/ Language: Русский / Genre:sf_action

Жорж Дунаев

Егор Просвирнин

Фронтовой журналист наблюдает за конфликтом двух космических колоний.

Я стою в прозрачной кабине лифта и равнодушно смотрю на проносящийся подо мной город. На мне светлый домашний свитер с разноцветными ромбами от Сого, легкие кашемировые штаны Гат и коричневые ботинки из мягкой кожи Кайман. Я – фронтовой журналист, неприятный тип с цепким взглядом, скверной привычкой пытать своих ньюсмейкеров и гонорарами размером в СтабФонд Федерации. Еще я люблю уют и ненавижу холодный полумрак небоскребов, в пентхаусе одного из которых и разместился офис моей электронной газеты. Лифт останавливается, прозрачные двери бесшумно распахиваются, и я вхожу в приемную моего главного редактора. Киваю секретарше, делаю несколько шагов по ковру из амурского тигра и оказываюсь у дверей, за которыми таится Она. Миранда. Шестидесятилетняя женщина, выкованная из стали повышенной прочности, человек, чей взгляд может довести до инфаркта. Несколько месяцев назад к ней зашла пара идиотов из Парламентского Комитета По Военной Цензуре, поговорить насчет моей последней колонки. Первому она сломала нос метко пущенной керамической кружкой, второй, выбегая из офиса, поскользнулся и получил сотрясение мозга. За пару лет до этого охрана здания час сдерживала тяжелые штурмовые отряды полицейских приставов, так и не дав сорвать выход нашего скандального номера. В общем, Миранда – не тот человек, которого вы бы хотели иметь в своих врагах.

И я был ее другом. Не настолько близким, чтобы пить вместе панарабский кофе воскресными вечерами, но достаточно хорошим, чтобы единственным из журналистов нашего издания иметь двойную охрану, пентхаус в самом центре города и беспрекословную оплату любых расходов. Гадкий золотой мальчик, в очередной раз вызванный на ковер огнедыщащим начальственным драконом. Я вхожу без стука:

- Привет, Миранда! – я надеюсь, что она вызвала меня из-за какой-то мелочи.

- Привет. Как твой отпуск, Жорж? – чуя недоброе, я корчу кислую гримасу:

- Отлично! Вчера я потратил три часа на шоппинг, в конце концов выбрав этот чудесный свитер – я тыкаю пальцем куда-то в район своей груди. – Если желаешь, я завтра могу взять тебя с собой, и мы подберем тебе отличное летнее платье из пустынного осетинского хлопка.

- Увы, Жорж, увы! – Миранда тяжело вздыхает, показывая, что «летнее платье» для нее стоит где-то сильно рядом с «вопросами богословия». Мои дурные предчувствия усиливаются.

- Жорж, если бы ты во время шоппинга смотрел на телеэкраны в примерочных, то бы знал, что вчера в пограничный Третий сектор были стянуты два космических флота усиленного состава.

- У меня еще двадцать дней отпуска! – что-то предательски екает под сердцем.

- И что вчера туда же перебросили пятой и шестой флоты глубокого космоса, готовится к отправке седьмой флот – голос Миранды скучнеет.

- Но я не видел и половины новых коллекций! – волна отчаяния накрывает меня.

- И что в окружающих секторах уже объявлена полная мобилизация - голос Миранд суровеет.

- Но мне нужны новый парфюм, новые мокасины и новое банное полотенце! - я на грани нервного срыва.

- Твоя аккредитация при Главном командовании уже готова – таким голосом завершили бы речь каменные египетские сфинксы, не будь они уничтожены в Десятидневной Войне.

Я падаю на колени и беззвучно рыдаю. Миранда подходит ко мне, ласково обнимает за плечи и еле слышно шепчет на ушко:

- Ну, перестань, малыш. Перестань. Всего лишь еще одна война, всего лишь еще одна серия колонок.

- Три года без отпуска!

- Когда ты вернешься, я выпишу тебе новый отпуск, в два раза длиннее этого…

- Уезжать из Столицы в разгар нового сезона!

- Приедешь как раз к осенним коллекциям…

- Лететь в самое захолустье, в мерзкую и мрачную провинцию!

- Мы снимем тебе квартиру в два раза больше твоей нынешней – я останавливаюсь и поднимаю на нее свое заплаканное лицо.

- Где?

- В Новом Имперском Небоскребе, самом модном месте этого сезона

- Правда-правда? – я неуверенно улыбаюсь.

- Правда-правда, малыш – Миранда тепло улыбается мне в ответ. – А теперь тебе пора собираться, твой шаттл улетает в восемь вечера. Иди, малыш, иди.

Я поднимаюсь с колен, легко целую Миранду в щеку и с понурым видом бреду к лифту. Как только створки за мной захлопываются, и кабина начинает уходить вниз, я разражаюсь адским хохотом:

- Новая! Квартира! В Имперском! Небоскребе! А-ХА-ХА-ХА! – я бьюсь в конвульсиях мещанского восторга, пока лифт спускается в темноту нижних этажей.

Глава первая.

Весь полет на космическом шаттле я пью виски и кидаюсь бумажными шариками в сидящих по соседству лейтенантов. На мне легкий бордовый свитер от Рауччи, синие джинсы от Сого, мягкие черные ботинки из кожи варана и черные очки Ран-Дан. У меня мерзкое настроение и когда последний стакан виски начинает проситься обратно, я открываю свой коммуникатор и читаю краткую справку по планете Х5. Один континент, несколько небольших городов, пара военных баз и безлюдные джунгли пополам с болотами на двух третях твердой поверхности. Идеальное обиталище для мистера Безнадежное Уныние. На десять тысяч километров выше над Безнадежным Унынием висят три космических флота усиленного состава, мои герои и мои надежды на возвращение. Мне снова становится нехорошо, я подзываю стюардессу, жестом приглашаю наклониться к самому моему рту, после чего голосом заговорщика еле слышно шепчу:

- Блоу-джоб, сто кредитов.

Она широко улыбается фирменной улыбкой с рекламного плаката компании СпэйсТрэвел и тем же шепотом отвечает:

- Fuck you, shiteater.

Я улыбаюсь ей в ответ, апатично машу рукой и прошу еще виски.

Мы прибываем в десять утра, когда над посадочной площадкой моросит противный дождь. Мелкие капли оседают на мясистых листьях странных растений, где-то вдалеке кричат невидимые птицы, в неоновой надписи «Добро пожаловать в Алраз!» не горит половина букв. Я быстро прохожу таможенный контроль и неспешно вылезаю на улицу. Джунгли, джунгли, джунгли, кругом космодрома стена сочащихся влагой джунглей. И узкая, серенькая, отчаянно теряющаяся в сером горизонте дорога в сторону города. Я нетрезво ковыляю к ближайшему такси, взмахом руки прерывая заговорившего было водителя:

- Половина цены, которую ты хочешь. В отель «Джангллэнд».

Водитель обреченно вздыхает, залезая обратно в желтую машину с облупившейся краской.

Мы едем почти час, и я едва не засыпаю под мерное шуршание шин по влажному асфальту. Наконец, машина прибывает в небольшой городок с посеревшими от постоянного дождя зданиями, кривыми улочками, побитыми автоматами с газировкой и выключенным электронным табло на фасаде муниципалитета. Мы останавливаемся у «Джангллэнда» и пока я иду мимо запыленных стеклянных дверей, лакей с лицом спившегося комика достает из багажника мои чемоданы. Я регистрируюсь, оставляю вещи в номере с рваной портьерой, беру с собой рабочую сумку и выхожу обратно к ожидающему меня такси.

- В пресс-центр Объединенной Войсковой Группировки.

И снова шуршание шин, и снова бесконечные джунгли за окном, и капли, косо стекающие по стеклу. Пресс-центр располагается в пяти километрах от города, в периметре небольшой военной базы Я нехотя вылезаю из машины, повесив на шею бейдж с аккредитацией А-класса. А-класс дает полный доступ во все уголки, принадлежащие военным и строжайше обязывает выполнять любые мои пожелания. Кроме того, А-класс означает, что военные полностью доверяют мне. Отчасти это из-за того, что год назад мне не дали аккредитации вообще и после первой же моей статьи «ИСТОРИЯ БЕСЧЕЛОВЕЧНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ» три генерала, двадцать офицеров и сорок два солдата были полностью разжалованы и преданы суду. Отчасти из-за того, что я действительно дорожу своей репутацией – когда ко мне домой заявился сотрудник посольства Республики Полярных Псов, с, как у них это называется, «доверительным разговором на деловые темы», я собирался пить кофе. Прослушав его монолог до «таким образом, я предлагаю вам взаимовыгодное сотрудничество, оплата наличными», я рефлекторно вырубил его ударом кофеварки, вылив ему прямо на лицо кипящий панарабский кофе. Затем я связал его руки электрошнуром от блендера и начал медленно поджаривать его ноги на газовом гриле. На свое счастье, он сумел докричаться до соседей через двойные звуконепроницаемые стены, и те вызвали милицию. Говорят, сейчас он мотает пожизненный срок в подземный тюрьме недалеко от полярной шапки планеты GX332, передвигаясь по тюремным коридорам исключительно в мягких тапочках тройного размера.

Я вхожу в центр, такой же серый и скучный, как и все остальное на этой планете, прямо к началу пресс-конференции. Небрежно бросаю сумку на продавленный стул, достаю свой коммуникатор, включаю режим видеозаписи и направляю объектив в самый конец зала, где за небольшой трибуной с символикой флота смущенно кашляет адмирал Васильев. Перед Васильевым сидят молодые журналисты из проправительственных изданий, готовые жадно ловить каждое его слово. В зале стоит легкий шорох от множества разговоров полушепотом:

- Дамы и господа, попрошу вашего внимания! Внимание, дамы и господа! – шорох стихает. Васильев смущенно кашляет еще раз:

- Мы собрали вас здесь, чтобы прояснить позицию командования Объединенной Группировки относительно последних событий. Во-первых, передислокация трех флотов в район Третьего Сектора вовсе не означает подготовку к войне или иным агрессивным действиям. Мы неоднократно и уверенно заявляли, что Разорская Федерация придерживается миролюбивой внешней политики, полностью отрицая силовые методы решения проблем. Три флота прибыли в Третий Сектор в рамках совместных плановых учений, назначенных еще год назад. Флоты будут отрабатывать различные типы межзвездных спасательных операций, всячески повышая взаимодействие друг с другом…

Я зеваю и поднимаю вверх руку:

- А что вы скажете насчет последних инициатив Республики Полярных Псов? Что вы скажете насчет рассматриваемых ими запретительных пошлин на все товары нашей Федерации? Что вы скажете о Третьем Секторе – ближайшим федеральным секторе на пути к столице Республики?

Журналисты поворачиваются ко мне, сверкают вспышки фотоаппаратов, щерятся объективы видеокамер. Васильев смущенно улыбается:

- Здравствуйте, мистер Дунаев. Мне очень приятно видеть вас в этом зале, но, к сожалению, ваши вопросы неверны в своей сути. Как я уже сказал, учения были запланированы еще год назад и носят исключительно мирный характер…

Я не унимаюсь:

- И поэтому все три флота в усиленном составе с приданными дивизиями космических десантников?

- Мы хотим, чтобы бесценный учебный опыт получил каждый служащий флота…

- И это для учебного опыта бронекостюмы десантников модифицированы под условия атмосферы республиканской столицы?

- Мы отрабатываем спасательные операции в самых разных атмосферах. Еще раз повторюсь – это исключительно мирная миссия, журналистский интерес к которой по непонятной нам причине превышает разумные пределы. Никакой войны не будет и быть не может. Спасибо за внимание! – Васильев резко поворачивается и уходит с трибуны, в зале сразу же возникает гул голосов пополам со стрекотанием передатчиков межпланетной связи. Я потягиваюсь и улыбаюсь – нужная мысль в прессу вброшена, завтра все население Разорской Федерации кинется скупать соль и автоматические зажигалки, смотря в телеэкраны с титрами «Вопросы задавал Жорж Дунаев, MFDM».

Миранда будет довольна.

Глава вторая.

Имеется некий шанс, небольшой расчет, что войны не будет. Что Республика испугается, что все три флота вернутся домой и что обыватели будут ругать идиотов-журналистов, смотря на мешки запасенной соли. Но это совершенно не влияет на мои дедлайны – колонка из самого центра Третьего Сектора должна прилететь к Миранде даже в случае всеобщего апокалипсиса. И я вздыхаю, и выхожу из центра, и бессмысленно шатаюсь по базе, с улыбкой змееныша тыкая в проходящих военных бейджем с аккредитацией. Наконец, я примечаю стоящего на посту десантника особо идиотского вида. Нахмуренные брови, квадратная челюсть, бессмысленные глаза, до блеска надраенная униформа – сразу видно, что солдат Службу Несет. Я включаю видеокамеру и подхожу к нему с плавными движениями гашишина, нашедшего свою жертву. Мотаю перед глазами солдата аккредитацией, тихо шепчу «Сим-сим, откройся!» и уже басом ору на него:

- Имя, рядовой!

- Смирнов Антон! – орет он в ответ.

- Задание, рядовой!

- Охрана периметра базы!

- Почему не откосил от армии, рядовой?

Смирнов изумленно затихает, затем еле слышно выдает:

- Брата выкупали вот, на меня не хватило…

- Как чувствуешь себя в роли пушечного мясца, Смирнов? – уже как-то зло ору на него. Он совсем сникает:

- Плохо чувствую. Дома сейчас посевная, работы до самого хера с крышкой. Папка с братом, небось, не управятся, папка, когда я уходил совсем плохой был, боюсь, помрет до зимы, пока я тут вот, охраняю…. – я продолжаю на него орать:

- Из деревни, рядовой?

- Так точно.

- Готов ли ты обрушиться на Полярных Псов со всей злость разорской деревни? Готов ли ты нести смерть и отмщение именем разорский народных изб и сеновалов? Готов ли ты убить мотыгой каждого Полярного Пса, что попадается тебе на пути?

- Готов! – ошалело орет он в ответ.

- Молодец, рядовой! – я легонько треплю его по щеке, потом достаю из сумки и дарю ему сигару Ziglo № 3.

Пока Смирнов прячет сигару куда-то в броневую щель, я примечаю вдалеке майора Закатного, моего старого неприятеля. Во время операции на вечно замерзшей второй луне Тарагоса он выкинул меня из бронемашины с криком: «Журналисты не солдаты, журналисты гомосеки!». Это стоило мне теплого бежевого шарфа от Гарбери, который я отдал местным полуживотным аборигенам за поездку в расположение наших войск. Прежде чем добраться до своих, мы несколько раз попадали под мощные артобстрелы, из-за чего я поседел висками и вынужден был провести неделю в клинике восстановления волос. Выйдя оттуда, я опубликовал «БЕШЕНСТВО ЗАКАТА», представлявший читателям нелегально добытые (три грамма снежного опиума, две азиатские транс-проститутки, встреча в туалете подземного клуба «Бункер») фотографии пыток Закатным своих собственных солдат. В страшном скандале он был вынужден продать дом, жену, почку и три кости, но в итоге выкрутился, даже сохранив свое воинское звание. Наша взаимная любовь неизменно вспыхивала ярким светом при каждой встрече. Я поворачиваю камеру на себя:

- Перед нами майор Закатный, один из характернейших типов отечественных военных. Майор, когда отменят призывное рабство? – Закатный строит в камеру рожу:

- Никакого призывного рабства нет, есть лишь священный долг перед Родиной, который обязан исполнить каждый взрослый мужчина…. – я поворачиваю камеру опять на себя:

- Напомним нашим зрителям, что майор обвинялся в пытках, издевательских и изнасилованиях солдат, но был оправдан после трехкратной замены присяжных и смерти главного судьи при невыясненных обстоятельствах.

- Это все не отменяет того, что я ярый патриот и честный солдат, участвовавший во множестве военных операций и многократно награжденный различными орденами!

- Говорят, вы любили вырезать контуры своих орденов на телах рядовых…

- Заткнись! – лицо майора перекашивается злобой, он плюет в камеру, разворачивается и уходит. Мой хохот несется ему вслед.

До завтра моя работа на базе окончена. Конечно, можно еще попытаться проникнуть в апартаменты Васильева и, скрытно распылив в воздухе модифицированный экстази, попытаться взять у него настоящее интервью, но я слишком устал после перелета. К тому же, в последний раз при распылении мои носовые фильтры отказали и меня поймали в чужом номере в совершенно невменяемом состоянии, выцарапывающем на столе список из самых гадких поступков в моей жизни. К счастью, меня нашли почти сразу, и я успел добраться только до пятилетнего возраста.

Под моросящим дождем я выхожу из ворот базы и машу рукой ожидающему меня грустному таксисту:

- В бар, куда может зайти человек в ботинках Гара.

Таксист ухмыляется:

- Здесь только бары для людей в болотных сапогах.

Я смотрю на небо, ловлю на запястье каплю воды, слизываю ее и делаю лицо Арлекина, у которого лезет геморрой:

- Тогда на твой вкус.

Мы подъезжаем к небольшому бару недалеко от «Джангллэнда». Побитая временем неоновая вывеска, треснувшее стекло в двери, странный кисловатый запах внутри и несколько посетителей самого затрапезного вида. Я не успеваю сделать и трех шагов внутрь, как меня окликают:

- Привет, Жорж! – машет мне рукой фигура, которую я поначалу принял за местного крестьянина, безнадежно пропивающего последние портки. Фигура оказывается Сэмом Эшли, корреспондентом совершенно отвратного «Курьера». Сэм курит папиросы, одевается на распродажах и плотно сидит на звездной пыли. Рядом с ним качается на стуле Анна Фриц, корреспондентка отвратного «Очевидца». Анна грызет ногти, одевается в стоках и жестко торчит на живительном порошке. Пара друзей-наркоманов, делающих ноги с передовой после первой же упавшей бомбы. В ином, более приличном месте, я бы сделал вид, что Полярные Псы отрезали мне уши, выкололи глаза и вырезали язык, после чего убежал бы за линию горизонта со сверхсветовой скоростью. Но в баре имени Безнадежности передо мной стоял простой и жестокий выбор: сделать вид, что не заметил и пить местную бормотуху или заметить и закинуться из их запасов. Я смял гримасу омерзения, глубоко вдохнул и сделал шаг вперед:

- Есть чо?

Лицо Сэма расплывается в приторной улыбке «конечно, мы с удовольствием поможем нашему старому другу». Меня передергивает, но Сэм тянется в карман за веществами, и я успокаиваюсь. И мы заказываем три порции виски. И мы растворяем в них порошок. И мы идем в засранный туалет с отвалившимися кафельными плитками и строим дороги из другого порошка на мятой жестяной полочке. И мы выходим из бара на промозглую улицу. И мы смеемся и улыбаемся друг другу, и ловим машину, и несемся на дикой скорости сквозь унылые улочки куда-то в ночь и джунгли, и опять смеемся, и я пытаюсь достать зубами свой локоть, а Сэм целует Анну в ухо. И мы раскладываем новые дороги, и небо начинает заворачиваться вокруг себя, и в машине расцветают цветы, и цветы превращаются в птиц, и птицы распадаются треугольниками, и треугольники собираются в неоновые ромбы, и машина останавливается, и я выпадаю в холодную придорожную грязь и барахтаюсь в ней в приступе дикого хохота под мелким моросящим дождем. Из машины доносятся звуки совокупления, и я ловлю языком переливающиеся ручейки воды, и говорю со своим вторым я, поселившимся в мясистом кусте, и куст отвечает мне «Спи!». И я засыпаю с улыбкой праведника.

Глава третья.

Я просыпаюсь глубоко за полдень, весь высохший и пропыленный. Сначала я открываю один глаз, потом второй, потом сразу оба, затем переворачиваюсь на спину и, сделав финальное усилие, сажусь в позу лотоса. В мои глаза резко ударяет солнце – дождь кончился, забрав с собой серость и мрачность. Все вокруг залито чистым солнечным светом, придающим дорожно-джунглиевому пейзажу призрачную веселость. Хочется пить. Я поднимаюсь на ноги и подхожу к машине. Все двери раскрыты нараспашку, водитель сидит за рулем и что-то невозмутимо читает на своем коммуникаторе. Увидев меня, он без слов протягивает бутылку воды и заговорщески тыкает пальцем в сторону заднего сидения. На заднем сидении разлегся арахнид, образованный полуголыми белесыми телами с едким запахом нарко-пота. Из самой гущи трогательно торчат полинялые чашечки бюстгальтера с заплатками. Что ж, примерно так по моим расчетам и должны размножаться сотрудники изданий с правительственным финансированием. Выпив воды, я достаю из сумки коммуникатор и сажусь прямо в придорожную пыль. Посылаю улыбку солнцу и создаю в рабочей директории файл «ЛОЖЬ ВАСИЛЬЕВА». Кручу головой из стороны в сторону, разминаю шею, сгибаю и разгибаю пальцы. Пишу первую строчку «Видели ли вы когда-нибудь хоть искорку правды в глазах чиновника?», поднимаю голову на небо и столбенею. По всему небосводу, от края до края к земле летят огненные стрелы. Пронзительно голубое небо, ласковое солнце и пылающие метеоры, несущиеся к земле. Один-два-три-четыре-пять, я сбиваюсь со счета, стрел становится все больше. Или это ядерная бомбардировка, или…

Трясущимися пальцами я набираю номер пресс-центра, трубку берет истеричный молодой офицер:

- Алло, это Жорж Дунаев, уровень аккредитации А. Что за херь летит по небу?

В ответ раздается не мужской голос, нет, в ответ я слышу пронзительный бабий визг:

- ЭТО НАШ ФЛОТ! ЭТО ВСЕ ТРИ НАШИХ ФЛОТА! ЭТО СБИТЫЕ КОРАБЛИ, ПАДАЮЩИЕ НА ЗЕМЛЮ!

Я потрясенно молчу. Я не знаю что сказать. Я сижу в пыли и смотрю метеоры, каждый из которых – обреченный боевой корабль, полный вопящих от ужаса людей. Большая часть из них сгорит заживо еще в атмосфере, оставшиеся разобьются при ударе о землю. Это настолько масштабно и настолько чудовищно, что в какой-то момент мой мозг пытается отключиться, лишь бы не занимать себя мыслью о метеорах.

Коммуникатор оживает:

- Скрытая концентрация всех флотов Республики, внезапная атака, тысячи истребителей с пилотами-камикадзе, потери до 90% личного состава…

Я сглатываю и криво улыбаюсь. Война все-таки началась, война все-таки постучалась в наш дом, прямо на пороге пустив к чертям треть всех наших сил.

- Есть ли какие-то шансы отстоять планету?

- Никаких. В течение получаса мы ожидаем начала высадки вражеского десанта, орбита заблокирована, эвакуация командного состава невозможна, на обеих базах персоналу выдают капсулы с ядом. А теперь извините, мне надо идти получать тяжелое штурмовое снаряжение для моего первого и последнего боя – голос срывается, в трубке раздается всхлип, затем щелчок, затем короткие гудки.

С очередным гудком ко мне приходит осознание случившегося. Я заперт на планете, штурмуемой десантом Полярных Псов. То, что Псы очень любят не оставлять после себя ни одного живого существа, включая тараканов – это ладно. Но вот то, что командир всех десантных сил Республики три года назад пообещал при случае лично отгрызть мне руки и ноги – это уже серьезно. Единственно возможный вариант – ехать на военную базу и драться до последней капли крови – слишком отдает приторным героизмом и готической обреченностью.

Я машинально глотаю воду и вывожу в пыли слово «ХЕР». Потом я вывожу слово «FUCK». Потом – «FUCK ME, FUCK ME, FUCK ME, FUCK!». А потом у меня пищит коммуникатор.

- День Рождения! День Рождения! – попискивает маленькая голая аниме-девочка, бегая из одного конца экрана в другой.

- День Рождения! День Рождения! Именинник – Тала Малахи. Координаты последнего места проживания: Планета X5, восточная оконечность Центрального Джунглевого Массива, широта и долгота…

Я смотрю на экран минуты две, прежде чем понимаю, что произошло. Затем я хватаю горсть пыли и рисую у себя на груди канонический крест, шепча «Спасибо тебе, Господи!». Мелькнувшая ниточка надежды слишком тонка и слишком коротка, чтобы я мог позволить себе потерять еще хоть одну минуту.

- Заводи машину! – я поднимаюсь на ноги и отряхиваю пыль с джинсов.

Урчит разогревающийся мотор, хлопают спешно закрываемые двери, я сажусь рядом с водителем и еще раз страстно крещусь. Путешествие в никуда начинается.

Глава четвертая.

- Жорж, это безумие!

- Жорж, это идиотство!

- Жорж, это безрассудство!

- Жорж, так может поступать только полный мудак!

- Жорж-жорж-жорж! – я неспешно раскуриваю сигару, оборачиваюсь назад и выпускаю дым прямо в лица Сэма и Анны. Полчаса назад они очнулись, закинулись очередной дрянью и теперь беспрерывно пилят меня за то, что мы едем в осажденный Алраз забирать мои вещи.

- Знакома ли вам магия бутиков, друзья? Знакомо ли вам почти религиозное упоение от новой вещи? Блестящий космический шелк, текущий сквозь пальцы? Едва заметное дрожание рук в примерочной? Белый свет бутиковых ламп, превращающий вас в призрака с новым свитером? Знакомы ли вам угодливые улыбки продавцов и легкая эрекция на словах «у нас новая коллекция»? Нет, нет и нет. Вы не умеете ценить красоту вещей, мои бедные стоковые друзья. Поэтому вы сейчас же закрываете ротики и вспоминаете, кто нанял водителя – я еще раз выдыхаю дымом и отворачиваюсь от них. До Алраза остается минут двадцать езды, над нами уже несколько раз с замогильным воем проносились тактические бомбардировщики Псов. Это плохо, очень плохо. Все мои надежды лишь на крепость солдат Федерации, на то, что они не дадут прорвать линию обороны, пока я забираю мой чемодан из «Джангллэнда». Да, это полное безумие, да, это на грани идиотизма, но Жорж Дунаев иначе не может. Не считая того, что ехать затем прямо в джунгли, к однокурснику, которого не видел десять лет и который, может быть, уже давным-давно умер от лихорадки или сошел с ума от болотных испарений – безумие никак не меньшее.

Мы останавливаемся у блок-поста на въезде в город. Хмурый разорский солдат целую минуту изучает мою карточку аккредитации, а затем машет рукой в сторону неба. С неба снова сыпятся метеоры, тысячи маленьких метеоров. Но это уже не обреченные корабли Федерации, это со страшной скоростью падают вниз десантные капсулы Псов. Каждую из них изнутри распирают по три кровожадных берсеркера, готовых самого господа Бога порвать в клочья ради своих капитанов. Когда большая часть из них раскроется стальными лепестками, выпуская зверей на свободу, весь город станет одним большим разделочным цехом.

Под редкие перестрелки мы несемся по центральной улице Алраза, несемся прямо к «Джунгляндии». Наконец, машина останавливается у центрального входа, я оборачиваюсь и отдаю гостиничный ключ Сэму:

- Забери мои вещи, я сейчас.

Сэм кивает и вместе с Анной вылезает из машины, я остаюсь наедине с водителем.

- Потом нам надо будет ехать в Центральный Джунглевый Массив.

- Я никуда не поеду.

- Прости? – я недоуменно поворачиваюсь к нему.

- У меня здесь дом и все такое, я не могу его бросить.

Я закатываю глаза и вздыхаю. Водитель - явный идиот (через час его вместе с домом снесет случайный выстрел ракетомета Псов), но мне совсем не хочется пускаться в объяснения:

- Тогда вылезай из машины.

- Что?!

- Вылезай из машины и дуй домой.

- Ни за что! – водила строит гримасу и вцепляется в руль.

- ВЫЛЕЗАЙ ИЗ МАШИНЫ, МУДАК! – я хватаю его за голову и со всего размаху бью лбом в рулевое колесо. А потом еще раз. И еще. И еще. И еще. Водила отключается, я обхожу машину и вытаскиваю его из двери, волоку по пыльному асфальту и прислоняю к стене «Джангллэнда». В этот же момент на соседней улице начинают гавкать пулеметы Федерации, им отвечают рычащие болтеры Псов. Военный журналист – это такое удивительное существо, которое, услышав выстрелы, бежит не от них, а к ним. И я - первоклассный военный журналист.

Включив камеру, я пробегаю мимо пары домов и заворачиваю за угол, где разместился с десяток солдат, поливающих пулями другой конец улицы. В темно-серых бронескафандрах с алыми гербами Разорской Федерации и огромными шестиствольными пулеметами, пристегнутыми прямо к механическим рукам, они производят известное впечатление. Дав несколько очередей, солдаты прекращают стрелять и замирают, видимо, неуверенные в том, остался ли кто-то живой. Устанавливается гробовая тишина, нарушаемая лишь шорохом отбитых камешков, скатывающихся с ветхих стен ветхих домов. Кто-то из федералов успевает даже усмехнуться, как тишина рвется громовым «ЗИГ ХАЙЛЬ!» и ревом боевых пил. Выжившие Полярные Псы бросаются в берсеркерскую атаку, размахивая плазменными топорами, пилами и мечами. В залитых кровью механических доспехах, покрытых тонкими свастичными узорами, с искаженными дикой яростью лицами, они несутся прямо на федералов, лишь слегка прикрывая своего капитана, машущего огромным боевым стягом со священной Полярной Свастикой. Половину из них пулеметы скашивают еще на подходе, но оставшиеся со звериным безумием бросаются в ближний бой. Я вижу, как капитан Псов пробивает титановым древком стяга шлем бронескафандра. Я вижу, как один из федералов воет нечеловеческим голосом и его отпиленная рука отлетает к моим ногам. Я вижу, как другой федерал выпускает очередь прямо в лицо Пса, и безголовое тело стоит еще пару секунд, прежде чем упасть. Я вижу, как один из солдат убегает и Пес тут же прыгает ему на спину, втыкая в бронированную шею ревущую пилу. Я вижу капитана Псов, оставшегося одного, окруженного федералами, и все равно отчаянно размахивающего окровавленным древком. Я вижу, как его грудную клетку вспарывают сразу три очереди, забрызгивая выживших солдат. Я вижу, как три оставшихся в живых солдата, покрытые кровью и чужими внутренностями, обессилено падают прямо на месиво из плоти, в которое превратился уличный асфальт. Я вижу, как один из них поднимает стекло на шлеме, закуривает сигарету, замечает меня и улыбается, подняв вверх большой палец, измазанный чужой кровью.

Я улыбаюсь ему в ответ и нажимаю на коммуникаторе кнопку «отправить видеосюжет», надеясь, что Псы еще не успели сбить спутник связи. «Подождите, файл отправляется», полоса загрузки, десять, двадцать, тридцать секунд и… «Ваш файл отправлен!». Конечно, оставшиеся на базе журналисты снимут куда более драматичные кадры последнего штурма и, может быть, даже успеют их отправить до того, как Псы перережут им глотки, но по я-то собираюсь жить, жить и жить. Поэтому я приветливо машу рукой оставшимся солдатам (следующую атаку они не переживут) и бегом возвращаюсь к машине. Вещи уже погружены, Сэм и Анна расположились на заднем сидении и с покорностью хардкорных наркоманов ждут моего возвращения. Я запрыгиваю на водительское место, ввожу в навигатор координаты убежища Талы Малахи и, повинуясь призрачной голографической стрелке, еду прочь из города. На выезде я успеваю заметить, что давешний блок-пост разнесен в клочья, а в придорожной пыли валяются куски изрубленных тел в скафандрах Федерации.

Мы едем несколько часов по основной трассе, затем сворачиваем на грунтовую дорогу и мчимся, оставляя за собой длинный пылевой след. Грунтовка заканчивается тупиком на краю болота. Если верить навигатору, нам надо пройти вперед еще несколько километров. Мы нагружаемся вещами, выламываем себе палки и, пыхтя и утираясь, прыгаем с кочки на кочку, стараясь как можно меньше дышать болотными испарениями. Из окружающих болото джунглей орут потревоженные птицы, по кочкам ползают (хлоп!) хищного вида многоножки, на темно-зеленой водяной поверхности вскипают вязкие пузыри, хлопающиеся с отвратительными звуками. Мы идем и идем вперед, и джунгли смыкаются вокруг нас, и верхушки тропических деревьев образуют полог, чем дальше, тем меньше пропускающий свет. Наконец, становится совсем темно, я достаю из сумки фонарик и прикрепляю его себе на грудь. Луч света выхватывает склизкую кору деревьев, черные, безлистные ветки и… фигуру в белом балахоне. Я замираю от неожиданности и пристально вглядываюсь в балахонника: у него длинные черные волосы и белое лицо с синими впадинами глаз. В руках он держит странного деревянного идола, то поднимая, то опуская его.

Подняв и опустив идола несколько раз, балахонник наконец произносит:

- Кто ты?

Я улыбаюсь самой доброжелательной из всех моих улыбок:

- Привет, Тала, это я, Жорж Дунаев! Жорж и пара его друзей! – Тала прищуривается и смотрит прямо в мое лицо:

- Я ожидал вашего прихода – Тала оскаливается, прижимает руку к животу и театрально кланяется:

- Добро пожаловать в мой мир, господа!

Глава пятая.

Хижина Талы стоит на единственном твердом клочке земли во всем Центральном Джунглевом Массиве. Небольшого размера, собранная из местных пальм и крытая пальмовыми же листьями, хижина ютится на берегу огромного, теряющегося в туманной дали болота. Внутри жилище Талы увешано пучками болотных трав и крошечными талисманами из черепов мелких зверьков, на утоптанной земле, заменяющей пол, разбросаны странные обломки камней, испещренные надписями на неизвестном моему коммуникатору языке. Из всех достижений человеческой цивилизации у Талы есть лишь портативной компьютер с обширной библиотекой книг эзотерического толка, фильтр для воды, да автоматическая зажигалка.

Мы сидим вокруг небольшого костра, на котором кипит котелок с зеленоватого цвета варевом. Смеркается, возле огня вьются хищные насекомые. На мне легкий черный свитер Сого, сверхпрочные джинсы Тоссо, высокие водонепроницаемые ботинки Кайман и специально пропитанная кожаная куртка Карт с золотыми нитями и стразами на карманах. Сэм и Анна также переоделись с дороги в какие-то дешевые тряпки, на Тале белый балахон, который он, кажется, не снимает никогда. Я задумчиво курю сигару, одним глазом просматривая свежие новости: обе планетарные базы пали, страшная резня, тысячи убитых, на дорогах установлено постоянное наблюдение. Эвакуация основных сил Полярных Псов состоится ориентировочно через неделю. Неделя в болотном раю с двумя наркоманами и полусумасшедшим бывшим однокурсником… что ж, бывало и похуже.

Тала осторожно снимает варево с огня, достает длинную деревянную ложку и, зажмурившись, пробует на вкус:

- Ам, ам, ам! Господа, извольте откушать рагу из лучших плодов и корений Центрального Джунглевого Массива! – он передает ложку Анне, которая тоже зажмуривается и отправляет в рот маленькую зеленую капельку:

- Если я скажу, что это предельно далеко от овощных рагу из ресторана «Три звезды», никто не обидится?

Я аккуратно тушу наполовину выкуренную сигару и прячу остатки во внутренний карман:

- Ты никогда не была в «Трех звездах», журналист твоего уровня может туда попасть с вероятностью в области отрицательных чисел. Сильно отрицательных. Поэтому ешь молча, ешь с удовольствием и готовься есть это еще с неделю – Анна обиженно сопит, ковыряясь ложкой в котелке. Тала улыбается, встает и отходит подальше от костра. Я поднимаюсь вслед за ним:

- Как ты оказался на этой планете? В этих джунглях? В этой хижине? Как выпускник Федеральной Академии Журналистики мог докатиться до сушеных травок и амулетов из черепов? Что с тобой?

- Я слышу Зов.

- Прости?

- За год до окончания Академии я впервые услышал Зов. Зов в моих снах. Из ночи в ночи мне начали сниться смутные очертания циклопических зданий циклопического города. Разрушенного города. Из ночи в ночь я беспокойно бродил среди руин под шепот странного голоса, произносившего слова на странном языке. Он звал, звал меня в невообразимую даль, звал в этот город, сводя с ума своим постоянным шепотом. Через месяц после начала видений мой сон превратился в кошмар из-за шепота, всепроникающего, навязчивого шепота, возникавшего, едва я только закрывал глаза.

Я обратился к психотерапевту, истратил состояние на лекарства, но безуспешно. Я поменял психотерапевта, потом поменял второго, третьего, четвертого…. На десятом я понял, что современная медицина помочь мне не в состоянии. Голос меж тем становился все громче и громче, через несколько месяцев с неразборчивого шепота перейдя в отчетливо слышные слова. Я крепился, крепился до тех пор, пока не услышал его наяву. В туалете. Я сидел на унитазе и на минуту прикрыл глаза, как появился Он. Я очнулся, но Он не исчезал, доносясь откуда-то из-за двери кабинки. Я открыл дверь, голос зазвучал громче. Я пошел на источник звука и добрался до автоматической сушилки рук. Голос доносился из ее раструба. Я прислонил ухо к раструбу, голос на мгновение прервался, а затем рявкнул во всю мощь «ПОТОМОК!». Оглушенный, я упал на пол, скрючился, достал до кармана и трясущимися руками всыпал в рот месячную дозу антидепрессантов. Пустил пену. Очнулся уже в медицинском центре и три недели находился в мире галлюцинаций столь пугающих, что я не могу о них говорить даже сейчас – Тала замолкает и смотрит в болотную даль. Затем он прокашливается, сплевывает гноем и продолжает:

- Вернувшись в объективную реальность, я первым делом пошел и сдал кровь на генетический анализ. Среди кровей множества народов обнаружились слабые следы наследства неизвестной нации. Я потратил полгода на поиски информации о ней. Голос с отчетливых слов поднялся до громкости обычного человеческого разговора, зато у меня появилась зацепка. В одном забытом справочнике я отыскал следы моих забытых предков. Они были с этой планеты. Но они принадлежали не к колонистам, они являлись коренными обитателей местных джунглей. До прихода федералов джунгли кишели низкорослыми дегенеративными карликами, которые лет через тысяч десять развились бы в нормальных людей. Если бы они не догадались воровать у колонистов детей, бесследно унося их в самое сердце болот.

«Федерация такого не потерпит!», отряды карателей, напалм, пулеметные очереди, срезающие тонкие пальмы, остатки карликов уходят умирать в районы полярных шапок – Тала вздыхает – и да, я не хочу даже и думать, КАК они могли передать свою генетическую информацию. В любом случае, их примитивное общество со своей тайной религией и странным полуптичьим языком кануло к черту. К тому моменту, когда я узнал всю историю, голос поднялся в крик, а тени из сновидений приобрели зловещие очертания. Я закрывал глаза, и голова взрывалась криком на чужом языке, а на внутренней стороне век тут же прорисовывался циклопический город, полный неясной угрозы. У меня было два выбора – или сойти с ума, еще раз закинувшись сверхдозой антидепрессантов, или ответить на Зов и уехать в джунгли. Я выбрал второе – Тала переводит дух и отирает с лица капельки пота. Видно, что разговор утомил его, что он долго к нему готовился, и что он хочет досказать все до конца.

- Весь полет к планете Зов нарастал и нарастал, в нем появлялось подобие ритмичности, и чем ближе мы подлетали, тем быстрее становился ритм. Когда мы заходили на посадку, Зов превратился в оглушительную какофонию из произносимых скороговоркой слов на неизвестном языке. Но едва я ступил на землю планеты, как Зов стих. Оглушенный внезапно наступившей тишиной, я бессмысленно шатался по терминалу космодрома, глупо улыбаясь самому себе. Наконец, я пришел в себя и отправился в болота, к месту, где раньше располагался главный город карликов. Никто не знает, когда и как он был построен, и строили ли его карлики или кто-то еще более древний. Известно лишь одно – как только остатки дегенератов ушли к полярным шапкам, город поразительно быстро затонул. И, Жорж, ты стоишь прямо перед его главными воротами – Тала показал рукой прямо передо мной – Я построил здесь хижину и вот уже десять лет собираю осколки исчезнувшей цивилизации, пытаясь расшифровать надписи на камнях, понять, кто и как построил этот город и зачем Зову я.

- Впечатляюще – я попытался усмехнуться, но ухмылка вышла чересчур вымученной – Ты говорил, что ожидал меня. Откуда ты узнал про нас?

- Иногда Зов появляется на ночь или две. Прошлой ночью он проявился снова, в потоке незнакомых слов я смог уловить твое имя.

- Но ты же не хочешь сказать, что я тоже потомок карликов-дегенератов?!

Тала мягко улыбается:

- Терпение, Жорж, терпение, ты скоро сам все узнаешь.

Глава шестая.

Первая ночь на болоте проходит беспокойно, меня кусают насекомые и мне снится чертовщина. Я вижу во сне толпы смеющихся карликов, с отвратительным хохотом танцующих вокруг костров, я вижу карликов, сношающих визжащих человеческих женщин, я вижу карликов, читающих нараспев монотонные молитвы мертвым демонам. Затем сцена сменяется и мне грезится Тала, плывущий по поверхности болота в маленькой лодочке. Тала держит у груди деревянного идола и лодка плывет сама собой, движимая невидимой силой. Тала читает молитву, губы его медленно шевелятся, произнося славословия какой-то мерзости. Во сне мне кажется, что молитва выходит изо рта Талы струей слизи, что от ее нечестивости даже сам воздух обращается в пакость. Дочитав молитву, Тала изломанно дергает руками с идолом. В какой-то момент он поворачивает идола ко мне, и я вижу крохотные живые огоньки в самом центре застывших деревянных глаз. Огоньки разрастаются, становятся огнями, огни заполоняют все вокруг, и тут я просыпаюсь.

Напротив меня рыдает Сэм, в приступах рева пытаясь поставиться в вену жидкостью цвета свернувшейся крови. Я моментально вскакиваю и выбиваю ногой шприц из его рук:

- Какого черта, Сэмми?

- Анна, Анна пропала!

- Как пропала?

- Вообще пропала. Ее нет. Она исчезла!

- А ты искать пробовал, мудак?

Сэм отрицательно качает головой, и я от всей души бью его в челюсть. Скорее всего, наша джанки обдолбалась вусмерть и забрела в самую глубь болот. В другое время я бы и пальцем не пошевелил ради государственного журналиста, но сейчас мне нечего делать и я решаю поиграть в спасательную операцию. Я забираю у Сэма двойную дозу стимуляторов, ставлюсь ими, и весь день как проклятый слоняюсь по болоту. Я ору «Анна! Анна!», я заглядываю под кусты, я прыгаю по кочкам, я пугаю птиц и давлю многоножек, я делаю все, что способен сделать один человек с голыми руками. Наконец, я нахожу ее ботинок и тупо смотрю на него с минуту, пытаясь придумать, почему Анна исчезла, а ботинок остался. Возможно, она случайно упала с кочки и утонула. Сняла ботинок, упала и утонула на босу ногу. Возможно, ее атаковали гигантские летающие комары-убийцы и она отбивалась от них ботинком, а потом упала с кочки и утонула. Возможно, в середине болота ей явился господь Бог с тысячею ангелов, певших «Сними ботинок и ты уверуешь!». Возможно, она перебрала галлюциногенов и вообразила себя Хрущевым на трибуне ООН, а потом упала с кочки и утонула. «Возможно-возможно-возможно» - я зашвыриваю ботинок подальше и возвращаюсь к хижине.

Вечереет. У хижины невозмутимый Тала что-то варит на костре, рядом с ним в наркотическом забытье валяется Сэм. У меня отвратное настроение:

- Анна исчезла – Тала не отрывается от готовки:

- Да, я слышал. Такое случается на болоте. Особенно если ты ходишь по болоту не совсем в сознании – я хмыкаю:

- От нее остался ботинок. Перед тем как исчезнуть, она зачем-то сняла один ботинок. Это странно – Тала продолжает невозмутимо помешивать варево:

- Что ты хочешь от наркоманов? Мало ли что может взбрести в голову, когда ты не в совсем ясном уме.

Я снова хмыкаю. Затем мы ужинаем овощным рагу, раскуриваем сборы болотных трав и ведем неспешную беседу о демонах и стали. Сэм так и не приходит в сознание. Когда совсем темнеет, я на всякий случай перетаскиваю его к себе под бок и засыпаю.

Снова снятся карлики. Десятки, сотни глумливо скалящихся карликов, обступивших столб с привязанным к нему человеком. Лица привязанного не видно, в свете костров я замечаю лишь его обнаженный торс с продетыми сквозь кожу металлическими нитями. Другими концами нити прикреплены к деревянной палке, образуя некое подобие музыкального инструмента. Один из карликов подходит к инструменту и проводит по струнам маленькими кривыми пальцами. Он ударяет по струнам раз за разом, извлекая на свет уродливое подобие музыки. Человек у столба корчится и кричит от боли, карлы смеются и подхихикивают. Затем карл достает железный прут, калит его на огне и начинает чертить на коже пленника ломаные буквы давно забытого алфавита. Вой пленника перемешивается с торжествующими воплями уродцев. Измученного и обессилевшего человека отвязывают от столба и грузят в лодочку, отплывающую в болото. Тотчас же от берега отчаливают десятки других лодочек, на каждой из которых горит по огню. В центральной лодке во весь рост стоит Тала и снова читает ту же самую нечестивую молитву. Когда он начинает размахивать идолом, вопящего от ужаса человека скидывают в болото, мгновенно засасывающее несчастного. Я просыпаюсь от ощущения странной пустоты. В потемках шарю рукой – слева сырая земля, справа сырая земля, сзади и спереди тоже сырая земля. А где Сэм?

- Где Сэм? Где этот гребаный Сэм? – я истерично трясу апатичного Талу за грудки.

- Разве я сторож брату своему? – кажется, его ничто не может вывести из себя.

- Разве я похож на твою маму? Я епт похож на твою мать? Отвечай! – я ору ему прямо в лицо.

- Нет, ты не похож на мою мать.

- Поэтому. Епт. Немедленно. Отвечай. Что стало с Сэмом и Анной. Иначе я задушу тебя вот этим вот сраным пучком сраной травы! – я хватаю пучок травы и подношу его ко рту Талы. На моем лице загорается неоновая вывеска «СЕРЬЕЗЕН, КАК ИНФАРКТ!». Тала прокашливается:

- Видишь ли, Жорж, это были лишние люди…

- Лишних людей не бывает, бывают лишние идеи. Что ты имеешь ввиду?

- Они – мусор. В них не было ни капли Божественного, они были лишь говорящей глиной, ходячими големами. И их забрал Спящий. Спящий в Городе. Ты другой, Жорж. Как я. Ты можешь видеть то, что вижу я, ты можешь понимать то, что понимаю я. Моих знаний не хватает для дальнейшей работы по расшифровке, мне нужен помощник. И Спящий призвал тебя. Ты станешь моим духовным братом, я буду твоим наставником и учителем. Вместе мы расшифруем письмена Города и тайну Спящего, а затем покорим силу Спящего и вернем планету нам.

- Кому это «нам»? – я нехорошо прищуриваюсь.

- Мне. И моему роду. Древнему роду, варварски изгнанному людьми – глаза Талы сверкают. Я передергиваюсь:

- Дебильный бред идиота, сошедшего с ума от болотных испарений. Настолько гребаный настолько бред, что я бы даже посмотрел на колонны карликов, бросающихся против берсеркеров Полярных Псов.

- Ты не понимаешь силу Спящего! Ты не понимаешь, насколько велико и могущественно это существо! – голос Талы срывается на крик.

- Да-да-да, кури побольше трав. Я ухожу.

- Куда? В джунгли? Не протянешь и дня. На дороги? Будешь пойман через час. Твой единственный шанс – остаться тут и принять свою судьбу.

- Моя судьба – это ряды бутиков на Торговой Улице Столицы, а не жизнь отшельника в гнилой хижине. Я остаюсь, но если ты хотя бы попытаешься дернуться – я тебя убью самым жестоким из известных мне способов.

Тала довольно кивает и погружается обратно в чтение. Я роюсь в оставшихся от наркоманов вещах, ища стимуляторы, и провожу день в чтении сводок с фронтов (Псами захвачены еще две планеты, в Федерации объявлен высший уровень угрозы, развернута массовая призывная кампания, заводы переводятся на военные нужды) и составлении Адской Стимуляторной Смеси. Что-то глубоко под сердцем мне говорит, что в эту ночь совсем не удастся поспать. Темнеет. Я закидываюсь смесью и превращаюсь в сжатую пружину. Спящий, Смотрящий или там моя бывшая теща – я готов к драке с любым врагом.

Через час Тала прекращает чтение и выходит на берег болота с идолом в руках. Замирает, смотрит куда-то в темноту и издает нечеловеческий, леденящий душу крик. Я хочу подкрасться к нему и вырубить одним ударом, но крик приковывает меня к земле и все, что я могу – это тихо шептать сквозь зубы «Заткнись, сволочь, заткнись!». Тала кричит второй раз и снова замирает. На третий его крик со стороны болота раздаются ответные вопли. Десятки, сотни воплей, кажется, что вопит каждая кочка, каждый куст, каждая многоножка. Затем появляются они. Лодочки. Десятки, сотни лодочек, все с огнями на носах. Лодочки останавливаются напротив Талы, образуя гигантский огненный полукруг. Тала поднимает над головой идола и начинает читать молитву из моего сна. Каждые тридцать секунд чтения он гортанно вопит и с лодочек вопят в ответ. Пастырь и паства, забытое племя джунглей, пытающееся вернуть свою силу архаичными ритуалами. Я по-прежнему сижу на земле, не в силах оторваться от зрелища. Тала заканчивает молитву гортанным криком, с лодок беспрерывно кричат в ответ, кричат так громко и мощно, что я не выдерживаю и затыкаю уши руками. Тала делает знак рукой и все стихает.

- А теперь, Жорж, брат мой духовный, подойди ко мне. Подойди, подойди, брат.

Как зачарованный, я поднимаюсь на ноги и подхожу к Тале. Тысячи взглядов тут же устремляются на меня, ощупывая, охватывая, оценивая.

- Возьми нашу священную статую, Жорж – Тала протягивает мне идола, я принимаю его.

- Сейчас мы представим тебя Спящему, Жорж. Просто повторяй за мной – и Тала начинает читать заклинание, и я повторяю за ним, и слова, выходящие из моего рта, настолько древние и мерзкие, что я явственно ощущаю исходящую из меня слизь. И центр полукруга начинает пучиться, и с каждым произнесенным словом он вспучивается все больше и больше, поднимаясь на метр, на два, на три, на четыре, на пять… И где-то там, в глубоко бессознательном, на уровне инстинктов я понимаю, насколько древний и беспощадный ужас пытается восстать из болота, насколько мерзко и могущественно призываемое мной создание. Я понимаю, что этому нет места на земле. Я понимаю, что если сейчас не прекращу ритуал, то случится что-то ужасное, что-то непоправимо ужасное, что не остановят и берсеркеры Псов, и орбитальные бомбардировки, и ядерные ракеты. И что я буду частью этой восставшей силы, навеки замурованной в нее частью.

И я кричу: «ХЕЕЕЕР ВААААМ!», и я бросаю идола в болото, и бегу, бегу, бегу. За моей спиной слышен разочарованной вой с лодок, за моей спиной слышен предсмертный хрип Талы, ломаемого разгневанной древней силой. Я не выдерживаю, оборачиваюсь и вижу белый балахон в центре гигантского болотного водоворота, вижу засасываемые в пучину лодки с огнями, вижу зеленую волну, поднимающуюся и обрушивающуюся на берег, сносящую хрупкую хижину и утаскивающую вместе с ней мою коллекцию одежды. На секунду я даже замечаю обнажившиеся каменные ворота затонувшего Города. Еще через секунду волна уходит обратно в болото, и все успокаивается, и я падаю на колени с сердечным приступом. На болоте воцаряется тишина, нарушаемая лишь моими хрипами агонии.

Глава седьмая.

На время приступа мой разум покинул меня, погрузив внутренний взор мой в потемки. Я блуждал в них подобно слепцу, размахивая перед собой руками, но руки мои хватали лишь пустоту. Не знаю, сколько провел я в потемках – день, два, три, неделю, месяц, но в один прекрасный миг я узрел вдалеке от себя крохотное пятнышко света. Я кинулся к нему изо всех своих сил, отчаянно меся ногами податливую темноту. Пятнышко приближалось, все увеличиваясь и увеличиваясь в размерах, и когда я достиг его, оно превратилось в небольшую нору. Я опустился на четвереньки и полез сквозь нору наружу, к свету. Метр, два, три и вот я оказываюсь в небесах мира необычайной красоты, падая прямо вниз. Подо мной расстилаются обильные луга и леса, но ветер относит меня в сторону и вижу я множество стеклянных куполов большого размера, и падаю прямо на один из них, пробивая телом своим толстое стекло купола. И вижу я внутри огромные стеклянные столы, на которых совокупляется великое множество перезрелых людей. Я смотрю на связанных промеж собой срамными органами мужчину с усами и похотливую рыжую старушку, я вижу костлявую пару, называющую друг друга мужским отчеством, я вижу другую пару, похожих на красавицу и чудовище, я вижу десятки и сотни иных источающих омерзение пар. И вся эта масса несвежей плоти колышется, охает, попердывает, покрикивает, подергивается и вертит усами в экстазе удовольствия. И я содрогаюсь в рвоте, и под свой старческий рев вся совокупляющаяся масса кончает и разлепляется, и расходится, и одевается в строгие костюмы, и улыбается друг другу и зовет друг друга по имени-отчеству и раздает друг другу призы и награды, и жмет довольно руки друг другу и удаляется из купола, увлеченная светским разговоров о далеких мирах и галактиках. И остается после них лишь оскверненное их жидкостями стекло, и распахиваются другие двери купола, и тысячи плохо одетых юношей и девушек бегут к столу и вытирают с него слизи денежными купюрами, и бережно кладут купюры к себе в карманы, и весело обсуждают слизи и хвастаются ими перед друг другом и я кричу от вселенского ужаса и прихожу в себя.

Я лежу на сырой земле, на мое лицо падают капли дождя. Я чувствую застоявшиеся запахи болота, а это значит, что я по-прежнему жив и лежу прямо перед логовом Спящего. Эта мысль мгновенно поднимает меня на ноги и гонит прочь, гонит по кочкам, гонит мимо омутов, гонит сквозь чахлые болотные пальмы назад, к машине. Я нахожу похищенное нами такси там же, где мы его оставили, вламываюсь внутрь машины и завожу мотор. Полдела сделано – я ушел от Спящего и безумного Талы Малахи, оставив с носом древний ужас местных болот. Осталось сделать вторую половину дела – пробраться в оккупированный Алраз, захватить офицера Псов и с его помощью вырваться с планеты. Сущая ерунда, если не считать того, что у меня из оружия лишь мое желание жить, в то время как офицеры ходят в полных силовых доспехах с боевыми пилами, лазганами и тремя видами разделочных ножей.

Всю дорогу до Алраза меня неиллюзорно трясет нервный мандраж. Я пытаюсь успокоиться, представляя свою новую квартиру в Имперском Небоскробе, но разум услужливо подсовывает картины массовых разрушений и орбитальных бомбардировок Столицы. За три километра от города я выхожу из машины с видениями Торговой Улицы, исчезающей в грибах ядерных взрывов. Я отгоняю от себя сцену разрушения бутика Сого и осторожно шлепаю вперед по раскисшей от дождя обочине. Мои ботинки нестерпимо громко хлюпают, и за километр до Алраза я перехожу на самый тихий и осторожный шаг из всех возможных. Льет проливной дождь, ничерта не видно и о блок-посте Псов я догадываюсь лишь по слабому лучу прожектора, с трудом пробивающим стену дождя. Я забираю вправо и выхожу к стене какого-то дома. Когда была возможность, я не изучил карту Алраза и теперь вынужден блуждать в потемках, надеясь лишь на свою удачу. Перебегая от стены к стене, я миную несколько зданий, как вдруг слышу громкие голоса и вижу невдалеке слабый свет переносного фонаря. Ко мне идет патруль. Я осторожно прокрадываюсь вперед и заскакиваю за угол, но голоса продолжают приближаться. Мне остается или бежать вдоль стены дальше, надеясь достичь следующего угла до того, как меня заметят, или нырнуть в распахнутое окно Я подтягиваюсь и залезаю в темное окно. Голоса приближаются. Падаю на пол, забиваюсь под подоконник, голоса совсем близко. Вжимаюсь в стену, стараясь скрючиться как можно незаметнее. Голоса останавливаются рядом с окном:

- И вот, представляешь, он отрезает ему руку, а потом засовывает ее ему прямо в жопу! – оба солдата грохают хохотом, я мысленно открываю список «зверства полярнопсовской военщины» и начинаю его заполнять.

- А потом отрезает вторую и начинает бить его отрезанной рукой по щекам! По щекам! Его руууукой! А-ха-ха-ха! – оба Пса аж надрываются смехом, мой список наливается кровью.

- А дальше-то, дальше-то чо?

- Не знаю, дальше нас на построение вызвали, я эту серию не досмотрел.

Я мысленно чертыхаюсь, закрывая голодно воющий список. Гребаные любители боевиков!

Псы еще какое-то время разговаривают промеж собой, обмениваясь сальностями самого грубого пошиба. В какой-то момент уровень пошлости начинает так зашкаливать, что я всерьез подумываю вылезти из-под подоконника и кинуться на них ночным мстителем солдатскому юмору. Но, слава богам, их рация оживает, далекий командир бубнит в солдатские динамики что-то непонятное и псы срываются с места, убегая обратно в дождь. Я выдыхаю и расслабляюсь, разваливаясь у стены уставшим пауком-птицеедом. Так проходит минута, другая, третья. На десятой я слышу отдаленные шаги и понимаю, что ко мне кто-то идет из глубины здания. Схватив валяющуюся на полу железку, я замираю у двери, готовый проломить череп первому, кто ее откроет. Шаги приближаются, я перехватываю железку поудобнее. Шаги ближе, я нервно облизываю пересохшие губы. Шаги совсем рядом, я делаю из своего лица боевую гримасу «конец тебе, котя». Шаги останавливаются у двери, ключ щелкает в замке, я набираю полную грудь воздуха и готовлюсь бить. Дверь распахивается, я замахиваюсь, и тут отблеск света падает на глаза вошедшего. Точнее, вошедшей. И я вижу перед собой самые прекрасные глаза в моей жизни. Голубые, как продавцы в бутиках, глубокие, как бассейн в FitGym, красивые, как закат после химического выброса. Моя железяка бессильно опускается, я сражен приступом любовного восхищения. Вошедшая девушка бьет ладонью по выключателю и замирает, увидев меня – мокрого, изорванного, в болотной грязи, с железом в руке. Я тоже замираю, увидев ее – невозможно прекрасную, с голубыми глазами, белоснежной кожей, черными волосами, и точеной фигурой в униформе старшего офицера Первого Пыточного Дивизиона. Мы изумленно смотрим друг на друга секунд десять, после чего она с размаха бьет меня ногой. Я блокирую удар железкой, она бьет еще и еще, тесня меня к окну. Я пропускаю очередной ее выпад и со всей силы ударюсь спиной о подоконник, корчась от боли. Девушка подхватывает меня и бросает прямо в стеклянную дверцу шкафа. Треск ломаемого стекла, шорох падающих осколков, я чувствую во рту привкус крови. Войдя во вкус, она выдергивает меня из разбитой дверцы и со всей силы разбивает моим лицом вторую дверцу. Я кричу от боли и пытаюсь вытащить из лица осколки, но мучительница моя не дает этого сделать, выхватывая меня за шкирку. Я стою с ее рукой на загривке, с моих плеч падают стеклянные осколки, кровь течет по моему лицу, смешиваясь с болотной грязью. Она презрительно кривится:

- Кто ты?

Я поднимаю на нее полное боли лицо и пытаюсь улыбнуться губами с торчащими из них кусочками стекла:

- Жорж Дунаев, солнышко.

Ее прекрасное лицо передергиваются гримасой отвращения:

- Мудак! – и мое тело впечатывается в подоконник, и разум мой покидает изуродованные останки мои, и я снова погружаюсь во тьму.

Глава восьмая.

- Жоржи, дорогой! – вслед за громким криком прямо на мою голову выливается ведро холодной воды, и я прихожу в сознание. Я привязан к стулу, перед моими глазами все плывет, и я с трудом фокусирую зрение, ежась от стекающих на лицо ледяных капель. Промучившись минуту, я подчиняю свои зрачки, фокусирую взгляд и вижу прямо перед собой лицо. Улыбающееся лицо генерала Сангвиниуса, командующего десантными войсками Республики Полярных Псов. Увидеть перед собой Сангвиниуса – это получить на руки путевку по девяти кругам Ада с пометкой «всю включено».

Заметив, что я очнулся, генерал еще шире растягивает губы и нежно прижимает меня к своей груди:

- Жоржи, дорогой, сколько лет, сколько зим! Как ты, как ты, мой сладенький? – я пытаюсь его укусить, он уворачивается и лижет мой лоб.

- Ммм, с нашей последней встречи ты не растерял ни капли своей сладости, Жоржи! Ты же помнишь нашу последнюю встречу, сахарный мой мальчик? Помнишь, да? – на последних словах его голос набухает истерическими нотками.

Я обреченно закрываю глаза и вспоминаю планету-мегаполис Траас, место ожесточенной битвы между Псами и Великим Халифатом. Я работаю на стороне Халифата, публикую серию колонок о любимых методах пыток среди Псов и извращенных играх, устраиваемых Сангвиниусом. В воскресенье выходит мой последний материал, в понедельник официальный канал вооруженных сил Республики передает распоряжение всем подразделениям Псов стрелять в меня при первой возможности. Во вторник диверсанты Псов уничтожают коммуникационную и энергетическую системы Трааса, в среду в атмосфере рвутся атомные бомбы и планета погружается в вечную ночь. Кромешная темнота, бессмысленное потрескивание в радио, бесконечные помехи на телеэкранах, ветер, воющий в пустых небоскребах с выбитыми окнами. Финальная часть планетарной осады. Халифат обречен, всеобщая эвакуация через двадцать четыре часа, я присоединяюсь к одному из последних арабских патрулей для написания заключительного репортажа. Холодно и темно, мы осторожно крадемся по опустевшим улицам мимо разграбленных магазинов с разбитыми витринами. Под нашими ботинками хрустят осколки стекла, арабы беззвучно чертыхаются и вглядываются в черноту, пугливо поводя лазерными AKK-447. Я крадусь в конце патруля, и только это меня спасает, когда мы наталкиваемся на самого Сангвиниуса, вышедшего поохотиться в ночи. Перестрелка даже не успевает начаться – покрытая свастиками личная охрана генерала моментально разделывает визжащих от ужаса халифатцев. Рев боевых пил, чавкающие звуки распиливаемой плоти, фонтаны крови, брызгающие из перепиленных артерий – за десять секунд я теряю всех моих провожатых. С расширенными от ужаса зрачками я бросаюсь прочь и бегу, бегу, бегу, не разбирая дороги. За мной в тяжелых бронекостюмах грохает сама смерть, подстегивая меня беспорядочными очередями из болтеров. Мы бежим так десять, пятнадцать, двадцать минут, бежим до тех пор, пока я не теряю счет времени. Я рвусь вперед, не разбирая дороги, сбивая урны, перепрыгивая скамейки, врезаясь в палатки уличных торговцев. Единственная моя надежда – что облаченные в тяжелую броню псы Сангвиниуса устанут раньше меня, но я не успеваю додумать эту мысль, как слышу сзади характерное шипение боевых стимуляторов. Шипение прекращается, и через минуту озверевшие псы начинают меня нагонять. Я слышу, как приближаются их мощный топот, как запыхавшийся Сангвиниус уже довольно кричит «Живьем, живьем хватай говноеда!», я с трудом уворачиваясь от прыгнувшего на меня пса и тут мы выбегаем прямо к одному из последних блок-постов Халифата. Мощные прожекторы мгновенно берут псов в перекрестье лучей, стационарные пулеметы хлещут кнутами очередей по грудям со свастиками, здоровенные охранники захлебываются собственной кровью, а на Сангвинуса набрасываются сразу пятеро арабов. Он отбивается что есть силы, но наследники Салладина ловко вяжут брыкающегося гиганта, а затем, визжа и улюлюкая, уволакивают прочь беспомощного генерала. Я обессилено падаю у входа на блок-пост, достаю коммуникатор и пишу колонку до тех пор, пока за мной не приезжает персональный бронетранспортер со взводом охраны. Болтаясь в бронированном машинном нутре, я еще не знаю, что через полгода бесчеловечных пыток и истязаний Сангвиниус сможет вырвать из стены удерживавшую его цепь, перебить ей двадцать человек охраны и сбежать на личном космокатере начальника тюрьмы. Я не знаю, что после он потерпит крушение на пиратской луне Пиксара и космодесантники Псов организуют кровавый планетарный штурм ради спасения любимого генерала. Я не знаю, что по возвращению тридцать процентов организма генерала заменят на механическую плоть, чтобы спасти его от начавшейся гангрены. И, конечно же, я даже не предполагаю, что после всего этого я попаду к нему прямо в руки.

Резкий удар по лицу заставляет меня очнуться от воспоминаний. Я открываю глаза и вижу Сангвинуса, довольно потирающего механический кулак:

- Ты, Жоржи, наверное, думаешь, что я хочу тебя убить? Ты думаешь, что я сейчас достану пистолет и вышибу тебе мозги, да? Или, может, задушу тебя своими руками?

- Я думаю, что ты покупаешь себе перчатки в бутике для роботов – Сангвиниус ненатурально смеется и со всей бьет меня по ушам. Вспышка боли, я не удерживаюсь и тихо вою. Мой генерал улыбается:

- Нет, я не убью тебя. Ни сейчас, ни после. Если ты и умрешь, то только от старости. Лет через сорок-пятьдесят, я полагаю. Да что там, через все семьдесят – я не поскуплюсь и достану для тебя омолаживающие препараты. А знаешь почему? – Сангвинус наклоняется к самому моему лицу.

- Потому что ты входишь в благотворительное общество «Лекарства – маленьким больным журналистам»? – Сангвиниус зеленеет и душит меня механической рукой. Потом отпускает.

- Потому что это будут годы твоих страданий. Годы пыток, годы самых извращенных пыток, которые я только смогу придумать. Пятьдесят, нет, семьдесят лет бесконечной боли без права умереть! Семьдесят лет с одной мыслью – «Убейте меня!». Каково, мой друг, а? Каково? – он разражается смехом и смотрит мне прямо в глаза.

- Лучшие врачи Республики, лучшие препараты и медицинские инструменты, и все лишь ради того, чтобы ты мог перенести новую дозу боли! – в его глазах вспыхивает огонь настоящей, глубинной ненависти.

- Ты демон, Сангвиниус. Демон идиотского смеха с механическим членом в штанах и беспомощностью в душе. Ты настолько банален в своем уязвленном желании отомстить, что мне придется смеяться во время пыток, хотя я и ни разу не герой. Но я буду смеяться, буду, лишь бы ты, говноед железный, не получил ни капли удовольствия за все семьдесят лет. Я переживу тебя, я переживу тебя, говно, и когда ты будешь подыхать, корчась и задыхаясь, тебя будет мучить лишь одна мысль: «На что я потратил все эти годы?». Я еще на твоих похоронах простужусь, мудачок – я перевожу дух. Единственный способ вырваться от обиженного психопата – это заставить его почувствовать свою беспомощность.

- Я тоже так думал, Жоржи, тоже так думал, пока твоими стараниями не попал в нежные руки Халифата. Уверяю тебя, скоро ты изменишь свое мнение. И поможет тебе в этом наша дорогая Маллеус – Сангвинус заходит ко мне за спину, хватает стул и одним движением разворачивает меня. Я поднимаю взгляд и вижу перед собой девушку. Ту самую девушку, чьи глаза я пощадил, опустив железо.

Стоящий сзади Сангвиниус наклоняется к самому моему уху, и я слышу его тяжелый похотливый шепот:

- Ну как, хороша, а? Нравится, а?

Я едва заметно киваю головой. Сангвиниус целует меня в ухо, измазывая его своей слюной:

- Оставляю вас друг с другом наедине, голубки. Развлекайтесь!

Затем он уходит, хлопая дверью. Вежливо улыбаясь, девушка снимает форменные перчатки, подходит к незамеченному мной столу и срывает с него покрывало. Отполированные до блеска пыточные инструменты пускают солнечные зайчики. Я шепчу про себя: «Господи, не оставь меня в час испытаний моих» и закрываю глаза, готовясь нырнуть в омут боли и страданий.

Глава девятая.

Мой день в плену у Полярных Псов начинается с легкого завтрака. Стакан апельсинового сока, яичница с беконом, хлеб из муки грубого помола с отрубями, ломтик масла, маленькая баночка джема. Затем следует небольшая пятнадцатиминутная прогулка во внутреннем дворе тюрьмы. Во время прогулки я улыбаюсь небу и солнцу, жадно ловя лицом солнечные лучи. Возвратясь с прогулки, я прохожу получасовой медицинский осмотр. Сразу три врача высшей квалификации меряют мне пульс, проверяют мое давление, уровень сахара в крови и все такое прочее. Затем, удовлетворившись результатом, мне делают уколы из смеси витаминов и тонизирующих препаратов. После я одеваюсь, вежливо благодарю докторов и выхожу в коридор в сопровождении охранников. Мы выходим из врачебного корпуса и направляемся во внутренние помещения по длинному, плохо освещенному переходу. Во время пути я считаю шаги, попутно вспоминая современную любовную лирику поэтов Великого Халифата. Мы входим в пыточную палату и меня жестко фиксируют на специальном стуле. Потрепав меня по плечу, охранники покидают палату и тогда появляется она. Маллеус. Мы вежливо здороваемся друг с другом, после чего начинается самое неприятное – меня бесчеловечно пытают. Маллеус – настоящая мастерица в своем деле, лучшая из лучших, прирожденный палач с руками ангела. Она тщательно загоняет иголки под ногти, она продевает сквозь мои соски проволоку и пускает по ней ток, она дробит мои пальцы хитрым приспособлением из палочек, она выбривает мою голову и капает на нее холодной водой, она иссекает мои уши скальпелем, она сверлит мои ноги тончайшими алмазными сверлами, она забивает гвозди в мои суставы, она сжигает на мне волосы и делает еще тысячи вещей, от которых мне хочется выть раненным в жопу демоном ада. В первые наши встречи я просто угрюмо молчал, но с каждым днем пытки все усиливались и усиливались и в какой-то момент я понял, что могу сорваться и закричать. Но это было бы некрасиво. Кроме того, все наши сеансы записывались на видео и отсылались Сангвиниусу, командовавшему космодесантниками в тысячах световых километров от нас. Я обещал не доставить ему удовольствия увидеть сломленного Жоржа Дунаева, и я его не подвел. Когда боль стала совсем невыносимой, я заговорил:

- Ты знаешь, что сильный всегда неправ?

Она не ответила. Она методично снимала кожу с моих пальцев и была слишком увлечена, чтобы что-то слышать.

- Ты знаешь, что сила в слабости? Что лишь слабость свята и благочинна, что лишь слабый прав? Что становясь из слабой сильной, ты теряешь святость и непорочность, автоматом переходя в разряд тиранов и угнетателей? Да, ты можешь раздавать свое состояние бедным и нищим, но ты делаешь их зависимыми от себя через подаяния и все равно тем самым творишь зло. Слабый тем и свят, тем и силен, что он никому в принципе, по природе своей не может причинить зла. Челюсть с вырванными зубами не может укусить, тем и беззащитна, тем и сильна. Ты сейчас сильнее меня, я слаб. Тем самым я прав, а ты нет. Ты творишь зло не своей пыткой, но одной своей силой и своим превосходством – я перевел дух. Она едва заметно хихикнула.

- Более того, я обречен, а значит – свят вдвойне. Самый святой, самый правильный, самый добрый – это слабый и обреченный. Муравей на рельсе перед надвигающимся поездом, нищий перед толпой с палками и факелами, мотылек, преследуемый мальчишкой с зажигалкой – все они обречены и слабы, и тем святы. Именно к ним и только к ним может прийти Ангел Силы Слабых. Тот ангел, что останавливает поезд, разгоняет толпу, тушит зажигалку. Но чтобы он явился, ты должна быть по-настоящему обречена, ты должна потерять всю надежду, до последней капельки и быть беспомощной, подобно младенцу. Тогда он явится, тогда он обязательно явится. И он должен явиться ко мне.

Она перестает снимать с меня кожу и смеется.

- Знаешь, я пытаю людей уже пять лет. Среди них были личности куда более убогие, чем ты. Но ни один из этих слабых и безнадежных не спасся. Всех их через некоторое время расстреливали – она возвращается к моим пальцам.

- Это потому, что они не верили. Потому, что надеялись до конца на чудо. На помилование, на разгром Псов, на быструю смерть от сердечного приступа. Я не надеюсь ни на что. Я вижу перед собой полстолетия боли и пыток, кончающиеся моей смертью от дряхлости на руках у Сангвиниуса.

- При нем ты говорил другое.

- Я говорил, что не доставлю ему удовольствия. Я не доставлю ему удовольствия видеть меня сломленным, но это не уменьшит мою боль. Я буду держаться до последнего, но каждый мой нерв горит, каждая моя клеточка просит пощады.

- Не очень, раз ты не визжишь от боли, а болтаешь.

- В стандартную программу подготовки репортеров MFDM входят тренинги по преодолению боли, так что все нормально, успокойся. Если тебя это порадует, то мне не было так больно с тех пор, как я подхватил триппер в пятнадцать лет.

Она довольно улыбается и переходит к моей второй руке. Полдела сделано, контакт установлен.

После сеанса в пыточной камере меня грузят на носилки и относят в медицинский кабинет. Там утренние доктора оперативно сращивают мне кости, восстанавливают кожный покров, вкалывают препараты, развивающие чувствительность нервной системы. Снова обретя способность двигаться, я под конвоем направляюсь на ужин. Подают грейпфрутовый сок, крепкий черный чай, салат «Цезарь», бифштекс с кровью и жареным картофелем, пирожное-безе. Плотно откушав, я возвращаюсь в свою камеру и погружаюсь в чтение выпадов Набокова против Достоевского. Мои тюремщики прекрасно знают, что к постоянной боли можно приспособиться, а вот к смене бифштексов на пыточные клещи привыкнуть нельзя. Прочитав страницу, я откладываю в сторону книгу, зарываюсь в подушку и засыпаю тревожным, полным кошмаров сном.

Глава десятая.

В пытках и разговорах проходят две недели. Я привыкаю выводить боль через слово и с каждым днем дискутирую с Маллеус на все более острые темы. В начале третьей недели Маллеус медленно сжигает кислотой кожу на моих ладонях, я же привычно корчусь и пытаюсь ее уязвить:

- Кстати, вы все неправы. Вся ваша Республика неправа до последнего кирпича в стене сортира.

- Почему?

- Вы исповедуете ненависть. Вы вбили себе в головы постулат про апостолов ненависти и пытаетесь en masse стать святыми злобы. Вы не понимаете, что ненависть – это черное, ядовитое, разъедающее чувство. Если ты что-то ненавидишь, ты признаешься сама себе, что жизнь твоя подпорчена ядом, что она неполноценна, что какая-то херня мешает тебе жить, крадет твои солнечные лучики, пьет твою воду, ест твою траву. Ты водружаешь себе на лоб огромную мигающую вывеску «Я - НЕПОЛНОЦЕННОСТЬ! У МЕНЯ КРАДУТ МОЮ ЖИЗНЬ!» и отправляешься в поход против всего мира. Кого ты ненавидишь, Маллеус? Ты ненавидишь негров, китайцев, арабов, евреев и всех иных людей, отличных от белых европеоидов. Но ты же прекрасно понимаешь, что даже если вся Республика выпрыгнет из штанов, она не вычистит от инородцев вселенную – не хватит ресурсов, оружия, людей. А даже если случится чудо и вы аннигилируете свои объекты ненависти, то что дальше? Неужели ты думаешь, что после смерти последнего негра Верховный Главнокомандующий скажет «Всем спасибо, все свободны!» и отправит вас пастись на травку у реки? Нет. Власть, основанная на злобе, не может породить ничего, кроме злобы. Или ты забыла про «все блага мира, не стоящие слезинки ребенка»? Что из подлости и злобы нельзя слепить добрую вещь? После смерти последнего негра моментально поднимут стандарты расовой чистоты и кинутся ловить очередных неполноценных. Переловив, придумают список «неарийских» книг и кинутся их сжигать вместе с владельцами. Перебив всех книжников, объявят нелояльными носящих белые носки. И так далее, и тому подобное, что угодно, лишь бы маховик ненависти крутился, лишь бы массы сплачивались против нового врага, лишь бы люди боялись и требовали «сильную руку», которая их защитит. Защитит и укажет на новую угрозу. И вечный бой, покой нам только снится.

- Ты забываешь, что с честью погибнуть в бою – высшее желание любого Пса.

- Да-да-да. Воину – достойная смерть в битве, электрику – достойная смерть от удара током, сантехнику – в канализационном потоке. НЕКРОФИЛИЯ! Культ бесполезных мертвых, гигантская человеческая мясорубка, на выходе – эманации страха пополам с той самой ненавистью. МНЕ НЕ НУЖНА ДОСТОЙНАЯ СМЕРТЬ, ДАЙТЕ МНЕ ДОСТОЙНУЮ ЖИЗНЬ!

Маллеус открывает рот, чтобы возразить, но я затыкаю ее на полуслове:

- И попробуй мне что-то сказать про храбрость. Давай не будем забывать, кто в одиночку бросает вызов миллиону космодесантников, а кто отсиживается на тыловой базе, пытая беззащитных людей.

Она ошеломленно хватает ртом воздух, не зная, что сказать. До конца дня Маллеус так и не произносит ни слова, в задумчивости продолжая истязать меня.

На следующий день мы встречаемся и продолжаем разговаривать, как ни в чем не бывало. Выбирая темы для разговора, я действую очень осторожно, как рыбак, подсекающий редкую и пугливую рыбу. Несомненно, что специалистов уровня Маллеус учили противостоять всем видам психологического воздействия и стоит ей только заподозрить хоть тень моего умысла, как все пойдет прахом. С каждым днем мы немножко меняем темы наших бесед, перемещаясь от предметов общих рассуждений к рассказам о ее музыкальных и литературных вкусах. Я внимательно слушаю ее суждения о новых писателя, я с сочувственным выражением лица пропускаю ее восторги по поводу своей псевдообразованности, я пытаюсь хвалить ее кумиров и идолов. Я мил, учтив и внимателен, как юноша на первом свидании. Постепенно между нами образуется некое подобие интимности. Движения ее пыточных инструментов с каждым днем теряют свою убийственную точность, становясь все более и более небрежными, в моем сердце растет надежда. В какой-то момент я рассказываю, что мог бы разможжить ее череп одним ударом. «Почему ты этого не сделал?» - искренне удивляется она. «Из-за твоих глаз» - отвечаю я. С этого мгновения все наши разговоры плавно переходят в мои оды ее красоте и уму. Пыточное железо причиняет мне все меньше боли, приветственная улыбка Маллеус по утрам становится все шире. Из ее рассказов я узнаю, что ей 22 года, что она сирота, воспитывавшаяся в приюте Сестер Битвы, что в палачи она попала по распределению воспитанников приюта, и что она дала обет целомудрия, до сих пор даже ни с кем не целовавшись (по законам Сестер мужчину-нарушителя должны прилюдно четвертовать). В моей душе расцветает тысяча цветов – за маской палача высшего класса прячется наивная робкая девочка, несущая отвратительный крест обязанностей гражданина Республики. С неумолимостью асфальтового катка я перевожу ситуацию из «пленник и палач» в «самец и восхищенная самочка». Постепенно я смелею настолько, что как бы невзначай начинаю мечтать о совместной жизни с моей мучительницей. Дескать, мы вдвоем, дорогая, скачем по рассветным лугам Аркадии, мочим ноги в утренней росе, держимся за руки и смеемся смехом хрустальным. Разве не чудесно?

Оставайся у Маллеус хоть капля разума, она бы немедленно подняла тревогу «КАРАУЛ! АХТУНГ! УВАГА!». Но свой разум она выключила несколько дней назад, безнадежно уплыв по течению моих мягких, обволакивающих слов. В начале четвертой недели происходит ожидаемое – Маллеус входит в пыточную палату, улыбаясь как кукла из рекламы жевательной резинки. Она вся сияет, от нее исходят физически ощутимые эманации счастье. Подойдя ко мне, она не втыкает в меня скальпель, не дает электрический разряд и не плещет дымящийся кислотой. Подойдя ко мне, Маллеус целует меня в губы. Затем она открывает мои замки, я поднимаюсь с пыточного стула и Маллеус бросается мне на шею восторженной болонкой. Я крепко обнимаю ее, я перебираю пальцами ее черные волосы, я шепчу ей на ухо глупые нежности, я жарко целую ее. Затем она разворачивает меня, защелкивает на моих запястьях наручники и машет у меня перед носом транспортным пропуском высшей категории:

- Мы улетаем отсюда, любимый!

Улыбнувшись еще раз, Маллеус делает строгое лицо и выводит меня из камеры, держа за руку. Охранники на входе не успевают задать вопрос, как она с предельно скучным видом роняет «Личный приказ Сангвиниуса. Я должна привезти этого засранца к самому генералу». Гарды понимающе хмурятся и пропускают нас. Мы не идем, мы летим по мрачным коридорам базы Полярных Псов, минуя посты охраны с легкостью и грацией бабочек. Один, второй, третий, внешний периметр, вылезай-из-машины-не-видишь-у-меня-высшая-категория, дорога до космодрома, вновь козыряющая охрана, вновь пропуск в лицо персонала космодрома: «Срочная миссия, нам нужен самый быстрый транспорт из имеющихся в наличии». Легкая суета и нам подают шикарный прогулочный космокатер, оставленный на планете самим Сангвиниусом. Мы залезаем внутрь, Маллеус запускает двигатель и через пять минут мы отрываемся от поверхности планеты. Я бросаю прощальный взгляд на бесконечные мрачные джунгли и чертыхаюсь про себя: «Вот жеж блин, а в какой-то момент я и вправду подумал, что все». Мы без проблем минуем орбитальные патрули и выходим в открытый космос. Маллеус перебирается поближе, снимает с меня наручники и дарит восторженный поцелуй:

- Куда летим, любимый?

- В Столицу Разорской Федерации. Мы как раз должны успеть к коллекциям нового сезона!

Глава одиннадцатая.

Дует холодный северный ветер, льет проливной дождь. Серое небо, затянутое серыми облаками, серые небоскребы вокруг, серые колонные серых машин внизу, стоящие в бесконечных пробках на серых улицах. Вероятно, у беспрерывно сигналящих и водянисто-серо матерящихся водителей лица посерели от злости. Я стою около нашего серого космокатера на вершине башни Столичного Космодрома и ежусь от холода. Рядом со мной раз за разом пытается закурить сигарету полковник из Управления Государственной Безопасности. Посадочный люк катера открыт, из него доносятся истеричные крики, перемежаемые ударами. После особо сильного удара на бетон башни вылетает офицер госбезопасности и падает лицом вниз без движения. Изо рта офицера течет кровь, медленно собираясь в лужицу. Единственное яркое пятнышко в море серости, которое тут же начинает размывать дождь. Через минуту из красного оно становится розовым, еще через минуту оно исчезает вовсе. Офицер поднимается и бросается обратно в косомокатер. Слышны новые удары, хруст ломаемых костей, крик боли и из катера появляется страшно избитая Маллеус в сопровождении офицеров. Ее прекрасное лицо превратилось в один сплошной синяк, правая рука бессильно свисает вдоль тела. Она смотрит на меня пронзительным взглядом раба, насильно уводимого от любимого хозяина. Я отвечаю ей взглядом, в который вкладываю безмерную тоску, через мгновение отворачивая голову, как бы не в силах выдержать момент прощания. Ее уводят в стоящий неподалеку грузовик Управления, она больше не сопротивляется. Полковник бросает попытки закурить и поворачивается ко мне, протягивая руку:

- Огромное спасибо, Жорж! Деньги на твой счет будут переведены ближе к вечеру.

Я равнодушно пожимаю его руку:

- Отмените перевод. Во-первых, я никогда ничего не беру от представителей государства. Во-вторых, я сделал это не ради денег.

Полковник хмыкает, убирает руку в карман и уходит к грузовику. Я остаюсь один, под шквальным дождем, рядом с развороченным космокатером.

Конечно, я мог бы поступить иначе. Во время одного из наших бурных сэксов (когда один не трахался двадцать два года, а второй видит в первом воплощение космодесанта Республики, сэкс всегда получается бурным) я мог приковать ее наручниками к кровати и не отпускать до самой Столицы. Я мог сесть рядом, закурить найденную сигару Сангвиниуса и объяснить ей, что она сделала мне слишком много зла. Что я не люблю женщин, которые слушают меня с высокомерием королевы бала, будучи всего лишь палачом. Что она слишком проста и слишком собой довольна, чтобы я мог простить ее. Что первое же слово «Любимый!» утянуло половину красоты ее глаз, а вторая половина исчезла, когда я первый раз вошел в нее. Что влюбленная до безумия женщина, готовая ради меня на все – это, конечно, хорошо, но ужасно скучно. И что наши отношения на базе Псов были слишком унизительны для меня, причем отнюдь не из-за пыток. Что, наконец, у нас не было будущего – отмазав ее от Госбезопасности, я прожил бы с ней месяц, два, ну, может, три, прежде чем она надоела мне хуже смерти. В сочетании с прошлым унижением это было бы нестерпимо.

Можно было произнести свою речь, пытая ее. Можно было рассказывать про отвратительность, прижигая ее соски сигарами. Можно было говорить «Скучно!», превращая бритвами мочки ее ушей в бахрому. Но как только я бы закончил свой рассказ, я бы услышал от нее всего два слова. «Двуличный ублюдок!». Это было бы сладко, но не настолько, чтобы смыть нанесенное мне оскорбление. Я хотел больше сладости, я хотел месть страшнее, я хотел целый спектакль, тонкий и трагический. Пока она спала, истомленная сэксом, я связался с Управлением и в подробностях пересказал им ее истории формата «попадает ко мне как-то раз пара пленных офицеров Федерации…». Я видел, как слушавший меня полковник скрипнул зубами, как сжались его кулаки и сузились его глаза. Я видел, как он пообещал Маллеус достойную встречу. Ближайшие годы она проведет в том царстве боли и пыток, которым раньше правила сама. И что она увидела, прежде чем отправиться на вечную казнь? Смеющегося двуличного ублюдка? Оскорбленного мужчину? Тупого патриота Федерации? Нет, нет и нет. Она увидела любимого мужчину, смотрящего на нее самыми грустными глазами в мире. Мужчину, чье имя она будет выкрикивать, когда боль станет совсем нестерпимой, мужчину, на встречу с которым она будет надеяться, пока ее кожа будет шипеть от кислоты, мужчину, ради которого она будет терпеть весь кромешный ужас застенков, питаясь лишь воспоминания о его образе. Моем образе. Есть ли что-то более сладкое, чем сотворить такое с самоуверенной двадцатидвухлетней дурой? Нет.

Я достаю коммуникатор и заказываю такси, в качестве пункта назначения указав офис MFDM. Через полчаса я вхожу в офис, распахивая знаменитые стеклянные двери. Я одет в насквозь промокший плащ, с моих плеч вода течет ручьями, но Миранда крепко обнимает меня и утыкается в мою грудь, размазывая макияж.

- Жорж! Жорж! Я думала, что тебя убили во время оккупации! – она рыдает от счастья.

- Я идея. Идея жестокой честности. Идею нельзя убить.

Миранда отнимает лицо от моей груди и бросается к шкафчику, в котором держит напитки для особых случаев. Она достает оттуда виски ценой в половину этого офиса и наливает мне порцию дрожащими руками. Остаток дня мы проводим, распивая алкоголь и планируя цикл колонок, описывающих мои приключения в Третьем Секторе. Поздно вечером я возвращаюсь в свою новую квартиру с двумя бутылками водки. До самого рассвета я пью и пишу первую колонку. С первыми лучами солнца я растягиваюсь на полу и засыпаю в сладкой пьяной довольности, последним усилием воли отправив колонку Миранде.

Глава двенадцатая.

Я просыпаюсь в невыносимом похмелье и, превозмогая себя, шарю по карманам в поисках «Антипохмелина». Наконец, нахожу, подношу ко рту, разламываю упаковку и начинаю разжевывать таблетки. Вкус как у трупа на предпоследней стадии разложении. Отправляю в рот вторую порцию таблеток. От вкуса меня выворачивает. Стерпев, я переворачиваюсь на другой бок, к окну, и мне тут же бьет в глаза луч солнца. Я тихо шепчу «Епт!», закрываю глаза и пытаюсь ни о чем не думать. Я жду, когда подействуют таблетки. Минута, никакого эффекта. Две минуты, эффект нулевой, мне все так же отвратительно. Третья минута, раздается звонок коммуникатора. Четвертая минута, коммуникатор продолжает звонить, эффекта никакого. Минута пятая, звонок автоматически сброшен, мне по-прежнему плохо. Шестая минута, какой-то идиот перенабирает мой номер и коммуникатор вновь оживает. «Чтоб у тебя дети мертвыми родились! Чтоб тебя Псы Полярные в жопу трахали!» - шепчу я, проползая к коммуникатору огромной похмельной змеей. Доползаю, вытягиваю руку, нажимаю кнопку «Прием», подношу к уху:

- Здравствуйте, с вами говорит секретарь из Администрации Президента Разорской Федерации.

Мысли в моей голове движутся так медленно, как будто они маленькие пряничные человечки, дрейфующее в океане фруктового желе.

- Прости?

- У вас назначена аудиенция с представителем Администрации. Сегодня, в двенадцать дня.

Желе разжижается, человечки радостно машут ручками и поднимают паруса из сахарной ваты.

- То есть, вы имеете ввиду, что?

- Что вы обязаны быть в Администрации через час. Не забудьте, через час. Приятного дня! – безвестный секретарь вешает трубку, слышатся гудки. Каждый гудок отдается болью во всем теле, пока к причалу разума не пристает пряничная лодка, и ее экипаж не орет во всю силу «Через час!!!». Я моментально вскакиваю и бегу в душ, на ходу стягивая одежду. Отправив вещи точным броском в стиральную машину, я включаю в душе режим «Массаж ледяной водой».

Через полчаса я сижу в такси и равнодушно провожаю взглядом залитые солнцем стеклянные стены небоскребов. Еще через двадцать минут мы останавливаемся у циклопического здания Администрации. За двадцать метров до главного входа меня сканируют во всех возможных режимах, и когда я подхожу к тяжелым бронированным дверям, они автоматически распахиваются, пропуская меня в бесконечный лабиринт лифтов и коридоров. Промыкавшись в лабиринте минут десять, я, наконец, попадаю к нужному мне кабинету. Я нерешительно стою перед дубовой дверью, с сомнением глядя на ее латунную ручку. Если военных или госбезопасность я мог спокойной посылать в жопу, хлеща им по мордам законами, то с Администрацией такой фокус не пройдет – она сама себе закон. Высшее правительственное учреждение Федерации, первые после Президента, сосредоточение мощи и власти, способной в любой момент размазать любого гражданина в пятно. И теперь им зачем-то нужен был Жорж Дунаев. Я передернул плечами, зло усмехнулся, пять раз повторил про себя: «Неужели я опустился до того, что начал бояться власти?» и открыл дверь.

- Здравствуйте, Жорж Дунаев. Вы опоздали на три минуты – у огромного окна ко мне спиной стоит человек в костюме из эксклюзивной мужской линии Сарри. Кабинет огромен, но в нем нет ничего, кроме огромного стола со встроенным монитором и портрета президента на стене. Я смотрю на президента и решаю не хамить:

- Звонок вашего секретаря застал меня в самый разгар дикого похмелья. С похмелья сложно различать схемы этажей, без которых к вам не доберешься.

- Понимаю, понимаю – человек усмехается и поворачивается ко мне. Я всматриваюсь в его лицо, пытаясь его запомнить, но у меня ничего не получается – он такой же серый и неприметный, как и все люди, облеченные властью. Кинув на меня оценивающий взгляд, он продолжает:

- Вы знаете, кто я? Вы знаете, зачем вы здесь?

- Понятия не имею – я хочу добавить что-то язвительное про хороший костюм, но сдерживаюсь, понимая, что моя агрессия является реакцией на мой же страх.

- В круг моих обязанностей входит, в том числе, отслеживание вашей деятельности. Вы – заметная медиа-фигура, и я ваш куратор из Администрации, поэтому мне поручили общение с вами.

«Хорошо хоть, что не следователь Отдела По Особо Важным Делам» - успеваю подумать я.

- Как вы знаете, дела на наших фронтах обстоят неважно. Даже, я бы сказал так, катастрофически. Мы теряем планету за планетой, наши космические флоты терпят поражение за поражением, а Псы все увеличивают темпы наступления. Говоря совсем откровенно, вооруженные силы Федерации рушатся, как карточный домик. А вместе с ними и вся Федерация. Что бы вы сделали в нашем положении, Жорж?

- Я, эээ… - я мямлю, пораженной его откровенностью.

- Да, вы бы заключили альянс с третьей стороной, благо, многие межпланетные объединения обижены на Псов. Более всего на их обижен Великий Халифат, с ним же у нас наилучшие отношения.

Я набираюсь храбрости и спрашиваю:

- Какое отношение это все имеет ко мне?

- Не перебивайте. Неделю назад мы собрали делегацию лучших из лучших сотрудников Министерства Иностранных Дел. Сливки дипломатической элиты Разорской Федерации, возглавляемые лично министром иностранных дел. На полпути к Халифату их корабль вместе с двумя крейсерами сопровождения был перехвачен силами Псов. Перехвачен и полностью уничтожен. В один миг мы лишились людей, которые могли заключить договор хоть с самим Сатаной, у нас остались лишь всевозможные заместители и прочие бесполезные чиновники. Если мы пошлем их в Великий Халифат, халиф в лучшем случае оскорбится.

- И?

- И мы ищем замену. Все высшие чиновники Администрации, все ключевые офицеры госбезопасности и всю командующие армиями сейчас находятся на линии фронта, пытаясь сдержать наступление Псов. Сам Президент на днях прибыл на борт флагмана Объединенного Флота. Снимите кого- то из них с передовой – и тут же поползет шепот «Начальство бежит!» с вполне предсказуемыми последствиями. В Столице не осталась никого, кто бы обладал минимальными дипломатическими навыками и при этом имел чин, достаточный для общения с халифом – мой куратор вздыхает.

- Несколько дней мы искали замену, пока нам не сообщили о вашем возвращении в Столицу. Вы широко известны в Халифате, после поимки арабами Сангвинуса халиф лично наградил вас тридцатикилограммовой золотой статуэткой и даровал статус его вечного друга, едва вы появляетесь в границах Халифата, как с вас начинает течь патока обожания.

- И вы хотите, чтобы я….

- Приняли статус чрезвычайного и полномочного посла Разорской Федерации, проскочили мимо патрулей Псов и уговорили халифа заключить альянс. В случае неудачи можете не возвращаться в Столицу – вряд ли вам захочется попасть в руки Сангвиниуса второй раз.

- Но!

- У вас нет выбора. Или вы принимаете мое предложение, заключаете альянс и получаете любые почести, которые только можете себе представить, или вы готовите место на руке для татуировки беженца. Срок на раздумья у вас до завтра. Прощайте! – куратор вновь отворачивается к окну. На негнущихся ногах я выхожу из кабинета и прислоняюсь к стене коридора.

Глава тринадцатая.

Простояв у стены пару минут, я решаю не думать о предложении куратора и отправляюсь на шоппинг. Торговая Улица сверкает огнями вывесок «НОВЫЕ КОЛЛЕКЦИИ», по обеим ее сторонам пускают миллионы бликов тысячи стеклянных витрин, и бутики полны людей, несмотря на то, что каждый час линия фронта все приближается и приближается к Столице. Я неспешно брожу по любимым бутикам, я принимаю поздравления и восхищения от знающих меня консультантов, я как зачарованный меряю свитера, снимаю и надеваю джинсы, застегиваю и расстегиваю рубашки, пытаясь убить мысли запахом кожаных этикеток. До позднего вечера я покупаю и покупаю новые вещи, но привычная эйфория шоппинга так и не приходит, оставляя на месте себя лишь гнетущую пустоту. Подъезжая к Имперскому Небоскребу в такси, заваленном фирменными пакетами с веревочными ручками, я не выдерживаю и начинаю слабо хныкать от обиды на непонятно кого.

Всю ночь я сижу голым в позе лотоса перед огромным окном, выходящим на город. Я курю сигару и смотрю на ночной мегаполис сквозь кольца дыма. Я вижу вдалеке громаду Администрации, блеск огней Торговой Улицы, огромные прожекторы Космодрома, слабый свет окон сотен небоскребов. Я думаю. Что это за небоскребы? Штаб-квартиры компаний, выжимающих последние соки из колонизированных миров. Апартаменты менеджеров, урвавших свое во время Великой Перестройки, квартиры военных, сумевших объяснить пропажу новейшего тактического истребителя и появление бешеной суммы на личном счету, жилища чиновников Администрации, сразу после своего назначения заявившихся в офисы банкиров с предложением делиться. Эти небоскребы полны популярных писателей и певцов, скармливающих людям примитивную блевотину «развлечений», здесь стоят шкафы, набитые кабальными договорами между чиновниками и бедняками, здесь скрываются сейфы, ломящиеся от денег с кровавыми разводами. Это самый центр мировой мерзости, скопище элитных ублюдков и подонков, рассадник отвратительных пороков, инкубатор отборнейших подонков. На другой стороне планеты-мегаполиса, в дешевых домах стандартных конструкций притаилась не меньшая мерзость. Здесь живут «простые люди», полуживотные-полурабы с примитивными мыслями и стремления. Крысы, бегающие по замкнутому кругу между «опостылевшей работой», «нажраться с такими же животными» и «добраться домой до алтаря Великого Развлекателя – телевизора». Случившаяся век назад Цифровая Революция дала им доступ к миллиардам источникам информации, подарила возможности, о которых рядовой член общества прошлого и мечтать не мог, сделала их информационными полубогами, способными в любой момент протянуть руку и достать знания, открывающие миллионы возможностей. Но они тратят свои полубожественные силы на «развлечения», используя информационные каналы для доступа к «шуткам», копеечной «литературе» и порнографии. Любой из них может сделать всего лишь один клик и прочитать всю правду об Администрации и аферах ее чиновников, после чего сменить власть вконец проворовавшихся коррупционеров на что-то более приличное, но они предпочитают госпропаганду. Просто потому, что клик надо сделать, а пропагандой тычут тебе в лицо, дескать, жри, дорогой, жри. И они жрут, раз за разом вновь и вновь избирая компанию бездарных воров, благодарящих «электорат» новыми порциями «зрелищ», «фестивалей» и прочими «программами поддержки массовой культуры». Замкнутый круг самооскотинивания, симбиоз людей-быков с людьми-слизняками, Уроборос, чья голова, полная быдла с властью, пожирает свой хвост, полный быдла без власти. И этих людей я должен спасать?

Меня должна ужасать мысль, что ядерные ракеты превратят в пыль офисы «Стальпрома»? Что мой куратор с официально нищенской зарплатой в эксклюзивном костюме от Сарра сгорит в очищающем пламени? Что во время очередного телевизионного шоу в студию ворвутся космодесантники Псов и распилят ведущую боевой пилой? Что полярная артиллерия случайным залпом сожжет магазины «массовой литературы»? Что в ночь финального штурма по улицам будут носиться, визжа от ужаса полуголые «сатирики» и «популярные исполнители», падая на асфальт под градом пуль? Что вместо блевотины скучных слов «о толерантности», «миролюбивости» и «цивилизованных рыночных отношений» с явным подтекстом «не мешайте грести бабло!» из телевизоров польется полная жизни пропаганда ненависти? Что вместо висящих повсюду крестов ожиревшей и развратившейся Федеральной Церкви появятся Священные Полярные Свастики? Что оставшееся в живых быдло запрягут и погонят на новую войну, вместо «развлечений» подарив путевки в окопы под обстрелом? Что испитые мужички будут не медленно сгорать в алкогольном угаре, а быстро и милосердно погибнут на минных полях? Меня это должно волновать, когда я могу получить гражданство Халифата, стоит мне только заикнуться об этом?

Да. Потому что эти люди – слабые. Потому что они слабы и обречены, потому что они пали так низко, как только может пасть человеческое существо. Потому что они – муравьи, вылезшие на рельсы перед поездом. Они настолько глупы, настолько не понимают ужаса своего положения (вчера мы потеряли три тяжелых крейсера, на 95% каналов об этом не сказано ни слова), что заслуживают не ненависти, а жалости. Это идиотики, попавшие в окружение обезумевших от крови убийц. Они стоят и глупо улыбаются, пуская слюни, пока окружившие их палачи достают топоры, расчехляют ножи, поправляют кастеты на кулаках. Только один из идиотиков, пораженный блеском чужих лезвий, понял, что происходит и воззвал к ангелу Обреченных. Ко мне. Я не имею права отказать. Я не могу отказать ему, иначе я ничем не буду отличаться от дышащих ненавистью Псов. Я не могу отказать, не нарушив свой принцип «всегда за правду, несмотря ни на что». Идиотик-Федерация внушает мне искреннее, глубокое отвращение, но правда состоит в том, что идиотов убивать нельзя. Идиотов надо учить читать по слогам, идиотам надо объяснять простейшие законы мира, из идиотов надо воспитывать полноценных людей настолько, насколько это вообще возможно. Но нельзя отдавать идиота обезумевшим от крови садистам, творящим миллионы убийств ради фантастических, сказочных резонов. Судьба дала мне власть над целой Федерацией и, употребив ее на то, чтобы уничтожить миллиарды людей лишь из-за своего к ним отвращения, я стану кровным братом республиканской элиты, бросающих в мясорубки миллионы солдат ради сохранения своей власти. Я не могу дать изрубить на куски «популярного писателя», «эффективного менеджера» или «простого парня» только лишь потому, что они эстетически чудовищны. Да, вся эта братия заслуживает хорошей порки, а часть и вовсе заработала на пожизненное заключение. Но они никак не заслужили смертного приговора с графой «Причина: случайно помешал дорвавшимся до власти психопатам». Высшие боги решили, что я должен спасти этих полулюдей и исполнить миссию ангела Обреченных. И я ее исполню.

Возможно, лет через сто кто-то посчитает мой поступок геройством, самодовольством или самолюбованием. Друзья! У некоторых людей нет геройства. У некоторых людей витиеватое геройство заменяет простая и скучная совесть. И я один из них.

Глава четырнадцатая.

Солнце встает над городом. Гигантский огненный шар отражается в миллионах зеркальных окон тысяч небоскребов, бросая солнечные лучи на миллиарды лиц невыспавшихся менеджеров среднего звена, закабаневших госчиновников, изящных бандитов и сипло матерящихся пролетариев. Город просыпается, город наполняется жизнью, солнечные лучи разгоняют легкую утреннюю дымку, унося вместе с ней мои ночные сомнения. Проснись и пой, Жорж Дунаев, проснись и пой! – я радостно вскидываю обе руки вверх и машу ими миллионам людей внизу. Я на вершине башни столичного космодрома, сердце мое полно предвкушения скорой поездки, разум мой чист и свободен от тревог и сомнений. Ехать-ехать-ехать! Я нетерпеливо притоптываю ногой в ожидании куратора, свисающая с моего плеча дорожная сумка бьется о мое бедро. На мне белый пиджак, легкий белый свитер, плотные белые брюки и ослепительно белые ботинки, все от Тосс. В дорожной сумке один сменный комплект одежды, три вида стимуляторов двигательной активности, два вида нейростимуляторов, коробочка галлюциногенов и несколько ампул антидота. Я полон надежд и энергии, я свечусь изнутри и готов в любую секунду отправиться хоть к черту на рога. Лишь бы отправиться. Ожидание под стимуляторами невыносимо, каждое мгновение бездействия мне хочется выть голодным волком. Наконец, появляется куратор.

Все в том же костюме от Сарра он быстро идет по бетону взлетных полос, и ветер распахивает полы его пиджака, и я чуть было не улыбаюсь ему, но вовремя вспоминаю, какой он проворовавшийся мудак. Рядом с куратором мелким шагом семенит миловидная голубоглазая блондинка в форме пилота Специального Отдела Администрации, таща за собой целый баул. Подойдя ко мне, куратор коротко пожимает руку и представляет девушку:

- Тиамат, ваш пилот. Она будет вашим единственным компаньоном – если вы достигнете цели, свита вам не понадобится, если вас перехватят в полете, то от ракет Псов никакие телохранители не помогут.

Девушка коротко кивает мне и устремляется в космокатер за моей спиной.

- Вместе с Тиамат я передал вам комплект церемониальной одежды посла высшего ранга Разорской Федерации. Кроме того, у нее идентификационные карты, подтверждающие вашу личность и ваш статус. Как и каким тоном вести переговоры с халифом, я оставляю на ваше усмотрение. Отправление через пять минут, удачи – куратор еще раз коротко жмет мне руку и уходит. На полпути от меня у него звонит коммуникатор и он поднимает трубку. Ветер уносит отдельные слова, но я четко слышу «таможня», «откат» и «они там совсем охренели, вызывай Семеныча». Я складываю пальцы пистолетом и направляю его на голову куратора: «Пиф! Паф! Паф! Убит, засранец!». Куратор заканчивает разговор, оборачивается в мою сторону, видит пистолет из пальцев, качает головой и кривит лицо. Я кривлюсь в ответ. Куратор машет рукой и уходит.

- Господин Дунаев, космокатер к полету готов! – у Тиамат необычайно мелодичный голос. Я оборачиваюсь, еще раз оглядываю ее и, улыбнувшись чеширским котом, лезу внутрь, устраиваясь на месте второго пилота.

- Господин Дунаев, пожалуйста, пристегнитесь, через минуту мы взлетаем – я лениво щелкаю пряжкой ремня:

- Перестань это чудовищное «господин Дунаев». Зови меня просто Жоржом.

- Хорошо, Жорж – Тиамат трогает рычаги управления, и катер взмывает вертикально вверх, ревя маневренными двигателями. Я смотрю на уменьшающиеся небоскребы и, не выдержав, потихоньку посылаю удаляющейся Столице воздушный поцелуй:

- Не за себя, за ради вас лечу, говноеды.

Мы выходим в верхние слои атмосферы, пролетаем мимо медленно вращающейся громады орбитальной крепости, уворачивается от проносящегося мимо патрульного звена истребителей и оказываемся в открытом космосе. Тиамат начинает возиться с панелью управления:

- Это самый быстрый катер из всех, что мы могли достать. На нем нет никакой брони и щитов, первое же попадание станет фатальным, поэтому вся наша надежда на скорость. Маршрут спланирован таким образом, чтобы мы через зоны контроля флота Федерации максимально близко подошли к астероидному полю, расположенному на границе Федерации и Халифата. Астероиды отражают радарные волны, поэтому, добравшись туда, мы станем невидимыми для флота Псов. Единственная проблема – между последней зоной контроля и астероидами примерно пятнадцать минут лета по открытому космосу, кишащему патрулями Псов – Тиамат откидывается в кресле и включает гипердвигатель, я обдумываю услышанное.

- А как мы собираемся пролететь мимо патрулей?

- Сутки назад звено кораблей специального назначения успешно запустило на нужный нам участок целый ворох спутников-шпионов. Маршруты движения патрулей будут нам видны, как на ладони.

- Мда – я жую губами, не зная, что сказать. Наше путешествие выглядит настолько хорошо спланированным, что начинает напоминать межзвездный туристический круиз. Уважаемые пассажиры, следующая остановка курортная планета Аазис, затем мы проследуем мимо нескольких десятков вражеских патрулей, а после отправимся на экзотическую экскурсию в золотой дворец халифа. Приятного вам путешествия, бар с напитками расположен на пятой палубе, бассейн с гидромассажем на третьей, казино вы найдете на четвертой, а чертовски привлекательную девушку – прямо напротив вас. Я поворачиваюсь к Тиамат и внимательно рассматриваю ее лицо, полное хмурого сосредоточения на процессе полета. Возможно, в смысле желанного мной интеллекта она родная сестра Маллеус. Возможно, нет – в спецотдел Администрации деревья не берут. В любом случае, ее внешность заслуживает куда более близкого знакомства, чем наше. Я решаю, что по возвращению в Столицу приглашу ее на свидание. Герой-журналист, увенчанный лаврами Спасителя Федерации, куда привлекательнее компаньона-смертника, с ужасом и дрожью ждущего ракеты в бок. Мы летим два или три часа, за которые я успеваю закинуться нейростимуляторами и начать набрасывать текст новой колонки. Обзорные дисплеи заливает скучный иссиня-черный космос, и я даже ни разу не поднимаю взгляд, чтобы посмотреть на них, оставляя гляделки Тиамат, с поразительной легкостью управляющей несущимся сквозь пустоту космокатером. Во время полета мы молчим – я занят колонкой, Тиамат еле слышно общается с патрулями Федерации.

- Вот мы и на месте – голос Тиамат выводит меня из задумчивости.

- Это последняя зона контроля нашего Флота, дальше простираются владения Псов. Сейчас я установлю связь со спутниками и попытаюсь составить примерную схему маршрутов патрулей.

Я делаю лицо «Скорее, солнышко, скорее!» и начинаю раскуривать сигару. Выпускаю первую струю дыма, слышу шум запускающихся вентиляторов поддержания атмосферы. Вздыхаю. Выпускаю еще струю дыма и смотрю на мою прелестную спутницу, по-прежнему копающуюся с многочисленными трехмерными дисплеями. Еще струя дыма, еще взгляд. Так продолжается до тех пор, пока я не скуриваю треть сигары и не тушу ее, бережно сложив остатки в карман. Подождав еще минуту, я теряю терпение:

- Милая Тиамат, не могли бы вы сказать, почему мы тут торчим так долго? Линия-то фронта движется, движется!

- Сейчас, сейчас – она не отрывается от дисплеев – сейчас, я попробую еще этот вариант, нет, нет, не то, еще попытка, опять нет, снова нет, нет, нет и нет – она поворачивается ко мне:

- Я не могу установить связь со спутниками слежения. Это означает, что или пятнадцать раз проверенное оборудование сбоит, или что…

- Что?

- Что спутники уничтожены Псами. В любом случае, маршрутов патрулей у нас нет.

Я вздыхаю, как самый грустный слон в мире и безотрывно смотрю на панель управления несколько минут. Вздыхаю еще раз:

- Какие у нас варианты?

- Возвратиться в Столицу, сообщить куратору и ждать, пока наш флот не запустит новые спутники. Не факт, что им это удастся или что Псы опять их не уничтожат к нашему прибытию. Или…

- Или? – я подаюсь вперед.

- Или лететь вперед, понадеявшись проскочить. Во втором случае вся наша надежда на скорость и удачу. Приказом куратора я подчиняюсь вам, поэтому вам же решать, чего у нас больше – удачи или времени ждать новые спутники.

Я замираю. С одной стороны, лететь наугад вперед через космос, кишмя кишащий Псами, не имея при этом даже фигового листочка брони – чистое самоубийство. Со стороны другой, совершенно невыносима мысль о том, что надо будет вернуться в Столицу, снова общаться с мудаком-куратором и несколько дней слоняться по бутикам, изнывая от тоски и невозможности хоть что-то сделать. Я внутренне колеблюсь, Тиамат, игриво подмигнув, прерывает молчание:

- Говорят, что вы, Жорж, очень удачливый человек….

Ах, вот оно что, рядом со мной, оказывается, бой-бабочка, бесстрашная валькирия Администрации с голосом ангела. Приказать сейчас лететь обратно в Столицу – разрушить призрак начинающих отношений, выставив себя трусливым лохом. Будем считать, что я уступаю чарам женщины и, не в силах сдержать нахлынувшего мужского чувства, ведусь на подколку самочки.

- Вперед, вперед и только вперед. Моей удачи хватит на три полные дивизии космодесанта с артиллерийской поддержкой. Я от Спящего ушел, от Сангвиниуса ушел, а от каких-то сраных патрулей и подавно уйду. Тиамат, врубай гипердвигатель на полную!

Глава пятнадцатая.

Тиамат делает несколько легких кликов и крошечный космокатер ревет разъяренным левиафаном.

- Форсаж – поясняет она и кликает еще раз. Все пространство кабины заполняют четыре огромные цифры «15.00».

- Время нашего полета сквозь открытое пространство, нам надо продержаться лишь пятнадцать минут, после чего мы будем в безопасности. Всего лишь пятнадцать минут полета сквозь вражескую территорию, всего пятнадцать минут.

Я киваю ей, цифры мигают и начинается обратный отсчет. После всех ее слов возникает стойкое ощущение, что я сижу внутри ощипанной куропатки, летящей прямо на толпу охотников. Сейчас идиотскую птицу заприметит один из них, потом второй, затем третий, затем они вскинут ружья и «Бууум!» - я закрываю глаза. Открываю глаза. Ничего не происходит, пятнадцать минут успевают превратиться в четырнадцать. Мы уже минуту на вражеской территории и нас не сбили! Две минуты. Две с половиной. Я достаю недокуренную сигару и пытаюсь ее зажечь, изобразив сцену «прокуренный респектабельный господин наслаждается слепым полетом в никуда, ничуть не ожидая вражеских истребителей-перехватчиков». Дрожат пальцы, сигара не зажигается, Тиамат слишком увлечена полетом, чтобы это заметить. Три минуты. Три с половиной. Четыре. Про себя я начинаю молиться всем известным и неизвестным богам сразу, прося, чтобы у пилотов Псов случился понос, невроз, паровоз, что угодно, лишь бы они не покидали свои базы. Четыре с половиной. Пять. Треть пути пройдена, нас до сих пор не сбили. Чудо! А может, я правда удачливый? Я поворачиваюсь и смотрю на напряженное лицо Тиамат, на тоненькую жилку, пульсирующую у нее на виске, на румянец, покрывший ее щеки. Интересно, сколько ей лет? Двадцать пять? Двадцать шесть? Выражением лица она похожа на Духовно Богатую Деву, это хорошо. И этот изгиб ее нижней губы чудесен, восхитительно чудесен. За такой изгиб и вправду можно отдать приказ лететь на патрули, лишь бы он не дрогнул, не задрожал обиженно «А я-то про вас, Жорж, думала …». Я открываюсь от созерцания губ и смотрю на счетчик. Восемь минут, больше половины пути, никаких следов патрулей. Может, у них выходной день? Забастовка? Стачка? Неожиданный прорыв линии фронта, который их бросили затыкать? Восемь с половиной. Девять. В руке по-прежнему незажженная сигара, я вздыхаю и убираю ее в карман. Девять с половиной минут. Неужели бог и правда есть, и он услышал мои молитвы? Десять. Писк. Тонкий, отвратительный писк системы оповещения:

- Что за?

- Два звена тяжеловооруженных истребителей, они уступают нам по скорости и маневренности, я смогу оторваться от них.

Я смотрю на центральный дисплей и вижу схематические модели истребителей, медленно отдаляющиеся от нас. Одиннадцать, истребители все дальше. Двенадцать минут, истребители еще дальше. Тринадцать минут, модели сиротливо ютятся у края дисплея. Тринадцать с половиной, от почти исчезнувших моделек отделяется целых рой маленьких треугольников.

- Ракеты. Приготовьтесь, сейчас будет пара фигур высшего пилотажа!

Тиамат яростно дергает штурвал, как заевший вибратор. Космокатер трясет от невероятных кульбитов, ракеты рвутся в опасной близости, я истекаю холодным потом, считая секунды до входа в астероидное поле. Мы почти достигаем астероидов, как раздается взрыв, половина дисплеев краснеет и монотонный голос начинает нудно перечислять: «Фазовый инъектор выведен из строя, демиургический модификатор выведен из строя, сигма-лазерный патрубок выведен из строя, квантовый круг электрического замещения выведен из строя…». На «альфа-арба выведена из строя» мы врываемся в пояс астероидов, едва-едва уворачиваясь от гигантских каменюк.

- Жорж, а вы и правда очень удачливый человек.

- Прости?

- Мы пережили прямое попадание ракеты, сохранив в целости маневренные двигатели. Это один шанс из миллиона, может, даже меньше.

- В божественном казино сегодня мой день!

- Маневренные двигатели позволят нам без проблем пересечь астероидное поле. Истребители Псов сюда не полезут, граница Халифата буквально в двух минутах лета.

- Перфекто!

- Это из хороших новостей. Теперь новости плохие – Тиамат делает грустное, очень грустное лицо:

- У нас полностью уничтожен гипердвигатель. Без него путь хоть до столицы Халифата, хоть до столицы Федерации займет месяцы, если не годы. Но мы недалеко от одной из периферийных планет Халифата, Аль-Рашид, буквально час лета. Аль-Рашид находится под юрисдикцией арабов, Псы нас там тронуть не посмеют. Снова плохое: власть арабской Столицы там чисто формальная, несколько лет назад во время битвы Халифата с Псами на планете случился мятеж с последующим объявлением независимости от центра. То есть, наши идентификационные карты там не стоят ничего, более того, племена бандитов, захватившие власть на Аль-Рашиде, скорее всего сделают с нами что-то ужасное, если узнают, кто мы такие. Кроме того, мы находимся все зоны действия спутников связи что Федерации, что Халифата и не можем послать сигнал SOS – Тиамат переводит дух. Я зеваю, прикрыв рот ладонью:

- Что-нибудь еще?

- Да, официальный и обязательный Великий Ислам отменен новыми хозяевами Аль-Рашида, поэтому я смогу ходить там без паранджи.

- Отлично. «Достать гипердвигатель на планете, полной арабских бандитов» - самое невинное из всех моих приключений за последний месяц. Курс на Аль-Рашид!

Через полтора часа мы подлетаем к планете. Огромный желтый шар, выжженная безводная пустыня, ужасно выглядящая даже из космоса.

- Где будем садиться?

- Где-нибудь на окраине планетарной столицы, вряд ли в сельских районах имеются гипердвигатели. Постарайся посадить космокатер как можно тише и неприметнее, встречающие нам совершенно не нужны – Тиамат кивает, я откидываюсь в кресле и начинаю насвистывать «Ere we go!».

- Кстати, а у нас есть какое-нибудь оружие?

- В стандартную комплектацию катера входят два легких автоматических пистолета, размещенные в спинках кресел пилотов.

- Это как-то даже неинтересно – с пистолетами гипердвигатель и дурак достанет – я смеюсь, я в отличном настроении, я не привязан к пыточному стулу, меня не пытаются скормить древнему монстру, у меня есть два пистолета, прекрасная компаньонша и миссия, что принесет мне славу в веках. Живем!

Глава шестнадцатая.

Поднимая клубы пыли, наш катер приземляется среди дюн и песков, в получасе ходьбы от ближайшего человеческого жилья. По местному времени раннее утро, но солнце уже нещадно палит, заливая все вокруг ярким, резким светом. Один из бортов катера падает вниз, открывая собой трап. Я выхожу из темного транспортного нутра и тут же зажмуриваюсь. Потом я развожу руки в стороны, полной грудью вдыхаю горячий воздух пустыни и со всей дури кричу: «Ere we go! Ere we go!». За мной пытается вылезти Тиамат, но я ласково хватаю ее за талию и разворачиваю назад: «Дорогая, мундир пилота Федерации не лучший костюм для наших пустынных прогулок. Переоденься». Она вздыхает и отправляется обратно в душную темноту. Я тем временем устраиваюсь на песке и начинаю раскладывать дороги, смешивая стимуляторы в одну убойную смесь. Из катера появляется Тиамат, переодевшаяся в легкий костюм кремового цвета. Увидев наркотики, она морщит нос, но я вытягиваю к ней свободную руку в просящем жесте:

- Только без гримас, пилот Тиамат! Нам предстоит тяжелый день, полный бега, преступлений и негодяйств, у нас мало времени и я не хочу потерять ни секунды только потому, что вы отказываетесь закинуться порошком скорости. Сделайте нормальное лицо и подойдите ко мне за своей дозой, это приказ.

Она растерянна:

- Но…

- Никаких «но», благо Федерации превыше всего! Вот, я построил вам дорогу на боку своей сумки, возьмите эту трубочку и вынюхайте вашу дозу. В противном случае вы будете отставать от меня по скорости бега и реакции раза в два, а ждать я вас не намерен. Или нюхайте, или оставайтесь караулить катер, ожидая, пока Жорж Дунаев вернется с двигателем запазухой.

Она бросает смущенный взгляд и берет трубочку из моих рук. Я улыбаюсь улыбкой пушера, только что продавшего дозу опиатов первокласснику. Я думаю, является ли подсаживание девушек на тяжелые наркотики запрещенным приемом ухаживания, или же такой вариант допустим. Решаю, что допустим. Потом думаю, что бы сказала моя мама. Потом, что сказал бы человек, продавший мне порошок. Потом я перестаю думать и церемонно беру под руку закинувшуюся Тиамат. Мы выглядим потрясающей парой – я во всем белом и она во всем кремовом посреди выжженной арабской пустыни. Этакие «благородные белые господа, прибывшие осмотреть свои колониальные владения». Впечатление усиливают кобуры с пистолетами, болтающиеся у нас на поясах.

Через двадцать минут ходьбы весь эффект рассеивается – и я, и она набрали полные ботинки песка и страшно вспотели, покоряя бархан за барханом. Еще через десять минут мы выходим к окраине планетарной столицы. Низенькие глинобитные дома, неуютно свисающие со столбов гроздья проводов, грязные детишки, с ором возящиеся в дорожной пыли, потертые старики и старухи, рассевшиеся в тени навесов. В конце улицы – несколько овощных прилавков со скучающим торговцем в замусоленной феске. Схватив Тиамат за руку, я иду прямо к прилавкам, не оглядываясь по сторонам. Подхожу, смотрю на гнилые овощи, на кусочки картонок с криво выведенными ценами, и протягиваю торговцу деньги, тыкая на кучку самой дешевой гадости. Араб неспешно собирает мою покупку в пакет из грубой бумаги, отдает мне его и смотрит полувопросительным взглядом:

- Глубокоуважаемый, не подскажете ли вы, как пройти в центр города? – спрашиваю я по-арабски.

В любом другом случае он бы просто послал меня куда подальше, но тут я совершил покупку, стал его клиентом, человеком, отказать которому запрещают все возможные правила восточного этикета. Торговец глубоко вздыхает и начинает длинное, запутанное объяснение, которое я тут же записываю на коммуникатор. Затем я включаю записанный кусок на автоповтор и мы начинаем путешествие вглубь города. Мы идем через грязные, нищие кварталы, мы спотыкаемся о валяющихся на песке нищих, мы убегаем от банд уличных мальчишек, мы продираемся сквозь бесконечные восточные базары, почти оглохнув от криков зазывал и едва не теряя сознание от запахов острейших приправ. Постепенно глинобитные дома становятся чище и выше, крики торговцев сменяет заунывные пение муэдзинов, мальчишки куда-то исчезают, нищие рассаживаются по обочинам немощенных улиц со странными инструментами в руках и начинают играть варварское подобие музыки. Мы в центре.

Вооруженных людей становится все больше и больше. Все они одеты в тяжелые бронежилеты и серую камуфляжную форму образца федеральной Планетарной Гвардии, в руках у них легкие пулеметы и штурмовые винтовки. По цепким взглядам патрульных видно, что оружие и броню они носят не просто так. Нас останавливает скучающий патруль и один из солдат тыкает пальцем в мой пакет с овощами. Я показываю ему, что внутри и спрашиваю:

- Высокоуважаемый, не подскажете ли вы, как найти магазин, торгующий двигателями всех размеров и форматов?

Солдат молча забирает мои овощи, а затем долго и подробно объясняет, как и куда идти. Я благодарно киваю ему, и мы снова бредем сквозь улицы, переулки, базары. В конце-концов мы выходим к небольшому навесу, прикрывающему дверь в огромный ангар. Ангар завален всевозможной машинерией, металлические приборы и приспособления всех размеров и расцветок свалены здесь в беспорядке первозданного хаоса. В одной куче вместе лежат древние пропеллеры, дула винтовок, пара небольших двигателей, обломок косы, гигантская дверная ручка, что-то, похожее на осциллограф, множество пружин, гаек и болтов. В других кучах валяется похожий хлам. Посреди всего этого ржавеющего металлического бедлама возвышается стол с кипами бумаг, за столом с важным видом сидит маленький араб.

Я машу ему рукой:

- Добрый день, глубокоуважаемый.

- Добрый день, уважаемый гость.

- Ваше заведение искренне поражает и восхищает своими размерами и многообразием вещей – араб довольно хмыкает.

- А ваш прелестнейший стол выглядит как настоящая вещь работы легендарных мастеров древности – араб прерывает поток моей ритуальной лести:

- Чем я могу помочь моим дорогим гостям?

- Глубокоуважаемый, мы срочно нуждаемся в гипердвигателе сверхмалого размера, подходящим для космокатеров проекта 537-25-А.

Араб шевелит губами, что-то прикидывая и подсчитывая:

- Возможно достать дорогому гостю гипердвигатель к завтрашнему утру. Дорогому гостю это обойдется в полтора миллионов кредитов.

Я взмахиваю руками так, как будто он только что смертельно оскорбил весь мой род до десятого колена:

- Глубокоуважаемый, каждый уличный мальчишка знает, что таковые гипердвигатели стоят не более двухсот пятидесяти тысяч кредитов

- Дорогой гость смеется над моими сединами! Двести пятьдесят тысяч? Хромой ишак и то дороже стоит! Миллион двести пятьдесят.

- Глубокоуважаемый, за миллион двести пятьдесят мой прадед отстроил посреди пустыни дворец из золота с зелеными садами и фонтанами, бившими сладчайшим вином, а у вас всего лишь кусок простого железа! Триста тысяч.

- Дорогой гость, видимо, не слышал, как на той неделе мой сосед за триста тысяч купил старую арбу без колес! Миллион!

- Глубокоуважаемый, миллион кредитов стоит новый космокатер с тюнингованным двигателем и тремя комплектами тяжелого вооружения. Четыреста тысяч!

- Дорогой гость, в этом городе за четыреста тысяч идет древний моторчик с винтом, а не новейший гипердвигатель особой конструкции! Девятьсот.

- Глубокоуважаемый, за девятьсот тысяч я куплю половину этого города вместе со всеми нищими и торговцами шаурмой! Пятьсот.

Араб смотрит в мои глаза и понимает, что я знаю золотое правило – в любом мире Халифата цену можно сбить ровно в три раза.

- Дорогой гость предлагает цену разумную, двигатель будет к завтрашнему утру. А теперь – он пододвигается ближе к столу – попрошу дорогого гостя внести предварительную сумму.

- Глубокоуважаемый, одну минуту – я выхожу из ангара и поворачиваюсь к Тиамат:

- Сколько у нас денег?

- Если продать все, кроме твоего посольского костюма и жизненно важных узлов корабля, выйдет тысяч сто, я полагаю.

- Дьявол! – я скачу по уличному песку, как будто это раскаленная сковорода.

- Как думаешь, можно его грабануть?

- Вряд ли – несмотря на название, двигатель огромный, понадобится транспорт, чтобы его вывезти и пара часов плюс с десяток рабочих, чтобы смонтировать. Это столько шума и времени, что нас не найдет только слепой.

- Твои предложения?

- Взять банк. Конечно, это рискованно, но другого выхода у нас нет.

Подумав, я соглашаюсь с ней и возвращаюсь к арабу, сообщая, что деньги будут в течение нескольких дней. Мы церемонно раскланиваемся и отправляемся на поиски банков и иных хранилищ наличности. Остаток дня мы проводим в бесконечных расспросах и бесконечной ходьбе, составляя карту городских деньгоисточников, помечая количество охраны, маршруты патрулей, точки входа и выхода, по возможности составляем внутренние планы помещений. Картина складывается предельно безрадостная – на каждом объекте минимум с десяток тяжело вооруженных солдат, бросаться на которых с парой пистолетов чистое безумие. Уставшие и отчаявшиеся, мы возвращаемся к катеру поздним вечером, волочась по затихшим темным улицам, освещаемых лишь слабым светом редких окон.

Глава семнадцатая.

Подходя к космокатеру, я замечаю молодого араба в посеревших от грязи лохмотьях. Он беспечно сидит на песке, с интересом ковыряясь в пальцах своих ног. Я достаю из кобуры пистолет, целюсь в араба и спокойно спрашиваю:

- Ты кто?

Араб улыбается, в темноте сверкают его белые зубы:

- Ваш друг.

- Какой к черту друг?

- Хороший. Я следил за вами, следил с самого вашего приземления. Я шел за вами по пятам весь день, выспрашивая нищих и торговцев, и узнал, что вам нужен гипердвигатель. Но у вас нет денег и вы решили ограбить один из наших местных банков – араб дарит мне еще одну улыбку и чешет грудь.

Я молчу. Он прав, но признаваться в этом как-то не хочется.

- Я не советую вам грабить банки. Во-первых, там десятки охранников в броне, ваши пистолеты бесполезны. Во-вторых, после серии грабежей была создана моментальная система оповещений. В-третьих, за поимку грабителей полагаются солидные деньги – ваш торговец двигателями вас первым же и сдаст. Банки вам не нужны. Второй путь – попытаться украсть сам двигатель. Но он столь велик, что вывезти ее незаметно невозможно, и пока вы будете его монтировать, вас найдут и схватят. Кража двигателя тоже не годится. Третий путь – я вижу, что вы из Федерации – это попытаться проникнуть к единственной на планете точке межзвездной связи и дать сигнал SOS. Видите то здание вдалеке на холме? – он машет рукой в ночь- это телекоммуникационный центр. Охраняется он еще лучше банков, шансов на штурм у вас никаких, подкупить охрану вы тем более не сможете. SOS невозможен. Четвертый путь – это пойти в услужение местному халифу, надеясь верной службой заработать на двигатель или получить доступ к коммуникациям. Возможно, но на это уйдут годы, если не десятилетия. Вы состаритесь и будете некрасивыми, когда выберетесь с Аль-Рашида. Пятый путь – пойти в батраки на пустынные фермы. Десять кредитов в день, количество дней посчитайте сами.

Я хмурюсь:

- И чего ты хочешь?

Араб улыбается так, что, кажется, еще немного и у него разорвется рот:

- Позвольте вам кое-что показать – он встает и достает из-под себя кейс. Открывает его и поворачивает ко мне:

- Пятьсот тысяч. Наличными. Можете пересчитать.

- Что мешает мне убить тебя прямо сейчас?

- Я сообщил своим друзьям, что иду к вам. Если через двадцать минут я не вернусь, вас найдут и разорвут на части еще до того, как вы установите двигатель.

- Отлично. Чего ты хочешь за этот кейс? – я опускаю пистолет.

- Смерть. Всего одну смерть – лицо араба начинает напоминать мордочку котенка, просящего мисочку молочка:

- Видите ли, Аль-Рашидом правит, скажем так, одна сила. Я же представляю, скажем так, другую силу – я успеваю заметить у него на левой кисти шрам в виде восьмиконечной звезды Хаоса.

- И мы хотим, скажем так, поменяться местами с нынешними хозяевами планеты. Проблема в том, что вся нынешняя система власти опирается на одного человека – Верховного Халифа. Убейте его – и все остальное рухнет, как шатер под натиском песчаной бури.

- Почему тебе нужны именно мы?

- После убийства Верховного Халифа, конечно, будет резня его сторонников, но часть из них все равно уцелеет. И вот у этих-то выживших долгом чести станет найти и как можно изощреннее казнить непосредственных убийц их повелителя. Любой человек с Аль-Рашида, убивая халифа, подписывает себе смертный приговор. Именно поэтому мои люди до сих его не тронули. Убить его и остаться в живых может только человек с иной планеты, из иного государства, сразу после убийства улетающий к шайтану на кулички. Например, вы.

Я задумываюсь:

- У него же должно быть до черта охраны и все такое прочее.

- Да. Но мы нашли секретный ход, ведущий прямо в его покои. Все, что вам нужно сделать – это встретиться с моим человеком, пройти к тайному ходу, пробраться до дырки в стене, вставить в дырку дуло винтовки и нажать на спуск. Бах! – шпион из окружения Халифа сообщает мне, что повелитель мертв, и я тут же приказываю купить двигатель. Пока вы выбираетесь из охваченного паникой города, мои люди чинят ваш космокатер. Вернувшись, вы садитесь в кабину и навсегда покидаете нашу планету.

- Звучит заманчиво. Но как я могу доверять тебе?

- Во-первых, у меня есть деньги, их я уже показал. Во-вторых, масштаб событий, которые вы запустите своим выстрелом, слишком велик, чтобы мелочиться на пятьсот тысяч. В-третьих, никак, но я знаю адрес ближайшего пункта найма батраков. Подсказать?

- Дай мне подумать.

- С удовольствием! – араб усаживается обратно на кейс с видом невинного пятилетнего ребенка.

Я отхожу к Тиамат, слушавшей наш разговор издалека.

- Что скажешь?

- Он наш единственный шанс. Возможно, пошатавшись тут какое-то время, мы и найдем другие способы добычи денег, но линия фронта с каждым часом приближается и приближается к Столице. У нас нет лишнего месяца-другого.

- Похоже, что так. Мне не нравится этот тип, но делать нечего.

Я возвращаюсь к арабу, который насвистывает веселый мотивчик, кидаясь пригоршнями песка в чахлый кустик.

- Мы согласны. Когда запланировано убийство?

Араб кидает очередную пригоршню и поворачивается ко мне.

- Завтра вечером. Зачем тянуть, верно? Мы готовились годами, нам недоставало всего одной маленькой детальки, искры, что подожжет бикфордов шнур. Вас – он встает и отряхивается.

- Вот бумага с адресом. Будьте там завтра в девять вечера. Вас встретит наш человек, вам он выдаст винтовку, вашей спутнице – легкий пулемет. Затем он проводит вас к началу тайного хода. Вы пойдете внутрь с винтовкой, ваша дама останется снаружи как прикрытие. В десять вечера вы должны достигнуть нужного места и произвести выстрел. Помните, у вас есть всего один шанс, промахом вы похороните себя заживо. Как только прибьете Халифа, бегите к выходу, а затем в компании с дамой – сюда, к вашему прибытию космокатер будет в полной готовности. Удачи! – араб улыбается, поднимает кейс и собирается уходить. Я окрикиваю его:

- Постой!

- Да?

- Ты, возможно, не знаешь, кто я. Скорее всего, даже понятия не имеешь о человеке, чья слава гремит по всей Федерации. Но это неважно. Важно другое: из всех людей, пытавшихся меня обмануть, не выжил никто. Никто. Ты понял меня, друг?

Араб беспечно кивает головой и уходит в ночь, небрежно помахивая кейсом.

Я забираюсь в космокатер, закидываюсь лошадиной дозой галлюциногенов и отключаю реальность до завтрашнего вечера. Тиамат все это время возится с поврежденным оборудованием, пытаясь восстановить хотя бы часть техники. Я смотрю на ее лицо, и мне кажется, что оно вытягивается, что зубы ее увеличивается, что ногти ее превращаются в остро отточенные когти, а сама она покрывается черной чешуей. Я шепчу в ужасе «Святы Боже, помилуй нас!», отворачиваюсь к стенке, закрываю глаза и проваливаюсь в удивительно прекрасную химическую реальность, для красоты которой не придумано еще слов в человеческом языке.

Глава восемнадцатая.

Наступает вечер следующего дня. Ярко-красное, будто налитое кровью солнце закатывается в дюны, я возвращаюсь в объективную реальность. Холодает. Я меняю свой шикарный белый костюм на неприметное темное одеяние – убегать в темноте белым зайчиком не самая лучшая идея. Так же поступает Тиамат. Темнеет. В воздухе разливается предчувствие беды. Шуршащие барханы, звездное небо, далекие огоньки трущоб – кажется, все замерло в ожидании чего-то страшного, страшного и неотвратимого. Я думаю «Сегодня один выстрел изменит историю этой планеты». Я думаю «Может быть, я приведу к власти абсолютное зло, демонов во плоти и поколения жителей Аль-Рашида будут проклинать имя мое». Я думаю «Одна планета не стоит судьбы целой Федерации». Я чувствую себя заводным кроликом с барабаном, поставленным злой рукой на рельсы истории. «Бум-бум-бум!» - кролик-Жорж идет вперед. «Бум-бум-бум!» - кролик Жорж бодрится и пытается забыть восьмиконечную звезду Хаоса на руке араба. «Бум-бум-бум!» - Жорж ставится стимуляторами, ставит Тиамат и выходит на ночную охоту.

Мы добираемся до города и видим, что улицы его полностью вымерли. Ни одного человека, ни кошки, ни даже мелкой птицы. «Как в осажденном замке перед последним штурмом» - проносится в голове. Мы крадемся по улицам, избегая пятен света, и мне кажется, что из темных подворотен я слышу шепот заговорщиков, мне кажется, что в каждой тени стоят предатели с заряженными пистолетами, что каждое горящее окно – таинственный и непонятный сигнал мятежникам. В воздухе пахнет еще не пролившейся кровью, это ночь взведенных курков и занесенных над жертвой кинжалов. Ночь резни и предсмертных криков, которые вот-вот прольются на замерший в ожидании город. Застывший механический театр палачей и убийц, ждущий лишь поворота ключа. И этот ключ несу я.

Мы добираемся до условленного места, так и не встретив ни одной живой души. Как только мы подходим к указанному в бумаге зданию, от глубокой тени дверного проема отделяется человек, одетый во все черное. Не говоря ни слова, он протягивает мне бронебойную винтовку, а Тиамат – обещанный легкий пулемет. Затем он уводит нас в лабиринт переулков, двигаясь легко и бесшумно, как большая пантера. Даже на стимуляторах мы едва поспеваем за ним. Через двадцать минут блужданий по притаившейся столице мы выходим к старой, замшелой стене. Человек легко касается одного из камней, и часть стены отъезжает в сторону. Затем наш провожатый коротко кланяется нам и так же беззвучно исчезает в ночи. Мы остаемся одни у входа, с оружием в руках и сомнением в сердцах. Медлим минуту, наконец, я решаюсь:

- Тиамат, спрячься вон в ту тень и держи пулемет наготове. Если кто-то попытается подойти ко входу – стреляй придурка без предупреждения. Если этот «кто-то» будет женщиной или ребенком, все равно стреляй – сегодня ночь резни, праздник богов крови, можно все. Это приказ.

- Так точно, Жорж! – Тиамат уходит в тень и ложится на землю, упирая пулемет на выдвижные сошки. Говорят, во время Войны Основания один гвардеец с таким пулеметом три часа удерживал стратегически важную улицу, положив несколько сотен солдат противника. Это обнадеживает.

Я вздыхаю и подхожу к тайному ходу. В лицо веет сыростью и холодом, вдалеке слышен звук падающих капель. Такова судьба всякого честного журналиста – сегодня ты брезгливо крутишь пальчиком в бутике, а завтра стоишь у входа с бронебойной винтовкой в статусе наемного убийцы. Конечно, я убивал людей и раньше, но это случалось, только когда они непосредственно угрожали моей жизни. Легко и незаметно убивать в пылу боя, в окопе, заваленном горами трупов, среди раненых и стонущих товарищей, легко стрелять во вражеского пехотинца, прыгающего на тебя с цепным топором. Никаких рефлексий – или ты его, или он тебя. Выстрелил, разнес, перешагнул и даже не запомнил, как выглядел убитый. Иное дело убивать из укрытия, внезапно, подло, стрелять в человека, который лично тебе ничего плохого не сделал. Чувствуешь себя последним мерзавцем. Это понимают и другие люди - во всех армиях мира снайперов никогда не брали в плен, убивая прямо на месте. Сегодня мне предстоит стать снайпером.

Я вздыхаю еще раз и делаю шаг вперед. Затем еще один. И еще. Вот, я уже внутри, дальше должно быть полегче. Я мрачно бреду по узкому, полному грязи и слизи, коридору, бреду впотьмах, на ощупь. Бреду десять, пятнадцать, двадцать минут, затем я теряю счет времени и меня начинают накрывать остаточные эффекты от галлюциногенов. Я вижу в темноте перед собой хохочущее лицо молодого араба с кейсом, я вижу сотни плачущих детей, я вижу горы трупов, черепа, сложенные у основания Трона Черепов, реки крови, текущие по улицам, отрезанные руки и ноги, вывороченные кишки, уши, прибитые к дверям, отрубленные носы и слышу шепот «Ты! Ты! Сделал ты! Ты!». В какой-то момент меня накрывает такое невероятное по мощи и глубине чувство вины, что я стою на грани того, чтобы вставить дуло винтовки себе в рот и нажать на курок. Пару секунд я колеблюсь, но потом вижу впереди лучик света, бьющий из дыры в стене. Пришел. Я припадаю глазом к дырке и жадно рассматриваю мир снаружи. Огромная, полная богатых ковров и золотых приборов зала с прекрасным прозрачным куполом вместо потолка. В зале играет тихая струнная музыка, в самом центре на горе подушек развалился толстый араб в расшитых золотом одеждах. Араб курит кальян и плывущим взглядом смотрит на танцующих перед ним трех обнаженных девушек. Девушкам по виду нет и пятнадцати. У меня несколько отлегает от сердца – по крайней мере, я убиваю не святого. Араб укуренно тыкает пальцем в одну из девушек, подзывая ее к себе. Затем он начинает грубо лапать, девушка в ответ смеется звонким смехом, выражая полное довольствие поведением своего повелителя. Я вздыхаю и устанавливаю винтовку. Совесть замолчала, галлюцинации прошли, из размякшего гуманиста я вновь превратился в жестокого агента Федерации. Я просовываю дуло винтовки в дырку, наводя его по изображению с крохотной видеокамеры в районе мушки. Стрелять решаю в голову – несмотря на то, что винтовка бронебойная, на теле Халифа может оказаться сверхредкий силовой бронежилет – планетарный правитель все-таки. Халиф лапает девушку все настойчивее и настойчивее, та смеется все громче и громче, в какой-то момент создавая впечатление, что я смотрю на зрителей юмористического концерта. В тот самый момент, когда вконец осоловевший араб засовывает внутрь девушки два пальца, я нажимаю на курок. «Бамс!» - голова бывшего повелителя Аль-Рашида разлетается облаком свежего фарша, оседая на вопящей от ужаса малолетней проститутки. Наверное, это очень неприятно – за секунду превратиться из любимицы Халифа в окровавленную сучку с двумя мертвыми пальцами внутри. В зале ревет сирена, огромные узорчатые двери открываются и помещение заполняет толпа охранников, кто-то бьет сучку по щекам и пытается что-то спросить, та в шоке и ничего не может ответить. Все это, я, впрочем, уже не вижу – я бегу обратно по тайному ходу, прихватив с собой винтовку.

Я вылетаю из сырой темноты на полном ходу, и Тиамат кричит мне из тени: «Как ты?», и я кричу ей в ответ: «Великолепно!», и она вскакивает с пулеметом в руках, и я кричу: «Боже, дай нам силы в ноги!». Медленно наполнявшаяся плотина ненависти прорвалась, ковровая бомбардировка злости, артобстрел ярости, атомный взрыв жажды крови. Мы – в эпицентре. Ночь длинных ножей началась.

Глава девятнадцатая.

Мы успеваем пробежать пару переулков, как замерший город оживает. Из каждой подворотни доносятся пулеметные очереди и гортанные крики, в разных частях столицы вспыхивают огни взрывов, изредка слышен рев реактивных минометов. Блажен, кто ожидает – и культисты Хаоса дождались своей ночи. Из-за темноты и быстрого бега мы не можем оценить весь масштаб происходящего, но, похоже, что штурм правительственных позиций начался в двадцати разных местах одновременно. Мы петляем из тени в тень, перепрыгивая через трупы с вспоротыми животами, оббегая безумных культистов, с ревом вырывающих сердца из еще дергающихся тел и убивая берсеркеров-одиночек, пытающихся броситься нам наперерез, размахивая кривыми ножами. Повсюду кровь, повсюду трупы, повсюду звезды Хаоса – их рисуют на стенах домов свежими внутренностями. В центре города идет серьезный бой, ухают гранатометы, захлебываются лаем пулеметы, с грохотом рушатся стены. На окраинах – бессмысленная и бесконтрольная резня, в которой убивают каждого, оказавшегося без священной звезды. Зверь Хаоса слишком долго томился взаперти и теперь, вырвавшись на свободу, убивает, убивает и убивает, без цели, без смысла, без пощады.

Мы вырываемся из обреченного города, превратившегося в ад на земле, и из последних сил бежим к космокатеру. Взобравшись на очередной бархан, я вижу вдалеке наш бесценный транспорт, билет с безумной планеты в нормальную жизнь. Странно, но вокруг космокатера темно и не видно никаких следов монтажных работ. Мы пробегаем еще несколько сот метров и понимаем, что никто никуда никакой двигатель не привозил и не пытался установить. Нас кинули, задаром сделав козлами отпущения. Я в изнеможении падаю на холодный песок и хриплю, пытаясь восстановить дыхание. Рядом ртом ловит воздух Тиамат. Продышавшись, я понимаю, что это все. Что мы никуда никогда не улетим. Что через пару часов уцелевшие солдаты Халифа узнают наши имена, а еще через пару часов – найдут и садистки казнят. И что даже если мы избежим смерти от рук уцелевших, то находиться рядом с городом, полным озверевших от крови хаоситов – не самое мудрое решение. И что добив правительственные силы, хаоситы, скорее всего, займутся своими запретными ритуалами, по сравнению с которыми пробуждение Спящего – детская мурзилка. Я не хочу даже думать, что будет с планетой через пару дней. Да-да-да, это все учинил я, это я не понял, что передо мной не жаждущие власти революционеры, а сумасшедшие маньяки, но поезд уже отправился со второго пути и все, что мне остается – это смотреть на проносящиеся мимо пейзажи разрушения, пытаясь закрыться от них крохотной занавесочкой незнания.

Тиамат поднимается и садится на песок. Вглядывается в огни оставленного нами города:

- Красиво. Все-таки обреченный город, умирающий под градом ударов кривых ножей – это красиво.

- Особенно если смотришь на него со стороны.

Тиамат жмет плечами, не отрываясь от созерцания вспышек далеких взрывов. Внезапно она вскакивает на ноги:

- Смотри! Смотри! Видел, где полыхнуло?

- Нет – я приподнимаюсь на локте – Что там?

- Помнишь, араб нам говорил про холм с коммуникационным центром? Только что там было два взрыва.

- Ты хочешь сказать, что…

- Что хаоситы штурмуют центр, расстреливая его охрану…

- …а у нас бронебойная винтовка, легкий пулемет и отчаяние в последней степени. Ты думаешь?

- А что нам еще остается? Прятаться в дюнах, ожидая смерти от обезвоживания?

Я вскакиваю на ноги и готовлю стимуляторную смесь, в разы превышая допустимые дозы. Когда предстоит путешествие на скотобойню, жадничать не стоит.

Закинувшись, мы бежим в направлении коммуникационного центра. Сейчас городу сильно хуже, чем час назад – почти все улицы залиты кровью, много домов с выбитыми дверьми, правительственных войск нигде не видно. Улицы снова пусты, но теперь это не пустота затишья перед бурей, это пустота кладбища. Мы добираемся до холма с центром, так и не встретив ни одного живого человека. Холм усыпан горами мертвых тел, как солдат Халифа, так и хаоситов. Зрелище отвратительное – местами дело доходило до рукопашной и боя на ножах, несколько раз я вижу трупы хаоситов, зубами вцепившихся в своих врагов. У входа в центр мы замечаем двух вооруженных культистов, увлеченно потрошащих трупы и тихо переговаривающихся между собой. Одним выстрелом я снимаю правого, Тиамат очередью из трех патронов косит левого. Осторожно входим внутрь и оказываемся в длинном коридоре, полным изрубленных тел. Наши ботинки скользят в крови, периодически под ногами что-то (я боюсь опускать глаза, чтобы посмотреть, что именно) хлюпает и чавкает, в целом картина напоминает поучительную иллюстрацию «Почему не надо помогать незнакомым дядям со странными шрамами на руках». Мы медленно движемся по коридору, аккуратно зачищая боковые комнаты – охраняющие их культисты слишком заняты расчлененкой, чтобы успеть среагировать на наше появление. Мы убиваем двадцать или тридцать хаоситов, прежде чем добираемся до главного пульта управления. Серые стальные стены, вымазанный красной кровью стальной пол, изрубленная аппаратура, звезда Хаоса на потолке и… наш старый знакомый араб, застывший в трансе перед монитором межпланетной связи. Из монитора на араба таращится аморфная фиолетовая пакость. Будь я в другом настроении, я бы, пожалуй, пакости испугался, но сейчас я был слишком рад встречи с моим дорогим пятисоттысячным другом. Хуяк! – я бью араба прикладом винтовки по затылку, выводя из транса:

- Привет, дружок. Помнишь меня?

Несколько секунд дружок приходит в сознание, затем поднимает взгляд на меня, и я вижу, как зрачки его расширяются от ужаса:

- Помнишь, да? – удар прикладом в зубы, араб опускает лицо, харкая на пол кровью и осколками зубной эмали – А помнишь, что я тебе говорил, а? – кулаком в ухо, бедняга воет.

- Я говорил, что ни один кинувший меня говноед не остался в живых. Ты почему меня не слушал, а? Ты думал, что твои боги Хаоса тебя защитят? Ты думал, что вот эта вот срань из монитора вылезет и спасет тебя от гнева Жоржа Дунаева? - араб мычит что-то неразборчивое. Я бросаю винтовку на пол и беру кидалу за грудки, поднимая его перед собой.

- Скажи, почему ты такой тупой? Почему ты пожадничал эти жалкие поллимона? Почему ты, говно ты такое, годы готовил план захвата планеты, все захватил, всех победил, все живое вырезал, но забыл мне заплатить жалкие пятьсот тысяч и этим пустил все Азатоту под хвост? – араб в ужасе дергает ногами, мое лицо начинает наливаться свирепостью обманутого вкладчика.

- Почему вы все такие тупые? Почему вы все думаете, что самые умные, что вам удастся улизнуть, проскочить, улететь от меня? Почему вы все пытаетесь и на коня сесть, и рыбку съесть? Ты понимаешь, что мне жалко тебя? Что мне жалко великолепного плана, жалко тысячи преданных культистов, жалко блестящей смертоносности твоей операции? Что я чувствую себя старшеклассником, за две секунды разламывающим песочный замок, который так долго и упорно возводили первоклашки? Ты понимаешь? Нет, ничерта ты не понимаешь. Потому. Что. Ты. ТУПОЕ. ГОВНО! – на последнем слове я начинаю бить его головой об острый металлический угол и бью до тех пор, пока на меня не брызгает его мозг. Тиамат, наблюдавшая всю сцену, в шоке пытается что-то сказать. Я оборачиваюсь к ней с ласковой улыбкой:

- Я добрый, позитивный человек. Но есть ситуации, в которых меня лучше не злить. Ты только что видела одну из таких ситуаций.

Затем я показываю «фак» срани из монитора и переключаю канал, выходя на связь со столицей Великого Халифата. Появившемуся на экране угодливому арабу я сообщаю наш статус и номера наших идентификационных карт, после чего вкратце объясняю ситуацию. Араб в ужасе закрывает лицо руками (Допустить ТАКОЕ в границах Халифата с вечным другом халифа!) и обещает немедленно отправить к нам на выручку целый звездный крейсер. «Ориентировочное время прибытия – через двенадцать часов». Отлично! Всего лишь еще двенадцать часов в кровавом хаосе сошедшей с ума планеты и мы спасены.

Глава двадцатая.

We took a back road, we’re gonna look at the stars

We took a back road in my car

Down to the ocean, it’s only water and sand

And in the ocean, we’ll hold hands

But I don’t really like you, apologetically dressed

In the best put on the heartbeat line

Without an answer, the thunder speaks from the sky

And on the cold, wet dirt I cry

And on the cold, wet dirt I cry – я прерываю песню, выключая аппаратуру связи. Оглядываю комнату управления телекоммуникационного центра, напоминающую разделочный цех, перезаряжаю винтовку и повторяю:

- And on the cold, wet dirt I cry – Тиамат удивленно поднимает бровь:

- Тебе хочется плакать?

- Да. Я устал. Мне надоели битвы и глобальные катаклизмы. Мне надоело отвечать за других, спасать, утешать, объяснять. Я не вижу в этом смысла. Я не вижу смысла в мелкой суете мелких людей, режущих друг друга цепными топорами, жгущих друг друга лазганами и водящих вокруг меня безумные хороводы озверевших дегенератов, хором напевая: «Спаси нас, Жорж Дунаев, спаси!». Чудесно и замечательно, когда у тебя в жизни есть смысл. Цель. Резон к существованию. Когда у тебя внутри тепло и тесно, и покойно, как после овердоза транквилизаторов. Когда мир сжимается и сужается, темнеет, облегает тебя мягким бархатом теплого покоя, когда вопрос «Зачем?», когда вопрос «Почему?» не беспокоит. Просто, это есть, и ради этого ты живешь. Этот теплый покой - одна из форм счастья, постоянный выброс эндорфинов в кровь, безжалостный убийца рефлексий и сомнений. В некотором смысле, самооскотивание и деградация – уровень осознания окружающей реальности снижается в разы, ты закрываешь глаза на миллион вещей, от озверевших рвачей в правительстве до холодных капель, падающих тебе на лоб. Все равно. Тепло и хорошо, я знаю, зачем и почему я здесь, больше мне ничего не надо. Что-то подобное меня накрыло, когда куратор рассказал, для чего я ему нужен. Зажег внутри меня огонь цели. Я огромный паровой робот со связкой сухих дров в топке. Ррраз! – и холеная чиновничья рука подносит к дровам огонь. «Чух-чух-чух, я всех спасу! Чух-чух-чух, Жорж Дунаев online!». Красные отблески в глазах, дьявольская улыбка, белый костюм, дрожь предвкушения. «Чух-чух-чух!» - и водопады чужой крови заливают топку, огонь гаснет, я останавливаюсь. It’s pointless. Пустота. Отчаяние. Холод вокруг. Бесконечное серое осеннее небо с мелким дождем в грудной клетке, пронизывающий мокрый ветер в голове. Я вижу ситуацию со стороны. Крысиные бега, вечный круг, «меньшее зло против большего зла», «господа, позвольте отвести кинжал убийцы, чтоб дальше воровать могли вы смело». Я здесь не для этого. «Комон, Жоржи, перестань, впереди тебя ждут миллионы восхищенных телок с сиськами и кейсы кокаина!». Да-да. Оставьте себе, ублюдки. Мне нужен домик в горах, бутылка виски и человек, который будет значить для меня больше, чем вся вселенная, вместе взятая. Все. Так мало. Крохи, крохи. Так мелко, так крохотно, так по-мещански глупо. Закрыть глаза и утопить сознание в запахе волос родного человека. Родного, блин, а не садисткой куклой с претензиями на королеву южного полюса галактики! Но нет, но нет, вперед-вперед, оловянный солдатик, получи свою дозу одиночества, опасностей и пластиковой славы. Убей и зарежь их всех, Жоржи, и ты получишь миллиард восхищений от абсолютно чужих тебе людей. «Тетя Клара ценит тебя, Жоржи! Дядя Коля восхищается тобой, Жорж! Сосед Иван посылает тебе свое одобрение, Дунаев! Продолжай! Продолжай, мы ждем Жорж, мы ждем продолжения!». Fuck you. Fuck! Не хочу никуда идти. Не хочу ничего делать. Дайте мне нож, дайте мне вскрыть себе вены и писать на стенах собственной кровью «СМЕРТЬ! СМЕРТЬ! СМЕРТЬ!» до тех пор, пока я не потеряю сознание и не сдохну. Сгорите все в аду и прихватите с собой всех своих родственников до десятого колена, я передам вам в пекло поздравительную открытку на Рождество – я опускаюсь на колени, затем валюсь на бок, прямо в чужую кровь, и начинаю рыдать холодными слезами бесполезного человека. На Тиамат моя речь не производит никакого впечатления – она спокойно подходит ко мне, достает из моего кармана стимуляторную смесь и аккуратно ставит меня. Я рыдаю до тех пор, пока наркотик не начинает действовать. Затем я резко поднимаюсь, вытираю чужую кровь, поправляю винтовку на плече:

- Что у нас там дальше?

- Возвращение к космокатеру, ожидание прибытия крейсера Халифата.

- Отлично, пошли.

Мы выходим из центра, вокруг по-прежнему ночь, вокруг по-прежнему ни души. Тихо и покойно, лишь вдалеке, из захваченного культистами дворца планетарного халифа слышится праздничный вой. Первая и последняя оргия зверей, продавших богам Хаоса свои души в обмен на глоточек крови. Естественный и печальный исход для человека, думающего не как все. В какой-то момент ты понимаешь, что неправа мама. Потом понимаешь, что большая часть окружающих тоже неправа. Неправ президент, неправо правительство, неправ Патриарх Федеральной Церкви, размазывающих по обратной стороне телеэкрана жидкие сопли «духовности». Ты понимаешь, что ты стандартный гражданин, попавший в мир стандартных вещей. Компьютер с предустановленной обществом операционной системой: политические взгляды, религиозные взгляды, сексуальные привычки, социальные воззрения, культурные нормы – все вбито в тебя с рождения. Тебя на самом деле нет, есть лишь совокупность стандартных параметров, которую шлепнули по попке, заставив открыть рот в крике, первый раз вдохнув воздух стандартного мира. И ты начинаешь бороться за себя, ты начинаешь отклоняться от норм и стандартов, впадая в девиации, а то и вовсе в извращения. «Хоть бы и гомосеком, лишь бы манифестировать себя». В какой-то момент ты случайно поднимаешь затхлый ковер реальности и обнаруживаешь в его подноготной тьме силы таинственные и пугающие. Не стандартного скучного пресного «бога» для всех, а целую свору диких и опасных демонов для тебя. Они начинают шептать тебе на уши, обещая реки крови, оторванные руки и отрезанных носы обывателей всего лишь за пару ритуальных порезов. Ты колеблешься. Финальный аргумент – «ну ты же не такой, как они. Ты же не боишься, ты же хочешь быть настоящим, ты же хочешь быть индивидуальным, ты же не стремишься слиться с толпой. А какая толпа примет демонов? Какой обыватель поцелует Сатану под хвост? Это сможешь сделать только ты, такой нестандартный такой клевый. Все круто, чувак, все круто, самоманифестация, власть, деньги, чужая кровь – только произнеси пару заветных слов». И ты произносишь. И находишь других таких же. И вместе вы творите ритуалы столь извращенные и дикие, что только разум культиста Хаоса может понять и вместить их. И затем вы решаете восстать, сбросить иго зажравшейся сволочи, дать волю своим богам. И все кончается тем, что ты, дико урча, жрешь ртом холодный труп грязного человека, в гордыне и самоманифестации пав до уровня бродячей собаки. Если бы к тебе хоть на миг вернулось сознание, ты бы снова сошел с ума от одной мысли о своих преступлениях. Но оно к тебе не вернется – до прибытия крейсера с Исламской Инквизицией остается меньше двенадцати часов. Они уже летят, в строгих зеленых плащах, испещренных сакральной вязью, с ритуальными серпами, с цифровыми копиями Корана, висящими у них на груди. Их поступь легка и спокойна, их лица непроницаемы, их спины не дрогнут под тяжестью баллонов с горючим для огнеметов. Последнее, что ты увидишь в этой жизни – языки пламени, пожирающие твою стонущую плоть. Бунт, манифестация, самосознание, кровь и ярость в обмен на ритуальное сожжение. Ночь безумия Хаоса в обмен на загубленную жизнь. Из последних сил ты прохрипишь: «Лучше раз напиться крови, чем триста лет жрать падаль». И я отвечу тебе просто: «Глупый мудак».

- Глупые мудаки – шепчу я, сидя на холодном песке ночной пустыни перед безжизненным космокатером. Тайком от Тиамат я впрыскиваю антидот, приятная обволакивающая теплота наркотика тут же уходит, и прежние мысли накрывают меня. Я ложусь на песок, сворачиваюсь в позу эмбриона и тихо плачу всю ночь. Я плачу о потерянном смысле жизни, плачу о собственной ничтожности и никчемности, плачу о тотальной бессмысленности происходящего, плачу о сосущей пустоте в груди. Я плачу до тех пор, пока меня не окликает Тиамат: «До прибытия крейсера осталось полчаса». И я поднимаюсь с песка, и я ставлюсь стимуляторами, и Тиамат улыбается, и барханы золотистого песка заливает яркое солнце, и я тоже улыбаюсь. Через полчаса прибывает крейсер и я, переодетый в церемониальные одежды посла, вхожу в его гигантское нутро, замечая несколько сотен суровых мужчин в зеленых одеждах, обвешанных тяжелым вооружением. Мужчины торопливо выгружают из крейсера ящики с боеприпасами, несколько из них громко читают суры из Корана. Я благословляю их крестом, и люк крейсера закрывается перед лицом моим, и крейсер ревет, отрываясь от земли. Мы улетаем с Аль-Рашида, улетаем в Золотой Дворец Великого Халифа, и я безразлично смотрю на удаляющуюся планету, давя нотки сожаления новыми инъекциями наркотика.

Глава двадцать первая.

Большую часть путешествия до Золотого Города я провожу в выслушивании бесконечных извинений от Великого Визиря, Капитана Корабля и части корабельной команды. Они извиняются и извиняются, стучат лбами в пол и клянутся самыми страшными клятвами, что такого со мной больше не повторится. Она клянутся послать к Аль-Рашиду миллионы спутников связи, вывести к нему тысячи орбитальных баз, направить сотни тяжелых крейсеров на патрулирование границы. Я выслушиваю их обещания молча, сидя на вышитой золотом подушке и задумчиво раскуривая кальян. Я знаю, что они забудут о них сразу же, как только передадут меня халифу и, по старой восточной традиции, после тысячи слов не будет ни одного дела. Я останавливаю их поклоны взмахом руки:

- Глубокоуважаемые, все, что мне сейчас нужно – это знать, что силы Хаоса на Аль-Рашиде получили достойное их наказание.

Из замершей шеренги виноватых выходит Великий Визирь и низко кланяется мне:

- О, глубокоуважаемый дорогой вечный друг Халифа! Мы послали на Аль-Рашид сразу несколько команд Исламской Инквизиции, мы послали самых фанатичных, самых преданных и самых беспощадных инквизиторов, которых только могли найти в пределах нашего скромного государства. Будьте уверены, что еще до того, как ваши благословенные очи узреют сады и фонтаны Золотого Города, на Аль-Рашиде не останется в живых ни одного еретика!

- Хорошо – я улыбаюсь и отпускаю его знаком руки.

- Я доволен извинениями глубокоуважемых. Теперь же я попрошу глубокоуважаемых оставить меня одного – вся шеренга глубоко кланяется и молча покидает мои покои. Оставшись один, я первым делом посылаю сообщения Куратору и Миранде, вкратце описывающие мои злоключения и текущее положение дел. Затем я, утопая в безразмерных рукавах церемониального костюма посла Федерации, созданном специально для визитов в Халифат (большой синий халат с огромными рукавами, вышитый золотом и славословиями Халифу, предельно безвкусная, но ужасно дорогая вещь), начинаю писать колонку, изредка прикладываясь к кальяну. За кальяном же меня и застигает рев двигателей нашего крейсера, означающих, что мы отключили бесшумный гипердрайв и заходим на посадку. Вяло пожав плечами, я отсылаю колонку Миранде и отправляюсь в ванную комнату. Полностью раздевшись, я провожу полчаса за душем, натиранием гелями, лосьонами, кремами и прочими процедурами для восстановления иссушенной пустынным солнцем кожи. Арабы ценят прежде всего внешний вид, и я должен выглядеть как холеный представитель сытой Федерации, а не как иссушенный пассионарий, устроивший бунт на провинциальной планете.

Наконец, рев двигателей прекращается и корабль замирает. Я облачаюсь обратно в церемониальный костюм и жду. Через минуту появляется сам Великий Визирь и, низко кланяясь, ведет меня сквозь коридоры корабля. Стены и потолки арабского крейсера расписаны красочными сценами пиров и охоты, панели авторизации у дверей позолочены, никакого унылого железа и пластика. На декорирование космических кораблей арабы тратят суммы, сопоставимые с их постройкой. Более того, команда корабля зачастую еще и добровольно собирает деньги на дополнительные узоры и украшения. Невзрачный, но одержавший миллион побед крейсер ценится куда меньше, чем сверкающий позолотой, но ни разу не бывший в бою. С точки зрения жителя Федерации местные нравы сущее безумие, мне же они нравятся. По сути, обильные украшения всего, от унитазов до орбитальных баз – это вещественное проявление гордости, своеобразной гордости собой, своими силами, своим богатством. И, конечно же, тщеславия. А гордый и тщеславный человек никогда не отступит там, где другой давно бы уже побежал, сверкая пятками. Именно поэтому ослепленные собственным тщеславием арабы бились наравне с берсеркерами Полярных Псов, ослепленными жаждой крови. Позолота может успешно противостоять животной ярости, россыпь бриллиантов – цепному топору, а тайные арабские воскурения – мощным боевым наркотикам. В мире бесконечной роскоши стыдно быть бедным, равно как и стыдно быть человеком со здравым смыслом, кричащим «За цену отделки этого крейсера вы могли купить второй! Вы идиоты!». Это самолюбование надо просто принять, впитать его в себя, слиться с ним и перестать обращать на него внимание. Только став рыбой в реке золотого песка, можно понять и убедить местных правителей. Я вспоминаю, что глава уничтоженной делегации федералов перед поездкой сделал себе имплантацию золотых пластин с гравировками прямо в лоб, а пальцы оплел тончайшими золотыми нитями. Жаль, что такое богатство разорвало ракетами Псов.

Мы подходим к выходу из корабля, и я встречаюсь с Тиамат. Все время путешествия она провела на женской половине крейсера и сейчас на ней причудливо украшенная паранджа. Я задумываюсь, что будет, если халиф захочет попользовать ее и какие у нее указания на этот счет. Когда мы сближаемся, она негромко говорит мне «Я здесь как твоя женщина», и я успокаиваюсь. Мы начинаем спускаться по трапу с золоченными перилами, перед трапом расстелена ковровая дорожка, окруженная с двух сторон разодетыми членами экипажа. Даже промеж собой им стыдно показаться совсем без украшений, что уж говорить о посланниках Федерации – некоторые из офицеров напоминают натурально попугаев. В конце шеренги в поклоне согнулся капитан корабля. Я кланяюсь ему в ответ и вежливо благодарю за приятное путешествие. Капитан выслушивает меня, кланяется еще ниже и минут пять рассказывает, какое удовольствие и наслаждение ему доставила сама возможность отвезти меня в Золотой Город. Наконец, мы расстаемся, и я получаю возможность оглядеться. Мы стоим на вершине посадочной башни, с огромным сверкающим крейсером сзади и отличным видом на город спереди. Я вижу перед собой тысячи роскошных вилл, я вижу сотни полумесяцев на гигантских куполах мечетей, я вижу узкие улочки, зеленые сады и бьющие вверх фонтаны, совсем вдали смутно проступают гаргантюанские контуры Золотого Дворца Халифа. Преобладающий цвет панорамы – желтый, все дома и тротуары покрашены в песочные тона. Несмотря на то, что климат Золотого Города предельно далек от пустынного, а улицы его полны сверхсовременных зданий, Халиф распорядился покрасить и задекорировать каждое строение так, будто оно глинобитное. «Мы не должны забывать о своих пустынных предках» - сказал он тогда, и во всем Золотом Городе мигом распространилась мода на превращение шикарных многоэтажных вилл в бедные глинобитные хижины. Контраст потрясал – входя в дом, выглядящий как случайное пристанище еле-еле сводящего концы с концами нищего, вы оказывались в царстве роскоши и высоких технологий. Из-за желания предать городу вид старинного арабского поселения все улочки строились узкими и непригодными для машин, транспортные магистрали вынесены под землю, с выездами прямо во дворы домов. Конечно, это стоило дикую сумму денег, но разве это может остановить Великого Халифа?

В сопровождении визиря мы спускаем на лифте в подземный гараж, где нас уже ждет огромная, сочащаяся богатством и роскошью машина. Забравшись внутрь, я подтягиваю полы халат и смотрю в окно. Скучные серые подземные туннели завешаны телеэкранами с бесконечной рекламой, прерываемой лишь славословиями Халифу. Обычный человек, постояв в таком туннеле среди орущих экранов хотя бы минут десять, непременно сошел бы с ума, арабы же рассматривают рекламу с удовольствием. Я нажимаю кнопку, и окно машины темнеет, отгораживая меня от безумного хаоса снаружи. Визирь едет в соседнем автомобиле, мы же с Тиамат несемся по туннелям в полной темноте, и лишь слабое свечение кнопок и панелей освещает нас. Я откидываю голову на спинку кресла и шарю в карманах, ища стимуляторы. Впереди меня ждут самые сложные переговоры в моей жизни и надоевшая мысль «я не имею права на ошибку».

Глава двадцать вторая.

Мы выезжаем из туннеля прямо в необъятный двор Золотого Дворца. Машина останавливается, и я жду, пока слуга-араб откроет мне дверь. Дверь открывается, я вылезаю наружу и жмурюсь от яркого солнца. Двор утопает в зелени, из зарослей растений самого дикого вида истошно орут птицы, полно золотых оград с тонкой ковкой. Вдалеке виднеется гигантская лестница во дворец, у подножья которой уже собралась встречающая делегация. Я смело иду к ним по мраморному полу двора, Тиамат молчаливо следует за мной. Солнце бьет мне в спину, и я жмурюсь от его лучей, отражающихся в сотнях золотых и серебряных украшений свиты. Когда мы приближаемся к встречающей делегации, все арабы дружно кланяются нам, хором произнося приветствие. Затем они разгибаются, и ко мне подходит мой провожатый, сияющий ослепительным золотым блеском. Я понятия не имею, что за ранг и должность у него, но от одного вида его украшений мой куратор подавился бы бубликом. Меня ведут в мужскую половину дворца, Тиамат – в женскую. Изнутри дворец напоминает коридоры крейсера, с той лишь разницей, что росписи, драпировки и детали интерьера богаче корабельных раз этак в тысячу. Я вспоминаю свой пентхаус и понимаю, что за его стоимость я бы мог купить метров пять коридора. Если продать все мое имущество и часть внутренних органов, то хватит на шесть. Мы шагаем по коридорам не меньше получаса, прежде чем меня доставляют в покои для особо важных гостей. Гигантская, не меньше ста метров в длину, зала с прозрачным куполом, сквозь который льются потоки яркого света, небольшим бассейном с чистейшей водой, сотнями бархатных подушек, несколькими огромными кальянами, множеством столиков с фруктами, телеэкраном на полстены и чудовищно большой кроватью с шелковым балдахином. В концах залы скрыты проходы в ванные комнаты, очевидно, столь же неприличных размеров. Стены завешаны коллекционным оружием и коврами, между которыми видны позолоченные пульты управления – парой нажатий я могу изменить степень прозрачности купола, вызвать полк слуг или устроить сеанс связи с куратором. Прежде чем провожатый меня оставляет, я спрашиваю его:

- Глубокоуважаемый, не подскажете ли вы, когда назначена встреча с Великим Халифом, да продлит Аллах его годы?

Провожатый поспешно кланяется:

- Я вынужден огорчить дорогого друга Халифа, но время желанной встречи неизвестно – наш повелитель сейчас болен, и не может принять даже любимую жену. Тысяча извинений, глубокоуважаемый!

Я сажусь там, где стоял. «Повелитель болен» означает две вещи – или Халиф и правда лежит при смерти и вокруг его агонизирующего тела уже собрались высшие чиновники Халифата, плетущие заговоры и я по его смерти я оказываюсь втянутым в миниатюрную гражданскую войну, или же Халиф просто не желает меня видеть, боясь принимать решение об альянсе. Любой из вариантов предполагает известное ожидание, а времени у меня совсем не осталось. Я так и сижу на полу, перебирая все возможные легальные варианты решения моей проблемы. Я придумываю тысячи возможных планов, включая показательную истерику с попыткой самоубийства, но понимаю, что планы бесполезны, а истерики не помогут. Легальные действия отпадают, остаются нелегальные. Я вздыхаю, подхожу к пульту вызова, нажимаю кнопку и говорю:

- Дорогой друг халифа желает фруктов.

- Сию минуту, глубокоуважаемый! – отвечают мне.

Я отхожу от пульта и жду. Через минуту огромные двери в мои покои открываются, и входит слуга в белой парандже. Это мужчина, но халиф не любит смотреть на лица простонародья, поэтому все дворцовые служки ходят в этаких мужских вариантах женской паранджи. Вошедший ставит на столик огромный поднос с фруктами и склоняется в вопросительном поклоне.

- Очисть от фруктов поднос.

Слуга безмолвно подходит к тяжелому золотому подносу и убирает с него сладкие плоды.

- Принеси мне поднос.

Все так же безмолвно он отдает мне массивный кусок золота.

- Повернись ко мне спиной и встань на колени.

Приученный выполнять любые команды (я мог бы попросить его сейчас заняться со мной анальным сэксом и он бы не посмел отказать), слуга поворачивается ко мне спиной и становится на колени. Я размахиваюсь и со всей дури бью его подносом по голове. Слуга тихо ойкает и оседает на пол. Не теряя ни секунды, я переодеваюсь в его паранджу, оттаскиваю бессознательное тело в ванную комнату и кладу его на дно пустого джакузи.

Затем я хлопаю себя по рукам до тех пор, пока очередной удар не включает голографическую карту дворца с помеченной красной точкой кухней. Я перекрещиваюсь и начинаю путешествия сквозь бесконечные коридоры. К счастью, паранджа скрывает мое лицо, и обитатели дворца не обращают на меня ни малейшего внимания. Когда я, наконец, добираюсь до кухни, на меня обрушивается поток ругательств от краснорожего повара необъятных размеров:

- Змееебский сын шакала, набитый дерьмом ишака, где ты так долго шатался? Хватай этот поднос с напитками и немедленно отнеси его в гарем Халифа, крокодилий выродок! – повар бьет меня по руке и на голографической карте появляется новая точка. Я виновато кланяюсь, беру поднос и поспешно покидаю кухню. Пропетляв минут десять по коридорам, я оказываюсь перед огромными узорчатыми дверями, охраняемыми двумя арабами. Даже не взглянув на меня, арабы молча открывают двери, пропуская меня внутрь огромной залы, похожей на мои покои. Зал наслаждения Халифа, место, где он услаждается женщинами. Несколько бассейнов, множество кроватей с покрытиями разного типа – от шелкового до кожаного, зеркала на потолке, бесчисленные ковры на полу. Со стороны одной из кроватей раздается женский смех. «D?j? vu, d?j? vu, u know me, I know u». Или кто-то из прислуги решил позабавиться, или Халиф не совсем при смерти…

Я подхожу ближе и вижу характерную фигуру Халифа, с увлечением ласкающего хохочущую пышнотелую блондинку. У меня есть три варианта – поставить поднос с напитками, вернуться к себе и доложить обо всем куратору, вернуться к себе и сообщить арабам, что я все знаю, или же сделать то, за что здесь казнят через четвертование на костре. Выбора нет. Я ставлю поднос на столик около кровати, Халиф на секунду отвлекается от женщины, кидая на меня беглый взгляд, и в этот самый момент я поднимаю свою паранджу. Халиф замирает ледяной скульптурой, перестав дышать от изумления, женщина обрывает смех. Я улыбаюсь во весь рот:

- Глубокоуважаемый, я слышал, что вы серьезно больны и потому не замедлил навестить вас с гостинцами.

Царит гробовая, могильная, потусторонняя тишина, тишина, которой в живой природе просто не бывает. Я отчетливо вижу, как монетка моей судьбы крутится на ребре, решая, куда ей упасть – на орла или на решку. На орла – и завтра моя отрубленная голова будет висеть на центральной площади Золотого Города, на решку – и….

- Жорж, старый плут! – Халиф оглушительно хохочет. Уф! Решка.

- Я знал, что с тобой этот трюк не пройдет! – Халиф продолжает хохотать, я хохочу в ответ, даже женщина подхихикивает.

- Пошла вон! – блондинка тут же вскакивает и убегает, я остаюсь наедине с еще улыбающимся Халифом:

- Ты вообще понимаешь, что любого другого я бы за это казнил самой чудовищной из всех возможных казней? Любого, но не тебя, Жорж. В прошлую нашу встречу ты случайно привел к нам в руки Сангвиниуса, в эту – случайно восстановил наш контроль над Аль-Рашидом. Что будет в следующий раз?

- Вероятно, я случайно подарю тебе господство над Галактикой – и мы оба снова заливаемся смехом. Наша встреча случилась слишком идиотским способом, чтобы произносить «глубокоуважаемый», «дорогой друг» и прочие дурацкие формализмы. Мы ведем себя, как старые друзья, не видевшиеся целую вечность:

- Как твои дела, Жоржи?

- Превосходно, если не считать того, что за последний месяц я успел побывать в плену у Псов, убежать от древнего монстра, поработать наемным убийцей, сразиться с культом Хаоса и вот попасть в качестве дипломата к плутоватому халифу.

- Отлично! – властитель Золотого Города улыбается – я так понимаю, что у тебя есть ко мне серьезный разговор?

- Угадал – я подмигиваю ему.

- Тогда ты не против, чтобы мы сначала немного нарушили нормы Ислама? – халиф тянется к пульту управления и жмет кнопку – Самого лучшего вина в гарем!

Глава двадцать третья.

До ночи мы пьем вино, курим кальян и говорим за жизнь. Халиф жалуется, как его замучили роскошь и подобострастие, я пересказываю произошедшее за последние месяцы.

В полночь Халиф вызывает в Покои Наслаждения целую роту своих женщин и мы проводим несколько часов, утопая в адском разврате. В конце-концов, когда мы, усталые и истомленные, начинаем засыпать на подушках, Халиф вдруг вспоминает:

- Кстати, у тебя же ко мне какое-то дело, верно? Облачение посла, идентификационные карты и все такое прочее?

Я открываю один глаз и переворачиваюсь со спины на бок:

- Как ты знаешь, идет большая война между Федерацией и Полярными Псами. Федерации нужен альянс с тобой и я послан донести до тебя мысль, что следующим после Федерации Псы примутся за тебя.

- А как на самом деле?

- На самом деле все так и есть. Максимум через месяц Псы полностью оккупируют крупные промышленные центры федералов, получив контроль над производственным потенциалом, достаточным для постройки сильнейшего флота в Галактике. Дальше они вспомнят старые обиды и придут к тебе. Даже если бы война с тобой не была в их стратегических планах, она бы все равно началась – Сангвиниус покрыт шрамами от арабских кинжалов с ног до головы. Единственный твой шанс – ударить первым, пока у федералов еще остался какой-то флот.

Халиф вздыхает, закрывая глаза:

- Ты прав. Но есть одна тонкость – весь наш космический флот лоялен лично мне. Наземные же наши войска, скажем так, любят больше меня Великого Визиря.

- И?

- И как только я отправлю корабли к вам, Визирь тут же устроит мятеж. Я хочу, чтобы ты взял его с собой. Взял и, более того, пообещал бы, что обратно привезешь его труп. Как, каким образом и где ты его убьешь, неважно, важно, чтобы я к этому не имел ни малейшего отношения.

Я открываю глаза, вытягиваю перед собой руку и долго на нее смотрю:

- Убивать людей становится моей профессией. Я согласен.

- И еще, я должен переспать с твоей женщиной. Перед тобой и своей свитой.

- Прости?

- Жоржи, пойми меня правильно – мне это не нужно, половым голодом я не страдаю. Но это древний обычай при заключении альянса, дескать, мы вас поимели, а не вы нас, показная демонстрация самцовой силы лидера и все такое прочее. Если во дворце пройдет хоть малейший слух, что у меня не стоит, уважение черни резко упадет. Бунт или восстание после этого будут лишь вопросом времени. Опять же, это всего лишь один публичный половой акт, не кожу содрать или живьем сварить. Наконец, это тысячелетиями освященная практика, про которую ваши федералы должны были знать. Скорее всего, у твоей женщины есть инструкции на этот счет.

Я вздыхаю.

- Не вздыхай. Завтра в полдень подписание союзного договора и объявление мобилизации на флоте, в три часа – публичный половой акт, в пять ты вместе с Визирем вылетаешь во главе нашей армады. А теперь давай немного поспим.

Я просыпаюсь в десять утра и похмельно бреду обратно в свои покои. Джакузи, где я оставил слугу, пусто и сверкает чистотой, брошенное второпях посольское облачение аккуратно сложено около кровати. Я бреюсь, принимаю душ, одеваюсь и закидываюсь стимуляторами, после чего решаю поговорить с Тиамат о предстоящем ей шоу. Если у нее есть инструкции, то всю дорогу я был рядом с мерзкой государственной проституткой. Если инструкций нет, то… то я надеюсь, что они есть.

Пробурчав в пульт «Дорогой гость желает видеть свою женщину», я усаживаюсь на кровать и начинаю мрачно жрать инжир. Минут через десять входит Тиамат, садится рядом со мной и снимает паранджу. Скептически оглядывает мое помятое лицо.

- Нечего на меня так смотреть, это было по делу – она хмыкает.

- Правда по делу. Кстати, у тебя есть инструкции на случай заключения альянса?

- Да, следовать вместе с тобой обратно в Столицу на корабле халифата.

- Нет, другие инструкции.

- Что ты имеешь ввиду?

Я встаю с кровати и потягиваюсь, готовясь к предстоящей сцене с истерикой.

- Видишь ли, Тиамат, мы с тобой находимся в столице древнего архаичного общества с культом мужской силы и примитивной маскулиностью, доказываемой через грубый животный сэкс….

- Что ты пытаешься мне сказать? – что ж, по крайней мере, она не проститутка на государственном содержании. Я секунду размышляю над тем, кошерно ли встречаться с девушкой, которую на глазах всего честного народа отымел Великий Халиф:

- В три часа дня ты должна будешь переспать с Великим Халифом.

- ЧТО?!!!

- На глазах у меня и всей его свиты.

Тиамат вскакивает с кровати и начинает бить меня мелкими женскими ударами. Я ловко укорачиваюсь, попеременно прикрывая то лицо, то гениталии. Через пару минут ее гнев выдыхается и она останавливается, тяжело дыша:

- Жорж, ты сейчас пошутил, да? Пошутил?

- Нет, я серьезен, как инфаркт – ее накрывает новая гнева, следует очередная порция ударов. Я прикидываю, сколько синяков она мне наставила:

- Я не верю тебе, я не верю тебе, мерзкий извращенец! – она в истерике.

- Солнце, это правда. Древний обычай, Халиф обязан показать, какой он мужик, трахнув женщину из другого племени, если он с тобой не переспит, его подданные решат, что у него не стоит и устроят бунт. Реки крови, миллионы убитых, тысячи казненных – и все из-за того, что ты отказалась ему давать. Я уже не говорю про гибель всей Федерации! Сколько там миллиардов населения? Все они в твоих руках. Опять же, это не какой-то нищий из подворотни – это глава солидного государства, партнер, которым стоит гордиться. Наконец, я уверен, что по возвращению куратор непременно вручит тебе орден или медаль. А может, даже два ордена…

- Жорж, прекрати издеваться! - Тиамат падает на кровать и заливается слезами. Я сажусь рядом, нежно обнимаю ее за плечи и целую в макушку:

- Ну, перестань, перестань, солнце. Когда все это безумие закончится, я отведу тебя в лучший ресторан Столицы – Тиамат отрывает заплаканное лицо от подушки:

- Обещаешь?

- Обещаю, солнце. А сейчас иди к себе, готовится к трем часам. Я свое дело сделал, теперь все зависит от тебя. Теперь все зависит от тебя, солнце.

Тиамат поднимается, утирает слезы, накидывает паранджу и уходит. Оставшись один, я пытаюсь соскрести гадкий налет на сердце новыми порциями инжира.

Глава двадцать четвертая.

Три часа дня. Одетый я посольский костюм, я стою в Центральной Зале Золотого Дворца. Справа от меня толпится дворцовая челядь во главе с нахмурившимся Великим Визирем. Блеск золота, серебро и бриллианты, имплантированные прямо в кожу, лица, налитые ботоксом, разговоры заглушает рев проносящихся над Дворцом космических кораблей. Всеобщая мобилизация, планета, превратившаяся в разворошенный муравейник, сотни грузовых кораблей, ежеминутно отправляющихся на орбиту и обратно. Наливающийся силой шторм, в самом центре которого по привычке стою я. Я закрываю глаза и вздыхаю. В моем желудке только что растворилась двойная порция галлюциногенов – я не хочу быть в здравом уме и твердой памяти, когда Тиамат начнут трахать на глазах у разодетого арабского сброда. Огромные, отделанные золотом двери растворяются, и хриплый голос из динамиков произносит:

- Его Высочество Великий Халиф, владетель суши, повелитель морей, хозяин воздуха, господин межзвездного пространства….

Дворцовая челядь тут же падает на колени, на колени бухаюсь и я, исподлобья наблюдая, как в зал торжественно входит все еще похмельный Халиф. Перед моими глазами начинает проскальзывать цветные круги. Первый признак надвигающегося прихода. Халиф подходит к стоящему в центре зала ложу, скидывает верхние одежды и становится в позу ожидания. Динамик сообщает:

- Тиамат, жертвенная дева Разорской Федерации, олицетворение всех женщин своей страны.

В залу робко входит Тиамат в черной парандже. Круги перед глазами усиливают. Молча и покорно Тиамат идет к ложу с застывшим в ожидании Халифом. К кругам прибавляются постоянно меняющие свою форму параллелепипеды. Халиф сдергивает покрывало с головы его жертвенной женщины и улыбается. Она ему понравилась. Среди челяди возникает и тут же стихает одобрительный шепот. Параллелепипеды превращаются в ромбы, реальность плывет все сильнее. Халиф неспешно, но уверенно раздевает Тиамат, челядь одобрительно кивает, я вижу все хуже. Боже, она совсем голая, беленькая, с белесыми лобковыми волосиками, которые она робко пытается прикрывать. Челядь цокает языками. Халиф, широко улыбнувшись, валит Тиамат на ложе и забирается сверху. Я окончательно отключаюсь.

Мне грезится заброшенная ледяная планета. Серая мгла вместо солнца, почерневшие, ушедшие в землю деревянные строения, неуклюже топающие по снегу местные, в драных полушубках и валенках. Запах самогона, варящегося где-то неподалеку. Один из местных, старенький дедушки с изъеденным морщинами лицом, посеревшими от грязи седыми волосами и чистыми голубыми глазами, подходит ко мне и молча увлекает за собой. Мы бредем по рыхлому снегу, ежеминутно спотыкаясь и матерясь, бредем через всю деревню, пока не доходим до старенькой избенки на самой ее окраине. Раздеваемся в сырых, зябких сенях и, осторожно ступая по скрипящим половицам, входим внутрь. Внутри жарко натоплено, пахнет свежим хлебом и суточными щами. Дед останавливается у висящей в красном углу иконы, внимательно смотрит на почерневший от времени лик, после чего крестится и кладет поясной поклон. Затем он достает из печи котелок со щами и хлеб и ставит их на стол. Хитро подмигнув, лезет за печь и извлекает из тайника бутылку мутного самогона. Раскладывает, разливает, смотрит на меня, выпивает не чокаясь. Я пью вслед за ним и принимаюсь за щи, закусывая их свежим хлебом. Некоторое время мы едим, сопя, покряхтывая и пропуская по стопке самогона после каждой пары ложек. Щи и хлеб кончаются, остается один самогон.. Стопка, вторая, третья, четвертую дед опрокидывает и, чуть усмехнувшись, спрашивает, глядя прямо мне в глаза:

- Любишь ее?

- Кого?

- Зазнобу твою.

Я опускаю глаза:

- Нет у меня никакой зазнобы.

- Ври-не ври, а сердечко-то ноет, ноет, а?

Я рассматриваю щели между половицами.

- Ну, признайся себе, что ноет. Признайся, что дал слабину жестокосердный, размякнул что, пустил внутрь, на вот столечко, на чуточку самую малую, но пустил. И теперь ноет, ноет внутри.

Я сглатываю:

- Нет.

- Нет, и потому побоялся смотреть, испугался потому, дурью потому закинулся, что почувствовал в себе слабину, трещинку сердечную в себе ощутил.

- Да.

- Скажи ей об этом. Скажи, как все кончится. Обязательно, обязательно скажи.

Я все еще смотрю в щель:

- Хорошо.

- А теперь еще по одной и пора тебе.

Дед разливает остатки самогона, чокается со мной и, улыбнувшись, выпивает залпом. Я выпиваю вслед за ним и в ту же секунду все перед глазами меркнет и я очухиваюсь в объятиях довольного Халифа, обнимающего меня со словами «Приветствую тебя, дорогой союзник!».

Я так и не увидел совокупления Тиамат с Халифом, не услышал, стонала она или нет, не заметил ехидных ухмылок челяди с плотоядными взглядами. Все, что я чувствую – это слабый аромат похмелья изо рта Халифа, все, что я увижу – это стенд с флагами Халифата и Федерации посреди зала, все, что я слышу – это гул космических челноков, доставляющих на орбиту солдат и военную амуницию. Я сделал это. Сделал. Я заключил договор с Халифатом, я выполнил свою миссию, вынес унижения и страдания и почти спас Разорскую Федерацию. Осталось всего ничего – вернуться домой и разгромить мощнейший флот Псов.

Мы прощаемся с Халифом на вершине посадочной башни. Холодно, дует ветер, развевая полы моего посольского одеяния. Халиф обнимает меня, крепко прижимает к себе и тихо шепчет на ухо: «Разберись с ними, с ними со всеми, Жорж. Разберись с Псами, разберись с Великим Визирем, разберись со своей бедной девочкой. Ты достаточно выстрадал и претерпел, не позволяй всему этому пропасть зря. Я желаю тебе удачи и да благословит тебя Аллах!» - Халиф отрывается от моего уха и несколько секунд внимательно смотрит мне в глаза. Я отвечаю ему тем же немигающим взглядом. Стоящий невдалеке Великий Визирь хмурится, видя столь сердечное прощание, и отворачивается в сторону, смотря на бесконечные цепочки арабских гвардейцев, грузящихся во флагманский корабль халифатского флота. Халиф разворачивается и уходит, вместе с ним башню покидает и вся его многочисленная свита. Я вздыхаю и поднимаюсь на корабль.

Все время полета до границ Халифата я провожу в своей каюте. Мы выключаем гипердвигатель у Аль-Рашида и начинаем перестраивать флот в оборонительную формацию, предполагающую нападение противника. Игры кончились. Финальный час приближается. Я с холодным интересом рассматриваю в иллюминатор пустынный, истерзанный Аль-Рашид и гадаю, что там. Что стало с руководителями восстаниями? С приближенными убитого бандитского главаря? С высаживавшимися на моих глазах инквизиторами? Мои мысли прерывает Великий Визирь, неспешно входящий в мою каюту:

- Мы можем общаться без всех этих условностей?

- Простите, Визирь?

- Я говорю, мы можем общаться без всех этих идиотских условных обращений и восхищений в те моменты, когда нас никто не видит?

- Ах, да, конечно.

- Думаете, наверное, что стало с Аль-Рашидом? Полчаса назад пришел рапорт от инквизиторов. Пятнадцать тысяч казненных еретиков, три сожженных города, улицы в крови, жестокие бои за дворец местечкового халифа. Его приближенные, кстати, тоже казнены – как бандиты и нарушители закона Халифата. Да, это жестоко, но необходимо – оставшиеся в живых жители планеты теперь заживут в мире и спокойствии. Если мы, конечно, победим. Собственно, про это я и зашел поговорить – мы подходим к краю зоны действия халифатской системы сообщения, весь полет до границ Федерации не будет никакой связи, мы не будем знать, что происходит у вас и что ждет нас. На последнем сеансе коммуникации нам сообщили, что флот Разорской Федерации полностью уничтожен, корабли Псов у самой Столицы, остались только шесть орбитальных баз, с трудом держащих оборону. Это плохие новости. Новости хорошие: героическое сопротивление федералов серьезно ослабило Псов, у нас есть все шансы на успех.

- Понятно. Расскажите, в чем ваша вражда с Халифом? – Великий Визирь смеется.

- Он, небось, уже науськивал вас на меня, да?

- Нет!

- Да!

- Нет!

- Да! – я сдаюсь:

- Да!

Визирь снова смеется:

- Это естественно, глупо было бы ожидать от него другого. Каждый раз он ищет повод отправить меня прочь из Золотого Города, заодно подослав пару убийц. Видите ли, он меня боится, страшно боится. Халифами становятся по наследству, это право, данное по рождению. И судьба дарует его случайно. Большая часть наших правителей была мелочными, тупыми, ограниченными людьми с огромным самомнением. Естественно, когда страной правит самовлюбленный идиот, это кончается заговором и объявлением нового Халифа, чаще всего родственника погибшего, чаще всего такого же тупого. Так шел год за годом, эпоха за эпохой – идиот, ближний дворцовый круг, решающий все за него, круг устает, заговор, убийство, правителем объявляется «подходящая фигура», точно такой же идиот, только неизвестный.

- И?

- И у нашего последнего Халифа хватило ума осознать весь ужас своего положения. Он понял, что стал невинным мальчиком в гадючьей яме. Клубки, целые клубки гадюк, шипят, скалят зубы, высовывают раздвоенные языки, того и гляди ужалят. И он решил убрать самую главную, самую опасную гадюку – меня. И вот уже который год безуспешно подсылает ко мне своих агентов с ядами, кинжалами и стволами. Я каждый срываю его планы. С другой стороны, он успешно раскрывает и нейтрализует мои заговоры. Патовая ситуация.

- И чем же он так плох, кроме того, что он Халиф по праву рождения?

- Чтобы не мучить вас вопросами внутренней политике, просто скажу: вы правда думаете, что проблему Аль-Рашида нельзя было решить иначе, чем послав туда отряд фанатиков-инквизиторов, перебивших толпу народа? Вы правда думаете, что там было столько хаоситов? Неужели было недостаточно казни пары десятков главарей, тюрем сотни двум активистами и промывки мозгов остальным?

- Кхм…

- И это лишь один из примеров, еще не самый страшный и не самый кровавый. Своей слоновьей изящностью он уничтожает ни за что ни про что десятки тысяч людей. Да, он научился распутывать заговоры, но больше он не умеет ничего. Абсолютно ничего. Поэтому поклянитесь мне, что не будете пытаться меня убить или еще как-либо вмешиваться в наш конфликт. Поклянитесь, иначе я разнесу вашу голову прямо тут.

- Клянусь.

- Отлично – Великий Визирь широко улыбается – располагайтесь поудобнее и как следует отдохните перед перелетом – по прибытии нам предстоит чертова мясорубка – Визирь кланяется и выходит из каюты.

Я включаю коммуникатор и пытаюсь что-то писать. Не выходит. Столица в осаде, орбитальные станции держатся из последних сил, все висит на волоске. Я закрываю глаза и начинаю усилием мысли пытаться быстрее двигать флот Халифа. Не выходит. Ничего не представляется. Флот летит с прежней скоростью. В голове пустота. Я ухожу в ванную комнату, набираю полный бассейн горячей воды, ложусь в нее и засыпаю.

Глава двадцать пятая.

- Проснитесь! Проснитесь! – меня будят стуком в дверь ванной комнаты. Без официальных обращений, без титулов, громко и бесцеремонно. Я вылезаю из бассейна, вытираюсь, надеваю халат, отворяю дверь. На пороге едва дышит запыхавшийся курьер:

- Скорее! Вас хочет видеть Великий Визирь, скорее!

Я бросаюсь в капитанскую рубку прямо в банном халате, на ходу путаясь в его длинных полах. В рубке моему виду никто совершенно не удивляется, едва меня заметив, Визирь тут же кидается навстречу:

- Вы тут? Слава Аллаху! Мы уже в границах Федерации и только что узнали, что Псы запустили процесс Экстерминатуса!

- Что?

- Уничтожение, уничтожение целой планеты! Столицы! Их флот построился в одну огромную сферу с флагманом в центре. Они уничтожили все орбитальные станции федералов и теперь подают всю энергию со всех кораблей на флагман, который, концентрируя ее в гигантский луч, пытается пробить дыру в планетарном щите. Как только это произойдет, все живое на поверхности будет уничтожено в три минуты, еще через семь минут Столица просто превратится в огромный расплавленный шар.

- Сколько всего у нас времени?

- Минут двадцать.

- Что мы можем сделать?

- Взорвать флагман Псов. Только он способен концентрировать энергию всего флота и управлять ею.

- Есть ли к этому препятствия?

- Да. Всего одно. Республиканский флагман – это ОГРОМНАЯ махина из стали и титана со сверхмощным силовым щитом, на его расстрел уйдет полчаса минимум. И то при условии, что нашему флоту ничто не будет мешать.

- Что делать?

- Выхода два. Развернуться и улететь обратно в Халифат, тем более что наши силы слишком слабы и даже без флагмана Псы, скорее всего, размажут нас.

- Или?

- Или ударить по флагману из всех орудий нашего флота разом. Это отключит его щит примерно на тридцать секунд. Слишком мало для перезарядки и второго залпа, достаточно, чтобы отправить десантную капсулу с преданными бойцами. Высадка внутрь вражеского корабля, бои в узких коридорах, прорыв к пульту управления и остановка процесса. Это наш единственный шанс. За состав десанта не волнуйтесь – я взял с собой личную гвардию, это самые свирепые воины во всем Халифате.

Я выдыхаю и опускаюсь прямо на пол. Обхватываю руками голову:

- Это все? Больше никаких вариантов? Никаких зацепок, уловок, тактических приемов? Вы видели десантников Псов? Вы понимаете, что они сделают с вашими людьми?

- Прекрасно понимаю. Иных шансов нет. Только бегство и ожидание появления республиканского флота на орбите Золотого Города. Только десант. Только десант.

- Понятно. Я иду вместе с вашими людьми!

- Жорж, извините, но вы, видимо, не совсем понимаете, с чем вам предстоит столкнуться. Лучшие из лучших десантников Республики, многочисленные системы внутренней защиты корабля, ловушки и наглухо запертые отсеки, отчаянная ярость, с которой они будут защищать высшее офицерство, находящееся на флагмане…

- Именно поэтому я и иду. Во-первых, я убил в своей жизни больше Псов, чем все присутствующие, вместе взятые. Во-вторых, я журналист, и репортаж с борта вражеского флагмана станет лучшим репортажем в моей жизни. Наконец, что я за спаситель Федерации, если я буду тупо сидеть рядом с вами и просто слушать донесения пробивающихся с боем гвардейцев? Я иду. Иду и точка.

Великий Визирь сдается:

- Как пожелаете. Отправляйтесь в десантный отсек и готовьтесь к высадке. Мы будем на месте через десять минут. Еще десять-двенадцать минут у вас будет, чтобы добраться до пульта управления. Плана чужого флагмана у нас нет, поэтому придется идти наугад. Для увеличения шансов на успех мы выпустим сразу несколько капсул с гвардейцами, надеюсь, что повезет именно вашей группе.

- Хорошо.

Я ухожу в десантный отсек, но на полпути останавливаюсь и решаю попрощаться с Тиамат. Я нахожу ее в персональной каюте спокойной, еще ничего не знающей о творящемся около Столицы ужасе.

- Тиамат.

Она поворачивается ко мне, широко раскрывая глаза:

- Да, Жорж?

- Я ухожу. Десант на флагман Псов, минимальные шансы на успех. Не спрашивай, другого пути нет. Опять не спрашивай, ты остаешься здесь. Прощай.

Я поворачиваюсь, чтобы уйти. Стою в дверях несколько секунд, снова оборачиваюсь:

- Знаешь, я хотел тебе сказать это, когда все закончится, но, похоже, наше маленькое приключение может завершиться совсем не так, как я рассчитывал. Так вот. Ты первая женщина, которую я полюбил. Теперь действительно прощай.

Автоматическая дверь закрывается за моей спиной, приглушая звук женских рыданий.

В десантном отсеке меня облачают в лучшую броню, выдают лазерный АКК-447 и плазменный ятаган для рукопашной, к которой так располагают узкие корабельные коридоры. Завершив все приготовления, я подхожу к капсуле и заглядываю внутрь. Тридцать хмурых восточных мужчин, вооруженных с ног до головы, тут же вскакивают и кланяются мне. Я кланяюсь им в ответ:

- Воины Халифата, я хочу сказать вам несколько слов перед главной битвой в вашей жизни. Да, главной, главнейшей битве, к которой вы шли все свое существование. Ибо биться вы будете не за Федерацию, не за Халифа и даже не за Аллаха. Биться вы будете за себя, свою землю, своих жен и детей, родных и любимых. Сдайтесь, проиграйте, станьте на колени перед Псами – и не пройдет и месяца, как они вторгнуться в Халифат, сжигая и уничтожая все на своем пути. По их понятиям вы не противники, вы даже не люди – по их понятиям вы говорящее животные, собаки с автоматами – в рядах гвардейцев возникает возмущенный ропот.

- Так докажите же им, что вы не малодушный скот на заклании, что вы люди, что вы мужчины, что вы настоящие воины! Убейте, убейте всю эту шваль и падаль, и я буду убивать ее вместе с вами, и я воспою ваш бессмертный подвиг, как только последний Пес издохнет в ваших руках! Уррра!

И громовое «Уррра!» несется мне в ответ. Что ж, по крайней мере, я подарил им хоть капельку мужества перед предстоящими ужасами, а это уже хорошо. Я залезаю в капсулу, сажусь у самого входа и задраиваю люк. Через десять секунд раздается предупреждающий сигнал. Еще через десять секунд наш флагман вздрагивает от выстрела всеми орудиями, капсула дергается и вылетает в открытый космос. Поехали! Я начинаю считать секунды до стыковки, молясь, чтобы ни один из кораблей Псов не отвлекся от передачи энергии, открыв огонь по нам. Раз. Два. Три. Четыре. Пять. Трясет, страшно. Шесть. Семь. Восемь. Десять. Тряска усиливается, в голову закрадывается мысль: «А не разорвется ли капсула на части от зверской скорости, с которой она летит в пространстве?». Одиннадцать. Двенадцать. Тринадцать. Четырнадцать. Пятнадцать. Не разорвалась, слава всем Богам, истинным и ложным! Шестнадцать. Семнадцать. Восемнадцать. Девятнадцать. Двадцать. Пытаюсь вспомнить какой-нибудь смешной анекдот, не выходит. Двадцать один. Двадцать два. Двадцать три. Двадцать четыре. Двадцать пять. Вспоминаю взгляд Тиамат сразу после моего признания. Получается лучше. Успокаиваюсь. Двадцать шесть. Двадцать семь. Двадцать восемь. Двадцать девять. Тридцать. Тридцать один. Страшный удар, от которого мы дергаемся на своих местах, чуть-чуть не стукаясь головами о потолок. На внутреннем дисплее моего бронекостюма высвечивается надпись «11.00». Затем раздается противный писк и цифра изменяется на «10.59». Обратный отсчет пошел, мы приехали. Дверь капсулы с грохотом вылетает и внутренности нашего пристанища наполняет мягкий свет. У меня есть чуть меньше одиннадцати минут, чтобы закончить эту затянувшуюся трагикомедию, став или героем Федерации, или самым большим неудачником во Вселенной. Вперед!

Глава двадцать шестая, последняя.

10.50 .Я выскакиваю в люк и даю очередь наугад. Никого. Узкий коридор с черными стенами, испещренными древними рунами, мягкий свет из скрытых ламп и ни одной живой души. Видимо, Псы оторопели от нашей наглости и просто еще не пришли в себя. Это хорошо. Мы спокойно высаживаемся и строимся колонной, я в середине. Все понимают, что идущие впереди погибнут первыми и меня лучше сохранить для финальной битвы. Если мы, конечно, вообще найдем чертов пульт и битва состоится. Мы проходим пятьдесят метров и за первым же поворотом встречаем шквал лазерного огня, порожденного десятком автоматических пушек, вмонтированных в пол, стены и потолок. Двое раненых, пушки сожжены. Идем дальше, развилка. Указатели, рунные надписи, которых никто не понимает. Я выбираю правый путь. В конце-концов, идеология Республики – это доведенная до абсурда ультраправость и почему бы на их территории все время не выбирать правый путь? Продолжаем движение.

10.02. Первая стычка с живыми Псами - мини-баррикада из автоматических пушек при поддержке пяти десантников. Двое убитых, пушки сожжены, Псы застрелены, развилка, продолжаем движение вправо.

9.34. Вторая стычка с живыми Псами. Четыре десантника без поддержки защитных механизмов, застрелены, потерь нет, продолжаем движение.

9.02. На связь выходит Великий Визирь и пересылает нам схемы коридоров, которые успели составить другие группы. Пока что ни намека на путь к пульту управления, потери растут, темпы продвижения замедляются.

8.44. Попадаем на скрытое минное поле. Трое погибших. Стреляем наугад по полу до тех, пока он не перестает взрываться. На месте мин – огромными рваные дыры в обшивке, сквозь них видны внутренние конструкции корабля, также исписанные рунами.

7.15. Третья стычка с живыми Псами. Двадцать десантников, пять погибших, я приучился стрелять прямо в лоб идиотам, бросающимся врукопашную.

6.30. Меня начинает накрывать что-то странное. Окружающий мир погружается в завесу тумана, зрение расплывается, я начинаю слышать голоса, говорящие на древнем германском наречии. Спрашиваю гвардейцев, они говорят, что ничего не чувствуют. Закрываю глаза и начинаю молиться всем известным мне богам. Открываю глаза. Вокруг по-прежнему туман, в голове голоса, руны на стенах светятся, но теперь я чувствую тепло где-то далеко впереди себя. Решаю идти на него.

5.59. Второй сеанс связи с Визирем. По-прежнему никаких известий о пути к пульту управления. От всех остальных групп осталась в лучшем случае треть первоначального состава.

5.21-3.17. Четыре стычки подряд с живыми Псами. Все в тумане, пытаюсь стрелять, попадаю в стены. В живых - семь гвардейцев. Нас хватит еще на пару стычек. Впрочем, времени совсем не осталось.

3.02. Продолжаем идти на тепло. Туман слегка рассеивается. Вышли в широкий, длинный коридор, очевидно, это путь к пульту управления. Продвинулись вперед на 50 метров, встретили живых Псов, человек тридцать. Это открытое пространство, нам конец. Мысль о смерти звучит глухо, где-то глубоко в голове. Мне все равно. Гвардейцы вскидывают АКК-447, готовясь принять последний бой. Десантники с диким ором бросаются в атаку, я полубессознательно прикусываю губу, чувствую вкус своей крови и зачем-то громко говорю вслух «Тала Малахи, Великий Демон Болот, помоги мне!». Вспышка, туман исчезает, руны гаснут, десантники с перекошенными лицами бросаются обратно, по пути роняя оружие, мы устремляемся за ними, стреляя в сверкающие свастики на спинах.

2.02. Зал с пультом управления. Огромные светящиеся руны, огромные экраны, передающие происходящее у Столицы в прямом эфире. Не меньше двух сотен десантников, штук тридцать офицеров и техников, у рычагов управления кораблем стоит улыбающийся Сангвиниус:

- Жоржи, дорогой, я знал, что ты придешь. Ты же не мог не прийти, верно, тщеславный ублюдок? И ты пришел, пришел, глупый засранец. Моих людей хватит, чтобы распылить вашу жалкую шайку на атомы даже несмотря на то, что ты испугал часть моих верных псов какой-то сранью. Но я не подарю тебе радость легкой смерти, я закончу с тобой то, что ты счастливо избежал в прошлый раз. Пытки. Вечные пытки. Но перед тем как поместить тебя в агонию навсегда, я хочу самолично отобрать у тебя оружие. Наверное, это можно было бы даже назвать «дуэлью», если бы ты не был столь беспомощен.

Сангвинус прав – он выше меня на голову, в мощнейшей силовой броне с мечом редкой работы в здоровенной ладони и сияющим щитом на другой руке.

- Бросай свою пукалку, ты все равно не сможешь ей повредить мне. Возьми свой ножик и хотя бы попытайся изобразить сопротивление, а мы тут все посмеемся.

Я понимаю, что он прав и бросаю лазерный автомат на пол, перехватывая поудобнее свой меч. Я не надеюсь на победу, я хочу получить лишь мгновенную смерть, подставившись под удар меча. Сангвиниус это тоже понимает и, неспешно подойдя ко мне походкой льва, увидевшего котенка, бьет меня своим щитом. От мощи удара я валюсь на пол, Псы гогочут, Сангвиниус поворачивается к ним и что-то кричит, Псы гогочут сильнее. Следует удар, второй, третий, мой меч отскакивает в сторону. Меня беспощадно, издевательски бьют, я будто пятнадцатилетний мальчик перед профессиональным боксером. После очередного удара Сангвиниус поворачивается ко мне спиной и начинает произносить речь перед Псами:

- Белые люди! Братья! Воины! Вы видите, как жалко и ничтожно это создание, введенное во искушение врагами нашей расы! Вы видите, насколько беспомощен и бессилен наш злейший враг, лишившийся своего всегдашнего прикрытия!

Я тихо шепчу во встроенный микрофон «Химия!» и в мою кровь тут же вливается сверхмощный стимулятор. Всего тридцать секунд действия, необратимые изменения в организме, болезни и травмы, но эти тридцать секунд я буду полубогом. Я вскакиваю с ног, моментально хватаю меч и вонзаю его в стык между двумя бронепластинами на коленной чашечке. Сангвиниус воет и начинает падать, я подпрыгиваю, вбиваю клинок в оголившийся зазор на шее, дергаю в сторону и голова врага моего отрывается от туловища. Гробовая тишина, слышно только легкое шипение от фонтана крови, брызнувшего из обрубка шеи. Пораженные зрелищем смерти величайшего героя Республики, Псы молча бросают оружие и становятся на колени передо мной. Я не смотрю на них, я кидаюсь к пульту управления, только для того, чтобы увидеть огромный взрыв белого света на всех экранах. Поздно. Столица уничтожена. Погибли миллиарды людей. Миллиарды людей, доверивших мне свое будущее, свои судьбы, свои надежды только что погибли во всеочищающем огне. Я падаю на колени и начинаю рыдать. Откуда-то из динамиков начинает играть нежная песня Seatbelts, заранее поставленная Сангвиниусом на это время:

Never seen a blue sky

Yeah I can feel it reaching out

And moving closer

There's something about blue

Asked myself what it's all for

You know the funny thing about it

I couldn't answer

No I couldn't answer

Things have turned a deeper shade of blue

And images that might be real

May be illusion

Keep flashing off and on

Free

Wanna be free

Gonna be free

And move among the stars

You know they really aren't so far

Feels so free

Gotta know free

Please

Don't wake me from the dream

It's really everything it seemed

I'm so free

No black and white in the blue

Everything is clearer now

Life is just a dream you know

That's never ending

I'm ascending

I'm ascending

«I'm ascending» - я реву и бью рукой по бесполезному пульту. Все кончено. Столица уничтожена, война проиграна, надежды разрушены и я – главный виновник всего этого. Через секунду отошедшие от шока Псы убьют меня. Все кончено. Все кончено. Все кончено.