/ / Language: Русский / Genre:sf_humor,

Лейна

Елена Петрова

Что я могу рассказать о себе? Есть люди, которые попадают в историю, а я – периодически в них влипаю. Вот и на этот раз: ехала себе спокойно с работы, никого не трогала, так надо было Судьбе отправить меня в экзотический экскурсионный тур в другой мир. И почему я не радуюсь? И вообще, верните меня обратно!!! Ах, надо найти в столице Ледойры Магистра Вероятностей? Ну это не сложно. Вот только не стоило, наверное, ввязываться в интриги темноэльфийского двора. Не факт, что теперь меня спасет сказочное везение, демон-хранитель и верные друзья! Как бы их самих спасать не пришлось.

2007 ru Snake fenzin@mail.ru doc2fb, Fiction Book Designer, FB Writer v1.1 22.11.2007 http://www.fenzin.org 8a7f197c-eb01-102a-9d2a-1f07c3bd69d8 1.0 Лейна «Издательство АЛЬФА-КНИГА» М. 2007 5-93556-893-4

Елена Петрова

Лейна

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ГЛАВА 1

Человек предполагает, а Бог располагает.

Фома Кемпийский

Конец рабочего дня, пятница, тринадцатое октября. На редкость поганый день. Я ехала в метро, извернувшись, как бутылка Кляйна, и придя к временному консенсусу с соседями. Толстая агрессивная тетка, активно работая локтями, пробивалась к выходу за моей спиной. Энергичные телодвижения неспокойной соседки отвлекли от раздумий. Тихо вздохнув, я прогнулась в тщетной попытке убраться с ее пути. Мысли были невеселые. Наша маленькая контора прогорала, не выдерживая конкуренции с более крупными компаниями. Похоже, надо искать работу… Вагон резко качнуло перед остановкой, и я подготовилась к выходу. Толпа народа медленно вытекала из дверей и мелкими шажками передвигалась к переходу на Кольцевую. Задумавшись о девичьем, я бессознательно двигалась в общем ритме, слегка покачиваясь. Резкий удар в бок был совершенной неожиданностью, все, что я успела – повернуть голову и увидеть приближение грязного рельса к голове… Последняя глупая мысль – о том, как жаль пачкать новый пуховик… потом были только боль и темнота…

Свет… Я чувствовала, как под веки просачивается свет. Мне хорошо и тепло… «Странно, – шевельнулась ленивая мысль, – никогда не думала, что в Москве может так пахнуть летним лугом…» Попыталась повернуть голову, и она тут же взорвалась невыносимой болью.

Лейна

Когда очнулась снова, приближался вечер. Странное ощущение, как будто я плыву, удивительно гармонировало с легким поскрипыванием и необыкновенно ярким запахом свежескошенного сена. С тихим стоном повернув голову, я осторожно приоткрыла глаза. На мгновение меня заполнила блаженная истома: я лежала на телеге с сеном, мимо медленно проплывали небольшой разнотравный луг и полоска леса. В следующую секунду откуда-то изнутри поднялась ледяная волна, заставив сердце пропустить удар… ЛЕТНИЙ ЛУГ?! В СЕРЕДИНЕ ОКТЯБРЯ?! Я сошла с ума… Моментально проснулось последнее воспоминание: метро, толчок, удар… и как подтверждение – дикая головная боль. Рука нащупала шишку величиной с половинку лимона. Осторожно скосив глаза, с отвращением рассмотрела на новой куртке масляное пятно… Ну хоть на черном не слишком заметно… Слабенькое, конечно, утешение! М-да, похоже, я заработала сотрясение мозга. «Было бы что сотрясать», – ехидно отозвался внутренний голос. А-а-а… вот и ты проснулся, заноза.

Я облизала сухие губы и стала медленно поворачивать голову в сторону возницы. Солнце светило в лицо. Судя по его положению, было около восьми вечера. Все, что смогла понять: мы едем куда-то в направлении клонящегося к закату солнца. Щуря глаза, я попыталась разглядеть темный силуэт возницы. Пожалуй, стоит подать голос… Из пересохшего горла вырвался каркающий хрип. Мужик подскочил. «Да-а… – успел прокомментировать внутренний голос. – С твоими вокальными данными только и знакомиться». Возница повернулся ко мне лицом, делая странные круги перед грудью левой рукой, сжимая поводья в правой. Блин, похоже, повезло нарваться на какого-то сектанта. Вряд ли он объяснит, что происходит, где мы и почему сейчас лето, – с неудовольствием подумала я, рассматривая бородатого мужчину лет сорока пяти, в льняной рубашке с косым воротом. Почему-то страха перед ним совершенно не было, хотя, по идее, я находилась в довольно беспомощном положении. А вот нежданный знакомый рассматривал меня с явной боязнью и недоверием.

– Ташерон тха ке? – осторожно поинтересовался он гулким басом.

– Ни черта не понимаю… – вежливо отозвалась я хриплым шепотом.

Мужик хмыкнул, недоверчиво покосился на грустную меня и протянул пузатую фляжку с водой. ВОДА! Я сделала резкое хватательное движение, от которого заныла многострадальная головушка, и присосалась к горлышку баклажки, как оголодавший вампир к шее жертвы. Втянув в себя последние капли, посмотрела на своего бородатого ангела с искренней признательностью:

– Спасибо! – О! И голос почти нормальный.

– Дане… Тхат рин? Ташерон тха ке? – усмехнулся мой спаситель, снова проявив любопытство.

– Все равно не понимаю… А куда ты меня везешь, Сусанин?

– Ту-мар, – по слогам прогудел возница и для убедительности постучал себя по широкой груди, поразительно напоминая в этот момент самца орангутанга в брачный период.

– Елена, можно просто Лена… Ле-на, – так же четко представилась я, наметив подбородком кивок.

– Элина… Ли-на…

Я поморщилась: еще в школе англичанка переделала меня в Лину, что дико раздражало.

– Нет, ЛЕ-на. – Я по слогам повторила свое имя, делая ударение на Е.

– Лейна, – уверенно заявил этот тип, кивнул сам себе, повернулся и слегка хлестнул едва плетущуюся лошадь вожжами.

«Да хоть горшком назови…» – с внезапным равнодушием подумала я.

Не знаю, что успокоило возницу, но страха в его глазах больше не было. Расслабленно откинувшись на сено, я задумалась. Попробуем просуммировать факты, взяв за основу, что я нормальна и вполне вменяема (ну насколько это вообще для меня возможно). Итак, сейчас лето, по моим прикидкам где-то начало-середина июля (кстати, надо снять пуховик, пока окончательно не сварилась), вокруг ни малейших признаков асфальта, с возницей мы явно друг друга не понимаем… что-то еще смущало… ах, да, – в небе не было ни одного следа от самолета… «Ой, а давай не будем спешить с выводами, – противно проныло мое второе «я». – Примерещатся еще всякие параллельные миры, а потом отхаживай тебя у психоаналитиков за недетские денежки. Мало ли в какую глухомань повезло попасть? Доберемся до ближайшего города, села, деревни – нужное подчеркнуть, – тогда и будем думать». Я мысленно фыркнула, но спорить не стала. Навалилась усталость и моментально, стоило только прикрыть глаза, утащила в страну снов.

Проснулась я оттого, что телега рывком остановилась. Мои глаза восторженно всматривались в дивное небо, усыпанное чистыми яркими звездами… которые складывались в совершенно незнакомые созвездия. Что-что, а созвездия обоих полушарий были мне хорошо знакомы. «Вот ТЕПЕРЬ можешь паниковать», – со странным спокойствием отозвался на мое пробуждение внутренний голос. «Ага… Уже начинаю…» – тупо подумала я в ответ.

Тенью, закрывая звездное небо, склонился мой компаньон по дороге, как там его… а, Тумар… и тихонько потряс за плечо.

– Лейна, лае дар. – И махнул рукой, показывая, что пора подниматься.

Кряхтя, как древняя старуха, я медленно приняла вертикальное положение, сползая с телеги. Хмыкнув в бороду, Тумар подставил мне плечо… и оказался ниже меня почти на полголовы, что здорово удивило нас обоих. Слегка покачиваясь и опираясь на спутника, я шла в сторону крыльца низкого деревянного домика, стоящего на отшибе небольшой спящей деревушки. Голова была совершенно пуста. Я не хотела верить увиденному, отстраненно надеясь проснуться в любой момент на больничной койке.

Дверь распахнулась. На пороге показалась невысокая пожилая женщина, с удивительно уверенными для своего возраста движениями. Она повелительно махнула нам рукой. Тумар молча втащил мою полудохлую тушку в сени и уложил на странное подобие кровати, застланное шкурами. Надо мной склонилось строгое женское лицо. Хозяйка дома, мягко улыбнувшись, погладила по щеке сухой теплой ладонью и что-то тихо прошептала. Глаза закрылись сами собой. Как ушел Тумар, я не заметила.

Время растянулось, извиваясь бесконечным кольцом Мебиуса… В кратких разрывах полусна-полубреда смутно виделась седая женщина, поившая меня странными на вкус отварами… не противными, просто незнакомыми… ее слова – казалось, еще чуть-чуть, и я их пойму… и тихая, уходящая все дальше надежда проснуться дома. Когда я очнулась, то поняла, что ничего не болит.

– Как ты, Лейна? – раздался рядом со мной голос из моего полусна.

– Спасибо, нормально… Вы меня понимаете?!

– Да, я все-таки настоящая ведьма, а не шарлатанка, – усмехнулась женщина, протягивая мне глиняную чашку с очередным отваром. – Меня зовут Мирайя. Мой внук знал, где тебе помогут!

– Внук?! – Я всмотрелась в хозяйку дома. Лучистые молодые глаза в сеточке морщин – на вид не больше шестидесяти. Ну и дела! Женщина, поняв, о чем мои думы, звонко рассмеялась:

– Ох, спасибо, будем считать комплиментом!

– Где я? Как сюда попала?! Мне домой надо! – Вопросы посыпались как горох.

– Ты в Залесье, у меня дома. Тумар сказал, что нашел тебя в ведьмином круге недалеко от дороги, без сознания. У меня ты проспала двое суток. Сотрясение мозга и шок, – улыбнулась ведьма в ответ на вопросительный взгляд. – Могу предположить, что тебе угрожала смертельная опасность, а обладающие Даром могут в таких случаях спонтанно перенестись по сетке Вероятностей из своего мира в другой. Так бывает. Больше я ничего не могу сказать – просто не знаю. Расскажи, что с тобой случилось?

Я задумалась: стоит ли рассказывать правду? С другой стороны, эта женщина заботилась обо мне, когда мне было плохо. Возможно, рассказ – это единственное, чем я смогу отблагодарить ее.

– …а когда очнулась, то поняла, что понимаю ваш язык и что у меня ничего не болит. И все еще надеюсь, что это сон, – закончила я свой рассказ.

– Жаль тебя расстраивать, дочка, но здесь вряд ли сможет помочь простая деревенская ведьма. Я никогда не слышала о городе Москва и о Мейтро. Тебе надо в Тирилон – город магов и нашу столицу. Думаю, там смогут помочь. Найди Мастера Вероятностей. Конечно, эльфийские Мастера разбираются в вероятностных мирах гораздо лучше, но не думаю, что они захотят помогать человеку.

– Какие? Эльфийские? У вас тут что, эльфы есть?!– Я истерично захихикала.

В свое время, лет в десять-тринадцать, начитавшись Джеймса Шульца, мы с дворовыми ребятами до умопомрачения играли в индейцев и частенько выбирались из города в ближайшие леса – пострелять из лука. Потом нашу веселую компашку стали принимать за толкиенутьгх на эльфах и других нелюдях… Собственно, некоторые и толкиенулись. У меня увлечение луком длилось лет до пятнадцати. Ко мне даже ненадолго пристало прозвище Эль. Это сильно раздражало, и я довольно быстро отучила так себя называть – потребовалось всего лишь несколько стрел с тупыми наконечниками. При воспоминании об этих приятных минутах моя улыбка стала по-настоящему искренней (то есть злорадной).

– Конечно, – удивилась Мирайа. – А разве в вашем мире их нет? Эльфы живут почти во всех мирах сетки Вероятностей.

– Нет ни эльфов, ни кого-то другого – только люди. Правда, есть легенды и сказки об эльфах, драконах, оборотнях, гномах, орках и куче других нелюдей – в каждой стране своих. Я в детстве обожала волшебные сказки!

– Ну тогда тебе, наверное, понравится в нашем мире – здесь живут твои волшебные сказки… Только иногда они довольно страшные… – грустно улыбнулась ведьма.

– Мирайа, а почему эльфы не станут помогать человеку? У вас что, война?

– Не война, – поморщилась ведьма. – Политика, будь она неладна! Эльфийские леса славятся своими деревьями, а Рион Третий, наш король, подписав договор о ненападении и мирном сотрудничестве, закрывает глаза на браконьеров. В ответ эльфы усилили патрули на границе, которые сразу вылавливают и провожают «заблудившихся любителей природы» из леса, а предварительно бреют налысо – у эльфов это страшное оскорбление. И вот обычным людям путь в эльфийские леса теперь заказан, а ведь некоторые травы растут только там, – печально вздохнула женщина.

– Скажите, а Тирилон далеко? – задала я самый безопасный вопрос из вертевшихся в голове. Мысль о том, что для простой деревенской ведьмы она слишком хорошо разбирается в политике и непонятных для меня Вероятностях, я решила отложить на потом.

– Верхом недели три. Пешком пять-шесть… опять же как идти. – Ведьма задумчиво скосила на меня темно-зеленые глаза. – Ты сказала, что ехала на Мейтро – это что за зверь такой? Верховое животное вроде лошади или сильфа? Или – демона гарр'краши?

– Метро… – Я задумалась: как объяснить человеку из эпохи телеги и лука, что же это такое – метро? – Это транспорт такой общественный. Лошадей и других животных там нет, только что-то вроде телег для перевозки людей.

– Магия? – уточнила любопытная ведьма.

– Нет, технология. Магии у нас нет, только шарлатаны, – ответила я и вдруг подумала: а может, и настоящие маги есть, только они не светятся? – Сказала вслух и в ответ на изумленный взгляд пояснила: – Ну скрываются. У нас всех, кого в магии подозревали, еще пару-тройку столетий назад на кострах жгли. Жуткое времечко, Средневековье…

В отличие от многих «романтиков», я вовсе не идеализировала Средние века, не мечтала попасть во времена короля Артура или Венецию эпохи Возрождения… Хотя этот вариант можно было бы обсудить. Ладно, вернемся к нашим баранам.

– Мирайа, что вы мне посоветуете?

– Купить лошадь и отправляться в Тирилон с караваном – одна пропадешь.

– Хмм… Знаете, я что-то не уверена, что наши деревянные рубли или зеленые баксы будут у вас что-то стоить, – с сомнением протянула я.

– В вашем мире деревянные деньги? – недоверчиво уточнила ведьма.

– Почти, – хихикнула я. – Бумажные! Ну еще мелочь: медь и никель, кажется.

– Вот что, дочка, – поднялась ведьма, – сначала ты умоешься, покушаешь, а потом и думать будем, что дальше делать.

Я согласно кивнула, уточнила дорогу и, слегка покачиваясь, побрела искать туалет, типа сортир, а также место для умывания.

Вытирая лицо полотенцем из тонкого сероватого льна, я бросила взгляд на свое отражение в зеркале из светлого металла, похожего на серебро. На меня смотрела девчонка лет восемнадцати-девятнадцати (я по-прежнему выглядела моложе своих двадцати четырех), с длинными темно-русыми волосами, серо-зелеными глазами, меняющими оттенки цвета по настроению, и невеселой улыбкой на губах. Я была из тех счастливых женщин, кто может быть ослепительной красавицей или обычной симпатичной девчонкой по своему желанию. Желание выглядеть ослепительной появлялось у меня крайне редко, поэтому я почти не красилась и одевалась в джинсы и кроссовки, а волосы стягивала в простой хвост или в косу. На мне и сейчас были мои любимые «левайсы» и черные «рибки».

Подмигнув грустному отражению, я пошла к дому, рассматривая по пути окрестности. Дом с баней и парой крепких хозпостроек находился на опушке леса в полукилометре от деревушки. Лес был смешанный, взгляд выхватывал знакомые деревья средней полосы и иногда останавливался на странных резных листьях или серебристых тонких стволах, мелькающих среди елок и берез. Надо будет познакомиться поближе, сделала я зарубку на память, входя в дом.

На кухне меня ждал большой стол, накрытый вышитой, отбеленной скатертью и заставленный мисочками и тарелками из глины с различной едой. Похоже, Мирайа решила накормить меня сразу за трое суток, с ужасом подумала я. Заметив мой взгляд, хозяйка рассмеялась и махнула рукой – садись, где удобно. Пристроившись на краешке скамьи, я неуверенно потянулась за ложкой.

– Ешь, не стесняйся, – улыбнулась ведьма. – Тебе понадобятся силы.

Покорно вздохнув, зачерпнула первую ложку каши. Через полчаса, отвалившись от стола, как сытая пиявка, я блаженно щурилась и незаметно расстегивала верхние пуговицы на джинсах. Мирайа налила нам по чашке травяного отвара и присела рядом.

– Ну теперь давай поговорим.

Я согласно кивнула.

– Тумар через пару дней поедет на летнюю ярмарку в Большие Сотки. Это по дороге на Тирилон. Три дня пути. Там ты сможешь купить лошадь и присоединиться к каравану, идущему по Большому тракту в сторону столицы. А насчет денег не волнуйся – ты из другого мира, а на ярмарке любят диковинки. Наверняка что-то из своих вещей ты сможешь продать – Тумар тебе поможет. К тому же у нас ценится золото, и ты сможешь получить неплохие деньги за свои цепочки – они очень тонкого плетения, такие даже у эльфов редкость.

Я вытащила из ушей сережки: довольно большие золотые кольца и два гвоздика. Задумчиво вытянула из выреза рубашки перепутавшиеся цепочки – тоненькую, почти неощутимую, с маленьким знаком зодиака – овном; и вторую – подарок на двадцатилетие – ажурную, довольно толстую, с подвеской-бабочкой. Сняла и сложила на столе кучкой. Подскочив к куче своих вещей, аккуратно сложенных на сундуке в углу, вытащила сумку и вернулась к столу. Покопавшись, вывалила содержимое на лавку, вытянула косметичку и вытряхнула из нее три золотых колечка: почему-то у нас на работе было принято приходить в золоте, но печатать на компе в кольцах неудобно, и я каждое утро, придя на работу, снимала их и засовывала в косметичку. Печально осмотрев небольшую кучку поблескивающего металла, я грустно констатировала, что хватит, пожалуй, только на одну лошадиную ногу и уздечку. И то, если хорошо поторговаться. Потом мы с Мирайей начали с энтузиазмом копаться в моих вещах, выискивая что-либо еще на продажу. В результате к горке золота добавилось две горсти мелочи, собранной из разных карманов, раскладной ножичек, со штопором и компасом, вделанным в ручку (ужасно удобная вещь для незапланированных посиделок на природе), двойное зеркальце в золотистом пластмассовом корпусе, которое я таскала в косметичке, зонт и пара ручек. Бумажные деньги, сотовый, кредитные и дисконтные карты, а также мои документы позабавили ее, но на продажу не годились.

Мы попытались рассортировать добычу. Внимательно рассмотрев мои золотые гвоздики на винтах, ведьма заинтересовалась – идею гайки и болта у них пока не использовали. Я честно пыталась рассказать, что это способ скреплять что-либо, и соединила на сережку края косметички, добавив, что болты и гайки из железа у нас применяются для скрепления различных металлических изделий. В качестве примера я показала винты на ручке ножа. Мирайа обрадовалась и сказала, что следует продать сережки и нож гномам. По ее словам, Подгорный народ обожает всевозможные новинки. Идея показалась мне здравой. Туда же мы отложили зонт и ручки. Остальное она предложила показать ювелирам, среди которых тоже было немало нелюдей – гномов и эльфов. Мелочь моего мира можно было с успехом использовать и в этом – почти каждое королевство чеканило свою монету, и люди зачастую расплачивались даже не деньгами, а брусками металла по весу. На пару медных монет можно было поужинать в трактире, а еще за пару-тройку – снять комнату. В этот момент мне с грустью вспомнилась огромная хрустальная салатница, стоящая в коридоре моей квартиры, в которую наша семья сгружала мелкую сдачу, когда она начинала рвать карманы сумок и курток. Салатница была почти полная!

Вскоре я спускалась в деревню, разыскивая дом Тумара по указаниям Мирайи. За его воротами меня встретило крепкое крестьянское хозяйство и лай крупной собаки, подозрительно напоминающей пушистого волка с узкой мордой и желтыми глазами. На лай из дома вылетел парнишка лет пятнадцати и, уставившись синими глазами из-под выгоревшей челки на мои ноги в узких джинсах, мучительно покраснел. Похоже, даму в таком нескромном наряде он еще не встречал. Я мысленно хихикнула.

– Привет! Ты не подскажешь, где я могу найти Тумара?

Парень дернулся, подтянул челюсть и медленно поднял взгляд от моих ног к лицу.

– Он… это… в кузне… Я провожу! – Мальчишка сорвался с крыльца, продолжая искоса меня рассматривать. Ну-ну…

– А ты кто?

– Л-Лорин…

Тихо вздохнув, уточнила:

– Это далеко?

– Нет, сразу за деревней, у реки…

Я уже жалела, что отказалась, когда Мирайа предложила мне бесформенное нечто, по какому-то недоразумению названное здесь женским платьем. Парень откровенно пялился на меня, сглатывая слюну и спотыкаясь о неровности тропинки. Блин, вот и дожила до совращения малолетних, размышляла я, нет, надо было соглашаться на балахон; теперь понятно, почему ведьма так усмехалась мне вслед.

– А почему так тихо? Где все люди? – попыталась я отвлечь мысли провожатого.

– Так на покосе все, – бесхитростно ответил подросток.

– А ты? Бездельничаешь? – Я грозно нахмурилась.

– Не-а… я товары собираю. Меня отец на ярмарку возьмет, в Большие Сотки! – Мальчишка мечтательно улыбнулся. – Там, представляешь, балаган есть!

– Точно, только шута там не хватало… – пробурчала я. Мысли понеслись вскачь: похоже, парнишка – сын Тумара, и нас ждет трое суток дороги в обществе друг друга.

– Слушай, Лорин, я, как видишь, не местная. У вас что, женщины в брюках не ходят?

– Почему, ходят… – смутился мальчишка. – Только не в таких… обтягивающих… – выдавил он и снова покраснел.

Да-а… не было печали. Но от своих удобных джинсов я отказываться не собиралась!

За поворотом тропы показалась кузня. Тумар, в огромном кожаном фартуке поверх рубашки, подбрасывал в горн поленья.

– А… пришла в себя! – искренне обрадовался он мне.

– Да, спасибо тебе, Тумар! Ты мне жизнь спас!

– Да ладно тебе, что мы, нелюди! – При этом он кинул на меня острый вопросительный взгляд.

– Ну я-то точно человек! В нашем мире нелюдей просто нет…

– Ну-ну… – недоверчиво хмыкнул мой спаситель.

– Тумар, мне Мирайа сказала, что ты на ярмарку едешь… возьми меня с собой! Мне в Тирилон надо, Мастера Вероятностей найти.

– Надо, значит, надо… – пожал плечами кузнец. – Только мы завтра на рассвете выезжаем. Успеешь собраться?

– Да что мне собирать-то? Сумку взять да куртку – вот и все мое богатство. И еще… ты не знаешь, у кого я могу купить лук со стрелами?

– Лук? – Тумар явно удивился. – Так ты что, лучница?

– Ну лучница – громко сказано, но в мишень попадаю. По дороге и потренируюсь.

– Хмм… Лорин, принеси свой охотничий лук. – Мальчишка сорвался с места и умчался. – Проверим, как ты стреляешь, – повернулся ко мне Тумар.

Через пять минут вернулся мой воздыхатель с луком и колчаном тонких белых стрел. Сняв чехол, бережно взяла в руки смертоносно-изящное, идеально отполированное оружие из дерева невероятного темно-зеленого, почти черного цвета. С усилием натянув тетиву, попробовала его согнуть. Туговато, но справиться можно. От лука исходило странное тепло и спокойствие. Я медленно вытянула стрелу из колчана и вопросительно глянула на мужчин. Тумар усмехнулся и кивнул на одинокое дерево на противоположном берегу. На ветке сидела крупная птица, похожая на тетерева.

– Если сможешь сбить – подарю лук, – спокойно сказал он, внимательно глядя мне в глаза. Лорин затаил дыхание.

Я улыбнулась и, как когда-то в детстве, ласково провела по плечам лука, плавно наложила стрелу и слитным движением натянула тетиву. Больше не было окружающего мира, только я и цель… Надо же, ничего не забыла. Сомнений не было. Выпустив стрелу, я спокойно наблюдала, как она вонзилась в грудь птицы и сбила ее на землю. Восторженно вскрикнув, Лорин рванул по камням, пересекающим речушку, подобно мосту, к моей добыче.

– Ты очень непростая девушка, Лейна, – задумчиво проговорил Тумар.

– Почему? – искренне удивилась я. – Только потому, что попала в птицу на том берегу? Это было не так уж и сложно: можно сказать, с детства тренировалась…

Тумар усмехнулся:

– Дело не в выстреле, хотя он хорош, а в луке! Это лук из эльфийской ивы, одного из священных деревьев эльфов. Они подчиняются только эльфам и тем, кто имеет в себе примесь эльфийской крови. Как Лорин.

Я изумленно глянула на вернувшегося мальчишку – эльф? Тонкий и гибкий, большие синие слегка раскосые глазищи под криво остриженной челкой, прямой нос в мелких веснушках и шалая улыбка, словно он подстроил гадость, и я вот-вот в нее вляпаюсь.

– Лорин, отнеси птицу Мирайе, – сказал Тумар и повернулся ко мне.

– Моя младшая сестра влюбилась в эльфа, в них многие влюбляются… Только ему не нужна была смертная девчонка, – печально сказал он. – Она родила Лорина и зачахла от тоски за полгода. С тех пор я забочусь о нем как о сыне.

– Но во мне нет эльфийской крови. У нас нет эльфов – это правда!

– Я верю тебе, но все же странно…

Пожав плечами, я вернула разговор в деловое русло, не желая заморачиваться новыми проблемами.

– Теперь этот лук мой? – уточнила я. Кузнец кивнул. – И я могу поехать с вами на ярмарку, так? – Снова кивок. – Тумар, а сколько нужно будет заплатить за дорогу?

– А, так вот что тебя волнует! Ничего не нужно платить. Возьмешь на себя обеспечение провиантом, – кивнул он на дерево, – и считай, что мы квиты.

– Договорились! Тогда до завтра!

Я побежала по тропинке назад, прижимая к груди свой лук. А жизнь-то налаживается! Мирайа сортировала на крыльце какие-то травы. Услышав скрип калитки, она подняла голову и улыбнулась теплой улыбкой. Лорин крутился возле хозяйки дома. Мальчишка скосил на меня синие глаза и насмешливо сощурился. Похоже, уже привык к моему неприличному виду.

– Лорин мне все рассказал, – улыбнулась Мирайа. – Поздравляю, отличный выстрел!

– Спасибо!.. А тебе лука не жалко? – полюбопытствовала я у мальчишки.

– Нет, я уже в прошлом году на охоту с отцовским ходил, – честно ответил Лорин. – А этот дома лежал. Жало-хороший лук, ты ему понравилась. Будь ему доброй хозяйкой.

– Я постараюсь, – искренне улыбнувшись мальчишке, я вошла в дом.

Когда я выбралась на крыльцо с птицей в руках, Лорин уже ушел. Уточнив у Мирайи, где ощипывать животинку и нужны ли ей перья, я получила корытце и наказ сложить отдельно длинные перья и пух. Чем, собственно, и занялась в последующий час.

Чихая, отплевываясь и тихо матерясь, я вспоминала науку ощипывания крылатой добычи и пыталась составить планы на будущее. Итак, завтра мы с Тумаром выезжаем в Большие Сотки на ярмарку. Три дня пути. На ярмарке он задержится на двое суток, то есть за это время надо успеть продать достаточно своего барахла, чтобы хватило денег на лошадь. Сама я выбрать не смогу, втюхают какую-нибудь клячу. По заверениям Мирайи, имеющегося у меня золотого запаса вполне хватит на приобретение лошади и экипировки, а также оплаты места в караване до Тирилона. А если поторговаться как следует, то еще и останется маленько. Я растянула рот в довольной усмешке. Чтобы московский менеджер да плохо торговался… Гы-ы! Не на того напали! Вот только надо еще найти караван, который согласился бы взять к себе такую обузу, как иномирянка. М-да, насыщенная программа…

Я одобрительно осмотрела свою работу, стряхнула остатки перьев в корытце и побрела к дому. Мирайа суетилась у печки. Увидев меня, она кивнула на разделочную доску и нехилый тесак, маскирующийся под скромный кухонный ножичек. С опаской взяв в руки это орудие убийства, я стала разделывать птичий трупик. Ведьма собирала ароматные травы в глиняный горшочек, с улыбкой посматривая на меня. Через несколько минут, аккуратно нарезав птицу крупными кусками, я отложила нож и пошла мыть руки, а Мирайа занялась готовкой.

День как-то незаметно пролетел, и солнце клонилось к закату. Выбравшись из дома, я уселась в позу лотоса на ступеньках крыльца, бездумно глядя на горизонт. Все это время я гнала от себя мысли о том, что произошло. О родителях и младшем братишке, которые сходят с ума, обзванивая больницы и морги. О коллегах и друзьях, которых моя обеспокоенная мама наверняка поставила на уши. Грустно улыбнувшись, тряхнула головой. Хватит! Пока не могу ничего изменить, глупо себя терзать! Найду Мастера Вероятностей, тогда и буду думать. Боль не ушла, просто свернулась черной кошкой и погрузилась куда-то в глубину. Я прикрыла глаза и расслабилась, слушая ветер и звуки близкого леса.

В глубине дома что-то грохнуло, раздался недовольный комментарий ведьмы. Я, вздрогнув, очнулась от раздумий, поднялась и быстро вошла в дом. Мирайа стояла на деревянной лестнице, напоминающей стремянку, и что-то искала на верхней полке огромного шкафа.

– Мирайа, вам помочь?

– Не надо, я уже нашла, – пропыхтела ведьма и вытащила наружу огромный тюк. Я подхватила его снизу.

– Уфф… Спасибо, дочка…

Моя хозяйка осторожно спустилась с лесенки.

– Что там? – полюбопытствовала я.

– Кое-что тебе в дорогу. Не могу же я отправить тебя в таком виде, – кивнула Мирайа на мои джинсы.

Я ощетинилась: чем это, спрашивается, всем не угодили мои любимые штанишки?! Видя мою реакцию, ведьма засмеялась:

– Тебе очень идут эти странные брюки, просто в пути они могут создать немало проблем. Это слишком откровенный наряд.

– Да это очень скромный наряд, видели бы вы, как у нас другие ходят! – попыталась я защитить свои джинсы.

– У вас, может, и ходят, а здесь лучше так не выделяться! – отрезала ведьма.

Я покорно кивнула, вспомнив первую реакцию на меня Лорина. Будь на его месте взрослый мужчина, у меня действительно могли бы возникнуть проблемы. Мирайа развернула сверток:

– Вот, примерь!

Грустно вздохнув, я влезла в безразмерные кожаные порты неопределенного происхождения. Сверху это безобразие прикрыла кожаная куртка до колена. Богатая палитра оттенков детской неожиданности куртки идеально сочеталась с грязно-коричневым колером брюк. Единственными плюсами данной одежды были, по моему мнению, ее практичность и удобство: она совершенно не сковывала движения. Брюки были в самый раз по длине, а у куртки нам пришлось укоротить рукава. Помимо куртки и брюк, в тючке оказался плащ с капюшоном, прокрашенный в оттенки камуфляжа, и небольшой рюкзак с множеством отделений. Кроссовки я отказалась менять наотрез.

В рюкзак мы сложили мои джинсы, две новые льняные рубашки и белье, пожертвованные Мирайей. Белье заслуживало отдельного разговора – это были типичные панталоны девятнадцатого века… с кружавчиками! Тихо постанывая от смеха, я засунула подарки в рюкзак. В маленькие кармашки рассовала необходимые мелочи – точильный камень для ножа, странные магические спички темно-синего цвета, нитки и пару иголок, а также ложку, чашку, миску и мешок с лечебными травами и бинтами. На дно рюкзака легла моя сумка с документами и сотовым телефоном. Мирайа быстро объяснила, как пользоваться «аптечкой», и пошла топить баню. А я занялась сервировкой стола для ужина. Погревшись в бане и слегка перекусив, я завернулась в плед и тихонько села в уголке веранды на небольшую скамью. Думать ни о чем не хотелось, так что, прикрыв глаза и расслабившись, просто слушала звуки вечернего леса и вдыхала свежий аромат трав и цветов. Мирайа не беспокоила меня.

Вечер пролетел незаметно.

ГЛАВА 2

Главное для ищущего – не потеряться…

NN

Ведьма разбудила меня, когда было еще темно. Зевая, как старый крокодил, я спустилась к умывальнику, стараясь не сбивать росу. Когда вернулась, хозяйка уже заваривала отвар и складывала пирожки мне в рюкзак.

– Доброе утро, дочка.

– Доброе, – отозвалась я. Почему-то чувствовала себя не в своей тарелке.

– Боишься? – понимающе улыбнулась ведьма.

А ведь она права: действительно, боюсь! Здесь безопасно, а впереди чужой мне мир и единственная защита – мой разум и Жало – подарок Тумара. Я фыркнула и гордо подняла подбородок.

– Я справлюсь! – И почему-то от этого голословного заявления стало легче.

Ведьма кивнула и подошла к письменному столику.

– Возьми это письмо, – протянула она перетянутое лентой и отмеченное сургучной печатью послание, – отдашь его Морее Озерной, она живет в Тирилоне на улице Лип, владение шесть. Это моя старая подруга. Думаю, подскажет, к кому ты можешь обратиться за помощью.

– Спасибо, Мирайа! Даже не знаю, как я могу вас отблагодарить!

– Да не нужно меня благодарить, – улыбнулась женщина. – Просто пообещай, что если кому-то понадобится помощь, то не отвернешься и не пройдешь мимо.

– Обещаю!

– Ну прощай, дочка, я буду молить за тебя богов! – обняла меня ведьма.

– Прощайте! Берегите себя! – Я развернулась и побежала по дороге, стараясь скрыть слезы.

Две телеги, поскрипывая, медленно выезжали со двора Тумара. Ко второй, которой правил сонный Лорин, была привязана верховая лошадь.

– Хой! – загудел Тумар. – Значит, все же надумала с нами! Ну садись, Лейна.

Оба возницы одобрительно осмотрели мой скомороший наряд. Я забросила на телегу рюкзак, перебросила колчан через плечо и села рядом с Тумаром. Тот тряхнул поводьями, и мы тронулись в путь.

Солнце выкатывалось из-за дальних холмов, пробуждая жизнь в окрестном лесу. Вовсю пели какие-то неведомые пичуги, потрескивали ветки от порывов ветра, и почти неслышно скрипели колеса телег. Я пыталась расспросить Тумара о ярмарке, тот отбрыкивался как мог:

– Ох, Лейна, да ты хуже Лорина, все тебе надо знать!

Я объяснила, что у меня интерес чисто меркантильный. Так как мне нужно знать, есть ли там гномьи Мастера Горна, чтобы продать им имеющиеся у меня «диковинки». Да и ювелиры меня интересуют. Также мне очень хочется узнать законы страны, в которой я оказалась. Тумар хмыкнул, выслушав мои планы. Он явно не ожидал, что я настолько продумала свои шаги.

– Не переживай, я знаю хорошего Мастера. Да и насчет ювелира с ним можно посоветоваться. А вот лошадь тебе лучше выбирать с Лорином – у парнишки просто дар на животных: эльфийская кровь дает о себе знать.

Кивнув, я расслабилась и погрузилась в свои мысли. Тихо поскрипывала телега, я полулежала, облокотившись на бочку с чем-то булькающим и держа лук на коленях. Краем глаза заметила движение в траве… «А вот и наш ужин пожаловал! Надо же отрабатывать дорогу», – мелькнула в голове мысль, а руки уже действовали: лук натянут, поправка на ветер, и вот уже стрела нашла свою цель. Я соскочила с облучка телеги и поспешила к добыче. Странная животинка, похожая на очень крупного зайца, с куцыми ушками и пушистой, вьющейся шерсткой песочного цвета, была мертва. Подняв будущий ужин, бегом отправилась в сторону повозок.

– Отличный выстрел, – кивнул Тумар.

Я сгрузила добычу в телегу и хищно посмотрела на привязанного ко второй телеге жеребца. Мне не помешал бы урок верховой езды, а то весь мой опыт состоял из нескольких верховых прогулок, на которые мы отважились с подругой, отдыхая летом в Анапе…

Часа через четыре, свернувшись калачиком между свертками и бережно устраивая пострадавшие свои вторые девяносто, я невесело размышляла, что верховая езда – явно не мой конек. По моему предвзятому мнению, жеребец полностью оправдывал свою кличку – Дубс. Говоря откровенно, на лошади я держалась как мешок с картошкой. Правда, когда коник двигался шагом, то производила вполне приличное впечатление, но стоило ему пойти рысью или перейти в галоп, и я вцеплялась в луку седла, сползая набок и издавая жалобные стоны, как получившая флюс баньши. Что-то мне нерадостно подсказывало: это зрелище Лорин не обменяет даже на дюжину билетов в балаган.

Проснулась я от резкой остановки. Похоже, что у нас первый привал. Осторожно соскочив с повозки, подняла вопросительный взгляд на Тумара. Он кивнул на Лорина:

– Решайте, кто готовит еду, а кто собирает хворост для костра.

Я предпочла хворост, а парнишке досталось приготовление пищи. Тумар распряг лошадей, давая им возможность попастись. Солнце чуть склонилось к горизонту, по моим прикидкам было около трех часов пополудни. Значит, в дороге мы часов девять… «Да, матушка, горазда же ты дрыхнуть!» – проснулся внутренний голос. Мысленно фыркнув в ответ, я пошла в сторону леса.

Через полчаса, взъерошенная и мокрая, как мышь, я аккуратно продиралась в сторону бивуака с большой вязанкой хвороста. Ближе к дороге лес стал редким, и идти было гораздо легче. Я услышала голоса. Осторожно сгрузив сучья под старой осиной, стала красться к месту стоянки…

– Лейна, вылезай! – весело крикнул Лорин. – Тебя за сто шагов слышно!

Я мысленно возмутилась: вот и беспокойся о них после этого! – подхватила вязанку и, уже не пытаясь скрыться, пошла в сторону голосов. К нашим телегам добавились еще две. Трое крепких мужичков о чем-то оживленно спорили с Тумаром. На меня бросили пару рассеянных взглядов и больше не обращали внимания.

– Говорят же вам, в этих лесах небезопасно стало! Разбойнички бедокурят! Банду Оськи Косого в Собачьем Яру видели. Ежели сам не боишься, о детях подумай! – выступал невысокий пузатый мужичок с густой бородой. После этой фразы дети – то есть Лорин и я – слаженно фыркнули и потянулись к лукам. Тумар задумчиво кивнул:

– Спасибо за предупреждение, уважаемые, но мы поедем по Старому тракту. Нам время дорого, а разбойники могут на любой дороге сидеть.

– Ну мы вас предупредили, а дальше – как боги решат, – махнул рукой бородач и провел перед грудью полукруг левой рукой. Жест я уже видела: им меня «поприветствовал» Тумар в день нашего знакомства.

Я тихонько подобралась к мальчишке:

– Лорин, а чего этот тип рукою машет?

– Нечисть отгоняет, – так же шепотом просветил меня парнишка.

– Знаешь, а Тумар, когда меня нашел, тоже так рукой водил. Я что, на нечисть похожа?

– Не знаю, но на наших женщин точно не похожа. Когда говоришь – в глаза смотришь, из лука стреляешь, как парень, не плачешь, да и вообще – легко с тобой, как с другом.

«Нет, ну надо же, даже в этом мире за своего парня сошла», – зажмурилась я, вполне довольная собой.

Мужички в это время сноровисто выгружали съестные припасы, к которым от наших щедрот добавился подстреленный мною обед, пара крупных пятнистых рыбин, раздобытых Лорином, и пирожки Мирайи. Увидев такое богатство, желудок взвыл, как падающий мессершмитт, и стал подталкивать меня в сторону еды. Я не особо сопротивлялась…

Тумар задумчиво шевелил потрескивающие угольки под тушкой, изредка косясь на наших гостей. Складывалось впечатление, что он им не слишком рад.

Гости широко улыбались слегка щербатыми ртами и трогательно ухаживали за дамой. Вытащив из повозки грязную овчину, они попытались усадить меня на этот свалявшийся кошмар, приговаривая, что девушка не должна сидеть на голой земле. Девушка тихо зверела, мысленно вспоминала свой небогатый нецензурный лексикон и пыталась отказаться от пованивающей чести с милой улыбкой. В конце концов, джентльмены отвязались от несговорчивой меня, а Лорин, мерзавец, перестал похрюкивать в рукав, глядя на это издевательство счастливыми глазами. Ладно, припомним…

Рассевшись вокруг костерка, мы начали делить добычу. Мне достался кусок нежного мяса, пирожок, кусок сыра и странный, слегка хмельной напиток, напоминающий что-то среднее между пивом и квасом. Окружающие с чавканьем и посапыванием управлялись со своей долей. Быстро схомячив обед, я на звук пошла искать ручей. Задумавшись, не заметила, как подошел Тумар.

– Ты не слишком хорошая наездница, Лейна, – припечатал он.

– Ну должны же и у меня быть недостатки, – резонно возразила я.

Мужчина усмехнулся:

– Пока мы едем, будешь трястись в седле. И за лошадью ухаживать. Как – покажу.

– Спасибо! – искренне поблагодарила я. – А я как раз думала, как бы вас на это уговорить!

– Пошли, пора седлать лошадей.

В последующие полчаса развлекались все, кроме меня. Подняв с земли потник и аккуратно положив его на спину Дубса, я разворачивалась за седлом. Стоило мне за ним наклониться, как эта скотина встряхивала шкурой, и потник сползал на траву. Шепотом поминая лошадиную родню до седьмого колена и нетрадиционные отношения самого Дубса с седлом, потником, тихо постанывающими от смеха мужчинами и всем окружающим миром, я начинала всю процедуру сначала. После третьего дубля я умоляюще уставилась в сторону мужской половины. Тумар, усмехаясь в бороду, подошел и за минуту оседлал вредную скотину.

– Пойми, – втолковывал он мне, – пока конь тебя не уважает и не доверяет, то и слушаться не будет.

– А как заставить его уважать?

– А как ты думаешь?

– Ну-у… хворостина отпадает, страх – не уважение, да и не люблю я такие методы… Может, одного доверия пока хватит? Уважать ему меня особо не за что… – вспомнила я свои утренние кульбиты.

Тумар кивнул:

– Все-таки ты странная… Очень немногие думают так, большинство предпочтет страх.

Мы вернулись к костру и, распрощавшись с сотрапезниками, продолжили путь.

Два последующих дня я не слезала с Дубса. Сначала жеребец капризничал, но, когда я вечером вымыла его в озерце и покормила с руки остатками пирога, он смирился с моим присутствием.

Конечно, я не стала отличным наездником, говоря честно, не стала даже хорошим, но сползать на рысях жеребцу под брюхо перестала.

К вечеру третьего дня показалось крупное село на слиянии двух рек. Мы добрались до ярмарки в Больших Сотках.

ГЛАВА 3

Все женщины по сути своей ангелы, но когда им обламывают крылья, приходится летать на метле.

NN

Крепкий частокол из выбеленных временем и солнцем бревен окружал Большие Сотки. Слегка покачиваясь в седле, я спускалась с холма, следуя за телегами к воротам села. Важный пузатый страж, заняв стратегически выгодный пост у створки ворот, собирал с проезжающих положенную мзду. Его печальный напарник с вислыми усами и чуть погнутой пикой сидел в тени частокола и пытался чистить ногти кончиком кинжала. Да-а, присмотрелась я: скорее, ему там пора делать борозды под картофель…

Мы без проблем миновали стражей. Видимо, Тумар был здесь частым гостем. Лорин крутился на облучке, как юла, почти не обращая внимания на лошадей. Он явно считал поселок Городом с большой буквы. Я спокойно ехала за телегой, рассматривая окружающее нас ожившее Средневековье. Дома – максимум в два-три этажа, первые этажи из неровного дикого камня, явного детища каменоломен. Узкие улочки, петляющие между домами без какого-либо смысла, идеально подходили бы для обороны, но было видно, что при их прокладке об этом даже не думали. Я начала вспоминать любимые компьютерные игрушки. Так, в первую очередь заменила бы пожароопасные и ненадежные здания на перекрестках на максимально высокие и каменные, потом… Упс! Тут мне пришлось отвлечься: тощий пацан, незаметно пристроившись за телегой Лорина, запустил жадные ручонки под тент.

– Эй, парень, у тебя что, руки лишние? – разозлилась я.

Воришка вздрогнул и испуганно уставился на меня несчастными карими глазами побитого блакхаунда. Нет, ну в кого я такая ду… в смысле добрая, а? Вздохнув, кивнула пацану:

– Вот ты есть и вот тебя нет! У тебя секунда, чтобы смыться, пока я не передумала!

Всклокоченные вихры моментально растворились в толпе, из которой тут же раздался вопль пароходной сирены: «Кошелек! Украли! Держи вора!» Я покачала головой. Лорин вздрогнул и изумленно глянул в сторону людского водоворота:

– А что это было?

– Ничего, спи дальше! – раздраженно отозвалась я.

Мальчишка насупился.

– Ты ничего не понимаешь! Сама небось тоже в первый раз в таком большом городе! Вон как по сторонам зыркаешь!

Я поперхнулась. Значит, это село все же имеет статус города… «М-да, матушка, скромнее надо быть, скромнее», – ехидно отозвалось мое второе «я».

– Лорин, я не хотела тебя обидеть, правда. Просто для меня это – деревня. Я ведь в столице живу. Для меня деревня такая же диковинка, как для тебя большой город. – Это, конечно, было преувеличением, в деревне я бывала, но мальчишка, недоверчиво покачав головой, меня простил.

За разговорами мы незаметно подъехали к постоялому двору. Седой старик поклонился и открыл нам ворота. Что-то необычное зацепило мой взгляд… Ну да! Седой, весь в морщинах, двигался он с экономной грацией хищника. В памяти всплыл однокурсник Сережка Волков, протащивший нас на чемпионат по восточным единоборствам. Бойцы так же вежливо и бесстрастно кланялись судьям и друг другу, а потом просто взрывались ударами.

Я вернула вежливый кивок, настороженно наблюдая за реакцией. Справиться с этим, безобидным с виду, человеком у меня не было ни малейших шансов… – неожиданно поняла я. Даже верхом и с луком в руках… Только сбежать, если повезет. Видимо, мои мысли проступили у меня на лбу крупным шрифтом, потому что старик улыбнулся и протянул мне руку:

– Не беспокойтесь, юная леди, я не нанесу вам обиды.

Выцветшие голубые глаза спокойно смотрели на меня. Я кивнула и аккуратно слезла с Дубса. Введя коня вслед за телегами во двор, удостоилась еще одного задумчивого взгляда от Тумара:

– Знаешь, ты…

– Да-да, очень необычная девушка! – немного раздраженно продолжила я фразу.

Тумар на мгновение опешил, а потом гулко расхохотался:

– Локис, это Лейна, гостья нашего мира, а это Лорин – мой младший сын. Дети, это Локис, хозяин этого дома.

Я поморщилась на «детей», но решила не возникать: пусть лучше считают меня ребенком, чем женщиной, – меньше проблем. Тем более что с растрепанной ветром косой, в своих широких кожаных штанах и льняной рубашке навыпуск я здорово напоминала местный вариант Гавроша и выглядела ровесницей Лорина.

Устроив коней и заведя телеги с товарами в сарай, поднялись на террасу. Локис приглашающе махнул рукой и скрылся в недрах дома. Мы вошли за ним, на миг ослепнув от перехода со света в темное помещение. Часто моргая, я пыталась приучить глаза к темноте. Слева раздался скрип, и свет от открывающихся ставен проник в помещение. Мы стояли на пороге небольшого уютного зала с полудюжиной крепких столов и барной стойкой с намертво вделанными в нее двумя огромными бочонками.

– Будьте как дома! – дружелюбно предложил наш хозяин.

– А где твоя супруга, старый плут? – полюбопытствовал Тумар.

– На базар ушла, – усмехнулся Локис. – Со мной ей скучно: я с ней не спорю, во всем соглашаюсь… и делаю по-своему! Пойду приготовлю вам ужин, а вы пока располагайтесь! Ваши комнаты на третьем этаже, справа, как всегда.

Тумар кивнул и повел нас наверх. Лорин не выдержал первым:

– Отец, а откуда ты его знаешь?

– Воевали вместе, – глухо отозвался Тумар. – Побратимы мы… только двое и остались.

– Я тоже воевать пойду! Уже скоро! Ты будешь мною гордиться! – заявил Лорин.

– Идиот! – Подзатыльник был сдвоенным и на редкость слаженным.

– Извини, – покаялась я. – Не говори так, пожалуйста! Война – это горе, и гордиться тут нечем… Прошу тебя, не надо!

А перед глазами стоял Максимка, мальчишка из соседней квартиры, друг детства, безалаберный, веселый оболтус, любитель девчонок и безобидных проказ. Именно благодаря проказам он и вылетел из института – подшутил над ректором и загремел в армию. А через полгода малообученное пушечное мясо вывезли в Чечню эшелоном. Нет, он выжил, он вернулся с целыми руками и ногами – видно, мать отмолила, – но вернулся совсем другой человек… выжженный изнутри… и, когда отмечали его возвращение, поздно ночью в моей квартире он неумело плакал, впервые за полтора адских года, и рассказывал, сухо, короткими рублеными фразами, а потом снова пил, плакал и рассказывал… Правда, тогда плакали мы уже оба…

Наверно, что-то было в моих глазах, потому что Лорин, странно вздрогнул, кивнул и повернулся к отцу:

– Прости, пап, я, наверное, был не прав.

Тумар притянул мальчишку к себе и потрепал по светлым волосам, со странной благодарностью глядя на меня. Ох, до чего же не люблю такие моменты… чувствую себя жутко неловко! Я развернулась и стала подниматься наверх. Так, Локис сказал: направо…

Свернувшись в небольшой бадье с горячей водой в компактный комочек, я блаженно щурилась и строила планы. Тумар, уезжая к знакомому купцу, попросил приглядывать за Лорином. Хотя его приемный сын был, в отличие от меня, местным, паренек поражал невероятной наивностью, и обвести его вокруг пальца мог любой мошенник. Я улыбнулась. Ну конечно, лучший способ приглядывать за Лорином – попросить его приглядывать за мной! Я же, в свою очередь, сумею посетить всех задуманных Мастеров, и мне не придется придумывать причин для сопровождения мальчишки! Довольная, я протянула руку к светло-золотистой массе, заменяющей здесь шампунь.

Спустившись вниз, я отыскала Локиса и стала расспрашивать его про месторасположение гномьих рядов на ярмарке. Весь вечер, тихо переговариваясь, мы перебирали варианты решения моих проблем. Я показала все, имеющееся у меня на продажу, и на вопрос Локиса – почему я ему доверяю? – честно ответила:

– Не думаю, что меня сможет обмануть побратим человека, спасшего мне жизнь. – И смущенно добавила: – Я довольно хорошо разбираюсь в людях. Наверное, пресловутая женская интуиция…

Локис хмыкнул, но комментировать не стал. Выпив отвара, мы пошли спать.

Рано утром меня разбудил грохот в дверь моей комнатушки. Помещение было крошечным – два с половиной на два метра, маленькое окно, дарящее прохладу, выходило в сад, напротив была дверь в комнату. Из мебели: маленький столик, резная вешалка на стене, зеркало в половину моего роста, стул и удобная кровать. Удивительно уютное пуховое одеяло сделало эту ночь просто волшебной, вставать совсем не хотелось. Грохот повторился.

С тихим рычанием, приняв вертикальное положение и шепотом послав нежданный будильник по матушке, я прошлепала к дверям, завернувшись в одеяло. За дверью оказался Лорин, полностью одетый и свежий как огурчик. Мельком глянула в зеркало: м-да, я тоже напоминала огурчик, прошлогодний, солененький… Тяжко вздохнув, кивнула парнишке:

– Заходи.

Лорин топтался на пороге и смущенно отводил взгляд.

– Ну что еще? – недовольно выдала я.

– Но ты… вы… же не одета…

Я осмотрела кокон из одеяла, из которого торчали босые ноги и левая рука от локтя до пальцев, поддерживающая одеяло. Поверх разметались спутанные черные волосы.

– Ну ладно, похоже, соблазнить мне тебя не удалось, – с грустью констатировала я. – Может, хоть завтрак нам закажешь?

– Че-го… ик…

– Завтрак, говорю, закажи и рот закрой – ворона влетит!

– Ага… – стремительно краснея, пробормотал Лорин.

Нет, ну надо же быть таким невинным! Скажи я подобную фразу его ровеснику в Москве, получила бы полную раскладку Камасутры на выбор. А все-таки здорово он краснеет, довольно подумала я и ехидно усмехнулась. Настроение повысилось. Видно, это про меня сказано: «Сделал гадость – на сердце радость!» Напевая, я начала застилать постель.

Вытряхнув из рюкзака расческу-массажку, стала приводить в порядок свою шевелюру. Разбирая густые темно-русые пряди на три части, я задумчиво рассматривала себя в зеркале. Я не была похожа на местных жителей, было во мне что-то неуловимо чуждое. Мое типично славянское лицо выделялось бы здесь в любой толпе. Но не только это отличало меня от аборигенов. Уверенность в себе эмансипированной горожанки, вот уже шестой год самостоятельно обеспечивающей себя, отличала меня от робких с виду местных женщин, торопливо уступающих дорогу любому лицу противоположного пола. Заплетя косу и перекинув ее через плечо, я занялась своим небогатым гардеробом. Сбросив льняную рубашку, быстро оделась и, подхватив рюкзак и лук, вышла из комнаты. Лук пришлось завернуть в плащ, так как девушка с оружием была здесь редкостью, а привлекать излишнее внимание я не собиралась.

Внизу меня ждали завтрак и нетерпеливо ерзающий Лорин. Провожая каждую ложку удивительно вкусного рагу глазами, он возбужденно подпрыгивал, всеми силами давая понять, как же я медленно ем.

– Лорин, не истери, мы все успеем, – раздраженно пробормотала я с набитым ртом.

Тот обиженно скосил глаза к выходу и доверчиво спросил:

– Правда?

Боги, какой же он еще ребенок! В свои пятнадцать я была уже достаточно циничной, чтобы не верить сладким речам и комплиментам. Из мужчин доверяла только отцу, деду и Максимке. На мгновение мне стало безумно завидно. Но мгновение прошло, и я поняла, что не хотела бы ничего менять. Открытая, дружелюбная и легкая в общении, я выглядела доверчивой, но такой не была. У меня было море приятелей и приятельниц, но настоящих друзей очень мало, и я с изумлением начала понимать, что пятнадцатилетний мальчишка из другого мира каким-то чудом незаметно вошел в этот узкий круг. Я покачала головой и одним глотком допила травяной отвар, заменяющий в этом мире привычный для меня зеленый чай.

– Ну пошли, горе мое!

– Куда сначала? – Лорин подпрыгивал от нетерпения.

– На восток, в оружейные ряды. Тумар дал мне координаты хорошего Мастера.

Глаза мальчишки засверкали, и он рванул на улицу с крейсерской скоростью – по крайней мере, до ворот. Те, кто живет в мегаполисе, поймут, что я имею в виду: в толпе надо уметь ходить! Напролом здесь не пройти, надо огибать, протекать, плавно двигаться с людским потоком и в нужную тебе сторону одновременно. В общем, Лорин застрял, а я легко просочилась сквозь толпу людей и… нелюдей.

Я внимательно оглядела окружающих – похоже, на эту ярмарку приехали из очень многих местностей. Разнообразие стилей в одежде, прическах и поведении наводило на мысль, что сюда собрался народ со всей страны.

– Пристраивайся в хвост и не отставай! – скомандовала я, оглядываясь на Лорина, и на мгновение замерла, разглядывая первого в своей жизни эльфа. Высокий блондин с длинными волосами и презрительным выражением лица, в тонких летящих одеждах, он изумительно напоминал героев японских аниме… Что здорово рассмешило и сбросило с меня оцепенение. Теперь я рассматривала эльфа более отстраненио и совершенно откровенно. Да, можно понять, почему сестренка Тумара влюбилась в такого милашку. Черты лица очень правильные, чистая кожа, сверкающий водопад волос, великолепная фигура, неперекачанная, но спортивная, выше окружающих людей как минимум на полголовы. Чистая одежда и ухоженные руки. Для наших современников он был бы просто красивым метросексуалом, а для средневековых барышень – недостижимым идеалом красоты. Эльф заметил мое внимание и скосил на меня презрительно-оценивающий взгляд. Я искренне рассмеялась: блондин явно решил, что я очарована его неземной красотой и собираюсь его клеить. Такой реакции эльф не ожидал. Он бросил неуверенный взгляд на свою одежду, ища непорядок, и поднял на меня растерянные глаза. Покачав головой и не желая что-либо объяснять, я повернулась спиной к изумленному нелюдю и потопала в сторону оружейных рядов. Лорина пришлось тащить за собой за пояс, так как он постоянно норовил отстать, уставившись с открытым ртом на очередную диковинку. Уже через пару десятков шагов я ощущала себя как пароходный буксир, пытающийся высвободить изо льдов ледокол «Ленин», и всерьез рассматривала идею завязать мальчишке глаза и в таком виде таскать его за собой по городу. Жаль, неосуществимо…

Я попыталась обойти очередное препятствие в лице пожилой матроны с большой корзинкой на сгибе локтя, но – увы мне… Почувствовав очередной рывок за спиной, я остановилась и раздраженно повернулась к Лорину.

– Ну что там еще? – простонала я, желая придушить мальчишку… хотя бы слегка!

– Посмотри – это же Итар Драконоборец! – В голосе Лорина был почти священный трепет. – Он великий воин! Говорят, он спас принцессу соседнего королевства от дракона и даже ничего за это не попросил!

Ох, не верю я в бескорыстных рыцарей, подумала я, критически рассматривая добротную одежку и упитанную фигуру драконоборца.

– А на фига дракону принцесса?

Лорин дико смутился.

– Ну понимаешь… Говорят, он делал ей… неприличные предложения… И Драконоборец спас ее в последний момент! – наконец выдавил он, отводя взгляд.

– Что-о-о?!! – Я на секунду замерла, а потом начала дико хохотать. – Лорин, доверчивая ты душа, ну подумай хоть раз головой: какого размера принцесса и какого дракон! Даже при самой богатой фантазии я не могу придумать, как бы он смог осуществить задуманное «неприличное предложение».

– Ой, – запнулся мальчишка, – я об этом как-то не подумал! Но как же так? Ведь Итар Драконоборец…

– Враль твой Итар! – припечатала я. – Пошли давай, а то ярмарка закончится, пока ты по сторонам пялишься!

– Не понимаю, зачем тогда дракону принцесса? – не отставал от меня Лорин.

Притормозив, мысленно прикинула, зачем бы мне могла понадобиться принцесса, будь я драконом. Мы с Лорином не замечали, что к нашему диалогу давно и с интересом прислушиваются окружающие.

– А за спасение принцессы много давали? – полюбопытствовала я.

– Да, Катория – богатое королевство!

– Ну я, на месте умного дракона, украла бы богатую наследницу и в последующие лет десять питалась жадными полудурочными героями, которые приходили бы к моей пещере ее спасать!

На секунду наступила тишина, а потом окружающее нас пространство взорвалось хохотом. А что я такого смешного сказала-то? Просто здравый смысл и немного лени. Не зря же говорят, что все гениальные изобретения придумали лентяи, чтобы облегчить себе жизнь!

Зацепив обалдевшего Лорина за пояс, я резко повернулась и уткнулась носом в светло-зеленый вышитый шелк. Подняв недовольный взгляд, я встретилась с сине-зелеными очами эльфа. Вот зараза! Похоже, этот любопытный тип шел за нами! Я невольно поморщилась, поражаясь своей невнимательности. Внутри зазвенел тревожный звоночек, предупреждающий о возможных неприятностях.

– Леди, – нежным голосом пропел эльф, – я обязательно донесу вашу гениальную идею до драконов, когда их увижу! Уверен, что они будут в восторге! – и улыбнулся.

Наверное, не будь я столь поглощена своими проблемами, я бы растаяла, но, увы, все мои мысли сейчас были только о деньгах.

– Дарю! Можете сказать, что сами это придумали! – раздраженно выдала я и попыталась обойти нелюдя, таща за собой Лорина.

Эльф плавным движением заступил мне дорогу и склонил голову набок:

– Я вам не нравлюсь? – Похоже, с реакцией, подобной моей, он еще не встречался.

Я начинала злиться: ну чего он ко мне привязался, спрашивается? Вон вокруг уже стайка озабоченных дам собралась – только окучивай!

– Уважаемый, я от вас в восторге, только умоляю, пропустите нас, в конце-то концов! Нам в оружейные ряды нужно!

– Позвольте вас проводить? Я знаю короткую дорогу.

Я тихо вздохнула. Дура я, дура! Ну ведь видела, как на этого типа смотрят другие тетки, ну что мне мешало изобразить влюбленный взгляд тупой коровы? Теперь ведь просто так не отвяжется, пока не убедится в собственной неотразимости. Тихо рыкнув, я пристроилась в кильватер эльфа. Ладно, пусть ведет. Должна же быть хоть какая-то польза от моих потрепанных нервов! Хм… а эльф-то настоящий. Может, потрясти его на тему Мастеров Вероятностей? Думаю, если бы в этот момент остроухий красавчик обернулся, то здорово испугался бы моего холодного оценивающего взгляда – так смотрят мясники на приведенный на забой скот. Я опустила глаза и мечтательно улыбнулась.

Буквально через пять минут кружения по проулкам мы вышли на мощеную улицу, застроенную одноэтажными кирпичными домами, скрывающимися за высокими заборами. На крепких воротах были прикреплены знаки гильдий и тавро хозяина дома. Ага, нам нужен Мастер Гарихх'Аш, гильдия кузнецов, клеймо – резная змейка-уроборус, заглатывающая свой хвост.

– Благодарю! – Я обогнала эльфа, разыскивая нужный дом. Лорин покорно шел за мной, шокированный моим поведением.

– Скажите, леди, – неуверенно проговорил эльф, – а почему вы постоянно держитесь за этого юношу?

– А в чем дело?!

– Не хочу быть навязчивым, просто… – остроухий замялся, – если он имеет право решать, я желал бы пригласить вас в мой дом… в качестве гостьи, конечно!

– Я не могу ответить сейчас. Мы остановились у Локиса, на Рассветной улице – приходите вечером, тогда и решим!

Эльф поклонился и исчез в проулке.

– Зачем ты сказала ему, где мы остановились?! – возмущенно завопил Лорин.

– А что такого?

– Ничего… Просто когда-то мою маму тоже приглашали стать гостьей дома…

– Угу… А что он имел в виду, говоря, что ты «имеешь право решать»?

– Ну понимаешь, – замялся мальчишка, – за человеческих женщин всегда кто-то решает: отец, брат, муж… Он ведь не знает, что ты другая…

– Решает, да?.. Ну мерзавец, ты у меня попляшешь! – разозлилась я. – Принять меня за покорную овцу, которая пойдет, куда пастух укажет! Р-рр-ы-ы…

Я успокоилась, решив отомстить ушастому позже. За разговором мы незаметно подошли к нужному дому.

Круглое резное кольцо выполняло функцию дверного звонка. Пара гулких ударов разнеслась эхом в глубине двора. Где-то через минуту ворота открылись, и я увидела первого гнома в моей жизни. Я жадно уставилась на новую диковинку. Ростом мне едва по плечо, почти квадратный. Темно-рыжие волосы, густые и даже на вид жесткие, были заплетены в три косы. Борода, доходящая до пояса с массивной пряжкой, также была заплетена в тугую косу; кожа-цвета кофе с молоком – и огромный орлиный нос довершали картину. Одет гном был в добротную рубаху, кожаные штаны и настоящие русские казачки!

– Ну чего уставилась? Влюбилась, что ли? – недовольно погудел хозяин. Такому басу позавидовал бы даже Тумар.

– Ага, – кивнула я, глядя на него восторженными глазами. – Не в эльфов же влюбляться!

Гном, похоже, ждал любой реакции – от смущения до ярости, – но только не такой! Приоткрыв рот и глупо хлопая глазами, он уставился на довольную меня.

– Скажи, красавчик, а где я могу увидеть Мастера Гарихх'Аша? – промурлыкала я: меня понесло.

– А-а-а… э-это… Отец в кузне…

Хмм… Кажется, это уже где-то было…

– Веди, отрок! – вздохнула я.

Пораженный моим нахальством до глубины души, гном развернулся и, как сомнамбула, пошел в сторону низкого строения, выполняя мою просьбу.

– Подождите меня здесь, – попросил он и нырнул в дверь каменной пристройки, изрыгающей клубы дыма.

Через пару минут оттуда вышли двое гномов, поражающие своим сходством. Старшего можно было отличить только по паре серебристых прядок на висках да веселым морщинкам в уголках глаз.

– Мастер Гарихх'Аш?

– Да, это мое имя… Кто вы, леди?

– Меня зовут Лейна, и я не леди. Я хочу предложить кое-что на продажу, и Тумар посоветовал мне обратиться к вам.

– Откуда ты знаешь Тумара?

– Он спас мне жизнь, – спокойно глядя в глаза гному, ответила я.

– Идемте, леди! – кивнул Мастер.

– Я не леди!

– Позвольте мне самому это решать, – спокойно возразил гном.

Скоро мы с Гарихх'Ашем сидели в его кабинете и рассматривали мое барахло. Сына Мастер отослал сопровождать Лорина в оружейную комнату на экскурсию.

Я нетерпеливо ждала вердикта, стараясь не ерзать на стуле. Наконец, мастер отложил перочинный ножик и задумчиво уставился на меня.

– Сколько вы хотите получить за эти вещи? – сощурил он глаза.

– Сколько вы готовы за них предложить? – мурлыкнула я.

– Хмм… А ты не так проста, как кажешься! – довольно усмехнулся гном.

– Не надо комплиментов, уважаемый, я уже краснею!

Гном искренне заржал:

– Двадцать золотых!

– Сорок!

– Ну хорошо, двадцать два…

– Сорок пять, – нахально улыбнулась я.

– Двадцать… СКОЛЬКО?! Ты же только что сказала: сорок!

– Правда? Наверное, оговорилась. – Гном облегченно вздохнул. – Я имела в виду пятьдесят!

Мастер замолчал и обиженно уставился в мои бесстыжие глаза.

– Не жадничайте, драгоценный! Вы заработаете на этих идеях горы золота! – промурлыкала я.

– Хорошо, тридцать, но это мое последнее слово!

– По рукам!

– Скажи, что ты такого наговорила моему сыну, что он ходит, как горном пришибленный, и я добавлю еще десять процентов! – не удержался гном.

Я повторила наш диалог в лицах. Закончив хохотать и утерев выступившие слезы, гном полез в стол за деньгами. Я была искренне довольна. Даже по самым смелым нашим расчетам, мы не планировали получить более двадцати двух-двадцати пяти золотых за все, включая золото. Хорошая лошадь стоила пятнадцать-двадцать золотых монет, прикинула я. Живем!

Распрощавшись с Мастером Гарихх'Ашем, послала воздушный поцелуй его смущенному сыну и гордо выплыла за ворота под громкий хохот хозяина дома. Сориентировавшись на местности, я потащила Лорина вниз по улице. Мальчишка, не переставая, трещал о разных железках, увиденных во время экскурсии по оружейной комнате. Я невпопад кивала и издавала поощрительные звуки, выглядывая мастерскую ювелира.

Пожилой почтенный гном принял мои золотые побрякушки, разорившись на восемь золотых монет. Похоже, мы здорово недооценили стоимость моего «наследства». Донельзя довольная, я отправилась в сторону шумной ярмарки.

– Лорин, я, пожалуй, разорюсь тебе на балаган и пару леденцов на палочке, – довольная, я погладила кошелек, как самое дорогое существо.

Мальчишка скосил на меня глаза, подозревая, что я шучу.

– Куплю, куплю, – успокоила я его, – а ты мне лошадь поможешь сторговать! По рукам?

– По рукам! – довольно взвыл пацан. – Тогда пошли сейчас на Живный рынок, а к вечеру в балаган, ага?

– Ага! – согласилась я. Настроение было просто чудесным! Попросив Лорина покараулить, я заныкалась в уголок и спрятала золотые монеты в разных местах себя любимой, при этом большая часть оказалась в лифчике. Что-то мне подсказывало, что сегодня я буду особенно беречь свою девичью честь.

Проплутав добрый час по кривым улочкам, мы наконец нашли Живный рынок, в основном по непередаваемому аромату. Пройдя ряды с разной домашней живностью, мы подошли к лошадиным барышникам. Лорин задумчиво обвел взглядом ближайших лошадок.

– Да-а, это ж надо – из такой кучи навоза пирожок сделать… – потрясенно протянул он. – Эти лошади через пару километров рассыпаться начнут…

– А какие не начнут?

– Ну пошли, посмотрим! – скомандовал мальчишка, в свою очередь ухватив меня за пояс. Я покорно поплелась за ним. Забраковав весь первый ряд, он повернул в малозаметный проулок.

– Понимаешь, люди для людей продают, – объяснял он мне, – и обманывают, понятное дело. Человека ведь легко обмануть! А вот эльфа или орка не обманешь – они природу чувствуют. Поэтому когда надо клячу какую сбыть – нанимают человека-барышника и выставляют в первых рядах, а хороших лошадей сами торгуют… Зачем посреднику платить, если товар и самому не зазорно продать?

– Откуда ты все это знаешь? – изумленно спросила я.

– Отец рассказывал.

Мы добрались до небольшого пятачка с дюжиной лошадей и несколькими покупателями, задумчиво бродящими между рядами. Продавцы расслабленно сидели в тенечке, не пытаясь расхваливать товар – имеющий глаза сам увидит! Даже я, полный дилетант, видела разницу между предложенными здесь лошадьми и теми, что остались в людских рядах.

– Лорин, – задумчиво протянула я, – а ты уверен, что мне хватит денег на одну из этих красавиц?

– Хватит, сторгуемся! – хищно усмехнулся мальчишка. – Тебе кто-то понравился?

– Все! – откровенно призналась я.

– Пройди и выбери, – распорядился он. – Возможно, от этого коня будет зависеть твоя жизнь.

Я кивнула и пошла бродить между лошадьми. Ласково касаясь нежного храпа, я разговаривала с ними тихим голосом, понимая, что у всех чего-то не хватает. Нет, поймите меня правильно, лошади были отличные, послушные, но без огонька, что ли… Я понемногу приходила в отчаяние, подходя к краю ряда, когда откуда-то сзади раздалось ехидное ржание. Подскочив от неожиданности, резко обернулась. В тени навеса стоял незамеченный мною крупный жеребец совершенно черного цвета с трогательной белой звездочкой на лбу. Он был накрепко примотан к здоровенной жердине. Я сделала шаг вперед.

– Осторожнее, – подскочил ко мне темноволосый невысокий мужчина. – У него бешеный характер!

Я вопросительно посмотрела на Лорина. Парнишка подошел ко мне и уставился на жеребца, а потом шепотом сказал, склонившись к моему уху:

– Этот лучший!

– Я его хочу! – честно призналась я. – Вот только смогу ли с ним справиться?

Лорин рассматривал коня.

– Лейна, этого жеребца не удалось сломать, – тихо сказал мальчишка. – Если он тебе доверится, ты не пожалеешь. Он станет другом, а не слугой.

Я кивнула не столько Лорину, сколько своим мыслям и повернулась к продавцу:

– Уважаемый, сколько вы хотите за эту лошадь?

– Этот жеребец великолепен! – начал свой спич надувшийся от важности мужичок. – Нигде вы не…

– Уважаемый, я хочу узнать его цену, а не ваше мнение! – холодно отрезала я.

– Пятьдесят золотых! – не менее холодно отрезал продавец.

Мы с Лорином переглянулись и заржали в голос. Жеребец и продавец слаженно всхрапнули от возмущения.

– Уважаемый, не считайте нас идиотами! Вы сможете продать эту лошадь только самоубийце! У нас, к сожалению, мало денег, и на приличную лошадь их просто не хватит. Поэтому мы готовы рискнуть здоровьем и купить этого коня, – с самыми невинными глазами соврала я. – Вы же понимаете, что, кроме нас, его возьмут разве что на бойню!

Продавец смиренно опустил голову:

– Сколько вы готовы заплатить?

– У меня есть десять золотых и немного меди. Кроме лошади мне нужны уздечка и седло.

Мужик кивнул:

– Вы правы, я пытаюсь продать его уже вторую неделю. Никто не смог его оседлать. Я согласен на ваши условия, но предупреждаю сразу: деньги НЕ ВОЗВРАЩАЮ!

Мы ударили по рукам. Повозившись по карманам, я отдала половину копеечных монеток и десять гномьих золотых. Внимательно рассмотрев предложенную мелочь, продавец довольно хмыкнул:

– Отвязывайте свое сокровище сами!

Вокруг собралась толпа любопытных.

Я подошла к коню, опасливо косившему на нас темно-лиловым глазом, и стала нежно поглаживать по морде, рассказывая ему, какой он красивый. Лорин аккуратно развязывал тугие веревки, примотавшие беднягу к столбу. Худой проворный мальчишка притащил старое седло с наращенными острыми углами на стременах, заменяющими шпоры всадника, и уздечку с железным мундштуком. Неудивительно, что жеребец не позволял себя седлать! Мерзко ухмыльнувшись продавцу, я взяла жеребца за недоуздок и повела в сторону выхода. Лорин с тяжким вздохом загрузил на себя седло и поплелся за мной. Похоже, окружающие этого никак не ожидали. Нас провожали изумленные и обиженные взгляды: шоу отменялось…

ГЛАВА 4

Чем больше я узнаю людей, тем больше люблю собак.

NN

Потирая потные ладошки, моя жадность пританцовывала внутри меня, мысленно пересчитывая оставшееся золото: тридцать одна золотая монета, не считая меди! Я подозрительно скосила глаза на коня: что-то мне подсказывало, что жеребец не так прост, как хочет выглядеть, но при такой цене можно было закрыть глаза на многое!

Странно, Лорин говорил, что на том рынке торгуют нелюди, а их там почти не было. Не считая пары эльфов в походной одежде, на которых я бросила превентивный влюбленный взгляд, полностью удовлетворивший их эго. Да еще там были какие-то волосатые тючки, антропоморфной формы, но, к моему сожалению, они скрывались в тени, и разглядеть их поподробнее не удалось. Что-то меня тревожило…

– Лорин, – позвала я мальчишку, – как ты думаешь, почему мы так просто получили эту лошадь?

– Не знаю, – задумался тот. – А разве мы получили ее легко?

– Легко, легко… Знаешь, у меня сложилось странное впечатление: все были уверены в том, что мы не сможем вывести коня с рынка! – скосила я глаза на нашу покупку.

– Тебе просто показалось, – успокоил меня парнишка.

– Ну возможно, – нехотя согласилась я.

За разговорами мы довольно быстро добрались до нашего дома. Людей на улице почти не было; видимо, здесь практиковалась идея сиесты, и в полуденную жару все предпочитали сидеть в прохладе, а не таскаться по солнцепеку. Эх, сейчас бы квасу холодного, мечтательно вздохнули мы в унисон с желудком.

Потянув за собой коня, я решительно толкнула створку ворот. Заведя жеребца в загон, щедрой рукой насыпала овса, а Лорин притащил ведро воды. Выполнив долг гостеприимных хозяев, мы поднялись в дом. Оккупировав с двух сторон стойку бара, нас дожидались Локис и Тумар.

– Ну как сходили? – полюбопытствовал Тумар.

– Неплохо, – скромно ответила я и выдала полную раскладку по нашим покупкам и продажам. Постанывая от смеха, мужчины слушали мои диалоги с гномами и лошадиным барышником.

– Ох, Лейна, я жалею, что не присутствовал при этом! – искренне заявил Тумар. Локис согласно кивнул.

– А что вы пьете? – не удержалась я, внимательно принюхиваясь к огромным кружкам, чьи объемные бока нежно обнимали руки моих собеседников.

– Эль, а что?

– А можно мне тоже попробовать?

– Хмм… Ну попробуй, – не нашелся что возразить Локис и налил мне эля.

Я присосалась к небольшой кружке, моментально признав напиток, которым нас поили на привале. Слизнув пенные усы, блаженно зажмурилась: хорошо-то как…

– Ладно, хватит рассиживаться, показывай покупку! – скомандовал Тумар.

Мы с Лорином соскочили со стульев и повели высокое собрание к конюшне. Осторожно выведя коня, мы услышали восхищенный свист. Жеребец был просто великолепен!

– Назову его Тигром! – довольно заявила я.

Тумар поднял седло, сваленное Лорином в углу конюшни, и привычным движением попытался набросить его на спину коня. Не тут-то было! Жеребец отскочил в угол загона, прижал уши и угрожающе оскалил длинные, совсем не лошадиные клыки. КЛЫКИ??

– Лорин, – простонала я, – кого мы с тобой купили!

– Похоже на демона гарр'краши… Я о них слышал, только они чисто-черные…

– Полукровка? – мрачно уточнила я.

– Похоже, – согласился мальчишка.

– Ну и что теперь делать с вашей покупкой? – сурово вопросил Тумар.

– Приручать, конечно! А что, есть другие предложения? – раздраженно отозвалась я.

– Да, и как ты собираешься это делать? – ехидно осведомился Локис.

– Как раз над этим думаю… – сбавила я тон.

Мужчины отошли от загона, о чем-то совещаясь, а я как зачарованная пошла в сторону жеребца. Тот недоверчиво смотрел на меня, но подойти позволил и клыки не показывал.

– Ну и что мне с тобой делать? – вздохнула я, гладя покупку по морде. – Я ведь плохой наездник и без седла на лошади не удержусь… А ты не позволишь надеть на себя седло, я ведь правильно поняла, Тигр?

– Лейна, что ты делаешь? – запаниковал Тумар, увидев меня рядом с гарр'краши.

– Приручаю, – призналась я. – Похоже, он не против меня, но категорически против седла.

Мужчины недоверчиво скосили глаза на жеребца. Он покорно стоял рядом со мной, обнюхивая карманы моей куртки. Лорин пролез под жердью и подошел к нам.

– Что ты знаешь про гарр'краши?

– Не слишком много, – признался мальчишка. – Понимаешь, гарр'краши очень редко встречаются. Говорят, они значительно умнее обычных лошадей, выносливее, опаснее и сами выбирают себе хозяев, но это, конечно, сказки. А еще – всеядны, как люди. По легенде, гарр'краши – побочный результат каких-то совместных опытов гномьих шаманов и темных эльфов дроу, но это такая древность, что наверняка никто не скажет.

Лорин обошел демона, внимательно его разглядывая.

– Полукровка… Интересно, а он польстится на обычную лошадку или у твоей покупки есть еще какой-то секрет?

– Например?

– Ну, судя по тому, что он ненавидит седло, по второй линии крови у него вполне могут быть эльфийские сильфы – я уже ничему не удивлюсь! – выдал мальчишка.

– Эльфийские – кто? – неуверенно уточнила я.

– Сильфы. Духи воздуха. Эльфы их вместо лошадей используют, – усмехнулся Лорин.

– Ты хочешь сказать, что эльфы не пользуются седлами?

– Нет, зачем им? Магия сильфа никогда не даст упасть своему хозяину.

Я покосилась на жеребца. У меня ведь есть только одна возможность это проверить… Тяжело вздохнув, шагнула к лошадиному боку.

– Лорин, помоги, пожалуйста! – попросила я.

– Что? – явно не понял мальчишка мою мысль.

– Что-что… на лошадь залезть! Он же высоченный, мне не дотянуться! – демонстрируя свою мысль, я слегка похлопала жеребца по холке. Последующее действие Тигра вызвало самопроизвольное отвисание челюстей у всех присутствующих, включая меня: жеребец плавно опустился на одно колено, давая возможность на него сесть.

– Как ты это сделала?! – потрясенно выдал Лорин.

– Откуда я знаю? – не менее обалдело выдала я.

Жеребец застыл в явно неудобной позе. Не давая себе времени задуматься о последствиях, я перекинула ногу и вознеслась на добрых два метра над землей. Тигр был ЗНАЧИТЕЛЬНО крупнее Дубса. Ох… на мгновение у меня просто дух захватило. Я сидела, боясь пошевелиться, а гарр'краши спокойно стоял, давая мне возможность привыкнуть. Наконец, я неуверенно тронула бока жеребца ногами, и мы пошли по кругу загончика медленным шагом. Руками я зарылась в густую черную гриву. Лорин ожил и пошел рядом, по внутреннему кругу, давая мне указания:

– Сожмешь колени – остановится, двумя ногами под брюхо – вперед, если еще и корпусом наклонишься, то перейдет в галоп, правая, левая нога – повороты. Это только для начала, скоро вы будете понимать друг друга и без таких явных знаков. Повезло же тебе! – В голосе мальчишки прорезалась искренняя зависть.

– Повезло, что я ему понравилась! – уточнила я. – А то собирали бы меня сейчас по всему загону в мешок.

Только сейчас до меня дошло, как глупо я рисковала. Осторожно сжав колени, я похлопала Тигра по холке. Тот остановился и опустился на колено. При этом меня качнуло вперед, и я едва не скатилась с его шеи, как с горки, удержавшись каким-то чудом.

– Спасибо! – искренне поблагодарила я, прижавшись лицом к шее коня и ласково трепля его за ушами. Тигр фыркнул и хитро сощурился.

– Лорин, если он всеядный, может, ему еще чего дать, кроме овса?.

– У нас остался приличный кусок косули, с твоей последней охоты, – сказал Тумар.

Лорин понятливо кивнул и рванул в сторону телег.

Тигр, увидев подкопченную лопатку косули, радостно взвизгнул и щелкнул клыками. Лорин неуверенно остановился за жердью загона.

– Давай уж донесу, опасливый ты мой! – вздохнула я, принимая мясо. Положив его на свежую солому, отошла в сторону, приглашающе кивнув гарр'краши.

– Идемте, уважаемые, не будем портить аппетит моему коню, – намекнула я мужчинам. Те неохотно последовали за мной к дому.

– Не могу поверить! – качая головой, проговорил Тумар. – Найти настоящего демона гарр'краши на этом занюханном базаре!

– А я не могу понять, почему продавец согласился отдать нам такую редкость за десять золотых монет! – задумчиво произнесла я.

– Ну это-то как раз понятно, – сказал Локис. – Все слышали условия вашей сделки. Гарр'краши не позволил бы вам надеть на себя седло, а деньги бы вам не вернули… Не удивлюсь, если этот мошенник уже не один месяц кормится с таких вот «продаж»! Ни один нормальный покупатель не поведет невзнузданного и неоседланного незнакомого коня по городу за недоуздок. У мошенника просто не хватило фантазии на такой исход дела!

– Да, на этот раз он здорово пролетел! – довольно усмехнулась я.

– Ты необычная девушка, Лейна! – выдал Локис.

– Я начинаю ненавидеть эту фразу! – в сердцах выдохнула я.

Локис ухмыльнулся и потрепал меня по голове. Я очень не люблю, когда до меня дотрагиваются без моего разрешения, но сейчас, опьяненная победой, я не обратила на это внимания.

После обеда я залезла в местный вариант ванны, чтобы смыть пыль, пот, а также довольно сильный лошадиный дух, оставшийся после тесного общения с Тигром. Я готовилась выполнить обещание, данное Лорину, – сводить его в балаган. Мои кожаные штаны сушились под навесом, вместе с остальной выстиранной одеждой, так что пришлось надевать любимые «неприличные» джинсы и рубашку. Быстро натянув одежду, стала расчесывать влажные волосы. От этого занятия отвлек вежливый стук в дверь.

– Лейна, к вам лорд Дариэль, вы можете его принять? – прозвучал насмешливый голос Локиса.

– Не знаю я никакого лорда, гоните его в шею! – недовольно пробурчала я, пытаясь справиться с копной волос.

– Это я, леди, – прозвучал певучий голос эльфа. – Простите мне мою невежливость, я не представился…

Мои глаза яростно сузились: это тот мерзавец, который принял меня за домашнюю рабыню, послушную воле «отца, брата, мужа»? «И возможный источник информации по Вероятностям!» – предостерег внутренний голос от поспешных поступков.

– Ну ладно, чего тебе? – Я открыла дверь.

Эльф вырядился в синий костюм и черные сапоги.

– Леди, вы прекрасны! – выдал этот тип, уставившись на меня во все глаза.

Локис вопросительно приподнял бровь, рассматривая предельно откровенный, по меркам этого мира, наряд – обтягивающие джинсы и рубашку-поло. Блин, ну когда я поумнею! Совсем забыла, какая реакция была на мои шмотки в прошлый раз…

– Уважаемый, вы просверлите во мне дырку своим взглядом! – не выдержала я. Я всегда переходила на «вы», когда начинала нервничать или злиться, а сейчас было и то и другое. Нет, вот только озабоченного нелюдя мне и не хватало для полного счастья! «Ладно, возможно я смогу использовать это в будущем», – неуверенно подумала я. – Подождите меня внизу, – попросила я эльфа.

Тот слегка поморщился, но повиновался с легким полупоклоном, бросив на меня еще один оценивающий взгляд.

Я мерила комнату шагами, соображая, что же мне делать. Мне действительно была нужна информация по Вероятностям. Эльф был потенциальным источником неприятностей, но ключевое слово тут – потенциальный! Я вполне могла контролировать себя в обществе этого красавчика, а он в свою очередь никогда не опустится до грубых домогательств. Собственное самомнение не позволит, мысленно усмехнулась я. Что ж, поиграем!

Вниз я спустилась в том же наряде – в конце концов, большого выбора у меня не было – все остальные вещи были еще мокрые. К тому же, в отличие от остальных, меня мой наряд не смущал. А их мнение – это их проблемы! В качестве жеста доброй воли – для сохранения хоть какой-то видимости приличий, я распустила волосы, закрывшие меня пышным плащом почти до середины бедер… хороший здесь шампунь…

Увидев меня, Лорин подскочил как ужаленный.

– Ты что, собираешься в таком виде выйти в город! – в ужасе прошипел он.

– Лорин, у меня же нет другой одежды, – попыталась я его успокоить.

– Значит, надо купить! – заявил мальчишка.

– Согласна, пойдем прямо сейчас? Или сначала в балаган?

Лорин тяжко вздохнул:

– Знаешь, а с распущенными волосами вполне прилично смотрится… – неуверенно выдал он.

– Леди, мужчины не смогут оторвать от вас глаз! – попытался польстить мне, эльф.

Я мысленно представила себя, увешанную кровоточащими глазами в окружении слепо шарящих руками мужчин с пустыми глазницами и содрогнулась. «Да уж, тебе только детские сказки писать!» – пробурчал внутренний голос.

– Не переживай, Лорин, я возьму с собой лук и кинжал Локиса, и мы с тобой повеселимся, глядя на смельчаков, рискнувших сделать мне неприличное предложение. – Губы растянулись в злорадной усмешке. В конце концов, выделяться из толпы буду в любом случае – так, по крайней мере, оружие будет ясным предупреждением, что я не являюсь потенциальной жертвой. Ну надеюсь…

Эльф изъявил желание составить нам компанию. О приглашении меня к себе домой он больше не заговаривал.

Мы шли в сторону заката, к западным воротам – именно там давала представления заезжая труппа. Скажу честно, не ожидала ничего интересного. Все-таки в моем мире нас водили в цирк с детства, и полупрофессиональные местные акробаты вряд ли могли чем-то поразить. Только я забыла про магию!

Если Лорин пораженно смотрел на сальто акробатов и жонглирование горящими факелами, то я с изумлением и радостью наблюдала за старым волшебником, создающим из воздуха сияющих, дивных бабочек, полувоздушных единорогов и проращивающим цветы из семян прямо на наших глазах. Один из таких цветков он сорвал и подарил мне, в благодарность за детский восторг в моих глазах.

С самого начала я знала, что буду привлекать к себе внимание, но все же это здорово раздражало! Косые, исподтишка и открытые жадные взгляды мужчин и откровенно оценивающие – женщин напрягали весьма и весьма. К счастью, никто не рискнул ко мне подойди. Что было тому причиной – мой арсенал или подпирающие меня с двух сторон эльф и Лорин, я выяснять не стала. Стараясь не обращать внимания на «мелочи», пыталась расслабиться и получить удовольствие от прогулки.

Мы бродили по площади местного «луна-парка», грызли орешки и посещали аттракционы. Лорин сходил к гадалке, получив для себя обещание славного военного будущего, что заставило меня поморщиться. Эльф выиграл для меня в тире изумительной красоты шелковый шарфик. Я не стала ему пояснять, что и сама в состоянии попасть из лука в мишень на расстоянии тридцати шагов: мне-то все равно, а ему приятно! Вручая подарок, Дариэль подозрительно посматривал на мой лук. Полностью скрытый в чехле, во избежание вопросов, Жало и так привлекал ко мне повышенное внимание, поэтому я проигнорировала вопросительный взгляд эльфа. Я не имела никого желания пояснять, почему владею луком из эльфийской ивы и почему таскаю его с собою, если, по идее, слушаются подобные луки только эльфов. Услышать комментарий про «очень необычную девушку» еще и от эльфа мне не хотелось совершенно!

Мы шли с представления, сияя как солнышки. Эльф посматривал на нас с легким превосходством. Подумаешь! Когда я буду дряхлой столетней бабкой, тоже мало чему буду удивляться!

– Леди, позвольте пригласить вас в таверну выпить сока? – начал атаку остроухий красавчик.

Ну вот, а я только начала считать его нормальным парнем.

– Зачем? – изобразила я дурочку. – Когда захотим пить – вернемся в гостиницу, у Локиса есть дивный эль.

Похоже, такого ответа эльф точно не ожидал. Лорин тихонько хихикнул и ткнул меня локтем в бок:

– Лейна, леди не пьют эль!

– А я не леди и уже говорила об этом, – высокомерно заявила я.

– К-когда? – неуверенно спросил эльф.

– Это ты не ему, это ты гному говорила, Мастеру Гарихх'Ашу, когда его сыну в любви признавалась! – заржал Лорин.

– Точно! – покаялась я. – Как же я могла так перепутать?

Эльф переводил жалобный взгляд с меня на хихикающего мальчишку:

– Призналась в любви? Гному?

– Ну да, а что такого? Не в эльфов же влюбляться? Это так тривиально… – заявила я, с огромным трудом сдерживая хохот.

– Но как же так! А я?.. – На эльфа было жалко смотреть.

Лорин жалобно поскуливал, держась за стену, я не выдержала и присоединилась к его веселью. Эльф пару секунд непонимающе на нас смотрел, а потом обиженно фыркнул. Ну надо же, попался, как ребенок!

Посмеиваясь, мы медленно шли по темным улицам в сторону гостиницы. День был крайне насыщенный, и я чувствовала легкую усталость. Эльф временно смирился с моим нежеланием считать его идеалом мужчины, так что у нас наступило шаткое перемирие, изредка нарушаемое подколками с обеих сторон. Лорин от нас не отставал. Моя школа, гордо подумала я.

Мы решили срезать путь через полусгоревший пустырь. Из темной подворотни послышался жалобный плач ребенка, перемежающийся бранью и звуками ударов. Я рванула туда, не задумываясь о последствиях. Певуче выматерив меня по-эльфийски, за мной побежали Дариэль и замешкавшийся Лорин. С кинжалом наперевес и зверским выражением лица я заскочила в дверной проем полуразрушенного дома, ища подонка, избивающего ребенка. Однако! Я подкорректировала свои шансы с довольно неплохих на нулевые: на меня недовольно смотрели трое заросших громил, обступивших большой поскуливающий мешок на грязном полу. Не задумываясь ни секунды, я бросила кинжал в сторону ближайшего, даже не глядя на результат – все равно промахнусь – и выдернула из-за спины лук и две стрелы. Громилы заухмылялись.

– Брось лук, девочка, и дяди не сделают тебе больно! – оценивающе оглядывая мою фигуру, просипел мощный сутулый тип в середине.

– Вот еще! – заявила я. – А на ком же мне тогда в стрельбе тренироваться? Тебя ведь, дядя, никто не хватится… и виру платить не придется! – Я сощурила глаза и оскалилась. Коленки дрожали, но я совершено точно понимала – стоит дать малейшую слабину, и я труп. Причем труп, умерший долгой и весьма неприятной смертью. Про Лорина и эльфа я совершенно забыла.

– Ха, а ты нахалка! – заржал его рыжий сосед. – Ну пошутили, и будет, вали отсюда, пока мы добрые.

Ага, так я и поверила, что эти типы свидетеля отпустят. Совсем, что ли, за дуру держат? Раздражение медленно, но верно занимало место страха. Не знаю, в чем дело, но тут явно что-то большее, чем бытовое избиение ребенка. Киднеппинг?

– Не-а, – скосила я глаза в сторону мешка, – я любопытная! Хочу посмотреть, кого вы там поймали. Слышь, толстячок, развяжи мешочек! – кивнула я сиплому типу в центре.

– Девочка, не ищи себе неприятностей, – дернулся рыжий. – Уходи, слово даю: отпустим.

– Я свои неприятности уже нашла, делайте, что говорят! – сощурила я глаза.

От окна послышался скрип и тихий певучий мат. Не бросили! На миг меня затопила блаженная волна радости. В следующее мгновение одновременно произошли три вещи – рыжий тип дернулся в сторону окна и откинулся назад, демонстрируя тонкий стилет в глазнице, сиплый в длинном прыжке попытался достать мое горло и получил стрелу в грудь, а в дверь вслед за мной ввалился Лорин с кинжалом.

Третий громила флегматично оглядел поле боя и начал медленно пятиться ко второму окну в противоположной стене. Я держала его на прицеле, но не задерживала. Медленно приходило осознание того, что я только что убила человека… который хотел убить меня. Лорин хлопнул меня по плечу:

– Отличный выстрел, Лейна!

Я вздрогнула и закусила губу, чтобы не зареветь.

– Он прав, выстрел хорош! – мягко произнес эльф, просачиваясь в окно. – Проваливай! – кивнул он громиле. – И чтобы завтра я тебя в этом городе не видел!

Мужик моментально испарился. Подобрав мой кинжал, эльф осторожно разрезал веревки и отступил от мешка. Обитатель мешка зашевелился и вылез наружу. Это был не ребенок! На меня доверчиво смотрели огромные зеленые глаза странного щенка. Крупный зверь, размером с взрослую овчарку, он явно был щенком, а не взрослой собакой. В закатном свете солнца темным серебром блеснула пушистая шерстка, когда звереныш сделал пару неуклюжих шагов в мою сторону. Я села на корточки, завороженно наблюдая за животным, и протянула к нему ладонь. Щенок радостно тявкнул и поковылял ко мне.

– Маленький, – прошептала я, – за что же они тебя так?

Щенок прижался ко мне и заплакал.

– Знаешь, я собирался тебе шею свернуть за твою глупость, – задумчиво проговорил Лорин, – но, пожалуй, запомню на будущее, что даже самые нелепые твои поступки оправданны.

– Интересно, где его хозяин? – проигнорировала я угрозу-комплимент.

Дариэль подавился глотком воздуха:

– Так ты что, не знаешь, кого спасла?!

– Нет, а что? – Я подозрительно покосилась на щенка, потом на эльфа: – Колись давай!

– У меня просто нет слов, – вздохнул длинноухий тип. – Это же сэльфинг! Только не говори, что ты о них никогда не слышала!

– Ну ладно, не буду. Лорин, кто такие сэльфинги?

Парнишка бросил на меня обреченный взгляд:

– Ты что, решила собрать под своим крылышком всю энциклопедию высшей нечисти?

– Не поняла…

– Сэльфинги – это демоны-хранители. После рождения слепого еще щенка забирают у матери, потому что тот, кого он увидит первым, станет его Хозяином, которому он будет служить до самой смерти.

– Лорин, это шутка? Ну какой же он демон?! Посмотри, какой симпатичный пупсик! – мои руки давно гладили по брюшку счастливо извивающегося щенка.

– Он прав, леди. Только он забыл сказать, что сэльфинги – один из самых охраняемых и дорогих секретов Старших Домов дроу.

– Дроу, опять дроу! – не выдержала я. – Это что, очередной их эксперимент над живыми существами?

– Да, другие расы не решаются гневить Демиургов.

– Богов, что ли? – уточнила я.

– Не богов, – поморщился эльф. – Демиургов.

– А какая разница? – искренне удивилась я.

– Демиурги – создатели миров, а боги… Ну они вроде управляющих, за порядком там следят, и вообще… Странно, что ты этого не знаешь, – задумчиво выдал эльф.

– Ладно, вы как хотите, а я устала и хочу спать! – заявила я.

– Конечно, леди, – поклонился эльф. – Вы позволите?

Не успела я оглянуться, как Жало перекочевал из-за моего плеча в руки эльфа. Он внимательно осмотрел лук, выдернул стрелу из груди трупа и уставился на меня.

– Дариэль, а давай ты завтра задашь мне свои вопросы, – взмолилась я. – Обещаю тебе, я все расскажу!

Эльф смущенно улыбнулся, вернул мне лук и стрелу и повел к гостинице.

Щенок ковылял за мной, норовя прижаться к ногам. Поскольку весил он не меньше взрослой крупной собаки, его постоянные попытки ко мне приласкаться едва не сбивали меня с ног. Покорно вздохнув, я повернулась к эльфу:

– Далеко еще?

– Нет, мы уже пришли…

Из-за поворота показались знакомые ворота. К гостинице мы добрались уже в ночи. Я спросила, как Дариэль собирается топать до своего дома в полной темноте, но эльф рассмеялся, признавшись, что у него великолепное ночное зрение. Мы распрощались, договорившись на завтра.

Отправив Лорина спать, я вошла в загон Тигра.

– Малыш, – позвала я щенка, – иди сюда.

Тот подскочил ко мне, вертя пушистым хвостом.

– Тигр, это Малыш, позаботься о нем, ладно?

Наверное, со стороны это выглядело глупо, но жеребец, словно поняв, что я от него хочу, наклонился и обнюхал щенка. Я подтолкнула сэльфинга к копне свежей соломы, но тот категорически отказался отходить от меня хотя бы на шаг. Смирившись, я попрощалась с Тигром и повела своего нового питомца в дом. Захватив по пути остатки мяса из телеги, я прокралась наверх и проскользнула в свою комнату. Там быстро выпуталась из одежды, сгрузила мясо и миску для умывания с холодной водой под стол и залезла в постель. Заснула я мгновенно.

ГЛАВА 5

Все в наших руках, поэтому их нельзя опускать.

Коко Шанель

За окном было раннее утро. Мурлыкнув и потянувшись, я перевела взгляд, и первое, на что он наткнулся, была гора серебристого меха. Внезапно среди завитков шерсти открылись зеленые глаза и одарили меня обожающим взглядом. В следующее мгновение я была погребена под поскуливающей от восторга тушкой.

– Ухх… Э-э… А-аа… Слезь, раздавишь! – Вокальных данных и воздуха в легких хватило только на слабое сипение. Добрых двадцать килограммов промаршировали по моему не слишком накачанному прессу в обратную сторону. Я снова взвыла. Ох!.. Полежу еще чуток… Приду в себя… Прикрыв глаза, я расслабилась и задумалась.

Вчерашнее происшествие бесконечным фильмом прокручивалось под сомкнутыми веками. Я убила человека – внутри ничего не екнуло. Да, он был подонком, да, он угрожал моей жизни, но все же он был человеком, а я его убила. Наверное, я чудовище… В душе ничего не отозвалось. Пришло обреченное понимание: это было единственно правильное решение, иначе и быть не могло. Но никогда раньше я не предполагала, что способна на убийство. «Как поздно мы начинаем понимать себя», – грустно вздохнул внутренний голос. Да уж… – согласилась я.

Поморщившись, спустила ноги с кровати. Шершавый язык встретил их на полпути к полу, и я взвизгнула, подскочив на добрых полметра. Ужасно боюсь щекотки!

– Малыш, перестань хулиганить, а то лишу завтрака!

Щенок показал в улыбке молочные зубки-иголочки и энергично завертел хвостом. Я вздохнула: ну как на такого сердиться? Быстро расчесав волосы и стянув их в хвост, собрала и надела сброшенные вчера впопыхах шмотки, подцепила лук и потопала вниз на предмет что-нибудь погрызть. Вслед за мной гулко прогрохотал по ступеням Малыш. Похоже, у щенка появилось имя; правда, не слишком оригинальное, но мне нравится. И еще: наверное, это глупо звучит, но выглядел он крупнее, чем вечером… да и двигался гораздо увереннее. Я тряхнула головой, списав это на нормальный отдых и питание.

В зале появились новые жильцы нашей гостиницы. Тощий купец в дорогой добротной одежде и пара угрюмых охранников приканчивали свой завтрак. Локис, увидев меня, улыбнулся и пожелал доброго утра. Я вежливо ответила, пытаясь спрятать за свою широкую спину расшалившегося щенка.

– Лейна, скажи, что мои глаза меня обманывают… – потрясенно проговорил Локис, вглядевшись в моего нового питомца.

– Боюсь, что нет, – покаянно признала я. – Понимаешь, мы, когда вчера с ярмарки возвращались, пошли по пустырю…

– Пойдем-ка, присядем, – сказал Локис. – Ты позавтракаешь и все мне расскажешь.

Я кивнула и отправилась вслед за хозяином к дальнему столику. Щенок улегся у моих ног. Усадив меня, корчмарь улыбнулся и отправился за нашим завтраком. Через две минуты Варна, жена Локиса, с улыбкой подала мне еду. Я поблагодарила женщину и идущего следом Локиса, спешащего к нам с огромной миской мясного рагу. Миска опустилась рядом с мордой Малыша. Сэльфинг бросил на меня вопросительный взгляд.

– Ешь, ешь… – поощрила я.

Локис присел рядом и приподнял бровь. Вздохнув, я начала рассказывать…

– Лейна, этот человек был подонком, тебе не из-за чего переживать! – спокойно сказал Локис. Я устало кивнула.

По лестнице загрохотали шаги, и в пролет свесилась растрепанная голова Лорина.

– Пап, они уже здесь! – завопил мальчишка и рванул ко мне через зал.

– Лейна, мы остаемся здесь еще на один день! У отца наклевывается какая-то выгодная сделка! – радостно сообщил нам Лорин.

Тумар степенно спустился за ним и подошел к нашему столу.

– Лорину вчера настоящий сэльфинг привиделся. Вам такой случайно не встречался? – усмехнулся Тумар.

– Да вон он лежит, – равнодушно отозвался Локис, пряча смешинку в глазах.

Малыш вылез из-под стола и потянулся, сыто зевая. Тумар в изумлении уставился на щенка, слепо нашарил за спиной стул и плюхнулся на него всем весом, будто ноги отказали его держать:

– СЭЛЬФИНГ! Так это что, правда?!..

– Я же говорил тебе, а ты мне не поверил! – обиженно заявил Лорин.

Новые постояльцы перестали двигать челюстями и тоже уставились на нас во все глаза.

– Не могу поверить… – меланхолично проговорил Тумар, рассматривая сэльфинга. – За один день тебе удалось обзавестись двумя редчайшими демонами, признавшими тебя хозяйкой. Расскажи мне кто такое раньше, и я долго смеялся бы в лицо этому вралю!

– А кто у нас второй? – раздался за спиной Тумара певучий голос. К нам незаметно подошел эльф, одетый в умопомрачительно элегантный темно-синий костюм.

– Привет, Дариэль! – отозвалась я. – У нас – не знаю, а у меня гарр'краши. Да вон он во дворе твою коняшку запугивает.

– Что-о! – подскочил эльф. – Тиллиль?! Моего сильфа?!

Переглянувшись с Лорином, мы рванули следом за ним во двор. Пропустить такое зрелище я бы не согласилась даже за килограмм шоколадных конфет! Во дворе нас ждала картина маслом: оскалившийся Тигр, игриво покусывая клыками за круп, гонял по загончику эльфийского тонконогого скакуна нежно-серого цвета… Упс, прошу прощения, – кобылу! При ближайшем рассмотрении сильф оказался дамой! Дама взвизгивала и испуганно косила синим глазом на веселящегося гарр'краши. Вокруг загончика с крейсерской скоростью носился причитающий эльф, растерявший изрядную долю аристократического шика и взвизгивающий почище своей лошадки, когда жеребец очередной раз щелкал клыками.

Налюбовавшись, я окликнула Тигра. Гарр'краши тут же оставил в покое дрожащего сильфа и метнулся ко мне, издавая нежное мурлыканье. Никогда не слышала подобных звуков от лошади, но ничем иным назвать их не могу. Проскользнув под изгородью и запустив руки в шелковистую гриву, стала нежно нашептывать на ухо Тигра разные глупости. Демон млел от счастья. С крыльца пушистым клубком скатился Малыш и прижался ко мне с другой стороны. «Все-таки жизнь хорошая штука!» – улыбнулась я.

Дариэль вывел из загона свою Тиллиль и, нахмурившись, пошел ко мне высказывать претензии. Окружающие подтянулись поближе, ожидая продолжения веселья.

– Ты… ты… У меня просто нет слов! – возмущенно выдохнул эльф.

– Ну-ну, не надо так нервничать, от этого появляются морщины, – безмятежно отозвалась я.

– Что-о-о?! – Дариэль ушел в ультразвук.

– Послушай, – сморщилась я, попав под наведенный звуковой удар, – ты ведь сам поставил свою Тиллиль в загон к моему жеребцу, а он сегодня даже не завтракал!

– Ты хочешь сказать, что он хотел… – испуганно проговорил эльф, кося взглядом на Тигра, – ну… позавтракать?!

– Думаю, и сейчас хочет! А твою кобылу гонял из врожденной вредности! – честно призналась я и поинтересовалась у гарр'краши: – Правда, дорогой?

В конце концов, когда я голодная, – меня лучше не трогать.

Жеребец скосил на меня хитрый темно-лиловый глаз и нежно фыркнул в волосы. Эльф смотрел на нас в полном обалдении. С таким отношением к себе длинноухий лорд еще не сталкивался. Я отказывалась восхищенно смотреть на его неземную красоту, не пыталась понравиться, да еще и откровенно над ним издевалась! Он внимательно посмотрел мне в глаза, ища признаки раскаяния, не нашел, печально вздохнул и окончательно понял: если хочет общаться со мной и дальше, придется привыкать к моим выходкам.

– Лейна, ты обещала ответить на мои вопросы! – меняя тему, хищно сощурился эльф.

– Отвечу, только сначала Тигра покормлю, – отозвалась я и улыбнулась жеребцу: – Ты будешь есть овес или поедем на охоту?

Тигр на мгновение задумался и опустился на колено, предлагая мне прокатиться. Эльф пораженно покачал головой и пробурчал что-то нелицеприятное в наш адрес. Мы его дружно проигнорировали.

Я опустилась на колени и внимательно посмотрела на Малыша:

– Ты остаешься здесь и слушаешься Тумара, пока мы не вернемся. Ясно? – Щенок печально заскулил. – А мы привезем свежего мяса! – Сэльфинг вздохнул и понуро сел у ног Тумара, а я вскочила на спину Тигра.

Уже через несколько минут я перестала сознательно управлять конем: вовсю шел процесс «слияния» меня и гарр'краши. Ехать было поразительно удобно – Тигр двигался очень быстро и плавно. Спустя четверть часа мы выехали за ворота. Быстро сориентировавшись, я повернула Тигра к дороге, по которой мы приехали в Большие Сотки. Примерно через пару часов покажется водопой, на который приходили многие животные. Именно там я подстрелила последнюю косулю.

Уложив одной стрелой самку крупного пятнистого оленя, я довольно ухмылялась: ну надо же такое везение! И это почти рядом с городом! Потом, пыхтя как паровоз, я попыталась затащить на Тигра немаленькую тушу. Черт! Ну не рубить же ее на куски! У меня ведь ничего, кроме кинжала, нет – провожусь до вечера! Гарр'краши вздохнул, вцепился в изящную оленью шею клыками и одним движением забросил тушу на спину. Я застыла статуей в довольно нелепом полуприседе…

– Тигр! Да ты просто чудо! – искренне выдохнула я. Жеребец гордо изогнул шею и вопросительно глянул на меня. Улыбнувшись, подтвердила: – Я тебя обожаю!

Однако повторить фокус «опускание на колено» с такой тушей на спине не получится, прикинула я. Впрочем, выход нашелся довольно быстро: поваленное суковатое дерево чудесно заменило мне лесенку. Обратно до Больших Соток добрались минут за сорок. Стражник на воротах, попытавшийся слупить с меня денег за проезд, отшатнулся от клыкастой улыбки гарр'краши, размахивая перед грудью руками, как взбесившаяся ветряная мельница. «Гы-ы, пожалуй, отгонишь этим такого демона, как Тигр, – подумала я. – Разве что насмешишь до смерти».

Во двор гостиницы мы въехали как победители. Лорин дожидался на террасе в компании щенка. Оба скатились ко мне с одинаковым радостным воплем.

– Лорин, ну, я понимаю, сэльфинг рад свежему мясу и хозяйке, а ты-то чего так орешь?

– Отец сказал, чтобы я без тебя со двора ни ногой! Так что собирайся, мы вчера не весь город осмотрели! – выдал довольный мальчишка, пытаясь за ногу стянуть меня с Тигра.

– Лорин, у меня лошадь не кормлена и щенок голодный! Покормлю – пойдем гулять, – отрезала я.

Мальчишка приуныл, а потом предложил помочь. Я милостиво разрешила ему разделать оленя. Через полчаса, накормив своих питомцев и положив остатки мяса в подпол, мы ввалились в обеденный зал. Не знаю, как Лорин, а я мечтала только о ванне! «Да-а… Что такое не везет и как с ним бороться?» – меланхолично уточнил мой внутренний голос. За угловым столиком, имея просмотр всех возможных проходов наверх, сидела невероятная парочка – надутый эльф и гном, сын Мастера Гарихх'Аша, с совершенно каменным лицом.

– Привет, красавчик! – поздоровалась я.

Гном недовольно посмотрел на меня снизу вверх и протянул небольшой свиток, запечатанный золотистым сургучом.

– Отец просил передать! – прогудел он в ответ на мой вопросительный взгляд.

Не слишком задумываясь, я разорвала сверток и уставилась на незнакомые руны. Понятненько… То, что ведьма научила меня понимать язык этого мира и говорить на нем, не значит, что я узнала его письменность… Блин, как обидно!

– Дариэль, прочти, пожалуйста, а то ни черта в этих закорючках не понимаю… – раздраженно протянула я. Эльф, уже привыкший к моим заскокам, покорно взял свиток и начал читать:

– «Леди Лейна приглашается на ежегодный бал гильдии Мастеров, который состоится десятого дня месяца лепня… – То есть завтра, – уточнил эльф, – …в Старой Ратуше. Пригласительный билет на две персоны».

– Бал? – Я плюхнулась на стул, зацепив кружку Дариэля с элем. – Но мне даже надеть нечего! Да и что там делать?

– Развлекаться, – гадко ухмыльнулся эльф, – в компании с пожилыми Мастерами-гномами. Вести разговоры о производстве стали и общаться на другие интереснейшие возвышенные темы.

– Не понимаю, чему радуешься, – безмятежно отозвалась я. – Ты идешь со мной!

Эльф, попытавшийся в этот момент вернуть себе кружку эля, промахнулся и с ужасом уставился на меня:

– Я?! На балу гильдии Мастеров ГНОМОВ?! Да ты спятила!!!

Гном рядом со мной мерзко хихикнул.

– Ну тогда увидимся завтра, лорд Дариэль! – кивнул он и пошел к выходу.

– Да с чего ты взяла, что я туда приду?! – возмутился эльф.

– А куда денешься? – спокойно спросила я. – Ты же хочешь услышать ответы на свои вопросы?

– Но… но… Это же шантаж! – завопила жертва произвола. – Ты же обещала ответить на все мои вопросы сегодня!

– А я и не отказываюсь, отвечу, причем на все и именно сегодня… Только мы ведь не обговаривали, на каких условиях я это сделаю! – Теперь была моя очередь мерзко ухмыляться.

Эльф уставился на меня, потрясенный обманом до глубины души. Гордость и любопытство боролись внутри него, причем любопытство явно побеждало. Повернуться и уйти? Так я заявлю, что он сам не захотел ни о чем спрашивать… Дариэль скосил на меня сине-зеленые глаза. Я довольно сощурилась и улыбнулась: еще как заявлю! Эльф вздохнул, признавая поражение:

– Леди, я с удовольствием буду сопровождать вас на бал.

– Да я, собственно, и не сомневалась, что ты втайне мечтаешь пообщаться с «пожилыми Мастерами-гномами», – не удержалась я.

Из тех сведений, что удалось вытрясти из Тумара по дороге в Большие Сотки, я хорошо запомнила, что гномы были не только мастерами-кузнецами, но также шаманами и летописцами. И если мне понадобится информация – данные, давно превратившиеся в туманные легенды, – то только в гномьих библиотеках можно будет их найти.

– Ладно, вернусь через полчаса и отправимся за покупками! – заявила я, направляясь к лестнице, ведущей на второй этаж гостиницы. – Лорин, тебе тоже не мешает вымыться и переодеться: пахнешь как скотобойня!

Едва не споткнувшись о Малыша, я стала подниматься наверх, еще раз подозрительно отметив, что щенок стал значительно крупнее. Надо будет поговорить об этом с Тумаром.

Уложившись в полчаса, я спустилась вниз в своем костюме Гавроша, с луком и кинжалом. Мужчины вопросительно осмотрели мой арсенал.

– В этом городе небезопасно! Пройти нельзя, чтобы не наткнуться на бандитов или озабоченных придурков! – гордо заявила я в ответ на насмешливые взгляды.

– Леди, не бойтесь, мы вас защитим! – заулыбался эльф.

– Ага, только чем, интересно? – оглядела я элегантный многослойный костюм, без малейшего намека на оружие. – Разве что будешь стриптиз танцевать, отвлекая внимание, а я в это время убегу подальше…

– ТАНЦЕВАТЬ – ЧТО?! – Ага, идея стриптиза им явно знакома…

– А что, ты не умеешь? Ну надо же, какой мне эльф непрокий попался, – огорченно покачала я головой. Смущенный Лорин тихо постанывал от смеха.

Светя алыми кончиками ушей сквозь гриву белокурых волос, эльф возмущенно взирал на вредную меня. Я отвечала совершенно невинным взглядом – а чего он ко мне цепляется? В конце концов, не устраивает – скатертью дорога! Я его в гости не звала. Хотя, конечно, весело с ним: над кем еще так постебаешься?

– Не переживай, не умеешь – научим, не хочешь – заставим! – «успокоила» я Дариэля и улыбнулась. – Так мы идем?

На улице мы влились в пестрый поток пешеходов и пошли в сторону центра города. Эльф шел рядом, изредка бросая на меня многозначительные взгляды – явно готовил страшную месть. Ну-ну, боялась я того хомячка…

Адреналин играл в крови, желание сделать что-нибудь прямо сейчас, немедленно, горело во мне игривым костром. Я улыбалась прохожим, танцующими движениями скользя сквозь толпу, и мужчины оборачивались мне вслед.

Повернув на восток, мы пошли в сторону мастерских портных и кондитеров.

– Дариэль, мне нужен хороший мастер, – предупредила я. – Ты же не хочешь опозориться на балу ГНОМОВ, придя в компании чучела…

Эльф скосил на меня глаза и повернул к неприметному двухэтажному особнячку. Из дверей навстречу нам выскочила растрепанная девица. Вслед за ней вылетела деревянная шляпная болванка. Да-а… так и убить можно! Девица всхлипнула и рванула вниз по улице. Эльф издевательски склонился в полупоклоне:

– Дамы – вперед!

– Ага, а ты потом, если что, за меня отомстишь, – мрачно пошутив, я подобрала болванку и шагнула в логово льва.

Осторожно войдя в дверь, я внимательно оглядела помещение. Довольно уютный зальчик, с парой мягких диванов и изящными драпировками на окнах, украшали три манекена. Интересные даже на мой, искушенный современной модой взгляд, платья и шляпки идеально сочетались. Я одобрительно посмотрела на Дариэля: умничка, знал куда привести! В противоположных дверях раздалось недовольное бурчание, и нашим глазам явился хозяин этого великолепия.

– Кажется, это вы потеряли, уважаемый! – Я протянула шляпную болванку седому старичку с недовольным выражением лица и удивительно молодыми светло-карими глазами.

– Благодарю вас, леди! – усмехнулся он, заглянув мне в глаза. – Чем могу вам помочь?

– Завтра мы идем на бал Мастеров в Старую Ратушу, – спокойно пояснила я. – Хотелось бы выглядеть ослепительно. Есть там один красавчик… – Выдав последнюю фразу, я украдкой бросила взгляд на эльфа. Длинноухий лорд, старательно делавший вид, что совершенно нас не слышит, дернулся и возмущенно покосился в мою сторону.

– Конечно, леди, думаю, у меня есть то, что вам нужно, пройдемте! – Старик вежливо протянул мне руку.

Я покосилась на болванку: интересно, почему предыдущая гостья этого дома вылетела отсюда с воплем ужаса? Решив не нарываться, благоразумно оставила этот вопрос при себе и прошла за местным кутюрье в его мастерскую.

Старик внимательно осмотрел меня:

– Леди, скажите, что именно вы хотите?

– Мне нужно платье для бала. Удобное. А еще – белье и одежда для долгого пути, не занимающие много места.

– Вы собираетесь в дальний путь?

– Пока в Тирилон, а там… не знаю!

– Ясно, – кивнул старик. – Меня зовут Мастер Дерине.

Старик снял с меня мерки, и мы набросали примерный фасон платья. Потом обговорили комплект походной одежды, и через полчаса я была свободна. Лорин и эльф изнывали от скуки на диване. Увидев меня, они радостно подскочили и вопросительно уставились мне в глаза.

– Сейчас закажу обувь, и мы свободны! – порадовала я их. Мне нужны были туфли для этого чертова бала и сапоги для верховой езды.

Заказ обуви не занял много времени. Спустя пятнадцать минут мы спускались к реке. Эльф вел нас в кафе-баржу, пришвартованную к берегу и славящуюся своей кухней. Видно, надеется, что оттуда я не сбегу и отвечу на все его вопросы. Наивный! Нет, я, конечно, не собираюсь его обманывать и отвечу, но ведь, задавая вопрос, надо знать как минимум часть ответа.

Усадив меня за крайний столик, эльф сделал заказ и уставился на меня хищным взглядом.

– Рассказывай! – скомандовал Дариэль.

– Что именно ты хочешь услышать? – уточнила я.

– Все! И с самого начала!

– Ну я родилась в восьмом роддоме города Москвы в тысяча девятьсот восемьдесят втором году от Рождества Христова…

– Стой! – Эльф обалдело уставился на меня. – Меня вовсе не интересует твоя жизнь с первого дня рождения. Я хочу знать, как к тебе попал лук из эльфийской ивы, почему ты можешь им пользоваться, хотя я не чувствую в тебе Голос крови, как в нем, – кивнул Дариэль на Лорина, – и вообще, откуда ты такая взялась?

– Это уже более конкретные вопросы, а то «все» – понятие слишком растяжимое, – усмехнулась я. – Пожалуй, стоит начать с того, чертовски неудачного дня в моем мире, когда я упала на рельсы метро…

– Да, ну ты и попала! А позволь узнать, как называется ваша Вероятность? – неуверенно спросил Дариэль.

– Земля. А что, ты там был? – Я мягко улыбнулась и прикрыла глаза, чтобы не спугнуть эльфа пронзительным взглядом голодной акулы.

– Зейм-лья. Нет, наверное, это очень далеко… Мы лишь в соседние миры ходили, все-таки пока только третий курс[1], – неуверенно проговорил эльф и задумался.

– Третий курс чего? – Мое сердце замерло.

– Магической школы, конечно, – удивился Дариэль. – Я еще слишком молод, чтобы учиться в Магистрате Вероятностей.

– Молод – это сколько? – не удержалась я.

– Сто сорок два лета… – недовольно ответил эльф и скосил на меня глаза.

– Да из тебя песок должен сыпаться! – не удержалась я, во все глаза рассматривая «старичка».

– Я же не человек! – искренне рассмеялся нелюдь. – А для эльфов это юность… Странно, из какого же ты мира, если этого не знаешь?

– А у нас эльфов нет, у нас только люди! – честно призналась я.

– Ну-ну… – замял тему ушастый, он мне явно не поверил. – Ну так что, идем дальше?

– Идем, – согласились мы с Лорином, сытые и довольные жизнью. – А куда?

– В гостиные ряды, конечно, нам ведь надо подобрать тебе приличный караван до Тирилона, – спокойно ответил эльф.

В гостиных рядах у нас начались проблемы. Да, в Тирилон отправлялось несколько караванов. Но один из них уходил завтра утром, когда моя запасная одежда еще не была готова. Следующий только что пришел и собирался торговать здесь неделю. А в третьем я приглянулась купцу – хозяину каравана, так что у меня был реальный шанс греть ему постель всю дорогу до столицы. Почему-то меня не радовала такая перспектива. Ласково улыбаясь купцу, я искренне пожелала ему развлекаться всю оставшуюся жизнь в гордом одиночестве и хлопнула дверью. За воротами гостиницы меня нагнали мои попутчики и попытались успокоить:

– Не переживай, Лейна, завтра могут прийти другие караваны. Попробуешь там договориться!

– Точно, – поддержал эльф Лорина. – К тому же на балу гильдии будет много купцов, да и гномы водят караваны в столицу, тоже неплохая возможность!

Я кивнула. Внутри зрела странная уверенность, что все будет хорошо. Мы прошлись по оружейным рядам – останавливаясь у витрин мастеров и завороженно, с восторгом глядя на их творения. Только сейчас я по-настояшему поняла красоту и смертоносность холодного оружия. Я не была его любителем, но работа гномьих и эльфийских мастеров зачарует любого. Думаю, мастеров-людей такого класса почти нет, не из-за отсутствия таланта, а просто по причине более короткой жизни: нужны века опыта, чтобы так чувствовать железо. Очень немногие рождаются с таким даром.

Пройдя по рядам, я купила себе еще один кинжал, который помог мне выбрать эльф, и сотню наконечников для стрел, десять из которых были серебряными. Это опустошило мой кошелек на три золотые монеты. Еще приобрела переметные седельные сумки, маленький котелок, различную мелочь вроде мыла и местного шампуня в глиняном горшочке, а также небольшое количество припасов, которых не добудешь охотой, – крупы, соль, специи. Не стесняясь, загрузив этим барахлом своих спутников, я повернула в квартал писцов.

– Лейна, ты не туда идешь, – попытался вразумить меня Дариэль.

– Мне нужна карта и подобие вашего букваря.

– Подобие чего? – искренне удивился эльф.

– Ну такой книги, по которой учатся писать и читать, – спокойно пояснила я. Меня дико раздражала невозможность читать местные руны.

– А на своем языке ты читать и писать умеешь? – уточнил Дариэль.

– Да, а что?

– Просто тебе в этом случае нужен маг, а не книга! Он поможет понять и вспомнить письмо, как Мирайа помогла с языком, – пояснил эльф.

– Отлично, куда идти? – Я так резко остановилась, что сзади на меня налетел Лорин.

– Прямо и налево по второму переулку, – последовали четкие указания.

Маг стряс с меня две золотые монеты, но, по моему мнению, оно того стоило. Довольно перечитав приглашение на бал, я вручила деньги магу и повернулась к спутникам.

– Как насчет того, чтобы вернуться в гостиницу? – поинтересовалась я.

Примерно через час покупки были сгружены в углу моей комнаты, а мы сидели внизу, потягивая эль. У меня в ногах блаженно жмурился сэльфинг. Не сойти мне с этого места – он стал еще крупнее! Сейчас, по-прежнему имея пропорции тела щенка, размером он был со взрослую среднеазиатскую овчарку.

– Дариэль, ты не знаешь, почему мой щенок растет не по дням, а по часам? – Сказочная фраза подошла как нельзя кстати.

– Это же сэльфинг! Ах, ну да, в вашей Вероятности их, скорее всего, нет, – кивнул эльф. – Понимаешь, когда сэльфинг признает своего Хозяина, он начинает стремительно взрослеть. Их ведь создавали как телохранителей, а точнее, как демонов-хранителей. Поэтому заложенная в сэльфинге магия каким-то образом ускоряет его рост, чтобы тот мог максимально быстро защитить своего хозяина. Только не спрашивай, как это происходит, я все равно не знаю!

– А у обычных эльфов есть демоны-хранители? – полюбопытствовала я.

– Шутишь? Да они даже не у всех глав Старших Домов дроу есть! Их счет идет всего лишь на десятки! Ты даже представить себе не можешь, какая это редкость! – разволновался эльф.

Понятно, значит, я в компании сэльфинга являю собою зрелище, равное папуасу, ведущему по Москве мамонта-альбиноса. Ага, блин, скромная и незаметная.

– Дариэль, а они крупные вырастают?

– Ну примерно с того оленя, которого ты притащила сегодня утром.

Я тихо застонала, представив эту тушу в моей двухкомнатной московской квартире. О том, что могу и не вернуться домой, я себе запретила даже думать.

От грустных мыслей меня отвлек утренний купец, спустившийся из своей комнаты, и его дюжие телохранители. Налив себе эля, они сели невдалеке от нас, изредка бросая на меня косые взгляды.

– Уважаемый, – не выдержала я, – вы хотите мне что-то сказать?

– Да, простите, я слышал, что вы собираетесь в Тирилон? – уточнил купец.

– Это так, – подтвердила я. – Но почему это вас интересует?

– Дело в том, что через два дня я тоже отправляюсь туда и хотел бы предложить вам присоединиться к нашему каравану.

– С чего такая доброта? – В купеческую бескорыстную помощь я не верила. – Неужели лишняя обуза вас не стеснит?

Купец задумчиво посмотрел на меня:

– Мое имя Милор, Милор Залесский, – представился он. – Я уже не один год вожу караваны по всей стране и достаточно разбираюсь в людях. Вы не станете обузой, леди. Идиот, который вам это сказал, просто не чувствует Дорогу. А мне везет, я всегда угадывал людей, которых Дорога принимает с радостью. – Он посмотрел на меня и улыбнулся: – К тому же благодаря вам у нас всегда будет свежее мясо!

– Я не против охотиться для каравана, при условии, что мне за это будут платить! – Наглеть – так по полной программе!

Милор откровенно заржал:

– Я знал, что не ошибся в вас, леди! Одна серебрушка в день, если вы приходите с добычей! И ничего, если охота неудачна!

– По рукам! – согласилась я.

Купец и его охрана поднялись и отправились по своим делам. Я довольно откинулась на спинку стула и улыбнулась своим товарищам:

– Ну что вы думаете по поводу этого человека?

– Я слышал о Милоре Залесском, – задумчиво сказал эльф. – Он человек слова. Думаю, это наилучший выход из твоего положения… Правда, не ожидал, что это он будет платить тебе за дорогу! – Эльф усмехнулся: – Напомни мне, чтобы я никогда с тобой не торговался!

Посмеиваясь, мы пили эль, любуясь закатным солнцем. Заканчивался мой второй день в Больших Сотках.

ГЛАВА 6

Невыносимых людей нет, есть узкие двери.

NN

Меня разбудил вежливый стук в дверь. Приоткрыв левый глаз, я попыталась натянуть на голову подушку, чтобы заглушить эхо жуткого грохота в голове. Оо-ох… и угораздило же нас вчера упиться элем… А с виду совсем безобидный напиток!

В дверь снова постучали:

– Леди Лейна, это посыльный. Я принес ваш заказ от мастера Дерине… Леди Лейна…

Блин, ну до чего же навязчивый тип! Поморщившись, я вытащила онемевшие ноги из-под недовольного Малыша, до этого спокойно дрыхнувшего на моей кровати, и прошлепала босыми пятками в сторону двери. Поскольку вытянуть одеяло из-под сэльфинга не представлялось возможным, пришлось набросить на себя плащ. Представшее перед курьером зрелище, думаю, запомнилось ему надолго: всклокоченная шевелюра, красные от недосыпа глаза, маскировочный эльфийский плащ и торчащие из-под него голые ноги. На последних его взгляд задержался надолго. Я кашлянула и насмешливо уставилась на покрасневшего паренька, всего лишь на пару лет старше Лорина.

– Ну давай чего принес! – недовольно проворчала я, вся в думах о прекрасном и недостижимом, то есть о рассоле.

– Да-да, конечно… – паренек наклонился за двумя объемными свертками и вошел вслед за мной в комнатушку. Сразу стало тесно.

Курьер замер неподвижной статуей у порога, пожирая испуганным взглядом моего демона-хранителя. Откровенно развлекающийся сэльфинг спрыгнул с кровати и подошел к парнишке. Тот тихонько завыл на одной ноте.

– Малыш, ну как тебе не стыдно! – укорила я своего звереныша.

Щенок бросил на меня виноватый взгляд и свернулся клубком у моих ног. Я разворачивала принесенные посыльным тючки с одеждой и обувью.

– Сколько я должна? – обратилась я к мальчишке.

– Одну золотую монету и две серебрушки для Мастера Дерине за платье и костюм для верховой езды и шесть серебрушек для Мастера Сокиса за сапоги и туфли. Это одни из лучших Мастеров в Больших Сотках, поэтому такие высокие цены, – словно защищаясь, проговорил мальчишка.

– Успокойся, я же не спорю, – мягко ответила я.

Как я уже проверила вчера на базаре, наши российские рубли чудесно проходили здесь под видом серебряных монет. Поэтому Мастера получили мою сдачу с последней маршрутки и одну золотую монетку из неприкосновенного запаса. Осталось всего двадцать семь золотых монет. Правда, я сэкономила на караване – еще, глядишь, и подзаработать удастся… «Как ты деньги транжиришь, так тебя и Билл Гейтс не прокормит», – возмутился внутренний голос, провожая жадным взглядом золотую монетку. «Отвали, зануда», – отбрыкнулась я.

Выпроводив курьера, осчастливленного медяшкой в качестве чаевых, и загнав сэльфинга на кровать, сбросила с себя одежду. Платье было изумительно, я восторженно любовалась на него, держа на вытянутых руках. Расчесав волосы и подняв их в высокий хвост, осторожно влезла в шедевр Мастера Дерине.

Из зеркала на меня смотрела сказочная принцесса. Насмешливая, немного стервозная, страстная, но все же именно принцесса. Леди. Платье подходило мне идеально, оно было из тех редких вещей, что чувствуют своих хозяев и абсолютно им соответствуют. Насыщенного темно-рубинового цвета, простого силуэта, оно совершенно точно легло по фигуре. Глубокое декольте грозило заглянувшим в него инфарктом от переизбытка эмоций – пустячок, а приятно! Юбка, прямая от бедра до колена, ниже расходилась волнами до самого пола. Я влезла в замшевые туфельки в тон платью и покрутилась перед зеркалом – просто изумительно! Сделать соответствующий макияж, и устоять передо мною не сможет никто! Я ухмыльнулась – напоследок, перед отъездом из города, жутко хотелось пошалить! От радости куда-то пропало мое похмелье.

Перемерив все и убедившись, что остальные вещи мне так же удобны, я оделась и пошла кормить свой зверинец. Тигр встретил меня и кусок оленя радостным визгом. Хорошо, что завтра уезжаем, а то пришлось бы снова на охоту ехать… Я старалась не думать о том, что за два дня мои питомцы умудрились сожрать двухсоткилограммового оленя.

Покормив своих демонов, отправилась завтракать сама. Вытащив на веранду еду и Локиса – для компании, я наблюдала за Тигром и Малышом. Мои звереныши играли в салочки. Локис изумленно наблюдал за ними, потом повернулся ко мне и заявил:

– Знаешь, я никогда не думал, что демоны могут вести себя так.

– Локис, они сейчас не демоны, – спокойно ответила я.

– А кто? – Старый воин искренне удивился.

– Дети, – улыбнулась я, – просто дети.

После завтрака меня нашел Тумар.

– Лейна, нам надо поговорить.

– Конечно, присаживайся, – предложила я. Интересно, чего это он такой дерганый?

– Хочу попросить тебя об услуге!

– Проси, – мягко произнесла я, прикрывая глаза. Ох, что-то не нравится мне такое начало!

Тумар резко выдохнул и выдал:

– Я прошу тебя взять с собой в Тирилон моего сына!

– С ума сошел! – Вот так новость, я чуть со стула не свалилась. – Я сама этого мира не знаю, а ты предлагаешь еще и о нем заботиться?!

– Лейна, у меня друг служит в элитном полку королевских гвардейцев. Я дам Лорину письмо к нему, моего сына примут в полк. Пойми, он грезит военной карьерой, и боюсь, что в один далеко не прекрасный день Лорин просто сбежит из дома, чтобы найти свою смерть в какой-нибудь канаве. Прошу тебя, помоги! Он прислушивается к твоему мнению и считает тебя другом. После того как вы с ним познакомились, он впервые стал думать и оценивать свои поступки в перспективе. По крайней мере, просчитывать ближайшие последствия своих проделок… – устало сказал Тумар.

Я задумалась. Возможно, Тумар был прав, в конце концов, он лучше знал своего сына. Ох, я чувствовала, что еще пожалею о своей доброте!

– Хорошо, мы едем в Тирилон вместе, – сдалась я.

– Спасибо, – кивнул Тумар.

– Надо купить ему походную одежду, оружие и лошадь. – Надеюсь, что много времени это не займет.

– Я уже все купил, – спокойно сказал Тумар. Я просто онемела от ярости: меня просчитали как девочку!

– Не злись, – понял мой взгляд Тумар. – Просто, если бы ты отказалась, пришлось бы отправить его с караваном Милора Залесского. А так мне спокойнее: ты за ним присмотришь!

– А мы и так с Милором едем, – отозвалась я.

– Хмм… И сколько же он с тебя содрал? – полюбопытствовал Тумар.

– Он? – Мои губы расплылись в злорадной усмешке. – Он платит мне одну серебрушку в день за то, что я снабжаю караван мясом.

Я встала и гордо прошла мимо потерявшего дар речи Тумара. Похоже, этот Милор – настоящий деляга! Ну и хорошо, дорога не будет скучной!

Пора готовиться к балу. Эльф обещал зайти за мной примерно к восемнадцати часам, прикинула я, по-прежнему переводя местное время в привычные для меня единицы. Сейчас в районе двенадцати… Пожалуй, стоит приготовить ванну.

Блаженствуя в воде, я строила планы на вечер. Мне хотелось заручиться поддержкой гномов. Их диаспора была немногочисленной, но очень сплоченной. Пара рекомендательных писем в Тирилон были бы мне весьма кстати. Пожалуй, надо пообщаться на эту тему с Мастером Гарихх'Ашем, я ему вроде бы понравилась. Кивнув своим мыслям, начала промывать голову.

Так ничего и не придумав с волосами, заплела две тонкие косички у висков и соединила их маленькой заколкой-бабочкой, купленной когда-то у входа в метро. Получилось вроде неплохо. Покрутившись перед зеркалом и в последний раз поправив макияж и прическу, я спустилась на первый этаж. Все жители нашей гостиницы были в сборе. Тумар и Локис восхищенно замерли, увидев меня. Лорин уронил челюсть и покраснел от кончиков ушей до выреза рубашки на груди. Купец восхищенно улыбнулся, и даже его молчаливые охранники вышли из ступора, чтобы бросить пару одобрительных взглядов. Отлично, есть контакт, полет нормальный! Я плавно спустилась по лестнице. Тут же мне под ноги кинулся соскучившийся Малыш, повизгивая от счастья.

– СТОЙ! – заорала я во весь голос.

Сэльфинг резко затормозил и плюхнулся на зад, изумленно хлопая ресницами.

– Малыш, ты же с каждым днем растешь! Ты меня уронишь, и мне будет больно! Ты это понимаешь?

Сэльфинг смущенно посмотрел на меня и виновато лизнул руку. Тумар прищурился и полюбопытствовал:

– И как давно вы начали друг друга понимать?

– Да он всегда меня понимал… и Тигр тоже. Я об этом как-то не задумывалась, полагала, все демоны такие… А что, это необычно?

– Да. По идее их могут понимать только создавшие их дроу. Это называется эмпатической связью – когда демон угадывает желания своего Хозяина. Для этого темноэльфийские маги проводят сложный многоступенчатый ритуал, полностью подчиняя себе сознание демона… А ведь ты ничего не делала, они слушаются тебя по доброй воле. Не понимаю… Ты – сплошная загадка, – вздохнул Тумар.

– А может, это и есть ответ? Я не пыталась их подчинить, и они просто доверяют мне?

– Мне нечего тебе сказать, дочка, просто будь осторожнее… Чужим об этом лучше не знать…

Я задумчиво кивнула и стала спускаться с крыльца гостиницы, осторожно ставя каблуки на неровные каменные блоки.

Мы ехали в открытом ландо, запряженном изящной парой золотисто-каштановых лошадей. Дариэль украдкой кидал на меня восхищенные взгляды, но с комплиментами не приставал. Странно, подумала я, вспоминая свое первое впечатление от эльфа, как меняется наше мнение о других, когда мы узнаем их лучше. Изначально я сочла Дариэля избалованным и довольно неприятным красавчиком. Но затем он стал открываться мне с совершенно другой стороны: эльф оказался хорошим другом, готовым рискнуть ради тебя жизнью, искренним и необидчивым, что жизненно важно при моем мерзком характере. Но я помнила его первый взгляд – презрительно-оценивающий. Возможно ли, что все дело в нас самих? Неужели женщины так низко ценят себя и так мало уважают своих мужчин, что готовы на все ради симпатичной эльфийской мордашки? Даже не интересуясь, что при этом чувствует сам эльф – презрение? пресыщенность?.. Даже любопытно, – я покосилась на Дариэля. Пожалуй, попытаю его попозже, вечер будет долгим…

Мы подъехали к зданию, носящему гордое название Старой Ратуши. Ну что я могу сказать? Она действительно была старая. Длинный дом из крупных камней темно-серого цвета, из-за ограды торчит только конек крыши да чердачный этаж, начинающийся сразу над первым.

Возле парадного входа мы отдали свое приглашение изумленному молодому гному. Дариэль, не выдержав, подмигнул ему и протянул мне руку. Похоже, желание пошалить возникло не только у меня. Ха, а вечер-то перестает быть томным! Я весело глянула на эльфа, слегка покусывая губу, он усмехнулся в ответ и блаженно зажмурился. Похоже, он решил устроить тут шухер.

– Дариэль, я надеюсь, ты не собираешься танцевать стриптиз, – поддела я эльфа. – Мне, знаешь ли, тоже хотелось бы произвести впечатление.

– Да ты никак боишься, что все гномы будут мои? – не остался в долгу эльф.

Мы переглянулись и искренне расхохотались. Именно в таком настроении наша парочка и ввалилась в танцевальный зал Ратуши. Почтенные гномы обернулись на нас с искренним изумлением – увидеть эльфа на своей тусовке они явно не ожидали.

Седой мажордом неодобрительно покачал головой и громовым голосом объявил:

– Лорд Дариэль и леди Лейна…

– Дариэль… ДАРИЭЛЬ! Ты что-нибудь слышишь?

– А? Что?

– Блин, этот старый пенек оглушил меня! – возмущенно заявила я. Видимо, слишком громко, потому что кроме Дариэля ко мне обернулась добрая дюжина гномов. Пришлось прикинуться не только глухой, но и слепой. Гномы, внимательно осмотрев меня с ног до головы, вернулись к своим разговорам.

– Дариэль, – прошипела я, – да сделай же что-нибудь!

Эльф начал что-то неслышно шептать и водить перед собой правой рукой. В мои уши ворвался гул голосов. Слава всем местным богам и Демиургам! Я слышу!

– Ох, – облегченно опираясь на руку Дариэля, я внимательно посмотрела на мажордома. Тот, не будь дурак, все понял правильно и свалил в дальний угол пережидать мою злость…

Мы прошли к столу с напитками.

– Ба, знакомые все лица! Привет, красавчик! – улыбнулась я.

Гном вздрогнул и обернулся.

– Это ты? – Он изумленно рассматривал меня и мой дивный наряд. – Да, пожалуй, в этом платье ты понравишься даже гномам, – констатировал он.

– А что, обычно гномам женщины не нравятся? – не удержалась я.

– Ну не человечьи же? Среди нас извращенцев нет! – отрезал он, скосив глаза на эльфа.

– Слушай, а как тебя зовут? Ты ведь так и не представился! Здесь это, видимо, в порядке вещей… – Я тоже покосилась на эльфа. Дариэль нас проигнорировал.

– Трош'тарр, – отозвался гном. – Эльфа можешь не представлять, мы знакомы…

– Трош'тарр, а где твой отец? – уточнила я. – Мне надо с ним поговорить…

– Где-то в той стороне с Мастерами Горна твои идеи обсуждает, – прогудел гном. – Он после твоего ухода из мастерской не вылезал…

Я кивнула и пошла в указанную сторону.

Дариэль

– Слушай, Дариэль, а что ты в ней нашел? – Проследив взглядом за уходящей девушкой, Трош'тарр обернулся ко мне.

– Долго рассказывать, – усмехнулся я.

– Да у нас времени – завались! Как только отец ее увидит, начнет выпытывать информацию… В общем, просто поверь, что это надолго!

Взяв по кружке эля, мы плюхнулись за дальний столик и начали перемывать косточки Лейне.

– Понимаешь, я, когда в первый раз ее увидел, подумал: очередная озабоченная девица, уж больно пристально разглядывала, а она расхохоталась мне в лицо, отвернулась и спокойно пошла своей дорогой, волоча за собой какого-то малолетку-полукровку, словно щенка на веревочке.

– Ну да, ты не выдержал и пошел следом…

– Пошел, – покаялся я. – А потом услышал, как она Итара Драконоборца прилюдно опустила…

– Так это она? Да эту историю про «неприличные предложения» во всех тавернах рассказывают! Расскажи, как на самом деле было?

Недобро усмехнувшись, я в лицах изобразил диалог Лейны и Лорина.

– Охх… На месте умного дракона… Ой, не могу…

– Ну теперь понимаешь, почему мне стало интересно? Представляешь, я потом на нее чары пустил, а она их даже не заметила.

Смех гнома моментально обрезало.

– ЧТО-О-О? Ты что с ней сделал?! Вконец офигел? Вам же на людях приворот запрещено применять! У них и так от эльфов крышу сносит!

– Да я просто растерялся! Понимаешь, стою, как дурак, улыбаюсь ей во все зубы, а она мне: «Уважаемый, я от вас в восторге, только умоляю, пропустите нас, в конце-то концов!»

– Хочешь сказать, что она не человек?

– Не знаю… Я не чувствую в ней эльфийского Голоса крови, однако ей подчиняется лук из священной ивы. Не могу ее прочитать и как-либо воздействовать на ее сознание: приворот, эмпатическое чтение – ничего не действует, – устало перечислял я. – К тому же Лейну признали Хозяйкой два демона: сэльфинг и гарр'краши. Причем без каких-либо ритуалов, по собственной воле… В общем, это не женщина, а ходячая загадка!

– Это все? – недоверчиво покосился на меня Трош'тарр.

– Нет, не все… Понимаешь, она начинает мне нравиться. Действительно нравиться!

Гном уставился на меня в полном обалдении:

– Шутишь? Вы же людей не любите?! А человечьих женщин и вовсе презираете!

– Ага, – вздохнул я, – такую попрезираешь! Быстро в одной канаве с Итаром Драконоборцем окажешься! К тому же она… она такая… Понимаешь, она не похожа на обычных человечьих женщин. Ей наплевать на мою внешность, она равнодушна к тому, что я Высокий Лорд и наследник Старшего Дома. Она оценивает людей и нелюдей по тому, какие они есть, наплевав на шелуху титулов… А еще она считает меня своим другом, и я убью любого, кто ее обидит, – спокойно закончил я, разглядывая пеструю толпу, кружащую в водовороте танца.

– А еще она редкая стерва и обожает вгонять собеседников в краску! – не выдержал Трош'тарр.

– Точно, – искренне рассмеялся я. – С ней никогда не соскучишься!

Гном махнул рукой:

– Знаешь, если бы я не знал тебя добрую сотню лет, решил бы, что ты влюбился!

– Если только самую малость. – Губы мои сложились в мечтательную улыбку. – Хотя затащить ее в постель я бы не отказался.

– Когда приезжает твой дядя? – поинтересовался Трош'тарр, меняя тему.

– Да еще вчера должен был приехать, – вздохнул и поморщился я. – Уже вторую неделю в этом занюханном городишке торчу. Начал по гномьим балам таскаться – расскажешь кому, засмеют…

– Тебя засмеешь… – пробурчал гном. – Слушай, а тебе не кажется, что стоит проверить, как дела у твоей дамы?

– Ты прав, подозрительно тихо. Пойдем, поищем? – Можно представить, что способна учудить моя «дама», оставленная без присмотра. Я начал беспокоиться.

Оставив недопитые кружки на столе, мы пошли искать пропажу. Нашли, конечно, только явно не ожидали найти именно в таком виде!

Повернув за угол, мы резко остановились и изумленно уставились на открывшееся зрелище. Завязав юбку длинного платья узлом повыше колена, чтобы не мешалась, Лейна энергично ползала на четвереньках в компании Старших Мастеров Горна, о чем-то яростно с ними споря и чертя мелками на полу непонятные каракули.

– Ты прав, – меланхолично прогудел гном, – с ней точно не соскучишься!

Моих сил хватило только на кивок.

Лейна

– Отец, – не выдержал Трош'тарр, – что вы делаете?

Мастер Гарихх'Аш поднял голову и несколько секунд смотрел на сына, не узнавая.

– А, это ты… Леди Лейна рассказывает нам о железной дороге, рельсах и вагонетках. В их мире подобные приспособления используются в шахтах! Эта идея изумительна! Она очень облегчит труд и повысит этот… как его…

– Капэдэ, – отозвалась я. – Коэффициент полезного действия.

Гномы посмотрели на меня влюбленными взглядами. Мр-рр… Все же иногда мне нравится быть в центре внимания… Особенно, если рады моему уму, а не телу! Мы вернулись к жарким обсуждениям, забыв об окружающих.

– Господа, чем вы занимаетесь? – Жеманный писклявый женский голосок прервал наши обсуждения на самом интересном месте.

На нас с изумлением смотрели две женщины. Первые человеческие женщины, увиденные мною на этом балу. Высокомерно-снисходительные лица, капризно надутые губы, щеки щедро намазаны белилами. Упитанные фигуры дам были заточены в платья, очень пышные, с кучей оборок, рюшей и бантиков. С моей точки зрения, они выглядели перегруженными отделкой, а потому вульгарными. Женщины были очень похожи – видимо, мать и дочь.

– Дамы, мы бы просили нам не мешать, – не выдержал один из гномов. – Пройдите в зал к остальным гостям.

– Что-о? Да вы знаете, кто я такая? Я баронесса Вильтская, супруга коменданта Западной крепости! – Старшая тетка презрительно осмотрела наше высокое собрание и в особенности меня, с неприлично оголенными ногами и свернутыми в пучок волосами (а чтобы не мешались!). Я ее взгляд проигнорировала: будет мне еще тут всякая курица указывать, что делать. Тетка завелась не на шутку: – Да я вас…

– Уважаемая, – не выдержала я, – если вы претендуете на титул баронессы, то будьте любезны вести себя соответственно ему и статусу гостя и не указывать хозяевам дома, что им делать! – Причем мой ледяной голос говорил о чем угодно, только не об уважении.

Тетка захлопнула рот, побурела и, фыркая как закипающий чайник, потащила свою безмолвную дочку в сторону зала с гостями.

– Итак, продолжим, – обернулась я к гномам. – На чем мы остановились?

На меня смотрела дюжина изучающих взглядов. Сразу стало как-то не по себе. «Может, не надо было влезать?» – запоздало подумала я. «Как всегда, крепка задним умом», – откомментировал мой внутренний цензор. Вздохнув, вопросительно посмотрела на гномов:

– Я сделала что-то не так?

– Нет, леди, вы все сделали правильно, – спокойно ответил седой старик в центре. – Просто люди редко бывают вежливы с гномами или другими нелюдями. Обычно они понимают только язык силы и денег. На языке знаний и чести говорят считаные единицы.

– Не надо меня смущать. – Я начала краснеть. – Может, продолжим обсуждение?

– Конечно, леди, – усмехнулся гном. Мы с увлечением погрузились в технические детали. Спасибо, братишка! – улыбнувшись, вспомнила я, как мы мастерили самодельную железную дорогу.

Конечно, рекомендательные письма в гномью общину столицы я получила.

С бала возвращались уже поздней ночью. Я задумчиво рассматривала эльфа и думала о том, что завтра мы расстанемся. Странно, я к нему уже привыкла.

– О чем грустишь? – склонил голову Дариэль.

– Знаешь, жалко расставаться! – честно призналась я. – Привыкла уже, да и весело с тобой…

– Не переживай, – улыбнулся эльф. – Как только приедет мой дядя, мы тоже отправимся в Тирилон. Так что мы с тобой еще увидимся.

– Обещаешь?

– Конечно! Я тебя найду.

– Любопытно, как? – Я подозрительно покосилась на эльфа. Чтобы найти человека в столице, надо знать его координаты. Как это он собрался меня искать, если я еще сама не знаю, где буду?

– По ауре отслежу. Она у тебя очень необычная, к тому же на тебя направленная магия не действует. На фоне остальных жителей будешь светиться, как маяк.

Я кивнула, соображая, откуда он взял, что на меня не действует магия? Это заставляло задуматься… Ладно, об этом можно поразмышлять и позже, в конце концов, дорога у меня впереди длинная.

На крыльце я попрощалась с Дариэлем, обняв его напоследок. Удивительно приятные ощущения – крепкое гибкое тело, шелковые волосы и изумительный нежный запах ночной фиалки и земляники на мгновение окружили меня. Мысленно хихикнула: так и влюбиться недолго! Дариэль неохотно выпустил меня из объятий, внимательно посмотрел в глаза и, поцеловав руку, пожелал счастливого пути.

На цыпочках поднявшись в свою комнату, я разделась, спихнула с кровати сэльфинга и завалилась спать. Завтра трудный день!

ГЛАВА 7

Как миф ни развеивай, всегда найдется тот, кто опять соберет его в единое целое.

NN

Лейна

Суматошное утро началось с того, что счастливый Лорин ввалился в мою комнату и, не стесняясь, попытался стащить меня с постели. Сэльфинг, привыкший к мальчишке, полностью проигнорировал нападение на хозяйку. Вместо помощи бедной мне он нахально растянулся на всем освободившемся пространстве кровати, когда я, полусонная, скатилась на пол, намертво сжимая в руках одеяло.

– Лорин, черти тебя дери! Ты чего творишь, засранец! – Я пыталась принять вертикальную позу, при этом прикрывая одеялом свои «прелести». Вчера, придя с бала, я не озаботилась надеть перед сном рубашку и теперь щеголяла ню.

Парнишка изумленно глянул на мои голые ноги, открытую от плеча правую руку, заканчивающуюся многообещающе сжатым кулаком, и сообразил наконец в чем дело. Упс… как же он быстро краснеет.

– Я… это… там уже караван собирается… через час выходим… – бормотал парнишка, глядя в любую сторону, кроме моей, и задом пятясь в направлении выхода. Едва не споткнувшись о порожек, он с облегченным вздохом вылетел за дверь и резко ее захлопнул. Может, обидеться – не такая уж я и страшная по утрам?

Зевнув во весь рот и растерев лицо, пыталась сообразить, что для меня важнее – завтрак или умывание? Победила вода. Набросив рубашку и замотав на талии большое полотенце, потрусила в сторону ванной. Пара шагов по коридору, и я захлопнула за собой дверь купальни.

Сборы не заняли много времени. Сумки я подготовила еще с вечера, до того как поехала на бал, так что я всего лишь упаковала свое бальное платье и туфли, переоделась в новый костюм для верховой езды и заплела волосы в косу. Прицепив оружие, я попрыгала на месте, убедилась, что ничего нигде не гремит, и закрыла дверь комнаты.

Спустившись вниз, я застала в зале нешуточное оживление. Все носились по своим делам. Тумар давал последние наставления Лорину, Милор Залесский гонял своих охранников и выстраивал повозки по порядку. В караван вошли шесть груженных товарами телег и двенадцать человек, не считая нас с Лорином. Локис наливал желающим травяной напиток. Я желала.

Попивая отвар и заедая его вчерашним пирожком, я осматривала будущих попутчиков. Кроме Милора и его угрюмых телохранителей с нами были шесть возниц – спокойных, уверенных в себе мужчин в возрасте от тридцати до шестидесяти, а также охрана каравана – двое дюжих и довольно неуклюжих парней, которых возглавлял седой, отмеченный шрамами дядька с забавным именем Тоблин. В отличие от подопечных, двигался он с мягкой хищной грацией дикой кошки и явно был опасным противником. Охрана, Милор и мы с Лорином ехали верхом.

Допив чай, я подхватила седельные сумки, нахально закинула их на спину сэльфинга и пошла прощаться. Локис крепко обнял меня, отказался брать деньги и пожелал удачи. Варна, его жена, всучила мне узелок с едой, расцеловала в обе щеки и прослезилась. Я искренне пожелала им благополучия и здоровья.

Крепко обняв Тумара, я отдала ему красиво упакованный платок, купленный мною на базаре в подарок Мирайе. Тумар хмыкнул:

– И когда только успела?

– Уметь надо! – отозвалась я.

– Лейна… – начал он.

– Конечно, позабочусь, мог бы и не просить! – Я спокойно посмотрела на Тумара: – А когда прибудем в Тирилон, напишу тебе письмо и передам с Милором.

– Спасибо! – облегченно выдохнул Тумар.

Хлопнув его по плечу, я пошла к Тигру.

За ворота наш караван выезжал первым. Лошади шли спокойным шагом, потряхивая гривами. Мы с Лорином вырвались вперед. Малыш трусил рядом с Тигром, иногда отвлекаясь на пролетающих бабочек. Я с улыбкой рассматривала щенка: изумительно, за пару дней он вырос почти вдвое! Сейчас сэльфинг доставал мне почти до пояса, выглядел гораздо взрослее и, похоже, был в состоянии проделать весь путь на своих лапах. Последнее меня искренне обрадовало, так как просить Милора прокатить мою собачку на телеге стоило бы мне дороговато.

Лорин заявил, что поможет мне охотиться для каравана, и мы договорились разделить полученные от купца деньги пополам. Я была рада такому раскладу: во-первых, вдвоем легче, тем более что Лорин куда более опытный охотник, чем я; во-вторых, он будет под моим постоянным присмотром и я выполню свое обещание Тумару. Да и дичи мы на пару набьем гораздо больше: ведь еще вопрос, кому понадобится больше мяса – каравану или моим питомцам.

До первого привала мы настреляли две дюжины местных уток, более крупных и ярких, чем я привыкла видеть дома. Сэльфинг самостоятельно поймал и притащил мне отаки – местного зайца, крупного пушистого зверька с нежным мясом. С Лорином действительно легко, мы понимаем друг друга с полуслова, и охотиться с ним – одно удовольствие. В мои мысли ворвался окрик Милора:

– Привал, Лейна!

Мы с Лорином остановились и завернули на небольшую полянку рядом с ручьем, следуя по колее каравана. Спешившись, я блаженно улыбнулась: никаких неприятных последствий от поездки на Тигре не наблюдалось. По крайней мере, я могла безболезненно ходить и сидеть. Потянувшись, направилась в сторону быстро разгорающегося костра. Отдав Милору дюжину птиц, я развернулась к небольшому костерку, который собирал Лорин.

– Лейна, – окликнул меня купец, – а что ты собираешься делать с остальной добычей?

Я изумленно обернулась:

– Разве вам мало по утке на каждого человека? – Я действительно была удивлена. Даже если учесть, что птица уварится (или ужарится – это уже по желанию кашевара), то на каждого приходилось как минимум по паре-тройке килограммов чистого мяса.

– Нет, нам достаточно, – возразил купец. – Просто, это не последний привал. Я хотел бы отложить остальных птиц на вечер.

– Милор, я предпочитаю есть свежее мясо! Если тебе нужны запасы – скажи мне сейчас, и я настреляю тебе дичи впрок. Но эти утки – еда для моих животных, и они ее получат! – Похоже, если сразу не поставить все точки над «i», купец сядет нам на шею.

– Да, конечно, я понимаю, – согласился торговец, внимательно рассматривая меня сощуренными серыми глазами. – Ты права, нам не нужны несвежие запасы. Ты необычная девушка, – закончил он задумчиво.

– Почему? – мягко спросила я, пряча бешенство под опущенными ресницами.

– Ну-ну, спокойнее, – пробурчал Милор. – Просто ты очень не похожа на наших женщин: они не рискнут возражать Старшему каравана.

Не желая давать дополнительных пояснений, купец обернулся к обозным и велел седому бородатому мужику заняться стряпней. Я, постояв еще минуту, в надежде услышать более развернутый ответ, выдохнула воздух сквозь зубы и пошла к Лорину. Сэльфинг и гарр'краши спокойно делили свой обед за его спиной. Малыш поднял голову от птицы и улыбнулся мне.

– Ешь, ешь… – машинально кивнула я, погруженная в свои мысли.

Плюхнувшись рядом с мальчишкой и начав ощипывать вторую птицу, я задала давно мучавший меня вопрос:

– Лорин, а чем отличается наведенная магия от обычной?

– Ну насколько я знаю, наведенная магия – это принуждение человека к чему-либо. А обычная – это лечебная, обучающая… ну, в общем, та, что не вызывает протест внутреннего баланса.

– Это как? – уточнила я.

– Слушай, ну я же не маг, – сморщился Лорин. – Как бы тебе объяснить… Вспомни: ты хотела выучить грамоту – маг тебе помог. Его действия не вошли в противоречие с твоим желанием – это обычная магия, не вызывающая у тебя протеста. А если бы он, к примеру, попытался тебя заставить убить кого-то или подарить ему Тигра, что бы ты чувствовала?

– Шутишь? Да я бы ему за такие идеи все колбы из его алхимической лаборатории засунула ему в… хмм… Ну в общем, куда-нибудь бы засунула, – сдержалась я, увидев заинтересованный блеск в глазах мальчишки.

– Так вот, это была бы магия наведенная, то есть насильственная. Она бы вызвала протест у твоего внутреннего «я» и соответственно встречную волну отторжения. Говорят, некоторые люди обладают даром не воспринимать наведенную магию. Просто ее не чувствуют, представляешь?

– Ага, представляю… – мрачно подтвердила я. А теперь, внимание, вопрос: как эльф узнал, что я не реагирую на наведенную магию, если не пытался меня к чему-то принудить?

«Ладно, ушастый мерзавец, – мстительно подумала я, – когда мы с тобою встретимся, ты ответишь мне на этот вопрос».

Мы обтерли уток солью и насадили на вертел.

– Хмм… Лорин, а тебе не кажется, что ты многовато знаешь, для простого деревенского парнишки? – задала я вполне резонный вопрос.

– Меня же прабабка учила… Мирайа!

– А она откуда все это знает? – Знания деревенской колдуньи удивили меня еще в первый день нашего знакомства.

– Так она целый курс в Магической школе Миирона отучилась!

– А что, курс – это так много? – изумленно уточнила я.

– Много, – вздохнул Лорин, – тридцать человеческих лет!

Я присвистнула и задумалась. Значит, Дариэль учится в своей школе почти сто лет! И за это время они посетили только несколько соседних Вероятностей! М-да-а… Похоже, задача будет посложнее, чем я думала… Мы ненадолго замолчали.

– Скажи, а ты не будешь скучать по семье и друзьям? – сменила я тему.

– По семье буду, а друзей у меня нет! – буркнул мальчишка.

– Почему? – Мое изумление было искренним.

– Потому что я полуэльф! – отрезал Лорин. – Нам передаются некоторые врожденные эльфийские качества, но нас никто не учит держать их под контролем – люди просто не знают как!

– Ну и что? – Я действительно не понимала. – Что плохого в том, что ты полуэльф?

– Да в том, что я эмпат! – не выдержал мой друг. – Понимаешь, ЭМПАТ! Я могу читать чувства людей! А какой человек сможет простить другому то, что этот другой чувствует его ложь?! Теперь ты меня тоже ненавидишь? – устало и отрешенно спросил Лорин.

– Почему я должна тебя ненавидеть?

– Ну я ведь читал тебя иногда и не сказал об этом… Только я не могу по-другому, пробовал… Это все равно что оглохнуть… – Мальчишка обреченно вздохнул и отвернулся.

– Лорин, – я пересела поближе и крепко его обняла, – ты мой друг! Я тебя люблю и доверяю. И мне совершенно наплевать, что ты эмпат, потому что я уверена: даже узнав обо мне что-то важное, ты никогда меня не предашь! К тому же, у всех свои недостатки: у меня мерзкий характер, а у тебя вот чтение чужих чувств. Только это, наверное, очень тяжело…

– Ничего, Мирайа говорит, что я со временем научусь это контролировать… А ведь ты действительно на меня не злишься! – Он поднял на меня счастливые глаза.

– Нуда, не злюсь. Правда, немного смущена… – Я улыбнулась. – Давай уток есть, а то от них скоро одни угольки останутся.

Весело похрустывая утиными косточками, мы думали каждый о своем.

– Слушай, а почему ты читал меня только «иногда»? – полюбопытствовала я.

– А тебя прочитать практически невозможно, – невозмутимо отозвался мальчишка. – Наверное, ты просто по-другому думаешь! Но вот сейчас я чувствую твое облегчение, – злорадно добавил он.

– Ну еще бы, оно у меня на лице, наверное, крупными рунами написано! Только слепой не прочтет! – не осталась я в долгу. – Лорин, остальным в караване об этом лучше не знать, я серьезно!

Мальчишка согласно кивнул и вцепился в утиную ножку.

ГЛАВА 8

– Кошелек или жизнь? – спросил его врач перед операцией.

NN

На ночевку мы устраивались у небольшой говорливой речушки, быстрой и довольно мелкой. Я взяла Дубса и Тигра, дождалась, пока наберут котел с водой для приготовления ужина, и потопала вверх по течению – самой сполоснуться да и животинку помыть. Задержавшийся у стоянки сэльфинг скачками понесся за мною. Лорина отправили за дровами.

Чистая и довольная, я возвращалась на теплый свет костра. Тигр игриво подталкивал меня в спину и нежно фыркал в ухо, я смеялась и трепала гарр'краши по челке. Вечер вступал в свои права, принося с собой легкую прохладу. Я предвкушала отдых и долгий разговор. Милор, бедняга, и не подозревал, что я собираюсь выкачать из него всю возможную информацию по этому миру. Улыбаясь, я подошла к костру. Все уже собрались вокруг огня, расслабленно переговариваясь и смеясь. Лорин с открытым ртом слушал военные байки Тоблина. Я тихонько усмехнулась, краем уха услышав о десятках разбойников, убитых практически одним ударом, и плюхнулась рядом с купцом. Милор, улыбаясь, протянул мне кружку с горячим травяным отваром. Я сощурилась:

– Милор, скажите, вы ведь давно путешествуете по этой стране с обозами товаров?

– Да, уже около пятнадцати лет. И не только по Ледойре, также я был в Катории, степях Дилонии, Светлом Лесу и даже один раз в подземной столице гномов – Шарр'Эсторине.

– А дроу? Вы были у дроу? – Эта раса меня заинтересовала. Похоже, их уровень цивилизации был наиболее высок. По крайней мере, они практически единственные, кто отваживался на довольно смелые генетические и магические эксперименты. А для этого нужен определенный уровень знания.

– Нет, дроу не пускают к себе чужаков. Это очень замкнутая раса. И самодостаточная. Они не нуждаются в товарах извне, – спокойно произнес Милор. – Разве только предметы роскоши и искусства, – задумчиво добавил он, – но такие вещи они выбирают сами, посещая другие страны. Почему из всех рас тебя заинтересовали именно дроу?

– Потому, что слышала о них много интересного. – Я посмотрела на огонь. – Понимаешь, Милор, мне нужен Мастер Вероятностей, а точнее, его знания миров. И не факт, что в Тирилоне мне смогут помочь.

– Извини, Лейна, но вот в Вероятностях я не разбираюсь, – усмехнулся купец.

– Тогда расскажи мне о странах, в которых ты был, – попросила я. – Я ведь совсем не знаю вашего мира. И о том, как ты начал путешествовать…

– Ну что тебе рассказать, – задумался купец. – Мне было шестнадцать, когда я ушел помощником своего дяди в первое путешествие. Мы вели караван с товарами в Каторию. Катория – это морская держава. Их корабли уступают только судам дроу. Когда-то давно предки каторцев пришли из-за моря и отвоевали у орков прибрежные территории… Ну да я отвлекся… Мы везли зерно, эль, шерсть, вяленое мясо и древесину. Тогда я впервые увидел другую страну. Их обычаи сильно отличаются от наших. Каторцы другие, они молятся другим богам – братьям-близнецам. Простые жители, когда женятся, дают выкуп отцу девушки, покупая себе супругу, как лошадь на базаре. У аристократов может быть только одна официальная жена на всю жизнь… – Купец покосился на меня и добавил: – И неограниченное количество любовниц. Вот.

– А зачем вы ехали в Каторию? Что можно купить там такого, чего нет в Ледойре? – Мне стало любопытно.

– Ну не считая рыбы и других морских деликатесов, там неплохо развито сельское хозяйство. В основном они выращивают различные плодовые деревья, для которых в Ледойре слишком холодный климат.

– Рыба? – удивилась я. – Как же вы везли рыбу через всю страну?

– Ну большую часть, конечно, солили, – засмеялся купец, – а часть сохраняли специальными заклинаниями. Они очень дорогие, но поверь – это окупало себя полностью. К тому же там великолепно выделывают кожи. Кстати, у тебя сапоги из каторской кожи, – кивнул на мои ноги Милор.

– Скажи, а сколько времени идет караван до Катории?

– Если считать от Тирилона до Сорны, столицы Катории, то по дорогам около месяца, а что?

– Просто пытаюсь сопоставить реальные расстояния с масштабом проданной мне карты, – вздохнула я, вытягивая из рюкзака купленный в Больших Сотках рулон с картой. – Милор, а почему из Больших Соток в Тирилон по реке не ходят, ну хотя бы часть пути?

– Так Мирна же мелкая да порожистая вся – как по такой пройдешь? Эта река не судоходная.

– Посмотри, на карте Ледойра имеет выход к морю, зачем тогда закупаться в Катории?

– Видишь ли, Ледойра имеет только один выход к морю – город Тросс, да и тот находится по соседству с землями дроу, так что особо много желающих там поселиться не наблюдается. В общем, это не торговый город, а скорее приграничный форт. Да и, говоря честно, флот как таковой в Ледойре отсутствует.

За время нашего разговора косуля, подстреленная Лорином, дошла до готовности, истекая шипящим соком в костер и издавая дивные ароматы. Желудок громко заявил о своих правах. Мне передали увесистый кусок мяса на ноже. В течение следующего получаса мне было не до разговоров.

Сытая и довольная жизнью, я сидела, привалившись к стволу дерева, попивая местный травяной чай, и прикидывала, как бы мне устроиться на ночь поудобнее. Когда мы ехали с Тумаром, то спали в телеге, но Милор не собирался разгружать обоз. Я покосилась на Лорина. Пожалуй, он будет неплохой грелкой… и сэльфинг с другого бока… Хмм… Осталось только уговорить это малолетнее недоразумение…

– Лорин, – позвала я.

Мальчишка отлепился от Тоблина и подошел ко мне.

– Ты как на ночь собираешься устраиваться?

– Что значит – как? Нарублю лапника, на него потник, под голову седло, а сверху плащом накроюсь.

– Угу… это у кого они есть. – Я покосилась на Тигра, отнесшегося в свое время к седлу крайне отрицательно. – Ты не против, если я составлю тебе компанию? А то я замерзну…

– Красавица, да зачем тебе этот ребенок? – влез в разговор один из обозных, здоровенный детина с пышными усами. – Иди ко мне, я тебя согрею!

Товарищи поддержали его громким хохотом.

Я внимательно уставилась на предложенную к использованию тушу. Здоровый, уверенный в себе мужик… Похоже, если его сейчас не отбрить, дорога будет усыпана проблемами…

– Уважаемый, а с чего вы, собственно, взяли, что можете меня заинтересовать больше, чем он? – Я кивнула на покрасневшего мальчишку.

– Потому что любая женщина всегда выберет мужчину, а не сопляка! – Этот гамадрил выпятил грудь, в придачу с бочкообразным животом, и довольно оскалился. Милор наблюдал за этим спектаклем со стороны и вмешиваться явно не собирался.

– Сочувствую любым женщинам, – я бросила на ухажера брезгливый взгляд, – но я, пожалуй, предпочту компанию друга и демона. Так что мой ответ: нет, согревай себя сам! – Мягко приподнявшись, я пошла рубить лапник… Не тут-то было! Резкий рывок за правое плечо показал, что гамадрил устал от долгих ухаживаний и перешел к действиям.

– Хватит ломаться! – Этот тип потащил меня в сторону телег.

Я была в бешенстве! За кого принял меня этот мужик? Он что, совсем намеков не понимает?! Далее одновременно произошли три вещи: я выдернула из ножен кинжал и, зашипев, как разъяренная кошка, прижала его к шее ухажера, одновременно на нашем пути, словно из воздуха, материализовались Тигр и Малыш, недвусмысленно скаля клыки, а за спиной прозвучал ледяной голос Лорина:

– Отпусти ее или умрешь!

Мужик, извернувшись, изумленно смотрел на меня:

– Ты чего? Не хочешь, что ли?

Странная реакция… Неужели ему прежде никто не отказывал?

Я оттолкнула его от себя.

– Ты на редкость наблюдателен. – Моя злость еще не прошла. – Пошел вон отсюда! – Я добавила вслед отходящему щедрого пинка – ну просто не смогла удержаться! Мужик тоже этого не ожидал, поэтому споткнулся и пропахал носом землю до колеса ближайшей телеги. Вокруг послышался хохот его товарищей. Внутри отпустил тугой холодный комок. Если смеются – нападения не будет, по крайней мере, сейчас.

Ко мне подошел Лорин.

– Зачем ты его провоцировала? – Он был зол.

– Что? С чего ты взял? – Я ожидала любого вопроса, кроме этого.

– Ты издеваешься? Зачем ты говорила, что собираешься спать со мной?

– Потому что действительно собираюсь! А сэльфинга положу с другого бока. Я же сказала, что не хочу мерзнуть ночью!

– Ч-что? Так ты что, серьезно? – Лорин стремительно краснел. М-да… А я-то понять не могла, почему он почти не смутился, услышав мое «неприличное» предложение. – Лейна, это же… это… Ну так же нельзя!

– Почему? Я же собираюсь просто спать. Или ты планируешь всю ночь ко мне приставать? – Я вопросительно подняла брови, едва сдерживая смех.

– Нет! Я не… Ты надо мной смеешься! – Кажется, он обиделся.

– К тому же, – спокойно добавила я, – это поможет мне в дальнейшем избегать подобных сцен. – Я кивнула на гамадрила, прижимающего к распухшему носу железную кружку с ледяной водой и злобно поглядывающего в мою сторону. – А тебе я доверяю, ты не попытаешься меня обидеть. – «В основном потому, что слишком молод и идеалистичен», – мысленно добавила моя более мудрая половина.

– Да, пожалуй, это может сработать. Идем, надо набрать лапника для постели. – Лорин кивнул и потащил меня в лес. Затем я занялась устройством постели, а мальчишка пошел ставить сети на ночь. На завтрак мы планировали поесть рыбки.

Через полчаса постель была готова. Сняв куртку и плюхнувшись на ложе вслед за Лорином, я подтянула мальчишку к животу, как любимого плюшевого медведя, и похлопала за спиной, приглашая сэльфинга лечь рядом. Накрывшись плащом до кончика носа, я блаженно зажмурилась – хорошо! Тяжко вздохнув, мои грелки попытались принять более удобное положение. Лорин сделал робкую попытку отползти от меня подальше. Щазз. Я пресекла неповиновение и снова подтянула его к животу. Я что, из-за его скромности мерзнуть должна? Меня так совершенно не смущало подобное соседство. В юности мы часто ночевали с друзьями в лесу, только у нас были палатки и спальники. В спальный мешок нас обычно набивалось по двое, и не всегда этим вторым была девчонка. За нашими эволюциями с интересом наблюдали с другой стороны костра.

– Спокойной ночи, добрых снов… – скороговоркой пробормотала я и закрыла глаза.

Похмыкав, наши спутники по каравану тоже начали укладываться спать. Стражу распределили без нас.

На рассвете я проснулась от раздраженной возни Лорина.

– Лейна, да отпусти же меня, наконец! – взмолился мальчишка. – Ну мне отойти надо!

– Да иди, кто тебя держит? – проворчала я, снова закрывая глаза.

– ТЫ держишь! – Пацан снова попытался вырваться… Хмм… А ведь и верно, держу, пронеслось в сонном мозгу. Точнее – почти лежу на его спине, крепко обхватив трепыхающуюся добычу за пояс. Я недовольно отодвинулась в сторону. Лорин рванул в сторону речушки со спринтерской скоростью. «М-да… умываться пойду выше по течению», – отметил мой полусонный разум. Я повернулась и, обняв сэльфинга, снова уснула. Правда, ненадолго. Примерно через полчаса скомандовали подъем. Позавтракав, залив костер водой из ручья и собравшись, мы двинулись дальше по Старому тракту.

Через пару дней все окончательно привыкли, что я сплю в такой необычной компании, и почти прекратили донимать нас дурацкими шутками. Лорин перестал стесняться и спокойно относился к моей тушке за своей спиной. Я, чтобы не испортить дружеских отношений, вела себя максимально корректно. По вечерам я донимала Милора вопросами о соседних странах, а Лорин мучил Тоблина. Старый солдат смирился и в течение полутора-двух часов ежедневно тренировал мальчишку в учебных поединках.

Если зазиповать информацию, полученную мною от купца, то дела обстоят следующим образом. Ледойра – страна, в которой мы находимся, граничит со Светлым Лесом на севере, степями Дилонии и землями дроу на востоке, Каторией на юге и с гномьими землями на западе. За гномьими горами лежат малоисследованные степи, населенные кочевыми племенами орков. В настоящее время в стране царит мир, хотя отношения с Дилонией весьма напряженные и периодически происходят стычки на границах. Политическое устройство соседних стран, в общем-то, сходно. Дилония и Катория – королевства, эльфийские и гномьи земли тоже управляются монархами, на их собственный манер, Дилония – матриархат, причем Великая Мать является по совместительству Верховной Жрицей, так что в стране махровым цветом цветет фанатизм веры.

Купец каждый вечер рассказывал мне об обычаях соседних стран. Я впитывала знания как губка – понимая, что от этого зависит моя жизнь.

По поводу законов Ледойры Милор рассказал несколько основных правил. За воровство – отсекают руку, бандитов и разбойников – вешают. За убийство аристократа – отрубают голову, правда, дуэли официально не запрещены, но победитель будет вынужден уехать из страны. За убийство простого человека – вира или каторга, если не можешь заплатить. Ну про местный УК я догадалась в свое время расспросить Тумара. Хотя… Ухмыльнувшись, прагматично поинтересовалась:

– Вира – это сколько?

– От пары серебрушек до дюжины золотых. Это зависит от того, во сколько судья оценит: за смерть Мастера заплатишь дороже, за простого крестьянина дешевле. А что, ты решила кого-то убить?

– Да вот, думаю… – Я бросила задумчивый взгляд на незадачливого усатого ухажера. Весь остаток дня тот старался держаться от меня подальше.

Дорога была спокойной, и это спокойствие было нарушено всего один раз.

Я ехала впереди обоза, обгоняя телеги на полчаса. Лорин давно повернул в лес, а я продолжала ехать по дороге, задумавшись о своем, когда меня отвлек резкий оклик:

– Кошелек или жизнь?

Я изумленно уставилась на двух упитанных мужичков в разнокалиберном тряпье, которые, набычившись, стояли посреди дороги, наставив на меня лук и слегка погнутую, но острую на вид саблю.

– И не надейся на помощь, цыпочка, пока обоз дойдет до этого места, мы тебя десять раз успеем убить! – усмехнулся лысоватый косоглазый тип с саблей. – Правда, если тебе жалко денег – можешь пойти с нами и отработать, глядишь, что-то к тебе и вернется! – Напарник косоглазого, невысокий сутулый мужик с длинными грязными патлами, довольно заржал. Я скосила на них презрительный взгляд и тихо позвала:

– Малыш! Иди ко мне…

– Ну и кого… – Прервав лысого на полуслове, из кустов выкатились еще четверо мужичков, повизгивающих от страха. За ними легким прыжком вылетел мой сэльфинг и показал белоснежные клыки в довольной улыбке людоеда. Горе-разбойнички, включая пару клоунов в центре дороги, побросали свое оружие и поползли в мою сторону с мольбами и причитаниями. Самый шустрый ползун попытался обнять бабки моего коня. Раздраженный гарр'краши тоже показал клыки и зашипел. С громким придушенным писком пухлый разбойник подпрыгнул на полметра из состояния «лежа» и скоренько покатился к ближайшим кустам. Остальные резво последовали его примеру.

– Куда же вы, уважаемые? – искренне удивилась я, с трудом пряча прорывающийся наружу хохот. – А как же кошелек, который вы мне предлагали?

– Да возьми, все возьми, грабительница! – истерично завопил косоглазый, нашаривая за пазухой мятый кожаный мешочек. Его бледные коллеги по цеху лихорадочно шарили по своему телу, вытаскивая наличность.

– Нет, я, конечно, могу и жизнь взять, вы же сами предлагали! – задумчиво возразила я.

– Не надо! Мы сейчас… мы все отдадим! – На землю рядом со мной посыпались деньги и золотые побрякушки.

– Хмм… Ну ладно, уговорили! Я сегодня добрая! – Мне надоело наблюдать за трясущимися от страха разбойниками. – А теперь скажите мне наконец, кто вы такие? Вы ждали наш караван?

– Любой ждали… А кто такие… Ты небось про банду Оськи Косого слыхала? Так вот, я и есть Оська! – Лысоватый тип приосанился. Я хихикнула. Разбойник обиженно покосился на меня, но возмущаться не осмелился.

– Ладно, проваливайте! Только я сразу хочу предупредить: через полчаса я отпущу сэльфинга на охоту, и если кто-то из вас будет недалеко отсюда, боюсь, я не смогу вам помочь. Мой демон-хранитель запомнил, что вы враги, и убьет любого.

– Ты действительно нас отпускаешь, ведьма? – Похоже, мне не поверили.

– Мне просто лень вас убивать! Время пошло. – Разбойники продолжали стоять, недоверчиво глядя на меня и сэльфинга. – Впрочем, я могу и передумать, – неторопливо добавила я, а Малыш облизнулся. Этого хватило, чтобы банда Оськи сорвалась с места и исчезла в ближайших кустах.

Я, посмеиваясь, слезла с Тигра и стала рассматривать добычу. Четыре неплохих лука, полдюжины кинжалов, причем один – явно гномьей работы, серебряный с чернью, сабля, прямой меч, напоминающий полуторник[2], и парочка изогнутых недлинных мечей в потертых наспинных ножнах из странного легкого темно-серого металла. Как называется это оружие, я не знала, но больше всего они напоминали пару удлиненных вакидзаси[3]. Хмыкнув, я подобрала с земли пять кошельков и несколько золотых безделушек. Нет, ну надо же, ограбила банду разбойников – расскажешь кому, не поверят! Довольно посмеиваясь, я засунула добычу в седельные сумки, решив разобрать ее на вечернем привале.

В этот день мне не слишком везло с охотой. Подстрелив пару отаки, я на месте скормила их сэльфингу и гарр'краши и с пустыми руками отправилась в сторону лагеря. По дороге Малыш в прыжке заглотил какую-то живность типа крупной белки, неосмотрительно сидевшую на низкой ветке дерева. К счастью, Лорин подстрелил пару крупных птиц, похожих на раскормленный гибрид лебедя и дикого гуся, причем размерами скорее с первого, так что голодный вечер нам не грозил.

Подъехав к костру, я сгрузила с Тигра глухо звякнувшие переметные сумки. На вопросительные взгляды я спокойно пояснила, что на меня напали бандиты, и если меня покормят, то я буду столь милостива, что в подробностях расскажу, как это было. Тоблин начал внимательно рассматривать мои трофеи.

– Ого, неплохой кинжал, похоже, работа гномьего мастера, – подтвердил он мои предположения по поводу серебряного ножичка. – Ох… Не может быть! Это же… – Тоблин изумленно уставился на парные клинки.

– Ну и что же в этом особенного? – Я внимательно рассматривала клинки.

– Лейна, это же оружие дроу! Они его не продают и не дарят! Такое оружие можно достать только в бою, сняв с трупа, а последняя война с дроу закончилась лет триста назад. И поверь мне, девочка, все найденное тогда оружие давно разошлось по коллекционерам и ценителям!

А с виду ничего такого – темно-серый матовый металл, потертая кожаная перевязь и поцарапанные ножны. Рукоять за небольшой гардой сделана из кости и покрыта сверху какой-то шершавой серой шкурой. Хмм, а в рукояти-то, похоже, тайничок! Я аккуратно попыталась снять навершие… Тугая, зараза! Тоблин внимательно наблюдал за моими действиями. Наконец, крякнув от напряжения, я добилась своего и потрясла перевернутым клинком над сумкой. Закон подлости в действии: тайник был давно и безнадежно пуст! Второй меч тоже не оправдал моих усилий. Я тяжело вздохнула и подняла глаза. Тоблин смотрел на меня изучающим взглядом:

– Знаешь, ты очень необычная девушка…

Я смиренно вздохнула:

– Знаю, мне об этом часто напоминают. – Я даже не злилась: поняла – это бесполезно…

Старый солдат рассмеялся:

– Ладно, пойдем поедим, а потом ты расскажешь, как разжилась такой редкостью.

Я кивнула и пошла умываться.

Догрызая кусок птичьей грудки и прихлебывая чай, я в лицах рассказывала историю встречи меня и банды Оськи Косого. Караван в полном составе постанывал от смеха. Даже телохранители Милора ржали в голос.

– Ох, Лейна, лучше бы ты их убила! – простонал Милор.

– Почему? – Я изумленно посмотрела на купца.

– Потому что разбойник, ставший посмешищем, никому не страшен! А эта история будет еще долго ходить по тракту, уж я постараюсь! – злорадно пояснил Милор.

Я пожала плечами и полезла в переметные сумки за «честно заработанными» кошельками. Ну интересно же! Высыпав их содержимое на расстеленную куртку, я принялась рассортировывать добычу. Да-а, бедновато жили разбойнички! В кошельках нашлось полдюжины стертых золотых монеток, семнадцать серебрушек и две горсти меди. К этому богатству прилагались три золотых кольца – два из них с мутноватыми, грубо обработанными камнями, цепь и две броши. Я пожаловалась Милору на некачественную обработку камней. Тот искренне удивился. Оказалось, что камни здесь гранят как придется, и каких-либо стандартов нет. Я вспомнила свои колечки и золотые гвоздики с аквамаринами «бриллиантовой» огранки. Ха! Так вот почему старый ювелир дал мне столько денег! Он просто заинтересовался огранкой камней! Одной загадкой меньше…

Довольная, я стала готовиться к ночевке.

Через три недели и два дня мы подъехали к воротам Тирилона. Город окружала высокая каменная стена, напоминающая по своей монументальности Великую Китайскую. Дорога уходила в открытые высокие деревянные ворота, окованные огромными полосами металла. У ворот стоял караул, взимающий мзду за проезд. Мне пришлось заплатить за сэльфинга дополнительную медяшку. Через минуту я ехала по темному тоннелю в город. Я добралась!

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ГЛАВА 1

Слово – не воробей. Вылетит неосторожное – вернется трехэтажное!

NN

Торрен

Черноволосый парень сидел на крыше углового дома и раздраженно кусал губы, наблюдая за четверкой неторопливо спешивающихся всадников, закутанных в темные, запыленные плащи. Эти сволочи его все-таки выследили. Три недели он скрывался по крысиным норам, путал следы и подкупал стражников, но его все-таки выследили. Усталость и недосыпание сделали свое дело… Где-то все же ошибся! И даже убить этих… нельзя. Отец никогда не простит ему смерти офицеров внутренней стражи. Да и возможно ли в одиночку справиться с ними в таком состоянии – тоже вопрос.

– Трэш фар'рехт! Джер васс торр[4]!

На мгновение накатила волна безнадежности. Парень встряхнулся, закинул за спину прядку длинных волос и прищурился. Как же им удалось найти его? Изумрудные глаза с тихой яростью следили за неторопливо приближающимися фигурами. Нет, он не собирался сдаваться, просто, прежде чем действовать, нужно узнать, в чем была его ошибка, иначе ищейки снова сядут на хвост. Устало поморщившись, внимательно посмотрел на преследователей, снова прокручивая в голове возможные ошибки. Тирилон был огромным городом, заполненным различной магией. Он был уверен, что сможет затеряться здесь. Так как же его выследили? Он избавился от гарр'краши, отправив того домой. Умная зверюга сама найдет дорогу и не даст себя в обиду. Парень на мгновение холодно улыбнулся, представив себе беднягу, решившегося на такую глупость – обидеть демона.

Как же все-таки его нашли? Ведь все сменил – и одежду и даже оружие. На него же самого нельзя поставить магический маяк! На членов его семьи наведенная магия вообще не действует! «ИДИОТ!» – простонал он сам себе. Им и не нужно было ставить маяк – его просчитали, как ребенка. Достаточно просмотреть город на наличие аур, невосприимчивых к наведенной магии. Беглец застонал, с ненавистью глядя на медленно приближающихся охотников. Он настолько привык к своему врожденному дару, что не заметил, как тот стал проклятием! Парень стал лихорадочно перебирать варианты бегства. У него оставался всего один телепортационный кристалл. Это был очень дорогой и редкий способ передвижения. Ему удалось украсть из сокровищницы только три таких кристалла. Два он уже использовал, уходя от погони. Думай, думай! Трэш-ш! Если прыгнуть на максимальное расстояние, как в прошлые два раза, – это даст ему небольшую отсрочку, но не спасет от погони. Его снова найдут. Чтобы замаскировать свою ауру, ему нужно время и спокойное место для совершения обряда… ЗАМАСКИРОВАТЬ! НУ, КОНЕЧНО! Парень искренне рассмеялся и, закрыв глаза, начал поспешно сканировать город. Вот! Идеальный вариант! То, что надо! Улыбнувшись, он разбил кристалл, уходя с крыши в черную воронку телепорта.

Четверо охотников остановились, подняли взгляды на опустевшую крышу и спокойно отправились к своим лошадям. Они были уверены, что скоро аура беглеца покажет им направление преследования.

Лейна

Наш караван въехал в ворота постоялого двора. Все расчеты с купцом я оставила на завтра. Устроив Тигра в конюшне, положила ему в кормушку оленью лопатку, налила воды и пожелала хорошего отдыха. Забрав с телеги свое барахло, загрузила рюкзак с вещами и «военные трофеи» на Малыша и повернулась к трактиру. Лорин рядом расседлывал Дубса.

– Лорин, я пойду закажу номер и ванну. На тебя заказывать?

– Хмм… Ты намекаешь, что в гостинице ты тоже будешь мерзнуть и предлагаешь тебя погреть? – Общение со мной в течение последнего месяца не прошло даром, теперь по остроте языка Лорин мало мне уступал.

– Вообще-то я собиралась заказать тебе соседний номер…

– А ванна?

– Закажу, если хочешь… Ну а если ты ОЧЕНЬ попросишь, возможно, я даже приду потереть тебе спинку, – промурлыкала я.

Мальчишка смутился и посмотрел на меня с обидой: я снова его сделала! Пританцовывая, пошла договариваться с трактирщиком.

Да, похоже, трактиры и гостиные дворы в основном содержат бывшие солдаты. Из-за стойки на меня смотрел коренастый бритый дядька, украшенный полудюжиной шрамов. Двигался он при этом легко и экономно, словно берег силы для чего-то более существенного. Я сгрузила набитые переметные сумки возле стойки.

– Здравствуйте, уважаемый. Я хотела бы заказать два номера или один двухместный, в котором я могла бы жить со своим братом. И две ванны с горячей водой немедленно.

Трактирщик хмыкнул и внимательно осмотрел меня. Я спокойно встретила его взгляд.

– Брат, говоришь? Родной?

– Нет, – глядя ему в глаза, ответила я. – Но ему всего пятнадцать и я обещала его отцу присматривать за парнишкой. Поэтому мне нужен либо номер с двумя раздельными спальнями, либо два соседних.

Трактирщик кивнул и протянул мне два ключа:

– Ваши номера на втором этаже, два крайних справа. За собачку придется доплатить, – кивнул он на сэльфинга, жмущегося с моим ногам, а точнее, к животу. Даже сидящий, Малыш был мне уже почти по плечо. Лорин говорил, что сэльфинг наконец достиг своих взрослых размеров. – Ванна будет готова через полчаса. Пока положите вещи и поужинайте.

Кивнув, расплатилась за три дня вперед и поблагодарила хозяина. Заново закинув свалившиеся переметные сумки на спину Малыша, устало побрела на второй этаж. Все-таки дорога выматывает. Через десять минут я уже сидела за столиком, в ожидании горячего рагу и кружки эля. Напротив плюхнулся Лорин.

– Я заказала тебе комнату рядом с моей. Ванну и рагу с элем. Рагу сейчас, ванна через двадцать минут, – проинформировала я мальчишку. Тот устало кивнул. Его тоже вымотал месяц пути.

Быстро поев, мы поднялись в наши комнаты. Кивнув Лорину, закрыла за собой дверь. Небольшая комната была довольно светлой. Главенствующее место в ней занимала огромная двуспальная кровать, рассчитанная явно на двух упитанных великанов или полдюжины обычных людей. Я довольно улыбнулась: похоже, что на этот раз сэльфинг не отлежит мне ночью все ноги. Также в комнате был небольшой письменный стол, вешалка для одежды, крепкий стул и сундук для барахла. На стене висело зеркало. Видимо, это был стандартный набор мебели для местных гостиниц. Я подошла к незаметной узкой дверце в стене и осторожно открыла ее. Ура! Здесь ванная комната была не в коридоре, а в номере.

Сбросив одежду, кинула в воду магический кристалл «холодного огня». Это был недорогой и широко используемый способ нагревать воду. Растворяясь в воде, кристалл высвобождал заключенное в нем тепло, повышая температуру воды до 40—50 градусов по Цельсию. Придвинув поближе шампунь и полотенце, с блаженным вздохом я погрузилась в воду. А через час, закутавшись в полотенце, разгребала свои вещи. «Подаренные» разбойниками луки и мечи я привезла с собой, намереваясь продать кузнецам. Вытряхнув их из переметной сумы, сгрузила этот арсенал в сундук. Туда же последовала моя походная одежда и почти все содержимое рюкзака. Плюнув на порядок, неряшливо свалила все в одну кучу и захлопнула крышку – разберу завтра, с новыми силами!

С тихим вздохом полного удовлетворения легла на кровать, отпихнув сэльфинга к стенке. Как же хорошо! Потянувшись всем телом, прикрыла глаза и… ощутила резкий порыв ветра. ВЕТЕР?! Я не успела ничего понять, только открыла глаза и охнула от свалившейся сверху, далеко не легкой тушки, накрывшей меня темным плащом волос. Разъяренно зашипев, попыталась вырваться, но не смогла даже двинуться: незнакомый мужчина моментально скрутил меня и заткнул рот крепкой рукой. Потеряв над собой контроль, я рвалась и бешено ругалась сквозь ладонь, периодически пытаясь ее укусить.

– Да тихо ты! Никто тебя не тронет! – раздраженно проворчал парень, слезая с меня. – И не рычи, вряд ли ты меня испугаешь, – добавил он с легкой насмешкой. Я сузила глаза и замерла. Рычала вовсе не я. Парень тоже это понял и медленно поднял взгляд, встретившись с бешено горящими глазами сэльфинга.

– Трэш фар'рехт! Ну почему мне так не везет! – пожаловался он неизвестно кому, осторожно убирая от меня руки.

– Что-то мне подсказывает, что сейчас тебе не повезет еще больше! – Я запахнула размотавшееся полотенце и поднялась одним плавным движением, стараясь не перекрыть сэльфингу сектор прыжка.

Парень усмехнулся и спокойно произнес:

– Отличная ловушка, отец превзошел сам себя! – Он впервые посмотрел мне в глаза. – Ну и чего ты ждешь? Зови охотников, я проиграл.

Я задумчиво рассматривала своего незваного гостя. Выглядит лет на двадцать пять, длинные черные волосы, настолько черные, что отдают в синеву. Красивое усталое лицо с темными кругами под глазами, бледная кожа, великолепная фигура. Парень снова поднял на меня взгляд, удивленный моим бездействием. Глаза были нереально зеленые – у людей я таких не видела, только у сэльфинга.

– Ты дроу? – Вопрос вырвался сам собою.

– Какая наблюдательность! И как же ты об этом догадалась?

Пожалуй, с этой язвой общаться будет даже интереснее, чем с Дариэлем.

– У тебя глаза, как у моей собачки. А изделия, сделанные одним мастером, всегда чем-то похожи. – Я безмятежно смотрела на закипающего незнакомца. Такого нахальства парень точно не ожидал. Привык, что его боятся и уважают? Так пока особо не за что. – А почему волосы не белые? Ты что, полукровка?

– ЧТО?! ПОЛУКРОВКА?! Да как ты смеешь, смертная! – Парень оскалился на меня не хуже сэльфинга. Я с интересом разглядывала заостренные клыки, выдающиеся гораздо больше принятого у людей.

– У тебя прикус неправильный! – выдала вердикт своего осмотра.

Парень плавно перевел злобный оскал в отвисшую челюсть. Его рука машинально нащупала за спиной стул, куда он и плюхнулся всем весом. Потом поднял глаза и стал внимательно меня рассматривать. Так внимательно, что я почти смутилась.

– Налюбовался? – Мой голос был нежным, как мурлыканье кошки: я была зла, очень зла.

– Почему бы не посмотреть, раз показывают! – отозвался этот нахал и еще раз обвел меня откровенно раздевающим взглядом.

– Посмотри, – отозвалась я с доброй улыбкой. – Будем считать это твоим предсмертным желанием.

Дроу моментально напрягся и глянул на сэльфинга. Малыш давно не рычал, но провожал каждое движение «гостя» внимательным горящим взглядом. Наверняка, парень отлично знал, кто такие сэльфинги, поэтому он осторожно, не делая лишних движений, перевел взгляд на меня:

– Чего ты хочешь, человечка?

– Ну что я теперь могу хотеть? Ворвался в спальню к девушке, приставал… Моя девичья честь требует сатисфакции…

– Чего?

– Того! Жениться на мне придется! – заявила я с самым серьезным выражением лица. Ну должна же я получить хоть какое-то моральное удовлетворение – не убивать же его, в самом деле!

Парень повел себя в лучших традициях всей мужской половины – то есть начал паниковать! Глянул на окно, соображая, успеет ли сбежать до того, как его зацепит сэльфинг. Не успеет… Дверь? Тоже пролет. Глядя на меня с откровенным ужасом, он явно представлял знакомство язвительного существа в полотенце со своей семьей. Да, похоже, картинка была еще та! «Жених» начинал склоняться к варианту «лучше смерть, чем позор», когда я, не выдержав, расхохоталась. Дроу, моментально сообразив, что над ним просто издеваются, свирепо воззрился на меня со стула. Малыш предупреждающе рыкнул, умеряя его ярость.

– Издеваешься? – мягко поинтересовался парень, сузив глаза.

– Естественно! А ты чего, собственно, ждал? Что я брошусь к тебе на шею, благодаря всех богов и Демиургов этого мира за счастье лицезреть тебя? – Я фыркнула и добавила: – Отвернись!

Ошеломленный дроу покорно повернулся ко мне спиной. Одним движением я набросила на себя рубашку и стянула мокрое полотенце. Странные они какие-то, эти эльфы, что светлые, что дроу. Дариэль тоже считает нормой, если женщины падают перед ним ниц и смотрят снизу обожающими взглядами. Точнее, считал. До знакомства со мной.

– Можешь повернуться, – милостиво разрешила я. – Теперь расскажи, что ты делаешь в моей спальне, и, возможно, я оставлю тебе жизнь.

– Сначала обещай ответить на один вопрос, – спокойно сказал мой «гость».

– Спрашивай… – почти нежно произнесла я. Вот еще – обещать что-то! Либо отвечу, либо нет. Решу, когда услышу!

Парень понял мой ответ правильно и с ухмылкой посмотрел мне в глаза:

– Ты необычная, человечка! – Да уж, небогатое разнообразие. Остальные говорили, что я необычная девушка. Я выжидающе смотрела на дроу.

– Скажи, это отец тебя послал? Это его ловушка? Откуда у тебя сэльфинг? Они не служат смертным, а Голоса крови я в тебе не слышу, – с сомнением глядя на меня, выдал дроу.

– Это не один вопрос, а три, – спокойно возразила я. – Я отвечу на них, но за это обещай ответить на мои.

– Согласен, – коротко кивнул парень.

– Хорошо. Итак, я не имею отношения ни к твоему отцу, ни к его ловушкам. Даю слово. Сэльфинга я отбила у трех громил в Больших Сотках месяц назад. Он был совсем молодым щенком, только открывшим глаза. Я не знала, что в мешке именно сэльфинг, думала, это ребенок плачет.

– Отбила у трех громил? – Парень недоверчиво осмотрел мою фигуру. – Ты меня за идиота держишь? И как ты это докажешь?

– Я не собираюсь ничего никому доказывать. Но если тебе так горит, найди третьего громилу. К тому ж у меня есть два свидетеля происшедшего.

– А где еще двое громил? – Кажется, меня начинают принимать всерьез.

– Мертвы, – мило улыбнулась я.

– Ладно, поверим на слово… – пробурчал дроу. – Давай свои вопросы.

– Молод ты еще для старческого маразма, – не сдержалась я. – Мои вопросы ты уже слышал!

– А-а… Ну что тебе сказать… Если коротко, то у меня проблемы. За мной идут лучшие охотники за головами из внутренней стражи дроу. Поскольку моя семья имеет врожденный дар сопротивляться наведенной магии, то они отслеживают мою ауру после каждого телепорта и нагоняют. Чтобы замаскироваться, мне нужно время и спокойное место.

– Понятно. И ты решил прикрыться мною… Только с чего ты взял, что я захочу тебе помогать? – Я задумчиво скосила на него глаза. А ведь и впрямь красавчик! Усталый, плащ потрепанный, шевелюра спутанная… Но не сдался. Упрямый! Черт, похоже, он начинает мне нравиться…

– А с чего ты взяла, что я собирался тебя об этом спрашивать? – Парень недобро усмехнулся.

– И теперь не собираешься? – Я приподняла брови в легком изумлении.

– Ты готова мне помочь? – Дроу насторожился и уставился на меня хищным взглядом.

– Ну… это зависит от того, что я буду с этого иметь! – Теперь была моя очередь осматривать парня медленным оценивающим взглядом. О-очень откровенным. Дроу слегка покраснел. Ха, а еще не все потеряно! – Так что ты мне сможешь предложить, красавчик?

Парень слегка поморщился и с тихим обреченным вздохом начал снимать одежду. Нет, ну я просто в восторге! Он всерьез решил расплатиться со мною натурой! Я смотрела на него взглядом, в котором наверняка смешались смех, ярость, изумление и изрядная толика стервозности. Чтобы я покупала себе любовника? Ну может, лет через сорок-пятьдесят я и опущусь до подобного, но пока такая статья расходов в моем бюджете не значится… Стервозность явно побеждала. Я дождалась, пока на ухажере останутся только бриджи и сапоги, и задумчиво произнесла:

– Знаешь, я вообще-то блондинов предпочитаю…

– Что? – Парень впервые за время стриптиза поднял на меня взгляд и с изумлением уставился в мои насмешливые глаза. – Ты что, издеваешься?

– Ну есть немного! А что, очень заметно? – Я просто не могла сдержаться.

Парень устало плюхнулся на стул и отвернулся к окну.

– Мне больше нечего тебе предложить. Денег у меня почти нет… По крайней мере, суммы, которая перевесит гнев охотников. Оружие и лошадь… в общем, их тоже нет. – В голосе дроу были обреченность и какое-то покорное отчаяние.

– Деньги – это хорошо, – задумчиво кивнула я, – но мне нужна будет от тебя помощь, которую трудно измерить деньгами. Скажи, ты на территории дроу вне закона?

– Нет, – поморщился парень, – это семейные разборки. Но как только меня поймают, я буду несвободен в своих действиях и помочь тебе не смогу. Ты… ты действительно готова мне помочь?

Я спокойно выдержала оценивающий взгляд.

– Готова! В обмен на помощь с твоей стороны.

– Что за помощь тебе нужна? – нахмурился дроу.

– Мне нужна вся информация по Вероятностям и возможности по ним ходить, которую ты сможешь раздобыть. Или сможешь помочь мне раздобыть. Я должна вернуться в свой мир!

– Договорились! – Дроу протянул руку и ухватил мое запястье в крепком пожатии. М-м… а у нас пожимают ладошку. Я ответила не менее крепким пожатием, отпустила сухую теплую кисть и улыбнулась:

– Здесь меня называют Лейна.

– Я Торрен. Думаю, мое полное имя тебе не понадобится.

– Нет, но если тебя знают и ищут под именем Торрен другие, то оно может навести охотников на след. Может, сократим до Тора? У нас так одного древнего бога звали… – Я усмехнулась.

– Согласен. Правда, дроу не любят богов… – улыбнулся в ответ мой новый компаньон.

Я осмотрела усталого эльфа, задержав взгляд на спутанных черных волосах. Ему не мешало бы помыться.

– Знаешь, я бы предложила тебе ванну, но я ее уже использовала…

– Это мелочи, – обрадовался дроу. – Показывай, где она!

Я кивнула на маленькую дверь и пошла за ним. Мне как-то слабо верилось, что эльф готов залезть в грязную воду. Тор мягко коснулся воды ладонью и что-то прошептал. От его прикосновения, как от брошенного камня, прошли легкие круги, и вода стала прозрачной, как кусок хрусталя. Черт, да она такой не была даже тогда, когда я в нее залезала. Притащив дроу остатки шампуня и свое полотенце, я прикрыла за собою дверь.

– Присматривай, но не убивай! – наказала я Малышу, натянула брюки и пошла заказывать поздний ужин… очень сытный поздний ужин. Трактирщик посмотрел на меня с изумлением, но, видно, решил, что я собираюсь поделиться с «собачкой» и вопросов не задавал.

Поднявшись с огромным подносом в свою комнату, я застала потрясающую картину. Эльф, завернув полотенце на талии, растянулся на моей постели, не обращая внимания на недовольную морду сэльфинга, нависшую над ним. Потрясающе эротичное зрелище. Полюбовавшись пару секунд, я захлопнула за собой дверь комнаты, разбудив дроу. Да-а… насколько же он устал, если не услышал, как я вошла?

– Ужин, – улыбнулась я. – Что-то мне подсказало, что ты голоден.

– Спасибо! – Тор оказался рядом со мною одним плавным движением. Вынул поднос из моих рук и повернулся к столу. Я пораженно застыла на месте: никогда не видела, чтобы люди так быстро двигались. Пожалуй, знай он, как молод и неопытен мой сэльфинг, еще неизвестно, чем бы закончилось наше знакомство. Я задумчиво уставилась в спину уже что-то жующего эльфа. Очень непрост… очень…

Пожав плечами, стянула брюки, отодвинула сэльфинга на середину кровати и завалилась спать к стенке, больше не обращая внимания на дроу.

Торрен д'Орсвит из рода Шаррен

Я шагнул в телепорт, настраивая фокус воронки на максимальную близость к объекту – носителю ауры. Яркий маяк горел в пульсирующей магической сети города, давая мне точное направление. Кто бы это ни был, он явно не дроу: мы выглядим в сети иначе.

– Трэш!

Да этот придурок спать завалился… Завалилась! Девица! Да к тому же ЧЕЛОВЕЧКА! Ну что за непруха?! Я раздраженно прижал к постели извивающееся тело. Девица сверкала на меня злющими зелеными глазами, сдавленно ругалась и пыталась прокусить руку, закрывшую ей рот (а чтобы не орала раньше времени от счастья меня видеть!). Человечка предупреждающе зарычала…

– Да тихо ты! Кому ты нужна! И не рычи, вряд ли ты меня испугаешь. – Мне надоело удерживать извивающееся тело.

Девица замерла и посмотрела на меня недобрым и… почти нежным взглядом. Так смотрит палач на свою жертву. Я медленно поднял голову на звук. Сэльфинг. Незнакомый. Довольно молодой и о-очень разозленный. Я посмотрел на него и осторожно отпустил девушку. Ну почему мне так не везет! М-да…

Кажется, последнюю мысль я высказал вслух, потому что девица злобно сощурила глаза и нежно пропела:

– Что-то мне подсказывает, что сейчас тебе не повезет еще больше.

Плавным движением она ушла с траектории прыжка сэльфинга и запахнула полотенце, в котором лежала на кровати. А ничего, хорошенькая, успела промелькнуть в голове мысль, прежде чем сердце сжалось в ледяной комок. Все-таки отец меня переиграл… Придется покориться. Вернуться домой и готовиться к ненавистной свадьбе с этой ледяной змеюкой Дерейлой… Боги и демоны побери эту политическую необходимость и договорные браки! Я повернулся к человечке и спокойно попросил позвать охотников. Нет смысла затягивать агонию. Девица продолжала меня рассматривать, словно диковинного зверя в зоопарке.

– Ты дроу? – выдало это любопытное создание в полотенце.

– Как ты догадалась? Потрясающая наблюдательность. – Я не хотел срывать на ней зло, просто надо было сбросить напряжение. Трэш, сейчас реветь начнет… Я мысленно поморщился.

– Просто у тебя глаза, как у моей собачки, а все изделия одного мастера похожи, – безмятежно сообщила девушка и непосредственно добавила: – А почему волосы не белые, ты что, полукровка?

Что?! Да как она смеет! Меня! Торрена д'Орсвит из рода Шаррен назвать полукровкой! Да в нашей семье у ВСЕХ черные волосы! Это является знаковым отличием крови Старшего Дома Шаррен. Я в бешенстве повернулся к человечке и наткнулся на предупреждающий взгляд демона-хранителя.

– Чего ты хочешь?

Девица осмотрела меня оценивающим взглядом, улыбнулась и выдала:

– Что я могу хотеть? Ты ворвался в мою спальню, приставал… В общем, теперь женись!

Я в ужасе уставился на эту ненормальную человечку. Они что, все сговорились?! Мой взгляд оценивающе прошелся по комнате… Трэш! Сбежать не получится… В лихорадочные мысли ворвались странные звуки, напоминающие придушенный смех… СМЕХ?! Да она просто издевается надо мною?! Да… Ну это надо же так меня довести: кажется, я снова произнес свои мысли вслух…

– А ты чего ждал? Что я брошусь к тебе на шею, благодаря всех богов за такой подарок? – Смертная бросила на меня презрительно-оценивающий взгляд и скомандовала:– Отвернись!

Мысли бешено скакали в голове. Похоже, она не имеет никакого отношения к разведке отца. Но откуда тогда взялся сэльфинг? Внутри затеплилась слабая надежда… Странная какая-то… Я, конечно, сейчас не в лучшей форме, но для смертных это неважно, они от эльфов в любом виде с ума сходят…

– Повернись, – раздалось из-за спины. – Что ты делаешь в моей спальне? Говори правду, и, возможно, я оставлю тебе жизнь.

– Сначала ответь на мой вопрос. Обещай!

– Спрашивай. – Мягкий взгляд из-под опущенных ресниц. Ха! А она не так проста! Ничего не обещает просто так. Ладно, рискнем…

– Тебя послал отец? Это ловушка? Откуда у тебя сэльфинг?!

– Целых три вопроса… – мягко произнесла смертная. – Я отвечу на них, если ты ответишь на мои…

Ответила, трэш! Да у меня еще больше вопросов появилось! Ладно. Не вдаваясь в подробности, я рассказал человечке о своем положении на данный момент. Девушка задумалась. Неужели получится? Я напряжено ждал ее решения. Сейчас от человечки ни много ни мало зависело, останется ли моя свобода со мною, или меня отволокут на свадебную церемонию.

– Хорошо, я помогу тебе… А что я буду с этого иметь? – На меня вопросительно уставились глаза цвета зеленой яшмы. Не понял… Что она имеет в виду? – Так что я с этого получу, красавчик? – Взгляд стал откровенно оценивающий. Я почти покраснел. Мне еще никогда не делали столь недвусмысленных предложений. Трэш! Ладно, в конце концов, она довольно хорошенькая… А мне сейчас все равно, что она, что бревно… только бы в процессе не заснуть… Я начал медленно снимать с себя одежду. Мои размышления прервал капризный голосок:

– А я вообще-то блондинов люблю!

– Что? Ты надо мной издеваешься, что ли?!

– Ну да, – заявила эта зараза, – а что, очень заметно, да?

Я просто онемел. Мало того, что человечка издевается, так по глазам видно, что интересую я ее, как прошлогодний снег. Но… мне больше нечего ей предложить, а в благотворительность я не верю!

– Я помогу тебе, а ты поможешь мне! – предложила девушка, спокойно глядя мне в глаза. Вероятности… Так она иномирянка… Многое становится понятным. Я согласился: она помогает мне избавиться от погони, а я ей – вернуться домой. По-моему, честная сделка!

Девчонка показала мне ванную, принесла шампунь и полотенце и ушла по своим делам, оставив в комнате сэльфинга. Не доверяет. Я улыбнулся. Похоже, я не прогадал с компаньоном.

Выбравшись из ванной, я растянулся на кровати, не обращая внимания на недовольство демона-хранителя, и задумался. Я привязал тень своей ауры к ауре человечки. Теперь на магическом уровне мы воспринимаемся как один человек. Я мысленно злорадно улыбнулся: поищите, поищите… долго вам теперь меня искать придется. Дверь хлопнула. Я открыл глаза и уставился в насмешливые серо-зеленые очи человечьей девчонки со странным именем Лейна. ЕДА! В руках моей новой компаньонки был огромный поднос с едой. Охх… Изумительная девушка! Пожалуй, я действительно на ней женюсь! Оторвавшись от еды, я бросил взгляд на Лейну и едва не подавился. Отодвинув демона на середину кровати, она спокойно спала у стенки, трогательно подложив ладошки под щеку. Просто ангелочек. И не скажешь, что в жизни такая стерва! Ухмыльнувшись, я сбросил полотенце и лег с другого края поистине королевских размеров кровати.

ГЛАВА 2

Кто хочет жить в мире, тот должен готовиться к войне.

Никколо Макиавелли

Лейна

Утро началось с уже привычного вопля Лорина:

– Ну ты собираешься вставать или как?

Эх, а ведь так хорошо спалось! Я давно так не высыпалась… Я лениво приоткрыла левый глаз и обозрела пушистую шерстку дрыхнущего рядом демона-хранителя. Затем подняла взгляд выше… Какое небо странное… Черт! Мы же в гостинице! А где дроу? Неужели сбежал, зараза? – Доброе утро! – раздался ленивый голос с противоположной стороны Малыша. – А это обязательно – так орать?

Судя по наступившей тишине, на Лорина напал столбняк. На это стоило посмотреть! Я поднялась, немилосердно цепляясь за смиренно вздохнувшего сэльфинга, и выглянула наружу. Лорин, опознав мою встрепанную голову, грозно нахмурился.

– Ну и как ты собираешься это объяснять?! Что этот дроу делает в твоей постели? – Мальчишка смотрел на меня, как инквизитор на повара, подавшего суп из жабьих глаз.

– А чего тут объяснять? Ты же вчера отказался мне постель греть… Вот и пришлось первого попавшегося приглашать. Я же не виновата, что это дроу оказался! – Я бестрепетно смотрела на Лорина. А не фиг будить меня с утра пораньше!

Дроу глупо хлопал на меня глазами с противоположной стороны кровати. Лорин подозрительно сощурился, разглядывая внушительную тушку Малыша между нами. Догадливый парнишка…

– Не знаю, зачем он тебе нужен, потом расскажешь, а сейчас собирайся! Милор через полчаса ускачет по своим делам, и будешь его потом по всему городу вылавливать, чтобы наши деньги из него вытрясти, – поторопил меня друг, не обращая больше ни малейшего внимания на темного эльфа, потрясенного таким пренебрежением к своей персоне.

Моментально проснувшись, я перелезла через Малыша… Черт! Эльф лежал так тихо, что я про него совсем забыла, торопясь получить свои кровные денежки. Торрен взвыл.

– Пресс надо качать! – В моем голосе не было ни капли жалости.

– Страшная женщина, – меланхолично прокомментировал Лорин. – Ради пары серебрушек по трупам пойдет!

Я зыркнула на мальчишку и оскалилась:

– Лучше завтрак закажи, остроумный ты наш!

– На троих или как? – безмятежно поинтересовался Лорин.

– Если ты на диете, то можешь на двоих! – уточнила я, прыгая на одной ноге в сторону ванной и пытаясь засунуть вторую в брюки. Лорин, привыкший за месяц пути к моим выходкам, созерцал потолок. Быстро поплескав водой из кувшина на заспанное лицо, я вернулась к дроу.

Эльф изумленно наблюдал за моими экзерсисами, затем поднял взгляд на Лорина:

– Слушай, а она всегда такая?

– Ну что ты, конечно, нет, – успокоил его мальчишка. Дроу облегченно вздохнул. – Вот когда она проснется окончательно, тогда берегись!

Улыбка облегчения медленно сползала с лица Тора.

– Кстати, совсем забыла о вежливости! – вклинилась я. – Лорин – это Тор, Тор – это Лорин. В общем, будем считать, что вы, мальчики, познакомились. Лорин, пошли купца вылавливать, а то этот извращенец сейчас опять стриптиз начнет показывать.

– ЧТО?! Это на что это ты намекаешь?! – Дроу возмущенно подскочил на кровати, но встать не осмелился. Вместо этого он намертво вцепился в одеяло. Ха, не смешите телепузиков! Я сама как-то пыталась вытащить одеяло изпод сэльфинга и авторитетно заявляю, что сие невозможно! Хмыкнув и одарив эльфа насмешливым взглядом, я удалилась под его злобное бормотание. Из всего монолога я выловила только одно смутно знакомое слово – «трэш». А утро-то действительно доброе!

Милора мы нашли на первом этаже за завтраком. Купец смерил меня взглядом (вид у меня был расхристанный), улыбнулся и предложил чашку чая. Я с удовольствием присосалась к полюбившемуся травному отвару.

– Ты хочешь получить свои деньги? – поинтересовался купец.

– Да, ты ведь сможешь заплатить мне сейчас? – Я скосила на делягу хитрый глаз.

– Смогу, смогу… – засмеялся тот и выложил из кошелька двадцать две серебряные монетки. – Все, как договаривались. Мы задержимся в этой гостинице еще на неделю. Если что понадобится – не стесняйся, приходи.

Я кивнула и улыбнулась. За время пути у нас сложились неплохие, почти дружеские отношения, несмотря на солидную разницу в возрасте, составляющую двадцать с лишним лет.

Взяв деньги и кивнув Лорину, притащившему огромный поднос с едой на троих, я потопала обратно в номер. Лорин, шепотом проклиная свою ношу, шел следом. Открыв дверь, я увидела картину, достойную кисти художника. Тор, успевший надеть бриджи и заплести волосы в сложную косу, упираясь и шипя проклятия, пытался вытащить из-под флегматичного сэльфинга одеяло и неизвестно как оказавшуюся там рубашку.

– Правда, хорошенький? – спросила я у Лорина.

– Настоящий красавчик, – тоном светской львицы подтвердил мальчишка, пряча сияющие от хохота глаза.

Дроу, услышав наш диалог, дернулся и отпустил одеяло. Из сложной прически выглянули кончики покрасневших ушей.

– Кажется, я не давал повода надо мною смеяться! – В певучем голосе стукались краями льдинки.

– Что ты, как можно. Мы абсолютно серьезны! – Я смотрела на него честными глазами. – Ты произвел на нас неизгладимое впечатление.

– Я не собирался ничего ни на кого производить! – холодно заявил эльф, уже понимая, что этот раунд ему не выиграть.

– Тогда почему не оделся? – Я проигнорировала край торчащей из-под сэльфинга рубашки эльфа. – Признайся, ты хотел нам понравиться. Наверное, ты решил, что вчера я тебя плохо рассмотрела!

Лорин, постанывая от еле сдерживаемого смеха и с трудом балансируя мисками, пронес в комнату поднос с едой и поставил его на стол.

– Признаюсь, так и решил! Я-то тебя вчера хорошо рассмотрел! – сменил тактику остроухий интриган и посмотрел на меня проникновенным взглядом.

Я расхохоталась! Настроение было чудесным:

– Один-один! Давай завтракать, красавчик! Заодно планы на день составим.

Эльф фыркнул и потянулся к миске с зажаренными птичьими ножками. За его спиной жалобно засопел сэльфинг.

– Малыш, топай к Тоблину, он даст тебе завтрак. И отнеси Тигру его долю! – Сэльфинг радостно рванул с кровати в сторону двери. Эльф не менее шустро рванул за своей рубашкой. Я довольно улыбнулась. Всю дорогу я приучала своего звереныша понимать мою речь. Отдача была потрясающей! Сэльфинг не только понимал меня, но и делал соответствующие выводы.

Торрен же, сообразив наконец, что произошло, едва не выронил надкушенную птичью ногу.

– Вы что, понимаете друг друга? – Дроу подозрительно смотрел на меня, прищурив зеленые глазищи. – И кто же, позволь узнать, проводил для тебя обряд?

– Никто не проводил. Малыш меня по своей воле признал Хозяйкой, – спокойно пояснила я. – И гарр'краши тоже. Если сумеешь мне объяснить, как это произошло, буду благодарна.

– Не смогу! – потрясенно выдал Тор. – В нашей истории еще не было случая, чтобы два демона признали одного смертного человека своим Хозяином. – Дроу задумчиво меня рассматривал. – Ты очень странная, Лейна. А еще, если ты не в курсе, на тебя СОВСЕМ не действует наведенная магия. Среди людей это величайшая редкость: таких один на миллион, да и это обычно полукровки.

Да-а… Лорин, конечно, сказал, что это редкий дар, но чтобы настолько! Учитывая численность современного человеческого населения в этом мире, я вполне могла быть единственной смертной с таким даром. Задумавшись, я жевала свой завтрак.

Утолив первый голод, я попросила высокое собрание изложить свои идеи на тему сегодняшнего времяпрепровождения. Собрание задумалось. Первым высказался Лорин:

– А ты гостиницу за три дня оплатила?

– Да, а что? – Я слегка насторожилась.

– Просто я хотел бы город осмотреть, а то в казарму попадешь – не скоро выберешься! – ухмыльнулся Лорин. Понятно, значит, мне еще на три дня – головная боль…

– Учти, я собираюсь за тобой присматривать, – предупредила я его. – А то потом аборигены будут рассказывать внукам, какой красивый был город Тирилон, пока туда Лейна с Лорином не приехали, и водить этих внуков по памятным развалинам.

– Это еще вопрос, за кем присматривать надо! – возмущенно заявил Лорин.

– Договорились! Ты за мной посмотришь, а я за тобой! – Вот и ладненько, по крайней мере, никуда не вляпается, а то столица – не место для доверчивого подростка.

Дроу подозрительно покосился на меня, но от комментариев воздержался. А он, пожалуй, умнее, чем хочет казаться. Я тоже частенько косила «под дурочку», будучи уверена, что это лучший способ раздобыть информацию. Стоит присмотреться к этому эльфу повнимательнее. Хотя странный он, вообще-то. Про дроу такие страшилки рассказывают, ночью приснится – поседеешь. А этот конкретный дроу ведет себя почти так же, как Дариэль, по мне, так у них и разницы особой нет, кроме цвета волос.

– А ты куда собираешься? – прервал мои размышления вопрос Лорина.

– Мне надо к Морее Озерной, она живет на улице Лип, владение шесть. Мирайа дала мне ее адрес, они старые подруги. К тому же я думаю, что она сможет помочь замаскировать ауру… Да и к гномам надо зайти. Пожалуй, сначала к гномам, потом к магичке. – Я повернулась к Тору:– Ну а ты что планируешь делать?

– Не знаю точно. Так как я остался без лошади и оружия, пройдусь по оружейным рядам и лошадиным барышникам. Только не уверен, что оставшейся у меня дюжины золотых монет хватит хотя бы на что-нибудь одно! – вздохнул дроу.

Хмм… оружие… Я задумчиво посмотрела на эльфа:

– Знаешь, Тор, у меня есть оружие, идеально тебе подходящее… но ты прав: имеющихся у тебя денег на него не хватит. – Я быстро соображала. По словам Тоблина, клинки дроу можно было загнать не меньше, чем за сотню золотых монет. Это действительно редкое и дорогое оружие. С другой стороны, я заключила договор с темным эльфом, нам идти вместе. Если он будет плохо вооружен и в нужный момент не сможет драться, пострадаю также и я! Черт! Денег жалко… Ладно! Только надо вытрясти с него по максимуму за свою доброту!

– Я покажу тебе клинки. Подумай, что ты готов предложить за такое оружие! – Подошла к сундуку, в который свалила вчера все барахло, и вытащила потертые ножны с парными эльфийскими клинками, доставшимися мне в «наследство» от разбойников.

Дроу тихо ахнул и вцепился в ножны дрожащими руками.

– Откуда они у тебя? – На меня подозрительно смотрели изумрудные глаза.

– Не поверишь, – рассмеялась я, – поклонник подарил.

Лорин хмыкнул и уточнил:

– Шестеро поклонников, если мне не изменяет память!

– Ну и что обо мне люди подумают после твоих комментариев? Не бережешь ты мою девичью честь! – посетовала я, с трудом сдерживая хохот.

– Раньше об этом надо было думать, – безмятежно отозвался мальчишка. – В любом случае, дроу такого понятия, как «девичья честь», не знают. По крайней мере, по отношению к человечкам!

Обсуждаемый нами дроу смотрел на нас, как на умалишенных, сбежавших из палаты с мягкими стенами. Пожалуй, пора прекращать дурачиться.

– Ты решил? – спокойно повернулась я к Тору.

– Я на многое соглашусь ради этого оружия. – Эльф внимательно рассматривал клинки, ожидая моих требований.

– Смелое заявление! Не боишься, что попрошу невозможного?

– Ну замуж за меня ты явно не собираешься, иначе не ржала бы так громко. – Ха! Да он никак обиделся на меня? – Денег у меня особых нет, да и те, что есть, я с радостью отдам за это оружие. Если тебе надо кого-то убить, я это сделаю, – спокойно перечислял дроу. – Так что ты хочешь?

– Я хочу вернуться домой… Но ты уже обещал мне в этом помочь. – Я заглянула дроу в глаза. – Это оружие – твое! Просто пообещай, что когда мне понадобится защита, ты поможешь… и не станешь направлять эти клинки против меня.

Эльф несколько секунд смотрел мне в лицо, затем опустился на одно колено и певуче произнес:

– Лери'ин тер шарр'десс Торрен д'Орсвит ин харр Шаррен верт дирайн. Да'аррт, – и поднялся одним плавным движением, перекидывая ножны с клинками за спину.

– И что это было? – обалдело поинтересовалась я.

– Ну если в двух словах, то я пообещал защищать тебя ценою жизни, – безмятежно отозвался дроу.

– А если в трех? – подозрительно уточнила я.

– Допивай чай и пойдем, а то опоздаем к твоей ведьме, – усмехнулся Тор.

М-да… а я вообще-то никуда не спешу. Ну ладно, отложим мое любопытство до следующего раза. Все равно он от меня никуда не денется. Я довольно улыбалась, прикрыв ресницами взгляд, полный торжества. Думаете, я прогадала, отдав два великолепных и редких клинка за одну фразу на непонятном мне языке? Ошибаетесь! Мало какой договор крепче искренней благодарности! Может быть, я – расчетливое чудовище, но без здравого прагматизма в чужом мире не выжить…

Дроу покосился на мою довольную мордашку и усмехнулся:

– А все-таки ты продешевила! Это ведь не рядовое оружие!

– Правда? – Мы с Лорином отставили чашки и заинтересованно придвинулись к эльфу.

– Ну не томи, рассказывай! – не выдержала я.

Эльф усмехнулся:

– Видите едва заметную вязь у конца рукояти? Это клеймо Мастера, сделавшего оружие. Этот конкретный знак принадлежит Вортону д'Орсвит из рода Шаррен. Он один из самых уважаемых оружейников и мой прадед. И поверьте, его работа ценится на вес золота.

– Уважаемых? – удивился Лорин. – Да они же совсем простые! Ни украшений, ни гравировки.

– Возможно, он просто видит красоту в простоте… – Я задумчиво рассматривала клинки. – Ты не прав, Тор. Я не продешевила. У нас в таких случаях говорят, что это – судьба. – Я усмехнулась удивленному эльфу. – В любом случае, это оружие не подходило разбойникам. Да и здесь, продай я его, оно просто повисло бы на стене у какого-нибудь гордого коллекционера и там закончило свою жизнь…

– Разбойникам? – удивился дроу.

– Вечером расскажу. – Я поднялась и направилась к сундуку. – А пока прогуляемся к Морее Озерной. Только захватим остальные «подарки поклонников» и зайдем по дороге к оружейникам. – Я закопалась в сундук, выдергивая оттуда боевые трофеи.

Мужская половина покорно взвалила на себя выгруженное оружие и потопала к выходу. Я заперла дверь и с улыбкой пошла за ними.

Расспросив трактирщика о местонахождении Гномьей Слободы, я побежала догонять своих спутников. Они ждали меня во дворе, рассматривая Малыша, с блаженной мордочкой развалившегося на солнышке. Рядом пасся Тигр.

– Так ты серьезно говорила насчет гарр'краши? – повернулся ко мне Тор.

– Тигр! – позвала я. – Иди ко мне, дорогой!

– Другие так мужей зовут, а она демона! – проворчал Лорин.

Нежно мурлыкая, гарр'краши перетек ко мне одним плавным движением. Да, но он же только что был на другой стороне двора. Ладно, отложим вопросы на потом…

– Мы собираемся по городу побродить, – проинформировала я, – а вы с Малышом остаетесь здесь – отдыхать и набираться сил.

Я потрепала Тигра по челке и повернулась к воротам. Мои спутники поправили ношу и потопали за мной. До гномьих кварталов, по заверениям трактирщика, идти было максимум пятнадцать минут.

ГЛАВА 3

Жизнь как зебра: белая полоса, черная полоса, белая полоса, черная полоса… а потом – ж…

NN

Лейна

Город сильно отличался от Больших Соток. Деревянных зданий почти не было. Изящные каменные дома поднимались вверх на три-пять этажей, украшенные башенками, маленькими полукруглыми балкончиками и лепниной. Мостовые были выложены брусчаткой. Я, не стесняясь, крутила головой по сторонам. Интересно же! Народ вокруг спешил по своим делам, не обращая внимания на нашу странноватую компанию. Типичные столичные жители, мысленно хихикнула я. Выйдя на указанную улицу, мы стали разыскивать на воротах знакомые знаки гильдий. Вот! То, что нужно! Еще раз сравнив оттиск печати на рекомендательном письме и тавро хозяина дома, я смело схватилась за кольцо и трижды гулко ударила в дверь. Старый Мастер, который дал мне письмо, сказал, что дома будет его сын – Мастер Дорр'орт, да и сам он намеревался привести караван в Тирилон почти одновременно с нашим.

Дверь открылась, как только отзвучал третий удар. На меня высокомерно смотрел немолодой гном с темно-серыми волосами, в которых тонкими нитками змеилась седина. Стильно, – оценила я, рассматривая серебряные заколки, державшие шевелюру гнома и его бороду.

– Вы пришли на меня полюбоваться? – не выдержал гном.

– Удовольствие делу не помеха, – заявила я. – Вы Мастер Дорр'орт?

– Да, а разве мы знакомы? – Гном оценивающе оглядел меня и мою компанию.

– Заочно, – отозвалась я. Мне надоело торчать в воротах. – Может, вы пригласите нас в дом?

– Заходите, – посторонился гном.

– Ваш отец просил передать вам письмо. – Я протянула послание.

– Правда? – удивился гном, внимательно рассматривая золотистую сургучную печать на конверте. – Странно, что он об этом не упоминал, когда приехал домой сегодня утром. – Мастер Дорр'орт смотрел на меня о-очень неприятным взглядом.

Нашел чем испугать! Видел бы он взгляд нашего директора утром, после корпоративной вечеринки! Я ухмыльнулась:

– Ну и чего мы ждем? Веди нас к нему!

Гном изумленно хлопнул ресницами. Пристально оглядел меня и махнул рукой:

– Следуйте за мной!

Старый Мастер Ти Рен'орт сидел в своем кабинете, куда нас и проводил его доброжелательный сынуля. Увидев меня, он искренне обрадовался и кивнул сыну:

– Принеси нам эля! – Потом повернулся ко мне и улыбнулся: – Гномы варят лучший эль в этом мире! Присаживайся, Лейна. Рад, что у тебя все в порядке! Твои друзья могут расположиться на диване.

Мои спутники с тихим блаженным вздохом сгрузили глухо звякнувшую поклажу и плюхнулись напротив нас на глубокий кожаный диван, заваленный трогательными вышитыми подушечками. Гном усмехнулся:

– Как ты добралась? Надеюсь, путешествие прошло без приключений?

– Ну как сказать… – протянула я, решая, стоит ли рассказывать гному историю с разбойниками. Стоит, наверное. Все равно надо как-то объяснить появление у меня солидного арсенала. А что в данном случае может быть лучше правды?

Гном, сообразив, что сейчас услышит весьма интересную историю, подобрался и уставился на меня горящими глазами.

– Эль! – прервал нас его сын, внося огромный кувшин и кружки. Литров шесть, не меньше, – на глаз определила я, по памяти сравнив емкость с пятилитровыми бутылями питьевой воды. Разлив напиток, мы уселись поудобнее, и я начала рассказ:

– Это было недели три назад. Мы, как всегда, обогнали караван примерно на полчаса. Лорин уже повернул в лес на охоту, а я, задумавшись, ехала по дороге…

Мой рассказ рассмешил всех… Я умолчала лишь об одном – о клинках дроу, висевших сейчас на спине Тора. Хохотал даже Лорин, слышавший эту историю уже в третий раз. Дроу смотрел на меня изумленными сияющими глазами. Ой, надеюсь, пронесет! Не хватало мне еще одного озабоченного нелюдя!

Мастер Ти Рен'орт встал, с любопытством рассматривая мои трофеи.

– Что ты собираешься сделать с этой грудой железа, девочка? – поинтересовался он.

– Вообще-то я хотела посоветоваться с вами, – честно ответила я. – Железо, думаю, продать. Луки неплохие, а вот в мечах и кинжалах я не разбираюсь!

– Да? – вопросительно поднял брови старый Мастер. – А на поясе у тебя очень неплохой гномий кинжал висит!

– Так это Дариэль выбирал! – засмеялась я. – Мне бы какое-нибудь барахло всучили!

– Ах, Дариэль, – усмехнулся Мастер Ти Рен'орт. – Кстати, я его школьного приятеля в Тирилон привез – подмастерье Трош'тарра. Да ты его, кажется, знаешь!

– Сына Мастера Гарихх'Аша? Действительно, мы знакомы! – Эль слегка ударил мне в голову, и захотелось пошалить. – А где он?

Лорин скосил на меня опасливый взгляд.

– Признавайся, что ты задумала?! – потребовал мальчишка.

– С чего ты это взял? – весьма неискренне удивилась я, но, наткнувшись на скептический взгляд, притихла. – Ну подумаешь, просто хотела заявить, что собираюсь преследовать его, пока он не ответит мне взаимностью! Он же был не в курсе, что я в Тирилон поехала.

Мастер Ти Рен'орт, наслышанный о нашей первой встрече с Трош'тарром, зашелся в диком хохоте. Лорин вторил ему, согнувшись пополам и держась за живот. Дроу и Дорр'орт, переглянувшись, вопросительно уставились на меня. Пришлось рассказать историю нашего знакомства в лицах. Хохот пошел по второму кругу. М-да… хороший у гномов эль! Веселый…

Через три часа, вывалившись из ворот гостеприимного гномьего дома, наша компания отправилась в сторону набережной, сопровождаемая искренними пожеланиями заходить еще. На той стороне реки, немного вниз по течению, находился Живный рынок. Мы решили слегка проветриться и посмотреть лошадей. Конечно, ни о каком посещении магички сегодня речи уже не шло. Мы слишком засиделись у гномов.

Я довольно поглаживала кошелек с девятнадцатью золотыми монетками, спрятанный во внутреннем кармане. Вообще, я напоминала себе ходячий Форт Нокс – так как взяла с собою все запасы, рассовав их по максимально недоступным частям своей одежды и даже обуви. Я мысленно еще раз пересчитала наличность: пятьдесят восемь золотых, тридцать девять серебрушек, считая монетки моего мира, да три горсти меди. В принципе, если перевести серебро и медь в золотые монеты по местному курсу, то можно сосчитать их как еще четыре золотые монеты. Между прочим, очень немаленькая сумма! На пятнадцать-двадцать золотых в этом мире можно купить неплохого коня, а на шестьдесят-восемьдесят – небольшую ферму. Только мне совсем не хотелось провести остаток своих дней, пропалывая сорняки на грядках, даже если эти грядки принадлежат мне!

Мы бродили по Живному рынку, рассматривая предложенных на продажу лошадей. Да-а, похоже, что второй раз нам так не повезет, думала я, вспоминая Тигра. Лошади были разные: тягловые крестьянские, пригодные к телеге и плугу, скаковые рысаки, капризные и требующие ухода, даже изящные тонконогие эльфийские сильфы и косматые степные пони из Дилонии. Нам был нужен умный конь, достаточно выносливый, чтобы выдержать тяготы пути, смелый и сильный, чтобы, если понадобится, сражаться рядом с хозяином. В общем, по моему крайне предвзятому мнению, нам был нужен гарр'краши.

Дроу с кислой миной ходил по рядам, отшивая приставучих барышников парой фраз. Похоже, в отличие от нас, в лошадях он разбирался великолепно. Наконец Тор повернулся ко мне с нерадостным вздохом:

– Пойдем отсюда, здесь нет ни одной стоящей лошади. А отдавать последние деньги за коня, которому не смогу доверять, я не собираюсь!

Я согласно кивнула, окликнула Лорина, отрывая его от созерцания огненно-рыжего сильфа, и повернулась к выходу с рынка.

Дежавю…

Я впечаталась в шелковую небесно-голубую эльфийскую тунику. Крепкие руки обхватили меня за талию, не давая возможности отстраниться. Знакомый запах лесной фиалки и земляники ударил в нос.

– Привет, Лейна! Не поверишь, я по тебе соскучился! – На меня счастливыми глазами смотрел Дариэль.

– Как ты нашел меня в такой толпе? – Я смеялась, глядя на своего друга.

– Отпусти ее немедленно или умрешь! – Ледяной голос Тора прорезал гомон базара. Люди резко расступились, стараясь оказаться подальше от места возможной схватки. Похоже, дроу имели определенную репутацию.

– Успокойся, Тор, это Дариэль. Он мой друг, и тебе придется с этим смириться! – В моем голосе, помимо спокойного объяснения, проскользнули нотки предупреждения. Дроу все понял правильно и засунул клинки в ножны на спине.

Светлый эльф потрясенно разглядывал моего спутника. Я тоже посмотрела на Тора – ничего особенного, с утра он совсем не изменился. Ну коса немного растрепалась, да еще появился взгляд, как у загнанного в ловушку зверя. Только что его не было. Похоже, они с Дариэлем знакомы… Не дав мне возможности додумать эту мысль, Дариэль изумленно выдал:

– Торрен д'Орсвит ин харр Шаррен – да быть того не может!

Тор дернулся, словно собирался сбежать. Ну уж нет! Я немало на него потратила времени, сил и денег, если считать стоимость подаренного оружия в золоте, и не собиралась так просто отпускать свою добычу!

– Дариэль, вовсе не обязательно орать на весь базар! – прошипела я, дергая эльфа за вышитый рукав.

– А? Что? – Светлый эльф смотрел на меня взглядом аутиста, ушедшего в свой далекий мир.

– Пойдем в таверну, я куплю тебе эля, и мы поговорим! – Я потянула Дариэля к выходу с рынка, надеясь, что мы не слишком привлекаем внимание.

Пробиваясь к выходу и волоча за собой прибалдевшего блондина, я размышляла на отвлеченные темы: как вкусно… м-ням… что у него за духи, или это он сам так пахнет?.. Интересно, как пахнут остальные эльфы… Я бросила любопытный взгляд на Тора: надо как-нибудь незаметно его понюхать, а то дроу неправильно меня поймет. Хмыкнув и представив себе испуганные взгляды эльфов, наблюдающих за тем, как я тщательно их обнюхиваю и сравниваю впечатления, я, не удержавшись, хихикнула. Дариэль и догнавшая нас парочка, Лорин и Тор, подозрительно на меня покосились. Решив не усугублять их мнение о моем душевном здоровье, я сделала невинное лицо и повернула в сторону ближайшей приличной харчевни.

Заказав седло барашка и пару кувшинов эля, мы сели в дальнем углу, убедившись, что нас никто не услышит.

Я повернулась к Дариэлю:

– А теперь я хочу услышать твои объяснения! – Когда надо, моим голосом можно наморозить кубиков для коктейлей.

– МОИ?! – Дариэль уставился на меня с изумлением и обидой и кивнул в сторону нахохлившегося дроу: – Ты лучше у него объяснений спроси!

– А чего их спрашивать? В общих чертах Тор мне и так рассказал. – Блондин с интересом приподнял брови, ожидая продолжения. Я вздохнула и пояснила: – У него семейные проблемы, и в данный момент он вынужден скрываться Мы заключили договор о сотрудничестве. А еще он пообещал защитить мою жизнь в случае необходимости. Поэтому и рявкнул на тебя на базаре – он же не знал, что ты мой друг.

– И это все, что он тебе рассказал? – мягко спросил Дариэль.

– В общем, все! Я собиралась расспросить его поподробнее вечером. – Я уставилась на дроу, подозрительно тихо сидевшего в своем углу. – Тор, колись, давай! Не заставляй меня расспрашивать Дариэля.

Дроу поморщился и поднял на меня смущенные глаза:

– Понимаешь… – Он замялся и резко выдохнул, словно собираясь сигануть с обрыва в пропасть: – В общем, меня собирались женить на одной эльфийке из Старшего Дома. – Дерейле Орр'Тен. Змея еще та! Ледяная и опасная, как тысяча гадюк, да к тому же старше меня на сто шестьдесят лет! Трэш фар'рехт эти политические браки!

– Ты не считаешь, что стоит еще кое-что пояснить? – Дариэль холодно смотрел на дроу.

Тор покосился на меня, потом на светлого эльфа и выдавил:

– Помнишь, я говорил, что мой прадед – Вортон д'Орсвит из рода Шаррен? Ну так вот, мое полное имя Торрен д'Орсвит из Старшего Дома Шаррен.

– И что это значит? – Я чувствовала какой-то подвох, но никак не могла поймать ускользающую мысль.

К нам подошла официантка с нашим заказом. Поблагодарив девушку, мы продолжили разговор, не обращая внимания на еду.

– Лейна, Старший Дом Шаррен – правящая королевская династия дроу! У тебя большие проблемы, – внимательно глядя мне в глаза, заявил Дариэль.

– Ты хочешь сказать, что это эльфийский принц? Принц дроу?! Тех самых высокомерных и смертельно опасных дроу, о которых шепотом рассказывают страшные истории? – Я вспомнила усталое лохматое чучело, готовое расплатиться со мною собственным телом за услуги, и расхохоталась, бессильно сползая под стол. – Ох, Дариэль, я ведь тебе поверила! Никогда не думала, что ты сможешь так меня развести!

Смахивая слезы, я посмотрела на дроу и резко замолчала. Тор смотрел на меня таким виноватым взглядом, что мне стало здорово не по себе.

– Дариэль, скажи, что это шутка… Пожалуйста!

Светлый эльф вздохнул, давая понять, что я крепко влипла. Круто! Значит, «небольшие семейные проблемы»?! Я свирепо покосилась на дроу. Тот опустил глаза, ожидая моего решения. Черт! Похоже, если я сейчас наору на этого придурка, то он просто уйдет… прямо в лапы охотников, ведь он не сможет скрывать без меня свою ауру.

– Тор, а сколько тебе лет? – Я задала нейтральный вопрос, чтобы как-то сгладить возникшее напряжение.

– Сто двадцать один, – ответил дроу, глядя на меня с надеждой. – Так ты не злишься на меня?

– Конечно, я на тебя злюсь! И на себя не меньше: ведь могла вытрясти из тебя все подробности еще утром! Так нет же, отложила на вечер и едва не вляпалась по полной программе. Спасибо Дариэлю, ведь вместо него тебя мог узнать кто-то не столь дружелюбно настроенный. – Я потерла лицо руками. Думай, думай!

Дариэль тихо фыркнул:

– Не беспокойся, на самом деле очень немногие узнают его в лицо. Королевская семья не слишком афиширует свою личную жизнь, а уж младшего принца так и вообще видели считаные единицы. Только я не понимаю, почему его не отследили по ауре – ведь это очень просто: я тебя, например, опознал и нашел сразу.

Я усмехнулась и покосилась на Тора:

– А его ты чувствуешь?

– Нет! – изумленно выдал Дариэль, распахивая глаза. – Но как же так? Я не понимаю!

– Я привязал тень своей ауры к ауре Лейны, – спокойно пояснил Тор, глядя на светлого эльфа. – Так меня не могут засечь, ведь охотникам и в голову подобное не придет – это как минимум пятый курс Магической школы, а я едва второй закончил. Только радиус действия маленький – не больше ста метров.

Глядя на изумленного Дариэля, я вдруг поняла, что здорово проголодалась.

– Лорин, отрежь мне, пожалуйста, кусочек мяса.

Я поднялась, разливая эль по кружкам. В голове пьяным хороводом кружились обрывки мыслей. Если королевская семья такая закрытая, то откуда Дариэль знает Торрена? Почему темный эльф готов бежать от брака, пусть даже невеста старше его в два раза? Ведь, судя по тому, что Тумар рассказывал мне об эльфах, соотношение у них женщин и мужчин примерно семь к десяти. Думаю, дроу не слишком отличаются в плане демографии от Светлого Леса. Далее, рассматривая поступки Торрена, можно заметить, что он ведет себя скорее как неуравновешенный подросток, нежели взрослый и опасный дроу, которым, по сути, должен являться… Вопросы, вопросы… Вздохнув, я уставилась на своих сотрапезников. Ладно, пойдем по порядку.

– Дариэль, откуда ты знаешь Тора?

– Меня отец с собою брал, когда в Сартар с дипломатической миссией ездил, там и столкнулись, – передавая мне миску с нарезанным мясом, произнес светлый эльф.

– А кто у нас отец? – подозрительно покосилась я на него.

– Ха! Так у нашего святоши тоже есть секреты! – мерзко ухмыльнулся дроу. – Могу просветить. Его отец – Тариэль из Старшего Дома Валлани'нор. Вы, люди, сказали бы, что он – министр иностранных дел.

– Ну это терпимо, – вздохнула я, – а то еще одного беглого принца моя психика просто не выдержала бы!

Дроу обиженно фыркнул и уставился в свою миску.

– Тор, – продолжила я расспросы, – а почему ты так настроен против этого брака? Ведь у эльфов это подразумевает гораздо более свободные отношения, чем в человеческом обществе.

– Ты не понимаешь, что говоришь! – вздохнул дроу. – Думаю, Дариэль поймет, если я скажу, что Дерейлу Орр'Тен называют Черным Жнецом. Она садистка, одержимая властью, и любитель рискованных экспериментов. В основном над живыми существами. В своих опытах она использует пленников или преступников. А еще – единственная наследница Дома. Лейна, Дом Орр'Тен один из самых богатых и сильных Старших Домов, стремящихся к власти, поэтому отец решил привязать их покрепче к трону… мною!

Я задумчиво слушала дроу, и что-то царапало меня в его рассказе.

– Торрен, а сколько лет твоему отцу?

– Пять тысяч. У него в следующем месяце юбилей. А что?

– И сколько времени он правит?

– Около двух тысяч… Да в чем дело-то? – Тор слегка занервничал.

– Понимаешь, – задумчиво проговорила я, – что-то не слишком похож на правду твой рассказ…

– Я не лгал! – Ну вот, теперь мы обиделись!

– Да я и не говорю, что ты лжешь! Просто для умного политика (конечно, умного – продержаться у власти две тысячи лет – это не только ума, но и жестокости надо море!) поведение твоего отца довольно странное! Во-первых, привязывать к трону такую опасную семью с помощью брака – величайшая глупость! Не знаю, как у дроу, а у людей достаточно потом устроить пару несчастных случаев королю и наследнику и можно обживать трон. А что? Все законно! Король умер – да здравствует король! Или в данном случае – королева! – Я задумалась, пытаясь поставить себя на место умного и жестокого политика, привыкшего играть чужими жизнями, в том числе и жизнями собственных детей. Все молчали в ожидании. Потом продолжила: – Я бы скорее предположила, что твой папочка подсунул тебя Старшему Дому Орр'Тен в качестве приманки! Долго и осторожно подводил их к мысли получить власть через тебя! Наверняка поимел от Дома Орр'Тен очень выгодное деловое предложение и дал свое согласие. Только не думаю, что он упустил из виду описанный мною вариант событий! И все пойдет немного по другому сценарию. Дерейле Орр'Тен власть застит глаза… Я бы как раз предположила обратный вариант событий! Ты женишься на этой социопатке, ее семья гибнет в результате несчастного случая, например при побеге очередного экспериментального монстрика твоей супруги, а ты становишься законным наследником состояния Дома Орр'Тен, со всеми вытекающими последствиями. А чтобы у них не возникла идея убрать тебя сразу после бракосочетания, тебе дали возможность узнать о предстоящем «семейном счастье» и сбежать. Вряд ли после такой демонстративной акции, убив тебя, Дом Орр'Тен сможет доказать, что это был несчастный случай. Их в любом случае будет ждать казнь. Так что твой отец при любом раскладе выигрывает! – Я спокойно смотрела на дроу. – Тебя, конечно, скоро поймают и отправят домой. Долго фокус со смешением аур не продержится. Предполагаю: за тобой постоянно следили. И я не думаю, что ТЕ охотники были действительно опасны тебе. Скорее, это была видимость погони!

– Видимость! – взвыл обиженный дроу. – Да они меня едва не загнали до полусмерти!

– Не преувеличивай, они просто не давали тебе времени остановиться и подумать! К тому же если бы за тобой велась серьезная охота, то ищейкам было бы достаточно отследить твою ауру и направить на это место телепорт!

– ??!! – Тор выглядел довольно глупо с отвисшей челюстью. Похоже, такой вариант ему просто не приходил в голову.

– Браво, леди! – Низкий мужской голос обласкал меня, как теплый шелк. – Я воистину изумлен и восхищен вами.

Резко повернувшись, я определила источник звука. Буквально в двух метрах за моей спиной у стены стоял незнакомый дроу. Как он умудрился подойти к нам незамеченным, остается загадкой до сих пор. Магией он не пользовался точно, эльфы моментально бы засекли выброс силы рядом с нами.

Я принялась рассматривать незнакомца. Он не менее внимательно смотрел на меня. Выглядит не старше Тора, по крайней мере, внешне, лет на двадцать пять – двадцать семь. Но если Торрена хочется назвать парнем, то сейчас передо мною определенно стоял мужчина. Длинные черные волосы заплетены в сложную прическу. Ледяные изумрудные глаза бегло обежали нашу компанию и сочли неопасными. Хищник. Опасный хищник. Красивый. Я не рискнула бы шутить над ним, окажись он в моей комнате прошлым вечером.

– Тор, скажи, у тебя случайно нет старшего брата? – Вопрос вырвался сам собою.

– Есть… – безнадежно отозвался мой компаньон, разглядывая нежданного гостя.

Дроу отлепился от стенки и, двигаясь грациозно, как огромная черная кошка, подошел к нашему столу.

– Позвольте пригласить вас в Сартар. – Он улыбнулся нам холодной улыбкой, предупреждающе сощурив глаза, и махнул рукой в сторону входной двери в таверну. – Собирайтесь. Возражения не принимаются.

Влипли! – крутилась в моей голове единственная мысль. Переглянувшись с друзьями, я увидела, что все они согласны с моей оценкой ситуации. Разум начал лихорадочно искать выход из положения.

ГЛАВА 4

Мы с тревогой смотрим на будущее, а будущее с тревогой смотрит на нас.

NN

Лейна

Мы сидели за столом, судорожно решая, что делать дальше. Очаровательно! В результате наших переглядываний вся компания уставилась на меня, явно признавая за мной право на ответный ход. Рррр… Мужчины!

Я снова повернулась к дроу и почти уткнулась лицом в черный кожаный колет, надетый поверх шелковой рубашки цвета ночного неба. Ненавижу смотреть снизу вверх! Злость пригасила страх и заставила мыслить более холодно и рационально. Я внимательно рассматривала братца Торрена. Дроу, для которого результаты наших переглядываний также не стали секретом, смотрел на меня насмешливым холодным взглядом. Да-а… Твердый орешек.

– Трион, отпусти их, пожалуйста. Они ни при чем! – тихо попросил Торрен.

– Позволь мне самому это решать! – Одного ледяного взгляда в сторону Тора хватило, чтобы тот опустил глаза и примолк. Мне бы такой авторитет!

– Любопытно… – протянул пришелец, – чем же ты так очаровала моего маленького братца, смертная? – Взгляд темного эльфа оценивающе прошелся по моей фигуре и остановился на моих сузившихся от ярости глазах. Усмехнувшись, дроу обежал глазами нашу компанию.

– Ты тоже вполне смертен, только живешь дольше! – не сдержавшись, прошипела я, за что была удостоена взгляда Слона, рассматривающего Моську. М-да-а… не слишком лестно.

– Впрочем, это не тот разговор, который стоит вести в корчме. Где вы остановились?

– В таверне «У Грабба» на Зеленой улице, – покорно ответил Тор.

– Хорошо. Я буду так добр, что отпущу светлого и человеческого ребенка, а вы двое пойдете со мной. – Кажется, дроу даже не сомневался, что любой его приказ будет моментально выполнен.

Ребята напряглись, но остались на своих местах. Ну надо же… Я ласково посмотрела на своих новых друзей. А ведь они рискуют. Чертовски рискуют! Даже мне видно, что этот дроу в состоянии сделать из них мясной фарш, даже не особо напрягаясь. И без малейшего сомнения сделает, если они его разозлят.

– Вы еще здесь? – прозвучал изумленный голос дроу, но его глаз это изумление не коснулось. Издевается, сволочь! Он давно нас просчитал и теперь просто развлекался! Понятно, почему темных эльфов считают настоящими чудовищами. Этому конкретному дроу удалось сначала испугать, а потом разозлить меня до белого каления примерно за три минуты. Рекорд, однако!

– Они мои друзья, – спокойно глядя на темного эльфа, пояснила я. – А Лорин, ко всему прочему, живет вместе со мною. В одной таверне! – пояснила я в ответ на насмешливо вскинутую черную бровь. Черт возьми! Почему это я интересуюсь его мнением? Да пускай думает обо мне, что хочет!

– Конечно, леди. Ваши друзья могут сопровождать вас. – Я получила издевательский полупоклон, скорее, намек на него и протянутую руку. Перетопчется, я и без него в состоянии подняться со скамьи. Придется идти. Я с сожалением покосилась на второй кувшин эля и недоеденное мясо.

– Лорин, захвати наш эль, ладно? – Я повернулась в сторону барной стойки, желая расплатиться.

– Нет необходимости. – Холодный насмешливый голос за спиной заставлял меня нервничать. – Я уже заплатил за ваш обед.

– Благодарю. – Мой голос также был ледяным. В конце концов, раз он нам этот обед испортил – пускай платит. За спиной раздался тихий смешок. Похоже, меня поняли правильно.

За дверью таверны нас ждал наемный экипаж, напоминающий кареты восемнадцатого века, с грустным усатым кучером на облучке. Завидев нашу компанию, возница шустро соскочил со своего места и с низким поклоном открыл нам дверь. Хмм, а повозка-то четырехместная. Не дав мне додумать эту мысль, Трион мягко произнес:

– Леди, кто-то из ваших друзей может пройтись до гостиницы пешком. – Посмотрев на наши упрямые лица, он с легким вздохом добавил: – Ну тогда я готов предоставить вам свои колени вместо сиденья. – Он еще и издевается!

– Кому именно из нас вы предпочитаете предоставить свои колени?

Я, конечно, понимаю, что этот тип сейчас хозяин положения, но ведь это не повод пинать проигравших? В глазах дроу промелькнула тень удивления. Похоже, он не ожидал, что в нашем положении у кого-то еще будут силы огрызаться, и тем более что я откажусь от столь лестного предложения. Холодно усмехнувшись, дроу вежливым жестом предложил нам занять места и назвал кучеру адрес. До гостиницы я тряслась, сидя на коленях у Дариэля. Светлый эльф, вполне довольный этим обстоятельством, тихим шепотом просвещал меня, прижав губы к моему уху. Дроу насмешливо поглядывал на нас: то ли слышал, то ли просто действовал на нервы.

– Это Трион. Наследный принц дроу. Ему около тысячи лет. Это первый ребенок, родившийся у Норрена и Мирассы д'Орсвит из Старшего Дома Шаррен после восхождения на престол и, кроме Торрена, – единственный выживший в кровавых интригах дроу. Он очень опасен. Считается одним из первых клинков среди Старших Мастеров Меча. Умен. Коварен. Абсолютно безжалостен. Красив, даже по меркам дроу. Избалован вниманием женщин. Неплохо владеет традиционной магией, Магией Хаоса и, как ни странно для дроу, магией Светлого Леса; и великолепно – защитными техниками, что связано с его врожденным даром сопротивляться наведенной магии. Правда, предпочитает клинки. Будь осторожна, Лейна, он действительно очень опасен.

Резкий рывок экипажа возвестил о прибытии на место. Распахнув дверцу, Трион плавным движением соскочил на землю и протянул мне руку, помогая выйти. Вежливый жест был мною полностью проигнорирован. Экипаж стоял во дворе гостиницы. Я осмотрелась по сторонам и прошла пару шагов в сторону здания. А где же… Ой! Я покачнулась от сдвоенного толчка моих зверенышей, непонятным образом мгновенно очутившихся рядом со мною. С левого бока ко мне прильнул сэльфинг, поскуливающий и крутящий хвостом, как взлетающий вертолет, а справа под руку просунулась довольная и хитрая морда Тигра, явно напрашивающегося на ласки. Я подняла взгляд и впервые увидела на лице дроу признак эмоции – изумление! Это длилось всего мгновение, затем взгляд темного эльфа снова стал ледяным и расчетливым.

– Леди, – мягкий голос вызвал небольшую армию мурашек, промаршировавших по моей спине, – не пытайтесь натравить на меня вашего демона-хранителя. Он слишком молод, чтобы выйти победителем из этой схватки. – Дроу смотрел мне в глаза, и, будь все проклято, я ему верила. Отметив мой утвердительный кивок, Трион еще раз задумчиво осмотрел моих демонов и повернулся в сторону гостиницы.

Я приласкала своих зверенышей, попросила их побыть во дворе, потому что у меня важный разговор и, удостоившись еще одного странного взгляда от дроу, повернулась к друзьям. Переглянувшись, мы покорно потопали вслед за темным эльфом. Я внимательно рассматривала парные мечи, висевшие в наспинных ножнах старшего из дроу. Серая кожа на рукояти, круглая гарда, слегка изогнутые клинки и никаких украшений… Где-то я это уже видела! Неужели «братцы» моих найденышей, прячущихся сейчас под плащом Тора? Может, я и правда прогадала, отдав мечи за одну непонятную клятву, а не прирезав эльфийского мальчишку на месте? Я снова задумчиво покосилась на спину идущего впереди дроу и опустила взгляд. Он меня разозлил… по-настоящему разозлил. В таком состоянии я способна на многое, и мне обычно чертовски везет! Я улыбнулась и стала подниматься по ступенькам на крыльцо таверны.

Время приближалось к ужину, и мой желудок, успевший получить только кусочек мяса и полстакана эля, начал довольно громко выражать свое недовольство хозяйкой. Войдя в таверну вслед за дроу, я спокойно махнула рукой трактирщику:

– Уважаемый, принесите в мой номер ужин на пятерых. Плотный ужин! И не забудьте ваш лучший эль. По вопросам оплаты обращайтесь к этому господину. – Я с ласковой улыбкой кивнула на старшего дроу. Трион приподнял брови, но трактирщику кивнул, подтверждая мой заказ.

– Второй этаж, предпоследний справа номер. – Мой голос бы спокоен и суховат.

Трактирщик кивнул и послал служанку выполнить наш заказ. Мы потопали по лестнице наверх. Я открыла дверь и пропустила гостей в свой номер. Трион прошел к столу и, развернув стул, уселся к стене, сложив руки на спинке. Лорин, не выпуская из рук кувшин с элем, расположился на сундуке с барахлом. А Тор и Дариэль поделили мою кровать. Недолго думая я умостилась между ними.

– Итак, – старший дроу обвел нас взглядом вивисектора, – что прикажете с вами делать?

– Трион, я прошу отпустить…

– Твое мнение меня не интересует! – прервал Трион младшего брата.

– Ну так выскажи свои предложения, а мы выберем, что нам по душе! – спокойно предложила я.

– Вариант первый, – начал перечислять дроу. – Я спокойно перерезаю вам глотки и забираю этого паршивца домой. С моей точки зрения, наиболее приемлемый и экономичный способ решить проблему. Второй вариант: я забираю с собой также девчонку. Она забавная. Думаю, сможет скрасить мне пару вечеров в благодарность за спасение своей жизни. И вариант третий: вы отвечаете на все мои вопросы, и я, возможно, сохраняю всем вам жизнь. Если ответы меня устроят. И не пытайтесь мне лгать.

– Спрашивай, – спокойно сказала я.

– Ну что же, начнем с тебя. Как у тебя оказались два демона – сэльфинг и гарр'краши?

– Это довольно долгая история. Ты уверен, что хочешь выслушать ее всю?

– Говори, время у меня есть…

Я начала рассказ. Спокойно, давая только факты, избегая своих выводов и диалогов, я рассказала, как попала в этот мир и откуда у меня на попечении появилась парочка местных демонов. Дроу слушал меня, слегка прикрыв глаза.

– Ты сказала, что при твоей встрече с сэльфингом присутствовали еще двое?

– Да, Лорин и Дариэль. – Я кивнула на своих друзей, так как не видела смысла лгать.

– Это правда, – певуче подтвердил Дариэль.

Вежливый стук в дверь прервал наш разговор. Ну наконец-то я поем! Видимо, мои мысли были написаны на моем лице крупными рунами, потому что Дариэль закатил глаза к потолку, ясно давая понять, что я безнадежна. Тут, понимаешь ли, наша судьба решается, а я только о набивании желудка думаю! Ну думаю, и – что? Внутренний голос мне подсказывал, что все обойдется. А он меня пока ни разу не обманул!

Последующие полчаса все были заняты едой. Наконец, закончив с ужином, Трион встал и осмотрел нашу компанию насмешливым взглядом:

– Пожалуй, других вопросов у меня сегодня нет. Не пытайтесь сбежать, я легко отыщу вас по ауре и тогда уже не буду таким добрым. Торрен, мы останемся на ночь в этой… гостинице. Завтра я сообщу вам свое решение, – кивнул нам дроу и, подцепив младшего братца за шкирку, вытолкнул за дверь.

– Что будем делать? – повернулся ко мне Дариэль.

– Ничего, – спокойно ответила я. – Тебя он не тронет, побоится осложнить отношения со Светлым Лесом. Лорин дроу не нужен, так что ему тоже ничего не грозит. А я взрослая девочка, и, пожалуй, его ждет не один сюрприз, если он решится поиграть со мною.

– Нет! Я не дам ему тебя в обиду! – Лорин упрямо смотрел на меня.

– Лорин, ты же неплохо меня знаешь… Ты действительно считаешь, что меня так просто обидеть? Прости, боюсь, экскурсия по городу отменяется. Завтра утром ты едешь в казармы. А сейчас иди и ложись спать. – Я твердо смотрела в глаза мальчишки. – Дариэль, отправляйся домой. Если хочешь, можешь прийти завтра. Идите! – Я обняла эльфа и Лорина и выпихнула их из комнаты.

Обессиленно сев на постель, я задумалась о том, что мне делать. Что бы я ни говорила своим друзьям, мне было страшно. Я задумчиво смотрела в окно. Этот дроу не оставит меня в покое. Я чувствовала его интерес – холодное, отстраненное любопытство, приправленное презрением ко всей человеческой расе в целом. Терять мне было особенно нечего… Впервые я посмотрела правде в лицо – в своем мире я умерла. Я сжала зубы и пообещала себе, что не сдамся, чего бы мне это ни стоило. Я буду драться. Да, если есть малейший шанс, я соглашусь на многое, чтобы вернуться домой. Наверное, это правильное решение. По крайней мере, единственно возможное. Усмехнувшись, я встала и пошла кормить свой зверинец.

Не меньше часа я возилась со своими демонами. Уговорив Малыша ночевать на улице, я поднялась к себе и залезла в ванную. Плавное течение мыслей ничто не нарушало. На меня опустилось странное спокойствие и уверенность в себе. Улыбнувшись, я вылезла из воды и завернулась в полотенце.

На моей постели, по-хозяйски развалившись, лежал Трион. Его оружие, пояс и вещи небрежной кучей были свалены на стуле. Сам он не соизволил даже снять сапоги.

– Ты заставляешь себя ждать, – оценивающе рассматривая меня, заявил дроу.

– Если считаешь, что я брошусь тебе на шею, – ты просто идиот! – Мой голос был абсолютно безмятежен.

– Однако ты не удивлена! – Дроу чарующе улыбнулся, вот только глаза подкачали – они оставались ледяными.

– Ты весьма предсказуем, – спокойно отозвалась я, – и ты не ответил на мой вопрос…

– Другие бросались, чем ты от них отличаешься? Решила набить себе цену? – Дроу еще раз насмешливо осмотрел меня с ног до головы и легким движением поднялся с кровати.

Я инстинктивно сделала шаг назад, наткнулась на стул и уронила барахло темного эльфа на пол. Стараясь удержать равновесие, наступила на край пояса и привязанный к нему небольшой замшевый кошелек. В следующее мгновение я испуганно отдернула ногу – на месте замшевого мешочка крутились маленькие черные воронки, истончаясь и плывя по комнате черными кольцами сигаретного дыма.

– Др-рянь! – Резкий удар отбросил меня к стене.

Я не услышала собственного испуганного крика. Трион повернулся и посмотрел на меня горящими зелеными глазами. Со странным спокойствием я поняла, что сейчас умру. Дроу просто придушит меня, как цыпленка. Я завороженно смотрела в глаза подходящей ко мне смерти. Было почему-то совсем не страшно… Может, потому, что я уже умирала?

– Нет! Не смей ее трогать!

Я очнулась, глядя на заслонившую меня фигуру. Торрен. Испуганный, полный странного отчаяния и уверенности в собственном поражении, он стоял, заслоняя меня от брата. Я медленно поднялась, держась за стену. Черт, завтра вся спина будет в синяках, промелькнула глупая мысль.

– Торрен, отойди по-хорошему. – Хриплый напряженный голос вызывал дрожь.

– Я не могу… – тихо отозвался Тор, поднимая клинки в боевой стойке.

Нет, я не позволю… В голове лихорадочно заплясали мысли. Да, это шанс! Конечно, я могу вытянуть джокера, но другого выхода не вижу…

– Трион, знаешь, твой брат отказался перевести мне одну фразу… Может, ты соизволишь мне помочь? – Мой мягкий, вежливый голос и легкая улыбка так не вязались с происходящим, что оба брата уставились на меня как зачарованные. – Так что означает фраза: «Лери'ин тер шарр'десс Торрен д'Орсвит ин харр Шаррен верт дирайн. Да'аррт»?

Трион продолжал смотреть мне в глаза, а его лицо просто мертвело. Ярость уходила, но ледяная бледность, полное отсутствие эмоций и лихорадочно горящие глаза могли испугать даже демона… Вот только у меня не было права пугаться – слишком многое стояло на карте. Я безмятежно улыбнулась и вопросительно приподняла брови. Трион опустил взгляд и крепко сжал кулаки. Я очень явственно представила их на своей шее и внутренне содрогнулась.

– Это означает дословно следующее: «Я, Торрен д'Орсвит из Дома Шаррен, кровью рода клянусь защищать тебя ценою жизни. Да видят Хранители Истины». А это значит: если мой брат не убережет тебя, то умрет вслед за тобою. – Дроу посмотрел на меня странным долгим взглядом. Я начала нервничать, когда он продолжил: – Ты выиграла, Лейна. Похоже, боги решили дать мне урок смирения. – Дроу горько усмехнулся. – Я проиграл простой смертной девчонке, не достигшей даже своего совершеннолетия! – Он снова посмотрел на меня и неожиданно добавил: – Жаль, что ты не дроу!

– Что-то мне подсказывает, что я это переживу!

Трион сверкнул на меня зелеными глазищами, подхватил свои вещи со стула и быстро вышел из моего номера.

Облегчение огромной волной затопило меня, так, что мне пришлось прислониться к стене, дабы не упасть. Тор повернулся ко мне и присел рядом на корточки: видно, тоже ноги не держали.

– Что случилось? Я ни разу в жизни не видел его в такой ярости! – со странным равнодушием в голосе полюбопытствовал мой компаньон.

– Я ему отказала, он не поверил, решил, что цену себе набиваю… Потом я испугалась, шагнула назад и наткнулась на стул, где он свалил свои вещи… Пытаясь удержать равновесие, случайно раздавила какие-то шарики в черном замшевом кошельке. На месте кошелька закрутились воронки темного дыма, он меня ударил… я отлетела к стене, потом увидела тебя… – Непонятная апатия делала мой голос совершенно безжизненным. – Знаешь, я была уверена, что он меня убьет. Правда, так и не поняла, за что… Неужели ему никогда не отказывали?

Я с отстраненным любопытством смотрела на Тора. Привалившись к стене, темный эльф беззвучно хохотал:

– Лейна, ты бесподобна! Воронки темного дыма… О-ох! Неудивительно, что мой братец едва не прибил тебя! Похоже, ты раздавила все пространственные телепорты и теперь до Сартара придется добираться ножками! О-о-о… Да ему и в голову не придет, что ты сделала это случайно! Особенно после твоего заявления о моей клятве. Я и сам на мгновение поверил, что ты расчетливо заставила меня ее дать, дабы обезопасить себя от моей разъяренной семейки!

Я на мгновение прикрыла глаза и улыбнулась. Мы чувствовали себя как выжившие в кораблекрушении, ступившие на берег острова. Я покосилась на Тора:

– Знаешь, тебе, наверное, лучше переночевать у меня, а то любимый братец еще прибьет с расстройства!

Тор кивнул и поднялся, протягивая мне руку. Напоминая парочку «слепой ведет безногого», мы проковыляли к кровати и завалились, как были, – я в полотенце, а эльф в бриджах и распахнутой рубашке. Заснули мы мгновенно.

Трион д'Орсвит из рода Шаррен

Сижу в таверне «Остролист» на Юго-Западе Тирилона и потягиваю сухое эльфийское вино. Белое. Трэш! Где носит этого паршивца? Я потер лицо руками, вспоминая, как все это началось.

Я вернулся с границ Дилонии усталый и злой. Постоянные набеги фанатичных воительниц раздражали до невозможности. Убивать женщин мы не любим, а постоянно выпроваживать побитых дам за пределы наших земель на редкость утомительно, если, конечно, предварительно не заткнуть им рот. М-да… Только они снова возвращаются, как будто наша территория им медом намазана. Я вспомнил идеи старших офицеров по решению этой проблемы. Наиболее запоминающимися были варианты: брить их налысо, как в Светлом Лесу, или «использовать по назначению», чтобы, по крайней мере, в следующие девять-десять месяцев данные «воительницы» держались подальше от нашей границы. Усмехнувшись, вспомнил предложение молодых офицеров продавать конфискованные доспехи обратно в Дилонию: толку от них все равно нет, только место занимают, а так все довольны – местные дамы получают назад свои наряды, а офицеры – прибавку к жалованью.

Доложив отцу обстановку, я отправился в свои покои, наткнувшись у самых дверей на Оллеро Дро'Шанети, моего брата по оружию и, пожалуй, единственного дроу, которому я доверял. К тому же он занимал пост начальника внутренней стражи Дворца. На предложение выпить и развеяться Оллеро не отреагировал, запихнул меня в мои собственные покои, поставил защиту от прослушки и, резко развернувшись, огорошил весьма неприятной новостью:

– Ты, видно, еще не в курсе? Торрен сбежал:

– Как сбежал?

– Узнал, что его сосватали за Дерейлу Орр'Тен, спер в сокровищнице несколько телепортов и сбежал. Видно, эта новость совершенно выбила его из колеи.

– Нашли? – В голове вихрем кружились мысли. Торрен, младший братишка, безбашенный и избалованный, был моим единственным братом, выжившим в наших жестоких закулисных играх. В основном потому, что на него пока просто не обращали внимания. Больно молод. Какого демона отец включил его в игру? Он ведь совершенно не приспособлен к интригам Двора!

– Нет, – тихо ответил Оллеро. – Официально объявили, что Торрен отправился с дипломатической миссией в Светлый Лес. Треть внутренней стражи отправлена на поиски. Я отобрал лучших. Сам понимаешь, что три дюжины охотников – это не те силы, которыми можно быстро поймать изворотливого мальчишку, учившегося у лучших учителей Сартара, имеющего телепортационные кристаллы и фору в двое суток. А больше послать мы просто не можем – твой отец запретил. Он был… мм… недоволен. Сказал, что раз этот придурок едва не испортил ему игру, пусть выкручивается сам. Ты же знаешь, как он ненавидит дураков. – Оллеро вздохнул и прошелся по комнате. Его можно было понять – одним из этих «лучших учителей Сартара» был он сам. – Насколько мне известно, ищем его не только мы, но и личная Гвардия Старшего Дома Орр'Тен. О помолвке было объявлено десять дней назад, а через два дня, утром, Торрен уехал на охоту и не вернулся. Ты понимаешь, что если Дом Орр'Тен найдет его первыми, то на свадьбе будет присутствовать только тело твоего брата. Дерейла с удовольствием собственноручно высосет ему мозги за такое оскорбление.

Я устало зажмурился, мысли закружили бешеным хороводом. Мой брат действительно идиот! В конце концов, если у него возникли вопросы, мог бы обратиться за помощью ко мне. А вместо этого он испортил отцу такую изящную комбинацию. Тот еще долго будет в бешенстве. Он ведь почти двадцать лет приманивал Дом Орр'Тен. Имея огромные земельные угодья в северо-западной части страны, этот клан был фактически «государством в государстве», что чрезвычайно раздражало и наводило на неприятные размышления. Трэш! Я знал об идее отца, но был от нее не в восторге. К тому же считал, что стоит подождать еще хотя бы десять лет: Торрен еще не был готов. И я не думал, что переговоры пройдут без моего участия, да еще в таком темпе… Либо отец, по своей привычке, не пожелал поставить меня в известность о реальном состоянии дел. Мм-да… Нет, если посмотреть отстраненно, то Торрен действительно подходит для приманки идеально. В отличие от меня, он вполне управляем. И, говоря откровенно, убрать его гораздо легче… Я поморщился – слишком мало фактов, чтобы делать выводы. Однако возникает вопрос: кто надоумил его сбежать? Пожалуй, тут есть два основных варианта: работа Дома Орр'Тен – беззащитного беглеца легче поймать и подчинить – либо отец усложнил свой план. Хотя если учесть, в каком он бешенстве… С другой стороны – может играть… Трэш! Ладно, разберусь по ходу дела.

– Спасибо, Оллеро!

– Удачи, – улыбнулся мой брат по оружию.

Я сжал плечо друга, улыбнулся и, резко развернувшись, направился в сторону сокровищницы. Надо было торопиться.

Мальчишка петлял как заяц. Его и верно неплохо обучили. Преследуй его обычные охотники, возможно, ему удалось бы уйти. Телепортационные кристаллы были большой редкостью, даже в нашей сокровищнице их было всего две дюжины. Как выяснилось, Торрен украл три. Отряд охотников также получил три. Я взял пять. На всякий случай. Меня занимал вопрос, откуда телепортационные кристаллы у Дома Орр'Тен. Отслеживая перемещения обоих отрядов охотников, я убедился, что они их таки имеют.

Не вижу смысла бегать за этим паршивцем – сам придет. Зачем идти по следу? Ведь гораздо проще определить, куда так стремится мой братец. Если мыслить логически, то качественно затеряться он сможет только в большом городе. Из того, что нарыли охотники, ясно направление первого прыжка – Ледойра. Скорее всего, первая планируемая остановка – Тирилон. А как бы я поступил на его месте? Изменил бы рисунок ауры и рванул дальше. А что у нас дальше? Наиболее приемлемые варианты – Сорна и Миирон. Сорна – торговый город, там никто не удивится еще одному дроу, тем более что Торрена в том краю никто не знает в лицо. Так что несведущие и вовсе сочтут его полукровкой. Мирон – тоже хороший вариант – город, полный студиозусов, всевозможных видов и рас, в том числе и полукровок, скроет его весьма качественно. Трэш! Надо поймать его до того, как он уйдет из Тирилона, иначе эти поиски могут сильно затянуться.

Приняв решение, я разбил кристалл телепорта, задавая направление. Придется действовать в одиночку и держаться подальше от охотников. После разговора с отцом у меня не было уверенности, что, найдя Торрена, внутренняя стража не получит приказ отдать мальчишку Дому Орр'Тен. Редко кто видел моего папочку в таком бешенстве. Я поморщился.

Двумя направленными скачками я переместился в Тирилон. Единственным неудобством при использовании телепортов была дикая усталость – тяжелая плата за столь быстрое перемещение. Двойной ношей она легла на мои плечи, пригибая к земле. Ввалившись в гостиницу, я заказал номер и рухнул спать, не раздеваясь. Последняя мысль, перед тем как провалиться в сон, была: сейчас со мной справилась бы даже дилонийская воительница.

Проснувшись в разгар дня, я заказал в номер двойной обед и ванну, выпроводил настырную служанку, страстно желающую потереть мне спинку, и залез в воду. Нет, я, конечно, не против женского пола, просто предпочитаю чистых женщин, а человечьи дамы, похоже, моются только по праздникам… Ну за редким исключением.

Пообедав, я пошел расставлять ловушки на младшего братца: посетил гильдейских магов и ясно дал понять, что любой, кто окажет помощь молодому дроу, желающему изменить свою ауру, будет иметь дело с очень недовольным мною. Маги изнывали от любопытства, но задавать вопросы не осмелились. Дальше наступил черед владельцев артефактных лавок, местных «теневых королей» и знахарей-травников. Мне потребовалось десять дней, чтобы опутать город невидимой плотной сетью. В центре информационной паутины скучал я. Еще раз осмотрел город, отметив появление новой ауры. Похоже, еще один охотник. Незнакомый. Очень необычно. Прикрыв глаза, я присмотрелся к новому участнику игры. Небольшая, но удивительно яркая аура. На фоне города она сверкала как жемчужина на галечном пляже. И, похоже, также обладает невосприимчивостью к наведенной магии. Где-то я читал о похожих аурах… очень давно…

Нет, не вспомнить! Мне стало любопытно. Ладно, отложу на потом. Ну и где, спрашивается, шляется этот паршивец? Первый сигнал поступил на второй день моего ничегонеделания к вечеру. Четкая аура моего брата отметилась на юго-западной окраине города. Как же ты предсказуем, малыш… Трэш! Почти сразу за Торреном появились четыре новых действующих лица. Охотники. Незнакомые. Сильные ауры, явные оттенки владеющих даром сопротивляемости к наведенной магии, хотя, возможно, это просто очень качественные амулеты. Трэш! Аура брата мигнула и пропала. Даже если мальчишка ушел в телепорт, он не сможет одним прыжком добраться в другой крупный город. Значит, скорее всего, останется здесь. Я прикрыл глаза, усиленно сканируя город. Помимо раскинутой мною сети, есть несколько десятков аур-доноров, к которым можно прицепить тень своей ауры и спрятаться. Проблема в том, что этот своего рода астральный «вампиризм» выкачивает силы хозяина ауры-прикрытия, истощая, а иногда и убивая его. Добровольно стать прикрытием согласится только самоубийца. Большинство отмеченных мною в сети города аур не смогут прятать моего брата больше суток. Мальчишка слишком добр, чтобы рисковать чужой жизнью, так что этих можно отсеять сразу. Из оставшихся – две трети принадлежат магам, осчастливленным моим визитом. Оставшуюся треть придется проверять самому.

Весь вечер и добрую половину ночи пришлось прочесывать город, пытаясь выловить Торрена. Мальчишка как сквозь землю провалился. За ночь проверил всех, кто так или иначе подходил под требование ауры-прикрытия. Остались однодневки и маги. Вернувшись в «Остролист» на рассвете, я дал себе два часа на сон. Меня подгоняло понимание того, что брата ищут также и другие охотники. Быстро умывшись и перекусив, я спустился вниз и, растолкав возницу наемного экипажа, снова отправился на поиски. Конечно, передвигаться верхом гораздо быстрее, но, поймав паршивца, я встал бы перед проблемой его транспортировки.

Первая половина дня прошла совершенно безрезультатно. Однодневки, в основном полукровки, не оправдали моих надежд. Прикрыв глаза, я стал привычно сканировать город. Ого! Новый охотник находился совсем рядом! А точнее – в небольшой корчме, уютно устроившейся под двумя огромными дубами. Оставив экипаж во дворе, я мягко переместился к входу в таверну, в очередной раз мысленно поблагодарив Купидона[5]. В Магической школе мы прозвали Купидоном нашего инструктора по маскировке. Он был редкой сволочью и отличным стрелком из лука. Сдать ему зачет можно было, лишь подобравшись к черте, находящейся в пяти метрах от него. Вот только на любой подозрительный шум он стрелял… А заживляющая магия – очень болезненная штука. Зачет я сдал с седьмого раза. Усмехнувшись воспоминаниям, незамеченным пробрался в дальний угол таверны и с изумлением уставился на теплую компанию за угловым столиком. С близкого расстояния можно было полюбоваться на удивительно красивую, чистую и сильную ауру «охотника». Так вот к кому он прицепился. Не ожидал… Человечка. Дивным жемчужным светом в сети города сияла аура молодой смертной девчонки, едва ли достигшей совершеннолетия.

Мой братец в компании светлого эльфа, полукровки и «охотницы» пил эль и жаловался на жизнь.

Я прислушался. А ведь умненькая девочка! На столь мизерном количестве фактов она довольно точно просчитала поведение отца. Вот только с погоней ошибочка вышла. Охота ведется по всем правилам, без поблажек. С другой стороны, она просчитывает ситуацию с точки зрения человека. У них короли окружены таким пиететом, что не вздохнуть, не… хмм… выдохнуть. В их случае сбежать, действительно, удастся только с чьей-то помощью и выжить в одиночку при настоящей охоте невозможно. У дроу совсем другая ситуация. Полностью обученный темный эльф – это небольшая армия в одном лице. Дети у нас рождаются редко, а жизнь – штука сложная, поэтому любого дроу с детства обучают владеть своим телом и всеми видами оружия и магии в совершенстве. Обучение длится долго, люди столько вообще не живут, но результат того стоит. Убить дроу, прошедшего полный курс и получившего статус Мастера, почти невозможно. Торрен, конечно, статуса Мастера еще не имеет, но обучали его лучшие учителя.

Девчонка закончила излагать свою версию событий. Кажется, настала моя очередь.

– Браво, леди! Воистину восхищен вами! – Я постарался вложить в голос как можно больше тепла.

Девчонка резко повернулась и уставилась на меня сузившимися зеленоватыми глазами.

– Тор, у тебя случайно нет старшего брата? – Судя по взгляду, ответа ей не требовалось.

Однако любопытная компания. Если глаза меня не обманывают, то симпатичный эльфенок в углу не кто иной, как Дариэль из Дома Валлани'нор, сын Старшего Советника эльфийского короля. Ну где бы встретиться… Вся четверка смотрела на меня с тихим ужасом. Пожалуй, добавим еще немного эмоций:

– Позвольте пригласить вас в Сартар. Собирайтесь. Возражения не принимаются.

Переглянувшись, компания выбрала парламентера. Кто бы сомневался. Поморщившись, девчонка оглядела меня оценивающим взглядом. М-да… А где почтение к принцу крови и влюбленный взгляд? Неправильная какая-то молодежь пошла…

– Трион, отпусти их, пожалуйста. Они ни при чем! – влез Торрен.

– Позволь мне самому это решать! – Странно, понимает же, что светлого я не трону… Мне это надо – решать дипломатические проблемы? Неужели за девчонку переживает?

– Любопытно, чем же ты так очаровала моего маленького братца? – Я с интересом рассматривал смертную. Молоденькая симпатичная человечка. Чистокровная. Длинные темно-русые волосы, густые и чистые, правильные черты лица, упрямый подбородок. Чувствуется характер. Интересно, что ее связывает с моим братцем?

– Где вы остановились? – Сидеть в центре города, когда вокруг рыщет клан Орр'Тен все же не стоит.

– В таверне «У Грабба» на Зеленой улице, – признался братишка.

– Хорошо. Пожалуй, буду так добр, что отпущу светлого и человеческого ребенка, а ты и девчонка пойдете со мною. – Я с изумлением уставился на упрямо сжавших губы мальчишек. Они что, думают, их «даму сердца» собираются живьем съесть?

– Они – мои друзья, а Лорин живет вместе со мною… – Я слегка приподнял бровь, оценивающе оглядывая юного полукровку. – В одной таверне! – Человечка верно оценила мой намек и явно разозлилась.

Выведя разношерстную компанию во двор корчмы, я еще раз попытался избавиться от балласта. Мне был нужен мой брат и человечка, прикрывающая его ауру. Не прошло… Трэш! А ведь можно было бы стартануть через телепорт прямо из экипажа. Всю дорогу я сверлил взглядом эту смертную нахалку. Как ни в чем не бывало она устроилась на коленях светлого эльфа, прижавшись к нему всем телом и с милой улыбкой слушала какие-то глупости, нашептываемые ей на ушко.

Наконец мы добрались. Легко выскочив из пыточного сооружения, по какому-то недоразумению названного экипажем, я протянул человечке руку. Девчонка соскочила на землю, не обратив на меня ни малейшего внимания, и стала оглядываться по сторонам. Остальные потихоньку выбирались из кареты. Это же… Не может быть! Я напрягся, ощутив два кратких пространственных перехода, но порталы на такое расстояние не действуют, на столь краткие переходы способны только демоны-хранители… Трэш! Я изумленно смотрел на насмешливо улыбающуюся девчонку. С одной стороны к ней прижимался молодой сэльфинг, а с другой ластился гарр'краши. Прикрыв глаза, увидел тонкие нити Сил, сплетающие этих троих в единое целое. Она действительно была их Хозяйкой.

– Леди, не пытайтесь натравить на меня сэльфинга. Он слишком молод, чтобы победить.

Девчонка внимательно посмотрела мне в глаза и кивнула. Действительно, умная девочка. Кажется, начинаю понимать, почему эти мальчишки так за нее волнуются.

В таверне человечка заказала ужин на пятерых в свой номер… за мой счет. Нахалка. Она начинает мне нравиться. Поднявшись в ее комнату, я уселся напротив этой гоп-компании и уставился на них взглядом василиска:

– Ну и что мне с вами делать?

– Так ты выскажи свои предложения, а мы выберем… – Похоже, у нас тут кто-то очень смелый?

Я усмехнулся и начал:

– Вариант первый: я перерезаю вам глотки и забираю братишку домой. По-моему, это лучший способ решить проблему. Вариант второй: могу за компанию захватить девчонку – развлечет меня пару вечеров в благодарность за спасение своей жизни. Ну и третий: вы отвечаете на мои вопросы и, возможно, останетесь живы… Если ваши ответы меня устроят.

Ответили, конечно, хотя в основном говорила девчонка. Любопытная история. Потом расспрошу подробности.

Служанка принесла нам еду, прервав нашу милую беседу. Пожалуй, мы останемся здесь на ночь, благо что развлечение себе я уже подыскал. Вполне заслуженный небольшой отдых.

Убедившись, что Торрен лег спать, я отправился в комнату Лейны. Забавное имя у этой человечки. На древнем языке дроу Лей'ена – загадка, даже не так, это, скорее, сложная головоломка, открывающая решившему ее невообразимые возможности. Интересно, соответствует ли девчонка своему имени?

За стенкой плескала вода. Я, не стесняясь, развалился на кровати и расслабился. В конце концов, она явно не девочка. Слишком свободно вела себя со светлым эльфом. Да и Торрен обмолвился, что ночевал прошлую ночь у нее.

– Если считаешь, что я брошусь тебе на шею, – ты просто идиот! – Лейна вошла неслышно и сейчас смотрела на меня, как на предмет мебели.

– Однако ты не удивлена! – Я попытался смутить девчонку.

– Ты весьма предсказуем, – усмехнулась эта стервочка.

Трэш! Похоже, она собирается указать мне на дверь?! Я резко встал с кровати. Девчонка шагнула назад и сбросила со стула мои вещи. Сейчас, прокручивая события тех дней, понятно, что она сделала это случайно, но тогда ее действия показались мне спланированными и идеально четко выполненными. Одним легким движением стройной ножки она раздавила пространственные телепорты, оказавшиеся на полу вместе с остальными вещами…

– Дрянь!

Девчонка отлетела к стене, ударилась и сползла на пол, глядя на меня поразительно спокойными глазами. Сейчас я ее просто прибью! Странно, в ее глазах не было ни капли страха. Это должно было бы насторожить, но я был слишком зол.

– Нет! Не смей ее трогать!

Торрен! Мальчишка стоял, заслоняя эту маленькую дрянь и наставив на меня мои собственные клинки… Нет, не мои! Я внимательно оглядел оружие, но решил, что этот вопрос не первостепенный.

– Братишка, отойди по-хорошему…

– Я не могу! – В его голосе было отчаяние, но отступать он, похоже, не собирался.

Наш молчаливый диалог разбил нежный чарующий голос смертной. «Надо же, отстраненно подумал я, – а мы-то всегда считали, что самые красивые голоса у эльфиек».

Вот только произнесенная фраза привела меня в ужас:

– Трион, знаешь, Торрен отказался перевести эту фразу… Может, ты соизволишь мне помочь? Так что означает фраза: «Лери'ин тер шарр'десс Торрен д'Орсвит ин харр Шаррен верт дирайн. Да'аррт»?

Я смотрел ей в глаза. Смотрел и понимал, что только что едва не убил собственного брата. А она улыбалась… Без торжества, без сочувствия, просто принимая свою победу, в которой и не сомневалась.

– Это означает: «Я, Торрен д'Орсвит из Дома Шаррен, кровью рода клянусь защищать тебя ценою жизни. Да видят Хранители Истины». И это значит: если мой брат не убережет тебя, то умрет вслед за тобою…

Я смотрел на эту странную женщину. Сейчас она казалась старше и опаснее… И она обыграла меня. Я нырнул в воспоминания. Пожалуй, такое сокрушительное поражение моему самолюбию нанесли лишь однажды. На втором курсе Магической школы меня признали лучшим и присвоили звание Первого клинка, чем я очень гордился. На показательном смотре мы должны были фехтовать с одним из наших учителей, но его заменил незнакомый юный дроу. Невысокий, хрупкий, с мечтательными голубыми глазами, в которых не было возраста. Возможно, он не так уж и юн… Жаль, что тогда я не обратил внимания на эту здравую мысль. Его волосы были странного абсолютно белого цвета. В большинстве своем дроу светловолосые, но это, скорее, различные оттенки серебра и пепла, а такой цвет мне еще не встречался. Будучи уверенным в своей победе, я безрассудно атаковал… и через пять минут то, что от меня осталось, выносили с поля в полумертвом состоянии. Мой соперник прокомментировал мою глупость одной фразой: «Первое правило воина гласит: нельзя недооценивать противника. Ты его нарушил. Надеюсь, ты запомнишь урок». Так я познакомился с легендой – великим воином и Мастером-оружейником. С отшельником, о котором в народе дроу ходит больше легенд, чем о большинстве богов, – моим прадедом Вортоном д'Орсвит из рода Шаррен.

– Ты выиграла, Лейна.

Похоже, боги решили дать мне урок смирения, и я проиграл простой смертной девчонке. Вортон, твой ученик опять попустил удар… недооценил противника. Но она… она… великолепна! Боги и демоны, какая бы из нее вышла королева! Последняя мысль так поразила меня, что закончил я ее вслух:

– Жаль, что ты не дроу!

– Что-то мне подсказывает, что я это переживу! – усмехнулась девчонка.

Идиот! Ты бы ей еще предложение по всей форме сделал! Покосившись на смертную, я быстро подхватил свои вещи и выскочил из комнаты. Надо успокоиться.

Трэш! Эта стервочка оставила моего братца у себя на ночь. Похоже, решила отпраздновать победу по полной программе. Я что, ревную?

ГЛАВА 5

Антропоморфный дендромугант – так по-научному называется Буратино.

NN

Лейна

Охх! Как голова болит! Это сколько же я вчера выпила?! Приоткрыв левый глаз, я обозрела доступное к восприятию пространство. Ни черта не помню! Так, значит… Доигралась, матушка, – тупо толкнулась в голову мысль, когда взгляд наткнулся на полуобнаженное мужское тело рядом со мной. А если быть точной – я на нем частично лежала. Ну и кто тут у нас? Отодвинувшись, я внимательно рассматривала парня полусонными глазами, когда наконец моя дремлющая память соизволила проснуться.

– Торрен, черти тебя дери, перестань меня обнимать!

Дроу лениво открыл глаза и пробурчал:

– Ну чего ты так орешь? Сама ночью приползла греться!

Я набрала воздуха в грудь, собираясь просветить темного эльфа насчет его родословной… и покорно сдулась: у меня действительно была идиотская привычка подваливаться под бок и греться. Возмущенно покосившись в насмешливые зеленые глаза, я решила произвести давно задуманный эксперимент – не пропадать же такой возможности! Осторожно придвинувшись к дроу вплотную и прикрыв глаза, тщательно его обнюхала. Тор, явно не ожидавший от меня подобной подлости, оскорбленно на меня покосился.

– У меня, знаешь ли, вчера не было возможности помыться! Сначала брат целый час рассказывал, какой я кретин, а стоило сделать вид, что устал и заснул, как кому-то слишком шустрому пришлось жизнь спасать! – Дроу попытался выкарабкаться из-под меня, обиженно сопя. Я тихо хихикала, ну не объяснять же, что просто решила проверить, как темные эльфы пахнут? Кстати, вкусно пахнут! Мне понравилось…

В разгар нашей возни щеколда на двери поднялась, и в приоткрытую щель двери осторожно просунулась голова Дариэля.

– Развлекаетесь? – насмешливо приподнял брови мой друг и вошел. – Мне прямо завидно!

– Если так завидно – могу уступить свое место! – не слишком вежливо предложила я.

– Ты чего? Не с той ноги встала? – Дариэль осторожно отступил поближе к выходу.

– Нет! Мне просто интересно, почему моя комната превращается в цирк! Если дверь закрыта на замок, то надо хотя бы стучать, прежде чем войдешь! – Я возмущенно смотрела на скалящихся эльфов. – И, кстати, как ты вошел?

– Да просто! – Дариэль сделал замысловатое движение рукой и щелкнул пальцами. Щеколда послушно дернулась, закрывая дверь.

– Ты тоже так можешь? – Я вопросительно смотрела на Тора. Тот беззаботно кивнул. Ну все! Я злая!

– Кыш из моей комнаты! – Для усиления эффекта я швырнула в веселящуюся парочку подушкой. Дариэль, смеясь, уточнил:

– Заказать тебе пока завтрак?

– Да, я через полчаса спущусь… – Нет, на них просто невозможно сердиться.

– Ладно, новости мне пока Торрен расскажет!

За захлопнувшейся дверью послышалась подозрительная возня и смущенный голос Дариэля:

– А, Трион, доброе утро! Мы завтрак идем заказывать… Ты будешь?

Не выдержав, я уткнулась лицом в подушку, гася приступ хохота! Да уж… Похоже, в глазах старшего дроу падать мне уже некуда! Мысленно представив изумленное лицо Триона, я ухмыльнулась и выбралась из постели. Полотенце, до сих пор каким-то чудом держащееся на мне, выглядело крайне помято и непрезентабельно. Подозрительно покосившись на щеколду, я приставила к двери стул и размотала свой ночной убор. Показанная зеркалу спина выглядела крайне живописно. Синяки и ссадина от удара о стену ныли и вопияли о возмездии. Я задумчиво сощурилась: как бы вернуть должок темному эльфу? Силой его не возьмешь, опыта у него больше, да и вообще – непрошибаемый, зараза! Ладно, посмотрим, что можно придумать. Я не злопамятная – просто злая… а память у меня с детства хорошая!

Умывшись и заплетя косу, я влезла в любимые джинсы. А что? Моих друзей этот наряд не удивит, они его уже видели, а дроу переживут. Насвистывая, я застелила постель и потопала вниз, кормить своих зверей. Черт! Завтра передо мною станет проблема свежего мяса. И если Тигр какое-то время продержится на подножном корме, то растущему организму Малыша нужно не меньше двадцати килограммов мяса в день, а желательно вдвое больше.

Улыбнувшись трактирщику, я прошла по черному ходу, ведущему к сараю с телегами. Милор как раз сортировал товар для сегодняшней продажи. Поздоровавшись, купец задумчиво на меня покосился и, помявшись, выдал:

– Лейна, ты, конечно, взрослая девушка, и я не вправе тебе советовать… Но все же будь осторожнее: дроу – не люди и даже не светлые эльфы. Смертные для них – просто игрушки. А надоевшие и сломанные игрушки они выбрасывают.

– Не беспокойся, Милор! – Надо же, а ведь старый деляга действительно за меня переживает. – Я не собираюсь становиться чьей-то игрушкой. И тот, кто этого не поймет, очень сильно пожалеет о своей ошибке.

Продолжить мне не дали – с двух сторон ко мне прижались умильные мордочки моих демонов. Совсем я, что ли, плохая? Уже второй раз не замечаю, откуда они взялись! Ну как из воздуха вынырнули! Вздохнув, я поплелась к дальней телеге за мясом.

Убедившись, что мои подопечные не останутся голодными, я пошла в сторону гостиницы, намереваясь позавтракать. Открыв дверь и убедившись, что все ждут только меня, протопала к столу и уселась на свободное место. Лорин, умничка, послушался и еще на рассвете отправился в королевские казармы.

Трион уставился на меня подозрительно задумчивым и оценивающим взглядом.

– Уважаемый, на мне картинок нет! Может, хватит меня рассматривать? – не выдержала я. – И что у нас на завтрак?

– Творог, блинчики, вчерашнее рагу из отаки, яичница, пироги – выбирай! – щедро предложил светлый эльф.

– Мне творог и отвар с пирогом, – внесла я свою лепту в общий заказ. – Итак, как дальше жить будем? – Вопрос в основном адресовался Триону.

– Дружно! – усмехнулся тот, сверкнув на меня зелеными глазами. – Вы, леди, продолжаете прикрывать моего брата, тем более что его общество, как я понял, вам вполне приятно! А я буду искать способ быстро переправить его в Сартар. И желательно, чтобы вы не отлучались из гостиницы.

– Это невозможно! У меня слишком много дел вне стен этого заведения. И откладывать их я не могу. – Если позволить дроу ставить условия – я стану пленницей в этой гостинице.

– Я вынужден настаивать! – Голос Триона стал ледяным.

– Настаивайте, кто вам мешает!? Только это ничего не изменит. – Я спокойно смотрела в ледяные глаза дроу.

– Лейна, я ведь могу тебя заставить! – голос моего противника зазвучал необычайно мягко.

– Как? – Похоже, придется играть жестко. – Убить меня ты не сможешь – клятва брата не даст. Убивать Дариэля и Лорина не станешь по политическим мотивам. Дариэль принадлежит к одному из Старших Домов Светлого Леса, а Лорин с сегодняшнего утра зачислен в элитный полк королевских гвардейцев. После гибели посла Ледойры в Сартаре у вас весьма напряженные отношения. Остались Тигр и Малыш… Конечно, ты можешь прикончить моих демонов. Я их люблю, и это причинит мне боль… Но ты уверен, что сможешь потом мною управлять? Я ведь сделаю все возможное, чтобы отомстить и уничтожить тебя. Заметь, не убить, а именно уничтожить! Чтобы ты жил и помнил…

Я смотрела в горящие зеленые глаза, стараясь взглядом выразить свою решимость идти до конца. Стоит дать слабину, и этот ледяной красавчик сделает из меня марионетку на веревочках.

– Ну это весьма примитивные варианты, есть ведь и другие возможности. – Лед в зеленых глазах растаял, и я ошеломленно смотрела на самого красивого и обаятельного мужчину в моей жизни. «Соберись! Иначе из тебя сейчас просто веревки начнут вить!» – отвесил мне звонкую пощечину внутренний голос.

Я опустила глаза и протянула своим самым нежным голоском:

– Ну… в эти игры ведь можно играть вдвоем! Ты не боишься проиграть? – Я подняла на дроу светящийся обожанием и легкой насмешкой взгляд и подарила свою лучшую улыбку.

Похоже, этого он не ожидал. Улыбка темного эльфа слегка потускнела, а взгляд из чарующего стал задумчивым.

– Тебе что, не нравятся мужчины? – осторожно поинтересовался Трион и покосился на брата. Тор, фыркнув, возмущенно посмотрел на старшего:

– Ты на что это намекаешь?

– Он намекает, что в прошлые две ночи ты был не на высоте, и это отбило у меня охоту ближе знакомиться с другими дроу! – хихикнула я.

– ??! – Тор возмущенно переводил взгляд с меня на братца, потеряв дар речи.

Дариэль тихо сидел рядом со мною, кося сияющими от смеха глазами с одного дроу на другого. К счастью, подошла служанка с нашим заказом, и тему закрыли. Тор дулся до конца завтрака. Я с безмятежным видом запихивала в себя творог, стараясь не подавиться под взглядом Триона. Как же это меня нервирует!

Трион

– Так что ты собираешься делать? – Я смотрел, как девчонка невозмутимо уплетает творог, совершенно игнорируя мой пристальный взгляд. Надо же! Не ожидал, что она устоит перед моим очарованием. Я мысленно усмехнулся – ну по крайней мере, первый удар она выдержала.

– Мне нужно посетить одну магичку – Морею Озерную. Заскочить к ювелиру и проверить, как дела у Лорина. – Лейна спокойно улыбнулась мне и уточнила: – Твоего брата возьму с собой, а то радиус моего прикрытия не больше ста метров.

– Позволь известить, что по городу рыщут две команды охотников, которые отлично знают его в лицо. – Я не собирался отпускать Торрена на опасную экскурсию.

– А ты не можешь его замаскировать? – Человечка посмотрела на меня невинными глазами. – Ну чтобы он на себя не был похож?

М-да… А ведь и верно хорошая идея! Я не рассматривал подобный вариант, так как утром собирался прыгнуть через телепорт в Сартар, но смертная права: замаскировав внешность брата в придачу к изменению ауры, мы практически полностью обезопасим его от охотников. Тогда я смогу спокойно заняться своими делами, не беспокоясь, что младший шляется по городу без прикрытия. А если подключить Дариэля и использовать Магию Леса, то ни один амулет дроу не вычислит маскировку! И времени это займет от силы четверть часа… Только бы светлый согласился! Покосившись на него, я осторожно спросил:

– И в кого ты предлагаешь его замаскировать?

Дариэль смотрел на меня с неподдельным интересом: действительно, кто не станет бросаться в глаза?

– В светлого эльфа, конечно! – Лейна оглядела нас с легким изумлением, как будто поражаясь нашей тупости. Да что эта девчонка себе позволяет?! Хотя признаться честно, вариант наилучший. Вон как у Торрена лицо вытянулось! И, кажется, я знаю, как наказать братишку за то, что он заставил меня побегать!

– Что, решила из меня блондинчика сделать? – прошипел разозленный Торрен, косясь на Лейну.

– Ага, люблю блондинов! – безмятежно отозвалась человечка. – Да не дергайся ты, зато ни один дроу тебя не узнает! Ну кому такое в голову придет?

– Это точно, никому! Зато, когда узнают, – я стану посмешищем! Светлый эльф! Это ж надо такое удумать! – Торрен не собирался сдаваться.

– Глупости! Посмешищем станут те, кто не смог тебя поймать! – отрезала девчонка, допила отвар и встала из-за стола. – Собирайтесь, через полчаса выходим.

Я улыбнулся. Она все больше мне нравится! Весьма нестандартно для человека мыслит. Обладает неплохим чувством юмора. На мой взгляд, она, конечно, простушка… но для человечки – весьма привлекательна. Упрямая. М-да… Пожалуй, я таки развлеку себя небольшой охотой. Она обещает быть интересной.

Лейна

Возвращаясь в свою комнату, я хмуро размышляла. Мне категорически не нравился тот задумчиво-заинтересованный взгляд, которым рассматривал меня старший дроу. Он определенно сулил мне проблемы. Вот только бы знать, что задумал этот тип. Никак не могу его разгадать. Весь разговор мне казалось, что со мною просто играют, выискивая слабые стороны. Черт! Как же обезопасить себя от Триона? В раздумьях, остановившись перед дверью, я машинально повторила движение Дариэля и щелкнула пальцами. Уже захлопывая за собой дверь, я поняла, ЧТО сделала, и остановилась на месте как вкопанная. Развернувшись, повторила движение. Облом… Халява закончилась! Последующие щелчки пальцами оставили щеколду совершенно равнодушной. Ладно, потом разберусь. Пока можно сказать одно: в какой-то мере я тоже обладаю магией. Пустячок, а приятно! Пожалуй, расспрошу об этом Морею.

Накинув плащ, подхватив колчан с луком и кинжал, я отправилась к номеру Триона. Если верить Дариэлю, изменение внешности не займет много времени.

Еще на подходе к комнате дроу я услышала истерические взвизги и безмятежный голос Триона, кстати, весьма злорадный. Навстречу мне из комнаты вывалился Дариэль, глядя на меня сияющими глазами и крепко зажимая рот двумя руками.

– Дариэль, что случилось? – Чую: творится что-то неладное.

Эльф захлопнул дверь и сполз на пол, всхлипывая от смеха:

– Лейна, клянусь, я не знал, что он задумал! Я только ассистировал! Направлял потоки… О-о-ох… – Звуки за дверью нарастали, переходя в явный скандал. – Трион, он… В общем, все получилось!

Я начала нервничать:

– Дариэль, да в чем дело? Не доводи до греха! Что там случилось?!

Эльф слабо махнул рукой и отлип от двери. Не выдержав, я схватилась за ручку и попала в разгар семейной сцены!

– За что ты так меня ненавидишь?! – кричала на Триона обнаженная и сказочно прекрасная светлая эльфийка. Я замерла. Никогда не представляла, что женщина может быть так красива. Огромные синие глаза, волосы цвета майского меда и янтаря, изумительная кожа и фигура, от которой даже у меня дух захватило… Да-а, так и ориентацию недолго поменять…

– Торрен, это ты? – В моем голосе скользило явное недоверие.

– Да! Я! Посмотри, ЧТО они со мною сделали! – Юный дроу был просто в истерике. – Да я вас всех за эту «гениальную идею» прибить готов! Особенно тебя! – Тонкий пальчик разгневанной эльфийки ткнулся в мою сторону.

– А я-то тут при чем? Братца своего благодари! – попыталась я откреститься от подобной чести.

– Да? А кто придумал меня в светлого эльфа превратить?!– Красавица закусила губу и посмотрела на меня с обидой и яростью.

Я же с интересом уставилась на перевоплощенного друга.

– Трион, а насколько это настоящее? – Мне ужасно хотелось потрогать иллюзию, но я опасалась, что подобного издевательства Торрен просто не вынесет и действительно прибьет меня с горя.

– Полная иллюзия! Зрительная, осязательная и даже ментальная… – довольно промурлыкал Трион и неожиданно шлепнул «братишку» по заду.

– Гад! – Эльфийка подскочила и в развороте влепила Триону пощечину.

– Видишь, даже замашки типично бабские, – ухмыльнулся старший дроу, ничуть не обидевшись. Торрен яростно взвизгнул и попытался придушить братца. Тот легко уклонился и, смеясь, посоветовал: – Ты бы пока оделась, цыпочка! А мы тебя снаружи подождем…

Я, закусив губу, дабы не заржать, поспешно ретировалась в коридор. За мной выскочил Трион и захлопнул дверь. С другой стороны в дубовые доски двери ударилось что-то тяжелое, жалобно треснуло и скатилось на пол, сопровождаемое потоком певучих проклятий.

– Предлагаю всем спуститься и выпить эля! – предложил Трион. Выглядел он довольным, как обожравшийся сливками котяра. Переглянувшись, мы с Дариэлем последовали за дроу, оставив его младшего братца бушевать в номере.

Усевшись за угловой столик, мы заказали эля и орешков. Я задумчиво уставилась на Триона. В голове крутилась любопытная мысль. Что-то мне подсказывало, что старший дроу не простил мне отказа. А в этом случае получается любопытная картина. Трион одним ударом не только наказал младшего братишку за своеволие, но и лишил меня постельного партнера, каковым, по его мнению, являлся Торрен. Пожалуй, стоит прояснить этот вопрос.

– Трион, скажи, если это полная иллюзия, то как я смогу заниматься с твоим братом любовью? – Дариэль при этих словах подавился и уставился на меня с искренним изумлением. Я наступила ему на ногу – этот идиот мне всю игру испортит! Эльф понял, что я что-то задумала, и опустил взгляд в кружку.

– Никак! – мило улыбнулся Трион. – Придется немного потерпеть… или найти другого… хмм… близкого друга.

– Почему-то я так и думала, – констатировала я, глядя на темного эльфа.

Торрен спустился через полчаса. Посетители таверны с восхищением уставились на сказочно красивую эльфийку в обтягивающем мужском костюме. Да, мне при таких темпах недолго и комплекс неполноценности заработать. Сверля нас яростным взглядом, красотка танцующей походкой подошла к столику и залпом выпила кружку эля, опрометчиво выпущенную из рук прибалдевшим Дариэлем.

– Я вам это припомню! – прошипела «эльфийка», обведя нас бешеным взглядом. Переглянувшись, мы встали из-за стола.

– Я должен заглянуть к дяде, вечером зайду – узнаю, как у вас дела… – Дариэль решил свалить от греха подальше.

Ну я его понимала: в этой ситуации я бы тоже предпочла находиться как можно дальше от взбешенного Тора… или, правильнее, – Тори? Я скосила глаза на кипящую от ярости «эльфийку».

– Тори, ты пойдешь со мною к Морее Озерной? – уточнила я.

– Как ты меня назвала? – подозрительно ласково спросила меня красотка.

– Тори. – Я слегка поежилась под горящим взглядом. Горгона Медуза отдыхает! – В моем мире это сокращение от Виктории. Виктория – значит победа. Ты ведь не думаешь, что идея окликать тебя мужским именем – хорошая?

– Трэш-ш!!. – «Эльфийка» тряхнула роскошной белокурой гривой и пошла к выходу из харчевни. Мы завороженно уставились ей вслед. Где он, интересно, такой походке научился?

– Трион, ты уверен, что это была хорошая идея? – задумчиво поинтересовался Дариэль, провожая взглядом Тора.

– Уже не слишком… – ответил добрый старший братик и оглянулся на меня: – Ты присматривай за ним, если что…

– Это если охотники вместо того чтобы ловить, попытаются его совратить? – невинно поинтересовалась я. Трион бросил на меня возмущенный взгляд, но покорно кивнул.

– Не волнуйся! Скажу, что он – твоя любимая девушка, и охотники от нас отстанут! – Я предусмотрительно ушла из сектора обстрела, опасаясь получить от возмущенного дроу тяжелым предметом.

Дариэль, за которого я спряталась, предательски согнулся от хохота, открывая меня для расправы. К счастью, Трион впал от моего заявления в прострацию, и обошлось без членовредительства. Пока он не пришел в себя, я быстренько рванула вдогонку за Тори. Все же для собственного спокойствия я решила взять с собою сэльфинга.

– Спокойнее! Куда ты несешься? – Я одернула преображенного дроу за рукав, разворачивая лицом к себе.

– Подальше отсюда!!

М-да… Как бы его успокоить?

– Тор, ну что ты бе, сишься? В любом положении есть свои плюсы и минусы. Даже в твоем теперешнем…

– Да? И какие, например?! – Кажется, заинтересовался.

– Например, отомстить старшему братцу! Я ему уже намекнула, что если мы встретим охотников и те станут приставать, то представлю тебя его любимой девушкой! Пускай попсихует!

Эльфийка, стоящая напротив и пока весьма слабо ассоциирующаяся у меня с приятелем, блаженно прищурила сапфировые глаза и пропела:

– О да! Я его так распишу – мало не покажется… Это будет дивная месть! Он пожалеет, что решил ТАК надо мною подшутить! – От улыбки блондинки у меня по спине протопала армия мурашек. На мгновение мне стало жаль старшего дроу, пока я не повернулась и не зашипела от боли в израненной спине. Конечно, нехорошо творить свою месть чужими руками, но зато как удобно! И о местах в первый ряд на это шоу я позабочусь! Моя улыбка в этот момент была поразительно светлой и искренней. Подхватив эльфийку под руку, я повернула к воротам. С другой стороны от меня пристроился Малыш. Пожалуй, сначала к ювелиру…

ГЛАВА 6

Кто ходит в гости по утрам, тот поступает мудро!

Винни-Пух

Мы шли по улице в направлении Гномьей Слободы. Торрен, замаскированный под светлую эльфийку, напряженно поводил плечами.

– Ну и что ты опять психуешь?! – не выдержала я.

– Ты что, не видишь? Они же все на меня смотрят! Явно обо всем догадались… – Блондинка подозрительно скосила глаза на компанию наемников, которые, в свою очередь, внимательно ее разглядывали.

– Тори, да ты им просто понравилась! – Я довольно мерзко хихикнула и добавила: – А если ты не перестанешь на них пялиться, то эти типы попробуют познакомиться с тобою поближе.

Тори моментально прибавила шагу, бросив на наемников уничижительный взгляд.

– Ну чего застыла на месте? Шевелись давай! – прошипела эльфийка, зацепив меня под локоток, и на крейсерской скорости потащила вперед.

– Тори, если ты будешь бегать от мужчин – останешься старой девой! – не удержалась я.

– Если не прикусишь свой острый язычок, то от тебя не останется даже ее, – холодно предупредил замаскированный дроу, невероятно напоминая себя настоящего, пожалуй, впервые за время преображения. Ну слава богам и Демиургам! А то я уже начала волноваться, что он так и будет все время истерить по поводу своей внешности. Хихикая, я короткими перебежками двигалась за Тори. До Гномьей Слободы мы добрались минут за десять. Отыскав нужный нам дом, мы постучали в ворота. Мастер Ти Рен'орт посоветовал обратиться к его другу – ювелиру Ошу Дра'Мерни. Мы не задержались у старого гнома. Честно рассказав, как у меня оказались золотые украшения, и искренне развеселив Мастера-ювелира, я забрала шесть золотых монет и выдернула Тора из лавки. Как настоящая девица, он уставился на изумительной красоты ювелирные украшения. Я бы тоже полюбовалась, но без денег это просто не имело смысла – только душу травить.

Довольно мурлыкая, я засунула монетки во внутренний карман и повернулась к своему другу… Или подруге? Пожалуй, пока дроу в женской ипостаси – буду считать его подружкой. Я поделилась своими размышлениями с Тором, упирая на то, что иначе можно провалить всю легенду. С тяжким вздохом дроу со мной согласился. Мы повернули в сторону королевского Дворца, собираясь поискать Лорина в казармах гвардейцев.

– Не вешай нос! – усмехнулась я. – Когда у тебя еще будет такая возможность повеселиться?

– Что-то мне не до приколов! Ты просто не представляешь, что меня ждет, если при Дворе узнают о моих «увеселениях», – вздохнул дроу. – А они узнают, можешь не сомневаться!

– Так расскажи сам. Причем так, чтобы смеялись вместе с тобой, а не над тобой! Пусть посмешищем станут, к примеру, охотники твоей невесты… делать посмешищем твоего братца мне как-то не хочется!

– Как это, интересно? – дроу настороженно смотрел на меня.

О-о… Похоже, это будет что-то! Ох и повеселюсь же! Мысленно я уже облизывалась, представляя дивную месть Триону. Даже спина перестала ныть! Только я разбираюсь в отношениях между людьми, а у дроу могут быть другие тонкости. С этого момента стоит быть поосторожнее и повнимательнее.

– Тори, расскажи-ка мне об отношениях между дроу. Если мужчине-дроу нравится девушка, как он это показывает? И вообще, какой нужно быть, чтобы понравиться дроу?

– Что, хочешь моему братцу понравиться? – съехидничал приятель.

– Больно надо! – фыркнула я. – Да мне и стараться не придется, подозреваю, что Трион и так по первому зову в мою постель прыгнет. Только мне это не нужно. Можешь передать братишке, что я не люблю предсказуемых мужчин. Пускай побесится! А то он, похоже, поохотиться на меня решил. – После недолгих раздумий я именно так расшифровала странные взгляды дроу. Они подозрительно напоминали некоторых моих сослуживцев и противного соседа сверху, пытавшихся разнообразить мою личную жизнь своим обществом. Заодно проверим, правильно ли угадала! Я зажмурилась, предвкушая развлечение. Ладно, вернемся к нашим баранам, то есть охотникам.

– Тогда что ты задумала? – затеребила меня Тори.

Я нежно улыбнулась, глядя в возбужденно блестящие синие глаза эльфийки. До чего же хорошенькая получилась!

– Ну я далеко не специалист в отношениях дроу, но, думаю, если тебе удастся обворожить главу охотников своей невесты и получить от него подтверждение… Я мечтательно улыбнулась и продолжила: – В общем, по твоему возвращении в Сартар будет два варианта событий: либо охотники будут молчать в тряпочку об этой истории, либо весь ваш Двор будет громко ржать, но не над тобой!

– Что значит обворожить? – подозрительно покосился на меня Тор.

– Фу, ну как тебе не стыдно! Ты же у нас приличная девушка, вот пусть и относятся к тебе соответственно. – Я хихикнула. – К тому же для дроу это будет таким неожиданным и притягательным извращением – скромная светлая эльфийка.

– Почему это извращением? – обиделся Тор. – Что мы, по-твоему, на каждую встречную прыгаем?

– Прости, конечно, если обидела, но примерно так реагировали те немногие дроу, которых я знаю… Может, мое мнение изменится? – Наверное, не стоит быть такой язвой, парню и так нелегко. Но пока он отвлекается на меня, то не думает о шуточках своего братца. Кстати, о братце: заодно и Трион понервничает! Я довольно улыбнулась и посоветовала: – А пока потренируйся на кошках!

– На ком? – потрясенной статуей застыла эльфийка.

– Не пугайся, это у меня дома присказка такая! – искренне засмеялась я, глядя на изумленную красотку. – На самом деле имелись в виду прохожие.

– И как на них тренироваться? – полюбопытствовала Тори.

– Смотри и учись! – Я бросила на проходящего мимо дядьку взгляд, полный восхищения, смущения и желания. Потом, слегка улыбнувшись, опустила очи долу. Мужик застыл на месте и уставился на меня слегка расширенными глазами: «Я не ошибся?» «Нет, не ошибся!» – молчаливо ответили мои глаза и засияли, и улыбка стала более открытой. Вообще-то сияли они от смеха, но тем, кто мало меня знает, могло показаться, что я действительно влюбилась! Особенно тем, кто хочет в это поверить. Мужик как притянутый шагнул ко мне. Я спокойно продолжила нашу дорогу, бросив на остолбеневшего дядьку прохладный и слегка изумленный взгляд. Кажется, бедолага так и остался стоять посреди дороги, глядя нам вслед.

– Но ты же ничего ему не сказала! – изумилась эльфийка.