/ Language: Русский / Genre:child_prose

Удивительные приключения мальчика, который не называл своего имени

Елена Попова


Елена Попова

Удивительные приключения мальчика, который не называл своего имени

Я опять не поговорил с матерью. Она встает рано, часов в пять. Занимается какими-то домашними делами, оставляет мне завтрак и уезжает на работу. Ей добираться на двух транспортах. Потом она еще где-то работает и возвращается поздно. Она работает даже в субботу и воскресенье, так что можно сказать — работает на трех работах. Мы живем неплохо и не нуждаемся, но мне всегда страшно неловко просить у нее деньги. Она дает, вы не думайте, она редко мне отказывает, только глаза у нее при этом становятся какие-то жалобные и мне страшно неловко. Как будто я разбойник или бандит с большой дороги. Я знаю, она копит… Только не знаю, на что. А лазить по квартире, перерывать шкафы, нет, я этим никогда не занимался.

Отец от нас ушел, когда мне было… года четыре или пять. Я даже лица его не помню. Да и когда он жил с нами, он редко бывал дома, и если и не работал на трех работах, то жил какой-то своей жизнью. Я для него, мне кажется, и не существовал. Иногда он неловко подхватывал меня на руки и также неловко пытался подбросить. Помню, я всегда боялся упасть. Он меня никогда не называл по имени, а называл — «мальчик». Мальчик, — это еще ничего. Вначале, он называл меня просто — ребенок. Потом он нам звонил раз или два в год и передавал деньги. Я думаю, с тех пор мать и начала копить… Мне не было десяти лет, когда он исчез окончательно. Может, он умер… Но если честно, наверное он умер в тот миг, когда я родился. Да, это точнее всего.

У меня есть еще родственники, они живут на другом конце города — дед с бабкой, дядя и двоюродная сестра. Иногда мы встречаемся, сидим за большим столом (он называется стол-книга), что-то едим и о чем-то разговариваем. Когда я возвращаюсь домой, я никогда не помню, что мы ели и о чем разговаривали. Просто так принято, собираться за столом и делать вид, что мы семья. Двоюродная сестра меня дразнит, но я не обижаюсь. Она толстая, а толстые, как известно, в основном, добродушные.

Не могу сказать, что я трачу много денег, так, у меня их и не бывает, просто, как говорится, у меня не получается сводить концы с концами. Поэтому я всегда кому-нибудь должен. В основном Васе Че (был такой герой-революционер по кличке Че, какой-то там Чегевара, но я о нем немного знаю, знаю только, что умер он плохо и что-то там было с его пальцами. Не думаю, что сам Вася Че и те, кто давал ему эту кличку, знают о нем больше. Так что то, что у них клички одинаковые — просто совпадение.) Вася Че человек не важнецкий и даже скорее плохой. Он любит оттягиваться на тех, кто послабее, и вечно хвастается своим богатым дядей. Дядя у него действительно богатый и на все праздники дарит ему деньги. (Мой дядя, тот, который живет с бабушкой и дедушкой — бедный и почти ничего мне не дарит.)

Я и не хотел влезать в этот долг, но увидел в магазине книжку одного индийского йога и прямо сошел с ума, так захотелось купить. Имя его я вам не назову. Я вообще считаю, что не стоит просто так называть или писать чьи-то имена. Обратили внимание, ведь я не назвал вам ни одного имени — свое, матери или отца, бабки, деда, даже толстой двоюродной сестры — так они будут сохраннее. Я назвал только Васю Че, но во-первых, я уже сказал, он довольно паршивый человек, а потом это у него не имя, а кличка. Кличку можно. Я считаю, что и фотографироваться лишний раз не стоит. Какой-нибудь придурок возьмет твою фотографию и будет издеваться, а ты даже знать об этом не будешь. Или даже еще хуже — вот ты умрешь, и время пройдет, лет сто, и какой-нибудь дальний родственник вытащит твою пожелтевшую фотографию, станет тыкать пальцем и спрашивать — кто это? Кто это? И никто ему на этот вопрос не сможет ответить. Таких фотографий у бабушки с дедушкой на шкафу полно. Я как-то взял одну и спросил — кто это? А они — ни б, ни м. По-моему, это ужасно. Как-то я заранее оскорбляюсь. В школе у нас любят фотографироваться. Закончат четверть — фотографируются, закончат другую — опять фотографируются. В Новый год — у елки. На экскурсии — у какого-нибудь позеленевшего памятника. Так я всегда как-нибудь в уголке, как-нибудь лицо отверну в сторону, в последний момент. Мне все говорят — на фотографии тебя не узнать. Можно подумать, мне нужно что-то другое. Мне это и нужно.

Говорят, я впечатлительный.

Я сказал Васе Че, что отдам деньги где-то к Новому году, потому что покупка была незапланированная, он согласился, но скоро стал меня доставать, практически каждый день. И я каждый день собирался об этих деньгах поговорить с матерью, но все как-то не складывалось, то ее нет, то мне не до того, то просто не хочется начинать… Утром опять… слышу как она ходит по кухне… и все хочу встать и все тяну, тяну… А тут над ухом будильник, и матери уже точно в квартире нет.

Почему я так запал на этого йога? По порядку. В десять лет я страшно хотел компьютер. Но как раз тогда мой отец исчез окончательно, то есть окончательно для нас умер, и мама сказала, что такая дорогая вещь, как компьютер, не для нас. Ну я не из тех, кто по вещам особо парится. Не для нас, так не для нас. А в классе только и разговоров, что про эти компы… Компы, файлы, флешки, гегабайты, мегабайты… Эти слова прямо в воздухе висели. Так что через пару лет все это было уже общим местом. Тут мать напряглась и сказала, что может купить мне недорогой, подержаный через какого-то своего знакомого. Ну а я уже тогда ко всему этому совсем перегорел. Тем более походил в компьютерный класс и быстро разобрался, что к чему. Никакой тайны. Как раз в это время мне попалась книжка, дешевенькая такая — вроде как пособие по гимнастике йогов. Там и рисунки с позами, называются асаны. Ну гимнастика и гимнастика, пролистал, стал читать предисловие, а там про йогов, как они сердце себе останавливали, как их в землю закапывали… короче, все эти их чудеса. И так это на меня подействовало, так возбудило, просто ужас. Какой тут комп, машина, когда у человека вон какие возможности. Так что комп этот мы тогда не купили, но мать настояла и мне купили подержанный мобильник. От этой идеи я тоже не был в восторге. Таких уж особых друзей у меня не было, а мать теперь могла найти меня в любое время в любой точке пространства. Кому же интересно, чтобы за ним следили? Так что я хитрил и чуть что отключал этот мобильник, — питание кончилось или контакт отошел — старая вещь, все бывает.

В первой книжке про йогов, точнее, в предисловии — всего несколько страниц — не было ни одного имени. Йогов с десяток, а имени ни одного. Я решил, что так и должно быть, что это правильно. Очень удивился, когда ту самую книжку увидел — на обложке не только имя, даже фотография. Он весь в белом, волосы темные. Но я всматривался, всматривался и решил, что он тоже схитрил. Вроде, на фотографии он есть, а на самом деле его там нет. Просто какой-то человек — весь в белом, волосы темные. Ничего больше не скажешь. Ну а насчет имени — называть или не называть — это его выбор. Лично я называть его вам не буду. Назову просто Учитель. Это, как кличка. Кличку можно.

Так что с этой книжкой Вася Че меня здорово выручил, тут уж я вам скажу… Я ему за это многое простил. Ну а деньги? Деньги отдавать надо. Это тоже понятно.

Я так понял, Учитель написал о себе сам. Где родился, кем были его родители, когда обнаружил у себя какие-то особенные способности, как нашел Учителя (у него ведь тоже был свой Учитель). Как основал свой ашрам (ашрам — это место, где живут индийскик мудрецы) и жил там со своими учениками, короче, всю свою жизнь. Только последнюю главу написал за него один из его учеников, потому что в ней Учитель умер и, конечно, сам написать об этом не мог. Умер он тоже как-то странно, не как обычные люди. Сказал ученикам, что выйдет из тела и больше не вернется, типа — пока. И — пока! Разве так умирают?

Эту книгу я прочел неисчислимое количество раз. Неисчислимое. Мне нравится это слово, когда речь идет о количестве. И — уничтожил. Как? Не скажу. Во-первых, я не хотел, чтобы кто-то нашел ее у меня — мать, родственники или кто-то еще. А во-вторых, я хотел чтобы она была только у меня внутри — в сердце и в голове. Это как с именем и фотографиями. Это была моя тайна.

Самое важное случилось неделю назад. Сегодня, хоть мне и не удалось поговорить с матерью о деньгах, тоже было важное. Но, не смотря на всю свою важность, оно уже было просто продолжением.

Был вечер. Часов десять. Мать позвонила на мой мобильник и сказала, чтобы я поел и ложился спать, она вернется совсем поздно. В этот вечер мне было скучно. Не грустно, не тоскливо, просто скучно. Есть не хотелось. Я выпил немного кефира, посмотрел телевизор, долго не оставаясь ни на одной программе, и пошел спать… Глаза у меня слипались, я думал, что тут же засну, но почему-то не засыпал… Дом у нас средней слышимости. Соседей слышно, когда они ссорятся или принимают гостей. В другое время их как бы и нет. Вот и тогда их как бы и не было. Я слышал только, как по нашей улице проезжают машины. У нас улица короткая, почти переулок, поэтому транспорт — трамваи, троллейбусы и автобусы по ней не ходят, но машины проезжают часто. Вот я лежал и слушал, как проезжают машины, как они тормозят, прежде чем завернуть за угол. От скуки стал их считать. Их проехало много, довольно неисчислимое количество, и тут я услышал шум. Очень странный и непривычный. Сначала я подумал, что не выключил телевизор… Телевизор стоит в соседней комнате, которую мать называет «гостиной», она там и спит на тахте, поэтому эту комнату, наверное, по правде, надо было бы называть спальней… Но я выключил телевизор, этот момент я вспомнил точно. Потом я подумал, что, может, это стучит наш старый холодильник, на него иногда нападает такая дурь. Обычно холодильник стучит громко, но как-то иначе. В моей и так небольшой комнате (тут мать ее называет просто — «твоя комната», то есть, моя) много места занимает старый платяной шкаф — ему, наверное, лет сто. Он тоже издает звуки — скрипит или потрескивает, как дрова в костре. Но это тоже другое. Шум у меня в ушах стал сильнее, очень неприятный, свистящий и я уже решил встать и все-таки проверить, выключил ли телевизор, как какая-то сила, какой-то толчок сбросил меня с кушетки и подкинул вверх под потолок, прямо вровень с платяным шкафом. Я болтался под потолком и смотрел вниз — там на кушетке лежал я — уж я-то себя знаю — завернувшись в одеяло, закрыв одеялом даже ухо. Высовывалась только макушка. Если бы я не прочел книгу Учителя, я бы, наверное, сошел с ума. Но я был готов. Даже не испугался. Болтался так под потолком довольно долго и совершенно не знал, что дальше делать. Очень устал. Как вернулся обратно на кушетку, так и не понял. Проснулся утром, как обычно, когда прозвенел будильник.

За неделю ничего особенного не случилось. Так, серые будни. Но я знал, это вернется. И только перелистывал иногда книгу Учителя. Она ведь всегда была при мне, внутри.

Сегодня утром это вернулось. Я проснулся рано, слышал, как мать занимается на кухне домашними делами и все думал, что надо встать и, наконец-то поговорить с ней о деньгах. Все думал, думал, что надо встать, и все не мог себя заставить. А тут раз — и оказался на кухне. Мать жарила оладьи. Лицо у нее было хмурым. Я никогда раньше не видел у нее такого хмурого лица. Со мной она другая. А тут надо было о деньгах… Неприятно… Но деваться было некуда. Я сел на табурет и сказал, что задолжал Васе Че. деньги, что нечаянно уронил его электронную книжку и теперь надо компенсировать хотя бы часть, короче, наплел с три короба… Мать никак не реагировала на мои слова. Я сидел на табурете и видел только спину матери, так что не знал, что она там думает обо мне, по выражению лица я бы определил… Я расстроился и стал ныть, что больше не буду и так далее, короче, конючил, как маленький ребенок. Мать повернулась ко мне, но на меня даже не посмотрела — поставила на стол тарелку с оладьями и накрыла другой тарелкой, чтобы они не высыхали. И опять пошла к плите. Я встал и пошел за ней, заканючил с новой силой с противными самому себе интонациями про Васю, его электронную книжку и про то, что теперь долго не буду просить у нее денег… Тут мать обернулась и с кипящим чайником в руках пошла прямо на меня. Лицо у нее было по-прежнему хмурым. Я испугался и хотел отскочить в сторону, но не успел и тогда… и тогда мать прошла прямо сквозь меня, как будто я был не я, а какое-то невидимое облако. В этот момент я что-то понял. Я громко прям прокричал — мама! Выражение ее лица не изменилось. Она меня не слышала. Я попробовал приподнять тарелку и взять оладий, но и это мне не удалось. Я не мог сдвинуть тарелку даже на миллиметр. Я как бы оказался совсем в другом мире. И между этим миром, в котором я оказался, и тем, в котором был раньше, не было связи.

Я вернулся в свою комнату, где я же лежал на кушетке, и лег. Полежал так немного, опять задремал, пока не раздался резкий звонок будильника. Матери дома уже не было, а оладьи, покрытые сверху тарелки еще и чистым посудным полотенцем, были еще теплыми.

Я продолжаю. Ведь по примеру Учителя я как бы пишу про себя книгу внутри себя.

После того, как я осознал, какого это — оказаться в другом мире, я стал бывать там часто — это стало для меня довольно легко. Надо было только начать об этом думать, но не просто думать, а как-то особенно сильно думать. Тогда я очень беспокоился из-за денег и «особенно сильно думал», что надо поговорить с матерью. «Дорожка» в «тот» мир как бы была протоптана. Но еще, что важно, мне не должны были мешать. Как-то, когда я туда собрался, неожиданно зазвонил телефон и я застрял между тем, кто лежал на кушетке и тем, кто уже вставал. Это было очень неприятно. Поэтому я стал отключать телефон и старался оградить себя от всяких неожиданностей.

Вначале я путешествовал только по нашей квартире, это было интересно и вполне меня устраивало. Мне этого хватало. Мне было боязно отправляться дальше, а вдруг не вернусь? Все-таки «другой мир», и я его совсем не знаю. Я ходил по нашим двум комнатам и кухне, трогал разные вещи и пытался их переставить или сдвинуть. Если мать оставалась дома, при ней это бывало редко, но бывало, она меня не замечала. Но наш кот по кличке (кличка это кличка) Фифа на меня очень даже реагировал. Он попал к нам котенком, еще при отце, при каких-то особых обстоятельствах, но так как это было связано с отцом, мать не любила об этом вспоминать. Почему-то я не помню, какой он был котенком. Мне кажется он всегда был таким, как теперь — кастрированный, огромный кот, такой ленивый, что может целый день лежать неподвижно, как какая-то меховая подушка. Когда я проходил мимо в своем «другом мире» он открывал круглые глаза и, не отрываясь, смотрел прямо на меня, как будто меня видел…

Прошло время и мне захотелось как-то расширить границы. Может, выйти на улицу? Тем более, наша улица была короткой, не улица, а почти переулок. Термометр на кухонном окне показывал температуру ниже нуля и я сглупил, одел зимнее пальто, шапку и так лег на свою кушетку. На улице я очутился тут же, стоило только подумать. На уровне нашего третьего этажа, а потом сразу же, на тротуаре. Шапка и пальто были мне совсем не нужны, они как бы были на мне и в то же время их как бы не было, но все равно они по привычке стесняли движения, как и стесняют зимой. Я прошелся по улице туда-сюда, все было так обычно, что даже неинтересно. Я решил вернуться домой, запрокинул голову и стал высматривать наши окна. Но их не нашел. Я так испугался, что просто ужас. Стал бестолково метаться по улице. Наверное, я мог бы спокойно обойти дом и войти в наш подъезд, но как-то не сообразил. Я же не был спокоен. Я был в ужасном состоянии. Сквозь меня проходили люди и проезжали автомобили, меня не существовало, я был пустым местом, мне кажется, я даже чувствовал холод, какой-то особенный, мертвящий, виртуальный холод внутри. Но в момент особенного отчаяния я вдруг очутился напротив своего окна и увидел свою комнату, освещенную настольной лампой. На подоконнике сидел Фифа и с любопытством смотрел на меня. Через секунду я уже был на своей кушетки, но так измучился этими страхами, что тут же заснул. Мать, застав меня спящим в зимнем пальто и шапке, не стала дожидаться утра и принялась меня расталкивать. Но я только мычал в ответ, что-то мычал и отбрыкивался.

Этот случай так меня напугал, что я еще долго боялся проникать в «другой мир» — не только выходить на улицу, но и просто ходить по квартире.

Конечно, я отдал деньги Васе Че, но наши отношения разладились. Не из-за денег. Просто у Васи Че, наверное, началось такое время жизни. Он огрызался учителям и всех задирал, даже меня. Он выше меня и сильнее, но я никогда его не боялся. В первом классе мы даже сидели за одной партой. Думаю, он меня уважал — я всегда был сам по себе и ни перед кем не заискивал. Теперь мы обменивались тычками — в раздевалке перед уроком физкультуры, в коридоре… Его тычки были больнее моих. Он вообще был скотиной. Как-то он шел мимо и выхватил у меня из рук маленький пластмассовый шарик, я в этот момент с ним играл, перекидывал из руки в руку. Ну что мне было делать? Бегать вокруг, как ребенок и просить — отдай шарик? Или отнять силой? Ни то, ни другое я не мог, поэтому просто сделал вид, что мне все равно, отвернулся и пошел по своим делам. Как может один ученик унизить другого — показать, кто сильнее? Вот так. Отнять что-то незначительное, такое незначительное, что и разговаривать об этом стыдно даже по школьным законам. Отняли у тебя — пойди сам отними.

Весь вечер у меня было плохое настроение, все не мог забыть эту историю с шариком. Лег спать и продолжал думать и в какой-то момент, не понял в какой, оказался в незнакомой квартире. По расположению, похожей на нашу, но больше. Я вошел в комнату. Там был отец Васи Че, сам Вася и маленькая женщина. Это рядом со мной и одноклассниками Вася Че был такой здоровый, — рядом с отцом он был маленьким. Женщина что-то зло выкрикнула и отец Васи Че. несколько раз сильно ударил Васю Че. по лицу. Вася Че. заплакал, выбежал в другую комнату и захлопнул дверь. Для отца Васи Че. эта дверь была преградой, а для меня нет. Вася Че. сидел за столом, на котором, наверное, готовил уроки и плакал. Слезы у него были такие же здоровые, как он сам. Я таких слез никогда не видел — как будто на его лицо брызнули из крана. Утром я вспомнил, как два года назад в школе говорили, что у Васи Че. умерла мать. Тогда это меня очень поразило, но я быстро забыл. Это же была не моя мать. Я совсем не черствый, просто мне кажется, все понятно.

В школе на одном из уроков мне передали небольшой предмет, завернутый в обрывок газеты. Я не стал дожидаться перемены и, стараясь не шелестеть, развернул. Там был мой шарик.

Я опять увлекся своими «путешествиями» и вечером даже пораньше лег спать. Мать смотрела сериал и я слышал через стену жужжание голосов, кто-то кого-то любил, кто-то кого-то не любил, кто-то в кого-то срелял, одним словом — бурда. Я стал думать про нашу классную. Думал, думал и опять это случилось — я оказался у нее на кухне. Классная такого же возраста, как моя мать, но строгая. Одевается строго, волосы зачесывает строго. А тут на кухне в халате, босиком, готовит какой-то суп. Я прошел по квартире. Лысый мужчина в майке смотрел телевизор и зевал. А в другой комнате девчонка в наушниках слушала музыку, ноги закинула на спинку дивана, а вокруг беспорядок побольше, чем у меня, конфетные фантики на полу. Я опять вернулся на кухню. Классная помешала суп и стала мыть посуду. Суп забурлил, перелился через край и запахло гарью. Классная приподняла на кастрюле крышку, уменьшила газ и вернулась к посуде. Я посмотрел туда-сюда, заглянул в шкафчик — нет, у моей матери порядка побольше. Я-то воображал, у нашей классной все идеально и домашние по струнке ходят, как дрессированные собачки в цирке. Ничего подобного. Видимость одна.

Как-то я лежал и думал, куда отправиться. И все не мог придумать — куда. И куда же я попал, как вы думаете? Никогда не догадаетесь. Я бы и сам не догадался. В какой-то коридор, похожий на наш школьный, только узкий, без окон и дверей, ведущих в классы. Свет там был тусклый, да и вся обстановочка, должен вам сказать, довольно тухлая. Я сразу захотел вернуться назад, но решил обождать, посмотреть, что будет, и пошел себе по этому коридору. Довольно долго шел, а он все тянулся и тянулся. Вдруг от стены отделилось какое-то пятно и потащилось за мной следом. Такая трехмерная клякса где-то мне до пояса. Я иду себе, а оно за мной тащится. Очень неприятно. Я знаю, что иногда есть смысл смотреть страху в лицо. Я обернулся — да, клякса такая, трехмерная, как сгущенный дым. И тут эта клякса не то, чтобы говорит, нет, конечно, а вообще-то как будто и говорит… Этого не объяснить… Просто надо там быть и это видеть… А, может, и слышать. Оно, пятно это, типа меня спрашивает — откуда тут взялся? А я ему — типа, вон взялся, а как сам не знаю. Спрашиваю сам:

— Ты кто?

А оно мне:

— В смысле?

А я:

— В прямом смысле. Есть птицы, насекомые, люди… Я, к примеру, мальчик тринадцати лет… Человеческий детеныш. А ты?

А он:

— А я, это я. Ты не поймешь.

— Если объяснишь, пойму.

— Как я тебе объясню, если ты все равно не поймешь. Я это я. И все тут. А ты, мальчик тринадцати лет, человеческий детеныш — глупый. Ты даже не знаешь, где ты и что тут. А тут, между прочим, опасно. И все бывает. И всякое можно встретить.

Я разозлился, что какое-то несчастное «пятно» назвало меня глупым и пошел дальше, а «оно» опять потащилось за мной. Я шел, шел и вдруг оказался на открытом месте, как бы на какой-то крыше… а вокруг, над головой, огромная пустота, огромная и такая пустая, что даже звенит, а внизу, под ногами еле видно что-то, даже не разглядеть что, тонет в тумане. У меня было чувство, что я один здесь, совсем один. Не испугался, просто одиноко стало, как будто я никому не нужен и меня все забыли. Тут что-то обвило мою ногу, какое-то щупальце, похожее на мокрую скользкую веревку, обвило и потащило. И как бы в противовес что-то потащило меня за спину в противоположную сторону. Как будто я был бумажкой и меня засасывал со спины пылесос. Щупальце ослабло и отпустило, а я оказался опять в этом коридоре, а рядом опять было это пятно.

— Глупый, — «сказало» пятно.

«Сказало» совершенно неподходящее слово, но я буду употреблять его, потому что никакое другое все равно не подходит.

— Ты ничего здесь не знаешь, если бы не я, ты бы пропал. Утащило бы в временной провал и ты бы болтался там как я не знаю кто до конца этих самых времен…

— Кто это был? — спросил я.

— Из тех, кто в провале. Они хватают все, что плохо лежит. Если зазеваюсь, они и меня утащат. Но я не глупый, я никогда не зазеваюсь.

Он еще что-то хвастливое выдавал, а я захотел вернуться домой и вернулся домой.

Не скажу, что этот случай меня испугал, нет, просто не было желания опять оказаться в этом коридоре и общаться с каким-то там пятном. О щупальцах и тех, кто живет в провала, я уже не говорю. Теперь, собираясь «погулять», я твердо выбирал, куда отправлюсь. Допустим, мне понравилась какая-то открытка — берег моря или тропинка в лесу, или по телевизору тоже какая-нибудь симпатичная местность — я наловчился запоминать их в одну секунду. И вечером, перед сном, или днем, если никто не мог помешать, принимал удобную позу, эта картинка вставала у меня перед глазами и я тут же оказывался там. Я прогуливался немного, а потом спокойненько возвращался назад. Я очень полюбил такие прогулки.

Как-то я вообще обнаглел. Прихожу домой, а на кухонном столе рядом с моим обедом и маминой запиской (она всегда пишет мне записки, типа — «кушай суп, котлеты, компот», как будто я сам не догадаюсь, тем более, компот не кушают, а пьют) — короче, газета и в ней на самом видном месте фотография важного человека. Самого главного в нашей стране. Сидит в кабинете, уткнулся в книгу. Я был голоден, но не прикоснулся к еде, пошел к себе, лег и стал мысленно гулять вокруг этого человека и действительно оказался рядом с ним. Книги в его руках не было, и одежда на нем была другая, — но это был он, его кабинет и его стол. Он листал какие-то бумаги и что-то подчеркивал. Листал и листал себе, и подчеркивал. При этом все тер себе переносицу, как самый обычный человек. Я походил, походил вокруг, ничего интересного там не было. Человек, как человек… Я зашел ему за спину и дунул в затылок, но ни один волосок на его голове не шевельнулся. Он опять потер переносицу и почесал за ухом. Мне стало скучно. Я захотел есть, вернулся домой и принялся за обед. Была мысль как-нибудь отправится в Белый дом к Обаме, но, думаю, там было бы то же самое.

Гораздо интереснее случилось с музыкальной группой «Ягуары». Вот это было — да! Здорово! Надо сказать, что последнее время весь наш класс просто помешался на этих музыкальных группах. Все стали ходить в фанах, то есть фанатах одной или другой. Обменивались дисками и все спорили, какая лучше. А тут, оказывается, к нам в город приезжает самая что ни на есть прикольная зарубежная группа «Ягуары». Уже за месяц начался колотун. Конечно, деньги за билет надо было платить бешеные. Такие деньги были только у Васи Че. и еще одной девочки из богатой семьи. Потом оказалось, что другая девочка по большому знакомству тоже туда попала. Она даже прядь волос выкрасила под ягуара, пятнами. Вот, собственно и все. Все остальные счастливцам жутко завидовали и переживали, что не смогут попасть на концерт, а я ходил себе и посвистывал.

Но вот этот день долгожданный, наконец, пришел, начало концерта в семь… Я все посматривал на часы — очень волновался. А тут вдруг с работы неожиданно заявилась мать и, судя по всему, никуда уходить не собиралась, даже в магазин. И какая-то общительная такая, и все ко мне с разговорами. В другое время я, может, с ней и поговорил, но тогда… Я лег и сказал, что хочу спать. Стало только хуже, мать все подходила ко мне — что болит, что случилось и не выпью ли я молока, и не пожарить ли мне блинчиков, так что в конце концов я не выдержал и заорал дурным голосом, чтобы она оставила меня в покое. Мать обиделась и ушла к себе, а я закрылся с головой одеялом и поспешил на концерт. Я никогда не был во Дворце спорта и не мог себе представить, какой он внутри, но я хорошо знал вход туда и ведущую к входу лестницу. И вот я оказался на лестнице и быстро поспешил к входу, проскочил мимо контролера и прошмыгнул в зал.

Конечно, я мог расположиться в любом месте зала, даже под потолком. Но мне хотелось все-таки быть вместе со всеми. Надо сказать, концерт был, конечно, супер. И «Ягуары» эти классные, оправдали ожидания. Зрительный зал стоял на ушах. Все свистели, кричали, топали, размахивали руками… Девчонки прям визжали, бились в истерике и бежали к сцене… Это напоминало эхо того, что происходило на сцене, даже более оглушительное, чем само представление. Я тоже кричал, и подпрыгивал, и даже пытался свистеть, и первый раз за все время моих «путешествий» почувствовал досаду и огорчение от того, что меня не слышно. Что здесь я как бы не существую… Концерт уже длился долго, подходил к концу, накал эмоций, считайте, достиг своей высшей точки, как какая-то сила меня просто вырвала из всего этого — мать совала мне градусник. Я опять заорал, но уже тише, потому что был такой сонный. Больше не стал возвращаться на концерт — ведь я посмотрел почти весь.

Потом я долго, весь оставшийся вечер, ходил оглушенный и даже пообщался с матерью. Она рассказывала мне про свою работу, я слушал, но не врубался. Она была счастлива.

На другой день я испытал что-то похожее на «минуту славы». В школе на перемене у нас как бы образовалось два кружка. В центре одного Вася Че, а в центре другого обе девочки — та, у которой были богатые родители, и та, которая выкрасила прядь волос под леопарда. Шло бурное обсуждение вчерашнего концерта. Я подошел и небрежно так, но достаточно громко, чтобы было слышно в обоих кружках, сказал:

— Конечно, все было очень прикольно, но самый хит «Песни Нила», не даром его повторяли на бис три раза.

Вася Че. прямо взвился:

— Ты-то откуда знаешь?! Ты что там был?!

Да и девчонки, та, у которой богатые родители, и та, которые выкрасила прядь волос под леопарда, очень разволновались.

— Может и был, — сказал я многозначительно и направился в сторону туалета.

И все, весь класс с изумлением смотрели мне вслед.

Долгое время мне казалось, что я в своих «путешествиях» один. Я бродил среди людей и животных, но был как бы другого племени и совершенно не мог с ними общаться. Я проходил сквозь них, а они проходили сквозь меня. И вот однажды я встретил такого же путешественника.

Мне нравилась одна картинка в журнале — берег не то моря, не то океана, подпись оторвана, как здесь разберешь. Мне приятнее было думать, что это океан. И вот берег океана, песок, дюны… И это все. Пейзаж печальный, но какой-то умиротворяющий. Я часто там бывал. Просто сидел на песке и смотрел на океан. И вот там я встретил «его». Это был мальчик моих лет, я сразу понял, что он «такой же». Он был американцем, но мне не понадобился мой плохой английский, общались мы тем же путем, каким я общался с «пятном». Я появился раньше, сидел на берегу и смотрел на волны. Хотелось бы, конечно, побросать в воду камешки, но что я не мог, того не мог. Дул ветер, немного штормило. И тут я увидел «его» — в джинсах и курточке, ростом с меня, а вообще нет, выше, он подошел ко мне и мы оба тут же сообразили, что к чему. Он сел рядом, провел рукой по песку, как будто хотел набрать горсть. Но ведь и он, как я, этого не мог.

— Типа, ты откуда? — это как бы спросил я.

— Типа, из Иллинойса. — это как бы ответил он.

— Ну и как там, в Иллинойсе? — это я.

— Хреново. А у тебя.

— Тоже не сахар.

— Пурга кругом.

— Точно.

— Девочка у тебя ест? — это как бы спросил он.

Я подумал и ответил:

— Да.

— А у меня нет, — он помрачнел.

— А друг у тебя есть? — опять он.

Я вспомнил про Васю Че. и ответил:

— Да.

— А у меня нет. Пурга все, — это он.

— Пурга, — согласился я.

— Я их всех убью.

— Как? — поинтересовался я.

— У меня ружье есть.

— А зачем их убивать?

— Пурга все.

— А убивать зачем?

— Я их ненавижу.

— А когда?

— Думаю, завтра.

— Лучше давай встретимся. Погуляем.

— Где?

— Хочешь у Эйфелевой башни, хочешь в Колизее.

— Тогда в Колизее.

— Давай в Колизее. Только не завтра, а послезавтра. Мне надо к контрольной готовиться.

— Хорошо. Послезавтра.

Мы посидели еще немного, но больше не общались. Было очень жаль, что мы не можем побросать в воду камешки. Это было бы здорово!

Когда я сказал, что у меня есть девочка, я, конечно, соврал, но не совсем. В нашем классе была одна девочка, волосы рыжие, а лицо светлое-светлое. Наверное, она мне нравилась, раз я о ней часто думал. Как-то я заглянул ей через плечо и увидел фотографию, где она у себя дома. Такие «картинки» я наловчился схватывать мгновенно, как будто у меня вместо глаз был фотоаппарат. К ней домой я отправился в тот же вечер и проболтался там несколько часов — смотрел, как она делает уроки, смотрит телевизор и даже ложится спать… Когда она раздевалась, я отворачивался. Не думаю, что я ангел, я обычный, просто мне кажется, в моем положении низко подсматривать. Иногда я заглядывал к ней запросто — посмотреть на ее спящее лицо… Все-таки, она была у меня в душе. Значит, я не совсем соврал.

С этим мальчиком я виделся еще несколько раз. Мы назначали встречу в каком-нибудь известном месте, где ошибиться и не найти друг друга было бы просто невозможно — у Египетских пирамид, на площади Святого Марка в Венеции или у Эйфелевой башни в Париже. Он все жаловался на своих однокашников, на свою жизнь и говорил, что жизнь — «пурга». Я ничего не мог сказать про его жизнь, я ее не знал — поэтому просто отвлекал его от всего этого. Гуляли и все. Как-то он не пришел. И мы потерялись. Я еще заглядывал на свой любимый берег океана, где мы встретились, но даже не мог оставить там для него знак — просто написать на песке какое-нибудь слово. Ведь я не мог сдвинуть с места даже песчинку!

Я все спрашивал у матери — у нее бурно обсуждали на работе всякие новости — не слыхала ли она о каком-нибудь происшествии в Америке, ну чтобы типа ученик расстрелял одноклассников?… При этом мать так странно посматривала на меня, что я перестал об этом говорить. Как-то подобный случай показывали по телевизору и показывали мальчика, который это сделал. Мне стало поспокойнее, мой «мальчик» был на него не похож. Потом этот был из Германии, а мой из Америки, штат Иллинойс. Не могу сказать, что я был в восторге от своего класса, но до такой ненависти, конечно, не доходило…

Я уже говорил, мне нравились мои «путешествия», но чего-то уже стало не хватать. Я еще надеялся, что встречу своего приятеля и обходил места, где мы с ним гуляли. И вот тогда… Но все по порядку…

Не помню, где именно это произошло, да это и не важно. Я был в толпе на многолюдной улице. Вообще-то я не люблю быть в толпе, когда люди идут сквозь меня, как будто я пустое место. Но это было именно так. Кажется, я шел от Красной Площади по улице Горького… Я думал о своем и шел близко от одного из домов. Тут от стены отделилось темное пятно и подплыло ко мне. Я ускорил шаг, пятно не отставало.

— Тебя ищут, — сообщило пятно.

— Кто? — поинтересовался я.

— Нужно твое согласие на встречу.

— С кем? Кто меня ищет?

Отвечать на мои вопросы упрямое пятно не собиралось. Был субботний вечер, мать пошла к подруге на день рожденья, я был абсолютно свободен.

Пятно подплыло ко мне совсем близко и… как бы расширилось, как бы вобрало меня в себя, меня окутал густой туман, как будто я был самолетом, вошедшим в грозовое облако. Потом заколбасило. Сам я никогда не летал (А куда? К бабке с дедом на другой край города?). Но мне говорили, что это бывает. Я оказался в уже знакомом мне «коридоре», где столкнулся с пятном первый раз. Вначале-то я думал, речь идет об этом мальчике, которого встретил на берегу океана, но оказавшись в «коридоре» понял, что это не так. Мы продвигались по коридору — пятно впереди, оно как бы тянуло меня за собой. Но вот мы вышли в открытое пространство и я стал сопротивляться.

— Здесь те, что живут в провале, — заявил я.

— Все нормально, — успокоило меня пятно. — В другой раз, один, отправишься другим путем.

Я стоял на открытой площадке, как на какой-то крыше. Было светлее, чем прошлый раз, я хорошо все видел и это было немыслимо, то, что я видел, словами не передать — гигантские пропасти, с чем-то копошащимся, клубящимся внизу, нависающие над ними скалы, воздушное пространство над головой, и все как бы одновременно нагромождено перед глазами. Пятно опять приблизилось ко мне вплотную и охватило меня со всех сторон, я был, как в коконе. Началась жуткая тряска. Уж так заколбасило — просто конец света. Черт! — успел я подумать, как тряска прекратилась. Я был на улице какого-то города. Пятна не было ни рядом со мной, ни поблизости.

Я «путешествовал» по многим городам. Не буду его сравнивать с другими или описывать. Мне кажется это бесполезно. Скажу одно — он был «другой». Камень, как камень, стекло, как стекло, вода, как вода. И в то же время это был не камень, не стекло и не вода. Другое. Я стоял на улице и в то же время видел этот город как бы со стороны. Он был огромный. Он был — целый мир. Я видел его как бы весь и насквозь, с бесконечными улицами, мостами, куполами… Народу было множество, но они были далеко от меня. Тут я увидел, что ко мне подходит мужчина с маленькой девочкой. Я узнал его сразу. Когда он исчез из нашей жизни, то есть, перестал звонить и присылать деньги, мама на моих глазах порвала его фотографию. Но была еще одна, в шкафу, в обувной коробке. Здесь он был такой же, как на фотографии в обувной коробке, только одет иначе. Наверное, вы уже догадались, что это был мой отец.

Отец обратился ко мне, и я понял, что общаться мы будем так же, как с пятном или с тем мальчиком, которого я встретил на берегу океана.

— Типа, извини, — начал отец. — Я узнал, что ты «путешествуешь» и послал запрос о встрече. Они долго с этим тянули, чиновничьи души. Надеюсь, ты не против?

— Нет, конечно, — ответил я. — А как ты узнал?

— По нашим информационным каналам.

Девочка — лет трех, четырех, а может и пяти — смотрела на меня серьезно и очень внимательно. Должен вам сказать, девочка, как девочка, и отец, как отец… Только «другие»…

— Нам недалеко, — заметил отец, — пошли.

Мы прошли немного по улице, девочка шла и подпрыгивала, как самый обыкновенный ребенок. Остановились у одного из домов и по каменным ступеням (каменным ли?) — девочка бойко побежала вперед — поднялись в подъезд, а потом тоже по лестнице на следующий этаж. Квартира у отца была большая, намного больше тех, которые я видел и какая-то… ну как сказать… не мелочная. Без всех этих ну там зановесок, салфеток, скатертей… Только самое главное. Такая просторная, но не пустая и не скучная.

— Надо накормить дочь, — заявил отец, и мы пошли на кухню.

Кухня тоже было большая и не мелочная. Терпеть не могу все эти сопли, но мать меня не послушала и развесила по нашей маленькой кухне все эти пластиковые груши, чеснок, короче, овощи и фрукты, и все остальное — вазочки, корзинки, тарелки и тарелочки, в ее понимании красивые. Это был вообще беспредел, но я подумал и сдался. Что мне? Поел и пошел. Ей там жить. Короче, кухня у отца была, что надо. Он поставил на плиту кастрюлю и огонь под ней зажегся сам собой. Девочка ловко забралась на довольно высокий стул у большого стола.

— Поешь с нами, — предложил отец.

— Я не могу, — ответил я.

Ведь в своих «путешествиях» я не мог не то что поесть — ведь я, бывало, ходил по таким балдежным кондитерским, — я не мог даже сдвинуть волосок на чьей-нибудь голове или набрать щепотку песка на океанском пляже.

— Здесь ты можешь поесть, — заметил отец и выставил на стол три глубокие миски и три ложки.

Отец налил суп в миски, я сел к столу, но есть все не решался. Я посмотрел на девочку, она хлебала суп с большим аппетитом.

— Давай, — подтолкнул меня отец. — Скоро придут остальные и нам не удастся поговорить.

— Кто придет? — переспросил я.

— Остальные дети. Их у меня восемь.

— Сколько? — изумился я.

— Восемь.

Наконец, я решился, зачерпнул ложку супа и хлебнул — да, удивительно, здесь я мог есть. Суп был вкусный. Немного похож на гороховый. Но другой.

— Пошли, — сказал отец и повел меня в комнату.

На стене был подвешен телевизор, наверное, большой, но в большой комнате казавшийся не таким и большим. Отец только посмотрел на него и экран загорелся, стали мелькать каналы, и тут знакомая картинка — как глобус, земной шар, и все очертания такие знакомые, такие родные, как черты лица близкого человека. Шар стал увеличиваться в размерах, приближаться и вот уже это был совсем и не шар, а такая расстилающаяся карта, пестрая, как одеяло. И тут я увидел себя, парящим над этой картой… И во весь экран мое лицо.

— Я увидел тебя давно, — сказал отец и тут же заявил в Комитет по встречам. Но чиновники остаются чиновниками. Волокита тянулась долго. И опять добавил — Пошли.

Мы вышли на балкон, балкон был застеклен и такой длинный, что, казалось, опоясывал весь дом. А за стеклом — Город и такой бескрайний, что дух захватывало. Весь какой-то голубоватый и немного коричневый… Что меня удивляло — без деревьев, я ни разу не видел там ни деревьев, ни растений в горшках, ни травы…

— Я виноват перед тобой, — заметил отец.

— В чем? — удивился я довольно фальшиво.

— Сам знаешь. Я был плохим отцом… Наверное, не был готов к отцовству. Да и вообще, прожил довольно нелепо. Бестолково прожил. Как дурак. Что я тебе мог дать? Что сказать? Да я сам толком ни в чем не разобрался.

— Ты умер?

— Для Земли — да. Вернее, я оттуда ушел.

— Понятно, — сказал я, чтобы хоть как-то прореагировать.

— Но и у меня были хорошие качества, — сказал отец.

— Какие? — поинтересовался я.

— Я любил жизнь… Я был любознательным… Я был порядочным человеком! Я высылал вам с матерью деньги, даже когда у меня их не было! Мне бы хотелось, чтобы ты думал обо мне получше…

— Я о тебе вообще не думал.

— Это-то и обидно! Конечно, мне бы хотелось, чтобы ты немного пожил со мной, чтобы мы получше друг друга узнали, но тебе нельзя здесь долго оставаться…

Я знал это.

Мы вышли на улицу.

— Не только я хотел тебя видеть. Тут есть одна женщина… Она вот-вот будет…

Неподалеку от нас остановилась машина, из нее вышла женщина и быстро пошла к нам. Она была очень красивая, в длинной шубе из тонкого блестящего меха. Когда она подошла, я почувствовал, как от нее волной идет радость — это был запах духов. Она взяла меня за руку и долго смотрела мне в глаза.

— Я мать Васи.

— Васи Че.? — изумился я.

— Да. — она прижала меня к себе. Чудесный запах ее духов стал еще сильнее, щекой я чувствовал шелковый мех ее шубы. — Я очень его любила! Не бросай его.

Мягким, бережным движением она отстранила меня и пошла обратно к машине.

— У нее тоже восемь детей? — спросил я.

— Нет, у нее нет ни одного, — ответил отец. — Теперь ты можешь меня навещать, когда захочешь. Таких, как ты, немного.

— Хорошо, — согласился я.

Отец махнул мне рукой, поднялся по каменным ступеням и скрылся в доме. Я остался один. На этот раз пятно спустилось откуда-то сверху, меня опять взяло в плен вязкое, плотное облако, опять затрясло, заколбасило.

— В другой раз будешь добираться сам, — сообщило пятно на прощанье.

А я подумал — не будет никакого другого раза. Хоть отец передо мной извинился и осознал свою вину, что из этого? Что для меня изменилось? Скорее даже стало тошнее. Что у меня, отец появился что ли? У меня как не было отца, так и не стало, только фотография в шляпной коробке. А у него там целых восемь детей, прям треть класса. Супом кормит! Меня он когда-нибудь кормил супом? Может, я и завистливый, не спорю. Но у меня после встречи с отцом осталось только чувство обиды и раздражения.

Другое дело мать Васи Че. Она так на меня смотрела! На меня только мать так смотрит, когда я болен. Вся такая взволнованная, как будто я умереть могу. Думаю, мать Васи Че была очень хорошей матерью. Короче, она у него была.

На другой день после моей встречи с отцом было воскресенье, а потом понедельник. В понедельник я и встретился с Васей Че. По понедельникам Вася Че. всегда бывал особенно злым, вот и тогда, проходя мимо, он больно стукнул меня по спине — так, запросто, как бы в виде приветствия. Но я не обиделся и не ответил, я подошел к нему и сказал что-то, типа:

— Я знаю, тебе скверно живется, но не всегда же так будет. Если что, можешь рассчитывать на меня.

От неожиданности Вася Че. прямо остолбенел. Рот открыл и глаза выпучил. Остается только удивляться, что и таких тоже матери любят.

Так что, вовсе я и не собирался навещать отца, но тут неожиданно случилась вот какая история. Пропал наш Фифа. Он, как я уже говорил, был толстый, ленивый кот, вечно, как подушка валялся то в одном углу, то в другом, как бы и незаметный. А как пропал — в квартире стало пусто и очень грустно. Мать плакала, она думала он упал с балкона или вывалился из окна, и еще у нее была версия, что он заболел и как-то тихонько выскользнул в дверь и ушел себе умирать, как это делают животные. Тогда она и рассказала, как к нам попал Фифа. Это было связано с отцом, а обо всем, что связано с отцом, она вспоминать не любила.

Мой отец жил с нами, как бы сам по себе. Иногда он мог несколько дней не приходить, а когда приходил, мама, конечно, обижалась и с ним ссорилась. И вот однажды, когда он вот так пропадал несколько дней, чтобы задобрить маму, он принес Фифу — маленького котенка. Мама сначала хотела его выбросить, хотя бы назло отцу, но он так мяукал, что ей стало жалко и она его оставила. Котенок рос-рос и вымахал в здоровенного котищу, такого здоровенного, что все только удивлялись. Вот и вышло, — отец от нас ушел, а кот остался. Теперь мама по нему несколько дней плакала и искала по соседним дворам и подъездам. Когда она в очередной раз вернулась, не найдя Фифу, вся такая растрепанная и несчастная, я решил положить этому конец и выяснить — умер он или просто пропал, как, говорят, пропадают коты, пропадают, а потом возвращаются. Если он умер, об этом должен знать отец — мать говорила, он тоже любил Фифу.

Пятно сообщило мне, что в другой раз я должен буду добираться сам. Сам, значит сам, решил я. Я очень отчетливо представил себе этот Город, голубоватый с коричневым, каменные ступени (а, может, не каменные?), ведущие к подъезду в квартиру отца… Попасть туда оказалось труднее, чем куда-нибудь на Земле, меня даже немного потрясло, но я не отступал и все-таки оказался там, на этих ступенях, хотя и довольно усталый. Отец вышел навстречу.

— Ты не знаешь, где Фифа? — спросил я.

— У меня, — ответил отец.

— Что с ним случилось?

— Выпал из окна и попал под машину. Хочешь его увидеть?

Мы поднялись в квартиру. Фифа сидел на подоконнике и смотрел на меня — огромный, зеленоглазый, ленивый кот. Наш Фифа. И в то же время — какой-то другой. Когда я вошел, он спрыгнул и стал тереться о мои ноги.

— Где твои восемь детей? — спросил я у отца.

— В школе, — ответил отец.

— И девочка?

— Девочка в детском саду. Ты хочешь ее увидеть?

— Нет, вообще-то.

— Мне надо идти на работу, ты можешь меня проводить.

Мы вышли из дома и пошли по улице. Дом отца стоял на этой улице, но существовал как-то отдельно, мы немного прошли и Город словно надвинулся на нас. Появилось множество народа и самого разного транспорта. Я никогда не видел столько людей и столько транспорта.

— Какие у тебя планы? — спросил отец.

— Пройдусь немного, — ответил я.

— Мне надо ехать.

— Счастливо…

Отец махнул мне рукой и вскочил в автобус — автобусов этих было море. А я пошел дальше по улице. Ну и улица же это была, я вам скажу! Ни конца, ни края… Что я нигде не бывал? Я «бывал» и в Токио, и в Нью-Йорке. Так вот, никакого сравнения. Тем более было мое удивление, когда среди этого неисчислимого множества увидел нашего Фифу. Дома, он не высовывался даже за порог квартиры, а тут преспокойно шел себе в толпе и в ус не дул. Я попытался схватить его на руки, но он зашипел и выпустил когти — не дался. И опять пошел неподалеку от меня. Какое-то время мы с ним так и шли, не выпуская друг друга из вида. Вдруг он повернул в сторону и проскользнул в полуоткрытую дверь какого-то кафе, при этом его хвост изогнулся сначала в виде вопросительного, а потом восклицательного знака. Конечно, я пошел следом.

Я оказался в кафе-мороженом. Люди сидели за столиками и у стойки, и ели мороженое в высоких цветных вазочках. Фифа рванул к одному из столиков, я — за ним. И кого же я увидел? Вот тут уж ни за что не догадаетесь! А как тут догадаешься? За столиком сидел Учитель и тоже ел мороженое. Весь в белом, волосы темные. И хоть на фотографии в той самой книге его лицо было малопонятным, а может, и совсем непонятным, я его сразу узнал. Но что же было дальше? Учитель увидел меня, почему-то изумился, отставил свою вазочку с мороженым, подхватил полы длинного белого одеяния и бросился бежать. Фифа — за ним, я за ними обоими. Учитель выскочил из кафе-мороженого и побежал по улице. Он бежал так шустро, что если бы не Фифа я бы тут же потерял его из вида. Но Фифа от него не отставал, его хвост мелькал передо мной в толпе, как флаг и я бежал, можно и так сказать, уже не за Учителем, а за этим хвостом. Сколько это продолжалось, сказать не могу, по сторонам я не смотрел и задача у меня была одна — не потерять Фифин хвост. Наконец, Фифа остановился. Я подбежал. Он сидел на лестнице, ведущей к входу в очень высокое здание, напоминающее собой стрелу, и спокойненько так умывался, намыливал и намыливал свою усатую морду. Потом равнодушно так глянул на меня и пошел себе по улице обратно. Я понял, что дальше мне надо идти одному. И пошел. Это была библиотека. Я поднимался по лестнице-эскалатору и обследовал один читальный зал за другим. Я очень утомился вот так бегать по этим залам, увидел на одном этаже буфет и решил передохнуть, выпить кофе и съесть булочку — их было много и такие разные, прямо неисчислимое количество, а я ведь мог здесь и пить, и есть. Короче, я встал в очередь, а когда подошла моя, вынул из кармана деньги, которые мать дала на завтрак. Буфетчица посмотрела на меня как-то странно, а мужчина, стоявший за мной, «сказал»:

— Я заплачу, пусть мальчик поест…

И вынул из кармана деньги, похожие на мои, но в то же время — другие.

Я выпил кофе (а было ли это кофе?) и съел то, чему в своем скромном словаре нашел одно определение — булочка.

Учителя я нашел только в одном из небольших залов в самом верху, он сидел в огромных наушниках, забившись в угол, за книжным стеллажом. Да я бы не заметил его, прошел мимо, если бы не увидел край его белой одежды. Я подошел. Ну, понятно, деваться ему было некуда. Как говорится — я загнал его в угол. Я спросил, типа:

— Что вы от меня убегаете?

(Здесь не было вообще-то такого, как «ты» и «вы». Как в английском. Хоть я плохо рубил в английском, но это-то рубил. Не было ни мужского, ни женского рода. Было что-то среднее. Иначе, как тогда обращаться к пятну? Ведь это было самое что ни на есть «оно». Упрямое и очень обидчивое. Общение здесь, даже с отцом, было прямое и без всяких там вежливостей — пожалуйста, спасибо, большое спасибо. Нет, этого не было. Было то, цитируя пятно, что оно есть. Так что все, что я сообщаю о моем общении — это мой вольный перевод.) Короче, я спросил: — Почему вы от меня убегаете.

— Не хочу, чтобы меня узнали. Я здесь бываю инкогнито.

— А где вы бываете?

— В другом месте. Иногда заглядываю — поесть мороженого, что-нибудь полистать… И пускаюсь обратно…

— Куда?

— Кто ты? Почему так много вопросов?

— Я ваш ученик.

Учитель очень удивился:

— Ученик? Не помню такого. У меня было много учеников. Тебя среди моих учеников не было. Да ты и слишком мал для этого.

— Я прочел вашу книгу. Она у меня здесь. — и я показал на свою грудь.

Учитель задумался.

— Ты очень талантливый. Ни один из моих учеников не смог выйти за земные пределы. Ведь я не просто появляюсь здесь, не только поесть мороженого и заглянуть в библиотеку. Я жду, может, кто-нибудь из них появится.

— Я могу им что-нибудь передать.

— Ты мальчик… Где ты возьмешь деньги, как доберешься до Гималаев, пересечешь несколько стран?

— У меня есть другой способ.

— Разве ты не понял? Эти миры не пересекаются. Если ты не можешь набрать горсть океанского песка, как ты сможешь поговорить с моим учеником?

— Но они же путешествуют?

— Вы путешествуете по разным местам. Постой, у меня был один из твоей страны. Плохой ученик. Нетерпеливый.

Учитель еще больше надвинул наушники и отвернулся.

— Возвращайся. Я подумаю обо всем этом.

Я не двигался.

— Возвращайся, — донеслось до меня. — Мой ученик не должен быть навязчивым. Я сам дам знак.

Сказать, что встреча с Учителем меня взволновала, значит, ничего не сказать. Я был просто потрясен. А главное, чем больше времени проходило с момента этой встречи, тем больше я, если можно так сказать, «потрясался». Я никогда не был отличником, зачем уж так париться, но учился неплохо. Какие-то учителя ко мне даже хорошо относились.

А тут запустил все до последней степени. Только одно меня занимало — Учитель. Когда он подаст мне знак. И какой.

Маму даже вызвали в школу. Но мою маму голыми руками не возьмешь.

— Они твои учителя, — сказала моя мама. — Они для этого учились. Они за это деньги получают. Вот пусть сами и разбираются. А я твоя мать. Согласен?

Я согласился.

— Мне главное, чтобы ты был жив и здоров.

Действительно, я был жив и здоров. Моя мать могла спать спокойно. И в школу не пошла. Конечно, я сказал ей про Фифу. Я сказал, что один мальчик из параллельного класса, нет, она его, конечно, не знает, видел, как он выпал из нашего окна, да я показывал ему наши окна, когда мы как-то вместе возвращались из школы, так вот, этот мальчик шел мимо нашего дома и смотрел на наши окна и видел, как большой кот выпал из нашего окна и попал под машину… После этого мама еще немного поплакала, но искать Фифу перестала.

А я все ждал «знак» от Учителя. Так ждал, что даже «путешествия» надоели. Иногда прогуливался по своему любимому океанскому берегу, вот, собственно, и все. Потом я все-таки не выдержал и проявил инициативу. Побывал на Ганге и в Гималаях. На Ганге в Бенарисе был какой-то религиозный праздник, лестница к храму облеплена людьми, как насекомыми, и в этом самом Ганге плескалось их неисчислимое количество. Ужасно грязная река, даже не знаю, с чем и сравнить. Ну а в Гималаях, напротив, никого. Только снег. Снег и снег. Возможно, я просто попал в такое место. Они же дико огромные, эти Гималаи. Огромны и какие-то пустые. Незаполненное пространство. Как мне среди всего этого было найти кого-нибудь из учеников моего Учителя? Практически невозможно. Я впал в уныние, перестал что-нибудь ждать и потихоньку стал душой возвращаться к занятиям в школе…

Но вот когда ничего не ждешь, это и происходит. Такой вреднющий закон жизни. Вы не сталкивались? Я так сталкивался много раз. Уже была весна, но снег еще не сошел. Такая снежная каша. Я промочил ноги и к вечеру у меня раз — и подскочила температура. Вы, наверное, догадались, что моя мама — медсестра. Кто еще может работать на трех работах? Только медсестры и уборщицы. Говорят, она очень хорошая медсестра, она нарасхват. Я в это верю — я никогда не боялся уколов, она их делает совершенно не больно. Она даже младенчику, в его попку с кулачок, так может сделать укол, что он и не почувствует. Конечно, я горжусь. Но дело не в этом. Хоть она и медсестра, она меня лекарствами не перекармливает, налегает на народные средства. Вот и тогда она меня обкрутила-обвертела, насыпала в носки горчицы и стала поить чаем с сухой малиной, а когда температура подскочила до тридцати девяти, наоборот, раздела и обтерла спиртом.

Лежу я себе, пахну спиртом, как какой-нибудь алкоголик, а перед глазами круги и пятна… Болезнь это болезнь. Надо терпеть. Вот я лежу, терплю и от скуки эти пятна разглядываю. Одно уж больно знакомое… Так это ж мое «пятно! Сначало было маленькое-маленькое, потом все остальные пятна и круги разогнало и вот уже одно у меня перед глазами, весь «экран» заняло. «Смотри на знаки,» — кольнуло в моей больной голове. И пятно исчезло. А в руке что-то появилось. Температура уже спадала, ладонь была мокрой и в ней, в этой мокрой лужице я увидел семечко. Семечко, как семечко. Похоже на подсолнечное. Откуда оно могло взяться? Всего час назад мать меня обтирала спиртом. Кроме того, семечки у нас вообще в доме не водились. Мать говорила, что от них никакого толка, один мусор. Пошатываясь, я встал, завернул семечко в бумажку и положил в свою школьную сумку.

На другой день температура спала, чувствовал я себя, если не считать слабости, нормально, но мать запретила мне идти в школу. Целый день я слонялся по квартире, как неприкаянный, ничем дельным заниматься не мог, даже смотреть телевизор. Иногда доставал семечко — семечко, как семечко, ни холодное, ни теплое и пахнет семечком. Вечером позвонил Вася Че., последнее время мы опять немного сдружились, во всяком случае ко мне он стал менее агрессивен, но звонить друг другу… такого не было.

— Ты что, заболел?

— Нет, — сказал я. — Уже нормально.

— Папаша хочет, чтоб я съездил к дядьке, сказал — возьми кого-нибудь из друзей. Вот я и звоню.

— Это далеко?

— Полтора часа на автобусе. За билеты я заплачу.

Зачем это мне было, тащиться куда-то, да еще полтора часа, да еще с Васей Че.?

Вася скис и голос у него стал жалобным.

— Ладно, — сказал. — Как-нибудь сам доберусь…

Понятно, что сам. Кто еще с ним поедет? Сам и поедет.

— А что у тебя тяжелое что-то?

— Не то, чтобы тяжелое. Неудобное, — сказал Вася этим своим новым жалобным голосом.

И я сжалился.

Договорились встретиться у метро неподалеку от нашей школы. В воскресенье. В девять утра. Мать и по воскресеньям мчалась делать свои уколы, так что я сообщил ей о своих планах накануне вечером. Не могу сказать, что это ей понравилось — единственный сын собрался куда-то в неизвестном ей направлении. Но я ей сказал, что это ради друга, а моя мать всегда хотела, чтобы у меня были друзья. Так что аргумент был несокрушимым. Я как всегда проснулся, когда матери уже не было, но в кухне, кроме завтрака, лежал пакет с бутербродами. Времени было в обрез, я засунул пакет в сумку и побежал к метро.

Багаж у Васи Че. был действительно не тяжелый, но неудобный — разлапистая антенна для загородного дома и какие-то детали. Потом я понял, что дело было даже не в этом. Вася Че. не смотря на свой рост и то, что всегда прикидывался «крутым», на самом деле был еще беспомощным ребенком — поездка в одиночестве его пугала. Так что, мне пришлось брать билеты в кассе на автовокзале (хоть и понятно, за его деньги), а потом разыскивать нужный автобус. Я бежал впереди, а он шел следом и тащил антенну. Наш автобус чуть не ушел, мы вскочили в последний момент. Доехали мы быстрее, чем за полтора часа, я как раз засек время. Вася по своей привычке занял лучшее место — у окна. Мне было все равно, я и так прекрасно все видел. Да и видеть было нечего. Мы ехали, в основном, по городу. А потом по шоссе по голому серому полю, иногда вдали мелькал лес — тоже голый и серый. Снег-то еще не сошел.

Дядя Васи Че. жил в поселке в собственном доме. Ну и дом же это был, я вам скажу! В три этажа! А сверху еще пристройка — не то голубятня, не то дозорная башня, с зубцами по краю. Прямо не дом, а средневековый замок. И антенн на нем было достаточно, но, видимо, одной какой-то не хватало. Дядю Васи Че. мы застали в гараже. Он вытер руки засаленной тряпкой и поздоровался с каждым из нас за руку. Со мной еще никто не здоровался за руку, и это мне понравилось. Вася, наверное, здесь бывал раньше и все знал, так что дом ему никто не собирался показывать. А ведь мне было бы интересно посмотреть на эту дозорную башню. Думаю, мне б показали, если бы попросил. Но я постеснялся.

Конечно, обстановочка в доме была не такая, как у меня и даже не такая, как у Васи. Я такую только в кино видел. Я рассмотреть ничего не успел — нас позвали обедать. Мы сидели за большим светлым столом в столовой со всей семьей. У них и тарелки были прикольные, не круглые, а квадратные. Кроме нас и дяди были еще две его дочки — двоюродные сестры Васи, на вид немного постарше. Они все время хихикали и потешались над нами, и это было не очень хорошо — ведь мы долго к ним ехали и привезли антенну, мы были — гости. Даже Дядя не выдержал и на них прикрикнул. Я же смотрел в тарелку и их тоже толком не рассмотрел. Девчонки, как девчонка. Не красавицы, пусть не обольщаются. Просто более отвязные. Я думал, что и обед у них будет какой-нибудь необыкновенный, не «круглый», а «квадратный», но обед был самый обыкновенный — борщ и картошка с котлетами. Зачерпнул борща, — у моей матери вкуснее.

Жена Дяди разложила еду, села за стол со всеми и начала с Дядей разговаривать. Обычный разговор за обедом в кругу семьи. Я не прислушивался, вдруг меня ударило, как током. Но по порядку…

— Сегодня утром встретила соседа… у магазина… — сказала жена.

— Ну? — промычал Дядя, отправив в рот полную ложку борща.

— Я поздоровалась, а он посмотрел сквозь меня, как будто я стеклянная, и пошел дальше. Он что, сумасшедший?

— Нет, — сказал Дядя. — Сумасшедшие таких денег не зарабатывают.

— Каких таких денег?

— Больших. Мне и не снилось.

— Это еще на чем?

— На недрах. Потом, говорят, ему скучно стало.

— Чего ж скучного, когда деньги?

— Говорят, скучно. Поехал куда-то в Индию, к какому-то святому. Даже жил у него. Питался травой.

— Кузнечиками, — вставила одна из дочерей.

— Может, и кузнечиками. Кто его знает, что в этой Индии едят. Искал смысл жизни.

— Отдал бы деньги сиротам, — сказала жена.

— И это ему советовали. А он говорит — где гарантия, что эти сироты не вырастут и не станут неблагодарными скотами? Действительно, где гарантия? — и он почему-то посмотрел на своих дочерей. Те, почему-то, потупились. — Выходит, смысл жизни не в этом.

Они долго еще говорили, про смысл жизни и всякое прочее ля-ля-тополя, пока ели котлеты, пили компот, но я уже не слушал. Я понял одно — вот он, знак! Знак, это вам не указатель на перекрестке. Знак — это когда мне позвонил Вася Че. Нет, еще раньше, когда его дяде вдруг взбрело в голову, что ему нужна какая-то антенна (хоть этих антенн у него было море, уж можете мне поверить!) и он позвонил Васиному отцу. А тот решил послать Васю, а Вася боялся и ближе меня у него никого не было. Короче вся эта цепочка протянулась только с одной целью — чтобы я попал в этот поселок и узнал о существовании одного странного человека. Я выждал паузу в разговоре и сказал:

— А где он живет?

Все очень удивились. Во-первых, я же все время молчал, они даже голоса моего не слышали. А тут вопросы задаю.

— Крайний дом у леса, — ответил дядя Васи Че. — Он его лет пять, как купил.

После обеда мы с Васей Че. собрались обратно. Дядя дал Васе Че тридцать долларов и мне десять. Это были первые доллары, которые лично я заработал. Я сунул их в карман и тут же забыл. Мне было не до этого. Мы прошли немного по улице и я остановился.

— Слушай, — сказал я Васе Че. — Если хочешь, езжай без меня. Мне надо кое-куда зайти.

— Это еще куда? — заорал Вася Че со своими привычными наглыми интонациями.

— Вот в тот дом, на краю леса, — сказал я.

— Ты что?! Ты с чего это? — продолжал он орать.

— Я сказал — езжай без меня! Или иди за мной и помалкивай.

Я сказал это твердо, развернулся и пошел в обратную сторону к тому самому дому, у леса. Вася раздумывал недолго, скоро я услышал за спиной его шаги. А что ему было делать? Один, он бы наверняка или на автобус опаздал, или рейсы перепутал.

Дом этот был не такой высокий, как у Васиного дяди, без всяких там башен, но все равно большой и за высоким забором. Я позвонил. Долго никто не открывал, наконец, в застекленном окошке показалось бородатое лицо.

— Кто такие? Что нужно?

— Поговорить.

— С кем?

— С вами.

Наверное, мы не представляли ничего опасного, калитка открылась и мы вошли. Да этому человеку и некого было бояться. Он был ростом с Васиного отца и величиной с медведя, разумеется, вставшего на задние лапы. Был он в какой-то длинной серой рубахе, в наброшенном сверху овчинном полушубке. Двор был страшно грязный, ну не пройти, залитый талой водой и раскисшим серо-черным снегом. Кое-где из этого мессива высовывались камни, образуя что-то вроде дорожки. По этим камням хозяин и запрыгал к крыльцу. Мы за ним. На одном из камней Вася Че, конечно, подскользнулся и по колено провалился в лужу. Кое-как добрались. Я сказал Васе, чтобы он меня подождал в прихожей, а сам пошел за хозяином по лестнице. Мы поднялись на второй этаж. Комната там была, наверное, с ширину дома. И кругом окна. И почти пустая.

— Ну? — сказал хозяин довольно недружелюбно. — Что тебе надо?

— Поговорить, — сказал я.

— Разве мы не говорим?

— Я только начал… — этот человек был такой грубый и недоброжелательный, что я просто растерялся. Я сказал: — Я хочу передать вам привет от Учителя…

— Какого Учителя?!! — взорвался этот грубиян.

— Вашего Учителя. Вы были у него в ашраме, в Индии.

— Пятнадцать лет назад тебя еще в зародыше не было! Может, ты с ума сошел, мальчик? Он умер пятнадцать лет назад!

Конечно, откровенничать с совершенно чужим и совсем не симпатичным человеком мне не хотелось. Но что было делать? Пришлось рассказать ему все с самого начала. Как я купил книгу Учителя, как первый раз оказался под потолком в своей комнате и увидел себя на диване под одеялом. Ну и так далее… Я рассказывал, а у него прям челюсть отваливалась, хоть и была плохо видна из-за бороды. Когда я закончил, он вообще впал в какую-то истерику, стал бегать по комнате из конца в конец, от одного окна к другому и кричать, — почему это он должен мне верить, кто я такой, щенок какой-то, а он целый год провел в Индии, почему он должен верить какому-то щенку… Думаю, хорошо что там не было мебели — он бы ее переломал. Я вспомнил, как о нем отзывался Учитель — «плохой ученик… нетерпеливый…» Возможно, я сделал глупость, я ему это передал, эти самые слова про плохого ученика… Он остановился и посмотрел на меня так, как будто хотел убить. Но потом успокоился. А когда он успокоился, я сказал, — пусть подумает сам, как бы я, мальчик тринадцати лет, его нашел, и зачем мне это было нужно, если бы все, что я ему сказал, было неправдой? После, я передал ему самое главное — семечко. «Семечко» его окончательно потрясло. «Семечко» — это был как бы пороль Учителя, его фишка. Ведь понятно, есть курица и яйцо, круговращение воды в природе… А есть семечко и растение… Растение и его семечко… Ну, вы понимаете… Это главное… Это, если подумать, во всем. В природе, в философии, в науке… Короче, в жизни. Тем более, я как-то не сомневаюсь, что семечко появилось куда раньше, чем какая-то курица и ее яйцо. Хотя и после воды.

Бородач взял семечко, опустился на топчан и окаменел. Я ждал. Прошла минута, вторая… Я подошел и потряс его за плечо. Он посмотрел на меня, как, наверно, смотрел на жену дяди Васи Че, как будто я был стеклянный. Я потряс его сильнее и сказал, что мне надо идти или мы опоздаем на автобус, и чтобы он дал мне пару газет, потому что мой друг Вася Че. провалился в лужу и промочил ноги. А его мать, которая умерла несколько лет назад, попросила меня о нем позаботиться.

— У меня нет газет, — вяло так огрызнулся Бородач. — Я их не читаю.

Тогда я попросил у него какой-нибудь бумаги, взамен газет. И так же вяло, еле шевеля губами он сказал, что внизу под лестницей лежат рулоны обоев. Я спустился вниз, нашел под лестницей обои, оторвал от одного рулона пару кусков, заставил Васю разуться и вместо мокрых носков обмотать ноги бумагой.

Домой мы добрались благополучно. Уже в автобусе я вспомнил про бутерброды моей матери, и мы их съели один за другим. В город мы приехали уже в сумерках, и было очень весело смотреть, как к нам приближаются его огни.

Прошло две недели. Тоже было воскресенье. Мать в этот день не работала. Она напекла пирожков, а потом лежала на диване в халате и смотрела телевизор. Мы никого не ждали. И тут раздался звонок в дверь.

— Открой, — сказала мать. — Только сначала посмотри в глазок.

Я посмотрел в глазок — перед нашей дверью стоял незнакомый человек, большой такой, очень крупный. Я не очень-то разбираюсь в одежде, но и я заметил, что он хорошо одет — в плаще и белой рубашке с галстуком.

— Кто вам нужен? — спросил я, чуть приоткрыв дверь.

— Ты меня не узнаешь? — спросил в свою очередь знакомый голос.

Я присмотрелся, — конечно, это был Бородач, только гладко выбритый, без бороды. Я впустил его. Он вошел в комнату и, казалось, стал еще крупнее, заполнил собой нашу маленькую квартиру. Мать запахнула халат, вскочила с дивана и закричала:

— Кто вы такой? Что вам от нас надо?

— Я… — Бородач выдержал паузу и дал матери немного успокоиться. — Я… сосед дяди… друга вашего сына…

Для моей матери понять это было слишком сложно.

— Кто-кто? — переспросила она.

— Сосед дяди друга вашего сына, — терпеливо повторил Бородач.

— Да, — подтвердил я. — Это сосед дяди Васи Че.

— Нам надо поговорить, — сказал Бородач.

Мы зашли ко мне в комнату (в конце-концов у меня же есть своя-моя комната, которую мать называет «твоей», то есть, «моей») и предусмотрительно плотно закрыл дверь.

— Как ты думаешь, — спросил Бородач, — чего хочет от меня Учитель?

— Я думаю, — я сказал. — Он хочет, чтобы вы передали от него «привет» другим ученикам. Ведь он их ждет, а они не могут выйти за земные пределы.

Бородач опять взорвался, да, Учитель прав, он был очень нетерпеливым:

— Они не могут, а ты можешь! Ты можешь! Я не могу, а ты можешь! Щенок, сморчок, гусеница! Ты можешь! — закричал Бородач.

— Могу, — сказал я. — А с гусеницей вы, конечно, переборщили.

— Переборщил, — сказал Бородач и сел на мою кушетку. От его тяжести она затрещала. — Не беспокойся, я тебе новую куплю.

С минуту он сидел не шевелясь и особенно старательно дыша, наверно, по какой-то системе. Потом сказал:

— Поедешь со мной в Индию.

Тут в комнату ворвалась моя мать.

— Никуда он с вами не поедет! Ни в какую-такую Индию, что за бред! Кто вы такой?!

Она была в такой ярости, что мне казалось еще чуть-чуть и она схватит какой-нибудь тяжелый предмет, мою настольную лампу или камень с вкраплениями слюды, который я в прошлом году притащил с бабушкиной дачи, и ударит Бородача по голове. Но Бородач не растерялся.

— Вы знаете, что он выиграл конкурс? — спросил он.

— К-какой конкурс? — тут уж растерялась моя мать.

— Интернет конкурс…

— У нас нет компьютера!

— Я же хожу в компьютерный класс, — ловко ввернул я.

— Да, — подхватил Бородач. — Он ходит в компьютерный класс и выиграл конкурс в интернете. Он угадал слово.

— К-какое такое слово?

— Джомолунгма! — выкрикнул я.

— Это такая гора, да? Гора? — мать потихоньку отступала.

— Это самая высокая гора в мире. Она еще называется Эверест.

— А ваш сын! — с пафосом воскликнул Бородач. — Ваш сын единственный, кто назвал ее по непальски — Сагарматха!

— Сагарматха — это по-непальски, — вторил ему я.

— По-непальски… — мать была раздавлена этой аргументацией.

— Я — член жюри этого конкурса и официально объявляю, что как победитель, ваш сын награждается поездкой в Индию.

— А школа?! — в последний раз слабо запротестовала мать.

— Не беспокойтесь, — со школой мы все уладим.

Не могу сказать, что мне нравился Бородач. Скорее, он мне совсем не нравился. Но я так хотел поехать в Индию, что действовал с ним заодно.

Мать металась по квартире, соображая, что собирать мне в дорогу, а Бородач все-таки не мог удержаться, чтобы меня не уколоть.

— Мне нужен его паспорт…

— У него еще нет паспорта, вы что?

— Нет паспорта? — фальшиво удивился бородач. — Тогда давайте свидетельство о рождении. Сколько ему? Одиннадцать?

— Тринадцать, тринадцать с половиной, — сказал я.

На другой день Бородач появился у нас в школе. Говорил с классной и с директором, показывал им какие-то бумаги. Все было улажено. Только Вася Че. на меня обиделся:

— А… — сказал он, глядя вслед Бородачу. — Так вот оно что. Так вот зачем ты тогда к нему меня потащил? А может и к дядьке тогда поехал. Я-то думал, что ты мне друг. А это все из-за конкурса…

Я не стал его разубеждать.

Я никогда раньше не летал на самолете… Вначале еще ничего, но когда самолет оторвался от земли, я очень испугался и вцепился в подлокотники. Бородач бросил на меня насмешливый взгляд:

— Что, это тебе не под потолком болтаться?

Я хотел ему ответить, но сдержался. Если мы начнем ссориться уже сейчас, что будет потом? Когда самолет набрал высоту, я успокоился. Мы летели над облаками, залитыми солнцем, как будто плыли по белому воздушному океану. Это было очень красиво. Просто здорово. На Бородача напала охота разговаривать. Он что-то все говорил, говорил, но я его не слушал, смотрел из иллюминатора на этот сверкающий белый океан, на синее прозрачное небо и все. В моих «путешествиях» все было как-то иначе. Он взял мне сок, а сам пил коньяк. Мне кажется он весь полет пил коньяк и все время разговаривал. Я смотрел на облака, пока не заснул, а когда проснулся, облаков уже не было, а под нами были горы и так это они были видны, такой прозрачный воздух, что просто не верилось. Мы долго летели, я засыпал и просыпался, а мы все летели. Прилетели ночью. Вышли из самолета в теплый, душноватый воздух. Мне он показался почему-то, как чай. Мне он показался прекрасным. Мы были в Индии.

Я так хотел спать, что мне было все равно, где мы заночуем, лишь бы добраться до постели. Но утром, когда я проснулся, я был удивлен. Понятно, я и не рассчитывал на какой-нибудь пятизвездочный отель с бассейном. Один раз мы с мамой ездили в дом отдыха «Высокий берег», жили вдвоем в одной комнате, со сломанным телевизором и холодильников с отломанной дверцей, но и там, поверьте мне, был просто дворец. А тут… Я был один — Бородач куда-то ушел. Лежал в грязной постели, расстеленной на матрасе, брошенном прямо на пол в комнате с обшарпанными стенами, напротив моей была разложена еще одна постель, на таком же матрасе и тоже грязная. Думаю, там спал Бородач. Когда я встал, прямо по моей постели пробежала маленькая ящерица и исчезла в трещине между стенкой и полом. Там кругом были щели. В углу была раковина, я отвернул кран — тонкой струйкой полилась ржавая вода. Окно было небольшое и высоко расположено. Я поднялся на цыпочки и выглянул — видны были только какие-то крыши. Небо над ними — белое. В это время пришел Бородач.

— Что? — закричал. — Не нравится? По одежке протягивай ножки! Нам еще ехать и ехать! — и бросил мне пакет из Макдонольса. — Этим будешь питаться. Что б к местному не притрагивался. Расклеишься, я тебе не детский врач.

Я не люблю гамбургеры. Когда я был помладше и ныл, чтобы мать пошла со мной в Макдональс, она фыркала и говорила: «Подумаешь, котлета!» Когда я первый раз там все-таки побывал, я абсолютно разочаровался, наверное, вспомнил мамино: «Подумаешь, котлета!» Так что я только надкусил этот гамбургер и положил обратно в пакет.

— Ну, как хочешь, — сказал недовольно Бородач. — Другой еды не будет. Да для любого нормального ребенка это же пища богов!

Я хотел сказать, что я не ребенок, но опять сдержался.

Мы долго ехали на такси. Были улицы настолько забитые народом, что машина ехала медленно-медленно, а к окнам прилипали темнокожие мальчишки и корчили мне рожи. Во время моих «путешествий» меня среди людей как бы и не было, я шел сквозь толпу, а толпа шла сквозь меня. А тут мальчишки корчили рожи именно мне. Это было совсем другое ощущение. Потом мы приехали в другую часть города, где было меньше людей и больше машин, и на одной из улиц, у одного из домов остановились. Бородач расплатился с таксистом и вынул из багажника наши вещи — свой чемодан и мою спортивную сумку. И я обрадовался, что в ту ужасную комнату мы больше не вернемся. Мы позвонили и вошли во двор, навстречу из дома вышел невысокий, смуглый человек в очках, в обычном костюме и заговорил с Бородачом по-английски. Я плохо знаю английский, учусь в самой обычной школе без каких-то там уклонов, но одну из первых фраз, которые сказал Очкарик после всех этих хелоу и гут монин, я понял, он спросил — это тот мальчик? «Да, — ответил Бородач тоже по-английски. — Это тот мальчик.» Мы вошли в дом, прошли как бы сквозь него и вышли с другой стороны в маленький дворик. Там была типа беседка. Такой навес.

— Хочешь есть? — спросил Очкарик по-русски.

Я очень удивился. Тогда он сказал, что учился в Москве, в институте Патриса Лумумбы и знает русский язык, только немного забыл.

Он повторил вопрос. Возможно, я бы и поел чего-нибудь… Но посмотрел на Бородача и отказался.

— Расскажи ему все, что ты рассказывал мне, с самого начала. Только говори медленней, — сказал Бородач. — Чтобы он врубился.

И я стал рассказывать все с самого начала, как купил книгу Учителя, как однажды оказался под потолком в своей комнате и смотрел на себя, лежащего на кушетке, сверху. Короче, — все, все. Свою встречу с Учителем, как бежал за ним по улице, а потом нашел в библиотеке. В городе, который трудно описать словами. Когда я закончил, наступило молчание. Очень долгое и напряженное. Я видел, как на лбу и носу Очкарика выступили капельки пота. Бородач вынул мое семечко, которое хранил в маленьком целлофановом пакетике, и показал Очкарику. Они долго его разглядывали. Потом Бородач положил семечко обратно в пакетик, и они опять замолчали.

— Надо, чтобы он с «ними» встретился, — сказал, наконец, Очкарик. — И сам все рассказал.

И они стали обсуждать, как лучше это сделать — чтобы я с «ними» встретился. Под «ними» они имели в виду учеников, которые по-прежнему жили в ашраме Учителя. Очкарик подзабыл русский, а Бородач, насколько я понял, подзабыл английский. Так что обсуждение шло на двух языках и очень бурно. Они жестикулировали и даже повышали голос. Решили, наконец, что мы с Бородачом поедем на поезде, а Очкарик выедет на машине на два дня позднее и присоединится к нам уже на месте, потому что у него здесь неотложные дела. Он предложил и нам выехать с ним на машине, а два дня, пока он будет делать свои дела, пожить в гостинице. Но Бородач не согласился и все повторял, что приехал в Индию не для того, чтобы сидеть в гостинице. Я вспомнил нашу «гостиницу» и тоже ничего не имел против.

Когда Очкарик проводил нас через дом во внутренний дворик, я заметил в глубине двух женщин и девочку, все в национальной одежде. Когда мы шли обратно, женщин уже не было, а девочка стояла прямо на нашем пути. Она поклонилась нам и отошла в сторону.

— Это моя дочь, — сказал Очкарик. — Возможно, я поеду вместе с ней.

Девочка была, наверное, моей ровестницей, а может и немного постарше. Она была очень красивая. Таких красивых девочек я еще не видел. Она посмотрела на меня весело. На лбу у нее, над переносицей была нарисована красная точка. «Я в Индии!» — подумал я с восторгом.

Мы ехали на двух поездах. В первом — занимали целое купе. Я ел свои гамбургеры, пил чай и смотрел в окно, а Бородач решал кроссворды, их у него была целая книжка. Между собой мы почти не общались. Бородач как бы поставил между мной и собой стену. А может, он был просто замкнутым человеком, и такие отношения у него были со всеми. Вначале мне было тяжело и даже неприятно, но потом я решил, что так даже лучше. Каждый сам по себе. Нет положения, в котором нельзя было бы найти лучшую сторону. Я ехал себе спокойно и думал обо всем понемногу — об Учителе, моем классе, матери, девочке с красным пятнышком над переносицей…

Второй поезд был совсем другим, никаких купе там вообще не было, зато людей множество, они тесно сидели на скамейках и стояли в проходах. В основном индийцы, белых я видел немного, видел даже одного негра. Этот поезд часто останавливался и подолгу стоял. Люди входили и выходили. Мы ехали на нем всю ночь. Было душно и жарко, а воздух спертый, даже не смотря на то, что были открыты окна. Я так и спал, сидя. А точнее, и спал, и не спал. В таких условиях — поспи! И в один из таких моментов я вдруг «проскользнул» к Учителю.

Я стоял у входа в кафе-мороженое, а Учитель как раз из него выходил.

— А… — заметил он. — Это ты?

— Мы едем в ашрам, в поезде… — «сказал» я.

— Хорошо. Ты с… — Учитель назвал Бородатого по имени.

— Да, — ответил я.

— Никогда не отправляйся ко мне, если вас только двое. Не доверяй ему. Часть тебя, остающаяся на Земле, беззащитна. А он полон низких страстей.

— Хорошо, — сказал я.

В поезде было ужасно жарко, а из дверей кафе-мороженого несло приятной прохладой, мне вдруг дико захотелось мороженого.

— Не сейчас, — сказал Учитель. — Возвращайся.

Я очнулся и открыл глаза, — на меня пристально и напряженно смотрел Бородач.

— Где ты там витаешь? — спросил он нервно. — Стащат сумку, а ты и не заметишь как.

Рано утром мы вышли на маленькой станции. Место было такое дикое, убогое и замусоренное, что и говорить не о чем. Убогое, замусоренное. Разве что индийское. Это интереснее, но все-таки… Даже поезд стоял там совсем недолго. Мы только спрыгнули и он поехал. Бородач нашел раздолбанную машину со старым индийцем за рулем, долго торговался на своем ужасном, вороньем английском, и мы дальше поехали. Дорога была плохая, нас так трясло, это не передать — прямо какие-то американские горки. Я думал, меня укачает, но как-то обошлось. Потом мы еще долго шли пешком по тропинке через лес, тропинка шла вверх — начинались горы. Я очень устал, просто задыхался. Я подумал, лучше бы мы подождали Очкарика в гостинице, даже такой страшной, как та, в которой мы ночевали. А потом подумал, что раз Бородач предпочел этот вариант, значит мое общество ему приятнее, чем общество Очкарика. Короче, этого Очкарика он терпеть не может. На него похоже. Я начал отставать. Бородач остановился, раскрыл чемодан и вынул белую одежду. Он переоделся сам и заставил меня тоже одеть какую-то белую хламиду.

— Это для порядка, — сказал Бородач. — Скоро придем в ашрам. Есть известные ашрамы, богатые, я там тоже бывал… Но это совсем другое… Это очень древнее место… Думаю, он уже разваливается… Многие разбежались. Но ученики еще должны быть… Веди себя прилично. Сдержано. Отвечай на вопросы, сам вопросов не задавай. Больше молчи. Ходи медленно, не бегай, не прыгай, не суетись…

Можно подумать, я там собирался прыгать. Ладно. Я опять стерпел. Наконец, мы пришли. Это было не маленькое строение, но действительно уже ветхое, одноэтажный очень старый каменный дом. Стены обвивали растения, а к входу вели разбитые каменные ступени. Почему-то я вспомнил фильм про Маугли, то место, когда он пришел к заброшенному дворцу раджи. Мы поднялись по ступеням в дом. Внутри было много помещений, таких небольших комнат, почти пустых, — если не считать старых циновок, — с ободранными, неприглядными стенами.

— Время еды, — сказал Бородач, посмотрев на часы. — Все в трапезной. Неплохо бы подзаправиться.

Он уверенно прошел через несколько комнат, я за ним. Мы вошли еще в одну, довольно большую — там за длинным низким столом сидело человек десять. Ну, приблизительно. Я их не считал. Все в белом, смуглые, очень худые. Вначале я даже подумал, что они на одно лицо. Только потом стал как-то различать, да и то не всех. Они что-то ели из мисок, прямо руками. Когда мы вошли, Бородач сказал несколько слов на индийском. Лица учеников ну ни как не изменились, никто даже не улыбнулся, только один чуть кивнул, а другой, тот что был к нам поближе, быстро вышел в другую комнату и принес две миски с едой. Надо думать, для нас. В углу стоял большой таз с водой, мы вымыли в нем руки и сели к столу. Я посмотрел на Бородача вопросительно, он прошептал:

— Это рис. Ешь… — зачерпнул горсть из своей миски и отправил в рот.

Есть руками мне еще не приходилось. Это было здорово! Тем более, я два дня питался черствыми гамбургерами. Это был очень вкусный рис, с какими-то травками и зернышками, какими не скажу, ведь я не индиец. А задавать вопросы Бородач мне запретил. Я был так голоден, что с удовольствием съел бы еще. И не одну такую порцию, — они были маленькие. Я опять посмотрел на Бородача вопросительно, а потом перевел взгляд на свою пустую миску.

— Хватит, не жадничай, — сказал Бородач.

Он отвел меня в одну из комнат, которые называл «кельями», и сказал, что я могу заниматься, чем хочу. Он сказал, что раньше ученики собирались на ступенях перед ашрамом утром и вечером, а теперь встречаются только за едой. Все остальное время сидят по своим кельям и занимаются медитацией. То есть, размышляют. Точнее, как объяснил Бородач, медитация — это размышление без слов. Вы можете себе это представить? Я не очень. Потом он принес мне одеяло.

Это был, наверное, самый длинный день в моей жизни. Он тянулся так долго, что просто не передать. Сначала я поспал немного, но был слишком возбужден, чтобы спать дольше, ведь я был в самом настоящем старинном индийском ашраме, «доме мудрецов»! Я вскочил, походил из угла в угол, опять повалялся на циновке, на одеяле. Мне захотелось сами знаете, куда. Но куда? Надо было найти Бородача и спросить. Я вышел из своей кельи и пошел по коридору, в который выходили кельи, еще более узкие, чем моя. В них на своих цыновках в позе лотоса сидели ученики, неподвижные, как статуи будды. Наверное, они сидели так с самого утра. Я тихо прошел мимо и в одной из келий увидел Бородача, он спокойно лежал на одеяле, подложив под голову чемодан, и решал очередной кроссворд. Бородач встретил меня без удовольствия. Я объяснил, что мне было нужно.

— Я же тебе сказал, это древний ашрам, — проворчал он. — Так что и ребенок сообразит — удобства в лесу. Только не напорись на змею, гений астральных путешествий!

Я вышел из ашрама, обошел вокруг. Он был больше, чем показался вначале. Каменные стены очень старые, во мху и трещинах. Вьющиеся растения охватывали его, как щупальца огромного лесного спрута. И опять вспомнил, как Маугли нашел в джунглях дворец раджи. В одном месте я наткнулся на развешенные на веревке белые одежды учеников. Вначале я подумал, что это они сами и даже испугался немного, потому что не знал, как себя повести. Но присмотрелся и увидел, что это только их одежда. Я недалеко углубился в лес, дальше идти побоялся… Потом побродил у входа, посидел на каменных ступенях и вернулся в свою келью.

Вечером пришел Бородач и позвал меня, как он сказал, на «вечернюю трапезу». В той же комнате за тем же столом, что и утром, сидели ученики и ели. Я уже знал, что делать. Вымыл руки и сел к столу. Там уже стояла моя миска с рисом. На меня и Бородача никто не смотрел. Как будто нас тут не было. Ученики и друг с другом не общались. Я целый день был голоден и с жадностью набросился на еду. Конечно, эта детская порция меня не насытила. Сейчас я бы и от засохшего гамбургера не отказался. Я отколупывал со дна миски последние зернышки, как вдруг один из учеников, тот, кто утром принес нам еду, тихо поставил передо мной еще одну миску с рисом. Она была наполнена до краев и даже с горкой…

После «вечерней трапезы» Бородач сказал, что утром приедет Очкарик. И добавил, что Очкарик и есть автор книги об Учителе, вернее, автор книги, конечно, сам Учитель, но Очкарик ее напечатал и дописал последнюю главу. Он тоже был из его учеников, но после смерти Учителя ушел из ашрама и стал преподавать в университете философию. Я очень удивился. Никогда бы не подумал, что Очкарик мог написать последнюю главу в книге самого Учителя. Я вернулся в свою келью и лег спать, чтобы побыстрее настало утро. Но прежде чем настало утро, со мной произошло…

Но по порядку… В ашраме было очень тихо, но так ведь и днем в ашраме тихо, только это была другая, ночная тишина. Шумели деревья, кричали ночные птицы, и какие-то звери ломали ветви деревьев. Что-то шуршало и в доме… Может, здесь были мыши, а может — я вспомнил наш старый шкаф — дом скрипел от старости. Как будто ворчал. Я долго не спал, потом сморился и вроде бы задремал, но, думаю, по-настоящему еще не заснул, как увидел на стене моей кельи, прямо напротив меня — человека в позе лотоса.

— Подойди ко мне, — «сказал», ну вы понимаете, что это у меня тут имеется в виду под словом «сказал», короче «сказал» он.

Я встал и подошел к стене. Я встал по-настоящему! Вы понимаете? Не так, как раньше — встал и в то же время оставался лежать. Я даже оглянулся на свою постель — меня там не было! Короче, я встал весь и подошел к стене. Стена развернулась, ну как в Три Д графике, в ней появился объем и я вошел в этот объем и подошел к этому человеку. А ведь он и не сидел, он как бы висел в этом пространстве.

— Ты знаешь, кто я? — спросил он.

— Знаю, — сказал я. — Вы Учитель Учителя.

— Ты угадал. Когда встретишься с ним, передай, что видел меня в ашраме, и еще передай от меня самые лучшие пожелания.

— Разве вы не можете это сделать сами? — спросил я. — Вы не можете сами с ним встретиться?

— Еще нет, — сказал Учитель Учителя. — Во Вселенной каждый должен идти по своему Пути. Не всегда эти Пути пересекаются.

— У вас тоже был Учитель? — спросил я.

— Конечно! Это аксиома, мальчик. Жизнь и знание передаются. Как курица и яйцо. Семя и растение… Это понятно для твоего ума?

— Понятно, — сказал я, хоть и обиделся немного. Последняя фраза напомнила мне Бородача.

— Не позволяй обидам проникать в твой ум, — заметил Учитель Учителя. — Высокое укрепляет, низкое разрушает. Прости. Я не должен тебя учить. Ты не мой ученик.

— А вы когда-нибудь встречались со своим Учителем, после того… как…? — спросил я.

— Да, — ответил Учитель Учителя. — Однажды мне было даровано это благо. Когда-нибудь я передам моему ученику этот дар. — и еще он сказал. — Ищи, мальчик… В этом ученик не должен знать усталости.

И исчез. Я стоял возле шершавой облупленной стены. Один.

Потом я долго не мог заснуть, а когда заснул, утром долго не мог проснуться. Бородач несколько раз приходил меня будить. Давно приехал Очкарик, мне не достался мой рис, а я все спал и спал, не мог даже открыть глаза. Наконец, пришел Бородач и, так как кричать там было нельзя, просто зашипел, как змея, что ученики давно уже меня ждут и если я немедленно не встану и к ним не выйду, он потащит меня за шиворот. Только тогда я встал и пошел за ним.

Ученики действительно ждали меня на каменных ступенях. С ними был и Очкарик, а внизу, у подножия лестницы, я заметил фигурку в белом, я сразу узнал в ней дочку Очкарика. Понятно, она не могла находиться среди учеников, она просто ждала отца.

Меня посадили в центре, ученики расположились вокруг и Бородач сказал, чтобы я рассказал все с самого начала, как купил книгу Учителя, как первый раз оказался под потолком своей комнаты, короче, все, только рассказывать надо помедленнее. Я стал рассказывать, а Бородач и Очкарик, перебивая друг друга и опять ссорясь, стали переводить. Ученики слушали безмолвно и на их лицах ну ничего не отражалось. Их лица были как будто из темного дерева. Вдруг один из учеников приподнял руку, так — чуть-чуть. Бородач и Очкарик тут же притихли, а этот ученик — я понял, что он там главный, тихо сказал, что они могут не переводить, ученики понимают. Я продолжил свой рассказ, и хоть лица учеников по-прежнему оставались деревянными, чувствовал, что они действительно меня понимают.

Я закончил. Бородач хотел что-то сказать, но опять Главный ученик остановил его чуть заметным движением руки. И наступило молчание. Никто не двигался. Так прошло много времени, не знаю, может даже час. У меня все тело затекло. Бородач сидел ко мне ближе всех, я слышал, как он тяжело дышит и, наверное, с трудом сдерживает себя. Наконец, Главный ученик что-то сказал, а Очкарик мне перевел, что да, ученики верят, что все было так, как говорит этот мальчик, то есть, — я. Они знают, что такое подобные «путешествия». Они сами в них бывают. Но в то, что он, то есть, я, встретил Учителя, они сомневаются. Они провели в медитациях много лет и такое им не по силам, а тут мальчик, ребенок. Им нужны доказательства.

— Какие доказательства? — спросил я.

— Какие-какие… — проворчал Бородач. — Смотайся-ка к Учителю, пусть подскажет!

— Сейчас?

— А когда же?

— Вы показывали им семечко?

— Им нужно, чтобы все происходило на их глазах. Неужели непонятно? Так что, давай, тужься! — Бородач как всегда был груб.

Я сидел на мшистых каменных ступенях, ученики теснее расположились вокруг меня… Я закрыл глаза и стал представлять себе вход в кафе-мороженое в моем далеком-предалеком голубом городе. Я делал это долго, очень старался, прямо, как сказал Бородач — тужился. Но ничего не выходило. Я открывал глаза — вокруг меня по-прежнему сидели ученики и пристально на меня смотрели, я закрывал глаза и опять тужился изо всех сил, а потом открывал — и опять видел вокруг лица учеников. Мне кажется уже день прошел, целая вечность. Я испугался, что у меня ничего не получается и не получится, — даже руки задрожали. И тут Главный ученик, который сидел рядом со мной, тихо «сказал»:

— Не бойся… Мы тебе поможем.

И не прошло секунды, как какая-то невероятная сила прямо вытолкнула меня из меня, и я чуть лбом не прошиб знакомую дверь. Я вошел в кафе и осмотрелся — Учителя там не было. Тогда я быстро переместился к библиотеке и по эскалатору поднялся на верхний этаж. Учителя я нашел там же, что и в первый раз. Он опять был в наушниках.

Только сидел в другом кресле, типа кресла-качалки и смотрел вверх. И только тут я заметил, что крыша здесь была вовсе не крыша, и потолок вовсе не потолок. Просто и крыша, и потолок поднимались вверх такой воронкой, сужаясь к центру. Со стороны крыша библиотеки напоминала стрелу, но самую верхушку не было видно, она уходила куда-то слишком далеко, на неизмеряемую высоту. Итак, я подошел к Учителю и сказал:

— Ученикам нужны доказательства.

— В том, что ты их обскакал? — Учитель на меня даже не посмотрел. — Это проблема. Это вопрос веры. Ведь я не могу ничего тебе передать. А на земле, к сожалению, стремясь к духу, верят только материи. Они поверили, что мальчишка явился к ним зачем-то за тридевять земель? Они поверили, что этот мальчишка способен на то же, что они, посвятившие этому жизнь. И не верят в последнее?

— Они просят доказательства, — повторил я.

Учитель замолчал. Потом заметил:

— Я не могу ничего передать на Землю… Во вселенной каждый ходит своим Путем.

— Это же сказал ваш Учитель, — сказал я.

— Откуда ты знаешь, что говорил мой Учитель?

— Я видел его в ашраме.

— Моего учителя? Ты видел моего учителя?

Если Учитель мог взволноваться, то он взволновался. Он даже вскочил, сбросил на ушники, и сделал круг по залу, потом подскочил и подвис — метра на полтора-два вверх, спустился, а потом опять подскочил и подвис, а в ушах у меня забила переданная мне мысль:

— Великий! Великий!

Потом Учитель как-то успокоился, вернулся на свое место и опять надел наушники.

— Что он мне передал?

— Лучшие пожелания.

— Что еще?

— Еще я спросил — встречался ли он со своим учителем?

— Это интимный вопрос и поэтому бестактный. — Учитель опять заволновался, стянул наушники, потом опять надел, заволновался, но все-таки остался на месте.

— Он сказал, что встречался и когда-нибудь передаст вам этот дар.

Долгое время я не чувствовал ничего. Учитель погрузился в глубокое молчание. Потом сказал:

— Спасибо тебе, мой лучший ученик. Теперь возвращайся. Я передам им доказательство.

Я попробовал представить себе ступени перед ашрамом, но не мог. Я старался изо всех сил, но все еще находился рядом с Учителем.

И Учитель, как еще недавно его ученики, сжалился надо мной.

— Ладно, ты немного переутомился. Я помогу.

И я чуть ли не кубарем покатился по ступеням ашрама. Чья-то сильная рука подхватила меня и вернула на место. Это был Бородач.

— Учитель сказал, что доказательство будет, — сказал я.

Ученики по-прежнему не шевелились и я понял, что они ждут.

— Открой ладонь, — «прошептал» Главный ученик.

Я открыл ладонь.

— Не закрывай… — опять «прошептал» Главный ученик.

Я сидел, вытянув вперед руку, ладонью вверх, вокруг сидели ученики. Чуть дальше уже — Очкарик и Бородач, а внизу, у подножия лестницы, наверное скучала и томилась дочка Очкарика в белом сари. Время тянулось медленно, а может вообще не тянулось, стояло. Рука у меня затекла и онемела, стала, как чужая. Но я терпел. И когда уже терпеть не было сил, я увидел, как от стены ашрама отделилось небольшое туманное пятно, такое серое облачко и стало медленно приближаться ко мне. Не знаю, видел ли это кто-нибудь, кроме меня… Видел ли кто-нибудь это облачко… Оно подползло и накрыло мою ладонь и в ней появилось зернышко… Ученики смотрели на мою руку и видели, как в моей ладони появилось зернышко, как будто проросло. Облачко-пятно медленно уползло вверх и опять слилось со стеной ашрама. Главный ученик взял зернышко с моей руки и передал другим. Обойдя круг, оно опять вернулось к нему.

Главный ученик что-то сказал.

— Ученики верят, — сказал Очкарик. — Они спрашивают, что хотел передать Учитель?

— Он их ждет и просит не оставлять усилий.

Мы ушли из ашрама рано утром, еще до «утренней трапезы». Я спал на своем прежнем месте, где был Очкарик с дочкой, не знаю. Наверное, по-соседству. От ашрама мы спускались другой дорогой, более легкой. А может, мне так показалось — ведь спускаться легче, чем подниматься. И довольно быстро пришли туда, где Очкарик оставил свою машину. У машины все переоделись в обычную одежду. Нашу белую Бородач нарочито небрежно свернул комом и засунул в багажник, как какие-нибудь тряпки. Дочка Очкарика ушла далеко в сторону от машины, а когда вернулась, на ней были самые обыкновенные джинсы и майка.

Мы тронулись. Очкарик вел машину, дочка сидела рядом, на первом сидении, а мы с Бородачом позади. Машина была просторная, я занимаю немного места, я худой, но нам все равно было тесно. У меня было чувство, что Бородач поглощает весь воздух, так что мне уже нечем дышать. Ехали молча, с Очкариком Бородач тоже почти не разговаривал — моя догадка, что Очкарика он выносит еще меньше, чем меня, только подтвердилась. Несколько раз останавливались перекусить и заправить машину, а так все ехали и ехали. Не знаю, что сказал Бородач Очкарику, только вначале он покупал мне какие-то лепешки, а когда подъезжали к городу опять эти ненавистные гамбургеры. Дочка Очкарика тоже ела гамбургер, но в отличии от меня с большим удовольствием. Мы ехали день, вечер и часть ночи.

Бородач попросил остановить машину на какой-то темной улице. Они с Очкариком вышли и стали опять спорить. Бородач сказал, чтобы я выходил, вынул наши вещи и с силой захлопнул дверцу, показывая характер. Мы пошли по улице. Очкарик чуть помедлил и тоже уехал. Мы прошли не так и далеко, свернули в строну, и скоро пришли… Куда бы вы думали? В ту самую страшную гостиницу. Бородач долго колотил в дверь. Вышел заспанный индус и проводил нас в ту же комнату, в которой мы ночевали, когда только приехали в Индию. Я думаю, со времени нашего отъезда, в ней никто не был и до наших постелей не дотрагивался. Приближалось утро, я повалился на свою постель и сразу заснул.

Проснулся я поздно, наверное, день прошел. Бородача в комнате не было. Я уже был здесь и знал что к чему — общая уборная в конце коридора, да и вода из крана там течет получше и не такая ржавая, как в нашей комнате. Даже кусочек мыла на краю раковины лежит. Так что я сходил в уборную, умылся и вымыл руки. Потом вернулся в комнату и стал ждать Бородача. Он пришел веселый. Принес мне еду в пластиковой коробке — рис, и компьютер в виде небольшой книги. Если бы мои одноклассники увидели этот компьютер, они бы просто с ума сошли. Думаю, даже девочка из богатой семьи. Бородач сказал, что там черт-те какое количество памяти и несколько игр последнего поколения. Я съел рис и стал возиться с компом, а он опять ушел. Комп был что надо, и игра, которую я открыл, прикольная, так что я не скучал, не заметил, как наступила глубокая ночь.

Бородач опять вернулся веселый, да даже и не веселый, если присмотреться — очень возбужденный. Он сел на свою постель, напротив меня, и сказал:

— Надо поговорить.

Я был очень увлечен игрой (Не думаю, что она была последнего поколения, просто все равно интересная, прикольная игра. Да и на крышке компа я нашел несколько глубоких царапин, так что и комп был не новый. Но если оценивать и то, и другое объективно — мои одноклассники все равно с ума бы сошли.), поэтому не мог оторваться. Тогда Бородач взял у меня комп и поставил на свою постель. Я еще не совсем отошел от игры и, наверное, смотрел на него довольно бессмысленно.

— Ты слышишь?! — сказал Бородач с знакомым мне раздражением. — Ну? Слышишь?

Он прекрасно видел, что я слышу, но я послушно сказал:

— Слышу, — чтобы он успокоился.

— Вот я с тобой вожусь-вожусь, — сказал Бородач другим тоном, почти что ласковым. — А ведь я тебе не воспитательница в детском саду и не пионерважатый. Я бы хотел попросить тебя об ответной услуге… А? Как ты на это посмотришь?

— Нормально посмотрю, — сказал я. — А что?

— Смотался бы ты к Учителю еще раз и спросил про меня? Что мне-то делать? Я когда-то год толкался в его ашраме, да жрал один рис. Потом тоже долбался на эту тему. И где результат? Где просветление? Понятно, что я не индиец. Этим индийцам, что жрать, что не жрать. Да дело-то не в жратве.

— Да, думаю не в жратве, — подтвердил я.

— Ты же видишь, что я за человек! Я — большой человек. В смысле — массивный.

— Да, вы — массивный, — сказал я.

— У меня душа, как прилипла к телу, так и не отлипает, — он сказал это так жалобно, что я уже был готов ему посочувствовать. — Ведь я богатый, мальчик, я очень богатый. Знаешь, как мы могли бы сейчас с тобой жить? Как короли! Купаться в бассейне, я в шампанском, ты в кока-коле. А бассейн сам из золота, чистого золота и слоновой кости. Ведь мы в Индии, мальчик! В Индии! Не счесть алмазов в каменных пещерах! Но я к деньгам этим не прикасаюсь, мальчик, потому что они… Они кровь! Кровь матери Земли! (Тут я вспомнил, что говорил дядя Васи Че — что Бородач разбогател на «недрах». А если говорить о «недрах», то наверное он прав — они действительно кровь матери-Земли, вся эта нефть, газ и каменный уголь), — вспомнив про кровь матери-Земли Бородач заплакал.

Насколько я понял, он был очень пьян. Но он совсем не собирался утихомириваться и ложиться спать.

— Давай! — тормошил он меня. — Давай! Отправляйся к Учителю!

Он услужливо помог мне поудобнее улечься, расправил на мне одеяло и вернулся на свою постель. Я лежал с закрытыми глазами, но все равно чувствовал на себе его напряженный, сверлящий взгляд.

… У входа в кафе-мороженое сидел Фифа и таращил свои круглые глаза. При виде меня, его хвост изобразил восклицательный знак и он исчез в дверях, тут же из дверей выскочил Учитель и бросился ко мне:

— Возвращайся! Немедленно! Немедленно! Я говорил — тебе нельзя оставаться беззащитным с этим человеком. Главный закон Вселенной — нравственный. Он может его нарушить!

Честно вам скажу — я перепугался. Короче, — ни бе, ни ме, ни с места. Учитель мог меня только подтолкнуть, но сам я от страха ни на что не был способен. Пришлось прибегнуть к последнему… Да, конечно, из-за спины Учителя показалось пятно, захватило меня, обволокло и вот уже я был опять в обшарпанной комнате гостиницы. Я-то там был, только… «меня» там уже не было. Я болтался под потолком, как когда-то болтался под потолком в своей комнате и смотрел вниз, но на этот раз на моей постели было пусто. Бородач же лежал на спине и смотрел вверх. Вот он потянулся рукой к своей сумке, вытащил бутылку, отвинтил пробку и сделал несколько глотков. Конечно, он не мог меня видеть, но предположить, что я болтаюсь где-то поблизости мог вполне. На его лице появилась довольно поганенькая улыбка. Он опять сделал несколько глотков и довольно внятно прошептал:

— Ну что, Карлсон с пропеллером… Приятных сновидений, малыш… — он дрожащей рукой с трудом завернул пробку, бутылка выпала — он абсолютно вырубился.

А я? Вы спросите, что было со мной? Как это ни странно, ни паники, ни страха я уже не испытывал. Но я был растерян и подавлен. Я заглянул к соседям — следующая комната за нашей была пустой, дальше какие-то подозрительные типы играли в карты, еще в одной комнате вповалку спали какие-то люди. Я даже подумал, что это никакая не гостиница а просто какой-то притон. Что делать дальше, я не мог себе даже представить. Ведь я мог в любую секунду вернуться домой в нашу квартиру, к матери… Только зачем? Болтаться под потолком в своей комнате?

Я немного покрутился вокруг Бородача, он так храпел, прям как какое-то животное, не то свистел, не то рычал. Я решил заглянуть в ашрам, это мне удалось сразу. Прошел по кельям — ученики спали, только Главный ученик сидел в позе лотоса в глубокой медитации. Я пробовал заходить то так, то эдак, чтобы как-то прорваться туда, где он блуждал. Бородач говорил, что в ашраме нельзя бегать и прыгать, так вот — я бегал и прыгал, по-моему, я даже кричал. Я помнил, что меня «видел» даже наш кот Фифа, но Главный ученик меня не «видел». Он сидел с закрытыми глазами, с неподвижным, как из темного дерева, лицом. Я вспомнил слова Учителя моего Учителя — во Вселенной каждый идет своим Путем. Сейчас эта мысль показалась мне просто ужасной, она обрекала меня на одиночество. Конечно, я мог отправится к Учителю, но это пугало меня больше всего. Я же мог вообще не вернуться. Я уже знал, над Землей и ее делами Учитель не властен.

Я вернулся в гостиницу и опять покрутился возле Бородача, я чувствовал себя беспризорным щенком, мне некуда было идти. Ненавистный Бородач был единственным человеком, которого я здесь знал. Я даже лег на свою постель, мне казалось вот-вот и я опять верну себе свою телесность. Но этого не происходило… Я выскользнул на улицу. Ночь заканчивалась, но было еще темно. И вдруг в конце улицы я увидел силуэт, он быстро приближался. Это была Дочка Очкарика. Она была такая, как я. Она могла «путешествовать». Это было чудо! Я был спасен!

Дочка Очкарика, по ее словам, начала «путешествовать» с девяти лет. Об этом никто не знал, даже отец.

— Я давно хотела увидеть ашрам, — «сказала» она мне тогда. — Мой отец прожил там несколько лет. После смерти Учителя он оттуда ушел, женился на моей матери и издал книгу Учителя, написав в ней последнюю главу. Я родилась именно тогда, когда вышла книга. Поэтому не спроста я стала «путешествовать». Я с этой книгой связана. Но в ашраме никогда не была и наконец-то упросила отца взять меня с собой. Так мы и встретились.

— Ты знала обо мне? — «спросил» я.

— Я знала, что ты — мальчик из другой страны и тебя надо отвезти в ашрам. Почему? Мне не говорили. Потом я видела тебя с учениками. Вы сидели на каменных ступенях. Я была далеко и не могла знать, что между вами происходит, я не «путешествую» днем. Но это продолжалось очень долго, целый день. Когда мы ехали назад в машине, мне не понравился человек, который был с тобой. Отец хотел, чтобы ты поехали к нам, он говорил, что ты устал. Но этот нехороший человек почему-то не соглашался, они даже поссорились. И вы ушли. Но я все время чувствовала, что что-то не так и за тебя беспокоилась. Я еле дождалась ночи и появилась там, где вы вышли из машины. Пошла по этой улице. Но никакой гостиницы не нашла. Я уже думала, что тебя потеряла, а может, ты вообще уже уехал домой, но возвращаться не спешила. Что-то говорило мне, что не надо спешить. И я все бродила по этой улице. И тут вдруг увидела старого мужчину, который вез по улице тележку, покрытую одеялом. Я сразу поняла, что под одеялом — ты, не мертвый, а такой, как я, когда моя душа путешествует. Я пошла за стариком. Он шел долго и я чувствовала — он знает, куда идет. Он пришел на какую-то стройку и положил тебя там, а сверху засыпал строительным мусором и щебнем. Тогда я вернулась сюда, чтобы тебя встретить, чтобы мы не разминулись.

— Спасибо, — сказал я.

— Ты поступил бы иначе? — сказала дочка Очкарика.

Она была такая хорошая и такая красивая, и я так рад был ей, что мне не хочется дальше называть ее дочкой какого-то Очкарика, пусть даже написавшего в книге Учителя целую главу. Лучше я буду называть ее чудо-девочкой, а еще лучше Миракл.

Тут мы увидели, как по улице, громыхая пустой тележкой, идет старик. Я сразу узнал в нем индуса, который ночью открыл нам дверь.

— Не будем терять время, — сказала Миракл.

Миракл привела меня на заброшенную стройку, освещенную лишь тусклой лампочкой и подвела к куче мусора, под которой, по ее словам, лежал «я», как вдруг она сказала:

— Постой, мы же не подумали о самом главном. Если ты сейчас вернешься в свое тело, мы не сможем общаться. Я не смогу дать тебе совет, ты меня не услышишь. Куда ты пойдешь? Как мы встретимся?

— Может, я вернусь в гостиницу, к Бородачу?

— Я не доверяю ему.

— Что он мне сделает?

— Он уже сделал тебе плохое, значит, может сделать еще. Мой дом сам ты не найдешь, это очень далеко отсюда.

Мы долго переминались в нерешительности, а потом Миракл сказала:

— В любом случае надо дождаться дня, это опасный район, здесь не стоит гулять по ночам. Я «путешествовала» по городу, много видела. Утром ты будешь ждать меня здесь, я приеду за тобой на такси.

Мы еще немного побродили по стройке. Вдруг из-под кучи мусора, под которой «я» лежал, раздалось шуршание.

— Может, это какое-то животное, — сказал я. — Мышь или крыса… Если оно набросится на «меня», мы не сможем его даже отогнать.

Миракл тоже заволновалась:

— Хорошо, — сказала она. — Возвращайся. Делай, как мы договорились. Жди меня здесь, пока я не приеду за тобой на такси.

… Первое, что я почувствовал, была боль и тяжесть — на руках, на ногах, на животе. Сверху куча мусора, которым индус завалил мое тело, была не такая уж страшная. На деле оказалось не так. Мне стоило освободить руку или ногу, как какой-нибудь угол картона или кусок деревяшки упирались мне в другой бок. Я чуть не заорал, но сдержал себя, потому что Миракл все еще была рядом. И какого это было ей слышать, как я ору. Ведь она ни чем не могла мне помочь. Я стал потихоньку освобождать руки и тянуть их к своему лицу. С одной это мне удалось, я закрыл ею лицо — но не все, только нос. Потом я стал переворачиваться на живот — вокруг затрещало, что-то больно ударило по затылку, поднялась страшная пыль — нечем стало дышать, но я уже не останавливался, я встал на четвереньки, прополз немного вперед и, почувствовав, что на спину уже не так давит, встал на ноги, стряхивая с себя все оставшееся нагромождение, как какой-нибудь Гулливер. Я оглянулся — да, сверху эта куча мусора выглядела совсем не такой страшной. Но попробуйте-ка оказаться под ней? Тут я услышал голоса. Приближалось утро, но было еще довольно темно, мне совсем не хотелось в этом месте столкнуться с какими-то чужими, подозрительными людьми. Может, бродягами? Какой нормальный человек в это время бродит по заброшенным стройкам? Стараясь не шуметь, я еле слышно подкрался к недостроенному дому и спрятался за стеной…

Голоса приближались… Можете представить, как я удивился, узнав в одном голос Бородача. Вообще-то, он один можно сказать и был, второй голос почти не различался. Я осторожно выглянул из своего укрытия, да, это действительно был Бородач и старик-индус. Индус показал Бородачу на кучу мусора, которым завалил мое тело, Бородач стал разгребать этот мусор, при этом он яростно кричал:

— Мальчик! Мальчик! Прости меня! Бес попутал! Я был пьян, мальчик! Я был безобразно пьян! Прости меня, мальчик!

Можете себе представить, он чуть ли не волосы на себе рвал. Перед кем он так выколбасивался, не знаю. Наверное, перед собой. Потом они с индусом стали шарить по стройке, чуть что я слышал грохот и чертыхания Бородача, был момент когда они прошли совсем близко от меня — я чуть не умер от страха, сидел ни жив, ни мертв, мне кажется, даже не дышал. Они опять подошли к куче мусора, вернее к тому, что от нее оставалось. Бородач в сердцах пнул какую-то банку, подошел к индусу и не то чтобы ударил, тряхнул, но так сильно, что тот отлетел на пару метров в сторону. Бородач развернулся и пошел со стройки, старик-индус поплелся за ним, но в какой-то момент вдруг отстал и вернулся… Я слышал его кошачьи, крадущиеся шаги. У меня появилось плохое предчувствие. Последний год предчувствия меня не обманывали. И действительно, жесткая, сильная, костяная рука схватила меня за плечо и сжала так сильно, что я заорал от боли, другой рукой он ловко зажал мне рот и… потащил… Было уже светлее и в какой-то момент я увидел его глаза — они были, как у сумасшедшего. Он ловко столкнул меня в отверстие в полу, а сверху придавил чем-то тяжелым — потом я, как ни старался, не мог это тяжелое сдвинуть. Я оказался в пространстве не больше двух ящиков из-под телевизора, на каких-то мешках, на каких-то плохо пахнущих тряпках. Утешало меня одно — Миракл должна была все еще быть рядом, она все видела, она меня спасет.

Я старался думать о Миракл, о том, что она мне поможет, но тяжелые, плохие мысли все равно лезли в голову. Вдруг Миракл вернулась к себе домой раньше, чем индус запрятал меня в эту яму? Вдруг индус явится раньше, чем она приедет, и перепрячет меня? Да мало ли что! Я представлял себе и совсем страшное — он посадит меня на цепь, как собаку в каком-нибудь заброшенном месте, пещере или колодце, станет кормить, как собаку, из собачьей миски и заставит добывать для себя и его друзей-бандитов разные сведения — где что лежит и как до этого добраться. Не зря же у него так блестели глаза. Нет, не как у сумасшедшего, а как у очень алчного человека, у зверя, хватающего добычу. Я так ясно себе это представил, — себя на цепи, представил даже жестяную собачью миску, — что прямо затрясся от ужаса. Я обшарил свою тюрьму в поисках какого-нибудь твердого или острого предмета — бесполезно, там были одни тряпки. Ногти у меня всегда были коротко обстрижены — мать за этим следила, оставались зубы. «Буду кусаться, — решил я. — Я его укушу.» Но вспомнил его костяную руку и сразу скис. Я даже заплакал, кис себе, кис и даже не заметил, как заснул.

Меня разбудили шум над головой и голоса. Я посмотрел вверх — надо мной стояли какой-то незнакомый мужчина и Миракл. (Потом она сказала мне, что в тот момент у меня было выражение лица, как у затравленной собачонки, а я ей сказал, что просто приготовился кусаться. Она смеялась.) Мужчина протянул руки и вытащил меня. (Миракл рассказывала мне, что еле уговорила шофера такси сдвинуть тяжелые доски, он не хотел ввязываться в эту историю и собирался просто вызвать полицию.)

Сказать, что я выглядел не ахти, значит, ничего не сказать. Но Миракл была предусмотрительной. Она привезла чистую майку, наверное, кого-нибудь из братьев, и влажные салфетки. Когда она протирала меня салфетками, я все время вскрикивал — ведь я был весь в ссадинах. Потом мы сели в такси и тут обнаружилась новая проблема — мы не могли общаться. Миракл знала английский, но я-то его почти не знал. Когда Миракл что-то быстро говорила по-английски, я ничего не понимал. Мы могли объясняться только с помощью жестов и отдельных слов. Я понял, что Миракл хочет, чтобы мы поехали к ней домой, к ней и ее отцу Очкарику. А я хотел вернуться к Бородачу. И я, и Миракл видели, что он раскаивается, что он подговорил индуса увезти мое тело, потому что был пьяный, потому что по его словам — его «бес попутал». Ведь он мне завидовал. Я с самого начала знал, что он мне завидует. Но теперь он раскаивался и, наверное, очень переживал. Не знаю почему, но я ему верил. А может, я просто привязался к нему за время нашего путешествия? Не знаю… Короче, я хотел вернуться к Бородачу, а Миракл этого не хотела. Мы отчаянно жестикулировали и даже поссорились. Конечно, я слушаюсь мою мать, но она часто говорит — думай сам. Я же рассказывал — она даже в школу никогда не ходит. Поэтому, бывает, я и думаю сам и поступаю сам, и даже, когда поступаю неправильно, она меня особенно не ругает. Так что я все-таки привык к какой-то свободе. А тут раскомандовалась — даже не мать — какая-то девчонка. Старше меня только на пару лет. Я решил возвращаться к Бородачу и все тут. Я узнал место, за которым был поворот на улицу, на которой была наша жуткая гостиница и приоткрыл дверцу такси. Таксист остановил машину и стал дико орать на совершенно незнакомом мне языке. Миракл тоже обернулась — она сидела на переднем сидении — и стала быстро-быстро говорить что-то по-английски. В этот момент мне было только на руку, что я ее не понимаю.

— Не понимаю! — закричал я по-русски. — Не понимаю!

Я выскочил из машины, завернул за угол и помчался уже почти бегом.

Конечно, я не имел никакого желания столкнуться со стариком-индусом. Несколько раз я видел его сидящим за прилавком на первом этаже. Когда мы первый раз поехали к Очкарику, Бородач покупал у него сигареты. Он все время был какой-то полусонный и на меня даже не смотрел, я был для него просто пустым местом. Вот и теперь я подумал, если он там, за прилавком, я быстро промчусь мимо наверх, в нашу комнату. Он сообразить не успеет.

За прилавком никого не было, но я все равно быстро, как только мог, помчался по лестнице. Я никого не встретил, только по коридору, навстречу мне, в общую уборную прошел какой-то парень. На меня он тоже не смотрел.

Дверь в нашу комнату была приоткрыта, Бородач лежал, раскинувшись, разбросав в разные стороны руки и ноги, голый — только в трусах и майке. Он не храпел, но очень громко дышал. Я обратил внимание — за всю нашу поездку я не видел, чтобы он брился — теперь его лицо было покрыто черным налетом. Рядом валялось несколько бутылок и пахло от него так, как пахнет, наверное, когда мать натирает меня спиртом. Моя постель была скомкана — это Бородач искал меня, когда проснулся и пришел в себя.

Я расправил постель и лег. Спешить было некуда, я задремал. Сквозь дрему я слышал, как дверь скрипнула… Но мне было лень даже пошевелиться, даже открыть глаза и перевести взгляд… Вдруг я услышал сдавленный вопль. Я раскрыл глаза и через щель в отворенной двери увидел старика-индуса с вытращенными глазами и открытым ртом, откуда этот вопль доносился. И тут заорал я, да так заорал! Бородач вскочил, увидел меня и тоже заорал. Он бросился ко мне и стал обнимать, при этом он кричал:

— Мальчик мой, ты здесь! Ты здесь! — он чуть ли не плакал.

Поверьте, он не врал, он был действительно очень рад меня видеть. Скрипнуло за спиной — это старик-индус закрыл дверь и исчез.

Потом Бородач сказал, что мы переедем в другую гостиницу и стал собирать вещи. Мы собирали вещи, когда появились Миракл и ее отец, Очкарик. Очкарик и Бородач стали бурно общаться, при этом Очкарик все показывал ему мои ссадины — на лице и руках. Бородач опять сказал мне, что хочет перебраться в другую, он все нажимал — очень хорошую гостиницу — и еще побыть в Индии, но Очкарик требовал, чтобы он отправил меня домой. И я сам должен сказать, какие у меня желания, сказать Очкарику — хиэ (типа здесь) или хом (типа, хочу домой.)

— Хом, — сказал я не раздумывая.

— Ты же еще не видел Индию! — закричал Бородач. — Не счесть алмазов в каменных пещерах!

— Хом, — повторил я.

Свое возвращение я плохо помню. Все-таки Очкарик настоял, чтобы последнюю ночь я провел в его доме. Он был совсем неплохим человеком. Почему я отнесся к нему с предубеждением, даже не знаю. Наверное тоже завидовал, что именно он написал последнюю главу в книге Учителя.

Я спал один, в небольшой комнате. Накануне Миракл все посматривала на меня, намекая, что надо поговорить, но я лег и вырубился, как мертвый, до самого утра. Утром смуглый мальчик лет пяти (наверное, младший брат Миракл) вбежал ко мне и закричал что-то на индийском. Я вышел — все уже были в сборе, и мы поехали в аэропорт. Меня провожали Миракл, Очкарик и Бородач, который оставался в Индии. Я летел один. Бородач позвонил моей матери и сказал, чтобы она меня встретила. И тут я вспомнил, что ничего не привезу ей из Индии, ну совершенно ничего! В кармане моей спортивной сумки лежали десять долларов, которые мне дал дядя Васи Че, когда мы с Васей Че привезли ему антенну. Я сказал Бородачу, что хочу купить что-нибудь для матери. Он привел меня к киоску, в котором продавались сувениры. Сначала я хотел купить ей какие-нибудь бусы, жемчужные или из каких-нибудь цветных камешков. Но самому мне понравился деревянный слоненок, который стоил пять долларов. Я решил купить двух — один подарить матери, а второй принести в класс, как доказательство того, что я был в Индии.

Мы попрощались. Миракл протянула мне сложенный вчетверо лист бумаги, а Бородач сунул книгу-компьютер.

— Считай, что это твой приз на конкурсе.

— На каком конкурсе? — спросил Очкарик, который за время общения с Бородачом немного вспомнил русский язык.

— Он знает, — сказал Бородач и подмигнул.

Я положил книгу-компьютер в сумку и пошел к остальным пассажирам.

Уже в самолете я развернул листок, который дала мне Миракл — на нем был нарисован ашрам и ведущие к нему каменные ступени. И два слова по-английски — суббота и воскресенье. Я понял, что Миракл назначила мне свиданье.

Увидев меня в аэропорту, мать залилась слезами. Я даже разозлился — вернулся, живой, что ей еще надо? Зачем так драматизировать? Моего слоненка она поставила на самое видное место и всем подругам и вообще всем, думаю, кому делала уколы, говорила — какую замечательную вещь я привез ей из Индии. Про компьютор-книгу, мой приз, я уже не говорю. По ее словам он был распоследнего поколения и дошло до того, что я сам слышал, — она говорила кому-то по телефону, что он умещается в спичечную коробку.

Второго слоненка я принес в школу и поставил на учительский стол. Реагировали по-разному, кто с интересом, кто с напускным таким равнодушием, но каждый хоть недолго, но подержал в руках. А одна девочка сказала, что такое можно купить где угодно и рядом с ее домом есть магазинчик, в котором продают поделки из Индии и Вьетнама, всяких там слоников, обезьянок и улыбающихся будд.

— Этого я купил в Индии, — заметил я невозмутимо. — А что там продают в других местах, мне без разницы.

Тут пришла классная и начался урок. Слоненка я не успел взять со стола. Только опомнился и решил это сделась, как он уже был у нее в руках.

— Какой замечательный слоненок! — сказала классная самым бессовестным образом. — Это, насколько я понимаю, ты привез мне.

В ответ я только пробормотал что-то нечленораздельное.

— Спасибо, спасибо, мне очень нравится…

И мне только и оставалось, как смотреть, как мой замечательный слоненок исчезает в ее сумке, чтобы потом попасть… Да это и понятно… В руки той самой расхлябанной девицы, ее дочери, которая как-то сидела в наушниках и сорила фантиками… Не думаю, что моему слоненку будет у ней хорошо…

Одноклассники видели, что я расстроился. Не такие уж они толстокожие жлобы. А девочка, которая жила рядом с магазином, сказала:

— Хочешь, я тебе этот магазин покажу? Купишь другого.

На что я ответил:

— Нет, этого я купил в самой Индии.

Прошло несколько дней, я отоспался, отъелся. Потом по каким-то предметам я сильно отстал, надо было догонять. Короче, время прошло быстро. Пришла суббота. В субботу у меня было свидание с Маракл на ступенях ашрама. Об этом я, вроде, и помнил всю неделю. Но вспомнил по-настоящему только когда пришла эта суббота. И очень обрадовался, что опять увижу ее.

Весь вечер я не знал, чем заняться, куда девать себя, чтобы он быстрее прошел. Даже посмотрел с матерью целую серию многосерийного телевизионного фильма, хоть ничего в ней особенно и не понял. Разница во времени два часа, то есть, когда у Миракл десять часов вечера, у меня уже двенадцать ночи. Я тянул время, как мог.

Мать досмотрела еще какой-то фильм, зевнула и с удивлением заметила — почему это я не ложусь спать.

— Ложусь, ложусь… — сказал я и тоже нарочно зевнул.

Потом я еще долго возился в ванной, чистил зубы и умывался. Можно было подумать, что я невероятный чистюля, а я просто тянул время. Наконец, лег… Но времени еще было достаточно, я же не знал, когда Миракл ложится спать. Так что я решил заглянуть на свой любимый океанский берег. Я давно там не был.

Я сидел на песке и смотрел на волны, и тут ко мне подошел старый знакомый, мальчик из штата Иллинойс. Ну, привет, привет, то се… Я его, типа:

— Как дела?

Он:

— Хреново.

— Без перемен?

— А то. Все пурга.

— Ружье где?

— На чердаке. Ружье, пули. Все есть. Думаю, завтра.

— Что, завтра?

— Завтра всех поубиваю.

Смотрю — он переменился. Как-то постарел, лицо злое, резкое, сам тяжелый какой-то, неповоротливый, если можно сказать «тяжелый» о таких, как мы. Он и раньше меня пугал, а теперь, судя по тому, что он так переменился, я испугался, конечно, еще больше. Ведь действительно, возьмет и поубивает. Что делать? Вон что задумал. Говорю:

— Хочешь я тебя с девушкой познакомлю? Из Индии. Очень красивая и человек хороший.

— Что мне твоя девушка? Что мне твоя Индия? Все пурга!

Но я все-таки решил взять его с собой. Раньше мы встречались в известных местах, назначали время и встречались. Но как взять его в ашрам, в котором он ни разу не был? Я взял его за руку и моя рука прошла сквозь его руку, не соприкасаясь. «Вот ведь свинство! — я подумал. — Хорош закон у нашей Вселенной, где каждый ходит своим Путем! Каждый в своей собственной пустыне.» И тут на мою руку опустилось небольшое трепещущее пятно, такая туманная бабочка и соединила наши руки, как склеила.

— Нужна мне эта Индия! — заворчал мальчик из Иллинойся.

Ну и характер у него был, я вам скажу. Вредный до ужаса. Прямо какой-то «упрямый Фома». И тяжелый. Видно поэтому мне было так трудно добраться с ним до ашрама. Я представлял себе каменные ступени ашрама и стремился к ним, я весь изнемогал и уже не рад был, что связался с этим парнем… В конце-концов, он же мне никто.

Миракл была на месте и ждала меня на верхних ступенях. Мы были очень рады друг другу. Я побежал навстречу. Она протянула мне руку, и хоть наши руки не соприкаснулись, поверьте, в этом случае это не имело для нас никакого значения.

— Это тот мальчик, о котором я рассказывал… — сказал я. Я действительно как-то рассказывал про него Миракл.

Мальчик подходил к нам, вид у него был недовольный.

— Я рада тебя видеть, — сказала Миракл.

Мальчик ничего не ответил, даже отвернулся.

— Ты знаешь, где ты? — спросила Миракл.

— Ну, в Индии! Ну так что? — сказал мальчик.

— Ты не только в Индии, ты в ашраме, в доме, где живут святые отшельники, мудрецы.

— Да пурга все это! — сказал мальчик.

— Они ищут Бога и смысл жизни.

— И это пурга.

— А что не пурга?

— Все пурга!

Мы прошлись немного, обошли вокруг ашрама, заглянули внутрь, в кельи, где несколько учеников сидели в позе лотоса. Миракл все пыталась впарить мальчику из Иллинойса всякие красивые истории про йогов и Учителей, говорила с ним, как с ребенком, но он был непробиваем. Твердил, что все пурга. И только. Что с ним поделаешь? Тогда Миракл сказала мне, чтобы я отправлялся домой, а она попробует с ним поговорить еще. Мы договорились встретиться через неделю. И вот что она мне потом рассказала…

Они еще долго бродили вокруг ашрама, но толку от него, от американского мальчика, она так и не добилась, не сдвинула с идиотской точки, но зато выпытала, где он хранит ружье и по какому адресу проживает. На утро Миракл сказала отцу, что видела вещий сон. Я уже говорил, отец Миракл не догадывался про ее «путешествия», но верил, что ей снятся вещие сны.

Первый раз она была еще маленькой девочкой. Как-то, «путешествуя», она заглянула к своей бабушке, и увидела, что та, больная, лежит в постели. Она сказала об этом отцу. Очкарик поехал навестить мать и все оказалось правдой. Больше того, Миракл описала чашку, из которой поили бабушку, и незнакомую женщину, которая за ней ухаживала, даже цвет ее волос. И все это тоже оказалось правдой. Все до мелочей. Потом было много подобных случаев и всегда Миракл оказывалась права. Так что, когда со мной случилась вся эта история с Бородачом и стариком-индусом и Миракл бросилась к отцу за помощью, он поверил ей сразу.

Теперь же она сказала, что ей приснился американский мальчик, который хочет расправиться с одноклассниками, она знает, по какому адресу он живет и где хранит ружье. Тогда Очкарик посадил Миракл в машину и они поехали в американское посольство. В американском посольстве Очкарика приняли за полного идиота, но все-таки позвонили в университет, где он работал, чтобы навести о нем справки. В университете им сказали, что Очкарик — солидный человек, профессор и имеет много научных трудов. Тогда в американском посольстве задумались и все-таки, на всякий случай, позвонили в Америку, в полицию города Спрингфилд штата Иллинойс. В полиции города Спрингфилд штата Иллинойс сотрудников американского посольства в Индии тоже приняли за полных идиотов, но из предосторожности, тоже на всякий случай, адрес все-таки записали и даже по этому адресу послали наряд полиции. Надо сказать, что они успели в самый последний момент. Мальчик уже закончил завтрак (Что там едят на завтрак в Америке, в штате Иллинойс? Кукурузные хлопья с молоком? Мюсли? Йогурт?), короче, дожевал свои кукурузные хлопья и отправился на чердак за ружьем. Полицейские его опередили всего на несколько минут и нашли ружье именно там, где оно и должно было лежать — в старом коврике за сундуком.

Так все и было. Никаких чудес.

Но дальше… После поездки в Индию и выдуманного Бородачом конкурса, я в классе стал популярной личностью. Даже книга-компьютер, которую я потом принес в школу, не сыграла в этом особенной роли — кое-кто в нашем классе видел и получше. Так что, все стали на меня особенно поглядывать, очень выделять. Ну и девочки, конечно, их в нашем классе было больше половины.

Я уже говорил про девочку, у которой часто бывал дома. Разумеется, в «путешествиях». Я ничего ей такого не говорил и вообще почти не приближался, но она чувствовала, что мне нравится. Девчонки всегда это чувствуют. И тоже на меня поглядывала. Но тут мне стала нравится совсем другая девочка — та, которая жила рядом с магазином восточных поделок. Она была светленькая, с острыми такими чертами, острыми, но симпатичными, похожа на лисичку из мультика. Про себе я и называл ее Лисичкой. На меня она как раз не поглядывала, но все звала в свой магазин — присмотреть деревянного слоненка взамен того, которого забрала классная. И как-то, когда она в очередной раз меня позвала, я сказал:

— Ну, пошли… — небрежно так сказал, как какой-нибудь герой из американского боевика. Видно было, что она обрадовалась.

Лисичка жила довольно далеко от школы, мы шли сначала по улице, а потом по дворам, чтобы сократить путь. Вокруг зеленели деревья, погода была отличная, Лисичка оказалась ужасно разговорчивой, болтала без умолку. Мы шли не спеша и в одном из дворов даже покатались на качелях на детской площадке. Там-то я и почувствовал, что за нами кто-то следит… Чувство было неприятное, но я подумал — чего мне бояться? Я в своем родном городе, меня всякий защитит. Потом мы зашли в этот самый магазин восточных поделок. Там всего было навалом, всякой дребедени, резных вещиц, подсвечников, подносиков, солонок, тарелочек, маек и джинсов. Моя мать от всего этого, наверное, была бы в восторге. И слоников там было много, но ни один из них мне не понравился. Потом мы пошли к Лисичке домой. Дома у нее никого не оказалось. Она стала показывать мне разные свои вещи — океанскую раковину, которая как-то особенно гудела (ничего особенного, впрочем, наверное потому что в ней была дырка), сушеную морскую звезду и монету, которой, по ее словам, было двести пятьдесят лет. Монета была совершенно стертой, и почему Лисичка решила, что ей двести пятьдесят лет, я не знаю. Потом она притащила из холодильника пепси колу и холодные котлеты, и поставила свой любимый диск. Мы ели эти котлеты без хлеба и слушали музыку, прикольно было, не скучно. Лисичка по-прежнему болтала, не умолкая, хоть во рту у нее была котлета и музыка орала изо всех сил. Я решил, что пора идти домой, но подошел к окну и увидел, что начался дождь. И сильный. С громом и молнией. Просто музыка была такой громкой, что мы этого не заметили. Я вернулся к Лисичке, выпил еще стакан пепси и съел еще одну котлету. Потом опять подошел к окну. Прямо под окном была беседка. Дождь уже почти кончился и то, что внутри беседки, хорошо видно. И что же там было, а? Прямо невероятное событие, гвоздь сезона! Спешите видеть! Вася Че! Он сидел мокрый, взъерошенный, подняв воротник куртки.

— Мне пора, — сказал я Лисичке.

— Может еще посидишь? У меня еще есть что-то послушать, — сказала Лисичка.

— Нет, — сказал я. — Пора.

Потом я спросил — далеко ли отсюда улица, мы-то все шли дворами. Лисичка сказала, что улица в конце ее дома, за ним. Уже в коридоре она вдруг посмотрела на меня очень хитро, прямо как лиса из мультфильма, и говорит:

— Может, ты меня поцелуешь?

Я, конечно, обалдел. А она:

— В щеку! Так принято!

Ну, я ткнулся губами в ее щеку — от щеки котлетами пахнет… И бежать из квартиры… Потом из подъезда. Одна улица, вторая… Да ну ее, с ее поцелуями! А потом еще Васю Че встретить! Домой я добрался скорее, чем ожидал — ведь хитрая Лисичка вела меня самым дальним путем.

Весь вечер у меня из головы не шло — что Вася Че делал в беседке? Я и раньше замечал, стоило мне обратить внимание на какую-нибудь девочку, ну так, понятно, просто лишний раз посмотреть, как и он начинал на нее посматривать. Я слышал, что так и бывает. Такая коллективная влюбленность. И все мальчики, обычно, влюблены в самую красивую девочку в классе. Но в нашем классе все было с точностью наоборот. Самой красивой считалась та, что еще осенью выкрасила прядь волос под леопарда. Но, насколько я знаю, в нее еще никто не влюблялся. Почему? Ну, это уже ее проблемы. А мне нравилась сначала та, к которой я заглядывал в своих «путешествиях», а потом уже Лисичка. И Вася Че, словно шел по моим следам, сначала посматривал на ту, а потом на Лисичку. Но чтобы в дождь сидеть в мокрой беседке под ее окнами! Это уж, знаете! Да!

Я думал, думал, но ничего не придумал и на другой день, на перемене просто подошел к Васе Че и спросил:

— Слушай, что ты вчера делал в беседке у дома Н.(Я назвал фамилию Лисички.)?

Вася Че, человек не хитрый, прямолинейный скорее. Я застал его врасплох, он покраснел, как говорится, до корней волос. И убежал. А на уроке мне передали от него записку: «Встретимся на баскетболе». Это значило — на скамейке у баскетбольной площадки. Особое место — из окон школы ее не видно, так что там всегда собираются старшеклассники, курят себе на свободе и пьют пиво. В это время дня там никого. Это был у нас последний урок, так что время встречи уточнять не нужно. Я немного замешкался в классе, и когда подошел, Вася Че уже сидел на скамейке. Вообще, Вася Че не в ладу с языком. Он что-то нудел, нудел, тер, тер, хоть и дебилу было бы понятно, что он потащился за мной только чтобы узнать, куда это мы пошли с Лисичкой, из чистого любопытства. Но потом, потом началось что-то поинтересней… Потащился-то он потащился, но тут заметил, что потащился не один. Еще двое шли за нами почти от самой школы. Вася сначала думал пойти домой, но потом решил за этими двумя проследить. Все-таки он какой-никакой мне друг. Вот так они и шли за нами все вместе. А потом начался дождь. Вася Че забрался в беседку и потерял из виду и меня с Лисичкой, и тех, двоих.

— Смуглые, — несколько раз повторил Вася Че. — Не негры, негры черные. Эти смуглые. Что ты там натворил в Индии?

— Ничего, — пробормотал я. — А что я мог там натворить?

— Лучше правду скажи, — сказал Вася тихо.

Ну я совсем обалдел. И стал быстро-быстро думать, соображать, чтобы такое ему сболтнуть.

— Думаю, там тоже мафия… — сказал Вася все так же тихо.

Я вспомнил старика-индуса, понятное дело — воспоминание не из приятных. Вспомнил свои страхи — цепь и собачью миску. И стало мне от этого совсем нехорошо. Вася Че смотрел на меня и видел, что мне нехорошо.

— Давай я тебя провожу, — сказал Вася Че.

— Да ладно, — сказал я не совсем уверенно. — Сам дойду.

Но Вася Че все-таки пошел меня провожать и проводил почти до дома. За это время ничего не случилось и никто со смуглыми лицами нам не попадался и не шел за нами следом.

На другой день все было, как обычно, ничего не произошло.

На третий день Вася Че не пришел в школу. Ничего особенного в этом, конечно, не было. Мало ли что бывает, только он и потом не пришел. А у нас контрольные шли одна за другой. Классная позвонила Васе Че домой. Я стоял в коридоре рядом с учительской, дверь была открыта и слышно, как она с возмущением говорит какой-то учительнице:

— Чтобы дома не знали, куда пропал мальчик! Ужас какой-то! Говорят, — может у дяди? Только представьте! Может! Может у дяди!

Но и у дяди Васи Че не оказалось. Я-то сразу в это не поверил — станет Васе Че несколько дней подряд терпеть насмешки своих двоюродных сестер. Так что получилось, что о его исчезновении отец заявил с опазданием. Ну и где теперь его искать в большом городе, — думал я. Как сказала бы моя мать — иголку в стоге сена. Я стал волноваться. И в первый же вечер решил отправиться на поиски. Я легко попадал в места, в которых бывал, видел на фотографии или в кино. Но просто так оказаться рядом с человеком, такое бывало, конечно, но не так часто и для меня не просто. Я изо всех сил старался представить себе лицо Васи Че, но чем больше старался, тем хуже это у меня получалось. Вместо лица Васи Че я видел перед собой только туманное расплывающееся пятно. Я совсем изнемог. И все выходил на кухню попить воды. Мать проснулась и закричала:

— Что ты там бродишь — сейчас же ложись!

Но и спать я уже не мог, мучился, мучился и заснул только к утру. Первое, о чем я подумал, когда проснулся — это лицо Васи Че. Я увидел это лицо очень отчетливо и сразу же оказался рядом. Тут я закричал, хоть никто меня не мог слышать. Так было от чего так орать. Вася Че, исхудавший, несчастный был прикован к батарее, рядом стояла кружка с водой. Конечно, это была не собачья миска, но разница-то небольшая. Короче, я закричал, дико взволновался и стал бегать по квартире. Комнат там было три, а та, в которой был прикован к батарее несчастный Вася Че, еще и заперта на висячий замок. Но самое потрясающее случилось после… Я пробежал по квартире и опять вернулся к Васе Че. Квартира находилась высоко, этаже на десятом (на двенадцатом, как я выяснил позже), дом стоял как-то сбоку, на краю микрорайона, так что в окно Вася Че мог видеть только небо. Я сел на подоконник и положил руку ему на плечо… И тут Вася Че называет меня по имени. Понятно, меня всего передернуло. Ведь он никак не мог чувствовать моего присутствия. Короче, называет меня по имени и дальше, негромко так, почти шепчет:

— Я знаю, ты можешь быть здесь. Я про тебя все знаю. Я слышал, что ты рассказывал дядькиному соседу. Все про тебя знаю. Не приходи сюда. Они тебя поймают.

Минут через десять — я все еще в растерянности сидел на подоконнике и держал руку на его плече — он опять назвал меня по имени и повторил тот же текст. И когда я уже выходил из квартиры, услышал, что он опять его повторяет.

Я выбрался из квартиры через дверь, чтобы запомнить номер. Подсчитал этажи (двенадцатый), узнал номер дома и название улицы. Я даже подошел к автобусной остановке и определил ближайшую станцию метро. Только потом вернулся домой. Матери, конечно, уже не было, но до занятий оставалось еще полчаса. К завтраку я не притронулся, быстро оделся и побежал… Отделение милиции было недалеко от нашей школы, когда я шел сквером, проходил как раз мимо него. Домчался я одним мигом и подошел к дежурному.

— В нашем классе пропал мальчик… (Я назвал имя) — сказал я, волнуясь, и даже, кажется, заикаясь немного, — Я з-знаю, где он!

— Да? — сказал Дежурный, какой-то недовольный дядька. — Откуда? — в это время он что-то писал. Когда я подошел он даже не оторвался от этого занятия.

И тут я сказал глупость! Ужасную глупость! Просто я вспомнил Миракл. Но ведь я не Миракл и я не в Индии. Я сказал:

— Я видел это во сне.

Дежурный поднял голову и посмотрел на меня, зло так посмотрел. Он сказал:

— Мальчик, иди-ка отсюда и поменьше играй в компьютерные игры.

— Его приковали к батарее! — в отчаянии закричал я.

— Я кому сказал! — Дежурный даже повысил на меня голос. — Иди отсюда! Или я отправлю тебя к врачу!

Конечно, я ушел. Пристыженный и страшно недовольный собой. «Дурак! Какой же я дурак» — все ругал я себя. Как сказала бы моя мать — «отпростоволосился»! Я подошел к школе… Просто болтался вокруг. Издали видел, как на перемене во двор выбежали наши ребята. Погода была отличная — почти лето. Откуда-то появился теннисный мячик, и все носились с ним, перекидывали друг другу, хохот стоял. Я даже подумал окликнуть Лисичку и все рассказать ей, но потом опомнился — ведь будет то же самое, что и с милицией, она покрутит пальцем у виска и скажет, чтобы я отправлялся к врачу. Прозвенел звонок и мои одноклассники пошли на урок. Я чуть было не побежал за ними, но не побежал…

Да, я поехал в тот микрорайон, вышел на нужной станции метро, а потом проехал несколько остановок на автобусе до того проклятого дома, вошел в тот подъезд и на лифте поднялся на двенадцатый этаж. Я прекрасно знал дорогу!

…У дверей в квартиру, в которой томился Вася Че я остановился, как бы пришел в себя. Как же я войду? Но дверь, к моему удивлению, была не заперта. И на двери в комнату, в которой он находился, не было висячего замка. Я вошел… Подошел к изумленному Васе Че, но не успел сказать и нескольких слов. Вошли двое смуглолицых, одели на мою руку наручник и другим приковали к батарее. Почти следом зашел невысокий мужчина с фотоаппаратом.

— Тихо, тихо… Тс… — сказал он мне, взял за подбородок, повернул лицо, как ему было нужно. И сфотографировал. — Тихо, тихо… — сказал он опять. — Тс… Будут готовы документы, поедете…

— Куда? — спросил я.

— Куда надо. Будешь послушным, будешь неплохо жить.

— А Вася? — спросил я.

— Будешь послушным и Вася поедет. А не будешь послушным… твой Вася поедет совсем в другую сторону… — и он как-то очень нехорошо усмехнулся. Плохо так усмехнулся.

Потом Фотограф вышел из комнаты, но не закрыл за собой дверь, вернее закрыл, но от сквозняка она опять открылась, и он ее уже и не закрывал, и я видел, как один из смуглолицых отсчитывает ему деньги. Много. По сто долларов. Главное, они видели, что я вижу, но это их не смущало — я для них уже не был человеком…

С Васей Че мы не разговаривали. Когда все ушли и дверь закрылась по-настоящему, он сказал только:

— Все. Кранты. Глупо, — и заплакал.

Думаю, он до последнего на меня надеялся. Ну а я? Вот он я. Лох такой. Но что удивительно, мне не было страшно, мне даже стало как-то легче. Последние дни, после того как я узнал про исчезновение Васи Че, я был в таком напряжении, что теперь скорее расслабился. Вечером нас накормили заваренной кипятком лапшой «Ролтон» и по-одному сводили в туалет. Потом выключили свет и ушли из квартиры. Вася опять плакал, пристроился на полу у батареи и заснул. А я все сидел и ждал, когда пройдет этот долгий вечер и наступит ночь. Впрочем, мне надо было сделать еще одно очень важное дело — успокоить мать. Мать у меня одна и если у ней будет плохо с сердцем или с сосудами — она вечно меня этим пугает, ой, это что-то! — где я найду другую?

Я «вернулся» в свою комнату и лег на диван. Я понимал, конечно, что для матери меня там нет и быть не может, но читал, что такие случаи были. То есть, когда люди видели то, что видеть не могли. Я слышал, как мать вернулась с работы, как она тихо ходит по квартире, тихо, чуть слышно, пьет чай на кухне, позванивая ложечкой о свою любимую чашку… Потом шаги, она входит ко мне… Сердце мое забилось, я призвал всю свою силу… Мне показалось мимо меня что-то мелькнуло, мне почему-то показалось, что это Фифа… Хотя, почему он? Откуда? Подошла мать. Секунду смотрела на меня, потом вынула одеяло — постель была не расстелена и закрыла им. После этого вышла.

…Я довольно долго топтался на каменных ступенях ашрама, но Миракл так и не появилась. Это понятно. Мы встречались по субботам, а был только четверг. Я переместился к ней, в комнату, в которой как-то провел ночь. Прошел по дому, в поисках, но все натыкался на ее домашних — на братьев, родителей (понятно, что Очкарика с женой), набрел даже на какую-то старуху. Наконец, нашел и ее. У нее была небольшая комната, но очень славная. Разве что, по мне, слишком много мягких игрушек, почти столько, сколько всякой дребедени у моей матери на кухне. Конечно, Миракл тоже спала. Сон это сон, может он и похож на «путешествие», но это не «путешествие». Встретиться с ней в ее сне было невозможно. Я пристроился у нее в ногах и стал ждать. Мать всегда говорила, что я очень нетерпеливый. Чтобы она сказала сейчас! С возрастом я меняюсь. Я смотрел на лицо Миракл, очень красивое и спокойное… Даже не знаю, с чем можно было бы его сравнить. Наверное, красоту можно сравнить только с красотой… Ну там с цветами и прочим. Я всегда над этим смеялся, а тут подумал — это действительно так. Лицо Миракл можно было сравнить только с цветком. Чего я ждал? Ведь если Миракл проснется, я все равно не смогу с ней встретиться. Но я знал, что есть очень хорошее время между сном и явью, когда она сможет скользнуть мне навстречу, хотя бы на минутку. Только бы ее не позвали! Только бы не прибежал ее маленький брат! Я сидел так долго, несколько часов… Вот и говорите, что я не терпеливый! Вдруг ресницы Миракл дрогнули, во сне она глубоко вздохнула. Я весь напрягся… И тут она действительно выскользнула из своего тела и оказалась рядом со мной.

— Откуда ты тут взялся? — «спросила» она удивленно.

Я рассказал все. В это время случилось то, чего я и боялся. В комнату ворвался ее маленький брат и с радостными детскими криками (довольно идиотскими на мой взгляд) бросился к ней. Миракл мгновенно вернулась в свое тело. К моему счастью, я успел сказать ей самое главное, даже адрес.

— Возвращайся, — сказала она, обнимая ребенка и глядя куда-то в потолок, — Я сделаю все, что смогу.

На другой день Вася Че уже не плакал, но вид у него был совершенно сломленный.

— Ничего, — подбадривал я его. — Как-нибудь прорвемся.

По-моему, он мне не верил.

В этот день нас еще несколько раз кормили Ролтоном и столько же раз выводили в туалет. Опять приходил Фотограф, опять фотографировал, что-то у него не получалось и из соседней комнаты доносились крики и ругань. Потом один из смуглолицых принес мокрое полотенце и Фотограф сказал нам протереть им лицо и брезгливо протянул свою расческу. Вечером под батарею положили два ватных одеяла, но мы все равно спали плохо. Вася Че так вздыхал и сопел — что просто не передать. Я опять побывал дома, и мать, ни о чем не подозревая, опять укрыла меня одеялом. Как здорово, когда у матери много работы!

Утром пришел новый человек. Он долго ходил вокруг, примеривался и что-то прикидывал. А дальше произошла очень неприятная вещь — нас подстригли наголо. Мне-то еще что, я привык, мать всегда стрижет меня коротко, она говорит — захочешь когда-нибудь носить длинные волосы, скажешь спасибо. Так что два-три сантиметра туда или сюда для меня особой роли не играют. Но Вася Че! У него волосы темные и даже немного вьются. Я впервые обратил на это внимание. Темные волосы, красивые, и немного вьются… Когда его стригли, он не плакал, нет, но выражение лица у него было — не дай Бог… Как, наверное, у человека, чья жизнь кончена, и он окончательно это понимает. Под волосами у него оказалась странная острая макушка и скошенный затылок. Картинка до того грустная, что за одно это я бы этих мерзавцев просто разорвал. Нам надели какие-то дурацкие очки, а лицо Васи Че еще и замазали крем-пудрой загар, такой моя мать пользуется летом. Смуглолицый принес кучу старых джинсов и джинсовых курток и стал прикидывать, что из них нам подойдет… Нас отстегнули от батареи и переодели. Потом надолго оставили в покое. (Пристегнуты мы или не пристегнуты — бежать было невозможно.) Конечно, я надеялся на Миракл, но ведь чего в жизни не бывает, и какие-то вещи могут быть просто не в ее силах. Да, в мое сердце закрался страх. В какой-то книжке я читал, как страх вползает холодной змеей… Да, есть просто страх, абсолютный страх, страх и все. А есть, когда вползает холодной змеей. У меня был именно такой. Между тем, за стеной опять началась какая-то ругань. И тут к нам заявились все — двое смуглолицых, Фотограф, Парикмахер и еще один невысокий, коренастый, но, наверное, очень сильный дядька. Они принесли огромную дорожную сумку, положили в нее одно одеяло и приказали Васе Че в нее залезать. Вася Че бросил на меня страдальческий взгляд и… полез в сумку… лег там, свернувшись калачиком, сверху на него положили второе одеяло и потом оставшиеся джинсы и куртки. Вася Че был самым крупным в нашем классе, одеяла и джинсы тоже что-то весили, но Коренастый запросто схватил сумку, забросил ручки на плечи и понес. Фотограф бесцеремонно схватил меня за шиворот и встряхнул:

— Будешь рыпаться, твоему дружку аут. Усек? В сумке — зарядное устройство.

Может, он меня просто пугал, а может, и нет. Все равно, думаю, меня продавали за большие деньги. А в таких случаях, говорят, люди на все готовы. На лифте мы спустились вниз. Мы — это Коренастый, который нес Васю Че в сумке и Фотограф, который шел рядом со мной и держал руку на моем плече, а потом просто держал мою руку повыше локтя. Двое смуглолицых и Парикмахер вышли не с нами, чуть позже. У подъезда уже стояла большая машина. Я не из тех, кто интересуется машинами, но что-то все-таки знаю. По-моему, это был джип. Мы сели в джип. Из окна вышли двое смуглолицых и Парикмахер и сели в другую машину, поменьше.

Я почему-то думал, что нас повезут в аэропорт. А это дорога долгая. И вообще я ждал, что вот-вот и что-то произойдет. Как в кино. Нам на помощь бросится отряд ОМОНа, или там джип начнут обстреливать с вертолета… Смешно? Но именно такие кадры стояли у меня перед глазами. Однако вместо аэропорта мы довольно быстро приехали на вокзал. Коренастый опять вскинул сумку с Васей Че себе на плечо, а Фотограф вцепился в мою руку повыше локтя. Так мы прошли сквозь привокзальную, а потом вокзальную толпу. На нас никто не обращал внимания. Мне кажется, закричи я, рванись, меня скрутили бы на глазах у всех и никто не пришел бы ко мне на помощь. Я видел это по озабоченным глазам проходящих мимо. Этого бы просто никто не увидел. Тогда зачем рисковать? Тем более, рисковать Васей Че. А вдруг у них в сумке действительно взрывное устройство? Мы сели в поезд, я впился глазами в проводницу — обычная тетка, ничего она нам не поможет. Я заметил, что в соседний вагон садятся смуглолицые и Парикмахер. Вошли в купе. Коренастый небрежно бросил сумку с Васей Че на одну из нижних полок, а Фотограф быстро закрыл дверь и с заметным облегчением крякнул:

— Расслабляемся, пацаны!

И тут мне действительно стало страшно. Это вам не холодная змея, это такой страх, от которого пропадает голос.

— Расслабляемся! — Фотограф хлопнул меня по плечу. — А?

Я только что-то прохрипел. Поезд тронулся. Медленно поплыло мимо окон здание вокзала. «Все. Кранты,» — подумал я прямо словами Васи Че.

И тут поезд резко дернулся и остановился. В коридоре послышался шум, что-то визгливо кричала проводница. Дверь в купе открылась и в купе ворвался Бородач (борода у него опять стала отрастать), за спиной у него трясся один из смуглолицых, от страха превратившийся в бледнолицего. Я как-то подзабыл уже, какой Бородач большой. Он занимал собой все пространство, одной рукой он загреб меня, а другую руку, вернее кулак, направил в сторону Фотографа, Фотограф завалился на спину, на сумку, в которой был Вася Че. Вася Че заорал.

— Что там? — заревел Бородач.

— Вася Че! — прохрипел я. Голос еще ко мне не вернулся.

Бородач смахнул в сторону Фотографа, словно тот был какой-то тряпкой, и ухватился за сумку. Вот так, с сумкой в одной руке и со мной в другой, он и пошел к выходу из вагона. Что удивительно, даже такой сильный человек, как Коренастый тихо сидел около окна и не вмешивался.

Выбраться из вагона было не так-то просто. Бородач заставил проводницу открыть дверь, но ступени-то были уже убраны и до земли далеко. Он было хотел первой бросить сумку, но я заорал, что там Вася Че, о чем Бородач наверно уже забыл. Тогда Бородач спрыгнул сам, а потом уже все остальное. Поезд поехал дальше, а мы пошли к вокзалу. В какой-то момент я обернулся и к удивлению увидел всю компанию, которая тащилась за нами. Я сказал об этом Бородачу. Он поставил сумку, сказал мне подождать его тут, а сам пошел к ним навстречу. Я видел, как он о чем-то говорит с Парикмахером и Коренастым, что удивительно, довольно миролюбиво. Потом он передал одному их смуглолицых небольшой сверток, мне показалось, что это деньги. Наконец, Бородач вернулся к нам.

— Худой мир лучше доброй ссоры, — сказал он мне, криво усмехнувшись. — Как я тебе говорил — не счесть алмазов в каменных пещерах. Задал ты мне дела. Но если по честному, все началось с меня. Сам виноват, сам и отдуваюсь.

Мы подошли к вокзалу, перешли привокзальную площадь и зашли в один из ближайших дворов. Бородач нашел укромное местечко и только там открыл сумку, перевернул и вытряхнул содержимое на землю, вместе с джинсами, одеялом и Васей Че. Увидев бритую голову Васи Че, Бородач только свистнул.

— Теперь живо отсюда, — сказал он нам. — Чтоб только пятки сверкали!

— А сумка? — спросил Вася Че.

— Хочешь обратно? — усмехнулся Бородач.

— Просто сумка хорошая, — заметил Вася Че. — И штаны.

— А-ну, валим! — сдавленно рявкнул Бородач. — Все оставляем здесь!

Он сунул мне десять долларов и слегка шлепнул по затылку:

— Гуляй, золотой мальчик!

Какое-то время мы действительно бежали, но потом я понял, что за нами никто не гонится и боятся нам уже нечего. Мы пошли себе шагом, как бы гуляя.

— Я хочу есть, — сказал Вася Че капризно.

Мы проходили как раз мимо Макдональса.

Я ведь тоже хотел есть. Мы зашли в обменник, обменяли десять долларов на нашу отечественную валюту и отправились в Макдональс. Там мы взяли кока-колу, гамбургеры, фаст-фуд, мороженое, короче, оттянулись от души. Денег еле-еле хватило. И первый раз в жизни гамбургер мне понравился.

О том, что с нами произошло, в школе никто не знал, да и знать не нужно. Поэтому нашему возвращению особенно не радовались. Пропустили несколько дней, ну так что? Обычное дело. А вот новую «прическу» Васи Че, вернее, ее полное отсутствие, заметили все. В открытую, конечно, над ним не издевались, но стоило только на него посмотреть, тут же начинали хихикать, сдерживать истерический смех и отворачиваться. Он, бедный, совсем измучился. Сидел красный, как помидор, чуть не плакал.

Когда я сказал, что нашему возвращению никто не радовался, я, конечно, слукавил. Кое-кто очень радовался. И этим кое-кто была Лисичка. Она прислала мне записку, на которой в уголке было нарисовано маленькое сердечко, а на перемене сказала, что даже звонила мне домой, но никто не взял трубку. (Мобильник, как вы знаете, у меня очень часто «временно недоступен». А сейчас вообще валяется где-то под диваном, мать все хочет завести другой, но я, как вы понимаете, ее не тороплю.) К концу занятий Лисичка прислала мне еще одну записку, в которой приглашала меня опять посмотреть на восточные диковинки и послушать музыку. Восточные диковинки меня уже вовсе не привлекали, но послушать музыку я был не против. Вы не подумайте, что я забыл Миракл. Конечно, нет. Просто Миракл — это Миракл, она для меня навсегда — чудо-девочка, горное озеро, цветок. А Лисичка это Лисичка. Она вот. Она рядом. Она простая. Она хочет послушать со мной музыку и чтобы я ее поцеловал…

Мы встретились как бы невзначай после занятий на школьном стадионе, «на баскетболе». И оттуда дворами пошли к ней домой. Погода опять была, что надо, до конца учебного года всего несколько дней, от этого настроение тоже, что надо, как на каникулах. Идем себе, обо всем болтаем и подходим уже к детской площадке, чтобы покататься на качелях, как чувствую — за нами кто-то идет. Я вроде бы и не оглядываюсь, просто слежу боковым зрением… Потом наклонился и стал завязывать шнурок на кроссовках, вроде бы у меня шнурок развязался… Вижу — фигура за деревьями, я сразу узнал — Вася Че! Я сказал Лисичке, что ее догоню, а сам прямиком пошел к нему.

— Тебе чего? — спросил я Васю Че совсем даже не ласково. Ну так понятно, я был немного взбешен. Кому хочется, чтобы за ним следили?

— Тебе хорошо, да? — закричал в ответ Вася Че. — Хорошо, да? А на меня плевать!

С обиженным лицом, со своей стриженной острой макушкой он показался мне таким смешным, что я не выдержал и рассмеялся. Тогда он совсем уж побагровел, схватил с земли камень и запустил в меня. Камень задел ногу и отскочил в сторону. Было больно. (На этом месте потом появился здоровенный синяк.) Первое, что я сделал — это стал соображать, чтобы такое швырнуть в ответ, но Вася Че уже убежал.

Настроение было испорчено. Не из-за боли. Что боль! Поболело и прошло. Просто… я понял, что действительно виноват перед ним. А это и есть самое неприятное чувство. Я догнал Лисичку и сказал, что пойду домой, а музыку мы послушаем как-нибудь в другой раз. Тут и Лисичка взбесилась. Она не бросала в меня камнями, но топала ногой и кричала, что я дурак и другого раза не будет. Что мне было делать? Пошел себе. Короче, домой я вернулся в самом ужасном настроении. Вечером стало еще хуже. Погода замечательная, солнце в окно светит, несколько дней — и каникулы. А я сижу и почти плачу. Пришла мать, говорит:

— Ты что тут сидишь несчастный какой-то?

А я и давай реветь. Ну мать вокруг бегает, кудахчет, а я реву.

— Плохо, — говорю.

— Что, плохо?

— Все плохо.

— Так не бывает, чтобы все плохо.

— Бывает!

Мать мне — чаю, конфеты принесла из своих запасов, я конфет наелся, как-то поуспокоился. Спрашиваю:

— Мама, мой отец был эгоистом?

— Ужасным, — отвечает. — Ужасным был эгоистом.

— Значит и я эгоист?

— Ты — нет. Ну, конечно, бывает. Бывает и ты бываешь. В смысле, — эгоистом. Но не часто.

А я про себя думаю: «Сегодня как раз был этот случай. Я был эгоистом.»

Я в нерешительности стоял перед домом отца. Вообще-то, я собирался повидать Учителя, но по дороге решил заглянуть и сюда. В прошлые разы отец сам выходил навстречу, как будто чувствовал мое появление. А тут нет и нет. Вижу — по улице идет женщина. Я узнал ее, когда она подошла. Мать Васи Че. Она опять была очень красивой, только уже не в шубе, а в длинном летнем плаще.

— Привет, — сказала Мать Васи Че.

— Здравствуйте, — сказал я.

Она смотрела на меня и все время усмехалась, как человек, который знает про меня больше, чем я сам.

— Твоего Отца нет, — сказала Мать Васи Че, — Он с детьми поехал отдыхать.

— Куда? — спросил я.

— На море.

— Разве здесь есть море?

— Здесь замечательное море, — усмехнулась Мать Васи Че, — Здесь есть все. Но лично я предпочитаю горы.

— Интересно, — спросил я. — Этот мир такой, как Земля? Круглый?

— Ты знаешь, — сказала Мать Васи Че без этой ее снисходительности. — Я сама иногда об этом думаю… Какой он? Все люди думают, в каком мире они живут. Только каждый думает по-своему.

Я вспомнил: «Во Вселенной каждый идет своим путем.»

— Ваш мир тоже не круглый… — заметила Мать Васи Че. Это только кажется, что он круглый. На самом деле он, как матрешка. Так же, как и этот.

— Вы знали, что с нами случилось? — спросил опять я.

— Мы не знаем, мы чувствуем. Я чувствовала, что с Васей случилось что-то плохое.

— Теперь все нормально, — успокоил ее я.

— Не совсем, — с грустью заметила Мать Васи Че.

А я почувствовал боль в той ноге, в какую Вася Че запустил камнем.

— Нормально, — заверил ее я.

— Надеюсь, — сказала Мать Васи Че.

Нога у меня все болела.

Мы шли по улице, и как это уже было, город приблизился и открылся передо мной, как в компьютерной игре — люди, машины, дома… Она взяла меня за руку, как ребенка, и провела по большому навесному мосту, я посмотрел вниз — это была бездна, в которой неисчислимым потоком шли люди и машины. И глядя на это я понял, что здесь, наверное, действительно есть все — и моря, и океаны, и горы, и планеты.

— У каждого свой путь, — сказала Мать Васи Че. — Но мы все вместе.

Потом она сказала:

— Мне надо идти на работу.

И свернула на одну из улиц. Дальше я уже отправился один. Но я не добрался еще до кафе-мороженого, как встретил Учителя, который сам вышел мне навстречу. Он был мне рад. Я редко ходил здесь по улицам, я ведь перемещался сразу туда, куда мне было нужно и знал здесь всего три точки — дом отца, кафе-мороженое и библиотеку. А теперь мы все шли и шли. Я обратил внимание — стоило мне задержать взгляд на лице какого-нибудь человека, как мне сразу становилось все про него известно, у меня в голове мгновенно как бы прокручивался фильм про его жизнь. Стоило задержать взгляд на окне какого-нибудь из домов, как то, что было за этим окном, ко мне приближалось и так же я узнавал все, про живущих там людей.

— Тебе здесь нравится? — спросил Учитель.

— Да, — ответил я.

Вот так мы шли и шли и тут я заметил, что за нами идет Фифа, прямо путается в ногах. Мне захотелось схватить его на руки, потискать, ведь это в конце-концов был мой кот! Только я хотел это сделать, как Учитель меня остановил:

— Не делай этого.

— Это же мой кот! — сказал я капризно.

— Коты — это не люди и не животные. Это существа, — сказал Учитель. — С ними не надо быть фамильярными.

Я посмотрел на Фифу и в его круглом глазу прочел высокомерие. Но самое удивительное, рядом с ним я увидел небольшой туманный сгусток, совсем небольшой (я-то знал, как он умеет разрастаться) и, конечно, узнал Пятно. (Я — это я, — сказало мне когда-то Пятно. Оно тоже не было ни человеком, ни животным, и относилось к разряду существ.)

Учитель привел меня в библиотеку и, не останавливаясь ни на одном из этажей, мы поднялись на самый верх.

— Наверное, пора тебе подняться еще на один уровень, — сказал Учитель.

— Не знаю, — ответил я робко.

— Готов? — он взял меня за руку.

Ко мне он еще никогда не прикасался. Его рука была твердой, теплой и сильной. Он как бы приподнял меня этой рукой и удерживал в этом положении. А потом мы скользнули под купол, как с ледяной горки, только не вниз, а вверх, и я уже не знал, где низ, а где верх. Все перевернулось.

Я оказался в пространстве, где были только я и Учитель.

— Для начала тебе надо привыкнуть, — сказал Учитель. — Может, ты хочешь присесть?

— Я не против, — сказал я, потому что, конечно, был очень утомлен всей этой суетой.

— Тебе надо только пожелать, — сказал Учитель.

Рядом со мной вдруг оказался стул. Нормальный, крепкий стул, которые есть в каждой семье.

— Какие у тебя желания, подумай! Конечно, ты мальчик, почти ребенок. Может ты хочешь конфет, мороженого, фруктов?

— Не знаю, — сказал я. — Потому что я действительно не знал, чего я хочу.

— Тебе надо только пожелать. Ты можешь попасть на Землю в ее любое историческое время, ты можешь увидеть другие миры и создавать другие миры, создавать армии, самые настоящие армии и они будут сражаться друг с другом, а ты будешь управлять ими. Это такая увлекательная игра. Ты будешь творцом, демиургом! Мой лучший ученик! И это всего лишь одна из ступеней лестницы, идущей через Вселенную. Мы будем подниматься по ней вместе. Тебе надо только пожелать! Хочешь со мной остаться? Здесь ты всегда будешь в безопасности.

Все, что говорил Учитель, конечно, было очень интересно. Но, наверное, я был в другом настроении. Я почему-то вспомнил Васю Че и подумал, простит он меня или нет. А потом подумал, интересно, как Лисичка поведет себя со мной, когда мы встретимся в школе. Я даже подумал о том, что если поеду к бабушке на дачу, надо попросить мать купить нормальную удочку. Та, которую я сам прошлым летом сделал из орешника, уже никуда не годилась. Так что на вопрос Учителя, чего я хочу, я ответил:

— Домой.

— Тогда надо спешить, — сказал Учитель и взял меня за руку.

И мы скользнули не то вверх, не то вниз и из-под купола мягко опустились в библиотеку.

— Надо спешить, — повторил Учитель. — Сам ты можешь не успеть.

Ко мне приблизилось Пятно и стало обволакивать, вбирать меня в себя. Откуда-то появился Фифа, подпрыгнул и лизнул меня в щеку. Я подумал: «Это Фифа, мой кот.» В какую-то тысячную доли секунды (а были ли там секунды?) я увидел, как по эскалатору, навстречу Учителю поднимаются ученики, один за другим, в своих белых одеждах… Как витязи из морских пучин в сказке Пушкина. Только все в белом. Наконец-то они добрались! Учитель сказал мне:

— Удачи! — это было последнее, что я от него услышал.

Я открыл глаза и увидел три склоненных надо мной лица. Одно явно принадлежало моей матери, только сейчас оно было немного распухшим и залитым слезами с потекшей тушью. Второе лицо было какого-то незнакомого дядьки с усами и третье — черным, ошибиться невозможно, это был негр. Я чувствовал себя не то, чтобы хорошо. Голова кружилась и даже немного подташнивало.

— Мы что, в Индии? — почему-то спросил я.

— Ты дома, ты не в Индии, — сказала мать.

— Тогда откуда здесь негр?

— Он работает на скорой помощи. Он врач.

Я слышал, как мать объясняет про то, какой я умный, выиграл конкурс и даже был в Индии, и что я прекрасно знаю, что негры в Индии не живут.

— Он часто падает в обморок? — спросил негр на чистом русском языке.

— Это в первый раз, — сказала мать.

— Вот и прекрасно! — сказал негр. — Пусть этот раз будет последним. Не надо ему быть умным, не надо побеждать в конкурсах. Пусть больше гуляет и лучше ест.

За ночь мать несколько раз вставала, поправляла одеяло и, наверное, посматривала — не в обмороке ли я. А утром на нашем кухонном столе я увидел еды просто неисчислимое количество — блинчики с творогом, мясные тефтели, несколько салатов и даже открытую банку нашего фирменного компота, который мать всегда держала до моего дня рождения. Есть мне не хотело, все что можно я положил в целлофановый пакет и засунул в рюкзак — а вдруг как-то удасться умаслить Васю Че. В конце-концов, даже к Лисичке мы можем пойти вместе. Ведь я даже еще не знаю — нравится она мне или нет.

Я вышел на улицу. Погода была отличная. Под утро прошел дождь и кусты у нашего подъезда были обсыпаны серебряными брызгами. Какая-то старушка кормила голубей. Соседская девочка играла в классики на еще непросохшем асфальте. Пахло летом и свежестью. До конца учебного года оставалось всего несколько дней. Мать купит мне удочку и я буду ловить рыбу у бабушки на даче. А в конце лета у меня день рождения, мне будет четырнадцать лет. Вся жизнь впереди. Это было здорово!