/ Language: Русский / Genre:sf_fantasy

Инструкция не прилагается, или Вечная история

Елена Немченко

Ты — чернокнижница, сила которой — жертва. Он — последний из рода боевых магов, «светленьких» и благородных настолько, что аж зубы сводит! Цель его жизни — уничтожить твой род посредством, Боги, услышьте, тебя! Тебя, далеко не первой магичке в семье! Кто все это придумал, а? Ведь не спроста же, печенкой чувствую! Ведь кому-то это все надо, гоблина ему под одеяло!!!

Немченко Елена Геннадьевна, Герасимова Мишель Викторовна

Инструкция не прилагается или Вечная история

Вечная история. Что нового в ней взять?

Старые проблемы затронуты опять.

Кому-то, может, легче с того, что всякий раз

Живут они как прежде, и как живут сейчас.

Зачем их зря тревожить? Зачем бередить раны?

Уж если раз написано, вторыми мы не станем.

А то, что в сотнях книжек стал классикой сюжет

Быть может, даже к лучшему. Открыт сердец секрет.

Ведь больше всех сочувствуют все те, кто сам хоть раз

Испытывал подобное и сам страдал подчас

От того злого рока, что нам вновь рассказала

Извечная история, что до сих пор не стара.

И все же, мы надеемся, что время настает,

Когда Злодейка сделает хороший поворот.

Не будет больше «классики» хотя бы потому,

Что слово "кровная вражда" само уйдет во тьму.

Не убивай врага своего спящим, а вдруг ему снятся кошмары? Пусть сначала досмотрит!

Авессалом Подводный.

"…Никто, ведь, никогда не задумывается над тем, что Колобок может оказаться братом Кости Дзю, а Красная Шапочка — краповым беретом…"

С. Багдерина "Иван Царевич и С. Волк".

Вэлмир.

— Ты уверен, что сегодня именно тот день? — обеспокоенно спросила Марша, сминая в узловатых пальцах край фартука. А когда она волнуется, то всегда называет меня по имени.

— Да, уверен, — спокойно ответил я.

— А, может… — неуверенно потянула Марша, искоса глянув на меня.

Я вздохнул.

— Не может.

— Ох, я не знаю, Вэлмир! Что-то беспокойно мне! Сердце к беде заходится! Не ходи, а? Через недельки две пойдешь…

Я молча покачал головой. На что только не шла раньше Марша, пытаясь уберечь меня от меня самого, как она выражается. Порой только диву даешься фантазии да выдумке старой няни. Но в этот раз она решила обойтись словами. Не думаю, что она всерьез надеется на то, что я передумаю. Просто отдает дань привычке.

Я понимаю переживания моей старой няни, но что могу сделать? Запереться дома и никуда не ходить? Даже не смешно.

Мать умерла во время родов моей младшей сестры пятнадцать лет назад, а отец за то, чтобы я закончил усобицу между боевыми магами и чернокнижниками. Я — последний мужчина в древнем роду Толур Миннов. И я очень хочу как можно быстрей со всем этим покончить. Надоело.

Когда-то мы были одним из самых грозных и могущественных родов Раины, а теперь… А теперь Т'Миннов и родом-то называть смешно. Один я, считай, и остался. Сестру в разчет можно не брать. Выйдя замуж, она возьмет другое второе имя и дети ее станут детьми какого-нибудь другого рода.

В результате войны не только мой род, все боевые маги потеряли значительную часть своего былого могущества. А все потому, что Эл Тайн нашли слабину — наши родные и близкие. Теперь я понимаю, как мудро поступают правители, запрещающие своим солдатам заводить семьи. Хоть это и выглядит жестоким, но гораздо милосерднее, чем позволять терять дорогих людей. Эл Тайн не знают родственных чувств и именно поэтому они сильнее. Намного сильнее. Их род один из самых многочисленных в Раине на сегодняшний день.

Мой отец — Мелвин Т'Минн, бывший глава рода и неофициальный глава боевых магов, отдал жизнь для того, чтобы передать свою силу мне. Я нашел его в лаборатории. Вокруг все было разгромлено, повсюду валялись осколки и книги. Я кинулся к отцу, но было уже слишком поздно. Он протянул мне фамильный перстень и сказал:

— Вэлмир, я знал, что ты не одобришь это… Не пытайся что-то изменить. Тебе предстоит важное дело. Ты должен убить последнего из рода Эл Тайн. Должен, слышишь?! Его кровь нужна семье для Последнего Ритуала… Он приведет к полному уничтожению боевых и прочих светлых магов… Он — сильнейший в их роду со времен Т'триха… Пожалуй, с ним бы он… сравнялся… Найди его и убей раньше… Убей, иначе они все равно найдут!.. И прости меня за то, что я взваливаю на тебя это…

— Отец, имя! — он начал задыхаться, но я не мог отпустить его без ответа. Чтобы не происходило со мной, главное узнать имя. С чувствами можно было разобраться потом.

— Его имя… изменения… последний… это…

Отец умер у меня на руках, так и не успев сказать то, за что отдал жизнь. И сегодня я наконец выполню то, что обещал отцу. Эта кровь не достанется Эл Тайн. Кровь… С нее все началось, на ней все и закончится.

— Может, хоть поешь на дорожку? — взмолилась Марша, из последних сил подсовывая мне под нос свежевыпеченные булочки.

— Няня!.. — Я люблю свою няню, во многом заменившую мне бабушку, но иногда…

Спор с участием выпечки был разрешен в мою пользу. Правда, няня недовольно поджала губы и больше не пыталась меня отговорить, обидевшись. Но ничего. Потом помирюсь. Если вернусь.

Я вышел во двор и начертил руну перемещения. Еще раз проверил все ли на месте. Кинжал — есть, перстень — со мной, магия — стараюсь не расставаться, провизия… Думаю, последнее проверять не стоит. Если Марша забудет меня накормить, наступит Конец Света.

Я шагнул в открывшийся портал и переместился в лес, прямо к стенам замка.

Большой, мрачный и абсолютно черный. Как только здесь может кто-то жить? Нет, даже не так. Кто обладаел настолько извращенным воображением, чтобы его спроектировать?

Рунный кинжал, что достался мне от деда — лучшего артефактора своего времени, удобно лег в руку, и по одному моему желанию превратился в меч. Нужно только быть его хозяином и уметь читать руны. Удобная вещь.

На входе всего два охранника. Конечно, уверены в своей полной безопасности.

Я бесшумно крался, прижавшись к стене, пока не оказался позади стражников. Возможно, в другом случае я бы оставил им жизнь, но мне надо было действовать слишком быстро и незаметно для того, чтобы иметь шанс на успех. Хотя бы призрачный.

Больше на пути к замку мне никто не мешал, что меня не очень-то удивило. Маги предпочитают не тратится на обычную охрану, используя всевозможные щиты, барьеры и сторожевые заклинания. Но любое заклинание можно взломать, главное сделать это качественно и быстро.

Как я не искал черный вход, но так и не нашел. Маскируют они его, что ли? Все окна тоже оказались закрыты, причем не просто так, а с охранными плетениями. Что ж, поступим как в героических книгах. С развевающимся плащем за спиной ворвемся через парадный вход. Правда, вот незадача, плаща-то у меня нет.

Тяжелые двери отворились на удивление легко. А за дверью меня ждал воин. Правда, он и сам не подозревал, что ждет кого-то. Довольно крупный экземпляр, ростом под два метра, а в ширину… Видимо, любитель поесть. Что не мешало ему быстро передвигаться.

Он ухватил секиру двумя руками и с ревом берсерка понесся на меня.

Я вытянул вперед руку с перстнем и произнес атакующее заклинание. Все равно уже бесполезно скрываться — такой шум поднял на уши весь замок.

Черный шар сорвался с камня и, постепенно набирая силу, понесся к магу. Удар пришелся точно в грудь, ближе к сердцу, и он упал. Просто завалился на спину и больше не поднялся, хотя я был уверен — жив. Такую тушу нелегко убить.

Добивать огромного воина некогда. Придется оставить тылы открытыми. Если у меня все получиться, его месть мне никак не помешает, я буду слушком далеко, под защитой Щита, а если нет… Тогда мне уже ничего и никогда не сможет помешать.

Стоило мне только ступить в следующую залу, как я тут же нырнул обратно, окружая себя наисильнейшим из всех доступных мне щитов. Я беззвучно втянул воздух сквозь сжатые зубы и потряс рукой — перстень раскалился настолько, что я даже почувстовал запах горелой кожи. Хорошо, что у магов регенерация быстрее, иначе я не смог бы носить кольцо еще очень долго.

Я замер, готовый в любое мгновение отразить удар, но… К моему удивлению, ничего не произошло. Значит, так перстень предупредил не о самом нападении, а только о его возможности. Впечатляет. Хотя, я же в Черном замке, в самом гнезде врагов, что тут необычного? Но все равно, нужно быть осторожнее.

Решившись и в последний раз сжав руку в кулак, я побежал вперед. Потолки в замке ужасно высокие. И такая тишина, что мне стало не по себе. Кажется, что шаги гремят на пару длин вокруг, хотя я и старался передвигаться бесшумно. Никогда не слышал ни об одном замке, в котором не было хотя бы крыс.

Но я зря удивлялся нерасторопности врага. Да и на безлюдие грех было жаловаться.

С лестницы строем спускались пятнадцать человек. Это было так неожиданно, что я даже замер, ошарашенно уставившись на стражу. В закрытом помещении, даже таком огромном, как Черный Замок, было бы гораздо практичнее окружать пришельца, загонять, пользуясь его незнанием коридоров, а не маршировать, словно в открытом поле. Их командир или полный идиот, или придумал нечто такое, о чем я не знаю. И, думаю, верно скорее первое, чем второе.

Пока они спускались, четко меряя шаги, палец вновь обожгло. Но на этот раз я морщиться не стал, а просто выставил барьер.

Что ж, должен признаться, тут я допустил ошибку. Меня слишком поразило явное неумение Эл Тайн защищаться, и я упустил одну важную деталь. Воины из них никудышные, но вот маги они первоклассные. Поэтому я не сразу сообразил что произошло, когда мой щит вместо светло-голубого стал ярко-зеленым, и потерял драгоценные мгновенья.

Ненасытная магия Эл Тайн быстро сожрала всю мою силу, и я остался без защиты. Она просто вытянула ее, поглотила, впитала, как губка. Хорошо, что успел убрать щит и в сети не попался. Хотя бы на это ума хватило — сберег хоть какие-то жалкие остатки силы. При всех своих недостатках, чернокнижники, должен признать, очень экономны. Восполнять собственную силу с помощью энергии противника. Чувствуется действие можного артефакта, но сейчас с этим разбираться некогда.

Стража, при поддержке перстня и магии не представляющая для меня никакой угрозы, теперь стала весьма серьезным препятствием. Драться в заранее проигрышной ситуации? А что делать?

Они разошлись по разным углам комнаты и двинулась на меня, сжимая колцо. Похоже на облаву, только примитивней. Раз решились на такое, то должны знать, что загнанный в угол зверь намного опаснее, чем убегающий.

Я спокойно встал, горизонтально подняв руку с мечом. Универсальная стойка… Как отец учил.

Они двинулись вперед одновременно, как будто кто-то давал им мысленные приказы, и всей стаей налетели на меня. Впрочем, если бы их было раза в три меньше, мне бы пришлось туго. А так они сами себе мешали.

Я бы быстро с ними расправился, если б не постоянные магические атаки. Они беспокоили меня гораздо сильнее, чем звенящие мечи стражи. Перстень, из которого выкачали всю силу, не реагировал, но я и без него чувствовал — готовится что-то очень не хорошее. Нехорошее для меня.

Какая-то светящаяся зеленая гадость пролетела совсем рядом. Я успел только слегка повернуться в сторону. Хватит мне одного шрама от Эл Тайн. Итак память на всю жизнь.

Меч как раз выходил из очередного ложного выпада, и я, не прерывая движения, отбил одно из заклинаний, подправив его траекторию. Шар отклонился на несколько градусов и, врезавшись в одного из стражников, отразился от него, словно от зеркала. Неудачно, однако. Зато теперь, отразившись, оно опать летело ко мне. Я мысленно выругался и обозвал себя дураком. Чужая магия — потемки, и чего я экспериментами полез?

Уклониться не было возможности, вот и пришлось совершать какой-то совершенно немыслимый прыжок через голову. Он выглядел несколько неуклюжим, но я ведь не за красотой гоняюсь. К тому же, плащ дома, можно не выпендриваться. Все равно нечему эффектно хлопать за спиной.

Подбардривая себя такими мыслями, я приземлился на перила лестницы и взмахнул руками, удерживая равновесие. Стражи рванули ко мне. Пришлось снова спускаться вниз. Пара заклинаний столкнулась на том месте, где я только что стоял, поглотив сами себя и выбросив сильную отдачу создателям. Со второго этажа послышалась неразборчивая ругань и проклятия в сторону "этого вертлявого придурка".

Я ухмыльнулся. Получается, придурок я потому, что не даю им попасть в себя и отражаю все удары? Странная логика.

— Эй! — я удивленно замер прямо на лестницы, прислушиваясь к мощному басовитому голосу. Шарахнулся в сторону, но быстрая реакция меня не спасла. Нападать со спины — как раз в стиле Эл Тайн.

Что-то темное зацепило и впилось меня, словно огромная, разъяренная лесная кошка, сразу же окутав сознание.

— Кто тут у нас… Ого! Т'Минн, собственной персоной!

— Он мой, Мерк. Отдай его мне!

— Нет. Поумерь-ка свой пыл, дорогуша!

— Это мое заклинание уложило его!

— Не надо, я все прекрасно видел!

Какое-то темное пятно приблизилось к моему лицу и я понял, что последняя ниточка, связывающая меня с реальным миром растворяется, и я сейчас просто напросто вырублюсь.

— Без сознания. Отличный удар, Ктар!

— О, не надо, не надо! Я смущаюсь!

— Надо запомнить это заклинание.

— Это только с твоей кровью. Кстати, премного благодарю…

— Тор, ты почти отключил меня! Рассчитывай…

— … неделю отлеживаться придется…

— …ить Сорта?

— …вниз…

Айлисса.

Утро… Солнышко светит, птички поют — красота! И я совсем-совсем не обращаю внимания на крики «дорогих» родственников…

— Ай, вставай! Ай, вставай! Айвставайайвстайайайяй!

Птица за окном, которую иначе как «премерзейшей» не назовешь, не замолкала уже пятнадцать минут. Ну, все. Достали.

— Каратово Племя!!! — очень красноречивое высказывание. Жаль, но мне совсем не стыдно. А вот птичка, судя по шуму, свалилась в кусты смородины.

Я поморщилась и потерла голову. Скосила глаза. Волосы были в полном восторге от только что проделанной шалости. Сколько раз, ложась спать, я обещала себе, что утром буду вставать медленно и аккуратно. Отцепляя каждый локон от спинки кровати. Но не судьба. Каждый раз либо забываю о своем обещании, либо, как сегодня, пробуждение наступает слишком неожиданно.

Мои волосы, подарок предков, абсолютно самостоятельные существа и живут собственной, отдельной от меня, жизнью. Сколько раз я пыталась их отрезать, но они не давались и вырывали ножницы из рук. Это просто божья кара какая-то. Мои многочисленные тетки и бабки на мои попытки только посмеивались. Их волосы могли бы шлейфом подметать пол, если б, конечно, лежали спокойно. Можно сказать, мне повезло. У меня они всего до середины бедра.

Но самое замечательное свойство моих волос в том, что они просто обожают доводить хозяйку до белого коления. Знают, ведь, что я просыпаюсь рывком. И пусть остальные считают меня ненормальной, но я знаю — они разумны. И делают это специально. Возможно, переняли мой характер. Хотя, о чем это я? Я ведь самая милая, добрая и любящая!

Вот и сейчас, когда я стою перед зеркалом и недовольно смотрю на свое собственное кислое лицо, волосы в беспорядке плывут где-то над головой. Медуза Горгона, честное слово!

Я с сожалением поглядела на расческу — не стоит даже пытаться пустить ее в ход. Эту простую истину я поняла уже после третьей сотни выломанных зубцов. Похоже, у моих волос аллергия на этот предмет личной гигиены.

Крики не умолкали. Опять бушуют. И когда им надоест? Я вдохнула свежий воздух из распахнутого окна и начала одеваться. Все-таки эта птичка сделала свое черное дело. Я встала. Со скрипом, но все равно! Даже очередная свара родственником меня не разбудила, а какая-то пакостница… Поди ж ты!

Солнце только выползло, смущенно высовываясь из-за снежных пиков Черных гор. В комнате было довольно сумеречно — еще не скоро по стенам, а потом и по полу поползет желтый прямоугольник света. Единственное окно в моей комнате выходят на север. Но я не жалуюсь. Мне это даже нравится. Можно спокойно спать до обеда — солнце не бьет в глаза.

В нашем родовом замке Эл Тайн вообще-то всегда темно. Далеко не все коридоры освещены магическими огнями, а уж про обычные свечи да факелы и говорить нечего.

С одной стороны, хорошо когда у тебя много родственников. Но вот к проблеме жилья… Просто ужас. Особенно, если родственников ТАК много. Тут не деревню, город строить надо бы! Но пострили ужасный, громоздкий, огромный замок. Угу. Чтоб из образа не выбиваться.

Его так и назвали — Черный. Название чересчур откровенное, не спорю, но ничего не поделаешь. Основатель рода, Т" трих Эл Тайн, видимо, часто пребывал в лирическом настроении. Решил создать собственную семейную гильдию чернокнижников — вот вам Черный замок и такая слава, что при одном упоминании нашего второго имени у людей (да и у нелюдей тоже) начинается истерика. Получите, распишитесь!

Вообще, наш замок, это не только огромная крепость, но и три-четыре длины в радиусе собственно земли. А потом десять длин незаселенной зоны. И это не считая Черных гор — на них вообще никто никогда не жил, а потому народ уже давно приписал их к нашим владениям. Почему? А вы попробуйте найти дураков, которые поселятся под боком целой семейки магов крови (народ думает, вурдалаков. Наверное, правильно думает). А что там за горами — не знаю, никогда не была. Да и никто не был. Кроме Кота, разве что. Но дядя очень скуп на рассказы о своем путешествии, так что ничего интересного я у него так и не выпытала.

Кот — это мой старый и добрый друг, больше напоминающий непоседливую сороку, если честно, но упорно называющийся только этим именем. Но я не против — в какой-то мере оно ему подходит. Кто, кроме этого таинственного зверя может питаться одной сметаной, запивая сливками? Я бы точно не смогла. А он может. Гипотетически. Да и цвет волос у него очень уж кошачий. Даже не цвет, а оттенок. Такой ярко рыжий, в желтизну, какой только у кошек и бывает.

Я оделась в черные штаны, такого же цвета просторную блузу, с пыхтением натянула сапоги. Нет, у меня не траур, хотя в нашей семейке каждый день можно считать поминками. Просто черный — наш фамильный цвет. Да, и к тому же, он мне очень идет. Во всяком случае, больше всех остальных цветов. А так, тора с два бы я его одела!

Насвистывая что-то легкомысленное и разглядывая потолок, я спустилась вниз. По-другому не получается. Слишком уж привычными за двадцать лет стали эти стены. А потолок… На потолок я смотрела очень редко, так что последние две недели я только на него и смотрю. Пытаюсь разнообразить свою жизнь, так сказать. Особенно везет, если в углу сидит не виданный мною ранее паук. Тогда заботы на целый день: подобраться, поймать, в банку запихнуть, да еще и Феоне, племяннице отца, страдающей острой фобией пауков, незаметно подсунуть. Но на такое везение я не очень надеюсь. Пауки благодаря моему планомерному геноциду и молитвам Феоны в Черном замке встречаются крайне редко.

Аккомпанементом моему музыкальному свисту служили раскатистые голоса родственников. Опять чего-то не поделили! Небось, последнего черного барашка. Эх, жаль, оценить мое творчество некому! Кот смотался куда-то и обещал вернуться не раньше через два дня. Так что предстоит мне еще один скучный день. Даже поболтать не с кем. Славэк, и тот в лаборатории закрылся и видеть никого не желает. Химичит. Изобрататель, так его разтак.

Последние десять ступеней я преодолела трусцой и, резко свернув за угол, попыталась боком обогнуть возникшее у меня на пути препятствие. Почему «попыталась»? Да потому, что когда я уже уверилась в успехе этого предприятия, меня резко дернуло назад, и я стукнулась подбородком так, что едва не откусила язык. Как же я без него, без языка то есть, буду произносить ритуальные речи?

— Аккуратнее надо быть, — прошипела сводная сестренка, потирая глаз.

— Извини. Это все они, — сказала я, с милой улыбочкой дергая волосы и отрывая их от волос Хариты. — Цепляются ко всякой гадости.

У моего папани три жены. И все они примерно одного возраста. Так что мы с Харитой сверстницы и терпеть друг друга не можем. Моя драгоценная сестренка на самом деле избалованная маленькая дрянь. Меня она, как, впрочем, и я ее, ненавидит. Говорит, что за пакости и лицемерие. Ха, нашла в чем обвинять! Да это — лучшие качества, которые только могут быть у потомственного Эл Тайн! Но мои волосы думают по-другому. Стоит мне приблизиться к сестренке, как они норовят как можно крепче вцепиться в нее. Но не для того, чтобы задушить, как я втуне надеялась. Жаль, очень жаль. Тогда можно было все списать на несчастный случай.

— Все в хозяйку, — Харита испепелила меня взглядом. Ха! Все! Я осыпалась пеплом! Куда уж!

Я продолжала стоять и нагло улыбаться. Меня грела мысль о том, что моему подбородку ничего не стало, кость все-таки, а Харита теперь будет ходить со здоровенным синяком часа два.

Наверное, моя улыбка была чересчур счастливой, потому сестренка как-то спала с лица и кинулась к ближайшему зеркалу. Ну а я, не будь дурой, поспешила убраться подальше. И уже входя в столовую, я с все той же улыбкой слушала, как замечательно в ссору старичков вплетаются вопли сестренки. Ничего, пусть связки тренирует, ей полезно. Как метко однажды оговорился Кот: "Чем бы дитя не вешалось, лишь бы оно не тешилось!"

— Это возмутительно! Безобразие! Так продолжаться не может!

Я побросала в тарелку всякой ерунды с общего стола и устроилась в уголке. Да… Дядюшка Мерк как всегда неподражаем. Его «соло» можно слушать бесконечно!

— Жирные индюки! Вы все просто жирные индюки! Неужели так тяжело было поймать какого-то мальчишку?!?!

М-м-м… А рагу сегодня особенно удалось. Мясо прямо тает на языке! Жаль только, что специй маловато.

— Не зарывайся, Мерк! Его поймали! И это ты отвечаешь за безопасность! То, что это сделали так поздно — твое упущение!

А вот безе я никогда не любила. Не нравилось оно мне почему-то. Как будто вату ешь, честное слово. Но от клубничного я не смогла отказаться. Редко когда можно достать эту ягоду не в сезон — слишком она прихотлива, да портится быстро. Разве что под стазисным заклинанием держать, что наши и делают. Вообще, клубника — самый вкусный продукт. И почему его так не любит Харита? Клубнику не любить невозможно! Обычно всякие вкусности на праздник делают, может, действительно у кого-нибудь День Рождения сегодня? Эх, собираюсь все составить список дат рождения всех родственников чтоб в просак, как это обычно со мной бывает, не попадать, да все руки не доходят. Вот! Этим сегодня и займусь! Все равно делать нечего.

— Поздно?! Да мне почти литр пришлось потратить на его поимку! И это после того, как он уложил Сорта одним ударом!

Мои челюсти на миг прекратили жевательную работу, а потом взялись за перемалывание пищи с удвоенной скоростью. Литр крови Мерка? Одного из сильнейших колдунов в Семье? первого помошника Главы? Одним ударом уложил бугая Сорта? Этого безмозглого дурня, который переламывает хребет быку одним ударом? Что за монстра они поймали?

Если бы мои уши могли шевелиться, они бы сейчас выровнялись строго в сторону кучки родственников.

— Если он так силен, рационально ли оставлять его в живых? Компенсирует ли прибыль риск? — умник и перестраховщик Ларит. Очкарик и жуткий зануда в седьмом колене. Он мне… А, не помню, кем он мне приходиться! Все равно я его называю по имени.

— В живых! — взревел дядюшка Мерк. — Да я этого щенка, да об колено!..

— Я думаю, что такую ценную возможность упускать не стоит. Альтернативой его смерти является огромный нерастраченный потенциал магии. Его кровь…

— Выкачать всю, к торовой матери! Облицовка стен давно нуждается в обновлении!

— Нет, оставить в живых и брать понемногу. Так, чтобы жил, а сил ни на что другое не оставалось, — Эма. Расчетливая стерва. Бр-р-р! Терпеть ее не могу! Вся в дочь!

— Что делать с пленником мы решим на полном совете, — спокойным голосом поставил точку Фарин — Глава Семьи. Эма только заскрежетала зубами. Теперь он не достанется ей одной.

Я быстро дожевала и, не показав вида что хоть как-то заинтересовалась разговором старших, вышла вон.

Верно. Он не достанется ей. Никому. Потому что он достанется мне. И я не допущу таких издевательств над живым существом, каким бы монстром он не был. Это сострадание? Я чуть не расхохоталась, но все равно старательно поскребла по углам своей души. Мало ли? Но ничего не обнаружила. Ни капли. Просто у всех, всех, даже у этой никчемной Хариты давно есть слуга. Раб, исполнитель, коврик для ног — это кому как нравится. А у меня — нет. Папаня говорот, мол, нечего баловать. Вот бы заполучить того, о ком сейчас судачит весь замок! То-то у Хариты глаза на лоб вылезут.

Именно с такими мыслями я прокралась к "жутко тайной" и "никому неизвестной" двери. Сняла с храпящего охранника ключи, которые всегда были самой обычной формальностью, и осторожно спустилась в подземелье — не встретить бы кого! Но, нет.

Наши камеры могли бы напугать любого, кроме члена Семьи. Лично я в пять лет играла здесь в прятки со Славэком и Аланом. А крыс бояться нечего, их все равно у нас нет. А разве подземелье без крыс — страх? Темное помещение, грязь и паутина, шебуршание мерзких тварей, капанье воды с потолка — красота!

Ловким движением вскрыла замок, распахнула дверь… и замерла. Глаза смерили пленника с головы до ног, а лицо само по себе скривилось в скептически-разочарованную гримасу. ЭТО победило Сорта?.. Может, я камерой ошиблась?

Я с надеждой звглянула в другие камеры, но, увы, больше никого не обнаружила. В общем подземелье уже давно не было заключенных. То ли дело в личных «хранилищах» каждого уважающего себя Эл Тайн…

Обошла вокруг «скелета», спеленатого магическими путам, и трагически вздохнула. Я, конечно, знала, что мои родственника сплошь паранойики, но не до такой же степени!

Ну, ладно, чего уж там. Хотя Харита меня засмеет…

Я наклонилась вперед и с любопытством начала разглядывать парня. "Не поддается идентификации" — констатировало мое ехидное сознание. Грязь и ссадины настолько изменили лицо, что какие-либо черты различить невозможно. Жаль, жаль. Может, он молодец красоты неписанной? Тогда еще не все потеряно.

Все-таки, не надо стоя погружаться в нирвану. Так задумаешься, и не заметишь что-нибудь важное. Очень важное.

Оказалось, что пленник был в сознании. Я встретилась взглядом со странно блеснувшими в темноте серыми, нет, зелеными, нет, синими… а, тор с ними, глазми и… легонько шлепнула по волосам, с любопытством тянущиеся вперед. Любопытные локоны взбрыкнули, залепив мне глаза.

Я с руганью начала их отдирать под… смех? Это отродье Тлена еще и смеется?! В таком положении?!

Резко обернувшись в его сторону, я сощурилась.

— И кто же это оказал мне такую честь, удостоив визитом? — прохрипел он.

Все. Достали. Я мило улыбнулась и захлопала глазами. Сей-час пор-ву…

Волосы испуганно опали за спиной. Жаль, что пленник не знает меня так же хорошо. А ничего он перлы заворачивает, да? Это связанный-то и в полной моей власти! Посмотрим, посмотрим, аристократичный ты мой, что будешь петь потом.

— Ну, что раб, готов к труду и обороне? — радостно спросила я.

На слове «раб» он озадаченно нахмурился.

— Чей?

— Как "чей"? — искренне удивилась я. — Мой.

— Твой? У вас тут рабовладельчество?

— Не просто «твой», раб. А "конечно, госпожа".

Второй вопрос я попросту проигнорировала как глупый и не стоящий внимания.

Он на мгновение задумался, а потом спросил:

— А что, если я откажусь?

Я доброжелательно улыбнулась и описала в красках все возможные варианты развития событий с участием Сорта, Мерка, Эмы, ну, и всех остальных родственников. Думаю, мое обычное красноречие и здесь меня не подвело. Он впечатлился.

— А зачем мне еще и к тебе в рабы записываться? — А это вам как нравится?

— Ну, я-то не собираюсь полакомиться твоей печенкой. Говорят, кстати, очень полезно есть ее сырьем. Я сама не пробовала, не любительница, а вот некоторые прямо-таки горят желанием. Так что сплошная халява у тебя будет, а не жизнь. Потаскаешь мои вещи, уберешься в комнате раз в неделю. Может, я даже выделю мягкий коврик из личных запасов и спать под дверью разрешу. Что еще нужно человеку для счастья?

Парень выпал из задумчивости.

— Хорошо, я согласен.

— Госпожа… — терпеливо напомнила я.

— Я благодарствую за оказанную мне честь, госпожа.

Вот так-то лучше!

— Ну, вот и сладили. — Хлопнула в ладоши я.

— Тогда, госпожа, может, вы снимете с меня путы? — хриплым, но каким-то странным голосом сказал парень.

— Ага. Щас, — отмахнулась я, занявшись поиском «центра» заклинания. — О! Вот и он!

Раб встряхнулся и принялся разминать руки. Да, а вот если бы я увидела только его жилистые кисти и какие-то даже на вид цепкие пальцы, то не сказала бы, что их хозяин такой хлюпик.

Парень слабо поднялся на ноги и, покачнувшись, привалился к стене. Совсем ослабел, бедный, как бы не свалился. Мне его до своей комнаты не допереть — каким бы «скелетом» не был, а все же раза в два поболе меня весит. Придется тут оряд проводить, до Жертвенного зала своими ногами он не дойдет — вон как ему плохо. Аж побледнел весь.

Вот поклянется на крови служить мне верой и правдой, и все! Никто, ни Эма, ни Господь Бог, ни сам Фарин ничего поделать не сможет. Только локти кусать будут.

Я потянулась за ритуальным ножом, но волосы, видимо, решили, что и так слишком долго были паиньками. Когда-нибудь я их точно отрежу. Надо же было своей хозяйке такую подлянку устроить!

— Пшли прочь! — только и успела отмахнуться я, как на мой затылок обрушилось что-то тяжелое. Падая, я успела подумать: "Мечом, зараза. Тяжелым… И куда он только его запрятал?.."

Но контрольного удара не последовало.

— Даже имени не спросила, дурочка. Кто же так берет клятвы с магов?..

И я в полном недоумении потеряла сознание.

Вэлмир.

Голова болела нещадно. Теперь понимаю, что имел в виду Филин, когда с ужасом вспоминал о прошлом празднике. Вернее о том, что было утром после праздника. По его словам, он тогда чуток перебрал. Представляю, каким был этот самый чуток, если у Древнего голова едва не разломилась.

Послышался неясный шум, звон и лязг открывающегося замка. Я открыл глаза, но тут же сощурился, привыкая к темноте.

Это была небольшая комната с каменными стенами и голым полом, на котором я, собственно, и лежал. Немного слева в пол вбито железное кольцо с закрепленной на ней цепью.

Зрение уже пришло в норму, и я четко видел фигуру девушки, скользнувшей внутрь. Высокая, худая, с непередаваемым выражением лица. Может, она не в себе? Иначе с чего ей так на меня смотреть?

Ее волосы беспорядочно парили над головой, заполняя собой пространство в несколько раз больше ее самой. Сама бледная, тощая. Будто все соки из нее выпили. Если бы у меня не так сильно болела голова, я бы даже подумала, что это приведение.

Девушка же отмерла и, уперев кулаки в бока, начала нескромно меня разглядывать. Я прикрыл глаза и расслабился, притворившись, что сознание ко мне еще не вернулось.

Я понял, что сейчас моргну и решил открыть глаза. Лучше уж тоже ее разглядеть.

Мы встретились взглядом и в ее глазах на мгновение промелькнул страх. Так она меня боится? Зачем пришла тогда?

Внезапно она дернулась и шлёпнула волосы рукой. Сначала я не понял почему, но потом до меня дошло. Она ссорится с собственной прической! Был бы в другой ситуации — от души посмеялся. Впрочем…

И это чернокнижница?

Меня пробил смешок.

Девушка резко повернулась в мою сторону и сощурилась. Не удержался. Ладно, хоть узнаю чего ей от меня надо.

— И кто же это оказал мне такую честь, удостоив визитом? — Кажется, я охрип. Всю ночь провести на голом каменном полу, где уж тут не охрипнуть.

Интересно, её не сдувает ветром?

Девушка с превосходством улыбнулась и, сложив руки на груди, спросила:

— Ну, что раб, готов к труду и обороне? — и с задором подмигнула.

Раб? За кого она меня принимает? Надо быстрее выбираться и эту наивную с собой хватать. Судя по всему, она любопытная, романтичная и недалекая. Она-то мне все и расскажет. Что ж, там я уже смогу составить какое-нибудь заклинание. Должно подействовать.

— Чей?

— Как «чей»? Мой. — Ее лицо потешно сморщилось.

— Твой? — усмехнулся я, соображая что делать дальше.

— Не просто «твой», раб. А "конечно, госпожа".

Странные у них обычаи. Или это только мне так «повезло»? Но эта выскочка может меня освободить по дурости, так что, пожалуй, стоит подыграть…

— А что, если я откажусь?

По части извращений Эл Тайн нет равных. Даже если бы не увидел ее характерную прическу, все равно догадался бы кто передо мной. Больше никто во всей Раине не смособен придумать такое. Сделать еще куда ни шло, мало ли маньяков, но вот так на раз два?.. А на лице написан такой творческий порыв написан. Все ясно. Больная фантазия.

Внимательно выслушав её рассказ, я спросил с все тем же сомнением в голосе:

— А зачем мне еще и к тебе в рабы записываться?

Девушка пожала плечиком. Мол, если дураком родился, то тут уж ничем не поможешь.

— Ну, я-то не собираюсь полакомиться твоей печенкой. Говорят, кстати, очень полезно есть ее сырьем. Я сама не пробовала, не любительница, а вот некоторые прямо-таки горят желанием. Так что сплошная халява у тебя будет, а не жизнь. Потаскаешь мои вещи, уберешься в комнате раз в неделю. Может, я даже выделю мягкий коврик из личных запасов и спать под дверью разрешу. Что еще нужно человеку для счастья?

Как разговорилась-то. Точно болтушка. Даже вызнавать ничего не надо будет — сама все расскажет.

— Хорошо, я согласен, — поспешил прервать ее я. Пока не начала придумывать что-нибудь еще.

— Госпожа-а-а… — с лукавой улыбкой потянула она. Вот!..

Я подавил вздох и послушно повторил. Только провалиться в самом конце не хватало.

— Ну, вот и сладили.

Что? Она не настаивает на клятве?! И имя не прашивает?! Боги, да она действительно сумасшедшая!

Я нахмурился и бросил на чернокнижницу взгляд. Или наивна до невозможности.

Перстень все это время активно собирал энергию и теперь был готов помочь. В принципе, с его помощью я и без девчонки мог освободиться, но зачем тратить силу? Она понадобится для построения портала.

— Тогда, госпожа, может, вы снимете с меня путы? — кольцо немного потеплело, принимая всю работу на себя, и легкое внушение легко окутало ее сознание.

А Эл Тайн глупее, чем я думал. Контролируют сознание, а вещи проверить не догадались. Надо запомнить. Хотя, они даже если захотели не смогли отобрать у меня перстень с кинжалом. Еще одно немаловажное преимущество артефактов. Никогда не расстаются с владельцами.

— Ага, щас, — отмахнулась она, но все же сплела заклинание. Оно получилось каким-то странным, слабым — я его почти не видел. Понятно, почему она так долго возилась с путами. Она просто ничего не умеет. — О, вот он!

Я с трудом сжал руки в кулаки. Кровь, как казалось, нехотя потекла по сосудам, онемение постепенно исчезало, а на смену ему приходила боль. В руки будто впились сотни маленьких иголочек.

С трудом поднявшись на ноги, я облокотился на стену и прикрыл глаза. Пришлось некоторое время повозиться с организмом — после такого удара некоторые центры отказывали напрочь.

Запустив регенерацию, я выплыл из легкого транса — несколько минут и со мной все будет в порядке. Теперь немного подождать и можно возвращаться домой.

— Пошли прочь! — привлеченный шумом, я приоткрыл глаза и обнаружил, что недалекая чернокнижница крутится на месте, словно собака, гоняющаяся за собственным хвостом. Что это с ней? Припадок? Я пригляделся и едва не рассмеялся в голос. Опять с волосами воюет. Ой, не могу. Не болел бы пресс — посмеялся бы.

Все еще усмехаясь, я неспешно вытянул из ножен кинжал и, дождавшись пока она повернется ко мне спиной, ударил рукоятью по затылку.

Девчонка без повалилась на пол.

Я со сложными чувствами смотрел на чернокнижницу. С одной стороны, имя она знает наверняка. Но с другой… Таких наивных людей и обижать стыдно. Чувствуешь себя взрослым дядей, отобравшим конфету у малыша. Нет, все-таки надо думать о деле. А потом… Может, и пристрою куда…

Ее волосы подобно змеям колыхались возле моих сапог. Они пытались опутать их, а одна прядь, особенно наглая, потянулась вверх. Решив не заморачиваться, я взмахнул превращенным в меч кинжалом. Отрезанные волосы опали на пол и остались совершенно безжизненными. Вот и замечательно.

Выцарапанная на полу руна слегка засветилась и я, подхватив девушку на руки, шагнул в портал.

Айлисса

Ой, ма-а-ать… Как маковка-то боли-и-ит…

Неужели этот пульсирующий комок боли и есть моя голова?

Я решила открыть глаза, но малейшее движение вызвало такой фонтан незабываемых ощущений, что я тут же со стоном отвергла попытки осмотреться. Кто придумал утро? Дайте, только подведите его ко мне!

— Ос… Карат Тор! Сзит эл… — вперемешку с ругательствами застонала я.

Послышался кашель. Я, позабыв про головокружение, резко села.

— А ты еще кто? — задала я справедливый вопрос, безуспешно пытаясь нащупать нож и прогнать черные круги перед глазами. Вот тор!

Девушка поправила складки платья и поджала губы. Будто это не она подскочила на полметра при моем далеко не робком пробуждении.

— Меня зовут Сара. Хозяин п о п р о с и л, — последнее слово она особенно выделила, — меня посмотреть за вами…

Я смерила девушку взглядом. Ну, что сказать… Ниже меня на пол головы, с пышной фигурой — такой, какая обычно приводит мужчин в восторг, добрым, но простым лицом. Типичная простолюдинка.

— Сара… — попробовала я "на вкус" ее имя и поморщилась. — Слуга?

Она зло посмотрела на меня и, вздернув нос, ответила:

— Для тебя — нет.

Та-а-ак… С каких это пор мы на «ты»? Чем же я ей успела насолить? Может, это ее любимая кровать, а я на ней так вольготно разлеглась? И вообще, что за кровать, где?.. В голове неумолимо прояснялось. Я застонала, схватившись за голову. Ну, конечно! Наверняка этот… меня в свою нору притащил.

Мысль о пленнике вызвала всплеск раздражения, и я резко спросила:

— Этот… милашка живет здесь?

— Он не милашка! — взвизгнула Сара, но потом быстро поправилась. — Не для тебя. — она опять принялась разглаживать юбку и как бы между прочим добавила: — Не знаю, зачем ты ему понадобилась? Слуг, вроде, хватает…

— Слуг? — недобро прищурилась я. — Что ты, Отродье Тлена, хочешь этим сказать?

— Я имею привычку говорить именно то, что думаю, — четко отрапортировала она. Будто по бумажке. — Не понимаю, почему с тобой так носятся? Поселили в лучшую комнату, меня приставили. А мне, между прочим, еще и на кухне…

— Кухарка… — оскалилась я. — Простолюдинка… Да как ты, мне?..

Теперь настала ее очередь меня разглядывать.

— Не вышло, — усмехнулась Сара. — Высокородных я отличаю с первого взгляда. И настоящая леди уж точно не будет ругаться как сапожник, носить лохмотья и так коротко стричь волосы.

Я собралась было закатить грандиозный скандал насчет «лохмотьев», уже открыла рот… и тут до меня дошло.

Сегодня я, как всегда, есть у меня такая привычка, проснулась рывком, но мне никто не помешал. Никто не цеплялся за спинку кровати, никто не терся о шею. Нет, нет, нет! Пожалуйста!

Я схватилась за голову, но поймала лишь короткую прядь… Мои красивые, замечательные, любимые, великолепные волосы грустно и бездвижно повисли, доставая едва ли до скулы. Неровные, обкусанные, как будто… обрезанные мечом. Я зарычала.

— Ах ты, тварь! Щенок, скотина рогоносная!..

Я подхватила со стола первый попавшийся под руку предмет и со всей силы запустила в стену. Ваза брызнула осколками.

— Недоносок! Отродье! Изъеденный раком бараний рог!!!..

Сара метнулась назад, вжавшись в стену, и широко распахнутыми глазами смотрела на то, как я разношу комнату. Кровь отхлынула от ее лица, пальцы судорожно сжимали ткань юбки. Неужели я так страшна в гневе? Хм, это мне льстит.

Когда с потолка упала люстра, а у шкафа подломилась ножка, дверь с грохотом распахнулась и на пороге появился Он.

Я, в пыли, с волосами еще более растрепанными, чем обычно, ненавидяще уставилась на мага. А он… А он расхохотался. Громко так, издевательски. Я сощурилась.

— Приношу свои извинения, — отсмеявшись, выдавил он. — Просто ты так забавно выглядишь.

Забавно?!!?! Я размахнулась и запустила в него четверкой дротиков, попавших мне под руку. Они, оказывается, все это время лежали на столе, а я, растяпа, только сейчас их заметила.

Парень не шелохнулся. Только кривая улыбка появилась на губах.

— Я преклоняюсь перед вашей меткостью…

Он что, подумал, что я промахнулась?! Да я… я… Я пар выпускала! А то порвала бы его на части голыми руками!

— И что ты нашел такого… забавного?

Парень с доброй улыбкой кивнул Саре, и та торопливо выбежала в коридор.

Я, зажав в кулаке еще четыре дротика, подождала пока чернавка выметется из комнаты и вперила взгляд в парня.

Он спокойно выдернул дротики из двери и уселся на кровать. Понюхал иглы и устроился поудобнее. Я с удивлением обнаружила, что оружие растворилось в его руке, а вновь появилось уже около моей. Странно. И почему мой нож у меня отобрали, а дроты оставили? Ох, ничего не понимаю!

— Мне бы хотелось узнать ваше имя.

Мне бы тоже много чего хотелось.

Ладно, чего уж там? А то так и будет "Эй, ты!" называть! Я закатила глаза и ответила:

— Ай.

— Что? — Духи, ну, почему вот так всегда?

— Меня зовут Ай.

— Просто Ай?

— Сложно Ай.

— Тогда я просто Вэл.

— Великолепно.

Я сложила руки на груди и начала выстукивать ногой зажигательные Карисские ритмы. Ну и? Познакомились — замечательно! Дальше-то что? Он молчал. Может, что-то не так? Хотя… Я оглядела сотворенный собственной персоной беспорядок, нет, даже погром, и расправила плечи. Действительно не так, но мне-то что? Судя по обстановке и наличию служанки бывший пленник Черного замка человек не бедный, не разориться. А обстановку менять полезно. Моя мама всегда так говорила, когда в очередной раз разносила спальню.

Ну, что я могу сказать? На вид лет двадцать пять, жилистый, весь какой-то вытянутый. А для меня и вовсе великан. До дядюшки Сорта ему, конечно, как до луны пешком, но теперь, разглядев его телосложение, я уже не сомневалась насчет "литра крови". Нет, как был он скелетом, так и остался, но по звериной пластике движений и спокойной уверенности в своих силах сразу видно бойца. Встреть я его на улице, приняла бы за богатенького отпрыска какого-нибудь известного рода. В общем, мальчишка мальчишкой, если бы не холодное выражение глаз на улыбающемся лице. На определенные размышления наводили волосы с проседью, особенно на висках. Неужто действительно седина? Хотя, пожалуй, ко мне домой заявиться и натворить того, что этот натворил — еще и не так поседеешь!

В общем, производил он весьма неплохое впечатление, но все портил длинный белый шрам, начинающийся над правой бровью и, пересекая почти все лицо, заканчивающийся на левой скуле. Нет, не то, чтобы он выглядел слишком ужасно. Не очень глубокий, тонкий, ровный, аккуратно зашитый, но… Пожалуй, парочка особо чувствительных дам не упустили бы шанс при встрече с ним рухнуть в обморок… успешно при этом стреляя глазками.

Он терпеливо ждал, пока я закончу его разглядывать. Угу, ждал. Первый унесся в страну мечтаний, так что начинать разговор я не собираюсь. Никогда не откладывай на завтра того, что можно сделать послезавтра.

Время тянулось, а подлый пленитель молчал как партизан. Дамы вперед? Ну и тор с ним!

— И?

— Что "и"? — притворился недогадливым он. Издевается. Стоп. А, может, и правда…

— На кой Карат ты притащил меня сюда? Если такой добрый, оставил бы в замке и сматывался. Не нужны свидетели — добил. А тут… — я подбросила и поймала дротик, намекая на всевозможные непонятки. — Короче, чего тебе от меня надо?

— Совсем немного, — уже настораживает. — Расскажи мне все, что знаешь о самом младшем представителе твоей семьи.

Я прищурила один глаз. Куда ручки тянем! Ну, ладно, поиграем.

— И ты меня отпустишь?

— Отпущу, — слишком уж поспешно ответил маг.

Я незаметно усмехнулась.

— А зачем мне предавать своего родственника? Откуда я знаю, какие непотребства ты задумал!

Маг поморщился.

— Впервые вижу хоть какое-то проявление родственных чувств в семье Эл Тайн.

"Ага. Я тоже. А больше и не увидишь!"

— Но ты, по-моему, чего-то не понимаешь. Неужели ты думаешь, что сможешь защититься от магии этим? — он помахал в воздухе моим дротиком. Карат. Тем самым, который только что лежал на столе. Он что, решил мне тут демонтрацию своих возможностей устроить? Еще бы фейерверки пускать начал, вот бы я повеселилась!

— Не торопись, красавчик, — жестко улыбнулась я и затрясла рукой перед его лицом.

— Что это? Самоочищающийся платок? Замечательно. Я действительно рад, что ты пользуешься только чистыми платками, — саркастически произнес маг.

— Нет, — пакостливо захихикала я, разворачивая тряпочку. В душе поднималось ликование. — Это твоя кровь. Неужели ты думаешь, что там, в темнице, я тебе поверила?

Он побледнел. Знает, что моя фамильная магия может с ним сделать.

Маг весь подобрался, но я резко качнула головой, прищурив один глаз:

— Хочешь узнать, кто быстрее? Не советую.

Внезапно напряжение, до этого неумолимо нараставшее с каждой секундой, ушло. Будто и не было его. Маг потянулся, спокойно поднялся на ноги и, как ни в чем не бывало, сказал:

— Поговорим потом. Я скажу Марше, чтобы она принесла тебе поесть.

Не поняла? Это что еще за дракон? Он что, мне не верит? Мне, потомственной Эл Тайн?!

Пока я раздумывала злиться мне или крутить пальцем у виска, маг спокойненько дошел до двери и, схватившись за ручку, потянул ее на себя.

— Зачем тебе имя? — очнулась я и решила задать главный вопрос. Авось, что-нибудь прояснится…

— Не твое дело.

Не авось. А жаль…

Дверь захлопнулась, а я задумчиво смотрела Вэлу вслед. Не нравится мне все это, ох, не нравится. А кому бы понравилось? Непонятно где, непонятно у кого и непонятно зачем. Ладно, буду ждать. Пропажу пленника обнаружат скоро, если уже не обнаружили. Меня хватятся позже. И далеко не сразу свяжут мое исчезновение с побегом пленника. Так, из темницы он скорее всего переместился — вон как виртуозно с пространством работает… Хотя, нет, стойте! Если он волосы мне обкорнал все еще в подземелье, то все гораздо проще! Меня найдут! И вытащат! Все же мы, Эл Тайн, специалисты по крови. Уж найти родственника при большом желании труда не составит. Ура!

— Да, забыл сказать… Тебе очень идет новая стрижка…

Даже такое не прозрачное напоминание не смогло испортить мне настроение. Но я все равно вбила в дверь оставшиеся дроты. Чтоб не расслабляться.

Совершенно ясно только одно. Нет, два. Первое, это то, что мне совершенно ничего не ясно, а второе, что ничего хорошего в ближайшее время мне не светит. Побыстрей бы меня нашли! Вот я тогда с этим магом за все рассчитаюсь!

Скоро и правда пришла Марша, оказавшаяся милой старушкой и… няней Вэла. Я смеялась не долго, честно. Минут пятнадцать, не больше. Просто уморительно было смотреть на то, как пожилая женщина трясется над этаким здоровенным лбом. Небось, кашкой с ложечки по утрам кормит. Кошмар!

Она выставила передо мной самые разнообразные восхитительные блюда. Готова поклясться, что сделала она это сама, а не по приказу хозяина. Или наоборот, если только он решил проверить на мне новую пытку — попробуй тут не съешь все вместе с подносом!

— М-м-м! Как вкусно пахнет! Вы сами готовили?

Бабушка, обходящая меня стороной (видно, уже успела услышать мое второе имя), расцвела.

— А как же, деточка! Кушай, кушай.

Ну, второго приглашения мне не надо. Скажу откровенно — и без первого обошлась бы. Я набросилась на еду, что-то удовлетворенно мыча и причмокивая. Вкусно!

Когда я, наконец, насытилась, бабушка смотрела на меня, как на любимое чадо. Путь к сердцу мужчины лежит через желудок. А к сердцу повора, значит, через уничтожение его трудов?

— Совсем вас в этом Черном замке не кормят! Вот вы все там и грызетесь, как псы цепные, — спорить я не стала. Зачем? К тому же, после столь обильной трапезы, меня начало клонить в сон. Но спросить все же нужно. Я смотрю, бабуля не плохо ко мне относится, может и ответит.

— Послушайте, а вы не могли бы мне сказать, как называется здание, в котором так вкусно кормят… Вернее, что это за место?

— Это, — выпятила грудь Марша, — родовое поместье Т'Миннов. Посиди чуть одна, я сейчас внучку позову.

Бабуля собрала тарелки и выплыла за дверь, оставив меня тупо стоять посреди комнаты и хлопать глазами.

Так этот… колдунишка… этот, как его, Вэл, из рода Т'Миннов?!?!?! Из рода, с которым мы воюем уже не одну сотню лет?!? Не одну, и не две… Полтора тысячелетия!!! Поместье, поместье… Это значит Щит! А раз Щит, то не найдут! Лет пять за Щитом не нашли, и сейчас не найдут!

К приходу Сары у меня окончательно оформилась одна мудрая мысль — нужно мотать отсюда и как можно быстрее!

Вэлмир.

— Сара! — крикнул я сразу, как вышел из портала.

Девушка тут же выглянула в окно, будто все время около него просидела. Выскачила на улицу и быстро сбежала с крыльца.

— Господин, вы живы!.. А это ещё кто?

— Приготовь гостевую комнату. Эта девушка ценный свидетель. И крикни Маршу.

Сара косо глянула на девушку, но побежала выполнять поручение.

— Вэлмир, что случилось? Ох, бедняжка! — она всплеснула руками и начала меня судорожно ощупывать.

— Ничего серьезного, — бросил я, поднимаясь по лестнице.

— Ох, как же…

— Комната готова? — пресек я попытку начать истерику. Женщины! Какого бы возраста вы не были, а все одно!

— Да, господин.

Ну, вот, она уже успокоилась.

— Господин… — я бросил взгляд на Маршу. Та как-то странно косилась на чернокнижницу. — Ваша гостья, она…

— Я же могу на тебя положиться? Ты никому не расскажешь?

Я был уверен как в ее ответе, так и в ней самой, но все же спросил.

— Господин, вы же… — обиженно начала она.

— Никому, это значит даже Саре, — добавил я, не смотря на няню.

— Господин, вы же знаете меня.

— Знаю, но ты сейчас сама поймешь, почему я спросил. Эта девушка из семьи Эл Тайн.

Марша побледнела.

— Что-о-о? Ты привел… принес врага в этот дом?! В свой дом?!

— Тише, Марша, не кричи. Приготовь мне воду, бинты и вели принести их ко мне в лабораторию.

Бабушка Сары тут же успокоилась. Ну, во всяком случае взяла себя в руки.

— Что, все так плохо? Может, тебе бульончику сварить?

Я устало вздохнул. Не отвяжется ведь!

— Хорошо, сейчас горячее мне действительно не помешает. Пусть Саре присмотрит за… моей гостьей.

Марша почти бегом направилась в кухню. Я закинул Эл Тайн на плечо. Бок задергало. Я поморщился. Хорошо же меня зацепили. Магические раны не затягиваются за день. Мне еще, можно сказать, повезло. Все же у боевых магов регенерация выше, чем других.

Я поднялся на второй этаж. Возле комнаты, нервно прохаживаясь из стороны в сторону, меня ожидала Сара.

— Сара?

Она встрепинулась и вцепилась взглядом в лицо чернокнижницы.

— Сара, — еще раз повторил я.

— Да, господин, — она потупила глаза.

— Посмотри за девушкой. Ей будет не по себе, если она очнется одна в незнакомом месте.

Она только тяжело вздохнула.

Я закрыл глаза и быстро проверил защиту дома. Не думаю, что Эл Тайн сможет прорваться. С ее-то силами. Но стоит перестраховаться. Они хитры.

Вошел в собственную лабораторию, на ходу стягивая окровавленную рубаху, бросил её где-то у входа. Сара была уже здесь и ждала меня с водой и бинтами. Я нахмурился.

— Почему ты оставила гостью одну? — недовольно спросил я.

— Мне бабушка сказала прийти к вам, — ответила она и вскинула голову. Попробуй, мол, скажи что-нибудь.

Но я не сказал. Хотелось упасть на кровать и спать, спать, спать.

— Что там было? — смущенно спросила Сара, переминаясь с ноги на ногу и не зная куда себя деть.

— Где "там"? — нехотя переспросил я.

— В Черном Замке. — Она отвернулась к стене.

Я подошел к ней.

— Сара…

— Да, Вэлмир? — она повернулась и внимательно посмотрела на меня. Будто ждала чего-то. Мы стояли почти вплотную друг к другу.

— Отцепись от бинтов. Мне они сейчас больше нужны.

Она, разочарованно вздохнув, подошла к тазу с водой. Я направился к стеллажам с готовыми эликсирами и зельями. Нашел заживляющую мазь. Сейчас бы упасть в кресло и ничего не делать. Но надо с раной разобраться. Если оставить все на регенерацию ждет потом неизбежный и мучительный откат.

— Кто эта девушка? — не смотря на меня, спросила Сара.

— Какое это имеет значение?

— Ну…

— Если никакое, то я уже говорил — это ценный свидетель.

Я промыл рану, наложил мазь. Сара помогла забинтовать её, тяжело вздыхая, всякий раз когда прикасалась ко мне. Именно поэтому я и хотел, чтобы пришла Марша.

Мне было десять лет, когда Сара попала в наш дом. Её мать умерла, самым родным человеком осталась бабушка. Конечно мы не возражали против того, чтобы девочка жила рядом с единственными родственниками. На тот момент времени я был самым младшим из населяющих поместье и маленькая Сара всюду бегала за мной. Позже это молчаливое обажание переросло в серьезную проблему. Она мечтает, что я возьму ее в жены. Она уже не раз намекала на это. А я уже устал повторять, что это не случится. Никогда.

Я подошел к зеркалу. Седых волос стало ещё больше, все виски уже белые. Так всегда. Стоит поволноваться и тут как тут. Будто иней выступает.

— Я ещё нужна вам, господин? — неуверенно спросила Сара, не зная, толи уйти и не раздражать меня, толи остаться.

— Нет. Иди к гостье.

Она слегка склонила голову в поклоне и вышла, аккуратно прикрыв дверь.

Я же рухнул в кресло и задумался, прищурившись, разглядывая книги на полках.

Ни одно заклинание не может пробить защиту замка. Много раз я пытался зачаровать кого-нибудь из слуг, но рано или поздно его обнаруживали и убирали.

Маги крови очень сильны. Но они не могут постоянно использовать магию, у них нет непрерывного запаса крови, она на вес золота.

Так, все, хватит об этом. Сейчас нужно найти заклинание для нашей «свидетельницы». Имя, и мне практически ничего не нужно будет делать.

Часа через три нагрянула Марша.

— Вэлмир, мальчик мой, поешь, а? Я тут принесла тебе…

Я потянулся, разминая спину, и тряхнул головой.

— Эл Тайн очнулась?

— Да, я мимо комнаты проходила, слышала.

— И как?

— Разговаривают.

Я встал из-за стола. Краткие ответки Марши настораживают. Надеюсь, чернокнижница не додумалась сообщить Саре свое второе имя?

Марша поставила поднос на стол, не обратив внимание на мое недовольство — еда в лаборатории, а тем более на столе с реактивами явно лишня — и протянула мне чистую рубашку.

— Может, ты все-таки поешь сначала?

Я едва заметно улыбнулся. Поесть сил, чтобы набраться сил перед стречей с одним из ужасающих Эл Тайн?

— Поем потом, сначала… гостью проведаю. — Губы все же дрогнули. — Закон гостеприимста, так ведь?..

Марша только тяжело вздохнула и покачала головой.

Я поднялся на второй этаж. Уже на лестнице меня застали звуки скандала — крики и звон посуда. Едва я подошел к двери, как в нее врезалось что-то тяжелое. Так, теперь главное чтобы случайным снарядом по лбу не прилетело. Я распахнул дверь, готовый в любой момент уклониться… и замер на пороге.

Эл Тайн дикими глазами уставилась на меня. И это представитель ужасной семьи Эл Тайн?

Меня распирал смех. Эл Тайн прищурилась. А я все хохотал. Но пришлось взять себя в руки, хотя повод посмеяться был.

— Приношу свои извинения, но ты так забавно выглядишь.

С диким рыком чернокнижница дернулась, метнув дроты. Но я уже видел их будущую траекторию. Бросая, она напряженно дернула рукой. Не попадет. Профессионал не дает волю чувствам и владеет оружием легко. А она не целится. Просто показывает свои зашкаливающие эмоции. Значит, ко всему прочему она еще и психически неуравновешана? Да уж… Повезло, так повезло.

— Я преклоняюсь перед вашей меткостью.

Она уперла руки в боки.

— И что ты нашел такого… забавного?

Вот, это уже другой разговор. Я кивнул Саре, давая знак оставить нас наедине. Чернокнижница проводила Сару снисходительно-презрительным взглядом. Когда внучка Марши скрылась за дверью, Эл Тайн вперила взгляд в меня.

Я вытащил дроты из стены и сел на кровать. Это единственная более-меннее целая вещь в комнате.

— Мне бы хотелось узнать ваше имя, — как можно мягче произнес я, пытась поонять что же за неведомая зверушка передо мной. Нивная, рассеянная, глупая, истеричная. Типичный набор женских пороков. Только как-то все слишком утрированно.

Эл Тайн недовольно закатила глаза.

— Ай.

— Что? — переспросил я, прекращая приглядываться. А ведь так и не понял к какому типу она относится. Какая-то дикая смесь.

— Меня зовут Ай.

Да? Какое короткое имя. Как кличка.

— Просто Ай?

— Сложно Ай.

Ещё и шутит. А как легко имя назвала, ведь должна знать, что знание имени, даже сокращенного — власть. Отважная девушка. Или пытается что-то доказать?

— Тогда я просто Вэл.

— Великолепно.

А вот дразниться не обязательно.

— И?

— Что «и»?

— На кой Карат, — ещё и ругается, — ты притащил меня сюда? Если такой добрый, оставил бы меня в замке и сматывался. Не нужны свидетели — добил. А тут… Короче, чего тебе от меня надо?

— Совсем немного. Расскажи мне все, что знаешь о самом младшем представителе вашей семьи.

Она прищурилась, будто ловила на слове.

— И ты меня отпустишь?

Конечно, только попрошу Ирдеса блок на память поставить.

— Отпущу.

Ччернокнижница капризно надула губы.

— А зачем мне предавать собственного родственника? — с непонятно откуда взявшимися чопорными интонациями спросила Эл Тайн. Да она, никак, издевается, вдруг, понял я. — Откуда я знаю, какие непотребства ты задумал?

— Впервые вижу хоть какое-то проявление родственных чувств в семье Эл Тайн, — холодно произнес я.

Ай злобно глянул на меня, разве что зубами не заскрежетала.

— Но ты, по-моему, чего-то не понимаешь, — легко сказал я, устраиваясь на кровати поудобнее. — Неужели ты думаешь, что сможешь защититься от меня этим? — я помахал ее так называемым оружием. Пусть играет. Привычные вещи вселяют уверенность. И позволяют расслабиться.

— Не торопись, красавчик, — она доброжелательно улыбнулась в ответ и помахала перед моим лицом платком.

Вот зараза, не знает, что нельзя грубить врагу на его территории? Действительно, глупая.

— Что это? Самоочищающийся платок? Замечательно. Я рад, что ты пользуешься только чистыми платками.

— Нет, — она противно хихикнула. — Это твоя кровь. — Я невольно дернулся, но сдержал порыв. — Неужели ты решил, что там, в темнице, я тебе поверила? — Вот тор! Когда она успела?

Я должен немедленно поставить барьер. Поколдовать поколдует, но вреда нанести не сможет.

— Хочешь узнать, кто быстрее? Не советую.

Я только поморщился про себя.

— Поговорим потом. Я скажу Марше, чтобы она принесла тебе поесть.

Я встал и почти вышел из комнаты, но меня настиг её вопрос.

— Зачем тебе имя?

И почему она меня так раздражает?

— Не твое дело.

Уже закрывая дверь, я добавил:

— Да, забыл сказать… Тебе очень идет новая стрижка.

В дверь впились дроты. Что ж, как я и подозревал.

Айлисса.

— Когда весна-а-а!

Красна-а-а пришла-а-а!..

— Какая весна? Осень на дворе, — хмуро буркнула Сара, разглаживая юбку на коленях.

Целый день я просидела в одной, этой самой, торовой комнате в компании служанки. Бабушка еще пару раз приносила еду, и даже разделила со мной трапезу. Просто как рва в это время Саре понадобилось куда-то уйти. Меня ни на минуту не оставляли одну.

— Пошла Марша-а-а

Гулять до сна-а-а!..

— Бабушку не трожь! Это святое!

Я перепробовала все. Кричала, била посуду, пинала стены, проклинала мага на разные лады, но ничего. Я добилась только окончательного падения в глазах Сары. Особенно после песенок собственного сочинения на мотив разгульных (читай: неприличных). Из тех, которые не положено знать воспитанным людям, но все знают. Героями их, естественно, становились обитатели поместья — Сара, Марша и, конечно же, Вэл. Ему я посвятила парочку особо удавшихся сочинений. Бабуля не обижалась. Она только заливисто хохотала, а иногда даже начинала подпевать. Вэл же вообще делал вид, что меня нет. Так больше и не зашел. Боится, хи-хи…

— Светило солнце во дворе-е-е!..

Вернулась только в ноябре-е-е!…

Я краем глаза наблюдала за девушкой. Та крепилась, крепилась, но, в конце концов, не выдержала:

— А-а-а-а-а!!! Умолкнешь ты когда-нибудь или нет? — раньше за такое обращение я бы, не задумываясь, размазала ее по стенке. Но сейчас именно такого «взрыва» я и добивалась. Бедную девочку никто не предупредил о том, кто я такая. Похоже, это тайна. Так что тс-с-с-с!

— А тебе что, не нравится? Не хочешь слушать — не слушай! Иди, вон, погуляй, — безразлично пожала плечами я.

Сара задумалась.

— А ты больше не будешь буянить?

Как будто ты смогла бы меня остановить.

— Кто, я? — «искренне» удивилась. — Зачем?

Девушка подскочила и, пожелав мне спокойной ночи, вышла из комнаты, не забыв повернуть ключ в замке.

Я усмехнулась.

Покопавшись в личном пространстве, своеобразном временном кармане, извлекла на свет моток веревки. А вот и он, таинственный «рояль». Когда-то давно собиралась натянуть ее в коридоре Черного замка, да так и забыла. По плану это нужно было сделать с утра пораньше и преспокойно наблюдать из-за угла, как мои заспанные родственники валятся вниз по лестнице и катяться кубарем… Ничего, потом как-нибудь осуществлю.

У меня вообще много всего в «кармане» валяется. Или, лучше выразиться, висит в пространстве? Не знаю. Я вообще в терминологии не разбираюсь. Тем более в пространственной магии. Это, вон, у Т'Минна спросить надо. Она наверняка знает. Но я не буду. Хватит того, что он не заметил мой «тайник». Не стоит рисковать лишний раз.

Я достала платок и, используя кровь Вэла, сняла ловушку с окна. Все. Теперь дух поместья думает, что я одна из Т'Миннов.

Веревка была закреплена и переброшена вниз. Я тихонько захихикала. Теперь дело за малым.

А бегала я всегда быстро…

Вэлмир.

Заклинание против магии Эл Тайн наконец-то установлено. Все. Проклясть она теперь никого не сможет. А так пусть колдует в свое удовольствие. Создается иллюзия уверенности в собственных силах.

— …Красна пришла!…

А у неё хорошо получается орать, лучше, чем у базарных девок.

Я спустился в гостиную. В камине ласково потрескивал огонь, любимый диван ждал меня. Я разлегся, приняв удобную позу и посмотрел на огонь. Надо будет пригласить Ай поговорить здесь. Может, нормальная обстановка раскрепостит её и она не будет бояться. Тряхнул головой. А чем это я? Бояться? Она не способна анализировать ситуацию, значит не осознает всю серьезность положения, в которое попала. Нет, наверняка кое-что она поняла, но бояться… Нет, я почти уверен — она не боится. Пока.

По лестнице спускалась Сара. Почему именно она? Это легко узнать. Она единственная, кто спускается вприпрыжку, а при виде меня начинает медленно вышагивать, держа гордую осанку.

Она вытянулась передо мной и бросила томный взгляд. Я сделал вид, что ничего не заметил. Девушка обиженно поджала губки и, оглянувшись, села в кресло напротив.

— Можно узнать, что ты тут делаешь? — со строгими интонациями спросила она.

Я потер шрам на переносице.

— Это мой вопрос. Что ты здесь делаешь? Где ты должна быть? — поднял бровь я.

— Ну… там…

— Вот именно. Так почему ты здесь?

— Я… она… это… спать легла, вроде. Я закрыла комнату на ключ.

На ключ! А Эл Тайн еще не самая наивная среди моих знакомых! Но ладно, она все равно не сможет покинуть территорию…

По рукам прошла волна холода. Я резко сел, прислушиваясь. Кто-то, показавшийся заклинанию подозрительным, покинул дом. И я знаю, кто это.

— Где моя куртка? — поднимаясь на ноги и потягиваясь, спросил я.

— А…

Я прикрыл глаза. Распустил я слуг. Скоро будут требовать от меня писменный отчет обо всех действиях в конце недели.

Видимо, выражение лица было соответсвующим недовольным мыслям, и куртка мгновенно была принесена.

— Вот, — Сара с виноватым идом уже протягивала мне искомый предмет.

— Всех впускать, никого не выпускать. Я сейчас вернусь.

Сара хотела что-то сказать, но я уже вышел из дома, по пути нашептывая заклинание с именем Эл Тайн. Из перстня вырвался голубой луч, точно указывающий направление. Я мог бы найти ее и по следам, но уже начало темнеть, да и зачем усложнять себе жизнь?

Я свистнул собак, и пошел к лесу. Они ничем мне не помогут, след мага собакам не взять. Я просто давно с ними не гулял, заскучали, наверное.

После получасовой прогулки по лесу с привычными корткими перемещениями я увидел чернокнижницу. Она привалилась к дереву, согнувшись пополам и тяжело дыша.

Устала? Хм…

Для приличия я кашлянул, предупреждая о своем присутствии. Ай резко повернулась в мою сторону, при этом чуть не упав.

— И куда ты собиралась бежать? Дорогу хоть знаешь?

— Угу… Каждый… тока… хожу!.. — невнятно выдала она, зло сверкая глазами в мою сторону.

— А зачем тогда пошла? Ладно, пошли обратно.

Она только махнула на меня рукой. Ударилась о дерево и зашипела сквозь зубы.

— Сама пойдешь или мне тебя понести? Только учти, в первом случае ты будешь в сознание, а во втором — без.

Она резко дернула рукой. Я подался в лево. Дрот со свистом разрезал воздух возле уха и воткнулся в стоящее позади дерево. Чуть не попала. В этот раз целилась всерьёз.

— Значит, второй.

Я достал кинжал и начал медленно приближаться к Ай.

— Ты что, думаешь испугать меня этой железякой? — тяжело дыша, спросила она.

Кинжал стал мечом.

— О-о-о… впечатляет. Ну и что ты…

Договорить она не успела. Легкий удар в определенную точку, и девушка без сознания повалилась мне на руки. Как ребенок, честное слово. Любой блестящей игрушкой отвлечь можно.

Теперь бы добраться до дома…

Айлисса.

Ох, зараза… Как голова-то боли-и-ит…

Что, опять?!

Я резко села, чувствую острый приступ дежа вю, но рядом никого не оказалось. Слаба богам, а то я уж решила, что непонятно за какие провинности я обязана проживать прошедший день всю оставшуюся жизнь. А он был не самым приятным, согласитесь.

Но я ошиблась. Кое-что все-таки изменилось. Первое, за окном набирала обороты ночь, так что в комнате было достаточно темно. Прямо как в Черном замке.

Умиленно заулыбавшись, я даже смахнула воображаемую слезинку. Как я сентиментальна!

Второе — разрушенная мною мебель оказалась заменена на новую, более крепкую и надежную. И, наконец, главное. Рядом никого не было. Для верности я даже заглянула в шкаф и под кровать. Но, слава Духам, никаких надоедливых чернавок там не оказалось.

Я с блаженной улыбкой плюхнулась обратно на кровать, но тут же скривилась. Вот отродье Тлена, мерзавец! Похитил, так еще и покалечил! Как ключица болит! Ну, подожди! Я не злопамятная. Я просто злая и память у меня хорошая. Оч-ч-чень хорошая.

Так, а теперь мы подумаем о другом. Похоже, маг (заслужил это звание) сильнее, чем я думала. Он смог почувствовать что я… кхм… покинула дом. Поздновато, конечно — я успела добежать до леса, но все равно…

Вскочила и подбежала к окну. Да… Не стоило рассчитывать, что мне дадут второй шанс так легко смотаться. Нет, с кровью Вэла я смогу покинуть дом, но это будет аюсолютно бесполезное действие — маг почувствует и поймает меня еще до того, как ноги коснуться земли. Стало быть, все это превратиться в развлечение. С моей стороны, естественно. А его наверняка оторву от дел. Или разбужу. В общем, единственное чего смогу добиться таким макаром — переизбыток ненависти со стороны одного боевого мага. Что может быть довольно опасно. Но все же… доставить мучителю как можно больше хлопот — какая приятная мысль! Будет знать как высокородных магов воровать.

Я распахнула окно и полной грудью вдохнула прозладный ночной воздух. Хорошо! Но пора и дело делать! Притронулась к щиту. Воздух заколыхался и всего в каком-то миллиметре от моей ладошки пробежали яркие зеленые искры. Довольно красиво, но бессмысленно в энергетической плане.

Быстро отпрыгнув назад, я как ни в чем не бывало устроилась прямо поверх покрывала, расслабленно прикрыв глаза. Сразу видно — госпожа отдыхать изволила. Благо, кое-какой опыт в притворстве имеется.

Дверь открылась почти сразу. Он что, сторожил меня в буквальном смысле? Под дверью сидел?

— В чем дело?

Я скорчила рожу. Нет, ну как можно быть таким занудой?..

— Верноподданнические чувства проснулись? — в ответ спросила я.

— В смысле? — у-у-у… Дело — глухарь.

— О своих обязанностях вспомнил, говорю? Спишь у порога моей комнаты? Что ж, похвально, похвально…

Он поморщился.

— Так чего ты хотела?

Нет, а почему сразу я? Ладно, ладно, не дура. Понимаю, что он меня почувствовал.

— Скучно мне, понимаешь? — смилостивилась над его недогадливостью я.

Маг криво ухмыльнулся, а у меня жутко зачесались руки. Так захотелось стереть эту его улыбочку, ну, или хотя бы расцарапать лицо.

— Я попрошу Сару одолжить тебе несколько романов.

Мир никогда не узнает, каких усилий мне стоило сдержаться.

— Пошли вниз, разговор есть.

— Не хочу.

Он беззвучно вздохнул.

— Заодно и развеешься. Тебе же скучно?

— Не хочу, — категорично заявила я, а потом, прищурившись, добавила, думая, что это его остановит: — Тебе же нравится носить меня на руках? По-другому-то я еще по гнезду боевых магов не перемещалась. Вот теперь и расплачивайся!

Я довольно улыбнулась, а Вэл на полном серьезе протянул руки и шагнул вперед.

— Эй, эй, не так резво! — запричитала я, стоя на подоконнике. И как только допрыгнула?

— А разве что-то не так? — фальшиво удивился Вэл.

— Да! — рявкнула я. — Еще один шаг и я превращу твою кровь в воду!

— Да? — засомневался он, делая еще один шаг.

— Да я… я… Я прыгну!!! — уже совсем отчаянно завопила я, ощупывая ногой карниз.

— Прыгай, — пожал плечами он, но шаг вперед сделал.

— Я сейчас закричу, — угроза аховая, но я редко задумываюсь о том, что говорю.

Маг хмыкнул, а я вдруг обнаружила, что карниз-то закончился…

— Ну и чего же ты не зовешь маму? — спокойно поинтересовался Вэл, перегнувшись через окно и держа меня за ворот блузки.

Я молчала. Долго. Честно.

— Анта тор какат сазар ос мшит! Эртого маярэ лисс… Слышь, отродье Тлена, ты вообще собираешься вытаскивать меня отсюда? Не спорю, ощущения более чем необычные, но я не заказывала экстремальные развлечения! Какого карата я все еще болтаюсь на ветру? Быстро опусти меня на землю! В смысле, поставь на пол моей комнаты!

— Глупая девчонка, — бурчал Вэл, закидывая почти не сопротивляющуюся меня на плечо. — Отовсюду тебя надо вытаскивать!

— Из замка меня красть никто не просил!

— Красть? — возмутился маг, закрывая дверь в мою комнату.

— А что, нет? — фыркнула я, болтаясь на его плече. Сплошные кости, никакого мяса! — Оторвал от любимых родственников кто? Ты. Ударил (целых два раза! У-у-у, изверг!) кто? Ты. Волосы обрезал кто? Опять ты. О, привет, Сара! Так, на чем я остановилась?

Девушка со свечой в руке проводила нас странным взглядом.

— Ты остановилась на волосах, — сказал торов маг, сбрасывая меня в кресло.

— Нежнее надо быть, ласковее. И люди к тебе потянутся, — пробурчала я, потирая спину. — И вообще, тебя в моей жизни слишком много! Подозрительно, правда? А насчет волос, будь уверен, я тебе их еще припомню! Вообще пожалеешь, что на свет родился! Я тебе такое устрою! Я тебя…

— Они стали длиннее. Быстро растут.

— Что, правда? — подалась вперед я, но заметила, что маг едва сдержал смешок. — Прекрати переводить разговор! Увиливаешь, словно уж на сковородке! Иди это у тебя с головой не все в порядке? Знаешь, есть такая болезнь, когда больной ни на чем не может сосредоточиться. Скачет с одной темы на другую как блоха, а…

Он все-таки рассмеялся. Пор-р-рву…

— Ну, не рычи! — маг закинул ногу на ногу и вытер невольно выступившие слезы.

— Говори, чего тебе надо! — надулась я и мрачно уставилась на Вэла. А волосы-то и вправду подросли. Пусть всего на четверть ладони. Эх!

— А надо мне того же, что и раньше, — под моим скептическим взглядом он понял, что это прозвучало несколько двусмысленно, крякнул и решил прояснить ситуацию. — Скажи мне имя самого младшего твоего родственника.

Я оценивающе глянула на Т'Минна, кивнула самой себе, и решила развлечься.

— Да как!.. Как ты… посмел… предложить… мне… такое!!! — я выктила глаза и обильно жестикулировала, демонстрируя острую нехватку слов. Фальшивость сквозила в каждом жесте, я переигрывала в эмоциях, но так и было задумано. Любой бы понял издевку. — Это же… мой… мой родственник! Я… своего родственника?… Да никогда!… Возьми меня! Убей! Разрежь! Делай что хочешь, но родственника я тебе не продам даже за собственную душу!

Я всхлипнула и, зарыдав, бросилась магу в ноги.

— Ай! Хватит играться!

— Бесчувственный! Бесчувственный деспот! — завопила я, вытирая уголки глаз скатертью.

— Да успокойся же ты! — он попытался поставить меня на ноги, но я киселем сползала обратно.

— Не могу я-а-а!!! Ты демон! Истинный демон! Ни в чем не повинную! На огонь! Нет, я тебе не верю!

Вэл устало потер шрам.

— Господи, что случилось? — Охнула няня, замерев на пороге. Я захихикала в душе. — Мальчик мой, что происходит?

Марша застала душераздирающую картину. Я валяюсь у мага в ногах, бьюсь в истерике, а Вэл со спокойной задумчивостью взирает на все это. Разве что только носком сапога меня не попинывает. Тут действительно есть о чем задуматься. Вот только Марша же не знает, что это я так пытаюсь вывести мага из себя.

— Пожалуйста, не убивайте меня! Я… Я буду делать все, что вы прикажете, господин! — завопила я на весь дом. По лестнице с шумом скатилась Сара. Как вовремя! — Я сделаю все, все! — с рыданием в голосе продолжила я, начав хрипнуть. Так, теперь чуть-чуть силы Сказителя в голос… Чтоб точно поверили. — Я… Соглашусь на ваше условие, только не убивайте моего брата! Да, да, я согласна! — Чего б такого сказать? — Я согласна переехать к вам в комнату сегодня же!

— Чего?! — в два голоса воскликнули Вэл и Сара. Девушка с ужасом уставилась на мага, а маг на меня. О-о-о, как все запущено… А у них тут, оказывается, неравная любовь… Интересно…

Марша смерила Т'Минна строгим взглядом, покачала головой, а потом ласково погладила меня по спине.

— Что ты, девочка, брось! Никто тебе ничего не сделает. Ты же гостья в нашем доме!

— Нет! Он сделает! — обличительно ткнула пальчиком прямо в обалдевшего от такого представления мага и, зарыдав еще сильнее, упала няне на руки. Должна сказать, что теперь, когда я не издевалась, а играла, получалось очень реалистично. Я ведь до этого и перед зеркалом, и перед родственниками репетировала. Пока что никто не может похвалиться, что различает, когда я притворясь, а когда нет, если я сама этого не хочу. Так что…

— Ну, успокойся. Он, — Марша сжала губы в тонкую линию и блеснула глазами в сторону Вэла, — К тебе не приблизится. Пойдем, пойдем. Тихо. Вот так. Сара! Приготовь теплую ванну!

Девушка убежала вперед, не сказав ни слова, лишь многообещающе посмотрев на мага. А я, поддерживаемая Маршей, начала медленно подниматься по лестнице. Ох как хорошо вышло! Сцена ревности обеспечена!

В самом конце не удержалась и, обернувшись, показала Вэлу язык. Маг раздражено стукнул кулаком по столу. Да так, что тот подпрыгнул, сбросив прозрачную вазу, словно ретивый конь неумелого всадника.

Я, все еще рыдая, уверила бабушку, что справлюсь сама, зашла в комнату, закрыла дверь и… Разлеглась на кровати с абсолютно счастливой и умиротворенной улыбкой. За маленькой дверцей плескался магический источник, наполняя небольшой бассейн теплой водой. То что нужно после такого длинного дня.

Внизу послышались голоса. Раздраженный Вэла, воспитывающий Марши и истеричный Сары. С каждой минутой громкость увеличивалась, давая возможность разобрать все слова даже в саду. Вот потеха-то дворовым людям! Такое не захочешь, а все равно услышишь.

Я посмотрела на качающуюся люстру и поняла — жизнь прекрасна!

Минут через двадцать Сара сорвалась на рев, Марша утомилась, а Вэл охрип. Фи… Слабаки! Так быстро выдохлись.

— Эй! Я требую продолжения банкета! — судя по тишине в ответ, меня решили игнорировать. Ну и ладно! Все равно — вы слабаки! Вот дядюшка Мерк — это да! Мерк — это сила. Тот если заводился, то шкафы ходуном ходили как минимум часа три.

Я оглушительно чихнула. С восторгом пошвыркала носом и разочарованно подошла к окну. Нет, ну что за несправедливость?! Почему другие болеют, а я — нет? Дурная наследственность, наверное. За всю свою жизнь я простужалась от силы раза три… А все из-за развеселого Шагрида Эл Тайн, ставшего моим папочкой! И маман, говорят, тоже почти не болела… Жизнь такая не справедливая штука! Ладненько, отыгрываться будем на тех, кто рядом. И что с того, что они не участвовали в моем рождении? Ну-ка…

Я заулыбалась и притронулась к Щиту…

* * *

Вэлмир.

Ссориться с женщинами — себе дороже. Столько нервов вытреплешь! Я, абсолютно выпотрошенный и физически, и морально, рухнул на кровать. Вот болтушка! Актриска. Эл Тайн, одним словом.

И зачем я именно её притащил сюда? Действительно, надо было оставить ее в замке. Сам бы справился! И почему они поверили какой-то девчонке, а не мне? Ведь видно же, что издевается!

Я кипел еще некоторое время, а потом заставил себя расслабиться. Пришло спокойствие. Блаженная дрема мягко раскрыла на встречу мне свои объятия. Но тут меня будто булавой шарахнуло по голове. Ай снова пытается покинуть дом.

Не знаю как, но уже через несколько секунд я вышиб ногой дверь в её комнату. Эл Тайн сидела на кровати и изумленно смотрела на меня.

— Что-то не так? — крайне удивленно спросила она.

Я посмотрел на неё, посмотрел на окно, перевел взгляд на сиротливо валявшуюся дверь под ногами. Ошибка? Быть того не может.

— Ничего, — ответил я, ставя дверь на петли. Вроде держится.

Быстро нашептал заклинание на дверь. Вещи и любые неживые предметы тоже имеют душу и могут разговаривать. С громким щелчком дверь встала на место, а замок защелкнулся.

— Спокойной ночи! — издевательски крикнула она, на что я только раздраженно нернул щекой. А надо было прислушаться к ее голосу!

Все, спать.

Я дошел до комнаты и зарылся под одеяло. Зевнул и… подскочил как ошпаренный, чуть не сломав под собой кровать.

На этот раз я не так резво выломал дверь. Ай лежала на кровати с закрытыми глазами. Открыла она их только когда я переступил порог.

— Чего ты ещё забыл? — сонно, но от того не менее ехидно спросила она. Глаза так и блестели издевкой.

— Хотел спросить..- я замялся. Что бы такого придумать? — У тебя же кроме этих лохмотьев ничего больше нет? Скажи Марше, она подберет.

— Что-о-о-о?! Что ты назвал лохмотьями, ты, Отродье Тлена?!

Выдав внушительную речь, она скромно добавила:

— А черное есть?

Я хмыкнул.

— Хоть розовое.

Она что-то недовольно пробурчала, бросила счастливо-пакостный взгляд на меня и повернулась зубами к стене.

Я повторил процедуру с дверью и вернулся к себе. Теперь мне не уснуть. Два раза подряд ошибки быть не может. Прошло минут пятнадцать. Ничего не происходило, все тихо. Но не мог же я ошибиться. Или в заклинании какой-то дефект?

Я повернулся к краю кровати и вытянулся во весь рост. Нет, мне нужно отдохнуть, иначе…

Сообщение защитного заклинания опять пришло неожиданно. Я запутался в одеяле, и, с грохотом, свалился с кровати.

Потирая бок, я неспеша пошел к комнате Ай. Она так старательно притворялась спящей!

— Ещё одна такая выходка и спать будешь в темнице, — разглядывая потолок, сообщил информацию к размышлению я.

Ответа не последовало, как я и думал.

Я нарочито громко зашагал в сторону своей комнаты, хлопнул дверью, и стелящимся шагом охотника вернулся назад. За дверью послышался победоносный смешок. Ничего, хорошо смеется тот, кто смеется над последним.

Пять минут я простоял у двери, но Ай так ничего и не предприняла. Ну уж нет, без ответа я не уйду.

Меня передернуло. Вот и попалась.

Я резко толкнул дверь и застал Ай на полпути к кровати. Та очень удивленно посмотрела на меня.

— Ну, что?

— А я во сне гуляю! — нагло заявила она, складывая руки на груди. Я вздохнул.

Искра сорвалась с камня. Ай мешком рухнула на пол и засопела. Я поднял её на руки и положил на кровать. Что-то слишком много похожих действий за последний день. Надоело. Может, так и держать ее под усыпляющим заклинанием? Хорошо бы.

* * *

Солнечный зайчик нагло прыгал по моему лицу, отражаясь от лежащего на столе кинжала. Надо встать и задернуть занавеску. А что толку? Если я встану, то больше уже не лягу.

С трудом разлепив веки, я обвел комнату взглядом. Так, время близится к полудню, надо было давно встать. Я сел на кровати. А так хочется наплевать на все и рухнуть обратно.

С жуткой медлительностью умылся и лениво натянул рубаху. Надо бы с Эл Тайн беседу поучительную провести. По поводу её поведения. Если это будет повторяться каждую ночь я либо сойду с ума либо пришибу это девчонку.

В комнату вошла Марша.

— Проснулся, наконец. А я уже будить тебя иду. Вот, поесть принесла.

Она поставила поднос на стол, косо посмотрев на лежащий кинжал.

— Марша, сколько можно тебя просить, не надо мне еду в комнату таскать. Я не настолько стар и еще в состоянии передвигаться сам.

— Знаю я, как ты ешь. — фыркнула няня. — Как засядешь в своей лаборатории, так и не выйдешь ни разу за день. Перед дверью караулю чтоб хотя бы с утра поймать. Ешь, говорю.

— Няня, ну отстань ты от меня, — почти застонал я. — Что ты ко мне пристала?

— Так, я сказала ешь, или ты не выйдешь от сюда.

Она подбоченилась и заняла весь проход. Ничего не поделаешь, против няни нет приема. Пришлось сесть и сьесть что-нибудь для отмазки. Хотя я по утрам вообще не ем.

Марша пыталась заставить меня съесть все, но под моим раздраженным взглядом отступила.

Я пошел к комнате Ай. Для приличия я не стал выламывать дверь сразу, а просто постучал. Ничего. Постучал снова. Тишина. Ладно, не хочешь открывать, не нужно. И хватит уже обманывать.

Я открыл дверь. На кровати, развалившись чуть ли не поперек, сопела Ай. Я пригляделся к ней повнимательней.

Немного напряженное дыхание, от каждого шороха веки едва вздрагивают. Не спит же.

— Доброе утро, Ай. Как спалось?

Ни ответа, ни какого-либо движения.

— Знаю, что хорошо. Крепкий сон был, да?

Ай потерла нос и откинула руку.

— А вот я плохо спал. Какого карата ты щит дергала? Что, скучно было? Скучно, сама призналась. Смотри, добалуешься. Я к тебе и так как к гостье отношусь, а ты мало того что ведешь себя отвратно, так и не хочешь помочь самой себе. Убить тебя, что ли? Прямо сейчас?

Эл Тайн шмыгнула носом и потерла переносицу.

— Ты знаешь, пока что я тебя убивать не буду, хотя, знаешь, очень хочется. А чтобы такого больше не повторялось, мы заключим сделку. Ты не скучаешь и не дергаешь меня, зато можешь ходить где захочешь. Кроме моей комнаты и лаборатории.

Айлисса

Не дожидаясь окончания фразы, я резко подскочила и бросилась вперед. Встретившись взглядом с обескураженными глазами Вэла, остановилась на полпути. Задумалась. И чего это я собиралась делать? Броситься на шею, да ещё кому, Т'Минну! Эх, слишком я эмоциональная! Надо вести себя поспокойнее, а то не так поймут. Что поделаешь, порядки у нас в семьях разные.

Я сложила руки за спиной, и весь свой восторг вложила в голос:

— Это правда, да?

— Нет, я пошутил.

— Э… Не поняла?

Боевой маг спрятал усмешку.

— Т'Минны всегда держат свое слово. Надо же было как-то тебя остановить, — он засмеялся.

— Ах, ты… — слов нет. Одни эмоции. Я взяла себя в руки и прищурилась. Не стоит, пожалуй, сейчас его злить. Слова словами, а вдруг возьмет, да и передумает. — И что, я могу ходить… везде?

Вэл тряхнул головой, пытясь принять серьезный вид.

— Да. Кроме лаборатории и моей комнаты

— Как скажешь, мне и без твоей комнаты есть где развернуться! — восторг поутих, сменившись некоторым раздражением по отношению к магу. Сколько можно ржать? — И еще… Кое-кто что-то там говорил.

— Ты о чем?

— О всем хорошем

Т'Минн нахмурился, вспоминая.

— Ты имеешь ввиду… — он оценивающе окинул меня взглядом, — одежду?

— Какая… просто волшебная прозорливость! Нет, я про шишки на лбу.

— Какие шишки? — удивился он.

— Дубовые.

— Ах, дубовые… И что с шишками?

Все, спекся. Зря я, наверно, всю ночь его мучила.

— Огромный урожай в этом году, — я постучала по лбу, высказывая свое отношение к его состоянию. — Когда тебе в следующий раз приспичит потаскать мое безвольное тело, ты, хотя бы, предупреждай. Я на пол лягу, чтоб не падать. У меня, знаешь ли, голова после твоих упражнений болит. Гантелями пользоваться не пробовал? Они удобнее. Наверное. И вообще, какого карата ты здесь делаешь?!

— Нет, ну если ты хочешь ходить такая ободранная, я могу тебе не мешать…

— Да не об этом я! Что ты потерял здесь? В смысле… Тебе не кажется, что то, что ты просто так, на раз-два, без спросу расхаживаешь по МОЕЙ комнате. Присутствует некоторая двусмысленность…

— Вообще-то эта комната, как и этот дом — моя. Где хочу, там и нахожусь.

— Да?! Вот и находись где-нибудь в другом месте! У Сары, например. У тебя в доме с десяток симпотичных служанок. Просто мечта одинокого мужчины! Вот в их комнаты и врывайся без стука! Ко мне — нет! Откуда я знаю, что ты задумал?! Когда я сплю, то не могу контролировать ситуацию. И мне это очень не нравится!

Вэлмир

Я втянул носом воздух и медленно выдохнул. Нервы… Дабы не сказать что-то лишнее, я вышел из комнаты и крикнул Маршу. Через минуту ко мне подбежала Сара.

— Где Марша?

— Она очень занята. Я вас слушаю, господин. Надеюсь, я смогу вам помочь?

— Попробуем. Сара, у нас есть черное платье?

Она округлила глаза.

— Нет, господин…

— А у тебя? Или у Сольги?

Девушка потрясла головой. Ничего, и в другой расцветке походит, с нее не убудет.

— Только траурное вашей матери, — вспомнила Сара и заулыбалась.

— Хорошо, — медленно сказал я. — Неси.

— Но… зачем?

Нет, они все таки дождутся.

— Надо. Иди.

Я сунул руки в карманы и решил дождаться Сару в коридоре. Не хочется лишний раз рядом с Эл Тайн находиться.

Девушка справилась быстро.

— Вот, господин.

Я взял платье, развернул его и осмотрел. Черное, атласное, с длинным горлом и рукавами. За последние пятнадцать лет оно даже не истрепалось. Сойдет.

— Вот тебе платье, можешь переодеться.

Айлисса

Сначала я даже испугалась. Вэл побагровел и вылетел за дверь. Он что, за мечом пошел? Все, кошка, доигралась. Но потом я вспомнила, что его сила (да и меч тоже) всегда с ним. Хвала бобрам, а то я уже начинаю побаиваться этого ненормального.

Я только успела перевести дух, как передо мной, как по волшебству материализовался маг с черной тряпкой в руках.

Нет, не тряпкой. С платьем. Я вцепилась в него руками и ногами. Фигурально выражаясь, конечно же.

Так торопилась сбросить с себя лохмотья (прогулка по лесу не прошла для блузки из тонкой ткани без последствий), что забыла об одном недогадливом субъекте. Раздался кашель. Излишне нервный.

Я терпеливо застегнула три верхние пуговицы на горловине и, притоптывая ногой, повернулась.

— Что-то еще?

Маг покраснел и, нахмурившись, отвернулся.

— Ничего. Желаю приятной прогулки по дому.

Я посмотрела на с грохотом захлопнувшуюся дверь. Ма-а-ать… И чего он так переполошился? Да… деревня… детский сад Солнышко. Приехали. Нашло на него что-то, понимаешь ли! Какой нервный боевой маг мне достался. А с его работой это опасно. В первую очередь для окружающих. Но Вэла это, кажется, не заботит.

Я фыркнула и зафутболила все лишние мысли подальше. Подумаем о другом.

Платье было довольно симпатичным, но старым. Нет, оно хорошо сохранилось, даже не потерлось нигде, видно, что носили его не так уж долго. Оно много лет просто висело в шкафу. Такие вещи чувствуются, но здесь от неприметного, казалось бы, предмета одежды несло как от древнего артефакта. Неужели ради меня пожертвовали раритетом? Почетно, тор задери!

Решив разобраться с бывшим хозяином, я положила платье на кровать и села рядом. Сознание привычно скользнуло в состояние полной отрешенности, и я, не присматриваясь, рванулась к сути. Возможно, будь я кем-то другим, то ничего не заметила бы. И мне снова не повезло с генами. Любая темная магия, а в особенности магия крови, имеет далеко не одни приятные стороны. Просто о них никто из не посвященных не подозревает.

На меня нахлынули воспоминания. Не мои — чужие. Оказывается, на платье было пятно крови. Незаметное, старое, смытое, но оно было…

Это былиаже не воспоминания. Образ или кусочек души — не знаю. Словами не выразить. Да и на диалог это не было похоже. Как будто на мгновение мое сознание и сознание хозяйки платья слились. И я почувствовала все, что чувствовала она в тот момент, когда в ткань впитывалась ее кровь. Боль, одиночество, страх, холод, неверие, разочарование, дыхание смерти за спиной, и снова боль… И еще тысяча разрозненных воспоминаний. Чужих.

По комнате прошелся морозный ветерок, но от него не взметнулись занавески и не качнулись листья за окном. Только кости заломило. Ну, вот. Я этого ожидала. Самое неприятное свойство магии крови это вовсе не принесение жертв, как может показаться на первый взгляд. Это хождение по Черте — совсем рядом от смерти и мира мертвых. Иногда настолько близко, что можно заглянуть за завесу…

— Хм… Давненько меня не навещали. Можно сказать, вообще не навещали. Некромант? Надеешься поднять мою душу? Знаешь, даже не смешно!

— Нет, не некромант… Не совсем. Маг крови.

— А-а-а… Эл Тайн. Приятно познакомиться. — Тихий смешок. — Если это можно назвать знакомством, конечно.

— И мне приятно. Знаете, так… необычно разговаривать с ушедшими… особенно если они когда-то были твоими врагами. Это ваше платье?

— Да, траурное. Я была в нем, когда хоронили моего брата. Дикий… Он здесь сейчас. Привет передает.

— Торов маг!

— Ну, Вэлмир же не знал о некоторых твоих особенностях.

— Да понимаю я! Но, ведь, все равно!..

— Странно… Неужели между нашими семьями мир все-таки наступил? Хотя, такое событие мы бы почувствовали. Значит… неужели?..

— Нет, я… Как бы сказать, что-то вроде пленницы. Сама не знаю на какой Карат я ему понадобилась?

— Теперь понятно. Привычка — страшная сила.

— Да, нет… Я не слишком и настаивала на черном…

— Я знаю своего сына. Что ж… это обещает быть довольно забавным…

— Что?! Вы — мать Вэла?! Не очень похоже, если честно. Вы из Т'Миннов, но, готова поклясться, как же вы напоминаете Эл Тайн!

— Ничего, бывает. Ты ему нужна? Хм… Не знаю… Но ты уже задержалась. Слушай! Я разрешаю тебе пользоваться всеми вещами в моем доме. Это чтобы не пришлось каждый раз бегать за разрешением. Наши вещи довольно строптивые. И… Ладно, до свидания.

— До свидания?!

— Все мы когда-нибудь встретимся. Да и ты, я думаю, еще не раз нас навестишь. Не самая приятная перспектива, но…

— Обязательно. Скучно?

— Нет. Нам здесь весело. Очень. Знаешь, а… А, ладно. Тебе это знать еще рано. Потом расскажу.

— И почему я в этом не сомневаюсь?..

— Боевые маги никогда не врут! Как говорит мой муж: "Держи хвост по ветру!"…

— Нос, вы хотели сказать?

— А какая разница?..

Я открыла глаза и зажмурилась от неожиданно яркого солнечного света. Подняла руки. Да… Меня всю трясло от пережитых эмоций. Трясло вовсе не от холода, но я почти не жалела…

Эх, как меняется человек после смерти! Только что была бледная, замученная жизнью женщина — раз, и все. Вся светится. Хотя, все души светятся, но эта как-то особенно весело! Видно, нашла покой в кругу давно почивших родственников.

Нет, но магу я точно отомщу. Зов был таким сильным, что, если б у меня был меньший опыт, то вечером Сара или кто-то другой обнаружил всего лишь мое остывшее тело. Хотя, ради справедливости стоит заметить, маг не виноват. Он не обязан был знать. Что уж говорить, если даже не все Эл Тайн знают о данной особенности ритуальной магии.

Любая вещь содержит память о своем хозяине. Особенно, если она была с ним ним тогда, года человек испытывал сильные эмоции. Или вещь имеет ритуальное предназначение, как траурное платье, например. А уж если на ней еще и осталась кровь хозяина… То от настойчивого приглашения в гости на тот свет отвертеться нет совершенно никакой возможности.

Эту замечательную способность я обнаружила в себе в восемь лет. Моего любимого огромного зеленого попугая зарезал мой дядюшка Кот. Да, именно так его и зовут. Во всяком случае, только на это имя он откликается. Дяде срочно потребовалось жертвенное животное, и он не придумал ничего лучше, как использовать моего домашнего любимца.

Кстати, после небольшого взаимного членовредительства (шишки на моей голове и прокушенного пальца дяди) мы с Котом довольно быстро сдружились. Он многому меня научил. Порой заменял постоянно отсутствующего отца, брата, а порой был кем-то вроде куклы — с ней можно делиться всеми своими мыслями, обидами, переживаниями, и быть уверенной — никто об этом никогда не узнает и не воспользуется твоей слабостью.

А животных, кстати, с тех пор у меня не было больше никогда.

Когда умер Зоня, я первые и попала на Черту. Мне до безумия хотелось проведать попугая и узнать как он там устроился. Вот я по дурости и схватила ритуальный нож, которым он был убит. Поначалу все воспринималось как сказка, потом как сны. Только в четырнадцать я осознала, что все это является побочными действиями магии крови и методом научного тыка начала исследовать свои способности. Ну и, не будь дурой, никому об открывшихся передо мной возможностях не сказала. Даже Коту. Чему-чему, а подозрительности всех Эл Тайн учат основательно. Ведь это основа нашего выживания.

Так что мне несказанно повезло. Не пообщайся я в детстве с душами столь активно, утянуло бы настолько сильным порывом только так. Даже страшно становится, когда думаешь, что стало бы, не будь у меня какой-никакой тренировки. Все, Т'Минн, ты попал. Я не люблю бояться. А тех, кто заставляет меня испытывать это мерзкое чувство, я не люблю еще больше.

Но меня мучила не только жажда мести подлому магу (пусть он даже и не подозревает, что он подлый). Был еще один вопрос — почему зов оказался таким сильным? Никогда прежде я не получала такого требовательного приглашения в гости и, надеюсь, не получу. В гостях хорошо, а дома, в родном теле, лучше. Неужели только из-за того, что эта вещь боевого мага?

Свернувшись на не занятой платьем части кровати, я ненадолго прикорнула. Меня все еще трясло, зябли пальцы. Столь длительный контакт с первозданным холодом никому не пойдет на пользу!

Когда тело достаточно отдохнуло, я быстро проделала комплекс разогревающих упражнений, и сама себе ужаснулась. Что со мной твориться? Быть невыносимо серьезной целых пять минут и даже ни разу ни над кем не поиздеваться?! Я скривилась. Ужас!

Когда я все же разобралась со всеми крючочками и одела платье, то оценила вкус матери Вэла. Вэла? Она назвала его Вэлмиром. Ага, тоже, значит, предпочитает короткое имя. Хи-хи-хи… Я его полное имя знаю, а он мое — нет. Знаю что детский сад, но ничего не могу с собой поделать!

Так, вернемся к платью. Хотя, вышла бы я из него только вместе со шкурой — оно мне почти впору. В талии вообще идеально.

Мать Вэла была сантиметров на пять пониже меня, гибкой, стройной и, кхм, пошире в некоторых местах. Там где надо, но не настолько, чтобы напоминать песочные часы. Я завистливо вздохнула. Ну и ладно! Если кому не нравится, пусть не смотрит!

Мне никогда не шла одежды с узкими рукавами, но это — исключение. Мать Вэла хорошо умела драпировала собственное тело в одежды. Даже если они траурные.

Я осторожно сняла платье и принялась за его модернизацию. Что поделаешь — новый век, новая мода. Пара разрезов — вот вам и широкие манжеты. Вэл, а хотя, скорее Сара, был очень предусмотрителен и вдел в воротник платья иголку с длиннющей ниткой… Светло-бирюзового цвета. И что это должно означать? На что она намекает? Нет, странную логику простолюдинов мне не понять никогда!

Так как я была повыше бывшей хозяйки поместья, пришлось убирать еще и полоску ткани снизу. Теперь подол платья доставал только чуть-чуть ниже колен. Да, должна заметить, дротики, пусть и ядовитые, отлично подходят для порки. Но это так, портнихам на заметку. И еще… Чего только не узнаешь о человеке по его одежде! Вот я, например, узнала, что мать Вэла не гнушалась постоянно таскать с собой метательные ножи. Как? Легко! По бокам юбки сделаны специальные разрезы. И складки ложаться так, что они абсолютно незаметны. Пожалуй, их предназначение может разгадать любой, кто владеет метательным оружием. А что? Довольно-таки удобно. И мне в самый раз.

Носить дроты на бедре было непривычно, но так как больше их девать некуда… Пришлось смириться. Ничего, привыкну. Это не самое страшное, что может случиться в жизни.

Я снова натянула платье и торжественно прошествовала к зеркалу. Ого! Ничего себе! Из его прозрачных глубин на меня смотрела какая-то незнакомая женщина с серьезной постной миной на лице. Я не удержалась и показала ей язык, а она, возмущенно дернувшись, превратилась в меня любимую. Интересно, мне показалось, или на мгновение глаза отражения стали карими? Наверное, показалось. Все-таки ходить по Черте это вам не носки вязать! Хотя, что для меня труднее, сказать сложно.

Все оказалось намного лучше, чем я могла предположить. Платье не просто хорошо сидело, но и абсолютно не мешало передвигаться. Блеск. Я даже невольно прониклась уважением к столь могучему роду, сумевшему создать такую замечательную вещь. А конкретно — к одной чудесной женщине. Совершенно забыла спросить ее имя. Даже неловко как-то получается…

— Спасибо вам огромное! Без вас я бы не пережила этот день!

Может, мне показалось, но по комнате прошелестел не по-осеннему холодный ветер.

Воспользоваться разрешением боевого мага я решилась только к ночи.

Мысленно осеняя себя крестами, я дернула дверь. Ура! Не обманул! Быстро пробежав коридор, я спустилась по красивой лестнице с резными периллами.

К моему удивлению, в гостиной никого не оказалось. Весь дом как будто заснул. Я пожала плечами и направилась к единственному «живому» месту.

Из кухни тянулся аппетитный запах. М-м-м… Стряпню Марши я уже узнаю.

— Привет, — доброжелательно улыбнулась я. Марша подняла глаза и вздрогнула.

— Госпожа? — то, как она это сказала не оставляло сомнения в том, кого бабушка имела ввиду.

— Нет, Марша, это всего лишь я.

— А-а-а… — облегченно и слегка разочарованно потянула няня.

На душе сразу стало как-то паршиво и я быстро натянула на лицо неприятную ухмылку.

— Да, я не призрак Черной Вдовы.

Марша укоризненно посмотрела на меня. Стыдно. Мне? Ни капельки!

— Вот, кушай, — няня поставила передо мной тарелку и уселась напротив. Я потерла руки и приступила. Похоже, пожилая женщина существует ради того, чтобы накормить как можно больше людей. А что? Я не против.

— Марша, все хотела у тебя спросить, — я торопливо проглотило все, что мешало говорить, и продолжила: — А где все? — меня очень нервировало то, что я не слышала привычных воплей и скандалов. Да и расставаться с такой полезной привычкой не хотелось совсем. Отучусь, и что мне потом делать дома? Вздрагивать при каждом крике? Нет уж, увольте! Нужно срочно что-то делать!

— Сара ушла к подругам, в комнаты для прислуги. У Норта, нашего конюшего, выходной. У служанок — девичник. Гадают они там что ли?… — я хищно оскалилась Гадают? Интересненько…

— А где Вэл?

— Не знаю. Он сегодня как от вас вышел, так и уехал куда-то…

— Вурдалакам в пасть ему и дорога!

Я резво подскочила и выбежала из пропитанной запахами ванилина с корицей кухни. Итак, план на сегодня у меня составлен!

Вэлмир.

Эта Эл Тайн абсолютно не дает сосредоточиться. Как её терпели родственники.

Когда я, ругаясь себе под нос, вышел из ее комнаты, меня вызвал старейшина Калима. Что-то случилось, к тому же очень неприятное.

Я с невольной опаской запер лабораторию и подошел к зеркалу. Теперь надо сосредоточиться…

— Приветствую тебя, Аадор.

Лицо Аадора было бледным, со следами усталости.

— Долгих лет жизни, господин Вэлмир, последний из Т'Миннов, покровителей наших…

Я вздохнул и покачал головой. Сколько раз я должен повторять одно и то же? Хотя, сам виноват, не нужно было начинать так официально.

— Так, хватит. У вас что-то случилось?

И замер, ожидая ответа.

— Случилось. В деревне убили уже третью девушку. И ладно, если б убил… Так он… на части…

Я нахмурился. Вот уж странно. Неужели кто-то из своих?

— Как убивает?

— Странно. Мужики, кто, ну… выносил тело… уже неделя прошла, после первого убийства. А они отойти не могут.

— Ясно. Когда убили последнюю?

— Вчера. Также, как и других. Мы не сразу решили обратиться, думали, зверь какой. Но трех, одинаково… Слишком это по-человечески.

Я потер шрам. Все к одному, как одна беда, так и другая тут же появляется.

— Ничего. Через два дня я буду у вас.

— Спасибо.

Зеркало погасло. Я поморщился. Давно ни с кем не общался подобным способом, голова жутко гудит. Я поискал на полках нужный эликсир, выпил. Почти сразу полегчало.

Убийца, убийца… Чтобы найти убийцу, мне придется сначала съездить к старому другу, чародею. Любит он, когда его так называют, хотя самому лучшему чародею всех времен и народов никак не дотянуть до его могущества. Конечно, я бы мог просто шагнуть в портал, но этот чудак поставил вокруг своего жилища такой непроницаемый барьер… Даже мне, мастеру пространственной магии, не пробиться. Можно выйти рядом, только пешком придется потом долго идти. Древний, что с него взять!

По привычке хотел крикнуть Норта, но вспомнил, что сам дал ему выходной. Да и лучше никому не знать, что я собираюсь куда-то уехать. Будут бегать, суетиться, задавать глупые вопросы. Нет, не надо. Лучше уехать без нервов.

— Здравствуй, Ночь, здравствуй, моя девочка, — я ласково похлопал кобылу по холке. — Скучно тебе, поди.

Совсем я своих животных забросил. Вон как Ночь косится обиженно.

Ночь — необычная кобыла. Она отовсюду найдет дорогу домой, даже безмоего участия. Не знаю что за существо я приютил, но Ночь гораздо умней остальных своих собратьев. Думаю, в ее жилах течет кровь гхаш-ти, духов огня в звериной ипостаси. Но ее не так много, поэтому она можетжить рядом с человеком и в неволе.

Ночь фыркнула, все-таки нрав у нее не обидчивый, и приветственно заржав, толкнула меня мордой в плечо. Я едва на ногах устоял.

Поторопился, однако, с обидчивостью. Мстит… Хотя и любит своех лошадиной любовью.

Быстро оседлал Ночь и мы незаметно вышли за пределы поместья. Кобыла будто понимала, что я не хочу попасться кому-либо на глаза, и кралась к лесу с граций лесного хищника. Когда ветки деревьев скрыли нас от возможных взглядов, Ночь довольно заржала и, скакнув в сторону, выбралась на лесную тропу. Дорогу к Древнему она знала даже лучше меня.

Айлисса.

Я с трудом подавила чих и, сморщив нос, оглядела себя с ног до головы. Ну… хотя бы попыталась это сделать. Кругом одна пыль… Гадость!

Содрогнулась, но все равно осталась лежать под кроватью. Что я там делаю? Интересный вопрос. Эта самая проклятая Тленом кровать находилась в комнатке шесть на шесть метров и являлась собственностью некой Рикл. Боги! Кто придумывает такие дурацкие имена для прислуги? Неужели у Вэла настолько скудная фантазия? Хотя… Что еще можно ожидать от боевого мага?

Я придвинулась к свисающей до пола бахроме от покрывала. Какой ужас — она была ядовито зеленого цвета. Под руку попалось что-то мягкое… Я брезгливым щелчком отправила «это» в самый дальний пыльный угол, стараясь не думать, что это самое «оно» жутко напоминает использованный носок…

В носу снова засвербело и я быстро отшатнулась от пыльных висюлек. Нет, ну а каком порядке в доме может идти речь, если у самих служанок такая грязища в комнате?

Так, если в таком положении подойти к проблеме нельзя, то нужно просто поменять ракурс с которого проблема рассматривается!

Я повернула голову параллельно полу и, внутренне содрогаясь, положила ее на пол. Волосы нехотя отпустили железные прутья над головой и растеклись по полу. А перед моим лицом раскрылась целая панорама. Так, что тут у нас? Угол, большой. Скорее всего — шкаф. Смотрим дальше. Скатерть, почти касающаяся пола, и одиннадцать ног. Это стол и… Стоп. Почему одиннадцать?.. А, нет, простите, двенадцать. Обсчиталась.

Быстро оглядела все доступные мне предметы обстановки, но ничего интересного не обнаружила. Почему не сделала этого раньше? Просто когда я преодолевала «буферную» зону (стояла под дверью, короче) девушки уже во всю гадали. И мне пришлось проявить просто чудеса ловкости, чтобы незаметно пробраться в этот закуток, освещенный тремя свечами, и чудеса акробатики, чтобы оказаться там, где, где я сейчас и нахожусь. Волосы заинтересованно полезли вперед, но, так как сейчас доставали только до плеч, залепили лицо. Я с беззвучным шипением погрозила им кулаком и отплевалась от пыли, которую они притащили на себе.

Девушки громким шепотом наговаривали какие-то простейшие наговоры, напоминающие детские стишки, лили воск, бросали колечко, с усердием таращились в мутные глубины зеркала… Я некоторое время прислушивалась, а потом разочарованно вздохнула. Так не интересно! Только есл подобраться поближе, в самый центр…

Я замечталась и ничего не замечала. С небес на землю меня спустили только пара жестких щетинок, коснувшихся руки. Приму перед моим носом сидела мышь и с каким-то нездоровым интересом вглядывалась в мои глаза. От такой наглости я слегка прибалдела и машинально схватила мышку за шею. Тушка безжизненно повисла у меня в руках. Тор, перестаралась… И только я собралась закинуть ее туда же, куда отправила носок, чтоб не скучно было, как у меня в голове родился план…

* * *

Я сидела, согнувшись в три погибели, и разглядывала пару старомодных туфель прямо перед собой. При воспоминании о только что учиненном бардаке начинали прорываться смешки, но я мужественно держалась. Нет, я, конечно, подозревала о чем-то подобном, но что бы до такой степени!.. Даже Харита визжала на порядок тише, чем Сара. Хотя любимой сестренке я подкидывала вовсе не мышей. Надо будет потом все же узнать, дал ли Кот название своему неожиданному открытию, или оно так и будет ходить под моим длинным и неудобным определением: "что-то напоминающее крысо-зубо-еже-петуха и заставляющее врага визжать до потери пульса, выводя себя из строя на несколько часов, особенно если враги с неустойчивой психикой". Во всяком случае, что-то более короткое подобрать невозможно — не вмещает всю полноту впечатлений от данного существа, пусть и выведенного лабораторно. А чтобы так бояться мышонка, да, к тому же еще и мертвого…

В общем, когда мышь приземлилась прямо в центре стола, поднялась такая паника, что я смогла беспрепятственно забраться под стол, оставшись незамеченной.

— …Но как она там оказалась? — продолжался тем временем прерванный разговор.

— Что ты у меня-то спрашиваешь?! Я откуда знаю?!

— Я знаю, я! Это был знак! Духи показали, что они к нам благосклонны! — послышался недоверчивый кашель, но мысль все же запала девушкам в душу.

Я вся вытянулась, прислушиваясь к происходящему наверху, и случайно попала локтем по одной из коленок.

— Лия! Чего пинаешься! — ответный пинок.

— Я не пинаюсь!

— Хватит, девочки! — два пинка со стороны, — Давайте лучше…

— Вызовем духа!

Я осторожно выпустила воздух из легких и потерла саднившую спину. Могли бы и без каблуков обувь одеть!

— Давайте! Все равно больше ничего не получается!

Ха! как же! Получится! Если ни у одной из вас нет даже самого мизерного магического дара! Наивные!..

— Кого будем вызывать?

— Домового!

— Утопленника Манра!

— Дедушку Шивила!

— Госпожу Кассандру!

Так, а вот последний голос определенно принадлежит Саре.

— Слушай, подруга, а зачем тебе дух госпожи? — за столом воцарилась заинтересованная тишина. Под столом, впрочем, тоже.

— Ну… там… э…

— Только не говори, что не можешь найти ее любимый платок и положить его на новое место! Все мы отлично знаем, как ты относишься к господину…

— Да! — а это хором

— Неужели тебе нужно благословление?

М-м-м…

— Если знаете, то зачем спрашиваете?

— Ох, Сара, не злись! Что ж ты такая… прямо не знаю! Тебе уже не первый день предлагают помощь, а ты отказываешься! Кто ж так делает! Марша, я уверена, будет только «за»! Да и твое незаметное проникновение в спальню господина мы сможем обеспечить…

М-м-м-м!..

— Нет, девочки, как вы не понимаете! Все должно быть не так! — ой, а чего это голос такой смущенный? Неужели уже рассматривала такое развитие событий?

— Как "не так"? Эх, Сара, Сара! Какая же ты романтичная! Думаешь, он будет носить тебе цветы? Зачем?! Он — хозяин! И этим все сказано. А ты?

— Мы с ним росли вместе!

— И что? Что это меняет? Он давал тебе какие-нибудь клятвы? Обещал что-нибудь? Не будь такой наивной! — я невольно прониклась уважением к девушке с этим низким голосом. Надо будет посмотреть, как она выглядит. Ее позиция мне очень нравится! Да и план хорош. Зелье в вино, девку в постель — стопроцентная гарантия для таких честных и принципиальных дураков как нам маг. Он бы не стал отнекиваться и женился. Да… Жаль только, что Вэл — маг, и на него зелье не подействует… Хотя… Если бы зелье сварила Эма, может быть и подействовало бы… Фу, какая гадость в голову лезет! Чего это я тут понапридумывала? Не хватало еще подробный план действий составить. Под названием: "Десять способов заставить господина жениться на чернавке".

Это, может, и хорошо, что Сара отказалась… Хорошо для нее, конечно. А мне — не очень. Почему? Вот бы я повеселилась, глядя на развивающееся действие! Особенно хочется посмотреть на лицо мага, когда он обнаружит в своем стакане приворотное зелье!..

— Да, Сара… Если не принимать срочные меры, уплывет твой Вэлмир прямо у тебя из-под носа!

— Куда это? Он не умеет плавать!

— Тьфу, дура! Я не про это! Я говорю, что скоро будет свадьба.

— Какая свадьба?

— Господина дурья твоя башка!

— С кем?

— С госпожой!

— Так она ж умерла. Давно уже…

— Да не с этой госпожой! С другой!

— С какой?

— Да с любой! К примеру, которая сейчас гостья!

— С этой мымрой?!

"Чего?!" — моя мысль с последней фразой прозвучала почти синхронно.

— Почему сразу «мымрой»? Ничего, вроде, такая… Веселая, да еще и на старую госпожу похожа.

— Ты просто с ней не разговаривала! Она — стерва.

Эй, потише! Совсем засмущали, однако! Я, конечно, польщена, но чересчур много похвал вредит моему развивающемуся организму!

— В тебе говорит ревность. К тому же… Мужчины любят горячих женщин. А если не веришь, ответь мне на вопрос: "Зачем он привез ее в поместье?" Неужели непонятно?

— Она пленница! Вэлмир хочет у нее что-то узнать!

— Ага, ты еще скажи, что ее будут пытать.

— Будут! Если она не ответит на вопросы…

— Вот упрямая! А ты видела, КАК он ее принес? А в какую комнату поселил, а?

— Все, все! Не будем ссориться! Давайте лучше вызовем духа и все у него спросим!

Сара еще что-то пробурчала, но я ее не расслышала — была занята открывающейся передо мной перспективой… А еще пыталась вспомнить — как же это Вэл меня принес, что так удивило служанок?..

Девушки налили в таз воды, расставили свечи равнобедренным треугольником и положили на дно таза зеркало.

Стояла абсолютная тишина. Я даже успела задремать, как вдруг…

— ДУХ ГОСПОЖИ КАССАНДРЫ! ПРИДИ!!! — от резкого пробуждения я подскочила, ударилась головой об столешницу и взвыла. Больно-то как!

— Девочки, слышите? Оно ответило!

— Не оно, а она!

— А я видела, как зеркало вздрогнуло! Он здесь!

— Не он, а она!

Я расхохоталась, но быстро зажала рот рукой — еще придет кому-нибудь в голову заглянуть под скатерть!

— Ой оно, кажется, недовольно! Мы его разозлили! Оно нас всех съест!

— Да не оно, а она!

Я чуть не упала, но, слава Духам, вовремя спохватилась.

— Дух, ты нас слышишь?! ТЫ здесь?!

Дух в моем лице схватился за горло и, усилием воли подавив улыбку, ответил свистящим басом:

— Да, я здесь… — что поделаешь, если от усилий не расхохотаться вновь мой голос стал похож на треск сухого дерева?

Воцарилась тишина.

— Кто ты, дух?!

— Никто, но при жизни я был той, кого называли Кассандрой.

— Мама… — прошептал кто-то

— Спокойно! Она, оно, он… Дух не должен почувствовать, что мы боимся!

Я захихикала, но, снова справившись с собой, натренированным для произношения страшных заклинаний во время обрядов крови голосом продолжила:

— Зачем вы вызвали меня из-за Черты?

— Дух! Мы… Я… Я хотела узнать кое-что насчет вашего сына! — звонким от волнения голосом крикнула Сара.

— Идиотка! — зашипели на нее, — Формулируй правильно!

— Я хочу узнать, как относится ко мне Вэлмир Т'Минн! Отвечай, дух!

— Хорошо относится… — голосом сытой кошки ответила я. Губы сами собой разъехались в мстительной ухмылке и тут понеслось… Из моей по возможности лишенной эмоций речи выходило, что маг уже давно и безнадежно влюблен в Сару только стесняется признаться. И что он уже пол года носит обручальное кольцо за пазухой, и все никак не решиться отдать… Что Саре самой нужно сделать первый шаг…

Когда, судя по звукам, девушка окончательно разомлела (только нога слабо подергивалась в такт моих "откровений"), я, наконец, опомнилась и поспешила остановиться. Надеюсь, ничего лишнего не наболтала. А то если меня начинает нести — это может плохо закончится. Увлеклась, тор…

Я осторожно потыкала в не шевелящуюся ногу Сары. Ноль эмоций. Да… Вот что происходит с девушками, если долго их отталкивать, а потом, внезапно, дать надежду… Пережор.

Но тут, конечно, посыпались другие вопросы. Я наобещала кучу дорогих нарядов, украшений, женихов и всего, чего только могли пожелать молоденькие девушки.

Когда я, вдохновленная собственной вредной музой, со скрытым ехидством рассказывала о десятом внуке одной из девушек, Сара очнулась.

— Я знала! — без предисловий завопила она, резко вздрагивая всем телом. Ее рука смахнула таз на пол, а нога заехала мне в челюсть.

Я тут же взвыла-зарычала и инстинктивно рванулась наверх. Перевернула стол, запуталась в скатерти и, тяжело дыша, замерла прямо посередине комнаты.

— А-а-а!!! Дух освободился! — завопила одна из служанок и тут началось!!! Кутерьма, топот, визг, бестолковы метания… Я попыталась уворачиваться от девушек, талантливо изображающих броуновское движение, но, боюсь, со стороны это выглядело иначе. Будто я пытаюсь кого-нибудь поймать, но никак не определюсь с жертвой.

И тут кто-то догадался открыть дверь. Я рванулась к свободе, но встретила на своем пути только косяк. Н-да… Вот так и кончают вырвавшиеся духи и прочие «злые» монстры…

Когда мечущиеся перед глазами звездочки немного успокоились, я рискнула открыть глаза. О… Странно…

Огляделась. Никого, а прямо передо мной дверь, приглашающе распахнутая на всю ширину. Ну, таким шансом грех не воспользоваться!

Вот я и воспользовалась. Быстро выпуталась, бросила ненавистную тряпку, когда-то бывшую скатертью, на пол, и поспешила убраться с места преступления. Пока не прибежала Марша с веником наперевес. Надеюсь, крики во время "вызовов духов" обычное дело?

Вэлмир.

Погоня — это самое большое приключение в путешествии,

Путешествие — это самое большое приключение в жизни,

Жизнь — это самое большое приключение…

Но мало кому нравятся приключения, случающиеся с ним самим.

"Размышления о…" трактат начала XXI в.

Осень…

Мое самое любимое время года. Ни тепло, ни холодно. Птицы ещё не улетели, щебечут, рощаясь с родным краем многие месяцы.

Тихо…

Листва под ногами шуршит. Клены, ясени и другие деревья стоят в разноцветных нарядах, и только вековые дубы никогда не прощаются с ними.

Свежесть…

Чистый осенний воздух никогда ни с чем не сравниться.

Такие моменты хочется остановить. Спокойно, тихо, по-настоящему хорошо. Медленно покачиваешься в седле в такт ходу лошади.

Только ты и засыпающая природа…

Ночь внезапно остановилась около полусгнившего пня. Все, приехали. За холмом находится дом чародея.

Я слез с кобылы, взял её под уздцы и повел вперед.

Покосившаяся, но крепкая землянка была усыпана листвой. что заметно украшало её.

Филин сидел на нижней ветке нависшего над домом дуба. Я освободил Ночь от узды и пустил гулять. Возле входа в землянку материализовалась совсем новая скамья. Заботится о друзьях, молодец.

С удовольствием опустился на скамью. Все-таки несколько часов в седле — это тебе не на кровати валяться.

— Ну, и откуда ты перенес скамью на этот раз, Филин?

Филин вспорхнул с ветки и приземлился рядом на скамью уже в привычном для нас обличии. Он самодовольно расстегнул и отвернул воротник.

— Из королевской мастерской. Давно уже глаз на неё положил, ждал только, когда её наконец сделают.

— Из Кривля?

— Конечно, все только из столицы!

— И чего ты такой довольный сегодня? Влюбился?

— Нет, просто выспался, — засмеялся Филин.

Может это и так, ведь на его лице нет и тени усталости, не то что у меня. Но для меня это не имеет никакого значения, я же не первая Раинская красавица?

— Ну, ладно, посмеялся и хватит. Что-то случилось, Вэлмир? Только не говори, что просто соскучился, я тебе не поверю, но все равно будет приятно.

— Как сказать, я привел в дом врага.

Филин притворился удивленным. Сам прекрасно все знает. Как он только себя не называет — и чародей, и маг, и колдун, и ведун, и некромант… Все виды владения силой не перечислишь. Правда, он больше по науке, воин из него будет похуже меня.

— И кто же это?

— А будто ты не знаешь?

— Ну… ты любишь наживать себе врагов, всех сразу не упомнишь…

— Эл Тайн. Её зовут Ай.

— Это к тому же она? О, как интересно. М-м-м… Она последняя? — спросил Филин.

— Не знаю. С этой целью я и выкрал её, когда сбегал из Черного Замка. Само собой, она ничего не хочет мне говорить, только чушь всякую несет без продыху.

— Может ты слишком хорошо к ней относишься?

Я вопросительно посмотрел на него.

— Она, по мнению многих обитателей твоего дома, гостья. Ты же считаешь её пленницей. Может и нужно к ней так относиться? Хлеб, вода и никаких подушек?

— Филин, что ты такое говоришь? Она же ещё девчонка. Не могу я быть таким жестоким.

— Но убить-то её в любой момент тебе не жалко.

— Это другое. Не приучен я к жестокости.

— Ой, кто бы говорил, да не Т'Минн. Ну да ладно, хватит разговоров про Эл Тайн. Мне их от Виннета, родоначальника вашего, хватило. Ты проделал такой путь чтобы задать мне вопрос, так задавай. Но помни, что только один.

Он полностью превратился в слух.

Я уже не знал, что именно мне спросить. Я приехал к нему, чтобы узнать, кто убивает девушек в Калиме. Но меня также тревожит вопрос об имени последнего Эл Тайн.

Но, если подумать, то Филин давно сказал бы это отцу. Отец бы и сам догадался спросить, значит, не все так просто. К тому же, одна из Эл Тайн у меня есть, и рано или поздно я вытяну из неё имя.

— Кто убивает невест в Калиме?

Филин сразу посерьезнел. Он задумчиво взъерошил немного рыжеватые волосы

— Мне самому это интересно знать. Кто-то очень не хочет. чтобы его обнаружили. Знаю только, что это человек, и что он мертв.

— Уже?

— Ещё.

— Вампир? — предположил я.

— Нет, не вампир, я же сказал, человек. Или он был сильным магом при жизни, или выполняет какую-то роль в планах другого, не менее сильного мага. Скорее всего, второе.

— Ясно. Спасибо, Филин. Мне нужно идти.

— Конечно, я тебя не держу, но когда разберешься во всем, приезжай, поболтаем. Да, передай Эл Тайн от меня привет, надеюсь, что скоро лично познакомлюсь с ней, — он хитро посмотрел на меня. — Ах, да. Можно одолжить у тебя локон волос? Седых, будь добр, — он уже тянулся к моим волосам.

— Зачем? Я ещё никогда не слышал о таких заклинания, где нужны седые волосы

молодого мага.

— И не услышишь. Тебе что, жалко?

— Нет. Только… Хотя ладно. Режь.

В руках Филина материализовался кинжал, он быстро отрезал небольшой локон волос, чуть ли не с суеверным ужасом на лице и взмахом руки отпустил меня.

Ночь уже ждала на опушке. Теперь домой.

Айлисса.

Эх, осень… Вот так смотришь на мир свысока и кажется, будто осень — это огромный хищный зверь… Он пронесся мимо, оставляя за собой желтые следы и ярко-красные брызги крови жертвы…

Я сидела на узеньких, в три пальца, периллах и наслаждалась жизнью. В прямом смысле этого слова. Что может быть прекраснее кроваво-красного солнца и собственноручно приготовленного бутерброда в руке? Нет, не подумайте, я терпеть не могу готовить, но обожаю собственные блюда. Особо удачными экспериментами в Черном замке до сих пор травят крыс. Но это касается только сложных рецептов — бутерброд приготовить мне вполне по силам. Просто, когда я начинаю готовить, то не утруждаю себя нарезанием продуктов. Зачем тратить время? Все равно потом нужно жевать!

Вот, например, бутерброд в моей руке представлял собой батон хлеба, тупо разрезанный вдоль и палка колбасы. Ничего, живем!

Я закинула ногу на ногу и блаженно оперлась на колонну (резная, деревянная, пять штук по периметру). Наконец, устроившись, я соизволила обратить внимание на объект, нарушивший мое уединение.

Маг подъехал к крыльцу и осторожно спустил сначала одну ногу, потом вторую… Умаялся? Бедненький!.. Конечно, это тебе не через порталы шастать! Хм… А лошадка-то интересная. Ну, то что холеная, красивая и сильная, понятно, другого от мага я и не ожидала, но, вот… Что-то уж слишком умным глазом она косит в мою сторону. И мне это категорически не нравится!

Под взглядом этой животины я чуть не поперхнулась, но сдержала собственный организм.

Хлопнула дверь. Знакомые шаги… Ма-а-ать! Сейчас будет весело!..

Я хихикнула и с остервенением вгрызлась в бутерброд. Не хочется испортить такую сцену в самом начале, а мой неуместных смех наверняка насторожит Вэла. Конечно. Сару уже ничем не остановишь!

Состроив самую серьезную рожу, на которую была способна, я сделала вид, будто любуюсь небом. Итак, зановес открывается!..

Вэлмир.

Я слез с кобылы, чуть не потеряв равновесие. Нужно бы почаще на прогулки выходить. совсем засиделся.

— Ночь, что это ты интересного увидела? — спросил я у заглядевшейся кобылы.

Ночь мотнула головой, что-то проржала и уткнулась мордой мне в плечо. Я бережно потрепал её по загривку и отправил её в стойло.

Тут я заметил, что кто-то стремительно несется в мою сторону. Сара? Неужели снова что-то случилось?

Она подбежала ко мне и с разбегу обняла. Еле устоял на онемевших ногах.

— Сара, что случилось? — спросил я, пытаясь осторожно высвободиться. Не получилось.

— Вэлмир, я всегда знала! Зачем ты это скрываешь? Не надо стесняться своих чувств, тем более что они взаимны!

Сара буквально пожирала меня влюбленным взглядом. Что тут произошло? Стоило мне оставить дом на день и все пошло кувырком.

Я предпринял последнюю попытку освободиться, и, слава Духам, высвободился.

— Сара, объясни сейчас же свое поведение. Какие чувства? О чем ты?

Она умиленно смотрела на меня.

— Я знаю, ты стесняешься. Это ничего, я все понимаю. Ты сам, наверно, не веришь сейчас своему счастью, поэтому ничего не понимаешь. Мы вызывали духа и…

— Что-о? Какого духа?!

— Духа твоей матери, и она все рассказала.

— Рассказала? — кажется, я подозреваю, чей это был «дух».

— Госпожа Кассандра рассказала, что ты давно любишь меня, как и я тебя! Но ты стесняешься признаться мне в этом…

Все. Убью, и имени не спрошу. Хотя нет, имя как раз-таки в пытках узнаю, а потом убью.

— Сара, вас кто-то разыграл.

Сара недоуменно захлопала глазками.

— Как? Кт-то?

Ей нельзя говорить об Эл Тайн. Она никогда их не видела, и это на руку, что она не знает про волосы. Нужно что-то придумать…

— Ни у тебя, ни у кого-то с кем вы вызывали духа нет даже маленькой способности к волшебству. Даже если и есть, этому надо очень долго учиться. Вы ни как не могли вызвать. А вот… демона, да, демон мог прийти и подшутить так.

— Значит, все это неправда?

Я кивнул.

Что ж, такой ответ никак не устраивал Сару. Со стеклянными глазами она медленно повернулась к дому и зашагала, волоча за собой ноги.

Ну, держись…

Истеричный хохот раздался откуда-то сверху. Я поднял голову. Эл Тайн сидела на периллах и балансировала, держась за живот.

— А-а-ай!!! — крикнул я ей и, видимо, не ожидая этого, она сорвалась вниз. Я подбежал к возможному месту падения и успел поймать её на руки.

Прекратив, наконец, орать, она, с испуганным видом, посмотрела на меня и снова залилась смехом.

— Ты с ума сошла? Зачем ты полезла? Волю почувствовала?

Отсмеявшись, она недовольно осмотрела меня и себя.

— Что, опять на руках будешь меня таскать? А ну, свободу попугаю! — она начала вырываться.

— Пожалуйста, — я опустил руки и Ай шлепнулась на землю.

— А поаккуратней с девушками обращаться тебя мама не учила? — спросила она, потирая ушибленный копчик.

— Маму не тронь.

Эл Тайн прищурившись посмотрела на меня.

— Нужна мне мама твоя, — недовольно буркнула она.

Я подал ей руку. Она скептически посмотрела на неё, будто обдумывая, несет ли она какую-нибудь опасность, и все же приняла помощь.

Она отряхнула платье. Что она с ним сделала? Укоротила, порезала рукава… Ужас. И во всем этом она очень походила на мать. Куда мир катится…

Эл Тайн гордо подняла голову и, с трудом сдерживая смех, поспешила скрыться в доме.

Убью её, когда-нибудь… может быть…

Айлисса.

— В смысле бессмысленного отсутствия мысли я конечно же ничего не смыслю!.. А вот в других смыслах мои мысли совершенно обессмыслились!

Евгений Малинин "Драконья алчность, или Дело Алмазного Фонда".

Я впорхнула в дом и, сняв маску недовольства, дала волю чувствам. Когда разум хоть немного прояснился, а тело перестало конвульсивно дергаться, я поднялась с пола, вытерла невольно выступившие на глаза слезы и вздохнула. Ма-а-ать… Что-то… слишком резко я разогнулась… Нет, не, скажите мне, стоило ли ловить мое бренное тело только для того, чтобы тут же опять сбросить вниз? Не проще ли было мне просто не мешать? Нет, этот маг точно законченный садист, причем с явным мазохистским уклоном! Только такой… индивид мог по своей воле, по своей! привнести в собственный дом такую гадость — меня. Я ж как прилипну, сам не рад будешь! Это ж надо было додуматься — пытаться спасти Эл Тайн! Может быть, мне хотелось полетать! И я, между прочим, тоже кое-что умею! Если бы этот… маг… мне не помешал, я бы успела сгруппироваться и приземлилась бы на все четыре ноги. Нет, руки… Четыре?! А-а-а, тор с ними! Главное, что не ушиблась бы точно! И вообще — четыре, так четыре! Какая есть!.. Нет, а может, правда четыре? А то с чего бы это Вэл на меня так странно смотрел?..

Я быстро оглядела себя, но лишних конечностей не обнаружила. Н-да… Иногда я сама начинаю верить в то, что говорю. Ай-ай-ай, как нехорошо! Нужно срочно избавляться от этой вредной привычки.

Что ж, спектакль продолжался меньше, чем я надеялась, но больше, чем ожидала. Жаль только… что последствия… немного… подкачали…

Огляделась. Вокруг никого. Ни единой души. Прислушалась. Ни карата не слышно. Хотя, нет… Кое-что слышно… На самом краю восприятия — такой неприятный низкий вибрирующий звук… И больше всего он похож на призывный рев гиппопотама во время весеннего обострения. Ну, думаю, гадать, что это такое не нужно. И так все ясно, как клинок гоблина. Сара, кто ж еще? Ха! Нашла из-за чего страдать! Любоффф — страшная сила! Объясните мне, недалекой, глупой, слаборазвитой двадцатилетней девчонке в чем тут проблема? Ну, не любит он тебя! Зачем же портить то, что есть — хотя бы просто дружеские отношения сохранить можно. А этих страдающих вон — куда ни плюнь — выбирай! Нет, я, конечно, понимаю, что последний из Т'Миннов отличная партия, но, тор побери, если уж так приспичило выйти замуж за богатого мага и красавца муж… кхм… за богатого мага, то можно, ведь, обратиться к самому предмету страсти! Да… У Сары левая половина мозга, отвечающая за рациональное мышление абсолютно деградировала! Ну ни за что не поверю, что у Вэла нет ни одного друга! Незамужнего друга. Богатого и красивого друга. Ни на одном же Т'Минне свет клином сошелся! Давайте его еще поделим и раздадим всем страждущим в счет программы "Старые девы — объединяйтесь! Хорошая компания и ценные сувениры обеспечены! Собери несколько частей и сшей себе мужчину мечты собственными руками! Рукоделие всегда в моде!". Ан, нет. она будет страдать, делать несчастный вид и лелеять какие-то несбыточные мечты. Да и сам маг тоже красавчик! Нет чтоб объяснить девушке доходчивым языком, что она не в его вкусе. Что поделаешь, если через розовые очки не видно тонких культурных намеков? А то развалился, как собака на сене! Вон, на Сару конюх заглядывается, прямо слюни пускает. Я как увидела вчера, какие пламенные взгляды Норт на нее бросает, так чуть с подоконника не свалилась. Если б хозяин (не мой, естественно, еще чего!) однозначно ответил девушке отказом, то не долго она тосковала в одиночестве. Девка-то она видная! Во всех значениях этого слова…

Мимо пронеслась служанка с какой-то серой тряпкой в руках. Аккуратнее надо быть! И что эта гадость делает в доме? Мне? Нет, мне не все равно, потому что я здесь живу. Пока что. Но это дело не меняет! Ах, это не тряпка? Это куртка хозяина? Ма-а-ать! Ну, тогда извините. Ничего, так сказать, не имею против. Говорят, что сейчас даже модно ходить в обносках…

Я мотала на пальце цепь с оберегом и так увлеклась этим «интеллектуальным» занятием, что не сразу поняла где я, собственно, нахожусь. Так, в этой части поместья я впервые. Что ж, веселенько. Маленькая комнатушка, напоминающая веранду и огромное окно, занимающее почти всю стену. Красиво, признаюсь, но уж как-то слишком… по-светлому, что ли? Легкие беленькие занавесочки, светло-ореховое дерево, покрытое только прозрачным лаком, прекрасный пейзаж за окном. Именно в таком месте могла бы ждать Прекрасная принцесса возвращающегося с головой дракона рыцаря… Н-да… Что-то мне здесь не нравится! Я прошлась вдоль стен, касаясь шершавых обоев и вздрогнула, когда наткнулась но косяк… которого не было! Вернее, он был, но его просто не видно! Опять эти магические штучки! И где-то я читала… нечто подобное… Возможно, правильнее было бы просто развернуться и уйти, но с наследственным любопытством Эл Тайн справиться не смогла и решительно осталась на месте. Кто сказал, что я лезу туда, куда не следует? Мне — можно. Любопытство не порок и я не верю, что оно мешает жить. Не правда! Оно делает жизнь интереснее!

Я грустно вздохнула и, зажмурившись, прикусила язык. Со всей силы. На глаза выступили слезы, но именно этого я и добивалась. Косой помутневший взгляд через плечо, и очертания двери приобрели видимость. Тяжелая, резная, подстать окружающему интерьеру, да к тому же еще так неосмотрительно оставленная открытой… Мои пальцы пробежали по неловким детским каракулям. Так размашисто и уверенно могут рисовать только дети. Я тоже любила изображать фиолетово-зеленый фарш на обоях, но в Черной замке это было не так заметно ввиду полного отсутствия светлых оттенков. А здесь все в молочно-бежевых тонах.

Так, а это уже более профессиональный рисунок. Видимо, дите выросло. Даже писать научилось. Мама, папа, я, брат… Брат? Не знала, что у Вэла он был… и что сам маг когда предпочитал косички… Впрочем, он и сейчас недалеко ушел — вместо двух кос один довольно милый хвостик. Почему-то с ним маг мне сразу напоминает лемура. Или енота-полоскуна. Может, выражение лиц у них одинаковое? Нет, скорее мимика. Стоит только представить сидящего на берегу Вэла и мирно стирающего носки…

Я уже собралась было шагнуть назад, но тут где-то в стороне боковым зрением уловила движение. Пригляделась. Ого! Да здесь лестница! Вверх, на чердак! Вот там точно хранится много чего интересного. Вот только, чего это она скачет? А, слезы начали высыхать… Ну и тор с ними! Что мне, калечиться что ли? Так найду! Инстинкты — вещь сильная, а они так и вопили о том, что стремиться всегда нужно только вверх. Вот я и устремилась. Правда, сначала пришлось немного поупражняться в нащупывании невидимых предметов. Сначала я промахнулась, но уже с десятого раза уверенно поставила ногу на нижнюю ступеньку и начала подниматься. Что ж… композиция закончена. Я с шипением притронулась к уже третьей шишке на лбу. Какой идиот придумал закрывать чердак на защелку? Хм, я даже знаю какой…Н-да, дела. Первая, которая уже начала заживать, нагло располагалась прямо посередине лба. Как звезда. А обе сегодняшние — по бокам. Эх, говорил мне Кот, что у меня душа художника, да я не верила! Надо же — даже здесь все расположила композиционно правильно — почти равносторонний треугольник. Ладно, будем считать, что это к дождю.

Итак, я, светя, как говорил дядя, светофором на челе (старый синяк — желтый, недавний — сине-зеленый, а наисвежайший — красный, только начинал наливаться кровью), оглядела открывшиеся просторы. Та-а-ак… Все это напоминает огромную кладовку. Тысячи сотен вещей, разбросанных в жутком беспорядке. Видимо, кто-то здесь постоянно роется, да все лениться убрать на место выпотрошенные вещи. Не знаю, как Марша такое допустила, на бардак на чердаке был настолько живописным, что я не смогла справиться с искушением и решилась добавить к нему несколько собственных, личных, так сказать, беспорядков.

Не знаю, сколько я провозилась в этом месте, но когда вспомнила о времени, за окном уже давно висела луна. И почему мне постоянно кажется, что эта огромная желтая харя пакостливо усмехается, глядя сверху? Наверное, из-за излишне богатого воображения.

Тем не менее, отсутствие света меня нисколько не побеспокоило. К несомненному плюсу темной магии, коей является как некромантия, так и моя родная магия крови, относится отличнейшее зрение в темноте. Не полной конечно, там уж без специальных заклинаний не обойтись… Наверное, так видят в темноте кошки, но не совсем. Они, говорят, дальтоники, а я прекрасно различаю цвета.

Я протиснулась между двумя какими-то коробками и, запнувшись, упала на кучу чего-то шебуршащегося и скользкого. Сглазила… Я бешено металась, еще сильнее запутываясь в пыльной шторине, на кой карат ее вообще тут положили?! Не знали, что ли, что я могу в ней запутаться как последняя дура?!

Наконец, когда паника немного улеглась, я заставила себя успокоиться и уставилась на воздушную материю в собственных руках. Смешно, ей богу! И чего испугалась? Тряпочку благородно-синего цвета? Да… Нервы не к тору.

Все это богатство, разбросанное в грязи, лучше всего показывает, что семья Т'Миннов переживает сейчас не самые лучшие времена. Вернее, самые не лучшие. Роскошная мебель пылится на чердаке, половина комнат в поместье вообще заперты на ключ и не открывались, судя по всему, уже лет двадцать. Да и зачем? Если в огромном доме, рассчитанном на никак не меньше двухсот постояльцев и гостей, сейчас живет только один хозяин, да десятка два черни. Ах, да, еще и пленница, больше всего напоминающая гостью. А как же? Лазит куда не нужно, а ей еще и никто замечаний не делает!.. Ой, это я зря. Надо поплеваться и по дереву постучать, а то мало ли что! Да… Хотела бы я увидеть эту семью хотя бы десятка три лет назад. Когда такие несомненно яркие личности, как Кассандра Т'Минн и ее супруг были живы… Общаясь с этой женщиной, вернее, с ее духом, я невольно получила ее ощущения, все чувства, которые она к кому-то испытывала и все эмоции, которые пережила. В общем виде, конечно. А особенно Мелвина, отца Вэла. Это каким же человеком нужно быть, чтобы его настолько сильно любила женщина? Особенно с таким характером, как у Кассандры. Разбираясь в ее чувствах, у меня появилось настойчивое желание возродить былое могущество Т'Миннов, почувствовать, наконец, что такое ежевечерние посиделки всей огромной семьей у камина и…

Что «и»?

О! Второй голос проснулся! Давненько не заглядывал, как жизнь? Что, слишком похоже на шизофрению? Правда? А мне нравится! Где еще сможешь поспорить с такой умной и тактичной собеседницей, как сама?..

Не пытайся увильнуть от ответа! Что значит это твое «и»?

Ничего. Просто… это… как бы…

Ай… ты не заболела?

Я пощупала лоб ладонью. Да нет, вроде бы.

Ну-ну.

У-у-у, ехидна!

Кто бы говорил!

Я ухмыльнулась и вновь посмотрела на тряпочку. Дорогая. Чего стоят одни гардинные кольца. Не золотые, конечно, но выглядят — подстать драгоценному металлу… Прямо как настоящие кольца… Обручальные… Грязная куртка… А стиркой занимается Сара. Сара… Сара!

Когда я, устав злорадствовать, поднялась на ноги и шагнула назад, спиной довольно солидно приложилась об что-то твердое… Глаза невольно расширились, повторяя картину Эльвекадро "Удивленная эльфийка". Если только ощущения меня не обманывают, то это… Ма-а-ать моя женщина, отец мой мужчина!!! Это же!..

Позвоночник меня не обманул. А, ведь, именно им я уперлась в самую прекрасную вещь в моей жизни. Арфа. Старинная — тех времен, когда древние мастера умели наделять предметы душам не в пример лучше сегодняшних артефакторов… Такой инструмент будет служить только одному — Хозяину…

Я нерешительно подняла руку, стирая пыль и ощущая неожиданное тепло под пальцами — точно что-то пушистое и мурлычущие потерлось о ногу.

… Или тем, в ком он по прихоти Судьбы почувствует Хозяина…

Легкое движение колков — зачем удивляться, почему за такое время и при таком обращении дерево еще не рассохлось, а струны не заржавели? Ведь это Арфа. Я села на что-то — не важно, и, закусив губу, легонько, едва касаясь, провела пальцами по струнам. Они отозвались едва слышным хрустальным звоном…

Да, я училась играть на арфе — как и на других музыкальных инструментах — меня учил Кот. Он вообще много чего знает и умеет. Не знаю почему, но он неожиданно поддержал мою сумасшедшую детскую идею — научиться играть на старенькой потертой арфе в комнате матери, хотя и предупреждал, что это будет тяжело. Но я его не слушала — и до сих пор об этом не жалею. Ведь так здорово делать то, что у тебя по-настоящему получается, от чего будто впадаешь в нирвану и что тебе действительно нравится.

Я вздохнула и убрала руки, а звук все летел и летел. Сколько же времени я играла? Не знаю… Да и к чему эти простые, такие неуклюжие сейчас измерения человеческого разума? Сейчас, когда время измеряется не минутами, а песнями, пусть лишь для самой себя…

Но я заигралась. В прямом и переносном смысле этого слова. Открывшееся сознание легко уловило легкие, но быстрые шаги, скрип лестницы — пожалуй, от такой остроты слуха становилось даже больно.

Не знаю как, но я мгновенно оказалась где-то почти у самого угла чердака, среди десятка коробок, почти не подняв пыли.

Шаги замерли. Осталось только слегка хриплое взволнованное дыхание. Так, а теперь нужно решить — если я слышу его, слышит ли он меня? Нет. Не слышит. Я только сейчас заметила, что сдерживаю дыхание. Уже довольно давно… Еще чуть-чуть и…

Облегченно-печальный вздох ознаменовал окончание "охоты на призрака" и я, словно наяву представила как поникли плечи мага, а лицо искривилось в самокритичной усмешке. Вот шаги, спотыкающиеся от пережитого волнения, удалились, снова проскрипела лестница, и вскоре все стихло. И только теперь я позволила себе облегченно вздохнуть, но тут же сразу начала давиться воздухом. Ма-а-ать…

И только оказавшись у себя в комнате и начав бессистемный анализ происшедшего, я задумалась — а чего это маг так переполошился? Ну, подумаешь, балуется привидение, тренькает по струнам, со всеми бывает! С духами даже веселей живется — не так одиноко в огромном поместье. Спиритизм нынче не в моде — как же, такой шик как Дом с Привидениями ценится раз в десять больше, чем просто Дом. Да и сам он — ни за что не поверю, что не раз не общался с духами, застрявшими на Раине. Человеку его профессии не стоит пугаться подобных мелочей — так и до тридцати не доживешь. Сердце, оно, как говорится, тебя не спрашивает насчет будней и выходных. Возьмет, и уйдет в неоплачиваемый отпуск, как потом возвращать будешь?..

И почему меня признал такой личный или, как говорят, семейный артефакт? Разве могу я быть хоть дальней, но родственницей ее бывшего владельца? Нет, не могу — все что связано с кровью и кровными узами я бы почувствовала в миг, здесь что-то другое. Но что?..

Вэлмир.

— Бог создал человека по своему образу и подобию.

— Не всех!

— Вижу. Создавая вас, он, видимо, отвлекся от первоисточника.

Г. Горин

"Тот самый Мюнхгаузен"

Кружка горячего травяного настоя — самое лучшее успокаивающее средство. Тем более если ты сидишь на любимом диване перед камином, в котором ласково потрескивает огонь.

— Вэлмир, мальчик мой, куда ты сегодня ездил? — спросила Марша, укоризненно посматривая на кружку в моих руках.

— По делам.

— В следующий раз говори, пожалуйста, куда едешь. А вдруг могло что-то случиться?

Я неторопливо сделал глоток и посмотрел на огонь.

— Вам бояться нечего. Поместье находится под охраной. Ни одна нежить не сможет сюда проникнуть, а другие злыдни здесь не обитают.

Марша тяжело вздохнула.

— Вэлмир, я не про нас. За нас можешь не беспокоиться, мы и без твоей защиты проживем. А ты? Если с тобой что-нибудь случиться? Я поклялась госпоже Кассандре, что ни с тобой, ни с Элизой ничего не случится.

— Марша, что ты? За меня вздумала волноваться? Ты забыла, кто я? — спокойно сказал я.

— В том-то и дело, что я помню, кто ты. И, перво-наперво, ты не Т'Минн, ты просто человек…

— Марша… Конечно, я понимаю, я не учился в Училище, все у нас передается в устной форме, и я не магистр первой степени, но я боевой маг. Это не мне надо бояться, а тем, кто попробует мне помешать. Так… Завтра я еду в деревню Калим. Собери все, что нужно. Мне сегодня надо отдохнуть. Надеюсь, никто мне не помешает, — я замучено посмотрел в потолок.

— А на сколько ты уезжаешь?

— Где-то на неделю.

— Неделю? Что-то случилось?

Я откинул голову назад и закрыл глаза.

— Случилось. Путаница какая-то

— А что именно?

— Сам не знаю… — кажется, я уже начинаю засыпать. — Марша, скажи, чтоб куртку постирали, — сказал я, зевнул и погрузился в сон.

* * *

Спал я, как всегда, беспокойно. Чутье вечно будило меня, стоило кому-то пройти по коридору. В конце концов сон пропал окончательно. Но открывать глаза не хотелось.

Огонь ласково потрескивал в камине, запах жухлой осенней листвы и вечерней свежести витал по комнате.

Хорошо…

Звуки любимой маминой Арфы, тихая, переливчатая мелодия ласкала слух. Как в детстве… Стоп. Арфа?

Я подскочил, как ошпареный кинулся на чердак. Откуда музыка?

Подошел к двери и протянул руку. Кто же там? Неужели?.. Нет, этого просто не может быть… А вдруг?

Музыка стихла. Что это было? Показалось? Нет, невозможно. Семейный артефакт никогда не подпустит чужого, если хозяйка не разрешит. Да и то, вряд ли. Тогда я в конец запутался. Что же это было?

Так, когда я в последний раз задумывался об отдыхе? Я слишком утомлен. Может, мне это померещилось?

Не знаю…

* * *

— Марша, куртку выстирали? — спросил я, спустившись в кухню.

— Не знаю, господин. Я сказала Саре, она ушла в прачечную и до сих пор не выходила. У вас вся куртка в крови. Вы же знаете, какая у неё боязнь.

— Знаю. Не надо было ей поручать это. Так что она там так долго?

Марша неопределенно пожала плечами. Мол, сходи, посмотри. Зная, что от Марши я ничего такого не добьюсь, решил сходить в прачечную.

Дверь была заперта изнутри.

— Сара, открой! — я подергал за ручку.

Тишина, только напряженное дыхание Сары.

— Сара, открой, я знаю, ты там. Нам нужно серьезно поговорить.

Стоило мне это сказать, как дверь тут же отворилась и Сара, схватив меня за рубашку, втянула в прачечную. Откуда в такой маленькой девушке столько силы?

По инерции прошел дальше, споткнулся о таз и с грохотом полетел на стул. Поймал, только он меня или я его?

Сара закрыла дверь, навалилась на неё спиной и уставилась на меня.

— Вэлмир, ну зачем ты врешь мне?

— Не понял.

Сара, умиленно смотря на меня, дернула плечиком.

— Хм, врешь и не краснеешь. Точнее не врешь, а боишься сказать правду, — она начала медленно двигаться ко мне.

Что опять случилось? Час назад я думал, что мир снова в порядке.

— Сара, что с тобой? Ты в порядке? — серьезно спросил я.

— Духи, я не знала, что ты НАСТОЛЬКО стеснительный! — она закатила глаза. — Ну почему ты молчишь, не можешь это сказать? Хотя, я все равно согласна.

— На что согласна? — выкрикнул я, выходя из себя.

— Сам не понимаешь? А кольца? — она хитро прищурилась.

— Какие кольца?

— В твоей куртке были обручальные кольца. Я не знала, что ты так красиво сделаешь мне предложение! Все же мы вызвали духа твоей матери, а не демона. Она сказала, что ты уже давно носишь обручальные кольца. Это все правда.

Убью…

— Ну-ка, покажи их мне.

Сара со счастливой улыбкой протянула мне кольца.

Дуреха, это же кольца от штор! Не расстраивать же мне её снова, иначе Марша меня точно съест.

— Сара… это не кольца. В смысле, не обручальные. Это принадлежит Филину, кольца предназначены для заклинаний. Я и забыл, что они остались в куртке. Сара, Сара!.. Только не надо слез!

Женщины… Только и мечтают о любви и замужестве.

Налил воды в какой-то стакан и протянул его ревущей Саре. Она выхватила его, бросив на меня ненавистный взгляд, и осушила залпом. Вроде поутихла. Но, обнаружив, что стакан пуст и успокаиваться больше нечем, швырнула его куда-то в угол, уронила голову на руки, снова залилась слезами.

— Сара, — положил руку ей на плечо, — пойми. Мы с тобой друзья, и ты мне дорога, по своему. Но любить такого человека, как я, невозможно. Мы из разных миров. Со мной даже рядом находиться опасно. Ты присмотрись к Норту. Он хороший человек, к тому же, он от тебя без ума.

Сара сразу перестала реветь и подняла голову.

— Правда? Ты так думаешь?

— Конечно. Просто ты не замечаешь этого. Поверь мне, вы с ним будете замечательная пара.

Сара успокоилась и растерла слезы по щекам.

— Вэлмир, а… с чего ты взял, что с тобой невозможно жить?

Я грустно усмехнулся и провел рукой по шраму.

— Кому нужен такой… как я.

Сара хотела что сказать, но вовремя поняла, что лучше промолчать.

Так, с Сарой вроде разобрались. Теперь надо разобраться с Эл Тайн. Завтра будет уже некогда.

Ты сама напросилась…

Айлисса.

"— А кто у нас муж?

— Колдун.

— Предупреждать надо".

Диалог из к/ф "Обыкновенное чудо"

Удивительно… Как не хотелось мне спать, как не проявляла свои откровенно магнетические свойства подушка — заснуть я так и не смогла. Сердце почему-то выпрыгивало из груди, не желая останавливаться, а в голове царил самый настоящий бардак — словно толпы пьяных чертей решили устроить загул и бросились во все тяжкие, танцуя Кан-Кан где ни попадя. Тараканов, уже давно и прочно обосновавшихся в моей голове и прямо посреди ночи решивших устроить гонки, я попыталась усмирить с помощью воображаемого кнута, но дрессировщик из меня еще тот! В Черном замке меня даже Вестники не слушались, созданные специально для мелких получений и не имевших никаких заложенных свойств, приводящих к неподчинению. Видно, ко мне это не относится. После неудачной практики дрессуры осталось только мрачно наблюдать и гадать — что же из всего этого получится. И получилось — уже через пятнадцать минут я поняла, что больше такого негуманного мазохизма не выдержу. Мысли обгоняли друг друга, но шли почти вровень, так что разглядеть хотя бы одну практически невозможно. Тогда, поняв что ничего от своей дурной головы не добьюсь, я бросила это бесполезное занятие и уселась на подоконник.

Огромная луна на совершенно чистом небе, облака не закрывали звезды, но те не перебивали серебристый свет луны. Свежий ветер легонько трепал волосы. те же непонятно чем занимались, больше всего в этот момент напоминая разыгравшихся щенков. Совсем страх потеряли.

Люблю я ночь. Такую, когда царствует Тьма, а не Мрак. Такую, как сейчас. Под светом ночного светила темный лес вдалеке таинственно мерцал, а в кустах вдоль тропинок сада, казалось, прячутся темные непонятные существа, фейри… Вот одна из веток дернулась и фигура осветилась серебром. Та-а-ак… Похоже, насчет фейри я не ошиблась. Надо же, никогда не думала, что увижу такое чудо — ведь эти существа практически стали легендой. Во всяком случае, среди простых людей. А вот у магов… Только около Черного замка они не водились. К нему даже обычные звери не подходят, куда там разумному волшебному народцу с переливающимися прозрачными крыльями и резкой, но в то же время изящной фигурой…

Я вовремя вскинула руку и шлепнула волосы, которые уже начали обвиваться вокруг кованой оконной решетки. Те сделали вид что обиделись, хотя заколыхались с таким заговорческим видом, что любому дураку станет ясно — покой будет недолог, новая пакость на подходе. Все в меня.

… А все-таки спасибо этому магу. Благодаря нему я много чего интересного узнала, да дальние земли повидала. А ведь он легко мог или в темницу бросить, или решетку на окне и дверь запереть. Я бы точно так сделала. Не от ненависти — из чистой предостороженности, враг как никак. Моя семейка с ним, ведь, далеко не ласково обошлась…

— Ай!

Нет, я, конечно, не нервная. Просто когда задумываюсь о чем-то своем, то возвращение в реальность может быть весьма неожиданным… Но в этот раз я никого не убила, не взорвала, не оглушила резким выбросом силы и даже не пискнула. Нет. Я просто вздрогнула и завалилась на бок. Извернулась в воздухе и приземлилась на четыре лапы. Пушистые лапы, легко сружинившие и вытянувшие когти. Мать!

Я быстро нырнула в кусты и злобно уставилась на проем окна. Карат и Тлен! Я очень благодарна родственникам за такие гены, но НЕ НА ГЛАЗАХ ЖЕ У МАГА!

Никто из моих родственников просто не может разбиться насмерть. Даже в бессознательном состоянии маг крови превращается в животное. если начинает падать. Кто-то в птицу, кто в тигра, кто в еще какую-нибудь дребедень (Кот, как ни странно, имел обыкновение обращаться в большого светло-коричнего лопоухого пса далеко не охотничьей породы. А Сорт в сойку. В весьма крупную сойку).

Опять посмотрела вверх. Ну, почему эти дурацкие инстинкты решили проснуться именно сейчас?! Я бы прекрасно приземлилась на ноги и без превращения! Это, как-никак, всего второй этаж, а не башня черного замка! Что за день сегодня?! То арфа, то оборот! Я что, не могу контролировать собственную магию?

И единственный плюс в сложившейся ситуации состоит в том, что кошач, в которого я обратилась, густого черного цвета. Я прикрыла глаза, чтобы никто не увидел их яростного блеск и прислушалась.

Вэл высунулся из окна и, никого не увидев, осмотрел комнату. Потом замер в задумчивости посреди комнаты. Я так ярко представила мага, почесывающего затылок, словно деревенский увалень. что невольно хихикнула. Человеческий звук. пройдя через кошачью гортань, походил на змеиное шипение. Я замолчала. Все-таки, хорошо, что у кошек великолепный слух!

Маг еще некоторое время попереминался с ноги на ногу, а потом бросился к двери. В общем, я тоже не теряла драгоценное время. С разбега взобралась по стволу дерева, потом на ветку и прыгнула на карниз. Быстро добежала до окна в свою комнату и юркнула внутрь, делая кувырок в воздухе. Ма-а-ать… Я ударилась коленкой об пол как раз в тот момент, когда едва слышно хлопнула входная дверь. Я подскочила и, прихрамывая, припала к окну. Поменялись местами, блин!

Т'Минн стоял внизу и крутил башкой. Потом, уловив движение, обернулась к окну. Я отшатнулась, а Вэл, что-то бурча себе под нос, кинулся к дому.

Тор, что же делать?! Ушибленная коленка заклинила от моих бестолковых метаний и я взвыла. Но не от боли — в коридоре уже слышались знакомые и почти бесшумные шаги. Все таки обостренная чувствительность после тесного общения с телом семейства кошачьих еще не прошла. Я треснула себя по лбу и нырнула под одеяло. Тлен, больно! Тяжелая же у меня рука!

Дверь распахнулась. Духи… Ненавижу притворяться! Хотя, кому я лапшу на уши вешаю?

Звуки шагов пропали, поэтому когда что-то упало на мое расслабленное плечо, я подскочила на пол метра с диким криком. Ну, сильный у меня голос, что поделать!

— Ай! Ты чего орешь? — немного истерично спросил отпрыгнувший к стене маг.

— А чего ты в моей комнате ходишь?! Я испугалась! И вообще, что хочу, то и делаю, понял?!

— А что ты здесь делаешь? — маг пригладил встопорщенные волосы рукой и присел на край кровати. Я посмотрела на него как на тяжелобольного и елейным голосом ответила:

— Это ты у меня спрашиваешь? Вообще-то, я сплю.

— Да? Когда я заходил, здесь никого не было. И сапогов возле кровати тоже. — С некоторой обидой в голосе сказал Вэл.

Я прижала одеяло к груди и попыталась незаметно натянуть его на кончики сапог. Маг посмотрел на носки моей обуви, выдающей хозяйку, и нагло усмехнулся.

— А я спала в них! Холодно было, понимаешь? Тебя что, никто не учил топить в комнате гостей? Или это у вас такое любимое семейное блюдо — строганина из Эл Тайн?!

— Я лично заглядывал под это самое одеяло и никого там не обнаружил.

— Ах ты, подлец! — Завопила я, понимая, что прижата к стенке. — И вообще! Знаешь ли, когда я сплю, я сворачиваюсь клубочком, и меня становится не видно! Особенно когда холодно! Теска твоя на дворе, если ты не заметил!

С этими словами я раздраженно поднялась, прекрасно осознавая, что сегодня больше не усну. Можно было, в принципе, и не изворачиваться. Все равно Вэл почувствовал мое выпадение из окна — сетку заклинания, насколько я знаю, еще никто не снимал. Но вот природное чувство противоречия у меня никто не отнимал. Скорее маг усомниться в своей адекватности, чем я в чем-то самостоятельно, по собственной инициативе признаюсь!

— А чего ты вообще приперся посреди ночи?

Маг задумался…

* * *

Светало.

Вчера (сегодня?) Вэл не стал закатывать мне истерику. Просто не успел. Он долго пытался привлечь мое внимание, но я упорно рассматривала собственные руки. И, вот, наконец, он замолчал. Осознал тщетность своих потуг, так сказать. Я еще некоторое время посидела без движения, боясь спугнуть такое редкое и полезное состояние просветления, а потом аккуратно скосила глаза на мага… и чуть не упала со стола. Он СПАЛ! Ма-а-ать… Дожились. Это до чего нужно вымотаться, что бы помешанный на безопасности Т'Минн смог уснуть в одной комнате с Эл Тайн?!..

Удостоверившись в том, что он не притворствует, я подкралась к магу и, проверив карманы, вытянула из одного из них то, то он и собирался мне показать… и чуть не расхохоталась. Благо, вовремя посмотрела не заснувшего Вэла. Я сжала в кулаке два «обручальных» кольца и тихо вышла за дверь.

"Пускай спит" — великодушно подумала я, оставляя маленькую, но заметную щелочку. Специально для одного любопытного носа, — "Проснуться под вопли разгневанной женщины… Что может быть приятнее?"

Зло захихикав, я со спокойной душой спустилась вниз и уселась в кресло, где сейчас и нахожусь.

Ждем-с…

Вот интересно, как называют Вэла другие? Ну, кроме «мага», "господина", «друга», "Т'Минна", «Вэла» и тому подобного? Я имею в виду, как назвал бы его посторонний, впервые повстречавший его человек. Мужчина? Нет, это как-то слишком. Парень? Н-да, смешно. Я первая покручу у виска того, кто его так назовет. Нет в нем той бесшабашности и легкости, которая отличает этот возраст. Тогда как? Вопросик…

Мой слух уловил легкие шаги на втором этаже. Собственно, в спящем доме можно было услышать даже шевеление усов подпольных крыс, что уж там говорить про звук шагов? Я ухмыльнулась… Сейчас начнется.

Сара прыжками спустилась вниз и разъяренной фурией предстала передо мной. Ух ты! Деточка, тебя что, молнией ударило? Вон как глазки горят и волосы топорщатся… Мои волосы приняли вызов и встопорщились еще хлеще. Будто оскалились.

Я тряхнула головой и начала медленно поворачиваться к служанке. Я мстю и мстя моя страшна! Будет знать, как вваливаться в мою комнату по пустякам! На том, что этот дом, вообще-то, целиком его, я предпочла не зацикливаться. Свободный полет фантазии, так сказать. Заодно и Сара свой урок получит!

Задолго до того, как девушка открыла рот, я угадала ее фразу практически дословно.

— Что ты сделала с хозяином, чернавка?!

Я подавилась воздухом. Чернавка?.. Зы… Н-да… Заготовленный ответ тут же вылетел из головы. Что ж, положимся на импровизацию — говорят, у меня неплохой дар в этой области.

— Ты сейчас к кому обращаешься, отродье Тлена? — прошипела я, порываясь подняться и придушить презренную, — Что я сделала с хозяином?! О чем ты, иди проспись!!! Ходят тут всякие, мешают размышлять о высоком!!!

Сара была само терпение.

— Почему он спит в твоей кр… В твоей комнате?

— А разве что-то не так? — «удивилась» я и тут же добила, — Мне идет?

Я подняла руку с надетым на безымянный палец кольцом — едва успела незаметно нацепить! Оно болталось на моей тощей руке, но Сара в таком состоянии была просто не способна обращать внимание на мелочи.

— Откуда у тебя… это? — только и смогла выдавить она.

— Вэл подарил. А что? — я невинно захлопала ресницами, а Сара, всхлипнув, бросилась бежать, едва не сбив входящего в гостиную старичка с ног.

Тот обвел комнату удивительно ясными голубыми глазами и покачал головой. Его взгляд не задерживаясь, скользнул по мне и остановился на только что спустившемся маге.

— Доброе утро, господин.

— Доброе, Прервик. Ты вернулся!

— Да, господин.

— Но у тебя же еще неделя отпуска…

— Истинно так, господин. Но я уже устал от ничегонеделания.

— Прервик! Прекрати после каждого слова добавлять «господин»! Я же не тиран какой-нибудь! И вообще, мне неприятно, что ты передо мной гнешь спину, прекращай.

— Конечно, господин.

Я следила за их диалогом, словно за дуэлью. Нет, и правда похоже!

— А ты кто? — наконец, не выдержал напора любопытства мой болтливый язык.

Ноль внимания. Нет, они явно нашли друг друга! Даже на посторонние раздражители не обращаю внимания! Терпеть не могу, когда меня игнорируют!

Я огляделась и, поднапрягшись, опрокинула стол.

— Прервик, гостья что-то сказала? — даже не повернул голову маг.

— Вы имеете в виду нашу гостью-невидимку, господин?

— Марша уже объяснила тебе… сложившуюся ситуацию?

— Да, господин.

Похоже, Вэла сильно бесит это постоянное «господин». Наверное, именно поэтому он не обрадовался тому, что старичок решил сократить свой отпуск.

— Так вот, Прервик, наша гостья не невидимка. Просто не нужно сильно распространяться о ее происхождении. Ясно?

— Да, господин. Теперь она отчетливо видна.

А этот дедушка начинает мне нравится! Мне нравится любой, кто может так быстро вывести мага.

— Прервик! Скольких сил мне стоило отучить тебя кланяться после каждой фразы! Посмотри на Маршу — она ведь ничего этого не делает! Я, конечно, был тогда слишком зол, но решусь повторить свои слова опять. Если ты снова будешь называть меня только господином и отвечать односложно, я не посмотрю, что ты мне как отец и "задушу голыми руками", — последнее явно было цитатой. А Вэл-то действительно завелся!

— Не сомневаюсь, господин.

Маг печально вздохнул и посмотрел на серьезное лицо, как я поняла, дворецкого. Оно напоминало каменную маску, а в глазах плясали не чертики — настоящие бесы. Нет, он мне действительно нравится!..

Вэлмир.

"Что может быть прекраснее разъяренного мужчины", — подумала Танюша, трясясь от страха.

Н. Щерба "Быть ведьмой"

Прервик… Ну, никогда не может отдохнуть до конца. Старый дворецкий, брат-двойняшка Марши, мне как отец. И к тому же ещё как друг. Очень старый и хороший друг.

— Тебе помочь, Прервик? — спросил я, не дожидаясь ответа.

— Не нужно, господин.

— Прервик, может ты все-таки прекратишь? Заговорить мне тебя, что ли? Может, тогда ты перестанешь постоянно называть меня «господином»?

— Конечно, господин.

Айлисса.

Закончив подкрадываться, я быстро сделала шаг вперед и единым слитным движением сдвинула Вэла и встала на его место.

— Здравствуйте. Я — Ай, — я протянула руку дворецкому и доброжелательно улыбнулась. Прервик хлопнул глазами, что, честно скажу, оказалось довольно жутким зрелищем, и пожал мою протянутую длань. Только он собрался открыть рот для ответа, как я поспешно затараторила, — Нет, нет! Я не являюсь вашей хозяйкой или госпожой! Так что зовите меня просто — Ай.

Вэлмир.

— Как скажите, госпожа Ай.

Да, Эл Тайн не знает, что дворецкий всегда все делает по-своему.

— Ай, если хочешь поговорить с Прервиком, будь добра, сделай это позже, когда я уеду. Наговоришься тогда вдоволь. Недели тебе хватит, надеюсь.

— Да, да, конечно. Очень рада… ЧТО?!

Что-то слух у неё в последнее время совсем не к тору. Чьё же это влияние так на ней сказывается?

— Мне нужно уехать по делам, меня не будет около недели. Тебя отпустить я не могу, потому что ты все ещё не сказала мне имя своего родственника. Та что…

Айлисса.

Ма-а-ать…

— Я с тобой! — и, развязно облокотившись на его плечо, я довольно ухмыльнулась.

— Куда? — маг стряхнул мою руку. — Ты ума лишилась? Совсем ничего не осталось? — и начал щелкать пальцами у меня перед носом.

Я скосила глаза к переносице, наблюдая за весьма познавательными манипуляциями перед собственным лицом.

— И что это было?

— Пытаюсь вернуть тебя в реальный мир. Даже не думай о том, что бы куда-то ехать со мной. Тебя там только для полного счастья не хватало, — на его лице появилось такое мученическое выражение, которое можно истолковать однозначно: "Как же она меня достала!"

— Ну, и ладно! — обиженно надулась я. А вообще-то… Хм, представим, я, целую неделю одна, без присмотра мага, буду хозяйничать в его доме… — Конечно, поезжай! Славной тебе дороги! — я тебе даже белым платочком из окна помашу, — Делай все свои дела не торопясь, обстоятельно… — сладеньким голосом пропела я.

— Только попробуй накуролесить в доме. Убью, — злобно процедил Т'Минн сквозь зубы.

Я радостно оскалилась.

— Нет! Что ты, что ты! Я с твоих вещей пылинки сдувать буду! — главное, что б не заперли. А там уж я найду чем заняться!

Вэлмир.

— Хорошо, — хм, думает, я ей по дому позволю гулять. Прервик здесь, так что он уж точно проследит, чтобы наша гостья сидела взаперти. Я не хочу вернуться к пепелищу. — Тогда, прошу вас в вашу новую опочивальню.

Улыбка Ай сразу же скисла.

— Э… зачем? Куда? Как? Почему? Не имеете права!

Я невольно хмыкнул.

— Это я не имею права? Глупая, даже не пытайся что-то предпринять.

Айлисса.

Угу. Ага. Размечтался!

В комнату, размазывая слезы, вбежала Сара. Тор! Только ее сейчас не хватало! Так, а почему лицо зеленое? А-а-а… Травяной сок… Понятно. Весьма занятный способ прополки — кататься по грядкам…

Вэл посмотрел на нее, на меня, на нее, на меня, снова на нее… и перевел заметно похолодевший после сопоставления фактов взгляд на меня. Ма-а-ать. Сейчас мне будет полное счастье. От слова ЩАЗ!

Перестав оглядываться, маг остановил свой «миленький» взгляд на мне и уставился не мигая. Я попятилась.

— Тихо, Вэл, успокойся, дыши глубже…

— Я спокоен, я совершенно спокоен… — ага. Будто с первого взгляда не видно, что это совершенно не те чувства, которые им владеют в данный момент.

— Эл… Ай! Что ты опять сделала? Прекрати донимать Сару и других обитателей поместья. Нельзя же быть такой жестокой!

— Какая есть. — Я жестко улыбнулась, — А если настолько не нравлюсь, отправляй меня обратно! Ты же такой почитатель традиций! Да, ты хозяин в этом доме. По сценарию ты можешь делать со мной все, что захочешь. Да… Но для меня, ведь, тоже написана роль, не забывай. Я должна пытаться сбежать, должна пытаться убить тебя и вообще доставлять как можно больше неприятностей… Ну, так как? Будем играть в полную силу?

Вэлмир.

Прервик подхватил сумки, взял под руку Сару и вывел ничего не понимающую девушку из гостиной. Мы остались одни.

Я достал меч. Эл Тайн этого явно никак не ожидала. Хоть, она и пыталась не показывать эмоций, они её все-таки выдавали. Испуг был отчетливо виден в глазах.

— Хорошо, буду играть в полную силу. По своему сценарию я должен был убить тебя ещё в замке. А вдруг это ты последняя Эл Тайн? Убью двух зайцев сразу, — твердой рукой я поднял меч на уровне сердца Эл Тайн.

Айлисса.

Я сделала вид, что испугалась. Каратово отродье Тлена! Пусть считает меня менее подготовленной, чем есть на самом деле.

И я, подавив желание сбежать куда угодно — лишь бы подальше от боевого мага с заточенной железкой в руках, сделала еще один шаг назад. Потянула руку вперед, к слегка светящемуся злым зеленым светом мечу мага, а вторую, заведя назад, постаралась по возможности незаметно уколоть об иглу дротика"1". Яркая капля набухла на пальце…

— Молодые господа! Идите завтракать!

…Но так и не упала на пол.

Марша замерла на пороге, широко открытыми выцветшими глазами глядя на приставленный к моей груди меч.

— Вэлмир? — упс… А я и не подозревала, что у няни может быть ТАКОЙ голос!

Вэлмир.

Только Марши не хватало… Бросил последний гневный взгляд на Эл Тайн и убрал кинжал в ножны.

— Ты что-то хотела, Марша?

— Я? Да что тут творится? Ты зачем девочку пугаешь?!

— Я пугаю?

— Да, ты, молодой человек. И этого юношу я воспитывала? Все эти годы? Сколько раз повторять — сначала попробуй уладить проблему дипломатическим способом, а уж потом, если не выходит, берись за оружие!

За спиной кто-то ехидно захихикал.

— К вам, юная леди, это тоже относится.

Айлисса.

Я облегченно вздохнула и поискала глазами стену — вот бы сейчас на нее опереться! Матушки святы! Обошлось, кажись…

Я не боялась! Никогда!.. Даже перед издевательскими урокам с Фарином в качестве наставника я так не боялась… Тьфу! Наоборот… наверное. Хотя, нет, я точно не боялась! Каратов маг вовсе не страшен в гневе и жестянка эта его… бр-р-р-р… вовсе не пугает! Честно. Клянусь обедом Мерка.

Марша начала отчитывать Вэла, а у меня от только что пережитого (это от гнева, убеждала я себя) тряслись колени и даже случилась небольшая истерика. Хотя… истерика — мое обычно состояние. Маг повесил голову. Ага. Такое чувство, будто сейчас начнет колупать носком ботинка землю и краснеть от стыда.

Я, собственно, как всегда, решила потренировать воображение и представила себе такую картинку.

— К вам, молодая леди, это тоже относится!

— Эй, а я-то здесь при чем?! — сразу же вскинулась я, — Разве это я здесь только что артефактами размахивала?!

Марша нахмурилась еще больше. Да, не думала что такое возможно. Но, тем не менее, от ее взгляда мне стало не по себе.

— Что?!?..

— Просто так хозяин не стал бы брать в руки меч.

— Да? — ядовито удивилась я.

— Я вырастила его! И знаю хозяина, как облупленного! Каковы же вы оба, господа! Словно два петуха! И с чего?

— Полное несовпадение характеров и целей, — хмыкнула я, вновь приходя в благодушное настроение.

Вэлмир.

Эл Тайн отчитывает моя няня? Духи, что творится с этим миром? Мы все уже катимся к тору?

— Пошлите все завтракать, — примирительно сказал я.

Марша довольно улыбнулась и направилась в столовую.

— Ты идешь? — примирительно спросил я Ай, когда стоял уже на пороге в столовую.

— Куда? — фыркнула она.

— Завтракать. Стряпни Марши мне не видать как минимум неделю. А ты же знаешь, она замечательно готовит.

— Ах, стряпни Марши? Да… а я уж было подумала, что в качестве главного блюда сегодня буду я.

Такую безнадегу не перевоспитаешь. Жестким людям не место в моем доме и моей жизни. А эта… Ай, ничего другого и не знает. С одной стороны, может, ей в детстве уделали мало внимания? В любом случае, закончу заклинание и прощай Эл Тайн со своим родственничком.

— Твое дело, — я вошел в столовую.

— Эй, эй! Ты куда? Я же пошутила!

Она припустила следом, бормоча себе под нос:

— Ещё чего! Решили есть без меня! Я из-за них пострадала, можно сказать пальца лишилась, а они… Я ж вам не вампир, чтоб кровью питаться! Тем более, своей собственной!

Мы сели за стол. Прервик, по привычке взялся обслуживать сидящих за столом. То есть меня и Ай. Марша жаловалась, что я мало ем, Эл Тайн подозрительно тихо сидела и ковырялась в тарелке. Что-то задумала опять. С нее станется.

— Надеюсь, ты примешь мой совет, и ничего с домашними и самим домом впредь делать не будешь, если не хочешь всю неделю провести взаперти.

Айлисса.

Я фыркнула. Нет, его явно переклинило. Терпеть не могу занудливых типов. Задумчиво уставилась в окно. Эх… Какое прекрасное утро…

— Э-эй, меня кто-нибудь слышит? — маг с раздраженным вздохом потер шрам.

В Черном замке я обожала смотреть на зарю. Мне так хотелось быть как можно ближе к ней, что я часто вылезала на крышу и смотрела на рассвет…

А это мысль!..

— Спасибо, все было очень вкусно. Марша — вы кулинарный гений!

На меня удивленно уставились три пары глаз. А я быстро допила специально для меня отжатый сок и выплыла из столовой с грацией настоящей кошки… В моей комнате просто замечательный карниз. Почему бы им не воспользоваться?.. Интересно, думал ли кто-нибудь, что строить дома с такими массивными украшениями и подоконниками просто напросто опасно? И очень удобно…

Вэлмир.

Я встал из-за стола и направился за ней.

— Ты куда? — спросила Марша.

— Посмотрю, что она задумала.

Айлисса.

Я, потягиваясь, вошла в свою комнату. Ветер гулял по ней с чрезмерной свободой, развевая мои итак не слишком спокойные волосы.

Терпеть не могу замкнутые пространства! Нет, просто находиться в запечатанной комнате я могу, но вот жить… Наверное, я неправильно выразилась. Я ненавижу комнаты, в которых воздух «стоит». Как будто сквозь желе ходишь, ей богу! Именно поэтому я никогда не закрываю окна. Даже зимой, хотя в зимние морозы моя привычка становится проблемой. Особенно в горах, ведь там не просто морозно, а жутко холодно! Иногда из-за моего открытого окна вымораживает весь этаж и родственники, заклеив все окна и забив щели, недоуменно переглядываются. Но потом, правда, до них доходит, и мою дверь осаждают союзными силами всех постояльцев Черного замка.

Я выглянула наружу. Замечательный вид. Особенно хорошо смотрится забор, увитый вьюнками и высохшими, но все еще красивыми розами. Небось, какой-нибудь специальный сорт… На них сейчас наверняка поблескивает роса. Да… А вот в Черном замке под моим окном росла только черная смородина (хи-хи, это на каламбур, это имидж). Да и не только под моими, если честно. На территории нашего замка вообще мало что растет, особенно из ягод и плодовых деревьев. А вот смородина почему-то здорово принялась…

Смородина всегда казалась мне кровожадным растением. Вся какая-то острая и настороженная. Если у того же крыжовника или малины колючки выглядят как-то благородно, то у смородины — откровенно жутко. Хотя, может, это только у меня паранойя у всех остальных растет какая-то другая смородина, не наша. Н-да, новый вид, смородина кровожадная, очень интересно. Жаль, что я не садовод-любитель.

Для меня все началось с того, как в пять лет я точно так же пялилась вниз, перегнувшись и рискуя расшибить свою дурную голову. Только из другого окна…

Пахло пряностями и горьким дымом. Тогда Харите с чего-то понадобилась птичка. Белобокая сорока с блестящими перьями. А может, она решила просто потренироваться в меткости и избавиться наконец-то от свойственного ей косоглазия. Ведь в метании ножей она мне постоянно проигрывала… Наши с ней окна были сравнительно рядом, так что я прекрасно видела как сестренка размахнулась и, закусив губу, бросила в сороку какой-то тяжелый предмет. Статуэтка малахитовая, наверное. Но то ли косоглазие Хариты приняло в тот момент совсем уж глобальные масштабы, то ли предмет оказался чересчур тяжелым, то ли ее руки в последний момент дрогнули, но «снаряд» пролетел на довольно приличном расстоянии от мишени. Птичка шарахнулась вниз и угодила прямо в смородину…

Я тряхнула головой, пытаясь избавиться от навязчивой картины перед глазами — птица, пытающаяся вырваться и бьющаяся из последних сил, белые перья и кровь на темно-зеленых листьях. Везде кровь. Как истинного мага крови она окружает меня всю жизнь.

Уверенно схватившись за раму, я вылезла из окна и осторожно попыталась расшатать карниз. Он не поддался. Замечательно, а то я уже начала сомневаться, выдержит ли он меня в человеческом обличии. Выдержал. Это хорошо.

Добралась до угла и задрала голову вверх. Та-а-ак, придется рискнуть. В конце концов, от падения со второго этажа я ведь не разбилась! Надеюсь, и сейчас фамильная магия меня выручит… Я подпрыгнула и ухватилась за водосточную трубу. Хорошо, однако, что она такая прочная. Или я легкая, это как посмотреть. Скобы, которыми труба крепилась к стене вполне подошли на роль лестницы и дальше я поползла с комфортом, если так можно выразиться.

Оказавшись на крыше я возликовала и, не сдерживая торжествующую улыбку, забралась на самую высокую ее часть — дымоходную трубу. Она располагалось прямо посередине крыши и была намного больше своих товарок — наверняка «главная», или как там ее называют? К моему счастью, камин в гостиной сейчас никто не топил и я смогла свободно на нее усесться. Жаль только перепачканной одежды, но не мне же стирать, правда? Только бы никто особенно умный не додумался разжечь внизу огонь и попросту выкурить меня, как грызуна из норы.

— Ай!

— Да? — и кто это меня отвлекает от медитации и общения с Императором Вселенной в лице моего собственного самомнения? Впрочем, могла бы и сама догадаться.

— Ты что там делаешь? — продолжал глупые расспросы маг.

— Сижу, неужели не понятно? — проорала я в ответ.

— Ты больная!

Я скромно промолчала.

— Сумасшедшая!!!

Так, пора бы заняться маникюром.

— Ты специально, да?! Спускайся, мне же ехать надо!

Я продолжала довольно громко насвистывать известную мелодию, дабы показать, что полностью удовлетворена сложившейся ситуацией. Откуда-то снизу раздалась сначала тихая брань, потом какие-то другие загадочные звуки, и, наконец, маг оказался рядом. Нет, сначала, конечно, на крыше показалась его рука. Знаете, так, наверное, вурдалаки разрывают землю и выкапываются из-под земли с наступлением ночи. Я хихикнула и, не удержавшись, глянула на злющего мага.

— Слушай, а сколько ему лет? — не в тему спросила я, лишь бы отвлечь его от своей собственной персоны.

— Кому? — не ожидая ничего хорошего, подозрительно прищурился маг.

— Твоему родовому поместью!

Вэл что-то сдавленно проворчал.

— Мне никогда не нравилось это выражение. Родовыми могут быть травмы.

— Какие глубокие познания в этой области! Ах, не может быть! Невероятно! Но не бойся, светлый рыцарь, я сохраню твою тайну!

Он поморщился — словно кот недовольно дернул усами. Видимо, посчитал что это очередной приступ моей персональной и остро протекающей болезни. Или результат полученной в детстве травмы… Родовой…

Вэл недоуменно посмотрел на самозабвенно веселящуюся меня и сложил руки на груди.

— Так сколько ему лет? — сквозь смех повторила вопрос я.

— Много, — отрезал он, — Ай, слезай, мне ехать надо!

— Да пожалста! Едь на здоровье, я-то здесь причем? Хотя, нет, подожди, я еще не се сказала, послушай! Мне всегда безумно нравилось собственное имя. Догадайся почему! С ним такая куча слов рифмуется, что обычная речь превращается в стихи. Нет, ты только вслушайся: " Ай… слезай…" Правда звучит великолепно?

Маг скрипнул зубами. Нет, ну действительно, жалко ему что ли? Подумаешь, решила прогуляться по крыше и свернуть шею. Ему какое дело?..

— Ай, я предупреждаю в последний раз.

— Ха-ха! — я фыркнула и прищурилась, — Где что сдохло, отчего такая забота?

— Марша волнуется.

Я покивала с умным видом.

— Хорошо, только ради слабого сердца твоей прислуги я слезу, но… с одним условием. Ты возьмешь меня с собой.

— Нет, — ни секунды размышления, сразу же категоричный ответ. Какие мы твердые!

— Ну, нет так нет.

Я продолжила насвистывать. Так, где же я остановилась, на куплете или припеве?

— Ай, — почти зарычал Вэл, — Ты испытываешь мое терпение!

Духи, как он меня достал! Похитил — терпи! Я нащупала в складках платья самодельный карман и, не особенно целясь, запустила дротик в мага. Хорошо…

Он сплюнул от досады и, взяв приличный разгон, просто напросто сбил меня с моего насеста. Такого я, честно говоря, от относительно культурного мага не ожидала, поэтому даже не стала сопротивляться и рухнула вниз. Сам полет я помню плохо — в себя пришла только сидя на траве. Ну, здравствуй, земля! Ох, копчик, мой копчик… Торов маг! Не мог что ли спустить поаккуратнее?! В конце концов, дамам принято подавать руку!

Вэл стоял неподалеку и с довольной улыбкой наблюдал за моими манипуляциями. Хоть бы помог, зараза…

И тут меня прорвало. Начала я с отборных ругательств Сорта, потом перешла на заковыристые темноэльфийские, затем на темпераментные и емкие Кота и закончила менее ядреными общеизвестными. Полегчало, надо же, стоило всего лишь излить душу (вернее, более точным будет глагол "вылить"). Я вполне спокойно поднялась, отряхнула юбку и, сложив руки на груди, уставилась на мага «тепленьким» таким взглядом. Он потрясенно моргнул и… расхохотался! Нет, это невозможно!

Вэлмир.

Я не считал, но, кажется, прошло около пяти минут. Такой богатый словарный запас, чтоб ни разу не запнуться и не повториться, у девушки! Духи…

— И что мне с тобой делать?

Айлисса.

Когда он начал ржать мне стало грустно, потому что я отчего-то представила себя облитой киселем кошкой. Потом я разозлилась и твердо решила — вот сейчас, прямо на месте я выскажу ему все что о нем думаю! Еще и прибавлю чего-нибудь сверху. Чтоб не скучно было!

— Ну, возьми меня с собой, ну пожа-а-алуйста…

Вэлмир.

Такие грустные глаза у Ай я ещё никогда не видел. Как цербер с прижатыми ушками, точь-в-точь. Я тяжело вздохнул.

— Хорошо.

— Ну вот, ты опять издеваешься…

— Что ж, если ты мне не веришь и не хочешь никуда идти, то…

— Правда?

Она что, не тем местом ударилась?

— Я не люблю несколько раз повторять.

— А-а-а! Спасибо! — она в мгновение вскочила, аккуратненько повисла у меня на шее (опомнилась, когда услышала подозрительные хрипы) и села обратно. — Я готова.

— Иди и жди меня в гостиной.

Ай подскочила, радостно хлопнув в ладоши, и побежала в дом.

Бедная деревня Калим…

* * *

Я собрал все необходимое в лаборатории и поднялся в гостиную.

— Ну что ты так долго копался? Куда мы едем-то?

— В деревню.

— В какую? Чего ты там забыл?

— Она называется Калим в честь одного из моих прадедов. А зачем мне туда ехать, тебе знать необязательно.

Айлисса.

Я надулась. Нашел дурочку. Вывезет и съест. Даже костей не оставит! Для каких-нибудь своих зелий использует. Конечно, убивать-то меня все равно надо, так чего ж добру-то пропадать. А деревне будет пир…

Ох, чует мое сердце…

— Что с тобой? Передумала ехать?

— Ни в коем случае! — воскликнула я, невинно хлопая ресницами.

Вэлмир.

— Могу сказать самое главное, — лишь бы она меня больше не доставала, — В деревне появился убийца, не наш. Жестоко убивает молодых девушек, невест. К тому же он — мертв.

Она облегченно вздохнула.

— Ну и ладушки.

Я хмыкнул.

— Тебе, может, ладушки, а вот в моей деревне невинные девочки мрут. А хотя, Эл Тайн это не понять. Вам лишь бы кровь была.

Она подняла на меня совершенно серьезные глаза.

— Ты прав, ты совершенно прав… — она перекосила лицо ухмылкой, — Я не умею ни чувствовать, ни привязываться. Зверь. Этакий кровожадный монстр. Доволен?

Видимо, я задел её за живое. Кажется, ей не очень-то нравится быть тем, кто она есть, если её выражение лица и блеск в глазах удивительно быстро сменились.

— Марша, Прервик! Идите сюда.

Из кухни, быстро семеня шагами, вышла Марша, а за ней Прервик.

— Что, все? Уже пошли?

— Да. Нас не будет около недели. Если что случится, — я обратился к Прервику, — позовешь меня как я учил. Понятно?

— Да, господин.

— Вэлмир, ну что с нами может случиться? — вздохнула Марша. — Ты лучше себя береги.

— И все же.

— Хорошо, господин.

Я окинул гостиную взглядом.

— Все, идем, — я пожал руку Прервику, взял сумки и вышел во двор.

Эл Тайн как сидела в кресле, так и не шелохнулась.

— Эй, ты идешь?

Она как будто вышла из ступора.

— Что? Меня вообще-то Ай зовут, а не "Эй, ты!" — она встала, задрала нос к верху и вылетела на улицу.

Руна уже предварительно была начерчена. Пришлось сделать её побольше размером, потому как в нашем полку прибыло. Закинул сумки в центр и шагнул внутрь руны.

— Ты идешь?

Она посмотрела на меня каким-то странным смущенным, но в то же время удивительно наглым взглядом. Поразительное сочетание.

— Вэл? — почему-то этот ее просительным тон не нравиться мне гораздо больше чем издевательский.

— В чем дело?

— Вэл, ты не мог бы найти мой дрот? Я его потеряла…

— Потеряла, когда бросила в меня. — Ухмыльнувшись, решил уточнить я.

— Ну, да.

— Так позови его!

— Не могу.

Я удивленно посмотрел на девчонку.

— Почему? — господи, неужели она не умеет таких элементарных вещей?!

— Потому что воздействовать на них магически без тактильного контакта я не могу.

Захотелось ругаться, но я сдержался. Пришлось потратить еще полчаса и вместе со слугами ползать по газону. Наконец, вещь была возвращена хозяйке.

— Ай, ты что как неживая?

— Я думала, мы верхом добираться будем.

— Ты боишься порталов? Может, мне тебя на руки взять?

— Ха! Щаз, размечался, — она решительно шагнула на руну след за мной и двор опустел, оставив на месте руны голубоватое свечение.

Айлисса.

Нет, я не боюсь порталов. Особенно если это хорошо рассчитанное перемещение с начерченной руной и подготовленным местом прибытия. Я их просто не люблю. Когда прорываешь ткань реальности, то слишком близко подходишь к Черте. Может, остальные этого просто не чувствуют, может, не понимают что это, но я столько раз подходила к ней, что не могу спокойно реагировать на ее холод. Возможно, всему виной моя чувствительность. Смерть затягивает.

Солнце уже встало и теперь весело светило с высокого яркого небосвода. Вообще-то, маг хотел отправиться затемно, но я не дала. Гордюсь! Нет, горжусь! Радуюсь, в общем. Было достаточно тепло, но меня все равно трясло так, что зубы клацали почище чем у неделю постившегося волкодлака. Мы стояли на широкой и абсолютно безлюдной лесной тропинке. Даже странно как-то… По ней можно было без проблем пройти по трое в ряд, да и конник легко бы по ней проехать, так что, наверное, правильнее все-таки называть эту черную утоптанную полосу дорогой. Интересно, кто за ней следит?

Пела какая-то незнакомая мне птичка, желтый свет клиньями прорывался сквозь раскидистые кроны деревьев… Эх, если б еще идти было не так далеко! Маг, придерживаясь глупых по моему мнению правил хорошего тона переместил нас не на крыльцо собственного дома и не в деревне, а на довольно-таки приличном от нее расстоянии! Нет, ну зачем это делать, а? Нет, я, конечно, не против, хочет размять косточки, пусть разминает, но меня-то хоть мог перенести прямо к месту назначения? Не спорю, природа прекрасна, солнышко светит, кузнечики тренькают, птички поют и все такое… Вот только, холодно как-то…

— Что-то ты не весела, красна девица?

Я фыркнула, но от тряски получился лишь звучный щелчок зубами. Нет, он еще издевается!

— Красны девицы сидят в теремах с набеленными известкой лицами так, что штукатурка обзавидуется, и свекольными щеками. Горланят песни и колют пальцы вышивкой. И если ты скажешь, что я хоть чем-то напоминаю их, то я крепко и надолго обижусь. А ты знаешь как я обижаюсь!

Вэл иронически улыбнулся. Да, такие угрозы на него не действуют, зря, зря…

— Что ж, раньше я не замечал за тобой ничего подобного. Но… Кто знает, чем ты занимаешься по ночам в Черном замке?

Я поперхнулась и чуть не откусила себе язык. Так, ладно, сделаем вид, что вопрос был риторическим. Неужели это намек на двусмысленность? О, нет, наверняка он просто оговорился. Да, так и запишем. Вот только зубами надо бы стучать потише…

— Знаешь, я ведь решил появиться подальше от деревни не просто так, — заинтриговал меня маг и задумчиво уставился вдаль.

— И почему же? — поторопила я, даже переставая трястись от любопытства.

— Из-за тебя.

— Что?! Как это "из-за меня"?!

Вэл улыбнулся и остановился, развернувшись ко мне.

— Нужно что-то сделать с твоими волосами. А то тебя в деревне камнями забьют.

— Пусть попробуют, — кровожадно ответила я, но задумалась. Действительно проблема…

— Ай, у меня есть одна идея… Хм, давно хотел попробовать, да все забывал… Знаешь, а это может получиться!

— Что ты задумал? — подозрительно сощурилась я, справедливо ожидая какой-нибудь премерзкой пакости. Впрочем, мои надежды практически оправдались.

Маг подошел ко мне и демонстративно провел рукой в нескольких сантиметрах от моих волос. Я уже представляла как они вцепятся в наглого мага, а они…. Они, будто ласковый котенок потерлись о его руку и спокойно легли мне на плечи. И больше не шевелились.

Ма-а-ать! Папочка, роди меня обратно! Что же это делается-то, а? Он их отрезал, насмехался, а они… они ластятся! И слушаются какого-то левого мага больше, чем собственную хозяйку! Каратово племя!

— Предатели… — и когда они успели подружиться? Нет, как он смог их приручить?

Но маг не стал отвечать на мои вопросы. Он только ехидно усмехнулся и пожал плечами. Вот… отродье…

Вдалеке появились смутные очертания деревни. Обычная, среднестатистическая деревня, но маг впился в нее взглядом так, будто жить здесь — мечта всей его жизни. И он явно считал ее очень милой. Н-да, диагноз на лицо — размягчение мозга прогрессирует.

Честно скажу, при виде деревеньки я прибалдела. И в этой дыре мне придется жить минимум полторы недели?! Духи, это не справедливо, неужели я так давно не приносила вам жертв?! Кругом царила разруха. Ветхость зданий и укреплений прямо-таки бросалась в глаза. И как люди могут в этом жить? Да оно же обвалится от одного чиха! Мерзкое место. Нет, я давно подозревала в Вэле некоторые деспотичные наклонности, но что бы вот так… Это ж как нужно ненавидеть собственных людей! И куда он только девает награбленное с деревни добро? Ведь не скажешь, что он купается в роскоши! Эх! А еще говорят, белые маги!

Я покосилась на мага и встретила точно такой же настороженный взгляд. А он-то с чего?!

Вэлмир.

Кажется, реакция у неё не очень. Ничего, Ай ещё внутри не была. Думаю, люди ей понравятся. Эл Тайн не знает, что ветхость деревни создана для отвода глаз и явно пребывает в состоянии шока. Что ж, главное чтоб ее от резкого преображения удар не хватил. Хотя, она сама кого хочешь схватит. За горло.

— Кто идет? — крикнул за воротами громкий раскатистый бас.

— Открывай, страж, хозяин пришел! — не смогла промолчать Ай.

— Ай, не лезь. Стриг, это Вэлмир Т'Минн. — сказал я, и незаметно для Эл Тайн выплел в воздухе руну.

Ворота тут же отворились, и из них выкатился коренастый мужчина ниже меня на полторы голову. Эл Тайн с широко раскрытыми глазами взирала сверху на него с глупой улыбочкой. Здесь-то что ее так поразило?

Айлисса.

— Здрасте… — растерялась я, но, видимо, правила хорошего тона в меня вбивали не хуже, чем в Вэлмира. Не подозревала я за собой такого любопытного качества, как вежливость с крестьянами. Или это маг что-то со мной сделал?!

Мужчина был низким и до ужаса напоминал шарик в кольчуге, с неловко топорщащемся мечом и луком за спиной. Мать, неужели Вэл свихнулся настолько, что вооружил крестьян?! А если они поднимут бунт?!

Страж, как это чудо назвал маг, с неземным удивлением смотрел на меня снизу вверх и даже приоткрыл рот от изумления. Так, не поняла… Чего это он вылупился? А если промеж глаз? Но мужичок моего красноречивого взгляда не заметил и сомнамбулически оглядел меня с ног до головы, самым тщательным образом рассматривая каждый сантиметр моего тела. Ну, нет, это уже наглость! Да что этот холоп себе позволяет?!

От неминуемой смерти крестьянина спас маг. Ишь, заботливый выискался! Он схватил меня за локоть и предупреждающе сжал, а сам побыстрей отвлек мужика. Нет, а он-то чего смутился? Даже покраснел слегка… Что от меня скрывают?!..

Вэлмир.

— Стриг, Аадор здесь?

— Да, господин. Пойдемте.

Он развернулся и направился в деревню. Эл Тайн боязливо осмотрела ворота, когда входила.

— Что ты боишься всего? Тебя прямо трясет от страха.

— Я не боюсь, а подкидывает меня, потому…

— Почему же? — она поморщилась, недовольная тем, что я ее поторопил.

— Много будешь знать, скоро состаришься. Слышал про такое?

— Не хочешь, не говори, — я пожал плечами.

Ай удивилась моему безразличию. Резко остановилась с возмущенным выражением лица и раскрытым ртом. Что же такого интересного Ай увидела? Или услышала.

— Пошли, — сказал я и вручил ей небольшую сумку.

— Это что? — скривилась она, смотря на сумку у себя под ногами.

— Довожу до вашего сведения, молодая леди, что это сумка, — сказал я без тени иронии.

— Да? Ой, а я и не знала, право слово! Зачем она мне?!

— Кто у нас пленница? Вот, давай, отрабатывай свой хлеб.

— Я тебе не насильник! — выпалила она.

— Что-что? Я узнаю большие тайны из твоей жизни.

Я улыбнулся и направился вслед за Стригом.

Айлисса.

Я не сразу поняла, почему у мага были такие ехидные глаза. Издевается, гад!

Он закинул свою сумку на плечо и, насвистывая, пошел вперед. Терпеть не могу, когда идут с засунутыми в карманы руками! По меньшей мере, это неприлично! И неуважительно, хотя кому до этого есть дело?..

— Эй, я не то имела ввиду! — обреченно вздохнув, я брезгливо, но быстро подняла сумку и вытянула руки вперед, отодвигая ее как можно дальше от себя. Ну, и что мне делать?! Спросить бы у кого… а еще лучше прочитать в инструкции. Да, нужно спросить у мага, где лежит такая полезная брошюрка, как "Маги всех сортов. Способы безопасной эксплуатации". Может, у него завалялся экземплярчик?

Я огляделась, но широких плеч Вэла нигде видно не было… Карат! Еще не хватало здесь заблудиться! Я бы еще долго ругалась, если бы меня так не поразил открывшийся мне вид. И эти крепко сбитые домики только что рушились прямо на глазах?! Я проморгалась и едва не зашипела от возмущения. Ну, конечно! Иллюзия! Вот гад, не мог предупредить?! Ну, все, я тебя на кусочки порву! Прямо на глазах изумленных крестьян!

Но в процессе блужданий мой гнев постепенно затих. Теперь я хотела только найти Вэла и больше никогда не отходить от него больше чем на три шага. Маг нашелся совсем скоро — он всего лишь свернул. Всего лишь! А меня предупредить слабо было?! Он, хоть и шел вроде бы неспеша, но я все равно отставала, и мне все время приходилось нагонять мага чуть ли не бегом! В конце концов, мне все это так надоело, что я, в очередной раз догнав Вэла, со всей силы бросила сумку ему под ноги и уперлась горящим взглядом в высокий лоб. Может, дырку взглядом просверлю, чем тор не шутит?..

— Все! Достал! Дальше я не пойду! Вот прямо здесь сяду и буду сидеть! — и я демонстративно уселась на сумку прямо посередине улицы.

— Ну и сиди, людей пугай, — я фыркнула, а он, четко, словно на плацу, развернулся и начал подниматься на крыльцо одного из домов.

— Эй, ты куда направился?!

— Я не «эй», как ты сама говорила. А направился я в собственный дом. Тебе-то зачем? Ты же решила нести почетный пост…

— Так мы сюда и шли? — перебила я мага, моментально оказавшись рядом.

— Сюда.

— Это правда твой дом?

— Правда, — эй, а почему столько обреченности в голосе? Рядом со мной еще никто не умирал. Своей смертью. И завтракать я предпочитаю исключительно благородными рыцарями.

— А почему…

— О! Вэлмир! Я и не смел рассчитывать, что ты так быстро!..

Я склонила голову на бок и прищурилась.

— …Да еще и с прекрасной дамой!..

На прекрасную я не повелась и подозрительно поинтересовалась у мага, не спуская глаз с улыбающегося во все тридцать два зуба мужчины:

— Вэ-э-эл… Что это еще за "рояль в кустах"? Что-то он мне не нравится! Ишь как руки развел! Схватит, под видом дружеских объятий и поминай как звали! Сломанные ребра обеспечены! И что он делает в твоем доме?

— Это Аадор — староста деревни, — с укоризной в голосе ответили мне. А потом уже громче, — Познакомься, это Ай, моя…

— Гостья, — поспешила вставить я и, улыбаясь, незаметно пнула мага. Нечего разбалтывать лишнего.

— Ну… э… очень рад, — промямлил староста и, спрятав руки за спину, поклонился мне. Я, все еще продолжая сомневаться, ответила кивком.

— И чего это он делает в твоем доме?

— Живет, — Вэл явно торопился от меня отделаться и смотрел на мужика как на… Ей Богу, не знала бы Вэла, подумала бы что-то плохое! Зачем так открыто радоваться? Неужели это я его так достала своей болтовней? Да, делаю успехи. Еще чуть-чуть и он просто напросто вышвырнет меня со своих земель. Ну, это в лучшем случае, но я всегда была оптимисткой…

Маг со старостой тут же заговорили о чем-то своем "шибко важном" и зашли в одну из смежных комнат. Я огляделась. Ну, вроде ничего. Только скучновато как-то… Хотя, ладно. Не вечно же мне здесь жить!..

Та-а-ак… А что…

— А что это вы тут делаете? Секретничаете? — жизнерадостно завопила я, распахивая дверь.

Маг поморщился — будто проглотил лимон. Целиком. Вместе с кожурой.

— Ай, будь добра, выйди.

— Еще чего!

— Нам нужно поговорить.

— Говорите. Я вам что, мешаю? — на этот провокационный вопрос Вэл только поднял бровь, так и говоря: "И ты еще в этом сомневаешься?" — Я тоже хочу знать.

— Ай?..

— Да, Вэл?

— Выйди. Или…

— Ни за что! — категорично заявила я.

— Или мне тебя… понести?.. — многозначительно наклонил голову на бок маг и в его глазах мелькнула лукавая искра.

— Ладно. Как хотите! — поспешно улыбнулась я и попятилась, не выпуская Вэла из виду. В конце я не выдержала и выбежала из комнаты, захлопывая за собой дверь, пока этот сумасшедший маг не вспомнил, что сумка так и осталась валяться посреди улицы…

Я сладко потянулась… и замерла с раскинутыми руками. Мне показалось, или на лестнице действительно кто-то был? А теперь за камином…

Развернулась, но там уже никого не было. Зато было в углу комнаты.

— А ну-ка выходи! — крикнула я, становясь в центре и готовясь к внезапному нападению.

Ма-а-ать… Что же тут началось! Перед глазами зарябило так, что начала кружиться голова. Детей было столько, что я не успевала поворачиваться. Только и смогла заметить, что все они каштановолосые, вихрастые и сероглазые.

Нет, я конечно, знаю, что в деревенских семьях много детей, но чтобы СТОЛЬКО… Как кролики… Бедная мама. Мне ее жалко.

Пару раз кто-то даже пробежался по стене. Хорошо что не по потолку. Это ж какую скорость развить надо?..

В конце концов я ухитрилась неожиданно дернуться и поймала одного из них за шкирку.

— Смотри мне прямо в глаза! — приказала я, шатаясь как пьяный матрос в бурю

Мальчик пытался. Честно пытался, но меня мотало из стороны в сторону и его, следовательно, тоже.

— Да стой же ты! — воскликнула я, начиная злиться, — Чего вырываешься? А сил-то сил сколько! Меня аж качает!

По совести говоря, малец даже не пытался что-либо предпринять и висел в моих руках тряпичной куклой.

— Стой, Дик! — заверещал кто-то диким голосом. Я обернулась и обомлела.

В другом конце комнате стояла… я. И держала пацаненка. Только почему-то за ухо. Странное зеркало… — Извините, что мои браться вас… напугали, — разулыбалась «я», покрепче сжимая пальцы, — О! Вы поймали Кита! Или Дика? Нет, наверное, все-таки Кита… — Вдруг, засомневалось отражение.

— Ну, вот! Даже родная сестра нас путает! — опечалился тот, что висел у меня в руках. Его близнец солидарно вздохнул.

— Так… С зеркалом я еще ни разу не разговаривала… Да здравствуют новые впечатления!.. — себе под нос забубнила я, все еще не отпуская Дика. Или Кита?.. Мальчишки захихикали.

— Вы что-то спросили? — девушка вышла из тени. Я облегченно выдохнула. Слава Духам! В дом сумасшедших мне еще рановато! Хотя нервы подлечить не мешало бы, а то у меня вдруг, начали появляться неприличные вопросы к своей матери насчет внезапно объявившейся сестренки… Она живет при королевском дворе и довольно редко наведывается в Черный замок. И отца не видит годами… Мало ли что?!..

Девушка действительно была на меня похожа. Не такая худая, но все равно стройная (это я так себе льстю. Льщу… Эх, что-то я в последнее время слишком часто заговариваюсь! Это все вредное влияние Т'Минна!). Ее волосы были не черные, а скорее темно-каштановы и она видимо, не расчесалась с утра, поэтому ее силуэт и напомнил мне собственное отражение.

— Я Нарья. А это мои маленькие братья — Кит и Дик. Правда… не знаю кто из них кто… — растерянно почесала лоб девушка, — Их даже отец путает, а они и пользуются!

— Ай, — представилась я, — Слушай, а сколько их?

— Братьев?

— Ага.

— У меня два старших брата, но они уже давно собственные избы поставили, и два младших — вот они. И… И все.

— Всего два?! Странно, а мне показалось, что их слишком много… Никак не меньше десяти…

— Да. Мне тоже иногда кажется, что их слишком много. — На пороге появилась пожилая, но все еще красивая женщина и грозно посмотрела на близнецов, — Опять к людям пристаете, прохиндеи?

— Ну, что ты, мам! — в один голос выкрикнули оба. Да… Часто же они репетируют, если так спелись!

— Да, да! Знаю я вас! — она погрозила братьям пальцем и с широкой улыбкой повернулась ко мне, — Вы та самая девушка, что приехала с Вэлмиром?

— С Вэлмиром?! — подпрыгнуло младшее поколение.

— Да, я его гостья. И он решил показать мне свои… земли. Да, кстати, я — Ай.

— Замечательно! Очень хорошо, что он это сделал! Я Краса. Может, хотите что-нибудь отведать?

— Хотим! — снова выкрикнули близнецы.

— А вы — цыц! Устроили тут переполох! Быстро взяли корзину и в лес за тертой! Сколько времени достучаться до вас не могу!

Мальчики подпрыгнули и развили бешеную деятельность. Я смотрела на смазанное мельтешение — все, что удавалось заметить из их суеты, дикими глазами.

— Да. Иногда мне тоже кажется, что их гораздо больше, чем двое, — снова улыбнулась хозяйка дома, — Нарья, иди с ними.

— Ну, мам!

— И Никаких «мам»!

— Ну, меня… я… — она начала поспешно заплетать косу и покраснела. По взглядам, которые она бросала в окно, становилось ясно — проснулась она не сама и теперь отчаянно желает оказать там, где и ее «будильник».

— Не волнуйтесь, я с ними схожу, — девушка улыбнулась мне с такой признательностью, что я почувствовала себя настоящим героем. Что вы что вы!.. Я сделала это совсем не для нее! Просто, мне захотелось прогуляться…

— А что такое «тертая»?

Краса расхохоталась низким грудным смехом.

— Не тертая, а терта. Ударение на первый слог. Неужели ты ее никогда не собирала?! Вот это да!

— Так там ее не было… — нерешительно призналась я.

— Да быть такого не может! — Краса усмехнулась полными губами и закинула полотенце на плечо. — Терта как сорняк, я уже замучилась каждый год выдергивать ее из картошки! Она растет везде и я просто представить себе не могу такое место, где ее нет. Ну, разве что Черный замок, но ты ведь не там жила, правда? — и Красна снова расхохоталась. Я неуверенно ее поддержала, опасливо косясь по сторонам. Но, кажется, никто так и не понял насколько женщина оказалась права. Эх, жаль, Вэл не слышал, вот бы он посмеялся!

Мне тоже выделили корзинку и я, с близнецами по бокам, отправилась к воротам. Выходя за калитку я заметила прохаживающегося перед домом парня в серой выцветшей куртке и высоких сапогах охотника. Он поглядывал на окна второго этажа и нетерпеливо подбрасывал камешек в руке. Ага, а вот и он. Я поймала взгляд парня и, улыбнувшись, заговорчески ему подмигнула, помахав корзинкой. Тот рассеянно помахал в ответ и вернулся к своему важному занятию — вглядыванию за калитку. Эх, вот что любовь с людьми делает!

По пути я старательно приглядывалась к обоим, пытаясь найти хоть какие-то отличительные черты, но все тщетно. У них даже мимика абсолютно одинаковая!

Братья заметили мой интерес и теперь кружили вокруг, старательно строя глазки.

Стражник выпустил нас легко, но только добившись обещания вернуться засветло.

— Придете ночью — не пущу! — ой, напугал кота сосиской! Пусть попробует остановить!

Я фыркнула. Вот еще! Что я, совсем больная?! Целый день заниматься чем-то одним? Да никогда! Страж не уловил правильный смысл в моей реакции на свои слова и внушительно потряс пальцем перед моим носом.

— Смотрите, мне же за вас потом перед хозяином отвечать! — грозно добавил он и решил не замечать гримасничающих братьев.

Лес оказался на удивление светлым. В воздухе витал аромат какой-то пряности, но я никак не могла определить какой — наверное, ей нет названия в человеческом языке. Сквозь листья просвечивало ярко-синее небо, а яркие солнечные лучи опускались на землю и превращали красно-оранжевый ковер в сверкающую драгоценность. Прямо настоящий Верхний мир!

Так, мне что, здесь нравится? В этом до отвращения светлом, пропитанном добром лесу? Бред. Ага, вот и я про то же. Почему же тогда волосы лежат на плечах, лениво подергиваясь и все еще слушаюсь указа мага? У меня что, такое настроение? Я ж вроде еще не убивала никого! А-а-а… Это я Вэла сегодня довела. Ну-ну.

— Ай! Ну где ты там застряла? Сейчас все без тебя съедим!

Я хмыкнула и побежала вперед, весело перепрыгивая через корни и уворачиваясь от низких веток.

— Еще чего! Только попробуйте!.. — крикнула я и весело рассмеялась. Как же здесь все-таки красиво!

Вэлмир.

— Вэлмир, я так рада вас видеть, — в комнату с подносом в руках вошла Краса.

— Я тоже рад вас видеть. Как дела? Как дети?

— Все хорошо. Мальчики растут на глазах, к Нарье женихи бегают, — сказала она, ставя передо мной чашку.

Я поблагодарил её и продолжил.

— Извини, Краса, но у нас сейчас будет очень серьезный разговор…

— Конечно, Вэлмир. Через час жду вас на обед.

Я согласно кивнул и Краса вышла.

— Вернемся к нашему разговору. Значит, убили еще одну девушку?

— Да, из дома напротив. Подруга дочки… Хорошая девчушка была, очень хорошая… Хозяйственная, добрая, умная… Я бояться начал в последнее время. У Нарьи возраст сейчас такой, все ей гулять, да ещё с мальчишками. По ночам из дому сбегать начала, а мать её покрывает. Говорит, пусть гуляет, пока возраст такой. Я ей говорю, что убийства в деревне происходят, а ей ничего, не понимает, что ли? Дочь у меня единственная.

— Понимаю, Аадор. У самого сердце не на месте, все о Элизе волнуюсь. Как она там живет? Все выбраться к ней не могу.

Аадор согласно покивал, а потом хитро посмотрел на меня.

— А что ты мне про невесту сразу не сказал?

— Какую невесту? — удивился я.

— Как какую? С которой приехал.

— Что? Это ты её за невесту принял? Да ты что, Аадор, духи упаси! Эта вздорная мымра и моя невеста? Она же пленница.

— Как скажешь, пускай будет пленница, это сейчас модно…

— Аадор, это действительно моя пленница. Ты её полное имя сначала услышь — Ай Эл Тайн.

У старика округлились глаза.

— Эл… Тайн?

Я кивнул.

— А… что? Как? В моем доме… Почему она у вас-то оказалась?

— Я выкрал её из Черного Замка.

— Ты что, смерти ищешь?

Я невольно хмыкнул.

— Зачем она тебе? Она что, последняя?

— К сожалению, нет. Мне нужно узнать имя последнего, но она не хочет говорить, поэтому я не могу её отпустить. И убить пока тоже.

Аадор задумчиво покачал головой.

— Странно, а по виду и не скажешь… Хотя я сразу что-то заподозрил, не ходят нонче девки во всем черном, все цветастые тряпки просят… А невеста из неё ничего бы вышла.

Я закатил глаза и потер шрам.

— Так, когда девушку убили?

— Вчера.

Весело. Следов нет, свидетелей тоже. Как же его выманить? Устроить мнимую свадьбу? Но это опасно, кто-нибудь может случайно пострадать. Найти бы кого-то, кого не жалко, только чтоб на вид была обычной девушкой.

Я расплылся в довольной улыбке, потому что в голове у меня уже зародился беспроигрышный план.

Айлисса.

Едва мы вышли на поляну, как буквально утонули в ягоде. На золотистых, хрустящих под пальцами ветках гроздьями висели черные, налитые ягоды. Такую ягоду и собирать в радость! Корзинки наполнились быстро, но остальное было так жалко оставлять… Нет, мы могли управится еще быстрее, если б хотя бы каждую третью ягоду складывали в корзину, а не в рот.

Но я зря тешила себя надеждами — кустов оказалось столько, что мечты о том, чтобы обобрать их все были сродни мечтам о покорении мира — возможно, но нереально. К тому же ягоды были настолько спелыми, что лопались в руках, а их сок накрепко въедался в кожу. Я это быстро просекла и постаралась быть более аккуратно, но вот мальчишки стремлением остаться чистыми не страдали… В общем, часа через полтора из двух вполне нормальных мальчиков получилась парочка черно-фиолетовых монстров. Они гонялись друг за другом, высунув синие языки и изображая зомби. А что я? Я не против. Во-первых, сама не лучше, а во-вторых, их новый окрас очень шел к моему платью.

На обратном пути Дик притащил огромного заспанного ежа и начал с ним возиться. И где только откапал? Лесной кактус фыркнул, попытался свернуться, но у него ничего не вышло. Слишком много жира накопил за лето. Хм, интересно, а ежики съедобные?.. Зверек исподлобья посмотрел на наши ничего хорошего не предвещающие, по его мнению, рожи и, раскачиваясь от непривычного времени суток, убежал. Фи, не очень-то и хотелось! Колючий шашлык, это не модно.

Со смехом мы добрались до деревни и, кое-как собравшись, предстали перед воротами. Стражник сначала очень долго крестился и чурался, но потом все-таки признал в трех «умертвиях» сыновей старосты и спутницу хозяина. У меня было прекрасное настроение, поэтому в этот момент я любила всех и все вокруг. Даже отсыпала удивленному мужику на воротах пару горстей ягод. Правда, не из своей корзины.

До дома дошли спокойно и без приключений. Разве что прохожие шарахались от нас в разные стороны, а самые внимательные переходили на другую сторону улицы еще за квартал. Когда мы втроем завалились на кухню, Краса сначала подняла визг, но потом расхохоталась, да так заразительно, что я тоже не удержалась и тихо сползла по стеночке. Почему тихо? Просто у Красы был такой глубокий и громкий грудной смех, что мне и не снилось!

— Как же вы это! — охала она, раскатывая тесто и поглядывая на меня.

— Ваши сыновья большие оригиналы, — умываясь, усмехнулась я, — Чем-то они напоминают моих родичей. Не всех, конечно… — Я вспомнила сестренку и перекрестилась. Не дай Духи!

Помогать по хозяйству Краса мне не позволила, да я и сама, если честно, не очень стремилась. Скорее уж, не стремилась вовсе. Но так как Нарья убежала с «подружками», а близнецы с соседними мальчишками, мне стало совершенно нечего делать. Вот и пришлось сидеть в «черном» помещении и следить за ловкими движениями женщины.

— Что же вы так невеселы? — хм, она определенно плохо меня знает. Может, посоветовать обратиться к Вэлмиру? Пусть объяснит, что случается, когда у меня зашкаливают положительные эмоции — окружающим становится явно не до смеха, — Невеста нашего господина не должна грустить!

Я поперхнулась чаем.

— Кто?

— Вы. — Терпеливо простила мои проблемы со слухом хозяйка.

— Но я не… как… почему… А-а-а! Ни тора не понимаю! Этот маг!..

Но тут я глянула на свою руку и застонала. Идиотка! Нет, я настоящая дура!

На моем пальце, весело поблескивая цветными бликами, болталось ярко-золотистое кольцо. Как не слетело-то до сих пор! Так, теперь понятно почему старейшина ТАК на меня смотрел. Карат тор… Но пока я ругалась на саму себя и медленно успокаивалась, на кухне от натопленной печки стало очень жарко и мы с Красой вышли в главное помещение. Ой, зря…

Там, сидя в креслах, спокойно беседовали маг и старейшина. При виде меня глаза Вэла как-то странно заблестели и я, каюсь, даже заподозрила его в злоупотреблении местного самогона. Но, нет, чего-то задумал, зараза. Но лучше б, честное слово, мои опасения не оправдались!

— Ай, ты не против сегодня переночевать в дальней комнате? — с неменяющимся выражением лица спросил он. Зато мое лицо поменялось, да как!.. Едва успела вовремя подхватить челюсть!

Меня никогда особо не интересовала жизнь крестьян и вообще жизнь не-магов. Но кое что, Карат и Тлен, я все же знала! Как у меня инфаркт не случился, до сих пор не понимаю! Дальней комнатой называлось специально отведенное помещение в доме, в которой любая девушка, живущая в нем, должна провести ночь перед свадьбой. В полном одиночестве и размышлениях о грядущей жизни… Они что, все сговорились?!..

Краса что-то одобрительно фыркнула, Аадор покосился на мое кольцо и лихо подкрутил усы. Ма-а-ать… Ну, это я тебе потом еще припомню!

— Конечно! — воскликнула я, вешаясь магу на шею и с любовью вглядываясь в его удивленные глаза, — Ты у меня прелесть, милый!

Вэл опешил и, все еще находясь в состоянии шока, не пытался сопротивляться. Аадор укоризненно зыркнул на мага. Тот прокашлялся и промямлил:

— Дорогая, нам нужно поговорить…

Я согласна кивнула с выражением последней идиотки на лице.

— Семейные проблемы, — пояснила я старосте и его жене, — Все никак не можем решить, где именно расположим детскую, — те понятливо закивали, а я нетерпеливо потащила «жениха» в ту самую комнату, где он до этого говорил со старейшиной. Уже у самых дверей Вэл притормозил и оглянулся на появившихся в дверях близнецов.

— Кстати, вы же не будете подслушивать? Я верю в вашу честность… — и что-то было такое в его странных серо-зелено-голубых глазах, что братья вдруг, неожиданно для самих себя, тоже в нее поверили.

Маг зашел в комнату и прикрыл за собой дверь. Хорошо, что на меня не падает свет. Убить готова! Растерзать на мелкие кусочки!

Вэлмир

— Ай сначала выслушай меня…

— А я сейчас выслушаю. Так выслушаю, что потом никому никогда выслушивать не придется! Так, что, Каратов маг, тебя!..

— Молчать! — надоела. Без крика ничего не понимает.

Эл Тайн такого не ожидала, это точно. Она медленно осела в кресло с открытым ртом и тупо посмотрела на меня.

— Слушай, раз уж приехала, то давай помогай! Я не стал тебе все рассказывать дома, ты сама должна понимать почему. Этот таинственный мертвец-убийца растерзывает девушек только в ночь перед свадьбой. Он уже загубил слишком много, чтобы просто спугнуть его, поэтому нужно его уничтожить. Ты не из робкого десятка, надеюсь, постоять за себя если что сможешь. Я буду рядом, так что бояться тебе нечего. Тебе нужно будет его просто задержать чуть-чуть, совсем недолго. Я разрешу тебе даже использовать твою магию. Если нужна кровь, то достанем. Ты все поняла?

Айлисса.

Я наконец-то захлопнула рот. Странно. Столько слов за раз Вэл сказал впервые. Я умилилась — моя школа. Все-таки, пора писать в Академию — опытным путем доказано — болтливость заразна.

— Чего делать-то надо? — сказала я, больше всего опасаясь этого его "я буду рядом". Что он имеет ввиду?!

— Задержать этого типа ночью. А пока, чтобы он тебя заметил, придется немного поиграть.

— Э-э-э? А ты уверен, что этот убийца настолько слеп, чтобы принят меня за твою невесту даже в темноте? Даже поздней ночью? Даже с учетом куриных мозгов?

— А почему бы и нет?

Так, это комплимент мне или моему актерскому таланту?

— Ну… Ты уверен, что сможешь сыграть правдоподобно? — скепсис лился из меня бурным потоком.

— Я-то в своих силах уверен.

— Ой! — захлопала ресницами я, — Какие мы самоуверенные! Скажи это своей будущей жене в брачную ночь, а меня, извини уж, избавь!.. Ладно, ладно! И вообще!.. Я… Я не похожа на невесту!

Он не поддавался на мои уловки и оставался серьезным.

— Это еще почему?

— Ну… — что б такого придумать?. — Невеста накануне самого важного события в своей жизни не ходит в трауре. Если это, конечно, брак по любви. Но тебе ведь нужен настоящий спектакль?

— Это легко исправить, — он встал и придирчиво осмотрел мое платье, — В принципе, подойдет… — себе под нос пробурчал он и хлопнул в ладоши. — Нравится?

Преодолевая отвратительное предчувствие, я медленно скосила глаза на рукав… и едва не подпрыгнула. За всю свою жизнь я ни разу не одевала не то что светлых оттенков, даже коричневого! Только черное! А этот… этот… этот… МАГ!!!.. И он еще спрашивает "НРАВИТЬСЯ"?!?!..

Вэлмир.

Эл Тайн сначала не поняла, что именно произошло. Но когда до неё дошел весь ужас содеянного, с каменным выражением она не то опустила, не то уронила голову и посмотрела на себя.

Такой бурной реакции я ещё никогда в своей жизни не видел. Магичка мгновенно подскочила с места, злобно прищурившись посмотрела на меня, а её короткие волосы встали дыбом. Однако, быстро они у неё растут. Прошло всего ничего времени, а они ей уже до лопаток достают. Хотя, до прошлой их длины еще далеко.

В общем, картина была очень живописная. Девушка в белом, с горящими от злости глазами, волосы витают над головой, чуть дым из ушей не валит.

Ну как тут не сдержаться…

Айлисса.

Маг заржал. Да я бы и сама не удержалась, увидев собственное отражение в белом, но… Но какая девушка простит насмешки над собственной внешностью?

Первым моим порывом было выцарапать магу глаза, но я сдержалась и ограничилась злобным прищуром. Месть, говорите? Хм, было еще кое-что, о чем я узнала из традиций крестьян благодаря Коту. Очень уж часто он из природной вредности подстраивал простому народу разные штучки как раз в кульминацию действия, так сказать… Что же делать? Надеюсь, он испугается собственной участи и оставит свою затею в качестве неудавшегося плана.

Я грозно вскинула подбородок, старательно вытягиваясь и заглядывая Вэлу глаза, и сладенько пропела. Эх, жаль что здесь нет табуретки! Сейчас бы забралась на нее и смотрела на мир свысока!

— Это, конечно, все замечательно… Ты собираешься исполнять все традиции?

— Конечно. Нужно чтобы убийца ничего не заподозрил.

— Между нами существует кровная вражда?

— А ты сомневаешься?

— Отлично! И как же ты будешь со мной, такой отвратительной, целоваться?

Вэлмир.

Девушки, даже враги, думают об одном и том же. Видимо у женской половины Эл Тайн логика такая же женская, как и у любого другого человеческого существа.

— А ты?

— А вот переводить стрелки не надо. Показать или обойдешься?

Она может. Лучше я отойду, а то она в творческом порыве может что-нибудь начудить.

— По-твоему это обязательно?

Айлисса.

Я нервно хихикнула. Испугался, но не того, чего нужно бояться. Боится, я прямо сейчас на него наброшусь. Ага. Как же. Да я лучше с собственными тапочками поцелуюсь, чем с этим крокодилом. Чтобы еще такого придумать? Я в этом на людях не покажусь!

— А я… А мне… А когда я нервничаю, у меня волосы дыбом становятся! Даже твои фокусы не помогают! Видишь, как дергаются? Заявляю сразу — я с ними ничего поделать не могу! И точка! Все, свадьбы не будет!

Маг пожал плечами и склонил голову набок.

— Может, мне попробовать еще раз?

Я окинула его неприязненным взглядом. Вот упрямый, а? Уперся рогом и ни в какую!

— Что ты собрался «пробовать»? Мне не нравиться это выражение.

— Ничего особенного. Все просто.

Маг улыбнулся каким-то своим мыслям и, перебирая мои волосы, принялся с ними шушукаться. Нет, ну вы представляете?! Заговор! Заговор за моей спиной!

Аадор, видимо, встревоженный нашим долгим отсутствием, осторожно просунул голову в дверь и тут же расплылся в идиотской улыбке. Ей, он что подумал, а? Мы не обнимаемся! Это маг тут эксперименты устраивает!

Мужчина обернулся и шикнул на кого-то:

— Чего, чего! Я же говорил, что все как надо! — потом он снова посмотрел на нас и, не замечая моего горящего взгляда, посмотрел на Вэл и покачал головой, — Хозяин, хозяин… А говорили — пленница…

Придурок! Я едва не зарычала, но ненормальный староста уже скрылся. Вот тор! Карат и Тлен…

— Хм, теперь не отвертишься.

Я желчно посмотрела на Вэла. Да уж, это точно. Оказывается, он тоже все прекрасно видел. И слышал. Вот хитрая бестия. И как ему удается заставить мои волосы слушаться?.. Вон, спокойно заплел косицу и рассматривает ее с каким-то нездоровым любопытством. Хотя, ладно. Это обещает быть довольно веселым мероприятием. Но пунктик у себя в голове я отметила. Ух, и настанет Судный День! Будешь, дорогой, жариться на медленном огне. И на моей улице будет праздник!

— Я согласна, любимый. Делай что хочешь.

— То-то же.

В комнате висело зеркало, так что я на время отвлеклась и маг успел сбежать, трусливо оставив поле боя за мной. Ну и демон с ним! Все равно не до него. Я глядел на бледную изможденную девицу в зеркале и понимала — большего ужаса улицы Калима еще не видели. Черные волосы излишне сильно выделяются на белом. Прямо как чернавка какая-то! Только ярко-синие глаза горят под черными ресницами.

Девица показала мне язык и направилась к двери. Я, понятное дело, от нее не отставала. Карат! Он мне даже сапоги белыми сделал! Только савана не хватает!

Я вышла и, крутанувшись на месте, лебединой походкой направилась искать Нарью. У меня, к сожалению или радости, не было разноцветных лент, которых крестьянские девочки собирают с детства и вплетают на свадьбу в косички. Да… Для полного сходства с Горгоной мне не хватал только змей на голове, но маг этот недостаток, похоже, решил исправить. Лично мое воображение отказывает представлять тот ужас, который из меня сделают десятки мелких косиц. Я вообще всю жизнь проходила со свободными волосами — мне они никогда не давались. Что уж там говорить про прически? А Вэлу стоило только попросить… И что они в нем нашли?..

Вэлмир.

Лучше мне пока не попадаться на глаза Ай, а то передумает ещё. Она может, у нее настроение меняется, как ветер по весне.

В столовой сидел Аадор и, грустно вздыхая, чистил картофель.

— Вот видите, господин, до чего доводит семейная жизнь? Никакой свободы.

— Аадор! — из кухни донесся протяжный крик Красы. — Я долго буду ждать, пока ты закончишь?

Старик тоскливо вздохнул и направился в кухню.

— Уже несу, Краса.

Я не мог не улыбнуться. Немного жаль разочаровывать старика. Он думает, что я скоро женюсь, свои годы молодые вспомнил, наверно, вот и ходит счастливо грустит.

В коридоре послышались чьи-то легкие шаги, и в гостиную, гордо выпяти грудь, вошла Ай.

— Где Нарья, милый? — сквозь зубы процедила она, не переставая улыбаться во весь рот. От ее сведенной судорогой улыбки мне стало немного не по себе…

Только я хотел сказать, что понятия не имею, где она, как из кухни вышел Аадор.

— Госпожа, она с подружками бегает, — старик замер на пороге, уставившись на Эл Тайн. — Вы уже готовиться к свадьбе начали?

И снова мне не дали и рта раскрыть. Чувствую себя рыбой. То открою рот, то закрою, воздух только хватаю.

— Да, Аадор. И мне нужна Нарья. Очень сильно…

— Зачем?

Тут Эл Тайн состроила смущенное выражение лица.

— Ну… по традиции, подруги невесте должны ленточки в волосы вплетать… цветные…

— Так вы что, уже завтра собрались жениться?

— Да, — поспешно согласились мы в один голос.

— Сегодня, — поправил я.

— Вы что, совсем рехнулись? — возмутился Аадор. — Убийцу я думал они поймать приехали, а им жениться резко приспичило! Жизни свои им не жаль!

— Аадор, успокойся…

Магичка коварно хихикнула и выбежала на улицу. Что ж, теперь можно и поговорить нормально.

— Аадор, да не собираемся мы жениться.

Старик недоуменно посмотрел на меня.

— Как это? Так что ж получается, это репетиция? Или ты обмануть девушку решил?

— Нет, мы вообще ничего такого и не думали.

Я вовремя спохватился и поставил вокруг нас барьер.

— Теперь никто не услышит. А теперь додумайся сам. Убивает убийца в ночь перед свадьбой, а все свадьбы мы запретили пока. Будем ловить его "на живца".

— То есть… что-то я не пойму.

— Аадор, ну ты чего? Девушек же я не могу подвергнуть опасности, а Эл Тайн могу. Мы сделаем вид, что будет свадьба. Он клюнет на это, и тогда мы сможем его поймать. Теперь ты понял?

Аадор почесал затылок.

— Значит, свадьбы никакой не будет?

Я со вздохом снял барьер. Вот уперся же со своей свадьбой. Что же ему неймется женить меня, уперся и все тут. А ещё старейшина. Иногда как загнет что-нибудь в бараний рог, а иногда и кашу по тарелке размазывать начнет.

— Но если об этом кто-нибудь узнает… Аадор, я с тебя первого спрашивать буду.

— Конечно, хозяин. Я же не совсем ещё из ума выжил, — заверил он меня.

— Как знать, — буркнул я себе под нос, но так, что бы меня никто не услышал.

* * *

Еле освободившись от расспросов Красы, что-то вроде "где вы познакомились?" или "почему ты не называешь её второго имени?", а также "что готовить?", я пошел прогуляться в лес.

Во-первых, меня что-то туда тянет. Источник черной магии там силен, у меня даже скулы сводит. А во-вторых, что я, не человек? Погулять не могу?

По улицам деревни бегали не в меру весёлые девчата, которые, завидев меня, начинали хихикать и быстро пробегали мимо. Я долго смотрел им в след, пытаясь понять, что же такого смешного я сделал пока не понял — это Ай начала реализовывать свой план мести.

Почему-то так вышло, что во всех моих владениях прекрасные леса. Чистые, тихие, чем-то магически очаровательные. Например, в этом лесу, который окружает Калим, растет много кленов, поэтому осенью он приобретает яркий багряный цвет. Но остальные деревья, как дубы, ели, разбавляли густоту красных оттенков. Под ногами из опавших листьев сплелся красивый красно-желтый ковер, который мягко шуршит под ногами.

Осень не только мое любимое время года — наша семья всегда любила ее. Наше второе имя с древнего языка переводится как "осенний воин". Так что у нас особая связь с этим временем года.

Этот язык носит название судэльский. Много тысячелетий назад, когда не было вражды между людьми и волшебными народами, которых тогда было гораздо больше чем людей, все мыслящие существа составляли единое целое, один народ. Древние были очень мудры, такой мудрости, какой обладали они, не знал ни один из народов. Великие. Драконы. Единый язык для всех назывался судэльский, от слов «су» и «дель» — "единый народ". Но когда они исчезли, народы забыли его, слишком занятые распрями друг с другом. Сейчас люди про него и знать не знают, в отличии от таких, как мы. Маги и по сей день пользуются им, записывая и произнося заклинания при помощи мертвого языка. Даже излюбленное ругательство Эл Тайн «карат», имеет древние корни и произносится на судэльском. Немногие из нечеловеческих рас помнят его. В основном, теперь судельским пользуются как языком ругательств. И это отвратительно.

Меня преследовал чей-то взгляд, прочно вперившийся мне в спину. Я непринужденно прогуливался по лесу, пытаясь обнаружить своего шпика, но безрезультатно, только дальше забрался в лес.

Путь обратно показался мне длиннее. Неужели я так далеко зашел?

Стражник пустил меня без колебаний.

— Хороша, — сказал он, опускаю свою руку мне на плечо.

— Ты о чем, Стриг?

Он только улыбнулся и ничего больше не сказал. До меня не сразу дошло, что он имел ввиду, а жаль.

Стриг был не единственным, кто поздравлял меня с неким радостным событием в жизни. Я уже догадался, кто приложил к этому свою руку. Пока шел домой, не было такого человека, который бы увидев меня не подошел со своей долей поздравлений. Спасибо тебе, невестушка, отомстила ты мне. Все должно было пройти в относительном секрете, зато благодаря тебе об этом теперь вся деревня знает.

Сгущались сумерки. Я побродил в окрестностях, стараясь не попадаться случайным прохожим на глаза и тешил себя надеждой, что все обряды Аадор не вспомнит. Вернее, я надеялся, что Аадору удастся отговорить Красу от полной программы праздника. Но я ошибся. Стоило мне подойти к дому, как на улицу выбежала толпа девчушек разных возрастов с лентами в руках, которых возглавляла Нарья.

— Вот он! — закричала она, и все кинулись ко мне, заключили в круг и начали водить хоровод, напевая при этом традиционную, наводящую на меня тоску песню.

Ну вот, напросился. С поникшей головой двинулся к входу в дом, девушки освободили меня только возле двери, завязали на мне ленточки где только места хватило и отпустили. Сердце бешено билось. Я уже знал, что ничего хорошего меня за дверью не ждет. И вот, завязанный как подарочек я вошел в гостиную.

Близнецы стояли и держали легкую занавеску, за которой сидела Ай.

— Кто таков, зачем пожаловал? — с легкой паникой в голосе спросила она.

Научили уже.

— За тобой пришел, невеста моя, — ответил я.

— Ты жених мой?

Нет, я его тень.

— Да. По крови мы с тобой принадлежим друг другу.

Верно подмечено.

— Я не могу уйти без разрешения мужа.

— Пока я твой жених, я помогу тебе, имею на то право.

Мальчишки опустили покрывало. Позади меня открылась дверь, и девчушки с улицы зашли в дом.

Каких усилий стоило мне не рассмеяться в этот момент. Если бы кто-нибудь, кроме Аадора, конечно, знал, что перед ними грозная Эл Тайн…

По традиции в маленькие косички невесте вплетали ленты, колокольчики, монетки и всякую дребедень. Вот с таким пучком на голове Эл Тайн сидела на кресле, под ногами подставка. Белые одежды… Она дала себя накрасить? Удивлен, я думал на большее она не согласится.

В гостиную вошли Краса и Аадор.

— Любовь свою ты должен подтвердить, — сказал Аадор.

— И слово поцелуем должен ты скрепить, — закончила Краса.

Ай недоумевающе посмотрела на меня и хлопнула без того большими кошачьими глазами, а тут они ещё и подведены. Сова, точно, очень похожа.

Я умоляюще взглянул на Аадора. Он делал вид, что ничего не знает и меня не видит.

Между родителями пробилась Нарья со своей компанией и весело закричала:

— Целуй! А то не поверим и не отдадим тебе её! Вдруг ты демон какой? Обратился в господина и решил украсть его невесту, а? — завопили они на перебой, весело хохоча и подпрыгивая от нетерпения.

Я опустился на одно колено рядом с Ай.

— Ты чего удумал? — тихо спросила она, округляя свои синие глазищи.

— Твоя идея, так что сиди и молчи, — я наклонился к ней и быстро чмокнул в губы.

Когда открыл глаза и посмотрел на неё, Ай сидела в том же положении, зажмурившись.

— Уже все, — сказал я и легко подхватил её на руки.

Уже нащупав мою шею и ухватившись покрепче, она открыла глаза.

— Что, все? — то ли обиженно, то ли облегченно спросила она.

— Да, осталось дело за малым.

Я повернулся с Ай на руках к свидетелям обряда. Девушки радостно закричали, захлопали, зазвенели колокольчиками. И где они их столько взяли?

Под этот грохот нас проводили до дальней комнаты. Я вошел внутрь и опустил Ай на кровать. Она начала что-то недовольно бурчать, но я ни слова не мог разобрать, да и интереса не было.

— Так, Ай, помолчи и послушай меня. Сейчас тебе нельзя выходить из комнаты. Ты здесь сиди, а я буду в соседней.

Подошел к окну и проверил на прочность. Закрыто крепко, но как убийца попадает внутрь никто не знает. По всей комнате установил щит, чтобы сразу почувствовать убийцу и на время ослабить его магию.

— Все, я пошел, а ты сиди здесь.

Эл Тайн попыталась что-то возразить, но я быстро вылетел из комнаты и скрылся в соседней.

Неужели я выдержал этот обряд?..

Айлисса.

Что я могу сказать? Началось все довольно весело.

Я побегала по деревеньке, посмотрев на всех и себя показав, быстро нашла стайку девушек примерно моего возраста и ненавязчиво присоединилась к их компании. Стоит ли говорить, что по улицам мало кто ходит во всем белом и такая ненормальная сразу привлекает внимание?

Уж не знаю что они там обсуждали, но когда я, устав стоять без дела, тихонько окликнула одну из них (Нарья, Отродье Тлена и все демоны преисподней, где тебя носит?!!..) они непонятно почему подскочили и во все глаза уставились на меня.

— Ай? — выдохнула Нарья.

— Да. Наконец-то меня заметили.

— Ты выходишь замуж… за… НЕГО?!

— Да. — Разглаживая несуществующие складочки, ответила я. — Девочки, вы не одолжите мне несколько лент?

Так, похоже я сказала что-то не то… Или наоборот? Они всей гурьбой кинулись на меня. Каждая что-то бормотала, поздравляла, кричала или смеялась… Если честно, я даже не прислушивалась к их писку. Слава Духам, что я хоть приблизительно представляла последствия такого заявления и успела приготовиться. Хотя бы морально. Эх, надо было еще ватой уши заткнуть…

Просьба об одолжении лент была традиционной и вполне ожидаемой. Просили об этом подружек невесты, в общем, всех, кому эта самая невеста доверит себя (Я имею в виду приведение в порядок внешнего вида, а не то, что вы подумали!) на ближайшие (так, где Солнце?..) восемь-девять часов. Считается, что за это время она, то бишь я, должна попрощаться со своей старой жизнью. Ну, если она такая уж старая, то не грех с ней и попрощаться, верно? Я про жизнь, а не про себя, если кто не понял.

Собирали украшения для невесты со всей деревеньки. Да, бедное поселение… Нет, люди в нем жили весьма зажиточные, дай бог светлому уму Велмира Т'Минна, покровительствовавшему и защищавшему их, бедными они стали потому, что невеста обобрала их до последней нитки. Уже после третьего дома я подумала, что стоило бы взять с собой телегу… Весьма вместительную телегу. Да, говорить о себе в третьем лице непривычно, зато помогает сохранить хотя бы крупицы моего душевного спокойствия и предохраняет мой мозг от перегрева. Я ж свихнусь, если до конца осознаю фразу, нет, просто вдумаюсь в словосочетание "Айлисса невеста". Зачем магу сумасшедшая Эл Тайн?.. Что уж говорить, попала я в ситуацию… Да, Кот бы посмеялся! Вот кто умеет получать удовольствие от жизни! Ухохотаться можно!

Зато девушки были просто переполнены счастьем от оказанной им чести и доверия, поэтому мгновенно растрезвонили "благую весть" повсюду. По-моему, даже Эльдар-рыбак, не выходивший из тяжелого запоя уже вторую неделю, четко ответит кто и на ком жениться, стоит его только разбудить. И глядя на их полные энтузиазма и идей лица, я впервые задумалась, а стоит ли дракон рыцарей? Мало ли что со мной могут сотворить — у меня ж зеркала не будет, да и сопротивляться не имею права — традиция, чтоб ей…

По этой самой традиции, в течение последнего дня перед свадьбой мы, то есть я и мои «подружки», должны посетить с просьбой каждый дом и там нам обязательно вручат какую-нибудь вещь — ленту, колокольчик, бусину — все для моего будущего феерического наряда. Ну и, конечно, в каждом доме мне желали счастья и поили чаем. Честно, чуть не лопнула, ведь не откажешься, тор! Когда, наконец, мы с хохотом завалились в дом старосты, я ощущала себя объевшейся всяких вкусностей на три года вперед. Что ж, это определенно плюс — магу меня кормить не нужно, на глаза экономия бюджета новой семьи! Фу, гадость! Всякая бредятина мерещится.

Духи! Какая кутерьма тут началась! Все забегали, засуетились! Мужчин вытолкали, стул поставили, меня на него усадили! Потом заставили пождать ноги, но Нарья возразила, что так я помну платье. Ах, демоны, я и запамятовала, что мне теперь нельзя ходить по полу! Спорили шумно и едва ли не с драками. Наконец, появилась первая здоровая мысль — Виса сообщила, что я должна снять сапоги и Рейна тут же бросила мне под ноги какую-то деревяшку, решив на этом пререкания. Но не успели мои уши отдохнуть, как снова поднялся гвалт. В окна постоянно кто-то заглядывал, в двери ломились, молодые парни постоянно заходили за солью, картошкой, мукой или просто ошибались дверью.

— Нет, ну какой невнимательный народ пошел! — проревела Нарья, ловко выталкивая за порог очередного гостя с ехидной улыбочкой на губах.

И народ действительно пошел! Да еще как! Насколько я поняла, их не так уж и мучило любопытство, просто по тем же негласным правилам молодое мужское население должно просто изнывать от желания взглянуть на невесту в приготовлениях, прорываясь сквозь враждебно настроенный строй девиц. Если б солдаты на границе Раины так же рьяно защищали свои земли, ни один лазутчик не ускользнул бы! Правильно говорила Алья, истинная феминистка: "Даешь армию женщинам!". Правда, двоюродная тетя славилась своей просто маниакальной страстью к мужчинам в форме, поэтому что именно она имела ввиду никто уточнять не стал — легко можно и в глаз получить…

В общем, весело было всем. Девушки постоянно пересмеивались и пели песни. Мой наряд благодаря величественному мановению руки «женишка» не претерпел каких-то особенных изменений. На него всего лишь навесили цветных ленточек и украшений. Пятеро работали над моей прической, а остальные, вооружившись полотенцами и, Боги-Хранители! скалками, выгоняли парней, гоняясь за ними по всей деревне под добродушный хохот старшего поколения. Многие даже делали ставки. Большинство после таких пробежек возвращались непозволительно счастливыми и еще долго обитали где-то в районе нирваны. Теперь ясно, почему все так желают попасть в «свиту» невесты. Ведь это замечательный способ познакомиться! А в скором времени, возможно, и над тобой будут так же измываться. Мать, ну в чем тут счастье, а?..

Близнецы, так как еще не доросли до заслуженного звания «юноша» или «парень», носились между снующими туда-сюда девушками, мешались на кухне и подстраивали ловушки. Кончилось все тем, что одна из девушек сильно испугалась, дернулась и, под общий стон, с моей головой пришлось все начинать сначала, а староста, который итак весь издергался, услышав такие нехарактерные звуки как испуганный визг, рванулся в дом. Ну, вообще-то, его право, он, как-никак хозяин этого жилища, но вот девушки были принципиальны. Да, скалка — это жуткое оружие. Пришлось Аадору весь вечер ходить с огромной шишкой на лбу.

— Ну, все. — Решила Нарья, осматривая творение собственных рук, — Теперь осталось только привести тебя в порядок.

— Что?! — выкрикнула я, косясь на разложенные на столе предметы, — А чем же вы только что занимались?!

— А, так. — Отмахнулась она, — Легкая разминка! Все только начинается!

И понеслось… Часа два меня уламывали, но я твердо стояла на своем (точнее, на столе). В конце концов, после взаимных претензий и жалоб на тяжелую долю, мы пришли к компромиссу. Я согласилась на подводку, но от свекольных щек отказалась наотрез. Девушки повздыхали, но согласились. Что ж поделаешь, если невеста им попалась такая привередливая! Нарья подвела мне глаза с такой ловкостью и сноровкой, что я невольно ей позавидовала — у меня бы обязательно тряслись руки. А здесь чувствуется богатая практика. Хотя, зачем мне это? И так глаза на моем бледном лице смотрятся чересчур огромными, а если их еще и подвести!… Это ж страхолюдина какая получится!

Видимо, зеркало мне не показывали по простой причине — старались сохранить душевное здоровье. Но когда мне его все-таки мельком показали, я едва не бухнулась в обморок от увиденного. Бледная, как упырица в полнолуние, волосы разноцветным змеями болтаются за спиной, глаза на выкате и горят ярко-синим огнем… Ма-а-ать… Убей себя об стену, Вэл… Хотя, с другой стороны это даже плюс. Бояться мне нечего — я останусь вдовой еще до того, как он успеет ко мне подойти. Достаточно будет просто меня увидеть. И никому не придется объяснять, зачем нам понадобился этот маскарад. И стану я безутешной хозяйкой поместья Т'Миннов, мы с Сарой будем вместе поливать цветочки и мирно дожидаться старости… А родственники будут приезжать ко мне только по большим праздникам, все в слезах, с подарками… И тоже будут поливать наши цветочки… Духи! Спасите мой разум! Что я несу?..

Но, не смотря на все мои усилия ни о чем подобном не думать, в моем воображении все равно появилась картинка — мы с Сарой в преклонном возрасте мило болтаем и мирно окучиваем грядки… Да, такого мой разум выдержать не смог. Я громко расхохоталась. И почему мне это так напоминает истерику?

— Чего это с ней? — прошептали над ухом с искренним сочувствием.

— Как бы того этого… не свихнулась от счастья. — забеспокоились над другим.

Я рассмеялась еще громче.

— Это предсвадебный синдром, — констатировала дочка старосты, а потом, как бы извиняясь, добавила, — Так хозяин сказал в прошлом году, когда Ласска выходила замуж. Она все еще сбежать пыталась, хотя ее крепко, вроде, связали…

Нифига себе… Вот так обычаи у них тут! Дикари, что с них возьмешь! У нас если и заставляют выходить замуж, то хотя бы не делают из этого тайну, типа, все у нас мирно, все счастливы!

— Господи, когда же это кончится?.. — не выдержала и тихонько взвыла я. Подруги переглянулись и на их лицах появились одинаковые ухмылки.

— Что ты, Ай, все только начинается… — таинственным шепотом сообщила мне Элья, — Сегодня — ерунда. А вот завтра с утра, когда боги засвидетельствуют ваш брак, вот тогда начнется настоящее веселье! — ужас!

Размышляя подобным образом над печальной участью многих поколений несчастных девушек, я вдруг с ужасом поняла, что в комнате нас осталось всего четверо. А остальные наверняка пошли за магом… Торова мама!..

Я глянула за окно. Сумерки. Так, сбежать не успею — поймают. Меня так надухарили, что даже без собак можно по следу пойти, чтоб их! Ну, да, ну, да, собаки не могут догнать мага! Угум. Но вот мага, от которого за три километра несет цветочными эссенциями, да еще и белом платье поймает даже пятилетний мальчишка! Карат! Вот, уже слышно как звонкие девичьи голоса приближаются. И песню поют. Веселую. А-а-а!..

Дверь раскрылась и у меня перед глазами все поплыло. Мир подернулся дымкой. Что это? Неужели я ухожу в блаженный мир сновидений? Или куда-нибудь подальше…

Толчок в спину и я пришла в себя. И чуть не рассмеялась снова. Все в порядке с моими глазами! Это просто близнецы завесили меня полупрозрачной тряпкой и стали незаметно для других корчить мне рожи. Надо же, они пытаются меня развеселить. Как это мило!..

— Приперся, — огорченно буркнула я и громко спросила, — Кто таков, зачем пожаловал?

— За тобой пришел, невеста моя, — а голос-то какой серьезный! Прям прЫнц. Только без коня. И просто бездна спокойствия. Может, у него есть какой-нибудь секрет? Говорят, некоторые и рюмочку не прочь загубить. Для храбрости. Может, и он тоже?.. Вот гад, мог бы и со мной поделиться!

Пауза затягивалась.

— Ты, жених мой? — выдала я «умную» фразу, отчаянно просигналенную мне одной из девушек. Сказала с выражением полного идиотизма и тупоумия. И Вэл понял, что с невестой ему повезло. Быстро, однако, я соображаю. Только сейчас дошло, что от меня требуют. Ма-а-ать моя, женщина…

— Да. Судьбой мы с тобой назначены друг другу! — боже… Ну почему эти традиционные фразы такие смешные?! Какие высокопарные слова! Как все это романтично!

Я бесшумно хихикнула, но смолкла под строгим взглядом Нарьи. Ее губы зашевелились и я, благодарно глянув на нее, начала повторять:

— Не могу я ступать по земле без разрешения мужа. — Сказала я самым благочестивым тоном на который была способна.

— Пока я жених твой, я помогу тебе. Я имею право.

Я протестующе пискнула, но меня никто не стал слушать. Тряпочка спланировала вниз под моим желчным взглядом и даже не задымилась. Чудеса.

Мать. Маг похож на огородное дерево. Видно не над одной мной издевались. Так ему и надо! И если он сейчас заржет, то я наплюю на весь этот спектакль и повешаю Вэла на этих самых цветных ленточках. Вон на той балке под потолком. Но, к некоторому моему сожалению, он справился.

Девушки, видимо, дали луженым глоткам отдохнуть, помолчали и через пару минут продолжили выводить:

— Любовь свою ты должен подтвердить, жених…

А, может, не надо?

— И слово поцелуем ты скрепить, — вмешалось старшее поколение.

Мы с магом затравлено огляделись. Девушки радостно галдели, водя вокруг нас целых три хоровода. Они явно были в восторге от всего происходящего.

Если там, наверху кто-то есть, услышь меня! Спустись и давай изменим сценарий! Камера! Свет! Массовка! Главные герои — внимание!.. (Боги, что за мерзость!) "Ромэо!" — "Джульетта!" Тьфу, бред! Ма-а-ать! За что мне все это?!

Очнулась я только когда меня внезапно оторвало от земли. Я едва не вскрикнула от неожиданности и вцепилась в шею мага. Как бы только… не переусердствовать…

— Что, все? — я открыла один глаз в полной готовности тут же снова зажмуриться. Маг хмыкнул.

— Да. Теперь дело за малым. — И не нужно так на меня смотреть! Я легкая! Во всяком случае легче некоторых! Нет, а если бы по традициям невеста должна была тащить жениха, маг бы согласился? Нет, ну смотрите, это же гораздо справедливее, кто тащит на себе весь дом? Женщина. Кто растит детей? Женщина. Кто, в конце концов, обычно настаивает на такой ерунде как брак? Тоже женщина! Так почему же это мужчина тащит жену через порог дома, а не наоборот?

Главное не то, согласился бы Вэл или нет, а то поняла бы ты его?.. Хм… Да… То есть нет!

Вэл повернулся и направился куда-то внутрь дома. Натренировался, зараза! Я-то думаю, чего это он меня везде таскает, а он, значит, репетировал! Нет, если он еще хоть раз, хоть когда-нибудь предложит меня понести, я ему точно скулу выверну. Не будет так отвратительно ухмыляться!

— Ходят тут всякие, — бурчала я, но маг сосредоточился на выбранной цели и ни на какие посторонние шумы не обращал внимания. Сволочь! Ни капельки сочувствия!

Маг аккуратно посадил меня на кровать в темной комнате и, отойдя к двери, сказал:

— Так, Ай, помолчи и послушай меня. Внимательно. — Я вытаращилась на него. Впервые в жизни молчала, а меня обвиняют — Вэла я не слушала. Ну, и что нового он может мне сообщить?

Я наблюдала за ленточками на одежде мага. А, знаете, ему, ведь, идет. Стоит, пожалуй, сообщить Марше новый стиль украшения одежды. Пусть все костюмы мага переделает — вон как нарядно смотрится.

Почему-то увешенный атласом Вэл напоминал мне плющевого медвежонка.

— … сиди тут. — Донеслось до меня сквозь розовый туман. Я попыталась попросить его повторить основные аспекты пропущенной лекции сначала, но он уже закрыл дверь. Тлен! Только приступили к женитьбе, а он уже приказывает! Нет, правы люди, хорошее дело «браком» не назовут!

Я еще несколько мгновений рассматривала очертания двери, а потом плюнула на все и отбросила все мысли о маге. Что ж, оставалось только усесться на кровати и ждать.

* * *

— Сларт Карат Тор… — я глядела в окно на полную луну и тихо ругалась себе под нос. Угораздило же меня так вляпаться! И где только этот убивец шляется?

— Сзит ри Кхар Тхор… — вот только появись! Я тебя тут же скалкой по башке. Будешь знать, как заставлять девушку ждать! Эта женщина может опаздать, более того, это даже приветствуется, но никак не кровожадный монстр! Что он вообще себе поволяет?! Пунктуальным надо быть, пунктуальным! А если… А если он вообще не придет?! Это ж, это ж получается, что мы с Вэлом женаты окажемся?! Мама!

— КанЛис кор! — зато какая замечательная практика в древнем языке! А выходить замуж, оказывается, полезно с лингвистической точки зрения…

Я хмыкнула. Ладно, поупражняемся в судельском, раз начали! «Лис» — корень в имени бога изменений, есть и в моем имени. Айлисса переводится как "ветер последних перемен". Ну, или что-то в этом роде. Так что когда меня называют просто «Ай», меня зовут ветром… Интересно, какое подходящее имя мне выбрали при рождении. Как не сокращай, все равно подходит! Богатая у моей матушки было фантазия, правда?

Мои родственнички вообще отличаются чересчур развитым воображением. Чего стоит одно только наше родовое имя! «Эл» — кровь, но это ладно, куда уж без нее! «Т» — сокращенное от «тхор» — «тьма» и «ай» — «ветер». Ну, суффикс «н» — это что-то вроде обозначения того, что род является одновременно гильдией магов. Вот так вот. Получается "Темная кровь ветра". Поэтично, правда? И совершенно бессмысленно. Какая у ветра может быть кровь? Только ели взять природных духов. Но у них она золотистая. Бред, короче, а не второе имя. Но кого это, собственно, интересует?

За окном выл ветер. Лучше б уж это были волки — присутствие хоть каких-то живых существ вселяет уверенность, что ты все еще жив.

И вообще, в деревне Т" Минна почему-то довольно жутко. Почти как в Черном замке. Почти. Трещала рама. В комнату вливался голодный белый свет луны, погружая помещение в полумрак и превращая обычные предметы обихода в жутких монстров.

Я сидела на кровати, облокотившись спиной на стену и обняв колени руками. В доме царила абсолютная тишина. Только мышь тихо скребется за окном…

За окном?!

Во мне зародилось непреодолимое желание подойти к окну и разобраться с в конец охамевшим грызуном, но… Не знаю почему, но я решила этого не делать. Неужели восприняла этот маскарад всерьез? Может, слишком много ролей мне приходится играть одновременно, что я уже забываюсь и путаю игру с реальностью? Двухслойная маска. Нет, трехслойная. Первая скрывает мое имя от Вэла, вторая то, что я Эл Тайн, и третья по просьбе мага заставляет мне притворяться его невестой. Не знаю. Возможно, я слишком вошла в роль.

Так, будем мыслить логически. Незаметно в комнату никто не сможет проникнуть. Даю сто двадцать процентов, что маг набросил на нее какое-нибудь заклинание. Значит, проникновение не останется для Вэла секретом. Для шустрого мага на то, чтобы выйти из своей комнаты и войти в мою потребуется секунд двадцать. Что ж, это время, думаю, продержаться можно. Эх, почему я от крови отказалась, дура?..

Рама заскрипела снова. Я неприязненно на нее покосилась. Надо это дело кончать. Кто вообще строил такой скрипучий дом? Захочешь так специально сделать — ведь не получиться же!

Стащив покрывало с кровати, я кинула его на пол и уже по нему подошла к окну. Это ведь было не "по земле", правда?

А что, ничего так домик у старосты. Вставлять в окна стекла может себе позволить далеко не каждый. Обычно ограничиваются обычными ставками или чем-то вроде промасленной бумаги. Хотя, он же служит магу.

Я подергала за ставки. Странно. Вроде не скрипит. Или это я недостаточно сильно дергаю?

Теперь кто-то стучит за окном, будто стену прослушивает на наличие тайника. Барабашка легендарный, что ли появился?..

Наверное, меня спасло чутье Эл Тайн. Я ломанулась назад так, что столкновение со стеной выбило весь воздух из легких, согнулась и подняла руки, закрывая голову от осколков внезапно разлетевшегося вдребезги стекла. Выпрямилась. На фоне разбитого окна стояло освещенное луной довольно странное существо, напоминающее оборотня на двух ногах. Почти человеческая фигура, обросшая шерстью. Клыки сверкали в бледном свете, темная шерсть серебрилась… Позер…

Я скривилась. Существо оборвало рык и уставилось на меня.

— Ты где, Отродье Тлена, мотался, пес блохастый?! Да знаешь ли ты, Каратово племя, чего я из-за тебя натерпелась?! Душонка твоя тхортая!!! — разоралась я, уперев руки в бока, с выражением жены, встречающей мужа после недельного загула. Существо опешило. Похоже, раньше жертвы не осмеливались предъявлять ему претензии, — Да как ты, маньяк-переросток, посмел?!.. Кого?!.. Меня?! Из рода Эл Тайн?!!! Да ты!!!.. Ты мне будешь объяснительную писать! Понял?! Я тебя по Соборам затаскаю, понял, да?! Да из тебя Вэл бифштекс сделает, котлета ты ходячая, с кровью!!! Как только придет!.. Гибрид мула и собаки! Тушенка просроченная!..

Мой убивец что-то тявкнул в свое оправдание и отступил на полшага назад. Я, окрыленная удачей на дипломатическом поприще, продолжила наступление. Прав был Кот — все проблемы можно решить на словах. Если повезет…

Где же этот торов маг?

Существо вновь отступило, но наткнулось на подоконник… с целым стеклом. Я замерла с выставленным пальцем и открытым ртом. Как такое может быть? Я же точно помню звон посыпавшихся на пол осколков! Магия!!!

Пока я пыталась осмыслить очередную подлость мироздания, убийца опомнился. Он (оно?) тряхнул головой и ощерил клыки в мою сторону. Теперь настал мой черед пятиться.

— Ты руки помыл, изверг? — строгим голосом спросила я, заставляя колени дрожать менее заметно.

…Почему же нет мага?..

В мою голову закралась нехорошая такая мысль… Как всегда слишком поздно.

Что, если Вэл и не собирался приходить мне на помощь? Ведь если моя смерть окажется на его совести, об этом немедленно узнают. Что, если он просто не решился связываться с кровной местью моей семьи? Подождет пока меня прикончат, а потом… Глядишь, и я этого монстра немного задену… А пока он будет занят мной можно незаметно подкрасться…

Тут существо взвыло и кинулось в мою сторону. Все панические мысли тут же выветрились — осталась только ярость.

— Вэл!!! Гад, ты где шляешься?!?!.. — он не услышит, если не услышал раньше, но что не сделаешь от бессилия?

Понятное дело, что ничего не изменилось. Существо выпрямилось, потрясло головой, избавляясь от последствий столкновения со стеной, и вновь оскалилось в мою сторону. А я наконец-то вспомнила, что не являюсь кисейной барышней и запустила в него дроты. Он дернулся, но устоял. Выдернул из груди железные занозы и отбросил в сторону.

… И вот тут я испугалась по-настоящему. Кровь. Я ее почувствовала. И если на него не подействовал яд из моей крови, то он кровь от крови я… Не верю! Не может быть, чтобы ЭТО было МОИМ РОДСТВЕННИКОМ!!!

Мысли в голове пролетали с грифоньей скоростью, но все какие-то ненужные, бесполезные.

"Почему маг послушался меня и не поставил в моей комнате кровь?"

"А какая невеста будет держать в своей спальне в ночь перед свадьбой ведро с кровью?"

"Вампирша"

"Но я-то — нет"

"Как будто это делает тебя более нормальной!"

Так, хорошо что я все это признаю, но убийца-то не поверил бы в приманку! Если бы она могла сопротивляться… Тор! Почему все так?!..

Монстр навис надо мной, а мне ужасно не хватало времени.

Я рухнула на колени и, уже плохо соображая что я, собственно, делаю, обхватила ладонью амулет и, быстро найдя то что мне нужно, мысленно завопила:

— "Вэл, мать твою!"

Какая-то дрянь прицепилась к его сознанию, но он уже освободился. А все равно не успевал.

На ругань времени не хватало. Его вообще ни на что не хватало. На аккуратность тоже.

Надеюсь, он сообразит, что я делаю. И не убьет за темную магию в собственном доме.

Моя кровь уже капала с острых лезвий и я, вцепившись во все то, как я представляла мага, рванула на себя.

Сообразил он быстро.

Хватило двух ударов сердца.

А на месте разрыва пространства посыпались золотые и красные искры, у меня началась истерика. Естественное состояние возобладает. Оно и так слишком долго ждало. Прощай здравый смысл. Мне будет тебя не хватать.

Вэлмир.

В комнате я сразу лег на кровать, подложив руки под голову. На спине лежать лучше, потому что подрываться с места удобнее в случае опасности.

За окном дул ветер. Странно, но днем на улице была хорошая погода. Что-то тут не так.

Ожидание всегда утомляет, независимо от того, что именно ты ждешь. Хотя я даже не устал, уставать не от чего было, но глаза упорно слипались. Думаю, если я полчаса подремлю, ничего страшного не случится, проникновение все равно замечу.

Только согласился сам с собой, как сразу погрузился в глубокий сон. Мне ничего не снилось, не было вообще ничего, только пустота. Сознание продолжало работать и боролось со сном. Что за странное чувство? Кажется, что кто рядом, совсем близко.

Палец обожгло огнем. Я резко сел на кровати и посмотрел на руку. Значит, морок? Неожиданно, убийца не простой, скорее всего при жизни был магом. Голова шла кругом, видимо немного больше сил потратил на борьбу с чужеродной магией, чем нужно. И если бы не отцовский перстень, никогда бы мне не освободиться.

За стеной послышались какие-то странные шорохи, похожие на тихую борьбу. Я быстро понесся в соседнюю комнату, на ходу ругая себя за то, что не вовремя увлекся изучением оказываемого на меня воздействия магией, и совсем забыл об Эл Тайн.

Ещё в коридоре вынес дверь заклинанием, так что путь был свободен. Ай сидела на полу, прижавшись спиной к стене, над ней склонился… видимо, это когда-то действительно было человеком. Он занес когтистую руку над собой, медленно размахиваясь для удара. Я внутренне возмутился. Уж если кто-нибудь и убьет Эл Тайн, то это буду я.

Направил перстень на мага, заклинание сорвалось с камня, большим синим шаром понеслось на него… что за тор?

Ткань пространства лопнула в мгновенье и монстра затянуло в портал вместе с моим заклинанием. Через удар сердца в комнате остались только я и Ай.

— С тобой все в порядке? — я присел на корточки рядом с ней.

Она смотрела куда-то сквозь. Неужели грозная Эл Тайн испугалась?

— Эй, — я осторожно потрепал её за плечо. — Брось, все в порядке. Мигни хоть, если слышишь, что ли?

Она медленно повернула голову в мою сторону.

— Карат, Вэл, ты где был, тор тебя возьми? Ты, придурок!!! Мантрикор недорезанный!!! Все в порядке, все обошлось… Тьфу! Ты подлый, мерзкий Т'Минн!!! Как тебя такого земля только держит??!

— Ай, я понимаю, ты испугалась. Я сам испугался, когда его увидел. Но его уже нет, все хорошо. — во всяком случае, он далеко отсюда.

— Ничего хорошего в этом нет! Если бы я тебя не вызвала, поминай как звали бедную меня! А тебе-то лучше, был бы молодым вдовцом, не так ли?! И приданное ни за что ни про что досталось бы! Духи, что я несу… — её начала бить мелкая дрожь.

Значит, перстень отреагировал на её магию? Ничего не понимаю, что за странное чувство было тогда…

— Ай…

— Что "Ай"?! Да я тебя сейчас убью за такие вот выходные!

Она выпустила дрот. Я отмахнулся от него, как от назойливой мухи.

— Извини, но мне придется сделать так, — я направил на неё перстень. Яркая искра сорвалась с камня и пролетела сквозь неё. С последним, не в меру грязным ругательством, она глубоко заснула и упала мне на руки.

Я вздохнул. Прикажите мне теперь все время её на руках таскать?

* * *

Время близилось к полудню. Эл Тайн давно должна была проснуться, примерно три часа назад, но почему-то не просыпалась. Заклинание и стресс делают свое дело.

А время шло. Сколько можно спать? Все утро сижу над ней и жду, пока наша принцесса проснется, но столько времени спать…

Она дышит хоть? Решил проверить. Склонился над ней, прислушался — вроде дышит. Не успел поднять голову, как Эл Тайн решила резко проснуться и со всего размаху столкнулась со мной лбом. Я схватился за голову, боясь, что она сейчас развалится. Похоже, Ай тоже этого опасалась.

— Ты чего? — я растирал лоб.

— Ма-а-ать…

— Она здесь не при чем. Ты не пробовала вставать нормально, — сказал я, вспоминая, что сам встаю таким же образом.

— Пробовала… Ни Карата не выходит… Чего ты вообще на меня уселся?

Я посмотрел на неё. Сидел я всего лишь на одеяле, но похоже, оно к ней приросло.

— Какие мы нежные…

Айлисса.

— Какие есть! — я решительно потерла переносицу и задумалась. Так, вроде все помню.

Только я собралась сказать магу все, что о нем думаю, как поняла, что я собственно сделала. Я ошарашено уставилась на собственную руку, потом на Вэла, потом на руку… Неужели я повторила его любимый жест?! Он же меня раздражает, почему же тогда?..

Вэл наблюдал за моими манипуляциями с легким недоумением. Дурацкая привычка! Хорошо, что он ничего не понял. А то бы подумал, что я его передергиваю. А это все он со своим шрамом! Взял, тоже мне, моду, тереть старую рану когда думает. Хотя, пусть делает что хочет, мне-то какое дело? Может у него там мозговая точка и стимулятор работы мысли.

Решив оставить разбор полетов на потом, я совершенно безжизненным тоном сказала:

— Вэл… К этим убийствам причастен кто-то из моих…

— То есть? Что-то я не понял. С чего бы это?

Я скорчила рожу. Надо же, а с виду такой умный.

— Я — маг крови! — пафосно заявила моя персона. — Неужели я не смогу узнать собственную кровь и все, что с ней связано?

Вэлмир.

За кого она меня принимает?

— Это ясно. Но как кто-то из твоих смог узнать местонахождение моей деревни? Это невозможно. Весь лес, окружающий мои земли, наглухо закрыт шитом и парой сотен защитных проклятий. Не льсти себе, даже Эл Тайн его не преодолеть. — тем более, что он настроен именно на Эл Тайн и нечисть.

— Это ты у меня спрашиваешь? Я хоть и могущественна, но не всеведуща!

С такой мимикой ей только в актрисы путь, а не в маги. А самомнение зашкаливает, выше неба!

— Тем более, — продолжила свою мысль Ай, но уже человеческим тоном, — Монстр же проник…

— Если ты права, то это ничего хорошего не сулит.

— Почему это?

— Потому что мы можем находиться под прицелом у врага. Без какой-либо защиты. По-твоему, это сулит нам что-то хорошее?

— О, здрасьте! При чем тут мы? Насколько я знаю, это тебе нужно беспокоиться.

— Как при чем? Учитывая, сколько времени ты находишься у меня, до сих пор живая и относительно здоровая, и то, что ты согласилась мне помочь, тебя просто примут за изменницу. Так что ты ровно в такой же опасности, как и все мои люди.

Эл Тайн прищурилась. Как меня выводит эта её привычка, кто бы знал.

— Какие мы осторожные! — фыркнула она и свесила ноги с кровати.

— Одевайся давай. Через час мы возвращаемся в поместье.

С этими словами я вышел из комнаты. Теперь объяснить бы всем, что свадьба была ложная…

* * *

— Аадор, ну мне ты сказать мог? Я готовила такой свадебный пир, а ты… — доносилось из кухни. Кажется они уже не кричат друг на друга. Может, растратили весь пыл?

Тяжела семейная жизнь, как говорит Аадор. Уже около получаса Краса отчитывала старика, когда узнала про обман. Хорошо, что он не сболтнул второе имя моей "драгоценной невестушки". Тогда бы одной шишкой он бы точно не отделался. Да и мне бы досталось.

Нарья тоже обиделась на отца, потому что обижаться на меня ей воспитание не позволяло, и они с подружками пошли объясниться со всей деревне, почему им пришлось солгать. Близнецы просто пожали плечами и отправились по своим делам. Вот уж кому без разницы ложная свадьба или настоящая. Главное праздник был.

Народ расстроился не сильно. Сначала, конечно, да, но когда узнали, для чего это было сделано, и что убийцы больше нет, сразу подобрели.

На всякий случай я ещё раз проверил деревню и ее окрестности. Убийцы действительно нигде не было.

В голове до сих пор крутились слова Ай. Если это действительно дело рук Эл Тайн, то нужно проверить защиту земель, нет ли бреши. Если она окажется права…

Но не будем думать о плохом. Пока.

Я постучал в дверь комнаты Ай.

— Да! — рыкнула она. — Каратово Племя…

Я вошел. Ай сидела на кровати и со злым видом натягивая левый сапог. Правый был уже на месте.

— Ты еще долго?

— Потерпи чуток, где-то годик, именно столько мне понадобится, чтобы натянуть этот торов сапог!!!

Я незаметно провел рукой за спиной. Сапог сам налетел ей на ногу. Она так и сидела, смотрела то на ногу, то на руки. Умаялась, поди, соображает туго.

— Теперь ты готова?

Эл Тайн недоверчиво зыркнула на меня.

— Твоих рук дело?

— С чего бы? Я что, маг-одеватель сапог?

— Кто вас Т'Миннов знает Хорошо хоть, что одежду в нормальный вид привел, в черный! Думала, умру, пока ходила, как белоснежка…

Я уже не мог её слушать. Столько слов и все на одном дыхание, без сбивок, ровным текстом, будто с листа читает.

Она продолжала недовольно бурчать, но я даже не вслушивался.

— Ты так и будешь сидеть здесь и поливать мир грязью? Пошли, нам надо обратно. И, в конце концов, почему я должен стоять и уговаривать тебя? — я задумался, а потом использовал уже проверенное средство. — Может, мне тебя… понести?

— Да я тебя!.. Я твою кровь в воду превращу!!! — она затрясла передо мной платком с кровью.

— Правда? — я честно пытался не рассмеяться — такой у нее потешный вид был.

Эл Тайн прищурилась, но уверенность медленно сползла с её лица.

— Ну… конечно, ты, отродье Тлена!!! Я могу страшные вещи с тобой сотворить!

Я тяжело вздохнул. Она неисправима.

— Знаешь, пока я наблюдаю за тобой только одну страшную вещь — это вредность. Немедленно вставай и шагай во двор. Все, надоела, возражения не принимаются, — я специально громко хлопнут дверью. Тор… перестарался, ручка осталась у меня в руках. Жаль, хорошая вещь, резная.

Вышел во двор, достал так называемый циркуль, вбил колышек в середину предполагаемого узора, и начал чертить руну перемещения. Сумки уже стояли и ждали, когда мы тронемся в путь. Хотя, это я быстрее тронусь умом с этой Эл Тайн.

Наконец, из дома вышла Ай. Нарья шла рядом и что-то горячо шептала ей на ухо, изредка поглядывая в мою сторону. Девушки, что с них взять. Но глаза у магички загорелись. Снова что-то задумала?

— Я готова, — она встала около меня вытянувшись по струнке.

Я спокойно поднял небольшую сумку на уровне её носа. Она недовольно сморщилась.

— Держите, миледи, — я повесил сумку ей на плечо, взял другие, в которых были гостинцы Марше и другим от жителей деревни, и шагнул в центр руны, стараясь не затоптать с трудом вычерченный узор. — Вам здесь понравилось, да? Ну, если хотите…

— Ну уж нет, Т'Минн, ты так просто от меня не отделаешься!

Ай шагнула в ко мне и двор опустел.

Айлисса.

Я потерла лоб. Опять будет шишка, Карат Тор! Все против меня. Ветки висят где ни попадя, маг делает все что хочет! Я ему что, игрушка?! Нужна — всегда пожалуйста! Конечно, господин Т'Минн! Не нужна — усыпить! Конечно! Меня можно и не спрашивать! Зачем?! Еще и сапог этот!..

Я зарычала.

Раздался тихий стук в дверь. Как будто если я скажу «нет», он не зайдет!

За собственной речью я уже давно перестала следить и болтала о чем-то постороннем. А голова моя была занята совершенно другим. Мне не давала покоя мысль о родственниках. Вэл не прав. Меня слишком хорошо знают, чтобы считать изменницей. Во-первых, я и сама ничего не знаю. Как можно выболтать то, о чем не имеешь понятия?.. А во-вторых, Эл Тайн вздохнут с облегчением, сплавив меня из замка. Это будет что-то вроде каникул для моего славного семейства.

Но монстр?.. Откуда? Кто-то из родичей наверняка ведет свою игру, но кто? Вернее, не так. Собственные цели есть у всех, но кто стоит именно за этим? Да не будь я последней в роду, если остальные об этом знают! Кто превратил это существо в убийцу? И зачем? Ни за что не поверю, что конечной целью должен стать Вэл. Просто силенок не хватит. Крестьяне? Возможно, но какой в этом смысл? Чтобы выманить Т'Минна и прикончить? Зачем так сложно? Я? Э-э-э…

Я замерла, зажав рот рукой. Я что, все это вслух сказала? О, Духи!.. Проклятый длинный язык!

Маг стоял, прислонившись спиной к стене, сложив руки на груди, и со стеклянными глазами. Кхм, кое-кто делает вид, что размышляет вслух, кое-кто делает вид, что слушает. Боги, вот это невероятное везение! Надо следить за собственной речью, а то в следующий раз не заметишь, как лишишься головы. Что-то я слишком расслабилась. Сижу тут, треплюсь с Т'Минном… Забыла, что нахожусь в тылу врага!

Так, ладно, хватит прикидываться паинькой. Пора приниматься за собственный план.

Я развернулась к Вэлу, громким окриком заставила его вновь сосредоточить внимание на мне, честно поругалась с ним, обиделась, погрозила, снова обиделась, довела мага до состояния невменяемого бешенства…

Дверь раздраженно хлопнула, и я удовлетворенно кивнула. Из коридора раздались приглушенные ругательства и на душе сразу полегчало. А день-то, оказывается, просто замечательный!

Я еще некоторое время покрутилась перед зеркалом и с довольной улыбкой вышла во двор. Одежда снова стала черной, что тоже добавляло мне настроения. Некоторое время понаблюдала как маг елозит на коленях и возится с натянутой веревкой, а когда он довольно разогнулся, спустилась с крыльца.

— Ай!

Я замедлила шаги и обернулась. Нарья подбежала ко мне, схватила за руку, заставив остановиться совсем, и заглянула в глаза.

— Уезжаешь?

— Телепортируюсь.

— А-а-а… Понятно, — она посмотрела на меня и, покосившись на недовольно застывшего мага, зашептала на ухо:

— Ну, ты это… приглядывай за ним. Он ведь хороший, — с этим утверждением я не могла не согласиться и хмыкнула, — Ты не смотри что он такой. Ему просто тяжело. А гордость не позволяет признаться, — эти ее слова были сказаны с таким удовольствием, будто все хорошее, что есть в маге — исключительно заслуга Нарьи, — Он же всех своих потерял на войне с этими некромантами, — я подавилась возмущением. Назвать мага крови некромантом?! Ну, знаете ли! — Ему просто не хватает дружбы, понимания, любви… Девушка ему нужна… Жениться ему надо, двадцать пять лет уже!..

И все в таком духе. Нет, ну, допустим, нужна ему жена (хотя кто согласиться за него выйти ума не приложу), а я то тут при чем? Что мне, объявления на всех углах развешивать: "Т'Минн, еще не старый, почти не использованный, отдам в добрые руки"?

Вэл трясется за своих крестьян, а они за него. Инстинкт мамочки, Карат Тор!

Нарья крепко вцепилась мне в локоть, а я почти придумала план… Невеста нужна? Есть у меня одна на примете!

Вэл уже начал нервничать и все время поглядывал на небо, многозначительно косясь в мою сторону. Нет чтоб прямо сказать! Я заверила девушку в своей полной с ней солидарности и подошла к магу. Неврастеник, тор.

Портал перенес нас прямо к парадному входу. Интересно, это он специально? Честь и слава победителям, да?

Меня снова затрясло, поэтому я зло бросила мешок на землю и с разъяренным видом повернулась к магу. Но стоило мне только открыть рот, как меня самым наглым образом перебили. Вернее, одно и то ж слово мы произнесли на два голоса. С диаметрально противоположными интонациями.

— Вэлмир!.. — Кажется, я знаю кто это вопит. Но зачем так громко?

Во втором голосе прозвучало столько нежности, что маг сначала удивленно уставился на меня, увидел мое лицо и полностью убедился что я так произнести его имя не могла.

Побив все рекорды (и как только во всех своих юбках не запуталась?) размытый силуэт сорвался с лестницы и столкнулся с магом.

— Господи, Вэлмир, я так волновалась, так боялась!

Маг захрипел.

Я злорадно захихикала. Вот, и не нужно никаких «десятиступенчатых» боевых заклинаний. Зачем? Достаточно выпустить Сару и обеспечить Вэла в пределах досягаемости.

Лицо мага приобрело благородную синеву. Я аж засмотрелась. Вот она — мечта некроманта!

Может, мне и не придется с ним драться? Сара сама решит мою проблему. Надо будет не забыть подарить ей потом тортик. В благодарность.

Вэлмир.

Мы вышли из портала. Я заметил, что Эл Тайн снова трясло. Интересная реакция у неё на перемещение. Она бросила сумку на землю и недовольно зарычала.

— Вэлмир!.. — услышал я голос со стороны дома.

Ну вот, опять. Сара, что же мне с тобой делать? Она бросила кота, которого держала на руках… так, а откуда у нас такой взрослый кот? Откуда вообще такой откормленный экземпляр?

— Духи, Вэлмир, я так волновалась, так боялась…

Я вздохнул. Началось…

Кот попытался прошмыгнуть между нами, но не успел. Сара уже занесла ногу над котом. Несчастный, у него были такие глаза, будто он уже начал прощаться с жизнью. Но к его счастью из ступора вышла Ай.

— Не тронь животное! Оно живое! — крикнула она, расталкивая нас и одновременно бурча себе под нос. — Пока что живое, но с тобой долго не протянет. Ты, отродье Тлена, смотри куда наступаешь! — внезапно повысила голос Эл Тайн, — Чуть бедного зверька не раздавила.

Магичка протянула руку к коту. Он подошел к ней, как к законной хозяйке, потерся о её руку и запрыгнул на грудь.

— Живодеры, — буркнула она и направилась в дом.

Эл Тайн любит животных? Духи, с кем мы воюем? С каждым днем мне все больше кажется, что война становится все более бессмысленной. Поскорей бы узнать имя чернокнижного выродка и закончить все.

— Вэлмир…

— Сара, мне некогда. Позже, может, все расскажу.

— Но почему вы вернулись раньше?

— Потому что все прошло быстро.

Сара хотела что-то спросить, но под моим строгим взглядом мгновенно передумала, только грустно посмотрела на меня.

Сара, Сара, что же мне с тобой делать?

Айлисса.

Я прижала теплый рыжий бок к себе и быстро поднялась по лестнице. Нет, тискались бы себе на здоровье, но зачем невинное животное во все свои темные делишки впутывать? Могли бы, между прочим, и без жертв обойтись. Ну, маг, естественно, не в счет.

Кошач уже полностью оправился от стресса и привольно развалился у меня на руках. И где только Сара такого красавца выкопала? Рыжая длиннющая шерсть шелковистая, как лучшая заморская ткань, ярко-зеленые глаза и длинный хвост… Карат, и что на меня нашло? Не могла мимо пройти? Нет же, обязательно нужно влезть! Ну задушила бы Сара мага в объятиях, мне меньше работы. Чувство справедливости взыграло! А как же! Бедный Вэлмир, он такой беззащитный! Счаз! Аж десять раз.

Я шла по коридору и с удивлением оглядывала поместье. Вроде бы ничего не изменилось, а такое странное чувство спряталось в груди… Может, это ностальгия? Вот уж бред, никогда не думала, что буду скучать по мрачному замку предков. Ан, нет! Еще как скучаю! Не хватает вечного гула разговоров в столовой, безмолвно шествующих по коридору слуг-зомби, десятка стражников-зубоскалов, потерявших последний страх и норовивших ущипнуть наследницу магии тьмы пониже спины… Вечных «индюков» Мерка и прекрасного оперного голоса типа «фальцет» Иррики, постоянных споров Славэка, мелькающего рыжей молнией Кота, вечно задранного к потолку носа тетушки Миррэль, хохота над пошлыми шуточками стражи кухарок в крыле слуг, бродящей по коридорам матушки Корины, с которой все здороваются не иначе как «миледи» и не обращают внимания когда она с могильным холодом проходит сквозь стены… А уж что в Черном замке начинается весной! Десятки чернохвосток выползают из подземелья и разгуливают по замку, посвящая всех желающих и не желающих в свои свадьбы. Завели их давно, тогда, когда в Черном замке все еще жили крысы. С десяток злобных тварей, живущих исключительно в Марьских болотах, бросили в нижние ярусы замка, надеясь, что они хотя бы потреплют серую братию. Но эти, с позволения сказать, кошки выжили, прижились, да так расплодились, что крыс стало на всех не хватать и грызуны навсегда исчезли из Черного замка. Но чернохвостки не померли от голода. Предки с чего-то решили подкармливать их, возможно, ради крови под рукой, но теперь им еженедельно скидывают по приличному шмату мяса объедков со стола. Почему «скидывают»? Потому что на нижние ярусы теперь, когда там поселились кошки, зайдет только самоубийца, решивший покончить жизнь экзотическим способом. Своих котят они защищают отчаянно. А кровь… Что кровь? За последнюю сотню лет ни одна чернохвостка не была поймана. Все охотники до свежей и «доступной» крови возвращались расцарапанные и едва живые. Спрашивается, зачем их держат? Я тоже задавалась этим вопросом. До тех пор, пока однажды не поприсутствовала на том, как забредшего близко к замку медведя не загрызла свора чернохвосток. Да, да, я не побоюсь этого слова. Именно свора, и никак иначе. Отец даже пару раз брал с собой на охоту десяток "никогда не прирученных" и "д. юже диких" котов. Возвращался он всегда довольный и с полным поясом перепелов. Говорил, что охотничьи коты гораздо лучше справляются со своей обязанностью, чем их коллеги собаки. Они, дескать, не только из болота дичь достанут, но и по деревьям прыгают. Папка еще хвалился, что свалил оленя, но, так как не любит «козлиное», как он выражается, мясо, отдал тушу чернохвосткам. Не осталось даже кожи.

Так что, Вэлу еще повезло, что на него натравили только Сорта.

Вэлмир.

Я вошел в дом.

— Господин, — Прервик отвесил мне поклон. — Как прошло?

— Спасибо, Прервик. Все хорошо.

— Я рад, господин.

Я вымученно вздохнул. Ничего не поделаешь, Прервика не перевоспитать. Кажется, я так и помру с мечтой отучить его говорить «господин». Ну и пусть говорит, раз ему нравится. Горбатого только могила исправит.

Сара тихо зашла в дом и прошмыгнула мимо меня на кухню. Неужели она меня не заметила? Это хорошо.

— Вэлмир, ты вернулся! — Марша развела руки для объятий. — Как тебя не хватало, мальчик мой.

Я опустил руки Марши, увиливая от объятий.

— Я тоже рад всех видеть. Приготовь что-нибудь для Ай.

— Конечно! А что хочешь ты? Может, бульончику горячего? Или булочек?

— Ничего мне не надо. Все, иди на кухню, поухаживай за Ай.

Марша удивленно приподняла бровь.

— Что-то ещё? — спросил я.

— Ничего, господин, — она медленно повернулась ко мне спиной.

Я пожал плечами и хотел уходить, но до моего слуха донеслось бурчание Марши.

— … если он так к пленнице относится, к врагу, то как он Эл Тайн последнего убьет? Если он совсем ребенок, у него рука дрогнет…

Я усмехнулся. Нет, рука у меня не дрогнет. Не уверен я, что это будет совсем ребенок. А к Ай у меня такое отношение потому… потому… Немного внимания ей не повредит. Все-таки чуть более хорошего отношения обитателей поместья она заслужила. Помогла, вот и пускай радуется.

Поднялся на верх в комнату Ай.

— Можно? — я постучал в дверь.

— Попробуй! — откликнулась она.

Я вошел. Ай сидела на подоконнике с котом на руках. Она неторопливо расчесывала рыжий мех пальцами, на подобие гребня. Просто идиллия. Кот от удовольствия прищурил глаза и громко мурлыкал.

— Ты хотел чего-то? — спросила она, не переводя взгляд на меня и продолжая разглядывать улицу.

— Да. Я хотел…. - никогда не думал, что скажу такое кому-то из Эл Тайн. — Я хотел поблагодарить тебя.

Эл Тайн вылупила глаза на улицу. Кот тоже перестал мурлыкать и подозрительно умно уставился на меня, ожидая продолжения. Ай перестала перебирать шерсть кота.

— Любишь животных? — попытался перевести разговор я.

— Повтори, что ты сказал? — недоверчиво спросила она.

— Животных любишь?

— Не дури мне голову, маг. Повтори, что ты сначала сказал, — прищурилась она, вставая с подоконника вместе с котом.

— А, ты про это. Благодарю тебя за оказанную помощь в деревне. Спасибо.

— Погодь, у меня что-то в ушах застряло, мне кажется, что ты, Т'Минн, меня поблагодарил?

— Что ты дурью маешься? Я уже не раз сказал. Спа-си-бо. Я думал, что ты совсем черствая, как все твои родичи. Знаешь, я хотел убить тебя, когда вызнаю имя твоего родственника. Но, думаю, теперь это лишнее. Если ты скажешь мне его сама, я отпущу тебя. И даже если захочешь, перенесу тебя прямо к стенам Черного Замка. Что ты решила? Может, все же скажешь? Тебе же ничего не будет.

Ай всмотрелась в мое лицо. Могу поклясться, её взгляд скользил по шраму. Чувствую это всеми фибрами души. Я посмотрел в её глаза. Большие, сине-синие, будто кошачьи. Хоть Ай и вредничает, я думаю, она это специально. Простая реакция защиты от внешнего мира, с которым она до этого не была знакома. Еще такая молодая… Тьфу, что это со мной?

Эл Тайн тоже внимательно рассматривала меня. Что же она такого интересного во мне увидела? Я что, птица какая диковинная?

Но, все-таки что-то нашла. Разглядывала не злобно.

— Нет, — сказала она наконец.

— Нет?

— Нет. Я не могу сказать тебе имя. Может, позже, но никак не сейчас.

Ничего не поделаешь. Придется готовить заклинание.

— Хорошо, нет, так нет. Отдыхай пока. Марша приготовит тебе обед. Спустишься позже, в столовую.

Я вышел из комнаты. Ты сама так решила, ничего не поделаешь.

Айлисса.

Я уселась на подоконник и уставилась вдаль. И от чего так паршиво? Вроде бы и гадости сегодня говорила, и гениальный план имеется, но, но… Что-то не то. Не хватает чего-то, не достает. И что бы это могло бы быть?

Все-таки, места здесь замечательные. И из окна виды красивые. Хотя, не знаю как в другие времена года, но осенью точно. Тем более сейчас, когда наступило именно то время, когда абсолютно все листья уже поменяли окраску, но опасть еще не успели.

Котяра вздохнул так так тяжело, будто думал о своей нелегкой кошачьей судьбе, и снова распластался на моих коленях. Здоровенный, зараза, так что весь он не помещался, и одна массивная ляжка свисала на подоконник. Но кота это мало волновало. Как я заметила, кошки вообще довольно меланхоличные животные, но этот образец переплюнул всех остальных моих знакомцев из рода кошачьих в самодостаточности. Вот так приоткроет один свой зеленющий глаз и как будто вслух говорит: "Я красивый, ты меня любишь". Самовлюбленный, короче, до жути.

Э-э-эх… Нет, Карат, я не скучаю! Но как же мне не хватает Кота! Ну, на самом деле его зовут как-то по-другому, но я так и не поняла, почему все зовут его этакой звериной кличкой. Превращается-то он, между прочим, в огромного светленького длинношерстого пса. Может, это из-за его изворотливости и рыжего цвета волос? Хотя, должна согласиться, что-то от семейства кошачьих в нем присутствует. Например, лозунг: "Я гуляю сам по себе" — его пожизненный девиз. Да и чернохвостки его уважают намного больше, чем остальных маоих родственников.

Я посмотрела на кота и сразу же вспомнила дядю. А ведь у него почти такой же цвет волос. Только чуть-чуть темнее.

— А назову-ка я тебя Бобиком! — сказала я, умиленно вглядываясь в обалдевшие зеленые глаза. Бабик недоуменно посмотрел на меня. И мордочка у него была такая обиженная, что я умилилась еще больше и рассмеялась. Но имя менять не стала. Не знаю, правда, почему. Из чистой вредности, наверное. Да, вот такая я жестокая!

То, что у кота уже может быть имя, меня не волновали и, если честно, я об этом вообще не задумывалась. Раз мне хочется, то так и будет.

Я вздохнула. До сих пор не верится… Маг извинился? Высокоблагородный Т'Минн перед подлой Эл Тайн? Н-да, мир перевернулся с ног на голову. Я бы долго смеялась если б не видела все собственными глазами. И не слышала собственными ушами. Хотя, может, они меня обманывают? О, все эти ненадежные чувства!.. Да и сам по себе маг ничего так… симпатичный парень. Даже шрам его не портит, а, так сказать, добавляет серьезности. Сразу такой суровый дядя получается! Интересно, откуда он у него? Может, у Марши поинтересоваться? Ну не ножичком же он своим поцарапался!.. Хотя, нет у Марши спрашивать не буду. Еще подумает что-нибудь не то… Да уж, как все запущено!

Бобик потянулся с таким наслаждением, как это умеют делать только кошки, и потерся головой об мой бок. И откуда такой красавец? Он же абсолютно чистый, даже без собачек! А шерсть такая шелковистая, какая никогда не бывает у длинношерстных животных без должного ухода. Кто же его вычесывает? Сара, наверное, притащила.

И все же, зачем Т" Минну мое имя? Вцепился, словно клещ в собачье ухо! Насколько я знаю, боевые маги никогда не шли на поводу у глупых традиций (свадебные обряды не в счет!). Хотя, с чего я взяла, что ему нужна именно я? В Семье, конечно же, об этом никто еще не знает, но Кот мне как-то шепнул… Что Арика, первая жена Мерка, стала пить подозрительные травки… Может, ему нужен именно этот ребенок? Хотя, он еще не скоро родиться, но… Или это здесь вообще не причем? Может, он мой тайный воздыхатель? Свешивался по вечерам с осины и наблюдал за тем, как я приношу жертвы…Вздыхал и горестно вытирал уголки глаз платком…

Картина оказалась настолько нереальной, что я не удержалась и рухнула в комнату. Тор, опять занесло! Бобик мявкнул и, медленно раскачиваясь на шторе, наградил меня взглядом сумасшедшего. Тонкая тюль, совсем недавно повешенная в моей комнате, такого обращения не выдержала и котяра с глазами, полными ужаса, звучно хлопнулся на пол, умудрившись запутаться в прозрачной тряпке. Это только добавило мне веселья. Бобик что-то недовольно ворчал, изредка дергаясь под ворохом ткани, а я могла только хлопать ладонью по полу, изредка вздрагивая всем телом. Н-да, мое воображение как всегда подкинуло мне свинью. Нет, разве возможно представить мага… Вэл и розовые сопли — вещи не совместимые по определению. Тут бы мне и успокоиться, ан, нет! Перед глазами всплыл Т" Минн в слюнявчике и розовом чепчике на подвязках, с тысячью оборочек и сотней кружев. Я только-только начала успокаиваться, а тут опять такое потрясение… Духи… Надо бы… запомнить… что бы… представить… когда буду… с ним ругаться…

Бобик окончательно выбился из сил и, совсем не по-кошачьи вздохнув, замер — сдался на милость победителю.

Я, кое-как усмирив фонтан собственного воображения, поднялась и начала аккуратно освобождать животное. Наконец, Бобик прыгнул в сторону и, победно выгнув хвост, сел умываться, время от времени раздраженно шипя — шерсть билась током. От шторы остались лохмотья — кот хорошенько поработал когтями. Я пожала плечами и выкинула теперь уж точно тряпку за окно. Небось, унесет ветром…

Котик выглядел таким взъерошенным и обиженным на весь мир, что я решила попытаться загладить свою вину. Подхватив рыжего пострадавшего на руки и баюкая его словно капризное дитя, я спустилась по лестнице и через гостиную вошла в коридор для слуг. Так, где-то здесь была кухня… Наверное, я слишком сильно увлеклась размышлениями, потому как не сразу поняла, что слышу довольно-таки занятный разговор… Ну просто грех не подслушать!

— Сара, успокойся! Все еще образуется и…

— А-а-а! Ка-а-ак же! Ты слышала что он ска-а-азал?..

— Ну и что? Ну, не будь размазней, внучка, это ничего не значит. Возьми себя в руки!

— Ка-а-ак это?.. Еще-е-е ка-а-ак зна-а-ачит! Мне он так никогда не говорил! Что бы за мной уха-а-аживали…

— Тьфу, дура! Торова идиотка, ишь чего удумала! Ты кто, белоручка что ли, что бы за тобой ухаживали?! Совсем свихнулась девка!

— Ну и-и-и что? Эту… эту мымру он почти постоянно на руках таскает!

— А тебе что, завидно?

— За-а-авидно! И чего он в ней на-а-ашел?.. Она же страшная, как… как… как гарпия!

Сама выхухоль!

— Не говори так о гостье хозяина, это ревность. А ревность — недостойное чувство. Оно мешает тебе неподкупно посмотреть на мир. Ай довольно милая девушка, худоба, говорят, сейчас в моде. И волосы у нее красивые. Мужчины, между прочим, первей всего на волосы обращают внимание. А если они богатые да красивые то и дальше…

— Черные?! Да у-у-у всех сев-верян такие!

— А ты бы хоть помолчала! Давно не утро, а до сих пор с нечесаными космами ходишь, неряха!

— На-адо ей смолу в отвар для волос по-одлить, пусть походит как дед Назар.

А вот это уже интересно.

— Это который лысый что ли? — охнула Марша, — Не смей проказничать, давно розог не видела? Так я тебе быстро напомню! Здесь они, в уголочке!

— Ну, бабуль!.. Неужели ты хочешь… Ты хочешь счастья мне, или этой…

Дальнейшие взвизги я слушать не стала, все равно больше ничего интересного не ожидается, и по стеночке, по стеночке пробралась в кухню. Ладно, боги с ней с этой чернавкой! Как говорит Кот, чем б дитя не тешилось, лишь бы золотой не клянчило.

Хотя тоже мне! Нашла, хэль, крайнюю! Не любит ее Вэл, а виновата я? Это значит, если у какой-нибудь прачке в деревне упрямое пятно откажется сходит, опять все на меня спишут? Зашибись. Здорово. Давайте, валите все на темного мага, не стесняйтесь! И волос таких, между прочим, ни у кого кроме Эл Тайн нет! Нечего тут.

Я еще долго возмущалась, жуя все вкусно пахнущее из того, что смогла натырить и не вызывало при тщательном осмотре отторжения моего капризного организма. Нет, я, конечно же, могла закатить грандиозный скандал и поднять все поместье на уши, но зачем?.. Досадить магу? Фи, не хочу растрачивать талант попусту, да и, к тому же, я тогда наверняка останусь без завтрака. Или обеда. И тогда сил не хватит на что-нибудь более глобальное.

Вэл куда-то запропастился (и я даже догадываюсь куда! Опять что-нибудь варганит в своей «тайной» лаборатории), Марша всеже успокоила Сару, парочка сторожевых псов наелись мясных обрезков (ну жалко мне их было, они выглядели такими голодными) и мирно дряхли под окнами и я заскучала. План, навеянный словами Нарьи был почти готов, но требовал шлифовки и детальной проработки, а мне было так лень… Поэтому я решила наведаться на чердак.

Там так ничего и не изменилось. Разве что пыли стало еще больше чем раньше.

Я бережно стерла серый налет с арфы и желчно покачала головой. Какой… маг хороший ТАК хранит инструмент? Дать бы ему в лоб как следует, небось мозги на место встанут. Держать арфу на чердаке (на чердаке!) без футляра (без!) натянутыми струнами (со струнами!!!), дожидаясь пока под прямыми солнечными лучами, влажностью во время дождей и холодными сквозняками дерево рассохнется (!!!)?! Нет, на такое способен только полный болван.

Не зная что сделать, я просто накрыла ее плотной тканью, напоминающей мешковину, и отступило на шаг. Надо бы, конечно, спустить колки, но как-то боязно, вдруг струны лопнут?

Пальцы нестерпимо чесались, но играть я не решилась. Все-таки маг не собирался в ближайшее время покупать слуховой аппарат, да и на его чрезмерную увлеченность работой рассчитывать не стоит… Чем бы отвлечь себя? Наверное, нужно полюбоваться на природу и впасть в лирическое настроение.

А делать это лучше всего с крыши…

Вэлмир.

— Вэлмир, ты уже второй час сидишь и не выходишь! Обедать кто будет? — шуршала над ухом Марша.

— Кто-нибудь будет. Ай будет.

— А когда?

— Когда надо. Тебя сюда звали? Тебе заняться больше не чем? Может, вы не будете мне мешать, а?

Марша обиженно опустила голову. Понимаю, для нее я все еще мальчишка, да и веду я себя по-детски, но ведь сколько раз уже просил не мешать!

— Извини, погорячился. Но ты моей элементарной просьбы выполнить не можешь. Я же просил меня не беспокоить. Неужели это так сложно?

В глазах старой няни отразилась горечь обиды. Будто я ее ударил.

— Да, господин. Извините, больше я вас не побеспокою. Я могу идти?

— Иди.

Марша вылетела из лаборатории. Ну и пусть обижается. Я просил? Просил. Просил вежливо, не трогайте меня, когда я в лаборатории. А они послушали?

Я сидел в этой средних размеров комнате и искал подходящее заклинание. Внушение для подчинения мага-крови, где-то я его видел, но никак не могу вспомнить, где именно. Перерыл уже все полки, и ничего. Этими заклинаниями давно не пользовались, отец был природным внушителем, подчинение было его даром, естественным, как дыхание, поэтому все записи он задвинул в дальний угол, презирая "уловки бездарностей". Увы, я так не могу. Значит, как минимум дня два у меня на поиски уйдут точно. А составлять-то его ещё сколько надо!

И тут Удача решила мне улыбнуться и я, слава Духам, нашел это торово заклинание. Взял увесистую книгу и положил её на стол. Ну, как положил, скорее уронил. Зашелестел страницами в поисках нужной главы.

Чего только не было в этой книге. Например: "Как приручит демона для домашних работ", "Жар-птица для освещения помещения", "Как вернуть молодость, не продавая душу" и тому подобная чушь. И кому только такая ерунда могла понадобиться? Логично, что кому-то все-таки были нужны. Вот уж точно не на что людям силу тратить — заклятье "Хамелеон: изменение внешности каждые час, три, двенадцать, двадцать четыре часа". Хотя, если кое-что подработать, изменить парочку стартовых платформ получится отличное маскирующее заклинание… Так, стоп, не увлекаться. Сначала разберемся с делом.

И среди этой бредни я нашел то, что нужно. "Внушение магам для различных нужд". Что тут у нас?

Мне нужен маг-крови. Тор, такого нет. Хотя, некромаг сойдет. Какой там состав?

Я потянул за волосы и уставился вдаль, перебирая в уме собственные запасы. В принципе, все у меня есть. Если, конечно, Марша не использовала тщательно отсортированные и собранные в нужной фазе луны травы в кулинарных целях. Начнем.

* * *

Через час зелье весело булькало в котелке. Оставалось добавить всего один ингредиент, прах крысы, и будет почти готово.

— Ну, боги, не подведите, — осторожно сказал я, боясь сглазить, и сыпанул из баночки не много серой пыли. Хотя от довольных мыслей удержаться все же не смог — зелье имело сложных состав и требовало точного соблюдения рецепта. Пожалуй, по неофициальной шкале знахарей оно бы имело средне-красный уровень сложности. Так что я был доволен — без специального образования приготовить нечто подобное получается редко. Наверное помогло то, что я занимаюсь алхимией, а то биться бы мне с этим зельем до третьего сошествия. Вот, помниться, Элиза как-то попыталась составить сложный, но действенный приворот на основе зелья, вот только не учла его средне-черный уровень… И откуда только взялся стереотип, что готовить зелья умеют только женщины?.. Мама никогда не могла даже простейший…

Какого Карата?! Марша!!!

Раздался довольно сильный взрыв. Все помещение мгновенно заполнилось черным едким дымом. Теперь все поверхности лаборатории придется оттирать от черной жирной сажи.

За дверью послышался топот. Бегут…

— Вэлмир, что случилось?! — Так, первая, конечно, Марша.

— Вэлмир, ты живой?! — немного с истерикой, Сара.

— Эгей, господин мертвяк! Карат… Ты чего учудил, Вэл? — ругательства вперемешку с диким хохотом — конечно же, Ай.

Дыхнув дыму, все трое закашлялись. А я и забыл про него. Поморщился, взмахнул рукой, заставляя дым моментально покинуть комнату.

И вот тут началось…

Айлисса.

Когда что-то взорвалось, я как раз спускалась с чердака. Спускалась весело, практически вприпрыжку и не держась за поручни. Сначала я подумала, что началось извержение. Была у меня в детстве такая мысль, что Черные горы — это вулканы и когда-нибудь они обязательно начнут извергаться. Некоторое время я даже продумывала план спасения в случае чего, а потом, вдруг, резко повзрослела и поняла, что никаких вулканов в глубине Раины нет. Ну, во всяком случае, природного происхождения. Но тут я вспомнила, что нахожусь не в фамильном замке Эл Тайн, а практически на другом конце материка, и никаких гор на равнине быть не может. Поместье основательно тряхнуло, лестница скрипнула, а я пообещала себе что-нибудь сломать этому тхорому изобретателю. Понятное дело, что я едва не рухнула, удержавшись только благодаря природной ловкости. И сразу же бросилась так сказать к эпицентру. Алхимик, КанЛисом рожденный, так его раз так! Чтоб тебя приподняло, да прихлопнуло!

Я могла бы веками искать его лабораторию, путаясь в еще не до конца понятных мне расположениях коридоров, если бы не удачно пробежавшая мимо Марша с внучкой. Няня неслась быстрее молодой и здоровой Сары, подобрав юбки и задрав их, кхм, намного выше колен. Но такое недоразумение, как приличия, ее совершенно не смущало и не мешало развивать спринтерскую скорость. Я, подивившись спортивной форме старушки, припустила за ними, пристраиваясь в хвосте.

Сару я обогнала на первом же повороте (за кем из нас каждое утро гонялся Мерк с алебардой и все прочие обитатели Черного замка с настоящим, убийственно острым оружием? Там не захочешь, а марафонцем станешь!), а вот Марша продолжала уверенно лидировать и первой пересекла финишную черту — распахнула дверь и сунулась за порог. А тут и мы подоспели.

Из дверного проема повалил густой маслянистый черный дым.

— Карат сзист, эларин Тор! Ты решил устроить мне праздник и торжественно задохнуться, драконье пламя?! — воскликнула я, не сомневаясь, что тот, кому я адресовала реплику где-то там, «унутре», и закашлялась. Как-то так получилось, что мы все разом рванулись внутрь и… застряли. Нет, а что вы хотите? Я, от чистого сердца желала помочь, добить бедненького, чтоб не мучился. Сара явно что-то заподозрила и решила помешать мне в этом благородном порыве, а Марша… Марша — чистая душа, искренне хотела помочь, хотя что она могла сделать, ума не приложу. Наверное, закрыть Вэла грудью и отправить всех врагов «малепусенького» на кухню, картошку чистить. И совершенно не важно, что врагов нет, но ведь могут быть! Гипотетически.

Поначалу никто не разобрался в ситуации и не хотел уступать. А потом, когда дошло, что бесполезно упорно лезть вперед, сдвинуться никто из нас просто не смог. Сару Марша ко мне прижала так, что я опасалась срастись с ней. Чернавку же мои острые локти и ребра тоже явно не вдохновляли, что уж говорить про няню! Она смогла просунуть внутрь только одну ногу. Но у нее была хоть какая-то видимость опоры. Я вообще болталась в подвешенном состоянии и изящный косяк, который я начинала тихо ненавидеть, больно впивался в позвоночник. Все у этих Т" Миннов не слава богам! Кто же делает такие узкие двери? Сорт бы здесь не прошел!

Я уже собралась предпринимать что-нибудь экстренное, потому как справедливо опасалась удушения, но тут дым на мгновение сжался и упругим потоком вырвался в окно…

Воцарилось секундное молчание, а потом стены поместью сотряс откровенный гогот. Мы, забыв обо всех препирательствах и неудобствах, хохотали как сумасшедшие. Наверное, со стороны мы и выглядели сумасшедшими. Сара как-то умудрилась согнуться, перевалившись через руку Марши, и я упала на нее. Няня не выдержала нашего общего веса, втянула локти и рухнула следом. На меня.

— Ох… мать… Вы… моей смерти… хотите… Духи!..

Мы распластались на полу лаборатории и даже не пытались подняться. Даже неопытному взгляду видно — не получится.

Вэл стоял около стола (вернее, я подозревала, что когда-то это нечто было столом) и хмуро взирал на нас с высоты своего роста и положения «стоя». Весь в копоти, с подрагивающими руками и, не побоюсь этого выражения, столбом стоящими волосами. Куда там моим! Пожалуй, посоревноваться с ним могли только нарисованы детьми физиономии с прическами "Массовое бешенство ежей". Одна прядка выбилась из общей формы и, словно пьяный солдат в стою, чубом свисала на лоб. И на всем этом фоне (нужно сказать, что лицо у него было даже не каменное, а какое-то безмятежно-спокойное) выделялись горящие почти детской обидой глаза, принявшие в этот момент какой-то фиолетовый оттенок.

Этот его взгляд обиженного на весь мир малыша напомнил мне о многом (розовый чепчик) и я вновь рухнула на Сару, пресекая любые попытки подняться.

Вэлмир.

Прекрасная половина постоянных обитателей поместья лежала у меня перед ногами и задыхалась от хохота. Я все не мог понять, чего же такого смешного они увидели. В голове до сих пор шумело и взгляд сосредотачивался на чем-то только с большим трудом.

Посреди комнаты стоял разорванный изнутри котел, все поверхности покрыл неровный слой копоти. Я не считал это настолько уже смешным, особенно в тот момент. Хотя, может, это я так влияю на них? Говорят, что прирожденные клоуны могут рассмешить одним усилием воли, но что-то раньше я за собой такого не замечал.

Я тряхнул головой, прогоняя странное ощущение пустоты, и подошел к зеркалу. Рот от неожиданности раскрылся сам по себе. Лицо чернющее, волосы стоят дыбом, сам весь в грязных разводах… Очень смешно.

На полке рядом с зеркалом лежало полотенце. Теперь я точно уверен, что в лаборатории побывала Марша. Быстро сполоснул лицо, пригладил волосы, стряхнул осевшую копоть с тела, одел рубаху, в общем, попытался привести себя в человеческий вид, и все это под неумолкаемый хохот.

Нужно сказать, что получилось у меня не очень, но на пока сойдет. Хорошо, начнем разбор полетов.

— Марша, ты, случаем, не убиралась в лаборатории за время моего отсутствия?

— Да, Вэлмир. — ответила она, пытаясь говорить ровно, — У тебя здесь всегда так… пыльно.

— Ясно, — я взял злополучную баночку со стола. — Ты не пересыпала в эту баночку чего-нибудь?

Пожилая женщина подслеповато пощурилась на нее, хотя я уверен, что зрение у нее просто отличное, и пожала плечами. К этому моменту она уже успела подняться и принять обычный добродушный вид.

— Пересыпала. Рядом такая же стояла, они же все одинаковые. Там что-то на дне было, пыль такая же, — сказала она, утирая слезы. Ага, одинаковые.

Прекрасно. К крысам она примешала пепел огня дракона. Поэтому так жахнуло. Это же был мой самый ценный ингредиент, незаменимый в самых сложных эликсирах! Драконов больше нет. Они скрылись далеко за Черными Горами, в неизвестных землях. Считается, что они вымерли, а это очень скверно, потому как запас их магии исчерпаем и ограничен. Может, все ей объяснить и сказать, что теперь я должен пойти за Черные горы и добыть дракона? Нет, сильно испугается.

— Марша, сколько раз я говорил, не трогать ничего в моей лаборатории! Тем более убираться! — крикнул я.

Марша и Сара моментально посерьезнели, потупив взоры в пол.

— Но, господин, вся эта пыль вредна для здоровья, — неуверенно возразила Марша.

— Моему здоровью пыль не помешает. Моему здоровью помешает, если однажды вместо простейшего очистителя, я получу яд! Марша, мне неприятно ругаться с тобой. Я просто прошу тебя, не делай того, чего я прошу не делать. Разве это так сложно? Ты ведь не разбираешься в элексироведении и алхимии, и находиться здесь для тебя просто напросто опасно! Тебе же самой и опасно! И всем остальным! Пока не крикнешь, никто меня не услышит, хотя я могу и приказать. В моем доме отродясь никто ни на кого не повышал голоса, кроме как в воспитательных целях. Но вы же не маленькие дети! Я надеюсь, больше не будет повода кричать. Все ясно?

— Да, господин, — она отряхнула юбку и стала абсолютно серьезной. Такой она выглядела только при разговорах с отцом. — Я могу идти?

— Иди.

— Сара, идем.

— Но ба…

— Идем, — отрезала Марша так, что девушка вздрогнула и, испуганно глянула не меня.

— Вот это да, — присвистнула Ай. — Чего это ты так взъелся на них? Разорался, клешнями размахался, как подросток в переходном возрасте. Чегой это с тобой, мозги взрывом снесло? Или они уже давно прокисли, как недельный борщ? В конце концов, они за тебя волновались.

— Не нужно нотаций, тем более от тебя. — Спокойно сказал я и взглянул Эл Тайн прямо в глаза, — Считаешь мое поведение недостойным? А ты сама верх воспитанности?

Ай оскалилась.

— Я выгляжу моложе, чем я есть. Мне не нужно быть строгой, но справедливой и пакости меня вполне устраивают. А вот Вы, глава Т" Минов, пытаетесь быть старше, в игрушки вам играть некогда, вы справедливы и благородны! Так следуйте собственным идеалам. — она перевела дух, — И убери с лица такое серьезное выражение оно подойдет трехсотлетнему старцу. Решись уж, кто ты, мать твою, мученик или взъевшаяся на весь мир и загнанная в угол псина.

Она спокойно поднялась с пола и уселась на стул.

— Так как?

Ее ехидную интонацию я проигнорировал.

— Ай, мне нужно работать, уйди пожалуйста.

— Как ни в чем не бывало продолжишь заниматься делами? Тогда я остаюсь. Очень, знаешь ли, любопытно посмотреть, так сказать, своими глазами…

— Ай.

— Нет, что сразу «Ай», почему сразу «Ай»? Что я тебе сделала?

— Ты тут что забыла? Тебе здесь вообще находится запрещено.

Ай, судя по выражению лица, хотела что-то очень громко мне возразить. Но передумала, что правильно сделала. Просто фыркнула, задрала голову и гордо пошла к выходу.

— Табличку повесить не забудь: "Всем нормальным людям вход воспрещен". И подпиши, главное, что за Вэлмира Т" Минна волноваться не стоит, он к категории «нормальных» уже давно не относится.

— Ай, поторопись.

— Что ж, публика требует хлеба и зрелищ. Насмотрелась на тебя я предостаточно, можно даже сказать чересчур…

— Ай, тебе обязательно нужно доводить меня до состояния, когда я способен на убийство?

— Очень надо, — едко сказала она и хлопнула дверью.

Как же все они меня достали. Если я через неделю не окажусь в Деревне Магов, то сойду с ума.

Что ж, придется искать что-нибудь другое. Надеюсь, таковое найдется.

Айлисса.

Я закрыла дверь и от души ее пнула. Тоже мне, Великий и Ужасный, трепещите, люди! Ладно я, человек привычный и имеющий иммунитет от всякой заразы, но Маршу-то за что? Она к нему, понимаешь, со всей душой, как к сыну к нему относится, стирает, убирает, готовит, заботиться, а он… А он, собственно, и ведет себя как сын. Нет, как «сынулечка». Настолько привык к ее отношению и заботе, что уже не замечает ее или еще того хуже, она его раздражает. Да, скорее второе. Вот разбалованное дитятко! Я бы уже давно плюнула на этого не понимающего своего счастья индюка и жила бы в свое удовольствие. Или еще лучше, траванула такого хозяина за милую душу. А, может, она специально смешала реактивы? Ну, несчастный случай, там, и все такое… Хотя, нет. Марша, к сожалению на такое не способно и действительно любит своего мальчика!

Я чихнула. Точно! Значит, вариант с отравлением отпадает. Поежилась. Торовы порталы, до сих пор морозит!

В коридоре что-то мелькнуло с быстротой молнии, и я инстинктивно шарахнулась в сторону. Огляделась. Никого. Тор, нервы лечить надо! А то с этим Т" Минном можно и в дом терпимости загреметь! Причем по совершенно справедливому диагнозу — сдвиг по фазе. Уже молнии всякие мерещатся, скоро зеленые человечки навещать станут. А там уж я сама к Красным «2» пойду и сдамся! Вот им счастья-то будет, и от психически здоровых маги крови люди стараются держатся подальше, а какой ужас поднимется если объявится действительно сумасшедший Эл Тайн? Нет, лучше не загадывать, такого даже мое воображение представить не может, слишком велик масштаб. Там ведь и до смены династии дойти может… Тьфу, тьфу, тьфу, больше о таком и не вспоминаю! Все, хватит!

Надо чем-то себя отвлечь. Вот только чем? Маг теперь не выползет из своей берлоги до самого утра, а мне что делать прикажете? Нет, пленница я или не пленница, в самом делеле?..

Вэлмир.

Нет, не могу сосредоточиться. Весь настрой сбили. Придется искать потом, когда в голов немного проясниться. И когда под дверью перестанет слышаться сопение излишне любопытных слуг. Надо сказать Марше чтобы отпустила девушек по домам если им нечем заняться; они дома уже несколько недель не были. А еще нужно разобраться наконец с различными справочниками и заклинаниями. А то и полезные вещи и всякий хлам вперемешку. А того и другого в семейной библиотеке много.

Я спустился в кухню. Марша старательно месила тесто, со всей силы. Злится еще. Взял чайник и налил кипяток в кружку. Марша делала вид, что меня здесь нет. Насыпал сбор из лесных растений. Уважаю такие травяные сборы, и вкусно и полезно. Но все это, конечно же, дело привычки. Я вот с детства лесные травы люблю, мать приучила, а сестре не нравится. Каждый раз делает такое лицо, будто проглотила кислоты, и сочувственно на меня поглядывает. Впрочем, я и ее заставляю иногда пить сборы, ей полезно, а она не понимает. Нет, есть и неприятные на вкус травы, но тоже чем-то полезные. В этом было много липового и смородинового листа. А особенно они хороши почему-то именно в глиняной посуде. Эту кружку, например, лепила моя сестра. И довольно хорошо вышло. Ну, на дворцовом приеме ее не предложишь гостям, а вот дома — то, что надо. Марша так и месила тесто. Отхлебнул немного горячего и, небрежно опершись рукой о стол, заговорил.

— Знаешь, Марша, говорят, если тесто месить со злобой, оно не поднимется.

— С чего вы взяли, что со злобой, господин?

— С того. Не обижайся, Марша. Признаю, я немного погорячился. Кхм, даже не немного… Но не надо ничего трогать в лаборатории. Это еще хорошо, что я недавно проводил опасный опыт и поставил многоуровневую защиту, она не пригодилась а снимать я ее не стал, поленился сразу, да и забыл потом. — я вспомнил лекцию Элизы о том, что лень — очень полезное качество, и улыбнулся, — Понимаю, ты хочешь как лучше. Я уже привык, что ты моешь полы и протираешь пыль, хотя я и не прошу, но трогать баночки всякие не надо. Это ведь не кухня, где от того, перемешались ли специи жизнь не зависит, да и то бывает… Ты же не хочешь моей смерти?

Марша оторвала от рук прилипшие куски еще не готового теста.

— Вэлмир, прости меня! — серьезно сказала она и мне стало не по себе. Как-то странно слышать извинения вырастившего тебя человека, да к тому же намного тебя старшего. — Я часто у тебя прибираюсь, ты же иногда как оттуда выйдешь, словно зомби от усталости и сразу спать мертвецким сном. Вот в этот раз также. Пойду, думаю, приберусь в лаборатории, пока тебя нет, чтобы ты в чистый дом вернулся. Прибралась, а на выходе будто бес остановил. Думаю, посмотрю эти… хлам твой. Любопытно же чем ты там занимаешься! Смотрю — одинаковые. А что — лишняя баночка не лишняя!

Интересно, это возраст так сказывается? Хорошо, все-таки, что самые опасные вещества я держу под охранными заклинаниями.

— Ничего, с кем не бывает. Но впредь, Марша, пожалуйста…

— Конечно, Вэлмир.

Я допил настой одним глотком и вышел из кухни. Надо поставить в лаборатории на самом видном месте склянку с заспиртованной огненной ящеркой. Она там страшная получилась, с оскаленным для нападения ядовитыми клыками и раскрытой пленкой вокруг шеи. Так, с одной помирился. В принципе, помирился с Маршей, помирился со всем домом. Кроме Эл Тайн, но это отдельный случай. Делать нечего, воспитание, которое мне вбила мать, требует, чтобы я помирился и с ней. Боевой маг не может придумать, как помириться с чернокнижником. Отец бы долго смеялся.

Навстречу мне с лестницы спускался кот. Он спешил по своим делам, дико вытаращив зеленые блюдца глаз. Так спешил, что несся как ужаленный и имел сумасшедший вид. Но за четыре ступеньки до меня он замер с поднятой лапой, хотя было нелегко затормозить на такой скорости, и недоверчиво посмотрела мне в глаза.

Умные глаза у этого кота, даром что сумасшедшие.

— Ты что-то хотел спросить? — не удержался и вежливо спросил я.

Кот мотнул головой, будто съел не в меру кислый лимон и побежал дальше. Совсем, мол, с дуба рухнул, у кота такое спрашивать! Я улыбнулся ему в след.

Только ступил на второй этаж, как меня будто молнией шарахнуло. В горле пересохло, я не мог сдвинуться с места. С чердака доносились звуки арфы. Откуда? Кто?!

Кинулся на чердак, открыл дверь и был сражен на повал. В сумраке темной комнаты сидела Эл Танй рядом с арфой.

Меня больше поразило не то, что она играет, а то, что она играет именно на этой арфе. Как, как арфа смогла подпустить к себе Ай? Если она нарушила для этого энергетику артефакта, полностью перестроив его на себя, то сделала она это наверняка насильственным способом. А тогда от прежнего инструмента и артефакта не осталось ничего, одна оболочка. Внутри же совсем другое, и я догадываюсь что не очень-то светлое. Под прицелом арбалета не была написана ни одна хорошая песня. Только гимн гнева.

— Что ты тут делаешь? — спросил я, не в силах справится с яростью, наверняка обозначившейся у меня на лице.

— Э… сижу.

— Ты играла на арфе!

— Правда? Что-то я не заметила… — пыталась отговориться Ай, искусственно и нервно улыбаясь.

— Как ты посмела здесь появиться? Кто тебе позволил трогать арфу? Ты вообще соображаешь, что делаешь?!

— А разве не ты мне говорил, гуляй где хочешь, только в лабораторию не заходи?!

Поймала на слове. Хорошо, один ноль в её пользу.

— Мой промах. Но не смей больше появляться здесь. И тем более, не прикасайся к арфе.

— Сдалась тебе эта арфа! И что такого, что я на ней поиграла? Больно тебе?! Медведь на ухе поплясал, так не завидуй!

— Я не завидую, — сжав зубы, сказал я, — Эта арфа не просто инструмент и ты со своей магией не смей к ней даже приближаться, ясно тебе?

— Да что ты раскомандовался?! Туда не ходи, это не тронь! Я кто, в конце концов?!!

— Пленница.

— Ах, теперь я значит, пленница?!! Да?! Какого Карата??! Я ж только что вроде гостья была! — продолжала издеваться она, — Ну и короткая у вас, мужиков, память!

— Иди в свою комнату.

— Чего?!

Она сделала такое возмущенно-обиженное лицо, будто я задел её гордость и испортил самые чистые порывы. Вздорная девчонка. Да ей от силы лет восемнадцать, а амбиции, как у избалованной принцессы.

— Иди в свою комнату и подумай, как не попадаться мне на глаза ближайшее время. И не смей больше трогать арфу. — Я старался говорить спокойно, но она, кажется, почувствовала силу моего гнева и вжала голову в плечи. Пробубнила что-то насчет паранойи и несовершенстве бренного мира. Я ждал.

Ай нарочито медленно прошла мимо меня, демонстрировала, что не боится, а оказавшись на расстоянии недосягаемости показала язык и быстро спрыгнула.

Никто не смеет прикасаться к арфе. Даже я. Любая агрессивная злая сила разрушит тонкое равновесие этого артефакта и приведет его в полную негодность, если не хуже. Склонить его на темную сторону, все равно, что покачнуть Равновесие миров, и чем это законится не возьмется предугадать ни один из пророков. Этот древний артефакт передается из поколения в поколение по женской линии Т'Миннов и сам выбирает себе хозяина. Отец говорил, что это не просто артефакт защиты, хоть и в такой необычной форме, а нечто гораздо большее. Но вот для чего и кем он был создан он узнать так и не успел. А еще он верил, что в ней сокрыта какая-то тайна, которая поможет нам победить магов крови. И тут, такое! Арфа в руках чернокнижницы! Надо ее как-то укрыть… Спрятать ее я не могу, тор, у меня к ней даже подойти ближе не получается! Значит, придется строить охранку и крепить не к самой арфе, не знаю как этот артефакт отреагирует на магическое воздействие.

Сейчас арфа принадлежит Элизе, моей сестре, а не так, захотел поиграть, пошел поиграл. Как только артефакт подпустил Эл Тайн? Что тут вообще происходить стало? Бесы всякие останавливают… Тьфу! Не поместье, а дом терпимости какой-то!

* * *

Ай уже час сидела в своей комнате и даже носа от туда не высовывала. На улице стемнело, хотя луна и освещала серебристый теперь лес довольно хорошо. В готиной плясали тени и громко трещали дрова в камине.

— Где госпожа Ай, господин? — спросил Прервик.

Он уже несколько минут молча стоял около лестницы и якобы безразлично присматривался ко мне. Когда он произнес эти слова, я слегка расславился — теперь мне стало хотя бы чуть-чуть понятно его поведение.

— Не знаю, была в своей комнате.

— А вы уверены, господин, что она там?

Не нравится мне, как он это произнес. О чем ты думаешь, Прервик?

— Где ей ещё быть, — сказал я, направив взор на огонь в камине.

— Может вам попросить прощения, господин?

— У кого, у неё? — повернулся я.

Прервик сдержанно кивнул. Ну, да, он же видел только верхушку айсберга и наверное считает мое поведение недостойным. Но я не буду ничего ему объяснять, зачем впутывать старого слугу в путанные законы магии?

— Да. Что тут такого, господин? При вашем покойном отце господине Мерлине, в доме никогда не было ссор. А с вами что-то не так, господин, — без тени иронии заявил дворецкий.

— Ты прав, Прервик. Что-то со мной не в порядке.

Он продолжал смотреть на меня, пропустив маю иронию мимо ушей.

— Что-то еще?

— Теперь, господин, вы должны встать, пойти на верх и извиниться перед госпожой Ай.

— Ты думаешь? — скривился я. Опять я кому-то должен. Кому?..

— Я уверен.

Против лома нет приема. Тем более если это старый и мудрый дворецкий. Что ж, у него железная логика. Если поссорились, извиняться должен я не зависимо от того, кто виноват. В соре всегда виноваты оба. Наверное, он прав.

Я встал, прошел до лестницы под пристальным взглядом Прервика. Смотрит так, будто я могу сбежать с дикими криками о помощи. За кого он меня принимает? Будто я не смогу извиниться перед ней. Вот только за что? Надо придумать. Пожалуй, за грубость, хотя что я ей такого обидного сказал? Скорее это она меня постоянно поливает, и ничего, живая. Почему женщины-истерички — это норма, а мужчина всегда должен держать себя в руках? Нет, я не жалуюсь, в какой-то мере это справедливо.

Кстати, он не назвал меня «господином»? С чего бы это? Наверное действительно рассердился. А сердиться можно на маленького мальчика-несмышленыша. Разве мальчик может быть господином? Нет. Оказывается, это мне так намекнули на мое поведение, недостойное возраста и положения.

— Ай, ты там? — спросил я, постучав в дверь.

Конечно, так она мне и ответит. Наверняка забралась на кровать с ногами и дуется. Я подождал и постучался еще раз, громче и настоятельней. Тишина. У меня начали появляться нехорошие подозрения. Я открыл дверь сам, и первой, немного глупой мыслью было, что лучше бы этого не делать.

— Где она?! — крикнул я, сбегая с лестницы.

— Кто господин?

— Эл Тайн! — я быстро закрыл рот рукой. Чуть сам себя не выдал. Хорошо, что в гостиной был только один Прервик. — Ай где?.. Опять сбежала…

На ходу застегивая куртку, быстро начал соображать, куда она могла направиться. Но как я узнаю? В лесу простой тропы нет, только звериные, а их очень много. А она ещё и след магический замела, ведьма. А притворялась такой неумехой.

Бельк и Рив ничем мне помочь не смогли и только жалобно поскуливали, кружась на месте.

— Ну и куда же ты направилась? — спросил я у пустоты.

Очень досадливый вздох раздался у меня за спиной. Я повернулся, но это был всего лишь кот. Он сидел и смотрел на меня, медленно двигая огромным пушистым хвостом. Очень человеческий взгляд и очень звериный жест.

— Животное, может ты знаешь, куда Ай пошла? — спросил я. Глупо, конечно, но ситуация безвыходная.

Кот, прищурив один глаз, пристально смотрел на меня.

— Умно. Откуда кот знает? — продолжал разговаривать сам с собой. — Кот-нюхач, здорово.

Рыжий мотнул головой, чихнул и поднялся на лапы. Он неторопливо и даже излишне сладко потянулся, будто специально показывая свою важную медлительность и достоинство, как это умеют делать только кошки и Ай, а потом изящно спрыгнул с крыльца. Кот сделал пару шагов, недоуменно оглянулся на меня, раздраженно дернул хвостом, и потрусил в лес. Он знает, куда пошла Эй Тайн? Очень интересно, умная животинка. Действительно, кот-следопыт.

Долго не раздумывая, я сразу направился вслед за котом. Животное было маленьким, юрким и будто специально выбирало как можно более заросшую дорогу. Нет, ему было удобно, он ловко нырял в кустах, а мне приходилось прорываться силой и с оглушительным треском. Он быстро пробегал под низкими ветвями деревьев и пару раз я чуть не потерял его из виду, но всякий раз, заметив мое отставание, кот притормаживал и терпеливо ждал меня, раздраженно подергивая ушами. Он будто говорил, и как ты только такой неуклюжий и нерасторопный на свете живешь?

Я старался не терять кончик рыжего хвоста, агрессивно вздернутого вверх, из виду и старался не думать. Но мысли все равно появлялись в голове. Интересно, Ай скрыла следы только от магического поиска и человеческого глаза? Лайки не смогли взять след, а кот уверенно прет вперед. Да, слышал я про теорию, что кошки — самые близкие к магическим существам животные, но вот так убеждаться на своем опыте еще не приходилось. Неужели кошки действительно видят магию?..

Примерно через два часа скитаний по лесу кот нырнул в очередной кустарник и я, рванувшись за ним, буквально вывалился на прогалину. Где-то я её видел. Точно, ведь именно здесь я настиг Ай в прошлый раз. Место встречи, как говорится… Ай сидела на полуразвалившемся пне, подперев голову руками. Когда я подошел ближе, понял, что плюс ко всему она ещё и заемерзла. Трясло её хорошо, хоть она и всячески пыталась это скрыть. Для чего, спрашивается? Гордость.

Кот по-хозяйски запрыгнул ей на колени и довольно заурчал. Скорее всего, это считал себя хозяином Ай, а не наоборот.

— Ну что, набегалась? — спросил я, усевшись на кучу листьев рядом с Ай.

— Спрашиваешь ещё, — недовольно пробурчала она, отдирая колючки от одежды.

— Может, домой? Уже ночь на дворе, Марша будет волноваться. Да к тому же, ты не выйдешь из леса. А если и выйдешь, то до Черных Гор тебе топать и топать. Так что, выбора у тебя нет.

Ай злобно уставилась на меня.

— Как-то раньше тебя не волновало, будет ли Марша волноваться!

— Волновало. — Спокойно сказал я и продолжил, — И зачем ты сбежала?

Она высокомерно хмыкнула, шмыгнула носом и повернулась ко мне спиной.

— Что, обиделась? Понимаю, я сегодня сорвался. Извини.

В ответ тишина, только шмыганье носом. Вот, добегалась, простудилась.

— Ай, вслушайся в мои слова: Т'Минн просит у тебя прощения. Тебе этого мало? — тишина, — Ну, что тебе не хватает?

Она продолжала сидеть, гордо выгнув спину, и трясясь от холода. Я снял куртку и накинул ей на плечи. Не хватало ещё, чтобы она заболела, иначе Марша меня в покое не оставит.

— Не надо. Не люблю, когда кто-то на меня сильно обижается. И ссор тоже не люблю. Ты, думаю, тоже?

— А вот и ошибаешься! Я-то как раз их страсть как люблю! Обожаю! Просто жить без них не могу! Так приятно покричать на кого-нибудь с утра, бодрит!

Я облегченно перевел дух. Если ехидничает, значит не все так плохо.

— И кого ты пытаешься обмануть? Меня? Или себя? — тоном опытного психотерапевта начал я, надеясь на ответную реакцию.

— Иди ты к тору на свидании, Т" Минн!

Я попытался спрятать улыбку, но она все же выползла. Надо же, она так легко поддается на провокацию! Ай так и осталась сидеть с воздетой к луне рукой и открытым ртом. Я тихонько прикрыл ей рот, правда получилось с щелчком.

— Пошли.

— Не пойду. И вообще, я из-за тебя чуть язык не откусила!

Жаль что «чуть». Было бы полезно.

— Мне тебя… понести?

Почему-то эта фраза живительно действует на неё. Ай подскочила с места, вместе с котом, и направилась в лес.

— Эй! Порталом быстрее будет! — крикнул я ей вдогонку.

— Иди к тору!

Все ясно. Ну не хочешь, как хочешь.

— Ай, подожди меня!..

Айлисса.

Я шла и скрипела зубами. Правду говорят, вещи действительно похожи на своих хозяев. И не только вещи. Сегодня я доказала, что и к окружающей человека природе это тоже относится! Столько времени бродила по этому торовому месту, да так никуда и не ушла, будто водил кто-то! Нет, на комфортабельную тропинку я и не рассчитывала. Откуда ей взяться, если каратов маг ногами не ходит, а все время телепортируется! Да жила бы я здесь, я бы только и делала, что по лесу бродила, как не погулять по такой красоте! Правда, вот именно сейчас местные красоты меня не интересуют. Ни капельки.

Предательская мысль о том, что я и так здесь вроде как живу оказалось гордо отброшенной. Ну и что, что живу. Главное все равно: "Вроде как". Да, пора признать, живу я здесь не как пленница, но и не как гостья. С гостями себя вежливей ведут, заботятся о них, не фамильярничают… А если подумать, то фамильярничают не с почетными гостями, а с теми, кто стал настолько близким другом, что воспринимается членом семьи… Мать! От подобной мысли я громко фыркнула. Интересно, если я об этом расскажу магу, он рассмеется или отправит меня на полное психиатрическое обследование?

Сказал, тоже мне! "До Черных гор тебе еще топать и топать"! Я и не собиралась до них пешком добираться! Мне и нужно было-то всего-навсего выбраться из земель боевых магов, а там — пока светленькие, здорово темненькие! Ближайший камень переноса или энергетическая жила, капля моей крови и я дома!

Стоит ли упоминать, что во всех своих бедах (от сломанного ногтя и царапины на щеке, до заплетающихся ног и того, что я вообще была рождена на свет) я винила не какие-то высшие силы, не Высоких и не Великих, а вполне определенного человека. То есть мага. Вот он, недалеко чапает. Да так резво, будто по дворцовому паркету на приеме ногами перебирает, а не по заросшей корнями земле.

Да… Мысли у меня, похоже, тоже заплетаются… В оркские косички. Я и не подумала, как двусмысленно это звучит. В смысле то, что в моем рождении виноват Т" Минн. И каким же это образом? Соблазнил мою мать? Эх, не даром мне представлялся Вэл на сосне. Небось, давно это место облюбовал, да все кору на ветке штанами стер. За маменькой следил, козерог парнокопытный. И пока папенька был в разъезде… Так что это, получается, я его незаконнорожденная?.. Фу, мамочка, прости, я не хотела тебя обидеть! Но какой же бред пришел в мою разгоряченную голову! Я, всего лишь на мгновение предположив вероятность подобного, выпала в такой шок, что запнулась об корень (торов маг!) и наверняка упала, если б меня не удержали за плечи, а потом не подхватили мое оседающее на подгибающихся ногах тело на руки. Да уж, чему быть, того не миновать… Это я не про отношения моей матери с этим, не подумайте чего!.. Все, хватит шевелить извилинами, это вредно, слишком фантастичные возможности рождает мой мозг!

Маг пробурчал что-то насчет излишне упрямых баранов, но я предпочла ослышаться. А что, правда. Разве стал бы Вэл говорить о себе в третьем лице, тем более такие нелицеприятные вещи! Уровень самокритичности не тот.

Сил вырываться хотя бы для вида уже не было. Да и кому в лесу нужны эти приличия и кодекс врагов? Разве что белкам, так меня их психическое здоровье не волнует. Ну, подумаешь, таскает боевой маг мага крови, что в этом такого необычного?.. Надо только сказать Вэлу, что если он обнаружит закоченевшие трупики белок с выпученными глазами, пусть не волнуется. Это не эпидемия и вообще исключительный случай…

Пусть таскает, рас хочется рук обрывать. Тем более, что у меня кружится голова, да и маг теплый… Плохо только, что тепло только с одного бока. А с другого свежо. Очень свежо.

Говорят, что неконтролируемые сокращения мышц (трясучка по-народному) абсолютно бесполезное занятие и теплее от этого не становится — только лишние калории тратятся. Но мне было все равно, правы ученые или не правы, потому как я все равно не могла это прекратить. Все, на что меня хватало, это предусмотрительно молчать, дабы не откусить себе язык.

Да что это со мной? Болезнь? Но Эл Тайн не болеют не магическими болезнями! Никогда! Никогда Эл Тайн не болеют…

Я и не заметила, как начала вслух бормотать всю ту чепуху, которая мелькала у меня в голове. Маг что-то говорил, отвечал, наверное, но я не обращала внимания на его болтовню. Зачем? Что нового и такого интересного может сообщить мне этот представитель воинствующей братии?.. Лучше вообще поспать…

Если б я видела себя со стороны, то с гордостью бы поняла, что даже в невменяемом состоянии не предала себя. Нет, про магов крови я говорила. И про маму, и про папу, и про опаленную пламенем демонов Хариту… Я говорила о чем угодно, но только не о своем имени.

Но, увы, я не имею привычки наблюдать за собой со стороны. Хотя, может это даже и к лучшему… Для душевного здоровья.

Вэлмир.

Ай плелась следом за мной, вяло перебирая ногами. Неужели устала? Быстро что-то. Все же, она действительно заболела.

— Ай, поторопись, иначе мы так всю ночь будем идти.

В ответ она что-то невнятно пробурчала и чуть прибавила шагу. Подождал, пока она обгонит меня и двинулся за ней, настороженно смотря на ее качающуюся фигуру. Она выглядела так, будто вот-вот упадет.

— Да, Вэл, заботливая у тебя семейка, не то что у меня.

— Почему? — удивился я, услышав такое от неё.

— Да потому. У тебя есть Марша, Сара, Прервик. Они тебя любят, а меня никто. Они меня так любят! Совсем никто. Поэтому я там всему голова. Ясно? Нет, ничего мне не ясно. Помню, Сорт не пропустил меня вперед. Так я ему такую взбучку словесную устроила, весь Черный Замок потом на ушах стоял. Да, Сорт такое может устроить. А Эма? Милейшая женщина. Как мы с ней цапаемся, ужас! А как с её драгоценной дочкой? Она такая милая! Не даром я ей фингал под глазом поставила… Ох, ненавижу… Всех…

— Ну прямо всех.

— Всех! Хотя нет… Да! Был один человек. Был, давно… Почему был? Есть! Мой далекий родственник. Или не мой… Но я называю его дядей. Он очень дорог мне. Очень, прямо как бочка со смолой. Кот многому меня научил, и он заботился обо мне. Эх, это он меня научил узлы вязать. Ну, для петли этой, как ее… На которой вешаются, короче. Видимо, я тоже для него дорога. Надеюсь, что не очень.

— Как ты его назвала? — спросил я, ничего не понимая.

— Кот. Это его имя, не настоящее, правда, но я другого не знаю… А может и настоящее, кто знает как над ним мамочка поиздевалась… Слышь, Вэл, говорят что у них, у Кота, все сыновья похожие… Ага, как две капли воды. Будто один и тот же человек… Вот проклятье, правда? И ни один из Котов… В смысле, ни один из его отцов не умирал в замке, только… в странствиях… — я слушал ее речь и не мог понять ничего. Она что, пьяная? Когда успела? — Эх, за что мне все это наказание? За что мне эта дура на голову свалилась?.. Не хочу жениться, а хочу быть Эл Тайн, не хочу ею быть, хочу быть какой-нибудь… простой, короче, но чтоб звучало! Эл Тайн — звучит… Нет, конечно Эл Тайн быть здорово, отчасти и в личных целях. Особенно подземелья… И все… не больше.

Что-то она бредит. Жара нет? Лучше не проверять. Ай споткнулась с громким ругательством, такое повторять даже стыдно, и чуть не упала. Я поймал её за плечи. Она недовольно хмыкнула и дернула плечами.

— Вот упрямая, как жертвенный баран. Чего ты брыкаешься?

Она начала медленно сползать на колени. Только бы сознание не потеряла! Неужели и правда напилась? Да нет, спиртом от неё не несет, тем более где она бы его взяла в лесу? Из воздуха материализовала?

Я подхватил её на руки. Не кричит, не кидается проклятиями и не пытается вырваться? Духа, она правда заболела.

Минут пятнадцать шел молча, неся Ай на руках. Она молчала. Но тут её снова потянуло на разговоры. Она начала кидаться ругательствами направо и налево, в основном в адрес «дорогих» родственников. В числе оскорбленных был и я, и Сара, и куча каких-то незнакомых имен и кто-то ещё, кто обещал на ней жениться.

— А ну пусти меня, распустил тут руки, — заплетающимся языком сказала она.

Опустил её на ноги. С людьми не в себе лучше не спорить. Сначала нужно разобраться что происходит, а уж потом действовать.

Она выгнула спину, глубоко вдохнула и повисла на мне.

— Вэлмир, я так тебя люблю!!! — вперемежку с горькими слезами всхлипнула она.

Похоже, дом терпимости по ней давно плачет.

— Ай, что с тобой произошло, что ты несешь?

Ай громко шмыгнула носом и посмотрела на кота.

— Ой… Бобик! И тебя я люблю! — она подняла кота и начала качать его из стороны в сторону, все сильнее сжимая руки.

Я стоял и просто хлопал глазами, пытаясь отогнать таким способом наваждение. Нет слов, одни эмоции.

Кот, с огромными глазами от удушья, выдавил жалобный писк. Бедное животное. Я и не думал, что кошки могут издавать такие звуки.

— Ай, может ты отпустишь кота? Он все понял.

Она посмотрела на кота и мило улыбнулась. Улыбка вампира…

Кот дернулся и Ай великодушно уронила его на землю. Крутанулась на месте в мою сторону, но на пути ей встретилось молодое дерево. Ай обхватила его руками, прижалась к стволу и вдруг сказала:

— И тебя, дистрофик, я тоже люблю!

С этими словами ее глаза закатились и она начала оседать. Я подхватил ее на руки, до сих пор мало чего понимая. Все, точно вырубилась. Ясно только одно — она заболела.

Как тяжело болеют маги…

Айлисса.

Я поморщилась и через силу открыла глаза. Ма-а-ать… Как же мне плохо! Что я вчера пила?.. Неужели опять, как в три года наглоталась мази от болезни суставов?.. Куда уж мне, после того события ключ от общей лаборантской спрятали надежно… Или Славэк опять подглядел заклинание к отцовскому тайнику и мы в компании всей винной коллекции устроили праздник?..

С трудом сев, я спустила ноги на неожиданно холодный пол и стала лениво шарить в поисках носков, тапочек и прочей, и прочей…

Глаза слезятся, волосы висят безжизненными паклями… О, наконец-то я что-то нащупала! Сапоги? Ма-а-ать… Какой… нехороший человек их с меня снял? Или это я сама, хотя, сильно сомневаюсь, обычно я более предусмотрительна… Их же сейчас натягивать!

Меня покачивало, словно молодую осинку на ветру, так что это дело затянулось. Но это еще не все. В добавок ко всему, во всем теле чувствовалась какая-то мерзкая слабость, спину ломило, словно я в мгновение ока стала старухой, кости нагло выворачивались из суставов, непонятно чего требуя или реагируя на погоду… Кстати, а сколько времени-то прошло? Может, действительно?.. Хотя, руки вроде не морщинистые, артритом не искореженные…

Я разогнулась. Потолок запрыгал, стены завертелись, стол пустился в пляс и мир сошел с ума. Да. И это окончательный диагноз.

Меня повело в сторону и я из последних сил уцепилась в подоконник. Странно, ощущения говорят одно, а рассудок совсем другое! Может, мы действительно идем по морю?.. Ага, Вэл решился пуститься во все тяжкие и отправился в круиз. В поместье. С бельем Марши на крыше вместо парусов. Вот сейчас как выгляну в окно, а там плещутся огромные изумрудные волны, дельфиньи спины влажно блестят на солнце… А что? В сумасшедшем мире всякое бывает!

Наконец, пол немного выровнялся и я облегченно вздохнула. Все, шторм закончился. Штиль. Только слегка подрагивает пол под ногами. И стоит только закрыть глаза, как почувствуешь горьковатый соленый ветерок и пронзительный крик чаек за окном…

Я резко открыла глаза и во все глаза уставилась на пейзаж за окном. Все-тот же красно-бурый лес, желтая поляна с редкими красными кустарничками… И никаких соленых брызг. Да что ж это такое-то, а?.. стоит только поверить, то жизнь не такая уж и гадкая штука, как она тебя снова вниз. Мордой в помои. За что, боги, за что?.. Ну что вам стоило щелкнуть пальцами и перенести море к моим окнам? Ладно-ладно, я согласна даже на перенос поместья к морю, какая, собственно, разница? Даже к холодному. Даже к мертвому. Потому как я никогда его не видела. Даже одним глазком, даже брошенным вскользь взглядом… И то, что оно изумрудное я знаю только со слов Кота. Нет, вру, он мне еще и картинки показывал. Очень даже впечатляющие. Особенно та, на которой посреди огромных желто-зеленых волн пытаются спастись несколько человек, схватившись то ли за обломок мачты, то ли за что-то другое, но не менее морское… И жалко их, но в то же время их борьба со стихией за собственные жизни кажется такой неуклюжей и обреченной по сравнению с великолепием ярости волн, что на их судьбы почти не обращаешь внимания… Да что там, даже без картин Кот умеет так рассказать, что создается полное впечатление присутствия. Жаль только, что я так и не смогла проверить, действительно ли все так, как говорил дядя. Действительно ли оно настолько могущественное и великолепное.

Я еще раз вздохнула и аккуратно поднялась на ноги. Голова уже почти не кружилась, так, как говорит Марша, слегка покруживалась, и я смогла медленно доковылять до двери. Когда порог был преодолен с минимальными потерями, я взбодрилась и по коридору уже не ковыляла, а просто медленно шла.

И вот когда я почти добралась до лестницы, то услышала голоса. Пожалуй, я бы свихнулась от испуга, если бы эти самые голоса не были мне прекрасно знакомы. И чего я так переполошилась?.. Как говорится, радует что выжил, огорчает, что из ума…

Хм, и что же они осуждают? Ха! Бери выше! Кого! Могла бы сама догадаться, тетеря!

Вэлмир.

— Ну и что с ней? — спросил я.

— Грипп. Девочка по холоду набегалась, по сырому лесу-то побегаешь, вот и подхватила заразу. Ничего, молоко горячее, масло, мед — и она здорова. Как проснется, сразу ей в руки вкусное лекарство. Сладкое, жирное, горячее! Что может быть лучше?!

Меня передернуло. Вот уж действительно, что?..

Странно, что Ай заболела. Маги болеют максимум два-три раза в жизни. Слишком сильный у них организм, хотя в народе и бытует мнение, что маги настолько вредные, то не всякая болезнь решится прицепится. Зараза к заразе не липнет, как говорится. Да и регенерация у нас высокая, так то если и заболеешь, то на то, чтобы выздороветь, уйдет раз в десять меньше времени, чем у обычного человека. У меня, например, ножевые ранения заживают за двое суток. Только, естественно, если там артефакты не замешаны, это уже другая история.

Как, например, главная памятка, доставшаяся мне от Эл Тайн. Тот клинок был очень сильным артефактом, к тому же ещё с отравленным лезвием.

Как и с магическими болезнями. Чаще их называют проклятиями, сглазам до нашей защиты еще кашлять и кашлять. Но проклятий я не почувствовал. И аура у нее чистая. Так почему же она заболела? Неужели это просто случайность, совпадение?

С лестницы послышались чьи-то неторопливые шаги. Наша «гостья» проснулась.

Ай сбежала с лестницы, зацепившись за косяк. Устояла.

— Госпожа, как вы? — кинулась к ней Марша.

— Госпожа, с вами все в порядке? — следом подошел Прервик.

На шум вышла Сара.

— Что здесь… Ай! — теперь бросилась Сара. Больше из чувства солидарности.

Все обступили Эл Тайн. Я, неторопливо, поднялся с кресла, взял кружку с травяным чаем со стола и подошел к остальным.

— Ну, если тебе плохо, зачем встала с постели?

Айлисса.

Я часто-часто заморгала и с ужасом уставилась на них. Только, вроде бы, все образовалось, как вдруг раз! И на тебе. Опять все кверху ногами. И чего это они все подхватились при моем появлении? Даже господин маг соизволил вымолвить словечко. Лучше б уж молчал, зараза!

Вэл небрежно наклонил голову на бок, как будто выглядывая из-под несуществующей челки, и смотрел на меня с непонятным выражением глаз. Выражение лица у него отсутствовало напрочь. Впрочем, как всегда.

В носу странно засвербело. Так, или это мой организм пытается избавиться от нежелательного внимания, или меня пытаются «прочесть». ЧТО?! Т" Минны владеют ментальной магией?!!?! Твою мать!!! Хотя… С чего я переполошилась? Ну, подумаешь нос со стороны мозгов зачесался! Подумаешь, что это первый признак попытки вмешательства! Фи, ерунда какая! Может, у меня просто мозг растет, а черепушка на него давит и не дает развиваться. Вот он и старается… Тьфу, бредятина какая! Нет, мне действительно не следовало вставать!

Сара с Маршей подхватили меня под локти, стараясь отвести обратно и уложить "в мягкую постельку". Да что там! Я едва не поддалась искушению! Но тут Прервик вырвал мою руку у Марши и сказал ей, дескать, не майся дурью, дорогая сестричка, а приготовь-ка ты лучше лекарство! Довести я и сам горазд.

Вэл решительно прекратил назревающую потасовку, где в качестве и щита, и орудия, и предмета спора использовали всю такую растерянную меня, и заявил что лучше бы они занимались делами, а что до меня… Меня он до комнаты в два счета донесет. Против такого решения проблемы тут же ощерились первые претенденты, Марша с Прервиком, и в один голос посоветовали магу заниматься своими глобальными, вселенского масштаба делами, а в мелкие заботы простых смертных, в которых он к тому же ничего не смыслит, не лезть. Да… Атмосфера накалялась. Все же без потасовки не обойтись. Вот только с учетом участия боевого мага перспектива выяснения отношений силовым методом казалась все более серьезной.

Я смотрела на них с умилением. Как трогательно, мамочка моя мамуля! Всегда хотела узнать, что испытывает дама, за честь провожать которую устраивают поединки… Вот только не думала я, что это мое желание сбудется… таким образом. Люди! Будьте осторожны со своими желаниями! Они имеют тенденцию сбываться!

А трое человек все еще скандалили. И с чего бы это? Ладно, Вэла я еще понять могу, он боится, как бы я не спелась с провожатыми и не устроила ему величайший заговор века. Я могу понять Маршу… Ну не доверит она мужикам довести меня до комнаты! Все-то она за меня боится! То я ей «хлипенькая», то «слабенькая», то вообще идиотка недоразвитая… Но Прервик?! Он-то с какого панталыку во всю эту дребедень ввязался? Против слова хозяина спорит. Да что там! Против боевой сестренки-близнеца попер! Вот как исполнит она угрозу и сходит за чугунной сковородкой, мало никому не покажется! Даже Вэлу. И как его поведение объяснить? Старый же уже, мудрым должен быть! Ан, нет, все туда же. Поддался духу противоречия и спорит с сестрой из чистой вредности. Как бы ему эта вредность боком не вышла.

С каждым новым оборотом скандала я удивлялась все больше. Ну, и кто теперь посмеет сказать, что Эл Тайн единственные в своем роде скандалисты? Вот уж нет! Хотя этой компании до моей семейки и далеко, но все же пару десятков лет упорных ежедневных тренировок и… Нет, переплюнуть Эл Тайн им не удастся, но вот составить конкуренцию — это да. Они и сейчас по шкале скандальности намного выше единицы!

Наконец, маг проявил признаки тысячелетней эволюции, пораскинул мозгами, которые, оказалось, у него все-таки есть, вспомнил кто здесь хозяин и великодушно разрешил Саре и Прервику довести меня своими силами. По тому, как заблестели глаза Сары, я поняла, что слово «довести» она восприняла далеко не в прямом смысле. И уже придумывает как половчее исполнить приказ господина.

Вэл ее внезапное оживление тоже заметил, быстро просек что к чему и поправился — довести до комнаты в целостности и сохранности. Хорошо все же что он решил положиться на слуг. Надеюсь, ему просто надоело меня таскать… или после прошлого раза у него все еще тянула сорванная поясница. А вот так ему и надо! Знаю я одно такое миленькое заклинание… Увеличение веса называется… Вот и посмотрим потом, что первое у тебя отнимется — гордость или руки?

Марша попыталась было возмущаться и протестовать, она бы еще апелляцию подала! но Прервик грозно нахмурил брови, разрубил воздух ладонью и на правах старшего (на целых двадцать минут!) отправил сестру на кухню заниматься "бабьими делами". Марша ехидно фыркнула, подбоченилась и испепелила брата взглядом. Прервик поспешно рассыпался пеплом — суетливо замотал меня в непонятно откуда взявшуюся шаль, подхватил под руку и потащил вперед. Няня фыркнула еще раз и лебедем поплыла в сторону кухни, бормоча что-то нелицеприятное про "старых козлоногих баранов", которые каким-то странным образом были связаны с "бабьими делами". Да… Сочувствую я Прервику. Если у бабульки такой же взрывной характер как и у внучки, быть беде… А это, пяткой чувствую, так!

Но больше всего я удивилась заботе Сары. Она делала все возможное для того, что бы мне было спокойно… Она выполняла просто титанически сложную миссию… Она молчала… Боги! ТАК обо мне никто никогда не пекся! Вот так действительно высшая мера заботы!

Меня затолкали под одеяло, стянули сапоги (опять!), подоткнули покрывало под бока так крепко, что я почувствовала себя не только медведем в берлоге, а просто напросто мумией, и торжественно расступились. Прямо как на королевском параде — четко и синхронно.

Марша, словно славный генерал, вернувшийся с великой победой, прошествовала по живому коридору из троих человек (даже маг не поленился подняться ради такого развлечения — явление больной Эл Тайн народу). Она гордо держала свою практически полностью седую голову и вид имела самый благородный. В руках, словно меч победителя, она несла белю чашку с какими-то мерзкими розовыми цветочками. От нее поднимался густой ленивый пар… от одного только запаха этой гадости меня замутило и отбило обоняние на неделю.

— Что это? — выдавила я сквозь плотно сжатые зубы, борясь с собственными взбунтовавшимися органами. Я бы выразилась более… категорично, но… Боюсь, если я хоть на мгновение отвлекусь, то просто не смогу справиться с собственными инстинктами и эта гадость окажется на голове мага.

— Это? Лекарство, — подтвердила довольная Марша все мои худшие ожидания. — Пей, деточка.

Я с ужасом заглянула в глубины поднесенной к моему носу чашки. От нее нестерпимо несло медом. Терпеть его не могу! А эта жуть под названием «молоко» еще и сдобрено порядочной ложкой соды и, судя по далеко не аппетитным пятнам по поверхности, маслом. Меня чуть не вывернуло наизнанку. Еле сдержалось — не хотелось перед магом показывать собственную слабость.

— Нет, — я подняла глаза на Маршу.

— Пей. — Терпеливо повторила она.

— Ни за что! — Заявила я и для верности помотала головой. Волосы лениво пошевелились и снова обвисли.

— Выпейте, госпожа, вам поможет. — Это Прервик. Только голос у него… Будто закончил фразу не так, хотел: "Это единственное, что поможет вам от нее избавится".

— Ага. Что б не мучилась. — Скривилась я.

— Что вы такое говорите! — испугалась няня и даже заглянула в чашку.

— Ай, лучше выпей, — маг подошел и начал как бы невзначай крутить перстень на пальце.

— Ай! — взвыла Сара и все, кроме мага обернулись. Девушка прижимала отдавленные дверью пальцы к губам. На укоризненные взгляды она только виновато улыбнулась. Я закатила глаза. Обожаю свое имя!

— И не обижай Маршу, — будто ничего не произошло, продолжил Вэл не отрывая от меня взгляда, — Она хочет как лучше.

Я ехидно хмыкнула и решила объяснить всем присутствующим одну маленькую деталь. Но не успела. Маг, как всегда, говорил мало, а делал много. Сволочь…

В общем, мои недавние мысли оказались пророческими. Вот вам и суеверие, что если не произнести предсказание вслух, оно не сбудется. Ага. Как же! Чашка все же оказалась у мага на голове. Вредная гадина внутри меня ехидно сообщила, что там ей самое место. Белая жидкость живописно стекала с его лица и волос, и капала за шиворот. Я бы торжествовала победу, если б он не успел все-таки заставить меня сделать глоток.

Все замерли и в этой оглушающей тишине, нарушаемой только стуком капель об пол, нервно соскальзывающих с волос мага, прозвучал мой неестественный зажатый голос:

— Все… Сейчас я буду тошниться…

И, не обращая внимания на запутавшееся одеяло и кружащуюся голову, рванула к окну. Слава богам, распахнутому.

— Духи… Я больше никогда не буду пить эту гадость… — прохрипела я, сползая спиной по стене.

— Еще как будешь, — зловеще кивнул маг, обдав всех при этом фонтаном молочных брызг.

— …Даже если всего за один глоток мне пообещают медленную и мучительную смерть этого торового мага…

— Марша!

— Чтоб его разорвало на сто тысяч мелких кровавых кусочков и разбросало по всей раине с интервалом в пятьдесят шагов, а потом прибило дождем…

— Да, господин! — браво выступила вперед няня и вытянулась по струнке. Эх, ей бы сейчас еще каблуком щелкнуть и козырнуть!

— Быстро на кухню и принеси эту… — «белиберду» маг проглотил и продолжил после небольшой паузы, — И принеси молоко заново.

Марша кинулась выполнять приказ.

— Стой! — заорала я, переползая на колени, — Марша, ответь мне на один очень важный вопрос. Только честно. — Я дождалась полного внимания и выпалила, — Ты моей смерти хочешь? Ждешь не дождешься, как я копыта отброшу и в доме вновь восстановится тишь да гладь?

— Нет, — растерянно ответила она. Я удивилась про себя, потому как няня действительно ответила честно и продолжила.

— Тогда не ходи! Останься со мной! Мне… Мне плохо! — я резво закатила глаза и начала оседать на пол.

— Ой, девочка, девочка! — залепетала бабушка, прислоняя меня к кровати, — Никуда я не пойду! Я буду здесь, с тобой!

— Правда? — слабо спросила я.

— Правда, правда.

— Честно-Честно?..

— Честно.

— Совсем-совсем?..

— Со…

— Марша!

— Вэлмир! — строго рявкнула няня и обернулась к магу, — Как тебе не стыдно! Совсем бедную девочку замучил! Ты посмотри до чего довел! Никогда такого не было, что бы гости в этом доме не получали должной заботы, тем более что заболела она здесь! При Мелвине такого никогда не было и быть не могло! Ты посмотри какая она слабая! А ты…

— Изверг, — согласно кивнула я, бросая торжествующий взгляд на Вэла. Марша встала за меня стеной, не ошиблась я в ее характере! А еще, она до сих пор считает, что Вэла нужно учить уму-разуму, словно ребенка маленького… Впрочем, я с ней полностью согласна.

Маг слушал няню молча. Он отлично знал, что ели начать оправдываться или перечить, то лекция перерастет в настоящий скандал. Вот он и прикусил язык. Смотрит в пол, крепится, но виду не подает. Только уши покраснели. Да при взгляде на меня в его глазах появлялось столько «благодарности» и «ласки»… У-у-у… Бедная я, бедная! Только потерявшего голову от ярости Т" Минна мне не хватало для веселой и насыщенной событиями жизни!

Наконец, Марша закончила и, удостоверившись что со мной все в порядке, уселась на край кровати. Я приняла вид умирающей, томно закатила глаза, прижала тыльную сторону ладони ко лбу, так, чтобы Марша не видела моих глаз, и посмотрела на мага с откровенной издевкой. Как я и думала, мальчишество в его душе победило.

— Все, Эл… Ай, ты меня достала, — почти прошипел Вэл,

— Вэл! — предостерегающе нахмурила брови няня.

— Да она же просто напросто издевается! Но ничего. Сейчас я тебя буду лечить собственными… лекарствами…

От его демонической улыбки мои волосы встали дыбом, а по спине пробежал целый табун мурашек. Карат… Ох и не к добру это все…

Вэл сердито хлопнул дверью и его шаги, обычно бесшумные, прогрохотали в сторону лаборатории. Ма-а-ать…

Сара, почуяв запах паленого, пискнула что-то невразумительное и торопливо побежала "по делам". Все же женская интуиция — великая штука.

Шаги прогрохотали обратно. Вэл ворвался внутрь, словно локальный ураган, дернул рукой и со стуком поставил бутылку на стол. Все мы провожали каждое его движение взглядом. Я недоверчиво покосилась на бутыль.

— Что это?

Маг не отвечал. Он выхватил у Марши из рук кружку, вытянул пробку из зеленого горлышка со смачным хлопком, наполнил чашку какой-то мутной жидкостью…

— Вэл?.. — многообещающе потянула Марша.

— Няня, уйди, — отмахнулся маг, что-то колдуя над чашкой. Марша продолжала сверлит его взглядом.

— Мухоморовка… — недоверчиво втянул носом воздух Прервик, — Она, родимая… Помню я, папка ваш, господин, такую…

— Да? — растерянно удивился Вэл и покачал головой, — Как это я так…

— Точно вам говорю, это мухоморовка, господин.

Не знаю сколько бы еще продлилась его растерянность, но тут снова вмешалась Марша.

— Вэл, — растягивая слова, начала она, наблюдая за тем, как сини искры соскальзывают с перстня и растворяются в жидкости, — А поприличнее у нас в доме ничего нет?

— Мне нужно довольно крепкое.

— Есть светлоарильский коньяк.

Маг задумался и почесал затылок типично деревенским жестом.

— Ладно, все равно уже поздно. — Что поздно? Почему поздно? Для кого поздно?! — Пей.

Он подтолкнул чашку ко мне. Марша фыркнула и под торжествующим взглядом Прервика вышла за дверь. Маг на ее демонстративный уход не обратил никакого внимания — он был очень занят, пытаясь пересмотреть меня в гляделки.

— Нет, так не пойдет! — заявила я и уставилась на прочерченную шрамом переносицу мага, — Одна я пить не буду!

— Боишься, отравлю? — поднял бровь Вэл

— Нет. — Гордо подняла голову и с чувством собственного достоинства продолжила, — В одиночестве пьют только законченные алкоголики. Ты решил меня споить, а потом обвинять во всяком непотребстве до конца дней? Или… ты собираешься их устроить? Непотребства, в смысле?..

Мои подначки он пропустил мимо ушей. Жаль, жаль, я думала он разозлиться.

— Пей.

— Я все сказала — одна не буду! И точка!

Вэл поморщился, недовольно дернул уголками губ и оценивающе посмотрел на Прервика. Тот посчитал возможность тоже высказать свое мнение.

— Двое, господин, тоже как-то…

Он состроил гримасу и начал вертеть рукой, будто выкручивая свечку из подсвечника.

— Ясно, ясно! — поднял руки маг, сдаваясь. — Так… Норта сегодня нет… Да и должен же хоть кто-то остаться вменяемым… — пробурчал он и тяжело вздохнув, наколдовал железную походную кружку. Я подняла брови и вопросительно подмигнула Прервику.

— А у него другие не получаются, — хихикнул дворецкий и схватил бутылку. — Я из горла, господин, не утруждайтесь! За выздоровление, — заявил он и приложился к бутылке. Мы с магом замерли с поднятыми кружками и с интересом наблюдали за его действиями.

Прервик выпил, сморщился, встряхнулся… и пошел в присядку по комнате!

— Эк его заколбасило… — ошалело пробормотала я, — Эй, маг, ты что туда добавил?

— Кроме энергетика и восстановителя ничего… вроде. Если Марша опять порошки не перемешала.

Мы вновь посмотрели друг на друга. Я сощурилась.

— Пей, чего же ты замер?

— Только вместе с тобой.

— Начинай, а я потом подтянусь, — кто знает, как это зелье подействует и какие побочные эффекты появятся?

Он пожал плечами и выпил. Одним глотком. Меня аж передернуло. Бедненький… Боги, а мне его подвиг повторять!

Я посмотрела на его абсолютно каменную физиономию, погадала, какое же самообладание нужно проявить, чтобы не поморщится, и последовала его примеру. Ну… Во всяком случае, постаралась последовать. Такой гадости, скажу я вам, в жизни не пробовала! Но все равно упрямо глотала. Если уж какой-то Т" Минн смог, то почему я не смогу?!

— Ты бы хоть сахару добавил… — прохрипела я и закашлялась. Правда, кашель тут же перерос в хихикание. Какие у них всех, однако, лица смешные!

— Эй, эй, Прервик! — внезапно опомнился и отобрал у бедного старичка бутылку маг, — Да ты уже половину вылакал! Когда успел?! — возмутился он.

— А тебе, господин, ик, жалко, да?..

Я опять захихикала. Что-то с жутким мявом оттолкнулось от подоконника и полетело в кусты. Кажется, кот не выдержал разворачивающегося перед ним действия и малодушно бежал. Слабак! Хотя, жалко его… Хороший котик был!

— Вэл! — крикнула я, давясь хохотом, — Мне скучно!

— Почему?

— Не знаю. Так, все, я в последний раз спрашиваю — я твоя пленница?

— Да.

— Вот и развлекай меня!.. Вэ-э-эл! Мне скучно!

— Почему?

— Не знаю… Наколдуй что-нибудь, а?

Эх, знала бы чем это все закончится… Удавилась бы в колыбели! Одного только демона мы изгоняли часа три, про остальное я вообще молчу!

Вэлмир.

Я раздраженно тряхнул головой. Молоко текло с меня водопадом, от меда и масла сделался весь липким и жирным. Неприятные ощущения, хотя и терпимые. Ну, Эл Тайн, не хочешь по-нормальному, будем по-народному. Влетел в лабораторию, споткнулся об стул и с громким выражением своих чувств зацепился за стол. Увидел бы меня сейчас отец, отлупил бы только так. А потом долго смеялся. Какой из меня воин, если я не могу пройтись и не задеть мебель?.. А все это Эл Тайн.

Вот и бутылка… А почему их две?

На стеллаже стояли две абсолютно одинаковые бутылки из темно-зеленого стекла. Откуда вторая? Разве я две настойки у Филина брал? А, тор с ними, похоже там одно и то же зелье. Все-таки прав был Филин, когда говорил, что лекарство от простуды и гриппа всегда должно быть под рукой. Я еще удивился тогда. Зачем? Маги же не болеют? Но он настоял. Правильно, значит, сделал.

Рука замерла перед абсолютно равнозначным выбором. А, тор, какая разница? Взял ближнюю бутылку и быстро поднялся к Ай в комнату. Поставил бутыль на стол, стараясь не обращать внимания на три пары глаз, настойчиво изучавших меня.

— Это что? — недоверчиво спросила Эл Тайн.

Погоди, сейчас узнаешь. Я выхватил кружку у Марши, вытянул пробку, налил зелье… что-то оно не такое, каким должно быть.

— Вэлмир? — угрожающе спросила Марша.

— Няня, уйди, — Не до тебя сейчас. Я начал вычерчивать на дне кружки руну, мысленно проговаривая заклинание. Рискованное дело я конечно же затеял… Кто знает как это заклинание подействует на Эл Тайн? У обычных людей после него просто повышается активность, появляется эфемерная тяга к совершению подвигов… Но Эл Тайн и так гиперактивна… А, ладно, старая кобыла борозды не испортит!

— Мухоморовка, — сказал Прервик. — Она, родимая. Помню отец ваш, господин, такую… — начал было он, недвусмысленно подергивая кустистыми бровями. Вот как сейчас сболтнет что-нибудь!

— Да? — перебил его я и понюхал жидкость. Точно. Тор, надо же было так перепутать. — Как это я так…

— Точно говорю вам, господин, она!

Хм, а что? В народе таким… домашним лечатся. Хотя, спаивать девушку… Да её даже девушкой назвать сложно. Чернокнижникам все ни по чем. Была не была.

Правда рубит с неё хорошо, крепкая вещь…

— Вэл, а поприличнее у нас в доме ничего нет?..

От голоса няни сквозило таким недовольством, что мне стало не по себе.

— Мне нужно крепкое, — естественно, только в крепком напитке это заклинание действует как надо. Тут вообще обратно пропорциональная зависимость — чем меньше алкоголя в жидкости, тем сильнее побочные эффекты. А «опьянение» после этого энергетического заклинания гораздо сильнее, чем от алкоголя. И более опасно… для окружающих предметов. А при большой крепости напитка побочное действие почти сводится на нет.

— Есть светлоарильский коньяк.

Я покачал головой. Коньяк — вещь, конечно, хорошая, но се же несколько послабее мухамороки будет… Да и, к тому же, я уже закончил заговаривать это «лекарство», с коньяком пришлось бы опять долго возиться.

— Ладно, все равно уже поздно. Пей.

Подсунул кружку ей под нос. Ай скривилась, как от тухлятины. Марша укоризненно посмотрела на меня, недовольно покачала голой и вышла из комнаты.

— Не, так не пойдет! Одна я пить не буду!

— Боишься отравлю?

— Нет. В одиночестве пьют только законченные алкоголики. — прищурившись, произнесла она и тут же взялась за тираду, смысл которой от меня ускользнул. Я как раз размышлял над ее словами. Не хочется, а что делать?

Я потер шрам. В последнее время эта привычка перестала меня успокаивать. Посмотрел на Прервика.

— Двое, господин, тоже… — Прервик подкрался поближе к Ай и просительно заглянул в глаза.

— Ясно, ясно! — что с ними поделаешь? Материализовал вторую кружку. Можно было, конечно, пригласить Норта, наш конюший никогда не отказался бы от бесплатного «угощения», но как раз сегодня он отпросился навестить родственников Калиме. Да и опасно было бы оставлять его наедине с Эл Тайн. И не только потому, что она может его напугать. Просто, боюсь, если Норт узнает ее тайну, эта новость перестанет быть тайной очень скоро.

— За выздоровление! — дворецкий прильнул к горлышку.

И тут его понесло.

— Эк его закалбасило! — Ай недоверчиво покосилась на кружку. — Эй, маг, ты чего туда добавил?

Я ответил ей чистую правду. Меня и самого поведение Прервика удивило, хотя я, вроде бы привычный.

Эл Тайн сощурилась и хитро посмотрела на меня.

— Пей, чего же ты замер? — довольно агрессивно спросила Ай.

— Только вместе с тобой. — Спокойно ответил я, и красноречиво посмотрел на чашку у нее руке.

— Начинай, а я потом подтянусь. — Ай не желала уступать.

Помню, лет в шестнадцать в Деревне Магов я умыкнул у отца такую же бутылку с мухоморовкой. Он тогда часто ее делал и использовал как основу для многих погодных заклинаний. Вместе с моим другом Маром мы ушли в лес, на прогалину, и решили «дерябнуть» по-взрослому, а потом поделиться впечатлениями со всеми мальчишками нашего возраста.

Лесное зверье вернулось обратно, отойдя от шока, только недели через две. Хорошо мы побесились. Но от отца мне тогда досталось… Мару-то ничего не сделали, вот что самое обидное, тот сумел отговориться моим влиянием. Это кто еще тогда на кого повлиял!

Эл Тайн явно не нравилось содержимое, но она упорно давилась. И что она пытается доказать? Поди, разбери. Ей бы и одного глотка за глаза хватило, а она упрямится.

С хриплым выдохом она опустила кружку и отдышалась. Не смотря на написанное на лице страдание, она самодовольно щурилась.

Ай, широко улыбаясь, посмотрела на меня. Понесло человека, хотя я и сам не лучше. Разучился, все-таки, пить. Нет. Никогда и не умел.

— Вэл, мне скучно!

— Почему? — по-моему, нет ничего веселее плясок старого Прервика. Особенно когда у него в голове что-нибудь переклинит.

— Наколдуй чего-нибудь, а?

И я наколдовал. Знал же, всем захочется приключений. Помрачение на меня нашло, никак не иначе.

* * *

Я с трудом разлепил веки, но тут же зажмурился. Вставать рывком, как я обычно делаю, не рискнул. А голова-то болит!.. Осторожно начал вспоминать, что же такое вчера произошло. Так…

Сначала, конечно, все было безобидно. Я подвесил Прервика в воздухе и он продолжал плясать уже под потолком. Ай веселилась от души, но это быстро ей надоело и она начала трясти меня за локоть, требуя "яких разных фейерверков". Вэлмиру же надо придумать что-нибудь ещё!

Не спорю, придумал. Решил вызвать из чистилища пару бесенят и заставить их поплясать вместе с Прервиком, но, будучи не совсем в здравом рассудке, перестарался и вызвал бессемейного демон. Как мне это удалось, до сих пор понять не могу, с подобное не каждому демонологу под силу, а я эту науку никогда не любил, да и способностей особенных не замечал. Если сказать совсем уж откровенно, их не было вообще. Но после всего лишь одного стакана мухоморовки они появились. Даже странно как-то. Хотя отец всегда утверждал, что эта лекарственная настойка обладает чудодейственными свойствами, но употребление ее в больших количествах приводит к непредсказуемым последствиям. Прав он был. Прав.

Вообще, было весело. Мы устроили прямо-таки показательное выступление боевого мага и чернокнижницы для Прервика, пока изгоняли демона. Правда, старый дворецкий мало что понял, но вот сам демон повеселился на славу. Он стоял в Круг