/ Language: Русский / Genre:sf,

Предисловие К Сборнику Рассказов В Н Фирсова Звёздный Эликсир

Еремей Парнов


Парнов Еремей

Предисловие к сборнику рассказов В Н Фирсова 'Звёздный эликсир'

Еремей ПАРНОВ

ПРЕДИСЛОВИЕ

к сборнику рассказов В.Н.Фирсова

"Звёздный эликсир"

Владимир Николаевич ФИРСОВ выступал в жанре научной фантастики с 60-х годов. Его рассказы и повести вошли в сборники "Научная фантастика", "Фантастика", альманахи "Мир приключений", печатались в журналах "Наука и жизнь", "Уральский следопыт" и др.

Рецензент: Е.Л.Войскунский - член Союза писателей СССР

________________________________________________

Герой "Машины времени" Г.Уэллса, порвав путы времени, проник в глубины минувшего, заглянул в отдаленное будущее. С помощью машины, разумеется, ибо отец современной научной фантастики, впитавший революционные идеи релятивизма пространства - времени, твердо придерживался им же разработанного метода, подавая чудеса в упаковке обыденности. Создателю "Смирительной рубашки" Джеку Лондону вообще не потребовалось никакого хитроумного аппарата, чтобы раздвинуть стены тюремной камеры и пустить своего героя в свободный полет. И в этом смысле мне больше нравится прежнее название русского перевода волшебной повести: "Межзвездный скиталец".

С легкой руки классиков скитальцы во времени дружными рядами устремились осваивать бесхозное прошлое и полностью открытое, согласно тем же физическим воззрениям, будущее. Кто-то случайно раздавил мотылька и в итоге направил всю историю человечества по другому пути, кто-то случайно пресек жизнь своего прадедушки, поставив под сильное сомнение правомерность собственного существования. В любых временах. Ссылаясь на личный опыт, так сказать, грехи молодости, могу привести еще один парадоксальный пример: свидание путешественника во времени с самим собой. При перемещении в прошлое, разумеется.

Одним словом, варианты получались разнообразные, порой захватывающие, но, как и все в этом мире, ограниченные числом. Число это вскоре было достигнуто, и начались перепевы. По второму и третьему кругу. Тему, как это хорошо знают поэты, оказалось трудно закрыть.

Не удивительно, что герои фантастики все еще путешествуют на своих хронолетах. Возвращаясь в детство, блуждая в юрских лесах, содрагаемых тяжкой поступью динозавров, устремляя взор к звездам грядущего. Невольно возникает вопрос: зачем все это нужно?

Владимир Фирсов находит внешне простой, но эмоционально весьма убедительный ответ. Хронолетчик Росин, с которым читатель встретится на страницах этого сборника, понимает, что дело предков - это его дело. Мысль автора предельно ясна: для нас нет чужого горя, чужой беды, где бы ни происходили события - в прошлом или будущем, в Анголе, Гватемале или Вьетнаме. Фантастическое допущение работает как литературный прием, когда вымысел органично смыкается с действительностью, с острыми проблемами сегодняшнего дня.

Злободневность - вот, пожалуй, главная черта произведений В.Фирсова. Читатели, знакомые с его романом "Срубить крест", отчетливо услышат дальние отзвуки нашей радости и нашей боли. Посланец коммунистической Земли Алексей Северцев сталкивается на планете Изумрудной с ложью, насилием, чудовищным механизмом электронного порабощения. Он вступает в борьбу со злом, как и положено благородному сказочному герою... Это роман-сказка, в котором есть все, что положено: принцессы, роботы, подземелья, звездолеты, рыцарские турниры. Но это лишь привычный реквизит, необходимый автору, чтобы рассказать о верности и благородстве, о самопожертвовании и чистой любви.

Едва ли можно угадать, какие именно проблемы будут волновать человечество через века. Нам и сегодняшних более чем хватает, причем таких, о которых фантасты прошлого и не подозревали. Возьмем для примера ту же экологию или пресловутые "звездные войны", чреватые всеобщей катастрофой. Взгляд фантастики в будущее - это, по сути, взгляд в настоящее.

Первые рассказы В.Фирсова появились более двадцати лет назад. Начиналась космическая эра, и молодой автор, как и многие из его поколения, был захвачен открывшейся перспективой. Его первый рассказ так и назывался: "...Уже тридцать минут на Луне". Затем появилась повесть "И жизнь, и смерть", в которой земная экспедиция обнаруживает совершенно новый вид жизни, причем жизни разумной. Сколько их было написано, подобных рассказов! И сколько еще будет написано! По счастью, тяготение к насущным задачам оказалось достаточно сильным, чтобы отвлечь молодого автора от бездумного подражания моде.

В рассказе "Охотники за эликсиром", где действие происходит на отдаленной планете, он отходит от фантастической условности и обращается к болевым точкам современности. Рассказ навеян трагедией вьетнамской деревни Сонгми. Читатель без труда угадает в безжалостной "звездной пехоте" ее земной прототип. Как справедливо заметил С.Лем, фантастика часто наряжает современность в галактические одежды. Это закономерный прием. Взгляд с высоты позволяет порой различить незаметные, но важные детали противостояния зла и добра.

В.Фирсову свойственна мягкая юмористическая манера повествования ("Кенгуру", "Ангелы неба"), свойственны элементы сатиры (цикл рассказов об Александре Петровиче). С этим преуспевающим чиновником читатель мог встретиться в забавной кибернетической сказке "Браконьеры". Теперь нас ожидают новые приключения "антигероя". Александр Петрович вдруг теряет свой изумительный талант угадывать мнение руководства. Поневоле задумываешься, как бедолага станет жить дальше.

Расширение возможностей человека средствами современной науки - одна из постоянных тем В.Фирсова. В рассказе "Твои руки, как ветер", например, фигурирует генератор эмоций, а в оригинальной новелле "Исполнение желаний" речь идет о своеобразной "шагреневой коже" в электронном исполнении, которая приводит героя к духовной и физической гибели.

Для научной фантастики В.Фирсова характерен, я бы рискнул сказать, разумный подход к разрешению жизненных ситуаций. Именно разумный, без претензии на сенсационную броскость. Порой это граничит с банальностью, но чаще подкупает неброской и очень доброй в своей основе простотой.

Итак, путешествия в пространстве и во времени; охрана природы и преобразование человеческого организма; беспредельные возможности науки. Но в основе всего вечные пары: любовь и ненависть, добро и зло, героизм и трусость. Наверное поэтому и рассылает автор своих героев в другие века и галактики, чтобы напомнить о незыблемых человеческих ценностях.

Так уж случилось, что Владимир Фирсов не увидит своей первой книги, которую ждал столько лет. Ушел из жизни еще один представитель славной когорты фантастов-шестидесятников, чей приход в литературу совпал с началом космической эры. Отдавая последний долг товарищу, я решил ничего не менять в кратком своем предисловии, которое было написано при жизни Владимира Николаевича Фирсова, человека скромного и очень доброжелательного.

Еремей ПАРНОВ,

председатель совета

по приключенческой и

научно-фантастической

литературе СП СССР