля. Кто-нибудь знает, как до него добраться?

Она беседует с коридорными об архитектуре! Джордан не мог не улыбнуться.

– Конечно, мы можем заказать для вас такси, ехать недалеко, – сказал один из коридорных, самый высокий.

– А еще по Марбелье и окрестностям ходит специальный туристический паровозик, он проезжает мимо разных интересных мест, – добавил другой.

– На самом деле это не паровозик, а что-то вроде автобуса, – вставил третий. – Он только стилизован под старый паровоз.

Джордан поражался способностям Бет. Она одета, как проститутка, а трое юнцов, только что со школьной скамьи, собравшись вокруг нее, стараются перещеголять друг друга знаниями достопримечательностей.

Отменив вызов, Джордан стал набирать номер в третий раз. Если Кевин не берет трубку, причина может быть только одна: он не имеет никакой возможности разговаривать. Возможно, он сумел проникнуть на территорию санатория. Каждый звонок босса будет зарегистрирован его мобильником, и три звонка подряд дадут ему понять, что дело срочное.

Слушая гудки в трубке, Джордан заметил, что в сторону Бет направляется один из самых исполнительных менеджеров отеля. По-видимому, тому не понравилось, что трое его коридорных отвлекаются от работы, да и то, что Бет устроила спектакль, привлекая внимание всех мужчин, находившихся в это время в холле, тоже не могло прийтись менеджеру по вкусу. Он явно решил вмешаться. Именно в это время Кевин наконец ответил.

– Что стряслось, босс?

– Ты уже внутри? – спросил Джордан. Молодой менеджер смущенно кашлянул.

– Прошу прощения, что прерываю ваш разговор, мистер Хэйуорд.

– Кевин, не отсоединяйся. – Джордан повернулся к менеджеру. – В чем дело?

– Мне показалось, что миссис Хэйуорд будет гораздо удобнее в кресле. Я распорядился принести дополнительное кресло из верхнего вестибюля.

Джордан посмотрел в сторону лестницы и увидел, что кресло уже несут. Он посмотрел менеджеру в глаза.

– Очень удачная мысль, миссис Хэйуорд наверняка ее оценит. Кажется, у нее устали ноги. – Он посмотрел на табличку с именем, прикрепленную к лацкану пиджака. – Вы очень усердны, Родригес.

Родригес кивнул.

– Спасибо, сэр.

~ Миссис Хэйуорд? – спросил по телефону Кевин. – Я не ослышался?

– Это долго объяснять.

– А я никуда не тороплюсь. До санатория «Велнес Эдем» еще час езды, я еду в продуктовом фургоне. Когда ты звонил, я как раз вел переговоры с водителем.

– Насколько я понимаю, переговоры прошли успешно?

Кевин рассмеялся.

– Вполне. Насколько я понимаю, ты больше не в «Причуде Джордана»?

Это еще как посмотреть, подумал Джордан.

– Нет, я в «Хэйуорд Бич Ресорт».

Он наблюдал, как Родригес сопровождает Бет к специально для нее принесенному креслу. Менеджер взял ее босоножки, но сверток с подарком Бет отдать отказалась и понесла сама. Коридорным было разрешено пройти с ними. Если кто и остался разочарованным, то это мужчины, дожидавшиеся своей очереди у регистрационной стойки. Теперь, когда Бет села в кресло, им приходилось выгибать шею, чтобы ее увидеть, к тому же ее юбка стала прикрывать ноги на пару дюймов ниже, чем раньше. Джордан решил, что Родригес заслужил прибавку к зарплате.

– Значит, ты в своем отеле с миссис Хэйуорд? Я могу догадаться, что под этим именем проходит Бет и что на самом деле она не миссис Хэйуорд – вряд ли ты мог так быстро получить разрешение на брак. Но в этой истории еще много пробелов, а у меня есть время тебя выслушать.

– Мне только что звонил Рафаэль Парсини.

Кевин присвистнул.

– Откуда у него номер твоего мобильного?

– У него его нет, он позвонил мне в отель.

– Но о том, что ты в отеле, не знал даже я, как он…

– Вот именно, никто не мог знать, где меня найти, если только…

Кевин тихо выругался.

– Он за тобой следил!

– Он мог проследить и за Синтией.

– Это вряд ли, я никого не видел. – Кевин помолчал. – Но, с другой стороны, я-то следил не за Синтией. Может, Парсини думает, что она с тобой?

Джордан вздохнул и посмотрел на Бет. Официантка поставила перед ней стакан с напитком, который со стороны и на расстоянии он принял бы за минеральную воду, только вот Бет не выглядела как женщина, которая станет заказывать воду.

– Если он так думает, то ненадолго. Бет сейчас не похожа на Синтию, она не похожа даже на Бет.

– Ого, я чувствую, что в твоем рассказе пропущены очень интересные места. Может, все-таки расскажешь? У меня тут в фургоне холодно, а ехать еще долго, я бы с удовольствием послушал интересную историю.

– Парсини предложил встретиться в субботу в три часа дня на его вилле в Ломбардии. Он сказал дословно следующее: «Фортуна подбросила мне несколько козырных карт, которых у меня раньше не было, и одна из них может привлечь ваше внимание».

– Карт? Во множественном числе?

– Вот именно.

Джордана всегда восхищала способность Кевина мгновенно подмечать детали.

– Если, вернее когда, я найду Синтию, забрать ее из санатория?

Джордан задумался.

– Нет, – ответил он. – И вообще не поднимай шума. Просто убедись, что туда не может проникнуть никто посторонний.

– Хорошо. К утру я буду точно знать, там ли она, даже если для этого мне придется обыскать все коттеджи. Заодно поинтересуюсь и их системой охраны.

– Ну ладно. Не скучай.

Кевин засмеялся.

– Ты тоже.

Закончив разговор, Джордан целеустремленно двинулся к Бет. Нужно было спасать собственную репутацию, да и репутацию отеля, а для этого нужно поскорее проводить Дженни в номер. Как только Джордан подошел, Бет вскочила с кресла. Его подарок она все еще держала в руке.

– Пойдем, Дженни?

Она приподнялась на цыпочки и прошептала:

– Я больше не Дженни.

– Жаль, мне уже начала нравиться эта фантазия. – Джордан взял ее под руку и повел к лифтам. – Но больше всего мне нравится то, чем эта игра должна закончиться.

Бет резко остановилась.

– Моя очередь еще не прошла.

– А я думаю, что прошла.

Бет замотала головой.

– Нет. Мы еще не занимались любовью, а мы об этом договаривались. Мне пришла в голову еще одна фантазия, даже лучше.

Джордан всмотрелся в ее лицо, спрашивая себя, хочет ли он знать какая. В конце концов он все-таки спросил:

– Что за фантазия?

Бет подняла сверток с подарком.

– Она здесь. Уверена, ты будешь доволен.

Глава 8

– Неужели вы заставите меня ждать нашей встречи до субботы?

Синтия повернулась к мужчине, сидевшему за рулем красного «Феррари», и улыбнулась. Фредди Парсини был приятно удивлен, когда Стелла Харт позвонила ему и пригласила на ланч.

– К сожалению, раньше никак не получится, – прочирикала Синтия. – До субботнего утра я буду занята на переговорах.

По версии, которую Синтия изложила Фредди Парсини еще в Лондоне, прием, назначенный на эти выходные на семейной вилле Парсини в Ломбардии, удачно совпал по времени с деловой поездкой Стеллы Харт в Леньяно. Когда Фредди пригласил ее на прием, она согласилась. Но позже, в тот же день, после того как они провели некоторое время вместе, Синтия решила, что не стоит жестко связывать свою поездку в Италию с Фредди.

Фредди затормозил у очаровательного ресторанчика на склоне холма; Они заняли столик на террасе, откуда открывался захватывающий вид. Фредди был обходителен, но не очень внимательно слушал вранье Синтии о своей работе и о самой себе. Фредди был хорош собой, природа наградила его телом античного бога, возможно, именно поэтому он был чуточку больше чем следовало увлечен собственной персоной.

– Мне повезло, что ваш самолет прилетел так рано, – прошептал Фредди.

Он произнес эту фразу уже в четвертый раз, хотя, конечно, Фредди не виноват, что он такой скучный. Фредди взял руку Синтии и поднес к губам. Синтия замерла в ожидании, но ничего не произошло. Умелый, отработанный жест опытного обольстителя лишь подтвердил то, что она поняла где-то в середине их свидания: как бы тонко ни действовал этот мужчина, его прикосновения оставляли ее равнодушной.

– Я прекрасно провел время.

Фредди медленно наклонился к Синтии и прижался губами к ее губам. В поцелуе присутствовала положенная доля страсти и нежности, но Синтию он не тронул. Она отстранилась, стараясь сохранить на лице непринужденную улыбку. Судя по глазам Фредди, он, по крайней мере, получил от поцелуя удовольствие.

– Вы не согласитесь выпить со мной чашку кофе?

– Не могу. – Синтия постаралась произнести это с оттенком сожаления. – Я успею только переодеться, и мне сразу же нужно мчаться на встречу с клиентом. А после нужно еще подготовиться к завтрашней презентации. Но я с нетерпением буду ждать субботы, надеюсь, к тому времени с делами будет покончено и я смогу расслабиться.

Фредди протянул руку и нежно погладил Синтию по волосам.

– Мы расслабимся вместе. На вилле будет много гостей, но я приготовил для вас нечто особенное. Я помню, что вы хотели подняться на воздушном шаре, так вот, я зарезервировал для нас шар.

– Буду ждать с нетерпением.

Синтия вышла из машины и пошла к отелю. Под аркой, ведущей во внутренний дворик, она остановилась и помахала Фредди. Только когда за ней закрылись двери вестибюля, она вздохнула с облегчением. Или с сожалением? Обидно было думать, что она поменялась местами с Бет только для того, чтобы тайком встретиться с мужчиной, который оказался совершенно не интересным. Но что толку в сожалениях? Лучше постараться исправить положение, в конце концов, в Италии много красивых мужчин. Нужно найти другого, с кем можно будет тоже встречаться под чужим именем. Синтия расправила плечи и решительно зашагала к регистрационной стойке. Синтия одарила портье очаровательной улыбкой.

– Мой клиент отменил деловой обед, вы не порекомендуете мне местечко поблизости, где одинокая женшина может весело провести время?

– Конечно.

Портье положил перед ней длинный список заведений и стал его комментировать. В результате у Синтии появилось два варианта.

– Доктор Ормонд…

Только когда мужской голос повторил это имя дважды, Синтия сообразила, что обращаются к ней. Она оглянулась. Перед ней стоял высокий блондин в джинсах и в сером свитере, половину его лица закрывали темные очки с зеркальными стеклами. Незнакомец протянул ей огромный букет цветов.

– Мне поручено доставить эти цветы вам. Я услышал, как портье обращался к вам по имени, и решил вручить цветы лично, так я сэкономлю на чаевых коридорному. Вы ведь доктор Ормонд?

– Да, это я.

Синтия порылась в сумочке, достала кошелек и дала мужчине чаевые. Он вручил ей букет.

– Спасибо.

– Пожалуйста.

Синтия поднесла букет к лицу и вдохнула тонкий изысканный аромат. Нужно отдать Фредди Парсини должное, думала она, он делает все, как полагается. Может быть, мое равнодушие к его шарму – следствие перелета и смены часовых поясов? Синтия решила, что нужно дать Фредди еще один шанс.

Она поднялась по лестнице на свой этаж, и вдруг ее осенило: Фредди знает ее не под именем Бет Ормонд! Он не мог прислать эти цветы. Синтия остановилась и принялась искать в букете карточку. Карточки не было.

Интересно, что Бет еще придумала? Джордан посмотрел на вскрытый сверток. Назвать крошечный лоскуток тончайшей ткани, который она ему подарила, плавками было бы сильным преувеличением. Разве что они созданы для спортсменов-олимпийцев с целью до предела снизить сопротивление воды? Джордан оглянулся и вытянул шею, пытаясь разглядеть, как смотрятся эти, с позволения сказать, плавки со спины. Сзади они прикрывали тело ничуть не больше, чем спереди.

– Ты готов?

Джордан выглянул из кабинки для переодевания.

– Я переоделся, только эти плавки ничего не прикрывают.

Как и купальник Бет, понял Джордан. От одного взгляда на Бет в новом купальнике у него захватило дух. Купальник состоял из двух частей, верхняя представляла собой супероблегающий топ, заканчивающийся гораздо выше пупка, а нижняя – крошечный треугольник, едва прикрывающий то, что должен прикрывать.

– Ты снова смущен, – с удовлетворением отметила Бет.

– А ты, как я вижу, нет.

Джордан вышел из кабинки и быстро огляделся, прикидывая, сколько еще мужчин пожирают глазами Бет. К счастью, большинство постояльцев отеля прятались от дневной жары или в прохладном баре, или в комнате отдыха. На берегу остались только они с Бет, да в ярдах пятидесяти сидел под зонтиком молодой человек из обслуги. Парень представился как Хулио и любезно предложил покараулить пляжную сумку Бет, если они с Джорданом надумают поплавать в уединенной части лагуны.

– Очень симпатичные плавки, – сказала Бет.

Джордан посмотрел в сторону будки для выдачи полотенец и увидел, что парень поднял вверх большой палец.

– Кажется, ты понравился Хулио. – Бет лукаво усмехнулась. – Как сексуальный объект.

Джордан вздохнул.

– Кажется, в последнее время меня только так и воспринимают.

– Ты готов?

На секунду Джордан испытал сильнейшее искушение схватить Бет за руку и утащить в кабинку. Он живо представил себе, как быстро избавится от ее купальника. Ему страшно хотелось прикоснуться к Бет, погладить ее бледную, как лунный свет, и нежную, как лепесток цветка, кожу, попробовать ее на вкус. Желание сжало его в тиски.

– Док, иди сюда, – прошептал он.

Бет шагнула было к Джордану, но остановилась.

– Ты хочешь заняться со мной любовью в кабинке.

– Ты так думаешь?

– Просто поразительно! По меньшей мере пятьдесят пять процентов опрошенных мужчин мечтают заняться любовью в таком месте, где их могут застукать. Я думала, цифра несколько преувеличена. Так это и твоя любимая фантазия?

Прежде Джордану и в голову не приходило причислять себя к общей массе в пятьдесят пять процентов. Не припоминал он и чтобы его привлекал риск, о котором говорила Бет – и о котором он сам сейчас думал. Но еще совсем недавно в баре отеля он подошел опасно близко к тому, чтобы совершить поступок, за который его могли бы арестовать, да и сейчас ступил на очень тонкий лед. Джордан решил, что пришло время сменить курс. Он подошел к Бет и остановился на таком расстоянии, чтобы их тела почти соприкасались. Понизив голос до шепота, Джордан сказал:

– Я не хочу, чтобы меня застукали. Я хочу заниматься с тобой любовью там, где нам никто не помешает. Я хочу любить тебя не спеша, прикасаться к каждой части твоего тела, попробовать на вкус тебя всю. В кабинке слишком темно, а я хочу видеть твои глаза, когда буду в тебя входить. И я хочу оставаться в тебе долго-долго.

Бет выдохнула и только тогда поняла, что затаила дыхание.

– Ты пытаешься меня отвлечь!

– Нет, я пытаюсь тебя соблазнить.

Не в силах больше бороться с собой, Джордан все-таки прикоснулся к Бет – погладил ее волосы. Светлый парик она сняла, и Джордан был этому рад, ему куда больше нравились ее собственные волосы цвета золота и пламени.

Бет снова прерывисто выдохнула.

Воспользовавшись своим преимуществом, Джордан придвинулся ближе, их тела соприкоснулись. Он почувствовал податливую мягкость ее грудей, она ощутила горячую твердость его плоти. Несколько секунд оба стояли, не шелохнувшись. Наконец Бет сказала:

– Но сейчас моя очередь командовать.

– Док, давай вернемся в номер.

– Я не док, я Русалка, – проворковала Бет низким грудным голосом. Она окинула Джордана откровенным взглядом. – Разве тебе нисколечко не интересно, что я придумала?

Джордана раздирали на части сразу два взаимно противоположных чувства. С одной стороны, ему хотелось перекинуть Бет через плечо и унести в номер. С другой – хотелось дать ей сделать по-своему. Его стало одолевать любопытство, и перевесило.

– Это не займет много времени, – прошептала Бет.

Больше Джордан не мог сопротивляться. Он опустил голову и поцеловал Бет в щеку возле уха. Пожалуй, до номера слишком далеко, решил он, но кабинка-то близко… – Пошли…

– И нас не будет так хорошо видно из бара, как было бы в кабинке.

Джордан оглянулся. Черт, он совсем забыл, что из бара открывается панорамный вид на эту часть лагуны! Если бы он все-таки утащил Бет в кабинку и занялся с ней любовью на дощатом полу, они устроили бы бесплатное зрелище для всех посетителей бара! За ними небось и сейчас наблюдают с большим интересом.

– Умеешь ты торговаться, док! Если тебе когда-нибудь надоест работать в лаборатории, дай мне знать, я возьму тебя в «Хэйуорд Инвестментс». Мне такие головы нужны.

– Правда?

Неожиданно для себя Джордан вдруг понял, что ему очень приятно видеть удивление и радость, промелькнувшие в глазах Бет. Пожалуй, он дорого бы дал, чтобы увидеть их снова. И еще, и еще.

– Честное слово.

– Какой ты…

Он прижал пальцы к ее губам.

– Тсс. Если ты еще раз скажешь «славный», я утоплю тебя.

– Добрый и славный.

Джордан попытался схватить Бет, но она вывернулась и прыгнула в воду.

За мгновение до того, как она скрылась под водой, Джордан успел заметить гладкие белые полушария. Он понял, что задняя половинка трусиков-бикини Бет представляет собой всего лишь тонкую тесемку. Значит, пока они разговаривали, посетители бара имели возможность любоваться весьма соблазнительным зрелищем. Эта женщина его с ума сведет! Решив, что пора положить этому конец, Джордан бросился в воду.

Бет вынырнула на поверхность одновременно с Джорданом. Вода оказалась холодной, но сейчас это было для нее кстати. Когда Джордан стоял к ней вплотную, когда его губы касались ее губ, она не продержалась бы долго, тем более когда по дикому, неистовому, почти безумному блеску его глаз поняла, что он готов схватить ее и унести. На какую-то долю секунды у Бет мелькнула мысль отказаться от своего замысла и подчиниться его страсти. Даже сейчас при одном воспоминании об этом ей снова стало жарко, несмотря на прохладную воду. Бет и не догадывалась, что в ее власти заставить мужчину смотреть на нее таким взглядом. Она развернулась лицом к Джордану.

– У тебя совершенно неприличный купальник! Ты хоть понимаешь, что весь бар мог любоваться твоим… твоей…

– Правда? А я думала, что мне никогда не хватит смелости надеть этот купальник. И я была права: не хватило.

– Но ты же его надела.

Бет замотала головой.

– Нет, не я, это Дженни надела его под свой вызывающий наряд. Как только я решила стать Дженни, мне вдруг стало легко его надеть, не понадобилось даже выходить на балкон.

Некоторое время Джордан молча смотрел на Бет.

– Кто же ты такая, черт возьми?

В его вопросе Бет увидела для себя шанс снова вызвать тот безумный взгляд. Она подплыла ближе и прошептала:

– Я же тебе говорила, теперь я русалка, видишь, я заманила тебя в воду.

Джордан, казалось, не поверил, да и не особенно заинтересовался. Бет погладила его ногу своей.

– У сорока процентов мужчин бывают эротические фантазии о русалках. Мне это показалось любопытным, а тебе?

Джордан под водой захватил обеими ногами ее ногу.

– Не особенно.

– Ну а я об этом думала… с научной точки зрения.

– И теперь хочешь поделиться со мной научными выводами?

Джордан быстрым движением взял в плен теперь уже обе ее ноги. Бет испытала немного пугающее и одновременно возбуждающее ощущение беспомощности.

– Русалки – существа экзотические, о них сложено множество легенд, отчасти в этом и кроется причина интереса к ним.

Ощущение беспомощности усилилось. Держа ее ноги как в тисках, Джордан больше никак к ней не прикасался, но Бет чувствовала, что он намного сильнее. Ее сердце забилось чаще, так, что даже стало трудно дышать. Тем не менее Бет продолжила:

– Все живые существа когда-то вышли из воды, и человек подсознательно тянется к месту своего происхождения.

– Док, для меня это звучит тарабарщиной. По мне реальность куда лучше твоих фантазий.

Джордан внезапно освободил ее ноги, но схватил Бет за руку и потянул к берегу.

– Подожди. – Бет была недовольна собой. О чем только она думала? Принялась разглагольствовать о научных исследованиях, вот Джордан и увидел в ней снова Бет Ормонд. – По-моему, истинная причина мужских фантазий о русалках не в этом.

– Док, я тебе уже говорил, я никогда не думал о том, что хочу заняться любовью с русалкой.

Бет подтянулась ближе, и их тела соприкоснулись под водой.

– А ты подумай сейчас. Представь, как бы ты это сделал?

Джордан прищурился.

– Что ты имеешь в виду?

– Как бы ты занялся любовью с русалкой? Может быть, у тебя не получилось… обычным способом. У русалок некоторые… гм… части тела устроены по-другому.

Бет погладила Джордана по плечу, по шее, положила руку на его грудь, затем стала медленно опускать ее. В конце концов, ее пальцы замерли на резинке его плавок.

– Как раз в этом месте начинается отличие. Но русалка может доставить тебе удовольствие другими способами.

– Да.

– Хочешь, я тебе покажу как?

Джордан не ответил, но Бет почувствовала, что он еще крепче сжал ее запястье. Выражение его глаз тоже изменилось, настороженность исчезла, но ее сменило не прежнее неистовство, а выражение примитивного голода, на которое тело Бет тут же отреагировало. В это мгновение Бет поняла, что все еще может сложиться и так, и этак. Если Джордан потянет ее за собой из воды, она не станет сопротивляться. Она пойдет за ним в номер. Наконец Джордан выдохнул:

– Только не здесь.

Бет убрала руку, но не сразу, сначала она легко пробежала пальцами вдоль резинки его плавок.

– Тогда пошли, у меня есть на примете уединенное место.

И Бет, рассекая воду уверенными, сильными гребками, поплыла к водопаду. Отсюда водопад не был виден, но Бет заметила его раньше, с балкона, выходящего на другую сторону.

За время, пока они доплывут, Бет собиралась обдумать план. Она не сомневалась, что, как только они укроются в гроте, Джордан выполнит обещание, которое она прочла в его взгляде и ощутила в отклике его тела. Бет осознавала, что может играть с огнем лишь ровно столько, сколько Джордан ей позволит. И, положа руку на сердце, она желала сгореть.

Так почему же ее желудок сжался от страха? Разве она не доказала себе, что способна сосредоточиться на сценарии и воплотить в жизнь всё, о чем узнала в процессе исследования? В баре, играя роль Дженни, она даже не планировала каждый следующий шаг, все, что она делала, казалось ей естественным, потому… потому что она была Дженни? Или потому что она была с Джорданом?

Джордан догнал ее и поплыл рядом, Бет почувствовала это еще до того, как он задел ее руку и плечо. Прикосновение было знакомым, и всякий раз, поворачиваясь корпусом и заводя руку для гребка, Бет видела Джордана, его сильные гибкие руки, широкие плечи, узкую талию и… Раньше у Бет не было возможности оценить, как на нем сидят плавки. Всякий раз, когда она опускала лицо в воду, ее глаза устремлялись к одному и тому же месту. Выбирая плавки, она отчетливо представляла, как Джордан будет в них выглядеть, но реальность превзошла все ожидания. Сознание, что Джордан практически обнажен и рядом, превращало ее страх в нечто иное. Бет желала его так, что не передать словами. Будучи биологом, она могла списать свои чувства на похоть, но как женщина… как женщина она очень боялась, что к физическому влечению примешивается нечто личное.

Ей удалось успешно перевоплотиться в проститутку Дженни, но Джордан все это время оставался Джорданом. В нем были доброта и нежность, смущавшие его, но не только они. Когда он смотрел на Бет, у нее возникало ощущение, что он видит ее так, как никто никогда не видел. Он узнал ее тайны, и они его не отпугнули. Однако не стоит придавать этому слишком большое значение, сказала себе Бет, это опасно. Куда спокойнее сосредоточиться на сценарии, который предстоит разыграть, и войти в роль русалки.

Бет прибавила скорость. Преодолев поворот, Бет по ряби на воде поняла, что водопад и грот близко. Она представила себе лестницу. Все, что от нее требуется, это лишь преодолевать ступеньки одну за другой.

Итак, первый шаг – перевоплотиться в русалку. Бет постаралась думать не о Джордане, а о воде. Хотя лагуна и была рукотворной, .она выглядела настоящей. Стены были сложены из бетона, отлитого в форме камней. В тени пальм и других, неизвестных Бет, тропических растений, посаженных по обеим сторонам лагуны, вода казалась бирюзовой. Временами на ее поверхности вспыхивали золотом солнечные блики.

Бет медленно перевела взгляд на Джордана. Представить, что он мужчина, спасенный ею из моря, оказалось нетрудно. Он гораздо больше походил на моряка, привыкшего бороться с ветром и выполнять тяжелую работу, чем на бизнесмена, проводящего дни за письменным столом. Глядя, как под гладкой кожей перекатываются мускулы, Бет невольно сравнивала его с другими своими знакомыми – Джордан ни на кого не был похож.

Бет представила себя русалкой, представила, как всплывает на поверхность, чтобы понаблюдать за запомнившимся ей моряком. Со временем любопытство сменилось желанием. Ей захотелось прикасаться к нему, ласкать его гладкую кожу… И вот наконец она заманила его в убежище, где сможет осуществить свои мечты. Желание пронзило Бет, как разряд тока, она чуть было не вскрикнула от боли. Слишком легко представить, что она русалка, а он – человек, мужчина, ради которого она готова отказаться от всего.

Тронув Джордана за плечо, Бет поплыла вперед, сквозь водопад, показывая Джордану дорогу в грот.

Джордан проплыл под подтоком воды, падающей со скалы, и ему показалось, что он очутился в другом мире. В небольшом гроте царил полумрак, солнечный свет проникал только через занавес из падающей воды. Бет сидела на каменном выступе у стены, нижняя половина ее тела была скрыта под водой, мокрые волосы прилипли к голове, и она действительно походила на таинственное морское создание, на древнюю богиню, за которой смертный мужчина пошел бы куда угодно.

Почему я раньше не замечал, как Бет прекрасна? – удивился Джордан. Боль, нараставшая в нижней половине его тела, пока он плыл рядом с Бет, стала распространяться по всему телу. Несколько секунд Джордан не мог пошевелиться, даже вздохнуть. Он мог только одно: желать Бет так, что было больно.

Джордан завороженно смотрел, как Бет поднимает руку из воды и манит его.

– Я тебя хочу.

Он не мог бы сказать с уверенностью, кто произнес эти слова, но точно знал, что они прозвучали. Это была единственная реальность. Бет – не русалка, он – не беспомощный моряк, спасенный ею из морской пучины. Фантазии – это сказки, время сказок прошло, пришла пора положить конец игре.

Приближаясь к Бет, Джордан оглянулся. Плотная завеса воды создавала относительное уединение, тем более что грот был обращен не к отелю, а к морю. Однако призрачная стена из воды – это все, что отделяет их от любого, кому вздумается заплыть в эту часть лагуны. Джордан повернулся и оказался лицом к лицу с Бет. Ее влажные губы приоткрылись. Вот она, реальность. Джордану потребовалась немалая сила воли, чтобы взять Бет только за руку.

– Пойдем со мной, – сказал он.

– Останься со мной.

Он потерся губами о ее губы.

– Пока мы здесь, мы не обязаны быть теми, кто мы есть на самом деле, – прошептала Бет. – У нас нет прошлого, нет будущего.

Джордан обвел контуры ее губ языком, дотронулся до одного уголка рта, потом до другого. И все-таки слова Бет на него подействовали, подточили его самоконтроль.

– Никаких сожалений, никаких последствий.

Какой-то частью своего мозга, еще сохранившей способность мыслить и анализировать, Джордан осознавал, что слова Бет – самая опасная разновидность фантазии. Любое действие имеет какие-то последствия, даже от камня, брошенного в воду, расходятся круги. Рано или поздно за все приходится платить, так всегда бывает.

Не в силах больше сдерживаться, Джордан жадно прижался губами к ее рту, смял ее губы. Если бы только он мог остановить слова… но, казалось, он не мог помешать Бет издавать негромкие, сладострастные стоны. Они действовали на него подобно электрическим разрядам. Джордан одной рукой завел руки Бет за спину, вторую руку просунул под ее топ, заурчав от удовольствия, и накрыл ладонью грудь. Бет беспомощно выгнулась и застонала. Джордану казалось, что он целую вечность ждал возможности снова прикоснуться к ней вот так. Ему не впервые было желать женщину, но никогда еще голод по женскому телу не был таким острым, на грани отчаяния.

Внезапно потеряв терпение, Джордан сорвал с Бет топ, перегнул ее через руку, наклонился над ней и устроил пиршество для своего рта. Кожа на тонкой талии Бет была прохладной и гладкой, Джордан мечтал прикоснуться к ней в этом месте губами с той самой минуты, когда вышел из кабинки. Он не спеша ласкал ее губами, языком и зубами до тех пор, пока Бет не задрожала от возбуждения. Джордан обвел языком пупок, заскользил выше и наконец достиг грудей. Нежные как атлас, они обладали сладостью запретного плода.

Джордану хотелось ласкать их медленно, подвергая Бет такой же сладкой пытке, какой подвергла его она. Но, как только его губы и язык коснулись одного шелковистого холмика, Бет застонала от наслаждения, и от этого звука самообладание Джордана дало трещину и едва не рассыпалось в пыль. В нем боролись два противоположных желания. Он жаждал овладеть Бет как можно скорее и в то же время хотел растянуть удовольствие как можно дольше. Он взял в рот один прохладный твердый, как бусинка, сосок, стал ласкать его языком, потом прихватил зубами. Бет выгнулась ему навстречу, инстинктивно предлагая ему всю себя, ее голова запрокинулась, волосы упали в воду.

Проведя ладонью по гладкой коже ее спины, Джордан захватил пальцами резинку трусиков и опустил их по ногам Бет. Затем он накрыл рукой треугольник волос. Когда один палец проник между ее бедер, Бет хрипло застонала, Джордан накрыл ее рот своим, поглощая стон, и продвинул палец еще глубже. Он с восторгом почувствовал, как ее тугой влажный атлас сжимает его палец и словно втягивает в себя, требуя и умоляя.

Желание пронзило Джордана теперь не как тупая боль, а как удар ножа. Выдержка покидала его со скоростью воды, низвергающейся со скалы, под которой они находились. Джордан больше не мог ни о чем думать, он знал только одно: что должен быть в Бет, должен почувствовать, как горячее тепло втягивает его в себя все глубже и глубже.

– Я… тебя… хочу, ты мне нужна, – прохрипел он. – Сейчас!

– Я твоя, – простонала Бет.

Джордан медленно убрал палец, обхватил Бет за талию и усадил обратно на выступ. Поглаживая внутренние стороны ее бедер, он развел ее ноги. Бет тем временем уже нетерпеливо стягивала с него плавки. Как только у Джордана освободились руки, он схватил Бет за запястья. Он боялся, что если она дотронется до него сейчас, то он не сможет сдержаться. Джордан стиснул зубы и с шумом втянул воздух. Наконец, когда ему удалось совладать с собой, он положил руки Бет на свои плечи. – Обними меня ногами. Он помог ей занять нужное положение и притянул к себе так, что его член упирался в самое средоточие ее желания. Там было так горячо, что Джордан чуть было не сорвался. Несмотря на прохладную воду, его прошиб пот. Никогда еще Джордан не был так близок к тому, чтобы кончить, не успев войти в женщину. Все его тело затвердело от напряжения, но желание овладеть Бет боролось с другим, более сильным.

– Открой глаза.

Его голос был едва слышен, но Бет подчинилась.

– Скажи свое имя.

Бет вцепилась в его плечи и посмотрела ему в глаза.

– Я русалка.

Она крепче обхватила его ногами и стала надвигаться на него. Джордану потребовалась вся сила воли, чтобы устоять перед соблазном.

– Нет, настоящее имя.

– Бет.

– И мое.

– Джордан.

Он вошел в нее сильным толчком. На какое-то мгновение Джордану показалось, что его сердце останавливается. Джордан полагал, что знает, что он почувствует, но Бет оказалась еще горячее, еще туже, чем ему помнилось, а ощущения, которые он испытал, были гораздо сильнее, чем в первую их близость. Джордан знал, что должен остановиться, дать Бет время привыкнуть к новым ощущениям, но не мог. Инстинкт приказывал ему двигаться. Джордан почувствовал, как горячая плоть, обнимающая его, начинает пульсировать, и в тот же миг увидел, как потемнели глаза Бет.

Больше всего на свете ему хотелось остановиться, растянуть этот миг, продлить ощущение полного единения с женщиной, которого он никогда прежде не испытывал. Но Джордан ощутил пульсацию тела Бет, и его собственное отреагировало помимо его воли. Он вонзился в нее еще глубже. Наслаждение накатывало волна за волной, вознося Джордана все выше и выше, пока наконец не разрешилось финальным взрывом. Содрогаясь в экстазе, Джордан крепко прижимал к себе Бет.

Глава 9

Когда к Бет вернулась способность дышать и видеть, она обнаружила, что сидит на коленях у Джордана на каменном выступе, идущем вдоль всей стены маленького грота. Джордан обнимал ее, ее голова лежала на его груди, и Бет слышала, как бьется его сердце. Ее охватило ощущение блаженной удовлетворенности, не хотелось ни двигаться, ни даже думать.

Что-то было не так. Будь Бет в лаборатории, она испытала бы радостное волнение, восторг, как бывало всегда, когда эксперимент проходил успешно. Она снова и снова обдумывала бы результаты, прикидывая, что сделано удачно, а над чем предстоит еще поработать. Но сейчас Бет не хотелось ничего анализировать. Ей хотелось жить только настоящим моментом, хотя бы на время поверить в то, что Джордан желал ее саму, а не несуществующую русалку.

Это было не просто неправильно, но даже опасно. Несбыточные мечтания. В душу Бет прокрался страх, но она постаралась его прогнать. Она не имела права повторить ошибку, которую совершала не раз: желать то, что ей не суждено иметь.

– Даю пенни за твои мысли.

Бет вздрогнула от неожиданности. Джордан истолковал ее реакцию по-своему и спросил озабоченно:

– Что, так плохо?

Она подняла голову и встретила его пристальный взгляд. Самообладанию Джордана можно было только позавидовать.

– Кажется, все прошло хорошо. Но я хотела бы попробовать еще раз.

Джордан прищурился.

– Что-то не так? Может, я сделал тебе больно? Тебе было неприятно?

– Нет, вовсе нет, разве что… – Бет медленно улыбнулась, как ей представлялось, улыбкой настоящей русалки. – Я хочу повторить опыт, только на этот раз ты должен оставить мои руки свободными.

Джордан обнял ее крепче, его глаза сверкнули неистовым огнем, который Бет в них уже видела, и эта вспышка мгновенно отозвалась в ней взрывом острого, почти непреодолимого желания.

– Это можно устроить, – сказал Джордан, – только не здесь. До сих пор нам везло, но…

Договорить он не успел: из-за водяной завесы высунулась голова. Джордан быстро спрыгнул с уступа, потянув за собой Бет. К счастью, в этом месте вода была ему по грудь, а Бет даже по шею. Внезапно Бет с ужасом осознала, что не представляет, куда девался ее купальник. Джордан тем временем поспешно натягивал под водой плавки.

– Привет. – В грот заглянула пухленькая женщина лет пятидесяти. – Извините, если помешала. Мы с Саймоном подумали, что было бы здорово…

Из воды вынырнул Саймон и, стряхивая воду с волос, замотал головой, как спаниель. Джордан загородил Бет своим телом. Бет наугад протянула руку в сторону, моля Бога, чтобы купальник оказался в пределах досягаемости.

– Эй, Селин, похоже, этим ребятам пришла та же мысль, что и нам.

– Ерунда. – Селин подмигнула Джордану и Бет и игриво ткнула Саймона в бок. – Ты просто старый развратник.

– Разве это недостаток? – шутливо заметила Бет. Она нащупала топ и, вцепившись в него, сунула руку под воду.

Саймон издал смешок, похожий на уханье филина.

– Вот и я о том же толковал, юная леди.

– Ладно, Саймон, пойдем, мы мешаем молодым людям.

Джордан завел руку за спину и схватил Бет за локоть.

– Ничего подобного, мы как раз собирались уходить, правда, дорогая?

Не дав Бет времени на ответ, Джордан стал подталкивать ее к водопаду, по мере возможности заслоняя своим телом. Когда они проходили мимо Саймона, Джордан наклонился к нему и заговорщически прошептал:

– Моя жена решила, что этот грот – как раз такое местечко, в какое русалка могла заманить красавчика моряка, если вы понимаете, что я имею в виду.

Саймон подмигнул.

– Кажется, я улавливаю твою мысль, сынок.

Бет прижала к себе топ от купальника и нырнула под водопад. Она не желала слышать больше ни слова из разговора мужчин. Когда она вынырнула, Джордан был рядом.

– Зачем ты это сделал? Ты практически открытым текстом рассказал им, чем мы занимались.

– Я подумал, что это поможет твоим исследованиям. Похоже, Саймон попадает в те сорок или сколько там процентов мужчин, что мечтают заняться любовью с русалкой.

– Будем надеяться, что Селин тоже понравится.

Джордан расхохотался, запрокидывая голову. Его густой, сочный смех был таким заразительным, что Бет тоже засмеялась. Они так хохотали, что им пришлось хвататься друг за друга, чтобы не уйти под воду.

– Это не смешно, – заявила Бет, борясь с очередным приступом смеха. – Между прочим, у меня осталась только половина купальника. Верхняя. Трусы пропали.

– Настоящей русалке они и не нужны.

– Настоящей русалке не нужно возвращаться в отель.

– А это пусть послужит тебе уроком. Оказывается, фантазии могут быть опасны.

Бет подумалось, что Джордан прав: действительно могут. Но они придают жизни остроту. Джордан открылся ей с новой стороны, и этот новый мужчина, шутник и весельчак, нравился ей не меньше, чем страстный любовник, который был с ней в гроте. Она гордо подняла голову и заявила:

– Пока я буду надевать верхнюю половину купальника, попробуй придумать, как мне вернуться в отель, не угодив в каталажку за нарушение общественного порядка.

Но надеть купальник оказалось не так просто, как Бет рассчитывала. Материал, намокнув, не желал растягиваться, к тому же Джордан все время ее смешил, и они то и дело уходили под воду. Джордан пытался помочь Бет, но он не столько держал купальник, сколько прикасался к ней самой, чем очень отвлекал Бет от дела. В конце концов ей все-таки удалось продеть руки в лямки и натянуть верхнюю часть купальника на груди, но, пока Бет это проделывала, и Джордан, и она сама погрузились под воду и опустились до самого дна лагуны.

Бет бы всплыла на поверхность, но Джордан, словно якорь, удерживал ее на дне, положив обе руки на талию. Под водой, висмутном, колеблющемся свете, он казался похожим на водяного бога, а не на смертного мужчину. Внезапно Бет снова захотела его с такой же силой, как недавно в гроте. Едва Бет успела об этом подумать, как Джордан подтолкнул ее к поверхности, всплыл одновременно с ней и прижал к стене. Одной рукой обхватив ее за шею, он прижался к ней всем телом и впился в губы поцелуем.

Волна ощущений захлестнула Бет, и она оказалась в мире, сотканном из контрастов. Холодная вода, жар, вспыхивающий со скоростью молнии при каждом прикосновении Джордана. Твердость его рук и стены за ее спиной, невероятная мягкость его губ и нежная настойчивость языка, терпеливо исследующего ее рот, так основательно, словно у него в запасе было все время мира. Всепоглощающее наслаждение накатывало на Бет волна за волной. Она тонула в нем. Только когда они с Джорданом вынырнули на поверхность, Бет поняла, что снова погружалась на дно. Кашляя и отплевываясь, она жадно глотнула воздух. Джордан дышал так же судорожно, как она. – Я тебя хочу.

Джордан не понял, кто произнес эти слова и были ли они вообще произнесены вслух или только прозвучали в его сознании. Он знал только, что никогда не испытывал ничего подобного. Слово «желание» казалось слишком вялым для обозначения того, что он чувствовал. Чувство, сжавшее его в тиски на дне лагуны, было настолько острым, настолько всепоглощающим, что он сам не знал, как ухитрился вынырнуть на поверхность и вытолкнуть Бет. Только что он смеялся, сражаясь с ее купальником, и вдруг, через считанные секунды, желание накатило на Джордана с такой силой, что смело все остальное. Бет выглядела богиней, а ее золотисто-рыжие волосы были подобны короне. Джордан знал только одно: он должен овладеть ею. И чуть было не сделал это прямо на дне.

Но сейчас не русалка смотрела на него взглядом, в котором смешались желание и предвкушение. Им больше не угрожала опасность утонуть, а желание только усилилось.

– Я тебя хочу.

Теперь Джордан точно знал, что произнес это вслух. Хриплый звук его голоса, казалось, еще сильнее обострил желание, обратившее его кровь в жидкий огонь. Используя силу своего тела, Джордан прижал Бет к стене лагуны, завел руку под нее и схватился за камень.

Джордан быстро огляделся, проверяя, не видит ли их кто-нибудь. Но то, что он увидел в глазах Бет, заставило его забыть и о приличиях, и об уединении: во взгляде Бет отражалось то же желание, что снедало его самого.

– Теперь твои руки свободны, используй их, – сказал он.

Бет взяла его за плечи, Джордан обвил ее ноги вокруг себя, ухватился за каменный выступ за ее спиной и медленно вошел в Бет. Жар ее тела чуть было не спалил его выдержку.

– Скажи, что ты меня хочешь. – Он почти полностью вышел из нее. – Или, может, ты хочешь, чтобы я остановился?

– Нет! – прошептала Бет.

– Что «нет»? Ты меня не хочешь или ты не хочешь, чтобы я остановился?

– Нет… да… пожалуйста…

Джордан снова вошел в нее, но недостаточно быстро и недостаточно глубоко.

– Погоди.

Но Бет уже крепче обвивала его ногами. Изо всех сил держась за выступающий камень, Джордан вошел в горячую влажную глубину так далеко, как только мог. Бет издала нечленораздельный звук и задвигалась, принимая его в себя еще глубже. Джордан приблизился к ее губам почти вплотную и прошептал:

– Шшш, не шуми, нас могут услышать. Здесь в любой момент может кто-нибудь появиться, нельзя, чтобы они поняли, чем мы занимаемся.

Джордан медленно отстранился и снова вошел в Бет, даря ей острейшее наслаждение, граничащее с мукой.

– Вода работает против нас, я буду делать это очень долго.

– Джордан, прошу тебя…

Звук собственного имени в ее устах подействовал на самообладание Джордана катастрофически. Джордан только и смог, что прошептать:

– Тсс.

Он потерял способность думать, перестал замечать, где они и что происходит вокруг. Для него осталась только Бет, ее горячее жаждущее тело. Выйдя почти до конца, он снова резким толчком вошел в нее. Джордан хотел двигаться быстрее, гораздо быстрее, но глубина лагуны и их позиция работали против него. Каждый раз, выходя из Бет, он чувствовал себя так, будто терял какую-то жизненно необходимую часть себя самого. Вдруг Бет застыла, выгибаясь ему навстречу, и он почувствовал, что рассыпается на части. Беспомощный перед самим собой, Джордан вошел на полную глубину и излился в нее.

Долго, очень долго ни один из них не шевелился. Джордан двигаться не хотел, да и сомневался, что в состоянии. Над их головами зашуршали пальмовые листья. Вода вдруг стала неподвижной. Затем он услышал звук чьих-то шагов. Сжав руками талию Бет, Джордан вышел из нее, быстро поправил плавки и огляделся. К его облегчению, лагуна была пуста. Кто бы ни шел в их сторону, пока он был скрыт за каменным выступом слева от них.

Джордан переключил внимание на Бет.

– Ты в порядке?

– Более чем в порядке.

Их взгляды встретились, и Джордан прочел в ее глазах восторг. Бет подалась вперед и быстро поцеловала его в губы.

– Было даже лучше, чем в гроте. И мне понравилось, что руки были свободны. В следующий раз нужно не забыть пустить их в ход.

Джордан не знал, что его больше восхитило: ее ответ или поцелуй. И то, и другое было очень искренне, его целовала явно Бет, а не русалка.

– Мистер Хэйуорд, мистер Хэйуорд…

Джордан поднял голову. К ним спешил Хулио.

Он нес в руках матерчатую сумку Бет. Парень был ни в чем не виноват, но в эту минуту Джордан готов был его убить. Он выпустил Бет, но продолжал держаться за бетонную стенку лагуны.

– Ваш мобильный телефон все время звонил, я взял на себя смелость ответить и, как оказалось, хорошо сделал. С вами хочет поговорить мистер Мэлори. – Поставив сумку на землю, Хулио присел на корточки и протянул Джордану его телефон. – Этот мистер Мэлори случайно не военный? – с любопытством спросил он. – У него командный голос.

Телефон снова зазвонил.

– Слушаю! – рявкнул Джордан.

– У тебя все в порядке? – спросил Кевин.

– Конечно.

– Это первый случай в истории, когда по твоему мобильнику ответил кто-то другой.

Джордан нахмурился, ему не понравилось удивление в голосе Кевина. Впервые с той минуты, когда они с Бет оказались в лагуне, Джордан в полной мере осознал реальность происходящего. Он оставил свой мобильный, да и не только его, а еще и бумажник и всю одежду в кабинке! Увидев Бет в провокационном купальнике, он и думать забыл о своих вещах! И минуту назад, прижимая Бет к стенке лагуны, он не думал ни о чем и ни о ком, кроме нее. Если бы Хулио их не прервал, он бы овладел ею снова. Что с ним происходит?

– Я внутри, – сказал Кевин.

– Внутри?..

– В санатории. Послушай, может, я помешал? Если ты и доктор…

Джордан с трудом сосредоточился на разговоре.

– Мы с Бет плавали, вот и все. Можешь докладывать.

– Мне потребуется некоторое время, чтобы убедиться, что Синтия здесь. Я не хочу заглядывать в ее бунгало до того, как она уснет.

– Ты знаешь, в каком бунгало она поселилась?

– Пока нет. Как только путь будет свободен, я рассчитываю попасть в главный корпус и узнать номер ее бунгало. Потом придется подождать, пока все уснут. Но это еще не все, у меня есть свежая информация о Парсини.

Слушая отчет о передвижениях отца и сына Парсини в течение последних суток, Джордан перевел взгляд на Бет. Все еще стоя по грудь в воде под прикрытием стенки лагуны, она разговаривала с Хулио.

– Я подумал, что вы, может быть, захотите вернуться в отель через боковой вход, и на всякий случай принес вам два полотенца, – сказал молодой человек.

– Спасибо, Хулио, ты наш спаситель! – Бет достала из сумки бумажник и дала Хулио мелкую купюру. – Я поговорю с управляющим, чтобы он повысил тебе зарплату.

Джордан подумал, что для женщины, которая никогда не жила в большом курортном отеле, Бет на удивление быстро нашла общий язык с персоналом. Сначала трое коридорных, потом Родригес, а теперь вот и бич-бой рад плясать под ее дудку. Ну и, конечно, сам владелец отеля. Из-за нее он забыл про бумажник, про мобильный телефон и даже про одежду!

Хулио сунул купюру в карман и снова поднял вверх большой палец.

– Босс, ты еще здесь? – спросил Кевин. Джордан вернулся к разговору.

– Дай мне знать, как только убедишься, что… Наблюдая, как Бет берет полотенце, сует его в воду и под водой повязывает его вокруг талии, Джордан забыл закончить фразу. Он сразу же представил, как будет стягивать с нее это полотенце, когда они вернутся в номер. И они еще не опробовали джакузи… В ванной, где им никто не помешает, будет гораздо легче воплотить в жизнь фантазию о русалке.

– Как я понимаю, добрый доктор снова тебя отвлекает, – насмешливо заметил Кевин.

– Нет. Да.

Джордан понял, что пора взять себя в руки. А для этого ему прежде всего нужно положить конец фантазиям, в которые Бет его все время втягивает.

– Позвони мне, как только узнаешь что-нибудь точно.

Глава 10

Джордан вышел на балкон. Солнце клонилось к горизонту. После того, как они вернулись в номер, Джордан настоял, чтобы Бет воспользовалась ванной, а сам принял душ. Он сделал это нарочно, чтобы проверить, сможет ли держаться от Бет на расстоянии. Джордан не был уверен, что выдержит испытание, и это его тревожило.

Казалось бы, за то время, что он провел с Бет в лагуне, он должен был ею пресытиться. Заниматься с ней любовью в гроте было довольно рискованно, но то, чем они занимались в лагуне, вообще не укладывалось ни в какие рамки. Джордан посмотрел сверху на извилистую голубую полосу воды. Даже сейчас Джордану было страшно представить, что произошло бы, появись Хулио на пару минут раньше. До такого безрассудства он не доходил даже будучи подростком, сексуально озабоченным, как все парни его возраста. Ни тогда, ни позже ни одна женщина не заставляла его совершать такое… безумство иного слова не подберешь.

А женщин у Джордана было немало. Лет в пятнадцать он обнаружил, что женщин влечет к нему как магнитом. Понимание, что его привлекательность для женщин в немалой степени связана с его принадлежностью к богатому и влиятельному семейству Хэйуорд, пришло гораздо позже. К тому времени его отец успел жениться и развестись уже трижды. Джордан не собирался идти по его стопам и потому старался всегда держать отношения с женщинами под контролем. И у него это всегда получалось – до Бет Ормонд. Бет не просто лишила его ведущей роли в отношениях – всякий раз, когда Джордан занимался с ней любовью, он отдавал какую-то частицу самого себя.

Эта мысль так испугала Джордана, что по его спине пробежали мурашки. Он оторвал взгляд от лагуны и стал расхаживать по балкону. До сих пор ни одной женщине не удавалось его испугать. Джордан не мог понять, как вышло, что Бет обрела над ним такую власть. Сама Бет, может, и верит, что он клюнул на ее фантазии, но он-то знает, что это не так. Кем бы она себя ни воображала, всякий раз он занимался любовью с Бет Ормонд, с ней самой, а не с очередным вымышленным ею персонажем.

В мозгу Джордана, как в калейдоскопе, завертелись образы. Скромная молодая девушка, с которой он познакомился на банкете у Синтии, являла собой только одну грань многогранной личности Бет Ормонд. Совсем другой она предстала ему на летном поле, когда он набросился на нее с вопросом, где Синтия. Та Бет Ормонд не стушевалась под его взглядом, да еще и мятежно задрала подбородок, полная решимости защитить от его гнева ничего не подозревавшего пилота. На яхте Бет предстала в третьем обличье. Джордан до сих пор помнил ее горящие глаза, задорный смех.

И есть еще доктор Бет Ормонд – вдумчивая, целеустремленная. Это она посылала через сетку убийственные мячи, это она смотрела на него таким оценивающим взглядом, как будто собиралась поместить под микроскоп или разобрать его по косточкам, сколько бы времени на это ни потребовалось.

Джордана вдруг осенило. Застенчивая Лилия, веселая и жизнелюбивая Дженни, смелая и решительная русалка – все это были не просто роли из сексуальных сценариев, это были разные грани личности самой Бет! Сколько еще разных женщин в ней скрывается? Джордану хотелось не только узнать это, но и научиться управляться с каждой из них. Но, чтобы это сделать, ему нужно было узнать их всех поближе.

Он посмотрел в номер через стекло раздвижной двери. Только не здесь. Джордан точно знал, чем кончится дело, если он останется с Бет в номере. Это казалось невероятным, но в нем снова вспыхнуло желание. Чтобы его утолить, достаточно было только открыть дверь и вернуться в номер. Бет, наверное, сейчас как раз выходит из ванной, оборачивает вокруг тела полотенце и завязывает концы на груди… Он мог бы подсунуть руки под полотенце. Она не успела бы ни о чем задуматься, уж он бы об этом позаботился. Затем он мог бы поднять ее, усадить на туалетный столик, раздвинуть ее ноги и устроиться между ними. Он не дал бы ей ни времени, ни возможности ускользнуть в очередную фантазию. Когда на нее с двух сторон смотрели бы их отражения в зеркале, она не смогла бы притвориться, что они вовсе не Бет и Джордан, а кто-то другой.

И на этот раз не было бы никакой спешки, никто бы им не помешал. Он взял бы ее очень медленно, растягивая наслаждение для них обоих. Джордан подошел к двери, но в последний момент передумал и снова заходил взад-вперед по балкону. Он для того и вышел на балкон, чтобы остыть, – и что же? Он снова желал Бет с не меньшей силой, чем в том дурацком гроте. Он попался, его словно затянуло в водоворот подводное течение, не заметное на поверхности обманчиво спокойной воды.

Эврика! Как ему раньше в голову не пришло? Нужно пригласить Бет на свидание, тогда он окажется на своей территории. Нужно выбрать место, где ей понравится, место, где ей будет чем занять свой живой ум и некогда будет задумываться над очередным сценарием. Джордан стал перебирать в уме варианты.

Бет вытерла запотевшее зеркало полотенцем и наконец увидела себя отчетливо. Насколько можно было судить, она выглядела точно так же, как прежняя Бет Ормонд. Но чувствовала себя она определенно по-новому. Ее переполняли одновременно и восторг, и страх. Бет прижала ладонь к животу и вздохнула.

Восторг – это понятно, так и должно быть, ведь она справилась с задачей. Ей удалось оживить мужские эротические фантазии для Джордана, и он отреагировал даже лучше, чем можно было надеяться, лучше, чем она могла себе представить.

Так почему же она не испытывает удовлетворения, как бывало в лаборатории после успешно проведенного эксперимента? Почему у нее сосет под ложечкой от страха?

Глупый вопрос. Ясно почему. Ее страх связан с тем, что произошло в гроте. Бет не могла забыть ощущение, которое испытала, когда Джордан целовал ее под водой. В его поцелуе чувствовалась решимость выведать все ее секреты. И, можно не сомневаться, она их с готовностью выдала бы. Как будто вода смыла все защитные сооружения, которые она вокруг себя возвела, а заодно унесла и частичку ее самой.

Бет обхватила себя руками и посмотрела в глаза своему отражению. Джордан желал ее так сильно, что, не задумываясь, взял бы ее прямо в лагуне. Наверное, она на многие годы, если не на всю жизнь, запомнит, каково это, чувствовать себя столь желанной. Маленькое уточнение, напомнила себе Бет, Джордан желал не меня, а русалку, фантастическое существо.

Она довольно долго принимала ванну, и у нее было время проанализировать случившееся. В воде Джордан казался ей похожим на морское божество, логично предположить, что она выглядела для него тем же. Все это время он думал о русалке, и она не должна, не может себе позволить забыть об этом. Она не может себе позволить желать… Стоп! Бет приказала себе не думать в этом направлении, но страх усилился. Ну почему ей вечно хочется чего-то, чего она не может иметь?! В одном Джордан был прав: фантазии опасны.

Из спальни донесся телефонный звонок. Бет завернулась в полотенце и вышла из ванной. Звонок повторился, и Бет поспешила к телефону, стоящему на туалетном столике.

Джордана в спальне не было. Бет сказала себе, что странное ощущение пустоты – вовсе не разочарование. Так же как не было разочарованием то чувство, которое она испытала, когда Джордан велел ей занимать ванну, а сам пошел в душевую кабинку. Уже одно это предложение ясно дало понять, что она больше для него не русалка, а просто Бет Ормонд. Оно и к лучшему, так и должно быть.

Бет взяла трубку и увидела свое отражение в зеркале. Кого она пытается обмануть?

Телефон зазвонил снова, и только тогда Бет поняла, что это звонит мобильный. Она схватила сумочку и достала трубку.

– Алло?

– Что, фантазия, которую я прервала, была очень эротичной?

– Синтия! – обрадованно вскричала Бет и плюхнулась на кровать. В трубке раздался стон.

– Очень надеюсь, что Джордана нет рядом. Мне бы не хотелось с ним разговаривать.

– Нет, его здесь нет.

– Что случилось? И, кстати, почему он не с тобой? Ты ведь последовала моему совету? Опробовала на нем сексуальные фантазии?

– Да.

– Неужели они не действуют?

В голосе Синтии прозвучало столько искреннего изумления, что Бет улыбнулась, – Очень даже действуют. – Она попыталась вложить в свой тон побольше энтузиазма. – Я превратила мужчину, который терпеть не мог фантазии, в их страстного любителя.

– Что-то не слышу радости. И даже удовлетворения. Разве не в этом состояла цель эксперимента?

– В этом, конечно.

Действительно, все прошло именно так, как и было задумано. Бет взглянула на ярко-красные ногти на ногах. Это не ее ногти, а Дженни, и Джордан был в восторге от ее персонажа. Она снова посмотрела на себя в зеркало. Волосы, вытертые полотенцем, но не расчесанные, были спутаны и висели сосульками, ни дать ни взять – волосы русалки.

– Может, ученый ты и блестящий, но обманщица из тебя никудышная. Не расскажешь ли, что происходит?

– Неужели тебе так скучно в санатории?

В ответ Синтия вздохнула.

– Так плохо? – огорчилась Бет. – А я думала, тебе там нравится. Помнится, ты собиралась покататься на воздушном шаре. Передумала?

– Это место… скажем так, здесь вовсе не так чудесно, как утверждалось в рекламе. Я уж думаю, не позаимствовать ли мне одну из твоих фантазий?

Бет опешила.

– Боюсь, у меня нет ничего подходящего для чисто женского общества…

Синтия рассмеялась.

– Бет, не надо понимать все буквально! Не волнуйся, если я действительно решу опробовать на практике твои теоретические выкладки, то уйду в самоволку.

– Синтия…

– Не волнуйся, я шучу. Раз уж я пошла на такие ухищрения, чтобы здесь оказаться, то теперь должна остаться хотя бы на неделю. Но ты, если хочешь быть уверенной, что я от скуки не совершу какую-нибудь глупость, должна меня развлечь, рассказав, что у вас происходит.

Бет прислонилась к спинке кровати и задумалась. Оказалось, что не так-то просто облечь в слова мысли, которые посетили ее, пока она принимала ванну.

– Раз ты молчишь, я попробую догадаться, – сказала Синтия. – Джордану понравились твои методы, но ты предпочла бы, чтобы ему нравилась ты сама.

Она так точно уловила суть, что Бет вскочила.

– Нет!

– Отрицать правду – не самый эффективный способ изменить ситуацию.

Страх, уже некоторое время не дававший Бет покою, резко усилился и обострился.

– Но я не… он не… я не могу…

Синтия снова засмеялась.

– Поразительная точность формулировок!

Бет снова осела на кровать.

– Сама по себе я Джордана не интересую.

– Почему ты так решила?

– Он занимался любовью не со мной, а с вымышленными персонажами: с наивной островитянкой, с проституткой и с русалкой.

– С проституткой – это я могу понять, с какой-то островитянкой – еще куда ни шло, но с русалкой… когда у нас будет больше времени, ты мне расскажешь поподробнее. А пока я вижу. только один способ выяснить, нужна ли ты Джордану сама по себе. Забудь на одну ночь о сценариях, побудь собой и соблазни его как Бет Ормонд.

Бет покосилась на закрытую дверь из спальни в гостиную.

– Но Джордан наверняка ждет…

– А ты не давай ему того, что он ждет. Удиви его. Наверняка мадам Рено об этом говорила.

– Да, но…

– Беда в том, что ты не уверена в себе, – убежденно продолжала Синтия. – Что ж, единственный способ обрести уверенность – это приобрести опыт. Бет, разве тебе есть что терять?

Все, мысленно ответила Бет.

– Просто сделай это, – настаивала Синтия.

Бет в который раз посмотрела на себя в зеркало. Хватит ли ей храбрости последовать совету подруги?

– И ради Бога, хотя бы раз в жизни ничего не планируй. Впрочем, на нашем островке много не запланируешь.

– Мы не на острове, – уточнила Бет. – Мы поселились в «Хэйуорд Бич Ресорт».

– Что-о?!

– Это была идея Джордана.

– Помолчи, не говори ничего, мне нужно подумать. Я пытаюсь представить всех этих русалок и островитянок в общественном месте, да еще в таком, где Джордана знают. – Синтия расхохоталась. – Прелесть!

Бет невольно улыбнулась.

– Вряд ли Хулио, парнишка, присматривающий за пляжем, сразу его узнал, а менеджеру, который подошел к нам в баре, Джордан сказал, что я его жена.

Синтия на несколько секунд лишилась дара речи. Наконец она сказала:

– Беру свои слова обратно, похоже, ты отлично справляешься и без моих советов. Да мне и некогда больше говорить, в дверь стучат, наверное, приглашают на занятия аква-аэробикой. Передай Джордану, что я наслаждаюсь жизнью.

Из телефона понеслись короткие гудки. Бет могла поклясться, что Синтия вовсе не наслаждается жизнью в санатории. Она уже хотела перезвонить подруге, когда в дверь постучали.

– Да?

– Ты в приличном виде? – спросил через дверь Джордан.

В приличном? И это спрашивает человек, с которым она уже привыкла вести себя исключительно неприлично?!

– Да.

Позже Бет еще задаст себе вопрос, не стали ли Лилия, Дженни и русалка навсегда гранями ее личности или все дело в удачном выборе времени, но сейчас она ни о чем таком не задумывалась. В ту же секунду, когда Джордан вошел в спальню, ее полотенце бесшумно соскользнуло на пол.

Кевин мысленно ругался последними словами. Сидеть на дереве было на редкость неудобно, у него постоянно затекали то нога, то рука, то еще что-нибудь. Чтобы проникнуть на территорию санатория, ему понадобилось три часа и все мастерство переговорщика, но он начал подумывать, что потратил этот кусочек своей жизни впустую. Принцесса за это заплатит!

Подобрать в городском универмаге женскую одежду его размера и роста было нелегко, но в конце концов Кевин купил джинсовый костюм, футболку и бейсбольную кепку с большим козырьком. Как выяснилось, переодевался он не зря. Шофер грузовика не обманула: в санаторий действительно не пускали мужчин ни под каким видом. Если бы Кевину даже удалось втиснуться в кузов грузовика и не быть при этом раздавленным контейнерами с провиантом, ему это мало помогло бы: появление мужчины на территории санатория вызвало бы переполох. Но переодетый в женскую одежду, с париком на голове и грубоватым макияжем, он едва удостоился беглого взгляда двух могучих амазонок, охранявших ворота санатория. На обратном пути, если верить той же девушке-шоферу, транспорт практически не проверяют.

Кевин переключил внимание на главный корпус, где располагались администрация, кухня и ресторан. Женщины парами и по трое не спеша шли в сторону ресторана. Пока Кевин не заметил среди них ни одной, чья походка напоминала бы уверенную, решительную поступь Синтии. Но это само по себе еще ничего не значило. На протяжении последнего часа он не раз видел, как официантки катили к какому-нибудь бунгало закрытые тележки с едой. Кевин рассудил, что если сестра Джордана все-таки в санатории, то одна из тележек предназначена ей.

Он нахмурился и изменил позу, отчего ветка под ним жалобно хрустнула. С какой стати он засомневался в том, что Синтия здесь? У него не было никаких оснований для сомнений, кроме собственной интуиции. Беда в том, что, когда дело касалось Синтии, интуиция могла Кевина и обмануть. Это началось в тот день, когда Синтия набросилась на брата, а Кевин бросился защищать босса. Синтия тогда разрыдалась. Кевин привык считать себя невосприимчивым к женским слезам, но слезы Синтии на него подействовали. Возможно, потому, что ее слезы не были проявлением слабости, рыдала она так же яростно, как дралась. И она не пыталась слезами привлечь к себе внимание или добиться своего. Только что она дралась так, словно от этого зависела ее жизнь, а через минуту вдруг разрыдалась. Кевин не придумал ничего другого, кроме как обнимать ее до тех пор, пока она не успокоилась.

Видно, она по-настоящему любила этого подонка Тафта, подумал Кевин. Он знал, что такое предательство со стороны любимого, вот почему Кевин взялся лично следить за Синтией. И она его засекла. Охранник, как и телохранитель, если он настоящий профессионал, никогда не позволяет себе личных чувств по отношению к охраняемому. Кевин допустил ошибку и теперь за нее расплачивается.

Вполголоса выругавшись, Кевин снова поменял позу. До чего же неудобно сидеть на дереве! К тому же он с каждой минутой все больше укреплялся в подозрении, что напрасно мается на этой чертовой ветке. Синтия Хэйуорд, судя по всему, не покажется возле главного корпуса, вероятно, она спокойно сидит в своем бунгало, где Кевин мог бы найти ее ночью без особого труда.

Дождь прекратился, но сквозь плотные тучи не проглядывало солнце, так что не было никакой возможности понять, скоро ли оно сядет. Кевин готов был считать не то что минуты – секунды до этого момента. С заходом солнца активные передвижения обитателей санатория прекращалась, и это означало, что Кевин сможет проникнуть в административное здание и узнать наконец, в каком бунгало остановилась Синтия Хэйуорд. На то, чтобы найти нужное бунгало и удостовериться, что Синтия там, Кевин отводил себе час. После этого… пожалуй, он сможет даже вздремнуть до приезда фургона. На этот раз он уж постарается, чтобы Принцесса не узнала, что он за ней следил.

Глядя, как с Бет сползает на пол полотенце, Джордан отстраненно отметил, что никогда еще его кровь не неслась по венам с такой бешеной скоростью. Кожа Бет в мягком свете настольной лампы казалась фарфоровой. Джордан точно знал, какой она будет на ощупь – прохладной и чуть-чуть влажной. Даже на расстоянии он чувствовал аромат мыла.

На задворках сознания Джордана билась мысль, что он пришел в спальню не просто так, а с какой-то целью, но сама эта цель начисто вылетела у него из головы, стоило ему только посмотреть на Бет. Она стояла обнаженная, и Джордан точно знал, что может овладеть ею в любую секунду – для этого ему достаточно только сделать три шага. От этой мысли у него вскипала кровь.

– Джордан…

Он должен овладеть Бет на этой кровати. Немедленно. Эта мысль вывела его из оцепенения. Джордан сделал три шага и преодолел разделявшее их расстояние.

Но он планировал что-то другое… Джордан попытался вспомнить детали разработанного им плана. Он пришел сюда, чтобы… Вспомнил! Пригласить Бет на свидание! Но вот куда? Этого он не мог бы вспомнить даже под страхом смерти.

– Джордан…

Он понял, что, если Бет будет смотреть на него таким взглядом, никакого свидания не будет. Она облизнула губы, шагнула ближе и положила ладонь на его грудь.

– Я собиралась…

В мозгу Джордана зазвучал сигнал тревоги. В голосе, во всем поведении Бет сквозили робость и неуверенность, которые не были присущи ни Лилии, ни Дженни, ни Русалке. Если это очередная фантазия, подумал Джордан, нужно пресечь ее в зародыше.

– Ты что-то уронила, – сказал он.

Бет опустила взгляд, но до этого Джордан успел заметить в ее глазах удивление и ещё что-то – смущение? Обиду? Он наклонился, поднял полотенце и вручил ей. Пока Бет оборачивала полотенце вокруг тела и аккуратно подтыкала концы над грудью, Джордан понял; перед ним Бет. Ни Лилия, ни Дженни, ни Русалка не отличались робостью, но Бет – другое дело. А он только что причинил ей боль. Джордан знал, что должен срочно исправить положение. Ему хотелось привлечь Бет к себе и крепко обнять, но он боялся, что если прикоснется к ней, то уже не совладает с собой.

Однако он должен был как-то стереть выражение боли из ее глаз.

– Бет, посмотри на меня. – Их взгляды встретились. – Хочу, чтобы ты знала: больше всего на свете мне хочется сейчас заняться с тобой любовью.

– Тогда почему ты поднял полотенце?

– Потому что в лагуне я был с тобой груб, а еще мне кажется, что нам обоим нужно отдохнуть от… от твоих исследований. И раз уж настала моя очередь диктовать правила…

– Сейчас не твоя очередь.

Джордан нахмурился.

– Как не моя? Когда мы это обсуждали, ты сказала, что твое руководство продолжается до тех пор, пока мы не займемся любовью. Мы это сделали. Значит, теперь моя очередь.

– Мы занимались любовью два раза, второй раз и была твоя очередь, а теперь снова моя.

Джордан был обескуражен, но для него куда важнее было то, что из ее глаз ушло выражение обиды.

– Мы, конечно, можем спорить, но можно найти компромисс. Вообще-то я собирался пригласить тебя на свидание.

– Н-на свидание? – опешила Бет.

У нее был такой тон, будто она ни разу в жизни не ходила на свидания. У Джордана вдруг резко поднялось настроение. С тех пор, как Бет сошла по трапу его личного самолета, он впервые почувствовал, что преимущество, пусть даже небольшое, на его стороне. И он собирался этим воспользоваться.

– Что, в твоем исследовании это слово не упоминалось? Свидание – это когда мужчина приглашает женщину в ресторан или, к примеру, на танцы. Такой, знаешь ли, старомодный способ узнать друг друга.

– Мне приходилось ходить на свидания, – буркнула Бет.

Джордан усмехнулся.

– Тебе не кажется, что мы с этим делом опоздали? – осведомилась Бет. – Мы же знаем друг друга.

– В библейском смысле слова – да, определенно. Но во многих отношениях мы друг друга совсем не знаем. Например, какой твой любимый сорт мороженого?

– Ромовое с изюмом.

– Чего ты больше всего боишься?

– Высоты.

– Да, это я уже знаю. Но вот насчет мороженого… я думал, что ты любишь клубничное.

Бет, нахмурившись, задумалась над его предложением. Наконец она спросила:

– Это свидание не будет считаться чьей-то очередью?

– Слово скаута! – торжественно заверил Джордан.

И все-таки она колебалась.

– Док, я всего лишь приглашаю тебя на свидание. Я хочу, чтобы мы куда-нибудь пошли вместе. Речь идет всего об одном вечере, я же не предлагаю тебе стать моей женой. Побудем вдвоем, а Лилия, Дженни, Русалка и прочие пусть остаются в этой комнате с потерпевшими кораблекрушение моряками.

Бет молчала, в тишине Джордану казалось, что он слышит, как в ее голове вращаются колесики. На памяти Джордана это был первый случай, когда женщина раздумывала, соглашаться ли на свидание с ним.

– А ты, оказывается, крепкий орешек, док. Предлагаю дополнительный бонус. Если ты согласишься, я в свою очередь соглашусь ответить на некоторые вопросы твоей анкеты.

Бет еще, наверное, с минуту смотрела на Джордана и только потом протянула ему руку.

– Договорились. Только обещай, что, когда свидание закончится, и мы вернемся в номер, снова будет моя очередь диктовать правила.

– Обещаю.

Они скрепили договор рукопожатием. Прежде чем отпустить руку Бет, Джордан сказал:

– У меня только одно условие: перед тем, как мы выйдем из номера, я должен одобрить твой наряд.

Бет усмехнулась.

– Смотри, не испытывай судьбу.

Глава 11

Тускло освещенный бар напоминал декорации к фильму о сороковых годах. В зале стоял смешанный запах женских духов, табачного дыма и спиртного, к которому время от времени примешивался аромат пиццы, когда официант провозил мимо тележку с заказом. Над всем этим плыли чувственные звуки саксофона.

У Бет засосало под ложечкой. Как можно соблазнить мужчину в шумном, многолюдном баре? У Дженни, может, с этим проблем и не возникло бы, но она обещала быть самой собой. К тому же она пока не продумала даже первый шаг.

– Джордан, дружище, это ты!

Крупный мужчина в коричневых брюках свободного покроя и в белоснежной рубашке слез с барного табурета и поспешил к ним. На вид Бет дала бы ему лет семьдесят.

– Давно ты к нам не заглядывал! – Он обнял Джордана и похлопал по спине. – Я посажу тебя за любимый столик твоего деда.

Джордан представил великана как Джо Джонсона, хозяина заведения. Джо проводил их к угловой кабинке сбоку от эстрады. Высокие перегородки создавали иллюзию уединения. Пожелав им приятного вечера, хозяин удалился.

– Никогда не бывала в таком месте, – заметила Бет, садясь за стол.

– Это хорошо.

Но Бет не была в этом уверена.

– Я бы рад сказать, что за этим самым столиком мой дед сделал предложение моей бабушке, то есть будущий дед – будущей бабушке.

Бет посмотрела на обшарпанную столешницу и снова на Джордана.

– Рад бы, но не говоришь?

– У меня нет полной уверенности. С тех пор бар несколько раз ремонтировали, часть мебели сохранилась, некоторые предметы заменили новыми, но одно я могу сказать точно: именно в этом баре состоялось то свидание, на котором Джордан Хэйуорд Первый объяснился в любви Линде Купер и попросил ее руки. В те времена обстановка в баре была более романтической, но со временем он немного обветшал. Это было любимое заведение моего деда и до женитьбы, и после. Когда я подрос, мы не раз бывали здесь вместе. Там, – Джордан показал на дверь рядом со стойкой бара, – есть бильярдная, где дед учил меня азам этой игры. Каждый раз, когда мы приходили в этот бар, дед уверял меня, что именно за этим столиком он сделал предложение моей бабушке.

– И за каким же столиком вы сидели?

– Каждый раз за разными.

Бет погладила ладонью поцарапанное дерево.

– Но это любимый столик твоего деда, так что, может быть, он и есть тот самый?

– Возможно. – Джордан заправил ей за ухо выбившуюся прядь волос. – Я слышал из твоего разговора с коридорными, что ты интересуешься достопримечательностями, и решил показать тебе нашу семейную достопримечательность. Конечно, туристов сюда не водят, но для меня это особое место.

Бет была глубоко тронута.

– Спасибо, Джордан, какой же ты милый!

Улыбка Джордана погасла так же быстро, как появилась.

– Не заблуждайся на мой счет. Разве пример Синтии еще не избавил тебя от иллюзий?

Бет тронула его за руку.

– Синтия ценит твою заботу… или, во всяком случае, оценит, когда перестанет переживать из-за этого прохвоста Годфри.

Джордан испытующе посмотрел ей в глаза.

– Когда ты поняла, что он прохвост?

– Сразу, как только его увидела.

– Синтия знала, что ты о нем думаешь?

Бет замотала головой.

– Нет, конечно! Хотя, признаться, иногда мне очень хотелось высказаться. Она догадывалась, что он мне не нравится, но я бы никогда не сказала ей, что не советую с ним встречаться. Разве ты еще не заметил, что у Синтии очень развит дух противоречия?

Джордан рассмеялся.

– Да, ты попала в точку.

– Если ты очень захочешь, чтобы Синтия что-то сделала, запрети ей это. Знаешь, есть такое понятие «синдром запретного плода» – срабатывает всегда.

В справедливости этого утверждения Джордан убедился на собственном примере: он запретил себе прикасаться к Бет, и желание сделать это нарастало с каждой минутой. И не только после того, как они сели за столик, все, началось даже раньше – когда Бет наклонилась, садясь в такси, и он мельком увидел полоску гладкой кожи между поясом юбки и краем короткой блузки. То, что Бет держала его за руку, ничуть не облегчало Джордану жизнь. Было так просто поднести ее руку к губам, поцеловать каждый пальчик и увидеть, как темнеют ее глаза… Но он обещал ей свидание по всем правилам и должен сдержать обещание.

Поймав себя на том, что неотрывно смотрит на ее губы, Джордан поспешно отвел взгляд и прочистил горло.

– Нужно будет запомнить. Я имею в виду насчет Синтии. В следующий раз, когда мне нужно будет на нее повлиять, я обязательно воспользуюсь «синдромом запретного плода». Боже, мысленно ужаснулся Джордан, кажется, я мелю чепуху! Нужно сосредоточиться, задать какой-нибудь дельный вопрос.

– Почему ты боишься высоты?

Бет недоуменно вскинула брови.

– Почему ты об этом спрашиваешь?

Джордан откинулся на спинку стула и устроился поудобнее.

– Потому что меня это интересует. Ты же, наверное, как-то объясняешь для себя эту фобию.

Бет давно не возвращалась мыслями к источнику своего страха и не была уверена, что хотела бы делать это сейчас.

– Бет, у нас с тобой первое свидание, естественно, мы задаем вопросы, чтобы лучше узнать друг друга. Ты можешь мне довериться.

Джордан смотрел на нее так спокойно и терпеливо, что Бет вдруг стало легко, и она начала рассказывать:

– Когда мне было пять лет, отец построил для меня во дворе большие качели и подвесил канат. Но оказалось, что я не умею забираться по канату, и он был очень разочарован. Я никогда не была спортивной. – Бет замолчала.

– И что дальше?

– Уже после того, как он от нас ушел, мама мне рассказала, что он хотел иметь сына, а родилась я. Но речь не об этом. Я очень хотела ему угодить и к его приходу с работы забралась-таки на канат, но не смогла спуститься обратно. Я расплакалась, отец стал на меня кричать… в конце концов, я упала и сломала руку. Мама стала ругать отца за то, что он повесил канат, и он еще больше рассердился. На следующий день он собрал вещи и ушел от нас. С тех пор я боюсь высоты.

Джордан сжал ее пальцы.

– Ты винила себя в том, что отец вас бросил.

– Тогда – да. Лишь позже, повзрослев, я поняла, что он полюбил другую женщину больше, чем маму и меня. Та женщина родила ему сына. И они счастливы. Мама в конце концов тоже встретила другого мужчину и тоже счастлива в новой семье.

– А ты по-прежнему боишься высоты.

Бет пожала плечами.

– Страхи не поддаются логическому объяснению.

– Но, чтобы с ними бороться, нужно быть храбрым человеком.

Джордан поднес ее руку к губам и поцеловал. Бет почувствовала, как холодный твердый комок у нее внутри плавится и исчезает. Никогда еще ни один мужчина не действовал на нее так, как Джордан – она этого просто не допускала, – но, когда он смотрел на нее таким взглядом, как сейчас, Бет ничего не могла с собой поделать. В эту минуту ей особенно сильно хотелось поверить, что Джордан занимался любовью именно с ней, а не с выдуманными ею персонажами. Бет вспомнился совет Синтии – соблазнить его самой.

К их столику подошла худенькая молодая официантка со светлыми, собранными в хвост волосами.

– Что будете заказывать?

– А какое у вас сегодня разливное пиво? – спросил Джордан.

Бет вдруг охватил страх. А вдруг она узнает, что Джордан всего лишь проявил сочувствие к подруге сестры? Что, если, занимаясь с ней любовью, он видел перед собой не ее, а русалку? С другими страхами Бет еще кое-как научилась справляться, но с этим…

Джордан рассмеялся над шуткой официантки, но Бет даже не слышала, что та сказала.

Если она, Бет Ормонд, не попытается его соблазнить, значит, она ужасная трусиха. Но нельзя набрасываться на него, как набросилась Дженни, Джордан должен осознавать, что имеет дело с Бет. Бет пожалела, что не начала с анкеты, и решила исправить положение. Она достала из сумки сложенный вчетверо листок. Руки немного дрожали. Как только официантка ушла, Бет развернула листок на столе и разгладила.

– Пока я не выпила пива, я хочу, чтобы ты ответил на вопросы анкеты.

Джордан лукаво усмехнулся.

– Эх, жаль, у меня нет с собой видеокамеры! Это бы стоило снять на пленку.

Бет быстро огляделась.

– Что?

– То, как ты преображаешься из Бет в доктора Элизабет Ормонд. Преображение поистине драматическое. Сначала меркнет твоя улыбка, потом серьезнеет взгляд, и я почти слышу, как в твоей хорошенькой головке начинают крутиться колесики. Слушая Джордана, Бет изучала его так же внимательно, как он ее. Не может быть, чтобы он говорил серьезно! И все же, все же… что-то в глазах Джордана мешало Бет окончательно утвердиться в мысли, что он ее дразнит.

– Тебя послушать, так получается, что у меня раздвоение личности.

– Возможно, отчасти так и есть. По-моему, ты превращаешься в ученого, когда хочешь сбежать.

Бет поразилась, насколько Джордан близок к истине. Впрочем, чему она удивляется?

– Вопрос в том, почему это происходит. Ты ведь не трусиха.

– Быть доктором Ормонд легче, – выпалила Бет, не успев даже толком сформулировать мысль. – Как ученый, она может смотреть на вещи беспристрастно, ее не так легко задеть за живое.

Бет показалось, что в глазах Джордана мелькнула тень понимания. Вернулась официантка и со стуком поставила на стол два бокала пива. Дождавшись, когда она уйдет, Джордан сказал:

– Ладно, побудь ученым – пока я отвечу на твои вопросы. А потом мне снова нужна Бет.

«Мне нужна Бет». От этих слов Бет одновременно и ослабела, и почувствовала прилив сил.

– Ты когда-нибудь занимался любовью с завязанными глазами? – зачитала она вопрос анкеты.

– С завязанными глазами?

– Ну да, когда ты не видишь, что именно делает твоя партнерша. Это невероятно обостряет ощущения.

– Догадываюсь.

Бет немного подождала. Джордан молчал.

– Ты не ответил на вопрос. Позволял ли ты кому-нибудь завязывать тебе глаза?

– Нет.

Бет кивнула.

– Я так и думала. Потому что предпочитаешь контролировать ситуацию?

– Возможно. Давай следующий вопрос.

– Твоя любимая позиция?

– Позиция?

Бет подняла на него взгляд.

– Сверху, снизу, сзади?..

– Я понял, о чем ты спрашиваешь. Дай сюда. – Джордан пододвинул листок к себе и пробежал глазами анкету. – Где ты взяла эти вопросы?

– Сама составила.

– И кому еще ты их задавала?

– Больше никому, я составила эту анкету специально для будущего партнера по исследованию.

– И я – этот самый партнер?

Бет кивнула и заметила, что Джордан немного расслабился. Неужели он ревнует? Эта мысль доставила ей неожиданное удовольствие.

– Но ты не ответил на вопрос. – Ее вдруг разобрало любопытство. До сих пор они ни разу не занимались любовью в обычной позиции. – Все-таки, какая позиция тебе больше всего нравится?

Джордан неторопливо поднес ко рту бокал, глотнул пива.

– Мне все нравятся.

– Весьма расплывчатый ответ.

Джордан прищурился.

– Задай другой вопрос, может, я отвечу лучше.

Бет просмотрела анкету и выбрала следующий вопрос.

– Облегчу тебе задачу. Здесь есть раздел о сексуальных игрушках. Я буду их называть, а ты просто оценивай по пятибалльной шкале. Один балл означает, что тебе не понравилось, пять баллов означает «супер».

Бет оторвала взгляд от анкеты и посмотрела на Джордана. В его глазах появилось очень напряженное выражение и уже знакомый ей безрассудный блеск. У нее вдруг пересохло во рту.

– Я облегчу тебе жизнь. Можешь ставить всем ноль баллов, как я уже говорил, я предпочитаю реальность фантазиям.

Бет облизнула губы. Смотреть Джордану в глаза было опасно и в то же время волнующе. Его взгляд парализовал ее волю и в то же время возбуждал, электризовал. Бет почему-то подумалось, что так же хищник смотрит на добычу перед самым прыжком.

– Ладно, значит, сексуальные игрушки отменяются. Возьмем другой вопрос… Скажи, тебя заводит, если ты видишь, как твоя сексуальная партнерша занимается мастурбацией?

Джордан не ответил. Посмотреть ему в глаза Бет не хватило смелости. Она уже жалела, что задала этот вопрос, ей не хотелось даже думать о том, что Джордан наблюдает за другой женщиной, ласкающей себя. Когда она все-таки на него посмотрела, то обнаружила, что он придвинулся.

– Я точно знаю, что мне понравится смотреть, как ты прикасаешься к самой себе. ~ Он положил руку на ее колено. – Ты могла бы мне показать, что именно тебе нравится, объяснить, что мне лучше делать. Откровенно.

Он начал водить пальцем по ее колену, продвигая его к внутренней стороне бедра.

– Так тебе нравится?

От его пальца словно исходила струя жара. Джордан едва касался ее кожи, но Бет уже инстинктивно раздвинула ноги, облегчая ему доступ.

– Ага, понял, нравится. Или ты хочешь, чтобы я остановился?

Палец Джордана замер.

– Нет!

Бет не хотела, чтобы он останавливался. Джордан никогда еще не прикасался к ней так. Когда они занимались любовью, его руки действовали решительно, требовательно, но сейчас Бет едва ощущала движение его пальцев.

– Но вдруг кто-нибудь увидит…

Джордан придвинулся еще ближе и коснулся ее губ легким поцелуем.

– Расскажи мне о своей работе. Тогда, если кто и будет проходить мимо, он услышит обрывок разговора и ни за что не догадается, чем мы заняты.

– О работе?.. – растерянно переспросила Бет. Глаза и губы Джордана были очень близко, рука – тоже близко, но недостаточно.

– Синтия говорила, что ты сделала какое-то открытие.

Пальцы Джордана медленно двинулись выше, но Бет попыталась не обращать внимания на жар, охвативший нижнюю часть ее тела, и сосредоточилась на вопросе.

– Я работаю над… право, Джордан, не стоит…

– Кажется, я ничего не могу с собой поделать. Ты первая начала – этой своей анкетой. Теперь я все время представляю, как ты трогаешь себя. Вот так, например.

В глазах Джордана бушевала та же буря чувств, которую Бет уже видела, когда он прижал ее к стене лагуны – желание и еще что-то. Возможно ли, чтобы Джордан чувствовал себя таким же незащищенным, таким же неподвластным собственному разуму, как она?

– Ну и как, ты далеко продвинулась?

В ответ Бет только недоуменно замычала.

– В своих исследованиях, – пояснил Джордан, – ты далеко продвинулась?

Кто продвинулся, так это сам Джордан. Теперь его пальцы описывали крошечные окружности на несколько дюймов выше. То, что он с ней делал, составляло разительный контраст с тем, о чем он говорил – о чем Бет пыталась говорить. Вся дрожа, она прерывисто вздохнула.

– Да, я достигла определенного успеха в… Один палец стал поглаживать тонкую шелковую ткань ее трусиков совсем рядом с…

– В чем?

Бет попыталась собраться с мыслями.

– В опытах с культурами м-м-микроорга-низмов.

Палец Джордана скользнул за край трусиков и вошел внутрь.

– Джордан!

Он пододвинулся совсем близко, так, что его губы почти касались ее губ.

– Здесь я не могу позволить себе то, что сделал бы, будь мы в отеле. Там я отнес бы тебя в ванную и посадил на туалетный столик. Я мечтаю это сделать с тех пор, как ты уронила полотенце. Мы могли бы наблюдать в зеркалах, как я в тебя вхожу. Я хочу, чтобы, когда я буду в тебе, ты видела нас обоих и знала, что это ты и я, что все это настоящее, а не какая-то фантазия.

Но это была самая возбуждающая фантазия, которую только можно было себе представить, и Бет желала осуществить ее сильнее, чем все остальные вместе взятые. Она хотела, чтобы Джордан желал ее так же сильно, как она его. Ей снова вспомнился совет Синтии.

– Бет, давай вернемся в отель.

Нет! Она замотала головой не только в знак отрицания, но и чтобы стряхнуть наваждение. Как только они окажутся в номере, она сразу поддастся чарам Джордана, чья бы ни была очередь диктовать правила. Да что там в номере, она уже сейчас начинает перед ним отступать! А ей нужно выяснить, способна ли она его соблазнить.

– Нет, сначала ответь на один вопрос.

Джордан прищурился, теперь от него исходило ощущение опасности, которое с самого начала притягивало Бет.

– Надеюсь, не из чертова вопросника?

– Нет, это самый обыкновенный вопрос из разряда тех, что задают на свидании. Ты сыграешь со мной в бильярд?

Рука Джордана наконец замерла. Он посмотрел Бет в глаза.

– Перестанешь ли ты когда-нибудь меня удивлять?

– Я первая спросила.

– Мой ответ – да, но при условии, что я буду играть с Бет.

– Договорились.

У Бет наконец родился план действий.

Глава 12

В этой самой комнате дед учил меня играть в бильярд. – Джордан подвел Бет к открытой двери налево от стойки бара. – Мне это нравилось.

В прошедшем времени. Сейчас мысли Джордана были бесконечно далеки от игр. В эту конкретную минуту ему хотелось не играть с Бет в бильярд, а схватить ее, перекинуть через плечо и увезти обратно в отель. Если хватит выдержки дотерпеть до номера. А то, если дело и дальше так пойдет, они могут не добраться до отеля и застрять в ближайшей темной подворотне. Джордан постарался не представлять, чем бы они занялись в этой самой подворотне. Он потому и пригласил Бет на свидание, что считал это безопасным. Но, похоже, нет на свете такого места, где Бет была бы от него в безопасности – или такого места, где его не влекло бы к ней с непреодолимой силой.

Бет подошла к стойке для киев и провела рукой по краю деревянной рамы. Джордан проводил ее взглядом. На этот раз эротические фантазии неких абстрактных мужчин были ни при чем, его раздразнила не какая-то вымышленная женщина, а сама Бет – своим дурацким вопросником. Бет повернулась к нему.

– Ты готов?

Джордан посмотрел на бильярдный стол. Готов, еще как! И в считанные секунды может сделать так, что и она будет готова. Для этого ему нужно всего лишь….

Взрыв смеха заставил его посмотреть в дверной проем. Народу в баре заметно прибавилось, а бильярдный стол хорошо просматривается.

Джордан подошел к стойке и выбрал кий. Когда он повернулся к Бет, то увидел, что она смотрит на него взглядом, который стал ему хорошо знаком.

– Ты очень любил деда?

– Да, он был удивительным человеком. Он вложил много труда в создание «Хэйуорд Инвестментс». – Джордан усмехнулся. – Но играл он так же самозабвенно, как работал.

– Тебе повезло, что он с тобой занимался. Я слышала, что бабушки и дедушки гораздо снисходительнее к детям, чем родители.

Джордан, укладывавший шары, поднял глаза.

– Твои родители были слишком строгими?

– Мать – да. Думаю, я постоянно напоминала ей о ее неудаче в первом браке.

Джордан подумал о своих родителях. Мать оставила семью, когда Джордану было пять лет, а отец меньше чем через год женился снова.

– А мои обычно подкидывали меня нянькам, когда же не получалось, меня забирал дед.

Бет вскинула брови.

– Нянькам? Во множественном числе?

– Ни одна нянька не задерживалась надолго. Видишь ли, с ними вечно случались какие-то неприятности: то в постель попадет лягушка, то в чашке чая окажется гусеница. Наверное, наш дом был заколдован.

– Просто фильм ужасов какой-то.

Джордан усмехнулся.

– Это случалось не очень часто, только когда я начинал скучать по деду. А ты? Как ты терроризировала своих нянек?

Бет улыбнулась, вспоминая.

– Самое страшное, что я делала в детстве, – это прогуливала школу.

– Не могу представить, как доктор Ормонд прогуливает занятия. Должно быть, это была Бет. И чем же ты занималась, когда прогуливала уроки?

Бет задорно усмехнулась.

– Может, играла в бильярд?

– Неужели?

– Ты скоро это узнаешь.

Бет повернулась и решительно подошла к бильярдному столу.

– Вообще-то сначала неплохо нанести на кий мел.

Джордан показал, как это делается, и Бет скопировала его действия.

– Док, ты способная ученица.

– Я же Бет, не забыл?

Усмешка Джордана стала еще шире.

– Туше. Когда мы с дедом играли, мы, бывало, делали ставки – так интереснее.

– Конечно, интереснее, – согласилась Бет. – А ты когда-нибудь играл в бильярд на раздевание?

– Да, это вроде покера на раздевание. Если ты выигрываешь первую партию, то говоришь мне, что я должен снять, а…

– Я знаю, какие ставки в покере на раздевание, – небрежно бросила Бет с таким видом, будто играла в такие игры каждый день. Внезапно она оказалась достаточно близко, чтобы пробежать пальцами по пуговицам рубашки Джордана. – Конечно, здесь мы, наверное, не сможем раздеваться по-настоящему – во всяком случае, если хотим оставаться Джорданом и Бет, – но мы можем делать это понарошку. Я буду тебе рассказывать, что я снимаю, а ты будешь представлять, как это происходит. – Она придвинулась еще ближе и будто ненароком задела его бедром. – У тебя ведь богатое воображение, правда?

– Да.

Воображение у Джордана было не только богатое, но и очень живое. Сейчас, например, он отчетливо вспомнил момент, когда с Бет соскользнуло полотенце и упало на пол. А затем воображение живо нарисовало ему другую картину: Бет лежит на бильярдном столе в чем мать родила.

– Мой удар первый.

Бет подошла к столу и остановилась возле сложенных треугольником шаров. Провожая ее взглядом, Джордан заметил, что, когда она наклонилась над столом, ее юбка задралась на пару дюймов. Не меняя позы, Бет оглянулась и игриво поинтересовалась:

– Что мне делать дальше? Есть предложения?

Позже Джордан попытается понять, что подействовало на него сильнее всего: огонь ли в ее взгляде, обольстительное приглашение в голосе или двусмысленная поза. Вероятно, все вместе. Но сейчас он совершенно точно знал только одно: что не может устоять перед Бет. Он боялся, что, если сейчас подойдет к ней, прикоснется…

Джордан сделал шаг вперед. Бет выпрямилась и усмехнулась.

– Глазам своим не верю!

– Что такое?

– Я всего лишь была самой собой, Бет Ормонд. Признаться, я не верила, что смогу это сделать, но у меня получилось! Я вижу по твоим глазам.

Джордан прищурился. Выходит, Бет его дразнила! Наклоняясь над бильярдным столом и задавая свой двусмысленный вопрос, она совершенно точно знала, как это на него подействует! Знала она и то, что при наклоне у нее задерется юбка.

– Ты меня удивляешь.

Только произнеся эти слова, Джордан вдруг понял, насколько они верны. Ему подумалось, что вряд ли он когда-нибудь разгадает Бет до конца. Но в игру, которую она затеяла, могут играть двое. Он слетка стукнул своим кием по кию Бет.

– Если ты повернешься, я тебе продемонстрирую свое мастерство.

Бет снова усмехнулась.

– А вот это вряд ли.

Она посмотрела на открытую дверь, соединяющую бильярдную с баром. Джордан проследил направление ее взгляда и увидел, что народу в баре еще прибавилось. Некоторые стояли со стаканами в руках почти у самой двери бильярдной.

– Сомневаюсь, что ты захочешь, чтобы тебя арестовали… – Бет посмотрела на него смеющимися глазами. – Кстати, что именно ты имел в виду?

– Бет, ты играешь с огнем!

Она засмеялась так заразительно, что Джордан не мог не улыбнуться.

– Веди себя, как хороший мальчик.

Джордан повиновался, чем удивил самого себя. Послушание никогда не относилось к его достоинствам – наверное, потому, что он не видел в нем проку. Однако удивляться не стоило, под влиянием Бет за последние полтора дня он переделал много такого, что раньше было не в его духе.

Прислонившись к стене, Джордан стал наблюдать, как Бет снова наклоняется над столом. Но вместо того, чтобы начать игру, она стала неторопливо поглаживать кий. Джордан завороженно наблюдал за ее рукой. Пальцы у Бет были длинные, нежные, но он помнил, что они могут быть и сильными, требовательными. Бет выпрямилась, приподняла и опустила плечи, словно разминаясь перед соревнованием. Затем раздвинула ноги и снова наклонилась над столом.

Будь они одни, Джордан мог бы подойти к ней и… Боковым зрением он заметил, что кто – то заглянул в бильярдную и снова вышел. Запереть дверь ничего не стоило, тогда он мог бы подойти к столу, наклониться над Бет… Она бы ахнула от удивления, а он прошептал бы ей на ухо: «Ты меня не знаешь, я ни за что не скажу, как меня зовут». Затем он в подробностях расписал бы Бет, что собирается с ней сделать, и перешел бы от слов к делу, комментируя каждое свое движение. Он живо задрал бы на ней юбку до самой талии, расстегнул бы «молнию» на своих брюках и прижался бы к Бет, чтобы она почувствовала, как его возбужденная плоть упирается в ее тело. Их разделяла бы только ткань ее трусиков, да и то ненадолго. Он нагнул бы ее к столу и сорвал этот последний шелковый барьер. А потом зарылся бы в нее, погрузился до конца, забылся…

Резкий стук бильярдных шаров друг о друга разбудил Джордана от эротического сна наяву. Он глубоко вдохнул, медленно выпустил воздух и усилием воли переключил внимание на бильярдный стол. Бет послала в лузы сразу три шара.

– Разве ты не собираешься меня поздравить, Джордан?

– Поздравляю.

Джордан все еще силился стряхнуть остатки фантазии.

– Звучит не очень искренне. По-моему, ты не следил за игрой.

Неужели она видит его насквозь?

– Смотри внимательно, – сказала Бет тоном школьной учительницы, разговаривающей с нерадивым учеником. – Показываю еще раз.

К величайшему изумлению Джордана, она так и сделала.

– Ну, как?

– А еще раз можешь?

Теперь Джордан наблюдал еще внимательнее. На этот раз шары расположились не так удобно, но трюк снова удался Бет. Она выбрала не тот шар, который бы выбрал на ее месте Джордан, но снова успешно послала в три лузы три шара разом.

– Ты меня дурачила! – возмутился Джордан.

– Ничего подобного. – Бет направилась к нему. – Ты сам предположил, что я не умею играть в бильярд, ты сам предложил сделать небольшие ставки, чтобы игра была интереснее.

– Ты правда научилась играть в бильярд, когда прогуливала уроки?

– Не совсем. Это было в колледже. Я была слишком мала, чтобы ходить на свидания, но нашлось* немало ребят, которые не возражали, если рядом с ними болталась девчонка, ну вроде младшей сестренки. Особенно если она могла поднатаскать их по математике и биологии.

– И это все, что им было от тебя нужно? Помощь по математике и биологии?

– Понимаешь, я поступила в колледж в четырнадцать лет, так что деканы и директор общежития побеседовали со всеми парнями и строго предупредили, чтобы те не позволяли себе лишнего с малолеткой. Впрочем, особой необходимости в этом и не было, я тогда была довольно страшненькой.

Бет в четырнадцатилетнем возрасте… Джордан попытался представить ее «страшненькой», но не смог. Вместо этого ему вспомнилась скромная девушка, которую он встретил на приеме у Синтии. Она старалась держаться в стороне – вероятно потому, что была уверена, что не впишется в окружение.

– И ты обыгрывала их всех в бильярд?

Бет пожала плечами.

– Это было не очень трудно. Гораздо труднее было втолковать им азы дифференциального исчисления.

– Догадываюсь.

Глядя на серьезное лицо Бет, Джордан с трудом сдерживал улыбку. Ему хотелось обнять Бет, приподнять над полом и закружить по комнате. Но он боялся, что не совладает с собой, даже если прикоснется к ней самым невинным образом. Он укреплял свою выдержку мыслью, что если проявит терпение, то больше узнает о женщине, скрывающейся под маской доктора Ормонд. Ему уже удалось узнать довольно много, и это обнадеживало. Но набраться терпения было очень трудно.

Бет наклонилась над столом совсем низко, готовясь к особенно сложному удару. Шары расположились так, что было бы удобнее зайти с другой стороны стола. Джордан задумался, то ли она зашла с его стороны потому, что не проворонила более выгодную позицию, то ли нарочно, чтобы юбка задралась так, что он увидел кружевную отделку трусиков. У него пересохло в горле, и он поспешно сделал большой глоток пива.

Следующий шар, как и предыдущие, угодил в лузу. К тому времени, когда стол опустел, Джордан имел возможность рассмотреть кружева на белье Бет с разных сторон и под разными углами, а терпение его совсем истощилось.

Бет собрала шары, уложила их и только после этого подошла к Джордану. Положив руку на его локоть, она тихо, чтобы слышал только он, сказала:

– Пришло время расплачиваться. Представь, что я приказываю тебе снять брюки. Конечно, ты не можешь снять их по-настоящему, в бильярдную могут войти, поэтому тебе придется только представить, что ты стоишь в трусах.

Джордан наклонился к ее уху и прошептал:

– А ты представь другое. Я ношу брюки на голое тело. Представь, что будет, если я их сниму.

Бет тихонько ахнула. Джордан с усмешкой подошел к двери, закрыл ее и приставил стул так, что его спинка упиралась в ручку. Когда он снова повернулся к Бет, та снимала с шеи жемчужное ожерелье.

– Теперь ты можешь снять брюки не понарошку.

Джордан подошел к ней.

– Теперь я много чего собираюсь сделать не понарошку.

Бет повесила ожерелье на палец и помахала им в воздухе.

– У меня тоже есть кое-какие планы.

Джордан поднял ее, посадил на бильярдный стол и стал стягивать с нее трусики. Бет рассмеялась.

– Мы договорились, что первым раздеваешься ты.

– Нет проблем, – хрипло ответил Джордан, голос вдруг стал плохо его слушаться.

Он расстегнул ремень и «молнию», брюки соскользнули к ногам.

– Чего доброго ты потребуешь, чтобы сначала все было по-твоему, – заметила Бет, все еще улыбаясь.

– Точно. – Джордан взял ее за бедра и подтянул к краю стола. – Но я обещаю, что потом будет твоя очередь.

Сидя у стойки бара, Синтия очень медленно повернулась на табурете, и ее взгляд заскользил по толпе. Освещение в зале было приглушенным, небольшой оркестр исполнял медленную, чувственную мелодию. Синтия была в своей стихии и должна была бы получать удовольствие от вечера – должна бы, но что-то ей мешало. Она испытывала неприятное покалывание в затылке, какое бывает, когда чувствуешь на себе чей-то пристальный взгляд. Синтия напомнила себе, что так и должно быть, она пришла в бар, где мужчины и женщины находят себе партнера, естественно, что на нее смотрят, даже пялятся. Она и платье подбирала с таким расчетом, чтобы привлечь к себе внимание. Это облегающее платье она купила в понедельник, когда отправилась по магазинам вместе с Бет. Зеленый цвет на редкость удачно смотрелся с рыжим париком. Проходя через вестибюль отеля, Синтия увидела себя в зеркале и поразилась, насколько она похожа в этом парике на Бет.

Синтия поднесла к губам соломинку и стала потягивать коктейль. Сегодня она не Синтия Хэйуорд, а Бет Ормонд, и она намерена провести вечер в свое удовольствие!

Портье, порекомендовавший ей этот бар с красноречивым названием, не ошибся. В «Дольче вита» было многолюдно, и большую часть посетителей составляли одинокие мужчины и женщины. Правда, некоторые только притворялись одинокими, например, ее последний партнер по танцу забыл снять обручальное кольцо. Зал состоял из двух уровней, внизу столики стояли вокруг танцевальной площадки, на галерее – жались к перилам. Стеклянные двери вели во внутренний дворик.

Синтия снова почувствовала на себе чей-то взгляд. Ощущение было на редкость неприятным, но она сказала себе, что у нее развивается мания преследования. Сжав в пальцах стакан, она стала медленно водить им по стойке.

Какой смысл обманывать себя? Ей просто скучно. Она подняла стакан, повертела его в руках и снова поставила на стол.

Может, вернуться в Лондон? – подумала Синтия. Если бы здесь была Бет, было бы с кем поговорить. Или… Следующая мысль оказалась такой неожиданной, что Синтия чуть не упала с табурета. Не может быть, чтобы она действительно подумала о Кевине! Она же не хочет, чтобы он оказался здесь! Или хочет? Неужели у нее действительно мелькнула мысль, что было бы неплохо опробовать на ищейке Джордана некоторые из приемов, упомянутых в исследовании Бет?

Синтия попыталась урезонить самое себя: она совсем не знает Кевина. Вернее, знает о нем совсем мало. Она знает, что он очень большой, выше Джордана и шире его в плечах. Еще он сильный. И умный. Когда ее гнев немного остыл, она прочла рапорт Кевина о похождениях Годфри – четкий, последовательный, написанный хорошим языком.

А как он ее держал, когда она набросилась на Джордана и потом расплакалась? Большинство мужчин не выносят вида женских слез, но Кевин и бровью не повел.

Синтия повертела в руках соломинку. Ну и что, что у него есть кое-какие достоинства, она все равно его не простит! А если ей и захотелось, чтобы он оказался здесь, то только потому, что она с огромным удовольствием снова ускользнула бы от него. Хотя, если она обдумывала возможность применить к нему методы Бет… Есть много способов помучить мужчину. Синтия обмакнула палец в коктейль и медленно слизнула капли.

– Никогда не видел, чтобы кто-то так разнообразно использовал стакан с коктейлем, но только не по прямому назначению.

Синтия застыла, услышав знакомый мужской голос. Фредди Парсини. Неужели он узнал ее даже со спины, несмотря на парик? Синтия растерялась. Как объяснить Фредди, почему она не на презентации?

– Мне кажется, ваш коктейль согрелся. Вы позволите угостить вас чем-нибудь посвежее?

Он меня не узнал, обрадовалась Синтия, маскарад удался! Однако он может узнать в любую минуту. Сдерживая волнение, она повернулась.

– Нет, спасибо. Это уже второй коктейль, и я чувствую, что напрасно его заказала. Нужно было ограничиться одним.

– Знаете, у меня такое чувство, что мы где-то встречались. Это не попытка завязать разговор, я говорю искренне, вы мне кого-то напоминаете.

– Я многим кого-нибудь напоминаю. Но мы не могли встречаться раньше, я только сегодня прилетела из Лондона.

– Наверное, дело в освещении. Да, теперь я и сам вижу, что ошибся, если бы я видел ваше лицо раньше, то обязательно запомнил бы.

Ну конечно! – язвительно подумала Синтия. И чем он только мог мне понравиться?

– Если вы не хотите коктейль, может быть, позволите пригласить вас на танец?

– С удовольствием. – Синтия рискнула встретиться с ним взглядом и немного успокоилась. Фредди по-прежнему ее не узнавал, и нужно было постараться, чтобы все так и оставалось. – Только сначала мне нужно припудрить носик.

– Я подожду вас здесь.

Ждать придется долго, подумала Синтия. Она слезла с табурета и стала пробираться через толпу к дамской комнате. Но, дойдя до двери, она не вошла внутрь, а открыла соседнюю дверь, на которой висела табличка «запасной выход». После прокуренного воздуха бара было приятно вдохнуть прохладную ночную свежесть.

Целеустремленно шагая к автостоянке, Синтия чувствовала себя свободной и сожалела только о том, что так и не покаталась на воздушном шаре. Впрочем, такой аттракцион наверняка предлагают и в других местах. Вот бы сбежать на воздушном шаре от Кевина!

Улыбаясь своим мыслям, Синтия подошла к своей машине и остановилась. Дальше все произошло очень быстро. Кто-то обхватил ее сзади, она почувствовала укол в руку и погрузилась в темноту.

Глава 13

Лунный свет озарил лицо спящей Бет. Джордан приподнялся на локте, чтобы лучше ее видеть. Бет заснула еще в такси, на обратном пути из бара. Перед тем, как положить голову на его плечо и заснуть, она произнесла загадочную фразу:

– Если тебе понравилось жемчужное ожерелье, значит, понравится и пластиковая обертка.

– Обертка? – переспросил Джордан.

– Я неточно выразилась. – Бет зевнула. – Лучше назвать это мумификацией. Некоторых мужчин это очень заводит. Ты лежишь, завернутый в пленку, и не можешь пошевелиться. А я могу делать все, что захочу. Думаю, тебе понравится.

– Сомневаюсь, что мне понравится задыхаться в пластиковой пленке.

– Ты не задохнешься. – Бет захихикала и снова зевнула. – Я оставлю свободными нос, рот и еще одно место. Может быть, я снова воспользуюсь жемчугом.

Бет улыбнулась, закрыла глаза и переместила руку с груди Джордана на ремень брюк. Джордан сжал ее руку.

– Картина становится яснее.

– Как только ты сказал, что под брюками на тебе нет трусов, я поняла, что стоит попробовать жемчуг. И я не ошиблась, это подействовало.

Подействовало, еще как! Даже сейчас, при одном воспоминании о том, как Бет обмотала ожерелье вокруг его члена и стала медленно двигать его вверх-вниз…

Бет заворочалась, устраиваясь поудобнее, и прижалась бедром как раз к тому месту, которое стало очень твердым.

– Уверена, тебе понравится трюк с заворачиванием в пленку. Я привезла с собой целый рулон. Мы можем заняться этим, как только вернемся в отель.

Но они не занялись. Бет спала как убитая. Джордан на руках внес ее в отель, поднялся на лифте и внес в номер. Когда он раздел Бет и уложил на кровать, то заметил темные круги у нее под глазами, и у него не хватило духу потревожить ее сон. По-видимому, она очень устала, и немудрено, если вспомнить, что они вытворяли на бильярдном столе.

Они командовали по очереди, а когда Бет предложила позицию, о которой Джордан раньше и не слышал, они даже пошли на компромисс. Он решил, что нужно будет поглубже вникнуть в ее исследования. Все это имело только один недостаток: Джордан подозревал, что отныне никогда не сможет играть в бильярд, потому что, глядя на бильярдный стол, всякий раз будет вспоминать, чем они занимались на нем с Бет.

Джордан не удержался и погладил пальцем пухлую нижнюю губу Бет. Наконец-то он познакомился с настоящей Бет Ормонд. И если то, что ему раньше удавалось увидеть мельком, его интриговало и восхищало, то полная картина превзошла все ожидания. Бет играла в бильярд так, словно родилась и выросла в бильярдной. Однако время от времени в ней проглядывали и черты ученого, например, в том, как она примеривалась и определяла угол удара. Но не эта сторона натуры Бет восхищала его сильнее всего. Сильнее всего его поразило богатейшее воображение Бет. А когда она всерьез вознамерилась его соблазнить, то просто свела с ума.

Он погладил пальцем нежную щеку и улыбнулся. Кто бы мог подумать, что скромная и даже немного чопорная доктор Ормонд способна обратиться в страстную, непредсказуемую женщину? Раньше Джордан считал, что его не привлекают рискованные сексуальные игры и необузданные фантазии. То, чем они занимались сегодня, было рискованно, но невероятно увлекательно. Бет могла любое дело превратить в увлекательное. Вот только ее идея с.пленкой… Джордан решил, что в этом вопросе он должен проявить твердость. Неожиданная мысль заставила его усмехнуться: а что, если поменяться ролями и «запеленать» Бет? Джордан провел пальцем по ее шее вниз, пока не дошел до груди. Некоторые части, конечно, придется оставить свободными. Воображение заработало на всю катушку… Джордан замотал головой, прогоняя нахлынувшие образы. Если он сейчас даст волю фантазии, то определенно не позволит Бет выспаться, да и сам не сможет заснуть. Но у них в запасе уйма времени.

Время. Это слово почему-то вызвало у Джордана легкую тревогу. Он хотел встречаться с Бет и дальше – хотел и мог. Даже когда они вернутся в Лондон, ничто не помешает им проводить время вместе. Он и сейчас легко мог представить Бет в своей квартире, в своем кабинете… в своей жизни. Тревога усилилась. Стараясь двигаться как можно тише, Джордан откинул простыню и встал с кровати. Оглянулся, удостоверился, что Бет по-прежнему спит, натянул брюки и вышел из спальни.

Гостиную заливал лунный свет, настолько яркий, что Джордан даже прищурился. Он подошел к бару и налил себе бренди. Ему срочно потребовалось все обдумать и проанализировать, но, лежа рядом с Бет, он почему-то терял такую способность. Рядом с ней он чувствовал себя слишком… – Джордан задумался, подбирая подходящее слово, – умиротворенным.

Джордан глотнул бренди, крепкий напиток обжег горло, но он был этому только рад. Удовлетворенность, умиротворение – опасные чувства, такое состояние не может длиться долго. К тому же он всегда строго придерживался правила: никогда ни от кого не зависеть, ни к кому не привязываться слишком сильно. Это – основное условие выживания.

Раздвинув стеклянные створки, Джордан вышел на балкон. Стояла полная луна, отчего море казалось черным и будто отделанным серебряным кружевом. Джордан невольно залюбовался зрелищем. Когда-то давно дед говорил Джордану, что море – как жизнь: часто преподносит сюрпризы, нередко загадочно и всегда опасно.

Если он скажет Бет, что хочет видеть ее частью своей жизни, как она к этому отнесется? Почему-то Джордан сомневался, что она будет в восторге. Он отхлебнул еще немного бренди. Пожалуй, она и сбежать может, но он ее догонит. А может быть, она выйдет на этот самый балкон, чтобы набраться храбрости. Джордан уже понял, что Бет не осознает, насколько она храбрая женщина. Ей должно хватить смелости взять на себя такой же риск, какой возьмет он, а если нет, то ему придется ее убедить. Джордан усмехнулся. Если ничто другое не поможет, то и с помощью пластиковой пленки.

Джордан решительно вернулся в комнату, поставил стакан с остатками бренди на кофейный столик и посмотрел на часы. Три часа утра. Можно разбудить Бет и начать ее убеждать прямо сейчас… Или лучше немного поспать и приступить к реализации плана на рассвете? Джордан зевнул, и это решило дело. Он лег спать.

Кевин посмотрел на часы. Три часа утра. Он прильнул к щелке в двери гардеробной и устремил убийственный взгляд на дежурную. Спина нещадно болела, а ноги-… он опасался, что никогда не сможет их разогнуть. Если бы взгляды могли убивать, то женщина, сидящая за письменным столом, умерла бы мучительной смертью еще несколько часов назад.

Только в одиннадцать часов вечера Кевин проник в административное здание. К тому времени основное освещение было выключено, осталось только дежурное, фонари вдоль дорожек тоже погасли, кроме небольших лампочек, освещающих дорожки от одного бунгало к другому. Но едва Кевин проник в нужный кабинет и закрыл за собой створку окна, как услышал, что кто-то вставляет ключ в замочную скважину. Мысленно кляня на чем свет стоит какого-то трудоголика, Кевин спрятался в гардеробной, где и сидел с тех пор.

Кажется, белокурая амазонка наконец закончила работу. Кевин давным-давно мог бы ее обезвредить, но Джордан запретил ему поднимать шум. Синтия не должна узнать, что старший брат присматривает за ней и в санатории.

Амазонка закрыла большую тетрадь, убрала ее в выдвижной ящик письменного стола, встала и пошла к выходу. Для верности Кевин выждал еще несколько минут и только потом выбрался из укрытия. Поиски нужной информации заняли не более пяти минут. Неудачно получилось, думал Кевин, если бы я проник в кабинет всего на пять минут раньше, то узнал бы номер бунгало Синтии еще до того, как этой бухгалтерше вздумалось поработать ночью, и я не потерял бы столько времени впустую.

Кевин быстро нашел нужный номер на карте, висевшей на стене. Оказалось, что бунгало, где поселилась Синтия, находится недалеко от административного корпуса. Что ж, похоже, для разнообразия ему наконец повезло.

Выбравшись наружу, Кевин нырнул в темноту и двинулся в сторону нужного бунгало, обходя освещенные участки стороной. Вскоре он достиг цели. Одно из окон было освещено. Неужели в этом треклятом санатории вообще никто не спит по ночам? Пригнувшись, Кевин подошел к бунгало, вжался в стену и медленно выпрямился. Тихо. Он рискнул заглянуть в щелочку между стеной и занавеской. Это было окно спальни. Обитательница бунгало читала, сидя в кровати, к счастью, Кевина она не видела.

Но это не Синтия! Кевин отпрянул от окна и бесшумно двинулся к парадной двери. Все правильно, номер тот, какой ему нужен, значит, он ничего не перепутал в темноте. Он вернулся к окну и снова заглянул в спальню. Парик! На туалетном столике на специальной подставке покоился светлый парик, уложенный в прическу, которую обычно носит Синтия!

Бывали моменты, когда Кевин ненавидел свою интуицию. Кевин выпрямился и снова пошел к входной двери. Прятаться больше незачем, пришло время задать вопросы и получить ответы.

Постепенно переходя из мира снов в мир реальный, но еще не до конца проснувшись, Бет обнаружила, что они с Джорданом лежат, словно две ложки, вложенные одна в другую. Ее ухо согревало тепло его дыхания, спиной она ощущала его тело, одна нога запуталась между его ногами, рука Джордана обнимала ее за талию, а другая прочно обосновалась на бедре. Как будто Джордан не желал отпускать ее даже во сне.

Но она и не хочет никуда уходить.

Бет приоткрыла глаза. В комнату заглядывал сероватый предутренний свет. Она снова закрыла глаза и постаралась вспомнить сон. Ей снилось, что ночью Джордан забрался в кровать и прижал ее к себе. Он прикасался к ней так бережно, любил ее так нежно, что она знала: такое бывает только во сне. Наяву Джордан занимался с ней любовью совсем по-другому, но во сне в его ласках не было привычной настойчивости. Никогда еще Бет не ощущала себя такой любимой, такой обласканной. Несколько раз она чуть было не проснулась, но Джордан шептал, что ей нужно спать и чувствовать во сне, как он ее хочет.

Во сне Джордан желал ее саму, желал сам, а не под влиянием эротических фантазий. Когда он прошептал ей на ухо, что хочет Бет, ее охватила блаженная истома. Это был самый прекрасный сон из всех, что ей доводилось видеть. И самый фантастический. При всей его несбыточности Бет хотелось, чтобы он никогда не заканчивался. Более того, ей хотелось, чтобы сон стал явью. Лежа в объятиях Джордана в предрассветных сумерках, Бет поняла, что полюбила его. У нее не осталось сомнений, она интуитивно знала, что это правда, как порой в лаборатории интуитивно чувствовала, когда эксперимент пройдет успешно. Если бы ей захотелось проанализировать свои чувства с научной точки зрения, то достаточно было вспомнить исследование. Когда восхищение смешивается с физическим влечением, образуется взрывоопасная смесь. А если добавить в эту смесь симпатию и доверие, то получается идеальная формула любви. Но Бет и безо всякой науки знала, что это правда. Она никогда не сделала бы того, что вытворяла в бильярдной, ни для кого, кроме Джордана. Она его полюбила.

Бет крепко закрыла глаза, цепляясь за это открытие и за остатки сна. Пока она спит, рациональная часть ее натуры, которая называется доктор Ормонд, не сможет все испортить. А испортить нетрудно – достаточно привести длинный список причин, по которым у нее нет и не может быть будущего с Джорданом Хэйуордом. Действительность и так скоро вторгнется в ее сон, но пока она еще немного побудет не доктором Ормонд, а просто Бет. Потому что Бет умеет мечтать.

Зазвонил мобильный телефон. Бет нехотя открыла один глаз. Синтия не могла звонить в этот час, если, конечно, она по-прежнему не хочет говорить с Джорданом. Звонок повторился. Джордан зашевелился во сне. Внезапно Бет пришла в голову тревожная мысль: а вдруг с Синтией что-то случилось? Бет попыталась высвободиться, но Джордан только крепче прижал ее к себе. Она потрясла его за плечо.

– Джордан, телефон. Мне нужно взять трубку.

– Зачем? – сонно спросил Джордан, но тело его было далеко не сонным.

– Это может быть Си… то есть это может быть что-то важное, например, проблемы в лаборатории.

Ну вот, подумала Бет, почва для отступления подготовлена. Если звонит Синтия, то я притворюсь, что говорю с коллегой.

Джордан ослабил объятия, Бет встала с кровати. Взяла сумочку и стала вынимать все подряд, ища телефон.

– И часто в лаборатории случаются неприятности? – Голос Джордана звучал уже не так сонно.

– До сих пор только один раз. Бет нажала кнопку ответа.

– Алло?

Телефон зазвонил снова.

– Это мой, – сказал Джордан.

Бет повернулась к кровати и только сейчас осознала, что они спали обнаженными. Ее одежда аккуратно лежала на стуле рядом с брюками Джордана. Она не помнила, как раздевалась. Если разобраться, последнее, что она запомнила, это как они ехали в такси. Бет обычно не спала без рубашки, но, когда ей снилось, что Джордан занимается с ней любовью, одежды на ней точно не было. А во сне ли это было?

– Слушаю! – Джордан потер глаза. – Нет, все нормально. – Он опустил телефон и повернулся к Бет. – Один из моих охранников хочет сообщить что-то срочное. Я видел в номере кофеварку, ты не могла бы приготовить…

– Конечно.

Бет шагнула к шкафу за одеждой, но Джордан протянул ей свою рубашку.

– Надень. Я хочу пить кофе с Бет, а не с доктором Ормонд.

Он хочет пить кофе с Бет! Эта мысль согрела Бет лучше любого кофе.

Джордан проводил ее взглядом, сдерживая желание последовать за ней. То, что он занялся с Бет любовью еще и ночью, не притупило, а лишь еще сильнее распалило его аппетит. Ему хотелось большего, хотелось, чтобы она в полной мере осознавала, что происходит, когда он в ней. Он хотел, чтобы она точно знала, кто к ней прикасается, пробует ее на вкус, доводит ее до экстаза. Джордан пошел к двери, мысленно посылая к черту и кофе и Кевина с его отчетом. И то, и другое могло подождать.

– Я перезвоню позже, – бросил он в телефон.

– Синтии нет в санатории.

Джордан замер.

– Это точно?

– Последние два часа я потратил на то, чтобы это подтвердить – или опровергнуть. Когда я обнаружил, что в ее бунгало живет другая женщина, я перестал прятаться и решил действовать открыто. Мне даже удалось убедить директрису разрешить мне взглянуть на всех обитательниц санатория, когда они собрались на занятия йогой.

Слушая отчет Кевина, Джордан взволнованно расхаживал по комнате. Ему стало холодно от леденящего страха, в голове роились вопросы, но он набрался терпения и решил сначала дослушать до конца.

– Говоришь, они поменялись местами в аэропорту Берна?

– По словам актрисы, которую Синтия наняла изображать ее, они встретились в дамской комнате и там переоделись и поменялись париками. Обратно они вышли порознь и в разное время.

– И это произошло вскоре после звонка Синтии из аэропорта.

– Верно. Актриса клянется, что понятия не имеет, куда отправилась Синтия. И я склонен ей верить – просто потому, что Синтия вряд ли сказала бы ей правду. Она очень тщательно все продумала. Она уж постаралась, чтобы на этот раз мы не скоро ее нашли. Я послал своих людей проверить списки пассажиров на всех рейсах в тот день, но пока они ничего не обнаружили.

– Она в лапах Парсини.

– Мы этого не знаем.

– Я знаю. Вот что стояло за его странным звонком. Он сказал, что у него оказалось нечто, что обязательно меня заинтересует. Мерзавец говорил о Синтии.

В разговоре возникла пауза. Потом Кевин сказал:

– Он не причинит ей вреда, не посмеет.

То, что Кевин не стал спорить, было плохим признаком. Сердце Джордана сковал страх. Он должен верить, что Парсини не причинит Синтии вреда, – должен, чтобы сохранить холодную голову, способность думать и строить планы.

Джордан случайно бросил взгляд на вещи, которые Бет вытащила из сумочки. Кроме телефона, который был такого же цвета, как телефон Синтии, на столике лежали пудреница, круглое зеркальце и бумажник.

– Может быть, Синтия зарегистрировалась на рейс под чужим именем? – предположил Джордан.

– Это не так легко, как кажется. Новые правила безопасности требуют, чтобы пассажир предъявил удостоверение личности с фотографией. Кстати, я уже выяснил, что в Берн она прилетела под своим именем.

– Может, по тому билету летела актриса?

Джордан круто развернулся и уставился на кучку вещей, извлеченных из сумочки.

У доктора Ормонд помада и зеркальце не валялись бы просто так, они лежали бы в косметичке. Да и серебристый телефон тоже не в ее стиле. Ее телефон должен быть более практичного цвета. Он вспомнил, как Бет сходила с трапа самолета. Она сразу сняла парик, но если бы не сняла, то была бы очень похожа на Синтию.

Страх, до сих пор державший Джордана в ледяных тисках, уступил место какому-то иному чувству. Открывая бумажник, Джордан уже знал, что в нем увидит. С фотографии на водительском удостоверении на него смотрело лицо Синтии.

– Синтия летела по документам Бет Ормонд, – сказал он.

В нем медленно вскипала ярость, но он усилием воли взял себя в руки.

– Проклятье! – воскликнул Кевин. – Как я сразу не догадался! Перед тем, как выйти из салона Синтии, они поменялись документами!

– Да, мне тоже следовало догадаться, – пробормотал Джордан.

Слушая Кевина и обдумывая план действий, он одновременно просеивал в памяти все, что говорила и делала Бет. Образы и ощущения закружились сплошным вихрем. Более эффективный способ отвлечь его внимание невозможно было придумать. Его способность мыслить логически пошатнулась еще в тот момент, когда Бет вышла с самолета.

Была ли это целиком ее затея или она просто присоединилась к плану Синтии? Джордана пронзила боль, неожиданная в своей остроте. Он вдруг вспомнил первую реакцию Бет на звонок, разбудивший их сегодня утром; «Это, наверное, Си…».

Она ожидала звонка Синтии!

– Док знает, где твоя сестра? – спросил Кевин.

– А вот это я сейчас выясню.

Глава 14

Джордан нашел Бет на балконе. Она стояла на том самом месте, где застыл он, ошарашенный открытием, что хочет, чтобы она вошла в его жизнь. Он решительно отбросил это воспоминание, но отмахнуться от чувств, которые в нем ожили, было не так просто. Сознание, что он несмотря ни на что по-прежнему желает Бет, усиливало боль, делая ее невыносимой. Джордан шагнул к Бет, она оглянулась, и всего на одну секунду он дал слабину, утонув в ее глазах. Но в следующую секунду Джордан напомнил себе, что все это ложь.

– Где Синтия?

– В Швейцарии, в санатории.

– Ее там нет и никогда не было.

Джордан внимательно наблюдал за игрой чувств на лице Бет: удивление сменилось растерянностью, а затем тревогой. Хорошая актриса! – со злостью подумал он.

– Я не понимаю… она сказала, что будет в санатории…

Джордан помахал перед носом Бет бумажником.

– У тебя ее бумажник, водительское удостоверение. Значит ли это, что у нее твои документы?

– Да, переодеваясь, мы случайно поменялись сумочками.

– Случайно? А то, что она послала вместо себя в санаторий специально нанятую актрису, – тоже случайность?

Бет воззрилась на него в искреннем, казалось, недоумении.

– Актрису… что ты хочешь этим…

– Сказать по слогам, доктор Ормонд? Моя сестра на меня разозлилась и, по-видимому, решила преподать мне урок. Уверен, она поделилась с тобой своими планами. Она заплатила актрисе, чтобы та отправилась в санаторий и зарегистрировалась под именем Синтии Хэйуорд. Затем она послала тебя ко мне, чтобы ты отвлекла мое внимание и облегчила ее побег. Ты говоришь, что она в «Велнес Эдем», она звонит и притворяется, что звонит оттуда. Я звоню в санаторий, и там подтверждают, что Синтия Хэйуорд у них зарегистрирована. Я мог бы на этом не успокоиться, но Синтия заявляет, что тебе нужна моя помощь в некоем деле, и просит тебя выслушать. Надо отдать вам должное – чтобы отвлечь мое внимание, вы разработали блестящий план.

Бет подняла было руку, словно желая возразить, но бессильно уронила ее.

– Я понимаю, как это выглядит со стороны, но… я не знала…

Джордан вглядывался в ее лицо. Казалось, Бет искренна, но он не мог полностью довериться своему суждению. Когда дело касалось Бет, он не мог судить беспристрастно.

– Сколько раз она тебе звонила с тех пор, как ты сошла с самолета?

– Два… нет, три раза.

– И ни разу не говорила, где она на самом деле?

– Она говорила, что живет в санатории. Сначала ей там понравилось, но в последний раз мне показалось, что ей стало скучно. Хотя Синтия это отрицала.

– И ты рассчитываешь, что я поверю? При всех твоих талантах, доктор Ормонд, врать ты не умеешь.

Видя, что от лица Бет отхлынула кровь, а в глазах появилось выражение обиды, Джордан испытал мстительное удовлетворение. Но этого ему было мало.

– Ты со мной играла!

Джордан шагнул к Бет, она попятилась и уперлась в перила. Ему хотелось схватить ее за плечи и как следует встряхнуть, вытрясти из нее правду. Но он боялся: даже сейчас, если бы он к ней прикоснулся, то ему могло не хватить сил ее отпустить. Он сжал кулаки и сунул руки в карманы.

– Представляю, как вы потешались надо мной. И сколько должен был продолжаться этот спектакль? Интересно, кто придумал это якобы научное исследование эротических фантазий?

От каждого вопроса Джордана Бет вздрагивала, как от пощечины. Чувствуя отвращение к себе и силясь сохранить самообладание, Джордан отвернулся и попытался думать только о том, что свидетельствовало против нее.

– Послушай, – он глубоко вздохнул, – я прощу тебя только об одном: скажи, где Синтия. Я не просто так хотел, чтобы она прилетела ко мне на остров, у меня были на то серьезные причины. На прошлой неделе у меня появился опасный враг, и Синтии может угрожать опасность.

– Если бы я знала, где она, я бы тебе сказала. Мне она говорила, что отдыхает в санатории.

Джордан круто развернулся.

– Тогда зачем вы поменялись документами?

– Это вышло случайно, когда мы переодевались в ее салоне.

– А парики?

– Парик мне был нужен, чтобы играть разные роли.

Джордан снова вздохнул, на этот раз в его вздохе сквозила какая-то безнадежность.

– Ну конечно. Должен признать, из тебя получилась отличная актриса. Последний вопрос, док. Есть ли в тебе что-нибудь настоящее?

Бет не ответила и опустила глаза, но Джордан успел заметить, что в них блеснули слезы, успел услышать ее быстрый вздох. И то, и другое лишь усилило терзавшую его боль. Он пытался заново выстроить защитный барьер, много лет защищавший его от внешнего мира, пытался – и не мог.

– В последний раз спрашиваю: ты знаешь, где Синтия?

Бет молча покачала головой, не поднимая глаз.

Джордан шагнул к дверям, вошел в комнату, помедлил и оглянулся.

– Поздравляю, док, тебе удалось меня провести.

Джордан не добавил, что это не повторится, но мысленно обещал это себе снова и снова.

Бет сгребла одежду с вешалок и кое-как засунула в чемодан. Потом прошла в ванную и, почти не глядя, сгребла все содержимое туалетного столика в сумку. Ей нужно было как можно скорее убраться из номера, из отеля, тогда она сможет наконец перестать думать о Джордане, а значит, с ней будет все в порядке. Пластиковая бутылка шампуня упала на пол, Бет в сердцах пнула ее ногой, бутылка отлетела к стене и, отскочив рикошетом, ударила ее по ноге.

Выпрямившись, Бет несколько раз глубоко вздохнула. Нужно взять себя в руки, а то она сама на себя не похожа. Обычно она упаковывала вещи очень аккуратно и никогда прежде не сражалась с пластиковыми бутылками. Опершись на туалетный столик, Бет приблизила лицо к зеркалу. Синяки под глазами ее не удивили, но слезы… она даже не чувствовала, что плачет. Более того, она вообще не могла припомнить, когда плакала в последний раз. С доктором Ормонд такого не случалось, но Бет, очевидно, способна плакать.

Кто я? – спросила себя Бет.

До встречи с Джорданом у нее не возникало такого вопроса. Она знала, что занимается любимым делом, и занимается успешно, все в ее жизни шло хорошо, не хватало только одного: своей семьи. Бет решила заняться этим вопросом и подошла к делу так же, как к решению любой научной проблемы. Все казалось простым и логичным, план должен был сработать.

Бет села на пуфик и закрыла лицо руками. Нужно вернуться в Лондон. У нее по-прежнему есть любимая работа, как только она вернется в лабораторию, все встанет на свои места. А Джордан… со временем ей удастся его забыть. Она перестанет вспоминать, каким взглядом он на нее посмотрел перед тем, как уйти из номера.

У Джордана есть все основания на нее злиться, она его обманула. Он ее не простит. Да она и сама себя не простит, если окажется, что Синтия действительно попала в беду. Конечно, идея поменяться местами принадлежала Синтии, но Бет довольно легко позволила себя уговорить. Сейчас, задним числом, она понимала, что согласилась занять место Синтии потому, что ей хотелось опробовать результаты исследований именно на Джордане. Может быть, она уже тогда его любила?

Нет, об этом лучше не задумываться, сказала себе Бет. Она вернулась в спальню. Нужно поскорее собрать вещи и убраться из комнаты, где даже воздух пахнет Джорданом.

Она была почти готова, когда в дверь позвонили. Первой мыслью Бет было, что Джордан вернулся. Она почти бегом бросилась к двери и открыла. Но в коридоре стоял не Джордан, а тот самый менеджер, который приносил ей кресло.

– Миссис Хэйуорд, не стоит открывать дверь, не спросив, кто там.

– Я думала, что это мистер Хэйуорд.

Менеджер улыбнулся.

– Он меня прислал. Перед отъездом мистер Хэйуорд вызвал меня и отдал распоряжения насчет вас. Я уполномочен передать, что, если вы пожелаете остаться в отеле на любой срок, персонал постарается сделать ваш отдых как можно более приятным.

Бет сморгнула слезы. Джордан уехал в ярости, но приказал персоналу отеля о ней позаботиться!

– Могу я что-нибудь для вас сделать? – любезно поинтересовался менеджер.

– Да. Закажите мне билет на самолет до Лондона.

– Конечно, мадам, буду рад вам помочь. Хотя мы были бы счастливы, если бы вы остались. Миссис Хэйуорд, чтобы заказать билет, мне нужно знать первую букву вашего имени.

После мгновенного колебания, Бет ответила:

– Закажите билет на имя Синтии Хэйуорд.

Если ей предстоит лететь коммерческим рейсом, значит, придется предъявить удостоверение личности с фотографией. Придется воспользоваться документами Синтии, значит, нужно будет надеть и светлый парик.

– Я немедленно распоряжусь насчет билета.

Закрывая дверь за менеджером, Бет внезапно застыла. Ее осенила догадка. Синтия точно так же пользуется ее документами! Бет привалилась к стене и приказала себе думать. Покупать парики, примерять их перед зеркалом, меняться плащами – все это было забавно. А что, если для Синтии этот маскарад был чем-то большим, нежели невинное озорство? Был ли их обмен сумочками случайностью? Бет вспомнились слова Синтии: «В следующий раз, когда мне понравится мужчина, я не буду говорить, что я Хэйуорд, представлюсь вымышленным именем. И постараюсь, чтобы никто, даже Невидимка, не узнал, с кем я встречаюсь».

Идея купить парики и дождевики принадлежала Синтии. Она обвиняла брата в том, что он установил за ней слежку, и заявляла, что ей нужно отдохнуть от всего этого. Но, может быть, она с самого начала задумала скрыться и выдать себя за другую? Например, за Бет Ормонд.

Бет взяла свои вещи и решительно пошла к двери. Чем скорее она вернется в Лондон; тем скорее во всем разберется и узнает, куда девалась Синтия.

Рафаэль Парсини властным жестом указал сыну на стул, стоящий по другую сторону массивного письменного стола.

– Садись и докладывай.

В другой руке Парсини-старший держал бокал с вином с собственных виноградников, на десертной тарелочке лежали тонкие до прозрачности ломтики сыра. Из окна его кабинета открывался великолепный вид на зеленые луга, окаймленные живыми изгородями. За лугами в голубой дымке высились Альпы.

– В субботу в три часа прибудет бригада, которая надует воздушные шары. До заката любой желающий из наших гостей сможет подняться в воздух.

Рафаэль, прищурившись, посмотрел в окно. На прошлой неделе Фредди купил четыре воздушных шара. В оправдание этой бессмысленной, с точки зрения Рафаэля, траты денег он заявил, что бесплатное катание на воздушных шарах привлечет на виллу толпы туристов и увеличит продажи сыра.

– А что с другим делом?

– Все идет по плану.

– Ты подписал контракт?

Фредди заёрзал на стуле.

– Нет еще, но к субботе он будет подписан.

– То же самое ты говорил на прошлой неделе.

– Я помню, но возникла непредвиденная задержка.

– В бизнесе задержки могут быть фатальными.

– Мой информатор заверил, что на этот раз контракт обязательно будет подписан.

Рафаэль промолчал. Фредди снова заёрзал.

– Я вполне способен управлять «Модерн Фудс». Знаю, ты мне не доверяешь, но у меня все под контролем.

Рафаэль с горечью подумал, что его сын лжец, хуже того, он дурак. Он отпил вино и подержал его во рту, смакуя букет. В семье не без урода, и его семья – не исключение, остается только надеяться, что природа компенсирует промах в следующем поколении Парсини. Как это было в семействе Хэйуордов. Там слабые гены проявились у отца Джордана, Рафаэлю было бы гораздо проще иметь дело с Джорданом, если бы он унаследовал чуть больше слабостей от отца и чуть меньше силы – от деда. Впрочем, подумал он, это не столь важно. Рафаэль не собирался допускать, чтобы деловые связи с «Хэйуорд Инвестментс» оборвались. Вот почему он подстроил встречу Фредди с сестрой Джордана в Сохо. По той же причине он промолчал, когда узнал, что покупка воздушных шаров – одна из попыток Фредди произвести впечатление на Синтию Хэйуорд. Рафаэль представил, как, встречая Джордана, показывает ему воздушный шар, из корзины которого смотрят вниз Фредди и Синтия. Это зрелище подействует эффективнее тысячи слов. Рафаэль сделал еще глоток вина, закусил сыром и поставил бокал на стол.

– Почему ты не пригласил Синтию на сегодняшний ужин?

– Она сказала, что занята, ей нужно готовиться к презентации.

– К презентации? А я думал, она приехала в Ломбардию специально для того, чтобы встретиться с тобой. Фредди нахмурился.

– Так и есть. Но она еще не открыла мне свое настоящее имя, она по-прежнему выдает себя за Стеллу Харт. Я собирался как раз сегодня сказать, что знаю правду.

Рафаэль покачал головой.

– Не стоит, лучше подожди, пока она сама признается.

То, что Синтия все еще скрывает свое настоящее имя, Рафаэль счел хорошим знаком. Фредди умеет обращаться с женщинами, так что попытка свести его с сестрой Джордана могла оказаться очень удачной идеей.

– Ну что ж, займись контрактом. Только когда за Фредди закрылась дверь, его отец вздохнул с облегчением. Хорошо, что у него есть в запасе еще одно средство воздействия на Джордана Хэйуорда.

Глава 15

Наконец-то дома! Бет расплатилась с таксистом и стала подниматься по ступеням на веранду двухквартирного дома. Она знала, где Синтия, и была уверена, что подруга в безопасности. Войдя в дом, Бет собиралась первым делом позвонить Джордану и сообщить ему о своей догадке. Предстоящий разговор пугал Бет, но она утешала себя мыслью, что Джордан не станет разговаривать с ней лично и ей не придется снова услышать его голос. Ей нужно всего лишь передать информацию через секретаря.

Поставив чемодан, Бет стала рыться в сумке в поисках ключа. Узнать, где находится Синтия, оказалось совсем просто: Бет всего лишь навела справки о том, где в последний раз расплачивалась кредитной карточкой Элизабет Ормонд. Карточкой пользовались дважды: для покупки авиабилета до Милана и для оплаты номера в отеле «Себастиан» в Леньяно. Телефон Синтии не отвечал, но Бет оставила для нее сообщение у портье.

Куда подевался ключ? И тут Бет вспомнила. Ее ключи остались в ее собственной сумочке, а та в свою очередь осталась у Синтии. Бет подошла к соседской двери и постучалась, но без особой надежды. Сосед, агент по продаже недвижимости, обычно возвращался с работы поздно. Немного подумав, Бет оставила вещи на веранде и зашла с другой стороны дома. Придется проникать в собственную квартиру, как взломщик. Оценив ситуацию, она решила, что лучше всего влезть через подвальное окно. Бет нашла камень поуве-систее и присела на корточки возле окна.

– Мэм?

Бет вздрогнула, оглянулась и увидела рядом с собой незнакомого мужчину.

– Кто вы такой?

– Детектив Кэссиди. – Он показал ей свое удостоверение. – А вы кто такая?

– Элизабет Ормонд. Я здесь живу.

– А зачем вам этот камень?

Бет быстро положила камень на землю и встала.

– У меня нет с собой ключа, запасной есть у соседа, но он еще не вернулся с работы.

Детектив помолчал, внимательно ее разглядывая.

– У вас есть удостоверение личности?

– Есть. – Бет открыла сумочку, но потом вспомнила, что сумочка не ее. – К сожалению, мы с подругой случайно поменялись сумочками, и у меня есть только ее документы. Ее зовут Синтия Хэйуорд.

Она протянула детективу бумажник с документами. Быстро осмотрев его содержимое, детектив заметил:

– По моим данным, у Элизабет Ормонд рыжие волосы, а вы – блондинка.

Бет сняла парик.

– Мне пришлось его надеть, чтобы купить авиабилет по документам мисс Хэйуорд. Других-то у меня не было. – Она пригладила волосы и подняла взгляд на детектива. – Сейчас вам полагается сказать, что я имею право позвонить адвокату?

Кэссиди достал из кармана фотографию, посмотрел на Бет, потом снова на снимок.

– Думаю, в этом нет необходимости. У меня есть фотография Элизабет Ормонд, и я вижу, что это вы. Должен сказать, с вами очень трудно связаться. Вы когда-нибудь отвечаете по своему мобильному телефону?

– Да, конечно. – Она достала из сумочки телефон и уставилась на него. Отвечать-то она отвечает, только на звонки по номеру Синтии. – Только у меня телефон подруги, а мой остался у нее.

Детектив кивнул.

– Понятно. Так вот, ваша подруга тоже не отвечает. Где вы были, доктор Ормонд?

– Я взяла отпуск на несколько дней и улетела на море.

Кэссиди снова кивнул.

– Это совпадает с тем, что мне сообщили в университете. Но ваши коллеги волнуются, что с вами невозможно связаться. У меня для вас плохие новости. В среду, точное время не установлено, в вашу квартиру проникли злоумышленники. Ваш сосед заметил неладное и вызвал полицию. Мы попытались вызвать вас с работы, но в университете сказали, что вы взяли отпуск. Я беседовал с вашим начальством. Похоже, они очень озабочены происшествием и связывают его с вашей работой. К сожалению никто, включая доктора Грина, не знал, где вас искать. Время, выбранное для взлома, насторожило ваших коллег, они даже предположили, что вы исчезли не добровольно.

Глаза Бет стали круглыми.

– Они решили, что меня похитили?

Кэссиди кивнул.

– Нас просили объявить вас в розыск, но по закону мы должны выждать сорок восемь часов. Тем временем за домом установили наблюдение. Теперь, когда вы вернулись, многие вздохнут с облегчением.

Бет воззрилась на него с недоумением.

– Но я всего лишь взяла небольшой отпуск, со мной все в порядке.

– Но с вашей квартирой – нет. Неизвестные взломщики перевернули все вверх дном. Если вы сейчас в состоянии этим заняться, я бы хотел, чтобы вы осмотрели квартиру и сказали, не пропало ли что-нибудь. Или что они могли искать.

– Конечно.

Бет и хотела бы отказаться, но считала, что не имеет права. Пока они шли к двери, она мысленно готовилась к тому, что ждет ее внутри. Бет еще не забыла, каково ей пришлось, когда кто-то вломился в лабораторию. На этот раз ей должно быть легче, ведь она морально подготовлена. Но легче не оказалось. Квартира подверглась разгрому. Мебель была перевернута, лампочки разбиты, картины и фотографии вырваны из рамок и разорваны. Даже в кухне содержимое всех шкафов и холодильника было вывалено на пол. Повсюду валялись обломки, обрывки и осколки стекла.

Пытаясь унять сердцебиение, Бет глубоко вздохнула и призвала на помощь выдержку. Джордан ослабил ее волю, но ведь она не исчезла бесследно, значит, силы найдутся.

– Вы не можете сказать навскидку, нашли ли взломщики результаты ваших исследований?

– Могу, даже не глядя, – твердо ответила Бет. – Я не храню лабораторный журнал дома. Но зачем было все разрушать?

– Они разозлились, – ответил Кэссиди. – Наверное, потому, что не нашли того, что искали.

– Но они же не стали бить посуду в лаборатории! Там они только взломали сейф и перерыли ящики в моем столе.

– Ваше руководство считает, что взломщик или взломщики могли искать не только ваши записи.

Кэссиди знаком предложил Бет выйти из дома, и она охотно согласилась. Ей было больно оставаться в квартире и видеть, во что превратилось ее уютное гнездышко.

– Что еще они могли искать?

– Я беседовал со службой безопасности университета. Говорят, вы обычно по воскресеньям работаете. В то воскресенье, когда лабораторию взломали, вас там не было. В среду, судя по сообщению на вашем университетском автоответчике, можно было рассчитывать, что вы дома.

Бет затаила дыхание.

– Детектив, к чему вы клоните?

– Вполне возможно, что и в лабораторию, и в ваш дом проникли одни и те же люди. И искали они вас. Когда они вас не обнаружили, они пришли в ярость и испортили все, что только под руку попалось.

В первое мгновение Бет отказалась верить детективу. Но потом она вспомнила про Синтию. Синтия путешествовала под ее именем, по ее документам – и исчезла. Если Кэссиди прав, то узнать, где остановилась так называемая Элизабет Ормонд, проще простого. В чем она только что убедилась.

– Детектив, мне нужно срочно позвонить.

Глава 16

Синтии казалось, что она плывет в серой мгле, балансируя между сном и бодрствованием. Пару раз она почти проснулась, но снова провалилась в полузабытье.

Однако постепенно сознание стало возвращаться. Вместе с сознанием пришла пульсирующая боль в голове. Синтия поняла, что лежит на чем-то жестком и бугристом, как булыжная мостовая. Она попыталась принять более удобное положение и с ужасом поняла, что не может пошевелить ни рукой, ни ногой. Ее охватила паника. Может, она еще спит и видит кошмарный сон?

Синтия попыталась сосредоточиться и проснуться. Внезапно она начала вспоминать. Ломбардия. Фредди Парсини. В памяти всплыло мужское лицо. Она прилетела в Италию, чтобы встретиться с Фредди… чтобы преподать урок Джордану и его ищейкам. Чувство удовлетворения было недолгим, его смыла волна страха. Синтия поняла, что ее руки и ноги связаны, вот почему она не может пошевелиться. Глаза и рот тоже завязаны. Кто это сделал? Зачем? Изловчившись, Синтия перекатилась на бок, но уперлась в стену. Она попробовала катиться в другую сторону – результат тот же. Что это, маленькая комната, клетка?

Стараясь не поддаваться панике, Синтия несколько раз медленно вдохнула и выдохнула. Воздух был теплым и, как ни странно, свежим, вероятно, где-то рядом бвыо открыто окно. Она вздохнула еще раз, паника немного улеглась, сознание стало проясняться.

Думай, приказала себе Синтия.

Ресторан… Фредди… черный ход… укол в руку… темнота. Кто-то сделал ей укол, от которого она потеряла сознание. Кто?

– Я же тебе говорил, ты вколол ей слишком большую дозу.

Мужской голос раздался совсем близко. Не столько осознанно, сколько повинуясь инстинкту, Синтия свернулась клубочком, приняв прежнее положение.

– Ты же сам хотел, чтобы все было быстро и без шума. Что хотел, то и получил.

– Босс захочет с ней поговорить. Послышалась какая-то возня, глухой стук, и Синтии показалось, что поверхность, на которой она лежала, чуть задрожала, как будто на нее кто-то прыгнул.

– Расслабься, она скоро очухается, может, уже начинает.

Голос прозвучал прямо над головой Синтии. Стук и легкое сотрясение повторились. Если они хотят, чтобы я очнулась, подумала Синтия, значит, лучше притвориться, что я все еще без сознания.

– Она еще в отключке, лежит все в той же – позе. По-моему, она не пошевелилась с прошлого раза, когда мы ее проверяли.

– А это мы сейчас проверим.

Кто-то, видимо, тот, который стоял ближе, дал ей пощечину. К счастью, Синтия успела внутренне собраться и даже не вздрогнула.

– Вот видишь, я же говорю, ты перестарался. Запястье Синтии крепко сжали.

– Если ты не заткнешься, я тебе самому вколю дозу.

– Ты бы не обо мне думал, а о боссе, он больше не простит нам ошибок.

– Ладно, не дрейфь. – Запястье Синтии отпустили. – Пульс прощупывается, с ней все в порядке. А босс все равно собирается с ней встретиться только завтра, к тому времени она уж точно очухается.

– Не нравится мне все это.

Стало тихо, но Синтия еще некоторое время лежала, почти не дыша, пока не убедилась, что осталась одна. Где бы она ни находилась, попадали в это место, судя по всему, сверху. Может, она лежит в кузове грузовика? И кто этот таинственный босс, который хотел ее видеть? Фредди? Однако такое предположение казалось бессмысленным. Если даже Фредди узнал ее в баре, то с какой стати ему ее похищать? Синтию Хэйуорд можно похитить ради выкупа, но Фредди знает ее как Стелу Харт.

Голова заболела сильнее, и Синтия решила не задумываться над вопросами, на которые все равно пока не может получить ответы. Она перекатилась на спину и подтянула ноги к груди так, чтобы дотянуться пальцами до щиколоток. Липкая лента – вот чем замотаны ее ноги и руки. Синтия откатилась к стене и исхитрилась сесть.

Слушая отчет Кевина по телефону, Джордан расхаживал по кабинету взад-вперед. Они постоянно держали связь друг с другом.

– Итак, ты знаешь, где остановилась Синтия, но она исчезла?

– Не совсем так. Сейчас ее нет в номере, но это не значит, что она исчезла. Она зарегистрировалась в отеле «»Себастиан» в среду под именем Элизабет Ормонд. Я пообщался чуть ли не со всем персоналом. Портье говорит, что вчера вечером она пошла в какой-то ресторан, он порекомендовал ей несколько заведений на выбор. Утром ее никто не видел, горничная утверждает, что она не ночевала в номере.

– Ты заявил в полицию?

– Пока нет, думаю, еще рано, возможно, мы зря подняли панику.

– Моя сестра не вернулась ночевать в отель, а ты считаешь, что я зря поднимаю панику?

– Послушай, Джордан, мой агент, который следит за Фредди Парсини, сообщает, что в четверг Фредди встречался за ланчем с блондинкой, по описанию похожей на Синтию.

– Думаешь, она могла нарочно прилететь в Италию, чтобы встретиться с Фредди, и она может быть сейчас с ним?

– Мне это не нравится, но похоже на то. Ты же говорил, что Синтия ничего не знает о твоих взаимоотношениях с Парсини, тем более о незаконных делишках Рафаэля. А Фредди хорош собой и к тому же известный ловелас.

Джордан остановился у окна. Впервые в жизни он усомнился в правильности своего решения не посвящать родных, и в частности Синтию, в дела «Хэйуорд Инвестментс». Возможно, Кевин прав, он действительно зря запаниковал, но Джордан не мог избавиться от неприятного предчувствия с той минуты, когда узнал, что Синтия пропала. Но страх – плохой советчик, чтобы помочь сестре, он должен мыслить трезво и спокойно. Более того, ему нужно перестать наконец то и дело вспоминать Бет. Их разделяют сотни миль, а он все не может выкинуть ее из головы!

– Босс, ты еще здесь?

– Да. Не нравится мне твой вывод, но, боюсь, он может оказаться верным.

– Он мне самому не нравится, нужно все проверить. Я поручу кому-нибудь выяснить, не ночевала ли она прошлой ночью на вилле Пар-сини. Это займет некоторое время, но, как только я что-то узнаю, сразу, сообщу тебе. Тем временем я лично займусь заведениями, которые портье рекомендовал Синтии. Между прочим, Рафаэль Парсини больше не звонил?

– Нет.

– Я очень сомневаюсь, что он имеет отношение к исчезновению Синтии. Я знаю, ты ему не доверяешь, но при всех его недостатках старик не дурак. Если он рассчитывает продолжить деловые отношения с «Хэйуорд Инвест-менте», то с его стороны было бы большой глупостью похищать твою сестру.

Джордан присел на краешек письменного стола.

– Как знать, может, он собирается меня шантажировать, чтобы заставить вложить деньги в его предприятие.

– Я об этом думал. Но ты же говорил, что он очень проницательный бизнесмен. Он должен понимать, что, если причинит вред твоей сестре, рано или поздно ты ему отомстишь. И скорее рано.

Доводы Кевина звучали убедительно. Выбирая из двух зол меньшее, Джордан предпочел бы, чтобы Синтия встречалась с Фредди Парсини, а не попала в лапы к его отцу.

– Если Рафаэль знает, что его сын встречается с Синтией… Это кое-что объясняет. Во-первых, тогда становится ясно, почему он так уверенно заявляет, что ваши отношения еще не закончены. Во-вторых, это может объяснить и приглашение на виллу. Босс, а почему бы не спросить, что обо всем этом думает доктор Ормонд? Она хорошо знает Синтию и вроде умом не обижена.

– Ее здесь нет, я вернулся без нее.

На это Кевин ничего не сказал. Джордан встал и снова заходил по кабинету. Внезапно его поразила мысль: раньше он никогда не метался по комнате, как тигр по клетке. С тех пор, как в его жизнь вошла Бет Ормонд, он стал делать многое, чего раньше не делал.

– И ты не спросишь, почему я оставил ее в «Бич Ресорт»?

– Это не мое дело.

– Она меня обманывала.

Джордан почему-то надеялся, что, если произнесет эти слова, ему станет легче. Ничего подобного – стало еще хуже.

– Для женщин это обычное дело, – утешил его Кевин. – Они притворяются, что хотят чего-то одного, а на самом деле им нужно совсем другое. Лучший способ решить эту проблему пресечь отношения в зародыше.

– Вот именно.

– Не обижайся, но, по-моему, по части лжи твоя сестра кому угодно даст фору. Если, конечно, я правильно понимаю нынешнюю ситуацию.

– Я не обижаюсь, ты прав.

Джордан вздохнул и устало потер лоб, спрашивая себя, когда же ему удастся стереть из памяти образ Бет, стоящей на балконе. Пока он складывал вещи, она так и стояла возле перил, глядя на море.

– Ты можешь поручить кому-нибудь проверить, как она там, все ли у нее в порядке?

– Это ты про доктора Ормонд? Конечно, нет проблем.

Закончив разговор с Кевином, Джордан еще не успел положить мобильник на стол, когда раздался сигнал внутренней связи. Джордан нажал кнопку селектора.

– Слушаю.

– Мистер Хэйуорд, к вам… мисс, вам туда нельзя!

Дверь кабинета распахнулась и перед ошеломленным Джорданом предстала Бет в светлом парике. Она сорвала парик. Не Бет, а доктор Ормонд, мысленно поправил себя Джордан. Она была в джинсах и в футболке, рыжие волосы уложены в строгий узел на затылке. Джордан шагнул было к ней, но резко остановился, вспомнив, что все, что он думал о Бет, все, что он к ней чувствовал, оказалось неверным. Он знал только то, что ничего не знает.

– Мистер Хэйуорд?

Джордан только сейчас заметил, что рядом с Бет стоит какой-то мужчина.

– А вы кто такой?

– Я детектив Кэссиди.

Детектив показал Джордану удостоверение, которое тот внимательно изучил.

– Я должен был убедиться, что препроводил мисс Ормонд в надежные руки. Ей нельзя оставаться в квартире и лучше не оставаться одной.

Бет еще не произнесла ни слова, но уже само ее появление вызвало в душе Джордана целую бурю противоречивых чувств: вину, желание, горечь, злость. Он ухватился, за последнее.

– Что ты здесь делаешь? – спросил он, делая еще один шаг в ее сторону.

На мгновение Джордану показалось, что Бет бросится бежать, однако она не двинулась с места, но за это короткое мщовение он успел понять, что, если бы она попыталась удрать, он бы ее не отпустил.

– Кажется, я знаю, где находится Синтия, вернее находилась. Боюсь, она в опасности.

Глава 17

Бет сделала большой глоток воды из стакана, предложенного Джорданом, и попыталась сосредоточиться на том, что говорил Кэссиди. Детектив вкратце изложил Джордану то, о чем говорил с Бет в ее квартире. Как ни странно, только сейчас, выслушав как сторонний наблюдатель рассказ о последних событиях, Бет по-настоящему испугалась. Из-за нее Синтии, возможно, угрожает смертельная опасность! Поставив стакан на стол, она обнаружила, что у нее дрожат руки. Она сжала кулаки.

– Итак, детектив, вы считаете, что кому-то настолько важно получить контроль над исследованиями доктора Джордан, что он готов ее похитить?

– Одно уточнение, – сказал Кэссиди. – Это не мое личное мнение, это мнение руководства университета. Насколько я понял, интерес к исследованиям доктора Ормонд проявили сразу несколько конкурирующих компаний. Каждая из них готова вложить деньги, которые потом окупятся многократно. Жадность – серьезный мотив для преступления. Кто-то из руководителей университета, достаточно влиятельный, обратился к моему начальству, иначе меня бы здесь не было. Обычно я расследую грабежи, убийства, изнасилования – словом, преступления, которые уже совершены, на предотвращение новых нам не хватает ни времени, ни людей. А к вам я пришел потому, что меня попросила мисс Ормонд. Похоже, она больше озабочена безопасностью мисс Хэйуорд, чем собственной. Она считает, что исчезновение вашей сестры может быть связано с тем, что та путешествовала под именем мисс Ормонд и имеет какое-то отношение к взлому лаборатории и квартиры мисс Ормонд. Как давно ваша сестра исчезла?

Слушая детектива, Бет испытала новый приступ страха и чувства вины. Если бы у меня голова работала получше, корила себя Бет, я могла бы предупредить Джордана еще до того, как он улетел домой! Следовало раньше догадаться, что у Синтии на уме. Не будь я так поглощена Джорданом, я бы, наверное, могла предотвратить несчастье.

Джордан посмотрел на часы, его лицо ничего не выражало.

– В последний раз Синтию видели чуть меньше двадцати четырех часов назад. По донесениям моих людей, вчера вечером она вышла из отеля и с тех пор не возвращалась. В данный момент наш человек обходит рестораны, которые ей рекомендовал посетить портье. Мы подозреваем, что Синтия могла встретиться в одном из них с мужчиной, ради которого, собственно, и прилетела в Италию. Не исключено, что она и сейчас с ним.

– Нет!

Это сказала Бет. Оба мужчины, как по команде, одновременно посмотрели на нее.

– Синтия поняла, что он ей не особенно нравится, и решила вернуться домой раньше.

Кэссиди посмотрел на Джордана.

– А она не может быть сейчас на пути домой? Вы можете это выяснить?

Джордан кивнул.

– Я распоряжусь, чтобы мои люди проверили списки пассажиров, вылетевших из аэропорта Милана.

– Вот моя визитная карточка, держите меня в курсе. Если вам понадобится помощь, позвоните мне, я все устрою. – Кэссиди посмотрел Джордану в глаза. – Теперь, когда я предупредил мисс Ормонд, я мало что еще могу сделать.

Джордан снова кивнул.

– Конечно.

Мужчины пошли к двери кабинета. Бет сцепила руки на коленях. Еще несколько секунд – и случится то, чего она всячески стремилась избежать, она останется с Джорданом наедине. Еще не поздно было уйти, достаточно окликнуть детектива и выйти вместе с ним… Хлопнула дверь. Поздно. У Бет внезапно пересохло в горле, она потянулась за стаканом.

Если бы она не поддалась тогда на уговоры Синтии! Глотнув воды, она поставила стакан на стол и встала, собираясь с духом, чтобы встретиться взглядом с Джорданом. С тех пор, как вошла в его кабинет, Бет смотрела ему в глаза только раз, в самые первые секунды. Тогда в глазах Джордана отразилось облегчение, даже радость… – или ей только почудилось? Стараясь не слишком тешить себя надеждой, Бет посмотрела Джордану в глаза – и не прочла в них ничего. Его лицо было абсолютно непроницаемо. Перед Бет словно стоял незнакомец, случайный прохожий. Она вздохнула и обхватила себя руками, стараясь унять дрожь. Уж лучше совсем ничего, чем холодная отчужденность, с которой Джордан смотрел на нее в отеле перед самым уходом.

– Это я во всем виновата, – пробормотала Бет.

Джордан шагнул вперед, но остановился, не дойдя до нее.

– Тебе не кажется, что искать виноватых поздно и бессмысленно? – Его бесстрастный голос был вполне под стать выражению лица.

– Конечно, – согласилась Бет. – Скажи, чем я могу помочь?

– Помочь?

Джордан сделал еще два шага к ней и снова остановился.

Вблизи Бет разглядела, что он далеко не так хорошо владеет собой, как ей показалось вначале. В затянувшемся молчании ее сердце, казалось, забилось громче. Сигнал селектора заставил обоих вздрогнуть.

– Что там, миссис Скотт? – спросил Джордан.

– С вами хочет говорить мистер Парсини.

Джордан снял трубку и услышал:

– Надеюсь, полет прошел благополучно?

– Так благополучно, что даже скучно.

Джордан был доволен, что голос прозвучал хладнокровно. В действительности хладнокровие покинуло его в ту самую секунду, когда в кабинет ворвалась Бет. И дело было не только в исчезновении Синтии. Даже сейчас, несмотря ни на что, Бет пробудила в нем чувства, которые он контролировал с большим трудом. Случилось то, чего Джордан больше всего боялся: его по-прежнему тянуло к Бет.

– Зря вы оставили свою игрушку в отеле, она бы развлекла вас в полете.

Джордан ощутил неприятный металлический привкус во рту – привкус страха. Он и раньше знал, что Парсини за ним следит, иначе он бы не позвонил ему в «Хэйуорд Бич Ресорт». Однако, когда Джордан уезжал, оставляя Бет в отеле, ему и в голову не пришло, что Парсини может предпринять что-то в отношении нее. К счастью, Бет вернулась и в безопасности, хотя и не благодаря ему. Джордан не без труда оторвал взгляд от Бет, присел на край стола и усилием воли постарался расслабить мышцы. Пора взять себя в руки, не то Парсини решит, что взял над ним верх.

– Я пришел к такому же выводу и исправил свою оплошность, теперь она со мной.

– Вот как.

Для Парсини это новость, с удовлетворением отметил Джордан.

– Кажется, она сильно отличается от ваших обычных подружек. Но, говорят, она очень забавная.

Джордан сжал свободную руку в кулак, но тут же спохватился и расслабил пальцы.

– Полагаю, вы позвонили не за тем, чтобы узнать, как я развлекаюсь?

Парсини раскатисто засмеялся.

– Нет, конечно. Я позвонил, чтобы напомнить о завтрашнем приеме на моей вилле. Если хотите, можете прихватить свою новую подружку. Я буду рад видеть вас у себя – в память о прежних временах.

– Прежние времена прошли.

– Как знать, как знать, возможно, мне удастся убедить вас не рубить сплеча. Например, ваша сестра охотно приняла приглашение.

– Синтия?

Изумление Джордана было искренним. Он не ожидал, что Парсини упомянет имя его сестры. Неужели Парсини уже узнал, что Синтия выдавала себя за Бет Ормонд? Джордан судорожно сглотнул, стараясь побороть приступ паники.

– Они с Фредди за последние несколько недель очень сблизились, и он уговорил ее приехать.

Парсини тщательно подбирал слова, явно пытаясь создать у Джордана впечатление, что Синтия и Фредди – любовники. Неужели Бет ошиблась, а предположение Кевина верно и Синтия действительно провела ночь с Фредди? Стараясь не отвлекаться на неразрешимые вопросы, Джордан сосредоточился на том, на что мог повлиять. Старик стремится его разозлить и испугать, значит, он должен обуздать страх и гнев.

– Уверен, вы обращаетесь с ней, как с почетной гостьей, – невозмутимо бросил он. – В память о прежних временах. Передайте ей от меня привет.

Молчание в трубке было недолгим, но Джордан понял, что попал в цель.

– Есть и еще одна причина, по которой вам стоит приехать. Нам нужно обсудить деловые вопросы.

Джордан выдержал паузу.

– Не думаю, что нам есть что обсуждать.

– Речь пойдет о биотехнологической компании «Модерн Фудс», которой вы от меня откупились. В самое ближайшее время мы получим эксклюзивные права на одну весьма многообещающую научную работу. Возможно, это вас заинтересует. Если вы не захотите выкупить свою долю обратно, я обращусь непосредственно в ваш совет директоров, пока новость не распространилась.

Джордан промолчал, но его мозг быстро работал. «Модерн Фудс». Как он раньше не догадался! У Фредди Парсини определенно есть причины похитить Элизабет Ормонд.

Парсини рассмеялся, но тише, чем в первый раз.

– Увидимся завтра… скажем, в три часа. По случаю нашей встречи я откупорю бутылочку особого, выдержанного вина с моих виноградников.

Повесив трубку, Джордан еще некоторое время переваривал информацию.

– Синтия в безопасности? – с надеждой спросила Бет.

Джордан посмотрел на нее. Она, вероятно, догадалась, что Парсини говорил о ней, но ее беспокоила только судьба подруги.

– Не уверен. Кажется, я знаю, кто ее похитил. Если я не ошибаюсь, Парсини считает, что вы обе у него в руках. Мы с ним враги, а он утверждает, что Синтия приглашена на завтрашний прием и приняла приглашение. А еще он говорит, что вот-вот получит эксклюзивные права на результаты какого-то очень перспективного научного исследования. Сколько компаний тебя обхаживали?

– Три. Все началось примерно месяц назад, когда вышла моя статья. Как я уже говорила, результаты пока только предварительные, но многообещающие.

– И что ты ответила?

– Что предпочитаю работать в университете. Я боюсь, что если я подпишу договор с компанией, то превращусь в их рабыню, а в университете больше свободы.

Джордан вскинул брови.

– Но меньше денег.

Бет пожала плечами.

– Деньги – это еще не все.

– Когда ты отказалась подписывать договор, кто-нибудь пытался на тебя надавить?

– Да, особенно из одной компании. Но отчасти я сама в этом виновата, я встречалась с представителем этой фирмы. Я думала, что он интересуется мной как женщиной, а оказалось, он хотел уговорить меня подписать эксклюзивный договор с его фирмой. Он заверял, что мне не придется менять место работы, что я смогу остаться в университете. Когда я отказалась подписывать договор, он очень расстроился.

– Как называлась компания, на которую он работал?

– «Модерн Фудс».

– Вот оно! – Джордан снова ощутил во рту металлический привкус страха. – И давно ты им отказала?

– За несколько дней до дня рождения Синтии.

– Это объясняет, почему они перешли к активным действиям. Им так хотелось получить твою подпись под контрактом, что они в воскресенье вломились в лабораторию. Всем известно, что обычно по воскресеньям ты работаешь.

– Но они же должны понимать, что, если они меня похитят и силой заставят подписать, документы, я могу заявить в полицию.

Джордан кивнул.

– Конечно, но Парсини наверняка предусмотрел и этот вариант. К тому же у парня, с которым ты встречалась, наверняка приготовлена своя версия событий. У тебя не было бы доказательств того, что тебя принудили, а подлинность твоей подписи подтвердила бы любая экспертиза. Вопрос пришлось бы решать через суд. И еще одна тонкость. Если я правильно разгадал замыслы Парсини, твоя подпись под контрактом нужна ему только для того, чтобы убедить меня вложить деньги в компанию до того, как ее акции подскочат в цене. После этого решение суда было бы не так важно. А если он заполучит твои лабораторные журналы, ты сама уже не будешь ему нужна.

– Мои лабораторные журналы он не получит, они в надежном месте. Нам нужно думать не о каких-то бумагах, а о Синтии. Что с ней будет, когда похитители поймут, что она – не я?

Об этом Джордан боялся даже задуматься. Он промолчал. Бет взяла его за руку.

– Мы должны найти ее раньше, чем это случится.

Казалось, оттого, что эти слова были произнесены, опасность, угрожающая Синтии, стала более реальной. Джордан, не задумываясь, сжал пальцы Бет, черпая в них утешение, о котором и не мечтал. Умом он понимал, что не должен доверять этому чувству, но ничего не мог с собой поделать, его пальцы сами собой переплелись с пальцами Бет.

Снова зазвонил телефон. Джордан выпустил руку Бет и взял трубку. Звонил Кевин.

– Я в ресторане «Дольче Вита». Этой ночью здесь видели Фредди Парсини. Никого по описанию похожего на Синтию бармен не заметил, но припомнил, что Фредди разговаривал с какой-то рыжей красоткой. Она некоторое время посидела в баре и исчезла, а Фредди околачивался в баре до закрытия.

– Послушай, рядом со мной Бег: Она говорит, что Синтии стало скучно с Фредди и она собиралась вернуться домой раньше.

Джордан вкратце пересказал Кевину разговор с Кэссиди и телефонный разговор с Рафаэлем Парсини. Кевин чертыхнулся.

– Черт, мне было бы куда легче, если бы я знал, кто есть кто. Какие будут приказания?

– Как думаешь, тебе удастся попасть на виллу Парсини?

– Ты еще спроси, умеет ли утка плавать. Я в любом случае собирался туда.

Джордан посмотрел на часы и поджал губы, что-то подсчитывая.

– Я смогу быть там примерно через пять часов, – сказал он в трубку.

– А доктор Ормонд? Ты берешь ее с собой?

– Нет. – Джордан покосился на Бет. – Она остается здесь, только скажи, с кем мне связаться, чтобы за ней присмотрели.

Записав что-то под диктовку Кевина, Джордан повесил трубку.

– Я еду с тобой, – немедленно объявила Бет.

– Это опасно.

– Ты ведь знаешь, кто похитил Синтию? Кто?

– Я уверен, что Рафаэль Парсини, мой давний враг. Я боялся чего-то в этом роде, потому-то и хотел увезти Синтию на остров. Но я не ожидал, что он станет охотиться за тобой, к такому повороту событий я оказался не готов. – Джордан стал набирать номер, продиктованный Кевином. – Я оставлю тебя с надежным человеком, ты будешь в безопасности.

– Если я поеду с тобой, они поймут, что похитили не того, кого собирались. Им придется отпустить Синтию.

Джордан нахмурился.

– Не так все просто. На самом деле Рафаэлю Парсини нужен я, мои деньги. И я ему не доверяю. – Джордан пересказал отчет Кевина. – Если он поймет, что похитил не ту женщину, он, не колеблясь, использует в качестве оружия и Синтию.

– Но я все равно тебе нужна, – возразила Бет. – Если я подпишу то, что им нужно, они отпустят Синтию. Я отдам им свои результаты.

Джордан уставился на нее.

– Ты этого не сделаешь! Я не могу на это пойти.

Бет подошла к нему и остановилась совсем рядом, так что их ноги соприкасались.

– Синтии ты можешь указывать, что делать, но только не мне. Научные исследования можно повторить, можно получить новые результаты, но Синтия – одна, ее не повторишь в лаборатории. Если ты не возьмешь меня с собой, я полечу одна.

Джордан всмотрелся в ее лицо. В своем бесстрашии – и наивности – Бет была похожа на Жанну д'Арк, готовую взойти на костер. Джордан ни минуты не сомневался, что Бет действительно помчится в Италию одна.

– Если я соглашусь взять тебя с собой, нам придется оговорить некоторые правила.

Бет улыбнулась.

– Пожалуйста. Жизнь по правилам – это по-научному, как раз по мне, только давай обсудим их по дороге.

Бет свернулась клубочком на сиденье. Едва самолет Джордана поднялся в воздух, она отключилась. И неудивительно, даже во сне Бет выглядела очень усталой, изможденной. Джордану тоже не мешало поспать. За последние три дня они оба спали явно недостаточно.

Неужели это продолжалось всего три дня? Джордану казалось, что он знает Бет всю жизнь. И в то же время, глядя на ее сомкнутые веки, он спрашивал себя, знает ли он ее вообще.

Джордан откинулся на спинку кресла и посмотрел в иллюминатор. Солнце заходило. Любуясь игрой красок, Джордан постарался думать о другом. Некоторое время назад Кевин сообщил ему подробности о предстоящем приеме и прислал по факсу нарисованный от руки план территории противника. Они даже составили совместными усилиями план поисков на вилле и окружающих постройках. Но Джордан не тешил себя несбыточными надеждами, Рафаэля Парсини нельзя было недооценивать, он наверняка принял все меры предосторожности. Не исключено, что Синтию вообще держат где-то в другом месте. А вдруг они ее не найдут, вдруг он никогда больше ее не увидит…

Никаких «вдруг»! Взгляд Джордана снова остановился на лице Бет. С тех пор, как он в прошлый раз смотрел на нее, спящую, прошло меньше двенадцати часов. Тогда она спала, прильнув к нему, и он занимался с ней любовью – неторопливо, со вкусом. Даже сейчас, вспоминая ту ночь, Джордан чувствовал, что на него снова накатывает желание. В этом смысле ничто не изменилось. Тогда спящая Бет тоже выглядела хрупкой, нежной, беззащитной – женщиной, которой не обойтись без мужчины-защитника. Но все это было ложью.

Было ли?

Джордан встал, прошел в небольшой отсек, оборудованный под кухню, и долил в свой бокал вина. С тех пор, как он узнал об обмане Синтии, Джордан не уставал твердить себе, что Бет с начала до конца разыгрывала перед ним спектакль. Он почти убедил себя, что ей ни в чем нельзя доверять, все в ней – подделка. Но он ошибался. Ее преданность подруге – самая настоящая.

А что еще?

Джордан вернулся на место и сел в кресло напротив Бет. Преданность работе. Храбрость. Может, она и считает себя трусихой, но ради спасения Синтии, не колеблясь, готова рискнуть собой. Вот почему Джордан не хотел упускать ее из виду, пока не разберется с Парсини. Он не мог забыть сковавший его леденящий страх, когда Парсини дал понять, что знает, что Бет осталась без его защиты. А если бы Парсини знал, кто она такая, и отправился за ней? Хотя в тот раз все обошлось, Джордан до сих пор не мог простить себе преступную беспечность. Больше он такого не допустит.

Нахмурившись, Джордан поставил бокал с вином на столик, так и не поднеся ко рту. Он терпеть не мог вранья, а самообман – худший вариант лжи. Что толку скрывать от себя правду? Он взял Бет с собой не только потому, что хотел ее защитить, но и потому, что она ему нужна. Он ее хочет. Все просто. Его кровь вскипала уже оттого, что он просто сидел напротив спящей Бет и смотрел на нее. Джордану хотелось узнать о ней абсолютно все, понять, что ею движет. Он хотел прикасаться к ней, смотреть, как она просыпается, как все ее тело оживет, когда он снова войдет в нее.

Она нужна ему вся.

Джордан подумал, а вдруг ему удастся выкинуть ее из головы, если он всего один раз, самый последний, займется с ней любовью без всяких фантазий, без всякого притворства? А если это не поможет – что ж, тогда он и подумает, как быть дальше. Он встал, поднял Бет с кресла и понес в спальню, оборудованную в хвостовой части самолета.

Что-то заставило Бет перейти из состояния глубокого сна в нечто среднее между сном и бодрствованием. Ей снилось, что она заперта в какой-то ловушке, где могла видеть, слышать и чувствовать только Джордана, сердце забилось учащенно, кровь словно стала горячее. Ее тело было крепко прижато к телу Джордана повсюду, где только можно, запястья находились в плену его рук, а его рот, властный, ненасытный, накрывал ее рот, вытягивая из нее все силы. Бет освободила одну руку и погладила его твердые плечи, наслаждаясь теплом его тела, проникающим сквозь ткань рубашки. Он принадлежит ей! К удовольствию от этой мысли примешалась легкая паника. Джордан – ее только до тех пор, пока она удерживает этот сон.

– Проснись!

Бет воспротивилась призыву нежного, искушающего голоса. Джордан прикусил ее нижнюю губу и, отпустив, пробормотал:

– Давай же, Бет. Проснись для меня.

Услышав свое имя, Бет открыла глаза – и увидела только Джордана. Его губы были в дюйме от ее собственных, потемневшие глаза горели страстью.

– Что? Где я?

– Тсс. – Он потерся губами о ее губы. – Мы на моем частном самолете, вспоминаешь?

Бет кивнула. Они летят в Италию, чтобы найти Синтию. Синтии угрожает опасность. Бет попыталась шевельнуться, но не смогла. Не во сне, а наяву Джордан прижимался к ней всем телом.

– По моим прикидкам мы находимся где-то над Францией на высоте сорок тысяч футов.

– Джордан! – выдохнула Бет.

– Шшш. – Он снова стал покусывать ее губы. – Ты же не хочешь, чтобы мой пилот понял, чем мы тут занимаемся.

Бет залилась краской и тут же ощутила теплый ветерок, коснувшийся ее щеки, – это Джордан рассмеялся.

– Ты покраснела. Я тебе уже говорил, как меня возбуждает, когда ты краснеешь? – Он осыпал поцелуями ее подбородок, шею. – Сомневаюсь, что Дженни или Русалка способны смущаться. А ты как считаешь, эксперт?

– Прекрати, – прошептала Бет, задыхаясь, – или это твой способ меня наказать?

– Ну вот, теперь вернулась доктор Ормонд. Думаю, она тоже не способна краснеть, ей не до того, она постоянно что-то анализирует, планирует.

Он легонько царапнул зубами ее шею. Бет застонала.

– Хочешь, чтобы я остановился?

Пока Бет силилась произнести хоть слово, Джордан приподнялся над ней, и ей вдруг сразу стало холодно и одиноко. Но Джордан стал расстегивать «молнию» на ее джинсах и стягивать их с ее ног.

– Да! – выдохнула наконец Бет. – О да!

Она уже и не знала, на какой вопрос отвечает. Джордан оттянул вниз ее трусики и погрузил палец во влажное лоно.

– Если хочешь, я в любой момент могу остановиться.

– Да… нет… не останавливайся!

Бет выгнулась, поднимаясь навстречу его руке.

– Эй, ты сама себе противоречишь! Может, откроешь глаза и объяснишь толком, что ты хочешь, чтобы я делал?

Бет приподняла веки. Лицо Джордана было совсем близко, а глаза его горели так жарко, что, кажется, могли воспламенить ее одним только взглядом.

– Мы собирались установить какие-то правила.

Губы Джордана чуть дрогнули.

– Я следую тем правилам, которые ты сама же установила. Сейчас моя очередь придумывать сценарий.

Все-таки он меня наказывает, поняла Бет. Джордан вывел пальцы и снова погрузил их. Изысканное наслаждение было почти непереносимо в своей остроте. Он проделал что-то невероятное большим пальцем и ввел другие два еще глубже. Бет застонала. Покрывая поцелуями ее висок и лоб, Джордан прошептал:

– Я тебе так и не признался, в чем состоит моя фантазия. А в моей фантазии есть только ты и я, Бет и Джордан, и мы только тем и занимаемся, что доставляем друг другу наслаждение.

У Бет мелькнула мысль, что нужно бы сопротивляться, но ее руки сами собой обвили шею Джордана. Той частью разума, которая еще сохранила способность мыслить, Бет понимала, что Джордан говорил не всерьез, он зол на нее, что его признание просто не может быть правдой, он лишь хочет сравнять счет. Но это не помешало Бет погрузить пальцы в его волосы. Она просто не могла оттолкнуть Джордана, да и не хотела, ведь, возможно, это ее последний шанс.

– Просто наслаждайся, – мягко сказал Джордан.

Его пальцы ускорили ритм, внезапно все тело Бет напряглось. Она приподняла бедра с кровати, потянулась к нему, но Джордан медленно вывел пальцы и, целуя Бет в висок, прошептал:

– Еще не время. – Его большой палец снова стал ее дразнить. – Посмотри на меня.

Бет подчинилась и увидела в его расширившихся зрачках собственное отражение.

– Скажи, что ты меня хочешь.

Джордан предлагал ей выбор, она могла ответить «нет». Но Бет, не отводя взгляда, прошептала:

– Я хочу тебя.

Джордан изменил положение и оказался между ее ног.

– Бет, назови меня по имени.

– Джордан.

Даже тогда Джордан не овладел ею по-настоящему. Он только склонил голову и припал к ее губам. Нежность его поцелуя обожгла Бет, ей стало казаться, что она плавится. Она вся дрожала, но не закрывала глаз. Наконец Джордан толчком вошел в нее. Именно так он все и представлял. Такой он и хотел видеть Бет – мягкой, теплой и податливой, лежащей под ним. Но он не ожидал, что ее покорность будет так сладка, что острое наслаждение подорвет его самоконтроль. Неужели так.будет всегда?

Как только он начал двигаться, Бет задвигалась вместе с ним, принимая каждый толчок и отвечая на него своим. Стараясь растянуть удовольствие, Джордан намеренно не убыстрял темп. Ему хотелось запомнить, как Бет выглядит с раскрасневшимися щеками и с глазами, потемневшими от желания. Но каждый раз, когда в нее погружался, он словно терял часть самого себя. Ему бы следовало сдержаться, отстраниться, но Джордан мог только одно: двигаться все быстрее. Бет от него не отставала. Когда она уверенно погладила его спину. Джордан понял, что пропал.

Они стремительно двигались к финалу, разрядка Бет отдалась дрожью в теле Джордана, она выкрикнула его имя, и оно потонуло в звуке ее собственного, которое выкрикнул Джордан. Крепко обнимая Бет, он излился в нее и рухнул без сил.

Бет лежала в полудреме, упиваясь приятными ощущениями. Джордан лежал на ней, зарывшись лицом в волосы, его рука еще сжимала ее руку, сердце билось в унисон с ее сердцем так, что было не разобрать где чье.

Никогда еще Бет не принадлежала настолько полно ни одному мужчине. Даже в мечтах она не представляла ничего подобного. Бет вяло подумала, что позже надо бы составить список причин, по которым ей не следует позволять Джордану Хэйуорду ее соблазнять. Но сейчас ей не хотелось ни думать, ни анализировать, ни планировать. За стеклом иллюминатора небо стало темнеть, день постепенно уступал место ночи. И вскоре совсем уступит, никому не дано отменить наступление завтрашнего дня, можно только цепляться за настоящий момент.

Внезапно самолет тряхнуло. Джордан поднял голову.

– Какого?..

Встряска повторилась, на этот раз сильнее. Джордан и Бет одновременно свалились с узкой кровати на пол, Бет по инерции откатилась к стене и ударилась головой.

– Как ты? – спросил Джордан. Самолет резко накренился на одно крыло.

Джордан вцепился в основание кресла, и это не дало им снова покатиться по наклонной плоскости, но все-таки они соскользнули и ударились о ножки кровати. Бет ойкнула.

– Тебе больно?

– Нет.

Подняв голову, Джордан увидел, что ее глаза смеются. Чтобы заглушить смех, она зажала рот рукой. Джордан испытал такое облегчение, что у него даже голова закружилась.

– Прошу прощения за неудобства, – послышался из динамика громкой связи голос пилота. – Турбулентность оказалась сильнее, чем я рассчитывал, иначе я бы вас предупредил. Надеюсь, вы пристегнуты?

– Мы в порядке, – ответил Джордан.

Бет снова захихикала и уткнулась лицом в грудь Джордана.

– Мы выходим из зоны турбулентности, но некоторое время может еще трясти, так что, пожалуйста, не отстегивайте ремни.

– Спасибо за предупреждение.

В динамике щелкнуло: пилот отключил громкую связь.

Джордан встряхнул Бет.

– А ну признавайся, что тебя так рассмешило!

Она подняла голову, перевела дыхание и постаралась принять серьезный тон.

– Я только что вспомнила, что секс в самолете – одна из популярных мужских фантазий, входит в первую десятку. Существует даже клуб любителей поднебесного секса. Кстати, ты теперь можешь в него вступить.

– Я про него слышал. И все же не понимаю, что тебя так рассмешило.

Самолет снова тряхнуло, и они откатились к стене, причем Бет оказалась прижатой телом Джордана. Она снова захихикала.

– Для того чтобы вступить в клуб, некоторые мужчины специально арендуют самолет. Я одного не могу понять: зачем им это надо? Чтобы кататься по салону и набивать шишки?

Бет права, подумал Джордан, завтра мы наверняка обнаружим у себя синяки.

– На коммерческом рейсе сознание, что занимаешься чем-то запретным, обостряет ощущения.

– Да, но всегда есть риск, что тебя прервут на самом интересном месте.

Джордан рассмеялся и обнял Бет крепче.

– Кажется, я никогда не пойму ход твоих мыслей. Но попыток не оставлю.

Он передвинулся так, что Бет оказалась под ним. Его намерения были очевидны.

– Прекрати.

– Док, я всего лишь хочу провести небольшой эксперимент, и это его первая стадия.

Он медленно вошел в нее. Бет только тихонько ахнула, и этот звук сильнее воспламенил Джордана.

– Ну как, готова к этапу номер два? – прошептал он.

– Зря мы это делаем, – пролепетала Бет.

– А я думал, что ученые всегда стараются найти ответы на вопросы. Например, почему секс на высоте в сорок тысяч футов входит в первую десятку мужских фантазий.

Мягкое тепло обволокло его плоть, затягивая глубже.

– Ну вот, док, ты уже опередила меня на втором этапе.

Бет вонзила ногти в его спину.

– И на третьем, – выдохнул Джордан, начиная двигаться.

Глава 18

Прилетев в Милан, Джордан и Бет встретились с Кевином в небольшом круглосуточном ресторанчике. Пожимая Бет руку, Кевин спросил:

– Насколько я понимаю, вы доктор Ормонд?

Его лицо хранило безупречно серьезное выражение, но глаза смеялись. Бет Кевин сразу понравился.

– А вы, как я понимаю, Невидимка?

Кевин нахмурился.

– Невидимка?

– Так вас прозвала Синтия, потому что вы всегда прячетесь в тени. Боюсь, вы действуете ей на нервы.

– Что ж, можете ей передать, что это взаимно.

– Но мне кажется, что она вами втайне восхищается.

– И это тоже взаимно.

Джордан взял Бет под локоть и подтолкнул в сторону кабинки.

– За вами не было слежки? – спросил Кевин.

Все трое сели за стол. Джордан – напротив Кевина, Бет – рядом с Джорданом.

– Нет. Мы зарегистрировались в отеле и удрали через черный ход, а сюда добирались пешком. Чтобы сбить с толку возможного преследователя, если за ними все-таки следят, им пришлось сделать изрядный крюк. У Бет до сих пор гудели ноги. Она поморщилась. Кевин подмигнул.

– Как, разве вы еще не начали веселиться?

Веселиться. Это слово живо напомнило Бет о том, чем они занимались на борту самолета. Она покраснела. Раньше Бет и не догадывалась, что заниматься любовью может быть весело. Но благодаря Джордану она узнала, что и так бывает. Когда все тревоги останутся позади, когда они найдут Синтию и Бет вернется домой, с ней останутся воспоминания.

Бет рискнула искоса взглянуть на Джордана и обнаружила, что он за ней наблюдает. Он погладил ее пальцем по щеке, перевел взгляд на Кевина и сухо заметил:

– Что-то ты больно жизнерадостный сегодня.

– То же самое я мог бы сказать о тебе. Мне кажется, со времени нашего последнего разговора нам обоим повезло.

– Ты узнал, где Синтия?

– После того, как я побывал в «Дольче Вита» и потолковал с барменом, я немного поболтался поблизости, поспрашивал народ. Чистильщик обуви, который сидит неподалеку от автостоянки, видел где-то в районе половины седьмого, что какой-то женщине стало плохо, она потеряла сознание, двое мужчин подхватили ее и усадили в машину. Он не придал этому особого значения, решил, что дама просто выпила лишнего. Я уточнил, это произошло примерно в то же время, когда бармен отметил, что рыженькая исчезла. К сожалению, чистильщик не запомнил, какого цвета у нее были волосы, помнит только, что темные. Но ему понравилась машина, серебристый «БМВ», и ее он рассмотрел как следует, даже номер запомнил! Я провел небольшое расследование. Как думаешь, кому принадлежит тачка?

– Парсини? – предположил Джордан.

– Фредди Парсини.

– Но после ухода Синтии он остался в баре и просидел там почти до закрытия.

Кевин кивнул.

– Обеспечил себе алиби. Его план был бы всем хорош, если бы Фредди не воспользовался одним из собственных автомобилей.

Джордан пожал плечами.

– Никто и не говорил, что он Эйнштейн.

– Мы можем ехать на поиски Синтии? – спросила Бет.

– Мы обязательно так и сделаем, – ответил Кевин. В его глазах больше не плясали смешинки. Он встретился взглядом с Джорданом. – Я вот о чем думаю: кого Фредди похищал? В тот вечер Синтия была в парике, пользовалась кредитной карточкой Бет. Но, когда Синтия встречалась с Фредди, она не прибегала к маскараду. Да и в четверг в Леньяно мой человек видел Фредди с блондинкой, то есть Синтия была без парика.

– Но она могла представиться ему чужим именем, – вмешалась Бет. – Когда мы разговаривали с Синтией в прошлое воскресенье в солярии, она говорила, что в следующий раз не скажет мужчине свое настоящее имя. Случай с Годфри Тафтом ее очень расстроил. Потом ей кто-то позвонил на мобильный, и мне показалось, что она говорит с новым поклонником. Может, это был Фредди?

Джордан и Кевин переглянулись.

– Как ты думаешь, – спросил Джордан, – она не могла представиться ему твоим именем?

Бет задумалась.

– Вряд ли. Это было еще до того, как мы решили поменяться местами, так что, думаю, она взяла какое-нибудь другое имя. Хотя… – Бет смолкла и нахмурилась. – Я больше ни в чем не уверена. Я же ни минуты не сомневалась, что она действительно в «Велнес Эдем». Что касается вчерашнего вечера, ума не приложу, зачем ей понадобилось надевать парик и выдавать себя за меня. Лучше бы мы вообще не покупали эти дурацкие парики, тогда ничего бы этого не было.

Некоторое время Джордан молча смотрел на Бет, его лицо было непроницаемым.

– Послушайте, – сказал Кевин, – сейчас это уже не важно. Мы точно знаем только то, что прошлой ночью кто-то похитил Синтию на автостоянке перед рестораном «Дольче Вита».

– А мы не можем заявить в полицию? – спросила Бет.

Кевин покачал головой.

– Боюсь, сейчас мы ничего не можем доказать. У Фредди есть алиби, а автомобиль… он всегда может сказать, что машину угнали.

– И, пока он прячется за спинами отцовских адвокатов, – вставил Джордан, – с Синтией может что-нибудь случиться. Как думаешь, Кевин, она на вилле?

К столу подошла официантка. Кевин дождался, когда она поставит чашки с кофе, примет заказ и отойдет от стола. Как только она ушла, он расстелил на столе начерченный от руки план.

– Сегодня днем я совершил небольшую экскурсию по владениям Парсини. Между прочим, вполне легально, в составе группы туристов человек в тридцать. Потом я, конечно, «потерялся». У Парсини хорошая охрана, но до того, как они на меня наткнулись, я успел «случайно» забрести туда, куда туристов не водят. Серебристый «БМВ», в котором увезли Синтию, стоит в гараже вместе с шестью другими машинами. – Кевин ткнул пальцем в один из прямоугольников на плане. – Это гараж. А это, – он указал на прямоугольник побольше, – дом. В доме три этажа, на каждом этаже есть терраса. Как мне показалось, несколько гостей уже приехали, и все имеют доступ к машинам.

– Думаешь, Синтию держат в доме? – спросил Джордан.

Кевин пожал плечами.

– Не исключено, но, по-моему, это было бы рискованно, учитывая, сколько на вилле народу. А вдруг она станет кричать и звать на помощь?

Бет нашла руку Джордана и сжала ее.

– В этих постройках, – Кевин показал на ряд маленьких прямоугольников, – как я понял, делают сыр. Здесь дорога подходит к самым домам.

– Здесь ее тем более держать не будут, – сказал Джордан.

– Согласен. – Кевин отпил кофе. – Слишком много туристов. Но в некоторые места туристов не пускают. Вот здесь, – Кевин показал на размытое зеленое пятно на плане, – строят навесы, под которыми поставят столы с угощением. Сыроварня соединяется с домом дорогой, в выходные на этой дороге будет весьма оживленное движение, но дом закроют для широкой публики, туда пустят только избранных.

– И мы будем среди них, – сказал Джордан.

Официантка принесла заказ. Оба мужчины одновременно замолчали. Бет чуть ли не с ужасом посмотрела на горы еды, возвышающиеся на тарелках. Джордан и Кевин одновременно потянулись к солонке, когда их руки столкнулись в воздухе, рука Кевина продолжила путь, а рука Джордана изменила траекторию и потянулась к перечнице. Затем они поменялись. При этом их жесты казались отточенными до автоматизма. Они начали есть. Одновременно попробовали яичницу и одновременно потянулись за кетчупом. Бет наблюдала за ними с интересом.

– Вы когда-то работали вместе? – спросила она.

Мужчины обменялись удивленными взглядами.

– Откуда ты знаешь? – спросил Кевин. Бет пожала плечами.

– Сразу видно, что вы много раз завтракали вместе. И вы понимаете друг друга с полуслова.

Джордан посмотрел на друга.

– Привыкай, Кевин, у доктора Ормонд острый аналитический ум.

Кевин посолил жареную картошку.

– Добро пожаловать на борт, доктор Ормонд. Нам пригодится любая помощь.

– По такому случаю предлагаю называть друг друга по имени.

– Согласен.

Бет отметила про себя, что мужчины даже внешне похожи, оба высокие, темноволосые, по-своему красивые суровой мужественной красотой. Только черты лица Кевина были чуть резче. От обоих исходила аура силы и уверенности с отчетливым налетом опасности. И тот, и другой явно мог быть грозным противником, но почему-то в присутствии Кевина ощущение угрозы, исходящей от Джордана, становилось заметнее.

Джордан Хэйуорд явно не соответствовал представлениям Бет о мужчине, в которого она могла бы влюбиться. Пожалуй, ей даже следовало его бояться, но она почему-то не боялась. Возможно, потому, что ей была знакома и другая грань его личности, она знала Джордана и нежным любовником, и озорным мальчишкой. Этими гранями своей натуры он нечасто делился с другими людьми. Но с ней поделился. Значит, думала Бет, несмотря на резкие слова, он все же доверяет мне хотя бы отчасти. Она с радостью ухватилась за эту мысль.

– Я уверен, что Синтию прячут где-то на территории, – прожевав, сказал Кевин. – Над гаражом есть жилые помещения, там мне пока не удалось побывать. Надо отдать должное охранникам Парсини, они свое дело знают. Повсюду установлены датчики электронного наблюдения и дежурят вооруженные люди. Думаю, те двое, которые затолкали Синтию в машину, тоже из этой команды.

– Если мы будем точно знать, кого они, по их мнению, похищали, это облегчит нам поиски, – заметил Джордан.

– Ну-ка, ну-ка, расскажи поподробнее, – оживился Кевин.

– В Лондоне я беседовал с детективом. Полиция считает, что Бет пытались похитить уже два раза, это связано с ее работой. Так что, вероятно, похититель Синтии думал, что схватил Бет. В четверг те, кто охотился за исследованиями Бет, проникли в ее квартиру. Хозяйки там не оказалось, и они, наверное, выследили ее примерно так же, как мы.

– Точно. У них были все основания считать, что они похищают доктора Ормонд, – согласился Кевин. – Синтия зарегистрировалась под ее именем, расплачивалась ее кредитной карточкой, да еще была в рыжем парике.

– Но, если Фредди с ней уже встречался, он должен был ее узнать, – возразила Бет. – Мы, конечно, похожи в париках, однако, если бы я была сейчас в светлом парике, ты все равно меня узнал бы.

Джордан посмотрел на нее.

– Что ты имеешь в виду?

– Если Фредди думал, что встречается со мной, чтобы наложить лапу на полученные мной результаты, и не собирался никого похищать, а потом вдруг обнаружил, что перед ним не я, а Синтия…

– Он мог вспылить и похитить ее просто под влиянием момента, – закончил за нее Кевин. – И теперь может использовать ее как инструмент шантажа. Логично.

– Давайте посмотрим на вещи объективно. Мы абсолютно точно знаем только одно: вчера ночью Синтию похитили и увезли в серебристом «БМВ», – подытожила Бет. – Все остальное только гипотезы. Установить, насколько они правильны, мы можем только практическим путем. Поэтому вы должны взять меня с собой на прием к Парсини. Если потребуется, я смогу прямо на месте подписать необходимые бумаги, они получат то, чего домогались, а мы уйдем оттуда с Синтией.

– Но ты же не хотела подписывать с ними контракт!

Бет выдержала взгляд Джордана.

– Если бы не я, Синтия не попала бы в эту историю. Там, в отеле, ты был прав, когда обвинял меня. Я действительно тебя обманула, во всяком случае, не рассказала всей правды. Если бы я рассказала все, как есть, Синтия не была бы сейчас в руках похитителей.

– Но, Бет… – начал Джордан.

– Синтия моя подруга, и я сделаю все, чтобы ее спасти.

Над столом повисла тишина. Бет показалось, что в глазах Джордана что-то мелькнуло, но она не успела понять, что это было.

– В логике ей не откажешь, – наконец сказал Кевин.

– Спасибо. – Бет криво улыбнулась.

– Пожалуйста. Ты будешь есть картошку?

– Нет.

Бет пододвинула свою тарелку к нему. Джордан нахмурился.

– Ты почти ничего не съела.

– Я съела достаточно, уменьшила эту гору еды как минимум на два дюйма.

Кевин с энтузиазмом принялся за вторую порцию картошки.

– Ребята, не спорьте, – сказал он с полным ртом. – Кого бы эти типы ни собирались похитить, нам остается только найти Синтию и забрать.

– Вопрос в том, как это сделать.

Кевин вздохнул.

– Вечно ты задаешь трудные вопросы.

Бет поочередно посмотрела на мужчин.

– Представляете, какой поднимется шум, когда я объявлюсь в качестве настоящей Бет Ормонд?

– Нет! – воскликнули Кевин и Джордан.

– Но вы можете воспользоваться всеобщим замешательством.

Джордан решительно замотал головой.

– Ты не можешь явиться под своим именем, это слишком рискованно. К тому же Синтия окажется в еще большей опасности.

– Тогда я поеду туда как Дженни.

– Дженни? – не понял Кевин.

– В «Хэйуорд Бич Ресорт» Дженни произвела настоящий фурор, – пояснила Бет. – Джордан даже представил ее как свою жену. – Она посмотрела на Джордана. – Парсини наверняка не удивится, когда ты привезешь Дженни с собой. А я могу помочь.

– Пожалуй, она права, – заметил Кевин. Помедлив, Джордан нехотя сказал:

– Ладно, будь по-вашему. Только нам придется установить не которые правила.

Глава 19

Уже светало, когда Джордан тихо встал с кровати и прошел в гостиную номера люкс. Звезды уже померкли, небо на востоке начинало розоветь. Джордан посмотрел на часы: до прихода Кевина оставалось часа четыре, не меньше. И разумнее всего было использовать это время для сна. Но беда в том, что в одной постели с Бет ему очень редко удавалось спать в прямом смысле этого слова. Казалось, Джордан просто не мог, находясь рядом с ней, не заниматься с ней любовью.

Вечером, когда Бет легла, Джордан все откладывал отход ко сну. К тому времени, когда он проиграл битву с собой и лег таки в постель, Бет уже спала, но это не имело значения. Джордан сразу же притянул ее к себе, и, как и следовало ожидать, его тело немедленно отреагировало на близость Бет. Во сне она выглядела такой же доверчивой и незащищенной, как и в другую ночь, в отеле, но в этот раз Джордан не ограничился созерцанием. При одном воспоминании о том, как он обнял Бет и подсунул пальцы под резинку ее трусиков, Джордан снова возбудился.

Бет была такой мягкой, теплой, податливой, словно только его и ждала. Она не сразу проснулась – даже когда он снял с нее трусики, Бет только пошевелилась во сне. Джордан вошел в нее сзади, но даже тогда она не проснулась. Однако, когда Джордан начал двигаться длинными, медленными толчками, сон мигом слетел с Бет. Она тихо вскрикивала, поощряя его и умоляя двигаться быстрее. Но Джордан не внял ее мольбе. Он передвинул руки вперед и стал гладить кожу под ее грудями, потом скользнул пальцами по соскам и опустил руки ниже, а затем повторил все снова. Джордан нарочно действовал очень медленно, возбуждая Бет и отступая, в конце концов возбуждение, охватившее обоих, достигло почти невыносимого накала. Только тогда Джордан позволил Бет дойти до конца, достичь разрядки, и, когда она вскрикнула, дал волю и себе.

После того, как отголоски двойного взрыва стихли, Бет еще долго дрожала и ничего не могла с этим поделать. Джордан обнимал ее до тех пор, пока она не уснула снова. Он поймал себя на мысли, что мог бы обнимать ее вот так очень, очень долго. Но беда в том, что если его душа и разум обрели некоторое подобие спокойствия, то тело – ничего подобного. Чуть только Бет задремала, как Джордану снова захотелось ее разбудить.

Джордан подошел к дивану. Оставаться в одной кровати с Бет и не желать ее оказалось невозможным. Ему хотелось взять ее снова – и снова, и снова… Джордан рассудил, что если он устроится на диване, то хотя бы один из них этой ночью сможет поспать. Он с сомнением посмотрел на диванчик. Явно коротковат, разве что если он свесит ноги на пол… Джордан лег, повернулся на бок и попытался как-то устроиться, подложив руку под голову.

Джордан попытался сосредоточиться на плане Кевина. Тот изложил его перед уходом из ресторанчика. Ему вспомнилось, что Бет почти не притронулась к еде, и он нахмурился. Впрочем, кухня в том заведении оставляла желать лучшего. В следующий раз нужно будет сводить Бет в изысканный ресторан…

В следующий раз?

Джордан вскочил и снова заходил по комнате. Да, думал он, следующий раз будет, обязательно будет. Почему? Потому что он, кажется, влюбился в Бет Ормонд.

От этой мысли у Джордана подкосились ноги, и он, осев, оказался на подлокотнике кресла. Если бы кресло не оказалось прямо за его спиной, он бы шлепнулся на пол. Джордан не собирался влюбляться, более того, всю свою сознательную жизнь он бежал от любви, как от чумы. Его отец говорил, что, когда любовь подкрадывается незаметно, так гораздо интереснее. Джордан считал, что отец ведет себя, как дурак, допуская, чтобы это происходило: умный человек на его месте давно бы возвел защитный барьер. Но его собственные укрепления, похоже, не устояли перед Бет. А ведь он даже не знает точно, как Бет к нему относится. Ей, конечно, нравится заниматься с ним сексом, она не из тех, кто притворяется в постели. К тому же цель ее эксперимента – приобрести сексуальное мастерство, которое впоследствии поможет удержать мужа от измен.

Но ни в самолете, ни только что, в спальне, Джордан и не вспоминал об ее эксперименте. Он думал только о самой Бет. В ней скрыто множество разных женщин: доктор Ормонд – серьезная, рассудительная; верная и преданная подруга Бет; заботливая Лилия; страстная и игривая Дженни. Джордан бросил взгляд на дверь спальни. И, конечно, Русалка, отчаянно желающая быть любимой без всяких условий и ограничений.

Помоги мне Бог, подумал Джордан, но я влюбился в них во всех.

Джордан снова подошел к дивану и во второй раз попробовал улечься. Как только Синтия и Бет будут в безопасности, пообещал он себе, я что-нибудь предприму. Джордан заворочался на слишком мягких, проваливающихся подушках, и у него возникло предчувствие, что'легче спасти Синтию, чем уснуть на этом дурацком диване.

Сквозь сон Синтия услышала голоса.

– Ей пора проснуться, прошло уже больше суток.

Синтия силилась мыслить связно. Сколько времени она проспала? Стало жарче, чем в прошлый раз, когда она просыпалась. Синтии показалось, что теперь она лежит на мешках с песком. Она сделала и еще один вывод: ее держат в каком-то уединенном месте, кроме голосов ее похитителей до нее не доносилось почти никаких других звуков, разве что еще птичьи голоса и жужжание насекомых. Пол под ней покачнулся.

– Снотворное оказалось сильнее, чем мы думали.

Говоривший стоял так близко, что Синтия почувствовала несвежий запах изо рта. Чьи-то сильные руки схватили ее за плечи и посадили. Сильная пощечина застала Синтию врасплох, она поморщилась.

– Она притворяется! Хватит, дамочка, просыпайся.

Ее встряхнули.

– Мне нужна ее подпись под контрактом.

Мужской голос отличался от тех двух, что Синтия уже слышала, но казался смутно знакомым. Синтия нахмурилась. Где же она его слышала?

Ее снова затрясли так, что голова стала мотаться из стороны в сторону. Вдруг кто-то сдернул с нее парик.

– Идиоты!

Определенно она уже слышала этот голос.

– Вы украли не ту женщину!

– Как красиво! Вернее шикарно.

Арендованный Джорданом лимузин свернул с шоссе на дорогу, обсаженную пышно цветущим кустарником. Владения, в которые они въезжали, явно хорошо охранялись. У тяжелых кованых ворот вооруженный охранник не только тщательно проверил их приглашение, но и позвонил куда-то. По-видимому, он получил подтверждение, что мистер Хэйуорд приглашен на виллу, потому что наконец пропустил их. Сыроварни выглядели так, как их описывал Кевин: это были здания современной архитектуры, с высокими узкими окнами, светоотражающие стекла блестели на солнце. Но Бет поразили не хозяйственные постройки, а сама вилла. Трехэтажное здание вполне могло сойти за отель.

– Некоторые виды деятельности Парсини приносят большую прибыль.

Бет заморгала от неожиданности. С тех пор, как они вчера вечером вышли из ресторанчика, где встречались с Кевином, Джордан едва ли не впервые обратился к ней. Они не разговаривали даже в постели, когда занимались любовью. Любовью. То, чем они занимались в самолете и прошлой ночью в отеле, подходило именно под это определение, они занимались не сексом, а любовью. Ночью Джордан был так нежен, что Бет сначала казалось, что его ласки – продолжение сна. А как они были эротичны! Никто никогда не делал с ней ничего подобного. Даже сейчас ей становилось жарко при одном воспоминании об этом.

А затем Джордан встал и ушел, не проронив ни слова.

Утром, когда Бет проснулась, она лежала в кровати одна, но простыни еще хранили запах Джордана. Самого Джордана Бет нашла в гостиной их просторного «люкса», Джордан завтракал с Кевином. Именно тогда Бет заставила себя взглянуть правде в глаза. Если бы она этого не сделала, то как ученому ей была бы грош цена. Как бы ни было прекрасно то, что происходило между ними, их связывает только секс. Джордан согласился помочь ей в ее исследованиях, и его к ней влечет, но это не любовь. Из того же исследования Бет узнала, что, когда дело касается секса, эмоции не играют для мужчин существенной роли. Да и она с самого начала ясно дала Джордану понять, что он нужен ей только в качестве подопытного кролика. Она не рассчитывала, что он ее полюбит, и сама не собиралась в него влюбляться.

– Ты знаешь, что делать? – спросил Кевин. Бет вздрогнула, отвела взгляд от Джордана и посмотрела на Кевина. Тот повторил вопрос.

– Да, знаю.

Роль, отведенную ей, способна сыграть и безмозглая дура. Бет предстояло снова стать на время Дженни Смит. Предполагалось, что Джордан настолько увлечен своей последней пассией, что не смог с ней расстаться и привез с собой. На этот раз Бет оделась более консервативно, чем когда играла ту же роль в отеле. Ей не полагалось привлекать к себе внимание, но, поскольку ее пригласил сам Парси-ни, ее появление не должно было вызвать особого шума.

Кевин должен был изображать ее брата Рик-ки. Бет с трудом узнавала Кевина в новом обличье, казалось, он даже стал уже в плечах. Его волосы были собраны в хвостик, в левом ухе сияла серьга с бриллиантом, в походке, в манере говорить появилось что-то женственное, Бет приняла бы его за гея.

– В какой-то момент Парсини захочет поговорить со мной наедине, – сказал Джордан.

– И в этот момент я должна смешаться с толпой. Начну знакомиться с мужчинами, Дженни – девушка общительная.

– А я тем временем должен пройти на верхние этажи и все там осмотреть, – продолжил Кевин. Лимузин остановился перед домом. – Я нахожу Синтию и забираю ее с собой, как только мы окажемся за пределами территории виллы, я звоню Джордану.

Джордан посмотрел на Бет и проворчал:

– Не нравится мне, что ты останешься одна. Как только мы с Парсини закончим, я тебя найду. А до тех пор оставайся с гостями. У меня нет уверенности, что он не догадается, кто ты на самом деле, старик очень хитер, но при свидетелях он ничего не посмеет с тобой сделать.

– Не понимаю, почему я не могу тоже отправиться искать Синтию, – строптиво сказала Бет. – Вдвоем у нас больше шансов ее найти.

– Этот вопрос мы уже обсудили, – отрезал Джордан. – Люди Парсини будут следить за каждым из нас, даже Кевину будет непросто…

Закончить фразу Джордан не успел, так как водитель лимузина открыл дверь. Первым вышел Кевин, за ним Бет. Она заметила, что no-широкой пологой лестнице к ним спускается высокий седой мужчина, и почувствовала, как вышедший из машины Джордан напрягся. В следующее мгновение он крепко взял Бет за плечи и развернул к себе.

– Никакой самодеятельности, – предостерег он и вдруг накрыл ее губы своими.

Поцелуй был крепким и властным, тело Бет мгновенно отреагировало, стук сердца заглушил не только звуки окружающего мира, но даже мысли. Она инстинктивно придвинулась ближе и положила руки на плечи Джордана. В эти мгновения для нее во всем мире существовал только Джордан, только он один. Он отпустил ее так внезапно, что Бет вздрогнула. Развернув ее лицом к седовласому мужчине, Джордан представил ей хозяина виллы, но Бет несколько секунд почти ничего не слышала, все ее помыслы были направлены на то, чтобы успокоить дыхание и восстановить равновесие.

– Добро пожаловать на виллу, Джордан. – Рафаэль Парсини обнял Джордана. – Теперь я понимаю, почему вы привезли с собой мисс Смит. Я бы на вашем месте тоже не оставил ее в отеле.

– Я надеялся, что вы поймете, и поскольку вы упомянули ее имя в нашем разговоре… – Джордан по-хозяйски погладил Бет по плечу.

Он целовал меня напоказ, поняла Бет, только для того, чтобы произвести впечатление на Парсини. Подавив всплеск обиды и гнева, она постаралась думать только о Синтии.

– Я был бы рад принять у себя любого, кого вы сочли бы нужным привезти с собой. Считайте мой дом своим. – Рафаэль повернулся к Бет, протянул руку и стал ждать, когда она вложит в нее свою. – Прежде всего, мисс Смит, хочу познакомить вас с гостями. Надеюсь, вы и ваш брат, не заскучаете, пока мы с Джорданом будем обсуждать деловые вопросы.

Бет улыбнулась самой очаровательной улыбкой из арсенала Дженни.

– Нет, конечно. Я уверена, что нам у вас понравится.

Провожая их в дом, Парсини доверительно сказал:

– Джордан – счастливчик.

Джордан поднял бокал и посмотрел вино на свет. Из окна кабинета Рафаэля Парсини было видно лужайку с полосатыми шатрами, зеленые холмистые пастбища и сыроварни. Он поднес бокал ко рту и отпил немного зеленовато-золотистого напитка.

– Ну и как?

– Вино превосходное, но сомневаюсь, что вы пригласили меня, только чтобы угостить вином.

Рафаэль вздохнул.

– Вы когда-нибудь отдыхаете? Джордан вскинул брови.

– Так вот что вы собирались со мной обсудить? Я бы хотел как можно быстрее перейти к делу.

– Ах да, конечно, чтобы вернуться к Дженни. Очаровательная девушка. Что ж, вероятно, я могу развеять ваши опасения.

Рафаэль подошел к стене, нажал какую-то кнопку, и полотно Ренуара бесшумно отъехало в сторону, за ним оказалось окно, через которое было видно парадный зал дома. Сначала Джордан увидел Кевина, он беседовал с какой-то блондинкой, затем нашел и Бет, она смеялась над чем-то, что говорил ей некий пожилой господин. Этот тип держал ее за руку.

Когда он наклонился к уху Бет, Джордана пронзила острая ревность.

– Она не похожа на других ваших женщин, – заметил Рафаэль.

Джордан со стуком поставил бокал на стол.

– Это тоже не имеет отношения к бизнесу.

– Вашему деду она понравилась бы, – как ни в чем не бывало продолжал Парсини.

– Откуда вы знаете…

Джордан мысленно одернул себя. Что с ним, в конце концов, происходит?! Бет флиртует с тем старикашкой только потому, что этим ей и положено по роли сейчас заниматься. Он уже во второй раз допустил, что Бет его отвлекает. Зря он сграбастал ее в лимузине и поцеловал. Он ведет себя не так, как обычно, и это может насторожить Парсини. Лучше думать о деле. Джордан перевел взгляд на Парсини и бесстрастно заявил:

– Я пришел сюда не затем, чтобы вспоминать деда.

– А вот тут вы ошибаетесь. Дело, которое я хотел с вами обсудить, было начато как раз вашим дедом.

Рафаэль Парсини подошел к другой картине, открыл ее, как дверцу, и стал поворачивать номерной замок на другой дверце, утопленной в стену. Открыв встроенный сейф, он достал какой-то конверт и протянул его Джордану.

– Прочтите это, а потом мы поговорим.

– Меня зовут Тони Фраскатти, а вас?

Бет показалось, что ее руку сжали железные тиски. Она подняла голову и увидела перед собой великана. Имя Тони ему совсем не подходило. Он возвышался над ней на добрый фут, а в его огромной ладони ее рука могла уместиться чуть ли не до самого локтя.

– Дженни Смит.

– Бывали когда-нибудь в Италии?

– Нет, я здесь впервые.

С тех пор, как Джордан ушел с Рафаэлем Парсини, Тони был уже третьим мужчиной, проявившим к ней интерес. Он был моложе двух предыдущих, но результат от этого не менялся: Дженни притягивала мужчин, как магнит – железные опилки. Похоже, во всем зале не было ни одного мужчины, кого оставили бы равнодушным ее высоченные каблуки, мини-юбка и облегающая блузка без рукавов. Помимо всего прочего, Дженни Смит была здесь новенькой, а по данным исследования Бет, новизна тоже привлекает мужчин.

– Потанцуем, детка?

– Я не могу уйти, я обещала своему жениху оставаться в зале.

– Тогда потанцуем прямо здесь.

Бет огляделась и прислушалась. В зале не было отведено специальное место для танцев, да и единственным музыкальным сопровождением была пьеса Моцарта в исполнении струнного квартета.

– По-моему, это не танцевальная музыка, – возразила Бет.

Тони поставил свой бокал на поднос проходящего мимо официанта.

– Ничего, мы сымпровизируем. Я знаю парочку движений, которые тебе наверняка понравятся.

Представляю, подумала Бет. Краем глаза она заметила, что Кевин уже возле арки, ведущей в коридор. Бет ему завидовала, но сама она должна была оставаться в зале и общаться со всякими малосимпатичными типами. Она ослепительно улыбнулась Тони, быстро покосившись на его руку, переместившуюся гораздо выше локтя. Чего ей определенно не полагалось делать, так это привлекать к себе внимание.

– Мне правда не стоит с вами танцевать, моему жениху это не понравится.

– Ну и пусть, – пробормотал Тони.

Он прижал ее к себе, попутно задев пальцами ее грудь – явно не случайно. От такого нахальства Бет даже растерялась, но ненадолго. Она сделала быстрое движение в сторону официанта, тот отшатнулся, поднос в его руке накренился, один бокал упал на пол. В суматохе Бет опрокинула содержимое своего бокала на рубашку Тони.

– Ой, как неловко получилось, прошу прощения!

– Ах ты, маленькая… – Тони вовремя удержался от бранного слова, но смерил Бет свирепым взглядом. – Ты сделала это нарочно!

Бет скорчила обиженную гримасу.

– Как нехорошо с вашей стороны обвинять даму!

– Дженни, сестричка, что случилось?

Бет обернулась и увидела, что к ней проталкивается Кевин.

– Я пролила вино.

– Она пролила его на меня, – уточнил Тони, – и сделала это нарочно.

Кевин выхватил из кармана носовой платок и принялся вытирать пятно на рубашке Тони.

– Вам повезло, что вино белое, красное очень плохо отстирывается. – Он чуть помедлил и погладил ткань пальцами. – О, это шелк!

Тони шлепнул его по руке.

– Хватит!

Кевин поцокал языком.

– Все-таки на всякий случай надо бы его замыть. – Он еще раз провел по ткани носовым платком. – Хотите, покажу вам, где мужской туалет? – промурлыкал он.

Тони попятился.

– Не надо, я сам найду.

Вокруг них успела собраться небольшая толпа. Выбираясь из нее, Кевин взял Бет под руку и тихо заметил:

– Ты не должна была устраивать сцену.

– Мне не нравится, когда меня лапают в общественном месте. – Произнеся эту фразу, Бет вдруг поняла, что это неправда. Когда Джордан целовал ее чуть ли не под носом у Парсини, она была не против. – Во всяком случае, посторонние мужчины, – уточнила она.

– Пошли подышим немного свежим воздухом.

Кевин вывел Бет через стеклянные двери на террасу.

– Извини.

– Как я понимаю, босс чем-то тебя разозлил?

Бет вздохнула.

– Да, но мне не следовало смешивать одно с другим. Сейчас я должна думать только о том, как найти Синтию.

Бет быстро огляделась. Они остались одни на широкой террасе, за спиной Кевина начиналась лестница на террасу верхнего этажа.

– В лаборатории я обычно не теряю хладнокровия.

– Он тоже не в духе, если это послужит тебе утешением. Но мы, кажется, только что нашли кратчайший путь на верхние этажи виллы. Пошли.

– Мне нужно оставаться на виду, – возразила Бет. По мере того, как они подходили к лестнице, ступени казались ей все более крутыми.

– Это уже пройденный этап. – Кевин стал подниматься первым. – Поскольку ты привлекла к себе слишком много внимания, нам придется перейти к плану «Б». К тому же, думаю, со мной тебе сейчас безопаснее, чем с Тони.

– Но любой, кто посмотрит на террасу, сразу нас увидит.

Бет вздохнула поглубже и тоже стала подниматься. Одна ступенька, другая… Она же хотела помочь Синтии? Никто и не говорил, что будет легко.

– А это как раз наше лучшее прикрытие, – негромко пояснил Кевин. – Если кто-нибудь спросит, мы объясним, что хотели полюбоваться видом с высоты. – Он повысил голос. – Мистер Парсини сказал, чтобы мы чувствовали себя, как дома. Смотри, отсюда гораздо больше видно. И есть даже телескопическая труба!

Вид открывался действительно великолепный, с этим Бет не спорила, но трудно любоваться пейзажем, когда твой желудок сжимается и подпрыгивает. Она схватилась за перила. Кевин наклонился к ней и прошептал:

– Позади нас одна стеклянная дверь открыта. Я войду и осмотрю все комнаты на этаже. А ты оставайся здесь и наблюдай. При малейшем подозрении на опасность спускайся к гостям, договорились?

Бет хватило сил кивнуть. Она, правда, сомневалась, что сможет спуститься по лестнице, но не собиралась отвлекать, Кевина от его задачи.

– Я сейчас вернусь, сестричка. – Кевин снова заговорил в полный голос. – Мне нужно в туалет.

Кевин ушел, а Бет осталась стоять у перил, стараясь глядеть прямо перед собой. С высоты были видны ровные ряды виноградников и окрестные холмы. Если думать только о том, как здесь красиво, успокаивала себя Бет, то, возможно, головокружение пройдет. Она посмотрела вдаль, стараясь дышать ровно и глубоко. Краем глаза она заметила какое-то яркое пятно. Она повернулась и увидела, что на траве разложено какое-то цветное полотнище. Бет осторожно, дюйм за дюймом, двинулась вдоль перил. Терраса шла вдоль фасада дома и заходила на торец. Чтобы рассмотреть получше, Бет нужно было обогнуть угол. Держась за перила, она стала продвигаться медленно, бочком, пока не вышла на торцевую сторону здания. Отсюда были хорошо видны разложенные на траве круглые цветные полотнища, от которых тянулись веревки к стоящим на земле прямоугольным корзинам. Спущенные воздушные шары.

Синтия упоминала, что собирается покататься на воздушном шаре. Когда это было… два дня назад, три? Синтия тогда говорила об этом приключении с радостным предвкушением. Сможет ли она еще когда-нибудь… Бет приказала себе не думать о плохом, они найдут Синтию, обязательно найдут. Возможно, в эту самую минуту Кевин уже ее нашел.

Неожиданно ее внимание снова привлекло какое-то движение. Один из спущенных воздушных шаров вроде бы шевельнулся. Наверное, такое же движение привлекло ее внимание несколько минут назад. Бет нахмурилась. По оранжевому шелку словно пробежала рябь – что ее вызвало? Ветра не было, но Бет была уверена, что рябь ей не привиделась.

– И что мне теперь делать, по-твоему?

Бет вздрогнула. Мужской голос прогремел с террасы нижнего этажа, как раз оттуда, где совсем недавно она стояла с Кевином. Голос показался ей знакомым.

– Я обещал отцу, что к сегодняшнему вечеру мне будут принадлежать эксклюзивные права на открытие Элизабет Ормонд. Ты меня уверял, что у тебя все на мази.

– Послушайте, я был уверен, что все идет по плану.

Второй голос Бет узнала сразу, он принадлежал Вернелу Грину. Она вспомнила и первый голос. Вернел говорил с Бобом Джонсом, сотрудником «Модерн Фудс», с которым она некоторое время назад встречалась, пока не поняла, что его интересует не она, а ее исследования.

– Ты меня уверял, что дело уже сделано.

– Дело почти сделано, возникла всего лишь небольшая заминка. Доктор Ормонд неожиданно уехала из Лондона, как только я до нее доберусь, контракт будет подписан.

Во вкрадчивом до подобострастия голосе профессора Грина слышалось нечто зловещее. По спине Бет побежали мурашки.

– Ты уже один раз ошибся насчет нее. Кто твердил, что, если я вскружу ей голову, она подпишет все, что я предложу? Из этого ничего не вышло. А я уже пообещал отцу, что сегодня он сможет объявить о подписании контракта.

– Фредди, успокойтесь.

В мозгу Бет словно что-то щелкнуло. Человек, который представился ей как Боб Джонс, сотрудник «Модерн Фудс», в действительности не кто иной, как Фредди Парсини! Интересно, кем он представился Синтии? С губ Бет чуть не сорвался истерический смешок, и она поспешно зажала рот рукой. Когда-нибудь они посмеются над этим вместе с Синтией, а сейчас ей нужно внимательно слушать и анализировать.

– Признаюсь, я сначала недооценил доктора Ормонд. Когда она отказалась от денег, я подумал, что она может клюнуть на внимание интересного мужчины. Она же такая неприметная, типичная серая мышка. С этим тоже не вышло. Но у всякого человека есть своя цена.

Вернел Грин хмыкнул, и в этом звуке Бет почудилось нечто зловещее. – Что ж, теперь у меня в руках оказалось то, что она очень высоко ценит. Ормонд пойдет на все, чтобы вернуть то, чем я завладел.

– Тогда почему она не здесь? Почему контракт до сих пор не подписан?

– Я уже говорил, – впервые за все время в голосе Грина послышались гневные нотки, – сначала мне нужно заполучить ее сюда. Полагаю, вашему отцу необязательно знать, что у нас возникли проблемы. Незачем его расстраивать, коль скоро в конце концов все уладится.

– Если ты уверен…

– Когда он спросит, скажите, что доктор Ормонд выслала подписанный контракт с посыльным.

Послышались шаги, по-видимому, младший Парсини и Грин стали спускаться по наружной лестнице. Дожидаясь, пока голоса смолкнут, Бет стала смотреть в подзорную трубу на круглый кусок оранжевого шелка. Страх высоты был вытеснен другим страхом, еще брлее сильным: если Грин говорит, что завладел чем-то, что она очень ценит, это означает, что Синтия у него в руках и что он знает, кто она такая.

По шару снова прошла рябь, и на этот раз Бет, кажется, поняла, что ее вызвало. Корзина вздрогнула, накренилась и снова встала на дно. Бет прильнула к окуляру подзорной трубы. В корзине кто-то есть! Бет показалось, что над краем бортика появилась и тут же пропала светловолосая голова. Синтия!

Бет повернулась и шагнула к лестнице. От земли ее отделяло два пролета. Стоило ей посмотреть вниз, как ее охватила паника, голова снова закружилась. Бет вцепилась в перила, зажмурилась и несколько раз глубоко вздохнула, но это не помогло. Конечно, можно вернуться в дом и найти Кевина, но на это ушло бы время, а Синтии, если в корзине, конечно, она, помощь нужна немедленно.

«Мне обещали прогулку на воздушном шаре», – Бет услышала слова Синтии так отчетливо, словно подруга произнесла их над ее ухом. Синтия упоминала воздушные шары в первом телефонном разговоре, только она говорила, что звонит из санатория в Швейцарии.

Бет снова вздохнула. Она была полна решимости побороть страх, не поддаться ему. Главное – не думать о высоте и просто спускаться, ступенька за ступенькой.

Глава 20

Джордан перечитал письмо во второй раз. В тишине тиканье часов, стоящих на письменном столе Парсини, казалось оглушительным.

«Дорогой Гек Финн, если ты это читаешь, значит, мой друг Рафаэль попросил вернуть старый долг. Я обязан ему жизнью, поэтому, надеюсь, ты удовлетворишь его просьбу. С любовью, Том Сойер».

Оттого, что Джордан перечитал письмо, его содержание не изменилось. Дед, как всегда, краток. Джордан Хэйуорд Первый всегда считал краткость достоинством. Но это был не единственный признак, подтверждающий подлинность письма, о том же свидетельствовала подпись. Об этих прозвищах, которыми дед и внук пользовались, только когда проводили отпуск в хижине на острове, не знал никто, кроме них двоих. Значит, интуиция меня не обманула, подумал Джордан, которого с той минуты, когда он вышел из лимузина, не покидало ощущение, что у Парсини есть на руках какие-то козыри. Одно утешение, мрачно думал он, я лишний раз убедился, что интуиция меня не обманывает.

Джордан посмотрел на хозяина кабинета. Рафаэль Парсини стоял у окна и смотрел на гостей. Казалось бы, Рафаэль должен был выглядеть, как счастливый правитель, взирающий на свое маленькое государство, но почему-то именно сейчас Джордану казалось, что Парсини постарел и сильно сдал. Он чем-то напомнил ему деда в последние месяцы перед смертью. Почему – это пока оставалось загадкой.

– Значит, мой дед обязан вам жизнью, – сказал Джордан.

Неожиданно Парсини от души расхохотался, запрокидывая голову.

– Как же вы похожи на своего деда! Вы принимаете факты, как данность, и сразу переходите к сути. Никаких словесных игр. Ваш отец в такой ситуации спорил бы до бесконечности, потребовал бы графологической экспертизы, доказывал бы, что, даже если письмо подлинное, оно его ни к чему не обязывает.

Джордан пожал плечами.

– Я не сомневаюсь, что письмо написано моим дедом.

Парсини подошел к столу и сел на свое место. Джордан понял, что переговоры начинаются.

– Да, это так. И я действительно спас ему жизнь, во время войны мы служили в одном взводе. – Рафаэль помолчал и добавил другим тоном: – Между прочим, у меня нет никаких доказательств. Об этом знали только я и ваш дед.

Джордан прищурился.

– Так что же произошло?

– Дело было во Франции. Шли тяжелые бои, от нашего взвода в окопе осталось только двое, ваш дед и я, остальные либо погибли, либо отступили. – Рафаэль откинулся на спинку стула и закрыл глаза, вспоминая. – Снаряды рвались все ближе. Я считал, что оставаться дальше в окопе бессмысленно, – что мы могли противопоставить артиллерии? А ваш дед считал, что безопаснее остаться и дождаться подхода своих. Мы поспорили, дело дошло до драки. От одного из моих ударов ваш дед упал, ударился головой и потерял сознание. Тогда я взвалил его на себя и отнес в безопасное место. Через несколько минут после того, как мы покинули окоп, в него попал снаряд.

Джордан кивнул. Об этом эпизоде он не раз слышал от самого деда. Дед говорил о человеке, не побоявшемся рискнуть и взять на себя ответственность, о человеке, который не только спас ему жизнь, но и показал, как этой жизнью распорядиться. И этим человеком был Рафаэль Парсини, которого Джордан последние пять лет считал своим врагом.

– Мой отец тоже получил такое письмо? Не потому ли он с вами связался?

Парсини отрицательно покачал головой.

– Ваш дед написал только одно такое письмо. Он послал его мне по почте незадолго до своей смерти, а вскоре после этого ваш отец пришел ко мне и попросил дать ему в долг.

– Что вы с удовольствием и сделали.

– Это было и в моих интересах. Буду называть вещи своими именами, ваш отец был слабым человеком. – Рафаэль повернул ру