/ Language: Русский / Genre:sf_fantasy / Series: Песня бриза

Дети Мира

Екатерина Пекур

История о толерантности, вере в чудо и о сильных духом людях, которые не побоялись шагнуть против двухтысячелетней традиции и Системы. В альтернативном человеческом Мире, по уровню развития напоминающем Европу 50-60-х годов, обитают три расы, резко отличные по внешности и способностям. Две доминирующие — аллонга, учёные и математики, и их слуги, хупара, ремесленники и художники — на протяжении столетий уничтожают малочисленный загадочный народ бризов, именуемых также Отродьями Тени или летунами (за их способность к полёту и другим "нарушениям законов физики"). Религия аллонга и хупара табуирует всё, связанное с воздушным океаном. Никто не готов к примирению, однако неожиданное событие и целая вереница интриг нарушают привычное течение жизни двоих человек. Смогут ли они противостоять догматам Веры, мнению общества, собственным понятиям о долге и чести — ради мира и будущего? Ведь для этого надо — ни много ни мало! — осознать, что много веков Мир и вся его наука… ошибались.

ПЕКУР ЕКАТЕРИНА

Дети Мира

Ах, видеть бы мне глазами сокола, и в воздух бы мне на крыльях сокола,

В той чужой соколиной стране, да не во сне, а где-то около:

Стань моей душою, птица, дай на время ветер в крылья,

Каждую ночь полет мне снится — холодные фьорды, миля за милей…

(Хелависа, группа «Мельница», "Королевна")

Ощущение умения летать приходит ночью во сне ко мне…

(Санди-Мунди)

Не люблю негров и расистов…

(грустный анекдот из жизни)

* * *

Тем, кто верит…

ПРОЛОГ. СЛОВО ГЕНИЮ.

В действительности этого никто не видел. А кто видел — замолк навеки.

Он мечется в помещении. Он ходит туда и сюда, врезаясь в стулья и спинку кровати, иногда замирает у окна. Его молодое лицо с ранними залысинами искажено от тревоги. Он думает. Иногда он бормочет что-то вроде 'я не параноик! или 'но что, если..? , а потом снова молча ходит кругами по комнате. Он по-настоящему озабочен. За окнами — умиротворяющий вид на парк. Внутри — прохлада и тревожная (как ему кажется) полутьма. Это больничная палата.

В дверь стучат, и в комнату задвигается врачишка из персонала. На ней салатовый медицинский костюм весьма строгого покроя. На лице (он так видит) — пустота дрессированной собачки.

— Господин всем доволен? — сдержанно и чётко говорит она, — Вам скоро. На процедуры. Медицинская сестра. Будет рада проводить вас. Через четверть часа, — добавляет она. У девицы противная манера речи, словно она рвёт предложения на маленькие обрубки. Будто уверена, что иная речь выкажет её неуверенность или неполноценность… Искусственная, с трудом надутая 'умница'.

Его посещает острое раздражение… Много о себе думающая выскочка! Как она доставала его в эти дни! Ещё одна особа из тех, что продали бы даже свою бесценную человеческую душу ради белого цвета кожи. Тем более, что она не так далека от требований его расы. Но вид! Зажатая, сухая! Безупречно отглаженный халат, волосы уложены, как у противной зубрилы… Зубрил-аккуратисток он не любил со школы. Ему всё давалось легко (кроме чистоты и порядка), и он лишь усилием воли заставлял себя не презирать тех, кого обделила природа, так что они возмещают это тупой долбёжкой и крысиными бегами за соблюдением правил…

Почему он отвлекается на такие глупости..? Какие к Тени процедуры в такой момент?!

— Уйди прочь, дура, — грубовато бросает он.

На лице девицы ничто не отражается — дрессировка отменная, и она без единого звука уходит. Но глаза её, как у побитого щенка, наполняются слезами, так что её лицо делается живым и несчастным. Он смотрит ей вслед, и на его собственном лице (когда его никто не видит) неожиданно проступает юношеское смущение. Он молод и полон идеалов. Ему немного стыдно. Девица не виновата. Он только сорвал на ней злость. А ведь считает себя взрослым, мудрым человеком! Его куратор бы за это пожурил.

Молодой человек с явным усилием садится за стол, где навалены бумаги. Как не хватает его совета! Совета старшего, опытного человека! Как больно упускать время! Но раньше, чем послезавтра, куратор не зайдёт. Он уехал в некое весьма серьёзное место. Жаль, и, возможно, опасно. Значит, придётся решать проблемы самостоятельно.

Он мысленно 'пишет' свои подозрения. Рядом он излагает объяснения — от разумных до параноидальных. В запертой палате душно. Попутно его мозг, почти не отвлекаясь, высчитывает скорость проветривания комнаты такого объёма при заданной площади окна. На эти расчёты уходит восемь секунд.

Но сосредоточиться нелегко. Его то и дело посещают мысли о Проекте. Молодой ученый беспрерывно думает, как снова улучшить ЭТУ МАШИНУ. Проект — его одержимость вот уже сколько лет. Если бы можно было жениться на предметах, он бы уже детей в школу повёл. Неожиданно его подбрасывает, словно человека, севшего на ржавую иглу. Юноша хватает неровный лист бумаги и спешно покрывает его рассчётами. От волнения он начинает задыхаться. Жутко хочется курить. Но нельзя. И надо сбавить темп. Надо скрываться. Иначе его снова поволокут на лечение! Набегут всякие… а тут..!!!

Неужели ошибка? Аппарат может противостоять давлению рассчитанной силы, но что, если данные последнего зонда… неверно истолкованы? Из-за его же собственной слепоты? Ведь температура вовсе необязательно будет изменяться линейно! Боги!!!

Его покрывает горячий пот. Он раздосадован, напуган, азартен одновременно. Страхи забыты. Более того, напомни кто о них, он бы не понял, о чём речь. МАШИНА. Это главное.

Проходит время. Он сидит неподвижно, точно камень, и лишь руки летают по бумаге. Постороннему наблюдателю может показаться, что он не сойдёт с места ещё год. Крупными неровными цифрами молодой учёный намечает шесть вариантов решения возможной проблемы с учётом разной динамики температурной кривой. И лишь тогда он неожиданно разгибается. Неожиданно — для следившего.

В кусты за окном суматошно ныряет русая голова. В кепке. Ученый смотрит на это место пару секунд, совершенно ошалело, а потом словно приходит в себя — и тихо кричит от ужаса. Это правда! Да что за психопаты тут бродят? За ним действительно следят, что-то замышляют против него! Он тревожно озирается — ему приходит на ум, что в палате может быть специальная аппаратура…

Но больше ничего не происходит. Как в безумии, он кидается к окну, распахивает его — точно ребёнок, храбро входящий в тёмную комнату, чтобы доказать беспочвенность своих страхов. Но больничный парк пуст и безмятежен. Сонно поют цикады. Ни единой души нет на усыпанных мелким гравием горячих дорожках. Кусты слишком малы, чтобы скрыть взрослого человека. Он мелко, болезненно дышит, смотря по сторонам. Его лицо искажено от ужаса. Где следивший?! Ведь он совершенно ясно видел чью-то башку в кепке с козырьком… Неужели бред? Может быть, от лекарств у него галлюцинации? Или, может быть, правда — куда страшнее..?

Дойдя до этой идеи, юноша медленно, будто случайно попавший в кошмар человек, поднимает глаза к небу.

Кроны старых деревьев рассыпают кружевную тень. Так и не достигнув синевы, взгляд молодого учёного испуганно обрывается к земле. Проклятье. Даже он не смеет глядеть в небеса. Даже он! А кто сможет принять его Проект?! Не напрасно ли это? Не кощунство ли..? Не за это ли ему такие мучения..?! Собственная мать прокляла бы его, узнай она о его разработках…

Его тело дрожит от подступающего приступа удушья, в голове мутится, и, наконец, не отрывая глаз от сонного летнего парка, он на ощупь выуживает баллончик с лекарством. Тишина.

"Написать куратору записку. Ну, почему его нет рядом! Спрятать в бумагах. Даже если что-то случится, он найдёт. Он что угодно найдёт. Зашифровать, чтоб это понял лишь он. Но что я знаю о противнике?.. Ничего. Тем не менее, это реально. Здесь кто-то был. Но кто и зачем? Надо думать, наблюдать. И — новые расчёты… Это важнее всего."

Приступ удушья миновал. Он бессильно опускается на стул и вялой рукой щупает нагрудный карман. Ах, да. Сигареты спрятаны. Он сидит какое-то время, совершенно опустошенный, и лишь потом ищет табак в личных вещах.

Идёт время, и лицо юноши проясняется. Прочь безмозглый испуг. Он же не из Шоколадной Грязи леплен. Правила — это для тупых. А он нарушает правила ради поиска настоящей, но всеми упущенной мудрости. Если уж людям так угодно — это ради их же блага! Для защиты от Исчадий Тени тех несчастных, кто живёт лишь благодаря правилам! Таков его Путь. Судьба таких как он, сильных разумом — оберегать других. Таких, как эта глупенькая девица. Он вздыхает и снова улыбается.

Не страшно. Кто бы ни шпионил за ним — они не посмеют. Он лишь слабый учёный, но он не одинок. Его охраняют. Хотя его защитника нет на месте, но отблеск его влияния, мощь его организации, пожалуй, всюду. Если у врагов есть хоть капля разума — они же не перейдут дорогу такой силе! Он не верил, что кто-то рискнёт угрожать, зная, с какой структурой он будет иметь дело! Всякий человек вначале планирует, а тут… что спланируешь? Это как с тайфуном драться.

Юноша испытывает прилив опаски и восторга, думая о своём защитнике и кураторе. Так думают про обожаемого старшего брата, наставника. Только бы дождаться его приезда. Уж он выстроит всех по линейке и распутает все узлы.

Пожалуй даже, пусть шпионят. При такой неосторожности (попасться объекту слежки на глаза! смех один!) — они вскоре увидят косую, страшную, не трогающую глаза ухмылочку его куратора. И это будет знак, что шутки закончились. Навсегда.

Что ж, решено. Юноша с наслаждением затянулся табачным дымом, упиваясь свободой. Он даже подыграет. Так даже полезнее.

…Но к исходу дня случилось ещё кое-что. И как благопристойно всё было обставлено! Позабыв о своём былом азарте, он в отчаянии был готов просить помощи у кого угодно — но так и не смог решить, кому можно доверять…

Может быть, так и было. Но все оказались мертвы. Почти все.

*****

ГЛАВА ПЕРВАЯ.

Вы должны понимать, я пишу лишь о том, что я видела. Почти не делая попыток моделирования. Пытаясь по возможности не раскрывать карты заранее — ведь я работаю над книгой уже годы спустя. Я пишу лишь на основании тех небольших знаний и понимания, что были у меня тогда. Вообще, кстати, это будет первая художественная книга, написанная низинным аллонга. Так что делайте скидки на моё специфическое мышление.

С чего это началось? Со скандала.

Жизнь полна этически-неоднозначных решений. Зачастую вам не узнать, где добро, а где зло, пока вы не вляпаетесь по самые уши. Невинные ошибки ведут к катастрофам, злые выпады — к спасению, а добрые поступки — к гибели людей. Истина лишь в том, что нельзя бездействовать и нельзя не думать головой. Ваши понятия о жизни, о сути добра и зла, о врагах и друзьях — могут оказаться не тем, что вы думаете. Плодом ошибки целого Мира. Подумайте об этом, когда вы в следующий раз будете кричать об уничтожении той или иной вещи, о судьбе, об историческом наследии, о ваших убеждениях или ещё Тень знает о чём. Моя жизнь — иллюстрация всего этого. Но — прочь теорию. Перед вами история людей, которые нечаянно поставили Мир с ног на голову.

Я попытаюсь рассказать. И не потому, что меня просят об этом. Мир, каким он предстал в моих глазах, достоин переосмысления — чем я и займусь, пока вихри новых событий не унесли наше странное триединое человечество к несуществующей Тени.

В самом начале этой истории мне было тридцать лет, и я работала в престижной и склочной частной клинике. Работала давно, с самого окончания Школы 'Раньята', и не было никаких знаков, что судьба моя изменится в лучшую или даже в худшую сторону. А потом ко мне вошла моя подчинённая по имени Куйли и сказала:

— Госпожа да Кун! Гос…спожа д…да К. кун!

Я подняла голову и нахмурилась. Младший врач Куйли стояла в дверях моего кабинета. Невеселая. Она никогда не начинала заикаться, если её уж совсем не доставали пациенты. Опять неприятности, обреченно решила я.

— Что стряслось?

— Господин да Ринн курит в палате… Я не в силах его уговорить! А в его состоянии это просто самоубийство!

— Успокойся, Куйли, — резко обрубила я. Эта девушка, если её вовремя не осадить, немедленно вела себя как хупара с окраин, — Идём!

Молодая женщина ринулась за мной. На её шоколадной физиономии застыла смесь тревоги и облегчения. Она комкала подол своего халата. Пройдя по косой галерее, я постучала в дверь с табличкой 8'. Недовольный голос из-за двери попросил всех убраться к Тени. Я решительно нарушила уединение да Ринна.

— Вам не следует курить. До меня дошла информация, что вы нарушаете предписания младшего врача Куйли.

Упомянутая Куйли скромно тулилась у косяка. Её прическа растрепалась, лицо горело.

Не оборачиваясь, мужчина сидел у раскрытого окна.

— Так и есть.

Дым заползал в палату и с легким сквозняком уходил за окно. Хотела б я увидеть сволочь, вложившую сигарету в руки этого несчастного..! У него же астма! Да, Куйли придется собрать волю в кулак.

— Господин да Ринн… — терпеливо начала я, — Вы вредите себе. Но если за пределами клиники вы вольны это делать сколько и когда хотите, то сейчас я не могу вам позволить…

Да Ринн покачал головой. Он наконец соизволил глянуть мне в глаза. Увиденное мне не понравилось. Он был явно не в себе.

— Никто не может мне приказывать или говорить со мной в подобном тоне, девушка. И уж точно не врачишки из этой дурацкой конторы.

Ну спасибо. Я старше его — а он ко мне 'девушка'. Но никакой вежливостью его фраза и не пахла.

Он снова оглядел меня с головы до ног, на секунду нахмурился. Мне даже странно стало — почему это? Неужто заметил наконец, что здесь не шоколадная — а старший врач, белая женщина? Классовая сознательность даже заставила его подкорректировать выражение лица. Но только самую малость. Мне не стоило надеяться, что он не пойдёт на конфликт.

— Как вас там… — брезгливо отмахнулся он, — займитесь своими клизмами и не мешайте мне думать.

Я ощутила, как кровь в моих жилах становится огнём. Но я не директор этой клиники, порви их всех Тень..! С натугой улыбнувшись, я процедила:

— Как вам будет угодно. Но я буду вынуждена должить об этом господину да Растáну.

Улыбка да Ринна тронула только губы. Его лицо, молодое, но уже отмеченное тяжкими думами, глядело на меня с усилием, как из другого измерения. Он и впрямь решал какую-то проблему. Не будь я жестоко оскорблена, я бы даже ощутила муки совести. Ведь я прерывала его размышления.

— Если посмеете. Доложить, — он издевательски ухмыльнулся, вмиг делаясь совсем юным. Разговор был окончен. Извинившись и пожелав ему доброго вечера (хотя тон мой, боюсь, был не слишком искренним), я вышла, толкнув Куйли перед собой.

— За мной! — рявкнула я, едва мы оказались в коридоре, — Ты в своем уме?! Ты понимаешь, дура шоколадная, что он может тебя обратно в гетто запроторить?! Не спорь с ним! Никаких конфликтов! Сколько раз отмазывать тебя от неприятностей?! Никого в дирекции не волнует, что ты умная!

Мы вернулись в кабинет. Понурив голову, хупАра замерла посреди коврика бьяхатской работы.

— Я знаю, госпожа. Я виновата. Я дура. Я несдержанная.

Махнув рукой, я оборвала её покаяние.

— Куйли. Нельзя давать им преимущество. Нельзя показать слабость. Сколько раз мы с тобой об этом говорили? Они давят на тебя, потому что ты шоколадная, и им совершенно неважно, что ты при этом находишься на своем исторически обусловленном месте — в медицине. Давят просто по привычке, как на домашнего слугу.

— Но как же вести себя? Если и спорить нельзя, и..? Он даже с вами так себя… нагло вёл.

Я еле сдержалась, чтоб не зарычать. Если уж хупара заметила, что меня оскорбили… Впрочем, шоколадные всегда наблюдательны, а Куйли ещё и умная девочка. Потому-то она и врач, а не чистильщик канализации. А вот что я, аллОнга, белая, делаю в этой сфере деятельности… ну да ладно. Не время страдать от комплексов.

— Веди себя осмотрительно, Куйли, — со значением проговорила я. Моргнув, хупара покраснела — её щеки приобрели терракотовый оттенок. Помимо явного смысла моей фразы, она сообразила, что ляпнула бестактность, напомнив мне о пережитом в палате. И что об этом — ради нашей дружбы и моей чести — следует помалкивать.

Отправив младшую на пост, я пригорюнилась.

МЕРЗАВЕЦ.

Наглый, плохо воспитанный мерзавец. "Как вас там… займитесь своими клизмами и не мешайте мне думать". Эта фраза жгла меня изнутри. Я не смела показать себя оскорбленной там, в палате. Частично потому, что да Ринн именно этого добивался. Он — занят тем, что думает. А я, САнда КирАнна да Кун, дочь СамАла да Кун дас Лоа, лучшего математика современности, занята клизмами. Не лично, конечно. Но большего мне не доверят.

Это очень плохо, когда ты отличаешься от других… Не то, чтоб меня это серьёзно беспокоило, но порой именно это становилось главным источником моих тревог.

Конечно, я врач, и я знаю, чем именно и в какой мере все люди похожи и отличны друг от друга. Но я имела ввиду нечто более глобальное. Отсутствие общего признака своей расы. Если например, летун не может летать — наверное, ему тоже бывает несладко (дурацкая мысль)?

Я не умела возвести 673 в куб в уме за пятьнадцать секунд. Хоть тресни.

А да Ринну — это на составит труда. Как это не составит труда 80 процентам аллонга. Кроме выживших из ума, грудных детей и таких, как я… Аллонга, страдающих акалькулией. А с учетом того, что волосы мои имели жуткий, отродьевский, рыжеватый оттенок, жизнь моя с самого детства была очень невеселой. Конечно, со временем я перестала от этого страдать, но осадок на душе остался.

Мне еле удалось закончить дела до конца смены. Когда я вышла за ворота клиники "МасИйя РунтАй", уже вечерело. Меня догнал Мар да ЛУна, аллОнга из диагностической службы, за ним, как обычно, волочился его напарник, младший врач КинАй, плотненький хупара с выселой мордахой, никогда не унывавший (даже невзирая на то презираемое положение, в котором находилась вся диагностическая служба). Кинай имел свойство носить развеселые шапочки, неизменно повышавшие настроение гостей клиники, так что на его выходки смотрели сквозь пальцы. Мар хмуро кивнул мне и предложил провести. Кинай блеснул глазёнками на шоколадном лице и подмигнул, усиленно кивая на «Грот».

— И то верно, пошли выпьем по чашке кофе? — устало предложил Мар.

Я не смогла отказаться. Да и не хотела. Мар был мне симпатичен. Ничего большего, но я его уважала. Он происходил из Семей Дорхи, могучих промышленников Южных Пальцев, и какая Тень занесла его туда, куда она его занесла, я не знала. Но был он единственный, кто не дразнил меня за цвет волос в Белой Школе «Раньята», медицинском учебном заведении для аллонга. И он был моим единственным ровесником среди врачей-аллонга в "Масийя Рунтай".

Мы уже выходили за ворота, когда нас окликнули.

— Санда да Кун?

Я обернулась.

На садовой дорожке стоял да Ринн. По его лицу в сумерках я поняла, что он смущен — наш скандальный гость явно не ждал, что я буду в компании. Тем не менее он набрал воздуха, словно хотел что-то сказать, замер на миг — а потом махнул рукой.

— Простите, я… — и он быстро зашагал прочь по дорожке парка.

Мар и Кинай переглянулись. Мар пожал плечами, а Кинай весело спросил:

— Чего это он?

Я тоже пожала плечами. Много позже, выползая из гостеприимного «Грота», неизменного свидетеля веселых посиделок коллектива, я подумала, уж не собирался ли да Ринн извиниться. Впрочем, подумала я мрачно, он это вроде как и сделал. Скомкано пробурчав «простите» под свой высокоумный нос.

Плюнув на это, я предалась отдыху. Не страдать же мне было по этой причине, а?

Служанки у меня не было. Мать настаивала, чтобы я забрала Нину или Саный из «РАнни-кОлы» (нашего Семейного имения) и неизменно пилила меня за хаос, царящий, по её мнению, в доме на улице Пин. Впрочем, это не являлось хаосом для меня. Хотя я нередко ленилась убирать (хоть в этом я была нормальным аллонга! — улыбнулась я), меня охватывал ужас при мысли, что может натворить трудяга Саный в моем доме. Саный была помешана на уборке. Нина могла бы стать для меня хорошей жилеткой для слёз — но в качестве компаньонки мне вполне хватало Куйли. Странно дружить с хупара-твоей подчиненной, но все старшие врачи так или иначе подбирали себе команду из душевно близких младших. Вот тот же Мар, например. Кинай был коммунальным хупара до двадцати лет. А потом Мар его выкупил и отпустил. Теперь парочку водой не разлить. Кинай за Мара директору пасть порвет. А Мар только с ним и пьёт. Смешно.

Конечно, выкупать Куйли я не собиралась. Да и соберись, я бы не смогла. Куйли — действительно умная девушка. Районный муниципалитет вложил в неё деньжищ, словно в аллонга. Благодарна судьбе, радуется. Наверное, в роду у Куйли были полукровки, иначе как бы она осилила программу подготовки третьего уровня? И хорошо осилила. Она мне карточку показывала (диплом, само собой, хранился в муниципальном архиве).

Так вот, убрать у меня в доме было некому. Раскидав вещи с кровати, я уткнулась в телевизор.

Само собой, там гудели о туристическом бизнесе в Предгорьях… Рекламировали. Интересно, как скоро начнут ругаться? Я помотала головой и кисло уставилась на экран. Других проблем нет на белом свете, кроме как лазить по дурацким скалам в поисках неприятностей?

О роли спорта давно известно. Он приносит пользу здоровью и, значит, уму. Истинное удовольствие доставит вам занятие горными лыжами. Для любителей этого необычного отдыха наша фирма представляет специальные поездки в самые труднодоступные места Гор!

Я нахмурилась — ну это они загнули. Жаль, рядом нет Мара — я бы поставила десятку, что завтра не позднее обеда этой рекламой заитересуются в КСН, а через два дня её снимут с эфира. Впрочем, а как же её допустили к показу..? Э, нет, это провокация. Точно.

Мне нравилось так размышлять над всеми событиями вокруг меня. Кажется, улыбнулась я, таким образом я компенсировала всеобщую уверенность, что я не слишком-то умная…

Технический персонал и опытные инструкторы туристической сети "Белая Башня" помогут вам во всех начинаниях. Комфортабельные номера, обширная библиотека, Зал мудрости, бассейн, шикарные магазины — всё это к вашим услугам! Вы сможете плодотворно чередовать активный и интеллектуальный отдых и завязать полезные знакомства!

Для особых клиентов — поселок-крепость "Белый Орел", расположеный на головокружительной высоте в три тысячи шагов…

Я с интересом покачала головой. Круто. Но наверняка так дорого, что и не снилось. Да и… как бы вам сказать… стрёмно. Ну, вы понимаете…

…здесь вас ждут полное уединение и — особое предложение! — возможность обозреть отроги Горной Страны с расстояния всего 20 пуней!

Только у "Белой Башни" комфорт, элитный интеллектуальный отдых и путь к здоровью! Только здесь комфорт и полная безопасность! Звоните…

От удивления, так и не дождавшись фильма, я нажала на кнопку, и телек погас.

Вот ЭТО они загнули!

…обозреть отроги Горной Страны…

Дирекцию телеканала «Майа» расстреляют уже сегодня ночью? Или это всё-таки провокация? Но зачем такие сложности?!

Да Ринн сбежал. Куйли сообщила мне об этом ещё в холле. Вместе с пожеланием директора зайти немедленно. Кажется, бедная девочка на была на грани срыва. Она притоптывала среди приёмного покоя, заламывая руки и то и дело порываясь схватить меня за рукав. Я отмахнулась от Куйли и зашагала по коридору. Вот же Тенью битый треклятый хаос… Что за ерунда? Как сбежал?

Скрипя зубами и внутренне сжавшись, я толкнула дверь начальника.

— А, Санда. Ты уже знаешь?

— Ему звонили домой? С его язвой и астмой…

Директор отмахнулся. Мой начальник восседал в своём объёмистом кресле, чинно разложив бумаги по необъятному столу. Лицо его, с нездоровыми пятнами по щекам, тряслось. Господин да Растан был приземист, с круглой идеально стриженной головой, обычно он носил длинные ларго и изо всех сил пытался казаться человеком первого сорта. Он не допускал мысли, что его трепетная первосортность может быть поставлена под сомнение — в том числе, за счёт неаккуратности подчинённых. Итак любой сотрудник, кто хотя бы теоретически мог скопрометировать господина директора и его клинику — делался его личным врагом. В общем, если такие, как я, бывают досточно удачливы, терпеливы и изворотливы (читай — лицемерны), они могут открыть свою клинику или что-то вроде того. Тогда они получают немалые деньги и возможность шпынять некоторых других, менее изворотливых. Да Растан, насколько я знала, прошёл именно этот путь. Именно с таким финалом. Я считала шефа неизбежным злом моей профессии.

— Ему звонили, — чинно ответил директор, притом таким обвиняющим тоном, будто я самолично вытолкала да Ринна из клиники взашей, однако он снисходит до разговора со мной исключительно из доброго ко мне расположения — как бы не так, — Но дома господина да Ринна не оказалось. Куйли и РанИк нашли пропажу гостя во время обхода в четыре утра. Мне известно, что в полночь он был на месте. Мне нужно знать, не было ли чего-то странного в поведении господина да Ринна накануне? Я слышал, он повздорил с тобой.

Я вопросительно подняла бровь. Откуда? Куйли сказала своей подружке, медицинской сестре Раник (эта растрезвонит что хочешь)? Возможно, но вряд ли…

— Да, господин директор. Но я бы не назвала это ссорой. Я провела вежливую беседу по поводу недопустимости курения и, хотя господин да Ринн не внял моим просьбам, мы расстались вполне мирно.

— Курения? Почему не доложила?

Я покачала головой. В семь вечера беспокоить господина директора по телефону из-за курения пациента? Он скажет: вы что, сами себе носа не утрете? И будет прав. Но в свете бегства да Ринна всё выглядит иначе…

— Он аргументировал своё поведение. Я сочла, что нервное напряжение от возможного конфликта будет вреднее, чем нарушение режима.

— Санда, это недопустимо, ты же понимаешь. Он тяжело болен. А мы — ты в частности! — несла ответственность за его выздоровление!

Ну и что ему сказать? Напомнить, что не из-за курения же он пустился в бега? А из-за чего-то более важного — например, из-за необходимости соблюдать режим, когда его осенила гениальная идея…

Не сводя с меня крохотных глазок, директор нахмурился.

— Ты не умеешь быть вежливой! Если у гостя особые требования, ты должна их удовлетворить, не подвергая опасности здоровье гостя!

Кровь ударила мне в голову. Дурацкая кровь да Кун, которой не нашлось лучшего применения, чем заниматься клизмами.

— ТАК ЧТО МНЕ С НИМ БЫЛО, СЕКСОМ ЗАНЯТЬСЯ, ЧТОБ ОН ЗАТУШИЛ СИГАРЕТУ?!

Директор замер, будто водой облитый. Его шея налилась кровью. Поперхнувшись от собственной наглости, я застыла.

— Иди к себе и тщательно всё обдумай, — процедил мой шеф.

Я вышла в коридор, и на меня напал истерический смех. Если из-за этой скотины меня уволят, я просто не буду знать, что мне делать. Соберу все деньги и куплю тур от "Белой Башни". Ненавижу лыжи и снег. Но там мне хоть будет не так гнусно, как в этой проклятой клинике "Масийя Рунтай". Или в родной «Ранни-коле», чтоб она стояла на том же месте ещё тыщу лет…

Проклятый да Ринн. Вот найду я тебя… Мне только не хватало неприятностей из-за этой сволочи.

Вообще-то найти его — это была идея, осеклась я. Неплохая. Хотя его родные уже наверняка поставили на ноги всех, кого только можно, я могла тщательно собрать информацию у дежурной смены. Я нуждалась в этом занятии даже не потому, что он пропал, будучи под моей юридической ответственностью, сколько из-за того, что я не понимала, что произошло. А я не люблю не понимать. Я даже на миг пожалела, что накануне вечером не смогла перекинуться парой слов с этим мерзавцем. Не то чтоб я была готова пожертвовать вечером в компании Мара и Киная… Но что-то меня беспокоило.

Не мог же он сбежать с горя просто оттого, что нахамил? Действительно — что-то важное заставило молодого умника положить хвост на деньги родственников и лечение в лучшей клинике города. Очень, кстати, нужное ему лечение…

Вернувшись к себе, я призвала Куйли и РанИк и потребовала рассказать абсолютно всё, что они могли вспомнить.

— Семье звонили?

Девушки закивали. Статус Куйли позволял ей беседовать с аллонга напрямую. Хотя ей это наверняка не нравилось. Куйли пялилась в ковер и молчала.

— Мы связались с дворецким да Риннов, он позвал господина да Ринна, я имею ввиду брата да Ринна, — заявила Раник, — Он пообещал вернуть господина да Ринна к утру, как только тот появится дома.

Она была настроена бойко и уверено.

— Он не перезвонил. Я просила его сразу сообщить, если будут новости. Я волновалась, госпожа да Кун… — бормотание Куйли было едва разобрать.

Поглядев на хупара, я кивнула. Куйли нередко забывала, что за пределами больницы она просто шоколадная — хотя статус врача возвышал женщину над прочими людьми её расы. Однако на такую просьбу господин да Ринн-брат наверняка ответил слишком резко. И что это дело семейное. Теперь Куйли было стыдно. Хотя понять её мотивацию было несложно — случись с беглецом какая беда — за это придется отвечать всем. И мне тоже. Как начальнице.

— А на что ты рассчитывала? — буркнула я, — Ну позвонили и ладно… Он был в кровати на последнем обходе?

Последним в "Масийя Рунтай" считался обход в полночь.

Девушки закивали, уверяя меня, что был и крепко спал. У меня закралось некое подозрение, и я уточнила:

— Вы подходили к нему?

Куйли и Раник переглянулись.

— Нет, госпожа да Кун, — промямлила Куйли.

— Неа, госпожа да Кун! — отрапортовала Раник.

— Почему?

— Я боялась, что он станет ругаться, если мы его разбудим, — протараторила Раник, а Куйли лишь кивнула.

Проклятье… Вот же сглупили мои подопечные.

— Вы думаете… он тогда уже сбежал? — тихо спросила Куйли, наконец подняв на меня глаза.

Куйли умница. Зря да Ринн-брат наговорил девушке гадостей — она ничуть не глупее меня. Я на миг улыбнулась — да уж, деньги муниципалитета вложены куда надо. Но потом снова нахмурилась.

— Возможно, Куйли… Но лишь — возможно… Ход ночного дежурства — расскажите все детали.

Девушки снова переглянулись и начали излагать. Раник — путанно и эмоционально, у Куйли — будто доклад на планерке; но ничего ценного я не узнала. В отделении царила тишина. Окна оставались закрыты, двери не хлопали (природа наделила Раник весьма чуткими ушами — что позволяло бойкой шоколадной знать все сплетни клиники). Гость из комнаты «3» в два ночи жаловался на головную боль. Гость из пятой — ворчал и доставал Раник около получаса — примерно с половины третьего до трёх. Ей даже пришлось вызывать Куйли. Они там были обе? Да, обе они были примерно до трёх, Раник делала ему массаж, а Куйли убеждала гостя, что он непременно выздоровеет. А потом Раник ушла, а Куйли ещё сидела с гостем.

Мда. Примерно полчаса (с половины третьего до трех) отделение было лишено острого слуха нашей медицинской сестры, а с без четверти три до четверти четвертого — дотошной внимательности Куйли. В итоге четверть часа на посту вообще никого не было. Отлично. То есть хреново. Кто угодно мог за это время уйти куда угодно.

Когда же в четыре обе шоколадные начали обход, восьмая комната была пустой. На кровати лежал скатаный валик (дойдя до этого, Куйли нахмурилась — вспомнила мою гипотезу). Вещи частично пропали. Я пожалала посетить комнату номер восемь и осмотреть материальную часть. По вежливо-печальному лицу младшего врача я поняла, что Куйли этим уже занималась и безрезультатно… Однако же — сделала это без указания старшего врача или директора. А рыться в вещах аллонга, тем более — гостя… ну, вы понимаете…

— Раник, выйди.

Полуприсев, медицинская сестра покинула кабинет. На личике неугомонной шоколадной застыла гримаска чесотки в одном месте. Ну и пусть. Знать свое место ей полезно. Хупара бывали невероятно любопытны.

Некоторое время я испытующе глядела на Куйли.

— Ты что-то там нашла? Я спрашиваю не просто так, а чтобы не терять времени, если ты уже смотрела его вещи.

Куйли покраснела. Недоверчиво глянув на меня, она кивнула.

— Он оделся как для дальней дороги. Брюки, рубашка, короткое ларго, две пары носков и белья, — Я подумала, уточнять или нет, откуда Куйли знает, сколько белья и носков было в ящиках да Ринна? Уточнила. Куйли отмахнулась.

— У Капа-лу спросила. Он знает.

Капа-лу — уборщик комнат на нашем этаже. Туповатый и застенчивый парень — другого бы к вещам наших гостей не пустили. Мда, сморозила глупость. Конечно, Капа-лу.

— Он ему эти носки сам складывал. Вы, наверное, не знаете, но у Капа-лу отличная зрительная память. Он считает лишь до десяти, но точно сказал мне, чего нет на месте.

— Ты приводила туда уборщика?!

Куйли сморгнула. Ну, тоже хороша. Конспиратор хренов. Одно слово — шоколадная…

— Вообще… он сам пришел туда утром. Его никто не предупредил, чтоб он не входил… — промямлила младший врач.

— Ну-ну… — неодобрительно отозвалась я.

Совсем растерявшись, Куйли тем не менее нашла силы продолжить.

— Капа-лу пришел ко мне на пост и спросил, не выписался ли господин, потому что он забыл вещи в шкафу. Я сказала, что это не его дело, куда и зачем ушел господин из восьмой. Но он не унимался, и сказал, что вещи в шкафу не все, что были раньше, и обуви нет, но кое-что лежит, так не нужно ли Капа-лу их упаковать? Потому я решила уточнить, чего именно не хватает, а потом лишь отправила его подальше.

— Он не видел, чтобы ты входила в палату?

Куйли помотала головой.

Умно. Ничего не скажашь. Хотя следовало бы напугать глупышку. Сказать ей, что если да Ринн таки вляпался в историю (как же я надеялась, что нет!), то тут наверняка появятся люди из милиции, и узнают, что Куйли и Капа-лу интересовались вещами да Ринна. Имело ли это значение, я не знала. Потому я и не стала её пугать.

— И потом ты пошла в палату?

Кивок.

— Я всё нашла так, как Капа-лу сказал. А кроме одежды, ещё пропали личные вещи… ну, ценности. Вы понимаете. Он забрал с собой всё ценное, оделся и ушёл. Вот как это выглядит. Но ведь на самом деле всё может быть не так.

Куйли до Тени умная хупара… Просто жутко даже. Обычно они куда менее догадливы, и их способности к анализу тоже невелики — не критериям отнюдь не идеологическим или субъективным, а вполне четким — тесты и исследования. Я отпустила младшего врача и медленно пошла по коридору. Шестая, седьмая, восьмая… Я остановилась. Заходить или не кликать беду на свою голову? Я вернулась и приоткрыла дверь восьмой. Всё как вчера. Кровать с незастеленным бельем, стул у окна, приоткрытая дверца шкафа — это Капа-лу напортачил — тумба с телевизором, стол. На столе — пусто. Ни книг, ни калькулятора, ни бумаг, лежавших там вчера.

Как идут поиски? У директора не спросить. Ещё повезет, если обойдусь без выговора. Но испорченные отношения с шефом — тоже малоприятно… И всё из-за кого? Из-за горделивого сукиного сына ЛапАрси КуИнси да Ринна, двадцати пяти лет, старшего научного сотрудника Института прикладной физики «КаУрра» Города Мудрости. Тошно и вспоминать. Он обошёлся со мной как с какой-то хупара. Имел ли он на это право… тот ещё вопрос.

В моей голове снова — теперь медленней — прокрутилась вчерашняя сцена на дорожке парка, и меня посетило неприятное предчувствие… Сумерки. Шелест тёмной листвы. На повороте стоит мужчина в коротком светлом ларго с подвернутыми рукавами и тёмных брюках. Он коротко стрижен, молод, но очень серьёзен. Ещё до моего взгляда он окликает меня, делает порывистое движение, а потом смотрит на меня в упор… в упор на Мара да Луна, мельком на Киная… и произносит: "Простите…" Почему же я не остановилась? Он бы посетовал на жизнь, я бы его успокоила, и нынешнее утро было бы таким простым.

Мои игры в Мыслителя МоиллАни были грубейшим образом прерваны явлением директора. Он влетел в коридор со стороны административного корпуса, и только через секунду я приметила, что взятая им скорость несколько, как бы это корректно выразиться, превышала ту, на которой можно сохранять чванливое достоинство начальника. Я нахмурилась. Что же это такое стряслось?! Заметив меня посреди коридора (и, кстати, напротив восьмой палаты), он нахмурился в ответ и благообразно замер.

— Госпожа да Кун. Пройдите со мной.

Давно начальник не обращался ко мне столь официально. Но на увольнение это никак не походило. Успокоенная этой мыслью, я покорно зашагала за директором. Но по дороге я снова хмурилась. Не ближний же Свет бегом мчаться через всю клинику! Странно, с какой же тогда стати важной персоне лично бегать за сотрудниками?!

С этой неспокойной мыслью я автоматически вошла в кабинет начальства, дверь закрылась… и только тогда я сообразила, что директор остался в шикарной приёмной. Вежливо открыл передо мной дверь, протолкнул вперед и закрыл. А я осталась наедине с господином в тёмном дорогом ларго, непринужденно сидевшим в гигантском кресле нашего директора. Неясного возраста от тридцати пяти до сорока пяти. Совершенно классической внешности. Наверное, высокий, если встанет из-за стола.

Я настороженно кивнула, быстро изучая его с головы до груди (большего обзора стол не давал). Всё — одежда, часы, записная книжка — было добротным, но не несло никаких признаков, позволявших выделить именно этот предмет из кучи им подобных. Исключение составляла только папка. Тёртая серая папка с дурацкими завязочками и номером на обложке. Довольно пухлая.

— Санда Киранна да Кун?

Голос незнакомца напоминал его одежду. Добротный и никакой.

— Совершенно верно. Чем могу быть полезна господину? — вежливо уточнила я.

— КАрун да ЛигАрра, — отрекомендовался незнакомец, не меняя позы в кресле, — Комитет Спасения Нации, второй отдел.

Я медленно открыла рот… и закрыла.

Лапарси Куинси да Ринн. Институт «Каурра». Милиция будет его искать, ага? Как бы не так…

— Боги-Братья… — ошеломлённо пробормотала я. Вот же туподоходящая девчонка Санда да Кун.

На лица офицера да Лигарры расплылось нечто вроде удовлетворения. Кажется, он списал мою растерянность на контакт с сотрудником КСН. Я задумалась, разочаровывать его или нет. Лучше не играть с огнем.

— Я расследую дело о возможном (подчеркиваю — возможном) похищении сотрудника Института «Каурра» Лапарси да Ринна, — неспешно и даже дружелюбно проговорил да Лигарра, — Могу ли я рассчитывать на ваше сотрудничество, госпожа да Кун?

Я поспешно кивнула.

— Присаживайтесь.

Кажется, меня сочли растерянной дурой. Проклятье. Вообще-то хорошо, но это слишком походило на правду… Или они всегда начинают по-доброму? Тьма забери этого да Ринна, откуда мне знать, как вести себя с офицером КСН?!

— Расскажите всё, что вам известно об этом деле.

— С чего начинать? — уточнила я.

— В вольной форме. С начала или с того, что кажется вам наиболее значимым. Я уточню, если мне будет непонятно.

Я с трудом сдержала скрип зубами. Наконец до меня дошло, что пострадать из-за ничего могут многие люди, работавшие со мной. Куйли, например. Или Раник. Нелепо переживать из-за коммунальных хупара, но… я переживала из-за них. Они были в какой-то степени моими.

Однако вопрос об утайке данных был мной отложен после секундных раздумий. Та же Раник падет перед да Лигаррой, как бездыханная тушка. Он её съест на обед. И Куйли не устоит, чтоб не выложить всё аж до цвета своего белья. Хотя Куйли… может и выстоит.

У меня были сомнения, по зубам ли такой противник мне самой. В Комитет берут лучших из лучших. Он всяко умнее меня. И куда более сильный аналитик. Если ты имеешь дело с «конторой», никакая правда не может быть опаснее той ситуации, если тебя уличат во лжи. Им нельзя врать. Вообще-то можно, но не стоит. Эту мысль мои родители вбили в меня непосредственно после того, как научили говорить. За что теперь я была им страшно благодарна…

— Я расскажу все, что смогу вспомнить, господин да Лигарра. Само собой. Но мне нужно сосредоточиться.

— Вы сообразительная. Я рад, что мы нашли общий язык.

Проклятье. Я на крючке, вот что ты хочешь мне сказать?

Я вздохнула и начала рассказывать. Про то, как да Ринн появился в клинике три дня назад. Какое лечение получал. На сцене в палате я задержалась подробно. Передала все реплики и своё видение ситуации. Про встречу в парке я сказала, что видела нашу бесценную пропажу мельком, в сумерках. Втягивать в эту историю Мара и Киная мне не хотелось, но дотошный офицер всё равно записал имена моих приятелей-свидетелей разговора. Упомянула утренний расспрос сотрудников. Затем описала то, что рассказали мне младшая врач и медицинская сестра. В общих чертах, о чём и сообщила напрямую.

— Почему?

— Не вижу смысла передавать чужие слова, если я не была свидетелем.

— Вы были в палате утром? — улыбнулся да Лигарра.

— Я заглянула туда несколько минут назад. С порога. В этот момент меня и позвал господин директор.

Улыбка не сходила с лица да Лигарры.

— А вы бы зашли, если бы не эта досадная помеха? — Я подняла брови, и он поспешно добавил, — Я просто любопытствую. Это не для протокола.

Я пожала плечами.

— Не имею понятия. Я как раз раздумывала, стоит ли это делать до приезда милиции. Но мне казалось, я могу заметить что-то важное. Я же знаю, как выглядела палата вчера. Это могло бы помочь… в понимании ситуации.

Да Лигарра оглядел меня с непонятным интересом.

— Вы никогда не получали предложений служить в КСН?

Я поперхнулась.

— Нет. А почему вы спрашиваете?

Офицер сменил позу в кресле. Казалось, он располагается поудобнее.

— Вы способны не только смотреть, но и видеть — даже в такой нестандартной ситуации. Быстро соображаете. Не боитесь меня.

— Да я боюсь вас, как Тень знает кого! — в сердцах воскликнула я и смутилась.

Да Лигарра ухмыльнулся.

— Наверное, госпожа да Кун, вы не представляете, как ведут себя люди в моём присутствии. А вы ещё и расследование затеяли перед моим носом. И не прочь его продолжить, едва я уберусь отсюда, не правда ли? Ну, не отпирайтесь… Меня самого вы оглядели так дотошно, что я чуть не голым себя ощутил.

— Вы мне льстите, — промямлила я.

— Ничуть. Я подвожу вас к мысли, что мы можем эффективно сотрудничать. Хотя вы кое-что утаили от меня, я не думаю, что вы это сделали со злыми побуждениями. Возможно, вы просто не придаете значения этим фактам. Но я предоставлю вам время ещё раз проанализировать сведения.

Полное безумие, но я — вместо того, чтобы теперь уже испугаться по-настоящему! — ощутила горячку поиска.

— Господин да Лигарра. Может, это глупо спрашивать…

— Я вас слушаю.

— Я могу хотя бы узнать, что такого ценного в господине да Ринне, что его могли похитить? — Изумленно поднятые брови да Лигарры были красноречивее любых слов. — Нет, — поспешно уточнила я, — мне не интересно, чем он там занимался в «Каурре». Я это и не пойму. Вы же сами знаете… — я опустила глаза с дЕланным смирением, — Я просто хотела бы, если можно, знать, какого рода опасность его могла преследовать? Возможно, это поможет мне понять некоторые вещи… которым, как вы говорите, я пока не придаю значения, — вовсе скомкано закончила я. Ну не сдурела ли я?! Задавать вопросы офицеру второго отдела КСН?! Понять то, во что мне и близко лезть не следует?! Это он ждёт от меня ответов и фактов. И больше ничего.

Да Лигарра долго смотрел на меня и наконец скупо улыбнулся.

— Вы изумительная женщина, Санда. Хорошо, я скажу вам что-то важное. Но потом не жалуйтесь, что вы слишком глубоко в этом завязли. Раз так, я буду использовать вас в этом деле. Да Ринн занимается разработкой технологии, использование которой может пошатнуть многовековой паритет в отношениях с Горной Страной, — Я вздрогнула и затаила дыхание, — Внедрить агента в Институт «Каурра» бризы не в состоянии. По той же причине, по которой… — он пожевал губами и с улыбкой закончил, — по которой дочь Самала да Кун дас Лоа работает врачом. Они неспособны к точным наукам.

Я скрипнула зубами. Но вспыхивать не время. Сама нарвалась. А он просто констатирует факты.

— Потому у нас есть все основания предополагать, что господин да Ринн мог заинтересовать… ээ… нашего вероятного противника.

Помимо воли я остолбенела.

— Выпытать технологию?

Да Лигарра покачал головой.

— Скорее чтобы прекратить работу.

— Но это же глупо. Работа не ведется одним человеком.

— Да Ринн — сложный типаж. Как и все гении. Боюсь, что работа как минимум сильно замедлится.

Я задумалась.

— Но зачем тогда вам добровольный помощник в клинике "Масийя Рунтай"? — через миг я это сама поняла. Наверное, на моём лице отразилось негодование, потому что да Лигарра гадко улыбнулся.

— Поздно. Вы по уши в этом деле, госпожа да Кун. Мы имеем все основания полагать, что один из сотрудников вашей клиники (возможно, это вы) — агент Горной Страны.

То, с какой простотой он это сказал, заставило меня заледенеть.

— И при содействии этого сотрудника… страшно даже сказать, к чему может привести такая утечка, какая возможна при допросе нашего гения в Адди-да-КардЕлле.

Я ощутила муторную иррациональность этой ситуации. Я сижу на стульчике перед офицером второго отдела, которой намекает, что я (Я!!!) — возможный агент Отродий, да ещё при этом сыплет названиями и местами, которые без оглядки через плечо ни один дурак не произнесет. Он их даже назвал бризами. Так, как, по слухам, они сами себя зовут — истинным именем Отродий, которое не упоминают из-за кучи жутких предостережений и суеверий. А да Лигарра — хоть бы моргнул. Он даже упомянул некое такое место, которого как бы нет на свете… Он что, думает, что если я — это то и есть, что он сказал, то он вроде как проявляет уважение к противнику?

Я не додумалась ни до чего более умного, чем задать этот вопрос вслух.

Мой оппонент выдал очередную гадкую улыбку. Кажется, его это просто веселило. Моё поведение, я имею ввиду.

— Я рассчитываю на вашу добровольную помощь, Санда. Любой подозрительный нюанс должен быть известен мне не позднее конца суток. Обычно такая работа возлагается на местные кадры организации, но ввиду важности дела я буду контролировать вас напрямую.

Он протянул мне визитку. Я внимательно её оглядела. На белом квадрате значились номер телефона и его имя. Больше ничего.

— Звоните в любое время. У нас с врачами есть нечто общее, знаете. Ненормированный график работы… — да Лигарра кивнул, делая знак, что беседа окончена.

Ну-ну… кто следующий? Кого ещё он завербует в слухачи? Теперь все мы будем шпионить друг за другом.

— Постойте, — спохватилась я, — а если у меня возникнут какие-то вопросы..?

— Решайте их самостоятельно, — да Лигарра вдруг посерьёзнел, — Санда, я не прошу о помощи дураков. Ни среди аллонга, ни среди хупара.

Я кивнула. Чего уж тут неясного. Польстил, заодно дал понять, что хупара тоже не следует упускать из виду.

Я понуро вышла из кабинета директора. Хоть бы раз в жизни выйти отсюда с хорошим настроением, а? Тень их всех подери. Никого не видя, я прошла мимо шеренги сотрудников, испуганно ждавших очереди на беседу с да Лигаррой.

Меня слабо потешила мысль, что у него действительно тяжелая и эмоционально выматывающая работа. Что ж, человек просто делает своё дело. А я буду делать своё. В конце концов, разве ж не хотела я найти да Ринна и понять, что случилось этой ночью? А теперь на моём поле играет КСН.

О том, что это я играю на их поле, причём играю роль мяса, я старалась не думать…

Налетевшая на меня Раник сообщила, что гость из пятой опять предъявляет особые требования, а ещё его "обсыпало какой-то ерундой", и он вот-вот пойдет жаловаться. Зарычав, я вооружилась листком назначений и пошла разводить тучи руками. На полпути к палате меня остановил властный оклик директора. Только его не хватало — чтоб он увидел сыпь на теле гостя и, с учётом его теперешнего состояния — нам всем влетело за халатность. Отставив неприятную мысль о том, как я буду успокаивать капризного гостя после ещё Тень знает какого промедления, я обернулась. Впрочем, ну не уволят же меня теперь, когда я вроде как работаю на этого да Лигарру. Эта мысль доставила мне совершенно неожиданное злорадное удовлетворение. Странно, мне казалось, что привычка быть вежливой укоренилась в моём сознании. Оказалось, что для сбоя достаточно такой малости — беседы с офицером КСН… Полно, оборвала я себя. Смотри на вещи здраво. Он настолько же опасный союзник, как спящий в твоей постели голодный тигр-людоед.

— Санда. Иди за мной.

Начальство завело меня в кабинет младших врачей, предварительно очищенный от их присутствия. Гадливо морща нос, он оглядел стулья, но так и не сел, а остался стоять в центре. Я мимоходом подумала, что девочки огребут за несуществующую грязь в комнате. С учетом его позиции мне тоже пришлось стоять.

— Он предложил тебе сотрудничать? — без обиняков спросил шеф.

Я поглядела на директора исподлобья.

— Да, предложил.

— И ты согласилась?

Я удивленно подняла брови. Если он покажет мне человека, отказавшегося от сотрудничества с КСН… я, пожалуй, заикаться начну.

— Ну, я… я имею ввиду, так все и есть? — нервно пробормотал шеф, перебирая округлыми пальцами по ларго.

— Можно подумать, у меня был выбор, — мрачно буркнула я.

— На каких условиях?

— Думаю, господин директор, вам лучше обсудить эти вопросы с господином да Лигаррой, — процедила я. Ну и вопросы он задаёт! Это уже никуда не лезло…

— Ты берешь неправильную тональность в разговоре со мной, Санда.

— Да неужели? — огрызнулась я. Он что, с ума сошел? Куда он лезет?! Да и я тут причём?

— Представь, Санда, неужели. Если ты возведена в роль личного таракана офицера второго отдела, это ещё не выделяет тебя из общей массы.

Я непонимающе улыбнулась. Меня всё ещё трясло от разговора с да Лигаррой, а ещё теребила мысль о пятой комнате, куда следовало бежать как можно скорее…

— О чём это вы?

Директор мстительно нахмурился.

— Господин да Ринн — важный человек, правда? Санда, у клиники "Масийя Рунтай" могут быть неприятности, ты ведь понимаешь? Если они ловят Тень знает кого на территории "Масийя Рунтай" — это может оказаться кто угодно. Кто угодно, чьи амбиции и неуживчивый характер я сочту излишними.

Со внезапным пониманием я уставилась на него.

— Да, Санда. Я это и имел ввиду. Я хочу — для твоего же блага, если ты не хочешь неприятностей — чтобы ты сообщала мне всё то, что ты будешь сообщать да Лигарре. И если я сочту, что информация может повредить моей клинике, ты не станешь ему её сообщать. Я доходчиво объяснил, Санда Киранна да Кун?

Вот проклятье. Тенью траханое проклятье…

— Да, господин директор. Я всё поняла. Прошу прощения за недоразумение минуту назад, — медленно произнесла я. Слова царапали мою глотку.

— Вот и чудно. Я всегда говорил, что ты умная женщина. Кстати, что там стряслось в пятой? Эта болтливая хупара выбежала оттуда, как ошпаренная…

Этот гад точно решил меня добить…

— Я как раз собиралась это выяснить, господин директор.

— Вот и займись. Работа пойдёт тебе на пользу.

Я покинула кабинет младших врачей со слабым чувством подкатывающего нервного срыва. Ну, не дождутся…

Как я не бодрилась, до вечера я пришла в то самое состояние, о котором я Божилась, что его от меня не дождутся. День — и так коряво начатый — прошел хреновее некуда. Сразу после беседы с директором я была вынуждена потратить уйму душевных сил на пятую комнату. В других — Куйли как по голове ударили — она написала таких назначений, что хвала Богам, как я только её схватила за руку? Вот же благодарность за поддержку! Раник хамила. В промежутке между этим больной из пятой палаты таки нажаловался директору — что эта "крашенная в белое хупара" (то есть я) решила его убить. В это время у пациента из седьмой подскочило давление, а в первой, где лежал директор гуаррО философии да РагИро, Раник никак не могла управиться с инъекцией — доктор да Рагиро хворал давно, и сосуды его никуда не годились. Все бежали ко мне с воплями о помощи и немедленном вмешательстве. Я поспевала, где могла, понимая, что девочки не виноваты в этом хаосе, обычно моя помощь не требуется, но по их черепушкам смерчем пронеслась угроза, исходившая от жуткого господина, занявшего кресло директора и наводившего страх на весь персонал. А надо мной витала страшная диллема, о которой мне даже думать не хотелось. Выбор между приказами да Лигарры и угрозами да Растана. Эти люди зажимают меня в тиски, попасть в которые мне совсем не хотелось. Я не могу играть с да Лигаррой втёмную. Если у человека есть хоть капля разума, он не станет врать такой персоне. Но если я не выполню требования да РастАна — мои шансы на неприятности будут точно такими же… А если пожаловаться на да РастАна да Лигарре..?

Я замерла над бумагами.

Через минуту размышлений я поняла, что даже приблизительно оценить масшаб последствий этого шага я не в состоянии. Возможно, я избавлюсь от давления со стороны директора. Возможно, клиника даже сменит руководителя. Но ещё следовало оценить — нужна ли мне такая расправа? Выиграю ли я что-нибудь от полной продажи (а как ещё иначе назвать это стукачество?) души и тела Комитету Спасения Нации? Ведь может получиться и так, что директор всё равно найдет пути давления на меня. И дела мои пойдут куда хуже. Или ещё страшнее — да РастАн мог иметь куда бСльшее влияние на да Лигарру. И тогда под ударом окажусь лично и единственно я.

Хотя я сомневалась во влиянии директора частной клиники на офицера внутренних дел КСН, но лезть напролом я сочла плохой идеей. И решила, что я реализую её, если мне уж совсем не оставят выбора…

Когда я наконец завершила дела, я первым же делом направилась к Мару. С намерением позвать его на стаканчик вина в «Гроте». Но Мара на месте не оказалось. Торчавший в лаборатории непривычно хмурый Кинай сказал, что да Луна не возвращался после вызова в кабинет директора. Кинай ничего не добавил, но в его тёмных глазах я прочла еле заметный… даже не упрек… горькое покорное сожаление. Да, подумала я, он имел все основания думать, что господин да Луна попал в неприятности, и наверняка считал, что это моя… ну, может не вина (как я могла устоять перед Большим Аллонга?), но кто же ещё мог втянуть его обожаемого Мара в эту историю? Нет, он меня не осуждал. Он просто скорбил и молчал. Но лучше б он сказал мне в лицо, что я стукач. Гадко, но ведь никто не застрахован от такого «шикарного» предложения, какое сегодня получила я, Санда да Кун?.. Даже патологически верный Кинай. Хотя я не знала за собой никакой вины, какая могла повлечь вред для Мара да Луна, но кто знает ход мысли этих параноиков? (И я даже не откусила себе язык за такие мысли — назвать параноиками сотрудников Комитета! шутка ли! — вот как я была расстроена!..)

С гнусным чувством на душе я вышла из лабораторного крыла.

Нет, не просто гнусным. Я была готова плакать. Тенью битый дурак да Ринн не мог подумать о своей безопасности. А теперь из-за него страдает куча людей, нарушен привычный ход вещей и, что самое противное, вбивают клин между старыми друзьями…

Дом на улице Пин встретил меня пустотой. Я механически сварила себе кофе, соорудила холостяцкий бутерброд и влезла с ногами на подоконник. Глядя на крыши домов, медленно погружающиеся в сумерки, я хлебала напиток и пялилась через стекло. Странно. Я вспоминала сегодняшнюю беседу с да Лигаррой. И впрямь, что мы знаем о тех, кого ненавидим? Что они знают про нас? Как бы они смотрели вот из этого окна, зная, что высота в пять этажей — это ничто… нет, я не могла себе этого представить. Сама мысль — представить себя на месте летунов, была такой дикой, что её и думать не хотелось.

И я думала про сказки, мифы и страшные легенды. Меня морозило.

ГЛАВА ВТОРАЯ.

КНИГА О ДЕЛАХ ДОСТОЙНЫХ

1. ТВОРЕНИЕ

1. В начале мира был Создатель. Он был всегда. Он был — и размышлял о вечности, о времени и о будущем. И оттого, что Он делал это, вечность, и время, и будущее начинали быть.

Первыми Он создал своих Сыновей. Братья-Боги были похожи, как два луча света, и жаждали помочь Отцу в Его начинаниях. Но всё, что Они делали, было наивно и юно. "Дети Бога взрослеют так долго, что нет времени ждать этого. Только опыт и любовь к себе подобным дадут Вам мудрость, — сказал Отец по долгом размышлении. — Итак Я знаю, как сделать Вас мудрыми. Мир, создаваемый Мною, будет помощью Вам."

Но Братья ещё не поняли замысла Создателя. Долгими эпохами Они наблюдали, как их Отец создает Мир. Хотя Мир — Великая Раковина — был скрыт от Их взоров, Они любовались Миром извне и мечтали играть в нём.

Но так случилось, что Создатель, следуя Своим замыслам, покинул Братьев. Бросив игры, Они искали Его там и тут, но нигде не нашли. И поняли Братья-Боги, что Отец воистину, как обещал, оставил Великую Раковину на Их попечение. Многие эпохи минули, а Они не могли понять, как правильнее поступить с Даром, дабы не навредить ему.

"Откроем раковину", — предложил Правый Брат. И поверил Ему Левый. "Да будет так", — сказал Он.

Боги открыли Раковину. И едва Они сделали это, как веществення вселенная стала быть. Мир людей покоился в ней, и он был пуст и прекрасен. Любуясь его красотой, Левый Брат сказал: "Недостает нам мудрости, Брат мой, но воистину мудр был Отец наш. Здесь путь к постижению Его замысла."

"Недостает нам Создателя, — согласился Брат Правый, — но нет ли способа почерпнуть Его божественной силы? Тогда творение воистину оживёт и исполнится замысел Его!"

И поверил Ему Брат Левый, и начал искать.

Долго лицезрели Братья открывшийся Мир. Долго размышляли Они о тайне обретения мудрости Создателя, чтобы смочь исполнить волю Отца — оживить Мир и населить его, и дать ему движение и развитие. Десять тысяч божественных лет прошло за тем. И тогда Создатель, наблюдавший за детьми Своими, ниспослал им знание и даровал Великую тайну.

Познали Боги, что не под силу сравняться Им с Отцом Своим.

Но создадут Боги смертных по образу и подобию Своему. И станут смертные искать мудрости. И найдут её скорее Богов, ибо короток их век, и нет у них спасения перед лицом темноты.

Мала будет толика мудрости каждого из смертных, но велик страх перед Уходом. И потому пуще мудрости станут алкать они защиты и любви. И кто обретёт больше мудрости, тот сильнее почтит Бога.

И почтят смертные Богов. И Те полюбят их всем сердцем. И так защитят.

А кто почтит Бога сильнее, тот будет сильнее защищен.

И тот почтит Богов сильнее, кто обретёт больше мудрости.

И расплодятся смертные. И мудрость их приложится одна к другой — и перейдёт к Богам.

Так, чем выше наша мудрость, тем сильнее мы почтим Богов. Чем сильнее мы почтим Их, тем мудрее станут Они, и тем крепче станет защита Их.

Чем крепче защита их, тем совершеннее Мир.

Так взрослеют Боги с помощью людей и выполняют замысел Создавшего Их.

Ибо ни Боги, ни люди не могут не развиваться, и лишь в движении жизнь, и лишь в действии развитие.

Мир — Боги. Мир — люди. Они едины, и нет Первых без вторых, и нет вторых без Первых.

"КНИГУ О ДЕЛАХ ДОСТОЙНЫХ" я знала напамять. Как и многие другие книги. Отчаявшись в моих «выдающихся» способностях, покойный отец вынудил меня доказать, что я обладаю хотя бы сносной памятью. Кажется, это его немного успокоило. Хотя до конца жизни отца в его взгляде мне чудился упрёк. Как будто по моей собственной воле природа на мне отдохнула. Не просто отдохнула, а хорошенько выспалась, вот так.

Я думала про слова в кабинете директора. Горная Страна. Все те немногие разы (за целую жизнь!), когда это словосочетание приходило в мою голову, я говорила себе — нет, это слишком гнусная тема, чтобы пачкать об неё мозги.

Укладываясь спать, я снова и снова прокручивала в голове мысли и события дня. Что-то меня беспокоило. Какая-то идея проскочила в моей голове, а я была слишком издергана, чтобы её услышать… жаль.

Я долго ворочалась. Уже засыпая, я поразилась абсурдной догадке: отчего же многоценного господина да Ринна не охраняли в клинике? Или всё же охраняли? Тогда что, если да Лигарра на самом деле знает, кто истинный предатель, но должен вывести его на чистую каким-то хитрым методом, не выдавая источник информации?

Ну не бред ли это?

Следующий день прошел обычно — если не считать определенной нервозности в поведении коллектива "Масийя Рунтай"… Те немногие, кто избежал общения с да Лигаррой, получили (вчера или сегодня) "заряд бодрости" от руководства. Но что мы все — старшие и младшие врачи, медицинские сестры и прочие — могли сделать для исправления ситуации? Ровным счетом ничего. Итак мы смирились с загадочным происшествием в восьмой палате галереи общего профиля и делали вид, что всё обычно.

Обремененная неясными заданиями КСН, я хмуро глядела по сторонам, но не замечала ничего такого, что, по моему мнению, могло быть трактовано как угроза Горной Страны… Тьфу, вот же гадость какая. Искать среди знакомых такое, о чём и говорить стыдно! Думая над этим в течении дня, я пришла к выводу, что да Лигарра ошибся во мне. Я была органически неспособна предположить в людях настолько жуткие вещи.

Вечером, часов в пять, появился Мар да Луна. Он неслышно вырос в дверях моего кабинета и некоторое время тихо стоял, прислонившись в косяку, на нём был ещё более мятый, чем обычно, лабораторный халат и одна из кинаевских безумных шапочек — на этот раз — в цветочках. Из-под шапочки торчали нечесанные русые кудри. Бледное тонкое лицо приятеля было уставшим. Ощутив его присутствие, я подняла голову от бумаг и сказала:

— Привет!

— Пойдёшь со мной в «Грот» после отбоя?

— Само собой, — ошалело кивнула я.

— Я зайду, — кивнул мой странный товарищ и испарился.

С нетерпением я дождалась конца рабочего дня. Что происходило с Маром всё это время?

С Маром не случилось ничего предосудительного или опасного. Он сообщил мне об этом, едва мы заняли любимый стол в углу зала, вооруженные напитками и нехитрой закуской.

— Надеюсь, Кинай не позволил себе ничего лишнего? — обеспокоенно поинтересовался Мар. Я подняла брови, и он уточнил, — Ты понимаешь, он иногда переживает из-за меня, как мамочка.

Мы улыбнулись.

— Он только грустно поглядел на меня, вот так, — я изобразила, как, — но никаких речей не толкал.

— Хвала Богам… — Мар заметно успокоился. Неужели Кинай мог и впрямь заявить мне, что я подставила Мара? В лицо? Я ощутила восхищение и нечто вроде зависти — такой преданности даже от семейных хупара не всегда дождешься! Хотя, формально говоря, это жуткое нарушение этики.

Мне ужасно хотелось узнать, что послужило причиной задержания старшего врача да Луна, но ума не могла приложить, как об этом спросить. Да ещё и эта чокнутая шапочка сегодня на работе… Кинаю это почему-то прощалось. Но со стороны Мара выглядело жестом настоящего, не побоюсь этого слова, бунта.

Коллега некоторое время смотрел в стол.

— Это хорошо, что Кинай не поднял шума. Тогда все бы нос сунули в мои дела, — он поднял голову и глянул на меня с коротким вызовом.

— Тебя в чём-то обвиняли? — решилась я.

Мар отмахнулся.

— Нет. Но этот лощенный параноик заявил, что должен выяснить мои обстоятельства — как будто они их не знают! Задали пару сотен вопросов — вежливо, правда, ничего не могу сказать, очень вежливо, дали понять, что я не вполне благонадёжен, и с извинениями отвезли домой. С чудовищными извинениями. Думаю, в это время они прошерстили мою квартиру и проверили мои показания. Но я правда не имел к этому индюку да Ринну даже косвенного отношения! — возмущённым шёпотом закончил он.

— Ты? Не благонадёжен? — изумленно и тихо переспросила я. И добавила про себя — и ты так спокойно об этом говоришь? Это что же, для тебя не новость?!

Мар с улыбкой кивнул

— Тенью траченные ханжи, чтоб им не спалось… Да, вижу по твоему лицу… Я не удивлен таким поворотом событий? Конечно же, нет. Они давно меня пилят, — он улыбнулся, — Тебе никогда не проходило в голову, почему Мар да Луна пошёл в медицину? В презренную хупарскую науку, где ему не светило ничего, кроме как контролировать шоколадных и заниматься кое-какой техникой (заметь, спроектированной другими!)?

Я нахмурилась. Эта тема и для меня-то была не слишком приятна, но я-то давно научилась игнорировать этот аспект своей профессии. А вот задавать такие вопросы другу и вовсе было бестактно.

— Я всегда считала, что у тебя есть какая-то проблема, — медленно проговорила я, — Ты… отличался от прочих студентов «Раньяты». Умнее был, что ли. Не знаю. Но точные науки тебе давались куда легче. Ну и твое происхождение… — я пожевала губами.

— Ну же, не стесняйся, — иронично подбодрил Мар, — Мы десять тысяч лет знакомы, и я всегда был сторонником прямоты.

Я пожала плечами.

— Я думала, что наследник одной из Семей Дорхи мог бы получить любое распределение независимо от результата тестирования, — неловко выдала я. Вот тут-то дружбе и конец, мысленно вздохнула я. Упрекнуть друга в том, что он мог незаконно обойти школьные тесты на уровень интеллекта… К моему удивлению, Мар утопил в пене раскрытую улыбку.

— Теоретически… ты права, Санда. Хотя у меня было 600 пунктов по тестам… ты понимаешь, немного труда — и я мог бы сделать карьеру не хуже нашего да Ринна, — он улыбнулся, — Нет, моя проблема в другом. То есть это все думают, что у меня проблема. А я думаю, что это были лучшие годы моей жизни. И даже не жалею.

Я вопросительно подняла брови. 600 пунктов?! У Мара? Боги-Братья… и он не жалеет о почему-то утеряных возможностях?! (Да у меня при самой хорошей погоде больше 400 не бывало, и какой же это тогда был позор, храни меня Создатель…)

— В тринадцать лет я сбежал из дому, — просто проговорил Мар, — И уехал на юг. На попутках. Ты, возможно, не знаешь об этом, но водители-хупара часто подбирают людей на дороге. Это такой спорт… что ли. Вариант субкультуры. Они едут, болтают о том и о сём, потом высаживаются где-то, где им понравилось, и снова ловят машину. И так можно ехать куда глаза глядят. Или куда-то конкретно. А я поехал в Тер-КАрел. И прожил там пять лет.

Я разинула рот.

— Это… многое поясняет, — наконец пробормотала я. Когда обрела дар речи.

Мар расхохотался.

— Панибратство с хупара, необычный выбор профессии, ты об этом? Нет, Санда, Тер-Карел вовсе не такое гнездо расофилов, как его рисуют. Но это особое место. Совершенно отличительное. И оно сильно на меня повлияло. Так сильно, что… — он пожевал губами, — что я не уверен, рассажи я тебе об этом, что ты это адекватно поймешь. С тех-то пор меня и трясет КСН. И с тех пор я отношусь к этой периодической тряске… иначе, чем отнеслась бы ты или кто-то ещё.

— И тебе не дали поступить в университет? — с ужасной неловкостью пробормотала я.

— Не дали, конечно, — кивнул Мар с ироничной полуулыбкой, — После Тер-Карела..? Смеешься, что ли..? С другой стороны — я и не слишком к этому стремился. Ну, не удивляйся так сильно… Но когда я вернулся… — он пожевал губами, а я не решилась спрашивать, почему же он вернулся из этого, как он говорил, удивительного места, раз там было так хорошо, — отец был разъярен так сильно, как будто я только что ушёл из дому. Он не стал бы мне помогать, даже если бы я захотел. В итоге Белая Школа «Раньята» — это оказалось бОльшее, на что я мог рассчитывать, — он хмыкнул, — с испорченной Тер-Карелом репутацией. Но я смотрел на вещи не так, как те, кто хотел меня наказать, понимаешь? Я видел, что люди могут жить по-другому… — он вдруг смущенно потупился, и я задалась мыслью, что бы он сказал, если бы позволил себе быть искренним. И что сказки про Тер-Карел, как оплот расофильства, не так уж далеки от истины. Возможно…

Я задумалась. История, рассказанная Маром, была сколь фантастичной, столь и логичной. По крайней мере, улыбнулась я, она вполне объясняла его порыв надеть глупую шапочку младшего врача Киная. Хотя, если принять её на веру, я была бы вынуждена сильно пересмотреть многие вещи. Например, я привыкла думать, что Мар — такой же умственный неудачник, как и я — человек, лишенный математических способностей настолько, что его самореализация в нашем бурно развивающемся обществе была затруднительна. На самом деле я всегда знала, что Мар отличается от меня, но не придавала этому значения. Я не могла допустить мысли, что человек может оказаться там, где мы оказались, по своей воле, без серьёзных нарушений умственных способностей.

Я то и дело возвращалась к этой мысли по дороге домой.

И то сказать — Тер-Карел… Вот же чудеса. Неприятные и странные чудеса, мда. Я даже ощутила некое постыдное любопытство, так как мое мнение относительно Тер-Карела было крайне смутным. Я бы осуждала людей, подобным образом (честно говоря, я даже не знала в точности, каким) попирающих основы и Порядок. То есть осуждала бы, кабы не моя природная лень и увереность, что каждый волен сходить с ума, как посчитает нужным — если это не помешает другим. Ещё я испытывала не менее постыдное облегчение, что уж я-то попала в ряды своей профессии на совешенно законных основаниях. Мар наверняка годами повторяет эти отговорки — что ему не жаль, и что он чем-то отличается от других. Но ведь от этого не легче, правда? Если бы я по глупости влезла в такие неприятности, мне бы тоже, наверное… Но об этом не стоило и думать.

Я пожалела, что нет никакой возможности взять отпуск и поехать в «Ранни-колу»… Вот уж воистину место, где всё подчинено Порядку. Когда я снова, по заведённой привычке, пила кофе на окне, меня даже поразила эта мысль.

На тот момент мне казалось, что на моей душе воистину хреново. Я пыталась читать, а потом бросила это дело. Думала я всё равно о другом.

2. Познав же Тайну, Братья-Боги искали материю для сотворения людей и нашли.

И взяли Они Белую Землю, найденную в центре Мира, и слепили из неё десять тысяч аллонга, и вдохнули в них одну десятитысячную своей жизненной силы, разделив её на всех.

Нарекли же они людей — аллонга и дали им Зарок — искать мудрости. И даровали им Боги КНИГУ О ДЕЛАХ ДОСТОЙНЫХ, рассказав о Пути Защиты и Мудрости.

Заповедали они, чтобы аллонга были хранителями Мира.

И как скоро аллонга ожили, стали Боги мудрее любого смертного в десять тысяч раз.

И не стало больше Белой Земли. Но чтобы аллонга созидали свой Путь, искали мудрость и не думали о земном, Боги даровали им верную опору.

Из шоколадного цвета грязи рядом с тем местом, где лежала Белая Земля, Они создали многих и многих хупара, и нарекли их так. И стали они слугами и помощниками для мудрых аллонга. И даровали им Боги искренность и умение ко всякому ремеслу и рукоделию, и дали им сердце верное, и Путь Покорности и Служения.

И научили Боги всех детей своих плодиться друг от друга. Аллонга же плодились в законе, а хупара не знали того.

И было это хорошо в Их глазах, и сказали Боги, что будет так.

И когда совершили Боги все дела свои, то уснули от страшной усталости.

3. Когда же уснули Боги, наступила Ночь.

Во тьме же Чёрная Воздушная Тень, Тень Братьев-Богов от Ночи, тайно вступил в Мир. В злобе пребывал Он, ибо всё, что сделали Боги, было чуждо Ему. И в злобе и зависти Он сотворил Отродий Своих, летунов. И нарек их именем злым, которое негоже упоминать ни ради воздуха, ни ради земли, ни ради огня, ни ради воды, ибо всё истлевает от слов Тени.

Не мог Тень повредить детям Богов — ибо Свет Создателя лежал на них. Не мог Он и сделать их подобными истинным людям — белым или шоколадным. Но воистину велика была его злоба.

Так велика, что проклял Он творения Свои. И дал им силу нарушать законы Мира и быть вне его, и оскорблять Мудрых Богов деяниями своими.

Но за детей Своих не вступается Он. И не чтит закона Защиты. И Мир закачался от деяний Тени, ибо всё нарушено там, где летуны оскверняют Мир.

Но пока спали Боги, увидели наивные хупара летунов, и показались те в глазах хупара как бы богами. И хупара поклонились летунам, а аллонга отвергли их, однако же некоторые из них соблазнились. И так стали летуны грехом и соблазном для Мира.

Нарушился порядок мироздания. И когда проснулись Боги, ужаснулись деяниям Тени. Тяжко разгневались Они, и прокляли Тень Свою, дабы не знал Он покоя во веки.

И наказали отступников, дабы жили отныне хупара в полной зависимости от Верных и не преступали Закона по неведению. А детей Тени предали на истребление во имя жизни Мира.

И стала война между творениями Богов и Отродиями Тени… и нет ей конца вовеки.

Няня часто повторяла мне, что сон — великий дар Богов. Мне, воспитанному в строгих традициях ребёнку, сон казался чем-то нехорошим. Всем известно, чем закончился первый Сон в мире! Тем более странными казались речи няньки, старой мудрой семейной хупара, вырастившей не одно поколение детей да Кун. Но я ей почему-то верила. Так было спокойнее. Позже, когда моим воспитанием уже занялись учителя, я поняла, что она была права. Сон — время думать и время забывать.

Смутная тревога, возникшая после беседы с Маром, наутро улеглась. Я оделась и двинулась на работу, как всегда пешком — ещё не подозревая, что маховик моей судьбы уже раскручен самым невероятным образом. И что вот-вот начнутся события, о каких я не могла бы даже подумать…

— Госпожа..?

Я как раз собиралась устроить взбучку медицинским сестрам.

Голос Куйли вывел меня из боевого транса, и ей незамедлительно тоже влетело.

— Бездельница! — заорала я, — ты можешь заметить, что я занята или нет?!

Медицинские сёстры притихли. Все наши знали, что на доброй Санде да Кун можно ездить верхом — но горе тому, кто довел её до раздражения… однако пока я распиналась, до меня стало доходить, что смирения на лице Куйли отнюдь не прибывает, а желание рассказать мне нечто важное и серьёзное — остаётся.

— Что ты хотела? — холодно процедила я.

Оглянувшись и еле шевельнув губами, она произнесла:

— Да Лиг…

Она замолкла, не в силах это выговорить. Я осеклась.

— Пойдём, — я резко сменила тон.

Забытые медицинские сестры, испуганно блестя глазами на шоколадных лицах, так и остались стоять посреди коридора.

— Что ты сказала?

В тишине кабинета младших врачей Куйли втянула голову.

— Господин звонил. Сюда. В эту комнату. Просил передать вам, что он нашёлся.

— Да кто нашёлся?!

— Лапарси Куинси Да Ринн.

Я крякнула и оперлась об стол.

— Я. Ничего. Не. Понимаю, — раздельно произнесла я по двухсекундном размышлении. Отпустив Куйли жестом, я вышла в косую галерею и механически зашагала вдоль широких окон.

Странностей было хоть отбавляй. Почему да Лигарра сообщил новость первой взявшей трубку, а не мне? если он так уж хотел, чтобы я об этом знала..? Совершенно очевидно, что да Лигарра не мог не знать номера телефона в моём кабинете. Как и не мог не знать, что сегодня дежурит та же бригада, как и в памятную ночь бегства да Ринна. То есть версия, что он случайно позвонил именно на пост, отметается с ходу, как противоречащая зравому смыслу. Значит, он нарочно хотел организовать именно такую цепь передачи сведений. Вопрос не в том, зачем ему это, подумала я внезапно. Вопрос в том, стСит ли мне знать, зачем ему это… только почему-то я думала, что стСит. Даже если мой могущественный и жутковатый оппонент (союзник?) будет против.

Я замерла. До меня только сейчас дошло, что сказала мне Куйли. Да Ринн нашёлся.

Это была воистину новость дня. Для меня. Человек, по милости которого я двое суток провела в препоганейшем настроении, вовсе не похищен летунами и вообще живее всех живых.

Хотя собственно, с чего я это взяла? Что он жив и здоров?

Да Лигарра появился в "Масийя Рунтай" вечером. Его сопровождала группа неприметных людей в серых ларго — глядя на них, можно было с ума сойти от животного ужаса.

На этот раз он не стал выдворять директора. Он занял кабинет старшего врача травматологии, пожилого аллонга по имени да Диорра. Причину все мы узнали в течении часа. Да Ринна снова помещали в нашу клинику. И именно в галерею травматологии.

Я с обреченностью ждала вызова. Сообщить мне было не о чем, да к тому же я совершенно убедилась в своей непригодности к шпионской деятельности. Так что когда холодный голос вызвал меня по внутреннему телефону, я не удивилась, но у меня было такое чувство, что меня должны расстрелять.

Офицер да Лигарра сидел в кресле, он ничуть не изменился — серьёзный, собранный и, как мне показалось, немножко возбужденный. Или сильно возбужденный, но только он до Тени хорошо это скрывал.

— Задача меняется, — сообщил он мне вместо приветствия. Головы он не поднял.

Я удивленно подняла брови и присела на край стула.

— Он здесь, вы же уже знаете.

Отпираться не имело смысла.

— Могу я узнать, как его здоровье?

Вопрос был с намёком. В любом случае здоровье да Ринна могло указать, насколько правдивы или беспочвенны были подозрения КСН. Да Лигарра наконец поднял на меня глаза и блекло улыбнулся.

— Ну-ну, Санда.

Он всё понял. Да, я дура. Но что с того. Чем богата…

— Меня этот вопрос… беспокоит.

Он долго и неприятно глядел на меня. Не знаю, о чём он думал.

— Санда, что там по моей просьбе?

— Ничего.

Он склонил голову.

— Я сильно на вас рассчитывал.

Я промолчала. Жизнь в неприглядной роли врача давно научила меня смиренно молчать в ситуациях, когда мне хотелось вцепиться в глотку собеседнику. Собеседника это расслабляет. А я могу думать, о чём мне пожелается.

— Санда, ведь вы ни на миг не раскаиваетесь..! — вдруг хохотнул да Лигарра, — За что вы меня так ненавидите?

Я выпучила глаза.

— Я?! Вас..? — задохнулась я, — мне только непривычно думать о людях так, как вы требуете… но если это нужно для национальной безопасности, я изо все сил борюсь с собой. Однако это, похоже, выше моих сил. Я имею ввиду подозревать всех в таких жутких вещах.

Он перевел взгляд снова на бумаги.

— Хорошо, — с обманчивым спокойствием пробормотал он, — Раз от вас мало толку, тогда вернёмся в нашим делам. Да Ринн нашёлся. Он был сбит грузовой машиной в районе Тиголерры. Помещён как неизвестный в местную муниципальную больницу. Сегодня в полдень переведён в "Масийя Рунтай". Ушиб головного мозга и многое другое, — он сверился с бумагами, — Его брат настоял на вашей клинике. Да и ваш руководитель, кажется, хотел бы обелить свою репутацию… — прохладно закончил он.

Интересная постановка вопроса. Если от меня мало толку, надо вернуться к тем делам, в которых от меня так мало пользы?! Он лукавит. Ему что-то по-прежнему от меня надо.

— Постойте, вы сказали — как неизвестный?!

Да Лигарра кивнул. Мне на миг почудилось в нём нечто человеческое — может, просто тень скользнула по углам невзрачных глаз. Или всё-таки лишь почудилось?

— Он потерял память, — тем не менее непринуждённо сказал офицер. Или мне показалось, или он не так уж поверхностно к этому относится… — К счастью, она у него, похоже, восстанавливается, однако пока без гарантий. — Так что ваша задача остается прежней. Пока нет данных о том, как он провёл эти двое суток, мы не можем быть уверены, что те самые подозрения беспочвенны.

Да и с чего бы это такая нелепая авария..? — закончила я за него. Да уж… Значит, несчастный физик будет приманкой? Вот для чего я нужна КСН? А есть ли вообще искомая рыбка..? но этот вопрос я благоразумно проглотила…

Да Лигарра махнул рукой, отпуская меня.

Шагая по коридору на деревянных ногах, я напряжённо думала. Чего уж там. Конечно, "Масийя Рунтай". Если в этой клинике действительно есть паршивая овца, то она не удержиться от соблазна. Даже зная, что физика теперь стерегут как Белую Землю. Хитрый и серый да Лигарра даже не скрывает прямой охраны сотрудниками КСН. Он уверен в ставках. Те же люди, те же фигуры. Тот же да Ринн. Как приманка на крючке рыболова. И я опять должна глядеть по сторонам. Но я десять тысяч раз сомевалась в том, что человек типа да Лигарры может ошибаться в людях. Вывод — я обладала в его глазах некими качествами, которые делали использование именно меня (и именно с такими инструкциями) идеальным. Чертами характера, например. Кругом знакомств. Занимаемой должностью. Это могло быть что угодно. Мне никогда не догадаться, что на самом деле от меня требуется. Пока я это не сделаю.

Я закрыла дверь своего кабинета, понимая, что вот-вот упаду в обморок. Мне никогда не догадаться, что на самом деле от меня требуется. Пока я это не сделаю.

Если я он задумал сдать меня, как дешёвую фигуру в своих сложных играх, я боялась, что я пойму это, когда это уже произойдёт…

Я бы ненавидела да Лигарру, если бы он не внушал мне такой страх. Кто из них опасней: он или господин да Растaн? Этот вопрос не имел смысла.

День тёк обычно, но мне было по-прежнему не по себе. Не выдержав, я поманила пальчиком вездесущую Раник и начала расспрашивать. Однако даже Раник оказалась не в курсе событий. Я хмыкнула. Если да Лигарре действительно нужна рыбная ловля, он организует утечку информации, как пить дать. Только ажиотаж нагнетёт — и устроит.

Я ошиблась. Прошло много дней, но никаких слухов относительно да Ринна в "Масийя Рунтай" не появилось. Не замечала я и признаков розыскных мероприятий… И когда нашего физика перевели в третью галерею общего профиля (реабилитацию), вышло, что вся эта история как-то позабылась под спудом новых проблем и текущих вопросов, неизбежных в жизни любой больницы — а уж тем более нашей — с таким-то сложным контингентом и борьбой за репутацию! Даже медицинские сестры перестали глядеть на да Ринна по-особому. Опять стало не до того. Да и мне, признаться, тоже перестало казаться, что у этой истории есть второе дно. Гений со сложным характером, бронхиальной астмой и гастритом сбежал из больницы, побродил где-то, одержимый своими гениальными мыслями — ни мало при том не беспокоясь о гоняющих машинах, падающих балконах и прочих житейских глупостях… В свою очередь, КСН, где о безопасности гения думали куда сильнее, закономерно поднял шум. Однако ничего подозрительного в путешествии не нашли. Уж всяко, думала я, если физик вспомнил, кто он такой, то не моё же дело знать его воспоминания (да ещё сличать их с прежними)!.. Но, по крайней мере, господин да Лигарра и его коллеги больше не появлялись в стенах "Масийя Рунтай". Наступил последний месяц лета.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ.

В первых числах Месяца Раздумий я была озадачена двуми проблемами. Во-первых, необычным притоком гостей в подотчётную мне галерею. Я сильно подозревала, что политическая обстановка и споры насчет "холодной войны", нравственности и прочая (тянувшиеся целое лето и хорошо освещённые в газетах), лишили равновесия всех этих достойных людей; а потому настоящей причиной госпитализации было желание провести жаркий Месяц Раздумий в тишине знаменитого парка "Масийя Рунтай" и в её не менее комфортабельных Кабинетах Мудрости. Во-вторых, господин да Растан, почему-то уверенный, что именно первая галерея общего профиля — скопище малозагруженных бездельников (в какой-то мере он, конечно, был прав, так как по большей части сюда ложились просто отдохнуть — зато какие люди!) — так вот, он нагрузил меня вопросами отбора и обучения нового персонала. Юные хупара, едва закончившие элитную медицинскую Темную Школу «АхАо» (мы сотрудничали только с ней) и показавшие себя наилучшим образом, должны были быть снова тестированы; затем я допускала группу из трех-пяти человек к работе под руководством младших врачей. Сколько человек из них в итоге поступали на службу в клинику — зависело от очень многих причин. Старание, обучаемость, вежливость (многие черезчур разумные хупара теряли это природное качество), личные успехи, а также отношения со старыми кадрами, в том числе старшими врачами клиники — всё имело значение.

Я отложила свою природную лень, отказалась от походов в «Грот» и от поездки к родным, и была вынуждена строго распланировать каждый день и каждый час. На самом деле я была так загружена работой, что мало обращала внимания даже на имена гостей.

Первые же выходные Месяца Раздумий я встретила в постели — у меня было стойкое желание не вставать двое суток и всё это время посвятить сну. Желание в целом предосудительное, да и честное слово увидеться, данное Мару полторы недели назад, жгло мне душу. (За это время Мар не раз звонил, однако быстро понял, что толку от меня немного…)

Итак моя совесть вяло бранилась с усталостью, а я дремала. Мне было интересно, кто победит, но болела я за сон.

Позвонил телефон. Мар? Угрызения совести таки взяли верх — я со стоном свалилась с кровати (это был востину редкий случай, когда я пожалела об отсутствии служанки) и взяла трубку. Друг всё-таки.

— Санда да Кун? — быстро спросил голос, Мару да Луна никак не принадлежавший. — Доброе утро. Кажется, я вас разбудил? Это да Лигарра. Мы не могли бы встретиться за чашкой кофе?

Я так и остолбенела с трубкой в руке. Через миг я ощутила нестерпимую горечь от неверняка загубленного выходного. И, хотя на самом деле вопрос офицера КСН не содержал никакой вопросительной интонации — ещё через пару секунд меня посетило моё главное проклятие — жгучее любопытство. Я решила, что это может быть интересно, вот как…

— Да, господин да Лигарра. Я с удовольствием встречусь с вами в удобное для вас время. Однако, если вы наставаете на немедленной встрече, я бы просила о возможности должным образом одеться.

Да Лигарра напряженно хохотнул. Именно напряженно — что показалось мне загадочным.

— Да, — вдруг сказал он своим обычным серо-металлическим тоном, — если вы не против, я надеюсь увидеть вас через полчаса в кафе "У КуркИса".

Напротив моего дома. Что ж, я успею хоть душ принять. Не попрощавшись, внутренний разведчик положил трубку. То ли его действительно торопили некие дела, то ли на этой стадии его картонная вежливость иссякла. Что тоже неплохо. Мне даже нравилось, что он зачастую играет роль вежливого-аллонга-равного-всем-нам, хотя род его деятельности придавал, на мой вкус, такому поведению оттенок цинизма. Ведь он был представителем власти. Так что я ничуть не грустила, когда такие люди называли вещи своими именами: я — простая смертная, он — сверху, и может всё. В условиях вялотекущей многовековой войны КСН был щитом и мечом. И если я их боялась — не имея за собой никакого греха! — то уж как они должны были пугать нарушителей Порядка…

Я спешно привела себя в порядок и сбежала на улицу. "У Куркиса" не был моим любимым заведением, хотя тамошний бармен кофе варил очень хорошо. Собственно и название было негласным. По имени самого бармена — смекалистого коммунального хупара КуркЗса, возведшего кафе ранг приличных. Когда я зашла, в помещении было полупусто, однако неизменный хозяин стойки уже обозревал углы. Сидеть в тёмном зале утром показалось мне глупым. Я махнула Куркису и вышла на веранду. Он тут же возник рядом, с подносом, салфетками и горкой пирожных… Да Лигарра появился так неожиданно, что я чуть не упала со стула, а Куркис странно покосился на незнакомого господина, однако его движения не поменялись — он особо тщательно обслужил ранних гостей и удалился. Хупара до Тени хорошо ощущают, перед кем нужно склониться. Это у них природное.

Мы поздоровались и некоторое время молчали.

— Не возражаете, если я закурю?

Я удивилась — мне казалось, что сотрудник Комитета никак не может быть подвержен дурным привычкам. Впрочем, отчего бы нет. Работа у него трудная, наверное. Я вот ещё лежала в постели, а его уж что-то подняло не свет ни заря, да так круто, что он уже в девять утра назначил свидание по делу. Может, да Лигарра и не спал вовсе — хотя по нему этого не было заметно, но кто знает…

— Курите, конечно.

Да Лигарра затянулся, я смотрела на сигарету в его пальцах и не могла сообразить, что же такое меня сегодня беспокоит в этой жутковатой и загадочной личности. Каким-то образом он не выглядел таким серым и незапоминающимся человеком, как обычно. Не то волновался. Не то был сильно удивлен. Я не могла понять. Но сегодня я, например, заметила, что он слегка небрит и что у него зеленоватые, почти салатовые, глаза. В кабинете директора мне этого не удавалось. И он показался мне несколько моложе, чем вначале — всё-таки куда менее сорока. Итак я ждала, молча глядя на манжеты его рубашки, небрежно выступающие из-под ларго ровно на предписанные хорошим тоном полтора пальца. Это выглядело… как ширма, из-за которой мне неожиданно почудилась хорошо скрытая тревога.

— Санда, мне бы хотелось, чтобы вы поняли. Это в большОй степени неофициальная встреча. Без протокола. Я бы даже предложил сейчас называть меня по имени. Моё имя Карун, — напомнил он с еле уловимой улыбкой на холодных губах, — Карун да Лигарра.

Я моргнула.

— Это несколько… необычно… Но я… попытаюсь… Карун, — на вкус его имя напоминало камушек. Закономерно.

— Если вам тяжело, можете звать меня Рун. Это для друзей.

Я не могла понять, он издевается или шутит. Вообще-то странно думать, что у него могут быть друзья. Для воображаемых друзей — это больше походило на правду…

— Это уж никуда не годится. Каруна достаточно, господин да Лигарра.

Куркис вынес кофе, с особым усердием сервировал его и снова исчез.

— Санда, вы неисправимы. Это месть?

— Боги вас храни!

Да Лигарра улыбнулся. Он курил и глядел в сторону, мне казалось, он не знает, с чего начать разговор, чтобы быть правильно истолкованным.

— Знаете, почему КСН всегда так много внимания уделяет медицине, торговле, сфере обслуживания… ну, искусству ещё, конечно..? — с легким неодобрением закончил он.

— Могу лишь догадываться, в чём мы все провинились.

Новая полуулыбка. Чтобы его не тревожило (если мне не почудилось), в целом он был спокоен, как удав и мог, наверное, смести меня одним движением пальца.

— Работа в этих областях вынуждает обе человеческие расы, аллонга и хупара, становиться ближе, чем назначено природой. Эти роды деятельности избирают те белые, кто не может стать ученым. Их чувства мне нет нужды объяснять вам — вы сами принадлежите к таким людям. Даже если вы полностью смирились с этим обстоятельством, некоторые, к сожалению, не слишком воспитанные аллонга напоминают вам об этом, не правда ли? Или бывает, что ваш друг или подруга в порыве ссоры скажут вам что-то обидное… Можете не отвечать, Санда. Я кое-что об этом знаю. С другой стороны, в эти области подбирают тех шоколадных, чей ум достоин куда лучшего применения, чем чистка нужников, — далее разглагольствовал он, — Однако мечты о себе, возникающие у некоторых из них, никогда не смогут быть реализованы. В итоге обе стороны нарушают Порядок вещей, понимаете? А там, где Порядок нарушен — злу легче всего проникнуть в умы людей. Ведь такие места — кипящие чаны нереализованных амбиций.

— Вы намекаете, что я тоже киплю в таком чане?

— Ещё и как намекаю, Санда. Кипите. И ваши младшие врачи. И ваш блудный друг господин да Луна. И господин да Растан с вами. Подумайте над этим.

Я подумала. Более того, мне показалось, что я надумала что-то забавное.

— Карун. Ответьте мне на один вопрос. Сколько будет 673 в кубе?

По тому, как да Лигарра подавился кофе, я поняла, что подобной низости он от меня не ожидал. Пока офицер внутренних дел вытирал салфеткой рукав, молчание стало несколько угрожающим. Кажется, я перешла границы «дружеской» беседы?

— 3.048.421.217, - после паузы сказал он, — Вы это хотели узнать? Что я не страдаю акалькулией? И понимаю ваши чувства только ли в силу знания психологии? Теперь вы можете думать, что хотите…

Он уставился в чашку. Забытая сигарета дымилась между его пальцами. Мне было неловко. Ошиблась. И нашла ж с кем шутить шутки…

— Ладно, оставим пока эту тему, — с обманчивой мягкостью сказал да Лигарра, — Итак я подвел вас к неким выводам или нет?

— Кажется, мы это уже обсуждали, — мрачно пробубнила я. Боги-Братья, и как я умудряюсь вечно ощущать себя нашкодившей девчонкой..?

— Я хочу, чтобы вы понимали, — с ноткой, как мне показалось, раздражения проговорил он, — И работали на меня осознанно. Поверьте, это больше, чем я обычно предлагаю гражданам, помогающим КСН.

— Я понимаю, — прошептала я.

Мне казалось, он всё-таки не решается начать действительно важный разговор.

— У меня хорошая зрительная память, — вдруг непроницаемо сказал он, — Чудовищно хорошая, — Пока я соображала, к чему это он, да Лигарра приложился к чашке, и выражение его лица осталось для меня загадкой.

Жуткое подозрение осенило меня, и я бережно спросила:

— А достаточно ли хорошая, чтобы знать напамять..?

— Я вам этого не говорил, — отрезал офицер с непроницаемым лицом, — Но всё-таки я бы предложил вам серьёзно сотрудничать с КСН. Такие люди как вы… поверьте моему опыту — вы или плохо закончите, или я попрошу вас сделать мир лучше.

— Вы меня вербуете?! Хотя разве у меня есть выбор…

— Стать штатным сотрудником — выбор есть. Такие предолжения не повторяются, Санда. Но выбор есть. Тут вы можете подумать. Но ответить лишь однажды.

— Санда, — неожиданно проговорил он совершенно другим тоном, деловым и тихим, — Я хотел бы вашего совета. Как сильно может измениться личность человека после травмы головного мозга?

Он явно рассчитывал на неожиданность — и своего добился.

— Зависит от локализации травмы… её обширности… но теоретически… может весьма значительно… Описаны случаи полного изменения характера потерпевшего, его привычек… — съехав на привычную колею, я заговорила бойче, — Считается, что такие изменения необратимы, так как затрагивают структуру нервной ткани.

Конечно, я начинала медленно понимать, зачем, возможно, ему эти расспросы. Лапарси Куинси да Ринн. Всё ещё лежащий в "Масийя Рунтай"… а я уж и забывать про него начала.

— Санда, я очень рассчитываю на вашу помощь, но ещё раз подчеркиваю, что наша встреча носит неофициальный характер. Я хочу, чтобы вы достали мне образец тканей да Ринна.

Вот тут я разинула рот на полную катушку…

— Но вы же… вы… из второго… вы… можете всё это… легко…

Да Лигарра сжал губы.

— Просто поверьте мне на слово. Мне срочно необходимо всё это. Кровь или что-то в этом роде. А ещё бы неплохо отпечатки пальцев. Такие, какие они сейчас, — добавил он, — То есть я вижусь с да Ринном и я мог бы взять их сам, но если у нас будет несколько образцов, в том числе полученных без моего присутствия в палате, будет надёжнее.

Я захлопнула пасть, а потом рискнула спросить:

— А если я настою на объяснениях?

— А вы сами подумайте.

— Вы думаете, что да Ринн — это не да Ринн?! — пролепетала я, — Но на каком основании..? то есть, я хочу сказать, что если он так и не восстановил память и травма была глубока, то его поведение вполне может стать неадекватным. Это печально, но увы…

Заодно я подумала, что если всё так, то директор, наверное, в шоке. Ведь это по нашему недосмотру гость ушел из больницы… И на подотчётной мне смене, с холодком подумала я, поднимая глаза на своего жутковатого собеседника. А между тем да Лигарра спокойно продолжал:

— Поведение да Ринна как раз вполне обычное. Он узнает основных своих знакомых, ведёт себя по-человечески адекватно, интересуется наукой (хотя пока втайне от врачей — его травма ещё не излечена). Может быть, сейчас он чуть более контактен, чем был до аварии. С гораздо более выраженной мимикой. Но при этом у меня есть некие основания — основания, которые нельзя оформить в виде рапорта, так как они слишком эфемерны, если вы понимаете, о чём я, — голос его вдруг замедлился, — что он… всё-таки слишком отличается от того человека, которым он был… — неожиданно последние слова дались да Лигарре с трудом.

Он глядел в стол, я тоже, и мы оба напряженно думали. Он наверняка думал, не свалял ли он дурака, минуту назад рассказав мне нечто такое, на что ему не стоило намекать. А я пыталась понять, на что это мне вынуждено намекнули, отвечая на мой вопрос. На который нельзя было не ответить. Это и заставляло да Лигарру так растягивать нашу беседу? Что-то было, и это беспокоило меня.

Ну, однозначно, он знал физика раньше. Нет, неправильно. Он его Тень знает как хорошо знал! Лучше, чем брат, отец и кто угодно. Великолепно знал. Он, по его словам, интуитивно заподозрил лажу. Такую тонкую лажу, что её и описать-то нельзя. Но так знать другого человека может только тот, кто рядом днём и ночью, годами. Да Ринн. Ведущий гений Института прикладной физики «Каурра» Города Мудрости. Полагался ли ему личный специальный оперуполномоченный? Само собой… Мог ли да Лигарра быть этим спецоперу?

Проблема заключалась в том, что да Лигарра, таким образом, не мог быть офицером второго отдела КСН. Если я хоть что-то понимала в системе нашей госбезопасности…

Он был сотрудником контрразведки.

Я перевела взгляд на да Лигарру и поглядела на него, как в первый раз. Я и впрямь в первый раз в жизни достоверно видела офицера третьего отдела.

Да ещё и такого ранга…

— Я постараюсь сделать то, что вы просите, Карун.

Он кивнул.

Мы расстались, не сказав больше ни слова.

Кажется, мы оба пытались понять, не влезли ли мы в неприятности. И оба думали, что влезли.

Я — так была в этом уверена. Уж я точно.

Я понимала — нет разницы, наколько да Лигарра был правдив и откровенен со мной. В моих интересах сделать всё для выполнения его просьбы. Мне претила роль неосведомленнного исполнителя, но я понимала также, что для мне никогда не узнать всей картины событий вокруг да Ринна. Для этого следовало знать слишком много такого, на чём обычно стоял допуск "Ограниченному кругу"… Так что выйдя из кафе Куркиса я сразу начала думать, как выполнить задачу, не ставя в известность третьих лиц. Я думала об этом весь день.

С кровью было более-менее ясно. Её должны иногда брать на анализ. Сложность заключалась в том, чтобы её взяли именно сейчас, причем не каплю на общее исследование, а целую пробирку. Далее бесценная субстанция попадала в лабораторию, где ею непосредственно занимался Кинай и его коллеги-младшие врачи, а в сложных случаях — Мар да Луна. Как я не ломала голову, у меня не возникало никаких безобидных причин для изъятия крови. В нормальных условиях меня кровь да Ринна вообще не должна была интересовать! Что оставалось кроме как импровизировать? Украсть, например, хотя сама по себе эта мысль мне была не слишком приятна…

Однако для получения отпечатков (что было выдано мне в виде факультатива) мне следовало каким-то образом войти в контакт с объектом. В принципе, какой-то хупара типа Капа-Лу мог иметь доступ к вещам гостя, но привлекать других людей (пусть даже не слишком мозговитых уборщиков) было нельзя. Итак все было за необходимость зачастИть в галерею реабилитации. Под любым предлогом.

Сложность заключалась ещё в том, что мои отношения со старшим врачом третьей галереи, госпожой да Кунделла, оставляли желать лучшего. Да Кунделла была дамой среднего возраста, пышной и заносчивой. Насколько я знала, хупара всех рангов её вежливо ненавидели. Она была неоправданно груба с медицинскими сестрами — я не сама не раз наблюдала эти безобразные сцены — и именно это, раз уж на то пошлС, и стало причиной натянутых отношений между нами. С гостями да Кунделла как мёд текла, и не слишком внимательные аллонга легко принимали на веру эту её ипостась. Не то чтоб я, как она обвиняла меня, миндальничала с персоналом. Но мне всегда казалось, что спокойствием и справедливостью можно добиться от хупара куда большего подчинения. У нас дома всегда было именно так. Я доказывала, что если младший врач, или медицинская сестра, или санитар понимают суть требований, то это всяко лучше страха и принуждения. И уж точно нет ничего зазорного в доверительных отношениях с младшими врачами. В таком случае они точно не станут прятать ошибки от глаз строгого начальника (и тогда эти ошибки можно будет исправить до того, как гости уведомят об этом директора). Тебе будут объективно известны черты их характера и текущие перепады настроения. Всё это помогает организовать работу не механически, а именно эффективно! Споры наши, вначале сугубо деловые, а затем всё более эмоциональные, зашли в тупик, когда меня (а заодно и Мара, которого я имела неосторожность поставить ей в пример) назвали расофилами. Нас разнял приказ директора — более не переносить личную неприязнь на рабочие отношения. С тех пор мы неукоснительно следовали воле господина да Растана, однако ледяная вежливость, когда мы здоровались в коридорах, могла хрустеть, как замёрзшая лужа под ногами. Вот с этим-то человеком мне и надо было контактировать ради выполнения обещания…

Моя следующая встреча с да Лигаррой произошла скорее, чем я думала. Два дня спустя, когда я вышла за ворота клиники, меня поджидал небольшой мобиль марки 385. Я плохо разбиралась в машинах, но «385-й», насколько я знала, был быстроходной и манёвренной моделью, он часто использовался работниками милиции и неотложной помощи. Мне кивнули, и у меня не было иного выбора, кроме как сесть в тесное кресло и довериться планам комитетчика. Да Лигарра, кроме невнятного приветствия, не сказал ни слова. Мимо нас проплывали витрины, заборы, загорающиеся окна, огни фонарей освещали группы людей в традиционных белых ларго, детей в тёмных платьицах, трудящихся хупара в просторных цветных балахонах и бусах… Мы молча ехали по вечернему городу, а я нянчилась с ощущением, что моему таинственному визави тоже не по себе.

Когда мы выехали за город, я забеспокоилась. Наверное, это как-то отразилось на мне, потому что Карун молча глянул на меня, что-то снова пробубнил, но не остановился. Огни остались далеко позади. На трассе было пустынно, да ещё потом мы свернули куда-то на просёлок. Наконец, тихо скрипнув шинами, мы остановились у обочины.

— Выйдем, — предложил он.

Я подчинилась.

На обочине какой-то добрый лесопил оставил группу пней — так, что три их них напоминали стулья, а ещё один — низкий стол. Их поверхности уже были изрядно отполированы многими седалищами, но теперь вокруг не было ни души. В свете фар мы расположились на пеньках друг напротив друга. В тишине слабо попискивали какие-то ночные жучки.

— Мне придётся просить вашей помощи. Прошу прощения за столь неудобную обстановку, но никак иначе я не могу гарантировать вашу и свою безопасность.

Я терпеливо ждала, ощущая, тем не менее, как во мне наростает тревога. Куда это он меня толкает?! И что я могу этому противоставить? Хотя любопыство тихо взяло меня в тиски, и я молча глядела на да Лигарру.

— Хотя, по правде сказать, ситуация осложняется, Санда, и я даже не знаю, могу ли я доверять вам, — серьёзно продолжил он, — Не обижайтесь, но предателем можете быть и вы тоже. Не просто предателем. Агентом. Агентом Страны.

Кажется, я побледнела. Не обращая на меня внимания, он вёл дальше:

— Сами посудите — вы (якобы родная младшая дочь великого Самала да Кун дас Лоа) от рождения страдаете акалькулией, вы отличаетесь, хотя и незначительно, от типичного аллонга, вы чуть более, чем обычно принято, дружны с хупара и вы находитесь подозрительно близко в пространстве от объекта моей защиты.

— Я не якобы дочь Самала да Кун дас Лоа!!! — сквозь зубы прорычала я.

Да Лигарра отмахнулся от меня, словно от мухи.

— Несущественно. Я сказал вам это лишь для того, чтобы вы поняли ход моей мысли. Мысль, поверьте мне, будет точно такой же у любого сотрудника КСН, который займется этим делом. Вам простительно не знать всех деталей, но вы можете быть таким аллонга, который вырос среди Отродий. Или даже… — тут да Лигарра наконец взглянул на мое лицо и, видимо, решил не продолжать. Мне было достаточно уже сказанного. Меня трепыхало, как выуженную рыбу, от гнева, обиды и обилия абсолютно новой информации, как бы между прочим вываленной на меня. И потом, этот равнодушный тон… Он опасен, этот да Лигарра, напомнила я себе. Это человек из самой жуткой и всемогущей организации мира. Опасен, как песчаный гадючник, и даже хуже…

— Полноте, Санда. Я вовсе не собираюсь вас злить или пугать. Я описываю душевные проблемы, с которыми я столкнулся, планирую эту встречу.

— Рада за вас… — дерзко заявила я и опустила глаза — так он на меня посмотрел в ответ!

— Не ехидничайте. Речь идёт о серьёзной опасности. О действительно серьёзной опасности. Я имею ввиду, что это вполне может быть так. Но я бы не хотел, чтобы мы все спохватились, когда станет поздно.

Мне стало совестно. Пока я мучалась этим чувством, да Лигарра достал из сумки термос и, неспешно свинтив крышку, предложил мне кофе. Я не отказалась — по дороге домой я собиралась поужинать в «Гроте», но визит да Лигарры оставил мене голодной. Глядя на меня, офицер продолжил:

— В общем, я бы не начал этого разговора, не будь я уверен в вашей благонадежости. Вы чудачка, но не чудовище.

— Спасибо, — буркнула я.

— Да не за что. Назовите это интуицией или хорошей осведомленностью о вашей биографии — но вы не являетесь ничем из того, что я сказал. Разве что вы действительно не дочь своего отца (ну-ну, это лишь теоретическая дискуссия), однако контакты людей и бризов бесплодны, так что этого не может быть, — и на его бесстыжих губах мелькнула лукавая улыбка. Я промолчала.

Некоторое время он тоже молчал.

— Я изложил мои подозрения в рапорте.

— Но вы же сказали, что они так эфемерны, что их нельзя..?

— Не счёл возможным молчать. Вдруг бы к моим словам отнеслись серьёзно. Но, к сожалению, у моего руководства более прагматичные подходы.

Мне было странно думать, что у да Лигарры, человека, самого по себе наделённого огромной властью, есть ещё более могущественные начальники. Хотя, если я что-то понимала в иерархии Комитета, ведь он был лишь полевым агентом — разве что с огромными полномочиями. Жуть.

— Так как у меня нет официального разрешения на проработку этого дела, а у меня есть и другие обязанности, я буду вынужден привлечь к работе вас. Хотите вы того или нет. Мне нужны ещё одни глаза и мозги. К сожалению, дело это куда более важное и запутанное, чем я думал вначале. К сожалению же, при этом у меня нет иного выбора, кроме как поставить вас в известность о вещах строгой секретности. Потому как ввиду соображений, о которых вам знать необязательно, я не могу довериться своим коллегам и подчинённым.

— НЕТ, — тихо и твердо сказала я, мотая головой, — Не надо, пожалуйста. Я правда не хочу влезать в это настолько глубоко. А если вы ошибётесь — ведь окажется, что вы… ну, нарушили служебные инструкции без достаточных оснований? Что тогда будет со мной?!

— Как оперативный уполномоченный я могу принудить вас к любым действиям, — он улыбнулся — вот теперь-то он сказал это прямо! — При любом итоге нашего мероприятия я буду нести бСльшую ответственность.

— Не слишком-то оптимистично…

— У вас нет выбора, — повторил он, — Но я бы всё равно хотел, чтобы вы помогали мне добровольно.

— Все равно не понимаю, почему вы так упорно стоите на своём… И так ли нужно, чтобы я знала..?

Вместо ответа да Лигарра покачал головой, уставившись в импровизированный стол. Мне стало неловко. На миг показалось, что он не хотел мне этого выдавать, но я внезапно увидела очень уставшего человека. Да Лигарра был старше меня и несравненно более опытней — я даже представить не могла, груз каких решений сейчас лежал на его плечах.

— Вы поймёте, когда я расскажу, — твердо заявил он, — А теперь слушайте внимательно.

В свете фар мимо нас шныряла мошкара. На пни начала выпадать роса.

— Парси… то есть Лапарси да Ринн — мой давний друг. Мы знаем друг друга много лет, и с самого начала мне было ясно, что он — невероятно талантливый человек. Когда он стал ведущей фигурой «Каурры» — было закономерно, что мы стали работать в одной команде. Соответственно, я обеспечивал безопасность его разработок от проникновения извне. Мышление у да Ринна очень нестандартное. Хотя теоретическое обеспечение его проекта лежит в области фундаментальных законов динамики — так сказать, на поверхности школьного курса — понять и принять его гипотезу… очень сложно. Для человека с классическим воспитанием, я имею ввиду. Ввиду рода своей деятельности я классическим воспитанием не обременён. У нормальных же людей религиозные убеждения и своеобразные психические блоки бывают сильнее даже нужды искать мудрость. Потому машина, которой нет равных, до сих пор не была изобретена.

— Машина? — уточнила я, — Что же это за такая волшебная машина?

— Да Ринн занимался постройкой аппарата, способного к полёту, — твердо проговорил да Лигарра. Было заметно, что даже давнее знакомство с этим фактом не уменьшает его эмоций, а что уж говорить про меня..!

— Что…? — выдохнула я, — Какой машины??!

Я пребывала в состоянии, близком к удару молнией. Гомерический ужас, брезгливость, восторг и любопытство окатили меня с головы до ног будто кипятком.

— И он… построил такую машину..? — пролепетала я, дрожа от этой смеси чувств.

— Да, — одними губами ответил да Лигарра. О его чувствах я могла лишь догадываться.

По мне побежали ледяные мурашки. Мой собеседник справлялся с эмоциями куда лучше — по правде говоря, на нём их вообще было не видать.

— В то же самое время я не уверен в безопасности проекта, — продолжал да Лигарра как ни в чём не бывало, — Если нападение имело место быть, то подумайте сами — почему именно да Ринн?! Кто мог знать, что этот чудак с всклокоченной шевелюрой — строитель самого неоднозначного предмета в Мире?! Вывод только один, Санда, — тяжело произнес он, — В «Каурре» произошла утечка информации. Несмотря на все меры, принимаемые мной и целой армией охраны. По-хорошему проект дожен быть закрыт до выяснения всех обстоятельств. Однако мои подозрения ещё слабо обоснованы. В то же самое время моё руководство и руководители «Каурры» настаивают на продолжении работ любой ценой. Вы смотрите телевизор и знаете нынешнюю обстановку… Сейчас многие ратуют за войну с Горной Страной… Как назло, в эти же дни обострилась старая проблема да Ринна, эта его астма. Думаю, сказались все его долгие труды в лаборатории, плохой сон и еда всухомятку. При этом да Ринн-старший, брат Парси, без моего ведома устроил его лечение в "Масийя Рунтай", насильно оторвав от финальной стадии постройки. Моих доводов при этом никто не послушал.

Ничего удивительного, подумала я, что да Ринн так переживал, находясь в клинике! Ещё бы…

— Когда да Ринн исчез из клиники, было бы логично предположить, что первым делом он ринется в «Каурру» — единственное место, где в это время он желал быть, единственное, занимавшее его разум. Однако когда и утром он не появился в лаборатории, я открыл следствие по делу о похищении. Дальнейшее вам известно, однако сейчас меня беспокоит одно: где он был эти двое суток? При этом удар по голове, так загадочно полученный им в малолюдном районе, слишком, на мой взгляд, удачно объясняет провал в памяти за это время. Вот это и есть мои подозрения. Однако репутация да Ринна, как человека гениального до рассеянности, играет с ним злую шутку. Мой рапорт не принят всерьёз.

Я ошеломленно молчала. Вот они, недостающие части логики да Лигарры…

— Но с чего вы взяли, что этот человек — не настоящий да Ринн?! Почему бы ему, хоть это и плохо само по себе, не повергнуться нападению и агрессивному воздействию, но оставаться при этом собой..?

Офицер вздохнул.

— Слишком много совпадений, превративших гениального физика «Каурры» в тяжело больного человека. Я общался с ним. Меня не покидает ощущение, что он ведёт себя неправильно, но я уже говорил, что это сложно объяснить. Это безумие, я знаю, это может быть безумием, но сейчас он куда больше похож на вас, чем на себя самого. На что-то, не умеющее считать, но в целом адекватное, в теле да Ринна.

— Куда пришелся удар? — нахмурившись, спросила я.

— Теменная доля, — хмуро намекнул да Лигарра.

Я припомнила тОпику поражений мозга.

— Вы имеет ввиду, что его способности к математике могут быть нарушены?

— Они и есть нарушены… — расстроенно пробормотал да Лигарра, — Парси не в состоянии высчитать элементарные арифметические действия — логарифмировать, например! Говорю же вам — он сейчас примерно, как вы… Я боюсь, что я уже опоздал — вокруг да Ринна уже слишком много интриг и злых намерений. Проект не может быть завершен да Ринном. И всё выглядит так невинно. Что, вы хотите мне сказать, что я просто переживаю из-за да Ринна, а потому вовсе потерял голову? — холодно и иронично улыбнулся он.

Нет, я так не думала. Во всём этом да Лигарра поступал не как друг, а как машина для подозрений. Дружеские чувства не позволят вам доказывать, что ваш друг — не он, а монстр какой-то, достойный изоляции и уничтожения.

— Но его способности могут ещё восстановиться… — предположила я.

— Он тоже так говорит. И ваша медицина твердит то же самое, — покачал головой да Лигарра, — Более того, сегодня он просил разрешения посетить свою лабораторию — не поможет ли это воспоминаниям? Я пока не дал ответа на его запрос. Пока не будет нашей неофициальной генетической экспертизы. Однако если он через мою голову обратится к руководству, ему позволят. Как пить дать позволят. И тогда человек, в котором я не уверен, попадёт в святая святых «Каурры». Вы понимаете, что это значит, Санда?

Да Лигарра был до Тени расстроен. Он был просто на грани срыва. Я поняла это, и мне стало жутко не по себе.

Мой отец не был особенно верующим человеком. Он любил ввернуть что-нибудь скептическое; отлично зная Тексты, он умудрялся преподнести цитаты и Пути так своеобразно, что у наших гостей вытягивались физиономии. Не то чтоб он доходил до явной ереси или неуважения к Богам — но в его словах не было и тени почтения. Скорее отношение старшего брата к младшему — хотя про такое дико упоминать, правда? Семейные ритуалы, которые он должен был исполнять как старший член семьи, он вёл так, что мы, дети, еле держались со смеху — хотя нам нередко бывало обидно, что мы лишаемся обычных для прочих детей торжественных событий. Думаю, что отец делал это, в основном, для нас. Но в конце концов дошло до того, что обязанности Мудрейшего в доме начала выполнять мать. Старейшина Боро ворчал по этому поводу, но отец был его старинным другом, так что ему всё сошло с рук.

Злые языки говорили, что именно из-за поведения отца я не унаследовала отцовских талантов, зато получила довольно корявую внешность. За соседями эти глупости повторяли дети и даже — вот же воспитание! — соседские хупара. Я по-детски жутко переживала, а отец лишь посмеивался. Тем не менее, когда чужие глаза не видели нас, он становился для меня настоящим проклятием — заставлял учить всё то, что мне так худо давалось. В конце концов стало ясно, что даже муштра и зубрёжка не сделают из меня нового Самала да Кун, а мне прямая дорога в сферы ненаучного труда. К тому времени (мне было пятнадцать) я уже смирилась с тем, что я отличаюсь от других, но отец до конца жизни глядел на меня так, будто я предала его. Глупо, если учесть все обстоятельства. Некоторые думали, что его атеизм в конце концов дал трещину — но лично я в этом сомневалась.

Я думала об этом по дороге домой, когда молчаливый да Лигарра вёз меня по опустевшему городу. Мы не разговаривали. Отчасти, возможно, мне передалась его паранойя — в машине было слишком много возможностей для подслушивания, да и к тому же, он уже нарушил служебные инструкции. То есть это я так думала, ведь на самом деле объём его полномочий был для меня загадкой.

Да уж, впервые в жизни я познакомилась с настолько высокопоставленным человеком. Об этих людях, спецоперу КСН, ходили легенды. Проверить их не было возможности. Я знала лишь, что специальный оперуполномоченный со своими подчинёнными — это такой себе Комитет в миниатюре. Мобильное бюро третьего отдела. Ввели эту кошмарную должность лет триста назад, и люди эти вызывали страх даже у самых честных граждан — "а ну как я чего и сам за собой не знаю?". Каждый спецоперу, насколько я знала, был опаснейшим типом, абсолютно устойчивым и благонадёжным, вполне способным подменить всех сотрудников от рядовых ищеек и боевиков до следователей высшего уровня и аналитиков. Ему было можно почти всё, что угодно, и он почти ни перед кем не отчитывался. Как я могла себе вообразить — до неких пределов, конечно. Перешел ли эти пределы да Лигарра — как знать?

Ещё меня сильно тревожила мысль, зачем он со мной возится. По мне, даже в "Масийе Рунтай" были куда более умные и управляемые люди, чем ваша покорная слуга. На кой Тень такому типу, как да Лигарра, связываться с кем-то вроде меня — женщиной, совершенно лишенной бойцовских качеств или полезных навыков. Я скверно уживалась в команде и не умела влазить в чужие тайны. Я хамила и обладала некрасивой, но чересчур заметной внешностью. По всему, оставалось три варианта. Первый — ему надо сыграть в фишки кем-то несущественным. Второй (хотя я и не была склонна к переоценке себя) — я таки обладаю некими полезными для него качествами. Третий (наименее вероятный) — его обстоятельства действительно сложились таким образом, что он рад хоть чьей-то помощи. Но и это были разновидности игры в фишки бестолковой Сандой. В деле да Ринна меня слишком очевидно можно использовать как броскую, но одноразовую фигуру.

Я почти не сомневалась, что он играет со мной в неведомые и для меня опасные игры. Запросто. И нечего обольщаться — надо же, сотрудник контрразведки просит моей помощи… Что у него на уме… Я глянула на Каруна. Да, я не знала, что у него на уме — но при этом оставалась такая возможность, что он не бредит. Что он где-то, безумно и опасно, прав. И мы действительно напали на след хитроумного проникновения Отродий… Боги, и это со мной происходит?!

Я вышла из машины и проследила глазами за огнями отъезжающего мобиля да Лигарры. И неожиданно поняла, что улыбаюсь. Да, это происходит со мной. И спасите меня Боги — мне это почему-то доставляло удовольствие…

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ.

На следующее утро я отправилась в лабораторное крыло, чтобы проверить объём исследований на карточках, отправленных туда юным практикантом якобы без моего контроля. Глупый предлог, я им воспользовалась, чтобы в рабочее время повидать Мара, а заодно проверить условия хранения крови. Никакого плана у меня, само собой, не было.

Мар курил, глядя в окно, за его спиной две молоденькие шоколадные лаборантки потели над рабочим столом. Тоже новенькие. И Мару задали работы, улыбнулась я. Да Луна приветственно кивнул.

— Как жизнь? — меланхолично спросил он.

— Хреново, но переносимо, — ответила я с ухмылкой.

— А чего так?

Вместо ответа я кивнула через плечо — туда, где сидели юные труженницы — мол, и у меня такие же на шее сидят.

— А.

Мар был отъявленно невесел. Я вопросительно приподняла бровь, указывая на его кабинет, но мой друг лишь кивком призвал меня высунуться в окно подальше. Что мы оба и сделали, заняв весь оконый проём.

— Чего с тобой?

— Растан.

Мы говорили приглушённо, а шум за окном мешал разобрать наши слова из комнаты.

— И?

— Он почему-то достаёт меня в связи с тем мужиком, ну который сбегал, а потом его машина сбила, помнишь..?

Еще бы я не помнила, Боги их всех порви на кусочки!!!

— А в чём это выражается? — осторожно уточнила я.

— Стоит над душой над каждой пробиркой дерьма, взятого из его задницы. Придирается из-за таких смехотворных поводов, что у меня душа не на месте. Вон уже всю лабораторную службу достал до печенок этими проверками.

— Непонятно. А чего ему надо?

— Сил моих на это нет, если честно, — продолжал Мар, словно не слыша моего вопроса, — Явно, что да Растан хочет чего-то добиться, вот только я не пойму, чего? Сместить меня надо? Взятку хочет? Что-то выяснил такое, что я сам за собой не знаю? Или семейка эта бешенная, пациента родичи, ему доплатили пару гор бриллиантов, вот он и носится, как угорелый?

Я сказала: "Ы…" и снова замолчала. Странное внимание к человеку, которым и так занимается спецслужба… Я имею ввиду да Ринна. Но вслух я, само собой, ничего не добавила. Вместо этого я проанализировала все гипотезы Мара относительно да Растана. Всё-таки Мар — куда умнее меня — так мне теперь казалось, когда я узнала его показатели интеллекта.

— Сместить тебя — это возможно. Вдруг ему надо для какого-то сынка место освободить. Взятку — а за что? Насчет третьего варианта — тут только ты можешь на него ответить… А вот касаемо родичей… не знаю, Мар, честно. То есть это вероятно, но как-то глупо.

— Вот и я о том же, — печально проговорил Мар да Луна, — Одно обидно — ведь он довел меня уже до психоза! Вот сейчас тоже должны потрошки этого чванливого типа принести, так что же..? Я жду этого с таким ужасом, что слов нет..! Мне звонят с наездами с утра, грозят распечь и укатать, если я неаккуратно отнесусь к дорогому гостю, а да Кунделла бежит впереди поезда и сотрясает свой чудовищный бюст.

Я прыснула.

— Вот уж кто всегда готов к труду и обороне! А что за потрошки? — я немедленно взялась за своё.

— Да текущее обследование. Биохимия, мазки, общие анализы. Гавно всякое, — Мар был мрачен и циничен. Он явно уже жалел, что признался в страхе перед директором "Масийи Рунтай".

— И что же, да Растан прямо так и стоит? Над лаборантами? Пока они мочу на водяную баню ставят?

— Все шутки шутишь, — сурово покосился Мар, — Какие там лаборанты — я сам делаю.

— Вот же хрень Теневая, — пробормотала я.

Услышанное не столько обескуражило меня в плане трудностей добычи крови (будут проблемы — будет и решение), сколько ввергло в задумчивость — отчего же директор так суетится. Ни одно действие, учит нас физика, не бывает без притока энергии. Позвонить да Лигарре? Оставим это на крайний случай. В конце концов, что я ему скажу? Что шеф уделяет несоразмеримо много внимания человеку, за которым уже КСН полы истоптал? Ну и что? Закономерная реакция для черезчур впечатлительных субъектов, любящих выслужиться. Так что данных для рапорта нужно побольше.

— Хрень, — согласился Мар, — И ещё пошел слух, что младших врачей могут всех заменить. Да Растан вроде как обмолвился.

— Что?! Зачем?

— Затем что коллектив неблагонадёжный, процветает расофильство и тому подобное, а на этом фоне глядь — как бы Проникновение не пропустить. Официального решения ещё нет. Но слова как будто были сказаны.

— Да Кунделла! — прорычала я, — Слушай, они что, спят вместе?

— Скорее уж их накручивают парой.

Я непонимающе подняла брови.

— А что, кто-то интересуется нашей благонадежностью? На уровне руководства? Но ведь тут уже КСН все полы протоптал! Что же, в Комитете на всех нас досье нет?! На каждый наш чих и вздох?! Ни за что не поверю! Если бы и впрямь среди младших врачей были какие-то гады, то уж всех бы арестовали после пропажи да Ринна!!!

Мар никак не отреагировал на мою хорошую память на фамилии (ведь я только что еле припомнила историю с пропажей), а только сказал:

— Значит, это самодеятельность дирекции. Так сказать, внутренее расследование. Но вот что им движет… или кто? Ты машины видела?

— Какие машины?

— Вчера и сегодня, — нахмурился Мар, — Да и раньше, наверное, кто-то приходил к шефу по делам. Из очень важных Семей, как мне кажется. Тебе не видать было из твоих окон, да? Подъезжали весьма дорогие мобили, чьи гербы на дверцах — я не разглядел, но Кинай твердит, что это кто-то из Десятки. Да Райхха, или да Руанна, или Тень ещё знает кто…

— Кинай шарит в геральдике? — с сомнением уточнила я.

— А то, — самодовольно ухмыльнулся Мар, — Зрительная память у него отменная. Не раз проверено. Так вот, охрана там была — не милиция, не сопроводилка КСН, а из внутренних сил, такие дюжие быки-шоколадные, офицеры-аллонга, в разной форме. Из разных Семей, видимо. Кто приехал, я не видел. И при том они все очень хотели казаться незаметными. Да, представь! А мне так любопытно стало — чего это они не в приёмную для особых гостей, а в админкорпус? Стою я за окошом, а Кинай мне и говорит: "А я уже такие гербы видел. Они приезжали в Парк, к господину директору прямо домой!"

Спонсоры «Каурры»? Надо спросить у Каруна, кто же даёт деньги на разработки.

Это одинокая мысль скользнула в моем сознании и повисла. Возможно. Но ещё не поверено. Спонсоры Института прикладной физики — это могут быть далеко не единственные персонажи нашего детектива. Я нахмурилась, а Мар продолжал.

— Кинай говорит, что это произошло сразу после той истории с беглым гостем. И, судя по всему, они тогда на что-то такое да Растана подвигли, что он и ведёт себя, как угорь на сковороде!

— Люди из Десяти Первых Семей так переживают из-за да Ринна?

— Угу. Полноценное расследование да Растану не по мозгам, так он и затеял эту псевдодеятельность — врачей увольнять, шпынять персонал. Тем более, что КСН и сами по себе интересовались этим типом — может, да Растан боится по-настоящему им дорогу переходить?

— Ага, сейчас, боится он… — ляпнула я, вспоминая его шантаж насчёт двойного доносительства. А ведь я так и не пожаловалась да Лигарре на директора, подумала я рассеянно. И всё остается в силе, да? Мне стало не по себе, так что внимание моё на миг рассеялось…

— Ты что-то знаешь про это? — тем временем оживился Мар, — Неужели этот дурак ещё и с Комитетом в игры играть задумал?! — эту фразу он произнес, здорово понизив голос.

— Ничего определённого, — отмазалась я, — Да и ну эту тему вообще. Не надо про КСН, прошу.

— Кишка у него тонка на КСН, — понимающе кивнул Мар, — Ну не стал бы он в это лезть, если только за ним кто-то не стоит.

— Десятка? — предположила я.

— А зачем Десятке так сдался этот физик?

Вот это-то как раз и хорошая идея. Десятке Первых физик очень даже нужен, только Мару да Луна об этом знать необязательно. Потому что физик строит чудовище еретическое, Тенью проклятое, а что да как, да какие выгоды Десяти от потенциальной войны с Горной Страной — так это я могла лишь догадываться. Хотя тема крайне интригующая… Жаль, что я так мало интересуюсь политикой. Это следовало проработать.

— А Тень его знает, — вслух ответила я Мару, — Скорее всего, да Растан просто хочет в мутной воде чего-то для себя выловить. Какие-то выгоды. Или боится, что под шумок у "Масийя Рунтай" будут проблемы — и даже такие, что Растан под воду уйдёт…

— Если он перейдет дорогу КСН, он уйдёт под воду просто как пить дать! — прошипел Мар возмущенно.

— Значит, ставки подходящие…

Мар странно посмотрел на меня.

— Или значит, что он дурак… — вздохнул он.

Шум за нашими спинами прервал такую увлекательную беседу. Дверь лаборатории распахнулась, впуская директора и пышное тело госпожи да Кунделла, лично несущее ящичек для биологических материалов. Она и впрямь дура, решила я. Причем полная. Начальница отделения не может лично носить на анализ выделения даже особо ценных пациентов. Потому что это само по себе привлекает ненужное внимание. У всех. А если я что-то понимала насчет ситуации с да Ринном, то это как раз было верхом идиотизма. Любой засланец (буде они есть среди нас) сразу просечёт, что с рядовым физиком что-то неладно. Если Десятка и впрямь ищет выгоды, то они поставили не на тех людей. Растан и да Кунделла были готовы завалить любое секретное дело, просто за счет неумеренного энтузиазма… А если среди нас есть агенты КСН (вот я, например, вздрогнула я), то КСН скоро узнает про активность за своей спецспиной. Но про связь между Десяткой и Комитетом нужно было думать очень осторожно… И ни в коем случае не лезть туда без подготовки.

Возможно, они оба все-таки понимали, как они выглядят. Потому что, войдя, да Кунделла и да Растан смерили меня такими взорами, будто неожиданно увидели Тень знает что. Например, кусок дерьма на обеденном столе. В общем, они никак не ожидали, что я именно сейчас тут окажусь. Лаборантки повели себя как коммунальные хупара из гетто — отскочили от стола, бросив работу и опустившись в поклоне. Долго придется Мару их перевоспитывать…

— Почему не на рабочем месте, да Кун? — ласково прошипел директор. Как если бы у него яблоко в горле застряло.

— Обеденный перерыв, — кротко ответила я. Мне ужасно не хотелось быть удаленной из партера занятного быстрофильма "Визит директора в лабораторию".

Мар жестом отослал лаборанток из помещения. Глядя на элегантность его движения, охотно верилось, что этот человек происходит из одного из самых влиятельных родов Западных земель. И никакого Тер-Карела в биографии. Даже мельком. Я еле сдержала улыбку.

— Какой может быть обед, когда у тебя полная галерея специальных гостей?! Дома отдохнёшь!

Я помялась.

— Да я, собственно, потому и здесь… Мои новенькие не дали мне на проверку карточки назначений и послали сюда. Я хотела бы их перепроверить, раз уж так вышло. Чтоб не дергать туда-сюда — не можем же мы воспитывать персонал в ущерб гостям!

Лицо да Растана скривилось и он прорычал:

— Так проверь скорее, раз ты такая бестолковая, что даже со своими хупара не сладишь!!!

Надо было видеть счастливое выражение заведующей галереи реабилитации, когда он это произнёс. Да Кунделла расплылась в победоносной улыбке, которую даже не потрудилась скрыть. Ну и пусть. Зато я останусь здесь. Пусть считают, что поле за ними…

Чувствуя на спине ядовитые глазки соперницы, я скрипнула зубами. Кажется, я сделала изрядную глупость, поверив в силу нашей с да Кунделлой клятвы. Соблюдать вежливость — и только? Ага… И как я не сообразила, что сладкоголосая госпожа непременно захочет мести? Для чего войдет в расположение такого доверчивого да Растана.

Я прошла к столику с карточками, чудовищно долго выбирала «своих» пациентов и погрузилась в изучение, очень тщательное, попутно делая заметки в блокноте. Да Растан поминутно хмуро оглядывался на меня, и я понимала, что в любой момент мне укажут на дверь. Так что работа не должна было выглядеть нарочито медленной. Сообразив, что мне просто охота глянуть на представление, Мар стал подыгрывать: как бы между прочим рассказывал жуткие истории, неведомо где случившиеся, про ошибки новеньких младших врачей. Конечно, Мар должен был понимать, что тем самым он сыплет фишки на поле Кунделлы… Да Растан от этих историй начал психовать ещё больше, Мар как ни в чём ни бывало порхал над лабораторным столом, запуская реакции и заправляя образцы в анализатор. Я исподтишка наблюдала за процессом. У кого первыми не выдержат нервы?

Первыми, как и следовало ожидать, они не выдержали у господина директора. Обладая истинно директорским даром портить настроение другим, он плохо переносил сильные эмоции или необходимость ждать. Да ещё и под перекрёстным огнём взглядов Мара и да Кунделлы. Поскольку они никогда не были замечены в явных схватках за территорию, их не сдерживали никакие вынужденные общания хранить мир. И они друг друга вполне зрело, спокойно и выдержано ненавидели. Как могут ненавидеть друг друга случайно попавший в медицину математически-нормальный расофил и беспричинно третирующая хупара старший врач. Итак да Растан затрясся, что-то невнятно пробурчал и, глянув на часы, ретировался. Напоследок он оставил пару жутких угроз и заданий, которые, по его словам, следовало выполнить ещё на позавчера. Мар проводил его спокойным взглядом и снова приник к микроскопу. Я проследила за его руками.

Пробирки. Целых две пробирки с кровью Лапарси да Ринна. Тень бы побрала этого да Лигарру. Неужели он сам не мог это организовать..?! Впрочем, сама себе ответила я — ведь он это и сделал? Организовал. Нашел исполнителя. И ждёт.

Совершенно очевидно, что да Кунделла никуда не уйдет, пока Мар не проделает все анализы. Ей или приказано ждать, или она сама это делает из дурацкого энтузиазма. Бедняга да Луна. Если я что-то понимала в лабораторном деле, некоторые исследования тянутся по часу, а то и дольше. Ему придется ей хоть чаю предоложить. А у меня не будет никакой возможности украсть материал, чтобы это произошло без свидетелей.

Даже если бы Мар был посвящен в мои планы… Нет. Не стоит его в это втягивать.

План возник в моей голове неожиданно. Ведь для анализа ДНК не нужно много крови. Собственно, для этого хватит капли. Даже засохшей. Конечно, да Лигарра вряд ли об этом знал. Он сказал «кровь», явно представляя полчашки или около того… А я пошла у него на поводу. Что ж, придется мне заслужить ещё один выговор и ещё порцию презрения госпожи начальницы реабилитации. Но, как говаривал мой мудрый отец — враг, уверенный, что вы ничтожны, нередко роет себе могилу…

Убедившись, что Мар уже набрал крови для изучения, я поднялась из-за стола, укладывая карточки назначений обратно в ящик. Да Кунделла мельком глянула на меня и отвернулась. Я прошла через комнату.

Вы думаете, это легко — нарочно споткнуться и упасть? Да ещё в точно назначенное место?! Ничего подобного! Прицелиться как следует я никак не могла, потому лишь взмолилась Богам и рухнула под стул Мара. Всё закачалось, я жестоко приложилась о пол, завизжала да Кунделла и взвизгнул Мар — а через миг ящик с пробирками упал мне на голову! Получив по башке, я тоже взвизгнула, но крушение на этом не закончилось — хруст, звон и хлюпанье ясно сказали, что пробиркам настал конец. Хотя я добивалась чего-то именно такого, на секунду моё законопослушное нутро охватил ужас. Что я натворила!

Кровь окатила меня, как мне показалось, с головы до ног. Да Кунделла перевела дыхание и завизжала ещё громче. Вот же дура, с раздражением подумала я, поднимаясь на карачки с помощью квохчущего Мара. Она что, крови никогда не видела? Или так возмущена, что иначе никак не может это выразить?

— Кинай! — заорал Мар.

Все мы, аллонга, иногда напоминаем детей, с улыбкой подумала я. Нам до Тени нужна шоколадная нянюшка. Безотказная, добрая, всемогущая, вооруженная десятью тысячами мудрых советов и вырастившая уже три поколения Семьи. У нас с Маром явно были шоколадные нянюшки. А вот у да Кунделлы, наверное, только злые гувернантки.

Хупара выскочил из-за двери так скоро, что объяснений могло быть два: либо он подслушивал через щёлку, либо у него налажена прямая телепатическая связь с Маром да Луна. Но тот никак не отреагировал, а лишь помогал мне снять халат.

— Кинай, забери это немедленно, может, ещё удастся отстирать!

— Нет, — твердо ответила я, — Мои девочки сами управятся. Чтоб уж никто не говорил, что они ни на что не годны!

Пресекая возражения, я отобрала заляпанный халат у Мара и грозно зыркнула на Киная. Я начала обращать внимание на крики да Кунделлы, которая безпрерывно грозила всеми карами Мира и насылала на меня Тень в Его прямом обличьи. За жуткий вред ценному пациенту. "Да вы хоть представляете, кому…?! Да что с вами теперь будет..?!" — вопила она. К её большому сожалению, я представляла, кому делались эти хреновы анализы, куда лучше, чем она могла даже вообразить. Кинай начал нервно оглядываться, и я решила в корне прекратить это безобразие.

— Госпожа да Кунделла, перестаньте немедлено! — сварливо проговорила я, — Да, случилась большая неприятность. Но это ещё не повод богохульствовать, да ещё перед хупара. А вообще ничего смертельного не произошло.

Мар кашлянул — или же мне показалось.

— Ничего смертельного?! — завопила госпожа реабилитатор, но её прервал спокойный голос да Луна, убедивший её, что никакого вреда гостю не причинено, а вот о здоровье коллеги-старшего врача госпоже стоило бы побеспокоиться — ведь госпожа да Кун подвернула ногу и ушиблась!

Я воспользовалась заминкой в их беседе и покинула лабораторию. По пути я скатывала злополучный халат в тугой валик — ещё не хватало обмороков среди наших чувствительных пациентов! Я злилась — но ещё я чувствовала себя героем. Никто не знает, а я, возможно, только что спасла Мир! Хотя думать об этом было не слишком-то приятно… Надеюсь, вы понимаете, почему.

Конечно, ни в какую стирку измазанный драгоценной кровью халат не планировался. Придя в галерею, я потребовала у Раник немедленно достать мне форму и отметила, что старая безнадежно испорчена и будет выброшена. Если моя реплика дойдет куда надо, и они что-то подозревают — я была готова отдать Право Перерождения за возможность увидеть Растана и Кунделлу, роющимися в мусорке!!!

Со злобной радостью на душе (и улыбаясь, как отличница) я пришла домой. Я это сделала! Хотя и впрямь подвернула ногу. Я надеялась, что мой героизм хотя бы оценят. Нашла в шкафу визитку, набрала тот самый номер и сказала только: "Угу…". Мне ответила многозначительная тишина, а потом трубку положили.

Я соорудила ужин и села, обняв миску с едой, на подоконник — ждать. Ждать пришлось долго. Да Лигарра явился за добычей, когда на город уже опустились летние сумерки. Я открыла ему дверь — Тень его подери, неужели я всё-таки доверяю этому типу, а? — и молча указала на угол, где стоял пакет с халатом. Карун поднял его на уровень глаз и на его недвижимом лице проступило удивление:

— Только одежда в крови… Вы думаете, этого хватит?

— Этого хватит, — заверила я его, — Не знаю, какими методами вы будете располагать, но этого должно хватить.

— Скажите честно — это вы его зарезали? — мрачно пошутил он.

— Само собой. Что ещё оставалось.

— Любопытно узнать, что же вы там затеяли. Да и у вас, я вижу, есть какие-то вопросы. Мы обязательно переговорим. Но вначале я должен передать пакет куда следует. Прошу меня извинить. Я буду часа через два.

Мой возмущенный вопль, что я вообще-то собиралась спать, достался закрытой двери. Когда нужно, этот человек не считался ни с кем. И очень быстро двигался — так что у меня возникало животное ощущение опасности от контакта с ним. Наверное, именно так смотрят коммунальные хупара на белых… рассеянно подумала я.

Вообще, что-то я стала много переживать из-за хупара. Едва ли это Мар так на меня влияет…

Я открыла глаза и узрела любопытную картину. Уморившись ожиданием, я слегла на диване в гостинной — на мне почивал альбом с фотографиями пустыни Бмхати, а диванные подушечки изрядно надавили затылок. В комнате горел торшер и пахло кофе, а за окнами стояла глубокая ночь. Кофе был сварен господином да Лигаррой, мирно восседавшим в кресле передо мной. Он философски курил, пуская краткие и задумчивые облачка дыма и щурясь в пустоту.

— Видите ли в чём дело, Санда, — проговорил Карун, — Согласно предварительным результатам, добытые вами образцы абсолютно идентичны контрольным. Неужели я ошибся?.. — задумчиво пробормотал он, глядя поверх меня. Этот человек не нашел ничего лучше, чем вломиться ко мне в такой час и пожаловаться на нескладуху в личной жизни?! — Кстати, как вам удалось так героически заполучить кровь Лапарси? — как ни в чём ни бывало проинтересовался он.

— О том, как вы, кстати, попали в мой дом, мне, наверное, тоже следует спросить? — язвительно, как мне казалось, уточнила я.

— Это я задал вам вопрос, — улыбнулся да Лигарра.

Я привстала на диване и отложила книгу. Он не преминул, в свою очередь, смерить взглядом объект моих изучений — я прямо видела, как под его черепной коробкой стреляют мысли: "Бмхати? Почему Бмхати? Неужели эта несносная Санда пыталась найти снимки того места..? Но их не может быть в таком солидном издании. Никак." Совершенно верно, злорадно подумала я в ответ. Но я пытаюсь понять такой знакомый мне Мир с других сторон. Иначе не выходит.

— Зря вы именуете мой поступок героическим. Я всего лишь нарочно споткнулась и отпрокинула на себя ящик с пробирками. Который так удачно попался мне на глаза.

— То есть процесс взятия крови вы лично не наблюдали? — оживился да Лигарра.

Я поняла, куда он клонит, и поморщилась.

— Карун, простите, но вы сейчас пытаетесь подогнать факты под теорию. Это, простите, ненаучно.

Да Лигарра чуть не зубами скрипнул.

— Но вы не наблюдали взятие крови? — повторил он удовлетворенно.

Я вздохнула.

— Карун, если вы сварите мне кофе, я, возможно, расскажу вам нечто занятное про вашего друга да Ринна. Всё может быть не так просто. Хотя… вы можете уже и так знать об этом… — я покачала головой.

Его лицо не дрогнуло, но потом он со стоном поднялся на ноги, направляясь на кухню.

— Возможно. Но я с удовольствием послушаю вас.

Я опустила ноги в домашние туфли. Ну вот, сейчас я настучу на да Растана… Как к этому относиться, я не знала.

— Думаю, что к персоне вашего друга проявляют такое внимание, что подмена крови маловероятна, — сказала я, когда он вернулся.

Да Лигарра поставил передо мной чашку. Аромат был, Тень его возьми, отменный — кажется, он добавил корицы в сорт Мигарои? Хоть какая-то сатисфакция за факт, что сей тип проник в мою квартиру. И не поленился же проверить мои шкафчики в поисках приличного кофе! Ладно, я понимаю — он из КСН… но все же… Ну да ладно. Ведь он тоже ко мне за помощью бегает — наверное же, неспроста. Наверное, больше не к кому. Или я слишком безобидное существо, чтобы представлять для него угрозу — вот он и повадился отдыхать в моём обществе. Живой же он человек..?

— Директор клиники почему-то носится с да Ринном, как с чашкой Белой Земли. Чем заодно доводит сотрудников до истерик. Ему вторит особа, в чьей галерее да Ринн сейчас почивает, некая госпожа да Кунделла. Если вы наведете справки, вы наверняка узнаете, что мы с ней на ножах. Так вот, это не имеет никакого отношения к моему рассказу. Кроме того факта, что прошлым днём именно на её глазах мне пришлось так печально уронить свою репутацию.

На губах Каруна мелькнула тень задорной улыбки. Лишь тень.

— Но вы не преминули эту госпожу сейчас помянуть…

— Я лишь излагаю факты. А уж вы решайте, какие из них имеют значение, — фыркнула я. Ещё не хватало, чтоб он уличил меня в дешёвой мести, — Так вот, они оба неусыпно следят за здоровьем да Ринна, опекают его, а уж как трясутся над каждой каплей его, извините, телесных жидкостей — так это ни в сказке сказать, ни пером описать. Достаточно отметить, что госпожа начальница галереи и господин директор самолично носят его анализы в лабораторию. Вместо санитаров. Предположения, что это вы их так напугали, имеют место быть. Но есть некое наблюдение…

— Чьё? — быстро спросил да Лигарра.

Я помялась.

— Ваш друг Мар да Луна что-то видел?

Я кивнула.

— Он… и его сотрудники заметили, что в "Масийя Рунтай" зачастили очень высокопоставленные гости. По некоторым данным — главы Десяти Семей. Заходили они непосредственно к корпус руководства. То есть посещали клинику не в качестве пациентов, выходит. Охрана из личных хупара и белых, видимо, клятвенников. Младший врач Кинай видел, как кто-то из этих людей посещал директора да Растана на дому. Всё это произошло в течении нескольких последних дней. Хотя нет никаких фактов о связи этих визитов с фанатизмом директора, хронологически они явно последовательны.

Да Лигарра не шевельнулся, но когда я упомянула Десять Семей, в нём что-то напряглось. Хотела бы я знать, почему…

— Откуда вывод, что это именно люди Десятки?

— Гербы на мобилях. Обстановка визитов.

— Когда именно впервые приехали эти господа?

— Точно не скажу.

— Расспросите младшего врача Киная. Расспросите других хупара. Они нередко замечают то, на что аллонга и носа не повернут. Не надо морщить нос, Санда, если не вы мне поможете, мне придется изыскивать пути для приглашения Киная в бюро и расспрашивать его самому. И я их изыщу, поверьте.

— Хорошо! — закивала я. Только этого ещё не хватало — чтоб из-за моей болтовни Киная таскали на допросы…

— Санда, это может быть очень важно, — смягчился да Лигарра, оценив, видимо, кислятину на моём лице, — Если это случилось в 11-й день Раздумий или вскоре после него, то дайте мне знать немедленно.

В этом был некий намёк на суть проблемы, да? Я поглядела на календарь на стене. Уж не тогда ли да Лигарра подал рапорт о возможной подмене да Ринна..? Вот же хрень. Во что это мы с ним лезем?

— Эти люди, о которых вы говорили, ваши колеги, они не пытались изьять у вас этот загаженный халат?

— Как будто нет. Но я скоро ушла.

— Они сильно расстроились, когда вы учинили ваш замечательный погром?

Я пожала плечами.

— Господин да Растан отсутствовал. Госпожа же да Кунделла, по-моему, лишь уведомлена о необычайной важности да Ринна, но не имеет понятия, почему это так. Так что реагировала она соответственно. Шумно и бестолково.

— Любопытный вывод… — пробормотал да Лигарра.

— Карун, я могу узнать, в чём дело?

Он вздрогнул и глянул на меня, будто только что увидел.

— Спорный вопрос.

— В чем же спорность? — я пошла напролом, — Вы с вашими необыкновенными расследованиями бежите сейчас не в бюро КСН (храни вас всех Боги), а ко мне. И, сидя в моём кресле — хотя видят Боги, мне не жаль, чтобы вы там сидели — размышляете о высших материях. У меня невольно создается впечатление, что на вашем рабочем месте складывается неподходящая для этих расследований обстановка. Так что, наверное (если я под вашим давлением втянута в какие-то игры на высшем уровне) я могу просить об ответах. Прямых и исчерпывающих, — быстро, чтоб не потерять точку опоры, проговорила я.

Глаза моего собеседника на мгновение стали чуть больше, чем им было назначено природой — я могла в этом поклясться!

— Не шантажируйте меня, — с мягкой угрозой проговорил да Лигарра, — А то у меня создается впечатление, что моя откровенность создает у вас иллюзию возможности переходить границы…

Если бы я не видела, как этот человек отпускает голову на пеньке, там, за городом, я бы, наверное, обделалась. Серьёзно.

— Вы уже совершили ошибку, показав мне своё человеческое лицо, господин да Лигарра, — нагло ответила я, — Я знаю, что у вас зелёные глаза и тяжелая работа. Потому вам придется или убить меня, или перестать мне угрожать.

Я только надеялась, что убивать меня он пока не собирался… Потому что ни секунды не сомневалась, что человеку с его пластикой для этого потребуется не больше одного движения.

Однако да Лигарра только вздохнул.

— Санда… Зачем вы так? Я ведь пытаюсь уберечь вас от больших неприятностей. О которых вы сейчас имели честь подозревать.

— И при этом постоянно освежать в моём сознании репутацию Комитета? Не стоит. Я её знаю, знаю и уважаю. Вам это прекрасно известно. Или вы делаете это механически, по привычке? Лучше расскажите мне про Десять Семей. Что в них такого? Какой у них интерес к нашему общему другу?

Карун покачал головой.

— Об их роли я пока ничего сказать не могу. А про то, кто они такие — вам учебник истории процитировать? Так вы, насколько мне известно, и так знаете его напамять… Это до Тени влиятельные люди, и если я начну рассказывать вам все, что я про них знаю… — он улыбнулся, — боюсь, ваше впечатление от Комитета Спасения Нации пострадает…

— Вы не можете с ними справиться — вот в чём дело? — разочарованно потянула я.

— Мы находимся… в динамическом равновесии, — улыбнулся Карун, — По ряду исторически обусловленных причин. Нет нужды с ними, как вы говорите, справляться. Они сила, и мы тоже.

— Я понимаю, — злорадно улыбнулась я.

Карун раздул ноздри.

— В таком случае я вам завидую. Потому что я не понимаю очень многого.

Мне стало немножко стыдно.

— Это информация слишком большого допуска? Вы ею не владеете?

— Видите ли, Санда, слухи об источниках влияния Десятки ходят самые разные. От того, что они нашли способ доказать, что именно они были Созданы Первыми, до вполне здравых идей насчет шантажа Семей Дорхи и Совета Мудрейших. Но я не смогу вам ответить, в чём дело именно сейчас. У меня — у нас с вами — есть лишь домыслы.

Я помолчала.

— Хорошо, Карун. Если позволите, я пофантазирую сама.

Да Лигарра сделал ленивый разрешающий жест. За его рукой потянулся тонкий шлейф дыма. Я вдохнула побольше воздуха и начала:

— Вы не владеете таким уровнем допуска, чтобы знать наверняка, почему высшее руководство… вашей организации не вступает в конфликт с главами Десяти Семей — или вы не можете мне этого сказать, потому что это будет слишком. Но, как вы справедливо заметили, историю я знаю назубок. И выходит, что некая причина существует. Я никогда не задумывалась над этим, но раз уж так… Действительно, в течении… восьми столетий со времен Хупарской Смуты — когда и произошло возвышение Десятки — ни единая сила в Мире не может пошатнуть их влияние. Что странно. Есть законы экономики, законы социологии. На разных этапах жизни общества возвышаются или уходят в неизвестность те или иные Семьи аллонга. Однако, невзирая на смену культурных и технических эпох, власть Десятки не ослабевает. Вывод один — у них есть некий универсальный механизм воздействия на сомневающихся. Как врач я знаю, что такие механизмы лежат в области низших физиологических потребностей. Лишить целый Мир еды или воды — это вряд ли под силу кому-то, кроме Богов. Остаётся страх. Например — каждому, кто пытается посягнуть на власть этих людей, сообщают нечто такое, что он и нос боится высунуть (но это, конечно, лишь пример, ибо я не могу представить информацию, одинаково пугающую восемь столетий назад и сейчас, причем действенную для всех).

Да Лигарра, вначале слушавший меня с еле скрываемым раздражением, наконец улыбнулся. Так, словно я была его любимой ученицей. На самом деле на его лице даже мелькнуло что-то вроде восторга — но мне это вполне могло показаться.

— Информация могла бы лежать в основе. После чего умелое руководство, экономическое, как вы упомянули, влияние и проникновение во все отрасли науки могут обеспечить хороший запас прочности. Идея здравая, но все это тоже домыслы, Санда. А в точности известно лишь то, что люди из этих Семей повадились в "Масийя Рунтай", — он посмотрел на часы над моей головой и безо всякой паузы сказал, — А теперь прошу меня простить. Мне пора.

Элегантным жестом затушив сигарету, он склонил голову и встал из кресла.

Я услышала, как тихо закрылась входная дверь, и со злостью подумала, что он так и не ответил ни на один из моих вопросов. И я могла думать всё, что захочу. Но не иметь понятия, что из этого правда.

Мне не спалось. Я понимала, что так и проведу ночь за гнусными измышлениями, а завтра меня ждет тяжёлый от недосыпа рабочий день.

Я прокляла да Лигарру Тенью, но мне ничуть не полегчало.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Утром Куйли не оказалось на месте. Раник бегала по галерее, как ошпаренная, только зелёная косынка мелькала. Переговорить с ней не удалось. Я всё ещё недоумевала, когда всех старший врачей вызвали на совещание в дирекцию. Предчувствуя неладное, я побрела по косой галерее.

— Вы уже знаете?

Я вздрогнула. Наши с Маром необычные отношения каким-то образом распростанялись и на это бесплатное к Мару приложение — так что младший врач диагностики обращался ко мне как к старой хозяйке. Кинай сидел на подоконнике, и желтая дурацкая шапочка торчала из его кармана, будто он на похороны собрался.

— Что знаю, Кинай?

— Вашу Куйли уволили.

— Что?!

Кинай кивнул.

— И ещё кое-кого. Из реабилитации в основном. Я пока не знаю.

Я догадалась, что это он насчет себя пока не знал. Вот так дела… Значит, не зря эти слухи..? Про замену всех младших врачей?

Зарычав, я двинулась на совещание. Кинай напряженно посмотрел мне вслед. Хупара знают. Все — от уцелевших младших до уборщиков. И что Санда да Кун в бешенстве. И что она с Маром да Луна именно из-за своих хупара на ножах с директором. И уж будьте уверены, назавтра про это будут знать все муниципальные шоколадные. У меня была шоколадная нянька — такие вещи мне были прекрасно известны. Что хупара всё про нас знают — про доброе и про злое. Про меня знали доброе. Я — герой. Но каким-то образом меня это пугало. Должно было вызывать гордость — а на деле пугало. За немым братством хупара ощущалась какая-то злая сила. Когда-то она могла вырваться из рамок Порядка, сметая всё на своём пути — так, как это уже было восемь столетий назад. И это было вполне реально — особенно, если всякие да кунделлы будут нарушать справедливый — и хупара же в первую очередь принимаемый! — Порядок Вещей… Но теперь дело было отнюдь не в дрязгах старших врачей.

В тишине, изредка прерываемой шерохом приветствий, все десять старших врачей уселись свои места в конференцзале. Самому старшему из нас было под семьдесят. Самой младшей была я. Мар с коротким кивком уселся по диагонали от меня. Мы всегда так делали, чтобы обмениваться многозначительными взглядами… Да Растан был зол. Причину этого он до нас так и не донёс. Без лишних церемоний он сообщил старшим новость, уже всем известную. Заодно, как выснилось, смене подлежали все медицинские сестры первой и второй галерей. Меня оставляли без старых кадров. Вообще. Ну ладно… Оглашая список увольняемых или переводимых, Растан на минутку боязливо поглядел на Мара, а Мар на него. Имя Киная не прозвучало, но мне почему-то показалось, что оно там, в списке, было.

— Все свободны. Приступаем к работе немедленно.

Старшие врачи зашевелились, вставая с зелёных кресел. Взгляд да Растана я ощутила почти физически. Мне хотелось выругаться, но время и место никак не подходили — ещё хвала Богам, что он не привлёк к выступлению свою пышнотелую соратницу…

Конференцзал опустел. Я вышла в коридор. Просьбы "госпожа да Кун, останьтесь", так и не прозвучало, и я уже перевела было дыхание, когда за поворотом админкорпуса меня нагнали прыгающие шаги директора клиники.

— Санда, — фривольным тоном окликнул он.

Моё сердце ушло в пятки, и причём больно. Некоторое время я только пялилась на него.

— Санда, у нас был заключен некий уговор, ты ведь помнишь?

— Я помню, господин да Растан, — как можно более уверенным тоном ответила я, — Но пока мне не о чём вам сообщить.

— Вот как? А по моим данным, вы регулярно общались с представителем некой организации, о которой шла речь в нашем договоре.

— Ну не по моей же инициативе. По своей я бы его в жизни не видела.

— Санда, не надо, — с холодным нажимом произнес да Растан, — Мы оба знаем, о чём идет речь. Что ты сообщала этому человеку?

— Я ему ничего не сообщала! — чуть не закричала я. Вопросы директорской конспирации меня волновали крайне слабо, — Если такие люди с вами общаются, вы можете и не знать, спрашивали вас о чём-то или нет. И что они услышали, лишь пройдя по улице.

Растан глумливо улыбнулся.

— Санда, меня беспокоит, что ты боишься офицера Каруна да Лигарру куда больше, чем меня. При том, что мои возможности по устроению неприятностей куда обширнее. А влияние господина да Лигарры не так уж и велико…

В моём горле основательно пересохло, а мыслей в голове пронеслось столько, что арифмометр подвис… Я правда не знала, что сказать или что сделать! Улыбка да Растана сделалась ещё шире и ещё гаже.

— Санда, ты даже не представляешь, куда он тебя втягивает. Будь на моей стороне, пока ты жива.

Ы.

Никакими другими словами моё состояние не описывалось.

Я опёрлась о подоконник, ловя воздух ртом и думала так напряженно, как никогда в жизни. Я должна бояться Каруна меньше, чем директора клиники "Масийя Рунтай"?! Или это пустая угроза — или высокопоставленный подонок только что приоткрыл мне лишнее поле для фишек. Он член какой-то их этих Семей? Они ему что-то рассказали? На какие вообще ставки идет игра, что КСН уже никого не волнует?!

Или — похолодела я — имеется ввиду, что никого не волнует отдельно взятый Карун да Лигарра со своими шизоидными идеями относительно подмены Лапарси да Ринна? Мда, если так, то он меня действительно втянул… Играть на одном поле с КСН — это вовсе не тоже самое, что играть вместе с аутсайдером, правда? Даже если — допустим на миг — он в чём-то прав. Но это, повторила я себе, только домыслы. Фактически же я не могла опираться ни на какие точные данные, кроме угроз Растана. Слишком жутких, чтобы от них отмахнуться.

Ещё думать и ещё узнавать.

Я восстановила дыхание и зашагала дальше.

В любом действии мне прежде всего интересны причины. Я думала об этом по дороге в опустевшую галерею и скрипела зубами. Мне очень хотелось знать об этих причинах.

— Санда? Он тебя достал, верно?

Я мельком глянула на да Луна, возникшего рядом — как из-под земли.

— Угу, — рассеянно пробормотала я. Мысли мои витали далеко.

— Пойдём прогуляемся, — неожиданно деревянным голосом предложил Мар.

Я изумлённо уставилась на школьного товарища.

— Сейчас?

— Боги тебя возьми, сейчас, конечно. Да не рвись ты на место — сейчас в клинике такое творится, что если мы чуток пройдёмся по саду, никто и не заметит.

Я позволила Мару увлечь себя из корпуса.

— Хочу тебе кое-что рассказать. Вообще-то не знаю, стоит ли. Глупая такая легенда. Но я сейчас решил, а потом мне может духу не хватить, понимаешь? — Мар виновато зыркнул на меня из-под нечастых ресниц.

Мы брели по парку, а я дышала прохладным воздухом. Вокруг было столько напряжения, что вырванная минутка покоя казалась чудом.

— В те годы, когда я жил в общине… ну, в Тер-Кареле, мне рассказали одну сказку. — начал Мар свой рассказ, — Сказку про хупара, Смуту и Десять Семей. Только она такая странная и чудовищная, что даже там, в общине, её кому попало не рассказывают, понимаешь? А в общине и не такие легенды ходили…

Кодовый набор слов, волновавших меня уже два дня — Десять Семей, Смута, Тер-Карел — я поневоле навострила уши. Под ногами шуршали первые опавшие листья. Здания "Масийи Рунтай" скрыли деревья.

— Странная и чудовищная?

Мар кивнул.

— Ну, такая история. Что будто бы на самом деле во время Хупарской Смуты мятежники истребили всех аллонга. Всех подчистую. Кроме нескольких сотен человек из…

— Из Десяти Семей?

Кивок.

— Скучно тебе рассказывать — ты всё угадываешь… — напряженно ухмыльнулся да Луна.

— Но ведь это же бред!

— А это сказка — ты слушай и не перебивай. Говорю же — ты ничего такого никогда не слышала. И вряд ли услышишь. Только потому, что я тебя знаю, я тебе это рассказываю. А иначе меня бы на рудники сослали…

Я разинула рот.

— Валяй.

— Так вот, эти аллонга из Десяти Семей как-то смогли организовать оборону, что ли — у них было много таких, кто разбирался в войне, потому что они как раз были теми Семьями, кто руководил войнами с… ну, с летунами, короче, — решился Мар, — Но когда резня прекратилась, хупара опомнились и сообразили, что Порядок-то нарушен. Законы-то они тоже знали. Ну и затосковали без Семьи, как это у них бывает. Спустя какие-то время они заключили мир с Уцелевшими, но Десять Тысяч Семей уже не могли поддерживать Мир. Не было их уже. В общем, всё пошло прахом. Среди аллонга и среди этих хупара началось что-то вроде паники. И тогда главы уцелевших Семей каким-то образом… — Мар пожевал губами и надолго жутко уставился на меня, — попросили помощи у Горной Страны.

— Только не спрашивай меня, как — я этого не знаю, — быстро проговорил он.

— Продолжай, — тихо заметила я. Мар с опаской меня осмотрел — может, он ждал от меня истерики или воплей насчёт ереси — но дочь Самала да Кун дас Лоа что-то понимала в ереси, а истерики моей тут никто не увидит — хоть они все лопнут!

— Так вот, — продолжил он, — так случилось — если верить этой сказке — что бризы пошли навстречу главам Семей. Будто бы пошли — несмотря на тысячу лет войны. Они сказали, — голос Мара делался все более и более осторожным, — что они могут восстановить погибшие Семьи. Они попросили предоставить им останки каждой из утраченных Семей. Все бывшие мятежники-хупара отправились по всему материку — говорят, на эту задачу ушло три года. И когда все образцы были собраны, бризы из них создали… заново…

Тут у Мара не хватило дыхания. Я не знала, действительно ли его так волнует чудовищный смысл сказки из Тер-Карела или только вероятность, что я его заложу с этой сказкой, от которой волосы дыбом, и со всеми потрохами — например, он дважды назвал Отродий бризами и не поперхнулся. Вот так. Занятных же юнцов растят старожилы Вольной Общины Тер-Карел…

— И они создали всех нас? — спокойно уточнила я, — Которые просто аллонга, но не из Десяти?

— Угу.

— Хотела бы я знать, каким образом… Об этом твоя сказка не говорит?

Возможно, я просто хотела при помощи логики и здравого смыла переубедить Мара — и заодно себя — что это полная ерунда.

— Я так думаю, это как-то связано с генетикой, — предположил да Луна.

— Глупости какие. Законы генетики открыты лишь двадцать лет назад! Да и то случайно — об этом даже хупара знают. Никак нельзя вырастить целого человека из высохших костей! Определить, что он был родней кому-то — это да… но то, что ты рассказываешь..! откуда восемьсот лет назад такая технология..? Я уж молчу про то, что это противоречит КНИГЕ, и никто бы не взялся…

Мар внимательно глянул на меня.

— Если ты внимательно подумаешь над своими словами, ты поймешь их полный идиотизм, — мягко проговорил он, ускоряя шаг.

Я подумала, глядя в спину удаляющегося Мара.

Я была полной, законченной и зрелой дурой. По крайней мере, мне не следовало этого так явно демонстрировать!

Догнав приятеля, я снова зашагала рядом.

— Странная и жуткая сказка, — проговорила я, — Стань она достоянием общественности… это бы привело к социальной катастрофе.

— Вот именно, — подмигнул Мар, — То есть если бы удалось доказать, что это правда. Ты только вообрази — девяносто процентов аллонга должны считаться ритуально нечистыми. Вообще. Так как даже хупара ведут своё происхождение от Богов, а белые, кроме Десяти Семей — нет. Они такие же Отродья, как и бризы. Вся социальная система разваливается.

— Интересно, сохранились ли у хупара легенды про Смуту? — подумала я вслух.

Мар быстро глянул на меня.

— Кинай ничего не знает. У хупара теперь слабая устная передача.

— Ты спрашивал об этом Киная?! — изумилась я.

— Не напрямую же… да не беспокойся, такого я ему не расскажу. Не совсем же я псих.

Я кивнула. Мы направились к лечебным корпусам.

Некоторое время мы молчали, а потом Мар проговорил.

— Расскажи об этом своему офицеру. Об этом и о делишках Растана. Может быть, он что-то поймёт и защитит тебя. Он сможет. А за себя я не боюсь.

Я замерла, не донеся ногу до гравия.

— Мар? — шепотом спросила я.

— Я слышал, — мрачно проговорил он, — Вы с Растаном так орали, что глухой бы уши навострил. Эта глупая скотина шантажирует тебя, да? Санда, всё может быть очень серьёзно. Я кое-что знаю про Десять Первых Семей. Они держат в страхе даже Консорциум Дорхи. Не менее двух десятков Семей в полной зависимости от них, а ещё сотня-другая — их клятвенники. Ты не сможешь быть уверена, кто на кого работает вокруг тебя. А ещё у них есть отряды специально обученных головорезов. Они бы и КСН смяли, если бы посмели. Но прямо давить на Комитет они, видимо, пока не могут. Так что даже если этому твоему типу из КСН ничего не светит, тебе всё равно безопаснее за его спиной. Санда, я тебе как другу говорю — если хочешь жить, хоть ложись под него, но пусть он тебя прикроет. Если успеет.

Он коротко глянул на меня и ушёл, оставив меня посреди пустой дорожки.

Я стояла и не могла дышать. Меня жгла тысяча мыслей, но ни одну из них нельзя было довести до конца. По разным причинам. С трудом взяв себя в руки, я медленно зашагала следом.

Но дойти до корпуса без приключений мне не удалось: количество событий вокруг меня явно достигало состояния сингулярности.

За поворотом на скамье сидел унылый человек в тёмной больничной одежде. Гравий захрустел под моими ногами, он поднял голову — и я узнала Лапарси да Ринна. Вот так неожиданность! Я так мечтала увидеть его — с тех самых пор, как он сбежал из-под моей опёки, и вот он, голубчик, воздухом дышит! Я замедлила шаг, намереваясь поздороваться. Да ещё неплохо было бы с ним контакт свести — просто на всякий случай. Но тут случилось нечто удивительное. Наши глаза встретились, и да Ринн неожиданно разинул рот — так, словно бы он увидел меня в первый раз в жизни и увиденное потрясло его до глубины души! Моргая от удивления, я стояла посреди дорожки, а он часто и глубоко дышал, словно глазам своим не веря. Мне показалось, что ему потребовались неимоверные усилия, чтобы взять себя в руки.

Никто из нас не произнес ни звука. Онемев от смущения, я попятилась и в недоумении продолжила путь. Что такого он заметил во мне?! Впрочем, подумав, я сказала себе, что ведь я могла не иметь к его удивлению никакого отношения — просто он увидел меня и вспомнил что-то важное для себя. Ассоциации памяти и всё такое… Но почему-то я знала, что это неправда. Именно моё лицо почему-то взволновало да Ринна — он изучал его, пожирал глазами, он едва не вскочил мне навстречу, и только усилием воли остался недвижим… Почему?!

Загадки — что ещё хуже — загадки, которые жизненно важны для меня! а у меня, Боги мне помогите, не было ни единой секунды над ними размышлять!

Скрипнув зубами, я вернулась в отделение.

Стоит ли говорить, что остаток дня прошел самым жутким и безалаберным образом. Размышлять о да Растане и угрозе моей жизни было выше моих сил. Но и сама по себе история, рассказанная Маром, была потрясающей. Я думала о том, что разница в способностях закономерно порождает разницу в технологии. При этом аллонга так слепы, что не способны даже вообразить поведение и уклад расы, не следующей КНИГЕ. Они от этого просто отворачиваются. Жуть какая, Боги мне помоги… И что если мы открыли законы генетики лишь недавно — это никак, ничего, вообще абсолютно ничего не означает в плане развития неточных биологических наук за Барьерным Хребтом!!!

Там, где на всех картах Мира белое пятно. Там, где обитают не-люди.

Вы будете смеяться, но в возрасте тридцати лет я впервые серьёзно задумалась над тем, как же всё это вышло. Отец мной бы гордился, Тень его порази! Потому что сама эта мысль была полной и жуткой Богам-противной ересью. В КНИГЕ О ДЕЛАХ ДОСТОЙНЫХ всё это написано — я сомневалась в истинности её слов. Меня жгло огнём. Это было такое страшное чувство, что даже угрозы директора ушли в никуда.

Вечером в дверь позвонили, на пороге оказалась Куйли. Шоколадная мордаха моей бывшей подчиненной была невероятно замученной, аж глаза запали, а курносый нос заострился и торчал веслом. Вообще удивительно, как беднягу пропустил консьерж. Топнув ногой, я усадила девушку и расспросила. Оказалось, что пока я воевала сама с собой и с директором, произошла целая куча событий. За Куйли поначалу вступились муниципальные власти — её учеба и трудоустройство были оплачены именно там. Однако несколько телефонных звонков — чьих, Куйли, само собой, не знала — убедили чиновников в серьёзности намерений дирекции "Масийя Рунтай". Все прежние документы образованной хупары Куйли были хороши, так что ей, паче чаяния, даже пообещали работу по специальности. В итоге хупара просидела в Черной Приёмной муниципалитета целый день, боясь даже выйти в туалет, чтобы не пропустить, когда её позовут. Документы были оформлены лишь к вечеру. От Куйли требовалось только характеристика с прежнего места работы.

Само собой, не могло быть и речи топать за этим к да Растану — у Куйли ушла бы неделя, только чтобы попасть на приём. И я бы сама не пошла. Даже если бы она попросила. Я пообещала накропать характеристику сама — кто там её будет читать, вот скажите? Мной она будет подписана или Тенью… Время было позднее, и я сильно подозревала, что кроме как в муниципальную ночлежку, ей некуда идти — хупарское общежитие клиники ей пришлось покинуть. Вздохнув, я накормила Куйли и уложила её спать на том самом диване, где меня застукали за изучением Бмхати. Назовите меня расофилкой, но после того, как эта женщина работала со мной так много времени, я не могла отправить её на улицу.

В квартире затихло. На улице изредка шуршали мобили, а больше ничто не нарушало тишину.

Но мне не спалось. Меня одолевали сомнения и не очень-то приятные раздумья — в большинстве из них я сама себе не могла признаться. Я страстно желала поделиться всем этим с кем-то, хоть бы с да Лигаррой, но ему нельзя было позвонить и поплакаться в жилетку. Ему вообще не стоило звонить. Хотя мне надо было слить информацию о странном поведении да Ринна, но я решила, что скажу это Каруну, когда он сам объявится — меня почему-то пугАло набирать номер, на том конце которого было бюро КСН.

Хотя Мар советовал держаться за да Лигарру, и он наверняка что-то об этом знал. Только пусть он сам свои пожелания выполняет! Не стану я прогибаться под чужую руку! Боги, дайте мне с этим управиться. А ещё монолог Мара заставил меня сознательно подумать о вещах, о которых задумываться не следовало. Например, попробовать рассмотреть господина да Лигарру как особь мужского пола. Мне бы это даже удалось, не бросай меня в дрожь от одной только мысли о нём.

Утром Куйли ушла, и больше я её не видела.

Вечером третьего дня да Ринна, наконец, выписали. Я узнала об этом с некоторым опозданием, так как вся привычная "сеть оповещения" была нарушена — новые медицинские сестры и младшие врачи ещё не перезнакомились достаточно, чтобы передавать слухи.

С того самого дня, когда мы с Маром гуляли в парке, нам не удавалось не то что переговорить, а даже увидеться. Дела шли скверно. Да Растан навалил на меня канцелярской работы, от сердечного приступа умер директор гуарро философии Города Мудрости господин да Рагиро. Наш постоянный клиент. Старик мне нравился — он был тихим и действительно мудрым, иногда старшие врачи приходили к нему за советом. Однако близкие господина да Рагиро отнеслись в кончине престарелого и больного отца, как к жуткой неожиданности. Сыновья покойного встретили меня с яростью и намеревались затеять тягомотину против "Масийя Рунтай" — под предлогом врачебной халатности. Что и говорить, да Растан был счастлив натравить на меня всех собак. В его присутствии тяжко дышалось. Клиника была его любимым детищем, его вотчиной, итак любое посягательство на благополучие "Масийи Рунтай" воспринималось да Растаном как личная обида. Само собой, обида не на истинных виновников конфликта — сварливых гостей или их родичей. Виноваты всегда были сотрудники. Он не пытался увольнять старших врачей — на старой кляче ехать сподручней; но и нам было некуда от него уйти — клиника была всё-таки престижной, что давало врачам-аллонга немалые профессиональные перспективы и хоть как-то укрепляло наше шаткое положение в обществе. Непривычная сдаваться на полпути, я терпеливо изображала покорность и бесилась. Кризисы бывали и раньше. Но приходилось признать — директор прилагал все усилия для превращения моей жизни в кошмар. К примеру, он не только не успокоил отпрысков профессора, но ещё и науськал их на меня. На этом фоне мелкие проблемы типа ошибок нового младшего врача просто меркли.

Ночью меня дважды будили загадочные звонки с глумливым молчанием в трубке. Не знаю, почему я решила, что молчание было именно глумливым, но это выводило меня из остатков душевного равновесия. Я боялась, чего уж там. КСН, загадочные покровители да Растана или спецслужбы Десяти Семей — кто из них решит, что я сую нос не в свое дело? И ведь никого не волнует, что не по своей воле. Да Лигарра нарушил присягу, посвящая меня в дела под грифом «секретно». Теперь от того, был он неудачником или нет, зависела, кажется, и моя жизнь. На самом деле, ещё больше чем страх, меня мучили сомнения — продолжать или нет наше с Каруном расследование? При таких раскладах побеждают только герои детских книжек. Я же была реалистом и прагматиком. К сожалению, я не могла похвасться особыми связями или талантами — итак, для успеха мне следовало поставить на нужную фигуру. Хотя бы, как ни противно, прогнуться под да Растана — хотя я зарекалась под кого-либо гнуться, но по здравом размышлении мне пришлось принять и эту мысль. Как максимум, сотрудничать с официльными каналами Комитета. Или же играть на поле психопата Каруна, чего бы это не стоило — но финал этой затеи терялся во мраке.

Мой отец говорил в таких случаях, что выбор уже сделан — его нужно лишь осознать. Наверное, и мой выбор был сделан — но его характер был таков, что для его реализации требовалось вначале подавить чувство самосохранения. Потому и душила меня смертная тоска — ведь я на самом деле не собиралась бросать расследование!

Ещё два вечера я приходила домой злая и полумертвая. На третий я подошла к подъезду дома номер 10 на улице Пин, и сразу заметила полузнакомый силуэт, притулившийся в тени садика. Нет, это был не да Лигарра. Это был Лапарси Куинси да Ринн…

Собственной персоной.

Я онемела. Как?! Откуда?! Почему он пришёл ко мне?! Как он меня нашёл?! Все эти вопросы роем пронеслись в моей голове, а вкупе со сценой в парке дело было и вовсе загадочным. Однако он больше не выдавал тех чувств, что я увидела в нём при той встрече.

Одежда на да Ринне болталась, словно с чужого плеча — он сильно похудел за время болезни. При нём была небольшая плоская сумка рыжего цвета — в таких носят документы. Он поминутно оглядывался через плечо.

— Госпожа ддда Кун..? — неуверено склонил голову мой давний пациент. И одного этого движения мне хватило, чтобы понять, что так тревожило да Лигарру. Этот был вовсе не тот человек, с которым я когда-то общалась. Прежний да Ринн был гениален, горд и просветлён. Этот — растерян и истощен.

— Мне нужна ваша помощь, умоляю! — проговорил он, опять с непонятным упоением и надеждой разглядывая моё лицо, — я в огромной опасности, но никто из моих друзей не сможет дать мне убежище, потому что там меня легко найдут! Это никак не повредит вам! Мне нужно укрыться на ночь, сегодня… Умоляю из лучших человеческих чувств — помогите мне! Ради человечества… Госпожа Санда, это может стоить жизни всему Миру… — еле слышно окончил он.

Я нахмурилась.

— Пойдемте, Парси. На улице холодно.

Не знаю, что на меня нашло, когда я назвала его так — уменьшительным именем, принятым когда-то, насколько я знала, между да Ринном и да Лигаррой. Прежний да Ринн ни за что не спустил бы такого. Более того, он бы удивился, откуда мне известно это прозвище. Но этот больной человек пошёл за мной, покорный, как хупара. Теперь и я была растеряна.

Консьерж проводил нас сонным взглядом. Я ничего умнее не нашла, как сделать вид, что всё идет как надо. Ну водит к себе одинокая незамужняя женщина неизвестных мужчин, а ещё они иногда сами приходят. В медицине ведь что главное? — морда кирпичом. Мол, всё идет по плану…

Отправив да Ринна в ванную, я занялась ужином. Когда он вернулся, я сидела, глубоко призадумавшись — за истекшие минуты я минимум пять раз приняла и отвергла решение тайком позвонить да Лигарре, а ещё минимум шесть раз схватила себя за руку. Рука, само собой, тянулась в рыжей сумке да Ринна.

Мы сели за стол, я и имела возможность рассмотреть неожиданного гостя, пока он уминал бутерброды. Да Ринн был вымотан до предела. Его лицо осунулось, глаза запали, руки тряслись. Его не могли выписать из галереи реабилитации в столь плачевном виде, так что вывод напрашивался один — в такое состояние да Ринн пришел за минувшие трое суток.

— Я не буду насильно расспрашивать вас, какая такая беда с вами приключилась, Лапарси, но имею право знать это хотя бы в общих чертах, — непринужденно заметила я. Тень, я слишком много общаюсь с да Лигаррой… Его проклятый стиль, — Возможно, тогда я смогу вам помочь в гораздо бСльшем объёме.

Да Ринн покачал головой.

— Боюсь, вы мне не поможете… Речь идёт о вопросах нацбезопасности.

— Тогда почему же вы не обратились за помощью в Комитет? Или хотя бы к вашему оперуполномоченному господину да Лигарре?

— Нет, к ним нельзя ни в коем случае!.. — вспыхнул да Ринн, но видя моё удивление — почти не сыграное — продолжил, — То есть — не сейчас, понимаете? Ох, вы же не понимаете… конечно, какой же я растяпа. Небо, все так запуталось. И эти проблемы с моей памятью… необыкновенно некстати…

— Вас кто-то преследует?

Он кивнул.

— Кто же? Какие-то подозрительные аллонга? — я намекнула на Десять Семей.

— Нет. Гораздо страшнее, — прошептал да Ринн.

Кажется, мои глазёнки расширились, а сердце и вовсе переместилось в горло. Страшнее Десяти Первых Семей?! Уж не КСН ли он имеет ввиду?!

— Ничего не понимаю пока, — продолжал да Ринн, — Исследования, которые я вёл до аварии, кажется, запустили такие интриги, что это невозможно описать. Я и сам не знаю всего. Кажется, кто-то хочет начать войну с Горной Страной и получить из этого немалую выгоду. Но я-то тут при чём? Я просто ученый… Меня интересовали вопросы сугубо научные! Но когда я вернулся в лабораторию, чтобы выполнить свою работу до конца, вы не представляете, что началось. За эти дни случились такие невероятные и жуткие события… что… я решил пока покинуть город. Уеду в имение своей Семьи. Там я знаю, как поступить.

— А вы не боитесь, что из меня эти сведения могут выбить насильно? — уточнила я.

Да Ринн грустно улыбнулся.

— А если они ложные? Я потерял память, но не мозги, — подмигнул он мне.

Да Ринн гений, напомнила я себе. Гений, даже если он сейчас — пока — не умеет логарифмировать в уме.

Задав ещё десяток наводящих вопросов, я была вынуждена отступить. Не то да Ринн и впрямь скрывал от меня правду, не то он её не знал. Я могла лишь догадываться, что же происходит на самом деле. Внутреннее чутье не находило в собеседнике даже тени неискренности. Он верил в то, что мне говорил. Получив заверения, что он удалится ещё до рассвета — о которых я, собственно, не просила — я немного успокоилась, а да Ринн, по моему требованию, улегся спать.

Я отправилась в спальню, где растянулась поверх одеял.

Подумать было о чём.

Он и впрямь говорил больше (и куда литературней — неожиданно решила я), чем тогда, когда он был гостем моей галереи. Он что-то знал, что, наверное, стоило знать и мне, если я хотела остаться в живых. От этой мысли мне стало тошно и жутко. Меня действительно могут убить. Без шуток. Меня — мирную и наивную Санду да Кун, которая всю жизнь словно игры играет… Но теперь — да. Эти мысли сильно мешали холодному анализу.

Как да Ринн нашёл меня? Почему из сотен тысяч людей в городе он выбрал именно меня? Он же едва меня знал. Или с кем-то меня путал — неспроста же он так пялился на меня! Конечно, он гений, мог и найти, мог и спутать… Это не слишком-то меня удовлетворяло, но что было делать? Задержать да Ринна? Дать ему уйти и забыть про него? Кто его преследует? От ответов на эти вопросы зависело моё будущее.

Наше сознание устроено так, что, будучи поставлено перед анализом чьего-то конфликта, прилагает все усилия для определения несчастной жертвы, сторону которой и следует принять. Сейчас же, несмотря на явные указания, что жертвой является да Ринн, я почему-то не спешила его покрывать. Возможно потому, что неясен был облик врага. И итоговый расклад фишек. Тень, я боялась. До кишечных спазмов. Хуже всего — мне не с кем было посоветоваться. Было вероятно, что в итоге, не выдержав страха, я обращусь в КСН, и пусть они там разбираются. С войнами против Отродий, предателями, беглыми гениями и чудными сотрудниками контрразведки. С Комитетом всё ясно. Они на страже. Будь с ними что-то не в порядке, Мир бы уже давно покачнулся, разве не так? Значит, система верна. Мне туда. Без вариантов.

Так вышло, что я уснула, даже не раздеваясь. Встав по будильнику, ещё досветла, я разбудила да Ринна. Меня жгли незаданные вопросы и сомнения, но я снабдила его пакетом бутербродов и позволила уйти. Вот такая я спасительница, Тень меня подери…

Провожая гостя, я злилась. Он был встревожен и, кажется, не заметил моего состояния. В глазах Лапарси светилась такая неприкрытая, искренняя благодарность, что моё сердце растаяло. Я проводила его до порога и вернулась к окну. Я нигде не увидела, чтобы он шёл по тротуару, но ведь если человеку надо скрыться, он не шагает посреди улицы — даже в такой ранний час?

Я надеялась, что всё будет хорошо. Я этой мыслью я улеглась спать — днём меня ждала моя тошнотворная работа и визит Семьи да Рагиро…

Меня разбудил корректный и властный звонок в дверь.

Некоторое время я моргала, вспоминая все события ночи, затем, растрепанная и удивленная, открыла дверь.

За порогом стоял да Лигарра — но я его еле узнала. Это был тот самый господин в неприметном костюме, каким он впервые появился в "Масийя Рунтай". Взглянёшь на такого — и забудешь через миг.

— Где он? — тихим металлическим голосом спросил комитетчик. Оттиснув меня, он по-хозяйски и стремительно прошёл в квартиру.

— Кто? — разыграла дурочку Санда да Кун, начиная ощущать тревогу.

Да Лигарра сел в кресло.

— Санда, присядьте.

Я покорно села. Мне было очень нехорошо. Вот так влипла…

Ты хотела сотрудничать с КСН? Вот тебе КСН. Вопрос только в том: Карун да Лигарра — это правильный КСН или нет?

— Здесь был человек, назвавшийся да Ринн.

Он не спрашивал. Ну чего уж там, сообразила я. Нас видел консьерж, могли видеть соседи, могли видеть слуги соседей…

Я кивнула.

— Так точно.

— Санда, не паясничайте, всё очень серьёзно.

Это я и так понимала — по его тону! Это был не Карун. Это был чужой и страшный человек. Очень опасный. Потому что он был властью.

Но кое-какое понятие про разговор с сотрудником КСН у меня уже было. Такой разговор, чтобы упомянутый сотрудник остался доволен.

— Вечером, когда я пришла домой, — начала я, — меня поджидал у подъезда человек, в котором я признала Лапарси да Ринна, — я решила не упоминать о том, что они с да Лигаррой были друзьями. С Каруном — но не с да Лигаррой, а потому не стоило, — Он был испуган и попросился у меня переночевать под предлогом того, что его преследуют. Я уточнила, почему он не обратился в бюро КСН.

Да Лигарра приподнял брови.

— Да вы сознательная женщина, — в его голосе мне почудилась улыбка, за которую мне очень хотелось ухватиться, но я себе это запретила.

— Я благоразумная, — с достоинством отрезала я и продолжила, — На что я получила крайне невразумительный ответ. Испытывая сомнения, я тем не менее пригласила да Ринна к себе. Мне казалось, что он важный человек, и я смогу принести пользу, если он у меня останется. К сожалению, он ничего не рассказал мне о сути преследования. Наверное, я плохо умею расспрашивать, — повинилась я, — Так же к сожалению, я не смогла удержать его у себя, не вызывая подозрений. Он ушёл рано утром, ещё ночью даже. Сказал, что едет к родственникам, но намекнул, что может врать мне ради моего же блага.

Да Лигарра выдержал минуту напряженного молчания.

— Всё отлично, Санда, но всё очень плохо. Я охотно верю, что вы не имели понятия, кого принимали, но я вынужден вас арестовать. По обвинению в содействии Абсолютно Установленному Отродью. Вы будете допрошены вначале как свидетель, а если будет сочтено нужным — как соучастник.

От шока и испуга я вообще не поняла, как оказалась в машине КСН. Если да Лигарра мельком и сжал мою руку, то я в этом абсолютно не была уверена.

Единственная мысль, которая меня какое-то время занимала — теперь уж Семья да Рагиро и дирекция меня точно зароет — ведь я не приду на работу сегодня. А потом я поняла, куда меня везут…

Кажется, я потеряла сознание. "Как соучастник"… Эта мысль обездвижила меня и почти лишила воли. О том, что это значит, ходили только очень осторожные слухи.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Природа наградила меня достаточно сухим и холодным разумом. Даже если мне и случалось терять соображалку от переизбытка чувств, это никогда не длилось слишком долго (возможно, именно потому я и не вышла замуж). Итак, несмотря на чудовищный страх, сковавший меня, через некоторое время я начала приходить в прежнее состояние.

Меня препроводили в какую-то закрытую комнату. Там было два стула и больше ничего. Ничего существенного — но ведь и ничего страшного? Постепенно осознав это, я уселась на стул и предалась терпеливому ожиданию — может быть, я просто скверно представляла себе, что меня ждёт, если проблемы всё-таки начнутся. Но сюда никто не заходил. Через время мне надоело сидеть как пень, я вытянула ноги на второй стул, после чего и вовсе села на пол. Только тогда я сообразила, что за мной, должно быть, наблюдают, но к тому моменту меня это уже не волновало. Наблюдают — ну и пусть. У меня уже не было сил бояться, а ещё у меня затекла задница. Я походила по комнате и даже сделала несколько гимнастических упражнений. Ну не коркой же мне тут покрываться?

Прошло ещё минут десять, и дверь открылась. Безликий охранник кивком головы приказал мне следовать за ним. Вообще-то я уже знала, что выглядеть так, как они выглядят, может и человек с обычной внешностью. Я даже начала получать удовольствие, исподтишка наблюдая за своими сопровождающими. Не то чтоб я всё это время не испытывала страха — напротив, все мои силы были, как мне казалось, мобилизованы до предела. Но дрожать и вообще жалко выглядеть отец меня накрепко отучил.

Двери позади меня закрылись. За столом сидел хмурый да Лигарра, он писал в целой кипе бумаг и перекладывал уже отмеченные в другую стопку. В его кабинете царил хаос, никак не соотносившийся в моём сознании с тем образом, который у меня складывался от общения с ним. А если это и есть слепок его души? Забавно… В таком бардаке могут скрываться какие угодно сюрпризы.

— Садитесь, Санда, — сказал да Лигарра, не поднимая головы.

Я села. Некоторое время ничего не происходило.

— Надеюсь, вы не слишком испугались? — прохладно спросил он.

Мне захотелось его стукнуть. Наверное, это как-то отразилось на моём лице — на нём вообще всегда всё отражается — потому что офицер всё-таки сдержанно улыбнулся.

— Не злитесь на меня. Потом вы поймёте, что это для вашего же блага. Я не знаю, что происходит, а оставлять вас без присмотра — просто безумие. Пришлось немного опередить события.

Это слишком походило на слова Мара да Луны, но я лишь прошипела:

— Только не убеждайте, что вы меня только что спасли.

Да Лигарра хохотнул. В его речи и поведении я уже не раз замечала этот лёгкий переход между мёртвенным спокойствием комитетчика и таким себе весёлым раздолбайством. Которое он невозмутимо прикрывал чашкой кофе или взглядом в окно. Казалось, иногда ему хотелось вести себя иначе (ну хотя бы с некоторыми людьми), но звание не позволяло.

— Ну-ну… Чтоб вы знали, вы уже внесены в список потенциальных штатных сотрудников. Ваше сознание чрезвычайно устойчиво и при этом гибко. Я был прав, — он победно оскалил зубы.

— Карун, перестаньте, — с неожиданной злостью проговорила я, а он вздрогнул, будто на иголку сел, — Если вы хотели меня запугать, зачем потом вести себя не так, как вам положено по чину — все эти шуточки и дружеские подходы? Давайте играть в ваши игры и дальше: вы — сотрудник какого-то там отдела КСН, я — свидетель или соучастник Абсюлютно Установленного Отродия. Унижайте меня, допрашивайте, пугайте. Я сбиваюсь с дыхания, когда вы изображаете "доброго следователя".

Да Лигарра вздохнул.

— Вам это надо?

— Что? Ваша жестокость и допрос с пристрастием без соблюдения прав и обычаев, как НЕчеловека? Конечно нет, что за вопрос. Но если вы сами не верите в мою причастность, то какой Тени вы от меня хотите?!

— Я хочу ещё раз с вами побеседовать.

Признаться, его кроткость меня обезоружила.

— Валяйте, — сказала я.

Мы беседовали часа два. Мне пришлось рассказать всё — или почти всё, если быть точным. Просто были вопросы, которые я хотела бы задать его человеческой ипостаси, но не рисковала произнести их вслух в здании бюро КСН… Я даже перестала про них думать. Забыла про них… Вот так.

В общем, он узнал про каждый вздох да Ринна, про каждое моё подозрение, про беседы с Маром насчет интриг. Я и про угрозы да Растана выложила. Ну вообще-то глупо бояться медведя в пасти у тигра, правда? Даже если тигр (предположительно) какой-то неправильный — ведь от этого его зубы короче не станут? Узнав про манёвры директора, да Лигарра помрачнел и принялся меня распекать.

— Вы могли сказать мне сразу!!! Немедленно!!! Вот же Тень, всё ваша, Санда, ложная деликатность… — он необыкновенно разволновался, — вы чуть не попали в беду!

— Я могу узнать, что вообще происходит? — спросила я жалобно.

Он зыркнул на меня, и мне пришлось проглотить язык. Конечно, мы не на пенёчке в лесу. Мы в бюро расследований КСН. В третьем, кстати, отделе. А тут всё не так. Хотя от этой мысли мне стало очень нехорошо.

Итак, выжав из меня все соки, да Лигарра вскочил и ринулся за двери, велев мне сидеть и не двигаться. Я честно провела немалое время до его возвращения в позе истуканчика. Не сомневаюсь, вся наша беседа и моё поведение вне её тоже были записаны, так лучше было не давать им повода для сомнений. От нечего делать я размышляла, чего бы мне хотелось больше: уйти отсюда живой и невредимой — или остаться в камере, но избегнуть общения с коллективом родной клиники. Может, вас это удивит, но на этот вопрос я так и не смогла дать вразумительного ответа — теперь, когда я вывалила КСН всё аж до цвета своих трусиков, мои дела стали запутанными. Но мне правда было спокойнее болтать с да Лигаррой, а не трястись перед хамскими начальниками и родственниками. С ним всё было более-менее понятно, а вёл он себя не в пример вежливее. Ужас, да? — вот до чего они меня довели!

…И с какой стати он вообще решил насчет этого? Про Абсолютно Установленного?! я снова и снова вспоминала общение с Лапарси. Он был странным, но в нём не было ничего чудовищного. Я не могла отделаться от ощущения, что тут какая-то ошибка. Я вспоминала всё, о чём только что рассказывала да Лигарре. Лапарси сказал, что его преследуют. Что пока нельзя сноситься с властями, потому что его преследуют (это что ж выходит — его КСН уже тогда на крючке, что ли, держал?!) Что он лишь вернулся в лабораторию, чтобы выполнить свою работу до конца. Что кто-то хочет начать войну с Отродиями.

Стоп. Он не сказал — с Отродиями. Он сказал — с Горной Страной. Его преследует, возможно, КСН. Ага. И он хотел выполнить свою работу — какую, вот в чём вопрос? Он был искреннен и честен, я уверена. И он сказал мне правду. Но не услышала ли я в его словах то, что хотела услышать?

Глубоко погрузившись в раздумия, я почти не заметила вернувшегося Каруна.

— Если на секундочку, на маленькое мгновение, допустить, что человек в моём доме действительно был Отродием, — сказала я, подняв голову, безо всякого приветствия, — то можно сделать вывод — это очень качественная, почти безупречная подделка под Лапарси да Ринна. Я не знаю, как это сделали, но…

Я осеклась. У меня возникла мысль, такая дикая, что я даже не дала себе её осознать, и сказала лишь:

— И даже не могу предположить. Но это теоретически возможно. Хотя звучит как абсурд.

Да Лигарра удивлённо посмотрел на меня и моргнул.

— Вы условно свободны, — обычным деревянным голосом сказал он, — Мы считаем, что вы невиновны напрямую, однако вы будете находиться под домашним арестом или — на выбор вашого контролёра — под полным его контролем, как полевой агент. Отказ от сотрудничества приравнивается к признанию вины.

Я разинула рот. Ни хрена…

— Идёмте за мной.

Я механически прошла по коридору, попутно замечая, что в моей памяти не осталось ни кусочка от пути сюда — так я была расстроена. Да и сейчас я видела только прямую спину Каруна в добротном серо-зелёном ларго.

Мы вышли из здания бюро.

— А кто мой контролёр? — наконец додумалась спросить я.

Карун улыбнулся одними зубами.

— Садитесь в машину и не задавайте глупых вопросов. Я и так еле на ногах стою.

Я уселась в его тесный «385-й» (мне вдруг подумалось, что при росте в три шага с прямой ладонью он мог бы завести себе мобиль размером побольше — но да Лигарра, казалось, был напрочь лишён психопатического желания окружить себя крупными вещами). Я была как полупьяная от свободы и облегчения. Обойдя мобиль, Карун сел за руль и аккуратно завёл двигатель. Мы поехали по городу.

— Главный вопрос, который нам с вами надо решить: где находится настоящий да Ринн?

— А как насчёт связи с Десятью Семьями?

— Дело тёмное, — покачал головой Карун, — Вопрос про них: знают ли они, кого так горячо защищали в клинике. Если не знали — почему им так не терпится получить риннолёт? Очевидно, дело в некой выгоде. Какой? Мне это очень интересно. Если же они знали, то речь идёт о заговоре между Десяткой и Горной Страной. На этом фоне ваш уважаемый директор — мелкая сошка, Санда. Пешка в руках более умных людей. Но нам-то предстоит про это узнать. Примерно таков план наших действий.

— Размашисто, — кивнула я, — А как вообще родилась идея про да Ринна? — это вопрос жёг мне язык.

— Он попытался похитить документацию на проект «Риннолёт» и, возможно, хотел повредить машину, — устало проговорил Карун. До меня, сквозь туман личных переживаний, наконец дошло, что всё это время — сутки? двое? — он ни минуты не спал. Отсюда были все эти бережные движения и слишком чёткая речь — он держался лишь на силе воли.

— Карун, давайте заедем выпьем кофе, на вас же лица нет!

— Кофе нельзя. Я усну к Тени собачьей. А у меня ещё к вам вопрос есть.

— Может, вам лучше спать лечь? — с сомнением уточнила я.

— Задам и лягу. И во сне буду переваривать ваш ответ. Так что потерпите спасать меня. Не сейчас.

— Хорошо, — смирилась я, — так что там с проектом, как вы там его назвали, «Риннолёт»?

— В день возвращения да Ринна в Институт «Каурра», уже вечером, нарушилась сигнализация лаборатории, точнее — бокса номер восемь, где, собственно и стоит машина. — мне казалось, он рассказывает мне всё это лишь для того, чтобы ещё раз сортировать факты для себя самого, — Все ринулись туда, даже охрана лабораторий — дело в том, что это секретный объект особого значения. Охраняется только снаружи. Постовые не могут войти внутрь, только я и особая четвёрка из моего отдела. Окон нет. Проникновние в восьмой — аврал. Мы не нашли ничего подозрительного. Есть нюанс — кое-где телекамеры подключены только к закрытым самописам, а не к пульту, дабы пресечь чтение документов через записи. Согласно правилам, я извлёк ленту сигнализации: оказалось, что действительно некто пытался проникнуть в восьмой бокс. Немедленно был оцеплен весь корпус, однако лазутчика не нашли. Да Ринна пустили на место только через день, он ходил по лаборатории, говорил, что у него что-то проясняется в голове. Но следующей ночью всё повторилось. Снова сигнализация восьмого бокса подняла крик, однако на этот раз что-то дёрнуло меня подождать с беготнёй. Я понимал, что преступник где-то рядом, и я был должен любой ценой сбить его с ритма. В общем, я нарушил правила. Отправил охрану к ангару, а записи внутренних камер слежения просмотрел гораздо позже. И именно в это время, когда охрана прочёсывала окрестности ангара, одна из камер засняла человека, проникшего не в ангар, а в саму лабораторию, и открывающего сейф с документами по проекту. Раз дерматоглифический замок признал негодяя — это должен был быть кто-то из сотрудников с высочайшим уровнем доступа. По сути, я уже знал, кто это, но следовало поймать этого типа за руку. По тревоге были подняты все подразделения охраны. Итог проверки — документы в сейфе, причём подлинные, аппарат цел. Всех, кто находился в это время в помещения Института, я попросил остаться для выяснения. Среди них я заметил и да Ринна. Однако когда я попытался его расспросить, он кинулся наутёк и при скоплении как минимум десяти свидетелей сиганул из окна. С пятого этажа.

— И что? — ошеломленно спросила я.

— Что-что, — ворчливо ответил Карун, — вы же с ним общались — цел и невредим.

Мне стало нехорошо. От мысли, кто ночевал у меня… на моем любимом диване в гостинной!!! Нехорошо и как-то иррационально. Гадость-то какая, Боги мне помогите…

— Был объявлен розыск, — продолжал да Лигарра, оценив кислую мину на моём лице, — Через пять часов мы вышли свидетелей, видевших похожего человека в вашем районе, ещё через час вышли на вашего консьержа. Сами понимаете, что в таких обстоятельствах я не мог упустить даже крохи информациии. Коль скоро аббревиатура АУО произнесена, весь Комитет поднимАется по тревоге.

— Полно вам просить прощения за мой арест, — буркнула я.

Да Лигарра резко крутанул машину влево. Мы едва не врезались в солидный «708-й» белого цвета, а я коротко завизжала, поджав ноги.

— Санда! — прохрипел да Лигарра в ярости, — Немедленно перестаньте доводить меня до кипения! Вы разве не понимаете, что вы в полном дерьме?! Более серьёзных проблем вашей жизни ещё не было! Рискуя репутацией, я только что убедил руководство, что вы лояльная, умница и рвётесь в бой — просто оказались не в том месте! А на перспективу вас ждал подвал! Третьего отдела, чтоб вы хоть на миг поняли, что! вам грозило!!! Эта поддельная бризовская скотина к вам одной пришла — из всего Города Мудрости! — почему?!! А ворвись я к вам на полчаса позже — попали б вы под арест через другого следователя!!! — да с вами тогда бы никто даже не говорил! В дознание, и дело с концом..! — он сморгнул и оборвал себя, а меня вдруг коротко и жёстко замутило от осознания того, мимо чего меня только что пронесло, — но я вытащил вас из камеры, — продолжал он, — в надежде, что отныне вы будете преданы мне душой и телом! Однако, если мы не предоставим руководству чего-то существенного, дерьмо вернётся! Вы ещё и меня подставите! Поймите — против вас работает вся система! Вы единственная зацепка против этого лже-да Ринна — система вас не отпустит, Санда! Никогда!

Я молчала, глядя в трясущийся пол мобиля. Холод в моём животе снова ожил. Скорее оттого, что он произнес вслух то, о чём я постаралась забыть сразу же после выхода на улицу. А ещё меня обуяла злость. Я не выносила, когда мою свободу ставили под угрозу. Да ещё и так жестоко. Вместе с жизнью.

— На моё тело и, тем более, на мою душу можете не рассчитывать. Но я решила вам помогать, и я вам помогу. Так что мозги, стало быть, ваши. Уж какие ни есть хреновые. За помощь и доверие спасибо. Но вы сами втянули меня в эти склоки, так что мы почти квиты.

Да Лигарра вздохнул.

— Санда, я работаю с теми, кто есть под рукой. Вы не худший вариант. Вашу решимость я заметил. Она даже на моё руководство произвела впечатление. Иначе вы бы не ехали со мной. К тому же — вас шантажировали третьи лица, а ваше досье до сих пор не имело ни пятнышка. Это тоже легло в вашу пользу. В общем, у вас сейчас мало прав, но всё в моей воле. Если всё пойдет хорошо, я вас вытащу, честью клянусь.

— Я понимаю, — через силу ответила я. Меня приперли к стенке. Чего уж там. Разве я не понимала, что играть с Комитетом мне не по зубам? Доигралась. Отливаются теперь и откровения на пенёчке, и длинный язык, и развесистые уши. Это не шутки, мда. Ложный да Ринн прыгнул из окошка и улетел. Охренеть, да?

Дойдя до этой мысли, я испытала два разнонаправленных чувства: сожаление, что я при этом не присуствовала — вот же было событие, наверное! а на свидетелей глянуть чего стоило! — и тень сомнений, так ли всё гладко в рассказе да Лигарры о побеге да Ринна.

— Изумительно, — пробормотала я, — Но если подлинные документы на эту вашу волшебную машину остались в сейфе, то что тогда было в его рыжей сумке, которую он таскал с собой, как банку с Белой Землёй?

Да Лигарра удивленно посмотрел на меня и сказал фразу, потрясшую меня:

— Мне всё-таки нужно поспать…

Его совершенно не удивило, как недолго я злилась и боялась. Поздно. Я думала, а в этом состоянии бояться я не умела. Мощности не хватало, наверное.

"385-й" притормозил у моего дома. Признаться, я не ожидала, что наше расследование будет припарковано тут. Ещё одно посягательство на мой устоявшийся мир, Тень их подери.

— Надеюсь, у вас найдется что-то съестное?

Я пожала плечами.

— Если вы тоже холостяк, вы должны знать правильный ответ, — улыбнулась я. Карун глянул на меня своим фирменным деревянным взглядом и промолчал.

Мы прошли мимо притихшего консьержа — не ждал, собака, что я так скоро вернусь? — и вот я снова дома. Ощущение какого-то безумия не оставляло меня. Я пошла на кухню, стараясь не глядеть на злополучный диван. Я пообещала себе, что наплюю на суеверия и опять буду на нём сидеть…

Пока я стряпала что-то вроде еды, да Лигарра стоял за моей спиной и глядел в окно.

— Я хотел бы вернуться к вопросу, который вы так ловко обошли у меня в кабинете, — проговорил он, не оборачиваясь.

— Это какому?

— Который меня сильно беспокоит. Я своими глазами видел, как этот человек… это существо… не знаю, как и сказать… летел. Как же выходит, что генетический анализ дал совпадение на сто процентов? Да более того — за день до всей этой катавасии я снял отпечатки пальцев с мебели в лаборатории — идентичны! И то сказать — ведь именно пальцы да Ринна открыли этот сейф, правда? Итак, это был да Ринн. Абсолютно. Вот это-то мне и не ясно. И мне на мгновение показалось, что вы что-то можете сказать про это…

Я помолчала.

— У меня есть гипотеза. Возможно, дело в разнице технологий: нашей и технологии Горной Страны, — сказала я, ставя кофейник на огонь.

— Хотел бы я знать, как это вас навело на столь… необычные мысли? — нахмурился да Лигарра, — Технологию противника обыватель, как правило, не знает, так как это запрещено КНИГОЙ.

Я обернулась.

— Мне всё равно придётся вам это рассказать — хотя бы потому, что мне хотелось бы расспросить, что вы знаете про это. Но вначале пообещайте мне, если возможно, не наносить никакого вреда тому человеку. За то, что он это знает.

Да Лигарра с жалостью оглядел меня.

— Санда, я не смогу вам этого пообещать. Единственное, что я могу сказать вам точно — вашу квартиру сейчас не будут прослушивать. Потому что прослушку я снял. Не выношу, когда секут за мною самим. Этот человек — Мар да Луна?

Я горько кивнула.

— Вам известна так называемая "сказка из Тер-Карела"? Сказка про Хупарскую Смуту и всякие неприятности?

— Ну… — уклончиво сказал да Лигарра.

Вздохнув, я набралась мужества — а попробуйте рассказывать под этим деревянным немигающим взглядом! — и вкратце изложила легенду.

— Я предположила, а что, если — независимо от того, правда в этой истории или нет — биология Отродий достигла таких высот, что они способны поместить сознание в тело другого носителя? Или — по аналогии со сказкой — вырастить человека, идентичного заданному генетически? Ну они же не обязаны соблюдать человечекие законы и мораль, правда? — совсем уже робко закончила я под тяжестью его взгляда.

— Феноменально, — прошептал да Лигарра. В это время у меня начал убегать кофе, и я обратилась к плите.

— Что именно феноменально? — пробормотала я спустя какое-то время, но мне не ответили.

Я оглянулась. Беседуя со мной, да Лигарра сел на табурет и прислонился к стене. Он крепко спал — пережитое напряжение взяло своё, кажется, помимо его воли. Ну, нормальному мужчине хоть стоя уснуть — раз плюнуть…

Я выпила кофе в одиночестве, размышляя об Абсолютно Установленном Отродье, вчера ночью сидевшем на расстоянии вытянутой руки от меня. Он был таким уставшим, как вот сейчас его оппонент да Лигарра, а ещё испуганным. Я представила себе, каково это — оказаться среди абсолютно враждебного окружения, готового разорвать тебя по малейшему подозрению… наверное, ему и впрямь было страшно. Нет, я не испытывала ничего похожего на жалость или сочувствие. Тревожное любопытство — это да. Мне дали классическое образование, так что я имела крайне скудное понятие об эмоциях Отродий. Они должны быть подобны человеческим, но не такими по сути.

Впрочем, сама себе возразила я — ведь это… существо… провёл среди людей четыре недели — целых сорок дней! Его должны были основательно подготовить. Ведь за всё это время он не прокололся! Был капельку неестественнен — но только для тех, кто знал да Ринна раньше. В целом он был гениальной копией человека — притом человека вполне конкретного!

Как-то раз я читала забавную дискуссию насчет создания искусственного интеллекта. Спорящие так и не пришли к согласию — если создать нечто, являющееся точной копией человека — это можно или нет считать человеком? Ответ существовал лишь с точки зрения Веры — у такого существа не будет души.

Но как взять на анализ душу? Это ж вам не палочкой в заднице поковырять…

Потом я растолкала своего тюремщика и спасителя и уложила на проклятый диванчик. Пусть знает, как доводить меня до колик. Может, ему кошмарчик приснится?

Я жестокая. Я не поленилась встать очень рано, потому, когда да Лигарра растопырил глаза, ему предстало почти зеркальное отражение давешней ночной сцены — разве что я не курила, а лениво хлебала кофеёк.

— Это правда, Карун? История про воссоздание Семей с помощью бризов?

Попытка захватить его врасплох почти удалась.

Прежде чем проснуться окончательно, да Лигарра ошалело кивнул. Правда, он попытался сделать вид, что это он просто разминал шею — профессионал, нечего сказать.

— Санда, вы… вы просто сволочь, — в сердцах ляпнул он, — Я и так уже нарушил все инструкции и полномочия Мира! Ради вас! Просто из добрых побуждений! Я думал, что если я не потащу вас к себе, это как-то защитит меня от вас, но что же — вы решили взять меня обманом?

— Я просто быстро учусь. У вас, заметьте. И я как-то не верю в добрые побуждения спецоперу КСН. А все мои скверные качества вы сами выпускаете на свет Двоебожий! Подвергая меня все новым испытаниям, — зло ухмыльнулась я.

Да Лигарра рывком встал и пошёл умываться. Но ведь я получила ответ. Только его ещё стоило обмозговать…

— У меня есть кое-какие мысли, так что возвращайтесь скорее, — прокричала я вслед. Не иначе как Тень в меня вошёл, а?..

Итак, это правда? Я медленно расправляла в своем воображении факт создания искусственных людей… и начала понимать, что сама в это не слишком-то верю. Это было… ну вроде как сразу захотелось удавиться и больше не жить, если вы понимаете, о чём я. Противно, жутко, а ещё я понимала, что больше мне не удастся смотреть на мир так, как раньше. Обычным взглядом. Боги мне помоги, а ведь это даже не самая большая загадка дня! В другое время я бы посвятила этому открытию полгода раздумий, а тут и минутки нет…

И то, если подумать, если рядовой контрразведчик осведомлен о правдивости "сказки из Тер-Карела" — значит, не такая уж это большая тайна? По крайней мере, несколько сот человек в Мире об этом знают?

…пСлноте, Санда да Кун, одёрнула я себя. Ещё недавно знания "рядового контрразведчика" были для тебя чем-то вроде знаний Создателя — а на тебе, губы развесила!

Вернувшись, да Лигарра был ещё злее.

— Ну, — сказал он. Я сжато изложила ему свои размышления. Раз «сказка» известна Комитету и говорит правду, то это просто колоссально. Вкупе с наблюдениями за лже-да Ринном вывод один: современная биотехнология противника способна на что угодно. Более того, как теперь мы можем отличить засланцев от своих? Никак!

Второе — если лже-да Ринн что-то унёс в сумке — то как объяснить цепочку событий в Институте «Каурра»? Если допустить, что ему удалось снять копии с документов, то логично же допустить, что в сумке могли лежать эти копии. Тут есть вопрос — была ли возможность прибегнуть к копирующей аппаратуре на территории «Каурры»?

Примерно в этом месте Карун перестал беситься и начал меня слушать.

— Не мог он этого сделать, не переполошив всю охрану!

Я задумалась.

— А если он того… по воздуху..?

Карун помрачнел и надулся, словно икоту сдерживал.

— Не думаю. Нет. Всё равно.

Он подошел к окну, потирая виски.

— Совершенно очевидно, что никакого проникновения в ангар не было! Тревога была спровоцирована нарочно, чтобы заставить меня просмотреть плёнку.

— Но там же ничего не было? А… поняла…

— Вот именно — зато в это время и не велась запись! — да Лигарра был возбужден. То есть он конечно, не бегал по комнате, но в нём всё дрожало, — Тогда-то он и украл документы из сейфа. Была возможность провала, когда мы сутки стерегли восьмой бокс. Ведь о пропаже могли уже в эти сутки узнать люди из моей команды! Но никто не проверил, вот же Тень! Даже я не догадался проверить, всё ли бумаги на месте! Хотя подозрения мои насчёт да Ринна тогда уже почти оправдались. Когда же этот тип зашёл вернуть оригиналы, поднялась тревога. А мы решили, что их только что пытались украсть. Уже наутро кража могла быть замечена. Но наш поддельный да Ринн тихонько ушел бы с территории, передал бы кому надо копии проектной документации на риннолёт, а сам продолжил бы ходить по Институту. Случайно мы его спугнули.

— А ещё я не понимаю, чего он так в меня вцепился, — прошептала я смущенно, — Я-то тут причём? Что в моём лице такого..? Я же ему кого-то напоминала — ведь если человек в парке уже был подделкой, он же впервые меня увидел?

Да Лигарра остановился посреди комнаты и критически осмотрел меня.

— Санда. Вы рыжая, — спокойно сказал он.

Я застыла… На короткое мгновение от обиды у меня перехватило дыхание — обиды тем более горькой, что он сказал мне чистую правду. И это правда уже мало не стоила мне жизни!

— Я не рыжая… — пролепетала я. И уже с яростью, всё более и более громко, я начала кричать, — Если от какого-то Тени у моих Тенью трахнутых, проклятых волос — да чтоб они отсохли! — такой оттенок, так что же мне?! удавиться?! Что же, каждая засланная дрянь будет меня под третий отдел подставлять?! Да я всю жизнь из-за них мучаюсь! Чтоб вы знали, как меня дразнили, даже слуги, даже взрослые, даже коллеги — да вас, наверное, разорвало бы уже..! Вас разве кто-нибудь когда-нибудь подвергал таким унижениям..?!

Меня трясло, и я расплакалась. Да Лигарра выглядел смущенным — настолько, что по нему это даже стало заметно.

— Санда, — тихо проговорил он, — не обижайтесь. Мне, возможно, не стоило говорить вам это напрямую — с учётом того стресса, который вы вчера пережили — но то, что я сказал вам — это правда. Именно поэтому двойник на вас и бросался.

Да Лигарра вытащил из кармана платок и протянул его мне.

— Подождите, я вам ещё кофе сделаю, — примирительно сказал он.

Меня оставили в одиночестве. Я сидела на диване в уголочке — напрочь забыв про его осквернённость — и в моей голове не было никаких мыслей, только опустошение. Я рыжая. Бриз принял меня за свою. Какую-то недоделанную свою, неведомо как живущую в Мире… Боги, за что я родилась на свет? Все на свете люди как люди. Мои братья. Мои родители. Мои соседи. Одна я… рыжая, с акалькулией, условно освобождённая, всем на свете нахамившая — даже спецоперу КСН.

У меня не было сил держаться. Я держалась целую жизнь.

Когда да Лигарра вернулся, мой нос уже подсох, но на душе было по-прежнему пусто и гадко.

— Меня другое беспокоит, — проговорил он, вручив мне чашку и усевшись в кресло напротив меня, — с какой радости он сказал вам, что ему никак нельзя обращаться в КСН?

— Ну после того, как вы за ним устроили погоню… — непонимающе проговорила я.

— По вашему рассказу у меня создалось впечатление, что дело чуток сложнее. И давность этого преследования больше той погони. Он ещё с кем-то контактировал помимо меня, раньше, возможно, в "Масийя Рунтай"? И этот кто-то ему угрожал? Дай-то Боги, чтоб это была моя паранойя.

— А вас он мог и не иметь ввиду?

— Кто знает… — да Лигарра был задумчив, а ещё еле заметно встревожен.

Я могла бы сказать, что он снова придирается к мелочам, но одной его «мелочи» (насчет подмены да Ринна) уже присвоили метку АУО. И ведь никто не верил — так это было дико.

— Что, если вы и впрямь переходите дорогу кому-то из своего высшего руководства… — предположила я.

Карун оскалился.

— Не лезьте не в своё дело, Санда. Только и всего.

Я умиротворенно кивнула, но на душе моей стало нехорошо — хотя куда уж гаже, казалось бы. Уж больно складно всё получалось. Все как один намекали мне, что у да Лигарры, возможно, проблемы. Из-за его чрезмерной внимательности. А он приковал меня к себе всей мощью закона. И уже не вырвешься — я под следствием, и то, на что он намекал мне в мобиле — чистая правда. Меня мог арестовать другой человек, и тогда я могла огрести по полной (притом абсолютно безневинно) за тот факт, что эта искусственная тварь почему-то пришла именно в мой дом. То есть меня бы сделали соучастником Проникновения. Вышла бы я тогда из бюро третьего отдела живой — крайне сомнительно. Так что да Лигарру мне и впрямь следовало благодарить. Он меня знал и прикрыл — хотя допускаю, что не без личных прагматичных соображений (например, чтоб я не выдала чужим, как он рассказал мне секретную информацию). Теперь у меня нет иного выхода, кроме как держаться за него зубами. Потому что если не он — кто иначе мной будет заниматься? Кто-нибудь такой, что я мгновенно пожалею про нынешнего контролёра. Оказавшись в очень плохих местах.

Меня обложили. Мне следовало думать о поиске нашего АУО и не переживать из-за КСН. Я ничего не могла с этим поделать.

Мы поехали в «Каурру».

Жаль, отец не увидел, как я переступала порог самого закрытого и высокоумного учреждения современности! Зная его тонкое чувство юмора, я не сомневаюсь, он бы соорудил некую двусмысленную и остроумную шутку про вход в науку с чёрного хода.

Так оно и было. Да Лигарра сунул под нос коменданту некую бумагу — и тот больше не задавал вопросов. Если честно, комендант вообще съёжился, когда увидел да Лигарру на горизонте — мне было неясно, кто из них главнее. Отныне я была частью Каруна, таким себе бегающим глазастым приложением. А он здесь был фигурой весомой. Я убеждалась в этом всё сильнее.

— Итак, ищем что угодно. Я не знаю, как это может выглядеть, но мне нужна любая зацепка. Я неспроста приволок вас сюда, Санда. Люди, имеющие доступ в Институт прикладной физики, видят эти стены десятилетиями. Вы сейчас их увидите впервые. Свежий взгляд может найти что-то необычное.

— Да мне тут все необычно, — проворчала я.

Мне ужасно хотелось поглядеть на волшебную машину да Ринна. Но я стеснялась этой мысли, и уж точно скорее вырвала бы себе язык, чем попросила об этом да Лигарру. Это всё отец, думала я. Вот уж был неверующий гений! И меня этим наградил, почтенный родитель, вслед за чем покинул наш бренный Мир. Хупарское любопытство и неуважение к святыням — вот портрет Санды да Кун!

Машина, умеющая летать… Боги. И её можно потрогать — и руки не отвалятся! Что сказал бы отец? Я была почти уверена, что он изучил бы вопрос до самого донышка, но вот что бы он потом резюмировал, я представить не могла. При всем своём наплевательстве он казался мне человеком достаточно правильным. Возможно, это было ошибочным мнением, но ведь не спросишь уже. Руки не отвалятся? А вдруг таки отвалятся? Вот создал её да Ринн — и что, много хорошего ему принесло изобретение летания?

На пороге лаборатории номер восемь, о которой я уже столько слышала, нас встретил пухлый, благообразный человечек, на бейдже которого значилось имя "Ранго да Ругана" — как выяснилось — администратор лаборатории. Узрев рядом с да Лигаррой свежее лицо (а я изо всех сил напускала на себя важности), он немедленно вызвался показать мне подведомственое ему хозяйство. Я мельком подумала, вот ничего себе секретный объект! — но потом сообразила — человека без хорошего уровня допуска вряд ли провели бы в эти стены. И уж тем более не в проходку с начальником спецохраны. Да Лигарра милостивым жестом отпустил меня в вольное плавание, и я пошагала за Ранго да Руганой.

Вот ведь ирония! Я влипла в проблемы по самые уши — но именно это открыло передо мной настолько закрытые двери.

Лаборатория номер восемь и впрямь оказалась образцом уюта и функциональности — удобные кабинеты, хорошее освещение, кондиционированный воздух, кухонька, масса зелени, а уж про научную часть я и вовсе молчала — я не понимала назначения даже трети увиденных приборов, но всё это было страшно высокоумным и сложным. Само собой, кое-куда меня не повели — я отлично помнила оговорку да Лигарры о местах, куда были вхОжи, кроме да Ринна, только спецоперу и четверо его подчинённых. Но ведь очевидно, что заговор против да Ринна устраивали не там, а где-то в местах общего пользования.

Я смотрела на оснащение лаборатории, смотрела и на да Ругану. На его пухлом брюшке еле сходилось дорогое ларго жемчужно-серого цвета, круглая голова целиком занимала воротник, а редкие волосы торчали от пота. Вообще он был весь какой-то розовенький, лощённый, скользкий (так что на его фоне суровая безупречность Каруна начинала мне казаться верхом демократизма), и я изо всех сил боролась с ощущением, что да Ругана мне неприятен. Наверное, подумала я, это из-за его небольшого роста — у меня всегда вызывали предубеждение мелкие мужчинки — но ведь не виноват же он ни в чём из-за этого?

— А вот тут велись наши самые серьёзные разработки, — печально проговорил да Ругана, приоткрывая передо мной очередную дверь. Он явно не знал, могу ли я сюда входить, но я молча отодвинула его плечом и вошла. Карун — отличный пример для подражания. Эдак я и теней бояться (что я, по своему обыкновению, любила делать) перестану. На мой взгляд, в помещении не было ничего секретного или жуткого. Обычная лабораторная комната — с чертёжными столами, аппаратной стойкой и заурядными шкафами вдоль стен. За одним из столов работал субтильный мальчик лет семнадцати, с выпуклыми рассеянными глазами и беспорядком на голове. Он немедленно вскочил и кивнул администратору. Я прочитала на его нагрудной карте "Дино да Ниготта, младший научный сотрудник".

Не обращая внимания на нервно семенящего за мной да Ругану, я прошлась по лаборатории. На одном из столов, у самого окна, не было ни одного листа бумаги. Даже канцелярских принадлежностей не лежало, и оттого стол казался осиротевшим и голым. Рядом стоял опечатанный сейф, а стену занимала пустая полка.

— Господин да Ринн работал здесь? — полуутвердительно сказала я.

Лицо да Руганы сменило ряд выражений — озадаченность, тревогу и, наконец, облегчение — кажется, мой вопрос показал ему, что я нахожусь тут на законных основаниях, и ему не надо срочно искать да Лигарру, чтобы уточнить мои полномочия.

Администратор с готовностью кивнул, теперь не сводя с меня подобострастного взгляда.

— Я осмотрюсь, — заявила я, пускаясь в обход помещения.

— Чаю? Кофе? — тут же предложил да Ругана, расплываясь в почти искренней улыбке, — Может, пройдёте в комнату отдыха?

Вот же противно. Как только я доказала ему, что я каким-то боком отношусь к третьему отделу, он заюлил, как хупара на разносе. А приди он с геморроем в "Масийю Рунтай", была бы я "врачишкой из этой конторы", и посылали бы меня заниматься клизмами. Не то чтоб меня комплексы мучили, но мучило меня осознание глубокой несправедливости Мира. Вот вроде бы и Порядок соблюдается, и все люди (уж кто во что горазд) могут занять своё, полностю им подходящее, место. Будь то чистильщика канализации или директора научного Института или гуарро. Но на практике отношение в обществе ко всем этим людям разное. Одних презирают даже свои по расе. Перед другими заискивают. Интересно, а как это у нелюдей устроено (очередная моя дурацкая мысль)?

В общем, я пожелала кофе, причём непременно с корицей, но дала ему понять, что никуда из этой лаборатории уходить не собираюсь. Да Рагиро почему-то заметался, а потом, смирившись, ушёл. Что ж, сам нарвался. А я пока с мальчиком познакомлюсь. Поговорю о том о сём. Я протянула да Ниготте руку и сказала:

— Санда. Можно по имени. Вы давно тут работаете?

Молодой ученый кивнул.

— Я трудился с господином Лапарси. Ну… до того… как всё это… о чём говорят… если это правда, — пробормотал он рассеянно и тревожно.

— Вы помогали в его разработках?

— Частично, — застенчиво улыбнулся мальчик. — Надеюсь, когда всё уляжется, мне всё-таки дадут допуск «два», и я продолжу его работу. А то ведь жалко, весь восьмой блок стоит, ну да вы же знаете, наверное… о чём же это я, — снова улыбнулся он.

Конечно, да Ниготта знал, что проектировал да Ринн. И то сказать — не в одиночку же да Ринн строил свой аппарат?! Не из-за того ли так нервничал да Ругана? — что я, не приведи Боги, расспрошу этого да Ниготту? А сам-то администратор в курсе того, что стоит в ангаре восьмого блока? Любопытно. У кого же тут ещё имеется упомянутый допуск «два»?

Я прошлась по лаборатории. Помимо окна возле стола да Ринна, в комнате было ещё два, и все подоконники были заставлены растениями. Я ощутила что-то вроде зависти — моих «талантов» хватало только на то, чтобы засушить кактусы, и, поскольку я жила без служанки, в моём доме не было ни травинки зелёной.

— Кто за всем этим ухаживает? — полюбопытствовала я.

— Мы же сами, — застенчиво улыбнулся да Ниготта, — Это в «Каурре» вид соревнования. У кого цветочки больше выростут. Опять же, расслабление от работы. Ну, так повелось… — пробормотал он.

— Здорово, — кивнула я, — И кто побеждает?

— Сейчас десятый бокс. Говорят, — хихикнул он, — Но у меня туда допуска нет, и я ещё не видел.

— Так как же вы судите? — удивилась я.

— Ясное дело — «контора» всех судит. Кураторы везде ходят, они и фотографии передают, — заговорщицки подмигнул да Ниготта, — Это, говорят, повелось ещё лет пятдесять назад. Прошлый куратор соревнование временно пресёк — ну это ещё до меня был и даже до господина Лапарси — а он решил, что это забавно.

Он, сообразила я, в быту откликался на Каруна да Лигарру. Мне захотелось улыбнуться. Я как воочию увидела рождение еле уловимой, лукавой искры в деревянных глазах спецоперу, когда он давал добро на соревнование по цветоводству среди физиков. Есть у него чувство юмора — и это почему-то наполняло меня спокойствием. Было бы куда хуже, если бы это совершенное комитетское существо не умело смеяться — в том числе над собой. А если человек умеет смеяться — он и всё другое, наверное, сможет.

Я кивнула, медленно обходя комнату.

— А тут что, горшок упал? — полюбопытствовала я. На паркете у окна виднелся на тёмный след в виде полукруга. Ни один из нынешних экспонатов подоконника не мог оставить такой вмятины. Присев, я ощупала её, а ещё заметила немного грязи под стенкой — ученые были слишком рассеяны, чтобы за этим следить.

— Да, ерунда, — отмахнулся да Ниготта, — Вроде и хороший был цветок, но мы с господином Лапарси его не любили. Так что когда он разбился, я с чистой совестью позволил его в мусор выкинуть.

— Не любили? А что же так? У вас же тут соревнование, — напомнила я.

Да Ниготта повёл плечами.

— Он кашлял.

— Цветок?!

— Да нет, господин Лапарси.

— Что же тут росло? — уточнила я.

— Розоцветка. Большая такая, я таких сроду не видел. Даже не знал, что они такие растут.

Ерунда, наверное..? Да и разве дотошный господин да Лигарра уже не выпытал эти детали..? Я на миг задумалась. Но выходило, что не выпытал — если я правильно помнила его реплики и размышления. Он это пропустил мимо ушей. Не может человек всего знать, правда? Но если так… ой-ой… кажется, я что-то нашла.

— Скажите мне, Дино, а когда именно растение упало?

Да Ниготта задумался.

— Да почти сразу, как шум поднялся, что господин Лапарси исчез из клиники, — нахмурился он.

Я шевельнула носом.

— Вы не помните точно? Это было до или после того, как господин да Лигарра начал расследование о пропаже господина да Ринна?

Легкость, с которой я помянула его, привела да Ниготту в священный трепет (если бы бедняга знал, что я его по имени зову, а ночь он провёл, стыдно сказать, на моём диване — мне захотелось хихикнуть). Но я тут же привела себя в серьёзное настроение.

— Мне кажется, до, — неуверенно проговорил да Ниготта, — Впрочем, нет, именно что до.

Я подробно расспросила паренька, ощущая себя так, словно в меня медленно наливали горячую воду. Вот же Тень, Боги мне помогите… но мне критически не хватало Каруна, чтобы всё это разложить по местам. В открывавшейся передо мной картине явно не хватало каких-то деталей — а он мог их знать.

— А когда цветочек появился?

Вопрос поставил да Ниготту в тупик. Он не помнил, ибо в те дни он был по уши в работе. Лапарси да Ринн, как я поняла, был невменяемым гением, задававшим всей команде бешенный темп. С его пропажей в лаборатории наступил коллапс. Сотрудники, конечно, начали замечать окружающий мир, но про события минувших дней имели по-прежнему смутное представление… Мне срочно нужен был да Лигарра — единственный человек, сохранявший хладнокровие к этом научном дурдоме.

Я поспешно встала с корточек и уселась за стол да Ниготты. В это время пришёл да Ругана — он был какой-то взмыленный, тревожно оглядел комнату, но всё было до тошнотиков мирно. Меня напоили кофе — справедливости ради, неплохим — но я испытывала всё большее нетерпение. Как бы найти Каруна в этом гиганском комплексе?

— Покажите, что у вас тут ещё, — проговорила я, обращаясь к да Ругане. Однозначно — это человек вызывал у меня неприязнь — может, оттого, что, вынуждено оставив меня в лаборатории, он теперь глядел на меня, как на врага. То есть лицо да Руганы было по-прежнему розовощёким и благодушным, но глаза администратора заледенели. Во-первых, я не люблю таких явных лицемеров. Во-вторых, я могла случайно сунуться в вопросы, о которых не имела понятия, но они могли дорого мне обойтись — например, да Ругана мог стучать в КСН поверх головы да Лигарры. А он явно подозревал меня в каком-то умысле или тайных действиях — я не сомневалась, что после моего ухода да Ниготту расспросят.

Да Ругана оказался как минимум мстительной сволочью. Он вытаскал меня по каким-то унылым переходам, щебеча, как соловей, а затем бросил в пустынном холле восьмого блока.

Я посидела в кресле, полистала какие-то журналы на стенде — все они оказались слишком сложными для моего восприятия. Ощущение неприятностей летело на меня, как цунами. Пытаясь унять волнение, я меряла шагами просторное помещение.

Вот же хрень… Розоцветка. Само по себе худо, а с учётом размеров… Кто мог это сделать? Кто-то из сотрудников «Каурры». Любой из тех, кто сегодня попадался мне на глаза. Любой. От нетерпения у меня ныло в животе. Хоть бы Карун скорее вернулся. Что он так долго? Где он?

Тем не менее, когда дверь и впрямь распахнулась и в помещение реактивным снарядом влетел да Лигарра, я оказалась неготова к следующему повороту событий.

— Вот вы где. Я да Ругане уже шею намылил, что он бросил вас тут.

Я подпрыгнула ему навстречу, но мне и слова не дали сказать. Да Лигарра схватил меня за локоть и пинками выволок в коридор.

— Идите за мной — и быстро! — деревянным голосом проговорил он.

Ого. Что-то серьёзное.

На деле я бежала как раз впереди него, потому что он так и не ослабил хватки на моей руке. А хватка у него была вполне стальная.

— Санда, у вас есть деньги?

— Немного… — пробормотала я на ходу.

Он был встревожен. Не останавливаясь, да Лигарра вынул из кармана несколько крупных купюр и сунул их мне в руку. Быстро преодолев коридор, он толкнул железную дверь, и мы оказались на крыльце заднего дворика.

— Там впереди, по дорожке, калитка. В дежурной сидит молодой парень в гражданском — он вас выпустит без вопросов. Едьте домой. Немедленно. Но в квартиру заходить не смейте. Вас никто не должен видеть. Ждите меня у Куркиса. Зайдёте с чёрного хода. Позовёте бармена и напомните ему про мешок дерьма. Когда он вспомнит, попросите его приютить вас в подсобке. Никуда не выходить. Ни с кем не разговаривать. Вам всё ясно?

— Нет, — сказала я твёрдо, — В чём дело?!

Глухо зарычав сквозь зубы, да Лигарра столкнул меня с крыльца, так что я чуть не пропахала носом асфальт.

— Я сказал — немедленно вперёд!!!

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Можете себе представить, о чем я думала, сидя у окошка автобуса… Сунутая мне второпях сумма равнялась моей зарплате, но я всё-таки решила смешаться с толпой.

Кажется, случилось что-то такое, что требовало моего отсутствия. Но от какого Тени я должна прятаться? Вот что меня беспокоило. Что мне грозит? Он был не на шутку обеспокоен. Серьёзный разговор? Плохая новость? Хотя, похолодела я, я никак не могла быть уверена, что он только что позаботился о моих интересах. Возможно, это снова какая-то игра, в которой я только разменная фишка. А я опять не имею понятия, куда и с какой целью меня гонят. Как скотину на забой, честное слово. По коридору под нож.

В общем, приехав в свой район, я была основательно зла. Причём бесил меня именно запрет идти домой. Мало того, что он засветил мою квартиру, и у меня теперь один Тень знает какие могут быть неприятности, так я теперь ещё и должна сидеть в какой-то подсобке у какого-то хупара. Притом именно тогда, когда попасть домой мне было крайне необходимо! Впрочем, если мне грозят вещи более опасные, чем невозможность гигиенических процедур в сложные женские дни, в моих интересах в точности выполнить все приказы Каруна. Скрипнув зубами, я мельком глянула на крышу своего дома, видневшуюся за деревьями, и отправилась рыскать по задворкам. Повторяя про себя его инструкции.

Уж не знаю, какое для Куркиса значение имел "мешок дерьма", но я когда я помянула эту субстанцию, лицо шоколадного переменилось, и он по-деловому кивнул:

— Чем могу быть полезен?

Я изъявила желание просидеть энное количество времени в его пособке. К счастью для меня, упомянутое помещение представляло собой что-то вроде склада и курилки в одном лице, то есть было оснащено, помимо ящиков, тремя разномастными стульями, продавленным диваном и загаженным столом. Интересно, какие у Куркиса дела с третьим отделом? У да Лигарры тут что, явка? Но когда мы тут с ним встречались в первый раз, у меня не возникло ощущения, что Куркис знает его в лицо. Или — как вариант — шоколадный это знание хорошо скрыл. Я сидела, вяло хлебая кофе, и мрачно соображала, что у меня нет ни малейшего понятия, что делать, если вдруг Карун не придёт. За этим милым занятием у меня прошло не много ни мало три часа, когда, наконец, дверь открылась, и молча возникший на пороге да Лигарра кивнул мне, предлагая идти за ним. Выглядел он обычно, словно бы эта вспышка в Институте мне приснилась.

Ни слова не говоря друг другу, мы перешли сквер и улицу.

— Мы что же, ко мне идём?

— Да.

— Уже можно? — уточнила я.

— Уже да.

Он был сух и не отвечал на мою иронию. На его лице ничего не читалось. Вообще ничего. Я не ощущала от него опасности, но сейчас это был именно что неузнаваемый, блеклый человек. Среднестатистическая правильность. Он ушел в себя полностью. Закрылся на все замки. Наверное, думал о чём-то.

Мы молча вошли в квартиру — Карун первым. Несколько экономных движений глазами всё же выдали его тревогу. Он бегло, но необыкновенно тщательно осмотрел все углы, после чего успокоился и как-то разом обрел индивидуальность. Как это ему удавалось? Я не понимала. В принципе, природа наградила да Лигарру достаточно узнаваемой внешностью — не красавец, но что-то притягательное в его лице имелось. Высокий лоб, рубленные скулы, твердый подбородок — и всю эту классическую, как из учебника биологии, картину оживляли прямые брови, мрачные выразительные глаза и сжатые губы. Но стоило ему стереть с этого лица всякую тень эмоций — он пропадал. У него даже голос изменялся. Наверное, их этому учат, хотя порой эти метаморфозы меня пугали.

— Тут никого не было. Но лучше было перестраховаться.

Он уселся и щёлкнул зажигалкой.

— Боюсь, Санда, мне придется попросить у вас прощения, — спокойно проговорил он, откидываясь в моём любимом кресле, — за то, что я втянул вас в это дело. Хотя как знать… — задумчиво пробормотал он, — Может, это как раз спасёт вам жизнь. Тот факт, что вы теперь внештатник третьего.

Похолодев, я смотрела, как он вдыхает дым и пускает его к потолку. Карун выглядел отстранённым и задумчивым — как человек, принимающий судьбу, но ещё готовый чуть-чуть потрепыхаться. Из спортивного или другого интереса.

Он думал, курил, глядя в потолок, а я смотрела на него и молчала.

— Сделайте доброе дело, Санда, — вдруг попросил он, — сварите нам кофе.

Я поднялась и пошла на кухню.

— И пока будете варить, соберитесь, пожалуйста, с мыслями, а потом расскажите мне, что такое вы нашли в «Каурре». Вы так рванули мне навстречу, что мало не растоптали.

А я уж и забыла… Тень. Лихорадочно управившись с напитком, я вернулась в гостинную.

— Я вас слушаю.

— Я издалека начну, — сказала я, — потому что не уверена, что для вас моё открытие будет новостью. Ну и, так сказать, выяснить, что именно вам известно, а что — нет.

Да Лигарра кивнул.

— Помните, вы сказали мне, что Лапарси в "Масийю Рунтай" положил брат? Если я правильно помню ваши слова, вы сформулировали это так: "В те дни обострилась старая проблема да Ринна, эта его астма. Думаю, сказались все его долгие труды в лаборатории, плохой сон и еда всухомятку".

— Насколько я помню, я именно так и сказал.

— Карун, астма не может обостриться из-за плохого сна или еды впопыхах. Вот его гастрит от этого вполне обострился. Но астма тут не при чём. Я тогда не придала значения вашим словам. Мельком подумала, что вы просто не специалист в этом, а у Лапарси на самом деле случилось сезонное обострение или что-то вроде того, да и речь тогда вообще о другом шла, верно?

— А разве астматику не всё равно, какой раздражитель на него подействует? Я считал, они просто очень чувствительны к любым факторам внешней среды.

— А вот и нет, — фыркнула я, — То есть, конечно, в глобальном смысле слова это верно, но ведь мы не о глобальном. Конкретному же астматику вовсе не безразлично, что на него действует. У каждого из них есть набор факторов, вызывающих приступ. Фактор может быть один или несколько, или даже очень много — но практически все они могут быть перечислены и выяснены. Итак я заявляю, что некто знал, что именно вызовет приступы у да Ринна и спровоцировал их.

Сигарета замерла в руках да Лигарры.

— Ну..? — пробормотал Карун. Он не шевельнулся в кресле, но каким-то образом его поза стала выглядеть как охотничья стойка — голова вперед, глаза горят тусклым пламенем, как у дикого кота в траве. Хотя я ещё ничего не сказала, он уже почуял добычу.

— Сегодня я беседовала с младшим сотрудником Дино да Ниготтой. Он рассказал мне замечательную вещь. Какое-то время до болезни да Ринна в комнате появилось странное растение — огромная розоцветка. По словам Дино, таких не бывает в природе. Через время да Ринн начал кашлять и оказался в больнице. На следующий день кто-то оставил окно в комнате раскрытым. Сквозняк сбил горшок с растением, он разбился вдребезги — и да Ниготта позволил его выкинуть, даже невзирая на то, что такой экспонат сильно повышал шансы восьмого блока на победу в этом вашем смешном ботаническом чемпионате. По словам да Ниготты, да Ринн цветок всё равно не любил и жаловался, что задыхается от него. А след от удара горшком по паркету я нашла на полу — это меня и заинтересовало.

— Вас почему-то беспокоит именно сорт растения, — полуутвердительно проговорил да Лигарра.

— Именно что сорт. Чтоб вы знали, у да Ринна, кроме всего прочего, была аллергия на растения семейства гераниевых. Я это знала как его лечащий врач. Обычная розоцветка внешне не похожа на обычную герань. Но воздействие даже обычной розоцветки очень сильное — её даже не разрешают сажать возле домов. Обычно про это мало кто знает, разве что врачи, имеющие дело с аллергиками. Итак, да Ринна намеренно удалили из Института. Путем провокации обострения астмы. Покинув Институт, он оказался в месте куда более доступном для воздействия извне. Да Ринн-брат, поместивший Лапарси в клинику, возможно, ни о чём не знал, но это, уже, конечно, домыслы. К тому же в деле замешано растение необычайных, как я уже говорила, размеров — откуда оно взялось? Меня это жутко беспокоит. Притом же это растение оказалось в мусорке сразу после того, как оно оказало столь роковое воздействие! Ещё даже до вашего расследования.

Эффект от сказанного был необычайный. Да Лигарра преобразился. Его губы шевельнулись, произнося чье-то имя или даже проклятие, с лица пропали все эмоции, а глаза стали ледяными и мёртвыми. Он впал в свой боевой комитетский транс. Хотя умом я понимала, что весь этот ходячий ужас направлен отнюдь не на меня, мне инстинктивно захотелось влезть под диван. Я втянула голову в плечи и замерла.

— Санда, извините, но я прошу вас выйти на кухню и закрыть за собой дверь.

Мне немного полегчало — несмотря ни на что, он произнес это нормальным человеческим голосом.

Я пошла на кухню, но, стоит ли говорить, что дверь я закрыла очень неплотно, а уши мои торчали, как у зайца? Наверное, прямо под дверью и торчали. Да уж, никакого инстинкта самосохрания у меня явно не было… Я услышала, как да Лигарра набирает номер и отрывисто говорит кому-то:

— Это я. Тревога четыре по восьмому. Задержать да Ругану. Да Ниготту взять под личную охрану. Отчитаешься по этому номеру, — он продиктовал мой телефон, — Жду ответа в течении получаса.

Я притаилась, и потому особенно неожиданно мне было услышать следующую фразу:

— Санда, всё-таки закройте дверь и займитесь чем-то шумным — так, чтобы я вас слышал, а не вы меня.

Что самое удивительное, он сказал это совершенно ровным и даже дружелюбным тоном — как будто он не ожидал от меня чего-то другого, кроме заячьих ушей под косяком.

Мда. У да Лигарры изумительно здоровая нервная система. При его-то поводах и возможностях поставить меня на место — столь многое спускать мне с рук! Его почти невозможно было вывести из себя. Когда Боги раздавали терпение и самообладание, на Каруна да Лигарру, наверное, упало полмешка. Я сомневалась, встречу ли я второго такого мужчину — со столь же крепкими нервами. По крайней мере, до сих пор ещё ни один страдалец Мира, кроме него, не вынес моих «шалостей», языка без костей и рыжеватых патлов. Да Лигарра — всё-таки необыкновенный человек. Зря я его "комитетским существом" назвала. Существо — это мой бывший (теперь уже, видимо) начальник. А Карун был личностью — притом очень сильной и незаурядной. Достаточно сильной, чтобы даже на такой работе сохранять индивидуальность и что вроде собственного мнения!

Я покорно закрыла дверь и от нечего делать занялась уборкой. Она на моей кухне явно требовалась.

Спустя минут десять я обернулась — да Лигарра стоял у косяка и зачарованно глядел, как я мою посуду. Извращенец.

Я запоздало закрыла рот… Боги, я же сказала это вслух! Я покраснела так густо, что моими щеками, наверное, впору заборы было красить.

На губах да Лигарры мелькнула добродушная улыбка.

— Когда вы станете меня держать за человека, я, пожалуй, икать начну.

Когда минуту назад я думала, что покраснела — я ещё не краснела как следует… Вот же стыдобище! Тем более горькое, что он всего лишь иронично отозвался на моё хамство. Боги, да мне этого человека на руках носить надо! Спору нет, он та ещё зверюка — но при этом он так много хорошего для меня сделал! И что же да Лигарра взамен от меня терпит? Хоть бы языку моёму отсохнуть.

Вздохнув, да Лигарра пересёк кухню и выключил шумящую воду.

— Ладно вам. Не до самобичеваний. На самом деле вы сегодня сделали настоящий прорыв. Знал, что могу на вас положиться, — в его голосе мелькнуло уважение и даже, пожалуй, мальчишеский восторг, — Я хотел вам спасибо сказать.

— Скажете, если простите меня за всё это безобразие, — пробормотала я. — Если это вообще как-то искупается.

— Считайте, что уже, — отмахнулся да Лигарра. Кажется, поведение моё его по-прежнему лишь забавляло.

— А почему вам так важно было удалить мои уши из зоны слышимости? — пролепетала я.

Да Лигарра вздохнул — вот же детская площадка, говорил его вид.

— Вы хотели узнать имя начальника линейного третьего отдела Города Мудрости и коды доступа к тревоге высшего уровня? — уточнил он с ехидством.

Я поперхнулась.

— Нет.

Как он меня выносит? Я сама бы себя уже прибила.

— Карун, из вас бы хороший отец получился, — неожиданно ляпнула я, — Все мои семейные друзья страдают именно от недостатка выдержки. А у вас её хоть отбавляй — к моему счастью.

На миг, прежде чем он совладал с собой — я могла поклясться — лицо Каруна стало странным. Слишком странным, чтобы я когда-то смогла об этом забыть. Каким-то образом я попала на что-то такое живое, будто я его рукой за живот тронула, и он на самом деле смутился оттого, что я это заметила.

— Это невозможно, — ровным сухим тоном ответил он, — Личную жизнь сотрудники устраивают в младших чинах или не устраивают уже никогда. Я не устрою её уже никогда.

Я помолчала. Кажется, мной была поднята очередная неловкая тема. Ещё не хватало мне лезть в его личную жизнь, что бы в ней ни было такого болезненного. Я и так уже перешла все границы приличий, отец бы от меня в обморок упал. Итак, ближе к делу.

— Почему вы приказали задержать господина да Ругану?

— А как он вам? — встречным вопросом подсёк меня да Лигарра, мигом оживая.

— Честно? Не понравился он мне. Почему-то не хотел пускать меня в комнату да Ринна, злился, юлил. Хамил исподтишка — хотя, конечно, мне ли на это жаловаться, сама-то хороша!.. А ещё я такой типаж не люблю, — призналась я, — Ну, низкорослых, толстеньких и розовых, которые всех при том подмять хотят…

Человек, стоявший передо мной, был как раз полной противоположностью описанному. Я запоздало подумала, как бы он не счёл этой убогой лестью. Но о чём на самом деле он думал в этот момент, я могла лишь фантазировать.

— Забавно, что не понравился. Вы всё-таки отличный психолог, Санда. И чутье у вас есть. Хотя вы и не получали специального образования. Это именно он принёс цветок — я отлично помню этот день. Только я не знал, что это герань, вот ведь какой прокол вышел… Вообще-то мне было известно, что у Лапарси аллергия на герань (у него ещё и сыпь бывала иногда), но я ведь не ботаник и уж не врач, конечно, чтобы знать все эти тонкости…

Он был озадаченным и немножко уставшим — и даже не от того, что с нами уже произошло, а от того, что ещё только должно было произойти — и он явно знал, что всё это потребует его участия, а спать опять не придётся. Такая себе пауза перед стартом.

— А что этот мальчик, да Ниготта?

— А мальчик либо находится под угрозой, либо соучастник. В любом случае за ним надо приглядывать, — он уселся на стул и покачал головой, — Тень. Как всё не вовремя. Ведь я мог вас выслушать ещё там. Сколько времени мы бы не упустили!

Я кое-что вспомнила. С чего он начал наш нынешний разговор.

— Карун, — робко позвала я, — Что случилось? У нас проблемы? Вы поэтому хотели просить у меня прощения?

— В точку, — сухо ответил да Лигарра, — Меня вызывали в некое место, куда я никак не мог вас повести. А теперь у меня дилемма. Между долгом и приказом. Пока не отданным. Но… Тень… — снова повторил он.

Он уставился в пол и замолк. Я тоже туда посмотрела и подумала, что мусора на моем полу накопилось уже Тень знает сколько. О чём он думал? Мне казалось, он никак не может решится что-то мне рассказать.

— Санда, я теперь вижу, что крупно лопухнулся — и теперь всей команде придётся давать тройную скорость, чтобы обогнать противника. Но, даже помимо этого, возможно, что наши открытия опоздали.

Я тревожно глядела на него. Мы же только-только начали находить что-то существенное — и ведь он сам сказал, что в моих интересах рыть землю в поисках АУО, заговоров, Проникновений и прочего!

— Карун?

— Мне только что намекнули, что я не смогу заниматься этим делом. По причинам… которые я всё-таки оставлю при себе. Так глубоко в дела Комитета вам не надо.

Я скрипнула зубами. Мы таки перешли кому-то дорогу. Кому-то очень крупному. И притом по эту сторону Барьерного Хребта!!! Хотя от этой мысли меня жуть охватывала. Как это возможно?! Ведь мы же Отродье Тени ловим? И теперь кто-то давит на Каруна, чтобы он остановился?! Притом давит на офицера КСН через…

Ы… Через его начальство..?!

Я так и сказала ему об этом.

Лицо Каруна стало каменным.

— Санда, лучше всего, если вы будете помалкивать об этом.

— И как же нам быть? — пробормотала я, — Продолжать расследование или это уже невозможно?

— Мне пока не дали официального запрета на проработку дела да Ринна и АУО, — сухо проговорил да Лигарра, — Я ещё не теряю надежды поймать за хвост кого-то, кто, возможно, перешёл дорогу не только мне, как сотруднику Комитета, но ещё и летунам.

Мы хмуро смотрели друг на друга, и я тщилась осознать то, что услышала.

— Вы думаете..? но разве..? то, что я сказала насчет путей получения приказов об остановке расследования..?

— Санда, — резко оборвал меня да Лигарра, — вы куда лезете, а? Думайте хоть изредка.

Я подумала и согласилась. Не моё это дело — размышлять о внутренних делах Комитета.

— Кто-то перешел дорогу и мне, и нашим рыжим друзьям-летунам, — повторил он, — Никак иначе ситуацию не объяснить, — хмуро пробормотал да Лигарра, — Какая-то наша технология способна вырастить этот чудовищный цветочек? — Я покачала головой, — Вот это, я думаю, след рыжих. Они могли подсунуть растение (например, через да Ругану), выманить Лапарси из «Каурры», потом каким-то образом выманить или выкрасть из лечебного корпуса, и, наконец, подменить его на искусственного человека. Но в это же время кто-то ещё мылил шею на проект «Риннолёт». Эта третья сила тоже что-то планировала. Это что-то они либо не успели реализовать — либо я ещё до этого не добрался. Но следы, видимо, есть, и они могут привести меня куда-то… очень высоко. Вопрос в том, что же это за следы такие, если их так тщательно прячут. И кто их оставил, если они… — он оборвал себя, а я снова ощутила холодок в животе.

Если они способны давить на его руководство.

— Десять Первых? — возбужденно прошептала я. — Карун, это же возможно?! Ну кто ещё суетился вокруг да Ринна?! — и они, наверное, обладают достаточным влиянием, чтобы…

Карун предостерегающе поднял палец. Руки у него были действительно выразительные — сильные, с длинными пальцами, и, как для одинокого мужчины, находились они в почти идеальном порядке, а я почему-то всегда смотрю людям на руки — они так много говорят о человеке. Я рассеянно отметила это, а он, пристально глядя на меня, покачал головой.

— Санда. Если вы где-то вслух скажете то, что вы сейчас сказали, вас… не поймут. Более того, Санда, если вы это скажете, это будет последнее, что вы сделаете.

Моё лицо онемело. Комитет никогда не признАет, что какие-то там Десять Семей способны вить из них верёвки. Из них всех или хотя бы из части Комитета. Но они не какие-то — я хорошо помнила, что рассказывал мне Мар. И его оговорку, что да Лигарра может прикрыть меня от них, если успеет. А да Лигарра наверняка знает об этом куда больше Мара. Не потому ли он таскает меня за собой, как семейную хупара?

— Мы сдаёмся? — пробормотала я, — Но Лапарси же ваш друг.

Он тревожно пожал плечами.

— Лапарси, возможно, уже мёртв. А мы в вами — ещё нет.

Мы помолчали. Ключевое слово «ещё»?

— А Десятка..? — одними губами прошептала я.

— Санда, выкиньте это из головы, — тихо и серьёзно повторил он. Смягчившись, да Лигарра добавил, — Я тоже хотел бы знать, кто за этим стоит. Но дело поворачивается так, что цена за поиск объекта моей защиты делается слишком высока. И, боюсь, через пару дней эта цена будет мне не по зубам. Это даже без учёта очевидного — что сила, способная эффективно влиять на моё руководство, на мне даже не споткнётся. А уж на вас и подавно.

Итак, мои размышления были верны.

— Поэтому вы отослали меня к Куркису?

— Санда, вы в опасности. И это я вас туда втянул, — тихо проговорил Карун, — На вас могут… пытаться воздействовать. Потому что вы каким-то образом (хотя не без моей подачи) появлялись там и тут — и со всей своей непосредственностью разрушали чужие планы. Все думают, что вы главная фишка. Спору нет, вина за такое положение вещей лежит только и исключительно на мне, — Ого, подумала я с уважением, а он и впрямь сильный человек, — Но пока я рядом — это исключит хотя бы прямую агрессию со стороны нашей неведомой третьей силы — пока давайте обойдёмся без фамилий. Сегодня днём я не мог вас повести с собой туда, куда я шёл. А оставить вас без своей защиты не смел. Но поджидать вас дома — это было самое очевидное. Так что простите меня. Я хотел вас использовать как помощника, а теперь вынужден буду закрыть дело. Но до тех пор я собираюсь выжать из него всё. Кто знает — может, на этот раз они таки получат по заслугам. А победителей не судят.

В тишине резко и пронзительно зазвонил телефон.

Встав, Карун пересёк разделявшее его и аппарат пространство и взял трубку.

— Да Лигарра.

Он молча выслышал доклад подчинённого, а потом неожиданно сцедил через зубы жуткое Бого-хульство.

— Ясно. Тревога четыре по восьмому блоку — активна. Открывай поиск. Уже? Хорошо. Будь на связи.

Нажав на клавишу, он тщательно набрал ещё один номер.

— Ещё раз здравствуйте. По тому же поводу, — его голос стал похож на дорогую ткань: такой же ровный, хорошо поставленный, с идеальной дикцией и экономными фразами, — Прошу разрешения на пятую для обоих. Кто жертва — пока не знаю. Да, может быть и так. Спасибо.

Ещё один звонок — снова, как я поняла, в «Каурру». Тут он сказал ровно три слова:

— Пятая. Скоро буду.

Отключившись, да Лигарра обернулся ко мне и проговорил:

— Да Ругана исчез. Да Ниготта тоже. Сидите дома и никуда, договорились? Никому не открывайте, кроме меня. Я буду иногда звонить.

Я кивнула.

Да Лигарра сдернул с вешалки ларго и коротко позвенел в кармане ключами от мобиля. Он медлил, словно всё же не хотел меня оставлять. Даже сквозь его недвижимое лицо проступали тревога и сомнения.

— Санда, если что-то не так, берите такси и бегом туда, куда вы так не хотели бы вернуться. Адрес помните? Ринногийя, 8. Назовёте дежурному мою фамилию, меня найдут.

В бюро третьего линейного. Вот же ситуация…

Уже в дверях он обернулся.

— Семья да Ниготта — давние партнеры да Райхха. Более того, они как бы даже находятся в зависимости от Первой Семьи. Хотя, само собой, этого никто никогда не признАет.

— Если вы знали об этом, то почему же ничего не предпринияли?!

— Не я директор «Каурры». А над офицером седьмого ранга ещё много серьёзных людей, — пробормотал да Лигарра. Да, от кого-то я уже слышала подобную реплику. От некой Санды Киранны да Кун, сетовавшей на пациентов "Масийи Рунтай", — К тому же, мальчик действительно талантлив, нельзя же было отстранять его только из-за этого. То есть можно, конечно, но серьёзных фактов у меня не было.

Он кивнул мне и пошагал вниз по лестнице. Я закрыла за ним дверь, ощущая дремучую сухость во рту.

Одно дело, если летуны и Десятка перебили друг другу малину (не смейтесь, но я уже сомневалась, за кого болеть). Другое, если они действуют сообща. Я отправилась на кухню и продолжила уборку — просто чтобы занять руки…

Я слонялась из угла в угол около часа. Ничего не происходило. Я посмотрела телевизор. Опять ворчали про угрозу Горной Страны (само собой, говорили об этом намеками и теологическими метафорами), распространялись про падение нравов и про то, куда же в таком случае глядит первый, идеологический, отдел КСН? Но про это растекались ещё осторожнее, чем про Отродий. Совет Мудрейших хотел переложить беду со своей больной головы на ещё более больную, да? Я кривилась и думала — как же на самом деле всё сложно. Куда сложнее, чем я считала ещё даже месяц назад. Мне казалось, вокруг меня всё достигло некой критической точки — это могло взорваться в любой момент, воздух загустел от ожидания, а в животе у меня ныло.

Телефонный звонок заставил меня подпрыгнуть. Я метнулась к аппарату, но секунду медлила. Кто там? Да Лигарра или враг? Звонки настойчиво повторились трижды, четырежды, наконец, я не вынесла и схватила трубку.

Голос на линии был для меня насколько же знакомым, настолько и неожиданным. Провода донесли возбуждение, облегчение и тревогу.

— Госпожа Санда?!

— Кинай?! — поразилась я.

— Госпожа Санда. Хвала Богам, вы живы и с вами всё в порядке. У нас тут такие разговоры ходили… ну да о чём это я, — спохватился он, а мне стало чуточку стыдно. Я могла бы хоть Мару позвонить за эти два дня. На работу не пришла, на звонки не отвечала, и что там творилось в моё отсутствие, я могла лишь представить… Даже с моим наличием на месте в "Масийе Рунтай" зрел чудовищный кризис. А я пропала. И Мар с Кинаем наверняка места себе не находили. Размышляли, что случилось и кто за этим стоит — да Растан или Комитет, и вообще неясно, что хуже.

— Я в порядке, Кинай, но рассказать ничего не смогу. Так Мару и передай. Может, потом как-нибудь.

В этом я сильно сомневалась.

— Я не от господина Мара звоню, — быстро, встревоженно и как-то стыдливо проговорил Кинай, — Он не знает. И он не должен знать. Госпожа Санда, я знаю кое-что важное. Я должен вам это рассказать. Меня тут по делам послали за территорию. У меня есть около получаса в запасе — мы не могли бы встретиться? Скажем, в парке на углу Пин и Ранголеры?

Я испытала короткие сомнения. Да Лигарра велел никуда не отлучаться. Но ведь Кинай мог и впрямь сказать что-то такое, за что Карун мне потом спасибо скажет. Как он сказал? Победителей не судят? К тому же, Киная я знала куда лучше, чем да Лигарру — голос у него был очень серьёзным. Кинай, напомнила я себе, умница каких ещё поискать — о чем, ввиду его хронического раздолбайства, обычно забывали.

— Да, Кинай. Я буду там через десять минут.

Мы оба положили трубки, и я кинулась одеваться. Мне потребовалось совсем немного времени, чтобы натянуть эти новомодные брезентовые брюки (мне они жутко нравились), блузку и кофту. Не теряя ни сукунды, я кинулась к двери — ещё не хватало, чтобы именно в моё отсутствие позвонил да Лигарра и поймал меня на нарушении приказа. Ещё, чего гляди, заявит, что это непослушание контролёру и шагом марш в камеру.

…Если бы в этот миг, переступая порог квартиры на улице Пин, я знала, что покидаю её навсегда?! что больше никогда в жизни — ни во сне, ни наяву — я не войду сюда?! Что бы я сделала тогда? Глянула бы я вокруг напоследок, старясь запечатлеть в памяти свой замусоренный дом, где я прожила десять холостяцких лет? Взяла бы я что-то с собой — хупарскую безделушку, книгу или фотографию?

Но я знаю, что нет. Не оглянулась бы. И не взяла.

Ничто из этого не было так ценно, как то, что я в итоге приобрела.

Ничто из этого не смогло бы поддержать меня, помочь или направить на верный путь — среди ожидавших меня потрясений и кошмаров. Более того, ничто из этого и не уцелело бы — разве что воспоминания.

И я перешагнула через порог и ушла вниз по лестнице.

Спустя семь минут я уже стояла в тени парковой зелени в двух кварталах от дома. Кинай появился неожиданно — я заподозрила, что он прятался в кустах.

— Добрый день вам ещё раз, госпожа Санда.

Я кивнула, жестом приглашая его сесть на скамейку. Поскольку он был со мной, Порядком это не возбранялось. Кинай застенчиво сел на краешек.

— Кинай, что стряслось?

— Я буду по-быстрому, ладно? Это все Раник. Когда её уволили, она затаила обиду на господина да Растана. Я её встретил, и она просила именно вам передать кое-что важное. Мы все согласны, что вы — одна из лучших аллонга на свете. Вы поймёте, что с этим делать. Раник хотела бы как-то отомстить господину директору, потому что он использовал её в этой истории, но никак не отблагодарил.

Не стоит недооценивать хупара. А плевать на людей вообще не стоит. Отец мне это всегда говорил.

— С "лучшей на свете" — это ты, пожалуй, загнул. Ну да ладно, спасибо за доверие, конечно. Я слушаю тебя.

— В то утро, когда у вас в галерее сбежал пациент, Раник обнаружила это первой, — Я так и выставила уши, — Она пошла искать Куйли, но нигде не нашла. Это было очень странно, ведь она же всегда сидела на посту. Она искала гостя и Куйли по всему корпусу. Тогда Раник позвонила к господину директору, прямо ночью. Она была в растерянности. И рассказала господину да Растану, что гость пропал. А про Куйли она бы сроду не сказала — подружка ведь. Господин директор сказал никуда не уходить, бросил трубку и мигом прибежал, — Ну да, ведь он жил прямо за парком клиники, — Бледный и жутко испуганный, так мне описала Раник. Они пошли вдвоём в палату, и всё там осмотрели. А потом господин директор потребовал, чтобы Раник держала рот на замке, и никому ни за что не говорила, что он заходил в эту комнату. Даже если её будут резать на части, потому что, мол, иначе они оба ещё больше пострадают. Но Раник видела, как господин директор что-то нашел среди бумаг гостя. И забрал это.

— Как это среди бумаг? Ведь на столе же ничего не было? — поразилась я, — Ни на столе, ни в шкафу.

Кинай покачал головой, явно переваривая то, что я сказала.

— А Раник клянется Богами — там была целая куча бумаг. Господин директор перерыл их — очень быстро. И вдруг увидел какую-то бумажку, спрятанную в записях, заволновался ещё больше и положил её отдельно. А все записи забрал себе.

Потрясающе. Я еле удержалась, чтоб не разинуть рот.

— Раник натерпелась страху, когда её вызвал Большой Аллонга. Она чуть не проболталась — так он на неё смотрел. И он кричал. Зато она была уверена, что уж её-то не уволят. А он её всё равно выгнал, — со сдавленным гневом проговорил Кинай.

— Постой-ка. А Куйли когда нашлась?

— А Куйли потом пришла, уже когда господин директор ушёл. Раник всё обставила так, будто она только что нашла пропажу. Хотя ей сильно хотелось рассказать.

Мда. Довериться болтушке Раник — это был шаг отчаяния. А так зло после этого с ней поступить — шаг необычайной и неописуемой глупости и самоуверенности.

— А как Куйли отреагировала? — допытывалась я.

— А Куйли стала всех обзванивать — ну, всё уже обычно пошлС. Так вы уже, видимо, знаете.

Я кивнула.

— Спасибо тебе, Кинай. Ты действительно рассказал мне нечто важное. Хотя мне ещё надо всё это обдумать. Скажи мне, ты мог бы повторить эти слова под присягой?

Хупара разинул рот.

— Нн… не знаю, — пролепетал он. — А зачем?

— Чтобы до господина директора добраться, вот зачем, — мстительно проговорила я, — И чтобы он и госпожа да Кунделла больше не гадили людям.

Кинай колебался. Ему было страшно (он примерно понимал, кому придется давать показания) и совестно — он наверняка дал Раник какую-нибудь страшную хупарскую клятву.

— Я подумаю… можно? Я позвоню вам.

Глянув на часы, он вскочил с лавочки, как ошпаренный.

— Я бежать должен, простите, госпожа Санда!

— Пока, Кинай, передавай привет Мару.

Он поспешно ушёл, а я некоторое время сидела неподвижно.

Итак, да Растан присвоил записи со стола да Ринна, а ещё какой-то важный огрызок бумаги. Всё это он скрыл от следователя КСН — ничуть не побоявшись последствий! Более того — ограничился лишь честным словом невольной соучастницы этой подставы, а после этого даже не побоялся её выгнать с работы. Он ощущал себя очень уверенно. Потом. А вначале его жутко напугала пропажа Лапарси.

Итак, что следует — он уже тогда знал, что за да Ринном глаз да глаз нужен? И что ему крупно не поздоровится, если с физиком случится беда? Он так высоко ценил могущество этих опекунов да Ринна, что даже КСН счел комариной стаей над ухом. Оно и понятно — да Растан типичный неудачник. Найдя покровителей, он тут же ощутил себя всемогущим и даже стал угрожать. Уже и Карун ему был не помеха, а мной он вовсе собирался пожертвовать.

Когда же да Ринн нашелся, вся эта тёплая компания слетелась как мухи на мёд. Убеждения да Лигарры, что это уже НЕ да Ринн, лишь взбесили кого-то, кому срочно нужен был готовый аппарат для летания. Тогда-то в "Масийю Рунтай" зачастили мобили с гербами Десяти Первых Семей. Точно, похолодела я. Ведь Карун же спрашивал у меня, когда именно случились первые визиты? Получается, как раз после его первого рапорта о неадекватном поведении Лапарси. Они по-настоящему испугались, что этот параноидальный офицер Комитета сможет остановить проект — и риннолёт так и не будет достроен.

То-то они, наверное, засуетились, когда оказалось, что подмена да Ринна — вовсе не бред да Лигарры, а вполне реальный факт. И что пол-"Каурры" знает, что в восьмом блоке побывал бриз — а КСН поднят по тревоге. Потому что при таком раскладе, выплыви их опёка наружу — какая мысль пришла бы первой? Что они в сговоре с Отродьями!

Зачем им был нужен этот проклятый аппарат? Что они хотели провернуть — и провернули бы, не вмешайся, по дурацкой случайности, загадочные рыжие генетики? Какие делишки они так упорно прячут от глаз Комитета?

Впрочем, могло быть и так, что связь между современными Десятью Семьями и летунами всё-таки была. И что действовали они заодно. Гадать об этом было сложно, и, как верно заметил да Лигарра, опасно.

Что ещё опаснее — размышлять об их каналах давления на КСН… На кой им тогда скрываться от «конторы», если они и так могут всё замять? Или их влияние распространяется только на неких конкретных людей? Например, высокопоставленных сотрудников Комитета, происходящих из зависимых от Десятки Семей? Я прокашлялась. Могло ли такое быть? Или начальники этой жуткой структуры уже сами по себе такие могущественные люди, что об этом и говорить смешно? Да и какие могут быть семейные связи, если речь идет о присяге Комитету..? это, как я понимала, такая штука, которая нивелирует все прочие Слова Чести. В общем, чистая правда, думать об этом не стоило. Хотя бы потому, что фактов мне не хватало.

Я ещё раз прокрутила в голове рассказ Киная. Отсуствие Куйли именно во время пропажи да Ринна — вот что ещё меня обеспокоило (наверное, мне передалась дотошность Каруна). Обоих — и младшего врача, и гостя — не было в корпусе. Куйли как-то связана с похищением да Ринна?! Я порывисто вздохнула. Вот так улов. Этим я сшибу да Лигарру с ног — хотя, конечно, он расстроится. Его грубо уделали богатенький хам и две хупара. Все трое смогли держать рот на замке. В результате, из-за каких-то там интересов да Райхха и прочих, он упустил Проникновение и, возможно, потерял друга.

…А я влипла по уши со своими глупыми вопросами…

Да, Карун будет в ярости — и вряд ли спустит это всем задействованным лицам. Если Кинай даст показания — да Растану конец. Хотя бы за сговор и утайку вещественных доказательств — а потом ищи-свищи его в казематах КСН… никто и не почешется.

Спохватившись, я вскочила со скамейки и торопливо пошла домой. Я уже слишком долго тут сидела. Садик перед подъездом выглядел обычно. Консьержа не было на месте, но я вспомнила об этом только потом. Пустынная лестница разносила эхо моих шагов, когда я поднялась на свой этаж…

…и замерла перед распахнутой дверью своей квартиры. Из-под моих каблуков аж искры вылетели. Вздохнув, я попятилась, мельком замечая, что замок отнюдь не взломан — он аккуратно открыт, а внутри маячит чья-то тень. И, пока я телилась, ещё одна тень легла на мою спину.

— Заходите, ну что же вы? — ехидно сказал совершенно незнакомый мне голос.

Я подпрыгнула.

— Кто вы такие?! Что вы здесь делаете?!

Трое мужчин в масках. Вооружены. Боги, помогите!

— А вот вопросы задавать теперь будем мы, — лениво проговорил тот, кто вышел из-за моей спины. Холодные грубые пальцы сжали мою шею сбоку, там, где сосуды — в моей голове потемнело.

— Уносите. Без свидетелей там! И дверь закройте аккуратно!

Прежде чем уйти во тьму, я ещё слышала их голоса. Никто не узнает, что со мной… Кроме того, что я пропала… Ушла и не вернулась. Я потеряла сознание…

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Я пришла в себя в полной темноте. Мое тело онемело и замёрзло — ровно одним боком, а ног и рук я вообще не ощущала. Я пережила секундный всплеск ужаса, но потом сообразила, что я всего лишь провела в неподвижности очень долгое время. Наверное, много часов или даже сутки. Пошевелившись, я немедленно закашлялась и расчихалась. Так и есть, решила я, я слишком долго была без сознания — не иначе, как мне ещё и ввели какое-то снотворное. Попытавшись размять тело, я начала вставать — и немедлено ударилась лбом о холодный нетёсанный камень. Мои руки и ноги были связаны ремнями — таким образом, чтобы сохранить возможность неуклюже и коряво двигаться — разве что ползком, правда. Торопливо ощупав стены связанными руками, я пережила укол паники. Место, где я находилась, было каменным мешком длиной чуть больше моего роста, а высотой и шириной чуть более двух локтей. Будь у меня клаустрофобия, я бы, наверное, уже умерла… Но клаустрофибией я не страдала, нехватки воздуха не ощущалось и, тщательно исследовав одну из торцевых стенок, я обнаружила крохотные, не толще лезвия, зазоры на камне — видимо, тут была дверца, лишь облицованная камнем. По крайней мере, на это стоило надеяться — что меня не похоронили заживо, а лишь пытаются сломить мою волю такими вот Тенью трахнутыми методами. Они же что-то сказали про вопросы, которые они теперь будут мне задавать — с облегчением припомнила я. Итак, однажды меня отсюда вынут.

…Вопрос лишь в том, не пожалею ли я об этом — что меня вынули, а не оставили тут?

Гадкая мысль, но я заставила себя её рассмотреть и принять. Было совершенно очевидно, что я одна против этих сволочей. И что от всякого такого насилия мне не уйти — следовало подготовить себя к этому и как-то обдумать тактику поведения. Хотя тут уж мои мозги думать отказывались…

Что они могут от меня хотеть? Боги, да я же ничего не знаю… Разве что о ходе расследования могу выложить какие-то сведения, но они, во-первых, неполные (так как мне известно лишь то, что да Лигарра соизволил до меня донести); во-вторых, на какую Тень мои знания людям, вхожим в кулуары КСН?! Я заволновалась. Не случилось бы какого-то гнилого недоразумения. Типа когда от тебя требуют то, что ты в принципе дать не можешь — а тогда начинаются всякие ужасы.

Сжав зубы, я укрепляла волю, но выходило скверно. Я слишком хорошо понимала, что я одна-одинешенька, в кромешной, хоть глаз выколи, тьме, в ледяной каменной щели, связанная, безо всякой надежды, среди полностью враждебного окружения. Да ещё и шишка на лбу…

Что ещё хуже — никому до этого не будет дела! Потому что никто о моей судьбе не обеспокоится — разве что в архивах Комитета внесут меня в какие-нибудь чёрные списки, как сбежавшую из-под следствия — и тогда позор, упавший на мою голову, будет несмываемым. Но при этом родимый наш Комитет, бойкий защитничек нации (чтоб моему языку не отсохнуть за такие слова), и не почешется. В многолетней возне с Десяткой они были готовы своего заесть, притом, как я понимала, одного из лучших — а тут какая-то Санда… Да Лигарра? А что я ему? Забавное носатое создание, мельком увиденное на славном карьерном пути. Мало у него, что ли, за всю его жизнь было свидетельниц, подследственных и даже подружек? Он большая умница, при власти и при бешенных деньгах, приемлемой внешности — небось, такую каменную морду носит ещё и для отпугивания почитательниц. От меня же он ни души, ни тела не получил, а дел у него теперь и так по горло (тут я ещё припомнила пропажу да Руганы и да Ниготты и всякая надежда, что да Лигарра после этого вспомнит о моём существовании, у меня исчезла. Тень, подумала я — и ведь я так и не сказала ему про директора "Масийи Рунтай"! — хотя беспокоиться об этом сейчас уже было явно бессмысленно…).

Лежать было очень жестко, камень ледянил затылок и бока, и я всё-таки начала задыхаться — неясно, от истинного ли прекращения вентиляции или на нервной почве. Хоть бы лучик света… хоть бы глоток свежего воздуха… хоть бы малую надежду на жизнь.

"Санда, ты даже не представляешь, куда он тебя втягивает. Будь на моей стороне, пока ты жива".

Мне захотелось расплакаться. За что мне так не везёт с мужчинами..?! За что мне вообще так не везёт..? На что ты меня покинул, мой мудрый отец, объяснив мне всё про высший матанализ, но не про то, как мне жить на свете?! Я плакала, и слёзы текли мне за уши, я попыталась их вытереть — и ободрала руки об низкий шершавый потолок. Я действительно задыхалась. Чтобы как-то успокоится, я занялась единственным возможным делом — думала. Я вспоминала учёбу, работу, Мара, востроносого революционера всего и вся, шутки Киная, сад клиники и белую скамейку в глубине, где покойный господин да Рагиро так любил сидеть на солнышке, а мы вечно искали его; а ещё мою Семью, Боги, да я же два года не видела братьев и полгода — мать, но видЕния родного имения были такими вялыми и неживыми, что скоро исчезли из моего сознания; и поверх всего этого неотступно скользили последние недели, прожитые мной среди затеянного да Лигаррой расследования… наши последние дни… два наших последних дня, спрессовавшиеся в моём сознании, как целая жизнь — так много всего за это время я пережила и узнала… Я не злилась на него. Точнее, злилась — но по поводу, который был слишком смехотворным по сути, а потому не мог быть рассмотрен — я злилась на него именно как на человека. Но ведь это глупо. Нельзя рассчитывать на таких людей, как на друзей. Как нельзя рассчитывать на добродушие погоды. Они часть системы. Ходячие природные обстоятельства, свод правил и предписаний, слишком сложных, чтобы оставить что-то личное. Они работают, лишенные человеческих пристрастий, слабостей и привязанностей, во имя долга: и это не зло и не добро — это такая же реальность, как дождь или солнечный день — нет смысла их осуждать. Но в какой-то миг, пока мы были рядом, на расстоянии вытянутой руки, мы стали почти слишком близкИ, и мне захотелось поверить… Что рядом со мной человек. Если не товарищ — то хотя бы заинтересованный покровитель. На самом деле — я даже поверила в это. В первого за всю мою жизнь настоящего друга. В опору, за которой можно укрыться.

Нет, мне не было страшно. Я плакала только из-за Каруна да Лигарры. Из-за холодной реальности, с которой я ничего не могла поделать…

Я лежала так ещё много-много часов…

Меня выволокли из каменного «ящика», как мешок, за шиворот, и вынудили идти в ременной сбруе, стянувшей мои ноги. Как я и думала, зрелище вышло гадкое. Естественно, надо мной потешались. Но охрана не слишком-то стремилась меня трогать. Даже толкать ленились. Сопровождавших я не могла разглядеть — после долгой тьмы мои глаза слепил даже слабый свет. Меня вели по какому-то коридору, но после лежания в почти полной неподвижности идти удавалось плохо. Прошло немало времени, пока я оказалась в глухой комнатенке, обставленной металлическим стулом, стеллажом и крючьями в стенах. Глянув на содержимое стеллажа, я похолодела. Тень. Но мне ничего не оставалось, кроме как отдаться жутким событиям… Силы были слишком неравны. За что я могла бы купить жизнь?! Эта судорожная мысль заставила мой разум метаться, подобно гороху в кастрюле — с тем же грохотом и пользой… Двое здоровых мужиков подтянули меня к стене, к неструганным доскам, набитым на неё, и приковали наручниками к крюкам. Поставив меня под стеной, охранники ушли, и некоторое время ничего не происходило. Мои кишки связались узлом, и я вообще плохо понимала, что всё это происходит со мной.

Но моя башка, как я уже говорила, всегда была устроена странным образом. Я постояла, перевела дыхание, и ситуация немедленно стала проясняться. Мне мотают нервы — снова, чего уж неясного. Вот, детка, орудия пыток — всякие острые, занозящие, холодные и неприятные предметы… И ни жрать, ни воды тебе не видать. Бойся и мучайся. Я боялась (хотя мучалась пока не слишком сильно). Но при этом начала размышлять. Мне следует выяснить, чего от меня хотят и могу ли я им это дать. Другой воспрос — не слишком ли высока будет цена? Но потом я перевела взгляд на стеллаж, ощутила доски под спиной (занозы уже впились в мою кожу) и поняла, что при таком раскладе никакая цена не может быть слишком высокой. Думая об этом, я не уже боялась. Это была холодная логика выживания. Мне нужно выжить — просто потому, что всё живое стремится к этому, а мне было не на кого надеяться.

Время шло, и ничего не происходило. Мои ноги наливались свинцом, но когда дверь неожиданно хрипнула и распахнулась, мой желудок чуть не выскочил наружу. В комнату по-хозяйски вошли один из охранников и мужчина среднего роста, к которому обращались "господин РунИда" — уже немолодой, чуть оплывший и очень немарко одетый. По-рабочему так, и это мне не понравилось. Охранник сразу же ушёл. Не глядя на меня, тип по имени Рунида подошёл к стеллажу, порылся на средней полке и извлёк толстые синие перчатки (наподобие тех, в которых убирают мусор). Я следила за ним с возрастающим напряжением, а ещё в моём животе поселился страх — животный, терпкий, жгучий. Деловито натягивая резину на свои мягкие ухоженные ручки, он, наконец, обернулся ко мне лицом.

Лицо его мне не понравилось. Слишком много гнилых страстей там отпечаталось. Испорченный красавчик не первой молодости — хотя за нездоровой кожей скрывались идеальные черты, гордая посадка головы (в общем, одна сплошная высокая порода), но всё это было как дерьмом перемазано. То есть на самом деле, конечно, он был безупречно выбрит и умыт, но дерьмо, единожды приставши к человеку, не уходит уже никогда. И, главное, самое страшное — он улыбался. Трепетно, как девица на первом свидании.

Человек не может улыбаться в таком месте! Даже если он уверен в своей правоте!

Рунида остановился в шаге от меня. Как же крутит в животе… мамочки, да что же мне делать?! Как быть?! Что они задумали?! От неизвестности пересохло во рту.

— Ну что, тварь? Страшно? На воздух хочешь?

Я непонимающе заморгала, но моё недоумение его лишь обозлило. Не то он счёл его притворным, не то из этого следовали какие-то, мне неведомые, выводы.

— Да пока не слишком хочу… — сказала я тихо. Пусть он говорит. Я должна понять, чего они от меня ждут. И, главное — пока я размышляла, мне было, как всегда, не слишком страшно, так что я уцепилась за это действие, как за спасательный круг.

— Захочешь… — с улыбкой зловеще пообещал Рунида. Переборов некое, мне пока неясное, отвращение, он шагнул ко мне и левой рукой в перчатке взял меня за подбородок. Очень противно — грязная холодная резина создавала впечатление руки мертвеца (если б я знала, что это его скорое будущее!).

Вдруг, совершенно для меня неожиданно, он ударил меня в живот — не сильно, но очень, очень больно, так что мне перебило дыхание, и я обвисла на ремнях.

— С кем и когда ты держишь связь?! По какой схеме?! Где их можно найти?!

Задыхаясь и плача от боли и бессилия, я мотала головой.

— Я не знаю, о чём вы! Я ни с кем ничего не держу!

— Врёшь, тварь! Как и все вы, твари рыжие, врёте!!! И не пытайся меня гипнотизировать, как ты загипнотизировала половину третьего отдела!!!

Я остолбенела, глотая слёзы, а потом забилась в оковах. Ужас сковал меня, как кольца неведомого ледяного удава. Он меня тоже за бриза держит?! Только теперь это… очень и очень плохо…

— Я не засланеееец! Вы меня за кого принимаете?! Я обычный человек! Я не знаю ни про какие схемы связи!!! — вопила я, раздирая руки о металл наручников.

Ответом мне была сладчайшая улыбка тюремщика.

— Само собой.

Отступив на шаг, Рунида откровенно любовался моими судорогами.

— Хватит, ну, — неожиданно рявкул он, навешивая мне тяжелую пощечину. Она не горела — она отозвалась болью в зубах и звоном в голове.

…он же убьёт меня. Это очевидно. Эта мысль родилась во мне ясно и чётко, и всё в моей душе покрылось льдом. Мне же не выйти отсюда. Ни за что. Переубедить этого гадкого типа будет сложно — а пойманое Отродье никто никогда не отпустит. Другой вопрос — почему это какая-то Семья перебрала на себя функции контрразведки? Но ответ на него становился для меня слишком абстрактным…

Отвернувшись, Рунида ушёл к стеллажу. Расширенными глазами я следила за его сомнениями — ту или иную штуковину выбрать на полках..? — и поняла, что кричу…

Совершенно некстати, словно оторвавшись от реальности, в моей голове возникла мысль — интересно, а часто ли ошибаются в контрразведке..? и что чувствуют те люди, кого вот так же безневинно волокут на дознание..? Спросить бы. Но у него уже не спросишь. Воздуха во мне не осталось…

Время, потребности и даже простые человеческие эмоции — всё это перестало иметь значение… Перед моими глазами была темнота. Резкий, зелёно-белый, химический какой-то свет бил в лицо; и мне было не так больно, как невыносимо мучительно — от голода, жажды, усталости, унижения, страха, от побоев и осознания полной, беспросветной, абсолютной темноты впереди. Часы сменяли часы — бесконечные, долгие и мучительные. Руки затекли, ноги уже не держали меня, но я понимала, что если я упаду, я уже не встану — и руки, наверное, оторву… Однако я всё-таки упаду… Рано или поздно… Я плохо сознавала окружающее, мою одежду покрывала грязь, а лицо затерпло от ударов… Боги, прекратите это. Но это не прекращалось. К воплям о здравом смысле господин Рунида оставался глух. Мне казалось, что я схожу с ума… Однако время от времени, когда в моей голове светлело, я все-таки извлекала данные из реплик моего палача. Я всё ещё не давала воли слепому отчаянию — и надеялась сторговаться со своими пленителями. Мне не оставалось ничего другого…

Я находилась в одном из корневых имений Семьи да Райхха — возможно даже, в той самой знаменитой "Белой Башне", легальным прикрытием для которой, как я теперь понимала, служила одноименная туристическая сеть… Да Райхха обосновались в месте, которое вряд ли могло заинтересовать кого-то ещё — в самых Предгорьях. И окопались на этих сомнительных просторах они твердокаменно. Кое-какие оговорки охраны показывали, что режим тут ничем не уступает бюро КСН. Ещё и похлеще. Нет, даже будь на свете сила, готовая найти меня, им бы пришлось уступить мощи этой Семьи. Они бы торговались, вели дипломатические разговоры, но даже будь какие-то реальные способы давления на да Райхха и их союзников — никто не расходовал бы их на какую-то там Санду да Кун… Даже у всемогущего КСН недостает сил приструнить их — до меня ли..?

Но идти на уступки Рунида не желал. Его лишь потешали мои мольбы. Снова и снова пытаясь достучаться до разума конкретного образчика, я натыкалась на каменную стену.

От истощения я начала терять сознание.

И так миновало… сколько времени..? я не знаю. Я до сих пор не знаю, сколько времени я провела в плену у этих скотов, хотя уже сколько лет миновало… Но тогда мне казалось, что вечность…

…а потом ещё столько же.

На то время Рунида уже несколько часов как снял перчатки. Я немножко обнадежила себя (неужели поверил?!), но выяснилось, что в его поведении ничего не изменилось. Он, видимо, каким-то образом доказал себе, что я не представляю для него опасности как Отродье; но вот что я не работаю на Горную Страну — этого я доказать не могла. Доведя меня до полуобморока, Рунида ушёл отдыхать. Сил набираться, скотина. А я всё также висела на ремнях у стены. Я же на самом деле умру… Что ещё страшнее — я буду умирать долго и ужасно, так что быстрая смерть уже даже начала мне казаться привлекательным, но недостигаемым финалом! Я кричала — хотя меня никто не трогал — просто от ужаса…

Да, ко мне пришло отчаяние.

В отсутствие Руниды в комнате остался охранник. Он ходил взад-вперед, похлопывая по ладони петлей из грубой веревки, и холодно мерял меня взглядом. Дергаясь в путах, я понимала, что, наверное, когда Рунида вернётся, начнётся что-то ещё более страшное… Боялась ли я? Я не знаю. Это вообще перестало иметь значение. Даже страх, Боги мне помогите, и только усилием воли я заставила себя не выть… или, может быть, я уже была слишком слаба для этого.

Так прошло около часа.

А потом в дверь постучали. Охранник рывком обернулся.

— Кто?! — прорычал он.

— Я! — отозвался из-за дверей нервный голос Руниды, — Открывай!

Я сжалась и инстинктивно задергала оковы, а мой тюремщик почему-то нахмурился — но я была слишком захвачена перспективой новых пыток и глумлений, чтобы понимать, что его обеспокоило. Может, уж слишком хрипло сказал хозяин это своё «я»? Или у него предполагался свой ключ? Тем не менее охранник встал и прошёл к двери. Неважно. Рунида вернулся — он продолжит… но я была уже слишком беспомощна, чтобы противостоять окружающему, разве что криком… и ещё мне было очень страшно.

Я на миг потеряла сознание, а потом в комнате раздался сухой хлопок. И ещё один…

Всё равно. Они продолжат…

Я зажмурилась — но вместо шагов Руниды я услышала звук падения двух тел. Уже много времени спустя я поняла, что именно ствол к затылку так повлиял на голосок моего тюремщика. А потом чьи-то холодные сухие руки рывком разомкнули наручники, чиркнул нож, лопнули ремни. Мои ноги подкосились, и я повалилась на новое действующее лицо.

— Тише, всё закончилось, — прошептал мне на ухо уставший и знакомый голос, — Тише, Санда. Я рядом. Всё позади.

Меня крепко держали под руки, а я дрожала, плача всухую и не имея сил оторваться от его плеча.

— Карун…

Я повторяла его имя как в бреду…

— Нет… — всхлипнула я, когда он попытался отнять меня от своего воротника.

— Тише, я сейчас вернусь… — проговорил он, баюкая меня в объятиях, — Патроны закончились…

Бормоча что-то утешительное, Карун усадил меня под стенкой. Я рыдала без слёз, комкая края своей одежды. Боги, благословите этого человека… помогите ему во всех его начинаниях, дайте ему всё, в чём он нуждается, оградите от бед и помогите в трудностях…

Быстро обыскав мёртвого охранника и застреленного Руниду, да Лигарра завладел чужим оружием. А потом молча поставил меня на ноги, обхватил за талию и оторвал от пола. Меня унесли из этой страшной комнаты. На полу осталось два тела, а ещё всякие гадости для мучения людей. Я закрыла глаза.

Не знаю, сколько времени прошло, прежде чем в моей голове немножко просветлело. Я так и висела на плече своего спасителя, как в бреду ощущая его запах, запах кофе и сигарет, припитавший его насквозь, а ещё еле ощутимый след порохового дыма. Мы находились в каком-то длинном, холодном коридоре, выкрашенном серой краской. Через одинаковые расстояния в стенах были расположены окна с рифлёным стеклом — и ни одной двери. Усадив меня на подоконник, да Лигарра гладил меня по волосам и тихо повторял:

— Всё, всё уже закончилось… Не надо плакать. Тише… Приходите в себя, пока тут никого нет. А потом надо будет бежать.

Он как знал, что мне нужен был звук его голоса? Моё сознание уцепилось за него, как за ниточку в реальность, и я медленно ползла вдоль этой нити, возвращаясь в мир… Кто-то свой. Кто-то, кто не причинит мне вреда. Я мотала головой, по-прежнему не в силах разжать пальцы на его одежде. Меня трясло, и лишь постепенно начинало отпускать.

— Снова они вас только через мой труп получат, а им это дорого станет. Так что успокаивайтесь… Всё позади.

Я вяло кивнула.

Дождавшись, пока я сама оторвусь от его плеча (хоть немного вспомнив о приличиях — но он отнесся к моему поведению с пониманием), он утвердил меня в сидячем положении. Снял с пояса флягу и влил в меня пару глотков холодного (и неимоверно крепкого) кофе.

Всё время, минувшее с моего похищения, я отчаянно бодрилась — но как же мне, оказывается, было жутко! Я даже не сознавала этого, пока не оказалась на свободе. Какое облегчение он принёс с собой! Будто порыв морского ветра среди подвала. Я почти задыхалась от хлынувшей в меня жизни, и мне было так спокойно в кольце его рук. Он сильный. Он никого не боится. Он застрелил этого гада, который ржал над моими слезами…

— Сейчас будет легче… Они хоть ничего такого себе не позволили?

Я помотала головой, закрывая рот ладонями.

— Ну, значит, не успели. Хорошо.

Утешитель хренов… Значит, уверен, что собирались?! Я так его об этом и спросила.

— На этом подонке перчаток не было, — напомнил да Лигарра, — Итак физический контакт он уже допускал. А ведь допрашивали вас как по дознанию высокого уровня. Хотя крайне скверно и непрофессионально.

Порывшись в кармане, он вытащил мятый платок и тщательно вытер мою физиономию от грязи, крови и ведра (как мне казалось) соплей. А я-то надеялась, что когда Рунида снял свои мусорные варежки — это был хороший знак… Спрятав платок, Карун бесцеремонно повернул меня к себе спиной (основательно разодранной), потом боком, критически осмотрел запястья и подбородок. По результатам осмотра он пробормотал себе под нос "плагиаторы тупорылые…", а вслух заключил:

— Болезненно, но ничего серьёзного. Они только разгон брали. Скоро пройдёт. И какую-то одежду вам бы надо — на улице сейчас холодно.

Меня и впрямь начало морозить — впрочем, скорее от пережитого стресса, чем от реального сквозняка. Вздохнув, да Лигарра снял с плеч ларго, закутал меня в него, и тревожно огляделся.

— А почему плагиаторы? — прошептала я.

— Потому что знаний нет, цель размыта, а желание морды бить — огромное. Дилетанство и просто садизм.

— А почему непрофессионально? — снова шепотом спросила я.

Карун смерил меня озадаченным взглядом.

— На ваши вопросы мне всё тяжелее отвечать.

— Почему? — слабая улыбка наконец-то вылезла из меня. Карун явно счёл, что развеселить меня следует любой ценой — даже если повод для моих улыбок сомнителен с общечеловеческой точки зрения.

— У всякой специальности — своя этика. Есть ряд необходимых действий, которые не стоит выносить за пределы профессиональных отношений. Вы как врач сами должны понимать. Это как если бы вы родичей умершего на вскрытие тела позвали. Вот, дескать, гляньте: лежит ваша бабушка с раскрытым животом и требухой по столику… И книжку она вам больше не прочитает.

Я нервно хихикнула. Можете назвать меня ненормальной, но мне понравилось его сравнение. Мы оба, кажется, были в равной степени психами…

— Вот и я вам про теорию дознания ничего рассказывать не буду. Неэтично. По крайней мере, вначале в себя придите, — дружелюбно подытожил да Лигарра. Я кивнула. Ну и Тень с ним, кого и где он там допрашивал в прошлом. Меня это правда не интересовало, а потом не со зла же он это делал. Не корысти ради — а по рабочей нужде. Но, главное, я даже в кошмаре не могла бы представить, чтобы он при этом жадно хихикал, как голодный обжора перед ужином.

Плагиаторы, да? Я вяло подумала об этом. Итак, методы гостеприимства Семьи да Райхха были целиком и полностью заимствованы из арсенала КСН. И даже, наверное, эти проклятые неструганные доски… Мне это считай что напрямую сказали. Хотя и пожурили самоучек за неэффективные действия. Наверное, если рассудить логически, между Каруном и Рунидой не было большой разницы. Разве что второй — псих-садист. А да Лигарра, видимо, умел к делу подойти по науке. И наверняка хорошо умел. Насколько мне было известно, он никак иначе не мог бы дослужиться до своего звания. Но разница, с моей точки зрения, всё-таки была. Такая большая, что об этом не стоило и говорить.

Некоторое время я сидела, съёжившись, и медленно приходила в себя, а потом где-то вдалеке послышались шаги многих ног и крики. Я встрепенулась, а да Лигарра покачал головой.

— Санда, вы уже можете стоять на ногах?

— Я попробую, — прошептала я.

— Пожалуйста, — попросил он, — Я помогу. Вы не тяжёлая, но мне не с руки стрелять и тащить вас на себе.

Опираясь на его руку, я встала. Вроде бы ничего, хотя мои колени ещё дрожали. Я с трудом понимала, что моя жизнь вне опасности — хотя бы частично, хотя бы в виде надежды на выход отсюда. Как же здорово, что он рядом… я еле сдержала желание снова повиснуть на его шее. Уже от радости. Но только этого ещё не хватало.

— Куда теперь?

— Сюда, насколько я понимаю, — он указал на металлическую лестницу в конце коридора.

Закрыв меня спиной, он мягко подтолкнул меня вперед. Глянув, как он держит оружие, я вмиг поверила, что моя повторная поимка станет да Райхха дороговато. Уж очень он его держал профессионально. Без рисовки. Спокойно. Так я бы чашку кофе держала или карандаш.

Я уже начинала соображать — и выводы меня обеспокоили.

— Вы сами сюда приехали?! Один?! Карун, но как..?! там же такое заварилось..! вы же..!

— Хорошо налаженная структура отлично работает и без начальника, — безо всякой улыбки на лице сказал он. Пожалуй даже хмуро.

Я опасливо глянула на него, пока мы торопливо шли вниз по ступенькам. Да Лигарра был словно затёртый серой краской: уставший, пыльный, в тёмной одежде, вовсе не походившей на его обычный дорогой гардероб; лёгкость, с которой он наплевал на свою ежедневную элегантную обёртку, меня почти потрясла. Я неожиданно я действительно увидела перед собой человека — безо всякой поддержки извне, сосредоточенного и серьёзного. Уверенного и решительного профессионала, которые делал то, что нужно, и не разменивался на ерунду. И даже более того — его опасная уверенная грация, помноженная на рост, вдруг вылезла наружу и уже никуда не пропадала. Он был прирождённый лидер. Я неожиданно поняла и ещё одну вещь — это сила, которая вдруг проявилась в нём, была его именно что его собственной — а вовсе не силой Комитета за его спиной!

Я глянула на него со смешанным чувством восхищения и уважения. Я никогда раньше не встречала таких необычных людей! Но потом осеклась… И он на такие проблемы пошёл из-за меня?! — если я хоть что-то понимала в дисциплине его организации… Что с ним теперь будет?!

— Спасибо, — тихо прошептала я, не оборачиваясь. Он только молча сжал мой локоть.

— Почему вы меня спасаете? — жалобно спросила я.

За моей спиной фыркнули — на этот раз в его вечной манере — с еле уловимой улыбкой на дне.

— Ответ на этот вопрос рискует стать слишком высокопарным.

Я вопросительно покосилась на него.

— Раз уж пришлось мне сдать все фишки, так хоть честь свою оставлю незапятнанной, — с мрачной иронией ответил он, а ещё мне показалось, что нечто серьёзно гнетёт его, — Я всё же Мир защищать клялся — так защищу хоть кого-то…

— Они всё-таки приказали вам..?! — горько воскликнула я. — Боги, но я же… — я осеклась.

— Вы же что?

— Я нашла свидетеля, который мог бы дать показания против да Растана.

Да Лигарра на миг сбился с шага, но не замедлил его. Мы дошли до конца этой проклятой гулкой лестницы. Сверху загрохотали шаги. Вовремя же мы! Он толкнул меня вбок, мы пронеслись по ещё одному проходу, оглянувшись, он рванул на себя какую-то дверь. Наскоро забаррикадировавшись, притаились в тёмном помещении вроде склада. Пахло досками, а потому меня на мгновение замутило — слишком ярки были воспоминания о пыточной комнате Руниды. Я подумала, что едва ли теперь смогу хоть раз в жизни порадоваться аромату свежепиленной древесины…

— Я потому и вышла из дому! Мне позвонили, но когда вернулась — эти типы уже взломали замок и ждали меня… — шепотом сбивчиво изложила я.

Я торопливо рассказала ему про Киная. Да Лигарра откинулся к стене и медленно прикрыл глаза.

— Уже поздно… И нам всё равно не дали бы этого сделать.

— Всё так плохо?

Косая улыбка в полутьме.

— Санда, я ещё никогда в жизни не был таким уставшим, злым и разочарованным… — ровным голосом сказал Карун.

Достаточно разочарованным, чтобы бросить боевой пост и нестись сломя голову за пять сотен пуней — в слабой надежде, что я похищена именно Семьей да Райхха и ещё жива…

Неприятности у нас обоих? Опустошение и страх снова навалились на меня. Коротко глянув в мою сторону, да Лигарра сжал мне руку — наверное, всё это по мне было уж слишком видно…

— Не переживайте так из-за меня. Я сам со своими делами разберусь. В конце концов, одно нарушение за всю биографию — это даже смешно. Давайте лучше думать, как уйти отсюда живыми…

— А нам не дадут?

Да Лигарра фыркнул.

— Я только что тридцать человек уложил. В основном, охраны, но ещё Фергажа да Райхха, первого сына Старейшего Фернада, и этого подонка, что вас пытал — племянник Фернада, кстати. Пройти к вам тихо я не смог никакими силами. Очень уж вас берегли… Так сильно, что у меня невольно возникли новые вопросы. Сейчас Семья да Райхха поднялась по тревоге.

Я озадаченно моргнула. Да Лигарра никак не походил на человека, педантично считающего убитых им людей.

— Ровно тридцать? — иронично уточнила я.

Карун улыбнулся. Он всё понял — как если бы я вслух это сказала. Вот же Тень, а?

— В обойме табельного «трЕккеда» десять патронов. У меня было три обоймы.

То есть вопрос, что хотя бы одна из пуль прошла мимо, им даже не поднимался..? Это немного пугало. Но я решила на этом не зацикливаться. Как и на том, что теперь с нами обоими будет. И сможет ли даже КСН прикрыть своего от ярости Первой Семьи..?

— И какие тогда идеи? — тихо спросила я.

Карун пожал плечами.

— На самом деле почти никаких. Разве что есть одна… но это такого плана мысль — если уж всё равно умирать, то следует это сделать хотя бы с выдумкой.

— Расскажите, — с невесёлой улыбкой решила я. Если урон, нанесенный им ради моего спасения, так велик, как он сказал, то дела наши и впрямь плохи. Будем пробиваться с выдумкой.

— Они построили свой риннолёт, — спокойно произнес да Лигарра, — Я знаю, где он сейчас стоит. Видел, пока вас искал. Давайте его угоним и улетим. Тут же горы. Он спланирует со стоянки — знаете, как птицы с деревьев слетают.

Я застыла с разинутым ртом и сердцем в желудке.

— Кк. Карун..?

— Да ладно вам, — улыбнулся он, — Вы же мечтаете увидеть эту машину с тех пор, как я вам про неё сказал. Вы бы даже в неё залезли с удовольствием. Чтоб я вас не знал.

— Ддда… но… — я покраснела, — Но это же..?

— Запрещено Верой? — с весёлой иронией уточнил Карун, — Да ладно, ну, не Переродимся мы с вами больше, и что? думаете, это сейчас имеет какое-то значение? Так поверьте мне, что никакого.

Всё ещё колеблясь, я повела плечами от праведного ужаса — честно говоря, не слишком-то искреннего. Карун начал улыбаться — на его лице проступил откровенный восторг. Он видел, что в конце концов я и впрямь соглашусь даже на это — и именно моё бесстрашие почему-то грело его душу. Честное слово — как мальчишка, встретивший девчонку-сорванца (достаточно безмозглую, чтобы поддержать его в налёте на соседский сад).

— Санда, эту машину построили совершенно официально, — поддел он меня, — Секретно, как селезёнка Создателя, но официально. Её в конце концов пустят в серийное производство. Через пару лет их наштампуют несколько сотен штук, а через десять — на них даже начнут перевозить важных пассажиров. И Совет Мудрейших всё это разрешит.

— Да уж куда он денется… — кивнула я. Да Лигарра улыбнулся ещё шире — на самом деле я ещё не видела, чтобы он смеялся так искренне и ясно — на его лице даже пропали все эти его знаки ледяной комитетской сдержанности (обычно не покидавшие его даже в минуты очеловечивания). На самом деле — я пожалуй, ещё в жизни не видела более тёплой, обаятельной и озорной улыбки! Впрочем, явно смутившись, он мгновенно стёр её с лица.

— Но как ею управлять?! Ведь мы этого не умеем!

— Санда, я же говорил вам, что научная важность риннолёта только в том, что он летает. А вообще такую машину мог построить любой школьник, знакомый с элементарной опытной аэродинамикой. Кабина, несущие плоскости с профилем, создающим разность давления по верхнему и нижнему контурам, и простейшее механическое управление. Почти мобиль, только с прикрепленными к нему крыльями — то есть с вышеупомянутыми неподвижными плоскостями.

Я раздула ноздри.

— Всегда могут быть проблемы.

— Уж не сомневайтесь. Проблемы будут — но многие из них уже предсказаны и есть разработки по их решению. А управлять этой штукой я смогу — поскольку во время её постройки и испытаний я с огромным интересом вникал в техническую часть. Мы даже провели некоторые исследования атмосферы.

Ого. Да «Каурра» творила что-то невероятное! И он всё это курировал!!! О каком катехизисе могла идти речь, а? Даже смешно говорить… По глубине неверия этот человек мог бы составить хорошую конкуренцию моему отцу.

— По данным этих исследований мы внесли поправки в способ управления и конструкцию — она стали куда прочнее. Все эти разработки я читал и отлично помню.

— Но она же всё равно не убережет нас, если всё это… свалится?!

Карун пожал плечами.

— Я же сказал, почему предлагаю такой выход.

Я на секундочку отвлеклась от трепетного предвкушения официального преступления против Веры — и мне стало не по себе.

— Нам не выйти так, как вы вошли? — тихо спросила я, — Никоим образом?

— Разве что мы положим всех, кто есть в этом комплексе. Это, по моим прикидкам, до двух сотен человек, — так же серьёзно ответил да Лигарра, — Да и теперь… сами понимаете.

Я понурила голову. Они будут мстить, чего уж тут непонятного. Притом, очевидно, с жестокостью, о какой мне лучше и не думать, если я хочу сохранить ясность мышления.

В коридире что-то прозвучало, и Карун немедленно зажал мне рот ладонью. От его сильных рук и жёстких рукавов куртки всё ещё пахло дымом. Торопливые шаги нескольких человек приблизились и снова отдалились. Мы затихли, как мыши…

— Давайте проверим, что у нас тут? — предложил Карун одними губами, указывая на ящики, заполнявшие тёмный склад.

Наскоро обследовав помещение, он трижды чиркнул спичкой, подсвечивая ярлыки на ящиках. У последнего остановился.

— Знаете, нам, наверное, сегодня помогают Боги…

— Что тут?

— Лыжное снаряжение. Они же и впрямь содержат сеть баз отдыха. И получают с этого бешенные деньги, — шёпотом сказал он.

Погасив огонёк, Карун спрятал остаток спички в карман. Ощупав край ящика, он нашёл два зажима и на миг замер.

— Тихо? Вы тоже ничего не слышите? Я открываю.

Я отрицательно мотнула головой. Да Лигарра нажал на замки. В тишине склада ящик открылся с пронзительным щелчком и эхом.

— Вот же Тень… Ну да ладно.

Порывшись среди упаковок, он вытащил на свет Двоебожий несколько пакетов.

— Боюсь, если мы воспользуемся нашей чудо-машиной, там будет ветренно и прохладно. Это противоветровые куртки.

Кое-как разобрав маркировку, он протянул мне один из пакетов.

— Вам должно быть впору.

Прикрыв разодранную блузку, я глупым образом вернула себе самообладание. Предрассудки — вещь цепкая и заразная.

Мне хотелось обследовать остаток ящиков, но Карун молча указал на дверь.

— Надо сматываться. Они и сюда придут, и это будет ловушка.

Пока мы пробирались по территории да райхховской базы, я молчала. Да Лигарра шёл по комплексу, как у себя дома. Изредка, повинуясь каким-то своим, мне неведомым, раздумьям, он завадал мне вопросы, неожиданные и на вид не связанные друг с другом. Я отвечала, и мы снова замолкали. Наконец, я подала голос:

— Вы тут уже были — или знали всё это заранее?

— Не то и не другое. Я же вас не за час нашёл. Успел всё изучить. И многое узнать, кстати, — добавил он. Я встревоженно глянула на него, — Даже кое-какие документы в руках подержать. На вас, например. И… на других людей.

Мда, такие должности, как у да Лигарры, лишь бы кому не раздают. Дать бы ему волю — он бы разобрал это тёплое гнёздышко по кирпичику. Притом незаметно и безжалостно.

— Что-то серьёзное?

Кивок.

— Может, мне и теперь заткнут рот, но тогда, боюсь, мне придётся застрелиться. Потому что в отставку со вторым допуском меня вряд ли пустят…

Моё сердце ёкнуло.

— А застрелиться вам разрешат? — почему-то эта мысль возникла в моей голове. Даже не знаю, с чего я это взяла, только мне стало как-то невесело от такого расклада. Не хотела б я оказаться в его шкуре. Даже в обмен на власть, деньги и всё прочее.

Карун на миг замер, а потом сказал с невеселой улыбкой:

— Может, и нет. Но, конечно, я приму любое решение начальства.

— Что вы тут нашли? Можете рассказать или это секрет?

— Расскажу.

Но ещё несколько минут он молчал.

— Да Ринн мертв. Его убили тут.

Мы присели за неведомым мне серым сооружением в два этажа высотой. Рядом стояли и другие такие же — и к каждому вела полностью глухая галерея, связывавшая здания с основными корпусами. Что находилось перед фасадами этих зданий, с той стороны, мешал видеть забор. Вообще уже два часа комплекс "Белой Башни" напоминал кипящий муравейник (мы неоднократно чудом избегали поимки), но тут царила странная тишина. Впрочем, незадолго до этого мы как будто проникли в некую закрытую зону комплекса, и причиной тишины могло быть усиление контроля на входе в неё. Или — предположила я — волна поисков ещё не докатилась сюда. Тут даже охраны было не видать, но поведение Каруна указывало, что она есть, просто он точно знает, где — и когда она меняется.

— Вы это точно знаете?

Да Лигарра покачал головой, перезаряжая пистолет. Внезапно он стал каким-то уставшим и опустошенным — и даже не смог этого скрыть.

— Санда. У меня никогда не было бСльшего друга. Глупо — но правда. Не Боги весть какой — но всё-таки друг. На нашей работе друзья вообще не предусмотрены, — медленно проговорил он, — И уж совсем не годится привязываться к объекту защиты. Обеспечить его доверие — это да. Мы были какое-то время знакомы, но когда стали работать вместе… каким-то образом мы именно что подружились. Я даже, грешен, курить научил его.

Я вдруг с неожиданной ясностью вспомнила, как тыщу лет назад мечтала глянуть на "ту сволочь", которая вложила курево в руки астматика Лапарси. Ну вот она, сволочь эта, так близко, что это почти неприлично. Я бы даже улыбнулась, не будь мы в такой ситуации. Но моё лицо осталась неподвижным.

— Знаю, как вы относились к Лапарси — как к высокомерному умнику, но верите ли — он был и другим. Достойным человеком из дружной и честной Семьи. Интересным собеседником. И, знаете, я… многому у него научился.

— Чему же? — тихо спросила я.

На миг, мне показалось, в поднятых на меня глазах да Лигарры мелькнуло сомнение. Он впускал меня в собственную святая-святых. В своё личное.

— Это сложно объяснить. У каждого из нас есть вещи, о которых он не имеет понятия. Но их можно почерпнуть, наблюдая за другими людьми.

Он так и не решился.

Я опустила глаза. Но не лезть же человеку в душу — особенно, когда он расстроен.

— Каким же образом вы узнали, что он погиб тут?

— Риннолёт, — снова по-деловому, живо, ответил Карун, кивая через плечо на стену здания. Я остолбенела, осознав его слова. Боги, это что, риннолёт уже прямо тут стоит?! За этой стенкой?! И мы рядом?! Я ощутила холодок в животе и нервную дрожь, — Я проникал в это помещение с другой стороны, во время работ. И почерпнул немало интересного, знаете. Аппарат построен уже давно — краска основательно высохла, — вёл дальше Карун, — То есть он никак не мог быть сделан по тому единственному комплекту проектной документации, который ушёл из «Каурры».

— Ага. Тому, который уволок искусственный человек.

— Верно. Более того, в нашем утерянном комплекте были некие доработки, сделанные уже после пропажи да Ринна — как я уже говорил, мы провели исследования атмосферы и укрепили конструкцию. Вот эти-то доработки виднеются поверх старой конструкции. Очень свежие.

Я разинула рот.

— КАК?!

Да Лигарра с ухмылкой осклабился. Сделав мне жест, он встал и медленно двинулся вдоль стены. Оружие он не нам миг не опускал.

— А вот так. То есть либо был уведён ещё один пакет документов, либо искусственный человек тоже нашёл здесь последний приют…

— А вы не допускаете..?

— Что да Райхха сотрудничают с летунами? Нет. Вы себя вспомните. Вас, по вашим же словам, пытали как агента. Добывали схемы связи и всё такое. Вывод — да Райхха собирают свою личную коллекцию рыжих. И свою базу данных по Горной Стране, её агентурной сети и засланцах. Причём весьма успешно.

Если главы контрразведки, отдела идеологии и внутренних дел КСН и этим не проникнутся, Каруну и впрямь придётся подавать в отставку..! Дело грозило полным падением структуры Мира.

— Но ведь мы же считали, что да Ринна похитили летуны? Как же он оказался тут?!

— С учётом того, что позднее они потеряли и своего засланца — у них вышел сбой передачи. Видимо, разведка да Райхха перехватила их агентов, похитивших да Ринна. Возможно, их тщательно допросили, а позднее схватили ещё и искусственного человека, который всё это время ничего не знал о провале и продолжал свою миссию. Вряд ли летуны могли обеспечить регулярную связь с засланцем. Я же ведь тоже не зря хлеб кушаю, так что они не рисковали… Нет, агент работал автономно и очень грамотно.

— Но ведь люди из Десятки всё это время тряслись над да Ринном, как над последней горстью Белой земли! — воскликнула я, — То есть уже не над да Ринном, а над его двойником… Но теперь выходит, что они всё это время ЗНАЛИ, что это НЕЧЕЛОВЕК?! Ведь настоящий да Ринн был у нах в плену и под принуждением строил вторую машину! Тогда выходит, что они так стремились убрать вас с вашими подозрениями с поля лишь потому, что вы могли раскрыть всю эту тёплую компанию и поставить под угрозу весь их заговор! — мои мысли неслись, как дикие кони, — То есть вначале, как мы и думали, их интересовали разработки да Ринна — они хотели утвердить своё влияние на руководство «Каурры» и контролировать проект. И тут вдруг они перехватывают агентов летунов, которые похищают физика! Да Ринн достается им весь целиком, да ещё и с агентами впридачу! И они всё переиграли. И как мастерски! Собрали с двойника кучу биологических данных (пока он "лечился"), его руками проникли в запретную зону «Каурры» — и, наконец, схватили его с оригинальными документами.

Да Лигарра медленно кивнул. Пока я говорила, он периодически зыркал то по сторонам, то на меня, но в его глазах тихо загорелась и окрепла тёплая улыбка. Ему понравилось, что я так скоро догадалась, честное слово. Потом, правда, он стёр улыбку под своей вечной деревянной физиономией, и у меня на душе возникло какое-то странное чувство сожаления.

— Ага. Так и есть. Все сливки с этой истории сняли главы да Райхха, — заключил он, — КСН остался в дураках — да ещё и с такой миной, будто всё идёт как надо. Но больше всех пострадали рыжие. Они, бедные, потеряли да Ринна, одного из своих и нескольких агентов (скорее всего, людей — и если к тому же наших, местных, то для них это огромный урон), в целом провалили акцию — и не получили взамен ни клочка бумаги.

— Вы и впрямь их жалеете? — спросила я.

— Ну не себя же жалеть, дурака, — буркнул да Лигарра. Помолчав, он добавил, — Только в одном Фернад да Райхха допустил ошибку. Пожадничал. Всего бы ему и побольше. Захотел ещё и вас охватить вниманием. А, может, забоялся, что если вы и впрямь агент Горной Страны, находящаяся под следствием как свидетель по АУО, то рано или поздно бдительный господин да Лигарра вас выведет на чистую воду, и тогда в КСН узнают про странные пропажи засланцев, никак с акциями контрразведки не связанные. Он явно не предполагал, что я наоборот за вами приду — и мы накроем всё гнезнышко.

Я насупилась.

— Карун, — сказала я, — я хочу попросить у вас прощения. Я так плохо о вас думала, пока сидела в том тёмном ящике..! то есть на самом деле не думала, и я понимала, что ведь вы просто делаете свою работу… но мне было так горько, что до меня никому нет дела. А вы… пришли… и вы даже не предстваляете, как я вам обязана! — воскликнула я, прикладывая ладонь ко лбу.

— Долга Жизни мне не поручайте, — тихо сказал да Лигарра, останавливая меня жестом, — Я его не приму. Я не принадлежу себе, итак ваш Долг перейдёт на Комитет. Мне бы этого не хотелось. Идёмте.

Я шла за ним и смотрела в его безупречно стриженный затылок прохладного русого цвета. Если человек не принадлежит себе, он принадлежит Семье. Вот какая была Семья у этих людей…

На самом деле, ведь я ничего не знала ни о жизни внутри Комитета, ни о том, каким образом складывались судьбы его сотрудников. Что-то утрачивая, люди что-то приобретают взамен. А потом у всех свои потребности и понятия о счастье. Так или иначе многих людей обоих рас приводило в ряды КСН. Одни шли к этому сознательно, другими руководили обстоятельства — и так они становились защитниками Порядка — но что скрывалось за этой рекламной обёрткой, я не знала. Огромный всесильный массив КСН начал для меня распадаться на отдельных людей, совокупность деталей, но общей картины я ещё не видела. Меня приучили лишь к тому, что Комитет Спасения Нации — власть. И сила, перед которой надо обязательно склониться. Но я продолжала изучать Мир.

Что привело в ряды Комитета, например, конкретного Каруна да Лигарру? С какого возраста надо было начать подготовку, чтобы уже много лет занимать должность спецоперу ведущего научного Института? До этого же ещё дослужится надо. Но ему не больше тридцати семи, а со временем я убеждалась — что он ещё гораздо моложе. Просто выглядит куда старше от тяжести лежащих на нём знаний, опыта и обязанностей. Я знала, что в структуре КСН были специальные Школы — именно они готовили будущих офицеров, элиту «конторы». Но поступить туда так рано (как выходило по моим подсчётам) мог лишь выпускник специализированной обычной школы, для детей до пятнадцати — я имела об этом очень хорошее понятие, потому что мой коллега из второй галереи общего профиля собирался отдать сына в одну из таких школ. Там они усиленно учили психологию, право, историю и всё такое, а потом поступали на спецкурсы и приносили присягу. Возможно, и да Лигарра прошёл весь этот путь. Послали родители? Романтика позвала? Грустил ли он когда-нибудь по утраченному детству? Или они ничего не утрачивали, с пелёнок сотрудники Комитета, защита Мира — а только получали огромную (хотя и своеобразную) Семью, власть и широкие возможности для поиска мудрости? Я не знала ответа. Как я уже сказала, я была слишком поверхностно информирована о реальной, а вовсе не глянцевой, жизни этой огромной структуры, вот уже много столетий стоящей на страже Порядка — при этом структуры живой, активной и развивающейся. Она и была истинной властью Мира. И потому нередко пугала, но тут уж, наверное, ничего не поделаешь…

"…он был и другим. Достойным человеком из дружной и честной Семьи…". Странно упоминать об этом. Но он упомянул. В минуту, когда его комитетская суть почти дала трещину. Мне показалось, что именно это тревожило Каруна. Человеческая, маленькая Семья, без которой не может жить ни один аллонга. То, чего у него никогда не было. То, что он заменил на долг и присягу. По своей ли воле или нет — уже и не понять. Он слишком глубоко в этом увяз — деталь машины, временами скорбящая по человеческим чувствам…

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Издалека послышался шум. Я разобрала крики: "Прочесать территорию! Всем входам тройную охрану!" На миг скорчив кривую рожу, Карун замер, а потом резким движением вдоль моего затылка усадил меня на карачки.

— Ну, по-простому не успели. Идём напролом — вдруг не заметят.

Он указал на металлическую лестницу, тянувшуюся от вдоль опоры закрытой галереи.

— Там есть люк. Пожарный, наверное, или что-то вроде того. Внутри охранник, но это я беру на себя.

— Мы же окажемся на виду.

Он кивнул.

— Тут всё равно негде укрыться. Если сейчас мне в спину всадят пулю, не паникуйте и двигайтесь дальше. Хуже не будет.

— Тогда дайте мне оружие, — решила я, — Я не умею стрелять, но это их хотя бы дезориентирует…

— Вы всё-таки необыкновенная женщина.

Ему как-то удавалось улыбаться на самом дне голоса. Я сжала пистолет, ранее принадлежавший Руниде, ощущая гадкую тошноту в животе. А куда мне двигаться, если его убьют? Да хоть куда-нибудь… Злая решимость наполнила меня до краёв… я не так уж беззащитна, как они все думают. Я никогда и ни перед кем не склонялась. Итак что будь что будет… нам и впрямь было некуда деваться!!!

— Идём.

Взбираясь по металлической лестнице до крыши галереи, мы были заметны, наверное, как мухи на окне… Как я ни храбрилась, в моём животе заныло. Оглянувшись, я увидела, как от ворот "закрытой зоны" разбегаются вооруженные люди. Любой из них мог увидеть наши фигуры, да ещё была охрана по ту сторону здания…

— Сюда! Быстро, — зашипел да Лигарра, втягивая меня за шиворот на крышу и немедленно прижимая лицом к поверхности. Уложив меня, он тут же упал рядом. По его тяжелому дыханию я догадалась, что мы прошли по самому краю…

— Пройдет минута-другая, прежде чем он догадаются ещё и проверить крыши… — прошептал он, — скорее. Ещё есть время.

Я ползла по грязному засохшему битуму, носом вниз, не смея поднять головы, рядом с Каруном. Ни о чём не думать. Мне было, наверное, слишком страшно, но я изо всех сил не сбавляла скорости. Неожиданно да Лигарра перестал ползти и, приподняв голову, быстро огляделся. Слышались крики и топот, кто-то говорил по рации.

— Санда, не двигайтесь, пока я не скажу «прыгайте».

Я кивнула. В руках да Лигарры появился нож. Молча привстав на локтях, он подцепил язычок замка на металлическом прямоугольнике в полшага шириной и в шаг длиной — я его сразу и не приметила. Я ясно слышала, как внизу кто-то скомандовал: "Проверь наверху! Хотя бы из окна выгляни!" В таком положении, как он лежал, его запросто могли снять метким выстрелом от ворот "закрытой зоны". Я ощутила, как меня будто волокут по камням. Не обращая ни на что внимания, Карун орудовал ножом в замке — может, разве что, в его движениях появилась еле заметная торопливость. Тихий щелчок заставил мой желудок сжаться. Оперев крышку люка на лезвие, да Лигарра приподнял её кончиками пальцев, открыл пошире. А потом, замерев на миг, тихо стёк вниз.

Не двигаться. А если они уже сейчас проверят крыши? Но он велел. И я буду делать, как он сказал. Моё тело затерпло, казалось, в спину мне смотрят все оружейные дула Мира, и все злые руки на свете ищут курок…

— Санда, прыгайте!!!

Меня встретили его ладони.

— Я вас держу, люк прикройте!

Болтаясь в воздухе, я выполнила его приказ, и меня немедленно поставили на ноги. Мы стояли в пустом коридоре — открытая дверь в дальнем конце напугала меня ещё сильнее, чем крики под галереей. Пока я оглядывалась, Карун бегло обыскал охранника — я не знала, он его убил или оглушил, но тот не подавал признаков жизни.

— У него нет ключей от ангара — впрочем, чего же я хотел…

Он поискал что-то в своих карманах.

— Хоть бы они не успели коды поменять… вдруг подойдёт. За мной.

Коридор оканчивался массивными створками. Такие ногой не вышибешь. Вытащив из кармана пластинку в форме треугольника, да Лигарра провёл ею по щели замка. Некоторое время ничего не происходило, я видела, что он нервничает — хотя и сохраняет твёрдость лица изо всех сил.

— Что это? — спросила я, просто чтобы не молчать.

— Нашёл в карманах Фергажа да Райхха. Ключ от сейфа или от какой-то важной двери. Что, если это она?

В толще двери загудело. Замок щёлкнул. Подергав пластину, да Лигарра обнаружил, что извлечь её невозможно. Точнее — возможно — но замок тут же закрывался. Зарычав, Карун схватил меня за локоть и, распахнув дверь, зашвырнул внутрь. Я услышала, как он запирает дверь вручную, створки сошлись, замок снова щёлкнул — и всё затихло. Одна беда — его откроет любой человек с той стороны… если заметит ключ в замке!

Мы очутились в тишине и темноте. Шёпотом велев мне стоять на месте, да Лигарра зашарил руками по стене — временами коротко ругаясь. Наконец он на что-то наткнулся, что-то опять щёлкнуло, заскрипело, а потом совершенно бесшумно включился рубильник.

Неяркий свет залил помещение высотой в два этажа, размером с зал собраний. По бокам его находились какие-то тёмные помещения со стеклянными стенами, небольшие испытательные стенды — наверное, для отдельных деталей, неизвестные мне приспособления…

Он стоял передо мной — темный силует на фоне многих ламп, горящих жёлтым светом, распяленная гиганская стрекоза на миниатюрных колесиках, чудо, созданное руками людей — на длинном помосте, куда вели две лестницы, всё ещё в лесах и рабочих конструкциях… Аппарат для полёта — машина, которой не должно существовать. Богам-противная вещь, потрясавшая моё воображение уже столько времени.

Я замерла, распахнув глаза и не чуя сердца в груди. Меня переполнял восторг, но да Лигарра, сорвавшись с места, потянул меня за рукав:

— Бегом, Санда! Мы погибнем.

— Да, — пролепетала я, еле поспевая за ним. Я смотрела не под ноги, а вверх, пожирая глазами машину да Ринна…

— Ждите меня тут. Ни с места.

Он метнулся к одному из темных вспомогательных помещений.

— Это должно быть где-то тут…

За стеклом загорелся свет. Я смотрела, как он склоняется над пультом, пинает ящики, выдергивая из них какие-то бумаги, снова кидается к приборам. Что-то зашуршало… вздрогнув, я увидала, что это всего лишь расходятся леса, освобождая риннолёт.

Над задней дверью замигала красная лампочка.

— Сандаааа! Двери!!! — с пинка вылетая из помещения, Карун, мне показалось, чуть не плакал: он не знал, не то радоваться, что я не воплю о преступлении Веры, не то бить меня по голове, чтоб я очнулась, — подоприте замок!!! Рычаг запора — хоть чем-то!

Вздрогнув, я метнулась к задним воротам. В моих руках ничего не было, кроме пистолета, и я не соображала, где найти другой предмет — я сунула оружие в замок, блокируя поворотный механизм.

— Сюда, быстрее.

Мы взбежали по ступеням. Лампочка продолжала мигать, но створки огромных ворот на передней стене оставались закрыты, и я не слишком-то понимала, как мы двинемся с места. Приставив небольшую лесенку к борту чудесного творения да Ринна, Карун помог мне забраться в кабину, похожую на тесную лодку с открытым верхом. Там было два сиденья, одно за другим, а впереди сложный пульт со многими приборами, датчиками и рычагами.

— А ворота?

— Сейчас. Там таймер — я не нашёл, как его блокировать. Ещё минута или около того, и они откроются. Пристегнитесь — там есть такие ремни, как в мобиле.

Он уверенно занял место водителя. На миг мне почудилось, что он сам дрожит. Но у нас не было времени на раздумья. С выдумкой. Да уж.

— Санда.

— А?

— Вы… правда не боитесь?

— Мне кажется, что нет. Хотя… не знаю, — смутилась я.

— Вы сейчас увидите то, что за воротами. Вы только не кричите, пожалуйста, хорошо? — пробормотал он, — По правде говоря, я и сам не знаю, как я поведу себя… когда это будет… по-настоящему, а не на стенде. Просто… держитесь. И… Санда, вы даже не представляете… как мало женщин в Мире смогли бы сделать то, что сейчас сделали вы.

Я не видела его лица.

— Да ерунда, — сказала я, — Давайте бежать отсюда. Атмосферка тут гадкая.

Хохотнув, да Лигарра что-то нажал на пульте перед собой. Под нами тихо загудел двигатель. С тихим свистом ожил большой винт на носу машины. Обернувшись, я увидела, как шевелятся маленькие пластины по краям того, что создатель этой машины назвал крыльями — хотя, в отличие от крыльев птиц, они не двигались.

— Я пока просто вспоминаю, что к чему. Это направляющие лопасти. Они регулируют поток воздуха при манёврах. Этот винт — пропеллер — создает дополнительную тягу. Мы его позднее добавили…

Он во всём ощущал себя частью команды изобретателей — ну видано ли такое! И в этот миг дрогнули и начали расходиться створки ворот.

— Вперёд. И соберите всё мужество.

Сразу за воротами была пустота, и риннолёт, тронувшись с места, покатился по помосту, набирая скорость, ветер ударил мне в уши, заплёлся в лопасти винта, затрепетали крылья, и мы, всё ускоряясь и ускоряясь… неслись над помостом, в воздух, за ворота, в самое сердце небес…

Мы были в воздухе.

Кажется, я вопила. Переведя дух, я вцепилась руками в кресло и с трепетом вертела головой — только очень бережно, чтоб не нарушить чего-то в тонком и жутком процессе полёта. Карун смеялся.

— Всё-таки страшно?! — закричал он сквозь шум ветра.

— Нет! Это восхитительно! Но очень страшно!

— Да определитесь уже!

— Я не могуууу! Под нами же ничего неееет!

— А вот вниз не смотрите, — сурово приказал он, — человек не готов к такому зрелищу. Проверяли.

Я притихла. Быстро оглянувшись, я всё-таки увидела весь огромный комплекс "Белой Башни" со стороны — я чуть не упала в обморок от неожиданности! — ангары, невысокие здания, глухие, некрашенные снаружи, заборы вдоль пропасти… среди них чернел крохотный прямоугольник. Боги, это же наши ворота!!! Они всё больше удалялись, теряясь на теле скалы… на такой высоте!!! Я даже заметила, как в них кто-то метался — и даже, кажется, увидела сполох выстрела… но наши враги не смели подойти к краю помоста, пока ворота были открыты… и мы улетали всё дальше и дальше. И… горы! Горы окружали нас со всех сторон — не те огромные, что пишутся с большой буквы и скрывают НЕ-Мир, но воистину никогда мною не виданные! Здоровенные кучи камня, высотой не менее пуня, серые и неровные, невероятно большие — ну вы только подумайте! Боги, как же я мечтала посетить этот уголок Мира! И вот, меня приволокли сюда силком, пытали и мучали — я даже забыла, что никогда не бывала в Предгорьях!

— Я выгляну!

Карун издал какой-то звук, точно отчаялся удержать меня от безумия. Но он был слишком занят управлением — спина его окаменела — так что я решилась.

Поднеся нос к краю борта, я пожалела, что мои глаза не выдвигаются на палочках, как у некоторых животных. Я бы эти палочки тихонько вынесла за борт… Но увы! Мне пришлось ещё и тянуть шею… Взвизгнув, я отпрянула.

— Тамммм… бездна!

— Полпуня, не больше. Если верить приборам.

— Мда? — с сомнением и надеждой уточнила я. Полпуня в целом не казались мне большой величиной, — Тогда я ещё раз выгляну.

Да Лигарра издал какой-то нервный, но явно восторженный звук.

— А если бы я сказал вам — пять пуней? — ехидно, хотя и не без напряжения, уточнил он.

Подумав, я парировала:

— Это невозможно. В Предгорьях нет объектов выше двух пуней. Пять — это уже из области интересов контрразведки. Там эти живут.

Да Лигарра помолчал, а я в это время снова прилипла к борту. Медленно — но я всё же заставила себя увидеть то, что было под нами. Земля была такой далёкой — будто я смотрела на неё с высоты нескольких многоэтажных домов, стоящих один на другом: я начала различать её детали и с изумлением узнавала деревья, заросли кустарника, нагромождения камней, ленту шоссе — но всё было такое крохотное, словно нарисованное на листе бумаги! Справа и слева от нас были скалы.

— Санда, вы чудо, — с восторгом проговорил Карун. — Вам что же, не страшно?

Вообще, судя по его голосу, его это тоже веселило.

— Страааашно! — потянула я, — Но ещё любопытно. А вы сами не боитесь?

Он пожал плечами.

— Вам станет легче, если я скажу, что да? Только ведь глупо давать себе бояться, когда нам надо выжить. Но вниз… наверное, я бы не смотрел. Не уверен.

Потрясающий человек. Ну что тут добавишь? Даже не верилось, что он правдив — но я отчего-то знала, что Карун не станет позировать. Так спокойно признавать границы своих возможностей — и при этом так жёстко контролировать свой страх!

— Санда, я сейчас попробую всё-таки управлять этой штукой. Пока она летит по прямой, но так же не будет вечно. Не вертЗтесь, пожалуйста. И не пугайтесь.

Я поняла, почему он предупредил, с опозданием. Пока я крутила головой, стараясь уследить за движениями всех частей машины, начало происходить что-то невероятное. Машина пошла вниз. Я коротко взвизгнула, но… время шло, и ничего страшного (как я боялась) не случилось. С некоторым напряжением да Лигарра наклонил рукоятку слева от себя, и мы снова начали набирать высоту. Он попробовал поворачивать и ещё раз — снижаться.

— Кажется, основные маневры оно выполняет. Будем надеяться, что этого хватит.

Мы замолчали. Всё заполнил ветер.

Я медленно начинала воспринимать детали. Земля неспешно плыла под нами, а облака казались такими близкими, что хоть руками бери… У меня замирало сердце, но я приказала себе относиться к этим вещам спокойно. Он же сказал — через пару лет на них будут запросто летать. Если найдут ещё пару сотен психов-водителей. Но что же, разве не найдут? Потрясут какой-нибудь Тер-Карел и кадровые закрома контрразведки. Там этого дела, как я понимала, целые залежи! А ещё по частным клиникам можно пробежаться — старших врачей зазвать в ряды. Хотя иногда это тот же Тер-Карел, правда? Меня пробрал нервный смех.

Отец, видел бы ты меня — что бы ты сказал? Наверняка отлупил бы меня — а потом сам заперся с риннолётом в одиночку…

На земле постепенно исчезли знаки цивилизации. Мы двигались на северо-восток. Почему так? — спросила я себя — и сама дала ответ. Южнее все земли были подконтрольны да Райхха, а мы пока вряд ли удалились на большое расстояние от "Белой Башни". Западнее начинался Отрог — гиганский выступ Гор, у самой стены которого и приютилось гнездо глав Десятки. Втянув голову в плечи, я постаралась занять как можно меньше места в кабине. Мне вдруг стало неуютно при мысли о том, что от бездны меня отделяет лишь тонкая корочка корпуса под ногами.

Думать об этом было тяжело. Я начинала и впрямь бояться — ко мне подступал холодный ужас, которой был мне слишком неприятен, чтобы впустить его в свой живот.

Я вздохнула. Как я не боролась с собой, мои мозги скоро настолько пресытились эмоциями от полёта, что поневоле соскочили на дела земные — и теперь всё пережитое за последние часы стало перед моими глазами, как живое. Каждое слово звенело в ушах — даже ещё яснее, чем я воспринимала, пока всё это происходило. Комната для допросов, пальцы Каруна, хладнокровно нажимающие на курок, бегство сквозь коридоры, суровая забота, с которой да Лигарра бесцеремонно выдергивал занозы из моих плеч.

Он всё бросил. Целый Институт «Каурра», лежавший на нём. В разгар расследования по делу об АУО. Теперь у него будут очень, очень, очень большие неприятности… Наверное, я умру от стыда, зная, что именно я тому виной — и ни в чём, кроме патологической честности, невиновный, странный и злой, но все-таки очень хороший человек пострадает. Вся его безупречная репутация прахом. Хотя он и не принял моего Долга Жизни, но всё-таки мысленно я ему этот Долг вручила. И твердо решила, что исполню его во что бы то ни стало. Если так будет надо, я буду выгораживать его даже перед его начальством, до последнего — хотя эти люди страшили меня до ледяной крошки в животе.

— Карун, — тихо сказала я, — Вы же нарочно меня обманываете, правда? В нашей с вами истории речь идет про далеко не одно нарушение. Если вы всё подробненько в рапорте изложите, то вас же зароют, наверное!

Обернувшись, он улыбнулся.

— Санда. Я же сказал, что мои проблемы я решаю сам. Не зароют. Всё не так плохо. Мой руководитель всё-таки хорошо ко мне относится. Он сможет понять по-человечески. Я, конечно, получу за превышение полномочий, но, надеюсь, по минимуму.

— А со мной что будет? — жалобно пробормотала я.

— Упадём шефу в ноги, будем за вас просить. Человек он неплохой и с моим первым куратором дружен. Он поймет. Пусть берёт вас полным сотрудником в отдел. Пройдёте подготовку, будет у вас интересная работа с хорошей зарплатой и какая-никакая защита от всяких сволочей. Если не хотите квалификацию терять, у нас ведомственная больница есть. Приличная. Главное старшим по званию улыбаться, и всё будет путём.

— Это получится? Чтобы нас простили и меня взяли?

По губам Каруна почему-то стрельнула мрачно-ироническая улыбка — по какому-то, как мне показалось, только ему одному известному поводу.

— Если я хоть что-то понимаю в людях и в своём начальстве — получится, — ободрил он.

Кивнув, я снова затихла. Он умел так здорово меня успокоить. Хотя и напугать было — раз плюнуть. Одно слово — хороший психолог.

Мы молчали, а ветер наполнял пустоту вокруг нас. Мне казалось, что ветер плачет. Или, быть может, что-то нашептывает — только это что-то нехорошее. Ведь мы же летим. И ветер здесь был не такой, как на земле. Не часть Мира, а какой-то… чужой. Ветер сам по себе. Что-то псевдоживое. А ещё, оглянувшись, я вдруг увидела по правую руку громадные силуэты — чёрные, как смоль, в косых лучах послеполуденного солнца, повитые дымкой, заслоняющие пол-Мира.

Горы. Колоссальный массив, противо-Верно вздыбленный к небу волею Тени, скрывающий чуждое всему человеческому государство Отродий… Горы с большой буквы. Точнее — их чудовищный, исполинский форпост, великий и жуткий Барьерный Хребет. Пока я не видела этого зрелища вживую, я, как мне казалось, была даже способна «пожалеть» летунов за провал операции. Теперь же даже преступники да Райхха казались мне малым злом. Такими себе домашними, уютными сволочами.

Надо было быть идиотом, чтобы отдыхать в этих местах… И даже мечтать их посетить…

Мне захотелось о чём-то поговорить с да Лигаррой. О чём-то даже совершенно несуразном. Просто чтобы разрушить жутковатую тишину, наполненную шепчущим ветром. Это желание аж пилило меня изнутри, и я, перебрав кучу нелепых тем, наконец, спросила:

— Карун, не сочтите за наглость. А почему вас так обеспокоило, когда я сказала, что из вас бы хороший отец получился?

Ой, ну я и ляпнула…

Я ожидала негативной реакции, стыдящего меня одёргивания, но он, полуобернувшись, бегло улыбнулся. Мне даже показалось — его повеселило, что я спросила об этом именно сейчас.

— Вы об этом..? Меня уже лет тринадцать пытаются централизованно женить. И обязать детей нарожать. Ещё куратор спецпрактики начал.

Я так и рот разинула.

— Это как?! Зачем?

— Психологи извелись. Говорят, у меня к этому склонность. Слишком жалостливый — и никакой разрядки.

Это Карун-то жалостливый?! Человек с ледяным взглядом, валящий людей с одного выстрела и что-то знающий про теорию дознания? Храни меня тогда Боги от нежалостливых сотрудников КСН…

— Так женились бы… — пробормотала я, вспоминая свои раздумья о потенциальном количестве его подруг.

— Не хочу. Свинство получится.

— Почему же? — удивилась я.

— Считаю, что если уж влез в Комитет по уши, так работай и не отвлекайся. И контролируй все свои приключения — чтоб никаких неожиданностей в пелёнках. Потому что в итоге всем, кроме работы, всё равно придется пожертвовать.

Жёстко и правдиво. В этом весь да Лигарра.

— И не пытались?

— Нет, — коротко отрезал он, — Либо на тебя будет стучать собственная жена, либо спи с бревном. Смысл?

Я вздохнула.

— Имеете ввиду — это зависит от того, где искать — или среди своих, или среди посторонних? — уточнила я, чтобы скрыть смущение.

Он с улыбкой кивнул.

У меня возникло подозрение, отчего он так мрачно и понимающе ухмылялся, расписывая наши перспективы после возвращения. Что нас могут простить, взяв с него слово, что он всё-таки… ну, вы понимаете… чтоб больше не страдал человек от нереализованного желания спасать встречных девчонок — желания, бессознательно толкающего его на всякие превышения полномочий… Иначе с какой радости он помянул, что его нынешний шеф дружен с его первым куратором? — который, как я только что выяснила, уже тринадцать лет хотел устроить личную жизнь своего выпускника. Вот куратор шефу всё и объяснит. И решение посоветует. Я ощутила, что краснею. А я ещё уточнила, чего он не женится… вот же неловкость. А тут человеку грозит… гм, административное изнасилование неизвестно с кем.

Вообще мне правда легчало, когда мы говорили — хотя тема была, мягко говоря, не очень корректная, но ведь и ситуация у нас сложилась нестандартная — а он почему-то охотно поддерживал даже такой разговор… Наверное, и ему было сильно не по себе. Впрочем, отчего же «наверное»?

— А почему «бревно»? Девушки так сильно вас боятся?

Да Лигарра фыркнул.

— Они не боятся — они просто каменеют, когда узнают, где я работаю. Делаются такие правильные и выхолощенные, что я себя на службе ощущаю, а не в постели. Я всё-таки предпочитаю какие-то эмоции видеть.

Я нервно хихикнула.

— Страх — тоже эмоция.

— Это уже насилие, — дружелюбно парировал да Лигарра, — А мы тут про Семью говорим, а не про… гм… сброс негатива.

— А что же вы знаете про Семью? Каких эмоций ждете?

— Жена другом должна быть, — тихо проговорил Карун, — а уже потом всё остальное. Чтобы я ей мог собственную спину доверить. А какие эмоции бывают между друзьями — вам прекрасно известно.

Другом — это да. Я задумалась под свист ветра. А был ли у меня такой друг, чтоб душа моя раскрылась нараспашку..? чтобы, как он сказал, не опасаться повернуть к нему спину? довериться в любой ситуации? хоть однажды? Чтобы я поверила и уже ни о чём не спрашивала? Наверное, странно размышлять об этом на такой высоте от земли…

— Ну и, само собой, без серьёзного чувства это всё не имеет смысла. Впрочем, теоретизировать на эту тему не так сложно, как лень.

Вокруг нас всё сильнее выл ветер. Мне опять стало не по себе, и я не могла заставить себя снова глянуть вниз. Карун молчал, и о чём он думал, я не знала. Его профиль был каким-то бесконечно уставшим.

Какое-то время нас окружал только скрип снастей. Неожиданно ветер начал усиливаться. Я ощутила тревогу. Ветер затих, а потом налетел с новой силой, так что вся конструкция опасно затряслась.

— Карун?

— Я вижу, — напряженно сказал он, — Впрочем, тут уже достаточно далеко от "Белой Башни" — мы могли бы попытаться сесть.

Я тревожно глянула вправо — туда, где, словно отмечая край Мира, возвышались колоссальные утесы Барьерного Хребта. Отвесные стены пуня два высотой. Как ножом отрезанные. Чёрные. Хранящие за собой что-то неведомое и жуткое. Сейчас до них было рукой подать — около трёх тысяч шагов.

— Тут до ближайшего поселения два дня пути… — с сомнением проговорила я.

— Не два дня, а всего лишь около трёх часов езды, — поправил меня Карун, — Хотя пешком, да по бездорожью, конечно, плохо.

— Просто давайте держаться оттуда подальше, — взмолилась я, кивая на чудовищную горную стену, — там же они..!

— Санда. Это уж как выйдет. Признаюсь, эта штука слушается управления всё хуже. Я всё-таки попытаюсь её посадить на землю, а там будь что будет.

Я вздохнула.

— Ладно. Не буду надоедать. Что же я ною, в конце-то концов. Нужна будет помощь — скажите.

Да Лигарра улыбнулся.

— Спасибо, что вы не паникуете — этого достаточно, — просто сказал он, а потом его улыбка стала дружески-ехидной, — Что же до них — они не висят прямо на Барьерном, — напомнил он, — Но если бы и висели — поверьте, от прикосновения к ним сущее не рассыпается в прах.

— Да вы меня дразните!

— Само собой, — ухмыльнулся да Лигарра, снова вцепляясь в рычаги управления.

Ветер усиливался. Наверное, сообразила я, сказывалась близость Барьерного — огромной стены, вдоль которой должны были течь немыслимого объёма восходящие потоки тёплого воздуха от земли. Я сказал об этом Каруну — он кивнул.

— Боюсь, так и есть. Мы всё-таки скверно знаем структуру атмосферы — всё из-за религиозных запретов на её изучение. А сейчас это работает против нас.

Я вздохнула, а он спросил:

— Всё-таки боитесь?

— Нет, — твердо сказала я, — После да Райхха я уже ничего не боюсь. А в данном случае отец мной бы и вовсе гордился — я села в машину, которую он бы сам облобызал в восторге.

Карун бегло улыбнулся вполоборота, но я видела, что он сильно напряжен. Его губы сжались в нитку, и на лице будто лежала пелена.

— Санда, — тихо и твёрдо сказал он, быстро глянув куда-то вбок, — Если что, держитесь за меня крепче.

Я проследила за его взглядом и похолодела. Листы обшивки на крыле аппарата уже не прилегали так плотно, как раньше — крепления торчали наружу до половины! Итак "направляющие лопасти" уже еле держали — я видела, как они трепещут под давлением воздушного потока. Каждый порыв ветра ещё больше расшатывал основу аппарата.

Я видела, что как ни старался Карун, ему не удавалось повторить то, что он так легко выполнил, когда мы экспериментировали с аппаратом. Риннолёт не только не снижался, но даже более того — его несло всё выше и выше, и (что ещё страшнее) — всё ближе к Стене. А там, внизу, у Стены, не было ни единой ровной площадки — только остро заточенные огромные валуны и скалы — так, словно сама природа пыталась оградить Мир от созданий Тени, живших за этой Стеной. Так, чтобы к ней никто даже подойти не смог. Да Лигарра не издавал ни звука, но напряжение шло от него волной.

Но думать об возможных последствиях отрыва частей от нашего аппарата я не могла — это было так абстрактно и страшновато, что я лишь вцепилась в сиденье.

Мой взгляд упал на часы, прикреплённые к приборной панели. К моему удивлению, оказалось, что уже миновало полтора часа, как мы были в воздухе.

Чем ближе к Стене, тем более злобно выл ветер. Его сила пугала. Он был твёрдым, как доска — и ещё более сознательным, если вы понимаете, о чём я…. Но ведь Карун сказал, что они всё расчитали… если бы так!

…Неожиданный удар воздушной стихии врезался в корпус риннолёта. Со страшным скрежетом обшивка полезла из пазов, и под наш синхронный вопль «лопасти» вырвались с корнем. За мгновения аппарат потерял и тень устойчивости, а ещё через миг восходящий поток перевернул его через хвост. Металлические растяжки лопнули, как нити, и корпус пополз по всем швам. Завопив, Карун рванулся через сиденье и сгрёб меня в охапку, а в это время шквал, как злобное чудовище, разломил аппарат.

Мы оказались в воздухе. Ветер ревел по моим щекам с такой силой, как никогда на земле… Я была в пустоте — и даже не сразу сообразила, что мы падаем, а до земли ещё так немыслимо далеко..!!! мне перебило дыхание, и я оцепенела, а в это время земля неслась навстречу, как грузовик.

…оглушение… удушье…

НЕЕЕЕТ!

Мгновения.

Земля навстречу…

Мгновения…

Захлебнувшееся сердце…

Не умирать! не хочу! не сейчаааааааааааас!!!!!!

И я ощутила удар.

На высоте около двух пуней меня с невероятной силой врезало по спине, по подбородку, поддых, по ступням. Воздух вышел из меня, сердце остановилось, и разум покинул меня.

…мы висели в пространстве, как мухи в желтокамне, абсолютно неподвижно, не поднимаясь и не падая, и даже ветер замер, будто обрезанный ножом…

— КАРУУУН!

Меня понесло. Обезумев от слепого ужаса, я вцепилась в одежду да Лигарры.

…Я кричала, воздух ушёл из меня, теперь уже до конца, досуха, весь.

Всё перестало быть, и я не понимала уже ничего.

Я не видела и не слышала, сотрясаясь от животного, гомерического страха.

— Санда, тихо, успокойся, немедленно, ты слышишь?! Тихо, смотри на меня, вниз не смей, на меня!!! — да Лигарра принялся лупить меня по щекам, а потом с силой прижал меня к себе… не знаю, как он сохранял хоть капли соображалки?! Боль от пощечин чуть-чуть нарушила мою истерику, но воздуха во мне не было… Это было слишком иррационально. Слишком жутко и шокирующе.

— Карун, что происходит?! — рыдала я…

— Санда, не бойся, умоляю! Дыши глубже!

Он был бледен, как мел, глаза остеклянели, и он выгнулся в воздухе, как струна, а когда он чуть-чуть отпускал мои плечи, его немедленно порывало вниз. Что с нами происходииииииит?!

— Санда, смотри на меня! на меня! Спокойно, детка, спокойно!

Я смотрела на него. Наверное, так правильно.

— Нам нужно медленно опуститься, Санда, — прошептал он наконец, — Только медленно… давай же…

Но медленно почему-то не вышло — едва он это сказал, как мы ринулись к земле со страшной скоростью.

— Неееет! — я даже не думала, что он способен так кричать. Падение снова прекратилось. Поскуливая от ужаса, я уткнулась носом в его грудь. Что происходило за моей спиной… что там… я не могла дышать…

— Тише, детка, тише, вот так. Не надо вниз. Думай по Стену, Санда. Стена. Нам надо туда. Стена. Хотя бы так…

От страха я ослепла, почти оглохла, разум покинул мой череп. Я почти не понимала его слов.

Прижав меня к себе, да Лигарра гладил меня по голове, как ребёнка. Его руки и тело дрожали от непонятного, почти нечеловеческого напряжения.

— Стена, — напомнил он хрипло, — Просто думай про неё. А я тебе потом всё объясню. Но потом. И смотри на меня. А ещё лучше закрой глаза…

Я послушно сжала веки.

Стена. Хорошо, про Стену.

— Умница, детка. Думай про неё. Всё время думай.

— Санда, не бойся. Я рядом…

Мы не падали. Это хорошо. Не знаю, почему. Это какая-то здешняя аномалия. Ветер такой. Он злой. Он такой каменный. Наверное, это ветер! — мы каким-то образом перемещались — без аппарата, сами по себе, овеваемые его тугим потоком. Все гормоны страха покинули меня. Я погрузилась в некое беспамятство, обморок наяву. Стена медленно приближалась, но на неё я тоже не глядела. Карун не велел. Ему виднее. Он, наверное, контролирует ситуацию. Мои мозги отказывались давать иное объяснение нашему чудовищному положению — они предпочли просто выключится.

Я не помнила, как прошло всё это время — и сколько его было.

В момент, когда циклопическая громада Барьерного Хребта распалась на обрывы, трещины и кромки, ревущий снизу вверх ветер сжал нас, как прачка сжимает бельё. Нас закружило и, раскидав друг от друга, швырнуло на скалы. Я упала ничком на каменный стол и потеряла сознание.

Не знаю, сколько я пролежала в этой позе. Спустя некоторое время я ощутила, что руки да Лигарры переворачивают меня и бегло ощупывают. Затем он поднял меня на руки, как тряпочку, и отнёс под защиту нависавшей над площадкой скалы.

Я пришла в себя и села. Камень был до Тени холодным. Воздух наполняли запахи снега, а ещё он был необыкновенно чист. На кромке скал росли кустики чахлой травы…

Мы взошли на Барьерный.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ.

Я тревожно вздохнула, ощупывая рукой камень самых загадочных Гор Мира. Он не дымился под моими руками, и вообще ничего такого не происходило. Обычный камень. Но всё это было слишком странным и шокирующим, а я, к тому же, не понимала сути. Что произошло..? И я даже не знала, стоит ли об этом думать, чтобы не обезуметь… Я даже оглянуться за плечо не могла — туда, где красовалась чудовищная двухпуневая пропасть.

Я осторожно перевела взгляд на своего спутника — лицо да Лигарры было бледным и неподвижным, и за этим скрывалось куда больше, чем он смел мне показать. Он был напряжён и словно бы раздавлен. Глядя на меня расширенными глазами, он отрывисто дышал и временами сглатывал. И даже сидя чуть шатался от пережитого — хотя там, в небе, он держался куда лучше меня. Мы так сидели минуту, две, три, но постепенно он вроде как брал себя в руки, начиная походить на того спокойного человека, которого я наблюдала уже столько времени. Хотя на деле я его едва узнавала.

— Карун…? Что случилось, Карун? — шёпотом спросила я, — Я не понимаю, что вот только что случилось… ты понимаешь? А то мне кажется, я с ума схожу…

— Ты не аллонга, — еле слышно сказал он.

— Что ты имеешь ввиду?! А кто же я?! — всхлипнула я.

— Ты всё-таки рыжая, — растерянно прошептал он и неожиданно закашлялся. Таким да Лигарру я не знала — он был растерян, но он явно нашел в себе силы признать некий факт, который мои мозги упорно обходили, как смертоубийственный и в человека не помещающийся… — Ты…

От мысли, к которой он меня подводил, мне стало дурно. Как если бы я случайно убила человека. Я встала и на слабых ногах прошлась по площадке. Позади скалы, послужившей нам убежищем, мне вдруг открылся невероятный вид: уходящие каскадом в небо Горы — до самого горизонта, синие, розовые и белые в лучах заката, фиолетовые в тенях, золотые по краям — что-то фантастическое по силе, мощи и красоте, такое прекрасное, что это граничило с болью. Они были вовсе не такие, какими они казались из-за Барьерного Хребта. Я отстранённо подумала, какого же умиротворяющего и прекрасного зрелища лишено человечество… Мои ноги дрожали, и я снова села на камни.

Как это я — не аллонга? А кто же я, к Тени собачьей? Мне было тяжело дышать.

Если мыслящее существо о двух ногах, двух руках и голове — не аллонга, то оно может принадлежать только к двум расам — людям-хупара и нелюдям-летунам. Но я же не..? Я же не то и не другое, правда?

Тихий хруст камушков выдал присутствие Каруна.

— Ты понимаешь, что сейчас произошло? — настойчиво произнес он, садясь напротив меня.

У меня ещё теплилась надежда, что события после крушения риннолёта имели иную причину, чем та, к какой он меня бережно подталкивал, но я просто смотрела на него и молчала.

— Мы не разбились, Санда. Благодаря тебе. Я… в такой… я… не знаю… как быть… Я не понимаю…

— Карун. Это ветер… — жалобно проговорила я.

— Нет, Санда. Это ты не упала.

Я вспомнила, как он крепко держал меня за руки. Еле удерживая силу такой, чтоб не покрыть меня синяками. Да Лигарра — сильный человек. В такой ситуации не одуреть от паники…

А ведь, если на минутку допустить, что он прав — и от этой мысли меня обдало холодом — ему следовало меня уничтожать. Он не знает, как быть — Боги, он же мне это прямым текстом сказал! Сидит тут, ведёт беседы. И на самом деле он даже сделал всё мыслимое и немыслимое, чтоб я не погибла в воздухе над Стеной. Это я висела на нём, закрыв глаза, тихонько плача от страха — а ведь он всё это видел! — мир без опоры, высоту и весь этот потусторонний ужас. Или это он на мне висел..? Боги, я его спасла, это правда. На нём теперь Долг. А он… он тот, кто он есть. Но ведь это же бред..! Что происходит?!

— Карун? — жалобно простонала я, чувствуя, что мои глаза опять застилает от страха, но теперь куда более горячего и конкретного, — Карун… Что со мной?!

К моему удивлению, он устало улыбнулся. Ну, он пока меня не убивает. Не знаю, почему и как долго это продлится, но это так.

— Ты летун. Если человек не падает с такой высоты, это называется только так.

Ну вот. Он сказал это вслух! Правда, он не назвал меня бризом, но и Отродьем тоже. Даже человеком поименовал…

— Но я не могу им быть..! — закричала я, — Я — да Кун! Куча людей могла бы подтвердить моё рождение в Законе и Порядке!

Мысль, что я могу быть внебрачным дитям — даже по ошибке, даже по неведомым проискам Тёмных Сил — мною даже не рассматривалась. Родители блюли Порядок превыше всего на свете. Даже с учетом отцовского атеизма. Да и то сказать, ведь Карун убеждал, что это невозможно…

Да Лигарра критически оглядел меня.

— Если бы ты не была так похожа на своего отца, я бы ещё сомневался. Но ты явно дочь Самала да Кун дас Лоа и Хиранны да Лоа дас Кун.

— А вдруг меня вырастили искусственно, как да Ринна? — вспыхнула я.

— По-моему, глупо создавать искусственного аллонга, так похожего на настоящего бриза.

Когда до меня дошёл смысл его слов, я изумлённо выпучила глаза.

— Ты видел настоящего бриза?! — прохрипела я.

— Да. Ты вообще помнишь, кто я? Чем я всю жизнь занимаюсь? Видел, чего уж там, — проворчал он, — Хотя, по правда говоря, это мало приятного — расстреливать рыжих мальчишек с совершенно человеческими глазами. Можно потерять остатки Веры, знаешь ли. Даже под трибунал попасть.

Он был уставшим до рези в глазах — я могла лишь догадываться о его чувствах в эту минуту… С ним что-то происходило. Казалось, он что-то бешенно переосмысливал, спешно пытаясь загнать факты в теорию. И то, как он говорил со мной, выдавало совершенно неизвестного мне человека. Что-то такое, что я лишь изредка могла лицезреть, когда он забывал, что он офицер седьмого ранга в должности спецоперу, которому не положены ни эмоции, ни ощущения, ни личная оценка, а только молотобойское искоренение всеМирной заразы.

— Мало ли, что я не похожа, ведь мы ничего не знаем об их логике! — Мой мозг отказывался принять то, что он мне втолковывал, что да, то да…

Да Лигарра терпеливо покачал головой.

— Слушай, опыт у меня небольшой, но, как бы это сказать, ёмкий. Поверь, я что-то понимаю про логику бризов. Может, это идёт вразрез с классическим подходом, но вообще она мало отличается от нашей. По крайней мере, можно сказать, что нашу они весьма успешно копируют. Итак глупо выращивать рыжую аллонга, не способную возвести чего-то там трёхзначное в куб без детского арифмометра. Про неё будет знать вся округа. Она никогда не сможет стать рядовым членом общества. Ну ладно, не слишком-то ты рыжая, но достаточно, Санда, не спорь, — твердо закончил он.

— Но ты же говорил, что контакты людей и летунов бесплодны?!

— Так и есть. Но раз ты существуешь, выводов два: либо наша концепция не верна в корне, либо мы не знаем дополнительных фактов. Пока я не могу тебе пояснить, что случилось. Размышляю, но не могу. Итак нам придётся оставить всё как есть. Может, это какой-то феномен, связанный с… со "сказкой из Тер-Карела". Собственно, только это сейчас и удержало меня… от попытки… разбиться в ритуальной чистоте.

Я сглотнула. Да Лигарра обладал исключительной способностью называть вещи своими именами. А он продолжал — наверное, я уж слишком удивленно на него смотрела, раз он таки объяснил:

— Потому что если это так, то чего уж мне кулаками размахивать — у меня ведь и у самого рыльце в пушку? Ведь я же родом не из Десяти Первых Семей.

Я помотала головой. Это он там, в воздухе, такие сложные измышления проделал? Скорее уж верно то, что он всё время про это думал — неожиданно прошептал мне внутренний голос. Причём так часто думал, что в момент реальной опасности это руководило его поступками вернее, чем классическое воспитание и профессия, вот как.

Но не спросишь же про такие вещи. Неудобно как-то.

— Я правда… так похожа на них? — потрясённо спросила я.

— Достаточно, — подтвердил Карун, — На самом деле, если бы дети людей и нелюдей существовали, это бы, наверное, так и выглядело, — проговорил он чуток неуверенно.

— Но ты никогда не говорил мне про это…

— А я должен был рассказывать тебе ПротивоВерные истории про бризов? — он поднял брови. Несколько неискренне, как мне показалось.

Тем не менее я кивнула. Да, не подумавши, извините.

— И, Санда, у нас, кажется, проблема, — продолжил Карун, на миг оглянувшись на попасть за своим плечом. На Равнину падала огромная Тень от Гор. Выглядело это по меньшей мере жутко, — Возможно, что с этой площадки мы не найдем выхода… Это значит, что мы погибнем тут от голода и жажды. Мне очень неловко об этом говорить, но возможно, хотя бы ради спасения своей жизни, тебе придётся… повторить то, что ты уже сделала. О себе просить не буду.

— НЕТ!

Почти для меня неожиданно — ужас скрутил меня с новой силой. При единой мысли, что мне придётся оторваться от твёрдой поверхности, я погрузилась в чёрную бездну. Вцепившись пальцами в камень, я замотала головой. Я никогда… никогда…

— Я никогда больше этого не сделаю, Карун, пожалуйста, не надо!!! Ты ведь не будешь меня убивать?! Я никогда не буду летать, клянусь, это случайно..!

Три жёсткие пощёчины оборвали мои излияния.

— Санда. Не валяй дурака. Я пока не при исполнении. Мы просто два человека в непонятном положении, понимаешь? Я просто хочу разобраться или, как минимум, выбраться отсюда. Я не понимаю, что происходит! Убивать по факту не в моих привычках! Так что сбавь обороты! Думай! Тень тебя подери, Санда да Кун!!! Ты же хорошо думаешь и при этом перестаёшь паниковать! Ну же!

Переведя дыхание, я обвисла на его руках. Он был прав. Наверное. Отсюда нет выхода. Но я не могла. Сделать это снова. Никак. Меня трясло от одной лишь мысли об этом.

— Наверно, у тебя это и впрямь какая-то аномалия. Будем считать, что ты не можешь вызывать это по своей воле, — примирительно сказал Карун, ставя меня на ноги. Я часто-часто закивала. Это случайно, Тень всех подери. Я где-то даже понимала, что это он сказал для моего же спокойствия. Но мне было спокойнее уверить себя, что так всё и есть. Вообще, думать на эти темы было невыносимо. Мой мозг отказывался в это погружаться.

Вздохнув, Карун сказал "ладно, будем думать", и мы неспешно пошагали вдоль карниза. Здесь было достаточно просторно. Я шла у стены, крепко хватаясь за камни (хотя, судя по всему, высоты я боялась куда меньше да Лигарры), и старалась не глядеть в сторону бездны.

Я надеялась, что мы найдем какой-то нормальный человеческий выход. Я была готова поверить даже в чудесную лестницу, ведущую с Барьерного вниз. Но у меня зарождались какие-то неприятные подозрения, что и это добром не закончится…

Мы шли, пока не стемнело окончательно. Продолжать идти дальше было слишком опасно. Усевшись на камни, я спиной ощущала, будто вся чудовищная геологическая масса Гор смотрит мне в затылок. Спору нет, они были очень красивыми. Но чтобы понимать это, следовало забыть об очень многих вещах. И своих проблемах. Хвала Богам, мой спутник достаточно разумен, чтобы не рубить с плеча. Карун вообще уже не раз демонстрировал удивительную гибкость мышления. Этот факт и ещё некоторые его оговорки подводили к идее, что он, как и мой покойный отец, скептик. Если вообще не атеист. Да уж, работка у него. Я как-то раньше не задумывалась — каких же людей подбирают для ловли бризов? Мне казалось, что они должны быть наиболее верующими и лишены всякой тени сомнений. Такие себе Святые Блюстители. Как оказалось, дела обстояли строго наоборот. По крайней мере, в доступном моему обозрению случае. И то сказать, ведь этим людям следовало знать реальные вещи про реального, а вовсе не книжного, врага — и предсказывать поступки нелюдей. А вы попробуйте! Классически образованные аллонга, как я теперь понимала, вряд ли смогли бы выдержать это! Следовало иметь очень пластичные мозги, да… И очень холодную, здравую соображалку.

Возможности развести огонь у нас не было, еды — тоже. Мне начало жутко хотеться пить. Засыпая на камнях, я чётко сознавала, что если мы не найдем спуск завтра, максимум послезавтра, нам конец. То есть человек может прожить без воды и дольше, но это вам не по пустыне тащиться и не в углу лежать. Это Горы. При взгляде на крутые склоны и предательские кромки я понимала, что координация и внимание понадобятся нам в полном объёме.

На следующий день погода стала портиться. Ветер усилился, а потом пошёл навязчивый мелкий дождь. Опасаясь промокнуть, мы сидели под нависшими камнями и молчали. Итак мы потеряли ещё день, но смогли собрать хоть по глотку воды. Сильно замёрзли. Каруна слегка знобило, но я обычно не слишком страдала от холода. В детстве, проведенном в Семейном имении да Кун, «Ранни-коле», я не раз тайком от матери бегала через двор в одной рубашке. Даже весной и осенью, когда ноги мёрзли от стылого камня дорожек. Там, на хоздворе, я играла с дворецким Маннихом в "лёгкие фишки" — мне нравилась эта глупая хупарская игра, потому что в неё я хотя бы могла выиграть, в отличие от настоящих фишек, которыми меня терроризировал отец. Когда однажды меня застали за этим позорищем, мне влетело не за игру, а именно за непристойный вид. Но я ни разу не простыла. И затем привычка не слишком плотно одеваться привела к тому, что я относительно легко переносила холод.

От нечего делать я рассказала про это. Карун загадочно хмыкнул, но промолчал.

— Ты как? — тихо спросила я.

— Ничего.

— Мне показалось, ты относишься к этому куда серьёзней меня.

То, что мы перешли на «ты», я заметила только много часов спустя после нашего падения. Как ни странно, это не вызывало у нас никакого дискомфорта. Он был чужой для меня человек и во многих смыслах куда старше меня, но связавшие нас приключения словно вырвали нас обоих из круга строгой морали аллонга.

— Неважно. Я пытаюсь всё заметить и не сделать глупости. Но информации так много, что у меня не хватает мозгов.

Ничего себе заявление! По-моему, вокруг сейчас и глянуть-то было не на что…

— Есть что-то существенное? — осторожно спросила я.

— Возможно, за нами следят, — тихо ответил Карун.

От неожиданности я вздрогнула.

— Они?

— Да уж наверное. Не паникуй, это лишь предположение.

— Я не паникую, — огрызнулась я, — если я чуточку потеряла контроль над собой, когда мне стало совсем страшно — и не говори, что без причины! — это ещё не значит, что я испугаюсь каких-то там разведчиков.

— Но это же бризы. Наверное, — по его интонации я подозревала, что он меня нарочно поддевает. Это такие шутки у Каруна да Лигарры.

— Вообще-то логично, что здесь кто-то есть, — сказал я, — Это же граница, верно? Что ты думаешь делать, когда они появятся?

— Не знаю, Санда. Думаю, что у нас не будет особого выбора. Мы же гости непрошенные.

О том, что они могли видеть и крушение риннолёта, он тактично умолчал. Ох я ситуация. Я начинала привыкать к дикой мысли, что со мной не всё в порядке, но неясность — что же именно меня ждёт — волновала меня до колик. Тот же Карун пугал меня куда сильнее, чем неведомые стражи Гор. В каком-то смысле мы с ним стали ближе прежнего, но теперь нас держала вместе лишь безвыходность нашего положения. Я же АУО. Кажется… если он ничего не напутал с феноменами искусственных людей.

Меня сильно и явно затошнило. Даже шутки не помогали.

Это всё со мной происходит?!

Сжимая и разжимая пальцы, Карун сидел рядом и молчал. Он был как всегда сдержан и недвижим, но от его профессиональной бесцветности не осталось следа.

"Я не при исполнении". Вот же Тень… А когда он решит, что он уже при нём? Что будет тогда? Он убьёт меня? Отдаст КСН? Но здесь нет органов власти аллонга. Здесь вообще никого нет, а в целом тут иные хозяева. Если невидимые стражи могли видеть наше падение и полёт, то наверняка они сочтут меня одной их своих. Так что мне, по-видимому, опасность не угрожает — по крайней мере до тех пор, пока они не разберутся, что к чему. А вот как они отнесутся к явному чужаку Каруну — можно было гадать до умопомрачения. И то сказать — а что и к чему? На чьей я стороне? Я инстинктивно ощущала себя одной из людей. Думать как-то иначе было дико. Но я понимала, что, будь у давешней сцены другие, кроме Каруна, свидетели, что со мной бы было? Мы бы все разбились — но не потеряли чистоту. Ведь это он, что ни говори, удержал меня от падения и привёл к твёрдой поверхности — хотя общался он при этом скорее с моим подсознанием, чем с разумом. Для меня вообще было загадкой, как он нашёл в себе силы сохранять хладнокровие в такой ситуации.

Путь в Мир будет для меня закрыт. Я заставила себя подумать об этом. Мы оба не сможем вернуться туда. То есть кому-то из нас туда больше не будет дороги. Я никак не смогу быть уверенной, что короткая душевная слабость моего спутника будет продолжатся и тогда, когда я стану рядовой аллонга, а он — офицером Комитета. Долг вынудит его сообщить. Он слишком честен, Тень его подери. Но какое-то время это его качество будет играть мне на руку — если аллонга хоть чуточку дорога собственная честь, он не нарушит Долга Жизни. Перед кем бы то ни было. Он выполнит для Давшего Жизнь максимум того, что требует Порядок. Ну то есть в моём случае, что? — убьёт небольно?

Я подумала про все это, и мне стало стыдно. Я переживала лишь о спасениии своей шкуры. Прагматично и зло. Но что мне оставалось?

Разум подсказывал мне, что просить убежища в Горной Стране будет самым верным решением. Но природный страх перед Созданиями Тени провоцировал у меня отвращение. Я не могла представить себя одной из Испорченных, рядом с ними, среди них, в их нечеловеческой среде. Даже теперь. Хотя, впрочем, я ведь их даже никогда и не видела толком. Да что там — сроду не видела! Я только знала, что они рыжие. Можно сказать, на словах.

Раз мои детские товарищи, вздумав довести одного из нас до слёз, намалевали жертву на листке тетради в виде человечка с кляксой от абрикоса на голове. Мальчика унесли в истерике. А прочим детям влетело так сурово, что вам и не снилось. От родителей, от наставников, от Мудрейших округа, и последовательно, и параллельно, притом включая не только «умников», которые это сделали, но и тем, кто это видел и не оторвал заводилам руки, головы и глаза (например, мне). Ведь такая картинка мало того, что порочила этику аллонга, так ещё являлась неописуемым кощунством! И историю эту тогда отнюдь не замяли. Неприятности были у их Семей. Я услышала это случайно, и у меня навечно осталось гадостное ощущение от всего рыжего. И от любых оскорблений такого рода… Нет, я только и знала, что Отродья — злобная язва на теле Мира… Говорить об этом было не принято, примерно не говорят в обществе о туалетных процессах, только хуже и страшнее. Даже далеко не всякий человек согласился бы работать в КСН, который, исходя из такой аналогии, мог бы считаться службой уборки канализации, населённой дерьмовыми крысами в рост человека.

Но, исходя из формальной логики… я стала одной из них..? Меня тошнило. По многим причинам.

А ещё мне остро и зло хотелось домой — и ещё горше было понимание, что у меня теперь просто нет никакого выхода, хоть со скал вниз головой — или соваться к этим, или довериться «милости» недавних своих.

— Я не предам и не брошу тебя, Карун да Лигарра.

Он вздрогнул и обернулся.

— Не давай таких обещаний, Санда. И… я не нуждаюсь в защите. Я смогу постоять за свою честь и жизнь самостоятельно.

— Я не собиралась тебя оскорбить. Но ты ведь хотел бы знать, на чьей я стороне? Я знаю, что хотел. Так вот — я не с ними, — решила я, — Я как минимум сама по себе. Похоже, у меня нет иного выхода. Я не хочу быть игрушкой в политических играх. И уж тем более — в теософских.

Он медленно кивнул. Был ли он удивлен? Впрочем, нет. Был — ещё и как. Сейчас по какой-то причине я ощущала своего напарника как голым — в эмоциональном плане. Посидев рядом, я почему-то успокоилась. Чего мне, в конце концов, боятся Каруна? Он же сам еле на плаву. Не убил же он меня сразу. Что-то же его сдержало? На самом деле — неважно, что. Когда человек сомневается, убивать тебя или нет, это уж всяко лучше немедленной расправы. А уж сколько сил Карун положил для моего спасения в «Башне»… Всё-таки боевая подруга, хотя вряд ли он привержен таким сантиментам.

Ситуация у нас сложилась более чем необычная. Я даже нередко знала, что мы где-то переходим границы Порядка, и всё чаще ловила себя на мысли, что мы оба не понимаем, как вести себя так, чтобы это было правильно. Наш мир, до сих пор чёткий и понятный, словно заволокло туманом, и теперь мы оба действовали скорее по наитию, чем по гласу здравого смысла. Результаты такого поведения могли смутить кого угодно. Но нас почему-то не смущали — наверное, мы оба были слишком потерянными для оценки себя со стороны. Вот хоть сейчас — ну не странная ли я? пообещать защиту старшему мужчине, самому по себе опасному, как змеюка? А мне он в тот момент таким не казался. Он казался беззащитным и растерянным.

Однако все мои чувства были замешаны на изрядной доле тревоги, и мне не удалось бы сохранять объективность. Итак я вообще зареклась рефлексировать на эту тему.

— Тогда будем ждать.

Я кивнула. Мы уселись плечом к плечу, но между нами так и оставался зазор в полпальца. Хоть в чём-то нам удавалось сохранять приличия, мысленно улыбнулась я, хотя уж эти вопросы явно не имели никакого значения? Строго говоря, обнимись мы, нам всё-таки было бы теплее, но даже мысли такой у меня не возникло. Физический контакт — не слишком-то воспитанный поступок.

На следующий день мы были вынуждены отойти от края — скальная дорожка закончилась. Поблуждав среди скал, мы вконец обессилели. Стену сверху вниз прорезала огромная расселина, похожая на след от тупого ножа, вокруг неё змеились трещины, а в глубине её спал, как мне казалось, первобытный мрак. Дальше дороги не было, а углубляться в Горы мы не собирались. Немного времени мы потратили на обмен мнениями — не вернуться ли нам туда, откуда мы пришли? Но уже темнело, а скалы вокруг были совершенно отвесными и не дали бы нам никакого укрытия в случае непогоды. В сумерках мне с трудом удалось приметить небольшую выемку — как след гигантского кулака, вдавленного в толщу горы. Усевшись рядочком, мы молчали. Наступила очередная ночь. Я не спала. Мне было немножко холодно, а Карун так и вовсе цокал зубами.

— Ты спишь? — шёпотом спросила я в полной темноте.

— Нет. Хочешь поговорить?

— Ага. Ты почему засмеялся, когда я рассказала тебе про свои вылазки к дворецкому?

— Подумал, единственную ли твою странность мы обнаружили.

— Что ты имеешь ввиду?

— Высоко в воздухе холодно, ты разве не знала об этом? — голос Каруна был уже немного охрипший, — И чем выше, чем холоднее. Там, сверху, жуткий мороз.

— Ну знала, допустим. В школе у нас был очень занятный учитель. Он даже про это рассказывал. Он сказал, что, конечно, никто не измерял температуру в верхних слоях атмосферы, но если экстраполировать наблюдения на доступных высотах… впрочем, о чём это я? — конечно, наверху должно быть до Тени холодно.

— Вот именно. А как, по твоему мнению, они там выдерживают?

— Кто? Ах, они… — сообразила я, — А ты и про это знаешь? — заинтересовалась я.

— Они поддерживают температуру тела на том уровне, на каком надо, чтоб не околеть от холода.

— Как, Боги помогите?!

— А откуда мне знать. Ты врач — ты про это должна больше знать. Ну, на худой конец — они же не обязаны следовать законам Мира, — тихо хохотнул да Лигарра, — Закон все-Мирного тяготения им не указ, с чего бы им о термодинамике переживать?

— Ну о термодинамике легче позаботится. Это их обмен веществ надо изучать — как они достигают нужных температур без коагуляции белков. Но в целом — чего уж там — просто есть побольше надо. Всего-то!

— Так изучали их, думаю. Но до меня, видимо, эта информация не дошла… — посетовал Карун.

— И почему же ты похихикал над моими вылазками?

— Ты сказала, что не мёрзнешь обычно. Я подумал, а что, если у тебя тоже есть те самые способности? Ну не развитые какие-нибудь…

Я пожала плечами. Спорно. Но кто знает?

— Карун.

— А?

— А ты и впрямь убивал их? И вообще, как про них всё это узнавали?

Я ощутила, как он вздрогнул.

— А почему ты об этом у меня спрашиваешь?

— А почему тебя это смущает? Их пытали и изучали, правда?

— Попытайся сама понять, как ты к этому относишься, — осторожно посоветовал да Лигарра.

— А я не знаю. Я вообще плохо отношусь к таким методам. А уж тем более, если они мне самой грозят. Ну убивали бы их тихонько… впрочем, да, я понимаю.

— Вот именно. Как иначе мы бы про них что-то узнавали? Они-то могут заслать к нам агентов, а мы — никак. Ты знаешь, какие это бывали авралы, когда удавалось поймать точного бриза? Да все участники получали звания через три крыши. Ну кто, сама посуди, будет печься о нравственности, когда речь идет о врагах, которых и людьми-то не считают?

— А что с ними делают?

— Ну я же не биолог. Изучают как-то. Или ты имеешь ввиду — что делают у нас? Санда, меня беспокоит твой интерес по этому вопросу.

— Почему? Тебе-то что переживать? — огрызнулась я.

— Это сложно объяснить. Я не понимаю, что случилось. Очень сильно не понимаю. Есть же какая-то вероятность, что всё не так, как мы думали…

— Вот ещё — ты посвятил полдня, чтобы убедить меня, что я не аллонга, а вообще непонятно кто, а тебе, оказывается, самому неясно?!

— Стань на моё место, а? За последние дни столько всего произошло, что я уж не уверен, что небо синее, а тут ещё и стопроцентно проверенная девица, коей я доверился по самые печёнки, взлетела. Впору с ума сойти. Хотя чего уж там, профвредность у меня такая.

— И часто сотрудники контрразведки сходят с ума? — полюбопытствовала я.

— Даже не знаю, стоит ли тебе и об этом говорить.

Я помолчала.

— Карун, — снова позвала я, — Скажи мне, а как ты видишь весь этот расклад? Что нам обоим делать, если мы найдём путь на равнину?

— Честно?

— Да.

— Останься тут.

— Но..?

Я не ожидала от него такой честности и прямоты. Клянусь Землей.

— Ты сама понимаешь, почему. Я… всё ещё в раздумьях, как быть. Ты хороший человек и я знаю, что ты никому и никогда не сделаешь вреда. А я не слишком-то привержен проповедям Совета Мудрейших. К тому же, в этом всём кроется какая-то тайна, и это меня сильно беспокоит. Однако пока будет правильнее, если мы оба не станем проверять на прочность мою верность присяге. Ещё не факт, что я сам не буду осуждён за пособничество. Возможно, думать на ту тему, на которую я сейчас думаю, не слишком-то законно.

— Почему ты так переживаешь за меня? — тихо спросила я, решив не уточнять, о чём же он думает.

— Глупо вытащить тебя от да Райхха и привести в спецкамеру бюро, правда? — проворчал он. Смешная причина, подумала я, но он ею прикрылся, как щитом, будто даже я этого не видела, — Я правда не знаю, как это возможно, что ты не упала! — неожиданно взмолился он, — Но мы же оба это видели? Мы же оба живы? Пока есть вероятность логичного объяснения, я буду его искать. Если станет ясно, что его нет… найди в себе силы… разбудить в себе… это… и уходи дальше в Горы… — он подавился тем, что он сказал.

Я бы тоже подавилась… Карун прилагал массу внутренних усилий для моего оправдания. Почему? Я не находила приемлемого логического ответа. По крайней мере, тревога действительно исходила от него — да Лигарру невероятно беспокоил факт моего полёта, а он был такой натуры человеком, что загадок не пропускал. Беспокоил настолько, что он вообще выкинул из головы всякие мысли об чьём-либо уничтожении, и всё это время проводил в глубокой задумчивости, тайком зыркая то на меня, то в сторону Равнин.

Могу только предположить, как я сама выглядела со стороны — мятущаяся душа непонятной расовой принадлежности. Впрочем, чего уж там. Меня-то он убедил, хотя от этого ни холодно ни жарко мне не стало. Мда, попали в ситуацию мы оба.

Я уложила голову на колени и задремала. Ночь обступила нас со всех сторон…

Меня разбудил непонятный шум.

Это шум не мог производится никаким из известных мне способов, и он напоминал шум ветра и скрип одновременно.

Я вскинула голову и обнаружила, что у кромки скального козырька прилепился непонятный аппарат. В том, что это было именно рукотворное сооружение, сомнений не возникало. Сооружение напоминало лодку длиной шага в три, только вот висела эта лодка прямо над пропастью. И не падала. При этом вокруг неё шумел ветер, и ещё она скребла сейчас бортом о камень…

В лодке самым заурядным образом располагались двое. Одни из них был несомненно хупара. Второй пассажир этого аппарата вначале показался мне аллонга, но потом из-под его шапочки с козырьком с движением ветерка показался локон совершенно невиданного цвета — жёлто-красного, как серединка цветка «любит-не-любит».

Они оба глядели на нас. И молчали.

Я остолбенела.

Мельком оглянувшись на Каруна, я обнаружила, что его лицо превратилось в туго натянутую маску. Когда его переполняло столько эмоций, он их просто прятал. Мне кажется, он их просто не умел выражать. Что он испытывал сейчас, я могла лишь догадываться, но волна ненависти захлестнула меня почти физически. В это короткое, не больше вздоха, мгновение, я испытала что-то сродни просветлению — я вдруг поняла, насколько он и вправду был растерян, насколько он пытался меня обелить! — ведь за все эти дни я не испытала на себе даже крохи этих чувств! А я ещё сомневалась в Каруне — ну не дура ли я? он же ни секундочки не думал меня убивать!

Хоть бы он не проявил эту ненависть… Они же его и впрямь убьют. Мне стало жутко. Боги, да сколько же видов ужаса я научусь различать за эти дни? Они были разные на вкус, цвет и температуру, честное слово. Ужас в воздухе, к примеру, напоминал гигантского ежа, взорвавшегося внутри меня. Страх от осознания неизвестной себя — был горячим, как расплавленная смола. А этот, новый, ужас — был холодным и сухим, как наждак, вынутый из морозилки. Каруна могут убить — вот как называлось это новое чувство.

Всё это мелькнуло в моей голове. Глянув на своего спутника, я взмолилась Богам, чтобы он не натворил ничего… резкого…

Физиономия хупара была обычной — любопытной, а второй выглядел настороженно, но незлобно. Я перевела дыхание. Хупара можно не считать. Он явно настроен только на знакомство. А вот этот, рыжий… как с ним быть?!

— Идёмте за мной.

Я почти ушам своим не поверила! Рыжий сносно, хоть и с акцентом, владел нашим языком. У меня возникло странное чувство, как если бы заговорила собака или кошка. И у него не возникло вопросов типа "кто вы такие, и как вы сюда попали". Значит, ему всё ясно. Они действительно наблюдали на нами.

— Пожалуйста, не бойтесь и идите за мной, — повторил рыжий, протягивая руку. Я посмотрела на его ладонь так, словно она была ядовитой (впрочем, а что, если..?), и местный неловко её опустил, — Если вы останетесь тут, вам не выжить.

— Почему?

Карун подал голос так неожиданно, что я подпрыгнула. А я уж думала, что ему не достанет сил разжать зубы… плохо же я знала да Лигарру! Другое дело, голос этот принадлежал скорее покойнику.

— Скоро буря, — просто сказал рыжий, никак не отреагировав на интонацию Каруна — а надо было быть глухим, чтобы не услышать, с каким чувством он произнес это простое слово. Совершенно для себя неожиданно я сжала его запястье — с лодки этого никак не могли видеть. Остановить его — что бы он ни задумал. Может быть, он уцелеет!

— Водяная… — рыжий сказал непонятное для меня слово, — это смерть. Идите за мной или… мне жаль, но мне придется забрать вас отсюда силой. Извините, девушка.

Я сжала руку Каруна так сильно, что должна была ногтями порвать ему кожу. Он дёрнулся и… медленно расслабился — я почти не верила в это.

— Идём, Санда, — тихо проговорил он. Обхватив меня за талию, он рывком поставил меня на ноги. Я сделала несмелый шаг.

— Они ничего тебе не сделают, глупая, иди же! — прошептал он, резко толкая меня вперёд.

У меня закралось какое-то подозрение, но было поздно. Карун, не слова не говоря, швырнул меня прямо на рыжего. Охнув, бриз схватил меня в охапку, падая на спину, в лодку — и как он только не вылетел за борт! — и одновременно завопил хупара. Избавившись от меня, Карун бросился со скал.

Взвыв прямо мне на ухо, рыжий швырнул меня на качающийся пол лодки и перемахнул через борт, рыбкой ныряя следом. Я взвизгнула, и только через миг до меня дошло, что уж ему-то ничего не грозит! Он же бриз!!!

— Карун, нет!!! — я чуть не рыдала.

И откуда у меня взялась смелость? Я бросилась к борту лодки, хупара немедленно вцепился в мои плечи, и крепко, стервец, вцепился, но я-то не собиралась убивать себя! Прилипнув к бортику, я наблюдала ужасную сцену: Карун с огромной скоростью падал в пропасть, а рыжий мчался, вытянув руки вперед, следом — Каруну оставалось ещё совсем немного до дна, когда рыжий неожиданно поднырнул под него — я ясно видела, как он укладывает Каруна себе на плечо жёстким и сильным ударом. Короткая борьба в воздухе завершилась в считанные секунды — да Лигарра обвис в руках рыжего. Бриз начал медленно подниматься со своей ношей.

Сколько Карун здесь насобирает бризов, к которым у него Долг? Сложный вопрос, считать ли Дарителем того, кто уберёг тебя от ритуального самоубийства…

Рыжий поднялся со дна в очень скверном настроении. Он уложил Каруна на пол лодки — на вид было незаметно, чтобы у него были серьёзные повреждения — всё это опасно качнулось, но оба местных не выказывали ни малейших признаков страха. Достав что-то из ящичка на корме, хупара подал это водителю лодки. На вид предмет напоминал клубок ниток. Перевернув Каруна на бок, рыжий приложил эти нитки к его спине. Я как завороженная наблюдала, как по телу да Лигарры расплывается полупрозрачный гель, запеленавший его, как куколку. Теперь, когда он придёт в себя, он не мог бы не только спрыгнуть, но даже пошевелиться. Я потрясённо забилась в угол лодки и молчала.

— Не бойся, это для его же блага. Ты ведь не боишься меня?

Я осмотрела рыжего сверху донизу и покачала головой.

— Ну и хорошо.

— Ты не собираешься же прыгать сделом? — почему-то это повеселило рыжего. Он таки видел мои экзерсисы у Стены? Тогда понятно, почему он смеётся. Он думает, что я не упаду… а я понятия не имела, откуда это взялось и случится ли это когда-нибудь снова.

— Как тебя зовут?

Я неуверенно разлепила губы. Ну не будет же со мной ничего, если я с ним заговорю..?

— С…ссанда.

— Вот и здорово, Санда. Мой товарищ не знает вашего диалекта, — он кивнул на хупара, — так что, если что, обращайся ко мне. Он — Марк. Я — ДЕйлли… Дейлли Большой Ветер.

Мне почему-то стало смешно. Вот какие у бризов имена. Забавные нечеловеческие имена. Наверное, это у меня опять закончились гормоны страха — и я стала нездорово хихикать… Дейлли с опаской глянул на меня, но хупара сказал ему что-то по-своему, и тот успокоился. Наверное, моё состояние даже для хупара было понятным, вот же Тень.

— У меня смешное имя? Или тебе просто так меньше страшно? Ну не важно, держись крепче, мы едем. Только сядь подальше от края, и не бойся, умоляю.

Я помотала головой и притихла. Лодка медленно отчалила от козырька. Я не видела, чтобы рыжий что-то делал для этого, она просто летела, точнее, скользила в шаге от скал — вдоль стенки, по карнизам, наконец, мы выбрались на самую верхотуру, на гребень и неожиданно понеслись вдоль острой кромки горы. У меня перехватило дыхание.

Не в силах удержаться от любопытства, я — под заитересованными взглядами моих провожатых — подтянулась к бортику. Сами-то они преспокойно сидели на лавках… Ой. Высота была почти тошнотворной, и она особенно остро чувствовалась по тому, что здесь, в отличие от риннолёта, была некая масштабность. Было с чем сравнивать расстояния.

Прошло, наверное, минут десять — но я нарочно не отрывалась от этого грандиозного зрелища. Боги, кто-нибудь из людей видел что-то подобное??!! Мы находились, как мне казалось, на самой вершине Гор, и все Горы простирались передо мной. Воздух, холодный и острый, как бритва, резал глаза до слёз, невероятные цвета, пространства, необыкновенная высота, небо над головой, скорость — я была как пьяная… и я начала замечать, что под нами было что-то вроде дорожки — сеть мелких царапин и сглаженных мест вдоль гребня, и всё это тянулось на многие пуни. Невероятно — это дорога?! И здесь, наверное, целая сеть дорог для таких вот аппаратов?!

Я обернулась и спросила об этом рыжего — прежде чем до меня дошло, что это, наверное, такая моя особенность — ничтоже сумняшеся задавать наивные вопросы каждому встречному, хоть офицерам КСН, хоть бризам!

Дейлли и впрямь с воззрился на меня с изумлением, живо напомнившим мне выражение лица Каруна да Лигарры при нашем с ним первом знакомстве.

— Да, — сказал он, не найдя, видимо, причин мне врать.

Ветер со свистом проносился мимо лодки. Мне уже не было так весело, потому что смотреть стало очень тяжело.

— Ты можешь закрыть веко? — сквозь шум ветра проговорил рыжий.

— Веко?!

Я заметила, что хупара надел очки, а Дейлли вытянул ко мне лицо с забавным выражением человека, принужденного возиться с маленькими детьми.

— Внутреннее веко? Вот такое. У тебя есть? Или ты не умеешь? — спросил он.

Я изумлённо увидела на глазу бриза тонкую плёночку наподобие третьего века у птиц. Выглядела она, как крошечная медузка — если вы когда-нибудь бывали на море и видели молодых медуз — вылезшая из внутреннего угла глаза и покрывшая роговицу. Это стало для меня потрясением. Я никогда не думала, что они так уж сильно отличаются от аллонга. Я даже как-то привыкла думать, что летуны просто умеют что-то такое, что белым недоступно, но они всё-таки анатомически люди (хотя и рыжие). Как же мало я, оказывается, знала!

— Я… я не знаю… — пролепетала я.

Дейлли мягко взял меня за подбородок. Не считая итогов броска Каруна, это был первый раз, когда он до меня дотронулся, и я на миг оцепенела. Ну вот не принято у аллонга трогать друг друга — это хупара вечно касаются носами. Друзья могут взяться за руку. Очень редко. А ещё ближе — ну, вы понимаете… это слишком личное (хотя, мне, конечно, доводилось обниматься с мужчинами — я всё-таки пыталась хоть как-то устроить личную жизнь). Или стрессовое — навроде как мы с да Лигаррой пару раз висели друг на друге. А тут ко мне притронулся… бриз, кто же ещё. Я как-то привыкла к его наличию, но прямой контакт меня просто ошеломил. Впрочем, ничего явно опасного или странного при этом не произошло. Дейлли заметил моё состояние, но явно не понял его причин.

Повертев моей головой так и эдак, он нахмурился.

— Мне кажется, у тебя есть веко, но я могу ошибаться. Возьми пока очки, иначе коньюнктивит заработаешь.

Я послушалась.

Немного попривыкнув к очкам, я немедленно снова прилипла к борту. Я с трудом верила, что все это происходит со мной. Интересно, как долго нам ехать… или лететь? Я ощутила, что от переизбытка эмоций из меня как воздух выпускают. Я осела на пол лодки, притуляясь к телу все ещё бесчувственного Каруна, и меня неожиданно успокоило, что он всё-таки жив и рядом. Мне вдруг стало жутко от мысли о том, что на самом деле произошло у скал. Он хотел покончить с собой. А перед тем он вынудил меня оказаться в лодке. Не знаю, смогла бы я это сделать самостоятельно, или телилась бы ещё Тень знает сколько времени. Бросил и прыгнул со скал. Боги. А Дейлли ему не позволил. Дейлли. Этот человек (или не-человек?) летел. Я не могла бы забыть этого зрелища.

Странное дело, но воспоминание о броске Дейлли в пропасть на самом деле преследовали меня! У него не было и тени страха перед высотой. Он понимал, что надо делать. Он был так естественнен, что это уже само по себе выглядело красиво — я даже забыла, что полёт вообще-то противоречит всем моим убеждениям, воспитанию и понятиям о человеческом поведении…

Так что это воспоминание почему-то страшно волновало меня.

Я снова перевела взгляд на бриза. Мой спутник был молод и, если бы не странный цвет волос, довольно симпатичен (по крайней мере, по аллонговским меркам) — разве что уши у него торчали немножко больше, чем следовало. Пожалуй, ему не могло быть больше тридцати, если бризы считали годы так же, как и мы. Он был худощав, одет в что-то вроде рабочего костюма: брюки светло-зелёного цвета, тонкая серая курточка, а под ней — облегающая тело майка, типа бельевой, только носил он её напоказ, то есть бельём она никак не могла быть. На его голове была уже упомянутая шапочка с козырьком (и как он не потерял её в драке с да Лигаррой?), а на ногах — ботинки с сильно рифлёной подошвой — но тоже очень лёгкие на вид. Подумав, я сообразила, что зачем ему тяжёлая одежда? Ведь ему всё это на себе таскать, доведись ему летать. Хупара был одет примерно так же, но гораздо теплее, например, у него была куртка с капюшоном и шерстяная шапка, торчавшая из кармана — как мне показалось, из бахвальства, потому что его шоколадные уши посинели на ветру.

Я внимательно посмотрела на своих пленителей и сообразила, что мне самой ни капельки не холодно! Да, хупара — как его там, Марк, вроде бы — явно мёрз. А бриз и ухом своим лопоухим не вёл, задумчиво глядя вдоль «дороги» и изредка косясь на меня. В его зеленовато-карих глазах было любопытство, но не более того. Иногда они переговаривались по-своему, но звучало это как рабочие беседы — про ветер, например, или про то, что ждало их дома. Неужели Карун был прав? Я не мёрзну, как прочие люди. А почему этого раньше никто не заметил? Я немедленно дала ответ сама себе — «Ранни-Кола» расположена достаточно далеко на юге. В Городе же Мудрости, где я провела большую часть взрослой жизни, тоже никогда не бывало по настоящему холодно — Горы закрывали эти места от ледяных ветров севера. Да и как бы я могла выбежать на улицу голой? И все мои способности я объясняла закалкой.

Карун тихо застонал. Силен же этот бриз. Так вырубить человека, да ещё в воздухе — я с опаской покосилась на рыжего. Я не знала, как быть с этим гелем, и просто погладила его по лицу.

— Тише. Все будет хорошо.

Я устало опустилась на дно лодки. Событий было слишком много… Ну хоть не дадут же нам умереть от голода, правда? А там будь что будет… Я и не заметила, как уснула.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Я проснулась от тихого прикосновения к плечу. Надо мной стояли Дейлли и ещё какой-то незнакомый бриз постарше. Было темно.

— Она в порядке?

— Вроде бы не слишком напугана.

— Ты хоть накормил её? Они же два дня без крошки во рту и без воды.

Ну надо же — ещё не разбудив меня, они уже говорили по-нашему. Вежливые, Тень их подери… Хотя Тень их, наверное, как раз и не дерёт. Он же их создал вроде как, да?

— Нет, — спохватился Дейлли, продолжая трогать меня за плечо, — Просыпайся, мы сегодня уже не поедем.

Я оглянулась. Смеркалось. Лодка была пуста и припаркована к краю обрыва. Рядом, среди небольших скал высились какие-то строения — на вид круглые, приземистые и неясно из чего возведённые.

— Мы ехали весь день? — удивленно спросила я.

— Конечно! Не ближний же свет от Стены до Адди, ты что! Два дня дороги. Мы на базе РЩнка-да-Ри. Это я ещё и гнал вовсю. Насилу ушли от… — он повторил странное слово, которым ранее поименовал бурю.

— А где мой спутник?

Бризы переглянулись.

— Его отнесли внутрь. Не бойся, если он не станет беситься, ему ничего не будет.

— А если станет?

Дейлли пожал плечами.

— Будет сидеть в гууда, что же мы, злодеи какие?

— Я смогу с ним поговорить?

Бризы снова одинаково пожали плечами. Братья они, что ли? Мне помогли встать на затёкшие ноги и проводили в какое-то помещение. Тут были кровать и стул. Мне принесли еды — я поковырялась в тарелке с жутким подозрением, но ничего страшного там не нашла. Обычная каша, сыр, пучок зелени. И кувшинчик чистой воды. Поев, я снова ощутила усталость — сколько же я всего вынесла за эти несколько суток, Боги мне помогите! Хоть бы Карун не чудил. Я не имела понятия, как себя вести, чтоб не навредить ему. А ведь ещё и помочь обещала! Ну да ладно. Дейлли и его товарищ были настроены конструктивно. Они явно рассматривали всё происходящее как спасательную акцию. Хотя вряд ли они сделали бы это без указания сверху. Я начинала понимать, что ведь у них должно быть какое-то руководство, организация? Вот же умница — лучше бы расспрашивала Каруна об этом, а не о методах выбивания данных из пленных бризов!

Пожурив себя таким образом, я улеглась на кровать. Я даже не проверила, заперта дверь или нет — на самом деле, я ведь не собиралась никуда сбегать… пусть уж все идёт как идёт. Надо же. Меня уже даже не волновало, где и среди кого я оказалась! Ну не то чтоб не волновало — но это потеряло прежнюю загадочность, а взамен ничего жуткого и даже нелогичного (как могло бы быть при контакте с НЕлюдьми) пока не случилось. Ну разве что лодка эта немыслимая — а так события казались мне вполне объяснимыми со всех, каких угодно человеческих, точек зрения. Ощущая усталое безразличие, я закрыла глаза и неожиданно для себя снова заснула…

Утром нас всех подняли ни свет ни заря. Ко мне пришел второй давешний рыжеволосый — тот, что постарше. В свете дня я даже разглядела седину в его необычных волосах, а ещё с некоторым замешательством оценила его уши. Они у него стояли точно так же перпендикулярно к голове, как и у Дейлли! Да и внешне старший был в чём-то похож на пограничника. Я даже мельком подумала, что если такие «локаторы» — это общий признак рыжей расы, то я не Тени не смыслю в аэродинамике!

Зато его владение языком было не в пример лучше, и он обстоятельно расспросил меня — как меня зовут, кто я по роду занятий, откуда родом, как мы сюда попали. На этом месте я запнулась — я так привыкла, что риннолёт является государственной тайной, что не могла сообразить, стоит ли говорить об этом бризу. О чём я честно заявила собеседнику. Что я сама не могу пока сообразить, о чём же я могу и о чём не могу ему рассказать.

Рыжий покачал головой, но никак мой отказ не прокомментировал. Как и предполагаемую мою принадлежность к своему роду — в чем я испытывала всё больше сомнений. У меня почти не было сомнений в трактовке вчерашней реакции Дейлли — он или его товарищи видели сцену крушения. Но теперь выходило, что и сами наши пленители были в недоумении? Рыжий некоторое время задумчиво глядел на меня, а затем внезапно и быстро ушёл, оставив меня в раздумьях, не сменят ли они теперь своё к нам отношение. Одно дело — спасать девицу своего рода и её белого спутника, совсем другое — двух чужаков, один из которых ещё и агрессивно настроен. Я подумала, не убьют ли нас теперь — и поняла, что мне, в общем-то, безразлично…

Спустя час или около того меня вывели из здания и провели в скользящую по гребням лодку — как мне показалось, другую — эта была больше. Никаких изменений отношения я при этом не заметила — даже наоборот, новый сопровождавший меня бриз (я прозвала его рыжий длинный) был жутко обходителен — хотя нас не представили друг другу, и он скверно говорил по-нашему. У него были большие печальные глаза и тонкий нос с горбинкой. И совершенно идеальные аэродинамические уши! — а то я уж забеспокоилась, что бризы все такие лопоухие, как первые мной увиденные. Видимо, они отличались внешне с таким же диапазоном признаков, как и аллонга и хупара. Затем в лодку пришел мой знакомец Дейлли, подталкивая перед собой Каруна. Руки моего товарища были скованы тем самым гелем, и он выглядел подавлено. Его ещё и прицепили к скамейке. Мы отъехали от кромки в полной тишине.

Я сидела на скамье и обеспокоенно зыркала на да Лигарру. Его заведённые за спину руки были напряжены, но лицо вообще ничего не выражало. Точнее выражало — такие лица мне, как врачу, приходилось видеть у смертельно больных людей. Он словно видел перед собой разверстую могилу, и когда я неловко тронула его за плечо, Карун дёрнулся, как ужаленный.

— Как ты?

Некоторое время он продолжал смотреть в пол лодки, и только его губы кривились, будто он пыталося что-то сказать и не мог из-за каких-то судорог. Я не могла понять, что творилось в его душе. Наконец он разжал зубы и спокойно сказал:

— Ничего.

Я оглянулась на парочку рыжих на корме — не слышат ли нас?

— Возьми себя в руки, ничего плохого нам пока не сделали.

— Я знаю.

Какое-то время он молчал, а потом поднял на меня глаза — почти нормальные.

— Не волнуйся. Верти головой и будь умницей. А за меня не переживай. Я это как-то переживу.

— Что ты имеешь ввиду?

— Ну не буду же я воевать с целым миром? Как-то найду в себе силы.

Я кивнула. Странные реплики. У меня было какое-то слабое чувство, что он не вполне откровенен, но я никак не могла сообразить, каким бы образом разговорить Каруна, да ещё чтоб и наши провожатые ничего не заподозрили.

— Тебе угрожает что-то реальное, или ты сам себя накрутил?

Да Лигарра посмотрел на меня в упор.

— А поставь себя на моё место, — раздельно сказал он.

Вроде не поспоришь, но я уже слишком долго наблюдала этого человека в такой близи, какую он вряд ли допустил бы в иных обстоятельствах. В словах Каруна было что-то смутно тревожное, хотя и говорил он правдивые вещи. Я задумалась. Хоть бы он не натворил чего сгоряча — пока ведь и впрямь нет никаких признаков, что нам желают зла! Хотя ситуация и впрямь была… странненькая. Боги. Мы же на самом деле в Горной Стране!

Мы снова замолчали и больше не проронили ни слова.

Лодка продолжала нестись по гребням, вдоль скальных карнизов, иногда опасно и жутко скользила по отвесной стене, под углом к пропасти… Взвизгнув пару раз и ухватившись за скамейку, я тем не менее быстро сообразила, что пассажиры лодки каким-то образом не могут выпасть из неё — видимо, до достижения некого предельного угла наклона. Забавно… Как же она всё-таки движется? Что её держит именно на таком расстоянии от поверхности? Осмелев, я вытянула шею и заглянула (насколько возможно) под днище — не было совершенно никаких признаков механизмов или излучателей, только загадочная плоская «доска» по линии киля. Интересно, она имеет отношение к полёту или нет? От моих изучений не выдержали нервы сразу у двоих: да Лигарра крикнул: "Санда!" — а Дейлли ринулся через лодку и схватил меня за плечи.

— Не стоит, — мягко попросил он. Про неприятие касаний тут явно не знали, но в целом бриз вёл себя… наверное, вежливо по здешним понятиям, — Ты же не знаешь в точности, правда? А вдруг ты просто сайти?

Конечно, я не поняла, кто такие эти «сайти», но мысль Дейлли уловила. Если я упаду… никто не знает, что будет, верно? Однако, по правде сказать, когда он мне напомнил про это, я как впервые увидела, на какой высоте мы несёмся. И сообразила, что вообще-то я была страшно напугана самой мыслью о… том самом… Меня немедленно охватила сверхъестественная жуть. Я трусливо отодвинулась от края и больше не испытывала удачу. Карун, в свою очередь, грозно зыркнул на меня — наверное, хотел пристыдить — а потом снова задумался.

Вообще-то сложно пристыдить человека, который нашёл что изучать, верно?

Мы ехали уже несколько часов, делая небольшие остановки "по техническим причинам". Долгое время нас окружали лишь гигантские и жутковатые каменные хребты — они были полны воистину нечеловеческого величия и вызывали у меня немоту и восторг, но постепенно, пунь за пунем, местность вокруг становилась всё более обжитой и ровной. Я пару раз изумлённо увидела такие же устройства, как наше, а ещё промелькнули просто «вольношатающиеся» в воздухе особи — штуки три. Наконец пики остались позади. Хотя мы явно находились на огромной высоте над уровнем моря, внизу потянулись пологие склоны, луга. Всё чаще я замечала признаки сознательной деятельности, а потом и вовсе я увидела поля — это явно были именно поля, площадки разного цвета, но несомненно засеянные одинаковыми растениями одного возраста — они располагались в небольших ложбинках и в виде множества террас на склонах. Я решила, что (если я не в чём не ошиблась) это забавный, однако логичный и даже элегантный способ земледелия — как же иначе задерживать воду, стекающую по склонам гор, и удерживать грунт от смывания? В общем, мне было на что поглазеть, когда меж камней, по которым ехала наша лодка, мелькало что-то невиданное. Скользнув по ещё одному гребню, мы неожиданно перевалили через край огромной долины.

Разинув рот, я увидела множество полей и совершенно явных земных дорог, а ещё много-много башен с выступами — перед нами был город, какого я ещё никогда не видела! Город бризов, Тень меня подери… и я это вижу своими глазами!!! Пока лодка скатывалась по дороге, я совсем ошалела от впечатлений, так что в памяти моей остались только урывки и фрагменты — какие-то две высоченные стеллы на въезде, кряжистые деревья-старосты у обочины, приземистые строения, люди разных цветов — и мы приехали. Лодка приткнулась у края площадки, расположенной на высоте в пару этажей. Боги, если тут всё так высоко и шатко, я пожалуй, с ума тут сойду! Под хмурым взором Дейлли его спутник, рыжий длинный, предложил нам с Каруном выйти за ним. Они переговорились по-своему — мне показалось, что местный просил Дейлли остаться и передохнуть с дороги, но тот отказался. Махнув мне рукой на прощание, рыжий тронул лодку за борт, она отвалила от площадки, и быстро скрылась за деревьями. Пошатываясь от усталости, я поковыляла за длинным в дом. Мне жутко хотелось попасть в душ или что-то вроде того… а ещё снова выспаться. "Отравление кислородом", как сказал бы Мар.

Мне неожиданно стало грустно, я подумала, увижу ли когда-нибудь своих друзей, и не смогла дать ответа…

— Идём за мной.

На самом деле я так плохо соображала от усталости, что бездумное выполнение требований показалось мне уместным. Рыжий длинный провел меня по коридору в просторную комнату и указал на диванчик в углу. Потом он ещё раз внимательно посмотрел на меня и ушёл. Я перевела дыхание и села. Ну, не пугалась же я, когда меня приволокли в КСН? А тут и вовсе страшится было вроде нечего. Рыжие люди (или нелюди) до сих пор не выказывали никакой агрессии. Более того, их действия и мотивации мне были в целом, как ни странно, понятны — и это успокаивало. Обращались со мной, как со свободным, притом здравомыслящим человеком. Меня даже не заперли. Немного посомневавшись, я встала и прошлась по комнате.

Одна из стен выглядела так, будто здание было круглым в плане — я припомнила странные «башни» в необыкновенном городе бризов — значит, это и впрямь дома. В одной из стен была дверь с окошком, и она вела в пустоту — точнее, за дверью располагался небольшой козырёк, обрывавшийся с высоты около 10 шагов. Забавно, необычайно забавно! Они так входят в дом? А как им, собственно, входить? — сама у себя спросила я. А зачем тогда обычные двери, внизу? Ага, ну конечно, ведь здесь живут и просто люди — хотя я не могла взять в толк, откуда они тут взялись? Просто люди, аллонга и хупара, они пользовались теми же правами, что и рыжие, или нет? — вот что было интересно. Или они тут вроде собственности? Ну уж по крайней мере, в передвижении их не ограничивают.

Я прилипла к единственному окну. Хотя я вряд ли находилась выше второго этажа, обзор был великолепный, чем я не замедлила воспользоваться. Место, куда нас привезла лодка, я нашла совершенно необычным. Город и впрямь состоял из башен, но были тут и привычные строения, как те, что бывают на равнинах. Невысокие — по четыре, как мне показалось, этажа максимум — здания были окружены высокими деревьями и живописными скалами, причем так, чтобы не заслонять прочих строений — потому, видимо, я и могла всё это обозревать. Этот пейзаж простирался по всей чаше, постепенно теряя детали и превращаясь в мазки красок на скалах. Как бы я не путалась в своих чувствах, я была способна оценить красоту и гармонию этого места. Отец посвятил много времени воспитанию у меня вкуса и чувства меры — причём он особенно настаивал, чтобы я не пропускала мимо глаз и ушей предметы материальной культуры обеих человеческих рас. Теперь это сработало и в ситуации, когда я наблюдала быт расы неясной — человеческой или нет — не теолог же я, чтоб затевать споры об этом, находясь в таком положении?

Комната была обставлена скромно. У меня создалось впечатление некой казенщины — это было место общего пользования. Внезапно я ощутила неприязнь к диванчику и залезла на подоконник. Ну и пусть думают, что я невежа невоспитанная. Как говорил Карун — иногда надо сбить противника с ритма. Интересно, как он сам? Но решение этого вопроса приходилось отложить — я сама о себе не знала, что думать.

Так прошло немало времени. Я уже начала злиться, что меня бросили тут надолго, а мне бы себя в порядок привести (я уже, по моим подсчётам, четверо суток не видала ванной), когда дверь открылась, и в комнату вошел пожилой сухощавый аллонга в длинном одеянии наподобии классического ларго. Я никак не ожидала такого гостя, потому немедленно спрыгнула со своего насеста, ощущая себя жутко неловко.

— Санда да Кун, мои друзья правильно передали ваше имя? — спросил он почему-то чуть дрогнувшим голосом.

Я кивнула и сделала шаг навстречу…

Друзья мои, я пережила много чего. Меня арестовывали люди из КСН. Меня похищали и допрашивали уроды да Райхха. Я полетала на риннолёте и просто полетала. Я нашла границы профессиональной честности Каруна да Лигарры. Я проехалась в чудной лодке, увидела живых бризов, оказалась в их городе — короче, я натерпелась всех видов страхов, шоков и удивлений на белом свете…

И что же я сделала, увидев перед собой собственного давно почившего отца?

Правильно. Я упала в обморок.

Пришла в себя я на том самом диванчике. Отец — если это был он? или кто-то жутко похожий на него? — сидел рядом с самым будничным видом. Вот так это запросто — я думала, что он мёртв, а он тут сидит.

— Санда? Ты в порядке? — заботливо спросил он.

Я уселась и вытаращила глаза.

— О. отец? — слабо пролепетала я, потому что уж с голосом моего собеседника никакой ошибки не должно было быть — это был его голос, без сомнения!

— Он самый, — ответил он мне, выдавая одну из своих ехидных улыбочек — нет, их ни с чем нельзя было спутать — как часто этими улыбочками он венчал наши позорные поединки в фишки или мои попытки переспорить его!

Я всё ещё не верила своим глазам…

— Когда парни с Рунка-да-Ри узнали ваши имена — конечно, тут же нашлись те, кто вспомнил фамилию Кун! Мне передали немедленно. Так что я ждал вашего приезда весь день, но растяпа МАйко даже не позвонил мне, когда приехал! — улыбнулся отец.

— Но как..? ты… ты… здесь? и… — дар речи полностью покинул меня.

— Как я жив? В этом нет никакой мистики, уверяю тебя, девочка моя. Жив и не думаю помирать. Я даже вынужден просить у тебя прощения за этот розыгрыш, но веришь ли, на то были серьёзные причины.

— Розыгрыш?! Да ты же уже пять лет как… Отец, я ничего не понимаю. То есть я знаю, что моё непонимание — это явление, так сказать, перманентное, но тут уж прости мою тупость. Ты жив и ты… здесь?!

Отец кивнул и покачал головой.

— Ну, кажется, я перестарался, пытаясь воспитать из тебя правильную аллонга, — проговорил он грустно, — Ты так и выросла с уверенностью, что у тебя что-то не в порядке с умственными способностями… Что это за заявления, девочка моя?

Можете мне поверить — я разинула рот ещё шире, хотя это уже казалось невозможным. У человека так суставы не работают. Отец встал и печально остановился у окна.

— А эти способности у меня… в порядке? Ты ведь жизнь положил, чтобы мне доказать обратное?

Наверное, было странно, встретившись в таких обстоятельствах, начать немедленно выяснять уровень моего интеллекта? Но это был вопрос, всегда лежавший между нами, как бревно, и тут мне заявили, что я ещё и в этом не права!

— А ты как думаешь? — ехидно улыбнулся отец, оборачиваясь, — ШАйти… я имею ввиду — низинные аллонга — глубоко смешивают способность к математике и способность найти мудрость. А это, строго говоря, вещи различные. Ты совершенно нормальный человек. Для человека в целом. Так что брось эти "тупость моя перманентна". Тебе надо о многом спросить, а мне — рассказать. Так что воспринимай всё… обычно, и не беспокойся о своём уме. Но я ещё раз прошу у тебя прощения и позднее объясню, почему я воспитал тебя именно так, как воспитал.

Я покачала головой.

— А "человек в целом" — это как? — спросила я, подумав.

— Это любой человек трех рас. Усредненный типаж, так сказать.

— Человек трех рас?! — поперхнулась я. Значит, во-первых, тут всех считают людьми, а во-вторых, всех равными? Как с этим у бризов, я могла лишь догадываться, но раз они успешно подделывали аллонга, то вопросов у меня не возникало, а вот с шоколадными… — Это ты и хупара сюда считаешь?!

— Ну вот, а чем тебе хупара не угодили? Они не умеют логарифмировать без машинки. Ну дак ты тоже. И ни один бриз не сможет — более того, математические способности аллонга для них равны гениальности. А ещё хупара лучшие художники Мира. Никто из белых не сможет написать такую музыку или такую картину. И не только это. Они видят существующее иначе, понимаешь?

— Ну, допустим… — сама идея, что хупарская музыка (вошедшая в поговорки) может считаться за признак разума, была для меня новой. Её следовало переварить.

Мда, отец попросил у меня прощения. Невероятно! Да, он мог. Он никогда не жалел себя и не пёкся о дешёвой репутации. Значит, было за что? Значит, он действительно ошибся? В чём же? Я была, как бы это поточнее сказать… глубоко дезориентирована.

— Пойдём, — просто сказал он.

— Куда?

— Ко мне, разумеется. Домой. Пройдёмся, заодно и поговорим.

Итак, я не пленница. Ну ладно. Хорошо.