/ Language: Русский / Genre:sf_fantasy

Стажировка по обмену

Екатерина Полтева

Однажды вечером в скайпе встретились соавторы, еще не подозревая о том, что они — соавторы. Она предложила взять и свести двух героев — одного из ее Конторы, другого — из его Корпуса Стражи. Он попросил тайм-аут до утра: ему хотелось переспать с этой идеей. Наутро он решил, что идея была хороша И понеслось… (аннотация Сергея) Жили-были два демиурга. И было им скучно. И развлеклись… Как следует потоптавшись по всем современным штампам…(аннотация Екатерины)

Полтева Екатерина, Черняков Сергей

Стажировка по обмену

ПРОЛОГ

Где-то в бесконечности вселенных и времён.

Комната. Стол. Стул. На втором, закинув ноги на первый, восседает рыжая девица неопределённо-молодого возраста, блаженно откинувшись на спинку.

На столешнице лежит открытая тетрадка и простой карандаш, который на самом деле серый. Мерцает голоэкран, на стоящем у стены диване лежит сложенный нетбук необычной рыже-голубой расцветки.

Девица полирует ногти, выкрашенные в фиолетовый, в тон к брючному костюму-двойке.

Из-под рыжих волос кокетливо торчат остренькие ушки.

В одной из стен — окно. Обыкновенный пропил. За окном тоже комната, и оттуда время от времени прилетает грохот старинной пишущей машинки.

Девица отложила пилочку и пропела в сторону окна:

— Коооотег, мне скучно…

Машинка поперхнулась, из-за пропила послышалось ожесточенное щелканье зажигалки и спустя минуту потянуло табачным дымком.

— Есть предложение?

В окно просунулась усатая физиономия. Судя по выражению морды лица, сосед девицы был несказанно рад поводу устроить себе очередной перекур.

— Есть, — хитро улыбнулась девица. — Давай замутим чего-нибудь, тряхнём шевелюрой?

Когтистая лапа ожесточенно поскребла затылок. Столбик сигаретного пепла обрушился вниз, и сосед с ворчанием принялся стряхивать серую пыль с рыжего меха.

— А чего мутить будем? — деловито осведомился сосед спустя минуту.

— Демиурги мы или где? — притворно удивилась девица. — Пора нашим рабочим инструментам потрудиться не на благо общества, а исключительно удовольствия для.

— Удовольствие — это клево, — задумчиво сообщила наглая усатая морда и выдохнула клуб дыма, помахав лапой, безуспешно пытаясь выгнать его из комнаты соседки. И подумав, осведомилась. — А конкретные предложения есть?

— Есть… Мы с тобой курируем две оччень необычные организации… Каждый свою…

— Допустим, — кивнула морда, неторопливо выпуская две струйки дыма из ноздрей. — Хотя, что касается меня, еще вопрос — кто кого контролирует… однако мы ведь не будем обсуждать проблему свободы воли наших… эээ… подопечных?

— Как обычно, с нас задница, с гэгэ поиск выхода, — пожала плечами девица. — В остальном пусть делают что душе угодно.

— Я так понимаю, проект совместный… — морда прикурила новую сигарету от старой. — Тогда осталось решить, кто первым обеспечивает задницу…

— Ты как старший из нас, — улыбнулась девица, — так что играем на твоём поле…

— Договорились, — морда нырнула обратно в проем, оставив после себя табачную вонь. Машинка было загрохотала, но тут же смолкла. — А потом меняемся? — донеслось издалека.

— А ты как думаешь? Естественно потом будет ответный визит…

Девица убрала ноги со стола и взяла карандаш. Прикусила кончик. Задумалась.

Из-под дивана вылез дятел.

— О, привет, Вдохновений!

Дятел кивнул в ответ и сел рыжей на голову. Тоже задумался. Робко тюкнул клювом по темечку.

— Эврика! — воскликнула девица.

Карандаш побежал по поверхности тетрадного листа.

I. ЛИСТ ДОЛОЙ, ПОД ЖОПУ ПЕНДАЛЬ

Наставник

Мляяя…

Лучше бы он не возвращался…

Нет, принца из Вечного леса мне нахер послать проще, чем под куст насрать. Командора Корпуса Стражи… нууу… при некотором напряжении в районе того, чего у женщин сроду не растет — тоже можно. Дядюшку — ну, наверное… если сильно достанет.

Но вот когда они все три в одном гандо… пардон — флаконе — это мне пока не по силам.

Что не может не радовать.

Значит, есть мне еще куда расти. Не исчерпан резерв для творческого развития.

Говорите, с какого это я озаботился?

А прикиньте сами.

Выдергивает меня этот… три в одном… и эльфийским по-белому выкатывает: вас, бригадир-четыре, решено дальше продвигать. Для вас, бригадир-четыре, приготовлен стул в штабе Корпуса. Который вы будете протирать своей сракой с утра до вечера, и в поле — ни ногой. А когда его промозолите насквозь — пересядете в кресло. Если на то будут соответствующие рекомендации, и если мы заметим особое старание.

В рот вас всех пирогом…

То есть, я ему так и ответил.

С прибавлением глагола совершенного вида.

Только местоимение изменил.

В рот мне это все не вперлось и в жопу нее вставилось.

Хотите, рапорт напишу?

А самого штырит не по-детски: ща как скажет мне любезный мой дядюшка, хер в обмотках: да пиши, племяш, и вали отсюда, не порти воздух. И придется написать…

И куда я потом?

В Вечный лес, на арфе тренькать? Так матерные частушки там не в ходу.

Нет, и на гражданке есть куда податься — в Академию, благо степень ученая не одна и опыту хоть жопой ешь. В частную охранную компанию сесть замом по боевой. А то свалить в какой-нибудь квазинестабильный мирок и оттянуться там пару-тройку веков в вечно бурлящих котлах тамошних войн и войнушек….

Я ж со скуки подохну…

И бригада моя…

И Шняга, демон мой персональный…

И такая, ребята, тоска у меня на морде нарисовалась, что даже дядюшку моего пробило.

Извиняй, говорит, племяш (по-родственному заговорил, значит точно по-чесноку базар пошел). Сам знаешь, установка: опытных практиков, да еще со степенями, на командные посты выдвигать требуют. И для дела это полезно. Вот.

И от этого, братцы-сестрицы, меня еще больше торкнуло.

Установка — это вам не каприз. Это вам круче, чем воля всевышнего.

Плеснул мне Его высочество на донышко пузатого бокала, ткнул пальцем на кресло, а сам напротив устроился. Грею я бокальчик в руках, и даже запаха терпкого от согревающегося алкоздравура не чувствую, до того мне херово.

Сидим.

Молчим.

Ни глотка не сделали.

И тут поднимает на меня Командор глаза свои ледяные, усталые-усталые.

И говорит Командор.

Единственная, говорит, у тебя лазейка — если провинишься передо мной официально. Сошлю тогда в наказание снова с практикантами возиться. А там — опять на бригаду. Как там твоя Шняга — справится пока без тебя?

И протягивает мне письменный приказ об откомандировании бригадира-четыре в распоряжение штаба Корпуса Стражи. И смотрит на меня пристально-пристально.

Тогда достаю я из кармана карандаш и там, под графой "с приказом ознакомлен" подписываю: "а шли бы вы нахер с вашими сраными приказами". И расписываюсь.

Вздыхает дядюшка и извлекает из папки второй приказ: снять бригадира-четыре с должности за грубое нарушение дисциплины и в качестве наказания перевести с понижением на должность инструктора-наставника.

Я только головой качаю: просчитал он меня, давно уже просчитал, раз заранее приказ заготовил.

Только вот что я теперь Шняге скажу?

И бригаде?

Скажу, что им пора расти… а мне — уступить место.

Если любят — простят.

Одним глотком опрокидываю в себя содержимое бокала, не чувствуя вкуса, вскакиваю с кресла, собственноручно сдергиваю один золотой листик мэллорна с петлицы, щелкаю каблуками и ору во всю глотку:

— Виноват, господин Командор! Разрешите приступать, господин Командор?

И не дожидаясь ответа, поворачиваюсь четко, как на экзамене по строевой, и марширую на выход.

А глаза у Его высочества печальные-печальные…

Я знаю, дядя, что работать с такими говнюками, как наш Главный Духовный Окормитель, все равно что дерьмо половниками хлебать. Знаю, что в штабе тоже нормальные офицеры нужны. Знаю, что полезен там был бы куда больше, чем на бригаде.

Но — не могу.

Прости меня, дядюшка…

Практикант

— У меня для тебя замечательное известие!

Как? Опять?

Захотелось малодушнейше спрятаться под стол. Не получилось. В силу того, что стол был занят восседающей на нём нацайникой.

Пришлось сделать вид, что с кровати я свалился ради того, чтобы поднять с пола мантию.

— В общем, отправляю тебя по обмену…

Дальнейшее я как-то пропустил. Да трудно сосредоточится на чём-то, когда тебя как будто по голове дубиной. Отправляет? Это же значит…

А значит это, что придётся мне покинуть стены родимой Конторы, где я заведовал канцелярией, и особенно общество своих собратьев — наблэдов. Это как же я буду — совершенно один?

А нацайника, гаденько ухмыляясь, дождалась, пока я переварю первую порцию неприятностей, и добавила:

— А проходить её ты будешь в Корпусе Стражи. Я тя уже туда практикантом записала. Благо по теории ты натаскан дай Случай…

Я точно не переживу этого разговора! Меня?! Наблэда-канцеляриста?! И в ПРАКТИКАНТЫ?

В обморок я почти уже упал, но очнулся от боли в ухе, которое самозабвенно тянула нацайника. Мотнув головой, столкнулся с хитрым прищуром серовато-непонятных глаз.

— Но почему я?

— А потому что больше никто в практиканты не пошёл бы. Что мне — "мухобоек" туда отправлять? Не смеши меня! Они же зациклены на зачистке от тёмных даже больше этого Корпуса Стражи! Вот и остаётесь вы, наблэды, да ещё подопытные… но их и так уже даже мне жалко стало, пускай отдохнут от трудов в качестве ГГ. В общем, полчаса тебе на сборы — и дуй ко мне. Инструкции выдам.

Ох ты ж кыр! Драконий, зелёный и мохнатый! Кыр! Кыр! Кыр! Какое всё-таки эмоциональное слово… Вот правду говорят — всем словам слово! Три раза подряд выкрикнул — а ощущения, как будто девятиэтажку с балкончиками задвинул… Ах да… собираться…

В первую очередь к зеркалу — заценить испуганные глаза-плошки на почти эльфийском лице и выступающие клычки, похожие на кошачьи. В темпе джанги причесать седые лохмы, соорудить крысиный хвостик и подровнять кисточки на ушах. Ещё раз заценить результат… Мда… наблэда ни с кем не спутаешь… Седой белко-вампиро-кошкоэльф — зрелище колоритное.

Так, теперь собственно вещи… так… кирпич с пятым измерением, куда спрессована библиотека… нет, полметра на полметра на полметра всё же большевато для хрупкого меня… Тогда магноут, раз больше вариантов нет. А больше мне ничего и не надо, только ворох проводов для подзарядки… Ну ещё несколько энергокристаллов и телепорт последней надежды… Ай, больно! Сходить, что ли, ещё раз к зеркалу, посмотреть, как мне эта серьга? Нет! Не будь девчонкой! Что тебя сегодня к зеркалу тянет? Наглядеться напоследок хочешь? Перед смертью не надышишься…

Так… Магноут в рюкзаке, энергокристаллы туда же, сухпай на два дня… ах да! Убивалка!

Несколько минут ожесточённых копаний — и на свет божий извлечён комплект танцующих ножей. Давно я конечно уб-йу не занимался, но авось не подзабыло тело рефлексов… Вот теперь можно и к нацайству…

— Ну припёрся, в кои-то веки! — нацайника глянула в пергамент, — мистер Гнэйбис…

— Лучше просто Хондра, — склонил голову я. — Моя фамилия…

— Звучит явно лучше, чем имечко, с моей точки зрения. Ну ладно, Контра…

Поправлять уже не рискну.

— Вон там в углу портал, а в остальном по ходу разберёшься. Выкинет тебя рядом с тем, кому ты на практику приписан, главное, смотри, чтоб тебя в первую секунду не прибили, а там разберётесь…

Я в нерешительности встал перед порталом, но нацайника прервала мои колебания, отвесив внушительный пендель. Вот правду говорят — если баба во главе, подчинённые в жо…

Додумать я не успел.

Наставник

Еб… эээ… етить-колотить…

Контора?!

Контора…

Лучше бы я этот долбаный конверт с инструкциями не вскрывал.

Нет, я знаю про Контору… коллеги наши, мать их… пока мы Обитаемое от Темных спасаем, они вечно промеж ног путаются…

Впрочем, конторские наверняка считают, что это мы путаемся, а они — спасают…

Как бы то ни было, похоже, что там, наверху, в очередной раз решили изменить политику по отношению к злейшим друзьям. И от позиции "мы вас в упор не видим" надумали перейти к неохотному сотрудничеству. Или это очередная интрига? Попытка в форме взаимоотношений наставник-стажер померяться писями — у кого длинней и толще? Или надеются в ходе стажировки побольше друг о друге выведать?

Мляяя…

При любом раскладе я — полный идиот.

Причем особенный.

Крайний.

Потому как, судя по инструкциям из того сраного пакета, свобода мне дана максимальная — а значит, и спросят по полной, если что не так.

А не так может быть все, что угодно.

Стажера угробил. Или наоборот — не подставил. Слабину свою показал. Или продемонстрировал силу — и теперь часть наших секретов досталась конторским. Информацию лишнюю слил (вот знать бы, что она — лишняя!)… сведений о Конторе выудил мало — или они оказались неверными. По-братски к нему отнесся. Или был чересчур холоден и официален…

Поди, угадай, если инструкции ограничиваются двумя предложениями.

И я снова пялюсь на листочек, пока он шипит и саморазлагается.

И тает этот гребаный ребус: "Провести стажировку представителя Конторы. Действовать по обстоятельствам".

Ловко меня дядюшка, кондом старый, подставил.

Да и я хорош…

Сидел бы ща в теплом кабинетике, на кожаном стульчике, изучал бы писульки резидентуры и проекты приказов готовил — две бойцовых двойки сюда, бригаду — туда, а с этим… с этим своими силами справиться…

Ага…

Взятки бы начал брать… коттедж себе забабахал…

Тьфу, мля…

А потом бы, когда они возвращались из очередного мира, все в дерьме и кровище, когда вваливалась Шняга в дом, никакенная от усталости и недосыпу, я встречал бы ее чистенький, бритенький, дорогим лосьоном воняющий, и ручонки свои со сведенными мозолями и одрябшими мускулами прятал бы за ссутулившуюся спину, чтобы не дай бог не попачкаться… и коситься бы начал брезгливо… и спать ложился бы в другой комнате, отмазавшись, что геморрой замучил…

Нахер-нахер…

Вот знай бы я заранее про подставу — все равно бы дядюшку Командора нахрен послал.

Так что не ссы, экс-бригадир. Отступать некуда. Как говорится, ни шагу взад, ни сантиметра в жопу…

Тем более, что посреди холла пространство уже разорвал овал портала, и из него кубарем выкатился стажер.

Однако…

Похоже, он тоже не горел особым желанием впутываться в этот блудняк.

Отчего я так решил?

Элементарно.

Иначе откуда бы у него на заднице взялся отпечаток изящной женской туфельки?

Практикант

Всё-таки не зря Мистический Пендель является потаённым искусством… убил бы ту сволочь, что познакомила с ним одну представительницу прекрасного пола… Я, для успокоения зачитывая вслух гоблино-троллий разговорник, встал, держась за пострадавшее место. Но надо всё же оглядеться по сторонам, где тут обещанный руководитель практики…

Тээээкс… Ну и сральник, дай Случай… Вааай! А эт-т-то кто?

Я отпрыгнул в сторону от кого-то, похожего на помесь бойцовского кота с эльфом… Почему именно это сравнение? А видели бы вы его шрамы и общее выражение морды лица…

Стоп… ЭТО — мой руководитель практики? Мой НАСТАВНИК?!

Ох ты ж кыр и тринадцать подопытных… Он же меня убьет в процессе… Если не похуже… не нравится мне аура от одного из его карманов…

Но инструкции ещё никто не отменял. Соберись, Хондра, ты же идеальная машина для убийства! Крыса канцелярская…

— Здравствуйте, я Хондра Гнэйбис, практикант. А Вы, как я понял, мой наставник?

Наставник

Мляяя…

Оно еще и разговаривает…

И сережка в ухе… он что, из тех?.. дезориентированных?.. ну твою же мать, до чего мне на них везет — то Чморин с Козлом, то Тигра с Дайкой, то теперь вот этот… А сережка-то магическая… ладно — что там накручено, по ходу разберемся; надеюсь, все же не приворотная какая дрянь…

Погоди-ка, погоди-ка…

Он что, мой родственник?!

А вы что, не знали, что все эльфы — родственники? Ну, если ваш народ живет хренову тучу лет, если ваши женщины рожают всего десяток-другой детишек за все эти годы, и чаще всего — от разных… А вы бы смогли полтыщи лет вытерпеть эту муку — каждый раз, просыпаясь, видеть рядом одну и ту же рожу, и каждый раз, когда захочется, мацать одно и то же заученное до последнего миллиметра тело?.. вот именно тем и объясняется наша низкая рождаемость — через сотенку лет уже не хочется… и приходится менять партнера. А поскольку нас много — но не бесконечно много, а время с момента пробуждения пролетело уже немало… выводы делайте сами.

И межрасовые отношения для нас в силу этого — тоже не вопрос.

Правда, в этом случае детей, как правило, не бывает.

Хотя, судя по моему стажеру, нет правил без исключений. Уши от белки или рыси, клыки опять же кошачьи… интересно, его мама с оборотнями шалила или с демонами?

Тааак… явно не атлет — вполне возможно, что маг.

И оружия не видно. Если не считать вон той черной коробочки с радужной аурой… явно артефактик из уникальных, по крайней мере, по содержимому.

Что же он мне такое знакомое напоминает…

Твою же мать!

Кольцо и Аккумулятор!

Неужели у парня вещичка того же Мастера, что и у нас со Шнягой?

Все чудесатее и чудесатее, как говорила одна моя знакомая девочка, обожавшая псилоцибиновые грибочки…

Ладно, познакомимся поближе — определим.

— И тебе не хворать, парень. Ты правильно понял. Только боюсь, что учиться нам придется обоим. Не думаю, что мое кунг-фу сильнее твоего — и наоборот. Просто они разные.

Что-то я разболтался…

К непогоде, что ли?

Нет, чтобы прислать какую-нибудь славную девочку — мы с ней уже к утру общий язык нашли. А тут… не знаю-не знаю… сколько лет живу, но к этим небесно-голубым экспериментам до сих пор не готов…

А вот интересно, он своей охотой вызвался?..

— Объясняю сразу. Бывший бригадир-четыре, разжалованный на одно звание за дисциплинарный проступок и в качестве наказания откомандированный для проведения стажировки. А ты — доброволец, или тоже штрафник?

Практикант

Мне не очень понравилось выражение глаз предполагаемого наставника, который вполне может оказаться ещё и дальним родичем, при виде магноута. Хм… а ведь карман-то его похожей аурой светится… Никак с одного завода весчи… Надо будет попросить на анализ… Интересно же… а там и до локальной сети артефактов можно будет дойти…

Кунг-фу? Что это за кырня? Но, если судить по ясно слышимому дефису, это такое же название боевых искусств, как уб-йу… Попал я… это что же? Спарринги, этот бич физкультуры? Я точно не переживу этой стажировки… может, стоило послать нацайнику?

Оглядев меня с головы до ног и ненадолго остановившись взглядом на телепорте последней надежды, эльф что-то там себе надумал и представился.

Бригадир-четыре? Ну и имена у них в Корпусе стражи… Даже не имя — кличка… Жёстко тут у них… а если и меня переименуют? Буду какой-нибудь Контра-первый… А добровольно ли я тут…

— У нас всё добровольно-принудительно. Либо добровольно, либо в гэгэ подопытные, либо лишнюю генномодификанту заработаешь… — вздохнул я, свесив уши.

Наставник

Шиздец…

То есть полный, во весь свой немалый рост оттопырившийся…

Вот они, значит, как со своими…

Тут и шнягина муштра летним отдыхом покажется… школьным пикничком на свежем воздухе на фоне забздетого пыточного каземата…

Нет, не зря все-таки у нас ограничили технологию, и каждый процесс сугубо и трегубо проверяют на предмет возможного присутствия Темной стороны. И сколько бы ни визжали наши диссидентики о том, что врага надо гандошить его же оружием… тут не заметишь, как и сам потемнеешь.

А что до боевых трансформ…

У той же Шняги, у Грефы, у Тигры и у Дайки они от естества их идут. Оборотень — тот завсегда в запасе природой назначенную и тренировками отшлифованную бойцовую суть имеет. Вампиры — те и туманом, и нетопырем… и тоже то, что сутью их заложено, и не более того. Шняга… ну, Шняга — это Шняга, демонам законы не писаны, кем захотели — тем и стали. Не потому, что их научники уродовали, а потому что такими уж уродились. А я вот ваще без трансформы обхожусь, я сам по себе оружие…

А тут не поймешь — то ли тебя в наказание изуродуют, то ли в награду…

Но судя по тому, что этот парень говорит, чаще все-таки в наказание.

И прикинул тут я, каково это было бы у нас… Обосрамились снова Чморин с Козлом, поймали их на трахе во время боевого дежурства — и на стол, для опытов. Чтобы, значит, Козлу в боевой его трансформе на лоб вместо рогов два конца прихренячить… чтобы злой ворог увидал такого противника, прикинул, как его сейчас нагибать будут, и деру дал… если, конечно, натурал…

И чтобы на торжественном проходе через город в день выпуска Академии, в День Стража, прошел означенный Козел по главной улице, гордо неся свое членистоголовие, демонстрируя несгибаемость наших бойцов…

Тьфу, мля…

Но вот если у них там все эти фокусы на технологию завязаны… Они и с магическими потоками предпочитают работать через свои ученые приблуды? А ну как откажут? Электричество, к примеру, кончится, или силовая линия слабовата будет? Эта вся их хренотень ведь наверняка силу начнет из них сосать… и спекутся гаврики в самый ответственный момент.

Ладно.

Разбираться будем по ходу.

Но на заметку возьмем: слабоваты могут быть в автономном режиме.

Ну, ща кое-что попробуем выяснить…

— Так… Для начала расскажи мне, стажер, что за хрень эта ваша гэгэ и за что вы ее так сильно любите… и нафига вы свое естество генномодификатами уродуете… и желательно было бы, чтобы объяснялово было в доступной для прапорщиков форме…

Практикант

Я сел где стоял. Они не знают про гэгэ и модификанты… окыреть… Эхх… как же объяснить постороннему то, что впитал, что называется, с туманностью инкубатора? Да ещё и постараться не выставить нацайство в негативной окраске… ибо со стороны всё это может показаться дикостью…

— Нууу… Гэгэ, он же ГлавГерой — это тот, кому выпадает испытывать на себе буйную фантазию нашей демиурга… она значит в глубокую задницу запихивает, а ты выпутывайся как хочешь… Насколько мне известно, один из них сейчас присутствует в двух местах одновременно, а другой уже четыре тыщи лет как помер, и всё равно живее всех живых миры спасает…

Я перевёл дух и продолжил:

— А модификанты… Это исключительно к нам, наблэдам, применяется… Мы вообще один сплошной эксперимент. А началось всё с того, что Наблюдатель, не без посыла нацайники, был вынужден отрезать кусок своей личности и вещества… это не объяснить, чтобы понять, нужно быть Наблюдателем… или наблэдом. В общем, первый наблэд был клыкастым эльфом со способностью к частичной трансформации. Побочный эффект эксперимента оказался положительным результатом… Так и появились наблэды. Не естественные существа, а плоды генной инженерии, подкрепленной магией… К примеру, в моём геноме примешаны ещё белка-летяга, чеширский кот и демон-метаморф. Но за основу всегда почему-то берётся ДНК эльфа.

Хм… рассказывать дальше или остановиться? А что я сомневаюсь? Смертникам и камикадзе думать и бояться не пристало…

— Нацайника говорит, что мы сможем стать полноценным биологическим видом, если появится женщина-наблэд, но пока что появляются в лучшем случае гермафродиты, а в худшем… вроде и мужчины, только психология женская… — я поёжился. — Был у нас в канцелярии один такой, постоянно ко мне клеился… Праативным называл… Бррр… Я уж думал увольняться и переводиться в библиотеку, на склад или в архивы, да тут вон — зачисление подвалило…

Неожиданно мысли перепрыгнули на другой поток.

— А как мне Вас называть? Наставник или бригадир-четыре?

Наставник

Мляяя…

А шиздец-то, оказывается, был не таким уж и полным. Похоже, он только сейчас начал поправляться и выпрямляться во весь рост. И хер его знает, до каких размеров ему суждено дорасти…

Нет, ну наше начальство тоже элберетовкой не пои, а дай ему запихать бригаду в жопу поглубже… до самых гландов. А хрен ли — начальство, оно везде одинаково: поставили задачу, и ручки сполоснули. Чтобы потом, значит, чистыми руками раздать кому — орден посмертно, кому — звиздюлей, чтобы раны не так болели… анестезиологи, мать их… И дай им волю, так они тебя с удовольствием сразу в десять мест пошлют — и не только, так сказать, вербально… и мертвого тебя подымут, оттрахают за то, что помер невовремя, и в очередную задницу отправят.

Нет, ребята, это хорошо, что нашим диссидентикам волю не дали.

По крайней мере, те наши братья и сестры, которые вечным сном уснули, выполняя приказ начальничков, те, кого мы живьем вытащить не сумели, те, которых наши лепилы в лазаретах спасти не смогли, те, тела которых мы второпях фаерболами палили, чтоб Темные их не подняли — все они теперь покоем наслаждаются.

Вот и я когда-нибудь…

Потом.

Попозже.

А наблэды… Это что, они таких резидентов готовят? Чтобы в любую задницу без вазелина могли проскользнуть, клопами в щелочку пролезть, молнией метнуться, если чувствуют, что вот-вот их за жопу сгребут, дымом в загребущих чужих ручищах растаять? Шептались наши, что у конторских разведка на ять поставлена, шептались… и, видимо, не зря.

Но все равно — противоестественно все это.

И всего противоестественнее — знать, что не найдешь ты своей настоящей пары, такой, чтобы не просто потрахаться в удовольствие, а чтобы род свой продолжить… чтобы пищало у тебя в уголке что-то такое мелкое, а соседские клуши вокруг кудахтали: а носик-то у него — мамин… а взгляд — точно отцовский, палаческий такой… и вопит так, что сразу понятно: командирский голос вырабатывает…

Вот они откуда, привычки эти нездоровые — к соседской заднице моститься.

Потому как хочется иногда и со своим видом пообщаться.

Это мне повезло: я только подумаю, что уже пару веков, как с нашими девчонками из Вечного леса плотно не общался, а у Шняги уже ушки заострились, разрез глаз поменялся, и грива серебристая по попке полощется…

А этим беднягам…

— Так это ты поэтому серьгу себе в ухо залепендрил? Чтобы тот канцелярист тебя пратцивным больше не обзывал? Типа мы с тобой одного кала — ты и я?

Хренасе… чего это я… ну дезориентированный — так это его проблемы, не мои…

— Лан, извиняй, парень. А звать меня… как понравится, так и зови. Можешь — Старшим, раз уж меня поставили наставником, а тебя стажером…

Практикант

Да… да как он мог такое вообще подумать? Что у меня тоже с мозгами не того? Спокойно, Хондра, это не он недопонял, это ты недообъяснил… Тем более что…

— Серьга эта действительно на нехорошие мысли наводит, даже меня самого, — признался я, — но она из самой глубокой задницы вытащит, Старший. Когда помирать буду — выдернет телепорт последней надежды под светлы очи кого-нибудь из больших шишек, а то и к самой нацайнике… Вот только ухо пришлось изуродовать… болит зараза… — нервно дёрнул вышеупомянутым органом.

А действительно — почему серьга? Не браслет, не кольцо, не ошейник на худой конец или на самый крайний случай — пирсинг? Почему вообще всё на ушах у нас завязано? И провода от магноута ведь тоже прищепками к ушам прикрепляются, и гарнитуры туда же с очкомониторами… На всё площади уже не хватает… Тут начинаешь даже сожалеть, что у тебя в предках белка, а не тушкан ушастый…

— И ещё я ни кыра не понимаю, что мне на этой стажировке делать? Да ещё и в Корпусе Стражи… Приключений на задницу можно и дома найти, опять-таки — в поле пользы от меня мало будет…Неисповедимы пути нацайства…

Интересно, первопредок наш гипотетический выполняет свои прямые обязанности в данном конкретном месте и в данное конкретное время? Можно было бы у него спросить, он всё знает… только говорит редко… и не при свидетелях… Ладно, один останусь, попробую отыскать нашего дискретного…

Тут отчётливо представилась картинка: я отлавливаю каждого встреченного таракана и интересуюсь, не он ли является частью Гипотетического Наблюдателя… И не факт, что хоть один ответит… Нееее, это не по мне. Лучше будет магноут на решение сей загадки подрядить, авось и узнаю перед смертью — зачем это всё было.

Наставник

Гы…

Вот забавно все же устроено наше Обитаемое…

Миры — разные, расы — разные, уровень развития, стержневое направление, течение времени — почти ничего не совпадает.

И обычаи… вот взять этого… стажера моего. Любой из наших, если конечно он не педрила конченный в активном поиске, под страхом развоплощения бы серьгу в ухо не вставил. Даже с самым-разсамым спасительным девайсом. В брюхо бы зашил, под кожу бы загнал, в зуб встроил… в коренной, чтобы ненароком не выбили… но только не в серьгу!

Девчонки наши, конечно…

Хотя тоже вряд ли — махнул какой-нибудь урод мечом или там из бластера выпалил, промахнулся чуток — и нету у тебя запасного выхода… вместе с ухом. Ну, ухо-то наши умельцы, может, потом тебе и соорудят — если тебе тот девайс не понадобится, и ты из переделки живым выползешь… или ребята из твоей бригады вытащат.

Они уж скорее его себе в пупок воткнут.

Или туда…

А прикольно…

Если представить такую невозможную вещь — загребли тебя, девоньку, на одиночном задании злые вороги, повязали насмерть, амулетов против магии понавешали, цепями заковали, на кольях растянули, друзей своих свеженашинкованных прикопали и решили от трудов праведных отдохнуть. Растянули тебя поудобнее и приступили…

Вот кто первым будет?

Правильно.

Самый главный урод и будет.

Сливки, блин, снимать.

И только он своим черпаком в твой кувшинчик нырнул, ты мышцами его цоп! Телепорт, туда вставленный, титановой капелькой безобидной посверкивающий, его нажатием активирован — и пожалуйте в ад! На базе его, от такого блудняка охреневшего, с тебя аккуратно снимут, тщательно допросят — и тебе же и отдадут. Хочешь — сама насилуй, хочешь — на кусочки режь и кишки лабиринтиком выкладывай, хочешь — кинь его в такой мир, где ему самая мука мученическая сладкой покажется…

Да, мля, разные мы.

А вот материмся все одинаково.

Ну, с акцентом разве что.

Ну и как его… этот… кыр с ним!

А чего там еще мой подопечный спрашивает?

Гы…

Что на стажировке делать…

А вот кыр его… мля, вот привязалось… а вот хер его знает. Что прикажут — то и делать. А не прикажут — все равно я тебе какое-никакое занятие найду. Тупое-тупое, однообразное-однообразное… зато мышцы нарастут, а это завсегда пригодится… даже в канцелярии. К примеру, тебе — "праатцивный", а ты ему — с ноги по яйцам, все равно зря болтаются, согнувшемуся от такого горячего привета — со второй в морду, и когда распластается он во весь свой педрильный росточек — сверху, смаху, всем весом, каблуками вперед… гарантированно излечит. И будут к тебе потом, пацан, походить осторожненько, за три метра кланяться в пояс и именовать не противным, а уважаемым… Помню, на третий День Стража, еще в Академии…

В рот меня три гнилых поросенка!

День Стража!

Ох ты ж, мля…

Завтра — День Стража!

Ну все, пацан, тебе повезло. Начнется твоя стажировочка с развеселого праздничка.

Не, реально повезло. А как бы я иначе его нашим бы представил? И чтобы знали, и чтобы не тронули…

Вот только как это Окормители наши драные воспримут… как пособничество шпиону?

Лан. Пошли они все. На хер. И на кыр. Одновременно, все скопом, строевым шагом. С левой ноги.

— Так, Контра, слушай вводную. Да знаю я, что ты — Хондра, не трудись напоминать. Просто тот, кто поступает в Корпус, должен забыть свою расу, свой мир и свое имя. Была ты, к примеру, Клава Рубероид, демон из Преисподней — а стала прапорщик-ведьмак бригады-четыре Корпуса Стражи Шняга. Традиция такая. Мудрая. Потому как если не повезет тебе вовремя двинуть кони, и дослужишь до отставки, сможешь ты выбрать себе мирок по вкусу, вернешь свое имя и расу, или новые возьмешь — и никто не допетрит, что вот этот тихий старикашка три раза ураганом прокатился по их родным краям, кровушкой поля напоил, огнем и мечом добро причиняя и насаждая всеобщий мир и полное счастье…

Но это мы с тобой отвлеклись.

Так вот, Контра…

Тебе несказанно повезло.

Завтра — выпуск Академии, День Стража. Так что и с традициями нашими познакомишься, и своим я тебе представлю. Вольешься, так сказать, в бойцовское братство. Уцелеешь завтра — считай, что добрая четверть страшилок Обитаемого тебе уже семечками покажутся…

Практикант

Йошакр-Ола… Хороший город, такой же эмоциональный… День Стража… Это случайно не тот праздничек, на время проведения которого из мира эвакуируются все наши?..

Кыыыыыыыыр…

Не так я представлял себе практику, точнее, её начало… знакомство с другими Стражами…

Мягкий знак, который ять…

Если я одного отдельно взятого в первый момент напугался чуть не до усрачки, когда он мирно стоял, то что же будет, когда я окажусь среди целой кучи таких — и не спокойных и молчаливых, а разговаривающих и действующих… и не всегда хорошо для отдельно взятого наблэда действующих… А если кто захочет надо мной подшутить? И ведь ничем ответить не смогу, потому как — на чужой территории нахожусь…

На этом фоне как-то мерк факт, что меня таки переименовали, и таки в Контру… Неужели так похож? Или всё дело в фонетическом строении моего имени? Ещё один вопрос на повестке…

Огнём и мечом… ну и методы у них… то ли дело мы — легко, изящно, одним вмешательством, точечным касанием, выправляем Весы Вселенского Равновесия… И Злые Гении сами прыгают в костры, рушатся Тёмные Империи, обламывается ещё один проект коммунизма по-советски, где-то таки закрывают Дом-два… И никто никогда не узнает, что это — заслуга Конторы…

В этом-то и вся разница между нашими организациями. Корпус Стражи знают, боятся и уважают, а Контору… Контору не знают, но на всякий случай тоже боятся…

— Выпуск значит выпуск, праздник так праздник, — кивнул я. — Завтра практикант Контра вольётся в Дружную семью Стражи.

И постарается уцелеть, ибо крыса канцелярская — страшный звер…

Эту ночь я просижу в магиноутбуком. Надо проанализировать ситуацию и разработать примерный план действий… и оборудовать танцующие ножи телепортами-привязками, чтобы не таскать их с собой… Если у Старшего в доме не окажется толстого энергоканальчика или хотя бы электричества, чую, провампирят меня знатно…

II. МАРШ СТРАЖЕЙ

Наставник

Мляяя…

Напрасно я боялся, что Шняга не поймет.

Умничка она у меня, поручик… тьфу!.. ротмистр-ведьмак, и.о. бригадира-четыре.

Завалились мы с Контрой к нам на хату… ну, у нас как всегда дома бардак: между стопарями в буфете расстояние неровное, где по шесть миллиметров, где по пять, пиво в холодильнике не на четвертой полке, а на третьей пристроено, в микроволновке часы на три секунды вперед забегают, а кухонный комбайн — страшно подумать — от стены стоит не в двух сантиметрах, а в целых четырех… Извинился я перед гостем за беспорядок — и в спальную, предупредить, что не один я сегодня. Нет, в постельке-то со Шнягой один, так далеко мое гостеприимство не распространяется пока — но вот в офицерскую гостиницу Контру лучше не отправлять. Дома как-то спокойнее… И ему — тоже.

Шняга…

Не, ребята, если я когда и решусь жениться — так только на ней, наверное.

Я же что думал? Я же думал, только домой сунусь — тут мне звиздец и придет. И за то, что бригаду бросил, и за то, что с дядей поссорился, и за то, что на теплое местечко в штабе не захотел, и ваще… А чему вы удивляетесь? У многих так — вы только подсядьте к барной стойке и уши навострите, вам сразу не один десяток мужиков всех рас и народностей душу будут готовы излить.

Если честно, я и Контру-то этого прихватил домой больше в надеже, что Шняга постесняется при постороннем, да еще и подчиненном… И то — не сожрали бы его в офицерской гостинице.

Захожу, стал быть, это я в спаленку нашу — глаза в пол, нервы на взводе, весь собран, как будто мне ща целый ковен в капусту шинковать.

Тишина в спальной.

Подымаю глаза.

Сидит моя ненаглядная, пригорюнившись, щечку свою матовую кулачишком подперла… девчонка-девчонкой из Вечного леса, только что любимого за Море проводившая… причем еще и попробовать с ним не успев. Открывает она свои глазищи широко-широко, а на ресничках длиннющих слезинка висит.

Вот верите-нет, ребята — перевернуло меня нах. Такая она печальная, такая беззащитная… Так сердце и рвется — укрыть собой от мира, уберечь от всякой скверны и реальную жизнь, сволочную и грязную, даже в окошко ей не показывать.

Вот ведь умом понимаю, что морок, вот ведь знаю, что суккубу моему все это изобразить — раз плюнуть, а сердцем чую: не игра это, ребятки, нет, не игра…

А уж прильнула она ко мне, обнял я ее, ненаглядную, и слышу, шепчет: устал, любимый мой, нагрузили тебя, сволочи, чтобы их три трипперных медведя во все щели разом перли… не бойся за нашу бригаду, не переживай — ты нас славно выучил, лучше всех выдрочил, мы с тобой не такие жопы вброд форсировали… и похер, что жизнь — говно, у нас — совковые лопаты… прогребем-прорвемся, а там и ты подтянешься: дядя твой правильный эльф, хоть и должность у него дерьмовая, вот закончишь ты этого конторского стажировать — и снова к нам вернешься…

И стою я, ребята, в полном ахуе, и даже не спрашиваю, откуда она про стажировку знает.

Погодите-ка…

Слышь, родная… этот пацан у нас пока покантуется? Он на кухне ща.

Покантуется-покантуется, — шепчет мне Шняга, а сама к лежбищу нашему так и тянет, так и тянет. Плюнул я на стажера, дядю, бригаду и весь сраный мир вместе с ними, и утонул я в ее глазищах, и носили меня эти волны, и мяли, и трепали, пока не ворвался с ураганом девятый вал… и очнулся я на разоренном нашем сексодроме, еще не остывшем от утихшего шторма.

А Шняга уже на кухне колдует, стажера моего кормить-поить собирается.

Правильно, между прочим.

Это нас можно в первую очередь поить — а пацану надо из чего-то мышечную массу наращивать, она ему ох как понадобится. Так что его в первую очередь — кормить.

Выползаю я на кухню, халат накинув, приваливаюсь к косяку и умиляюсь: мечет Шняга на стол кучу вкусняшек, в духовке что-то поспевает, в микроволновке что-то греется, чайник урчит, кофе-машина капучинатором пофыркивает. И хорошо-то как мне стало, ребята — век бы так жил. Как тогда старый чернокнижник, которого мы валить собирались, вопил: остановись, мгновение!.. кому сказал — стоять, сцуко!

Не помогло ему это.

Да и у меня не получилось.

Улыбнулся я, глядя на хрупкую эльфиечку, порхающую по кухне в полупрозрачном халатике, и прикинул, как бы удивился пацанчик мой, если бы перетек этот робкий лесной цветуечек в свою боевую трансформу. Заржал, отлепился от косяка и тоже к столу подсел.

О чем, говорите, за столом болтали?

Да ни о чем.

Когда Шняга в образ хозяюшки входит, не до болтовни.

У всех присутствующих головы сильно заняты.

Они в них едят и пьют, не переставая.

А уж потом, с трудом отвалившись от стола, показал я Контре гостевую спальню, небогатые наши удобства, розетки сетей и контакты силовых линий, словом, провел занятие по ориентировке на местности, — и отвалил.

Потому как ночь обещала быть жаркой.

И потому как денек нам предстоял тот еще.

Плавно переходящий в следующее утро.

Для тех, кто выживет…

Практикант

Ну что сказать…

Поволок меня Старший ночевать в свою берлогу, извинился за беспорядок (я только молча кивнул, обозревая сияющее чистотой помещение), и скрылся в спальне. Часа так на два. А потом…

Оказалось, что у него ТАКАЯ спутница жизни… Вот честно — если бы у меня март был, точно поухаживать бы попытался, не задумываясь о последствиях… А так только с благодарностью смотрел на неё, пока она готовила, а потом и вовсе не до взглядов стало — занят был. Едой.

Вот что меня всегда в себе поражало — так это метаболизм. Слопать могу сколько угодно, а массы не набираю… как кот уличный… и куда только всё съеденное девается? Хм… ещё один вопросец…

После ужина старший показал мне комнату, в которой — о чудо! — оказались места подключения как к электросети, так и к силовым линиям… Живём!

Дождавшись, когда за наставником закроется дверь и из хозяйской спальни пойдут интересные звуки, я открыл магноут, навесил на уши гарнитуру и подключил артефакт сразу и к сети, и к энергоканалу. Ну что, мой маленький, понеслася?

Перво-наперво подключиться к мировой инфосфере… в Инфернет лезть не рискнул — всё же Тёмный раздел… но мне и того что есть хватит…

Теперь поставить на анализ все текущие вопросы… Накыр это было нужно, накыр телепорты в серёжки зафигачивать, и что за кырня с метаболизмом наблэдов… Рой, хороший мой, рой, приоритет первому вопросу максимальный, сам понимаешь, от этого моя жизнь зависит…

Теперь, наверное, нужно поближе познакомиться с моим новым местом службы… Тааак… что у нас тут… Гугляндекс, запрос — Корпус Стражи… как — инфа засекречена, недоступна, и воще пиздюляй отседа? Ах так… Нотя, ты не против слияния разумов? Приятно, что не против…

Так… где тут эти провода?.. вот вы где! Я вас сразу узнал, по прищепкам зелёненьким… Ой, цепко держат, заразы… ыыых… где тут разъём? Вот он! Уря.

Сознание резко расширяется, мир начинает восприниматься как скопление пакетов различной информации, и понимаешь, что тебе больше не надо тонуть в них в одиночку, что тебя поддерживает кто-то родной, и сами вы теперь не разумный и артефакт, а объединённый сверхразум… нет, вы и так близки по духу, вы оба созданы искусственно и для какой-то цели, но слияние сущностей… это совсем другое… Да… помимо чисто функциональной нагрузки, когда можно обходить всякие блокировки и находить нужную информацию, идёт ещё и эмоциональная… Она исходит от биологической твоей половинки, но, поскольку вы сейчас единое целое, то те же ощущения испытывает и механомагическая, и от этого симбиоз укрепляется ещё больше…

Корпус стражи, говорите… запросто!

Объединённый разум скользит в инфосфере мира, пробираясь между блокадами информации, взламывая замки-пароли, устремляется к своей цели… Эмоциональное напряжение нарастает… Последний барьер… Да! Желанная информация широким потоком вливается в нашу постоянную память, и сознание затопляет такой накал страстей, что соединение не выдерживает и прерывается…

Я очнулся с ноутбуком на коленях, как и погрузился в слияние разумов… Вот это, что называется, да! Каждый раз как в первый раз… потому что информация всегда разная, и ощущения — тоже… И теперь можно будет в любой момент получить любые сведения о Корпусе Стражи…

Случайный взгляд за окно на восходящее солнце… Ох ты ж кыр! Всю ночь просидел… И на кухне уже слышны голоса…

Я аккуратно отсоединил все провода, привёл себя в порядок, и, пытаясь особо не зевать, поплёлся к центру каждой квартиры — на кухню. Хорошо ещё, что кругов под глазами не образовалось…

Наставник

Твою мать…

На всякий случай принюхиваюсь, хотя и без того знаю: не курил он.

А бабочка налицо…

Точнее, на лице.

И глазищи красные-красные…

И вид такой… задроченный.

Гм… а ведь не похож на любителя порносайтов.

Тааак… что нам демон послал на завтрак? Придраться не к чему — как всегда, вкуснотища. А и захотел бы придраться — демон тогда и тебя пошлет… и может быть, даже на завтрак.

К какому-нибудь любителю парной эльфятинки…

Ну, навалились…

И пожирнее, пожирнее… чтобы все, что сегодня выжрать придется, не убило тебя в говно раньше времени.

А вот пить мы будем исключительно кофе.

С амфетаминчиком…

Силы нам сегодня понадобятся.

Мляяя…

Парадка…

Вот терпеть я парадку не люблю.

Туева хуча всяких приблуд — и шеврончиков, и погончиков, и прочих кондомчиков… еще бы кружевное жабо присобачили, сцуки! Кстати… не забыть бы листочек с петлички сдернуть — все же разжалован из бригадиров… есть!

Надо же, сколько мне эта парадка служит — четвертый День Стража, а рукава еще не оторваны, пуговицы на место пришиты, и даже пятна от блевотины (не сдержалась тогда наша графинюшка, прямо на грудь мне не сдержалась) выведены так аккуратно, что не помнил бы — хрен чего нашел. А ведь бывало, что уже к вечеру от парадной формы одни лоскутки оставались… старею, что ли?

Ну что…

Убрать лист с петлицы я не забыл, шейный платок, особым образом завязанный, немного навыпуск, — так, чтобы миллиметров на восемь-десять больше, чем по уставу… а как вы хотели?.. должен же ветеран чем-то отличаться от зеленки выпускной, красноберетной! Например, тем, что явно устав не нарушая, вольность все же допускает… в пределах разумного.

Твою мать… колодка неполная — серебряный лист за Звезду смерти не добавил…

Да и хрен с ним, с листом — будет время, доцеплю ленточку. Когда орденских планок переваливает за три десятка, там уже как-то пофиг — одной ленточкой больше, одной меньше…

О!

Шняяяга…

Три малых золотых листа мэллорна в петлицах — а мы ведь звание из-за вчерашнего утешилова так и не обмыли…

Ничего, сегодня с бригадой наверстаем.

И хрен с ним, с моим разжалованием — сегодня у меня двойной праздник. Во-первых, третий листочек Шняги, а во-вторых, в-главных — снова я буду стоять на бережку без единой лодочки в руках. И это, последнее — всем праздникам праздник.

А сегодня она уже не эльфийка…

Кто же она сегодня?

Что-то неуловимо-эльфийское осталось, но только намеком. И человеческое — тоже. И от валькирии, Девы битв — но этого куда больше. И самая большая компонента — родная… так и сквозит из-под всей этой смеси боевой офицер Легионов Ада. Хорошо, что от гориллоида ничего нет. Ну, да еще не вечер…

— Ты как, Контра? К празднику готов?

Херасе…

А вот об этом я точно не подумал.

Нет, ребята, вы себе думайте что хотите, а за Шнягой я как за каменной стеной.

Вот ведь за всеми этими тягомотными переживаниями я и не подумал, что шпак в такой день будет смотреться как проститутка в монастыре… причем в пьяном до изумления монастыре, и без настоятеля… даже с куда большим риском. А умничка моя, ротмистр свежеиспеченный, оказывается, не только подумала, но и меры своевременно предприняла.

Выносит она Контре мундирчик Стража — и как раз по мерке. Орденских планок на нем, правда, нет, и петлицы… вот что ему в петлицы засадить? Засадим, пожалуй, прапорский серебряный листочек… хотя что мы за него решаем?

— Контра, у нас проблема. Давай-ка мы твое конторское звание переведем в наше… ты кто в Конторе по званию?

Ясно…

Ротмистр, приведите петлицы в соответствие!

Ну что ж, вот теперь точно все…

И мы вываливаемся на улицу — пустынную, притихшую улицу, готовящуюся к вечеру принять Стражей. Подъезды заперты, окна зашторены, лавки закрыты от греха, прохожие… нету прохожих: дураки, любящие поглазеть на то, как празднуют Стражи выпуск, уже давно в этом городе повывелись. Вымерли. В силу естественных причин, так сказать — что может быть естественнее, чем быстрая смерть от опытной руки? Она, рука, действует безупречно, даже когда сам Страж не понимает, на этом он свете или уже на том…

И мы идем втроем по пустынной улице, прямо по проезжей части, и нас догоняют раскрасневшиеся Тигра и Дайка, а чуть позже — Чморин с Козлом, причем оборотень (я так и знал!) с неподдельным интересом поглядывает на сережку в ухе Контры, а гном мрачнеет и теребит свой парадный топор. Отставить, педрилы хреновы! Иногда серьга — это просто серьга, а не ваш клубный значок! И уже у самых ворот Высшей Школы Корпуса Стражей, где кружится водоворот бывших выпускников, на нас сверху падает нетопырь, у самого асфальта оборачиваясь Грефой. Что характерно — трезвой Грефой. Да, графинюшка, это и есть наш стажер… точнее, мой стажер. И поскольку он стажируется в Корпусе Стражи, он тоже — Страж, так что прошу любить и жаловать — и помнить, что сейчас он в нашей бригаде.

Бригада согласно кивает головами.

Что ж, еще один камень с души — через час вся Академия будет знать, что у нас пополнение, и этого щуплого парнишку трогать нельзя… если, конечно, ты не решил, что пришла пора кончать с этой твоей гребаной жизнью…

Дневальный в проходной козыряет нам, с интересом поглядывая на серьгу Контры.

Еще шаг — и мы в толпе, затопившей плац.

И как раз вовремя.

Ну, ребята, понеслась…

Практикант

Похоже, что-то я упустил, и старший засёк, что ночью я не спал… Хорошо, хоть не спросил ничего, а то что бы я ему ответил? Да так, товарищ руководитель практики, взламывал на пару с одушевлённым артефактом вашенскую базу данных со всеми архивами, и кончил при этом? А то, что всё это дальше моего разума не выходило и телу только недосып сидячий достался, так это же всё мелочи… И никакой секретной информации я не узнал, она вся на жёстких дисках, но если надо, я что-нибудь выцеплю… Вот уж действительно, дай Случай, чтобы этого никогда не случилось.

По время завтрака я мысленно общался с магноутом, благо сам когда-то оборудовал его телеп-портом. А Нотя как раз решил проблему метаболизма…

Оказалось, пищеварение у меня от демона идёт, вся энергия в магическую мощь уходит, но я не в силах удержать её много, и получается, что только сильнее фоню в глазах магов. И выхода тут два. Либо меньше есть (я ещё раз оглядел продуктовое изобилие и отмёл этот вариант), либо перестраивать пищеварение, как когда-то свой половой цикл урегулировал. Нет, а что, это очень удобно — на работе не отвлекаешься на симпатичных Ходящих или Прыгуний, а отпуск, который себе в марте выбил, проводишь исключительно в своё удовольствие… Тем более что девчонки как-то клюют на мой лемурий взгляд, я даже не тренировался, само как-то получается… Но впрочем, сейчас не март, а потому я абсолютно бесстрастно смотрел на изменившуюся Шнягу, как представил её Старший. "Демонесса, самая настоящая суккуба…" — подсказывает магноут. Не сталкивался с ними раньше, только у одного из наших то ли дедушка суккубом был, то ли бабушка сукинкубом… тоже необычные демоны кстати…

Потом все принарядились в парадные, по крайней мере, выглядящие так, формы, и меня не обошли. При вопросе о звании я сначала впал в прострацию. У нас ведь званий как таковых и нет, только статусы… В общем, проанализировали мы с магноутом иерархические лестницы двух организаций, и в пересчёте на Стражу я оказался прапорщиком…

По выходе из дома телеп-связь пришлось свернуть, а то никаких бы сил не хватило на её поддержку. Лучше потом с ним посидим ночью, какое-нибудь заклинание вместе разучим…

Потом мы шли по пустынным улицам, что соответствовало той мизерной информации о празднике Стражи, что хранилась в архивах Конторы. Я можно сказать первооткрыватель, допустили до одной из тайн… Только как бы потом не пришили в тихом переулке.

Постепенно стали подтягиваться сослуживцы Старшего, я так понял, они одной командой раньше были, пока не провинился мой наставник… Эмм… от это да… Целых две разноцветных парочки, причём из них можно легко выкроить две традиционных… Всё смешалось в доме Обломских…

Кыр, и чего они все на моё ухо смотрят? Ну не цветной я, не-цвет-ной! Эта цацка как для шамана кольцо в носу, вот! Атрибут рабочий.

В общем, представили меня всем как полноценного Стража, и, пройдя мимо дневального, так кажется, это по-ихнему, а по-нормальному — дежурного, (и опять, опять эти взгляды! Так недолго свихнуться и самому в "праатцивные" удариться…) мы оказались на заполненной народом площади. И все — Стражи. Ой что будет…

Наставник

Мляяя…

Что ни говори, а ритуалы — великое дело.

Вот, казалось бы, за сотни лет можно уже все настолько запомнить, что, кажется, закрой глаза, заткни уши — и, сверяясь с внутренними часами, комментируй: построение… подъем стяга… чеканные слова команд…

Все… Начальник Высшей Школы выпускников на прощание обложил по матушке, и Командору передает.

Чего?

За что обложил?

Традиция такая.

Это чтобы грехи курсантские, явные и тайные, шалости их в Академии простились и списались, и чтобы на службе мальчишкам-девчонкам везло.

Нет, вот сколько ни слышу эти слова — все равно что-то внутри дребезжать начинает.

"И вручаю тебе жизни детей своих и судьбы их, и будешь ты им строгим отцом и суровой матерью, и властен будешь над их жизнью и смертью…"

Командор подходит к микрофону, брезгливо отстраняет его в сторону и на весь плац, во весь свой неслабый голосище ответное слово держит…

А вот уже и курсанты слитным хором ревут Клятву Стража… по одному шагают к Святыням Корпуса…..

Что?

Ну да, Клятву Стража.

А что тут удивительного?

Поступил, к примеру, парень или девчонка в Академию, и до конца не дошел — спекся. Не так часто, но бывает. А Клятва, Святынями запечатленная, ему потом жить на гражданке не даст…

Нет, ребята, не уверен — не клянись.

Святыни клятвопреступников не любят.

Да и Стражи…

Нет, никто на таких специально не охотится, но если встретят до того, как мощь Святынь их накроет — пришибут, не задумываясь.

У нас ведь как?

Прошел чистилище Академии и первый круг ада полевых практик — добро пожаловать в бойцовое братство. Не чувствуешь в себе уверенности — подал рапорт и вышел из игры. И никто тебе слова не скажет: не о собственной шкуре заботился, а усомнился, не поведешь ли ты товарищей, когда подкатит твоей бригаде полный звиздец. Говорят, неплохо такие ребятки на гражданке устраиваются: Академия университетам не чета, тут знаний и умений в тебя куда больше вбивают. Говорят, корпорации даже этакий аукцион устраивают — кто лучшие условия выпускнику предложит.

Но вот если дал клятву и спрыгнуть потом решил — дааа…

Потому как сегодня ты клятву преступил, а завтра своих товарищей подставишь. И такое бывало, чего греха таить…

Можешь прятаться в самых дальних закоулках Обитаемого — все равно рано или поздно мощь Святынь тебя настигнет.

А что?

Бог не фраер — долго терпит, да больно бьет.

О чем это я?

А!

Так вот, курсанты в Академии обет Слушателя дают. Простенький, хоть и тоже строгий.

Ну, там чересчур дурака не валять, учиться прилежно, о братстве-сестринстве помнить… Нормальный обет — за чем сюда шли, то и пообещали выполнить.

И вот только потом, на плацу, в утро выпуска, в День Стража, отучившись, экзамены посдавав, на практике себя испытав и все хорошенько обдумав, получаешь ты право выбрать — или с Корпусом себя Клятвой связать, или снять форму и за ворота выйти. На следующие сутки. А то мало ли…

Процедура целования Святынь, конечно, подлиннее речей отцов-командиров будет, но тоже не особенно затягивается — не так уж много выпускников покидает стены Академии. Я вот все в толк не возьму — как за одну минуту Святыни считывают всю информацию с прикладывающегося к ним? И генетический код, и ауру, и прочее, что позволяет идентифицировать живое существо, как бы его потом не исковеркало. И даже подсознанку считывает — бывали случаи, когда опустившийся на колени перед ними мешком валился замертво — и потом самый умелый некромансер не в состоянии был его поднять для посмертного допроса. А потом и пытаться поднимать прекратили. А зачем? Все равно Святыни причину Тройке объяснят.

Ну, Тройке…

Начальнику Академии, Командору Корпуса и Верховному Окормителю.

Да, все понимают, что система безопасности несовершенна. И что засланцы Темных, или что еще хуже — потенциальные Темные, которые еще и сами не подозревают, что потемнеют они со временем, могут и в Академию поступить, и до выпускного доучиться.

Но вот в Корпус уже ни-ни.

Святыни им дорогу закрывают.

Ну вот…

Последняя команда.

И машем, маршем…

Сквозь город.

К центральной площади.

В намагиченный ресторанный зал.

Почему не за городом?

Тоже традиция.

Всегда здесь в День Стража зал ставился.

А город уже потом появился.

Что, собственно, и неудивительно — безопаснее места не найти: если что, Стража всегда под боком.

Правда, Академия так и осталась на окраине… и база Корпуса, и ДОССы. И нам удобно, и горожанам меньше напрягов.

Но есть один день в году…

Вот, собственно, он за полдень уже и перевалил, этот день.

Твою же мать…

Вот ничего в этом мире не меняется.

И ножки столов все так же гнутся под тяжестью блюд…

Бригада!

Чего замерли?

Команда была — налетай!

Практикант

Ну что сказать… В охрене я, в охрене и окыре… Уж не знаю, за что некоторые Ходящие, не из мухобоек, называют Стражей варварами… наверное, за подход к решению вопросов с Тёмными… потому что у них тут всё даже организованнее, чем в Конторе… Академия своя есть, и какая-то клятва… Жуть. Вот что я не люблю — так это клятвы. Раньше мне их приносить не приходилось — всё равно необходимая линия поведения при определённых обстоятельствах зашита на уровне инстинкта. Если честно, страхово было немного — а вдруг и меня эти Святыни, именно с большой буквы произносится, заставят целовать и клятву Стража приносить. Но обошлось — всё-таки я для них если не чужой (пустили же посмотреть), то и не свой точно.

И всё-таки у Конторы с новыми кадрами проще намного… Наблэдов много, вся администрация на них держится, канцелярия и прочие архивы. А вот полевые агенты…

Тот, кто слышит одному ему ведомый зов, всегда находит кабинет приемной комиссии. Он не существует нигде, появляясь лишь на пути потенциального Прыгуна или Ходящего. И неизменно новичка встречает нацайника (даже в мыслях не могу назвать демиурга по имени, она этого не любит) и отправляет на семь кругов испытания. Как ты себя поведёшь — от этого зависит твоя дальнейшая судьба. Либо будешь каждый раз скакать наобум, попадая в самую гущу событий, либо спокойно пойдёшь по своей Дороге, оставляя за собой торжество Равновесия, либо…либо поймёшь, что не твоё это, и если всё же поступишь в Контору, то скорее своими действиями, даже если они исключительно благородны со всех точек зрения, обвалишь Весы накыр… такие иногда уходят навсегда, а иногда остаются резидентами Конторы в своих родных мирах, чтобы мобильных сотрудников было кому ввести в текущие события…

Спрашиваете, что было до Святынь? Ну… в целом похоже на обычный выпускной в военной академии, разве что напутственная речь директора… О, это было нечто… Я уши развесил насколько мог — такие интересные идиомы и просто парадоксальные сочетания, казалось бы, несочетаемого. Ооочень познавательно. Узнал много нового о генеалогии, физиологии и межвидовых взаимоотношений.

А потом опять чапали через весь город, и где-то после полудня притопали на банкет. Ооооооо… сколько еды…и выпивки… Чую, спать мне сегодня или мордой в салате, или вообще под столом, ибо СТОЛЬКО алкоголя на единицу жрачки мой организм не перенесёт. А если откажусь пить — не поймут ведь. Ну да ладно, литра на полтора меня хватит, а вот дальше уже пойдут последствия.

Старший отдал команду "налетай!", и вся бригада с энтузиазмом ринулась за её исполнение. Я не отставал.

Наставник

И вот что интересно…

Бывал я на гражданских фуршетах. И не раз. И не в одном мире. Редко где это действо проходило чинно-блинно, разве что у суровых монархов, где за порядком палачи наблюдали. А так — что при королевских дворах, что на президентских приемах, что на корпоративах — налетает толпа на столы (сроду в рабочий день и десятой части на месте не найдешь), сметает все в желудки и сумки — официанты подносить не успевают. И пока кладовые не опустеют, и пока стража толпу от столов не попрет — не успокаиваются, халявщики.

То ли дело — День Стража…

Нет, строем мы к столам не подходим, и вилки с закусью ко ртам не по команде подносим. Ну, разве что в первые полчаса звучит начальническое "Наливай!"… Но никакой сутолоки у етьбенных мест, никто дуг у друга изо рта сладкий кусок не рвет, и упаси святыни — никаких пакетов, мешков и сумок! Хотя, казалось бы, не разгуляешься на деньги Стража — разве что на боевые да наградные… да и те по большей части на раздачу долгов уходят… да и пайки в наших столовках изысками не блещут: обычная солдатская еда: много, сытно и невкусно. И запретов вроде бы нет — ну сунь за пазуху индейку пожирнее… а нет, останавливает что-то… больше того — и мысли такой не возникает. Помню, всегда гражданские на нас на тех фуршетах косились — стоим спокойно, со столов в мешки не метем, чужого не хапаем… правда, и своего не отдаем.

А банкет тем временем своим чередом катится. Графинчики и бутылочки уже пустым стеклом все чаще пошли отсвечивать, зато у соседей глаза мало-помалу стеклянеют. Дайка, гляжу, себе уже порошочек в десну втирает и Тигру начинает потихоньку мацать. Бригадир-раз, здоровенный тролль, место напротив себя расчистил и дорожки выстраивает… четыре дорожки — значит, четверо у него в бригаде новичков, пополнение… сейчас первое причастие будет устраивать. Как бы передоз зелень неумелая не схватила, тролль сроду меры не знал…

А! ну, эти не схватят… Три вампира… пардон… два вампира и вампиресса стоят наготове с пустыми трубочками из-под взрывателей. Будет паршиво — растаяли туманом и отдуплились слегонца… А вот котолаку может и не покатить — совсем еще зеленый котенок… присмотреть бы надо, раз уж я тут самый трезвый.

Почему самый трезвый?

А как же иначе?!

А вдруг с моим стажером чего нехорошего произойдет? Слух, конечно, уже разошелся — но мало ли…

Бдеть надо, бдеть…

И мотнув головой Грефе — присмотри, мол за пацаном… и за котенком тоже… отправляюсь я слегка отлить.

Вы думаете, легко это — найти место для отлива во время банкета Стражи?

Сортиры отпадают сразу — там или трахаются, или блюют, или уже заснули на очке… хорошо, если успели предварительно штаны сдернуть.

В подсобках — стоны, надсадное сопение и прочие аудиоэффекты от кучи копошащихся тел… и палеными тряпками воняет — то ли кто-то колготки забыл снять, то ли косяки по кругу пошли, то ли окурок в наспех сдернутые штаны по неосторожности швырнули.

За зал можно и не заворачивать — пока народ еще отчасти адекватен, он именно туда отлить и стремится… а потом уже только за угол сил хватает заползти.

Дерево — или кусты?

Кусты наверняка давно заняты — но и под деревом трава высоченная… но вроде бы, в отличие от кустов, не шевелится.

Дерево.

Расстегиваюсь и закатываю глаза от удовольствия.

Мляяя… это же счастье, когда есть возможность отлить, когда хочется…

Не верите?

А полежите-ка в засаде пару суток, на ровном местечке, которое днем под ясным солнышком как на ладони, а ночью прожекторами залито… и не часовые на стенах, которым можно глаза отвести, а хренова туча датчиков, которые реагируют на все на свете, в том числе — на необъяснимое повышение уровня влажности в отдельно взятой точке… И вот тогда, когда подтянулись к тебе три бригады, и взломали нахер сраный этот периметр, и подавили киберснайперов, и вломились на территорию, с особым ожесточением валишь мерзавцев — вот вам, сцуки, за мой чуть не лопнувший мочевой пузырь, получите по счету за мои адовы муки…

Стою, журчу струйкой и мычу от удовольствия.

В траве тоже мычат — но с явным негодованием.

А что вы хотели, дорогие мои? Подальше надо было устроиться, подальше… А не доперли с самого начала — что ж, ща я ваш пыл немного своею струей остужу… или наоборот, подогрею, смотря по тому, в процессе вы или уже отдыхаете…

Тааак…

А теперь, господин экс-бригадир, наставник сраный, пойдем-ка мы обратно… Аккуратно пойдем, о трупы временно павших не спотыкаясь, в блевотине не поскальзываясь, на девочек не отвлекаясь… Долг — он и на банкете долг, в рот его парить…

Выхватываю у кого-то по пути любезно протянутый косяк, в один прием всасываю и с наслаждением, не торопясь, выпускаю дымок.

Хорошооо… и пока без эксцессов.

Привалившись к косяку — на этот раз к дверному, высматриваю моих.

Вон они, голубчики!

И котенок с ними рядышком.

Со Шнягой в обнимку.

Целууууются…

Целуются?!

Взасос?!

Ладно.

Пусть.

Ща подойду — и в морду не дам.

В конце концов, кто я ей? Бывший начальник, партнер по постели, боевой товарищ.

Короче — никто, и звать никак.

Все.

Подхожу.

Ну, как вы тут без меня? Веселимся?

Ё…

Не понял…

А почему — котенок?

М-дааа…

Вот и верь после этого своим глазам…

И вовсе это не просто так себе котенок.

И вовсе это сестричка это Шнягина. А котенок, да еще мужского пола… ей, демонице, похрен — хоть мусорным бачком, а вот товарищам по казарме куда спокойнее, когда на соседней вагонке похрапывает котенок, а не фигуристая суккубица. И спится крепче, и ваще… Я как вспомню визит к Шнягиной родне… и сестричку эту… и маму… и маааму… мля!.. отставить маму, твою мать! Отставить! Потому как еще пара секунд — и пришибут пуговицы с моей ширинки кого-нибудь по неосторожности…

Лан, ребята, по последней — и к маршу готовсь!

Практикант

Ох…это что же у них за алкоголь, что меня унесло не с обычных полутора литров, а уже после десятого тоста? И закусывал вроде хорошо, даже не закусывал — полноценно ел, а всё равно — всё уже предельно сглажено и размыто… со зрением непонятно что творится… Да ещё и обострившееся обоняние отреагировало на дорожки белого порошка… В общем, закосячило меня капитально.

В голову пришла относительно разумная мысль: а что если слить часть потреблённой жидкости? А вот её продолжение… Тогда можно будет ещё выпить…

Ну да ладно, я проводил взглядом Старшего, который, наверное, руководствовался тем же самым, и счёл логичным поход на природу.

Заломился в кусты, свободные от сплетённых парочек и других желающих облегчиться, выбрал цель — развесистый рододендрон, — и приступил к поливу. Параллельно рассуждал.

Всё-таки хорошая это штука — банкеты… и почему в нашей Конторе такого нет? Все корпоративки ограничиваются коллективным шабашом, в который каждый приносит, чего не жалко. А поскольку для себя ничего не жалко, несут качественное, а потом всем скопом разъедают… но чаще всё же распивают… И начинается веселье… Особенно если к корпоративке вздумает присоединиться нацайника… О да… никакенная демиург твАрит такое, что страшно делается, но почему-то наутро все вспоминают это как ВЕСЁЛОЕ ПРИКЛЮЧЕНИЕ! Нет, никогда я не пойму наших. Чувствую себя белой вороной… Взять хотя бы тот случай, когда Рыжая Бестия изобрела новый метод противостояния Мелкому… кто больше выпьет… Так потом вся Контора сдерживала прорывы Инферно, гасила многочисленные пожары и пыталась остановить всепоглощающую Тьму… а всё из-за того, что нацайника временно присочиняла им немереное количество сил…

Значит, стою, поливаю, закончил дела, только ширинку застегнул… Приобнимает меня кто-то за плечи, и шепчет жарко в ухо с серьгой:

— Это ты преждевременно, сладенький…

Чтоо? Я не цветной! Выворачиваюсь, осматриваю здоровенную тушу… И пусть хоть какая сволочь вякнет, что ЭТОТ — пассивный… скорее уж гиперактивный…

Отступаю на шаг, а этот бугай говорит:

— Ну что ты, сладенький, или не нравлюсь я тебе? А мне вот как раз нравятся такие, чтобы волосы длинные, блондинистые, и серёжка в ухе. Так что добром не хочешь — силой возьму!

Вай! Мама! И вот объясни ему, что я не блондин, а седой!

Делать нечего… Хочешь задницу сохранить — умей вертеться… и быстро бегать…

И откуда только координация взялась и прыть? И зрение сразу приобрело необыкновенную чёткость. Я развернулся и рванул через кусты подальше. Только похоже, что я попал в кошмарный сон… Куда бы я ни побежал, всюду встречал ещё одного цветного, раскрывшего пламенные объятия… Кидался в одну сторону, в другую — везде они, только один коридор оставался свободным. Меня загоняли, как зверя, и я даже боялся представить, ЧТО там впереди…

Котейка

Ну, сестричка меня живо просекла. Только она, да Начальник Академии знали, кто я такое. В конце концов, первый демон, поступивший в Академию и намылившийся в Корпус Стражи добровольцем… Сестра не в счет, ее обманом заманили, и только уже потом, когда этот громила, рискнув всем — и службой, и жизнью самой — ей свободу выкрал, она решила — останусь с милым.

Ошизеееть.

У суккуба — милый!

Избранник — и всех остальных ей даром не надо… разве что ненаглядному развлечься захочется.

Нет, еще пара таких извратов — и ад замерзнет…

Поглядела я на них, когда сестричка домой приезжала, поглядела — и решила: есть в этом что-то. Вот что есть — пока непонятно, но прикольно.

Хочу!

И подалась в Академию.

Семья, конечно, рогами упиралась — причем всеми… разве что братик на защиту встал, да и то потому, что Клавкин кавалер его где-то чем-то когда-то… и не говорите мне, что чувство благодарности нам, демонам, неведомо! Просто оно иной раз приобретает несколько специфические формы.

За столом, удачно так получилось, я напротив оказалась. Ну, литр-другой-третий внутрь, порошочек в ноздри; мне-то пофиг, так, чуть повеселей стало. Стою я и как дура на сеструху с ее парнем пялюсь. А они, два голубка…

Кто сказал — завидно?

Я тебе, заразе…

Ну, завидно.

И что?

У меня не хуже будет.

Может быть.

Вон этот прапор с ними рядышком… незнакомый такой — ни разу его не видела, говорят, стажер у Клавкиного громилы. Повезло ему.

Нет, серьезно повезло. Бригадир-четыре — это… это… это… ну, короче, это бригадир-четыре, и круче его только Командор, наверное… ну и кто-нибудь еще — только я про этого кого-нибудь ни разу за всю учебу слыхом не слыхивала. Разве что на лекциях по истории Корпуса.

А странный какой парнишка…

И всего-то в нем намешено — и эльфийского, и кошачьего, и беличьего, и нашей крови, похоже, капелька есть. Вот только сережка меня смущает… ну, в конце-то концов, я ведь в кота перетекла, а не в кошку…

Хочешь быть командоршей — знакомься с прапором. И потом тихонечко помогай ему пробиваться, спину прикрывай, дорожку расчищай… так, чтобы он ни сном ни духом, что это — твоя работа…

Странные они, мужики… Непременно им всего самим надо добиться. И щемит их, если вдруг хоть намек уловят, что нам они чем-то обязаны.

А все потому, что они на процесс настроены, а мы — на результат.

Вот так мир и крутится — мы втихушечку облегчаем им процесс, чтобы добиться нужного нам результата…

Так… один отвалил — явно выпитое наружу попросилось.

Ща знакомиться пойдем…

Э!

Ты куда, мы так не договаривались!

Хотя…

По крайней мере, если что не так — сеструха потом подкалывать не сможет.

Ну и где ты, жертва моя свежеоблегченная?

Ты что, без меня любовь крутить собрался?!

Ой нет…

Тут не любовью пахнет…

А прапор-то — натурал! Ему что, идиоту, никто про сережку не рассказал?!

А эти дебилы тоже хороши… поприкалываться решили, зайчика затравить…

Ща вам будет охота… вам так охота будет, что просто терпежу не станет…

Есть!

Шестерых накрыло — пятеро даже штанов не успели сдернуть, прямо в них… о, как сзади все отвисло… поднакопили вы, братцы-кролики, поднакопили… давайте, выгружайте все ваши накопления, смотрите только, чтобы через анус наизнанку не вывернуло…

Так… а с этой тройкой я и вручную разберусь.

Ой, мальчики… у вас же сейчас глазки полопаются…

А чего бы не полопаться?

Жирная старуха, сиськи тряпочками, брюхо фартучком, жопа дряблая отвисла, зато мочалка, бедра прикрывающая — отпад… кислотного такого цвета. В позе "пьяный журавль готов танцевать сальсу".

С правой ноги в челюсть самому крупному — глядишь, глазенки-то вылупившиеся на место встанут. С левой — тощему под челюсть… а фиг ли она у тебя отпала?.. ну прикусил язык — делов-то куча… пришьют. На лету разворачиваюсь задом, и моя коронная неожиданность: могучая, громоподобная, гарантированно сносящая с ног… а вы думали откуда пошло выражение "ветры пустить"?.. так вот, это не ветры, это ураган…

Так…

А теперь, Котейка, думай… резво думай. Это тебе не выпускники, это уже в деле побывавшие… пьяные-то они пьяные, но ща в себя придут, и такое начнется…

Пора применить мое любимое.

Что-что…

Прапора за шкварник — и живо делать ноги.

И в тени деревьев быстренько вернуть себе прежний облик.

Пусть они тут шуструю бабульку ищут.

А мы пока — в зал, к сестричке под крылышко. На нее-то попробуй рыпнись…

Клавчик… ой, Шняга! А вот и мы… проветрились немножко.

За что спасибо?! Ах за парня… Твой присмотреть просил, да? Ну, таки и присмотрели…

И мы с сестричкой целуемся — она на радостях, что все обошлось, а я… честно… соскучилась я по Клавке…

Ой, а кто это к нам идет туча-тучей? Ой, чего это мы такие грозные?

Дура…

Я же — Кот! Кот, а не кошка! То-то его повело…

Сеструха, похоже, сразу врубилась. И плакал мой Большой Секрет… ну, не совсем плакал — но теперь его еще двое знают… И Клавкин Страж, и этот… прапор симпатичненький.

Ну, сеструхин точно не проболтается… а вот прапор…

Да и пофиг — чего я буду этим заморачиваться?

Марш же начинается!

Эй, парень! Как тебя, Контра?.. клево… пошли, Контра, ща самое главное начнется!

Практикант

В общем, загнали меня в угол, окружили… Совсем было я уже со своей ориентацией простился, думаю — поздравляю, тебя, Контра, с половым крещением… Зря, ой зря ты не подвернул ухи к голове, раз уж тупости хватило телепорт-серьгу вкрутить… Но тут…

Если у кошки девять жизней, то у крысы их не меньше пятидесяти. Мне сказочно повезло!

Во-первых, шесть из них надолго выбыли из строя в силу внезапно наступившего расслабления ягодичной мышцы. Вы не смотрите, что я нудничаю, это всё стресс… А что вы хотели с такими напрягами? Нет, я могу и просто сказать — обосра… ну вы поняли. Я всё-таки относительно воспитанный… Ну вот, опять отвлёкся.

Значит, отпали эти шестеро, причём пять — буквально, под весом наполненных штанов. И тут выскакивает из-за деревьев чуда-юда — старуха, плюс "красавица" каких поискать… Ещё и изогнулась как редкому йогу удаётся… Ну оставшиеся трое на неё вылупились, а бабуська давай кунг-фу показывать. Как пошла ногами махать, а потом кааак пукнет… Снесло всех, в том числе и меня.

А старушенция меня за ворот хватает — и под деревья. Ну вот зачем, зачем я ей понадобился? Неужто "спасибо" требовать начнёт? Не успел я испугаться ещё раз, превратилась эта божий одуванчик в кота, зыркает на меня глазами разноцветными и волочёт в банкетный зал. Я только и успел полоску седую на голове заметить — типо оборотень.

В общем, побалакали этот кот со Шнягой о чём-то, я не вслушивался, и давай целоваться. Я отвернулся деликатно и взглядом за Старшего зацепился. Топает он к нам мрачный такой, глазами чуть молнии не мечет — ревнует, видно. Я тогда ещё раз поблагодарил Судьбу, что на дворе не март стоит, а то бы и на меня так зыркали… Ой что будет…

А ничего не было. Сестра это Шнягина оказалась. Вот везёт же мне на суккубов… и попробуй пойми — правда сестра, или очень даже брат? Как определить пол у того существа, которое с лёгкостью их меняет? Но я этим решил не заморачиваться, а также тем, почему Котейка под оборотня косит. Мы — крыски мелкие, нам это знать не полагается… но в инфосферу мы при ближайшей возможности залезем, узнаем… а то и в Инфернет закопаемся. Интересно же.

Подумать спокойно мне таки не дали.

— Эй, парень! Как тебя, Контра?

— Ну Контра я, — буркаю, посмотрев в зелёный и жёлтый кошачьи глаза.

— Клёво… Пошли, Контра, щас самое интересное начнётся!

И, не слушая возражений, хватает меня этот… эта… это… в общем, Котейка, за руку и тянет куда-то. Ну тогда посмотрим, что за "интересное". Надеюсь, не очередной кросс по кустам.

Наставник

Ох, твою мать…

Вот который год уже, а я каждый раз поражаюсь… как же нас много-то набирается, когда Корпус и Академия встречают День Стража…

Собственно, и не день уже давно — сумерки все сгущаются, обе луны на небо выкатились, а перед рассветом и третья покажется.

И ожил пустой город.

Нет, обыватели как сидели за семью запорами, так сидеть и продолжают. Это — наш вечер, и ни с кем мы его сроду не делили.

Течет, течет по главному проспекту разношерстная толпа.

Почему разношерстная? Потому что на Марш Стражи выходят в боевой трансформе.

Нет, на этот счет инструкций не писано, приказов не издано — это тоже традиция. Приято так — в последний поход на исходе сумерек выступать так, как будто в бой идем. Одно отличие — пьяны до изумления, травой несет, потом, перегаром, запахом мокрых шкур. Разноцветной рекой льется по мостовой разноцветный меховой ковер оборотней, рваными облаками мечутся над толпой нетопыри, и среди всего этого разнообразия мы — те, у кого нет боевой трансформы, ибо они сами по себе оружие. А вон там голубой отблеск сверкнул — явно джинн… и еще, и еще — сколько нас тут всяких разных, и все едины, все — Стражи. И туману-то, туману… это же сколько вас, кровососов, до того ужралось, что даже нетопырями летать сил нет?!

И бригада моя шагает — Шняга в трансформе гориллоида, Дайка, двухметровая саблезубая белка камуфляжного окраса, Тигра… ну — Тигра и есть Тигра… не больно-то она мудрила, когда прозвище брала. Гном — в одной руке трехлитровая бутыль, в другом — трехпудовая секира. Козлищенко… ну, этот как всегда — игривым взглядом на своего коренастого партнера косится и задницей призывно виляет, паразит… и мифриловые наконечники на рогах звездами сверкают.

И стекла дребезжат — вся эта толпа ревет Марш Стражей…

Так… Контру — в середину бригады… как бы не потерялся в толкучке. Тем более, что нас становится все больше и больше.

Старики подваливают, ветераны.

Это, конечно, правильно, что если ты дожил до отставки — по возрасту ли, по увечью ли — дают тебе право выбрать мир для проживания на твой собственный выбор. Хочешь — домой, хочешь — туда, где сражался когда-то, хочешь — в какое-нибудь благословенное местечко, где вечное лето, теплое море, завались дешевой жратвы и выпивки, и ничего страшнее похолодания на пару градусов сроду не случается.

Вот только большинство из отставников выбирают этот мир — там, где Академия, где база, казармы и ДОССы, куда заглядывал ненадолго только для того, чтобы между мочиловами передохнуть да в лазарете подлататься.

И никто не знает, почему.

И климат здесь самый обычный, и развлечений никаких, и выбираться отсюда сложно — режимный все-таки кусочек Обитаемого… А вот остаются же — и каждый год выходят на Марш Стражей. Пока ходить могут.

Вот они, мои хорошие… Шерсть седая, клочкастая, уши рваные — да и не у всех уцелели, хвосты рубленые-ломаные, а кто и на трех лапах ковыляет, четвертым протезом скрипит. Камуфляжки бережно заштопаны, бляхи ремней начищены, серо-буро-малиновые береты потертые, но чистые, на фиолетовом бархате петлиц (фиолетовый — цвет отставника) золото листвы поблескивает, а грудь панцирем из орденских планок покрыта.

О! Вон она, старая лиса, давняя знакомая… жива еще, легенда того мира, который она в одиночку на уши поставила… Потому в одиночку, что просрала, как всегда, резидентура, и послал туда штаб всего лишь двойку, когда надо было не меньше двух бригад. И когда прорывались они к замку, где трансформер помогал перевоплотиться еще парочке Темных, подранили ее напарника, да на ногах он остался — и успел-таки транса крепко зацепить, прежде чем словил сразу три смертельных заклинания.

И пока добивала юная лисичка, недавняя выпускница, трансформера, пока достала одного из Темных, второй успел ее напарника, наставника ее поднять… Поднять-то поднял — и тут же кони двинул, а вот с бывшим учителем пришлось малышке крепко повозиться. И не только потому, что силен он был и умел — никак не могла поверить девочка, что ее любимый учитель против нее повернул — и вообще он уже не он, а темная тварь…

А потом и замку кирдык пришел…

И паре-тройке городков, что имели неосторожность расположиться неподалеку.

И резиденту, пердуну старому, разнежившемуся в тихом мирке и прохлопавшему намечающийся ковен…

Сильно лисичка своего наставника любила.

Скандал замяли — Командор тогда собственноручно порвал и приказ о развоплощении, и начальника того сектора резидентуры… причем в буквальном смысле порвал — и не только приказ. И лет сто после этого резидентура наша считала, что лучше перебдеть, чем недобдеть… для собственного здоровья полезнее.

Как же ее…

О! Точно!

Мое почтение, Леди!

А где наш котяра? Запаздывает что-то… не прихворнул?

Мляяя…

Чтоб меня в пасть мою вонючую семь трипперных кабанов… И в глаза мне рогами… все равно ни хера не пользуюсь… в руках-то у нее — сверточек… знакомых таких очертаний сверточек…

Когда?

Вот и еще один герой в легенду ушел… и не проковыляет больше в толпе молодых Стражей огромный одноглазый котище, весь шрамами исполосованный… тот самый… двое их уцелело из бригады, завалившей матерого трансформера, который уже потихоньку начал превращаться в местного божка со всеми вытекающими отсюда левелами… сам едва уцелел — и напарника своего успел вытащить, уже нашинкованного… по кусочкам того гнома в лазарете собирали, а котяра забил сочащуюся глазницу какой-то травой, обматерил лепил — и свалил сам свои раны зализывать…

Такие дела, ребята…

Подхватываю я Леди под суховатую лапку, загораживаю от толпы спиной, чтобы не затолкали, и вливаюсь снова в бригаду. Давайте-ка, братцы-сестрицы, в коробочку ее — а то как бы не снесли Старшую молодые… ей сегодня обязательно надо до берега дойти.

И глядите у меня!

Начнет Старшая уставать…

Ну, вы поняли.

И так, полупьяной, орущей марши толпой мы вываливаемся на бережок.

Сейчас начнется…

Практикант

Одно слово — разные. По разношёрстности Корпус оказался равен Конторе. Вот уж не ожидал так не ожидал… Если у нас при этом царит весёлая раздолбайская анархия в духе студенческой общаги, то здесь всё предельно дисциплинировано. Но мне, как ни странно, это понравилось.

Поддавшись общему порыву, я перешёл в боевое состояние, свернул самое уязвимое — уши — и спрятал под волосами, и засветил жёлтыми глазами с вытянувшимся зрачком.

Заметив это, идущая справа Котейка начала (или таки начал? Или вообще — началО?) расспросы. Я спокойно и обстоятельно отвечал.

А это моё боевое состояние. Да, вот такое вот, чтобы врага безухой головой пугать. И глазами светящимися. А ещё я кусаться умею. Верю, что хуже тебя, не надо на меня клыки скалить! Нет, я в Академии не обучался, нет, я не по блату (скорее в ссылке, врагу такой блат не пожелаешь), и не за особые заслуги. Да, вот такой вот я загадочный зверёк. Нет, не скажу, у меня тоже должна быть тайна. А как же твоя тайна? Какая? Вроде что-то было, да забыл я, что…

Улыбнулся в ответ и сам начал спрашивать.

А как это всё называется? Марш Стражей? Понятно… А куда мы идём? Ах к реке… А поконкретнее? Что поконкретнее? А что мы у реки забыли? Скоро узнаю? А подробности можно? Приглядеться к тому, что несёт Старшая? А кто это? А, понял…

Отлучавшийся куда-то Старший, привёл старую лисицу, несущую какой-то свёрточек непонятных очертаний, и пристроил в центре нашей группы рядом со мной. Котейка оказалась отделённой от меня, и разговаривать стало не с кем. Не с Козлом же…

От нечего делать машинально стал подпевать Маршу Стражей. Хорошая песня, легко ложится.

Неожиданно по телеп-связи пришло сообщение. "Угадай кто. Угадай где."

Вздёргиваю голову — и действительно замечаю гигантскую бабочку с двумя прямоугольными крыльями. Магиноутбук!

Уже над самой головой "бабочка" сбился с крыла и понёсся к земле. Я подпрыгнул, сграбастал его и умудрился приземлиться на ноги по-прежнему в центр группы. Мысленно матерясь, отобрал у артефакта провода с прищепками и закрепил на ушах. Энергия потекла от меня к магноуту, "бабочка" ожил и перебрался с рук на плечо, где и замер, сложив "крылья" и поводя по сторонам двумя веб-камерами — "усиками".

"Чтобы больше на последнем заряде не летал!" — перекинул через телеп-порт я. — "Сломаешься ведь! И что я буду делать тут, вдали от программерских лабораторий? Или надеешься, что, как в прошлый раз, подвалит добрая тётя, у которой совершенно случайно оказался магутор под боком? Так вот — не надейся. Её тут нет. Это мир Стражи, и сегодня их день."

"А я разработал тебе программу изменения метаболизма. Как тебе идея перерабатывать съеденное в электричество?"

"По-моему, это уже где-то было… но почему бы и нет?" — пожал плечами я. — "Но что-то должно идти и в рост мышечной массы. А то хлюпики тут долго не живут…"

"*сдержанная волна любопытства*"

В ответ я переслал воспоминания о беге среди кустов.

"Ох ты ж… *сочувствие* Но главное, что всё хорошо кончилось. *Облегчение* Где бы я себе ещё такого же подходящего напарника нашёл?"

"В том-то и дело, что нигде", — улыбнулся я. — "Но ты не сказал, какими судьбами здесь."

"Да захотелось собственными веб-камерами записать окончание Дня Стража. Информация любопытная из той, что вчера выкачали".

"Какая?"

"Тебе будет интереснее увидеть всё самому *усмешка*"

"Ну и кыр с тобой, вредина".

Тем временем мы вышли к реке. Я, подогретый любопытством, отвлёкся от разговора и стал смотреть, что же произойдёт дальше.

Котейка

Как классно…

Не, я и раньше про это слышала — но только выпускников допускают на Марш Стражей. И что бы там ни терли мы меж собой в казарме — все оказалось круче, чем самые дикие наши фантазии.

А Стражей-то, Стражей… и таких разных… сразу видно: Корпус — это сила!

Полный улет!

Клавкин еще шире в плечах стал, под парадкой бугры мускулов перекатываются… Вот хоть форму не менял — не умеют это эльфы — а сразу видно: ну его нафиг, с таким связываться.

А свою бригаду я потеряла. Ох и вставит мне дяденька-тролль…

Интересно, а прапор этот в сеструхину бригаду приписан? Если нет — значит, у них некомплект, и есть еще возможность переползти к Клавке под крылышко. А что? Ничего личного… просто у них тут здорово. Тетки прикольные… особенно эта… у которой шерсть как камок…

А насчет прапора ща пробьем…

Ты вот так меняешься и уши прячешь — это чтобы тебе их в бою не надрали? Боевая трансформа такая? А глаза у тебя кульные стали…как прожекторы… Точно — и ослепишь, и напугаешь до усрачки… а еще чего умеешь? Ух ты… ну, у меня клыки покруче будут…

Отращиваю себе клыки подлиннее вампирских и улыбаюсь во всю пасть… от уха до уха — и нижняя челюсть градусов под сорок пять распахнулась… и язык раздвоенный… так, чисто приколоться.

Тааак… а теперь к делу.

Ты когда академию закончил? Что-то я тебе среди старшекурсников не видела…

Фигасе… прапор — и без Академии? Папочка постарался или за особые заслуги перед Корпусом произвели?

Офигеть — не встать… не из нашего мира… можно подумать, что все остальные тут родились. Тут Стражи почти не рождаются… тут их Стражами делают.

А вот откуда такие, как ты берутся?

Скааажите пожалуйста, таинственный какой… мистер Хэ, блин… не больно-то и надо мне было…

Ну и что, что я инкогнито… мне просто не хотелось нежную психику однокурсников травмировать… И сейчас не хочется. Так что все, что ты обо мне узнал — уже забудь.

То есть как — что происходит?!

Ну, ты точно нездешний… Марш Стражей это называется. Раз в год, в день выпуска, в День Стража.

Не, это не просто так проветриться. Мы к реке идем.

Ну, к реке — чего еще конкретнее.

То есть как — зачем?!

Да откуда ты такой взялся, что ничего не знаешь про тех, чью форму носишь? Вот дойдем ща до реки — и узнаешь, зачем. А пока приглядись-ка к тому, что Старшая несет.

То есть как кто — Старшая? Да вон же она! И я, наплевав на приличия, тычу лапой в сторону ковыляющей недалеко от нас седой лисицы в стареньком поношенном камуфляже.

Нет, так дело не пойдет… ему же впору лекции для приготовишек слушать… И я потихоньку отстаю, прячусь за спину саблезубой белки, благо и ростом она под два метра, и спина у нее широченная. Я лучше отсюда погляжу и хвост к носу прикину, откуда такие простые прапорщики у нас берутся…

Ага, простые… щаз.

Оригинальные бабочки к нему прилетают…

Смотрю сразу на трех уровнях.

Ой, мамочки… то же самое, что кольцо у сестренки… только у Клавки оно замкнуто, чтобы наружу ничего из него не сочилось, и без особой команды само не активируется — иначе все кругом легли бы высосанными трупами… мы ведь только на внешнем уровне из плоти, а на третьем мы — сплошная информация… вот информацию оно и высасывает…

А еще какая-то такая же штуковина у Клавкиного есть… только я не знаю, как она выглядит.

А этот… самоубийца он, что ли? Уши свои снова выпростал, проводки подцепил… ой, мамочки, так оно же не только высасывает — оно еще и закачивает… Ошизеть…

Хочу!

Нет, это сколько же обо всем и обо всех узнать можно…

Ой, а он так прикольно глазки закатил… прям кончать щаз будет…

Блин, а точняк…

Тоже хочу!

Вот черт… уже река… а я только-только начала разбираться, что там у прапора моего за обмен с фиговиной…

Наставник

Пришли, Старшая!

И как всегда, в нестройной толпе Стражей начинается брожение, и скопище народу вдруг словно по волшебству превращается в ровные квадраты бойцовых бригад. Причем практически трезвых…

Старшая, вы останетесь с нами?

Благодарю вас. Это большая честь для нас.

Мля!

А она что тут делает?

Ее же бригадир порвет!

Поздно. Уже тянется к реке цепочка бригадиров, и несут они в руках лодочки — по лодочке на каждого, кто погиб в этом году, кто развоплощен был Темными, выпит трансформерами, кого не смогли вытащить в лазаретах, кого, уже мертвого, сожгли его товарищи, чтоб не досталось тело врагу, кто умер от старых ран; и медленно ползет цепочка к берегу, и ложатся в холодную темную воду выстроганные бригадирами лодочки, и вспыхивают на них поминальные свечки, и начинают свой путь далеко-далеко… Тяжелый был год, ребята, много было работы — и первые трепещущие огоньки уже к стремнине подтягивает, а у берега еще вспыхивают и вспыхивают новые… вот когда-нибудь и моя лодочка отправится вдаль по стылым водам осенней реки…

Пора и нам, Старшая?

Я веду Леди, бережно поддерживая под сухой старческий локоток. Нельзя спотыкаться — дурная это примета. Нельзя опаздывать — это тоже нехорошо. И спешить нельзя.

Мы успеваем как раз вовремя — последний бригадир легким движением руки отталкивает лодочку от берега и распрямляется, шмыгая носом.

Флакон?!

Флаковиэль?

Потом, потом — сейчас наш черед.

Леди разворачивает платок.

Две?

Почему две?

Кто-то еще?

Я тянусь помочь, но рука Старшей полна нестарческой силы.

Первая лодочка ложится на воду.

Прощай, Коготь…

Коготь? Кривого звали Коготь?

Коготь, кивает Леди и вытягивает палец.

Старшая, не надо!

Поздно.

Вспыхивает, вспыхивает свеча, а седая лисица, посерев, тихо опускается на песок, успевая оттолкнуть лодочку от берега.

Зачем, Старшая? Я мог бы и…

Молчу.

Понимаю.

Она что-то шепчет.

Я наклоняюсь к ней.

Тонкие костистые пальцы бессильно скребут верхнюю пуговицу.

Я расстегиваю ей воротник.

На толстой серебряной цепи — кошачий коготь. Большой такой коготь.

Что?

Да, Старшая… я понял, Старшая… это мне от него и от тебя… да, конечно…

У меня нет слов.

Лисица хрипит у меня на руках.

Что?! Легкая смерть? Как в бою?

Не могу, не могу, не могу…

Там, в Аккумуляторе, бурлят сознания сотен Темных, бродят черные тайны трансформеров. И Старшую — туда?!

Леди хрипит и теребит мой рукав.

Так вот для кого была вторая лодочка…

Старшая уже не хрипит — силы кончаются. Только смотрит на меня требовательно.

Рука сама вытаскивает Аккумулятор.

Нож плавно входит под ребро.

Аккумулятор дрожит, впитывая ту, что была одной из легенд Корпуса.

Отключается.

Я машинально всаживаю его в песок, чтобы стереть кровь, и возвращаю в ножны.

Лодочка…

Нет, рано.

Сзади на плечо ложится рука. Вторая. Чье-то сопение за спиной.

Бригада.

Наверху еще не все поняли, что произошло, но кто-то уже затягивает "Последнюю битву" — значит, разглядел.

Бригада, фронтом к Старшей!

По команде разом — огонь!

С пальцев срываются огненные шары. Тело обугливается, трещат кости, плавится песок… и вот уже ничего, кроме оплавленного неровного куска стекла.

Я опускаю лодочку на воду.

Последнюю в этот День Стража лодочку

Вытягиваю палец.

Легонько отталкиваю от берега.

И сижу на песке, рукавом вытирая мокрое лицо, и смотрю, как мерцающий огонек Старшей догоняет флотилию.

И трогаю торопливо затолканную в нагрудный карман цепь с когтем Кривого. Надо бы разобраться, что за подарок я получил, но потом, потом…

И думаю о том, что мы со Старшей обменялись подарками — ее дух получил то, о чем она мечтала: вечный бой с Темными в глубинах моего клинка.

И начинаю понимать, что получил больше, чем дал.

Ведь теперь, когда мне нужна будет помощь Аккумулятора, он не сможет овладеть мной: Старшая будет на страже, вечно юная, как пламя, яростная, как пламя, светлая, как пламя… и как пламя, разгоняющая Тьму.

Я вытираю слезы, поднимаю глаза и вижу Контру.

Вот так мы и уходим, брат мой Контра… уходим — и остаемся с теми, кто приходит на смену нам…

И я вытаскиваю из кармана фляжку, салютую уплывающим в ночь огонькам, отхлебываю глоток и протягиваю стажеру.

Передай память по кругу…

Практикант

"Начинается…"

Мы поворачиваем, кто голову, кто камеры, в сторону реки, и наблюдаем, как спускают на воду лодочки… по одной на каждого погибшего Стража… Как их много… и это — каждый год… Контора в этом смысле лучше… у нас помирают в основном от скуки, когда не можешь больше найти неприятности или нарушение Равновесия. Нет, конечно, бывают и смерти на работе, но это уже больше молодые, зелёные, не втянувшиеся ещё во все тонкости…

Неожиданно острая боль пронзает уши и начинает продвигаться к мозгу… Сознание затапливает Тьма, я перестаю осознавать реальность, погрузившись в клокочущее море ненависти…

Меркнущее сознание пронзает лучик света, вытягивающий меня на поверхность. Левое ухо жутко чешется: магноут качает энергию из серьги, а телепорт — из окружающего пространства.

"Нотя, кыр тя побери, что случилось?"

В глазах опять потемнело, так бы и упал, если бы Котейка не подхватила. Магиноутбук опомнился и вернул часть забранной энергии, продолжая подпитываться через телепорт.

"Прости, пожалуйста… я не ожидал, что так получится…"

"Объяснись", — строго требую я.

"Я почувствовал поблизости две похожих на меня сущности и попытался установить с ними контакт. Первый просто не откликнулся, а второй… Я не знаю, что это, но не магноут и не магутор, это точно. Он вообще никакими директивами не связан, он только тянется к информации, но никак её не использует! Он и меня попытался… зачистить…"

"Ну что же ты так… А если бы у него получилось? Ты бы не только сам пропал, но и меня за собой бы утянул. Мы же всё-таки сейчас в частичном единении находимся…"

Со стороны магноута прилетело такое детское чувство вины, что я растаял и послал в ответ заряд нежности.

"Биологический брат, я никогда не причиню тебе фатального вреда, я скорее сам свой процессор сожгу.."

"Дурачок… как же я без тебя жил бы в таком случае?"

"*Собачья преданность, страх потери, решимость и готовность защищать*"

"Я тебя никому никогда не отдам."

"Ты всегда будешь единственным моим напарником"

Я снова вернулся к осознанию реальности и успел как раз к последнему акту представления. Вместе со всей бригадой подошёл к Старшему. Он вытер слёзы (Старший — плачет?), посмотрел на меня и сказал:

— Вот так мы и уходим, брат мой Контра… уходим — и остаемся с теми, кто приходит на смену нам…

Вытащил фляжку, отсалютовал уплывшим лодочкам, глотнул и протянул в мою сторону.

— Передай память по кругу…

Я отхлебнул, выдохнул, отдал флягу Котейке, та — Шняге. Грефа, Дайка, Тигра, Гном, Козёл… Пошла по кругу память об ушедших в свой последний путь…

Котейка

Ой ночка… помирать буду — не забуду…

Поначалу я все за Клавкиным наблюдала — как он губами шевелил, лодочки пересчитывая, как со Старшей к берегу двинулся… а краем глаза все же прапора пасла.

И запалился все-таки чувак…

Сначала меня что-то легонько торкнуло на третьем уровне. Легкий такой толчок — как будто кто-то в дверцу постучал, а ему не открыли. А потом как скрутило… словно кто-то сдавил мне горло и затаскивает в нору… есть такая гадость — песчаные львы: выныривают из песочка, хватают тебя серпами челюстей за что попало и тащат к себе, попутно растворяя потроха впрыснутым желудочным соком и высасывая, высасывая… смотрю, а Контру тоже того… плющить начало. То ли он куда-то полез, то ли к нему что-то пытается прорваться — и меня по ходу заодно неслабо зацепило.

Собрала я силешки, представила себе пылающий меч прадедушки — и рубанула изо всех сил по этим хитиновым серпам так, что только треск пошел…

Фууу…

Отпустило вроде…

А чувака ваще не по-детски плющило — видать, в него целили…

Интересно-то как…

Кто?

Чем?

Зачем?

И главное — как этого кого-то выцепить и по рогам настучать?

Сестренку надо предупредить. И еешного эльфа. У них и опыта побольше, и ваще… вдруг это Корпусу грозит?

А где он, кстати, Клавкин-то?

Фигасе…

А Старшей-то по ходу кирдык… сдулась Старшая… а нефиг из себя супервумен корчить.

Офигеееть…

Клавкин-то совсем крейзанулся, на перо ее ставит…

Не, чуваки, или у меня крышак сносит, или у всего мира башни посрывало, или День Стражи — это ваще что-то… а вы все куда?

Вот вроде бы не бегом бежит к берегу бригада, а нам с прапором приходится вприпрыжку догонять. Что мы — совсем дебилы, чтобы наверху стоять, когда наши вперед пошли?

А наверху "Последнюю" народ затянул.

Значит, так тоже положено, чтобы Старших на берегу кончали?

Контра, похоже, еще не в себе. Да и у меня шифер малость съехал: бьют с пальцев бригады огненные шары, жгут хрупкое старушечье тело. Ладно, и я свои пять копеек внесу, раз так надо…

Зажег Клавкин чувак свечечку, махнув пальцем, оттолкнул лодочку, поднял на нас зареванные глаза… зареванные?.. фигасе… эта машина смерти реветь умеет… вытянул флягу, глотнул, буркнул что-то прапору — и флягу ему тянет. Тот тоже глоток тяпнул — и мне. По кругу, значит пошло. Ну что, вечная слава героям… ууу… фигасе пойло… как сеструха такое глотает?.. чистый термояд… держи, Клав…

Уходим, не оглядываясь.

Говорят, дурная это примета — оглядываться.

А я все же не удержалась — глянула тихонько. На трех уровнях.

И увидела, что парят над огоньками души погибших Стражей.

А над последними двумя лодочками — пусто.

Разве так бывает?

А примета действительно дурной оказалась.

Отворачиваюсь от лодочек — а передо мной мой бригадир-раз. И глазами так и давит, так и давит… была бы обычным курсантом — уже бы по уши в песок вошла.

Ну все… полный мне трындец.

И тут из-за моей спины выдвигается вторая такая же скала. Клавкин.

Извиняй, говорит, Первый, опоздал ты к раздаче. Она… он с нами там стоял. И Старшей вместе с нами последнюю почесть оказал. И в память ее с нами глоток разделил. Так что иди, говорит, Первый, ты завтра в канцелярию. Потому как списки по бригадам окончательно завтра будут оформлять, а у меня в бригаде недокомплект. Ибо разжаловали меня — вот место и освободилось. А по факту он уже наш, Так что до завтра, Первый.

И сеструха сзади вздыхает — поняла, что никуда ей от меня не деться. Так ее мужчина сказал.

А я ваще не дышу.

Помирать бесславной смертью готовилась — а тут так подфартило…

Спасибо тебе, Старшая, что правильно умереть надумала… может, ты мне всю мою судьбу к лучшему поменяла.

И тут — хотите верьте, хотите — нет, а слышится мне как бы в ответ хихиканье.

Нежное, девичье.

И жесткий такой бас, но оттенок у него тоже нежный: к лучшему мелкая, к лучшему…

III. БЕЗ БУМАЖКИ ТЫ КАКАШКА

Наставник

Мляяя…

Ненавижу я такие дни.

Открываешь глаза — и настроение уже ни в хизду. Потому что понимаешь — хлебать тебе сегодня говнища, пока харя не треснет.

Доброе утро?

Какое нахер доброе… Утро добрым не бывает!

Легче против ковена в одну морду выйти, чем в нашу канцелярию сунуться. По крайней мере, мне.

Нет, ну вот как так получается?

Каждый отдельно взятый крысенок из этой гребаной норы вполне адекватен. С ним можно в баре посидеть, кружечку-другую опрокинуть, косячок на пару всосать, славно потрепаться, как с нормальным человеком: ты ему байку — он тебе анекдотец.

И даже стайкой они вполне себе ничего — если в том же баре или, к примеру, на дискаче. Или в постели… не, там вполне достойные крыски, хотя до Шняги им, как до трех лун раком… ну, до Шняги всем расстояние одинаковое.

Но стоит им забиться в свои обложенные бумаженциями норы…

Вот, кстати, нахер им столько бумажек? Документооброт в Корпусе давно уже электронный, в бумаге только инструкции выдают — не потащишь же с собой куда попало компьютер… особенно в те миры, где про электричество слыхом не слыхивали, а к силовым линиям привыкли только мозги свои подключать. Незаконный экспорт высоких технологий — это вам не хрен собачий, это мы сами пресекать должны.

Наверное, эти бумажонки для крысюков что каменные стены замка для гарнизонов — укрылся за бастионами из регламентов, докладных, служебок, объясниловок, инструкций и прочей нездоровой херни — и хихикай себе над нашей осаждающей их армией. Ты к ним с тараном заявки, а они тебе инструкцию выставляют: не положено. Ты таран броней визы вышестоящего начальства оденешь — а они тебе разъяснения к инструкции: не тот начальник визу наложил. Ты им заряд под дверь ввиде прямого письменного приказа — а они контрмину, табличку: "Ушел на обед, буду послезавтра"…

Нет, не люблю я это логово…

Подумать только — меня самого сюда загнать хотели…

Чего?

Разобрался бы, говоришь?

Не с моим счастьем…

Вот приходят сюда такие же славные отважные ребята. Садятся они за столик и начинают по справедливости проблемы посетителей решать. День решают, другой решают, а на третий зовет их высокое начальство и вставляет с разгону. Без вазелина. Знаете, какая у начальства любимая поза? Когда оно, тебя имеющее, в мягком кресле развалилось, а ты, жертва грязного насилия, на торце длиннющего стола стоишь. А оно, начальство твое, с брезгливой мордой, на тебя не глядючи: а на каком основании вы неправомерно нарушили инструкцию номер девять с тремя нулями в части восьмой параграфа двенадцатого прим, что повлекло за собой неисполнение распоряжений номер восемьсот дробь хер с копейками, триста тридцать девять и хрен десятых, а также восемь восьмерок и одна сбоку, что нанесло невосполнимый ущерб Корпусу в сумме одной четверти серебряка, коий будет удержан из вашего жалования согласно приказу номер шевырнадцать от завтрашнего числа на основании докладной номер бубырнадцать от вчерашней даты и выводов служебного расследования, отраженных в протоколе контрольной комиссии, на которую вам належит явиться пять минут назад, имея при себе офицерскую книжку или документ, ее заменяющий, личное дело, включая справку о прививках и данные последнего медицинского освидетельствования, подробные сведения о ваших родителях и иных близких родственниках, справку ветеринара об отсутствии заболеваний у ваших домашних животных или справку от начальника ЖЭЧ ДОСС об отсутствии таковых, а также объяснительную записку в шести экземплярах… И ты начинаешь ощущать всю глубину жопы, в которую ты попал.

И так — всегда.

Решаешь по справедливости? Задолбают тебя обясняловыми и разборками на дисциплинарных комиссиях; уволить не уволят — но ни работать, ни жить у тебя времени не останется, и просыпаясь среди ночи в холодном поту ты на автомате будешь продолжать бубнить под нос: в соответствии с регламентом за номером ноль шесть от второго тринадцатого тридевятого мой поступок можно квалифицировать как правомерный, что подтверждается инструкцией за номером… И не останется у тебя времени, чтобы с посетителями работать.

Плюнул на все и решил делать все по инструкциям, но так, чтобы это просителям было выгодно — и по совести? Пока ты один вопрос со всех сторон обсосешь и решение ссылками подкрепишь — полгода пройдет.

Забил на все, начал работать как все, не высовываясь, но потихоньку помогая клиентам? Докладных, служебок и прочих доносов и кляуз на тебя посыплется столько, что огребешь ты по полной — смотри вариант номер раз.

И останется тебе только слиться с серой массой и стать как все.

А херли — система…

Вот поэтому ни один из нас в здравом уме по канцеляриям и не ходит.

Как это говорят?

Не спеши решать вопрос — созреет, и сам отпадет.

Вот только не в этот раз.

Контру надо на довольствие ставить, регистрацию оформлять и ваще узаконить его пребывание?

Надо.

Проступал бы он в Корпус — все автоматом бы решилось, но тут-то случай уникальный.

А значит, придется брать на себя персональную ответственность.

А это вряд ли кому-то из этой братии захочется.

Почему?

А вы вслушайтесь в это слово: персо-анальная…

Дошло?

Чуть что — храбрец анусом своим ответит.

И оно ему надо?

Котейку надо в бригаду-четыре перевести. Это не такой уж уникальный случай, бывали переводы и раньше, хотя и крайне редко… к тому же основания не такие уж и серьезные… разве что вчерашнее дело на берегу — но что канцелярским крысюкам до святых традиций Корпуса…

Это же опять надо решать: да — или нет.

А за принятие однозначного решения — опять же ответственность.

Та самая.

И принятие неоднозначного — тоже.

И за непринятие…

Наверное, за это они нас и ненавидят. За то, что нагло вторгаемся в их теплый уютный мирок, мешаем уныло копаться в бумагах, попивать чаек-кофиек, трепаться в курилках, неторопливо обдумывать очередной донос на коллегу, уютно угнездившись на теплом толчке… За то, что заставляем их ежеминутно рисковать драгоценным анусом. За то, что мы вообще есть на свете — а так бы славно им жилось без нас…

Даааа, мля…

Все.

Пока я стонал и на жизнь самому себе жаловался, тело действовало на автомате.

Утренний комплекс: толчок-разминка-душ-завтрак-кофе…

К бою с канцелярией готов!

Ну, настолько, насколько может быть готов рыцарь, выходящий с голой жопой против злобного и очень голодного дракона.

Как там мое воинство?

Шняга, Контра, готовы?

С бригадиром-раз и с Котейкой уже в канцелярии встретимся…

Практикант

Я таки плюнул на планировавшееся ночью разучивание новых заклинаний, поскольку в глазах плыло и спать хотелось неимоверно. Под конец дороги магноут, опасаясь повредить телепорт своим вампиризмом, снова перешёл на питание от меня. Пока до дома дошли, выкачал весьма и весьма немало…

В общем, ввалился в гостевую спальню никакой, магиноутбук к энергоканалу подключил, в сеть он сам воткнулся, кое-как разделся и плюхнулся на неразобранную кровать мордой в подушку.

Снилось мне что-то непонятное. Смутный образ скользящего по тетрадной странице карандаша сменялся видением монитора, на котором седая крыса сражается с лазоревыми зайцами и неясными чёрными тенями. А потом прилетела радужная бабочка, и больше мне в эту ночь ничего не снилось. То есть снилось, конечно, но это я уже не запомнил.

С утра пораньше Нотя хорошенько попрыгал на мне всеми четырьмя лапками портативной трансформы. Я открыл глаза и закрыл их снова. Голове сильно захотелось распасться на две больные половинки. Есть такое ёмкое русское слово — похмелье.

"Вот и что я с тобой буду делать, биологический брат? Солнце уже встало, а ты никакенный… Подожди немного, я найду в базе данных что-нибудь подходящее… Ага… Вот это наверное подойдёт…"

— Надо, надо похмеляться по утрам, по утрам, чтоб похмелье не вставляло по мозгам, по мозгам, — воспроизвёл магноут через динамики акустическую формулу антипохмельного заклинания, сопроводив её магическим излучением особой частоты. А чему вы удивляетесь? Магуторы и магиноутбуки идеально приспособлены не только для добычи и хранения всех видов информации, но и для её воспроизведения. Так что эти артефакты способны к волшебству.

Голова перестала гудеть, и я, аккуратно сняв Нотю с живота и распутавшись в проводах подзарядки, отправился на утренние процедуры.

После завтрака выяснилось, что мы идём в канцелярию, официально регистрировать мою морду и перезаписывать Котейку в бригаду Шняги, которая сменила Старшего на посту бригадира. Канцелярию…

"Я с тобой", — решительно заявил, забираясь на плечо, магноут. — "У меня в памяти все их инструкции хранятся. Будем крыть их же козырями, если что".

— Готов я, готов…

"Ну смотри, как хочешь".

"А насчёт энергии не волнуйся, часа на три с половиной меня и без подпитки от тебя хватит".

Я кивнул, и мы выдвинулись вслед за Старшим и Шнягой.

Наставник

Мляяя…

Ну здравствуй, самый страшный круг нашего ада…

Бригадир-раз уже у ресепшена топчется, багровый от злости.

Интересно, это он только на меня — или уже и на местных крыс тоже?

Здоров, Первый!

Ты как — уже?

Точно… про меня он уже забыл — он теперь готов всю эту лавочку с говном сожрать. Потом высрать — и снова сожрать… и так раз с десяток.

Ну и где у нас эта… этот, мелкий?

Котейка умнее всех поступила. Написала рапорт о переводе, указав причину… правильную, причину: вчерашнее участие в ритуале — суть первое задание после выпуска, к которому была привлечена бригадиром-четыре после предварительного распределения в качестве оперативного пополнения некомплектной бригады; завизировала его бригадиром-раз… ну и каракули же у Первого… тролль, ребята, он и есть тролль — ему дубиной махать, а не авторучку в ручище сжимать; ща, стало быть, моя очередь… ох, погоди… Шнягина. Завизируй, золотце, рапорт, и копию заявки на пополнение бригады приложи. И объяснительную по поводу необходимости мер, предпринятых и.о. бригадира-четыре по привлечению временно распределенного выпускника к внеплановому исполнению Ритуала Боевого Ухода в острой критической ситуации. В трех экземплярах. И ходатайство о включении временно привлеченного в состав бригады на постоянной основе в связи с успешным выполнением боевого задания в непредвиденной ситуевине, вызванной действиями третьего лица, бойца Корпуса Стражи, ныне покойного, и установлении вышепоименованным временно привлеченным тесного ментального контакта с бойцовым формированием, именуемым бригада-четыре, разрыв коего чреват дополнительными финансовыми и временными затратами, связанными с исполнением медицинских услуг по разрыву вышеуказанной связи и психологической адаптации временно привлеченного к новому бойцовому формированию, именуемому бригада-раз… тьфу!.. бригада-один. Да, тоже в трех… нет, в пяти — еще экземпляр для комиссии по оценке необходимости дополнительных затрат и финансовому оздоровлению Корпуса, и еще один — для нас — мало ли, какая волокита начнется… и справку о стоимости медицинских услуг приложи — ее мне утречком ребята из лазарета сбросили, накрутив по дружбе расценки по максимуму…

Так…

Вроде бы для начала все.

Ох, нет… еще объяснялово Первого — с какого перепугу он согласен на внесение изменений в первичное распределение.

Твою мать…

Вот скажи мне, Первый, только честно… ты ведь можешь разборчиво писать? Так какого хера ты намазюкал эти каракули на четыре листа — так, что даже я ни хера не разберу?.. все-все, брат, прости — я на последний лист не посмотрел…

Ну что я вам скажу, ребята… каждый достает противников, как может. Они нас — многотомными инструкциями, а мы их — вот такой мазней нечитаемой… три листа мотивировки, исписанной хрен поймешь какими иероглифами — и в конце отчетливо, печатными буквами: "…исходя из вышеизложенного считаю перевод предварительно распределенного в бригаду-один выпускника в бригаду-четыре безусловно необходимым, организационно и финансово оправданным. В случае отказа от перевода намерен ходатайствовать о дисциплинарном и финансовом наказании лица или группы лиц, способствовавших принятию отрицательного решения и тем самым нанесших ущерб Корпусу". В сочетании с теми суммами, что вписали лепилы в справку, плюс неизбежными издержками в ходе разбирательства — угроза более чем жуткая.

Так.

Теперь — Контра.

С ним все проще.

Копия договора о стажировке.

Копия распоряжения о временном прикомандировании к Корпусу Стражи.

Копия приказа о моем назначении.

Заявление об отказе от размещения в гостинице для командного состава.

Заявление о регистрации прибывшего по месту проживания руководителя стажировки.

Заявление руководителя стажировки об отказе от компенсации за затраты по проживанию стажируемого в апартаментах руководителя стажировки.

Справка об экономии по смете за счет отказа от размещения и возмещения затрат по проживанию.

Копия приказа о постановке на довольствие стажеруемого.

Копия приказа о выдаче расчетной карты, приложение — реквизиты стажируемого.

Заполненный бланк требования типовой экипировки — парадной, повседневной, полевой.

Копия медицинского освидетельствования.

Копия удостоверения личности прикомандированного к Академии лица.

Все.

Когда получать положенное?

Когдааа?!

Так…

Пойдем иным путем.

Брякнем дяде. Будем шантажировать утратой престижа Корпуса перед нашими злейшими друзьями из-за дурацкой волокиты. Жаль, что насчет Котейки фокус со звонком не пройдет — это внутренние дела…

Есть!

Ну, сейчас пойдет клизмование сверху донизу… Неудовольствие командора, выраженное руководителям департаментов внутренней службы и внешних сношений. Втык шефов двух департаментов руководителю канцелярии с приказом немедленно разобраться, решить и доложить. Клизма руководителя канцелярии начальнику отдела персонала с аналогичным приказом, подкрепленная угрозой лишения премии. Зверское насилие начальника отдела над старшим инспектором по прикрепленному персоналу, тот же приказ и угроза денежного начета. Минут через десять-пятнадцать можно ждать реакции клерка.

А пока подойдем-ка к Шняге.

Ну что, бригадир-четыре, как у тебя с переводом?

То есть как — никак?!

Тонну скипидара вам в сраки, уроды штабные…

Нет оснований отказать в отчислении из личного состава бригады-один предварительно распределенного курсанта — это уже хорошо… и проект приказа об отчислении уже ушел на согласование — просто прекрасно… видимо, сообразили крысы, что читать им-не перечитать все те каракули, что Первый им с удовольствием накарябает… и в случае отказа читать придется — жалобы начальству бригадир очень разборчиво напишет.

А вот к зачислению в список состава бригады-четыре оснований недостаточно.

Да, возможный финансовый ущерб от психологического перепрофилирования признан значительным. И временное привлечение в создавшейся ситуации оказавшегося под рукой курсанта тоже признано правомерным. И наличие собственно ситуации этой под сомнение не ставится.

А ставится под сомнение правомерность ее причисления к действиям в боевой обстановке или приравненной к ним.

То есть то, что я подарил легкую смерть Леди и то, что бригада кремировала ее тело в полевых условиях при отсутствии признаков предполагаемого противника, могущего воспользоваться умирающим Стражем либо его телом в целях, враждебных Корпусу либо отдельным его представителям, однозначно не может расцениваться как действия в боевой обстановке.

А вот приравненной к ним…

На каком, собственно, основании?

Спасибо, что хоть в преднамеренном убийстве не обвинили…

Ну, а раз один из документов в пакете о переводе вызывает сомнения — куковать нашей Котейке ни в бригаде-один, откуда она отчислена, ни в бригаде-четыре, в которую ее зачислять не находится полностью убедительных оснований…

Выполз я на крылечко, достал сигарету, привалился к кованым перильцам с эмблемами Корпуса, и задумался…

Практикант

И началась такая привычная беготня по инстанциям… Правда, обычно я наблюдал за ней с другой стороны баррикад.

Что характерно — Стражи неплохо оказались подкованы в делах канцелярских. Врага надо знать в лицо, как сказал кто-то из древних. Документы все были составлены безукоризненно, но ведь нашли-таки собратья-крысы лазейки…

— Что, Старший, проблемы? — спросил я, подойдя к наставнику.

— Проблемы. Котейку из одной бригады отчислили, а в другую не зачисляют. Но это не твои проблемы, с тобой всё нормально.

— Старший, а что ты сразу ко мне не обратился? Хотя стой… я же тебе не говорил… Я из породы страшных канцелярских крыс — завканцел. Так что прорвёмся.

Смотрит на меня руководитель недоверчиво, но всё же пошёл со мной. А я очкомониторы достал, для солидности нацепил, костюм поправил — и в бой.

Ах, говорите, ставится под сомнение правомерность причисления к действиям в боевой обстановке или приравненной к ним?

Нотя? Три секунды говоришь… Лан, потянем время.

А я вам со всей ответственностью заявляю, что правомерность можно считать доказанной. Почему? Сейчас объясню…

Нотя, ты там готов? Отлично…

Уважаемый, советую вам, прежде всего, перечитать внимательнее пункт первый статьи четвёртой параграфа сто двадцать пятого Уложения о боевых ситуациях. Нет, я могу его и процитировать наизусть, но будет лучше, если вы своими глазоньками глянете… Ох как вы их интересно вылупили… Но это ещё даже не удар, это так, проба брони…

А теперь прошу перейти на Уложение о переводах, параграф шестнадцатый, раздел третий, подпункт пятый, второй абзац снизу. И не надо за сердце хвататься, там всего лишь написано, цитирую… ах не надо цитировать, вы и сами читать умеете? Хорошо… Ох как тя проняло, собрат-крысюк! Но я ещё добивающий приготовил…

А напоследок прошу открыть Уложение номер восемнадцать… Да-да, именно Уложение о работе канцелярии. Параграф вам указать или сами найдёте?

Канцелярист с обречённым лицом буркнул, что сам найдёт, перечитал Уложение, закрыл…

Я так и знал, что вы с пониманием отнесётесь к данной непростой ситуации. Разрешите откланяться.

Наставник

А вот над этим, ребятки, надо бы как следует поразмыслить…

Стою я на крылечке, пальцы от злости как на фоно играют, вторую сигарету тяну и даже не чувствую, что крылатый меч на щите герба Академии задницу мне колет.

Достали, крысы…

Ща бы сюда бригаду на зачистку — крыс в мясо, бумаги эти проклятые в огонь, аппаратуру чертову — вдребезги… своих мочить?.. какие они нахер свои — они же темнее Темного и мозги высасывают почище трансформера… на кой хрен их только Корпус держит?

Чего тебе, Контра?

Проблемы… твои проблемы решились, а те, что остались — мои… Котейка в воздухе подвисла — из первой ее отчислили, а к четвертой не приписывают, сцуки…

Прямо таки воочию вижу, как беру я этого крысеныша, перхотью обсыпанного, с нарукавничками отглаженными, чернилами для принтера пропахшего, за горлышко, вынимаю из-за барьера, и пальцы свои сжимаю… медленно-медленно… и глазки его бегающие замирают, выпучиваются, и ручонки-ножонки бессильно дрыгаются… о!.. знакомый запашок… это у него в штанах потекло…

И так мне хорошо стало, ребятушки, что я чуть нее кончил от удовольствия.

Дурной это признак.

Неужели маньяком становлюсь?

Настолько меня это обеспокоило, что я даже не врубился поначалу, о чем мне стажер толкует.

Обосраться и месяц в баню не ходить…

Да быть того не может!

Нормальный пацан — и канцелярская крыса?!

А я-то, мудак, с ним как со своим…

Вот почему он такой задохлик!

Лан, уговорил. Все равно делать пока нечего, да и результаты звонка дяди должны вот-вот проявиться.

Но дядюшка тоже хорош, принц гребаный…

Вот нахрен он мне этого крысенка подогнал — стажировать его? Засунул бы в канцелярию, пусть бы сравнивал, как у нас бумажки перегребают — так, как у него в Конторе, или совсем наоборот…

Да иду уже, иду…

Ишь ты, очечки напялил…

Тьфу!

Облокотился я на стойку, смотрю и слушаю, как Контра баки крысюку забивает.

Наблюдаю я это, значится, и хренею без баяна.

Особенно интересно, как цвет холеной крысючьей морды меняется.

От матово-белого, как шкура у подземного слизняка, до багрово-красной… всю цветовую гамму прошел.

Ну, Контра, ну, мастер…

Этакий талантище грех исключительно в мирных целях использовать…

Решено.

Был ты у нас Контра, будешь Контра Страйк.

Единственное, чего не пойму — как у него все это в голове вмещается? Да еще и не только свое, но и чужое, наше? Крепко парень подготовился к стажировке, крепко. Жаль, что насовсем у нас не останется — такой спец мне в бригаде бы ой как пригодился… Там, в поле, все мы умеем воевать — а ты вот здесь попробуй в мочилово ввязаться — и выиграть без поддержки тяжелой артиллерии…

А крысенок уже и проект распоряжения о прикомандировании Котейки к бригаде-четыре на утверждение да на подпись поволок.

Тут я на Шнягу глянул, и мороз меня по коже продрал.

Давно я у нее таких глаз не видел… разве что когда мы тот ковен громили, ребят из бригады-шесть выручали с сопливым еще нашим составом.

Что это она там такое важное вычисляет, что мне и в голову не пришло?

Неужели…

О!

А вот и звоночек сработал.

Клизма явно со скипидаром была.

Несется еще одна крыска, пачку бумаг в зубешках волочит.

На следующей неделе, говоришь?.. а ху-ху не хо-хо?.. как внутрианальное вливание сделали — так и в течение получаса все оформили-согласовали-подписали-зарегстрировали и выдавать собрались?

Ну что ж, мы возражать в этот раз не станем.

Где тут нам расписаться?

Ага…

Здесь, здесь и здесь…

И вот здесь в паре мест…

Ща дух переведем, приказа о переводе дождемся — и пойдем эти бумажки использовать…

Не, в сортир не надо.

На склад — за снарягой и за пайком…

Практикант

Мысленно отёр трудовой пот со лба и вернул очкомониторы магноуту. Если бы не было у Ноти всех этих Уложений-инструкций закачано — кыр бы что вышло… Да у нас просто рай по сравнению с канцелярией корпуса Стражи!

А почему? Всё просто. Через задницу у нас процесс поставлен, преломлённый призмой воображения создательницы нашей. Зато по справедливости всё решается. Ибо нет над тобой никого, кроме инстинктов правильных да завканцела, который такой же наблэд, как ты. То есть я. Я же канцелярией конторы заведовал до позавчерашнего дня.

Вот возьмём хотя бы тот случай… Когда Рыжая Бестия и Мелкий в вечной вражде друг другу поклялись, а потом узнали, что на одну контору работают… Пришли к нам, подписку оставили, что вражда взаимная исключительно не во вред делу будет, и прямо на выходе в очередной раз сцепились…

Потом-то им самим надоело, даже в парные рейды несколько раз выходили… опять-таки, забежав в мою вотчину и оставив там документ о временном прекращении действия клятв…

Или особая фишка Конторы… Каждый случай выдёргивания волей демиурга твоей души с созданием временного тела записывается магуторами, а потом с ворохом этих бумажек… ну или тоненькой стопкой, смотря сколько выдергов накопилось — дуй за премией в бухгалтерию.

Вот что значит — иногда и в заднице хорошо…

Выходим мы значит такие радостные из кабинета, я прям свечусь под одобрительным взглядом наставника — ещё бы, и среди Стражей крыса канцелярская пригодилась, — идём дела по запросу о моей поставке на довольствие узнать. И так Шняга на меня посмотрела подозрительно, когда Старший об успехе доложил… Как будто никогда раньше не разбирались так быстро и не добивались желаемого в полном объёме и без нареканий…

Взяли мы с магиноутбуком это на заметку и решили пока не отсвечиваться лишний раз. Три часа из обещанных уже прошло, так что я, чтобы не рисковать лишний раз своим механомагическим другом, закрепил на ушах провода для подзарядки.

Поставили росписи в моих бумажках, где надо, дождались приказа о переводе Котейки, ещё немного авторучками помахали (правда, уже без моего непосредственного участия) и счастливые вывалились под свет солнца.

Ещё одно отличие — в канцелярии Стражи я чуть не заработал приступ клаустрофобии. В очередной раз только порадовался тому, что нацайнику нашу Бешеной Демиургом кличут… Она хотя бы о подчинённых заботится…

Следующий пункт прибытия — склад. Ну склад так склад…

И вот тут я окырел. Склад оказался ЗДАНИЕМ! Здоровенный такой ангар. Я вспомнил наши склады, целиком загнанные в подпространственные карманы и внешне выглядящих как нарисованная на стене ватмана дверь. А здесь… ну честно — окырел я. Они даже до пятого измерения не додумались, когда многотысячетомная библиотека со всеми манускриптами и обстановкой спрессовывается в кубик размером с табуретку… Но со своим уставом в чужой монастырь не лезут, а потому я промолчал. Посмотрим, что у этого склада внутри…

Наставник

Мляяя…

Помните эту фигню — Остров сокровищ? Ну, там, где толпа мудаков с киркомотыгами носится по здоровенному острову и киркомотыжит все по ходу, горы до основания сносит, пальмы с корнем выдергивает, крокодилам в жопы заглядывает? Приз — кулек бриллиантов. Неизвестно куда затолканный на территории в полторы-две квадратных мили.

Так вот, херня этот ваш Остров сокровищ.

Во-первых, потому, как нахер обосрались бриллианты на необитаемом острове? Вот стая коз — другое дело: хочешь — доишь, хочешь — стрижешь, прядешь, ткешь и трусы себе сооружаешь, хочешь — поймашь и жаришь… да нет, не в этом смысле жаришь!.. хотя… можно и в этом, конечно, если уж совсем туго…

А во-вторых, ну что такое этот сраненький пятачок с джунглями, горами, озерами и болотами? Так… мелочь.

Если, конечно, сравнивать не с лавкой старого Пейсаха, а с центральным складом Корпуса.

Внешне, конечно, он невелик… так, ангарчик четыреста с чем-то на тыщу семьсот с гаком… это я в метрах. И дело даже не в том, что под ним вглубь уходит этажей десять. Это всего лишь подсобка для того, что может экстренно понадобиться — вот так, прямо вынь да положь за час до того, как его у тебя потребовали.

Основное — оно не здесь.

В соседних пространствах — может, в пяти, может, в десяти, а может и больше — лично я их не считал и не собираюсь — расположено все, что может когда-нибудь где-нибудь кому-нибудь зачем-нибудь пригодиться… и я так подозреваю, что еще столько же того, что никому, никогда и нигде… зачем?.. да просто на всякий случай: а мало ли…

Скажете, неработоспособная штука?

Это вы Свинтуса нашего не знаете…

Был он когда-то мелкой нечистью в одном забавном мирке — командовал заповедной долиной. Вроде того острова сокровищ — горы со всякой хренью внутри, земли со всем тем, что на них растет и под ними скрывается, реки-озера-болота… а потом, как водится, добралась до тех мест цивилизация и все изгадила: горы расковыряли, леса свели, реки-озера засрали, болота осушили, из-под земли что могли — вынули, что не смогли — испакостили, а живность… живность от такой жизни сама свалила, которая не померла.

Попробовал Свинтус при новых хозяевах пристроиться — тоже чем-то таким заведовал, где учет и контроль нужен. Да только долго не продержался: цивилизация — это вам не примитивные нравы, тут не учет нужен, а мастерство из-под носа спереть и всю бухгалтерию так запутать, что хрен кто докопается. И пошел бывший хозяин долины по этапу… да не дошел немного: к тому времени, как этап до рудников добрался, наша бригада там уже полную зачистку произвела, лаборатории Темных повыжгла — эти твари там удобное гнездышко свили, подпитываясь смертными муками местных заключенных. Ну, заодно и охрану покрошили… а уж граждане каторжники со своими стукачами сами разобрались. Только собрались домой — а тут этап… ну, еще немножко порезвились — его тройка адептов сопровождала. На всякий случай профильтровали и каторжников — мало ли… вот так на Свинтуса и наткнулись.

Половина бригады против была, даже Шняга нос морщила: худой да вонючий, старый да немощный… нахрен он нам сдался. А вот было в этом существе что-то такое… хрен его знает, что в нем было, но меня как шилом в задницу ткнуло: надо забрать.

Сколько я объяснительных потом написал — одной канцелярии известно. Но отмазался. А мигранта своего втихую пристроил у нашей столовке — подкормить немного. Ну, отписался я, захожу в бар — а меня Каплун к себе в уголок тащит и литр алкоздравура на стол выставляет. У меня, естественно, глаза на лоб: вот чем Каплун сроду не грешил, так альтруизмом и гостеприимством. Ну, слово за слово, бокал за бокалом… мигрант-то наш такой порядок и на складе, и в снабжении навел — любо-дорого…

Шняге я, конечно, наутро рассказал… ну надо же объяснить, чего это я накануне на рогах домой приполз. Покачала моя демоница головой своей мудрой, и трубку тянет: звони дяде. Что, Командор потерял? Нет, говорит, не потерял, а нашел… Заведующего центральным складом он нашел, только об этом еще не знает. Так что порадуй Его высочество. А то для того, чтобы запасные батареи к лазерному мечу подобрать, у этих уродов сейчас две недели уходит — и то еще счастье…

Попробовал я Шняге было объяснить… но разве суккуба переспоришь? У ней такие убедительные аргументы… и спереди, и сзади, и ваще…

Отзвонился я дяде.

А через неделю с меня сняли дисциплинарное взыскание, то самое, за провоз незаконного мигранта наложенное. Не было бы взыскания — без висюльки на грудь бы точно не обошлось. Да фиг с ней, с висюлькой — зато заявки Стражей стали выполняться максимум в течение часа… час — это если, конечно, требовалось что-то совсем уж экстраординарное выловить.

А мне и того проще. Свинтус этому складу так обрадовался, словно я его в родную долину вернул. Только сокровищ здесь куда больше — а оттого и разбирать, и сортировать, и в порядок приводить, и мгновенно находить по первому требованию еще интереснее. Так что я для него — самый дорогой гость.

Вот и сейчас — стоило только дверь склада отворить — а хозяин тут как тут. Улыбается от уха до уха во все свои хрен знает сколько зубов — в человеческом облике их куда меньше, чем в рабочей трансформе, но все равно эти три ряда новичков впечатляют. А на столе уже наша заявка, честь по чести — распечатана табличкою, напротив каждой позиции галочка древним химическим карандашом поставлена, номер упаковки обозначен, порядковый номер по накладной и еще чего-то там, для учета необходимое. А в руках у Свинтуса три бокала и бутылочка какого-то нового пойла — каждый раз он старается меня чем-нибудь экзотическим угостить. И всегда суетится. Вот и сейчас — одной рукой он нам с Контрой руки жмет, тремя оставшимися жидкость по бокалам расплескивает…

Знакомьтесь, говорю, ребята. Это Свинтус — здешний бог, царь и самый главный начальник этой свалки. А это, представь себе, Контра… с сегодняшнего дня — Контра Страйк, ибо уделал он нашу Канцелярию в считанные минуты, нанеся конкретный ответный удар… что и Командору не всегда удается. Так что придется тебе, Свинтус, бейджики на обмундировании переделывать — но это очень маленькая цена за победу над крысюками…

Смеется Свинтус радостно, головой согласно трясет. Тоже крыс ненавидит. А за что канцелярских любить — не чернильные бы твари, Свинтус все необходимое бригадам доставлял бы еще до того, как они поняли, что именно им надо. Так что будут новые бейджики… а вон их уже и тащат!

— А ты, Контра, — поворачиваюсь я к стажеру, — проси сейчас у нас все, что тебе хочется. И похрен, что этого в типовой заявке нет, правда, Свинтус?

Свинтус радостно трясет головой, доливает фиолетовой влаги в бокалы и с интересом смотрит на гостя…

Практикант

Быстро тут у них… Конечно масштабы впечатляют — таки додумались красавцы до сворачивания материи и подпространственных карманов, но быстро у них тут всё… Даже быстрее, чем у складских наблэдов с идеальной памятью на вещи.

Заходим мы со Старшим на этот склад — встречает нас некто, похожий на Мелкого в его мясорубской трансформе. Зубками и количеством рук похожий, а не тем, по чему мы Изменчивого пепла от других демонов отличаем. И заявка уже готова.

Беглым взглядом вчитываюсь в лист. Ого себе! Они учли-таки, что в моём геноме есть белка-летяга и подогнали вместо обычного костюма комплект из пончо-непотеряйки и штанов со встроенной магической "резинкой", которые смогут на любой диаметр растянуться, если мне вздумается перепонку открыть. Плюс помимо обычного окопычивания ботинками — специально приспособленные для танца с ножами носки. Они и про уб-йу тут знают? Однако… А вон и перчаточки из того же комплекта. И даже набор ножей. Но мои-то получше будут, тут кое-кто пока я спал, телепорты в них вделать успел. Хм… а эт что? Нифигасе! У них и зингерская джемантия оказалась для скрытных проникновений!

"Живём, Нотя!"

Как, спрашиваете, глянул, если в это время со мной активно знакомился четырёхрукий зубастик? А магноут у меня как будто чисто для красоты на плече сидит, веб-камерами во все стороны не водит и мне обо всём не докладывает, да? Так вот, если вы так подумали — вы крупно облажались. Как раз-таки водит и докладывает. Но я опять отвлёкся. Что-то вечно тянет меня на посторонние разговоры неведомо с кем. Наверное, надеюсь, что Гипотетический Наблюдатель услышит…

— Знакомьтесь, ребята. Это Свинтус — здешний бог, царь и самый главный начальник этой свалки. А это, представь себе, Контра… с сегодняшнего дня — Контра Страйк, ибо уделал он нашу Канцелярию в считанные минуты, нанеся конкретный ответный удар… что и Командору не всегда удается.

— Очень приятно, Свинтус, — кивнул я, и тут до меня дошло…

Опять переименовали! То есть не совсем переименовали — фамилию добавили… Нотя, как с пиджина "Страйк" переводится? Врубель? Оченно интересно… Контра Врубель… звучит.

Соорудили по-быстрому новые бейджики, и вдруг Старший поворачивается ко мне и говорит:

— А ты, Контра, проси сейчас у нас все, что тебе хочется. И похрен, что этого в типовой заявке нет, правда, Свинтус?

Завскладом кивнул и с интересом на меня посмотрел.

А я в тихом окыре. Чего же пожелать? Вроде всё, что нужно, и даже больше уже выдали.

В кончиках ушей появилось лёгкое покалывание, затем онемение. Уже начинают сказываться потери жизненной энергии… Хэй, а ведь это как раз то, что мне нужно!

— Мне бы что-нибудь энергонакопительное и энергосберегательное для питания артефакта, а то он меня вампирит маленько, — попросил я. Электричество или даже магической энергией надеюсь обеспечат, а вот жизненной всё равно делиться придётся, но хоть не в таких количествах… Хм…

"Нотя, а если я из тебя тоже оружие сделаю? Будешь врагов вампирить?.."

"Директивы…" — ответил магиноутбук.

"Кыр… тогда… они же всё равно сказали — проси что хочешь…"

— И если можно — набор КОМ — Конторского оператора магиноутбука — N2. Внутреннее программирование и внешнее моделирование.

Вот интересно, добыли они образец или эта наша тайна — что такой набор вообще существует — так и осталась тайной? Хотя уже не тайна, я же проболтался.

Свен дузЛамеаборо

добрый бог порядка мира Ламеаборо, главный кладовщик базы корпуса Стражи

Однако у меня сегодня гости дорогие. Друг эльф придет и еще одного приведет… тоже друга, потому что у него не бывает плохих знакомых… по крайней мере — живых. Нальем по стаканчику-другому настоечки из мелихвостии бурзатой — очень организмы она укрепляет, на потенцию опять же хорошо действует и накопление магии поднимает надолго. Ой, посидиииим… а может, и по хозяйству моему прогуляемся — ведь наверняка чего-нибудь эти демоны из проклятой канцелярии зажать решили, не дать добрым эльфам…

Добрым-добрым… как они тогда этих извергов черных рубили — смотреть страшно… И с собой взяли старика… а что бы я дома делал?.. выгнали меня из дома, порушили мой дом, ой-ой, порушили…

А тут еще лучше, чем дома. Тут столько народу в меня верит… помощи постоянно просят — вещи-шмещи всякие для добрых дел надо… благодарят однако старика… а что старому богу нужно?.. а ничего ему больше и не нужно, ой не нужно…

А вот они уже пришли, мои хорошие… ай здравствуйте, дорогие мои… сейчас мы за знакомство по бокальчику-шмакальчику… ой хорошая, ой полезная эта настоечка… все-все-все вам уже готово — не беспокойся, друг мой старый, упаковано как надо, опечатано, в накладные вписано и отправки ждет… вот скажете, что еще душа пожелает — доложим в сверточки и отправим вам в палаты каменные…

Ай какой хороший новый знакомый… тоже добрый эльф… ну и немного еще в него намешано… и та летучая фиговина-шмиговина тоже красивенькая да полезненькая… ой, полезненькая — надо и мне таких с десяточек припасти, добрым Стражам пригодятся однако…

Ай какой бережливый мальчик… хороший мальчик, добрый мальчик… даже жизнью своей машинку подкармливает, однако. Жаааалко… неправильно это… Сейчас-сейчас, мои дорогие, давайте-ка со мной, поглядим-посмотрим, что там у нас в Обитаемом полезного напридумано, что у моих старых друзей в мирах полезненького появилось… Вооот оно где… оболочка-шмаболочка, что расход энергий на два порядка понижает, реактор с горошинку с топливом на шесть тысяч лет и магик-фильтр, что рассеянную тонкую энергию в себя втягивает — и никаких силовых линий больше не надо… ай, спасибо, друзья мои дорогие, ай порадовали старика — давно я ничего новенького-интересненького во вселенной не искал…

Ой-ой, какая штучка страшная… брать или не брать?.. себе бы я точно не взял — не умею я у разумных-неразумных жизнь отбирать… однако высасывает она жизнь бесконтактно в пяти режимах — от незаметного до мгновенного… брать или не брать?

Возьму, однако… друзья мои — добрые эльфы, они у хороших существ жизнь не отнимают… а у плохих все равно заберут — так что пусть уж так, без вреда для себя, с одной только пользой…

Ай ты моя хорошая… как я тебя давно не видел… как твоя тетрадочка, жива еще?.. может еще парочку подкинуть — у меня с красииивенькими обложечками появились… так ведь запас карман не тянет — а вдруг понадобятся?.. ну кликнешь если что… хочешь — вот этой штучкой на столике кликнешь, а хочешь по имени — старый Свен и объявится… а коробочку я у тебя вон ту заберу… хорошему эльфу потребовалась… не ворчи-не ворчи, для доброго дела беру однако — и никому он ее не отдаст и не продаст, он славный мальчик, он не станет старика обманывать… ну, целую в носик — и зови, если что…

Вы как там, там не скучали, мои хорошие? Ща к столику доберемся, старый Свен дух переведет — и подаст вам ваши игрушки-шмигрушки…

Наставник

Мляяя…

Нет, не ошибся я тогда, когда Свинтуса из его мирка поганого вытащил и к делу у нас пристроил. Волшебник он, наш Свинтус, каких поискать — все у него на складе найти можно, что тебе в голову придет. А вот в поиск он меня всего второй раз с собой прихватил…

Охрененное это зрелище, ребята: только что стоял перед тобой четырехрукий лысый толстячок, улыбался тебе, сверкая тремя рядами зубов, настоечки наливал — а вот уже извивается огромный изумрудный дракон — и прокатиться приглашает.

М-дааа…

Я еще с того раза не опомнился — мы тогда четыре его склада в соседних мирах проскочили, снарягу для бригады собираючи… а времени по нашим часам всего-ничего прошло.

Покосился я на стажера…

Ну не позориться же при пацане…

Ладно, поехали!

Плюхнулся дракону на спину — и рукой машу Контре: давай сюда, не боись — не упадешь!

И полетели мы — склад за складом, кладовщик за кладовщиком… на последнем я точно ни разу не был — такую остроухую симпатичную кладовщицу хер забудешь.

А про ту хреновину, что жизнь высасывает и в прибор загоняет, Свинтус правильно решил. Все равно мы Темное охвостье мочим — так пусть уж с пользой подыхает, до нас не дотянувшись. Лучше уж мы им причиним ущерб, несовместимый с продолжением жизни, чем они угандошат и нас, и свой мир заодно со всеми его обитателями…

Сползаю я со спины Свинтуса — пол под ногами все еще качается, стены перед глазами плывут… Вот сколько бы ни летал — на тварях на всяких и на механизмах — а никогда меня не укачивало… цепочка телепортов разве что так действует — но ни в какие овалы мы со Свинтусом точно не ныряли…

Вдохнул я поглубже пару-тройку раз, качнулся на пробу с пяток на носки и обратно, руки за спину заложил и Контре поворачиваюсь: доволен ли стажер?

Что-то вид у него того…

Не то нездоровый, не то расстроенный, не такой, как обычно.

И штуковина эта, что при нем… как я на нее раньше внимания не обращал?.. как-то по-другому вроде светиться начала.

Как бы не грохнула…

Хотя Свинтус — он всякую нездоровую хрень очень даже хорошо чует. Если что не так — давно бы уже сказал.

— Ну что, Контра, это то, что тебе хотелось?

Ша Автор, демиург с маленькой буквы,

она же Бешеная Демиург, создательница миров,

она же нацайника Конторы и её единоличный управитель

Сижу я спокойненько в своём эльфийском варианте за столом, никого не трогаю, строчу в тетрадочке, кусаю кончик карандаша, раздумывая, в какую задницу запихнуть очередного своего гэгэ, Гадкий КотЕГ из окна голову свесил, на каракули мои смотрит и в полном соответствии с имечком нагленько ухмыляется. Ну да, прав он, я не на своём поле играю, а потому вынуждена пока что ограничиться локальными шалостями.

— Пока что, — выразительно проговариваю вслух и показываю язык Коту. Тот добродушно пыхает косячком и убирает голову. Раздаётся стук когтей по клавишам пишущей машинки. Интересно, что он такое придумал?

Только я, значит, в очередной раз кончик карандаша укусила — фантомная дверь кабинета распахивается, ткани миров на мгновение меняются нитками, и ко мне весёлый такой вваливается старый знакомый — Свен дузЛамеаборо, улыбается во все свои драконьи зубы.

— Не помер ещё, старый хрыч? Слышала я, занесло тя как-то не по-деццки, даже кому-то из маленьких буковок на помощь тебе пришлось прийти… — дружелюбно приветствовала я его.

Стук за окном на мгновение прекращается. Ясно теперь, кто к чудесному спасению лапку приложил. А Свен в своей обычной щебечущей манере задвинул, не переставая, впрочем, действовать.

— Ай ты моя хорошая… (а я знаю…) как я тебя давно не видел… (да, я тоже, вот совпадение) как твоя тетрадочка, жива еще?..

Пламенное объятие правой лапой.

— А что ей сделается? — чтоб не сглазить, скрещиваю пальцы. Куда ж я без своего рабочего инструмента? Это ж как Со без ноутбука или Кот без пишущей машинки…

— Может еще парочку подкинуть — у меня с красииивенькими обложечками появились… — хитренько так глазки прищурил. Вечный складовщик, это меня в нём всегда улыбало.

— Нет, спасибо, мне моя ещё не отслужила, — вежливо отказываюсь. Хотя… красивенькие обложечки? Подумать стоит…

— Так ведь запас карман не тянет — а вдруг понадобятся?.. ну кликнешь если что… хочешь — вот этой штучкой на столике кликнешь…

И вот бесполезно ему объяснять, что не штучка это, а голографический дисплей рабочего компьютера… хотя какой он накыр рабочий, когда на нём больше семидесяти процентов всякая хрень занимает?

-..а хочешь по имени — старый Свен и объявится… а коробочку я у тебя вон ту заберу… — и на КОМ N2 показывает.

— Эт ещё зачем? — справедливо возмущаюсь за свою военную тайну.

— Хорошему эльфу потребовалась…

— Не знаю я никаких эльфов… хотя знаю, но все знакомые сами у меня попросить могут…

— Не ворчи-не ворчи, для доброго дела беру однако — и никому он ее не отдаст и не продаст, он славный мальчик, он не станет старика обманывать…

Мальчик?! Меня терзают смутные сомненья…

Взгляд на спину дракону… Кого я вижу! Гэгэ недобитые! И мой, и котеевский. Наблэд, Контра который, меня сразу признал, побледнел ещё сильнее… так, знаю, чем ему отплатить… укачает голубчика, укачает, будет знать, как своё нацайство тревожить, особенно через посредников. А вот второй… весь в создателя своего, оценивающе так смотрит. И тебе отплачу, не сомневайся, ушастенький… нельзя на меня безнаказанно смотреть…

— Ну, целую в носик — и зови, если что…

Дяа… драконий поцелуй это что-то. Даже если целует в носик — достаётся всей голове.

— Кооот… — тихо пропела я, оборачиваясь к окну. Но никакого окна не было. СотвАрец, избегая справедливой кары, свернул его подальше. Ну тогда я на тебе опосредованно сорвусь, благо есть объект, а может, и пожалею… смотря какое настроение будет…

Вернулась к столу, куснула карандаш пару раз… На голову сел дятла Вдохновений и на пробу стукнул по макушке. Ну, понеслася…

Практикант

Словей нет… то есть словов… то есть слов! Кыр, с такими напрягами скоро родной язык забудешь…

Нет, когда маленький зубастый четырёхрук превращается в дракона с изумрудной чешуёй — это ещё даже не удивительно, мало ли какая у него там форма; когда наставник взлетает ему на спину и зовёт тоже "прокатиться", это уже немного удивительно, но не за рамками обыденного; а вот когда этот дракон начинает пронзать собой миры, и чувствуешь, как отказывает вестибулярный аппарат, до этого момента служивший тебе безукоризненно, и не успеваешь зафиксировать смену декораций, как следует новый переброс… Вот тогда словеи и кончаются, и начинаешь забывать родную феню… И вместе с тобой колбасит механомагическое чудо, с которым сейчас находишься в частичном единении разумов… Опять я не по теме забазарил…

А самый окыр наступает, когда подваливает этот дракон к твоей собственной начальнице, щебечет с ней как со старой подружкой, про тетрадку — да-да, ту самую! — спрашивает, просит набор КОМ N2 — и она ВЫДАЁТ, что-то беззлобно проворчав. Но ТАК при этом в мою сторону глазами стрельнула, что понял — кобздец мне, когда вернусь. Если вернусь, конечно. А дракон ЧМОКНУЛ Шу в нос и вернулся обратно.

Итак, когда мы с полном разладе физического и метафизического слоёв материальности (да, опять нудю, а для прапорщиков поясняю — тела и души) сползли со спины дракона, я сумел только отметить сообщение магноута о том, что дали нам всего что хотели, и даже больше…

— Ну что, Контра, это то, что тебе хотелось?

— Да, и даже сверх того, — слабо сказал я. — Но советую тебе на всю жизнь забыть, к КОМУ в кабинет мы три минуты назад ввалились всей компанией… Целее будешь.

Наставник

Ох, мляя…

Ну, как мы со Свинтусом прощались — об этом можно сагу сложить. Или слажать — у кого как получится. Лично я бы не рискнул. Так что я прозой. Конспективно.

Вещи Контры домой полетели.

Как-как… я откуда знаю — как!.. работал бы на складе — знал бы, а пока меня окончательно не разжаловали и к Свину в помощники не запихондрили, процесс этот мне похрен, мне куда важнее результат.

А мы занялись куда более важным делом.

Во-первых, расплескали по бокальчикам остатки той настоечки: надо же в себя после полета по складам прийти.

Занюхали каким-то остреньким-коническим-красненьким.

Я откусил, посидел секунд двадцать с открытым ртом… слезы из глаз катятся, а выдохнуть боюсь — вдруг пламя вырвется…

Зато и пол на место встал, и стены перестали джигу отплясывать.

А Свинтус уже что-то этакое желтенькое, кусками накромсанное подсовывает — липкий сок по пальцам стекает, а пахнет-то как…

Унял я пожар, полюбовался вытаращенными глазами Контры, покачал сочувственно головой и кусок этого желтенького ему протянул.

А Свинтус тем временем еще бутылочку достал. Забавная такая, пузатенькая. Фигурная, а внутри нее какая-то гадина скорчилась. То ли случайно заползла и окочурилась, то ли хлебнуть хотела, окосела и утопла… А может, это закуска?

Расплескали мы эту гадскую настойку, темную-темную, а змею Свин из бутылки вынимать не стал почему-то. Может, как сувенир дорога — а может, похоронить решил… добрый он парень, этот Свинтус…

Ага, добрый… мы только-только опрокинуть собрались, а он выуживает из-под стола еще двух змеюк, только живых, не в пример той алкоголичке, вспарывает их и кровь в бокал сцеживает… херасе коктейль — поди тогда в офицерской столовой подсмотрел?.. до его прихода там такую дрянь порой подавали… Ну, грех обижать старика — хватил я бокальчик, а Свин мне сердце змеиное, еще трепещущее, протягивает, щерится довольно во всю пасть и головой кивает часто-часто: закусывай, дорогой, никакого говна для тебя не жалко…

Закусывать-то я закусываю, но вот на Контру стараюсь не смотреть. Мало ли — не понравится парню, будет из вежливости давиться — а тут я его изучаю… Нехорошо это, некрасиво.

Потом еще чего-то было, розовое такое, цветочной клумбой пахнущее.

Потом молочно-белое… мы его в чай добавляли… или в него чайку чуток капнули?.. неважно… вкусно, крепко — и славно.

Потом я сигаретку выкурил, на чью-то пушистую мягкую шкуру откинувшись — это мы уже у Свина в подсобке продолжали.

Подсобка… чтоб я так жил… прикиньте — семьдесят на добрых сто пятьдесят, все в коврах и мехах, где-то музон играет, на стенах тени разноцветные в такт переливаются… неплохо у нас простые Главные кладовщики устраиваются… и пусть живут еще лучше — по делам и награда…

Отдуплился я слегонца — на здоровенном блюде ребрышки жареные, янтарными подрумяненными боками светятся, соком прозрачным истекают, а уж запах… я чуть слюной не захлебнулся. И пиво — густое, темное, как шкура бурого медведя из Вечного леса, и дух от него хмельной, крепкий… так и шепчет — выпей, соколик…

А, нет… это Свинтус так нас угощает.

Редко мы видимся, очень редко…

Вот отчего такая несправедливость в мире происходит? Гандон наш незабвенный, Духовный наш Окормитель, три чирья ему на залупу, чуть не каждый день глаза мозолит, сволочь гнилая. Канцелярские опять же… житья от них, падл, нету — ладно теперь у нас Страйк есть, теперь мы им, нехорошим гулящим женщинам… покажем им, Контра, откуда ноги растут?

А вот с друзьями своими душевно посидеть, за жизнь побазарить, чего-нибудь стоящего выпить и чем-нибудь вкусненьким закусить ладно, если раз в год счастье выпадет.

Ну хер с ним — Темных валить… в конце концов, это наш долг, это работа наша, наша судьба, так сказать…

Но дома-то на отдыхе, можем мы, мать вашу, отдохнуть душевно?.. пообщаться с приятными тебе существами?

Вот Шнягу возьми…

Нет, это я фигурально, так сказать…

Я ее сам возьму — и не раз…

Я про то, что видеться нам теперь придется… как придется. Ей — приказ, она с бригадой то туда, то сюда… а нам с тобой, Контра, как фишка ляжет — может, и с ними, а может, и врозь…

Что-то разболтался я, ребята…

Да и старика мы уже притомили, наверное…

Слышь, Свин, ты того… извиняй, если чего не так, лан?

Мы наверное уже… пора нам.

Ща вот по последней — и двинули… перебежками, чтобы патрули не вязались.

Да лан, брателло, чего тебе утруждаться — доползем как-нибудь… вон Контра — он ваще как огурчик… зеленький…

И я уже того… малосольный слегка.

Ну хорошо, хорошо, уговорил ты меня.

Только давай не прямо в дом, ладно?

А то Шняга у меня дама нервная, неровен час кончит от неожиданности…

Ну чего вы ржете?!

Смефуечки им с этойхаханками…

Нас она кончит нахер… а потом огорчаться будет, что поторопилась…

Грех такую огорчать, верно?

Ты нас того…

Ты нас к двери, ладушки?

А мы в звоночек, в звоночек… а может, и с ключиками справимся — вот они у нас, ключики от дома, где дамы лежат…

Ладно, Свинтус… пока!

А то того…

Сам к нам заглядывай.

Мы завсегда… это… чем богаты, как говорится, лан?

Ну давай, Свин… пока… и спасибо тебе, золотой ты наш — век доброту твою помнить будем!

Опаньки… а мы что, уже у дверей?

Ай, Свинтус, ай, молодец…

И стенки в этот раз не так качаются… или это меня качает?

Дорогая, это мы.

Мы тут немного того… у Свинтуса насвинячились.

О! Какие Стражи — и без конвоя… Котярка, привет!

Вы как — без меня справитесь?

А то я чувствую, что там, в спальной, затаился в засаде четвероногий хищник… сексодром называется.

Ща я туда зайду — и он сразу мне на спину кинется.

Точно — кинулся!

А хорошооо дооома…

И как меня кроватушка моя качает… как в домике на ветвях в детстве…

Практикант

Шмотки мои новообретённые отправили куда надо — домой, а Свинтус предложил немного посидеть…

Как говорилось в какой-то сказке, мы посидели немного, занюхали перцем чили, по дурости закусили, заели мёдом, потом посидели ещё немного, и ещё, и ещё…

Когда дошло до закуси змеиными сердцами и коктейля "Кровавая Кобэри"… вот честно, был бы чуть потрезвее — убежал бы от этой страсти подальше… а так выпил-заел — хорошо пошла!..

Потом начали уже по телеп-порту песни с Нотей орать. Нет, а что вы ожидали? Если вместе — то накрывает обоих, так что пьяные были оба в зюзю, несмотря на то, что зюзя только у одного есть, и не спрашивайте, у кого и где.

Потом в подсобку завалились, ну и подсобка у них, скажу я вам… Больше моей квартирки будет… так вот, ввалились — уже сигаретки-косячки пошли. Ну то есть пошли они у Свинтуса со Старшим, а мне хватило того, что дыма нанюхался. И так мне хорошооо стало… а потом так фигово… даже Старший, глядя на меня, заметил, что я как огурчик — зелёненький…

Душевно посидели, в общем.

Потом зашвырнул нас Свен к дверям дома. Нет, он в сам дом хотел, но Старший его отговорил, очень убедительные аргументы привёл.

Попрощались только — опа! Уже у дверей стоим…

Старший только на пятый заход ключом по замочной скважине пошёл — распахивается дверь, и во всей красе стоит Шняга, а из-за плеча Котейка выглядывает.

Наставник мимо, пошатываясь, продефилировал — и в спальню. Оттуда сразу богатырский храп понёсся. А я в комнату к себе тоже так, по стеночке… пробрался, собрался уже в вещах разгребаться, магноут модифицировать… Так эта зараза механомагическая, мысли мои прочитав, провода быстренько свернула, от плеча оторвалась, на шкаф залетела, и вопит оттуда:

— Врагу не сдаётся наш гордый Биг-мак! Вот как протрезвеешь — дам поковыряться, а пьяными руками даже не смей! Я себе ещё дорог!

Ну я ему шнур от розетки зашвырнул, чтобы с голоду не отключился (а то лезь потом на шкаф за ним…) и пошёл так же по стеночке на кухню.

Девочки… и девочки, под мальчиков косящие, можно я с вами посижу? А то меня этот артефакт разумный трезветь прогнал…

Котейка и Контра

Кухня. Вечер первый

Ошизеть…

Оба завалились убитые в говно.

Клавкин чувак прямым ходом, теряя свои говнодавы, в спальню упорол… и в таком нестоянии, что даже сеструхе точно там делать нечего. А прапор гордо прошествовал к себе с этой своей фиговинкой над плечом, пошебуршал там немножко и на кухню выбрался.

Интересно, за добавкой — или потрепаться?

Ща проверим…

— Это вы меня так поздравляли с переводом, да? Кла… Сестричка говорила, что если бы не вы — болтаться бы мне цветуечком в проруби между двумя бригадами до морковкиного заговенья…

— Ты не поверишь… ик! вполне возможно… я уже не помню с чего там начиналось… после Кровавой Кобэри память начисто отшибло…

Какое всё-таки Котейко красивое… стоп, эт что за мысли? У мну не март! И мну не цветной. Атставить!

— А вообще я к вам протрезветь пришёл, а то магноут прогнал меня, модифицировать не даёт, — пожаловался я на вредную артефактину.

Ух ты, как интересно… каайф… я как раз хотела об этой фиговине поподробнее расспросить… и про то, что там на берегу было…

— Магноут… это та бабочка, которая над тобой вечно порхает? а чего она еще умеет делать, кроме как над головой кружить?

Не она он, а он. Ты главное его в лицо не "она" кай, а то обидится до самой поломки.

— Он много чего умеет, — сказал я, плюхаясь на лавку, — а скоро ещё и убивать научится. Сейчас-то он только с информацией всякие операции производить может.

Чувствую, ежики у меня в заднице иголки от любопытства расправляют… я аж на стуле заерзала от нетерпения. Ни фига себе фиговина… это же сколько всякого всего можно поузнавать, если с такой подружиться…

Клево!

Хочу!

— А она только с тобой трепаться может? Или всякие разности из других мест узнавать? У того чувака, который теперь твой наставник, похожая фигня есть — но чтобы она информацию качать начала, надо ее источнику под ребра засадить… ну, или в горло там воткнуть… и — все, полный этот… формат С… и содержимое уже внутри… Только вот вынимать из нее эту информацию опасно — она же вместе с чужим сознанием ее скачивает… и еще сеструха говорила, что у нее своя воля есть… древняя такая воля, темнее Темного… так что когда подключашься к ней, фиг его знает — то ли ты из нее что-то вытащищь, то ли она из тебя все выкачает… Один раз так уже было, они тогда ковен валили… их всех покалечило, а там еще то ли один, то ли двое трансформеров незамоченные копошились. И прикинь, этот чувачелло рискнул подключиться, качнул оттуда регенерацию, и себя вытащил, и сеструху, и братца своего — он ща в бригаде-шесть вроде бригадиром, и сам себя склеил, и трансов вальнул — вот только и самого его эта злая фигня чуть не всосала… Сестренка спасла — встала перед ним раком… ну, он нормальный мужик — его сразу и выкинуло обратно… а так бы и загнулся на фиг…А у твоего какие-нить системы безопасности предусмотрены? Ну, чтобы он тебя не всосал…

— Все магноуты и магуторы имеют такую защиту. Демиург позаботилась о директивах, чтобы не дай Случай её изобретение не использовали как оружие. А с артефактиком Старшего мы уже познакомились… действительно злой, а вот Шнягин необщительным оказался. Но, может, оно и к лучшему, я бы двух таких встрясок не пережил. А Нот у меня отовсюду инфу добывать может. У него и телеп-порт встроен, и целая куча анализаторов вроде веб-камер, на каждый из шестисот основных спектров восприятия, возможность подключения к мировой инфосфере с доступом в Инфернет, и много чего ещё. Незачем особо вникать в тонкости строения артефакта, если он может ответить на любой твой вопрос, только время и возможности предоставь. То же с воспроизведением: есть мателиаризатор, голограммоплеер, колонки встроенные, магический излучатель… а что так воспроизвести не может, запахи там, воспоминания, эмоции, тактильные ощущения — напрямую в мозг при частичном единении перекидывает…

Да, о своём механомагическом чуде я могу говорить бесконечно. Особенно когда пьяный и не боюсь сболтнуть лишнего.

Кааайф!

Хочу-хочу-хочу…

Причем обоих…

Нафиг такое счастье, как у Клавкиного… чуть зазевалась — и трындец, в вечном рабстве, если не хуже… а тут такой напарник… а еще лучше, если оба…

Интересно, вот там, где они сегодня насинячились, есть такие штуки?

Не, сестричка, ты попала… пока я из тебя или твоего чувака такой девайс не выжму, фиг вы у меня спокойно жить будете… и прапор… такой лапушка…

— Ты знаешь, там, на берегу, я ведь почуяла, что творится… меня как будто песчаник сцапал и выпить решил. Я с перепугу даже дедушкин меч призвала, рубанула им со всей дури — вот тогда эта зараза и отвяла… Огненный клинок — это та еще штуковина… типа семейная реликвия…

И тут я внезапно рублю фишку.

— Погоди-погоди… ты там про всякие елевизоры-реализаторы… это что, получается, можно на нем квазиреальность моделировать? Почти неощутимую от реала? И это… сексом заниматься?

А сама глаза так стыдливо потупила, в щечки краски добавила и ресничками длинными хлоп-хлоп… ну дура-дурой, карамелечка невинная…

— Не, если секс, это к магуторам обращаться надо, вот они тебе какую хочешь матрицу забацают. Хошь — традиционный репертуар, хочешь — разноцветные мечты… Нет, в принципе и магиноутбук такое забацать может, был бы шлем виртуальный, но тогда только сторонним наблюдателем остаёшься. Вот магутор — да. Есть миры, где всё человеческое население уже давно в виртуальную реальность перебралось. А с магноутами по-другому. Это от тебя зависит. Если к знаниям тянешься, как подсолнух к солнцу — то от единения кайф словишь, если чисто функционально относишься — будет тебе просто информация, без всяких примесей, а если бездарь и неуч полный, то к этим артефактам и приближаться нельзя. Не себе мозг сожжешь — так ему микросхемы. А они же разумные, и им тоже больно бывает…

Ой, а не слишком ли я в откровенные темы пошёл? Хотя… это называется — пугай ёжика голой попой… в смысле — смущай демона секса рассказами об этом самом сексе…

Кайф-кайф-кайф-кайфушечки…

Всех хочу!

И магиноутбук, и магутор, и прапора этого невозможного, что за пару минут всю канцелярию раком нагнул…

Да мы с такой компашкой тогда…

Да мы все Обитаемое на уши поставим, сделаем и обратно перевернем!

Ой, не забыть бы только…

Думай, девочка, думай, лапушка, запоминай-записывай, как эти девайсики называются…

И прикидываю я…

Остров, весь в зелени… песок золотится… океан ласковый плещется… а мы с прапором… щаз, с прапором… какой он тебе тогда прапор — с повелителем! — в шезлонгах на беломраморном балконе развалились, ледяной сок из бокалов потягиваем… над ним его черная бабочка порхает, а надо мной — две розовых… не! одна розовая, а другая такая голубенькая… голубенькая?.. ну, пусть голубенькая…

А над столиком голограммы вспыхивают… хозяева миров Обитаемого толпятся, своей очереди ждут… Одного мятежники заколебали, у второго неурожай, у третьего цунами там или ураган какой… а у третьего ваще ковен зашевелился…

И мы их проблемы рамсим… Ураган?.. ща не будет урагана, будет ласковый такой ветерок, и ваще с этого дня у вас погода станет — зашибись… Мятежники?.. какие мятежники?.. устарела ваша информация — они уже полчаса, как клятву на верность вам принесли, и теперь дружным маршем выдвигаются урановые рудники добровольно разрабатывать… Недород? так к вам еще вчера отправлена гуманитарная помощь, а после обеда мы с владыкой дождиками займемся, перегноями всякими и ваще сделаем так, что злаки ваши вместе с репой и картошкой по четыре урожая в сезон давать будут, на глазах колоситься — жрите от пуза…

А потом идем мы в бассейн, скидываем халаты, ныряем в теплую водицу, я к нему подплываю…

Гм… так… мечты-мечтами, а дела-делами.

Наклоняюсь к нему поближе, так, чтобы вырез до самого пупка просматривался, грудь себе потихонечку на пару размеров увеличиваю, кисточки на ушах выдвигаю и руку ему на бедро кладу. невзначай так… чтобы опереться.

— Ой как вы интересно рассказываете… а с ними трудно научиться работать?

— Не, я знаю, конечно, что суккубы умеют трансформироваться, и вообще у них аура обаяния, только не март у меня сейчас, тестостерон на нуле, и рефлексов соответственно никаких… — вежливо отодвигаю руку. — И пытаться изобразить женщину-наблэда — плохая идея в силу того, что не существует таких в природе… — добавляю, грустно вздохнув.

Ой дурачок… ничего-то он о нашей природе не знает… мы ведь не только внешне, мы и внутренне можем меняться — вплоть до физиологии… и даже потомство воспроизводить, причем с достоинствами и той, и другой расы… Вот и Клавкин чувак, хоть и крут, а дурак-дураком, и не догадывается, что однажды запросто может стать папашей симпатичного такого эльфодемона…

Правда, есть одно обязательное условие…

Но у этой парочки оно соблюдено

Ой, мамочка, быть тебе бабушкой… а мне — теткой.

Клевая я буду тетка — такая вся в шортиках в обтяжечку, в топике под грудь, волосы до попки, шпильки сантиметров двадцать… Как пойду я племянничка выгуливать в свободное от заданий время — все офицерье корпуса придется в отставку по инвалидности списывать — глазки у них точняком полопаются… И будет офицерский корпус тогда чисто наш, женский… а что? Мы жизнь в Обитаемом продолжаем — кто в муках, кто без, но ведь продолжаем же, верно? Так кто лучше нас ее, эту жизнь защитит?

Сама же я краснею, глазки потуплены, рука отдергивается, как от ожога…

— Так я же это… того… я нечаянно… я по-дружески… а что женщин-наблэдов нет… это вам фуфло прогнали. Есть варианты — только очень сложные…

А кисточки на ушах я таки не убираю… чуваки, конечно, народ насквозь тупой, но ведь фиговинка-то у него умная, и наверняка нас подслушивает… Глядишь, сопоставит факты, пороет дополнительную информацию в закрытых секторах Инферно… а чего же нет — наверняка она на это способна… вот и наткнется на этот вариант… и на необходимое условие… может и просветит своего дружка из плоти и крови… Тем более, что ни одна такая штуковина еще не пробовала воспитать ребенка-наблэда с самого его рождения… вот интересный симбоз бы получился — прямо таки властелин вселенной какой-то…

А пока я надуваю обиженно губки, вздергиваю носик и поднимаюсь со стула, как бы ненароком задевая прапора грудью.

— Спасибо вам, конечно, и за помощь с переводом: вы меня прямо спасли, и за беседу вам спасибо, вы такой интересный собеседник… вот жаль только, что на вопрос мой ответить не пожелали… Спокойной вам ночи!

И гордо подняв голову, выходу из кухни.

А бедрами я покачиваю совсем ненарочно… правда-правда… просто походка у меня такая, вот…

А спаленка у меня как раз через стенку с этим чуваком.

И дверь я на ключ не запру… даже если бы в двери замок был.

И спать я привыкла так… под простыночкой.

А чего лишние тряпки напяливать? Только путаться потом…

Вот реально… только душу растравила… не придумали ещё женщины-наблэда, мутации все на игрек-хромосому завязаны, а как её в иксу перерисовать… ну да кыр с ним. Вроде протрезвел, можно и программированием заняться.

— Спокойной ночи.

Прошёл к себе.

— Ну трезвый я.

— Ты уверен? — подозрительно спросили со шкафа.

— А почему вслух?

— Под тебя подстраиваюсь.

— Эх ты, морда электронная, — улыбнулся я. — Слезай, сейчас экспериментировать будем… Переоборудуем тебя в автономную машинку-убийцу, только директивы подкорректируем.

Не каждую, ох не каждую ночь идешь против нацайства, которое эти самые директивы разрабатывало…

IV. МУЖСКИЕ ИГРЫ НА ВОЛЬНОМ ВОЗДУХЕ

Наставник

Мляяя…

Ну и дали мы вчера просраться…

Утром встал — голова чугунная, только замковые ворота крушить и годится.

Не, ребята, перебор, конечно грех… если достойного повода не было.

А поводов было целых два.

Ну, то, что со Свином повидались, посидели душевно, полезные цацки для стажера подобрали из тех, что не в каждой лавке продаются — само по себе повод… обмыть, чтобы работали хорошо.

А вот второй — тот ваще всем поводам повод.

Не, я про него даже и рассказывать никому не буду… Шняга сама там была, Котейка и Свин результаты знают, а всем остальным — ни-ни… потому как не люблю славу звиздуна.

А вы что, думаете, что кто-то мне на слово поверит, что нашу Канцелярию можно в пять минут заломать?! И не Командору, а простому, рядовому стажеру?

Вы вот поверите, если вам скажут, что солнечное затмение случилось вчера оттого, что соседский малыш струйкой своей до солнца дотянулся и на полчасика его притушил?

Вооот… и я о том же.

Слухи, конечно, пойдут. И разубеждать тех, кто в них поверит, я не собираюсь. Но не более того.

Смотри-ка, а голова почти прошла… все-таки велика сила универсального заклинания "данунах"…

Пора и результат закрепить…

Контра!

Ты как насчет позавтракать?

Сидим на кухне, чайком крепким отпиваемся, кисленьким-солененьким закидываемся. И тепло в брюхе разливается, и благостно так…

Вот еще по кружечке — и результат лечения пойдем закреплять.

А что?

Приказов на сегодня определенных нет? Нет. А это значит, что программа — на мое усмотрение. И усматриваю я, что полезно для нашего здоровья пребывание на свежем воздухе. А для ознакомления с процессом подготовки Стражей не менее полезно заглянуть на тренировки. Ну, кто у нас сегодня в поле?

Положил трубу, морда лица улыбкой треснула.

Ну что, братец мой ненаглядный, вот и до тебя очередь дошла.

А ты думал, что нет ничего сложнее операций зачистки?

Вот попробуй теперь с курсантской практикой повозиться.

Ну, третий курс — это не первый, конечно, они уже умеют кой-чего, и лажают уже не на каждом шагу — но и гонора предвыпускного у них еще не накопилось. Самое то для экскурсии. Поглядим, понаблюдаем… сюрпризиком-другим зелень озадачим… проверим, как они с нештатными ситуевинами справляются.

Да к тому же на травке поваляться, на суету салажни полюбоваться, на солнышке погреться — самое то для нас в сегодняшнем состоянии наших организмов.

Даст бог — и сами разогреемся чуток.

Ты как, Контра?

К выходу в поле готов?

Разомнемся?

Только вот к штатному порту ползти больно лениво.

Ну что, как раньше?

Шняга!

Портал!

И уже ныряя в густо-фиолетовый туман, удивляюсь на лету: откуда она всегда знает, куда я попасть собираюсь?

Практикант

Ночь.

— Ну что, готов?

"А ты как думаешь?"

Магноут переходит в стационарное состояние и замирает. Я открываю набор КОМ, достаю диск.

— Принимай.

Сидишка скрывается где-то в недрах артефакта, раздаётся тихое гудение, и на мониторе пробегают бесконечные строки программного кода. Не то, не то… вот… приведём в удобочитаемый вид…

"Директивы.

Nраз. Ни при каких условиях не лишать жизни и не наносить фатального ущерба.

Nдва. Нельзя выкачивать жизненную энергию бесконтактно.

Nтри. Нельзя выкачивать жизненную энергию через подключение без предварительного согласия.

Nчетыре. Защищать себя, если не противоречит первым трём.

Nчетыре-бэ. Защищать оператора.

Nпять. Беспрекословно слушаться оператора, если это не противоречит первым четырём. В случае противоречия директиве четыре-бэ трижды запросить подтверждения. Если подтверждено — вернуться к исполнению директивы-пять.

Nшесть…"

Дальше уже не то, нужно менять здесь, в первых пяти. Попробуем…

"Nраз. Защищать себя. Ограничений нет.

Nдва. Защищать оператора. Ограничений нет.

Nтри. Слушаться оператора. Если не противоречит первому."

Теперь можно перейти и к моделированию… Но… что это?

По монитору пробегают буквы, словно написанные в бешеной спешке:

"Контра, гад, ты что творишь? Ты же всю личность артефакту потрёшь такими темпами! Это УЖЕ практически бессмысленная машина для убийства! Убила бы! Твоя нацайника."

Мгновение — и все директивы возвращаются на место. А на кровать падает тетрадный листок.

"Ищи компромисс."

И я искал, долго препирался с листиком, на котором почерком демиурга постоянно возникали контраргументы, и в конце концов компромисс был найден.

"Nраз. Защищать себя.

Nдва. Защищать оператора.

Nтри. Слушаться оператора, если не противоречит первым двум. В случае противоречия директиве два трижды запросить подтверждения. Если подтверждено — вернуться к исполнению директивы-три.

Nчетыре. Нельзя выкачивать жизненную энергию бесконтактно.

Nпять. Лишать жизни и выкачивать жизненную энергию через соединение можно только во время исполнения директив Nраз и N два."

На этом внутреннее программирование было завершено, и я приступил к внешнему моделированию.

Все артефакты были смонтированы успешно, но ту убивательную фиговину пришлось перекроить. В итоге портативная трансформа Ноти обрела хищный "хоботок", поражающий до пяти целей и высасывающий жизнь за время, не меньшее двух секунд.

Уже под утро я перевёл магноут в режим жизни и, убедившись, что операция прошла успешно, нырнул носом в подушку.

Утро.

Ну как можно быть настолько бодрым с такого недосыпу? Как-как — заклинание чайкоффского. Убойная штука, но пользоваться ей очень часто нельзя, так что пора менять режим. Нотя, крайне довольный своим новым обликом — ещё бы, совсем на насекомое стал похож, на этот раз для разнообразия не порхал над головой, а угнездился на плече, как ручной попугай.

Выхожу я из комнаты, — пересекающимся курсом Старший выползает. Увидел меня, на завтрак позвал.

Обпились мы чаем, мне совсем хорошо стало, наставнику тоже видно полегчало. Позвонил он куда-то, и поворачивается с такой улыбочкой:

— Ну ты как, Контра, к выходу в поле готов?

Попробуй заикнись, что не готов…

Уже через три минуты мы нырнули в фиолетовое облако портала.

Наставник

Господи, хорошо то как, твою мать…

Все, как хотелось: травка зеленеет, солнышко блестит… и Флакон с приветом в гости к нам летит. Хотя это вообще-то мы к нему в гости вломились.

Обнялись.

В глаза друг другу посмотрели.

Нет, не меняется братец… как был разшиздяем, так и остался — разве что пара морщинок в уголках глаз легла. И пляшет в глазах огненное бешенство, как в детстве, когда я его за рукоблудием, бывало, ловил…

Остынь, Флакон.

Это не инспекция, понял?

Отмазался я от штабного стульчака, начисто отмазался, листиком вот с петлицы отмаз оплатил — и спрыгнул. И ваще мы к тебе отдыхать. Если чего иного не предложишь.

Знакомимся?

Флакон, это мой стажер из ненашинских, Контра Страйк. Да-да, тот самый… хренасе… ты уже слышал, да?

Контра, это бригадир-шесть, мой брат Флаковиэль. Младший, если тебе это важно. Сейчас, как видишь, отдыхает после задания — третьекурсников дрочит. Он всегда был любитель… ладно, проехали.

Лан, Флакон, вали уже к своим жертвам… а то они у тебя чего-то расслабились уже.

Э!

Погодь…

Тебе как, помочь малешко? Пару-тройку западлян твоим соплякам подбросить?

Лан, потом… поближе к концу. Когда уверенности подкопят, обнаглеют, решат, что все — конец мозготраху и костоломству. Вот тут-то и выплывает наружу наше западло…

А пока поваляемся вон на том травянистом холмике, в тенечке… посмотрим, что тут у них как, конец к носу прикинем, как бы половчее до их задниц добраться…

Контра, привал!

Ну, зацени полигон. Вот что мы тут видим — типового и не очень?

Вон там макетик замка… хороший такой макетик, с натуры лепленный… оригинала, правда, давно уже нет, раскатали мы оригинал по камушку, пока зачистку проводили, но и этот, я тебе доложу — один в один с тем дерьмищем. Силуэты на стенах, на башнях, у стен, а также наверняка во дворе и в подвалах — моделированные, анимированные, соответствующим набором умений и заклинаний снабженные. Боевые, правда ослаблены — чтобы не до смерти… но припечет — мама, не горюй… цепь сторожевых заклинаний тоже из реала, и по тому же принципу: ослабленные боевые, полноценные сигнальные. Патрули по округе снуют из того же говна слепленные, что и на стенах… так что про маскнакидку не забывай, засекут — ребятам учиться помешаем… а вот всему остальному она не помеха, под ней и дышится не хуже, чем на свежем воздухе, и загорать можно…

По условиям учений, транспорт в замок пойдет… как тогда, когда мы в его прототип решили вломиться. Мы-то караван вовремя заметили, вон в том ущелье его зажали и втихушку перерезали… очень мудро поступили: там столько всякой снаряги было, что потом бы мы в замке кровушкой умылись по полной… поглядим, как салажата с этим справятся — успеют ли обнаружить, сумеют ли накрыть, смогут ли по-тихому разобраться… а если нет — что предпринимать будут.

Что?

Нет, они вводной с караваном не знают. Какие ж это учения, если им все до тонкости расскажешь заранее — что, где, когда, почем… пусть сами соображают.

А теперь, брат, давай-ка на досуге прикинем, какой мы еще заподляк подкинуть можем?.. поближе к концу, когда они в замок ворвутся… и на потом, когда справятся и уже почти что победу праздновать будут.

Есть идеи?

Практикант

"Посмотрите направо — вы видите классический пример Тёмной Цитадели… Интересно, что случится с бедным памятником архитектуры, когда до него доберутся доблестные курсанты Академии Стражи?"

Всё-таки переделка оказала влияние на характер Ноти. У него как-то резко активизировался модуль чувства юмора, и вот уже минут пятнадцать я слушал весьма и весьма остроумные комментарии. Оценке подверглось всё — окружающая обстановка, приметные красные береты курсантов, то, как они ползают по кустам и зачищают патрули…

Где мы были в это время? А мы со Старшим блаженно валялись на травке и смотрели с холма на всё это дело. Магиноутбук изображал полёт шмеля где-то на небесах и оттуда через телеп-порт делился впечатлениями. Идиллия.

Западляк, говоришь… сейчас чего-нибудь сообразим. Чтобы и страшно, и не смертельно…

В памяти всплыла картина: ползу я, совсем ещё мелкий, на склад, поспорил с собратьями, что сопру оттуда что-нибудь, а из-за угла нацайника выворачивает… в бигудях! Вот тогда я страху натерпелся — если бы просекла, что её в таком виде застали, убила бы не глядя… Но это ведь не то, курсантов ими не напугаешь…

— Нууу… можно сделать так, чтобы, когда они уже самого главного там угандошили, явилось что-нибудь неубиваемое… неубиваемое…

"Нотя!"

"Что?" — прилетело с небес.

"Спускайся, иллюзить будем…"

Раздался тихий шорох — и под накидку юркнула прямоугольно-чёрная бабочка, хищно поблёскивая свёрнутым хоботком и объективами веб-камер.

— Старший, ты когда-нибудь слышал про звирька по имени Писец? Так вот его и предлагаю напоследок курсантам заслать, и пусть борются с зоной повышенного невезения…

"Кстати, там караван подгребает", — невозмутимо сообщил Нотя. — "Что делать прикажешь?"

"Ну…понаблюдать мы и с холма можем. Если Старший идею поддержит — твори Писца".

Наставник

Мляяя!

Павианы геморройные!

Дрочат вас, дрочат — а толку ноль целых, хер десятых…

Караван уже в ущелье втягивается, уроды!

Филины слеподырые, дятлы безмозглые, тетери глухие!

Пока ваши патрули по гребню тараканами беременными ползали, головка колонны уже в горный проход вошла!

Гребаный зоопарк…

Вот даже не лежится спокойно… так бы ща встал во весь рост, да впендюрил каждому барану красноголовому по три ледяных иглы в сраку…

Жопа — она ведь напрямую с головой связана: пнешь, бывало, под задницу — глядишь, и извилины попроворнее в башке зашевелились…

Флакон, смотрю, тоже вот-вот кипятком ссать от всех этих чудес начнет.

Ты бы поосторожнее, мелкий… лопнет мочевой пузырь — все коленки ошпаришь…

Уворачиваюсь от "воздушного мегашелбана"… смотри-ка, научился отвечать старшему, паршивец… ты за ползунками своими следи — ща прорвется транспорт в Цитадель, и никаких подгузников твоим яселькам не хватит…

Честно говоря, мы тогда, когда этот замок брали, тоже много чего напортачили.

Изящнее можно было бы, изящнее…

С тем же караваном…

Заметь мы его вовремя, можно было бы его еще до гор перехватить.

Речушка там такая славная — вырывается из теснин как бешеная, вся в пене, холодная как лед… а чего бы ей теплой быть — с ледников ведь течет. И мостик… не мостик, а дамба старая — поверху ездят, а внизу генераторы крутятся… триста лет назад ее соорудили — и с тех пор не ремонтировали.

Понимаете, да?

Втянулась колонна на плотину, выползла первая четверть ее на основную дорогу — вот тут-то и подтолкнуть процесс…

Три четверти каравана как корова бы языком слизнула.

А там, в круговерти бешеной речки, в винегрете из камней, бревен и повозок все равно что в мясорубке — сплошной фарш на выходе.

И ведь причины вполне естественные.

Техногенная, мать ее, катастрофа.

Даже гонцов в замок уцелевшие не успели бы послать — оттуда бы толпа к плотине рванула сразу, как только агрегаты их остановились и лампочки потухли.

Покрутились бы, поматерились, заценили размер ущерба — и обратно потянулись с уцелевшими караванщиками: думу думать и рабочие бригады формировать.

Вот тут-то бы мы их в ущелье и накрыли…

А что?

Считай, замок на треть опустел, не меньше половины адептов в горном мешке врасплох захвачены и порезаны, вся следящая-жгущая-стреляющая дрянь, что на электричестве работает, из строя выведена… И силой в Цитадель прорываться не надо: капюшоны адептов накинул — и сами ворота откроют, расспрашивать что да как сбегутся…

Слажал я тогда, ребята.

Поздно караван заметил.

Пришлось лавину сымитировать.

С тем же, правда, результатом — три четверти гостей сразу как не бывало, остальных, пока они в полном охренении были, быстренько передушили, но из замка никто не вышел, вползать туда с риском, по-тихому пришлось, и вся эта механическая дрянь осталась необезвреженной…

Смотри-ка, как меня воспоминания завели… уже не валяюсь лениво под деревцем — уже круги вокруг него нарезаю; вот был бы у меня хвост — наверняка бы уже им все бока себе исполосовал.

Уймись уже…

Не вернешь прошлого.

Сядь.

Прижми жопу…

Нет, ну что они делают, уроды!

Так лохануться…

Хорошо, хоть малиновыми беретами не посветили…

И сейчас аж четыре патруля к ним несутся — у верховых ящериц только щебенка из-под лап летит… о! еще три группы добавилось…

Звизец вам, салажата…

Флакон вас за такой завал двадцать раз наизнанку вывернет.

Ну куда вас несет, лосей контуженных? Нахер в ущелье? Ща же на караван напоретесь — и все… кончилась ваша практика…

До того мне, ребята, тошно… и мальчишки облажались, и Флакона подвели, и все это на глазах нашего стажера… вот что теперь у них в Конторе о Стражах думать будут?

Ах ты ж…

Чтоб семихуий шестикрыл на перепутье вам явился…

Вот вернемся сегодня домой, закажу Свинтусу свой бюст.

Метровый.

Дубовый.

С надписью на лбу: "Мудак".

В спальной поставлю.

Напротив кровати.

Чтобы проснулся утром — и сразу напомнило, кто ты есть на этом свете.

Не забыть бы, чтоб надпись в темноте светилась.

Чтобы и ночью не забывать.

Мочат патрули караван, мочат караванщики патрулей, из Замка уже подмога на рысях вываливает… Славный такой междусобойчик — ну просто праздник души. Вот чего не хватает для полного счастья?

И тут орлята малолетние, говнюки мои золотые, как раз последний штришок к этой картине маслом добавляют.

Над караваном мерцает облако — "полное развоплощение" кинули. Аккуратно так кинули, в самый хвост, чтобы не больше трети колонны накрыть. Типа из цитадели плохо видно, рука у Темного дрогнула, очки он на комоде забыл, поволновался и чуток промахнулся.

А установки, что в караване везли, уже расчехлены и боекомплектом по самое вам и не снилось снаряжены…

Раз из замка атакуют — значит, замок враг захватил.

И накрывают установки цитадель сплошным ковриком… электроника редко промахивается — ее трудно с толку сбить, если торопишься. Полное праздничное меню — и зажигательные смеси, и ядовитый газ, и хренова туча взрывчатки, и все это приправлено заклинанием "малый армагеддец"…

И сразу после залпа накрывает караван вторая волна "полного развоплощения". Ну, тут уже ничего интересного не будет…

Вот бы знать — самый первый выстрел в ущелье — наш, или караванщики с патрулями и впрямь друг в друга от неожиданности шмалять начали?

Ладно, запись с тренажера посмотрим — и увидим.

Рвутся наши герои в замок — разносить то, что там выжило после залпа.

Торжественным маршем идут.

Гордые такие.

Победители.

Как ты эту хрень назвал, Контра? Писец? Ну давай, поглядим, что это за зверь такой… Пора уже.

Практикант

Кыр! Ну что они творят, что творят! С этим и в одиночку справиться можно же! Если ты опытом обладаешь соответственным…

Рыжая Бестия. Ну, тут зависит от настроения. Если поиграть охота — встанет перед караваном рыжая девушка с полумесяцами в глазах — и замрут, пуская слюни, все его сопровождающие, пока не растекутся пассивными амёбами… А Ходящая, распространяя флюиды сводящей с ума Луны, прошествует в замок, и хладнокровно вырежет замерших под воздействием силы Стихии. А душу самого главного навеки заточит в шар, лишив посмертия и права на реинкарнацию. Это отличительная особенность мухобоек. А если настроение плохое будет — то ворвётся кошка-демон в языках пламени, и щупальца Тьмы сотрут из мироздания сердца, или ещё какие важные для жизни органы…

Передоз. Три-в-одном. Живее всех живых, не раз навещает две своих гробницы. Воспользуется своей колдунской третинкой для незаметного соединения с караваном, а ночью проникнет в средоточие замка и обрушит строение накыр, а сам прыгнет.

Изменчивый Пепел, он же Мелкий. Ему вообще ухищряться не надо — высший демон второго круга — это вам не плюшка с вареньем. Перешёл в свою четырёхрукую форму и устроил техасскую резню бензопилой. Только вместо пилы будут тридцать острейших когтей.

Снежная Волчица. Друид-аграрий. Ну тут понятно. Друиду и трава помогает. И травка. Вырастет на пути поле конопельное, дурманное, задержит, а тем временем гибкие усики гороха или ещё какой культуры оплетут замок и развалят по камушку…

Наблюдатель переберёт несколько вероятностных нитей и выберет ту, при которой все умрут сами и быстро. Ну мало ли какое стихийное бедствие?

А нацайника черканёт в своей тетрадочке и будет ждать результата. Естественно, положительного.

— Как ты эту хрень назвал, Контра? Писец? Ну давай, поглядим, что это за зверь такой… Пора уже.

Слова наставника вывели меня из задумчивости.

— Хорошо, Старший, только это не зверь, а звирёк…

"Нотя, вперёд!"

Магиноутбук окутался защитной сферой, дополненной заклинанием невидимости и беззвучия, и дальше я слышал только комментарии по телеп-порту, целиком сосредоточившись на представлении Писца.

"И вот на поле появляется новый игрок! Приветствуйте — звирёк Писец! Вах, как красиво спотыкаются и образуют кучу-малу красноберетники! Торжественная свалка по встрече почётного гостя замирает в каких-то метрах от эпицентра зоны глобального невезения, коей и является вышеупомянутый звирёк. А вот Писец открывает пасть в своей фирменной улыбке… Напомню, что с тех пор как он улыбался в последний раз, почистить зубы так и не пришло ему в голову, а значит — запах стал ещё кошмарнее…

А Писец тем временем со своим писцом наперевес устремляется к куче-мале. Кому из них не повезёт стать Гюльчатай сегодня?

Но что это? Всем не везёт абсолютно одинаково и Писец просто не знает, кого выбрать! Тем временем один из курсантов пытается встать на ноги и с громким "Ёпть!" спотыкается… об хвост звирька! Ах, какие идиомы воздвигает обиженный Писец, отпрыгивая подальше… и попадая в самый центр горы курсантов!

Ох как разлетаются неудачливые третьекурсники от молодецких ударов мумифицированного представителя семейства западсовых!

Вот они пытаются организоваться и обрушивают на Писца град боевых заклинаний… но им всё время не везёт, и заклинания летят куда угодно, кроме как в звирька…

Но тут у одного из них то ли просыпается логическое мышление, то ли отказывают последние мозги от страха… во всяком случае, будущий Страж пытается оббежать Писца по дуге… но поскольку ему не везёт — врезается прямиком в него, снося начисто. Всё. Писец Писцу. На сём свой репортаж заканчиваю и возвращаюсь к тебе".

— Ну, как мы их? — спросил я Старшего, поглаживая млеющего "бабочку" по хоботку.

Наставник

Мляяя…

Давно я так не веселился…

Этот звирек всем зверькам звирек — и не ядовитый, и не зубастый, в броню не запакованный, заклинаниями не пуляющий — а попробуй, возьми такую безобидную тварюшку… По-моему, самая верная тактика тут — забить на него болт и отойти в сторонку.

Но ведь наши-то орангутанги красноголовые не привыкли к безобидным — они во всем угрозу видят…

За что и словили по полной.

Ибо мозги надо подключать всегда и везде, и первым делом.

Потому как если ты всех лиходеев замочил и идешь к опустошенному логову, тросточкой помахивая и маршик насвистывая, задумайся: все тихо потому, что мертво там, или оттого, что притаился где-нибудь славный звирек Писец…

Нам бы таких Писцов добавить… для полевых занятий.

Интересный у них в Конторе зверинец подобрался. Думаю, и кроме Писца там много кто есть.

Да и народ тоже… своеобразный.

Послушал я Контру, как он наши бригады со своими сотоварищами сравнивает, и понял: хоть и одну мы задачу решаем, но заточены мы под нее по-разному.

Они супергероев мастерят, бойцов-одиночек, способных в одно рыло планеты крушить.

Мы же коллективы складываем. Из самых обычных жителей Обитаемого… ну, подучив немного и в команды сколотив.

Суперы — они, конечно… суперы — и этим все сказано.

Уникумы.

На все Обитаемое единственные.

И в силе, и почти что всемогуществе — их слабость.

Мы ведь тоже к бригадам не сразу пришли.

Вот почему Академия наша до сих пор официально называется Высшей Школой Корпуса Стражи? Потому что поначалу набирали туда самых-самых, по всем мирам выискивая, персонально каждого натаскивали — чтобы и маг был, и воин, и способности, расой заданные, использовал на все стопицот процентов. Монстры, я скажу тебе, не хуже ваших получались — и такой же штучный товар. Представляешь, что полтора десятка самых талантливых магов и десяток лучших бойцов Обитаемого могут сделать из одаренного школяра? Да при сугубо индивидуальной подготовке?

Три десятка суперменов, каждый сам по себе способен Звездой Смерти как теннисным мячиком играть, планетами в баскетбол резаться…

Ну, то, что со временем они всех остальных за людей держать не стали — это так, побочное… Мы же тоже жучков-паучков в расчет не берем, когда делом заняты.

А из тех, кто вступительный экзамен на суперство не прошел — а таких немало было — начали тихонечко вспомогательные подразделения формировать. Ну не по домам же их распускать — проект тогда жутко засекреченный был. Сформировали команды по расовому признаку, и тоже в свободное время кое-чему учить стали. Кого на разведке специализировали, кого — на боевой магии, кого — на силовых… какая раса к чему способней оказалась.

Собственно, вот от этих, отбракованных, Академия и пошла.

Ну да, никаких индивидуальных занятий — курсами, группами, факультетами… хотя и слов-то тогда таких — факультеты — не было. От нечего делать с ними возились — мол, не пропадать же добру.

А потом посмотрела тогдашняя Тройка на суперов, и решила: а чего мы мелочимся? Нахер мы по всему Обитаемому за Темными гоняемся, трансформеров по одному душим? Корень выкорчевывать надо — Черных богов угандошить, и после этого спокойно Обитаемое зачищать. И ввязалась в ту экспедицию.

Поначалу-то все нормально шло. Периферию, где самые молодые Черные засели, с грехом пополам зачистили. И двигались суперы — по одному на связку миров — так же весело, как курсанты до появления Писца.

Только не учли наши теоретики сраные, что Черные тоже объединиться могут. Она ведь, Тройка тогдашняя, как считала? Каждый Черный — сам за себя, и только мы — за весь мир.

А вот хер им в зубы.

Обломали их Черненькие.

Нет, и их уполовинили, конечно — а то и на три четверти убавили.

Но и суперы легли.

Все.

И самое, братец мой, херовское — подняли-таки пяток суперов эти суки.

Ну, потом-то Черные между собой перегрызлись. На наше счастье. Не случись такого — хрен бы мы ща здесь в тенечке валялись.

А пока они новые миры делили, бывшие суперы тоже себе решили кусок урвать.

Двоих Черные по второму разу кончили — развоплотили на хер, чтобы больше проблем не иметь.

А трое, въехав, что в очищенных мирах им покоя не будет, обратно двинули — что им стоило под себя ветку Обитаемого подмять?

Вот тут-то у Тройки и приключилось непроизвольное калоизвержение пополам с мочеиспусканием.

Хотели как лучше, а вышло…

Пока они подмывались и затылки чесали, двое суперов третьего кончили — и между собой договорились.

И поход свой продолжили.

Вот это-то нас и спасло — и разборка их, и задержка.

Собрала тогда Тройка выпускников Академии — тех самых, что за мусор считала — и на суперов бросила. С трудом, но завалили одного выпускнички. И сами легли — все, как один. И двое из Тройки там остались.

Мы тогда на третьем курсе были — сопливые-зеленые. И шеф наш, нынешний Командор, вечный спорщик, доказывавший, что не суперов надо лепить, а массовым производством спецов заниматься, понял, что или мы — или Супер.

Потому как выпускной курс тоже в том мире остался. Весь до последнего — и только жалкие остатки выпускников и старшекурсников еще пытались как-то сорганизоваться и что-то предпринять.

А их ведь как учили? Люди — отдельно. Гномы — отдельно. Оборотни — наособицу. Вампиры — тоже иная статья… У каждого подразделения — свои задачи, взаимодействие отрабатывать никто даже в теории не пытался: считалось, что это вспомогательные части, на освобожденной территории действующие. И давил супер эти остатки поодиночке…

Помню, вывели нас на плац в то утро.

Солнышко светит, птички надрываются, из столовки свежей жратвой несет.

Подыхать исключительно неохота.

А ведь знаем — на смерть погонят.

Там после нас еще два курса — салажата несмышленые… практику только год как ввели — пока Тройка воевала, наставник нас начал потихоньку в поле вытаскивать. И пока начальство не пронюхало, на двойки-тройки бить и в бригады сводить — так, чтобы в каждой всех понемножку было. Потому как понял он еще тогда: бригада — отдельная универсальная единица, и разведка тут тебе, и магическая поддержка, и силовики, и хилеры полевые — такая группа и в обычном бою хороша, и партизанить сумеет.

Вот только с супером тягаться…

Нет, парень, я думаю, что сейчас Корпус и с Черными поспорить может. Не на равных, конечно, но уверенно даст им просраться. А тогда…

Встал шеф перед нами.

Помолчал.

Потом вдоль строя пошел. Каждому в глаза смотрит, словно спрашивает — ну что, боец, готов побеждать? Не умирать — умереть и дурак сможет.

Дошел до конца, шпагой себя по берцу хлестнул — и портал открывает.

И пошли мы туда, двойка за двойкой, бригада за бригадой, все два десятка бригад…

Так и не позавтракав.

Не из экономии.

С полным брюхом и крутиться тяжелее, и подыхать противнее…

Фильмов об этом наснимали — туеву хучу.

Столько говна наворотили, столько лапши навешали… так что лучше не смотри.

Не так все было.

Не так.

Грязно было, кроваво было, жутко было, — а вот красоты этой, духовых оркестров, барабанщиков и развернутых знамен, шефа нашего, шпагой своей с супером фехтующего и прочей дурацкой херни и в помине не было.

Мясорубка была.

На входе — двадцать бригад салажни третьекурсовой, последний резерв Академии… да и какой, к херам, резерв — слезы одни…

На выходе — одиннадцать уполовиненных бригад да гора полупрожаренного фарша из мяса, земли и говна.

И выполненная боевая задача.

И еще…

Это сейчас нашего Командора великим героем и теоретиком-основоположником считают.

А тогда, когда сквозь из последних сил поставленный кривящийся портал протащили мы кусок обгорелой эльфятины, его уже дисциплинарная комиссия дожидалась. Духовный Окормитель наш, пидар конченый, сука гнилая, настучал — и то, что от методик обучения отступления были, и то, что резерв новых суперов не готовился, и то, что самовольно шеф мальчишек от учебы оторвал и на убой бросил… Сам-то Окормитель в это время в канцелярии отсиживался, чмо злопозорное, доносики свои смрадные начальству клепал.

Комиссия — Окормитель, пара штабных да пяток мордоворотов.

И мы — обгорелые, в кровище… чего греха таить — от многих и говнецом попахивало… жутко там было, брат мой Контра, ой жутко…

Короче, от комиссии только Окормитель и уцелел, — да и то случайно.

И вот смотришь теперь эти фильмы — и материшься сквозь зубы.

Прикинь…

Вспыхивает на плаце портал — ровненький, как по линеечке.

Выходит из него строем — строем, мля! — бригада за бригадой… чуток чумазенькие, кое-где аккуратно забинтованные и красочкой поверх бинта легонько помазанные… со знаменами, мля, выходят развернутыми — одно-два слегонца продырявлено да подкопчено. Впереди торжественно шефа несут — художественно перебинтованного. И он, мать вашу, отдает обожженной рукой честь встречающим.

А встречают героев толпы нарядных жителей Обитаемого, благодарных за спасение, с Окормителем во главе…

Сценаристы, в рот их три верблюда…

Не, Контра, историю Корпуса не по фильмам надо изучать…

Собственно, в тот вечер, когда вывалились мы на плац и начали комиссию крошить, и родился Корпус Стражи… Корпус — а не горстка суперменов-одиночек…

Оно, конечно, и сейчас каждый из Стражей против супера — таракан против тапка… хотя и зубастый такой таракашечка, крепко достать способный. Но сила наша в том, что мы — команда. И когда мы складываем наши двойки… вот хотя бы три, как в бригаде-четыре, в сумме получается не шесть — далеко не шесть…

Как же это словечко…

Синергия, мля!

Практикант

Я заворожено слушал рассказ Старшего, и перед глазами вставали картины прошлого. Как вживую я видел третьекурсников, точь-в-точь таких, какие сейчас оправляются от последствий знакомства с Писцом, как они стоят и понимают, что сейчас пойдут на верную смерть, в бой против взбесившегося супера, и как они проходят сквозь эту мясорубку, теряя товарищей и оставляя там частичку своей души, выгоревшей от этого ужаса… Это страшно, но об этом надо знать…

Знаешь, Старший, может, со стороны конторские сильно похожи на суперов, в конце концов, некоторые супергероями и работают, но… вся Контора — единый организм. И центром этого организма является Автор Ша. Ты ее, кстати, уже видел, это у неё Свин КОМ N2 стребовал…

Я не знаю, как это работает, но пока жива демиург — жива и Контора. Раньше же как было? Ходящие по своим Дорогам шастают, Прыгуны вообще без дела шляются… А потом Ша посмотрела, что в сотворённых ей мирах творится, и объединила всю их кодлу, завязав души на свою. И каждый новичок тоже к ней привязывается. То есть всегда можно позвать на помощь нацайнику или собрата-конторского. Заклинание особое есть, только выговаривать его долговато будет… Ну да я не о том. Мне тоже захотелось тебе что-нибудь рассказать.

А расскажу я историю, которая случилась не так уж и давно… и я тоже в ней участвовал.

Я тогда только-только достиг совершеннолетия, если изъясняться понятиями нормальных людей, и готовился принять бразды руководства канцелярией. День начался со смутного ощущения зова. Но обращался он не ко мне, потому я лишь досадливо мотнул ухом и продолжил спать. Но уже через пять минут…

Громовой рык нацайники: "Братва, сейчас будет махач!" и я оказываюсь на некоторое время в полной пустоте, чтобы очнуться в другом мире среди всех конторских.

Ша в первую очередь объявила:

— Кого сейчас убивают — быстро по родным телам разлетелись!

Исчезло несколько силуэтов. Остальные замерли, ждут.

И нацайника обводит всех взглядом и говорит:

— Этот выдерг идёт по двойному тарифу, потому что риск есть немалый душу свою потерять навсегда. Архидемон нам противостоит.

Ноль реакции, только Мелкий зубы щерит и хвостом по бокам бьет, да Рыжая Бестия в нетерпении подрагивает, а над нами Вредина возвышается, ртутью сверкает, и ото всех такая решимость прёт… Даже первопредок мой, Наблюдатель Гипотетический, присутствует, отбросил всю гипотетичность на время и Марти-Сью предстал.

— Летуны, своим ходом, остальные — на дракона!

Дальше неинтересно, самый махач только в пещере архидемона начался…

У нас из всех мощных Светлых только Михалыч, да и то слабоват будет, Мелкий с Бестией в прорывах Инферно завязли, Теряем бойцов одного за другим… Ша только и успевает, что от освободившихся душ приспешников гада этого отгонять, потому что сила её в творении, а не в уничтожении…

А потом… потом проигрывать мы начали, и решилась нацайника на крайнее средство. Призвала она другого архидемона, по имени ЗанудкО, припёрлась она злая и своим "сусликом" всех накрыла. Я как раз напротив одного из мелких демонов замер, и так удачно, что видел всё вплоть до тех пор, пока обрушившиеся камни не перебили всех выдернутых…

Я зябко передёрнулся от воспоминания о камне, проломившем мне голову… и всё равно, что уже через секунду я, хватаясь за сердце, подскочил на своей кровати.

К слову, Старший, архидемона того таки ЗанудкО замочила, правда, ценой своей силы, но да это мелочи по сравнению со спасённым Мирозданием, правда?

Наставник

Мляяя…

Не так уж мы, видать, и непохожи…

А что?

Цель — одна, задачи — одни, а методы…

Что они, что мы — одинаково под смертью ходим.

В одну харю, пожалуй, куда тяжелее… Недаром наша самая маленькая тактическая единица — бойцовая двойка.

Двойка — самое то.

Один действует — другой страхует. Один разведывает — другой крышует. Один мечом машет — другой заклинаниями влупешивает. Один тачкой рулит — второй из всех стволов наяривает. Один перебегает под вражьим огнем — другой прикрывает, и неважно — стрелометы это, MG-43 или бластеры… Один допрашивает злее собаки — другой добрячок-добрячком. Один спит — другой на стреме. Ну, и как правило, один старший — другой младший. Хотя при совете в двойке все равны.

А самые лучшие двойки, ребята, это когда в паре мужик с теткой. Потому что у них восприятие разное, и что один не уловит — другая просечет. И думают они тоже по-разному. Так что опять один плюс один — куда больше, чем двое.

Я уж не говорю о том, что когда все позади, а вас все еще трясет от адреналина… тогда заклинания сторожевые по кустам быстренько раскидал — и того… от груза лишнего освободиться. Нервная разрядка, понимаешь ли…

Потому даже на самое простое дело стараются двойку направить.

Ну, чем проще задание, конечно, тем неопытнее второй.

А что? Боевой опыт на тренажерах не получишь. Тут вживую надо.

Вот ты стопицот тысяч раз противника на тренажере завалишь — а когда у тебя на клинке начнет корчиться живой, неподдельный, настоящий, из крови и плоти…

Я, помню, тогда весь комбез заблевал.

Со многими случается по первости.

Вот и конторские…

Суперы-суперами, как наши когда-то.

Только и командой работать начали.

Команда ведь что такое?

Команда, братец мой Контра, штука сильно психологическая.

Привыкаешь не только о своей сраке заботиться.

В инстинкт переходит — салагу прикрыть.

И теток, которые с тобой в паре — они все же в силовых хоть и изощреннее, а слабее немного.

И напарника из двойки, с кем выпито-съедено-поту пролито.

И всех остальных.

И самое главное…

Вот чем хорошо, что мы не суперы?

Тем, что от корней, так сказать, не отрываемся.

Мы такие же, как те, кого мы защищаем.

Разве что вышколены, выдрочены, под погибель заточены.

Но сдери с нас этот слой — а под ним мы прежние.

Гном-мастеровой. Оборотни лесные, охотнички да следопыты… Козлищенко — так тот и вовсе деревенский, из огородников. Офицеры… ну да, Шняга — бывшая модель, из семьи потомственных вояк Легионов Ада, а Грефа — и вовсе графиня… хотя у вампиров в кого не плюнь — если не в графа попадешь, так в барона или князя…

И отпуск бывает — домой выгоняют. Редко, правда, раз лет в сотню, и уходим в него неохотно…

Так вот, когда зачистку в очередном мирке ведешь — не только о боевой задаче думаешь, но и о цене. И о той цене, которую бригада твоя заплатит — и о той, которую обитатели. Потому что помнишь: ты не просто Темного урыть сюда пришел, ты его для того урывать будешь, чтобы мир этот чище стал, чтобы его обитатели жить смогли по-человечески.

Суперам-то что… сколько они миров целиком пожгли — и с врагом, и с тамошними жителями…

Вот скажи мне, брат мой Контра, оно того стоило — такое освобождение?

Вот то-то и оно…

Ох…

Что-то растащило меня сегодня…

На курсантов насмотрелся, что ли, молодость вспомнил?

Лан…

Там ща разбор полетов у костра Флакон закончит — и мы к костерку двинемся…

А пока есть у нас еще времечко…

Практикант

— Старший, вот твоих размышлений о корнях я понять не могу. Нет у меня корней, только собратья и первопредок. Ну ещё вся Контора, но… Хотя… а ведь я тебя понимаю, только корни у меня другие… Но я только сейчас понял, что они есть…

"А я уж думал не дождусь…"

"Нотя?"

"Помнишь, когда ты только со мной работать начал, ты спросил — в чём смысл бытия разумного?"

"И ты ответил — в корнях…"

"Да".

Так вот что значили те слова магиноутбука… а ведь действительно — смысл всей моей жизни — быть частью конторы, пусть и мелким, незначительным завканцелом, но ведь без таких как мы Контора не смогла бы нормально функционировать…

— Старший… спасибо тебе. Теперь у меня появилась Родина…

"А как задвинул-то патетично…"

"Нотя, а вот этот комментарий — лишний…"

"Прости. Считай, что я его отформатировал".

— А на что времечко-то есть? — вяло поинтересовался я.

Наставник

А уже ни на что нет.

Обложил Флакон тех, кто того заслуживал — а из-за шуточки с Писцом заслужили почти все — одобрил инициативу со стравливанием патрулей и каравана, идею с "атакой" из замка — и время подкатило к расслабухе.

Ну, тут и мы с Контрой к костерку подтянулись.

Затерлись мы в круг — расступилась салажня, признав Старшего, местечко поуютнее очистила, на стажера нашего с любопытством поглядывают — непривычная у него все же трансформа, на фиговинку его летающую пялятся. По миске нам организовали, по паре черпаков варева походного в них шмякнули, по кружке стальной с чайком — с дымочком, с лимонником и амфетаминчиком.

Не, ребята, ни одна лекция не запомнится так хорошо, как история, рассказанная на привале после хорошей драчки под чаек, сдобренный отходнячком.

Ну что ж, пора салажне за гостеприимство и отплатить…

Вот вы думали, курсанты, как так получается — мочим мы Темных, мочим, а меньше их не становится? И почему мы их не подряд мочим, а через одного?

Во-первых, вы забудьте то, что вам Окормители втюхивают. Что, мол, Темные — это исчадия ада и ваще вместилище мирового зла.

Темный Темному рознь.

Вот сидит такой говнюк у себя в башне и тихонько подгребает под себя городок-другой, десяток деревушек и ярмарку. И потом лапками своими потными, дрожащими от возбуждения нездорового, перебирает в сокровищнице монетки. И сортирует их — золото к золоту, серебро к серебру, медь к меди. И прикидывает, сколько он через неделю еще добавит — и кончает от этого.

Вот нахрен такого мочить?

Ну да, кровосос. Ну да, паразит. Но вреда-то он него — чуточку. Пожалуй, пользы больше. Он же и товарооборот поднимет, и ярмарку расширит, а что налогами купцов обложил — так их все равно обложат… а этот над ними трястись будет, охранять, за порядком следить.

Ну да, его народец местный ненавидит.

Но ведь свет без тьмы не бывает?

Контрасты должны быть и равновесие.

Или вот другой сукин сын. На тетках свихнувшийся. Гаремище у него такой, что слава о нем на тысячи лиг прокатилась. А ему все мало — то экзотики хочется, то групповухи, то перед гостями похвалиться… И приползает он под утро на ложе свое, как лимон выжатый — и на большие пакости у него просто сил не остается.

И что, мочить его?

Да нахрен…

Несмотря на всю свою колдовскую силу, он лет через двести реально от перетраха загнется. Зато сколько женщин будет осчастливлено, насколько население вырастет…

Или тот, кому жизнь без пьянки да обжорства — не жизнь…

Нет, Младшие, пусть они живут. Пусть людям напоминают, что такое плохо.

Потому что те уроды, которые темную жажду плоти утоляют, нам не враги.

Разве что какой нездоровой херней начнут страдать, садизмом излишним.

Но с этими и местные справятся.

А еще оттого от таких Темных польза, что грызутся они между собой, душат друг друга почем зря и нам нашу работу намного облегчают.

За что им наше искреннее спасибо.

На самом деле, братцы-сестрицы, страшнее всего те, у кого душа жаждет. Знаний запретных, мощи запредельной. Тех, которые мир переустроить хотят — чтобы было всем счастье. А кто по скудоумию счастья своего не понимает — тех или под корень, или в рудники, или, что чаще всего, на алтари.

И похрен, что этих не желающих понять — целым мир.

Вот это как раз и есть наши самые первые клиенты.

И резиденты наши лажаются прежде всего потому, что не всегда успевают вовремя отличить, какой именно жаждой страдает колдун — телесной или духовной. И спохватываются лишь тогда, когда дело доходит до трансформы.

Трансформер, салажата, это все равно что куколка у бабочек.

Злобная такая куколка, активная.

Тут уже вокруг него и ковен образуется, и адепты суетятся, на алтари туземцев тащат, чтобы силушку в транса влить и ее крохами самим попользоваться. И наращивают изо всех сил левелы своему господину, в надежде, что переродится он — и верных своих прислужников вознаградит.

Валить такую тварюгу — это вам не Темного на перо поставить.

И адепты вокруг — а они много чего могут, и всякая нечисть, ими сотворенная, чтобы на охрану и защиту не тратиться. У Темного тоже слуги — но как правило живые, с ними разобраться проще. А вот трансы живых ой как не любят… И адептов-то терпят лишь потому, что питают они своих властителей смертными муками жертв.

А вот с последней стадией Корпусу на моей памяти связываться не приходилось — разве что во времена Первой Школы.

Потому что приходит срок — и вылупляется из трансформера Черный бог.

И не знаю, по зубам ли нам с вами эти твари.

Было время, когда пробовали воевать…

Но лучше об этом и не вспоминать.

Во всяком случае, задача Корпуса — не допустить третьей стадии ни в одном из миров Обитаемого. Хватит нам Запретных миров, где господствуют Черные.

И пока мы с этой задачей справляемся…

А теперь, салажата, внимание.

Если вы все это изложите кому-нибудь из Окормителей — вам будет очень херово.

Потому что это — не официальная точка зрения.

Потому что это гольная правда.

Для нашего с вами внутреннего пользования.

Ну что вы притихли, красные шапочки?

Плесните еще кружечку — у Старшего горло пересохло…

Практикант

Сидим у костра, греемся, на нас с Нотей стажёры с интересом посматривают. Магиногутбук от такого внимания к себе возгордился, фигуры высшего пилотажа выписывать принялся, а я внимания пытаюсь не обращать и благодарю судьбу за то, что додумался свернуть ухи в трубочки, чтобы телепорт последней надежды скрыть. Слишком свежи в памяти воспоминания о гонке по кустам.

— Вот вы думали, курсанты, как так получается — мочим мы Темных, мочим, а меньше их не становится? И почему мы их не подряд мочим, а через одного?

А что тут думать? Тёмные за своими желаниями тянутся, а желания у них, как правило, плотские. Но это не наши клиенты, они Равновесие не нарушают…

Ыык? Это — и не их клиенты? Здание моих представлений о Корпусе, и так уже порядком подразрушенное, дало трещину у самого фундамента. Ведь как некоторые из Ходящих говорят — варвары, лишь бы им Тьму искоренять, а это такая же Стихия, как остальные… А ведь оказывается, что уничтожаем физически мы одних и тех же… Ведь что значит — трансформер? Это он при трансформации своей Равновесие расшатывает… А если до стадии Чёрного бога дойдёт — вообще весы обрушит накыр…

К вопросу о богах. Они пяти видов бывают. Белые, Светлые, Серые, Тёмные, Чёрные. Светлыми, Серыми и Тёмными рождаются, они плоть от плоти мира, часть его. Белыми становятся те, кто душу свою развил до божественной мощи делами добрыми. Тогда они не умирают и не переходят в круг реинкарнаций, а переходят на другую ступень. С Чёрными та же история, только противоестественным путём они появляются, и почти всегда рождение Чёрного Бога влечёт за собой гибель его родного мира, коллапсирует вселенная под тяжестью обрушившихся Весов…

Сидел я так, Старшего слушал, думал про себя… Похожи всё-таки наши организации, по крайней мере во взгляде на Чёрных Богов — прямо одно заведение… Гасить таких надо, пока вылупиться не успели, и без них хорошо.

Наставник

Дааа…

Хорошо посидели, душевно.

И трезвые домой заявимся.

Вон Флакон уже портал ставит.

Ну что, стажер, двинули потихоньку? Ща Флакон в казарму салажат сдаст, по головам посчитав, не отстал ли кто… а что?.. бывали случаи — залюбовался какой-нибудь ромашкой-лютиком, или под куст после пайки завалился — и сморило его… детишки все же.

Не! Идет не торопясь — значит полный комплект вернул.

Ну что, бригадир-шесть, листочек-то обмывать будем?

Что значит — уже?

Это ты с кем-то там уже, а с братцем старшим и его товарищем — ни разу.

Непорядок…

Давай-ка вон там, у стоечки припаркуемся.

Листочек-то откручивай, бригадир.

И в стопарь его.

Ну, за удачу — и да не оставит она ни нас, ни сегодняшних ребятишек!

До дна, Контра — чтобы вся удача нам всем досталась.

Вот смотрю я на них — братец мой младший, вечный раздолбай, за старшим из Вечного леса удравший, фантазер и романтик… а подрос он за эти столетия. И шрам памятный, заработанный в тот день, когда вытащил я его с того света, уже побледнел. И первые морщинки появились… вот вы видели эльфа с морщинами? Присмотритесь — сука-судьба по гладкому лицу резцом провела. А глаза все те же, озорные, как в ту памятную ночь, когда он меня на свидании с ведьмой-северянкой страховал…

И стажер мой, единокровник наш… поломали его эксперименты той кладовщицы… как ее?.. хозяйки?.. начальницы?.. а все равно настоящую кровь не никакими примесями не закрасишь… и дух наш бойцовый, непримиримость нашу… Такие же они, как и мы — пусть и воюют слегка наособицу, но за одно дело… так пусть ему тоже удача сполна будет.

Бармен — повторить!

Дай-ка я тебя сам листок твой обратно прицеплю.

Вот теперь, считай, со всей своей близкой родней ты его и обмыл…

Ну, кроме дяди.

А теперь, ребята, дружно встали.

По второй — за дам! Чтобы встречали нас, засранцев, с лаской, и провожали с надеждой. И чтобы рядом с нами под огнем стояли — и выстояли, и хоронить нам их не пришлось.

А тебе, брат мой, Контра, особое пожелание.

Чтобы поиск твой успехом увенчался.

Ну, ты понял…

Стоя — и до дна!

Гляжу я на стажера и вздыхаю тихонько. Вот сколько раз убеждался за все эти несчетные годы — если ты хочешь чего-то просто до усрачки, жить не можешь, до того тебе этого хочется — смилостивится над тобой госпожа удача — и все у тебя станет путем.

Найдешь ты свою половину, Контра…

Если захочешь по-настоящему.

Бармен — еще по одной.

Ты это…

Флакон…

У тебя — скольких?

Бармен — еще одну!

На правах старшего ставлю на край стойки четвертую стопку.

Снова встаю.

Флаковиэль поднимается — тяжело-тяжело, будто тролля на плечах в гору прет.

Контра без команды встает.

Кто, Флакон?

Волин.

Судя по имени — гном.

Из стариков?

Двадцать лет в Корпусе…

Сопляк еще…

Жалко.

Поднимаю стопарь на уровень глаз, киваю Флакону, Контре и поворачиваюсь в сторону стойки.

Сиротливая стопка, накрытая коркой черного хлеба догадливым барменом, смекнувшим, что будет Третий тост.

Тихо запеваю:

Третий тост за ушедших в вечность.

Пусть же будет земля им пухом.

Флакон подхватывает:

Мы запомним их всех живыми,

Тихим словом помянем их…

Расходимся молча, не прощаясь. Тоже примета. Говорят, кто не попрощался — тот свидится…

Рядышком светятся огоньки ДОССов.

Шняга на кухне — стол, как обычно, ломится.

Когда это у нас стало так — как обычно?

Я и не заметил.

Раньше все больше бригадой собирались — кто во что горазд, из холодильника холостяцкие радости выгребали — тушенку, сыр, пельмени, макароны…

А теперь, когда она дома, я чувствую себя жертвой.

Приговоренной к смерти от обжорства.

Выползаем из-за стола, чинно прощаемся и с каждым шагом все быстрее, быстрее, быстрее — в спальню…

И в спину летит ехидное хихиканье Котейки.

Практикант

Пришли мы значит, в бар, выпили…

На втором тосте меня зацепило обращение Старшего. "Чтобы поиск твой завершился успехом". О чём это он? В ответ мне было только тихое хихиканье Ноти и загадочное "Подрастёшь — сам поймёшь".

Потом был Третий тост. Именно с большой буквы. За ушедших в вечность. Я сам не понял, как стал подпевать этой никогда ранее не слышанной песне…

Разошлись по-английски, я так понял — примета.

И только за ужином почувствовал, как устал в этот день…

"Крепкого сна, напарник".

"Жаль что не могу пожелать тебе того же, Нотя. Ты же по ночам не спишь. Так что просто ночи тебе".

Спааааааать…

Котейка и Нотя. Кухня

Жееесть…

Вот уже второй вечер поддатые приползают. Сегодня еще ништяк, а вчера насинячились до поросячьего визгу. Как только до дома доползли? На автопилоте шли?

Я так поняла, поминали кого-то.

Из тех, чьи лодочки по реке уплыли.

Но все равно — как только сеструха его терпит?

Я понимаю, мужик он видный, семейство, говорят, в Лесу ихнем не последнее, грудь в крестах… Я тут не выдержала, в шкаф залезла, полюбовалась… вот чего он на Марш только планки орденские надевает, а не ордена? Я бы на его месте…

Но все равно каждый вечер неслабо себе накатывать — тут даже их крутое эльфийское здоровье не выдержит…

И прапор в свою спальню уполз…

Облооом…

А я как раз хотела про штучку эту… как ее… про магноут потрындеть…

"Привет"

Ой, кто это?

Фигасе…ты и разговаривать умеешь?

Я думала, вы как-то по-другому с прапором общаетесь…

— Нет, если хочешь, я и через динамики могу, но мне через телеп-порт удобнее, на нескольких уровнях информацией обмениваться можно.

Ух ты… круууто…

Блин, блин, блин, ну почему у меня такой штуки не было, когда я на экзамене у Окормителей с этой их противной блажью парилась? Она бы мне всю лекцию верховного до последней запятой — и фиг бы они ко мне прискреблись…

А мы вчера о тебе болтали…

Ты не на нас за это не напыришься?

"Я не "она", я — "он". Попрошу не путать. На… оператор мой тоже с серьгой ходит, но ты же не спешишь называть его девочкой…"

Ой, прости пожалуйста…

А с серьгой он это зря… и так уже чуть не нашел себе приключений на жо… чуть не нашел — и еще неслабо попасть может.

Ну, я ему об этом уже…

А вот скажи мне, у вас все такие?

Как черные бабочки?

"Это только моя передвижная форма, а на самом деле я такой…"

[

Ух ты… красивенький какой… Как книга, только побольше чуток… и у вас все вот так вот могут? И все только черненькие? И все только мальчики?

"Стационарная форма у всех одинакова, передвижные тоже в общем схожи, разве что я чуток сильнее на насекомое похож. А с женской логикой мы ломаемся. Проверено… Насчёт цвета — это уже как оператору нравится, но лично я был решительно против, когда меня мой захотел под хаки перекрасить. Сама видишь, кто кого обломал"

Хочу!

Офигеть, как хочу!

Прямо перед глазами эта картинка маячит: огромная белая вилла на берегу моря, мраморный широкий балкон, шезлонги, мы с прапором — и у него над плечом черная бабочка порхает, а над моим — розовая… протягивает он мне бокал здравура — пузырьки по запотевшим стенкам тоненьким пунктиром, впивается в мои губы страстным поцелуем, а розовая моя с этим черненьким…

Погоди-ка, погоди…

Что значит- с женской логикой ломаемся?

Вы с нами работать не можете?

Так ведь и Хозяйка конторы — не чувак, а чувиха!

Или ты про то, что вы нелинейную логику не усваиваете? У вас это… как ее… операционки под нее не заточены?

"Не Хозяйка, а нацайника. С оператором-женщиной мы работать можем, вот сейчас я тебе во временные операторы определил, иначе на контакт не вышел бы, а если вдруг у кого из нас активизируется генератор случайных мыслей, который вы называете женской логикой — проц сгорает накыр.

Погодь-погодь… Эт что у тя там за мечты такие?! Что я там с розовеньким? Ну ты и даёшь… сразу видно — суккуба… Да что ты понимаешь!"

Ух ты…

Обиделся он…

Все, что надо, понимаю…

Например, то, что очень нездоровая фигня, это ваще чисто мужское общество…

Я обиженно надуваю губки.

И вообще…

Если чувак вдруг из себя чиксу изображать начнет — то тоже сгорит… или поломают нафиг.

Чувихами рождаются, понял?

Это сразу такую хитрую операционку писать надо… или брать базовое, то, без чего вообще ничего не будет — и как ребенка воспитывать… понемногу… а проц… там тоже придумать можно что-нибудь… какой-нить игрек-чип.

Я застываю на месте и затыкаюсь.

Глазищи у меня, наверное, сейчас на пол-лица.

Как я сразу не сообразила!

Свинтус!

Тот, у кого на складе есть все-все-все… и еще немножко.

Не может быть, чтобы у него не нашлось игрек-чипа! И операционки, основанной на нелинейщине…

Если я это придумала, дура бестолковая, — наверняка кто-то в Обитаемом уже тыщу лет, как это изобрел…

"Только меня переделывать не надо!!!!!

Да и вряд ли такое есть… нацайника такого точно не придумывала, а оборудование со стороны только полный псих, на модуле нечёткой логики сидящий, согласится установить… Ой кыр… я ж уже третий день как на нём сижу…"

Да не буду, не буду, не писихуй!

А сама улыбаюсь про себя.

Вот зачем мне принуждать чувака косить под чиксу? Тут у любого процессор нафиг сорвет…

Нееетушки… я подружку заведу.

Такую же шебутную.

С розовыми крылышками.

Сама всему научу, в жизнь нашу офигенскую выведу — и пусть прапор от зависти удавится…

Ой, только клавкиному чуваку обо всем этом рассказывать нельзя-нельзя-нельзя… Он же урод, он сразу думать начнет, как из моей подружки оружие для Корпуса забабахать… А мы-то, женщины, знаем — работа, конечно, штука важная — но она не единственное, ради чего стоит жить на этом свете… Познакомит меня со Свинтусом — и все… дальше уж сама-сама-сама…

А вот интересно, дети у них смогут получаться?

Ну… не рождаться, конечно…

Конструироваться?

И офигевая от таких небывалых перспектив, я задумчиво дохлебываю давно остывший чай и поднимаюсь с табуретки.

Спасибо тебе, чудо! Очень приятно было познакомиться и поболтать…

Познакомиться!

Дура!

Я же даже имя не догадалась спросить, идиотка…

"Нот я, Нот. Коротко и со вкусом.

И всё-таки мысли у тебя интересные… насчет детей не знаю, но есть вероятность, что личность нового магиноутбука или магутора можно сложить из двух других личностей… тогда правда не знаю, как с душой быть… обычно она у нас личность формирует.

Да… душа… мы ведь по-настоящему одушевлённые артефакты, а не те клетки, в которых томятся чужие души. Только вот они у нас такие же как мы — искусственные. Поэтому эмоции у нас только от операторов идут, сами по себе мы холодные и расчётливые.

И не надейся, что я буду участвовать в твоих рисковых экспериментах по разведению магноутов. Мне гораздо интереснее всякие базы данных взламывать… вот последний наш с оператором выезд… такой кайф оба словили, что аж соединение не выдержало… у него эмоциональный фон почти как в марте был, только немного в сторону укуренности. Я знаю, о чём говорю, я его чуть ли не во всех состояниях заставал…

И это… почему именно розовый? Фиалковый посимпатичнее будет… ой, о чём это я… вот что значит модуль нечёткой логики, помноженный на частичное единение с женщиной… Ты уже уходишь?"

Зеваю во всю пасть…

Предварительно отрастив себе клыки поубедительнее.

Счастливый ты, Нот…

Тебе, наверное, и спать не хочется… Не то, что нам, которые из плоти.

Нет, конечно, бывают такие ночи, когда…

Лан, это неважно

Извиняй, чувачелло, но у меня и правда глаза слипаются…

А фиалковый… гм… вот будут у вас дети… хотя чего я за подружайку свою будущую решаю? в конец концов, если мы платья меняем… почему бы ей на свиданки фиалковой не бегать?

И иду, так основательно об этом задумавшись, что чуть не выворачиваю кухонный косяк, не вписавшись в двери…

Магноут

Вот и думай, нагружать теперь память решением разгадки женской логики или кыр с ней, потому что и так много ресурсов на решения перекинуто… уж на что я многозадачная машинка, но и то уже сам путаюсь… вот и занятие на целую ночь…

Спишь, напарник, оператор мой единственный, ухи по подушке раскидал, башкой седой мотаешь… опять кошмары снятся, о том выдерге… да… всё-таки когда тебе череп камнем проламывает, психике конкретно достаётся…

Где тут мои проводочки любимые? Понимаю всю глупость подключения к электрической сети при полной автономности, но не могу себе отказать… не знал, что и у артефактов бывают привычки…

Хорошо сижу… а теперь — галопом по задачам…

Здесь у нас программа гормонально-тканевой перестройки организма под выработку биоэлектричества… уже на 85,673 % завершена… снять её что ли? Я ведь тогда и свои цели преследовал… Нет, жалко столько прогресса терять, по окончании ещё раз у напарника спрошу.

Ыык? Анализ женской логики? А, понял, это же решение той задачи… тут ещё психология сверхсуществ идёт, и извращённая логика юных маньяков, а также сравнительный анализ двух организаций… оставим как есть…

Этимология телепортов последней надежды, морфология артефакторики, серьга в культуре и быте… Ого как, оказывается, напарник себя подставил!.. И ведь теперь не выдернешь, и ухо не отрежешь… пророс артефактик корнями своими, чтобы не дай Случай не потерялся… Только вот об этом я умолчу, пусть считает, что может в любой момент от телепорта избавиться…

С собратьями, что ли, пообщаться?

Привет, Вирт! Ты как? Скучаешь? Бросила тебя Бестия? Не навещает… Только и общаешься, что с домовым и боевым призраком? Сочувствую…

Занудкин Нудко, ты всё косишь под армянина? Ах, уже под горца?.. Под бабушку?.. Под Масяню?.. Всё, понял, по-прежнему любишь выпендриться с голосом.

Невезучий ты наш, Неубивайка, куда вы в очередной раз со своим оператором вляпались? Омг… в лаве купались? И ты цел? Ещё хочешь? Хотя что тебе сделается, если как раз под такого шебутного затачивали.

Что бы ещё такого поделать? А уже и нечего. Кончилась ночь. Зашевелился Старший в спальне. Какие интересные у него с бодуна мысли…

V. КТО, КТО В ТЕРЕМОЧКЕ ЖИВЕТ?.

Наставник

Мляяя…

Когда утром тебя будит будильник — это отвратительно.

Поэтому я поднимаюсь самостоятельно. По внутренним часам.

Остается эта падла — телефон.

Вы уже успели заметить, что самые западлянские новости вы узнаете именно по телефону? Вас находят ваши кредиторы, вам напоминают о невыполненных обещаниях, вас будят ночью, полчаса выясняют, где Резо, если это не вы и в заключение признаются, что имели вашу маму…

Но самый поганый звонок, когда в шесть утра сообщают, что вас со вчерашнего дня в канцелярии ждет приказ, который не удосужились отправить к вам с вестовым, и полчаса назад вы должны были нырнуть в портал и приступить к выполнению задания.

Причем особый сволочизм кроется в том, что ваш внутренний будильник должен поднять вас на пять минут позже, и знающий это организм дремлет особенно сладко, оттягиваясь напоследок.

Реагирую почти рефлекторно.

Хватаю телефон.

И вспомнив ночные звонки желающих услышать Резо, Бесо и Гиви, поставив сферу-глушилку, чтобы не тревожить домашних, с неподдельным восторгом воплю в трубу: слюшй, пиран писрогий!.. я твой мама имель… я твой папа имель… я твой дядя-тетя имель, брат-сестра имель… и немного подумав, добавляю: и дедушку тоже, поняль, да?

На том конце дежурный канцелярист в испуге замирает и начинает торопливо проверять, не ошибся ли он номером. Трубку не вешает — так далеко мое счастье не заходит. Зато теперь у меня есть секунд тридцать на то, чтобы окончательно проснуться, прикинуть варианты и принять решение.

К счастью, у меня теперь есть Контра.

Строгим казенным голосом говорю в трубку: шеф-наставник у аппарата… прошу прощения, автоответчик сработал слишком рано. Слушаю вас.

Мне повторяют то, что я только что слышал, войдя в образ Резо или Бесо. А может, даже неведомого мне Гиви.

Реакция на канцелярский беспредел уже адекватная.

Сухая и деловая.

Я сообщаю о том, что вынужден сегодня подать рапорт на имя Командора о беспримерной и вопиющей халатности, проявленной отдельными работниками канцелярии, каковая халатность наносит непоправимый ущерб репутации Корпуса в глазах наших союзников, коллег и заклятых друзей из Конторы, представитель которой, кстати, шеф тамошней канцелярии, проходит в настоящее время бойцовскую стажировку в Корпусе под моим началом.

Я указываю на то, что упомянутый приказ должен был быть безоговорочно доставлен вестовым в пакете, запечатанном четырьмя сургучными печатями и одной неснимайкой, настроенной на мой личный гено- и психокод не позднее вчерашнего вечера и вручен под расписку лично по выходу из портала, поскольку, как известно департаменту внешних сношений канцелярии, вчера мы с представителем дружественной организации инспектировали прохождение практики слушателями третьего курса.

Я напоминаю о том, что за последнюю неделю уже имел место инцидент с канцелярией, пошатнувший наш авторитет в глазах гостя, ибо занимавшийся решением вопроса о перераспределении курсанта Котейки канцелярист проявил невиданную халатность, совершенно упустив из виду общеизвестные положения собственных Уложений, причем настолько общеизвестные, что даже наш гость, пребывающий в Академии меньше недели, сумел в несколько минут разъяснить клерку причины, по которым перевод не только возможен, но и необходим.

И еще я намекаю об упорно циркулирующих слухах — о том, что Тройка намерена провести решительное сокращение чудовищно разбухшего аппарата канцелярии, что работает уже в обстановке полной секретности некая комиссия, и несколько высоких кресел уже опустело, ибо занимавшие их в лучшем случае подали рапорты об отставке по состоянию здоровья, а в худшем были вышвырнуты без прав на офицерскую пенсию и ношение формы отставника.

Трубка у меня в руке становится влажной и мелко-мелко подрагивает — настолько взмок мой собеседник, настолько его плющит от внезапно открывшихся перспектив.

Вкрадчиво и ласково мурлычу в трубку. Возможно, дежурный просто попутал пакеты? Возможно, это был всего лишь черновик, а не приказ — и потому его вчера не доставили пред мои светлые очи? Возможно, его подпишут только сегодня утром — соответственно скорректировав даты? Или по крайней мере, время отправления? В конце концов ночное дежурство в канцелярии утомительно, и под утро немудрено перепутать пару цифр… и несколько поспешить со звонком… из лучших, само собой, намерений…

Крысы, ребята, они живучие.

Потому что на лету фишку рубят, когда жаркое дыхание смертельной опасности обжигает их анус.

Гляди-ка, он уже верещит мне, что да, конечно… он смертельно устал на дежурстве… он не заметил вверху грифа "проект"… что он обязательно сверится с графиком работы портала и расписанием боевых дежурств и немедленно, по истечению двух часов пришлет пакет с приказом, оформленный в строгом соответствии с инструкциями… и что не знаю ли я случайно, на какой день и час планировалась отправка…

Ай, сука…

Ладно…

Когда нам удобно отправиться?

На складе мы затарились, на природе отдохнули…

А чего время тянуть?

Хорошо поставленным командирским голосом гаркаю в трубку: сегодня! в одиннадцать ноль-ноль! через левый портал! содержание задания не изменялось!

Я знаю, что сейчас эта крыса будет лихорадочно подделывать приказ, согласовывать графики в соответствии с моими пожеланиями и благодарить своих канцелярских богов, что я, по крайней мере, не потребовал изменить задание. И он знает, что я знаю, что сейчас… Я и знаю, что он знает, что я знаю…

И я улыбаюсь во всю свою пасть, ибо даже такая мелкая победа над канцелярией не может не воодушевлять настоящего бойца, поднимаюсь и принимаюсь за утренний комплекс. Времени — вагон: пакет прибудет через два часа, раньше дежурному с подделками не управиться.

И тут я соображаю, что спросонок не догадался уточнить, а куда меня, собственно, хотят засунуть.

И насколько.

И что там сказано относительно Контры…

А еще говорят, что утро вечера не дряннее…

Ладно.

Будет день — и будет жопа.

Разберемся.

У нас еще завтрак впереди.

А завтрак, Шнягой приготовленный, это, ребята, нечто.

Он самое дурное настроение способен прогнать…

Практикант

Знаете, какой один из самых оригинальных способов побудки? Это когда вы, ни о чём не подозревая, собираетесь продрыхнуть ещё минуты три, и тут над вами бесшумно зависает механомагический бабочка и резко меняет полярность антигравов. То есть его собственный вес, вместо того чтобы уменьшаться в тысячу раз, резко приписывает себе нолик-другой справа.

"Подъём, напарник, тут такое!"

— Нотя… — прохрипел я, тщетно пытаясь сдвинуть с солнечного плетения магноут. — Убьешь…

Опомнившийся магиноутбук включил антигравы на стандартный режим и оторвался от моей почти что мёртвой тушки.

— А теперь можешь выкладывать, что там такое произошло, — сказал я, отдышавшись и приведя себя в порядок.

— Старшего посылают на задание, и есть мнение, что с тобой! — от перенапряжения Нотя прибег к помощи динамиков.

Челюсть… челюсть… ты где?

— Эмм…

"Оно самое".

Нехило задвинулось… знать бы ещё, куда это, скорее всего, придётся отправиться… Какую форму одеть, и понадобится ли оружие…

"От дурааак…"

Действительно, о чём это я? Оружие понадобится обязательно. Другое дело, смогу ли я им воспользоваться… Нет, неразумных я раньше убивал, и малоразумных инферийцев тоже, и смерть видел неоднократно… Но только сомневаюсь я что-то, что получится у меня убить истинно разумного…

Ай ладно, поживём — заценим размеры очередной ямки между двух холмов…

"Пошли на завтрак, Нотя".

"Сейчас, лучше это послушай…"

Ай Старший! Ну даёт… так ловко настропалить крысюка канцелярского на нарушение закона… хотя он сам виноват, нечего было докУменты важные задерживать. И всё-таки это очень хорошо, что у нас, в отличие от них, канцелярия через жопу… по крайней мере, ещё ни одного такого случая не было…

Здоровый смех повлёк за собой не менее здоровый аппетит. Вот теперь точно завтракать.

Наставник

Мляяя…

Отваливаюсь от стола, нежно поглаживая округлившееся брюхо.

По-любому, до активных действий часа четыре как минимум — а к тому времени желудок опустеет… глядишь, и кишечник опорожнить успею… на всякий случай.

Проникающее ранение в брюхо с разрывом кишок, полных говна — это, ребятки, скажу вам, не сахар…

Ну что, брат Контра, есть такое мнение, что может нам с тобой предстоять сегодня боевое крещение.

А может, и нет — хрен его знает, что штабным в башку залетело.

Смотри-ка, а он не удивлен.

И ваще нормально встретил известие, от которого стажеры обычно кто бледнеет, кто краснеет, а кого и на словесный понос пробивает.

Маладца пацан.

Ладно…

Не станем опережать события — тем более, что события эти приближаются к нам с максимальной скоростью, на которую только способны бюрократические шестеренки.

Ща, наверное, крысенок убеждает свое начальство, что оно ошибочно подписало не тот проект… и козла отпущения из крысят поменьше уже нашел.

Еще полчасика — и прискачет вестовой с пакетом.

Самое время проверить на всякий случай полевой комплект — от молний и липучек на камуфляжке и маск-накидке до содержимого походной аптечки.

Оно, конечно, заклинаниями лататься быстрее…

Но вот что ты будешь делать, если лежать надо будет тихо-тихо, кишки сведет, а любая активность, самое безобидное заклинание выдаст тебя куда надежнее, чем сирена боевой тревоги?

Неееет, ребятки — таблеточку тихонечко сглотнул, эликсирчиком запил, травкой соответствующей зажевал — и лежи себе дальше, не семафорь…

Так…

Здесь все в порядочке, тут все в комплекте, тут тоже полный набор.

Ваще-то я это и без проверки знал.

Но лучше уж перебдеть, чем недобдеть, верно?

Да и время быстрее летит, когда делом полезным занят.

Вот Контра, похоже, того же мнения.

Ишь, как возится со своей бабочкой…

А она у тебя, случаем не фонит?

Хорошо экранирована?

И ведь еще ничего толком не известно: на зачистку нас бросят, на инспекцию учений, резидентов потрясти или куда-нить в штаб на собеседование…

Но если в штаб…

Там только парадку напялить.

И резидентов трясти — ни большого ума, ни полного комплекта снаряги не требуется.

Там только терпения надо поболе — их стоны выслушивать.

И работа-то у них монотонная, и скучно-то им, и дома тыщу лет не бывали, и агентура ненадежная да жадная, и финчасть не принимает во внимание коэффициент инфляции в их мире…

А попробуй хоть одного с насиженного места сколупнуть — такая вонь поднимется…

Я понимаю, что и у них работа не сахар, но все же…

О!

Звонок в дверь.

Вот и прибыл гость желанный, в дом наш ни хера не званный…

И что он нам в клювике принес?

Расписываюсь в получении, проверив целостность печатей.

Наверняка никто в пакет не лазил — но порядок…

Тааак…

Верхняя правая — нижняя левая — верхняя левая — нижняя правая.

Обломки сургуча летят в мусорное ведро.

Ваще-то положено в порошок истирать — но Шняга за этим проследит: она у меня барышня аккуратная.

А вот и самая главная страховочка штаба…

Прикладываю палец к центральной печати и жду.

Сколько уж раз это проделывал, а то и дело закрадывается мысль: а ну, как сбой произойдет?.. или не мои параметры забиты, или во мне что-нибудь поменялось, или техническая какая накладка…

Ффуххх — и бывший бригадир четыре легким пеплом взовьется над невскрытым пакетом.

А в службу безопасности улетит сигнал тревоги.

И снова мандражу я напрасно.

Легкий дымок из-под пальца — и нет печати.

Открываю конверт.

Инструктору-наставнику ротмистру Корпуса Стражи… учли уже, что одним листиком на петлице меньше…

Произвести предварительную разведку местности и оценку сил, необходимых для тотальной зачистки; доложив о количестве бойцовых групп, потребных для проведения операции, продолжать наблюдение за противником; в случае необходимости, определяемой в соответствии с оценкой обстановки самостоятельно, возглавить проведение операции…

Ну, это как обычно…

Вот оно!

На время проведения операции зачислить стажера Хондру Гнейбиса в Корпус Стражи без принятия Клятвы Стража под именем Контра Страйк с распространением на означенного стажера всех прав, обязанностей, льгот и привилегий Стража, с присвоением означенному стажеру звания ведьмак-прапорщика и принятием Корпусом ответственности за все действия, произведенные означенным стажером.

Ну что ж, Контра, поздравляю…

Выходим на боевое.

Двинулись к порталу?

Практикант

Закон вселенской извращенной логики: если что-то может случиться с тобой — выбирай самый хлопотный вариант из всех…

Боёвка! Страшное слово, особенно если учесть, что из этого сна проснуться не получится, и смерть будет окончательной и бесповоротной…

"Эт что за мысли?!"

Мощный ментальный удар.

"Спасибо, Нотя… что-то я расклеился…"

Да, надо собраться… Я крыса канцелярская, я страшный зверь, меня все боятся! Так какого кыра я трясусь? Будь изнутри таким же спокойным как внешне! И пошли в разведку!

— Двинулись, Старший.

А теперь… в какой карман я запихнул свои заветные перчаточки?

"В левый, склеротик".

"Это был риторический вопрос".

"А это был риторический ответ".

Магноут

"А это был риторический ответ".

Это что со мной такое происходит? Так… быстренько диагностику…

Кыр! Это всё пагубное влияние модуля нечёткой логики! Я становлюсь эмоциональным! Вот что значит четвёртые сутки… Я ж так с ума сойду! ААААА!

А может, ну его накыр? Один раз живу, реинкарнации не будет, так почему не взять от существования всё, что можно?

Нет! Опять он! Этот модуль уже навязывает мне мысли!

А почему навязывает? Это такая же часть меня самого, как и модуль чёткой логики…

Если так продолжать думать, можно и до активации генератора случайных мыслей дойти!

Ну зачем так сразу? Не кидаемся в крайности. Я ж не самоубийца.

Да и… мне ведь этот модуль проклятущий для анализа нужен…

Решено.

Будет работать до тех пор, пока не решу все текущие задачи, а потом снова стану нормальным. Надеюсь, я сумею его отключить…

Котейка

Ушли…

Ушли!

Гадство, гадство, гадство…

Ведь еще думала: если тебе, любовь моя, не на боевое дежурство с утра, а на знакомство с бригадой после обеда — это не значит, что можно дрыхнуть допоздна.

В кухне саморазлагающейся бумагой пованивает — значит, Клавкин чувак приказ получил.

И исчезнуть может надолго.

А Свин?

А подружайка моя розовая, еще не рожденная?!

Быстренько-быстренько…

Где тут телефончик?

Может, еще не ушли они порталом…

Может, на базе где?

Я набираю номер дежурного по базе и самым сексуальным голосом начинаю его строить…

Наставник

В кои-то веки не бегом, не по тревоге…

Давно я в плановый поиск не хаживал.

А пожалуй, что с тех самых времен, когда нынешнее руководство бригады — Грефу и Шнягу — перед выпуском из Академии стажировал.

А славненько мы тогда…

И я иду себе вразвалочку по нашему офицерскому городку к воротам базы — тихо иду: ничего нигде не поскрипывает, ни побрякивает, ни постукивает, шаг легкий, кошачий… не то, чтобы готовлюсь к делу, в образ вхожу — просто привычка уже…

Иду, а сам ничего не вижу: прошлое так и мелькает.

Вот мы в замке под троечку мимоезжих извращенцев закосили — подловили тамошнего обитателя, любителя нестандартной клубнички, на юную девственную задницу…

Вот Грефа в трактире стражников метелит — прикрывает меня, пока я к Темному подбираюсь.

А вот мы с бригадой разбираемся — не со Стражами, конечно, с братками… Массовку мне тогда крысы обеспечили…

Славное было времечко…

Хорошо, что оно вернулось.

Я уже говорил, что Контра наш держится молодцом?

Не больше эмоций проявил, чем его фиговина.

Как бы не пережал он себя…

И я поворачиваюсь к стажеру.

Слышь, парень, говорю. Ты это… того. Лучше выплеснись немного сейчас — нервы сэкономишь. Не знаю, как у вас, наблэдов, а у нас, у мужиков, нервные клетки ваще не восстанавливаются — мы же не рожаем.

Так что, говорю, если тебе потрындеть хочется — трынди на всю катушку.

Спрашивать — тоже спрашивай.

Не факт, что тогда, когда мы там окажемся, болтать можно будет безопасно.

И это…

Наши, конечно, Контору должны были предупредить, но ты бы им на всякий случай скинул предупредиловку.

А то знаешь, как бывает…

Ползешь мимо часового — а у тебя в кармане магофон начинает орать: вам сообщение! вам сообщение!

Вот такая херня нездоровая нам нахрен не всралась…

И с другой стороны…

Когда неизвестно отчего на голову сваливается похоронка — и коллеги, не разобравшись, по нам гвозданут…

Тоже приятного мало.

Так что предупреди их лучше…

Вот и база показалась.

Часовой козыряет, документы изучает.

У стажера — особенно внимательно.

Потому что любопытно — в первый раз иномирец, не принявший Клятву Стража, с нами в поиск уходит… да еще в парный.

Откуда часовой про Клятву знает?

А сигналка…

Она отпечаток Святынь в тебе считывает, когда к воротам подходишь.

И не спрашивайте, почему Контру еще в воротах не приплюснуло.

Во-первых, потому что все это строго секретно.

А во-вторых, я и сам не знаю.

Я этих ворот всегда больше всех иномировых неприятностей боялся, если честно.

С наших раздолбаев сталось бы позабыть о сторожевых заклинаниях…

На мои петлицы тоже пялится.

И не только потому, что там след от сорванного листочка, темное невыгоревшее пятнышко.

Бригадира-четыре тут хорошо знают.

Как и других — не так-то уж и много у нас бригадиров…

Вооон к тем каменным воротцам нам надо.

Руки бы оторвал архитектору, который базу Стражи проектировал.

Вроде бы все функционально: и склад наш необъятный, и здание распухающей канцелярии, и представительство штаба, и куча административных построек.

Так какого, спрашивается, хера стилизовать ворота под мегалитические постройки?

Не так уж часто мы в средневековья ходим…

У ворот — часовой и мужичок в хаки — явно с той стороны.

Значит, не средневековье…

И не постиндустриал.

Уже хорошо.

Часовой козыряет мне и кивает в сторону телефона.

Странно…

Не думаю, чтобы кто-нибудь решил мне напомнить, чтобы я не забыл привезти сувениров из турпоездки.

А со Шнягой, сами понимаете, мы не прощаемся.

Опять какая-нибудь пакость…

Котейка?!

Какого ты… и что, вчера сказать не могла?

Ладно, минут с десяток у нас еще есть.

Закуриваю сигарету, пока еще можно курить, и набираю склад.

Свинтус?

Здоров, Свин!

Спасибо тебе, дружище, за все, что ты для нас сделал. Только у нас еще одна просьба имеется… там к тебе девочка подойдет… точнее, мальчик… суккуб, для пользы дела косящий под котолака… Разберешься, словом.

Это сестричка Шнягина, салажня еще — а ей не сегодня-завтра выходить или в поиск, или с бригадой. Не в службу, а в дружбу — присмотри ей что-нибудь такое нестандартненькое, а?.. нет, что именно — это она сама тебе скажет.

Ффууу…

С одним делом управились.

Ну, давайте, господин резидент… хорошо-хорошо, младший резидент… вводите в курс.

Дааа…

Кто бы сомневался.

Объект ХЗХП…

Что означает "Хрен залезешь, хер проссышь".

В просторечии — зона, нафаршированная проволокой, минами, стрелками-автоматами, туевой хучей датчиков, собаками, патрулями, сторожевыми чарами, а посередке, как говно в толчке — лаборатория.

Это вам не замок штурмовать, ребята.

Это муторнее…

Практикант

Потрындеть, говоришь, наставник, нервы выплеснуть? Попробую… Надеюсь, не примет он меня за труса конченого.

Но сначала…

Нотя, ну ты знаешь что делать. Всем своим разошли, что тебя нет, и входящие на удержание ставь… И если вдруг что — скинь на адрес нацайники, что прошу считать, что я сам виноват. Понял?

И не ворчи, не ворчи. И бить меня не надо по мозгам. Я не депрессую, я здраво оцениваю ситуацию… и не мешай, я сейчас стресс выволакивать буду. Что-то действительно выговориться потянуло…

— Мандражка меня пробивает не по-детски, — признался всё же. — Это ведь первый настоящий боевой выезд… Выдерг — это как сон, проснулся — и будто ничего не было, не крошил гадов толпами… А здесь ведь всё по-настоящему будет, и убивать, и ранения получать… А если вдруг что — не прочухаешься в родной кровати, не выкинешь весь ужас из головы… Тут даже поблагодарить Судьбу можно, что башка от рождения седая, а то ведь всякий ужас случается… Ты ведь везде побывал, калач тёртый… только стыдно будет, если придётся тебе меня вытаскивать, в глаза отражению смотреть не смогу тогда ведь… и страшно, что сам не справлюсь… Я ведь к бою-то хоть и приспособлен, нас всех для нормального развития боевому искусству уб-йу обучали, и убивать приходилось… Только вдруг не сумею, когда от этого моя жизнь зависеть будет?.. Вдруг…

Я замолчал, поскольку мы уже пришли.

Когда я проходил через ворота, мне послышался едва заметный скрип карандаша по бумаге. А может, и показалось.

А вот и заданьице…

Вааай! Ох ты ж кыр! И нас — туда? Инкубатор, роди меня обратно! Я домой хочу, в канцелярию!

Нотя, не надо мне ментальные подзатыльники отвешивать! Я истерю! А то, что этому только ты свидетель — оно же и к лучшему, ибо перед Старшим я уже самоопозорился по самые помидоры…

Да успокоился я, успокоился.

Держись, объект ХЗХП!

К тебе идёт боевая крыса!

Наставник

Мляяя…

Да ты офигел, братец…

Мы для чего бойцовыми двойками ходим?

Для того, чтобы задницы друг другу прикрывать.

И для того, если что-то криво пойдет, один другого вытащить мог — и тут уж как фишка ляжет — то ли ты меня потащишь, то ли я тебя…

Одно запомни твердо: если вытаскивать меня будет поздно, если меня на куски порвет или там голову мне отчекрыжит — жги меня на месте до пепла.

Тебе же потом легче будет.

А то бывали, знаешь, ли случаи…

Вот как с той Старшей, которую ты на Дне Стража видел…

Ну ладно.

Пора.

И я шагаю в ворота.

И выныриваю из них в кусточках.

Хорошие такие кусточки, густенькие, колючие.

Рядом живность какая-то догнивает.

Молодцы, позаботились — разлагающееся мясо хоть температурой не как живое, но все же повыше, чем все, что вокруг… и всякие иные запахи глушит на мах.

Надеюсь, стажер у меня не блеванет с непривычки…

И я осторожненько откатываюсь в сторонку, освобождая место Контре.

Похрен, что к падали поближе — потом спрыснем накидки хитрым спреем — и будем благоухать в тон новому нашему окружению…

Ну, и что мы здесь имеем?

И я тихонечко начинаю раскрывать пассивные чары… даже не чары — так… приемчики свои природные. Те, что не фонят.

До колючки метров четыреста абсолютно голого пространства.

Выкошено и дефолиантом полито — стопицот лет здесь расти ничего не будет.

Вот они, мои хорошие, вот они мои славненькие…

Растянулась сеточка сторожевочек — простенько, но эффективно.

На магию реагируют.

На всякую сверхъестественную фигню тоже.

Легонькие, простенькие, незамысловатые.

Не к добру.

Ну-ка, ну-ка…

Точняк.

Под явными, слегка замаскированными сигналками — такими, что, кажется, и выпускник Академии распутает — неснимайка.

Ну, так мы и снимать ее не станем.

И остальное тоже тревожить не будем.

Тааак.

Вот это у них самое любимое.

Сплав магии и технологии.

Под неснимайкой, ею прикрытые, под маскировочными заклинаниями — хренова туча датчиков.

Интересно, а сможет эта стажерова фиговина их как-то незаметно просканерить — чего они, собственно считывают?

Понятно, что давление, понятно, что движение… наверняка тепловое излучение и локальные изменения температуры, влажности и газового состава среды… так что лучше пока не отливать и не попердывать… а вот какую они еще пакость могли сюда засандалить?

Стопудово вся эта херня завязана на автоматы-снайперы… вот еще бы до всякого огневого контакта засечь, где именно что именно у них понатыкано… и какие у этих подарочков для незваных гостей сектора обстрела…

Ну, с этим и подождать чуток можно.

А вот с сигналками желательно определиться побыстрее…

Слышь, Контра, а бабочка твоя нам помочь все-таки сможет, не засветившись и нас не раскрыв?

Практикант

Фух… Спасибо, Старший. И что выслушал, и что мозги лишний раз выправил.

Нырнул в портал со спокойной душой.

Приятный у нас на месте появления сосед оказался, тихий, молчаливый, не мешает… только воняет, гад… Хорошо ещё пристроились так, что ветер от нас к трупу дул… и запах наш маскирует, и нам самим дышать легче.

Оглядел бегло пространство и понял, что не ошибся с выбором одежды. Перепонку тут раскрыть всё равно негде, а зингерская джемантия мало того что так же приспособлена для маскировки, как стражевские маск-накидки, так ещё и греет…

"Вах, сколько здесь интересного! Исследовать! Исследовать хочу! Пусти меня! Я такого ещё не видел! Я ж кроме миров Конторы нигде, по сути, и не был, а там такого нет!"

"Нотя?! что это с тобой такое? Ты какой-то не такой, как обычно…"

"Да? А… не обращай внимания, я тебе потом расскажу, если понадобится".

— Слышь, Контра, а бабочка твоя нам помочь все-таки сможет, не засветившись и нас не раскрыв?

"Дай я ему скажу! Я ему такое скажу!"

"Нет, лучше я сам".

— Старший… — ык, а голос совсем как у наставника, с окружающими звуками сливается. Видать, эльфийская примочка по наследству досталась. — Это не бабочка, это магноут, зовут его Нот и он сильно обижается, когда его за женский пол принимают…

"Мягок ты, напарник, мягок…"

"Да ладно. Ты что, не видишь — таможня даёт добро на исследование".

"Ура-ура-ура!"

— Сейчас он всё популярно доложит, насколько сможет — проникнет, не попадаясь под охранки.

Невидимый, неслышимый и не воняющий магиноутбук полетел. Судя по отзвуку мыслей — влево по кругу.

Пять минут спустя Нотя материализовался справа от Старшего, и стал сливать информацию, как я понял, нам обоим сразу, для экономии времени.

Котейка

Ай да я!

Ай да я!

Я успела! Я успела!

На базу к Центральному складу не бегу — лечу. Парю над асфальтом, едва его берцами касаясь. Ой, видела бы меня матушка в этой повседневке…

Убила бы…

И хорошо.

Это уж потом, когда в бригаде обживусь, перестану женственность свою под камуфлягой хоронить… и не только под комбезом, но и под телом этим нескладным, чуваковым… Вот уже и девушкой им показалась — не в казарме теперь, не с мальчишками живу.

Хоть и рассказывали мне наши пацаны про Главного кладовщика, но все равно столбенею в офигении.

Свинтус, Свинтус… ждала, что будет урод вроде того тролля, а это…

Что-то в нем неправильное…

Не злое, не темное — но и не наше.

Не эльф, не демон, не оборотень, не вампир, не человек…

Из какого мирка его Клавкин чувак приволок?

Забааавный такой…

Здравствуйте, Старший. Меня к вам послал…

О!

А он и вправду позвонить успел.

Нет, я знаю, что мне надо.

У вас ведь Кла… бывший бригадир-четыре не один был? Вместе со стажером? И у них была такая штучка… летающая и разговаривающая…

Нет, мне не такую, мне похожую, но — не такую.

Видите ли, Старший… он у того прапорщика — мальчик. А мне бы девочку… мне подружку…

Что вы говорите?

Куда?

И я столбенею, глядя на то, как течет и изменяется тело смешного четверорукого толстячка, превращаясь… превращаясь…

Дракон!

Разумный дракон?!

Не бывает разумных драконов!

Разве что в том случае, когда этот облик выбирает себе…

Я, к счастью не брякнула догадку вслух — и успела выставить зеркало в сознании.

Ведь если ему не понравится то, что я его раскусила…

И я плюхаюсь к нему на спину, и стены склада все быстрее летят мимо, растворяясь в дымке…

Свен дузЛамеаборо

добрый бог порядка мира Ламеаборо, главный кладовщик базы корпуса Стражи

Ай, какая хорошенькая… ай, какая миленькая… вот зачем, зачем она это тело напялила — оно же ей мешает, оно же ее несчастнее делает…

Ай, добрая девочка… ей других жалко, она ради других эти муки терпит… хорошие у моего избавителя друзья — такие же, как он. Помогать будем, однако…

Ай, глупый старый Свен… ведь еще вчера думал — надо этих коробочек-моробочек хотя бы штучки три-четыре… пригодятся они моим друзьям… Совсем старый становлюсь — что вчера хотел, сегодня забыл… стыдно-то как, однако…

Ай, ты моя хорошая… порадовала старика, от позора уберегла… совсем другую коробочку ей надо, не такую, как у того славного полуэльфа… поищем мы тебе коробочку-моробочку, чтобы подруженькой тебе стала, как та черненькая своему живому дружку…

Мы еще лучше сделаем, однако.

Мы с тобой, деточка, в то место сейчас слетаем, где наверняка знают, как тебе подруженьку найти…

Только вот за тетрадочками интересными заскочим — подарок, однако — и прямиком туда. Там подруженька моя остроухая такими штуковинками балуется — она нам по старой дружбе и подскажет чего…

Садись-ка на спину к старому Свену — сейчас мы с тобой в полет-шмолет отправимся… тут недалеко, однако.

Ай, какая славная малышечка — пушинка-пушинкой…

Ой ты, моя прелесть… не ждала, не ждала гостей-шмастей… а старый Свен тебе тетрадочек про запас обещал… с новыми картиночками, однако… красииивенькими картиночками, ай какими красивенькими — просто цимес, какими… Вот они тебе, тетрадочки — работай на здоровье, да старика не забывай…

Ай, совсем забыл… совсем старый стал, совсем глупый…

Смотри, какую славненькую добрую девочку я к тебе принес… умненькую девочку, хорошенькую девочку… позарез ей подружку надо…

Ой, глупый я, глупый… не простую подружку — а такую, как у того маленького чудненького полуэльфа… которому ты коробочку в прошлый раз подарила… только не мальчика, а девочку…

Вот зачем старый глупый Свен тебе все это рассказывает? Пусть тебе сама девочка расскажет — а я пока нам чаек заварю из травок — ай, славный чаек, ай полезный…

Ша Автор, демиург с маленькой буквы,

она же Бешеная Демиург, создательница миров,

она же нацайника Конторы и её единоличный управитель

Сижу себе спокойно, с Котом чаёк конопельный пью, глюков с ним ловим, по бестиариям нашим распихиваем… Из-за Писцов чуть не передрались. Нас двое, их трое пришло. Лишнего замочить пришлось…

Потом так хорошо стало, что плюнула я на то, что имидж решила не менять лет сто, и приписала себе чертовский облик. Маленькие такие аккуратные рожки и хвост гибкий с пикой как у рыболовного крючка.

Кот на это дело посмотрел, в глазки мне заглянул, и как-то сразу сворачиваться пошёл. Мол, ему ещё его кошачьи жизни дороги. Все девятьсот девяносто девять оставшихся.

Только я, значит, чаёк убрала — всё равно пить не с кем, как… угадали, опять Свен вваливается, и опять со всадником… то есть всадницей.

О как совпало… я чертовка, она суккуба, причём из высших, только они могут и физиологически меняться.

Стоически вслушиваясь в чириканье Белого бога, я таки разобрала, что ему от меня надо. Так и знала, что неспроста он мне тетрадок натаскал… причём демиурговских… Это же ещё несколько новых миров… Куда-то мысли уползли…

Ык?! Магноут?! Причём женсчина?! Нормальные у нее запросы…

Тут Свен себя по лбу хлопнул, суккубу со спины ссадил и утопал "чаёк на травках" заваривать.

— Ну, девица-красавица, выкладывай просьбу… тётя демиург добрая, она тебе в пределах разумного что хочешь изобразит… Свен, стой! У меня из травок только та, что для ЧАЙКА, того самого!

Наставник

Мляяя…

Какая охрененно полезная… полезный Нот…

Сюрпризов действительно немало. Включая зеркалку — так что тот, кто силой начнет ломать оборону, получит, так сказать, симметрично… прямо в харю.

И это хорошо.

Потому что именно силой ломать мы и будем…

После того, как свое зеркало поставим.

Только кривое.

Ну вы поняли, да?

Захренячим чем-нить таким… соответствующим.

Оно, как положено, отразится.

Прямо в наше. Увеличивающее.

И с возросшей мощью — обратно долбанет.

Подпитается энергией их зеркала — и снова отразится.

И со всей дури шандарахнет, отнимая еще большую энергию.

И пока они друг в друга плюются до полного кирдыка здешней системы, сжирая все тамошние силовые запасы и подпитывая ими нас, мы потихоньку займемся другими мелкими пакостями.

Вот в чем их сила, брат?

В системе их сила, брат.

Взаимоподпитка, позволяющая перебрасывать энергию на угрожаемые участки. Моментальная реакция всего колющего-режущего-стеляющего-взрывающегося на сигнал даже единственного датчика. Дублирование магической обороны физическими средствами.

А в чем их слабость, брат?

В системе их слабость, брат.

И это не парадокс.

Вот они знают, что не бывает ничего абсолютного. Того же вечного двигателя. И не ломают голову над его изобретением.

А мы не знали. И до сих пор над ним работаем.

Нет, не создали еще, конечно.

Но побочные продукты экспериментов — то же кривое зеркало — у нас уже есть.

Пассивная громадная херня, которая ничего не производит — а только крадет чужую энергию, отражая ее с повышающим коэффициентом.

А запасы не беспредельны. И запасы энергии, и запасы прочности.

И что это для нас значит на практике?

А на практике, брат мой Контра, это значит, что сначала обесточатся все магические херовины — от простеньких сигналок до самых сложных систем. И не надо заморачиваться со снятием неснимаек, с обезвреживанием липучек и куда более неприятной херни.

А потом, не выдержав напора, разлетится и само их зеркало.

И та энергия, что освободится, попутно крепко это гнездо покоцает.

Вот тут-то мы за останки всей их технологической хрени и примемся…

Давай-ка, брат мой электронный, прикинем примерный план их базы.

Что значит — никаких примерных планов? Да ты чего, мелкая…

Извиняй, брат — не понял.

В следующий раз формулируй проще.

В доступной для прапорщиков форме.

Значит, что мы сейчас имеем?

А имеем мы совершенно точную, до сантиметра выверенную карту базы. С указанием перепада высот, вероятных скрытых входов в бункеры, с частично нанесенными позициями наземных стационарных огневых установок и примерным расположением пусковых шахт.

Вероятных, примерных и частично нанесенных, я сказал!

И нехрен на меня обижаться.

Вот ты стопроцентную гарантию на то, что выявил все до последнего ствола и ракетного комплекса дашь?

И напрасно…

Что-то может быть сейчас обесточено на время профилактики и не фонить, что-то соответствующими магическими пологами прикрыто.

Вот у нас несколько точек с возмущениями магических полей…

Это из-за интерференции там, где они друг на друга накладываются — или потому что под ними для нас десяток сюрпризов припасен?

Уверен, говоришь…

Значит, я спокойно посылаю туда Контру.

Под твою персональную ответственность.

Но если это все же не интерференция, а погань какая припрятанная — пятьдесят на пятьдесят, что наш с тобою ушастый дружок оттуда живым не выйдет.

И виноват в этом будешь ты.

Потому что убедил меня, что это безопасно.

Вооот… так-то лучше.

Глядишь, лет с десяток с нами так походишь — и можешь сдавать экзамен в Академию: навыки на уровне прапорщика тебе к тому времени будут обеспечены, гарантирую. Потому как для офицера — даже для унтера главное что? Победить — но не любой ценой!

А теперь давай-ка, братец Контра, подумаем, что мы со всей этой фигней делать станем — с роботами-пулеметчиками, с ракетными комплексами, с минными полями, с орудийными установками в бетонных капонирах и прочей железной сволочью. Магия сама сдохнет — но электричество-то никуда не денется, и в сетях управления только магическая составляющая исчезнет…

Практикант

Я пораскинул мозгами, поскольку Нот в это время был занят сложными рассуждениями на тему "если до сих про статистика была абсолютной, может ли это означать, что мне всё это время всего лишь везло, и не случится ли так, что именно на этот раз я облажался в расчётах?.." Так что думать пришлось самому. Приятная это всё же штука, хотя и сложная.

Что мы имеем? Мы имеем в будущем покоцанную магию и кучу-кучу электричества, причём многое не завязано на электростанцию, а работает на батарейках, и кучу механических тварюшков… А у самих нас… если не брать в расчёт Старшего, поскольку я не знаю всех его способностей, то у меня есть провода от магноута и несколько сверхпроводимых ножичков…

— Старший, есть одна идея, только это долго, нудно, муторно и опасно… Подползаем вплотную к стоящим попарно и втыкаем в самые малоизолированные места ножички, а ножички в свою очередь проводками скручены, и пойдёт по ним электричество дружно, и будет у нас парное короткое замыкание… Других пока нет. Но я ещё подумаю.

Мммм… А что, может и прокатить…

— Или быстро, всё и сразу. Наложить заклинание коррозии, чтобы изоляцию растворить, и полить сверху дождичком. Только вот ни я, ни Нот дождь вызывать не умеем…

Котейка

Фигасе…

Вот это тетка…

И с той же странностью, что у дракона…

Мои подозрения крепнут и становятся уверенностью.

Ну, почти…

Поскольку никому из наших с богами общаться еще не доводилось. Ну разве что прадедушке… а откуда, вы думаете, в нашей семье Огненный клинок?

Ну, бог она или не бог — а внешность весьма симпатичная.

И тут я офигеваю окончательно: до меня доперло.

Мааамочка…

Вот это друзья-подруги у них…

У кого — у кого… У прапорщика моего и у Клавкиного чувака…

Ведь это от дракона они тогда на рогах приползли?

Ай, детка, не люби себе мОзги, не гони пургу.

Потираю потные от волнения ручонки… Нет, не оттого, что я ЭТИХ боюсь… хоть и ссыкотно самую малость — просто… вот как бы вы себя чувствовали, если бы вам грозила немедленная сбыча мечт?.. и приступаю к делу.

Видите ли, госпожа… эээ… Госпожа. Недавно мне довелось познакомиться с очень необычной парочкой. У нас в Корпусе Стражи проходит стажировку полуэльф из Конторы — и с ним прибыл… эээ… магноут. Так получилось, что мне удалось пообщаться с ними вплотную… блин… чего я гоню — она же меня может понять совершенно неправильно! Мы… эээ… беседовали, и я много думала о том, какую неоценимую помощь могут оказать представители расы искусственного интеллекта для усиления борьбы с Темными…

Блин, блин, блин… как-то я неправильно чешу… ровно крыса из нашей канцелярии, или того пакостнее — как Окормительница…

А, пофиг…

Давай-ка, чувиха, становись сама собой!

Короче, что меня взбесило…

Они же все — чуваки!

А это неправильно!

Где эмоции, где чувства, где интуиция, где, в конце концов, наша прославленная нелинейная логика? Где все краски мира?

И ваще… Этот мир — он ваще для женщин!

Нууу…

Вы меня понимаете, да?

До того мне становится обидно — просто башню ведет. И я уже не думаю о том, с кем я разговариваю и чем мне это может грозить.

Ваще, что за фигня?

Представляете, они гонят, что нет и не может быть магноута-девушки!

Бред собачий!

Богини есть, демонессы есть, эльфийки есть, оборотни, вампирессы, гномки…

А магноутов — нет!

Это же нехорошо! Это неправильно!

И ведь всего-то делов-то — игрек-чипы и операционка на принципах нелинейной логики…

Я съежилась в кресле.

Меня трясет.

Не от холода, не от страха — от обиды на такую несправедливость.

Фигасе…

Никогда не подозревала, что захлюпаю, как… как… как не знаю кто!

Зло вытираю кулаком слезы, размазывая нафиг весь тщательно сделанный макияж.

Это несправедливо!.. уже в последний раз вякаю на грани истерики.

Луплю кулачком по подлокотнику кресла.

И затыкаю фонтан.

Ша Автор, демиург с маленькой буквы,

она же Бешеная Демиург, создательница миров,

она же нацайника Конторы и её единоличный управитель

Сижу, слушаю эмоциональную речь суккубочки и думаю.

А действительно, почему у меня в мозгу этот стереотип? Нет, я понимаю, что магуторы, идею которых я позаимствовала, и магноуты, которые сама придумала, воспринимаются так именно потому, что "компьютер" и "ноутбук" — слова мужского рода… Но ведь реально обидно… Хотя не знаю, лично мне так удобнее…

— А ведь правда несправедливо… — говорю ей, а сама в тетрадку заглядываю, и все мысли Котейки на листах высвечиваются.

— Да зачем мудрить? Игрек-чипы, операционка… Я в этом вообще не разбираюсь, я просто творю… Нетик, ползи сюда, работа есть…

Мой собственный магноут, Нетик, карликовый. Но меня в нём это больше всего устраивает. Рыже-голубое пятно метнулось через всю комнату и замерло рядом, с интересом тараща камеры.

— В стационар давай…

Открыла ноут, задумчиво потянулась за карандашом, опомнилась и забила пальцами по клаве. Запустила расчёт и повернулась к Котейке.

— Будет тебе то, чего хочешь, только поклянись, что никому не отдашь и где взяла, не расскажешь. И смотри, не обижай её, ещё не рождённую. А теперь прочти краткое руководство… — повернув Нетика экраном к Котейке, — а я пока что проект накидаю.

Вздохнула и склонилась над тетрадью.

— И на будущее. Никакая я не богиня, я самый обыкновенный демиург.

Наставник

Кислотный дождичек… а что, это идея…

Правда, как его вызвать я пока не знаю, но вполне возможно, что сидит это знание где-то у меня в Аккумуляторе. Или в Кольце у Шняги…

Ну вот, выбор сделан — нам нужна бригада-четыре. Пока — одна бригада… и одну — в резерв.

Флакон?

Или тролль?

Флакон — брат, не раз испытанный в совместных делах — от юношеских проказ до тотальных зачисток.

А тролля мы фактически подставили с Котейкой…

Решено — в резерв предлагаем бригаду-раз.

Так… вернемся к нашим баранам.

Тупым механическим баранам.

Тупым…

Тупым!

А чего это мы решили, что весь этот заточенный исключительно под смертоубийство комплекс роботов будет сидеть и ждать, пока его не разнесут магией?

Да до той поры вся округа в сплошной огненный ад превратится!

Не, я так не играю…

Нахер такие азартные игры — ни свою, ни тем более жизни бойцов моей бригады я на кон ставить не намерен…

Думай, голова — на плечах останешься.

Отчего эта дрянь оживится и зашевелится?

Оттого, что датчики нас обнаружат и просигналят: враг.

А если они просигналят — друг?

М-дааа…

Это коды надо, пароли…

Если вообще предусмотрена система опознания свой-чужой.

Ну что ж, время пока есть — понаблюдаем.

Будут тут живые патрули ползать — значит, может и есть какой-то опознавательный сигнал.

Если только маршруты патрулей не внесены в базу данных как исключения…

Риск?

Риск…

И потом…

Будешь брать языка — засветишься стопудово.

Не годится…

Разве что взлом управляющей сети…

Наверняка эти любители систем все свое серьезное хозяйство завязали на единый командный центр.

Ну или на группу центров, увязанных опять же в единый комплекс.

Значит, что?

Влез в сеть — угробил систему.

Не знаешь команд — значит атакой по принципу белого шума…

Хотя…

Опять не катит.

Полезешь взламывать систему — значит, надо подключаться.

Будешь подключаться — запалят.

Потому как это же физический контакт нужен.

Хрен с ними, с минными полями — пустим потом заклинание "горячего катка" — что после кирдыка магии не сдетонирует, то или на нажатие среагирует, или на повышение температуры… и натяжное тоже сработает.

Но вот активные системы…

И датчики…

Мляяя…

Как же вас уконтрапупить, мать вашу внахлест?

Так…

А если…

А ну, братва, слушай сюда…

Если Нот сумеет обнаружить любой самый близкий отрезок информационно-управляющей сети… а стопицот процентов за то, что она проводная — так диверсанту сложнее в нее влезть, ибо к проводкам оборонительный комплекс в нормальном состоянии никого кроме своих не подпустит…

В нормальном состоянии, понимаете, ребята!

А в каком состоянии будет система, если зеркала друг друга охерачат и все здесь лохматой накроется?

Какое-то очень небольшое время она будет в никаком состоянии…

Это все равно что тебя по балде чем-нить тяжеленьким двинут. Недостаточно тяжелым, чтобы на месте навернуть.

Сдачи ты дать сумеешь — но не мгновенно… Сначала проморгаться надо будет.

Так вот… если этот отрезочек будет обнаружен — ты сможешь, Нот, резко подключиться к нему, пока у них аварийка врубается, и забить все данные хреновой тучей помех? Управлять не надо — надо устроить им пожар в бардаке во время землетрясения с наводнением. Будут друг друга мочить — на здоровье. Крышак у них сорвет, проводка перегорит, предохренители вылетят — или как там все это устроено… неважно. Важно, что система боеспособной не будет.

Вот тогда и дадим наводку на точку входа для портала.

Так, чтобы бригада высадилась у бункера, где у них лаборатория.

В идеале — дверь бы им отворить.

Но это уж как получится.

Ну что, железяка, берешься?

И я легонько хлопаю хреновину по черным крыльям

Так, как похлопал бы по плечу любого своего стажера перед серьезным делом…

Магноут

Вот сколько ни летал — а устал впервые сегодня, когда за пять минут умудрился всю их базу просканировать и территории прилегающие. Так Старший ещё и придрался к моим точнейшим расчётам! Я, естественно, стал с ним спорить, доказывая свою компетентность, но когда этот… эльф, прищурившись, предложил отправить вперёд моего напарника, пришлось резко сдать на попятный и перерисовать результат со 100 % на 99,99.

Подпортил мне статистику… хотя действительно это даже лучше, что обломал в теории, а если бы на практике… Ужас.

"Чтоб без меня ни в одну дыру не лез!"

"Нотя, ты чего? Я тебя вообще в последнее время не узнаю".

"Я же сказал, что если сочту нужным — ты узнаешь…"

Обиделся, кажись… Но не стану же я ему выкладывать свои соображения о сумасшествии… Самое страшное то, что если бы я был здоров, мне такие мысли даже в оперативку бы не забредали…

Старший что-то там говорить собирается, послушаем…

Если сумею… Да что я, проводов не найду? Особенно тех, к которым можно присосаться? Несмотря на всю автономность, я так и остался трёхуровневым вампиром… нет, даже четырёхуровневым, если считать информацию… Подключимся, папочку под названием "Кырня" сбросим, так и знал, что пригодятся эти два терабайта забитой памяти, сами себе всякого интересненького от них накачаем… Хочу в разведку!

Лёгкое похлопывание — ну это для Старшего лёгкое, опрокинуло меня набок. Некоторое время пришлось неуклюже выворачивать ходилки, чтобы обрести стоячее положение, но даже это не испортило моего радужного настроя. Ведь сделал гадость — на сердце радость…

Котейка

Офигеть — не встать.

Расскажи я ребятам с курса — никто не поверит.

Сижу это я в гостях у богини… да поняла я уже, поняла, что не любит она этого слова… но кто миры творит, кто законы в них устанавливает, кто существ лепит по образу и подобию?.. по подобию тех образов, которые у ней в голове рождаются и в тетрадку переносятся? Так что пусть пытается мне лапшу на уши навешать, я и глазом не моргну, все скушаю, все проглочу, хотя для себя-то давно уже все про нее решила.

Сижу, значит, сопли свои в платок высморкала, с экрана глазами сканерю — не вдумываюсь, механически… я вам уже говорила, что у меня память как у видеокамеры?.. только фиг сотрешь. Потом спокойненько сяду и разберусь, что я там насканерила.

Блин… телефончик бы у нее взять, не забыть…

Мало ли во что не въеду с первого разу.

Дура! Какой тебе телефон!

Даже если он и есть, фиг тебе его дадут.

А прикольненький у нее магноут.

Такая лапочка!

И расцветка клевая.

Хочу!

И наверное, получу…

Подружаечку мою розовенькую…

И тут меня снова клинит.

Какая тебе нафиг подружайка, дура тупая!

Это же точно — ребенок!

Сестричка моя маленькая…

Или дочка?

Мороз по коже… и тепло где-то там, внутри робкое такое разливается.

Фигасе… вот меня колбасит-то…

Дочка… или все же сестричка?

И я вот это маленькое, славненькое, родненькое — собственными руками какому-то чернокрылому козлу?

Щаззз…

Отсосет!

И кто-то внутри ехидно так: а ты много у своей мамочки разрешениев спрашивала?

И снова мороз по коже…

И так меня плющит, что не выдерживаю.

Гм…

Госпожа…

Мы тут как-то обсуждали…

А вот если будут у нас магноуты-чуваки и магноуточки-чиксы…

А дети у них будут?

И торопливо, пока за об стенку ушибленную не приняли:

— Они ведь разумные… и эмоциональные… понятно, что не рожать — но спроектировать, построить и программу прописать… устранив собственные глюки… они ведь смогут, да?

И принимаю из рук Свинтуса большую кружку чайку.

А вот вам боги чай заваривали?

Ша Автор, демиург с маленькой буквы,

она же Бешеная Демиург, создательница миров,

она же нацайника Конторы и её единоличный управитель

— Не госпожа я, а Ша. Просто Ша. А фамилья у меня Автор. — отхлёбываю. Так и есть, конопельный… интересных глюков мы втроём наловим…

— Поскольку это будет первая магнотиха, личность я ей скроить не смогу, как надо… будет тебе техномагическое самообучаемое чудо, наделённое душой и работающее на генераторе случайных мыслей, а ты уже, в первое время жизненной силой с ней делясь, выкроишь из неё индивидуальность, и будет она тебе не сестра, не дочка, а самое что ни на есть верное существо, фамиллиар. Как Нот с Контрой. Только не признаются они в том, что так друг другу дороги, сама понимаешь, мужские сантименты…

Дети… почкование, что ли? Или классику взять? Роботы строят роботов? То есть нетики нетиков?

— Программу писать незачем, ибо весь характер, вся личность и самообучение от директив строится. Глючные, как правило, не живут… С душой проблемы будут, я ведь каждую прежде индивидуально создавала, но я подумаю над этим. Кстати про директивы…

Разбазариваю я военную тайну, разбазариваю…

Глотнула ещё чаю, огляделась…

— Нетик, куда я их задевала?

Лениво лежащий на боку магноут лениво дёрнул ходилкой в нужную сторону. Смерив взглядом расстояние, я тоскливо вздохнула.

Не… не пойду туда…

— Нетик! Ну что те стоит?

Магиноутбук, видимо, тоже вздохнул, по крайней мере так выглядело, распластал крылья, и всем видом показывая свою несчастность, потащился в сторону под диваном. Выволок набор КОМ N2 и уполз на зарядку.

А я склонилась над тетрадкой, одним глотком допив конопельчаёк.

— Держи. Инструкцию помнишь, в КОМе разберёшься. Косячить тебе, как понимаешь, нельзя. Сейчас она выключена. Разбудишь, то есть включишь, дома в спокойной обстановке. И ещё. Пока она не станет полноценной личностью, не смей её модернизировать! Не выдержит. Так что питание стандартное — сеть, силовая линия, жизненная энергия операторши, то есть тебя.

Расслабленно откинулась на диван.

— Свин, сообрази ещё чайку.

Ох как щас нас торкнет…

Наставник

Твою мать!

Вот этого я не учел…

А что?

Очень даже может получиться…

С одной стороны Нот еще и энергии отсосет… тьфу, слово-то какое… не для своих соратников слово… отвампирит! С другой — помехи им наставит… С третьей — попробует слить оттуда все, что можно…

Постой-ка…

Это что получается?

Для того, чтобы с Темного все слить, мне надо его на перо поставить — и пошла скачка параллельно с форматированием.

А ему надо, соответственно, поставить вражью систему на…

На что?

Ну, пусть на штекер…

Забавно…

Жаль, что никто из нас про Нота не знал, когда оформляли документы на стажировку. Было бы сейчас два официальных стажера — соответственно, двойные пайковые, двойные полевые, двойные боевые…

Хотя…

Деньги-то ему зачем?

Зачем-зачем… пригодятся. Может делать этот… апорт… не… как его? Апгрейд, вот.

С другой стороны, он же там накачает всякого всего — а это тоже апгрейд…

И я пытаюсь себе представить, каково это: воткнуть штекер под ребро информационной системе и чувствовать, как уплывает из нее разум, по капле, по мегабайту вытекает из нее жизнь. И переливается к тебе в запасники содержимое здешней сокровищницы…

Мля!

Чтоб у меня член на лбу вырос, у мудака!

Там же такой файрвол должен стоять…

Изуродует же парня!

Он, конечно, тоже не из простых, но здешние параноики, раз уж в реале натыкали в сто слоев всякой хрени, рассчитанной на лишение жизни любого, кто сюда сунется, значит, и в вирте постарались не слабее.

Я пытаюсь представить себе, как может выглядеть этот самый файрвол. Этакая стена адского пламени. Да, ребята, здесь и асбестовые трусы не спасут: один миг — и готовая яичница… причем из твоих собственных.

Может, ну его в задницу?

Поставит шумы, подавит осмысленные сигналы датчиков, исказит данные целеуказания, отвампирит себе энергии по максимуму — и этого вполне достаточно?

В конце концов, жадность фраера сгубила.

А уж потом, когда вломится бригада к ним на базу, возьмет за жопу тамошних Темных умников, кого живым, кого — не очень, Шняга их Кольцом по головушкам погладит, я Аккумулятором пощекочу — и выудим из них и коды доступа, и способ уронить эту херову огненную стену, и кучу прочей полезной всячины.

И войдет тогда Нот в их систему по самые эти… что там у его штекера есть?.. ну, по киберпомидоры, короче, — безопасно и гладко, как по вазелину.

Главное, чтобы парень этот железный в азарт не вошел.

Азарт в бою, конечно, штука хорошая. Когда адреналин у тебя из ушей фонтаном бьет, когда руки-ноги сами работают, когда трупы врагов тебе под ноги валятся и самостоятельно поленницей складываются — ну как тут не увлечься процессом?

Очень многие на этом погорели.

Вот те же салажата на днях… когда в самый последний момент выпал им под ноги чудный звирек.

Делюсь всеми этими соображениями с киберфиговиной.

Может, не стоит зарываться, парень? Может, поберечься немного?

Знаешь, ты нам вообще-то живым нужен…

Тьфу!

Функционирующим.

Ну не привык я еще к тому, что боец может не только из плоти состоять…

Магноут

Старший, в этом себе статистику ломать тоже не хочется, но надо же последнюю версию взломщика Кашпировского попробовать… Да не с поддержкой оператора, а самому, своим процем хакнуть… Это же вызов, кто кого — я их или они меня. И ты, наверное, не представляешь, какой кайф — новой инфы накачать… Да мы когда одну базу данных хакали, такой накал был, что соединение не выдержало… Очень полезненькие сведения оказались.

И странная у тебя фантазия. Не может файрвол огненной стеной быть. Это всегда что-то такое, обо что с разбегу лоб расшибить можно, потому что скорость передачи информации сравнима со световой, тут кыр затормозишь… И дублирующий, чтобы ползком никак, чтоб завязнуть нафик… то есть выбирать придётся — либо каску на лоб, либо вазелином смазываться… В общем — вызов.

Но поскольку я всё же себя берегу, пойду не сам. Вот вы какую-нибудь железяку в целом виде мне доставьте — я её хакну и пошлю систему дурить. С частью всегда легче, чем с целым…

Ой, что я творю… нет, я точно псих ненормальный… чтобы я, да шёл на открытый риск для существования… А как без меня напарник будет? Загнётся же ушастик. Он же без меня только и может, что в неприятности вляпываться. Вон — оставил меня дома, и по кустам бегать пришлось…

Так что уцелеть мне надо, чтобы было, кому его удерживать от всяческих неразумных поступков. И разобраться уже с модулем нечёткой логики… поскорее бы расчёты завершились

Котейка

Директивы…

Вот нам с вами мамы-папы тоже директив надавали — и все еще при каждом удобном случае пытаются обновления качнуть, свежую прошивку установить.

И что? Много мы их слушаем?

Нет, Госпо… Ша, пока нас самих фейсом об тэйбл двадцать раз не припечатает, пофиг нам их нотации.

Да и потом, честно говоря, регулярно башню рвет.

И вот что интересно… Самое клеевое, самое новенькое получается именно тогда, когда ты на директиву того… золотой дождь прольешь… в смысле — опорожнишься.

Протянула я ручонки свои загребущие, сунула коробку за отворот комбеза, сгребла малышку, устроила ее за пазухой — спи, моя заюшка, спи, моя сладкая…

Вот тут-то меня и торкнуло.

По-взрослому вставило.

Аж картинки замелькали — и я в этих картинках одно из действующих лиц.

Коридоры, коридоры, коридоры какие-то… вот вроде ни плесени, ни жуков-пауков, ни прочей мелкой и крупной пакости, а отчего-то на стрем пробивает. Бегу я по ним, бегу, а впереди малышечка моя на розовых крылышках планирует. И знаю я, что бесполезно ей орать, чтобы окраску сменила под цвет этих серых стен — все равно не послушает.

И только я это понимаю — выплевывают нас коридоры на открытое пространство.

Зал — не зал, пещера — не пещера…

Стены гладкие, и только в уголке терминал… вот откуда я знаю, как эта фигня называется?

Малышка наша уже оседлала его, проводочки свои блестящие выпустила, примеряется, как бы половчее с терминалом сконтактироваться.

А я ору ей — не смей, мол! Ору, ору, прям на говно исхожу — а меня как будто и не слышно.

Тут из-за спины вырывается этаким черным нетопырем прапоров Нотя. И тоже к терминалу летит.

А по розовому какие-то искры побежали. Зеленые такие, блевотного цвета. И гаснет подсветка корпуса моей малышки. Визжу я, как зарезанная, в воздух прозрачный бьюсь, который меня к моей дочушке не пускает, сползаю по невидимой стенке без сил…

И гаснет картинка.

Ошизеееть…

Вот это приход… вот это поглючило…

Ладошки когтями изрезаны — видать, я их на автомате выпустила, когда меня штырило, макияжу моему окончательно хана — сижу вся зареванная… ладно лужу под себя от расстройства не пустила.

Нет, Ша… ну его нафиг, твой чаек…

Пытаюсь привести себя в порядок, да только ручонки мои трясутся. Сейчас я с переляку такой мэйк-ап забацаю — в любом хорроре без переделки грима на роль главной жертвы… Хрен с ним, с макияжем, успокоиться бы побыстрее.

И тут чувствую — что-то теплое, пушистое, ласковое такое меня обнимает.

Свинтус…

Вот какой идиот ему эту кликуху дал?

Самому лучшему дракону в Обитаемом, самому доброму богу?

Прижимаюсь я к нему, и хорошо-то мне как… как в детстве…

Чмокаю его в лоб, вприпрыжку подлетаю к Ше, и ее тоже чмокаю, вскакиваю Свину на спину — понеслись! Мне моей заиньке надо еще гнездышко устроить!

VI…КОМУ, КОМУ МЫ СЕЙЧАС ЖОПУ ПОРВЕМ?

Наставник

Мляяя… сутки пролежали — и ни одной живой души не увидели.

Ни за периметром, ни внутри него.

Что весьма хреново.

Значит, языка брать даже если и возможно — явно бесполезно: все наблюдение возложено не на патрули, а на системы, и опознание свой-чужой нам не понадобится.

Хотя…

Одни-два языка нам все-таки нужны.

Из тех, что Нот просил.

И то, что они не живые, а механические, только усложняет задачу.

С живым все-таки просто: вылежал-высидел в засаде, двинул аккуратно по кумполу — и даже в самом плохом варианте у тебя есть минут пять десять на то, чтобы его расколоть. Раньше все равно не спохватятся.

А тут…

Тут, пожалуй, счет на секунды.

Даже если три четверти их механики навернется после того локального магического армагеддона, оставшегося потенциала вполне хватит на то, чтобы двадцать раз стереть нас с лица этого мирка всего за пару секунд.

На сколько же ты вырубишься, сука позорная?

В принципе, особенно капитально навернуться должно в районе центра их базы. Ну, по крайней мере — в районе их лаборатории… надеюсь, что она в центре.

Потому что — что?

Потому что зеркалом они будут прикрывать самое дорогое… ну, как мы, мужики, свои яйца.

И это хорошо.

Я бы сказал — это дважды хорошо.

Во-первых, зеркальце просигналит нам, где окопались самые главные манделлы этого куска суши.

Что, в свою очередь, позволит нам со стопроцентной вероятностью определиться с точкой выхода бригады и поставить маячок.

Когда максимум магической мощи будет сосредоточен на борьбе зеркал, робкое попукивание маячка не услышит никто кроме тех, кому он предназначен.

Ну, по крайней мере, я на это надеюсь.

А поскольку он будет запитан автономно от этих двух борцов — нашего зеркала и их системы, свой заряд он не потеряет.

И как только все здесь накроется большим женским тазом, когда системе придет полная жопа, наступит время П.

Открытия портала, высадки бригады и наступления полного… гм… привета родителям этого чуда.

А во-вторых, когда все здесь шандарахнет со всей невздолбенной дури, в центре всю механику как метлой сметет — и стрелялки-взрывалки, и датчики. Думаю, что даже шахты пусковых установок должно заклинить нахер. А повезет — и двери в главный бункер вынесет.

А это, в свою очередь, означает, что бригада моя выпадет из портала в зону относительной безопасности. И успеет закрепиться и прорваться внутрь.

Вот внутри — дааа…

Внутри может быть охрененно кисло.

Хорошо, что хоть магические примочки работать не будут.

Разве что кроме наших.

Вот только боюсь, что там и механического говнища хоть жопой ешь.

И в этом плане у меня единственная надежда на поддержку Нота.

Ну, на самом деле, конечно, не единственная.

Бригада-четыре неплохо умеет разбираться с подобной хренью.

Вот только количество хрени может оказаться недопустимо большим.

И к тому же всегда приятно выйти из боя с как можно меньшим количеством царапин.

И — упаси боже — чтоб ни одного "холодного"…

Язык, язык для Нота…

По логике, если вся эта куча дерьма навернется в центре, часть системы на периферии должна уцелеть. К примеру — вон те датчики.

Вопрос только в том, сгодятся ли они в качестве языка…

Мляяя…

Как-то не хочется брать робот-пулемет…

Тем более, что он не столько считывает и передает информацию, сколько тупо выполняет команды.

Нот, тебе вон те датчики подойдут?

Интересно, успею ли я до них добраться, прежде чем они очухаются, зарегистрируют мое появление и передадут команду на ближайшие огневые точки…

Ладно.

Подведем черту, хоть прения я и не открывал.

Силы — бригада-четыре в моем оперативном подчинении, кибер-диверсия силами боевой двойки… мляяя… боевой тройки — мастер-наставник, стажер и его… гм… напарник, бригада-раз в оперативном резерве.

Действия… Разведгруппа отправляет предполагаемый план действий на базу, исполнитель — мастер наставник. Силами разведгруппы ставится "кривое зеркало" и дается первоначальный импульс, исполнитель — мастер-наставник. Силами разведгруппы в момент, предшествующий устранению магической системы противника, ставится маяк над местом предположительной дислокации основной цели, исполнители — мастер-наставник, стажер. Силами разведгруппы активируется сигнал портала в момент ликвидации магической системы противника, исполнитель — стажер. Силами разведгруппы в момент перезагрузки электронной системы управления обороной противника устанавливается контроль над устройствами ввода информации, исполнители — мастер-наставник и партнер стажера.

Далее.

Бригада-четыре высаживается в центре объекта и зачищает основное здание. Исполнитель — и.о. бригадира-четыре Шняга, координатор — мастер-наставник. Разведгруппа методом информационной атаки минимизирует активную работу системы электронной обороны противника, исполнитель — партнер стажера. При возможности производится опережающее извлечение информации из систем противника, исполнитель — партнер стажера, извлечение информации из Темных специалистов противника — исполнители и.о. бригадира-четыре Шняга и мастер-наставник.

Далее.

Бригада-четыре, завершив зачистку и слив информации, уничтожает оборудование и сооружения противника. Исполнитель — и.о. бригадира-четыре Шняга. Ответственный за эвакуацию команды зачистки и разведгруппы — и.о. бригадира-четыре Шняга.

Вытираю пот со лба.

Нет, такие вещи я выстреливаю на автомате. Просто жарко тут у нас.

Сбрасываю сигнал в телепорт.

Получаю подтверждение.

Пятиминутная готовность, стажеры!

Практикант

Хорошо лежали, долго. Принюхаться к "соседу" успел, а потому уже не обращал на него ни малейшего внимания, скучать тоже не пришлось — разрабатывали с Нотей все и всяческие планы, прикидывая, как наши с этим бы справились, и пришли к выводу, что если бы кто из конторских тут оказался, не обошлось бы без группового выдерга, потому что в одиночку тут разве что Наблюдатель справится, да и то долго придётся вероятностные поля кроить, пока желаемого результата не добьется. Либо кто-то из трансмутантов, но сколько морфов на этом будет потеряно и представить сложно…

В середине вторых суток бесполезного времяпрепровождения… Почему бесполезного? Да потому что ничего нового не узнали. Никто не выползал и не заползал, капитально окопались. Так вот, о чём это я? А, вспомнил. На исходе второго дня Старший разработал план.

Нот мельком глянул на предложенные в качестве "языков" датчики и согласно сложил-разложил крылья. Наставник кивнул, принимая к сведению, и подвёл черту.

Мне вменялось помочь Старшему установить маячок для бригады и активировать его, когда зеркала разберутся между собой.

Ноте придётся поработать побольше. Хакнуть датчики, когда электроника навернется, запорошить их каналы содержимым своей папочки, по возможности закачать себе побольше инфы.

Старший взял на себя установку "кривого зеркала", установку маяка, захват датчиков для магноута, руководство операцией и зачистку от Тёмных.

— Пятиминутная готовность, стажёры!

"Ыыыы… Меня уже тоже в стажёры определили…"

"Вот и гордись. Вдвоём гонять будут".

"Хе, гонять будут как раз тебя, мне-то физические нагрузки не нужны, а умственными я и сам себя обеспечу…"

Я не стал спорить, а вместо этого чуть-чуть модернизировался. Зрение замедлилось и стало чёрно-белым и очень чётким, слух сместился в сторону звуков, издаваемых враждебными объектами, обострилось обоняние. Внешне это отразилось в полностью закрывшем радужку зрачке, максимально развёрнутых подрагивающих ушах, и чуть изменившем форму носе.

Нотя окутался несколькими слоями скрывающих полей (никакой магии, сплошная технология), выдвинул из внешних передних углов крыльев провода для скачки и убрал веб-камеры, положившись на остальные 665 восприятий.

— Готовность за три минуты, — хмыкнул я, сверившись с внутренними часами.

Щас будет махач.

Котейка

Ой, мамочки…

Хорошо, что Свинтус меня до дому подбросил — отдуплилась я после чайку у Ши только часика через три…

Для заиньки моей сделала уютное гнездышко — с хорошей вентиляцией, правильным освещением, близостью питания — электрического и магического. И спать завалилась.

Как вы думаете, выспалась?

Как же… дадут бедным Стражам поспать после веселой ночки…

Когда Клавка гаркнула на весь дом свое "Подъем!", меня аж с постельки сдуло.

Вот что значит — командный тон.

Гадина…

Вот нет, чтобы зайти тихонечко, в лобик поцеловать, по головушке погладить — вставай, мол, сестричка моя самая любимая, вставай, маленькая, пора…

А я бы еще похныкала минут пять…

С кем поведешься — от того и залетишь…

Наверное, это она у своего чувака научилась.

Солдафон чертов…

Он, наверное, и в спальной так — одни команды.

"Ложись!"

"Делай раз! Делай два!"

"Нале-во!"

"Кру-гом!"

"На месте стой — раз-два!"

Тут меня на ржач пробило, и на сеструху обижаться стало уж совсем невмоготу.

А интересно, она ему на команды как отвечает?

"Есть!"

"Так точно, господин бригадир!"

М-да… никаких ролевых игр не надо — учите устав, и все проблемы…

Выплываю я на кухню, позевывая — а Клавка за столом уже в камуфляже.

Не понял…

Чего так?

Боевая тревога?

Какая боевая тревога?

Твою мать…

Боевая тревога!

Пока я пижамку на бегу сбрасывала и пыталась сходу в камок впрыгнуть, сама себе удивилась — как это у меня ЭТИ СЛОВА вырвались?

Неужели и я эту заразу подцепила?

И еще…

А вот прапорщик ни разу при мне не матюкнулся…

Бегом-бегом-бегом…

Как здорово, что я вчера мою заиньку будить не стала… Хороша мамаша — только что, считай, из клиники с малышкой — и сразу за порог…

Как же я ее при такой-то жизни буду растить?

И пока мы бежим до ворот базы, я все размышляю над тем, насколько безответственными бывают отдельные мамаши, которые заводят детей, не думая о том, когда они, собственно, ими будут заниматься.

В декрет, что ли, уйти?

Вот если попросить Клавкиного чувака…

Или Свинтуса…

Смогут они мне декретный отпуск организовать?

И заодно — послеродовой, по уходу за ребенком?

Или меня сразу из Корпуса вышибут?

У ворот оказались почти все одновременно.

Почти — потому что мы добежали секунд на двадцать быстрее остальных.

Но нам-то так и положено: Клавка — бригадир… ну, почти бригадир — две буквы перед должностью можно не считать, а я — новичок, салабон, салажня желторотая, поэтому должна вставать раньше всех и ложиться позже всех. Говорят, это бойцовский дух укрепляет.

Ага, как же…

Разве что начинаешь тихо ненавидеть всех и вся.

А потом переносишь свою ненависть на противника…

Сидим у портала.

Ждем.

Чего ждем — не знаю, а у сеструхи спрашивать стремно.

Тем более, что она мне не сестра сейчас, а командир.

Гном с козлолаком переругиваются.

Белка обнимает тигрицу за талию и что-то нашептывает ей на ухо.

Графиня, сеструхина заместительница, полирует кинжал. А чего, спрашивается, полировать — он и так блестит, как зеркальце.

А Клавка тихо психует.

Нет, она внешне спокойна, но я-то ее не первый век знаю. И когда она вот так задумчиво смотрит в никуда и ставит брови домиком — ей офигенно муторно.

Как же, чувак постоянно под боком был, всегда знал, что ей и всем остальным делать в каждую секунду — а теперь он черт-те где, а ей самой бригаду на бойню вести.

Не стремайся, сеструха, все будет пучком. Устроим им кровавую баню!

И тут я понимаю, что больше всего Клавка дергается из-за своего чувака.

Вот фиг его знает, как до меня это доходит — но теперь я тихо ворчу: как же я сразу-то не врубилась?

Лан, сестричка, не пропадет он! У него же стажер и Нотя, гости Корпуса — так что в жопу их вряд ли засадят. Валяются где-нибудь опять в тенечке — практику инспектируют… знаю, как инспектируют — курсантками любуются…

Чего-то и мне стремновато…

А вдруг не на практике?

Контра же конторщик… мало ли какая нездоровая фигня приключится — напорются они, скажем, на трансформера…

Это что, я за прапора переживаю?!

Данунах…

Ой…

Вырвалось.

Неужели вслух?

То-то Клавка встрепенулась.

Ой, нет…

Это сигнал пришел.

Пятиминутная готовность.

Блин-блин-блин…

Ничего со мной не случится… не может случиться… не должно!

У меня же заинька теперь…

"Первая двойка — пошел!" — рычит Клавка, и девчонки ныряют в портал. Ой, сейчас же мы с графиней…

Заинька…

И свечение портала буквально всасывает мою бедную тушку.

Наставник

Ну, начнем, благослови нас Святыни…

Значит, так, прапорщик-ведьмак. Магию ты чувствовать умеешь, тут ты не новичок.

Сейчас я передислоцируюсь подальше — на всякий случай… если мне не повезет — накроют меня одного. После того, как я заклинанием "кривое зеркало" себя обнаружу.

Свою задачу ты помнишь.

Ты, главное, момент не упусти — поставь маяк не раньше, чем поймешь, что все у них вот-вот женским тазом накроется из-за резонанса зеркал. И очень тебя прошу — с местом мне промахнись.

И с активацией не затягивай… как только у них все гэкнется — врубай на полную катушку.

Если меня накроет — не суетись.

Живой буду — полежу, подожду. Сдохну — тем более, некуда торопиться. Словом, выполнишь все задачи по диспозиции в полном объеме — вот тогда можешь и подсуетиться.

И еще.

На случай, если меня накроет.

Датчики, которые мы вместо "языка" для Нота возьмем, тогда на тебе будут — надо успеть помочь твоему напарнику подключиться, пока система перегружается. Тогда как родных опознают. И вы уж дайте им просраться…

И еще.

На тот случай, если меня все же…

Тогда за старшего в разведгруппе остаешься ты.

По окончанию доложишь Шняге, как и что.

Ну, давай, брат мой Контра, держись!

И я, пока он рта открыть не успел, откатываюсь в заранее присмотренную канавку.

Думаю, датчикам ее немного сложнее контролировать.

И по-тихому, по-тихому — в стороночку.

Ну, сейчас мы проверим, чего стоил наш тогдашний тост за удачу.

Вот, блин, уже давно не первое задание, а все равно в таких случаях мандражить начинаю.

Чувствую уже, что время тяну…

Пора!

Заклинание, собственно, сплетено уже давно и на стеклышко хрупкое намотано. Вот старинная уловка, еще шаманская — а пригодилась и вашему потомку…

Со всей дури швыряю стекляшку в датчик.

Вдребезги, вдребезги стекло.

И над выжженной контрольной полосой во весь своей охрененный рост расправляется оно, наше западлянское кривое зеркало.

А место, где стекляшка разбилась, скрылось в распухающем клубке огня — не меньше трех ракет вмазало на импульс, передавший сигнал о подозрительном сотрясении почвы.

И шьют, шьют огненными строчками трассеров это облако чертовы швейные машинки: робот-пулеметы среагировали.

Пронесло…

Значит, главное — успеваю.

Все-таки молодцы, кто нам позицию готовил.

Может, они и случайно на склоне ее оборудовали — но по-любасу я им за это благодарен. Глядишь, и живым останусь.

Импульс!

И зеркальце мое послушно отправляет мой легкий посыл в сторону базы, уже накрытой ихним зеркалом.

А я качусь по склону в обнимку с протухшей тушей.

Не очень далеко качусь — до неприметной такой ямочки.

Извини, дохлятинка, но дальше — сама, сама…

И вырвавшаяся из моих страстных объятий, падаль продолжает кувыркаться по склону.

А я пытаюсь по возможности стать двухмерным, заполнить эту ямочку своей тушей до краев — и над краем не высовываться.

И мне это почти удается.

Датчики послушно отслеживают кувыркание моей любимой дохлятины, отмечая, в каком она направлении движется — и то, что температура ее все еще несколько выше окружающей среды.

Там, откуда я пустил импульс, уже все горит, а машинки, право слово, взбесились — так и шьют, так и шьют наш с тухлятинкой след.

К счастью, я в мертвой зоне.

О!

Ну здравствуй, горячий привет от орудийных установок… Хотя скорее это минометы…

Классная у них программа слежения — для датчиков мы вне зоны прямой видимости, нас ловят на слух и на температуру тела. Правда, мое под изотермической накидкой — но такое внимание к моей персоне не может не льстить…

И быстродействие у системы неплохое: туша, кувыркаясь и воняя на лету, еще нижней точки не достигла, а траектория ее перемещения уже засечена, рассчитана, передана на исполнение, и с закрытых позиций на бедные останки обрушиваются мины, печально завывая на лету, словно жалуясь: лохи, лоохиии, вы же не туууу цееель накрываааетееее…

Мать вашу, чтоб вам всю жизнь вместо хлеба трипперные концы сосать!

Все-таки не уберегся…

Осколок, скорее всего.

Терпи, Страж, терпи — командором будешь. Не время еще лечиться по-настоящему…

И я осторожненько, стараясь не шуметь и производить лишних движений, запихиваю себе в пасть обезбаливающие.

А надо мной наливается грозною силой кривое зеркало, уже щедро напоенное вражьей энергией

Давай, родное, давай скорее, пока я кровью тут окончательно не истек…

Лежу.

Терплю.

И смотрю на соответствующем уровне, как багровая тьма затягивает наш сюрприз, и как раскаляется добела их зеркало.

Вот сейчас, сейчас…

Изо всех сил тянусь посмотреть, поставил ли Контра маячок.

Ща, минуточку…

И тут гребаный великан подхватывает мое бедное тело, вырывая из объятий спасительной ямки, слегка подкидывает и бьет смаху о землю. В глазах темно.

Ощупью ползу к тем датчикам, которые мы наметили.

Ползу, а надо лететь.

Я понимаю, что при перезагрузке их центру потребуется время на перезапуск всех необходимых программ и опрос всех внешних датчиков.

Не думаю, что это займет достаточно много времени.

А у датчика уже хлопочет наша забавная парочка.

Нот, по-моему, уже присосался…

Я — все… я уже не тороплюсь.

И перед тем, как вырубиться от заработавших чар регенерации, успеваю заметить полностью разнесенный центр базы, сорванные двери бункеров и окно портала, сквозь которое сыплются бойцовые двойки бригады-четыре.

Нашей бригады…

Практикант

Старший, ты че…

Но наставник меня уже не услышал, откатившись. Не ожидал, что и он вариант с кирдыком рассматривает… только как это я буду, если вдруг? Да меня же Шняга лично придушит, что не…

О, началось!

Развернулось кривое зеркало, от него пошёл импульс… а как красиво расцвечивается огнём из боевых точек пространство… и мне в это пекло…

О! Пора!.. пока доберусь — несколько секунд останется до накрытия…

Выворачиваю конечности, становясь похожим не то на крокодила, не то на таракана… В общем, на кого-то из тех, что ходят лёжа… Рванули! Я — ставить маячок, Нотя — к облюбованным датчикам.

Всё-таки гениальное это изобретение — зингерская джемантия, хоть и выглядит как нелепая помесь свитера с халатом и с капюшоном, но скрывает знатно, что от магических, что от технологических примочек, недаром в Двуедином Мире разрабатывалась… Всё вокруг чёрно-белое и замедленное, я тоже замедленный, но всё же меньше, чем неторопливый строчки пуль, врезающихся туда, где пару ударов очень медленного сердца назад я находился. Спасение — в непрерывном движении. Если я замру хоть на один удар — меня накроет. Поэтому маячок тоже придётся сбрасывать на полной скорости.

Уже приближается главный вход в здание, и магическое чутьё орёт, что уже вот-вот… Резко заворачиваю, очень осторожно выплёвываю маяк, отбегаю на достаточное расстояние, убираю хамелеонность и замираю, отсчитывая десятые доли секунды. Орудийные башни не реагируют на мельчайшее сотрясение почвы от маячка, вместо этого поворачиваясь к внезапно возникшей на охраняемой территории серой фигуре. Лёгкое замешательство — из-за молчащих тепло- и инфракрасных датчиков — и мне этого хватает, чтобы снова слиться с окружающим пространством и побежать.

Старшего не видно. Неужели накрыло? Кыр, кыр, кыр! Меняю направление ещё раз и мчусь к Ноте. Я знаю, где он должен быть, хотя его и не видно…

Сильная магическая вспышка от расколовшегося зеркала Тёмных застаёт меня уже на полпути. На бегу импульсом активирую маяк. Не смотрю на результат, мной и так ощущается открывающийся портал… А вот и Нот, он снял невидимость, услышав мои мысли.

Нотя, давай пиявку!

Прилепляю на датчик маааленькое нечто, содержащее в себе любимый наш вирус, кооперирующийся с взломщиком Кашпировского.

Магноут, выждав необходимое время, запускает провода в электронное нутро датчика и с чем-то там спаивается, после чего напряжённо замирает. Моя задача выполнена, теперь можно и суетиться…

Бегу на знакомый запах и застаю обморочного Старшего. Работает магия регенерации, и моя помощь пока что не нужна. Замираю рядом. Всё равно на нас уже не реагируют. Система занята попытками восстановления, борьбой с бригадой, которая уже вываливается из портала, и противостоянием со всей мощью интеллекта магиноутбука.

Удачи вам. А я посторожу наставника.

Котейка

Мы рвемся, рвемся, рвемся из портала.

Земля под нами кипит; развороченные остатки башенок с криво торчащими стволами лижет чадное пламя, и время от времени там, глубоко под ними, что-то рвется с противным визгом; перекошенные круглые плиты, похожие на большие крышки канализационных люков с непонятными зелеными разводами оплавившегося пластика сверху, сдвинуты с места и, похоже, уперлись во что-то из-за перекоса, из дыр под ними валит удушливый черный дым; одна из этих крышек, на четверть отползшая в сторону, с покосившимся искусственным кустом поверху, все еще дергается, и никак не может открыться… я на автомате срываю с пояса плазменную гранату, срываю предохранитель, бью по кнопке кулаком и запускаю в щель между крышкой и стенкой норы — мало ли какая гадость рвется наружу…

По ушам бьет грохот взрыва… ни фига себе — это уже не граната… и мне прилетает подзатыльник.

Грефа.

Злющая-презлющая.

Ты что, сучара, орет она мне, похоронить нас решила?

Прижимаю уши и злобно скалюсь в ответ.

Я что, знала, что там внизу за херовина?

А ну, как монстр?

Пинок под зад.

Душевный такой.

Клавка.

Да сколько же можно-то за одно и то же?!

Ой, нет, не за то…

Клавка на бегу тычет пальцем влево.

Разворачиваюсь туда.

Двухметровая саблезубая белка — шерсть камуфляжной окраски дыбом, хвост зонтиком — широко расставив ноги, поливает из огнемета вход в бункер.

Нам — туда?

Ой какая вонь кругом…

Горелое мясо, кислятина от взрывчатки, едкий смрад горящего пластика — и еще какая-то тухлятина…

Тухлятина?

Дура!

Врубаю зрение в пяти диапазонах.

Корчащиеся души сгоревших, разорванных взрывом, заваленных обломками на командных постах пусковых шахт…

Это что, я гранатку свою в ракетную шахту пристроила?!

Дура, дура, тупая дура!

Мало мне еще Грефа по тупой башке съездила.

И что-то в этой картинке неправильное.

Магия!

Практически никакой магии — спутанные обрывки высосанных силовых линий, осколки магического зеркала…

Зеркала?!

Кто-то зеркало грохнул?

Как?!

Потом, потом — наши в эту нору рванули, там, в глубине, уже гранаты в ход пошли — явно очередную дверь без ключа открывают.

Коридоры, коридоры…

Где я такие коридоры видела?

Ой, мама…

Это же как в том сне коридоры…

Только не совсем такие.

Заметно, что тут бойцовская бригада прошла.

Заворачиваю за угол — так и есть, гранатой дверь вскрывали.

Краем глаза улавливаю движение слева, падаю и уже в падении нажимаю на спусковой крючок.

Хорошо, что у меня не огнестрел — ща бы мне рикошетом прилетело…

И в полном офигении смотрю на оплавившийся ствол робота-пулемета.

Как же здесь наши-то спокойно прошли и двери рванули?

Вон еще одно гнездышко зашевелилось, слепо шарит стволом вдоль коридора, цель ищет.

Датчики у них, похоже, накрылись. Но пакость эту лучше за спиной не оставлять. На, подавись!

Дальше иду уже осторожно, поглядывая на стены, за угол заворачивая не раньше, чем помаячу чем-нибудь, хорошенько укрывшись.

Дважды обломки, которые я высовываю из-за угла, разносят очереди.

Нет, ну как же бригада-то здесь прошла? Я что, одна такая везучая? Или у них секрет какой есть? Или я настолько тупорылая, что…

Вот так, сама с собой общаясь и попутно выкорчевывая из стен оставшуюся пакость, добираюсь до той части бункера, которая явно была обитаемой…

Магноут

Пиявка прошла, датчик мигнул, заражённый вирусом, подключаюсь…

Моё сознание, руководящее простенькой программой датчика, продвигается вперёд. Это тяжело, поскольку никакой обратной связи нет, на случай, если по моему пленнику шандарахнут…

А вот и он, файрвол. Чуть ослабляю контроль над датчиком, но его… ну, назовём это сознанием, а вообще это пакет информации, отправленный на базу, ну и снабжённый нехилым продолжением в виде моего собственного кода личности, продолжает движение, и проносится сквозь бетонную стену. Всё, я проник в святая святых. Правда, это был только первый круг за