/ / Language: Русский / Genre:prose_history,adv_history,

Моисей В Египте

Эдуард Седаков

В историко-фантастическом и приключенческом романе Эдуарда Седакова Моисей еще не пророк, не учитель, а вождь небольшого кочевого племени хеттов, которого жажда мести приводит в Египет. Привыкнув во всем полагаться на свою силу воина, силу мужчины, он в Египте сталкивается с еще одной, не известной ему силой — силой многовекового опыта, накопленного оседлым народом Египта, оформленного в виде знаний и проявляющегося в предвидениях, на основе которого построена вся жизнь древней страны. Автор не в полной мере следует за основным историческим источником — Ветхим Заветом, а как бы рассматривает возможные варианты того пути, идя по которому, хеттский вождь стал пророком и учителем молодого кочевого народа.

ru ru Black Jack FB Tools 2006-08-27 http://publ.lib.ru/ Scan, OCR, SpellCheck: Аркадий Скорынин, 2006 8198744D-47E0-4B38-8F86-7475E59C5865 1.0 Седаков Э. С. Моисей в Египте Современник М. 1991 270-01249-0

Эдуард СЕДАКОВ

МОИСЕЙ В ЕГИПТЕ

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Почему я решил написать эту книгу? Потому, что я с детства очень люблю древнюю историю и особенно историю Древнего Египта.

Но я писал не историческую книгу. Мне хотелось создать увлекательный художественный рассказ. А уж в ходе повествования не могло не сказаться то, что, изучая историю еще в средней школе, а затем в МГУ, я был неудовлетворен тем, как у нас подавалась древняя история, и потратил потом на нее еще более двадцати лет.

Стал ли я египтологом, я не знаю, но я понял, что наша египтология отнюдь не процветает.

Об истории Египта, Палестины, Хеттского государства и еврейской истории у меня сложились собственные представления, собственная концепция. Это отдельная тема, но кратко замечу, что на библейские сведения нельзя полагаться полностью. Особенно же нуждаются в критической оценке труды современных пристрастных историографов.

Поэтому, если по прочтении этой книги у читателя возникнет желание самому разобраться в древней истории, это уже хорошо. А если читатель, открыв мою книгу в любом месте, захочет дочитать ее до конца, то моя цель достигнута

Автор

* * *

Три ночи подряд поднимались тяжелые решетки крепостных ворот и отряд вооруженных всадников, закутанных по самые глаза в темные плащи, выезжал за стены Саиса [1].

Стража с шумом отгоняла ютившихся у стен нищих и беженцев. Неизвестно, сколько среди них скрывалось шпионов. Город был наводнен вражескими лазутчиками. Чувствовалось, что этими выездами готовится нечто секретное и важное. Три ночи подряд отряд возвращался и длинной кавалькадой, поднимая густую пыль, устремлялся в сторону резиденции фараона. В ночи и в пыли невозможно было различить лица воинов.

На четвертую ночь отряд не вернулся.

Фараон с четырьмястами своих лучших конников ушел в тайный ночной поход. Это был дерзкий внезапный рейд, преследующий скорее не военную, а политическую цель. Нужно было перехватить вражеских послов с грамотами и дарами к кочевникам. Требовались доказательства неслыханного предательства интересов Египта. Эти доказательства фараон желал взять собственными руками.

Враг, потерпев поражение от законного фараона, пошел на сделку с извечными недругами Египта — кочевниками. Дикие орды бросились опустошать восточные номы. Их летучие конные отряды не выдерживали удара регулярной египетской пехоты и поэтому уклонялись от решающей битвы. Грозные боевые колесницы египтян преследовали их, но безрезультатно. Ясно было, что действия варваров успешны от согласованности с основным врагом. Сами дикие конники пустыни не вызывали особых забот, их участь предрешена, но народу Египта следовало показать, кто открыл восточные границы, кто дал хищным степнякам деньги и сведения.

Несколько ночей подряд четыреста всадников неслись через пустыню. Днем отдыхали и прятались в стороне от главного пути. Появились они под стенами маленького городка неожиданно, ранним утром. Вслед за повозками мирных жителей они ворвались в городок через западные ворота. Противник был уничтожен в короткое время. Через восточные ворота едва успел ускакать с несколькими всадниками предводитель воинственного племени, возглавлявший разбитый отряд кочевников. И это нельзя было назвать его позором. Просто, сильные в конном бою на степных просторах, его воины оказались под внезапным ударом среди тесных, кривых городских улочек.

Послы схвачены — их будут живыми возить и показывать перед толпами народа, — грамота в руках фараона, подлые дары-сокровища уже увязаны в походные вьюки, караулы выставлены, войско отдыхает, а дневная жизнь городка словно ничем и не нарушалась, течет своим обычным порядком. Таков этот восточный край. Его население привыкло к нашествиям то со стороны Египта, то со стороны Аккада. Люди, обличьем равно похожие и на египтян и на жителей Междуречья, очень легко переносили и ту и другую власть.

Фараон в сопровождении шести воинов-телохранителей осматривал город. Его путь лежал через базарную площадь. Вооружены и одеты все были одинаково. Никто даже не подозревал, что царь Египта посетил этот город, что не кто-нибудь, а он сам ступал сейчас по пыльным каменным плитам, проходя среди пестрой базарной толпы в двух шагах от простых смертных — крестьян, ремесленников, торговцев, воров, нищих, калек и бродяг. Фараона никто не мог бы распознать еще и потому, что в Саисе его личность держалась в тайне. Лишь малый круг жрецов и посвященных знали его в лицо.

Группа из семи одетых в темно-серое воинов резко выделялась в толпе. Все семеро были невиданного здесь высокого роста, и на поясе у каждого висел меч небывалых размеров. Люди мгновенно отступали с дороги, лишь глянув на их величественно-строгие лица. Фараон шел в середине группы, даже не замедляя шага. Шумевшая перед ним толпа, оставшись позади, смолкала, обратив все взгляды в его сторону.

Вдруг фараон резко остановился. Шестеро воинов кольцом обступили его. На дороге стояла молодая стройная женщина. Она и не думала уходить с его пути. Она вызывающе ждала его, гордо подняв голову. Взгляд ее был устремлен прямо на фараона, и по мере его приближения она не опускала глаз.

Изумленный ее красотой, он подошел совсем близко, и они стояли молча, глядя Друг на друга. Так прошло несколько минут. Мудрость всегда сопутствует великой красоте. Молчанием женщина сказала во много раз больше, чем могла бы выразить словами. По ее прерывистому дыханию и затуманившемуся взору фараон понял, что еще секунда — и она бесчувственной упадет к его ногам.

За несколько минут он успел продумать очень многое, чтобы принять решение. Наделенный природой и судьбой всем, что может нравиться женщинам, он часто видел эти, посылаемые ими сигналы обещания счастья. Но он обладал великим знанием и терпением и не спешил с ответным стремлением, чем и обезоруживал их.

Сейчас фараон видел перед собой женщину, которую по законам жизни нельзя было обойти.

Земной бог египтян, он не должен был снисходить до знакомства с какой-то неизвестной инородкой. Как военачальник он не должен был задерживаться в этом походе и, будучи проницательным человеком, мог бы заподозрить здесь ловушку. Но фараонам дается высшая божественная способность прямого проникающего видения вещей и событий. И вот мужчина, каков он всегда был, смотрел на женщину, спрашивая глазами, хочет ли она его, отдается ли она ему, готова ли она на всё.

Гордая женщина, не спешившая уступить дорогу воинам, по своей красоте знавшая себе исключительную цену, небрежно одаривающая мужчин превосходством своего ума, никак не ожидала увидеть здесь, въяве, на этой земле, снившегося ей в страстных грезах своего бога. Она вбирала глазами его взгляд, она воспринимала его вопросы. Они звучали в полный голос, его вопросы, они, казалось, были слышны всем окружающим. Она глазами отвечала на них утвердительно так, что чувствовала себя говорящей вслух, раздевающейся на виду у всех. Она осознавала себя в его власти и лишь боялась, что сейчас он может пройти мимо. Она почувствовала, что падает к его ногам, но сильная рука поддержала ее и привела в сознание. Фараон велел ей прийти к нему вечером. Он решил задержаться в городе на одну ночь.

Что такое одна-единственная ночь среди тысяч ночей человеческой судьбы! Но для женщины одна ночь великой любви может быть равнозначной смыслу всей жизни. Сон для женщины в такую ночь — просто помеха. И, когда фараон под утро лишь на один час забылся во сне, она продолжала осыпать его ласками. Ум его сейчас был далеко, но тело оставалось в ее власти. Она священнодействовала над ним, вкладывая всю душу… Когда фараон очнулся после короткого забвения, он не ощущал ни малейшего утомления.

На рассвете отряд покинул город.

* * *

Несколько дней понадобилось для того, чтобы собрать и восполнить войско, разбитое столь неожиданным ударом так внезапно появившегося и неизвестного противника. Никто из оставшихся в живых воинов не мог определенно сказать, что это был за враг и кто им командовал.

Объехав все селения своих земель, Магрубет быстро набирал войско. Люди охотно шли к удачливому предводителю. Его далеко знали по многим славным делам. Последнее поражение едва ли кого смутило. Степь была верна своей обычной тактике — рассеиваться и вновь собираться. Однако сейчас, подъезжая к городу, Магрубет никак не мог ощутить прежнее мужество и старался скрыть от всех свое страшное внутреннее смятение. Слухи об измене его любимой, как черные змеи, ползали за ним по степи, жгли своим ядом, перехватывали дыхание и не давали душе ни забвения, ни равновесия.

Всадники с гиканьем стремительно въехали в город. Воины стали растекаться по улицам, привычно отыскивая места постоя. Магрубет направил путь к центру, где стоял большой дом одного из богатейших людей города. Дочь этого знатного и мудрого человека была возлюбленной Магрубета и уже год считалась его невестой.

Ворота дома, как обычно, были открыты, но никто из людей не поспешил взять коня под уздцы. Магрубет горячил и вздыбливал своего скакуна во дворе дома, не торопясь спешиваться. Цокот копыт и конское ржанье словно заставили проснуться и вылезти во двор старого искалеченного раба, которому Магрубет бросил поводья. Стиснув зубы и поигрывая плетью, славный воин переступил порог дома.

Казалось, ничто не изменилось за какие-то десять дней. Всё было по-прежнему. Обычный обмен любезностями с главой дома, традиционные вежливые ответы нескольким почтенным людям города, как всегда пришедшим сюда по своим важным делам, как прежде — монета старой домашней служанке, чтобы проводила через темные покои, через внутренний домашний садик на женскую половину в уединенную комнату к молодой госпоже. Но какая-то нехорошая тишина отчетливо повисала в доме после каждого слова, после каждого шага. Магрубет ощущал это так остро, что сердце готово было разорваться, и кровь с шумом ударяла в виски.

Она сидела к нему спиной, когда он вошел. Она повернула голову, не двинувшись навстречу, взглядом и жестом указала ему место напротив… И снова эта ужасная тишина, от которой даже служанка онемело замерла на пороге на несколько мгновений.

Все та же… Все те же изящные движения прекрасных рук в ритуальном приветствии мужчине, тот же привычный голос, но взгляд совершенно чужой, тускло уходящий в сторону. Взгляд… и тишина…

Не так уж мало на земле людей, которые своими глазами видели, как их горячую, пылкую и трепетную любовь безжалостно давила холодная каменная стопа судьбы, но мало кто из людей был таким, как Магрубет, едва ли кто еще так любил, как он, и никого не было на свете, кто был так щедро одарен любовью этой прекраснейшей женщины. Не было никого до недавнего времени.

Сама по себе тяжела измена. Тяжело переживать уход женщины, даже если не успел познать ее любви, даже если сам не успел загореться высоким огнем. Но во сто крат тяжелее, когда любил всем своим существом, любил долго и навсегда. В тысячу раз тяжелее, когда любим был любовью той, которой нет равных, когда чувствовал и привык чувствовать себя наделенным высшим даром судьбы.

По-разному переносят разные люди удары судьбы, кто как выдержит. Но Магрубет обладал многими качествами, о которых большинство смертных может лишь мечтать. И за свои желания он привык бороться. Поэтому опустим сцены выяснения отношений. Они всегда неприятны. Когда человек большой воли и больших чувств внезапно сталкивается с безнадежностью, то остается лишь пронзительно предчувствовать либо смерть, либо сумасшествие. Кто переживал нечто подобное, тот знает, что это так. И нет ничего ни красивого, ни захватывающего в том, что можно быть рядом, говорить со своей любимой, даже навязывать ей свою волю и обладать ею, но встречать только холодный взгляд, отталкивающие руки и болезненные судороги неприятия. Человек послабее пытался бы вымолить за счет времени благосклонный поворот судьбы в свою сторону, но Магрубет к концу ночи смело признался себе, что смотрит в глаза безнадежности.

Признания, как и вообще знания, для истинного мужчины слишком мало. Магрубет привык действовать. Единственным для него оставалось — мстить.

Что делать с ней, когда она… умерла для него? Стоит ли обрывать жизнь, которая уже оборвалась для него? Может быть, сейчас протянуть руку и погасить этот красивый светильник, чтобы его свету не смог порадоваться тот, другой? Может быть, одним ударом кинжала вскрыть стремительно наплывающий нарыв боли, который потом превратит жизнь в муку и будет давить так долго, что еще много-много раз пожалеешь о том, на что сразу не решился? Может быть, в сей миг, пока не поздно, поставить все на ту грань страшной простоты, на которой должен стоять только сильный человек?

Нет! Магрубет остановил сам себя. Ничто не мешало ему. Никто не задержал бы его здесь в доме. Но то, что она не оказала бы сопротивления… То, что это не злой и сильный соперник… То, что это была женщина… Нет! Существуют великодушие и совесть. Разрубить золотую чашу, из которой кто-то напился? Нет! Это не месть.

Магрубету было тридцать лет. Давным-давно уже он не боялся ничего на свете и привык видеть противника перед глазами, чтобы побеждать его. Он должен был найти своего врага и в личной схватке собственной рукой убить его.

* * *

До восхода было еще далеко, когда Магрубет вышел из дома. Вначале он шел, ведя за собой коня в поводу, затем в забытьи выронил из одной руки плеть, из другой ремешок повода и… не заметил, что конь отстал от него.

Так, одинокий, он шагал в темноте по улицам города, словно в глубокой задумчивости, опустив голову, но совершенно ни о чем не думая.

Ни одной мысли не было в голове. Магрубет лишь чувствовал, что огромная тяжесть навалилась на него и давит к земле. Никогда раньше он даже не предполагал, что можно вот так, с таким трудом переставлять ноги. Но ноги все несли и несли его. Он шел по знакомым местам, пересекая город из конца в конец.

Несмотря на медленность ходьбы, со странным удивлением он заметил, что дома и переулки так быстро уходят от него и остаются позади, словно какая-то неведомая сила со скоростью вихря проносит его по городу.

Множество раз Магрубет проезжал по этим улицам. Он встречал людей на пути, двигался от дома к дому, ощущал этот город, а теперь он не узнавал его, видел с какой-то иной стороны. Все стало чуждым. Даже не верилось, что это он когда-то любил свой город, когда-то жил в нем, потому, что теперь Магрубет был другим. Наступила совершенно новая, неведомая жизнь с новой, мучительно зовущей целью.

Предрассветная серость смутно обрисовала базарную площадь. Магрубет медленно ступал по каменным плитам. Не сразу он заметил, что какая-то черная тень неотступно скользит за ним несколько в стороне. Он резко остановился — словно сама собой сработала привычная готовность к опасности. Тень тоже замерла и тотчас вжалась куда-то в темень меж стенных выступов. Магрубет как бы очнулся, распрямился, рука легла на холодную рукоятку любимого меча.

Он вдруг ощутил огромное облегчение, а вся недавняя страшная тяжесть сразу исчезла без следа, уступив место чувству тревоги. Мгновенно он отметил про себя, что коня нет, щита нет, но зато он — снова прежний Магрубет, смелый воин, и сейчас, как всегда в своей счастливой жизни, бесстрашно ринется навстречу опасности… Он радостно захохотал и сделал шаг в темноту. Оттуда донесся жалобный, испуганный вопль.

— О, великий благородный воин! О могущественный господин! Пощади меня! Я иду за тобой, чтобы сказать тебе одну важную вещь, чтобы утешить твое гордое сердце. Пощади меня! Послушай меня, старика, пока никто еще нас не видит!

Из мрака к Магрубету полз на коленях старый лохматый человек, одетый в какое-то темное рубище. Всем своим видом он стремился явить добрые намерения и долго не поднимался с колен, сыпля льстивые приветственные восклицания. Наконец он встал, оперся на палку и приблизил свое лицо к лицу Магрубета.

— Великий, мудрый воин! — зашуршал он своим скрипучим шепотом. — Все кругом знают, что случилось. Целый город видел, как твоя несравненная Нави упала к ногам этого страшного египетского разбойника. Все видели, куда она пошла и где провела ночь. Все видели! Но никто тебе ничего не скажет из страха. Даже если люди перестанут бояться, все равно, никто не скажет, что это был за египетский военачальник.

— Я убью тебя, старый паук! — Магрубет с ненавистью смотрел на старика.

От его слов жуткая тоска снова навалилась всей тяжестью. Кончились несколько мгновений свободы, безжалостная реальность опять вступила в свои права.

— О, благородный воин! О, храбрейший из храбрых! Ты можешь меня убить одним ударом, как молодой лев старую больную овцу. Но тогда, о благородный воин, ты никогда не узнаешь, кому ты должен отомстить за твою Нави. Никто из этого города и из всех городков вокруг на много дней пути от восхода божественного светила до заката, никто не знает, что это за человек командовал теми египетскими головорезами. Только один я, старый Еше Роил, знаю это!

— Говори! Что ты хочешь, сколько тебе надо за сообщение? — Магрубет смягчил голос. Он с некоторым интересом стал вглядываться в незнакомца. Это был не здешний житель. Что-то в его облике выдавало непростого человека. Тонкие, длинные, костлявые пальцы рук, не привыкших к работе, длинный горбатый нос, бледное морщинистое лицо, мутно-черные, миндалевидные, выпученные глаза. Под убогим рубищем видна была дорогая незаношенная одежда.

— Что тебе надо за это? — повторил Магрубет. — Сколько ты просишь?

— Ничего мне не надо, о великий воин! Дни моего свидания с солнцем кончаются. Ничего я с собой не унесу в царство теней. Я пришел, чтобы только утешить твою гордую душу…— старик снова рассыпался в бесконечных витиеватых похвалах.

Назойливый чужестранец был неприятен Магрубету. Одежда на нем была явно египетская. Слова он произносил с незнакомой картавостью. При всем кажущемся подобострастии в хитрых глазах таилась пренебрежительная надменность. Магрубет ощущал непреодолимое желание тут же разрубить его мечом напополам и идти дальше. Однако тайна старика словно парализовала его.

— Откуда ты знаешь, кто это был? — спросил Магрубет. — Может быть ты — шпион и послан погубить хеттов [2]? — рука его дрожала на рукоятке меча. — Может быть ты хочешь, чтобы жажда мести повела мое войско по твоей воле?

— О великий благородный воин! Никогда моя воля не направляла военных. Ты мне годишься в праправнуки. За свою жизнь ты командовал людьми во много-много раз больше, чем я. Но сейчас тебе надо бросить войско свое, чтоб отомстить египетскому разбойнику потому, что он повелевает войсками во много-много раз большими, чем ты!

Кровь бросилась в лицо Магрубету. Заскрипев зубами, он в ярости двинулся на старика, но… что-то снова сдержало его. В который уж раз за эту ночь.

— Оставь свое войско, — продолжал старик. — С ним ты далеко не пройдешь. Путешествовать очень далеко можно только в одиночку. Я расскажу тебе, как добраться до твоего соперника. Ты найдешь его, выследишь и убьешь. Слушай меня, пока еще ни одной живой души нет вокруг. У нас мало времени.

Старик жестом увлек Магрубета за собой в темноту. Тот молча последовал за ним.

— Слушай, великий воин. Ты знаешь землю на краю степи возле гор, где живет Ефрон-хеттеянин. Ты ведь сам хеттеянин. Пойдешь к нему и скажешь, что тебя послал я — Еше Роил. Земля Ефрона теперь — моя земля. Он продал ее мне. Сам он со своими людьми и с деньгами решил пробираться в Египет на житье. Сейчас война. Египтяне не пропустят к себе ни одну живую душу. Ефрон с людьми под видом бродячих калек пойдет туда. Скажешь, что ты от меня, и он возьмет тебя с собой.

— Но Ефрон ведь знает меня. Как он поверит, что я от тебя?

— Я дам тебе мою палку. В Египте она тоже очень пригодится. Ты отдашь ее моим сыновьям и внукам, а они тебе помогут во всем, что тебе понадобится для твоего дела. Там они знают, что человек, который придет с этой палкой в Египет, спасет их.

— Как я их спасу? Я ничего не понимаю!

— Слушай, воин, и запоминай. Мое племя — сыны ешероиловы, мои дети, внуки, правнуки и их дети хотят уйти из египетской неволи, но их там держит тот человек, которого ты должен убить.

— Почему я его должен убить?

— Потому, что это он — твой соперник… он…

— Кто он, этот человек?

— Фараон!

Магрубет от изумления схватился руками за голову и отступил на шаг от старика. Не зря он здесь! Не иначе как из-за него он, Магрубет, потерпел поражение, едва не лишился жизни и навек потерял свою возлюбленную!

Еше Роил стал поторапливать его.

— На, скорее бери мою палку и уходи. Близится рассвет.

Он откинул свое, надетое поверх, рубище и снял с себя пояс — обыкновенную грубую веревку. Магрубет вдруг с ужасом увидел, что это толстая, длинная змея извивается в руках старика. Он невольно отпрянул назад. Но старик успокоительно кивнул головой, повернул рукой голову шевелящейся змеи, и она, вытянувшись во всю длину, застыла и превратилась в посох. Еше Роил, чтоб не было сомнения, постучал посохом о землю и протянул его воину. Магрубет осторожно взял его в руки и увидел, что это твердый костяной жезл с мелкой искусно вырезанной чешуей, с рукояткой в виде змеиной головы. Он так же слегка крутнул ручку. Посох расслабился на множество мелких члеников, как бы зашевелился и стал веревкой. Магрубет восхищенно зацокал языком и начал повязывать веревку вокруг пояса под одежду.

Едва он поднял голову, как увидел, что старик исчез, словно его и не было. Стало светать и можно было уже видеть, куда тот направляется. Магрубет обегал переулки, проходы и проемы, но старик исчез бесследно. Вдруг вдалеке Магрубет увидел какую-то крадущуюся вдоль стены, сгорбленную серую фигуру. В несколько прыжков он настиг ее и одним взмахом меча тут же разрубил надвое. Ногой он повернул тело лицом вверх и с изумлением увидел, что это был совсем другой человек. Это чей-то домашний раб рано утром выносил на улицу ночной горшок своего господина.

Магрубет, ругаясь, вытер меч, огляделся и увидел, что в конце переулка показался воин, ведущий в поводу его коня. То был молодой Кириаф, его любимец и правая рука.

— Вождь, я подобрал твою плеть, поймал твоего коня и пошел за тобой.

— Кириаф, ты не видел, как я сейчас разговаривал со стариком?

— Нет, вождь, не видел.

— Тогда брось эту падаль в ров, чтоб никто не знал.

Магрубет указал на убитого раба, взял коня под уздцы и пошел по городу к месту войскового сбора.

* * *

До полудня длились учения. На взмыленном коне Магрубет носился по степи перед войском. Он поочередно вызывал лучших всадников, испытанных воинов и с ними показывал приемы единоборства то с мечом, то с копьем. Затем показывал групповые приемы боя и свое особое, редкостное владение конем, особую хеттскую манеру верховой езды.

Он далеко, вперед и вверх метал свое копье, вихрем скакал и ловил его на лету почти у самой земли. Не только молодые новобранцы — все следили за ним с восхищением. Как и подобает настоящим военачальникам, он сам лично представлял своим воинам блестящее боевое искусство. Он был в ударе, силы бурлили в нем. Ни о какой усталости не могло быть и речи. Про себя он уже знал, что' это его последние, прощальные часы пребывания с войском.

Временами он бросал быстрые испытующие взгляды в сторону своих старых соратников, не догадывается ли кто-нибудь из них об этом. Но лишь однажды, на миг, заметил, как многоопытный Сирах, знающий его как никто, соперничающий с ним в боях в отваге и дерзости, чувствующий издалека его замыслы, не раз за много лет спасавший ему жизнь, вдруг как-то недоуменно и даже растерянно воззрился на него.

Магрубет показывал стрельбу из лука. На расстоянии ста локтей он поставил Кириафа с копьем. Когда Кириаф метнул в сторону копье, Магрубет выпустил одну за другой три стрелы. Копье прямо вонзилось в землю, и в его древке торчали три стрелы на равном расстоянии. Пронесся дружный гул восхищения. Закружилась конная карусель — все стремились вблизи увидеть пораженную цель. Тогда-то он и поймал этот взгляд Сираха.

Наконец в заключение Магрубет решил проделать перед своим войском то, чем он раньше, бывало, на праздниках удивлял людей. Он взял у одного молодого, застенчивого воина его коня. Вскочив на него, он разогнался, проскакал три раза по большому кругу, затем вдруг на полном скаку резко осадил коня и повалил на землю.

Мгновенно он спутал ему передние и задние ноги, а потом взвалил на спину и, держа его за путы, понес перед рядами воинов. Пройдя три круга, Магрубет поставил коня на ноги, снял путы, отошел на шаг в сторону и вдруг, взмахнув мечом, разрубил коня напополам.

Не успели все прийти в себя от изумления, как вождь взял за повод своего горячившегося красавца скакуна, подошел к молодому воину и передал тому повод.

От такого подарка не только этот счастливец, но и прочие воины кругом пришли в неописуемый восторг. Все поняли, что сейчас будет пир.

Только Сирах и молодой Кириаф стояли рядом вдвоем и мрачно смотрели на Магрубета.

Они уже чуяли, что наблюдают ход событий, ни от кого не зависящий.

Магрубет приблизился к ним. Все трое медленно пошли в направлении возвышающегося в стороне холма. У его подножия уселись друг против друга в молчании. Магрубет начал. — Ты, Сирах, мне как старший брат. Ты воевал еще под началом моего отца. Твой родной брат Леонх вызволил меня из египетского плена десять лет назад. Его сейчас нет, но он оставил меня на твои заботы. Многое из своей жизни ты отдал мне, и я люблю тебя. На тебя я теперь оставляю Кириафа. Часто я вижу в последнее время, как твоя голова клонится к гриве коня в тяжелом походе, как ласково и печально ты подолгу глядишь на детей в каждом селении. Это говорит мне, что покой скоро потянет тебя к себе сильнее, чем бранные успехи. — Он на минуту остановился и перевел взгляд на Кириафа. — Тебе, мой Кириаф, я оставляю войско нового набора. Тебе привыкать к нему. Будешь командовать им. Но каждое последнее слово на советах будет за Сирахом. Таков наказ тебе до моего возвращения. Ты молод, силен и внимателен к советам. Благодаря вам обоим, я буду спокоен за хеттское оружие. — Он снова помолчал и продолжал далее. — Моя жизнь никогда не будет иметь смысла, если я сам в ней не поставлю все на свое место. Ждите меня десять лет, но не больше.

Он поднялся на ноги, за ним вскочил Кириаф, медленно встал Сирах. Втроем, обнявшись по старинному хеттскому обычаю, пошли к войску.

Воины кругом в несколько рядов расположились у костров, где жарилась конина и готовилось угощение. Магрубет вошел в круг, снял шлем, обнажив свою белокурую голову, и сказал:

— Славные хетты! Вы были моими братьями, сыновьями и помощниками. Вы будете прекрасным, непобедимым народом! Но теперь вашим вождем будет, — он на секунду поколебался и продолжал, — будет славный Кириаф! А я один пойду в Египет и сам, вот этой рукой убью своего египетского врага, того, о котором вы знаете. Позор и проклятье будут на мне навеки, если я этого не сделаю. Если я вернусь обратно, не сдержав своего слова, пусть каждый из вас бросит в меня камень и убьет, как трусливого шакала. А теперь прощайте!

Он снял с себя меч, положил у ног Кириафа и пошел, не оглядываясь, в молчании, на запад в сторону Египта.

* * *

К вечеру Магрубет дошел до большой дороги, ведущей в те края, где была земля Ефрона-хеттеянина. Через несколько дней и ночей с попутными обозами он добрался до владений Ефрона. Здесь он не был уже десять лет.

Заходило солнце. Огромный каменный дом Ефрона серел у подножия гор возле пещеры. Издалека за стенами был виден поднимающийся дым очага, слышны собачий лай, мычанье волов.

Магрубет постучал в ворота, затем отошел подальше в сторону и сел на землю, прислонившись спиной к большому камню. Он знал, что никто не поспешит ради него возиться с тяжелым засовом, что сперва будут долго с пренебрежением глядеть на одинокого путника со стен, затем дотошно выспрашивать, откуда он взялся и что ему надо.

По дороге сюда от возниц-обозников он уже успел научиться понимать, как теперь смотрят люди на него, одинокого, никому не знакомого путника. Разве что только его внушительная фигура и мрачный вид вызвали опаску обозной братии, и ему нехотя, с ворчанием и руганью разрешили за большую плату ехать на повозке.

Ни за что в жизни раньше Магрубет не простил бы никому такое отношение к себе, но сейчас он даже упивался этим. Закипавший в нем по временам гнев несколько уменьшил постоянно давящую тоску. Молча он казнил себя самыми позорными словами, сознавая, что выхода своему гневу все равно дать не может. Сейчас он приготовился ждать. Чем позорнее и ничтожнее будет он выглядеть, сидя вот тут перед воротами, тем ему будет приятнее.

Однако, к своему величайшему удивлению, он увидел, что ворота немедленно распахнулись и навстречу вышли люди. Впереди выступил сам старый хетт Ефрон.

— Небесные светила расположили звезды так, что ты сегодня здесь, о внук великого хеттского героя, о сын славнейшего хеттского вождя! Но если уж ты здесь, то всякие лишние разговоры напрасны. Завтра же в дорогу! У нас долгий путь, и мы еще успеем наговориться, — необычайно кратко высказался Ефрон.

Магрубет помнил, как встречал его Ефрон десять лет назад, как длинно он высказывалсятогда и осыпал бесконечными приветствиями. Но сейчас он смотрел на себя и на Ефрона как если бы смотрел сверху посторонний человек.

Это даже понравилось Магрубету. Что за глупости — ему в его положении претендовать на высокие почести. Он вовсе не чувствовал себя сломленным судьбой. За всеми делами и событиями стояла одна самая большая мысль, что придет время и он с огромным перевесом склонит обратно чашу весов судьбы. Со спокойной ненавистью он еще ступит ногой на согнутые шеи всех тех, кто теперь смеет теснить оказавшегося рядом с ними Магрубета. Никакого сомнения в этом нет, а пока все идет так, как того и следует ждать. Поэтому Магрубет с равнодушным видом, отрешенно и молча, пошел в дом вслед за Ефроном. Про себя он отметил, что если посоха не просили предъявлять, то, видимо, старик Еше успел уже сообщить о нем Ефрону.

Широкий двор был заставлен повозками, забит народом. В нескольких местах горели костры, готовился ужин. Чувствовалось, что Ефрон здесь уже не хозяин. Однако относились к нему с уважением, поспешно сторонились и замолкали при его приближении.

Ефрон с людьми и Магрубет расположились даже не входя в покои, во дворе под навесом, где уже был готов ужин и ночлег. Магрубета действительно ждали с нетерпением. Люди Ефрона, человек пятнадцать, окружили его, усадили в углу на мягком ложе, захлопотали вокруг, подавая еду. Ефрон уселся рядом и стал развязывать пояс, что означало окончание дня и приготовление к отдыху.

В то время как остальные, разместившиеся рядом и чуть поодаль, сразу завели между собой громкую оживленную беседу по-египетски, Ефрон, обратясь к Магрубету на хеттском языке, сказал довольно приглушенным голосом:

— Мир тебе, славный воин! Располагайся и отдыхай. Ты среди своих. Теперь и мое сердце спокойно, что ты с нами.

— Почему ты думаешь, что я с вами? Я сам по себе. А вам я — лишь попутчик, — ответил Магрубет, не понижая голоса и давя пристальным взглядом старика. — Может, ты что-то такое знаешь?

— Нет, воин! Я ничего такого не знаю, кроме того, что мудрый Еше сказал мне о тебе. — Ефрон дерзко и даже с затаенной усмешкой выдерживал взгляд Магрубета. Впрочем, старики всегда легко держат взгляд молодых.

— Что же тебе сказал этот вонючий Еше? — Магрубет все-таки счел за лучшее слегка понизить голос. Он метнул несколько взглядов по сторонам и увидел, что кое-кто из присутствующих готовится навострить уши.

— Что ты! Что ты! Мудрый Еше Роил — почтеннейший из людей! И достойнейший! Если бы только его бог поскорее позаботился о его здоровье! — поспешно затараторил Ефрон и замахал руками, словно отгоняя мух. — Еше Роил позавчера приехал сюда после встречи с тобой. По приезде он сразу слег в постель, а вчера он велел слугам везти его на лечение. Сейчас Еше совсем плох. На этот раз ему вряд ли придется ожить, как после поездки в Египет к своим сыновьям. Тогда его замертво привезли сюда. Фараон думал, что Еше уже мертв. Поэтому и разрешил вывезти старика. Теперь же бедняга не на шутку занемог. Еще бы! Ведь старому Якову почти полтораста лет.

— Послушай, старина, — Магрубет по хеттской манере прервал Ефрона, — ты мне потом расскажешь про жизнь твоего мудрого Якова. А теперь все-таки скажи, что он тебе рассказал обо мне.

— Вообще-то он о тебе сказал мало, — Ефрон многознающе заулыбался, — но сам я, конечно, понял гораздо больше.

— Что же ты понял?

— Да ведь, как сказать, воин? — уклончиво ответил старик. — В Египте сейчас неспокойная жизнь. А ведь если в Египте волнение, то у нас земля под ногами дрожит. Я понимаю, что ваши военачальники еще не разорились оттого, что египетские подарки у вас отобрали, но я знаю, что если обращаются к старому Якову, то совсем не от лишнего богатства, а наоборот оттого, что начинают нуждаться в кое-каких средствах или в помощи.

— Я вовсе не обращался к нему за помощью. Он сам ко мне обратился, чтоб я ему помог. Так и запомни!

— Что ты! Что ты! Славный воин! — льстиво заулыбался хетт и понизил голос совсем почти до шепота:— Я не собираюсь вникать в ваши тайны. Мне лишь бы благополучно добраться до Египта со своими деньгами и людьми. Это очень хорошо, что ты с нами… попутчик. Ты один для меня — защита надежнее, чем сто человек. Однако, — он совсем зашептал, — люди с нами идут не все мне знакомые. И вообще мне некоторые из них очень не нравятся. Я прошу тебя, славный воин, будь ко мне поближе. Так мне спокойнее. Ведь все-таки ты мне единоплеменник. Иначе я боюсь, что не донесу до Египта не только своего серебра, но и своих костей.

— Зачем же ты уезжаешь в Египет? Ведь здесь твоя завоеванная земля. Она в выгодном положении. Почему ты покидаешь родной Па-листан? Здесь жили и воевали твои деды и прадеды. Почему ты продал свою землю, да еще совсем чужому, пришельцу? Ты ведь сам — старый воин.

— Посмотри на меня, — отвечал Ефрон, — я весь в шрамах. Рука моя покалечена, а земля требует много сил и много работы. Я хочу прожить старость в покое и довольстве. Я собрал за свою жизнь достаточно богатств. Но где мне их проживать? Ты же знаешь, что только в Египте жизнь устроена по-настоящему хорошо, чтоб можно было достойно жить с деньгами даже старому и немощному человеку. Египет не знает голода и разрухи. В Египте собраны все богатства мира. Даже Вавилон не сравнится с ним. Не зря ведь мудрый Еше давным-давно отослал туда своих сыновей. Благодаря этому он и разбогател.

— Но ведь он же и съехал оттуда, чтобы купить твою землю и жить здесь, — возразил Магрубет. — Почему же он не хочет жить в Египте?

— Ему нужна земля, чтобы владеть ею, чтобы поселить на ней своих сыновей ешероиловых. А в Египте фараон никому, кроме египтян, не разрешает быть владельцами земли. Несмотря на то, что потомки Якова давно живут в Египте, размножились и даже своим видом стали походить на египтян, фараон все равно притесняет их.

— Так, значит, у них распри с фараоном! Вот, значит, откуда нам присылался подкуп против египтян!

— Давай спать, воин. Я не хочу вмешиваться в чужие тайны. Да и завтра нужно рано, чуть свет, вставать. Теперь уж поздно. Однако тебе только скажу, славный воин, присмотрись сам к тем, кто с нами будет в пути, — он тут же стал устраиваться на ночлег.

Магрубет же только сделал вид, что прилег. Несмотря на позднее время, сон не шел к нему.

Много лет подряд Магрубет вел жизнь, полную опасностей, и не только ради успеха, но и для того, чтоб уцелеть самому, требовались, помимо отчаянной храбрости, еще осторожность и дальновидность. Военный вождь племени должен был обладать этими качествами, как никто другой. Сейчас, лежа в темноте, Магрубет стал вспоминать, что в детстве он всегда удивлялся тому, как, бывало, после побед и пиров его отец с несколькими своими приближенными воинами собирались для тихой беседы, в которой все события представали в столь удивительном виде, с такими неожиданными подоплеками и объяснениями, что ему становилось не по себе от собственной простоты и легковерия.

Наука предвидения вошла в него с ранних лет. Но эта наука была его сокровенным знанием. Ни с одним человеком в мире он не намерен был ею делиться. Он был убежден, что она существует для избранных. Для простых воинов, а также для черни она прямо вредна.

Еще от деда Магрубет усвоил истину, что многознание вообще вредно. Нужно знать немногое, а важное. Что было бы, если бы его воины перед каждым сражением совершали в своих умах весь тот путь сомнений, который проходит он перед тем, как принять железное, непоколебимое решение и одним своим волеизъявлением послать их в бой?

Палистан — такая страна, где стеснилось множество народов. Это плохо. Ведь враги любят больше всего растлевать слабую чернь в народе. Магрубет слышал от деда, что раньше никогда не бывало случаев, чтоб хетт мог трусливо побежать с поля битвы. Среди его военачальников или испытанных воинов и сейчас таких не сыщешь, но среди простых, а особенно слабых, лишь и оказываются те, кто еще до начала битвы сомневаются в победе. Что таким героическая дерзость, позволяющая и с малым войском вырвать победу у многочисленного врага?

Сейчас, подводя итог размышлениям, Магрубет решил, что многие свои воинские качества, которые так впечатляюще действовали всегда на окружающих, теперь следует замаскировать. Прежде всего осмотрительность и осторожность! На всякий случай он отодвинулся подальше от дюжего незнакомца с темной повязкой на голове, который привалился к нему слишком близко, раскинув руки во сне.

* * *

Утром рано выступили в путь. Обоз состоял из нескольких старых повозок и двадцати путников, одетых в грязные, рваные одежды. Опытный глаз заметил бы, что повозки крепки к надежны, лошади сильны и свежи, а люди, хотя и выглядят как бездомные калеки, идут бодро и быстро.

Двинулись не обычным большим путем, а взяли левее в сторону моря.

Ефрон держался рядом с Магрубетом. На остановках Магрубет расспрашивал его обо всех спутниках. Несколько человек старый хетт не знал. По его словам, их просил взять с собой Еше Роил. Тот самый малый в темной повязке, необычно смуглый, почти черный, был в их числе.

Магрубета озадачивала какая-то странная непонятность его лица. Ничем этот человек не выделялся, ничего не было настораживающего или подозрительного в его поведении, однако физиономия его была словно спрятана куда-то. Он вовсе не скрывался за других, не отворачивался в сторону, но его лицо не нравилось Магрубету, потому что казалось голым камнем, на котором ничего не начертано.

— Что ты скажешь об этом человеке? — спросил Магрубет Ефрона.

— Раньше я видел его всегда возле Якова. То ли он у него лекарь, то ли цирюльник. Он все возится с травами и порошками, да записывает что-то. Вообще-то он, хотя и поздоровее некоторых, но никогда никого не толкнет, не обидит. Очень тихий…

— А сколько, по-твоему, лет этому… лекарю?

— М-м, да… Вот сразу и не скажешь… Скажи хоть двадцать, скажи хоть сорок… М-м, да… Надо бы как-то у него спросить.

— Похоже, что так он тебе и скажет правду.

Магрубет смолк, так как черный человек подошел к ним поближе и опустился на песок, устраиваясь на отдых.

Магрубет стал разглядывать его. Он привык полагаться на свое видение человеческих лиц. Всех своих воинов — молодых и старых, живых и мертвых он помнил в лицо. Он видел их лица в походах, в боях, в страданиях, в веселье. Взглянув на любого незнакомого человека, Магрубет мог сразу увидеть судьбу на его лице. Множество раз он находил подтверждение своему провидению.

Все, что предопределено человеку, написано на его лице. Нужно лишь уметь прочесть эту предопределенность. Вот, например, тот хмурый, тучный возница. Сразу видно, что он происходит из семьи торговца, что он неудачник в жизни, труслив и скуп. А тот одноглазый хетт-проводник отличается веселым, открытым характером и, хотя по повадкам как-будто осторожен, но всю жизнь будет беден из-за своего тяготения к вину и женщинам. Такой не скопит серебра даже себе на похороны. Вот сам Ефрон, сейчас одетый оборванцем. При его болтливости, при его круглом, добродушном лице, прищуренные глазки, шныряющие по сторонам, выдают человека хитрого и вероломного. А этот смуглый человек имел лишь клоунскую маску вместо лица. Клоунов Магрубет с детских лет недолюбливал за то именно, что боялся не понять их. Невозможно было знать, что за подлинный человек скрывается за этой одинаковой, неизменяющейся глупой физиономией.

«Может быть, лицедейство не по моему характеру, может быть, потому, что я избегал иметь дела с лицедеями, но я не берусь определенно судить об этом человеке лишь по его дурацкой маске», — думал про себя Магрубет. Он решил не спешить начинать разговор с незнакомцем, а посмотреть, как тот сам будет находить пути к общению. А то, что тот хочет с ним сойтись, было видно по тому, как он все время, словно непроизвольно оказывался поблизости.

Такое поведение само по себе было очень знакомо Магрубету. В походах люди как-то особенно быстро сближаются с себе подобными и разбиваются на группки друзей.

Ну что ж! Магрубет на своем лице тоже ничего не хотел показывать. «Посмотрим, каков этот дурак-клоун на самом деле, когда он заговорит», — подумал Магрубет. События незачем было торопить. Трудностей пока не предвиделось. До моря еще дня два-три пути, а эти земли все знакомы.

* * *

На привале перед заходом солнца возникла кровавая драка. Один из людей Якова сцепился с человеком Ефрона. Началось из-за того, что один молился Астарте, а другой — по-хеттски богу Солнцу. Сразу образовался круг жаждущих зрелища. В середине оба противника, выхватив длинные ножи, прыгали друг перед другом, настороженно выбирая момент для удара. У каждого на руках уже виднелась кровь. В это время темный человек подошел к Ефрону и что-то зашептал ему на ухо. Ефрон тотчас обернулся к стоящему в стороне Магрубету и воздел к нему руки:

— Разними их, воин! Только ты это можешь! Сейчас они порежут друг друга!

Все взоры обратились к Магрубету. Люди тотчас расступились, приглашая его в круг. Но Магрубет покачал головой и даже не сдвинулся с места.

— Мне противно глядеть на этих трусливых собак. Им не ножи держать в руках, а куски ослиного навоза! — медленно и четко процедил он сквозь зубы и, скрестив руки на груди, с презрением отвернулся.

Драчуны сразу обмякли и разошлись. Потеряв интерес, все стали расходиться к кострам. У одного из погонщиков Магрубет заметил блеснувший в руке нож, который тот поспешно прятал. От гнева он заскрипел зубами: еще мальчиком он знал такой хитрый прием — втянуть кого-нибудь в драку, чтоб в свалке со спины нанести неожиданный удар ножом. Однако он не подал виду. Это пока всего лишь непроверенное подозрение.

Наступило время ужина и ночлега. Масар — так назвал себя темный человек — конечно, был рядом. Он вежливо и неназойливо оказывал знаки внимания и расположения Магрубету и Ефрону. Когда кипящий котел с варевом Ефрон снял с костра, Масар бросил туда щепотку каких-то сухих мелких листиков. Еда сделалась необычайно вкусной и ароматной. Магрубет не мог не признать этого.

— Что, ты, наверное, был поваром у старика Еще? — спросил он.

— Меня учили понимать все, что человек поглощает: и воду, и воздух, и мысли других, и божественное откровение, — как-то неопределенно сказал Масар.

Когда укладывались спать, он, само собой, оказался рядом и сразу же уснул, по привычке раскинув руки. Магрубет, лежа, долго вслушивался в его хриплое дыхание, прикидывал в уме всякие возможные ночные неожиданности и уснул, дав себе строгий приказ, как он это часто делал, пробудиться среди ночи.

Над степью тянул прохладный ночной ветер, а луна почти совсем склонилась на край неба, когда он открыл глаза. Возможно он проснулся оттого, что наступила какая-то необычная тишина. Вслушавшись, Магрубет понял, что рядом не слышно дыхания Масара. Словно подброшенный пружиной, он вскочил на ноги, а затем, пригнувшись, стал ощупывать руками место рядом с собой. Масара не было, но постель его еще хранила тепло.

Первая мысль была успокоительной, что ничего особенного не произошло, что Масар отошел ненадолго и сейчас вернется обратно спать. Но давнее чутье опасности прогнало эту мысль. Магрубет, присев к земле, некоторое время вглядывался по сторонам в даль, пытаясь на фоне неба увидеть идущего человека. Коварный план созрел у него в голове.

Легко и тихо, как барс в ночи, он перешагнул через храпящего Ефрона и подобрался к изголовью спящего рядом с ним молодого слуги. Проведя несколько раз открытой ладонью над лицом юноши, Магрубет заставил его погрузиться в самый глубокий сон. Когда по ровному дыханию Магрубет убедился, что достиг своего, он взял парня на руки и быстро переложил на свое место. На голову ему он накинул свою повязку и до кончиков ног накрыл своим грубым полосатым плащом. Сам, закутавшись в покрывало юноши, он прилег на его постель и затаился.

Ждать долго не пришлось. Скорее по колебанию воздуха, чем слухом Магрубет ощутил в ночи крадущиеся шаги. Лежа, со своего места он напряженно следил за каждым движением Масара. Он видел в ночи как кошка, к тому же небо уже стало чуть заметно сереть, но, не упуская ни единого вздоха Масара, он не мог заметить ничего особенного в его действиях. Тот снова преспокойно улегся на свое место и, как обычно, раскинул в стороны руки. Пальцами правой руки он касался головы Ефронова слуги, но в руке ничего не было. Магрубет наблюдал долго, но Масар ни разу не пошевелился и не переменил позы. «Одно только неприятно, что он касается его рукой, — думал Магрубет, — но что он может сделать одним касанием?» Мысли его постепенно успокоились и вскоре перешли в сладкое забытье.

Рассвет раньше всего унес непрочный стариковский сон Ефрона. Стараясь не будить молодежь, Ефрон тихо встал и направился к лошадям. Ему нравилось первому окинуть глазом свое хозяйство, пока все еще спят. Это чувство вошло у него в привычку за долгие годы военной жизни в прошлом. Во всем мире не найти ни одного военачальника, который бы не испытывал удовольствия от того, что его подчиненные, еще теплые от сна и беззащитные, едва очнувшись, натыкаются на его волю, на его уже разгулявшуюся энергию, на громкий уверенный голос, подающий четкие команды.

Но то, что у Ефрона осталось от погасшего прошлого, у Магрубета сейчас кипело в крови. В следующее мгновение он также открыл глаза и привычным волевым усилием стряхнул остатки сонного оцепенения.

Первым делом он поспешил снять с Ефронова слуги свои вещи и набросить на него его тряпье. Едва лишь взяв в руки свой плащ, прохладный и словно бы влажный, Магрубет понял, что плащ покрывал мертвое тело. Холодный пот выступил у него на лбу. Всмотревшись, он увидел, что молодой хетт лежит в застывшей позе, закатив глаза. Магрубет огляделся. Никто еще не просыпался. Чуть поодаль, откатившись в сторону, преспокойно спал, укутавшись с головой, премудрый Масар. Магрубет снова быстро улегся, накрылся с головой плащом и сделал вид, что спит. Он с нетерпением ждал того момента, когда сможет взглянуть на Масара, увидевшего его.

Эффект превзошел ожидания. Когда Ефрон закричал диким голосом и когда Масар между обступившими тело людьми просунулся с заготовленной на лице гримасой простодушного удивления, вышел вперед Магрубет. Их взгляды встретились. Лицо Масара приобрело выражение панической растерянности. Не осталось и следа былой непроницаемости. Щеки нервно задергались, губы опустились, а глаза жалобно забегали по лицам других, словно желая спрятаться от глаз Магрубета. Большего пока Магрубету и не нужно было. Он притворился, что не замечает состояния Масара, и стоял, сам изобразив недоумение.

— Может быть, его укусил тарантул? — первым нарушил он молчание.

— М-может, у н-него была падучая? — заикаясь, поспешно добавил Масар.

— Он никогда ничем в жизни не болел! — заорал Ефрон.

Когда осмотрели тело, то не нашли на нем никаких ран, никаких царапин, ни даже самого маленького игольного укола. Словно какая-то внутренняя болезнь неожиданно оборвала эту молодую жизнь. «Странно! А на вид он умер как будто от удушья», — подумал Магрубет.

При этом он ощутил какое-то внутреннее облегчение, как будто решил давно мучающий вопрос. Насчет Масара теперь у него не оставалось сомнений. В любой момент можно подойти к нему и, не церемонясь, на глазах у всех убить, как собаку. Но Магрубету не давало покоя неведение того способа, каким Масар собирался убить его самого.

Двинулись в путь. Держались подальше от селений, чтоб не привлечь к себе внимания какой-нибудь местной воинственной шайки. К вечеру предполагали дойти до последних пограничных пунктов — Урду и Асирофа[3]. Там было не миновать встречи с египетским досмотром. Рассчитывали пройти по земле между владений этих городков в надежде, что перед закатом в сумерках воины с той или другой стороны не подойдут, передоверившись друг другу, а также из нежелания, в крайнем случае, на ночь глядя, тащить в город обоз каких-то грязных оборванцев. В степи в темноте опасно было бы иметь дело с ночными патрулями, которые не станут особенно разбираться, что это за люди бредут куда-то в такое тревожное время.

Шли быстро, но часто останавливались, и Ефрон по совету Магрубета посылал посмот-реть вокруг с какой-нибудь возвышенности дозорными двух погонщиков из пастухов, которые могли видеть вдали во много раз лучше любого зоркого человека. Магрубет ходил с ними для осмотра местности. У него и самого было зрение, как у орла. Обычно никто из его войска не мог сравниться с ним в дальнозоркости, но эти два юноши просто поражали его.

— Видишь вон там левее двух больших камней дикого козла? — спрашивает один.

— Вижу! Еще левее вижу лисицу, — отвечает второй.

— Лисица бежит охотиться вон в те кустики.

— Дороги там нет, людей не видно, — подводится итог наблюдений.

Привычным оком Магрубет вглядывается в даль изо всех сил. С большим трудом он догадывается, что те две коричневые точки могут означать камни, но ни лисицы, ни дикого козла он не может различить. Это его очень впечатляет и повергает в размышления. «Кажется, я все могу лучше других, но всегда найдется кто-то, превосходящий меня хоть в самом малом», — думает он и долго разглядывает этих простоватых молодых волопасов.

Мысли его снова возвращаются к Масару, к старому Якову. Над тем, что его, Магрубета, хотят убить, он не особенно ломает голову. Возможно, той ночью старик Еше видел, что Магрубет хотел его зарубить, и поспешил наперед к Ефрону, чтобы предупредить события, исправить ошибку и убрать его. Возможно, что через Якова тянется рука из Египта, чтобы устранить последствия неудачной поездки тайных послов. Нет, не это занимает его мысли.

Он глядит на жалкую горстку своих спутников и презрительно усмехается: кто же из этих людишек может представлять для него угрозу?! Но Масар… Масар не дает ему покоя. Как, каким приемом он убил того парня? Любопытство воина гложет его. Сколько самых различных способов убийства знает он сам! Сколько самых различных способов! Сколько раз за свою жизнь еще с раннего детства ему приходилось их применять!

Вспоминается, как с несколькими мальчиками он приближается к огромному вражескому воину со щитом и копьем, стоящему на страже. Воин не обращает внимания на играющих полуголых малышей. У них даже нет ничего в руках. Подойдя локтей на тридцать, Магрубет снимает пояс, складывает его пополам, и вот из пращи камень летит прямо в лицо воину. Пока тот стоит, шатаясь, схватившись за лицо руками, еще несколько камней добивают его. Двенадцатилетний Магрубет закалывает упавшего воина его же копьем и убегает к своим. Ни шума, ни звона мечей. Вспоминается, как бежали из плена… Леонх и Магрубет со скалы бросаются одновременно на стражников, охраняющих выход из каменоломни. Те без крика и шума остаются сидеть неподвижно со сломанными шеями. Вспоминаются еще разные случаи, как можно поражать врага даже без оружия. Но Масар… Масар ведь думал, что убивает его, Магрубета! Он в полной уверенности, что сделал свое дело, даже не посмотрел в лицо тому, кого он убил, а повернулся преспокойно на бок и уснул до утра! Да, горькое разочарование ожидало его утром… Но не надо подавать вида. Сейчас нельзя спуг-нуть Масара. Пусть он не теряет привычной уверенности. Если до ночлега он не обнаружит себя в какой-нибудь новой попытке убить Магрубета, то ночью снова попытается применить свой способ. Пока же не следует спускать с него глаз, постараться держать его к себе поближе.

Постепенно получилось так, что распоряжаться походом начал Магрубет. Ефрон все больше растерянно суетился, видя, что Масар усиленно заискивает перед Магрубетом. Старик сам стал лезть к нему за советом по любому пустяку, а затем принялся, как эхо, повторять за ним все его команды.

Магрубет решил увеличить скорость движения. Путники предпочитали молчать и повиноваться. Скоро обоз пошел так быстро, что каждому пришлось встать на свое место и заниматься лишь прямыми обязанностями. Тащиться не спеша и беседовать, разбившись на группки, стало невозможно.

Магрубет шел легким шагом с беззаботной улыбкой, словно на праздной прогулке. Он завел вежливый разговор с Масаром, не отпуская его ни на минуту, идя рядом и заглядывая в лицо. Как он и ожидал, через час Масар стал выдыхаться. Магрубет по-прежнему шагал рядом, сыпал словами, на лице ни одной капли пота, а Масар, весь взмокший, задыхающийся, едва успевал цепляться за нить разговора.

По неписаному кочевому закону, если вожак не сбавляет шага, то и всем остальным — смертный позор просить отдыха. К концу второго часа этого марша Масар походил на гнилой персик. Лицо его посерело, глаза вылезали из орбит, живот ходил ходуном, но, самое главное, его физиономия, его клоунская маска словно размокла от пота и сползла совсем. В глазах было мучение и временами проблескивала дикая злоба. Теперь Магрубет начинал постигать его. Это, по-видимому, был выученик жрецов, может быть, даже судья, честолюбивый, жестокий до крайности, наслаждающийся пытками, но избегающий марать руки и прилагать собственные усилия. Всеведущий в человеческих слабостях и пороках, он сам, наверное, был любителем мальчиков или скотоложцем. Так думал Магрубет, но не подавал ни малейшего вида. Сама простота, солдатская грубость, доверчивость и радушие являлись в его облике. Но мысли его были холодны, остры и жестоки. Теперь он знал, кто перед ним, и решил вступить с ним в схватку на его же подлых условиях.

На третий час изнуряющего перехода Ефрон, сидящий в последней повозке, стал махать Маг-рубету рукой, чтоб просить дать всем отдых. Магрубет с таким видом, словно его удерживают, когда он только собрался побежать, изобразив на лице как бы недовольство, дал сигнал остановиться.

Лошади были взмылены, люди тяжело дышали, а он ходил легкой походкой из конца в конец каравана и с удивлением осведомлялся, отчего это все так устали. Он был бодр и свеж и долго даже не хотел усаживаться для отдыха. Некоторые, знающие толк в походах и, может быть, из военных, переглядывались, удивленно покачивая головой и прикусив язык. Такого повелителя им еще не приходилось видеть. Небрежно постукивая прутиком по ноге, Магрубет сидел в позе присевшего на минутку и принимал с благосклонностью изъявления добровольной услужливости от нескольких человек сразу, когда раздавали воду и пищу. Масар сидел рядом и изо всех сил пытался также делать вид, что ему все нравится. «Посмотрим еще, как ты вспотеешь этой ночью, черная сволочь!» — думал, глядя на него, Магрубет, и ласково улыбался.

Однако от него не ускользнуло, что кое-кто из сидящих поодаль, кривит губы в злобном шепоте отнюдь не только оттого, что приустал от ходьбы: один, тот, что вчера прятал нож, и второй, черный с лысиной, были отмечены Магрубетом.

Снова шли довольно скоро и как раз к назначенному часу сумерек оказались между Урду и Асирофом. Один из молодых пастухов глядел влево, другой вправо с наказом дать знак, как только увидят приближающихся людей. В случае чего, переговоры должен был вести Ефрон. Все были готовы сразу замедлить шаг и изображать полоумных больных и бедствующих скитальцев.

Почти одновременно показались конники с той и с другой стороны. Обоз едва тащился, все брели с нарочито понурым видом, разбившись по нескольку человек, держась друг за друга, как калеки.

Получилось так, что рядом с Магрубетом и Ефроном, помимо Масара, оказались и те двое из людей Якова, отмеченные Магрубетом. Побледневший Ефрон явно почуял неладное. Молча он семенил робким шагом и все заглядывал в лицо вожаку, не чувствует ли тот в происходящем что-либо неприятное. Но Магрубет шел спокойно, все так же доверчиво и любезно разговаривал с Масаром и ни на что больше не обращал внимания.

Конники слева остановились, наверное видя, что другие, со стороны Асирофа подъедут к каравану быстрее, потом повернули коней назад и стали удаляться. Больше числом, справа все приближались. Вот уже совсем близко они скрылись за курганом, чтобы через несколько мгновений оказаться у самой дороги.

В этот момент черный с лысиной вдруг свернул с пути и быстро побежал в сторону подъезжающих. Словно ожидая этого мгновения, Магрубет резко повернулся назад ко второму. Выхватил из-под одежды свой боевой кинжал и видя, что тот также занес руку с ножом вверх, он первым обрушил ему на голову удар рукояткой. Краем глаза Магрубет заметил, что Ефрон присел от неожиданности и что в руках у Масара вдруг появилась небольшая белая веревочка. В следующие мгновения Магрубет широкими прыжками настиг черного с лысиной локтей за сорок от дороги и также ударом по голове свалил с ног. Двое лежали бездыханные. Никто из людей в обозе, кроме Масара и Ефрона, не успел ничего заметить. В это время из-за кургана показались первые всадники.

— О, милостивые боги! — громко нараспев закричал по-египетски Магрубет. — Сразу двое пали от проклятой черной болезни!

Он наклонился, взял за ноги черного и поспешно потащил его волоком обратно к дороге. Обоз стоял. Все молчали. Вооруженные всадники окружили их, но не подступали совсем близко.

— Что за люди? Что везете? — спросил предводитель отряда.

— Милостивые воины! — выступил вперед Ефрон. Он запричитал, схватившись руками за голову: — Мы бездомные больные! Отовсюду нас гонят. Мы идем в Египет. Нигде нам не дают ни пищи, ни пристанища! Вот уже двое сразу умерли от проклятой заразы!

Всадники молча сидели на конях. Затем несколько человек съехались вокруг предводителя и тихо начали совещаться. Потом разъехались, и предводитель, подняв руку с копьем, прокричал:

— Мы вас забросаем копьями издалека и оставим на съедение воронам, если вы все до утра не уберетесь из наших пределов! Немедленно все уходите прочь!

Вслед за этим всадники повернули коней и поскакали назад к городу, становясь все менее различимыми в темноте, спускающейся на степь. Обоз не медля двинулся в путь. Обоих убитых положили на телеги. Магрубет, уже нисколько не церемонясь, стал отдавать громкие и резкие команды.

До полной темноты нужно было покрыть еще довольно большое расстояние. Снова пошли очень быстро. Впереди Магрубет поставил одноглазого хетта вместе с юношей-пастухом, несущим маленький тлеющий факел. Замыкал путь он сам. Рядом с собой он вежливо-ледяным тоном попросил идти Масара. На задней повозке, обратясь к ним лицом, сидел Ефрон.

Примерно через полчаса один из четверых людей Якова, тот, что накануне затеял драку с поножовщиной за свой символ веры, вдруг начал отставать. Он приблизился к Маса-ру, по-видимому собираясь начать с ним разговор и идти рядом.

— Вперед, черная сволочь! — словно хлестнул бичом Магрубет. — Займи свое место! Если повернешь в сторону, я тебя убью на месте!

Черный человек вздрогнул всем телом и, вобрав голову в плечи, поспешил на место. Ефрон одобрительно покачал головой и молча проводил его взглядом. Такому приказу нельзя было не повиноваться. Можно было сопротивляться лишь силой оружия, но теперь уже, зная кое-что о своем вожаке, никто из путников не решился бы на это.

Теперь Магрубет мог чувствовать, что волей и страхом он держит всех этих людей в кулаке. События захватили его и избавили на время от страшной сердечной тоски. Теперь он как прежде излучал энергию и нависал каменной глыбой над своим окружением.

Ефрона, который и раньше знал, кто такой Магрубет, происходящее, как видно, нисколько не удивляло, но Масар был потрясен всем, что этот хетт преподнес ему за время не более, чем от луны до луны. Идя в темноте, он с трудом различал дорогу в слабом свете факела, который нес идущий сзади него этот ужасный человек. С содроганием Масар ощущал на своем затылке его дыхание. Он дрожал всем телом то ли от усталости, то ли от нехорошего предчувствия. Когда черный попытался с ним заговорить, он не промолвил решительно ни слова. Давящая из-за спины сила парализовала его волю.

Когда вязкая темнота легла совсем плотно, а сквозь облака начал изредка проглядывать серп ночного светила бога Яха, остановились в глубокой лощине, заросшей низким колючим кустарником.

Перед кратким отдыхом и ночлегом Магру-бет повелел разжечь три небольших костра. Возле одного уселись втроем с Ефроном и Масаром. Нескольким доверенным людям Ефрона приказано было раздеть обоих мертвецов, всю одежду и вещи принести для осмотра, а тела отнести подальше в сторону и закопать. Платье убитых Магрубет принялся молча внимательно осматривать при свете костра, перебирать в руках, часто поглядывая при этом нехорошим взглядом на Масара.

Когда он побросал в огонь все тряпье, перед ним остались четыре кинжала, воткнутые в землю, три мешочка с серебром и с каким-то сыпучим порошком, а также маленький тугой свиток папируса, испещренный знаками.

Долго Магрубет разматывал и читал папирус, а потом наконец перевел взгляд на Масара. У костра воцарилась жуткая тишина. Лишь потрескивали в пламени, предвещая ветреную погоду, сучки и ветки кустарника. Взгляд Магрубета, светящийся зеленым огнем, был направлен не в лицо, а куда-то на горло Масара. Через минуту Масар почувствовал, что от этого взгляда повязка на его шее дымится и горит. Задыхаясь, Масар сорвал ее, чтоб загасить в руке тлеющую материю, но горло его еще сильнее и нестерпимее начал жечь огонь. Хрипя и спеша, он стал рвать на себе одежду и швырять ее под ноги. Оставшись голым, он сложил кучкой прямо перед Магрубетом свои вещи: мешочки, свертки, свиток папируса такой же, какой был найден у убитого, тонкий и острый, как бритва, кинжал и сверх всего небольшую белую веревочку.

— Пощади! Не убивай! — застонал Масар, приткнувшись головой к сапогу Магрубета. — Не убивай! Я все скажу! Я не причиню тебе никакого вреда!

Он рыдал, скреб землю, и его голое тело дрожало возле костра.

— Ты мне расскажешь все сейчас вон там, — Магрубет указал рукой в темноту. — Лезь туда на четвереньках, пока я тебя не остановлю!

Он взял факел, зажег его от костра и пошел вслед, за ползущим Масаром, подталкивая того ногой в зад и повторяя: «Дальше, дальше!»

— Хватит! — сказал Магрубет, когда уже не доносились голоса от костров, и, наступив ногой на шею Масару, придавил его лицом к земле. — Теперь рассказывай все, но учти: если мне покажется, что ты врешь, я даже не буду переспрашивать, а сразу отрежу тебе голову.

Он снял ногу с шеи Масара и, ухватив его за редкие волосы, помог подняться на колени.

— Я все скажу, я ничего не утаю! Я больше не хочу идти против тебя. Я зря пошел на это… Не убивай меня, и я тебе до конца дней своих буду служить хорошую службу…— убеждал Масар.

Он долго, сбивчиво вел рассказ. Магрубет не прерывал его. Весьма интересные вещи поведал Масар. Самое главное, теперь стало ясно, в какую ловушку попал Магрубет вместе с Ефроном из-за богатств, которые везли в Египет.

Выслушав Масара до конца, Магрубет подумал не слишком долго и сказал:

— Я буду размышлять над тем, что услышал, но теперь еще должен увидеть, как ты хотел меня убить, — способ тихого бескровного убийства интересовал его больше всех тайн, услышанных от Масара. — Иди к костру, одевайся тихо, чтоб никто не обратил внимания на нашу возню, и спать ложись рядом с тем своим черным другом. Ночью ты мне и покажешь, как это у тебя получается. Если ты его к утру так же тихо отправишь в царство теней, как вчера Ефронова слугу, то я, может быть, поверю тебе до конца, ученик жрецов.

Ефрон, следя за тем, как Масар напяливал свои лохмотья, делал вид, что его ничего не касается и молчал, словно набрал в рот воды. Магрубет крикнул людям, чтобы принесли еду на троих.

Вскоре все спали. Магрубет полусидел, привалившись спиной к колесу ефроновой повозки и смотрел в темноту. Ни храп людей, ни тихое шуршание ночных гадов не могли навеять на него сон.

Он поймал себя на мысли, что остро завидует всем этим людям, которые спокойно спят сейчас, потому что они в полном ладу с самими собою, ум их не двоится, душа не разрывается от страшной раны. Нави явственно виделась ему. Ее прекрасное тело, ее страстные губы, ее глубокие зеленые глаза сейчас ждали другого, томились и таяли без него… Не до сна было Магрубету. Он готов был громко стонать. Что ему все эти люди? Что Масар? Что Ефрон? Он бы сейчас, не задумываясь, всех их принес в жертву богам, если бы это хоть на время вылечило его душу. Однако он уже ясно сознавал, что опасностями и волнениями можно облегчать свою боль. Он взывал к этим волнениям, он предвкушал эти опасности. Только то, что он движется к своей цели. заставляло его заботиться о сохранении своей жизни.

Когда узкий холодный серп луны стал мелькать уже за краем лощины, Магрубет решил, что пора идти к Масару. Тихо прошел он между телегами, перешагивая через лежащих. Люди спали крепко. Все были утомлены тяжелым дневным переходом.

Масар лежал рядом с черным, раскинув руки, как во сне, почти касаясь его головы. Он лежал с открытыми глазами и ждал Магрубета.

Магрубет прилег рядом с Масаром на припасенную подстилку и, опершись головой на локоть, приготовился с интересом наблюдать. Масар глазами показал на черного и осторожно прикоснулся рукой к его голове. Тихо-тихо он пошевелил пальцами, нащупывая на голове за ухом какую-то точку, и стал неподвижно держать палец на этой точке.

Черный задышал все реже и реже, тело его напряглось и оцепенело, затем показалась пена на губах, и, наконец, дыхание прекратилось. Масар еще некоторое время подержал руку, а потом убрал ее.

Под пристальным взглядом Магрубета он дрожал крупной дрожью. Он пронзительно чувствовал, что хетт сейчас борется с искушением задушить тут же его самого, представляя, что вчера мог оказаться на месте этого черного. Поняв, что заставило Масара так трепетать, Магрубет громко усмехнулся…

В этот момент вдруг оба явственно услышали в ночи быстрый лошадиный топот, удаляющийся куда-то в сторону от лощины. Они молча переглянулись и без слов сразу уразумели, что это значило.

Магрубет вскочил и поднял тревогу. Проспавшие не более двух часов, утомленные люди бестолково совались в разные стороны, ничего не понимая. Когда Магрубет навел порядок, выяснилось, что с лошадью сбежал один из людей Ефрона, тот самый пожилой тучный возница. Еще один труп — черного — списали по общему мнению на него.

Стали торопливо собираться в поход. Близился рассвет. Было не до сна. Все уже знали, что означало бегство их бывшего спутника.

— Ты хорошо знал этого возницу? — спросил Магрубет Ефрона.

— Лет пять он водил мне караваны в Египет…— растерянно промолвил Ефрон. — Он хорошо зарабатывал у меня…

— Скоро он приведет тебе кое-кого, — сказал, усмехаясь, Магрубет и переглянулся с Масаром. — Тогда уже ты у него заработаешь!

Теперь, после рассказа Масара, Магрубет знал истинный смысл всех событий. Утром следовало ждать непрошеных гостей, охотников за его головой и за Ефроновым богатством. Вопрос был лишь в том, сколько числом их окажется и с какой стороны они появятся.

Магрубет яснее ясного видел всю крайнюю невыгодность своего положения. Это была западня, в которой он должен был погибать из-за проклятого серебра и дорогих безделушек.

Он решил напрямую поговорить с Ефроном.

— Вот что, приятель, мне сейчас бы самое время отколоться от вас и в одиночку попробовать спасти свои кости, — начал он.

— О, великодушный, храбрейший воин! О благородный хеттский вождь! Не оставляй меня! Никогда хетты не покидали в беде друг друга! — бледный, с выпученными глазами Ефрон пополз на коленях к Магрубету с воздетыми руками.

— Что же ты за хетт, если бежишь в Египет? Ты уже, наверное, египтянин, — отвечал Магрубет. скрестив на груди руки и хмуро отворачиваясь.

— О, сын великого хеттского вождя! Смилуйся и защити нас! Я разделю все свое богатство поровну между нами, когда мы придем в Египет.

— Я не охотник до твоего жалкого богатства. Если бы я захотел, я отобрал бы его у тебя все. Но у меня с собой, наверное, не меньше твоего, — он, усмехнувшись, похлопал себя рукой по боковому карману.

— Спаси нас! Спаси нас! — молил, не отставая, Ефрон„ видимо почуяв какую-то нетвердость в голосе Магрубета.

Люди стояли, сгрудившись за спиной своего старого господина, с тревогой глядели на нового вожака и ожидали, что скажет этот человек, величественно отвернувшийся от них и держащий в своих руках их судьбу.

Магрубет стоял, поглядывая на сереющее небо, что-то прикидывал в уме, молча шевелил губами.

— Ладно, — сказал он после нескольких минут молчания, — есть у меня одна мысль. Смотрите! Ваше счастье, что сейчас появится утренняя звезда Сотис[4]. Есть у вас надежда!

Все устремили взгляды в сторону вытянутой руки Магрубета. Через несколько минут пронесся благоговейный шепот. За уходящими облаками показалась яркая, сияющая божественная звезда.

— Слушайте меня! — воскликнул Магрубет. — Всё самое ценное грузите на одну повозку. Остальное бросайте здесь в кучу. Три пустых повозки выводите на дорогу!

— Что ты хочешь делать? — бросился к Магрубету Ефрон. — Там же мое добро! Оно все пригодится нам в Египте! Я же тебе обещал половину!

— Молчать! — оборвал его Магрубет. — Радуйся, что я вообще вожусь с твоим барахлом. Спасай только самое ценное! Мы пойдем прямо по морю. Нам не протащиться со всеми телегами. Хорошо бы хоть одну вытянуть пятью лошадьми.

— Я не понимаю, великий воин, что ты говоришь! — растерянно метался Ефрон. — Как мы пойдем по морю?

— Быстро выполнять, что я говорю! — гремел Магрубет, ходя между копошащимися людьми и четко по-военному направляя их действия.

Кучу вещей, собранных с разных повозок: одеяла, ковры, дорогие одежды — обложили дровами с разных сторон и подожгли. Три пустые телеги, в каждую из которых запрягли по одной лошади, поставили друг за другом, связав хитрым хеттским способом так, чтобы лошади подталкивали одна другую и шли без остановки. Еще в одну телегу, нагруженную добром, впрягли пять лошадей.

Двинулись в путь, когда уже начало светлеть над землей. По выходе из лощины дорога уходила вправо в сторону большого пути в Египет, в обход моря. Пройдя некоторое время по дороге до каменистого места, где не оставалось глубоких следов, свернули влево с груженой повозкой. Караван из пустых телег без людей направили дальше, прямо по дороге идти беспрестанно, пока какой-нибудь случайный встречный не остановит лошадей. Всех путников, даже Ефрона и Масара, Магрубет заставил тщательно заметать след, уходящий влево в сторону моря.

Копья и мечи, спрятанные раньше на телегах, Магрубет раздал людям Ефрона. Дал оружие самому старому хозяину, взял также себе, но Масара оставил безоружным.

Когда уже заметно посветлело, подошли к морю и потянулись вдоль прибрежной полосы к виднеющейся вдалеке, вдающейся в море песчаной косе с нагромождением скальных обломков. Там у самой воды остановились и спрятались между громадных камней.

Магрубет велел ждать чего-то. Хмурые люди молчали, с беспокойством поглядывали вдаль, в сторону дороги. Знали, что захватчиков-грабителей ожидать следовало часа через два. Еще час можно было положить на то,. что они пойдут по следам пустого каравана. Лишь затем они обязательно должны будут вернуться и взять след беглецов.

Магрубет с мрачным лицом ходил по песку вдоль кромки воды и временами озабоченно поглядывал на небо. Ефрон через полчаса не выдержал и обратился к нему:

— Объясни мне, великий вождь, чего мы тут ждем! Может быть, нам лучше поскорее уходить по берегу в другую сторону?

— Ждите! — ответил Магрубет. — Здесь в море далеко идет отмель. Сейчас, в день первого появления звезды Сотис, с рассвета и до самой ночи будет дуть ветер. Если он разгонит воду до прибытия врагов, то боги помогут нам спастись.

Ефрон пал на колени и, глядя на светлеющее небо в сторону исчезающей звезды, зашептал почти беззвучно хеттскую молитву ветрам и бурям. Не сразу все последовали ему потому, что молодежь уже давно в этих краях привыкла легкомысленно относиться к верованиям своих предков в живых духов сил природы. Забывались уже старые молитвы и заклинания. Все больше молились, глядя на другие народы и племена, Озирису, Астарте, Мардуку, Гильгамешу и даже Энлилю. Молитвы же богу Ра знал каждый мальчик. Но Ефрон упрямо и все громче повторял сам себе на удивление, не сбиваясь, длинное древнее хеттское заклинание с припевом:

Четыре ветра, четыре вихря,
Несите меня в теплые края,
От плохой земли, от черных людей!

Постепенно все также попадали на колени, шептали что-то и с надеждой вслушивались в монотонные Ефроновы восклицания.

Совсем рассвело. На фоне серебрящегося моря видна была фигура Магрубета, выделяющаяся четким силуэтом и напоминающая черного орла. Ветер порывами шевелил волосы на его голове и широко раздувал полы его полосатого плаща.

Через четверть часа ветер вдруг стал резко усиливаться. Магрубет поглядел на жалкую кучку бледных испуганных людей: это с ними, бросив свое войско, связал он на неизвестное время свою судьбу!

— Молитесь мне, а не своим богам! — воскликнул он. — Боги вручили мне вашу жизнь!

С удивлением он увидел, что все бросились на колени и поползли к нему гурьбой по влажному песку.

С видом жреца, не дрогнув лицом, Магрубет принимал их поклонения. Они целовали край его одежды и утыкались лицом вниз перед его стопами. Даже Масар вместе с Ефроном в трепете простирались ниц перед ним.

— Да! Сила богов выше сил вождей…— в раздумье промолвил он.

Глядя на эти склоненные перед ним жалкие фигуры, Магрубет как-то особенно отчетливо понял, почему жрецы так уверенно руководят их мыслями и делами. Он всегда размышлял над этим и это не давало ему покоя. Теперь что-то окончательно ел ожил ось в его уме, что-то вошло в него и прояснило душу.

После некоторого раздумья он сказал:

— Вставайте! Пора приготовиться. Двое в дозор!

Юноши пастухи взобрались на большой камень, легли и стали всматриваться в сторону дороги. Все молча сгрудились вокруг лошадей, ждали. Ветер дул, все больше и больше набирая силу. Прошло около часа. Море рябило белыми волнами, убегающими к горизонту.

— Едут! Едут! — донеслись вдруг возгласы сверху.

Магрубет взобрался к пастухам на скалу и стал глядеть в сторону, куда они тыкали пальцами.

Вдали, очевидно, по дороге двигались еле различимые всадники. Примерно полсотни насчитал Магрубет. Ехали не быстро. Видимо, трудно было скакать против ветра. Возможно, потому также, что нужно было осматриваться по сторонам в поисках пропавшего обоза. Хотелось надеяться также на то, что они будут часто останавливаться пережидать порывы ветра.

Ветер все усиливался и грозил сбросить дозорных вниз на камни. Со скалы поспешно слезли. Вот уже страшная буря неслась над морем. Из-за туч летящего песка, глядя даже отсюда, из-под скал, невозможно было различить, где кончается берег и начинается море. Однако в какой-то промежуток между порывами бури люди вдруг увидели, что берег уходит все дальше и дальше в море, а волны стеной бушуют где-то в совсем едва видимой дали.

— Боги позволили мне спасти вас! Сейчас пойдем прямо через море в Египет! — возгласил Магрубет торжественно.

Люди громко бормотали молитвы, то падали на колени, то снова вставали. Выйти же из-за скал было невозможно. Ветер валил с ног. Магрубет беспрестанно поглядывал то на небо, то на море. Он вспоминал, как десять лет назад они, пятеро беглецов из плена, спасаясь от погони, пошли прямо за уходящими волнами. Леонх и Горгий держались впереди и сзади Магрубета, Пармений и Ганимед замыкали шествие. Погоня даже не осмелилась последовать за ними в море. Когда через несколько часов быстрой ходьбы, чередующейся с бегом, храбрые хетты уже по колено в воде выходили на другой берег моря, волны хлынули обратно. Мудрый Пармений все правильно рассчитал. Много дней они откладывали тогда побег, ожидая первого утреннего появления прекрасной звезды Сотис.

Сейчас Магрубет боялся пропустить самый важный момент. Каждая минута потом будет стоить жизни, когда воды пойдут назад. Еще, помнил Магрубет, Пармений тогда говорил, что трудно вычислить такой благоприятный год, когда в борьбе могучих сил преобладание дается богу ветра. Сама судьба теперь дарила Магрубету счастливый случай, потому что он ничего не вычислял и не умел вычислять. Однако что-то твердо подсказывало ему, что сейчас тот самый год.

Через некоторое время ветер как будто слегка поутих.

— Смело за мной! Боги помогут мне! — воскликнул Магрубет.

С копьем в руке он, взяв переднего коня под уздцы, быстро пошел вслед уходящим волнам по влажному песку.

Люди рыдали от страха. Масар и Ефрон шли рядом с Магрубетом, держась за постромки. Четверо человек, схватившись друг за друга, отказались идти в море. Они остались как вкопанные на берегу, скованные ужасом перед разверзшейся стихией. Ни на брань, ни на угрозы они не отвечали. Примерно через час они все разом погибли под копьями прискакавших грабителей. Это видели уже издали, с середины моря дальнозоркие пастухи. Лошади выбивались из сил, но тянули телегу по морскому дну. Если бы их было меньше числом, повозку едва ли бы протащили и до полпути. Дно не везде было ровное. То и дело мешали камни и водоросли, но ноги неглубоко увязали в морском песке. Люди, мокрые и грязные, толкали телегу и беспрестанно нахлестывали коней.

Самые отчаянные из преследователей решились догонять уходившую из-под носа добычу. Их отряд двигался заметно быстрее груженой Ефроновой повозки. Часа через два пути они уже стали явственно различимы вдали. Магрубет довольно хорошо видел ехавшего впереди всадника с красной повязкой на голове.

Когда до берега было расстояние в пять полетов стрелы, а до преследователей — примерно в десять полетов, начала обратно откатываться морская волна. «Дан! Дан!» — раздались панические возгласы, что по-хеттски означало «бог-вода»[5].

Вот люди бежали по колени в воде, вот уже по пояс, а до берега было еще далеко. Когда волны поднялись до плеч и лошади больше не могли идти по дну, а барахтались и бились в воде, Магрубет, не обращая внимания на вопли Ефрона, стал рубить постромки. Освободившись от груза, лошади поплыли к берегу. Держась за них, люди все вышли на берег.

Едва добравшись до суши, Ефрон рухнул на землю и горько зарыдал.

— Погибло все! Погибла вся моя жизнь! Зачем всю жизнь я собирал то, что боги одним разом отняли у меня?

Он катался по земле и рвал на себе одежды. Никто не обращал на него внимания. Все смотрели вдаль, в море, где далеко от берега, среди бушующей стихии, остались преследователи.

Некоторое время можно было видеть, как мелькают в волнах черные точки, но вскоре ничего уже нельзя было различить.

Через час на берег вышли три дрожащие от усталости лошади. Одна из них вынесла вцепившегося в гриву полумертвого хозяина с красной повязкой на голове. Магрубет, смеясь, поймал ее, а хозяину, не дав прийти в чувство, тут же отрубил голову.

— Так ты хотел сделать со мной, — приговаривал он, вытирая окровавленный меч об одежду неудачливого грабителя.

Лошадь оказалась прекрасным породистым скакуном, и это очень обрадовало Магрубета.

* * *

Ночевали на берегу, укрывшись от ветра за песчаными холмами, поросшими густым кустарником. Лошадей привязали неподалеку. Наскоро обсушившись, вповалку улеглись спать.

Среди ночи Магрубет проснулся по своему обыкновению. Ефрон храпел рядом, сморенный несчастьем — внезапно обрушившейся на него бедностью и тяжестями перехода через море, мало подходящими для его стариковского возраста… Масар, свернувшись и закутавшись с головой, спал в ногах. Магрубет заметил, что ветер стих. «Вот я и снова в Египте», — подумал он про себя с какой-то веселостью и от этой мысли безмятежно уснул.

Утром он проснулся от яркого солнца, светившего в глаза, и от громкого пения египетских птиц. Стояла прекрасная теплая погода. Было полное безветрие, означавшее взаимное согласие всего сущего в мире. Магрубет встал и пошел взглянуть на море.

Оно уходило вдаль совершенно гладкое и белое под лучами восходящего светила. На берегу одиноко стоял Ефрон и горестно всматривался в то место, где под лазурными водами лежали его богатства.

Магрубет, тихо подойдя к нему, так хлопнул его ладонью по плечу, что тот вздрогнул и вскрикнул от неожиданности.

— Не горюй, старина! — бодро сказал Магрубет. — У меня сегодня как-то легко на душе. Хотел я уже распрощаться с вами, но подумал, что надо бы тебе помочь вытащить из моря твою телегу с барахлом и с серебряными бляхами.

— О, великий вождь! Я всегда знал, что ты послан мне на счастье! — залебезил старикан.

Лицо его сразу порозовело, и морщины словно бы разбежались.

— Поднимай людей, выводи лошадей! Сейчас займемся вытаскиванием твоего богатства со дна моря, — сказал Магрубет.

— Великий вождь, половина там твоя… Я обещал…— забормотал радостный Ефрон.

Услышав слова Магрубета, он заранее уверовал в успех. День за днем росло его уважение к этому воину. Сейчас он преклонялся перед ним.

В юности Ефрон сам долгое время был высоким военачальником. С возрастом, с уходом в мирную жизнь, у него и непроизвольно выветрились, да и сам он постарался вытрясти из души представления о крепости обязательств, связывающих мужчин-воинов.

Лукавство женщин, подлость домашних рабов, расчетливый цинизм торговцев, витийства жрецов — все как будто совсем размочалило солдатскую душу старого хетта, приспособило ее для впитывания той отравы, что называется мудростью жизни.

Давно уж с усмешкой привык поглядывать Ефрон на поклонения разных людей разным богам. Куда более умными стали ему казаться рассуждения завзятого говорильщика — старика Еше Роила о том, что бог один и вездесущ.

Давно уж сам отвыкнув держать в руке меч и кинжал, он не полагался на телесную силу и на мужские клятвы в дружбе и верности. Давно уж мелким и суетным стал видеться ему человек.

Но, видимо, живуча, смолоду вживленная военная жилка. Как старого боевого коня взбадривает звук трубы, так старого Ефрона заставила восторженно встрепенуться беспощадная воля военного вождя.

Древние хеттские боги стихий в ответ на молитвы явили чудо спасения. Этому человеку в его уверенные руки они дали нити судеб и Ефрона, и его людей. Вот уже — долгожданный Египет…

Лучистым взглядом старческих бледно-голубых глаз глядел с надеждой морщинистый хетт на своего кумира. А тот стоял, гордо сложив руки на груди. Восставшие от сна люди уже ползли к нему по песку на коленях. За ними и Масар, как-то горбясь и приседая, приближался стороной.

Терпеливо выслушав мольбы о помощи вместе с благодарственными излияниями, Магрубет уяснил, что эти люди теперь хотят следовать за ним как за их новым хозяином, который возьмет их под свою руку и приведет к счастью. На Ефрона никто не смотрел. Что он теперь без своего богатства значил для них здесь в Египте? Да и что он представлял собой в сравнении с Магрубетом, стоя сейчас рядом с ним? Седой, согбенный, приземистый старик, высохший от долгой жизни, рядом с такой громадой мужской мощи, воли и власти!

— Что ж это! — сказал усмехаясь Магрубет. — Я вас живыми довел до Египта, я же вас здесь еще и содержи? Нет! У вас есть свой господин. Помогите ему, храните ему преданность, и он даст вам хорошую жизнь. — Помолчав и поглядев на притихших людей, он продолжал:— Теперь нужно доделывать дело! Будем доставать ваши богатства со дна моря!

— Господин! Господин! Вождь! Заступник перед богами! — восклицали люди. — Спаси! Помоги!

Все кланялись вождю вместе с Ефроном, наперебой восхваляли его. Даже Масар невнятно бормотал что-то, пряча взгляд в сторону. Никто, видно, не верил, что Ефрон может снова обресть свое богатство, но зато накануне все слышали слова Магрубета насчет того, что у него с собой не меньше богатств. К тому же вот он, настоящий распорядитель их судеб тут возвышается над ними вживе-въяве.

Магрубет понимал все. Низость жалких подчиненных мало удивляла его. Вот только роль Масара была непонятна. Ведь сейчас в Египте Масар — как рыба в воде. В первый же удобный момент он постарается увильнуть в сторону и избавиться как от своего двусмысленного опасного положения, так и от этой, ставшей ненужной, компании. «Не величайшая же любовь ко мне заставляет тебя здесь пресмыкаться», — подумал Магрубет, недобро глянув на смуглого сына ешероилова.

Магрубет не собирался облегчать Масару возможность ухода восвояси. Он вообще еще не решил, что с ним делать дальше. Но, как он и предчувствовал, обстоятельства вскоре резко прояснились сами.

* * *

Для начала надлежало прикинуть все имеющиеся возможности. Ефрон с несколькими людьми занялся осмотром лошадей и сбруи. Магрубет с остальными пошел вверх по руслу небольшого ручья, бегущего из-за песчаных холмов к морю. В получасе ходьбы обнаружили несколько крестьянских хижин. У жителей Магрубет закупил кое-какие продукты и необходимые для предстоящего дела вещи: веревки, жерди и козьи мехи. Разговаривал с крестьянами мирно и заплатил щедро. Известно было, что по египетским обычаям жители немедленно пошлют кого-нибудь сообщить властям о неизвестных, непохожих на египтян пришельцах.

На берегу живо закипели работы. Когда-то, еще в детстве, будучи в походе на Вавилон, Магрубет видел, как на Евфрате хитрым способом поднимали вавилоняне со дна реки тяжелые метательные орудия, упавшие во время боя с плотов.

Сложив с себя одежды на песок, Магрубет велел всем, кроме Масара и Ефрона, раздеться донага и идти в море, дабы выяснить, кто и как умеет плавать. Подходящих оказалось всего двое хеттов. Видя, что остальные смотрят на дело с нерешительностью и даже боязнью, Магрубет вышел на берег из воды и твердо провозгласил:

— Мы сейчас в полной целости и сохранности вытащим телегу с добром! Вот на этом месте, — он указал пальцем себе под ноги, — встанет наша телега, когда светило будет глядеть на нас прямо сверху!

Лошадей впрягли в одну упряжку. Из жердей и надутых козьих мехов соорудили плот. С двумя помощниками, умеющими плавать, Магрубет повел в море свое сооружение. Один конец веревки был привязан к лошадиной упряжи, другой потянули за собой в воду. Глубина над телегой оказалась не более трех человеческих ростов.

Много раз Магрубет нырял под воду, зацеплял телегу спереди и сзади, соединял ее веревками в разных местах с жердями плота. Затем после небольшой передышки начали втроем со всех сторон равномерно подтягивать веревки. Плот постепенно оседал в воду до тех пор, пока не погрузился так, что из некоторых мехов пузырьками заструился воздух к поверхности.

— Теперь достаточно! — сказал Магрубет. Телегу можно было уже шевелить на дне.

Она оказалась как бы подвешенной к плавучему сооружению. Магрубет дал на берег сигнал погонять лошадей. Веревочная упряжь натянулась, телега тронулась с места и стала подвигаться к берегу до тех пор, пока плот совсем не всплыл на поверхность, а колеса снова не вошли в донный песок.

Затем опять принялись натягивать веревки, вывешивать телегу и тащить ее к берегу. Так повторяли до пяти раз, пока передок телеги не показался из воды у самого берега под ликующие крики людей и — громче всех — Ефрона. Тогда покороче перепрягли лошадей и общими усилиями вытянули ценную повозку на твердое место, на то самое, что указал Магрубет. Солнце стояло прямо над головой!

— Я выполнил волю богов! Я привел вас в Египет, хетты! Вашему господину я возвратил со дна моря его добро. Люди! Теперь в Египте со всей преданностью следуйте за ним, — сказал Магрубет и поднял ладони к солнцу, давая понять, что он освободил свои руки и снял с души обязанность.

* * *

Являя свое вновь обретенное могущество, Ефрон решил принести богам жертву в честь благополучно завершенного перехода и устроить тут же праздничную трапезу.

В селение были посланы люди за жертвенной живностью и соком знаменитой египетской лозы. На песчаном берегу возле поставленного для просушки походного шатра закипели дружные приготовления к пиршеству.

Жертвенного тельца собственноручно принес в дар богам Магрубет. Хетты принялись на все четыре стороны вразнобой возносить благодарения, многочисленным божествам. Ефрон молился долее всех и более многословно. Масар также творил молитвы своим богам, для чего часто отходил в сторону за кустики и священнодействовал, как жрец.

Уселись перед шатром. Ефрон разлил всем искрящееся египетское вино. Но, не успевшее начаться, празднество сразу было испорчено. Неприятность обнаружилась после первых же слов завязывавшегося традиционного застольного обмена любезностями между уважаемыми людьми.

— Люди! — обратился Магрубет к благоговейно внимавшим. — Теперь вам остается лишь, как вы хотели, приживаться в богатом, цветущем Египте. Пусть ваша маленькая хеттская община найдет свое счастье в этой стране, с которой наши предки, придя в Палистан, давно и долго воевали. Трудно предсказать процветание в Палистане нашему белому народу. Кто знает, может быть, хеттам нужно оглядываться назад, на север, где крепнет и набирает силу хеттское царство, от которого мы оторвались. Сюда за нами к Египту и Аккаду нахлынуло столько народов, что я не могу даже представить себе, что здесь будет твориться через много лет после нас. Поэтому, возможно, прав ваш господин Ефрон… В Египте самое главное — иметь деньги, а ваш господин сумеет ими распорядиться.

— О благородный сын великого хеттского вождя! — вежливо прервал его Ефрон. — Половина всего добра твоя. Я обещал тебе. Можешь взять ее хоть сейчас.

— Я пришел с вами в Египет совсем не для того, чтоб оставаться здесь на жительство. Дома меня ждет мое войско. У меня нет никакого желания здесь задерживаться. Другие дела привели меня сюда, — сказал Магрубет, помрачнев при последних словах. — К тому же я говорил, что не нуждаюсь в твоем серебре.

Магрубет похлопал себя по боковому карману справа, где у него был зашит мешочек с драгоценными камнями и… В этот момент его рука повисла в неподвижности, а лицо начало быстро наливаться кровью. Он застыл в молчании и стал медленно обводить всех глазами, пока его взгляд не остановился на Масаре. Тот сидел с позеленевшим лицом. Губы его дрожали, на лбу и щеках выступил крупный пот. Так продолжалось не больше минуты.

Наконец Масар не выдержал. В страшной тишине послышалось нехорошее урчанье в его животе. Задрожав всем телом, он вскочил и бросился бежать к кустам. Но ноги плохо повиновались ему от страха. Магрубет в несколько прыжков нагнал его возле самых зарослей.

Масар лежал ничком и корчился в судорогах смертельного ужаса. Ни одного слова не мог он вымолвить из-под подступившей обильной рвоты. Но тратить слова на объяснения окружившим людям не было нужды, так как в вышедшем из его нутра на песке блеснули несколько разноцветных камней.

— Где остальные? — немного подождав, спросил Магрубет.

— Я проглотил только эти, — слабым голосом обреченно отвечал Масар. — Я не хотел… я все отдам. Не убивай…

Масар собрал камни и стал обтирать их. Протягивая их на ладони, он уже дрожал. Возможно, он понял, что подошел конец и страх бесполезен.

— Отдавай остальное! — сказал Магрубет. Масар на четвереньках пополз в кусты, куда недавно отходил для молитв. Руками он разрыл песок и вынул мешочек, наспех обмотанный ремешком. Магрубет забрал мешочек и, ссыпав в него остальные камни, положил в карман. Затем он взял в одну руку кинжал и, схватив другой Масара за волосы, поволок его прямо в море.

Ефрон и люди молча стояли в стороне и взирали на происходящее. Всем было ясно, что произошло и что должно воспоследствовать. У любого народа закон одинаков: украл немного — потерял руку, украл много — потерял голову.

Магрубет кинжалом вспорол одежду на Масаре и сорвал ее прочь. Держа Масара за волосы, он принялся многократно окунать его в воду с головой, а кончив, таким же образом подтащил к шатру и бросил перед всеми наземь.

— Мне противно марать руки об эту погань. Я выкупал его прежде, чем пустить ему кровь, — пояснил он зрящим суд.

Масар не сопротивлялся, когда Магрубет привязывал его к телеге за руки и за ноги. Он тоже хорошо знал законы. Но, когда Магрубет завязав последний узел, отошел в задумчивости и воссел во главе праздничной трапезы, какое-то особое чутье подсказало Масару, что еще имеется слабая надежда. —Похоже, что суд будет не очень скорым и можно попытаться вымолить хоть какое-нибудь смягчение приговора.

— Люди! — сказал Магрубет, когда все опять уселись кружком. — Боги сделали мне предостережение. Нужно подумать, что оно означает. Ведь сначала ты, Ефрон, потерял свое состояние здесь на египетской земле и обратно получил его, затем я лишился своего богатства и также снова обрел его.

— Да, тут надо подумать, — поддержал Ефрон. — Боги что-то этим хотят сказать нам.

— Давайте-ка все-таки начнем нашу трапезу, — решил Магрубет. — За это время и подумаем, что нам делать с этим…

Дружно, но отнюдь уже не весело приступили к еде. Однако постепенно, по мере насыщения и под действием сока виноградной лозы все стали заметно веселеть и молчание начало сменяться некоторым оживлением. Сперва, как обычно, разговор возник о женщинах, а затем перешел к текущим событиям.

Магрубет не пил. Ел мало и все поглядывал на солнце, которое уже сильно склонилось туда, за земли, лежащие вдоль великой реки Хапи. Мыслями он был уже не здесь. Вокруг весело шумели. Видно было, что всем хотелось поговорить с ним. Наконец весь порозовевший Ефрон решил обратиться к нему с вопросом:

— Может быть, выколоть ему глаза и хватит с него?.. — брякнул он напрямую.

— Пускай живет!.. Можно отрубить обе руки!.. Конечно, наказать нужно, но жизнь можно оставить…— раздались доброжелательные голоса.

— Возможно и так, — помедлив, сказал Магрубет. — Он тоже потерял сегодня свою жизнь, но боги, наверное, и ему хотят вернуть его потерю. Закон мы все-таки не будем нарушать, но жизнь, так и быть, я ему подарю.

Масар радостно забился, услышав эти слова.

— Я не хотел, господин! Я даже не надеялся, что смогу утаить от тебя кражу, но не мог удержаться. Это было против моей воли. Сохрани мне жизнь! — застонал он.

Магрубет повернул голову в его сторону и долго, задумавшись, глядел на него.

— Так и быть! Я решил наказать тебя, жрец, достойно, но милостиво. Я не стану тебе выкалывать глаза. Я не буду отрубать тебе руки. Но я накажу тебя так, чтобы впредь твои желания не побеждали тебя. Ты украл мои ценности, когда моя одежда лежала здесь, на берегу, и при этом ты видел меня, — рассудил Магрубет и добавил: — Может быть, ты еще когда-нибудь и вправду пригодишься мне, как вчера обещал.

— Давай я завяжу ему рот, — сказал Ефрон, угадав решение, принятое Магрубетом.

Старик быстро встал и пошел исполнять свое намерение. Чтоб Масар не орал и не бился в своих путах, он оглушил его кулаком, затем быстро, по-военному заткнул ему рот и привязал голову к телеге.

— Готово! — сказал он, поворачиваясь к Магрубету.

— Его же оружием я и окажу ему милость, — сказал усмехаясь Магрубет и вынул тонкий острый кинжал, принадлежавший Масару. Одним движением он отсек у Масара то, что мешает некоторым мужчинам чисто мыслить. Затем сломал пополам лезвие и бросил обломки далеко в море.

— Займись с ним, чтоб кровь поскорее унялась, — сказал он Ефрону равнодушным голосом, поскольку уже потерял интерес ко всему происходящему.

Долг влек его туда, вдаль, в большой город за великой рекой. Здесь ему уже незачем было оставаться.

— Прощайте! — только и сказал он коротко.

Он направился к лошадям и вывел в сторону того самого, полюбившегося ему, породистого скакуна, что вынес из моря своего печальной памяти хозяина. Сев верхом на коня, он привычной рукой натянул поводья и поскакал вверх по ручью в сторону дороги, выводящей к другим большим дорогам.

* * *

Четыре дня Магрубет ехал по прекрасной стране Египет к великой реке Хапи[6]. Все пути, все дороги от любой деревушки, все речки и ручейки вели к этой реке.

Хапи — это счастье Египта, это кровь Египта, дающая жизнь многочисленному трудолюбивому народу. Много дней пути до истоков Хапи, теряющихся где-то за непроходимыми порогами в неведомой дали, где в диких лесах уже не живут обыкновенные люди. Никто из египтян никогда не добирался до верховьев Хапи. В давние-давние времена фараоны поселили в тех лесах черных людей — негров, чтобы те защищали Египет от нашествий диких человекообразных обезьян.

Всю свою жизнь люди Египта связывали с этой рекой, с ее теплыми, чистыми водами, с ее весенними разливами, с ее мощным течением, способным нести на себе и лодки, и любые корабли, и плоты с грузами. На всем протяжении этой реки до самого моря по обоим ее берегам приютилось огромное множество городов и деревень. В ее низовьях, в нескольких днях пути от моря находился величайший город Египта, богатый и многолюдный Менефр[7] — когда-то знаменитая столица фараонов. К Менефру по реке Хапи со всей страны стекались богатства, отовсюду стремились самые сильные и самые дерзкие люди. Туда теперь держал путь Магрубет, чтобы оттуда совершить бросок в Аварис[8], гнездо фараонов.

За эти дни Магрубет неузнаваемо изменил свой облик. Теперь внешне это был самый настоящий египтянин. В попутных селениях он приобрел египетскую одежду, коротко постригся и окрасил волосы в привычный для египтян темно-красный цвет. Металлические украшения на сандалиях, на запястьях, а также на лошадиной сбруе должны были означать, что это человек непростой, возможно, жреческого, а скорее воинского сословия. Люди относились к нему с почтением, доброжелательно и по-египетски гостеприимно. Однако сказывалось тревожное время, переживаемое Египтом, и всеобщая настороженность, причины которой еще не мог понять Магрубет.

Чем ближе к Менефру, тем чаще Магрубет стал встречаться с подозрительным и враждебным отношением к себе со стороны местной египетской знати. Настораживало всех то, что Магрубет не чисто говорил по-египетски, а самое главное, что он был владельцем прекрасного коня. Кони в Египте были большой редкостью и ценностью. Чаще всего здесь привыкли видеть разъезжающими верхом на конях отборных воинов фараона, в основном гиксосского происхождения.

По внешнему виду, по фигуре, по светлым глазам Магрубета принимали за гикса[9]. Но он еще не мог знать, что слово «гикс» в народе с некоторых пор стало ругательством. Местные правители и их воины были сильнее захвачены политическими событиями, чем прочее население — крестьяне, городские ремесленники, разного рода трудовой люд, а также торговцы. Поэтому Магрубет старался поменьше изъясняться на своем египетском, а останавливаться предпочитал в домах людей среднего достатка.

Вскоре он без труда понял, что лучше всего за него здесь говорят его деньги. Хорошо платящий человек везде сразу вызывал уважение. Бедность в Египте считалась чуть ли не самым большим пороком. Чтоб докатиться до бедности, настоящему жителю страны Та-Кемет[10] нужно было стать полным бездельником. Плодородная за счет Хапи земля щедро воздавала людям за труд.

В этой стране ничто не менялось ни с годами, ни с десятилетиями, ни с веками. В народе из поколения в поколение родители передавали потомкам трудолюбие вместе со своим трудом, со своими занятиями и ремеслами.

Магрубету постепенно стала ясна разница между кропотливыми, заботливыми египтянами и беспечными жителями Палистана, особенно кочевыми хеттами. В редкие минуты отдыха, отвлекшись от своей сжигающей страсти мщения, он останавливал взгляд на окружающих его людях Египта и всегда наблюдал одну и ту же картину: женщин, хлопочущих по хозяйству, мужчин, упорно сосредоточившихся в своем труде, периодически смахивающих пот с лица. В тех достаточно зажиточных домах, где он останавливался, ни разу он не видел хозяина возлежащим и отдыхающим. «Когда боги дают земле воду и тепло, самым большим нашим грехом было бы — не брать ее плодов», — глубокомысленно отвечали египтяне на вопрос, когда же они отдыхают.

Иногда Магрубету казалось, что он удивляется этим людям и не понимает их. Иногда же он ловил себя на мысли, что подобно орлу, опустившемуся посреди овечьих стад, он смотрит вокруг взглядом хищника. Все эти овцы добросовестно нагуливают жир и отращивают шерсть, чтобы их по временам стригли и резали на мясо. Стоило же ему задуматься подольше, как он резко обрывал нить размышлений, ясно понимая, что нынешняя ожесточенность души не даст возможности правильно протянуть эту нить до конца. На самом верху Египта — он! Фараон! Самый хищный стервятник! Прочь все рассуждения о прекрасном Египте! Впереди лишь одна цель, сузившаяся до роковой ослепительной точки, — месть, расплата!

* * *

Хапи переживал разлив. Божественное светило опускалось в бескрайно растекшиеся воды, когда Магрубет наконец достиг берега реки. Пурпурное небо багрово отражалось в ней. Даже легкий туман над водой от этого был розоватым.

Конь жадно пил воду. Магрубет также наклонился зачерпнуть рукой розовой воды из священной реки. Недалеко видна была деревня, в которой ему предстояло заночевать. До Менефра оставалось отсюда не больше дня пути. Завтра с утра он пустится в последний переход.

Еще было совсем светло, когда он, спешившись, постучал в низкую калитку довольно большого, прилично выглядевшего дома. Из группы людей, возившихся в глубине двора, один, по-видимому хозяин дома, выпрямился и сделал приветственный жест. Затем одна из женщин в белой одежде легкой походкой направилась к калитке.

— Входи! — сказала она, отодвигая засов и, словно птица крылом, взмахнула белым покрывалом.

— Великая богиня Сохмет да пошлет свои блага этому дому! — произнес Магрубет любимое для менефрских женщин приветствие, проходя в калитку и ведя за собой коня в поводу.

— Слава великому Озирису за то, что послал нам такого гостя! — пропел мелодичный голос.

Магрубет увидел, что это была молодая девушка, крепкая телом, загорелая крестьянка. Она искоса и неотрывно глядела на него, когда он проходил рядом. Под его взглядом она не опустила глаз. Это не понравилось Магрубету. Он мрачно прошел мимо.

Перед ужином Магрубет заранее очень щедро расплатился с хозяином дома. Поэтому ужин проходил довольно торжественно при свете четырех светильников-факелов. За столом присутствовали, по-видимому, все взрослые члены многочисленной зажиточной семьи.

Несколько позже появилась девушка, встретившая Магрубета, и, потеснив других, уселась прямо напротив него. Она оделась словно на праздник, навесив различные бусы и украшения, набелив лицо, усердно нарумянив щеки. Вокруг глаз она наложила ярко-зеленые тени, а брови накрасила так, словно это летели две черные стрелы над глазами. Волосы ее были высоко собраны вверх, как это делают египтянки, собираясь на гуляние или в храм, но только не на ужин.

Магрубету это не понравилось еще больше, чем ее первый взгляд возле калитки. Он попробовал отодвинуться в тень, однако народу было много, было тесно, а факелы горели со всех четырех углов стола.

Пришедшая села неподвижно и, почти не мигая, уставилась широко раскрытыми глазами на гостя напротив. Проголодавшиеся люди с аппетитом ели жареную рыбу с гороховой похлебкой и грубыми лепешками, а эта девушка сидела, не притронувшись к еде, не шелохнувшись, и, не отрывая глаз, все глядела и глядела в упор на Магрубета.

Пища не шла ему в рот. Кусок лепешки застрял у него в горле. Он испытывал какую-то странную, досадную растерянность. Про себя он проклинал египетских богинь Сох-мет и Хатхор, так некстати подсунувших ему эту египетскую телку. «Не хватало еще здесь скандала из-за нее», — подумал Магрубет и принялся усиленно жевать не поднимая глаз. Однако так долго продолжаться не могло. Вскоре все за столом обратили внимание на то, что девушка не ест, не пьет, а лишь влюбленно таращится на важного гостя.

Первым нарушил наступившее неловкое молчание глава дома, сидящий рядом с Магрубетом:

— Если ты не хочешь есть, Таттехуш, поди постели постель и ложись себе спать.

— Я не буду стелить постель! Я не буду спать этой ночью! — с рыданиями в голосе воскликнула в ответ Таттехуш.

Слезы потекли по ее нарумяненным щекам, а глаза всё так же неотрывно глядели на совсем помрачневшего и побледневшего Магрубета.

— Однако губа не дура у Таттехуш насчет такого богатого гикса! — сказала одна из тех, что постарше, полная и бойкая женщина, окинув опытным взглядом Магрубета.

Все за столом громко и дружно захохотали. Магрубет почел за лучшее улыбаться вместе со всеми, делая вид, что не понимает, о чем идет речь. Вскоре смех и оживление так же быстро прошли, как и возникли. Наступило опять неловкое молчание. Девушка все сидела, не сводя глаз с Магрубета. Хозяин дома в нарушение этикета вдруг встал и начал раньше окончания трапезы благодарить гостя за то, что тот согласился разделить с ним стол. Магрубет, прикладывая руки то к животу, то ко лбу, стал отвечать благодарственным восхвалением гостеприимности хозяина и прелести пищи, посланной богами на этот стол.

Хозяин повел гостя на ночлег. Едва лишь мужчины скрылись за дверьми, Таттехуш сорвалась со своего места и бросилась им вслед. Женщины, кто с хохотом, кто с упреками, схватили ее и стали удерживать.

— Колдовство! — раздался голос хозяина дома, появившегося в дверях.

— Нет! Нет! — закричала Таттехуш. — Еще вчера в храме богини Сохмет[11] я знала, что он придет! Он вовсе ни при чем! Это великая богиня Сохмет привела его ко мне. Никто не вмешивайтесь! Иначе Сохмет пошлет страшное несчастье на весь наш дом!

Она сбросила руки, державшие ее, решительно направилась к дому и исчезла в проеме двери. Женщины удивленно переглянулись и развели руками. Если бы слова, сказанные Таттехуш насчет великой богини, оказались неправдой, то ясно, что она первой тут же была бы жестоко наказана. С богами не спорят. Судьба есть судьба. К тому же Таттехуш росла в доме любимицей отца и никому не хотелось с ней связываться. Все предпочли молча вернуться к столу. Только мать Таттехуш, трясясь полным телом, понимающе охала и горестно качала головой. Отец, махнув на все рукой, также сел за стол доедать рыбу.

Немного посидев в молчании, все стали расходиться и, проходя к себе на ночлег, видели, что Таттехуш сидит на корточках подле закрытой двери в комнату гостя.

Магрубет, не раздеваясь, лежал на соломенной постели. Он слышал все слова, что выкрикивала во дворе Таттехуш, что говорили меж собой члены семьи. Он слышал, как она сейчас всхлипывала под дверьми, но не мог никак сообразить, что ему делать. Он просто выжидал время, чтобы собраться с мыслями и что-то предпринять.

Через некоторое время все в доме успокоилось. Издалека из жилых покоев стал слышен храп. Магрубет встал и подошел к двери. Он чутким ухом услышал, что девушка за дверью притихла и громко, учащенно задышала. Тело его против воли затряслось крупной дрожью, с которой невозможно было совладать. Он открыл дверь. Мягкие и сильные руки девушки обвили его шею.

— Вот и я, — зашептала она ему на ухо просто, будто знала его сто лет. — Не дрожи! Иди ко мне…— она обхватила его за талию и повалила на постель.

* * *

Таттехуш тихо, радостно смеялась и господствовала над своим посланцем богини. С каким-то посторонним удивлением, с пассивной досадой он видел, что не может ей сопротивляться и, главное, не хочет.

Таттехуш, видимо, и не собиралась спать всю ночь. Временами она, обнаженная, вставала с постели, подавала ему воды. Лунный свет падал на ее мощные бедра, на девственный живот, и Магрубет не мог оторвать взгляда от ее фигуры, белеющей в темноте.

Она склонялась над ним и шептала ему в лицо бездумные, глупые, ласковые слова, и ему приятно было ощущать дуновение этих слов на лице, приятен был запах ее уст, ее волос.

Сам себе Магрубет твердил, что не любит эту простушку-крестьянку и никогда не смог бы полюбить ее, но какая-то песня без слов звучала в нем и путала все мысли, лишала самообладания, полностью подчиняла его силу ее силе. Время от времени он со смехом пытался вырваться из ее объятий, своими руками отвести ее руки, но никаким усилием не мог совладать с нею. Он понимал, что так не может быть, смеялся и от этого еще больше терял силу. От ее поцелуев Магрубет с трудом шевелил языком, губы его были искусаны, он ощущал вкус крови, но боли не чувствовал.

Усталость совсем сморила его, а ее словно бы и не коснулась. Глаза его закрылись, он в блаженстве засыпал. А она, повернув к лунному свету его лицо, неотрывно всматривалась в него.

— Я знаю, что ты не гикс, — с тихим смехом проговорила девушка.

От этих слов Магрубет очнулся и открыл глаза. Попытался зацепиться за какую-нибудь важную мысль, но так и не смог.

— Ну и что? — только и проговорил он в ответ, уходя в сон.

* * *

Яркий солнечный свет очень удивил Магрубета. Он был уверен, что всего лишь на несколько мгновений закрыл глаза и забылся во сне. Оказалось, день уже был в разгаре.

Напротив сидела в праздничной летней одежде Таттехуш и смотрела на него, улыбаясь своим широким румяным лицом, обнажив два ряда безукоризненно белых, крепких зубов. Рядом на высокой подставке красовался сияющий бронзовый поднос с едой, питьем и фруктами. Со двора доносилось женское пение на несколько голосов.

Это было совершенно необычное пробуждение. Такого у Магрубета не было с самого далекого детства. Он пребывал в полнейшем безмятежном спокойствии. Он улыбался спросонья, едва открыв глаза. Каждое утро всей его военной жизни обязательно приносило заботы и неотложно требовало принятия решений, серьезных размышлений. А сейчас как будто ничто на свете не могло взволновать его. События последних дней, казалось, прошли давным-давно.

Женское пение было протяжным, каким-то прозрачно-колеблющимся…

— Что у вас сегодня — праздник? — спросил он улыбающуюся Таттехуш.

— Сама Изида подарила этот праздник нашему дому, — загадочно ответила девушка.

— Что это значит? — не понял Магрубет и перестал улыбаться.

— Четырнадцатый раз появилась луна к этой ночи, и этой ночью я понесла от тебя, мой любимый, — сказала она, сияя без малейшей тени. — Еще давно это предсказывали жрецы Изиды нашему семейству.

— О боги! Но я-то здесь при чем? — Магрубет даже привстал с постели.

— А ты ни при чем! Ложись! — властно положив ему руки на плечи, она склонила обратно его на ложе. — Кушай и отдыхай. Боги привели тебя сюда. Не очень противься их воле. Еще успеешь по своим делам.

— Ничего себе…— промолвил Магрубет, не зная, что еще добавить.

Он даже не знал, хохотать ему или ругаться: «Подумать только! Боги привели его, боги крутят им, как куклой, чтоб доставить удовольствие этой крестьянке!» Однако злость не приходила. Казалось, весь мир пребывал в безмятежном спокойствии.

Не спеша Магрубет ел, пил сладкий прохладный напиток и в спокойном размышлении глядел на молодую египтянку.

— Что же тебе боги и богини подсказывают делать дальше? — спросил он, скрывая в голосе усмешку.

— Я рожу девочку. Она будет самой первой красавицей в Египте и станет царицей, — сразу же без колебания ответила Таттехуш и добавила: — Я поняла, что ты хетт. Поэтому я назову ее Хатшепсут[12]. Царица Хатшепсут будет самой прекрасной царицей во все времена!

— А как же насчет меня? — уже с любопытством спросил Магрубет.

— Насчет тебя…— она бросила взгляд куда-то вдаль, словно сквозь него. — Ты будешь более великим, чем все цари на все времена…— затем, помедлив, добавила: — Больше я не знаю… Ты ведь не забудешь меня… не сможешь забыть.

Странно, завораживающе подействовали эти слова на Магрубета. «Почему она так говорит? — пронеслось у него в голове. — Как будто сама судьба вещает ее устами. Так звучат пророческие слова!»

Ему вдруг показалось, что он уже когда-то видел эту женщину, что она когда-то являлась ему в мыслях, а может быть, во снах. Красива ли она была? Об этом Магрубет даже ни разу не подумал. Он рассматривал сейчас эту девушку и видел, что ее округлые сильные руки — это женские руки, ее белые, ровные зубы — это женские зубы, все ее отягощенное молодой мощью тело — это женское тело. Это была женщина такой, какой она должна быть. Ничего больше не мог бы о ней сказать Магрубет.

Не мало их перевидел он за свою жизнь и в вавилонских, и в сирийских походах. Как и любой из его воинов, он обладал наложницами, чтобы тут же навсегда забывать о них. Последние годы он даже не всматривался в их лица, потому что у него была его Нави. После пиров, после бранных утех только к ней, к Нави, стремился Магрубет как к единственной женщине.

И вот эта простая египетская крестьянка, ровно в половину младше его, почему-то приковала его внимание… Она уверена, что будет матерью царицы. Может быть, она еще будет направлять руку фараона и потрясать всем миром! Это могло показаться смешным, но и оспаривать это было невозможно. Слишком бесспорным было то, что эта молодая египтянка сидит сейчас перед ним. Именно к этому Магрубет не нашел в себе сил быть равнодушным. Он решил еще один день отдохнуть в этом доме.

Все было, как и тысячу лет назад, в цветущем Египте. Мужчины после ранних утренних трудов сидели под тенью олив в праздничном застолье, а женщины в сладкозвучных гимнах возносили хвалу богине любви и плодородия, чем заглушали доносившиеся из-за дверей хохот и любовные крики. Легкий ветерок слегка колыхал висевшее на видном месте окровавленное женское покрывало.

* * *

На следующее утро чуть свет Магрубет уже был на коне. Выезжая по деревенской улице на дорогу, он еще раз оглянулся назад. Таттехуш стояла у калитки своего дома и глядела себе на ладонь, на которой лежали подаренные возлюбленным гостем золотой перстень с зеленой вставкой и большой драгоценный камень, сияющий чистым синим цветом.

Когда Магрубет скрылся из виду, Татте-хуш медленно пошла к дому. По щекам ее безостановочно текли слезы. Во дворе семья обступила ее. Все просили показать, что вложил ей в руку важный гикс. Когда она раскрыла ладонь, отец громко ахнул:

— За этот камень мы должны были бы работать всей семьей без отдыха сорок лет!

— О, Ра! А я ведь даже забыла спросить, как зовут моего мужа, — с рыданиями сказала Таттехуш.

Но ее горе сильно облегчалось уверенностью в том, что великая львиноголовая богиня Сох-мет вернет ей любимого. Да и никому из родственников не приходило в голову печалиться о ее судьбе. Ведь в Египте мужчин всегда больше, чем женщин. Особенно в крестьянской среде ценилась здоровая, плодовитая и трудолюбивая хозяйка. А Таттехуш была из древней, веками здесь живущей крестьянской семьи, невесты которой всегда были нарасхват, далеко не каждому жениху готовы были отдать руку и до замужества всегда могли выбирать лучшего из нескольких претендентов. Никто из родни не сомневался в том, что если этот гикс не дурак, то он вскоре, сделав свои дела, непременно вернется к Таттехуш. Правда, ее мать, хоть и молчала, глядя на бесценный подарок, но почему-то горестно вздыхала и с сомнением покачивала головой.

«Судьба судьбой, но женщина тоже человек», — сказала она в ответ на какие-то свои мысли, и Таттехуш со слезами бросилась к ней на грудь.

* * *

Уже часа три с небольшими остановками скакал Магрубет по дороге к Менефру. Раз пять он останавливался, чтобы повернуть коня и ехать обратно к своей Таттехуш, но всякий раз образумливал себя одним и тем же доводом. Зачем он собирается это сделать? Что надо ему от этой темной крестьянки? Ведь он же совсем ни капельки не любит ее! Она — просто помеха на его пути к цели.

Продолжая путь, он упорно подыскивал в уме какую-то важную мысль, которая помогла бы ему обрести прежнюю целеустремленность и выбросить совсем из головы эту крестьянку, в которой не было совершенно ничего особенного и которую следовало начисто забыть. Наконец в уме его сложилось, протянулось и затвердело острое, как копье, рассуждение: «Вот Фараон, находясь в своем походе, в чужой стране, в одном городке встретил прекрасную аристократку, признанную первую красавицу, невесту другого достойнейшего человека и походя покорил ее, даже похитил ее сердце. А вот он, Магрубет, направился с такой суровой миссией, проделал такой рискованный поход в чужую страну и также походя удостоился внимания какой-то низкой, никому не известной крестьянки, которая сама опутала его, причем так, что он еще порывается вернуться к ней обратно, как приманенный бычок. Ничтожный, ничтожный Магрубет! В каком положении он позволил себе оказаться!»

Это рассуждение позволило ему наконец собраться с духом, отбросить нерешительность, снова вызвать боевую злость и всепоглощающую жажду мщения. Прежнее безмятежное спокойствие исчезло, уступив место двум, вечно состязающимся между собою привычным чувствам — кипящему гневу и холодной осторожности. Может быть, этому отчасти способствовало то, что наступило обеденное время и Магрубет должен был уже проголодаться, а может быть, оттого, что его глубокое внутреннее чутье не давало ему покоя, предсказывая какое-то близко находящееся, нехорошее событие.

То и дело он обгонял одиночные повозки и небольшие, по нескольку подвод, обозы с крестьянскими продуктами, движущиеся по пути к Менефру. Каждый раз, еще издали завидев всадника, возницы прятались за волов, чтобы пропустить его по дороге, и что-то злобное и ругательское выкрикивали вослед. Магрубету не нравились эти выходки обычно миролюбивой и сдержанной египетской черни. Ему не нравилась также местность, по которой он сейчас проезжал.

С левой стороны вдоль всего берега бескрайнего Хапи тянулись заросли садов, скрывающих в своей зелени домики деревень, а справа холмистая лесная местность все ближе подступала к дороге. Впереди она образовывала узкий перехват, где очень удобно было скрывать засаду и кого угодно потрошить на дороге.

«Какое-то неспокойное время, неспокойные люди. Тут как раз можно ожидать любой пакости», — думалось Магрубету. Он догнал тянувшуюся впереди крестьянскую телегу, запряженную двумя волами, спешился и пошел рядом. Двое темных от загара крестьян, по-видимому отец и сын, недоверчиво и мрачно поглядывали на Магрубета, прячась по другую сторону повозки.

— Мир и благо да пошлет вам великий Амон-Ра! — приветствовал их Магрубет, рассчитывая разговориться и расспросить их кое о чем и заодно вместе незаметно подойти к узкому месту, где, он был почти уверен, кто-то должен находиться. Или местные воины, или менефрские сборщики пошлины не могли не облюбовать это место.

— Всем посылает свою благодать великий Амон-Ра, — откликнулся старший и тут же добавил: — С каких пор гиксы стали обращаться к нашим богам?

— Я не гикс, — ответил Магрубет.

— Похоже, что так, — сказал старший, переходя поближе. — Последних гиксов из Менеф-ра уже всех выгнали.

— Что значит «выгнали гиксов»? — не понял Магрубет.

— Откуда же ты взялся и кто ты такой, что не знаешь вещей, известных любому ребенку?

— Я иду в Менефр из Палистана[13]. В Египте я не был уже много лет.

— Странно, что ты идешь в Менефр с другой стороны. Впрочем, мое дело маленькое, но пока там разберутся, что ты не гикс, можно как раз потерять свою голову.

Сказав «там», крестьянин указал рукой вперед, на миртовые деревья, подступающие к дороге.

— Моя голова мне самому нужна, — усмехнулся Магрубет. — А кто это там будет с нами разбираться?

— Дело в том, что гиксов выгнали из Менефра уже давным-давно, но с неделю назад один их отряд видели здесь недалеко. Наш фараон скоро выгонит всех гиксов даже из Авариса.

При слове «фараон» Магрубет передернулся, однако он ничего не понял и было уже не до расспросов. На дорогу выехали пятеро вооруженных всадников. По одинаковой одежде и по оружию еще издали Магрубет определил, что это воины. Он шел позади телеги, рассчитывая подойти поближе незамеченным.

Когда оставалось всего локтей сто, один воин, приблизившись к другому, указал рукой явно на Магрубета. Поняв, что его уже обнаружили, Магрубет вскочил на коня и, стиснув его коленями, рывком направил вскачь прямо на всадников. Это оказалось совершенно неожиданным для них, на что и надеялся Магрубет. Кони их шарахнулись в стороны, когда он промчался мимо.

Магрубет скакал, пригнувшись к шее коня, и каждую секунду оглядывался назад. Он знал, что воины устремятся в погоню и прежде всего метнут в него свои копья. Действительно, пятерка всадников неслась за ним и вот уже одно копье просвистело мимо.

«Еще четыре», — спокойно подумал Магрубет и резко рванул коня вправо. Второе копье вонзилось в землю левее его. Затем — рывок влево и два копья просвистели справа. «Хорошие воины, — отметил про себя Магрубет, — Однако не этим египетским наездникам состязаться в конном бою с хеттом!» Оглянувшись, он на долю секунды придержал коня и прямо на лету поймал рукой последнее пятое копье. Теперь повернуть назад, навстречу этим воякам и показать, с кем они имели дело!

Чтобы неожиданно развернуться к бою с пятеркой воинов, Магрубет применил особый редкостный прием верховой езды, рассчитанный на очень сильного и тренированного в боях коня. На всем скаку он резко вздыбил скакуна, повернул его в обратную сторону, осадил на мгновение и броском устремил в бой. Конь, присев на задние ноги, рванулся вперед огромным прыжком, а Магрубет уже стоял на его спине во весь рост, держа в зубах повод, а в обеих вытянутых вверх над головой руках — копье.

Так передовые конные хетты для устрашения бросались в начале боя на врага. Но египтяне мало воевали кавалерией, а эти воины, видимо, никогда не видели такой атаки. На миг им показалось, что на них, распластав крылья, несется разъяренный, ужасный бог Сэт. Они резко остановили коней и, в страхе сбившись в кучку, съехали с дороги.

Снова усевшись на коня, Магрубет поднял его на дыбы на расстоянии сорока локтей от воинов и захохотал громовым голосом. От этого хохота четверо всадников с еще большим испугом осадили коней назад, но пятый, словно его ударили прутом по спине, гневно вскрикнул и, выхватив меч, толкнул своего коня коленями навстречу грозному противнику.

Магрубет по одежде и по вооружению успел заметить, что перед ним предстал благородный аристократ. Это был еще совсем молодой воин, рослый и смелый юноша. Смех он воспринял, наверное, как личную обиду и бросился в схватку, не поняв, в отличие от его четверых соратников, с кем имеет дело.

По всем правилам боя, которым Магрубет сам обучал начинающих воинов, этот юноша обрушил на противника свой первый удар мечом. Но со всего замаха его рука наткнулась на тупой конец древка копья, а меч со свистом вырвался из руки и улетел куда-то в воздух. Юноша прижал к груди онемевшую от боли руку, а страшный противник, поворачивая на скаку коня, уже несся к нему с поднятым в руке копьем.

Увидев беззащитного, растерявшегося соперника, Магрубет зло усмехнулся, предвкушая легкую победу. Но… в этот миг почему-то ему вспомнилась Таттехуш. Ее розово-белое лицо, ее внимательный взгляд, проникающий в самую глубину души, всплыли перед глазами. Ее полукруглый рот, источающий наивную доброту, словно беззвучно выговаривал какие-то слова предостережения. Магрубет, как бы прогоняя видение, встряхнул головой. Перед ним наяву было другое лицо. Это было бледное от боли и гнева лицо, такое, каких он перевидал тысячи за свою жизнь. И впервые в жизни Магрубет не захотел убивать своего противника.

В последний миг он повернул копье наконечником назад и древком толкнул воина в грудь. Тот упал с лошади на мягкую траву, даже не выпустив повод из рук, Магрубет воткнул рядом с ним в землю его копье и повернул коня на дорогу, чтоб скакать своим путем. Но в этот момент он увидел, что со стороны ближайшего селения к дороге медленной рысью направляется конный отряд человек двадцати воинов. «Теперь надежда только на удачу и на коня», — промелькнуло в голове.

Стиснув коленями бока коня, Магрубет стал нахлестывать его изо всех сил. Из отряда несколько всадников кинулись ему наперерез. Но высокая трава мешала их лошадям, а Магрубет был на твердой, ровной дороге. Всадники выскочили на дорогу, когда беглец уже отделился от них на расстояние полета стрелы.

Началась бешеная скачка. Каждую минуту Магрубет оглядывался назад и старался определить, есть ли у кого из догонявших лошадь лучше, чем у него. «Если Таттехуш счастливая, то мой конь будет быстрее», — вдруг пришло ему в голову. Вскоре он увидел, что расстояние между ним и преследователями не сокращается.

— Выноси, милый, меня, как вынес ты своего хозяина из моря, — шептал Магрубет на ухо умному животному.

Еще минут через двадцать он опытным глазом определил, что расстояние между ним и его врагами понемногу начало увеличиваться. Теперь оставалось надеяться лишь на то, что конь его не скоро выдохнется. Ведь он все-таки целый день вчера отдыхал в конюшне дома Таттехуш.

Красавец скакун был боевым конем. Он послушно следовал воле седока, и его не нужно было лишний раз понукать. Он прекрасно знал, что нужно уносить хозяина от врагов.

Длинная кавалькада растянулась по дороге. Солнце светило в глаза, и преследователям казалось, что это сам бог Пта мешает им видеть всадника, уносящегося на прекрасном огненном коне. Но откуда было им знать, что всадник коню под стать, что всю жизнь с рождения он провел верхом и знал, как лучше вести долгую скачку, как использовать все мелочи в дороге и помогать лошади. Через час воины потеряли его из виду.

Магрубет поехал медленно, давая отдых коню. Еще через час перед взором Магрубета, выехавшего на вершину пологого холма, вдруг открылась величественная панорама сердца Египта, могучего города Менефра. Остановившись и прикрыв глаза рукою, Магрубет долго и неподвижно глядел на раскинувшуюся впереди бескрайнюю золотисто-зеленую долину.

Сказочно красив был этот город. Магрубет видел в походах разные селения, но такого большого, диковинного города он себе даже не представлял. Светлокаменные дворцы, освещенные солнцем, золотились в окружении пышных садов. Это не был город в обычном понимании, как привык видеть Магрубет, крепость со стенами и укреплениями. Скорее, это было множество соединенных между собой городов-крепостей, окруженных огромными массивами домов и садов без стен и укреплений. Слева от самой реки, вперед и вправо не видно было конца и края этого человеческого муравейника.

Странное душевное колебание вызывал у Магрубета вид великого Менефра. На какое-то мгновение он почувствовал вдруг себя неуверенным мальчиком-учеником. Но через минуту, сделав усилие, он скинул с себя оцепенение. Вот он, этот город! К нему он стремился и достиг его! Это — первая ступень его пылающего замысла!

* * *

Внушительный одинокий всадник на многолюдных, тесных улочках вызывал всеобщее любопытство и подозрительность. Ремесленная окраина Менефра, на которой оказался Магрубет, редко была посещаема важными и военными людьми. Он уже несколько раз уловил неодобрительные выкрики в свой адрес. «Воевать в этом городе, как в густом лесу, лучше всего пешим», — подумал он. Чем дальше, тем толчея на улицах становилась все больше. Магрубет спешился и повел коня за собой. Продать его он решил по первой же просьбе.

Вскоре не замедлил объявиться покупатель. Владелец одной богатой лавки воскликнул восхищенно, увидев проводимого в поводу огненно-рыжего красавца.

— О, Ра-pa! Великий и щедрый хозяин такого коня сколько же может просить за свое сокровище?

Магрубет остановился. Хозяин лавки даже не ожидал этого, обратившись, видимо, из любопытства. Но, видя доброжелательность в облике важного господина, он решился подойти посмотреть поближе.

Со знанием дела он обходил вокруг коня, ласково похлопывая его. Магрубет сразу заметил, что этот торговец разбирается в лошадях.

— Понимающий человек сам назовет цену этому коню, — сказал он.

— Я вижу, что конь хороший, хотя он устал и не накормлен, — осторожно начал торговец.

— Называй цену и забирай его, — сказал Магрубет.

Смекнув, что необычный продавец почему-то хочет отделаться от своего сокровища, купец не стал долго размышлять над причинами этого. Ведь в Менефре предостаточно всякого люда.

— Даю десять мер серебра! — хватанул по самой низкой цене бойкий торговец.

От этих слов собравшиеся вокруг зеваки удивленно зашумели. Понятно, что торговлю нужно начинать снизу, но чтобы предложить за такого коня цену дряхлой извозчичьей клячи, это уж слишком!

Магрубет приосанился, серьезно взглянул на покупателя и передал ему в руки повод.

— Бери его! Уступаю тебе за твое понимание лошадей. Другому бы не продал и за сто мер, — сказал он.

Счастливый торговец даже присел от радости. Покрасневший от волнения, он повел коня к дому, но, вдруг опомнившись, остановился.

— Да простит мудрый Тот мою поспешность и забывчивость! Пойдемте, великий господин, ко мне в дом. Я должен заплатить вам за покупку.

Магрубет направился вслед за торговцем, обходя сзади лавку, проходя мимо ряда цветущих пальм к воротам дома.

За высокими стенами находился хозяйственный двор и жилые помещения. Во дворе, как обычно, копошились разные люди: взрослые и дети, мужчины и женщины.

Отдав коня подбежавшему молодому парню, хозяин распорядился закрыть лавку и повел гостя в дом.

Угощение было куда более роскошным, чем в крестьянских домах. За трапезой сидели лишь вдвоем — Хурисеп, так звали хозяина, и Магрубет. Подавали на стол две молодые, красивые девушки. Как видно, это были дочери Хурисепа. По городскому обычаю наступило обеденное время. Напитки и блюда шли длинной чередой.

То, что Магрубет предложил тут же, не скупясь расплатиться за еду, очень понравилось купцу, но он вежливо поспешил отказаться от денег. Необычайная щедрость гостя, его видимая состоятельность, внушали хозяину большое уважение. Завязалась традиционная застольная беседа.

У Хурисепа вызвал симпатию этот серьезный, властный на вид, но просто держащийся чужеземец. Что это не египтянин, видно было сразу. Однако и на гикса он тоже никак не походил. Впрочем, не важно было, кто этот человек и чем он занимался. Важно, что он с почтением разговаривал с хозяином, вел себя с достоинством и не пялил, как все обычно, глаз на его красавиц дочерей. Видно было, что этот человек знает себе цену.

Напоследок, к концу трапезы дочери вдвоем поднесли гостю наполненный водой, большой, в знак особого уважения, бронзовый таз для омовения рук. Протянув руку, Магрубет взял его за край пальцами и поставил на удобное место. Хозяин от изумления даже выронил полотенце из рук. — Ничего себе! Какая сила в руках у этого человека! Легко, словно бы блюдце, держал он тяжелый литой сосуд с водой, и при этом даже ни тени напряжения не пробежало по его лицу. Хозяин проникся к гостю неподдельным восхищением.

Когда после обеда Магрубет попросился на постой у Хурисепа, он встретил в ответ безусловное радостное согласие. Купец доброжелательно предложил гостю жить в его доме, сколько тому захочется.

У купца в его же лавке Магрубет купил себе одежду попроще, чтобы не особенно выделяться среди массы городского люда. Из бесед за столом он осторожно выпытал, что в Аварис сейчас идти очень рискованно. Каждого незнакомого хватают прямо у ворот и, если он внушает подозрение, даже без допроса и пыток сразу обезглавливают. Почему так происходит и о многом другом, Магрубет не стал дознаваться, чтобы не вызвать к себе лишних подозрений.

* * *

Целыми днями расхаживал Магрубет по улицам и базарам Менефра. Удивителен был этот город. Богатство, роскошь и бедность сами себе находили здесь место. Жизнь текла по своим незыблемым законам, налаженным и устоявшимся с давних, незапамятных времен.

Торговля шла по древним традициям. Продавцами товаров, еды или напитков могли быть даже беззащитные мальчики. Никто не собирался отбирать что-либо у торгующих, воспользовавшись силой, как это часто наблюдал Магрубет в своем краю. В гуще базара не видно было воровских шаек, то разбегавшихся, то снова собиравшихся, как это было на всех палистанских и сирийских базарах.

Продавец любых продуктов, получив деньги, спрашивал, куда отнести покупку покупателю, и никогда не было случаев, чтобы еда или напитки не были доставлены точно по адресу. Был распространен обычай купить на базаре кувшин с великолепным египетским вином и тут же отправить его прямо к домашнему столу своего друга или уважаемого человека.

Ворота между разными частями города, отгороженными высокими крепостными стенами, открыты были днем и ночью. Они практически почти никогда не закрывались. Можно было без конца ходить по городу, любоваться грандиозными храмами и величественными дворцами.

Через несколько дней, подыскав надежное место, где можно было спрятать деньги и ценности, Магрубет собрался посетить знаменитые менефрские бани. Он решил пойти в самую дорогую, бывшую когда-то фараонскую, где собирались знатные люди Менефра, жрецы, военачальники, богатые купцы.

Бань в Менефре было великое множество. Поэтому каждый египтянин в Менефре легко находил баню по своего вкусу и достатку. Где, как не здесь, виден человек во всей своей неприкрытой, богом данной сущности?

В шумных, недорогих мыльнях, набитых всяким бедным, немощным и нищим людом, средний житель города почувствовал бы себя не в своей среде. Там банщик не возьмет одежду, чтоб за время мытья вышпарить из нее насекомых, там нет мойщиков, без которых настоящему любителю бани не вкусить полного удовольствия от благой очистительной процедуры, там обычно подвизаются либо начинающие, либо вообще сомнительные лекари-цирюльники, наконец, там просто нельзя увидеть среди моющихся человека благородного, мощного телосложения.

Но и в дорогих банях средний житель Менефра испытал бы не удовольствие, а одно лишь душевное терзание. Нет, в менефрской бане его не стали бы отталкивать от источника, не стали бы прогонять или высмеивать. Всякий пришедший туда хорошо помнил главный принцип: он пришел с миром, как и все, для отдыха и удовольствия. Но там его просто не заметили бы услужливые мускулистые мойщики, которые гурьбой кинулись бы мимо него навстречу важному человеку, явившемуся в сопровождении пышной, многочисленной челяди. Там с ним не стали бы разговаривать и не захотели бы даже глядеть на него, скромно моющегося с краю, потому что рядом на могущественного человека целыми лоханями лилась бы дорогостоящая душистая вода. Там ему стало бы не по себе уже оттого, что вокруг него во множестве красовались бы могучие, холеные тела аристократов, развитые постоянными упражнениями с оружием и верховой ездой.

В Египте всякий аристократ при воспитании своего сына мог пренебречь чем угодно, но только не повседневным обучением приемам владения мечом и копьем. Из всех видов обучения — военное, а из всякого развития — физическое превыше всего ценились в аристократической среде.

Магрубет вошел в баню, спокойно огляделся кругом и под притихшие голоса медленно стал раздеваться. Перед креслом банщика на невысокой мраморной колонне стояла большая каменная тарелка. Магрубет молча кинул в нее со звоном пять серебряных мер. Хозяин привскочил от удивления, и, когда Магрубет, раздевшись, пошел в мыльное помещение, он, словно онемев, воззрился ему вслед.

Как и во всех знаменитых банях, здесь обязательно находилось еще при входе несколько завсегдатаев. Люди приходили сюда вовсе не для того, чтоб только помыться. Это прежде всего место для получения удовольствия от встреч с себе подобными, для общения не в суетной, напряженной деловой обстановке, а в благостной среде телесного и душевного отдыха. Для менефрских горожан пребывание в банях было одним из важнейших обрядов, а доступ в такую роскошную, как старая фараонова, вообще составлял предмет особой гордости. Поэтому здесь каждого входящего еще с порога непременно встречало с десяток придирчивых, оценивающих взглядов.

Хозяин мог целыми часами дремать в своем кресле, полагаясь всецело на заведенные с незапамятных времен, еще до него банные традиции. Лишь изредка, услышав оживление в зале, он вскакивал со своего места и спешил встречать очередную знаменитость. Он уже по опыту знал, как следовало обхаживать такого посетителя, каким мойщикам поручить его обслуживание, к какому цирюльнику проводить его.

Этот пришелец как громом поразил всех своим появлением. Ни на гикса, ни на египтянина он не был похож, держался он с достоинством, и весь вид его говорил о его высоком положении. Но в то же время его никто раньше здесь не видел. По пять полновесных серебряных мер в каменную тарелку хозяина довольно редко бросали лишь самые богатые жители Менефра.

Но вовсе не это все так удивило старого банщика. Никогда еще за свою жизнь не приходилось ему видеть человека такой выразительной телесной мощи.

Вблизи его фигура внушала мужчине чувство страха. Спина, расходящаяся от пояса вверх на необъятную ширину плеч, бугры грудных мышц, шевелящиеся на уровне глаз среднего человека, вздымающиеся и перекатывающиеся, как шары; мускулы огромных рук, словно толстые канаты, натягивающиеся под кожей, мышцы мощных ног потомственного наездника, при какой-то своеобразной худощавости и подтянутости сразу вызывали в памяти образ матерого, голодного льва. Тяжело нависающая вблизи, эта громада напряженной мужской силы при взгляде с отдаления притягивала внимание природным совершенством своих форм. Такие фигуры создавали искусные египетские скульпторы и художники, изображая богов и героев.

Несколько мойщиков по одному взгляду хозяина тут же сорвались с места и устремились вслед за Магрубетом вместе с прочими любопытствующими. Все, кто плавал в огромном круглом бассейне, возлежал на высоких каменных скамьях, опекаемый неутомимым мойщиком, или парился в теплых ароматических ваннах, вдруг повернули свои лица к нему, когда он вошел. Все беседы стихли, и воцарилось общее молчание.

Такую тишину Магрубет привык слышать в особенные моменты в окружении своего войска, когда он перед битвой медленно выступал один из сплоченных рядов, чтобы схватиться в единоборстве с вражеским воином, дерзко вызывающим самого смелого. Как и там всегда, он тут также чувствовал себя совершенно спокойно и уверенно. Пусть смотрят египтяне на свободного хеттского вождя! Может быть, они еще скоро узнают, что он убил их фараона!

Магрубет остановился около фонтана, бьющего снизу тонкой серебристой струей. Мойщики подступили к нему и начали со всех сторон брызгать горячей, пряно пахнущей водой. Затем один стал поливать какой-то едкой, пощипывающей жидкостью, другой растирать, а третий окатывать из большой бронзовой лохани чистой подогретой водой.

Мойщики прекрасно знали, как нужно стараться за ту плату, что внес этот посетитель. Здесь следовало проявить настоящие чудеса древнего и непростого банного искусства. Подхватив на руки почетного гостя, они понесли его к большой ванне, до краев наполненной водой, испускающей дурманящий цветочный запах.

Один поддерживал в ванне его голову, а другие массировали под водой его тело. Несколько раз подливалась теплая вода, несколько раз мойщики переминали, растягивали и растирали все члены. Затем его опять на руках поднесли к краю бассейна и бросили в холодную воду.

Когда Магрубет, поплавав в бассейне, вышел из него и встал посреди зала, все толпой, образовав полукруг, обступили его для рассмотрения. Отовсюду Магрубет ловил любопытствующие, восхищенные и доброжелательные взгляды. Ни одного враждебного и завистливого! Все-таки кругом были аристократы — ценители по праву мужества и силы! Красивый юноша лет пятнадцати с пылающим взглядом подошел к Магрубету и любезно похлопал его по плечам и по груди.

— Молодец! Орел! Молодец!

— Что? — не сразу понял Магрубет.

— Молодец! Я говорю: молодец! — повторял юноша, глядя на Магрубета с нескрываемой любовью.

Он встал на колено, взял руку Магрубета и поцеловал ее.

Тут Магрубет вспомнил о слышанных им раньше некоторых египетских обычаях, которых у хеттов не водилось. Он взглянул на юношу… и поскорее высвободил руку. Возможно, он почувствовал бы себя неловко, не зная, что делается в таких случаях, но как раз в этот момент мойщики с одной стороны потеснили людей, чтобы дать взглянуть на необычного незнакомца какому-то старому и, видимо, знаменитому жрецу. Тот внимательно смотрел из-под лохматых бровей, высунув бритую голову из ванны.

Но мойщики ненадолго оставили своего подопечного. Они опять схватили его и понесли в ванну. Потом положили его на скамью, политую предварительно теплой благовонной водой, и втроем принялись разминать и растирать. В своем усердии они дошли до того, что двое стали выкручивать ему руки, а третий, вскочив на спину, начал топтаться, то падая коленями на лопатки, то снова вскакивая.

Возможно, другой человек не выдержал бы этого, но мойщики понимали, с кем имеют дело.

Выдав в полную меру ровно столько старания, сколько полагалось, они затем стали устраивать своему клиенту дождик попеременно то холодной, то горячей водой. А после еще долго мыли, освежали, подносили выпить резкий кисло-сладкий напиток и в конце концов, обтерев всего, вынесли Магрубета для одевания. Хозяин бани сам лично подавал ему одежду.

В цирюльном зале Магрубет надолго попал к опытнейшему и изощреннейшему мастеру своего дела. Пожилой, серьезный человек уложил Магрубета на специальную скамью с высокой подставкой для головы. В то время как двое его молодых помощников принялись подрезать и подкрашивать Магрубету ногти на руках и ногах, натирать подошвы какими-то шершавыми камнями, сам мастер, не спеша покрыл ему голову розовой пеной и начал тихо, без малейшей боли снимать пену острой и тонкой сверкающей бритвой.

Он работал аккуратно, неторопливо и своим разговором не давал заснуть Магрубету после бани. По лучшей цирюльной традиции он должен был не умолкая беседовать, расспрашивать и развлекать клиента рассказами.

Цирюльник трудился и повествовал о прелестях своей бани, о достойнейших ее посетителях и завсегдатаях. Он не преминул сообщить о том, как много важных для всего Египта событий, встреч и свиданий произошло здесь. При этом пригласил Магрубета как славного и щедрого господина почаще приходить мыться именно в эту баню. Он чисто выбрил Магрубета, а на голове от затылка до лба по всему темени оставил узкий, ровный ряд коротко подстриженных волос, которые окрасил в темно-зеленый цвет. Так стриглись именитые люди Менефра. Но стрижкой дело не кончилось. Проверив работу помощников, мастер стал осматривать все тело Магрубета, отыскивая на коже разные царапины и повреждения. Заботливость его, казалось, не имела границ. Попрощался он со своим клиентом, как преданнейший, любезнейший друг. Магрубету, когда он вышел из бани, показалось, что душа его лишилась плоти и ее легким ветерком несет по улицам города.

Он медленно проходил мимо прекрасных дворцов, мимо городских водоемов, голубеющих между пальм под горячими лучами всемогущего светила. Со многих балконов, выходящих на улицу домов, бросали на прохожих цветы молодые красивые женщины. Оттуда доносилась музыка и пение. Казалось, здесь, в центре, город жил вечно непрекращающимся праздником. Этот город совершенно ошеломил и обескуражил Магрубета.

«Вот в чем прелесть этой страны, называемой прекрасным Египтом! Вот почему хитрый старый Ефрон бросил свой родной Палистан и пробрался сюда!» — думал Магрубет, но в чем всё же прелесть и почему стоило сюда уехать Ефрону, он точно не мог объяснить себе. Ведь, несмотря на то что люди здесь устроили себе такую хорошую жизнь, это не его страна. Это ведь Египет, враждующий со всеми другими народами и государствами. Это и им самим ненавидимый Египет, у которого он был целых четыре года в плену, с которым он воевал всю жизнь и с которым воевали его отец и дед, все предки, давным-давно кочующие в Палистане и оторвавшиеся от своего великого хеттского государства, лежащего там, в Азии, далеко на север, возле огромных гор в непроходимых лесах и диких степях. Одно слово: «Египет!» Египет фараона!

Но почему ему здесь так хорошо? Почему здешняя крестьянка не выходит у него из головы? Почему она может соперничать с его Нави и пытаться затмевать ее образ — образ умнейшей, образованнейшей и красивейшей женщины Палистана?! Почему этот цирюльник из бани внес в его душу какое-то колебание? Почему праздник этого города растворяет его в своем блаженстве, размягчает его волю и отодвигает куда-то на задний план его праздник, тот, когда он, Магрубет, неукротимо скачет во главе войска по своим суровым пустынным равнинам? На все эти вопросы Магрубет не мог найти ответа, но чувствовал, что вместе с восхищением египетской жизнью в душе у него нарастает какое-то глухое, непонятное сопротивление.

Со странным ревнивым недоумением он видел, что любой горожанин, выполняя какую ни на есть свою работу, получает от нее удовольствие, наслаждается всей жизнью в целом и никак не хочет менять ее давно установившееся течение.

Иногда Магрубет ловил себя на мысли о том, что ему также хочется влиться в этот торжественно-медленный, цветущий и красочный поток городского бытия. Почему он должен всегда быть в напряжении боевой готовности, постоянно вздергивать всех своей волей, думать все время о походах и военных стычках, каждый день махать мечом и копьем с подчиненными, чтобы сделать из них воинов, достойных носить это звание? Почему бы ему не жить такой легкой, красивой и приятной менефрской жизнью?

Продолжая дальше эту мысль, он всегда приходил в ярость. Получалось, что не стоило вечно воевать с Египтом, а следовало ехать сюда, наподобие Ефрона, и с молодых лет обучаться египетским наукам, чтобы потом наслаждаться бытием, как эти красивые, загадочно-непонятные менефрские юноши и мужи. Но не завидует же он египтянам! Напротив, все они сами кругом глазеют на него с восхищением. К тому же, сколько он ни ходит по улицам города, сколько ни смотрит на людей, ни разу еще он не встретил и не увидел воочию такого мужа, которого он мог бы назвать равным себе.

Каждого наиболее заметного прохожего Магрубет оценивал привычно, по-военному: смог бы тот оказать ему должное сопротивление с оружием или просто голыми руками, вблизи или издали, и неизменно его оценка была невысокой. Если ему и доводилось несколько раз встречать могучих, тучных аристократов в сопровождении своих людей, то, признавая их бесспорно большую силу, с которой ему можно было бы достойно помериться, уже на расстоянии по движениям их глаз он мгновенно распознавал их гибельную медлительность. В случae схватки такой гигант не довел бы до конца и одного боевого выпада, так как уже в начале движения был бы убит Магрубетом.

Таких исполинов всегда любят в войсках пеших воинов. Прикрываемый с боков своими преданными соратниками, он как тяжелый таран, победоносно прокладывает впереди себя дорогу в гуще битвы. Но чаще всего эти богатыри бывают из аристократов и много таких для рядов простых воинов нигде не наберешь. Но не только по одной мощи и воинским способностям ценил людей Магрубет. Еще с детских лет, обучая его военной грамоте, отец неустанно любил доказывать превосходство умной силы над тупой крепостью. Наблюдая склонность мальчика к силовому первенствованию над сверстниками и даже более старшими ребятами, отец старался специально окружать его учителями из своих наиболее мудрых и быстрых умом сподвижников. Магрубет прекрасно впитал науку отца и как вождь более всего ценил в людях силу духа и божественного разума. Но он также твердо усвоил ту истину, что большой и подлинный ум может гармонично располагаться только лишь в большом, крепком теле и что ум слабого, тщедушного человека — это не ум, а лишь сплошное превозмогание и ухищрение. Он мог хорошо ладить с различными непохожими на него людьми, например, с недоумками или с очень вспыльчивыми, но в общении с низкорослыми мужчинами он совершенно не мог владеть собой. В каждом их слове он слышал скрытую ложь, в каждом поступке видел интригу. Они вовсе не вызывали у него недовольства или брезгливой жалости, нет, он просто старался их не замечать и поскорее забывать о них. Поэтому-то не всякого прохожего видел он в уличной толпе, а стремился выискивать глазами самых лучших. Поэтому каждого из них он прежде всего представлял своим соперником.

Большое любопытство Магрубета вызывали старики, которых в Менефре он видел непривычно много. Старики здесь отнюдь не обособлялись от молодежи, не замыкались в тесном семейном кругу, а, наоборот, с удовольствием появлялись на людях, на улице. Нередко можно было видеть, как дряхлый старец с выбритой и голой, как яйцо, головой, свесившись с носилок, азартно перебирал в руках какие-нибудь товары на базаре и бойко торговался за каждый грош.

Можно было встретить и пышное шествие по улице из красиво одетых людей с носилками в центре, несомыми на плечах. С таких носилок, хмуро сдвинув брови, высокомерно поглядывал на прохожих, как сарыч, какой-нибудь именитый гражданин Менефра.

Зато довольно часто без всяких носилок бодро сновали в толпе престарелые жрецы. Все они как один были одеты в белые льняные одежды и являли собой образ абсолютной чистоты. Сандалии их всегда были почему-то не запылены, руки, лица и шеи чисто вымыты, а головы свежевыбриты до синевы. Им можно было дать на вид, не ошибившись, лет от шестидесяти до ста. Никто бы в точности не рискнул назвать их возраст. Это по обычаю держалось в секрете от непосвященных, а для них самих имело иной, особый смысл.

Магрубета не покидал образ загадочного старика, высунувшего голову из ванны и глядящего пристальным взглядом из-под кустистых седых бровей. С тех пор, как он побывал в бане, ему постоянно казалось, что, ходя по улицам города, он всюду ощущает этот взгляд на своей спине. Но поскольку Магрубет не привык обращать внимание на маленьких людей, он также не замечал того, что наподобие тени, только на большом расстоянии, к нему пристала какая-то маленькая, неприметная фигурка. Если бы не Хурисеп, Магрубет так и не узнал бы, что вот уже четыре дня за ним ведется наблюдение.

* * *

Хурисеп вовсе не был простаком. За сорок лет своей купеческой жизни он столько перевидел народов и стран, столько потерся среди людей, что научился мастерски разгадывать человека с первых же минут общения. Это ведь и понятно. Купцу чаще других приходится иметь дело с ворами, грабителями, мошенниками всякого рода, мздоимцами и просто завистливыми на деньги людьми. Очень часто купцу бывает не до того, чтоб наводить справки о человеке, а требуется с первого же взгляда определить, с кем имеешь дело.

То, что Магрубет — хетт из Палистана или Пилистима, как говорят в Египте, он понял сразу. Но почему этот воин здесь один и чего он хочет, Хурисеп совершенно не понимал и терялся в самых различных предположениях. Не просто же он приехал жить в Египет. Для этого он чересчур сосредоточенно ведет себя и постоянно поглощен какой-то своей задачей. На купца, прибывшего разведать о выгодных делах, он совсем не похож хотя бы уже потому, что слишком щедро тратит деньги. Оставалось думать только, что это шпион, но шпион не стал бы так открыто располагаться жить и ходить с таким гордым, независимым видом по улице. А, главное, Хурисеп ясно видел, что это — человек по всем повадкам такого высокого положения, что никогда бы не унизился, не снизошел бы до роли шпиона.

Но, так или иначе, Хурисепу нравился его постоялец. Такое прямодушное снисходительное презрение ко всем окружающим и такая вежливая властность в манерах должны были иметь за собой какую-то могучую силу, неведомую простому смертному. Так мог себя вести только избранный, которому бог Пта с момента рождения уделил частицу своего блистательного могущества. Это не могло не сказываться на людях, с которыми бывает близок такой человек. Так, на следующий день после того, как этот пришелец поселился у него, Хурисеп с изумлением заметил, что неожиданно зацвели четыре сикоморы богини Хатхор[14]. Кроме того, на всю неделю торговля вдруг пошла необычайно живо и прибыльно. Эти приметы совсем покорили Хурисепа и поэтому постоялец не выходил у него из головы.

Однако Хурисеп, как человек бывалый, знал золотое правило — не вмешиваться в чужие дела, дабы в твои не вмешивались, не лезть в потемки чужой души, а лучше стараться прояснить и очистить свою собственную. К тому же дел было — хоть отбавляй. Торговля шла на редкость успешно. Тут знай — не теряйся! Когда еще дождешься таких времен! Поэтому он все как-то не торопил свое желание поближе сойтись с необычным гостем.

Так и шло бы еще сколько угодно долго — вечерами за трапезой Хурисеп с удовольствием бы вел с гостем приятные беседы перед сном и снова днями пропадал бы в своих делах, если бы не дочери. Дело в том, что интересный господин совершенно не давал им покоя. В доме часто бывали разные гости. Сестры привыкли быть предметом живого мужского интереса, так как отец любил, чтоб красавицы показывались гостям и прислуживали за обедом, хотя и был очень строг насчет правил женского поведения. Но этот гость совсем не проявлял интереса к девушкам и даже вовсе не обращал на них никакого внимания. Сам же он все больше и больше начинал интересовать сестер.

Нафехерет была старше Наджедет на полчаса. Поэтому она первая стала подглядывать за гостем через приоткрытую дверь, когда он сидел за столом вместе с отцом. Вскоре то же стала делать и младшая сестра.

Обсуждение привычек, манер и поведения гостя стало любимым постоянным занятием девушек. То, что взгляд гостя, казалось, устремленный на них, проходил, как через пустоту, в какую-то неведомую даль, страшно интриговало их. То, что иногда, не докончив начатой фразы, он мучительно морщился и менялся в лице, вспоминая о чем-то своем, волновало их, словно бы они уже проникли в какую-то его страшную тайну. Иногда же гость, как-то странно задумываясь, начинал громко скрежетать зубами. При этом его бычья шея напрягалась, а лицо наливалось кровью. От этого девушкам становилось нестерпимо жалко его. Ночами, пошептавшись между собой о своем госте и не столь уж долго понаблюдав за ним, они положились на женское чутье и решили, что всему причиной является женщина, которую необходимо выследить.

Гость возвращался обычно весьма точно в одно и тоже время ,к вечеру. Девушки стали незаметно поджидать его, день ото дня встречая все дальше и дальше на пути к дому. Тут-то они и заметили однажды, что третий вечер подряд гостя провожает в некотором отдалении почти до самых ворот какой-то маленький, одетый в серое человечек, неприметный, как мышь, всякий раз куда-то быстро исчезающий.

Это открытие страшно впечатлило девушек. Оно быстро навело на мысль, что их гостю грозит беда. Проплакав несколько ночей горючими слезами, сестры решили обратиться к отцу и поведать ему все, что узнали.

Купец выслушал дочерей с большим вниманием и после долго пребывал в задумчивости. При этом на уме у него все время вертелась старая египетская пословица, что женщина в доме — страж лучше собаки.

Ночью Хурисеп видел многозначительный сон[15]. Снился ему рослый, красивый юноша, который шел по самой кромке воды вдоль берега Хапи, а за ним сзади, разинув длинную пасть, крался крокодил. Юноша шел, ничего не замечая и не оглядываясь.

Сон настолько взволновал Хурисепа, что он, проснувшись среди ночи, долго, до самого утра не мог успокоиться. И думать нечего! Конечно, Магрубет — этот юноша. Нужно днем незаметно проследить его путь, чтоб предупредить опасность.

Наутро Хурисеп устремился вослед своему гостю. Следить за ним было легче легкого.

Во-первых, он ростом выделялся из толпы и, во-вторых, ходил по городу, по-видимому, погруженный в какие-то свои думы, ни на что, казалось, не обращал внимания и совершенно не имел привычки оглядываться.

На площади возле храма Пта-Татенена Хурисеп увидел наконец своими глазами эту маленькую серую фигурку, привязавшуюся к его гостю. Этот человечек, как видно, уже настолько привык быть незамеченным, что даже не давал себе труда держаться в отдалении, а ходил почти по пятам угрюмого, задумчивого хетта.

Хурисеп, не теряя из виду обоих, несколько раз взбирался по ступенькам вверх к дверям разных храмов и внимательно наблюдал. Ему очень важно было выяснить, не следил ли еще кто-нибудь третий за этими двумя. Как прирожденный житель Менефра он знал, что если какой-то интерес здесь велик, то одним соглядатаем дело не обойдется.

Терпеливо понаблюдав целый день за своим могучим гостем и за его маленькой серой тенью, Хурисеп пришел к такому мнению, что его постояльцем интересуется в частном порядке какая-то важная персона. Оставалось лишь выяснить, что это за персона.

Человечек в сером, проводив своего поднадзорного ко времени ужина почти до самых пальм перед воротами дома Хурисепа, спокойно пошел обратно. Он почти напрямую долго шагал через весь город. Когда уже смеркалось, он подошел к закрытым воротам Серапиума[16], который своими глухими высокими стенами примыкал к самому Апейону[17].

В воротах открылась маленькая дверца. Из нее высунулась чья-то голова — в темноте Хурисеп не мог разглядеть ее с довольно большого расстояния — и что-то сказала серому человеку. Человек повернулся и быстро пошел, огибая стену Серапиума в направлении главного входа в Апейон. Там его уже ждали. Какой-то жрец, судя по одежде, махнул соглядатаю рукой, приглашая его подняться в храм. Затем оба исчезли за колоннами. Ждать чего-либо Хурисеп не стал. Да и было уже поздновато, а идти предстояло далеко, через весь город, в темноте. По дороге он так и этак прикидывал возможные комбинации при обстоятельствах, теперь несколько прояснившихся. Сам верховный жрец Аписа[18], Птахотеп, наблюдает за его гостем. Похоже, однако, на то, что его интерес не вызван мрачными причинами. Ведь иначе Птахотеп не стал бы так долго следить за тем, кто ему почему-либо не нравится, и уж, конечно, послал бы не одного соглядатая, а нескольких. Предположить, что верховный жрец возымел благой интерес к его гостю, означало бы проявление преждевременного благодушия, так как широко был известен в Менефре его крутой характер. Рассказывали, что, прогневавшись, старик мог взглядом проделать дырку во внутренностях человека, после чего тот быстро умирал от внутреннего кровоизлияния. Так или иначе, но ясно и то, что сам Хурисеп тоже окажется, в поле его зрения. Пойдет это к лучшему или к худшему — неизвестно. Во всяком случае, по складу своего характера купец склонен был видеть здесь для себя новые большие возможности. Но и о новых сложностях также нельзя было забывать. В итоге, подходя к дому, Хурисеп чувствовал себя в общем довольно растерянно. Он так и не пришел к определенному выводу.

Дочери уже подавали ужин гостю, когда на пороге появился усталый отец в серой запыленной одежде.

— Да ниспошлет великий Тот с этой трапезой спокойствие и здравие1— приветствовал купец Магрубета.

— Да будет так! Мы помним, что вкушаем от тела великого Бога, — согласно обычаю ответствовал Магрубет.

Скинув верхнюю одежду и омыв лицо, хозяин также сел к столу.

— Нафехерет! — обратился он к старшей дочери. — Принеси сюда того нашего Беса Аха[19], что я привез в прошлом году из поездки в Иуну.

Нафехерет принесла и поставила на полку возле стола маленькую золотую статуэтку, изображающую какого-то кривого, бородатого, уродливого старичка с ножом.

— Могучий Аха, ты защищаешь нас от всякого зла и опасности, — с такими словами обратился к амулету Хурисеп. — Распространи свое могущество и на нашего любезного гостя!

Магрубет понял, что Хурисеп неспроста заговорил о какой-то опасности.

— От какого зла нам требуется защита? — спросил он напрямую купца.

Под его взглядом Хурисеп почему-то почувствовал себя неудобно. Он замешкался, не зная, что сказать, с чего начать, но опыт подсказал ему, что здесь нужно брать сразу ближе к делу и не пытаться что-то скрывать. Честно глядя в мрачное лицо гостя, купец повел рассказ.

— Любезный господин! Я не пытался влезать в твои дела, я даже не спрашивал о твоем имени для Бога и для простых смертных. Мое счастье — уже в том, что великий Пта привел ко мне такого человека. Для меня — радость предложить кров и пищу. Но великий Пта во сне предупредил меня. Этой ночью мне приснился страшный сон. Мне виделось, что какая-то опасность крадется за тобой по пятам. Сегодня весь день я выслеживал человека, который ходит у тебя за спиной. Я сам незаметно прошел за ним повсюду и узнал, кто его послал следить и кто тобой интересуется. Когда я узнал это, душа моя смутилась. Сам верховный жрец Аписа всемогущий Птахотеп желает что-то знать о тебе. Меня немного успокаивает то, что его интерес, по-видимому, благосклонен. Но страшно само по себе внимание этого человека. Ведь если лев захочет дружить с ягненком, то удовольствие от этой дружбы будет только льву.

При этих словах Магрубет усмехнулся. — Может быть, здесь в Египте я и не лев по сравнению с Птахотепом, но и ягненком я тоже не буду, — сказал он, впрочем, довольно добродушно.

Рассказ Хурисепа заинтересовал его, но не удивил. Он не зря эти дни словно ощущал на себе взгляд того старика, виденного в бане. Однако ощущения опасности от всего этого не было. «Ведь никто не может знать, зачем я здесь, в Египте, — думал Магрубет. — Никто не знает о моей цели, кроме Масара, но он едва ли уже пришел в себя». Тут у Магрубета промелькнула мысль, что он сделал большую ошибку, сохранив Масару жизнь. «Теперь думай, успел он или не успел навредить мне», — сидело в голове. Ясно было одно, что медлить и оставаться в Менефре больше не стоило.

— Не беспокойся, друг, — сказал он, глядя Хурисепу в глаза. — Завтра до восхода владыки небесного огня я должен буду отправиться в Аварис.

Слово «друг» и выражение доброжелательства, с которым оно было сказано, необычайно обрадовали Хурисепа.

— Любезный гость, я хочу сегодня угостить тебя по-праздничному, — сказал купец. — На-фехерет! Наджедет! Несите вина! Того самого, что я привез в прошлом году из Чени[20] во время празднеств в честь Инхара[21]!

Весь облик хозяина выражал радушие. Проявление его дружелюбия в общем нравилось Магрубету. Он не стал отказываться от угощения.

Нафехерет и Наджедет словно порхали по воздуху, с радостью подавая на стол все имеющиеся в доме сладчайшие египетские лакомства. Затем они и сами присели к столу, устроившись по обе стороны от отца, напротив гостя.

Пошел пир. Поначалу Магрубет не мог отбросить мыслей и переживаний, нахлынувших в связи с сообщением Хурисепа. На тосты купца он отвечал невпопад, один раз даже чуть не поставил чашу мимо стола и лишь быстрая Нафехерет вовремя подхватила ее у самого края, другой раз, не глядя, машинально сбросил со стола кошку, которая по привычке вспрыгнула на стол и пошла между яствами прямо к любимой хозяйке Наджедет. Хурисеп, правда, не подал при этом виду, но девушки разом ахнули от такого обращения с божественным животным. Магрубет, опомнившись, что совершил непростительную для египтян грубость, покраснел и даже моментально вспотел. Возникшую неловкость тут же сразу устранила Нафехерет. Она быстро встала, отерла гостю лицо белым полотенцем и поднесла прямо к губам чашу с прекрасным, прохладным и ароматным вином. Когда гость начал пить, обе девушки запели согласно нежными голосами радостный гимн Инхару.

Благословенный Тинис[22] спит,
Над Хани струится белеющий пар,
Львице-жене богине Мехит
Дарит улыбку Инхар.
Дарит он розовый утренний лотос,
Цепь золотую кладет на грудь.
К небу летят ночные заботы.
Ра начинает по небу путь.

Образованные и воспитанные менефрские женщины знали не только свои городские гимны. Впрочем, образованные и воспитанные менефрские женщины, к каковым принадлежали Нафехерет и Наджедет, знали еще очень много вещей, которые могли нравиться мужчинам. Поэтому через некоторое время Магрубет начисто забыл о всех недавних заботах. Зато он воочию смог увидеть и даже прочувствовать, что значит хорошее воспитание девушки в хорошем доме.

Как и всякий самостоятельный военный начальник, Магрубет не любил праздники с винопитием. Его просто передергивало, когда его сподвижники начинали лихо подгонять тост за тостом. Он хорошо знал по опыту, что через небольшое время это будут уже не старшины войска, а как бы хвастливые разбойники из временно слетевшейся шайки. Скрепя сердце он уступал традиции, но сам больше одной чаши не пил. Сейчас же, словно впервые за свою жизнь, он вкушал вино, не обременяясь ни одной мыслью. Искрящаяся, благоухающая влага из девичьих рук, стройное, легкое пение ничего не вызывали в душе, кроме какой-то затаенной радости.

Девушки пели и плясали. Нафехерет принесла лютню-ноферт. Сестры поочередно играли на ней. Магрубету казалось, что слова песен взлетают от белых, нежных, переплетающихся на струнах девичьих пальцев, унизанных перстнями и тонкими золотыми кольцами. Казалось, что мелодия исходит от качающихся стройных девичьих станов.

Девушки внимательно наблюдали за столом. Они приносили новые кушанья и незаметно убирали грязную посуду. Когда Нафехерет вытерла полотенцем поднос, стоящий перед Магрубетом, и поставила на него вазу с какими-то неизвестными красно-синими фруктами, ему показалось, что это продолжение танца. С удивлением он подумал, что даже ЭТО в Египте умеют делать красиво.

Дело в том, что Магрубет с детства имел одну странность, которую старался тщательно скрывать от всех во время застолий. Он совершенно не выносил, когда со стола убирали посуду без его повеления. За это, однажды в ранней молодости, он так стеганул плетью по руке старого слугу, что у того рука на всю жизнь осталась недвижной. Это был неприятный случай, и в дальнейшем Магрубет хоть и сдерживался, но не переставал скрежетать зубами от гнева, когда перед ним начиналось бесцеремонное утаскивание со стола недоеденных блюд.

Все здесь нравилось Магрубету: и вино, и кушанья, и добродушно улыбающийся хозяин дома, но особенно две молодые египетские красавицы. Он в этот вечер словно впервые обратил на них внимание. Тонкие, стройные, грациозные, они совершенно непринужденно пели, танцевали, смеялись. Поочередно они то и дело обращались с улыбкой за чем-нибудь к «хорошему господину», но при этом все время избегали глядеть в глаза.

Хурисепу приятно было, что его дочери нравятся гостю и волнуют его, но еще приятнее было то, что гость отдает должное всем правилам благородного поведения с женщинами.

Девушки исполняли для «хорошего господина» ритуальную девичью песню, и Хури-сеп, чтоб видеть лучше, пересел на место рядом с Магрубетом. Сестры пели[23]:

Приди в этот дом, приди!
О, первенец из живущих!
Прильни, как дитя, к груди
На матери голос зовущий!
Приди в этот дом, приди!
Ты все любовью своей побеждаешь,
Дитя утешаешь еще во чреве,
Прежде чем мать его утешает.
Твой взор проникает в сердце морей.
Ты все любовью своей побеждаешь.
Любовью к тебе, Благой,
Торжествующий,
Не упоены ли сердца людей?
Люди и боги на небе ликующем
Длани свои простирают к тебе!
С любовью к тебе, Благой,
Торжествующий!
Приди же к любимой твоей сестре!
Я возрыдала и возопила
Голосом громким на алой заре,
Но ты не узнал меня, мой милый!
Приди же к любимой твоей сестре!

Кончив один куплет, когда Нафехерет играла на лютне, Наджедет снова налила полную чашу вина и поднесла ее Магрубету, затем подала чашу и отцу. Гость с хозяином, поглядев друг на друга, улыбнулись и разом дружески выпили.

Была уже поздняя ночь, а веселье становилось все более радостным и оживленным. Сестры ни на минуту не хотели оставить гостя. То и дело они садились к нему на колени, а он все пытался заглянуть им в глаза, но не мог этого сделать. Ни одного прямого взгляда не допускали девушки, лишь иногда, искоса, быстро, словно стрелы, метали мимо свои взоры. Это необычайно занимало и веселило Магрубета. Хурисеп также был очень весел и радостен. В который уж раз, выпивая вместе чашу за чашей, они обнимались, хлопали друг друга по спине и дружно хохотали.

В очередной раз Магрубет предложил тост за благополучие Хурисепова дома и за то, чтоб добрый Бес Аха защищал его, как всегда от всех возможных неприятностей. Хурисеп окончательно расчувствовался и решил показать гостю свой дом. Магрубет догадался, что у египтян — это особый знак доверия и близости к человеку.

Богатый дом обычно строился наподобие храма. Передняя комната для гостей, где сейчас праздновали и где всегда сидели за трапезой, была самой большой и высокой. Далее комнаты следовали одна за другой, и в каждой пол все повышался, а потолок, наоборот, снижался. Когда подходили к спальне, то стало ясно, что это уже последнее, самое домашнее помещение в доме. От пола до потолка было совсем немного больше человеческого роста.

Хурисеп послал вперед дочерей с просьбой предупредить жену о том, что он ведет к ней своего любимого гостя для знакомства. Через некоторое время дверь открылась, впуская всех в спальню.

На высокой огромной кровати, откинув занавеску, сидела полная бледная женщина. Она спросонья щурила глаза и связывала на затылке волосы в пучок. Глядела она довольно равнодушно, без особой неприязни. Как видно, она понимала, что подошло время для исполнения ею своей важной роли.

То, что все кругом находилось в небрежном обиходном виде, должно было расцениваться как знак особого доверия к гостю. Только очень близкий человек мог иногда заглянуть в эту интимную темноту египетского дома. Зато здесь уже ничего не прибирали и жена в таком случае не считала нужным одеваться поприличнее. Магрубет вошел в спальню последним. Несмотря на пьяную веселость, при виде голых женских ног он не мог скрыть подступившего стеснения.

— Да будет славна великая Хатхор, что позволила мне видеть прекрасную госпожу этого дома! — приветствовал Магрубет быстрым бормотанием.

— Слава нашему Татенену, что я вижу дорогого гостя в добром здравии! — с живостью отвечала госпожа.

Она несколько раз пристально глянула на Магрубета, и на лице ее появилось выражение довольства. Уже не один раз она видела гостя со стороны и, как полагалось опытной женщине, теперь вблизи окончательно разобралась, что он за человек. Поскольку это была немолодая и живущая в довольстве женщина, она могла правильно оценить мужчину.

— Что ж! Хороший утебя друг! — сказала она громко, поглядев на Хурисепа и сделав круглые глаза. — Идите, веселитесь! Так и быть, я тоже сейчас к вам выйду.

— До утра еще далеко. Пойдемте! — по-домашнему радушно позвал Хурисеп.

Магрубет повернулся и, выходя, больно ударился головой о притолоку дверей. Дочери дружно захохотали и, схватив его за обе руки потащили обратно в трапезную.

Пир продолжался в еще большем веселье. Через полчаса пришла к столу хозяйка. Она успела освежиться, набелиться, нарумяниться, и одеться в красное цветастое платье. Она вылила на себя столько благовония, что с ее приходом даже не стал слышаться аромат, исходящий от молодых девушек. Магрубет про себя отметил, что хозяйка выглядит для своего возраста довольно неплохо. По-видимому, она была старше его года на два, на три. Прикинув, какой она была в то время, когда выходила замуж за Хурисепа, Магрубет отдал должное купцу.

Госпожа Нофермаат догадалась, о чем подумал гость, и довольно зарделась натуральным румянцем. Может быть, что-то еще пришло ей при этом в голову, неизвестно, но она поглядела ему прямо в глаза долгим взглядом и сказала:

— Если нашему гостю хорошо в нашем доме, нам тоже хорошо.

Как и дочери, вина она почти не пила, зато очень умело ухаживала за мужем и за гостем. Она не стесняла веселья. Наоборот, с ее присутствием Магрубету сделалось еще свободнее.

Когда под утро, перепев всякие песни, женщины запели хеттскую прощальную, Магрубет нисколько не удивился. До прощания оставалось не больше часа. Звучала песня.

Зарево утра туманного
Гасит костров огонь,
Подходит мой час прощанья,
Бьет копытом мой конь.
Тепло ночлега остынет,
Песню мне дева споет.
Древняя клятва отныне
Властно меня зовет.
Грядет мой пламенный срок!
Ждет меня войско орлов.
Хеттов великий народ
Не преклоняет голов!

— Как ты собираешься ехать в Аварис, друг? — спросил Хурисеп Магрубета, когда они вышли из дома во двор.

— Не знаю, — отвечал рассеянно Магрубет, глядя в совсем посветлевшее небо. — Я думаю, что с нашей пристани по утрам всегда отправляются вниз по Хапи какие-нибудь суда.

Он тяжко вдохнул прохладный утренний египетский воздух. На душе было как-то смутно, то ли от старой хеттской песни, то ли от выпитого вина.

— Послушай! — вдруг радостно воскликнул Хурисеп, схватив за локоть Магрубета. — Ведь сегодня рано утром как раз идет в Дажмет барка с товарами. Мой старый знакомый, менефрский торговец Амути сам едет на ней. Я попрошу его, и он возьмет тебя. Возле Авариса ты сойдешь на берег.

— Боги не зря привели меня к тебе, друг! Я боюсь только, что когда оторвусь от тебя, мне не повезет больше встретить такого друга, — сказал Магрубет, подумав про себя, что сам почти верит в это.

Нофермаат, по-видимому, слышала из двери дома их разговор. Она приблизилась к Магрубету решительным шагом и поднесла ему своей рукой маленький обсидиановый амулет в виде львиной головки:

— Пусть богиня Хатхор поможет нашему гостю в его деле и приведет его обратно в наш дом, — сказала она.

Магрубет взял ее руки в свои — они были мягкие, теплые, с дорогими перстнями — и прижал их три раза ко лбу в знак того, что никогда не забудет ее. Затем он коротко попрощался с сестрами и вслед за Хурисепом вышел за ворота дома.

Не спеша шли к реке. Хурисеп, видимо высматривая соглядатая, все озирался, бросал взгляды в даль улиц и переулков, в серую предрассветную мглу.

— Еще рано, — сказал Магрубет. — На обратном пути посмотри его. Он привык, что я выхожу из дома, когда сияющий глаз Пта уже смотрит на Хапи.

Упоминание имени Великого Пта как бы заставило Хурисепа вспомнить о чем-то важном.

— Дорогой друг, все мы — слезы Великого Пта, — заговорил купец. — Мне будет горько, если вместо моего друга бог Шу[24] оставит пустоту. Я не хочу, чтоб злой Себек схватил тебя сзади за пяту. Не следует также вопросами вызывать вокруг нас шуршание змея Ими-Ухенефа[25]. Поэтому я не спрашиваю, когда тебя ждать обратно.

Вместо ответа Магрубет остановился, посмотрел на Хурисепа долгим взглядом и промолчал. Ясно было, что сказать ничего определенного он не может. Постояли немного и пошли.

Показался Хапи. Отсюда, сверху, он виден был до другого берега. Огромное розовое зеркало реки окутывалось поднимающимся туманом. Первые лучи всевидящего ока Пта еще не согрели его. Вдалеке Магрубет различил две плывущие с переправы лодки, похожие отсюда на маленьких черных букашек с веслами-ножками.

Здесь у Менефра Хапи был широк и прекрасен. Невозможно было равнодушно смотреть на него. Дома и стены великолепного города, утопающие в зелени садов, и далее — бескрайняя розово-белесая гладь воды.

Глядя на реку, Магрубет остановился, прежде чем спускаться вниз к пристани. Хурисеп по менефрскому обычаю пал на колени и протянул руки в сторону Хапи — бога египтян. Далее шли быстрее. Магрубет хранил напряженное молчание. У самой пристани, как бы собравшись с мыслями, он заговорил с Хурисепом:

— Дорогой друг! Вот тебе половина моего серебра. Оно все равно будет мне мешать в пути. Возьми его и снаряди повозку в деревню Ка-Техи, что в половине дня пути отсюда. Там в доме Иофора[26] живет девушка Таттехуш. Привези ей в подарок от меня разных платьев, благовоний, тканей и всяких украшений, что сам сочтешь нужным. — Подумал и добавил: — Я ведь могу и не вернуться.

Он отсыпал из мешочка половину серебряных бляшек, тех, что вчера набрал у менялы, и протянул в горсти Хурисепу. Тот аккуратно подставил обе руки пригоршней, бережно покачал ими, как бы взвешивая, и осторожно пересыпал деньги себе во внутренний карман плаща.

— Ты очень щедр, мой друг, — сказал купец, — здесь хватит и на три таких повозки. Но я наберу самого лучшего товара. Можешь быть уверен. Только вот…— он немного помялся, — напрасно ты говоришь, что можешь не вернуться. Коварный Апопи только и ждет, чтобы услышать это от нас.

— Ничего! — Магрубет усмехнулся. — Ведь амулет, что мне дала Нофермаат, действует сильнее, чем козни Апопи.

Хурисеп не понял, шутит ли его друг или просто так улыбается.

— Дай-ка мне эту головку, — сказал он, что-то вспомнив.

Взяв амулет в руки, он показал Магрубету на знаки, мелко и четко выгравированные на поверхности среза.

— Вот видишь? Это Менефр, это мой дом, это я сам. Когда тебе что-нибудь понадобится мне сообщить, пошли с кем-нибудь табличку или папирус с этим адресом. Любой купец не подведет тебя. Он сразу увидит знак купеческого дома.

— Спасибо, друг, — сказал Магрубет, внимательно вглядываясь в письмена. — Кто знает, может быть, я успею последовать твоему по-желанию, а может быть, и сам вернусь еще к порогу твоего доброго дома.

* * *

Нагруженная барка чуть заметно покачивалась у берега. Ждали самого Амути. Хурисеп с Магрубетом стояли на мостках у воды поодаль от всех. Наконец показалась группа в пять человек. В середине шел Амути, высокий, пожилой, бритоголовый человек без головной повязки. Люди несли за ним его личные вещи в нескольких кожаных мешках. Он шел уверенной, неторопливой походкой. По его непроницаемому лицу и живо стреляющим глазам Магрубет заключил, что это человек весьма бывалый и опытный.

Амути издали увидел Хурисепа, и удивление выразилось на его лице. Хурисеп решительно подошел к нему. Поздоровавшись, отвел в сторону и о чем-то долго говорил, положив руку на плечо. Видимо убеждая и уговаривая Амути, он несколько раз оглянулся на Магрубета и все кивал в его сторону. Тогда Магрубет не выдержал, сам подошел к двум купцам и, даже не здороваясь, спросил напрямую, сколько просит заплатить хозяин корабля за поездку.

Амути впился взглядом в лицо необычного незнакомца. Огромный и мрачный, как каменная глыба, человек давил его своим взглядом и высокомерно молчал, задав вопрос. Видимо, Амути отказывал Хурисепу и не соглашался взять с собой лишнего неизвестного. Вид Магрубета вблизи тем более не возжег его желания.

Что-то напомнил старому купцу этот человек. Порывшись в памяти, он вспомнил главаря пиратов возле Кипра. Так же —мрачно, уверенно смотрел главарь на молодого тогда еще Амути, связанного по рукам. Так же посверкав холодными голубыми глазами, он неожиданно смягчился и отпустил Амути с его маленьким однопарусным корабликом. Наверное, на тот момент у пиратов было всего вдоволь и лень было потрошить покорно молчавшего молоденького египетского купчишку, ничего и не везшего на своей посудине, кроме досок с разными красивыми картинами, изображавшими богов, священных животных и птиц.

Удивительно напоминал этот незнакомец того пиратского предводителя, добрые еще десять лет наводившего ужас на купцов, плававших у Кипра.

— Ты, случайно, не эгеец с Кипра? — спросил Амути.

— Нет. Не был там никогда и родства никакого с эгейцами не имею. — ответил Магрубет.

— Тогда, так и быть, с тебя сорок менефрских мер серебра!

При этих словах Хурисеп даже присел. Не ожидал он такой жадности от Амути, известного среди купцов Менефра своей справедливостью и степенностью. Амути же рассчитывал, что «главарь» откажется быть у него пассажиром, услыхав о цене проезда. Но он ошибся.

Магрубет, не изменившись в лице, не возразив ни одним словом, молча достал свой мешочек с серебром, извлек из него четыре серебряные пластинки, положил их себе в карман, а мешочек подал Амути.

— Мне хватит, а тебе пусть будет, сколько там есть, — сказал он слегка презрительно.

Амути был купцом. Одного взгляда на мешочек ему было достаточно, дабы понять, что денег там в три раза больше, чем он запросил. Он не хотел брать пассажира, но рука его непроизвольно потянулась к серебру. Сощурив левый глаз, Амути сказал хриплым голосом:

— Проходи на корабль. Будешь у меня плыть, как предводитель флота, — и слегка хохотнул при этом.

Магрубет обнялся с Хурисепом, повернулся и пошел по качающимся доскам. Гребцы провожали его почтительными взглядами, когда он проходил на нос корабля.

Амути дал знак. Весла невысоко взметнулись, и берег начал медленно отдаляться. Стоящий у воды Хурисеп с поднятой рукой, обращенной ладонью в сторону Хапи, становился все меньше и меньше, пока не исчез в туманной колеблющейся дали. Магрубет все глядел и глядел назад, на остающийся справа Менефр. Из массы домов, утопавших в зелени садов, выделялись грандиозные каменные дворцы и божественно величественные храмы, золотящиеся в первых лучах восходящего Ока Ра. Долго еще тянулись сады и маленькие домики по берегу. Наконец город исчез из виду. Магрубет вздохнул и отвернулся.

На самой середине Хапи свежий ветер наполнил парус и гребцы убрали весла.

Плыли уже больше часа. Самое время было Магрубету, сидя, закрыть глаза и ненадолго забыться во сне после праздничной ночи, но он ждал, когда покажется Сешат[27]. Река делала незаметный, плавный поворот влево. Поднимающееся солнце уже не било прямо в глаза, когда Магрубет со стесненным дыханием начал пристально вглядываться в правый берег. Рука его напряженно сжимала канат, на побагровевшей шее вздулись жилы. Он знал, что это место должно быть где-то здесь близко. Волнение Магрубета не ускользнуло от острого взгляда Амути, и тот незаметно дал знак кормчему держать поправее.

Вскоре показались знакомые башни и укрепления Сешата, а за ними, уходящие в скалы, каменоломни. Корабль проходил совсем близко от берега.

Ничего здесь не изменилось за десять лет. Магрубету даже казалось, что те же самые стражники ходят по стенам, те же самые надсмотрщики ведут утренний пересчет рабов-пленников. Вот они, те ворота, из которых той памятной ночью вырвались на свободу двое беглецов-хеттов. Магрубет всматривался, подавшись вперед всем телом.

— Неприятные места! — раздался над самым ухом резкий голос.

Магрубет медленно повернулся. За спиной стоял странно улыбающийся Амути и щурил свой черный глаз.

— Да, неприятные…— жестко выговорил Магрубет.

— А что, не приходилось ли моему любезному спутнику привозить сюда невольников?

— Да нет… Мне приходилось здесь самому быть невольником.

— Вот как! А говорят, что ни одному рабу не удалось выйти отсюда живым.

— Рабу, конечно, не уйти, — зловеще усмехнулся Магрубет, давая понять собеседнику жестокую простоту истины жизни.

— Да, уж… Что правда, то правда, — согласился Амути.

Этот человек никак не походил на раба, а мешочек с серебром, приятно тяжелевший за пазухой, еще более подогревал к нему уважение.

Мрачный хетт говорил таким голосом, что трудно было решиться на продолжение разговора, но Амути прямо-таки жгло желание что-нибудь разузнать об этом «главаре» и познакомиться с ним поближе.

— А что, наверное, потребовался большой выкуп, чтоб выйти на свободу? — с осторожной вежливостью осведомился купец, желая нащупать верную нить для беседы.

Магрубет холодно, без гнева смерил купца взглядом и снова, повернув лицо к берегу, сказал железным голосом:

— Если хетт способен держать в руках оружие, он добудет себе свободу и без денег.

— Может быть, так понимает мой любезный спутник, но я знаю, что многие хетты, как и всякие другие пленники, живут в рабстве до самой смерти и рады были бы, чтоб их кто-нибудь выкупил, — сказал Амути.

— Это не настоящие хетты. Плен и ранения уже сломили их души. К тому же богатый Египет нуждается не в деньгах, а в рабской силе. Это не путь для хетта — освобождаться из египетского плена за деньги. В войне до смерти — сила хеттов. Пусть египтяне выкупаются из плена. Для них деньги иногда дороже жизни.

— А может быть, жизнь египтянина имеет иной вес, чем жизнь хетта? Ведь для египтянина главное — жить в мире, а не война до смерти, лишь бы воевать.

— Неизвестно, чья жизнь весит больше, но зато известно, что египтяне в плену бывают покорными рабами и работают так же, как приучены у себя дома. Настоящий же хетт всегда бежит из плена.

— Возможно! — живо подхватил купец. — Зато, наверное, известно моему любезному спутнику, что у хеттов нет ни одного такого большого и красивого города, как в Египте.

— Да, конечно, — согласился Магрубет, — мы, палистанские хетты, вообще все время воюем и ничего не строим.

— В том-то и дело, — осторожно нажимал далее Амути, — что мы за доблесть считаем жить в мире и трудиться ради прекрасной жизни, а воевать за свободу мы тоже считаем необходимым, но это уже вторая наша доблесть.

— Какая же для вас главная? — снисходительно осведомился Магрубет.

— Египтянин стоит на двух ногах, две у него доблести, а два обязательно порождает три. На двух доблестях покоится третья — достойная жизнь.

— Что ж, по-вашему у нас недостойная жизнь? — спросил Магрубет и не дожидаясь ответа, добавил:— Я бы не вырвался на свободу, если бы полагался на эти ваши три доблести. Когда-то из них составится счастье! Я сын хеттского вождя, и моя жизнь сама по себе достойна. Я настоящий хетт. Вследствие этого мне и суждено было доблестно уйти из плена.

Желая закончить разговор, он сказал это таким тоном, как если бы объяснял молодому непонятливому воину простейшие правила военной жизни.

То, что существует другой, по-своему разумный и оправданный своими божествами, взгляд на жизнь, совсем не похожий на египетскую мудрость, было давно известно Амути, примерно еще с тех времен, когда он познакомился с тем эгейским главарем, но впервые вот так спокойно, кратко и уверенно это выкладывалось ему как поучение, как сама собою разумеющаяся истина. Этот дикарь, вдвое моложе его, с полной убежденностью опровергает его, Амути, и ему, египтянину, даже нечего возразить. Ведь действительно любопытно поглядеть на того, кто вырвался из плена. Всем известно, что из Сешата рабы никогда не убегали. Если его необыкновенный спутник когда-то сделал это, то наверняка властитель Сешата много положил на то, чтоб такой позорный для него случай не стал достоянием всеобщей известности. Ведь вот он, этот хетт, стоит и смотрит с торжествующей усмешкой на отдаляющийся Сешат.

Амути был сыном главного храмового писца и двоим сыновьям дал это почетное положение. Его египетская любознательность не имела пределов. Благодаря ей, где только не побывал Амути, в какие только поездки, в какие края она его не толкала! Чего только не перевидел он на своем веку! При нажитом богатстве он сейчас мог бы спокойно сидеть дома и предаваться любимому занятию: разматывать и читать бесчисленные свитки папирусов, которые он собирал всю жизнь и берег как зеницу ока в специально построенном доме. Но Амути был легок на подъем. Стоило ему узнать о каких-то интересных событиях, происходящих где-нибудь за тридевять земель, как он тут же снаряжал свою барку с ходовыми египетскими товарами и немедленно пускался в плавание. Вот и сейчас он не смог спокойно переносить доходящие до Менефра слухи о том, что в Дажмете деревянная статуя Озириса начала говорить собравшимся на праздники людям живым голосом, и решил немедленно ехать туда посмотреть все своими глазами и послушать своими ушами.

Амути побывал у верховных жрецов разных менефрских храмов, чтоб посоветоваться насчет предстоящей очень непростой и даже опасной поездки. Дело в том, что Дажмет, как и несколько близлежащих городов, в связи с событиями последних лет стал проявлять враждебность к верованиям большинства номов. Дажметские жрецы стали поклоняться таким злым божествам, как Апопи, Сутех, Себек. Видя свою обреченность, они бросали вызов древней египетской религии. Это все можно было понять… Но чтоб Озирис стал выражать волю перед собравшимися громким голосом, такого еще не видывали нигде в Египте.

Жрецы очень глубокомысленно отнеслись к намерению Амути самолично поехать в Дажмет. Пренебрегая личными разногласиями, три дня подряд они собирались вместе для бесед. А вскоре ночью в дом к Амути постучался тайный посланник и попросил срочно перед отъездом побывать еще раз у верховного жреца Апейона. После визита к самому Птахотепу сборы ускорились, а поездка приобрела некоторый новый смысл. Вот почему Амути так не хотел брать с собой постороннего человека.

Однако купец хорошо разбирался в людях и сейчас уже не жалел о своем быстро измененном решении. Он доверился своему чутью, а оно подсказывало, что с его пассажиром связано нечто интересное. Не случайно он сегодня вспомнил того главаря пиратов. За долгую жизнь он убедился, что необыкновенных людей судьба посылает крайне редко. «Какая-то роковая тайна окружает этого человека», — сказал себе Амути и решил для начала во что бы то ни стало выпытать у хетта, как тот совершил побег из плена.

— Любезный спутник, — как можно доверительнее начал Амути, — я сегодня там, на берегу, не случайно спросил тебя насчет родства с эгейцами. Дело в том, что много лет назад мне довелось оказаться в плену у эгейцев, а свободу мне тогда подарил человек, которого ты чем-то внешне мне напоминаешь. Многие годы потом я не мог забыть этого и нередко возносил хвалу богам за то, что мне удалось избегнуть жестокой участи быть рабом на каких-нибудь галерах и погибнуть в плену, не увидев благословенного Египта. Вот почему я так хорошо понимаю тебя и почему так хочу узнать о том, как боги спасли тебя от Сешата.

— Все у вас, египтян, боги! — прервал его Магрубет. — Каким богам мне было молиться там, в каменоломнях? — он кивнул в сторону скрывающихся уже из виду скалистых берегов.

— Нам плыть долго, — радуясь завязавшемуся разговору, продолжал Амути, — садись вот сюда, в тень паруса, и я с благодарностью буду внимать твоему рассказу. Эй! Исахар! — обратился он к капитану, стоящему на корме. — Пусть подадут нам сюда гранатового соку, пока еще холодный, и копченой дичи!

Усевшись на мягкие тюки и глядя в бескрайнее, ярко-голубое небо Египта, Магрубет стал рассказывать:

— Как это и бывает, когда из-за молодой заносчивости не послушаешься своего опытного командира и сунешься в бою как раз туда, куда именно тебе запрещали, тогда и получается, что выручить тебя невозможно и ты в плену.

Было мне в ту пору шестнадцать лет, и я страшно негодовал втихомолку, что отец поставил во главе войска не меня, а Клеонта, своего старого, надежного соратника. Сейчас, вспоминая те события, я понимаю, что Клеонт со своим малочисленным отрядом оказался в тяжелом положении и с честью выходил из него, спасая людей и избегая поражения. Мне же казалось, что вот еще немного — и мы разобьем врага наголову. Стоит лишь броситься наперерез трем боевым колесницам, в который раз дерзко подъезжающим к нам и на всем скаку осыпающим нас стрелами. Именно это запретил мне Клеонт, причем грубо накричал на меня.

Десять моих воинов-сверстников устремились за мной и все оказались побитыми и схваченными. Троих убили на моих глазах во время нашей неудачной атаки, двое вскоре умерли в плену от ран, а четверо погибли уже в каменоломнях, не выдержав тяжелого труда; один покончил с собой, бросившись вниз со скалы.

Я был молодой и выдерживал самые тяжелые работы. Эти два качества и оценили во мне египетские надсмотрщики. И они не ошиблись. Через год с лишним я научился покорности и стал сильным, как рабочий вол. Меня берегли как хорошую рабочую скотину, предназначенную для долголетнего использования. По-своему они правильно делали. Я бы еще и сейчас, и еще много лет вперед таскал самые тяжелые камни.

Но они не ведали, что я ни на один день, ни на один час не был рабом, и что все равно, рано или поздно, должен был избегнуть плена. В самые тяжелые минуты я вспоминал о том, что еще мой дед учил меня никогда не терять надежды, а особенно в плену, если суждено будет оказаться. Я знал, что обо мне помнят и думают мои родичи-хетты и предпринимают что-то для моего вызволения.

Действительно! Пришел счастливый день! Через полтора года среди партии новых пленных, привезенных в Сешат, я увидел Леонха. Я бы не смог сдержать радость, но он сделал мне знак, чтоб я не подавал виду. Он притворялся страдающим от ран и побоев, но на самом деле скрывал такую силу, какой тогда даже я не обладал. Это был самый могучий воин из всех, которых я только знал в своей жизни.

Он выпросил у моего отца, чтобы его отправили в плен ко мне на выручку. Все это время наше войско искало встречи с теми самыми египетскими воинами, что взяли меня. В одной из стычек Леонх был схвачен и затем проделал тот же путь в Сешат, что и я. Примерно полгода он терпел тяжелые условия: голод, побои, изнуряющий труд, пока в числе особо выносливых и работоспособных был оставлен в живых и определен, благодаря своей силе, «на камни», в тот же загон, где находился и я.

Таких было триста человек из разных народов. Они оказались наиболее живучими, терпеливыми и покорными. Многие из них, я знал, жили уже около двадцати лет в плену. Я уверен, что они и сейчас все еще там томятся. Самых сильных людей туда отбирали на самый тяжелый труд, но их и кормили получше, чем всех остальных, обычных рабов.

Пошел уже третий год моего плена, когда Леонх и я стали работать, есть и спать рядом, бок о бок. Я не помню ни одного дня, когда бы он был в отчаянии или хотя бы просто в грустном, мрачном настроении. Надсмотрщики порешили между собою считать его тронутым.

Прошло еще около года, пока мы наладили связь с хеттами, которые пробрались в Египет и готовили наш побег. Они ждали от нас известий. На камнях, которые вывозились из Сешата в разные города, мы ставили свои условные знаки. Наконец однажды на спине одного из возниц, приезжающих к нам не в первый раз за камнем, мы увидели наш знак. Леонх выбрал время и подошел к нему. Тот лишь глазами указал на комок глины, присохший к тележной оси, и поскорее замешался в кучку своих спутников-возниц.

Ночью мы вместе с Леонхом читали маленький свиток из тонкого папируса. Теперь мы хорошо знали, что нам делать. Оставалось ждать, пока нашим медленным способом нам удастся окончательно и точно согласовать день и час побега.

Дело в том, что бежать из Сешата можно было лишь только ночью. Но на ночь единственный выход через ворота из каменоломни закрывался и охрана выставлялась как по ту, так и по другую сторону ворот. А ключи от воротных замков всегда держали у себя те стражники, что находились снаружи.

Пока мы все сверили с Пармением, Горгием и Ганиметом, находящимися на воле где-то недалеко от Сешата, прошло еще немало времени. Наконец настал час избавления. В одни и те же мгновения, когда Горгий и Ганимет во главе с Пармением под покровом ночи подкрались ко входу с той стороны, мы с Леонхом прыгнули со стены на головы наших привратных охранников. До этого мы еще должны были снять четверых стражников со стен, подходящих к воротам. Эти стены представляли собою высокие уступы, вырубленные в скалах. А еще до того нам нужно было, не поднимая ни малейшего шума, удушить спящих с нами пятерых надсмотрщиков. Но это не составило большого труда. Гораздо сложнее было подобраться к охране, сидящей наверху. Рассчитывать можно было только на помощь темноты, а также нужно было уметь влезать вверх на отвесную скалу. Этой редкой для человека способностью Леонх обладал с самого детства. Меня он долго обучал ночами, когда все спали, пока я не освоил как следует это искусство.

Когда мы разом сломали шеи двоим привратным стражам, то немедленно устремились в сторожевой дом, где спали двое их сменщиков. Оказалось, что они были там со своими девками. Пришлось и тех придушить вместе с ними, чтоб не было лишнего шума.

Боюсь только, что это я тогда подпортил дело тем, что из жалости не додавил одну. За четыре года я уже забыл, как выглядят женщины… Шея у нее была такая тонкая… Затем мы, вооруженные бросились к воротам. Снаружи до нас уже доносились знакомые звуки яростной схватки. Наши товарищи прекрасно делали свое дело. Большого шуму не было. В ожидании мы не долго простояли у ворот и вскоре услышали скрип замков.

Ворота медленно отворились. В приоткрытую дверь мы с Леонхом вышли на свободу. Горгий с Ганиметом бросились обнимать нас, но Пармений резко придержал их. Дело еще не было доведено до конца. По плану следовало снова навесить все замки, а ключи забрать с собой.

Едва лишь от ворот мы добежали до лесных зарослей на горах, раздались тревожные удары огромного гонга, висевшего возле сторожевого дома. У меня мелькнула мысль, что это — результат моей жалости. Леонх недоуменно вслушивался, а я покраснел так, что казалось, в ночи станет всем видно.

Но, несмотря на поднятую тревогу, ночной погони мы не опасались. Мы знали, что стража, свирепая и страшная днем с оружием против забитых, покорных рабов, ночью далеко в темноту не сунется. Спокойно переодевшись в назначенном месте, мы сели на коней и понеслись навстречу свободе.

Номарх Сешата вдогонку разослал конные отряды по всем направлениям, где можно было перерезать нам дорогу в Палистан. Но Пармений предвидел это. Он рассчитал время, когда с появлением первой утренней звезды Сотис можно проложить путь через море.

Наш след взяли на третий день после побега. Отряд человек в сорок, не особенно спеша, гнал нас вдоль берега моря, зная, что это единственный путь по суше. Там, где путь в Палистан огибает море, нас наверняка поджидал другой отряд. Пармений прекрасно знал, на что рассчитывает погоня. Последний день был тот самый, на который надеялся наш мудрый друг.

Оставалось продержаться часа два, чтобы стража не настигла нас. Подо мной и Леонхом лошади пали, не выдержав изнурительной трехдневной скачки. Мы скакали впятером на трех лошадях. Это видели наши преследователи и уже заранее ликовали. Они знали, что скоро и остальные наши лошади выдохнутся. Можно представить, как они смеялись. Они думали, что так же не спеша будут скакать за нами, а мы будем пешком убегать от них.

Светало. Начиналась буря. Одна за другой пали остальные лошади. Ветер дул все сильнее и сильнее. Впятером мы бежали вдоль берега. На дальних прибрежных холмах уже замелькали черные точки. Это были передовые всадники из отряда погони. Но нам нужно было всего лишь только четверть часа, не больше.

Мы остановились, подождали, когда ветер отгонит волны подальше от берега и смело пошли вслед за Пармением, который был уверен, что правильно вычислил день, час и минуту нашего спасения. Наверное, стражники не поверили своим глазам, когда увидели, что мы идем прямо в море. Как и полагается египтянам, они, конечно, решили, что это боги не дали нас им в руки. Вот так это было, — закончил свой рассказ Магрубет.

— И сколько же всего длилось время неволи? — спросил Амути.

— Почти четыре года, — отвечал Магрубет. — В шестнадцать лет я попал в плен, а в двадцать снова был в родном войске, в родных местах. За эти годы я научился египетскому языку, приобрел право ничего на свете не бояться и никому не завидовать. Наконец вот чем обзавелся на жизнь…

Магрубет поднялся со своего места, не спеша прошел на нос, одной рукой поднял лежащий на палубе многопудовый бронзовый якорь, покружил им над головой и аккуратно положил на прежнее место.

Все на корабле наблюдали это, затаив дыхание. Воцарилась мертвая тишина. Лишь слышно было, как журчит вода за бортом под силой паруса. Амути такое видел впервые. Этот якорь поднимали на борт специальным воротом и сбрасывали с корабля четверо матросов.

Магрубет спокойно и медленно возвратился на место, и, когда снова уселся рядом с Амути, раздался дружный гул восхищения. Не обращая ни на кого внимания, Магрубет обратился к своему собеседнику:

— Может, это боги вместо меня поднимали якорь? — подождал немного и сказал, усмехаясь: — Нет, это я сам.

Амути покачал головой. Ему не понравилось такое легкомысленное отношение к богам.

— Не нужно думать, что боги следят за каждым нашим движением, держат нас под локти и определяют любой плевок. Разве мой любезный спутник будет отрицать, что никто, кроме богов, не мог подарить ему счастливую судьбу — родиться в семье властителя, да еще получить такую жизненную силу. Жизненная сила — божий дар! Но не об этом я хочу говорить, — купец дружелюбно подвинул Магрубету чашу с напитком, налитым из тонко выточенной каменной амфоры. — Я желал бы вот что узнать. Что труднее всего было переносить в плену — голод, жажду, работу, побои?

— Труднее всего было показывать покорность… Были минуты, когда я до крови кусал себе кулаки, чтобы спокойно перенести жестокие удары плетью и не растерзать надсмотрщика тут же на куски. Бывали ночи, когда я прокрадывался к спящим стражникам и также кусал руки, стоя над ними и зная, что еще нельзя их всех удушить.

Когда появился Леонх, мне стало во много раз легче, потому что ни одному из рабов нельзя было выказать своих чувств. Только за то, что я лелею в себе такие чувства, рабы загрызли бы меня до смерти или тут же выдали надсмотрщикам. Да, я хорошо понял, до чего подл бывает раб. Я также знаю, что рабство сидит не в теле, а в душе человека.

— Это интересно! А можно ли считать, что сила человеческого духа не зависит от того, велик и силен ли человек телом или, наоборот, слаб и тщедушен?

— Нет, не так. Когда, бывает, я вижу, что люди, не знающие меня, подобострастно восхищаются моим телесным превосходством, я лишь негодую про себя и презираю их потому, что они не знают, какие здоровенные и тупые, как скотина, рабы таскают на своих загривках камни в Сешате. Однако я хорошо знаю и ту истину жизни, что великий дух не поселяется в убогой тесноте маленького тела.

— А что же мой любезный спутник называет великим духом?

— Я бы сейчас поостерегся точно выражать это в словах перед таким умным и почтенным египтянином, но я знаю хорошо, что такое величие духа. Например, я мог бы сказать про своего отца, но предпочитаю, чтоб о нем говорили люди его возраста. А вот Леонх для меня был и остался самым блистательно-непогрешимым, великим человеком. Я любил его больше себя. Это и понятно. Но то, что он любил меня за что-то, по правде сказать, мне самому неведомое, вот это не один раз — много раз помогало мне шире шагать по жизни и не позволяло сбиваться на неверную походку.

Сила его духа была такова, что он взглядом заставлял рабов трепетать и валиться с ног. Нередко, глядя на надсмотрщика, он лишал его памяти, и тот по целым часам был словно во сне, не мог прийти в себя. От него я сам перенял какую-то часть силы его духа.

Леонх был, можно сказать, во главе нашего войска, но очень часто ложился на ночь спать на голой земле, отдав свой плащ и попону раненому и измученному походом простому воину. По закону располагая львиной долей добычи, после победного сражения он всегда проходил перед рядом стоящих воинов., всматривался в них, что-то замечал во взглядах некоторых и все без остатка делил между ними. Только конь, оружие и доспехи нужны были ему.

Сейчас я иногда думаю, что он предчувствовал недолгую жизнь и старался успеть сохранить ее в настоящей чистоте.

— Ты сказал, что Леонх был как бы во главе вашего войска. Как это понимать?

— Когда я вернулся, отец доживал последние дни. Мы с ним успели только объехать несколько владений разных наиболее известных хеттских вождей, побывать у них, и он умер, оставив со спокойной душой меня во главе своего войска. Все хеттские вожди из уважения к отцу льстили мне в глаза, но я-то замечал, что они очень сомневались во мне. Плен надолго оторвал меня от военной жизни и политики. Но со мной был Леонх. Он взял войско под свою железную и справедливую власть. Однако это была не командирская власть. Воины прекрасно знали, под чьим командованием они находятся. Все приказы Леонх отдавал только от моего имени. В учениях он больше распоряжался сам, а в битвах полную возможность повелевать предоставлял мне.

Два года я воевал и управлял войском вместе с Леонхом, и за эти годы у всех пропало сомнение в том, что наше войско в надежных руках. Что же касается политики, я быстро доказал всем, что намерен делать ее не в интригах и хитрых словопрениях, а мечом в боевых делах. Вообще мы с Леонхом считали, что, пока все кругом не прочувствуют нашу силу, нам следует уклоняться от всяческих посольств, союзов, свадеб, застолий и вечных клятв.

Недолго он пробыл со мной на этом свете, но я знаю, что его дух всегда, и даже вот сейчас, где-то недалеко витает надо мной. Когда в часы сна моя душа временно отлетает от тела, мы встречаемся с ним и вместе, как в былые дни, живем нашей общей жизнью.

Магрубет умолк. Амути также долго молчал, пораженный услышанным. Кто бы мог подумать, что за внешностью этого громадного, мрачного человека с тяжелым взглядом скрываются такие чувства! Но это, Амути чувствовал, — за едва приоткрытой завесой лишь малая часть, что ему удалось узнать про этого хеттеянина.

Немного выждав, египтянин снова начал издалека:

— А что же, твой друг также с недоверием относился к богам, как и ты?

— Он не «также» относился, — Магрубет нажал на интонацию, — за все время, что я был рядом с ним, я ни разу не слышал от него ни одного слова упоминания о богах.

— А как же вы управляете людьми, то есть вашим войском, как ты его называешь? — при последних словах Амути постарался сделать особенно простое выражение лица.

— Я понимаю твой вопрос, — сказал Магрубет, подержав египтянина под пристальным взглядом. Затем помедлил, подумал и продолжал: — Когда Леонх погиб и я остался один, я собрался с мыслями и сказал перед войском, что это сам Бог в лице Леонха пребывал с нами, одарял нас храбростью, мудростью и справедливостью. Я сказал, что теперь, без Леонха, мы должны знать, что Бог не покинул нас — он остался с нами, среди нас, потому что никто из нас не забудет Леонха и того, как он жил. Я видел, что все воины плакали после моих слов, хотя я и не знал, какого из богов каждый имел в виду, какого Бога держал в сердце и кому молился горячей всего. А насчет того, — Магрубет снова остро воззрился на Амути, — что мое войско, по-вашему, не очень многочисленно, египтянам, и не только им, я не раз доказывал, что мы не какая-нибудь разбойничья шайка и не сброд диких племен… — Я не хочу обидеть моего любезного спутника, — вежливо перебил Амути, — но я и не думаю, что он нуждается в мелкой лести. Все-таки мы согласимся в том, что во всем Пилистиме не найдется ни одного подростка, который не слышал бы о Египте и не видел своими глазами наших чудесных товаров: тканей, посуды, ковров, картин, оружия и разных инструментов. Но вот о вас, хеттах, тем более ваших предводителях, очень мало кто в Египте знает понаслышке, и уж никто из мирных жителей никого из них не видел воочию. А покупать у вас, кроме лошадей и черного сырья, нечего. Поэтому я скажу прямо, что мы в Египте считаем вас просто дикими кочевниками. Даже ваше большое хеттское государство, от которого вы давно откололись, для Египта — темный, неразумный ребенок, неизвестно во что вырастающий.

— Но песни наши все-таки знают и поют в Египте, — как бы оправдываясь, сказал Магрубет.

Они возлежали, удобно устроившись под сенью паруса. Корабль шел по середине Хапи. Магрубет, слушая Амути, глядел на проплывающие вдалеке по берегам великой реки города и деревни. Им не было числа, и везде под жаркими лучами копошились люди, кипела жизнь.

Внимая рассуждениям старого египтянина, Магрубет не хотел спорить. Бесспорная правда чувствовалась в словах купца. Кроме того, Магрубету прежде не доводилось иметь такого собеседника. Это был не надменный, держащий изо всех сил свою позицию, посланник враждующей стороны, это и не был купец, перехваченный воинами на пути следования со своим караваном и так знакомо Магрубету витийствующий в льстивых рассуждениях, это вообще был не враг, а просто совершенно чуждый ему человек. Он был намного старше Магрубета возрастом и в то же время любезно вел беседу, терпеливо и внимательно выслушивая его. Во многом он был непонятен.

— Вы, египтяне, довольно интересный народ. Уже не первого человека, достойного и почтенного, встречаю я, и со мною, казалось бы совсем далеким для него чужеземцем, он говорит так любезно и открыто, словно знает меня всю жизнь, — сказал Магрубет.

— Мы, египтяне, — отвечал Амути, — очень высоко ценим знание. А далекого человека тем более хочется узнать поближе.

— Вы же нас считаете дикими и темными. Что за интерес познавать нас?

— Дикий и темный лес как раз и влечет своими тайнами, — непонятно, шутя или серьезно сказал Амути. — Вот для меня, как я послушал тебя, страшно интересно стало узнать, все ли пилистимские хетты так сдержанно относятся к божествам, как ты?

— Нет. Хетты лишь больше путаются между разными божествами: хеттскими, египетскими, вавилонскими, а суеверны они не меньше египтян, хотя и молятся намного реже.

— Египтяне не суеверны, а благочестивы. Египет существует с незапамятных времен, с начала мира. Нет древнее народов и государств, чем Египет. Древность досточтима, древность божественна. Где вечность, там бог.

Каждый год, в один и тот же день воды Хапи начинают прибывать, постепенно выходят из берегов, увлажняют сожженные летнею засухою поля, возрождают из смерти жизнь, и в один и тот же день начинают спадать, постепенно входят в берега до нового разлива в новом году. Эти подъемы и спады так ровны и тихи, как дыхание спящего ребенка. В духе Египта запечатлена эта божественная правильность, вечность и тишина. Я сейчас еду на весенние Озирисовы празднества, которые повторяются каждый год. Во время этих празднеств в каждом городе в каждом храме поется надгробный плач Изиды над Озирисом. Дома у меня есть свиток с древним текстом этого плача[28]. Свитку, если внимательно его рассмотреть, не менее четырех тысяч лет, и ни один знак, ни один звук в песне с тех пор до наших времен не изменился в нем. Эта вечная неизменность и означает присутствие самого бога. Но это не мертвая неподвижность, а неизменность живого семени. Как положено богом неизменно каждой матери носить ребенка во чреве девять лун и рожать его неизменно одинакового весом, так и это истинно. Потому что вечно. Не вечное — не истинно. Всякая юность на земле ветшает, увядает. Только Египет, ветхий детьми, цветет вечной юностью. Вот почему я говорю, что ваше государство — ребенок. Если оно не примет египетской божественной мудрости, оно навек останется с детским умом и так, в детском возрасте, умрет, уйдет в небытие. Но те молодые народы, которые возьмут от бога разум Египта, будут вечны вместе с Египтом.

Конечно же, мой любезный спутник, я гляжу на вас не с тем любопытством, что на темный и дикий лес. Я много ездил, много видел и размышлял. Моя жизнь коротка, как мгновение ока, в сравнении с жизнью Египта. Я знаю, что моя душа и после смерти будет жить в потустороннем мире, но мне кажется, что оттуда я не смогу видеть этот текущий во времени мир, а буду созерцать лишь остановившуюся божественную вечность. Поэтому мне, чем дольше я живу, тем все больше хочется знать, что будет с народами через три, четыре тысячи лет после меня. — Амути немного помолчал и добавил: — Вот я гляжу на вас и пытаюсь понять ваш народ. Когда-то ваши гиксы вонзились в тело Египта, как длинная заноза. На моих глазах еще заживет тело Египта, но что дадут миру ваши народы, мне хотелось бы знать.

Последнюю фразу Магрубет как-то не понял и не обратил на нее особого внимания, потому что предыдущие рассуждения купца глубоко заинтересовали его. На миг он испытал снова, как тогда, когда впервые увидел Менефр, такое чувство, что он — недоучившийся школьник. Без прежней уверенности в голосе он сказал с раздумьем.

— Может быть, нашим военачальникам следовало бы посылать некоторых из своих сыновей в юности учиться в египетских храмах…— и, как бы справившись с затаенным сомнением, продолжал более твердым голосом: —Конечно, я очень много думал о богах и верованиях. Я понял, что без служения богам человек туп и дик, как зверь. Но я понял и больше того. Там, где народы перемешиваются и одни верят в одних богов, другие — в других, должны управлять люди такой высоты духа, какой обладал Леонх.

Рабы и низкие люди отворачиваются от богов потому, что они духовно слепы в своем тварном, ничтожном существовании, а Леонх не поклонялся богам потому, что он сам своей жизнью показывал всем божественную истину — как может человек из такого же мяса и костей жить по высшим законам всего сущего.

— А в этом ли, как жил Леонх, высшая истина богов? — очень серьезно спросил Амути.

— Да, в этом! — твердо сказал Магрубет.

Вместо ответа Амути только развел руками с ладонями, обращенными к небу, как бы взывая к Богу, который один лишь знал, каков он сам и какова его высшая истина.

* * *

Раздался короткий мелодичный звук. Шесть ударов насчитал Магрубет[29]. Это капитан Исахар на корме бил деревянным молотком по бронзовому диску потому, что сияющий глаз Ра глядел в это время на Хапи прямо сверху.

Тень от паруса стала совсем маленькой. Амути дал знак. Капитан велел начинать полуденную трапезу, не приставая к берегу.

Люди черпали свежую воду прямо из реки и запивали ею свою походную еду.

Магрубет глядел на египтян с каким-то новым чувством. Вот он сейчас в самом центре Египта, на середине этой могучей реки-бога встретил середину суток. Великие истины Египта, мира, вечности только что коснулись его. «Кто знает, может быть, я сейчас пережил самую середину вечности и пошла ее вторая половина?» — осенила вдруг Магрубета удивительная мысль. Следом явилось предчувствие, что теперь с этой мыслью не удастся расстаться.

Вскоре после полудня парус бессильно обвис. Капитан велел убрать его, так как знал по опыту, что к вечеру ветер потянет в обратном направлении. Настало время гребцов. Послышались мерные барабанные удары, определяющие одновременный взмах всех весел. Удары следовали не часто — мощное течение Хапи здесь было мало заметно, но несло корабль достаточно быстро, чтоб не торопить гребцов. Впереди лежал еще большой путь.

Под эти удары, пока Амути ходил разговаривать с капитаном, Магрубет крепко уснул.

Странным был сон. Душа его то отлетала от тела, то снова возвращалась в него. То он видел корабль со своего места, лежа на тюках с товарами, глядя на гребцов, равномерно сгибающих и распрямляющих спины, то взлетал в небо и видел себя с высоты, неподвижно лежащим возле мачты, едва различимым на крохотном корабле, с маленькими, как ресницы, веслами, с людьми меньше муравьев. С высоты далеко видны были окрестности по обоим берегам Хапи.

Вот справа Магрубет вдруг заметил белую точку на фоне голубого неба, которая быстро летела к реке. Она подлетала ближе и становилась все больше. Вот он уже различил что-то знакомое. С радостным трепетом душа спустилась к телу, и белая тень, ставшая человеческой фигурой, также опустилась на корабль. Это был он, Леонх. Его белые волосы, белые одежды, почти белые, светло-голубые глаза. Он восстал напротив, всего в нескольких шагах от Магрубета. Больше никто не мог видеть его потому, что вот он стоял на палубе в своей обычной позе, подпершись левой рукой, и сквозь него были видны гребцы, ни на что не обращающие внимания, а все по-прежнему склоняющиеся и распрямляющиеся.

— Ты меня вспоминал, ты говорил обо мне, — беззвучно, даже не шевеля губами, сказал одними глазами Леонх, — вот я и явился к тебе.

— Мне трудно, — также беззвучно ответил, словно вздохнул, Магрубет.

Тебе кажется. Это просто сомнения овладели тобой. Иди спокойно дальше, — сказал Леонх и улыбнулся.

При этом глаза его начали излучать необычайный голубой свет, и такой же свет засиял кольцом вокруг его головы.

Он сложил руки на груди, медленно-медленно то ли кивнул головой, то ли опустил ее и стал быстро уменьшаться в размерах, улетая к правому берегу Хапи и еще дальше в сторону родного Палистана.

Магрубет лежал в оцепенении. Сон покинул его, но тело еще долго оставалось недвижно. Наконец он облегченно потянулся, громко зевнул и сел, свесив ноги. «Хорошо, что голова была в тени, пока спал», — подумал он. Протерев глаза, он увидел, что к нему приближается Амути.

Во время вечерней трапезы снова завязалась беседа. Амути все расспрашивал Магрубета о его жизни, о прошлом, о том, кто его учил читать, о хеттских жрецах, об обычаях, похоронах, свадьбах.

Магрубет рассказывал по возможности кратко, так как ему самому хотелось задавать вопросы и слушать в ответ рассуждения мудрого египтянина.

Уже давно светило ушло за левый берег Хапи, снизошла вечерняя прохлада, а они все не могли наговориться.

— Впервые я вижу, что не теряю зря времени в беседе, — в порыве откровенности сказал Магрубет. — Впрочем, — тут же добавил он, — в Египте очень многое я переживаю впервые.

— Прекрасно то, что ты говоришь! — лицо Амути просияло. — Не так, как гиксосы, должны приходить в Египет люди из ваших стран, но для того, чтобы учиться у нас. Я знаю, что к нам приезжают юноши издалека, из-за моря, чтобы воспринимать божественную науку Египта. Это чистые сердцем, как дети, странники из народа эллинов. В менефрских храмах я встречал одного из них по имени Орфеос[30]. С верховными жрецами он беседовал, как равный с равными, но с глубокой почтительностью. Мне он прямо сказал, что понесет своему народу всю мудрость, которую он накопил в Египте, вместе с любовью к нему. Не знаю, как будет, но, глядя на того прекрасного златокудрого и голубоглазого юношу, я верил ему. Вот и твои, любезный спутник, пожелания о том, чтоб пилистимские аристократы посылали своих детей учиться в Египет, очень меня обрадовали. Это — высокоценные мысли. Если другие народы поклоняются божествам, которых они у нас восприняли, это значит, что они содержат в своем духе любовь к Египту. Пусть их боги носят у них свои имена, а вовсе не те, что приняты в Египте, всё равно, они вместе с богами возьмут для себя и понятие о мудром устройстве жизни.

Я не знаю, как живет народ эллинов, — отвечал Магрубет, — я даже плохо знаю страну своих древних предков хеттов, но я вижу, что Палистан с его скопищем народов — это совсем не то, что монолитный Египет. Нам, палистанцам, не подходит многое, что есть в Египте. Египет — это женщина, которая больше всего должна беречь то, что у нее постоянно. Палистан же — мужчина, которому в разном и очень во многом еще предстоит себя утвердить. Это значит — многое еще нужно опробовать.

Легко стать женщиной: достаточно лишь подождать пока вырастут груди, а если при этом хороша, то тем больше преимущества на будущее. Но трудно стать мужчиной. Кем бы ты ни был, если ты молод, ты сопляк. Стать мужчиной, добиться посвящения нелегко. Молодость мужчине не дает преимуществ. Те, кто старше, будут долго сталкивать молодого вниз и не признавать его заслуг. Только к зрелости, когда его сверстница, уже многие годы признанная госпожа, давно выполняет свое жизненное предназначение, он наконец, получает звание «муж».

Египет давно построил свои города и храмы, а хеттам только еще подходит время, чтоб проявить свое мужество.

Амути слушал, и глаза его все больше округлялись от изумления, как стройно и неколебимо выросло на его глазах неправильное рассуждение. И ничего с этим не поделаешь! Так сражающееся за неправое дело войско врага разворачивает на глазах свои боевые порядки, и вот уже вражеские воины готовы ринуться в бой, воодушевленные волей ослепленного в своей неправедной злобе военачальника. Колонны выстраиваются в ровные ряды, ощетиниваются копьями… По изначальному божественному предопределению, обреченное на гибель через несколько часов, войско сейчас поражает своей правильностью и устремленностью.

— Но ты же слишком мало знаешь о Египте, чтоб судить о нем так решительно! —воскликнул Амути.

— Мне не нужно много знать. Истинное знание — не многознание, а глубоко проникающее видение. Так учил меня еще дед, — сказал Магрубет и добавил: — К тому же я достаточно много знаю о своем народе.

— Я не собираюсь оспаривать, что вы можете глубоко проникать в своем кратком видении, но ведь ты не будешь отрицать того, что Египет давным-давно существует помимо твоей воли таким, как он есть. Что же ты отлаешь должного Египту?

Магрубет долго задумчиво молчал, наконец тяжело и медленно выкладывая слова, заговорил:

— Наш палистанский народ находится в таком месте, где сталкиваются между собой Египет, Аккад и наша северная прародительница Хеттея. Кто нас любит? Мы смотрим с недоверием в разные стороны. Некоторые наши вожди поглядывают с тоской даже в сторону дикой пустыни. И вот — я здесь… Египетская жизнь одаривает меня своими обильными благами…— Магрубет встрепенулся. — Не знаю, выйду ли я отсюда живым. Покажет самое ближайшее время. Но то, что я увидел у вас, меня, наверное, сделало сторонником Египта. Если мне суждено будет благополучно уйти в родной Палистан, я все равно вернусь когда-нибудь в Египет с любовью.

Ты держишь путь в Аварис, насколько я знаю, мой любезный друг, — сказал Амути, — и впереди тебя ждут тяжелые дела?

— Легкими я бы их не назвал, — усмехнулся Магрубет, — но я не хочу о них говорить.

— Понимаю, — сказал Амути и спросил участливо: — А, может быть, тебе чем-нибудь помочь?

— Нет. Это дело целиком мое собственное, — Магрубет умолк, но через минуту нерешительно проговорил: — Вот только… я никогда раньше не бывал в Аварисе… Нет ли у тебя там какого-нибудь знакомого поближе к фараонову двору? Я бы ему хорошо заплатил за постой.

— Конечно, мой любезный спутник! Я знаю такого человека, которому я в общем могу доверять и который, в свою очередь, мне очень обязан. Там есть такой Ахарон из сынов Иза-Роиловых[31]. Передай ему мое слово, и он сделает для тебя все, что ты попросишь, — Амути вынул из-за пазухи маленький свиток тонкого папируса. Чертя на нем знаки, он объяснял Магрубету: — Тут рядом с главными воротами храм, тут — базар, за ним — второй дом налево. А это—мой личный знак Ахарону. Он должен его хорошо помнить.

Магрубет молча разглядывал значки на папирусе, стараясь не показать своего радостного удивления: нигде в Менефре не нашел он следов сынов ешероиловых, а здесь они сами неожиданно обнаруживаются.

— В моей душе вечно сохранится благодарность, — сказал Магрубет. — Помимо наших интересных бесед я получил еще столько пользы и содействия!

— Мой любезный друг! — вежливо прервал собеседника Амути. — К своему великому счастью, я нашел в тебе замечательного, умного и значительного человека. Во-первых, я уже рад, что смог как-то облегчить твою трудную задачу. Но до начала нашего плавания я никак не мог даже подумать, что боги пошлют мне знакомство с таким человеком. Я, конечно, не знал, кого я беру к себе на корабль, но теперь я должен сказать, что в беседе с тобой и получил такое щедрое вознаграждение, что совершенно лишним и неблагодарным было бы для меня брать еще и деньги.

С этими словами Амути вынул из-за пазухи кожаный мешочек с серебрениками и протянул его Магрубету.

— Все мы люди, — сказал он. — Как частный человек я мог бы быть довольным выгодной для меня сделкой, но сегодня, проведя день пути в общении с тобой, как никогда, я чувствую себя египтянином. Я предчувствую, что ты накрепко свяжешь свою судьбу с моей страной и этим в веках оставишь по себе славу. Как египтянин, разговаривая с тобой, вождем другого народа, я не могу быть только частным человеком. Все тысячелетия Египта стоят за мной, но не я, маленькая божья слеза, тщусь оказать тебе свою милость. Наоборот — как сын Египта я призван свидетельствовать о его мудрой всеблагостности. Предвижу, что, может быть, не раз еще Египет просветлит сердца ваших царей и в трудное время приютит вашего Бога в его земных странствиях. Это говорю я, всю жизнь странствовавший с моим Богом в сердце среди чужих царств.

Магрубет беспрекословно взял свой мешочек с серебром и долгим взглядом посмотрел на Амути. В сумерках, на фоне светлеющего неба египтянин напоминал Озириса, каким его изображали во всех храмах. На губах его была полуулыбка, лицо являло мудрость и кротость, глаза горели знакомым Магрубету серебристым спокойным светом, а голову окружало кольцом тихо исходящее сияние.

Нисколько не удивился Магрубет. Он понял, что это из-за покрова веков ему приоткрылась святость Египта в лице человека, ученого купца Амути.

Быстро темнело. Тихий ветер и могучий Хапи несли корабль по середине вечности.

* * *

Ахарон с первого взгляда понравился Магрубету. Когда среди ночи, чтоб не стучаться под дверью, Магрубет вломился в дом, все, кроме Ахарона, в панике повскакивали со своих мест и ощетинились ножами. Он же спокойно и даже небрежно прицыкнул на окружающих и велел зажечь лампадку. Взяв в руки кусочек папируса со значком Амути, он несколько раз побегал глазами с папируса на незнакомца и обратно. Его живые, зелено-карие глаза выдавали человека веселого и быстро соображающего. Ростом Ахарон был не очень высок, но крепок, а по возрасту выглядел несколько моложе Магрубета. Лицо его было в крупных веснушках, а короткие волосы имели ярко-огнистый оттенок.

— Везет рыжим! — вместо приветствия пошутил Магрубет.

— Богам не жалуемся, — в тон ему ответил Ахарон, — однако ты заявился поздно, когда мы с компанией уже все покушали и легли спатЬ.

— Пусть они уходят, а мы с тобой снова покушаем, — сказал Магрубет.

— Уходите все! — как ни в чем не бывало распорядился Ахарон. — Ну! Быстрее! — подвинул он рукой замешкавшегося крайнего человека, кутающегося в темный плащ.

Магрубет пристально вгляделся в показавшуюся ему знакомой фигуру. В тусклом свете лампадки он разглядел страдальчески-бледное постаревшее лицо Масара. У самого порога Масар послал Магрубету молчаливый взгляд, изобразив на лице покорную улыбку. От этого Магрубет сразу помрачнел и заскрежетал зубами. Слишком неожиданная встреча с Масаром снова всколыхнула то чувство отчаянной тоски, с которым он два месяца назад начал свое путешествие в Египет. Ахарон перехватил взгляд Масара и уловил перемену в настроении незнакомца.

— Идите все во двор, в мастерскую и не расходитесь до утра, — напутствовал он уходящих довольно строгим тоном, затем повернулся к Магрубету: — Мой гость, кажется, знает нашего мудрого Масара Бен-Гецала?

— Да… знаю, — словно отмахнулся Магрубет и продолжал с большой значительностью: — Тем более я срочно хочу просить твоей помощи. — Он вынул свой кожаный мешочек и, покачивая его на руке, сказал прямо в глаза Ахарону: — Это тебе сразу задаток серебром.

Бойкий сын ешероилов, выдерживая взгляд ночного гостя, взял без церемоний мешочек, по-деловому аккуратно засунул в карман и весело сказал:

— Если срочные дела, как ты говоришь, то без этого не обойдешься. У меня по нынешним временам в карманах ветер свистит. А такой задаток стоит…

Он достал откуда-то из-под стола пузатый каменный кувшин с тонким горлом, затем шлепнул на стол две большие хлебные лепешки, наполовину завернутые в кусок белой тряпицы.

Коптилка дымила на пузо уродливого настенного божка. Началась важная, серьезная беседа о срочных делах, сопровождаемая поминутным возлиянием и упорным жеванием жесткой лепешки.

Сын ешероилов не задавал лишних вопросов.

«Мне нужно ночью оказаться в комнате фараона», — сказал сразу, без обиняков Магрубет. Вокруг этого и пошла вся беседа. Магрубет оценил то, как его собеседник внимательно выслушивает речь, безоговорочно принимает все условия и проявляет полное понимание своей роли в предстоящем деле. Через некоторое время Магрубет пришел к убеждению, что у него с этим человеком налаживается взаимодействие скорее по причине редкостного единодушия, чем под влиянием могущественного значка дома Амути. К концу разговора ему стало ясно, что он нашел себе друга.

Судя по всему, этот рыжий житель Авариса и знать не знал, что перед ним сидит гроза Палистана, властный вождь воинственного свободного народа. Сам редкая бестия, что проявлялось в его бесцеремонном обращении со своей братией, он, однако, сразу и безошибочно нашел тот правильный способ общения с собеседником, когда, полностью сохраняя свое достоинство, другому во всем отдается уважительное первенство.

Когда допили в очередной раз по большому кубку сильно разбавленного вина, Магрубет, опершись локтем на стол, уставился на Ахарона долгим взглядом покрасневших глаз, затем подмигнул деланно серьезно и начал низким и тихим голосом хеттскую походную песню.

Глядя на Магрубета, Ахарон также лукаво сузил свой темный глаз, послушал немного, и присоединился к пению погромче и повыше.

Полилась мужская песня, острая и подвижная:

Далёко остался мой дом.
В далекий поход мы идем.
Вновь загорелась война!
В бой нас ведет Табарна!

Лечу я на полном скаку,
Блестит мой кинжал на боку,
И острый мой меч под рукой.
Неси меня, верный мой конь!
О, Ра-ра-ра, Ра-ра-ра-ра!
О, Ра-ра-ра, Ра-ра-ра-ра!

Властно державной десницей
В бой за своей колесницей
Войско пошлет Табарна,
И конницы хлынет волна.

Я смерти совсем не боюсь, Первым я в город пробьюсь, Чтоб первым мой конь прискакал В самый богатый квартал. О, Ра-ра-ра, Ра-ра-ра-ра! О, Ра-ра-ра, Ра-ра-ра-ра!

Пели увлеченно. Магрубет смотрел на Ахарона и видел в будущем много золота, кровавые битвы, отблески пожаров, видел заговоры, измены… и победный полет своей воли над землей, над людьми, над народами… И видел с собой Ахарона.

Ворвусь в белокаменный дом
И только одним серебром
Наполню я сумку свою
И кровью мой меч напою.

Лишь деву я там пощажу,
На спину коня посажу,
Но плеткой разок проучу
И в хеттские земли умчу.
О, Ра-ра-ра, Ра-ра-ра-ра!
О, Ра-ра-ра, Ра-ра-ра-ра!

А, может быть, в сердце мое
Уж точится вражье копьё,
И в первом кровавом бою Найду я кончину свою.
И на могилу мою
В чужом и далёком краю,
Как завещает война,
Ступит ногой Табарна.
О, Ра-ра-ра, Ра-ра-ра-ра!
О, Ра-ра-ра, Ра-ра-ра-ра!

Когда допели, посидели молча. Ахарон смахнул слезинку восторга и сказал:

— Теперь спать! Спи подольше, а я рано утром сбегаю, куплю для тебя воинскую одежду у гиксов. Потом пойдем вместе к фараон-скому дворцу, посмотрим, как нам быть.

Ахарон подошел к двери, задвинул засов, затем задул светильник.

Магрубет по привычке огляделся кругом перед сном, бросил взгляд под крышу и в просвете над стеной увидел уже светлеющее небо. Он прошел в угол, где спал Ахарон, не раздеваясь, упал на постель. Ложе под ним заскрипело. Приближалось утро следующего дня.

* * *

Аварис скорее можно было назвать палистанским городом, чем египетским. С Менефром он не выдерживал никакого сравнения. Это был город военных. Магрубет сразу же привычным чутьем уловил запах войны. Город готовился к осаде. Спешно достраивались укрепления на новых, совсем, по-видимому, недавно возведенных стенах вокруг города. До этого, Магрубет определил опытным взглядом, Аварис был окружен высокими и пологими земляными валами для того, чтобы сразу большими массами и широким строем пускать на врага боевые колесницы и кавалерию[32]. Эта тактика защиты происходила от явного преимущества конных войск и лучников. Теперь же, видимо, фараон не чувствовал себя уверенно. «С кем будет война? Какого врага и откуда ожидает фараон? — возник у Магрубета вопрос, но он тут же нетерпеливо отмахнулся от него. — С этим можно потом разобраться». А теперь он был всецело захвачен своим делом.

Сердце его восторженно и тревожно стучало в груди. Наконец он у цели! Он в Аварисе! Вот он, огромный, темно-красный дворец! Там совсем недалеко фараон! Рука то и дело сама тянулась к острому железному кинжалу, спрятанному под одеждой.

Вдвоем с Ахароном они обходили кругом стены дворца фараона. По всему городу туда и сюда, в одиночку и группами носились конные воины. От ворот в разные стороны к стенам города двигались длинные обозы, груженные камнем. А здесь возле дворца и по площади расхаживали пешие вооруженные воины. Это были сплошь всё светловолосые рослые гиксы. Почти у всех, Магрубет обратил внимание, и мечи, и наконечники копий были железными.

Магрубета в его новом наряде воины-гиксы принимали за своего, а Ахарона, как видно, многие знали в лицо и привыкли здесь видеть. Оба не вызывали никакого подозрения и не привлекали особого внимания.

Магрубет пристально всматривался в стены, цепляясь взглядом за каждый камень и малейший выступ. Со стороны обрыва, выхо-

дящего на реку, одна стена была неохраняемой по видимой причине ее недоступности. Это место и выбрал Магрубет.

Ахарон не совсем ясно представлял себе замысел Магрубета, но то, что тот изре^ холодным и решительным тоном, повергло его в полное изумление.

— Вот в этом месте сегодня ночью я и полезу.

Ахарон, не веря своим ушам, спросил:

— Ты что же, полезешь или полетишь? Не скрывая, как обычно, усмешки, Магрубет ответил:

— Летать моя душа будет после смерти. Но если я и умру этой ночью, то только после того, как убью фараона, — и посмотрел на своего спутника таким взглядом, что у того совсем пропало желание о чем-либо еще спрашивать.

Обратно, обходя стену, шли быстро и молча. Магрубет был поглощен своими мыслями. Оставалось последнее препятствие перед совершением возмездия. «Ты пришел с войском в Палистан, я же пришел к тебе один, чтоб рассчитаться с тобой. Я прикончу тебя. Это будет последняя твоя ночь. До утра ты уже не доживешь», — шептал про себя Магрубет.

Ахарон так и сяк обмысливал происходящее. То, что к фараону накануне войны посылался убийца, это было вполне понятно. Но почему такой человек, ничего не зная, взялся за это дело, вызывало у него большое недоумение. «Что его так подстегивает? Отчего он так спешит? Как он собирается лезть по отвесной стене?» — думал Ахарон.

Этот хеттеянин вызывал глубокую симпатию у Ахарона. Но странно! — человек дела, большого дела, и так легко идет прямо в лапы смерти! Ему хотелось как-нибудь приостановить своего нового друга, попытаться обратить его к размышлению, чем-то обезопасить, но он видел, что сейчас любое возражение будет воспринято не иначе как препятствие. Становиться же в такое время препятствием на пути этого одержимого Ахарону хотелось меньше всего на свете. Поэтому он шел теперь рядом и озадаченно молчал. Хоть бы какой-нибудь случай помог как-нибудь затянуть дело.

И случай помог. На площади у центральных ворот фараонова дворца собралась шумная толпа. Двумя рядами по обеим сторонам ворот стояли вооруженные конники, образуя дорогу и ограждая ее от толпы. Ожидался выезд фараона из дворца — это сразу понял Ахарон.

— Кажется, фараон собрался куда-то ехать. Пойдем, посмотришь на него поближе, чтоб после не спутать ни с кем, — сказал Ахарон Магрубету с затаенной надеждой в голосе и потянул за рукав в сторону, где было меньше народу.

— Как это? Сам фараон сейчас поедет? —вдруг остолбенел Магрубет. Рука его уже сжимала на боку кинжал. — Он же узнает меня!

— Пойдем! Пойдем! — потянул его снова Ахарон. — Замешаемся в толпе. Посмотрим. Здесь тебя все равно никто близко к нему не подпустит. Держись за спинами! Да пригнись немного!

Они пробрались в первые ряды к самым конникам. Магрубету поверх голов дорога видна была хорошо. От ворот послышалось пение многих труб. Магрубет увидел, как в нескольких шагах от него в быстрой скачке пронесся передовой отряд охраны. Следом за ним медленно приближалась большая группа красиво разодетых всадников на рыжих конях.

В середине на единственном белом коне ехал человек в горделивой позе, по всему видно, очень привычный к коню. Он держал в одной руке поводья, а в другой жезл. Человек этот был невысокого роста, очень плотный и довольно пожилой на вид. Из-под золотого шлема виднелось совершенно незнакомое Магрубету морщинистое лицо. Вся пышная кавалькада проехала мимо.

Магрубету пришла мысль, что Ахарон пошутил над ним.

— Кто это был? Кто сейчас проехал? — растерянно спросил он у окружавших его людей.

На него с удивлением оглянулось несколько человек. Но мальчик лет десяти, по-видимому ничего особенного не увидевший в вопросе, захлопал в ладоши и запрыгал от переполнявшего его восторга.

— Это наш фараон! Это сам Хиан! Я видел его! Это сам фараон![33]

— Он… и был фараон? — обратился Магрубет к Ахарону. — Он… вот тот самый… на белом коне?

— А какого тебе еще нужно? — сам с недоумением воззрился на Магрубета Ахарон.

Магрубет схватился за голову и стоял, ничего не понимая. Ведь он прекрасно запомнил того, который во главе вражеского войска рубил его воинов на тесных городских улицах. Несколько раз тогда Магрубет приближался к нему, чтобы сразиться, но сплоченные ряды всадников, окружавшие своего предводителя, теснили, давили и гнали всех впереди себя. Оставалось лишь одно — не пасть самому под ноги их коней.

Магрубет хорошо и навсегда запомнил того военачальника. То был высокого роста, могучий на вид человек и по возрасту едва ли намного старше самого Магрубета. Его-то Магрубет узнал бы сразу, его лицо отличил бы от тысяч лиц. «Неужели старая погань Еше Роил обманул меня?» — пронеслось в голове. Лицо Магрубета словно посерело.

— Ты что же, не узнал его или не видел никогда? — спросил Ахарон. Он уже предчувствовал, что большой камень сваливается с души. Похоже, охота на фараона нынешней ночью не состоится.

— Куда он поехал? Как бы мне на него посмотреть? — растерянно спрашивал Магрубет. — Может быть, кого-нибудь из свиты я принял за фараона?

— Он единственный, Хиан Третий, ехал на белом коне. Он единственный, могущий держать скипетр, — пояснил Ахарон, все еще не понимая, что так смутило его друга.

— Пойдем! Пойдем! — позвал Магрубет Ахарона. — Он, наверное, выехал осматривать строительство укреплений. Пойдем! Я еще раз посмотрю на него.

— Да, возможно, что он поехал посмотреть на строительство, — согласился Ахарон. — Пойдем туда, где новый храм Сутеха. Сегодня в ту сторону больше всего возили камень.

Они быстро пошли по улице. Ахарон едва поспевал за Магрубетом.

* * *

Фараон Хиан III со своей военной свитой с полудня до вечера осматривал крепостные стены, строительство укреплений на них, сооружение подъемных устройств, установку противоосадных машин. Он побывал в разных местах, затем, выехав за городские ворота, объезжал город снаружи. Толпы любопытствующих — и горожане и жители ближайших деревень — окружали его отряд на всем пути следования. До самого вечера Магрубет с Ахароном от остановки до остановки поспешали за конным отрядом и толпами народа.

Наконец Ахарон не вытерпел. Как только фараоновы всадники ускакали, а толпа схлынула, он упал, как подкошенный, на землю и сказал Магрубету:

— Больше мои ноги не выдерживают. Ты видел его много раз и притом совсем близко! Ты уже, наверное, пересчитал всю его свиту! Теперь садись отдыхать и давай поговорим обо всем, что тебе непонятно, что тебе так интересно.

Магрубет молча согласно опустился на землю рядом со своим верным спутником. Так же молча он остался сидеть, опустив голову и устало опершись руками о колени. Никогда, сколько он себя помнил, он не чувствовал себя таким растерянным и сбитым с толку. Да, он окончательно убедился, что видел воочию самого фараона и что это был не тот, кого он стремился найти. Он думал о том, как ему теперь быть, как продолжать поиски того, кого он поклялся перед всем войском убить своей рукой. Он знал, что теперь всю жизнь будет обречен искать его, чтобы избавиться от позора. Но кого ему теперь искать?

Ахарон, помалкивая, сочувственно поглядывал на своего друга и что-то прикидывал в уме. Вдруг он радостно хлопнул себя рукой по лбу:

— Скажи, а может, тебе нужен фараон Яхмос?[34]

Это восклицание осталось в памяти Магру-бета на всю жизнь.

Они сидели на траве на склоне крепостного вала. Вдруг к вечеру собрался необычно короткий летний дождь. Он побрызгал в косых лучах заходящего солнца и неожиданно скоро прошел.

— Это к добру! — воскликнул Ахарон. — Всемогущий Сутех, бог грозы, прослезился от радости! Теперь жди всяких успехов! Вот смотри, например!

К ним приближался старый крестьянин с винным бурдюком за спиной. Он подошел поближе, поклонился по старинному египетскому обычаю и сказал:

— Прошу молодых господ откушать свежих лепешек и запить вином.

Старик объяснил, что сам он из соседней деревни, которая виднелась отсюда на расстоянии пяти полетов стрелы. Увидев народ возле городских стен, он решил сходить недалеко на торговое дело.

Крестьянин понравился Магрубету. Лицо его выражало доброту, одет он был доволь-

но чисто, на вид ему было за лет шестьдесят. Он расстелил на траве небольшую белую льняную скатерть, положил на нее лепешки и поставил две глиняные чашки с вином, а сам отошел в сторону несколько поодаль и присел на землю в ожидании.

Магрубет, ощутив внезапно сильный голод, набросился на лепешку. Он сжевал ее моментально, запив прохладным, слегка вяжущим, неразбавленным вином. Ахарон поманил рукой продавца вина. Тот подошел и снова налил в чашки из бурдюка.

Лепешки исчезали одна за другой. Старик подходил, аккуратно наливал вина и отходил в сторону, терпеливо ожидая. Друзья насыщались долго и, разом закончив, вдруг необычайно повеселели.

— Фараон Яхмос, говоришь! — воскликнул Магрубет и, повалившись на спину, расхохотался диким смехом.

— Хиан Третий! — в тон ему крикнул Ахарон и также с хохотом упал на землю.

Вдоволь насмеявшись, они опять уселись и подозвали к себе старика. Когда Ахарон, чтоб расплатиться, вытащил из-за пазухи мешочек с серебрениками, Магрубет запустил в него руку и сколько набрал в горсть, протянул старику. Ахарон значительно хмыкнул и, поспешно завязав мешочек, спрятал его обратно.

— Пусть это будет во славу Сутеху, на радость доброму старикашке, — сказал Магрубет.

— Пускай будет! — согласился Ахарон. Когда старик ушел, повторяя на каждом шагу благодарения молодым господам, Магрубет бодро посмотрел на Ахарона и спросил:

— Так что ты мне хотел рассказать о фараоне Яхмосе?

— Ты сейчас в Аварисе, где правит Хиан Третий. Там у себя, в Пилистиме вы, наверное, ни о ком другом и не слыхали. Привыкли, что с вами все время имеет дела этот фараон, — выпалил Ахарон и, немного выждав для убедительности, продолжал спокойнее: — Это фараон гиксосрв, а в Египте уже давно стал свой фараон.

— Яхмос?

— Нет. До него начал войну с гиксосами еще славный Камее. Война эта идет уже многие годы. Гиксосы теперь владеют совсем малыми землями Египта, но они запирают нынешнему фараону Яхмосу выход к другим странам и, в частности, к вашему Пилистиму.

— Мы в Палистане всегда знали, что в Египте неспокойно и идет многолетняя смута, но мы считали, что единственный законный фараон это тот, что в Аварисе.

— Нет. Этот уж, наверное, доживает свои последние дни на троне. Говорят, что его приглашал приехать навсегда к своему двору хеттский табарна Мурзил. А Яхмос, фараон из Уасета, скоро подступит сюда со своим войском. Видишь, как Хиан спешит с обороной?

Всем моим родичам, потомкам Еше Роила, давно уже пришлось перебраться под власть фараона Яхмоса. Если бы ты приехал на две луны попозднее, едва ли бы ты и меня застал здесь в Аварисе.

— Скажи, а видел ты сам когда-нибудь фараона Яхмоса? Как он выглядит? — с надеждой спросил Магрубет.

— Конечно, видал! Вот так же, как тебя сейчас. Масар имеет доступ ко двору через важных людей Яхмоса. Он знает все ходы и выходы в Уасетском дворце. Он водил нас к фараону с прошением. Тогда я и видел там Яхмоса. Это человек большой и здоровый на вид. А лет ему тридцать пять — тридцать семь. Он храбрый воин и сам лично водит свои войска в бой.

— Ладно! Достаточно! Все ясно! — прервал Магрубет своего весело настроенного друга.

Лицо и шея Магрубета медленно наливались кровью, а зубы издавали такой скрежет, что Ахарон испуганно смолк.

— Какой я дурак! — Магрубет сидел на земле, охватив голову руками, и раскачивался в отчаянии из стороны в сторону. Затем поднялся и сказал Ахарону: — Поехали в Уасет! Бросай ты тут все… Через пять дней в условленном месте полночью возле берега меня будет ждать Амути на своем корабле и мы отправимся с ним в Менефр, а оттуда я — в Уасет.

— Я согласен, — поспешил сказать Ахарон. — Как все-таки хорошо, что ты не полез на эту проклятую стену.

Когда шли домой, Магрубет, до этого все молчавший, вдруг спросил Ахарона:

— Послушай, друг. Я хочу задать тебе несколько вопросов. Во-первых, почему ты с уверенностью говоришь, что я из Палистана?

— Видишь ли… Здесь в Аварисе я самый главный из нашего племени. Шесть дней назад ко мне пришел Масар, больной и печальный. Он передал мне от самого Еше Роила секретное уведомление о том, что из Палистана в Уасет едет какой-то человек, чтоб убить фараона Яхмоса и что ему следует оказать содействие. Когда же появился ты со знаком Аму-ти, я совершенно не подумал, что ты — тот самый человек. Тем более, что ты добирался до фараона Хиана. Я подумал, что тебя подослал фараон Яхмос…— Ахарон замялся, но глаза его глядели искренне и преданно.

— Хорошо же ты обо мне думал! — прервал его Магрубет. — Неужели я похож на шпиона или на наемного убийцу?

— Нет, конечно! Ты не похож! Оттого-то я и ломал голову, зачем такому человеку понадобилось идти на верную смерть. Теперь-то я понял, что ты хочешь убить Яхмоса. Но все равно я отказываюсь понимать, зачем ты ставишь на карту свою голову.

— Моя голова…— усмехнулся Магрубет. — А почему же ты не пожалеешь голову фараона Яхмоса, который, говоришь, приютил у себя ваших сынов ешероиловых? Наоборот, ты должен даже оказывать мне содействие…

— Я вижу, — прервал Ахарон, — тебе интересно знать, почему наше племя хочет гибели Яхмоса.

— Да! Почему? Ведь вы же сами перебежали к нему.

— Потому и хотим. Причина у нас слишком важная. Он не дает нам земли для жизни, так как считает нас врагами египтян, прихвостнями гиксосов, шпионами и бродягами.

— Но зачем же вы к нему перебежали? Возвращайтесь обратно!

— Уже давно, лет чуть не десять назад, мы первыми поняли, что гиксосам пришел конец. Мы скопили большие богатства. Но если нас завоюют вместе с гиксосами, то все отберут, а нас самих поубивают, как врагов.

— А почему же вы раньше не бежали из Египта куда-нибудь в другие страны, например в Палистан, в Аккад, в Хеттею? Где-то у вас была же раньше родина?

— А вот вы на какую родину бежали бы, если бы вас прогнали из Пилистима? Где вам приготовили радостную встречу? К Египту мы привыкли. Наш язык уже стал египетским. Мы познали благополучие в Египте. Мы зани: мали высокие должности в государстве. Мы разбогатели здесь. Да других стран мы и не знаем. Что мы для них? Где нас ждут? С фараонами гиксосов долгие годы мы жили хорошо. Иосиф[35], лучший сын Еше Роила, особенно преуспевал при Хиане Первом и при Апопи. Наши богатства мы по крупице собирали с египтян. Мы полюбили Египет. Сам понимаешь, стоило ли куда-то стремиться в чужие страны, не попробовав ужиться с новыми уасетскими фараонами?

— Почему же вы все-таки не ужились с Яхмосом?

— Потому, что он ужасен. Он воюет за каких-то чистых египтян. Он ненавидит как белых гиксосов, так и черных негров. Нас он также считает народом вредным для страны. Теперь мы уже были бы рады уйти совсем из Египта, лишь бы уцелеть, но он не хочет выпустить никого из нас, прежде чем не вытянет у нас все наши богатства.

— Мало ему богатств! — скрипнул зубами Магрубет.

— Как было бы хорошо, если бы сейчас убить Яхмоса! — страстно сказал Ахарон.

— Это-то хорошо, но как видно, власть фараонов крепка и вместо Яхмоса, станет другой, может, не лучше.

— Жизнь показывает, что избавляться нужно от того зла, которое причиняет самую сильную боль. Если не будет Яхмоса, то появится возможность начать новую политику.

— А как Хиан Третий? Может быть, он еще удержит трон и власть?

— Ну уж нет! — Ахарон безнадежно махнул рукой. — Его трон доживает последние дни. Жители всех окрестных городов, даже те, что кровно смешались с гиксосами, все хотят, чтоб Яхмос прогнал Хиана Третьего. Как видно, он всех замучил своими военными поборами. Дела его плохи… Правда, недавно он получил большую помощь от статуи Озириса в Неджете. Эта статуя вдруг во время празднества заговорила человеческим голосом и стала всех призывать на помощь Хиану Третьему. Слух об этом мгновенно прошел повсюду. И вот Хиан снова воспрянул.

— А как ты думаешь, когда сюда придет Яхмос с войсками? — спросил Магрубет.

— Через два месяца.

— Почему ты так думаешь?

— И думать нечего. Мне давно уж об этом сообщили наши люди из Уасета.

— Но ты, наверное, дал знать об этом фараону Хиану?

— Конечно! Я для того и сижу здесь, чтоб как-то помогать гиксосам держаться подольше.

— Вот это да! — Магрубет даже расхохотался. — Так ваше племя и путается между двумя фараонами?

— А что же делать? — серьезно спросил Ахарон. — Жить-то надо. Старый Еше Роил до последних времен призывал нас к терпению. Он все надеялся, что Яхмос когда-нибудь станет настолько благоразумным, чтоб оценить пользу, которую мы можем приносить ему, как приносили раньше фараонам гиксо-сов.

— А кто же такой этот старик Еше Роил? Насколько мне известно он-то как раз давным-давно унес свои кости из Египта.

— Я думал, что ты хорошо знаешь его, раз он послал тебя сюда.

— Что? Меня послал? — Магрубет даже задохнулся от гнева. Он остановился посреди дороги, подбоченившись и вперив горящий взгляд в лицо Ахарона. — Чтоб эта старая мразь куда-то меня посылала! Да ты знаешь вообще кто я такой?

— Нет, не знаю, — поспешно пробормотал Ахарон. Даже веснушки при этом побледнели на его побелевшем лице. Он добавил в самом миролюбивом тоне: — Скажи мне. Я как раз очень хочу знать, кто ты и почему ты поехал в одиночку убивать фараона.

Глядя в его испуганное лицо и выпуклые честные глаза, Магрубет почувствовал, что гнев быстро уходит, не успев разгореться. Ему вдруг стало даже весело. Он легко вздохнул и промолвил со смешком:

— Ладно, друг! О себе я поведаю, но прежде ты мне растолкуй, кто такой старик Яков и что это за племя ваше, его сыны.

— Мы уже подходим к дому, — сказал Ахарон. — Давай не пойдем туда, а посидим, посумерничаем вон под теми деревьями. Я часто, бывает, сижу здесь до полуночи, наблюдаю, не ходит ли кто-нибудь вечером в темноте возле дома. Отсюда хорошо видно.

— Да, теперь я вижу, что у тебя здесь за жизнь, — сказал сочувственно Магрубет. — Удивительно, что ты до сих пор еще не смотался к своим сородичам. Ну да ладно! Теперь давай, рассказывай, — попросил он, когда оба с удовольствием разлеглись под деревьями.

— Что рассказывать! — начал Ахарон. — Старика Якова нельзя называть такими словами, как ты сейчас говорил. Его вообще нельзя ругать. Мы, его потомки, держимся сплоченно, живем и здравствуем, благодаря его вечным заботам обо всех нас. Действительно вечным, потому что уже сто лет, а может, и больше он растит наше племя в Египте. Сам он недолго жил здесь, хотя ему очень нравился Египет, и он с удовольствием был бы рядом со своим любимым сыном Иосифом. Но кто кроме него согласился бы жить вот так на чужбине, среди других народов, чтоб помогать своим сынам со стороны?

— Теперь кое-что понятно…— задумчиво протянул Магрубет. — А где же сейчас Иосиф?

— Иосиф, между прочим, приходится мне прямым прапрадедом, и я его никогда не видел, потому что он умер ровно за день до моего рождения.

— Ого! — сказал Магрубет. — Так сколько же живет на свете этот старый соглядатай Яков?

— Не надо так говорить. Во-первых, потому, что он недавно умер. Во-вторых, нельзя сказать, что он соглядатай. Он выше всего этого! Боюм ему все дозволено. Не зря его называют Иса Роил. Сейчас здесь в Египте нас, его потомков, больше полтысячи, да еще сколько всякого прочего люда в семьях! Видишь, как мы расплодились и размножились. А сам он был из семьи гонимой, скитающейся в пустыне, потому что его предки были смешанными по крови от разных народов. Ему довелось жить трудно, имея дела с разными правителями местных племен. И он и его предки жили под вечным страхом гибели в дикой пустыне. Только в Пилистиме наш прародитель обрел спокойствие. Перед самой смертью старый Яков сделал свое последнее великое дело. Он купил большой кусок земли для того, чтоб люди нашего племени, вернувшись из Египта, могли бы считаться законными жителями Пилистима. Во веки веков слава нашему Иса Роилу!

Выслушав друга, Магрубет сказал:

Теперь вижу — ты рассказал мне всю правду.

— Я никому другому не рассказал бы даже, если бы меня медленно жгли на огне. Только тебе! Тебе я доверяю как другу. Расскажи теперь мне о себе. Что заставило тебя ехать в Египет в такое тяжелое время, когда даже птице не пролететь незаметно по главной дороге в Пилистим? Да еще… совать голову в пасть крокодилу.

— Спасибо, друг, за доверие. Я тоже не хочу скрывать от тебя правду. В Египте ты один будешь знать, кто я такой. Впрочем… кроме Масара, — Магрубет застонал от досады, стиснув голову руками. — Как получилось, что я не успел разрубить на куски старика Еше Роила? Как вышло, что я оставил жизнь Масару? Тебя он уже известил, что я в Египте. Кого он еще успеет известить? Нужно или скорее устранить его, или задержать здесь в Аварисе подольше. Мне остается один выход — ждать, когда Амути заберет меня, а там поскорее добираться до фараона Яхмоса. Его я должен убить! Иначе я теряю право возврата на родину. Никто, кроме меня, не должен это сделать! Это моя месть! За женщину… За мою невесту Нави. Если не будет так, я не смогу больше командовать моим войском, не смогу даже появиться перед воинами, перед глазами Нави!

Магрубет умолк потому, что говорить ему не дал горький комок, подступивший к горлу. «Наверное, это от вина», — подумал ohj h скосил глаза на лежащего рядом в темноте Ахарона. Впрочем, он не почувствовал перед ним неудобства.

— Друг есть друг! — сказал со слезой в голосе Ахарон. Он встал на колени возле Магрубета и, уже откровенно всхлипывая, продолжал: — Хочешь, я на своей крови поклянусь, что пойду вместе с тобой? Я помогу тебе в твоем деле или погибну!

— Спасибо, друг, — сказал Магрубет, обнимая Ахарона, — но мы не погибнем!

Они поднялись и пошли к дому.

— Собери всех людей! — сказал Ахарон юноше, ожидавшему его во дворе. — И позови обязательно Масара Бен-Гецала.

Вдвоем с Магрубетом они прошли в дом, зажгли светильники. Вскоре стали входить люди и молча становиться у стены. Ожидая появления Масара, двое друзей уселись рядом и мрачно молча поглядывали на стоящих. Через некоторое время пришел посланный юноша и сказал:

— Масара нигде нет. Я его с утра не видел в доме.

Магрубет с Ахароном переглянулись.

— Кто знает что-нибудь? — спросил Ахарон.

— Господин Аарон! Господин Аарон! — заговорили все разом, произнося по-своему это имя с едва заметным придыханием, и принялись уверять, что никто ничего не знает о Масаре.

— Ладно! Расходитесь, — сказал им Ахарон.

— Я как в воду глядел, — невесело промолвил Магрубет, когда все ушли. — Как ты думаешь, — он вопросительно поглядел на Ахарона, — не ночевать ли мне сегодня в другом месте?

Ахарон удивленно взглянул на него. Ему показался двусмысленным и непонятным этот вопрос. Ответить он ничего не успел.

За дверями послышались громкие голоса, и в комнату быстро стали входить воины в полном вооружении с обнаженными мечами.

Вперед выступил старший и, глядя на Маг-рубета, сказал коротко:

— Пойдем с нами!

Воины немедленно окружили Магрубета. Уходя, он бросил взгляд на бледное лицо Аха-рона и уже в дверях крикнул:

— Не теряй надежды!

— А он нам и не нужен, — с некоторой веселостью сказал старший.

Отряд с идущим посередине Магрубетом направился в сторону фараонова дворца. Почти до самых ворот Ахарон, крадучись поодаль, провожал друга.

Магрубет не ощущал никакой особой опасности. Если это козни Масара, то ничего хуже выдумать, как выдать его за шпиона, Масар не мог. А опровергнуть это большого труда не представляло. Никакой военачальник в сложное военное время не пропустит случая лично допросить шпиона. В положении Магрубета лучше всего было встретиться лично с фараоном Хианом. Ведь по сути дела он был союзником Хиана. Ведь это ему вместе с другими палистанскими вождями фараон посылал дары, которые отобрал Яхмос. В конце концов и в Египет он пришел, чтоб убить самого главного врага Хиана.

По тому, как его вели, Магрубет понял, что строгих указаний насчет него, как видно, не было. Если бы его приказали схватить как опасного, гнусного врага, то его сейчас бы вели связанным и непременно по дороге подгоняли бы уколами копья. Он шел молча, быстрым шагом, как и воины. Было довольно поздно, и никому не хотелось создавать лишних хлопот.

Прошли через ворота и направились влево к стоящему отдельно, примыкающему к стене строению, по-видимому, караульному помещению.

Едва переступив порог, воины стали бросать мечи в ножны и расходиться по углам на нары. Двое вместе со старшим подвели Магрубета к бронзовой решетчатой двери и равнодушно втолкнули его в маленькую темную комнатку. Решетку захлопнули и повесили замок.

— Скажи фараону, что я прибыл к нему из Палистана с очень важным делом, — сказал Магрубет старшему воину.

Тот поглядел через решетку на пленника молча и пристально, затем повернулся и пошел через всю казарму к двери, вероятно докладывать по обязанности об исполнении приказа.

Магрубет разглядел в темноте сложенные кучей лошадиные попоны. Не желая ни о чем думать до утра, он улегся спать, устроившись привычно неприхотливо, как в походе. Всю ночь спал крепко, как убитый. Знакомое ему чувство плена не вызывало у него того ужаса, который пронизывает неопытного человека и сжигает своим холодным огнем его волю.

Под самое утро, еще в полной темноте он открыл глаза, но тело оставалось скованным сном и недвижным, даже губы не шевелились, потому что снова пришел Леонх. Стало светло от двери. Магрубет перевел туда глаза и увидел его. Белая фигура заполняла своим сиянием всю комнату, правая длань опиралась на дверную решетку, глаза двумя голубыми лучами светились озабоченно и печально. На лице не было и следа обычной улыбки. Магрубет неотрывно глядел в его глаза, ожидая, что скажет ими Леонх.

— Не жди здесь ничего хорошего, — сказал Леонх. — Вставай и немедленно иди сам к нему во дворец. Будь тверд! Проходи уверенно мимо людей и мимо их глаз.

— Но как мне выйти? — Магрубет указал взглядом на бронзовую загородку. На лице Леонха появилась улыбка.

— Это ты считаешь препятствием? —спросил он и с веселой укоризной покачал головой. — Иди!

Он повернулся к двери и, как держался правой рукой за решетку, стал легко, словно восковые свечки, отгибать наружу бронзовые прутья один за другим.

— Иди уверенно! — снова сказал он, а сам пошел сквозь решетку через все караульное помещение той своей кавалерийской походкой, от которой, бывало, все уходили с его пути.

Когда он исчез, пройдя прямо через закрытую дверь, Магрубет сбросил оцепенение и окончательно придя в себя, увидел, что уже стоит возле загородки, держась за нее руками, весь в поту и тяжело дыша, словно это он сам, а не Леонх, только что отгибал толстые металлические пруты.

Легко преодолев преграду, он пошел такой же походкой, как Леонх, между двух рядов справа и слева спящих воинов. «Даже кинжал не успели взять», — подумал он.

Выйдя наружу, Магрубет направился к высокой каменной лестнице дворца, поднимающейся до гигантской в несколько рядов колоннады. «Найду, где там входная дверь», — подумал он.

Пройдя мимо нескольких стражников, стоящих у ворот, он не взглянул ни на одного из них. Никто не посмел ни спросить его о чем-либо, ни загородить дорогу.

На пути к лестнице справа он увидел троих вооруженных всадников. Они устремились к нему наперерез, но, не доезжая локтей сто, их лошади вздыбились и не пошли дальше. Магрубет знал, что они не пойдут на него, потому что сейчас он не хотел этого.

Взбежав по лестнице, он за колоннами увидел площадку перед главным входом. По обеим сторонам дверей стояли высокие гиксосские воины с копьями, щитами и мечами. Шлемы их были по-боевому глубоко надвинуты на лоб — воины находились при исполнении службы. Как видно, это были отборные фараоновы стражники.

Едва Магрубет появился перед ними, воины встрепенулись, словно стряхнув предутреннюю сонливость.

Он шел мимо них не сбавляя шага, скользя взглядом мимо их лиц. Воины расступались перед ним, отводя копья и пропуская его. На всем пути через ряд дверей Магрубет увидел, что все они при его приближении взбадривались, принимали караульные позы и замолкали, когда он проходил своей стремительной походкой, не взглянув на их лица.

Пройдя три огромных полутемных зала,' Магрубет даже не успел удивиться их необычному грандиозному виду. Он не поворачивал головы, но взглядом успевал заметить невиданные мозаичные картины, сплошь покрывающие стены, многочисленные золотые светильники возле громадных статуй богов и богинь. По египетскому обычаю эти божества имели головы то коршунов, то собак, то львов, а некоторые сами были со звериными телами и человеческими головами. Они были изваяны на своих тронах из камня разных цветов, украшенных золотом, и смотрели на человека с такой высоты, что нужно было бы все время идти, задирая голову, чтобы ничтожному смертному успеть лицезреть их могущество. Но Магрубет не рассматривал их. Он был сосредоточен на другом. Лишь проходя третий зал, он подумал про себя, что, наверное, фараон нарочно выстроил такие большие переходы, чтоб человек, дойдя до него, был утомлен и перепуган.

В конце зала четыре лестницы уводили в разные стороны. Неизвестно, по какой следовало идти к фараону. Мешкать нельзя было, так как с разных концов зала в его сторону глядели жрецы, по-видимому находившиеся здесь в этот час, чтоб присматривать за людьми, делающими уборку. Магрубет решительно выбрал левую лестницу и пошел вверх по ступеням, поднимающимся куда-то плавным полукругом.

Он очутился почти в темноте перед небольшой закрытой дверью. Толкнув ее, он вошел в просторную светлую комнату, до того светлую, что после полутемных залов он даже зажмурил глаза. Это был живой утренний свет. Встающее небесное светило первые свои лучи посылало сюда, на самую верхнюю точку Авариса, громоздившегося на высоком берегу Хапи, и сейчас еще лежавшего в темноте, немного ниже фараонова дворца. Свет лился с террасы, на которую выходила эта комната. Взглянув туда, Магрубет увидел вдали сияющий голубой простор Хапи и теряющуюся в розовом тумане, густую зелень берега.

Это яркое видение поразило лишь на секунду. Переведя взгляд в глубину комнаты, Магрубет увидел Его.

Фараон стоял перед небольшим возвышением, на котором были разложены подряд десятка полтора длинных железных мечей. Он задумчиво рассматривал их, беря то один, то другой, покачивал в руке, словно взвешивал, по-видимому выбирая себе лучший. Он был обнажен до пояса, и Магрубет с первого взгляда определил, что перед ним — прирожденный воин. Его тело выглядело несравненно моложе его морщинистого лица. Руки, плечи и грудь отягощены были мощными мускулами, перекатывающимися шарами при каждом движении. Удивительно тощий не по возрасту живот четко прорисовывался рельефными клетками, короткая, толстая шея образовывала одно целое со спиной, отчего голова казалась совсем втянутой в широкие плечи.

«Таким, наверное, был Ефрон лет двадцать назад», — почему-то подумал Магрубет и сделал два шага вперед. Фараон, по-видимому, ждал кого-то. Он спокойно повернул голову к Магрубету.

— Уже?.. — хотел о чем-то спросить фараон и осекся, увидев незнакомого человека. Затем он сразу хладнокровно положил обе руки на рукоятки мечей и молча вонзился взглядом в Магрубета.

От этого взгляда непривычный холодок пробежал по спине Магрубета. А может быть, еще и оттого, что он мгновенно оценил всю невыгодность своего положения. «Кто-то вот-вот должен войти сюда, — пронеслось в его голове. — Что если этот кабан, не разбираясь, бросится на меня с двумя мечами?»

— Плохо же ты встречаешь верного союзника, — как можно спокойнее и медленнее начал Магрубет. — Я — Магрубет из Палистана. Это ко мне, к моему хеттскому войску ты слал свои письма. Это я выполнял твои просьбы и громил твоих изменников в пустыне. — И продолжал миролюбиво: — Я пришел не с враждой к тебе в Аварис, а меня, как разбойника, этой ночью бросили за решетку.

— А кто же тебя выпустил? Как ты попал сюда? — с любопытством, явно перевешивающим неприязнь, спросил фараон. Стало видно, что он полон уверенности, не испытывает страха от внезапного появления гостя и не собирается тут же бросаться на него с мечами.

— Кто меня должен был выпускать? Я —вождь палистанских хеттов. Я выспался и сам пришел к тебе, — намеренно гордо и спокойно сказал Магрубет.

Но это спокойствие было только внешним. Внутренне Магрубет был предельно напряжен. Он следил за малейшим движением ног, рук и лица фараона. Этот человек был пока непостижим для него. Нельзя было догадаться, что сделает он в следующий момент.

Фараон неопределенно усмехнулся одними губами так, что его тяжелое старческое лицо по-прежнему осталось мрачным, а глаза светились тем же жутким холодом. Он снова надолго замолчал, все так же держа в руках два меча и не двигаясь с места. Лишь на его обнаженных руках то надувались, то медленно опадали огромные подкожные бугры. Фараон или наслаждался своим преимущественным положением, или что-то сосредоточенно обдумывал. Наконец он прервал молчание.

— Союзник, говоришь?.. Пришел сам, говоришь?.. — вопросил он, медленно выдавливая слова, не то с юмором в голосе, не то с угрозой. — Ко мне так никто не приходит, — немного помедлил, и вдруг в его глазах вспыхнули холодные огоньки. — Ну да ладно! Сейчас посмотрим, что ты за пилистимский божок! Держи, — он взял правой рукой меч за лезвие и, направив рукояткой в сторону Магрубета, бросил его ему через всю комнату.

Магрубет поймал меч на лету, схватив прямо за рукоятку, спокойно выпрямился и сделал мечом приветственный воинский жест фараону.

— Так, хеттский вождь, — одобрительно промолвил фараон. — Ты пришел как раз к тому времени, когда я провожу свои утренние упражнения. Не будем дожидаться, когда придет мой лучший противник, начальник моей гвардии. Давай! Нападай изо всех сил, покажи, на что ты способен! — Он изготовился в боевую позу и приглашающе взмахнул мечом. — Начинай!

Магрубет, преодолев некоторое смятение от странности происходящих событий, шагнул в сторону фараона с поднятым мечом. В конце концов испытывать судьбу с мечом в руке для него было привычным делом. Но в мыслях он недоумевал, неужели этот старик так надеется на себя, что не побоялся ему, Магрубету, дать меч вот тут, прямо наедине?

Через некоторое время недоумение рассеялось.

В несколько мягких, словно кошачьих, шагов фараон приблизился к Магрубету и обрушил на него со всех сторон вихрь таких неожиданных и тяжелых ударов, что Магрубет, едва-едва успев отразить их, вынужден был отскочить назад.

Кровь бросилась в лицо Магрубету. Он почувствовал, что чудом избежал того, что меч не вылетел у него из руки. Он скрипнул зубами от закипавшего гнева. Сейчас он покажет этому старику, с кем он имеет дело!

— Покажи! — словно прочитал его мысли фараон и издевательски засмеялся. — Покажи, как там в Пилистиме ваши вожди умеют держать меч!

Для Магрубета это было уже слишком. Ни о какой опасности, ни о каком приличии нечего было думать. Оставалось одно-единственное — изрубить тут же в куски своего противника. Не церемонясь! Немедленно!

В бешеной ярости он бросился на фараона и нанес первый удар со страшной силой. Никто не сдержал бы такой удар своим мечом и был бы вместе с ним перерублен напополам. Но фараон не стал подставлять лезвие под лезвие. Неуловимо быстро он поднырнул под руку своего более высокого противника и погасил удар, перехватив его возле самой рукоятки так, что мечи плашмя скользнули друг по другу в разные стороны. Магрубет не понял, что это был за прием. В бешенстве он начал рубить справа и слева, сверху и сбоку. Удары сыпались один за другим. В каждый из них Магрубет вкладывал всю свою силу. Он знал, что никто не выдержит его натиска. Гнев полыхал в нем. Он видел лишь, что фараон как-то странно вертится под руками, не пытаясь даже нанести ответный удар.

Так прошло столько времени, что любой другой на месте Магрубета уже бы обессилел. Пот струился по его лицу, а ярость еще вовсю клокотала в горле, когда он вдруг заметил, что их мечи не сшибаются с привычным звоном, а все как-то со скрежетом пружинисто отскальзывают в стороны. Ни один удар не достигает цели, и все чаще его меч свистит по воздуху. Затем он обратил внимание на лицо фараона и увидел, что на нем нет выражения страха или паники, а следит фараон за всеми движениями Магрубета, скорее сказать, озабоченно, но спокойно. Сам же он при этом движется легко и как будто даже весело.

«Что, он со мной играет, что ли? — вдруг словно ударило Магрубета. — Да я же его…» При этой мысли он уже готов был с новой яростью броситься рубить, но в этот момент словно холодной волной окатило его. Если бы он не был столь опытным бойцом, то так и продолжал бы дальше распаляться, тратя понапрасну энергию. Но это был Магрубет — лучший воин в Палистане с тех пор, как не стало Леонха. Он сам учил, как нужно в бою уметь остудить разгоряченную голову. Он сам славился тем, что умел в битве быстро обуздать азарт и не дать увлечь себя в ненужную схватку. С внезапной ясностью он понял, что зарвался, что этот старый, хитрый вояка нарочно искусно взъярил его и теперь хладнокровно, как над мальчиком, потешается в этой рубке мечами, в которой он, ясно видно, так искусен, что с самого начала Магрубету надо было бы это заметить.

Такого бойца, как фараон, Магрубету просто не доводилось встречать. Магрубет знал себя и знал свою силу. Каждый день он сам выбирал воина посильнее, чтобы размяться в любимом упражнении с мечами, но всегда знал также, что никогда не должен позволять себе вкладывать до предела всю силу в удары. Не было такого воина, чтоб мог противостоять ему. А сейчас он видел, что фараон как ни в чем не бывало отводит все его удары и, самое главное, он явно хочет выбить меч из руки Магрубета, чтобы потом вволю поиздеваться, а может быть, и зарубить для своего развлечения.

Магрубет не подал виду, что избавился от своего гневного ослепления, а незаметно стал переходить к осторожной фехтовальной тактике. Он начал сильно рубить как бы для виду и проводить при этом искуснейшие приемы.

Сложна военная наука. Многие годы, с детства лучшие воины учили Магрубета ее постигать. Не может быть, чтоб фараон на чем-нибудь не попался! Нужно сделать так, чтоб у него самого меч вылетел из руки.

Магрубет нападал с разных сторон, из разных положений. Он потихоньку ослаблял удар за ударом и вдруг в завершающий вкладывал неожиданно всю силу. Фараон не поддавался ни на что.

Магрубет решил обмануть его, притворившись, что в увлечении забыл о защите с правого плеча. При этом противник рано или поздно захочет наказать увлекшегося и обязательно замахнется подальше влево. Вот тогда вместо того, чтобы рубить, нужно лишь ткнуть мечом прямо в руку соперника — и тот выронит свой меч. Магрубет хорошо подготовил свой прием, но все-таки он был связан с риском. И в самый важный момент фараон переиграл Магрубета. Он прекрасно узрел его замысел и вместо того, чтобы в решающий миг далеко замахнуться влево, он вдруг отшатнулся вправо и с силой плашмя огрел Магрубета по ягодице.

Кровь снова бросилась Магрубету в голову, но на этот раз он уже ни на секунду не поддался гневу. Наоборот, он даже заулыбался и с еще большей осторожностью продолжал бой. Теперь стало видно, что наконец-то он берет свое: фараон начал уставать. А в его годы усталость в бою подступает стремительно. Магрубет видел, что сила выручает его самого, как это бывало уже много-много раз в жизни. Нужно лишь сейчас не снижать темпа боя, и старец скоро выдохнется.

На последнем издыхании, бледный от усталости, фараон все-таки выкинул штуку, неизвестную Магрубету, и вышел из боя с достоинством. Как это он умел делать, фараон неожиданно резко поднырнул под руку Магрубету и прильнул на миг телом вплотную к нему. Двумя руками он уперся в грудь Магрубета и резко толкнул его назад. Магрубет отлетел к двери, в которую он вошел, а фараон отскочил далеко назад к столу с лежащими на нем мечами. Он положил свой рядом с другими и крикнул Магрубету:

— Хватит! Давай твой меч!

Получилось так, что если бы. Магрубет навязывал продолжение боя, то фараон мог взять мечи в обе руки, и тогда Магрубета не спасла бы даже сила. Кроме того, фараон предложил начать бой, сам же его и заканчивает. Магрубет разгадал его хитрость. Оставалось мгновенно решить, как отдать ему свой меч. Если подойти и протянуть его рукояткой вперед? Но ведь при этом надо помнить о коварстве этого непонятного человека. Секунду поколебавшись, Магрубет пришел к простому решению. Также как фараон, он издали кинул ему меч рукояткой в его сторону. Так он полагался на милость могущественного хозяина, но оставлял маленький, пусть ничтожный, шанс для себя.

Фараон, по-видимому, одобрительно оценил эти действия. Он поймал меч, вытер пот со лба и с пониманием поглядел на напряженно вытянувшегося у двери Магрубета.

— Ну, что ж…— медленно проговорил он, — раз пришел как союзник, будешь гостем. В этот момент дверь позади Магрубета открылась и из нее стали появляться один за другим вооруженные воины. Двое с обнаженными мечами подступили к нему, но фараон запретительно махнул им рукой. Опустив мечи, они отошли на шаг и застыли в ожидании распоряжений. Их пожилой рослый начальник с поклоном подошел к фараону и тихим голосом, почти шепотом стал докладывать, показывая головой на Магрубета. Фараон слушал, бросая пристальные взгляды на своего гостя, затем так же тихо что-то коротко сказал командиру воинов. Тот, низко склонившись, попятился назад, затем выпрямился и молча указал воинам на дверь.

Когда все вышли, фараон кивнул Магрубету:

— Идем со мной. Пора поесть…

Быстрыми шагами он направился прямо к стене. При его приближении стена раздвинулась на две половины и стала расходиться в стороны. Это как-то даже не удивило Магрубета. После боя на мечах его, по-видимому, ничто уже не могло удивить.

Вслед за фараоном он шагнул в просторный, залитый утренним светом зал, посреди которого голубел водой огромный круглый бассейн. «Нет, это — не Ефрон», — подумал Магрубет, глядя со спины на фараона.

Несмотря на его почтенный возраст и опыт жизни, Ефрон был прост для понимания, а фараон, напротив, был совершенно непонятным, загадочным для Магрубета. Когда Ефрон говорил, Магрубету хотелось, чтобы он поскорее закончил свое, уже заранее известное высказывание. Фараон же мало тратил слов, но Магрубет жаждал, чтоб он говорил попространней и подольше. Так вдруг стал интересен ему этот человек.

Чувство опасности прошло, Магрубет больше не испытывал беспокойства от близости фараона. Если фараон доверяет ему, идя впереди, спиной к нему, то значит — пока все плохое позади.

* * *

Завтракали, когда солнце уже стояло высоко. В огромной трапезной было пусто и тихо.

Обеды и ужины фараон всегда проводил шумно, с большим количеством людей за столом, но в завтрак он обдумывал все до мелочей, что нужно сказать и сделать за предстоящий день. Поэтому первую трапезу он любил проводить в глубоком раздумье и в одиночестве. Он совершенно не переносил никаких звуков во время еды. Но иногда он все же приглашал к утреннему столу в качестве собеседника кого-нибудь из приближенных. К счастью, это бывало очень редко и приглашенному никто не завидовал, потому что во время этих бесед фараон обычно был крайне раздражителен, заставлял собеседника высказываться, а сам поминутно прерывал его, досадливо поучал и ругался. Об этом Магрубету успели поведать расторопные слуги, дабы предварить возможные неприятности за столом.

Никогда в своей жизни Магрубет не ел такой вкусной диковинной пищи, однако отведав понемногу от разных блюд, он не стал слишком налегать на еду потому, что фараон совершенно не подавал примера. Он жевал медленно, словно нехотя, подолгу сидел задумавшись, не прикасаясь к еде. Магрубета он как будто даже не замечал.

Прошло более получаса, прежде чем фараон, отвлекшись от мыслей, вспомнил вдруг о Магрубете и вперился в него своим холодным, острым взглядом.

— Ну, что же ты не ешь? — спросил он. — Еда не отравлена.

— Мне не столько хотелось бы поесть, как поговорить с тобой, — сказал Магрубет и увидел, что фараон поверил ему.

— Ну, давай поговорим. Скажи мне сна-

чала, почему сейчас, когда все бегут от меня, ты решительно называешься моим союзником? Годами раньше ты в своем Пилистиме воевал против наших тамошних отрядов. Уж не в том ли причина, что Яхмос вырвал прямо из рук у тебя мои подарки?

— В том причина, — хмуро сказал Магрубет. — Но не только в подарках дело. Яхмос опозорил мою невесту…

— Как? — с усмешкой прервал его фараон. — Так это про нее мне говорили? Она была, оказывается, твоей невестой, но сама пошла к нему на ночь?

Вместо ответа Магрубет заскрипел зубами. Лицо и шея его побагровели, а каменный кубок в руке хрупнул и острыми краями вонзился в ладонь. Даже фараону в Египте известно об измене его Нави!

Никому на свете Магрубет не простил бы такой насмешливый вопрос, но перед этим человеком он должен был промолчать. Не потому, что он находился сейчас всецело в его власти, и одним лишь словом или движением пальца фараон мог решить его судьбу. Не потому также, что перед ним сидел владыка самого могущественного государства, живой бог всех египтян, а потому, что всего лишь час назад этот человек поразил его тем искусством, которому он, Магрубет, был предан всю свою жизнь и которое ценил выше любых человеческих качеств.

Магрубет до сих пор не мог прийти в себя после этого боя на мечах. Он видел, что для фараона это было не более, чем обычное утреннее упражнение, о котором тот уже забыл. Он видел, что этот старый и уступающий ему в силе человек был причастен к несравненно более высокому, чем сам Магрубет, искусству владения оружием, потому что не дал ему даже провести ни одного приема. Всю жизнь Магрубет с жадностью впитывал военную науку, а оказалось, что никогда не постигал ее высот.

Когда после боя мылись в бассейне, фараон, взглянув на обнаженного Магрубета, сказал задумчиво-бесстрастно, что если бы сбросил своих годков десять, то даже у такого силача все-таки выбил бы меч из рук. Он тяжело вздохнул при этом, а Магрубет почувствовал, что не может возразить ему. Что еще, недоступное для него, хеттского вождя, знал этот человек в военном деле? Сие было загадкой для Магрубета, как и сам фараон.

Только теперь он понял, почему в Палистане среди воинов — это передавалось еще от отцов и дедов — принято было всегда высказываться о египетских войсках особо язвительно и негодующе. Несмотря на храбрость и быстроту своих конников, хетты никогда не могли разбить в бою сильных дисциплиной, сплоченных египтян. Даже отступая, египтяне в оскорбительных выкриках называли хеттов «толпами разбойников» и «варварским сбродом». Магрубет часто задумывался и ранее над преимуществами египетской военной организации, но обычно всегда старался с негодованием отогнать поскорее такие размышления. Хеттские военачальники, прекрасно видя превосходство египетской военной науки, никогда в жизни не согласились бы говорить об этом вслух между собой. Но как бы ни складывалась военная судьба на полях сражений, а сегодня он, славный воин, получил урок в святая-святых военного дела — в личном владении оружием.

Так сидел сейчас Магрубет перед фараоном и ощущал какую-то досадную неловкость. В мыслях его пролетали египетские впечатления. Как поразил его Менефр! Как просветили беседы Амути! Как величествен фараонов дворец! Наконец сам он — Хиан Третий!

Фараон, с пониманием глядя на Магрубета, начал довольно мягким тоном:

— Вот ты своей ручищей сломал каменный кубок. Я такое, признаюсь, впервые вижу. А женщину же твою Яхмос взял у тебя небрежно. Отряд он твой разбил внезапно и отобрал у тебя ценности. Даже меня сегодня ты, сколько ни старался, не смог одолеть. — Тут фараон помолчал и затем спросил с некоторым добродушным ехидством: — Что, наверное, привык к тому, что там у вас в Пилистиме не встречал себе равных? — и не дожидаясь ответа, продолжал как бы рассуждать вслух: — Не одной силой да храбростью творятся божественные дела. Вот вы там со своей конницей носитесь целыми днями по степям и пустыням, а что вы оставите после себя через многие, многие годы? Раньше была у меня надежда на вашу прародину Хеттею: все-таки наш, белый народ. А теперь все чаще меня одолевают горькие мысли. Вряд ли останетесь в веках и вы, и Хеттея. Огромные пространства лежат в стороне восхода солнца, и везде там живет черный враждебный народ. Он будет идти и идти оттуда в наши земли и сметет, рано или поздно, и вас, и Хеттею, и, наверное, Египет. Вот нам, белым гиксосам, уже приходит здесь конец.

Когда-то раньше, очень-очень давно Египет зародился как страна белого народа. Я осматривал многие древние фараоновы саркофаги. Фараоны и благородная знать народа гораздо лучше, чем люди низов, хранят в веках свой истинный первородный облик. Так вот я сам видел, что все фараоны были белыми людьми. Но все меняется с веками. Сейчас вот и мы, гиксосы, доживаем здесь наши последние дни. Я еще попробую держаться. Может быть, умру царем, а может быть, придется стать таким, как ты, вождем и уводить остатки своего племени куда-нибудь далеко на север, за холодные границы владений вашего хеттского табарны.

— Получается, что гиксосы пришли откуда-то в Египет, а не жили здесь всегда, как коренной народ? — спросил Магрубет.

— Конечно! — ответил фараон. — Мои предки — из таких же, как ты, пилистимских вождей пришли в Египет лет сто назад и принесли ему мир и порядок. Мы положили тогда конец многолетней смуте, бунтам и безвластию в Египте. Мы правили крепко и справедливо, но все-таки возрожденный Египет отторг нас.

— А почему вы говорите, что придется уходить на север в холодные края, а не в сторону восхода светила, где лежат теплые, богатые земли? Я слышал от стариков, что когда-то наш белый, говорящий по-хеттски народ пошел в те земли и остался там жить навсегда.

— Правильно тебе говорили старики. Это все описано в моих летописных свитках. Великий воин и жрец Рама[36] повел народ в том направлении. Это было давно, еще раньше, чем мы пошли в Египет. Но, сколько ни посы-я людей для поиска наших белых племен в тех далеких странах, никто до них не добирался. Кому удалось вернуться обратно, говорят, что повсюду там царства черных людей. — Фараон помолчал и продолжал: —Правильнее всего из наших белых народов устроились эллины. Они перебрались через Эгейское море и расселились на прекрасных землях. Но и туда, — он сокрушенно вздохнул. — нам нет пути. Нигде мое племя гиксосов не ждут с подарками. Повсюду нас встретят враждебно.

— Странно это слышать… Мне многое непонятно, — сказал Магрубет. — Если уж известно, что придется уходить в другие места, то, по-моему, это следует сделать заранее, без войны, без гибели многих людей, без своей бесславной гибели. А вы готовитесь к войне, к обороне. Весь Аварис живет военной жизнью.

Тебе легко говорить. Это ты там у себя в Пилистиме со своим небольшим летучим отрядом захотел воевать — воюешь, не захотел — перестал. Все зависит от тебя, как ты скажешь. А здесь у меня столько вельмож, столько мудрецов, что легче умереть в бою, чемпривести их к одной мысли. У всех здесь большие владения, богатства, давние уже кровные связи с этой землей. Они надеются отвоеваться благополучно, отбить войска Яхмоса и снова дождаться хороших времен. Но я один за все отвечаю. Мне яснее, чем кому-нибудь видно, что нам здесь — конец!

— А может быть, все и правда переменится. Я убью Яхмоса, — сказал Магрубет.

— Не переменится, — мрачно вымолвил фараон. Он долго глядел на Магрубета своим режущим холодным взглядом, потом усмехнулся и добавил: — Не надейся на это. Яхмоса ты не убьешь. Придется тебе как-то привыкать жить дальше со своим позором.

— Я убью его! — гневно вскрикнул Магрубет. Лицо его побелело, взгляд метал молнии.

— Успокойся, — примиряюще сказал фараон, — лучше послушай меня. Я много посылал к нему и жрецов, и воинов, и врачей, но никто ничего не добился. Яхмос хитер и очень осторожен. Там, в Уасете и в Саисе —его военной резиденции, много и сейчас моих людей, но все бесполезно. Там, наконец, племя исароилово, все подлые предатели, но и все мои бесплатные шпионы. Они не меньше твоего хотят смерти Яхмоса. Никто, однако, с ним до сих пор ничего не сделал.

— А почему это племя, которое вам бесплатно служит, вы называете подлыми предателями?

— Они вовсе не служат мне. Просто сейчас таков их интерес, а будет другой интерес, и они мне так же бесплатно будут вредить изо всех сил.

— А что это за племя? Что за люди — старик Яков, Иосиф? Откуда они взялись? Почему они готовы всем вредить? — с нескрываемым любопытством спросил Магрубет.

Ему хотелось сравнить то, что он слышал от Масара и Ахарона, с тем, что скажет фараон. Владыка Египта сейчас казался Магрубету не только всемогущим, но и всезнающим.

— Я не сказал, что так уж всем вредить, — досадливо поморщился фараон.—

Просто это маленькое, раньше гонимое и везде чуждое, племя хочет выжить само по себе. Но получается так, что оно примешивается к по-

литике больших народов ради своего маленького интереса, который для него превыше всяких больших интересов. Тебе же неприятно, — фараон зло усмехнулся, — когда блоха ради своего маленького интереса впивается в твое тело, — и продолжал нехотя, ворчливо: — О чем вообще говорить — всякий сброд!

Еще с тех пор, когда мы вольготно жили в Пилистиме, а это нечистое по крови племя, не черное и не белое, прикочевало откуда-то из пустыни в наши пределы, мы презирали его за то, что люди его своих должников превращали в рабов и содержали, как скот, за то, что любых женщин, будь то даже негритянские рабыни, они брали себе в жены, за то, наконец, что ради торговой выгоды и денег, они способны были пойти на все. Вот только оружием они владеть не умели, не любили брать его в руки и готовы были на любое унижение или откуп, чтобы спасти себе жизнь. Что угодно, но не рисковать своей головой! — видя, что Магрубет не вставляет свое слово и выжидающе смотрит на него, фараон помолчал и продолжал дальше: — Вот тот же старик Яков. И он, и еще его предки в те далекие времена всеездили в Египет и обратно, доносили нашим вождям, какие в Египте смута и всеобщее ослабление. Когда наши вожди во главе со знаменитым Апопи двинулись в Египет, никто из сынов исароиловых не взял в руки меч, чтобы идти с нами. Одного лишь своего сына Иосифа послал старик Яков с нами, а сам остался выжидать в Пилистиме.

Мы без большой крови взяли Египет и стали править им. Египтяне презрительно прозвали нас «цари пастухов» — гиксосы[37]. С тех пор мы так и привыкли зваться.

Пока мы устраивали власть в стране, потомки исароиловы устраивали свои дела под нашей рукой. Особенно процветал и успел крупно нажиться Иосиф. Ему покровительствовал еще Апопи, а затем сам Хиан Великий. Но Иосифа не любили в народе за поборы и притеснения. Долгое время жизнь его была небезопасной. Поэтому старый Яков, прозванный у них Иса Роил, сам предпочитая жить в Пилистиме, ездил в Египет довольно редко. В основном все посылал к Иосифу его братьев, своих сыновей. Потом жизнь наладилась, старик Яков умер, сыновья все перебрались к брату Иосифу, и племя исароилово расплодилось здесь в Египте.

Но, как только Камее два раза подряд разбил мои войска, это племя забеспокоилось раньше всех, где им лучше жить. Из прекрасного Египта уезжать обратно в Пилистим не очень-то хотелось! И тогда оказалось, что у этого народца свои собственные интересы, что с нами, гиксосами, им стало жить вместе невыгодно. А когда настало время Яхмоса, и он начал теснить меня и отвоевывать у меня один город за другим, это племя хабири[38] все за малым исключением переползло к нему. Они думали, что Яхмос обрадуется им как перебежчикам и примет их с распростертыми объятиями, но они крепко просчитались. Яхмос невзлюбил их. Он жестоко притесняет их, как рабов, и считает их, не без основания, врагами египтян. Теперь вот они и вкушают все плоды горькой жизни перебежчиков. Такова вся история.

Фараон умолк, потому что как раз в трапезную вошел главный виночерпий. Из ма-

лого круга знатных вельмож он один мог в любое время входить к фараону, когда тот завтракал. Приблизившись с почтительными поклонами, он стал нашептывать на ухо своему повелителю что-то срочное и, наверное, важное. Фараон молча слушал его, не повернув головы и опустив вниз глаза. Лишь под конец искоса взглянул на него, словно выпустил две стрелы.

— Тебе лично за срочность, наверное, перепало кое-что?

Главный виночерпий как-то осел в поклоне, очень искренне зарделся и, вынув из-за пазухи, выложил на край стола знакомый Магрубету мешочек с серебрениками.

— Иди! — не глядя на виночерпия, бросил фараон и тут же перехватил напряженный взгляд Магрубета на этот мешочек.

Едва лишь вельможа скрылся за дверью, Магрубет спросил фараона, стараясь поскорее вернуться к прерванной беседе:

— Скажи, выходит, что старик Яков умер уже давным-давно, но я сам видел его живым в Палистане всего три луны назад. Как это получается?

— Это их хитрая легенда, — досадливо махнул рукой фараон. — Я тоже раньше верил в нее. Меня уверяли, что старик Яков временами с целью омоложения ходит подолгу на четвереньках среди овец в овечьей шкуре, после чего заново становится бодрым и сильным. Может кому-нибудь такой способ и помогает омолодиться, но что касается старика Якова, то он умирает уже трижды. Просто дело в том, что на эту должность Иса Роила у них назначается в очередной раз какой-нибудь их главный старейшина. Он управляет ими, но сам живет в Пилистиме. Там ему удобнее по старинной привычке держать связь с Вавилоном, с пустыней, с Хеттеей и с Египтом. — Фараон, задумавшись, помолчал немного, а затем продолжал вдобавок каким-то своим мыслям: — Ни египтянки, ни наши гиксосские женщины не шли к ним в жены… Помню, еще десять лет назад, когда хабири жили здесь у меня в Аварисе, все они, что ни взять, были черными, как негры, от давнего своего обычая смешиваться с черными рабынями.

— Скажи мне, — вежливо попросил Ма-грубет, — а что же делать теперь этим хабире-ям? Вот, например, у нас в Палистане сейчас вовсю идет смешение разных народов — и черных, и белых. Мне, правда, кажется, что это плохо, но у нас уже стали привыкать к этому. А что делать, я не знаю. Или убивать половину населения, или прогонять прочь со своих мест?

— Вот и плохо, что ты не знаешь. Я-то знаю, что лучше всего прогнать всех инородцев, но не смешиваться с ними. Это говорю тебе я, царь гиксосов. Трагедия моего народа останется навеки в памяти людей всего мира, а я сам для назидания оставлю свои мысли в папирусных свитках. Я уже давно пишу для потомков свое завещание, чтобы они знали, как плохо кончаются все попытки насильно вживаться в тело чужого народа. Вот нас, гиксосов, египетский народ изгоняет потому, что Египет снова набрал силу и в нем заговорила его великая мудрость. Сила Египта в веках состоит в том, что он отъединен от других стран. Находиться в смешении с другим народом — это значит взаимно ослаблять друг друга. Пусть даже рядом, пусть в тесноте, но каждый народ должен жить в своих пределах. Ничего хорошего не бывает от сближения и слияния чужеродных частей в одно население. Дети при этом, как правило, не бывают хорошими. Даже собак египтяне стараются держать в определенной породе и не скрещивать одних с другими при большом различии. А государство, теперь-то я хорошо знаю, по-настоящему крепким может быть только тогда, когда оно едино, когда принадлежит одному народу. Вот сам посуди, — фараон доверительно широко открыл свои серые глаза, обращаясь к Магрубету, — многие, происходящие еще из той нашей пилистимской знати, безусловно, обрели здесь в Египте большую силу и богатства, но это опять-таки за счет истощения массы египетских тружеников и потерь собственного простого люда, который в большинстве уже перестал быть гиксом, но и египтянами за своего не признается.

Кто выиграл от всего этого смешения? Только немногочисленные аристократы. А что скажу я, монарх? Для меня все — дети. Старшие — знать вельможная, младшие — простой люд. Аристократы также не успеют забрать с собою все богатства, когда придется бежать из Египта. Так что и у вас в Пилистиме хорошего ждать нечего. Слишком много народов туда сбежалось. Это ведь какой соблазн для постороннего завоевателя! Вечно там у вас будут и войны, и раздоры. Однако хватит! —прервал разговор Хиан. — Эту мудрость люди, наверное, еще очень долго будут безуспешно постигать, а мы давай-ка перейдем с тобой в другое место. Там я приму человека, который очень просится поговорить со мной… Что, узнал, наверное, свои деньги? Заранее пустил их в ход для безопасности? — фараон с усмешкой взял со стола мешочек и бросил его через стол Магрубету. — Возьми назад! Пригодятся, когда поедешь к Яхмосу.

Хиан встал, за ним быстро поднялся Маг-рубет, весь красный от досады, что мешочек никак сразу не влезал в карман.

Ему очень жаль было, что завтрак кончился. Что-то не удовлетворило его. О чем-то еще хотелось ему спросить фараона. Не каждый день можно разговаривать один на один с правителями великих держав. «Какую-то свою правду он знает лучше, чем кто-либо другой, — думал Магрубет, глядя в спину Хиана. — Но все-таки он рассуждает, как властелин обреченного на изгнание народа. Какую правду о целом народе, приговоренном к изгнанию, может знать один человек? Сколько еще раз в грядущей вечности пришедший народ будет прогнан и сколько еще раз эта правда будет безответно взывать к себе?»

* * *

С большим трудом догадался Магрубет, что он находится в том самом зале, по которому проходил утром до рассвета. Сейчас зал полнился народом и вдоль по середине был ярко освещен солнечным светом, льющимся с небес через потолок. На солнце сиял весь длинный путь от самых дверей до фараонова трона, стоящего на многоступенчатом возвышении.

Магрубет был там, где его поставили, недалеко от трона, по правую руку. Вокруг него, так же, как и на левой стороне, стояли важные, богато одетые люди. Но дальше от трона, в направлении ко входу, теснились по обеим сторонам лица менее высокого положения. Везде, на всем протяжении виднелись жрецы, в своих чисто белых льняных одеждах, с выбритыми до синевы и блеска головами.

Как только появился фараон, вся масса людей склонилась в приветствии, обратившись головами в его сторону. Вельможи вокруг Магрубета низко согнулись в поясе, люди несколько дальше — встали на колени, а еще подальше к дверям — совсем пали ниц.

Возможно потому, что с непривычки Магрубет не согнул выю, как полагалось, фараон бросил на него пристальный взгляд, а может быть, и потому, подумалось Магрубету, что фараону очень хотелось видеть, как поразил он его этим зрелищем своей власти. Как бы то ни было, но Хиан еще несколько раз испытующе поглядывал в его сторону.

Сначала по всему солнечному пути к подножию трона воины протащили по полу разряженную куклу, означающую чучело фараона Яхмоса[39]. Все с обеих сторон били ее палками и кричали, осыпая всевозможными проклятиями. Затем двое жрецов с торжествующей песней уволокли куклу, чтоб предать сожжению.

Потом настало время знатных послов, иногородних вельмож, купцов и —прочего люда, прибывшего по делу к самому фараону. Все они, пройдя треть зала, опускались на колени и затем приближались к трону на четвереньках, а там совсем падали ниц и ждали, когда им повелят подняться и говорить.

Сменились одна за другой несколько делегаций по убывающей степени важности; казалось, что на этом прием уже кончился, как вдруг в дверях появился одинокий человек. Он сразу бросился на колени и, низко склонив голову, пополз через весь зал. Локтей за двадцать до конца пути он совсем прижался телом к полу и дополз, извиваясь, как змея, ни разу не подняв лица.

Магрубет издали узнал Ахарона. Еще за завтраком у фараона, увидев свой мешочек с деньгами, он понял, что увидит Ахарона здесь во дворце. Пока тот проделывал свой путь от дверей до трона, у Магрубета от пота взмокла вся одежда.

— Поднимите его! — громко и с довольным видом сказал фараон.

Двое воинов взяли Ахарона под локти, быстро подтащили по ступеням к самому трону и там поставили на колени. Фараон, сидя, подался телом вперед и стал о чем-то тихо разговаривать с Ахароном. До посторонних не долетали слова их беседы, хотя во всем шумном зале мгновенно воцарилась тишина. Магрубет пытался уловить хоть слово, но, не слыша ничего, лишь внимательно следил за выражением лица фараона.

Хиан вначале глядел на Ахарона, как тигр на обезьяну, но чем дальше, тем больше лицо его добрело, а под конец он весело и довольно расхохотался. Когда Ахарона увели жрецы, фараон велел громко объявить, что высочайшее свидание бога на земле с простыми смертными закончено. В этот момент Магрубет почувствовал, что ему на плечо опустилась тяжелая рука. Он обернулся. Тот самый высокий начальник фараоновой стражи, кивком пригласил его следовать за собой.

Хиан ждал его в саду. Он стоял возле пруда у самой воды и кормил из рук крокодила[40]. Магрубет впервые видел такое.

— Не подходи! — обернувшись в сторону Магрубета, предупредил фараон. — Не то он может схватить тебя за ногу и утащить, — и продолжал бросать крокодилу в пасть одну рыбу за другой.

От вида этого огромного чудища Магрубе-ту стало не по себе. Он остановился поодаль и стал ждать.

Скормив последнюю рыбину, фараон ласково хлопнул рукой по концу длинной зубастой пасти. Огромный крокодил попятился назад и тут же исчез под водой. Фараон склонился к пруду, помыл руки, затем поднялся легко, как молодой, и с серьезным, но довольным видом направился к Магрубету.

— Ну, как ты думаешь, не отправил я на обед своим крокодилам твоего заступника-хабирея? — весело спросил он, хлопнув Магрубета по плечу, как только что хлопал крокодила по носу.

— Я не думаю, — решительно ответил Магрубет.

— Почему же? — с любопытством поглядел на него Хиан.

— Человек, который три часа назад высказывал великие жизненные мудрости, не разобравшись в людях, не станет понапрасну для них палачом.

— А ты, однако, довольно умен, пилис-тимский вождь, — сказал фараон спокойным тоном, но при этом холодно-презрительно резанув взглядом. И добавил:— О чем-нибудь ты хотел бы меня спросить перед тем, как поедешь к Яхмосу?

— Мне очень о многом хотелось поговорить, очень многое интересно было бы услышать от тебя, но сейчас мне сказать нечего. Одна цель передо мною — убить Яхмоса. Тогда, если позволишь, я приду к тебе со спокойной душой и как достойный человек займу твое время и внимание.

— Герой…— не то иронически, не то с сожалением сказал фараон и, помолчав, добавил: — Я вижу ясно, что мы с тобой больше не увидимся, что Яхмоса ты не убьешь, а потому и пути в свой Пилистим больше не найдешь. Иди! — закончил он, глянув в последний раз на Магрубета, и повернулся к нему спиной.

В этом взгляде Магрубет уловил столько несказанного, что потом, спустя многие-многие годы, он иногда просыпался ночами и все мучительно пытался разгадать, о чем хотел ему поведать Хиан Третий.

Стоя со смятенными чувствами, Магрубет молча глядел вслед уходящему царю гиксо-сов. Из-за деревьев вышел начальник стражи, приведший сюда Магрубета, и знаком позвал его за собой.

У выхода, возле ворот фараонова дворца в окружении нескольких воинов стоял Аха-рон. Он издалека увидел Магрубета и побежал навстречу, воздев руки к доброму божественному светилу. На лице его была мудрая выстраданная радость. В глазах стояли слезы.

Из караульного помещения к кучке воинов стали подходить другие. Все с любопытством заглядывали в лицо Магрубету. Он узнал среди них некоторых из тех, что вели его сюда вчера вечером.

Лишь выйдя за ворота, Магрубет обнял Ахарона. Так, обнявшись, и пошли к дому.

— Эти ребята, — сказал Ахарон, кивнув на оставшихся за оградой воинов, — замучили меня рассказом о какой-то жуткой решетке, которую ты погнул.

— Это неважно, — сказал Магрубет. — Больше всего меня интересует, о чем с тобой говорил фараон, потому что я не расслышал ни одного слова из вашей беседы.

— Ты был там? Ты все видел! — удивленно воскликнул Ахарон. — А я не мог тебя заметить. Я вообще ни на кого не мог взглянуть. Мне, низкому человеку, да еще хабирею, закон предписывает лишь лежать во прахе, не поднимая головы при фараоне. Это просто чудо помогло мне! Невиданное дело, что мне разрешили предстать пред его лицом с моей просьбой…

— Вот это чудо помогло тебе? — перебил его Магрубет, со смехом вытаскивая из кармана кожаный мешочек.

— Как?.. — оторопело остановился изумленный Ахарон.

— Вот так! — отвечал Магрубет. — Возьми эти деньги и поскорее потрать их, а то они, как заговоренные, в который уж раз возвращаются ко мне.

Друзья снова обнялись и пошли дальше.

— Фараон изрек вещие слова, — сказал Ахарон. — Он велел мне молиться на тебя всю оставшуюся жизнь, потому что хоть я и пошел просить о твоем помиловании, но на самом деле ты спае мою голову. Сперва фараон сказал, когда меня подвели к нему, что он уже не позднее, чем сегодня, собирался схватить и казнить меня, последнего из сынов исарои-ловых, как шпиона, перед приходом Яхмоса с войсками. Потом он выслушал мою просьбу о том, чтоб тебя освободили, и сразу смягчился. Он даже рассмеялся под конец, когда объяснял, что дарует мне жизнь исключительно за мое самоотверженное стремление помочь такому достойному человеку, как ты.

— Да-а…— неопределенно протянул Магрубет, у которого все еще стоял перед глазами фараон Хиан. — Пока еще боги его руками вершат судьбы…

— Но он повелел мне убраться из Авари-са ни минутой позже, чем ты сам покинешь это место, — добавил Ахарон.

* * *

Люди Ахаронова дома вышли на улицу встречать своего хозяина с большими кружками, наполненными пенящимся напитком. По всему видно было, что лишь с минуту назад радостное известие несколько успокоило всех, но в доме все еще царили хаос и смятение.

— Всю работу в мастерской прекращайте! — провозгласил Ахарон, стоя в воротах. — Можете расходиться, кто куда хочет. На этих днях я исчезну отсюда навсегда. А теперь готовьтесь — будет последний пир!

— Что у тебя за мастерская? Покажи мне, друг, — попросил Магрубет.

— О, это с давних пор единственная мастерская в Аварисе, где делаются сосуды из камня. Мне купили ее по решению нашего племени, когда все уезжали, а я один остался здесь, — сказал Ахарон. — Пойдем, покажу тебе свое ремесло, которым я кормился все эти годы.

Магрубет с большим интересом ходил и слушал его объяснения о том, как из кусков простого камня, которые кучей были навалены в углу, делается кружка, кубок или большая, изящная амфора. Он знал, что каменный сосуд ценится намного дороже, чем такой же, сделанный из глины, нередко, между прочим, восхищался тем, как хорошо сработано и украшено такое изделие, но никогда не задумывался над тем, как его изготавливают.

Ахарон взял в руку заготовку — приблизительно обколотый сверху простой серый камень.

— Вот, смотри! — с каким-то неведомьщ Магрубету подъемом в голосе произнес он, покачивая в слегка отведенной руке камень и с прищуром пристально вглядываясь в него. — В этом непривлекательном куске уже можно увидеть красивый кубок на тонкой, стройной ножке.

Видя, что его друг смотрит с любопытством, но недоверчиво, Ахарон принялся тут же показывать, как это все делается. Он укрепил на небольшом кругу этот камень и начал крутить круг, подводя с двух сторон к заготовке два других белых камня, приделанных к специальным доскам. При соприкосновении камней ярким кругом посыпались искры. Лишь широкий кожаный фартук защищал одежду Ахарона от затлевания. Резкий скрип от сильного трения заглушал голос.

Через некоторое время, остановив круг, Ахарон показал, что получилось. Грубый угловатый кусок превратился в круглую, хотя и довольно шероховатую болванку, на самом деле напоминающую по форме кубок.

— Теперь будем вынимать пустоту, — сказал Ахарон, подводя сверху другое приспособление с таким же белым, заостренным камнем на другом круге с ручкой.

Догадавшись, что примерно должно происходить, Магрубет взялся сам крутить ручку верхнего круга. Закипела работа. Завертелись два круга в разные стороны. Верхний камень начал медленно всверливаться в заготовку.

Когда друзья провозились около двух часов, стало ясно видно, что получился большой, толстый и тяжелый стакан.

— Вот так это делается, — сказал Ахарон, отдуваясь от тяжелой работы и снимая фартук.

— Нет! Нет! — запротестовал Магрубет. — Давай доделаем.

Работа возобновилась. Вращали круги по очереди, не переставая. Магрубет отдыхал только тогда, когда Ахарон прилаживал новые камни вместо тех, что быстро истирались о кубок, который в свою очередь, становился постепенно все тоньше и красивее.

Уже не раз в мастерскую входили люди и сообщали Ахарону, что все готово к пиршеству и можно начинать, но Магрубет, ничего не желая слушать, все крутил и крутил круги. Когда работа окончилась и, благодаря опытному руководству Ахарона, получился тонкий, легкий и звонкий сосуд, Магрубет наконец успокоился.

Он взял в руки новый кубок, долго-долго, прищурившись так же, как Ахарон, глядел на него и затем сказал:

— Оказывается, стоит променять день своих важных дел на то, чтоб создать такую прекрасную вещь.

Ахарон отер пот со лба, покачал головой и сказал:

— Одного дня тут не хватит. Это мы с тобой работали, как одержимые, но так никто не работает. Ты один крутил за пятерых. Но уже завтра и через два-три дня ты едва ли бы так старался. А для обычных людей это каждодневный труд с перерывами и отдыхом. У нас считается хорошо, если такой бокал один человек сделает за неделю. Посмотри — только белых камней мы с тобой израсходовали как на пять дней. И все-таки это еще не оконченное изделие. Еще два дня мастер должен шлифовать его. Сперва песком, затем глиной, потом промасленной шерстью, а после всего мягкой льняной тканью. Тогда оно станет блестящим, как струя воды, и прозрачным. Не зря такой кубок стоит дорого. Давай я попрошу, чтоб его за эти дни дошлифовали…

— Нет! Не стоит! — прервал Магрубет. — Мой труд и моя воля в этой вещи. Я хочу таким оставить его себе на память. Если его отшлифовать до блеска, то это будет Египет, а сейчас это — я. Такой, как есть…

Ахарон внимательно, с удивлением, посмотрел на друга. Магрубет взял кубок, отер его рукавом и, прижав к груди, пошел к выходу из мастерской. Ахарон, покачивая головой, шел следом. Его удручала какая-то потерянность друга. Вместо радости избавления, тот нес в себе печаль и неудовлетворенность. Во время пира он спросил напрямую:

— Почему ты ставишь себя так низко в Египте, что сравниваешься с недоделанным сосудом?

— Дорогой друг, я знаю, что говорю.

— Нет. Мне кажется, ты не знаешь себе цену. Ты, наверное, там в Пилистиме привык с легкостью играть своей судьбой и рисковать головой. Здесь, в Египте, можно видеть, что твоя жизнь стоит дороже многих и многих жизней.

— Многих жизней…— задумчиво произнес Магрубет. — Вот хотя бы те три человека, которых я здесь встретил: Амути, Хиан и ты сам. Каждый, может быть и не желая того, доказал мне, что я просто-напросто дикарь. Ты, оказывается, не год, не два, а уже много лет занимался удивительным, интересным мастерством. Я только что видел, как ловки твои руки, как высоко твое умение.

Мое умение…— засмеялся, небрежно махнув рукой, Ахарон. — Через небольшое время ты сам смог бы перенять такое умение. Но вот они…— он многозначительно вознес обе руки к голове. — Амути и Хиан! Да они же редкие люди, сильные мира сего! Один — знаменитый мудрец, другой ни много, ни мало — фараон!

— Я, — Магрубет с чувством ударил себя в грудь, — я кое-чего стоил там, у себя в Па-листане! Но сегодня я побыл рядом с Хианом Третьим и получил очень важный урок на всю жизнь. Нет, не от Хиана. Он и не снизошел до урока. От самой жизни, от Египта.

Нас, кочевых палистанских хеттов, Египет всегда презирал, как варваров и дикарей. То нас небрежно отбрасывали подальше от границ, то мелкими подачками натравливали на отдельных неугодных монархов. Фараоны Нижнего Египта всю жизнь держали нас в том понимании, что кроме них нет во всей стране никаких законных правителей. Все остальные — враги власти и сму?ьяны. Мы никогда не знали всей правды. Мне теперь надолго хватит думать.

— Не думай много! Ты просто устал. От вина пришли грустные мысли. Выпей еще, и они пройдут.

Долгожданное веселье между тем овладевало всеми. Пир был устроен во дворе дома под открытым небом, вокруг большого костра. В огонь щедро подбрасывали всё, что горело. Все знали, что через два дня здесь уже никого не будет. Знали также, что после долгих лет тихой, боязливой жизни в эти дни можно ничем не стеснять себя.

На пир были приглашены всегда готовые веселиться служительницы культа любви из храма богини Анат[41]. Пока мужчины снимали с вертелов и разрубали на куски бараньи туши, молодые жрицы разносили вино. Царило шумное оживление. Празднование обещало быть веселым.

Вот зазвучала музыка, и обнаженные красавицы начали поочередно исполнять у костра свои первые страстные танцы, извиваясь телом и трепеща, как языки пламени. Уже веселое буйство начало входить в свои права, когда Ахарон заметил, что его друг почему-то сидит нахмурившись, отстранив рукой бокал с вином и вперившись неотрывным взглядом в свой недоделанный кубок, стоящий перед ним, и отнюдь не выигрывающий в сравнении с остальной красивой посудой. Тогда Ахарон захлопал в ладоши и сделал знак одному из музыкантов. Вышел вперед старик-египтянин с довольно громоздкой на вид, хитро устроенной арфой. Он встал на одно колено, охватив руками инструмент и стал ждать. Когда наконец все смолкли, старик запел старинную, мудрую и торжественную песню, известную еще с далеких времен фараона Антэфа[42],

Что значит величье живых, что значит ничтожество мертвых?
Оно означает согласье с законом, царящим в царстве вечности,
В земле правосудия, где нет ни войн, ни насилия,
Где не нападает брат на брата, но в мире все вместе лежат,
Множество множеств, и единый закон исполняют,
Ибо сказано всем, вступающим в жизнь:
«Живи, благоденствуй, доколе и ты возляжешь
на смертное ложе»,
Но самый лучший удел — тихость бога с небьющимся
сердцем…
Годы годами сменяются; восходит и заходит солнце,
Мужи зачинают, жены рожают, все утренний воздух
вдыхая ноздрями,
Пока не отыдет в место свое человек…
Радуйся же, смертный, дню твоему!
Умастись мастями благовонными,
Вей из лотосов вязи для плеч твоих
И для сосцов сестры твоей возлюбленной,
Услаждайся песнями и музыкой, забудь все печали,
Помышляй только о радости, пока ладья твоя
не причалит К берегу молчания.
Слышал я и о том, что постигло праотцев:
Стены гробниц их разрушены, их место не узнает их самих,
И были они, словно бы и не были…
Так радуйся же, смертный, дню твоему! [43]

Старик закончил свою песню и отошел обратно к музыкантам. Следуя последнему призыву певца, все снова радостно зашумели. Веселье пошло с новым подъемом.

Ахарон увидел, что песня эта повергла его друга в еще большую задумчивость. Не сказать, что он был грустен, но веселье не приходило к нему.

— Мне тоже что-то не очень радостно, — обратился Ахарон к Магрубету. — Ведь это праздник, когда последний хабирей покидает свою бывшую столицу и своего гиксосского владыку. Но что же тебя сейчас заботит? Ведь ты избежал скверной участи, представ перед самим фараоном, и даже заслужил его уважение и хорошие слова. Дорога перед тобой свободна, и, главное, я с тобой.

— Мне не приходилось встречать таких людей, как Хиан, — отвечал Магрубет в раздумье, — но я увидел поистине великого человека, которому суждено вскоре бесславно пропасть и который это прекрасно знает. Он не бросает на ветер суетные лживые слова. Так вот, он мне предрек плохое будущее и ближайшие неудачи. У меня все не идет из головы его прорицание.

— Забудь эти слова. Ведь он сейчас все видит в черном свете. А будущего у него у самого нет. В тебе же я уверен больше, чем в себе самом. Можешь рассчитывать всегда на мою жизнь, как на свою собственную.

— Впереди у меня безнадежность и нет пути в Палистан, если я не убью Яхмоса. А для этого я не могу рассчитывать на чью-либо жизнь. Это дело моей жизни, и беречь ее я не собираюсь!

— Дорогой друг! — осушив бокал, воскликнул Ахарон. Глаза его, отражая костер, светились красным пламенем. — Я думаю, что дело с Яхмосом как-нибудь обойдется и без его убийства. Но обратно в твой Пилистим, по-моему, тебе все-таки не лежит дорога.

Магрубет вздрогнул от его слов.

— Ты говоришь в точности, как он!

— Кто он?

— Хиан Третий! Слово в слово ты говоришь то же, что он предсказал мне сегодня утром. Но я не согласен с этим! Понимаешь? —вскричал Магрубет. — Я все-таки дойду до цели, пусть до конца своего пути! Я не остановлюсь!

— Я не останавливаю тебя! Я пойду с тобою рядом. Разделим все вместе. Может быть, я помогу тебе. Но все-таки…— Ахарон в нерешительности помолчал и продолжал: — Мне кажется, что ты будешь жить долго. Я верю, что тебя ждет великое будущее, и я хотел бы видеть в тебе своего старшего брата…

— Я тоже хочу быть тебе братом! Утром,

когда я увидел твое унижение перед всем фараоновым двором ради моего спасения, я увидел твое благородное величие. Я понял ясно, что ты не жалеешь своей жизни ради меня, и тогда же я подумал, что хотел бы иметь тебя своим братом.

— Скажи мне, каково имя твоего бога, и я его именем дам тебе на крови братскую клятву, — сказал Ахарон, глядя своими блестящими глазами прямо в глубину светло-серых глаз Магрубета.

— Мой бог — это мой названый старший брат. Он погиб семь лет назад, но он не умер. Он живет в лучшем мире, и моя душа по временам встречается с ним. Только ему я молюсь и прошу его о помощи. А в других богов я, честно говоря, давно уж не верю.

— Дорогой друг! — поспешил заверить Ахарон. — Я тебе признаюсь, что тоже по-настоящему не верил ни в каких богов. Да и какой бог — у сына ешероилова в Египте! Но святости твоего брата я тоже хочу поклониться. Да увидит он сейчас, что душа моя чиста и что я говорю истину! Скажи мне его имя!

— Леонх — его имя. То есть «Лео — подобный льву». Я даю тебе это Имя и называю себя также «Лео». Пусть будет три льва. Мы будем священными братьями — Левитами.

Магрубет вынул свой острый железный кинжал и подал его Ахарону.

— Это прекрасно! — воскликнул Ахарон. — Мы будем тремя Левитами — братьями-львами в Боге!

Он взял кинжал левой рукой за конец лезвия и поставил руку на кубок с вином. Магрубет также взялся за лезвие повыше, и, когда Ахарон положил другую руку на рукоять кинжала, он своей правой медленно нажал сверху так, что кинжал опустился в вино. Друзья посидели с минуту, глядя друг другу в глаза, затем отняли окровавленные руки от кинжала. Магрубет поднял бокал и первым отпил вина с кровью.

— Клянусь в братстве и принимаю тебя как младшего брата! — сказал он.

— Клянусь Богу и Льву-брату! — ответил Ахарон и допил вино до конца.

Лишь только друзья разъяли свои братские объятья, как увидели, что к ним приближается молодая жрица любви, неся таз с водой и два белых полотенца, перекинутых через оба плеча.

— Омойте руки и повяжите свои братские раны, а меня как сестру вашу возьмите с собой на эту ночь любви, — произнесла елейным голосом красавица, бросая из-под густо накрашенных бровей пристальные взгляды в основном на Магрубета.

Только сейчас Магрубет заметил, что веселье как бы приостановилось и все взоры обращены в их сторону.

— Идем в дом, — сказал он Ахарону, и друзья, сопровождаемые стройной жрицей, каждый с рукой, обмотанной полотенцем, скрылись в дверях.

До самого утра, пока не взошла на небе звезда богини Истар, со двора были слышны песни и громкие крики гуляющих. До утра молодая египтянка возносила молебны богине Анат, и, поочередно отдавая ласки одному из побратимов, она не забывала при этом ус-

лаждать другого своими красивыми алыми устами. И это было обычным для Египта.

Аварис хотелось покинуть поскорее. Дожидаться прибытия корабля Амути пошли к реке еще с самого утра. Условленное место на берегу находилось в приличном отдалении от города, оставшегося за поворотом реки и невидимого из-за холмов.

Долго лежали молча на песке в тени деревьев, смотрели вдаль на речной простор, как вдруг Ахарон с колебанием в голосе, выдающим волнение, задал вопрос:

— Скажи, брат, а тебе понравилась Нури?

— Какая еще Нури?

— Ну, та самая… наша ночная подруга…

— Да как тебе сказать… Мне понравилось то, что она, хоть и ластилась ко мне, но и тебя не избегала.

— Нет, нет, брат! Понимаешь ли в чем дело? — быстро и горячо заговорил Ахарон. — Она влюбилась в меня.

— Ну и что же? — Магрубет остро взглянул на друга. Ему отнюдь не впервой приходилось видеть такое преувеличение желаемого у вполне, казалось бы, мужественных и разумных людей, когда дело касалось женщины и любви. — Может быть, и ты влюбился в нее?

— Ты знаешь…— Ахарон замялся, уводя глаза в сторону. — Я решил взять ее с собой. Я понял, что мы созданы друг для друга и что такой женщины я нигде не найду.

— Как то есть взять с собой? Где она сейчас? — Магрубет даже подскочил и уселся на песке, с изумлением глядя на Ахарона. — А ты подумал о том, что Амути откажется взять ее к себе на корабль?

— Я подумал, брат, — сказал твердо Аха-рон. — Я об этом подумал еще два дня назад. Я даже уверен, что и меня одного с тобой он все равно не возьмет.

— Но я попрошу его…— начал было Магрубет.

— И не проси! — прервал его Ахарон. — Не принижай себя в его глазах. Он ведь и для тебя-то делает необычную уступку. Я хорошо подумал, и вот что я понял, — стал убежденно доказывать Ахарон. — Амути не случайно пустился в плавание по этим местам перед самым нашествием Яхмоса. Не просто так он назначил тебе здесь встречу ночью, чтоб его никто не видел. Известно, что его корабли самые быстроходные, а он сам — опытнейший человек в плавании по всем протокам и рукавам Хапи. Нет, не случайно он здесь плавает! А уж меня к себе на корабль он точно не пустит!

— Вот тебе и на…— озадаченно покачал головой Магрубет. — А ведь, кажется, ты высказываешь правильные догадки. Но как же ты предлагаешь нам поскорее убираться отсюда?

— А видишь, вон там, далеко за вторым островом чуть заметно забелелся среди зелени маленький парус? Это я все придумал! Там на небольшом кораблике, хоть и не таком быстроходном, как у Амути, сейчас находится моя Нури. На корабле еще Нефу — хозяин судна, который довезет нас до Менефра. А там уж до Уасета доберемся быстрее берегом.

Хочешь, — Ахарон умоляюще обратился весь к Магрубету, — я сейчас разожгу огонь и брошу туда вот этого камыша, чтоб поднялся дым, и корабль тут же подплывет к нам.

— Не хочу, но… Разжигай! — решительно сказал Магрубет после нескольких секунд колебания. — Пусть подплывает. А мы за это время еще подумаем, может быть, тебе все-таки избавиться, пока не поздно, от этой, как ее… Нури?

— Нет, нет! — запротестовал Ахарон. — Я чувствую, что это моя судьба!

Он собрал веток, быстро разжег костер и стал поверх пламени накладывать длинные зелено-коричневые стебли камыша. Пошел столбом черный дым к небу. Примерно через полчаса белый парус выдвинулся из-за острова и стал выходить на речную гладь.

— Что-то твоя Нури не очень спешит. Чем она там занимается с хозяином корабля? — смеялся Магрубет, хлопая Ахарона по плечу. — Только ты меня избавь от разговоров с нею. Я ее, честно говоря, видеть не хочу. — Потом добавил коротко и серьезно: —Садись на свой корабль и уезжай, а в Уасете встретимся там, где договорились.

— Как? А ты разве не поедешь с нами?

— Нет, — твердо отрезал Магрубет. — Я поеду с Амути, как и обещал. К тому же в .Ченефре у меня есть кое-какие дела. А твоя Нури — укуси ее злой Себек — будет мне только мешать. Поезжай с легкой душой, брат, может быть, ты доберешься до Уасета быстрее, чем я.

— Идет! — согласился Ахарон. — Только ты, брат, все-таки не забудь, спроси у Амути насчет его согласия взять меня. Увидишь, что я был прав.

Парус все увеличивался в размерах, и вскоре стало видно подходящее к берегу суденышко, чуть побольше обычных рыбацких лодок. С парусом управлялся седой пожилой египтянин, а на носу сидела молодая жрица. Когда обнимались, прощались и отплывали, она непрестанно строила глазки Магрубету и слала ему из-за спины Ахарона беззвучный поцелуй губами.

Ветер подхватил суденышко и потащил его против течения.

Медленно отдалялся кораблик. Долго виден был Ахарон, работающий на веслах вместе со стариком и поминутно оглядывающийся на Магрубета.

В тени, на свежем речном ветерке даже во время полуденного зноя Магрубет не ощущал жары. Весь день он провел в безмятежном расслаблении, зная, что ни предпринимать что-либо, ни спешить куда-либо не нужно. Он был в египетском раю. Он был в полном согласии с Египтом. Он не рвался, враждебный в теле Египта, куда-то к своей цели. Он отдыхал и наслаждался Египтом, как прирожденный египтянин. Даже мысли он старательно пытался уподобить мыслям египтянина.

Вот в облике коршуна парит над ним в вышине бог Хор, вот облик лягушки приняла богиня Хекат, вот финиковая пальма богини Хатхор, а вот уже наступил час, когда огромным удавом выползает демон темноты Небедж[44]. Загораются звезды на небе.

Но нет! Все-таки Магрубет ловит себя на мысли, что пальма — как пальма, река — как река, ночь — как ночь, а сам он — ни капли не египтянин, ни во что это не верит и в звездах не разбирается.

Сколько ни учил его в детстве старый учитель понимать звезды, у него никогда не хватало терпения подолгу глядеть в небо, чтоб наблюдать их движение. Едва ли больше дюжины созвездий мог распознать на небе Магрубет.

К этим холодным мыслям примешивается и сожаление о том, что Ахарон отъединился от него. Увела его эта девка Нури! Еще бы! Мало того, что она женщина, но еще и жрица. Всю жизнь соперничают с ним во власти над людьми жрецы и женщины. Однако же, все-таки отрываются от своих женщин воины, когда зовет он их в войско. И не жрецы командуют ими, не жрецы ведут их добывать славу и богатство. Но что-то здесь еще непонятно Магрубету. Так лежит он, размышляя на берегу Хапи, всматривается в ночное небо, как вдруг видит над собой внезапно врезающийся в звездный сонм, словно гигантский черный меч, длинный шпиль корабельного носа. Даже холодок пробегает по спине Магрубета оттого, как неожиданно, стремительно и безмолвно подкрался корабль из темноты.

Захрустел прибрежный песок под днищем, и послышался тихий условный окрик. Через секунду опустился трап. Магрубета приняли на борт.

Вглядываясь в лица окружающих его матросов, Магрубет увидел Амути, который приветствовал его поднятием рук. Корабль уже отходил от берега.

* * *

Утром Амути высказал искреннее удовлетворение, что худшие его опасения не подтвердились и что его «любезный спутник» благополучно возвращается из враждебного Авари-са живым и невредимым. При этом в короткой беседе он заметил, что, к сожалению, видит своего спутника удрученным и чем-то озабоченным.

Корабль шел полным ходом, не замедляясь, не останавливаясь ни на минуту. Всякий раз трапезу Амути разделял с Магрубетом вместе, но долгих разговоров не затевал. Видно было, что он поглощен своим важным делом. На корабле плыл новый пассажир, который содержался особо, наподобие почетного пленника, отдельно от всех на корме корабля. Амути, где бы ни находился на корабле, то и дело поглядывал на него. Видимо, капитану также велено было не спускать с него глаз. Исахар все прохаживался у кормы от борта к борту, отделяя пленного от остальных и не покидая своего поста. На корабле никто с ним не разговаривал. Довольно молодой человек с неопределенным лицом, в жреческой одежде молчал целыми днями, сидя на мягких мешках, и все смотрел в ту сторону, куда могучий Хапи нес свои обильные воды.

Глядя на него, Магрубет невольно вспомнил Масара с его ничего не выражающим, клоунским лицом. Этот человек также представлял собой загадку.

Амути часто подходил к капитану, тихо, чтоб не слышали остальные, подолгу о чем-то с ним толковал. По всему чувствовалось,

что везут какую-то важную птицу. «Видно, за этой птицей и плавал мудрец Амути, — думал Магрубет. — В проницательности моему брату Ахарону нельзя отказать».

В один из дней, когда под вечер корабль ходко бежал под парусом, гребцы валялись на отдыхе, а капитан присел на минуту подремать у борта, Магрубет подобрался поближе к пленнику. Он незаметно стал разглядывать его, стараясь понять, что это за человек, что за секрет может в нем содержаться. Человек уловил внимание к себе. На лице его внезапно пробежало какое-то оживление, но тут же сменилось обычной маской безразличия, взгляд равнодушно ушел в сторону. Магру-бету это не понравилось. По привычке он рассматривал руки незнакомца. Это были холеные, не знававшие труда или военных упражнений руки жреца или писца. На левой щеке, ничем в остальном не примечательного лица, была крупная волосатая бородавка. Полураскрытые губы на бледном лице, пухлые, цвета розовых слив выдавали человека, склонного к излишествам и жадного до плотских развлечений. По виду это был северный египтянин, возможно, наполовину гиксос.

Никого не было поблизости. Пленный сидел молча, отрешенно глядя вдаль, как вдруг Магрубет явственно услышал откуда-то тихие, торопливые слова:

— Великий Ра повелевает тебе, воин! Помоги плененному! Беги с ним! Уведи его ночью с корабля! Беги с ним обратно по течению Хапи! Великий Ра вознаградит тебя! Повелеваю тебе, воин!

Ни губы, ни лицо пленника не шевельнулись. Магрубет остолбенел от такого чуда. Невольно он поднял глаза к небу. Ему показалось на миг, что голос доносится откуда-то сверху.

Слова прошелестели тихо, как ветер в тростниках, но капитан вдруг встрепенулся и пристально, с подозрительностью воззрился на отвернувшегося человека. Амути также, слов— ' но что-то почуяв издалека, обернулся в сторону пленника, стоя на носу и заслонясь рукой от солнца, уходящего за левый берег, стал внимательно смотреть на этого человека.

Магрубет понял, что вдруг против своей воли стал причастен к какой-то чужой тайне. Это совершенно не устраивало его. В такое время да еще в его положении оказаться впутанным в чьи-то важные дела! Ни одним движением, ни даже вздохом Магрубет не выдал своего изумления. С подчеркнутой медлительностью он прошел от кормы к мачте, как ни в чем не бывало, уселся на привычное место и со спокойным видом стал смотреть вдаль на берег Хапи. Амути подошел к нему.

— Скоро подойдем к Менефру…— первым начал Магрубет.

— По моим расчетам, к полуночи будем там, — поддержал Амути и, несколько помолчав, спросил напрямую — А что, наш любезный спутник, не слышал ли там на корме такой необычный голос, доносящийся как бы с небес, не то от бога, не то от постороннего человека?

Ни один мускул не дрогнул на лице Маг-

рубета, и, ни на мгновение не задумавшись, он ответил:

— Я ведь не египтянин, и многие явления, предназначенные для египтян и имеющие для них смысл, я просто не воспринимаю. К тому же я совсем не набожный человек, как ты знаешь. Поэтому, если я что-то услышу, я не подумаю, что это от бога, и, наверное, не придам этому значения.

— Ты, хоть и не набожен, но очень умен, мой любезный спутник, — сказал, улыбаясь, Амути. Ответ Магрубета, по-видимому, удовлетворил его и успокоил.

Магрубет про себя решил тут же выкинуть из головы навсегда все, что могло бы касаться этого пленника. И он действительно накрепко забыл о нем на многие-многие годы. Но… как увидим дальше, не навсегда[45].

Больше до самого Менефра ничего значительного на корабле не произошло.

Когда корабль подошел в прохладной темноте к знакомой пристани, Магрубет, чтоб не мешать Амути, чем-то крайне озабоченному з связи с прибытием, кратко, но выразительно попрощался с ним и поспешил сойти на берег.

Поход в Аварис завершился возвратом к началу. Теперь предстояло достигнуть Уасета. Забегая вперед, сразу стоит сказать, что Магрубет вскоре достиг его. Но два происшествия, которые он пережил по дороге, следует описать, так как они оставили в его душе след и, как бы то «и было, повлияли потом на его судьбу.

* * *

Без особого труда найдя путь в темноте к дому Хурисепа, Магрубет за полночь постучался в ворота. Долго лаяли за стеной собаки, затем недоверчивый сторож долго выспрашивал, кто такой, как вдруг открылась дверца и первое, что увидел при свете факела Магрубет, была сияющая в радостном приветствии, вся в белых праздничных одеждах сама госпожа Нофермаат.

— Я сразу поняла, что это наш любезный гость стучится ночью в ворота, — сказала она, подавая Магрубету обе руки.

Оглядевшись, Магрубет, кроме сторожа с факелом, больше никого не увидел. Не дав раскрыть рта, госпожа Нофермаат повела его в дом. При этом она так доверчиво-ласково опиралась на его руку, что это несколько покоробило его своей необычностью. Хмурясь в темноту, он спросил намеренно официальным голосом:

— А где же наш любезный хозяин?

— Я так ждала тебя! — зашептала Нофермаат трепетно и страстно, прижимаясь в тесноте дверного прохода всем телом к Магрубету. — Четвертый день Хурисеп в отъезде, а я четвертую ночь жду тебя. Я знала, что ты сегодня должен был приехать!

Кровь бросилась Магрубету в голову от неожиданности и от того, как властно облекало его тепло мягкого женского тела. Он остановился на пороге комнаты, неуверенно пытаясь снять с шеи охватывающие руки, и сказал вдруг не то, что хотел:

— А когда он… приедет?

— Не бойся! — быстро истолковала по-своему Нофермаат. — Раньше, чем через день-два он не вернется, — и зашептала уже совсем откровенно: — Проходи. Здесь все давно готово для тебя: и еда, и постель, и… я сама.

Сообразив, что своим вопросом он как бы подтвердил согласие на соучастие, Магрубет попытался разозлить себя, чтобы как-то переломить ход событий. Он шагнул в глубь комнаты к виднеющейся в слабом свете ночника высоко взбитой постели и довольно резко оттолкнул от себя женщину так, чтобы она, не ударившись, упала на мягкое, но почувствовала бы при этом, что ее решительно отвергают. «Эти египтянки заслуживают своей бесцеремонностью, чтоб с ними так обращались», — подумал он, и тут в его памяти некстати выплыл образ недавней ночной подруги Нури. А это воспоминание отнюдь не настраивало на строгое воздержание.

Будучи многоопытным в единоборстве с мужчиной, Магрубет почти не представлял, как непохоже ведет себя при этом женщина. Законы борьбы у женщины другие, и тело ее тем особо защищено, что оно податливо и гибко, а не так собрано, как у мужчины.

От толчка Магрубета Нофермаат лишь перегнулась в талии и стала падать, не разжав охвативших его рук. Она вывела его из равновесия, не дав ему переступить ногами, и повлекла за собой. Сам от своего усилия он повалился на постель вместе с ней.

То, что образ Нури возник как предвкушение его мужского согласия с женской сутью, как подчинение ее вызову, Магрубет понял, барахтаясь на пышной постели в объятиях хозяйки дома. Он понял, что разозлиться все равно бы не удалось. Как видно, богатые египтянки опыт жизни умеют обращать в свои достоинства. К тому же, если Магрубет знал, что молодая Нури была жрицей любви, то еще неизвестно, как проводила свою молодость госпожа Нофермаат. Однако она и сейчас была вовсе не стара, а находилась как раз в том зрелом возрасте, когда огонь страсти горит не как костер, а полыхает, как всепоглощающий пожар, с ликующим в своей власти дыханием, с диким воем и звериным рычанием.

Потом Магрубет не раз вспоминал эту ночь, но сейчас до самого утра, забыв все на свете, он предавался с этой знатной египтянкой таким утонченным наслаждениям, которые грубым жителям Палистана неведомы были в то время.

Под утро, когда Магрубет почувствовал, что лучшим из наслаждений сейчас было бы просто заснуть, неутомимая госпожа Нофермаат сказала с покровительственным оттенком и некоторой иронией в голосе:

— Что-то наш могучий лев больше не терзает свою овечку? Наверное, на нее у него уже сил не осталось?

Приподняв голову от подушки, Магрубет поглядел на нее и промолчал. Она смотрела на него с видимой кротостью своими бархатными, невинно-бессовестными глазами и вызывающе ждала, что он ответит.

Сказать было нечего. То, что она называла его львом, ни с чем не было связано, но то, что сейчас перед этой женщиной бесполезно проявлять свою волю и силу, было бесспорно. С

самого начала получалось так, что все делалось не по его воле и сила была на ее стороне. «В интересном же я положении, — подумал он, — называет меня львом, а разговаривает, как со своей кошкой». Мысль эта не взывала к активности, однако сон отошел прочь. Как бы вспомнив, где он находится, Магрубет спросил:

— Зачем я здесь? Куда уехал Хурисеп? — Сеп уехал по твоим делам. Целый воз товаров он нагрузил на лодку и отправился дня три назад, — лениво зевнула Нофермаат, а потом, небрежно положив ему на лоб свою мягкую теплую руку, сказала тоном внушения виноватому мальчишке: — Ты здесь затем, что сам очень желал этого. Не хочешь признаться? А ну-ка, покопайся в душе! Женщину ты не обманешь! Я-то ведь видела, как у тебя глаза разгорелись на моих девочек. Но ты тогда прикидывал про себя, что и до меня бы неплохо добраться. Ты же очень скрытный мужчина! Сам себе не признался бы в этом! Но ведь хотел же этого! Стремился к нам в дом! Я знала это, я ждала тебя… Ну! Ну! Не закусывай губу. Не надо дуться. Это знаем пока лишь мы вдвоем с тобой.

— А ты уверена в том, что твои дочки не знают? — с досадой буркнул Магрубет.

— Ах ты, хищный варвар! Я вижу, что тебе мои дочки все-таки не дают покоя! — с непонятным гневным смешком воскликнула Нофермаат. — Не ты один… Всем вам подавай молодую ягодку…

— Что значит всем? С кем ты еще ставишь меня на одну доску?

— Подумать только, какой ты несравненный! — насмешливо встрепенулась Нофер-маат. — Да если бы ты не жил в нашем доме, старый Птахотеп едва ли посылал бы за тобой своего соглядатая. А уж его-то, я знаю, мои девочки интересуют гораздо больше, чем ты сам.

Она загадочно-радостно смеялась, глядя на него. В своей позе, лежа на животе, она напоминала ему виденную во дворце Хиана богиню-львицу. От этих ее слов ему стало совсем не по себе.

— Только не рычи в ярости, мой лев, — сказала Нофермаат, — сейчас я снова разожгу твой аппетит.

Она властью своей нежной руки погасила в его душе искорки гнева и повела его на тот путь, где мужчина покорно следует за женщиной, в то время, когда он считает, что господствует над ней.

Несколько успокоив кипевшую в ней страсть, холодным умом госпожа Нофермаат к утру ясно определила для себя, что ее «варвар» ничем особенно не отличается от обычных мужчин его возраста. Мысль, что она не потеряла себя, а познав его, сохранила свою способность к расчетливым действиям, вызвала у нее особое удовлетворение.

— Могучий воин, — сказала она, — для женщины, которая тебя распознает, ты можешь стать простым рядовым новобранцем.

— Должна же ты когда-нибудь заснуть! —молча, про себя, ответил Магрубет, не собираясь докапываться до причин неудовлетворенности этой женщины.

Когда засерел рассвет, снизошло наконец умиряющее спокойствие. По опыту жизни Ма-

грубет знал, что к этому часу затихает боль у раненых, хмель у пьяных, так же как болезнь у больных, проходит свой пик, а сон властно подчиняет себе всех, и бороться с ним в этот час особенно трудно.

Немного выждав для верности, тихо, чтоб не разбудить египтянку, Магрубет встал с постели, мгновенно собрался и подошел к двери. Приподнимая дверь, чтоб не скрипнула, он прошел в большую комнату и направился к выходу.

Сделав несколько крадущихся шагов, он вздрогнул от изумления. Перед ним на пороге стояла в белом ночном одеянии дочь Нофермаат. Магрубет не сразу определил, что это именно Нафехерет, а не Наджедет.

Девушка скорбно глядела на него. В глазах ее блестели слезы. Она молчала. Также молча Магрубет остановился напротив нее. Не зная, что сказать, он протянул руку и легонько взял ее за подбородок. Она слабо отшатнулась и словно бы укоризненно отвела своей рукой его руку. Ладонь ее была мягкая и влажная. От этого ее прикосновения в нем вдруг заново взбурлило мужское чувство, как будто и не было этой ночи. Кровь бросилась в голову. Мелькнула мысль, что он уходит сейчас из этого дома, чтоб больше никогда здесь не появиться, и поэтому надо взять, пока можно, то, что само падает в руки.

Метнув быстрые взгляды по сторонам, Магрубет за руку потянул девушку в ближайшую дверь. В незнакомой комнате было темно. Нафехерет не сопротивлялась, но была в каком-то оцепенении. Это мешало ему. Он держал ее на руках, не зная на что опереться. Мешал кинжал, который находился на животе под одеждой, мешала сбоку походная сумка, толстый пояс старика Якова сковывал движения. В нетерпении он спешил, действовал грубо и бесцеремонно. Едва лишь добившись своего, он, как и ожидал, почувствовал мгновенный конец желания. Холодная мысль о нелепости всего содеянного проявилась в сознании. Девушка не то всхлипывала, не то стонала. Магрубет отпустил ее с рук, не зная куда, в темноту, а сам сразу молча шагнул к двери.

Оказавшись во дворе, быстрым шагом Магрубет прошел к воротам, отворил калитку и ступил на улицу с таким чувством, как будто он только что снова убежал с каторги. Но вместо радости ощущение какой-то скрытой неприятности давило горло и никак не проходило. Не зная сам почему, он тихо прокрался вдоль стены Хурисепова дома и затаился в тени деревьев.

Никому не видимый, он стоял, чего-то выжидая, и задавал себе вопросы один за другим. Что скажет матери девушка, которая, видимо, караулила его целую ночь? А как же взъярится мать, когда узнает, что произошло с дочерью! Наконец вообще, зачем судьба сыграла с ним такую шутку?'1 Ведь скоро возвратится сам хозяин дома и Магрубет окажется для него, вместо благодарного друга, подлым и низким обманщиком. Отец учинит расспросы, и Нафехерет, наверное, обязательно расскажет ему все, что было с ней и чему она была свидетельницей.

«Почему я не смог избежать этого позорного положения, почему не нашел достойный вы-

ход, забыл, зачем я здесь, забыл, что я не в походе, не в своих военных грабежах? Теперь я сам достоин такой же мести, с какой пришел сюда», — терзал себя Магрубет, скрываясь за деревьями и не решаясь идти куда-либо, как вдруг в дали улицы увидел группу людей, приближающихся со стороны реки.

В сером утреннем свете он различил идущего среди четверых спутников Хурисепа.

Когда купец с людьми подходил к дому, Магрубет подумал, что сейчас можно было бы, словно невзначай, подойти вместе к воротам и изобразив радость встречи, войти в дом вместе с хозяином, а там как-нибудь отвлечь его до тех пор, пока Нофермаат, проснувшись, не догадается быстро замести следы бурной ночи. Но нет! Он вспомнил слезы Нафехерет, вспомнил язвительно улыбающуюся, лежащую в позе львицы Нофермаат и понял, что сейчас не найдет в себе силы глядеть в глаза Хурисепу.

Магрубет стоял и смотрел, как купец, посмеиваясь и тихо переговариваясь со своими спутниками, стучал в ворота, ждал, пока ему откроют, как радостно поднял руки в традиционном приветствии дому, прежде чем перешагнуть через порог калитки. Магрубет уже хотел идти прочь, как вдруг ему пришла мысль посмотреть еще хоть несколько секунд, что будет дальше. Он легко, бесшумно взобрался на дерево и стал глядеть на двор.

То, что он увидел затем, приятно поразило его и сняло большую тяжесть с души.

Сторож звонил в колокольчик. Хурисеп стоял посреди двора. С разных сторон к нему сбегались все обитатели дома. Через некоторое время появились красиво одетые дочери купца. Наджедет выглядела слегка заспанной. Нафехерет же, наоборот, — необычайно румяной и свежей. Сестры, как это полагалось, с радостным пением принялись кланяться отцу, прежде чем наконец, подошли к нему в объятья с обеих рук. Вслед за этим показалась и сама госпожа Нофермаат с радостью на лице и с белым узорчатым полотном на пышных плечах. Затем все стали постепенно, один за другим входить в дом.

«Хороший это обычай — встречать так купца после поездки», — подумал Магрубет. С легким сердцем он спрыгнул с дерева и пошел бодрой походкой в сторону Хапи. Лицо его розовело от первых утренних лучей божественного светила.

— Это ты, Леонх, позволил мне счастливо выпутаться! — сказал он, поглядев в светлеющее небо и помахав рукой. — Кстати, нужно осмотреться, нет ли где-нибудь сзади этого проклятого соглядатая.

Знакомый спуск к реке придавал легкость шагу, но равновесия в душе не было. «Какую нелепую петлю делает моя судьба здесь в Египте! — думал Магрубет, сходя к пристани. — Я пришел сюда, чтобы отомстить человеку, склонившему к измене мою любимую, а сам оказываюсь здесь таким же подлым искусителем. Причем это мне совсем не нужно, но даже, наоборот, противно. Хозяин дома принял меня милостиво и гостеприимно, а я спутался с его женой и опорочил его дочку! А что если кто-нибудь из домашних подглядывал ночью и донесет ему? Даже сторож, например, мо-

жет проболтаться хозяину, кого он встречал у ворот. Какую истину узнает обо мне хозяин дома? Что подумает Хурисеп о своем бывшем друге, к невесте которого, скажем, возил он дорогие подарки? Почему я забыл о цели своего пребывания здесь? Зачем мне нужны были все эти женские приключения? — сверлили Магрубета вопросы, на которые не было ответа. — Это все началось от Таттехуш! Это она что-то пошатнула во мне! — он даже остановился на миг от этой мысли. — Если бы я не думал о ней, не всплывали бы постоянно в памяти красавицы, поющие с балконов аристократических домов Менефра, и лукавая Нури, и Нофермаат, и ее дочки… ее Нафехерет… Это все Таттехуш! Ведь не было ни дня, чтоб я не вспомнил об этой крестьянке! Скорее к ней! Стоит лишь мне взглянуть на нее, и я пойму, в чем дело, почему она так перекроила мою душу, почему так крепко держит меня!»

Четыре дня томился Магрубет с двумя лодочниками в тени пальм на пустынном берегу Хапи выше Менефра в ожидании, пока проплывала вниз к Аварису фараонова армада. Бесчисленное количество больших и маленьких кораблей в сопровождении многовесельных лодок медленно проходило перед глазами Магрубета. На всех судах видны были плотными рядами сидевшие воины.

Лодочникам известно было, что весь флот с войском ведет знаменитый флотоводец Яхмос. Лежа под деревьями, они рассказывали Магрубету, какой это удивительно храбрый, мужественный и добродетельный командир. Когда-то лет десять назад оба они плавали с ним к Аварису на войну с гиксосами. По их словам флотоводец Яхмос — это один из самых опытных и уважаемых фараоновых военачальников. Его отец был военачальником еще при фараоне Секенинра и умер от ран, полученных в битве якобы от самого фараона гиксов Апопи. Флотоводец Яхмос удостоился этого имени от фараона Яхмоса за то, что помог захватить Тети-ана, поднявшего бунт в войсках во время первой осады Авариса. Много славных побед добыл он и под Кипром, и в других сражениях.

Лодочники по египетскому обычаю рассказывали без умолку и многословно. Они с удовольствием болтали о своих походах, о дворе фараона, о его чудесах и тайнах жрецов. Со скрытым гневом, не подавая виду, слушал Магрубет болтовню этих представителей одной из самых популярных профессий в Египте. Его бесило частое упоминание одного и того же ненавистного имени: и фараон Яхмос, и флотоводец Яхмос, и жена фараона Яхмос Нефертерит.

На пятый день, когда стало ясно, что все войска прошли, лодочники решились плыть. К вечеру слева на берегу Магрубет наконец завидел знакомую деревню Ка-техи. Только сейчас она была намного дальше от реки — Хапи начал сбрасывать воды.

Сердце Магрубета необычно быстро забилось, когда он разглядел издали знакомый дом Иофора. Там была его Таттехуш!

Он был твердо уверен, что стоит лишь сейчас увидеть перед собой Таттехуш, как откроется какая-то тайна, прочь отлетят от него магические чары, и падут неведомые египетские путы с души, но первый же взгляд на нее унес его уверенность.

Таттехуш, празднично наряженная, стояла к нему боком и делала вид, что не замечает его. Ясно было, что она ждала его, словно знала, что именно в эту минуту он появится. Она даже как-то повела плечом под взглядами домашних, как бы показывая, что не собирается первой проявлять свою радость.

Гнев и желание взбурлили в нем одновременно. Пригнув голову, не помня себя, с глазами, налитыми кровью, с раздувающимися ноздрями, Магрубет пошел к ней тяжелым шагом. Копошащиеся кругом женщины и все собирающиеся к ужину домочадцы сразу смолкли, как-то рассеялись и притихли на своих местах. Он схватил Таттехуш на руки, сделал два шага по направлению к двери дома и вдруг ощутил, что к этому моменту его настиг конец томительного, нестерпимого желания.

Он держал ее легко, словно ребенка, а она, одной рукой охватив его за шею, другой закрывала ему рот. От руки ее исходил тот самый знакомый и непонятный ему аромат цветов. Прижимаясь лицом к ней, он медленно опускал ее на землю. Таттехуш тихо, откровенно смеялась, поняв, что с ним сейчас происходило.

Пролетели, как один, четыре дня. Магрубет не замечал, что на смену сияющему Ра выходит бог ночного неба Яха и снова, исчезнув, опять появляется, с каждым разом набирая полноту своего серебристого диска. Время как будто остановилось для Магрубета. Он не хотел вспоминать, где он и зачем здесь находится.

Своей какой-то невинной бесцеремонностью Таттехуш походя отбросила прочь всю гордость и сдержанность Магрубета. Он чувствовал себя спокойным и свободным, когда она была рядом с ним, потому что она была нужна ему, как воздух. Стоило лишь ей выйти за порог, и он не мог дождаться ее возвращения, начинал метаться по комнате, хвататься за вещи, к которым она прикасалась, бросался на пол и целовал следы ее босых ног. Сон и явь перемешались. Даже во сне он обладал ею.

Но временами в сознании он взлетал вверх над всем, когда она поила его красным терпким вином, видел ее, видел себя с ней и тогда говорил себе, что так не может быть всегда, что даже сколько-нибудь долго так не бывает. Говорил он это удивительно спокойно.

На пятый день Магрубет простился с Таттехуш. Путь его лежал далее по великой реке Хапи к неведомому могучему городу Уасету, настоящей столице Египта, к жилищу фараона Яхмоса.

Шли ночами под парусом. Днем, сколько хватало сил, поднимались на веслах. Потом стали и днем ловить ветер. Хапи становился все уже. На этот раз Магрубет нанял троих лодочников помоложе и посильнее. За обещанную плату, довольно большую для них, они старались вовсю. В города, лежащие и на правом, и на левом берегах, не заходили. Останавливались купить еду лишь изредка в деревнях. Часто Магрубет брался сам за весла, но все остальное время часами лежал на носу, глядя в небо и размышляя.

Два этих события — посещение дома Хурисепа в его отсутствие и встреча с Таттехуш не шли у Магрубета из головы. Сколько он ни перебирал в памяти все происшедшее, он не находил ни одного момента, за который бы мог похвалить себя. Два этих события чего-то лишили Магрубета, чего — он никак не мог понять. Пребывая в давно уж небывалом спокойствии, он с далеким сожалением осознавал, что стал каким-то другим Магрубетом. В таких чувствах он и достиг Уасета[46].

Хапи все заметнее сужался. Здесь уже было не то бескрайнее, необозримое водное пространство, как в низовьях. Магрубет не без интереса отметил, что селения, лежащие на противоположных берегах, река не разделяет, а, наоборот, соединяет. Лодочники то и дело снуют с берега на берег, перевозя людей. По-видимому, для жителей Верхнего Египта это был самый привычный способ сообщения. Нередко уже можно было наблюдать, как по бродам перегоняются стада коров. Стада были многочисленные, а здешние коровы были какой-то другой породы, чем те, что видел Магрубет поберегам ниже Менефра. Пастухи перегоняли рогатый скот, сидя на маленьких, наскоро сделанных папирусных плотах, и отталкивались длинными бамбуковыми шестами.Везде небольшие повозки с грузами тащили ослы, но лошадей Магрубет нигде не видел.

«Уасет! Уасет!» — все чаще слышалось в разговоре лодочников. Магрубету очень не терпелось скорее увидеть этот знаменитый и таинственный для него город. Столько он слышал о нем! «Неужели он окажется столь же величественным, как Менефр?» —раздумывал Магрубет.

«Завтра — Уасет», — сказали однажды под вечер лодочники, и Магрубет поймал себя на мысли, что ему хочется прежде всего взглянуть на этот чудо-город, затем хочется подойти к Ахарону и посильнее дружески хлопнуть его по плечу. Чем-то очень удивить его обещал Ахарон в столице фараонов. Но о самом фараоне думать почему-то вовсе не хотелось.

Город начался незаметно, причем с обоих берегов. Плыли уже который час с утра. Деревни слева и справа стали сплошь сливаться между собой. Постепенно они перешли в пригород с высокими каменными домами, чем дальше, тем богаче, а затем взору Магрубета представилось то, что превзошло все его ожидания. На обоих берегах раскинулся необыкновенный, необозримый, невообразимый город.

Лодочники спрашивали своего пассажира, к какому берегу приставать, а тот, не слыша их вопросов, вертел головой то в одну, то в другую сторону.

Там и сям к берегам сходили широкие каменные лестницы, ведущие куда-то на людные улицы, к дворцам и храмам. Дома высились в несколько ярусов, и все, как правило, были украшены колоннами и статуями богов. Высоких городских стен, как в Менефре,

отделяющих дворцы один от другого, здесь вовсе не было, как не было вообще городских крепостных стен. Сады же в Уасете были еще пышней, чем в Менефре, и зелень их, казалось, была еще ярче. В разных местах от реки уходили в город русла каналов, выложенные каменными плитами, аккуратно подогнанными и гладко обтесанными.

Магрубет дал знак лодочникам плыть дальше. Река делала плавный поворот, слегка огибая правый, более высокий берег. С нескрываемым восхищением глядел Магрубет на открывающуюся панораму. Про Уасет говорили, что город возник тогда же, когда боги создали людей, что нет древнее и прекраснее города на земле. Много хвалы этому городу слышал Магрубет, так много, что уже давно заранее настроил себя скептически по отношению к нему. Но то, что сейчас он видел своими глазами, говорило само за себя. Это было так захватывающе красиво и грандиозно, что оставалось лишь молча созерцать, не пытаясь высказывать свое мнение или отыскивать недостатки.

Ни один клочок земли, сколько было видно по берегам, не был в запустении и не пропадал зря, потому что за многие столетия многие сотни тысяч людей с присущим им тщанием нашли всему применение. Писцы, ремесленники, торговцы, менялы, музыканты, жрецы и просто отдыхающие люди, облюбовав себе места, располагались либо в тени деревьев,

либо возле колонн, либо у подножия гигантских каменных статуй, а то и прямо на ступеньках лестниц. Вглядываясь в их лица, Магрубет видел, что никому не было ни до кого дела, что каждый был занят своим и жизнь свою устраивал деловито, по собственному разумению.

Отпустив лодочников, Магрубет направил свой путь в левобережную часть города. Ему казалось, что жизнь тут попроще, и хабиреев, сынов исароиловых, следует искать где-нибудь на здешних окраинах. Но чем дальше он углублялся в город, тем больше убеждался, что ' это отнюдь не менее благоустроенная его часть. Числа не было дворцам и храмам, одному великолепнее другого. Как только улицы выводили на площадь, обсаженную по кругу деревьями, так в очередной раз глазам представал новый храм. Храмы были построены очень по-разному, из разного камня — белого, серого, красного. Возведены они были, как видно, в разные, более и менее отдаленные столетия, но все поражали своей тщательной отделкой и чистотой содержания. Стены храмов, каменные колонны, стелы и различные статуи блестели без единой пылинки. Площади и улицы там, где они не были замощены камнем, покрывала ровная, заботливо подстриженная трава, а плиты мостовых даже возле не очень богатых домов, были чисто выскобленными и вымытыми. Пришедший люд возле храмов устраивал трапезу, сидя прямо на этих плитах, расстелив перед собой небольшие, чистые белые скатерти и выложив на них еду. Магрубету все говорило о том, что жизнь здесь принимают с легкостью и вечным спокойствием. Единый над всем Египтом и над всем миром солнечный глаз глядел уже прямо сверху, когда Магрубет вышел на большую прямую улицу, ведущую, как видно, за пределы города. Чтобы не петлять по разным улочкам и не блуждать по городу в неизвестном направлении, он решил идти по этой улице до конца.

Улица шла через высокие каменные мосты над каналами и протоками Хапи, через густые тенистые сады, мимо удивительных гигантских храмов, в каждом из которых мог бы разместиться целиком палистанский городок, и в конце расходилась на несколько дорог среди скалистой местности, где велись какие-то весьма внушительные строительные работы. К вечеру Магрубет нашел племя хабири.

Насколько Уасет поражал чистотой и великолепием, настолько убогим и грязным оказался поселок хабиреев. Это было становище, почти сплошь состоящее из палаток и шатров. В центре его находилось лишь несколько строений, которые можно было назвать домами. Еще по пути сюда, спрашивая у прохожих, как найти людей хабири, Магрубет заметил, что при одном упоминании этого слова жители Уасета неприязненно морщили лица. Из их неохотных разъяснений можно было заключить, что хабири — это какой-то грязный сброд, неизвестно откуда свалившийся наегиптян. Однако все проявляли осведомленность об этом племени и знали, где оно находится. То, что сейчас увидел Магрубет, многое ему объяснило.

У каждой палатки перед входом дымил простой очаг, а сзади, неподалеку в кучах отбросов и нечистот рылись собаки. 'Между палаток в огромном множестве бегали черные, голые дети. Одни были совершенно негры на вид, другие являли собой определенную помесь, некоторые же выглядели совсем как египетские ребятишки. Таковы же были и женщины — все с черными, курчавыми волосами, с толстыми, синими губами и полными, удлиненными грудями, беззастенчиво открытыми. Они и шумно ругались между собой, и улыбались яркими белозубыми улыбками, но все казались Магрубету одинаково дикими и грязными.

Был, видимо, тот час, когда мужчины отдыхали в шатрах, дожидаясь ужина, который им готовили жены. Магрубет наугад пробирался между палатками, направляясь к большому дому с плоской крышей. За Магрубетом шумной оравой в некотором отдалении опасливо следовали ребятишки. Мужчин почти не было близко видно, а у женщин он не хотел ничего спрашивать. Каким-то чутьем чуял он, что приближается к жилищу своего друга.

Подойдя к дому, Магрубет не стал переходить через невысокую загородку, грубо сложенную из камня, а крикнул по египетскому обычаю хозяина. Первой, кого он увидел в темнеющем проеме двери, была Нури. За нею выскочил сам Ахарон. Увидев Магрубета, он исчез обратно в доме и через секунду появился снова. В руках он нес свернутый ковер. Выбежав на середину двора, Ахарон расстелил ковер и, став с краю его на коленях, приветственно протянул руки к Магрубету. Кругом быстро начал собираться народ. Нури, открыв проход в ограде, повела под руку Льва навстречу его младшему брату-левиту.

Поддерживая начатое действо, Магрубет ступил на середину ковра и громко возгласил:

— Встань, мой дорогой брат! Встречай посланного богами к твоему народу брата твоего! — затем торжественно поднял Ахарона с колен.

Они долго стояли обнявшись, следя, как кругом все больше собиралось народу. Ахарон тихо шепнул на ухо:

— Покажи им сейчас свой посох. Оглядевшись, Магрубет увидел стоящих особой кучкой, отдельно от толпы, богато одетых стариков, с длинными сивыми бородами и лицами несколько более светлыми, чем у прочего люда. Невысокие, коренастые, они стояли, сплотившись, широко расставив ноги и подозрительно смотрели на пришельца. Один взгляд на них сразу воскресил в памяти Магрубета образ старика Еше Роила. Та же надменная недоверчивость в тех же выпученных миндалевидных глазах. Поняв, что это и есть представители хабирейской знати, сыны еше-роиловы, Магрубет обратился к ним:

— Я пришел издалека, с нашей прародины, чтобы спасти вас в этой земле фараоновой! Умер ваш праотец, святой Иса Роил и перед смертью по велению богов он вручил мне свой посох, символ власти божьей над народом сынов исароиловых. Моя задача трудна. Видящие этот жезл да преклонят свои головы и да помогут мне в моем деле, чтобы я мог выполнить волю богов и принести облегчение народу Исароила! — Видя, что все кругом смолкли, а богатые старики о чем-то тихо перебросились между собой словами и глядят на него еще более неприветливо, Магрубет отошел на несколько шагов назад, встал на крыльцо, обвел медленным взором всю толпу и продолжал громко: — В этот великий миг моей встречи с народом Исароила коварный змей недоверия вкрался между вами! — при этих словах последние лучи уходящего в пустыню красного ока Ра отразились в глазах Магрубета ярким блеском, а вокруг его головы зажгли огненно-розовый ореол. Ахарон стоял рядом и был обыкновенным, темным, а этот пришелец светился удивительным светом. По всей притихшей толпе прошел гул сдержанного изумления. Магрубет продолжал:

— Вот этот жезл! — он повернулся спиной к толпе, поднял кверху левую руку, а когда повернулся обратно лицом, в правой его руке был длинный остроконечный посох. Он ударил посохом несколько раз о пол крыльца, чтоб все услышали, затем поднял его в обеих руках над головой. — Сейчас он превратится в этого змея, ползающего среди вас, но я своей рукой заставлю его окаменеть навсегда и стать подвластным святому жезлу народа исароилова!

В руках Магрубета жезл вдруг обвис и стал извиваться толстыми змеиными кольцами. Магрубет потянул змею в стороны за хвост и за голову, а затем бросил ее о землю. Народ в ужасе попятился, боясь, что огромная змея поползет на них, но Магрубет медленно простер вперед руки, наклонился и поднял змею над головой. Все увидели, что она распрямилась и застыла, став посохом. Магрубет снова поднялся на крыльцо и для верности стукнул еще несколько раз жезлом. Краем глаза он все время следил за лицами стариков. Те согласно закивали головами и начали становиться на колени. За ними вся огромная толпа пала ниц.

Даже детишек матери старались уткнуть скорее лицом в землю.

— Встаньте и разойдитесь все к своим очагам! — сказал Магрубет. — Когда мне нужно будет говорить с вами, мой брат Левит Ахарон созовет вас! Но никто из вас да не скажет ни одному из египтян о моем прибытии к вам!

С этими словами он повернулся и пошел в дом вместе с Ахароном, лицо которого сияло от радости, от того, как все получилось.

Едва сели за вечернюю трапезу и Нури стала подавать на стол, как раздался стук в дверь. «Это они», — сказал Ахарон, и в дом стали входить старейшины один за другим.

— Да будет добро в доме Аарона! — входя, говорил каждый, произнося это имя с характерным, едва заметным придыханием. — Да скажут нам свои мудрые слова Аарон и его великий друг!

Аарон с переменившимся лицом рассаживал гостей по скамьям и бросал тревожные взгляды на Магрубета — ведь ничего еще не было сказано между собой и неприятно было, что так нетерпеливы оказались старейшины. Всего несколько дней назад прибыл сюда сам Аарон и далеко еще не утвердил свое положение старшего среди племени. Все теперь зависело от его друга. То, о чем говорили там, в Аварисе, их планы и замыслы — все должно было сейчас выдержать строгую проверку: мудрецы его племени коварны и всеведущи.

Магрубет лишь усмехался, глядя на побледневшего Аарона. С первого взгляда он понял, с кем имеет дело. Ясно было, что длинной и непростой будет беседа. Человек тридцать старых пройдох полукругом сидели напротив него и сверлили его глазами. Но если плохо скрытым презрением было то выражение, с которым они сейчас глядели на него, то ни одним движением лица он не давал пока им понять, насколько больше он их презирает. Вот только сделает он свое дело, поразит свою цель, тогда и с ними заговорит другим голосом. А сейчас — меньше слов и больше терпения. Надо все-таки помочь другу захватить верх среди этих черных тараканов. Но и он сам должен получить от них какое-то содействие. Ведь завтра — вперед! К фараону! Магрубет начал первым:

— Кто я и почему я здесь, будем говорить лишь после того, как я выполню первую мою задачу. Ее исход сразу прояснит вам будущее. Задача же моя — вот этой рукой убить фараона Яхмоса. — Тут он решил сразу прибегнуть к своему коронному номеру. — Вот этой рукой! — повторил он и протянул всем на обозрение ладонью вниз свою десницу.

Все с удивлением от такого начала уставились на его руку. Кроме любопытства и недоумения ничего не увидел в этот момент Магрубет в глазах старых хабиреев. Это вполне удовлетворило его.

Не торопясь, он взял в руку массивный каменный кубок со стола и сжал его со всей силой. Кубок треснул с хрустом. На стол потекло темно-красное вино.

— Это не кровь моя! Это вино! — сказал с металлом в голосе Магрубет, вытирая руку о скатерть.

На эти слова никто не нашел ничего ему сказать. Воцарилось молчание. Магрубет знал, что это действует на любого. Выждав несколько минут, но чтобы не упустить времени, он заговорил снова:

— Я думаю, что почтеннейшие сыны иса-роиловы поймут меня, если я попрошу моего любимого брата Аарона для начала увести прочь его прекрасную жену, дабы она, египтянка, не слушала неинтересный для нее наш разговор, а спокойно отдыхала в это время.

Ничего не поделаешь — обо всем переговорили там, в Аварисе, но о Нури не успели. Пусть Аарон на ходу соображает.

Аарон вспыхнул ярко всем лицом и даже шеей, но без единого слова встал с места и пошел за Нури в соседнюю комнату. Старики одобрительно загудели и закивали головами. Едва Аарон вернулся, началась беседа, которая продолжалась далеко за полночь.

Когда все разошлись, Аарон не пошел звать обратно Нури, а, радуясь возможности поговорить наконец с глазу на глаз, начал расспрашивать Магрубета о том, как тот добрался от Авариса до Уасета. Магрубет принялся рассказывать, все больше шутя, о своих приключениях в Менефре с одной купчихой и ее дочкой. Все выглядело лихо и забавно. Друзья смеялись. Правда, Магрубет скорее сдержанно улыбался. О Таттехуш он предпочел совсем умолчать, и воспоминание о ней почему-то вовсе не веселило, но Аарон хохотал до упаду от бравого повествования. В завершение всего, он налил себе и Магрубету полные кубки и сказал:

— Слава нашему Богу — все прошло хорошо! А теперь спи себе, пока не выспишься после долгого пути. Утром мы лучше подумаем о том, что нам делать дальше.

Его все не покидала тайная мысль, что время как-нибудь поможет его другу выбросить из головы всю его затею с фараоном. А теперь эта мысль почему-то укрепилась еще больше.

Друзья спали долго и проспали бы до полудня, но пришел один из старцев по имени Закхава и вдруг прямо с порога разразился длинной тирадой, от которой оба разом вскочили с постели, словно их ужалил скорпион:

— Исчадье темных сил, фараон Яхмос, потому и взял себе такое имя, что все свои дела он любит творить под покровом темноты при свидетельстве одного лишь ночного бога Яха! Этой ночью фараон на самом быстроходном корабле «Сияющий в Менефре» отбыл к своим войскам на осаду Авариса, — сказал Закхава и зло добавил: — Снова его бог дает ему отсрочку на этом свете!

Магрубет даже не вдумался в смысл того, что означало это «снова». В растерянности нащупывая рукой кинжал, он вскричал, не помня себя:

— Никаких отсрочек! Я догоню его! Я настигну его…

Он стал торопливо одеваться, но в последний момент отдернул руку от плаща, под которым лежал расслабленный в виде веревки посох. Все-таки при старике не следовало касаться секрета, знал он его или нет. Эта краткая задержка слегка охладила Магрубета. Он перевел взгляд на Аарона. Глаза друга сияли радостью.

— Да это же просто замечательно! —

воскликнул Аарон. — Подумай сам. Если Яхмосу суждено возвратиться живым, то здесь в Уасете он наверняка забудет о всякой бдительности и охране. Тогда очень легко будет к нему подобраться. А сейчас ты его никак не догонишь, ни на коне, ни на каком судне. Лучше давай спокойно подготовься к его возвращению, и не спеша все как следует обдумаем.

Магрубет молчал.

— Почтенный Аарон хоть и молод, но очень мудр. Он высказал правильное суждение, — сказал Закхава. Нетрудно было увидеть, что этот старец хочет подольститься на всякий случай к братьям-левитам. Подняв руки кверху, он добавил: — Торопиться здесь бессмысленно.

Потоптавшись немного у порога, старец вышел. Магрубет молча с ненавистью смотрел на дверь, захлопнувшуюся за ним.

Так судьбе оказалось угодным еще оттянуть миг расплаты Магрубета с фараоном Яхмосом.

* * *

Первые дни Магрубет порывался броситься вдогонку за фараоном, но Аарон был все время рядом. Как только его брат-лев начинал учащенно дышать, скрипеть зубами и хвататься за кинжал, он сразу принимался рассуждать вслух, что уж теперь-то дни фараона Яхмоса сочтены, что, заранее разузнав все ходы и выходы во дворце, можно будет пробраться к нему в самый подходящий момент, что после своей победы он будет праздновать, забыв всякую осторожность. Магрубет всякий раз обрывал Аарона, говоря, что уже слышал это. Тогда Аарон стал твердить о том, как опасно было бы сейчас пытаться приблизиться к Яхмосу в военных условиях, в окружении вооруженных до зубов людей, когда он каждую минуту может ожидать вражеского лазутчика. С этим, видно было, Магрубет молча соглашался.

Потекли дни жизни среди хабири.

Ходили с Аароном в район большого фараонова строительства. Там на грубых тяжелых работах были заняты все мужчины племени. Договоры с египетскими начальниками заключали старейшины. Они же получали плату и раз в три дня наделяли ею всех по своему усмотрению. Еду в полуденный перерыв раздавали фараоновы надсмотрщики. Рядом, но всегда отдельно, находились египетские мастера, выполняющие тонкие работы, требующие искусства и умения. Это вызывало недовольство или, скорее сказать, зависть многочисленных хабиреев. Едва ли кто из них умел держать в руках хитрый египетский инструмент, но все они дружно проклинали свой нелюбимый труд. Со злобой и любопытством взирали они на искусных египетских мастеров, работающих неторопливо и как будто даже с прохладцей.

Несколько дней подряд Магрубет простоял возле двух художников, высекавших на камне рисунок. Камень был большой, гладко обтесанный и с нужной стороны отшлифованный идеально. Старик и молоденький юноша трудились удивительно слаженно и единодушно. Сперва сидели на песке, уткнувшись вместе,

в кусок папируса, затем старик намечал углем на гладкой гранитной поверхности, а юноша переносил с папируса весь рисунок. Однако чего-то ему не хватало на этом листке. Вот он нарисовал на камне слева цветки лотоса, вот справа — парящего в воздухе сокола с раскинутыми крыльями, внизу — ползущего навозного жука-скарабея, а в центре оставил пустое место и надолго задумался. Старик не мешал ему, ждал, что родится в его голове. Вот художник поднял голову и стал оглядываться кругом, словно пытаясь что-то найти. Взгляд его остановился на фигуре Магрубета. Пристально вглядевшись в его лицо, юноша словно вдруг понял что-то важное, быстро повернулся к камню и принялся рисовать девочку-подростка с лютней-ноферт в руке. Девочка эта была Нафехерет, дочка Хурисепа.

Холод прошел по спине Магрубета. Как этот сопливый, тщедушный египтянин проник в его мысли? Что за наваждение! Он окликнул Аарона и поскорее пошел прочь.

Весь день был испорчен. Разделяя чувства рабочих-хабиреев, Магрубет также с неприязнью посматривал на обособленно работающих египтян. Юная Нафехерет не шла из его головы. На следующее утро он снова отправился поглядеть на работу художников.

Старик и юноша трудились неотрывно, молоточки их дробно стучали, оба прямо-таки прильнули к гранитной глыбе, поставленной слегка наклонно. Магрубет терпеливо ожидал, когда молоденький мастер наконец отодвинется в сторону, чтоб взглянуть на изображение. Сомнений быть не могло — это был образ Нафехерет, постепенно проступающий из камня.

Когда работа была окончена, несколько важных чиновников пришли принимать ее у старика и юноши. Они долго топтались кучкой, шумно о чем-то разглагольствовали, кивали головами, по-видимому в знак одобрения, и тыкали пальцами в сторону девушки с лютней. Магрубет стоял поодаль и с непонятной самому ненавистью смотрел на этих египтян, с трудом дожидаясь, когда они все уйдут от Нафехерет. Дождавшись наконец, он сам приблизился к камню, присел рядом и стал смотреть на удивительное изображение.

Девушка, почти подросток, лет тринадцати, плясунья-певица, ноферт в ее руках, худенькое, гибкое, как стебель водяного цветка, тело, острые кончики сосцов, полудетских, полудевичьих, вся нагота прозрачно сквозит через струйчатые складки тончайшего «царского льна», «тканого воздуха». Лицо стыдливо и задумчиво, нет улыбки на губах, невинно сомкнутых, но вся она — улыбка божественной прелести-благости, улыбка-ноферт. Это была Нафехерет! Спутать ее невозможно было ни с кем, даже, наверное, с родной сестрой. Это была Нафехерет, какой он ее оставил тогда… небрежно отстранил, поспешно покидая дом.

В странном состоянии, без мыслей, без желаний сидел Магрубет и смотрел на камень. Когда он оторвал от него взгляд, то увидел, что день прошел и было почти темно.

* * *

Хабири работали вынужденно-добровольно. Фараон ничем больше не разрешал им заниматься, хотя и на стройку не гнал их принудительно. Решали сами старики, сколько людей каждый день отправлять на работы. Расчет здесь был очень тонкий. Нужно было давать прокормиться людям племени, но в то же время оставлять доход и себе.

Аарон по своему положению мог претендовать на большую долю дохода, но влияния он еще не успел обрести. Поэтому, чтобы не брать из рук стариков крошечный пай, он не спешил предъявлять свои требования, а собирался с силами, чтобы отхватить долю сразу по достоинству. Огромную надежду он возлагал на помощь брата-Льва. Так Магрубет быстро оказался втянутым в политическую борьбу и интриги внутри племени хабири.

Давно уже племя нуждалось в собственном энергичном надсмотрщике на работах. Египтяне своими кнутами и презрительными окриками лишь озлобляли хабиреев, но заставить их лучше работать не могли. Это прямо сказывалось на плате по договору. Из окружения стариков никто не хотел брать на себя тяжкий труд погонялы. И работа была плохая, и хабиреи были работники ленивые, да еще с племенем сжилось столько темного, невесть откуда прибившегося народа, что в сутолоке строительства своему покрикивать на своих было делом довольно небезопасным. Тут Магрубет, само собою разумеется, немедленно занял господствующее положение и приобрел безоговорочную власть. Вскоре они с Аароном наложили лапу на все расчеты с рабочими. Старики оказались отодвинутыми в тень.

Со дня на день Магрубет ожидал прибытия Масара. По их с Аароном расчетам, никуда, кроме как в Уасет, к своему племени, тот не мог держать путь и только лишь сейчас завершал свою дорогу, так как явно не имел средств, чтобы добраться сюда из Авариса так же быстро, как Аарон и Магрубет.

Масар был единственным, кто мог бы опровергнуть передачу власти Магрубету стариком Яковом. Старейшины, безусловно, догадывались об этом и с большой надеждой ожидали прибытия Масара. Слишком резко этот Лев, брат Аарона, потеснил их от власти. Предстояла еще долгая, упорная борьба. Поэтому Магрубет первым делом постарался повсюду заиметь свои глаза и уши, чтоб быть раньше всех извещенным о появлении Масара. Нашлось достаточно желающих услужить грозному вожаку, и не Магрубета было учить, как держать власть среди этого людского сброда.

Своего ожидаемого врага Магрубет получил из первых рук, едва лишь тот появился на краю поселка. Несколько молодых хаби-реев по распоряжению Магрубета день и ночь ради этого не смыкали глаз.

Масар за время путешествия из далекого Авариса в Уасет словно бы постарел лет на десять, сгорбился, полысел еще больше, но уже окреп и не выглядел больным. Лицо его одновременно выражало и радость от прибытия к своим соплеменникам, и муку оттого, что первым, кого он тут увидел, был этот нена вистный, громадный хетт, приближающийся походкой тигра, собирающегося не спеша сожрать его.

По лицу Магрубета скользила зловещая улыбка. Ему приятно было, что на этот раз он не прозевал хитрого хабирея и теперь-то уж не даст ему сделать и шага в сторону без своего ведома. Одно только жалко было, что нельзя сразу, тут же на месте лишить проклятого скопца жизни — люди уже увидели его.

Пришлось отвести Масару место рядом и не отпускать его далеко от себя. Пришлось терпеть его и постоянно заботиться о нем. Утешало одно: он еще должен был сослужить Магрубету службу.

* * *

Кончался четвертый месяц военного похода Яхмоса. Пришли известия о его победах, о его необычайных, смелых подвигах, о бегстве из Египта гиксосов вместе с их фараоном Хиа-ном. Говорили о скором возвращении Яхмоса в Уасет. Магрубет жил, весь подобравшись, как лев перед прыжком из засады.

Давно уж Магрубет отработал свой план. Множество раз обошел он кругом фараонов дворец. Осматривал стены, ходил по саду, проникал даже внутрь самого дома Яхмоса, проверял расположение ходов, комнат, лестниц по рисунку, выполненному Масаром.

Скорее бы приезжал его враг! Нужные люди ждут на своих местах. Готовы кони, на которых он умчится обратно на родину. Скорее бы в Палистан! Скорее бы прочь из Египта, который кругом, на каждом шагу душит своим превосходством! Прочь от этих грязных хабиреев, от этих подлых, алчных сынов еше-роиловых!

И все-таки весть о прибытии Яхмоса прогремела как гром среди ясного дня. Однажды под вечер Магрубет с Аароном и Масаром осматривали с холма всю панораму строительства. Теперь уже известно было, что строится некрополь с усыпальницей для самого Яхмоса в центре. Гробница должна была представлять собой пирамиду наподобие тех, что Магрубет видел возле Менефра, но значительно меньшую по размерам. Говорили, что пирамиду предстоит строить пять лет. Это значило, что фараону Яхмосу — жить не меньше. Магрубет показал рукой в сторону строящейся пирамиды.

— Яхмос не увидит ее вершины! Ему не суждено дожить до конца строительства.

Аарон промолчал в ответ, а Масар пробормотал куда-то в сторону:

— Даже высшие жрецы не берутся предсказывать судьбу фараона — бога на земле.

От гнева Магрубет сразу не нашелся, как возразить. Постояв с минуту, он повернулся к Масару:

— Запиши при мне в свой папирус. Не пройдет и нескольких дней, как я убью Яхмоса!

С демонстративной послушностью Масар уселся в позу писца, скрестив ноги, и начал что-то чертить в небольшом свитке, всегда находящемся при нем. Магрубет смотрел сверху на его загорелую лысину и с трудом сдерживал себя, чтоб не раскроить ее прямо сейчас первым же попавшимся камнем. Масар, как всегда, вел себя совершенно спокойно и уверенно, чем обычно обезоруживал Магрубета в моменты приступов его гнева. Так и сейчас Магрубет отвернулся в сторону, чтоб выразить свое полное презрение к этому писцу-скопцу. Взгляд его устремился вдаль, в сторону города, и тут он увидел людей, быстро бегущих к ним. «Яхмос! Яхмос!» — расслышал он слова кричавших на бегу трех хабиреев.

Эти слова хлестнули, словно плеть надсмотрщика по плечам. Во рту пересохло, на миг перехватило дыхание. «Яхмос завтра прибывает!» — кричали юноши-строители и размахивали от радости, что первыми принесли весть самому Льву. Магрубет стал медленно спускаться с холма. Ноги плохо слушались его. Удивляясь сам своему непонятному смятению, он как бы в забытьи направился в сторону пирамиды. Остальные пошли за ним в отдалении.

Он остановился возле того большого камня, уже вделанного в стену храма, и жестом подозвав Аарона, стал ему читать строки, высеченные внизу под изображением Нафехерет.

Сладкая, сладка ты для любви. Сладкая, сладка ты для царей, Сладкая, сладка ты для мужей. Царица любви между женами, Дочь царей, сладка была в любви…[47]

Прочтя надпись, он задумался, глядя на изображение, затем повернулся и пошел быстрым шагом. Ничего не поняв, Аарон поспешил за ним.

* * *

Яхмоса встречал весь город. От берега Хапи до самого дворца улицы были полны народу. В такой толпе трудно было подойти близко к шествию фараона, но Магрубет и не прилагал больших стараний. Все было видно издали.

Наконец-то Магрубет лицезрел своего врага! Это был он! Даже в пышном наряде с высокой короной на голове Магрубет узнал его. На высокой колеснице, в сопровождении всадников и боевых колесниц Яхмос медленно двигался посреди толп восторженно ревущих египтян.

Рядом с Яхмосом по правую руку возле золотого кресла стоял юноша в богатой одежде, лет восемнадцати, похожий на Яхмоса, бледный и худощавый. Это был, как сообщил на ухо Магрубету Масар, старший сын фараона от его главной жены Яхмос Нефертерит — Аменхотеп Первый. По левую руку стоял такого же возраста, но более плотный и крепкий на вид другой сын Яхмоса от второй его жены Сенисенет — Тутмос Первый. Позади трона стояли жена Яхмоса — Яхмос Нефертерит и дочь, тоже Яхмос[48]. У ног царского семейства по краям колесницы сидели жрецы. На колесницах вслед за фараоном ехали знаменитый полководец Нехси и Яхмос, флотоводец. Этих Масар знал в лицо. Другие тоже, наверное, не менее важные, ехали на колесницах, запряженных белыми лошадьми и богато украшенных. Одного высокого воина с надменно-радостным лицом, едущего верхом, Магрубет как будто узнал. Тогда в утреннем уличном бою он был все время рядом, справа от Яхмоса.

Вот ехали они, победители! Народ ликовал. Египет встречал своего царя-освободителя. Кончено навеки владычество гиксосов! Да живет вечно Яхмос Великий! Магрубет смотрел на все это и старался лишь прятать от всех свой ненавидящий взгляд и злую усмешку. Как мечтал он сейчас о том, чтоб врезаться в эту толпу со своим конным войском и рубить, рубить всех подряд направо и налево!

* * *

Праздники шли уже три дня. Настал четвертый день. День Магрубета! К вечеру смолкла музыка во дворце фараона. Повсюду гасли огни. Дольше всего они горели высоко на открытой террасе. Там фараон со жрецами возносил молитвы, встречая появление ночного светила, своего покровителя бога Яха. Спустя некоторое время жрецы, по-видимому, ушли. Оставался гореть маленький светильник. Яхмос, наверное, один, а может быть, с кем-то из жрецов предавался ночному бдению. Сколько Магрубет ни вглядывался в ночи, кроме одинокой фигуры на террасе никого не было видно. Так было вчера, так было и в этот вечер. План получил окончательное завершение.

Круглый серебристый диск ночного бога струил свой свет на высокую площадку, где сейчас находился живой бог Египта. Но бог Яха щедро светил только с одной стороны. Все остальное со стороны глубокого рва, проходящего возле дворца, тонуло во тьме египетской, в густой черной мгле.

Легко преодолев высокую ограду, Магрубет очутился в саду. Крадучись, он напрямик прошел к тому месту, где среди густых акаций был спрятан длинный шест. С его помощью он должен был перейти через глубокий ров, не очень широкий, но с крутыми, обделанными камнем берегами. Шест был на месте. Первая частичка плана осуществлялась. Подойдя ко рву, Магрубет увидел, что воды в нем не было. На обнажившемся дне повсюду торчали острые, как копья, колья.

Идя осторожно между кольями, Магрубет видел, что дно было совсем сухим. Видимо, еще дневная жара так осушила его. Это была вторая удача. Выбравшись на другой берег под стену, Магрубет мысленно послал благодарность Леонху. Он не сомневался, что это была его помощь.

Теперь предстояла задача потруднее. Нужно было взобраться на высокую стену, образующую выступ для гигантской колоннады. Там сбоку, не видимая ниоткуда снизу, находилась маленькая дверца. Много раз при свете дня, приходя сюда, Магрубет всматривался в каждый камень, в каждый малейший выступ на стене, пока твердо не убедился, что сможет преодолеть эту высоту. Времени, пока с боковой стороны темно, должно было хватить. Сжав зубами лезвие кинжала, он уверенно шагнул к стене.

Когда холодный глаз ночного светила стал выглядывать из-за крыши, Магрубет, обливаясь потом, вылез на стену. Присев на минуту для отдыха и вытирая окровавленные руки,

он вдруг почему-то подумал, что вот еще немного, и он покинет навсегда Египет и больше никогда не увидит ни Таттехуш, ни Нафехерет. Тут же с негодованием он одернул себя за эту никчемную сейчас мысль, но настроение уже почему-то омрачилось.

Найдя дверцу, Магрубет попробовал ногой, трудно ли будет взламывать запор. Известно было, что дверца всегда закрыта изнутри, но она вдруг легко подалась и без скрипа открылась от толчка ноги. Это очень не понравилось ему. Он стукнул рукояткой кинжала о порог и затаился. Если там была засада, то сейчас она бы себя чем-нибудь обнаружила. Нужно лишь терпеливо подождать.

Просидев достаточно долго у двери, Магрубет не услышал ни малейшего подозрительного шороха. Тогда он, согнувшись, полез в темноту хода. Почти сразу он нащупал ногой ступени, уводящие вверх. Прежде чем начать подниматься, он плотно закрыл за собой дверь и задвинул прочный деревянный засов. «Такие засовы не открываются сами собой», — мелькнула мысль.

Ступени вели все вверх и вправо. Ход был узкий и длинный. Приходилось также все время пригибать голову. Неизвестно, сколько раз уже лестница обернулась винтом. Внезапно ступени кончились. В полной темноте Магрубет почувствовал, что вышел в какое-то более просторное помещение. Все подтверждалось. Тот рисунок-план, что Масар втайне достал у дворцовых жрецов, как видно, был правильный. Значит, где-то здесь нужно поискать выход. Пошарив в темноте, он быстро обнаружил дверь. Она также открылась легко и без скрипа.

«Что-то много счастливых совпадений», — подумал Магрубет. Настроение совсем испортилось. Однако времени терять уже не стоило ни секунды. Он вышел в большой освещенный коридор. Вдоль него по обе стороны в стенных нишах через каждые десять шагов стояли огромные каменные изваяния богов. За любым из них мог прятаться стражник.

С кинжалом наготове Магрубет пошел, держась посередине. В конце прохода виднелись большие, в резных украшениях двери. За этими дверями был Он!

Готовый в любой момент к нападению, Магрубет приближался к цели. Ни в огромной галерее, ни у входа почему-то никого не было. Нехорошее чувство возникло в душе. Почему везение так сопутствует ему? Почему нет ощущения удачи? Так бывает, когда сам идешь в ловушку. С этим чувством Магрубет подошел к дверям.

С минуту он стоял, собираясь с духом, глядя на украшения. Искусно вырезанные цветы лотоса окаймляли изображение Озириса и Изиды. Выше, над косяком, Магрубет прочитал надпись, выведенную торжественными знаками[49]: «Вверяй все свои надежды богу на земле, солнцеликому Яхмосу». Проклятый непонятный Египет! «Сейчас я покажу тебе надежду!» — прошептал Магрубет и рванул на себя дверь.

В два прыжка он оказался на середине освещенного пространства. Яхмос сидел на высоком кресле справа, спиной к парапету, за которым была ночная пустота, и вдали виднелись огни Уасета. Он сидел, не двигаясь и глядел в упор на Магрубета. Магрубет сделал шаг вперед и занес вверх руку с кинжалом. Яхмос поднялся с места. На нем был шлем и военные доспехи, но оружия при нем Магрубет не заметил. Никого кругом больше не было.

Яхмос стоял и смотрел Магрубету прямо в глаза. По этому взгляду хетт понял, что фараон ждал его. С минуту оба молча созерцали друг друга. Затем фараон одними лишь бровями сделал знак кому-то невидимому. Со всех сторон ярко вспыхнули огни. Стало светло, как днем. Оба в молчании продолжали стоять, пожирая друг друга глазами. У Магрубета промелькнула мысль, что сейчас, через миг ему в спину вонзится множество стрел, но он не повернул головы, чтобы оглянуться. Он не хотел упускать ненавистный горящий взгляд фараона. Как долго он жаждал поймать этот взгляд!

Прошло мгновение, за ним еще… Магрубет почувствовал, что поднятую с кинжалом руку он хочет, но не может опустить… В следующий момент он должен броситься вперед, но ноги, словно прилипшие к полу, не двигаются с места… Взгляд фараона упирается в него и сковывает все его движения… Но ведь вот же он. наступил миг мщения! Мщения за Нави… Нужно лишь вызвать в памяти образ Нави, и он сам сейчас взглядом заставит фараона недвижным и расслабленным пасть пред собой на пол! Но перед мысленным взором возникает бело-розовое лицо Таттехуш с печально-проникающим взглядом… Затем появляется юная стройная Нафехерет, послушная, со стыдливо опущенными ресницами… Чувствуя, что он теряет все, Магрубет взывает к образу Леонха, но выплывает рыжая голова Аарона с выпуклыми каре-зелеными глазами… Магрубет стоит с поднятой рукой. Фараон подходит к нему, берется за руку и вырывает из нее кинжал. Затем он идет к парапету, ломает надвое железный боевой клинок Магрубета и бросает его далеко вниз, где проходит глубокий ров, утыканный кольями. Это означает, что все кончено…

Фараон отдаляется в сторону к своему креслу. Магрубет слышит, как сзади в дверь входят люди. Он стряхивает с себя оцепенение и делает последнее, что может. Решительным шагом молча он направляется к парапету, вскакивает на него и прыгает, раскинув руки, в темноту, вниз, в ров…

От тяжкого удара душа его покидает тело. Она долго парит высоко в темноте над дворцом, над городом, над Египтом, но не хочет далеко улетать.

Когда едва-едва начинает светать, из подоблачной высоты Магрубет всматривается в свое тело, лежащее у фараонова дворца на берегу рва. Над ним склонились трое жрецов. Кругом стоят вооруженные египетские воины. Душа никак не хочет расстаться со своим телом и летит обратно к нему.

Магрубет приходит в себя. Он чувствует, что кто-то бьет его резкими, несильными шлепками по щекам. «Наверное, это Леонх», — думает Магрубет. Он пытается открыть глаза и сквозь туман видит перед собой удивительное незнакомое лицо, морщинистое, но бодрое, с седыми кустистыми бровями, со светлыми, внимательно вопрошающими глазами.

— Как тебя зовут? Как твое имя? — слышит Магрубет.

— Магрубет…— отвечает он, но вода, набравшаяся в рот, мешает говорить и получается «Маусей».

Магрубет слышит вокруг громкий, дружный хохот.

— Моисей! В самом деле — Моисей — из воды вынутый! Моисей! Моисей!

Магрубет окончательно приходит в себя, встряхивает головой и садится, опираясь вытянутыми назад руками о землю. Где он, что с ним, он никак не понимает. Он видит, что весь мокрый сидит возле каменной стены на берегу рва, до самых краев наполненного мутной водой. Он ощупывает себя руками. Все тело цело, ничего не болит, лишь в голове стоит густой белый туман. Рядом трое старых жрецов облегченно вытирают руки. Из воинов, обступивших его вокруг, один становится напротив и говорит, слегка склоняясь, чтоб его лучше было слышно:

— Вставай, Моисей, пойдем с нами! Магрубет встает на ноги и, пошатываясь,

идет вслед за воином в сопровождении других. Он узнает этого воина. Это тот самый, что ехал верхом на коне рядом с фараоном в праздничной процессии, тот, что рубился тогда рядом с Яхмосом и не давал никак Магрубету приблизиться к своему царю.

Только теперь Магрубет начинает припоминать все случившееся. Он видит, что жив и невредим. Он видит ров, наполненный водой, и наконец осознает, что произошло.

Теперь ясно, что весь его план был известен Яхмосу. Проклятая продажная страна — не известно, кто мог донести! Его ждали и за ним следили от начала его пути до конца. Как только он перешел ров и полез на стену, ров стали наполнять водой. Когда он добрался до цели, вода уже была поднята до верхних пределов. Яхмос предугадал все. Даже то, что он может выброситься с высокой террасы вниз. Его ждали там, у воды.

Видимо, долго приводили его в чувство. Видимо, так угодно судьбе, чтобы не сейчас его душа рассталась с телом. Но, наверное, фараон повелит казнить его сегодня днем. Впрочем, это его нисколько не волновало. Жить ему было совершенно незачем. Это уже теперь не он идет, а Моисей, покорный своей судьбе.

* * *

Долго вели его через залы и переходы дворца, пока привели в фараоновы покои. Возле высоких дверей остановились. Тот самый старший воин исчез за дверями. Остальные, обступив Моисея вокруг, ждали.

Ждать пришлось довольно долго. Воины стояли кучкой, уже почти не обращая на пленника внимания, лишь изредка враждебно поглядывая в его сторону, зевая и переругиваясь между собою. Наконец дверь открылась настежь и Моисея ввели в большой, светлый, праздничный зал.

Одетый в золотые царские одежды, Яхмос стоял в окружении своих богато разодетых сыновей, полководцев и вельмож. Все молчали. Фараон с торжествующим любопытством смотрел, как вводят Моисея. Но Моисей не хотел глядеть на него. В стороне он увидел сидящую на подушках кресла, одетую по-египетски Нави. Она была беременна и, как видно, на последнем месяце.

Нави взглянула на Моисея и отвела глаза. Бледное лицо ее осталось безучастным. Ее вид у него также не вызвал никаких чувств. Все ему было безразлично. Теперь это был Моисей, начавший жить совсем другой своей жизнью, длинной ли она окажется, или скоро оборвется.

Он стоял мокрый посреди богатого ковра, но вид его не вызывал усмешек. Он держался прямо, твердо и глядел куда-то поверх всех светлым, отрешенным взглядом. В голове его все стоял белый туман.

Всего несколько минут смотрел на него фараон Яхмос, а затем сказал громко:

— У нас Великий праздник! Отпустите его! Я не хочу его больше видеть. Больше он для нас не опасен. Пусть идет к своим хабиреям… Куда угодно…

Воины взяли Моисея под руку и повели назад к двери. Затем один из них проводил его через весь дворец обратно, через сад, до самых ворот.

Здесь собралась огромная толпа разного люда. Ждали его. Он вышел из ворот и медленно, с туманом в голове, шел по городу. Все расступались перед ним, давая дорогу. «Моисей! Моисей! — слышалось отовсюду. — Он хотел убить фараона!» Равнодушный ко всему, он шел через весь город, а толпа не отставала от него.

Так он впервые стал знаменитым.

У берега Хапи он сел на каменную скамью, опершись назад руками и втянув голову в плечи. Долго сидел он так, похожий на нахохлившегося орла, и смотрел в воду. Поодаль стояли и глядели на него любопытствующие люди. Близко подходить боялись. Его огромная фигура, его мрачный, спокойный вид внушали людям жуткий, суеверный страх. Еще много-много лет спустя в Египте пугали детей именем «Моисей».

Когда все разошлись, к нему подошел Аарон и сел рядом.

Так рядом и остались на всю вторую половину вечности два имени: Моисей и Аарон.

Конец