/ Language: Русский / Genre:sf

Хвост тигра в джунглях

Евгений Панаско

А ферплексы действительно существуют. И уже изобрели копираторы.

Юджин О’Черрет

Хвост тигра в джунглях

1

Ярко-розовое неслепящее солнце висело низко над дорогой. Шелтон не опускал фильтра. Автомобиль несся, слегка подрагивая и приседая на незаметных неровностях дороги, мотор ровно пел, а стрелка спидометра покачивалась у предпоследнего деления.

На заднем сидении храпел Брайен. Он имел полное право спать, потому что до этого вел машину двенадцать часов подряд.

Шелтон устал. Руки были тяжелыми, а руль — опасно поворотливым. Ноги, лежавшей на акселераторе, он почти не чувствовал.

Шелтон вяло подумал, что он не спортсмен. И что несмотря на свою опасную и полную превратностей профессию, пятисуточная безостановочная гонка, хотя бы и с напарником, явно не для него.

Вот поесть бы сейчас не мешало. Он окликнул Брайена.

— Надо сделать небольшую остановку и немного отдохнуть. У нас есть время, минимум несколько часов. Не могут же они ехать сразу вслед за нами.

Брайен не отозвался. Покрутившись на сиденье, он снова всхрапнул.

Яркий щит на обочине дороги промелькнул так быстро, что Шелтон не успел разобрать, что на нем было. Кроме того, солнце светило прямо в глаза. Шелтон опустил фильтр. Мелькнул еще один щит, и Шелтон успел рассмотреть добродушного толстяка с трубкой. Из трубки шло облачко дыма, в котором было написано: “Отдохните у старого Джо!”

Стремительно приблизился еще один плакат, и Шелтон прочел: “Отдохните у старого Джо и затем продолжайте свой путь!”

Шелтон вздохнул и увидел впереди домик, белый и чрезвычайно старомодный. По всей видимости, такие дома строили лет полтораста назад. Над домом торчала труба, из нее шел легкий дымок.

Машина пронеслась мимо. Домик стоял несколько в стороне от дороги, к нему вела бетонная полоса. Шелтон вдруг решился и мягко нажал на тормоз. Скрипя, автомобиль остановился. Шелтон подвел машину задним ходом и въехал на дорожку.

Возле дома был легкий навес для автомобилей, где стоял обшарпанный форд старой марки. Шелтон поставил машину так, чтобы не разворачиваться для выезда.

Проснулся Брайен. Он зевнул и вдруг встревоженно вскочил.

— Села покрышка? — спросил он трагически.

— Нет, — сказал Шелтон, — все в порядке. Просто у нас есть время и можно немного отдохнуть.

У Брайена был ошалелый вид, и Шелтон улыбнулся.

— Я схожу в бар и возьму что-нибудь поесть. Пока я не приду — ты сиди за рулем и при малейшей тревоге уезжай, не ожидая меня. Но я надеюсь, что тревоги не будет. Потом, когда я приду, сходишь ты.

— Ладно, — сказал Брайен, ожесточенно почесался и вылез из машины, хлопнув дверцей.

— Ну, выходи, — сказал он, обойдя машину.

Шелтон отпустил руль, открыл дверцу и вышел. В ногах сразу закололо. Где-то внутри сидело нехорошее скованное чувство запрятанной усталости. Однако идти пешком было приятно, и Шелтон засмеялся.

Брайен влез на место водителя, положил руки на руль и проворчал:

— Ну иди, не трать времени. Если задержишься — я не буду выходить. Прихвати пару бутылок прохладительного.

— Ладно, — сказал Шелтон.

Он подошел к выходу и взялся за ручку двери.

Дверь была тяжелая, деревянная, очень старая и к тому же со слишком тугой пружиной. За ней оказалась еще одна дверь, из толстого матового стекла. Промежуток между двумя этими дверями был похож на кабину лифта. Деревянная дверь гулко захлопнулась, Шелтон шагнул, протягивая руку, и вдруг почувствовал на секунду, как странные мелкие иголочки пронзили все его тело с ног до головы; он ощутил жгучий короткий зуд. Пять суток безостановочной езды просто так не проходят, решил Шелтон, открыл стеклянную дверь и вошел в бар.

Зал оказался неожиданно большим. Под стать ему была и стойка — наверное, в сезон бар был довольно бойким местом. Сейчас зал был пуст — лишь за крайним столиком в углу, уронив голову на руки, слабо храпел человек с лысиной. Перед ним на столе стояло множество бутылок, как пустых, так и еще неоконченных. Это был, наверное, хозяин древнего форда.

За стойкой никого не было, но когда Шелтон постучал монетой, вышел невысокий багроволицый бармен, полный, как все бармены. Физиономия у него была в чрезвычайной степени постная. Шелтон посмотрел на него и почему-то раздумал обедать в баре. Вместо этого он взял несколько сэндвичей, кетчуп и прохладительное. Бармен уложил покупки в бумажный мешок. Рассчитавшись, Шелтон взял пакет и повернулся.

Возле выхода, у матовой стеклянной двери стоял человек, которого Шелтон не заметил, входя. На нем был белый фартук — очевидно, это был помощник бармена. Шелтон увидел его и вздрогнул. В этом человеке явно что-то было не так, но что именно, Шелтон сразу не понял, и первой мыслью было, как обычно: “Агент!” Но Шелтон тут же опомнился. Это был не агент — тех Шелтон умел распознавать сразу. Но даже если это был не агент, а, напротив, коллега, член какого-нибудь синдиката, то это тоже нельзя было назвать приятной встречей. От собратьев по профессии хорошего можно было ожидать мало, тем более таким одиночкам и кустарям, как Шелтон и Брайен.

Человек был невероятно обыкновенен, чрезвычайно обыкновенен, но что-то в нем было не так. Шелтон не понял, что именно, но тревога вошла в него, когда тот вдруг мельком взглянул в его сторону. Человек тут же отвел взгляд и уставился куда-то в угол над владельцем древнего форда, но Шелтон увидел его глаза. (Словно сверкнули два фотографических объектива со зрачками ирисовых диафрагм!

Он в растерянности замер, сжимая в руках пакет.

— Эрли! — сказал бармен. — Поди сюда.

Человек повернул голову и посмотрел на бармена.

— Принеси ящик с пивом, — сказал бармен. Эрли лениво шевельнулся и медленно прошел мимо Шелтона.

— Добрый вечер, — пробормотал Шелтон и ринулся из бара.

— Ты уже? — спросил Брайен. Он сидел за рулем, дверца была распахнута, одну ногу Брайен держал на педали, другую выставил наружу. Он курил и смотрел на Шелтона.

— Да, уже, — сказал Шелтон. — Поехали.

Он кинул покупки на заднее сиденье, открыл дверцу и сел рядом с Брайеном.

— Поехали, — сказал Шелтон. — Да поехали же!

Брайен пожал плечами, завел мотор, бросил сигарету и выехал на шоссе. В зеркале задрожал, уменьшаясь, белый старомодный дом. Шелтон мял в пальмах сигарету, не закуривая. Вид у него был сомнамбулический. Брайен молча косился на него, но ничего не спрашивал. Ехать им оставалось часа два.

2

Эту ночь они проспали очень спокойно. Отель оказался прескверным, но достаточно удаленным от центра и потому безопасным. Шелтону быстро удалось связаться по телефону с нужным человеком. Сказано было всего несколько слов, но зато понятных обоим. Теперь было сделано все. Оставалось только ждать. Вечером приходил поезд, и с ним — безопасность. До этого был еще день — спокойный, потому что Шелтон умел заметать следы.

Шелтон не выходил из номера в город, но Брайен, побрившись, отправился, как он сказал, немножко проветриться. Он принес бутылку вина, пачку газет и свеженький глянцевый журнал “Сайенс фикшен энд фэнтези”.

Они выпили, смеясь и разглядывая газеты, на первых полосах которых сообщалось о сенсационном деле Маккензи и Гаррисона. Полиция, говорилось в газетах, преследует преступников по пятам. За неимением фотографий преступников газеты поместили изображения начальника полиции мистера Хьюиджа.

По радио они услышали, что преступники сумели на некоторое время сбить полицию со следа, но не пройдет и суток, как они будут схвачены, как только станет известным их местонахождение. Эта фраза ужасно развеселила обоих, и Брайен ушел вниз, чтобы принести еще бутылку.

Они выпили, и Шелтон лег, чтобы подремать, а Брайен, еще раз просмотрев газеты, углубился в журнал.

Шелтон проснулся часа через два. Был разгар дня, до вечера оставалось еще много. Брайен читал, вид у него был в чрезвычайной степени обалделый. Встав, Шелтон заглянул в журнал через его плечо и прочитал:

“Пирсон прижался к стене и остекленевшими глазами следил за приближающимся чудовищем. Фер-плекс подходил все ближе, на ходу раздуваясь и все более теряя сходство с человеком: из тела у него вырастали новые руки с тонкими и гибкими длинными пальцами без суставов; и Пирсон закричал, в ужасе представив, как эти холодные бескостные пальцы сомкнутся на его горле… К счастью, он вовремя вспомнил про лежащий в заднем кармане брюк пистолет”.

Шелтон захохотал.

— Алло, — сказал он, — что это еще за ферплексы? Чего им надо от приятеля Пирсона?

Брайен сказал:

— Пирсон — это коммивояжер. Ему здорово не повезло, бедняге. Он пытался что-то всучить ферплексу, когда тот был еще в человеческом облике. Ферплексы — это жители очень далекой галактики. Здесь приводится номер по какому-то звездному каталогу. Так вот, ферплекс, недолго думая, сунул Пирсона в копиратор. Это такая штука, которая в два счета изготовляет точные копии чего угодно. Так что стало два Пирсона. Оригинал ушел, отделавшись легким испугом, а Пирсон-копия появился на свет по недосмотру ферплекса — что-то испортилось в его копираторе, когда хозяин отсутствовал. Копии не должны были воспроизводиться. Тем не менее Пирсон-копия вылез из шкафа, выяснил обстановку, но в этот момент вернулся хозяин. Кровавая драма. Пирсон стреляет и убегает, узнав страшную тайну ферплексов. Те, конечно, его преследуют.

— Подожди, как же он узнал тайну?

— Да здесь как-то странно написано. Послушай:

“Мысль медленно возвращалась в затуманенный мозг Пирсона. Он почувствовал вдруг запах горелой изоляции и толкнул дверцу. Шкаф раскрылся, и Пирсон вышел. С минуту Пирсон стоял и смутно чувствовал, что какая-то страшная перемена произошла за эти короткие минуты, когда странный хозяин с глазами, зрачки которых имели форму звезды Дауда, отказался от прекрасных мужских подтяжек фирмы “Нельсон”, прижал вдруг к носу коммивояжера дурно пахнущий платок, лишив этим Пирсона способности сопротивляться, и втолкнул в шкаф. Догадка пронзила Пирсона подобно электрическому току: он вышел не из того шкафа, в который его втолкнул хозяин! Этот шкаф стоял напротив, и он был пуст. Растерянный, Пирсон подошел к столу, на котором были разбросаны какие-то бумажки. Машинально подняв один из листков, Пирсон прочел его. После этого он лихорадочно собрал остальные листки и через несколько минут знал все. И в это момент…”

— Так что, — сказал Шелтон, усмехаясь, — эти болваны ферплексы написали все свои секреты на английском языке и оставили на столе?

— Право не знаю… Наверное, автору было необходимо, чтобы Пирсон узнал ужасную тайну, и он ее узнал… Впрочем, нет, это, оказывается, была инструкция некоторым предателям. Ферплексы собирались уничтожить Землю.

— За что это они ее так?

— Видишь ли, ферплексы — весьма несчастные существа. О них автор рассказал в первой главе. Дело в том, что это весьма развитая цивилизация в области науки и техники, однако у них совершенно не ладится дело с общественным развитием. У них постоянные войны, хотя они ни в чем не нуждаются. Их общественные отношения таковы, что не могут предотвратить войн, поэтому они вынуждены держаться друг от друга подальше, но одновременно они ужасно страдают от этой разобщенности. Сами придумать они ничего не могут, поэтому ферплексы решили позаимствовать чужие общественные отношения. Их привлекла Земля, потому что наша цивилизация, обладая весьма высокой техникой уничтожения, все время стоит на грани катастрофы, способной разрушить всю планету; однако время идет, а катастрофы нет. Тогда ферплексы решили провести эксперимент. Во всех уголках Земли они порасставили копираторы, с целью получить как можно большее количество копий — двойников людей. Эти копии они собираются материализовать на какой-то дальней планете, снабдив всем необходимым, но поставив в новые условия, приближенные к условиям существования ферплексов. Если люди, оказавшись в этих новых условиях, сумеют создать такой общественный аппарат, который исключил бы возникновение войн, то ферплексы со спокойной душой скопируют этот аппарат в своем обществе, а Землю и планету-копию просто уничтожат: такой уж у этих ферплексов злодейский нрав!

— Хм, — сказал Шелтон. — Любопытно. А что Пирсон?

— А с Пирсоном ферплексам не повезло. Испортился копиратор и выпустил копию не вовремя. Настоящий Пирсон ушел, но вскоре они встретятся с двойником в комнате невесты, представляешь?

— Чьей невесты?

— Пирсона, чьей же еще! Два совершенно одинаковых жениха, каково будет бедной девушке!

— Отчего же бедной? Можно считать, ей повезло! Так чем же дело кончилось?

— Не знаю, я заглянул в конец, но там написано “продолжение следует”. Кончается на том моменте, когда двое Пирсонов встречаются у невесты. “Убирайтесь-ка вон, любезнейший, — угрожающе сказал Пирсон-оригинал, направляя револьвер на своего двойника, — ваше странное мошенничество даром не пройдет!”

— Ну ладно, — сказал Шелтон и, засмеявшись, посмотрел на часы. — Еще четыре с половиной часа. Помешает ли нам бутылка бренди?

— Не думаю, — сказал Брайен. Он встал, потянулся и надел пиджак.

— Сейчас принесу.

Раздался стук в дверь. Они удивленно переглянулись. Стук повторился, негромкий, но настойчивый. Шелтон вынул пистолет и, прикрыв его газетой, отошел к окну. Брайен медленно подошел к двери и открыл замок. Дверь отворилась.

— Великий боже, — произнес Шелтон, от растерянности опуская руку с револьвером.

— Великий боже, — произнес вошедший, прижавшись к двери.

— Черт побери! — сказал Брайен.

3

Дверь была тяжелая, деревянная, очень старая и к тому же со слишком тугой пружиной. За ней оказалась еще одна дверь, из толстого матового стекла. Промежуток между двумя этими дверями был похож на кабину лифта. Деревянная дверь гулко захлопнулась, Шелтон шагнул, протягивая руку, и вдруг почувствовал на секунду, как странные мелкие иголочки пронзили все его тело с ног до головы; он ощутил жгучий короткий зуд. Пять суток безостановочной езды просто так не проходят, решил Шелтон, открыл стеклянную дверь и вошел в бар.

Бар был светел и пуст. Люминесцентные лампы лили с потолка холодноватый белый свет, освещая пустой зал со столами, на которых аккуратно, ножками вверх, стояли стулья. За стойкой тоже никого не было. Что-то было не так, как надо, и некоторое время Шелтон стоял, озираясь и пытаясь сообразить, что же не в порядке. То, что посетителей не было, легко можно было понять — не сезон. Поток туристов хлынет по дороге несколько месяцев спустя, когда начнутся летние отпуска. Сейчас же непонятным было другое, и Шелтон увидел вдруг — что.

Это были окна. Темные окна. Свет лился только с потолка, от ламп.

Шелтон отошел к окну, отдернув легкую прозрачную занавеску. В стекле он увидел собственное отражение, а за стеклом — черноту. На секунду Шелтон подумал, что окна снаружи закрыты ставнями, но это было не так. За стеклом не было абсолютной черноты, надо было просто приглядеться. За окнами была ночь.

Шелтон отошел и сел, машинально сняв стул со стола.

— Ну, — сказал он вполголоса, — что-то тут не так. Когда я сюда входил, солнце еще не село.

Он посмотрел на часы, мучительно размышляя, мог ли он напиться до такой степени, чтобы заснуть перед наружной дверью, не успев выйти, а проснувшись и забыв все, полезть обратно в бар. Впрочем, это была явная чепуха. А может, глубокий обморок? От удара по голове, например.

На часах прошло семь минут с того момента, как Шелтон затормозил машину.

Шелтон выругался, но не кинулся опрометью наружу. Часы шли. Солнце еще не село. За окном должно было быть светло; за окном же была ночь, и у Шелтона не возникало ни малейшего сомнения в этом, собственным глазам он верил; он увидел эту ночь, но понятия не имел, откуда она взялась.

— Затмение, что ли? — подумал он вслух.

Он встал, озираясь и раздумывая, стоит ли звать хозяина. Решив, что не стоит, Шелтон оглянулся на залитый светом зал и пошел к выходу.

Он взялся за ручку двери и вдруг почувствовал запах. Пахло горелой изоляцией. Шелтон открыл стеклянную дверь и остановился.

Промежуток между внешней и внутренней дверями был заполнен голубым прозрачным дымом. Дым, похоже, шел из щелей между досками стен. Голубые струйки расчерчивали обе стены вертикальными полосами от пола до потолка. По-прежнему сильно тянуло горелой изоляцией. Шелтону очень хотелось уйти, но он почему-то не решался пройти сквозь дым. Крикнуть: “Пожар!” и позвать хозяина ему даже не пришло в голову. Вся эта история ему нисколько не нравилась.

Дым вдруг пошел гуще, становясь буро-коричневым; струйки его поползли, оторвавшись от стен, параллельно полу, на середине они встречались с дымом из противоположной стены и свивались, скручивались, вращались.

Дым становился все гуще, все тяжелее, он тянулся из обеих стен, из пола и потолка; в середине медленно вращался густой непрозрачный столб, и новые струи дыма наматывались на него. Шелтон отступил на шаг, держа левой рукой дверь и не давая ей закрыться. Столб в центре вращался, уже мало походя на дым. Одно время пелена дыма, идущего из стен, закрыла все; в дверном проеме колыхалась сплошная бурая стена, но ни одна струйка не проникла в зал.

Дым вдруг быстро рассеялся, и сразу вместо него появилась мутноватая голубая кисея; и опять в дверном проеме качалась сплошная пелена, на этот раз полупрозрачная, и опять в зал ничего не проникало. Кисея рассеялась, темную вращающуюся массу окружило мягкое сияние. Столб, окруженный этим сиянием, все так же вращался, но теперь это был уже не столб, а грубое подобие человеческой фигуры. Голубое сияние становилось все ярче: фигура явно принимала человеческий облик. Сияние стало непереносимо ярким.

Шелтон вдруг почувствовал, что дверь, которую он слегка придерживал рукой, ощутимо стремится закрыться; машинально он хотел другой рукой удержать ее, но толстое матовое стекло вдруг резко ударило его по пальцам, так, что Шелтон вскрикнул: рука была сильно ушиблена. Толстая стеклянная дверь с силой захлопнулась. Последним, что увидел Шелтон в нестерпимом сиянии, было лицо фигуры.

Шелтон, ослепленный, ничего не видел даже в залитом светом баре, когда же он, высадив плечом оконную раму, вывалился наружу, его окружила совершенная тьма. Он побежал наугад в сторону шоссе, спотыкаясь и падая, зная твердо, что сейчас действительно ночь, что он каким-то образом влип в совершенно непонятную историю, из которой нужно как можно быстрее выпутаться, что Брайена давно уже здесь нет и надо как-то добираться самому.

Шелтон долго бежал по шоссе, до тех пор, пока не перестал видеть сзади светящиеся окна бара “У старого Джо”. Их закрыл невысокий холм, вниз с которого сходила дорога. Тогда Шелтон, — тяжело, с хрипом дыша, пошел, но потом дорога поднялась, и он снова увидел светящиеся окна, уже далеко позади. Время от времени он оглядывался на них, но вдруг, перед спуском, обернулся еще раз и не увидел ничего, кроме длинной ленты шоссе, слабо светящейся бледным фосфорическим светом. Окна погасли. Шелтон вздрогнул и в этот момент услышал звук мотора.

Машина ехала навстречу, в гору, очень медленно, и горели у нее только подфарники. Она была уже близко, мотор глухо рокотал на подъеме, захлебываясь, было ясно, что он вот-вот заглохнет, но водитель почему-то не переключал передачу. Потом, когда автомобиль едва не остановился, мотор взревел, и машина, дернувшись, поехала быстрее.

Шелтон побежал прямо на автомобиль, раскинув руки и что-то крича. Машина мягко подкатила к ногам, остановилась и медленно покатилась обратно. Дернувшись, она стала, мотор заглох. Подбежав, Шелтон рванул дверцу.

Он едва успел подхватить вывалившегося ему на руки водителя. Перегнувшись, Шелтон включил в кабине свет. Кроме водителя, в машине никого не было. Это был человек в белом, сильно помятом костюме в темных пятнах, смертельно пьяный. На сиденье валялась большая плоская фляга из-под виски. Секунду Шелтон стоял, придерживая водителя, чтобы он не вывалился, потом, взяв его под мышки, выволок на дорогу и положил на траве за обочиной. Пьяный засопел.

Шелтон вскочил в машину, включил мотор, и, развернувшись, выжал до конца акселератор.

4

Шелтон сделал огромный крюк, а затем уже свернул на федеральное шоссе. Все это по плану должно было обеспечить безопасность. Теперь Шелтон ехал в маленький и спокойный город, до которого оставалось уже немного. Но тут вдруг села покрышка. Запасной не оказалось, и Шелтон, чертыхаясь, вылез из машины. Уже рассвело, и он посмотрел на часы. На ручных было без пяти минут двенадцать, на тех, что в машине — без одной минуты шесты Шелтон включил радио. Да, было шесть часов утра.

Он услышал, что преступники, поиски которых продолжаются, на время сумели сбить полицию со следа, и криво усмехнулся. Подумав, он обтер тряпкой руль машины и кнопки, которых касался, захлопнул дверцу и пошел в обратном направлении. Пройдя около километра, Шелтон остановился и стал сигналить проходящим машинам. Машины шли редко, и Шелтон стоял долго. Первые две не остановились, потом с адским воем пронеслась пожарная. Прокатило несколько престарелых, забитых до отказа фордов. Наконец, остановился здоровенный грузовик-фургон. Шелтон влез в кабину и водитель, перегнувшись, сам захлопнул за ним дверцу с третьей попытки, кряхтя и объясняя, какой дурной нрав у этой дверцы. Едва грузовик тронулся, как словоохотливый шофер принялся выбалтывать Шелтону все секреты фирмы, которой принадлежал грузовик. Время от времени водитель осведомлялся: “Верно я говорю, мистер?” и Шелтон рассеянно кивал в ответ.

На том месте, где Шелтон бросил машину, была разлита лужа огромного размера. Жидкость странно отсвечивала. Машины не было. Фургон лихо взметнул фонтан брызг и пронесся дальше.

За поворотом грузовик обошел медленно едущую пожарную машину. Это была самоходная цистерна с лестницей и гидропушками, кабины у ней не было. Четверо человек сидело по бокам, и Шелтона вдруг поразили их застывшие под медноблестящими касками лица.

Через пять минут пожарная машина на сумасшедшей скорости обогнала фургон, и Шелтон снова заметил лица сидящих. Через полчаса грузовик въехал в город.

— Спасибо, — сказал Шелтон.

Выскочив из кабины, он захлопнул дверцу, но она стукнула и открылась. Шофер, принявшись хлопать ею, закрыл с третьей попытки. Грузовик тронулся, и дальнейшее произошло в течение полминуты.

Из-за угла с воем показалась пожарная. Между машинами было около пятидесяти метров, пожарная ехала навстречу; грузовик вдруг вспыхнул, вильнул в сторону и уткнулся в стену. Он был объят пламенем и густыми черными клубами дыма. Из гидропушек пожарной машины со свистом ударили толстые белые струи и обрушились на горящий грузовик. С шипением поднялось огромное белое облако пара. Сразу откуда-то появилась толпа зевак. На месте грузовика за завесой пара что-то шипело и корежилось.

Шелтон бросился в узкий проулок и бежал до тех пор, пока на него не стали оглядываться прохожие и изредка попадающиеся полицейские. Тогда Шелтон перешел на шаг, медленно и тяжело дыша. Он вошел в только что открывшуюся закусочную. Хозяин поднимал шторы на окнах. Покончив с этим, он расставил бутылки на стойке и обслужил Шелтона. Заплатив, Шелтон вышел. Было семь часов тридцать минут утра.

В городе было несколько отелей, все скверные, и Шелтон не знал, в каком из них мог остановиться Брайен. Собственно, это было почти все равно, и они не договаривались. Сам бы Шелтон выбрал “Европу”, мерзкое заведение, но с претензией на роскошь и безопасное. Но Брайен города не знал и наверняка, конечно, выбрал то, что первым попалось под руку, где-нибудь в центре. Поэтому Шелтон начал обходить отели по степени затрудненности их отыскания. Он шел пешком, состояние у него было одновременно и раздраженное, и равнодушное, и встревоженное. Он устал и начинал удивляться: Брайена разыскать не удавалось.

В двенадцать часов осталась только “Европа”, и Шелтон, пожав плечами, пошел на девятнадцатую улицу, где находился отель.

Купив газету, Шелтон смог полюбоваться огромными шапками, кричащими, что преступники не найдены. “Мы их найдем!” — было написано большими черными буквами над фотографией, а под ней помельче: “…сказал начальник полиции Хьюидж”. С фото угрожающе смотрел сам Хьюидж, утыкая палец прямо в читающего. Шелтон бросил газету на тротуар.

На автомобильной стоянке возле “Европы” стояла их машина. Шелтон облегченно засмеялся. Невероятно, но Брайен выбрал все-таки именно этот отель. Войдя, Шелтон помедлил.

Какой-то тяжелый груз упал с плеч. Непонятные и странные вещи, преследовавшие его по пятам, кажется, кончились. Что-то огромное, темное, внушающее ужас прошло мимо, краем задев при этом Шелтона. Он знал инстинктивно, что попадая в подобные переплеты, нужно как можно быстрее из них выпутываться. И ни в коем случае нельзя стараться понять, что происходит.

…Старинная бенгальская история рассказывает об одном не в меру любопытном человеке. Однажды в джунглях он увидел, что поперек тропинки лежит что-то полосатое. Что это? — заинтересовался человек. Какой красивый пояс! Или это веревка? А может, змея?! Но в кустах сидел тигр, и это был его хвост. Вся эта история очень печально кончилась. Отсюда мораль: если ты, идя в джунглях, увидишь лежащий на тропинке хвост, не вздумай им интересоваться, наступать и тянуть. Кончиться это может так же печально, как и с человеком из бенгальской истории.

Слава богу, Брайен здесь.

Шелтон осведомился, хотя и не был уверен в том, как зарегистрируется его напарник.

— Брайен? — переспросил портье. — Да, Брайен и Шелтон. Они приехали вдвоем, номер 308.

Шелтон улыбнулся. Брайен молодец, что записал обоих, благо документы Шелтона остались в кабине. И догадался записать на настоящие имена, хотя в запасе были еще одни фальшивые документы. Мистер Хыо-идж пусть ищет гангстеров Маккензи и Гаррисона. Это ему не повредит.

Шелтон медленно поднялся по лестнице, не позвонив. Он знал, что Брайен должен ожидать его.

Шелтон толкнул дверь с табличкой 308. Она была заперта, и он постучал. Подождав, Шелтон постучал еще раз. Раздались неторопливые шаги, щелкнул замок. Шелтон вошел, прикрыл дверь и от растерянности прижался к ней спиной.

— Великий боже, — произнес он с ужасом.

5

— Черт бы меня побрал, это же твой двойник, — сказал Брайен. Он сел на стол и несколько секунд растерянно смотрел на обоих Шелтонов, потом вынул сигарету и закурил. Теперь он смотрел на Шелтонов, слегка прищурив глаза, словно сравнивая. Вошедший был в том же костюме, только пропыленном и разрезанном чем-то на плече, лицо у него было очень усталое, но это, безусловно, был Шелтон.

— Что эхо значит? — холодно спросил Шелтон в чистом костюме. Он помедлил, сунул револьвер под мышку и, скользнув к двери, запер ее. — Теперь разберемся, — сказал он, пройдясь руками по пропыленному костюму второго Шелтона.

— Брайен, — сказал тот, — что это значит?

— Мы тоже хотим это знать, — жестко сказал Шелтон-один и толкнул второго в кресло. — Отвечай.

Он положил револьвер на стол и сел.

…Несмотря на всю непостижимость свалившегося на них факта, все трое уверились в нем через полчаса. Оба Шелтона были настоящими, ни один не был кем-то другим.

— Будь я проклят, — сказал Брайен после тягостного потрясенного молчания, — будь я неладен, если ферплексы не существуют.

Затем Брайен хихикнул.

— Итак, — сказал он, — Шелтон в роли Пирсона. Не хватает невесты, но похоже, я играю ее роль.

— Замолчи, — сказал Шелтон-первый резко. Он повернулся к двойнику.

— Ну-ка, — сказал тот. — Вспомним все после бара Джо. До этого все сходится.

— Этот Джо — ферплекс, — сказал Брайен.

— Давай ты, — сказал Шелтон-первый.

— Вся эта чертовщина началась между дверьми. Когда я вошел, за окнами была ночь…

Он остановился и подумал, что здорово наступил на хвост тигру. Потом продолжал рассказывать.

Шелтон-первый встал, подошел к окну и выглянул. Постоял немного, опершись о подоконник. Подойдя к столу, он взял револьвер и снова отошел.

Шелтон-второй рассказывал о пожарной машине. Брайен встревожился.

— Надо что-то делать, — сказал он.

…Шелтон-первый вдруг почувствовал, что не может. Это было бы все равно, что выстрелить в родного брата. Или в самого себя. Так оно и было бы. В самого себя.

— Надо немедленно убраться, — сказал Шелтон-второй.

Брайен посмотрел на часы.

— Через два часа с четвертью придет поезд, — сказал он.

— А, значит, вы говорили с Моррисоном, — сказал Шелтон-второй. — Нет, это поздно. Надо что-то делать немедленно.

— Мы должны сейчас… — начал Шелтон-первый, сжимая в кармане револьвер и чувствуя, что ладонь вспотела.

Где-то вдалеке вдруг послышался вой сирены. Потом он замолк, по девятнадцатой со звоном проехала машина. Сирена взвыла вновь, удаляясь: по звуку, свернула за угол. Все трое подумали о пожарной машине.

Минута прошла в напряженном молчании.

— Уехала? — беззвучно спросил Шелтон-второй.

Брайен тихо, чуть ли не на цыпочках подошел к окну, открыл его и осторожно высунул голову. Несколько секунд он озирался, потом со сдавленным смешком сказал:

— Так можно падать в обморок от страха перед каждой пожарной машиной.

К окну подошел Шелтон-первый и выглянул.

— Она возвращается, — сказал он через минуту бесцветным голосом. Шелтон-второй и Брайен бросились к подоконнику.

Из-за угла, метрах в ста от отеля, медленно выезжал на девятнадцатую улицу красный пожарный автомобиль. Это была самоходная цистерна с лестницей, кабины у ней не было, четыре человека сидели по бокам. Машина медленно, очень медленно приближалась.

Перед отелем чуть скрипнули тормоза, машина приостановилась, но тут же, как-то неуверенно виляя, двинулась дальше.

— Пронесло, — прошептал Шелтон-второй.

— Надо сматывать удочки.

— Бросаем все — и вниз, к машине!

— Поздно, — сказал Брайен. Веселость слетела с него, он отпрянул от окна с вытаращенными глазами.

Их машина горела! И сейчас же из-за угла вывернул тот же пожарный автомобиль и ударил из гидропушек пенными струями.

— Мы пропали, — взвизгнул Брайен. — Сейчас они до нас доберутся!

— Нет, — сказал Шелтон-первый. — Еще есть надежда.

— Какая?! — завопил Брайен.

— На полицию. — И он, сняв телефонную трубку, крикнул:

— Полиция? Полиция!! Отель “Европа”, девятнадцатая улица! Немедленно, понимаете? немедленно! Здесь Маккензи и Гаррисон! Скорее, номер 308!

— Ну вот, — сказал он, положив трубку. — Теперь остается только ждать.

И ждать им пришлось недолго. В дверь застучали.

Но кто?!