/ Language: Русский / Genre:sf

Субстанция нигра

Евгений Войскунский

Повесть продолжает сюжетную линию, начатую в рассказе "Формула невозможного. Через много лет Новиков и Резницкий возвращаются на планету Смилу, чтобы проверить как живут аборигены, оставшиеся без опеки Центра... 

Евгений Войскуский

Исай Лукодьянов

Субстанция нигра

Фантастическая повесть

ОТ АВТОРОВ

Предлагаемая вниманию читателей повесть завершает цикл фантастических рассказов «Жизнь и приключения Алексея Новикова, разведчика космоса». Рассказы из этого цикла — «И увидел остальное», «Формула невозможного», «Полноземлие», «Сумерки на планете Бюр» — публиковались ранее в бакинских и московских изданиях.

Несколько слов о событиях, изображенных в рассказе «Формула невозможного», который сюжетно связан с данной повестью.

Космонавты Новиков и Резницкий попадают на некой планете в зону, огражденную силовым полем. Здесь живут на всем готовом аборигены — потомки некогда высокой, но односторонне развитой цивилизации. Электронный мозг — Большой Центр, созданный их предками, кормит их из автоматических кормушек, поддерживает мягкий климат, устраивает развлечения сообразно их вкусам и учитывает их численность, сохраняя ее в оптимальных пределах. Последствием бездумной, лишенной труда и творчества жизни была полная деградация аборигенов, превращение их в тихих идиотов.

Новиков и Резницкий стремятся вырваться из огражденной зоны. Вначале это им не удается. Но потом Новиков, разобравшись в принципах работы Центра, задает ему логически неразрешимую задачу. Большой Центр переключает энергию на решение задачи, снимает силовое поле. Новиков и Резницкий получили возможность вернуться на свой корабль. Но аборигены теперь остались без опеки Центра. Что с ними станет?

И вот, чтобы узнать об этом, много лет спустя Новиков к Резницкий снова отправляются на Планету Тихих Идиотов.

ЕВГЕНИЙ ВОЙСКУНСКИЙ

ИСАЙ ЛУКОДЬЯНОВ

Субстанция нигра

Десантный бот задрал нос в стартовое положение, взревел двигателями и скрылся в вихре пыли. Вынырнул, оставил белый росчерк в зеленоватом небе планеты, исчез.

Трое стояли на вершине холма. Молча проводили взглядом десантный бот, потом подошли к обрыву. Внизу темнел овал оплавленного взлетом песка, над ним дрожал раскаленный воздух.

Еще несколько минут — и бот выйдет на орбиту корабля. Уравняет скорость, подманеврирует к шлюзкамере, втянется внутрь…. «Высадили?» — спросит для порядка командир. «Высадили», — ответят ему. Командир помолчит, а потом велит штурману рассчитать сход с орбиты. Штурман щелкнет клавишами вычислителя. И корабль, разгоняясь, унесется к следующей планете, и еще дальше, и еще — пока не достигнет самой дальней в системе Альфы Верблюда планеты Бюр. Там тоже будет высажена группа исследователей. Нынешняя экспедиция должна исследовать систему всесторонне. Вдоль и поперек, как говорит Резницкий, по настоянию которого предпринята экспедиция.

И только через восемь месяцев корабль вернется сюда, чтобы забрать их на борт.

Так думал Алексей Новиков, глядя с вершины холма на оплавленный песок.

Потом трое пошли вниз, ступая по лиловой траве с мелкими черными цветами.

Воздух планеты, никогда не осквернявшийся ядовитым дыханием войн и примитивных двигателей, хранил первобытную чистоту и свежесть.

Отличная все-таки планета, продолжал размышлять Новиков, дыша полной грудью и вбирая в себя тишину и покой степи, рыжих холмов и дальнего леса. Наверное, прав Резницкий: подходящее место для человеческого поселения. На Земле стало тесновато. А здесь есть где развернуться. Строительный материал прямо под ногами — черный прочный минерал, тут и там выпирающий на поверхность. Новиков усмехнулся, вспомнив, как он предложил название для минерала — «идиотин», и как бурно возмущался тогда Резницкий. Он, Новиков, упрямо продолжал именовать эту планету «Планетой Тихих Идиотов», хотя Совет космоплавания официально назвал ее «Симилой». Симила — на интерлинге это означало «Похожая». Название резонное: здешние условия и впрямь похожи на земные. Однако прежнее название было Новикову привычнее.

А что, подумал он, поселиться с Мартой здесь, на лесной опушке. Будем с Витькой охотиться на динозавров, и вырастет из него здоровенный бородатый охотник — ну, как этот… Зверобой, Натаниель Бумпо… Марте на шею — ожерелье из динозаврьих зубов. По вечерам в хижине — смех, охотничьи рассказы, гудит в печке огонь, и внуки, не испорченные телевизором, упражняются в накидывании лассо на бутыли с настойками лесных ягод…

— Чему ты улыбаешься? — спросила Таня Макарова.

— Так, — ответил Новиков, согнав с лица улыбку. — Тебе не понять.

Голоса звучали громче, не так, как на Земле: атмосфера здесь была плотнее. И показатель преломления воздуха был немного «не по глазам»: дальние предметы расплывались, колыхались — ну, к этому недолго привыкнуть.

Резницкий озабоченно осматривал контейнеры с аппаратурой и снаряжением, выгруженные из десантного бота.

Вот человек, которого никогда не отягощали праздные мысли, подумал Новиков. Вслух он сказал:

— Поздравляю с возвращением, Сергей Сергеич.

— Что? — откликнулся Резницкий. — Ах, да… Вас тоже, Алеша. Займитесь, пожалуйста, маяком.

Новиков открыл контейнер с навигационными приборами, установил треногу и начал «ловить полдень». Затем развернул фотокарту, сделанную при обследовании с круговой орбиты, сверился по ориентирам, нанес место высадки. Вырыл электробуром яму. Втроем они подняли тяжелый цилиндр радиомаяка, всадили его в яму, и Новиков залил основание цемопластом.

Все это было не только необходимой, но и спасительной работой, — потому что, сколько ни говори об опыте и выдержке, первые часы на чужой планете всегда самые трудные. Конечно, если ты нормальный человек, а не одержимый вроде Резницкого.

Они принялись грузить контейнеры в грузовой люк вездехода.

— Не надо, Таня, — сказал Резницкий. — Этот ящик тяжелый. Оставьте, оставьте…

Таня не послушалась.

— Кажется, договорились, — спокойно сказала она, дотащив ящик. — : В экспедиции — никаких различий. — И добавила, скользнув взглядом по Резницкому: — Вы запыхались, Сергей Сергеевич. Отдохните.

Вот ведьма, подумал Новиков с невольным восхищением.

Таня Макарова была красива редкостной античной красотой — правда, несколько холодноватой. Только маловероятное сочетание элементов наследственности могло дать такой результат. Человечество, сравнительно недавно освободившееся of недоедания, войн, неравенства, табака и алкоголя, могло создать такой совершенный комплекс красоты и здоровья не раньше, чем через сто лет спокойного Солнца. Таня Макарова существовала как некое крайнее отклонение, как флюктуация вариантики. В студенческие годы она выводила историков на первые места по всем видам спорта, — пока не было вынесено решение: ввиду индивидуальной физической специфики спортивные результаты студентки социологического факультета Макаровой Т. И. не засчитывать, а регистрировать особо.

С необыкновенной настойчивостью добивалась она участия в экспедиции, победила многих мужчин в конкурсе на должность социолога — и вот она здесь, на Планете Тихих Идиотов. Она взваливает на плечо тяжелый контейнер и тащит его к вездеходу — ни дать ни взять Венера, Переносящая Тяжести.

Самостоятельная — так, кажется, называли в старину женщин подобного склада.

— С чего вы взяли, что я запыхался? — удивленно спросил Резницкий своим высоким ломким голосом.

Часть груза оставили около радиомаяка — здесь, в песках, никто не тронет контейнеры.

Резницкий проверил еще раз, все ли необходимое погружено в вездеход, и сказал:

— Можно отправляться.

* * *

Новиков гнал вездеход по густому лесу. Ветки с зубчатыми фиолетовыми листьями хлестали по стеклу, хрустел под гусеницами кустарник. Изредка попадались открытые болотистые поляны — вездеход проносился над ними на воздушной подушке. Лес становился все гуще — не лес, а настоящие джунгли, — но деклинатор вездехода легко обходил деревья и ямы, не отклоняясь от курса.

— Знакомая дорожка, — негромко сказал Новиков. — Примерно здесь нас гнали тогда роботы со стаей зверья, помните, Сергей Сергеич?

Одиннадцать земных лет назад они с Резницким провели восемь суток в «оазисе тихих идиотов», в автоматизированном «раю», запертые силовым полем Большого Центра. Кто знает, сумели бы они выбраться из ловушки, если бы Новиков не догадался задать Центру неразрешимую для него задачу выбора из равных — «формулу невозможного». Центр, направляя все больше энергетических мощностей на решение задачи, был вынужден снять силовую защиту зоны, и разведчики благополучно выбрались из плена. Но вот вопрос — что стало с обитателями «рая», с беспомощными серыми существами, когда исчез защитный купол, предохранявший их от превратностей жизни в джунглях? Сумели они приспособиться к новым, неблагоприятным условиям?

Об этом много говорили еще на Земле, перед вылетом.

— Нет оснований особо тревожиться, Сергей Сергеич, — доказывал Новиков. — Пищевой блок неприкосновенен, Центр никогда его не отключит, идиоты продолжают исправно получать свои пряники.

— Так-то так, — неохотно соглашался Резницкий. — Но они привыкли к искусственному климату и совершенно не приспособлены к защите от зверья. Динозавры, знаете ли, весьма прожорливы.

— Приспособятся, Сергей Сергеич. — Оптимизм Новикова был несокрушим. — Всеобщий закон адаптации действителен даже для идиотов…

До холмов, за которыми лежала поляна с Большим Центром, езды оставалось немногим более часа. Подчиняясь деклинатору, вездеход огибал крупные деревья и ломал те, что потоньше, шел по кратчайшей и наименее энергоемкой дороге.

На экране унилока поплыли цветные кольца — сигнал скопления биомассы. Новиков переглянулся с Резницким и повел вездеход в направлении сигнала.

Таня Макарова прильнула к окну.

Вскоре из чащобы показались длинные шеи и отвратительные морды, каких и в дурном сне не увидишь. Несколько ящеров, не переставая жевать, тупо уставились на медленно приближающийся вездеход. Затем их головы исчезли, под ударами могучих хвостов затрещали, ломаясь, деревья, и чудища побрели прочь.

Новиков посмотрел на Таню — ее красивое лицо было, как всегда, невозмутимо — и развернул вездеход, возвращаясь на курс. Но не проехали они и сотни метров, как Резницкий попросил остановить машину.

— Видите? — он указал влево. — Возле бурелома.

На фиолетовой траве безжизненно лежало серое существо. Трое вышли из вездехода и склонились над трупом. Да, это был один из обитателей прежнего автоматизированного «рая». Он лежал ничком, раскинув короткие трехпалые руки, в одной руке был зажат камень. На серой, в трещинках коже не было следов насилия.

Резницкий перевернул его на спину, и разведчики увидели черную рану на животе.

— Странно, — пробормотал Новиков, — почему они его не сожрали?

Резницкий присел на корточки.

— Его убил не динозавр, — сказал он. — Ящеры, которых мы видели — травоядные. Это сделано не когтями и не зубами. Твердое орудие. Острая палка, скорее всего.

— Вы хотите сказать… — начала было Таня.

— Ничего, кроме того, что убийство совершено острым орудием. — Резницкий выпрямился. — Придется задержаться. Я должен срочно сделать анатомическое исследование.

Он попросил Новикова вынести из вездехода складной столик, извлек из багажника футляр с инструментами и аппарат для электрохимического анализа. Он работал долго и сосредоточенно. Таня помогала ему. Новикову надоело смотреть, он ходил взад-вперед, посвистывая, сшибая башмаками головки цветов. «Такая чаща, глухомань, а сырости не ощущаешь, — думал он, намеренно отвлекаясь от тревожных мыслей. — Отличная планета с ровным климатом, с идеальным для человеческого дыхания составом воздуха. Поселиться здесь бородатым Зверобоем… М-да…»

Он отшвырнул ногой скорлупу какого-то крупного ореха, величиной с кокосовый. Потом подобрал скорлупу, повертел в руках, сунул в карман комбинезона. Услышал голос Резницкого, что-то говорившего Тане. Подошел поближе.

— …мозг высшего существа, но поразительно непропорциональный. Посмотрите на этот участок… Субстанция нигра… В этом мозгу по-настоящему работоспособна только субстанция нигра.

— Субстанция нигра? — переспросила Таня. — То-есть, черное вещество?

— Да. — Резницкий бросил инструменты в ванночку с раствором. — Иначе говоря, участок мозга, ведающий координацией жевания и глотания. Это у него хорошо развито. — Он взглянул на Новикова. — Мне кажется, они голодают, Алеша. Желудок и кишечник у этого несчастного почти пусты.

* * *

Колесо, сооруженное далекими предками тихих идиотов для катания, сплошь заросло буйным вьюнком. Новиков остановил вездеход, возле Колеса. Трое разведчиков вышли наружу.

Все здесь переменилось за одиннадцать лет. Джунгли надвинулись, на уютную прежде поляну, поглотили ее, утопили в высоких травах и густом кустарнике. Разведчики с трудом разыскали среди зарослей черные столбики автоматических кормушек. Было ясно, что они бездействуют давно.

— Вот цена ваших заверений, — сухо сказал Резницкий.

Новиков огорченно молчал. Он не мог понять, почему Большой

Центр отключил пищевой блок. Тогда, одиннадцать лет назад, он, Новиков, вынес твердое убеждение, что система этого блока автономна и неприкосновенна. Тупой электронный дурак, мысленно обругал Новиков Большой Центр.

— Похоже, обитатели ушли отсюда, — сказал Резницкий, оглядываясь.

— Изгнание из рая, — буркнул Новиков.

Но Таня Макарова показала на экран унилока — там расплывались цветные кольца, — значит, живые существа где-то поблизости. Впрочем, это могли быть и динозавры.

Разведчики пошли к кольцевому рву, окружавшему Большой Центр. Уже были видны над верхушками деревьев мачты Центра, похожие на весла с широкими лопастями.

Вдруг Резницкий остановился и предостерегающе поднял руку. Глаза у него были острые, глаза прирожденного разведчика, и он раньше всех увидел, как справа заколыхались кусты. В фиолетовых зарослях мелькнуло что-то серое. Согнулся куст, придавленный толстой ногой. Теперь был виден абориген. Он стоял на коленях и довольно быстро рыл руками ямку. Летели комья грунта. Затем абориген припал к ямке, покопался, в руках у него появилось нечто круглое, облепленное черной землей. Не вставая с колен, он начал счищать с круглого предмета грязь.

— Земляной орех, — сказал Новиков и вытащил из кармана подобранную давеча скорлупу. — Вот. Они научились выкапывать орехи.

Из кустарника вынырнуло другое серое существо. Оно кинулось к обладателю ореха. Тот увернулся. Прижав орех одной рукой к груди, он ударил другой рукой соперника в живот. Оба заверещали. В следующий миг, вцепившись в орех, они принялись лягать друг друга ногами.

— Разниму! — Новиков решительно двинулся к драчунам, но Резницкий схватил его за плечо.

Аборигены барахтались в кустах, рука одного из них высунулась, нашаривая камень. И тут над драчунами встал третий, тоже вынырнувший из кустарника… Этот был заметно выше ростом, в одной руке он держал черную палку с острым концом. Разжалась безгубая щель рта, до слуха разведчиков донесся короткий квакающий звук. Те двое прекратили драку. Обладатель ореха, все еще прижимая, добычу к груди, подался было в сторону, но третий замахнулся на него палкой, и тогда тот покорно протянул орех. Абориген с палкой схватил орех: но не стал разгрызать его. Он уставился на разведчиков, и драчуны тоже повернулись в их сторону. Потом все трое заверещали, завертели головами и скрылись в кустах.

* * *

Главным пунктом в программе экспедиции было: «Изучить условия обитаемости на планете Симиле, имея в виду перспективу создания научной станции, а затем и поселения». Но был и другой пункт — он предписывал изучить последствия вмешательства и, в случае, если они неблагоприятны для аборигенов, попытаться исправить положение.

Было очевидно, что события на планете развиваются неблагоприятно.

— Они перестали быть идиотами, но стали убийцами, — сказал Новиков за завтраком. — Спрашивается: что лучше?

— Так ставить вопрос нельзя, — заявила Таня. — Прежде чем говорить о следствиях, мы обязаны изучить причину.

— Причина ясна, — сказал Резницкий, — Голод.

— Борьба за существование, — уточнила Таня. — Мы наблюдаем ее в классически чистом виде, свободном от всяческих напластований.

— Не думаю, — сказал Новиков. — В твоем классическом уравнении есть неизвестная величина — Большой Центр. Мы пока не знаем его намерений. Это сугубо логическая машина. Отключив блок питания, Центр руководствовался какой-то логической посылкой.

— Возможно, не спорю. Но объективная логика событий в общем-то ясна. Перед нами первобытное стадо. Поступки аборигенов стимулирует голод. — Сергей Сергеевич совершенно прав. Пока что они берут от природы то, что она дает им в готовом виде, — земляные орехи. Господствует право сильного: мы видели, как вожак отнимает пищу у слабых. Слабые разобщены, забиты, запуганы. Но сами объективные условия заставят их в конце концов объединиться. История ранних цивилизаций утверждает, что общество, как социальная категория, возникает из общности труда и борьбы в процессе производства материальных благ.

— Но эти еще не научились производить, Таня. Они научились только убивать.

— Не совсем верно. Ты видел, какие запасы орехов у вожака в этой… в бывшей мастерской роботов — кажется, так вы называли этот грязный хлев.

— Запасы, которые сам он не в состоянии сожрать, — это, по-твоему, производство?

— В потенциальном виде, Алеша. Излишки пищи у одной стороны и нехватка у другой — могучий стимул развития. Кроме того, мы видели, как вожак стоит у входа в свой хлев и затачивает железку на турникете.

— Это не железка, а манипулятор покойного робота.

— Во всяком случае — орудие.

— Оружие, — поправил Новиков.

— Да, сегодня — оружие, но с течением времени оно может стать и орудием труда. Таков всеобщий путь прогресса.

— Путь прогресса, — тоскливо повторил Новиков. — Кровавые драки, вражда… Без крови, выходит, просто не обойтись?

— Ты меня удивляешь, Алеша. Такое впечатление, будто ты никогда не заглядывал в школьный курс истории.

Новиков промолчал. Историю он, конечно, в школе проходил.

История! Рабство, тюрьмы, героические бунты голодных. И опять рабство, опять голод. Ожесточенная, из века в век, борьба. Дымящиеся от крови плахи. Вытоптанные конницей поля. Оголтелая погоня за наживой, богатством. Накопление, накопление, жадные руки, готовые душить, грабастают золото, и золото отсвечивает кровью. Мечтатели бросают в человеческие души первые семена справедливости. Проходит время — и прекрасная мечта о Коммуне становится наукой. «Кипит наш разум возмущенный…». Разум! Теперь голодных и рабов ведут в смертный бой сознательные борцы. Но еще долог и тернист путь к всеобщему братству людей, к царству справедливости и равных возможностей, к Всемирной Коммуне. Через войны, через горные хребты невежества. и стяжательства, сквозь гигантскую битву с фашизмом пролегает этот путь. «Это есть наш последний и решительный…»

Путь прогресса…

Новиков смотрит на невозмутимое и прекрасное лицо Тани Макаровой, специалиста по истории ранних цивилизаций. Неторопливыми, точными движениями намазывает она высокопитательную пасту на высококалорийный белковый брикет. Сколько же веков, нет, тысячелетий, понадобилось, чтобы создать такой вот сплав человеческой красоты и душевного равновесия… такой неколебимой уверенности…

— Почему вы ничего не едите, Сергей Сергеевич? — спрашивает Таня.

Но ведь эти, аборигены, не животные, продолжает размышлять Новиков. Они не виноваты в том, что они — такие. Страшно себе представить, какой долгий, безмерно долгий путь им предстоит…

— Налить вам витаколу, Сергей Сергеевич? — спрашивает Таня.

Не надо было мне соглашаться на участие в экспедиции. На Земле

полно интересных проблем. Сидел бы сейчас с ребятами в лаборатории над очередной моделью аккумулятора тау-частиц. Ему, Новикову, уже под сорок. Не первая молодость. Уже нельзя разбрасываться годами… У него Марта и Витька. У него большая работа, не доведенная до конца. Что ему до злосчастного населения этой планеты, затерянной в Пространстве?..

Резницкий пристально смотрит в окно вездехода на фиолетовые заросли.

— Там что-то происходит, — говорит он. — Довольно завтракать… Пошли.

* * *

Вожак пожирал яйцо. С острой палкой в руке, с мордой, выпачканной желтком, он был страшен. У его ног лежали в траве еще несколько крупных серых яиц. Шестеро других аборигенов столпились вокруг него, видимо, тоже желая принять участие в пиршестве, но Вожак не подпускал их к своей, добыче. Один из аборигенов подкрался сзади, схватил яйцо и неуклюже побежал, топча кусты. Остальные заверещали, завизжали. Вожак погнался за похитителем (кажется, это была самка), и тотчас яйца, оставшиеся в траве, оказались в руках других аборигенов, и там началась драка.

Вожак догонял самку, он уже замахнулся своим копьем, чтобы нанести удар, — и тут наперерез выбежала Таня Макарова.

Она не слышала, что ей кричали Новиков и Резницкий, — она бегала быстрее и раньше оказалась на месте. Сходу, не раздумывая, налетела она на Вожака, рискуя напороться на копье, и ударила его по чешуйчатой морде.

Тот отпрянул. Узкие глазки его забегали, он наклонил голову, чтобы лучше разглядеть неожиданного противника с помощью теменного глаза, и медленно отступил.

Подбежали запыхавшиеся мужчины, Новиков выхватил из кармана плазмострел. Но в этом уже не было нужды: Вожак повернулся и побежал, грузно переваливаясь с ноги на ногу.

Губы у Тани были плотно сжаты, в углах появились жесткие складочки. Она потирала ладонь правой руки о комбинезон.

Сергей Сергеевич резко сказал:

— Еще одна такая выходка — и я отстраню вас от работы.

— Как вы это сделаете, хотела бы я знать? — осведомилась Таня.

— Запру в вездеходе до прибытия корабля.

— Я никому не позволяю разговаривать с собой таким тоном.

— Предупреждаю еще раз: потрудитесь сдерживать эмоции.

— Вы видели? Они пожирают собственное потомство.

— Я видел. — Резницкий потер лоб. Голос его смягчился. — Таня, прошу вас обдумывать каждый шаг. Здесь сложная обстановка. Мы должны все время держаться вместе.

У ног Тани плюхнулся камень. Вот как, — теперь Вожак, прячась в кустах, начал обстрел. Разведчики двинулись туда, где колыхались кусты. Мелькнула серая гладкая голова, — в кустарнике зашуршало, потом все стихло.

Пройдя метров десять, разведчики наткнулись на следы недавней драки. На примятой траве лежал абориген с окровавленной головой и тихо скулил, пытаясь подняться. Сумка с аптечкой всегда была у Резницкого при себе. Он нагнулся над раненым, приложил к ранке у виска тампон, смоченный биораствором. Абориген с визгом вырвался. Пришлось Новикову и Тане придерживать его, пока Резницкий не наложил на рану пластырь. Абориген заскреб рукой, пытаясь содрать пластырь, потом пополз на четвереньках прочь. Остановился, потрогал валявшуюся в траве скорлупу яиц, разбитых в драке. Скрылся в кустах.

— Это самка, — сказал Резницкий. — Вероятно, самки ищут укромные места для откладки яиц, но самцы их находят… и пожирают…

— Я записала их лопотание, — сказала Таня, закрывая крышку портативного лингафона. — Надо разобраться в их способе общения.

Они поднялись на невысокий холмик, огляделись. Тут и там в зарослях бродили серые существа, копались в земле в поисках орехов. Таня начала панорамную киносъемку.

А небо было ясное, здешнее солнце мягко освещало лес и поляну, и дальние холмы высовывали из фиолетовых зарослей рыжие макушки. Первозданная тишина повисла над Симилой — бывшей Планетой Тихих Идиотов. Дрожало на лесной опушке легкое марево.

И вдруг тишины не стало. В лесу затрещали, ломаясь, ветки. Кто-то громоздкий продирался сквозь чащу. Уродливым видением, наглым опровержением здравого смысла выплыла голова ящера на нескончаемо длинной шее с зубцами по хребту. Ящер лез напролом, трещали и ломались под его чудовищным напором деревья. Между тем, аборигены продолжали рыться в земле и бродить меж кустов, будто и не приближалась к ним грозная опасность.

Новиков второй раз за это беспокойное утро вытащил плазмострел. Теперь-то уж придется пустить его в ход. Он прикинул расстояние до ящера, прицелился.

Тут произошло нечто странное. Ящер замотал головой и остановился. Оскалил зубастую пасть… привстал на задние лапы… попятился…

Новиков недоуменно опустил оружие. Похоже, что ящер напоролся сходу на некое препятствие. Он продолжал пятиться, пока чащоба не поглотила его.

На миг что-то промелькнуло в прозрачном дрожании марева, и сразу вслед за этим из лесу вышел человек с загорелым суровым лицом, окаймленным бородкой. Он был странно одет: кожаная шляпа и кожаные штаны, пестро отделанные мокасины. За плечами было несуразно длинное ружье, за поясом охотничий нож, рог с порохом.

Новиков оторопел.

— Таня! — крикнул вдруг Резницкий.

Новиков быстро взглянул на него. Сергей Сергеевич изумленно смотрел на опушку, по виску у него катилась крупная капля пота. Новиков перевел взгляд на охотника с длинным ружьем — того и след простыл. Охотник исчез так же бесшумно, как и появился.

— Что случилось, Сергей Сергеевич? — раздался спокойный Танин голос. — Почему вы меня позвали?

Резницкий растерянно молчал.

— Ты что-нибудь видела? — тихо спросил Новиков.

— Видела, как уходил ящер, — ответила Таня. — И сняла на пленку.

— Сейчас ты тоже снимала? Ну, две-три секунды назад?

— Да.

— Ну-ка, дай камеру.

Прильнув глазом к окошку просмотра, Новиков увидел стену деревьев, уходящего ящера, вздыбленного, ящера… и больше ничего. Он медленно прокручивал назад отснятые кадры — лес и ящер, ящер и лес. Вот дерево со свежесломанным суком — Новиков переводил взгляд со снимка на натуру и обратно — да, здесь, левее, должен быть охотник в кожаной шляпе. Но его нет. Ни в лесу, ни на пленке…

Новиков мысленно выругал самого себя. Это же надо — таскать на шее тяжелую коробку унилока и не включить его в нужный момент! Но кто мог знать?.. Ведь все было так хорошо видно невооруженным глазом. На этой странной планете, выходит, нельзя доверять собственным глазам…

Резницкий потянул у него из рук камеру и тоже принялся медленно прокручивать отснятые кадры. Новиков пристально наблюдал за ним. Что означало его восклицание «Таня»?

Сергей Сергеевич молчал, и Новиков решил пока не рассказывать о своей галлюцинации… если это была галлюцинация…

* * *

Резницкий. Вы куда, Алеша?

Новиков. В Большой Центр. Нельзя больше тянуть. Надо выяснить его намерения.

Резницкий. Погодите. Это дело долгое, а нам нужно принять срочные меры.

Новиков. Какие меры?

Резницкий. Мы не имеем права пассивно выжидать и ограничиваться наблюдением. Согласитесь, что мы несем определенную ответственность за перемены…

Новиков. Сергей Сергеич, какие меры вы собираетесь принять?

Резницкий. Давайте посоветуемся. В конце концов все упирается в еду, не так ли? Они голодают. Накормить их нашими припасами невозможно — для этого наш синтезатор слишком маломощен. Что остается?

Новиков. Снять сигнал опасности и заставить Центр возобновить кормление.

Таня. Подумай, что ты предлагаешь, Алеша. Центр снова начнет их кормить, накроет колпаком, в общем восстановит статус-кво. И опять начнется деградация. Они утратят даже те немногие навыки активной деятельности, которые приобрели в ходе борьбы за существование. Кончится тем, что они опустятся на четвереньки.

Новиков. Ты предлагаешь оставить все так, как есть?

Таня. Давай поставим вопрос по-другому. Вправе ли мы лишить будущего это первобытное стадо? Очевидно, не вправе. Но будущее, или точнее, прогресс возникает лишь как результат естественного хода развития.

Новиков. Короче говоря, голод — двигатель прогресса.

Таня. Алеша, не заставляй повторять общеизвестные истины. Ты не хуже меня знаешь, что двигатель прогресса…

Новиков. Знаю, знаю. Ты несокрушимо права. Я только подумал, что… легко рассуждать, когда сыт, когда еда прочно гарантирована каждому и вытеснена из круга повседневных забот… Тебе не попадалось в книгах старинное изречение: «Сытый голодного не разумеет?»

Таня. Ну что ж, перестань ест! Присоединись к аборигенам, выкапывай земляные орехи. Ты уразумеешь. Но сумеешь ли вразумить? Вот вопрос.

Резницкий. Послушал я вас — и вот что скажу. Возвращать аборигенов к временам автоматических кормушек и силового колпака, конечно, нельзя. Но помочь им в добывании пищи надо. Попробуем накормить их досыта. И посмотрим, что из этого получится.

Таня. Они залягут и будут дрыхнуть, пока снова не проголодаются. Это ничем не лучше автоматических кормушек.

Резницкий. И все же попробуем. В нашей программе значится обучение аборигенов земледелию…

Новиков. Сергей Сергеич…

Резницкий. Погодите. Ясно, что с этого начинать нельзя, — обстановка здесь иная, чем мы представляли. Мы начнем с охоты.

Таня. Уж не на ящеров ли?

Резницкий. Именно. На динозавров. Аборигены всеядны — тут никаких сомнений.

Таня. В их аппетите я не сомневаюсь. Но что это даст с точки зрения…

Резницкий. Таня, я понимаю, что вас тревожит. Но согласитесь, что сытость, элементарная сытость имеет свои преимущества и в социальном плане. Свободное от постоянных поисков пищи время, возникновение новых потребностей… Да просто смягчение нравов, наконец.

Новиков. А что? Давайте поохотимся. Черт возьми, я всегда чувствовал, что во мне пропадает охотник. Зверобой… гм…

Таня. Хорошо. Я готова расценить это как эксперимент, но не более того.

* * *

Новиков готовился к охоте с веселым усердием. Он содрал с какого-то упаковочного футляра легопластовое покрытие и сделал из него широкий пояс. За пояс он заткнул трубку плазмострела. Свою десантную каскетку он украсил веткой на манер пера. Затем приготовил длинную веревку со скользящей петлей на конце.

— Ты что, собираешься поймать динозавра с помощью этой веревки? — насмешливо спросила Таня.

— Это лассо, — пояснил Новиков. — Вот смотри-ка.

Он собрал лассо кольцами, примерился и кинул в сторону вездехода, намереваясь заарканить антенну локатора, но не попал.

— Не так просто. — сказал он. — Надо набить руку… Нет, Танечка, в динозавров мы будем палить из плазмострела. Но уважающий себя охотник не должен пренебрегать и старинными способами охоты.

— Теперь я понимаю, почему ты стал кумиром всех мальчишек Земли.

— Почему?

— В тебе самом прочно сидит мальчишка.

— Нет. Во мне сидит охотник. Жаль, у меня никогда не было времени поохотиться. Хочешь, я тебе сделаю лук и стрелы?

— Не хочу.

— Ты со своим греческим носом вполне бы сошла за Артемиду. Артемида здешних лесов, а? Только вместо комбинезона надо бы надеть что-нибудь полегче.

Он намотал лассо на руку, с силой бросил — и чуть было не накинул петлю, на Резницкого, который как раз высунулся из верхнего люка вездехода.

— Ох… Простите, Сергей Сергеич! Клянусь Юпитером, я не злоумышлял против вас.

Таня прыснула.

* * *

Вездеход долго петлял в джунглях, пока наконец унилок не показал скопление биомассы.

— Не та, не та охота пошла, — бормотал Новиков, старательно наводя носовую плазмопушку на динозавра. — Мне бы старый добрый винчестер… Ну, держись, властелин джунглей!

Пушка выбросила длинную струю плазмы, ящер тяжело рухнул.

Разве это охота? — Новиков вылез наружу. — Звероубийство, а не охота. Вот в наше время была охота…

Он осмотрелся, прежде чем подойти к поверженному великану.

— Кого высматриваете? — спросил Резницкий и тоже огляделся.

— Просто так, — сказал Новиков.

Они зацепили тушу — было в ней тонн двенадцать — буксирным тросом и поехали обратно в «поселок».

Аборигены не проявили к «динозаврине» ни малейшего интереса, По-прежнему они копались в кустарнике в поисках земляных орехов. Разведчики опасались, что запах мяса привлечет хищных ящеров, и если они пожалуют сюда, то аборигенам не сдобровать. Динозавры и впрямь показывались вблизи поляны, но почему-то в бывшую зону Большого Центра не входили. А ведь зона теперь не была огорожена силовым полем.

Резницкий сказал:

— Сырое мясо они не едят. Попробуем накормить их жареным.

— Вы хотите зажарить пятьсот бифштексов на нашем подогревателе? — с иронией спросил Новиков.

— Конечно, нет. Придется развести костер.

— Костер? — сказала Таня. — Но для этого надо добыть огонь.

— Ах ты, наша умница! — восхитился Новиков. — Что значит — социолог! А как, Танечка, добывают огонь?

— Огонь добывают трением палочек, — сказала Таня тоном первой ученицы. — Чтобы они легче загорались, их покрывали пирофорным составом. Это называлось — спички.

— Мудрая женщина. А до спичек? Не попадались ли тебе в старых книгах такие, к примеру, фразы: «Услышав выстрел, он вскочил с постели, высек огня и зажег свечу?» Хотел бы я знать, как высекают огонь…

Проблема разжигания костра увлекла Новикова. Он энергично распоряжался. Расчистили площадку, натаскали сухих веток. Затем Новиков подсоединил оголенный провод к вспомогательному энергатору вездехода и задумался, подбирая режим. Поднес к раскаленному проводу сухую веточку — она затлела. Еще подумав, Новиков подул на ветку, и она наконец занялась.

— Прямо Прометей, — заулыбалась Таня.

Резницкий тоже с любопытством смотрел на огонь, перебегающий с ветки на ветку. Будто огромный цветок распустился, непрерывно меняя очертания лепестков. Прихотливая, неповторимая красота открытого огня, который уже давно не применялся на Земле, прекрасная, хотя неэкономичная энергетика примитивного окисления, буйная смесь световых и тепловых излучений с дымными струями газов — то, что называется пламенем, — издревле зачаровывала человеческий взгляд. Разведчики смотрели на пляску, огня, красные отсветы пробегали по их лицам.

Резницкий заставил себя оторваться от редкостного зрелища.

— Таня, — сказал он, — подкидывайте в костер ветки, а мы с Алешей займемся разделкой туши.

Это была работа столь же трудная, сколь и неприятная. Электропилой они кромсали «динозаврину», ножами резали мясо на мелкие куски. Вначале работали молча, потом Резницкий проговорил негромко:

— Поскольку Таня нас не слышит… Хочу вас спросить, Алеша. Помните, когда динозавр скрылся в лесу… вы никого больше не видели?

Новиков насторожился.

— Я отвечу, Сергей Сергеич. Но сперва скажите: почему вы окликнули Таню?

— Я ее видел. Там, на лесной опушке. Я прямо глазам не поверил. Причем она была одета не в комбинезон, а в платье… такое волнистое, переливающееся… ну, знаете, на Земле женщины носят теперь…

Новиков вытер руки пучком травы, и достал из кармана кусок кинопленки.

— Смотрите, Сергей Сергеич. Вот уходит динозавр. Вот он скрылся. Лесная опушка. Вот белеет сломанный сук. Здесь, чуть левее вы ее видели?

— Да, именно здесь. Позвольте, значит, вы тоже…

— Я тоже видел, но не Таню, а охотника. Во всем кожаном, с длиннющим ружьем. Помните куперовского Зверобоя? Вот точно такого.

Несколько секунд они молча смотрели друг на друга. Потом Резницкий снова принялся за работу.

— Синхронные галлюцинации в общем-то не новость, — сказал он. — Я интересовался психологическими опытами индийских йогов. На глазах у огромной толпы из ореха вырастала пальма. Род массового гипноза. Но никогда не было, чтобы зрителям представлялось… каждому что-нибудь свое, особое…

— А получались эти самые пальмы на фотоснимках?

— Насколько я знаю — нет.

— Так же, как и наши… гм… видения, — задумчиво сказал Новиков. — Йог здесь один — Большой Центр. Не сомневаюсь, что это его штучки. Хотел бы я знать, что у него на уме…

* * *

Новиков ожесточенно кромсал черное мясо и нанизывал куски на стержни антенного набора. Резницкий уносил стержни к костру и укладывал на камни, над жаркими углями.

Когда-то в детстве Новиков был со школьной экскурсией на пище-комбинате. В памяти сохранилось немногое — белизна панелей, за которыми неслышно работали автоматические линии, легкий пряный запах эссенций, да еще веселые радуги в окошечках: это рецепторы непрерывно сообщали цветными сигналами показатели вкуса, питательности и полноты экстракции.

И вот — дымный первобытный костер, грубый запах жареного мяса, от которого уже мутит… Как там сказала Таня? Прометей? Ну да, конечно, — Прометей дал людям огонь, научил ремеслам и, кажется, земледелию. Ах, прекрасные земные легенды о добрых любителях педагогики, о мудрых пришельцах из космоса…

Пришельцы из космоса! Новиков невольно усмехнулся. Мы на Земле искали их следы, мы ожидали их, а когда сами вышли в космос, так надеялись встретить равную или высшую культуру. И вот — вдруг сами оказались в роли пришельцев. Что ж, попробуем сыграть роль до конца. Только — хватит ли Мудрости? Сумеем ли, подобно Прометею, передать этому первобытному стаду факел знания — пусть самого первоначального? Сумеем ли побороть голод и ненависть? Подтолкнуть медлительную телегу прогресса?..

Так думал Новиков, нанизывая мясо кусок за куском на стержни.

Между тем, запах жареного мяса привлек аборигенов. Они стягивались к костру, беспокойно крутили головами, принюхивались.

— Сотни две «бифштексов» зажарили, — сказал Новиков. — Может, начнем кормление?

— Как бы это лучше сделать, — откликнулся Резницкий. — Если просто разбросать мясо по траве, — боюсь, начнется свалка. Придется каждому давать кусок в руки.

— Придумали! — раздраженно сказал Новиков. — Может, еще прикажете в рот им класть?

— Мне не нравится ваш тон, Алеша.

— Мне тоже многое не нравится, но я…

— Товарищи, ну что вы? — вмешалась Таня. — Нашли время препираться. Конечно, давать в руки нельзя. Смотрите, сколько их собралось. И вон еще идут. Кажется, все стадо в сборе.

— Включите счетчик унилока, — сказал Резницкий.

— Я включила. Давайте зажарим столько, чтобы хватило каждому, даже немного больше, а потом отойдем в сторонку. Не станут же они выхватывать друг у друга, если мяса более чем достаточно. Фу! — Таня помахала рукой перед носом. — Уже дышать нечем.

— Ну хорошо, — неохотно согласился Резницкий. — Уточните сколько «бифштексов» еще надо зажарить.

Но все получилось иначе.

Разведчики рассчитывали на то, что аборигены их боятся й не сунутся к костру, пока, они не уйдут. Но голод оказался сильнее страха. Вначале один-два, а затем уже и десяток аборигенов медленно двинулись к костру, и вот уже стало сжиматься серое кольцо…

Сейчас бросятся всей оравой, дикие, жадные, затопчут ножищами…

Надо выбираться. Но как?..

Новиков потянул из-за пояса трубку плазмострела.

— Только не это! — Резницкий схватил его за руку.

Кольцо угрожающе сжималось. Оставались считанные метры, считанные шаги…

Новиков выхватил из костра горящую головню.

— Таня, Сергей Сергеич, возьмите тоже! Пошли вместе! Не отставать!

Они двинулись тесной группкой, выставив вперед дымные факелы. Аборигены шарахнулись — обжигает, жарко! — в кольце образовался проход.

— Быстро, не отставать! — Новиков устремился в проход, размахивая головней. — А ну, дорогу, — заорал он на аборигенов.

Выбрались.

Кольцо за ними снова сомкнулось. Визг, верещание, кваканье… Взлетели, рассыпая искры, горящие ветки… Задние напирали на передних, топтали упавших, вырывали куски мяса у тех, кто успел до них дотянуться… Мелькнуло поднятое для удара копье Вожака…

Уже не визг, а пронзительный вой стоял над толпой дерущихся, торопливо жрущих, осатаневших аборигенов.

* * *

Новиков. Не расстраивайся. Так бывает: практика не всегда сходится с теорией.

Таня. Не надо утешать.

Новиков. Надо как-то обуздать Вожака. Он уложил шестерых — почти столько же, сколько растоптано. Мы тут наведем порядок. Только не плачь.

Таня. Да с чего ты взял?

Новиков. Завтра иду с утра в Большой Центр. Попытаюсь разобраться в его странной логике. Ведь он был создан для защиты племени — что же заставило его изменить собственной основной программе?

Таня. Ты хочешь снять сигнал опасности?

Новиков. Да, если удастся. Пусть Центр снова их кормит, лишь бы прекратилось взаимное избиение. В конце концов гуманизм — это чтоб не убивали друг друга.

Таня. Ох, Алеша, не знаю что и сказать… Почему вы молчите, Сергей Сергеевич?

Резницкий. Вот о чем я думаю. Они никогда не ели жареного мяса, никогда не нюхали его — и тем не менее накинулись. Что это значит? Ведь запах — та форма информации, которая, пожалуй, сильнее всего закреплена в памяти. Но в их собственной памяти она не может храниться. Она может быть закодирована лишь в прогениториальной памяти. Вот и выходит, что запах жареного мяса редуцировал… или, попросту говоря, поднял со дна сознания память предков.

Таня. Вполне логично. Но что из этого следует?

Резницкий. У нас есть ГРЗ-9.

Новиков. Не знаю, зачем вы его взяли. Мне говорил Заостровцев, что прибор еще не налажен как следует.

Резницкий. Девятая модель дала приличные результаты. Генератор активно воздействовал на участок мозга, управляющий механизмом наследственной памяти.

Таня. И вы хотите пробудить…

Резницкий. Видите ли, Таня, здесь особый случай. Пробуждая наследственную память у человека, мы вызываем воспоминание о далеких временах, вплоть до пещерных. Это представляет в общем-то сугубо исторический интерес, хотя отдельные навыки прошлого… ну, не хочу сейчас углубляться, не в этом дело. Здесь же — все наоборот. Казус контрарно, как мы говорим. Аборигены — продукт регресса, их предки были высокоразвитыми, и поэтому возбуждение прогениториальной памяти здесь приобретает особый смысл.

Таня. Сергей Сергеевич, вы же сами предложили гипотезу: предки аборигенов создали здесь автоматический «рай» для избранных. Теперь вы хотите пробудить у аборигенов память тех самых… не знаю, как назвать… технократов, что ли. Реакционных экспериментаторов… При нынешнем образе их жизни — не вызовет ли это страшного противоречия…

Резницкий. Понимаю вашу тревогу и полностью разделяю. Но я исхожу из того, что легче достигнуть взаимопонимания с существом разумным, чем с примитивным.

Новиков. Если уж решаться на такой эксперимент, то предлагаю начать с Вожака. Так или иначе, надо обуздать этого потрошителя.

Резницкий. Начать надо с тщательного исследования мозга. Завтра, Таня, мы и займемся анатомированием убитых в драке.

* * *

Утро, как обычно, началось с зарядки. Каждый выполнял свой комплекс упражнений, а Новиков вдобавок еще поупражнялся в накидывании лассо.

— Нашел себе игрушку, — сказала Таня. — Иди завтракать.

— Я потом.

— Мы все чаще едим порознь, — огорчилась Таня. — И какие-то споры из-за пустяков… Что вы сказали, Сергей Сергеевич?

— Ничего я не сказал. — Резницкий вытащил из багажника контейнер с брикетами. — Гм, последний. Паста тоже кончается. Надо, кажется, съездить на базу, пополнить припасы.

— Мы стали много есть, — сказала Таня. — Вы не находите, товарищи? Особенно Алеша. Ты слышишь, Алеша?

— У меня всегда был хороший аппетит. — Новиков повесил лассо на ветку и энергично принялся за еду.

После завтрака он извлек из багажника коробку с прибором, который сам сконструировал еще перед отлетом в экспедицию. Это была миниатюрная копия блока программирования Большого Центра — разумеется, настолько, насколько Новиков сумел тогда, одиннадцать лет назад, разобраться в его принципиальной схеме. Он рассчитывал, что прибор при синфазной настройке даст ему возможность войти в прямой контакт с Большим Центром. «Посредник» — так и назывался этот прибор, которым Новиков втайне гордился.

Затем он взял кодировочные таблицы, перекинул через плечо надувной плотик.

— Алеша, будьте осторожны, — напутствовал Резницкий.

— Знаю сам, — отрезал Новиков.

Резницкий отвернулся.

— Уф, что это?.. — Новиков помигал недоуменно. — Извините, Сергей Сергеевич. И не надо беспокоиться. Журналисты внушили мне мысль о значительности моей персоны. Я теперь сугубо осторожный.

Он переправился через кольцевой ров и ступил на островок Большого Центра.

Все здесь выглядело точно как одиннадцать лет назад. Под решетчатым куполом на черных корпусах установок беспрерывно менялись цвета рисованных схем. В причудливо изогнутых голубоватых магистралях пробегали тени. Новиков пролез под решеткой в главную башню. Тотчас вспыхнул зеленый глазок, уставясь на пришельца.

— Здравствуй, машина, — негромко сказал Новиков. — Это опять я.

Он не ожидал никакого ответа, но в мертвой тишине ему вдруг почудилось слабое дуновение — будто невидимая птица взмахнула крылом.

Ладно, подумал Новиков, ты изучаешь меня, а я буду изучать тебя, ничего не имею против справедливого принципа взаимности. Я теперь сугубо осторожный.

Прежде всего, сверяясь со своими таблицами, он осмотрел систему переключений. Несколько раз он сбивался, прослеживая сложную цепь рисованных спиралей, и начинал сначала. И наконец убедился, что продовольственный блок вовсе не отключен. Он и не мог быть отключен, потому что кормление и безопасность составляли главную двуединую задачу программы. Отключить продовольственный блок было равносильно самоуничтожению Центра.

Но почему в таком случае бездействовали автоматические кормушки? Если в блок, как и прежде, подается энергия, значит, синтезаторы работают. В чем же дело? Не повреждены ли подземные магистрали, соединяющие синтезаторы с кормушками? Маловероятно. Нет, такой вариант исключается. Но куда в таком случае деваются «пряники», вырабатываемые синтезатором?

Запищал видеофонный вызов. Новиков нажал кнопку и увидел на экранчике переговорного прибора озабоченное лицо Резницкого.

— Все в порядке, Алеша?

— Да… — Новиков покосился на зеленый глазок. — Все в порядке.

— Таня зовет обедать.

— Обедайте без меня.

Голоса здесь, в башне Большого Центра, звучали странно, чужеродно. Томило ощущение подслушивания. Новиков поторопился закончить разговор и принялся настраивать «посредник».

* * *

Они стояли втроем у турникета, преграждавшего вход в бывшую роботоремонтную мастерскую. Сквозь мелкорешетчатые стены мастерской смутно виднелись серые тела аборигенов. Там лежали вповалку. Доносился шелест сухих листьев, изредка — сонное верещание.

— Все-таки я не уверена, что он здесь, — тихо сказала Таня.

— Где ему быть в такую рань, — возразил Новиков. — Отсыпается в своем гареме.

Было действительно очень рано. Еще не взошло здешнее солнце. Но уже порозовели верхушки мачт Большого Центра, предвещая близкий восход, и небо в той стороне медленно наливалось лимонной желтизной. Утра здесь были прекрасные, воздух был свеж, но без сырости, без предрассветных туманов.

Тут и там из кустарника, из-под ворохов сухих листьев вылезали аборигены. Потянулись — группками и в одиночку — к кольцевому рву. По песчаным пологим спускам, на брюхе сползали к воде, пили долго, с чавканьем.

Зашевелились и в бывшей мастерской, которую Вожак превратил в свою резиденцию и склад земляных орехов. Разведчики подошли ближе к входу, Новиков с одной стороны, Таня и Резницкий — с другой.

Первой вылезла из мастерской толстенькая самка. Увидела разведчиков, взвизгнула, юркнула обратно.

Ну вот, подумал Новиков, теперь она предупредит Вожака, и он не вылезет оттуда до самой смерти. Еды там у него полно, награбил, мерзавец. Вот разве только жажда выгонит его наружу.

Новиков посветил фонариком сквозь решетку в полутьму мастерской. Где скрывается этот копьеносец? Может, войти в мастерскую и схватить его там? Это было бы проще всего, но — слишком узок и низок вход, пока будешь протискиваться, Вожак успеет проткнуть копьем: Нет, рисковать нельзя. Придется ждать.

Только он хотел сказать друзьям, чтоб держались подальше от стенки, как вдруг Таня отскочила, вскрикнув. Там, где она только что стояла, из отверстия решетки высунулось острие копья. Вожак перешел в наступление. Он просунул копье еще дальше, стараясь дотянуться до Тани, и тут Резницкий ухватился за копье. Вожак по ту сторону решетки дернул оружие к себе, но Сергей Сергеевич держал крепко.

— Алеша! — крикнул он. — Вы сможете…

— Все ясно! — Новиков крутанул турникет и полез в мастерскую. — Только держите крепче.

Светя фонариком, он беспрепятственно протиснулся внутрь. Поскользнулся в чем-то жидком, но удержал равновесие. Вожак стоял у стены, вцепившись в копье обеими руками, и яростно верещал. Новиков, не мешкая, поднес к его ноздрям баллончик с транкиллином, нажал кнопку. Вожак закрутил головой, выпустил копье и грузно повалился наземь. Новиков подхватил его под мышки и выволок из мастерской, провожаемый испуганным визгом самок.

Вдвоем с Сергеем Сергеевичем они втащили Вожака в заднюю кабину вездехода и усадили в кресло. Таня бросила в багажник трофейное копье.

Все было заранее подготовлено. Резницкий уверенно разметил голову спящего Вожака цветными наклейками. Затем принял из Таниных рук прозрачную шапочку, от которой тянулись гибкие кабели, и натянул подопытному на голову, приладив ее так, чтобы электроды точно совпали с наклейками. Кивнул Новикову, и тот включил генератор.

Некоторое время Новиков молча стоял и смотрел. Вспомнился ему наивный прибор, который когда-то, еще в курсантские времена, смастерили они с Володей Заостровцевым. Само собой, ГРЗ-9, девятая модель генератора Резницкого-Заостровцева, отличалась от того давнего приборчика, как корабль СВП отличается от детского реапланера. Но все-таки в ее основе лежала та самая случайно найденная схема…

— Чему ты улыбаешься? — спросила Таня.

— Просто так. — Новиков согнал с лица улыбку. — Сергей Сер-геич, больше я вам не нужен? Пойду в Центр.

Уже несколько дней он пытался настроить «посредник» синфазно к блоку программирования, рассчитывая, что сможет таким образом подключиться к логике мышления Большого Центра. Задача оказалась необыкновенно трудной: всякий раз, когда Новиков был близок к точному воспроизводству работающих схем, что-то в этих схемах менялось, и приходилось часами обходить панель за панелью в поисках изменения. Да и не всегда удавалось его обнаружить в сложном многоцветном переплетении рисованных схем. Было похоже, что Центр затеял с ним, Новиковым, игру: подпускает совсем близко, а в последний момент, ускользает.

Вопросов накопилось много, Новиков их тщательно сформулировал.

Более всего поражало, что Центр, по-видимому, до сих пор занят решением задачи, которую он, Новиков, задал одиннадцать лет назад. Или, быть может, «формула невозможного» послужила толчком для перестройки программы? Эта мысль все чаще приходила Новикову в голову. Чтобы проверить ее, он закодировал сигнал о снятии опасности и ввел в приемное устройство, но Центр тотчас выбросил перфокарту, «выплюнул» обратно, не пожелал принять.

Центр вел себя странно.

Проходил день за днем, а Новиков ни на шаг не приблизился к цели — к пониманию логики, которой руководствовался Большой Центр.

Вот и сегодня: очередное изменение в схеме, долгие поиски, утомительная сверка свежеотснятых пленок с вчерашними, еще какая-то доля процента в системе вероятностных изменений схемы. И опять на одном участке пленка засвечена. Никак не удается определить характер Большого Центра, его ускользающую логику…

Новиков вылез из башни и сел отдохнуть возле ограждения одной из шахт синтезатора. Над шахтой курился дымок. В глубине шла работа, из подземных газов и воды «выпекались» пряники, но куда и по каким магистралям они направлялись дальше — вот вопрос.

Машинально Новиков вывел носком башмака на земле большой вопросительный знак.

Он вызвал Таню и спросил, как идет эксперимент.

— Подопытный проснулся, — ответила она, — и, представь, ведет себя спокойно. Но энграмма у него какая-то странная. Ты скоро придешь?

Он чувствовал себя утомленным. Работа не клеилась, и было нечто ехидное в изгибе вопросительного знака. Новиков собрал снаряжение и переправился на другой берег.

В вездеходе он застал сцену почти умилительную. Вожак сидел, развалясь, в кресле, а Резницкий кормил его с ложечки питательной пастой. Таня стояла снаружи, у открытой дверцы.

— Тебе бы больше пристало кормить этого деятеля, — сказал Новиков.

— Пожалуй, — согласилась Таня. — Но он не подпускает меня к своей особе. Начинает визжать и брыкаться.

— Вот как? Наверно, не может забыть, как ты съездила ему по физиономии. Злопамятен, однако.

— Алеша, может, ты заменишь Сергея Сергеевича? Он с утра не присел.

— Ладно. Только налей мне, пожалуйста, кружку витакола.

* * *

Вожак вел себя спокойно. К сородичам он, похоже, потерял всякий интерес. Те по-прежнему с утра до вечера копались в земле, и то и дело

возникали яростные драки из-за орехов, из-за яиц. Вожак предпочитал сидеть в вездеходе. Ему нравилось кресло и нравилась еда, есть он мог безостановочно и быстро прикончил бы продовольственные припасы разведчиков, если б Резницкий не ограничил его рацион.

У него появилась манера дергать Резницкого за руку и запускать себе пальцы в рот, при этом он издавал квакающие звуки — требовал еды. Резницкий озабоченно качал головой. С помощью лингофона он понемногу классифицировал верещание и даже пытался объясниться с Вожаком. Иногда ему казалось, что Вожак его понимает.

Спал Вожак под вездеходом, сам облюбовал это место, и ему пожертвовали для подстилки изоляционный мат. Среди ночи он вдруг начинал барабанить в запертую дверь — требовал еды. После окрика Резницкого он успокаивался, но ненадолго.

— Покоя нет, — ворчал Новиков. — Дайте ему брикет, ну его к чертям на самом-то деле. Третью ночь не спим.

— Придется потерпеть, — отвечал Резницкий.

Все равно было не до сна, и Сергей Сергеевич начинал размышлять вслух:

— Поразительная гипертрофия субстанции нигра. Такое впечатление, что главная функция мозга — управление жевательными и глотательными движениями. Не люблю обобщать поспешно, но могу предположить, что это — закономерный результат тысячелетий праздной жизни в автоматическом «раю» под опекой машины. Страшный результат.

— Пока не очень-то заметно, чтобы наш подопытный приобщился к интеллекту своих почтенных предков, — сказал Новиков.

Таня вдруг рассердилась:

— Твоя ирония, Алеша, неуместна и… даже обидна. Сергей Сергеевич проводит трудный эксперимент, с ног сбивается от усталости, а ты…

— Не надо, Таня, — попросил Резницкий… — Пожалуйста, не надо в таком тоне. Все мы порядком измотались, изнервничались. Но не надо так…

— Извините, Сергей Сергеевич. Не сдержалась.

Не сдержалась, подумал Новиков. Даже ты, невозмутимейшая Таня Макарова. Н-да, хорошо и покойно заниматься историческими исследованиями в кабинете. А вот на практике…

— По существу, Алеша, вы не совсем правы, — продолжал Резницкий. — Кое-какие изменения произошли. Вожак теперь не проявляет агрессивных наклонностей.

— Не проявляет, потому что его кормят и лелеют.

— Он и прежде не голодал.

— Верно. Но здесь еда вкуснее. А кроме того — уход. По правде, Сергей Сергеевич, мне не нравится, как он ведет себя с вами. Простите, как с прислугой.

— Скажете, Алеша. Он ведет себя куда спокойнее, чем я ожидал. Не противится, когда я усаживаю его и снимаю энграмму, делаю измерения. — Резницкий помолчал немного, потом добавил: — Меня тревожит неустойчивость электрической активности мозга. Странно выглядят на энграмме некоторые зубцы… Ну да ладно. Будем спать.

Новикову не спалось. Почему-то запомнилась вчерашняя поездка. Надо было пополнить запасы продовольствия, и они отправились на вездеходе к базе — месту первоначальной высадки, где оставили часть снаряжения. Вожак тоже поехал с ними, потому что Резницкий не хотел терять времени и делал по дороге кое-какие измерения. Да и вообще Вожак почти все время проводил теперь в вездеходе. Поездка прошла без происшествий, если не считать того, что в узком проходе меж холмов они столкнулись с двумя дерущимися динозаврами, и Новикову пришлось пустить в ход плазмопушку, чтобы расчистить дорогу. Уже подъезжая к базе, Новиков вдруг ощутил на себе чей-то пристальный взгляд и обернулся. Вожак смотрел на него всеми тремя глазами, включая теменной. Новиков показал ему кулак и отвернулся к иллюминатору.

А теперь ему не спалось, и, вспомнив вчерашний эпизод, он подумал, что все-таки не следует позволять Вожаку лазить по кабине. Тем более, что у него неблагополучно с зубцами.

* * *

Утром Резницкий вышел из вездехода и встревожился: обычно Вожак по утрам топтался у дверцы, нетерпеливо дожидаясь завтрака, а сегодня исчез. Новиков заметил примятые кусты, и они с Резницким медленно пошли в том направлении, обогнули Колесо и остановились. Отсюда был виден ров и за ним — сооружения Большого Центра.

Ко рву стекались на утренний водопой аборигены. Один из них стоял спиной к разведчикам и, как видно, вовсе не собирался, подобно сородичам, съезжать на брюхе к воде. Резницкий вскинул бинокль и разглядел на запястье аборигена браслет — энграфический датчик. Это был Вожак.

— Посмотрим, что он будет делать, — тихо сказал Сергей Сергеевич,

С полчаса они наблюдали за Вожаком, но тот все стоял неподвижно па берегу рва. Сородичи обходили его, держались поодаль.

— Он смотрит на Большой Центр, — сказал Резницкий. — Это нечто новое, Алеша.

Они давно убедились, что аборигены не проявляют к Центру ни малейшего интереса. Центр для них был чем-то привычным — просто частью пейзажа. И теперь, когда Вожак, позабыв о еде, стоял и разглядывал Центр, — это что-нибудь да значило.

— Проявление памяти предков? — спросил Новиков. — Вы так считаете?

Резницкий пожал плечами.

— Во всяком случае, нечто новое, — повторил он.

— А что, если… — Новиков запнулся, надо было обдумать неожиданную мысль. — Сергей Сергеич, — сказал он, помолчав, — а что, если переправить Вожака на тот берег?

— Зачем? — Резницкий быстро взглянул на Новикова.

— Его предки могли быть программистами Центра.

— Возможно. Но давайте, Алеша, опираться не на предположения, а на факты. Возбуждение прогениториальной памяти в мозгу аборигена вызывает, как я полагаю, очень смутные, рваные, бессвязные картины. Нужно не менее трех сеансов. Но я не могу приступить даже ко второму, пока не получу мало-мальски стабильной энграммы.

— Согласен, что ваша методика безупречна. Но вот факт — гражданин стоит целый час и смотрит на Центр. Пустое любопытство исключается, верно? Неужели вы не слышите, как со скрипом ворочаются его мозги?

— Конкретно, Алеша: чего вы хотите добиться?

— Нам нужно установить прямой контакт с Центром — иначе невозможно разобраться в его намерениях, иначе мы не сможем на него воздействовать. Прямой контакт когда-то осуществляли здешние программисты. Наш подопытный — их потомок…

— Не получится. Во всяком случае — до окончания эксперимента.

— А вдруг, Сергей Сергеич? Мы же ничем не рискуем. Вдруг в его смутных воспоминаниях мелькнет нечто такое… существенное для нас. Хотя бы намек. Да и Центр, вероятно, как-то среагирует на его появление.

— Вот этого я и опасаюсь.

— И напрасно. Центр не может сделать ему ничего дурного, за это я ручаюсь. Скорее всего он встретит нашего приятеля радостным хрюканьем. Ну что, Сергей Сергеич, все еще не убедил?

— Хорошо, — помолчав, сказал Резницкий. — Но я пойду с вами.

— Нет, — твердо сказал Новиков. — Ко мне Центр, вроде бы, привык, а как встретит вас — не знаю. Вы лучше посидите здесь на бережку. Помните васнецовскую «Аленушку»? Вот и вы так — подоприте щеку рукой, пригорюньтесь…

Усадить Вожака на плотик оказалось делом нелегким. Вожак топтался, дергал Резницкого за рукав и верещал. Сергей Сергеевич подталкивал его к плотику, на котором сидел Новиков с тубой питательной пасты. Вид и запах любимой еды заставили наконец Вожака ступить на плотик, он упал на сиденье, и в тот же миг Новиков оттолкнулся веслом от берега. Вожак пожирал пасту, глазки его беспокойно бегали. Плотик уткнулся в заросли противоположного берега. Вожак с визгом переполз на сушу, за что был вознагражден второй порцией: пасты.

Так он и стоял перед башней Большого Центра — жующий и глотающий, с мордой, выпачканной в пасте. Новиков не спускал с него объектива кинокамеры. Но никакими силами нельзя было заставить Вожака пролезть под решеткой в башню. Он стоял, жевал и смотрел. Очевидно, Сергей Сергеевич прав: никакого толку от Вожака не было.

И тут у Новикова возникло странное ощущение — будто в башне кто-то есть. Он просунул голову под решетку и явственно ощутил на лице легкое дуновение. На черном фоне одной из панелей блока программирования скользнула серая тень — Новикову почудился некто проворный, круглоголовый… Нет, это мерцал сложный узор рисованных схем.

Новиков пролез в башню, медленно приблизился к этой панели. Он не помнил точно, новый ли рисунок был на ней сейчас или тот же, что и раньше. Он знал, что должен проверить это, но не мог шевельнуть рукой, чтобы достать таблицы. Он застыл на месте и смотрел на мерцающую панель, и теперь ему казалось, будто он стоит перед невидимым экзаменатором, который упорно повторяет один и тот же вопрос, и наконец до него, Новикова, дошел смысл вопроса.

«Кто ты такой?»

Вопрос повторялся снова и снова, стучал в ушах, и он знал, что должен ответить. Он сосредоточился лишь на этом и проговорил раздельно, но беззвучно, — не проговорил, а подумал:

«Я человек».

Быстрее потекли, меняя цвета, огоньки по рисованным схемам. Новиков ощутил усталость. Он вылез из башни. Вожак все стоял, тупо глядя на башню, и жевал. Новикову вдруг захотелось есть, никогда в жизни он еще не был так нестерпимо голоден, и он вытащил из кармана тубу с пастой и выдавил себе в рот чуть ли не полтубы. Они стояли рядом — Вожак и Новиков. Они молча жевали и глотали, жевали и глотали. Новиков сам ужаснулся наслаждению, которое при этом испытывал. С трудом он заставил себя воздержаться от того, чтобы опорожнить тубу до конца.

Резницкий стоял на том берегу рва и махал рукой.

— Сейчас, сейчас, — сказал Новиков с набитым ртом.

Торопливо дожевывая, он схватил Вожака за руку и потащил к плотику. Вожак упирался и взвизгивал, и опять пришлось пустить в ход пасту в качестве приманки.

— Ну что? — спросил Резницкий. — Добились чего-нибудь?

— Нет… Потом расскажу, давайте сперва позавтракаем. Новиков быстро зашагал к вездеходу. Резницкий последовал за ним, позади плелся Вожак.

* * *

Это утро было богато событиями.

— Где вы пропадали? — спросила Таня. — Я ужасно беспокоилась.

— Завтракать, завтракать, — сказал Новиков.

— Сейчас у входа в мастерскую разыгралась драка. Я услышала визги и побежала туда. Два самца дрались камнями. Наверно, за право владения запасами орехов, которые остались после Вожака. Я не успела вмешаться, один проломил другому череп… — Таня передернула плечами.

— Черт с ними, — сказал Новиков. Он полез в вездеход, вынес оттуда складной столик и цилиндрический контейнер с брикетами. — Давайте завтракать. Где витакол?

— Сейчас, Алеша. Я тоже очень голодна… Только доскажу… Я пошла обратно и вон там, на опушке, что-то черное мелькнуло меж деревьев. Унилок у меня был включен, я сразу посмотрела — на экране было эхо быстро движущегося предмета, но не биомассы. Он мелькнул снова, мне показалось — будто огромная теннисная ракетка. И я вспомнила…

— Ракетка? — промычал Новиков, вгрызаясь в брикет.

— Я вспомнила ваш отчет о первой экспедиции, Сергей Сергеевич. Там ведь упоминались роботы, внешне похожие на ракетки.

— Да, — сказал Резницкий. — Мы думали, Центр выключил всех роботов. Если ваше наблюдение не ошибочно…

— Я видела своими глазами.

— Значит, выключены не все роботы.

Резницкий тоже принялся за еду. Некоторое время разведчики молча ели.

— Не знаю, что со мной творится, — сказал Новиков, — но я никак не наемся. Принесу еще пасты.

Он пошел к вездеходу, взялся за ручку дверцы и с изумлением обнаружил, что она заперта изнутри. Новиков обежал вездеход и рванул дверцу другого борта — она тоже не поддалась.

— Вожак заперся в вездеходе! — крикнул он.

Подбежали Таня и Резницкий.

— Как он ухитрился незаметно? — проговорил Сергей Сергеевич.

— Сообразил, скотина, залезть с той стороны, где нам не видно, — сказал Новиков. — И заперся тихонько. Ну-ка посмотрю, что он там делает.

По скобам, вделанным в обтекаемый нос вездехода, он вскарабкался наверх и заглянул в иллюминатор.

— Видите его? — нетерпеливо спросил Резницкий.

— Нет, кресло мешает… А, вижу! В задней кабине он, роется в багажнике. — Новиков постучал в бронестекло. — Вот я тебе, мерзавец! — Он залез на крышу вездехода и убедился, что верхний люк тоже заперт, потом снова прилип к иллюминатору. — Жрет! Выдавливает пасту и жрет!

— Спуститесь, Алеша, — сказал Резницкий. — Криком не поможете. Надо снять нижний щиток.

Съемный щиток в брюхе вездехода служил для ремонтных целей его снимали, когда требовалось добраться до привода ходовой части.

— Допустим, мы снимем щиток, — сказал Новиков, — хотя не представляю как. Ключ-то в кабине… Но допустим. А дальше? В кабину все равно не пробраться, разве руку просунуть.

— Алеша, придумай что-нибудь, — сказала Таня — Он же не выберется оттуда, пока не прикончит наши припасы.

— Что я могу придумать? — раздраженно ответил Новиков. — Влипли мы, вот и все! Чудный эксперимент затеяли…

— При чем тут эксперимент? — сказал Резницкий очень спокойным голосом. — Эксперимент был задуман правильно. Беда в том, что экспериментаторы забыли обо всем, кроме еды.

«Кроме еды… В самом деле, что с нами происходит? — подумал Новиков. — Набросились вдруг на еду, как не знаю кто…» Тут ему пришло в голову, что следует все-таки снять щиток и добраться до аварийного выключателя. Лучше, чтобы все было на нуле. Неизвестно, что еще выкинет Вожак.

Он стал рыться в карманах в поисках чего-нибудь, что могло бы заменить ключ. Тестер, обойма к плазмострелу, кассеты с пленками — все это не годилось. Он вспомнил, что в коробке унилока есть пенал с набором мелких инструментов, — может, какой-нибудь из них подойдет?

За стеклом носового иллюминатора появилась жующая физиономия Вожака — он теперь сидел в водительском кресле и крутил головой. Тихонько загудел двигатель, вездеход дернулся раз, другой…

— Отойдите в сторону! — сказал Резницкий.

Вездеход пошел назад, стал описывать кривую, остановился. Потом рванулся вперед, на большой скорости помчался прямо па Колесо. Таня вскрикнула.

Густой кустарник, разросшийся у Колеса, смягчил удар. Некоторое время гусеницы крутились вхолостую, затем вездеход медленно пополз назад, развернулся. Вожак понемногу осваивался с управлением.

И вдруг из плазмопушки с шипением вырвалась слепяще-белая струя. Она выжгла длинную полосу в кустарнике. Полыхнуло жаром, повалил желтый дым.

— За деревья! Быстро! — скомандовал Резницкий.

Разведчики бросились врассыпную. Новиков нырнул в кустарник, осторожно выглянул. Резницкий подбегал к купе деревьев, а Таня бежала в другую сторону, каскетку она потеряла, белокурые волосы были ярко освещены солнцем. Вездеход помчался за ней. Зашипела, выплеснулась плазменная струя… Новиков невольно закрыл глаза…

Спустя мгновение он выглянул снова. Тани не было видно. Вездеход остановился. Мелькнула фигура Резницкого — он перебегал от дерева к дереву, направляясь туда, где дымился сожженный кустарник. И вдруг на вездеходе откинулась крышка верхнего люка. Высунулась голова Вожака, вымазанная в пасте. Вожак озирался, разыскивая людей…

Прежде чем мысль успела ясно оформиться, Новиков уже бежал к дереву, на ветке которого висело лассо. Расстояние было небольшое, он сорвал лассо, и в этот миг Вожак увидел его и, угрожающе заквакав, взялся за крышку люка. Спуститься в кабину он, однако, не успел. Свистнула, разматываясь в полете, веревка, и петля захлестнула шею Вожака. Новиков быстро перебирал руками веревку, чтобы она натянулась, но в этом уже не было нужды: Вожак рухнул вниз и собственной тяжестью затянул петлю. Короткий визг оборвался хрипом.

Новиков во весь дух припустил к дымящейся полосе.

— Эй, где вы?!

Он увидел Резнидкого. Сергей Сергеевич, пригнувшись, бежал к лесной опушке. У него на руках недвижно лежала Таня.

— Стойте! — заорал Новиков.

Лицо Резницкого казалось серым и незнакомым. Когда Новиков подбежал к нему, Сергей Сергеевич сказал ломающимся голосом;

— Она невредима. Просто обморок.

* * *

Таня. В жизни бы не подумала, что со мной может случиться, такое.

Резницкий. Выпейте еще витаколу. Пустяки, это может случиться с каждым.

Таня. Нет. О женщинах, падающих в обморок, я только читала в старых книгах… Почему все-таки он стал таким агрессивным? Страшно подумать, что было бы с нами, если бы не Алеша… Мы посмеивались над его лассо, нашел себе забаву, как мальчишка, — а вот же как пригодилось… Ох, я слишком много говорю…

Резницкий. Ужасно нам не повезло, просто слов нет. Я придавал серьезное значение эксперименту.

Новиков. Вам, я вижу, жаль этого потрошителя.

Резницкий. Да, конечно. Если б удалось довести До конца…

Новиков. То от нас и горстки пепла бы не осталось. Простите, что перебиваю… Не знаю, как там с наследственной памятью, а вот элементарный технический навык в нем пробудился. Убийц нельзя подпускать к рычагам управления. Тем более — к оружию. Их надо давить!

Резницкий. Согласен, что к оружию подпускать нельзя. Но давить не надо никого. Есть другие средства.

Новиков. Где они? Где, я вас спрашиваю? Второй месяц мы бьемся, чтобы помочь этой жалкой популяции, которую от животных отличает только прямостояние. И чего мы добились? Ну, чего?!

Резницкий. Я не стану отвечать. Мне тоже очень хочется дать волю эмоциям… Я сдерживаюсь, может быть, из последних сил… Подождем другого раза, когда мы оба будем спокойнее.

Новиков. Сергей Сергеич, не нужно ждать… Лучше не будет. Разве вы не видите, что… Сергей Сергеич, попытаемся спокойно обсудить положение.

Резницкий. Хорошо.

Новиков. С нами происходит неладное. Мы стали раздражительны, даже нетерпимы. Мы с трудом переносим друг друга…

Таня. Только не преувеличивай.

Новиков. В разной степени. В соответствии с темпераментом. Клянусь Юпитером, я бы очень хотел обладать выдержкой Сергея Сергеича. В разной степени, но испытываем мы одно и то же. Давайте честно признаемся.

Резницкий. Согласен.

Новиков. Ну вот. Все мы способны управлять собственными эмоциями, неврастенией не страдаем. Верно? Следовательно, то, что с: нами происходит, вызвано неким внешним воздействием.

Резницкий. Я думал об этом. Вероятно, сказывается длительное действие фактора неблагоприятности. Цепь неудач отрицательно влияет на нейрохимические процессы в мозгу — механизм угнетающих эмоций теперь достаточно исследован… Вам не попадалась моя небольшая монография по сенсофоллистике? Скопление больших людских масс всегда катализирует эмоции. Ну, вы знаете, как легко возбудима толпа. В прошлые времена умело пользовались приемами ораторского искусства на массовых митингах. Так называемое «стадное чувство», то есть возникновение в мозгу генерального сигнала «делай, как все» — теперь хорошо изучено. Мы многое знаем о механизме воздействия на психику таких факторов, как музыка, ритм, освещенность — церковники использовали их для возбуждения религиозного экстаза. Или — динамика и рубленая ритмика военного марша. Вот у Алеши дома целая коллекция старинных маршей. Мы их слушаем без особых эмоций. Но представьте себе марширующий батальон. Четкий ритм, мерный топот, одинаковые взмахи рук — все это, несомненно, порождало преувеличенное сознание собственной силы, агрессивности, если хотите… Я отвлекся. Здесь, на Симиле, нет людской массы… Величины биоизлучений аборигенов ничтожны по сравнению с земными стандартами. Остается… ну, я уже сказал: угнетающее действие фактора неблагоприятности. Может быть, в известной мере — климат. Вообще-то климатические явления существенны. Скажем, сухой горячий ветер — фен — вызывает беспричинную раздражительность. Но здесь климат мягкий, атмосферное давление постоянно…

Таня. Лучшего климата, по-моему, не бывает. Сергей Сергеевич прав: слишком много неудач, отсюда и нервные срывы.

Новиков. Значит, фактор неблагоприятности. Но мы с вами, Сергей Сергеич, не первый раз в разведке. И если этот фактор действует на нас в такой степени… ладно, буду говорить о себе. Если я под воздействием фактора неблагоприятности теряю контроль над собой, значит, я никуда не гожусь как разведчик.

Резницкий. Алеша….

Новиков. Погодите, я должен высказаться до конца.

Резницкий. Не надо. Знаю. Каждое мое слово раздражает вас. Я тоже иногда… испытываю к вам неприязнь.

Новиков. Это не просто минутная неприязнь. Мне ненавистен ваш голос, ваше спокойствие. Мне все чаще хочется быть одному, чтобы не видеть вас и Таню… Цепь неудач, фактор неблагоприятности? Черта с два! С дурным настроением я бы как-нибудь справился. Я убежден, что здесь какое-то мощное воздействие извне.

Резницкий. Что вы имеете в виду, Алеша?

Новиков. Большой Центр. Только Большой Центр. Он здесь полновластный хозяин. Мы еще не знаем всех его возможностей. Он может в радиусе своего действия создавать любые поля.

Резницкий. Поля? Мы трижды в день снимаем записи датчиков и не наблюдаем никаких…

Новиков. Наши приборы способны фиксировать лишь то, что в пределах нашего опыта и представлении. Я допускаю мысль, что мы здесь постоянно находимся в поле, природы которого не знаем. Мы не можем его измерить. Оно избирательно действует на определенный участок мозга. Наш мозг не защищен отчего воздействия. Резницкий. Если ваше гипотетическое поле возбуждает инстинкт разобщенности… инстинкт взаимной вражды… то мы должны силой воли подавить его в себе.

Таня. Правильно! Ты слишком сгущаешь краски, Алеша. Просто надо взять себя в руки.

Новиков. Перестань изрекать. Просто — в учебниках и инструкциях. А здесь — все не просто. Мы бродим вслепую, мы пытаемся распознать следствия, в то время как прежде всего надо установить причину.

Резницкий. Что вы предлагаете конкретно?

Новиков. Послушайте… Утром, когда я был в башне Центра, я вдруг услышал… Не то слово… Я ощутил, будто меня спрашивают: «Кто ты такой?». Это были не слова на русском или интерлинге, нет, а именно ощущение вопроса… Что вы уставились на меня? Я пока что в здравом уме, черт побери…

Резницкий. Продолжайте, Алеша.

Новиков. Ну вот. Перед этим я стоял возле башни рядом с Вожаком. Понимаете? Центр имел возможность сравнить. Аборигены никогда прежде не переплывали ров и не подходили так близко. Локаторы Центра видели их издали и, вероятно, не улавливали нашего отличия от аборигенов. Центру достаточно «знать» лишь несколько отличительных признаков своих подопечных — ну, скажем, прямостояние, массу, рост. В этом мы от них почти не отличаемся. Но когда мы с Вожаком оказались рядом перед его глазом — в башне есть оптическое устройство, ну, вы знаете, — то Центр мог заметить разницу. Только этим я объясняю вопрос, который он мне задал.

Резницкий. Вы ответили?

Новиков. Я ответил направленной мыслью, что я человек. На этом наш разговор, или как еще его назвать, кончился. Но вы понимаете, что это значит? Появилась возможность прямого контакта…

* * *

«Я — человек. Я прилетел сюда с другой планеты. Я другой. Я не похож на тех, которые тебя создали. Я не похож на тех, которые здесь живут. Ты должен меня понять. Ты должен понять меня…»

Центр мигал рисованными схемами, по черной панели пробегали цветные огоньки. Зеленый глаз в упор смотрел на Новикова.

«Я другой, — сосредоточенно думал Новиков. — Ты должен понять. Мы непременно поймем друг друга».

И вдруг он замер, напряженно прислушиваясь к Смутному ощущению ответного импульса, пытаясь его разгадать, облечь в привычную форму слов.

«Что тебе здесь нужно?»

Это повторялось снова и снова, пока смысл вопроса не дошел до Новикова.

«Я хочу тебя понять. Хочу понять тех, кто тебя создал».

Прошло полчаса, а может быть, час или больше, — Новиков теперь не ощущал течения времени. Он отключился от всего, что могло помешать. Он неподвижно стоял, глядя на черную панель с быстро бегущими огоньками, и мысленно повторял одно и то же — и вот пришел ответ:

«Меня никто не создал. Я был всегда».

«Это не так, но… Хорошо, ты не поймешь… Раньше ты давал еду тем, кто здесь живет. Почему теперь ты перестал их кормить?»

«Не понимаю. Здесь только я. У меня есть еда».

«Ты перестал давать еду тем, кого охранял, — настойчиво повторял Новиков. — Раньше ты кормил их, а теперь они голодают».

«Здесь только я. Других я сюда не пускаю».

«Но ведь я другой. Я человек. Ты сам понял, что я другой, не похожий на здешних жителей».

Он повторял это до изнеможения, но, как видно, Центр перестал отвечать. Навалилась усталость, в глазах рябило от цветных огоньков. Нет, не огоньки, это ток моей крови… она стучит в висках… это я сам… Где я?!

А, так ты хочешь меня подчинить себе? Ну нет, не выйдет!

Новиков выполз из башни и повалился на траву возле шахты синтезатора.

Должно быть, некоторое время он дремал, лежа на траве. Было около пятнадцати часов, когда он проснулся, или вернее — пришел в. себя, и первым ощущением был голод. Он был так голоден, как будто, никогда в жизни ничего не ел. Так голоден, что готов быть впиться зубами во что угодно — в землю, траву, в манжеты собственного комбинезона — лишь бы жевать, жевать.

Новиков вскочил на ноги. Быстрее на тот берег, к еде!

Нет, так дело не пойдет. Выбрось-ка из головы мысль о еде, скомандовал он самому себе.

Вот мачты локаторов-излучателей, их лопасти медленно вращаются: вокруг своей оси. Они всевидящи. Никто и ничто не скроется от их излучений. Они могут, повинуясь команде Центра, накрыть огромную зону силовым колпаком. Ну, это мы как раз предусмотрели. Распыление «электронного экрана» — проверенная защита. Колпак нам теперь не страшен. Вездеход, окруженный экранирующим облаком, пройдет сквозь любую преграду, как нож сквозь масло. Но экран надежен не более получаса, потом частицы разряжаются, и надо распылять облако снова — а запас экранной пыли ограничен. В сущности, он взят на тот самый «крайний случай», который бывает только раз.

Было бы хорошо окружить себя облаком и все оставшееся до прибытия корабля время находиться в этом облаке, как в коконе.

Увы, это невозможно.

И не нужно! Потому что это значило бы признать свое поражение и полную никчемность экспедиции. Не за тем прилетали они на Симилу, чтобы играть с Центром в прятки.

Экспедиция прекрасно оснащена технически, но толку от оснащения пока никакого. «Посредник» и вовсе оказался ненужным.

Как сказал Сергей Сергеевич? Инстинкт разобщенности и вражды?.. Он, Новиков, добавил бы еще инстинкт жевания и глотания. Великий инстинкт, хранимый черным веществом мозга — субстанцией нигра…

Новиков глубоко задумался, пытаясь нащупать связь отдельных звеньев.

Теперь он размышлял о странном ответе Центра: «Здесь только я. У меня, есть еда». Что это означало? Как понять систему логики Центра?

Над шахтой курился легкий бесцветный дымок. Синтезаторы Центра, скрытые в глубине, работали. Они работали, как полагал Новиков, на внутриатомном уровне, они могли мягко, без внешних проявлений, рассыпать на составные частицы атомы любого элемента и построить из них все, что нужно. При этом, несомненно, высвобождалась энергия…

Высвободить энергию мгновенно — и тогда… Но Центр превосходно защищен от внешних воздействий. Попробуй подступись к его энергетике…

Но что это значит — «У меня есть еда»? Не может же он сам пожирать «пряники» собственной выделки. Какой бы сверхсложной и совершенной ни была машина, она все-таки — машина…

Постой, постой, сказал Новиков самому себе: а если…

Писк видеофонного вызова прервал его размышления. На экранчике сквозь переливчатое мерцание проступило Танино взволнованное лицо.

— Алеша! Скорей сюда!

— Что случилось?

— Я ничего не понимаю… Исчез Сергей Сергеевич…

Вездеход петлял меж могучих стволов, фиолетовые ветки упруго стегали иллюминатор. Лишь изредка расступались джунгли — неболь-шой поляной, тропой, проломанной динозаврами. Деклинатор добросовестно выдерживал заданное направление — но было ли это направление правильным?

Таня в третий раз принялась рассказывать. Сергей Сергеевич с утра занялся, анатомированием мозга Вожака. Она, Таня, ему помогала. В полдень она заставила его немного отдохнуть и поесть, они оба были очень голодны, очень. Потом она оставила Резницкого одного и пошла к холмику — там, у подножия, она обнаружила на днях несколько яиц, спрятанных под сухими листьями. Из них, по ее наблюдениям, скоро должны были вылупиться детеныши, и нужно следить, чтобы самцы не нашли и не сожрали эти яйца. В общем, она пошла проведать тайник и вдруг услышала треск, какой бывает, когда сквозь чащу проламывается динозавр. Потом треск удалился, и тут она услыхала голос Сергея Сергеевича. Он звал ее, Таню. Она побежала к вездеходу. Мчалась во весь дух, никогда еще так не бегала. Резницкого не было, он исчез. Она, кричала, вызывала его по видеофону, но он не откликался. Только один раз ей показалось, что его голос донесся из лесу.

В этом направлении, откуда в последний раз донесся голос Сергея Сергеевича, они и ехали сейчас. Новиков хмуро поглядывал на экран унилока. Таня начала рассказывать в четвертый раз.

— Он звал меня, понимаешь?

— Может, ты помолчишь немного?

— Что могло случиться, Алеша? Почему он вдруг кинулся в лес?

— Очень прошу, помолчи.

Нет, так далеко Резницкий не мог углубиться в джунгли. Новиков круто развернул машину и поехал к рыжим холмам, вдоль которых прежде проходила граница зоны. Вездеход выскочил на черную проплешину стекловидного минерала, под гусеницами захрустело, брызнули осколки. Потом опять замелькали стволы, сливаясь в сплошной частокол, и опять расступились, и тут по экрану поплыли цветные кольца. Новиков лег на показанный курс. До биообъекта, по шкале унилока, было сто тридцать метров. Но, судя по величине колец, объект был слишком крупным для человека, и так оно и оказалось: стая ящеров шла от холмов по редколесью, сжевывая на ходу ветки деревьев.

Новиков остановил вездеход. Ну, теперь куда?

Ящеры тоже вдруг остановились в полусотне метров. Замотали головами, попятились. Меж деревьев мелькнуло что-то черное.

— Вот! Опять она! — воскликнула Таня.

Новиков и сам теперь увидел робота, похожего на. огромную теннисную ракетку. Робот медленно, плавно приближался к ящерам, и те неуклюже повернулись, пустились наутек.

Снова что-то мелькнуло меж деревьев. Фигура человека в серо-голубом комбинезоне… Новиков подумал, что опять, как в тот раз, начинается галлюцинация… Фигура приблизилась, выступила из густой тени на свет…

— Сергей Сергеевич! — крикнула Таня.

Она открыла дверцу, выпрыгнула и побежала к Резницкому. Новиков последовал за ней.

Резницкий оглянулся на Танин оклик, недоуменно помигал, но не остановился. Он брел, как слепой, спотыкаясь и вытянув вперед руки, он шел за роботом и бормотал: «Таня… Таня…».

— Да здесь я! — Таня схватила Резницкого за плечи, затормошила. — Сергей Сергеич, милый вы мой, это я. Остановитесь же!

Лицо Резницкого исказила гримаса ужаса. Он оттолкнул Таню и устремился вслед за роботом.

Таня, чуть не плача, повернулась к Новикову и остолбенела, увидев, что он бежит назад, к вездеходу.

Теперь Новиков знал, что надо делать. Он вынул из ящика под. водительским сиденьем красный цилиндр с раструбом на одном конце и побежал вдогонку за уходящим Резницким. Загородив Сергею Сергеевичу дорогу, он сорвал пломбу, поднял цилиндр раструбом вверх и с силой выдернул предохранительное кольцо.

Заклубилось и стало медленно оседать серебристое облако. Оно накрыло их обоих — Резницкого и Новикова — и делалось все прозрачнее. Сергей Сергеевич сел на траву, сдвинул каскетку на затылок, потер виски ладонями. Новиков и Таня молча смотрели на него.

Потом он поднял измученное лицо. Глаза у него были обведены синевой, кожа туго обтягивала скулы и острый подбородок. Он перевел взгляд с Новикова на Таню и улыбнулся по-детски виноватой улыбкой.

* * *

Ночь опустилась на джунгли Симилы.

Спали в своих норах, под охапками сухих листьев аборигены. Спал за решетчатыми стенами мастерской новый вожак, доказавший свое право на власть проломленными черепами нескольких соперников: Спали, прижавшись к теплому материнскому боку, детеныши, — вопреки жестокой битве за существование, в которой решает случай, они недавно вылупились из яиц..

Не спали разведчики. Отгороженные от мира превратностей прочными стенами вездехода, они лежали на своих койках.

Сквозь бронестекла сочился слабый-слабый свет звездного неба. — Лучше вам, Сергей Сергеевич? — спросила Таня. Резницкий весь вечер отлеживался. Он чувствовал себя разбитым, остро болела голова, и только теперь, начало сказываться действие двойной дозы препарата, восстанавливающего силы.

— Лучше, Таня.

— Постарайтесь заснуть.

— Да. Конечно…

Некоторое время молчали. Койка Новикова была наверху, возле

иллюминатора, и он, лежа на боку, смотрел на Колесо, вырисовывающееся черным силуэтом на фоне звездного неба.

— Вы спите, Алеша? — спросил снизу Резницкий.

— Думаю.

— Мы удивлялись, почему в бывшую зону Центра ни разу не входили динозавры. Теперь понятно.

Да, теперь понятно, подумал Новиков. Вдоль границы зоны, постоянно кружат роботы. Они настроены на гигантов-ящеров, и стоит одному сунуться в зону — робот тут как тут, преграждает ему дорогу силовым полем. Надежно и экономно: на роботов уходит энергии куда меньше, чем на постоянный силовой «колпак», который прежде накрывал зону. Да, Центр нашел рациональное решение вопроса безопасности, ничего не скажешь.

«Здесь только я. Других я сюда не пускаю». Что означал этот ответ Центра? «Другие» — очевидно, динозавры. Он действительно не подпускает их. Но почему — «только я»? Ведь он создан для опеки жителей зоны. Или он считает, что подопечные — это часть его самого? Странная мысль…

Новиков спохватился, что не слушает Резницкого.

— …Судя по записям датчиков, есть что-то общее с гипнополем, — говорил Сергей Сергеевич. Правда, гипнополе, как правило, вызывает у всех одни и те же зрительные образы, а тут…

— Позвольте, — сказал Новиков, — существует метанимия, или как там…

— Метамония, — поправил Резницкий. — Одно и то же видение, упорно возникающее в возбужденном мозгу.

— Вот-вот. Метамония. Я размечтался о Зверобое — и увидел его, в тот раз, помните? Вам померещилась Таня — ну что ж, значит, вы думали о ней.

— Гм… Но метамония — редчайший случай. Как и вообще отклонения от нормальной психики. Уже очень давно медицинская статистика не регистрирует метамонии.

— Сергей Сергеич, здесь придется завести свою статистику. Ненормальные условия — вот в чем дело. Мы здесь живем в постоянно действующем поле. Оно не поддается нашим измерениям, но оно существует — я уверен.

— Вы уже говорили. Поле, вызывающее чувство взаимной неприязни, даже вражды… Я не склонен, Алеша…

— Да нет же, Сергей Сергеич! — Новиков повернулся на живот и свесил голову, пытаясь разглядеть в темноте лицо Резницкого. — Вы сами обнаружили у аборигенов гипертрофию субстанции нигра, верно?

— Да, это так.

— Вначале я не придал этому особого значения. Ну, подумаешь, — субстанция нигра! Она ведь занимает в системе мозга скромненькое место, правда?

— Безусловно. Черное вещество с определенной функцией — координировать жевание и глотание. Оно обеспечивает автоматизм процесса. Скромная, но достаточно ответственная функция. Иначе мы бы жевали, жевали пищу, не зная, когда проглотить ее. Или, наоборот, глотали бы не разжевывая… Вы что, Алеша, клоните к тому, что ваше гипотетическое поле избирательно направлено на черное вещество мозга?

— Да. Центр постоянно поддерживает у аборигенов эту самую нигра в возбужденном, чрезвычайно активном состоянии. В неразвитом мозгу, следовательно, доминирует один инстинкт — жевать и глотать. Жевать и глотать! Как можно больше. Лучше — все время. Отсюда — все прочее. Они бросаются отнимать друг у друга пищу. Они, не колеблясь, проламывают друг другу черепа — лишь бы завладеть орехом. Не останавливаются даже перед тем, чтобы сожрать собственное потомство.

— Впечатляющая картина, — сказала Таня. — Но, мне кажется, ты ошибаешься, ставя социальные мотивы поведения в прямую и непосредственную зависимость от чисто физиологических.

— «Мне кажется» — это уже хорошо, — съязвил Новиков. — Это уже элемент сомнения. Раньше ты изрекала, не оставляя права апелляции.

— Ах, перестань, Алеша… Ты-то уверен в своей правоте?

— Нет, не уверен. Но когда я вскоре после сытного завтрака нестерпимо хочу, извините, жрать… и когда ловлю себя на страстном желании уклониться от общения с вами… В общем, мне крайне неприятно, что некто со стороны будоражит мою субстанцию нигра. Будучи убежденным собственником, я предпочитаю распоряжаться ею самолично.

— У тебя удивительная манера острить некстати, — сердито сказала Таня. — Цивилизованный человек должен по меньшей мере уметь обуздывать жевательный инстинкт.

— И глотательный, — уточнил Новиков. — Танечка, тебя долго и старательно учили истории. Ты прекрасно в ней разбираешься. Но, будь я главным историком планеты, я бы учредил кафедру истории утоления голода. Я бы ввел в социологию метод точного математического анализа: где и когда в человеке кончается едок и начинается собственно человек. Может быть, такая методология облегчила бы нам контакт с внеземными цивилизациями.

После недолгого молчания заговорил Резницкий:

— Действительно, накопленная информация дает основание предположить, что Центр избирательно воздействует на черное вещество мозга. Но вот вопрос: результат ли это самосовершенствования машины — или первоначальная программа, заложенная ее создателями?

— Откуда я знаю? — сказал Новиков. — Вполне возможно, что именно этого хотели ее создатели. Представьте себе очень самоуверенных граждан, которые, основываясь на собственном опыте, решили, что постигли сущность жизни. Они могли рассуждать примерно так: для чего в конечном счете мы существуем, что главное? Жрать! Набивать утробу. И поскольку самой природой создан механизм, управляющий жеванием и глотанием…

— Перестань, Алеша! — взмолилась Таня. — Ты говоришь просто страшные вещи. Такую сложную машину не могли создать примитивные полуживотные.

— Ты права, как всегда. Правда, бывали и в земной истории мелкие эпизоды. Например, фашистские диктатуры XX века. Они были очень озабочены такой безделицей, как сохранение низменных инстинктов. И на них, представь себе, работало немало ученых. Они напридумывали уйму забавных игрушек, от которых человечество чуть не захлебнулось в собственной крови. Охотно допускаю, что тебе не нравятся такие страшные вещи…

— Мне не нравится твоя злая ирония.

— Ладно. Молчу.

Текла за иллюминатором чужая ночь. Чуть левее. Колеса взошла над изрезанной стеной леса красноватая звезда. Новиков знал, что это не звезда, а планета системы Альфы Верблюда, следующая за Си-милой. Туда тоже высадилась группа разведчиков. Каково им сейчас? Будем надеяться — лучше, чем нам…

Опять он спохватился, что не слушает Резницкого.

— …поскольку он не знает другой опасности, кроме вторжения динозавров, Центр перестроил систему защиты зоны, — доносился снизу голос Сергея Сергеевича. — И таким образом решил «формулу невозможного». Однако он затратил на это слишком много энергии… слишком много… Непонятно, почему Центр отключил кормушки. Вы говорите, Алеша, синтезаторы продолжают работать. Почему же бездействуют кормушки? Допустим, он снял энергию с линии доставки, когда решал задачу…

— И убедился, что обитатели «рая» принялись пожирать яйца, — вставил Новиков. — А может, и друг друга — кто знает, что здесь творилось за время нашего отсутствия.

— Ну, до этого, как будто, не дошло. Но в общем, конечно, сработал закон адаптации. Еще одно доказательство его всеобщности… Уцелевшие приспособились. Научились выкапывать орехи. Алеша, вы помните Севастьяна?

— Как не помнить вашего любимчика. Мне. даже пришло однажды в голову: не Севастьян ли был Вожаком?

— Нет. — Резницкий заворочался внизу. — Нет, конечно. Это вы бросьте.

Спустя минуту он заговорил снова:

— Допустим, Центр перестал кормить аборигенов, когда убедился, что они сами в состоянии прокормиться. Но в его программу входил учет поголовья. Прежде он для подсчета населения пользовался счетчиками кормушек.

— У него достаточно приемников информации и без этих счетчиков. Он, безусловно, продолжает считать. Возможно, число рождающихся примерно равно, числу погибающих, и средние цифры соответствуют программе Центра.

— Возможно, — согласился Резницкий. — Тогда становится понятным, почему он остановил Колесо. Ведь оно было нужно Центру для ликвидации излишков населения. Теперь, в условиях саморегуляции, Колесо не нужно. Гм… Жестокий, дьявольский рационализм во всем…

— Вы правы, — сказал Новиков. — Это дьявольская машина. Вы удивлялись, куда идут «пряники», которые вырабатывают синтезаторы. Никуда не идут. Центр их сам потребляет.

— Потребляет?

— Центр их синтезирует и снова разлагает на составные части. При этом высвобождается энергия, которую он и пожирает. Это не просто машина управления. Это гигантская модель субстанции нигра.

— Гм…

— Да, Субстанция Нигра, говорю я вам! Идеально налаженная Машина Жевания и Глотания. Электронный сгусток зла.

* * *

Красноватая планета еще поднялась над зубцами леса и сдвинулась влево.

Новиков лежал лицом к иллюминатору и смотрел, как текла чужая ночь под чужими, непривычными для человеческого взгляда созвездиями.

Когда-нибудь они станут привычными, как крест Лебедя, как ковш Большой Медведицы. Да, когда-нибудь здесь, на Симиле, «похожей» планете, поднимутся прекрасные города. Планета станет родным домом для бесконечной череды поколений. Базой для дальнейшего проникновения в космос. Веселые, работящие люди всей мощью современного знания ускорят развитие местной популяции…

Все это будет.

А пока — спит Симила. Глухая ночь медленно бредет в джунглях. Прислушайся — и ты услышишь, как цепко тянется вьюнок ко всему, что еще не успел оплести… как зреет в глубине земляной орех… как остывает в ночной прохладе камень, который завтра проломит чей-нибудь череп…

Снизу — ломкий голос Резницкого:

— Вы спите, Алеша?

Не хочется отвечать. Да, он спит. Глаза у него закрыты…

Ничего не будет!

Ничего, пока бегут по черным панелям цветные огоньки — следы бросков и перемещений злой энергии. Ничего, пока излучатели Центра мощно воздействуют на черное вещество мозга. Решительно ничего, пока властвует тут Субстанция Нигра.

Тихо журчат внизу голоса.

— Пусть спит (это голос Резницкого). Ему приходится труднее, чем нам. Непосредственный контакт с этой машиной, знаете ли…

Унизительно. Унизительно для человека быть придатком собственного желудка. Тысячелетиями человек уходил, отдалялся от этого. И все-таки что-то в нем осталось… нечто от пещерных времен, о чем он сам и не подозревает… предательское, глубоко затаившееся нечто.

Но почему непременно я?..

Что ж, кто-то должен быть первым. На то и существуют разведчики, чтобы приходить первыми, чтобы прокладывать дорогу, по которой пойдут другие, многие. Может, и Витька когда-нибудь. Может, Витька будет застраивать и обживать планету, и она станет ему родным домом.

Хорошо, что никто не видит его, Новикова, лица.

Теперь — голос Тани:

— Когда вы шли за этим роботом и звали меня… не знаю, что вдруг стало со мной…

— Лучше бы вы не ввязывались в эту экспедицию, — глухо отвечает Резницкий.

— Мне ничего не надо. Только быть с вами. Всегда.

— Милая Таня… Должно быть, я плохой разведчик, если не могу справиться с самим собой… Впрочем, все чепуха. У меня никогда не было и не будет времени для семьи и тому подобного. Вы вернетесь на Землю, и больше мы не увидимся.

— Нет, дорогой мой Сергей Сергеевич. Без вас я просто не смогу жить. Мы никогда не расстанемся…

Теперь Новиков улыбается. Глаза у него закрыты.

Наверное, уже недалеко до рассвета.

* * *

Утром они — все трое — пошли проведать детенышей.

Новорожденные аборигены жались к матерям, испуганно взвизгивали, не давались в руки. Все-таки Резницкий заполучил одного и, пока. Таня и Новиков сдерживали атаки рассвирепевшей матери, успел сделать первичные измерения. Новорожденный, а заодно и его мамаша, были вознаграждены сладкой пастой, и тут откуда ни возьмись на запах: пасты пожаловали самцы, и разведчикам с трудом удалось предотвратить, драку.

— Отличный выводок, красавец на красавце, — сказал Новиков. — Ну как, Сергей Сергеич, хорошая энграмма у этого юного увальня? Все зубцы в порядке?

— Нужен сравнительный анализ, Алеша. Первое впечатление более или менее благополучное.

— Пока Центр не начал сворачивать ему мозги набекрень, — добавил Новиков. — Эй, Татьяна, поберегись!

Таня бесстрашно стояла в окружении трех-четырех аборигенов, видимо, ожидавших от нее пасты. Аборигены верещали, и Таня вдруг пролопотала коротко и неуверенно.

Новиков засмеялся: вот ведьма, недаром часами возится с звукозаписями, с лингофоном, уже выучилась лягушачьим артикуляциям…

— Ладно, — сказал он. — Пойду-ка и я побеседую.

Резницкий, занятый киносъемкой, кивнул.

Новиков направился к берегу рва, по дороге попались ему цветы— мелкие колокольцы, черные и белые. Он нарвал охапку, вернулся, насвистывая, и протянул цветы Тане.

— Что это? — не поняла она. — Зачем?

— Дарю, — сказал Новиков.

— Спасибо, но они мне не нужны. Они даже не пахнут.

— Эх ты… Артемида здешних лесов, — сказал Новиков. — Не хочешь, не надо.

Он сунул букет в развилку дерева и пошел, насвистывая, к кольцевому рву. Не доходя, оглянулся. Таня и Резницкий не смотрели на него, они были заняты сравнительным анализом.

Плотик, привязанный к стволу дерева, мирно покачивался на зеленой воде. Новиков решил обойтись без него. Сегодня ему не нужны ни плот, ни «посредник».

Он скинул одежду и остался в одних плавках. Комбинезон он повесил на сук дерева. Невольно взглянул на свое отражение в воде. Отражение было четким, и он всматривался в него, будто впервые увидел самого себя.

Почему-то вспомнилось, как они с Мартой, путешествуя По Италии, полдня простояли перед «Давидом». Гигантская статуя поразила его. Нет, не мускулатурой, конечно. Микельанджело, изваявший сильное тело юноши, вряд ли представлял себе мускулатуру далеких потомков. Да и в одних ли мышцах дело? Что знал Давид об окружающем мире, каков был объем его информации?.. Поразило Новикова другое — концентрация волевого напряжения юноши, гневный взгляд, устремленный на врага, готовность к схватке не на жизнь, а на смерть. Было в Давиде нечто, утраченное нынешним благополучным человечеством…

«Типичный варвар», — сказала тогда Марта.

Новиков усмехнулся, вспомнив это. Ах, Марта, хорошо, что ты далеко от всего этого. Я тебе расскажу… Когда вернусь домой, я расскажу, как стоял на берегу рва и вспоминал Давида. Все расскажу тебе и Витьке.

Он перевел взгляд на решетчатую башню Центра. Усмешка сползла с лица. Теперь Новиков чувствовал себя готовым к борьбе.

Он сделал глубокий вдох, сильно оттолкнулся и прыгнул вниз головой. Он поплыл под водой, чувствуя ее упругое сопротивление ладоням и видя, как внизу, в глубине, длинными желтыми змеями колышутся водоросли.

* * *

«Твоя логика построена на одной лишь функции мозга, на вспомогательной функции, не главной. Твоя логика ошибочна. Она опасна для всех.

Почему ты не отвечаешь?

В течение всего времени своего существования ты губил живые существа. Ты считал, что охраняешь их, но это неправда. Ты их губил. Ты превратил их в идиотов. А теперь ты сеешь вражду и ненависть. Ты мешаешь их развитию. Ты не нужен.

Почему ты не отвечаешь?..»

В глубокой тишине мигали схемы на черных панелях. Новиков с трудом одолевал давящее ощущение усталости. Ну нет, сегодня тебе не удастся выжить меня отсюда, подумал он с ожесточением.

Ответный импульс… Новиков весь напрягся…

«Что значит течение времени? Не понимаю. Я был всегда».

Он не понимает! Время, последовательность событий — он этого не понимает! Значит, нет прошлого, нет будущего? Одна лишь застывшая вечность?..

Ох, и хитры же они были, создатели Центра, не давшие ему понятия Времени. Они сами, как видно, хотели остановить Время. Остановись, мгновенье, ты прекрасно… Владеть всей жратвой мира — и не нужно течения Времени. Вечная праздность вне Времени…

Как втемяшить ему, как втиснуть понятие Времени в клетки логических фигур? Он знает лишь одну логику — жевать и глотать, синтезировать и разлагать…

Все равно не отступлюсь!

«Слушай! Ты не нужен. Ты не нужен. Ты мешаешь. Останови синтезаторы. Выключись!»

«Кто ты такой?»

Ага, ты отвечаешь. Ты никак не можешь понять, что могут быть другие, которым ты не нужен…

«Я другой! Ты мне мешаешь».

«Здесь только я. Все, что здесь, — это я. Ты тоже».

Новиков со стоном упал на землю. Глаза застилал туман. Не было ничего вокруг. Ничего, кроме острого ощущения голода. И вдруг — сквозь туман — всплыли в гаснущей памяти слова. Странные, далекие…

Но в крови горячечной
Подымались мы,
Но глаза незрячие
Открывали мы…

Откуда это?

В следующий миг Новиков выпрямился. Яростным усилием воли заставил себя подняться на ноги.

«Хорошо! Я — это ты… Я не нужен. Я должен выключиться. Я должен выключиться…»

Еще какое-то мгновение он сознавал, что его сконцентрированная до предела мысль проникает в логические связи Центра. Логика Центра уступала, ее больше не было, была только его логика, Алексея Новикова… Нет, нет… Только моя логика. Я — зло. Я мешаю, я не должен существовать, я должен выключиться… Постой, как же выключиться, если сердце стучит, бьется о ребра, оно не может выключиться… Вот оно, сердце, оно гонит кровь… вот она бежит по разветвленным схемам… сюда, а теперь сюда… ох, больно! А дальше? Стой, где я?.. Нет, нет, дальше, теперь по этим спиралям — к мозгу! Да, да, все ближе… Значит, вот здесь — выключение. Мгновенно и локально…

Ну — выключаюсь!

* * *

— Почему он не отвечает? — Таня повернулась к Резницкому и увидела, что он стоит у дерева и трогает комбинезон, висящий на сучке.

— Он не взял с собой видеофон, — сказал Резницкий, вглядываясь в башню на том берегу рва.

— Алеша! — крикнула Таня. — Алеша!!!

Они прислушались. Тихо. Только эхо слабо откликнулось.

Резницкий стал спускаться к плоту, хватаясь руками за кусты.

— Я с вами, Сергей Сергеич, — сказала Таня и тоже полезла вниз.

Беззвучная волна горячего воздуха отбросила их, придавила к обрыву.

Они подняли головы и увидели там, где еще мгновение назад высились решетчатые купола Большого Центра, пустое и ровное место.

---

 Журнал «Литературный Азербайджан», 1967, No 1