/ Language: Русский / Genre:sf_humor, / Series: В сказке

Жизнь Как В Сказке

Елена Плахотникова


sf_humor Елена Плахотникова Жизнь как в сказке ru ru anax anax@e-mail.ru FB Tools 2005-12-06 http://www.fenzin.org 4BCE4D78-4DB7-41CF-8BCC-EA0DFCEB0D35 1.0

Елена Плахотникова

ЖИЗНЬ КАК В СКАЗКЕ

ЧАСТЬ 1

1.

Ветер в спину, а мы переправляемся. Течение сильное, мощное и паром сносит много ниже точки отправления. Но никого это, похоже, не волнует. А команда парома – или все-таки корабля? – ведет себя так, будто все чего деется, это правильно и по-другому быть не может.

Ладно, ваше корыто, вам же, в случае чего, со дна его поднимать и ремонтировать.

Всего раз команда заволновалась. Это когда нас близко к берегу подносить стало. А на тот берег только скалолазам и забираться. Вот и пришлось команде подсуетиться. Крюки на тросах забрасывать, да к какому-то столбу подтягиваться. Каменному.

Я только глянул на этот камень, и зубы у меня заныли, и в брюхе нехорошо так заворочалось. Словно укачало меня. Как в самолете, после конкретной болтанки.

Ну, погладил брюхо ладонью. Типа, спокойно, родное. Не надо такой хороший обед за борт выкидывать. И всякие рыжие коротышки нам не указ. Это их от древнего колдовства выворачивать должно. А на нас оно не действует. Вот не действует и все! Не действует! Кому сказано?!

Вот так-то лучше. Дыши, Леха, глубже и смотри дальше. Там еще очень примечательные камешки виднеются. Спрашивал, что такое башни и мосты, так вот они –в развалинах лежат. Сколько лет уж прошло, а до сих пор их боятся. Не останавливаются возле них, не селятся, не отстраивают. Только в ругательствах и вспоминают. Вроде, чтоб тебя Башней придавило или чтоб умереть тебе на Мосту… Будто не все равно, как и от чего.

Паром давно уже развалины миновал, а я все сидел и на другой берег пялился. Впервые за несколько дней со мной автоподсказчик заговорил. Я уже и забывать начал, как это, когда на свой вопрос сам же себе и отвечаешь. Любой бы психиатр сказал, что у меня шизу пробило . Хорошо, что здесь нет психиатров. Только ведьмы, колдуны, тени и другие обитатели. Короче, какой мир, такие и обитатели.

Вот только не гони, Леха, на чужой мир. Неизвестно, что про твой родной другие бы сказали. Та же самая Марла или…

А вот и она. Легка на помине.

– Рада тебя видеть, нутер Рид.

– И я рад, ла… прости. Мин Марла.

Все правильно. На работе только официальные отношения.

– А попить тут можно чего-нибудь?

Марла не успела ответить. Малек склонился к моему уху, зашептал:

– В миг принесу, господин.

И затерялся между тюками и животными.

Паром большой. На нем большой караван уместить можно. Или два поменьше. Если по нормальному, то мост через реку нужен. Но в этом мире особое отношение к мостам. Табу на них наложено. Вот и приходится плавать. Или в обход ходить.

– Марла, мы тут без разрешения на борт влезли. Может, мне со старшим каким поговорить? Чтоб проблем не было.

– Я старший…

– Хорошо, лапушка. Извини, забыл!…

– …и мы ждали тебя.

– Мы?

– Да.

– Знаешь, я ведь когда обедать сел, и думать не думал куда-то ехать.

– Асстархусионий сказал, что ты пойдешь с нами.

– Кто сказал?!

– Асстархусионий.

– Кто?!!

– Наш Великий и Мудрейший.

– А-а…

Да уж, имечко он себе придумал конкретное. Но пусть такое те, кому совсем уж нечего делать, выговаривают. А я для запудривания мозгов могу сказать тромбофлебитный или инсулинозависимый. Эффект тот же самый: чувствуешь себя жутко образованным болваном среди толпы малограмотных кретинов. Да только оно мне надо? Самоутверждаться? Таким способом себе дороже получается. Выяснено опытным путем.

– Подожди, Марла, а откуда Асс наш многомудрый про мои планы узнал?

– Имя нашего…

– Я знаю, Марла. Так откуда он узнал? Да еще раньше меня…

– Он же колдун. Он все знает.

– Ну-ну.

Насчет все – это мы поживем, посмотрим.

– Марла, а следующий паром когда?

– Завтра.

– А он успеет подняться?

– Зачем?

– Ну, чтобы других забрать. Или меня наверх отвезти.

– Других заберут другие караваны. А наверх они поднимутся в конце сезона.

– Как это? А сейчас?…

– Сейчас можно только вниз.

– А если надо наверх?

– Наверх по реке – в конце сезона.

– Блин, река одна, а направления разные. Сегодня вниз, завтра…

– Не завтра, а в конце…

– Да понял я, понял. И что это за река такая?

– Даратулана.

– Ну, теперь мне сразу стало легче!… Получается, к Ранулу я попаду не скоро.

– Через два сезона. Если удача будет с тобой.

– Надеюсь, мужик не обидится, что я сбежал из-за стола… Да где этот Малек, с пойлом? Кажется, Ранул перестарался со специями…

– Я здесь, господин. Вот.

Пацан протянул мне узкий длинный сосуд. Открытый уже. На горлышке обрывки шнура болтаются.

– Давай сюда, пока я не засох. Но это точно можно пить?

– Я отпил немного.

– И полбутылки опустело.

– Расплескалось, пока донес.

– Ну, конечно…

Питье оказалось вкусным и слегка напоминало Ранулов кисляк.

Марла принюхалась.

– Отобра .

– Хочешь глотнуть?

– Хочу. Но мне нельзя сейчас.

– Почему?

– Потому, что это отобра.

– Ну, и…

– Она будит в жене желание.

– А в мужике чего она будит?

– Не знаю. Никогда не слышала, чтобы мужи пили отобру.

– Ну, все бывает в первый раз. Я вот никогда не катался на пароме.

– А как же ты попадал на другой берег?

– Как-как, да по…

И едва успел прикусить язык. К тем, кто много болтает о мостах, привязывают камни. На шею и к ногам. А потом болтунов отпускают плавать.

– Ладно, лапушка, пошутили и хватит. На берег мы когда попадем?

– После заката.

– Тогда держи свою отобру…

– Она не моя!

Марла смущается? Не-е, показалось.

– Теперь твоя. Дарю. Может, угостишь вечером…

– Нутер Рид!…

– Да-да, мин Марла, я знаю: у тебя много работы и тебе сейчас очень некогда…

Марла фыркнула и ушла. Но кувшинчик с собой прихватила.

Малек шкодливо ухмыльнулся. А понял, что я его засек, и стал изображать из себя саму скромность.

– Ты специально мне эту дрянь подсунул?

– А нутеру не понравилось?

Ну, прям, невинность. Белая и пушистая. Хлопает глазками и только ножкой не шаркает.

– Понравилось. Очень. – Душевно и прочувствовано так сообщаю. – Знаешь, эта отобра и в мужах желание будит. К малькам, вроде тебя.

– Ми… ну… – пацан побледнел. – Прости, господин. Я больше не буду так шутить.

– Если Марла не придет сегодня ко мне, то тебе придется греть мою постель.

– Она придет, господин, обязательно придет!

И за Кранта спрятался.

Я, вроде, пошутил, а Малек, похоже, на полном серьезе все принял. Ладно, в следующий раз умнее будет. И больше уважения к…

– Раб, ко мне!

Это наш великий колдун проблевался и командовать начал.

– Раб, тебя хозяин зовет!

А сам на меня почему-то смотрит. И взгляд у рыжего такой, что мне самому вдруг захотелось стать в позу сломанной березы и сказать: Слышу и слушаюсь, о Мудрейший!

На миг только и захотелось, а потом я, не поднимаясь, посоветовал Ассу не драть глотку и оглянуться. Все его рабы и слуги давно у него за спиной топчутся.

Спокойно, вроде, так сказал, без мата, а колдун почему-то пятнами покрылся.

Или он в натуре ждал, что я к его ногам приползу? Так это он размечтался. Не знаю, правда, с какой радости. Может, чего возбуждающего или укрепляющего перебрал?…

А Малек оказался провидцем: Марла пришла ко мне. Вечером.

Этой ночью Санута не было.

Утром я едва смог влезть на поала.

2.

Мир вдруг стал серым. Серое небо, серый песок под ногами. Серые тени на песке. От камней и столбов. Что когда-то были деревьями.

Мир стал серым и тихим.

Будто не по песку я иду, а по пеплу. И он глушит не только мои шаги, но и дыхание мое. Я вдыхаю серый воздух, а выдыхаю… не знаю, не хочется думать, что эта серость остается во мне. Как песок в песчаных часах.

В странное место я попал. Как в зимний лес. В полнолуние. Когда сильного мороза нет, а легкий ветерок имеется. И тучи бродят по небу. Редкие. А тени по снегу. Тоже бродят. Странные. Словно из другого мира. И ощущение странное. Будто ждешь чего-то. Невозможного, нереального. Что только в эту ночь и может случиться. Потому что тихо, потому что сам один. И никто не мешает смотреть и слушать, видеть и слышать. И не ты уже идешь по лесу, а кто-то другой. Незнакомый. Который почти всегда спит глубоко в душе. И редко-редко смотрит из твоих глаз на привычный тебе мир.

И тогда мир тоже становится незнакомым…

Стоп.

С чего это меня на лиризьм растащило? Нормальный, вроде, мужик. Звезд с неба не жду. Об алмазе в куче дерьма не мечтаю. Смотрю на жизнь прямо и трезво. Почти всегда. А тут настроение из другого мира или знакомый незнакомец…

Короче, Леха, ты для чего за этот камень зашел? Подумать в уединении? Не можешь, как другие, из седла? Тогда присаживайся и думай. Только штаны снять не забудь. А то мечтатель-романтик нашелся. Проще надо быть. Проще и практичнее. Сначала дело, а потом уже все остальное.

Ну, вот поговорил с собой, как мужик с мужиком, и сразу на душе полегчало. И не только на душе. А все-таки надо было прихватить передвижной усул. Путешествовали бы с комфортом. Без этих девочки налево, мальчики направо. А если во время движения приспичит, выкручивайся как можешь.

Но место, в натуре, странное. И замаскировано хорошо. С дороги не разглядишь. Скала и никакого входа. А расщелина не маленькая…

Блин! И выхода не видно!… А где же я?…

Стоп, Леха! Отставить панику.

Выход найдешь, когда уходить будешь. А сейчас, шагом марш вперед. И держи ушки на макушке.

Это уже не трещинка в скале, не секретная ложбинка, которую пройдешь и не заметишь. Тут целая долина. И что-то я не вижу плаката Добро пожаловать! А незваных гостей в горах не только улыбками встречают. Могут и еще кое-чем. Погорячее. Такой вот закон гор в моем родном мире. Если здесь все по-другому, то я страшно рад за этот мир.

Прям, до дрожи в коленях рад, и до мурашек меж лопаткам.

Вот как глянул на местную достопримечательность, так сразу и понял, почему тут толпы туристов не бродят. Один я. Как из гнезда выпал.

Серая земля, серые деревья, серые тени от серых деревьев. Изломанные, острые. На такую тень и наступать страшно. Как бы сапог ни пропороть.

Тени лежат на песке. И весь берег кажется большим листом, на котором написаны странные знаки.

Ветер и вода писали знаки на песке.

Какой огонь превратил песок в стекло?

Какая сила сохранила эти знаки?

Берег только похож на песчаный. Но ни одна песчинка не шевельнулась под моей ногой. И следов за мной нет. Будто по льду я шел. Или по стеклу.

Река тоже стала льдом. А в лед вмерзли обитатели реки.

И не только реки.

Это зубастое и хвостатое одеяло здорово похоже на морского ската. Но если оно умело летать, я не удивлюсь. Всаднику на рогатом коне тоже нечего делать в реке. Как и странной твари – гибриду волка и дракона. Не знаю, как эту зверушку звали при жизни, но…

Ипша .

Ни фига себе! Это так, получается, выглядит Малек, когда обрастает шерстью?

Мама, роди меня обратно, я боюсь жить в этом мире!…

В мире, где колесный пароход соседствует с птеридактелем. И ящерка больше корабля.

Не-е. Или у меня не то с глазомером, или я не туда попал.

Ну, не должен винт самолета торчать из шеи динозавра. Торчит. И самолет в наличии имеется. Только без крыла. Выступать оно должно изо льда. Не выступает.

Блин, да куда же я попал?! Это не долина, а музей ледяных фигур какой-то!

Ты смотришь на Реку Времени .

– На реку. Смотрю. Ну, да. В нормальной реке – вода, а здесь время, значится…

Странно звучал мой голос. Будто каждое слово замирало возле моего рта, покрывалось льдом, и добавлялось в реку еще одним экспонатом.

Единорог и что-то спрутообразное.

Богомол, метра два ростом, и рыцарь. Без коня и головы. Но с мечом. Что застрял в теле насекомого-переростка.

– Река времени, значится? Так время… оно того… не должно, вроде, останавливаться.

Здесь будет использовано сильное заклинание. Слишком сильное для этого мира.

– Будет? Или было?

Будет .

– Когда?

Через семьсот пятьдесят два Прихода .

– До этого же до хрена времени еще! Почему сейчас все застыло?

Тебе не хватит жизни, чтобы понять. А мне не хватит вечности, чтобы объяснить. Тебе .

– Так чего я тогда делаю здесь?

Теряешь свое время, хранитель Тиа. А у тебя еще много невыполненных дел .

– Блин, кто ты?

А в ответ тишина.

– Как отсюда выбраться, скажи!…

И уже не слова мои, буквы замерзают. И осыпают меня серыми колючими снежинками.

Я отвернулся от реки застывшего времени.

Жизни не хватит понять…

Ну, ладно. А выйти отсюда, жизни хватит?

Пошел обратно. По своим следам, которых не осталось.

Правая ладонь вдруг зачесалась. Как подживающая рана.

Заныл и воспалился след от ожога.

Будто я схватился за раскаленное железо и себе, а не коню, поставил тавро.

Четырехпалый лист. Знак служителя Тиамы.

Я тер пальцами ладонь, тер, словно это могло унять боль.

Потом глянул на руку и рявкнул:

– Ну, какого рожна тебе надо?!

Браслет больно стиснул запястье, а я вцепился в браслет. Ломая ногти, пытался сорвать его.

Ладонь побелела. И ожог показался модерновым окном на белой стене. Окном на закат.

Я зачем-то вгляделся в него. И окно стало больше, ближе. Еще больше. И вот я уже выпадаю из окна. А до земли…

…сто этажей, а я без парашюта.

Глаза сами собой закрылись.

Пальцами я их открывать не стал.

Когда им надоело красно-черное мельтешенье, они сами открылись.

Я лежал и смотрел на закат. Красный. Как к морозу.

Надо мной стояли Крант и Малек.

– Привет, мужики. Рад видеть вас.

Я в натуре рад их видеть. Не думал, что еще раз придется…

– Тебя долго не было, господин.

Малек присел, и почему-то шепчет.

– Долго – это сколько?

Молчит. Только глазами хлопает. И Крант молчит.

– Сезон, два, сколько?

Оказалось, всего лишь полдня. Сходил, называется, за камушек. На минутку.

– А остальные где?

– Они ушли, нутер.

– Что, пообедали и ушли?

Словно мне не все равно.

– Нет, нутер.

– Чего «нет»?

– Устраивать трапезу не стали. Так ушли.

– Почему?

Ну, у меня точно не то с головой. По нормальному, так за караваном бежать надо, а я лежу, вопросы спрашиваю.

– Великий и Мудрейший приказал.

– Да? И какая вожжа ему под мантию попала?

Малек уставился на меня с открытым ртом. Вроде как, не понял. А Крант вообще в разговоре не участвует. Он делом занят. Молчит и оберегает. Кто на что учился, как говорят.

Ну, объяснил я Мальку, и сам вразумительное объяснение получил. Более или менее.

Нашего Астар… – как там его? – здорово тошнить начало. Это, когда он к тому месту подошел, где я, якобы, пропал. И так тошнилось, так нашего наимудрейшего колбасило , что пришлось привал отменять. Оттуда не возвращаются, – такой диагноз колдун мне поставил.

– И все ушли?

– Да, господин.

– А вы чего ж тогда остались?

– Ты приказал ждать тебя здесь.

– Приказал… А если б я не вернулся? Так и ждали бы?…

– Господин, ты дал мне свой плащ!

– И мне!

О, и Крант оторвался от службы. Наверно, большую я глупость ляпнул. Если и этого мужика зацепило. Неужто и вправду ждали бы? Собака, что умирает на могиле хозяина… Спаси и помилуй от такой верности. Фанатизм – страшная штука.

– Хорошо, хоть Меченый не остался.

– Он выполняет другой твой приказ…

Ну да, идти с караваном.

– …вернется, когда выполнит.

– Ну, уж нет! Незачем ему сюда возвращаться. Лучше мы его догоним. Крант, мы можем догнать караван?

– Можем. Если прикажешь идти в темноте.

– А без приказа?

Молчание.

М-да. Ночью в горах… Ладно.

– А на фига нам вообще этот караван?! Без него можно? Крант…

– Можно.

– Ну, и…

– Много убивать будем.

– Блин! А-а… убивать обязательно?

– Нет.

И опять молчание.

Интересно, в этом мире есть какие-нибудь курсы, где учат нормально разговаривать. Я бы послал туда своего оберегателя.

– Тогда убьют нас.

Это уже Малек вмешался.

– Чего?

– Пойдем без каравана, не будем убивать – убьют нас.

– Понял. Спасибо. Пять секунд на размышление. Значится, так. Поднимаем меня, любимого, и быстро двигаем за караваном. И убиваем, если без этого никак. Крант, это тебя касается.

– Слышу и слушаюсь, нутер.

Подняли. Двинулись. Ножками. Поалов нам не оставили. Добрые люди – пожалели животных. Да и нет ночного зрения у поалов. И у меня его нету.

К каравану мы присоединились на рассвете. Раньше было опасно. Колдун все подходы заминировал. А снял защиту, мы тут как тут. Но он совсем не обрадовался нашему появлению. Не знаю уж, почему. Спал, наверное, плохо.

3.

Спросил Марлу, к чему бывает красный закат. Оказалось, не к ветру или морозу, там, а к туфору . Ладно, поживем, посмотрим, что это за туфор такой.

Нашли своих поалов, свое место в караване и вперед. Не стоит задерживать движение и сбивать график. Он и сам собьется, и без нашей помощи. А так мы хоть крайними не будем.

Днем налетел ветер. Сильный, порывистый. С песком и звуковыми эффектами. Несколько животных запаниковали. Не всех удалось удержать. Двое или трое сбросили груз. Еще один сбросил всадника. Тот сломал шею. Три человека получили легкие ушибы. Четвертый вывихнул два пальца на руке.

Пальцы я вправил. Потом.

Ветер прекратился. Животных успокоили и перегрузили. Караван готовился к отправлению, а я все не мог сесть на поала. Упрямая тварь не хотела стоять на месте.

– Ты почему не сказал, что видел туфорное солнце ?!

От неожиданности я так дернул повод, что поал упал на колени.

Рядом стояла Марла. Такой лапушку я ни разу не видел. Кажется, у нее кулаки чесались, накостылять мне по шее. Блин, еще немного и я стану бояться эту женщину.

– Прости, лапушка, дурака. Не сообразил…

– Не называй меня так!

А потом чего-то Мальку рыкнула. Тот дернулся, как от удара. Будь пацан в звериной форме, наверно б, хвост поджал.

Марла ушла, а я влез на своего присмеревшего поала.

И без того погано на душе, так еще колдун вякать начал. Слугой смерти меня назвал.

Как только меня ни обзывали в моей легкой и приятной жизни, а вот так в первый раз.

– А сам ты куда свою мудрость засунул? Почему не предупредил?… – не слишком тихо спросил я.

Ближайшие поалы шарахнулись. А колдуна, будто ветром сдуло.

Не надо меня сейчас доставать. Мне и так тошно и противно. Как называют того, кто знал, но не помешал? Пособником или соучастником? Сообрази я раньше, что к чему, и не пришлось бы, может, везти труп, чтобы сжечь его потом на привале.

Придется теперь обо всем странном, чего увижу, болтать. Уж лучше пусть считают придурком, с недержанием речи, чем пособником смерти.

Ну, не умею я воскрешать такихмертвых. Не учили меня…

Слуга смерти, надо же… совсем по-другому звучит, чем ларт. Обиднее.

Да, мал рыжий клоп, а кусается больно.

Вечером Марла ко мне не пришла. И Малек прятался где-то. С вечера и до утра. Вот идиот. О голодном хозяине думать надо, а не о всяких извращениях. Что я и сказал пацану. Почти слово в слово. Утром. Как он удивился!

Меня что, сексуальным маньяком здесь считают или как?

– Еще раз без ужина меня оставишь, я Кранта понадкусываю. А он тебе утром спасибо скажет. Сколько раз захочет, столько и скажет. Понял?

– Да, господин.

– Где мой завтрак?

– Несу господин. Один миг…

И убежал.

– Нутер…

– Да, Крант.

– Я твой оберегатель. Но не корм.

– Я знаю. А Малек этого не знает. Или ты хочешь сказать ему?

– Он твой слуга, не мой.

– Вот и ладушки. Но пока он не принес чего пожрать, держись от меня подальше. Очень уж аппетитно ты выглядишь сегодня.

– Ты тоже… господин, – острозубо улыбнулся Крант.

Но на пару шагов отошел.

Заметка на будущее: не шутить с нортором на кулинарные темы.

А вот и Малек. С узлом и кувшином. Интересно, чего в узле?

4.

– Кажется, здесь недавно много умирали.

– С чего ты взял, хозяин?

Так уж у нас повелось. Если я изрекаю какую-то глупость, то разговаривает со мной Малек. А остальные делают вид, что ничего не слышат. Но при этом, держат ушки на макушке. Дерьмовый из меня провидец получился. Типа, Касандры. Только дерьмовые ситуации и предвижу. Да и то, иногда. А таких касандр в любом мире не очень любят. Вернее, очень НЕ. Меня, вроде, пока терпят. Так ведь и проблем больших от меня пока не было.

Второй раз про туфорное солнце я вовремя сказал. Обошлось без трупов.

– С чего взял, спрашиваешь? А ты мужиков здесь видишь?

Лично я успел заметить только одного. Который мужиком станет лет через десять. Если доживет, понятное дело. Мамаша сгребла его в охапку и ходу! Только пятки из-под юбки мелькнули. А вот бабы, что возле колодца, те прятаться не стали. Умолкли только, да к нам приглядываться начали. С повышенным вниманием.

– Есть народы, где мужи выходят из дома после заката.

А вот этого я не знал. Но зачем, почему и где – это я потом спрашивать буду. Не время сейчас для лекций. Мы скоро с охранными столбами поравняемся, а на душе у меня уже муторно и гадко.

Так я возле реанимаций себя чувствую. Или в отделении безнадежных. За долгие года стены там много чего впитали. В основном, боль и смерть. Вот и фонит эта остаточная радиация, разрушает нестарое, вроде, здание. А почему еще в больницах так часто ремонты делают? Это ведь не школа, где энергия бьет ключом, и слабые предметы не выдерживают. В больницу народ идет, как правило, хилый, замордованный хворями и заботами, но с таким запасом негатива , что и египетскую пирамиду развалить хватит. А ведь тогда умели строить. На века. А какая из наших больниц простояла сотню лет, да еще без капремонта? То-то же. И людей раньше делали с неслабым запасом прочности. Разве культурист наших дней сможет махать мечом от рассвета и до заката? Не свалиться потом от ран и потери крови, добраться домой, а недели через две встать с постели. Здоровым! И это без всяких антибиотиков и современной хирургии.

Блин, будто люди другой породы тогда жили!

А может, все дело в том, что болели у себя дома?… И все домочадцы желали здоровья болящему. А если и умирал кто, так в этом же доме кто-то и рождался. Вот и получалось, что боль компенсировалась радостью, а смерть – рождением.

Не знаю, чего меня потянуло на эту заумь. Но глянул на беременных у колодца, и такие вот мысли в башке зашевелились. Другого, блин, времени найти не могли!… Или башки другой.

– Жен возле воды видишь?

– Вижу, – отвечает Малек.

– И сколько из них с брюхом?

Пришлось показать рукой, чтобы пацан понял. Малек смешно зашевелил губами. Еще бы пальцы загибать начал, математик!…

– Шесть. Нет, семь! – тут же поправил он себя.

– Правильно. Семь. Из одиннадцати. Не удивлюсь, если остальные тоже с начинкой. По крайней мере, те две, что моложе.

Малек еще раз глянул на сборище у колодца, потом на меня.

– Ну и что?

Все равно не понял. Ладно, объясним популярнее.

– А то. Если у нас внезапно погибает много людей, то уже через год рождается столько же младенцев. Если не больше. Теперь понял?

– Да. А где это у нас?

– Далеко. Отсюда не разглядеть!

Не люблю я таких вопросов. И Малек знает это, но все равно спрашивает. А что я могу ему ответить? И сам я не знаю, где мой прежний мир. Может, на другом конце галактики, а может за ближайшим поворотом… Не знаток я астрономии. Скорее уж наоборот.

– А может здесь другие законы? – продолжает спрашивать пацан. Любит он это дело.

– Может и другие. Или людям заняться больше нечем. Вот и клепают мальков…

Понял, заткнулся.

Ну, надоело мне болтать! Да и столбы уже совсем рядом. А возле них у меня зубы ныть начинают. Как подпиленные.

– Недавно здесь было большое сражение.

Мы проехали охранные столбы и поравнялись с колодцем. Вот наш колдун и подал голос. Вышел, так сказать, из медитации, чтоб осчастливить нас перлами своей мудрости. Тон у него при этом такой, будто загибались мы в дикости и темноте, а он вот просветил нас. Лампадку, типа, принес.

Блин, не знаю, как других, а меня этот умник начал доставать. Вообще-то, я мужик терпеливый, но любому терпению бывает предел. Не измываться же над собой, как один мой знакомец… То, чего он вытворял, другим словом и не назовешь. И к тренировке силы воли это имеет такое же отношение, как удар сковородкой по башке, к кулинарии.

Но этот придурок смог добиться потрясающих результатов! Спокойнее и невозмутимее его бывают только трупы.

А тренировка проста, как одноразовый стакан: сожрать кило свежих огурцов, запить литром парного молока и сесть, смотреть комедию. Год упорных тренировок и успех гарантирован. Особенно, если знаешь, зачем это нужно.

Толян женился на такой стерве, что через две минуты общения с ней, во мне просыпался маньяк-душитель. А пацан живет с ней пятый год и не собирается менять… тестя. У того такие связи, что многое можно простить его дочери.

У счастью, у меня с колдунчиком не такой запущенный случай. Спать с ним мне уж точно не надо. И выслушивать, какой я неудачник, и на что способен без чьей-то помощи, тоже. Такими монологами рыжий нас не балует. А его пурга о величии и незаменимости одних и тупой покорности других, мне, по большому счету, до одного места. А надоест видеть его рожу, так я и отвернуться могу. Как делаю это последние шесть дней. Из восьми дней нашей совместной поездки.

Если так пойдет дальше, то скоро я стану оченьтерпеливым пацаном. Ну, прям, вторым Толяном.

Или наш отряд уменьшится еще на одного человека.

5.

Поздно я пришел в этот мир.

На три сезона раньше – и застал бы очередной Приход. Того самого красного солнца, что светит днем и ночью. А за ним – и нападение Врага. Привычное и неизменное, как похмелье после конкретного отмечалова.

Такое нападение уже не в первый раз отбивают Стражи Рубежа. И не первое поколение стражей погибает на этом Рубеже. И не последнее. Потому-то у каждого стража тут больше одной жены и больше одного ребенка должно быть. Чтобы было кому остановить Врага в следующий раз и родить следующих стражей.

Такая вот веселая жизнь у людей.

И мужиков в селении я видел мало, потому что мало их осталось. И часть из них искалечена. Но даже однорукий или одноногий страж – это все равно страж. И мужик. Хуже, когда головы нету. Или в голове не все дома.

Ну, с психами тут просто поступают. Продают. Или убивают. Но продают реже.

Вот если у психа крутой папа или дедушка, а сам он мозгами съехал после битвы с Врагом, тогда псих считается раненым, и может пожить еще сезон-другой. Но жен такому мужу не полагается. Чтоб не портил породу. Сначала колдун или целитель вернут ему разум. Или скажут, что случай безнадежный.

Безнадежных больных здесь убивают. Чтоб не мучались. И других от важных дел не отвлекали.

Наш караван первый, что зашел к Стражам после Битвы. Вот нашего колдуна и позвали к раненому, одержимому железнокрылой птицей.

Напомнили мне кой-чего эти железные крылья, я и увязался следом за Ассом. Послушать, посмотреть. А за мной – Крант с Мальком.

Наше рыжее величество важно восседало на носилках. Наверно, паланкин и восемь носильщиков – это много проблем в дороге, вот и обходится он четырьмя. И носилками. Но шторы в носилках имеются. Без них никак нельзя! Знаками какими-то размалеванные. И колокольчики кое-где к ним приделаны. Сразу слышно: важная особа передвигается. Склонитесь и трепещите! И понятное дело, такой важной особе некогда смотреть по сторонам и замечать тех, кто идет рядом. А вот старший поселка внимание на нас обратил. Не знаю уж, за кого посчитал, но гнать в шею не приказал и ворота перед носом не захлопнул. Даже рукой так махнул, типа, заходите, раз уж приперлись.

Ни оркестра, ни ковровой дорожки… но мы люди не гордые, и так зашли.

Одержимого колдун осматривал, не выходя из носилок. И не приближаясь к другим носилкам. На которых пациент лежал. И, вроде как, спал. Местный целитель его каким-то снадобьем напоил. Для усыпления буйного духа.

– Будем ждать, когда проснется! – заявила наша мудрость.

Думаю, и за воротами это заявление было слышно.

Ждать долго нам не пришлось. Наверно, от громкого голоса больной и проснулся. Заворочался, забормотал что-то. А от звука колдунской трещотки заорал и попытался вскочить.

Не получилось.

Привязанным к носилкам оказался одержимый. Но колдун дернулся так, что все колокольчики на его транспорте зазвенели. Крики одержимого перешли в жуткий вой. Психа накрыли с головой и быстро унесли в дом.

Я не вмешивался. Знатоком людских душ и ловителем улетевших крыш я себя не считаю. А уж с колдовством вообще дела иметь не приходилось. Вроде бы. Пришел, можно сказать, поучиться, на работу местного мастера посмотреть. Ведь не за просто так его великим и мудрым обзывают. Да еще имечко его произносят. Правильно. И до последней буквы.

– Огонь нужен! Железо плачет в огне! И демон не устоит перед огнем!…

Колдун много чего еще говорил.

И с каким сильным и злобным демоном он повстречался, и что демон делает с духом раненого стража, и сколько сил ему, колдуну, придется потратить, чтоб изгнать демона…

И все это вещалось с высоты носилок. А носилки поддерживались рослыми носильщиками. Голос у колдуна оказался довольно громким и хорошо поставленным. Не видишь, кто говорит, представляешь мужика много крупнее.

Короче, презентацию рыжий солидную устроил, но меня другое интересовало. Я метод лечения выяснить хотел. До начала лечения. А не после кремации.

Выяснил.

Берется пациент. Одна штука. Берутся дрова. Чем больше, тем лучше. Дрова выкладываются овалом. Внутрь овала помещается пациент. Дрова поджигаются. Излечение начинается. Вернее, извлечение. Демона. Из бренного тела. Вот только то, что тело очень бренное, не стоит забывать. Оно и тепловой удар может получить, и в дыму задохнуться…

Как бы моя шутка насчет кремации не стала черной. Очень.

– Асс, а ты не слишком радикальный метод предлагаешь? Это все равно, что мигрень лечить гильотиной.

– Чем лечить, многоуважаемый?…

Это ко мне старейшина повернулся. Пока колдун восстанавливал дыхание, и приходил в себя от приятной неожиданности. Похоже, он только сейчас заметил меня.

Рыжик, ну нельзя же быть таким невнимательным!… В натуре, нельзя.

– Гильотиной, уважаемый. Это устройство такое, что голову отрубает. Как только она заболит.

Старейшина улыбнулся. Странная у него улыбка, непонятная. Может, миноем старика надо было назвать? Или многоуважаемым? Наверно, лет восемьдесят старцу, а выправка!… Как у потомственного военного. Хотя, почему как? Он и есть военный. Да еще, хрен знает, в каком поколении. Такого громкими и красивыми обещаниями не проймешь.

– Ты прав, многоуважаемый. Это очень сильное средство. Голова у мертвого не болит. Но из мертвого плохой защитник. И муж плохой.

– А многоотважный Защитник знает, что говорит со Слугой Смерти?

Похоже, к рыжему вернулся дар речи. Блин, как вовремя!…

Взгляд у старейшины стал очень внимательным. И отстраненным. Словно пуленепробиваемое стекло между нами опустилось.

– Мы тоже служим Холодной Госпоже. И в прошлом сезоне отправили к ней много новых слуг. Или ей нужен еще слуга?

Старик посмотрел в сторону дома, где опять стало тихо, потом на меня.

Ну, а теперь стекло между нами тонированное. И не разглядеть: друг за ним или наоборот.

– Не знаю, много… отважный. Таких м-м… указаний мне не поступало.

– Тогда, что ларту надо от моего дома?

– Осмотреть больного, если можно. Спокойно. Без лишнего шума и глаз.

Друг или?…

– В моем доме нет больных!

– А-а?…

И я невольно глянул на дверь, куда внесли носилки.

– Только раненый.

– Он был ранен? Куда?

Я быстро спросил, мне быстро ответили:

– В голову.

– Надо смотреть!

– А потом?

– Если смогу помочь – сделаю. Нет – пусть лечит другой.

Старейшина немного подумал, кивнул.

– Иди за мной, многоуважаемый.

И уже в доме добавил:

– Великий и Мудрейший назвал тебя другим именем, но…

– Даже многовеликие ошибаются, Отец Защитников.

– Так меня еще не называли. Отец Защитников… – Старик прикрыл глаза и словно прислушался к чему-то. – Пусть так и будет.

Ну вот, немного лести, и я получил доступ к пациенту. Вместе со мной в дом пустили Кранта и Малька. Может, их приняли за мою тень? С понтом, у большого мужика и теней должно быть много. А может, никто не стал останавливать нортора – связываться не захотели – а Малек…ну, этот проныра в любую щель просочится.

Осмотрел пациента. Спящего. Молодой, сильный пацан. Был. Тело и сейчас жиром не обросло. Наоборот. И шрамов на теле хватает. От звериных когтей и оружия. Холодного.

Блин, в этом мире что, вообще не стреляют?

Самый свежий шрам нашелся на затылке. Недолеченный. Плохо заживший. А под ним шишка. Мягкая, крупнее абрикоса.

Только тронул ее, и словно током в руку ударило. Пациент вздрогнул, открыл глаза. Серые они у него оказались. Как пепел.

Бли-и-ин!…

Не только я нашел путь в Закрытую долину. И Реку Застывшего Времени видел не я один. И вижу. Опять.

На остекленевшем песке стоит мой пациент – Рохилар – и удивленно смотрит на меня.

– Привет, – киваю ему.

– Ты не Защитник.

– Нет.

– Ты демон? хмурится он.

– Нет.

– Что ты здесь делаешь?

– А ты? Тебя дома ждут, Рохилар.

– Ты знаешь мое Имя?!

– Знаю.

– Я не говорил тебе…

– Может, многоотважный сказал?…

– Это он послал тебя?

– Да. Возвращайся. Ты ему нужен.

– Не могу, – и тяжело вздыхает.

– Почему?

– Отсюда нельзя уйти.

– Ну, я-то ушел.

– Ты был здесь?!

– Был.

– И еще пришел?! За мной? А в голосе такая надежда, что язык не поворачивается ответить «нет». Какая на фиг разница, что я попал сюда случайно. Кому от этой правды станет легче?…

– За тобой, Рохи. Пойдем домой, а?…

– А демоны нас отпустят?

– Какие демоны? Где?

Ну, мне и показали. То, чего бы я посчитал за демонов, оказалось всего-навсего местными зверушками. Не милыми и добрыми, но вполне привычными для некоторых совсем даже не пугливых Защитников. А при известной удаче, такую зверушку вполне можно убить. Окончательно и насмерть.

Рохилар шел вдоль реки, указывал то на одно, то на другое чудовище, называл имена, объяснял способ защиты или охоты. А я шел рядом и запоминал. Надеюсь, мне не придется встретить этих тварей. Живыми. Я оченьна это надеюсь. Но слушал внимательно. Мало ли… лишних знаний не бывает.

Потом мне Рохи отца показал. Своего. И братьев. И других Защитников. Удивлялся только, что изменились они. Лица другие, тела…

– Может, и не они это? осторожно уточняю. Не стоит здесь торопиться, и убеждать пациента, что он законченный псих. Может, все совсем наоборот. Может, в этом сумасшедшем мире сумасшедший считается нормальным.

– Они! Я знаю. Но они другие…

Тут я вообще ничем не могу помочь. Обычные, вроде, люди. В доспехах и с оружием. Только вмерзшие в лед. А какими их помнит Рохи, фиг узнаешь…

Ну, попросил показать Железнокрылого.

Показали.

Для меня эта птичка демоном не была. И бояться ее я не собирался. Сколько раз вместе летали!… Да в машине погибнуть больше шансов, чем в самолете!

– Так это не демон? – удивился Рохилар.

– Нет.

– И это можно убить?

– Можно. Все, что сделал один человек, может сломать другой.

– Так оно не живое?!

– Нет. Оно, как оружие. И как сбруя для поала.

– А как…

– Рохи, давай дома об остальном поговорим.

– А меня отпустят… домой? И тебя…

– А это мы сейчас спросим.

– У кого?

– Да есть у этого местечка повелитель. Или хранитель…

Спросил.

Ответ получил не сразу. Но все-таки…

Иди, Служитель Тиама .

– А пацан? Он тебе зачем?

Он скажет Заклинание. И остановит здесь Время.

– Скажет или уже сказал?

Скажет.

– Так до этого еще семьсот с лишним Приходов! Он не доживет…

Смерти нет.

Некоторые религиозные деятели тоже, вроде, так считают. Но я телом занимаюсь, а не бессмертным духом…

– Вот, когда скажет, тогда и заберешь его сюда. А сейчас-то за что? Отпусти его со мной, а?…

Иди.

– А он? Можно, я его с собой возьму?

Попробуй.

Блин. Когда-то по молодости, по дурости я сейф на третий этаж попер. На спор. Чуть пуп не надорвал. И опять…

Но в этот раз сейф еще и цепью оказался прикован. К огромному булыжнику.

Ну, отдохнул я, и мозги подключил. Не все ж мне руками работать!…

Любая цепь имеет слабое звено. Это каждый малек знает. Найди, разбей и свободен.

Поискал и нашел.

Возле камня.

Живое звено, оказалось.

Это не бить – резать надо.

Разрезал.

Руки в крови.

А камень совсем маленьким вдруг стал. Как вишневая косточка.

Положил его на серебряное блюдо.

Рану пациенту зашил, и руки свои помыл. Потом только огляделся.

Рядом Малек стоит. И большое блюдо держит. А на том чего только нет!… И клочки волос, и тряпки окровавленные, и крючки, и шпильки, золотые, вроде, и серебряные, и чаша с какой-то жижей, и ножики… Один мой, обеденный, а другой совсем маленький, с палец длинною. И кривой, как кошачий коготь.

Это что же получается? Я тут операцию во время медитации проводил, так что ли? Подручными средствами, типа? И сам, без бригады? А Малька вместо ассистента использовал? И как я без наркоза обошелся? Дубиной или удавкой? И чего мне на такую работу родственники больного скажут? Или сам больной, когда очнется…

– Многоуважаемый и многодобрый, могу я…

– Сейчас, Отец Защитников. Мы только Рохилара на кровать перенесем…

– Это он тебе свое Имя сказал?!

– Не помню. Может быть. Вот когда он очнется и сможет говорить…

– Я могу.

Блин! Я пацана что, на живую резал?!

Резко присаживаюсь, будто меня под колени ударили, заглядываю в лицо пациента.

– Рохи, ты как? Очень больно?

– Нет. Не больно. – Глаза у пациента нормальные. Серые. Как вода в пасмурный день. – Мы уже вернулись?

– Да, Рохи, все в порядке.

– Меня отпустили? Но это же я и отца, и братьев, и Рубеж…

– Забудь. Что было, то… А этого вообще еще не было! И будет или нет, не известно. Так что, забудь!

– Забыть?… Все забыть?

– Все!

И пацан забыл. Все, что было там.

Знакомиться нам пришлось заново.

А вечером хозяева устроили большой праздничный банкет. С танцами, песнями и танцовщицами. Из местных. Меченый сказал, что так тут только первый караван встречают. Первый после Прихода и Битвы. Защитники так помощи просят у гостей.

Какая помощь нужна хозяевам, я уже после банкета понял. Но сначала зашел к пациенту. Посмотреть, как он.

Нормально, оказалось. Поел и спит. И температура в норме.

Ну, и меня в том доме спать оставили. В свободной комнате.

Только я на лежанке устроился, сестрички пришли. С одной из них я танцевал на празднике. А может быть, с двумя. Оказалось, они тоже в этом доме живут. Думал, спокойной ночи мне зашли пожелать. Ошибся малость.

Муж сестричек героически погиб. Недавно. А детей им не оставил. Вот и надо помочь. Заменить его в трудах постельных.

Вообще-то, это не входит в мои профессиональные обязанности. Но… если женщина просит… а уж если две…

Только Малька сначала отпустил. До утра. В горы. Я не Мичурин, чтоб новые породы выводить. Полу-ипша-полу-неизвестно-что. Пусть пацан с собачками пообщается. Если найдет. А не найдет так хоть проветрится. Гармоны немного успокоит.

Вот Малек и ушел. А Крант остался. За дверью. Сказал, что к нему за помощью не придут.

А я… ну, сделал, что мог. Первый раз у меня с близняшками. Надеюсь никого не обидел.

…кого ни разу не кормил, в кого четыре ложки влил…

Блин, если так получилось, то я дико извиняюсь!

Только сестрички вышли, стук в дверь.

Шо, опять?!

К счастью, на этот раз я как врач понадобился.

Местный лекарь в соседнее селение укатил. За каким-то хреном. И сегодня вряд ли вернется. А дело неотложное…

Ладно, оделся, пошел.

Оказалось, рожать тут одной приспичило. И, вроде как, раньше срока. Да и время неподходящее выбрала, говорят. Детенышей, рожденных под оком Санута, здесь топят. Вместе с родительницей. Вот мамочка и нервничала. Очень. А от нервов все только ускорялось.

Ну, много ума надо, чтобы спокойно поговорить с мамашей? Мол, сколько там того Санута, повисит и уйдет… Нет, панику вокруг нее устроили. Воют, мельтешат. Пришлось выгнать всех на фиг. Оставил только одну бабу, постарше. На всякий случай. Самую спокойную. Что и меня слышит, и руками не дрожит.

Первый раз я роды принимал. В этом мире. Ничего, справился. Главное, не мешать процессу. А природа свое возьмет. Стоишь и с умным видом изрекаешь: Спокойно… не торопись… дыши… все идет как надо… И оно идет.

Короче, Санут ушел, детеныш запищал. И всех делов-то.

Да вместо меня любого можно было позвать! С крепкими нервами и командным голосом. Так меня из постели вытащили. После трудов-то тяжких!… Я что тут, главный спасатель всех времен и народов? Другого никого не нашлось?

А рыжий и многоумный наш кем в это время занимался?!

Блин, увижу, спрошу…

6.

Я стал видеть странные сны. И все чаще. Сны, что не имеют ко мне никакого отношения. Вроде я сторонний наблюдатель или зритель, перед которым крутят неинтересное кино. И смотреть неохота и выключить – полный облом. Да и выключать, вроде как, нечем. И не приходит это в голову. Может, потому и не приходит, что приходить некуда.

Потом кино заканчивается, и я возвращаюсь в знакомое и привычное тело, в… опаньки! Чуть не ляпнул: в знакомый и привычный мир. С этиммиром еще знакомиться и знакомиться. Говорят, хороший человек быстро ко всему привыкает. Наверно, я не настолько хороший.

Так что возвращаюсь я в свое тело и в более-менее знакомую компанию. Где каждый совсем не то, чем выглядит. Один мой телохранитель чего стоит! Я даже не знаю точно, кто такой Крант. Догадываюсь только… Интуитивно. Но хотелось бы уточнить.

В последнее время к моим снам стали относиться… – как бы это?… – уважительно, что ли. К снам тут вообще особое отношение, а к моим, особенно тем, где меня нету… ну, прям, как к событию первейшей важности. Новое откровение, не иначе! Я тут почти Кассандрой заделался. Местного разлива. Наверно, никакой мир не может обойтись без нее. Вот только здесь к болтовне кассандр прислушиваются. И очень даже внимательно.

Ну, а я мужик не гордый. И не жадный. Если мне предлагают работу или сон, то работу я выбирать не стану. Тем более, что сон тут тоже работой считается. Высокооплачиваемой. Мне, по крайней мере, за него платят. С тех самых пор, как я переквалифицировался на короткие сны. Ради которых и под одеяло забираться не надо. Всего-то и делов, посмотреть на огонь или в миску с водой заглянуть. Миски здесь вместо кружек используют. Пьют из них, вроде как, все в караване, а вот картинки в воде вижу только я.

Или болтаю много.

Сказать, что мне всегда снились яркие и запоминающиеся сны, значит приукрасить истину. И очень сильно приукрасить. А уж сны в капле воды, так это вообще в первый раз! И вот я, как последний лох, начинаю хвастаться этим первым разом. А к снам здесь… ну, это я уже говорил.

Меня внимательно выслушивают – ну, прям, оченьвнимательно, и тут же Марла посылает кого-то за караванщиком. И мне уже специально для него приходится все повторять. В очень мелких подробностях.

Во сне я увидел забавную местность. Похоже, что землю там размочили до жидкой грязи, разровняли, а потом быстро высушили. Поверхность получилась ровная, но в трещинах. Тонких, коротких и совсем даже наоборот. А из этой почвы торчал палец.

Рассказывай я это знакомым браткам, сказал бы, что-другое торчало. Чтоб им смешнее было. А Первоидущему сказал: палец. Да еще с обломанным ногтем. Такое мне этот торчун напомнил. И местность примечательная… аж до зевоты. Рыжая земля, рыже-коричневый палец, а над всем – бледно-желтое небо. И облака.

Вот по облака так с ходу и не расскажешь. Не видел я никогда таких. Ни здесь, ни там, где родился. Ну, там я не часто на небо глазел, это здесь времени больше стало. Но все равно. Не обычные были облака. Те, что я с Машкой видел, напоминают. Только еще красивее. Не мне бы их видеть. А художнику какому. Или писателю. Те бы и слова подходящие нашли и краски. А я уж по-простому, как могу.

Короче, сначала облака на бинты порвали, а уже потом из узких и длинных бинтов сетку сплели. И в кровь ее всю окунули. В свежую. Такая вот алая сеть получилась, на полнеба. И цвет сети медленно, но постоянно меняется. Темнеет кровушка. До черно-фиолетового. На такое небо глянешь, дыхание перехватит. Даже у дальтоника. А у меня с цветностью все в порядке, у меня со словами проблемы. Я красивое могу описать, как тот мужик, что северное сияние видел. Одним словом.

Но караванщик, как ни странно, все понял. И проникся. Рявкнул, кому надо, и привал быстренько свернули. И целый день потом шли в приличном темпе. А я целый день прибывал в благодушном настроении: красота – страшная сила! И ничего-то меня не колыхало и не удивляло. Обед закончили в седле – ладно. Поменяли направление – ну, и поменяли. Скоро закат, а привалом не пахнет – по барабану!… На фиг мне тот привал сплющился? И без него мне хорошо.

Не часто я впадаю в такой пофигизм.

Ну, не было у меня ни сил, ни желания чему-то удивляться. Будто опять смотрел сон, который меня ни коим боком не касается. Да и без меня имелось в караване кому волноваться. Все вроде бы чего-то ожидали. И торопились так, словно на поезд могли опоздать. Один Крант был само спокойствие и невозмутимость. Ну, он всегда такой. Вот только поглядывал на меня чаще обычного. Я даже спиной его взгляд чувствовал. Иногда.

Привал мы сделали не зирте . (Это так здесь второй закат обзывают). И в очень даже знакомой такой местности. Недалеко от торчуна со сломанным ногтем. Много их здесь оказалось. Торчунов. Были и куда больше и куда смешнее. «Мой», по сравнению с ними совсем жалким смотрелся. Как работа ученика, рядом с творением Мастера.

Пока я впечатлялся выставкой скульпторов-великанов, остальные занимались привалом. И в очень хорошем темпе занимались. Даже Крант снизошел до черной работы: расстелил подстилку и усадил на нее меня. А вот как я из седла выбрался – в упор не помню. Может, Малек посодействовал. Или кто-другой. Хотя, вряд ли. Крант и Малька не всегда до моего тела допускает. Только в особых случаях. Любит Крант свою работу, как… боюсь, мне и сравнить не с чем.

Говорят, все телохранители из норторов такие. И те, кому они служат, живут очень долго. Даже в этом, не очень спокойном мире.

Жаль, не был я знаком с Крантом раньше. До визита сюда. А может, что ни деется, то к лучшему?… Ну, куда вампиру против гранатомета?

А Первоидущий привел нас к двум столбам. Обломку-недомерку, метров десяти высотой и еще одному обломку, но раза в два длиннее, что опирался на первый. Вот под этими столбиками мы и устроили лагерь. Места хватило всем. Даже животным. Компактно так расположились. Без обычных шатров и костров. Обошлись подстилками для двуногих и попонами для четырехлапых. Поалам на этот раз зачем-то спутали ноги и надели мешки на головы. Специальные. Со жратвой. Тоже специальной.

Про успокаивающую траву я уже потом узнал, а тогда я больше на колдуна смотрел. Он чуть из штанов ни выпрыгивал, так старался. Защитные контуры устанавливал. Вроде бы, это должно означать его бормотание и махание руками. Цепями и высокими шестами занимались другие. Колдун только рядом ходил. С тотально озабоченным выражением лица.

Я невольно фыркнул.

– Что?… – едва слышно спросил Крант.

Он все время рядом со мной. И незаметный. Как время для счастливых.

– Да так. Вспомнилось. – Я еще раз хихикнул и, неожиданно для себя, запел. Дурашливым таким тенором: – Сидит милка на крыльце, с выраженьем на лице. Выражает то лицо, чем садятся на крыльцо. – Потом вспомнил, что знатоков русского тут раз и обчелся, и спел то же самое на всеобщем. Мальку, вроде, понравилось. И уже своим нормальным голосом я добавил. – Асс, хватит прыгать возле этого столба, он все равно сгорит.

Будто меня спрашивал кто.

Ну, приглючился мне оплавленный штырь, ну и молчи себе в тряпочку. Так нет же – раскрыл хлеборезку и… прям, как лицо азиатской национальности: чего вижу, того и пою.

А в лагере стало тихо-тихо. Даже поалы, кажется, перестали жевать. Все посмотрели сначала на меня, потом на колдуна.

Асс дернулся так, будто шест его укусил. И часть имущества колдунского обронил. Вид у Асса получился смешной. Желтое, желтее неба, лицо, трясущиеся руки и губы, но никто почему-то над колдунчиком не смеялся. Только потом я узнал, что в дела Великих и Могучих вмешиваться не принято.

Глазами признавшись мне в горячей и вечной ненависти, Асс прошел к своему месту. Прошествовал. Торжественно и неторопливо. К рассыпанным вещицам их Важность не снизошли. Его почтительно ожидали слуги и подстилка, с загадочными символами по углам. Естественно, и форма и материал этого матрасика были совсем другими, чем пользуются простые смертные. У необыкновенной личности все должно быть необыкновенным! Особенно, если эта личность не очень великого роста. Знаем. Встречались с такими заморочками.

А потом мне стало не до комплексов нашего колдуна.

На небе появились облака!

Возникли. Вдруг.

Вот не было их, а теперь имеются.

Сами пришли, без ветра.

Небо стало страшно красивым.

В натуре все выглядело не так, как во сне.

Не совсем так.

Страшнее.

Красивее.

Дух захватывало от великолепия!

Казалось, сердце не выдержит…

Господи, за что мне все это?! И почему только мне? Можно и ближним отсыпать.

Поделись халявою своей и она к тебе не раз еще вернется.

Вот по этому принципу я и решил действовать.

Ближайшими ко мне оказались Малек и Крант. Но едва я заговорил о красоте облаков, как телохранитель поднялся, каким-то неуловимо текучим движением, и сказал:

– Началось!

И его негромкий, в общем-то, голос, услышали почему-то все.

Вроде бы, только что каждый занимался своим неотложным делом и вдруг, словно рубильником кто щелкнул: все дела откладываются на фиг, а все тела упаковываются в подстилки. Быстро, но без суеты. Миг – и я в полном обалдении смотрю на ряды аккуратных свертков и пытаюсь сообразить: к чему бы все это?…

Малек мне помочь не может. Вместо него я вижу такой же аккуратный сверток. А вот Крант очень даже мне помогает. Без долгих объяснений закатывает меня в мою же собственную подстилку. Насильно. И прямо в моем же присутствии!

Укол в шею и я прекращаю трепыхаться.

Классическая ситуация: телохранитель защищает вверенный объект и плевать, что сам объект потом скажет о методах защиты. До этого «потом» надо еще дожить.

Дергаться я перестал, но отключиться полностью не получилось. Это как при анестезии. Не сразу доходит. Не скажу, что я получаю большой кайф от нее. Даже от местной. Когда, вроде, все слышишь и двигаться можешь, да только облом двигаться. И как-то по фигу, что с тобой делают. Попадались мне и такие клиенты, которым лошадиная доза анестезии требовалась, да и то ждать надо было. Чтоб по судам потом не таскали, за жестокое обращение с больным.

Яд Кранта действует, как местный наркоз. А еще, как мягкое успокаивающее. Мгновенного действия. Один укол и ты смотришь на мир, как сквозь толстое пыльное стекло. Минуту смотришь, две, а потом и уборщицу позвать хочется. Или жалюзи опустить.

Интересно, а у норторской дряни есть привыкание? И после какого раза? Надо спросить. Потом. Когда языком мне шевелить будет не в облом.

Конечно, объект в растительном состоянии легче охранять. Но с мертвыми еще меньше проблем. Сказать такое Кранту или сам догадается?

И вообще, я человек или мешок с… ценным грузом?!

На хрена мне эта защита для Особо Важных?… Я что, просил о таком? Или бабок отстегнул немеряно, чтоб заполучить крутого телохранителя, чтоб остальные обделывались, глядя на него…

– Лежи! – шипит Крант.

И никаких тебе «нутер» или «многоуважаемый». Чего это с ним сегодня? Где обычная вежливость и невозмутимость?

Не сразу до меня доходит, что организм справился с «наркозом» и стал выпутываться из подстилки. Блин, что ж так долго-то?…

– Лежу, лежу, – ворчу в ответ и осторожно, одними глазами, ощупываю окрестности.

Ровно столько, сколько можно увидеть в образовавшуюся щель.

Полосатая попона и черно-белый бок животного. Шерсть шевелится и почему-то искрится. Как иней на солнце. Дальше тюки. За ними пара свертков. Узких и длинных. Левее еще свертки. И все. Остальное загораживает моя подстилка. С правого бока тоже свертки и тюки. Слишком много товара, как для такого каравана. А где же?…

– Лежи!

У ближайшего свертка голос Кранта.

– Ага, лежу…

Тихо. Даже слишком. Где-то далеко гроза. Но так далеко, что грома почти не слышно. Только молнии мелькают. Часто. И тогда стоянка ярко освещается. И тени, длинные и изломанные, бросаются в темноту. Боятся. Потом свет исчезает. И они возвращаются. До следующей молнии. А над свертками с живой начинкой виднеется слабое сияние. Двух-или трехслойное. Напоминает любимые Ларкины коктейли. Интересно, такое только у людей или у всех жи…

– Не смотри!

Поворачиваюсь на голос. А над нортором больше слоев. Сколько же их?… Вдруг вижу багровый глаз с вертикальным зрачком, отражение молнии в нем и… становится темно.

Руку, что дернула подстилку, я не заметил. Только почувствовал укол между бровями. И мне вдруг жутко захотелось спать. Ну, и ладно, что я грозы ни разу не видел? Переворачиваюсь на спину, закрываю глаза. Зачем? Все равно ничего не видно. Усмехаюсь темноте.

Так с усмешкой и лечу сквозь тьму. А впереди меня ждет красно-оранжевая сеть.

7.

Свет. Знакомый голос.

Не пойму я что-то своего оберегателя. То «спать, была команда!», то «не соблаговолит ли многоуважаемый нутер…» что-то там открыть и посмотреть. Можно подумать, всех остальных повычувало , один я зрячий остался.

Делать нечего – открываю и смотрю. А то с Кранта станется и помочь. Прямо в моем присутствии. Не взирая на просьбы и протесты.

Первое, что вижу, озабоченную физиономию нортора. Вроде бы. Ведь с ним никогда не знаешь точно, думает он о моей безопасности или о своем пищеварении. К тому же, «озабоченность» и Крант – два взаимно несовместимых понятия.

Глаза у нортора опять обычные. Ни кошачьих зрачков, ни багрового мерцания. Все припрятано до худших времен. И для убеждения особо непонятливых.

– Чего надобно?

Радости в моем голосе, как монет в дырявом кармане.

И мне популярно объясняют «чего».

Всего лишь выяснить, можно ли поднимать всех остальных.

«Остальные», стало быть, все еще в упакованном состоянии. А я, стало быть, поднимайся и… Тоже мне, нашли добровольца. Но спрашивать: «почему именно я?», думаю, не стоит. Если бы кто-другой мог сходить и выяснить, над этим другим Крант, скорей бы всего, и стоял. Получается, я единственный и весь незаменимый из себя? И почему это меня не радует?

Подниматься в облом. Даже двигаться не охота. Будто всю ночь вагоны разгружал. С крупным и тяжелым грузом. Я поворачиваю голову и смотрю на небо. Бледно-серое. И никаких облаков. Но это там, где мне видно. Основную часть неба и равнины загораживает камень. Или из чего тут сделаны эти торчуны?

Приходится выпутываться из подстилки и вставать.

Качает, однако.

Но помогать мне никто не собирается. А вот прогуляться со мной Крант, вроде как, не против. Мол, куда меня, болезного, без охраны пускать.

В таком вот «жизнерадостном» настроении я покидаю нашу стоянку. И тут же замечаю оплавленный штырь. Тот самый, возле которого Асс рассыпал свои бибки. И настроение у меня почему-то лучше не становится.

И пейзаж под стать моему настроению. Равнина цвета детской неожиданности. На ней какие-то уродливые фиговины, будто этой «неожиданностью» измазанные. И небо. Уныло-серого цвета. На такое глянешь – напиться и забыться хочется. А протрезвеешь, сгрести всю эту срамоту – и в прачечную. Или в мусорку, если не захотят стирать.

У горизонта небо совсем уж поганого цвета. Сизо-багровое. В черно-желтых пятнах. Только глянул, и тут же шибануло в нос больной плотью и застарелым гноем. Да-а. Дохлое дело. Рану такого вида я бы не взялся лечить. Тут ампутация нужна. Да и то, никаких гарантий.

Вспомнил, что я не в операционной, и чуть попустило. Но долго смотреть на это безобразие… я не настолько мазохист.

Резко отвернулся и чуть не столкнулся с Крантом. Повезло, что у него реакция лучше. Если бы все только от меня зависело…

– Нутер… – вежливый шепот за ухом.

Смотреть на равнину – мало радости, и я смотрю на единственный живой объект, который чего-то от меня хочет. Но Кранта слишком мало, чтобы спрятать за ним открытую рану неба. Остается смотреть под ноги.

Две пары сапог. Пыль такого же цвета, как и равнина. На почве – грубые шрамы, как от сильных ожогов.

«Веселенькое» местечко. Встретить бы того, кто его придумал… ампутировал бы воображалку на фиг! Вместе с головой. И денег бы за работу не взял.

– Нутер…

– Чего?

– Банулма ушла?

Смотрю на нортора. Он что, издевается надо мной?!

На морде оберегателя почтительная невозмутимость.

– Повтори, чего ты сказал!…

Повторяет. Слово в слово.

Не сразу, но до меня доходит. Иногда я бываю на редкость тупым. И сегодня, похоже, тот самый день.

– Ушла. И надеюсь, больше не придет.

– Придет, – «радует» меня Крант. – Начался сезон банулмы.

– И долго он… длится?

– Сезон.

– Ага. Понятно.

Хотя, ни хрена мне не понятно, если честно. Но спросить, сколько дней в этом сезоне, не успеваю.

– Повезло нам, что ты Видящий, изрекает Крант.

– А-а?…

– Банулма в этом году раньше пришла.

– Что ж Асс ее проморгал-то?

– Ее не всем дано видеть. Даже из тех, кто зрит будущее.

– Ага, будущее… Как же. Какое ж это будущее, если его изменить можно?!

Фыркаю зло и насмешливо. Вот поругаться сейчас я очень даже не против. Или поспорить, на крайний случай.

– Будущее нельзя изменить. Видящие только предупреждают об опасности. Как ты предупредил нас.

– Ну, да. А если в следующий раз у меня не получится?

Блин, как же я не люблю слово «ответственность»! Еще больше, чем слово «должен».

– У нас опытный Первоидущий, господин. Теперь он знает о начале сезона, и будет осторожнее.

– Выходит, он и об этом укрытии знал, и специально гнал нас сюда?…

На этот вопрос я не получаю ответа, да и не жду его, если честно. А с караванщиком нам, в натуре, повезло. Тертый мужик оказался. Поверил он моей болтовне или нет, не знаю, но действовать решил по принципу: лучше перебдеть, чтобы потом не было мучительно больно.

А застань нас буря под открытым небом, и никто не спасся бы.

– Кто-то бы спасся, – поправляет меня Крант. – Из тех, кто знает, что делать. И кто делает, а не боится.

А я смотрю на Кранта и пытаюсь понять: он мысли мои прочитал или я сам их озвучил, и не заметил.

У горизонта полыхнула зарница. И я вдруг увидел… или вспомнил…

Красно-оранжевая сеть дрожит под напором силы. Как тяжелая от росы паутина. Ветер трогает ее, и капля срывается вниз. Падает, сверкая. Превращается в огромную ветвистую молнию. А внизу –люди и животные. Кто-то в ужасе бежит. Кто-то остается на месте. Замирает от страха. Или строит защитный контур. Кто-то отдает приказы. Им повинуются. Или не слышат их. Бегут. Сгорают… Еще капля огня срывается вниз…

– Нутер?…

С трудом прихожу в себя. Глаза пялятся на горизонт и не хотят закрываться. Хоть пальцами их закрывай!

– Там туча, видишь?

Кран смотрит сначала по сторонам, потом на меня и, совсем уж в последнюю очередь, туда, куда я показываю.

– Не вижу, нутер, – не сразу отвечает он.

– Но я же!…

– Ты – Видящий. А я всего лишь оберегатель твоего тела.

«Всего лишь». Ну-ну. Побольше таких «всего лишь», и лекари этого мира вымрут с голоду.

– Твоя банулма ушла туда. И сейчас под ней караван. Кажется. Ты бы видел, что там…

Мне все-таки удается закрыть глаза, и я чуть не падаю.

– Тебе надо отдохнуть, нутер. Ты потратил много сил.

– Ага.

Разворачиваюсь и, как послушный мальчик, топаю к лежбищу. Пока Крант не решил, что меня нужно нести. Зрелище получилось бы то еще. А спорить с нортором… здоровья у меня не хватит. Особенно сейчас.

– Ладно. Идем, поднимем нашу спящую команду. Ужинать пора.

– Уже утро.

– Значит, еще и позавтракаем. Жрать хочу, словно дня два не ел! И спать… С чего бы это?

– Все Видящие много едят. И много спят.

– С таким режимом и растолстеть не долго.

– Среди них нет толстых.

– Уже хорошо. Но что-то не нравится мне эта работа.

Останавливаюсь, и рука Кранта тут же мягко касается плеча.

– Кто-то должен смотреть на банулму.

Спасибо. Утешил. Утешитель ты мой. Не думал, что это тоже входит в работу телохранителя.

Иду дальше. А недалеко, вроде бы, уходил. Ноги подгибаются. Глаза закрываются сами собой. За мной, надежный и заботливый, как медбрат из психушки, идет Крант. Готовый подхватить, удержать. Не-е, приятель, я на своих, я уже большой…

– …смотреть на банулму? Ну, да. За ней надо, присматривать. А то встретишь ее в чистом поле…

– Надеюсь, нутер, этого не случится.

Если бы желания телохранителей сбывались, жизнь их клиентов стала бы очень скучной.

Не, знаю, сказал я это или только подумал.

Кажется, я заснул раньше, чем добрался до подстилки.

8.

Второй караван мне не приснился. И не приглючился. Вот только путь к нему я постыдно продрых. Но самое интересное не пропустил. Наверно, у Пал Нилыча научился. Старик тоже мог все дежурство продремать, а серьезного больного везут Нилыч свежий и бодрый, как пучок молодого салата.

Вот и я проснулся аккурат перед поворотом дороги. Караван только-только поравнялся с ней. Камни, кусты и ровная степь насколько хватает глаз. Тишь, благодать… птички поют, поалы фыркают, где-то железо звенит.

Тут меня по затылку и хлопнули. А я лбом в шею поала сунулся.

«Атас, наших бьют!», – я заорал не с перепугу. От неожиданности токмо.

Но громче, чем надо бы.

Как бежит испуганная лошадь, я видел. А на что способен поал, если его напугать, словами передать трудно. На нем сидеть в это время надо.

Всего две секунды – и со средины каравана мы вырвались в начало. Я и мой пятнистый. Поравнялись с вожаком… А черный вожак – мужик серьезный. Ну, пусть не мужик, а зверь, все равно. Он себя обгонять не позволяет. Иначе, какой он тогда вожак!

И черный прибавил ходу. Ни «стой!», ни «чтоб ты сдох на Мосту!» на него не действовали. Я-то своего зверя не тормозил, тут самому бы удержаться… Вот так и мчались они голова к голове, а за ними весь караван припустил. Там ведь у каждого свое место: попробуй отстань или обгони…

И дорога загудела под десятками лап!

Вот так и на засаду мы вылетели и, не сбавлял темпа, рванули вперед. Куда тут тормозить, когда педаль в полу, до упора!

Снесли мы этот завал, как танк деревянный заборчик сносит. И тех, кто стрелял в нас из засады, в дорогу втоптали.

Не сразу остановился живой и многоногий таран…

А когда остановился, я с Пестрым были уже в середине второго каравана. Битого грозой и добиваемого грабителями.

Эти «рыцари ножа и топора» в сторону больших караванов только облизываются. Не с руки им наезжать на солидную охрану. А вот «подранка» или маленький караван могут и «задрать».

Но увлеклись немного «работники больной дороги» – наш караван куснуть задумали. Но Марла им быстро втолковала, что не на тех они пасть разинули. И команду она хорошую подобрала. Профессионалов. А после профи, не лечить – закапывать надо. И боевых зверюг с собой взяла. Двух серых длиннолапых медведей, черную короткохвостую пантеру, тощего белого волка… Где лапушка прятала их все это время?

Потом я увидел Кранта. Он рассек побоище, как скальпель мягкую ткань, сдернул меня с поала, и сунул между тюками и перевернутой телегой. Тот, кто вез ее, недавно стал кучей горелого мяса.

Смотреть бой не с высоты, а из-за Крантовой спины… Не такая уж она широкая у него, но… То плащ дергается, то сам нортор. Похоже, он решил завал из трупов перед нами сделать. И как он Малька в запале не зацепил?

Разборка получилась не слабая. Может, обиделись грабители, что их законной добычи лишают, а может, посчитали неправильно. Конечно, два каравана больше, чем один, но и охраны побольше будет. Вот так сразу ее всю не положишь. Самим лечь можно. И больше не встать…

Участвовать в разборке я не рвался. Не фехтовальщик я и не рубака. Реакция есть, бойцыцких навыков нету. А вот Малек прям исстрадался весь, так ему хотелось туда, где железом звенят. Все цепочку на руке теребил, да на меня посматривал. Умильно. Словно косточку выпрашивал.

Крант только глянул на Малька и тут же повернулся так, чтоб пацана тоже видеть.

– Осторожно, нутер, – сказал. – Зверь просыпается.

Забеспокоился чего-то нортор…

Да любого зверя надо иногда спускать с цепи. А то он и цепь порвет и хозяина…

– Давай сюда свою гибору. И иди гуляй.

Это я Мальку.

Он уставился на меня. Недоверчиво. А зрачок уже овальный.

– Не хочешь мне, отдай Кранту.

– Я. Не. Возьму!

Крант оглянул на меня и дернулся. Как от удара.

И я понял – не возьмет. Ну, вампиры в моем мире тоже за серебро не сильно хватались. Те, что в кино.

– Ладно. Не можешь – не бери.

Малек протянул цепочку мне. Она извивалась, как живая.

Да-а, брать такое голой рукой мне тоже вдруг расхотелось. Увязал в край шарфа.

– Надеюсь, не потеряется.

– Это нельзя потерять. И украсть нельзя.

А голос у Малька стал даже ниже, чем у Марлы. Прям, не голос, а рык.

– Иди. Но умирать не разрешаю.

– Не умру, хозяин.

– Тень трудно убить, – сообщил Крант.

Я на секунду отвлекся, и Малек исчез. Только вещи его остались. У меня под ногами. Быстро глянул на правую руку. Ножа в ней не было. Уф! Прям камень с души…

Не знаю, успел пацан поучаствовать в разборке или опоздал. Закончилась она скоро. Наверно, нашелся кто-то умный среди «работников дороги», сообразил, что лучше быть голодным, чем мертвым.

Протрубили отход, выпустили несколько стрел, типа, не идите за нами, и убрались. Прятаться, вроде, негде, а с Дороги сошли и, как сквозь землю провалились. Тоже профи. Из потомственных грабителей караванов. Низкие, рыжие, худые. Не нашего ли Асса родственники?

Крант, наверно, еще минуту держал меня в том закутке. А выпустил, я тут же Первоидущего увидел. Живого и целого. Но что-то мало радости на его лице наблюдалось. С чего бы это? И сам цел и другу помог…

– Он мне не друг!

– Враг, значит?

– Он у меня жену увел!

– Твою жену?…

– Я хотел, чтобы она стала моей…

– Но пришел этот красаве ц и она ушла с ним.

– Кто тебе сказал?! Первоидущий дернулся, будто его укусили.

– Никто. Сам догадался.

И мужик резко успокоился. И голос на три тона понизил.

– Прости, многовидящий. Я забыл, кто ты.

– Это все из-за нападения, Идущий-первым. Только из-за него.

Я тоже могу быть вежливым. Если захочу.

– Ты видишь скрытое в моем сердце, многоуважаемый, – благоговейно шепчет караванщик.

Ну, вижу, так вижу.

– Не думаю, что все эти годы у тебя не было жены.

– У меня были жены. И теперь есть.

– Но все-таки ты помнишь ту. Первую.

– Помню, многовидящий.

– И его не забыл.

– Нет!

Караванщик сверкнул глазами, посмотрел в сторону. Там среди разбросанных тюков и мертвых животных бродил человек. В богатой, но испачканной кровью одежде.

– А знаешь, Идущий, еще не известно, кому повезло. – Караванщик забыл про своего обидчика. – Вот смотри сам: за тобой большой, богатый караван, а твой соперник – в убытке. А не уйди та жена с ним, может, ты так и остался бы поводырем последнего поала.

– Кто тебе?…

– Каждый Идущий Первым был когда-то последним.

Ну, блин, прям, поговорками говорить начал.

– Ты прав, Видящий. Ты видишь то, что скрыто от моего разума. Я никогда не думал так об уходе жены. И я не стал бы Первоидущим, если бы… Получается, я его должник?

Мужик побледнел.

Странное отношение к долгам в этом мире. Страшно серьезное…

– Думаю, ты уже отдал свой долг. Сегодня. В дороге всякое случается. Сегодня ты помог, завтра тебе помогут.

– И не испугаются проклятых стрел?…

Ответить я не успел. Увидел Марлу.

Лапушка добивала раненых. Наших раненых! И совсем легко…

– Стоять! Марла! Отставить!

Она остановилась возле очередного раненого. Охранник. Из недавно нанятых. Раненый в руку. Всего лишь стрелой. Оба удивленно посмотрели на меня.

– Не убивай его!

Не думал, что я умею так быстро бегать. И прыгать. Через препятствия. Разной формы и высоты.

– Не надо!…

– Не буду.

– Слава Богу! Чего это на тебя нашло?

– Только отрублю ему руку.

– Чего?! Зачем?!!

– Чтоб он жил. Стрела…

– Да эту стрелу выдернул и забыл!.

Странно, охранник не возражал, когда ему собирались рубить руку, даже жгут выше раны накладывать начал, а от меня шарахнулся, едва я потянулся к стреле.

– Ее нельзя трогать!

Это он одновременно с Марлой сказал.

– Почему нельзя?

Ну, мне и показали «почему».

Не знаю, кто придумал это оружие, но кто-то с избытком изощренной жестокости.

Стрела небольшая, а доспех пробивает. И говорят, любой. Да еще наконечник колдовской у стрелы. Из белого металла. Как цепочка Малька. Дернешь такую стрелу, и наконечник останется в теле.

Ну, такими приколами и в нашем мире баловались. А в этом дальше пошли. Рассыпается наконечник. От рывка. И гангрена с летальным исходом гарантированы. А не трогать стрелу – тоже рассыпается. Только не сразу.

Вот такие пирожки с котятами. А я «выдернул и забыл…» И без меня тут не дураки живут.

– Нутер, я могу тебя попросить?

– Проси.

– Отруби мне руку.

– И ты, Крант?! Вот дерьмо…

Это я, когда оглянулся. И руку Кранта увидел. Нортор тоже «поймал» стрелу. Толстую и короткую. Чуть ниже плеча.

– Как же это ты так?…

– Прости, нутер. Но я и одной рукой смогу…

– Заткнись.

Вдох-выдох. Носом вдох, ртом выдох. Спокойно, Леха. Дерьмовая ситуация, но бывали и хуже.

– Та-ак. Руку я рубить не стану. И на Марлу не смотри. Ей тоже не дам.

Возражений не услышал.

Вдох-выдох. Еще вдох, еще выдох.

– Стрелу надо вырезать.

– Не получится!

Это уже в три голоса мне сообщили.

– Блин, почему не получится?! Вот кто из вас пробовал? Ты? Может, ты?…

Оказалось, никто. Просто все это знают. И все.

– Тогда я пробовать буду. Нет, не на тебе, Крант. И не на нем. На мертвых. Думаю, ради такого дела они простят меня.

Ни мертвые, ни живые возражать не стали.

Перевернутые автобусы и машины, мертвые и живые на асфальте… Плач, стон, истерический смех, растерянные люди с бледными, пустыми лицами… И среди всего этого бардака – мужик в заляпанной кровью одежде. И с ножом в руке.

Маньяк? Не-а. Врач. Без нужных ему инструментов.

Как же он обрадовался моему походному чемоданчику! И мне.

Блин, такого классного ассистента у меня в жизни не было! Понимал меня с полувзгляда, с полуслова… А когда все закончилось, оказалось, что и поговорить мы толком не можем. Обменялись только визитками и раскланялись. До лучших времен. Ни английского, ни японского я не знаю. А он в русском ни в зуб ногой был. Тогда. Ничего, когда я в гости к нему приехал, разговорным русским он уже владел. Слегка. А настоящий разговорный я ему поставил.

Все повторяется. Только в другом мире. Здесь не ездят машины и не стреляют автоматы, но блин, как же мне не хватает Кахэя!… И инструментов моих не хватает. Лоханулся ты, Леха, сильно лоханулся. К руке надо было чемоданчик пристегивать, а не в багажнике возить. Но кто ж знал…

Только пятую стрелу я вытащил неповрежденной. И шестую. И седьмую. И восьмую. Эту уже из охранника. Живого. Потом занялся Крантом. А потом и остальными ранеными. Что почему-то решили рискнуть, и не стали избавляться от стрел привычным способом. С последним я закончил уже на закате. Потом занялся резаными и рубленными ранами. И у своих, и у «чужих». В другом караване тоже был лекарь. Но он не пережил грозу. А я не постеснялся заглянуть в его походную сумку. Что пережила своего хозяина. Убого, конечно, в смысле, инструментов, но и за то, что нашлось, спасибо.

Провозился с ранеными до зирты. Мне не мешали. И не торопили. А когда закончил, провели в шатер. Недалеко от Дороги. Там оба каравана организовали привал. Не в шатре, понятное дело, вокруг него.

Мертвых хоронить не стали. Сожгли. Грабителей тоже. Только отдельно.

Малек приготовил ужин. Вкусный. И он же принимал плату за лечение. Так Марла распорядилась. Но это я узнал уже утром. А вечером… заходила она ко мне, но я спал. Будить не стала. Посмотрела только и ушла. Перед Санутом я сам проснулся. Увидел кувшин с отоброй. Сначала хлебнул, потом вспомнил, что это такое. Забыла, значит, лапушка. Или как повод встретиться оставила. Ладно, встретимся, отдам.

Утром, возле моего шатра – уже моего, персонального! – стоял крупный рыжий поал. Солнечный, как тут говорят. Подарок от Первоидущего. Вместо моего беспородного. Что отличается повышенной пугливостью. Как и все дворняжки.

Караванщик сказал, что мы меняем направление. Доведем Надыра сначала. Совсем, мол, недалеко идти.

– Ты прав, Первоидущий. Добрые дела не бросают на половине. Не стоит давать грабителям второго шанса.

– Не стоит, – караванщик криво усмехнулся.

– Или они из его селения? – дошло вдруг до меня.

– Говорит, из соседнего.

– Говорит? Ну-ну…

Собеседник согласно хмыкнул.

– Ладно. Решил проводить – проведем. Охраны нам хватит?

– Хватит. Спасибо тебе, многодобрый.

– За что? А… понял. Думаю, там мы тоже не только «спасибо» получим.

– Видящий ты, а я…

Замолчал караванщик, только улыбнулся скромно. Вроде бы.

– А ты у нас заранее договорился. И с Надыром и с колдуном нашим пошептался. Так?

– Великий и Мудрый сказал, что нас ждет удача в той стороне.

– Конечно ждет! Раз он так сказал. Кстати, а Храм Асгара тоже в той стороне?

– Говорят, в той.

– Почему-то я так и думал.

– Потому что ты Видящий.

– Ну, да…

А наш «великий» и хитроже… лтый хочет в этот храм попасть. И всех нас туда привести. Вот только с чего бы такая щедрость?… Не ходят за сокровищами целой толпой. А если ходят, то к дележке, от силы, двое доживают. Так что сомневаюсь я в доброте чьей-то душевной. Сильно сомневаюсь… Может, зря?

9.

С тех пор, как Малек избавился от гиборы, он стал часто проситься на охоту. Я отпускаю. Удачливым он охотником оказался. И караван не задерживает. Хоть уходит и приходит на своих двоих. И не теряется. И добычу приносит. Вот только не видно, чтоб добычу стрелой или копьем брали. Даже живую как-то принес. И отдал сначала Кранту. А потом мне приготовил. Вкусно! Язык проглотить можно. Из свежего мяса всегда вкусное чибо, сказал. И сегодня живого козленка принес. Я его сразу забрал. Сам решил приготовить. Охотник я или где? А того, чего я хочу, здесь, похоже, не готовят.

Охотничьих колбасок мне захотелось. Для них свежая кровь нужна, печень, мясца немного, специй, еще кое-чего. У каждого повара свои секреты. Промывать и набивать кишки я не стал. Не люблю эту работу. А Малька припахать не додумался. За астой его отправил. Это смесь крупы и еще чего-то. Из асты походную кашу варят. Неплохая, в общем-то, штука. Говорят, отвращение наступает сезона через два, при ежедневном питании.

Ну, я за бо льшее разнообразие.

Вернулся Малек и полмешка асты принес. А мне-то всего горсть или две надо. Обратно нести Малек не стал. Сказал, что там еще много. Ладно, в хозяйстве все пригодится. Добавил я асту и кое-что из Рануловых специй – мы ведь не только жрали вместе, но и говорили о жратве. Хороший фарш получился. Кажется, я превзошел сам себя. Я фарш еще в листья дряфути завернул. Большие они, и для желудка полезные.

Короче, ужин получился на славу. От одного запаха чуть крышу не сорвало. На него, наверное, все мои знакомые и собрались. Раз уж человек возле костра сидит, значит, ждет гостей. Вот если б я в шатре жевать стал… Блин, не додумался. Хорошо хоть, что в гости здесь с пустыми руками не ходят. Совсем, как у нас, хочешь, чтоб тебя в гостях накормили, приходи со своей жратвой. А хочешь уйти пьяным… Для чего еще Первоидущий кувшин вина приволок? Литров на двенадцать. И как узнал, что я тифуру предпочитаю?

И козленка умяли и то, что гости с собой притащили. Малек еще за кувшином сбегал. Так Первоидущий под второй петь начал. Помесь частушки и анекдота. Классный у него голос оказался. Громкий. С таким парадом командовать можно. Без микрофона.

Хорошо посидели, душевно. Думал, гостей разносить придется или у себя оставлять. Обошлось. Сами, своими ножками убрались. Вот только Крант немного подпортил веселье.

Я ведь не сразу сообразил, почему за столом вдруг тихо стало. Оказалось, оберегатель мой подошел. Слишком близко. Подошел и смотрит. То на гостей, то на меня. И эта жертва низкого гемоглобина не только пялилась, но и весьма активно облизывалась. Как говорится, чуть не захлебывалась собственной слюной.

А вся остальная компания так же активно начала беспокоиться. Вся, кроме меня. Я жую кровяную колбаску, слизываю сок с пальцев, и чуть не млею от удовольствия. Опасность ситуации доходит до меня в самую последнюю очередь. Похоже, Крант был настолько голодный, что вся его хваленая невозмутимость куда-то подевалась. Нортор явно хочет ням-ням и глазет на своего нутера. Мол, нельзя же так издеваться: и корма лишил, и кормишься в моем присутствии.

А глаза у Кранта красным уже поблескивают.

Блин, и как я дожил до сегодняшнего вечера? С таким-то чувством самосохранения! Наверно, я очень везучий сукин сын.

– Крант, ко мне! – сунул ему блюдо с охотничьей колбасой. – Держи!

Оберегатель подозрительно на всех посмотрел. Но блюдо взял. Одной рукой.

– Садись, ешь. Малек за тебя подежурит. Немного. Правда, Малек?

– Слышу и слушаюсь, господин!

Крант спорить не стал. Сел рядом со мной, начал есть. Маленькими кусочками. Тщательно пережевывая. И подливку вылизал. До последней капли. Не замечал раньше, что у него такой длинный черный язык.

– Спасибо, нутер.

– На здоровье. Вина хочешь?

– Если есть тифура…

– Эй, красненькое у нас осталось?

Поискали и быстро нашли.

Пока Крант допивал, мои гости вежливо прощались и уходили. И никого не качало. Умеют люди пить. Сколько приняли, и пьяных нет.

А вот Кранта на разговоры потянуло. После одной-то чаши…

Странные сказки у норторов есть. Страшные. Об умирающем мире и гаснущем солнце. А еще о чудовищах, что рождаются под этим солнце, и убивают все живое. И о норторах, что уходят от чудовищ все глубже в землю, все ниже… ярус за ярусом. А потом чудовища начали рождаться среди норторов. Земля перестала защищать своих детей. И дети оставили ее. Это было время Большого Перехода.

– Давно это было?

– Давно, нутер. До войны Мостов и Башен.

– А потом?

– Потом была война. Рухнули Башни и Мосты, погибли Хранители, и на норторов легло их проклятие.

– Какое?

– Ты не нортор…

Так вежливо мне намекнули, чтоб не совал нос не в свое дело.

– Ладно, не хочешь говорить, не надо. Давай просто так посидим. Спать-то сейчас нельзя.

И мы посидели, посмотрели на огонь. А Санут смотрел на нас. Потом Крант опять заговорил.

– Ты не нортор. Но кормишься, как оберегатель.

– Иногда, – поправил я.

– Иногда, – согласился он. – Я расскажу тебе про оберегателей.

– Если хочешь…

– Хочу.

Каждый оберегатель был когда-то нортором. Но не каждый нортор может стать оберегателем. В канун Батура и сам Батур рождаются они. Ирторы. Зачатые все в одну ночь. Рождаются, когда старый год сражается с новым. Когда скалы содрогаются от мощных приливов, когда волны поднимают из Глубин чудовищ и выбрасывают их на берег, когда все живое словно теряет разум, и делает то, чего в другие дни и ночи ему не свойственно. Третья луна – редкая гостья на небе, но три ночи подряд она бывает только в Батур. Когда старый год умирает, а новый рождается. А вместе с ним рождаются новые оберегатели. У специально отобранных жен, от специально подготовленных мужей. После особого Ритуала. Ради особой и невозможной для других службы. Для тяжких тренировок и пугающей участи. Пугающей для обычных норторов.

Один оберегатель родился уродом.

Среди норторов любое отклонение от совершенства считается уродством. Таких уродцев оставляют солнцу. Или позволяют съесть матери.

– Съесть?!

– Да, нутер. Норторы охотники. Их притягивает живая и горячая кровь.

– И все матери у норторов…

– Все.

– А как же?… У норторов же есть дети или…

– Есть. Родившегося сразу уносят. Очень быстро.

– И мать не… мешает?

– Ей оставляют другого ребенка. Не нортора.

– Ага.

– Пока она кормится…

– Кормится?!

– Норторы охотники, нутер. Они не кормятся мертвыми. Ты тоже охотник…

– Ладно, Крант. Забудь. Это я так спросил.

Все нормально, Леха, чего ты разволновался? И в твоем мире животные так регулируют рождаемость. Избавляются от слабых и лишних. Среди людей тоже такое практикуется. Кажется, был на Земле народ, где неполноценных детей уничтожали. Правда, другим способом, но… И каннибализм на Земле есть, даже сейчас. Так что дыши глубже, Леха, и успокойся.

– Крант, а как же тебя… то есть, некондиционного мальца живым оставили?

– Урода нужно убить, но оберегателя нельзя. Его жизнь принадлежит тиу.

– Но ты же не был тогда оберегателем.

– Рожденный оберегателем – уже оберегатель.

– Ладно. Ну, отнесли тебя к тиу, а дальше?

– Дальше, показали Видящим, потом Прорицателям. Они решали, умереть мне или нет.

– Понятно.

– Они оставили мне жизнь, чтобы я отдал свой долг.

– Ну, про долг я уже слышал.

– Да, нутер, про мой долг ты знаешь больше меня.

Ну, если нортору так хочется думать, пусть думает.

– Крант, а много вас, оберегателей?

– Было двадцать четыре ученика. Испытание прошли десять.

– Не слабое, должно быть, испытание.

– Мое ты видел.

– Видел. День, вроде, был. И мороз. Подожди-подожди… ваша порода, кажется, не очень любит солнце, я прав?

– Да, нутер. Латуа может сильно обжечь нортора.

Вот норторы и не подставляются этому солнышку. А оно встает первым, а ложится вторым. Только вечерне-ночной режим и остается норторам. Жалко бедных. И совсем белых.

– А как же ты, Крант? От Латуа, вроде, не прячешься…

Правда, и солнечных ванн не принимает. Все больше плащом прикрывается. Чтоб цвет лица не испортить.

– Я – оберегатель. Меня учили.

– И солнце учили выдерживать. И неживой корм учили есть.

– Учили, нутер.

– Но кое-кто сегодня решил, что ты плохо учился.

– Я виноват, нутер, накажи меня!

Ну, и кто меня за язык дергал? Пошутить захотелось? Юморист хренов…

– Ага, прям счаз и накажу. Отшлепаю и в угол поставлю.

– Как это?

– Молча.

– Нутер…

– Ладно, какое б ты себе наказание придумал?

Крант сказал.

– Ну, и сколько ты эти ожоги заживлять будешь? А меня все это время больной оберегатель стеречь будет? Не-е, не пойдет. И второй способ не годится. Вдруг тебе понравится? А что ж это за наказание тогда? И голодным я тебя не могу оставить… Ладно, будем считать, что я вынес тебе порицание, а ты проникся и обещался все исправить.

– Такое больше не повторится, нутер. Обещаю.

– Вот и ладушки. А знаешь, кровь ведь и подсушить можно, а потом…

– Знаю. Тиу умеют. Но нутер не должен об этом говорить.

– Почему?

– Это тайна тиу и оберегателей.

– Ладно, считай, что я уже забыл.

– Тогда я тоже забуду, что нутер сказал про кровь.

Помолчали. Я подбросил дровишек в костер. Искры столбом до неба. И остались там россыпью звезд. А Санут собрался баиньки.

– Нутер, я могу попросить?

– Проси.

– Научи меня готовить то, чем я кормился сегодня.

– Запросто. О, я придумал тебе наказание!

– Какое?

– Ты будешь готовить и для меня тоже. Согласен?

– Да, нутер.

– Тогда слушай.

Рассказал сначала свой рецепт, потом Михеича, потом и то извращение, что Вован считает за кровяную колбасу. Заодно и случаи вспомнил, при каких я эти рецепты узнал. Крант слушал внимательно. А под такого слушателя и до утра проболтать можно.

На небе рассвет уже проклевываться начал, когда я рот закрыл. Да и кувшин уже опустел. С рулминой . Ну, за неимением красного, можно и белое попить

– Нутер, а я могу других оберегателей научить, так кормиться?

– Учи, – поднялся, потянулся, хрустнул суставами. – Засиделись, однако. Как встретишь, так сразу и научишь…

– Прости, нутер, я уже.

– Что уже?

– Научил.

– Кого?!

– Ближайшего из нашей десятки.

– Ну, и где он? Чего-то я никого не вижу…

– В Инопре. А она уже дальше весть пошлет. До кого дотянется.

– Подожди, а Инопра – это где?

– Там, где ты дал мне плащ.

– Ага.

Ну, хоть теперь удосужился узнать, как город Ранула обзывают.

– Но до него же хрен знает сколько дней!

– Прости, нутер. У меня слабый дальний голос .

– Слабый? Ну-ну. А у других оберегателей он тоже есть?

– У всех есть.

– Я так понимаю, ты с сестренкой своей связался.

– У оберегателей нет сестер. И нет братьев. Только нутер.

– Нутер приходит и уходит, а клан остается.

– У оберегателя нет клана. Только нутер.

– Нутер не будет жить вечно.

– Оберегателей учат умирать. Правильно. Чтобы беречь дух нутера и после смерти.

– Ладно, Крант, замнем этот гнилой базар. А то Малек услышит, скажет, что крыша у нас съехала.

– Не услышит.

– Почему?

– Спроси его.

Спросил. Просто из любопытства.

Оказалось, мы с Крантом всю ночь просидели молча. Только пили да на небо глазели.

Давно я так не напивался. До акустических галлюцинаций. Завязывать надо. С белым вином.

На следующий вечер Крант угостил меня охотничьими колбасками. По рецепту Михеича.

10.

Завтра мы будем в гостях у Надыра.

Если удача не отвернется от нас.

Блин, с такими попутчиками и сам суеверным станешь!…

А сегодня мы возле речки остановились. Стумной , как сказала жена Меченого. Довелось вот увидеть ее за работой. Да-а, такое не скоро забудешь.

Без одежды стумалу я уже видел. А вот как она снимает ее…

Пожалуй, такую дэвушку Рустам допустил бы к шесту. Было дело, пришла к Рустаму одна, на работу устраиваться. Ну, разденься, пройдись, подвигайся, а потом нэт! Мол, плохо танцуешь. А она: Я не танцовщица, я бухгалтер! Хорошим бухгалтером, кстати, оказалась. Рустам хвалил.

А стумала хорошей танцовщицей. Или, как пишут, исполнительницей экзотических танцев. Рыбке, оказывается, они тоже нравятся. И стрекозам, что роем летали вокруг стумалы. И рыба из воды вылетать начала. Посмотреть, типа, чего деется на свете белом. Вот ее на лету и брали. Специальным копьем. В глаз. Как белку Михеич берет. Чтоб шкурку не попортить. Шкура у стумы не меньше мяса ценится. А в гости собираешься хорошее угощение готовь. И подарки.

Вот наша рыбачка и старается, выплясывает на камне посреди реки. А рыбаки с соседних камней работают. И с берега. Не любят здесь воду.

Когда-то, сразу после Войны, вошедший в воду, что видела звезды, мог не выйти из нее живым. Или умереть через несколько дней. В страшных мучениях. Сколько времени уж прошло, вода давно очистилась от яда, а привычка ее бояться осталась.

А стумала разошлась не на шутку! Крутится, вскрикивает, волосы летают… Не, понимаю, как мужики при этом спокойно рыбалят? Да на такое действо смотреть надо и смотреть не надоест. Или сгрести эту бабу с камня и за ближайшим кустом положить.

Я смотрел. Потом Марла подошла. Если мне нечем заняться, сказала, то она быстро мне дело найдет.

Вообще-то, я не против этого дела, но гербарий собрать кроме меня некому.

Ко мне ведь не только с вывихами и ранами ходить стали. Лекарь тут мастером на все руки считается. И брюхо лечит, и роды принимает, и застрявшую в горле кость вытаскивает. А то и за советом идут.

Это я для того столько учился, чтоб домашним доктором заделаться? И утешителем по совместительству… Блин, Леха Многодобрый… Да братва животы надорвала б со смеху.

А в сумке прежнего лекаря сам черт ногу сломит. Узелочки, мешочки, а в них пыль какая-то. Если по нормальному, то подписывать все надо было. Или не мельчить в такую труху. Вот как мне теперь различать препараты? По запаху? Так тут не все нюхать можно. За некоторые травы в перчатках и с прищепкой на носу берутся. Или мне монетку бросать? Типа, орел – внутрь, решка для наружного применения. Так после такого лечения пациент и ласты откинуть может.

А оно мне надо? Портить имидж крутого целителя?…

И ведь никаких записей у лекаря не осталось! Писать не умел или конкурентов опасался? А ты, значит, Леха, как хочешь и можешь. Хоть с помощью ножа запор лечи. Вот ведь хренов конспиратор!…

Ладно, о мертвых или ничего или ничего плохого. Пусть земля ему будет… Нет! Легкого пепла и попутного ветра, здесь желают.

Так что, лети, коллега, куда тебе положено А дядя Леша уж как-нибудь выкрутится. Сам травок насобирает. Своими собственными. Спасибо Нилычу, научил этот бурьян чувствовать. Будто знал старик, чего меня ждет.

Эта долинка не только стумой богатая. Землица здесь тоже есть. Голубая. От ожогов она хороша. От ядовитых. Ишельных . Змеюшка есть тут такая. Маленькая. С полосатым брюхом и рожками над глазами. И не кусается она, ядом прыскает. Рана, как от кислоты получается. Сначала. А если не лечить, заражение обеспечено. Со всеми вытекающими…

Листья тиамы тоже от ожогов помогают. Они много от чего помогают. Но уж очень сильное средство! Не всем рекомендуется. У некоторых температура потом бывает. Высокая. И бред начинается.

Да и не годится листья тиамы на такую ерунду переводить! Все равно, что Пал Нилыча позвать, вместе со мной и всей бригадой, ради банального фурункула.

Дорогие это листики, редкие; некоторые лекари раз или два в жизни их видели. Да и то в чужих руках. А я то доброты и щедроты душевной налево их и направо раздаю. И почти бесплатно. Завязывать надо с такой добротой. Пока никто не помер.

А с листьями этими странная история получилась. Приснилось мне как-то, что собираю я их. И не все подряд, а особые, отборные. И не сам собираю, а с помощником. Вернее, это я помощник, а он совсем даже наоборот. Объясняет, показывает, я только киваю да листья в мешок пихаю. Мешок маленькую такую подушку получился. Я бы еще пособирал место в мешке осталось так у помощника время вышло. Я мешок Машке сунул она тоже в том сне была, а сам прощаться стал. И только тут заметил, что похожи мы: я и тот, с кем листья рвали. Такой же рост, та же комплекция, такое же выражение морды лица, только кожа у мужика черная. Как гуталином намазаная.

На прощание этот черный мне подарок сделал. Браслет. На руку. Крутейшая вещь. Я тоже в долгу не остался. Вот только, убей не помню, что ему подарил. Расставание вышло то еще, словно с братом-близнецом прощался. На всю оставшуюся.

Самое прикольное утром я даже не вспомнил этого сна. Не до того как-то было. Мы со Столба убирались в такой спешке, словно срочную эвакуацию нам объявили. Да еще пинок под зад дали. Для понятливости.

Только в гостинице, когда Машка вернула мне мешок, я вспомнил свой странный сон. Не было у меня еще такого, чтоб из сна разную ерундень тягать. А тут и листья, и браслет. Нашелся таки подарочек черного. Все это время у меня на руке был. А я его, вроде как, и не замечал. Даже когда купался. Хороший такой подарок, памятный хотел снять, так чуть руку не оторвал. Словно врос он в нее. А если браслет еще кому глянется? Резать ведь придется. И неизвестно, что первое ампутируют: руку или голову. Простой это мир, если я правильно понял Машку. Или ты, или тебя. И по другому не бывает.

И попрощались мы с Машкой очень сдержано. Объятия и поцелуи оставили до следующей встречи. Адресами и контактными телефонами обмениваться не стали. Типа, судьба сведет, если захочет. А не сведет… уроним скупую слезу и будем всю оставшуюся жизнь… счастливы.

С чего это Машка мне вдруг вспомнилась? А вот глянул на рыжие метелки и, будто, ее лохмы увидел.

Так вот же они, цветочки от запора! То-то наш Асстар… как там его дальше? счастлив будет. У него ведь свой запасец кончился, ко мне сунулся а нету! Решил, наверно, что я из жадности не дал. Или из вредности. Порадую я его сегодня вечером. Ой как порадую! А если он не знает разницу между свежим сырьем и сухим, то это уже его проблема. Ну, и моя, когда он придет ко мне со своим проносом .

– Крант, ты за мной не ходи. И одолжи любимому нутеру перчатки. Я тебе новые потом куплю.

А вместо респиратора и шарф использовать можно. Помыться потом, конечно, придется. И одежду хорошо потрясти. Ну, купаться я люблю. А одеждой Малек займется. У него на эти цветочки иммунитет должен быть. Хороший иммунитет у ипши. Почти от всего. Кроме смерти.

11.

– Давай, Асс, не томи…

Колдун присел возле моего костра, протянул к огню руки. На лицо загадочную задумчивость нацепил. Да еще тяжкие вздохи иногда издает. Типа, трудно было, но сделал. чего смог. Все терпеливо смотрят спектакль одного актера, только у меня терпения не хватило. Уж слишком часто поглядывает на меня коротышка; то на меня, то на огонь. А глазки радостно так поблескивают, и ладошки нет-нет, а потирает. Не иначе, как устроил мне какую-то подлянку…

Неужто обиделся за свежую желудочную травку?… Так не знаешь, как готовить, спроси! Дешевле ж станет!… Не пойму я этого рыжего: то дай, чтоб было, то чтобы не было.

И за что меня колдун так любит? Прям, как язык горячую сковородку. Ничего ж не остается, как отвечать взаимностью…

Последний тяжкий вздох, после моего давай, не томи… и тихий, скребущий по нервам голос:

– Они позволят нам пройти до Дороги.

Хорошо. Возвращаться не придется. Меньше шансов влететь в засаду.

– Чего еще?

Задумчивое потирание ладошек.

– Нам дадут проводника.

– Еще чего?

– Припасы.

– И?…

– Охрану.

Много жратвы и охраны не бывает… Ладно.

– Это все?

– Еще поалов дадут.

Ага. Взамен наших подранков и убитых. Тоже хорошо. Но…

Даже до самого тупого начало доходить. Зашевелились, руки щупают пояса; кто к оружию потянулся, кто к деньгам. В горах, как и в любой дороге, слишком щедрый попутчик опасный попутчик. Чем больше он обещает, тем дороже платить приходится. Опаснее его только слишком добрый. В неподходящий момент может пожалеть врага, и всех тогда порежут. Этого добренького, кстати, тоже. Чтоб совестью не мучился. Не для всех она химера, некоторые еще и верят в нее.

– Ну, и чего с нас хотят поиметь за все это?

Колдун делает вид, что не понимает меня. Первоидущий переводит. Слов в его вопросе куда больше, но смысл тот же самый.

– Племени нужен целитель, – изрекает коротышка и изображает на морде сострадание.

Ага, счаз все брошу и поверю. Пожалел мужик собаку: по сантиметру ей хвост купировал. Целый день.

– Они хотят, чтобы нутер остался?

Крант знает мое имя, но для него я…благородная особа древнего рода незапятнанной репутации и неисчислимых достоинств. И плевать, если это не совсем так. Кому нужна эта правда? Кранту? Ему-то меньше всего. Я его нутер, для службы которому Кранта родили и натаскали. Заставили искупать грехи клана, идти против своей природы. Вампир-телохранитель, разгуливающий под солнцем… что может быть естественнее?…

Пока меня колыхает философское настроение, колдун держит паузу. Столько, сколько может. Насколько хватает смелости. Крант редко задает вопросы, но когда он делает это, его собеседник становится очень разговорчивым. И умудряется вспомнить даже то, чего, кажется, и не знал.

– Нет он его ребенок.

Крант продолжает смотреть и рыжему приходится говорить дальше:

– Шаман хочет, чтобы он разделил шкуру с целительницей.

– Чего сделал?…

Никто не собирается мне объяснять, как я должен делить эту шкуру и зачем. Колдун продолжает болтать, словно не слышал меня.

– Она слабая целительница. Камень и землю почти не чувствует, больше травы. Но другой у племени нет. И у соседей нет. А он… шаман сказал, он сильный целитель. Сильнее шаман еще не видел. Его дети тоже станут целителями. Может, не такими, как он, но сила у них будет и…

– Подожди, Асс! Я переспать должен с этой целительницей или как?…

До меня начинает доходить. Кажется.

– Нет, не спать! Племени нужен целитель. Спать нельзя!…

– Вот и я о том же!

Рыжий замолкает и пялится на меня, как на идиота. А я на него. Точно так же.

Блин, он что, русского языка не понимает?! Потом вспоминаю, не понимает. И от этого злюсь еще больше.

Породу им, типа, надо улучшить! Мичуринцы хреновы!… А я им за племенного быка тут или как?… Так почему одну телку предлагают? Надо сразу десяток, два десятка!… Типа, бык-рекордсмен покрыл пятьдесят коров с помощью зоотехника Николая Хрюева. А может, и у меня помощник будет? Тот же самый шаман хотя бы. Вот покамлает он, и меня на пятьдесят две телки хватит. Чего мелочиться?!

Верчу в руках какой-то прутик, наматываю его на пальцы. Он гнется, но не ломается. Ломаю, блин, ло-о-омаю!… Сломался! В огонь его!…

Костер полыхнул сине-зеленым и сразу же ахнуло так, что в ушах зазвенело, а перед глазами бабочки залетали, радужные.

Я потряс головой, проморгался, и уже потом заметил, что стою, а не сижу. В трех шагах от своего камня стою. Остальные мои гости еще дальше. И пялятся на меня, как на труп отца Гамлета, годичной свежести. Колдун наш многоумный вообще в пяти метрах обнаружился. Над землей. В бледно-желтом светящемся шаре.

– Крант…

Оберегатель стоит за левым плечом. Может, все время там был, может, только подошел… Быстро он двигается. Иногда. Я не всегда замечать успеваю. А реакция у меня хорошая. Хирургу с плохой реакцией лучше в морге работать: там клиенты уже никуда не спешат.

– Крант, что это было?

– Не знаю, ну…

– А кто знает?

– Он.

И палец Кранта целится в желтый шар.

Смотрим на медленно опускающегося летуна. Его ноги касаются земли, и сияющая оболочка гаснет. Словно лампочка перегорела. Но желто-зеленая физиономия и непривычно круглые глаза остались без изменения.

– Асс!

Колдун зажимает рот ладонью и ковыляет в сторону. Через несколько шагов падает на колени, сгибается в земном поклоне…

Обязательный ритуал после полета?…

…издает характерные звуки. Знакомые. Мне тоже так хорошо иногда бывало. После конкретного отмечалова. Но блевал я, обычно, как культурный человек, в унитаз, и за закрытой дверью. А этот?… Блин, сплошной натурализм и варварство.

Сажусь возле костра. Горит нормально и цвет огня обычный. Остальные подтягиваются, устраиваются на своих местах. Последним подходит колдун. Бледный, глаза слезятся.

– Ну, и какого?… спрашиваю его.

Он шмыгает носом.

– Всегда со мной так. Оторвусь от земли и… Проклятие какое-то на мне, – тяжело вздыхает.

От него воняет кислятиной. Протягиваю пиалу белого. Пусть хоть рот промоет. А опять блевать вздумает, не так жалко, как красное.

– Ну, на реке я тебя видел… А как на море?

– Только взойду на корабль, и сразу проклятие находит меня. Самые сильные амулеты не помогают.

Колдун качает головой и тут же прижимает руку к животу. Меченый быстро отодвигается, на всякий случай. Но его сосед не торопится; задумчиво прислушивается к чему-то, гладит свое пузо.

Да нет, обойдется. Это дело или сразу, или вообще не будет.

– Вестибюлярка, Асс, у тебя слабая.

– Что?

Смотрит на меня большими глазами. Уже не такими круглыми.

– Укачивает тебя, говорю. Вот и все проклятие.

– А снять его можно?

– Тренировками. Долгими и упорными. Многим помогает. Но не всем, предупреждаю сразу.

– А мне поможет?

– Не знаю. Пробовать надо.

– А что надо делать?

– Про что делать потом поговорим. Сначала про костер мне расскажи. Знаешь, чего туда попало?

– Знаю.

Энтузиазма у колдуна сразу поубавилось.

– Ну и… – приходится ускорять процесс. А то ведь до утра тяжелые вздохи слушать будем.

– Дерево драбл попало.

– Что, целое дерево?

– Нет. Только веточка. Тонкая.

– Угу. Веточка… И драбл всегда так взрывается?

– Не знаю.

– Как это не знаю?…

– Драбл не бросают в огонь.

– А куда его бросают?

– В вино.

– Зачем?

– Чтобы быстрее заснуть.

– И видеть сладкие сны…

Это я пошутил, но по тому, как заерзал коротышка, понял, что попал в точку.

– Да видеть, – шепотом признается он, наклоняясь в мою сторону.

Хорошо хоть вином от него несет. Мы и так негромко говорили, а тут уж совсем на интимный шепот перешли. Наверно, очень сладкие сны дарит этот драбл.

– Что, целый прут так и бросают?

– Нет. Только две крошки.

– Асс, не заметил я, чтобы драбл крошился.

– Он не крошится. Пилится. Особым ножом. И очень медленно.

– А сломать?

– Ни сломать, ни отрубить. Драбл крепкое дерево. Очень крепкое.

– А как же я его сломал?

– Не знаю.

И грустно так вздохнул. Будто его последней радости в жизни лишили.

– Ну, ладно, к черту его крепость!… Ты вот что мне скажи: как этот драбл возле меня оказался? Твой, кстати, драбл!

За спиной намечается шевеление.

– Подожди, Крант. Пусть сначала ответит.

Рыжий сжимается чуть ли не вдвое. Втягивает шею. Как черепаха. Только вместо панциря халат. Голос сипит и прерывается…

– Я… я уронил его. Случайно… Когда беседовал… С уважаемым Крантом.

Ты его хоть уважаемым, хоть горячо любимым называй, вряд ли, что-то изменится.

– Уронил, значит?…

– Да.

– А я, значится, поднял?…

– Да.

– И стал крутить в руках?…

– Да.

– А ты, значится, ничего не сказал. Не захотел.

Колдун опять кивнул головой, как кивал уже несколько раз, и тут же лязгнул зубами, останавливая очередное да.

– Я… я не успел!

– Неужели ?…

Вкладываю в вопрос побольше недоверия. Хотя, куда мне до Ларки? Вот уж кто виртуоз! Когда она говорит свое неужели? в собственном имени начинаешь сомневаться.

– Не успел! голос у рыжего срывается.

– Я люблю сидеть у костра. Подбрасывать в него ветки. Ты это знаешь. Осталось подсунуть мне драбл. И не успеть сказать, что он взрывается в огне. Очень удобно. И вроде бы нет виноватого.

Я смотрю на огонь и разговариваю с ним. Спокойно так разговариваю. Ни злости, ни раздражения. А коротышку почему-то трясет. Видно мне краем глаза. Остальные молчат и не двигаются. Нагнетают обстановку.

– Так было дело, Великий и Непогрешимый?

– Нет, не так! Не так! Не хотел я твоей смерти!…

– Ага. Не хотел. Потому, что ты очень любишь меня.

Колдун вздрагивает, крутит головой. Словно горло ему пережало. Воротником. В котором его шея торчит, как градусник в стакане. Скажи колдун да, и это будет ложь, известная всем, даже камням под нами. Скажет нет, и Крант его на куски порвет. За покушение.

– Потому что драбл стоит десять сабиров! вскрикивает Асс.

В его голосе страх перемешался с обидой.

– Так уж и десять?

– Девять.

Страха становится меньше.

– А если поторговаться, так и за восемь можно купить?…

Молчаливый кивок.

– Или за семь?…

– Нет! За семь он не продал. И проклятия не испугался!…

Вот теперь в голосе только обида.

Первоидущий прикрывает рот рукой. А глаза щурятся. Как от дыма. Или от смеха.

Все-таки восемь квадратных это не слабые деньги. Пару сезонов на них можно жить. Не голодая. И не очень скучая. А если быть чуть скромнее, то и на три хватит. И все это богатство в огонь. Одним махом. Абыдно . И на компенсацию надеяться глупо.

Короче, поверил я этому убогому. Не станет он столько тратить, чтобы сделать мне кузькину мать . Удавится скорее. Если не сможет подлянку такую придумать, чтоб чужими руками меня. И на халяву. А еще лучше, чтоб доплатили. Ему. И побольше.

Хотелось бы посмотреть, как он продавал меня шаману. Наверно, и в некрологе столько хорошего обо мне не скажут.

– Шаману тоже обо мне разболтал?

Можно и не спрашивать. Кто же еще?

– Он знал, что ты с нами! Еще до нашего прихода знал!… Он же шаман этой земли!

– Ну да. И камни нашептали ему, какой я великий лекарь…

– Никто не шептал! Он сам… Только посмотрел, и все понял.

– Чего понял?

– Не знаю. Он шаман…

– А ты колдун. Вроде как.

– Да. Я колдун! И я могу то, что ему не по силам!

– Ну, а он то, чего не можешь ты. Так?

Коротышка замолчал. Глянул на огонь и тут же отвернулся. Не любит он смотреть на огонь. И на воду не любит. Все с песком и камешками возится. Гадает он так, типа.

– Ладно, пойду к шаману. Узнаю, чего ему от меня надобно. Точно. И в мелких подробностях.

– Удачи, – говорит Марла. И береги задницу. Хотелось бы за нее еще подержаться.

Научилась. У меня. Плохому. Быстро это она.

– Постараюсь, – отвечаю. Не оборачиваясь. Знаю, и так услышит.

Крант идет за мной. Не шуршит, не дышит. Умеет он становиться тенью. А попробуй вечером тень разгляди. Без света. Даже если знаешь, что она есть. Даже если это твоя собственная тень.

12.

Шамана я нашел быстро. А чего его искать? Спросил, и показали. Вот только провожать не стали. Не ходят к шаману в гости без приглашения. Особенно ночью. Уважают. Или боятся. А может, и то, и другое. Я вот поперся. Без приглашения. Бояться? Мне, так вроде как нечего. И уважать, вроде как, еще не за что. Короче, познакомиться я пошел. За жизнь потолковать. Да и узнать: что к чему. Все-таки не каждый день меня без меня женят.

К шаману не в пещеру какую лезть пришлось, где надпись на входе имеется: «Оставь надежду всяк…» Всего-то на горку подняться. Плевое дело! Я кочки выше видел.

Начал подниматься…

Блин! Крутая горка попалась. Почти отвесная. Шаг вперед, два вниз…

«Чего тут думать, прыгать надо…»? Не-е, не пойдет. Пусть тот прыгает, кому силы девать некуда.

А Леха Серый вокруг погуляет, спокойно воздухом подышит, другой подъем поищет. Вряд ли шаман туда-сюда на воздушном шаре летает. Да и просителей-почитателей лучше дома принимать. Где и стены, типа, помогают. И вся та «бижутерия», что по стенам висит. А какой же это шаман без цацек-бряцек?…

Если как следует поискать, то все найти можно. Было бы время и желание. Нашлась и дорога наверх. Какой-то добрый человек веревку натянул. С узлами. И замаскировал ее. Наверно, чтоб пейзаж не портила. Днем, может, и хороша маскировка была. А вот вечером, да при восходящей луне… Толстым таким канатом виднелась. Как нитка в свете фар.

Проверил я эту «нитку» на прочность, и наверх начал лезть. А тут Крант сзади зашипел. Пришлось спускаться, смотреть.

Не понравилась Кранту веревка. Или это он ей не понравился?… Только взялся оберегатель за нее, и тут же следы на ладонях. Горячие и вспухшие. А вот мои грабалки в полном порядке. Не за все, получается, нортору можно хвататься. Даже если он иртор. И перчатки не для красоты у него имелись. А я, придурок, обещался новые ему купить и не купил. А хороший… вампир из-за меня пострадал.

– Крант, за мной не иди. А знаешь, как лечить свои руки, лечи.

– Нутер, я твой оберегатель.

– Мой. Вот и следи, чтоб никто не поднялся здесь, и в спину меня не ударил. Пока я с шаманом общаться буду.

– Нутер, шаман…

– Шаману я нужен живой и дееспособный. Так что оставайся.

– Но…

– Крант. Это приказ.

– Да, нутер.

– Вот и ладушки.

Поднялся.

Сначала трудновато было, потом втянулся, попал в ритм , да и света больше стало.

Привык я уже к зеленой луне. Мягкий у нее свет. И какой-то спокойный. Как дома у настольной лампы. Или у светофора, что подмигивает зеленым глазом: «…вперед, братан, путь свободен».

Путь мне действительно никто не преградил. И на спину не прыгнул. Типа, стой, куда без пропуска, в запретную зону!…

Так, от одного костра я попал к другому. Где тоже компашка имелась. И умные такие разговоры вела. Вечер вопросов и ответов у них был. Вопросы те еще. Я один только услышал, но если и остальные такие же, то не скучно шаман живет. Прикалывается по полной программе.

– Почему мудрец, присевший над ручьем облегчить желудок, видит плывущие по воде листья, а глупец только то, что извергла его утроба?

Жаль, ни одного ответа не услышал. Задумались вопрошаемые. А чего тут думать?

Однако, оригинальные контрасты в этом мире. Мост через реку или трещину тут запрещен под страхом смертной казни, а досточку через ручей перебросить и «желудок с нее облегчить» да пожалуйста! В любое время.

– Наставник, а у этой загадки есть ответ?

– Есть, Тикунэ. Надеюсь, ты уже догадался?

– Почти, Наставник. Но можно ма-аленькую подсказку?…

Шаман хмыкнул. Хитро улыбнулся. Или это тень от костра побегала по его лицу?

– А в какую сторону они смотрят: по течению или против?

Это мне, за каким-то хреном, понадобилось рот открыть.

Четверо у костра очень внимательно посмотрели на меня.

А я на них.

Старик и три пацана. Не старше Малька.

По нормальному, так сначала мне надо было присмотреться, а уже потом умные мысли вякать.

– Это не подсказка, уважаемый, это ответ. Подходи, садись, я тебя ждал.

Подошел, сел. Пацаны подвинулись, освободив мне место рядом со стариком.

Ждал, говорит?… Может, и ждал. А может, умную морду сделал перед учениками. «Ждал…» Типа, хочешь, верь, Леха, не хочешь попробуй проверить.

– Ты уже слышал эту загадку?

– Нет, уважаемый, только что от тебя услышал.

И улыбаюсь старику. Тоже двусмысленно. Мол, хочешь верь, не хочешь твое дело.

Посмотрел на меня шаман (а кто еще здесь может такие разговоры разговаривать? В такое-то время…) Нежно так посмотрел.

Разные бывают взгляды. Тяжелый, там, наглый, призывный, а вот у старика этого взгляд мягкий. Как пальцы у старого и опытного врача. Что пациента до самого нутра прощупает и больно не сделает. Не люблю, когда во мне копаются. Даже мягко и нежно. Как психиатр своими вопросами. Не люблю. И не терплю!

Шаман кивнул, будто мысли мои услышал. Подбросил пару веточек в костер. Запахло хвоей и еще чем-то. Приятным. На огонь старик засмотрелся, и с ним стал разговаривать. Точно один в ночи остался. Ни меня, ни учеников. Хотя, пацаны и вправду куда-то подевались. Я и не заметил, когда они ушли. Если не приглючились мне эти пацаны.

– Странные боги тебя создавали, уважаемый. Вложили в тебя много зла, добра и равнодушия. А всего остального дали по капле и песчинке. Не хотел бы я быть твоим другом. И врагом твоим не хотел бы стать.

Знакомая, короче, песня. Пал Нилыч тоже говорил: «Вы очень мстительный человек, Алексей. С гипертрофированным чувством справедливости и…»

Ну, не объяснять же всем, что мама не очень меня хотела, когда я был в пренатальном возрасте. А папа очень не захотел маму, когда она была в «интересном положении». Вот и маемо тэ, шо маемо . Но кого колышут мои проблемы, кроме меня самого? Да и не считаются они проблемами в моем мире. Так, мелкими неприятностями, на которые и внимание обращать, вроде как, не принято. Нормальному пацану . А в этом мире те, кто заморачивает попутчиков своими проблемами, долго не живут.

Типа, Дорогу осиливает не только идущий, но и ведущий . Даже поговорка тут имеется: «Не можешь идти с караваном не начинай свой Путь. Не можешь вести караван не выходи на Дорогу!»

«Дорога» и «путь» здесь с большой буквы. И смысл у поговорки намного больше. Что-то вроде: «Не можешь жить, не мешай другим или тебя быстро отправят на внеочередное перерождение». Правда, не все верят в перерождение. Но это уже его проблема. То есть, моя.

– А почему боги, уважаемый, а не Бог?

Это я у костра спрашиваю, не у шамана.

– Ты знаешь о Едином?

Вот теперь шаман смотрит на меня. И мне не надо поднимать голову, чтобы убедиться в этом.

– Знаю.

– Не многие знают, что все боги и демоны это только маски, которые Единый надевает, когда пожелает.

– И религиозные войны придумал тоже он.

– Откуда ты знаешь?

– Он сам мне сказал.

– Тебя не зря называют Многомудрым.

– Это не меня, а…

– Тебя!

Спорить со стариком я не стал. Я к нему не спорить пришел, а говорить. За жизнь. Свою, в том числе.

– Надеюсь, многоуважаемый простит мой вопрос и удовлетворит мое любопытство?

Блин, каким я вежливым могу быть, если очень надо.

Шаман слегка улыбнулся и наклонил голову. Тоже слегка. И неторопливо так. Типа, ты спрашивай, а уж мы посоветуемся и решим: прощать тебя или чего-другое с тобой сделать.

Ладно, рискнем.

Очень уж старик мне колдуна напоминал. Асса. Такой же рыжий, худой, невысокий. Вот только спокойный. Не дерганый, в смысле. Чувствуется, что дед тоже может быстро и круто реагировать. Если понадобится. Но редко это «понадобится» бывает. Не доводит шаман до этого дело. Умеет притормаживать на поворотах. Колдунчику нашему еще учиться и учиться. Далеко ему до этого профи , очень далеко. А еще старик на тех, с Дороги похож. Что немного потрепали наш караван.

Вот я и спросил.

Трудно жить любопытному. Спокойно. И долго.

– Тебя не зря зовут Видящим. Сумел отличить тисла от ми-ту .

– А почему ты…

– Здесь, а не среди тисла? Это долгая история.

Не про то я хотел спросить, ну да ладно.

– Так и ночь не короткая, многоуважаемый.

– Ты прав. И ночь умеет слушать. – Еще одна ветка полетела в огонь. Запахло почему-то спелым виноградом. – Моя мать, да будут остры ее зубы и густа шерсть, была грелкой Главного шамана, пока Дорога ни позвала ее…

– Грелкой? Омлакс?

– Нет. Просто грелкой. Среди тисла нет рабов. Каждый с радостью служит своим шаманам. Пока может. Моя мать служила четыре сезона. Потом она пошла очищать Дорогу от слабых и глупых.

Так вот как это называется… Типа, санитары караванной тропы. Ладно, не отвлекаемся на формулировки.

– …удача отвернулась, и они стали пленниками. Но одну пленницу не убили сразу, как всех остальных. Эта пленница стала потом моей матерью. Один глупый муж взял пленницу в свой шатер.

– Думаю, она была молода и красива. А мужику нравились рыжие и компактные девчонки.

– Пленница была очень красива. Но ее не убили и потом, когда глупец разделил с ней подстилку. Он не смог отличить тисла от ми-ту.

– Думаю, это была последняя ошибка в его жизни.

– …не могут глупые путы удержать тисла, когда Санут шепчет: «Изменяйся… беги…» Пленница изменилась и убежала.

– А ее не догнали и не нашли.

– Не догнать ветер над Дорогой. Не найти Песчаного Кота в Песках. Ветер сделал тисла быстрыми, Кот научил охотиться…

– А после того плена родился ты, так?

– Главный шаман приказал моей матери родить меня.

– Приказал?

– В ночь побега пленница убила двоих. Вторым был ученик шамана, что пытался помешать ей. Другого шамана, не тисла. Пленница не знала, что он ученик шамана. А Главный шаман тисла узнал. Он приказал родить нового ученика шамана и отдать вместо убитого. Чтобы Ветер и Кот не прогневались на тисла.

– И она смогла?… Именно шамана?…

– Первый муж матери был сам Главный шаман. И второй муж матери был шаман. У меня дух шамана и тело шамана. Я не мог родиться никем другим.

– И она сразу отдала?…

– Три сезона мать растила меня, потом понесла в соседний клан. Их шаман знал, что у тисла растет его новый ученик. Он позволил моей матери пройти по его землям. И уйти. Не стал останавливать…

Да-а, история. Не знаю, правда, зачем старик мне ее рассказал. Я не биографию его спрашивал. Другое. А его вот на воспоминания потянуло. И не со мной он разговаривал –с огнем, звездами и ночным ветром. А ветер мне захотел нашептать. Или огонь. А мог и не захотеть…

– Я просил Кота и Ветер привести в мое племя сильного целителя. Я приказал Надыру: иди, ищи и ничего не жалей…

– Надыру? Слышал, был в его караване лекарь.

– Надыр пожалел. Как купец. Взял хорошего лекаря, но не самого лучшего…

Ага, типа, зачем платить больше?…

– …забыл, что лучший товар не бывает дешевым. Ветер и Кот наказали Надыра за жадность. Руками тисла наказали. Но я обещал Надыру защиту, и Дорога привела тебя к нему…

Классная интерпретация прошедших событий: Не выполнил приказ – наказали, но обещались помочь – и помогли. После наказания. Умеет дед правильно объяснять случившееся. Не подкопаешься. Типа, шаман всегда прав, потому что он шаман.

– …шаман просит и Санут слышит его. Я просил самого сильного лекаря и пришел ты. Я не долго просил. Сезон просил, два просил… Мой Наставник был хорошим шаманом, но силы у него было меньше. Он девять сезонов просил ученика. И целительницу слабую выпросил…

– Так это с ней ты меня?…

– И дочь ее не так сильна, как надо моему племени…

– А, дочь?… Ну, это другое дело.

– …они сильные воины и сильные охотники. Видящие тоже не самые слабые, но целители…

– А шаманы?

– Среди тиу нет шаманов.

– Почему?

– Потому, что они тиу.

А слон не летает, потому что он слон.

– Подожди, ты сказал «тиу»? А целительница ваша при чем? Или она тоже из этих?…

И я провел три черты поперек груди.

Шаман важно кивнул.

– Других тиу я не знаю.

– И ты хочешь нас?…

Еще один кивок. Неспешный и невозмутимый.

– Блин, ну, а… уважаемый, ты думаешь, что-то получится?…

Старик даже отвечать не стал. Не снизошел. Похоже, он точно уверен, что все получится. И обязательно, на пользу клану. Мичурин хренов! Мне б его уверенность.

И мне вдруг вспомнилась детская загадка. Из первого класса еще. «Скрестил Мичурин кошку со слоном и что получилось? Хана всем крышам получилась, вот что!»

Но смеяться будем потом. Завтра. Или через день. Когда уберемся из этого племени.

– Многоуважаемый, как бы это сказать… Я не смогу дать вашей целительнице ребенка. Даже если б очень захотел…

Блин, а я совсем не хочу. Да я без содрогания думать не могу про такое…

– Многоуважаемый, скрещивать меня с тиу все равно, что птицу с камнем.

– Некоторые говорят, что видели каменных птиц.

Ага, а еж тоже, вроде, птица, но пока не пнешь его, он не летает.

– Многоуважаемый, мудрец точно знает, чему можно верить, а что стоит забыть, едва оно коснулось его ушей.

Хоть сборник поговорок составляй, в натуре!

Старик убрал свою хитрую улыбочку, – типа, за что купил, за то и продаю, – и сказал уже серьезно:

– Я не прошу от тебя детей, Многодобрый…

Блин, какого ж тогда голову мне морочить?!

– …я прошу тебя стать первым мужем целительницы.

– Зачем?

– Чтоб она смогла выбрать второго из своего народа.

– А…

Не понял. Вроде, не перевелись еще среди тиу мужики. Сам, своими собственными видел. И совсем недавно.

– Среди тиу мало целителей, и почти все из них жены.

Блин, дошло, кажется.

– А ваша целительца того?… Ну, она еще… ну, не была с мужем?

– Я это уже сказал, но мысли многодоброго…

Ну, почему мне так «везет»? Я, типа, магнит для тощих, блин, и девственниц или как? И чего бы такого сделать, чтоб они не липли ко мне?…

Первые два совета пропускаем, не озвучивая.

– Прости, многоуважаемый, а может не надо всех этих сложностей? Первый муж, второй… я, потом тиу какой-то… Может сразу с тиу и начнешь?

– Ты дашь дух ее детям, а тиу – всего лишь тело.

«Всего-лишь» ну-ну. Попадалово то еще…

Пал Нилыча б сюда! Он верил в подобную ерунду. И с шаманом этим поговорил бы на одном языке. И дух «дал» бы тот, что надо. Уж он-то врач он Бога, а я так, погулять вышел.

– Ладно, многоуважаемый, твоя просьба мне понятна. Сделаю, что смогу. Когда Санут уйдет.

– Пока к целительнице дойдем, он уйдет.

– А к ней идти надо?

– А что ей у меня делать? Ее место в селении.

– Ладно, тогда идем.

Быстрее начну, быстрее закончу.

– Только той же дорогой пойдем, что я пришел.

– Есть и другие, многодобрый.

Может, и есть, спорить не буду, а может…

– Там меня оберегатель ждет.

– Ты правильно сделал, что пришел сам. Это место не для норторов.

– Я так и понял.

– Мудрец видит всю гору в одном камне, а глупец замечает камень, когда об него спотыкается.

Интересно, это меня похвалили или наоборот? И еще бы один вопросик решить…

– Ритуал? Есть ритуал. Она – жена, которую ты добивался несколько сезонов. Ты – муж, что победил всех соперников. Сильный муж, первый в ее жизни. А дальше…

Ясненько. Дальше, как у нас говорят, по обстоятельствам. Типа, природа свое возьмет.

Ладно, пойдем, посмотрим на эти «обстоятельства» поближе. И кто кого и за что брать станет, тоже посмотрим…

Однако, и везет же тебе, Леха! Как дело делать, так сам-один, а как подарки принимать – так весь караван огребет… И кто там болтал о справедливости в жизни? Вот его бы на мое место…

13.

– …помню, Наставник. Ты спрашивал, почему болезни мудреца легкие и редкие, а глупец болеет тяжело и всю жизнь.

– И когда ты разгадал эту загадку?

– Сегодня ночью.

– Совсем неплохо. Я тоже думал над ней три ночи.

– И что ты придумал, Наставник?

– Сначала твой ответ, Тикунэ, а уже потом…

Блин! И кому в это время не спится?! Еще и смеются, гады!

– Я думаю, что мудрый умеет оставаться здоровым, а глупый залечив одну рану, тут же получает другую.

– Это все, Тикунэ?

– Есть еще. Мудрец умеет забывать боль и радоваться жизни. Пережив болезнь, он благодарит богов за полезный опыт. А глупец жалуется, стонет и переживает болезнь снова и снова. И с каждым разом боль кажется ему сильнее, а болезнь тяжелее.

– Ты прав. Но это только два ответа на одну загадку. Постарайся найти еще.

– А сколько их всего?

– Девять.

– И ты их знаешь, Наставник?

– Знаю.

– Все девять?

– Шесть.

– Только шесть?! Но ты же Наставник!…

– Да. И я пока живой. Значит, у меня есть время решать загадки.

Опять смех. Вот придурки! Философствовать с утра пораньше. Да еще на трезвую голову… Я ради такой ерунды и глаза открывать не стал бы.

– Наставник! Ты сказал, что у меня загадка самая простая, но…

– Ты просишь помощи, Карси?

– Да!

– Тогда скажи свою загадку всем.

– Это не моя загадка, а твоя!

– Вот и скажи ее.

Блин! Да тут железобетонное терпение нужно. С двойным запасом прочности.

– Почему гупец делая тиму дел, не делает ни одного, а мудрый делая одно дело, справляется с целой тимой. Вот.

– И что тебе здесь не понятно?

– Да это же так просто!

Голоса звучат дуэтом. Один принадлежит наставнику, а второй – кому-то молодому и очень, очень нетерпеливому.

– Сейчас я разговариваю с Карси.

В голосе чуть слышные раскаты грома. Типа, гроза далеко, может, будет, а может, не дойдет.

– Да, Наставник. Молчу.

– А ты, говори.

Нерешительное покашливание.

– Говори, Карси.

Голос тихий и мягкий, как летний вечер.

– Наставник, все знают, что ты мудрец. Но ты выполняешь не одно дело.

– Да?… Я слушаю.

– Ты разговариваешь с вождем и проводниками, ты учишь мудрости нас, говоришь мужу какую жену ему взять, делаешь всем защиту в Дорогу, просишь у духов удачной охоты… А еще у тебя четыре жены.

– Так что тебе не понятно, Карси?

– Ты сказал, что только глупец делает тиму дел, а ты… Прости, Наставник, но ты их тоже делаешь.

– Ты прав, Карси. У меня много дел. Когда я говорю: «время большой охоты», охотники приходят с пустыми руками?…

– Нет, Наставник, их руки полны добычей.

– Когда я говорю: «плохое время для охоты», а глупые молодые охотники идут, что случается?

Да заткнется он когда-нибудь?! Тут некоторые спать пытаются!

– …плохое случается.

– Значит, я не даю глупых советов? Значит, я хорошо делаю свое дело? Можно сказать, что я глупец?

– Нет, Наставник. Но у тебя не одно дело, а…

Блин, достал меня этот тупой шаманенок. А таких многословных учителей я бы…

– Да, Карси. Дел у меня много. И жен много. Когда я вхожу к первой, то не думаю о других. Когда я со второй, то забываю первую и всех остальных. Когда я говорю с вождем, то не думаю о своих женах или об охоте. А когда я учу тебя, то забываю о тропе к Озеру. Мудрец всегда делает только одно дело, даже если его ждут еще дела. Он не отвлекается на них. Теперь ты понял?

Не знаю, понял он или как, а вот я понял, что спать мне больше не дадут.

Что делает мудрец, когда хочет разбудить спящего гостя? Стягивает с него одеяло, поливает из чайника, рискуя нарваться на мат или удар?

Да ни хрена подобного!

Он просто начинает базарить со своими учениками под окном засони.

А если б в этом окне стеклопакет стоял, тройной, что тогда?

Хотя, этот шаман хитрый жучара, он бы придумал чего-нибудь. И это «чего-нибудь» могло понравиться мне еще меньше, чем поучительно-нравоучительная беседа за окном. А так, приобщился, вроде, к мудрости. И на халяву.

Но Пал Нилыч сказал бы проще: «Делать два дела одновременно, все равно, что нести два арбуза в одной руке. Без авоськи».

Уважал Нилыч этот фрукт. Мол, для почек он очень полезный. И ел арбузы, глядя на реку. Так, типа, не только почки, но и мозги очищаются. Всякой суетой и глупостью забитые.

Я бы тоже от визита к реке не отказался. Или хотя бы к ручью. Только выше того мудреца, что любуется плывущими листьями. Блин, никогда не думал, как наши горцы устраивают свои сортиры. И где моют свои телеса?… Если вода в горной реке плюс четыре летом. И чего делать избалованному цивилизацией мужику, которому надо срочно помыться?

Стоп, Леха. А не дурак ли ты? Слово «озеро» тебе чего-нибудь говорит? А если говорит, то отскребай свое тело от шкуры неведомой зверушки и иди общайся с народом. Народ, он добрый, он поможет, если захочет.

Вышел. Пообщался.

Дорогу к озеру мне показали в две руки. Шаман и один из его учеников не стали утруждать себя излишними движениями. Ну, старик понятно: годы, груз дел и все такое. А пацан чего тормознул? Или это и есть тот самый Карси, что складывает «один плюс один» и получает «одиннадцать»?… Тогда завтра вечером я могу услышать его версию пути к озеру.

И остальные прохожие чего-то пялятся на меня так, словно никогда… блин!…голого мужика не видели. Хорошо, что народу на улице еще мало.

Надо было хоть штаны надеть. Перед дальним походом. Но не возвращаться из-за такой ерунды с полдороги? Ну, посмотрят на меня аборигены, ну, и чего нового они могут увидеть? А если голого никогда не видели, то пусть изучают анатомию. Как раз наглядное пособие мимо проходит. Только руками трогать не надо. Хватит уже измываться над моим организмом. Организм мыться хочет и отдыхать. Желательно, пару дней и в полном одиночестве.

Вот искупаюсь и предложу целительнице пообщаться с нашим колдуном. По тому же принципу: «поймаешь – я твоя, я поймаю – ты мой». Только дурак не поймет в чем тут прикол. Я вот понял. Когда меня поймали.

Пусть и наш многохитрый вкусит прелестей медового месяца с тиу. Чужой опыт, конечно, великая вещь. Но свой доходчивее. Хотя и болезненней.

Интересно, если сказать целительнице, что так у детенышей силы и мудрости прибавится, она поверит? Или сначала к шаману пойдет, спрашивать?… Но рыжего на всякий случай к ней надо направить. Кажется, он желудком последние дни мается?… Вот пусть сходит и подлечится. Травницы они лучше с такими болезнями справляются, вроде как. А дальше… как удача улыбнется и природа пошепчет.

– Господин, а?…

Малек. С ним Марла и Меченый. Им-то чего в эту рань не спится? Вчера ж гудели от заката и до Санута. И потом, кажется, продолжили. А Крант где?

Оглядываюсь.

Так и есть. Сзади-слева. На своем обычном месте. Интересно, и давно он там?

– Как ты себя чувствуешь?

Крант показывает ладонь. Узкая черная полоса на ней. Лучше, чем вчера, но…

– А ты?

Это Марла. У меня.

– Так, будто меня имели по полной программе. Ни один раз. Такими ласками и убить можно.

Марла улыбается, а на лице Кранта невозмутимость сменяется задумчивостью. А вот этого не надо. Когда Крант начинает думать, это может быть опасно. Для окружающих. Плохо с чувством юмора у моего телохранителя. Еще хуже, чем у Савы. Но Сава черт знает где, а Крант рядом. Шевелит губами и морщит лоб. Мыслит он так. Даже вспотел, бедняга. Тяжелая это для него работа, мыслить. Поди, не мечом махать. Тут он большой спец.

– Спокойно, парень. Со мной все в порядке.

И я улыбаюсь. Хоть каждая мышца ноет и жалуется. Хорошего массажиста б мне. И горячий душ. Без них я тоже выживу. Но могу, блин, я хоть немного помечтать?! Если уж поспать не дают спокойно.

Физиономия Кранта опять стала сонной и невозмутимой. Мол, при работе мы, храним и защищаем. А все остальное нам глубоко по фигу.

И, слава богу. Такой Крант мне нравится больше. Теперь его можно оставить без присмотра, и он не станет резать моего собеседника только за то, что тот чего-то громко сказал. Хотя, рядом с Крантом любой ор быстро стихает. Не знаю уж, почему. Успокаивающе действует нортор на окружающих. Талант у него такой.

– Господин, где твое оружие?

Это мне Меченый.

– У целительницы, – отвечаю. И тут же требую: – Малек, дай мне плащ!

Пока Меченый не сунул мне свой меч. Свои у Меченого понятия, чего нужнее голому мужику.

– Да, господин!

И Малек убежал. Снять с себя плащ даже не подумал. Хоть тот тоже мой. Но предложить господину плащ слуги!… Даже обиженный Санутом такого не сделает. Не додумается до такой глупости. Это только у сильно усталых врачей мозги не в ту сторону повернуты.

И ноги не стоят на месте.

Пока шел, не замечал, из каких холодных камней тут тропинки делают. Но посылать Малька еще за сапогами… Можно, конечно. Но так я и до обеда к озеру не попаду. И на фиг замерзну на таком ветру.

Иду дальше. И довольно быстро. Типа, голый король со свитой. Тепло одетой и хорошо вооруженной.

Меченый мрачнее обычного. Словно, не у колдуна нашего, а у него желудок прихватило. Или мужик мучается похмельем? Так меру знать надо. Ну, выпил бутылку, ну две, ну три, но напиваться-то зачем? Тут, правда, чашами считают и кувшинами… но мера в любом мире должна быть.

А вот с Марлой, кажется, все в порядке. Идет, улыбается. Солнцу, кустам… прохожему. Тот как увидел ее улыбку, так и замер от избытка чувств, пока мы мимо проходили. Потом с места рванул так, что топот его и у Дороги, наверно, слышно было.

– Чего это с ним?

Марла и мне улыбнулась. Острозубо.

Да, красивая у нее улыбка. Особенно, когда зубов не видно.

– Что-то не так, лапушка?

Опять топот. Теперь уже к нам.

Оглядываемся.

Малек. С плащом.

– Вот, господин…

Хорошо дышит, ровно. Ему бы на Олимпиаду. В команду бегунов.

Я надел плащ. Совсем другое дело! И теплее стало, и сопровождающие мои, вроде как, успокоились. Даже нортор улыбнулся. Едва заметно. Хоть и не его это дело защищать мою задницу от чужих взглядов. Вот если ножик в нее кто бросит, вот тогда да!… Тогда Крант и нож отобьет, и башку тому, кто с ножиком решил проиграться. Быстро и без лишнего шума сработает, я могу и не заметить…

Один момент! А может здесь не только на Мосты, но и на нудизм табу наложено?

Спросил.

Сначала про табу, а потом про заговор молчания. Почему это мне никто не сказал, что к этим диким горцам цивилизация еще не дошла?! Ладно, я не все законы знаю, но у других чего… язык отвалится, сказать-предупредить?… А то делают из меня дурака, словно я сам не могу…

Ничего вразумительного я не услышал. Будто сам с собой разговаривал.

– Стоп! А куда это вы все претесь? Марла, тебя я тоже спрашиваю.

– А ты куда? любопытствует Марла.

Ну, хоть какая-то реакция. И за то спасибо.

– Лично я купаться.

– ЧТО?!

Это Меченый. И удивляется так, будто я со скалы прыгнуть задумал. И полетать немного.

– Не что, а где. В озере. И компания мне на фиг не нужна. Нечего воду мутить. Я сам…

14.

Пошли дурака по воду, так он или во рту ее принесет или утопнет.

Я действовал почти как тот дурак, только утопнуть не успел. Искупаться мне приспичило после ночи с моей одноразовой женой. Умный гость у хозяев спросил бы про удобства, а я так поперся: разберусь, мол, на местности. Ну, и разобрался.

Горные озера они разные бывают. Есть в длину сто метров, а в глубину десять раз по столько. Есть и совсем наоборот. То, в котором я задумал помыть свой организм, было из мелких. И чистое!… каждый камушек на дне виден. И берег не затоптанный. А озеро почти рядом со стойбищем. Во, люди любят природу!

Цветы, трава, бабочки, камни… Ну, прям, картинка из каталога Твой сад. Под картинкой телефон фирмы изготовителя должен быть. И начальная цена… Типа, хочешь себе такое или еще круче звони.

Озеро, в натуре, похоже на искусственное. У одного моего знакомого имеется такое на участке. Прикупил Паша себе кусок леса, построил избушку в три этажа, беседку для любования за луной, а рядом оно самое, озеро. Если не знаешь, то и не скажешь, что раньше его здесь не было. Даже бревно притопленное имеется. Для прыжков. Точь-в-точь как здесь.

К бревну я и направился. Захотелось, чтоб сразу и на глубину. И чтоб до камушков дотянуться. Почти дошел, когда заметил, что бревно на подпорках. Но это меня не удивило. Не держится лиственница на воде. И не гниет. Подводные лодки из нее надо бы делать. С всплытием, понятно, проблемы будут, зато погружается только так, и балласта не надо.

Блин, замечтался, как у Паши в гостях. Еще и слова рифмовать начал. Что-то типа:

Звенит ручей среди поляны

И зайцы солнечные скачут

На желтых листьях и траве.

Совсем забыл, что вредно это для здоровья. Мечтать на пересеченной местности. Так, мечтая, я на колючку и напоролся. Да еще тварь какая-то под колено цапнула. Аж нога подогнулась. Я с размаху и сел на эту самую колючку. Но заорать не успел.

На меня посмотрелобревно.

И так посмотрело, что я и про боль забыл. И про все остальное. Только сидел и не двигался. И на странного зверя пялился.

У нормальных зверей опускается обычно верхнее веко. Типа, осторожно, глаза закрываются, следующая остановка утро.

А вот у этой тварюки нижнее веко работает. Опускается, поднимается. Полупрозрачное оно. И ресницы на нем, как водоросли, шевелятся. И глаз сквозь них просвечивает. Туда-сюда двигается. Ну, прям, рыбка, что так и просится в рот. Вкусная рыбка, сине-фиолетовая. Эта и сырая очень даже ничего. Полезная она для уставшего организма.

Не только мне эта рыбка приглянулась. Пара зверушек, похожих на выдр, тоже решила порыбалить. А у бревна оказалась такая пасть, что я там одним куском поместиться мог. И свободное место осталось бы.

Короче, клац, и нет тех зверушек. Только два фонтанчика над бревном появились. Похоже, дыхалка, как у кита устроена: заглотнул выдохнул. Со стороны красиво, а кого-то уже переваривают.

И так меня эта рыбалка впечатлила, что я и дышать забыл. А вокруг все тихо, спокойно. Солнце, берег и вода… Ну, прям, райский уголок. И опять дурацкие стихи в башку лезут. Другого времени не нашли!…

Козленок резвится на лугу.

В овраге дремлет тень.

Роса на волчьей шкуре.

Веко открыло рыбку-глаз. Взгляд ленивый, абсолютно равнодушный. Не интересуется зверь неподвижной добычей. Брезгует дохлятиной. Свеженькое любит. На обед, ужин и завтрак.

Такой вот интересный зверек водится в горных озерах. И всегда, говорят, водился. Смотрящий-из-воды . Хорошее у него имя, доброе. Ну, имя я потом узнал. Когда вспомнил, что умею дышать и ходить. И сам, на полусогнутых, убрался от озера. Не нашлось в селении дураков спускаться ко мне. А своей охране я сам приказал не мешать мне купаться. Ну, никто и не мешал. Исполнительные, блин, аж страшно!…

А местные здесь вообще не ходят к озеру. Только сверху на него смотрят. И я больше не пойду. Мне для полноценных кошмаров и одного раза хватит.

Но как аборигены смотрели на меня! Прям, трехлетки на Шварценегера. Уже потом я узнал, что только шаман шляется к озеру. Сам. И по большим праздникам. Жертвой зверя задабривает. Чтоб Смотрящий не вздумал наведаться в селение. А я взял и устроил бесплатное представление: приманил Мокроносых и накормил зверюгу. Наверно, я стану помощником шамана и постоянным мужем целительницы.

Это местные так шептались, пока я от озера поднимался. Когда я купаться шел, никого не было, а обратно повернул пол-аула на пригорке топчется. И мое будущее обсуждает. Достаточно громко, чтобы и я услышал. Но вот спросить у меня… как же, как же! Скорее языки себе пооткусывают. И глаза повыкалывают, чтоб не пялились на меня. Только искоса, вроде как, случайно. И тут же гляделки в сторону.

Постоянный муж целительницы?…

Нет, спасибо! Мне и одной ночи за глаза хватит. Кажется, я упоминал, что целительница тут из клана тиу. Ну, а то, что секс с ней это развлекалово для мазохистов, я сам не знал. Пока ни попробовал. Если кому-то нравится подстилка из колючей проволоки или проснуться таким, будто ночевал в кусте держи-хватай, то это его личное дело. А я на такие игры плевать хотел. С вертолета. В Марианскую впадину. И гоняться за бабой по стенам мне тоже не по кайфу. Пусть этим Человек-Паук занимается. Или другой тиу. Если у них брачные ритуалы такие. А я лучше к Марле пойду. Когда у нее совсем уж поганое настроение. Та раз приложит и обморок гарантирован. Плавно переходящий в сон. Или в смерть. Это уж кому как повезет. А если проснешься после такого, то ощущения, будто, балкон на голову свалился. Или грузовик пару раз переехал. Ни тебе растянутых связок, ни исцарапанной шкуры. Красота! Умеет баба доходчиво объяснить, что не то у нее настроение. Чугунно-бетонное нет! вместо…догонишь я твоя, не догонишь я буду на потолке. Побольше бы таких, как Марла, и жить сразу стало бы проще.

Вот она стоит, облизывается. Не сразу я вспомнил, что кровь лапушка любит. А я так и не промыл свои царапины. Теперь уже и не промою. Кто ж мне даст хороший продукт переводить? А спорить с Марлой…

15.

Любая сегодняшняя проблема завтра станет вчерашней неприятностью, которую можно забыть. Конечно, если удалось дожить до завтра. Но некоторые особо продвинутые умудряются две проблемы себе в день организовать. А то и три.

Ну, надо было мне шутить с колдуном?…

Он ведь поверил. И пошел. К целительнице.

И целительница поверила. Моей болтовне.

А потом шаман ко мне пришел. За жизнь поговорить. И не за жизнь вообще, а одного конкретно взятого болтуна.

Блин, ну почему нельзя быть умным постоянно? А то в одном деле гений, а во всех остальных дурак дураком.

Еще Пал Нилыч говорил: «Алексей, мне кажется, что своей головой вы пользуетесь только по большим праздникам». В другой раз еще и круче загнул: Думаю, в одной из прошлых жизней вы были самцом богомола. Почему? Да привычки у вас те же остались. Надеюсь, для вас не новость, что самка богомола откусывает своему партнеру голову, чтоб не отвлекался во время процесса. Вот и вы ведете себя так, будто привыкли обходиться без головы. Да и сам мыслительный процесс, пока еще незнакомое для вас понятие…

Ну, шутки у Пал Нилыча всегда были кусачие. А когда у старика портилось настроение, его шутки отращивали себе такие зубы акуле в пору утопиться от зависти.

Я сидел на камне и пялился на другой камень, что едва виднелся вдали. Меж горными пиками.

– Интересно, сколько до него идти?

– Недолго.

Вообще-то, я спросил не у шамана, а у солнечного ветра. Или у бабочки, которую раз за разом сдувало с цветка. А она делала круг и опять пыталась при… цветиться. Так, наверно, можно сказать.

– А недолго это сколько?

– Ты спрашиваешь, чтобы знать или чтобы поговорить?

– Поговорить я и с ним могу, если мне не нужен ответ.

С кем это с ним, шаман спрашивать не стал. Кроме нас двоих, поблизости был только нортор. Где-то в тени. Неподвижный. И не очень заметный.

– Вот сколько, – старик протянул ко мне руки с поджатыми пальцами.

– Девять дней? Так долго?

– Если удача не отвернется.

– Блин, караван там вряд ли пройдет…

– Караван там можно провести. Но зачем? Вожак поалов в другую сторону смотрит.

– Ну, вожака и развернуть можнообычно. Если понадобится.

– А тебе понадобилось в ту сторону?

– Кажись, да.

– Я могу спросить зачем?

– Можешь, многоуважаемый. Вот только не знаю, смогу ли ответить.

– Если это тайна Многодоброго. Или Многомудрого…

И шаман выразительно посмотрел на мою руку. Правую. Я регулярно и машинально тер ее. То об колено, то об камень, а то и пальцами по ладони проводил.

Посмотрел и я на ладонь. Так и есть: след от ожога потемнел. И слегка припух.

– Знаешь, что это? протягиваю шаману свою конечность.

Старик отвел глаза.

– Я слышал про этот знак.

– А когда он чешется. С самого утра… К чему бы это?

К дождю, – пришла дурацкая мысль. И еще более дурацкий анекдот вспомнился. Ежик, тебе бы помыться… Кажется, так он заканчивался.

– Я… догадываюсь… что это значит.

– Тогда шепотом. И мне на ушко.

Вообще-то я пошутил. Насчет ушка. Но мне ответили. Так, как я попросил.

– ОН сообщает служителю, что рядом есть подходящее место. Осталось только найти и…

– И чего?

– И дать ЕМУ это место.

Старик замолчал, засмотрелся на бабочку.

– Это все, что ты можешь сказать? не выдержал я.

– Непосвященным нельзя говорить о ЕГО ритуалах. И видеть их нельзя.

– Даже шаманам?

– На мне нет ЕГО знака.

– Можно организовать…

– Не надо!

Старик аж дернулся.

– Ладно, как хочешь. Мое дело предложить.

– Служитель не предлагает. И не выбирает. Это ОН выбирает себе служителя.

– Старик, не трави душу. И без того тошно.

Помолчали. Бабочка все-таки оседлала свой цветок. Не знаю, что она в нем нашла? Маленький, невзрачный и без запаха.

Почему-то вспомнилась целительница. Такая же тощая, невзрачная и… Блин, говорят, некрасивых женщин не бывает. Тот, кто это сказал, тиу не видел. Чтоб она показалась красивой, надо захлебнуться в водке.

– Наверно, я здорово тебе напортачил с целительницей. Колдуна вот зачем-то послал к ней…

– Ты правильно поступил, Многомудрый. Мне показалось, что шаман улыбнулся. Колдун после тебя… дух будущего целителя получит больше мудрости и силы. Но…

– С тиу как? Все нормально?

– Она тиу.

Ясненько. Типа, чего ей сделается?… Такая ни в огне, ни в воде, а бешеные слоны ее и сами боятся.

– А с рыжим нашим чего?

Шаман улыбнулся. На этот раз точно.

– С ним не так хорошо, как с тобой. Его унесли слуги. Через несколько дней… силы вернутся к нему.

– Понятно. Не все так хорошо, как хотелось бы. Пирожки в ближайшее время мы есть не будем.

– Какие пирожки?

Объяснил я шаману этот черный прикол. Старик покачал головой.

– Нет. Умирать он не станет. Ни в ближайшие дни, ни потом. Он же из клана ми-ту.

– Отож. Я скорчил соответствующую морду. Этих тварей, кажись, трудно убить.

– Оченьтрудно, – поправил меня шаман. И еще, Многодобрый… ми-ту не умеют прощать.

– Боюсь, я тоже плохо забываю обиды.

– Ты тоже, – эхом отозвался старик. Хочу тебе сказать, Многомудрый…

Я отдернул пальцы от ладони. Блин, хоть перевязывай ее.

– …я видел много караванов. Этот самый необычный.

– Да? И чего с ним не так?

– Все так. Но кое-кто в нем лишний.

– И кто же?

– Ты или ми-ту.

Бабочка опять стала наворачивать круги над цветком.

– Ты прав, старик, я в нем лишний. Я! Вот только вернуться не получается.

– И не получится, – обрадовал меня шаман. Боги любят играть в такие игры.

– Да? Это они сами тебе сказали?

– Нет. Мне сказал Наставник.

– А ему кто?

– Не знаю. Тогда я не додумался до такого вопроса. А теперь…

– Ну да, не спросишь. Не тревожить же мертвого из-за такой ерунды.

– Многодобрый, поднять можно только того, кто не прошел Огненные Врата. А я сам сжег тело Наставника.

– Вообще-то, я пошутил насчет спросить.

Надеюсь, шаман тоже. Насчет поднятия мертвых. Я ведь уже начал привыкать к этому миру. А мне здесь только оживших мертвецов не хватает.

– Так, что там с шутками богов?

Старик подбрасывал в руке камешки. Белый, темный, полосатый. И заговорил, не отрываясь от своего занятия.

– Ты и ми-ту, как ветер и песок. Как вода и огонь. Каждый хорош, когда один, но вместе!…

– Знаешь, старик, я видел как-то извержение вулкана. В океане. Это не рассказать. Это видеть надо. И пережить. Мы тогда чуть не навернулись на той яхте. Но кадры получились, обалдеть! Сами себе потом не верили, что это все в натуре.

– Тогда ты поймешь, Многомудрый, игру… – Цокают камешки. Полосатый, белый, темный. Нет, не богов. Кто мы такие, чтобы проникать в Их замысел? Я хочу рассказать тебе про игру ми-ту. Бабочка опять села на цветок, но ее сдуло порывом. Там, куда повернуты твои глаза, есть очень опасные горы. Стоит упасть одному камню, за ним падает много других.

– Слышал я о таких приколах.

– Ми-ту бегают по этим горам, доказывая свою силу и ловкость.

– Правда, что ли?

– Я сам это видел. Камни падают и гремят, а ми-ту бежит, как по облаку. Бежит и не останавливается.

– Ну, долго так бежать он не сможет.

– А долго и не надо. Только там, где живет неспящий камень. Главное, отличить его от обычного камня. Ми-ту это умеют.

– Да уж. Кто не научился, тот…

– Тот не получит жену. А еще… убитый неспящим камнем родится уже не ми-ту.

– Блин, какое горе!

– Для них это горе.

Шаман задумчиво качнул головой.

– Ну, прикол с лавиной я понял. Но к чему ты это рассказал?

– Ты и колдун, как два молодых ми-ту, что бегут по неспящим камням. Но два не могут бежать по одной горе, а вы…

– А мы бежим, так?

– Да. Старик сжал камешки в кулаке, посмотрел на меня. Не в глаза. На рот или подбородок. Вы бежите вдвоем.

– Ну, и кто у кого сидит на шее?

– Ты опять задал вопрос, до которого я не додумался.

– А ты знаешь другой способ, как идти вдвоем там, где может пройти только один?

– Нет. И твоего способа я не знал.

– Теперь знаешь.

– Тебя не зря называют Многомудрым.

– Да было бы из-за чего!…

– Вот и я не знаю, из-за чего вы идете вдвоем. А мог бы догадаться. Мой наставник был самым умным из всех шаманов, кто жил и живет. А я…

– Может, и догадаешься еще. Ты вообще-то знаешь, куда мы идем?

– Караван или?…

– Или.

– А вы разве не вместе?

– Сначала вместе, а потом…

– Этого я не знал. Шаман убрал камешки и сложил руки на коленях. Я слушаю тебя, Многомудрый.

Не так уж много сказок я запомнил, что наплел рыжий. Но канву ухватил. И названице заковыристое выцепил.

Я говорил, а старик задумчиво кивал. Я замолчал, старик продолжал кивать. Наверно, своим мыслям. Или бабочке, что опять наматывала круги возле цветка.

– Значит, вот куда он идет. В Храм Многоликого. Интере-есно-о…

Шаман напомнил мне Пал Нилыча, когда тот стоял над сложным больным. Старик тогда медитативно мурлыкал и даже облизывался.

– А ты был там? Спросил я, когда понял, что продолжения дождусь не скоро.

– Нет. Только слышал о Храме.

– Пургу рыжий нам гнал или есть там сокровища?

– Сокровища там есть. Но каждый найдет там то, что нужно только ему.

Шаман все еще пребывал в мечтательной задумчивости.

– Как это только ему?…

– Это слова моего Наставника. Еще он говорил, что многие входили в Храм Асгара, но мало кто вышел.

– Да?

– Есть такие сны, от которых не хочется просыпаться.

– А это еще к чему?

– Это тоже сказал Наставник. Когда рассказывал о Храме и Асгаре.

– Ну, и за каким сокровищем идет наш многохитрый?

– Скажи, Многомудрый, что не нужно тебе?

– Власть.

Сначала брякнул, а потом подумал. Да я список могу представить того, чего мне не нужно! Какого ж этослово на первое место выскочило?

– Вот ты и ответил, зачем он идет.

– Ну, и в какой коробочке с голубой тесемочкой он найдет эту власть? Или ему на блюдечке ее поднесут?

– Скажи, Многодобрый, что ты знаешь об Асгаре?

– Ничего не знаю.

– Если хочешь, я расскажу тебе.

– Давай, рассказывай.

Опять цокали камешки в руке шамана, а я слушал, закрыв глаза, и жалел об одном. Что нет у меня диктофона, чтоб записать этот рассказ. Вот кому надо было идти в сказочники! Или в песнопевцы. Деда-песнопевца напомнил мне шаман. Того, с аукциона. И говорит, вроде как, для себя. И ерунду какую-то, а слушаешь, и перебивать не хочется.

Потом, когда старик ушел с шаманом тисла пообщаться, я записал рассказ. Как смог. Сначала записал, а потом жрать пошел. Пока меня на сон после жратвы ни растащило. Или облом великий ни придавил. Типа, отложим работу на потом, а потом положим на нее и забъем.

Храм Асгара не похож на все остальные храмы. Даже тот, кто пришел к нему, не уверен, что пришел куда надо. Хоть и по карте шел, и с проводником. До самого последнего шага не уверен. Пока внутрь Храма ни зайдет. Снаружи-то ничего особенного: ни колонн со ступенями, ни башен с куполами. Что-то низкое, неприметное. А вот внутри!…

Кое-кто из моих знакомых такие же избушки себе построил. Три на четыре. Три метра над землей и четыре этажа в земле. Домик для скромного и стеснительного. Что не любит лишних вопросов и любопытных взглядов.

То, что снаружи Храм Асгара выглядит не очень, это все, побывавшие в нем, говорят в один голос. А вот какой Храм внутри… тут сколько рассказчиков, столько и версий. И наставник нынешнего шамана считал, что все рассказы верны. Мол, Храм Асгара Многоликого иным и быть не может, чтобы дать каждому его мечту.

А вот чем платят за эту мечту, шаман не знает. И наставник его не знал. Или не сказал.

Короче, понял я, что самому надо идти и смотреть, если хочу чего-то понять. Вот только, надо ли оно мне?…

Сам же Асгар Многоликий то еще чудо-юдо. Под разными личинами он приходит в этот мир. И даже не приходит, а появляется. И не сразу весь он появляется, частями. По одной за раз. Но всегда какой-нибудь костью. В натуре, обычной костью. Зубом, там, черепушкой, позвонком или ребром. В этом мире хватало и хватает любителей таких сувениров. Весь прикол в том, что кость эта спит долгое время, и может сменить нескольких хозяев, пока проснется. Вот тогда и возникают проблемы. Проснулась кость, и расти начала. А уж если растет, то и ням-ням ей надо. Может и хозяина своего снямать. У каждой такой костомахи имелся хозяин. Сначала. Вот когда он испугается косточки, что растет не по дням, а по часам, тогда из хозяина он в корм превращается. А схарчит Асгар человека и дальше начинает людей жрать. И чем больше жрет, тем большим становится. Говорят, выше дома вырастал, выше городской стены…

А в последний раз он таким здоровым вырос, что земля под ним дрожала. В смысле, когда шел.

Чтобы остановить такую зверюгу, толпу колдунов пришлось собирать. И асгароборцев . И то совсем не просто справиться с проблемой. Потому как большая она и невидимая. Без базара. Асгара этого не может разглядеть обычный человек. Только сильный колдун, шаман и еще кое-кто. И то, не каждый день или каждую ночь. Тут ритуал особый требуется. В подходящее время проведенный. Когда звезды и луны как-то по-особому светят и стоят.

Или висят? Не знаю, каким точно термином пользуются местные астрономы.

А чтоб аборигены жизнь медом не считали, Асгар этот сильно живучим оказался. Куда там нашим динозаврам! Динозавры сами вымерли, а этого убивать надо. Как-то. Или гнать. Как тараканов. К соседям. И все щели заделать, чтоб обратно не вернулись.

Короче, нормальная такая задачка. На раз плюнуть. Хорошо, что мне ее не надо делать.

Опыт показал, что Асгара лучше бы изгнать из мира. В космос. Или еще куда. А убивать только зря тратить время и силы. Все равно, как течь в плотине тампоном затыкать. Асгар умеет притворяться мертвым. Поди, найди косточку в груде костей и тел. Ту самую, из которой вырастет потом новый Зверь. А какой-нибудь лох обязательно найдет. Потом. Когда, так называемые, победители Асгара утопают куда подальше. И все опять начнется сначала.

Но изгнать Асгара не получалось пока ни у кого. Все знают, что…хорошо бы и надо бы…, но доходит дело до дела и опять старым дедовским способом, с помощью кувалды и какой-то матери…

Существует, правда, легенда, что один крутой колдун изгонит таки Асгара. При этом…раздерет он ткань Мира, и камни закричат от страха. А все слышавшие этот крик, проклянут колдуна и всех его потомком на семь поколений вперед. Но до этого знаменательного события семь или восемь сотен Приходов.

А может, и не будет никакого Изгнания. Может, привиделось все укуренному до белой горячки придурку. А другой такой же придурок провидцем его посчитал, а бред его предсказанием обозвал. И растрепал, где только смог. Еще и от себя, наверно, чего-то добавил. Чтоб красивше было. (А то я ни знаю, как делаются надежные сведения из компетентных источников).

Хотя мне глубоко фиолетово, что случится через тыщу лет. Я столько не проживу. Надеюсь. С таким умением находить себе неприятности, я и до следующего сезона могу не дожить. А если еще посижу немного, то и ужин пропущу, как пропустил обед. Так что хватит портить глаза и бумагу, пора подумать о полной миске…

16.

Караван собрался уходить. Без меня. А я ни сном, ни духом.

Как это соотносится с моей должностью Видящего? А никак. Из меня Видящий, как из спички прожектор.

Хорошо хоть Первоидущий зашел попрощаться. Перед дальней дорожкой. Серьезный, блин, мужик. Ни вопросов у него, ни сожалений. Типа, и на кого ты, Леха, нас покидаешь? А оно тебе туда надо?…

Пожелал мне только легкого Пути и спросил, как быть с Солнечным.

В тех горах поалу делать нечего. Это даже мне понятно. На своих двоих нам придется. Или на шорнах. Они лучше поалов приспособлены для горных дорог.

– Пусть побудет с караваном. До моего возвращения.

Это я о Солнечном.

– На Дороге разное может случиться, – задумчиво изрекает Первоидущий.

– Может, – соглашаюсь я.

И собеседник вздрагивает от моей улыбки.

Ну, с утра пораньше, голодный и невыспавшийся, я и сам вздрагивал, когда видел себя в зеркале. А здесь перестал на ощупь бриться научился. Хотел бороду отпустить, так еще Машка просветила, кто такие бородатые и как к ним относятся. Спасибо, мне такого счастья и с доплатой не надо!

– Ты прав, Идущий-Первым, в дороге всякое случается. Вот я и доверяю Солнечного тебе, а не предпоследнему поводырю. И спрошу у тебя. Как только вернусь. А вернусь я обязательно.

Мужик вздохнул. Молча. Говорить, что и он не бессмертный, не стал. Наверно тоже живет по принципу: не болтай о неприятностях это притягивает их. А если уж с Первоидущим чего-то случится, то всему каравануписец . Пушистый и серебристый улыбнется.

И караванщик улыбнулся. Мне. Не очень радостно, но все-таки…

– Благодарю за доверие, Многодобрый. Я сумею позаботиться о твоем поале.

– Не сомневаюсь. И хорошо корми его!

– Буду кормить, как своего.

– Лучше, Первоидущий, лучше. Твоему на тебя некому пожаловаться.

– А ты знаешь язык поалов?!

– Ну, ты и вопросы спрашиваешь! Обидеть хочешь или как?…

– Прости, Многодобрый!

Мужик вдруг резко побледнел. Даже под загаром стало заметно. Блин, и чего он так испугался? Я же пошутил.

– Ладно, забыли. Вот еще что: скоро у поалов сезон спаривания, вроде. Так?

– Да, Многоуважаемый.

– Так ты смотри, если кто-то захочет…

Я замолчал, пытаясь точнее сформулировать простой, в общем-то, приказ. Жаль, Первоидущий не знает русского народного. Да и я не силен в местной ненормативной.

Мужик, похоже, понял мои затруднения и решил помочь:

– Я присмотрю, чтобы твой поал не устал…

– От любимой работы не устают.

– Что?!

– Так, вспомнилась одна хохма. Я тебе потом расскажу. Когда встретимся. Короче, у кого-то есть поалиха и нужен породистый детеныш Солнечный работает. Если за работу платят. Понятно?

– Да.

– Думаю, с оплатой ты сам разберешься.

– Разберусь.

Малова-то что-то энтузиазма в голосе караванщика. С чего бы это?

– Кстати, ты в доле.

– Спасибо, Многодобрый!

Теперь совсем другое дело.

– Плату мы поделим поровну?

Любопытный какой. И деловой.

– Поровну, – усмехаюсь, нежно так. Если вместо Солнечного ты будешь работать.

Мужик дернулся, заерзал. Как принцесса на орехе. Кокосовом.

– Я хотел сказать: поровну между тобой, мной и поалом.

– Ну, если так… Обычно, я даю не больше четвертой части.

Караванщик опять заерзал. Вздохнул тяжело. А в глазах такая тоска появилась, словно я его голодом заморить собрался.

– Ладно, пусть будет третья часть. Но только для тебя! Добрый я чего-то сегодня… Наверно, к хорошей погоде.

Не ожидал, что меня так благодарить будут. Даже неловко как-то стало. На секунду. Потом еще и комплимент мне отвесили. Сказали, что в прошлой жизни я точно был купцом. Очень не бедным.

Ну, был, значит, был. Со стороны оно виднее.

А на прощание Первоидущий мне руку на плечо положил. Правую. Обычай тут такой. И по тому же обычаю я тоже свою руку ему на плечо умостил. Типа, смотри, как я тебе доверяю. Прям, как брату. Родному и горячо любимому.

Вот только сильно доверчивые не живут долго. Не знаю, как здесь, а вот у нас… Что, приступ паранойи? У меня? Ладно, пусть приступ. Но у человеков имеется две руки, и свободной завсегда можно сделать гадость ближнему.

А среди моих новых знакомцев каждый второй левша. А каждый третий двурукий.

Да я и сам свободно владею двумя руками. Родился таким. Но мои учителя были правшами. А в двадцать я стал учеником Пал Нилыча. Он-то и поставил мне левую. Сделал обоеруким хирургом. Есть операции, что удобнее делать левше. Но не все врачи признают это. Мол, для настоящего профи нет ничего невозможного!

Правильно. Невозможного нет. Если ты берешься за то, чего делаешь лучше всего. А то, в чем ты не лучший, позволяешь делать другим. Тем, кто не задумываясь берет ложку левой рукой. Или скальпель. Или меч.

Если не задумываясь, то я берусь правой. Но когда правая занята, то и левой справлюсь не хуже.

Первоидущий, кстати, за поводья тоже левой хватается.

Так что насчет доверчивости и безопасности это еще как сказать. По мне, так лучше быть живым параноиком, чем лежать под камнем, на котором написано: Он верил людям.

На этот раз обошлось: ножом в пузо мне не пырнули. И на том спасибо. Все-таки не плохо утро начинается.

Вот и пожелал я караванщику: Да прибудет с тобой удача. Хотел брякнуть:…с тобой сила, да язык куда-то не туда завернул. А мужик обрадовался чему-то: руки к груди прижал и в поклоне сложился, как перочинный нож. Так и ушел от меня весь из себя счастливый.

После караванщика я пообщался с шаманом. Только-только завтрак прикончил, а тут старик заявился. Тоже счастливый. И преисполненный гордости. За хорошо проделанную работу.

С шаманом тисла он обо всем договорился. И так конкретно обрисовал ситуацию, что проводников и охрану я получу еще сегодня. Вернее, уже получил. Они ждут меня в условленном месте. С шорнами и запасом еды на девять дней пути.

– А на десятый мне голодать придется?

– До этого дня доживут не все.

Хороша отмазка. Типа, живи и надейся, что кто-то загнется. А ты его паку схарчишь. Ну-ну. Я ведь тоже отмазку могу придумать.

– В дороге всякое случается… уважаемый. Могут и дожить. Тогда я выберу самого толстого и пущу на шашлык. Или другие идеи имеются?

Шаман задумчиво подергал свои косички, намотал одну на палец, и сообщил:

– Я отправлю с тобой лучших охотников и проводника. Еще… – вторая косица намоталась на палец, – прикажу собрать для тебя еду. На девять дней.

– Я не один пойду. Или ты хочешь, чтоб мой оберегатель сам искал себе пищу?

Старик слегка напрягся, но оглядываться не стал. Уважаю. За смелость.

– Я подумаю про пищу для него…

– Мне нужен корм, а не пища.

Шаман оглянулся на голос. Слегка кивнул темному пятну в глубине шатра.

– Я подумаю и об этом.

Так бы и ушел шаман, весь из себя задумчивый, да во мне любопытство проснулось. А почему бы ему ни проснуться после завтрака? Самое время.

Интересно мне стало, чего такого старик наговорил, что ему вот так сразу и поверили.

Оказалось, правду и только правду. Про одного служителя Тиамы, который срочно ищет подходящее место. И может случайно найти его на землях тисла. А может и дальше. Где-нибудь в землях ми-ту. Если ему покажут туда кратчайшую дорогу.

– И все?

Честно говоря, меня бы такое предупреждение не впечатлило. И не испугало бы настолько, чтобы устроить для кого-то многодневный поход под надежной охраной. Чтоб не заблудился и обратно не вернулся. Да еще все расходы за мой счет.

Даже не верится, что такие наивные люди живут у Дороги. Как же они чистят ее от глупых и слабых, при такой-то пугливости?… Собеседник мой тоже не похож на глупца. Что вот так, за здорово живешь, станет кому-то и чего-то отдавать. Хоть у этого кого-то нортор в телохранителях. Но отдал же! По первому требованию. И не требованию даже, а намеку на просьбу. С чего бы это? Из-за моих красивых ушей?

– Тиама не любит соседей, – сказал шаман.

– Ну и…

Старик вздохнул, но ответил. Как отвечал своим ученикам. Многословно. И полунамеками.

Если я правильно понял, то одному из племен, а то и обоим сразу пришлось бы искать новое место для жительства. Со всеми вытекающими проблемами. Ну, не любят живые обитать рядом с таким деревом. Почитают, поклоняются Тиаме, но… жить возле него не могут. Настолько не могут, что умирают. И соседи не любят, когда чужие селятся на их землях.

– А как же ми-ту?

– А что ми-ту?…

Шаман даже удивился. Потом ответил. Опять полунамеком.

Типа, ми-ту они и есть ми-ту. Если они перестанут быть, их соседи рыдать не станут. Скорее, наоборот. Да и земли у ми-ту много. А за счет горных долин и склонов, еще больше. Так что иди, Леха, в горы, как можно быстрее и как можно дальше. И, пока рука у тебя чешется, не возвращайся. А лучше, вообще не возвращайся. От таких, как ты, полезнее быть на расстоянии.

На этом вот добром пожелании старик и покинул меня. Пошел, наверно, думать над просьбой Кранта.

17.

Разные есть дороги. И разные страны. Я родился в стране, о которой говорили: дорог здесь нет, есть только направления. Не скажу, что имел чего-то против этой станы. Наоборот. Я любил ее. Нежно и трепетно. Все-таки родина. Но чем дальше я от нее, тем большей становилась моя любовь.

А недавно я узнал, что есть место, где понятие о дороге еще экзотичнее. Где из пункта А в пункт Б ведет не кратчайший отрезок, а проводник. И от того, сколько ему заплатишь, зависит, когда и каким ты доберешься. Есть здесь путь, что занимает часа два, не больше. Им пользуются те, кому совсем уж нечего терять. Или приговоренные к смерти. Есть дорога, что занимает несколько дней. Ей пользуются те, кто, в общем-то, ценит свою жизнь, но имеется небольшая проблема со зрением: смотрит в кошелек и мало чего там видит. Шансов добраться до пункта назначения тут примерно столько же, как и шансов загнуться в пути. Есть еще дорога для тех, кому нужна стопроцентная гарантия. И кто не экономит ни время, ни деньги.

Мне надо добраться до пункта назначения во что бы то ни стало и любой ценой. Проводника мне обеспечил шаман. Так что я мог не волноваться: вряд ли кому-то придет в голову кинуть представителя местного духовенства и не выполнить его просьбу. Не живут долго и счастливо те, на кого осерчает шаман. Умом я это, конечно, понимал, но… как бы это сказать?… не воспринимал как основной закон миростояния. И когда проводник, чье слово для меня должно быть руководством к действию, вдруг стал забирать вправо, а нам надо было я точно знаю! прямо, я распахнул свою хлеборезку и заявил, что он ведет не туда. Нормальный мужик после таких слов остановился бы и, с помощью мата и кулака, объяснил мне, как я не прав. Но проводник был профи, и спорить со мной не стал. Просто уступил свое место. Типа, можешь вести веди, а не можешь, так заткнись и не мельтеши. Мне бы сразу сообразить, что к чему, но я же ясно видел дорогу!

Хотя назвать это дорогой, значит сильно приукрасить действительность.

Больше всего оно напоминало полосу мокрой земли, перемешанной танками. Потом грязь заморозили, присыпали снегом, полили дождем и еще раз заморозили. Получилось нечто вздыбленно-кочковатое. Прям, не дорога, а мечта самоубийцы. А между кочками еще и лужи наблюдались. Под белесым льдом. А дальше опять ровная плоская поверхность. Попадались нам уже долинки в горах. Но с полосой препятствий эта первая.

Ну, русский человек любое препятствие одолеть может. Хоть по уши в грязи, зато напрямик. Зато путь короче. Три дня в обход или полкилометра по буеракам. Всего-то! Разница есть? А я, вроде как, спешу.

Ну, и пошел. Первым. В первый раз что ли?

Было дело, ходил по вспаханным полям. На охоте и не такое случается. Главное держать равновесие и двигаться. Двигаться! С кочки на кочку. Или по гребням борозд. Не останавливаясь, не задумываясь и не сомневаясь. Думать над кроссвордом хорошо. В укромном месте. Где не мешают и не торопят. А тут задумался, замедлил движение и все! Есть контакт с землей. С совсем не мягкой и совсем не ровной. Засомневался, сбился с ритма упал. Упасть на такой пересеченной местности раз плюнуть. И получить при этом ушиб и пару треснувших ребер, это еще легко отделаться.

Ну, меня не зря называли везучим. Хотя мое везение то еще… Пришлось подняться, наплевать на ушибы и нести на своем горбу того, кто отделался не так легко. А потом еще лубок ему на ногу накладывать. И почти час нытье этого охотничка слушать, пока к нам помощь добиралась. Ну, не любишь ты ледяную воду и холодный ветер, так едь в Африку охотиться! Греби на белом катере к такой-то матери.

Кстати, насчет ледяной воды… измерять глубину замерзших луж не рекомендуется. Мало радости потом идти с мокрыми… достоинствами.

Так с кочки на кочку, глядя под ноги и немного вперед совсем немного! я и передвигался. Оглядываться, сколько пройдено, прикидывать, сколько осталось, некогда. Есть только здесь и сейчас. Очень неустойчивое здесь и очень короткое сейчас. В которое вмещается пара или тройка кочек. Не слишком удаленных друг от друга. И лежащих в нужном направлении. Ну, более или менее.

Наверно, так бы прыгал по изломанной стиральной доске пьяный до потери полетных качеств воробей.

Кратчайшее расстояние между двумя точками… ну-ну.

Ладно, Леха, считай, что переплываешь реку, и тебя немного сносит течением. Куда-то.

Не знаю, сколько времени заняла переправа, но меньше трех дней, обещанных проводником. Да и то, если удача не отвернется…

Не отвернулась.

Блин, как же здорово стоять на ровной поверхности! Которая не пытается вывернуться из-под ноги. Просто стоять. А не спешить делать еще шаг. И еще. Приятно, прям, до дрожи в ногах. И хочется засмеяться и крикнуть: я сделал это! Вот только в глотке почему-то пересохло. И получается сиплое карканье. И дурацкая, на всю морду, улыбка.

Я сделал… теперь сделайте вы… если сможете… если не слабо… или идите на фиг… в обход… как последние… за своим хваленым… что без карты и задницу… свою не найдет… обеими руками…

Оборачиваюсь посмотреть: чего деется у меня за спиной?…

Кричать расхотелось.

В обход никто не пошел. Вся команда сопровождения во главе с проводником преодолевала вспаханную и подмерзшую полосу. Очень компактной группой преодолевала. Чуть ли ни шаг в шаг. И, если глаза мне не изменяют, повторяя мой путь. На фига?! Ведь не по минному полю идут.

И на ровное выбираются в одном и том же месте. Там, где я перепрыгнул широкую длинную лужу. Ну, в облом мне было ее обходить…

Перепрыгнули все. Только последний вдруг качнулся назад и свалился в лужу. Без звука, без всплеска.

И никто не протянул руку, не помог упавшему. И тот не спешил подняться.

Я подошел посмотреть.

Лед не поврежден. Упавшего нет. Как сквозь землю провалился.

Оглянулся, пересчитал всех по головам. Одного не хватает. Посмотрел на белесую лужу. Блин, что за лед такой?

Нагнулся пощупать.

Ничего.

В смысле, совсем ничего! Пальцы ничего не нащупали, а я их уже не вижу.

– И чего это за хрень такая? спрашиваю сам себя.

И неспокойно вдруг стало сидеть возле этого непонятного.

– Нарга была добра сегодня. Только одного взяла, – слышу голос проводника.

Крант выдохнул-зарычал сквозь зубы.

– Крант?…

Тот смотрит на проводника так, что мужик начинает пятиться. И бледнеет. Даже под повязкой в пол-лица заметно.

– Крант? В чем дело?

Нортор все-таки обращает внимание на меня. Глаза у него отсвечивают красным. И совсем не с голоду.

– Я слышал про Наргу, – отвечает.

– Ну и?…

– Смотри сам.

Вот и все объяснение. Чтобы разговорить нортора, его надо сначала напоить.

Прекрасная идея, Леха! И место выбрано просто замечательно!… И время и компания…

Но все мысли выдуло из головы.

Ветром, что погладил меня по спине и растрепал длинные, в хвост уже можно связывать, волосы.

А еще ветер немного изменил полосу препятствий, которую я доблестно преодолел.

Кочки остались, а вот лед между ними исчез, словно его никогда не было. Хотя, почему словно?

Это всего лишь вершина айсберга… – вспомнилась дурацкая фразочка. Вот и я смотрел на эти вершинки и даже немного ниже, а морем между ними была пустота. Та пустота, которой мы дышим.

Нашарил камешек возле ноги, бросил… В то, что считал длинной лужей. Еще совсем недавно. Просто так бросил, из любопытства.

Удара о дно не услышал.

Если оно есть там это дно. В горы мы все-таки поднялись. Не абы куда.

Уже вечером на привале я вежливо сказал Кранту, что он кретин и придурок. А кто еще отпускает своего подопечного гулять по верхушкам скал?! А если б я упал и помер?…

Предупреждать надо, чегоо здесь вместо дорог бывает!

Нортор быстро и доходчиво объяснил мне, что помереть я не мог, потому как смерть моя ему, нортору, снилась. А местный пейзаж тому сну не соответствует. И вообще он, нортор, мой оберегатель, а не советчик. Куда идти и чего делать решаю я сам. Его дело следить, чтобы никто мне не мешал. Ну, и следовать за мной.

Типа, хочешь, Леха, топиться, я тебе компанию составлю. Еще и якорь принесу. Один на двоих. Вот если кто-другой устроит тебе водные процедуры, без твоего на то согласия, тогда так и быть вмешаюсь. Такая вот у меня работа.

Хорошо я пообщался с Крантом, душевно. Умеет он говорить интересные слова. Я тогда не сразу вспоминаю, что рот мне дан не для того, чтобы долго держать его открытым. К счастью, нортор не часто разговаривает матом. И мысли он мои не читает. Кажется. А то не успеешь подумать: Погода дрянь, настроение хоть вешайся, напиться что ли?… глядь, а он веревку уже тащит. И мыло. И не с советом там: на, помойся и иди в скалолазы, а целеустремленно ее к суку вяжет и петельку ладит.

Спасибо, добрый боженька, что не дал мне совершенного телохранителя! Я и тем, что есть, не всегда знаю чего делать.

Да-а, настроение у меня совсем хреновым после такой прогулочки стало. Вернуться что ли? Обратно. Но только в обход!

Еще раз я за деньги по такомуидти не стану. Даже за большие деньги.

Дураков нет.

И самоубийц в моем роду не было. Ни по отцовской, ни по материнской линии. Неохота становиться первым.

А как, блин, все хорошо начиналось! Прогулка в горы, охрана, спокойные неторопливые звери, персональная палатка из шкур шорнов бирик-ду называется. Интересный собеседник к тому же имелся. Не жизнь, а клубника под взбитыми сливками!…

Шаман таки решил провести меня. Лично. До границы. Убедиться, наверно, хотел, что я не устрою гадости на его землях. А если и устрою, то он об этом узнает первым.

Прелюбопытнейший, кстати, старик оказался. Если записывать все, о чем мы болтали, толстенная книга получилась бы. У него интересный взгляд на этот мир имеется, на место и роль всех живущих и думающих в нем. Пал Нилыч тоже мог сказануть такое, что неделю потом думаешь-перевариваешь. Вот бы свести этих двоих и за общением их понаблюдать. С безопасного, понятно, расстояния. Характер-то у обоих не сахар. Не знаю даже, у кого взрывоопаснее.

И эзотерикой оба увлекаются.

Когда Нилыч говорил на эту тему, я мимо ушей его слова пропускал. Пурга, типа, белый шум. Только для особо задвинутых.

Не доросли вы, Алексей, – вздыхал тогда старик. Время ваше еще не пришло. А жаль. Ну, не верите, слушайте хоть тогда. Потом вспомните, поймете…

Ага, слушайте… А оно мне надо?…

Слова шамана по-другому на душу легли. Странные мысли думать заставляли. Особенно, когда не отвлекал никто. Или во время Санута. Будто вспоминалось что-то давно прочитанное. Или услышанное. В прошлой жизни. А может, время мое пришло, дорос.

Кажется, еще немного и я поверю в реинкарнацию. Не взагали и кого-то там неизвестного, а в конкретное такое перерождение себя самого. Нежно любимого и горячо уважаемого. Только кто сказал, что все эти перерождения должны случаться от начала времен и к сегодня? И с интервалом в сто или тыщу лет. А если все наоборот? Если от сегодня и к началу? И почему эти действа должны обязательно твориться на одной конкретно взятой планете? Можно и круче завернуть: планеты разные или миры параллельно-перпендикулярные взять. И интервал во времени в минус одну минуту устроить. Тогда себя прежнего можно увидеть и даже убить. Круто? То-то же. Не каждый до такого додумается. Я полдня потом как пришибленный ходил.

Жаль, шамана рядом уже не было. Рассказать-спросить бы. Довел старик нас до гор и вежливо распрощался. Так и не удосужился я его имя узнать. Или свое ему сообщить. Пользовались этими Многодобрый или Многоуважаемый. Как безразмерными тапками, что у некоторых для гостей имеются. Понятно, что чужой прикид, не свой, но удобно и ладно. А сколько их до тебя надевали не узнать, не сосчитать.

Как не узнать: а не изобрел ли я часом велосипед?… Не тот двухколесный, что у многих мичуринцев завместо транспорта. Вдруг я открыл для себя такое, чему сто лет в обед и чего давно уже позабыли другие продвинутые. Может, и книжки имеются на эту тему. Не один же я такой умный на целом шарике. А то и на двух. Жаль, не тянуло меня раньше на такое чтиво. Времени не было. Да и других развлечений хватало.

А тут если хочешь чего-то прочитать, то сначала это чего-то напиши. Почему-то писательство здесь считается чуть ли ни самым страшным колдовством. А оно мне надо? И так вся охранная команда побаивалась меня. Наверно, после сегодняшнего креститься начнут при моем появлении. Или чего тут полагается для защиты от опасно-непонятного?

Кстати, когда я сам увидел такое непонятное, то только ни фига себе! и смог сказать. А общаться с ним шаман поехал. Сам-один.

Дело было на второй день пути. Ближе к вечеру уже. Едим мы, никого не трогаем, и вдруг навстречу нам нечто странное. И это нечто кланяется, ложится на землю, потом поднимается, делает шаг вперед, опять кланяется и ложится. И так шаг за шагом, минута за минутой. Оказывается, и такое неторопливо-медитативное передвижение бывает.

У моего эскорта рука на убогого не поднялась. Хоть он аккурат под лапы наших шорнов направлялся.

Звали оборванца Имундо. Звали. Больше не зовут. Он стал никто и звать его никак.

И все из-за меня.

Ведь это он три стрелы выпустил в меня. Заколдованные. Еще там, на дороге. Когда мы со вторым караваном встретились. И ни разу в меня не попал. А ведь лучшим среди тисла стрелком считался!

Когда санитары Дороги вернулись домой, без добычи и с набитой мордой, Главный шаман разбор полетов устроил. По полной программе. И выяснил, что Имундо так виноват, что прям слов нету. Только мат и остался.

Лучший стрелок должен с первого взгляда соображать, во что можно стрелять, а во что лучше не надо. А если не успел сообразить, то после первой стрелы, случайнои никак иначе! выпущенной в Служителя Тиамы, нужно было собрать отряд и драпать как можно быстрее и дальше. И уже с безопасного расстояния просить прощения. Мол, произошла ошибка и виновные непременно будут… А Имундо почему-то решил упорствовать, теряя стрелы и бойцов.

Обычно, наказанием виновного занимается шаман. Реже вместе с помощниками. Когда устраивалась образцово-показательная казнь. Чтоб остальные прониклись. Соображению и уважению научились.

Но случай Имундо был настолько странным и страшным, что ему не смогли придумать подходящее наказание.

Провели только ритуал по Лишению Имени и Отлучению.

Жестоко? Может быть. Но племени не нужен герой с суицидальными наклонностями. Не известно, с кем он в следующий раз поцапается, и каких врагов за собой приведет.

Так стрелок для всех, вроде как, умер. Даже хуже, чем умер. О мертвом можно говорить, а об изгнанном… О дерьме на Дороге тоже не говорят, но его используют. Изгнанного даже использовать нельзя.

Пусть горы содрогнутся от твоей смерти! пожелал ему на прощание Главный шаман. И рукой махнул. Вроде как направление указал. Где эту самую смерть искать надобно.

Вот так Имундо и вышел на наш караван.

Для полного счастья Изгнанный-из-жизни оказался родственником нашего шамана. Его отец последний сын моей матери…

После общения с убогим старик впал в задумчивость. Он тоже не знал такой смерти, от которой бы тряслись горы.

Спросил у меня.

Блин, нашел у кого! Вроде я тут главный спец по страшным казням.

– Может, в пути чего подходящего организуем…

Ничего умнее мне в голову не пришло. Но шутку мою приняли как руководство к действию.

Мне еще высочайшее соизволение пришлось давать, чтоб этот тисла свои лечь-встать на нормальный шаг заменить смог.

Сначала дал, а потом спросил: почему, мол, я. Ну, шаман и ответил что-то многословно-заумное. Если коротко, то грузят на того, кто несет. А молодого и сильного лишний груз, вроде как, сразу сломать не должен. Вот понесет, попотеет, глядишь, и ум в башке зашевелится. Сообразит, как от лишнего груза избавиться. А если нет знать, судьба такая. Грузчиком работать, чужие грехи на себе таскать.

Пока я с шаманом общался, тисла на дороге лежал, ждал, так сказать, своей участи. Дождался, и в хвост каравана пристроился.

А я еще подумал, что на такого грешника удачи может и не хватить. Или вслух сказал, не помню. Но будто накаркал.

На следующий день мы вляпались в грозу. Многовидящий наш, то есть я, эту грозу почти что проморгал. Еще немного, и мы стали бы хорошо прожаренными кусками мяса.

Шаман успел-таки поставить защиту: развернул над нами что-то вроде невидимого шатра. Но места всем не хватило. Или люди или шорны…

Как он это сделал? Описать Ритуал? А чего его описывать?… Если только на действия смотреть, то такое у нас каждый пацан умеет. Лет с десяти-одиннадцати. А если на результат внимание обращать тогда да! Тогда впечатляет!! А всего-то перевод сексуальной энергии в колдовскую.

Всего-то

Блин, такой пустяк, что и говорить нечего.

И ведь не скромничал шаман, в натуре не понимал, чему я удивляюсь.

Как перевод энергий получается?

Да очень просто! Цель, концентрация, ритуальные движения, а в итоге достижение цели…

Вот и все объяснения.

Правда, нужен еще совсем пустячок: годы упорных тренировок, опытный наставник и небольшие колдовские способности. Если б на Земле так умели, то от электричества и атомной энергии отказались бы за ненадобностью.

Ну, как, доктор Леха, учиться будем?

Короче, грозу мы пережили. И мясцом жареным затарились. Но тащить это мясцо и свои пожитки пришлось на себе. А последним недобитым шорном Крант подкормился. Никто не возражал.

Имундо грозу пережил. Уцелел он и под лавиной. Малек, конечно, нашел того дурика, что камни нам на голову спустил, то пятеро охранников и мой шалаш так в пропасти и остались. Случилось это день на шестой или седьмой, когда главным в группе я, вроде как, значился, но решал все проводник: куда идем, где останавливаемся, когда и чего едим. Костер мы не каждую ночь разводили.

Как грелись?

А может не надо о грустном?…

Лишенного-Имени в отряде не замечали. Вроде, как увязалась зверушка за караваном. Слишком мелкая, чтобы опасаться, и слишком вонючая, чтобы съесть ее. Самое странное, бывший стрелок с этим смирился. Словно, действительно стал зверушкой. Если не снаружи, то изнутри точно. И ни разу не изменился за эти дни! Его соплеменники менялись. И Малек, когда шел на охоту. А Имундо… будто бы разучился.

Я с ним иногда разговариваю. И тогда он отвечает так, словно не сразу речь человеческую вспоминает. И говорит в основном да или нет.

И боится, блин, как он меня боится! Но далеко не отходит. Не знаю уж почему.

Странно мне, что человека в такое превратить можно.

Лучше б его убили.

Интересно, это мысли Многодоброго или Лехи Серого, бывшего черного хирурга ?…

Ну вот, первый раз за восемь дней взялся за писучую палочку, и такой ерунды написал. Начал за здравие, а закончил полной фигней.

Но не выдирать же кусок из средины свитка?

Ладно, все равно, кроме меня никто это читать не станет…

18.

Кто сказал, что камни не умеют бояться? Умеют они, и еще как! Вот только самому надо камни эти увидеть, страх их почувствовать, тогда и поверишь. То, что живые они, это я слышал, а сегодня вот лично убедился.

Только вчера я прошел полосу препятствий. Удивил и себя, и проводника. Утром он спросил, позволю ли я ему идти первым или желаю, чтобы он глотал пыль за отрядом.

Проводник должен вести, ответил я ему. И не туда, где имеется дорога, а в ту сторону, куда мне надобно. И чем лучше он сделает работу, тем быстрее мы разбежимся.

Мужик понял, проникся и обещался делать все возможное.

Но чего стоят любые обещания, я убедился еще до вечера.

Вчера я говорил себе, что ни за какие деньгив этой жизни не подойду к краю пропасти!А уже через полдня я заглядываю в другую пропасть и заявляю, что мне надобно вниз и очень быстро. Никаких объяснений я не слышу и не воспринимаю. Гора, к которой я шел все эти дни, мне больше и на фиг не нужна. А вот спуститься на дно каньона мне приспичило, что называется, до зарезу. И если не найдется нормальный спуск, то резня начнется прямо здесь и прямо сейчас. И совсем не с моей глотки.

Я так вдохновил всех своей речью, что спуск мне нашли. И довольно быстро. Еще до вечера я оказался среди мертвых и живых камней старого города. Но что это за город и кто разрушил его, проводник не знал. Он вообще не бывал в этих местах.

Когда идешь в обход, то некоторые места приходится обходить.

И еще: там, где обитает ми-ту, никаких изысканий не проводилось, и проводиться не будет. Ну, не любит это племя чужих и любопытных .

Такую вот отмазку придумал проводник.

Ладно, не очень-то и хотелось. Сам все узнаю. Камни расскажут. Только надо уметь слушать.

Вот если бы они еще так не боялись!

Трудно чего-то разобрать, когда у рассказчика стучат зубы. Хотя, зубастый и болтливый камень звучит, наверно, смешно.

Живые и мертвые камни тоже смешно звучит. Да только смеяться среди древних руин мне не хотелось. Но и жалеть давно погибших тоже как-то… Слишком уж давно это произошло. За несколько веков до христианства. По земным меркам, понятное дело. Здесь о нем и не слышали. А с такого расстояния… птичку, конечно, жалко, но слез и обещаний настигнуть и отмстить, уже нет.

Как нет и тех, кто убивал камни этого города.

Кстати, работу свою они сделали халтурно. Уж если хотели стереть город с лица планеты и даже память о нем уничтожить, то и камни надо было уничтожать ! А то дома и памятники разрушили, а обломки оставили.

Все надо было сжигать!

Землю, на которой стоял город, окрестности, где бывали его жители, даже Дорогу.

Если уж жечь, то все! И до скального основания.

А так, это место по-прежнему живет. Страхом. Болью. Древней ненавистью. И памятью.

Интересное место.

Вкусное.

И в этом месте по-прежнему умирают и убивают.

Несколько дней назад, не доходя до города, погиб большой караван. А потом, уже в самом городе, провели роскошное жертвоприношение. Стоны и крики жертв все еще мечутся среди камней. Вряд ли остальные двуногие слышат их, но им здесь очень не нравится. Очень ! И они спорят о чем-то… с кем-то… кажется, даже со мной .

А мне больше всего хочется остаться здесь. Наедине с этим местом. Сделать его своим… пустить корни. Выпить по капле его силу. Добраться до ранних пластов памяти. Когда город был в расцвете красоты и могущества. Когда города еще не было. Когда сами эти скалы были юными, новорожденными камнями, горячими от подземного жара…

Меня опять зовут. Долго, настойчиво. Нет, не меня, а кого-то за мной. Или во мне. Это отвлекает, мешает слушать шепот камней.

– … нутер!

– Ну, чего тебе, Крант?

Нортор смотрит на меня так, будто два часа пытался до меня дозвониться, а я-кретин устроил себе секс по телефону и думать обо всем забыл.

– Хватит пялиться, Крант, говори!

Сказал.

Оберегатель оказывается немного обеспокоен моим состоянием, окружающей средой и настроением наших попутчиков. А проще говоря: Леха, куда ты нас привел, место совсем хреновое, драпать надо, срочно!

Обычно, я внимательнее отношусь к таким предупреждениям. А тут слушаю нортора в пол-уха и одновременно прислушиваюсь еще к кому-то. Кто весьма оригинально комментирует и слова моего оберегателя, и состояние охранной команды, и вид на ближайшие окрестности.

Кстати, тут я с Крантом не согласен. Место мне понравилось. А следы недавнего побоища и живописно разложенные трупы вполне вписываются в пейзаж. Они так же уместны здесь, как крутая тачка рядом с конкретным пацаном.

Не знаю, почему всем остальным здесь не нравится. Убитых испугались? Да что они, мертвецов до сегодняшнего дня не видели?… Или здесь запрещено вскрывать людей? Прям, как на Земле в Средние века. Понятно тогда, почему мой эскорт так вибрирует. И мечтает быстрее убраться из операционной под открытым небом. Кстати, среди моих прежних знакомых тоже хватало неврастеников. То запах им в морге не такой, то в обморок хлопаются от вида крови. И здоровые мужики при том. Вот бабы реже крови пугаются. Почему-то. Может, все дело в привычке? Жаль, нет здесь ни одно бабы. Живой. И моя свита пребывает в состоянии, близком к панике. Неожиданный громкий звук, даже самое банальное бу! и они побегут. Топча упавших, бросая оружие и обозы.

И на хрена мне такая охрана? Пошли они все на фиг и еще дальше!

А я?…

А я остаюсь. У меня здесь дела есть.

И все радостно согласились пойти. Куда угодно, только бы отсюда. А проводник начал со мной так прощаться, будто не надеялся еще раз увидеть.

Стоп, мужик, притормози. Куда это ты собрался? Домой? Не так быстро! Вот сделаешь всю работу, а не половину, тогда и домой свалишь. Что, мы так не договаривались? Должен тебя огорчить, именно так мы и договаривались. Смотри пункт шестой контракта, страница восемь. И только попробуй, блин, удрать! Пож-жалееш-шь. А вместо неустойки я тебе приснюсь. И если ты проснешься живым после такого, то… Что, уже убедил? Будешь ждать меня хоть до конца жизни? Ладно, иди за своей дрожащей командой и… до встречи. До очень скорой встречи.

Крант, ты тоже уходи. Бери Малька, мои вещички и топай отсюда. Нет, мне не нужен оберегатель. Сейчас не нужен. Это Ятебя обегаю. От себя. Не испытывай долго мое терпение. Иди. Когда вернется тот, кому ты служишь? Когда-нибудь вернется. Может быть. А теперь уходи. Быстро!

Эти двуногие создают так много шума. И все время чего-то хотят, суетятся и говорят, говорят… Хорошо, когда тихо, когда ничего не отвлекает, когда никого нет…

Но ушли не все. Что-то осталось, подглядывает, боится…

Но оно мне не помешает, наоборот…

19.

Из моей жизни выпал день и две ночи.

Я не обнаружил бы потерю, если б ни Крант. Это он такой наблюдательный.

И заботливый.

Нашел загулявшего хозяина, накормил, обогрел. В натуре, пришел, принес жратву, развел костер. Малек ему помогал. Так что вдвоем они начали приводить меня в нормальное состояние. Ну, более или менее. Если попутчики от меня шарахаться не будут, уже хорошо.

Вот только идти мне никуда не хотелось. Знаю, что надо, но такой обломняк, хоть ложись и спи. Еще и усталость такая навалилась, прям, до дрожи во всем организме. Я даже и не знаю, чего надо сделать, чтоб довести себя до состояния не стояния. И в упор не помню, чем занимался все это время.

Последнее воспоминание: Крант уходит, а я смотрю в его спину и думаю, что он очень вкусно боится . И все! Дальше провал в памяти, обрыв пленки, тьма забвения… Называй как хочешь, но для меня словно не было ночи, дня и следующей ночи. Для всех они были, а для меня… Или это меня не было?

А кто тогда был? И чего делал?

Боюсь, что на эти вопросы мне никто не ответит. Если уж я сам не помню таких интимных подробностей. Из собственной, кстати, жизни.

Первое, чего я увидел, когда проснулся или вернулся это потухший костер и полусгоревший огрызок свитка. В натуре, огрызок. Кто-то совсем недавно жевал его, и след от зубов на деревяшке оставил. У меня еще хватило сил дотянуться до этого огрызка и спрятать его за пояс. Не хотелось, чтобы кто-то еще увидел такое. Было у меня подозрение, что отпечаток моих челюстей может совпасть с приветом от шибко голодного. Кстати, жрать я тоже хотел. Прям, до потери сознания. И, кажется, даже потерял его. Или на минутку прикрыл глаза. Когда я снова их открыл, костер только разгорался, а возле него шебуршился Малек. Крант изображал из себя памятник долготерпению. Но стоило мне глянуть на него и…

– Нутер, ты уже вернулся?

И это вместо здрасьте или с добрым утром.

Потом был завтрак, попытка встать и двигаться по пересеченной возвышенности… А ноги притворялись, что не умеют ходить. И никогда не умели.

Всю свою поклажу я доверил Мальку. Не было у меня ни сил, ни желания чего-либо нести. Я бы и себя кому-нибудь доверил, если честно. От команды несунов с паланкином точно б не отказался.

Потом был еще один привал и еще один перекус, к концу которого я начал приходить в себя. По крайней мере, заинтересовался окружающим пейзажем. Ну, и вопросы спрашивать стал. А как же без них!

Куда это мы идем? был первым. И чего это с вашими рожами? вторым.

Я тогда еще рож остальных не видел. На всех застыло одно выражение опаски и ожидания. Словно, я в любой момент мог устроить такой фейерверк по жизни, что разбегайся кто куда!

Боятся, значит уважают? Похоже, я стал очень уважаемым мужиком. Уважаемей даже голодного Кранта.

Дальше еще интереснее стало: со мной начали здороваться. И очень, оченьпочтительно. Мы приперлись к обеду, так блюдо с лучшими кусками поднесли мне. И не кто-нибудь, а сам проводник поднес. Который еще вчера… ну, ладно, пару дней назад, относился ко мне, как к ценному грузу. Не больше. И вдруг низкие поклоны, наилучшие пожелания, устойчивый такой запашок страха… С чего бы это? А после обеда вопрос, тоже с поклонами и со всеми уважительными наворотами.

Очень интересно было проводнику, куда многоуважаемый желает направиться дальше.

А многоуважаемый, то есть я, желал догнать караван.

Оказалось, это вполне реально. Нужно только изменить направление и через несколько дней мы увидим Дорогу. Если удача не отвернется, понятное дело. И тогда по следам каравана… Что, многоуважаемый не желает по следам каравана?… Ну, тогда можно выйти на Дорогу так, чтобы караван сам пришел к многоуважаемому.

На том и порешили.

По привычке пересчитал всех перед отходом. По головам. Одного не хватало. Еще раз пересчитал, начиная с себя. Вдруг пропустил, по рассеянности.

Все равно на одного меньше.

Начал задавать вопросы: кого забыли-потеряли, где-когда, кем вчера-сегодня обедали?…

Выяснил: вся команда в наличии. Нет только бывшего лучшего стрелка. Но его и вчера никто не видел. Почему не искали? Отводят глаза, пожимают плечами. Ясно на фиг он кому-то нужен. Сейчас искать? Энтузиазма минус ноль целых шиш десятых. Да еще все ведут себя так, будто приключилось чего-то неприличного, только говорить об этом как-то… неприлично.

Мне все-таки удалось получить вразумительный ответ. Проводник после моих наводящих вопросов начал заикаться. Но говорить не разучился.

Оказывается, вчера произошло нечто, чего я по рассеянности не заметил. Или позабыл из-за прогрессирующего склероза.

Вчера тряслись горы.

20.

Того, кто встречает караван в чистом поле, проверяют поалом.

Стопчет животина встречающего, значит тот не демон. Не стопчет, тогда демоном займется колдун. В Дороге шуток не любят. Скорее убьют десять невиновных, чем допустят в караван абы кого.

Все это я теперь знаю. Но тогда, утром…

Повезло мне, что караванщик с колдуном чего-то тормознули. А я своего зверя успел увидеть. Обещался Первоидущий заботиться о нем, как о своем собственном, вот и держал его в начале каравана. Под попоной, без поводыря. Сам, получается, кормил и чистил. Не думал я, что так соскучился по этой зверюге, но вот увидел и…

– Солнечный, рыба моя золотая, иди к дяде Леше!

Не очень то тихо я это сказал. Поал Первоидущего остановился и ушами задергал. За ним и весь караван останавливаться начал. А до привала еще топать и топать. И местность вокруг, ну очень удобная для засады. А караван стоит. И все из-за меня. Многоглупого. Вот накрыли бы нас какие-нибудь санитары Дороги и все, финиш.

Но повезло на этот раз. Не было санитаров. Может, в другом месте занятие нашли. Или выходной себе устроили. Как и мои мозги. Сначала сделал, а потом уже соображать начал. Ближе к вечеру.

Ну, обрадовался я. Очень. Находился за последние дни по самое нехочу, вот и… Солнечный тоже обрадовался. Выскочил на обочину и ко мне прибежал. Скучал, наверно. Или притомился от трудов праведных…

Так и свершилось наше возвращение к каравану. Потому как не идет поал на зов демона. Даже, если тот обличие ждущей поалихи примет. И гладить себя демону не позволяет.

Значит, с нами все в порядке и мы можем занять свои места в караване. Мы это я, Крант и Малек.

Вся остальная команда распрощалась с нами еще у Дороги. Очень уж им не хотелось оставаться возле меня ни одной лишней минуты. Я не стал их задерживать. Может, кому-то и нравится, когда окружающие дрожат и блеют в его присутствии, а меня, признаться, это здорово уже достало. Так что пожелал я всем легкого Пути и отпустил. Проводник на прощание спросил, не буду ли я ему сниться. Я сказал, что вряд ли. Мужик ушел счастливым. Словно мешок квадратных от меня получил, вместе с пропуском в гарем.

Блин, как мало человеку надо для счастья! И как много доверчивых в этом мире, прям, и не верится. Ляпнешь вслух какую-нибудь ерундень, а ее за правду принимают. От первой и до последней буквы. Вот и с проводником этим так. И с другими было. Тут почему-то считают, что на наезд отвечают наездом только самые крутые. И их, значится, уважать надо. И восхищаться, на расстоянии. Чтоб не зашибли ненароком. Самое прикольное, настоящие авторитеты этому верят. Из местных. Шаман, колдун, тот же нортор. Уж он-то мог бы разобраться, что к чему. Не первый день возле меня трется. А он, после того города в горах, еще больше зауважал меня. Почему-то. И так почтительно возвращал шкатулку с моими бумагами, что даже руками вибрировал. И это нортор!…

Я ведь вспомнил, как отдавал Кранту шкатулку. И зачем. И как свиток половинил. Себе чистый оставил, а с записями в шкатулку уложил. Так Крант еще спорил со мной: не хотел такую вещьв руки брать. Даже на хранение. Но убедил таки я его. Увязал шкатулку в свой плащ, а нортор в перчатках! взялся за узел. И нес его на расстоянии. Так мнительные собачницы выносят дерьмо за своими любимцами.

Жаль, никто из моих новых знакомых не видел такого Кранта. А может наоборот. Хорошо, что не видели. Испуганная крыса и кошку может укусить. Вот только не знаком я с такими безобидными зверушками. Даже Малек… на что уж пацан пацаном, а… короче, уважал его почему-то проводник. И вся охранная команда. С первого дня зауважала. Когда я для них еще грузом был. Особо ценным и хрупким. Но все-таки грузом. А Малек, малец… Не обидно мне было, просто интересно, вот и спросил у шамана, мол, чего за дела.

– Не противник Кот для Ипши. И два Кота не противники, – сказал тогда старик. Потом усмехнулся. И добавил: – Но батулма может сжечь Кота, ипшу, поала и многих еще. Тебе повезло, что они не знают, кто ты.

Ответил, называется. Как на другом языке сказанул. Только через несколько дней я въехал, чего он мне хотел сказать.

Как любят эту самую батулму, я уже видел. И как радуются, когда она уходит. А вот моему возвращению почему-то не огорчились. Даже праздничный ужин устроили. Возле шатра Первоидущего. Так этот мужик половину выпивки и закуски выставил. Остальное гости притащили. Первоидущий еще извиняться вздумал. Мол, не может устроить праздник, достойный меня и моего вклада в общее дело. Вот дня через три, когда мы прибудем в Умтахо… и если удача… На полном серьезе говорил, на трезвую голову. И никто не возразил. Ни насчет моего вклада, ни против будущего праздника. Даже колдун слегка кивнул и задумчиво улыбнулся. У нашего рыжего хватает терпения и сообразительности. Даже мне понятно, что зонт нужен только на время дождя, потом его можно сломать и выбросить на фиг. Если очень хочется. А начнется новый дождь обзавестись другим. Приятной, так сказать, расцветки.

Но это все ерунда, а вот чего гости потом болтать стали, после первого кувшина, так это ни в какие ворота. И все обо мне. И словечки подбирали такие, что хоть под плащ Марлы прячься. Начиная с приносящего удачу и по возрастающей. Кажется, я даже покраснел. Раз или два. Не привык, чтоб меня настольколюбили. И что моя рожа осчастливит десяток мужиков нормальной ориентации.

– Почему десяток? шепотом удивилась Марла, пока полузнакомый купец отвешивал мне такие комплименты, словно я был его богатым и горячо любимым дедом. Покойным. Почему только десять? Все рады. И мужи, и жены.

– Так уж и все? не поверил я.

– Все!

– Это почему же?

Объяснение я слушал во время следующего тоста. И еще одного. И еще. Нам с Марлой нашлось о чем пошептаться. Во время ужина. Потом времени не хватило. Не только Солнечный соскучился по мне. Да и ужин малость затянулся. Кажется, только добрались до моего шатра, то… се… а уже время Санута.

Но то, что мне радовались все этоя и сам потом увидел. А было бы из-за чего… Ну, вернулся я к каравану. Ну, нашел его на Дороге. Сам нашел. А не в условленном месте, где меня могли и подождать несколько дней. Если б у меня хватило ума договориться с караванщиком и колдуном. Не хватило. Не договорился. Даже в голову не пришло, что такое можно сделать. Точнее, нужно. Если нет желания под лапами поалов доказывать, что живой и что человек.

Тут, возле Дороги, хватает мертвецов, которых некому было сжечь. И колдовских местечек хватает. И амулетов спрятанных или потерянных. Останется труп возле такого места или амулета и получается зомби какой-нибудь, а то и демон. Что только и ждет подходящего момента, чтоб вселиться в чужое тело.

Вообще-то, в такие басни я верю с трудом, но Марла сказала, что видела неупокоиных, и даже сражалась с одним. И без помощи колдуна не справилась бы. Другого колдуна она тогда сопровождала, не Асса. И молода была, глупая: полезла в битву с тем, кого ни мечом, ни когтем не убить. Мертвых труднее убить, чем живых.

– А почему я ни разу не видел этих… оживших?…

– Потому, что ты везучий. И глупый.

– Почему это?!

– Пушистый, ты делишься своим везением с другими. А везение…

Оказалось, что пока меня не было, караван угодил под лавину.

Горы стонали и дрожали, камни падали на Дорогу, прыгали под ноги поалам…

Не ожидал, что Марла умеет так красиво говорить.

Когда надо, поалы могут бежать очень быстро. Двух или трех последних побило камнями. Сильно, но не насмерть. Они смогли доковылять до привала, а там их пустили на мясо. Повезло, одним словом. Не тем, прирезанным, ясное дело, всем остальным повезло. И они почему-то решили, что это моя удача защитила караван. Даже без меня. Такой вот я сильный и везучий. А другому каравану придется искать обход или разбирать завал. Теперь, когда я вернулся… короче, все будет хорошо и еще лучше. Все это знают и любят меня больше, чем свою мамочку. И будут любить до самого конца Пути. Если удача от меня не отвернется.

Вот так я и узнал, какой я мудрый и отважный. Самым последним, кстати, узнал. Вроде бы, гордиться можно. А я чувствую себя дурак дураком.

21.

Каждый живет среди тех кошмаров, какие может себе придумать.

Так заявил Пал Нилыч, когда я рассказал ему одну прикольную историю.

Дело было еще в первые месяцы моей ординатуры. Работала в нашей бригаде одна баба. Не баба даже, а сплошное несчастье. Она постоянно ругалась в транспорте, ей постоянно резали сумку, ее родных и близких грабили в подъезде, насиловали в лифте, сбивали на тротуаре… Короче, совсем не скучная жизнь у людей. И каждое мое дежурство начиналось с рассказа о новом несчастье, случившемся с очередным родственником Степаниды Ивановны. С такими смачными и жуткими подробностями, хоть в книжку записывай. Да еще хорошо поставленный голос драматической актрисы, каким Степанида пользовалась без зазрения совести. После такого выступления женская часть бригады успокаивала нервы валерьянкой, а мужская крепким кофе и сигаретами. Сначала я думал, что старшая медсестра живет в зоне боевых действий. Очень уж ее рассказы напоминали репортажи с линии фронта. Или родственники у нее там, а она к ним в гости частит. А потом мне стало не до Степаниды; я познакомился с Дашкой из кардиологии, и свою порцию кофе и болтовни стал получать этажом выше. Пару раз провел Дашку домой. А чего не провести? Вечер свободный, а она мне кофе с домашним пирогом предлагает. На завтрак. Жила Дашка, правда, далековато, но маршрутки в ее глухомань бегали регулярно. А на старом кладбище, мимо которого приходилось идти, было тихо и спокойно, как… ну, как на кладбище. Даже в ночь полнолуния никто там не выкапывался из могил. Дашка говорила, что тише и спокойнее ее района нет во всем городе. Можно, мол, свободно идти поздно вечером или рано утром, и все нормально будет. А если надо сократить путь, то и через кладбище пробежаться можно. Короче, смелая девка мне попалась. Без этих визгов-обмороков при виде мухи в стакане. Но Дашка называла себя трусихой. Боялась она, кто бы мог подумать, мороженого. Шоколадного. Я уж и не знаю, как эта фобия называется.

Началось это у Дашки несколько лет назад. Еще на первом курсе, когда она бежала на свидание в белом платье. В чужом, кстати. С трудом выпрошенном. Счастливая и сияющая бежала, а в нее врезался какой-то малец. Сама Дашка высокая, да еще платье широкое, длинное и прозрачное, вот малец и не заметил ее. Решил, наверно, что новый аттракцион на площадке появился: пробеги под аркой, называется.

Выпутывали зареванного детеныша в четыре руки. А чего его мамаша наговорила в процессе Дашке… Короче, свидание накрылось. Для полного счастья руки и физиономия мальца оказались перемазаны шоколадным мороженым. С того дня Дашка не ест это мороженое, и не выходит в белом на улицу. Еще она твердо решила, что свадебное платье у нее будет розовое.

Смешная, в общем-то история. Если случается с кем-то другим. Потом я выяснил такое, что ржал полчаса и не мог остановиться. Дашка обиделась, думала над ней, а я совсем из-за другого. Оказалось, Дашка Мышкина и Степанида Ивановна живут в одном районе! И даже в соседних девятиэтажках.

Так что каждый боится своих кошмаров…

Вот и я смотрел на Дорогу, на булыжники в траве последний привет гор и пытался понять, чего здесь бояться? Ни тебе психов на мотоцикле, ни перевернутых бензовозов, ни надписей: Частная собственность, охраняется минометным расчетом… Короче, тишь да гладь, только от скуки подыхать. Третий день как я вернулся к каравану, а кажется, что третий год. Утром встать!, вечером лечь!. И в промежутке ничего интересного. Устал я от этой рутины. Степь да степь кругом… хороша только первые пять минут. А потом…

Вот только никто, кроме меня не страдал от однообразия. Наоборот. На каждом привале я слышал от Первоидущего: Хорошо шли, быстро. Пусть и дальше так будет. И улыбался моему: пусть будет, словно мои слова чего-то значили.

А вечером Марла сообщала, что день прошел хорошо, потому как спокойно. Хотя эти места считаются очень даже опасными. Вот после Умтахо… И жара Марлу не доставала. Жара не копье потерпеть можно, – говорила эта неутомимая. Я б и терпел, если б в комплект с терпением входили гамак, кондиционер и чего-нибудь прохладительное. Не входили. К сожалению.

В горах жара не так донимала, а выбрался из них и будто на сковородку попал. Только ночью, уже после Санута, становилось прохладнее. На пару часов всего. Вот я и заказал Мальку легкую одежду, питье и опахало.

С одеждой и питьем проблем не возникло. Но опахала не нашлось.

Блин, с каким нищим караваном я связался!

Спросил у Марлы веер, ну она и передала мне… боевой. Я чуть пальцы себе ни отрезал. Спасибо Крант рядом оказался, быстро забрал опасную игрушку.

– Потерпи до Умтахо, нутер, – сказал и опять отдал веер Мальку.

Пацан заулыбался так, словно подарок на день рождения получил.

– Найди Марлу и верни, – приказал я.

Радости на морде Малька сразу поубавилось.

– Господин, а как же я?…

– А ты умеешь с ним обращаться?

– Научусь. Я быстро всему учусь!

– Ну…

– Спасибо, господин!

И пацан мгновенно исчез. Среди бела дня. Вместе с поалом. Кажется, он и зверюгу научил своим теневым штучкам.

– А ты, Крант?…

– Что нутер?

– Ты умеешь обращаться с веером?

– Умею.

– А чего ж себе тогда не оставил?

– У меня свой есть.

– А-а… ну, ладно. Может, поучишь тогда Малька? И меня заодно.

– Тебе не надо этому учиться! Ты и…

Быстро Крант это сказал. И замолчал внезапно.

Я оглянулся посмотреть, не заткнули ему рот случаем?

Не заткнули.

Ни случаем, ни кляпом.

– Так чего это мне учиться не надобно? Ты уж договаривай, раз начал.

– Ты и так опасен.

– Правда, что ли? Ну, спасибо за комплимент.

– И у тебя есть я.

На шутку нортор не отреагировал. Он и прежде был не большим любителем юмора, а в последние пару дней… А может, и раньше. Кажется, он впал в мрачняк еще в горах. После того разрушенного города. На Малька эта экскурсия никак не подействовала, а вот Крант стал таким осторожно-настороженным, словно нес под плащом смертельно опасную штуку в очень ненадежной упаковке.

И никому доверить ее нельзя, и потерять никак, и болтать о ней запрещено. Вот и приходится, стиснув зубы, спасать мир в одиночку. А вокруг какие-то придурки мельтешат, так и норовят подтолкнуть, выбить. Еще и весело им. Ну, никакого уважения к герою при исполнении.

Ничего этого я, понятно, Кранту не сказал. И не скажу. А вот поговорить с ним пару раз пытался. Да все чего-то мешало. Не тот это разговор, чтобы в толпе его разговаривать. А сегодня, когда я так уколыхался на Солнечном, что чуть из седла ни вывалился, у меня совсем уж бредовая мысль возникла: А вдруг смерть в хлипкой упаковке это я сам?

После такой выспенной паранойи сон от меня сбежал, не прощаясь. И правильно сделал. Спать днем, в самую жару, вредно для здоровья.

Но с Крантом все-таки надо поговорить. По душам. Хотя бы завтра утром. Сегодня вряд ли получится. Марла сказала, что в Умтахо есть поговорка: Тот, кто прошел Срединные горы, достоин пира.

Душевные люди в Умтахо живут. Понимающие. Знают, чего надо уставшему путнику. Так что сегодня вечером гуляем. До утра. Санут этой ночью не ожидается.

Это мне тоже Марла сказала. И улыбалась при этом так, будто сама лично ему отгул устроила.

22.

Даже у гениальных учителей бывают идиоты-ученики. Вот и моего учителя не минула чаша сия. Говорил нам Пал Нилыч: Если врач пытается лечить явно выраженный труп, то такому лекарю самое время идти на пенсию. А мне в одно ухо влетело в другое вылетело.

Ну, увидел сгоревшую деревню, а в ней голую и распятую бабу, ну и топай себе дальше. Мало что ли запытанных до смерти видел? Мог бы уже и привыкнуть. Не можешь просто так пройти, вздохни: о времена, о нравы!… и отвернись, не тревожь покой мертвых. Так нет же, все бросил и поперся к распятой. Снять, мол, надо, похоронить, не по-человечески так оставлять…

Короче, очередной приступ доброты с Лехой Серым случился.

А подошел ближе к колесу не на кресте ее почему-то распяли и остановился. Покойник от слова покой, вроде как, происходит… так вот, никаким покоем возле колеса и не пахло. Кровью, болью, ненавистью, но только не покоем.

Постоял, посмотрел… и в башке будто щелкнуло что-то: нельзя к ней прикасаться, к распятой. Вредно это для здоровья. Ни мне нельзя, ни кому другому. И оставлять так, как есть, нельзя.

Я уже про погребальный костер думать начал, благо сушняка в окрестностях полно, когда услышал:

– Если тебе есть для чего жить, я перережу путы.

Я, понятное дело, удивился. Оглянулся посмотреть, кто тут такой умный, что с трупом болтает. Увидел обалдевшего до полного изумления Малька, отсутствие всякого выражения на лице Кранта… (так всегда бывает, когда я сотворю какую-нибудь несусветную глупость), и заподозрил, что этот разговорчивый я сам.

Вот тогда я по-настоящему испугался. И слинял бы, да ноги, словно, в землю вросли. Ведь и в мыслях не было болтать с неупокоенной, а язык сам… будто не я ему хозяин.

Еще раз посмотрел на распятую, и сердце бухнуло почти в горле. Прошла, кажется, вечность, когда оно стукнуло во второй раз. Еще одна вечность, и еще один удар. А уже за ним бесконечно усталое:

– Реж-ж-жь.

Хорошо, что рядом не оказалось детей или беременных такой голос не должны слышать слишком впечатлительные.

Нож сам собой появился в моей руке. И только потом до меня дошло, что не годится ИМ резать веревки. Все равно, что микроскопом гвозди забивать.

Малек протянул мне свой режик . Типа, твоя идея, твое и исполнение, хозяин.

Идея, понятное дело, моя, но от помощи я бы не отказался. Или от подмены. Вот только помогать мне никто не рвался. Сам. Без приказа. А приказать соображалки у меня не хватило.

Все пришлось делать самому.

Сначала ноги освободил ей, потом руки. Осторожно. Чтоб не порезать кожу и не прикоснуться к телу. Если повезет, то и прикасаться к нему не придется. Может, оно и не станет падать вперед, может, сползет по колесу…

Я ошибся. Тело не упало и не сползло. Женщина осталась стоять. Не знаю, чего ей это стоило, но она вцепилась в колесо обгорелыми пальцами и стояла. Распухшие губы скривились в усмешке, треснули, появилась кровь. Язык жадно слизнул ее. Веки дрогнули. Глаза начали открываться.

Может, я еще пожалею, о том, что сделал, – подумалось мне.

Может, и пожалеешь, – ответили черные от ненависти глаза.

Долго смотреть в них я не мог. Глазеть на голое, в грязи и крови тело, тоже не показалось мне хорошей идеей. Переключился на деревяшку, что сочилась кровью под пальцами.

Не ссорься с ней, у нее хорошая память.

Так говорили об одной моей сотруднице. Стерва та еще была. Но, кажется, рядом с этой, она просто пушистый пасхальный зайчик.

А ведь я освободил чью-то смерть, дошло вдруг до меня. Интересно, кому так жить надоело, что не прикончил ЭТУ после всего, чего с ней сотворил? Если б на меня обиделась такая фурия, я бы к Марле пошел. В тот день, когда мужик ей и на фиг не нужен. Сдох бы хоть быстро.

– Могу дать тебе плащ, – слышу свой голос. Как бы со стороны.

Блин, опять приступ доброты!

– Плащ-щ-щ?

Не знаю, чего в ее голосе больше, насмешки или ненависти. Благодарности, как я понимаю, ждать не стоит. Спасибо, если проклятие не услышу.

– Свой плащ-щ-щ?

И до меня все-таки доходит.

Особое тут отношение к плащам. А я взял и забыл об этом. И получилось, будто службой пытаюсь связать ЕЕ. Вот ведь вляпался!…

– Могу свой, могу просто одежду. Как хочешь.

Говорю так безразлично, как только могу. Типа, мое дело предложить, а ты уж сама…

От ее усмешки у меня мурашки бегут по спине. И по заднице.

– Тогда, просто одежду, – отвечает.

Вроде, как из милости соглашается. Чтоб я не пошел топиться в ближайшей луже. Пожалела, блин!… Ну, ладно…

– Малек, принеси одежду. ЕЙ.

Приказал, а сам в сторону смотреть стал. А в башке только две мысли и крутятся. Одна за другой. Как собака за своим хвостом. Вот и приехали в Умтахо… вот и погуляли…

Малек исчез, как тень в сумерках. Вот, кто мои приказы умеет исполнять. Немедленно и не задумываясь. Иногда это даже пугает. Приходится думать за двоих. За себя и за того парня.

– Если нужен лекарь или еда там…

Ответа я не услышал. Меня отвлек топот и возмущенный голос:

– Тебя ждет весь караван! Из-за тебя наш Путь станет труднее и длиннее!…

Вместо Малька с одеждой, появился колдун. Одежду, понятное дело, он не принес. Вот уж кого я меньше всего хотел бы видеть. Особенно в такой момент. Я бы многое отдал, чтобы рыжий исчез куда-подальше. Жаль, что колдуна нельзя потерять. Эти твари не теряются просто так. Но можно устроить, чтоб он обходил меня десятой дорогой…

Ладно, рыжий, ты сам напросился!

Быстро оборачиваюсь, закрывая от него женщину. На лице у меня неземной восторг и улыбка на все тридцать два.

– Легкого Пути, Асс! Как хорошо, что ты подошел! Я как раз о тебе думал. Мне очень нужна твоя помощь! Знаешь, я давно уже хочу понять, за каким это мне приспичило уходить из гостиницы? Там меня хорошо кормили и поили… Не собирался ведь никуда идти и вдруг раз и… Как думаешь, может меня сглазили? Какой-нибудь плохой человек взял и пошептал…

Коротышка резко побледнел. И выражение морды у него стало такое, будто он ей на стену налетел. На невидимую. Глаза круглые и дыхание в горле застряло. А Крант… что-то слишком притих мой оберегатель.

Ну, прям, тишина перед грозой.

Не выдержал я, фыркнул. Испортил драматический момент.

Колдун дернулся, обрел дар речи.

– Я думаю, – просипел он, – что твои шутки опасны…

Его голос сорвался и я сам, как сумел, закончил мысль великомудрого.

– …для окружающих. Конечно, они опасны. Тут ты прав, Асс. Ведь у норторов нет чувства юмора. Но тебе нечего бояться. Это пусть виноватый дрожит.

Ответить колдун не смог. Он кашлял. Долго и старательно.

– Кажется, я тебя совсем заболтал, о, Великий! А у тебя так много важных дел…

Коротышка намек понял и повернул в сторону каравана.

– Но ты подумай о моем вопросе. В свободное, понятно, время, – сказал я полосатой спине.

Рыжий припустил к своим носилкам почти бегом. Наверно, вспомнил о чем-то очень важном. И от Малька шарахнулся, как от луриши .

Есть в этих местах забавная такая зверушка. Хомяка напоминает. Толстого, неповоротливого. И вечно голодного. Но бегать за добычей ему в облом. Вот и сидит на месте, ждет, когда дичь сама к нему подойдет. Подпустит он ее метра на два и ядом плюется. А дальше… кушать подано, садитесь жрать, пожалуйста. На людей луриша не охотится. Брезгует. Но плюнуть может. Для самообороны. А жрать луришу… Тут уж законченным мазохистом надо быть. Склонным к суициду.

– Ты зачем нашего чародея напугал?

Это я Мальку.

– Так я…

Глаза пацана шкодливо блестят. Ну, следствию все ясно: мне пытается подражать. Типа, каков хозяин, таковы и слуги. С этим надо чего-то делать. Пока не вляпался малец по самые ноздри.

Пальцем подозвал его ближе, склонился, изобразил на морде самый зверский оскал и зашипел:

– Не забывайся. Ты только моя тень. То, чего можно мне, тебе нельзя. Запомни. Второй раз повторять не стану.

Малек побледнел до светло-зеленого. И в узел с вещами вцепился, как в спасательный круг.

Не ожидал, что пацан такменя испугается. Но, пожалуй, это и к лучшему. Ведь второго шанса у него может и не быть. Не стоит дразнить коротышек с манией величия.

Вот если бы это еще и до меня почаще доходило. А то советы я давать мастер, а выполняет их пусть Маргарита. Ведь обращаюсь к колдунчику почти так же, как и остальные, а он мои слова за оскорбление принимает. Тон ему, видишь ли, мой не нравится… А может еще форму носа и цвет глаз для него изменить?!

– Отдай одежду! рявкнул Мальку. Не сдержался.

И узел тут же оказался у меня в руках.

Блин, какой исполнительный пацан!

Это дело я бы с радостью передоверил кому-другому, но, похоже, самому придется общаться с демоном-мстителем. Или демонтессой.

Малек исчез. Вроде бы рядом стоял, никуда не отходил, а нету. Тень он и есть тень. А тень редко кто замечает. Иногда ему и со мной такой фокус удается проделать. Не только с другими. Но малец растет, учится. Если и дальше такие успехи у него будут, придется у Кранта помощи просить. Типа, отыщи-ка, любезнейший, моего слугу… Или учиться видеть тени.

– Держи.

Я протянул узел женщине.

Она по-прежнему стояла у колеса и, казалось, дремала. Глаза полузакрыты, дыхание редкое и неглубокое. Вроде как, ни до чего ей нет дела. Как тому луришу, что греется на солнце. Перед обедом.

– Положи-и-и.

Меня опять зазнобило от ее голоса. Вот у кого надо учиться убедительному шепоту. Всего одно слово и даже мысли не возникло спорить или ослушаться.

– Куда положить?

– На ка-амень.

Ближайший камень это полуразваленная стена, к которой приставлено колесо. Ширины стены хватит, чтобы вещи не свалились в грязь. Интересно, у кого Малек взял их? И где он, вообще, все берет? Постоянно забываю спросить об этом. Но с голоду он не пухнет, и голым не ходит. Меня, кстати, тоже очень нормально кормит. Конечно, я даю ему на хозяйство. Иногда. Когда вспоминаю. Но Крант мне раз намекнул, что деньги Мальку нужны, как воробью вертолет. Не удивлюсь, если пацан хранит все мои монеты до особого распоряжения.

– Вот, положил.

Сообщаю. Сама она увидеть не может. Трудно это, с закрытыми глазами.

– Чего ты хочеш-шь то меня-я-я?

Спросила, как сквозь зубы. А может, и без как.

– Ничего не хочу.

– Ух-ходи тогда.

Вот так сразу и уходить? Я, в общем-то, с радостью. Но не хотелось бы, чтоб эта радость стала уж слишком заметной.

– А может, тебе еще чего-то надо?…

Тяну время. Заботливый, вроде как.

– У меня вс-се ес-сть.

И вот я опять смотрю в ЕЕ глаза и понимаю, что какое-то время мне лучше не разговаривать: голос подведет.

– Я з-запомню-ю тебя-я, ларт-без-хозяина.

Это мне уже в спину говорят. И я с трудом сдерживаюсь, чтобы не бежать.

Я тоже тебя не скоро забуду, женщина с глазами-амбразурами.

Интересно, что сквозь них смотрело на меня?…

23.

В лужах блестят осколки солнца. Смотреть на них так же больно, как и на само солнце. Над головой серое небо, грязно серые тучи и белесый диск солнца. Настолько яркий, что стоит мельком глянуть на него, и перед глазами долго мелькают красные, а потом черные круги. Пейзаж внизу почти полностью повторяет верхний. Серый песок и темно-серые камни, положенные в продуманном беспорядке. А между ними ни травинки, ни деревца. Только камни и песок. Второй день идем по этой местности, и второй день мне кажется, что мы крадемся куда-то. И крадемся среди чего-то очень опасного. Точно, вот-вот заявится хозяин сада камней, вежливо сообщит, что мы нарушили границу частной собственности, а потом так же вежливо устроит всем нам принудительное харакири.

Никто вроде бы не давал команду молчать!, а тишина в караване прям противоестественная. Словно все наши звери обули мягкие тапки, а все люди решили не разговаривать, не шуметь и даже дышать через раз.

Привалы устаивались прямо на Дороге, подальше от странных луж, похожих на застывшие стеклянные кляксы. Ни один поал не захотел напиться из такой лужи. Даже вступить в нее не захотел. Раньше я не замечал, чтоб они относились к воде с кошачьей брезгливостью, а тут… Никто, конечно, не тряс задними лапами, но и лап пока никто не замочил.

Еще один прикол: Дорогу после себя принято оставлять чистой. Ну, более или менее. И по возможности. За чистотой следят не санитары Дороги, а последний поаловод. И его же поал несет мешки с мусором, который закапывается во время стоянок. А подсохшее поалье дерьмо используется вместо топлива.

Так вот, Дорога за нами оставалась как вылизанная! Но уже второй день мы все свое несем с собой. И с Дороги не сходим. Даже на привале. Или по надобности. Ни разу и никто. Меня тоже не тянет гулять по серому песочку. Который и на песок не очень-то похож. Да и пейзаж не располагает к прогулкам. Еще и привалы сократили до минимума. Куда уж тут гулять, успеть бы все необходимое сделать!

Я не сразу сообразил, где видел похожий пейзаж. А потом вспомнил таки одно местечко: без звуков, без запахов, без движения. Там даже время превратилось в лед. Кстати, раскрашивали его тоже серым. Думаю, долго смотреть на такую красоту вредно для здоровья. Может, только для моего собственного, а может, и для всех живых вредно. С самого утра в башке крутится мысль, что не идем мы никуда, просто перебираем ногами, как на беговой дорожке. А сами на одном и том же месте остаемся. Или еще веселее: мы давным-давно вмерзли в Реку Застывшего Времени и видим сон про бесконечную Дорогу и серую пустыню. Один на всех сон. Кстати, когда я закрываю глаза, Дорога и песок продолжают мне видеться.

Блин, еще немного и я озверею от такого разнообразия!

– Как эта фигня называется и когда она закончится? не выдержал я на второй день.

Первоидущий вздрогнул и вылупился на меня так, будто мне вообще не положено разговаривать. Никогда. Ни за что. И вдруг свершилось! Чудо или несчастье не известно, но чего-то необычное это уж точно.

– Крайние Горы. Скоро, – шепнул караванщик и замолчал.

Он не в первый раз подъезжал ко мне. И всегда во время остановок. Коротких. Что случались между привалами. Посидит караванщик возле меня, задумчиво-сонное выражение на морду нацепит, потом опять на свое рабочее место.

Вот и сейчас: сказал чего-то, словно телеграмму отбил, и быстро убрался. Наверно, за гения меня принял. За того, кто прочитав пятидесятирублируй, тут же мчится на почту и высылает полтинник. Польстил мне Первоидущий, и очень сильно. Я только минуты через две сообразил, что не сам-один на этой Дороге и что мне есть у кого еще спросить.

– Крант, ты слышал?…

– Что, нутер?

– Чего ляпнул мне Первоидущий?

– Я слышал, нутер.

– И понял?

– Да, нутер.

– Тогда мне переведи.

– Что?

– Блин, да то, чего понял! Ты по утрам тормозную жидкость пьешь или родился тормозом?!

Пришлось мне придержать Солнечного. Надоело шею выворачивать. Так и до несчастного случая недалеко. Мало того, что нортор морду свою замотал, только щели для глаз оставил, так еще говорит тихо. Поди, разбери, чего он там шепчет. Кстати, многие бабы в караване тоже лица под повязками спрятали. А некоторые, как и Крант, в плащи завернулись и перчатки надели. Пока я соображал: к чему бы это? неслабый загар получил. И всего за полдня. Повезло еще, что я не обгораю на солнце. Да и Первоидущий не прячется от него. Ну, с такой кожей, мужику все ни по чем. Я рядом с ним Белоснежкой смотрюсь.

– Мы скоро выйдем из Окраинных Гор, – тихо сообщает Крант.

Я тупо пялюсь на него. Точнее, на тюк тряпья, что колыхается на Крантовом поале. Кажется, оберегатель напялил на себя два плаща и попону в придачу. Мерзнет он, что ли?… Вчера не так все запущено было.

– Крант, ты заболел?

Качает головой. Нет, мол.

Ладно, может, модно среди норторов так. Или гардероб он свой решил проветрить. Меня не просит кутаться, и за то спасибо.

– Так мы в горах, получается?

Кивает. Молча.

Кручу башкой. Глазею по сторонам. Камни, песок, небо, облака. Между ними Дорога.

Или с моими гляделками чего-то не то, или я не понимаю местных приколов.

– Ну, и где горы?

Крант показывает на ближайший камень, потом на соседний, а потом делает округлый жест, будто гребет к себе чего-то от самого горизонта.

Типа, все, на что ты смотришь, Леха, это горы. Ну, а чего ты вместо них видишь, это уже твои личные проблемы.

– И это тоже гора?

Показываю на камень метрах в двух от Дороги.

Крант кивает. Молча.

А камень меньше футбольного мяча будет.

Получается, стояли себе горы, никого не трогали, а потом кто-то взял и песочком их засыпал. До самых верхушек. Это сколько же песка понадобилось?…

Спросил.

– Это пепел.

Я едва расслышал Кранта.

– Пепел?!

Молчаливый кивок и явное нежелание общаться дальше.

Ну, я поискал и нашел другой объект для общения. Марлу. И на привале получил еще кусочек информации. Маленький такой. Обгрызенный со всех сторон.

Окраинные Горы, в натуре, засыпаны пеплом. Воевали здесь кирлы и дарсматы . Никто уже не помнит, из-за чего они сцепились. Не поделили чего-то по-соседски. Летучими они были. Одни над морем жили и в самом море, другие над горами и в горах. Потом, наверно, решили, что им тесно в одном мире, ну и устроили войнушку. До победного. И до полного истребления соседей.

Победили все. Проигравших не осталось.

Даже тех, кто бы помнил, как они выглядели. Только смутные упоминания в полузабытых легендах и древних песнях.

– А ведь этих горе-вояк было до хрена и больше. Это сколько ж пепла надо, чтоб засыпать Горы!…

– Я слышала старую песню… – Марла пару секунд молчала, потом заговорила уже другим голосом и с другим ритмом: –… поднялись в небо зеленокрылые дарсматы, и полдня не видела земля солнца. На день закрыли землю от солнца синекрылые. Три дня дрожала земля во тьме, пока сражались с черными крыланами краснокрылые. А когда пал последний защитник, и враг уже торжествовал победу, взмахнула Великая Мать клылами, открыла свой карающий глаз, и закричало небо страшным криком, и стало огнем. Застонала вода в море и тоже стала огнем. Все враги сгорели в этом огне. Но нет больше жизни в Море Улхи. И над морем жизни нет. И возле моря никто не живет…

Марла вдруг замолчала, посмотрела на меня, словно только проснулась, и быстро-быстро стала жевать.

– А Море Улхи это где? спросил я, когда она собралась уходить.

Взмах левой рукой и Лапушка убежала.

Блин, все вели себя так, будто за каждое лишнее слово тут давали год строгого режима. Без права переписки.

Я потом глянул несколько раз в сторону моря, но моря там не увидел. Больше всего это напоминало тяжелые грозовые тучи у горизонта. Или далекие горы в тумане. И тоже у горизонта. А в последний раз эти тучи-горы сложились в горбатую старуху. Она сидела, подтянув колени к груди, покачивалась взад-вперед. Смотрела закрытыми глазами в небо и шептала, шептала…

– Господин… – Малек подергал меня за локоть, и я отвернулся от старой карги.

– Чего тебе?

– Господин, что случилось с твоими детьми?

– Малек, у меня нет детей!

– Но ты говоришь: деточки мои, деточки…

– Тебе послышалось! Понял?

– Да, господин. Но ты плачешь…

Я мазнул ладонями по щекам. Мокрые, блин.

– Это мне в глаз чего-то попало. Размазал сырость шейным платком, и опять рыкнул на Малька, будто он в чем-то виноват: – И вообще, я спать хочу, а ты…

– Нельзя здесь спать, господин, – зашептал пацан, склоняясь ко мне и озираясь. Вот выйдем из опасного места, тогда и… Я сам слышал, как Первоидущий говорил: настоящий привал и сон, когда закончатся Окраинные Горы.

– Ну, и когда они закончатся?…

– Скоро. Совсем скоро.

– Это тебе тоже караванщик сказал?

– Не мне. Но я услышал.

– А он тебя видел?

– Не знаю, господин.

– Ну, и какого ты возле него отирался?

Пацан отвел глаза и стал активно копошиться под плащом.

– Вот, господин, – у меня в руке оказался маленький кувшинчик. Это тифура.

– А я не засну от него?

– От красного сразу не засыпают.

– А потом?

– Потом Горы закончатся.

– Ладно, – открыл, хлебнул. Вкусно! Спасибо, Малек.

Он кивнул и отъехал. Потом вернулся, тронул за локоть.

– Ну?…

– Господин, не надо смотреть в ту сторону. Не смотри больше…

Я уставился на пацана во все глаза. Даже вино проглотить забыл.

– У тебя лицо тогда странное становится, господин. Страшное.

Чем дольше я смотрел, тем сильнее Малек сжимался и втягивал шею.

– Ладно, свободен.

Ничего умнее мне в голову не пришло. Двое суток без сна, как никак. Да еще в седле.

Тифуру я допил. В сторону Моря больше не смотрел. Пустую тару отдал пацану. Этот придумает, чего с ней сделать. Спать мне не перехотелось, но терпеть можно было.

Дотерпел до утра. И до настоящего привала. Среди камней и зеленых кустиков. А перед сном еще и с Первоидущим поговорил. Он больше не шарахался от меня. Наоборот. Сам пришел и тифуру принес. Кувшин у него куда больший, чем у Малька оказался. Ну, оно и понятно: я ведь не сам-один пить буду.

Караванщик пришел благодарить меня. За то, что провел его по Верхней Тропе.

Я решил, что мужик переутомился, спутал меня с кем-то. Ну, как я мог кого-то куда-то вести, если сам на этой тропе первый раз. Да и то в средине строя отирался. И почему обязательно по Верхней, что Нижнюю Тропу на техосмотр закрыли?

Думал, отделаюсь шуткой, поймет ее караванщик или нет, но свалит по своим караванным делам, а я смогу отоспаться.

Ага, прям так и сразу!…

Мужик пришел плотно пожевать и пообщаться. Намолчался, похоже, за двое суток, вот и решил оттянуться по полной программе. А мое согласие и активное участие не требовались.

Так я узнал, что Верхней Тропой пользуются чаще, чем Нижней. Потому что Верхняя ведет в Урламбу, а Нижняя в Другую Землю. Там Первоидущий никогда не был. И что это за Земля такая не ведает. Знает только, что лежит она за морем и за проливом. Сначала Море Улхи, потом Гремящий Пролив. А Нижняя Тропа потому и называется нижней, что ведет подморем и подпроливом. Можно в Другую Землю попасть и на корабле, но придется идти без поалов. А Первоидущий не купец, его дело караваны водить, а не с товарами по морям болтаться. Нет, в Море Улхи корабли не заходят. Там нет воды. А что там вместо воды, никто не знает. Потому что никто не смог вернуться и рассказать.

Верхняя Тропа на верхушках гор, вот ее и называют верхней. Боги построили ее. Давно. Теперь так строить не умеют. Даже Повелители Врат. Хоть говорят, что они все могут. А Тропа не каждому покорится. Без проводника по ней можно бродить до самой смерти, но так и не выйти из Окраинных Гор. Даже с проводником можно заблудиться, если Тропа не захочет пропустить. Так в прошлый раз Первоидущий наткнулся на караван. А в нем только мертвые. Устроились, похоже, на привал, уснули и не проснулись. Даже поалы умерли во сне. Вот когда упокоили всех, как полагается, тогда и выход сразу нашли.

Не любит Улхи непорядка в своем доме, хоть и разрешает бескрылым заходить в него. Так проводники говорят. Первоидущий запомнил и мне повторил.

А проводник у Верхней Тропы будет. Обязательно. Сколько раз говорили про сгоревшие деревни у Окраинных Гор, и столько же раз это не было истиной. Как-то Первоидущий хотел решить эту загадку, но Мудрая запретила ему говорить с жителями деревни. Заглянула в его мысли и приказала молчать.

Не ссорятся с Матерью проводников те, кто живет Дорогой.

Так и не спросил ничего Первоидущий тогда. Хоть и любопытно ему было. Может, из-за этого любопытства и пришлось идти без проводника в этот раз. Самому решать, куда свернуть и где остановиться. Или вспоминать, что и как делали проводники раньше. А если не вспоминалось, тогда к Многодоброму за помощью. (То есть ко мне). И ничего у Многодоброго спрашивать не надо. Только побыть рядом, и память сама собой восстановится.

Так и получилось, что я помог караванщику, хоть ничего, вроде, не делал для этого. А караванщик подумал и решил, что плату проводника мы можем поделить между собой.

Ну, выпили за честно заработанные деньги и за то, чтоб старая Улхи была добра к нам, бродягам. Потом еще за чего-то пили, потом еще. Когда кувшин опустел, Первоидущий послал за вторым. И начал рассказывать какую-то историю. Но я к тому времени уже дремал с открытыми глазами. Помню, спросил: похожа ли та, кого я снял с колеса, на Мать проводников, но чего мне ответили и когда дорогой гость свалил на фиг, не помню.

Проснулся я в своем шатре. Сам. А пальцы намертво сжаты на горле… кувшина. С тифурой. И кувшин почти полный.

24.

Получилось все, как в дурацкой частушке трехлетней давности. Не ожидал, что смогу вспомнить ее, но… напомнили. Как она звучала? Глупо. И тогда, когда ее пел пьяный гармонист на какой-то ярмарке, и теперь, когда я тихо рычу ее, покачиваясь в седле.

Пролетало НЛО

И по шее мне дало.

Я спросил: Кто это бил?

И по морде получил.

Вот только я получил не по морде, а в глаз. А глаз взял и заболел. Потом еще и воспалился. Промывания и комбинация из трех пальцев ему почти не помогали. Если по-нормальному, то к окулисту надо идти. Но здесь у меня нету знакомого окулиста. И глазника нету. Как быть, чего делать? Ну, пришлось самому себе лечение придумать: много пить и много плакать. Мужики не плачут? А как еще убрать из глаза то, чего не вытряхивается и не вымаргивается. Но вначале я посоветовался с Крантом. Так он предложил больную гляделку удалить. Быстро и безболезненно обещался сделать для меня. Я, конечно, поблагодарил за заботу, то от операции отказался. Пока. Ну, не люблю я такие радикальные методы. Вряд ли получится новый глаз себе отрастить. Потом. Вот и строю из себя одноглазого Одина. Третий день подряд.

Один стихи, говорят, писал. Так и я накропал несколько строк. Правда, получилось не очень… Потому как без мата.

Льются слезы рекой.

То песчинка в моем глазу,

Как в ракушке жемчуг, лежит.

Вот если б эта ракушка не болела так! Вообще был бы кайф. А то…

Солнце скоро сядет

Но боль не уходит

Соленый вкус у моих слез.

Вот и рычу на всех. Малек и Крант держатся рядом, но стараются не попадаться на глаза. Точнее, на один. За эти дни они хорошо напрактиковались. Прям, незаметные и незаменимые стали. Колдун тоже третий день не вылазит из своих носилок. Даже ест внутри. Остальные обходят меня по самой дальней траектории. Боятся, значит уважают? По мне, так и меньшего уважения хватило б… Блин, и никаких бытовых травм за эти дни! Словно я один решил отболеться за весь караван.

Только я снял повязку, чтобы глаз промыть. И на мир им посмотреть. Ну, увидел вытянутую руку. Свою. И как в тумане. Красно-багровом. И тут же колонну заметил. Что между небом и землей распоркой встала. И прострел от затылка до переносицы получил. Сразу же. И в глазах у меня потемнело. В обоих.

– Малек…

Позвал, когда голос ко мне вернулся. Человеческий. И выть перехотелось.

– Я здесь, господин.

Откуда-то из-за спины.

– …рысью к Первоидущему. Скажи, мне римусо приглючился.

Уже через минуту караванщик был возле меня. И только одно спросил: Откуда?

Ну, показал я ему направление, а дальше не моя забота. Я, как тот петух: прокукарекал, а ты хочешь вставай, хочешь еще сны смотри.

Лучше б мне этот смерч приглючился. Все лечебные процедуры пришлось отложить и поиграть в игру: Обгони ветер.

Двух поалов у нас утащило. А еще четверых камнями побило. Зацепил-таки римусо хвост каравана. Камни мелкие, зеленые. И острые, как наконечники стрел. Звери ничего, похромают и оклемаются. А вот груз здорово попортило. Воду эти поалы везли.

Это мне Первоидущий потом сказал. Вместе со спасибо за предупреждение.

– Блин, что ж так не везет твоему каравану?!

Спросил я, катая в руке зеленые стекляшки.

– Почему не везет? Мы живы, товар цел. Еще вот товара получили.

Это он о стекляшках. Оказывается, дорогая и редкая штука они. И идти за ними надо аж в Другую Землю. А, я про бури и грозы, чего-то имел?… Так это нормально! После каждого Прихода они бывают. Такими вот внезапными. А через три-четыре сезона все в норму придет. Тогда и без Видящего караван можно водить. Первому каравану всегда трудно.

– Так какого тебе дома не сиделось? Чего первым понесло?

– А тебе, Многодобрый?

– Ну, у меня особый случай.

Не говорить же мужику, что я и сам пока не знаю, куда и за каким топаю.

– И у меня особый. Я первым не пойду, кто-то другой пойдет…

Караванщик замолчал. Только погладил себя по животу. Задумчиво так.

– Ну, конечно. И всю прибыль он сложит в свой пояс.

Моя насмешка для мужика, как гром для глубоководной рыбы.

– Ты Видящий, не я. Что мне тебе объяснять?…

– Ага, видящий я… с одним-то глазом.

– Прости, Многодобрый, я слышал, что есть среди Видящих те, кто выжигает себе глаз, чтобы лучше видеть.

– Спасибо, это не мой метод! Пусть я лучшим целителем буду, чем лучшим видящим. Я не жадный: из двух зол выберу меньшее.

– Еще раз прости, Многодобрый, но говорят… – караванщик оглянулся, склонился ко мне и зашептал: –… говорят, Многомудрый не выбирает. Это его выбирают.

– Откуда ты узнал?!

Я даже про больной глаз забыл. Но он мне быстро о себе напомнил.

– Что?

– Что я… вот блин… – прижал ладони к лицу, покачался взад-вперед, будто это могло уменьшить боль. Ну, что я это он. Откуда узнал?

– Я не знал. А ты… ОН??

И отодвигаться мужик начал. Осторожно. Как от спящей змеи. А рожу его перекошенную я и сквозь пальцы разглядел.

– Да пошутил я, Идущий-первым, пошутил. Ты что, шуток не понимаешь?

– Ну, и шутки у тебя, Многодобрый.

Но мужика, похоже, попустило. Надо б с Крантом поговорить: чего это Многомудрого так боятся?

– Шутки мои не нравятся?… Так болею я сейчас. Вот и шутки… Хочешь других к колдуну сходи.

– Наш Великий третий день животом изволит болеть. Так я лучше к жене пойду. Дни одиночества начались у нее.

– Или Марлу проведай.

– У нее тоже?! Теперь понятно, почему поалы от нее шарахаются.

– А они шарахаются?

– Чуть груз не теряют. И охранники на бросок копья к ней не подходят.

– Да-а-а, весело день у нас начался. И обед ничего себе так прошел. Кстати, мы обедать будем?

Пока глаз не дергает, и о жратве можно поговорить.

– Уже готовят, Многодобрый.

Я принюхался. Пахло дымком и свежим мясом.

– Что за дичь?

– Нашлись наши поалы. Недалеко их унесло. Ну и…

– Правильно. Не пропадать же добру. Уж лучше мы их схарчим. Чем кто другой. И на халяву.

– Ты самый мудрый Видящий из всех, кого я слышал!

Караванщик опять огладил халат на животе. А под халатом я точно знаю! широкий и туго набитый пояс прячется.

– Мужик, ты так хорошо обо мне говоришь… Не иначе, еще вопрос имеется.

– Ты самый видящий из всех Видящих!…

– Короче, чего спросить хочешь?

– После обеда я хотел бы поговорить с Многовидящим о воде.

Типа, ты сначала поешь, расслабься, а потом я тебя тепленького и сытого…

– До обеда еще есть время, говори.

– У нас осталось мало воды…

Похоже, словесные кружева закончились.

– То, что мало, это я уже слышал. Дальше чего?

Ну, обрисовал этот хитрован ситуацию. Дня четыре придется топать обратно. К тому колодцу, где мы заправлялись в последний раз. И столько же к другому колодцу. Но тот уже в стороне от Дороги. Вот и думай-гадай, Первоидущий, куда направить своего поала.

– Ладно, давай думать вместе. Логически…

– Как?! караванщик в седле подпрыгнул. Будто укусило его седло.

– Короче, просвети меня, одноглазого… Как там у нас римусо походил?

– Так, так, потом через Дорогу.

И Первоидущий изобразил замысловатую траекторию.

– Колодец, что возле Дороги, он мог защепить?

– Мог. Римусо быстро бегает. То, что мы шли четыре дня, он…

– Так, с этим мне ясно. А до другого колодца он мог дотянуться?

– Нет. Он не с той стороны…

– Ну, и в чем вопрос?

Караванщик еще раз ощупал пояс под халатом.

– Скажи, Многовидящий, а ты видишь там что-нибудь?

Там это значит вправо от Дороги и четыре дня прямо к горизонту.

– Честно? Ни хрена я там не вижу.

– Вот и хорошо! Значит, идем в оазис.

Оазис я увидел через четыре дня. Обеими глазами.

Боль ушла.

Мой одноцветный мир

Всеми красками вдруг засверкал!

25.

– Да, я звал тебя, Идущий-первым. Знаю, у тебя много дел. Но, думаю, тебе будет интересно: здесь цветет Тиама.

– Откуда ты?…

– Вижу.

Мужик резко сел на землю. И стал, как рыба на берегу, хватать ртом воздух.

– Эй, чего с тобой? Ноги или сердце?…

Склонился к Первоидущему, а тот от меня на заднице отползает. Еще и смотрит так, будто я его покусать могу.

– Спокойно. Все остаются на местах. Слышишь? Никто тебя не обидит. Не бойся. Говори, чего случилось? Говори…

Не знаю, сколько я болтал эту ерундень, но мужик таки успокоился. Тереть халат об землю перестал. И в глазах какой-то осмысленный блеск появился.

– Ну, а теперь, может, поговорим?…

Караванщик кивнул.

– Тогда говори. Слушаю.

– Прости, Много… – остаток приветствия заглушил кашель. Кашлял не я. Мне говорили, что увидеть цветок Тиамы и остаться живым может только ЕГО служитель.

– Ну и?… все еще не въехал я.

– Ты видел цветок и ты живой.

– Ну?

Пусть он сам скажет. Если решится. Делать чужую работу я не собираюсь.

Решился.

Вдохнул побольше воздуха и… прошептал:

– Ты служишь ЕМУ.

Смелый мужик. И сообразительный.

– Ну, служу. Дальше чего?

– Давно?

Кажется, караванщик ждал, что я стану все отрицать. Я его еще раз удивил. Наверно, от удивления он и ляпнул свое давно?

– Давно служу. Еще до встречи с тобой.

– Как же ты…

– Идущий-первым, мы будем дело делать или мою биографию обсуждать? Учти, ветер может и перемениться.

– Ветер?…

– Тиама ведь пахнет. Нанюхаемся и тогда всем писец.

– И тебе?

– Я видел цветок другого Тиамы.

– А как же?… Мужик начал подниматься.

– Лепестки в ручье.

Большой белый лепесток качался на воде. А в нем, как в лодке расположились маленькая желтая птичка и черный жучок. Птица не взлетела, когда лепесток поднесло ближе к нам. Жук тоже не двигался.

– Видишь?

Караванщик зажмурился.

– Нет. Не хочу.

– Не бойся. Один взгляд не сделает тебя ЕГО слугой.

– Не хочу.

В голосе прибавилось твердости.

– Как хочешь. Но прикажи не пить из этого ручья.

Я остался один. Течение колыхало кораблик смерти, а тот зацепился за тонкие травинки, торчащие из воды. На берег быстро выбралась ящерка и замерла, не добежав до моих сапог. Еще две ящерки вылезли из воды. Метров за десять от меня. Эти спрятались в кустах. Ниже по течению весьма активно шевелилась трава. А на камнях мелькало то синее, то коричневое тельце. Кажется, там кто-то спешно эвакуировался из воды. Может, не слишком поздно.

– Много… уважаемый…

Вернулся Первоидущий. Вид у него был настолько озабоченный, что мужик забыл бояться.

– Та-ак, похоже, кто-то нахлебался воды…

Я не спросил, но мне ответили:

– Двое рабов и пятеро поалов.

– И они уже?…

– Рабы подохли до моего прихода, а смерть поалов я видел. Это… – караванщик отвел глаза, скрипнул зубами. Пусть так подохнут мои враги!

Мертвые поалы это плохо. Если грузовые придется распределять их груз между остальными. И терять время, которого у нас нет. Если верховые, тоже не очень хорошо. Пешком по пустыне далеко не уйдешь.

– Блин, а как мой Солнечный?!

– Его не поили.

– Слава богу!

– Много… уважаемый, это не все.

– Ну? Чего еще?

Никаких трагедий я, признаться, больше не ждал. Но караванщик обрадовал меня.

– Я приказал набрать воды…

– И набрали из этого ручья?!

– И из этого тоже.

– Блин!

– И это не все.

– Говори.

Это слово я выдохнул уже с рычанием. Мужик дернулся, но остался на месте.

– Все буримсы сложили вместе. И я не знаю, оставлять их или…

– Надеешься, только этот ручей отравлен?

– Не знаю. Но без воды мы…

Договаривать он не стал. И так ясно, что без воды нам всем хана.

– А с колдуном ты говорил?

– Мудрейший склоняется перед силой Тиамы, и не станет беспокоить ЕГО по такому ничтожному…

Ясненько, наш рыжий в это дело решил не лезть. Мудрый, в общем-то, поступок. Кто не делает ни фига, тот и не ошибается.

– Идущий, а на сколько нам хватит воды? Без этих мешков.

– На день.

– А если уполовинить норму? Это реально?

– Да. Я уже взял половину нормы. День. И не все переживут его.

– И за этот день мы до следующего колодца не дойдем, я правильно понимаю?

– Да, Много…

– Сколько до него?

– Пять дней. Если удача будет с нами.

– Знаешь, Идущий, чего-то затылок у меня ломит. С утра. Наверно, к буре.

– Блин!

Интересно, мужику просто слово понравилось или он понял, чего оно означает.

– Понятное дело, что блин, – согласился я. Похоже, то еще попадалово. Ладно, идем, посмотрим на эти мешки. Может, придумаем чего-нибудь.

– Я уже думал.

– Пробовать?

– Да.

– А рабов хватит?

– Если яд во всех буримсах…

– … то останемся без рабов и без воды, так?

– Да, Многомудрый.

Мужик таки сказал это. Не ожидал, что он решится.

– Вот что, Первоидущий, не надо вешать на меня этот титул!

– Но ты служитель Ти…

– Идущий-первым! Ты этого не говорил! Я этого не слышал! Все понятно?

– Да, Много… добрый и уважаемый.

– Так уже лучше. Идем к твоей воде. Пока без тебя ее ни начали пробовать.

– Без приказа не начнут, – уверенно заявил караванщик.

– Я и такой приказ не спешил бы выполнять.

– Ты ослушался бы приказа?!

– А вдруг последует команда отставить!… – объяснил я.

Мужик настолько удивился, что на секунду забылся. И что на ручей смотреть он не хочет, тоже забыл. Плывущий вниз лепесток мы провожали в четыре глаза.

Караванщик оказался прав: никто не рвался в герои. Рабы сидели на корточках и отдыхали. В тенечке. Поскольку никакого другого приказа не получили. Чуть дальше, но тоже в тени лежали водяные мешки. Буримсы . Лучшие буримсы делают из шкуры стумы. (Или из кожи?) Вода в таком мешке может сезон храниться. А в самом дешевом уже через день задыхается.

В этой куче-мале буримсы были всякие. И не меньше половины стумных.

Да, убытки кому-то светят неслабые. Плюс три грузовых поала… Плохо дело. Хотя, могло быть и хуже. Пять грузовых могло быть. И, судя по следам, нелегко эти звери умирали. Очень нелегко.

– Никого не зашибло?

– Нет. У двоих только пальцы…

– Опять?! Поводья отпускать быстрее надо. И когда только эти кретины научатся?

– Они не из моих погонщиков.

– Я рад за тебя, Первоидущий.

– Спасибо, Много… добрый.

Тяжело дался мужику этот мой титул. Но скажи он тот, что вертится на языке, и начнется паника. Все равно, что крикнуть бомба! в переполненном автобусе. Побегут все и во все стороны. Здесь почему-то считают, что служитель Тиамы так же опасен, как и Тиама во время цветения. Умные люди не так суеверны. Они могут даже находиться в обществе служителя. Какое-то время. Но между прикосновением служителя и харакири выбирают почему-то харакири.

– Идущий-первым, а ты уже позаботился о товарах?

– Их уже перегружают на моих поалов. Да будут неутомимы их ноги и крепка спина!

– На твоих? За часть товара или процент с продажи?

Сначала спросил, потом подумал: а оно мне надо? Ну, делает мужик свой бизнес, как может, ну и пусть себе…

Лицо караванщика стало подозрительно задумчивым.

– Скажи, Многодобрый, ты в прошлой жизни был купцом или Первоидущим?

– А ты? В этой?

– Первоидущий не может продавать товары…

– Но что мешает ему везти своитовары в своемкараване?

– Ничего, но…

– А если у Первоидущего есть знакомый купец в караване, с одним поалом груза, то что помешает купцу продать еще два груза, если Идущий-первым его оченьпопросит?

– Ничего, Многодобрый, совсем ничего. Но ни один Первоидущий не берет с собой знакомогокупца…

– Почему?

– Не знаю. Никто не делал этого. И не делает.

– Что, сдаете весь товар оптом и за полцены?

Мужик горестно вздохнул:

– Иногда три части из пяти отдавать приходится.

– Фигово. Но, думаю, ты станешь первым, кто сделает по-другому.

– Если удача не отвернется от меня. И от всех нас. Многоуважаемый, что ты будешь делать с водой?

Я? Делать?… Хваткий, однако, мужик. С таким далеко можно пойти. Если не остановят. Интересно, а чего я с этого буду иметь? Кроме обычной платы…

– Что делать, Идущий-первым? Пробовать. Или щупать.

– Зачем щупать?

– А ты можешь на глаз отличить хорошую воду от ядовитой?

– Ну, если она…

– В буримсах.

Усложняю задачу караванщику.

– Тогда нет! Не отличу.

– Вот и я… хочу сначала пощупать.

Получится у дяди Леши хорошо. Нет кто-то станет делать очень неприятную работу. И, спорю на весь доход Первоидущего, этим кто-то будет не Леха Серый.

Разный материал по-разному щупается. Но есть буримсы нормальной температуры, а есть и повышенной. Словно на солнце полежали пару часиков. Ладно, сомнительные мешки приказал оттащить в сторону, оставшиеся еще раз перещупал. И левой, и правой рукой. Со стороны, наверно, забавно смотрелось. Типа, великий целитель исцеляет воду. Наложением рук.

Смех смехом, но еще один подозрительный мешок нашелся. Тепленький. Этот между двумя кучами положили. Ну, а дальше просто, как в лабораторной задачке: имеются два препарата и группа подопытных мышек. Вопрос: какой из двух препаратов нельзя вовнутрь? Примечание: отходный материал можно не вскрывать, отчет составлять и распечатывать не обязательно. Все понятно, студент Серый? Приступайте к выполнению.

Приступил.

Начал с холодной группы. Четыре произвольно выбранных образца, четырех различных видов, четыре мышки… Время первого опыта минут десять. Летальных исходов ноль.

– Вторую кучу будем пробовать или так поверишь?…

Первоидущий задумался. Кажется, я знал о чем.

– Что, там есть и твои буримсы?

– Один.

– А среди рабов твои есть?

– Два.

– Тогда выясни, кто набирал этот…

– Уже спрашивал. Не помнят.

– Тогда пусть тянут спички.

– Как это?

Объяснил. Спички заменили травинками. За неимением спичек.

Опыт номер два. Исследуемый образец стумный буримс одна штука. Летальный исход один. Наступил через двенадцать секунд после начала опыта.

– Повторение требуется?

– Нет.

– Все ясно?

– Эти грузим. Трупы сжигаем. А с теми что делать?

И караванщик кивнул в сторону горячих мешков. Стараясь не смотреть на них.

– Я бы посоветовал присыпать землей, а потом очень аккуратно пробить. И еще… думаю, твоим друзьям, Первоидущий, лучше обходить этот оазис ну… хотя бы пару сезонов. А если точнее… как долго действует этот яд?

– Не знаю.

– Узнай. Или проверь.

– Я?!

– Ну, не я же.

Мужик посмотрел на меня так, словно я предложил ему допить то, чего не допил его раб. Бывший.

– Первоидущий, думаю, у тебя найдется хотя бы один враг, которому вдруг оченьзахочется зайти в этот оазис.

Блин, как мало человеку надо для счастья!… Сделать гадость другому. Или только представить, что ее делаешь. И сразу на морде появляется улыбка. И уже не жалко пропавшего буримса.

Ох, Леха, ну и язык же у тебя! Ты хоть болтай им через раз.

Вот только кто слушает свои собственные советы? Если и на чужие часто… с прибором.

– Спасибо, Многодобрый! Ты мне очень помог. А я закон знаю…

Не сомневаюсь, мужик. И закон, и все обходные пути ты должен очень хорошо знать. С твоей работой без этого никак.

– А вот я не знаю, чего делать с этим мешком.

Нагнулся, пощупал его еще раз.

Теплый.

Блин, теплый, но не горячий.

– А что с ним делать? Или грузить или закапывать. Как скажешь, так и сделают.

Все-то у мужика просто: как скажешь… А я вот не знаю, чего говорить.

– Вода эта не очень хорошая, но… Думаю, от нее не сразу умрешь. Да и потом… может, обойдется.

– Не надо думать о вкусе вина, – уверенно заявил караванщик. Вино надо пить.

Умная мысль, кстати.

– Пить, говоришь? Ладно, Идущий-первым, будем пить.

– Прости, Многодобрый, мне… надо проследить за погрузкой.

– Конечно, иди. И рабов с собой возьми. Оставь мне одного. Нет. Лучше двух. На всякий случай.

– Зачем?

– Ты же сам сказал: пить.

– А-а…

– Каких мне оставить? Одного покрупнее. Вроде, тебя или меня. Другой поменьше должен быть. С нашего великомудрого формами. Понятно?

– Да.

– Тогда отбирай кандидатов.

Кандидаты не спорили и не противились своей участи. Вот чего меня поражает в этих людях! Говорят, даже коровы мычат, когда их ведут на убой. Чуют что к чему. А этим… что жить, что умереть, что я, что мой сосед… Блин, не понимаю я такого пофигизма!

Короче, обрисовал подопытным ситуацию шансы пятьдесят на пятьдесят и дал выпить по глотку. Начал считать.

Десять секунд полет нормальный… Пятнадцать. Двадцать. На двадцать восьмой коротышка за живот схватился.

Я объект пощупал и к кустам направил. Облегчать желудок. На третьей минуте и оставшийся объект пошел подумать. Быстро пошел. И думал громко. Еще громче первого.

– Мне кажется, Многодобрый, этот буримс надо оставить здесь.

– Первоидущий? Ты уже вернулся или еще не уходил?

– Я подумал, что с погрузкой справится помощник.

– Правильно. А то на фига нужны помощники, если самому все делать? Малек, ты где?

– Здесь, господин.

Все это время пацан был в двух шагах от меня. Но я его не замечал. Других дел хватало.

– Возьми этот мешок, пометь и погрузи с нашими вещами.

– Зачем?

Вопрос один, голоса два.

– Сначала тебе, Малек. Пометь, чтобы не перепутать. Я бы не советовал пить это в больших количествах. Понял?

– Слушаю и слушаюсь, господин.

– А теперь ты, Первоидущий. Чего ты там хотел спросить?

– Зачем брать буримс, если в нем плохая вода?

– Я найду ей применение.

– Какое?

– Понимаешь, у каждого есть свои маленькие секреты. И у Первоидущего, и у…

Я вытер лоб правой рукой, и мой собеседник резко побледнел. Может, увидел знак на ладони?

– Прошу, Много… добрый, не говори больше ничего. Я все понял. Думаю, мне нельзя слышать остальные твои слова. Прости, что спросил…

– Кстати, Первоидущий, а ты слышишь этот свист? Или у меня с ушами чего-то…

– Кажется, слышу.

Кажется… Вид у мужика настолько обалдевший, что и симфонический оркестр он, кажется, услышит. И увидит.

– Малек, а ты… Блин, чего ты делаешь?!

– Выполняю приказ…

– Я сказал пометить мешок, а не обсы…

– Я и мечу.

– Твою ж мать! А по-другому нельзя было?

– А как я его в темноте отличу?

– А теперь как ты отличать станешь?

– По запаху.

Ну, о чем с этим умником говорить? Блин, и ведь твердо уверен, что поступил правильно.

– Ладно. Бери и пошел на… Стоп! Ты свист слышишь или нет?

– Слышу. Слабый.

– Тогда быстро к нашим поалам. И надежно привяжи мешок!

Мне наш многорыжий за каждую плошку этого пойла сабир заплатит.

– Стоп, Малек! Сначала два слова по секрету.

Пацан бросил мешок и подошел. Любит он секреты. Очень.

– Если подсунешь это пойло Кранту, то я такую дрянь потом приготовлю все поалы каравана воспылают к тебе горячей страстью.

– Го… го… господин, простите! Клянусь, не буду! Я только так подумал!…

– Все, свободен.

Подумал он. Знаю я этого мыслителя. Он подумает, а у моего оборегателя расстройство желудка случится. На неделю. Оно мне надо, такое счастье?

Малек утопал. Согнулся, словно не буримс, а целого поала на себя взвалил.

– Первоидущий, где лучше переждать бурю?

– В оазисе.

О, мужик уже в норме. В голосе твердость и командирский тон прорезались, в глазах ум и сообразительность…

– А если в нем цветет Тиама?

– Тогда… – на миг задумался. Ты слышишь его запах?

– Сейчас нет. Но когда услышу, нам всем, думаю, будет уже все равно.

– Тогда уходим. Быстро.

Мы остались вдвоем. Я и мой оберегатель.

– Крант, наш Идущий-первым так спешил, что совсем забыл про одно дельце. Надо пробить оставшиеся буримсы. Нельзя их так бросать. Сделаешь? Только очень аккуратно. Не хочу, чтоб эта дрянь попала на тебя.

– Я тоже не хочу. А почему так нельзя бросить?

– Я потом объясню. Давай делай. Быстрее начнешь, быстрее сядем… на поалов.

26.

Все когда-нибудь заканчивается. Наш поход тоже закончился. И, как сказал Первоидущий, очень даже удачный.

Ну, если все, чего с нами было, тут считается удачно прогулялись, то мне воображения не хватает представить неудачную прогулку.

– Из неудачного похода не возвращаются, – сказал караванщик.

На полном серьезе, между прочим, сказал.

Не шутят здесь с такими вещами.

Я не спорил. И не собирался даже. Если надо выбирать между смертью и жарой, то жару и потерпеть можно. Кстати, не так и жарко было в последние дни. То ли погода изменилась, то я привык.

Я ко многому привык за это время. Дремать в седле привык и ссать не слазя с поала, мыться литром воды, чуять время Санута и будущие неприятности. Еще кой-чему научился. Без чего прекрасно обходился в прошлой жизни. Но реагировать на колдуна, как на стихийное бедствие, пока не научился. Только идиот будет злиться на снег за окном. Ну, значит, я не такой умный, как хотелось бы.

Зато красивый, как говорит Марла.

А в Урламбо я посмотрелся в зеркало и согласился с ней.

Вот только меня, красивого, испугаться можно. Особенно вечером. И в пустом переулке. Я и сам, признаться, испугался того, кто глянул на меня из зеркала.

Худая, сильно загорелая рожа. Тело тоже похудело. Согнала жара с меня лишний жир. Хоть и не был я никогда толстым. Не в кого, вроде. Но на работу я не верхом ездил, под небом голубым тоже спать не часто приходилось. Да и рацион другим был. Вместе с режимом и вредными привычками. Выражение глаз, кстати, тоже другим было. Не злее или добрее, а другое. Словно я на брата-близнеца смотрел. Что в кино охотника за головами играет. Или мастера по выживанию, что и на мотоцикле может, если вертолет утонул. Осталось мне морду разрисовать и на шею связку ушей повесить. Для правдоподобия. И хоть сейчас в кадр.

Хорошо Натка меня таким не видит. Или Ларка. Ну, насчет Натки я еще сомневаюсь, а вот Ларка точно на порог такого красавца не пустит. Еще и охрану вызовет.

А потом я увидел Кранта. И опытным путем выяснил, что вампиры этого мира в зеркалах отражаются. Вот кому можно сниматься без грима! И без всяких там накладных клыков и контактных линз.

А ведь это мысль!

Сесть по свободе за сценарий Солдат удачи против вампира и посмотреть, чего получится. Не все ж Записки черного хирурга кропать. Хотя… ну, какой из меня писатель? Да и сценарий кому здесь на фиг нужен? Если я все правильно понял, ни телевизора, ни кино тут нет, и в ближайшие пятьдесят лет не будет. А потом мне все станет по барабану. И пятьдесят это если удача не отвернется… Без удачи даже улицу переходить не стоит. В любом из миров.

Ну, ехал я себе спокойно по улице, никого не трогал. Головой еще вертел первый раз я в Урламбо можно и по сторонам поглазеть. Забавные тут дома строят. С крепкой дверью на первом этаже. С бойницами на втором. Небольшими окнами на третьем и садом на крыше. Все дома как по одному проекту сделаны. Только украшения разные. Двух похоже украшенных на улице нет. И заборов нет. Дома широкие, бойниц на десять-двенадцать. А между домами переулки. Если на поале по такому ехать, то колени за стены цепляться станут. На самой улице два каравана разойтись могут, еще и для прохожих место имеется. И для лоточников, что свой товар на голове носят. Бросаешь торговцу денежку, и цапаешь с лотка пирожок. Удобно. С поала слазить не надо. И больше одного не сцапаешь. С батон величиной эти пирожки.

Вот я жевал батон с мясо-овощной начинкой и высматривал лоточника с напитками, вдруг вижу граната! Выкатилась из переулка и аккурат к нашему каравану. А я ни сказать, ни крикнуть. Здоровенный кусок в рот запихал и языком не проверну.

Как я из седла выпорхнул и в ближайшую нишу влетел не знаю, не помню. Прижался к двери и считать начал. До десяти досчитал ничего. Тишина и на счет двадцать. В смысле взрыва нету. А на улице как шумели, так и шумят. Словно бессмертные здесь живут. Что каждый день друг под друга гранаты подкладывают. И под дорогих гостей. Чтоб им не обидно было. А я вот в местную традицию не въехал. Испугался чего-то, дурашка.

Ладно, осторожно высунулся посмотреть, чего там с гранатой делается. Оказалось, ничего не делается. Лежит она посреди дороги, недалеко, кстати, от моего укрытия, а над ней поалы идут. И ни один на нее не наступил.

Умные звери…

Только подумал, последний поал наступил на гранату.

Ну, взрыв я опять из ниши хотел услышать. Ни фига. Даже на счет двадцать.

Еще раз высунулся посмотреть. Последний поал, как шел себе, так и идет. Не хромает. Все лапы на месте. Рядом поаловод идет. И не похоже, чтоб его осколками посекло, если уж тут гранаты с глушителем делают. Ну, а там, где граната лежала, чего-то странное виднеется. Красноватое. С бурым.

Ну, подошел я к этому . Посмотрел. И ни фига не понял.

– И что это за хрень была? И с чем ее едят?

Вслух я спросил. И довольно громко. Удивился настолько, что сам с собой разговаривать начал. Хорошо хоть пальцем не стал тыкать непонятно в чего. Или на зуб пробовать.

– Это биста . Его ни с чем не едят.

– Почему?

Сначала спросил, потом оглянулся. Хотя мог и не оглядываться. Если Малек со мной болтает, значит Крант рядом стоит.

– А зачем его с чем-то есть? Биста и сам вкусный.

– Да?

И я покосился на красно-растоптанное. Не выглядело оно вкусным. Или хотя бы съедобным. А вот плевок с парой выбитых зубов очень даже напоминало.

– Биста очень вкусный, господин. Очень! Особенно переспелый.

– Ну-ну. Поверю, когда попробую.

– Тогда нам на базар надо! Или туда, где биста растет.

Малек чуть ни подпрыгивал от нетерпения. А вот Кранту настолько было все параллельно, что он, похоже, спал с открытыми глазами.

– Ну да, мы сейчас все бросим и за твоим бистом пойдем, а где потом наших искать?…

– В Солнечном поале! Первоидущий там всегда останавливается.

– Это он сам тебе сказал?

– Он Мудрейшему говорил, а я услышал.

– А они тебя видели?

– Нет, господин.

– Даже колдун наш? Да не изотрется его халат на заднице.

Малек фыркнул.

Не знаю, чего он смешного нашел. Пожелание, как пожелание. Но Ассу оно почему-то не нравится.

– Я не смотрел на него, и Мудрейший меня не заметил.

– Ладно, не заметил, так не заметил. Да отличат его глаза красавицу от поалихи. Хватит смеяться! Где тут базар, знаешь?

– Найдем, господин!

– Кстати, биста из этого переулка выкатился.

– Тогда идем туда!

Энтузиазм у пацана, прям, через край перехлестывает.

– Крант, а ты чего скажешь? Пойдем?…

– Как пожелаешь, нутер.

Вот бы чей пофигизм смешать с Мальковым энтузиазмом. Глядишь, у обоих хорошее настроение получилось бы. И мне спокойней.

Идти между домами оказалось интересным занятием. В длину дома меньше, чем в ширину. И на узкий переулок не выходит ни одно окно. Только двери. На первом этаже. Две слева, две справа. Одна в начале дома, другая в конце. И аккурат напротив соседских. Да еще решетки на дверях. Если соседи одновременно откроют эти решетки, то по переулку не пройдешь. Может, и делают это на ночь глядя. Чтоб некоторые, особо экономные, переулок в бесплатный туалет не превратили.

А днем переулок выглядит достаточно чистым. И без характерного запаха. Широкие плиты-ступени подметены, а может и вымыты. Как в каком-нибудь германском городке.

Еще одна граната запрыгала к нам по ступеням.

Я оглянулся к Мальку.

– Лови свою бисту.

Он презрительно фыркнул.

– Это не биста.

– Да? Тогда чего это?

Я резко остановился. Крант почти коснулся меня, но в последний момент отпрянул.

– Это былобистой. А теперь это грязь.

– Почему?

– Потому, что упало.

Малек, кажется, удивился, но если господин спрашивает…

– Ладно, пошли дальше.

Чего-то мелькнуло под ногами, ухватило плод и тут же, на месте, село жевать его.

Ящерка. Чуть больше кошки. И совершенно ручная. На руки, понятно, не лезет, но нас не боится. Точнее, не обращает на нас внимания. Еще две ящерки бросились за следующим плодом. Одна поймала и зашипела на неудачницу. Та зашипела в ответ и побежала дальше. К чему-то серо-зеленому.

И тут же оказалась в пасти большой ящерицы, что пряталась под этим серо-зеленым.

Я остановился. Посмотрел на сонно-равнодушную морду, неторопливо хрустевшую неожиданным обедом, повернулся к нортору.

– Крант, а нас так не пожуют?

– Нет.

– Ты уверен?

Оберегатель кивнул. Но я не торопился дальше.

– Думаешь, эта тварь уже наелась?

– Нет.

– Ну, так…

Идти мимо зверушки, что ростом с добермана, чего-то не хотелось. К тому же эта зверушка совсем не вегетарианец.

– Хозяин, нас больше, – сообщил Малек.

– Думаешь, она умеет считать?

– И мы не спим. И не охотимся здесь.

Раздел территорий, значится. Понятненько. Если забрался на чужую, то не подставляйся.

– Знаешь чего, Малек, я разрешаю тебе идти первым. Здесь. И сейчас.

– Спасибо, господин!

И столько счастья в голосе, что мне аж неловко стало. Словно пацан получил все награды этого мира. Может, и впрямь зверушка совсем безобидная?…

Мы вышли из переулка и то, серо-зеленое, оказалось деревом. Похожим на елку. Только иглы длинною в ладонь. И растут пучками, вниз. А еще на дереве красные и синие сосульки висят. Не хватало только деда Мороза со Снегуркой и подарков. Хотя, один подарок я уже видел. Зубастый. Если остальные такие же, то извините, дорогие хозяева, я очень спешу.

Только подошли к елке и сразу стало темнее. Как вечером.

Ну, повертел головой, посмотрел наверх облако. Небольшое, светло-серое. Прикрыло солнце. И тут же послышался странный треск и шорох.

Сосульки.

Они лопались в длину. Становились толще. Разворачивали широкие лепестки, выставляя наружу желто-мохнатое нутро. Легкий порыв ветра, и дерево оказалось в облаке пыльцы. Яркой, блестящей. Словно началась золотая метель.

Закрывались цветы так же быстро, как и открылись. Будто я смотрел фильм из жизни растений, прокрученный от конца к началу. Когда солнце выбралось из-за облака, цветы опять притворялись сосульками.

А вокруг дерева ящер охотился на бабочек.

– Господин, мы идем?…

Я так засмотрелся, что не сразу вспомнил, куда мы шли и зачем.

Сразу за елкой начались сады.

Решетки выше человеческого роста, заросшие чем-то зеленым. Так густо заросшие, что ничего за забором не видно. Кое-где над забором склонялись ветки. Некоторые даже с плодами.

– Малек, а вот и твой биста, – я потянулся к ветке.

И тут же получил в бок и по руке.

Хорошо, улица шире переулка оказалась. А то б впечатался в забор напротив.

– Вы чего, с ума сошли, оба-двое?

Малек опустил голову. Нортор убрал от меня руки. Вот кто удержал меня на средине улицы.

– Прости, господин.

Крант извиняться не стал. Только подошел к забору и остановился под моей веткой.

– Смотри, нутер.

Я смотрел.

Медленно, очень медленно, Кран стал поднимать руку. Он почти выпрямил ее, когда из листьев показалась узкая буро-зеленая морда. Открылась зубастая пасть, задергался тонкий язык.

– Это стаж, – шепнул Малек. Защита от чужих.

– Это тоже защита, – сказал нортор и стал чуть ближе к забору. Видишь?

– Нет.

Какой-то скрип и шелест я слышал, но что бы это значило, не понял.

– Господин, ты не туда смотришь. Плащ…

Тогда и я увидел. Там, где ткань коснулась забора, из него высунулись шипы. Не очень длинные. С ладонь. Крант согнул шип пальцем, отпустил. Тот гибко выпрямился.

– Хороший заборчик. Прям, мечта йога.

Оберегатель услышал мое бормотание. Отцепился от хорошего заборчика, стал слева от меня. Малек пристроился справа и на шаг впереди.

Ну, понятно, приказа идти за мной я не давал.

– Нутер, если твой друг хочет такую защиту…

– Какой друг?

– Йо-Га…

Осторожно, будто слово могло укусить, сказал Крант.

– Я пошутил. Забудь.

– Как пожелаешь, нутер.

Несколько минут мы поднимались молча. Не такой уж крутой подъем, но болтать почему-то не хотелось. Пустая улица, живые, колючие заборы и ни одного прохожего, кроме нас. Только где-то впереди и слева слышно трещотку паланкидера.

Значит, здесь все-таки есть люди. Живут, принимают гостей. А от незваных отгородились непролазными зарослями. По всему выходит, не дураки в этом районе живут.

Малек внезапно дернулся, потом обернулся ко мне. С улыбкой на физиономии и гранатой в руке.

– Это тебе, господин, – протянул он подарочек.

– Спасибо, – я посмотрел на буро-зеленое яйцо. Брать почему-то не хотелось. Жуй сначала ты.

Малек быстро кивнул, потом хрясь! – разломил плод. Нутро оказалось спело-арбузное, с белой косточкой. И пахло от него фруктовым коктейлем.

Пацан сунул половинку в рот, зажмурился от удовольствия. Так, с закрытыми глазами, он и жевал. Морда у него сделалась такая, что я не выдержал.

– Ладно, Малек, уболтал. Половину я, пожалуй, попробую.

Пацан вздрогнул, открыл глаза и… второй кусок плода шлепнулся мне под ноги.

– Прости, господин. Я тебе еще поймаю.

А сам бледный, испуганный и голос дрожит.

– Ладно, иди, лови.

И он пошел.

Я остался на месте. Смотрел, как ящерка спускается по забору, бежит по улице, ест сочную мякоть, грызет косточку.

– Крант, чего это с ним?

Малек шел так, будто ждал выстрела в спину.

– Ты приказал, он услышал и делает.

– Блин, кажется, я чего-то не то приказал.

Нортор посмотрел на уходящего пацана, потом на меня и… ничего не ответил.

– Говори, Крант. Я знаю, ты оберегатель, а не советчик. Но мне надо знать, чего такого я ляпнул. Здесь не принято делить десерт? Или хозяину нельзя доедать за слугой? Или мне нельзя этого есть? Говори!

Крант вздохнул. Обычно, он дышит так тихо, что и не слышно. Словно он совсем не дышит. А тут…

– Нутер, я… скажу. Если ты прикажешь мне.

И мне вдруг стало страшно. И холодно. Как в горах перед рассветом.

– Крант, я не буду приказывать. Если это такая большая тайна, то и хрен с ней. Не можешь ничего сказать, не говори. А если можешь, ну, хоть чего-нибудь… то не молчи. Прошу тебя, Крант.

Ящерка доела и побежала к забору. Нас она совсем не боялась. Или в упор не замечала.

– Хозяин ест после слуги. Редко. Если ему это очень нужно.

Я молча ждал продолжения. Потемнело. Опять солнце спряталось за облако. Крант тоже посмотрел наверх. Потом спросил. Едва слышно:

– Нутер, тебе это оченьнужно? Ты без этого не сможешь?…

Я пожал плечами. Нортор замолчал и приступил к работе. Нацепил на лицо сонно-пофигистское выражение. Типа, служим, защищаем, на работе не болтаем. А я смотрел, как Малек возвращается, и думал. Не так уж много я узнал из Крантовой болтовни. И еще меньше понял. Но одно я точно знал: этомне не нужно. Без этогоя смогу. Не знаю, правда, без чего.

Пацан подошел, разломил фрукт, стал жевать половину. Словно кусок земли в рот запихнул. Или поаловой лепешки. Вторую половину гранаты протянул мне. Молча.

– Не-а. Жри сам. А мне целую принесешь. Я распробовать хочу.

И опять сочно-красный кусок шлепнулся на плиты. Объестся сегодня ящерка.

На лице моего кормильца появилось недоверие, потом удивление, а потом такая радость, что он, кажется, засветился изнутри.

Или это туча убралась на фиг от солнца?…

– Господин, я тебе два принесу! Или три!!

И пацан убежал. Земли он едва касался.

– Крант, у него не будет проблем с этими… бирками? Или как их там?

– Биста на дереве принадлежит хозяину. На земле грязеедам. А между веткой и землей тому, кто сможет взять.

– Спасибо, Крант. Надеюсь, у тебя из-за этого не будет проблем. Все-таки ты оберегатель, а не советчик.

– Да, нутер, я оберегатель. И… я думаю, что три биста для тебя много. То, что хорошо для ипша…

Крант оказался прав. Третий биста был лишним.

Чего я творил потом, точно не помню. Забылось, как сон, после внезапной побудки. Помню, Малек и Крант были в этом сне. А вот все остальное…

Крант в основном молчит, как рыба об лед, а Малек болтает такое, что я боюсь ему верить.

Будто бы я хотел стать Величайшим Йо-Гой и требовал особую лежанку. С шурупами . А где ее взять, не сказал. Потом, вроде бы, обнимался со всеми заборами на улице, а они боялись меня колоть . Только один, самый первый, посмел уколоть меня. Тогда я проклял его и забор почернел.

– Пятно, – буркнул Крант.

Еще мне вдруг потребовался паланкин и я призвал его громким голосом .

А вот это я смутно помню. Кажется, в паланкине этом кто-то был, и я предложил ему потесниться.

Потом мне, якобы, захотелось в сауну . И меня целый круг носили по Верхнему Городу. А я пел. Когда мне надоело петь, меня отнесли в дом Радости. К Многолюбящей Намиле. Там меня помыли и сделали особый массаж, после которого я должен был сразу же заснуть. Но я не заснул! Я устроил веселуха . Разбудил всех гостей Многолюбящей. Потребовал еды, питья и девок .

Короче, Леха расслабился и устроил бардак по полной программе. С загулом. Дня на два. Было много шума, жратвы, выпивки. Хозяйка этого бардака оказалась умной бабой: старых гостей выпускала, а новых не принимала. К концу загула в Доме осталось только трое посторонних. Потом двое. Я и Крант. А Малек пошел за Марлой. Мне вдруг захотелось большой и чистой любви . Но когда Марла пришла, я уже спал. Наверно, так скучал, что утомился.

– Не скучал. Ждал, – неохотно сообщил Крант.

– И все?

– Устроил групповуха и ждал.

– Блин. А ты чего делал?

– Выполнял твой приказ.

– А чего такого я тебе приказал?

Крант замялся.

– Ну, так чего?

– Ты сказал: делай, как я.

– Ну, и…

– Я делал.

– Получалось?

– Меня учили выполнять приказы нутера.

Нортор выглядел почти обиженным. И почти смущенным.

– Понравилось?

– Нутер, я оберегатель, а не…

– Кто-кто?

– Гость Многолюбящей!

Крант слегка порозовел.

– Кричать не надо. Со слухом у меня хорошо. С памятью тоже. Я задал тебе простой вопрос. И хочу получить простой ответ. Тебе понравилось? Да или нет?

– Да.

– Все, свободен.

Нортор вышел. И дверь за собой закрыл. Плотно. А вот Малек остался. Интересно ему стало, чего значит групповуха.

– Иди, спроси у Кранта.

Мне другое интересно, чего такого я вытворял, что нортор краснеет. Или это первая групповуха в его жизни?

Надо бы уточнить, при случае…

Кстати, Малек сожрал фруктов больше, чем я. И с памятью у него никаких проблем. И вел он себя как всегда. Кажется.

Так что прав Крант: от чего ипше хорошо, от того Лехе Серому еще лучше.

27.

– …что такое сказка, Пушистый?

Ну, как рыбе объяснить, что такое вода… для нерыбы.

– Умеешь ты, Лапушка, вопросы спрашивать. Простые, как… не знаю чего. Вот если б и ответы такими же простыми были. Ну, как тебе сказать…

– Как есть, так и говори.

Женщина повернулась на бок. Подперла щеку ладонью.

– Ладно. Но ты сама этого попросила, угрожающе зарычал я. Решил Марлу напугать. Она зажмурилась и улыбнулась. Чуть показав клыки. – Сказка, значится… Это то, чего нет, не было, но очень хочется, чтоб было. Понятно?

– Нет. Или ты это так шутишь?

– Да не шучу я. Объясняю. Как могу.

– Смоги еще раз.

– Ладно, попробую. Вот с тобой было такое, когда хочется того, чего сделать нельзя или очень трудно?

Марла дотянулась до кувшина, хлебнула из горла и только потом сказала:

– Такое было со мной. Да.

– То, чего тебе хочется и не можется, называется мечтой. А сказка… вот когда ты говоришь, что то, чего не можется, вдруг взяло и смоглось, вот тогда это сказка. Теперь понятно?

– А кому говоришь?

– Себе. Другим. Но чаще себе.

– Сказать то, чего не было? Не истину? Это сказка?…

– Ну… почти.

Еще глоток вина. И взгляд поверх кувшина. Взгляд-рентген. Потом кувшин ставится Марле на живот, и допрос продолжается.

– Вот если я скажу, что Срединные горы не опасны. Что там нет ми-ту. Что Путь там прямой и легкий. Ты пойдешь туда без проводника и охраны. А на привале отрежут твою глупую голову. Понравится тебе такая сказка?

– Лапушка, это не сказка. Это подстава!

– Да? А сказка тогда что?

– Ну… сказка… например, ты говоришь, что можешь выпить три кувшина вина…

– Могу.

– Потом снять двух крутых мужиков…

– Снять? Откуда снять? Зачем?

– Ну, не снять. Это я не так сказал. Ну, позвать с собой. Теперь понятно?

– Понятно. Позвать это я могу.

– Позвала, привела к себе и устроила с ними такой трах-тиби-дох, что они от тебя на четырех уползли.

– Тогда это будет сказка?

– Да.

Марла хмыкнула, опять приложилась к кувшину, а потом бросила пустую тару в окно. Не оборачиваясь к окну и не прицеливаясь.

– Пушистый, ты говорил обо мне истину. Пока тебя не было, я часто призывала двух мужей. Иногда трех. И не все потом могли уйти сами. Некоторых уносили.

– Лапушка, это похоже на сказку. На страшную сказку.

– Это истина, Пушистый. Не надо ее бояться. Лучше скажи, что такое сказка.

– Я пытаюсь. Но у меня плохо получается.

– Тогда расскажи сказку.

– Блин, нашла Шахиризаду Ивановну! Да из меня такой же сказочник, как из поала танцор.

– Ты видел брачные танцы поалов?

– Нет.

– Тогда рассказывай.

– Ну, ладно. Но потом не жалуйся.

Марла засмеялась и потянулась к тарелке с едой.

– Ну, вот. Ты, значится, жевать будешь, а я говорить… Несправедливо это.

– Пушистый, я буду жевать и слушать. А ты только говорить.

– Мы можем поменяться.

– Потом, Пушистый. Может быть. А пока говори. И отдыхай.

Марла похлопала меня по животу, и спорить сразу перехотелось.

– Ладно, слушай. Все сказки начинаются с жили-были. Ну вот, жила-была кошка…

– Пушистый, а что такое кошка?

– Зверь такой. С когтями и клыками.

– У меня тоже есть когти и клыки.

– Это маленький зверь. И не умеет разговаривать.

– Понятно. Говори дальше свою сказку, не отвлекайся.

– Это я отвлекаюсь?!

– Ты. Я только ем и слушаю.

– Ну, ладно. Трудно спорить с Марлой. Особенно, когда она рядом. В одном городе жила кошка. У нее не было хозяина и не было дома. Она жила в каком-то укромном месте, и сама добывала себе еду. Себе и своим котятам.

– Кому?

– Детеныша кошки зовут котенок. У кошки было несколько котят. Все нормальные, а один… нет, не дурак, просто любопытный. Блин, ну не умею я рассказывать сказки! Ла-апушка…

Но взять Марлу на жалость не получилось.

– Ты хорошо рассказываешь, продолжай.

И так сказала, что я сразу же поверил и продолжил.

– Ну вот, выбрался как-то этот котенок из укромного места и пошел искать приключений на свою пушистую задницу.

– А котята пушистые?

– Есть пушистые, есть не очень. А этот не только пушистым, но еще и светлым оказался. Короче, только он выбрался, его сразу заметили. Дети. Так у нас детенышей людей называют. Если тебе интересно.

– Интересно. А они большие?

– Дети? Ну, лет семь-восемь. Но для котенка они, как поал для касырта.

– Тогда большие.

– Отож.

– А зачем детенышам котенок? Чтобы съесть?

Марла отставила пустую тарелку и умиротворенно погладила себя по животу.

– Нет, чтобы поиграть. Но знаешь, Лапушка, есть игры… не очень полезные. Для маленьких.

Не хотелось мне говорить, в какие игры играют с бездомными котятами. И чего от этих котят остается после таких игр.

– А дальше?

– Ну, котенок испугал и побежал. Сразу его не поймали. Потом котенок спрятался под большую кучу веток. Дети не смогли достать его. Только ходили вокруг. Потом пришел человек в оранжевой безрукавке, высыпал на ветки какой-то мусор и поджог. Дети не отходили от костра, ждали, когда котенок испугается и выскочит к ним. А котенок сидел так тихо, словно его там не было.

Я замолчал, чтобы промочить горло. А Марла задумчиво сказала:

– Так вот что такое сказка…

– Это еще не сказка. Это пока быль, Лапушка, – я протянул ей почти полный кувшин. Хочешь?

Она взяла, но пить не стала.

– Котенок сгорел?

– Нормальные пацаны не горят! Тем более в сказках. Котенок был бело-рыже-коричневый. Такой окрас у нас называют счастливым. Кошки такой окраски, вроде бы, приносят счастье своим хозяевам. Ну, и себе, понятное дело. Вот котенку и посчастливилось. Его вытащили из костра и забрали домой. Так бездомный котенок получил хозяйку, имя и дом. Такая вот сказка. Теперь поняла, чего это такое?

– А сказки только про зверей бывают?

– Нет. Про людей тоже есть.

– Расскажи.

– Лапушка, а может в другой раз?

– Ты уже отдохнул?

– Вообще-то…

– Тогда рассказывай.

– Ладно.

– Про людей.

– Ну, про людей, так про людей. Слушай…

– Я слушаю, слушаю.

– И не перебивай. Я и так ничего интересного вспомнить не могу, а ты еще…

– А ты глотни немного.

Марла передала мне кувшин. А в нем уже меньше половины! И когда только успела? Кажется, в сказке про три кувшина и два мужика, не очень много выдумки.

– Только не выпивай все! Тебе еще сказку рассказывать.

– Знаешь чего? Забирай свое пойло, и не морочь мне голову! Сказку тебе? Будет сказка! Про девочку Марину.

– А где жили-были?

– Жили-были?… Ну, жила-была Марина. А вместе с ней жили ее отец и мать. Теперь правильно?

– Да. Продолжай.

– Родители у Марины были веселые. Сначала. Потом веселым остался только отец, а мать то плакала, то ругалась. Пока все понятно?

– Я видела, как плачут. А ругаться и сама умею.

– Ладно. Как-то отец Марины так развеселился, что облил себя горючей жидкостью и поджог. А дома вместе с ним была только Марина. Пять лет девчонке. Ни помочь, ни помешать не могла.

– Она сгорела?

– Нет. Только испугалась. И стала сильно заикаться. А еще впадать в столбняк. Даже от горящей спички.

– От чего?

Объяснил.

Допили второй кувшин.

– Так вот какие сказки про людей, – вздохнула Марла и совсем по-бабьи подперла щеку кулаком.

– Нет, Лапушка, это пока жизня . И то, что мать два года возила девчонку по врачам и не могла вылечить, тоже жизня.

– А где сказка?

– Сказка будет дальше. Марина увидела, как другие дети гоняются за котенком. Видела, куда он от них спрятался, потом увидела огонь. Вот тут и начинается сказка. Сначала Марина закричала. Очень громко. Ее мать и с четвертого этажа услышала. А последние два года Марина говорила только шепотом. Или молчала. Потом она подбежала к костру и раскидала горящие ветки. А для малявки, вроде нее, ветки очень тяжелые. Все так удивились, что никто ей не помешал. Марина достала котенка, и тут в огне чего-то взорвалось.

– Чего взорвалось?

– Не знаю. Я был далеко от костра. А когда подбежал, увидел на девчонке всего два пореза: на плече и на спине. Малявке здорово повезло. Некоторые, после таких взрывов, остаются без пальцев или без глаз.

Пока я пил, Марла молчала, но стоило отставить кувшин и сразу же:

– А дальше?

– Ну, я немного полечил эту девочку. Поговорил с ее мамашей. Тогда-то и узнал про костер из папаши и заикание. Кстати, заикания я не слышал. Прошло. А котенок у Марины остался. Фениксом назвали.

– Это все?

– Все, что я знаю про нее и котенка. Можно бы еще чего-нибудь придумать. И рассказывать, наверно, по другому надо…

– Не надо. Я поняла, что такое сказка.

– Правда, что ли? Кажется, я так хреново объяснял, что и сам запутался.

– Это не главное. Тебя услышали и поняли, а ничего другого не надо.

– Ну ладно, если ты так говоришь… Но теперь моя очередь слушать сказки.

– Потом, Пушистый. Ладно?

Вот только потом наступило не скоро.

Мы все еще гостили у Намилы Многолюбящей. Как ее личные гости, а не ее дома. Потому как, дом я купил. Еще в самом начале веселухи , когда нас пытались из него выставить. Ну, а я не хотел никуда идти. Вот и взял Намилу на слабо. Мол, слабо продать? А она мне: слабо купить. Слово за слово, вытряхнул все, чего с собой было, на домик и наскреблось. А не хватило б, то половина наличняка Намиле отошла бы. По договору. Не хотят тут по городу с такими бабками. А я вот хожу. Так что профукала Многолюбящая свой домик.

Потом я проспался, поговорил с Намилой еще раз и взял ее в совладелицы. Быть хозяином сауны, массажного кабинета, косметического салона, диетической столовки и хрен знает чего еще… по-моему, это слишком для одной не совсем трезвой башки. Да еще обслуживающий персонал имеется. Не знаю, как Намила со всем сама справлялась. Теперь вот расширяться думает. Раз уж помощника боги прислали. А чем этот помощник занимается со своей женщиной, Многолюбящей по барабану. Для нее главное, что я не мешаюсь в ее дела, и оплачиваю половину расходов. Вот только Лапушка Намилу в упор не замечает. Тот, кто ни разу не ходил с караваном, живым не считается. А Намила родилась в этом доме, и ниже Среднего Города не спускалась. Марла для нее, как дикарка-инопланетянка, с которой без переводчика лучше не общаться.

А дикарке-инопланетянке вдруг захотелось поговорить. Со мной, не с Намилой. А закрыты у меня глаза или нет, Марле все равно.

– Если б я рассказывала сказку, как положено у вас, то начала бы так: Жил-был звереныш из племени Кугаров, и у него еще не было Имени. Прозвища тоже еще не было. Звереныша называли зверенышем, когда хотели позвать… Нет, это не правильная сказка!

– Почему?

Глаза мне открывать лень.

– Этого звереныша давно нет.

– Умер?

– Нет. Звереныш вырос, получил прозвище, Имя. Но рассказывать о том, кого нет…

Марла замолчала.

– Ладно, расскажи другую сказку.

– Другой я не знаю.

– Тогда придумай.

– Придумывают песнопевцы. Это их дело.

– Жаль. А мне интересно, чего там случилось со зверенышем.

– Ничего. Вырос и стал Зверем. Я хотела рассказать не о нем, а о сказке, что он себе рассказывал.

– Ну, так расскажи.

Глаза все-таки пришлось открыть. Марла сидела рядом, прижав колени к груди. Вид у нее был задумчивый и грустный. Третий пустой кувшин валялся на ковре, умостив горлышко на пустой тарелке.

– Расскажу. Я обещала.

– Да хрен с ним, с тем обещанием. Если не хочешь…

Марла глянула так, что я сразу заткнулся.

– Пушистый, если не хочешь выполнять обещание, не обещай. Она потянулась к кувшину, увидела его в лежачем состоянии, и тяжело вздохнула. Так вот, звереныш из клана Кугаров, услышал как-то песнопевца. Первый раз в жизни услышал. Песня была про героя. Герой совершал великие подвиги, побеждал врагов и демонов, встречал других героев. У героя было много слуг, сокровищ, жен. Но все это стало потом. Сначала были Снежные Бабочки. Это после встречи с ними герой стал героем. Зверенышу очень понравилась эта песня. Он повторял ее снова и снова. Но вместо героя, с Бабочками встретился он, Звереныш. И подвиги совершал тоже он, и с демонами он сражался, и сокровища находил. А потом про него, Звереныша, слагали песни лучшие песнопевцы. Весь клан слушал потом эти песни и гордился. Звереныш хотел увидеть Снежных Бабочек. Он думал о них днем и во время Санута. Бабочки снились Зверенышу.

Марла замолчала, улыбнулась, не показывая зубов, положила подбородок на колени и засмотрелась в окно.

– Это все, Лапушка? А где здесь сказка?

– Сказка это Бабочки. Их нет. Так все говорят. Те, кто их не видел.

– Подожди, – лежать на спине перехотелось. Перевернулся на бок, подпер голову рукой. А как же герой? И песня…

– Герой был. Песня есть. А Бабочки… Говорят, их нет.

– Нет?

– Нет. Но очень хочется, чтоб были. Ты сам сказал, что это сказка.

– Это мечта.

– Нет, Пушистый, это сказка. Через несколько сезонов Звереныш увидел Бабочек.

– Значит, они все-таки есть! Я так и…

– Звереныш их видел один. Рядом никого не было.

– Все равно. Это хорошая сказка!

– У нее есть продолжение, – тихо сказала Марла. А я вдруг заметил, что уже сижу, размахиваю руками и улыбаюсь на все тридцать два.

– Какое продолжение? Про подвиги, баб и сокровища?

– Нет, это не сказка, это истина. А сказка… Когда Звереныш получил Имя, прозвище и стал жить так, как мечтал, он начал рассказывать себе другую сказку. Редко. И только во время Санута. Это сказка о детенышах, которых нет, и никогда не будет. И о том, что детеныши героям не нужны.

– Подожди, Лапушка, а это еще к чему?

– У каждого товара есть своя цена. Если муж встретит Снежных Бабочек, он сможет стать героем, но не сможет стать отцом. Если жена… – Марла опять потянулась к пустому кувшину, потом бросила его в окно. С женой тоже самое. Она не станет матерью, даже если возьмет трех мужей сразу.

Улыбаться мне резко перехотелось.

– Лапушка, а как назвали потом того звереныша?

Мне ответили.

Вообще-то можно было и не спрашивать.

28.

Ну, сидит себе мужик, никого не трогает, а к нему подходят, и ум начинают морочить. А мужик думает, может быть. И не над вопросом: пить или не пить? – тут вообще никаких сомнений! Другая проблема мозолит извилины… За стаканом красного ее только и думать, которое тут почему-то считается сильно алкогольным пойлом. А где еще нормальному мужику с мыслью собраться можно? Правильно, в кабаке. Здесь по три мыслителя на один квадратный метр имеется.

Мир мой как раз начал приобретать легкую расплывчатость, а тело приятную легкость самое время появиться дельным мыслям. Но вместо них заявилось нечто другое, и давай вякать дурацкие вопросы. Типа, почему сам-один и, может, компания мне требуется?…

Блин, ты б еще налоговую декларацию попросил меня заполнить!

Сквозь стакан толстого зеленого стекла, этот болтливый доставала напоминал нечто бесформенное и почему-то зеленое.

Но стоило спросить: Ты рыбка, птичка или камушек? и это зеленое нечто надолго заткнулось. Пришлось посмотреть на него двумя глазами. Левый по-прежнему видел незнамо чего в зеленом тумане, зато правый узрел рыжего худого коротышку, в пестром прикиде и ядовито-желтых сандалиях.

Только один из моих знакомых ходит в такой уникально-ненормальной обуви. Наша надежда и опора, наш защитник и благодетель, без которого нас забодал бы первый попавшийся комар.

– Ну, и чего, Асс, тебе не спится в это время?

А он стоит, молчит, только глазами хлопает.

– Ладно, присаживайся, раз уж приперся.

Асс умостился на соседнем табурете, бутылку на стол поставил. Поллитровку, примерно.

Бутылки здесь большая редкость. Одна стоит столько же, сколько полный кувшин белого. Так это пустая бутылка! А с содержимым… И двух похожих не найти. Прям, экспонаты с выставки стеклодувов, а не бутылки.

Короче, на стол Асс поставил весьма дорогую вещицу.

И это все для меня?!

Чего это с ним? Внезапный приступ щедрости или перепутал меня с кем-то?

– Чего праздновать будем? спрашиваю, а сам бутылку рассматриваю.

Черная, непрозрачная, красными и фиолетовыми камушками украшенная. А пробка проволокой обмотана. Золотой, похоже.

– Когда два мужа расстаются навсегда, они открывают вино забвения, – важно изрекает гость.

– Расстаются? А-а… Спасибо.

Спасибо, рыжий, что напомнил, чего ради я тут сижу и над чем мыслить изволю. Я ведь сюда не расслабиться зашел, да на девочек посмотреть. Хотя девочки тут высший класс. Глянул на них, и будто коктейль Ностальгия заказал. Сестричек Гадюкиных они мне напомнили. Только раз я со Снежаной был в цирке, и очень ей эти малышки понравились. Гутаперчивыми двойняшками она их назвала. Ну, в девять лет суставы и позвонки еще гибкие, но ведь любой гибкости есть предел. А эти сестрички гнулись так, что полный улет! Наверно, змеями их предки были. Или позвоночника не имелось у девчонок. Вместе с прочим ливером, обычному человеку положенным.

Не, знаю, как зовут этих гимнасток-экстремалок, но они постарше сестричек будут. Лет сорок им. На троих. А номер почти тот же работают. Только на столе. Среди тарелок, да торчащих вверх ножей и вилок. Двух-и трезубых. Первый раз я такой прибор увидел. Глянуть бы еще на гения, что додумался вилку с ножом к одной рукояти приделать. Орудуешь вилкой лезвие кверху, а нужен нож, тогда вилка в потолок смотрит.

Ну, и как этот кухонный шедевр с собой носят? А о технике безопасности тут кто-нибудь чего-нибудь слышал? Или столовский инвентарь хранится на кухне, и подается вместе со жратвой? Тогда, почему мне не подали? Устроить, что ли, скандал по такому поводу? Хотя… Может, и хорошо, что не подали. Без длительных и упорных тренировок, такой опасной штукой можно здорово попортить себе физиономию. Или непрошеному гостю, что приперся распить бутылку на прощание. Ну, в крайнем случае, гостя можно и этой самой бутылкой… Попрощаться ему, видишь ли, приспичило! Вчера не мог. Или сегодня утром. Когда мне тоже хотелось. Пока я с Марлой еще не говорил.

После обеда провел я Лапушку до Среднего города. Мог бы и до Нижнего, но мне сказали, что нечего совать свой любопытный нос в чужие дела. Ну, я и не стал. Решил своими заняться. Вот хотя бы новую родину внимательно осмотреть… Если угораздило здесь жильем обзавестись. Тут-то Марла и намекнула, что новая родина стояла и еще постоит, а вот караван без меня уйдет, но вернется ли обратно, это еще как сказать. Лапушка у двух гадальщиков уже побывала. Так один сказал да, другой нет.

– К третьему надо идти! предложил я.

Ну, мы и пошли. Любопытно мне стало на местных смотрящих посмотреть. Коллеги, как ни как. Гадалки, предсказатели, ясновидящие… а от них до Видящих один шаг. Видящие, как и колдуны, бывают ночными и дневными. Одни спят днем, другие ночью. Здесь почему-то считают, что все самые важные дела делаются во сне. Ну, про колдунов замнем для безопасности. А насчет Видящих забавные вещи я узнал. Предсказания Дневных не сбываются! Или сбываются крайне редко. Вроде как, силой своего слова они разрушают грядущие беды и несчастья. Очень уважаемые люди, эти Дневные. И хорошо оплачиваемые. Ночные тоже не голодают. Но их предсказания сбываются чаще. Или всегда. Ничего радостного и приятного они не видят и, естественно, горячей народной любовью не пользуются. Но сказать что-то плохое о Ночном… ага, как же! О таком опасном человеке даже думать стараются шепотом.

Кстати, все, чего я напредсказывал, пока сбывалось. И довольно скоро. Вот только для чужих я все время работаю. А в свое будущее заглянуть, так ни-ни. Пусть другой посмотрит. Если сможет.

К трем смотрящим мы подходили. Так все трое нас послали. Как только узнавали, кто клиентом будет. Да еще и лавочки свои позакрывали. Типа, притомились сильно, длительный отдых требуется. А мне уже интересно. Азарт разобрал. Решил всю улицу пройти, если надо, но услышать-таки про дорогу дальнюю и даму трефовую…

Только четвертый согласился со мной поработать. На вид старику сто лет в обед. А глянешь в глаза тысячу сто можно дать. Если все, чего дед предсказывает, он еще и видит , то мама дорогая, я лучше в дворники пойду!

Знал бы, чем все закончится, я б отказался от сеанса.

Началось с того, что дед приказал малявке-помощнице выйти на улицу. А кувшин и миску белого металла взять с собой. Потом старик начал прятать хрустальный шар. Сначала под платок, потом в шкатулку. Резную. И, вроде как, из кости сделанную. Шкатулку убрал в деревянную коробку, коробку сунул в руки Мальку, и того тоже отправил за дверь. Потом настала очередь белой вороны. Ее запихнули в клетку, накрыли огромным платком и дед лично Лапушке или Кранту не доверил! унес куда-то свою животину. Ходил он так долго, что я подумал, может, старик и себя решил эвакуировать. От греха подальше. Но дед вернулся. И посмотрел на нас так, будто надеялся, что мы исчезнем до его прихода. Но мы намек не поняли.

Как гадают на картах, я себе представлял, а вот на палочках…

Оказалось, очень даже просто.

Берется высокий резной стакан, тоже вроде как костяной. В стакане тонкие ошкуренные прутики торчат. На краях прутиков насечки и полоски разного цвета. Стакан берется в руку, над ним произносится какая-то заумная ерундень, какую я не повторю, даже если б очень захотел. Потом вторая рука хлопает по дну стакана… То, чего вылетело из него, над тем и работают.

Прутики еще падали, а я вдруг понял, что все это уже было. И старик, и клубок тонких палочек на голой земле, и мужик слева от меня. Но тогда это был не нортор. Капитан. Для команды. А для меня капитан Крант. И на месте Лапушки стоял его племяш. Чего-то жевал. Был еще ветер. Что пах морем, жарой и песком. Песок скрипел на зубах.

Старик-прорицатель бросил прутики на землю, и долго вглядывался в полученный узор. Я-другой тоже смотрел вниз. Будто видел и понимал увиденное. Только капитан заметил это, как привык замечать все вокруг. Остальные глазели по сторонам, жевали или подмигивали проходящим девкам. Команда две луны обходилась без девок. Прорицатель кашлянул, прочищая горло, но я-другой не дал ему заговорить. Так мы и сидели, взявшись за руки и глядя в глаза друг другу. Слезы покатились по щекам старика, затерялись в глубоких морщинах, его губы дрогнули, и капли утонули в теплой пыли. Ямки получились глубокие, ровные. Словно не слезы сотворили их, а расплавленный металл, что прольется однажды на землю и…

Старик вскрикнул, как от боли и я вернулся .

Крант, Лапушка, древняя лавка, помнящая три поколения провидцев. Все на месте, все знакомо. А ее нынешний хозяин сидел напротив меня и покачивался, плотно закрыв глаза. По его щекам бежали слезы, терялись в лабиринте морщин.

В лавке пахло пылью, травами и почему-то дымом. На зубах скрипел песок.

Лежащие между нами палочки дымились.

– Как ты будешь жить с этим?

Блин, какой знакомый вопрос! Прям, до боли.

И такой же привычный ответ.

– День за днем, старик. День за днем.

Сколько раз я отвечал так? Точно больше двух. В скольких мирах или снах?… Вряд ли только в одном.

Усталость наваливается, как после тяжелой операции.

С трудом шевельнулся распухший язык:

– Заплати ему.

И нортор, как когда-то капитан Крант, бросает предсказателю монету. Золотой шлепается на землю, рядом с кучкой пепла.

– Забудь, если сможешь, – предлагаю старику.

– Если смогу.

Тот, по-прежнему, не открывает глаза.

Из лавки выходим, не дожидаясь просьбы хозяина. Даже мне ясно, что больше здесь мы ничего не узнаем.

За дверью нас ждет Малек. Вид у него донельзя любопытствующий. И слегка пришибленный, после созерцания наших рож.

– Господин, а…

Мне только допроса с пристрастием сейчас не хватает.

– Верни добро провидцу, – озадачиваю пацана.

Тот кивает. Миг и у Малька уже свободные руки. Он что, сквозь закрытые двери ходить научился?

– Господин, а…

– Чего это с ней?

Девчонка стоит у двери и мелко дрожит. Миска и кувшин брякают друг о друга.

– С этой? Так боится она.

И Малек замолкает. Типа, все остальное я должен понять без слов. Ага, счаз!

– Чего боится?

– Так наставник ее скоро умрет. После такого гадания. Она теперь вместо него предсказывать будет. А ей рано еще. Ей учиться надо.

– Ага, учиться. А с чего ты взял, что старик помирать собрался?

– Она сказала. Когда увидела, с чем я вышел. Говорит, так всегда перед последним гаданием делают. Чтоб Око дальше служить могло. Другому зрящему .

А девчонка молча плачет. Слезы выкатываются из-под закрытых век, бегут по щекам. И ни одна морщинка пока не мешает им.

– Не реви, дуреха. Поживет еще твой дед. Говорить ему не пришлось. А то, чего он видел… на двоих мы это разделили. Думаю, с половиной он как-нибудь управится.

На меня глянули сине-фиолетовые, как у породистой кошки, глаза. В таких легко можно заблудиться и утонуть.

А ведь из нее настоящая Зрящая получится. Если дать ей время и учителя.

Я этого не говорил. Честно! Но ответ услышал.

– Спасибо, Многомудрый. За предсказание. И за… учителя. Девчонка опять начала покачиваться. Глазищи закрылись. Голос стал низким и вибрирующим. Ты носишь много плащей, странник. Один из них дала тебе Удача. Если пожелаешь, ты сможешь прикрыть им других…

Дверь лавки распахнулась. Звякнули маленькие колокольчики. Гадалка-недоучка вздрогнула, поклонилась старику и юркнула внутрь.

А мы пошли по улице. К Нижнему Городу. Молча. Нам было о чем помолчать. Всем. Кроме Малька.

– Господин, это было настоящее предсказание, да? Значит, нам надо идти к Храму, да?

– Это значит, мне надо подумать.

– А чего тут думать?!

– Во-первых, хватит мельтешить. Я резко остановился, и пацан почти столкнулся со мной. Крант слегка дернулся, но хватать его руками не стал. Привык к сдержанности и осторожности. Все-таки ипша без гиборы, что зверь без намордника.

– А во-вторых?

– Во-вторых, если тебе так неймется, можешь пойти сам. Без меня.

– Почему без тебя?

– Да не охота мне куда-то переться. И чтоб всякие многорыжие держались за мой плащ.

– А если я подержусь, можно?

Это Лапушка пошутить решила. Вид грозный и серьезный, хоть окапывайся, а глаза смеются.

– И ты еще спрашиваешь? Знаешь же, что не могу тебе отказать…

– Даже, если я попрошу пойти к Храму Многоликого? Со мной. Не с Великим и Мудрым.

Если женщина просит, трижды подумай, прежде чем сказать да. Или нет. И все равно потом будешь жалеть.

Хорошо Пал Нилычу, изрек наставление, а ты, Леха, думай, как жить дальше. Мучай свою башку и брюхо. Вот сколько ты в него впихнул и влил за сегодняшний вечер?… Как там Малек говорил: чего тут думать? Правильно, хватит мыслить. Если женщина зовет, надо идти, пока другого ни позвала. Это уже не Пал Нилыча, это мое. Пережитое и выстраданное. Так что…

– Мы тут посоветовались, и я решил: порадую тебя, Асс, еще немного. Прогуляюсь к Храму Асгара. Надеюсь, ты не против? Наоборот? Рад душевно? Вот и ладушки. Тогда забивай свою отраву… Блин, что ж ты косорукий такой?!

Бутылка раскололась на много маленьких осколков.

Талант, однако, у мужика. Вот у меня бутылки почему-то розочками бьются.

Смотреть на колдуна было жалко.

– Да ладно, не расстраивайся так. Ну, хочешь, новую купим и разопьем?

Не получилось у меня успокоить его. Мужик, оказывается, четыре сезона готовил это пойло. Из сотни редчайших компонентов. И вдруг одним махом все пошло прахом.

Все, чего нажито непосильным трудом…

– Ну, еще приготовишь. Я подожду. Ты ведь не завтра умирать собрался.

На меня глянули так, будто в натуре, отравить хотели. Или удавить.

Ну, не повезло, рыжему. Поганый из меня утешитель сегодня.

29.

Как там, в детской дурацкой считалке?… Море волнуется раз, потом два… а на счет три это самое море выхлюпывается на берег. И поднимается по улицам города. А Леха Серый, весь из себя счастливый и почти трезвый, спускается по одной из улиц. Где-то там, в Нижнем Городе, имеется Солнечный поал, где привык останавливаться знакомый караванщик. В этом же кабаке могут найтись еще знакомые люди. И вещи. Которые Леха Серый привык считать своими.

Короче, найти этот кабак просто необходимо. Вот если б добраться до него было так же просто.

Сначала носильщики довольно бодро топали из Верхнего города в Средний, а потом вдруг забастовали. Остановились перед лужей и дальше ни с места. Это мне из носилок показалось, что лужа, а пригляделся вся улица блестит, как мокрая кожанка. На ширину дороги блестит. И ни одного прохожего на ней! Ни в паланкине, ни на своих двоих. А паланкидер вежливо так любопытствует, куда Многодобрый, то есть я, желает отправиться. Еще раз озвучиваю свое желание: кабак Солнечный поал. Многословные извинения, а в итоге нет! Типа, та часть города уже затоплена, надо ждать. Совсем недолго. День. Или два. Ну, может, три. Вот отец отца паланкидера видел, как вода добралась до Верхнего Города. Нижний Город потом отстроили заново. И заново заселили. Почти все его жители погибли. Тогда море четыре дня и три ночи мыло улицы . Как будет сейчас? А как боги пожелают.

Короче, мне предложили дождаться отлива в носилках, если мне так хочется. Или пожелать чего-то другого. Ну, он сам предложил. А я скромничать не стал. Пожелал корабль, яхту или лодку, на крайний случай. В общем, водоплавающее чего-нибудь. У моря город стоит, плавсредства здесь должны иметься.

Пацан, что у паланкидера на побегушках работает, умчался выполнять мой заказ и вода его не испугала! а паланкидер стал развлекать меня рассказами из жизни местных умников и приезжих глупцов. Чего-то типа анекдотов. А носильщики в это время отступали назад, когда вода подбиралась к их ногам.

Все анекдоты я не запомнил. Но один, самый дурацкий… Вот идет по улице глупый приезжий, крутит башкой, восхищается городом, а сам дурак-дураком вырядился: плащ из шкуры поала, штаны из шкуры, рубаха тоже из шкуры… даже сапоги и те меховые. Один черный, другой пятнистый. Встречает этого дурика горожанин и говорит: неправильно, мол, обулся, вернись, смени обувку. А приезжий отвечает: не могу, в номере такие же сапоги остались.

Ну, я посмеялся из вежливости. Все-таки старался мужик. Но эту хохму я уже слышал. Только там другие персонажи были. И ботинки вместо сапог фигурировали.

Потом я совсем уж детский и дурацкий анекдот вспомнил. Ну, и адаптировал его к местности. Получилось чего-то вроде:…бежит ящер за ящерицей и думает: Не догоню, так согреюсь. Бежит ящерица от ящера, оглядывается и думает: А не слишком ли быстро я бегу?

Не ожидал, что эта ерундень так подействует на паланкидера. Мужик сгибался пополам, хлопал себя по коленям, утирал слезы и все повторял: бежит и думает… бежит и оглядывается…

В таком состоянии его и застал вернувшийся пацан. А за ним коротконогий мужик притопал. С сынами-недомерками. Зато руки и плечи у всех четверых будь-будь! И шеи такие, что лом согнуть на них можно. На своих плечах эти четверо и принесли лодку. Не резиновую какую-нибудь, что надел вместо панамы и пошел, посвистывая. Самую настоящую, деревянную, со съемной мачтой, парусом и веслами. Все это добро лежало в лодке, вместе с запасом воды и жратвы. Вымокли мужики по пояс, а пацан так и по грудь, но никому в голову, похоже, не пришло сесть в лодку и погрести. А когда я спросил: мол, чего бы это так, на меня как на психа посмотрели. Все! Включая носильщиков. Которые глухонемыми прикидываться должны.

Оказалось, не плавают здесь по улицам. Только ходят и ездят. Ну, мне уже интересно: это чего ж получается плавать нельзя, а тонуть на этих улицах очень даже можно? Что за тухлый прикол? Чем городские власти думали, когда запрет на плавание вводили? Ах, нет никакого запрета?… Просто никто никогда не делал?… Значится, прямо сегодня и сделаем!

Но лодочник первопроходцем, вернее, первопроплывцем делаться не захотел. А вдруг боги обидятся? Или еще чего приключится? Да и не договаривались с ним насчет плавания. Вот лодку продать он готов хорошая лодка, новая, перед самым Приходом сделанная! а если для чего другого позвали, то лучше он домой пойдет. Пока к дому пройти еще можно.

Любопытно мне стало, чего мужик сделает, когда вода верхний этаж зальет.

– На крышу поднимусь.

Спокойно так сказал, не задумываясь. Удивился только самую малость. Типа, любой малец такое знает, а вот я забыл; наверно, выпил много.

– А если вода выше крыши будет? И выше тебя на крыше, тогда чего?…

– Тогда я умру. Рыбаки часто умирают в воде.

Ага, традиция тут такая: тонуть на крыше своего дома.

Стоп! А как же Марла? А Меченый? А Солнечный мой как?! Его-то на крышу кто затащит?

Короче, лодку я купил в момент. И не торгуясь. Обманул не обманул… Вряд ли мужик рискнул сильно завысить цену. Крант, скорее всего, чего-то соображает в лодках. А если нет, то откуда мужику это знать. Тут считают, что обманывать нортора не хорошо, вредно это для здоровья.

– Куда доставить товар, уважаемый? спросил продавец, пробуя на зуб монеты.

– На воду ставьте. И держите.

Мужик здорово удивился. До него вдруг дошло, что я в натуре хочу использовать свою покупку. Здесь и сейчас.

– По городу?! В моей лодке?…

Когда мужик в третий раз это повторил, я не выдержал.

– Во-первых, лодка не твоя, а моя. Во-вторых, по городу я уже плавал. Кстати, вода там постоянно. И днем, и ночью. Вместо улиц каналы, а вместо паланкидеров лодочники. Неплохо зарабатывают, кстати. На одном только извозе. И сам город не из бедных.

А то, что этот город в другом Мире, я говорить не стал. Зачем мужику лишние подробности?

– Он истину говорит, атан. Я вижу этот город, – отозвался вдруг один из сыновей лодочника.

Блин, еще один видящий!

– А тебя никто не спрашивает! Я тебе в море велел смотреть! Рыбу искать!…

– Да, атан.

Мужик так обрадовался, что можно на ком-то оторваться, что вздумал мне на жизнь пожаловаться. И на дурищу-жену, и на сынка-кретина, и на остальных бездельников, умеющих только жрать да спать.

Мне этот плач Ярославны уже через полминуты надоел. Я такого еще на Земле наслушался, полные уши. И плакались чаще те, у кого жизнь совсем даже не поганой была. Ну, нравится некоторым прикидываться несчастными. Может, кайф какой в этом есть? Не пробовал, не знаю. И сейчас пробовать не хочу. Времени нет. И желания, если честно.

– Короче, уважаемый, как этой штукой управляют? Расскажи, по-быстрячку. Мне плыть надо.

Когда живая рыба попадает на сковородку, чего она делает? Правильно, разевает пасть и выпячивает глаза. Лодочник тоже выпятил и разинул. Потом, все с тем же обалделым видом, полез за мной в лодку, приладил весла, устроился между ними.

Сидя на скамье, вцепившись руками-лопатами в весла, он казался очень крупным мужиком. С такого и Геракла можно ваять. Что балкон подпирает.

За веслами лодочник немного оклемался и приказы начал говорить.

Сыночкам было велено быстро идти за другой лодкой, быстро грузиться в нее и быстро, но осторожно плыть за любимым до слез папой.

Приказ выслушали в почтительном молчании и бегом бросились выполнять. В натуре, побежали вниз по улице, разбрызгивая воду. Но только двое. А тот, что увидел город с каналами, потопал вверх по улице. Лодочник доверил ему монеты и поручение.

– А, может, он потом сходит? После потопа.

И кто меня за язык тянул? Мужик глянул на меня так, будто я вздумал учить его делать детей. Типа, смотри на меня и учись, расплатишься после сеанса.

Вот до чего доводит жалость!

Ну, был у сыночка вид, словно он навсегда с папашей прощается. Так это их семейные разборки. Мне за каким в них соваться? Сунулся. Тогда получи веслом. Для поддержания разговора и просветления мозгов. Еще и спасибо скажи, что всего раз…

Ну, до веслобития дело не дошло. Все-таки мужик не настолько устал от жизни. Но кулаки у него так чесались, аж косточки побелели.

Кран тихо и ненавязчиво прорычал что-то успокаивающее.

Помогло.

– Когда море приходило мыть улицы, мой отец всегда отправлял одного сына в Средний Город. Отец моего отца тоже отправлял одного. И его отец…

– Почему?

Я не ожидал, что лодочник ответит. И разговора с ним не ожидал. Вот и спросил. От удивления.

– Море может помыть крыши в Нижнем Городе.

Вот и весь ответ.

– А в Среднем?

– В Среднем нет.

Поговорили, называется. Собеседник из лодочника тот еще. Хорошо хоть гребец конкретный.

Если б он еще дорогу знал цены б ему не было!

Ну, ладно, я дорогу не знаю. Не местный. И по нужной улице ни разу не ходил, но лодочник… Оказалось, что про Солнечного поала он даже не слышал. А паланкидер утопал со своими несунами, как только я в лодку забрался. И другого по близости не наблюдалось.

Когда-то я слышал наставление для особо верующих. Всего уж и не помню, но кое-чего было аккурат в тему. Стучите, и вам откроют, спросите, и вам ответят…

Вот я и спросил.

Остановились у одного дома, на крыше которого человек двенадцать наблюдали за приливом. Где нужный мне кабак, никто точно не знал. Но направление указали. И за то спасибо. Еще пара остановок, уточнений, и мы прибыли по назначению.

Ну, почти.

Кабак назывался Пьяный поал.

С крыши на нас глазели человек тридцать. А может и больше. В основном, неслабые мужики. Почти трезвые. Или протрезвевшие. Женщин всего пять. И трое детей. Один из которых сидел на краю крыши и болтал ногами. А вода почти доставала до его ног.

Сказать, что нам удивились, значит, ничего не сказать. На нас пялились очень уж недоверчиво. Типа, такого быть не может, а оно почему-то есть. А я смотрел на пацаненка, что собрался помыть ноги, не слезая с крыши, и думал, есть ли у его мамаши глаза? И мозги. Или у нее детенышей девать некуда? Типа, пусть тонет одним ртом меньше.

Спросил.

Не мамашу. Мальца. Всего лишь направление у него спросил. Пацан ответил. Но КАК! Он стал подробно рассказывать, мимо каких домов надо проплывать, чьи это дома, и даже краткую характеристику пацанят, живущих в них, выдал. За одни минуту я получил столько информации, хоть ешь ее, чем хошь. Уже после третьего поворота и четвертого дома у меня начали плавиться мозги. А после пятого я понял, что без проводника не обойтись. Вот только отпустит ли мальца мамаша?…

Оказалось, просить разрешение мальцу не у кого. Тоже не местный. В смысле, зашел в гости, заигрался, а когда все началось, домой уже не успел. Спасибо, добрые люди на крышу пустили. Нашли место для приблудыша.

Короче, покататься со мной малец согласился. Но сразу предупредил, что платить ему нечем. Вот если я дам ему чего-то за работу, то он мне это чего-то вернет. Остальное отец его заплатит, если уважаемый пожелает подняться еще выше… Или пацан сам отработает. Потом, после отлива.

На том и договорились.

Перед самым отплытием со мной мужик захотел пообщаться. Солидной такой наружности. И комплекции соответствующей. Не иначе, как хозяин этого кабака. Слышал он мой разговор с мальцом. Мы, понятное дело, не шептались. Но и не орали, как в лесу. Просто слух у мужика хороший. И интерес к разговору имеется. Сыны его тоже дорогу к Солнечному поалу знают. И заплатить за проезд могут. Прям здесь и сейчас. Так может я того… еще одного проводника возьму? Нет, возвращать сына не надо. Пусть на крыше Солнечного побудет. Сам потом придет. По сухим улицам. Места в лодке мало? Так и сын не большой. А сегодня и не обедал еще.

Любопытно мне стало, сколько детенышей у мужика? Не похож он на того, кто часто просит. Скорее уж, наоборот, просят у него. А детенышей четверо оказалось. И все четверо на этой крыше. Такие вот дела. Вляпайся я в такое, может, тоже просил бы. И монет не пожалел. За проезд и так…

Вообще-то, я везучий. Вместо одного, двух поводырей получил. И деньги меня любят. Две монеты потратил три заработал. На ровном месте, можно сказать. Или на крыше. Лодочник даже в лице поменялся, когда такое увидел. Наверно, он за эти монеты весь день вкалывает. Вместе с сынами. А может, и больше.

Кстати, сыны его в соседней лодке устроились. Тихо сидят, не отсвечивают, папу любимого ждут. Когда он наработается и домой захочет. Лодка не такая новая, как моя, но крепкая. И свободные места в ней есть. Намекаю лодочнику, может еще кто-то покататься хочет. Не только за спасибо. Мол, спроси, разрешаю.

– Такое только боги разрешить могут, – заявляет мне этот мазай.

Блин, какие люди упрямые иногда бывают! И пугливые. От своего добра отворачиваются, только б новый шаг ни делать.

– Да выдали тебе разрешение. Вы-да-ли! И сообщение послали. А ты не понял. Вот меня и прислали растолковать.

– Почему тебя?

Не прикалывается мужик, на полном серьезе спрашивает. Интересно ему, блин!

– Работа у меня такая. Особо непонятливым понятно объяснять. Думаешь, тем наверху, приятно смотреть, как здесь кто-то тонет?

– Не знаю.

– А я знаю. Неприятно. Так что работа теперь твоя снимать утопающих с крыш.

– А рыба?

– Рыбу найдется кому ловить. Да и не каждый день здесь потоп.

– Снять всех я не успею…

Мужик уже прикинул объем работы.

– Сколько успеешь, столько и снимешь. Успокаиваю его. Сыны вон помогут. Откроешь фирму Мазай и сыновья. И тебе польза будет, и людям. Прям счаз и начинай.

– Я услышал тебя Многовидящий.

И лодочник махнул сыновьям. Мол, гребите сюда, папа говорить с вами желает.

А кабатчик со своим пацаном разговор закончил. Чего-то на шею ему повесил. Пацан аж дернулся:

– Атан, это…

– Вернешь, если море не помоет крышу.

Сказал, как припечатал.

Пацан кивнул. Худой, нескладный, как щенок подросток. Лет четырнадцать пацану. А второму моему поводырю лет семь. Такой же малец остался на крыше.

Я подозвал кабатчика.

– Может, и второго дашь? Пусть сидят на одном месте. Чтоб перекоса в лодке не было.

Мужик только на миг задумался, потом взял мальца за шиворот и передал мне. А я его братцу на колени умостил.

Лодочник тронул меня за руку.

– Ну?…

– Я строил крепкую лодку. Она не перевернется.

– Я знаю.

Посмотрели друг на друга. Помолчали. А о чем говорить?

Уже возле Солнечного поала лодочник опять прикоснулся ко мне.

– Многоуважаемый, ты продашь мне свою лодку?

Вторая лодка плыла за нами. Свободных мест в ней не было.

30.

– Котенок… Блин, точно котенок! А я думал, они здесь не водятся.

Дело происходит в Среднем Городе, ближе к вечеру. Проход между двумя домами закрыт решеткой. Я б и не глянул в ту сторону, если б ни решетка. Темно за ней, и тюки какие-то виднеются. А на одном из тюков комок с глазами. Я присмотрел и к месту прирос, от обалдения. Так внезапно, что Крант зашипел, когда Малек врезался в меня.

Трех прохожих в момент сдуло на другую сторону улицы. А мне уже не смешно. Надоело, признаться, смотреть, как местные шарахаются от Кранта. Кстати, норторы в городе не такая уж редкость. Восемь их было до нашего появления. Даже кабак специальный есть, где норторы регулярно кормятся. Надо же им где-то кормиться. Не на улице ж таким заниматься. Все называют кабак Сытый нортор. Только хозяин кабака называет свое заведение Фалисма. Любой желающий, не только нортор, может зайти и поесть. Ну, и поглазеть на ужасных и кровожадных, если очень хочется. А за отдельную плату устроиться рядом с ширмой, за которой кормится кто-нибудь из НИХ. Если плащ нортора случайно коснется посетителя, то этого счастливчика сезон будут обходить все беды.

И в такую ерунду, оказывается, верят.

Зашли мы как-то с Крантом в этот кабак. Устроились в общем зале. А чего нам за ширмами прятаться? Если кому не нравится вид меня, жующего, – отвернись, не смотри. Я силком никого не заставляю.

Хозяин прискакал к нам сразу, как только мы за столом умостились. Такой же высокий, худой, бледный, но… норторской крови в нем и капли нет. Подделка, одним словом. Кто имел дело с оригиналом, сразу отличит. Нам интимным шепотом предложили редкое экзотическое блюдо, асталех называется. Мол, специально для высоких гостей. Потом поведали душераздирающую историю, как рецепт этого блюда попал к хозяину Фалисмы.

В итоге мы получили кровяную колбасу.

Колбаса оказалась не самого лучшего качества. Вовану бы она понравилась, а мне Михеич успел испортить вкус своей стряпней.

Короче, подозвал я кабатчика еще раз и спросил, что за поалье дерьмо он нам подал, и почему так мало. Мужик чего-то заблеял о профессиональной тайне и неразглашении фирменных рецептов. Когда я ему навскидку выдал, чего напихано в этот рецепт, мужик стал бледнее пудры на своей морде. А когда так же, на пальцах, я сказал, чего надо добавить, чтоб вместо дерьма получился поцелуй для желудка и праздник для души, кабатчик сел мимо табурета.

Не сразу, но все-таки я получил то, чего хотел. И пока жевал, хозяин Фалисмы сидел в зале. И поглядывал на наш стол. Вид у мужика был как у приговоренного к расстрелу. Через повешенье.

Вышибала все это время маялся у двери и притворялся частью интерьера.

Денег за обед с меня не взяли. Пригласили заходить еще, и обещали бесплатно кормить меня и моих гостей.

Вот я и решил зайти перед отъездом. Кто знает, когда вернусь…

А тут котенок.

Не ожидал, что так обрадуюсь зверенышу. Я, вообще-то, ровно дышу и к кошкам и к собакам. Точнее, дышал. Но вот увидел, и как земляка за границей встретил.

– Иди сюда, красноглазый. Иди, иди… – Я присел у решетки, защелкал пальцами. Так Стас подзывал своего котяру к миске с пивом. Когда я видел этого монстра в последний раз, весу в нем было почти пуд. И баночное пиво кот хлебать категорически не хотел.

– Железом оно воняет, – авторитетно заявил Стас, и выпил отвергнутый продукт сам. Из кошачьей миски.

Еще одна компашка из двух красоток и четырех сопровождающих быстро перешла улицу. А потом еще раз перешла. В соседнюю лавку им понадобилось. Пройти рядом с нами они не пожелали. Испугались. И эти тоже. Блин, и чего от Кранта все так шарахаются? Прям, как старая дева от презерватива. Неиспользованного. Может, и мне пугаться надо? За компанию.

Компания у меня появилась. Котенок спрыгнул на землю и направился к решетке.

– Иди, иди к дяде Леше. Он вкусную колбаску будет есть. И тебе даст.

Малек тронул меня за плечо:

– Хозяин, с кем ты…

И тут же умолк. Тоже, наверно, заметил звереныша.

– Малек, видишь? зачем-то спросил я. Словно пацан мог разучиться видеть в темноте. Падлой буду, если это не сиам. Только у них глаза так отсвечивают.

Два красных огонька мигнули, остановились. Всего в паре метров от решетки. Но рассмотреть звереныша у меня не получалось. Толстый или худой он, подросток или только научился ходить, домашний или бездомный?… Вспомнился почему-то другой котенок, счастливой окраски, которого потом назвали Фениксом.

Я еще пощелкал пальцами, тихонько поскреб решетку. Типа, мышка-поскребушка я. Оба глаза и их заинтересованный хозяин оказались возле меня.

Мордочка и лапки цвета кофе, а все остальное цвета пены на капучино.

Стоп! Хвост тоже должен быть темным.

Котенок потерся о мою левую ладонь, сунулся к правой, чихнул, и вернулся к левой. Я осторожно погладил его спину, и звереныш замурлыкал в режиме вибрации. Ничего, они все так, пока стесняются. Вот обвыкнется и громко мурлыкать станет. Кстати, хвост у котенка оказался правильной окраски.

Я еще погладил шелковистую шкурку и позвал зверя с собой. Без всяких там кис-кис и уси-пуси. Словами позвал, обычными. Типа, если хочешь и, если у тебя никого нет, то я буду очень рад, если ты… Короче, обычная ерундень, какой мужики охмуряют баб. Вот только никого охмурять я не собирался. На этот раз. Я в натуре обрадовался этому чернохвостому и чернолапому.

И когда он забрался мне на плечо, я оскалился на все тридцать два от счастья.

Яркие, сине-фиолетовые глазищи еще раз заглянули в мои. Мне даже показалось, что кот мысли читать может или речь человеческую понимает. Потом глаза закрылись, котенок устроился поудобнее, и умиротворенно замурлыкал. Уже вслух.

Имя я придумывал ему на ходу. Хотел сначала Скрипкой назвать, за тихий скрипучий голос. Но выяснил, что мужик мне достался. Кот. Со всем, чего иметься должно у настоящего кота. Для которого и в декабре март. Так что имя пришлось менять. Не годится нормальному коту с бабским именем ходить. Думал, Паганини его назвать… так сократится вдруг имечко до какой-нибудь погани, а коту живи потом с ним. Вот и назвал его Сим-Сим. А чего? Имя как имя. Нестандартное. На сиам немного похоже. А коты любят имена, где буква с присутствует. Кошки тоже любят. И отзываются охотнее, чем на какую-то Мурку.

Все это я знал, понятно, в теории. А на практике…

– Сим-Сим, киса моя синеглазая…

Темные ушки едва шевельнулись, но глаза смотреть не пожелали.

– Сим-Сим откройся, – уже настойчивей попросил я.

Дверь ближайшей лавки открылась. Синие глаза, кстати, тоже.

– Ты гляди, сработало!

Крант почему-то не разделил мою радость. Малек тоже. Обычно, пацан болтает столько, что кляп хочется ему подарить. А тут притих чего-то и за Крантом затерялся. Да и у нортора вид слегка обалдевший.

– Эй, мужики, вы там заболели или как?

Оба покачали головой.

Смешно это у них получилось. Одинаково. На глиняных китайских собачек похоже. Тронешь такую игрушку, и она долго потом головой качает. А сама не двигается. Вот и мое сопровождение остановилось и ни с места. И в четыре глаза мне на плечо пялятся. Где найденыш устроился.

– Ну, чего глазеете? Не знаете, чего это за зверь?

И я осторожно почесал Сим-Сима за ухом. Тот замурлыкал, прикрыл глаза.

– Знаю, – сказал Крант.

– Чатыр это, – одновременно с ним заявил Малек.

И эти оба-двое переглянувшись, сделали шаг назад. Небольшой совсем, но…