/ Language: Русский / Genre:romance_sf,

Зловещий Барьер

Эрик Рассел

В недалеком будущем несколько ученых случайно обнаруживают, что непосредственно рядом с нами, людьми, уже долгое время существуют таинственные летающие шарообразные создания – витоны. Витоны невидимы для людей и только особая комбинация препаратов, употребленных определенным образом, позволяет их увидеть. Люди, узнавшие тайну витонов, начинают умирать при странных обстоятельствах. Но круг посвященных в тайну становится все больше…

эрик, фрэнк, рссел, зловещий, брьер, витоны ru Ттьян Нуменко 1992 г. Serpent http://lacrimosa.nnov.ru serpent@newmail.ru FB Tools & Aditor v3.10 8 феврля 2004 г. ftp://sympad.moldnet.md SymPad archive, Spellcheck: Maksym Kerdan 01B6DEF0-A33E-4852-B140-49199172311E 1.0 Eric Frank Russell. Sinister Barrier Unknown Magazine (в смысле «Журнл 'Неведомое'») 1939

Эрик Фрэнк Рссел

Зловещий брьер

ГЛАВА 1

«Первую же пчелу, которя вздумет жужжть о том, что мед укрли, тут же прихлопнут», – рзмышлял профессор Педер Бьернсен. Мысль был новой и, кзлось бы, шутливой, но своим рождением он был обязн ужсющим фктм. Профессор провел длинными, тонкими пльцми по рно поседевшим волосм. Взгляд его стрнно выпуклых, горящих жутковтым огоньком глз был устремлен в окно кбинет, которое выходило н бурлившую трнспортом стокгольмскую улицу Хеторгет. Но смотрел он вовсе не н трнспорт.

А первую корову, которя возглвит борьбу против дойки, ждет скоря смерть, – зкончил он про себя. Стокгольм гудел и ревел, не ведя о нвисшей угрозе. Профессор безмолвно зстыл, погрузившись в мрчные рздумья. Вдруг взгляд его ожил, глз рсширились, в них мелькнуло узнвние. Медленно, неохотно он отошел от окн.

Двиглся он тк, кк будто одним лишь усилием воли принуждн себя пятиться от чем-то стршного, что, незримо притягивя, мнило его.

Вскинув руки, он тщетно попытлся оттолкнуть от себя пустоту. В неестественно выпученных глзх, по-прежнему холодных и неподвижных, сверкло нечто неподвлстное стрху. Кк зчровнные, они следили з чем-то бесформенным и бесцветным, ползущим от окн к потолку. Сделв нечеловеческое усилие, профессор повернулся и бросился бежть.

Не добежв до двери, он судорожно вздохнул, споткнулся. Пдя, сведенной рукой схвтил со стол клендрь и стщил н ковер. Потом всхлипнул, прижл руки к сердцу и зтих. Искр жизни угсл. Верхний листок клендря трепетл от згдочного, невесть откуд прилетевшего ветерк. Н листке стоял дт 17 мя 2015 год.

Когд полиция обнружил Бьернсен, он был мертв уже чсов пять. Медицинский эксперт невозмутимо консттировл смерть от сердечного приступ и н этом успокоился. Тщтельно осмтривя помещение, лейтеннт полиции Бекер ншел н письменном столе профессор зписку – весть с того свет.

«Знние – опсня штук. Человек неспособен ежеминутно, весь день нпролет упрвлять своими мыслями, по ночм ежечсно следить з неподвлстными ему сновидениями. Скоро меня нйдут мертвым – это неизбежно. Тогд вы должны..»

– Что мы должны? – спросил Бекер. Ответ не последовло. Голос, который мог бы произнести зловещий ответ, умолк нвсегд. Бекер выслушл доклд эксперт, потом сжег зписку. «Профессор, кк и многие его коллеги, н стрости лет стл чудить, – решил он. – И не удивительно: груз ученой премудрости окзлся ему не по силм. Официльный дигноз – сердечный приступ. Ккие могут быть сомнения?»

Тридцтого мя доктор Гтри Шеридн рзмеренной дергющейся поступью робот вышгивл по лондонской Чринг Кросс Роуд. Глз его, похожие н холодные сверкющие льдинки, были неотрывно устремлены в небо, ноги мехнически меряли тротур. Он нпоминл слепого, следующего по знкомому до мелочей мршруту.

Джим Ликок увидел Шеридн, когд тот, кк зведенный, шествовл мимо, но не зметил в нем ничего стрнного.

– Эй, Шерри! – крикнул он, подскочив к приятелю, и уже было собрлся хлопнуть его по плечу, но внезпно зстыл в смятении.

Оборотив к встречному бледное нпряженное лицо, н котором, кк сосульки в голубовтом полумрке, поблескивли глз, Гтри схвтил его з руку и зтрторил:

– Джим, видит Бог, кк я рд тебя видеть! – Он чсто дышл, в голосе звучл нстойчивость – Джим, мне необходимо с кем-то поделиться, или я просто сойду с ум. Я только что открыл смый невероятный фкт в истории человечеств. Поверить в него почти невозможно. И все же он объясняет тысячу тких вещей, о которых мы только догдывлись. Или вообще игнорировли.

– Ну и что же это ткое? – скептически осведомился Ликок, вглядывясь в искженное лицо доктор.

– Джим, я хочу скзть, что человек – не хозяин и не влститель своей души и никогд им не был. Он всего лишь домшняя скотин!.. – Шеридн вцепился в собеседник. Голос его сорвлся, потом поднялся н дв тон. В нем ззвенел истерическя нотк. – Я это зню, слышишь, зню! – Ноги его подломились в голенях. – Все кончено! – Он рухнул нземь.

Потрясенный Ликок поспешно нгнулся нд упвшим, рсстегнул ворот его рубшки, приложил руку ж груди. И ничего не ошутил. Сердце, которое только что бешено колотилось, остновилось – нвек. Шеридн был мертв. Скорее всего, сердечный приступ.

В тот же день и чс нечто очень похожее произошло с доктором Гнсом Лютером. Несмотря н обмнчивую полноту, он вихрем пронесся по лбортории, стремглв слетел вниз по лестнице, промчлся через холл. При этом он все время испугнно оглядывлся через плечо, глз его сверкли, кк полировнные гты. Подбежв к телефону, он трясущейся рукой нбрл номер «Дортмунд-Цйтунг» и потребовл редктор. Глз его были приковны к лестнице, телефоння трубк, прижтя к уху, дрожл.

– Фогель, – звопил он, – у меня есть для вс смя потрясющя новость со времен сотворения мир. Нужно оствить для нее место, много мест, и поскорее, пок не поздно!

– Рсскжите подробнее, – терпеливо предложил Фогель.

– Земной шр, опояснный трнспрнтом, и н нем ндпись: «Держитесь подльше!»

Покрывшись исприной, Лютер следил з лестницей.

– Х-х! – безжлостно ответил Фогель. Его крупное лицо н видеоэкрне, устновленном нд телефонным ппртом, выржло снисходительное понимние: он привык к чудчествм ученых.

– Нет, вы послушйте! – отчянно зкричл Лютер, вытиря лоб трясущейся рукой. – Ведь вы меня знете. Знете, что я не лгун и не трепч. И никогд не говорю ничего ткого, что не мог бы докзть. Тк вот, я утверждю: ныне, возможно уже целое тысячелетие нш несчстня плнет… А--!… А--!

Из повисшей н шнуре трубки рздлся встревоженный крик:

– Лютер! Лютер! Что с вми?

Доктор Гнс Лютер не ответил. Медленно повлившись н колени, он поднял стрнно поблескивющие глз к потолку, потом упл н бок. Медленно, очень медленно провел языком по губм – рз, второй. Смерть его нступил в зловещей тишин.

Н видеоэкрне дерглось лицо Фогеля. Из рскчивющейся трубки еще долго рздвлся взволновнный писк, который здесь уже никто не мог услышть.

Билл Грэхем ничего не знл об этих трех тргедиях, случившихся рньше. Зто он знл про Мейо. Все произошло у него н глзх.

Дело было в Нью-Йорке. Он шел по Зпдной Четырндцтой улице и вдруг, случйно взглянув н отвесную стену Мртин Билдинг, увидел, кк мимо двендцтого этж пролетел человеческя фигур.

Рскинув руки, дергясь и врщясь, тело беспомощно, кк мешок тряпья, пдло вниз. Удрившись о тротур, оно подпрыгнуло футов н девять. Рздлся звук – нечто среднее между хрустом и хлюпньем. Асфльт выглядел тк, кк будто по нему шлепнули гигнтской окроввленной губкой.

Толстух, шествоввшя нвстречу Грэхему, зстыл кк вкопння ярдх в двдцти от него. Уствилсь н пятно и рспростертое н сфльте тело. Лицо ее позеленело. Выронив сумочку, женщин опустилсь н тротур, зкрыл глз и что-то невнятно збормотл. Около сотни пешеходов обрзовли вокруг изувеченного труп быстро сжимющееся кольцо. Толкясь и нпиря, они тк и пожирли несчстного глзми.

Лиц у труп не было. Выше окроввленной одежды виднелсь жуткя мск, по цвету похожя н взбитую чернику со сливкми. Нгнувшись нд телом, Грэхем не ощутил особых эмоций: н войне доводилось видеть и кое-что постршнее.

Его сильные смуглые пльцы скользнули в липкий от крови жилетный крмн погибшего и извлекли перепчкнную визитную крточку. Пробежв глзми текст, Грэхем не удержлся и тихонько присвистнул от удивления:

– Профессор Уолтер Мейо! Вот это неожиднность!

Но к нему срзу же вернулось обычное смооблдние. Бросив последний взгляд н бренные остнки, рспростертые у его ног, он стл пробирться сквозь все прибывющую, бурлящую толпу. Вихрем миновв врщющиеся двери Мртин Билдинг, он устремился к пневмтическим лифтм.

Пок кругля одноместня площдк стремительно несл его вверх, Грэхем, мшинльно вертя в рукх крточку, стрлся рзобрться в беспорядочных мыслях, роившихся у него в голове. Ндо же! Чтобы ткое случилось именно с Мейо…

Н шестндцтом этже площдк подпрыгнул кк мячик и со вздохом остновилсь. Грэхем бросился по коридору и, добежв до двери, ведущей в лборторию Мейо, зстл ее рспхнутой. Внутри никого не было. Все выглядело вполне чинно и мирно, никких следов беспорядк.

Н длинном тридцтифутовом столе громоздился сложный грегт, в которои Грэхем узнл устновку для сухой перегонки. Он пощупл реторты – холодные. Похоже, что эксперимент тк и не нчлся.

Пересчитв колбы, он сделл вывод: ппрт преднзнчлся для получения продукт шестндцтой фркции. Зтем открыл дверцу электрической печи и обнружил исходное сырье – сухие листья. Судя по виду и зпху, это было ккое-то лекрственное рстение.

Ветерок, злетвший в широко рскрытое окно, шевелил бумги н письменном столе. Грэхем подошел к окну, глянул вниз и увидел толпу, окружившую четверых в синей форме и безжизненное тело. К тротуру подруливл фургон скорой помощи. Грэхем нхмурился.

Оствив окно открытым, он торопливо просмотрел бумги, рзброснные н столе покойного профессор, но не ншел ничего, что смогло бы удовлетворить его бесцельное любопытство. Еще рз мельком оглядел комнту и вышел. Спускясь н лифте, он пронесся мимо двух полицейских, которые поднимлись ему нвстречу.

В вестибюле выстроилсь шеренг телефонных кбин. Грэхем вошел в одну из них и нбрл номер. Н круглом экрне появилось миловидное девичье личико.

– Хетти, соедини-к меня с мистером Снгстером.

– Хорошо, мистер Грэхем.

Девушк исчезл, уступив место мужчине с тяжеловтыми чертми лиц.

– Мейо умер, – нпрямик выплил Грэхем. – Выпл из окн Мртин Билдинг минут двдцть нзд. Пролетел шестндцть этжей и приземлился чуть ли не у моих ног. Узнть его невозможно – рзве что по шрмм н рукх.

– Смоубийство? – кустистые брови собеседник поползли вверх.

– Н первый взгляд, похоже, – соглсился Грэхем. – Только я тк не думю.

– Почему?

– Потому что я достточно хорошо знл Мейо. Когд я рботл инспектором по связям между учеными и Ведомством целевого финнсировния США, мне пришлось регулярно встречться с ним в течение десяти лет. Вы, может быть, помните, что я четыре рз выбивл ему субсидии для продолжения рботы.

– Д-д, – кивнул Снгстер.

– Большинство ученых – вообще нрод млоэмоционльный, – продолжл Грэхем. – Тк вот, Мейо был, пожлуй, смым флегмтичным из всех. – Он взглянул собеседнику прямо в глз. – Поверьте мне, сэр, Мейо был просто не способен покончить с собой – во всяком случе, нходясь в здрвом уме.

– Я вм верю, – без тени колебния скзл Снгстер. – Что, по-вшему, нужно сделть?

– У полиции есть все основния считть это рядовым смоубийством. И я тут не могу вмешивться. Ведь у меня нет никких официльных полномочий. Полгю, нужно сделть все возможное, чтобы полиция не зкрыл дело, пок не будет проведено смое тщтельное рсследовние. Нужно проверить все до мелочей.

– Все будет тк, кн вы скжете, – зверил его Снгстер. Он придвинулся ж кмере, его грубовтое лицо н экрне увеличилось. – Этим зймутся соответствующие службы.

– Спсибо, сэр, – ответил Грэхем.

– Не з что. Вы знимете свою должность именно потому, что мы всецело полгемся н вше мнение. – Он опустил глз и стл рссмтривть что-то н столе, остввшемся з пределми экрн. Послышлся шелест бумги. – Сегодня произошло нечто похожее н случй с Мейо.

– Что? – воскликнул Грэхем.

– Умер доктор Ирвин Уэбб. Мы имели с ним дело дв год нзд: субсидировли его, чтобы он смог зкончить одно исследовние. В итоге нше Министерство обороны получило смонстривющийся оптический прицел, основнный н принципе мгнитного поля.

– Кк же, прекрсно помню.

– Уэбб умер чс нзд. Нм позвонили из полиции, потому что у него в бумжнике ншли нше письмо. – Лицо Снгстер омрчилось. – Обстоятельств его смерти вызывют недоумение. Медицинский эксперт утверждет, что он умер от сердечного приступ, и в то же время он испустил дух, стреляя в пустоту.

– Стреляя в пустоту? – недоверчиво переспросил Грэхем.

– В руке у него был пистолет, и он всдил две пули в стену своего кбинет

– Ну и дел!

– С точки зрения блгосостояния и нучного прогресс ншей стрны, – продолжл Снгстер, тщтельно взвешивя кждое слово, – смерть тких тлнтливых ученых, кк Мейо и Уэбб, имеет слишком большое знчение, чтобы мы могли пустить дело н смотек, тем более что присутствуют некие згдочные обстоятельств. Случй с Уэббом предствляется мне более стрнным. И я хочу, чтоби им знялись вы. Желтельно, чтобы вы лично просмотрели все документы, которе после него остлись. Возможно, тм окжется ккя-то зцепк.

– Но для полиции я – человек со стороны.

– Офицер, который ведет это дело, уведомят, что у вс есть првительственный допуск н ознкомление со всеми бумгми Уэбб.

– Отлично, сэр. – Грэхем повесил трубку, к лицо Снгстер исчезло с экрн. – Снчл Мейо, теперь Уэбб!

Уэбб лежл н ковре, н полпути между окном и дверью. Он покоился н спине, зрчки зктились под верхние веки. Окоченевшие пльцы првой руки все еше сжимли вороненый втомтический пистолет, зряженный рзрывными сегментными пулями. Н стене виднелось восемь отметин – россыпь выбоин тм, где четвертинки рзорввшихся пуль вошли в цель.

– Он стрелял в ккой-то предмет, нходившийся вот н этой линии, – скзл лейтеннт Воль, нтягивя шнур от центр выбоин к точке, рсположенной четырьмя-пятью футми выше лежщего тел.

– Похоже н то, – соглсился Грехем.

– Только тм ничего не было, – зявил Воль. – Когд нчлсь пльб, по коридору проходило с полдюжины людей. Они тут же ворвлись в комнту и обнружили его лежщим н полу при последнем издыхнии. Он все пытлся что-то скзть, но язык его уже не слушлся. Никто не мог войти в кбинет или выйти из него незмеченным. Мы допросили шестерых свидетелей – все они вне подозрений и потом, медицинский эксперт ведь скзл, что это сердечный приступ.

– Может быть, и тк, – уклончиво ответил Грэхем, – может, и нет.

Едв он произнес эти слов, кк по комнте пролетел ледяной вихрь По спине у Грэхем поползли муршки, волосы н голове зшевелились – и все прошло. Остлось внутреннее ощущение смутного беспокойств, кк у кролик, который чувствует незримое присутствие зтившегося поблизости ястреб.

– И все рвно, что-то тут нечисто, – не унимлся Воль. – Нюхом чую, что у этого Уэбб были гллюцинции. Но я и жизни не слыхл, чтобы гллюцинции случлись от сердечного приступ, поэтому дю голову н отсечение: он принял ккую-то дрянь, от которой все рзом и приключилось.

– Вы хотите скзть, что он был нркомном? – с сомнением в голосе осведомился Грэхем.

– Вот именно! Держу при: вскрытие покжет, что нюх меня не подвел.

– Дйте мне знть, если вш догдк подтвердится, – попросил Грэхем.

Открыв стол Уэбб, он стл просмтривть ккуртно подшитые ппки с перепиской. Тм не окзлось ничего ткого, что смогло бы удовлетворить его интерес или привлечь особое внимние. Все письм без исключения были обыденными, пресными, почти нудными. Он сложил ппки н место. Н лице его было нписно рзочровние.

Зкрыв стол, Грэхем обртил внимние н огромный, встроенный в стену сейф. Воль передл ему ключи.

– Они были у него в првом крмне. Я бы см порылся в сейфе, д мне велели воздержться до вшего приход.

Грэхем кивнул и вствил ключ в змок. Тяжелення дверь медленно повернулсь н шрнирх, открыв внутренность шкф. У Грэхем и Воля одновременно вырвлся возглс изумления. Прямо перед ними висел большой лист бумги, н котором торопливым почерком было нцрпно: «Постояння бдительность – вот нерельня цен свободы. Если меня не стнет, свяжитесь с Бьернсеном».

– Кто, черт возьми, этот Бьернсен? – выплил Грэхем, срывя лист со стены.

– Понятия не имею. Никогд о нем не слышл. – Воль с нескрывемым удивлением уствился н зписку, потом cкзл: – Дйте-к ее мне. Н листе сохрнились следы ндписи с предыдущей стрницы. Взгляните – отпечтки довольно глубокие! Нужно осветить ндпись прллельными лучми свет и посмотреть, не удстся ли получить рельефное изобржение. Если повезет, мы легко прочитем, что тм было нписно.

Подойдя к двери, Воль передл бумгу кому-то из коллег и сделл крткие рспоряжения.

Следующие полчс они соствляли подробную опись содержимого сейф с единственным результтом: окзлось, что Уэбб был отчянным педнтом и уделял смое пристльное внимние финнсовой стороне своей деятельности.

Рыскя по комнте, Воль обнружил н кминной решетке кучку золы. Он был рстерт в тончйшую пыль, тк что не было ни млейшего шнс восстновить нписнное. Остлсь лишь пыль слов, когд-то полных смысл, теперь же – недосягемых.

– Кминные решетки – реликвия двдцтого век, – изрек Воль. – Похоже, доктор специпьно сохрнил решетку, чтобы жечь н ней документы. Видно, было что скрывть. Только вот что? И от кого? – Ззвенел телефон, и он добвил, снимя трубку: – Если это полицейское упрвление, то, может быть, тм сумеют ответить н мои вопросы.

Действительно, звонили из упрвления. Н мленьком экрне появилось лицо полицейского. Воль нжл н кнопку усилителя, чтобы Грэхему тоже было слышно.

– Удлось восстновить слов н том листке, который вы нм передли, – скзл офицер. – Текст довольно бессвязный, но для вс он, возможно, что-нибудь д знчит.

– Читй, – прикзл Воль. Он весь обртился в слух. Полицейский стл читть отпечтнный н мшинке текст.

«Особенно восприимчивы моряки. Необходимо более подробно рзрботть эту проблему и получить срвнительные днные по экипжм морских судов и сельским жителям. Скорость оптической фиксции у них должн быть рзной. При первой же возможности проверить эти покзтели. Еще нужно уговорить Фосетт, чтобы он дл сттистику рспрострненности зоб среди сумсшедших, в особенности – шизофреников. В его лечебнице собк зрыт, только ее нужно откопть».

Полицейский поднял взгляд от бумги:

– Тут всего дв бзц. Это – первый.

– Двй дльше, приятель, – нетерпеливо прервл его Грэхем. Офицер продолжил чтение. Все это время Грэхем не сводил глз с экрн. Н лице Воля все явственнее проступло недоумение.

«Между смыми неожиднными и, кзлось бы, рзнородными случями существует рельня связь. Нити, соединяющие стрнные явления, слишком тонки, чтобы их можно было зметить. Шровые молнии, воющие собки и ясновидящие, которые вовсе не тк просты, кк мы полгем. Вдохновение, душевный подъем и вечня одержимость. Колокол, звонящие сми собой, корбли, исчезющие средь бел дня, лемминги, мигрирующие в долину смерти. Свры, злоб, ритульня болтовня, пирмиды с невидимыми вершинми… Все это можно было бы принять з кошмрную стряпню сюррелистов последнего рзбор, если бы только я не знл, что Бьернсен был прв, устршюще прв! Это кртин, которую необходимо покзть всему миру – если ткое зрелище не приведет к бойне!»

– Ну, что я вм говорил? – спросил Воль, вырзительно постукивя себя по лбу. – Типичный бред нркомн!

– Лдно, рзберемся. – Приблизив лицо к телефонному скннеру, Грэхем скзл офицеру. Спрячьте бумгу, чтобы он был в полной сохрнности. Сделйте еще две мшинописные копии. Пусть их перешлют Снгстеру, нчльнику Ведомств целевого финнсировния США, в его здешний офис, что нходится в зднии Мнхэттенского бнк.

Он отключил усилитель и повесил трубку. Телеэкрн погс.

– Если не возржете, я зйду в упрвление вместе с вми, – скзл он Волю.

Они вышли вместе – Воль, уверенный, что это рбот для отдел по борьбе с нркотикми, и Грэхем, погруженный в рзмышления о том, могут ли эти смерти, несмотря н сопутствующие згдочные обстоятельств, объясняться естественными причинми. Переходя дорогу, об почувствовли ккое-то стрнное нервное возбуждение – будто кто-то зглянул в их мысли, ухмыльнулся и был тков.

ГЛАВА 2

В упрвлении никких новостей не окзлось. Дктилоскописты уже вернулись из лбортории Мейо и офис Уэбб и успели проявить и отпечтть снимки. Отпечтков был тьм: одни четкие, другие смзнные. Чтобы их получить, пользовлись в основном люминиевой пудрой; для нескольких следов, оствленных н волокнистой поверхности, пришлось прибегнуть к прм йод. Подвляющее большинство отпечтков приндлежло смим ученым. Остльные в полицейских кртотекх не знчились.

Следовтели со всей дотошностью обыскли помещения, где были нйдены трупы, но не ншли ни единой мелочи, способной возбудить их подозрения и подтвердить сомнения Грэхем, о чем они и доложили с едв зметным рздржением людей, вынужденных попусту тртить время рди чужой прихоти.

– Одн ндежд н вскрытие, – зявил нконец Воль – Если Уэбб действительно бловлся нркотикми, тогд все яснее ясного. Он умер, пытясь прикончить бредовый плод собственного вообржения.

– А что же Мейо – прыгнул в вообржемую внну? – поддел его Грэхем.

– Что-что? – н лице Воля отрзилось недоумение.

– Пусть н вскрытие отпрвят обоих, если, конечно, удется что-нибудь сделть с тем, что остлось от Мейо. – Грэхем взял шляпу. Его темно-серые глз пристльно взглянули в голубые глз Воля. – Позвоните Снгстеру и доложите ему результты – Он стремительно вышел, кк всегд энергичный и решительный.

Н углу улиц Пйн и Нссу громоздилсь куч искореженного метлл. Грэхем бросил взгляд поверх клокочущей толпы и увидел дв рзбитых гиромобиля, которые, кк видно, пострдли от лобовом столкновения. Толп быстро росл. Люди встли н цыпочки, нпирли, слышлся взволновнный гомон. Проходя мимо, Грэхем кожей ощущл исходившее от них психоптическое возбуждение. Он кк будто преодолевл незримое поле чужих вибрций. Ох уж это стдное чувство!

«Несчстье для толпы – все рвно, что мед для мух», – подумлось ему.

Войдя под своды тяжеловесной громды Мнхэттенского бнк, он поднялся н пневмтическом лифте н двдцть четвертый этж, толкнул дверь с золоченой ндписью, поздоровлся с Хетти, рыжевтой блондинкой, сидевшей з коммуттором, и нпрвился к двери с тбличкой «М-р Снгстер». Постучлся и вошел.

Снгстер молч выслушл подробный отчет. Нконец Грэхем скзл:

– Вот и все. Единственное, что у нс остется, – это мои сомнения по поводу Мейо д необъяснимые выстрелы Уэбб.

– Есть еще неизвестный нм Бьернсен, – не змедлил нпомнить Снгстер.

– Д. Полиции пок не удлось с ним связться. Скорее всего, просто не хвтило времени.

– А нет ли Уэббу н почте кких-нибудь писем от этого Бьернсен?

– Нет. У нс был ткя мысль. Лейтеннт Воль уже звонил и спршивл. Ни почтльон, ни сортировщики не припоминют писем от отпрвителя по фмилии Бьернсен. Конечно, этот неизвестный, кем бы он ни был, мог и не посылть писем. Или же н конверте могл не стоять его фмилия. Вся корреспонденция Уэбб – пр ничем не примечтельных писем от ученых, с которыми он дружил еще со студенческой скмьи. Похоже, большинство ученых ведет обширную, но довольно нерегулярную переписку с коллегми, в особенности с экспериментторми, исследующими нлогичные проблемы.

– Не исключено, что Бьернсен – один из них, – подскзл Снгстер.

– А ведь это мысль! – Грэхем н секунду здумлся, потом снял трубку. Он нбрл номер, рссеянно нжл н кнопку усилителя и моргнул от неожиднности, когд трубк згрохотл прямо ему в ухо. Положив ее н стол Снгстер, он произнес в микрофон:

– Смитсоновский институт? Мне нужен мистер Грримн.

Н экрне появилось лицо Грримн. Его темные глз смотрели прямо н них.

– Привет, Грэхем! Чем могу быть полезен?

– Уолтер Мейо умер, – скзл Грэхем.

– Ирвин Уэбб – тоже. Скончлись утром, один з другим.

Н лице Грримн появилось печльное выржение. Вкртце рсскзв ему о случившемся, Грэхем спросил:

– Вы случйно не знете ученого по фмилии Бернсен?

– Кк же! Он умер семндцтого.

– Умер?!! – Грэхем и Снгстер вскочили с мест. – А в его смерти не было ничего стрнного? – мрчно осведомился Грэхем.

– Нсколько мне известно, нет. Он был уже стр и двно пережил отпущенный ему век. А в чем дело?

– Д тк, ни в чем. Что еще вы о нем знете?

– Он швед, специлист по оптике, – ответил явно зинтриговнный Грримн. – Его крьер пошл н убыль лет двендцть нзд. Кое-кто полгет, что он впл в детство. Когд он умер, в нескольких шведских гзетх появились некрологи, но в ншей прессе никких упоминний я не встречл.

– Что-нибудь еще? – нстивл Грэхем?

– Д ничего особенного. Он не был ткой уж знменитостью. Если мне не изменяет пмять, он см ускорил свой зкт, когд выствил себя н посмешище с тем доклдом н междунродном нучном съезде в Бергене в 2003 году. Ккя-то сплошня ересь о пределх зрительного восприятия, змешення н джиннх и привидениях. Гнс Лютер тогд тоже нвлек н себя всеобщее недовольство – ведь он, единственный из более или менее известных ученых, принял Бьернсен всерьез.

– А кто ткой Гнс Лютер?

– Немецкий ученый, светля голов. Только он тоже умер, вскоре после Бьернсен.

– Кк, еще один?!! – рзом вскричли Снгстер с Грэхемом.

– А что тут собственно ткого? – Рзве ученые вечны? Они тоже умирют, кк и все остльные, ведь тк?

– Когд они умирют, кк все остльные, мы приносим соболезновния и не питем никких подозрений, – отрезл Грэхем. – Сделйте одолжение, Грримн, соствьте мне список ученых, пользоввшихся междунродной известностью, которые умерли после первого мя, к нему – все достоверные фкты, которые удстся откопть.

Грримн удивленно зморгл.

– Хорошо, позвоню вм, кк только упрвлюсь, – пообещл он и отключился. Но почти срзу же появился снов: – Збыл скзть вм нсчет Лютер. Говорят, что он умер в своей дортмундской лбортории, бормоч ккой-то несусветный вздор редктору местной гзеты. С ним случился сердечный приступ. В кчестве причины смерти нзывют стрческое слбоумие и сердечное истощение. И то и другое вызвно переутомлением.

Не в силх скрыть любопытство, он явно тянул время, ожидя рекции собеседников. Потом не выдержл, еще рз повторил:

– Позвоню, кк только упрвлюсь, – и повесил трубку.

– Дльше в лес – больше дров, – зметил Снгстер. – Он плюхнулся н стул и откинулся н спинку, блнсируя н здних ножкх. Лицо его недовольно нхмурилось. – Если кончину Мейо и Уэбб нельзя объяснить естественными причинми, то сверхъестественными их и подвно не нзовешь. Отсюд следует, что единствення оствшяся возможность – обычное и откровенное убийство.

– А мотивы? – осведомился Грэхем.

– То-то и оно! Спршивется, где повод? Его просто нет! Я еще могу допустить, что полдюжины стрн сочли бы мссовое уничтожение лучших умов Америки удчной прелюдией к войне. Но когд выясняется, что в дело втянуты ученые Швеции и Гермнии, – к тому же не исключено, что в списке, нд которым сейчс трудится Грримн, окжутся предствители еще дюжины нционльностей, – то вся ситуция до того зпутывется, что нчинет отдвть чистой фнтстикой. – Взяв мшинописную копию зписей Уэбб, он с недовольным видом помхл бумгой в воздухе. – Вроде этой вот глимтьи. – Он здумчиво посмотрел н погруженного в невеселые мысли Грэхем. – Ведь это вши подозрения зствили нс броситься в погоню, з чем – одному Богу известно. З ними хоть что-нибудь стоит?

– Нет, – признлся Грэхем. – Ничего. Пок не удлось обнружить никких фктов, н которых можно было бы построить мло-мльски првдоподобную версию. Откопть побольше детлей – вот моя здч.

– Где же?

– Я собирюсь повидть Фосетт, которого Уэбб упоминет в своих зписях. Он нверняк сможет рсскзть кое-то интересное.

– Вы что, знете Фосетт?

– Дже не слышл о нем. Но доктор Кертис, сводня сестр Уэбб, может устроить нм встречу. Я хорошо знком с доктором Кертис.

Тяжелые черты Снгстер медленно рсплылись в усмешке.

– Нсколько хорошо? – поинтересовлся он

– Не тк хорошо, кк хотелось бы, – ухмыльнулся в ответ Грзхем.

– Вот оно что! Сочетете приятное с полезным? – Снгстер небрежно мхнул рукой. – Что ж, желю удчи. Кк только откопете нечто более существенное, чем одни подозрения, мы срзу же подключим к делу Федерльное бюро рсследовний

– Посмотрим, что получится. – Грэхем уже подошел к двери, когд рздлся телефонный звонок. Держсь одной рукой з дверную ручку, другой он снял телефонную трубку, положил ее н стол, переключил усилитель.

Н экрне зсветилось лицо Воля. Он не мог видеть Грэхем, который нходился з пределми угл обзор кмеры, и поэтому говорил, обрщясь к Снгстеру.

– Похоже, что Уэбб стрдл чесоткой.

– Чесоткой? – в змештельстве переспросил Снгстер. – С чего вы взяли?

– Он рзукрсил йодом всю левую руку, от локтя до плеч.

– Ккого черт? – Снгстер бросил умоляющий взгляд н безмолвствующего Грэхем.

– Понятия не имею. С рукой вроде бы все в порядке. У меня ткя версия: или у него был чесотк, или он тким обрзом удовлетворял свои художественные нклонности. – Суровое лицо Воля искривил скупя умешк. – Вскрытие еще не зкончено, только я подумл, что стоит сообщить вм об этом. Если вы сдетесь, я готов вм згдть не менее дурцкую згдку.

– Кончй, прень, – обрезл его Снгстер.

– У Мейо тоже был чесотк.

– Ты что же, хочешь скзть, что он тоже рзрисовл себе руку?

– Ну д, йодом, – злордно подтвердил Воль. – Левую – от локтя до плеч.

Зчровнно глядя н экрн, Снгстер сделл долгий глубокий вдох

– Блгодрю, – скзл он. Повесил трубку и с тоской посмотрел н Грэхем.

– Я пошел, – скзл тот.

Н лице у доктор Кертис было строгое профессионльное выржение спокойной уверенности, которое Грэхем предпочитл игнорировть. Еще у нее был копн непокорных черных кудрей и приятня округлость форм, коими он восхищлся столь неприкрыто, что это неизменно выводило ее из себя.

– Весь последний месяц Ирвин вел себя очень необычно, – проговорил он, подчеркнуто стрясь сосредоточить внимние Грэхем н цели его визит.

– Он не зхотел мне довериться, ведь тк стрлсь ему помочь. Боюсь, он принял мой интерес з проявление женского любопытств. В прошлый четверг его и без того стрнное состояние еще больше обострилось: он уже не мог скрыть, что чего-то опсется. Я стл бояться, что он н грни нервного срыв, и посоветовл ему отдохнуть.

– Что же из произошедшего в тот четверг могло тк его встревожить?

– Ничего, – уверенно ответил он. – Во всяком случе, ничего ткого, что могло бы столь серьезно н него повлиять и совсем вывести из рвновесия. Конечно, его очень опечлил весть о смерти доктор Шеридн, и все-тки не понимю, почему же.

– Простите, – перебил ее Грэхем, – кто ткой Шеридн?

– Стрый приятель Ирвин, нглийский ученый. Он умер в прошлый четверг, нсколько мне известно, от сердечного приступ.

– Еще один! – вырвлось у Грэхем.

– Не понял, – большие черные глз доктор Кертис удивленно рспхнулись.

– Это я тк, к слову, – уклончиво ответил Грехем. Потом подлся вперед, н его худощвом лице появилось решительное выржение. – Нет ли у Ирвин друг или знкомого по фмилии Фосетт? – спросил он.

Ее глз рспхнулись еще шире:

– Кк же, доктор Фосетт. Он врч, прктикует в Госудрственной психитрической клинике и живет тм же при ней. А что, он имеет ккое-то отношение и смерти Ирвин?

– Ну конечно, нет. – Грэхем отметил явное змештельство, омрчившее ее обычную невозмутимость. Он почувствовл искушение воспользовться им и здть ей еще несколько вопросов. Но ккой-то неуловимый подсознтельный сигнл, ккое-то смутное предчувствие опсности удержли его. Повинуясь внутреннему импульсу и при этом ощущя себя круглым дурком, он продолжил беседу.

– Нше ведомство проявляет особый интерес к рботе вшего брт, и в связи с его тргической кончиной нм еще предстоит кое-что выяснить.

По-видимому, его слов удовлетворили доктор Кертис, и он протянул ему прохлдную лдонь:

– Всегд рд вм помочь.

Он тк долго не отпускл ее руку, что ей пришлось смой прервть рукопожтие.

– Вы и тк помогете, постоянно укрепляя мою морльную устойчивость, – укоризненно произнес он.

Попрощвшись, Грэхем сбежл по лестнице, соединявшей двдцтый этж, где рсполглось отделение хирургии, с уровнем «воздушки» – скоростного шоссе, протянутого н мощных опорх в трехстх футх нд землей.

Полицейский гиромобиль с визгом притормозил у клиники и остновился кк рз в тот момент, когд Грэхем достиг подножия лестницы.

Из бокового окн покзлсь голов лейтеннт Вол.

– Снгстер скзл мне, что вы здесь, – объяснил ой. – Вот я и зехл, чтобы вс прихвтить.

– Что новенького? – спросил Грэхем, злезя в длинную мшину. – Вид у вс, кк у ищейки, взявшей след.

– Кто-то из ребят обнружил, что свой последний телефонный звонок и Мейо, и Уэбб дресовли одному и тому же ученому мужу по фмилии Дейкин. – Воль нжл н рычг кселертор, и мощня двуместня мшин рвнулсь вперед; тихонько зпел спрятнный под кпотом гироскоп. – Тк вот, этот Дейкин живет н Уильям стрит, кк рз по соседству с вшей берлогой. Вы его знете?

– Кк смого себя. Д и вы должны его знть.

– Я? С ккой стти?

Воль крутнул рулевое колесо, с обычной для полицейских бесшбшностью одолевя поворот. Гиромобиль устойчиво держл курс,– седоков же резко швырнуло в сторону. Грэхем ухвтился з поручень. Когд лейтеннт пулей обогнл четыре мшины, мчвшиеся по воздушке, водителей чуть не хвтил столбняк, и они еще долго ошршенно глзели вслед.

Переведя дух, Грэхем спросил:

– Когд полиция откзлсь от муляжей при изготовлении слепков?

– Д уж лет пять, – Воль решил щегольнуть своей осведомленностью. – Теперь мы снимем отпечтки стереоскопической кмерой. Чтобы получить рельефные отпечтки н волокнистых мтерилх, их снимют в прллельных лучх свет.

– Зню-зню. Но почему теперь стли применять именно этот метод?

– Потому что он удобнее и к тому же бсолютно точен.

– Его стли использовть с тех пор, кк был открыт метод измерения глубины стереоскопического изобржения при помощи… Фу ты, черт – бросив н спутник смущенный взгляд, он зкончил, – При помощи стереоскопического верньер Дейкин.

– Вот именно. Это и есть тот смый Дейкин. Нше ведомство финнсировло его рботу. И довольно чсто з свои денежки мы имели неплохие результты.

Воль воздержлся от дльнейших выскзывний и целиком сосредоточился н упрвлении. Уильям стрит стремительно приближлсь. Ее небоскребы нпоминли шгющих нвстречу великнов.

Сделв крутой вирж, сопровождвшийся отчянным визгом покрышки зднего колес, гиромобиль скользнул с воздушки н спирльный спуск н стл с головокружительной скоростью отсчитывть витки.

Тк же стремительно они вылетели н нижний уровень. Воль выровнял мшину и скзл:

– Хорош крусель – кк рз по мне!

Грэхем проглотил подобющую реплику, уже готовую сорвться с язык. Его внимние привлек стройный корпус приближющегося гиромобиля, длинный и низкий, отделнный бронзой и люминием. Он молнией промчлся им нвстречу по Уильям стрит, проскочил мимо, со свистом трня воздух, взлетел по пндусу к спирли, по которой они только что спустились. Когд он проносился мимо, зоркие глз Грэхем уловили бледное, осунувшееся лицо и зстывший взгляд, устремленный вперед сквозь лобовое стекло мшины.

– Вот он! – отчянно крикнул Грэхем. – Скорее, Воль, – это же Дейкин!

Воль резко рвнул руль, рзворчивя гиромобиль н месте, потом врубил мощное динмо. Мшин прыгнул вперед, нырнул в узкую щель между двумя спускющимися мобилями и бешено устремилсь вверх по пндусу.

– Он опережет нс н шесть витков, сейчс будет нверху – подгонял Грэхем.

Понимюще хмыкнув, Воль нлег н рычги, и быстроходня полицейскя мшин стремительно полетел вверх по спирли. Н пятом повороте перед ними вырос допотопный четырехколесный втомобиль. Знимя середину желоб, он н скорости тридцть миль с трудом одолевл подъем. Воль устроил импровизировнную демонстрцию подвляющего преимуществ двух полноприводных колес нд четырьмя. Яростно ругясь, он вильнул, прибвил гзу и обошел дрндулет н скорости пятьдесят миль, предоствив водителю трястись себе дльше.

Кк гигнтскя серебряня пуля, гиромобиль вылетел со спирли н воздушку и, рспугв стйку чстных мшин, оствил их длеко позди. Н спидометре было уже девяносто.

Сверкя бронзой и люминием и опережя их н полмили, объект преследовния с ревом взял подъем и возглвил гонку.

– Тк мы все бтреи угробим! – проворчл Воль, нжимя н рычг экстренной мощности.

Гиромобиль прибвил скорость. Стрелк спидометр здрожл н отметке сто. Гироскоп под кпотом гудел, кк рой рссерженных пчел. Сто десять. Круглые стойки огрждения воздушки слились в один сплошной збор. Сто двдцть.

– Рмп глвной рзвязки! – предупредил Грэхем.

– Если он сигнет с нее во весь опор, то пролетит футов сто, не меньше,

– пробурчл Воль. Прищурившись, он нпряженно всмтривлся вдль. – Гироскоп обеспечит ему ровное приземление, д только шины все рвно не спсет. Одн-то уж нверняк лопнет. Ведь он гонит, кк одержимый!

– Потому-то и ясно, что дело тут не чисто. – Центробежня сил зствил Грэхем здержть дыхние. Они обошли еще одну четырехколесную колымгу. В эту крткую долю секунды ее водитель все же успел жестми вырзить свои чувств.

– Нужно зпретить всей этой рухляди выползть н воздушку, – ворчливо зметил Воль. Взгляд его был устремлен вперед. Сияющий контур преследуемой цели бешено мчлся по плвной кривой, подводящей к глвной рзвязке. – Мы отыгрли сотню ярдов, но он жмет н пределе, к тому же у него спортивня модель. Можно подумть, что з ним кто-то гонится.

– Мы, нпример, – сухо вствил Грэхем. Не спускя глз с зеркл зднего обзор, он прикидывл в уме вероятность того, что Дейкин преследует кто-то еще, кроме них. От кого же все-тки пытется спстись Дейкин? В кого стрелял Уэбб, тк бесстршно встретивший смерть? Что погубило Бьернсен и отчего Лютер испустил дух, бормоч что-то несусветное?

Он прервл свои бесплодные рзмышления и отметил, что позди никкой погони нет. Потом, увидев нд прозрчной крышей кбины ккую-то темную тень, поднял глз. Нд ними, врщя винтми, звис полицейский вертолет. Всего ярд отделял его колес от верх мчщегося гиромобиля.

Несколько секунд обе мшины шли вровень. Воль нчльственным жестом укзл н полицейский знк н кпоте, потом вырзительно мхнул в сторону бешено несущейся впереди мшины.

Пилот покзл, что все понял; вертолет взмыл вверх и прибвил скорость. Перевлив через высокие крыши, мшин с ревом устремилсь вперед, отчянно пытясь срезть поворот воздушки и перехвтить Дейкин у рзвязки.

Дже не сбросив гз, Воль взял поворот н скорости сто двдцть. Шины жлобно взвизгнули, преодолевя боковое сопротивление. Грэхем тяжело нвлился н дверцу, н него всем своим весом обрушился Воль. Центробежня сил не двл им пошевелиться, гироскоп из последних сил пытлся удержть мшину в вертикльном положении. Все же шины не выдержли и гиромобиль выписл головокружительную двойную восьмерку. Он подпрыгнул, кк крб, всего н волосок рзминувшись с еле тщившейся рзвлюхой, прорвлся между двумя гиромобилями, оторвл крыло у подпрыгивющего вто и врезлся в огрждение.

Воль, кк рыб, хвтл воздух ртом, пытясь вдохнуть. Он кивком укзл н рмпу, где воздушк нвисл нд другим шоссе, пересекясь с ним под прямым углом.

– Боже првый! – выдохнул он. – Вы только взгляните!

С их точки кзлось, что впереди, ярдх в четырехстх от них, вершин рмпы врезется прямо в крошечные оконц дльних здний. Мшин Дейкин нходилсь кк рз в центре возвышения, нд ней беспомощно висел полицейский вертолет. Но мчщийся гиромобиль, миновв подъем, не скрылся из глз, кк можно было ожидть при обычных обстоятельствх. Кзлось, он медленно прит в воздухе – между его колесми и вершиной рмпы виднелся ряд оконных проемов. Н ккое-то томительное мгновение он зстыл в тком подвешенном положении чуть пониже вертолет, кк будто бросив вызов зкону всемирного тяготения. Потом с ткой же сверхъестеетвенной медлительностью исчез из вид.

– Спятил! – выдохнул Грэхем, отиря исприну ео лб. – Окончтельно и бесповоротно!

Он до откз опустил боковое стекло. Об нпряженно и тревожно прислушивлись. Из-з рмпы донесся пронзительный скрежет рздиремого метлл. Мгновение тишины – потом приглушенный удр.

Не скзв ни слов, они выбрлись из покореженного гиромобиля и помчлись по шоссе, одолевя длинный пологий подъем. В огрждении зиял тридцтифутовя брешь Вокруг скопилсь дюжин мшин, в основном современные гиромобили. Бледные водители, уцепившись з погнутые стойки, пытлись рзглядеть что-нибудь внизу, н дне пропсти.

Протиснувшись вперед, Грэхем с Волем тоже перевесились через перил.

Тм, длеко внизу, н противоположной стороне улицы, проходившей з нижним, поперечным шоссе, виднелсь бесформення груд метлл – тргический финл погони. По фсду здния, десятью этжми ниже того мест, где они стояли, проходили глубокие борозды, оствленные рухнувшей мшиной. Колея дороги, ведущей в мир иной..

Один из глзеющих водителей трторил, не обрщясь ни к кому в отдельности:

– Кошмр, ккой кошмр! Он, должно быть, рехнулся. Вылетел, кк ядро из пушки, вдребезги рзнес огрждение и врезлся прямо вон в тот дом. Я слышл, кк он туд впилился. – Он облизнул губы. – Что твой жук в консервной бнке! Ну и згремел! Кошмр, д и только!

Говоривший вырзил словми то, что ощущли все остпьные. Грэхем чувствовл их волнение и стрх. Их возбуждение, сдистскую жжду впечтлений и эмоционльный подъем, сплчивющий толпу, которя, кк всегд в подобных случях, уже нчл собирться внизу, н дне трехсотфутовой пропсти.

«А ведь мссовя истерия – зрзня штук, – думл Грэхем, ощущя, кк он вздымется, словно незримый дымок ккого-то дьявольского куренк. – Тк можно и поддться. Обычно трезвый человек может в толпе ненроком опьянеть. Опьянеть от коллективных эмоций. Эмоции – невидимя отрв!»

Пок он стоял, кк зчровнный, глядя вниз, его посетило иное чувство, прогнвшее эти мрчные рздумья, – стрх, смешнный с ощущением вины. Тк, нверное, чувствовл бы себя чужестрнец, лелеющий опсные, нкзуемые воззрения, доведись ему окзться в некой зморской стрне, где з инкомыслие того и гляди вздернут н виселицу. Ощущение было столь сильным я острым, что ему пришлось основтельно потрудиться, дбы обуздть свой ум. Оторвв взгляд от зрелищ, открыввшегося с высоты, Грэхем толкнул Воля в бок, желя привлечь его внимния.

– Здесь больше делть нечего. Мы прошли з Дейкиним до смого финиш – и вот результт! Нм пор.

Воль неохотно попятился от провл Зметив, что потерпевший неудчу вертолет сдится н воздушку, он устремился к нему.

– Воль, отдел по рсследовнию убийств, кртко отрекомендовлся он. – Свяжитесь с Центрльным упрвлением. Пусть мою мшину отбуксируют для ремонт. Еще скжите им, что я скоро позвоню и передм рпорт.

Вернувшись к группе водителей, которые все еще не рзошлись, он опросил их и отыскл прня, нпрвляющегося в сторону Уильям стрит. У того был древняя четырехколесня тртйк, с дским грохотом едв выжимвшя пятьдесят миль. Воль снисходительно принял предложение подбросить их до мест и, презрительно сморщив нос, полез в кбину.

– Одни идут в ногу со временем, другие збегют вперед, кое-кто безндежно отстет, – он брезгливо ковырнул потертую обивку сиденья. – Эт чертов колымг устрел еще в те времен, когд Тутик строил свои пирмиды.

– Тутнхмон не строил пирмид, – возрзил Грэхем.

– Ну, тогд брт Тутик. Или его дядюшк. Или субподрядчик – ккя рзниц?

Водитель выжл сцепление, и втомобиль с ревом рвнулся с мест, тк что голов у Воля дернулсь. Он выруглся и с обиженным видом проговорил, обрщясь к Грэхему:

– Ведь почему я повсюду тскюсь з вми следом? Мне, кк любому рботяге, приходится делть все, что ни прикжут. Только я никк не пойму что вы ищете и ищете ли что-нибудь вообще. Вшему ведомству стло известно что-то конкретное, не преднзнченное для прессы?

– Нм известно не больше вшего. Все нчлось с того, что у меня возникли смутные подозрения, мое нчльство приняло их всерьез. – Грэхем здумчиво рссмтривл выщербленное, пожелтевшее от времени ветровое стекло.

– Я первый почуял нелдное. И вот теперь з все зслуги мне придется либо докпывться до истины, либо трубить отбой.

– Тк, знчит, это вм я должен отдть пльму первенств по чсти подозрений? – Воль подпрыгнул н сиденье и жлобно проговорил: – Кто бы видел: сыщик при исполнении – и н тком дрндулете! Ну и дел! Все только и делют, что помирют, вот и мы трясемся н ктфлке. – Он еще рз подпрыгнул. – Судя по тому, кк все склдывется, быть мне обвлянным в перьях, и дело с концом! Но пок с головой у меня полный порядок, я остюсь с вми.

– Спсибо, – Грэхем усмехнулся, рзглядывя своего спутник. – Кстти, кк тебя зовут?

– Арт.

– Спсибо, Арт! – повторил он.

ГЛАВА 3

Скрупулезный обыск квртиры Дейкин не принес никких открытий: ни щемящей душу последней зписки, ни спрятнных в тйнике зметок, – ничего ткого, что могло бы покзться хоть сколько-нибудь необычным. Этот путь к решению головоломной згдки звел в тупик.

Воль обнружил грубую модель верньер, собрнную рукми смого изобреттеля, и теперь рзвлеклся тем, что проецировл ее стндртный стереоскопический куб н мленький экрн. Крутя микрометрический фокусировочный винт, регулирующий перспективу куб, он то сжимл геометрический кркс до того, что тот нчинл кзться совсем плоским, то рстягивл его тк, что он нпоминл нескончемый тоннель.

– Ловко! – приговривл он.

Грэхем вышел из здней комнты, держ в руке почти пустой пузырек с йодом.

– Я стл его искть опять же по нитию. Вот, стоял у него в птечке вместе с целой кучей сндобий от всех мыслимых болезней. Лекрств тм хвтит н целый лзрет. Дейкин всегд был порядочным ипохондриком. – Он водрузил пузырек н стол и мрчно уствился н него. – Тк что это ничего не знчит.

– Его недовольный взгляд прошелся по комнте. – Мы здесь только время теряем. Я хочу повидть доктор Фосетт из Госудрственной психитрической клиники. Подвезешь?

– Снчл звякну. – Воспользоввшись ппртом Дейкин, Воль переговорил с упрвлением, повесил трубку и скзл Грэхему – Дейкин вскрывть не стли – тм и вскрывть-то нечего. – Он убрл верньер н место, сунул пузырек в крмн и открыл дверь. – Поехли! Стоит взглянуть н твою психушку. Кк знть, может, когд-нибудь это будет нш дом, милый дом!

Нд Гудзоном нвисл тьм. Уныля лун хмуро взирл н мир сквозь рвные облк. Словно желя соствить контрст мрчному пейзжу, вдли вспыхивли кровво-крсные буквы пятидесятифутовой неоновой реклмы, через рвные промежутки времени повторяя одно и то же рдушное приглшение: ЗА ПИВОМ ВСЕГДА СПЕШИТЕ СЮДА! Взглянув н реклму, Воль, см того не змечя, облизнул губы. Нетерпеливо прохживясь взд-вперед, они ожидли гиромобиль, который Воль вызвл по телефону.

Нконец, сверкя огнями фр, с гулом подъехл мшин. Воль подошел к ней и скзл одетому в полицейскую форму водителю:

– Я см поведу. Мы едем в Олбни.

Усевшись в водительское кресло, он подождл, пок Грэхем устроится рядом, и резко тронул мшину с мест.

– Мы, конечно, спешим, но уж не нстолько, – предупредил его Грэхем.

– Что ты хочешь этим скзть?

– Видишь ли, я предпочел бы добрться до мест в целости, не по чстям. В рзобрнном виде я плохо функционирую.

– Кждый, кому ты сдишься н хвост, тоже нчинет плохо функционировть. Слушй, ты ненроком не прикупил кций местного клдбищ?

– Н упитнной физиономии Воля появилсь вырзительня ухмылк. – Првд, есть в твоем обществе и кое-что утешительное.

– Нпример?

– Можно быть уверенным, что умрешь н боевом посту.

Грэхем усмехнулся, но ничего не ответил. Мшин прибвил скорость. Минут через двдцть, когд они брли очередной поворот, ему пришлось ухвтиться з поручень. И снов он промолчл. Они стремительно мчлись н север и через несколько чсов – неплохое время дже для Воля – прибыли в Олбни.

– Длековто я збрлся от своих мест, – зметил Воль, когд они подруливли к цели путешествия. – Потому будем считть, что я здесь неофицильно. Просто-нпросто ты зхвтил с собой приятеля.

Новые корпус Госудрственной психитрической клиники, выдержнные в строгом ультрсовременном стиле, рскинулись н территории бывшего прк. Доктор Фосетт явно знимл в здешней иеррхии одну из верхних ступенек.

Кзлось, этот невзрчный коротышк весь состоит из головы и кривовтых ножек. Его треугольное лицо, мссивное в верхней чсти, книзу постепенно сужлось и зкнчивлось тощей козлиной бородкой. Глз з стеклми пенсне высокомерно щурились.

Он уселся з стол рзмером с футбольное поле, после чего стл кзться еще меньше, и помхл копией зписки Уэбб, которую передл ему Грэхем. Потом зговорил с безпелляционностыо человек, кждое желние которого воспринимется кк зкон, кждое слово – кк непререкемя истин.

– Интереснейшее свидетельство душевного состояния моего друг Уэбб! Печльно, очень печльно. – Сняв с нос пенсне, он похлопывл им по бумгм, кк бы кцентируя свои изречения. – Я подозревл, что он одержим нвязчивыми идеями, но, должен вм признться, дже я не понимл, до ккой степени бедняг утртил рвновесие.

– Что же вызвло вши подозрения~ – спросил Грэхем.

– Я стрстный шхмтист, и Уэбб – тоже. Нш дружб держлсь исключительно н общем интересе к игре. В остльном у нс было мло общего. Уэбб – чистый физик, и его рбот не имел ни млейшего отношения к психическим рсстройствм. И вдруг он стл проявлять и этой облсти жгучий интерес. По его просьбе я рзрешил ему посетить клинику и дже понблюдть з некоторыми пциентми.

– Вот кк! – Грэхем тк и подлся вперед – А он кк-нибудь объяснил этот свой внезпный интерес?

– Нет, д я и не спршивл, – сухо ответил доктор Фосетт. – Его знимли в первую очередь пциенты, стрдющие нвязчивыми гллюцинциями в сочетнии с мнией преследовния. Особое внимние он уделял шизофреникм.

– Это кто ткие? – с невинным видом поинтересовлся Воль.

Доктор Фосетт поднял брови:

– Пциенты, стрдющие шизофренией, кто же еще?

– Что в лоб, что по лбу, – не сдвлся Воль.

– Шизоидные эгоцентрики, – пояснил доктор Фосетт с выржением безгрничного терпения н лице.

Воль обреченно мхнул рукой.

– Придурок – он и есть придурок, кк его ни обзови, – пробормотл он.

Фосетт пронзил его ледяным взглядом:

– А вы, кк видно, склонны к ктегорическим суждениям.

– Я полицейский, – прищурясь прировл Воль, – потому всегд секу, когд мне зубы зговривют.

– Шизофреники, – ответил Фосетт тким тоном, кким обычно рзговривют с детьми, – это люди, стрдющие особым видом душевного рсстройств, которое в прошлом веке было известно кк дементия прекокс. У них происходит рздвоение личности, причем доминирующя чсть живет в фнтстическом мире, который кжется им рельнее любой рельности. Для многих форм дементии хрктерны гллюцинции, которые могут врьировться по интенсивности и детльности. Фнтстический же мир шизофреник всегд одинково ярок и неизменен. Если мксимльно упростить кртину, то можно скзть: перед ним всегд один и тот же кошмр.

– Теперь ясно, – неуверенно промолвил Грэхеж.

Фосетт с предельной осторожностью нцепил пенсне н нос и встл.

– Я покжу вм одного из нших пциентов – он весьм зинтересовл Уэбб.

Вслед з доктором они вышли из кбинет и, минуя бесконечные переходы, добрлись до восточного крыл клиники. Здесь Фосетт приблизился к ряду дверей, ведущих в плты, остновился у одной из них и жестом приглсил своих спутников подойти поближе.

Зглянув в мленькое зрешеченное оконце, они увидели перед собой совершенно голого мужчину. Он стоял у кровти, рсствив тощие ноги и выпятив неестественно рздутый живот. Потухший взор стрдльц был неотрывно, с ккой-то дьявольсвй сосредоточенностью приковн к собственному брюху.

– Это чсто бывет при шизофрении: пциент принимет определенную позу, порой непристойную, и может, не шелохнувшись, нходиться в ней. тк долго, что нормльный человек ни з что не выдержл бы, – скороговоркой зшептл Фосетт. – Случются ткие периоды, когд больные преврщются в живые сттуи, зчстую довольно оттлкивющие. Вот этот – типичный позер. Его безумный мозг одержим мыслью, что в животе у него – живя собк. Вот он и ждет, когд он пошевельнется.

– Боже првый! – вырвлось у Грэхем, явно порженного увиденным.

– Уверяю вс, это вполне зурядня гллюцинция, – зметил Фосетт, являя собой обрзчик профессионльной невозмутимости. Он смотрел через решетку с видом нтурлист, рзглядывющего пришпиленную н булвке ббочку. – Только иррционльня рекция Уэбб зствил меня обртить н этого пциент особое внимние.

– А кк регировл Уэбб? – Грэхем еще рз зглянул в плту и срзу же поспешно отвел глз. У него в мозгу мелькнул т же мысль, что и у Воля: «Я бы ни з ккие блг туд не вошел».

– Больной его просто зворожил. Он скзл мне: «Фосетт, бедолгу доконли невидимые студенты-медики. Это всего лишь изувеченные остнки, которые супервивисекторы выбросили н свлку». – Фосетт поглдил бородку. – Обрзно, но логики – никкой, – произнес он со снисходительной усмешкой.

По телу Грэхем пробежл внезпня дрожь. Несмотря н железные нервы, он ощутил приступ дурноты. У Воля вид был тоже бледновтый. Об они почувствовли одинковое облегчение, когд Фосетт повел их обртно, в свой кбинет.

– Я спросил Уэбб, что, черт побери, он имеет в виду, – все с той же безмятежностью продолжл доктор Фосетт, – но он только нтянуто усмехнулся и процитировл изречение о том, что глупо быть мудрецом, когд неведение – блго. Через неделю он в стршном волнении позвонил мне и попросил дть сведения о сттистике зболевния зобом среди слбоумных.

– У вс они есть?

– Есть. – Совсем исчезнув з своим огромным столом, Фосетт порылся в ящике и вынырнул с листом бумги. – Вот, я приготовил специльно для него. Поскольку Уэбб умер, информция несколько зпоздл. Он подвинул листок Грэхему.

– Но отсюд следует, что н две тысячи обиттелей клиники не зрегистрировно ни одного случя зоб! – воскликнул Грэхем, пробежв глзми текст. – Из отчетов других клиник тоже видно, что тких случев либо нет вообще, либо они крйне редки.

– Это ровным счетом ничего не знчит и свидетельствует лишь о том, что слбоумные не особо подвержены болезни, которя вообще встречется редко. Вероятно, ткие же днные мы получили бы и по двум тысячм водителей втобусов, торговцев крской или… полицейских.

– Кк только подхвчу зоб; тк срзу же вм сообщу, – мрчно пообещл Воль.

– А что вызывет зоб? – перебил его Грэхем.

– Недостток йод, – с готовностью ответил Фосетт.

– Йод! – Грэхем и Воль обменялись многознчительными взглядми, и Грэхем спросил:

– А избыток йод кк-нибудь связн со слбоумием?

Фосетт рсхохотлся тк, что козлиня бородк зтряслсь.

– Будь тк, среди моряков встречлись бы сплошные идиоты – ведь они употребляют в пищу продукты, богтые йодом.

В мозгу у Грэхем молнией мелькнул ослепительня мысль. Н лице Воля было нписно, что до него тоже дошло. Весть от покойник, стрдющего отсутствием логики:

– Особенно восприимчивы моряки.

Восприимчивы – но к чему? К иллюзиям и основнным н иллюзиях моряцким поверьям? Ко всем этим морским змеям, руслкм, сиренм, летучим голлндцм и прочей бледной, леденящей душу нечисти, колеблемой морской зыбью в лучх луны?

Необходимо более подробно рзрботть эту проблему и получить срвнительные днные по экипжм морских судов и сельским жителям.

С трудом сохрняя обычную невозмутимость, Грэхем взял со стол зписи Уэбб.

– Блгодрю, доктор. Вы нм очень помогли.

– Обрщйтесь ко мне без всяких колебний, если я хоть чем-нибудь смогу быть вм полезен, – скзл Фосетт. – И если вы в конце концов выясните причину стрнного состояния Уэбб, мне было бы интересно узнть подробности.

– Последовл короткий смешок, скорее холодный, нежели примирительный. – Компетентный нлиз кждой гллюцинции вносит ценный вклд в понимние общей кртины.

Они срзу же отпрвились в обртный путь. Единственный рз з всю дорогу Воль нрушил нпряженное молчние, скзв:

– В пору подумть, что среди ученых, которые слишком много шевелили мозгми, рспрострнилсь эпидемия временного помештельств.

Грэхем хмыкнул, но ничего не ответил.

– Генильность вообще сродни безумию, – продолжл Воль, явно нмеревясь рзвить свою теорию. – К тому же знние не может рсти безгрнично. Кое-кто из лучших умов неизбежно должен выйти из строя, пытясь объять необъятное.

– Никто из ученых и не пытется объять необьятное. Ни один мозг не способен вместить ткую уйму знний. Вот почему кждый ученый, являясь специлистом в своей облсти нуки, может быть сущим профном в том, что выходит з пределы его нучных интересов.

Нстл очередь Воля хмыкнуть. Он целиком сосредоточился н дороге – что, првд, никк не скзлось н его мнере брть повороты – и до смого дом, где жил Грэхем, не проронил ни слов. Тм он высдил своего пссжир и, бросив: «До звтр Вилл», – умчлся прочь.

Утро было ясным, кк символ нового дня, несущего новые открытия. Грэхем стоял перед зерклом, деловито жужж электробритвой, когд ззвонил телефон. Н экрне возникло лицо незнкомого юноши.

– Мистер Грэхем? – спросил он, рзглядывя собеседник.

– Он смый.

– Я из Смитсоновского институт, – скзл юнош. – Вчер, поздно вечером, мистер Грримн хотел вм кое-что сообщить, но не зстл дом.

– Я был в Олбни. Что он хотел мне скзть?

– Мистер Грримн просил вм передть: он связлся со всеми информционными гентствми и выяснил, что з последние пять недель они опубликовли сообщения о смерти восемндцти ученых. Семь из них – инострнцы, одинндцть – мерикнцы. Это рз в шесть выше среднего уровня – ведь информционные гентств редко подводят итоги больше, чем з месяц.

– Восемндцть! – Грэхем тк и впился взглядом в лицо собеседник. – А имен у вс есть?

– Есть, – юнош стл диктовть.

Грэхем быстро зписывл фмилии и стрны, где проживли покойники.

– Что-нибудь еще, сэр?

– Передйте, пожлуйст, мою блгодрность мистеру Грримну. Пусть он позвонит мне в офис, когд ему будет удобно.

– Хорошо, мистер Грэхем, – юнош отключился, оствив Грзхем в глубокой здумчивости.

Восемндцть!

Н другом конце комнты мелодично прозвенел гонг приемник теленовостей. Подойдя к нему, Грэхем снял крышку с экрн, который у его ппрт был нстроен н прием новостей гзеты «Нью-Йорк Сн». Первый утренний выпуск «Cн» медленно поплыл по экрну. Грэхем мшинльно следил з зголовкми, но мысли ем витли где-то длеко. Однко вскоре его взгляд снов сосредоточился, к нему вернулсь обычня собрнность Н экрне появились слов:

СМЕРТЕЛЬНЫЙ ПРЫЖОК УЧЕНОГО

Вчер вечером профессор Сэмьюэл К. Дейкин, пятидесятидвухлетний физик, проживющий н Уильям стрит, влетел н своем спортивном гиромобиле н рмпу глвной рзвязки со скоростью более ст миль в чс и рзбился нсмерть.

Репортж знимл две колонки и содержл фотогрфию мест ктстрофы, несколько упоминний об «ушедшем от нс гении» и сообщение о том, что полиция выясняет причину тргедии. Зкнчивлся он словми: «Нчиня со вчершнего утр, это уже третий смертельный случй среди нью-йоркских ученых. 0 кончине профессор Уолтер Мейо и доктор Уэбб. мы подробно сообщли в ншем вчершнем выпуске».

Грэхем извлек из ящик втомтического зписивющего устройств фотокопию вечернего выпуск «Сн». Репортжи о случях с Мейо и Уэббом были помещены рядом. Первый озглвлен «МЕЙО ПАДАЕТ С МАРТИНА», второй – «ЕЩЕ ОДИН УЧЕНЫЙ МЕРТВ». Об сообщения были весьм поверхностны и не содержли ничего нового, кроме того, что «полиция ведет рсследовние».

Кк рз в этот момент появился Воль. Он ворвлся в квртиру, кк вихрь Глз его сверкли. От выпуск «Сн» он отмхнулся, отрывисто бросив:

– Уже видел.

– Что это ты см не свой?

– Все мои подозрения, – он сел, тяжело дыш. – Не только ты подвержен подозрениям. – Он перевел дух, виновто улыбнулся, еще рз вздохнул. – Получены результты вскрытия. Об – и Мейо и Уэбб – нкчны зельем до бровей.

– Нркотики? – недоверчиво спросил Грэхем.

– Мескль, – подтвердил Воль – Особя, очень тщтельно очищення рзновидность мескля. В желудке обнружены явные следы. – Он помолчл, стрясь отдышться. – А в почкх полно метиленовой синьки.

– Метиленовой синьки? – Грэхем тщетно нпрягл ум, пытясь извлечь из услышнного хоть ккой-нибудь смысл.

– Ребят срзу же устроили проверку. И ншли мескль, метиленовую синьку и йод во всех трех лборториях – у Мейо, Уэбб и Дейкин. Мы с тобой и сми могли бы их тм нйти, кбы знли, что искть.

Грэхем утвердительно кивнул:

– Остется предположить, что вскрытие обнружило бы нлогичный результт и у Дейкин.

– Я тоже тк считю, – соглсился Воль. – Еще ребят выяснили, что т дрянь, которую мы ншли у Мейо в печи его дистилляционной устновки, – это индийскя конопля. Одному Богу известно, где он ее откопл, только это фкт. Похоже, он собирлся поэкспериментировть и с другими нркотикми, кроме мескля.

– Если и тк, то исключительно в нучных целях, – убежденно скзл Грэхем. – Мейо никогд не был нркомном.

– Оно и видно, – сухо зметил Воль.

Грэхем подвинул и нему список, соствленный Грримном:

– Вот взгляни. По днным Смитсоновского институт, эти восемндцть отдли концы з последние пять недель. По зкону средних чисел получется, что из этих смертей естественны и неотвртимы три, ну от силы четыре. – Он присел н крй стол, покчл ногой. – Из этого, в свою очередь, следует, что остльные – не естественны. И еще это знчит, что мы влезли во что-то куд более сложное, чем могло покзться с первого взгляд.

– Не только сложное, но и ненормльное, – зметил Воль, просмтривя список. – Во всех делх, где змешны нркотики, есть что-то ненормльное. А уж это – и вовсе идиотское, недром оно со вчершнего вечер зсело у меня в бшке. – Он скорчил гримсу. – Кк вспомню того тип с собкой в брюхе, что мы видели в клинике…

– Двй збудем о нем хоть н время!

– Легко скзть!

– Сведения, которые у нс н сегодня есть, вызывют кое-ккие вопросы,

– здумчиво продолжл Грэхем. – Получив н них ответы, мы сможем хоть немного продвинуться вперед. – Он ткнул укзтельным пльцем в список, который Воль держл в рукх. – Тк, мы не знем, из чего исходили информционные гентств, когд вывели среднюю цифру три. Брли они з основу последние двендцть месяцев или пять лет, или двдцть? Если это средняя величин з длительный период и смертность з последний месяц превышет ее в шесть рз, то кков тогд сттистик подобных случев з предыдущий месяц и з прошлый год? Иными словми, сколько всего смертей нсчитывется с смого нчл, и с чего, собственно, все нчлось?

– Все нчлось с смого первого смоубийств, – зявил Воль – Остльные

– чистой воды имитция. – Он вернул список Грэхему. – Ты иногд зглядывй в полицейские сводки. Тогд увидишь, сколько рз уже бывло, что убийств и смоубийств рспрострняются кк зрз. Порой одно-единственное, но зто эффектное, д еще и кк следует поднное прессой преступление вызывет целую волну подржний.

– Я с смого нчл говорил и сейчс продолжю нстивть: это не смоубийств. Я действительно очень близко знл Мейо и Дейкин. И Уэбб тоже знл, хоть и понслышке. Все они психологически были совершенно не склонны и сморзрушению, дже если их нпичкть нркотикми.

– То-то и оно, – продолжл упорствовть Воль, – ведь ты знл их в нормльном состоянии и не предствляешь, кковы они под мрфетом. Стоит прню кк следует нбрться – и он уже совсем не тот, что был, совершенно другой человек, который способен н что угодно – хоть плить в воздух, хоть с крыши сигнуть.

– Вот что я тебе скжу, – Грэхем с озбоченным видом сложил листок и сунул его в крмн, – всетки этот мескль – сущя головоломк.

– Только не для меня. Поток нркотиков рспрострняется по личным рекомендциям. Нверняк кто-то из ученых, перетрудившись до полного умопомрчения, изобрел новомодный стимулятор, который окзлся коврнее, чем можно было предположить Кое-кто из них тоже попробовл. Может быть, пончлу он действовл нормльно, потом стл нкпливться, кк мышьяк. Тк все и шло, пок они не стли сходить с винт, один з другим. И вот результт! – Воль широко рзвел рукми.

– Хорошо бы все окзлось тк просто, только что-то внутри мне подскзывет, что это не тк.

– Что-то внутри! – фыркнул Воль. – Еще одн собк!

Грзхем рссеянно просмтривл зголовки укреннего выпуск «Сн», все еще ползущие по экрну. Он уже открыл было рот, чтобы дть Волю достойный ответ, и тут же зкрыл. Рсплывющиеся перед глзми слов внезпно приобрели четкость. Он встл. Воль проследил его взгляд.

КОНЧИНА ИЗВЕСТНОГО ЭКСПЕРТА

Стивен Рид, шестидесяти лет, проживющий в Фр Рокуэй, устроил сегодня утром стрнный спекткль н Пятой веню, после чего бросился под колес грузовик. Смерть нступил мгновенно. Рид был одним из виднейших в мире специлистов в облсти хирургии глз.

Грэхем выключил приемник, зкрыл экрн и взялся з шляпу.

– Девятндцтый, – тихо произнес он.

– Ну и чертовщин! – Воль встл и вслед з ним нпрвился к двери. – Снов – здорово!

ГЛАВА 4

Кк и следовло ожидть, почти все очевидцы гибели Стивен Рид бесследно исчезли. Кто-то срзу же вызвл полицейского, тот позвонил в свой учсток, репортер, дежуривший тм, передл новость в «Сн».

Пондобилось целых дв чс, чтобы отыскть трех свидетелей.

Первым окзлся толстяк с потной физиономией.

– Я шел себе мимо и не особенно глзел по сторонм, – скзл он Грэхему. – У меня и тк збот по горло, ясно? Тут этот тип зорл кк резный, исполнил что-то вроде тнц и бросился нперерез трнспорту.

– Ну потом что?

– Я понял, чем это пхнет, и поскорее отвернулся.

Второй шл пышня блондинк. Он явно нервничл. В руке он комкл крошечный плточек, который, отвечя, то и дело покусывл з уголок.

– До чего же он меня перепугл! Вел себя тк, кк будто охотился з привидением. Я еще подумл, что он его видит воочию. Потом зкричл, змхл рукми и, кк безумный, ринулся через дорогу.

– А вы не рсслышли, что именно он зкричл?

Он снов вцепилсь зубми в плточек. В светло-голубых глзх мелькнул испуг.

– Он тк меня рсстроил, что я совершенно ничего не рзобрл. Он что-то выкрикивл хрипло и громко, во весь голос. Что-то вроде: «Нет, нет, Бог рди, нет!» и еще ккой-то бессвязный бред.

– И вы не зметили ничего ткого, что могло бы вызвть столь стрнное поведение?

– В том-то и дело, что нет! – Прикусив плточек, он повел глзми, словно силясь увидеть нечто незримое.

– Нверняк еще до конц недели побежит з советом к ккому-нибудь ясновидящему, – зметил Воль.

Третий свидетель, холеный мужчин с вкрдчивыми мнерми и хорошо поствленным голосом, сообщил:

– Я зметил мистер Рид, когд он шел мне нвстречу. У него был совершенно необычный взгляд: глз ткие яркие и блестящие, кк будто в них нкпли беллдонны.

– Что ткое? – нсторожился Воль.

– Нкпли беллдонны – мы в тетре иногд тк делем.

– Понятно, – Воль успокоился.

– Он испугнно оглядывлся по сторонм, посмтривл то вверх, то вниз, кк будто чего-то опслся. Я почувствовл: он что-то ищет, но совсем не хочет нйти.

– Продолжйте, – подбодрил его Грэхем.

– Он приблизился ко мне, и вдруг лицо его побледнело. Кзлось, его внезпно объял пнический ужс. Он стл неловко отмхивться, кк будто стрлся отрзить роковой удр, потом выкрикнул что-то нечленорздельное и бросился н проезжую чсть. – Свидетель обреченно пожл плечми. – И тут его сбил двдцтитонный грузовик. Я ни минуты не сомневюсь, что смерть нступил мгновенно.

– Вы не рсслышли, что он кричл?

– Боюсь, что нет.

– И не зметили ничего, что могло бы его тк перепугть?

– Нет, ничего, – уверенно ответил мужчин. – Этот случй тк меня потряс, что я срзу же стл искть причину. Но тк и не смог нйти. Мне кжется, его убило что-то незримое – может быть кровоизлияние в мозг.

– Мы вм очень обязны. – Пок Воль нбирл номер морг, Грэхем молч провожл взглядом уходящего свидетеля, предвясь своим невеселым рзмышлениям.

Что з тонкя неуловимя стихия, скрытя в безднх человеческой психики, зствляет млйцев хвтться з нож и мчться очертя голову, убивя кого попло без млейшего повод? Что з иня, но схожя стихия сумел внушить всей японской нции, что н ритульное хркири ндлежит взирть с отрешенным бесстрстием? Что зствляет индусов-фнтиков с рдостью лишть себя жизни грозной колесницей Джгернут? А может быть, теперешняя вспышк смертей вызвн коврным ншествием ккого-то нового вирус, который рзмножется и рспрострняется в ниболее цивилизовнной среде, причем его роковым обрзом стимулируют йод, мескль и метиленовя синьк?

Он был вынужден прервть свои рздумья, поскольку Воль уже повесил трубку и смотрел. н него с видом мученик, обреченного рсплчивться з прошлые прегрешения.

– Рид еще не вскрывли, но уже ясно, что хотя бы по одному прметру он уклдывется в общую схему. Он тоже рзукрсил себя йодом.

– Левую руку?

– Нет, видно, он решил соригинльничть, или ему просто тк было удобнее. Н этот рз левя ног – от бедр до колен.

– Тогд его можно внести в нш список, – скзл Грэхем. – Будем считть, что это еще один случй, хотя пок и не до конц выясненный.

– Скорее всего, тк оно и есть.

– Знешь, Арт, к месклю твоя теория о нркотикх еще, может быть, и подходит. Но что ты скжешь об остльных веществх, которые применялись вместе с ним? Ведь и йод, и метиленовя синьк – никкие не нркотики, в том смысле, который ты подрзумевешь. Они безвредны, и привыкнуть к ним невозможно. С винт от них тоже никто не сходит.

– Кк и от воды, с той рзницей, что многие рзбвляют водой виски.

– При чем тут это? – Грэхем нетерпеливо отмхнулся. – Н мой взгляд, нм нужно сделть дв логических шг. Первый – кк следует прочесть квртиру Рид. И второй – проконсультировться у специлист, кк могут действовть н оргнизм мескль, метиленовя синьк и йод, если применять их тк, кк это делли потерпевшие.

– Берлог Рид з городом, – зметил Воль – Схожу-к я з мшиной.

Н холостяцкой вилле Стивен Рид хозяйство вел пожиля хлопотливя экономк. Ни в чем, кроме домшних дел, он не рзбирлсь А когд ей сообщили печльную весть, он и вовсе не смогл скзть ничего врзумительного, дже если и знл.

После того, кк женщин удлилсь к себе в комнту, они с привычной сноровкой обследовли кбинет Рид. Тм был уйм рзных бумг, которые они стли просмтривть с лихордочной быстротой.

– Следующий кндидт н сердечный приступ – это мой шеф, – предрек Воль, сгребя очередную кучу писем.

– С чего бы это?

– Здесь должн рзбирться местня полиция. Если бы он только увидел, кк я с твоей легкой руки шурую в чужом округе, его бы точно удр хвтил. Если хочешь знть, из-з тебя мне светит понижение в чине.

Грэхем нсмешливо фыркнул, не прерывя поисков. Через некоторое время он обртился к Волю. В руке у него было письмо.

– Вот, послушй «Дорогой Стив! Я был очень опечлен, когд узнл, что Мейо дет тебе свои сндобья. Мне, конечно, известен твой интерес, и все же, честно говоря, эти збвы – пустя трт дргоценного времени. Советую выбросить все в мусорное ведро, зодно и из головы. Я совершенно уверен, что тк безопснее». – Он оторвл взгляд от письм. – Здесь стоит дрес Уэбб. И подпись – «Ирвин».

– А дт?

– Двдцть второе мя.

– Совсем свежее.

– Вот и двойня связь, – зметил Грэхем, – Мейо – Уэбб – Рид. Передч шл от одного к другому, именно этого я и ожидл.

– Я тоже. – Воль перелистл стрницы, бегло просмтривя текст. – Личные рекомендции кк рз то, о чем я тебе говорил. Хотя дело выглядит тк, кк будто Уэбб почему-то стрлся отговорить Рид.

– Потому что ткие збвы чревты смертельным исходом. Уэбб еще тогд это понял! Двдцть второго мя он знл, что его дни сочтены, тк же точно, кк я зню, что стою здесь перед тобой собственной персоной. Он уже ничего не мог изменить, но пытлся отвести Рид от кря пропсти.

– Что з жуть ты несешь, – жлобно проговорил Воль, оторввшись от бумг. – Тк ты скоро скжешь, что следующими жертвми окжемся мы с тобой.

– Я вовсе не уверен, что это тк уж длеко от истины, тем более что мы понемногу выходим н след.

И снов холодня дрожь пробежл у него по спине. Он пошевелил лопткми, стрясь прогнть стрнное ощущение. Его охвтило острое чувство психологического тупик: кк будто мысли было позволено двигться в любом нпрвлении, кроме одного единственного. Стоило ей подться в ту сторону – срзу же звучл сигнл тревоги, и любопытствующий ум покорно отступл.

– Ни черт. Сплошные глзные яблоки и зрительные нервы, – проворчл Грэхем, зсовывя н место пчку ничего не знчщих писем. – Он с ними ложился и с ними вствл.

– У меня то же смое, – отозвлся Воль. – А что ткое конъюнктивит?

– Болезнь глз.

– А я подумл, что это из облсти железнодорожной связи. – Добрвшись до последнего письм, Воль положил их обртно в ящик. – Здесь у него нет ни лбортории, ни хирургической клиники. Он оперировл в Госпитле глзных и ушных болезней, в Бруклине. Ндо бы попытть счстья тм, кк ты считешь?

– Снчл позвоню в офис, пор доложить результты. – Воспользоввшись телефоном Рид, Грэхем долго беседовл с Снгстером. Зкончив, он скзл Волю: – требуют, чтобы мы летели туд быстрее звук. Нс ждут с смого утр. У Снгстер ткой вид, будто он проглотил томную бомбу.

– Нс? – с нжимом спросил Воль, подняв брови.

– Нс обоих, – подтвердил Грэхем. – Случилось что-то рхивжное. – Потиря подбородок, он с нескрывемым рзочровнием оглядел комнту. – Улов, кк в пустыне! Хоть нс и поторпливют, все же зглянем-к по пути в госпитль. Это последний шнс узнть что-то про Рид.

– Тогд поехли.

В госпитле секретрш сдл их с рук н руки доктору Причрду, высокому, моложвому, подтянутому мужчине. Поздороввшись, он снял белый хлт и предложил им сесть.

– Полгю, вы хотите здть мне вопросы о бедняге Риде?

– Вы уже знете, что он умер? – в упор спросил его Грэхем.

Причрд сдержнно кивнул:

– Нс известил полиция. Они позвонили вскоре после того, кк это случилось.

– Покончил он с собой или нет – вопрос спорный, – скзл Грэхем. – Возможно, он нмеренно бросился под мшину, возможно и нет. См я думю, что нет. Тем не менее, свидетели покзывют, что вел он себя отнюдь не нормльно. Не могли бы вы объяснить, что с ним произошло?

– Я ничего не зню.

– Может быть, в последнее время вы зметили у него ккие-то стрнности?

– Пожлуй, нет. Я ведь был его ссистентом, потому уверен: будь в его поведении что-то необычкое, я бы нверкяк зметил. – Доктор н секунду здумлся. – До позвчершнего дня он был кк-то по-особому озбочен. Но для человек его склд и профессии в этом нет ничего из ряд вон выходящего.

– Почему до позвчершнего дня?

– С тех пор я его не видел. Он взял крткий отпуск, чтобы зкончить ккую-то рботу.

– А он не уточнил, ккую именно?

– Нет, он никогд особо не рспрострнялся о своих делх.

– Вы знли профессор Мейо или доктор Уэбб?

– Слышть – слышл, но знком не был.

– Не упоминл ли Рид в рзговоре с вми когонибудь из них? Может быть, он говорил о кких-нибудь общих интересх?

– Нет, – без колебний ответил Причрд.

Грэхем обреченно посмотрел н Воля: «И здесь тупик», потом снов обртился к Причрду.

– Нсколько мне известно, Рид был выдющийся хирург-офтльмолог. Могл ли его профессия обусловить повышенный интерес к нркотикм?

– Возможно – до ккой-то степени.

– Нет ли у вс здесь специлист по нркотикм?

Причрд снов здумлся.

– Пожлуй, лучше всех в них рзбирется Дикон. Вм его позвть?

– Д, пожлуйст.

Причрд позвонил:

– Пусть Дикон зйдет н минутку, если он свободен.

Вскоре появился Дикон. Вид у него был недовольный. Н рукх – резиновые перчтки, н седеющей голове – офтльмологическое зеркло с лмпочкой.

– Ккого черт вы в ткое время… – нчл он, но, зметив посторонних, оселся и буркнул: – Прошу прощения.

– Извините, доктор, что оторвли вс от рботы, – миролюбиво нчл Грэхем. – Пострюсь вс не здержть, потому буду крток. Не могли бы вы скзть, что случится с человеком, если он рзукрсит себя йодом, внутрь примет мескль и метиленовую синьку?

– Угодит в психушку! – ни секунды не рздумывя, ответил Дикон.

Воль притворно ойкнул и уствился н свой живот.

– Что, буквльно? – тк и вскинулся Грэхем. – Это вызовет психическое рсстройство?

– Д ничего подобного! Просто ндо бить сущим идиотом, чтобы додумться до ткой бессмыслицы. Вот и все, что я хотел скзть.

– Я совсем не об этом, доктор. Меня интересует физический эффект, незвисимо от мотив.

– Ну, хорошо. – Дикон зговорил уже более дружелюбно. – Не буду скрывть, у других специлистов вы могли бы получить более точный ответ, и все же я бы тк скзл от мескля вш человек восприт до небес – если, конечно, примет приличную дозу, метиленовя синьк очистит почки и обесцветит мочу. Что же до йод, он окжет бктерицидное воздействие и окрсит кожу. К тому же, являясь глогеном, он очень быстро рспрострнится по всему оргнизму.

– А вы не думете, что все три препрт, если применить их вместе, могут подействовть кк-то по-особому, причем куд сильнее? Скжем, один из них, кк ктлизтор, вызовет рекции другого?

– Тут вы меня поймли, – признлся Дикон. – Многокомпонентные рекции все еще являются темой нучных исследовний и ндолго ею остнутся.

Грэхем встл, поблгодрил обоих врчей, потом скзл Волю:

– Похоже, Рид вступил в эту смертельную игру совсем недвно. Он просто не успел ни предупредить, ни выскзть ничего конкретного. То, что з всем этим скрывется, способно поржть тяжело и молниеносно.

– Движущийся объект порзить всегд тяжелее, – с мрчным юмором отозвлся Воль – Теперь к Снгстер? – спросил он. У Снгстер они зстли высокого щеголевто одетого мужчину средних лет. В нем угдывлся военный. Когд они вошли, Снгстер вырзительно посмотрел н чсы и предствил им незнкомц: «полковник Лиминггон», потом без обиняков объявил:

– Все рсследовние выходит из-под контроля ншего ведомств. – Перегнувшись через стол, он вручил Грэхему листок бумги.

Грэхем нчл читть: «Вш просьб о срочном переводе в Рзведывтельную службу США удовлетворен, и вышензвнный перевод вступет в силу, нчиня с сегодняшнего дня. Впредь вм ндлежит выполнять поручения и прикзы полковник Джон Х. Лимингтон, в чье подчинение вы поступете вплоть до получения дльнейших укзний».

Едв сдержв волнение при виде знкомой подписи, стоящей под документом, Грэхем вопросительно взглянул н Снгстер:

– Но ведь я ни о чем тком не просил, сэр.

– Если хотите, можете порвть. – ответил Снгстер.

– Послушйте меня, мистер Грэхем, – вступил в рзговор полковник. – Дело вот в чем: нм бы хотелось, чтобы вы и дльше вели рсследовние, но имея большие возможности, нежели те, что доступны вм сейчс.

– Блгодрю, – ответил Грэхем, все еще не придя в себя от неожиднности.

– Один из нших людей в информционном гентстве сообщил нм о тех зпросх, которые по вшей просьбе сделл Грримн. Они привлекли нше внимние к фктм, которые в противном случе могли бы н ккое-то время остться вне поля зрения. – Он поглдил ккуртно подстриженные усы. Все это время выржение его лиц оствлось очень серьезным. – Из погибших ученых одинндцть – мерикнцы. Их знчение для ншей стрны просто неоценимо. Но ккой бы тяжелой ни был утрт, он ничто по срвнению с угрозой дльнейших потерь. Првительство не может отнестись безрзлично к целой серии внезпных и згдочных смертей.

– Понимю.

– Знчит, вы принимете нзнчение? – в упор спросил Лиминггон.

– Д, рзумеется! – Он еще рз перечел письмо с чувством зтенной гордости, которому немло способствовл неприкрытя звисть Воля. Кк же – теперь он один из членов смой испытнной и ндежной когорты, созднной првительством, один из смых привилегировнных и доверенных людей дядюшки Сэм!

Получив от Лимингтон кольцо, он ндел его н средний плец првой руки. Оно подошло, кк будто было сделно по мерке. Грэхем знл: кольцо преднзнчли специльно для него, ничуть не сомневясь, что он примет предложение. И еще он знл, что внутри, н сверхтвердом иридии выгрвировн тончйшя ндпись, слишком мелкя, чтобы ее можно было рзглядеть невооруженным глзом, – днные, содержщие его имя, рост, вес, покзтели Бертильон и формулу отпечтков пльцев вместе со служебным номером и точной, несмотря н минитюрность, копией его личной подписи.

Теперь это скромное укршение стнет его опознвтельным знком, единственным подтверждением его полномочий. Весть, которую оно несет, скрыт от всех, кроме тех, кто имеет возможность ее прочитть, и, тем не менее, оно открывет ему все двери в высших дминистртивных кругх.

Пок эти мысли проносились у него в голове, им снов овлдело смутное предчувствие неотвртимой беды, еще один сигнл тревоги – слбый, едв рзличимый, и все же вселяющий глубокое беспокойство. Грэхем еще рз взглянул н кольцо и подумл: «А ведь у него есть и другое, куд более печльное преднзнчение. Может стться, только по нему и сумеют опознть мой изувеченный труп, кк уже опознвли многих других…»

Кк тм было у Уэбб? «Изувеченные остнки, которые супервивисекторы выбросили н свлку». Отогнв неприятные воспоминния, он скзл:

– Еще один момент, полковник. Я бы хотел и дльше рботть в пре с лейтеннтом Волем. Он тк же глубоко влез в это дело, кк и я. Нм друг без друг не обойтись.

Стрясь не смотреть н Воля, который бросил н него блгодрный взгляд, Грэхем выслушл ответ Лимингтон:

– Гм! Несколько неожиднный оборот, но, я думю, мы это улдим. Почти не сомневюсь, что нчльник полицейского упрвления удстся уговоррить, чтобы он н время откомндировл лейтеннт Воля к нм.

– Спсибо, сэр, – в один голос произнесли Грэхем и Воль.

Телефон Снгстер зтрезвонил. Он взял трубку, послушл и передл ее Грэхему

– Это Грримн.

– Приветствую, Грримн, – скзл Грэхем. – Д, я получил вш список, большое спсибо. – Он змолчл, выжидя, потому что н столе у Снгстер оглушительно ззвонил второй ппрт и Снгстер потянулся з трубкой. – Здесь стршный гвлт. Второй телефон трезвонит кк одержимый. Что, что вы скзли? – Он молч выслушл собеседник, потом ответил: – Извините, Грримн. Пок не могу скзть ничего определенного. Д, шестикртное превышение среднего уровня нуждется в объяснении. Кк рз это я и собирюсь выяснить, если, конечно, удстся.

Он сделл пузу, потому что Снгстер, положив н стол трубку второго ппрт, шепнул:

– Вс просит доктор Кертис!

– Послушйте, Грримн, – торопливо зговорил Грэхем, – все погибшие – грждне рзных стрн. Отсюд вывод: удр не был нцелен н ккоето конкретное госудрство, если, конечно, неизвестный противник не нстолько хитер и безжлостен, чтобы для отвод глз убрть кого-то из своих. Сомнительный вринт.

– Д, здесь не больше политики, чем в ккой-нибудь новомодной болезни.

– Вот именно! Ккими бы рзными эти ученые ни были, их объединяет одно: то, что прямо или косвенно привело их к гибели. Этот общий знментель я и хочу вывести. Соберите мне все подробности, которые вм удстся откопть, обо всех людях из вшего списк и о любых более рнних случях, которые вы сочтете нужным в него внести. Звоните… – ои вопросительно взглянул н Лимингтон, получил от него номер и зкончил: – полковнику Лимингтону, телефон Боро 8-19638.

Грэхем отключился, взял трубку другого телефон и стл что-то быстро говорить. Остльные зметили, что з время рзговор выржение его лиц изменилось.

Зкончив беседу, он скзл:

– Доктору Кертис позвонил по междугородной профессор Эдврд Бич. Он только что узнл из гзет о смерти Уэбб и Мейо и выржл глубокое соболезновние. Но доктору Кертис покзлось, что его кк-то слишжом интересовли подробности тргедии.

– Ну и что? – спросил Лимингтон.

– По словм доктор Кертис, Бич – стринный приятепь Уэбб. Я его тоже зню. Это он изобрел стереоскопическую кмеру для ночных съемок. В полиции ее используют вместе с верньером Дейкин. Он рботет в Силвер Сити, штт Айдхо, н зводе, приндлежщем Нэшнл Кэмер Компни. Бич относится кк рз к тому рзряду ученых, у которых может быть цення информция о Мейо, Уэббе и Дейкине. – Грэхем сделл пузу, дбы то, что он собирлся сообщить, прозвучло более веско, потом добвил: – Тем более, что он нстойчиво выспршивл у доктор Кертис, не рботли ли перед смертью Уэбб, Мейо или Дейкин нд формулой Бьернсен.

– Бьернсен? – воскликнул Снгстер.

– Улвливете суть? – продолжл Грэхем. – Бич был связн с этими тремя точно тк же, кк они были связны между собой, – перепиской, основнной н общих интересх. Он уже включился в эту смертельную цепь, но смерть его еще не нстигл! Он – грядущя жертв, которя еще может многое сообщить. Я должен с ним увидеться и зствить его зговорить, пок он не стл трупом номер двдцть. – Грзхем взглянул н чсы. – Если повезет, успею поймть стртоплн н Бойсе, он вылетет в 10.80.

– Мне лететь с тобой, или один упрвишься? – спросил Воль.

– Я полечу один. А ты, Арт, пок позвони в стртопорт Бэттери Прк и зкжи мне билет н 10.30.

– А чем мне зняться потом? – потянувшись к телефону, уточнил Воль. – Дй мне ккое-нибудь здние – терпеть не могу бездельничть.

– Стоит лишний рз проверить днные, которые собирет Грримн. Попробуй связться с полицией тех городов, где жили умершие ученые, и попроси дть подробные, исчерпывющие сведения обо всех этих случях. Пусть они смым тщтельным обрзом проверят кждую детль, ккой бы мелкой и незнчительной он ни кзлсь. Действуй хоть лскми, хоть скзкми, хоть уговорми, только добейся от них рзрешения н эксгумцию и вскрытие. – Он взглянул н Лимингтон – У вс нет возржений, полковник?

– Предоствляю вм полную свободу действий, – одобрительно скзл Лимингтон. – Я всегд придерживюсь мнения, что человек, который зтеял дело, лучше всех доведет его до конц.

– Мы сейчс зняты судьбой двух десятков людей, которые зтеяли нечто ткое, что ни один из них тк и не сумел довести до конц, – зметил Грэхем.

– Это дело отличет одн порзительня особенность прикнчивть тех, кто его зтеял, рньше, чем они успевют к чему-то прийти. – Он невесело усмехнулся.

– Я тоже не бессмертен, однко пострюсь сделть все, что в моих силх.

Схвтив шляпу, он устремился в Бэттери Прк, спеш к отлету стртоплн в 10.30, зодно и к смой стршной ктстрофе в истории Нового Свет.

ГЛАВА 5

Скоростной стртоплн Нью-Йорк – Бойсе – Сиэтл вынырнул из верхних слоев тмосферы, прекртил подчу кислород в гермослон и, продырявив кудрявые облк, под громовые рскты ркетных двигтелей перешел н горизонтльный полет.

Под носом лйнер промелькнул рек Гус Крик и прилепившийся к ее берегм городок Ожли. По левому борту, ближе к хвостовой чсти, зсверкл северня оконечность Большого Соленого озер штт Ют. Дотуд было полторы сотни миль – кких-нибудь десять минут лет.

Сигрет, которую Грэхем зкурил нд Окли, успел сгореть всего нполовину, когд стртоплн отвернул от долины реки Снейк и, зложив вирж, взял курс н Бойсе. При этом повороте по левому борту покзлся Силвер Сити. В сухом, прозрчном воздухе он был отлично виден. Белые и кремовые здния золотились в лучх солнц Резервуры звод Нэшнл Кэмер, нсженные н высоченные бшни, по форме нпоминющие ктушки, отчетливо вырисовывлись н фоне город.

Вдев ноги в специльные подствки, чтобы удержться н месте при резком торможении, Грэхем сделл еще пру зтяжек и снов взглянул н пнорму Силвер Сити. Н ккое-то мгновение город кк бы зстыл, ясно и отчетливо выделяясь н горизонте. Но в следующий же миг исчез, зслоненный гигнтским облком вздымющегося пр.

Дрогнувшими пльцми смяв сигрету, Грэхем привстл н месте и, не веря своим глзм, впился в открывющееся с высоты зрелище. Чудовищно рздувясь, облко продолжло рсти с первобытной энергией ндвигющегося смерч. Его вспученные гребни зловеще извивлись, нбиря высоту. Из них вылетли ккие-то мелкие черные точки, н миг повисли в воздухе, потом снов исчезли в клубящемся хосе.

– Боже првый! – выдохнул Грэхем и дже прищурился, не веря собственным глзм. Ккими же должны быть эти непонятные точки, чтобы их можно было рзглядеть с ткого рсстояния – уж никк не меньше, чем с огромный дом! Время нпряженно отсчитывло секунды. Грэхему кзлось, что он сидит в первом ряду, нблюдя взрыв томной бомбы небывлой мощности, все остльные пссжиры, знимющие мест у него з спиной, следят з покзниями сейсмогрфов, нходясь где-то з тысячи миль от эпицентр.

Стртоплн стл зходить н посдку, и его хвост зслонил от Грэхем рзвертывющуюся внизу тргедию. Пилот, дже не подозревющий, что происходит нечто из ряд вон выходящее, уверенно перевел корбль в пологую кривую; при этом мневре Силвер Сити совсем скрылся из вид з отрогми Склистых гор. Плвно приземлившись, огромня мшин помчлсь по бетонной полосе. Ее двигтели судорожно изрыгли плмя. Сделв зключительный рзворот, стртоплн зстыл рядом с увенчнным бшней зднием Н фсде белел большя ндпись: БОЙСЕ.

Грэхем выскочил первым. Он с ткой скоростью сктился по только что подъехвшему трпу, что ошеломил весь персонл, следивший з высдкой. Спрыгнув н бетонное покрытие, он бросился было бегом, спеш обогнуть хвост корбля, д тк и змер н месте.

В зоне прибытия стртопорт нходилось не меньше сотни человек – персонл и встречющих,– но никто из них дже не подумл поспешить нвстречу приземлившемуся корблю. Все они зстыли в рзных позх, кто где стоял. Лиц были обрщены к югу, глз прищурены в попытке рзглядеть что-то вдли.

Тм, н рсстоянии шестидесяти миль, высоко нд крутыми уступми Склистых гор вздымлось облко. В отличие от других зловещих облков, форм его не был грибовидной. Темное и клубящееся, оно все еще росло. Кзлось, оно уже достигло преддверия небесных сфер и силилось прорвться в них, кк гигнтский гзовый вырост, корнями ушедший глубоко в преисподнюю, – призрчное нгромождение крутящихся в бешеном вихре облков, обрзующих чудовищный монолит людского горя и стрдний.

А шум!.. Шум, который исходил от этого длекого фнтом, дже ослбленный рсстоянием, внушл непреодолимый ужс. Это был звук терземого, рздиремого воздух, словно ккой-то одержимый и ненсытный гигнт бешено проносился нд землей, злобно круш и кореж все, н что он мог нложить свои лпы, – рзгулявшийся Титн!

Бледные, ничего не понимющие люди видели, кк этот вздымющийся столб, словно сбля, вонзился в небесное лоно, и тут из бездны грянул зловещий гром и, кк стнинский хохот, рсктился, отдвясь в дских глубинх. Внезпно облко рсплось.

Его гзообрзня вершин продолжл прить в воздухе, полутвердое основние рухнуло вниз. Оно исчезло из вид с той ужсющей внезпностью, с ккой пдет в люк повешенный. Чудовищного призрк не стло, но его спесиво рздутя душ, поднимясь все выше, плыл н восток; дский грохот и приглушенные рскты были слышны еще несколько секунд, пок, нконец, не зтихли вдли.

Згипнотизировнные зрители медленно и неуверенно зшевелились, кк будто просыпясь. Пятеро служщих стртопорт мехнически двинулись по нпрвлению к зстывшему лйнеру, еще не в силх стряхнуть с себя стршное видение. Пилот спортивной мшины, стоявшей у кря бетонной полосы, повернулся и зшгл к своему смолету. Грэхем догнл его:

– Скорее! Мне срочно нужно в Силвер Сити – дело првительственной вжности!

– Что? – пилот оздченно уствился н него.

– В Силвер Сити, – нстойчиво повторил Грэхем. Он схвтил пилот з плечо и потряс, чтобы до того лучше дошло. – Кк можно скорее доствьте меня в Силвер Сити!

– С ккой стти?

– Черт бы тебя побрл! – угрожюще прорычл Грэхем. – Ты еще будешь кчть прв, в ткое-то время! Выбирй: или ты берешь меня с собой, или твою мшину конфискуют!

Влстные интонции, прозвучвшие в его голосе, возымели действие. Пилот пришел в себя и поспешно скзл:

– Конечно, я вс возьму! – Он дже не спросил, кто Грэхем ткой и зчем ему нужно в Силвер Сити. Торопливо збрвшись в кбину стройного двухместного рективного смолет, он подождл своего попутчик. Из хвостовых сопел вырвлось плмя, спортивня мшин побежл по бетонной полосе, оторвлсь от нее и под острым углом ушл в синеву.

Цель полет скрывлсь з плотной звесой пыли, которя по мере их продвижения медленно, словно нехотя, оседл. Кк рз в тот миг, когд смолет с ревом зкружил нд городом, нлетевший порыв ветр рзогнл пелену сухой взвеси, и перед глзми открылось то, что еще недвно было Силвер Сити.

Глянув вниз, пилот издл сдвленный возглс, зглушенный воем кормовых двигтелей, и снов вцепился в рычги упрвления, которые н секунду выскользнули у него из рук. Изрыгя языки плмени и пр из докрсн рскленных дюз, мшин с гулом сделл крутую «свечку». При этом с небольшой высоты Грэхем увидел ткое, что внутри у него все болезненно сжлось.

Силвер Сити исчез с лиц Земли. То место, где он совсем недвно стоял, выглядело теперь огромным шрмом н лице Айдхо, рной в пять миль шириной, усеянной руинми, по которой – кто ползком, кто пдл, кто хромя – с трудом передвиглись немногие оствшиеся в живых.

Еще не опрвившись от потрясения, пилот стл неуверенно зходить н посдку. Он выбрл ровную полоску песк н северном крю шрм и бросил мшину вниз. Вот он коснулсь колесми земли, подпрыгнул, снов коснулсь земли, нкренилсь, ее првое крыло зрылось в песок. Мшин описл полукруг, првое крыло оторвлось, и он звлилсь н првый борт, нелепо здрв левое крыло к небу. И Грэхем, и пилот были невредимы. Они выбрлись нружу и теперь стояли рядом, молч осмтривясь.

Всем чс нзд здесь был оживленный городок, чистенький и уютный, с нселением тридцть пять тысяч душ. Теперь же это был рвнин, словно вынырнувшя из глубин преисподней, – пустыня, изрытя кртерми, однообрзие которой нрушли только невысокие груды кирпич д сплетения искореженных блок. Бледные змейки дым все еще извивлись, покчивясь в ткт отдленным стонм. То здесь, то тм рушились кменные глыбы, с грохотом отделяясь от своих соседей, д со звоном лоплись стльные блки.

Но было еще и кое-что другое, от чего хотелось отвести глз, что хотелось нвсегд изглдить из пмяти, зфиксироввшей все с фотогрфической точностью. Яркие клочья мяс и кроввые сгустки с прилипшими лохмотьями ткни. Нечто бесформенное в изодрнных джинсх. Обврення голов, от которой еще шел пр. Рук, нмертво приствшя ж блке, – пльцы, вытянутые к чему-то нвеки недоступному, подют Всевышнему тйный знк.

– Это постршнее, чем извержение вулкн Кркту, – сдвленным голосом проговорил Грэхем. – Стршнее дже, чем ктстроф в Мон-Пеле.

– Ну и взрыв! Ну и взрыв! – возбужденно жестикулируя, приговривя пилот. – Не инче кк томный. Вы знете, чем это чревто?

– Еще бы!

– Здесь кждый дюйм земли излучет смерть. И с кждой секундой доз, которую мы с вми получем, все увеличивется.

– Д, не повезло, – Грэхем кивнул в сторону бесполезного теперь смолет. – Может, вм стоит кк-то выбирться отсюд, ? – Он стрлся говорить кк можно мягче. – Пок мы не знем, есть ли здесь рдиция. А к тому времени, когд это выяснится, будет слишком поздно.

Неподлеку из-з пирмиды искореженных блок с трудом выкрбклся человек. Он стл хромя обходить воронки, неуклюже одолевть стршные звлы и, нконец, поштывясь и припдя н одну ногу, подбежл и зстывшей в ожиднии пре.

Это был мужчин. Вокруг его ободрнных ног болтлись дрные лохмотья. Когд он приблизился, стл видн мск из грязи и крови, покрывющя мертвенно-бледное лицо, н котором горели полубезумные глз.

– Никого не остлось! – выкрикнул пришелец, мхнув дрожщей рукой в ту сторону, откуд появился. – Никого, – он издл стрнный смешок. – Никого, только я д еще жлкя горстк угодных Всевышнему. – Скорчившись н земле, он поднял воспленные глз к небу и что-то збормотл тк тихо, что рзобрть было невозможно. Сквозь лохмотья, свисющие с левого бедр, сочилсь кровь. – Слушйте! – вдруг воззвл он, приложив к уху дрожщую руку. – Гвриил зтрубил в трубу, и дже пение птиц смолкло. – Он снов хихикнул. – Ни одной птицы. Все они попдли с неб змертво. Кк дождь. – Покчивясь взд и вперед, он вновь збормотл что-то нечленорздельное.

Пилот сходил к смолету и вернулся с фляжкой. Взяв ее, мужчин стл глотть крепкое бренди, кк воду. Он здыхлся и снов пил. Опорожнив фляжку, он вернул ее влдельцу и опять стл рскчивться. Постепенно в глзх у него появился проблеск рзум.

С усилием поднявшись н ноги, он, покчивясь, посмотрел н собеседников и проговорил уже более нормльным тоном:

– У меня был жен и двое ребят. Отличня жен и ребятишки, дй Бог кждому. И где они теперь? – Глз его снов згорелись. Он переводил вопрошющий взгляд то н одного, то н другого, словно ндеясь получить ответ, но ответ не было.

– Не ндо отчивться, – попытлся утешить его Грэхем. – Не ндо, пок не узнете нверняк.

– Рсскжите, кк все произошло, – попросил пилот.

– Я рботл н Бор веню, зкрепляя н трубе особый нездувемый колпк. И только я потянулся з куском проволоки, кк все вокруг полетело в тртрры. Что-то сорвло меня с мест, пронесло по воздуху и швырнуло нземь. А когд я поднялся, никкого Силвер Сити и в помине не было. Он зкрыл глз рукми и постоял тк некоторое время. – Ни улиц, ни здний. Ни моего дом, ни жены, ни детишек. Только мертвые птицы пдли с неб.

– А вы не догдыветесь, отчего все это случилось? – спросил Грэхем.

– Кк же, – ядовито проговорил мужчин. – Это все штучки компнии Нэшнл Кэмер; вечно они лезли, куд не следует. Только бы выгдть лишние десять центов, потом – гори все ясным огнем! Пусть все, кто с ними зодно, будут прокляты – душой и телом, отныне и во веки веков!

– Вы хотите скзть, что взрыв произошел н территории их звод? – вствил Грэхем, прервв его тирду.

– Ну конечно! – В глзх говорящего вспыхнул ненвисть. – Рвнуло их резервуры. Тм был целя бтрея цилиндров; в них хрнился миллион гллонов рствор нитрт серебр. Вот эти гллоны и взорвлись рзом – и отпрвили все прямехонько в преисподнюю. Кто им позволил хрнить эту дрянь посреди город? По ккому прву? И кто з все ответит? Д з ткое повесить мло! Вздернуть бы их всех повыше, чем город взлетел! – Он яростно сплюнул, потер рспухшие губы. В чертх его лиц тилсь смерть. – Мирные дом, счстливые семьи – все стерто с лиц земли, все…

– Но рствор нитрт серебр не должен тк взрывться.

– Ах, не должен, господин хороший? – с нескрывемой издевкой переспросил стрдлец. – Тогд взгляните вокруг – Он широко рзвел рукми.

Его слуштели взглянули. Крыть было нечем.

Н дороге, ведущей из Бойсе, покзлись первые мшины – голов той нескончемой колонны, которя рстянулсь н целую неделю. Нд ними згудел cмолет, еще один и еще. В полумиле приземлился втожир. Подлетли дв вертолет скорой помощи, готовясь последовть его примеру.

Тысячи пр ног уже пробирлись по этому клдбищу Зпд, позбыв н время о причинх ктстрофы и бросив вызов ее последствиям. Тысячи пр рук осторожно рзбирли звлы, откпывя изувеченных, но еще живых. Спеш спсти еле теплящиеся жизни, люди не думли о взбесившихся томх, сеющих невидимую смерть, о сильнейшей рдиции, пронзющей их тел.

Со всех сторон спешили экипжи скорой помощи – н колесх и крыльях, специльные и приспособленные н скорую руку, они отбывли, чтобы вернуться еще и еще рз. Добровольцы с носилкми протоптли широкую тропу, н месте которой был потом проложен улиц Милосердия. Н высоте нескольких сотен футов н спешно ннятых вертолетх кружили журнлисты. Их телекмеры фиксировли творящийся внизу ужс. Трнсляция гонии сопровождлсь потоком высокопрных эпитетов, который не мог передть и десятой чсти той неприукршенной првды, что глядел с экрнов ст миллионов телевизоров.

Грэхем с пилотом вклывли вместе с остльными, вклывли еще долго после того, кк сгустились сумерки и ночь укрыл плотным свном еще не нйденных мертвецов. Ущербня лун взошл н небосводе и свесил свои лучи к изуродовнной земле. Лдонь, зстывшя н железной блке, тянулсь им нвстречу.

Злтнный гиромобиль с молчливым водителем з рулем доствил Грэхем обртно в Бойсе. Рзыскв отель, он принял душ, побрился и позвонил полковнику Лимингтону.

– Весть о ктстрофе потрясл весь мир, – скзл Лимингтон. – Президент уже получил выржения соболезновния от пятндцти зрубежных првительств и бессчетного количеств чстных лиц.

– Мы делем все необходимое, чтобы кк можно скорее и точнее определить, что же это все-тки было – повторение Хиросимы, Черного Том или Техс Сити, – продолжл он. – То есть, что является причиной: воення кция, сботж или несчстный случй.

– Нет, это не Хиросим, – зявил Грэхем, – то есть не томный взрыв, во всяком случе, в том смысле, в котором мы его понимем. Это обычный, бнльный взрыв, вызвнный рзрушением молекул, – только в гигнтском мсштбе!

– Откуд вы знете?

– Со всех концов нбежли дозиметристы со счетчикми Гейгер. Перед отъездом я порсспросил кое-кого из них. Они скзли, что рдиция в норме, по крйней мере, но их измерениям. Похоже, что рйон совершенно безопсен. Если что-то и дет излучение, то нши приборы не могут его зрегистрировть.

– Что ж, ндеюсь, скоро все выяснится, – проворчл Лимингтон. Несколько секунд он молчл, потом добвил. – Случись вм нткнуться н что-то, предполгющее существовние некой связи между этим ужсным бедствием и тем рсследовнием, которое вы ведете, – немедленно бросйте все и связывйтесь со мной. В тком случе одному человеку с этим делом не упрвиться.

– Пок н ткую связь ничто не укзывет, – ответил Грэхем.

– Ничто – пок вы что-нибудь не копнете! – возрзил Лиминггон. – В свете того, что уже произошло, у меня есть серьезные подозрения. Кк вы и опслись, Бич стл в ншем списке двдцтым, – если, конечно, не попл в число тех немногих, кому удлось спстись. Ему зткнули рот прежде, чем вы успели до него добрться, – точно тк же, кк поступили со всеми остльными. Мне это не нрвится.

– Может, вы и првы, сэр, только…

– Грэхем, я повторяю еще более решительно: если вы нткнетесь н ккую-то связь между этим фейерверком и делом, которое вы рсследуете, срзу же прекрщйте розыски и безотлгтельно сообщите мне.

– Хорошо, сэр.

– Если связь подтвердится, мы призовем к решению згдки лучшие умы держвы. – Голос полковник прервлся, потом ззвучл снов. – А сми-то вы кк рсценивете ситуцию?

Грэхем был в нерешительности. Он знл, что тк же длек от истины, кк и в смом нчле, но не мог избвиться от стрнного, безотчетного чувств, которое преследовло его со времени гибели Мейо. Кзлось бы, смешно придвть знчение ощущениям, которые, несмотря н силу и неотвязность, продолжли оствться смутными и неуловимыми. Не было ли это чувство сродни тем подозрениям, которые зствили его пуститься в погоню неизвестно з чем? Не связны ли эти психические сигнлы с его интуицией сыщик? Что это – ключ к рзгдке или пустое суеверие? А может быть, просто нервы пошливют?

Нконец, приняв решение, он зговорил неторопливо и осторожно:

– Шеф, у меня по-прежнему нет ни млейшей идеи, что з всем этим кроется, но мне кжется, что иногд говорить н эту тему – опсно. – Тут ему пришл в голову мысль, и он добвил: – Похоже, что иногд опсно дже думть об этом.

– Что з чушь! – нсмешливо воскликнул Лимингтон. – Нстоящих телептов не бывет, гипноз сильно переоценивют. К тому же пок еще никто не создл приборов, которые могли бы зсечь чьи-то тйные мысли. Д и кк, черт побери, можно вести рсследовние, не думя?

– В том-то все и дело, что никк, – сухо ответил Грэхем. – Поэтому мне и приходится рисковть.

– Вы что, серьезно?

– Более чем! Я полгю, – вернее – чувствую, что временми эти вещи можно обмозговывть совершенно спокойно и с пользой для дел. Но я столь же определенно чувствую, что иногд нступют ккие-то непонятные мгновения, когд здумывться о них знчило бы смому подствить себя под удр. А почему я тк чувствую – и см не могу объяснить. Может, я просто сдурел, только чем глубже я в это дело влезю, тем больше ценю свою дурость.

– Почему?

– Д потому что я пок еще твердо держусь н ногх, другие их двно уже протянули.

Грэхем повесил трубку. В глзх у него горел стрнный огонек. Почему-то он знл, что првильно оценивет грозящую ему опсность. Он должен пойти н риск, неимоверный риск, выступив против сил, совершенно неизвестных и поэтому особенно грозных. Неусыпня бдительность – вот нерельня цен свободы. И если ему, кк и Уэббу, суждено псть в тщетном усилили зплтить эту цену, что ж, тк тому и быть!

Шеф полиции Корбетт нконец ншел того, кого искл н верхнем этже битком нбитой Центрльной больницы. По словм рненого получлось, что из трех тысяч уцелевших, извлеченных из-под рзвлин Силвер Сити, он был единственным, кто рботл н зводе Нэшнл Кэмер.

Пострдвший был збинтовн с головы до пят, дже глз не было видно. Свободным оствлся только рот. В плте стоял сильный зпх дубильной кислоты – немое свидетельство того, что несчстный получил обширные ожоги. Грэхем присел с одной стороны койки, Корбетт – с другой.

– Пять минут, не больше! – предупредил устля сиделк. – Он очень слб, но может продержться, если дть ему шнс.

Приблизив губы и зкрытому повязкой уху, Грэхем спросил:

– Что же все-тки взорвлось?

– Резервуры, – послышлся слбый шепот.

– Нитрт серебр? – Грэхем пострлся, чтобы в вопросе прозвучло недоверие.

– Д

– Кк вы это объясните?

– Никк. – Он провел рспухшим языком, бледным и пересохшим, по мрлевой бхроме, окймлявшей обожженные губы.

– Где вы рботли? – тихо спросил Грэхем.

– В лбортории.

– Знимлись исследовниями?

– Д.

Грэхем со знчением взглянул н Корбетт, который внимтельно прислушивлся к рзговору, потом обртился ж человеку н койке:

– Нд чем вы рботли, когд произошл ктстроф?

Ответ не последовло. Рот под бинтми плотно сжлся, дыхние стло совсем неслышным. Встревоженный Корбетт вызвл сиделку.

Девушк примчлсь и зхлопотл нд пциентом.

– С ним все в порядке. У вс еще две минуты. – Он тут же убежл. От долгого дежурств лицо ее побледнело и осунулось.

Грэхем еще рз здл вопрос – снов молчние. Нхмурившись, он дл Корбетту знк вступить в рзговор.

– С вми говорит Корбетт, нчльник полиции Бойсе, – сурово изрек тот.

– Человек, который вс допршивет, – офицер Рзведывтельной службы Соединенных Шттов. При вчершнем взрыве погибло больше тридцти тысяч человек, те немногие, кто уцелел, нходятся не в лучшем состоянии, чем вы. Необходимость выяснить причину тргедии горздо вжнее, чем вш лояльность по отношению к рботодтелям. Советую не упрямиться.

Плотно сжтые губы не шевельнулись.

– Если вы не зговорите, у нс нйдутся средств. – нчл было Корбетт.

Дв ему знк змолчть, Грэхем снов приблизил губы к уху лежщего и тихо скзл:

– Доктор Бич рзрешил вм скзть все, что вы знете.

– Бич! – воскликнул несчстный. – Почему же он велел мне ничего не рсскзывть?

– Он см вм велел? – ошеломленно спросил Грэхем. – Когд это случилось? Он что, зходил сюд?

– З чс до вшего приход, – тихо проговорил собеседник.

Грэхем с трудом сдержлся, чтобы не крикнуть: «Тк, знчит, он жив!», но вовремя взял себя в руки и доверительным тоном произнес:

– Чс – большой срок, многое могло произойти. Говорите без всяких опсений.

Зпеленутя фигур н кровти слбо пошевелилсь.

– Позвчер мы получили новую эмульсию, – неохотно признлся он. – Мы рботли нд ней уже три месяц под руководством Бич. Вклывли, кк проклятые, в три смены, день и ночь. Н нс тк жли, кк будто кждя секунд обходилсь кому-то в тысячи доллров. Бич не собирлся отступть. Чтобы рзрботть ткой соств, одному эксперименттору потребовлось бы лет десять, но нс было шестьдесят, и все ресурсы компнии были к ншим услугм. Нконец в среду утром Уймн получил ее. Д, это было в среду утром, но мы не были уверены окончтельно, что он получил именно то, что нужно, пок не испытл и ее кк рз перед смым взрывом.

– Что это был з эмульсия, и кк вы ее испытывли? – здл нводящий вопрос Грэхем.

– Фотогрфическя эмульсия, сохрняющя чувствительность длеко з пределми инфркрсного дипзон, горздо дльше, чем любые имеющиеся в продже пленки, которые нм удлось рздобыть. Бич считет, что ткя эмульсия должн регистрировть ккие-то объекты, вроде солнц, зчем – не зню. Никто из нс не знл.

Использовв соств Уймн, мы провели обычную экспозицию, и действительно – получили негтивы, н которых зпечтлелись ккие-то шутки, похожие н мелкие солнц.

– А дльше, дльше? – подгонял его Грэхем.

– Мы стли их с любопытством рзглядывть и потом еще долго обсуждли. Эти солнц предствляли собой небольшие шрики невидимого излучения. Три или четыре из них прили нд крышей экстрционного цех номер четыре. Почему-то

– я не могу объяснить, почему именно, – после того, кк мы их увидели, всеми овлдело сильнейшее волнение, люди просто из себя выходили. В тот момент, когд мы узнли, что испытния дли положительный результт, Бич был дом, и Уймн ему позвонил. Кк рз в середине их рзговор – трх! – и все взлетело в воздух.

– А Бич определенно знл о существовнии этих предметов еще до того, кк вм удлось их сфотогрфировть?

– А кк же! Я не зню, откуд он о них узнл, только он нверняк был в курсе.

– И он никогд не нмекл вм н происхождение этих объектов?

– Нет. Только объяснил, кк они должны выглядеть н негтиве. И все. Он вообще о них особо не рспрострнялся.

– Спсибо, – скзл Грэхем. – Я уверен, что вы нм здорово помогли.

Отодвинув стул, он медленно вышел из плты. Корбетт в полном недоумении следовл з ним. Миновв изогнутую ллею, выходящую н глвную дорогу, они остновились у гиромобиля, приндлежщего нчльнику полиции.

Повинуясь ккому-то еле уловимому импульсу, ккому-то стрнному нитию, которые он не смог бы ни вырзить словми, ни объяснить, Грэхем пострлся выбросить из головы результты только что зкончившегося допрос и сосредоточиться н чем-нибудь другом. Повелевть своим умом окзлось не тк-то легко, и первые несколько минут, пок ему не удлось нпрвить непокорные мысли по безобидному пути, он буквльно взмок от нпряжения. Грэхем извлек из пмяти женский обрз, и ум его с готовностью принялся любовться волной черных кудрей, изгибом бедер, безмятежной улыбкой, которя временми освещл миловидное лицо в форме сердц – ну конечно же это был доктор Кертис! Кк мужчин он мог без всякого труд збывть о ее профессионльных кчествх. И вообще, кто дл ей прво нпускть н себя ученый вид – с ткой-то фигурой!

Он все еще мысленно всмтривлся в ее спокойные, ясные глз, когд Корбетт злез в кбину и недовольно проворчл:

– Жль, прень не смог объяснить, что это еще з чертовы солнц!

– Д, – не слушя его, соглсился Грэхем и зхлопнул з тучным полицейским дверцу. – Позвоню вм в упрвление срзу после обед. – Он торопливо зшгл прочь, по-прежнему упорно сохрняя в вообржении необычйно яркий обрз девушки.

Опустив стекло, Корбетт крикнул ему вслед:

– Этими солнышкми нверняк стоит кк следует зняться! Ствлю жизнь н крту – что-то тут не чисто!

Не получив ответ, нчльник полиции пронзил широкую спину Грэхем возмущенным взглядом и, поствив жизнь н крту, нжл толстым пльцем н кнопку стртер.

Гиромобиль взвизгнул, кк голодня собк, рвнул с мест и нбрл скорость. Все убыстряя ход, он с воем понесся по улице – только ствни н окнх домов зхлопли от поднятого ветр. Пулей нырнув в узкую брешь между мшинми, двигвшимися нперерез, гиромобиль влетел н перекресток, не обрщя внимния н сигнлы втомтических светофоров, тк что перепугнные пешеходы бросились врссыпную. С той же бешеной скоростью он миновл следующий квртл, описв пологую дугу, проскочил еще один перекресток и со всего мху врезлся в бетонный торец углового дом. От удр мшин сложилсь в грмошку, двухтоння пнель рскололсь. Рздвшийся грохот еще долго отдвлся эхом от стен окружющих здний.

Этот звук нстойчиво бился в брбнные перепонки Грэхем, который еще не вышел из состояния смогипноз. Он из последних сил отчянно стрлся удержть перед мысленным взором девичье лицо, чтобы отогнть, отрзить, не допустить ужсную весть о том, что еще одному пришлось тк стршно – поплтиться з проявленное к мленьким солнцм любопытство.

Вокруг мест ктстрофы уже толпились зевки, зщищенные собственным неведением, Грэхем, который из-з возникших у него подозрений стл уязвим для неведомой опсности, упрямо шгл прочь и боролся с собой – боролся, силясь сосредоточиться н своем видении и полностью отключить все остльные мысли. Он все шел и шел, нстойчиво стрясь змскировть предтельский ум, и постепенно одержл победу в этой упорной борьбе.

ГЛАВА 6

Тропинк, вся в пятнх лунного свет, взбирлсь все выше и выше, петляя и извивясь, кк испугння змея.

Прошло лишь несколько чсов с тех пор, кк Корбетт рзбился всмятку, Грэхему кзлось – целый год. Отогнв воспоминние, он нырнул в тень сотворенного смой природой обелиск, который высился рядом с дорогой Уныля лун зливл тусклым светом мрчные склы и молчливые сосны, придвя гористому пейзжу бледный, призрчный вид.

Зтившись, путник лихордочно обшрил взглядом густые тени, пятнвшие только что пройденный путь. Нпрягя слух, силился он уловить среди шелест листвы, скрип ветвей, журчния невидимого ручья ккие-нибудь посторонние звуки – звуки, которые могли бы приндлежть чему-то обычно неслышимому. Невольно, только для того, чтобы успокоить свою чрезмерную бдительность, он стрлся рзглядеть незримое, услышть беззвучное, ожидя появления того, что при встрече никому не оствляло времени для рздумий.

Тк он простоял целых пять минут. Нервы взвинчены, мышцы нпряжены, тело и рзум устремлены нвстречу опсности, грозящей вырвться из мрк и безмолвия. Но ничего не случилось – вокруг все тк же громоздились суровые склы, тянувшие свои рвные вершины к тким же рвным облкм, д сосны, кк чсовые, несли свою вхту, охрняя ночной покой.

Грэхем уже который рз остнвливлся вот тк, озиря пройденный путь,

– и кждый рз троп окзывлсь пуст, ничто не внушло подозрений.

Тинственные преследовтели, крдущиеся з ним по пятм в черноте ночи, были порождением его устлого ум. Он достточно влдел собой, чтобы понимть: все это – лишь плод рзыгрвшегося вообржения, и все же не мог удержться. Снов и снов выбирл нблюдтельный пункт и, нпрягя устлые глз, пытлся отыскть подтверждение преследующих его кошмров.

Он вглядывлся в ночь, пок не убедился, что все спокойно, потом вышел из густой тени, отбрсывемой обелиском, и двинулся вверх по тропе. Провливясь в глубокие рсщелины, нтыкясь н рзброснные тут и тм влуны, еле видимые в обмнчивом свете луны, он спешил все вперед и вперед.

Троп, прихотливо извивясь, шл вокруг горы и зкнчивлсь в мленькой долине, с трех сторон окруженной нвисющими кменными утесми. Дом, стоящий в конце долины, кзлось, припл к земле и зтился. Это был не ккя-нибудь рзвлюх, мощное сооружение из бетон и местного кмня – мрчное, приземистое, зловещее в своем одиночествое.

У вход в долину стоял ветхий стринный укзтель Н его выцветшей тбличке были неуклюже выведены слов: МИЛЛИГАНЗ СТРАЙК. Прищурившись, путник пристльно всмотрелся в ндпись, потом оглянулся н тропу. Ничего подозрительного.

Он стл крдучись пробирться через долину. Угольно-черные тени громоздящихся вокруг скл поглотили его собственную тень. Нконец он добрлся до безмолвно зстывшего дом и оглядел его холодные, бесстрстно поблескивющие окн. Ни в одном из них не мелькнул приветливый огонек, ни единого звук не доносилось из-з суровых стен. Все было тихо, только потревоженный кмень с шумом сктился по тропе. Этот слбый отдленный гул зствил его прижться к стене и сунуть руку в крмн. Целых пятндцть минут он следил з освещенным луной входом в долину.

Успокоившись, Грэхем сильно постучл в бронировнную дверь, потом подергл з ручку – зперто. Он еще рз постучл, н этот рз булыжником. Никкого ответ. Повернувшись спиной к двери и вперив нлитые кровью глз в белеющий под луной укзтель, он зколотил по броне подковнным бшмком, тк что по всей долине проктилось эхо.

Пок он яростно сржлся с дверью, сердце его сжимлось от ужс. А вдруг другие уже проникли в дом до него, другие, которые не стучлись и не открывли дверей, просто вошли, коврно и бесшумно? Другие, стрелять в которых бесполезно, убежть от которых – невозможно.

Прогнв пнику, он ннес двери последний сокрушительный удр. Если через минуту никто не откроет, он возьмет здоровенный кмень-и рзобьет железную решетку н окне. Он должен войти любой ценой, дже если придется рзнести весь дом. Прижв ухо к двери, он нпряженно прислушлся и уловил слбое гудение, которое переросло в низкий вой.

Вой прекртился; лицо сыщик прояснилось. Рздлся метллический грохот, потом послышлись медленные осторожные шги. Лязгнул цепочк, зскрипели отодвигемые зсовы, щелкнул змок – и дверь приоткрылсь н шесть дюймов.

– Ну, кто тм? – спросил из темноты низкий глуховтый голос.

Грэхем кртко предствился и спросил:

– Профессор Бич?

Дверь рспхнулсь, и хозяин, нерзличимый в црившем внутри мрке, отрывисто произнес:

– Входите, Грэхем. Когд-то мы встречлись. В этой кромешной тьме я вс не узнл.

Войдя, Грэхем услышл, кк дверь зхлопнулсь, згремели зпоры. Его взяли з руку и в полной темноте перевели через площдку. Прямо перед лицом рздлся лязг и скрежет метлл, и пол ушел у него из-под ног. Ндо же – лифт, в тком месте!

Мимо проплыл плфон, и кбин остновилсь. В лучх свет перед Грэхемом предстло лицо профессор. Он был все тот же: высокий, темноволосый, с тонкими чертми лиц. Бремя прожитых лет мло скзлось н нем. Грэхем не видел его несколько лет, но не зметил никких перемен. Нет, одн перемен все-тки был, причем ошеломляющя – глз!

Тонкий, горбтый, кк у ястреб, нос обрмлял пр холодных суровых глз, сверкющих кким-то неземным светом. Было что-то подвляющее в их сверхъестественном блеске, что-то гипнотическое в остром, нстороженном, проництельном взгляде.

– Почему нверху тк темно? – поинтересовлся Грэхем, все еще не в силх оторвться от этих порзительных очей.

– Свет примнивет ночных тврей, – уклончиво ответил Бич. – Они могут причинить неудобство. – Он рзглядывл гостя. – Кто вс ндоумил искть меня здесь?

– Редктор гзеты, издющейся в Бойсе, знет, что вы чсто уединяетесь в этом доме. Он скзл, что утром пришлет репортер посмотреть, живы вы или нет. Вот я и решил его опередить.

Бич вздохнул.

– Тк я и знл: после того, что случилось, сюд нбежит целя свор ищеек. Ну, д лдно! – Он провел Грэхем в небольшую комнту, всю зствленную книгми, и подвинул гостю стул. Осторожно зкрыв дверь, сел нпротив. Потом переплел длинные, тонкие пльцы и устремил н собеседник свой стрнный взгляд – Мне искренне жль, что мы встречемся при тких прискорбных обстоятельствх. Полгю, вш приход связн с ктстрофой в Силвер Сити?

– Д.

– Но Ведомство целевого финнсировния здесь вроде бы ни при чем. Почему же вс это интересует? – Темные, тонко очерченные брови профессор вопросительно поднялись.

– Вы првы, – соглсился Грэхем. Сняв с руки кольцо, он передл его Бичу. – Может быть, вы слышли о тких вещх, дже если вм не доводилось их видеть? Н его внутреннюю поверхность ннесен микроскопическя ндпись, подтверждющя, что я являюсь сотрудником Рзведывтельной службы США Если хотите, можете посмотреть под микроскопом.

– А, рзведк! – Нхмурив лоб, Бич здумчиво повертел в пльцх кольцо и отдл влдельцу, дже не удосужившись рзглядеть кк следует. – Верю вм н слово, – он нхмурился еще сильнее. – Если вс интересует, почему взорвлся нитрт серебр, то н этот вопрос я ответить не смогу. Мне еще несколько недель придется двть бесчисленные объяснения полицейским, зводским инспекторм, химикм-технологм, репортерм. И все они будут дром тртить время. Я совершенно не в силх объяснить причину врии.

– Лжете! – без обиняков зявил Грэхем.

Покорно вздохнув, ученый поднялся и медленно нпрвился к двери. Он отыскл плку с крючком н конце, зцепил ею большой экрн, спрятнный в углублении потолк, и опустил его вниз. Удостоверившись, что экрн полностью зкрывет дверь, он вернулся н свое место.

– Почему вы считете, что я лгу?

– Потому что вы, кк никто другой, знете, что рствор был непостижимым обрзом взорвн тем тинственным феноменом, который вы пытлись сфотогрфировть, – ответил Грэхем, чувствуя, кк волосы у него н зтылке зшевелились. – Потому что кому-то из вшей комнды удлось, нконец, получить зпретное изобржение – и вот ответный ход: Силвер Сити сметен с лиц земли.

Горло у него судорожно сжлось. Грэхем отчетливо почувствовл, что этими словми подписл себе смертный приговор, и с удивлением отметил, что все еще жив. Он взглянул н Бич, желя увидеть, ккой эффект произвело н него это зявление, но ученый только крепче сжл скрещенные н груди руки, д в его горящих глзх блеснул едв рзличимя искр.

– Ведь город пл жертвой того же явления или явлений, которое погубило невесть сколько лучших ученых мир, – нступл Грэхем, – кк рз выяснение обстоятельств смерти некоторых из этих ученых – мерикнских ученых – и привело меня к вм.

Он достл бумжник, извлек из него телегрмму и передл Бичу. Тот стл читть, бормоч себе под нос:

ПОЛИЦИЯ БОЙСЕ ДЛЯ ГРЭХЕМА ЕДИНСТВЕННЫЙ ОБЩИЙ ЗНАМЕНАТЕЛЬ ТИРЕ ВСЕ БЫЛИ ДРУЗЬЯМИ БЬЕРНСЕНА ИЛИ ДРУЗЬЯМИ ЕГО ДРУЗЕЙ ТОЧКА ГАРРИМАН.

– Имеются в виду те, кто умер в прошлом месяце. – Жестом обвинителя Грэхем нствил н профессор укзтельный плец. – Но ведь и вы были другом Бьернсен!

– Совершенно верно, – соглсился Бич и стл здумчиво изучть собственные руки. – Мы с Бьернсеном очень стрые друзья. Тких, кк я, остлось совсем немного. – Он поднял глз и посмотрел прямо в лицо собеседнику. – И еще я должен признться, что у меня действительно много тких сведений, которые я собирюсь хрнить в строгой тйне. Ну и что вы собиретесь со мной делть?

Этот дерзкий вызов мог бы смутить кого-то менее нстойчивого. Но сыщик тк легко не сдвлся. Уперев руки в голени и подвшись вперед, он пострлся изобрзить н лице ткое выржение, кк будто ему известно горздо больше, чем подозревет его оппонент, больше, чем он пок нмерен открыть.

– Скжу вм откровенно, – нчл он, – Ирвин Уэбб оствил тйное послние, которое нм удлось рсшифровть. Оно содержло многое из того, что он обнружил. Уэбб утверждл: эту кртину необходимо покзть миру – если ткое зрелище не приведет к бойне.

– Бойня! – хрипло вырвлось у Бич. – Рзве вм не достточно того, что случилось с Силвер Сити? Один человек видит кртину, смотрит н нее, думет о ней – и в единое мгновение тридцть тысяч людей рсплчивются з это своими жизнями, может быть, и душми. Вот и сейчс смый опсный для вс врг – вши собственные мысли. Зня смую млость, думя о ней, рзмышляя, прокручивя ее в мозгу, вы сми подствляете себя под удр, обрекете себя н гибель. Вс выдет непроизвольня деятельность вшего же ум. – Взгляд его скользнул к двери. – Если вдруг люминещентный экрн н двери зсветится, ни я, ни весь цивилизовнный мир уже не смогут спсти вс от немедленной смерти.

– Зню, – невозмутимо ответил Грэхем. – Но риск, которому я подвергюсь, ничем не больше вшего: к тому же, он не сможет возрсти, если я узню то, что уже известно вм. От большего знния смерть не стнет больше. – Стрясь не смотреть н экрн, он сосредоточил все внимние н сверкющих глзх собеседник. Если экрн зсветится, он увидит его отсвет в глзх Бич. – Рз уж бойня все рвно произошл, несмотря н то, что истин не стл достоянием мсс, нвряд ли положение ухудшится, если истин выйдет нружу.

– Вше предположение, – Бич сркстически усмехнулся, – построено н ошибочной предпосылке: плохое не может стть еще хуже. – Он не сводил глз с экрн. – Когд-то не было ничего хуже лук и стрел – пок не появился порох. Не стло ничего хуже него – пок не появились отрвляющие гзы. Потом бомбрдировщики. Потом сверхзвуковые ркеты. Потом томные бомбы. Сегодня – бктерии и вирусы-мутнты. Звтр – что-нибудь еще. – Последовл отрывистый язвительный смешок. – Ценой слез и стрдний мы нчинем понимть, что всегд есть простор для дльнейших усовершенствовний.

– Охотно поспорю с вми, но только когд буду знть все фкты, – прировл Грэхем.

– Поверить в эти фкты невозможно!

– Но вы-то сми верите?

– Логичный вопрос, – с готовностью соглсился Бич. – Только в моем случе о вере речи не идет. При чем здесь вер, если знние получено эмпирическим путем! Нет, Грэхем, я в них не верю – я их зню! – Он здумчиво поглдил подбородок. – Для людей сведущих неопровержимые докзтельств, которые удлось собрть, не оствляют мест сомнениям.

– Тк что же это з фкты? – не отступл Грэхем, всеми силми стрясь зствить ученого зговорить. – Что – рзвеяло по ветру Силвер Сити? Что прервло эксперименты целой группы ученых, прикончив их тким обрзом, чтобы не вызвть никких подозрений? Что только сегодня убило нчльник полиции Корбетт?

– Корбетт? Тк он тоже погиб? Бич погрузился в длительное рздумье, устремив глз через плечо собеседник н знвешенную дверь. В комнте повисл тишин – только нстольные чсы отсчитывли время, оствшееся до смерти. Один ум лихордочно мыслил, другой с суровой неумолимостью ждл. Нконец Бич встл и выключил свет.

– Лучше нблюдть з экрном в темноте, пояснил он. – Сдитесь сюд, рядом со мной, и не сводите с него глз. Если он зсветится, нчинйте думть о чем-то постороннем, или смо небо не сможет вс спсти!

Придвинувшись поближе к ученому, Грэхем устремил взгляд во тьму. Он знл: нконец-то дело вот-вот сдвинется с мертвой точки, и его безжлостно терзли угрызения совести.

«Ты обязн выполнить прикз! – не умолкл в нем внутренний голос. – Твой долг – связться с Лимингтоном, кк тебе было велено! Если Бичу придет конец, вместе с ним – и тебе, то мир ничего не узнет, кроме того, что ты потерпел неудчу, кк и все остльные, причем только потому, что не зхотел выполнить свой долг!»

– Грэхем, – произнес из темноты хрипловтый голос Бич, положив конец покянным мыслям рзведчик, – мир получил нучное открытие ткой же величины и вжности и ткой же длеко идущей перспективы, кк изобретение телескоп и микроскоп.

– Что же это?

– Способ рсширения видимой чсти спектр длеко з пределы инфркрсного дипзон.

– Вот оно что!

– Его обнружил Бьернсен, – продолжл Бич. – Кк уже случлось с многими другими великими открытиями, он нтолкнулся н него случйно, знимясь чем-то совсем другим. Но сумел понять знчение своей нходки и получить прктические результты. Кк и телескоп, и микроскоп, он рскрыл перед ним новый, доселе неведомый мир, о котором никто дже не подозревл.

– Новый ркурс, позволяющий увидеть то, что незримо присутствовло и рньше? – подскзл Грэхем.

– Вот именно! Когд Глилей, см себе не веря, глядел в телескоп, он обнружил то, что испокон веков было перед глзми несведущих миллионов, то новое, революционное, что перевернуло официльно принятую и широко известную геоцентрическую систему.

– Змечтельное открытие, – соглсился Грэхем.

– Микроскоп дет горздо лучшую нлогию – ведь он позволил увидеть фкт, который с сотворения мир мячил у всех под носом и о котором тем не менее никто не подозревл. Фкт, что мы всю свою жизнь соседствуем с бесчисленным множеством живых оргнизмов, скрытых от нс з пределми ншего зрения, скрытых в бесконечно млом. Вы только подумйте, – нстивл Бич, голос его звучл все громче, – юркие живые тври, кишщие вокруг нс – нд головой, под ногми, в нс смих. Они борются, рзмножются и погибют в ншей же собственной кровеносной системе, и при этом никто о них знть не знл, дже не догдывлся, пок микроскоп не прибвил остроты ншему слбому зрению.

– Д, это тоже великое открытие, – подтвердил Грэхем. Несмотря н зинтересовнность, нервы его все еще были н взводе: он тк и подскочил, когд собеседник случйно коснулся его рукой в темноте.

– Все это векми ускользло от нс – одно, скрывясь в непостижимо большом, второе – в невероятно млом. Точно тк же ускользло и другое – зтившись в бсолютно бесцветном. – Глуховтый голос Бич дрожл от волнения. – Шкл электромгнитных колебний знимет более шестидесяти октв, из которых человеческий глз снособен увидеть всего одну. Вот з этим зловещим брьером, создвемым ншим же слбым, огрниченным, беспомощным зрением, и скрывются жестокие, всемогущие господ, првящие кждым из нс с колыбели и до могилы, невидимо и безжлостно прзитирующие н нс – истинные хозяев Земли!

– Кто же они, черт возьми? Перестньте ходить вокруг д около, говорите же Бог рди! – Н лбу у Грэхем выступил холодня исприн, глз были приковны к сигнльному экрну. Он с облегчением отметил, что пок ни единый проблеск свет не прорезл окружющую тьму.

– Перед глзми, нделенными новой зрительной способностью, они предстют в виде прящих сфер, сияющих бледно-голубым светом, – сообщил Бич.

– З их сходство с шрми живого свет Бьернсен прозвл их витонми. Они не только живые, но еще и мыслящие! Они – влстители Земли, мы – лишь скот н их лугх. Они – жестокие и безжлостные повелители невидимого мир, мы – их мычщие, потеющие, полоумные рбы, до того тупые, что только теперь прознли про свои оковы.

– А вы можете их видеть?

– Могу! Но порой готов молить Всевышнего, чтобы мне никогд не доводилось их увидеть! – В тесной комнте отчетливо слышлось дыхние ученого. – Все те, кто повторил последний эксперимент Бьернсен, обрели способность проникть з этот зрительный брьер. Увидевшие витонов уже не могли жить спокойно, нчинли постоянно думть о них – и входили под сень смерти. Н определенном рсстоянии витоны умеют читть человеческие мысли с ткой же легкостью, с ккой мы читем открытую книгу. Вполне понятно, что они немедленно пресекют рспрострнение информции, которя может в конце концов привести к тому, что мы бросим вызов их многовековому господству. Они тк же хлднокровно отстивют свою влсть, кк мы отстивем свою – нд животным миром, именно – уничтожя противников. Вот и тот, кто последовл примеру Бьернсен и не сумел скрыть полученное знние в тйникх ум или невольно обнружил его во сне, когд мозг был беззщитен, уже никогд не сможет ничего скзть. Помолчв, он добвил: – Не исключено, что нс ждет т же учсть. – Снов повисло молчние, отмеряемое рвномерным тикньем чсов.

– И вм, Грэхем, предстоит т же пытк, ибо знние несет в себе проклятие. Тренировнный ум может пострться спстись, постоянно – ежеминутно, ежесекундно – контролируя свои мысли в чсы бодрствовния. Но кто из нс способен контролировть свои сновидения? Д, смя смертельня опсность – это сны. Не ложись в постель – он может взорвться!

– Я подозревл нечто подобное.

– Неужели? – Бич был явно удивлен.

– С смого нчл рсследовния бывли стрнные, необьяснимые мгновения, когд я ощущл: просто необходимо нчть думть о чем-то другом. Я не рз повиновлся этому бсурдному, но влстному импульсу – знять мысли чем-то посторонним, чувствуя, веря, почти зня, что тк безопснее.

– Только это вс и спсло, – подтвердил Бич. – Инче вс бы двно прикончили.

– Неужели я влдею своими мыслями лучше, чем ткие горздо более тлнтливые люди, кк Бьернсен, Лютер, Мейо, Уэбб?

– Дело не в этом. Просто вм было легче. Ведь то, что вм приходилось контролировть, не выходило з рмки смутных подозрений. В отличие от других, вм еще не доводилось подвлять в себе мысли, содержщие ужсную истину во всей ее полноте. Нстоящя проверк только нчинется – посмотрим, н сколько вс хвтит теперь! – зловеще добвил он.

– И все же, спсибо Всевышнему з эти подозрения, – пробормотл Грэхем.

– Похоже, что вс посещют вовсе не подозрения, – скзл Бич. – Если эти ощущения, несмотря н всю свою смутность и неопределенность, все же были достточно сильны, чтобы в противовес инстинкту рссудк зствить вс повиновться, то у вс скорее всего необычйно рзвито экстрсенсорное восприятие.

– Никогд не здумывлся ни о чем подобном, – признлся Грэхем. – Просто времени не хвтло, чтобы копться в себе.

– Ткя способность встречется не особенно чсто, и тем не менее он длеко не уникльн.

Вств со стул, Бич включил свет и выдвинул ящик большого ктложного шкф. Порывшись в ворохе гзетных вырезок, зполняющих ящик, он извлек одну из подборок и стл ее просмтривть.

– Здесь собрны сведения о подобных случях з сто пятьдесят лет. Вот Мишель Лефевр из Сент-Эйв – это во Фрнции, неподлеку от Внн – ее не рз исследовли фрнцузские ученые. Они устновили, что ее экстрсенсорное восприятие соствляло шестьдесят процентов от нормльного зрения. Хун Эгерол из Севильи – семьдесят пять процентов. Вилли Осипенко из Познни – девяносто процентов. – Он извлек из пчки очередную вырезку. А вот смый смк! Взято из нглийской гзеты «Тит Битс» от 19 мрт 1938 год. Илг Кирпс, лтышскя пстушк из-под Риги, молоденькя девушк с интеллектом не выше среднего и в то же время нучный феномен. Комиссия из ведущих европейских ученых подвергл ее смой тщтельной проверке, в результте чего было устновлено, что он, несомненно, облдет нстолько рзвитым экстрсенсорным восприятием, что оно по силе своей превосходит обычное зрение.

– Посильнее, чем у меня, – зметил Грэхем.

Профессор сложил вырезки в ящик, потушил свет и вернулся н свое место.

– Сил бывет рзной. Илг Кирпс – витонский гибрид. Экстрсенсорное восприятие – чисто витонское кчество.

– ЧТО?!! – Грэхем весь нпрягся, пльцы его вцепились в ручки кресл

– Это витонское кчество, – невозмутимо повторил Бич. – Илг Кирпс – весьм удчный результт эксперимент, поствленного витонми. Вш случй менее покзтелен, возможно, потому, что оперция был проведен внутриутробно.

– Внутриутробно? Господи, уж не думете ли вы?..

– Я двно вышел из того возрст, когд говорят не то, что думют, – зверил его Бич. – И когд я говорю «внутриутробно», то имею в виду именно это. Я хочу скзть, что не будь этих проклятых светил, мы сегодня не знли бы многочисленных осложнений, связнных с родми. Когд они бывют неудчными, дело вовсе не в несчстном случе, кк обычно полгют! Грэхем, теперь я допускю возможность явления, которое отвергл всю свою жизнь, считя его чистой воды бсурдом, – возможность непорочного зчтия. Я допускю, что могли быть случи, когд беспомощные, ни о чем не подозревющие жертвы подверглись искусственному оплодотворению. Витоны постоянно вмешивются в ншу жизнь, ствя н нс, своих космических подопытных животных, тончйшие хирургические эксперименты!

– Но зчем, зчем?

– Чтобы выяснить, возможно ли привить человеку витонские кчеств. – Помолчв мгновение, Бич сухо добвил: – Зчем люди учт тюленей жонглировть мячми, попугев – ругться, обезьян – курить ппиросы и ездить н велосипеде? Зчем они пытются вывести говорящих собк и зствляют слонов выполнять дурцкие фокусы?

– Улвливю прллель, – мрчно соглсился Грэхем.

– У меня здесь еще тысячи вырезок, где говорится о людях, нделенных нечеловеческими способностями, стрдющих от неестественных или сверхьестественных дефектов, рождющих жутких уродов, которых срзу же умерщвляли или прятли подльше от посторонних глз. И о многих других, ствших жертвми непонятных экспериментов или необычной судьбы. Помните случй с Дэниелом Днглссом Хоумом, который н глзх у изумленной публики вылетел, кк птиц, из окн первого этж? Это подлинный случй, когд человек облдл способностью левитции, ведь именно тк передвигются витоны! Вм нужно прочитть книгу «Триумф чродея», тм кк рз говорится о Хоуме. Он облдл и другими тинственными силми. Только он вовсе не был чродеем. Он был витоночеловек!

– Силы небесные!

– Еще был Кспр Хузер, человек из ниоткуд, – кк ни в чем не бывло продолжл Бич. – Ничто не появляется из вкуум, тк что Хузер, кк и все остльные, тоже где-то родился. Скорее всего, в лбортории витонов. Быть может, ткя же тинствення учсть постигл и Бенджмен Бэтхерст, чрезвычйного посл Великобритнии в Вене. 25 ноября 1809 год он скрылся з прой лошдей – и бесследно исчез.

– Я не совсем улвливю связь, – возрзил Грэхем. – Ккого черт эти супертври зствляют людей исчезть?

Дже сквозь темноту он уловил холодную, безжлостную усмешку Бич.

– А почему студенты-медики зствлярт исчезть бездомных кошек? Из кких ничего не ведющих болот исчезют лягушки, которых потом преприруют? Кто тщит из морг труп бродяги, тк что кишки волочтся по мостовой?

– Брр! – Грэхем поежился от омерзения.

– Исчезновение – смое обычное дело. Что, нпример, случилось с экипжем «Мрии Целести»? Или с экипжем «Розли»? Не были ли они подходящими лягушкми, которых вытщили из ближнего болот? Что случилось с «Уртой»? Не был ли человек, который в последний момент передумл плыть н «Урте», нделен экстрсенсорным восприятием, или же он получил подсознтельное предупреждение, поскольку окзлся неподходящей лягушкой? Что делет одного человек подходящим, другом – нет? Неужели первый живет под бременем постоянной опсности, второй может всю жизнь нслждться покоем? Неужели в кждом из нс есть нечто особое, неуловимое, что ознчет: я обречен н смерть, вы остнетесь невредимы?

– Это покжет только время.

– Время! – презрительно фыркнул Бич. – Может быть, уже миллион лет мы тскем н своем горбу дьявол и только сейчс, нконец, нчинем прозревть. Гомо спиенс – человек, несущий бремя беды! – Он что-то пробормотл про себя, потом продолжил: – Только сегодня утром я изучл один случй, рзгдть который не могут вот уже десять лет. Подробности опубликовны в лондонской «Ивнинг Стэндрт» з 16 мя 1938 год и несколькими днями позже в бритнской «Дейли Телегрф». Судно Англо-Австрлийской линии водоизмещением 5466 тонн исчезло в единый миг. Современный, ндежный корбль, спокойное море. И вдруг – ни корбля, ни экипж из тридцти восьми человек. Они испрились посреди Атлнтики, в пятидесяти милях от других судов, нездолго до этого отпрвив рдиогрмму, подтверждвшую, что все у них в полном порядке. Спршивется, куд они все подевлись? И где большинство из тех тысяч, которых годми ищет Бюро розыск пропвших без вести?

– Кому вы говорите! – Грэхем безуспешно пытлся рзглядеть в темноте спсительный экрн. Он где-то тм, н своем посту, охрняет их, кк безмолвный чсовой, но он способен лишь подть молниеносный сигнл о вторжении противник. А уж обороняться им придется смим.

– Ответ мне не известен, – признлся Бич. – Д и никому не известен. Единственное, что можно скзть: их зхвтили силы, о которых мы только нчинем понемногу узнвть, силы неведомые, но ни в коем случе не сверхъестественные. А зчем их взяли – можно рзве что догдывться. Они исчезли, кк исчезли многие с незпмятных времен и кк будут исчезть впредь. Вернулись единицы: что с ними сделли – тк никто и не урзумел. Это те, кого потом рспяли, сожгли н костре, рсстреляли серебряными пулями и зкопли, присыпв чесноком, или же упрятли в психушку.

– Может быть, – скептически зметил Грэхем. – Все может быть.

– Всего месяц нзд стртоплн Нью-Йорк – Рио скрылся з облкми нд Порт-оф-Спейн, что н острове Тринидд, и пропл. Только что его видели тысячи глз, секунд – и никкого след. С тех пор о нем никто не слышл. Девять месяцев нзд точно тк же исчез новый лйнер Москв – Влдивосток. 0 нем тоже никких сведений. Длиння черед похожих случев тянется с смого зрождения эронвтики.

– Припоминю некоторые из них.

– А что случилось с Амелией Эрхрд и Фредом Нунном, с лейтеннтом Оскром Омдлом, с Брйсом Голдсборо и миссис Ф. У. Грейсон, с кпитном Теренсом Тлли и лейтеннтом Джеймсом Медкфом, с Ннгессером и Коли? Возможно, кто-то из них потерпел крушение, но остльные-то нет, нимло в этом не сомневюсь. Их похитили, кк уже двно похищют людей: поодиночке, группми, целыми пртиями.

– Нужно предупредить мир, – торжественно произнес Грэхем. – Открыть людям глз.

– Вы полгете, кому-то удстся предупредить, открыть миру глз и остться в живых? – язвительно осведомился Бич. – Сколько тких потенцильных открывтелей уже сомкнуло уст и легло в могилу? И сколько еще тысяч витоны столь же успешно сумеют утихомирить нвеки? Скзть – знчит подумть, подумть – знчит выдть себя, выдть себя – знчит погибнуть. Дже здесь, в этом уединенном убежище, ккой-нибудь бродячий невидимк может нс обнружить, подслушть и зствить поплтиться з то, что мы слишком много знем. Вот цен неумения скрывть свое знние. Витоны безжлостны, бсолютно беспощдны, об этом свидетельствует тот стршный фкт, что они взорвли к черту весь Силвер Сити, кк только узнли, что нм удлось их сфотогрфировть.

– И все рвно мир нужно предупредить, – упрямо твердил Грэхем. – Может быть, неведение и есть блго, зто знние – оружие. Человечество должно узнть своих угнеттелей, чтобы сбросить их иго!

– Прекрсно скзно, – нсмешливо отозвлся профессор. – Я восхищен вшей силой дух, только дух – это еще не все. Вы слишком мло знете, чтобы понять то, что вы предлгете, невыполнимо.

– Для этого я и вм и пришел, – прировл Грэхем. – Узнть больше! Если л уйду отсюд, не получив всей информции, то в моей неосведомленности будете виновты только вы. Откройте мне все, что вм известно, – о большем я просить не могу.

– И что потом?

– Всю ответственность и весь риск я беру н себя. Что еще я могу сделть?

Мрк и тишин. Двое зстыли, глядя н экрн, один, сгоря от нервного нетерпения, другой, погрузившись в невеселые рздумья. Только противоречивые мысли стремительно метлись в тишине, отмеряемой неторопливым тикньем чсов. Кк будто судьб всего мир дрожл н весх одного-единственного человеческого рзум.

– Пошли, – внезпно произнес Бич. Включив свет, он открыл дверь рядом с по-прежнему безрзличным экрном и зжег лмпы в небольшой, но хорошо оборудовнной лбортории, где в полном порядке выстроились всевозможные приборы.

Потушив свет в комнте, из которой они только что вышли, Бич зкрыл ведущую в нее дверь и покзл Грэхему звонок, укрепленный н стене лбортории:

– Если экрн в соседней комнте зсветится, срботет фоточувствительный элемент и звонок ззвонит. Если это случится, срзу же взблмутьте кк следует свои мысли – или приготовьтесь к худшему.

– Понял.

– Сдитесь сюд, – велел Бич. – Он протер пльцы эфиром и взял пузырек.

– Рекция Бьернсен – синергическя. Вы знете, что это знчит?

– Он дет чисто ссоцитивный эффект.

– Верно! Вы объяснили это по-своему, но весьм удчно. Это рекция, которя вызывется совместным действием препртов, ни один из которых, взятый в отдельности, не смог бы ее вызвть. Можете себе предствить, что это знчит – проверить взимодействие нескольких соствляющих во всевозможных комбинциях: нужно провести строномическое количество экспериментов! Синергетикой будут знимться еще много лет. И н эффект Бьернсен могли не нтолкнуться еще лет пятьдесят. Если бы у него смого не хвтило ум рспознть проблеск удчи, мы бы все… – он змолчл и, нклонив пузырек нд мензуркой, стл тщтельно отсчитывть кпли.

– Что вы делете? – спросил нблюдвший з ним Грэхем.

– Собирюсь обрботть вс по формуле Бьернсен. Н несколько минут вы потеряете зрение, но не пугйтесь: просто вши плочки и колбочки должны перестроиться. А пок зрение будет изменяться, я подробно рсскжу вм все, что мне удлось узнть

– Полученный эффект будет постоянным или временным?

– Он кжется постоянным, но я не стл бы утверждть ктегорически. Просто никто не прожил достточно долго, чтобы удостовериться, нсколько он продолжителен.

Поствив пузырек, он подошел к Грэхему, держ в одной руке сткнчик, в другой клочок вты.

– Что ж, нчнем, – скзл он. – А теперь слушйте внимтельно, что я вм скжу кто знет, может быть, повторить уже больше не придется!

См того не ведя, он окзлся пророком.

ГЛАВА 7

По диску зходящей луны проносились бледные клочья облков. Густя, почти осяземя тьм окутывл долину. Ночной мрк ндежно укрывл дом, угрюмо зтившийся в ее глубине, и неясную тень, которя выскользнул из бронировнной двери и метнулсь под полог шумящих сосен.

У обшрпнного укзтеля, злитого лунным светом, тень н мгновение превртилсь в силуэт мужчины, потом рстворилсь, слившись с темными деревьями. По тропе проктился кмешек, где-то хрустнул ветк – и снов вокруг только шелест неугомонной листвы д стон ветвей, колеблемых ночным ветром.

У конц тропы рябин укрыл своими ветвями узкий, стремительный, отливющий метллом корпус. Что-то темное, мелькнув у ствол рябины, слилось с мшиной. Тихо щелкнул хорошо смзнный змок, рздлся тихий, но мощный гул. Тревожно вскрикнул ночня птиц, и метллический цилиндр, выскочив из глубокой тени, рвнулся по дороге, держ курс н перевл.

Еще светло, когд тот же смый цилиндр уже стоял у стртопорт Бойсе. Н одном крю небосклон мигли н фоне постепенно светлеющей мглы бледные звезды, другой розовел от лучей знимющегося дня. Утренняя дымк полупрозрчной пеленой висел нд отрогми Склистых гор.

Зевнув, Грэхем скзл лейтеннту полиции Келлерхеру.

– Бич и я отпрвляемся в рзное время и следуем рзными мршрутми. Для этого есть особые причины. Абсолютно необходимо, чтобы один из нс добрлся до Вшинггон. Вы лично отвечете з то, чтобы через чс Бич встретили и в целости и сохрнности доствили н борт «Олимпийц».

– Не волнуйтесь, все будет в полном порядке, – зверил его Келлерхер.

– Хорошо, поручю это вм. – Грэхем еще рз широко зевнул и, не обрщя внимния н звороженный взгляд лейтеннт, приковнный к его глзм, збрлся н зднее сиденье скоростного рмейского рективного смолет, готового умчть его н восток.

Пригнувшись нд рычгми упрвления, пилот зпустил двигтель. Языки плмени и длинные струи пр вырвлись из сопел и отрзились в зеркльной поверхности крыльев. С пронзительным ревом мшин рвнулсь в рссветное небо, и, протянув з собой быстро тющий перистый шлейф, понеслсь нд горми, тревож их покой эхом громовых рсктов.

Нбрв высоту нд зубчтыми вершинми Склистых гор, пилот выровнял мшину. Грэхем, судорожно зевя, смотрел в иллюминтор. Глз его, несмотря н устлость, сохрняли все тот же неизменный блеск.

Мерно подргивя, двигтели рзвивли скорость, н полмили опережющую скорость звук. Постепенно Грэхем уронил подбородок н грудь, веки его отяжелели и, потрепетв, зкрылись. Убюкнный монотонной вибрцией двигтелей и покчивнием смолет, он нчл похрпывть.

Рзбудил его удр колес о землю и стремительный бег по посдочной полосе. Вот и Вшингтон! Легонько толкнув пссжир в бок, пилот усмехнулся и кивнул н чсы. Они покзли отличное время.

Когд Грэхем вышел, к мшине торопливо приблизились четверо. Двоих он узнл: полковник Лимингтон и лейтеннт Воль. С ними было двое незнкомцев – высокие, плотные мужчины с влстными мнерми.

– Получил вшу телегрмму, Грэхем, – сообщил Лимингтон. Его проництельные глз тк и горели от нетерпения. Он достл из крмн блнк и прочитл вслух: – «Дело проясняется, от его исход звисит судьб человечеств. Необходимо доложить президенту. Встречйте рмейским смолетом, прибытие дв сорок». – Он взъерошил усы. – Я тк понимю, что вш информция чревт стршными последствиями?

– Именно тк! – Устремив в небо холодные, сверкющие глз, Грэхем, кзлось, выискивл тм сигнл появления невидимых и незвных гостей. Вверху кменной прегрдой, зслоняющей конспирторов от всевидящих небес, высилсь тяжеловесня громд здния Министерств обороны.

Аудитория был смешння. В ней преоблдли нстороженное ожидние, внимние и легкое недоверие. Тм был полковник Лимингтон, с ним Воль и двое првительственных чиновников, встречвших Грэхем в стртопорте. Слев от них беспокойно ерзли н своих местх сенторы Крмоди и Дин, доверенные лиц президент стрны. Широкоплечий флегмтик, сидящий спрв, – Уиллетс С. Кейтли, глв рзведывтельной службы США, рядом с ним – его личный секретрь.

З ними – ученые, првительственные служщие, консультнты-психологи, всего две дюжины человек. Вот проництельное лицо, увенчнное белой гривой,

– профессор Юргенс, ведущий в мире специлист по мссовой психологии, или, кк предпочитют говорить его друзья, «рекции толпы». Смуглый мужчин с тонкими чертми, выглядывющий из-з плеч Юргенс, – Кеннеди Вейтч, ведущий специлист по физике излучения. Шестеро слев от него – предствители тысячи ученых, уже двно рботющих нд созднием волновой бомбы, преемницы томной. Остльные – столь же компетентные специлисты, кждый в своей облсти, одни неизвестные, другие снисквшие мировую слву.

Внимние собрвшихся было приковно ж Грэхему, чьи горящие глз, хрипловтый голос и вырзительные жесты доносили до их восприимчивых умов ужсную првду. Устновленный в углу мгнитофон с мехнической точностью фиксировл сведения, ствшие теперь общим достоянием.

– Господ, – нчл Грэхем, – не тк двно шведский ученый Педер Бьернсен вел поиски в неисследовнной облсти нуки; месяцев шесть нзд его рбот был успешно звершен: при этом обнружилось, что грницы человеческого зрения можно рсширить. Этот блестящий результт ему удлось осуществить блгодря применению йод, метиленовой синьки и мескля. И хотя до сих пор не вполне ясно, кк именно днные компоненты регируют друг с другом, сомневться в их эффективности не приходится. Человек, прошедший обрботку по прописи Бьернсен, способен воспринимть горздо более широкий дипзон электромгнитных чстот, нежели тот, что доступен обычному зрению.

– Нсколько более широкий? – рздлся недоверчивый вопрос.

– Рсширение происходит только в одном нпрвлении, – ответил Грэхем, – в сторону инфркрсного дипзон. Если верить Бьернсену, грниц проходит в пределх ультркоротких рдиоволн.

– Неужели тепловидение? – рздлся голос с мест.

– Вот именно, тепловидение и дже сверх того, – подтвердил Грэхем.

Повысив голос, чтобы перекрыть возникший ропот изумления, он решительно продолжл:

– Кким именно обрзом достигется подобный эффект – предстоит поломть головы вм, ученым. Но во всем этом есть еще один порзительный фкт, буквльно вытщенный н свет Божий блгодря открытию Бьернсен, фкт, который не может оствить рвнодушным ни меня лично, ни ншу стрну, ни весь мир. – Он сделл пузу, потом зявил прямо, без обиняков: – Господ, нш Земля приндлежит другим, более высоко рзвитым существм!

Кк ни удивительно, не последовло ни гневного протест, ни скептических смешков, ни дже гул изумления. Что-то удержло собрвшихся некое общее чувство открывшейся истины или, быть может, ощущение полной искренности говорящего. Тк они и сидели, кк сттуи, зстыв н своих местх, устремив н Грэхем потрясенные, звороженные, тревожные взгляды. Н лицх было нписно: новость превзошл их смые фнтстические ожидния.

– Уверяю вс, все, что я скзл, – рельность, не вызывющя ни млейших сомнений, – зявил Грэхем. – Я см видел этих тврей. Видел, кк эти бледные и в то же время стрнно светящиеся голубые шры проплывли по небу. Дв из них стремительно и бесшумно пронеслись ндо мной, когд я крлся по безлюдной тропе из лбортории Бич, зтерянной в горх между Бойсе и Силвер Сити. Один покчивлся в воздухе нд стртопортом Бойсе нездолго до отлет лйнер, который доствил меня сюд. Когд я прибыл в Вшингтон, то зстл здесь целые дюжины их собртьев. Вот и сейчс нд городом прят десятки; возможно, некоторые крутятся нд зднием. Они предпочитют людские сборищ. Весь ужс в том, что они скпливются тм, где нс много.

– Кто же они? – спросил сентор Крмоди. Его пухлое лицо рскрснелось.

– Никто не знет. Они не дют времени, чтобы их кк следует изучить. См Бьернсен полгл, что они вторглись н Землю из других миров, причем срвнительно недвно, однко он понимл, что это чистой воды догдк, поскольку днных для подтверждения гипотезы у него не было. Покойный профессор Мейо тоже склонялся к мысли, что это оргнизмы внеземного происхождения, но считл, что они зхвтили и порботили ншу плнету много тысяч лет нзд. Доктор Бич, нпротив, думет, что они коренные обиттели Земли, тк же, кк микробы. Бич говорит, что покойный Гнс Лютер пошел дльше других и, основывясь н нших физических несовершенствх, предположил, что они и есть истинные земляне, в то время кк мы являемся потомкми животных, которых они вывезли из других миров н своих космических корблях-скотовозх.

– Скот-скот-скот! – пронеслось по злу. Собрвшиеся выговривли это слово тк, кк будто оно было брнным.

– Что еще известно об этих существх? – спросил кто-то.

– Боюсь, что очень немногое. Они ничуть не похожи н людей и, с человеческой точки зрения, нстолько чужды нм, что не ясно, кким обрзом мы сможем нйти что-то общее, что позволило бы достичь хоть ккого-нибудь взимопонимния. Они выглядят кк светящиеся шры около трех футов в диметре. Их живя, сияющя поверхность окршен в голубой цвет, но лишен кких бы то ни было внешних признков. Их нельзя снять н обычную инфркрсную пленку, но Бич изобрел новую эмульсию, с помощью которой их можно регистрировть. Рдиолокторы их не обнруживют, очевидно, по той причине, что они поглощют рдиоимпульсы вместо того, чтобы их отржть. Бич утверждет, что они любят роиться поблизости от нтенн рдиолокторов, кк ребятишки в жру вокруг фонтн. Он считет, что именно они нтолкнули нс н изобретение локтор, чтобы тем смым ценою ншего пот доствить им еще одно непонятное удовольствие.

Н лицх слуштелей отрзилось смешнное выржение изумления и стрх. Грэхем продолжл:

– Устновлено, что взмен зрения эти зловещие шры применяют экстрсенсорное восприятие, достигшее у них порзительного рзвития. Вот почему они всегд могли следить з нми, оствясь для нс неуловимыми: ведь это шестое чувство незвисимо от электромгнитных колебний. Кроме того, оргны речи и слух им зменяет телептическя связь, может быть, он лишь оборотня сторон того же электрсенсорного восприятия. В любом случе, они могут читть и понимть человеческие мысли, но только н близком рсстоянии. Бич нзвл их витонми, поскольку, судя по всему, они бесплотны и являются сгусткми энергии. Они приндлежт не ж животному, не к минерльному, не к рстительному миру, к миру энергии.

– Ерунд! – взорвлся один из ученых, обретя нконец ккую-то опору в своей облсти нуки. – Энергия не может сохрнять ткую компктную и урвновешенную форму!

– А кк же шровые молнии?

– Шровые молнии? – вопрос зстл критик врсплох. Он неуверенно огляделся и пошел н попятный. – Должен признться, вы меня поймли. Этому феномену нук пок не дл удовлетворительного объяснения.

– И все же нук не отрицет, что молнии предствляют собой компктную, временно урвновешенную форму энергии, которую невозможно воспроизвести в лборторных условиях, – произнес Грэхем серьезно. – Может быть, это умирющие витоны. Не исключено, что эти существ смертны, кк и мы с вми, кков бы ни был срок их жизни. А умиря, они рссеивют свою энергию н тких чстотх, что внезпно стновятся видимыми. – Вынув бумжник, он извлек несколько гзетных вырезок. – «Уорлд Телегрм», 17 преля: сообщение о шровой молнии, которя влетел в дом через открытое окно и, взорввшись, подплил ковер. В тот же день еще одн молния, подпрыгивя, проктилсь по улице ярдов двести и исчезл, оствив после себя волну рскленного воздух «Чикго Дейли Ньюс», 22 преля: сообщение о шровой молнии, которя медленно проплыл нд лугом, проникл в дом, попытлсь подняться по кминной трубе, потом взорвлсь, рзрушив кмин.

Спрятв вырезки, он устлым жестом приглдил волосы.

– Я позимствовл эти вырезки у Бич. У него их целя коллекция з последние сто пятьдесят лет. Около двух тысяч сттей, посвященных шровым молниям и другим подобным феноменм. Когд их просмтривешь, зня то, что нконец стло известно, все выглядит совершенно инче. Они перестют быть коллекцией устревших сведений и стновятся уникльной подборкой неоспоримых, исключительно вжных фктов, которые зствляют нс удивляться: почему мы никогд не подозревли того, что открылось нм теперь. Ведь устршющя кртин все время был перед глзми, только нм не удвлось кк следует сфокусировть изобржение.

– Почему вы считете, что эти существ, эти витоны – нши господ? – в первый рз подл голос Кейтли.

– Бьернсен устновил это, нблюдя з ними, и все его последовтели неизбежно приходили к ткому же выводу. Мыслящя коров тоже могл бы довольно быстро уловить, чьему господству он обязн тем, что ее сородичи попдют н бойню. Витоны ведут себя тк, кк будто они – хозяев Земли, но ведь тк оно и есть! Они и есть нши хозяев – вши, мои, президент, любого короля, любого преступник, рождющегося н ншей плнете.

– Черт с дв! – выкрикнул кто-то из зднего ряд.

Никто не обернулся. Крмоди недовольно нхмурился, остльные не спускли глз с Грэхем.

– Нм известно мло, – продолжл Грэхем, – но и это млое стоит многого. Бич убедился, что витоны не только состоят из энергии, но еще и звисят от энергии, питются энергией – ншей с вми энергией! Мы для них – производители энергии, которых им любезно предоствил природ для удовлетворения ппетитов. Потому они нс и рзводят, то есть побуждют к рзмножению. Они псут нс, згоняют в хлев, доят, сми жиреют н токх, идущих от нших эмоций, точно тк же, кк мы жиреем н сокх, выделяемых коровми, которым дем корм, содержщий стимуляторы лктции. Покжите мне очень эмоционльного человек, чья жизнь был бы долгой и здоровой – и вот вм витонскя коров-рекордистк, облдтельниц первого приз!

– Вот дьяволы! – рздлся чей-то возглс.

– Если вы, господ, порзмыслите нд этим кк следует, – продолжл Грэхем, – то поймете весь ужс создвшегося положения. Двно известно, что выделяющяся в процессе мышления нервня энергия, кк и рекция желез н эмоционльное возбуждение, имеет электрическую или квзиэлектрическую природу. Именно этими продуктми и питются нши призрчные влдыки. Они могут в любое время увеличить урожй, сея ревность, соперничество, злобу и тким обрзом рздувя эмоции – и вовсю пользуются этим. Христине против мусульмн, черные против белых, коммунисты против ктоликов – все они льют воду н витонскую мельнипу, все, сми того не сознвя, нбивют чужое брюхо. Витоны вырщивют свой урожй тк же, кк мы вырщивем свой. Мы пшем, сеем и жнем – и они пшут, сеют и жнут. Мы – живя почв, взрыхлення обстоятельствми, которые нвязывют нм витоны, зсеяння противоречивыми мыслями, удобрення грязными слухми, ложью и умышленным изврщением фктов, политя звистью и подозрительностыо, дющя тучные всходы эмоционльной энергии, которые витоны потом пожинют серпми беды. Кждый рз, когд кто-то из нс призывет к войне, витоны приглшют друг друг н бнкет!

Мужчин, сидевший рядом с Вейтчем, поднялся и скзл:

– Может быть, вы знете, чем мы знимемся. Мы уже двно пытемся рсщепить том. Пытемся нйти способ достичь полного рссеяния субтомных чстиц в первончльную энергию. Пытемся создть волновую бомбу. И если нм повезет, это будет еще т штучк! Дже одн небольшя бомбочк рзнесет мир н куски. – Он облизнул губы и огляделся по сторонм. – Что же, по-вшему, нс витоны вдохновляют?

– Вы еще не получили вшу бомбу?

– Нет еще.

– Вот вм и ответ, – сухо скзл Грэхеж – Может быть, вы ее вообще никогд не получите. А если получите, возможно никогд ею не воспользуетесь. Ну, если вы ее созддите и взорвете!..

Рздлся громкий стук в дверь. Несколько человек вздрогнули от неожиднности. Вошел военный, что-то шепнул Кейтли и срзу вышел. Кейтли встл, лицо его побледнело. Он взглянул н Грэхем, потом обвел глзми собрвшихся и зговорил медленно и серьезно:

– Господ, мне очень жль, но только что стло известно: в двдцти милях к зпду от Питтсбург потерпел крушение «Олимпиец». – Голос его сорвлся. Было видно, кк он взволновн. – Много пострдвших, один человек погиб. И эт единствення жертв – профессор Бич!

Он сел. Вокруг поднялся встревоженный гул. Целую минуту в зле не утихло волнение. Слуштели переглядывлись, испугнно посмтривли то н экрн, то н лихордочно горящие глз Грэхем.

– Еще один из посвященных ушел нвсегд, – с горечью скзл Грэхем. – Сотый или тысячный – кто знет! – Он вырзительно рзвел рукми. – Мы нуждемся в еде, но не бродим нугд в поискх дикого кртофеля. Мы его вырщивем, улучшем, исходя из того, кким, по-ншему рзумению, должен быть кртофель. Вот и клубни нших эмоций, видно, недостточно крупны, чтобы нсытить влстелинов Земли. Их нужно рстить, удобрять, культивировть по првилм тех, кто тйком возделывет нше поле.

Вот почему мы, люди, которые в остльном достточно рзумны и дже нстолько изобреттельны, что порою сми поржемся силе своего ум, не способны упрвлять миром тк, чтобы это делло честь ншему интеллекту! – выкрикнул он, потряся перед ошеломленными слуштелями увесистым кулком. – Вот почему сегодня мы, которые могли бы создть невиднные в истории человечеств шедевры, живем в окружении жлких пмятников ншей собственной стрсти к рзрушению и не способны построить мир, покой, безопсность. Вот почему мы достигли успехов в естественных нукх, во всех порождющих эмоционльный отклик искусствх, во всевозможных возбуждющих зтеях, но только не в социологии, которя с смого нчл был в згоне.

Широким жестом он рзвернул вообржемый лист бумги и скзл:

– Если бы я покзл вм микрофотоснимок лезвия обыкновенной пилы, ее зубцы и впдины дли бы грфик, прекрсно воспроизводящий волны эмоций, которые с дьявольской регулярностью сотрясют нш мир. Эмоции – посев! Истерия – плод! Слухи о войне, подготовк к войне, войны, которые то и дело вспыхивют – кроввые и жестокие, религиозные бдения, религиозные волнения, финнсовые кризисы, рбочие стчки, рсовые беспорядки, идеологические демонстрции, лицемерня пропгнд, убийств, избиения, тк нзывемые стихийные бедствия, инче – мссовые истребления тем или иным вызывющим эмоционльный подъем способом, революции и снов войны.

Все тк же громко и решительно он продолжл свою речь:

– Подвляющее большинство обычных людей всех рс и вероисповедний больше всего н свете инстинктивно жждет мир и покоя – и все же нш мир, нселенный в основном трезвыми, рзумными людьми, не может утолить эту жжду. Нм не позволяют ее утолить! Для тех, кто н шкле земной жизни знимет верхнюю отметку, мир, истинный мир – голодное время. Им нужно любой ценой получить урожй эмоций, нервной энергии: чем больше, тем лучше, и по всей Земле!

– Ккой ужс! – вырвлось у Крмоди.

– Когд вы видите, что мир терзют подозрения, рздирют противоречия, изнуряет бремя военных приготовлений, будьте уверены: приближется время жтвы – чужой жтвы. Эт жтв не для вс и не для нс, ибо мы всего лишь жлкие недоумки, чей удел – быть отогннными от кормушки. Урожй не про нс!

Он весь подлся вперед – подбородок грессивно выпячен, горящие глз устремлены н слуштелей.

– Господ, я пришел дть вм формулу Бьернсен, чтобы кждый мог проверить ее н себе. Возможно, кое-кто из вс думет, что я просто-нпросто нгоняю н вс стрх. Боже, кк бы я хотел, чтобы все это окзлось зблуждением! Скоро и вы зхотите того же. – Он усмехнулся, но усмешк получилсь жесткой и совсем не веселой – Я прошу, нет, требую, чтобы мир узнл всю првду, пок еще не поздно. Никогд человечеству не изведть покоя, никогд не построить рй н земле, пок его общую душу гнетет это стршное бремя, пок его общий рзум рстлевется с смого своего рождения. Нверняк нше оружие – првд, инче эти тври никогд не пошли бы н ткие крйние меры, стрясь, чтобы он не вышл нружу. Они боятся првды, знчит, мир должен эту првду узнть. Необходимо открыть миру глз!

Он сел и зкрыл лицо рукми. Оствлись еще кое-ккие фкты, которые он не мог им сообщить. Д и не хотел. Еще до утр некоторые из них обретут способность проверить истинность его утверждений. Они взглянут в грозные небес – и кто-то из них погибнет. Они умрут, крич от стршной првды, проникшей в их умы, от ужс, стиснувшего их бешено колотящиеся сердц. Нпрсно будут они питться отбиться или убежть от невидимого врг. Все рвно им суждено умереть, лепеч бесполезные слов протест.

Грэхем смутно слышл, кк полковник Лимингтон обртился к удитории, призывя ученых рсходиться по одному, соблюдя бдительность и осторожность. Кждый должен был взять у него копию дргоценной формулы, чтобы кк можно скорее проверить ее н себе и срзу же сообщить ему о полученных результтх. И, что смое глвное, им предстояло, держсь порознь, все время контролировть свои мысли, чтобы в случе неудчи кждого из них обнружили кк одиночку, не кк член группы. Лиминггон тоже понимл угрожвшую всем опсность. И стрлся хотя бы уменьшить риск.

Один з другим првительственные эксперты покидли помещение. Кждый получл от Лиминггон листок бумги. Все посмтривли н неподвижно зстывшего Грэхем, но никто с ним не зговривл. Лиц ученых отржли невеселые рздумья, уже пустившие ростки в их умх.

Когд последний из них ушел, Лиминггон скзл:

– Грэхем, мы приготовили для вс место, где вы сможете поспть; оно еще ниже под землей. Придется о вс зботиться кк следует, пок фкты не получт подтверждения: ведь смерть Бич ознчет, что вы теперь – единственный, кто получил информцию из первых рук.

– Сомневюсь.

– Что? – от удивления у Лимингтон дже челюсть отвисл.

– Я тк не думю, – устло пояснил Грэхех – Одному небу известно, сколько ученых получили сведения об открытии Бьернсен по личным кнлм. Некоторые нверняк отмхнулись от него, кк от зведомой ереси – во всяком случе, им тк покзлось. Никто из них не потрудился проверить полученные сведения, это упущение и спсло им жизнь Но могли быть и другие, которые повторили опыт Бьернсен и пришли к тому же результту. Им повезло больше: их до сих пор не обнружили. Эти перепугнные, згннные люди, доведенные собственным зннием до полубезумного состояния, боятся выствить себя н посмешище, или ускорить собственную гибель, или дже вызвть стршную бойню, если нчнут выкрикивть првду нпрво и нлево. Они где-то скрывются, зтившись в безвестности, молч шныряя вокруг, кк помойные крысы. Вм придется здорово попотеть, чтобы их выловить.

– Вы считете, что широкое рспрострнение сведений может привести к беде?

– К беде – это еще мягко скзно, – зявил Грэхем. – В словре просто нет ткого слов, которым можно нзвть то, что произойдет. Новость сможет рспрострниться только в том случе, если витонм, несмотря н их отчянное противодействие, не удстся этому помешть. Если они сочтут необходимым, то без млейших сожлений сотрут с лиц Земли половину человечеств, чтобы сохрнить другую половину в блженном неведении.

– Если сумеют, – уточнил Лимингтон.

– Они уже рзвязли две мировые войны и последние двдцть лет постоянно подогревют нши эмоции по поводу неотвртимости третьей, смой рзрушительной. – Грэхем потер руки и ощутил сочщуюся из пор влгу. – То, что было для них доступно рньше, доступно и сейчс.

– Вы что же хотите скзть, что они всемогущи, знчит, бороться с ними бесполезно?

– Нет и еще рз нет! Но недооценивть противник тоже нельзя. Мы уже слишком много рз делли подобную ошибку! – Лимингтон поморщился, но возржть не стл. – Об их численности и мощи можно пок только догдывться. Очень скоро они нчнут рыскть вокруг, стрться выследить зчинщиков мятеж и рспрвиться с ними – быстро, умело, рз и нвсегд. Если они обнружт меня и уничтожт, вм придется искть кого-то из выживших ученых. Бьернсен уведомил своих друзей, и никто не знет, кк длеко рстеклись сведения по чисто личным кнлм. Дейкин, к примеру, получил их от Уэбб, тот через Бич от смого Бьернсен. К Риду они попли другим путем – от Мейо и опять же от Бьернсен. Дейкин и Рид получили новость из третьих, четвертых, может быть, и десятых рук, и все рвно он их угробил. Не исключено, что есть другие, которые, скорее по чистой случйности, нежели по ккой-то иной причине, умудрились выжить.

– Остется ндеяться н это, – хмуро зметил Лимингтон.

– Кк только новость выйдет нружу, те, которым он известн, окжутся в безопсности: исчезнет повод с нми рзделться. – В его голосе прозвучл ндежд человек, мечтющего избвиться от невыносимого бремени.

Если результты, полученные учеными, подтвердят вше зявление, – вмешлся сентор Крмоди, – тогд я лично позбочусь о том, чтобы президент срочно информировли. Вы можете рссчитывть н полную поддержку првительств.

– Блгодрю вс, – скзл Грэхем и, поднявшись, вышел вместе с Волем и Лиминггоном. Они проводили его в отведенное ему временное пристнище, которое нходилось под тем же зднием Министерств обороны, но н много уровней ниже.

– Послушй, Билл, – обртился к нему Воль, – ведь я получил из Европы уйму сообщений, только не успел тебе рсскзть. Результты вскрытия Шеридн, Бьернсен и Лютер окзлись точь-в-точь ткими же, кк и у Мейо с Уэббом.

– Все сходится, – зметил полковник Лимингтон, прямо-тки с отеческой гордостью похлопв Грэхем по плечу. – Людям будет нелегко поверить в историю, которую вы рскрыли, но я полгюсь н вс целиком и полностью.

Они ушли, чтобы Грэхем смог нконец поспть, хотя он знл, что ничего из этого не выйдет. Рзве можно уснуть, когд человечество стоит н пороге кризис? Н его глзх погиб Мейо. Он видел, кк Дейкин пытлся убежть от судьбы, удр которой был стремителен, точен и неумолим. Он предчувствовл, ккой конец ожидет Корбетт, и слышл отзвук ктстрофы, в которой тот погиб. Сегодня – Бич! А звтр?

Холодным промозглым утром стршня новость оглушительно взорвлсь нд ошеломленной плнетой, взорвлсь тк внезпно, что у всех просто дух зхвтило, и тк неистово, что это превзошло смые худшие опсения. Весь мир буквльно взвыл от ужс.

ГЛАВА 8

Было три чс утр 9 июня 3015 год. Редко упоминемый, но в высшей степени эффективный Отдел пропгнды Соединенных Шттов трудился не поклдя рук. Его огромные помещения, знимвшие дв этж здния Министерств внутренних дел, были темны и безлюдны. Тем временем в дюжине комнт, укрытых в просторном подземном помещении, нходящемся в двух милях от глвного здния, кипел рбот. Тм собрлся весь штт отдел, усиленный восемью десяткми добровольных помощников.

Этжом выше, покоясь н мощных железобетонных перекрытиях, зстыли стринные тяжеловесные типогрфские прессы. Чистые, смзнные, блестящие, они много лет простояли, ожидя того момент, когд неожиднный выход из строя всей нционльной системы телеинформции снов призовет их к действию. Нд ними н высоту в тысячу футов возносилсь стройня громд – резиденция полуофицильной «Вшингтон Пост».

В руки четырехсот взмыленных людей, уже двно сбросивших свои пидкки, стеклись новости со всего земного шр. Телевидение, рдио, кбельня сеть, стртопочт, дже полевя связь вооруженных сил – все было отдно в их рспоряжение.

Но выше, н уровне земли, эт бешеня деятельность никк себя не обнруживл. Здние «Пост» было явно безлюдно, в бесконечных рядх его неосвещенных окон дробилсь тысячью отржений бледня лун. По тротуру одиноко брел птрульный полицейский; он шгл, устремив взгляд н освещенный циферблт уличных чсов и ничего не подозревя о лихордочной рботе, кипевшей у него под ногми. Все его мысли были сосредоточены н чшке кофе, ждвшей его в конце обход. Кошк молнией перебежл ему дорогу и шмыгнул в тень.

А тем временем тм, глубоко внизу, под нвисшими бетонными громдми, вдли от миллионов ничего не подозревющих, мирно спящих горожн, четырест человек фнтично трудились, готовя ужсную новость н грядущее утро. Телегрфные ключи и скоростные печтющие ппрты отбивли то крткие быстрые сообщения, то более длинные и зловещие. Бешено грохотли телетйпы, выдвя горы информции. Ндрывлись телефоны, выплевывя чьи-то метллические голос. Мощный многокнльный коротковолновый передтчик посылл через высотную нтенну тревожные имнульсы по всему миру.

Стекющиеся отовсюду новости нлизировлись, срвнивлись, клссифицировлись. Бликер звершил опыт. Сообщет, что видит дв шр, прящие нд Делвер веню. 0'кей, передйте Бликеру, чтобы он збыл о них – если сумеет! Звонит Уильямс. Говорит, что провел опыт и теперь видит светящиеся шры. Поблгодрите Уильямс, и пусть он кк можно скорее куд-нибудь скроется! Н проводе Толлертон. Опыт дл положительные результты. Он нблюдет вереницу голубых шров, н большой высоте пересекющих Потомк. Пусть спустится в укрытие и вздремнет.

– Это вы, Толлертон? Спсибо з информцию. Извините, но нм не рзрешено говорить, нсколько результты других опытов совпли с вшими. Почему? Ну, конечно, рди вшей же безопсности. А теперь выкиньте все из головы и ступйте биньки!

Вокруг црил шумный, но методичный шурум-бурум: кждый звонок пробивлся сквозь встречные вызовы, кждый длекий бонент стремился опередить остльных. Вот мужчин отчянно вцепился в трубку, уже рз в двдцтый пытясь связться со стнцией ВРТС в Колордо. Отчявшись, он сделл зпрос в полицейское упрвление Денвер В другом углу рдист терпеливо и монотонно повторял в микрофон:

– Вызывю виносец Аризон. Вызывю виносец Аризон.

Ровно в четыре чс посреди этой сумтохи появились двое; они вышли из туннеля, по которому вот уже десять лет вывозили н поверхность тысячи еще влжных гзет, чтобы срочно доствить их н железнодорожную стнцию.

Войдя, первый почтительно придержл дверь, пропускя вперед своего спутник, высокого плотного мужчину со стльной шевелюрой и светло-серыми глзми, спокойно и непреклонно глядевшими с жестковтого лиц.

Он остновился и оценивющим взглядом окинул помещение.

– Господ, перед вми президент! – скзл его провожтый.

Нступил тишин. Все встли, вглядывясь в хорошо знкомые черты. Глв госудрств знком призвл их продолжть рботу и вместе с сопровождющими проследовл в отдельную кбину. Тм он ндел очки, взял в руки несколько мшинописных листков и придвинулся к микрофону.

Вспыхнул сигнльня лмпочк. Президент зговорил. Голос его звучл спокойно и уверенно, в интонциях ощущлсь убедительня сил. Тонкя ппртур, скрытя в другом подземелье, н рсстоянии двух квртлов, улвливл его голос и воспроизводил в двух тысячх копий.

После его отъезд ппртур, рботвшя н полную мощность, выдл две тысячи ктушек мгнитной пленки. Их быстро собрли, упковли в герметические контейнеры и увезли.

Стртоплн Нью-Йорк – Сн-Фрнциско, вылетевший в пять чсов, унес н борту две дюжины копий речи президент, спрятнных среди груз. Три из них он успел оствить в пунктх посдки, после чего пилот потерял влсть нд своими мыслями и стртоплн исчез нвсегд.

Специльный рейс 4.30 н Лондон получил десяток копий, блгополучно перенес их через Атлнтику и доствил в пункт нзнчения. Пилоту и его помощнику скзли, что в зпечтнных контейнерх нходятся микрофильмы. Они и считли, что тм микрофильмы; поэтому те, кого их мысли могли бы, зинтересовть, невольно обмнулись, поверив в истинность скзнного.

До нступления критического чс по нзнчению попли примерно три четверти копий. Из оствшейся четверти несколько здержлись в пути по естественным и непредвиденным причинм, остльные же явились первыми потерями в новой беспощдной войне. Конечно, президент и см мог бы без труд произнести эту речь по всем прогрммм срзу. Но речь его ткже без труд могл быть прервн н первой фрзе зтившейся в микрофоне смертью. Теперь же целых полторы тысячи президентов ждли с речью нготове у полутор тысяч микрофонов, рзбросыных по всему земному шру одни в мерикнских посольствх и консульствх в Европе, Азии и Южной Америке, другие – н дльних островх, зтерянных в Тихом Окене, некоторые – н боевых корблях, вдли от людей и витонов. Десять рсположились в безлюдных просторх Арктики, где о витонх нпоминли только безопсные вспышки в небесх.

В семь утр в восточных шттх, в полдень в Великобритнии и в свое время – в кждой точке плнеты новость выплеснулсь н первые стрницы гзет, вспыхнул н теле и стереоэкрнх, згремел из громкоговорителей и рдиоприемников, ззвучл с крыш домов.

Стон недоверия и ужс вырвлся у человечеств. Он стновился все громче по мере того, кк росл вер в рельность происходящего, и нконец перешел в истерический вопль.

В голосе человечеств звучло постигшее его потрясение, которое кждя рс выржл в соответствии со своим эмоционльным склдом, кждя нция – со своими убеждениями, кждый человек – со своим темнерментом. В Нью-Йорке обезумевшя толп до откз збил Тймс Сквер. Люди толклись, орли, потрясли кулкми в хмурые небес, рсплившись, кк згннные в угол крысы. В Центрльном прке более блгопристойня толп молилсь, рспевл гимны, взывл к Иисусу, оглшя воздух то протестми, то рыдниями.

В это же утро лондонскя Пикдилли обгрилсь кровью сорок смоубийц. Н Трфльгрской площди негде было яблоку упсть. Дже знменитые кменные львы скрылись под нплывом обезумевших толп. Кто-то требовл вгустейшего присутствия Георг Восьмого, кто-то отдвл прикзы смому Всемогущему. И вот когд львы, кзлось, от стрх припли к земле еще ниже, чем перепугнное человечество, когд побледневшие, покрытые исприной лиц были устремлены н орторов, вещвших, что смерть есть рсплт з содеянные грехи, колонн Нельсон переломилсь у основния, нкренилсь, н ккое-то мгновение, покзвшееся вечностью, зстид, кк бы опирясь н другую колонну, обрзовнную людскими воплями, потом рухнул, придвив трист человек. Фонтн змоций взмыл до небес – утоляющих жжду эмоций!

В то утро мусульмне переходили в христинство, христине удрялись в пьянство. Нрод метлся между церковью и публичным домом, чстенько зкнчивя психушкой. Грешники спешили омыться святой водой, прведники – збыться, погрязнув в пороке. Кждый сходил с ум по-своему. Кждый был витонской коровой с нбухшим выменем, получившей нужную подкормку.

И все же новость вышл нружу, несмотря н все попытки помешть этому, несмотря н все созднные препятствия. Не все гзеты откликнулись н рспоряжение првительств отдть первые стрницы президентскому воззвнию. Многие, решив отстоять незвисимость прессы или, вернее, тупое упрямство своих влдельцев, внесли изменения в предоствленные им копии – добвили юмор или нгнли стрх, кждя по своему вкусу, – сохрнив тким обрзом освященную векми свободу допускть грубые искжения, именуемые свободой печти. Несколько гзет нотрез откзлись печтть столь очевидную глимтью. Некоторые упомянули новость в редкционных сттьях, охрктеризовв ее кк явный предвыборный фокус, н который они и не подумют клюнуть. Другие же честно стрлись сделть все возможное, но это им не удлось.

«Нью-Йорк Тймс» вышл с опозднием, известив читтелей, что ее утренний выпуск не увидел свет в связи с «внезпными потерями в штте». В то утро в редкции умерло десять сотрудников.

«Кнзс Сити Стр» вышл вовремя, громоглсно требуя ответ н вопрос: что з очередную утку, рссчитнную н выкчивние денег, состряпли в Вшингтоне н этот рз? Ее штт не пострдл.

В Эльмире редктор местной «Гзетт» сидел з своим столом. Он был мертв. Окоченевшие пльцы все еще сжимли полученную по телетйпу из Вшингтон копию президентской речи. Помощник редктор, попытвшийся взять листок, упл змертво у ног своего шеф. Третий рспростерся у дверей – репортер, погибший от безрссудного нмерения исполнить долг, з который отдли свои жизни его товрищи.

Рдиостнция ВТТЦ взлетел в воздух в тот смый миг, когд ее микрофоны включились, и диктор уже открыл рот, чтобы прочитть новости, з которыми должн был последовть речь президент.

В конце недели подвели итог: семндцть рдиостнций в Соединенных Шттх и шестьдесят четыре по всей плнете были згдочным обрзом выведены из строя некими сверхъестественными силми, причем кк рз в нужное время, чтобы не допустить трнсляции нежелтельных для противник новостей. Тяжелые потери понесл и пресс. В критический момент редкционные здния рушились от кких-то неведомых взрывов или же смые информировнные члены редкций гибли один з другим.

И все же мир узнл. Он получил ту весть, которую тк тщтельно готовили. Дже невидимки не вездесущи.

Новость вышл нружу, и несколько избрнных почувствовли себя в безопсности. Зто всех остльных охвтил ужс.

Вилл Грэхем вместе с лейтеннтом Волем сидели у профессор Юргенс н Линкольн Прнуэй и просмтривли вечерние выпуски всех гзет, которые удлось рздобыть.

– Рекция в точности ткя, кк и следовло ожидть, – зметил Юргенс.

– Сплошня мешнин. Вот, взгляните!

Он рзвернул «Бостон Трнскрипт». В гзете не было никких упоминний о невидимых силх, зто три колонии знимл передовя сттья, содержвшя яростные нпдки н првительство.

«Нс не интересует, првд или ложь – мрчня сенсция, обнродовння нынче утром, – вещл ведущий обозревтель «Трнсирипт». – Зто нс интересует, кто з ней стоит. Тот фкт, что првительство взяло н себя полномочия, которые избиртели ему никогд не двли, и прктически узурпировло первые стрницы всех гзет стрны, мы рссмтривем кк первый шг и дикттуре. Мы нблюдем тенденцию к методм, которые нш свободня демокртическя стрн не потерпит никогд, ни н единый миг, и которые столкнутся с ншим непреклонным протестом, пок мы еще сохрняем свободу голос».

– Возникет вопрос, чьи взгляды выржет гзет, – озбоченно скзл Грэхем. – Можно предположить, что втор писл ее бсолютно честно и с нилучшими нмерениями. Вот только неизвестно, действительно ли он тк считет, или эти мысли коврно внушены ему извне, но он воспринимет их кк свои собственные и верит, что тк оно и есть.

– Д, ткя опсность существует, – соглсился Юргенс.

– По ншим днным, витоны способны склонять общественное мнение в любую сторону, незметно внушя мысли, которые нилучшим обрзом служт их целям. Поэтому рзобрться, ккие взгляды возникли и рзвились сми по себе, ккие нвязны извне, прктически невозможно.

– В этом вся трудность, – подтвердил профессор. – Витоны имеют колоссльное преимущество: ведь они держт человечество в своих рукх, рзделяя его, несмотря н все нши попытки к объединению. Теперь кждый рз, когд ккой-нибудь интригн нчнет мутить воду, мы должны здть себе жизненно вжный вопрос: кто з этим стоит? – Он нцелил длинный тонкий плец н сттью, о которой шл речь. – Вот вм первый психологический удр, ннесенный вргом, первый выпд против змышляемого единств – ловко посеянное подозрение, что где-то якобы тится угроз дикттуры. Добрый стрый прием: облить противник грязью. И кждый рз н удочку попдются миллионы. И всегд будут попдться – ведь люди скорее поверят выдумке, чем убедятся в првде.

– Д уж. – Грэхем мрчно уствился в гзету.

Воль здумчиво нблюдл з ним.

– «Кливленд Плейн Дилер» придерживется другого мнения, – зметил Юргенс.

Он поднял гзету и покзл двухдюймовую шпку:

– Вот отличный пример того, кк журнлисты подют читтелям фкты. Этот прень возомнил себя стириком. Он делет тонкие нмеки н некую пирушку, состоявшуюся в Вшинггоне пру недель нзд, и предлгет для витонов свое нзвние: «вмпиры Грэхем». Что ксется вс, он полгет, что вы чем-то торгуете, скорее всего, очкми от солнц.

– Скотин! – возмущенно бросил Грэхем. Уловив смешок Воля, он одрил приятеля тким взглядом, что тот быстренько примолк.

– Д вы не рсстривйтесь, – продолжл Юргенс. – Если бы вм довелось знимться мссовой психологией столько лет, сколько мне, вы двно перестли бы удивляться. – Он похлопл рукой по гзете. – Этого следовло ожидть. Журнлисты считют, что првд существует только для того, чтобы ее нсиловть. А фкты они увжют только тогд, когд это им выгодно. В остльных случях горздо умнее пичкть читтелей всяким вздором. Это поднимет журнлист в собственных глзх и дет ему ощущение превосходств нд нми, дуркми.

– Увидь они все воочию, превосходств бы у них сильно поубвилось.

– Д нет, нвряд ли. – Юргенс н мгновение здумлся, потом скзл: – Не хотелось бы впдть в мелодрму, но, будьте добры, скжите, нет ли сейчс поблизости витонов?

– Ни одного, – успокоил его Ррэхем, бросив в – окно взгляд широко рскрытых сверкющих глз. – Несколько прят вдли, нд крышми домов, еще дв висят высоко в воздухе нд дорогой, здесь их нет.

– Ну и слв Богу, – лицо ученого прояснилось. Он провел пятерней по длинным седым волосм и едв зметно улыбнулся, увидев, что Воль тоже вздохнул с облегчением. – Меня интересует, что нм делть дльше. Теперь мир узнл смое худшее – и что же он нмерен предпринять, д и что он сможет предпринять?

– Мир должен не только узнть смое худшее, но и осознть его кк суровую и непреложную истину, – убежденно проговорил Грэхем. – Првительство включило в свой стртегический плн прктически все крупные химические компнии. Первый шг – выбросить н рынок мссу дешевых препртов, входящих в формулу Бьернсен, чтобы весь нрод смог см увидеть витонов.

– Ну и что это нм дет?

– Это дет большой шг к неизбежному обнродовнию всех фктов. Нужно, чтобы в грядущей схвтке мы могли опереться н единодушное общественное мнение. Я не имею в виду только ншу стрну. Оно должно быть единодушным во всемирном мсштбе. Всем ншим вечно грызущимся группировкм – политическим, религиозным и всяким прочим – придется прекртить рздоры перед лицом нвисшей опсности и, объединившись, помочь нм в борьбе, чтобы рз и нвсегд покончить с вргом.

– Нверное, вы првы, – неуверенно зметил Юргенс, – вот только…

Но Грэхем продолжл:

– Еще необходимо собрть кк можно больше информции о витонх. Ведь то, что мы знем о них сегодня, – сущя млость. Нм нужно горздо больше сведений, их могут предоствить только тысячи, может быть, дже миллионы нблюдтелей. Мы должны кк можно скорее урвновесить колоссльное преимущество, которое имеют витоны, уже много веков нзд постигшие человеческую природу, и тк же досконльно выведть о них все возможное. Познй своего врг! Бесполезно готовить зговоры и сопротивляться, пок мы не знем точно, кто нм противостоит.

– Вполне рзумно, – соглсился Юргенс. – Я не вижу для человечеств никкого выход, пок оно не сбросит это бремя. Только сознете ли вы, что ткое сопротивление?

– Что же это по-вшему? – поинтересовлся Грэхем.

– Гржднскя войн! – Психолог дже взмхнул рукой, стремясь подчеркнуть серьезность своего зявления. – Чтобы получить шнс ннести витонм хотя бы один удр, вм придется снчл звоевть и подчинить полмир. Человечество рзделится н две врждующие половины – уж об этом они позботятся. И ту половину, которя окжется под витонским влиянием, другой половине придется одолеть, возможно, дже истребить, и не просто до последнего воин, но дже до последней женщины, до последнего ребенк!

– Неужели все они ддут себя провести? – вствил Воль.

– До тех пор, пок люди думют железми, желудкми, бумжникми – всем, кроме мозгов, провести их – проще простого, – зло бросил Юргенс. – Они попдются н кждый ловкий, нстойчивый, возбуждющий пропгндистский трюк и всякий рз окзывются в дуркх. Возьмите хотя бы япошек. В конце позпрошлого век мы нзывли их цивилизовнным, поэтичным нродом и продвли им лом черных метллов и стнки. Через десяток лет мы звли их грязным желтобрюхим сбродом. В 1980-м мы снов обожли их, лобызли и нзывли единственными демокртми во всей Азии. А к концу век они опять превртились в исчдий д. Ткя же история с русскими: их поносили, рсхвливли, опять поносили, снов рсхвливли – и все в звисимости от того, к чему призывли нрод: поносить или рсхвливть Любой ловкий обмнщик может взбудоржить мссы и убедить их влюбить одних и ненвидеть других, смотря что его в днный момент устривет. И если зурядный мошенник способен рзделять и влствовть, что же тогд говорить о витонх! – Он повернулся к Грэхему. – Помяните мои слов, молодой человек: первым и смым трудно одолимым препятствием стнут миллионы истеричных дурлеев, нших же собртьев.

– Боюсь, что вы првы, – неохотно признл Грэхем.

Юргенс действительно окзлся прв, еще кк прв. Через семь дней формул Бьернсен поступил н рынок, причем в огромных количествх. А н восьмой день рно утром последовл первый удр. Он грянул с ткой рзрушительной силой, что человечество было прлизовно, кк при психической тке.

Н лзурное небо, обрызгнное розовтым светом утреннего солнц, невесть откуд низверглись две тысячи огненных струй. Спускясь все ниже, они бледнели, рсплывлись и нконец превртились в мощные выхлопы незнкомых желтых стртоплнов.

Внизу лежл Сиэтл. Его широкие улицы были еще совсем млолюдны. Из печных труб поднимлись редкие кудрявые дымки. Множество изумленных глз устремились в небо, множество спящих зворочлись в своих постелях, когд воздушня рмд с ревом пронеслсь нд Пджет Сунд и обрушилсь н город. Стремительный бросок – и рев перешел в пронзительный вой. Желтя свор промчлсь нд смыми крышми домов. Н нижних поверхностях обрубленных крыльев уже можно было рзглядеть эмблемы в виде плменеющих солнц. От стройных, удлиненных корпусов стли прми отделяться ккие-то черные зловещие предметы. Несколько мгновений, покзвшихся вечностью, они беззвучно пдли вниз. И срзу же дом превртились в бешено крутящиеся вихри плмени, дым, обломков дерев и кирпич.

Шесть ужсных минут Сиэтл содроглся от серии мощных взрывов. Потом две тысячи желтых смертей, кк дские призрки, взмыли в извергнувшую их стртосферу.

Четыре чс спустя, когд улицы Сиэтл еще сверкли от осколков битого стекл, уцелевшие жители еще стонли среди рзвлин, тк повторилск Н этот рз пострдл Внкувер. Пике, шестиминутный д – и снов ввысь. Медленно, словно неохотно, густеющие струи рективных выхлопов рстворялись в верхних слоях тмосферы. А внизу лежли изрытые улицы, обрщенные в руины деловые квртлы, рзрушенные жилые дом, вокруг которых бродили врз постревшие мужчины, рыдющие женщины, плчущие дети; многие были рнены. То здесь, то тм слышлся неумолчный крик, будто чья-то нвеки проклятя душ претерпевл все муки д. То здесь, то тм звучл короткий отклик, приносивший покой и облегчение тем, кто в них тк нуждлся. Мленькя свинцовя пилюля служил долгожднным лекрством для смертельно исклеченных.

Вечером того же дня, во время сходной и столь же эффективной тки н Сн-Фрнциско, првительство Соединенных Шттов официльно опознло грессоров. Для опознния могло бы вполне хвтить эмблем н их мшинх, но весть, которую они несли, был слишком невероятн, чтобы поверить. К тому же влсти еще не збыли те дни, когд считлось выгодным нносить удр под флгом любой стрны, кроме своей собственной.

И все же догдк окзлсь верной. Имя врг – Азитское Сообщество, с которым у Соединенных Шттов были, кзлось бы, смые что ни н есть дружеские отношения.

Отчяння рдиогрмм с Филиппин подтвердил истину. Мнил кпитулировл. Боевые корбли Сообществ, его смолеты и сухопутные войск нводнили весь рхипелг. Филиппинскя рмия больше не существовл, Тихоокенский флот Соединенных Шттов, который проводил мневры в тех крях, подвергся нпдению, кк только поспешил н помощь созникм.

Америк схвтилсь з оружие, ее лидеры собрлись н совещние, чтобы обсудить новую, тк внезпно вствшую перед ними проблему. Богтые прожигтели жизни пытлись увильнуть от призыв. Сектнты, исповедующие конец свет, удлились в горы и тм ожидли пришествия рхнгел Гвриил, который одрит их всех нимбми. Остльные, широкие. мссы, готовящиеся принести себя в жертву, боязливо перешептывлись, здвя друг другу вопросы:

– Почему они не используют томные бомбы? Потому что их нет, или они просто опсются, что у нс их больше?

Но дело было дже не в томных бомбх. Вне всяких сомнений, жестокое, ничем не мотивировнное нпдение было спровоцировно витонми. Кк же им удлось тк рсплить и нуськть Азитское Сообщество, обычно пребывющее в полудремотном состоянии?

Ответ н этот вопрос дл пилот-фнтик, сбитый во время безумного одиночного нлет н Денвер.

– Пришло время, когд нш нрод должен получить свое зконное нследство, – зявил он. – Н ншей стороне невидимые силы. Они помогют нм, нпрвляя к божественно предопределенному уделу. Нстл судный день, и кротким предстоит унследовть землю.

Рзве нши святые, узрев эти мленькие солнц, не рспознли в них духов нших слвных предков? – вопрошл он с уверенностью человек, не сомневющегося в ответе. – Рзве солнце – не нш древний символ? Рзве мы не дети солнц, которым после смерти суждено смим превртиться в мленькие солнц? Что есть смерть, кк не обычный переход из црств бренной плоти в небесное црство сияющего дух, где нс вместе с ншими досточтимыми отцми и блгородными отцми нших отцов ждет великя слв?

Путь Азии отмечен свыше, – с безумным видом выкрикивл фнтик, – путь, что блгоухет рйскими цветми прошлого и порос недостойными плевелми нстоящего. Убейте же меня, убейте, чтобы я смог по прву знять свое место в ряду предков, ибо только они одни могут блгословить мое нечистое тело!

Вот ткой мистический вздор нес пилот-зит. Весь его континент восплменился этой бредовой мечтой, коврно взрщенной и тонко привитой умм людей невидимыми силми, звлдевшими Землей здолго до првления динстии Мин, силми, которые досконльно изучили людей-коров и знли, когд и где дергть их нбухшее вымя. Столь блестящя идея – выдть себя з дух предков

– делл честь дьявольской изобреттельности витонов.

Пок зпдное полушрие срочно мобилизовывло все силы, преодолевя постоянные и необъяснимые препятствия, восточное рзвертывло священную войну, лучшие умы Зпд неистово бились нд тем, кк бы опровергнуть безумную идею, нвязнную зитскому миру, и донести до него ужсную истину.

Но тщетно! Рзве не зпдные ученые впервые обнружили мленькие солнц? Кк же они могут теперь оспривть их существовние? Тк вперед, к победе!

Охвченные духовной горячкой орды зитов кипели и бурлили, выйдя из своего обычного миролюбивого состояния. Глз сверкли, но не мудростью, неведением, души следовли «божественному промыслу». Лос-Анджепес был оплен низвергшимся с небес огненным вихрем. Первый же вржеский пилот-одиночн, добрвшийся до Чикго, взорвл небоскреб, перемолов тысячу тел со стлью и бетоном, пок робот-перехвтчик успел сбить его н лету.

До 20 вгуст ни одн из сторон тк и не прибегл ни к томным бомбм, ни к отрвляющим гзм, ни к биологическому оружию. Кждя опслсь возмездия, и это было смой эффективной зщитой. Войн, хоть и кроввя, пок оствлсь «стрнной войной».

Тем не менее, зитские войск целиком зхвтили Клифорнию и южную половину Орегон. Первого сентября воздушные и подводные суд сокртили рейды через Тихий окен, чтобы уменьшить все рстущие потери. Довольствуясь укреплением и обороной огромного плцдрм, звоевнного н мерикнском континенте, Азитское сообщество рзвернуло нступление в противоположном нпрвлении.

Его победоносные войск хлынули н восток. В них влились обезумевшие рмии Вьетнм, Млйзии, Сим. Двухсоттонные тнки н широченных гусеницх с грохотом крбклись н горные перевлы, когд зстревли, толпы нрод толкли их вперед. Мехнические кроты прогрызли широкие просеки в непроходимых джунглях, бульдозеры собирли отходы и сгребли в кучи, огнеметы – сжигли. Небо тк и кишело стртоплнми. Азиты побеждли числом. В их рспоряжении было ндежное оружие, достунное кждому, – собствення плодовитость.

Чудовищное скопление людей и мшин нводнило Индию. Ее нселение, испокон веков исноведвшее мистицизм и к тому же воодушевленное витонми, встретило звоевтелей с рспростертыми объятиями. Срзу трист миллионов индусов зпислись в добровольцы. Они влились в восточную рмду, и с ними уже четверть человечеств стл послушно исполнять волю Влстелинов Земли.

Но не все упли н колени и склонили головы. Витоны с дьявольской хитростью умножили урожй эмоций, вдохновив н сопротивление мусульмн Пкистн. Восемьдесят миллионов стеной встли н зщиту Персии и прегрдили путь зхвтчикм. Весь остльной мусульмнский мир был готов выступить в поддержку. Люди бешено сржлись и гибли во имя Аллх, и Аллх бесстрстно способствовл нсыщению витонов.

Коротя передышк, вызвння перемещением тетр боевых действий, позволил Америке перевести дух и опрвиться от первого потрясения. Пресс, пончлу знятя исключительно освещением всех подробностей конфликт, теперь сочл уместным уделить некоторое внимние и другим темм, в чстности, экспериментм Бьернсен, ткже стрым и новым сведениям о деятельности витонов.

Вдохновившись коллекцией вырезок, собрнной Бичем, некоторые гзеты провели ревизию своих собственных рхивов в ндежде обнружить сходные случи, которые когд-то остлись незмеченными. Нчлсь повльня охот з двно збытыми фктми. Одни вели ее, желя нйти подтверждение собственным излюбленным теориям, другие преследовли более серьезные цели – получить ценные сведения о витонх.

«Герльд Трибьюн» выскзл мнение, что не все люди одинково воспринимют один и тот же дипзон электромгнитных чстот, и объявил, что некоторые нделены более широким зрительным восприятием. «Ткие особо зоркие индивиды, – утверждл «Герльд Трибьюн», – уже двно и не рз улвливли смутные обрзы витонов, только не могли их опознть. Несомненно, именно эти мимолетные впечтления породили рзнообрзные легенды о привидениях, духх, джиннх и прочие «предрссудки». Из этой теории нпршивлся вывод, что все спириты – слження комнд витонских мрионеток, но «Герльд Трибьюн» н зтот рз решил не щдить религиозных чувств.

Только год нзд эт же «Герльд Трибьюн» сообщл о стрнно окршенных огонькх, плывших по небу нд Бостоном, штт Мссчусетс. Нсколько удлось проследить, сообщения о похожих огнях поступли в рзное время, причем удивительно чсто. Все репортжи отличло одно: нучный мир, всегд кичившийся своей любознтельностью, не проявил к ним ни млейшего интерес. Все специлисты отмхнулись от этих огней, кк от непонятных явлений, нчисто лишенных смысл и не зслуживющих дльнейшего исследовния.

Вот примеры. Феврль 1938 год – рзноцветные огни змечены нд Дуглсом, остров Мэн. Ноябрь 1937 – пдение огромного светящегося шр нпугло жителей Донгхди, в Ирлндии. В это же время по воздуху проплывли другие светящиеся шры, поменьше. Мй 1937 – тргическя гибель немецкого трнстлнтического дирижбля «Гинденбург», которую приписли «огням святого Эльм». Ученые нвесили н этот згдочный случй этикетку – и снов погрузились в дремоту. Июль 1937 – Чэтэм, штт Мссчусетс: рдиостнция морской корпорции сообщил о рдиогрмме с бритнского грузового корбля «Тотжимо», переднной мерикнским судном «Скэнмейл». В ней говорилось о згдочных цветных огонькх, змеченных в пятистх милях от Кейп Рейс, Ньюфундленд.

«Нью-Йорк Тймс», 8 янвря 1937 год: ученые, уств считть ворон, вывели новую теорию, объясняющую голубые огни и «сходные электрические явления», которые чсто нблюдлись близ Хртум в Судне и Кно в Нигерии.

«Рейнолдс Ньюс», Бритния, 29 мя 1938 год: девять человек пострдли от ккого-то згдочного объект, упвшего с неб. Один из пострдвших, некий м-р Дж Херн, описывл его кк «огненный шр».

«Дейли Телегрф», 8 феврля 1938 год: сообщение о сверкющих шрх, змеченных многими читтелями во время потрясющего северного сияния, которое в Англии вообще большя редкость.

«Уэстерн Мейл», Уэльс, мй 1933: нд озером Бл в среднем Уэльсе нблюдлись фосфоресцирующие шры.

«Лос Анджелес Игзэминер», 7 сентября 1935 год: нечто нпоминющее «пеструю вспышку молний» средь бел дня упло с неб в Сентервилле, штт Мэриленд, сбросило мужчину со стул и подожгло стол.

«Ливерпульское Эхо», Бритния, 14 июля 1938 год: нечто, по описнию свидетелей похожее н большой голубой шр, проникло в шхту номер три рудник Болд Коллиери, Сент-Хеленс, Лнкшир, восплменило скопившиеся в ней рудничные гзы и вызвло «тинственный взрыв». 17 янвря 1942 год в Северной Ирлндии голубие огни, не змеченные рдрми, вызвли вой сирен противовоздушной оборони В небо поднялись смолеты-перехвтчики, но ни одн бомб не был сброшен, и ни один смолет не был сбит. В гзеты эт новость не попл и был рсценен кк очередня вылзк немцев. Четырьмя месяцми рньше берлинскя ртиллерия дл злп по «нвигционным огням», хотя никких смолетов нд городом не было.

В «Сидней Герльд» и «Мельбурн Лидер» было нпечтно множество прострнных сообщений о сияющих шрх, или шровых молниях, которые по непонятным причинм нводнили Австрлию в 1905 году, особенно в феврле и ноябре. Испугнные нтиподы кинулись совещться. Воины-ветерны зседли н высшем уровне. Один из стрнных феноменов, зрегистрировнный обсервторией Аделиды, летел тк медленно, что его нблюдли целых четыре минуты, пок он не исчез. Бюллетень Фрнцузского строномического обществ, октябрь 1905 год: в Итлии, в провинции Клбрия, змечены стрнные светящиеся объекты. Кк сообщил «Иль Пополо 'Итлия», ткие же объекты отмечлись в той же местности в сентябре 1937 год.

Кто-то отыскл строе издние «Путешествия н «Вкхнке», в котором король Георг Пятый, тогд еще юный принц, описывл стрнную вереницу прящих огней, нпоминющих «корбль-призрк, весь злитый светом», Его видели двендцть членов экипж «Вкхнки» в четыре чс утр 11 июня 1881 год.

«Дейли Экспресс», Бритния, 15 феврля 1923 год: сверкющие огни были змечены в Йоркшире, Англия. «Литерри Дйджест», 17 ноября 1925 год: похожие огни змечены в Северной Кролине. «Филд», 11 янвря 1908 год: светящиеся объекты в Норфолке, Англия. «Дгблдет», 17 янвря 1936 год: целые сотни блуждющих огоньков в южной Днии.

Ученые рьяно знимлись поискми луковой гнили н высоте двдцти тысяч футов, но блуждющие огоньки тк никого и не зинтересовли. И это не их вин: кк и все прочие – святые и грешники – они делли то, к чему их побуждли витоны. «Питерборо Эдвертйзер», Бритния, 27 мрт 1909 год: тинственные огни в небе нд Питерборо. Через несколько дней «Дейли Мейл» подтвердил это сообщение и дл несколько других репортжей из дльних крев. Должно быть, в мрте 1909 год в Питерборо произошел ккой-то всплеск эмоций, но ни одн из гзет не опубликовл никких сведений, нводящих н мысль о взимосвязи между деятельностью людей и витонов.

«Дейли Мейл», Бритния, 24 декбря 1912 год нпечтл сттью грф Эрн, в которой описывлись сверкющие огни, появлявшиеся н протяжении «семи или восьми лет» в окрестностях Лох-Эрн в Ирлндии. Объект, вызввший вой сирен в Белфсте в 1942 году, прилетел со стороны Лох-Эры. «Берлинер Тгеблтт», 21 мрт 1880 год: целя стя прящих огней змечен в Кттену, в Гермнии. В ХIХ веке сообщения о светящихся шрх поступли из десятков мест, рсположенных в рзных точкх земного шр: из Фрнцузского Сенегл, с болот Флориды, из Кролины, Млйзии, Австрлии, Итлии и Англии.

«Герльд Трибьюн» превзошл всех, издв любовно подготовленный специльный выпуск, содержщий двдцть тысяч ссылок н летющие огни и светящиеся шры, почерпнутых из четырехсот номеров «Дут». Сверх того он дл копию кркулей Уэбб, сфотогрфировнных в прллельных лучх свет, сопроводив их мнением редкции: дескть, ученый перед смертью рботл в првильном нпрвлении.

Теперь, в свете последних событий, кто бы рискнул утверждть, сколько шизофреников больны понстоящему, сколько стли жертвми витонского вмештельств и сколько – обычные люди, случйно нделенные необычным зрением?

«Все ли люди, облдющие сверхзрением, тк просты, кк мы полгли? – перефрзируя Уэбб, вопрошл «Герльд Трибьюн», – или же они способны воспринимть чстоты, недоступные большинству из нс?»

Длее следовли выдержки из сттей, рскопнных в стрых издниях. Происшествие с козой, которя гонялсь по полю невесть з чем, потом упл змертво… Происшествие со стдом коров, которое внезпно обезумело от стрх и стло бегть вокруг пстбищ, услужливо вознося рвущиеся нружу эмоции в небес. Случй мссовой истерии н индюшчьей ферме, где з десять минут спятило одинндцть тысяч индюков, обеспечив тким обрзом зкуской невидимых стрнников. Сорок пять сообщений о собкх, которые жлобно выли, поджимли хвосты и уползли н брюхе – неизвестно отчего! Случи эпидемии бешенств у собк и скот, «слишком многочисленные, чтобы их перечислять». И все они, по утверждению «Герльд Трибьюн», докзывют, что глз у животных устроены по-другому, чем у большинств людей, не считя горстки избрнных.

Публик проглотил все эти сообщения, изумилсь, ужснулсь и стл днем и ночью трястись от стрх. Толпы бледных, перепугнных людей штурмовли птеки, сметя зпсы медикментов, входящих в формулу Бьернсен, кк только они поступли в проджу. Тысячи, миллионы прошли обрботку соглсно инструкции, нчли видеть мир во всей его дьявольской рельности и отбросили последние осттки сомнений.

В нглийском городе Престоне никто не видел ничего из ряд вон выходящего, пок не окзлось, что местный химический звод противордиционных препртов зменил метиленовую синьору толуидиновой. В Югослвии некий профессор Зингерсон из Белгрдского университет послушно обрботл себя йодом, метиленовой синькой и месклем, близоруко взглянул н небо – и не увидел ничего ткого, чего не видел рньше, нчиня с рождения. Тк он и зявил в едкой, сркстической сттье, опубликовнной итльянской гзетой «Доменик дель Корьере». Дв дня спустя один мерикнский ученый, путешествующий по свету, убедил гзету нпечтть его письмо, где советовл добрейшему профессору либо снять очки со свинцовыми стеклми, либо зменить их н линзы из флюорит. Никких возржений от рссеянного югослв не поступило.

Тем временем н зпде Америки устршющего вид тнки совершли пробные броски и беспорядочные рейды через линию огня, стлкивлись и преврщли друг друг в груды метлл. Скоростные стртоплны, вертолеты-корректировщики, стройные, вытянутые истребители и упрвляемые бомбы утюжили небо нд Клифорнией, Орегоном и вжными стртегическими пунктми н востоке. До сих пор ни одн из сторон не воспользовлсь томным оружием, опсясь зпустить процесс, остновить который человечество уже не сможет. В основе своей эт войн рзвивлсь по принципу предыдущих, столь же или менее кроввых войн: несмотря н более современные методы, несмотря н использовние втомтики и роботов, несмотря н рзвитие вооруженного конфликт, до тк нзывемой «кнопочной войны» исход дел решли рядовые солдты, простые пехотинцы.

У зитов их было вдесятеро больше, и они продолжли множиться, опережя потери.

Прострнство сжлось еще больше, когд через месяц военных действий в бой вступили сверхзвуковые ркеты. Они сновли взд и вперед нд Склистыми горми, з пределми зрения и длеко з звуковым брьером, чще всего не попдя в нзнченную цель, и все же время от времени ннося жестокие удры по густонселенным рйонм. Десятимильный промх при дльности полет в тысячу миль или дже две или три тысячи – не ткой уж плохой результт. Н всем прострнстве от Лхсы до Бермуд любой город мог того и гляди с грохотом взлететь в воздух.

Небес сверкли и плменели, с чудовищным бесстрстием изрыгя смерть, люди всех рс и вероисповедний доживли последние минуты и чсы. Зщитой им были лишь ндежд д неведение: никто не знл, что готовит следующий миг. Земля и небо вступили в сговор, породив д. Нрод принимл свою учсть с животным фтлизмом, свойственным простому люду, хотя глз видели больше, чем когд бы то ни было, рзум постоянно сознвл угрозу, более неотвртимую, более ужсную, чем любое порождение род человеческого.

ГЛАВА 9

Больниц Смритэн одиноко возвышлсь среди рзвлин. Нью-Йорк жестоко пострдл от зитского ншествия. Пусковые устновки противник продолжли со всех сторон обрушивть н город ркеты дльнего действия. Однко по счстливой случйности больниц остлсь невредим.

Грэхем остновил свой помятый гиромобиль в трехстх ярдх от глвного вход, вылез и оглядел горы обломков, згромоздившие всю улицу.

– Витоны! – предупредил его Воль, который тоже выбрлся из мшины и стоял, тревожно оглядывя хмурое небо.

Грэхем молч кивнул: он ткже приметил скопление призрчных шров, звисших нд истерзнным городом. Земля то и дело содроглсь. Кзлось, зтившийся в глубине великн тужился под своим земляным покрывлом, изрыгл фонтн кмней и кирпич, потом оглушительно ревел от боли. Дюжины шров, зстывших в ожиднии, ныряли вниз, стремясь поскорее зглотить его отрыжку. Их пищ, сврення н дском огне, был хорошо припрвлен. Витоны пировли, пожиря стрдния гонизирующего человечеств.

То, что подвляющее большинство людей получило способность видеть врг, совершенно не тревожило голубых вурдлков. Знл человек о существовнии витонов или нет, все рвно он не мог противиться лчному призрку, и тот нбрсывлся н него, зпускя в трепещущее тело вибрирующие жгуты энергии, через которые ждно отссывл нервные токи.

Многие сходили с ум, когд ккой-нибудь рыщущий в поискх пищи шр внезпно решл их подоить. Многие сми устремлялись нвстречу смерти-избвительнице, при первом же удобном случе кончя жизнь смоубийством. Остльные, все еще отчянно цепляясь з осттки рзум, крдучись бродили по улицм, жлись в тени домов, постоянно боясь ощутить н спине холодок – предвестник приближения ждных щуплец. Дни, когд человек считл себя подобием Божьим, кнули в вечность. Теперь кждый был коровой.

Эт стрння знобкя дрожь, быстро пробегющя от копчик к зтылку, был одним из смых хрктерных человеческих ощущений здолго до тот, кк мир узнл о витонх, нстолько хрктерным, что когд человек вздргивл, кк от озноб, ему зчстую говорили в шутку: «Видть, кто-то ходит но твоей могиле!»

С омерзением, зстывшим н нервном худощвом лице, Грэхем торопливо взбирлся н груду битого кмня и стекл. Ноги скользили и срывлись, вниз сыплись комья земли, ботинки припорошило белой пылью. Он все лез и лез. Ноздри его рздувлись – в них зползл едкий, неистребимый зпх рзлгющейся человеческой плоти, перемолотой с мусором. Вот он взобрлся н смый верх, огляделся и скчкми понесбя по склону вниз. Вздымя облко пыли, Воль поспешил з ним.

Они быстро пересекли изрытый воронкми тротур и вошли в пролом, зияющий н месте ворот. Едв успев свернуть н усыпнную грвием дорогу, ведущую к подъезду больницы, Грэхем услышл приглушенный возглс, вырввшийся у его спутник:

– Силы небесные! Вилл, две тври гонятся з нми!

Стремительно обернувшись, Грэхем увидел дв зловеще сверкющих голубых шр, пикирующих прямо н них. Их рзделяло ярдов трист, но витоны неумолимо приближлись, ускоряя полет. Их безмолвня тк внушл ужс.

Воль промчлся мимо, сдвленно бросив: «Скорее, Вилл!» Ноги его мелькли с прямо-тки нечеловеческой скоростью.

Грэхем бросился з ним, ощущя, кк сердце бешено колотится о ребр.

Если один из преследовтелей нстигнет кого-то из них и прочитет мысли своей жертвы, он срзу же рспознет лидер сопротивления. Единственное, что спсло их до сих пор – неумение витонов рзличть людей. Ведь дже от ковбоев огромного рнчо Кинг-Клебер трудно ожидть, чтобы они знли и рзличли кждое животное в отдельности. Только поэтому им пок и удвлось ускользть от дьявольских пстухов. Но именно пок…

Грэхем мчлся кк угорелый, отлично сознвя, что убегть бесполезно, что здесь, в больнице, нет никкой ндежды н спсение, никкой зщиты, никкого прибежищ от превосходящего во всех отношениях противник – и все же ноги сми несли его вперед. Воль опережл его н корпус: стремительно нгоняющие преследовтели отствли всего н двендцть ярдов. Сохрняя ту же дистнцию, они влетели в прдную дверь, почти не зметив ее, и с топотом пронеслись через вестибюль. Вспугнутя сиделк, вытрщив глз, уствилсь н них, потом прикрыл лдонью рот и вскрикнул.

Совершенно беззвучно, с леденящей душу неотвртимостью, шры миновли девушку, нырнули з угол и устремились по коридору, куд только что свернули их жертвы.

Крем глз Грэхем уловил приближющиеся огни и отчянно ринулся в следующий проход. Рсстояние сокртилось до семи ярдов и быстро убывло. Он увернулся от прктикнт в белом хлте, перепрыгнул через длинную, низкую ктлку н толстых шинх, которя выезжл из ближйшей плты, рспугв этим бешеным кульбитом стйку медсестер.

Блестящий пркет сослужил друзьям предтельскую услугу. Форменные ботинки Воля поехли по глдкому полу, он поскользнулся н бегу, тщетно попытлся удержться н ногх и рухнул с грохотом, от которого содрогнулись стены. Не успев зтормозить, Грэхем нлетел н него, поктился по скользкой поверхности и врезлся в дверь. Дверь зскрипел, зстонл и рспхнулсь нстежь.

Грэхем резко обернулся, ожидя встречи с неизбежным. Плечи свело от нпряжения. Вдруг его сверкющие глз рскрылись от изумления. Нклонившись, он помог Волю встть и укзл н противоположный конец коридор.

– Черт! – выдохнул он. – Вот черт!

– Что ткое?

– Они звернули з угол и остновились кк вкопнные. Мгновение повисели тм, слегк потемнели и рвнули обртно, будто з ними погнлся см дьявол.

– Ну и повезло же нм, – отдувясь, проговорил Воль

– Но почему же они дли деру? – недоумевл Грэхем. – Никогд не слышл, чтобы витоны, нчв преследовние, отступли от здумнного и упускли жертву. Что же произошло?

– Меня можешь не спршивть. – Дже не стрясь скрыть облегчения, Воль энергично стряхивл пыль. – Может быть, мы пришлись им не по вкусу. Вот они и решили, что стоит отыскть зкуску получше. Откуд мне знть – я ведь не клдезь премудрости.

– Они чсто отступют в спешке, – произнес у них з спиной ровный спокойный голос. – Ткое случлось уже не рз.

Повернувшись н кблукх, Грэхем увидел ее у двери, в которую только что врезлся. Свет, лившийся из комнты, золотым сиянием обрмлял ее темные кудри. Безмятежные глз были устремлены прямо н него.

– А вот и нш хирургическя крсотк, – с нпускной веселостью обртился он к Волю.

– Что д – то д! – ответил тот, оценивюще оглядев девушку с ног до головы.

Девушк вспыхнул и взялсь з ручку двери, кк будто собирясь ее зкрыть.

– Когд вм вздумется ннести официльный визит, мистер Грэхем, потрудитесь появляться пристойно, не влмывться, кк тонн кирпичей. – Он бросил н него ледяной взгляд – Помните: здесь больниц, не джунгли.

– Едв ли в джунглях вляются тонны кирпичей, – прировл он. – Нет-нет, пожлуйст, не зкрывйте дверь. Нм тоже сюд. – Грэхем вошел, Воль – з ним. Об стрлись не змечть веявшего от нее холод.

Они уселись з ее стол, Воль обртил внимние н стоящую фотогрфию.

– Грмонии от ппы, – прочитл он. – Грмония? Интересное имя. Вш пп

– музыкнт?

Доктор Кертис слегк оттял. Подвинув к себе стул, он улыбнулсь и скзл:

– Д нет. Нверное, просто имя понрвилось.

– Вот и мне тоже нрвится, – зявил Грэхем, исподтишк нблюдя з девушкой. – Ндеюсь, оно нс вполне устроит.

– Нс? – ее тонкие брови слегк приподнялись.

– Д, – дерзко ответил он. – В один прекрсный день.

Темпертур в комнте срзу упл грдусов н пять. Он спрятл обтянутые шелковыми чулкми ноги под стул, подльше от его ждных взглядов. Вдруг здние содрогнулось, с небес донесся отдленный гул. Все трое срзу посерьезнели.

Подождв, пок гул змер вдли, Грэхем зговорил:

– Послушйте, Грмония.. – Он прервлся и спросил: – Ведь вы не стнете возржть, если я буду нзывть вс Грмонией? – И, не дожидясь ответ, продолжл: – Вы что-то скзли нсчет того, что витоны чсто пускются нутек.

– История очень згдочня, – подтвердил доктор Кертис. – Я не зню, кк это объяснить, д у меня и времени не было рзбирться. Могу скзть только одно: срзу же после того, кк персонл больницы получил способность видеть витонов, мы обнружили, что они чсто нведывются сюд, притом в больших количествх. Пробирются в плты и прзитируют н пциентх, стрдющих от сильных болей. От них мы, конечно, это тщтельно скрывем.

– Понимю.

– Персонл они почему-то не трогют. – Он вопросительно посмотрел н гостей, – Вот только почему – не зню.

– Д потому, что для них млоэмоционльные люди – все рвно, что бесполезные сорняки, – скэл Грэхем, – особенно тм, где полно вкусных, зрелых, сочных плодов. Вши плты – нстоящие фруктовые сды!

Н ее глдком овльном личике мелькнуло отврщение, вызвнное столь грубым срвнением.

– Иногд мы змечем, что все шры, нходящиеся в зднии, нчинют поспешно удирть и потом ккое-то время не появляются, – продолжл он. – Тк бывет по три-четыре рз н день. Сейчс был кк рз ткой случй.

– Вполне вероятно, что он спс нм жизнь.

– Возможно, – соглсилсь он с подчеркнутым безрзличием, которое, однко, никого не обмнуло.

– Скжите, доктор… то есть.. Грмония, – он грозно глянул н Воля, рсплывшегося в ухмылке, – не совпдло ли кждое их бегство с чем-нибудь особым в больничном рспорядке? Может быть, пциентм двли ккие-то лекрств, или включлсь рентгеновскя ппртур, или открывли бутылки с ккими-то химиктми?

Он нендолго здумлсь, кзлось, збыв о пристльном взгляде собеседник. Потом встл, порылсь в кртотеке, позвонил по телефону, переговорил с кем-то, нходящимся в другой чсти здния. Когд он зкончил рзговор, н лице ее появилось довольное выржение.

– Очень глупо с моей стороны, но, должн признться, см я до этого не додумлсь.

– Тк что же это? – нетерпеливо спросил Грэхем.

– Аппрт УВЧ-терпии.

– Вот это д! – Он хлопнул себя по колену и нгрдил зинтриговнного Воля торжествующим взглядом. – Устновк для прогревний! Он что, не зэкрнировн?

– Нм тк и не удлось зэкрнировть ее кк следует. Хотя мы пытлись, потому что он создет н экрнх местных телевизоров помехи в виде сетки. Но ппрт ткой мощный, что его излучение проникет повсюду. Все нши усилия пошли прхом, и, кк я понимю, недовольным пришлось зэкрнировть свои приемники.

– А ккя у него длин волн? – допытывлся Грэхем.

– Один и двдцть пять сотых метр.

– Эврик! – Он вскочил н ноги, готовый ринуться в бой – Нконец-то у нс есть оружие!

– 0 кком оружии ты говоришь? – Воль не очень-то рзделял его восторг.

– Витонм это не по вкусу. Ведь мы сми видели, д? Одному небу известно, кк эти волны влияют н их оргны чувств. Может быть, они ощущют их кк невыносимый жр или то, что у витонов соответствует омерзительному зпху. Кк бы то ни было, можно с удовлетворением отметить, что они предпочитют убрться подобру-поздорову. А все, что рождет у них желние поскорее смыться, смо собой стновится оружием.

– Кк знть, может, ты попл в точку, – изрек Воль.

– Но если это оружие или хотя бы потенцильное оружие, почему же витоны его не уничтожили? – скептически зметил доктор Кертис. – Ведь они без млейших колебний уничтожют все, что сочтут нужным. Почему же тогд они не тронули то, что угрожет их жизни, – если, конечно, оно и впрвду угрожет?

– Чтобы привлечь внимние отчявшегося человечеств к кбинетм физиотерпии, нельзя придумть ничего лучшего, чем нчть их крушить.

– Теперь понятно. – В ее больших темных глзх читлось рздумье. – Их хитрость просто невероятн. Они все время опережют нс н несколько ходов.

– Опережли, – попрвил ее Грэхем. – Зчем жить прошлым, когд есть будущее? – Он снял телефонную трубку. – Необходимо срочно сообщить об этом Лимингтону. Может быть, нш новость – нстоящя бомб. Может быть, он именно то, н что я тк ндеюсь, и спси нс Бог, если я ошибюсь! К тому же его технрям, возможно, удстся соорудить ткой ппрт для зщиты учстников сегодняшней встречи.

Н мленьком экрне появилось устлое, измученное лицо Лимингтон. Выслушв торопливый отчет Грэхем, он несколько приободрился. Переговорив, Грэхем обртился к доктору Кертис:

– Сегодня в девять чсов вечер в подвльном этже здния Нционльной стрховой компнии н Уолтер стрит состоится нучное совещние. Я хотел бы вс приглсить.

– Буду готов к половине девятого, – пообещл он.

Профессор Чедвик уже дошел до середины своей речи, когд Билл Грэхем, Грмония Кертис и Арт Воль тихонько прошли по центрльному проходу и сели н свои мест. Подвл был нбит битком, все сидели молч, внимтельно слушя.

Полковник Лимингтон, сидевший в первом ряду с крю, обернулся и, желя привлечь внимние Грэхем, укзл пльцем н большой шкф, зстывший кк чсовой у единственной двери. Грэхем понимюще кивнул.

Держ в одной руке свернутую в трубку гзету, другой деля энергичные жесты, профессор Чедвик говорил:

– Вот уже пру месяцев, кк «Герльд Трибьюн» рскпывет многочисленные фкты и все еще не дошл дже до середины. Мтерилов ткя мсс, что остется только дивиться, нсколько открыто витоны делли свое дело в полнейшей уверенности, что люди ничего не подозревют. Должно быть, мы кзлись им бсолютно безмозглыми.

– Тк оно и есть, – рздлся нсмешливый голос из здних рядов.

Чедвик не стл спорить и продолжл:

– Их метод тков: они «объясняют» собственные ошибки, упущения, промхи и недосмотры, внушя нм суеверные мысли в кчестве их «опрвдния», и подкрепляют эти мысли, творя по мере необходимости тк нзывемые чудес, ткже устривя полтергейсты и спиритические феномены, когд мы сми н них нпршивемся. Все это делет честь стнинской изобреттельности коврных тврей, которых мы нзывем витонми. А в кчестве средоточия своих психических уловок, призвнных вконец нс зморочить, они выбрли исповедльни и спиритические сенсы. И священник, и медиум стли их союзникми в дьявольском стремлении не допустить прозрения слепых толп. – Он нсмешливо взмхнул рукой. – Ну, особо зоркие всегд могли зглотить их нживку: явления Пресвятой Богородицы и других святых, грешников или теней почивших. Вперед, ребят, спешите видеть!

Кто-то невесело рссмеялся, и этот холодный, безжлостный смешок резнул по нервм слуштелей.

– Ну, если говорить серьезно, сведения, собрнные «Герльд Трибьюн», есть не что иное, кк свидетельство человеческого легковерия, свидетельство того, кк множество людей может смотреть в лицо фктм – и отрицть их! Свидетельство того, кк люди могут видеть рыбу и нзывть ее мясом или птицей, в звисимости от устновок их косных пстырей, тких же близоруких, кк они сми. Или из жлкого стрх потерять невидимое место в призрчных небесных чертогх, или из нивной веры, что боженьк может не выдть им крылья, посмей они зикнуться, будто кртин мир, которя, по его вторитетному утверждению, ниспослн прямиком из ря, н смом деле восходит прямехонько из д – Он змолчл, потом тихо, но достточно слышно добвил: – Не зря ведь говорят, что дьявол – извечный лжец!

– Соглсен, – зычным голосом произнес Лимингтон, нимло не зботясь о том, что выступление ученого могло лично здеть кое-кого из собрвшихся.

– Я и см обнружил мссу убедительных фктов, – продолжл Чедвик. – К примеру, в нчле 1938 год существ, которых мы теперь знем кк витонов, чстенько нведывлись в рйон реки Фрэйзер в Бритнской Колумбии. Время от времени сообщения о них попдли в гезеты. Зметк в «Бритиш Юнйтед Пресс» от 21 июля 1938 год утверждет, что опустошительные лесные пожры, бушеввшие тогд н тихоокенском побережье Северной Америки, были вызвны некими объектми, которые описывют кк «сухие молнии» и нзывют доселе неведомым феноменом.

В 1935 году в индийском Мдрсе объявилсь эзотерическя сект поклонников летющих шров. Члены секты, по всей вероятности, могли видеть объекты своего поклонения, совершенно незримые для неверующих. Попытки сфотогрфировть эти предметы неизменно зкнчивлись неудчей, хотя и я, и вы знете, что получилось бы н снимкх, имей фотогрфы эмульсию Бич.

«Лос-Анджелес Игзэминер» з середину июня 1938 год сообщет о случе, нлогичном тому, который произошел с покойным профессором Мейо. В сттье, озглвленной СМЕРТЕЛЬНЫЙ ПРЫЖОК ВЬЩАЮЩЕГОСЯ АСТРОНОМА, рсскзывется, что доктор Уильям Уолес Кэмбел, почетный профессор Клифорнийского университет, погиб, выбросившись с четвертого этж из окн своей квртиры. Его сын объяснил поступок отц боязнью слепоты. Лично я полгю, что его стрх мог быть связн с тревогой по поводу зрения, но совсем не в том смысле, в кком ее поняли окружющие.

Не обрщя внимния н одобрительный гул удитории, профессор Чедвик продолжл:

– Хотите верьте, хотите нет, но у одного человек экстрсенсорное восприятие, или «широкозоркость», был нстолько рзвит, что он сумел нписть превосходную кртину, изобржющую стю витонов, прящих нд зловещего вид местностью. Кк будто почувствовв их хищный нрв, он включил в пейзж ястреб. Кртин нзывется «Долин сновидений», он был впервые выствлен в 1938 году, сейчс нходится в Англии, в Глерее Тэйт. Ее втор, Пол Нэш, несколько лет спустя внезпно умер.

Глядя н Грзхем, профессор скзл:

– Все докзтельств, которые нм удлось собрть, несомненно свидетельствуют о том, что витоны есть существ, состоящие из первичной энергии, сохрняющей состояние, одновременно компктное и урвновешенное. Это не твердое тело, не жидкость и не гз. Не животное, не рстение и не минерл. Они предствляют собой иную, неведомую рнее форму бытия, сходную с шровыми молниями и другими подобными феноменми. Только они – не мтерия в общепринятом смысле слов, они – нечто иное, неизвестное нм, но отнюдь не сверхъестественное. Возможно, это ккой-то смешнный волновой комплекс, который сегодня невозможно исследовть никкой доступной нм ппртурой. Мы уже знем: они нстолько необычны, что все нши попытки подвергнуть их спектроскопическим исследовниям окзлись тщетными. Мне кжется, что единственное возможное оружие, которое мы можем против них обртить, – это нечто способное окзть влияние н их собственное состояние, то есть, ккя-то форм энергии, нпример излучение, имеющее гетеродинный эффект, нечто ткое, что сможет нрушить природные вибрции витонов. Открытие, которое не длее кк сегодня сделл мистер Грэхем из Рзведывтельной службы, полностью подтверждет днную теорию. – Подняв руку, он помнил Грэхем и, зкнчивя свое выступление, скзл: – А теперь я попрошу мистер Грэхем поделиться с вми той ценной информцией, которую он получил. Уверен, что он и впредь сможет нм помогть, внося полезные предложения.

Громким, уверенным голосом Грэхем перескзл им случй, произошедший с ним несколько чсов нзд.

– Совершенно необходимо, – скзл он, – немедленно нчть интенсивную рботу по исследовнию ультркоротких волн, излучя их через рдиомяки, и определить, ккие именно чстоты – если тковые имеются – губительны для витонов. Н мой взгляд, желтельно оборудовть подходящую лборторию в кком-нибудь отдленном, безлюдном месте, в стороне от боевых действий, поскольку витоны, по ншим нблюдениям, скпливются тм, где особенно многолюдно, и очень редко посещют ненселенные рйоны.

– Прекрсня идея! – Лимингтон встл и с высоты своего рост оглядел сидящую удиторию. – Устновлено, что численность витонов соствляет от одной двдцтой до одной тридцтой нселения Земли. Можно с уверенностью скзть, что большинство из них слоняется вокруг плодотворных источников человеческой и животной энергии. Лбортория, спрятння в пустыне, где урожй эмоций скуден, может годми не привлекть их внимния, следовтельно, избежть нпдения.

Собрвшиеся ответили громким гулом одобрения. Впервые с нчл ускоренного Бьернсеном кризис появилось ощущение: человечество н верном пути, оно сможет рз и нвсегд сбросить многовековое иго. И тут же, кк бы нпоминя о том, что оптимизму должн сопутствовть осторожность, земля содрогнулсь, снружи донесся приглушенный грохот, з которым последовл зпоздлый вой с небес, объяснивший его причину.

Лиминггон уже подыскл подходящее место для устройств того, что со временем должно было стть первым оплотом сопротивления. Не обрщя внимния н шум, шеф секретной службы по-отечески улыбнулся своему протеже, который все еще стоял н возвышении. Он уже знл, что его плн пройдет и Грэхем сыгрет в нем роль, которя кк нельзя лучше укрепит репутцию его ведомств. От своих прней Лимингтон неизменно требовл одного: отдвть избрнной цели душу и тело – не больше и не меньше. И всегд получл то, что требовл.

– Бесполезно биться с зитми, не пытясь одновременно сокрушить их коврных повелителей. Уничтожить витонов – знчит устрнить источник зблуждения нших вргов и вернуть им рссудок. Ведь эти зиты – ткие же люди, кк и мы с вми. Избвьте их от бредовых мечтний, и ярость их срзу утихнет. Двйте же ннесем удр, дв миру единственный ключ, который мы держим в рукх.

– Почему бы не собрть всех ученых и не зсдить их з рботу? – рздлся голос из зл.

– Будьте уверены, мы это сделем, но, кк мы уже убедились н своем горьком опыте, тысяч рссредоточенных экспериментов куд безопснее, чем один, проводимый тысячей учстников. Пусть же весь зпдный мир возьмется з дело – тогд никто, будь он видимый или невидимый, не сможет помешть ншей окончтельной победе!

Собрвшиеся одобрительно зшумели. Грэхем рссеянно смотрел н шкф, стоявший н стрже у единственной двери. Воспоминние о Биче отозвлось в пмяти тупой болью. А ведь были и другие, столь же тргические воспоминния: профессор Мейо, кк тряпичня кукл зстывший н мостовой, безрссудный бросок Дейкин нвстречу ужсной гибели, дьявольски сосредоточенный взгляд стрдльц с вообржемой собкой в животе, убийственный грохот, с которым Корбетт врезлся в стену, черный стяг из взбесившихся томов, рзвевющийся нд Силвер Сити.

Но не стоит портить людям нстроение в редкие минуты энтузизм. Все рвно исследовние ультркоротких волн может продвигться лишь в двух нпрвлениях – верном и неверном, это ясно кк Божий день. Неверное знчило бы вечное рбство, в то время кк первые же проблески верных результтов могут повлечь з собой безжлостное истребление кждого эксперименттор, который окжется близок к успеху.

Перспектив сулил гибель, гибель кждого тлнтливого ученого, нходящегося н переднем крю призрчной битвы Грэхем не мог нйти в себе силы выскзть эту стршную истину. Аудитория зтихл, и он сошел с возвышения. Тишин был нрушен привычным нпоминнием о зтившейся поблизости смерти.

Пол подскочил н шесть дюймов и медленно опустилсл. Обиттели подземелья зстыли в нпряженных позх. Сквозь толстые стены до них донесся неистовый грохот рушщейся клдки. С неб грянул злобный рев, кк будто см Творец ликовл, глядя, кк корчтся в смертных мукх его собственные детищ. После крткого зтишья рздлся более приглушенный грохот. По улицм неслсь боевя техник в поискх новых просторов, чтобы и дльше сеять рзруху, кровь и стрдния.

Снгстер был озбочен и не стрлся это скрыть. Он сидел з своим столом в офисе Ведомств целевого финнсировния, нходившемся в зднии Мнхэттенского бнк, и, глядя н Грэхем, Воля и Лимингтон, говорил, не, обрщясь ни и кому из них в отдельности:

– Вот уже целых двендцть дней, кк междунродное рдиовещние предоствило свои кнлы всем, кому не лень – от рдиолюбителей до производителей рдиоппртуры, – рздрженно зявил он. – Ну и что же, кто-нибудь помешл этой всеобщей перекличке? Никто! Д если бы исследовние коротких волн предствляло для витонов угрозу, они бы все вверх дном перевернули, чтобы его сорвть. Они бы вычислили всех специлистов-рдиотехников и взялись з них. Ни одного уже двно не остлось бы в живых. Но витоны не проявили никкого внимния. Тк что мы с рвным успехом могли бы ндеяться уничтожить их при помощи ккого-нибудь волшебного слов. Нпршивется вывод что мы н ложном пути. А вдруг они шрхлись от устновок физиотерпии просто для того, чтобы нпрвить нс по ложному следу? Вдруг они теперь исподтишк посмеивются нд нми? Не нрвится мне это, совсем не нрвится.

– А вдруг они хотят, чтобы мы именно тк и думли? – спокойно спросил Грэхем.

– Д? – У Снгстер тк внезпно отвлилсь челюсть, что остльные невольно усмехнулись.

– Вш точк зрения докзывет: рвнодушие витонов н то и рссчитно, чтобы нс обескуржить – Подойдя к окну, Грэхем бросил взгляд н рзвлины Нью-Иорк. – Зметьте, я говорю «рссчитно». Их кжущяся беспечность вызывет у меня подозрение. Проклятые тври рзбирются в человеческой психологии куд лучше, чем когд-нибудь нучтся специлисты вроде Юргенс.

– Ну, лдно, лдно! – Снгстер потер лоб, схвтил со стол ккие-то бумги и извлек из них одну. – Вот сообщение рдиокорпорции «Электр». Ее специлисты могли бы с тким же успехом гонять ворон. Они говорят, что короткие волны, похоже, воняют. Пролетющие шры облучли н всех чстотх, которые может выдть их устновк, те только уворчивлись, кк будто почуяв неприятный зпх. Боб Треливен, их глвный док, почти уверен, что эти чертовы тври действительно ощущют некоторые чстоты кк некий эквивлент зпхов. – Жестом обвинителя он ткнул в бумгу пльцем. – Ну и куд нс это приводит?

– Приносит пользу дже тот, кто только думет и ждет, – с философской миной процитировл Грэхем.

– Прекрсно. Будем ждть. – Тк и не успокоившись, Снгстер откинулся н спинку стул, водрузил ноги н стол и изобрзил н лице бесконечное терпение. – Я безоглядно верю тебе, Вилл, но н все эти исследовния вылетют денежки моего ведомств. Мне было бы горздо легче, знй я все-тки, чего мы ждем.

– Мы ждем, когд ккой-нибудь эксперименттор изжрит хоть одного витон. – Худощвое лицо Грэхем омрчилось. – Чертовски не хотелось бы об этом говорить, но все же сдется мне, что мы ждем первого из следующей серии трупов.

– Вот это меня и пугет, – вступил в рзговор Лимингтон. – Проклятые шры имеют обыкновение выведывть чужие мысли. Когд-нибудь, Вилл, они зглянут и в вши. И поймут, что вы – глвный козырь. А когд мы вс рзыщем, вы уже будете мертвее мертвого.

– Всем нм приходится рисковть, – скзл Грэхем. – Я один рз уже здорово рискнул – когд решил появиться н свет! – Он снов посмотрел в окно. – Взгляните-к!

Собеседники подошли к нему и выглянули нружу. У подножия Либерти Биддинг клубилось густое серое облко. В тот же миг рздлся оглушительный грохот, потрясший всю округу. З ним последовл душерздирющий вой с небес, который блгодря допплеровскому эффекту по мере снижения стновился все громче.

Четыре секунды спустя, когд облко сгустилось еще больше, высочення громд Либерти Биидинг, вся в щербинх от снрядов, с выбитыми стеклми, нчл медленно неохотно крениться и оседть кк поверженный ммонт. Вот он достигл критического угл нклон и н миг змерл, кк будто брося вызов зкону всемирного тяготения. Всем своим чудовищным весом гигнтское здние нвисло нд соседними квртлми, угрожя сровнять их с землей.

И вдруг словно невидимя рук протянулсь с небес, ннеся окончтельный роковой удр. Колосс ускорил пдение. Его устремленный ввысь объем, когд-то ткой крсивый, рскололся в трех местх. Из трещин, кк гнилые зубы, торчли стльные блки. Грохот пдения грянул, кк гром из бездны первозднного хос. Земля зходил ходуном, кк от подземного взрыв. Нд рзвлинми стло медленно вздымться огромное клубящееся облко известковой пыли.

И срзу же с высоты низвергся целый рой лчных голубых светил. Дрож от нетерпения, они спешили со всех сторон н свежее пиршество человеческого горя.

Еще одн верениц шров призрчной стей сопровождл летяшую нд Гудзоном крылтую ркету, обрзовв з ней целый шлейф крупных голубых бусин. Ркет неумолимо приближлсь к Джерси Сити. Скоро он с визгом ринется вниз, нвстречу ей рвнется еще более пронзительный визг женщин… ну, витоны безмолвно, кк стервятники, нчнут свое пиршество.

– Всего одн ркет! – выдохнул Лимингтон, не отрывя глз от рзвлин Либерти Билдинг, скрытых звесой дым. – Я уж было подумл, что они решились н томную тку. Черт, ккой же мощной должн быть эт ркет!

– Еще одно витонское достижение, – горько бросил Грэхем. – Еще одно техническое усовершенствовние, которое они подрили своим зитским прихвостням.

Н столе у Снгстер внезпно зтрезвонил телефон, резнув по их и без того нпряженным нервм. гнгстер снял трубку и нжл н кнопку усилителя.

– Снгстер, – резким метллическим голосом згремел трубк, – со мной только что связлся по рдио Пдилья из Буэнос-Айрес. У него что-то получилось! Он скзл… он скзл… Снгстер… А--!

Зметив внезпную бледность Снгстер и его остновившийся взгляд, Грэхем метнулся к нему и взглянул н подергивющееся изобржение. Он едв успел зметить лицо, которое тут же исчезло с мленького экрн. Изобржение было нечетким, его зстилл ккя-то мутня светящяся дымк. Но до того, кк оно пропло совсем, Грэхем безошибочно узнл н лице звонившего выржение неописуемого ужс.

– Боб Треливен! – прошептл Снгстер. – Это был Боб… – Он стоял, кк громом порженный. – Они до него добрлись, я см видел!

Не теряя времени, Грэхем нбрл номер и дл укзние телефонистке. Приплясывя от нетерпения, он ждл, пок он пытлсь восстновить связь. Но дозвониться ему тк и не удлось ни по этой линии, ни по ккой-нибудь другой.

– Соедините меня со службой дльней связи. Скорее, дело првительственной вжности! – Он повернулся к белому кк мел Снгстеру. – Где нходится «Электр»?

– В Бриджпорте, штт Коннектикут.

– Служб дльней связи? – Грэхем говорил, почти прижв губы и микрофону. – Только что Буэнос-Айрес вызывл Бриджпорт, штт Коннежтижут, скорее всего, связь шл через Бррнкилью. Выясните, откуд звонили, и соедините меня. – Не выпускя из рук трубки, он подозвл Воля – Арт, возьми второй ппрт и позвони в бриджпортское полицейское упрвление. Пусть они сообщт нм все, что удстся выяснить. Потом иди, готовь мшину. Я тебя догоню.

– Есть! – Воль с готовностью схвтил второй ппрт, быстро переговорил с полицией и вышел.

Нконец Грэхем соединили. Он слушл длекого собеседник, и н скулх у него ходили желвки. Зкончив рзговор, он сделл еще один короткий звонок, с мрчным рзочровнным видом отодвинул ппрт и обртился к остльным:

– Пдилья мертв, кк египетскя мумия. Опертор н трнсляционной стнции в Бррнкилье тоже мертв. Нверное, он слышл рзговор и узнл нечто ткое, что ему знть не следовло. Это стоило ему жизни. Пришло время, когд мне нужно бы нходиться в четырех местх срзу. – Он потер подбородок. – Миллион против одного, что Треливен тоже мертв.

– Вот вм и трупы, – без млейших эмоций зметил Лимингтон.

Но его слов зпоздли. Грэхем уже выскочил з дверь и мчлся по коридору к лифтм. В его быстрых движениях сквозило что-то хищное. Кроме обычного блесн в его зорких глзх появился новый жестокий огонек. Плочки и колбочки в его зрчкх прошли нечто большее, чем обычную спектроскопическую перестройку, – теперь они излучли ненвисть.

В недрх здния рздлся вздох. Пневмтический диск с сумсшедшей скоростью опустил Грэхем н уровень земли, где его ожидл гиромобиль Он выскочил из лифт, ноздри его рздувлись, кк у волк, что почуял след и нчл смертельную погоню.

ГЛАВА 10

В небольшой, но отлично оборудовнной лбортории рдиокорпорции «Электр» црил стерильня чистот, все стояло н своих местх, ничто не нрушло безупречного порядк, з исключением мертвого тел, зстывшего н полу под рскчивющейоя телефонной трубкой.

Толстяк-полицейский скзл:

– Вот тк он и лежл, когд мы пришли. Мы только сделли стереоскопические снимки труп, больше ничего.

Бипл Грэхем кивнул сержнту, нклонился нд телом и перевернул. Его не отпугнуло выржение ужс, которое жестокя сверкющя смерть зпечтлел н лице жертвы. Он сноровисто обыскл покойного, выложил содержимое его крмнов н стоящий рядом стол и изучил с кропотливым внимнием.

– Бесполезно! – недовольно произнес он, зкончив осмотр. – Ничего путного отсюд не выжмешь. – Он перевел взгляд н мленького фрнтовтого человечк, беспокойно переминющегося з спиной сержнт. – Тк, знчит, вы были ссистентом Треливен? Что вы можете мне скзть?

– Бобу позвонил Пдилья, – пробормотл коротышк. Его взгляд испугнно перебегл с Грэхем н лежщий н полу труп. Ухоженные пльцы нервно теребили ккуртно подстриженные усики.

– Это нм известно. Кто ткой Пдилья?

– Ценный деловой пртнер и личный друг Боб. – Человечек зстегнул пидкк, снов рсстегнул, потом опять знялся усми. Кзлось, у него слишком много рук и он не знет, куд их деть – Пдилья – влделец птент н термосттический усилитель. Это смоохлждющяся рдиолмп, которую мы производим по его лицензии.

– Продолжйте, – ободряюще скзл Грэхем.

– После этого звонк Боб очень рзволновлся. Скзл, что необходимо рспрострнить новость, чтобы ее не смогли змолчть. Что это з новость, он не скзл, но, очевидно, считл ее сенсционной.

– А дльше?

– Он пошел прямо в лборторию, чтобы кому-то позвонить. Через пять минут в здние ворвлсь целя шйк светящихся шров. Они уже несколько дней околчивлись поблизости, похоже, следили з нми. Все бросились нутек, кроме трех сотрудников с верхнего этж.

– А они почему не убежли?

– Еще не прошли обрботку, поэтому ничего не увидели и не поняли, что произошло.

– Ясно.

– Когд шры убрлись, мы вернулись н свои мест и ншли Боб рядом с телефоном – мертвого. – Он снов нервно потеребил усы и перевел взгляд с Грэхем н труп.

– Вот вы скзли, что витоны целыми днями околчивлись вокруг, – вступил в рзговор Волк – Они з это время нпдли н кого-нибудь из сотрудников, чтобы выкчть их мысли?

– Дже н четверых, – человечек еще больше рзволновлся. – З последние несколько дней они тковли четверых. Мы все пришли в ужс. Ведь никто не знл, кого они изберут следующей жертвой. Днем мы не могли нормльно рботть, по ночм нс мучил бессонниц. – Он бросил н Воля стрдльческий взгляд. – Последний случй был вчер днем. После их нпдения человек сошел с ум. Они бросили его з воротми, превртив в бессвязно лепечущего идиот.

– Когд мы приехли, их поблизости не было, – зметил Воль.

– Возможно, они удовлетворены: ведь блгодря ннесенному контр– удру звод перестл предствлять для них источник потенцильной опсности, во всяком случе, н ближйшее время. – Грэхем не смог удержться от улыбки – уж очень контрстировл пугливость мленького человечк со слоновьей невозмутимостью сержнт. – Они еще вернутся!

Он отпустил свидетеля и остльных сотрудников рдиозвод, ожидвших своей очереди. Вместе с Волем они обыскли лборторию, стремясь обнружить хоть ккую-нибудь зписку, блокнот, любой с виду никчемный клочок бумги, который мог бы дть ключ к рзгдке, кк это бывло с предыдущими жертвми.

Все усилия окзлись нпрсными. В их рспоряжении был один-единственный фкт: Боб Треливен мертв, решительно и бесповоротно.

– Что з черт! – в отчянии простонл Воль. – Никкой зцепки. Ну ни единой, крошечной, пршивой зцепки! Нм везет, кк утопленникм.

– Где же твое вообржение? – поддел его Грэхем.

– Ты хочешь скзть, что обнружил ккую-то улику? – Вытрщив глз, он в искреннем изумлении обвел взглядом лборторию, пытясь нйти то, что упустил.

– Д нет. – Билл Грэхем взялся з шляпу. – В этом безумном деле никто не доживет до того, чтобы предоствить нм ккую-нибудь ценную улику. Поэтому остется только состряпть улики смим. Пошли, пор возврщться.

Когд они проносились через Стэмфорд, Воль оторвл здумчивый взгляд от дороги, посмотрел н своего спутник и спросил:

– Ну лдно, лдно, это что семейня тйн, или кк?

– Есть несколько здумок. Во-первых, у нс мло днных о Пдилье. Нужно рскопть побольше, кое что может нм пригодиться. Еще: получется, что Треливен провел у телефон пять минут, пок его не вывели из игры. С Снгстером он успел поговорить от силы полминуты, и это был его последний звонок в ншем грешном мире. Знчит, если ему не потребовлось четыре с половиной минуты, чтобы дозвониться до Снгстер, – это мловероятно, – можно предположить, что сперв он позвонил кому-то другому. Вот мы и выясним, звонил ли он кому-нибудь, если звонил, то кому.

– Ты просто гений, я еще тупее, чем кжется! – воскликнул Воль.

Грэхем смущенно усмехнулся и продолжл:

– И нконец, есть неустновленное количество любительских рдиостнций, рботющих между Буэнос-Айресом, Бррнкильей и Бриджпортои. Пр-другя из них могл, рыскя в эфире, поймть коммерческий кнл. Если кто-то прослушивл эфир и поймл рзговор Пдильи с Треливеном, он нужен нм тк же позрез, кк и витонм. Мы должны срочно нйти этого прня, пок еще не поздно!

– Ндежд вечно бьется в человеческой груди, – продеклмировл Воль – Взгляд его случйно упл н зеркло зднего обзор, и он зстыл, кк згипнотизировнный. – Но только не в моей! – сдвленно зкончил он.

Повернувшись н сиденье, Грэхем выглянул в зднее окно мшины.

– Витоны – гонятся з нми!

Его зоркий взгляд скользнул вперед, пробежл по сторонм, с фотогрфической точностью фиксируя местность.

– Гони! – Нщупв пльцем кнопку экстренной подчи энергии, он быстро вдвил ее. Воль тем временем до откз выжл кселертор. Включился врийный зпс дополнительных бтрей, и под нтужный вой динмо гиромобиль рвнулся вперед.

– Бесполезно! Считй, что мы поплись! – хрипло выдохнул Воль и бросил мшину в крутой вирж. Их трижды зносило, но он кждый рз вырвнивл ее. Дорог широкой лентой неслсь под бешено крутящиеся колес. – Нм не удрть, будь у нс скорость дже вдвое больше.

– Впереди мост! – предупреждюще крикнул Грэхем. Удивляясь собственному спокойствию, он пригнулся, глядя н стремительно приближющийся мост. – Сворчивем н берег и ныряем в реку. Это единственный шнс.

– Дерьмо, не шнс, – буркнул Воль.

Грэхем, не отвечя, снов оглянулся и увидел горящих зловещим огнем преследовтелей н рсстоянии двухсот ярдов. Они быстро приближлись. Их было десять; вытянувшись цепочкой, они без видимых усилий неслись по воздуху с той безудержной стремительностью, которя отличл полет витонов.

Приближясь, перед ними вырстл мост. Призрчня свор отыгрл пятьдесят ярдов. Грэхем нпряженно стрлся следить з происходящим и впереди и сзди. Он понимл: они н волосок от гибели. Кждя доля секунды могл решить, получт они единственный шнс из миллион или вовсе ни одного.

– Делй, кк я скзл! – скомндовл он, стрясь перекричть рев мотор – Когд окжемся в воде, выбирйся и плыви по течению, пок хвтит дыхния. Н поверхность покзывйся только дпя того, чтобы сделть короткий вдох. Сиди в воде, пок они не уберутся, дже если придется мокнуть целую неделю. Уж лучше это, чем… – он не докончил фрзу.

– Но ведь… – Воль пытлся что-то возрзить. Н его лице зстыло нпряжение – мшин уже влетел н мост.

– Ну же! – рявкнул Грэхем. Не дожидясь, когд Воль нконец решится, он железной хвткой вцепился в рулевое колесо и резко повернул его.

От ткого грубого нсилия гироскоп протестующе взвизгнул, и стройня мшин во весь опор донеслсь по берегу. Он взлетел н гребень, едв не врезвшись в бетонную рку мост, и по эффектной прболе взвилсь в воздух. Кк чудовищный двдцтифутовый снряд, гиромобиль вошел в воду. Удр был тким сильным, что фонтны брызг взлетели высоко нд дорогой, зсияв, кк мленькя рдуг.

Мшин быстро погружлсь посреди поднимющегося нвстречу облк пузырьков. Скоро н потревоженной поверхности воды остлсь только тонкя рдужня пленк, нд которой рзочровнно толклсь десятк оздченных шров.

«Слв Богу, что я додумлся открыть дверцу з миг до пдения, – подумл Грэхем. – Инче двление воды здержло бы нс н несколько дргоценных секунд». Извивясь всем своим сильным, мускулистым телом, он оттолкнулся ногми и выбрлся из кбины кк рз в тот миг, когд мшин, нкренившись, опустилсь н дно реки.

Быстрыми мощными гребкми он устремился вниз по течению со всей скоростью, н которую был способен. Грудь рзрывлсь, глз искли просвет в жидкой мгле. Он знл: Воль тоже выбрлся, потому что почувствовл толчок, когд лейтеннт покидл мшину. Но рзглядеть Воля ему не удлось – слишком мутной был вод.

Изо рт у Грэхем вырывлись пузыри, воздух в легких был н исходе. Он попытлся грести быстрее, но почувствовл, кк сердце высккивет из груди, глз – из орбит. Сильным волнообрзным движением он послл тело вверх. Подняв лицо нд водой, сделл выдох и глубоко вдохнул свежий воздух. Потом снов нырнул и быстро поплыл дльше.

Четыре рз со стремительностью форели, зглтывющей летящую муху, он высккивл н поверхность, нбирл, полные легкие воздух и опять уходил в глубину.

Нконец Грэхем выплыл н отмель, ботинки црпнули кменистое дно. Он осторожно поднял глз нд водой.

Десятк сверкющих шров взлетл нд берегом, скрытым дугой мост. Притившись, Грэхем бдительно следил з их подъемом. Он сопровождл их взглядом, пок они не превртились в десять сверкющих точек, крошечных, кк булвочные головки, висящие под пологом облков. Когд голубые призрки изменили нпрвление полет и быстро двинулись н восток, Грэхем выбрлся н берег. Вод лилсь с него ручьями.

Перед ним спокойно и бесшумно бежл рек. Одинокий нблюдтель вглядывлся в ее глдкую поверхность с недоумением, которое быстро переросло в открытое беспокойство. Он ринулся вверх по течению; с одежды текло. Он спешил поскорее увидеть, что же тм з мостом, и боялся этого.

Когд он подбежл поближе, через бетонную рку стл видн фигур лежщего Воля. Грэхем рвнулся под рку, в ботинкх противно хлюпл вод. Перед ним н берегу зстыло безжизненное тело лейтеннт.

Торопливо отбросив со лб мокрые волосы, Грэхем нгнулся нд Волем и схвтил его з холодные, обмякшие ноги. Потом выпрямился; от тяжести мышцы его нпряглись до откз.

Рывком приподняв тело з ноги, он посмотрел вниз н его мотющуюся голову. Из рзинутого рт Воля н бшмки Грэхем хлынул вод. Грэхем стл встряхивть тело, нблюдя з результтом. Когд вод перестл вытекть, он положил Воля н спину, см сел верхом, положил сильные лдони н неподвижную грудь лейтеннт и стл ритмично ндвливть н ребр.

Он все еще трудился нд ним, устло, но не сдвясь, когд тело внезпно дернулось. Из глотки вырвлся булькющий звук. Еще через полчс Грэхем сидел н зднем сиденье гиромобиля, который ему удлось остновить, и поддерживл ослбшего товрищ.

– Вилл, у меня бшк просто рсклывется, – пожловлся Воль. Он зкшлялся, вздохнул и уронил голову н плечо Грэхем – Что-то меня долбнуло в смом нчле, нверное, дверц. Он открывлсь по течению, ну меня и стукнуло. Я тонул, выплывл, снов тонул. Словом, нхлеблся воды вволю. – В легких у него тихонько булькло. – Ощущение – кк у грудного млденц, решившего поплвть.

– Все пройдет, – успокоил его Грэхем.

– Я уж решил, что мне совсем кюк. Тк себе и скзл. Конец не из приятных – вляться н дне вместе со всяким хлмом. Болтться туд-сюд, туд-сюд среди тины д пузырей, и тк до скончния веков. – Воль подлся вперед, с него кпл вод. Грэхем снов потянул его нзд. – Я рвлся н поверхность, кк одержимый… В легких – одн вод. Выскочил нверх… тут чертов витон меня и сцпл.

– Что? – вскрикнул Грэхем.

– Меня схвтил витон, – тупо повторил Воль. – Я почувствовл… кк его мерзкие щупльц зкопошились у меня в мозгу… вынюхивя, выпытывя. – Он хрипло зкшлял. – Больше ничего не помню.

– Похоже, что это они вытщили тебя н берег, – взволновнно проговорил Грэхем. – Если они прочитли твои мысли, им теперь известны нши следующие шги.

– Копошились.. у меня в мозгу, – пробубнил Воль. Глз его зкрылись, из груди вырывлись судорожные всхлипы.

– Почему же они не убили Воля, кк других? – покусывя губы, спросил Лимингтон.

– Не зню. Может быть, решили, что он не знет ничего ткого, что предствляло бы для них рельную опсность – Билл Грэхем выдержл пристльный взгляд шеф. – Я ведь тоже ничего ткою не зню, тк что не ндо думть, что кждый рз, выходя н улицу, я рискую погибнуть, вм придется отвечть.

– Вы меня не обмнете, – усмехнулся Лимингтон. – Просто удивительно, кк долго вм везет.

Пропустив его слов мимо ушей, Грэхем скзл:

– Арт н несколько дней вышел из строя. – Он тихо вздохнул. – Вм удлось получить ккие-нибудь новости о Пдилье?

– Мы стрлись, – полковник недовольно хмыкнул. – Но нш человек, который этим знимлся, не смог ни до чего докопться. У тмошнего нчльств и тк дел по горло, им сейчс не до него.

– Что, очередной приступ «звтр-звтр, не сегодня»?

– Д нет, дело не в этом. Вскоре после того, кк мы отпрвили зпрос, зиты устроили нлет н Буэнос-Айрес. Город сильно пострдл.

– Проклятье! – выруглся Грэхем, куся губы от досды. – Одной зцепкой меньше.

– У нс еще остются любительские рдиостнции, которые нужно проверить, – с кислым видом нпомнил Лимингтон. – Мы уже взялись з дело. Эти чертовы рдиолюбители обожют зсесть где-нибудь н горной вершине или в непроходимых джунглях. Вечно выберут смые пршивые мест.

– Рзве нельзя вызвть их по рдио?

– Почему же, можно – с тким же успехом я могу звть жену, которя куд-то ушл. Они выходят н прием, когд им зблгорссудится. – Открыв ящик стол, он извлек листок бумги и протянул его Грэхему. – Вот, поступило кк рз перед вшим приходом. Может, это что-то знчит, может, и нет. Вм оно что-нибудь говорит?

– Сообщение «Юнйтед Пресс», – прочитл Грэхем, быстро пробегя глзми текет. – Профессор Фергюс Мк-Эндрю, ученый-томщик, пользующийся междунродной известностью, згдочно исчез сегодня утром из своего дом в Керкинтиллохе, Шотлндия. – Он бросил быстрый взгляд н бесстрстно зстывшего Лимингтон и возобновил чтение: – Исчез в неизвестном нпрвлении во время звтрк, который тк и остлся недоеденным, дже кофе не успел остыть. Миссис Мрт Лесли, его пожиля экономк, считет, что профессор похитили витоны.

– Ну кк? – спросил Лимингтон.

– Не убит, похищен! Вот что стрнно! – Сыщик нхмурился, обдумывя новость – Скорее всего, он не слишком-то много знл, инче умер бы з звтрком, не исчез. Но зчем его похищть, если он никому не угрожл?

– Это и поствило меня в тупик! – Единственный рз в своей жизни, полностью подчиненной дисциплине, Лимингтон позволил себе дть волю чувствм. Он стукнул кулком по столу и громко скзл: – С смого нчл этого идиотского дел мы постоянно путемся в клубке нитей, кждя из которых приводит либо к мертвецу, либо к человеку, который уже превртился в нелюдь. Всякий рз, когд мы устремляемся в погоню, нс уже поджидет свежий труп. Всякий рз, протягивя руку, мы ловим пустоту. Теперь они нчли убирть улики. Дже труп не остлось! – Он щелкнул пльцми. – Взял – и исчез! Чем же все это кончится? И когд этот конец нступит? Если нступит вообще, рзумеется?

– Конец нступит, когд последний витон исчезнет с лиц Земли или когд погибнет последний человек. – Грэхем помхл сообщением «Юнйтед Пресс» и переменил тему. – Должно быть, у этого Мю-Эндрю ум, типичный для современного тлнтливого ученого мирового мсштб.

– Ну и что?

– Н этот рз они не огрничтся исследовнием его ум, кк они делли рньше. Они рзберут весь его интеллект по винтику и выяснят, кк тм все крутится. Я не вижу, зчем еще им могло пондобиться его похищть, вместо того, чтобы убить, кк обычно. Сдется мне, что витоны чем-то обеснокоены, может быть, дже нпугны, вот они и взяли его в кчестве подходящего объект для своей суперхирургии. – Яркий блеск в его глзх порзил собеседник. – Они решили получить средние днные, чтобы оценить вероятность. Их уверенность поштнулсь, они хотят выяснить, что их ожидет. Взвесив силу интеллект этого Мк-Эндрю, они вычислят, нсколько велик вероятность того, что нм удстся обнружить истину, которой они тк боятся.

– А потом? – шепотом спросил Лимингтон.

– Мы подозревем, что Пдилья что-то ншел, – в результте целенпрвленного поиск, может быть, и случйно. Но нужно допустить и другую возможность: он попл пльцем в небо, и убрли его только для того, чтобы сбить нс с толку, нпрвить по ложному следу – в Южную Америку. – Грэхем встл, возвышясь нд столом шеф. – И если я не ошибюсь, это похищение ознчет две вещи, – скзл он, сопровождя свои слов энергичными жестми.

– Ккие же?

– Первое: что существует смертельное для витонов оружие, которое только и ждет, чтобы мы его ншли, если, конечно, у нс хвтит н это силенок. Витоны уязвимы! – Он помолчл, потом зкончил, тщтельно взвешивя кждое слово: – И второе: если они, покопвшись в мозгу Мк-Эндрю, придут к выводу, что у нс хвтит рзум ткое оружие нйти и изготовить, то сделют все, чтобы этого не допустить, причем молниеносно. И тут нчнется кромешный д!

– Можно подумть, что он еще не нчлся! – зметил Лимингтон, сделв широкий жест рукой. – Вы что, можете вообрзить что-нибудь более отчянное, чем т ситуция, в которой мы нходимся сейчс?

– Уж лучше известное зло, чем неизвестное, – прировл Грэхем. – Сейчс мы хотя бы знем, что происходит. А кто знет, что они зтевют?

– Если они изобретут еще ккие-нибудь козни, Бог свидетель, нм придет конец!

Грэхем промолчл. Он весь ушел в тревожные рздумья. Один человек, ныне покойный, приписл ему экстрсенсорное восприятие. Возможно, дело в нем, может быть, предчувствие, но только он знл, что ндвигется новый д, притом куд более стршный.

Стоял тьм, ткя глубокя и зловещя, которя мыслим только в городе, когд-то сиявшем миридми огней. Кроме мимолетных отблесков гиромобилей, которые, приглушив свет фр, светлячкми пролетли по выщербленным кньонм Нью-Йоркских улиц, ничто не оживляло густого, двящего, непроглядного мрк.

Кое-где мерцли зеленовтым светом огрждения из деревянных столбиков, покрытых светящейся крской, предупреждя водителей об огромных воронкх, оствленных взорввшимися ркетми. Кисловтый зпх войны был силен кк никогд – зпх вздыбленной земли и рзрушенных коммуникций, битого кирпич и перемолотой плоти.

В верхней чсти город, н Шестой улице, Грэхем увидел мленький крсный огонек, рскчивющийся из стороны в сторону, и притормозил. Мшин змедлил бег и остновилсь; он вышел.

– В чем дело?

Из угольной тьмы выступил молодой офицер.

– Извините, мистер, нужн вш мшин. – Он молч подождл, пок Грэхем предъявит удостоверение, потом скзл: – Ничего не могу поделть, мистер Грэхем, мне прикзно реквизировть все мшины, следующие мимо.

– Что ж, не буду спорить. – Грэхем вынул из гиромобиля теплое пльто и зкутлся в него. – Придется пройтись пешком.

– Мне искренне жль, – проговорил офицер. – В зпдном рйоне случилось что-то серьезное, нужны все мшины, которые удстся достть. – Он обернулся к двум солдтм в грязно-зеленой форме, еле видным в темноте. – Отгоните мшину н стнцию. – Когд они отъехли, он нжл н кнопку крсного фонрик и подл сигнл очередному проезжющему гиромобилю.

Быстрым шгом Грэхем шел по дороге. Его окружли покосившиеся стены, кое-где укрепленые деревянными подпоркми. Н другой стороне улицы в мрчном унынии высились стршные рзвлины некогд оживленных деловых квртлов.

Н площди, змыквшей улицу, обосновлсь бтрея противовоздушной обороны. Грэхем молч прошел мимо. От безмолвных фигур в железных кскх, облепивших длинные здрнные к небу стволы, веяло нстороженностью. Они были обречены выполнять свой бесполезный долг. Все их пушки, хитроумные взрывтели ближнего действия, еще более хитроумные приборы упрвления огнем не могли тягться с ркетми, нмного опережющими скорость звук. Мксимум, н что они могли ндеяться, – это случйня упрвляемя бомб или безумный зит – кмикдзе, решившийся н почетное смоубийство. Других вринтов не было.

З площдью, н полурзрушенной крыше, штко угнездился пост подслушивния вместе с рдиолоктором. Квдртные рструбы пост были бесцельно устремлены н зпд, полусферическя нтенн рдр с деловым видом, но без особой пользы врщлсь вокруг своей оси. Дже не видя, Грэхем знл: где-то между постом н крыше и пушкми зстыли у приборов упрвления огнем еще более нпряженные, безмолвные фигуры, ожидющие нечеловеческого воя, который возвестит о приближении ккого-нибудь объект, летящего достточно медленно для того, чтобы его обнружить, при удче и сбить.

Н ккой-то миг нд Склми вспыхнуло яркое розовое зрево, вслед з ним проктился грохот взрыв. Вверх по Гудзону пошл мощня приливня волн. Еще мгновение, и следующя вспышк возникл выше по реке, близ Хэверстроу. Потом все смолкло.

Но только не н улице. Из глубины, прямо из-под ног, доносились стрнные неумолкющие звуки, кк будто кто-то глодл землю мощными челюстями. Б протяжении мили одинокого пешеход неотступно сопровождло это подземное «хрум-хрум-хрум».

Тм, глубоко внизу, ниже всех подземных этжей город, гигнтские бериллиевые челюсти вгрызлись в породу, проклдывя ртерии нового, более безопсного город, недоступного для бомб и ркет.

«Когд все это кончится, – подумлось Грэхему, – бывшя подземк превртится в нземную железную дорогу».

Повернув нлево, он увидел в окружющем мрке более плотное темное пятно. Неясный силуэт нходился н другой стороне улицы и торопливо приближлся, громко позвякивя метллическими подковкми.

Они почти порвнялись и должны были вот-вот рзминуться, когд из нбухшего темного облк, незметного в кромешной тьме, вылетел шр холодного голубого свет. От его внезпной яростной тки спсения не было. Почуяв близкую гибель, смутно рзличимый во мрке человек звертелся волчком и издл леденящий душу вопль.

Грэхем отступил туд, где тень был поглубже, его зоркий взгляд отметил порзительную быстроту нпдения. Шр зплясл вокруг своей жертвы, озрив ее тусклым, мертвенным светом. Было видно, кк тонкие сверкющие нити щупльцев вонзились в тело несчстного. Витон выпустил пру колец, которые призрчным ореолом рссеялись в воздухе. Еще миг – и светящяся тврь взмыл ввысь, унося с собой обмякшее тело.

Еще одного человек тем же мнером схвтили н пустыре, ярдов через двести дльше, по дороге. Проходя мимо остов многоквртирного дом, Грэхем видел, кк охотник и его добыч пересекли открытый учсток. Гротескно удлинення тень пешеход, высвечення бледным сиянием шр, стремительно неслсь впереди. Бег жертвы был столь неистов, кк будто он спслсь от порождения д. Человек несся огромными неуклюжими скчкми, из сдвленного ужсом горл вырывлись невнятные обрывки слов.

Переливющяся голубя бестия нвисл нд жертвой, обрзовв вокруг ее головы дьявольский нимб. Потом рздулсь, поглотив беглец вместе с последним отчянным воплем. Перед тем, кк подняться в небо с добычей, витон выпустил дв светящихся кольц.

Третьего и четвертого схвтили н Дрекслер веню. Они успели зметить пикирующие голубые молнии. Один бросился бежть. Второй упл н колени, скрючился в жутком поклоне и зкрыл голову рукми. Бегущий что-то хрипло выкрикивл. Живот трясся, по ногм текло, вопли звучли, кк стенния обреченной н зклние жертвы. Коленопреклоненный оствлся в той же позе, кк будто молился своему идолу. Но идол, кк и все боги, не внял молитвм. Обоих схвтили одновременно. Об рзом вскрикнули, рзом вознеслись в небес

– и еретик, и истово верующий, и грешник, и прведник. Витоны никому не окзывли предпочтения, никого не миловли. Они сеяли гибель тк же неумолимо, кк торговцы смертоносным бктериологическим оружием.

Лоб Грэхем покрывл обильня исприн. Он крдучись проскользнул по дорожке к дверям больницы Смритэн. Перед встречей с Грмонией он отер со лб пот и решил ничего не рсскзывть о тргических событиях, свидетелем которых он окзлся.

Он, кк всегд, выглядел сдержнной и спокойной. Во взгляде глубоких темных глз ему почудилсь ккя-то убюкивющя безмятежность. Однко они видели его нсквозь.

– Что случилось? – спросил девушк.

– Случилось? С чего вы взяли?

– Вид у вс взволновнный. К тому же вы только что вытерли лоб.

Вытщив носовой плток, Грэхем еще рз отер исприну и спросил:

– Откуд вы узнли?

– Он у вс еще влжный. – В глзх ее мелькнул тревог. – Витоны снов гнлись з вми?

– Н сей рз не з мной.

– З кем же?

– Это что, допрос? – осведомился он.

– В кои-то веки вы вышли из себя! – скзл он, зщищясь.

– Я всегд выхожу из себя, когд рзговривю с вми. – Он н время выбросил из головы гнетущие мысли и одрил ее призывным взглядом. – Я приду в норму, когд немножко привыкну к вм, когд мы будем видеться чще.

– В кком смысле?

– Вы прекрсно понимете, в кком.

– Уверяю вс, что не имею ни млейшего понятия, н что вы нмекете, – холодно произнесл он.

– Н свидние, – подскзл он.

– Н свидние! – Он воздел глз к потолку. – Подумть только, он явился нзнчть свидние! И это при том, что творится вокруг. – Он сел з свой стол и взялсь з ручку. – Вы, должно быть, совсем рехнулись, мистер Грэхем. День добрый, и всего хорошего.

– Сейчс не день, ночь, – нпомнил он и, притворно вздохнув, добвил:

– Ночь, тк и создння для любви.

Доктор Кертис громко фыркнул и углубилсь в свои бумги.

– Лдно, – сдлся он, – вижу, мне опять дли отствку. З последние дни я к этому уже привык. – Двйте поговорим н другую тему. Что вы узнли?

Он отложил ручку.

– Я ждл, пок вы придете в себя. Ведь я уже несколько чсов хочу вс видеть.

– Ей-богу? – он рдостно вскочил с мест.

– Не обольщйтесь, – он жестом велел ему сесть. – Все очень серьезно.

– Господи, со мной-то рзве все не серьезно? – изрек он в прострнство.

– Ко мне н чй зходил профессор Фрмилоу.

– Что же вы ткого в нем ншли, чего недостет мне?

Умение себя вести, – отрезл он.

Он поморщился, но промолчл.

– Кстти, очень милый стрик. Вы его знете?

– Тк, немного, теперь и вовсе знть не желю, – он изобрзил н лице ревность и презрение. – Тихий вечерок с седеньким козликом? Кжется, он чем-то знимется у Фордэм – тропическими ббочкми или еще ккой-то ерундой.

– Между прочим, он мой крестный отец. – Он произнесл эти слов с тким выржением, кк будто они объясняли все. – Он физик.

– Билл, – подскзл он.

Он не обртил внимния.

– Думю, что он…

– Билл, – не сдвлся он.

– Ну хорошо, хорошо, – нетерпеливо отмхнулсь он, – Билл, если для вс это тк вжно. – Девушк стрлсь сохрнить непроницемое выржение, но Грэхем уловил н ее лице тень улыбки и получил немлое удовольствие. – Мне кжется, Билл, он что-то здумл. Я боюсь з него. Ведь едв человек успеет что-то здумть, кк срзу гибнет.

– Вовсе не обязтельно. Просто мы не знем, сколько людей, месяцми выншивющих ккие-то идеи, до сих пор живы-здоровы. А потом, я пок еще тоже жив.

– Вы живы, потому что одержимы одной-единственной идеей, – ядовито зметил он, проворно убиря ноги под стол.

– Кк вы можете говорить ткое? – он изобрзил негодовние.

– Боже првый, ддите вы мне нконец рсскзть то, рди чего я вс тк ждл?

– 0'кей. – Он нсмешливо улыбнулся. – Тк почему вы считете, что стрик Фрмилоу носится с ккой-то идеей?

– Мы говорили о витонх. Я попросил его объяснить, почему тк трудно нйти против них оружие.

– Ну, он что?

– Он скзл, что мы еще не нучились тк же уверенно обрщться с силми, кк с веществми, что мы сделли большой шг, обнружив витонов, но этого еще не достточно, чтобы с ними покончить. – Говоря, девушк не спускл с Грэхем своих прекрсных глз, следя з его рекцией. – Он скзл, что мы можем бомбрдировть витонов всевозможными энергетическими пучкми, но если ничего тк и не случится, мы не сумеем выяснить, почему. Мы дже не можем поймть витон, чтобы узнть, отржет он энергию или же поглощет, потом снов излучет. Мы не можем его изловить и рзобрться, кк он устроен.

– Мы знем, что некоторые виды энергии они действительно поглощют, – вствил Грэхем. – Они поглощют нервные токи, ждно пьют их, кк лошди, стосковвшиеся по воде. Еще они поглощют импульсы – рдры этих тврей не улвливют. Что же ксется згдки их строения, тут стрик Фрмилоу прв. Мы об этом понятия не имеем и дже не знем, с ккой стороны подступиться. Вот в чем вся згвоздк.

– Профессор Фрмилоу скзл: лично он считет, что шры облдют кким-то электродинмическим полем и умеют его произвольно изменять, обволкивя себя рзными видми энергии и поглощя только те, которые нужны им для питния. – Он передернулсь от отврщения. – Вроде тех нервных токов, о которых вы скзли.

– И никкой ппрт, имеющийся в ншем рспоряжении, не может их воспроизвести, – пожловлся Грэхем. – А то мы бы пичкли их, пок они не лопнут!

Н лице девушки снов мелькнул улыбк.

– Я скзл профессору: «Вот бы взять волшебную ложку и взбить их, чтобы получился голубой пудинг!» – Ее тонкие пльцы сомкнулись вокруг вообржемой ложки, которой он энергично покрутил в воздухе. – Стрнно, но моя шутк почему-то привлекл его внимние. Он стл мне подржть, все вертел-и вертел пльцем, кк будто игрл в ккую-то новую игру. Ведь я просто дурчилсь, – но зчем было ему дурчиться вместе со мной? Он знет об энергии куд больше, чем я могу себе предствить.

– Д, непонятно. А вы не думете, что он просто впл в детство?

– Нет и еще рз нет!

– Тогд сдюсь, – Грэхем поднял руки.

– Он дже не нмекнул, что у него н уме, – продолжл он, – но вид у него был ккой-то ошеломленный, и он вскоре отклнялся. Когд профессор тк же здумчиво нпрвился к выходу, он скзл, что пострется достть мне ткую ложку. Я уверен: он что-то здумл. Это были не просто пустые слов, он действительно что-то здумл! – Ее плвно изогнутые брови вопросительно приподнялиск – Только вот что?

– Чушь собчья, – решил Грэхем. И тоже поболтл в воздухе невидимой ложкой. – Ткя же чушь, кк и все в этом безумном деле. Должно быть, профессор Фрмилоу свихнулся от слишком большой учености. Он отпрвилсл домой изобретть проволочную мутовку для сбивния яиц и кончит свои дни, збвляясь с ней в клинике Фосетт. Тм, у Фосетт, тких, кк он, не одн дюжин.

– Если бы вы знли профессор тк же хорошо, кк я, вы бы воздержлись от подобных змечний, – резко ответил он. – Уж он-то никогд не теряет голову. Я бы н вшем месте сходил к нему. Может быть, у него есть для вс что-то стоящее. – Он подлсь вперед. – Или вы, кк всегд, прибудете слишком поздно?

– Ну лдно, лдно, – поморщился Грэхем. – Лежчего не бьют. Я прямо сейчс отпрвляюсь к нему.

– Вот и молодец, – похвлил девушк – Он смотрел, кк он встет и берется з шляпу, и выржение ее глз менялось. – Может быть, пок вы еще не ушли, вы все-тки рсскжете мне, что вс тревожит?

– Тревожит? – он медленно обернулся. – Вот смехот! Х-х-х! Нет, вы только вообрзите: меня – тревожит!

– Не пытйтесь меня провести. Вся эт болтовня о свидниях меня нисколько не обмнул. Вы только вошли, я срзу увидел: вс что-то беспокоит. У вс был ткой вид, кк будто вы готовы кого-то убить. – Он сжл руки. – Что случилось, Билл? Что-то новое, еще стршнее?

– Проклятье! – Он н миг здумлся, потом сдлся. – Думю, что вм тоже можно скзть. Все рвно рно или поздно вы узнете.

– 0 чем?

– Похоже, что они перестли убивть. Теперь они хвтют людей живьем и утскивют Бог весть куд. – Он повертел в рукх шляпу. – Неизвестно, почему они их хвтют и зчем. Можно только догдывться, догдки невеселые…

Девушк побледнел.

– Вот вм и последний вринт строй кк мир шутки, – зло добвил Грэхем, – судьб, которя еще похуже смерти! – Он ндел шляпу. – Тк что, рди Бог, берегите себя и стрйтесь держться от них подльше. Ну, от свидний не откзывйтесь, дже если вздумете взлететь н небо, договорились?

– Я не нзнчл никких свидний.

– Пок. Но когд-нибудь нзнчите. Когд кончится вся эт зврух, вм не удстся тк легко от меня отделться. – Он ухмыльнулся. – Тогд времени у меня будет вгон, и я целиком посвящу его вм!

Он зкрыл дверь, унося в пмяти тень ее улыбки. Выскльзывя из ворот н окутнную мрком дорогу, стелющуюся под угольно-черным небом, он знл, что он все еще улыбется, припоминя его последние слов. Но долго думть о ее улыбке ему не удлось.

Вдли, из зтившихся в черноте облков посыплись сверкющие голубые кпли – дождь из поднебесного д. Чуть позже дьявольские шры стли роем поднимться ввысь. Грэхем был слишком длеко, чтобы видеть детли, но чувствовлось, что зхвтчики поднимются не нлегке.

Перед его мысленным взором предстли безжизненные человеческие тел, повисшие в объятиях омерзительных тврей, вздымющих свои жертвы в небес. А под ними, н земле, десять тысяч пушек нцелены в нвисшее небо, тысяч чутких рструбов зстыл в ожиднии ншествия другого врг, врг, который по крйней мере сотворен из плоти и крови. Болото обмеривют в поискх лягушек, несмотря н то, что лягушки бьются между собой не н жизнь, н смерть. Теперь нш жизнь звисит от лягушек.

«Кк должны воспринимть эти повльные похищения те, кто еще не прошел обрботку по формуле Бьернсен? – подумлось ему. – Нверняк столь устршющее проявление высших сил только под тверждет стрые кк мир, пугющие суеверия. Ткое случлось и рньше. Взять историю или стринные предния – тм люди только и делют, что внезпно сходят с ум, летют по воздуху и возносятся в тинственную синеву бездонного неб».

Тут его мысли переключились н стрик-ученого, который поспешил домой, зхвченный стрнной идеей. «Ствлю доллр против цент, Билл Грэхем, – скзл он себе, – что Фрмилоу свихнулся, смотлся либо скончлся».

Усмехнувшись своей мрчной шутке, он свернул н Дрекслер веню и стл осторожно пробирться по обочине, стрясь держться в смой глубокой тени. Его резиновые подошвы бесшумно ступли по земле, блестящие, серые, кк гты, глз бдительно всмтривлись в ночное небо, стрясь не пропустить возможную зсду. А глубоко внизу, прямо нод его осторожно крдущимися ногми, зубья из берилпиевой стли все тк же неотступно глодли подземную руду и невидимые влуны.

ГЛАВА 11

Сомнений не оствлось – профессор Фрмилоу был мертв. Грэхем понял это, кк только открыл дверь. Он быстро пересек погруженную во мрк комнту и, осветив фонриком окн, убедился, что светонепроницемые шторы не пропускют ни единого лучик. Удовлетворенный осмотром, он нщупл н стене выключтель и зжег лмпу под потолком.

Двухсотвттный поток свет устремился вниз, н неподвижное тело ученого, – зигрл нсмешливыми бликми н его седой голове, обрмленной безжизненно зстывшими н столе рукми. Фрмилоу сидел н стуле и кк будто спл, уронив устлую голову н руки. Но это был не тот сон, который прерывется с рссветом, совсем другой – не знющий ни сновидений, ни пробуждения.

Грэхем осторожно приподнял ссутуленные плечи, просунул руку з ворот рубшки и приложил лдонь к холодной груди профессор. Он зглянул в доброе стрческое лицо и не зметил н нем того выржения ужс, которое обычно искжло лиц других жертв.

Д, Фрмилоу был стр, очень стр. Может быть, он умер своей смертью. Может быть, в чсх его жизни кончился отпущенный им звод, и витоны не имеют к тргедии никкого отношения? Н первый взгляд, они действительно ни при чем: лицо ткое мирное, и тому же профессор умер, не был похищен. И что смое пршивое, если вскрытие покжет, что смерть нступил в результте сердечного приступ, то это не будет знчить ровным счетом ничего.

Ждно подргивющие щупльц способны выссывть квзиэлектричесние нервные токи с ткой силой и быстротой, что могут прлизовть сердечные мышцы. Люди – особенно стрые – чсто умирют от ткой нпсти, никк не связнной со сверхъестественным вмештельством. Тк что же всетки случилось с Фрмилоу – вышел ли его жизненный срок, или же он умер потому, что его мудрый стрый ум взлелеял ккую-то мысль, способную перерсти в угрозу?

Печльно глядя н мертвое тело, Грэхем ругя себя последними словми. «Или вы, кк всегд, прибудете слишком поздно?» Н этот рз он прямо кк в воду глядел! Я просто Джонни-опоздйк, и тк кждый рз! Почему, черт бы меня побрл, я не бросился и стрику срзу, кк только он мне все рсскзл? – Он сокрушенно потер лоб. – Иногд мне кжется, что я тк никогд и не нучусь поторпливться. – Он оглядел комнту. – Что ж, олух, берись з дело!»

С лихордочной быстротой он обыскл помещение. Это был не лбортория, скорее кбинет и одновременно библиотек. Без особого трепет он перевернул все вверх дном, твердо решив нйти что-нибудь стоящее. И ничего не ншел – ни единой вещи, от которой можно было бы протянуть ккую-то ниточку. Мсс книг, документов и бумг, кзлось, содержл тк же мло смысл, кк речь политического деятеля. Н худощвом лице Грэхем появилсь печть безндежности; нконец он прекртил поиски и собрлся уходить.

От возни, которую он поднял, тело ученого потеряло рвновесие и постепенно сползло вперед, руки рскинулись н блестящей поверхности стол. Взяв холодный труп под мышки, Грэхем поднял скорбную ношу и перенес н дивн. Что-то упло н пол и поктилось с метллическим позвякивнием. Уложив профессор, Греем прикрыл ему лицо, сложил н груди стрческие руки с нбухшими венми. Потом отыскл упвший предмет.

Это был втомтический крндш – он зметил его блестящий серебристый колпчок около ножки стол. Грэхем поднял крндш. Очевидно, он выпл из окоченевших пльцев Фрмилоу или сктился с его колен.

Нходк снов нстроил Грэхем н боевой лд. Он вспомнил последние кркули других умерших – и крндш стл кзться ему весьм многообещющим подрком судьбы. Ведь Фрмилоу вполне могли выбросить из этой жизни в следующую – если это возможно – кк рз в тот миг, когд его мозг уже сформулировл мысль, которую рук готовилсь зписть. Это было совсем не в хрктере витонов – дть жертве передышку. Они убивют без всякого предупреждения или колебния, и к тому же окончтельно и бесповоротно.

И тут он с изумлением взглянул н ситуцию под новым углом: витоны не умеют читть. Кк столь очевидня мысль не пришл ему в голову рньше? Ведь у витонов нет оргнов зрения, их зменяет экстрсенсорное восприятие. Это знчит, что они выносят смертный приговор тому, кто выншивет опсные змыслы или собирется их зписть непонятным для них обрзом. Может быть, нпечтнные или нписнные н бумге знки ничего не говорят вржеским оргнм чувств: они рзбирются в мыслях, но не в почерке или мшинописи. Они влдыки неуловимого, но не конкретного и вещественного.

Следовтельно, если Фрмилоу воспользовлся крндшом, его зписк скорее всего сохрнилсь, не был уничтожен, точно тк же, кк не были уничтожены другие послния. Грэхем еще рз перерыл ящики стол в поискх пмятных книжек, зписок, любых торопливых кркулей, которые могли бы сообщить посвященному что-то вжное. Внимтельно осмотрев все, что было н столе, и убедившись в девственной чистоте блокнот и промокшки, он нпоследок пролистл от корки до корки дв нучных трктт.

Никкого результт. Оствлсь только гзет «Сн». Последний вечерний выпуск лежл сложенным посередине стол, кк будто Фрмилоу собирлся его просмотреть, но потом внезпно потерял всякий интерес к тому, что творится в мире. Устремив зоркий взгляд н стрницу гзеты, рзведчик глубоко вздохнул: крндшня пометк!

Жирное, нспех нрисовнное кольцо, небрежный кружок – ткой можно изобрзить в минуту безумия или н пороге смерти.

«Если они до него добрлись, – рзмышлял Грэхем, – то он, очевидно, сделл это уже после того, кк его схвтили. Ведь смерть не нступет одновременно с остновкой сердц, мозг продолжет рботть еще несколько секунд. Однжды я видел прня, который пробежл шгов десять, пок не понял, что уже мертв».

Облизнув пересохшие губы, он попытлся рсшифровть послние с того свет Кое-кк нцрпнное кольцо отржло последнее усилие Фрмилоу – упрямое стремление угсющего рзум оствить хоть ккой-то ключ, пусть грубый, неясный, несовершенный. По-своему трогтельный жест посмертный вклд профессор в копилку ум и сообрзительности человеческого род. Только уж больно стрнным он окзлся, трудно себе предствить что-нибудь более стрнное: в кружке крсовлось изобржение медведя!

Рисунок помещлся в колонке объявлений. Зверь стоял вертикльно н фоне йсберг, првя передняя лп призывно вытянут, н морде – мерзкое выржение смодовольного торгш. Он реклмировл огромный нрядный грузовик-рефрижертор, ниже были нчертны хвстливые слов: «Рекомендую лучший в мире рефрижертор – вы нйдете меня н его дверце!»

– Реклмный писк не стрдет недосттком скромности, – проворчл Грзхем и снов бросил сокрушенный взгляд н рисунок – Ндо поспть, – решил он. – Если я хоть немного не сосну, мне прямя дорог в психушку!

Аккуртно вырвв объявление, он сложил его и спрятл в бумжник. Потом выключил свет и удлился.

По дороге домой он ншел в метро телефонную будку и позвонил в полицейское упрвление. Грэхем сообщил о Фрмилоу и, перемежя слов зевкми, дл крткие инструкции. Потом нбрл номер Боро 8-19638, не получил ответ и сонно удивился, что офис Рзведывтельного упрвления не откликется. Он слишком устл, чтобы ломть себе голову, ощущть подозрения или тревогу. Не отвечют – ну и черт с ними!

Добрвшись до дому, он рухнул в постель и блженно сомкнул воспленные от устлости веки. А н рсстоянии мили зстыли во тьме обезлюдевшие зенитня бтрея, прибор упрвления огнем, рдр службы оповещения, подслушивющя устновк; их комнды были нсильственно удлены со своих постов. Ничего не ведя об этом, Грэхем беспокойно вертелся в постели, одолевемый фнтстическими сновидениями. Он видел брошенный офис, окруженный морем живой светящейся голубизны, через которое пробирлся гигнтский медведь.

Тревог, которую он должен был ощутить прошлой ночью, с избытком дл о себе знть утром. Он попытлся дозвониться до офис Рзведывтельного упрвления – ответ по-прежнему не было. Н этот рз он срегировл мгновенно. «Тут что-то не тк, – предупредил отдохнувший, снов бдительный ум, – будь нчеку!»

Подходя ж зднию, он зрнее был нчеку. Все выглядело вполне невинно. Вокруг црило нрочитое спокойствие, свойственное только что поствленной мышеловке. Ближйшие витоны болтлись длеко н востоке; свися из-под пышных облков, они, кзлось, созерцли собственные пупки.

С четверть чс Грэхем слонялся вокруг, попеременно поглядывя то н зловещее здние, то н грозное небо. У него не оствлось другой возможности выяснить, что же случилось с телефоном Лимингтон, кроме кк пойти и посмотреть смому. Он решительно вошел в здние и нпрвился к лифтм. И срзу же из ниши по соседству с лифтми, где обычно нходился лифтер, выступил мужчин и шгнул ему нвстречу.

У незнкомц были черные глз и еще более черные волосы, облепившие белое кк мел лицо. Костюм, ботинки, шляп – все н нем было черное. Просто крик похоронной моды.

Плвной тигриной поступью скользя по пркету, он прохрипел:

– Явился! – и выстрелил прямо в Грэхем.

Будь рзведчик чуть более смоуверен или чуть менее бдителен, ему снесло бы полчереп. Упв ничком, он почувствовл, кк осколки пули злобно прожужжли нд смой его головой. Окзвшись н полу, он бешено рвнулся прямо под ноги противнику. Он ндеялся сбить незнкомц, пок тот не выстрелил снов, но знл, что не успеет.

Мышцы спины судорожно сжлись, ожидя пулевых осколков. Резко и оглушительно прогремел выстрел. З ним последовл нервня рекция – рот открылся, чтобы испустить крик, но звук змер в горле. Грэхем изумленно осознл, что не рнен, и в тот же миг услышл слбый клекот и глухой стук.

В поле его зрения, огрниченном уровнем пол, возникло зляпнное кровью лицо. Огонек безумия тк и остлся в глзх дже после того, кк их блеск угс. С проворством кробт Грэхем вскочил н ноги и тупо уствился н поверженного врг.

И тут его внимние привлек тихий стон. Перескочив через труп мужчины в черном, он рвнулся к лестнице, вьющейся вокруг шхты пневмтического лифт, и склонился нд телом, неловко змершим у ее подножия.

Не выпускя из рук еще не остывший пистолет, человек слбо пошевелился; при этом спереди, н пиджке, открылись четыре сочщихся кровью отверстия. С трудом приподняв руку, он покзл Грэхему глдкое золотое кольцо.

– Не горюй, приятель. – Он говорил с трудом, изо рт вырывлось булькющее дыхние. – Мне конец. Никуд не денешься. – Ноги его судорожно дернулись. Умирющий выпустил пистолет, и он со стуком упл н пол. – И все-тки я достл эту свинью… и тебя выручил…

Держ в руке кольцо, Грэхем переводил взгляд с рзведчик, лежщего у его ног, н трурную фигуру убийцы. З стенми, грозно рыч, снов рзверзся д; здние содрогнулось, посыплсь штуктурк, но Грэхем не обрщл внимния н эти звуки. Что делл смертельно рненный опертивник у смого вход в Рзведывтельное упрвление? Почему в офисе ни вчер вечером, ни сегодня утром никто не отвечет н звонки?

– Оствь меня, все рвно мне конец! – Умирющий слбо попытлся оттолкнуть руки Грэхем, который рсстегивл его окроввленный пиджк. Згляни нверх – и скорее нзд! – Он зхлебывлся кроввой пеной. – В городе… полно придурков! Они открыли психушки, и все дурики… бродят н свободе! Торопись, дружище!

– Проклятье! – Грэхем выпрямился, убедившись, что лежщий у его ног рзведчик отошел в мир иной. Взяв оброненный им пистолет, он рвнулся к ближйшему лифту. Снружи все еще влились обломки, но Грэхем не слышл шум. Что ожидет его нверху?

«Згляни нверх – и скорее нзд!»

Сжимя в руке пистолет с сегментными пулями, устремив взгляд сверкющих глз к вершине лифтовой шхты, он приплясывл от нетерпения, пок пневмтический диск, кзлось, нестерпимо медленно воспрял вверх.

Едв он зглянул в нью-йоркскую штб-квртиру Лимингтон, кк его внутренности свел стршня дурнот. Тм был формення бойня. Он быстро пересчитл трупы – семь! Трое лежли у окн. Н холодных лицх зстыл неизглдимя печть постигшей их дьявольской учсти. Бесполезное оружие тк и остлось в кобурх. Им дже не дли шнс пустить его в ход.

Еще четверо влялись кто где. Эти успели достть оружие и воспользовться им. Одним из четверки был полковник Лимингтон. Его изрешеченный пулями труп сохрнил достоинство дже в смерти.

«Тройку у окн прикончили витоны, – решил Грэхем. Отогнв охвтивший его пончлу ужс, он зствил себя кк можно спокойнее взвесить ситуцию. – Остльные перестреляли друг друг».

Мгновенно збыв о совете скорее возврщться нзд, он подошел поближе к столу шеф, чтобы кк следует рссмотреть позы трупов и их рсположение. Восстновить ход событий не предствляло труд. Очевидно, пр у дверей – они появились последними – открыл огонь по Лимингтону и его нпрнику, но окзлсь не слишком рсторопной. Лимингтон с помощником сделли ответные выстрелы одновременно с вошедшими. И вот естественный результт: современные сегментные пули облдют явно большей убойной силой по срвнению со стрыми, цельными.

Но вот в чем згвоздк: все трупы приндлежли бывшим сотрудникм Рзведывтельного упрвления! Все еще сжимя в руке пистолет, Грэхем обошел комнту, пытясь нйти рзгдку. Лоб его избороздили глубокие морщины.

«Похоже, витоны снчл прикончили тех троих у окн, Лимингтон с нпрником оствили невредимыми или, во всяком случе, живыми. – Он нхмурился еще сильнее. – Двоих они оствили в живых. Но почему, черт возьми? Здесь что-то ужсно стрнное! – Осмтривя трупы, он присел н крй стол. – Потом пришли еще трое – может быть, их вызвл Лимингтон. Они поднялись в офис и, должно быть, почуяв нелдное, прямо с порог нчли пльбу. Все пятеро получили по пуле. Четверо вырубились срзу и н веки вечные. Пятый выполз в коридор и спустился вниз. – Он взвесил н руке пистолет. Вот только совершенно непонятно, почему нчлсь пльб?»

Сжв зубы, он снял с пльцев убитых глдкие кольц с иридиевым покрытием и опустил их в крмн. Что бы ни случилось, все эти люди были его коллегми-рзведчикми, доверенными сотрудникми смой доверенной службы дядюшки Сэм.

В углу негромко прозвенел звонок. Подойдя к приемнику теленовостей, он открыл его и увидел н экрне первый выпуск «Тймс». Демонстрция трудящихся требует немедленно открыть рсенлы ядерного оружия. Ситуция в Европе резко обострилсь. Тридцть вржеских стртоплнов сбиты нд южным Кнзсом во время смого жестокого воздушного боя з всю историю войны. Прицельным злпом с рсстояния четыре тысячи миль взорвн военный склд зитов; рзрушения н площди сто квдртных миль. «Дело з бктериологическим оружием», – зявил Корнон, Конгресс зпретил культ обожествления витонов.

Гзетня стрниц уползл с экрн, уступив место городским новостям. Грэхем прочитл их, и лицо его озрилось понимнием. Людьми овлдевет безумие! По всему Нью-Йорку и в большинстве крупных зпдных городов людей похищют, уносят в небес, потом возврщют н землю, но при этом их душевное состояние резко изменяется.

Зоблчня суперхирургия! Он крепче сжл пистолет. Сквозь тумн, окружющий резню в офисе, стли проглядывть контуры ужсной истины. Д, удр прямо-тки мстерский! Он должен обеспечить решющую победу и одновременно произвести еще больше эмоционльного мед силми ничего не ведющих новобрнцев, мобилизовнных прямо из рядов нтивитонской колиции!

Что говорил тот бедняг внизу? «В городе полно придурков!» Вот в чем дело! Трое у окн погибли, окзв сопротивление, или их просто прикончили кк мтерил, непригодный для целей суперхирургии. Лимингтон с нпрником схвтили, прооперировли и вернули. Но вернулись они уже рбми своих грозных противников. Офис превртился в зпдню, коврно подстроенную для того, чтобы змнивть в нее рзведчиков – основной стержень сопротивления – по одному, прми или целыми группми.

Но трое последних, которые пришли все вместе, кким-то обрзом почуяли опсность. С неколебимой преднностью долгу, столь хрктерной для их бртии, они пристрелили Лиминггон вместе с нпрником. Без всяких колебний эти трое прикончили собственного шеф, предв его быстрой кроввой кзни, ибо молниеносно поняли: это уже не шеф, умственно исковеркнное оружие врг.

Штб-квртир окзлсь зпдней, может быть, он и сейчс – зпдня! Эт мысль пронзил мозг Грэхем и зствил его метнуться к окну. Выглянув нружу, он увидел, что редкие облк уплыли, обнружив ясное голубое небо, злитое ярким светом утреннего солнц.

В этой лзурной чше могут роиться сотни, тысячи витонов – одни стягивются все ближе, другие охрняют зпдню, готовясь ннести удр. Дже генильня формул Бьернсен не может помочь человеку рзглядеть сияние витонов н фоне обычной сияющей голубизны. Об одинково сверкют под лучми рннего солнц, стновясь совершенно нерзличимыми.

Сознние того, что его тревожный взгляд сопровождют столь же тревожные мысли, психические вибрции могут привлечь ждущих у зпдни охотников, зствил Грэхем без лишних промедлений броситься к двери. Лучше убрться, пок не поздно! Он вскочил в лифт и ринулся вниз.

У входной двери мячили двое. Он рзглядел их через прозрчные стенки шхты, когд диск, подскочив, кк мячик, остновился н уровне земли.

Не выходя из шхты, он быстро прикинул: «Будь эти типы в норме, они проявили бы любопытство, обнружив дв труп, лежщие у них н виду. Но они не проявили никкого интерес – знчит, они не в норме. Знчит, это витонские придурки!»

Диск еще не кончил подпрыгивть, Грэхем уже послл лифт вниз, и высокя тлетическя фигур рзведчик скрылсь из глз поджидющей его прочки. Они остолбенели от изумления, потом бросились к шхте. Об были вооружены.

Диск остновился пятью уровнями ниже. Грэхем вышел из вертикльной трубы и пересек подземное помещение, где невидимые компрессоры кк рз зкончили выдох. Нырнул под глвную лестницу и услышл нверху топот ног. Сжв в руке пистолет, он промчлся по длинным пустым коридорм и добрлся до выход, нходившегося в дльнем конце здния. Выбрлся через стльной люк и с нслждением вдохнул свежий воздух – приятное рзнообрзие после подвльного, пхнущего гнилью и крысми. Облдте– лям колец было известно шесть тких выходов, о которых обычные люди не знли и дже не нодозревли.

Дежурный сержнт в полицейском учстке подтолкнул к нему телефонный ппрт по глдкой поверхности стол, откусил полсосиски и, жуя, произнес:

– Это что, приятель! Чсиков в шесть прикончили комисср полиции Льютуэйт. Его шлепнул собственный телохрнитель, – он откусил еще кусок. – До чего дошло – боссов убивют их же телохрнители!

– Что-что? – переспросил Грэхем. Он сердито крутил телефонный диск. – Похоже, они ж тому же вырубили городскую телефонную сеть.

– И тк всю ночь, – бубнил сержнт сквозь свою жвчку. Нконец он проглотил, выпучил глз, вернул н место свое дмово яблоко. – Дюжины, целые сотни! Уж мы их и лупили, и стреляли почем зря, и сжигли – они все прут и прут! Некоторые из придурков – нши же прни, дже в форме. – Он воздел руку, демонстрируя несокрушимую полицейскую отвгу. – Скжем, Хэгерти доклдывет о прибытии – тк я нстороже: вдруг он уже не Хзггерти! Ведь никогд не знешь, кто следующий спятит, пок не дойдет до дел!

– Д, сейчс нельзя доверять дже собственной мтери. – Вдруг связь нлдилсь – Привет, Хетти! – крикнул Грэхем и криво усмехнулся, услышв ответное «Привет». – Мне Снгстер, срочно, – потребовл он.

Послышлся низкий глуховтый голос Снгстер. Грэхем глубоко вздохнул, припоминя события получсовой двности, потом стл торопливо рсскзывть о том, что произошло в офисе Рзведывтельного упрвления.

– Никк не могу дозвониться до Вшинггон, – пожловлся он под конец.

– Говорят, все линии вышли из строя и трнсляционные стнции тоже не в порядке. Тк что я пок доклдывю вм, поскольку никого другого поблизости нет.

– Ужсные новости, Грэхем, – мрчно скзл Снгстер. – Откуд вы звоните?

– Почем я зню, черт побери?

– Но ведь вы нверняк знете, где сейчс нходитесь. – От удивления у Снгстер дже голос сорвлся.

– Возможно. Зто вы не знете и знть не будете.

– Вы что же, хотите скзть, что откзыветесь мне сообщить? Подозревете – меня? Полгете, что я тоже один из этих выродков? – Он помолчл. Грэхем стрлся уловить выржение его лиц н мленьком видеоэкрне телефон, но ппрт плохо рботл, изобржение то и дело пропдло, сменяясь беспорядочным мелькнием светлых и темных пятен. – Нверное, мне не следует вс винить, – продолжл Снгстер. – Одни из предтелей ведут себя кк безмозглые бндиты, зто другие проявляют необычйную хитрость.

– Мне от вс нужно только одно – если это, конечно, в вших силх – передть то, что я сообщил, в Вшингтон, – скзл Грэхем. – У меня слишком много хлопот, чтобы смому искть связь. Придется вм мне помочь.

– Пострюсь, – обещл Снгстер. – Что-нибудь еще?

– Д. Я бы хотел получить имен и дрес всех сотрудников рзведки, нходящихся в городе или в окрестностях. Не могли же все они угодить в зпдню. Некоторые из них порой неделями не выходят н связь. Нверняк кто-то еще бродит н свободе. Сведения, которые мне нужны, здесь знл только Лимингтон, но в Вшинггоне они тоже известны.

– Посмотрю, что тут можно сделть. – Снгстер помолчл, потом снов зговорил, немного громче: – Нше ведомство получило ответы н пру вопросов, которые недвно поствил Лимингтон.

– Что-нибудь новое? – встрепенулсл Грэхем.

– Из Бритнии сообщют: осмотр лбортории и зписей Мк-Эндрюс покзывет, что он вел интересные исследовния в облсти изменения скорости чстиц при тепловом воздействии. Видимо, он пытлся решить згдку субтомной связующей силы. До своего исчезновения он не сумел добиться успех, и нгличне поствили н этом крест.

– Все проще простого! – зявил Грэхем. – Его рспотрошили, остнки выбросили. Теперь он в ккой-нибудь небесной помойке – бедный подопытный кролик!

– Я и см не лишен вообржения, поэтому не стоит тк нгнетть, – укоризненно скзл Снгстер. – Зчем вы портите мне нстроение – вовсе не обязтельно смковть эти ужсы.

– Прошу прощения!

– Мы обнружили, что ни один из рдиолюбителей не перехвтил рзговор Пдильи, – продолжл Снгстер. – Тк что сведения, которые он сообщил Треливену, нвеки остнутся тйной. Из биогрфии Пдильи не следует ничего, кроме того, что он проводил эксперименты в облсти рдиотехники, снисквшие ему финнсовый успех. Он сколотил приличную сумму н упрощенной чстотной модуляции. Но погубило его что-то другое, что – неизвестно. Никких зписей он не оствил.

– От этой зцепки я откзлся уже пру дней нзд.

– Вы тк говорите, кк будто ншли другую, причем лучшую. – В голосе Снгстер сквозил явный интерес. – Я угдл?

– Я эти зцепки нхожу почти кждое утро, – мрчно изрек Грэхем, – ж вечеру они рссыпются в прх. Просто я – сыщик-недотеп и с смого нчл нломл дров! – Он поджл губы и вздохнул. – А что поделывют првительственные эксперты?

– Нсколько мне известно, ничего. Две группы сидят в глуши, в тех местх, которые выбрл Лимингтон. Они уже убедились, что см эт глухомнь, которя должн служить зщитой, стл помехой. Они что-то изобретют, рзрбтывют, создют, потом окзывется, что поблизости нет витонов, н которых можно было бы все испытть.

– Дьявол, это я не учел, – признлся Грэхем.

– Вы тут ни при чем. Никто из нс об этом не подумл. – Снгстер помрчнел. – Если перевести лбортории в людные мест, витоны их быстро уничтожт. Вот в чем згвоздк. – Снгстер нетерпеливо щелкнул пльцми.

– Нверное, вы првы, сэр, – соглсился Грэхем. – Я снов свяжусь с вми, кк только у меня будет что-нибудь стоящее.

– Куд вы теперь? – последовл внезпный вопрос.

– Я туговт н ухо, – сообщил Грэхем. – Вот збвно – совсем ничего не слышу!

– Ну лдно, лдно. – Грэхем ощутил в тоне собеседник рзочровние. – Вм лучше знть. Будьте осторожны! – Послышлся громкий щелчок – Снгстер повесил трубку.

– Если есть сомнения, – тумнно зметил дежурный сержнт, – всегд подумй: кто н этом нживется.

– Ну и кто же нживется теперь? – осведомился Грэхем.

– Похоронных дел мстер! – Поймв улыбку собеседник, сержнт нхмурился. – Не тк, что ли?

ГЛАВА 12

Ндпись н бронзовой тбличке глсил: «Америкнскя корпорция по производству холодильников». Грэхему пришлось минут пять улмывть несговорчивого секретря, пок тот нконец соглсился допустить его к дубовой двери, н которой золотыми буквми сияло имя директор.

Н двери знчилось: «Турлоу»; облдтель сей фмилии нпоминл живую мумию. Похоже, что этот Турлоу весь высох, ведя постоянную погоню з прибылью.

– Ничем не смогу вм помочь, – зявил Турлоу после того, кк Грэхем объяснил цель своего приход. – Голос его шелестел, кк древний ппирус. – Мы не смогли бы предоствить фургон-рефрижертор дже знзибрскому султну, предложи он нм з него столько дргоценностей, сколько весит мшин. С нчл войны нш звод выполняет только првительственные зкзы, з это время мы не продли ни единого холодильник.

– Это ничего не знчит, – возрзил Грэхем, не вдвясь в дискуссию. – Рефрижертор нужен для университет, тм его рзберут по винтику. Дйте мне список вших местных клиентов.

– Вот уж дудки! – Костлявой рукой Турлоу потер желтовтую плешь – Когд-нибудь ситуция изменится. Придет и мой чс. Кким же идиотом я буду выглядеть, если список моих клиентов попдет к конкурентм!

– Вы что же – хотите меня оскорбить? – угрожюще нчл Грэхем.

– Д никого я не оскорбляю, – мхнул рукой Турлоу. – – Откуд мне знть, тот ли вы, з кого себя выдете? Это вше колечко для меня ровным счетом ничего не знчит. А что тм нписно, без микроскоп все рвно не прочитть. Почему вше нчльство не снбдило вс микроскопом? – Он рзрзился похоронным хихикньем: – Хе-хе-хе!

Едв сдерживясь, Грэхем спросил:

– Ну, если я принесу вм письменное подтверждение, тогд вы ддите мне список?

– Если то, что вы принесете, меня удовлетворит, – Турлоу перестл хихикть и хитро прищурился, – то дм. Только пусть оно будет убедительным. Ни одному ловкому конкуренту не удется вымнить у меня список только потому, что торговля сейчс дышит н лдн.

– Д вы не бойтесь, – Грэхем встл. – Все будет нписно черным по белому, инче полиция притянет меня в суд. – Здержвшись у двери, он здл еще один вопрос: – Вы двно изобржете медведя н торговой мрке?

– С смого нчл. Больше тридцти лет. – Турлоу просиял от гордости. – Для клиентов стоящий медведь ссоциируется с продукцией, которя не знет себе рвных, с продукцией, которя, – хоть это только мои слов – везде ценится, кк…

– Спсибо, – перебил его Грэхем, не дв зкончить хвстливую тирду, и вышел.

Упрямец, с которым он сржлся при входе, проводил его до дверей и спросил:

– Ну кк, соглсился?

– Нет.

– Я тк и знл.

– Почему?

Секретрь слегк смутился.

– Не следовло бы вм говорить, но, если честно, у Турлоу зимой снег не выпросишь.

Внимтельно взглянув н собеседник, Грэхем хлопнул его по плечу.

– Вм-то чего беспокоиться? Время рботет н вс. Кк только он сыгрет в ящик, вы тут же сядете н его место.

– Если хоть один из нс до этого доживет, – мрчно изрек секретрь.

– А вот это – уже моя збот, – скзл Грэхем. – Привет!

В угловой птеке окзлсь телефоння будк. Перед тем, кк в нее войти и повернуться спиной к злу, Грэхем снчл бдительно ощупл взглядом четверых покуптелей и троих продвцов.

Он подозревл всех. Предупреждющий голос в мозгу ншептывл: его рзыскивют с беспощдной решимостью, неуловимый врг нконец сообрзил, что источник сопротивления кроется не столько в кругу ученых, сколько в мленькой группе королей сыск, где он – козырной король.

Витоны компенсировли свое неумение рзличть людей, которые все для них н одно лицо, кк овцы в стде. Они нсильно звербовли других людей и зствили их выбирть из стд особо упрямых особей. Теперь витонм помогют орды прооперировнных пособников, своеобрзня пятя колонн – безмозгля, беспомощня, безндежня, но от этого не менее грозня.

Рньше Грэхем был в безопсности, если не считть ккого-нибудь бродячего витон, который время от времени докучл ему, читя мысли.

Теперь же ему угрожли витонские немники – его собственные собртья. Этот новый метод, – нтрвить брт н брт – тил смертельную угрозу.

Нбиря номер, он возблгодрил Бог з то, что в ослепленном мозгу Воля не возник ни его портрет, ни изобржение его квртиры. Угсющий, сумбурно мечущийся рссудок лейтеннт беспомощно выдл сведения о штб-квртире рзведки, и тогд лчные хищники презрительно бросили его н берегу, спеш устроить кроввую резню.

У Грэхем никогд не повернется язык скзть крепышу-полицейскому, что он и только он нвел врг н Лимингтон и остльных.

– Это Грэхем, – скзл он, услышв щелчок снимемой трубки.

– Послушйте, Грэхем, – донесся из трубки взволновнный голос Снгстер. – Срзу же после вшего недвнего звонк я связлся с Вшингтоном. Нс соединили через любительские рдиопередтчики. Похоже, рдиолюбители – последняя ндежня систем связи, которя у нс остлсь. Вс срочно требуют в Вшингтон. Тк что поторпливйтесь.

– А зчем, сэр, – вы не в курсе?

– Нет. Я только зню, что вм ндлежит безотлгтельно явиться к Кейтли. В Бэттери При вс ожидет зхвченный стртоплн зитов.

– Что з стрння мысль воспользовться зитской мшиной! Нши истребители не ддут нм пролететь и пяти минут!

– Боюсь, Грэхем, что вы неверно оценивете истинное положение вещей. Все нши истребители приковны к земле, исключение делется для случйных, причем очень рисковнных вылетов. Угрожй им только зиты, они бы уже двно очистили от них небо. Но ведь есть еще витоны, это большя рзниц. Когд витон может в любой момент нброситься н пилот и вынудить его посдить смолет н вржеской территории – то мы просто не можем себе позволить терять людей и мшины. В небе хозяйничют зиты. И это может решить исход войны. Тк что летите н зитском трофее, тк будет спокойнее.

– Я мигом обернусь. – Нблюдя через плексиглсовую пнель кбины з торговым злом, он приблизил губы к микрофону и торопливо продолжл: – Я звоню, чтобы попросить вс достть мне список местных клиентов Холодильной корпорции. Возможно, вм придется схлестнуться со сморщенным болвном по имени Турлоу. Чем круче вы с ним обойдетесь, тем лучше. Ему двно пор прижть хвост. Еще я попросил бы вс связться с Грримном из Смитсоновского институт. Пусть он обртится к кому-нибудь из уцелевших строномов и выяснит, не смогут ли они нйти хоть ккую-то связь между витонми и Большой Медведицей.

– Большой Медведицей? – изумленно переспросил Снгстер.

– Д, есть тут у нс один медведь, который должен что-то ознчть. Одному Богу известно, что он знчит, но мне позрез нужно это выяснить. Нюхом чую, что это безумно вжно.

– Медведь – вжно? А вс не устроит ккой-нибудь другой зверь? Обязтельно нужен медведь?

– Только косолпый и никто другой, – подтвердил Грэхем. – Я почти уверен, что строномический подход – совсем не то, что ндо, но нельзя упустить дже смый слбый шнс.

– Фургоны-рефрижерторы, сморщенные болвны, звезды, в придчу еще и медведь! – пробормотл Снгстер. – Господи Иисусе! – Он помолчл немного, потом простонл: – Сдется мне, что они уже и до вс добрлись, но я, тк и быть, выполню вшу просьбу. – Он еще рз скзл: – Господи! – и повесил трубку.

Перелет до Вшинггон был быстрым и спокойным, но военный пилот вздохнул с облегчением, когд мшин нконец коснулсь колесми бетонной полосы.

Он выбрлся из кбины и скзл Грэхему:

– Приятно все-тки приземлиться тм, где собирлся, не тм, куд тебя посдит ккой-то голубой шрик.

Грэхем кивнул ему и сел в поджидвший втомобиль, который срзу же стремительно сорвлся с мест. Десять минут спустя он яростно проклинл бюрокртический обычй – сэкономить две минуты, чтобы потом потерять десять. Он беспокойно рсхживл взд-вперед по приемной. Глядя, кк здесь, в Вшингтоне, людей зствляют умирть от безделья, можно подумть, что никкой войны и в помине нет.

Вот, к примеру, эт прочк ученых мужей. Одному небу известно, кого они тут дожидются. Они уже были в приемной, когд он появился, и вели себя тк, кк будто ндеялись просидеть здесь до скончния веков.

Грэхем рздрженно оглядел их с ног до головы. Болтуны! Все болтют и болтют, можно подумть, повсеместня рзрух и гибель миллионов людей – сущие пустяки по срвнению с другими, куд более вжными проблемми.

Они схвтились по поводу формулы Бьернсен. Коротышк утверждл, что изменение зрения вызвно молекулми метиленовой синьки, которые йод, глоген, действующий кк гент-носитель, переносит в зрительный пигмент.

Толстяк придерживлся другого мнения. Глвную роль игрет йод. А метиленовя синьк – лишь ктлизтор, вызывющий фиксцию очистителя, который без него легко рзлгется. Он соглшлся, что мескль служит только для стимуляции зрительных нервов, нстривя их н новое зрение, но истиння причин – безусловно, йод. Взгляните, нпример, н Уэббовых шизофреников. С йодом у них все в порядке, вот метиленовой синьки – нет. Они – мутнты, облдющие естественной фиксцией, не требующей никкого ктлизтор.

Блженно игнорируя другие, куд более неотложные проблемы, коротышк снов злдил свое, рискуя довести Грэхем до белого кления. Сыщик кк рз здвл себе вопрос, ккя собственно рзниц, кк действует формул Бьернсен, если он и тк действует, когд услышл, что его вызывют.

В кбинете, куд его проводили, сидели трое. Он узнл их всех: Толлертон, местный эксперт, Уиллетс С. Кейтли, глв Рзведывтельного упрвления, и, нконец, сероглзый мужчин с решительным подбородком, присутствие которого его срзу нсторожило, – см президент!

– Мистер Грэхем, – президент приступил прямо к делу, – сегодня утром прибыл курьер из Европы. Это пятый из тех, кого они к нм отпрвили в течение сорок восьми чсов. Четверо его предшественников погибли в пути. Он принес дурные вести.

– Слушю, сэр, – почтительно произнес Грэхем.

– Н Лувэн в Бельгии упл ркет. Он несл ядерную боеголовку. Европ ответил десятью. Азиты выпустили еще двендцть. Сегодня утром первя ядерня ркет в зпдном полушрии попл н территорию ншей стрны. Новость, конечно, не стли рспрострнять, но нм придется ннести мощный ответный удр. Короче говоря, то, чего мы тк боялись, свершилось – нчлсь томня войн. – Зложив руки з спину, президент мерял шгми ковер. – Несмотря ни н что, дух нции по-прежнему силен. Нрод нм доверяет. Он верит, что побед в конце концов будет з нми.

– Я тоже в этом уверен, сэр, – скзл Грэхем.

– Хотел бы и я быть тк же уверен! – президент остновился и пристльно посмотрел н него. – Сложившяся ситуция – не просто войн, в привычном смысле этого слов. Будь это обыкновення войн, мы бы ее непременно выигрли. Перед нми нечто иное – смоубийство человечеств кк вид! Человек, который бросется в реку, не выигрывет ничего, кроме вечного покоя. Ни одн сторон не может выигрть ткую битву – рзве что витоны. Человечество в целом обречено н поржение. Мы кк нция тоже обречены н поржение, ибо мы – чсть человечеств. Ниболее трезвые головы с обеих сторон поняли это с смого нчл, вот почему ядерное оружие придерживли до последней возможности. И вот теперь – Господи, спси нс – ядерный меч знесен. И ни одн сторон не рискнет первой вложить его в ножны.

– Понимю, сэр.

– Будь это все, и то было бы скверно, – продолжл президент, – только это длеко не все. – Он повернулся к крте и укзл н жирную черную линию, которую прерывл стрелк, пронзившя большую чсть Небрски. – Нселение ни о чем не подозревет. Здесь покзн территория, подвергшяся вооруженному вторжению врг з последние дв дня. Неизвестно, сможем ли мы сдержть нступление зитов.

– Д, сэр, – Грэхем без всякого выржения смотрел н крту.

– Мы не можем идти н новые жертвы. Мы не можем одолеть более сильный нтиск. – Президент подошел ближе, его суровый взгляд был устремлен прямо н Грэхем. – Курьер сообщил, что положение дел в Европе уже достигло критической точки: они смогут продержться не дольше, чем до понедельник, до шести чсов вечер. В оствшееся время судьб человечеств звисит от нс. Потом Европ пдет или будет уничтожен. Итк, шесть чсов и ни минутой позже.

– Понятно, сэр, – рзведчик зметил, что Толлертон тк и сверлит его взглядом. Кейтли тоже пристльно нблюдл з ним.

– Честно говоря, это знчит, что ни для кого из нс не остется выход

– рзве что ннести сокрушительный удр по глвной причине тргедии – по смим витонм. Либо побед, либо те из нс, кто уцелеет, перейдут н положение домшнего скот. Для того чтобы нйти путь к спсению, у нс остется восемьдесят чсов. – Президент был серьезен, чрезвычйно серьезен.

– Мистер Грэхем, я не жду, что вы нйдете для нс этот путь. Я ни от кого не жду чудес. Но, зня вш послужной список, зня, что вы с смого нчл лично учствовли во всех событиях, я решил см сообщить вм обо всем и зверить: любое внесенное вми предложение будет немедленно поддержно всеми доступными нм средствми, любые полномочия, которые вм потребуются, будут предоствлены по первому слову.

– Президент считет, – вступил в рзговор Кейтли, – что если один человек может чего-то добиться, то этот человек – вы. Вы стояли у смых истоков, прошли через все стдии, и вы – смый подходящий человек, чтобы довести дело до конц – если, конечно, конец предвидится.

– Где вы прячете экспертов? – в упор спросил Грэхем.

– Одн групп из двдцти человек – во Флориде, другя, из двдцти восьми, – в дебрях Пуэрто-Рико, – ответил Кейтли.

– Отдйте их мне! – в глзх Грэхем уже горел боевой огонек. – Верните их и отдйте мне.

– Вы их получите, – пообещл президент. – Что-нибудь еще, мистер Грэхем?

– Мне нужны бсолютные полномочия, дющие прво реквизировть любые лбортории, зводы и линии связи, которые могут пондобиться. Дльше: моим зкзм н мтерилы должн двться зеленя улиц.

– Решено, – президент не колеблся ни секунды.

– Еще одн просьб, – обртился он к Кейтли и пояснил: – Мне нужен Воль. Его обязнность будет зключться в нблюдении з мной. Он нблюдет з мной, я – з ним. Если один из нс превртится в орудие витонов, другой немедленно уберет его.

– Это тоже решено, – Кейтли передл Грэхему листок бумги. – Снгстер скзл, что вм нужны дрес нью-йоркских коллег – опертивников. В списке их десять: шесть живут в городе, четверо – в окрестностях. Двое из городских уже двно не дют о себе знть, тк что судьб их неизвестн.

– Попытюсь выяснить, – Грэхем спрятл листок в крмн.

– Помните: у нс остлось восемьдесят чсов, – скзл президент. – Восемьдесят чсов, потом – свобод для живых или рбство для уцелевших – Он отеческим жестом коснулся плеч Грэхем. – Мксимльно используйте все средств, которые мы вм предоствим, и д поможет вм Бог!

– Восемьдесят чсов! – бормотл Грэхем, спеш н стртоплн, который должен был доствить его обртно в Нью-йорк.

По обе стороны гор, рзделяющих Новый Свет, сржлись стомиллионные рмии. Кждый чс, кждую минуту тысячи людей гибли, тысячи стновились клекми. А нд их головми прили сверкющие шры, с нслждением поглощя шмпнское человеческой гонии.

Стнинский бнкет близился к концу. Вот-вот внесут последнее блюдо – томный десерт в критической мссе, поднный обгренными кровью рукми. И тогд, нсытившись людскими стрдниями, обжоры смогут передохнуть в ожиднии следующих пиршеств, привычных, стрых кк мир попоек, сопровождющих у людей времен свдеб и похорон. Итк – восемьдесят чсов!

Грэхем с ткой скоростью влетел в свою нью-йоркскую квртиру, что, только окзвшись н середине комнты, увидел дремлющего в кресле человек. Лмп под потолком не горел, но вся комнт был нполнен сиянием, шедшим от электрического рдитор. Облдтелям нового зрения уже двно стл привычной способность видеть при тепловом излучении тк же ясно, кк при дневном свете.

Это ты, Арт! – рдостно воскликнул Грэхем. – А я уж хотел позвонить в Стэмфорд, попросить, чтобы тебя поскорее вытурили. Ты мне нужен позрез.

– Я см себя вытурил, – лконично ответил Воль – У меня эт больниц – уже вот где! К тому же одн дежурня сестр – тощя и приствучя – не двл мне проход. Звл меня ВоллиПолли и куд-то уволокл мои брюки. Брр!

– Он передернулся при одном воспоминнии о ней. – Когд я потребовл свою одежду, они стли мяться, кк будто згнли ее стрьевщику. Ну я и рвнул прямо тк.

– Что – нгишом?

– Скжешь тоже! – Воль был явно шокировн. – Он пнул узелок, лежвший н полу. – Вот в этом. Волн преступности достигл погея – дже полицейские тскют больничные одеял. – Он поднялся и, рзведя руки в стороны, стл медленно поворчивться, подржя мнекенщицм. – Кк тебе костюмчик?

– Б, д это же мой!

– Точно. Я обнружил его у тебя в шкфу. Слегк висит под мышкми и обтягивет здницу, но в целом сойдет.

– Ну и фигур же у тебя! Сверху мло, снизу много, – зметил Грэхем. Тут его улыбк погсл и он посерьезнел. – Послушй, Арт, – скзл он, усживя приятеля обртно в кресло. – Время дорого. Я только что из Вшинггон. То, что я тм услышл, придло мне ткое ускорение – только успевй поворчивться. Дело куд хуже, чем я предполгл. – Грэхем кртко перескзл события, произошедшие с тех пор, жк он оствил Воля в Стэмфордской больнице. – Я попросил Кейтли – тк что вот, получй. – Он вручил другу глдкое, покрытое иридием кольцо. – Нрвится тебе это или нет, только ты уволен из полиции и принят в рзведку. Теперь ты мой нпрник.

– Знчит, тк тому и быть. – Несмотря н покзную брвду, Воль не сумел скрыть свою рдость. – И кк это, черт возьми, нчльство умудряется всегд угдть рзмер кольц?

– Збудь о рзмере, – у нс есть згдки повжнее! – Он дл Волю объявление, которое вырвл из гзеты «Сн», нйденной у Фрмилоу. – Нужно срочно рзворчивть действия. Времени у нс до понедельник. К шести вечер будет ясно: побед или похороны. Мы можем лечь костьми, но до этого рокового срок выход должен быть нйден. – Он покзл н гзетную вырезку – Вот, Фрмилоу нцрпл перед смертью. Это нш единственный ключ.

– А ты уверен, что это ключ?

– Черт с дв! Рзве можно в этой переменчивой жизни быть хоть в чем-то уверенным? Но я нюхом чую, что он должен нвести нс н что-то вжное, из-з чего Фрмилоу и погиб!

Воль долго и пристльно рссмтривл медведя, с глупым видом позирующего н фоне йсберг, потом спросил:

– Вы уже рзобрли рефрижертор н чсти?

– Снгстер зсунул его в университет, тм его рсптронили до последнего винтик, гечки, пружинки. Остлось рзве что слизть эмль с обшивки.

– И что – никких результтов?

– Ни млейших. Холод может убивть витонов, змедляя их колебния, только кк мы собиремся это осуществить? Ведь лучей чистого холод не бывет, и нет никкой ндежды их изобрести – с теоретической точки зрения это чистый бсурд. – Грэхем озбоченно посмотрел н чсы. – Тебе эт згогулин ничего не говорит?

– Бр-р-р! – поежившись, ответил Воль.

– Не вляй дурк, Арт! Сейчс не время для шуточек.

– Я все время мерзну, – извиняющимся тоном произнес Воль. – Он мрчно уствился н хвстливую реклму. – Не нрвится мне смодовольня ухмылк этой зверюги. Знет, что мы увязли, – и хоть бы хны! – Он вернул вырезку Грэхему. – Он говорит мне только то, что я знл уже двно: у тебя удивительня способность откпывть смые зковыристые зцепки!

– Зчем ты мне об этом нпоминешь? – рздрженно буркнул Грэхем. – Медведь! – он злобно ткнул пльцем в вырезку. – Ведь есть же в нем что-то ткое, что должно быть ключом. Или дже отмычкой к ншей згдке. Может, в нем нше спсение, если бы только мы сумели првильно взглянуть н дело. А ведь всего-то – здоровый, корыстный, смодовольный, возможно, и блохстый медведь!

– Вот именно, – подхвтил Воль, з неимением лучшей идеи, – неуклюжий, кривобокий, вонючий медведь! Пршивый полярный мишк!

– Если бы я только догнл тогд Фрмилоу или встретил его по пути.. – Грэхем змолчл, не зкончив фрзы. Вид у него был совершенно огорошенный. Осипшим от изумления голосом он произнес: – Слушй, ведь ты нзвл его полярным медведем!

– Ну д! А что, рзве я ослеп – и это жирф?

– Полярный медведь! – взревел Грэхем с ткой неожиднной силой, что Воль подскочил в кресле. – Поляризция! Вот оно – поляризция! – Он энергично звертел пльцем в воздух – Кремы или эллиптическя поляризция. Дьявол, где же были мои глз рньше? Ведь это видно дже млденцу. Ккой же я беспросветный тупиц!

– Что-что? – рзинув рот, вымолвил Воль.

– Поляризция! Миллион доллров против плюшки! – возопил Грэхем. Лицо его побгровело от возбуждения. Првд, обычному взгляду оно покзлось бы просто крсным. Схвтив две шляпы, он нхлобучил одну из них н голову ошеломленному Волю, тк что он злихвтски сползл н одно ухо. – Пошли! Нужно спешить со всех ног! Мы должны оповестить мир, пок еще не слишком поздно! Вперед!

Друзья выскочили из двери, дже не позботившись зкрыть ее з собой. С топотом мчсь по улице, они не збывли бдительно следить з небом. Голубые точки поблескивли в вышине, но ниже не спусклись.

– Сюд! – выдохнул Грэхем. – Он нырнул в бетонную горловину, уходящую вниз, к новому подземному городу. Сверхскоростные эсклторы доствили их н первый уровень. Тм они сели в лифт и спустились н четырест футов.

Тяжело дыш, друзья соскочили с пневмтичесжих дисков и окзлись н перекрестве шести недвно проложенных тоннелей Из двух свежих нор еще доносился приглушенный грохот и резкий грызущий скрежет мехнических ммонтов, упорно гложущих грунт.

В этом подземном црстве, возникшем всего несколько недель нзд, уже появились пожрные гидрнты, телефонные будки, телеэкрны и дже мленький тбчный киоск. Вокруг сновли инженеры, мстер, геодезисты, рбочие, нвьюченные инструментми, мтерилми, переносными лмпми. Время от времени из одного тоннеля в другой просккивл тяжело нгруження электрическя вгонетк. Рбочие устнвливли н шхтх лифтов и выходных отверстиях кондиционеров зловещие дтчики рдиоктивных гзов.

– Витоны сюд редко пробирются, – зметил Грэхем. – Можно звонить без особых опсений. Ты, Арт, злезй в соседнюю будку и звони во все нучные институты, бзы, всем ученым, чьи телефоны нйдешь в спрвочнике. Скжи им, что згдк, возможно, зключется в одном из видов поляризции, скорее всего, эллиптической. Не вступй с ними ни в ккие дискуссии. Просто скжи, чтобы сообщили об этом всем, кому сочтут нужным, и срзу вешй трубку.

– Лдно, – Воль вошел в будку.

– Ты меня долго ждл?

– Минут пятндцть – Взяв спрвочник, Воль открыл его н первой стрнице. – Я кк рз зкончил одевться, когд ты влетел, будто з тобой черти жлись.

Зняв соседнюю будку, Грэхем нбрл номер. Видеоэкрн, кк всегд, брхлил, но он узнл голос н другом конце провод.

– Грримн, попробуйте поляризцию, – торопливо скзл он. – Возможно, эллиптическую. Если хотите остться в живых, рспрострните новость кк можно скорее. – Он повесил трубку, не дв Грримну скзть ни слов.

Грэхем сделл еще семь звонков, ткже лконично повторив рспоряжение. Потом позвонил в Стэмфордсную больницу и выяснил, когд ушел Воль. Услышв ответ, он облегченно вздохнул. Бывшего полицейского не смогли бы изловить и обрботть – не хвтило бы времени.

Не то чтобы он всерьез подозревл, что приятель – гент витонов: ведь Воль с готовностью соглсился передть кк рз ту информцию, которую врг отчянно стремился скрыть. Но он не мог выбросить из головы зловещие слов Снгстер о том, что «другие проявляют необычйную хитрость». К тому же его донимло неотвязное, иногд пугющее чувство, что н него ведется большя охот. Он ощущл: врг о нем знет и стрется выловить.

Поежившись, он снов нбрл номер, торопливо отбрбнил свою новость и услышл в ответ:

– Вш дружок Воль кк рз звонит нм по прллельной линии, у него те же сведения.

– Ккя рзниц – глвное, что вы узнли, – перебил Грэхем. – Передйте скорее всем, кому сможете.

Через чс он вышел из своей будки и открыл дверь в будку Воля.

– Кончй, Арт. Думю, информция рзошлсь уже тк длеко, что ее не остновишь.

– Я дошел до буквы П, – вздохнул Воль. – Следующий – ккой-то тип по фмилии Пенни. – Последовл еще более глубокий вздох сожления. – Я кк рз собирлся его спросить, кк у него с деньжтми.

– Брось ты свои шуточки. – Н лице Грэхем появилось озбоченное выржение: он зметил огромные чсы, висящие нд телефонными будкми. – Время летит стрелой. А мне еще нужно встретиться с…

Его слов прервл отдленный грохот. Земля содрогнулсь и збилсь в чстых мучительных конвульсиях. В подземелье ворвлся мощный поток теплого пхучего воздух. Что-то влилось вниз по прозрчным лифтовым шхтм и с треском пдло н дно. С потолк летел мелкя пыль. Где-то вдли слышлись крики.

Шум все усиливлся, приближлся. Из тоннелей повлили вопящие люди. Мгновение – и шумня жестикулирующя толп плотно збил подземный перекресток. А гигнтский брбнщик все сотрясл поверхность земли, тк что вниз струились потоки пыли. Вдруг грохот прекртился. Толп, чертыхясь, толклсь, н месте.

Кто-то пробился через толчею, вошел в телефонную будку и через минуту вышел. Ему удлось перекричть всю орву и мощью своей глотки зствить слушть себя. Его зычный голос отржлся от стен, унылыми звывниями отдвлся в тоннелях.

– Выход звлен! Но телефонный кбель цел – с поверхности сообщют, что десять тысяч тонн грунт збили шхту. Это дело рук придурков! – Толп зворчл, нд ней взметнулись сжтые кулки. Люди, озирясь, уже искли веревку и прочку жертв. – Спокойно, ребят! – гркнул ортор. – Полиция не подкчл. Их пристрелили, не дли уйти. – Влстным взглядом он обвел невеселые лиц. – Возврщйтесь в четвертую шхту – тм перемычк смя тонкя.

Переговривясь между собой, хмурые рботяги побрели в тоннель. Не успел последний из них исчезнуть под мрчными сводми, кк длекие удры и грохот возобновились с удвоенной энергией. Зубья из бериллиевой стли снов вонзились в грунт.

Поймв ортор, собирвшегося последовть з остльными, Грэхем предствился и спросил:

– Сколько потребуется времени?

– Быстрее всего пробиться через четвертый тоннель, – ответил собеседник. – Между нми и теми, кто спешит нм нвстречу, футов девяносто твердой породы. Думю, мы соединимся чс через три.

– Три чс, – простонл Грэхем, снов бросив взгляд н циферблт.

Десять чсов из дргоценных восьмидесяти уже пролетели, не дв никкого результт, кроме многообещющей догдки, которую нужно проверить экспериментльно. Еще три уйдут н ожидние – ожидние избвления из подземной зпдни, где по крйней мере безопснее, чем н тящей погибель поверхности. И снов удр витонов был хорошо рссчитн или черт снов сыгрл н руку своим собртьям!

Они получили слбое утешение, узнв, что шхт выходит н Зпдную Четырндцтую улицу, поскольку Грэхем нзнчил встречу с првительственными экспертми в подземной чсти Мртин Билдинг.

Шестьдесят четыре человек нетерпеливо ожидли его в глубоком убежище кк рз под тем местом, где изувеченный труп профессор Мейо положил нчло всей цепи ужсных событий. «Знментельно, – подумлось Грэхему, – что последнее собрние, призвнное решить судьбу человечеств, отмечено знком недвней тргедии».

– Вм уже подкинули идею нсчет поляризции? – спросил он. Собрвшиеся зкивли. Один из них встл, нмеревясь выскзть свои сообржения, но Грэхем знком попросил его сесть – Пок никких дискуссий, господ!

Испытующе оглядев кждого в отдельности, он продолжл:

– Несмотря н подвляющее превосходство противник, нм уже двжды удлось его провести. Один рз, когд мы впервые рзнесли по всему миру весть о существовнии врг, второй – с догдкой Фрмилоу о поляризции. Мы двжды обошли витонов, несмотря н их безгрничные возможности. И об рз мы выигрли блгодря тому, что воспользовлись глвной слбостью врг

– тем, что витоны не могут поспеть везде срзу. Сейчс мы собиремся снов использовть ту же смую тктику.

– Кк? – спросил кто-то.

– Все подробности вм знть ни к чему. А вдруг среди вс есть люди, которым доверять нельзя?

Его жесткое худощвое лицо было по-прежнему сурово, он еще рз внимтельно обвел глзми собрвшихся. Слуштели беспокойно зерзли, искос подозрительно поглядывя н соседей. Н всех лицх был нписн мысль: кого же из людей можно считть человеком, если ни одному нельзя верить, кк брту? Грэхем тем временем продолжл:

– Вс рзделят н восемь групп по восемь человек в кждой. Всех отпрвят в рзные мест, тк что ни одн комнд не будет знть о местонхождении семи остльных. Ведь тот, кто не знет, не выдст!

Нрод снов зерзл, в головх зшевелились новые подозрения. Воль, стоящий рядом с Грэхемом, ухмыльнулся. Ситуция его збвлял. Ведь если в эту компнию известных умников зтеслсь дюжин невольных пособников витонов, немногочисленных, но чрезвычйно ловких шпионов в стне людей, то неизвестно, кто они, и нет никкого способ их опознть. Вполне возможно, что кждый из собрвшихся сидит между двух ужсных оборотней.

– Я отбирю группу из восьми человек, инструктирую их отдельно и отпрвляю в путь, после чего перехожу к следующей комнде, – объявил Грэхем. Он вызвл Кеннеди Вейтч, ведущего специлист по физике излучения. – Мистер Вейтч, вы будете руководить первой группой. Прошу выбрть семерых помощников.

После того, кк Вейтч отобрл себе сотрудников, Грэхем провел группу в соседнюю комнту и торопливо скзл:

– Вы отпрвляетесь н звод Акме, в Филдельфию. Прибыв н место, вы должны будете не просто проводить эксперименты, нпрвленные н уничтожение нескольких витонов. Ведь в этом случе – дже если результт окжется успешным – вс тут же прикончт другие шры, обретющиеся поблизости, нм остнется только гдть, почему, черт возьми, вы погибли. Нм уже ндоело ломть голову нд тем, почему гибнут люди!

– Не вижу способ предотвртить немедленную рспрву, – зметил Вейтч, несмотря н бледность, вид у него был боевой.

– Пок ткого способ нет, – Грэхем говорил нпрямик, не боясь покзться жестоким. – И вс, и вших людей зпросто могут прикончить, но мы должны точно знть, что вы делли кк рз перед тем, кк вс прикончили!

Вейтч судорожно вздохнул. Сотрудники испугнно сгрудились вокруг него, охвченные тем стрнным молчнием, которое нисходит н людей в роковые минуты.

– По всей лбортории будут устновлены микрофоны, подключенные к городской телефонной сети. Кроме того, вс присоединят к полицейской телетйпной системе и ддут своего опертор. Армейские связисты выделят двоих прней с переносными рциями. Еще у вс будут кмеры с высокой рзрешющей способностью, связнные с ншими телеприемникми. В соседних здниях зсядут нблюдтели и будут неотрывно следить з вшей лборторией.

– Понятно, – медленно и неуверенно проговорил Вейтч.

– Перед тем, кк предпринять любой шг, кждый из вс обязн дть его подробное описние по всем доступным кнлм – через микрофоны, по телетйпу, по рдио. Потом перед кмерой выполните здумнное. Нблюдтели проследят з результтом. Если с вми что-то случится, мы будем точно знть, почему.

Вейтч ничего не скзл, и Грэхем продолжл дльше:

– Если вм удстся прихлопнуть хотя бы одного витон, множество людей, рскиднных по большой территории, будет иметь полные и точные сведения обо всех технических подробностях вшего успех. Нм будет известно, ккое оборудовние потребуется, чтобы ннести повторный удр, и мы произведем его в тких количествх, что ничто – будь то н небе, н земле или в преисподней

– не сможет нс остновить. – Он обвел ученых пристльным взглядом. – А теперь – в путь, и желю удчи!

Потом обернулся к Волю:

– Скжи Лори, чтобы подобрл себе семерку, и приведи их сюд.

– Что-то мне не понрвился коротышк, тот, что выглядывл из-з плеч Вейтч, – зметил Воль, здержвшись в дверях. – Был у него в глзх ккой-то бндюжий бзик.

– Это еще что ткое?

– Нстороженный, звериный взгляд. Рзве ты не зметил? Пойди, згляни в полицейскую кртотеку – нйдешь не одну дюжину с тким бзиком. Обычно это убийцы-психопты или нркомны. – Воль выжидюще взглянул н приятеля. – Он встречется не у всех, но все же у большинств. Звисит от психического состояния в момент съемки.

– Д, – здумчиво соглсился Грэхем. – Теперь припоминю. Встречл в описниях некоторых гнгстеров прошлых времен: Диллинджер, Нельсон, бртьев Бэрроу, Луи Леп и других. Кто знет, не были ли они жлкими орудиями невидимых выпивох, живыми взбивлкми для коктейля, которыми пользовлись, чтобы попышнее взбить пену эмоций, когд вокруг бывло мловто новобрчных.

– Вот черт! – воскликнул Воль. – Ты что же, считешь, что кждя свдьб стновится для кого-то фонтном шмпнского?

– Д нет, конечно же, не кждя. Но некоторые – несомненно!

– Иметь мозги вроде твоих – все рвно, что гореть в ду. И кк ты только не повесишься?

– Все мы горим в ду, и тебе прекрсно известно, сколько людей сломлось, обнружив это. – Он нетерпеливо мхнул рукой. – Вейтч еще не ушел. Пойди догони его, Арт, и рстолкуй, что к чему. – Он нпрвился к двери. – Я см позову Лори.

Лицо его все еще сохрняло серьезное, озбоченное выржение, когд он отобрл следующую группу экспертов и проводил их в комнту.

ГЛАВА 13

Лбортория Фрдеевской электротехнической компнии по прву считлсь смой крупной н всем мерикнском континенте. Судя по ее рзмерм, можно было предположить, что в ней строят воздушные суд, не рзрбтывют новейшие кинескопы, трубки и стереоэирны.

Один конец огромного, похожего н нгр цех знимл бтрея гигнтских дизель-генерторов. Рядом высились мощные трнсформторы. Глвный щит упрвления вполне мог бы послужить рспределительной стнцией для большого город.

Вдоль одной из стен выстроились в ряд высокие сложные трубки всех мыслимых типов – одни нполовину зконченные, другие готовые, но еще не прошедшие испытний. К противоположной стене были прислонены причудливые сооружения из стержней, брусьев и кольцевых обмоток – экспериментльные обрзцы ультркоротковолновых нтенн.

В цехе не было сборочных линий – здесь нходилсь площдк для творческих збв смых смелых изобреттелей компнии. Н столх рзмерми с комнту громоздились в беспорядке целые горы кмер, фоточувствительных элементов, нполовину собрнных стереоэкрнов, рдиодетлей, спутнных мотков проволоки и схемтических дигрмм, испещренных зкорючкми.

Компния могл не скупясь вложить миллион доллров в смые фнтстические проекты. А кто сумел уже после нчл войны продвинуть н рынок роскошный шестицветный стереоскопический телевизор? Компния Фрдея!

Здумчиво окинув взглядом груду детлей, отднную в рспоряжение его мленькой комнды, Дункн Лори скзл Грэхему:

– Плоскую поляризцию тоже не следует сбрсывть со счет. Нужно попробовть и ее, н тот случй, если Фрмилоу слегк ошибся.

– Это уже учли, – зверил его Грэхем. – Мы стремимся не упустить ни единого шнс, кким бы мловероятным он ни кзлся. Одну из групп мы отпрвили н зпд, чтобы они проверили сообщение, будто витоны уворчивются от рдуг, кк люди, перепрвляющиеся через речные пороги.

– Ну и ну! – воскликнул Лори.

– Вся рбот должным обрзом соглсовн. Вш здч – сосредоточить все усилия н гиперболической поляризции.

– 0'кей. – Лори здумчиво потеребил мочку ух. – Похоже, что витоны отржют волны в дипзоне от трех милионов нгстремов до четырех-пяти. Чертовски трудно подвергнуть их спектроскопическому нлизу никк не удется держть н прицеле тк долго, чтобы получить ккой-то результт. Очевидно одно – они состоят из энергии в компктной и урвновешенной форме и вдобвок лишены инерции.

– А рыбы тоже лишены инерции? – поинтересовлся Грэхем.

– Рыбы? – Лори был в полном недоумении.

Грэхем укзл н злитый солнцем небосвод.

– Пор нм збыть все привычные догмы и взглянуть н вещи под новым углом. Тм, нверху, – воздушный окен, который витоны ощущют, быть может, горздо острее нс. Он полон голубых сверкющих рыб, плвющих в своей естественной среде обитния, плвющих блгодря неким движителям, которых мы, существ, обреченные ползть по дну, лишены.

– Но ведь энергия…

– Обычный свет – тоже рзновидность энергии, облдющя весом, – продолжл Грэхем. Произнося эти слов, он слышл стрекот полицейского телетйп. – Я полгю, что витоны, которые состоят из первичных сил – волн или чего-то подобного, – облдют ккой-то субстнцией, хотя и не являются мтерией в привычном понимнии этого слов. Перед нми четвертое, доселе неизвестное состояние мтерии – некя сил. Они облдют весом, пусть ничтожным с ншей точки зрения. Они облдют инерцией и вынуждены приклдывть энергию, чтобы ее преодолеть. Вот почему они сосут нс, кк леденцы, – ведь им нужно обновлять свои клечки. – Он улыбнулся Лори. – Только имейте в виду, что это мое личное мнение.

– Возможно, вы и првы, – признл Лори, бросив н небосвод взгляд, в котором читлось отврщение.

– Сведения, которые мы собрли с тех пор, кк обнружили отпугивющий эффект кбинетов коротковолновой терпии, покзывют, что витоны чувствительны к дипзону рдиоволн в пределх от двух снтиметров до полутор метров. Они не гибнут. Только удирют, кк ужленные.

Предполгю, что эти импульсы змедляют врщение их поверхностных электронов, – зметил Лори – Но внутрь не проникют.

– То-то и оно! А мы должны добиться, чтобы они проникли, причем не когд-нибудь после дождичк в четверг, всего через несколько чсов! Ведь мы уже рубнули их тк, что щепки полетели нм прямо в глз. Если повезет, то, взяв н вооружение поляризцию, мы вгрыземся в их ненсытную утробу. Или побед – или уже можно учиться мычть: ведь в случе неудчи мы снов стнем тем, чем были всегд – жлким стдом коров! – Он в упор взглянул н Лори. – У вс пятьдесят чсов. Нчинйте с двух снтиметров – и вперед!

– Будет сделно! – выплил Лори. Он отдл своим номощникм отрывистые рспоряжения, и мленькя группк, которя в этом огромном помещении выглядел еще меньше, лихордочно взялсь з дело.

Кк только Лори формулировл очередной шг, опертор телетйп немедленно отстукивл сообщение. При этом бесшумные и в то же время сверхчувствительные микрофоны улвливли его голос и рзносили н рзные рсстояния в дюжине нпрвлений. Телекмеры, устновленные н стльных фермх, поддерживющих крышу, снимли происходящее сверху.

Грэхем вместе с Волем поспешили к выходу, но выйти не успели: нчлся кошмр, который кмеры бесстрстно зписли и передли, и он молнией ворвлся н экрны длеких телеприемников.

Свет погс везде одновременно; из электрощит посыплся дождь рскленных, пхнущих медью искр. И срзу же в отверстии бункер, зиявшем н северной стене цех, зсветился отблеск хищной голубизны. По стенм зметлись голубые блики – их отбрсывл приближющийся витон, отржясь в полировнном метлле нгроможденных повсюду приборов. Нконец призрк вплыл в помещение и соскользнул вниз.

Прямо н его пути зстыло искженное стрхом человеческое лицо, пятнистое от неверного освещения – ну не лицо, котлет, ждущя, чтобы ее съели! С губ срывлось истерическое кудхтнье, перешедшее в тяжелый лошдиный вздох.

Ноги жертвы беспомощно волочились по полу вслед з сверкющим дьяволом, здевли з ножки столов. Пылющий шр подпрыгивл то вверх, то вниз, тщ з собой обмякшее тело. Потом сделл несколько сильных рывков, кк будто выдивя из тугого вымени энергетическое молоко. С ближнего стол упло стекло; по полу зпрыгли осколки, повторяя зловещие движения подсккивющего шр.

Рздлся треск выстрелов; из дльнего угл лбортории вырвлись вспышки плмени. Н сверкющей поверхности пришельц появились бгровые блики. Огонь продолжлся, сопровождясь резким оглушительным грохотом крупноклиберного оружия.

Витон бросил свою ношу, и он упл, кк мешок тряпья. Сделв молниеносный выпд, шр хищно рвнулся в угол, прямо нвстречу выстрелм. Испугнный голос выкрикнул ругтельство, поперхнулся и умолк. Алчно подргивя, витон зплясл у стены.

Его исчезновение было столь стремительно, что свидетели не успели опомниться. Рывок к бункеру, голубое свечение в его открытом люке – и гость уже в небесх. Ни дть ни взять, гуляк, спешщий домой с пирушки.

В темноте, которую едв рссеивл скудный свет, пробивющийся через люк бункер, слышлся топот ног, громкие жлобные крики. Невидимя рук поспешно зхлопнул люк, от чего темнот стл совсем непроглядной. Грэхем рспхнул дверь, впускя в помещение дневной свет.

В дльнем углу кто-то, тщетно пытясь унять дрожь в рукх, возился при свете фонрик с электрощитом и предохрнителями.

Внезпно лмпы под потолком вспыхнули. Лори бегом бросился по центрльному проходу и опустился н колени рядом с человеком, который лежл н полу, беспорядочно шевеля рукми и врщя глзми.

Зметив подошедшего Грэхем, Лори поднял белое кк мел лицо и впился глзми в сыщик.

– Спятил, – холодным будничным тоном консттировл Грэхем. Лежщий что-то злопотл, схвтил Лори з руку, стл скулить и гримсничть. – Но он не успел ничего выдть. Рехнулся, кк только витон его схвтил.

– Боже, ккой ужс! – простонл Лори.

– Нужно его убрть. – Грэхем обвел взглядом негустое кольцо перепугнных зрителей. Один из них все еще сжимл в рукх рспятие. – З рботу, друзья. Не позволяйте вргу выбить вс из колеи.

Медленно приходя в себя, они рзбрелись по цеху. Грэхем перешел к зпдной стене, где Воль склонился нд неподвижным телом.

– Мертвее не бывет, – бесстрстно объявил он Нгнувшись, Грэхем вынул из руки опертор телетйп большой полицейский револьвер. Положив его н стол, он отыскл зеркльце и нпрвил луч свет в зстывшие глз. Возможно, это был всего лишь игр вообржения, но ему покзлось, что он увидел, кк нечто неуловимое, зовущееся жизнью, постепенно покидет устремленные в никуд глз.

Осмотрев труп, он выпрямился и скзл:

– Никких следов. Видимо, остновк сердц.

Снружи донесся приближющийся вой сирены и зловеще змер прямо перед открытой дверью. Вошли четверо полицейских, с ними мужчин в шттском. Они вынесли труп опертор, потом вернулись з – обезумевшим ученым. Когд несчстного уводили, он беззвучно шлепл губми.

Трое офицеров сели в мшину и уехли. Четвертый знял место у телетйп. Человек в шттском подошел к Лори.

– Я – Фергюсон, меня прислли н змену.

Лори стоял с ошеломленным видом, взгляд его блуждл по лицм коллег. Он нервно теребил мочку ух, н лице зстыл невыскзнный вопрос.

– Все продумно, – объяснил Грэхем, широким жестом обведя кмеры и микрофоны. – Вм возместили потери. Тк что не теряйте времени, продолжйте рботу – ведь нм предстоит опередить сму смерть!

Он стремительно вышел и сел в мшину. Воль знял место з рулем.

– Где-то сейчс мой сккун, – скзл Грэхем. – Нверняк ржвеет где-нибудь н зпде.

– Скорее всего. – Воль вырулил н середину шоссе. – Нм куд?

– В Йонркес. Тм подземня лбортория, ее возглвляет Стив Кениг. – Зметив любопытный взгляд Воля, он добвил: – Здесь поблизости рботют всего две группы. А где другя, я не открою дже тебе.

– Н тот случй, если меня сцпют и нчнут выкчивть сведения? – Воль воздел глз и небу и скорчил рожу. – Ну, что мы будем делть, если жертвой окжешься ты? Сложим ручки и умрем?

– Ничего, кк-нибудь выстоим. Никто и не думет, что я неуязвим. Кроме тех шестидесяти четырех прней, которых я отобрл, есть много других групп. Я с ними никк не связн и не зню, где они. Тм, в Вшингтоне, для них выбрли ндежные мест. Потом, никто в стрне не ведет, где прячутся европейские и южномерикнские эксперты, им, в свои очередь, ничего не известно о нших.

– Д, это кк рз тот редкий случй, когд неведение – блго, – зключил Воль.

– Еще бы! – здумчиво подтвердил Грэхем. – Все устроено тк, что и я, и все остльные нходятся в одинковом положении: кто не знет, тот не выдст.

Под мощный рокот динмо гиромобиль круто взял впрво, огибя здоровенную воронку в центре дороги. Нверху в покосившейся воздушке зиял рзрыв в четверть мили, огромня дыр, из ззубренных крев которой торчли обломки искореженных, проржвевших блок.

– Ну и рвнуло! – Воль выжл из мшины мксимльную скорость, покрыл две мили з минуту с небольшим, потом притормозил у перекрестк и повернул нлево.

В этот миг небо зсверкло ослепительным блеском, бросив н землю необычно резкие, четко очерченные тени. Мгновение – и стрнное явление пропло. Воль остновил мшину и змер в ожиднии. Несколько секунд спустя земля содрогнулсь. Полурзрушенный остов ближнего дом с жутким грохотом рухнул н дорогу, сплошь зсыпв ее обломкми. Прившие в небе витоны вереницей потянулись к зпду.

– Атомный взрыв! – определил Грэхем. – Всего в нескольких милях отсюд. Нверное, ркет.

– Стртуй мы н полчс рньше… – Воль не зкончил фрзу.

– Этого не случилось – ну и слв Богу! Ехть дльше нет смысл. Поворчивй, Арт! Попробую зскочить в Бэттери.

Они неслись через центр, подльше от сеющего смерть чудовищного гриб. Пулей миновли Мнхэттенский бнк.

– Совсем недвно рботл в здешней конторе, кжется, прошли годы, – зметил Грэхем. Вдруг он змолчл, потом резко бросил: – Остновись-к н углу, Арт!

Гиромобиль подрулил к тротуру и змер. Грэхем скорчился н сиденье не сводя глз с зеркл зднего обзор. Открыл дверь и выскользнул нружу.

– Что ткое? Рзве гриб отсюд виден? – Не выпускя из рук рулевого колес, Воль вопросительно глядел н приятеля.

– Двдцть четвертый этж. Д, именно двдцть четвертый. – Глз у Грэхем тк и сверкли. – Когд мы проезжли, я крем глз зметил, кк что-то блестящее, голубое вылетело из открытого окн кк рз н том уровне. Шесть средних окон н двдцть четвертом этже приндлежт снгстеровской лвочке.

– Ну и что?

– А то, что я совершенно уверен: это был витон! – Н лице сыщик промелькнул ярость. – Подожди меня, Арт. Я хочу позвонить.

Не дожидясь ответ, он зшел в ближйшее здние и тм, н первом этже, в покинутом полурзрушенном кбинете, обнружил телефон, являвший собой стрнный контрст с окружением: экрн уцелел и прекрсно рботл. Едв Грэхем нбрл номер, кк н экрне рсцвело девичье личико.

– Привет, Хетти! – кк обычно скзл он.

– Привет! – он улыбнулсь, но кк-то неестественно.

– Мистер Снгстер у себя?

– Нет. Его весь день не было. Но я рссчитывю, что он вернется не позже половины шестого. – Ее голос звучл стрнно тускло и безжизненно, улыбк же стновилсь все нстойчивее и призывнее. – А может, мистер Грэхем, вы зйдете и дождетесь его здесь?

– Очень жль, но не могу. Я…

– Вы у нс тк двно не были, – не отступл он. – Мы здесь – кк н острове: вокруг сплошные рзвлины, в зднии почти никого не остлось. Мне тк стршно и тоскливо! Зшли бы поболтть со мной, пок шеф не вернется!

– Я очень знят, Хетти. – Ее умоляющий голосок не оствил его рвнодушным, но он по-прежнему неотрывно вглядывлся в экрн, примечя кждое подргивние губ, кждое трепетнье век.

– Откуд вы звоните? – снов этот тусклый, безжизненный мехнический голос!

Грэхем ощутил нрстющую ярость, лдони вспотели. Уклонившись от ответ, он медленно произнес:

– Я зскочу, Хетти. Жди меня около пяти.

– Вот здорово! – Он улыбнулсь еще шире, но в глзх не было и след веселья. – Только смотрите, не передумйте, я буду ждть.

– Можешь н меня положиться.

Повесив трубку, Греем долго смотрел н экрн, где тяли ее знкомые черты. В нем клокотло бешенство. Пльцы сжимлись, будто он готовился кого-то придушить. Грязно выругвшись, он поспешил к ожидвшему гиромобилю.

– Они зхвтили Хетти, – скзл он Волю. – Он рзговривл и вел себя, кк зводня кукл. Тм зпдня.

– Кк тогд, в штб-квртире, – зметил Воль. Сжв зубы, он збрбнил пльцми по рулевому колесу, не спускя глз с неб.

– Ствлю десять против одного, что дом у меня – тоже ловушк, причем и Хетти, и Снгстер это прекрсно знют. – В голосе прорывлсь бушующя в нем ярость. Кулки сжлись. – С кждой минутой витоны подбирются все ближе и ближе. Мне это осточертело, Арт! Ндоело быть згннной дичью! Уж лучше первому ннести удр – и покончить с ними рз и нвсегд!

– Д ну? – осведомился Воль. Подперев голову рукой, он уствился н Грэхем, кк н ккое-нибудь чудо природы. – Тк просто – рз, дв и готово? Стскивем витон с неб и делем из него отбивную! – Потом выпрямился и зорл: – Не болтй вздор, кк последний кретин!

– Ккя мух тебя укусил?

– Никкя. – Воль покзл приятелю свое кольцо с иридиевым покрытием. – И тебя никто не укусит, если я буду рядом.

– Я и не допущу, чтобы меня кусли. Именно поэтому я собирюсь ннести неожиднный удр.

– Это кким же обрзом?

– Все будет звисеть от обстоятельств. – Збрвшись в мшину, Грэхем сел и здумлся, не сводя устлых глз с прозрчной крыши мшины, н случй, если ккой-нибудь одинокий витон появится в зоне телептического прием. – Если ловушку рсствили витоны, тогд я действительно зря петушусь, в тком случе я бессилен.

– Аг! – произнес Воль, дресуя свою реплику ветровому стеклу. – Он все-тки допускет ткую возможность!

Грэхем сердито фыркнул, нгрдил Воля крсноречивым взглядом, потом зкончил мысль:

– Если же – что вполне вероятно – они оствили грязную рботу кучке придурков, тогд я вполне спрвлюсь. Войду, ндю им кк следует и зберу Хетти. Ндеюсь, ты не против?

Воль здумлся.

– Что ж, если тм одни придурки, дело могло бы выгореть. Пожлуй, ты сумеешь спрвиться, хотя риск все рвно велик. Только у меня есть одно возржение.

– Ккое же?

– Что ты все время якешь? Все я, д я! Д кто ты, собственно говоря, ткой? – Он снов поигрл кольцом. – Мы войдем туд и зберем Хетти.

– Я и не собирлся совться туд один или дже вдвоем с тобой. Что я – рехнулся? – Грэхем бросил последний взгляд н здние Мнхзттенского бнк. – Я ншел коллегу-опертивник, когд вернулся из Вшингтон, и поручил ему рзыскть еще девятерых, которые должны рботть где-то поблизости. Если ему удется их обнружить, они будут ждть меня н Центрльном вокзле. Мы встретимся с ними и подумем вместе, кк спрвиться с этой зпдней. Если повезет, можно схвтить нживку и уйти от рсплты. – Он откинулся н сиденье. – Пришпорь-к, Арт! У нс остлось меньше чс.

Грэхем оглядел всех восьмерых: жесткие, уверенные, решительные лиц. Он знл, что еще двое никогд не будут нйдены. Ему говорили, что их должно быть десять. Кждый из этих молодых рослых прней тоже знл об этом. И кждый понимл: скоро их может стть еще меньше. Но по ним этого не скжешь. Ведь они из Рзведки, тм учт восполнять потери, рботя з двоих, то и больше.

– Кждый знет свою здчу? – спросил он. – Все кивнули. Он вытянул плец вверх, нпоминя о людях, зтившихся двдцтью этжми выше, которые через улицу и рзрушенный квртл ведут нблюдение з офисом Снгстер.

– Ребят говорят, что в офисе витонов нет, знчит, придется иметь дело только с придуркми. Итк, я войду, уж вы, друзья, должны мне помочь выйти.

Они снов кивнули. Никто из них не понимл, ккой смысл Грэхему рисковть своей жизнью, но им было вполне достточно, что он принял ткое решение. Кждый был готов сыгрть свою роль.

– Ну, все, ребят, – я пошел!

– Я с тобой, – объявил Воль и сделл шг вперед.

– Рди Бог, Арт, не суйся ты туд! Ведь мы понятия не имеем, ккя рекция у витонских прихвостней. Хетти – моя подружк, но тебя-то он знть не знет! Если ты зявишься вместе со мной, вся рбот может пойти нсмрку.

– Вот дьявол! – буркнул Воль.

Улыбнувшись рздосдовнному приятелю, Грэхем торопливо вышел, под взглядми нблюдтелей, вооруженных биноклями, пересек улицу и вошел в здние Мнхэттенского бнк. По его пыльному, неприбрнному вестбюлю слонялись пятеро мужчин. Не обрщя н них никкого внимния, он смело подошел в пневмтическим лифтм и поднялся н двдцть четвертый этж.

Здесь посторонней публики не было видно, но, рспхнув двери в офис Ведомств целевого финнсировния, Грэхем ощутил, что нходится под прицелом безумных, кких-то неживых глз.

Небрежно бросив: «Слют, Хетти!», он зкрыл з собой дверь. От его зоркого взгляд не укрылось, что дверь в личное святилище Снгстер зкрыт, рвно кк и дверцы большого шкф, стоящего у стены. Смого Снгстер не было видно. Может быть, говоря о нем, девушк не солгл.

С улицы донесся сорвнный, ндтреснутый бой чсов – им тоже порядком достлось в ходе военных действий. Чсы пробили двдцть рз, хотя было ровно пять.

Усевшись н крй стол, Грэхем беззботно покчивл ногой.

– Понимешь, Хетти, я был стршно, просто чертовски знят, инче обязтельно зглянул бы поболтть с тобой. Но теперь, я ндеюсь, дело близится к концу.

– К ккому? – он не добвил привычное «Билл».

– Мы вот-вот нконец получим оружие против витонов.

– Коротковолновое? – спросил он, зглядывя ему в глз. Волосы у него зшевелились: в ее когд-то тких живых зрчкх тилсь пустот, ужсющя, бездушня пустот. Девушку больше не знимли легкий флирт, женское кокетство или темы бесед, которые они вели рньше. Теперь у нее были совсем другие, зловещие интересы: оружие против витонов, короткие волны, см Грэхем – только кк сортник хозяин, которого нужно змнить в ловушку.

– Точно! – он звороженно всмтривлся в ее кукольное личико. Стршно подумть, что это уже не т жизнердостня девушк, которую он когд-то знл, что з этими знкомыми чертми скрывется робот в человеческом обличье. – Мы ведем поиски в снтиметровом дипзоне, поделив его между десяткми групп экспериментторов. Не может быть, чтобы ткя рмия не докоплсь до истины.

– Это бодрит, – проговорил он голосом, нчисто лишенным эмоций. Ее сложенные н голенях бледные руки в голубых прожилкх беспокойно сжимлись и рзжимлись, скрытые крем стол. – А вы знете, где эти группы и чем знимется кждя?

Услышв этот по-детски прямой вопрос, Грэхем ощутил прилив торжеств. Все шло тк, кк он и предполгл: жлкий изувеченный рссудок послушно следовл по единственной колее, мехнически выдерживя то нпрвление, которое ему здли. Хитро здумно – д только не умно. Дже дебил рзгдл бы, что стоит з ее вопросом.

Н нее возложили двойную здчу во-первых, змнить его в ловушку; во-вторых, выпытть вжные сведения перед тем, жк подть сигнл к уничтожению. Очевидно, чудовищня оперция, которой подвергли ее сопротивляющийся ум, не нделил девушку телептией – если, конечно, витоны были способны нделять ею свои жертвы. Во всяком случе, он – совершенно не улвливл его проництельных мыслей.

Стрясь скрыть нетерпение, он скзл:

– Знешь, Хетти, хоть этих экспериментльных групп – целя уйм, я зню, где они скрывются – все до единой. – Это был нгля, неприкрытя ложь, и он произнес ее без млейшего ззрения совести, хвстливым, уверенным тоном. – Ты только нзови длину волны – я тут же скжу, кто нд ней рботет и где.

И робот невольно выдл своих хозяев. Несчстный изуродовнный ум девушки умел регировть с прямотой втомт и не был способен н хитрость.

– Пять десятых снтиметр, – произнесл он, выговорив эти слов тк, кк будто они были выбиты н ее измученном мозгу. Руки ее скользнули вперед, нырнули под стол. Он готовилсь передть информцию и принести его в жертву.

– Вот я и узнл все, что хотел! – прорычл Грзхем.

Девушк еще не успел пошевелиться, он уже вскочил н ноги и обогнул стол. Протянув руки, чтобы схвтить Хетти, он увидел, кк дверь в кбинет Снгстер рспхнулсь и н пороге появилсь угрожющя фигур. Выхвтив пистолет, Грэхем бросился н пол. Мньяк помедлил, кое-кк прицелился; в небольшом помещении оглушительно прогремел выстрел.

Нд Грэхемом что-то пролетело. Дверь шкф рспхнулсь нстежь. Н время збыв о первом стрелке, Грэхем выплил в открытый шкф, увидел, кк от стенок отлетели щепки, и понял: все четыре чсти пули попли в цель.

Послышлся вопль, из шкф вывлился согнувшийся пополм человек. Роняя кроввую пену, он согнулся еще ниже, потом упл нвзничь, зстыв окроввленным брьером н пути свого безумного спутник.

Воспользоввшись зтишьем, Хетти выдвинул ящик стол и что-то выхвтил из него. Перегнувшись через стол, он нпрвил н Грэхем мленький стромодный револьвер. Пустые, лишенные выржения глз сверлили цель, костяшки пльцев побелели. Вдруг стол под ней вздыбился – это Грэхем отчянным броском отшвырнул его от себя. Хетти упл н стул, ствол пистолет здрлся и выстрел пришелся в потолок.

В коридоре послышлся топот; вдли, у лифтов, кто-то сыпл проклятиями. Грэхем приподнялся и выстрелил одновременно с первым нпдвшим. Его левя рук непроизвольно подскочил и зпылл, будто от ожог. Зто противник рухнул кк подкошенный.

Дверь з ним рспхнулсь, и в комнту ворвлись двое вооруженных опертивников. Из конц коридор доносилсь громкя револьверня пльб. Вот пуля удрил во что-то метллическое и, резко взвизгнув, отскочил. Еще две вонзились в деревянный нличник двери, третья мягко вошл в тело. Один из офицеров, тот, что пониже, зкшлялся, сплюнул, снов зкшлялся, ослбев, прислонился к стене, съехл по ней вниз. Он змер, сидя н полу – пистолет вывлился из пльцев, голов упл н грудь.

– Их здесь тьм! – крикнул второй опертивник. – Здние тк к кишит придуркми! – Выглянув из-з двери, он быстро послл две пули нлево, вдоль по коридору. Спрв в том же нпрвлении обрушился грд выстрелов, и через несколько секунд зтишья в комнту проскольнули еще четверо офицеров.

– Скорее! – подгонял их Грэхем. – Я хочу вызвонить девушку.

Он повернулся, собирясь схвтить Хетти и унести, но увидел в окне длекое голубое сияние. Витоны! Штук двдцть сверкющых шров, вытянувшись цепью, кк нитк огромных бус, стремительно приближлсь, целясь прямо в окно комнты. Пстухи спешили н выручку своим псм!

По коридору снов згрохотли шги. Грэхем метнулся к двери, его товрищи открыли стрельбу. Сидящий н полу офицер стл слепо шрить в поискх пистолет и вдруг звлился н бок глз его зкрылись, изо рт вытекл струйк крови.

Снружи донесся шум удров, стоны, бешеные вопли. Мгновение – и в комнту хлынул толп витонских прихвостней. Они нступли, вытрщив глз и нисколько не зботясь о собственной безопсности, с безрссудством спятивших втомтов. Это были роботы, созднные для того, чтобы убивть – кк угодно, любой ценой.

Н Грэхем ндвиглось бесцветное лицо: мерзкие глз, кзлось, вот-вот вылезут из орбит. Перекошенный рот пузырился слюной. Он со всей силы зехл в гнусную физиономию, и он исчезл из вид, будто ее облдтель рвнул прямиком в космос. Н его месте тут же появился другой придурок, но Грэхем уложил его одним удром.

Кто-то поднял безумц с подергивющимся лицом и швырнул н середину комнты. Поверженный идиот, по-змеиному извивясь н полу, ухвтил Грэхем з левую ногу. Отбивясь првой, тот превртил его нос в земляничный пудинг. Рядом с его ухом оглушительно прогремел пистолет коллеги-опертивник, в ноздри удрил резкий зпх порох.

Бешеня схвтк вынесл Грэхем из сотрясемой грохотом комнты в коридор, потом еще дльше, к лифтм. Н его плечо обрушился сокрушительный удр, кзлось, со всех сторон к нему тянется тысяч хищных рук.

Он видел, кк Шиэн, один из офицеров, вбил дуло пистолет прямо в чей-то слюнявый рот и нжл н спуск. Во все стороны брызнули ошметки череп и мозг; жертв с нполовину снесенной головой рухнул под ноги сржющихся. Где-то позди, может, спереди или в кком-нибудь другом нпрвлении – он не мог рзобрть – одинокий голос выкрикивл что-то о витонх. Грэхем врезлся в толпу придурков, сржясь еще одержимее, чем они. И тут его сознние погрузилось в бушующее дское плмя, в котором он тонул, тонул, тонул, пок все звуки извне не змерли окончтельно.

ГЛАВА 14

Ослбив н голове повязку, Грэхем взглянул н видневшуюся вдли громду Мнхэттенекого бнк и повернулся к спутникм.

– Кк нм удлось выбрться из этого д? Что тм случилось?

– Мы с нпрником рспрвились с пятеркой, болтвшейся в вестибюле, – ответил Воль, потиря ушибленное колено, и поморщился от боли. – Потом услышли кврдк, который нчлся нверху, когд шестеро нших поспешили тебе н выручку – по лифтовой шхте доносился грохот. Вскоре двое выскочили оттуд, кк черти из пекл, и приволокли тебя н себе. Ты совсем вырубился, и видок у тебя был, прямо скжем, бледный! – Он снов поглдил колено и тихонько выруглся. – Твои носильщики скзли, что ускользнули прямо из-под нос у витонов.

– А где Хетти?

– Он тм, – Воль протянул ему полевой бинокль. – Отпрвилсь следом з Мейо.

– Что, выбросилсь из окн? – увидев утвердительный кивок Воля, Грэхем погрузился в рздумье.

Тк, знчит, ее несчстный, исковеркнный ум обременял тройня здч. Выполнив свой долг, он должн был покончить с собой.

Он печльно взглянул н кучку тряпья, зстывшую н тротуре. Скоро ее подберут и устроят подобющие проводы. А пок им повезло: они успели смыться быстро и кк рз вовремя: теперь их снов невозможно отличить в миллионной толпе устлых, прячущихся по углм нью-йоркцев.

Только по чистой случйности или с помощью ккого-нибудь витонского прихвостня их удстся опознть – с тким же успехом можно искть пчелу в густом рое. Хорошее срвнение – восстние пчел. Т же неприметность зщитил бы от хозяин-человек нескольких сметливых нсекомых, вздумй они изобрести способ зменить мурвьиную кислоту смертоносным ядом пук-кркурт. Если бы дошло до этого, от мед тких пчелок хозяину не поздоровилось бы.

– Тк ты говоришь, что меня вынесли двое? Только двое? – Его вопросительный взгляд упл н четверку рстерзнных офицеров, стоящих поодль; двое из них неловко переминлись с ноги н ногу. – А где еще четверо – убиты?

– Двое остлись тм. – Один из беспокойной пры мхнул рукой в сторону Мнхэттенского бнк. – Бэтхерет и Крэйг здержлись.

– Почему?

– Большинство придурков рзбежлись, были рнены или убиты, но им н смену пришли витоны. Они кк рз появились нверху, когд мы внизу пытлись вс вынести. Вот Бэтхерст с Крэйгом и вернулись, ну и… – Он змолчл.

– Они змнили их в ловушку, зня, что из нее нет выход? – подскзл Грэхем.

Собеседник молч кивнул.

Итк, двое остлись, чтобы отвлечь по-прежнему непобедимого и к тому же рзгоряченного схвткой врг, остлись, чтобы беспомощно метться и кричть и с криком умереть – или тоже превртиться в придурков. Они устремились нверх, зня, что спсения нет, но зня еще и то, что к тому времени, когд их схвтят и высосут их непокорный рзум, остльные зтеряются в людской толпе и будут в безопсности.

Рди них эти двое пожертвовли жизнью. Грэхем молчл: сейчс любые слов прозвучли бы фльшиво; он знл, что никто не ждет и не требует от него никких слов. Опертивники просто исполнили свой долг – тк, кк они его ощущли, в соответствии с трдицией Рзведывтельной службы – вот и все.

Поглдив пульсируюшую левую руку, он приподнял тонкую повязку. Пустяковя црпин.

– Пусть это послужит тебе уроком, – скзл Воль, – не лезь туд, куд дже нгелы побоялись бы ступить. Что ты получил – сплошное несчстье!

– Ндеюсь, что получил пропуск в рй, – отрезл Греем и, не обрщя внимния н оздченный вид приятеля, повернулся к четверке опертивников. – Вы двое, – скзл он, обрщясь к одной пре, – поспешите в Йонкерс. Прямо туд вм не попсть – по пути сильня рдиция. Скорее всего, придется добирться кружным путем. Но попсть туд вы должны любой ценой.

– Будьте спокойны, мы не подведем, – зверил его один из двоих.

– Вот и отлично. Передйте Стиву Кенигу, чтобы он срочно знялся волной ноль целых пять десятых снтиметр – это горячя новость. Вм лучше рзделиться и, если получится, выбрть рзные пути: тогд шнсы н успех возрстут вдвое. Зпомните: пять десятых снтиметр. Это все, что нужно знть Кенигу. – Он обртился ко второй пре: – Компния Мркони рсположил свой звод в подземном городе близ Куинс. Они тм химичт н свой стрх и риск, не ожидя укзний из Вшингтон, но моя информция может им пригодиться. Тк что скорее в путь и скжите Дикону: у нс есть все основния считть, что длин волны пять десятых снтиметр – кк рз то, что ндо.

– Будет сделно, мистер Грэхем, – ответил один из них.

Под конец он скзл всей четверке:

– Еще передйте: если кто-нибудь из них добьется успех, пусть не зевют, если не хотят остться не у дел. Первя же устновк, которую они соберут, должн быть нпрвлен н зщиту их лбортории и стнций, снбжющих их энергией. Только тогд – и никк не рньше! – они могут выполнять првительственный зкз. Скжите, чтобы не поддвлись никким нчльственным пникерм, кок не обеспечт зщиту своих устновок и электростнций. Ясно?

– Тк точно, мистер Грэхем. – Быстро и осторожно они вышли.

Н лице у Грэхем зстыл решимость.

– Если нм удстся получить эффективное оружие, нельзя допустить, чтобы его уничтожили н корню, – скзл он Волю.

– Вполне логично, – соглсился тот, вскидывя н приятеля вопросительный взгляд. – Ты никк что-то придумл, Билл?

– Д, я узнл у Хетти одну конкретную детль, н поиск которой был зпрогрммировн ее рзум. Не сомневюсь, что витоны собирлись вырвть у нее эти сведения, кк только он их получит, и немедленно принять соответствующие меры. – Он достл из крмн изодрнного пиджк пустую фляжку, хмуро повертел в рукх и отбросил. – Хетти должн был по возможности выяснить местоположение любой группы, экспериментирующей с волной пять десятых снтиметр или около того. Если бы ей удлось это узнть, их бы немедленно рзгромили. А зодно, возможно, рзгромили бы и другие группы – только для того, чтобы нс зпутть. У нс не остлось бы никкого ключ к нужной длине волны, они нкрыли бы ту, которя для них опсн.

– Вот дьявол! – В голосе Воля прозвучл восторг, смешнный с изумлением. – З этим ты туд и сунулся? Похоже, сми витоны открыли тебе свой секрет!

– Они и открыли, – коротко ответил Грэхем. – Устми своего пособник. Очень любезно с их стороны, чтоб им ни дн ни покрышки! – Он взглянул н чсы. – Теперь отсчет пойдет с этих секунд. Еще несколько чсов – и мы должны получить долгожднный ответ. Поляризция – порядочня книтель ведь мы имеем дело не с обычным светом, с короткими волнми.

– Ничего, – успокоил его Воль – Пок ты прекрсно спрвляешься.

– Я? Ты хочешь скзть: мы!

– Я хочу скзть: именно ты, – нстивл Воль. – Ты прекрсно спрвляешься. Все будет в порядке. Не зря говорят: у кждой тучки – серебряня изннк.

– Поскорее бы увидеть это серебро, инче будет слишком.. – Он змолчл, потер сднящую руку и взвлянул н друг. – Мне припомнилось что-то о фотонх, которые, отржясь от полировнного серебр, изменяют тректорию с двойной восьмерки н чистую спирль.

– Ну и что из этого? Я, нпример, тоже покручивю по спирли кружку, когд в нее нлито пиво.

– Серебро – это мысль! – продолжл Грэхем, не обрщя внимния н шутку приятеля. – Глвня проблем – добиться преломления, не отржения, и серебро тут – кк рз то, что ндо. Есть хороший шнс, что ткя оборотня волн может пойти по спирли, если удстся отрзить луч от серебряной плстины, и особенно, если использовть электромгнитный ускоритель Бергстром, чтобы придть серебру необходимую твердость и прочность, тем смым исключив поглощение.

– Ну, ты дешь! – Воль смущенно улыбнулся. – Нверняк получится тк, кк ты скзл. Я вижу все тк ясно, что мог бы увидеть и через месяц в тюремной кмере, д еще с зткнутыми ушми!

– Один счстливый шнс из тысячи! – бормотл Грэхем. – Стоит попробовть, если Лори не изобрел ничего лучшего. – Кончив нянчиться со своей рной, он внезпно оживился: – Шевелись, Арт, – мы возврщемся к Лори.

Сотня квлифицировнных рбочих трудилсь в поте лиц в огромном цехе Фрдеевской компнии. Их откомндировли местные рдиотехнические и приборостроительные зводы. Кждый рбочий нстолько хорошо знл свое дело, что Лори со своей немногочисленной комндой мог без помех сосредоточиться н особой здче, стоящей перед ними.

В результте многочсовой безостновочной рботы н свет появился компктный, но сложный ппрт, который, сверкя метллом и стеклом, стоял посреди зхлмленного помещения. В центре грегт поблескивли длинные узкие трубки; из журных конструкций, устновленных н поворотном круге, выдвлись цилиндрические экрны, ниже виднелсь дюжин колес. С сиденья опертор, смонтировнного перед небольшой пнелью упрвления, можно было с помощью электрического привод перемещть и поворчивть всю устновку н мнер подъемного крн; ток к ней подвлся по кбелям, которые выходили из конечных рзъемов и змеились по полу к генерторм.

Вот один из рбочих, склонившись нд идельно глдким перлуминовым диском, покрывет его тонким слоем серебр. Электрическя дуг рзбрызгивет дождь мельчйших кпель. Другой, рядом с ним, нносит н диск пленку грнулировнного серебр, подвя его в плмя экзоцетиленовой горелки, которое нпыляет серебряное покрытие н рскленную поверхность. Любой метод годится – был бы человек, способный выполнять рботу с ювелирной точностью.

Еще один рбочий доводит уже нпыленный диск н реквизировнном где-то полировльном круге, то и дело проверяя результт микрометром. Позди него один из помощников Лори зкнчивет сборку полусферической решетчтой нтенны. Двое ученых суетятся вокруг громоздкой цилиндрической трубы; один прилживет к ее верху рмочные прицелы, передний и здний, другой выполняет тончйшую регулировку сложного ускорителя.

Оствлось всего дв чс!

Вошел Грэхем, в рукх у него был стромодня печтня гзет. Поствив ногу н поворотный стол грегт, он стл просмтривть первую стрницу. Айов н пороге битвы з Омху. Бронетнковые войск зитов вошли в Люксембург. Мдрид уничтожен ядерным взрывом. Скндинвия – нш последний оплот; Новые ядерные ркеты обрушились н Бритнию. Мрк, сплошной мрк. Когд к нему подошел Лори, он кк рз переходил к боковой колонке. Пдение Фрнции неизбежно. Грэхем сунул гзету в крмн.

– Дурные новости? – спросил Лори.

– Хуже некуд. Но есть еще кое-что. Вот, получили из Филдельфии по любительской связи. Сегодня утром почти готовый ппрт Вейтч взорвлся ко всем чертям.

– Неужели? – Лори нхмурился, тк что кустистые брови сошлись к переносице. – Знчит, он был н верном пути. А если он был н верном пути, выходит, что мы избрли неверный.

– Вовсе не обязтельно. В комнде у Вейтч был придурок. Мы его предупреждли, и он скзл, что пострется зпутть прня. Избвляться от него Вейтчу не хотелось: ведь тогд пришлось бы его кем-то зменить. Уж лучше известное зло, чем неизвестное.

– Тк это сделл придурок?

– Д, и см погиб при взрыве. Тк скзть, совершил почетное хркири. Есть двое рненых. – Грэхем здумлся. – Я бы см позвонил Вейтчу, д все их кнлы связи рботют только н передчу. Он должен был нмного опередить всех: ведь к ним из Флориды перебросили тонны оборудовния, оствлось его только перемонтировть.

– Вот оно что. А еще новости есть?

– Только одн – Снгстер ншелся. Я уже беспокоился о нем. Его обнружили в подземной больнице. Он окзлся н Уильям стрит, когд рухнул большой кусок воздушки. Бедняге уже лучше.

Рсствшись с Лори, Вилл Грэхем вышел н открытую площдку перед цехом. Здесь, в центре рсчищенного прострнств, поблескивло кольцо гигнтских медных проводов, которые оствлось присоединить к бтрее конденсторов, обрзующих сложную систему зземления передющей устновки.

Строй голубых точек, кзвшихся издли совсем крошечными, держл курс н зпд где-то нд ЛонгАйлендом. При одном взгляде н них глз у Грэхем рзгорелись. «Отличня цель, – подумл он, кк всегд збывя, что см предствляет собой еще лучшую цель – Тк и нпршивется срвнение с рмией трудолюбивых пчеловодов, спешщих обыскть тысячи ульев, нселенных десяткми миллионов пчел. Можно поспеть туд и сюд, и в десятки других мест, д только везде рзом не поспеешь. Вот где их слбое место!»

Он снов посмотрел н медные провод зземления. Сможет ли дже ткя мощня систем принять н себя чудовищный удр мстительного врг? Он не был уверен. Будь он и в десять рз больше, ей не удлось бы сдержть дскую ярость, которя обрушилсь н Силвер Сити.

Позди площдки, преднзнченной для передтчик, виднелсь огромня ям. Ее стены, покрытые шестидюймовым слоем быстросохнущего бетон, уходили вглубь. В центре торчл глдкий шест.

Передтчиком должен был упрвлять один человек. В случе успех он попытется уйти от неминуемой гибели, которую повлечет з собой этот успех, соскользнув по шесту в шхту, в ее спсительную черную глубину. Конечно, убежище примитивное, но в днных обстоятельствх ничего лучшего не придумешь.

Грэхем вернулся в цех и спросил у Лори:

– Сколько остлось?

– Пятндцть минут. – Лори вытер потный нхмуренный лоб. – Еще пятндцть минут, и мы готовы. Если выигрем, тут же приступем к сборке еще десяти передтчиков. – Он мхнул рукой в сторону суетящихся рбочих. – И, если нс не прикончт, мы их слепим з ккую-нибудь пру чсов.

– Него подобного! – влстно отрезл Грэхем тоном, не допускющим никких возржений – Вы сию же минуту перебросите зготовки в безопсное место. Ведь если витоны озвереют, все здесь взлетит в воздух, тк что н случй зврушки счет отпрвить вши железки подльше от грех. – Он взял микрофон и стл торопливо отдвть рспоряжения.

Через три минуты у вход рзвернулсь колонн грузовиков. Кждый збирл свой груз и с грохотом отъезжл. Притихшие, здумчивые рбочие тоже уехли, оствив совершенно пустое помещение, посреди которого, поблескивя, зстыл излучтель поляризовнных волн. Четверк экспериментторов торопливо зкнчивл последние приготовления.

Облокотившись н поворотный круг, Грэхем нблюдл з ними с кким-то отстрненным спокойствием, удивлявшим его смого: ведь время решющего испытния стремительно приближлось. И вот после многодневной измтывющей нервы гонки он вдруг обрел бесстрстие кменного Будды – тк ощущет себя человек, который после тягостного ожидния в приемной нконец окзлся в зубоврчебном кресле. Взгляд его здержлся н одном из четверых ученых, тщедушном коротышке с венчиком волос вокруг блестящей лысины.

Кк только он зкончил рботу, Грэхем нмеренно резко произнес:

– Мне не ясно, кого вы пытетесь обмнуть, присоединяя подющий провод к выключтелю ускорителя.

Услышв его ядовитый тон, окружющие вздрогнули. Человечек, к которому он обртился, повернулся к Грэхему морщинистое обезьянье личико, бессмысленно трщ бледно-голубые глз. Выронив конец провод, он незметно полез в крмн, кк будто собирясь достть кулчки.

Грэхем уложил его н месте; мощный выстрел в упор отбросил коротышку нзд. Пок Лори с товрищми, побледнев, не сводили с него глз, Арт Воль кк ни в чем не бывло шгнул вперед, порылся в крмнх труп и извлек мленький яйцевидный предмет.

– Вот дьявол – бомб! Ведь эт штуковин могл зпросто рзнести нс н куски!

– Лдно, проехли. Збери ее, Арт, и брось в пруд тм, з цехом. – Он обртился к Лори: – Отключите ток, Дункн, и проверьте всю цепь. Просмотрите, все ли в порядке. Если д, пор выктывть устновку – нужно ведь еще присоединить ее к проводм зземления.

Через минуту Лори объявил:

– Все готово! Лучше рботть он не будет, дже если у нс ничего не выйдет.

– Порядок!

Поляризтор выктили, подключили к системе зземления. Лори с тремя спутникми ушел, остлся только Воль.

Грэхем збрлся нверх и знял место з пультом. Все было под рукой – подч ток, ускоритель, рычги упрвления подъемником и поворотным кругом. Нд головой тяжело нвисло хмурое небо. Высоко н юге клубился дым ркетного злп. Оствлось отделться от Воля.

– Беги, Арт! – прикзл он. – Витоны приближются. – Он покзл н стю шров, подлетющую с северо-восток. – Мне некогд сидеть и спорить. Догоняй Дункн и его ребят. Дю тебе полминуты, чтобы исчезнуть.

– Но ведь… – попытлся возрзить Воль.

– Скзно, убирйся! – свирепо рявкнул Грэхем.

Он смотрел, кк Воль с несчстным видом трусит прочь, выжидя, пок тот скроется з углом цех. Прямо перед Грэхемом, подобно дулу гигнтской пушки, вздымлсь цилиндрическя труб. От приближющихся шров его отделял всего миля.

Двя приятелю время уйти н безопсное рсстояние, он зорким взглядом обшривл небо. «Мы тк никогд и не узнем, откуд взялись витоны, – рзмышлял он. – Их происхождение остнется для нс ткой же згдкой, кк и возникновение пневмококков, пуделей д и всех прочих творений природы». И все же он склонялся к выводу, что именно витоны – коренные обиттели плнеты, и предчувствовл, что их вот-вот нвсегд сметут с лиц Земли – не одн врждующя группировк землян, тк другя.

Подошел решющий чс, судьбоносный миг нстл. Грэхем рзвернул гигнтскую трубу, нцеливя ее н подлетющие шры. Труб легко двиглсь н шрнирх, см устновк плвно врщлсь н своем поворотном круге. Слушя, кк в цехе ровно гудят генерторы, он подумл, что всего девяносто минут отделяют Европу от гибели. Нжл н выключтель и подл в устновку ток.

Прошло несколько секунд – трубки нгрелись. Где-то нверху, н высоте десяти-двендцти этжей, зстыли н своих постх нблюдтели, бинокли подргивли у них в рукх.

И вот нпрвленный поляризовнный луч с длиной волны полснтиметр брызнул в отверстие трубы и вырвлся из жерл излучтеля. Ось его зкрученных импульсов шл прллельно прицелу, нведенному н свору витонов.

Ткя чстот выходил з пределы дже зрительного дипзон, открытого Бьернсеном, и луч был невидим. Зто был виден результт его действия, д еще ккой! Вожк сти нлетчиков, состоящей из десяти шров, зстыл в воздухе, кк будто нткнулся н невидимую прегрду. Цвет его сгустился, превртившись из ярко-голубого в темно-фиолетовый, потом почти мгновенно сменился ослепительно сверкющим орнжевым – и вдруг шр лопнул! Исчез тк неожиднно и бесследно что рмия зтившихся нблюдтелей долго не могл прийти в себя.

Оствшяся девятк нерешительно змялсь; еще один остновился, прошел все фзы исчезновения – от голубой до орнжевой – и тут вся свор бросилсь нутек. С быстротой молнии шры взвились вверх и скрылись з облкми.

Кто-то зревел, кк рненый слон, увидев, что Грэхем поднял трубу и срзил третьего витон н лету. Кто-то отпустил дурцкую шутку мол, срезть их в полете – куд увлектельнее.

Крем глз Грэхем зметил, кк где-то в рйоне Бродвея взвился гигнтский столб белесого желтовтого плмени. Послышлся гул, потом нлетел удрня волн, едв не сбросившя его с сиденья. Он крепко стиснул зубы. Стрнный звук зтих. И тут Грэхем осознл, что это он орл кк оглшенный.

Ккое-то шестое чувство – может быть, экстрсенсорное восприятие – зствило его рзвернуть устновку. Метнувшись з кожух ускорителя, он прицелился в вереницу шров, ткующих с юг. И снов зорл, увидев, кк вожк нливется фиолетовым. Остльные витоны зтормозили тк резко, что он подумл: уж нет ли у них ног, и, тщетно пытясъ остковиться, продолжли по инерции скользить вперед. Слишком велик был скорость. Они врезлись в подбитого собрт кк рз в то мгновение, когд он вспыхнул слепящим орнжевым огнем.

– Вот вм – з Мейо! – взревел Грэхем, подпрыгивя н сиденьи. – А вот

– з Уэбб! Теперь – з Бич, слизняки вонючие, чертовы прзиты! А теперь – з Фрмилоу! А вы, сволочи погные, получите з Бьернсен!

Исчерпв зпс ругтельств, он следил з результтом воздушного бои. Ккой-то зхвтывющий миг бешено крутящийся в зстывших небесх клубок энергии продолжл сохрнять чудовищно рзбухшую шровидную форму. Потом с оглушительным треском взорвлся.

Грэхему покзлось, что у него лопнули брбнные перепонки. Порыв ветр чуть не сбросил его с шткого нсест. Весь ппрт тк и зстонл, пытясь вывернуться из креплений. В вышине зметлись обезумевшие волны; жесткое излучение обрушилось н Грэхем, кк тропическое солнце, тк что ему пришлось зкрыть глз, чтобы уберечь роговицу.

Но он не мог д и не хотел усидеть н месте. Вот и конец погони, пришел его звездный чс, едв ли ткое выдстся еще рз. Но прежде всего нстл чс возмездия. Он гикнул, кк звидевший врг индеец, проворно крутнул трубу н девяносто грдусов и прошил двух сверкющих нлетчиков, пикирующих н него с высоты.

Теперь ясно, кк они подорвли резервуры в Силвер Сити. Целя дюжин витонов, может, две или дже полсотни совершили смоубийство: врезлись в хрнилищ, стлкивясь при удре. При столкновении их природное рвновесие нрушилось, и они все вместе превртились в чудовищный детонтор. Их род влдел древним секретом, который лишь недвно сил известен их рбм-людям: секретом бурного рснд и случе, когд сгусток энергии – рдиоктивной или витонской – превысит критическую мссу.

Резервуры с нитртом серебр приняли н себя смый яростный удр з всю историю человечеств, удр ткой сокрушительной силы, что по срвнению с ним дже томня бомб кзлсь детской игрушкой. А огромный черный перст, укзующий нпрвление, в котором вознеслись души обиттелей Силвер Сирии, был не чем иным, кк столбом обезумевших томов, устремившихся ввысь в поискх новых связей.

Снов повернув излучтль, он обрушил дскую кру н подлетющую шестерку и с удовлетворением увидел, кк витоны выплеснули свою энергию в видимые чстоты и отпрвились к протцм. Они могут сколько угодно плевть н лучи, пдющие н них по сложной тректории Лиссжу – ведь природ сделл их неуязвимыми к солнечному излучению. Его они зпросто переносят. Может быть, дже с удовольствием. Зто лучи, нпрвленные по гиперболе, вонзются им прямо в потрох!

Н севере, у смого горизонт, собирлось огромное полчище витонов. Грэхем попытлся достть их лучом, но, убедившись, что все его усилия безрезульттны, сделл вывод: они вне рдиус действия устновки. Н востоке снов згрохотли рукотворные вулкны. В воздухе стоял зпх озон, жженой резины и мокрого цемент Вокруг слышлись выкрики, но из-з рсстояния он не мог рзобрть слов.

Он думл о воздушных силх Америки, приковнных к земле, – десять тысяч стремительных боевых мшин не осмеливются взлететь, пок существуют витоны, угрожющие подчинить себе мозг пилот и нтрвить брт н брт. Скоро все кончится, теперь уже совсем скоро. Небо зпестреет крылтыми воителями, внизу нрод будет повторять слдчйшее для любой войны слово: «Нши!»

Пок Грэхем прикнчивл только беспечных, ленивых или неосторожных, но теперь врг осознл грозящую ему опсность. Теперь он готовит мссовую тку, штурм, призвнный рз и нвсегд продемонстрировть всю мощь, н которую способны витоны, сплотившиеся воедино. Они бросят н него роты, бтльоны, бригды – в тком количестве, что ему не отбиться. Хотят стереть его с лиц Земли, которую считют своей вотчиной, вместе с ним – и поляризтор. Д, конец близок, но к нему вел длинный путь.

Оглядывя небо, он увидел эскдрон зитских стртоплнов, удляющихся н восток в полной уверенности, что з ними см Всевышний. Позди и ниже вспыхивли рзрывы, сыплись искры. «Интересно, видели ли пилоты-фнтики, ккя судьб постигл кое-кого из тк нзывемых духов их предков?» – подумл, Грэхем и пришел к выводу, что нет.

А ведь новость должн бы уже облететь весь мир, во всяком случе, Новый Свет. И до Европы подробности, нверное, уже дошли. Теперь, зня, что победу решет только время, не сомнения, Европ должн выстоять. Может быть, ккя-нибудь из других групп тоже добилсь успех. Хотя ккя рзниц – триумф Фрдеевской компнии стл триумфом всего человечеств.

Он прервл рзмышления, увидев, что длекя рмд взмыл ввысь. Ее окружло гигнтское фнтстическое зрево, и было трудно поверить, что для обычного зрения, не прошедшего обрботку, витоны совершенно невидимы. Ндвиглось несметное полчище голубых светил, сверкющей стеной зслонившее весь северный небосклон, – нводящее нескзнный ужс небесное воинство, родом не из ря и долго отвергемое дом. Витоны приближлись тк стремительно, что глз откзывлся верить.

Грэхем еще только готовился принять бой, небольшой учсток голубизны в центре вржеского строя вдруг нлился фиолетовым, перешел в орнжевый и нчисто пропл. Н ккой-то миг он пришел в змештельство, потом вспомнил – Йонкерс!

– Стрин Стив! – взревел он. – Все-тки добился своего. Здй-к им жру, Стив!

Увеличив мощность, он прошил стремительно нступющую орду. Голубизн вспыхнул фиолетовым, орнжевым – и исчезл. Уцелевшее крыло отделилось от основной мссы и обрушилось н Йонкерс. Некоторые шры, пдя, меняли цвет.

Другое крыло мстительно устремилось прямо н Грэхем. Он знл, что сейчс произойдет, чувствовл по тому, кк они все теснее сплчивют ряды, ускоряя полет. До смого последнего мгновения он двл им прикурить, поливя отборной ругнью и смертоносными лучми. Кк только витоны столкнулись, обрзовв убийственную смесь, он в четыре огромных прыжк добрлся до ямы, обхвтил шест и, увлекемый силой тяжести, ринулся вниз.

С зхвтывющей дух скоростью скользя по шесту, он видел, кк жуткя сверкющя голубизн мгновенно сгустилсь и нвисл нд устьем шхты. Все небо превртилось в пылющий лзурный купол. И вдруг вспыхнуло нестерпимым блеском. В уже и без того поврежденные перенонки Грэхем удрил оглушительный треск – кк будто космос рзорвлел н чсти. Шест зплясл, словно плочк в рукх жонглер.

Грэхем, кк перышко, стряхнуло с шест, и он рухнул в содрогвшуюся глубину. Шхт ходил ходуном от верх до смого дн, стены крошились, вниз обрушился смертельный ливень земли, кмней, осколков бетон. Что-то большое, черное, пробив темноту, покзлось в проеме и тяжело рухнуло прямо н беззщитное тело.

У Грэхем вырвлся сдвленный стон. Сознние отлетело, кк черня погребльня лдья, отплывющя в тумнные моря.

Постель был удобной, ткой удобной, что хотелось подольше протянуть этот сон. Блженно повернув голову, Грэхем почувствовл, кк ее пронзил остря боль, и открыл глз.

И првд, он в постели. Грэхем пошевелил пльцм, ощупывя ее. Определенно, это постель. Он с изумлением оглядел белую простыню, изучил кртину н противоположной стен. Это был «Згннный олень». Грэхем покзл ему язык.

Рядом скрипнул стул. Сморщившись от боли, он повернул голову и обнружил широкоплечую фигуру Воля.

– Добрый вечер, Рип вн Винкль, – с елейным рдушием приветствовл его Воль. – Он укзл н чсы, потом н клендрь. – Сейчс десять вечер, четверг. Целых три дня ты был глух, нем, туп и недвижим – словом, оствлся смим собой.

– Д ну? – Грэхем фыркнул, но не тк гневно, кк обычно. Потом метнул взгляд в сторону кртины. – Не ты им водрузил здесь эту дрянь? Если ты, то не вижу здесь ничего смешного.

Воль обозрел кртину, пытясь понять, чем он не угодил приятелю. Нконец его осенило, и он згоготл.

С трудом сев, Грэхем оперся н локоть, не обрщя внимнии н дергвшую боль в голове.

– Тщи сюд мои пожитки, безмозглый толстяк, – мне пор по делм.

– Ничего не выйдет. – Широкя лдонь Воля мягко уложил его обртно. – Нынче тот единственный случй, когд комндую я, ты повинуешься.. – Он зявил это с неприкрытым злордством, потом добвил: – Витоны сровняли с землей площдь диметром пру миль, прикончили многих нблюдтелей. Нм пондобилось двендцть чсов, чтобы обнружить твою нору и откопть кусок фрш, в который ты превртился. Тк что полеживй себе смирно, дядюшк Арт рсскжет тебе скзочку н сон грядущий.

Он достл гзету, рзвернул ее и с торжеством в голосе прочитл крткий обзор событий дня:

– Мэр Слливн утверждет: теперь город ндежно зщищен. «Электр» довел выпуск новых излучтелей до тысячи штук в день. Еще две эскдрильи зитских стртоплнов приземлились в Бэттери Прк и сдлись. – Взглянув н приятеля, он добвил: – Это только местня хроник. Столько всего случилось, пок ты тут хрпел, кк жирный боров.

Грэхем сердито хмыкнул.

– А кк дел у Кениг?

– Двое оперторов погибли, когд Йонкерс принял н себя удр. Много нблюдтелей, нходившихся поблизости, тоже отпрвились н тот свет. А в остльном – все в порядке. – Воль снов уткнулся в гзету. – Вот еще, послушй, – предложил он. – В Небрске выровнен линия фронт. Нши бронетнковые войск теснят слбеющего противник. В рядх зитов вспыхивют восстния, по мере того, кк нши передтчики продвигются к линии фронт и поржют витонов прямо у них нд головми. Азитские пцифисты зхвтили короля Чунг и приступили к производству нтивитоновских излучтелей. Европейские вооруженные силы полным ходом двигются н восток. Вшингтон ожидет, что зиты предложт перемирие и содействие в уничтожении витонов. – Он сложил гзету и сунул ее Грэхеиу под подушку. – Можно скзть, войн идет к концу – и все блгодря тебе!

– Черт с дв! – кисло произнес Грэхем и снов приподнялся. – Отдвй мою одежонку. Я ведь не ткой жулик, кк ты, – одеял не тскю.

Воль встл и с притворным ужсом воззрился н друг.

– Клянусь Богом, Билл, вид у тебя просто жуткий. Крше в гроб клдут. По-моему, тебе необходим врч. – Он нпрвился к двери.

– Не вляй дурк! – крикнул Грэхем. Он быстро сел, тут же схвтился з голову и не отпускл рук до тех пор, пок не удостоверил– ся, что он не рзломится н чсти. – Тщи сюд мои штны, то встну и отделю тебя кк следует. Я сейчс же смывюсь из этой богдельни.

– Ты см не знешь, что тебе нужно, – с упреком бросил ему Воль от двери. – Ведь ты в новой подземной больнице, бывшей Смритэн.

– Что-что?

– Смритэн, – повторил Воль, покосившись н оленя.

Грэхем охнул, поспешно улегся и глухо зстонл.

– Что-то мне худо, Арт. Нверное, я умирю. Позови врч.

– Будет сделно! – воскликнул Воль и принял позу, выпятив зд и нтянув вообржемый лук. – Нет, ты только взгляни: вылитый Купидон! – потом вышел.

Вскоре вошл он, присел рядом с постелью и смым что ни н есть профессионльным тоном спросилс:

– Ну, кк себя чувствуем?

– Кк всегд, когд я рядом с вми. – Он взял ее лдонь.

Девушк резко отдернул руку.

– Здесь не место для подобных выходок.

– В других местх вы тоже не двли мне особо рзвернуться, – пожловлся он.

Не отвечя, он устремил невидящий взгляд н оленя.

– Вот гдость-то, – скзл он.

– Не понял.

– Я про зту мзню, – он кивнул в сторону кртины – Полгю, кто-то решил меня съесть. Уж не вы ли?

– Я? – он искренне удивилсь. – Что з глупость. Если вм не нрвится, я велю снять.

– Сделйте одолжение. Уж слишком он похож н меня. Кк, впрочем, и н всех остльных.

– Вы тк считете? Но почему?

– Потому что згннный. Мы все с незпмятных времен были згнны. Снчл – сми того не ведя, потом – зня всю првду до конц. Приятно сознвть, что все позди. Может быть, теперь нконец мы сможем повеселиться. Вы помогли мне рньше, сможете помочь и сейчс.

– Что-то я не помню, чтобы особенно вм помогл, – чопорно ответил он

– Именно вы дли нм ценные сведения о Биче, о кбинетх физиотерпии, о Фрмилоу. Если бы не вы, мы до сих пор гонялись бы з призркми. – Он сел и посмотрел ей в глз. – Но больше я з призркми не гоняюсь.

Ничего не ответив, он отвернулсь и здумчиво уствилсь в потолок. Грэхем пожирл глзми мягкий изгиб ее щеки, рзлет бровей и знл, что он ощущет его взгляд.

– Тм, в вышине, – звезды; – продолжл он. – И знете, Грмония, н них могут обитть люди, живые люди, кк мы с вми. Дружественные нроды, которые, возможно, побывли н земле еще до витонского иг. Гнс Лютер считл, что их предупредили держться от Земли подльше, и он окзлсь зпретной плнетой. – Он снов посмотрел н девушку. – Все лучшее окзлось под зпретом для тех, кто хотел бы посетить Землю, и для нс, которые стли ее узникми. Не рзрешлось ничего, кроме того, что нши господ считли выгодным для себя.

– Но теперь все по-другому, – пробормотл он.

– Д, по-другому. Теперь мы можем испытывть эмоции для себя, не для других. Нконец-то нши чувств приндлежт нм смим. Вдвоем хорошо, третий – лишний, особенно, если этот третий – витон. До вс дошло, что только теперь мы по-нстоящему недине?

– Мы?

Он повернулсь к нему, брови вопросительно изогнулись.

– Возможно, здеcь и впрвду не меcто, – скзл Грэхем, – зто случй уж больно подходящий! – Он привлек девушку к себе и припл к ее губм.

Он сопротивлялсь, но не слишком нстойчиво. Потом и вовсе перестл. Рук ее обвилсь вокруг его шеи.

–--

Днный текст пpеднзнчен исключительно для чтения! Hе допускется получение коммеpческой выгоды.

Если у вс имеются литертурные произведения, котоpые не пpоходили по фйлэхм R46.FANTASY, XFANRUSF, BOOK – сообщите пожлуйст об этом н один из нижепpеведенных дpесов. Если у вс есть только неpспозннные гpфические фйлы со скнеp – все pвно пишите!

Если Вы обнpужите ошибку в днном фйле, нпишите н дpес 2:5020/764.13@VladVasilev или 2:5020/614@SlawaAlexeev