/ Language: Русский / Genre:nonf_biography

Полигоны, полигоны… Записки инженера испытателя

Евгений Вагин

Автор: В воспоминаниях я коснусь тех вопросов, которыми занимался в силу должностных обязанностей. В период 1948–1962 гг. мне приходилось участвовать в проектно-конструкторских работах, экспедициях на полигоны, общаться с интересными людьми. Кстати, в публикациях, появившихся после рассекречивания города Арзамас-16, в основном описана деятельность ученых и руководителей высокого ранга, я же ставил целью показать труд рядовых инженеров, конструкторов, техников и рабочих, с которыми мне пришлось трудиться над решением той или иной задачи, что исполнителями "атомной проблемы" являлись не только руководители того или иного коллектива, но в первую очередь — рядовые инженеры, техники и рабочие-специалисты.

Вагин Е. В

Полигоны, полигоны… Записки инженера испытателя

Об авторе

Вагин Евгений Владимирович — участник испытания первой отечественной атомной бомбы РДС-1 на Семипалатинском полигоне 29 августа 1949 года.

Родился в 1925 году в Казани. Во время Великой Отечественной войны работал на авиационном заводе. В 1948 году, после окончания Казанского электротехнического техникума связи, был направлен на работу в КБ-11 (ВНИИЭФ). Перед уходом на пенсию в 1994 году руководил группой внешних испытаний. Участвовал в 25 воздушных и подземных испытаниях ядерных зарядов, в том числе в последнем испытании заряда разработки РФЯЦ-ВНИИЭФ. Помимо испытаний ядерных зарядов на полигоне УП-2 МО принимал участие в отработках систем автоматики и инициирования на полигоне № 71 МО перед проведением испытаний на полигоне УП-2 МО.

Участвовал в ходовых испытаниях торпеды с атомным зарядом на озере Иссык-Куль, в проведении исследовании ядерных зарядов на пожаровзрывобезопасность в в/ч 99745 ВМФ и на полигоне Новая Земля.

Награжден орденом Трудового Красного Знамени и четырьмя медалями.

В книге, предложенной читателю, увлекательно и достоверно изложено развитие событий, связанных с подготовкой и проведением испытаний первых образцов атомных и водородных зарядов, как их увидел участник этой большой и важной для страны работы.

Главный конструктор РФЯЦ-ВНИИЭФ,

член-корреспондент РАРАН,

к. т. н. С.Н. Воронин

Письмо руководства и партийного комитета Института

Уважаемый Евгений Владимирович!

Все дальше в прошлое уходит время создания нашего института. Оно незримо уносит с собой многое, без чего его история, органично входящая в историю нашей страны, была бы неполной.

Это факты, большие и малые события, характеризующие становление, развитие, дела многочисленного коллектива института. Это дела и имена людей, чьим самоотверженным трудом создавалось и развивалось производство, чьей творческой мыслью, целеустремленностью и неутомимой энергией претворялись в жизнь сложнейшие научно-технические задачи.

Вы — один из ветеранов института, к Вам, непосредственному участнику и свидетелю многих славных дел нашего коллектива, человеку, внесшему свой вклад в решение ряда сложных и многообразных задач, обращаются руководство и партийный комитет института.

Мы просим Вас восстановить в памяти события минувших лет, имена людей, трудившихся с Вами рядом, факты, представляющие, на Ваш взгляд, интерес для истории института.

В настоящее время ведется работа по созданию, на основе документальных данных и воспоминаний ветеранов, развернутой многоплановой исторической монографии о деятельности и жизни нашего коллектива с момента организации института.

Ваши воспоминания будут неоценимым вкладом в решение этой задачи.

Это нужно поколению сегодняшнему и поколениям грядущим.

Руководство и партийный комитет Института

1980 г.

Предисловие

Трудно писать, не имея практики, особенно теперь, когда нас отделяет от тех времен жизнь целого поколения. Уходят один за другим участники, становится все меньше и меньше очевидцев тех событий, что произошли в 1949 году 29 августа в двухстах километрах от города Семипалатинска на полигоне УП-2 Министерства обороны. Испытания заряда первой атомной бомбы. С тех пор прошло почти пятьдесят лет. Многие пытаются описывать все произошедшее в те времена, например посещение эпицентра после взрыва и прочее. Мало сказать, что эти описания не соответствуют действительности.

Впервые мне пришлось прочитать об этом испытании в брошюре В. Борули «Ядерный штурм», 1980. Затем статьи посыпались как из рога изобилия: С. В. Рябчук. Мысли холодное пламя (ИР, 1982, № 3); А. Проханов. Взрыв (Правда 28.02.87); В.Я. Бенцианов. Сентябрь 1954-го (Известия 15.10.89); В. Моисеев. Репетиция Апокалипсиса (Новое поколение, 1990, № 31–32); В.А. Суворов. Остров (Техника молодежи, 1990, № 23); П. Лукьянченко. Без свинцовых трусов (АиФ, 1991, № 21) и др. Более менее достоверно описаны события в публикациях И.Н. Головина: Разбудившие джина (Московские новости 08.09.89) и Кульминация (Труд 15.04.90).

Человек, который участвовал в подготовке и испытаниях ядерных зарядов, сразу поймет, что написаны статьи со слов людей, некомпетентных в этих вопросах. В процессе подготовки этих воспоминаний мне приходилось встречаться и разговаривать с истинными участниками тех событий, так что мое заявление небезосновательно. Я благодарен за помощь бывшему заместителю отдела 49 НКС А.П. Зотикову, старшему научному сотруднику В.В. Стеньгачу, начальнику исторической лаборатории ВНИИЭФ Г. Д. Куличкову.

В воспоминаниях я коснусь тех вопросов, которыми занимался в силу должностных обязанностей. В период 1948–1962 гг. мне приходилось участвовать в проектно-конструкторских работах, экспедициях на полигоны, общаться с интересными людьми. Кстати, в публикациях, появившихся после рассекречивания города Арзамас-16, в основном описана деятельность ученых и руководителей высокого ранга, я же ставил целью показать труд рядовых инженеров, конструкторов, техников и рабочих, с которыми мне пришлось трудиться над решением той или иной задачи, что исполнителями «атомной проблемы» являлись не только руководители того или иного коллектива, но в первую очередь — рядовые инженеры, техники и рабочие-специалисты.

Казань — Москва — Саров

Родился я в Казани в 1925 году. Отец мой был столяр-краснодеревщик, мать — домохозяйка. В 1929 году отец вступил в ВКП(б) и, окончив курсы «красных директоров», перешел работать на завод обозных деталей директором. В 1934 году он получил назначение в Тетюшский район директором машинно-тракторных мастерских. В 1936 году отец развелся с матерью, завел в Тетюшах новую семью, а я остался с матерью в Казани. Она устроилась работать в детский сад воспитательницей, где и проработала до ухода на пенсию в 1971 году.

Детство мое прошло в Казани. Я учился в школе. № 85, одновременно занимался на центральной детской технической станции в радиокружке. В 1941 году началась война. Осенью нашу школу переоборудовали под госпиталь, и в девятом классе мне учиться не пришлось.

Мы под руководством учительницы пения организовали небольшой струнный оркестр (я играл на гитаре) и выступали в госпиталях, за что нас часто кормили обедом, что было очень кстати, так как с продуктами стало туго. Кроме того, приходилось помогать уполномоченному инспектору милиции нашего района в борьбе со спекуляцией. Район, где я жил, был очень неблагополучный в этом отношении: с одной стороны железнодорожный вокзал, с другой — колхозный рынок.

12 января 1942 года мне исполнилось 17 лет, а в марте 1942 года я поступил работать на авиационный завод № 387, эвакуированный из Ленинграда. Завод выпускал самолеты У-2. Работать я устроился в цех связи, куда входили радиоузел, телефонный коммутатор, пожарная сигнализация. Взяли меня на радиоузел с испытательным сроком 3 месяца. Оказалось, что на радиоузле работы было мало, и я перешел работать в бригаду монтеров из 8 человек, обслуживающих цех связи, где начальником был А.Г. Бичегов, мастером — Петр Ежов (оба ленинградцы). Работая со специалистами высокой квалификации, я освоил такие работы, как прозвонка многожильных кабелей, пайка свинцовых муфт, расшивка боксов, и сдал экзамен на 5-й разряд монтера-слаботочника.

В 1942 году было завершено строительство заводского аэродрома, который находился на противоположной от завода окраине города. Наша бригада занималась установкой извещателей пожарной сигнализации, телефонного коммутатора, аккумуляторной. Аэродром был небольшой, с грунтовой взлетной полосой. На территории аэродрома размещались два ангара для окончательной сборки самолетов, летно-испытательная станция (ЛИС), которой руководил Э. Бирбус, склад ГСМ, склад деталей, столовая, помещение пожарной части, подземный тир для пристрелки пулеметов ШКАС (конструктор Б.Г. Шпитальный совместно с И.А. Комарицким, авиационный, скорострельный).

Авиационный завод работал в две смены, по 10 часов каждая, и за смену выпускал 7–8 самолетов. После окончательной сборки и контрольных полетов самолеты перегонялись специальными пилотами-перегонщиками в 15-ю эскадрилью, которая располагалась на окраине Казани. Этим я часто пользовался, перелетая на центральный аэропорт со знакомым перегонщиком Васей Бойченко. Так как, чтобы добраться с заводского аэродрома до города надо было пройти 5 км до трамвая, а уехать в трамвае дело было сложным. Трамвай ходил редко, поэтому люди ехали даже на крышах, висели на окнах и на сцепке. А добравшись на самолете в аэропорт, попасть домой было несложно. Утром же ехал на трамвае по другой линии до завода, а оттуда на аэродром — на машине с самолетами, изготовленными в ночную смену. Вот с такими трудностями приходилось добираться до работы. Тогда меня назначили ответственным за эксплуатацию слаботочных коммуникаций и связь с самолетами при контрольных полетах. В моем распоряжении были четыре телефонистки (три — вольнонаемные и одна — с ВПО), которые обслуживали телефонный коммутатор и пожарную сигнализацию ПОЛО-25. Иногда, особенно в 1942–1943 гг., приходилось быть на работе круглые сутки, на так называемом казарменном положении. Когда самолетов скапливалось большое количество (из-за неравномерных поставок с завода), сборщики работали круглосуточно. Естественно, и я все это время находился на аэродроме.

Немного о самолете У-2. После смерти конструктора Н.Н. Поликарпова в 1944 году самолет стал называться ПО-2. Разрабатывался этот самолет как учебный, по своей структуре являлся бипланом, т. е. крылья состояли из верхней и нижней плоскостей. Вспоминается стишок о нашем самолете, помещенный в стенной газете:

Самолетик наш У-2, не нужна ему вода, а Р-пятый без воды — ни туды и ни сюды.

Предназначенный для разведочных полетов самолет Р-5 имел двигатель с водяным охлаждением, что причиняло определенные неудобства при его эксплуатации.

Модификацией У-2 являлся самолет С-2 (санитарный), у которого место штурмана было переоборудовано в закрытую кабину, где размещался раненый. Кроме того, на нижней плоскости крыла подвешивались две гондолы, в которые устанавливались носилки с ранеными. Таким образом, самолет С-2 одновременно мог забрать трех человек кроме пилота.

Боевой вариант самолета У-2, он назывался ночным бомбардировщиком, отличался от санитарного тем, что передняя кабина предназначалась для пилота, задняя — для штурмана-стрелка. Задача штурмана: ориентировка на местности по карте, бомбометание, стрельба из пулемета ШКАС. Для подвески бомб на нижней плоскости имелись специальные устройства — замки, управляемые из кабины штурмана при помощи тросов. Для бомб малого калибра использовались кассеты, которые открывались для сброса бомб при помощи тех же тросов. В некоторых случаях самолет оснащался рацией английского производства типа RS-2 или RS-4. Надо полагать, такие самолеты предназначались для разведки или корректировки артогня.

Вот такие самолеты выпускал завод № 387, на котором мне пришлось проработать почти всю войну, с марта 1942 по сентябрь 1945 года. В мае или июне 1945 года в сборочном цехе я увидел два необычных по отделке самолета. Покрашены в желтый цвет, задняя кабина у одного выполнена, как у боевого самолета, у другого — как у С-2, и обе отделаны бархатом: одна голубого, другая красного цвета.

— Для кого такие красавцы? — поинтересовался я у мастера.

— Эти машины по спецзаказу для короля Румынии Михая, — ответил мастер.

Впоследствии, когда отмечалось 40-летие со дня Победы, по телевидению показали, как королю Румынии передавали эти самолеты за то, что он отдал власть в руки коммунистов. Так я второй раз встретился с этими машинами.

В 1945 году, окончив девятый класс вечерней школы, мы с товарищами решили поступить в Казанский электротехникум связи (КЭТС), куда нас приняли на второй курс.

Нас было трое приятелей: Дербышев Всеволод, Королев Сергей и я. Все мы были одногодки, занимались радиолюбительством, только они работали на заводе № 16, выпускавшем авиационные моторы. К нам присоединился живший в одном дворе с нами Аверьянов Владислав, только он был младше на два года.

Итак, техникум связи, отделение радиофикации, 2-й курс. В техникуме были три направления: радиофикация, проводная связь и спецкурс дальней связи (связь ВЧ). Занятия наши начались с разгрузки на Волге баржи с дровами для отопления техникума, которые мы должны были перевезти во двор техникума и регулярно по очереди пилить.

Руководил разгрузкой дров преподаватель по радиотехнике Павлов Сергей Дмитриевич. В первый же вечер случился такой казус. Ребята разыскали поле, засаженное турнепсом, и сделали перерыв в работе, чтобы перекусить овощами. Вот тут-то Сергей Дмитриевич разразился гневной речью:

— Завтра сообщу директору, что такие-то студенты под покровом ночи вместо разгрузки дров занялись воровством турнепса, который тут же и съели. Так как турнепс был государственный, прошу применить к ним соответствующие санкции.

Ребята, демобилизованные из армии, да и производственники, знали, что такое дисциплина, немного перетрухнули, тем более, что Павлов был парторгом техникума. Конечно, эта турнепсовая эпопея осталась без последствий, то ли Павлов не сообщил директору, то ли директор не придал этому инциденту значения.

Позже, когда в процессе учебы мы ближе узнали Сергея Дмитриевича, он оказался очень славным, порядочным человеком. Его жена преподавала в этом же техникуме высшую математику.

В 1947 году по настоянию С.Д. Павлова я вступил в коммунистическую партию. В этом же году я участвовал в выборной кампании в качестве секретаря избирательной комиссии.

Директором техникума был Гребенюк Михаил Иванович, подтянутый, крепкого телосложения, носил военную гимнастерку, галифе, сапоги. Почему-то имел право на постоянное ношение оружия, так что всегда у него на поясе была кобура с браунингом. Контингент студентов набора 1945–1946 гг. состоял из демобилизованных и рабочих с заводов двадцати лет и старше. Это придавало техникуму солидный вид, и наши выпускники ценились очень высоко.

Учеба мне давалась легко по всем предметам, что по высшей математике, что по спецпредметам, включая азбуку Морзе (прием на слух и передача на ключе). Без особых трудностей с отличными отметками я подошел к госэкзаменам, сдав их тоже на «отлично», и получил диплом с отличием 2 июля 1948 года.

По окончании техникума я представлял себе работу по восстановлению радиоузлов, радиостанций, радиосетей на территории, бывшей под оккупацией фашистов, но судьба распорядилась иначе. Перед госэкзаменами в техникум приехал представитель ПГУ при Совете Министров полковник КГБ Максимкин (имя и отчество его я не запомнил). Просмотрев личные дела выпускников, он вызывал отобранных людей на собеседование. Со мной разговор был короткий, так как я был членом КПСС. Мне было предложено работать в центре европейской части СССР, на что я дал согласие. Было сказано, что из Москвы придет вызов, тут же я получил аванс 800 рублей и заполнил анкету в 12 страниц.

Таким образом, все отобранные Максимкиным выпускники разъехались по своим назначениям: кто-то в Малоярославец, ставший потом Обнинском, кто-то в Глазов, Кирово-Чепецк. Двое моих приятелей Сева Дербышев и Владислав Аверьянов оказались на стажировке в Москве, в лаборатории № 1 (или «девятке"), которой руководил А.А. Бочвар. После стажировки они попали на комбинат в Челябинск-40 (затем Челябинск-65, сейчас Озерск). Не приходил вызов только мне и Ф.И. Сергееву с проводного отделения. В сентябре аванс, полученный при распределении, кончился, и мы с Сергеевым решили позвонить в Москву по телефону, оставленному полковником. Из Москвы ответили, чтобы мы не волновались, вызов будет.

Путь-дорога

В начале октября 1948 года мы наконец получили вызов, обязывающий нас явиться по адресу: Москва, ул. Солянка, 11, комната такая-то, к товарищу такому-то. Там мы получили направление к Солнцеву Ивану Ивановичу на Цветной бульвар, 12. Сергеев решил сразу туда ехать, а я хотел встретиться с друзьями, которые были в Москве на стажировке. Адрес у меня был, и я поехал в Покровско-Стрешнево, где они снимали комнату в «финском» домике. Хозяйка этого дома, жившая с мужем-фронтовиком и двумя сыновьями, оказалась секретарем самого Бочвара.

Приятели уговорили меня попытаться устроиться в лаборатории Бочвара, чтобы потом всем вместе поехать в Челябинск-40. Хозяйка любезно согласилась помочь с трудоустройством и разрешила поселиться на веранде с приятелями. После первых переговоров в отделе кадров дело оказалось не таким уж простым, пришлось какое-то время подождать решения. А пока я помогал мужу хозяйки, Иннокентию Евлампиевичу Петропавловскому, по дому и в огородных работах. До войны он играл в футбол за «Спартак», а став инвалидом, играть уже не мог, но остался страстным болельщиком, и мы часто ходили на стадион «Динамо», куда его, по старой памяти, пускали бесплатно через служебный вход. С тех пор и я стал болельщиком «Спартака».

Вылет на объект

Наконец по прошествии трех недель меня пригласили на переговоры. Товарищи рассказали, как добраться до проходной. Взяв документы, я смело отправился в лабораторию № 1. На проходной меня задержал солдат и велел ждать. Через некоторое время подъехал «ЗИМ», из него вышел человек в гражданской одежде. Часовой доложил ему о моем задержании, после чего он обратился ко мне. Я рассказал, кто я и как оказался здесь. Он, посмотрев в мои документы, сказал:

— Чтоб тебя здесь не было. Отправляйся туда, куда получил назначение. Я завтра же проверю.

И велел часовому отпустить меня. Вечером из разговора с ребятами выяснилось, что я попал не в первую, а во вторую лабораторию.

На другой день я отправился на Цветной бульвар к Солнцеву. Встретили меня очень хорошо, и вопросов, почему опоздал, не задавали. Единственное, о чем спросили, нужны ли деньги. Я не отказался. Так как Москву я знал неважно, мне было предложено к шести часам прийти в контору, откуда на грузовой машине меня доставят вместе с грузом в аэропорт Внуково. Я согласился и к 9 часам утра 25 октября был в аэропорту. Пассажиров, человек десять, повели к самолету — старенькому транспортному ЛИ-2 (копия американского Дугласа). Все расположились на откидных алюминиевых сиденьях вдоль борта самолета. На мой вопрос, куда мы полетим, кто-то из пассажиров ответил: «На базу 112». Такой ответ мне ясности не внес, оставалось ждать прилета на место, где я и узнал, что база 112 — это КБ-11.

Городок в то время

Левый борт самолета был загружен саженцами смородины и ящиками с автомашины, на которой я ехал до аэропорта. Самолет взлетел и часа через два с половиной приземлился на грунтовом аэродроме со взлетной полосой, выложенной металлическими листами с отверстиями после штамповки.

Офицер проверил у всех документы, и нас проводили к автобусу. Автобус выехал с территории аэродрома, по дороге пересек поле и въехал в поселок сплошь из однотипных щитовых домиков. Как я узнал позже, он назывался «Финским». Автобус подъехал по аллее из старинных тополей к мосту через небольшую речку. За мостом висел лозунг: «Да здравствует XXXI годовщина Октября!» Некоторые буквы в слове «октября» были размыты дождем, читалось, как «онтабра», и смысл не сразу доходил до сознания.

Переехав через мост, автобус взобрался в гору и, повернув направо, остановился около мрачного здания с тремя входами.

Дальний вход был отгорожен деревянным забором с колючей проволокой. В заборе были ворота и проходная с охраной. Водитель автобуса направил меня к среднему входу, сказав:

— Иди на второй этаж, там находится администратор гостиницы, она тебя поселит.

Администратор дала мне направление в гостиницу № 2, которую сдали несколько дней назад, подробно рассказала, как туда добраться: «Нужно пройти под колокольней мимо пятиглавого собора до бань, затем по дороге вниз к поселку ИТР и по левой улице до двухэтажного здания. Это и будет ваша гостиница». Там меня хорошо приняли, поселили в четырехместном номере на первом этаже.

Городок в то время состоял из центральной части, в которую входило административное здание и гостиница. На месте нынешнего спортивного магазина стоял длинный барак, где проживали местные жители. Далее, через дорогу, идущую от моста, находились бухгалтерия и рядом с колокольней отдел КГБ и милиция. Напротив бухгалтерии, где сейчас городской музей, был клуб строителей, там иногда давали концерты заключенные. Интересно было смотреть на сцену, где по краям — вооруженная охрана, а в центре — выступающие зэки. Вскоре этот клуб был переделан в кинотеатр «Москва». Далее, за колокольней, находилась пятиглавка — собор, в котором размещался гараж. Впоследствии гараж был переделан в столовую, которую в народе называли «Веревочка», по-видимому, из-за того, что стена столовой была отделана лепниной с позолотой в виде каната. В пятидесятых годах собор был взорван, а на его месте был разбит сквер.

Напротив «Веревочки» в старинном монастырском здании расположился ресторан, где была небольшая эстрада. По вечерам здесь играл ансамбль под руководством освобожденного Гриши Геллера. Сам он играл на трубе и пел эстрадные песенки. Кроме того, на баяне играл Валентин Ефимов и еще отец с маленьким сынишкой (баян и аккордеон ¾). Иногда в свободное время мы ходили в ресторан в меру выпить, поужинать и послушать песенки в Гришином исполнении.

Вспоминаю такой случай. Недалеко от нашего столика сидел начальник отдела кадров полковник A.M. Астахов, естественно, с женщиной. Какой заказ он сделал, мы не слышали, а обратили внимание на басовитый голос Астахова:

— Ты что мне принес? Вместо пива болотную воду, — кричал Астахов, делая ударение в слове «воду» на последнем слоге.

Официант, некто Горшков, дрожащими руками убрал кувшин с пивом. Прибежал директор ресторана и кое-как уладил конфликт. Позже Горшков перешел работать в театр и был неплохим артистом, нашел свое призвание.

Рядом с рестораном был построен театр с партером и балконом. Здания с правой и левой сторон от пятиглавого собора ("Веревочки") заканчивались аркой, которая уже тогда была разрушена, завалена камнями, через которые был расчищен проход. Слева от колокольни, где еще недавно находился Промстройбанк, была парикмахерская, в которой работали отец и сын евреи, тоже из освобожденных. Дальше по левой стороне находилась пожарная часть, а за ней и с правой, и с левой стороны размещался 28-й корпус. В правой стороне было общежитие для приезжих, с левой — жили местные жители, а дальше — бани, построенные еще при монастыре.

От бань дорога поворачивала налево вниз, и за мостиком начиналась новостройка — поселок ИТР. В то время было построено несколько коттеджей, пять двухэтажных домов, магазин, гостиница. Строились аптека и школа № 1.

По праздникам, в годовщину Октябрьской революции, Первого мая, проходили демонстрации. Колонна собиралась у бань и двигалась по направлению к колокольне. При входе в ресторан было высокое, широкое крыльцо, с которого во время демонстрации руководство объекта и стройки приветствовало праздничное шествие. В ответ неслись крики «Ура!», которые усиливались эхом при проходе под сводами колокольни.

Вспоминается такой случай. Во время шествия колонны на первомайской демонстрации несколько человек решили перейти на другую сторону улицы и смешали строй колонны. Алферов В.И. решил навести порядок, закричал на них, но не тут-то было. Его окружили, сбили шляпу, пришлось вмешаться милиции. Оказалось, что это были освобожденные, отсидевшие свой срок. Первое время их никуда не отпускали из нашего города. Некоторые устраивались на работу, конечно, не на основное производство, некоторые занялись старыми делами. Криминальная обстановка в городе стала напряженной. Наконец пришло распоряжение всех освобожденных отправить эшелоном. Прошел слух, что их повезут куда-то на восток, чуть ли не в Магадан. В городе же осталась небольшая группа бывших заключенных, которые устроились на работу или создали семьи.

В 1958 году заключенными был сдан последний жилой дом, в котором я живу и сейчас. А в город приехала воинская строительная часть и продолжила строительство развивающегося предприятия и города.

Тогда, в конце 40-х, основная часть сотрудников проживала в поселке, называемом «Финским», в домах на две семьи. Дорога с аэродрома проходила по главной улице поселка до моста через Сатис, а вторая дорога от аэродрома шла мимо Маслихи через поселок ИТР.

Радист-взрывник

На следующий день после приезда я отправился в отдел кадров, который находился в административном здании. Там сидели тучный полковник госбезопасности Астахов Александр Михайлович и секретарь-машинистка. Сдав свои документы, я сел заполнять анкету, такую же, как заполнял в техникуме. Затем Астахов отправил меня на проходную завода для переговоров к Голованову Дмитрию Адамовичу, заместителю начальника отдела 24/21 (начальником отдела был Комельков Владимир Степанович, кандидат технических наук). От колокольни, спустившись по деревянной лестнице к Саровке, я прошел по дорожке до узкоколейной железной дороги. На насыпи стоял столб с доской, на которой было написано «Саровонь», что, видимо, означало название железнодорожной станции на мордовском языке.

Перейдя через насыпь, я увидел проходную и ожидающего меня человека. После знакомства Дмитрий Адамович почему-то начал меня спрашивать, как устроен радиоприемник, как производится его настройка. Оставшись довольным моими ответами, он подписал приемную записку, и я отправился назад в отдел кадров. Там мне дали заявку в бюро пропусков, начальником которого был Тренев Владимир Петрович, а документы оформляла Лидия Оттовна Лысых. Мне сказали номер ячейки пропуска в проходной, и на этом мое оформление закончилось.

Получилось так, что в гостинице меня поселили в одном номере с Евгением Владимировичем Борисенко, москвичом, работавшим техником-радистом на радиостанции им. Коминтерна РВ-1. А здесь он работал в отделе 24/21, куда был направлен и я (впоследствии отдел 48 научно-конструкторского сектора). С Женей Борисенко мне пришлось поработать до 1957 года, потом он согласился перейти на «новый объект», как у нас называли в то время НИИ-1011 (в шутку — «ни 10, ни 11"), потом — Челябинск-70.

Помню, Борисенко шутил: «Разреши Дмитрию Адамовичу, он бы весь отдел набрал из шоферов и радистов». В принципе, его можно было понять, так как из Германии он вывез легковую машину, и за ней нужен был хозяйский глаз. Обслуживал машину Алексей Федорович Дымов, раньше он был водителем, всю войну прошел на машине, а у нас в отделе работал препаратором (так называли тогда лаборантов).

Я был представлен начальнику отдела Комелькову B.C., который сидел в здании 30, единственном пока вновь построенном. Рядом возводился корпус здания 32. Так как строили заключенные, естественно, каждая строительная площадка была отгорожена и охранялась.

Женя Борисенко решил провести меня по зданию, показать комнаты нашего отдела, где сидят руководители. Кабинет Комелькова находился на первом этаже, на втором находились К.И. Щепкин и В.К. Боболев со своими подчиненными. Кабинет Е.И. Забабахина, ученого-военного (направленного на работу в КБ-11 в 1948 г.) и Е.А. Негина (прибывшего на объект в 1949 г.) в шутку называли «капитанской каютой», так как оба были в звании капитана, правда авиации. Впоследствии Негин Евгений Аркадьевич стал главным конструктором и руководителем ВНИИЭФ. Забабахин Е.И. — научным руководителем ВНИИТФ, оба — академики АН СССР.

На третьем этаже был кабинет Ю.Б. — так называли главного конструктора КБ-11, впоследствии научного руководителя ВНИИЭФ, академика Юлия Борисовича Харитона. На этом этаже находился также кабинет начальника научно-конструкторского сектора В.А. Турбинера, он вскоре уехал с объекта. Но мне пришлось с ним съездить в командировку на завод пластмасс в Москву, где изготавливались корпуса для капсюлей-детонаторов (КД). Сразу же скажу, что в производство пошли не эти пластмассовые корпуса, а те, что были разработаны группой конструкторов под руководством М.И. Пузырева и изготавливались на заводе 1. В КД использовалось инициирующее ВВ — азид свинца, что было чрезвычайно опасно при обращении с ним, о чем речь пойдет дальше.

В конце 1948 года строители сдали корпус 32, и наш отдел перебрался туда. В это же время были созданы секторы — научно-исследовательский (НИС) и научно-конструкторский (НКС). Наш отдел получил номер 48 в НКС (такая нумерация, по-видимому, применялась в целях секретности). Для отдела 48 было построено одноэтажное здание № 19-бис с двумя башнями для взрывных работ и лабораториями. «Бис» в номере здания поставили, чтобы отличать от корпуса. № 19 с одной башней для взрывов, где располагался отдел НИС. В этом корпусе проводились исследования вторичных ВВ под руководством Е.А. Феоктистовой, В.М. Некруткина и др.

Отдел 48 состоял из следующих сотрудников: начальник отдела Комельков B.C., заместитель — Голованов Д.А., инженеры Козырев А.С., Травкин В.К., Борисов С.И., Богословская Т.А., Хромов С.А.; техники Борисенко Е.В., Вагин Е.В., препараторы Утенков Г.Г., Дымов А.Ф., фотолаборант, а также два конструктора Коробов В.И., Кулакова Т.Е.

Отдел занимался разработкой системы одновременного подрыва КД (их разрабатывали в отделе 24/22, переименованном позже в 49-й). Кроме того, нашей задачей было проведение взрывных испытаний капсюлей и определение их рабочих параметров.

КД при групповом подрыве должен иметь разброс по времени работы не более долей микросекунды. В промышленном производстве таких КД не было, мы их разрабатывали впервые. В 1950 году людей, занимавшихся испытаниями и исследованиями КД, перевели в отдел 49, чтобы все работы сосредоточить в одном месте, а В. Комельков был назначен заместителем начальника НКС Владимира Ивановича Алферова.

Поскольку оба отдела, и 48 и 49, были организованы по одному приказу от 5 мая 1948 года, и тем более, что в 49-м отделе я проработал достаточно долго, не могу не назвать имена сотрудников этого отдела. Начальником отдела был Сухов Иван Петрович, майор-артиллерист, кандидат химических наук, его заместителем — А.П. Зотиков, работавший раньше в Чапаевке на капсюльном заводе. Инженеры-химики Кирсанов В.И., Егоров С.П., Карлова К.И., Ратанина К.А., снаряжатели-прессовщицы Крылова К.М., Николина В., Пичугина Р.Е., конструкторы Пузырев Н.И., Колесов И.П. К 1950 году пришли химик Коняева Г.Г. (окончила Казанский химико-технологический институт), снаряжатели-прессовщицы Ратникова Л.С., Михайлова Е.П., Симакина Н.И., Романова А.Я. и другие.

Итак, отдел 48. Вначале мне, как радисту, было предложено заниматься изготовлением осциллографов со ждущей разверткой на времена 1-12 мкс. Руководил этой работой Хромов Сергей Александрович, мой земляк, но окончивший какой-то московский институт. Осциллографы были необходимы для определения времени работы КД, контроля рабочих электрических импульсов от установок подрыва КД и т. п. Такие осциллографы нашей промышленностью не выпускались. Приходилось пользоваться нашими и зарубежными статьями при изготовлении того или иного блока. Такие же осциллографы создавались в отделе В.А. Цукермана Н.Н. Лебедевым. Так что объединенными усилиями осциллограф был создан. При создании промышленного осциллографа ОК-21 за основу была взята наша схема.

В то же время В. К. Травкин собрал осциллограф по схеме, предложенной И.С. Стекольниковым. Помогал ему Володя Шумилин. Это была довольно сложная схема скоростного осциллографа с искровыми разрядниками. Но работать на нем мог только сам Травкин, так как все технические характеристики менялись даже при открытии форточки. На осциллографах, собранных Хромовым и мной, долго еще работали сотрудники отделов 48 и 49 при исследованиях систем и средств инициирования.

В конце 1948 года и начале 1949 в отделе 48 появились новые сотрудники: Желтов К.А., Стеньгач В.В., Узлов Ю.Н., Татаринцев Л., Шумилин В. Д. В группу Козырева А.С. пришли Павловский М.Н., Александров В.А., Войцеховский Б.В. и другие. Нужно отметить, что отделы 48 и 49 являлись связующим звеном между НИС и НКС. Так, НИС отрабатывал элементы конструкции атомного заряда, или, как его называли, ШЗ (шаровой заряд). В конструкцию ШЗ входили ЦЧ (центральная часть) и элементы из ВВ, при помощи которых осуществлялось обжатие ЦЧ. Основной задачей НКС являлась разработка конструкции заряда, отработка баллистического корпуса бомбы, создание элементов автоматики подрыва, системы инициирования для Одновременного подрыва КД при задействовании ШЗ.

Такое положение связующего звена между НИС и НКС часто ставило отделы в довольно неудобное положение, так как при появлении отказов в работе или заряда, или автоматики в первую очередь под сомнение ставилась работа КД. Создавались комиссии, шло разбирательство, проводились опыты с воспроизведением отказа, истина устанавливалась. Обычно КД «реабилитировался».

Часто к нам в корпус 19-бис приходили сотрудники НИС Г.А. Цырков и В. И. Жучихин для проведения контрольных отстрелов БЗ-17. Так называлась система инициирования для группового подрыва 17 КД. Такие блоки использовались при отработках ШЗ.

Мне пришлось присутствовать при первом испытании ШЗ, подрыв которого осуществлялся от системы инициирования, разработанной в отделе. 48. Испытания и сборка проводились на площадке 3. Ответственным за испытания со стороны НИС был Сергей Николаевич Матвеев, со стороны НКС — Владимир Степанович Комельков. Мы с Женей Борисенко производили установку БЗ-32, крепление розеток КД и разводку жгутов по ШЗ. Подрыв ШЗ осуществлялся из каземата, при этом присутствовал К.И. Щепкин и кто-то из его работников.

Вот нажата кнопка, взрыв, и через несколько минут мы выходим из каземата. На месте, где был установлен ШЗ, лежал раскаленный до белого цвета шар. По правильности сферической поверхности алюминиевого шара, помещенного в середине ШЗ вместо ЦЧ, определялась разновременность прихода детонационной волны на поверхность шара. Все были довольны результатом, так как на первый взгляд шар имел довольно правильную поверхность. Комельков попросил у меня папиросу (в ту пору я курил «Казбек") и прикурил ее от раскаленного шара, несмотря на то что он вообще не курил. По-видимому, волнение давало о себе знать.

Почему-то B.C. Комельков поручал мне и Борисенко довольно ответственные задания, хотя в то время мы были техниками. Помнится, нужно было провести опыт по проверке работоспособности плиты-отметчика, при помощи которой во время проведения летных испытаний бомбы без заряда контролировалась система инициирования. Плита-отметчик представляла собой стальной диск толщиной миллиметров 50 и диаметром около метра. В центре плиты размещался небольшой диск из ВВ с розеткой для установки КД. От диска по радиусам расходились лучи из ВВ до края плиты, по торцу которой располагались розетки для КД по количеству жгутов, идущих от блока зажигания. При взрыве КД детонационные волны, идущие от центра, встречались с детонационными волнами, идущими от торцевых розеток, и на плите в местах встречи ударных волн образовывалась четкая отметка (риска). Разновременность срабатывания определялась по общеизвестному методу Дотриша.

Вот такую плиту мы с Женей Борисенко должны были впервые испытать на площадке 2. Так как своего каземата у нас не было, то в наше распоряжение была предоставлена самоходная артиллерийская установка СУ-47, правда орудие с нее было снято.

Самоходка стояла рядом с казематом на площадке 2, где часто работала группа сотрудников Цукермана. Мы работали в самоходке, устанавливая там аппаратуру для подрыва. Однажды, проходя мимо каземата, мы увидели Вриша А.А. Он сидел у входа на скамейке, курил трубку и дрелью сверлил отверстие под капсюль в шашке из ВВ довольно внушительных размеров.

Мы с Женей остановились около него, с любопытством наблюдая за его действиями. Женя достал папиросы и хотел закурить. Аркадий Адамович, увидев это, возмутился:

— Эй, парень, здесь нельзя курить!

— Так вы же сами-то курите, — отреагировал Женя.

— Это не опасно, — ответил Бриш, — я же трубку курю. Мы улыбнулись и пошли в свою самоходку. В день проведения опыта был вызван водитель. Так как аккумуляторов для пуска двигателя не было, пришлось пускать двигатель вручную. Для этого внутри самоходки был установлен редуктор, при помощи которого раскручивался массивный маховик. Затем включалось сцепление, и дизель запускался, иногда не с первого раза. Так что нам приходилось попотеть, раскручивая маховик. Затем самоходку перегнали через лес на поляну, куда привезли плиту-отметчик, снаряженную на заводе 2. Подключив к блоку зажигания необходимые кабели, вставив в розетки пробки с КД, мы с Женей и наблюдавшим за работой Головановым Д.А. залезли в самоходку, задраили люки. Взрыв — и осколки забарабанили по броне. Выждав несколько минут, мы вылезли и подошли к плите. Она была чистая, освобожденная взрывом от кожуха и блока зажигания. На поверхности между контрольными рисками были ясно видны риски, полученные в результате встречи детонационных волн. Затем плиту доставили в здание 19-бис и произвели обсчет. Разновременность срабатывания системы инициирования не превышала расчетной величины, система работала, ее можно было применять при летных испытаниях системы автоматики и баллистики «изделия» (в то время так называли разрабатываемую атомную бомбу).

Примерно в этот же период НКС посетила высокая комиссия во главе с Б.Л. Ванниковым и А.П. Завенягиным. В нашем здании 19-бис в одной из комнат на столах была размещена упрощенная схема автоматики и системы инициирования. Состояла она из аккумулятора, от которого работал умформер, питающий высоковольтный источник питания (ВИП), собранный по двухплечевой схеме умножения напряжения. ВИП выдавал высокое напряжение на конденсаторы блока зажигания (БЗ). К жгутам БЗ подключались розетки, в пробки которых были вставлены неснаряженные корпуса КД.

При замыкании цепи исполнительным высоковольтным реле БЗ выдавал на электроды КД импульс напряжения, и между электродами проскакивала искра. Пояснения по схеме автоматики давал Сергей Сергеевич Чугунов, по системе инициирования — В.С.Комельков. Тут же присутствовали Харитон Ю.Б., Детнев В.И., Алферов В.И. и др.

Во время демонстрации случился такой казус. Для большей наглядности с ВИП была снята крышка, а после срабатывания исполнительного реле на конденсаторах остается напряжение. Завенягин, о чем-то спрашивая, притронулся пальцем к конденсатору, естественно электрический разряд заставил его отдернуть руку. Стоявший сзади Ванников воскликнул: «Слушай, Авраамий Павлович, у тебя из задницы искры летят!» Все засмеялись, разряжая создавшуюся напряженную обстановку. Затем все перешли в соседнюю комнату, где предполагалась демонстрация испытаний КД и БЗ. Испытания КД по техническим условиям осуществлялись как в одиночном режиме, так и в групповом подрыве. При одиночных испытаниях применялась специально разработанная схема, при помощи которой определялось напряжение срабатывания КД. Групповой подрыв проводился на специальном стенде в бронебашне. Регистрация срабатывания КД велась с помощью фотохронографа с плоским зеркалом и электрическим приводом, изготовленным умельцами, кажется, в отделе Васильева. Был еще один хронограф с полигональным зеркалом, которое разгонялось турбиной от баллона со сжатым воздухом. Этим фотохронографом пользовались, когда проверялся БЗ, т. е. определялась разновременность выхода импульсов напряжения на искровики, расположенные на одной линии.

Так вот, гости поприсутствовали при демонстрации одиночных испытаний КД на импульсно-волновой схеме, которые проводил С.И. Борисов, затем была подорвана групповая сборка, собранная Богословской Т.А. У фотохронографа оперировал Утенков Г.Г. После подрыва, когда унесли проявлять фотопленку, наступила моя очередь показать, как проверяется БЗ. И тут сработал «эффект присутствия». Подняв зарядное напряжение до нужной величины, выключаем свет. Подаю сжатый воздух из баллона на турбину, контролируя разгон зеркала по фигуре Лиссажу на осциллографе, и чувствую, что давления в баллоне не хватает. Вращение зеркала не достигает нужной величины. Я прошу включить свет — нужно заменить баллон с воздухом на полный, так как израсходовали почти весь воздух, пока прогоняли фотохронограф, но гости тут же собрались уходить, сказав, что им все понятно.

Я уже говорил, что в середине 1950 года из 48-го отдела в 49-й был передан корпус 19-бис и вся аппаратура. Перешли и люди, проводившие испытания КД и взрывные работы: Борисов С.И., Богословская Т.А., Стеньгач В.В., Вагин Е.В., Макарцев Н.А., Майорова B.C., Куликова А.И. Из отдела Е.А. Феоктистовой перешел Мясников А.Н.

Известно, что взрывные работы, особенно при новых разработках, являются очень опасными. Немало при этом пострадало людей. Так, С. Борисов при взрыве КД потерял 30 % зрения — попал осколок в глаз. А. С. Козырев лишился первых фаланг на трех пальцах. У меня в руках взорвался БЭД-АТ-2У при подключении его к схеме задействования.

Другой случай произошел при отработке бокового (БКУ) и головного (ГКУ) контактных узлов, которые разрабатывались в отделе НКС под руководством двух начальников — Павлова и Лилье. Осколки от никелевого корпуса капсюля попали мне в ладони и ягодицы. Подключение капсюлей к схеме я производил присев на корточки. Вначале кровь из ран не текла, были только белые пятна на ладонях. По-видимому, было шоковое состояние. Прибежавший на звук взрыва Д.А. Голованов налил мне стакан спирта и велел промыть ладони. Я, конечно, пошел в туалет, где и «промыл», запив водой. Интересно, что через несколько секунд места поражения закровоточили. Меня отправили домой. А на следующий день выяснили причину срабатывания узла.

Контактный датчик залип, соединив конденсаторы с выходными цепями. Конденсаторы после первого испытания разрядились не полностью, что и послужило причиной срабатывания капсюля. Капсюль БЭД-АТ-2У мостиковый, срабатывающий от напряжения в 12 В.

Работу по испытаниям БКУ и ГКУ мы проводили с Ф.И. Дорошенко будучи в отделе 48. Выли и еще в нашем отделе случаи легкого ранения испытателей при взрывах КД. А в других отделах были и смертельные. Я пишу об этом, чтобы подчеркнуть опасность работ с КД или ЭД (сборка, включающая в себя КД, вставленный в пробку, называлась электродетонатором). На этом я закончу небольшое отступление от темы.

Таким образом, в отделе 49 сосредоточились все работы по созданию и исследованиям искрового высоковольтного КД, а именно:

— одиночные испытания по определению напряжения срабатывания на импульсно-волновой схеме. Эта схема выдавала импульс напряжения различной амплитуды от 0 до 10 кВ и по времени, не превышающему длительность импульса, выдаваемого БЗ при групповом подрыве;

— групповой подрыв для определения разновременности срабатывания КД (осуществлялся от стенда, в состав которого входил штатный БЗ);

— определение срабатывания КД от статического напряжения;

— определение параметров КД осциллографическим методом;

— влияние различных факторов на работу КД и т. п. Особое внимание уделялось исследованиям по влиянию влаги на рабочие параметры КД, так как с этим вопросом связаны и условия хранения КД, и сроки хранения всего изделия. Ю.Б. Харитон сам следил за ходом этих работ, требуя регулярных докладов о результатах исследований.

Вела эти исследования Г.Г. Коняева. У нее хранились КД в эксикаторах при различной влажности:

— близкой к 100 %, над водой;

— 80 %, над специальным раствором;

— 60 %.

Изменения, происходящие в КД со временем, контролировались по сопротивлению искрового промежутка (СИП). Позже, при выпуске документации, этот параметр заменили на другой — сопротивление между электродами (СМЭ).

Измерение сопротивления проводилось по методу вольтметр-амперметр при напряжении 500 В в специальном контейнере, так как иногда некоторые увлажненные КД взрывались. Кроме того, через определенное время подвергнутые воздействию влаги КД исследовались на напряжение и разновременность срабатывания.

Вспоминается случай, когда И.П. Сухова и А.П. Зотикова не было, и на доклад к Ю.Б. Харитону пришлось идти С.И. Борисову. Поскольку все результаты исследований хранились у меня в тетради, он взял меня с собой. Сначала все шло гладко, а потом Ю.Б. учинил нам страшный разгон из-за того, что в тетради один столбец таблицы был зачеркнут, а рядом были записаны другие результаты. (Насколько мне помнится, при подсчете величины сопротивления была внесена ошибка. Когда ее обнаружили, то правильные результаты внесли в соседний столбец.) Возмущенный Ю.Б. потребовал тут же в тетради написать объяснение и причину зачеркиваний. Этот случай показывает не только требовательность Ю.Б., но и характеризует время, в которое создавалась атомная бомба.

После разгона я составил таблицу, по которой определялась величина сопротивления по току, протекающему через искровой промежуток. Таблица была сфотографирована и размножена, ею пользовались все лаборанты, причастные к этой работе.

Проведенные исследования позволили выявить существенные недостатки:

— малый срок годности при хранении КД в негерметичной таре;

— зависимость пробивного напряжения от давления окружающей среды;

— наличие так называемого «пересыпания» гранул азида свинца под электродами.

Эти недостатки были ликвидированы в новой конструкции искрового КД, отработка которого осуществлялась с 1952 по 1958 год до сдачи капсюля в серийное производство в г. Муром. Большая работа была проведена в группе Стеньгача по стабилизации пробивного напряжения в КД. Дело в том, что в КД электроды имели коническую форму. Для облегчения электрического пробоя конусную поверхность протравливали в специальном растворе. Получалась неровная поверхность с множеством острых выступов, что способствовало возникновению пробоя, но не его стабильности. Было опробовано множество вариантов электродов: игла-плоскость, игла-игла с разными углами конуса и т. д. Наконец был выбран угол конической обработки, поверхность обрабатывалась полировкой, само острие заканчивалось площадкой.

Пересыпание азида свинца в камере удалось ликвидировать за счет увеличения плотности запрессовки и введения канавки под электродами.

Герметичность камеры КД достигалась при помощи специально разработанного клея на основе эпоксидной смолы, что позволило значительно увеличить сроки хранения при эксплуатации как в герметичной таре, так и в открытом виде.

КД для первого серийного завода атомного Оружия, построенного в нашем городе, изготавливались отделом 49 до тех пор, пока их не передали в серийное производство. Очень большая и трудоемкая работа проводилась по набору статистики. Ее вели в две смены Богословская Т.А., Борисов С.И., Вагин Е.В., Карцев Н.А., Жирнов Н.М., Куликова А.И. Нужно было испытать 10000 КД для определения надежности. За каждую смену отстреливалось 10 сборок из 32 КД. Для определения разновременности срабатывания одновременно на каждой сборке помещалось 10 шашек из вторичного ВВ для подтверждения инициирующей способности КД. Кроме того, от каждой партии КД отстреливалось по 10 штук на импульсно-волновой схеме для определения напряжения срабатывания.

Первую кандидатскую диссертацию по искровому высоковольтному КД защитил Стеньгач В.В.

Первые работы по определению радиационной стойкости КД были проведены в 1952 году в здании 19-бис Борисовым С.И. и мной. В то время специальных облучательных установок не было, и в отделе Александровича В.А., в здании 6, нам посоветовали взять источник радиационного излучения сурьму-124 с периодом полураспада 60,1 суток, активностью 10,9 Ки. Капсула с радиоактивной сурьмой помещалась в контейнер массой приблизительно 100 кг. Это свинцовый цилиндр с отверстием в центре, закрывающимся свинцовой пробкой.

Испытания проводились в режиме одиночного подрыва КД. Длина коридора в здании 19-бис от башни до башни ~ 12 м. Контейнер с источником излучения размещали на тележке горловиной в направлении башни, где подрывали КД. Работы проводились по вечерам, когда все уходили домой, так как дверь в бронебашню должна быть открытой, а по коридору от источника шло излучение.

Испытав несколько КД, мы закрывали контейнер пробкой и двигали его еще на пару метров к КД. Так постепенно приблизились почти вплотную, насколько это было возможно. Каких-либо отклонений по напряжению срабатывания облучаемых КД не было отмечено. У нас с Сергеем Ивановичем возникло сомнение: а есть ли в контейнере этот самый источник излучения? Вызвали представителя от Александровича. Прибежал Михаил Васильевич Дмитриев, осмотрел контейнер, вытряхнул из него капсулу, голыми руками положил обратно и сказал, что все в порядке.

— Дозу облучения сообщим позже, после пересчета в зависимости от расстояния, — сказал он и убежал. Отчет о проделанной работе был выпущен. Впоследствии облучение КД проводили на реакторах ВР, ВИР, а потом и в натурных опытах, о чем будет сказано дальше.

Новые задачи в узкой области науки

В отделе 48 мне пришлось поработать с А.С. Козыревым по исследованиям свойств жидкого ВВ — тетранитрометана (ТНМ). Вещество довольно опасное из-за высокой чувствительности. ТНМ наливали в стеклянную пробирку, установленную на щите в бронебашне, и при помощи фотохронографа определяли скорость ударной волны по ТНМ при инициировании его КД. Мечта Александра Сергеевича — создать прецизионный ШЗ на жидком ВВ, в частности на ТНМ, — так и не осуществилась до ухода на пенсию.

При оснащении ракетной техники ядерными зарядами возникла необходимость создания детонационного узла с задействованием от бортовой сети. Такой узел был необходим для системы аварийного подрыва заряда при отклонении ракеты от курса. Мне пришлось участвовать в его создании под руководством В.В. Стеньгача.

В разработке конструкций использовалось свойство ВВ при переходе горения в детонацию в замкнутом объеме. Первый удачный опыт провели на макете, для изготовления которого использовали матрицу от пресс-формы для снаряжения колпачков КД. Сам принцип перехода горения в детонацию мы подтвердили, дальше началась обычная работа по выбору габаритов узла, толщины стенки, навески заряда, электровоспламенителя и т. д.

Так, один за другим, создавались детонационные узлы. Перед нами встала проблема, как сделать конструкцию пожаровзрывобезопасной. Ведь при попадании узла в очаг пожара загорается состав электровоспламенителя и происходит взрыв. С этой проблемой справились следующим образом: в стенке на уровне границы электровоспламенителя с зарядом ВВ было просверлено отверстие, которое запаивалось легкоплавким припоем. Его температура плавления была ниже, чем температура вспышки состава воспламенителя. Таким образом, при разогреве припой расплавлялся, нарушалась герметичность камеры, а в таких условиях детонация не развивалась. Развитие детонации в корпусе с пробкой из легкоплавкого припоя (индия) происходило надежно.

Часто приходилось выполнять разовые исследовательские работы по просьбе других отделов. Например, при разработке узла СГН мне нужно было выбрать емкость конденсатора и предохранитель системы поджига. При сгорании пиросостава в системе поджига шлаки в некоторых случаях имеют довольно высокую проводимость, и резкое увеличение тока после перегорания мостика вносит дополнительную нагрузку в цепь бортовой сети. Чтобы исключить это явление в некоторых случаях поджиг должен осуществляться от конденсаторов, заряженных от источника питания бортовой сети.

В случаях же задействования системы поджига непосредственно от бортовой сети, в цепь поджига включался плавкий предохранитель, который после задействования отключал систему от источника питания. Работу эту мы проводили в содружестве с сотрудниками отдела 32, разработчиками СГН, в частности с Вороновым Павлом Александровичем (ныне покойным).

В качестве общественной работы для нашего города мне пришлось участвовать в создании телецентра. Руководил этой работой Чугунов Сергей Сергеевич. Я собирал оконечный каскад телепередатчика. Женя Борисенко — задающий генератор. Сейчас я уже не помню, когда начались первые телепередачи, но то, что в качестве поощрения мы получили по 100 рублей — помню.

Полигон МО № 71

В то время, когда НИС вел газодинамическую отработку атомного заряда, НКС разрабатывал средства его доставки и задействования, куда входили: отработка баллистики носителя (бомбы), система инициирования, автоматика подрыва и автоматика управления подрывом (радиодатчики, бародатчики, боковые и головной датчики, работающие при ударе о землю). Для испытания всех систем был выделен полигон № 71 Министерства обороны на Крымском полуострове в 18 км от Керчи — станция Багерово. Именно здесь находился печально знаменитый Багеровский ров, в котором были захоронены тысячи ни в чем не повинных советских людей, расстрелянных эсэсовцами.

Мне пришлось участвовать почти во всех экспедициях на этот полигон. Подготовка к экспедиции начиналась с приказа о создании группы во главе с Буяновым Владимиром Петровичем. В эту группу входили по одному человеку от отделов, участвовавших в полигонных работах, связанных с опасными операциями.

Так, в группу по созданию эксплуатационной документации и инструкций входили: Буянов В.П, Вагин Е.В., Канарей-кин В.И., Розанов Е.П. и др. Комплектацией изделий и узлов, отправляемых на полигон, занимался завод 1. Контрольная установка узлов и приборов в корпус бомбы производилась на площадке 9, где было сборочное здание с краном (кажется, мостовой кран с ручным приводом). Вот уж потягали мы цепи: пока поднимешь корпус, да пока опустишь. Сейчас на месте площадки 9 находится отделение 15 (НИК).

Был в то время недалеко от сборочного здания капонир, обвалованный с трех сторон, где мы проверяли электрическую прочность сначала БЗ, потом БФ, размещенных на плитах-отметчиках или на ШЗ. Ответственным за проведение работ на площадке 9 был в то время Ананий Ильич Новицкий, а начальником площадки — Мирошниченко Николай Петрович, мой хороший приятель, с которым мы провели немало времени на охоте и рыбалке.

После проведения контрольных циклов автоматики и проверки электрической прочности узлы и приборы снимались с корпуса (кроме плиты-отметчика с зарядами ВВ) и упаковывались в ящики. По готовности, в установленный срок, загружался эшелон и назначалась отправка личного состава. Всем сотрудникам, отправлявшимся на полигон, в паспорте ставился штамп с московской пропиской. У меня, например, был адрес: Москва, Октябрьское поле, д. 1, кв. 10. Почтовый адрес для переписки был Москва, центр-300, а далее — улица, номера дома и квартиры — местные.

Пути-дороги на полигоны

Помню первую поездку на полигон весной в 1949 году. В то время до станции Шатки была проложена узкоколейная железная дорога. В конце состава был подцеплен пассажирский вагончик, в котором мы потихоньку двигались в сторону Шатков. Скорость была такая, что некоторые смельчаки успевали соскочить на ходу, сорвать несколько цветков и снова залезть в вагон.

В Шатках состав загнали в охраняемую отгороженную зону, так называемую «базу», где грузы перекладывались в вагоны с широкой колеёй. Нас на некоторое время отпустили погулять, и мы отправились в Шатки на базар. Купив кое-чего в дорогу, пообедав в столовой, к назначенному времени мы пришли на «базу». А вскоре уже ехали на юг в купированном вагоне.

С нами ехал начальник отдела режима и бюро пропусков Владимир Петрович Тренев. В специально оборудованной теплушке ехала охрана, а офицеры — в нашем вагоне. Вспоминаются фамилии часто сопровождавших нас офицеров из в/ч 54194, которая располагалась на объекте: Чугунов Н.В., Захряпа Н.П., Заваденко А.А., Винокуров И.П., старшина Скороходов К.Ф.

Итак, едем на юг. Проезжаем Пензу, Балашов, Валуйки, Харьков, Запорожье, Мелитополь, Джанкой, Феодосию. За время нахождения в пути я научился игре в преферанс. Делать-то в вагоне было нечего, вот два Владимира Петровича — Буянов и Тренев — и взялись обучать желающих. Играли в домино, коротали время, кто как мог.

Наконец с левой стороны показался аэродром, самолеты и строения, огороженные колючей проволокой. Проехав чуть дальше, эшелон остановился. Приехали! Нас уже ждали. Стояла колонна автомашин, солдаты, начальство полигона. Тут же нас встретил С.Г. Кочарянц, бывший в то время, кажется, начальником отдела в НКС. Началась разгрузка. Ящики из вагонов выгружали солдаты. Контейнеры с изделиями выгружали с платформы автокраном. Проследив за разгрузкой наших ящиков и сдав их под охрану в кузове машины, мы с Ф.И. Дорошенко пошли посмотреть на разрушенное во время войны здание станции. От него остались две стены и груды кирпича и штукатурки. На полу валялись стреляные гильзы, неразорвавшиеся мины — свидетельства прошедших здесь боев.

Наконец за нами подошел автобус, и мы, забрав личные вещи, отправились на место жительства. Разместили нас на втором этаже двухэтажного здания в комнатах по 4 человека. Руководители нашей экспедиции жили где-то в другом месте. В состав экспедиции входили по одному-два человека из отделов НКС, два-три сборщика из цехов 4 и 7, два электромонтажника, представители спецотдела. Состав группы во всех экспедициях на полигон № 71 оставался постоянным. От отдела 48 на первых порах посылали меня и Ф.И. Дорошенко. Впоследствии от отдела 49 я ездил всегда один. Кроме нас от других отделов ездили: Буянов В.П., Канарейкин В.И., Божок А.И., Малышев В.Д., Дякин И.Г., Быков И.А., Розанов Е.В. и другие. От завода 1: Волгин И.К., Жирнов Г.И., Объедков В.М., от 1-го отдела: Пронин В.Г., Азаров В.В.

В первых экспедициях руководителями назначались Кочарянц С.Г., Назаревский И.А., иногда Буянов В.П., который позже стал постоянным руководителем. Заместителем начальника НКС по испытаниям был в то время полковник Романов А.И. Сборочной бригадой от завода 1 в первых поездках руководил Касютыч В.В., иногда — Дорощук.

Первое время под сборочное помещение нам выделили какую-то мастерскую, из которой убрали станки и верстаки, а для наших работ поставили два лабораторных стола. Пол был заасфальтирован. Вход в мастерскую был по пропускам, а у калитки всегда стоял часовой.

Ангар для наших работ еще строился. Около взлетной полосы был сделан выезд на яму, из которой производилась подвеска изделия к самолету.

Раньше мне не случалось видеть в натуре «единичку» (РДС-1), и ее внешний вид произвел на меня ошеломляющее впечатление. Работая в войну на аэродроме, приходилось видеть бомбы до 100 кг, но то, что я увидел здесь, превзошло все мои ожидания. Это была бомба каплевидной формы длиной около трех метров со стабилизатором в виде кольца. На боковой поверхности находился люк, через который человек мог свободно влезть внутрь. На головной части размещались два «глаза», закрытые оргстеклом, не нарушающие геометрических пропорций корпуса бомбы. Под оргстеклом были диполи антенн радиодатчиков.

Бомба лежала на ложементе, установленном на специальную тележку. На ней же бомбу транспортировали к самолету. Подготовка к летным испытаниям шла следующим образом: при помощи крана с контейнера снимали крышку, и бомба устанавливалась на ложемент. Происходила расконсервация корпуса бомбы, затем внутри устанавливались по очереди все необходимые приборы и устройства, в хвостовой части на стабилизаторе закреплялись аккумуляторы и трассеры.

После проведения необходимых соединений проигрывался контрольный цикл срабатывания и взаимодействия всех систем, кроме системы инициирования.

Последняя операция заключалась в снаряжении КД плиты-отметчика, или контрольного ШЗ в зависимости от комплектации бомбы. Если в индексе бомбы стояла буква «К» (контрольная), то приходилось снаряжать ШЗ. Конечно, вместо ЦЧ в нем помещался керн — алюминиевый шар.

Затем через люк в корпусе бомбы производилась стыковка высоковольтного штыревого разъема блока зажигания с высоковольтным источником питания. Руководитель работ проверял качество стыковки, люк закрывался и пломбировался.

Снаряжение капсюлями производилось вдвоем. Например, Ф. Дорошенко извлекал из тары пробку с КД и подавал мне. Я в это время уже извлек из розетки пробку с фалып-КД и передаю навстречу. Поменялись пробками, боевую установили в розетку, а фалып-КД, выкрашенную в красный цвет, поставили в тару. Раскраска позволяла проконтролировать, что все фальш-КД стоят в таре, а боевые — в розетках системы инициирования.

Наступал второй этап подготовки к испытаниям. Изделие, закрытое брезентовым чехлом, на тележке под охраной буксировали при помощи машины «Додж 3/4» на яму. Яма — это бетонированная канава глубиной около 1,5 м с плавными спусками с обеих сторон. В нее вручную закатывали тележку с изделием, а над ямой с открытым бомболюком накатывался четырехмоторный бомбардировщик ТУ-4, копия американского Б-29 ("летающая крепость"). После стыковки главного штыревого разъема (ГШР) жгута управления с ответной частью на поверхности бомбы, последняя в горизонтальном положении втягивалась специальными захватами внутрь самолета, и створки бомболюка закрывались. Для включения бортовой сети и автоматики бомбы и ее сброса на самолете был установлен пульт управления и прицел. Пульт был закрыт крышкой и опломбирован. Все время, пока шла подвеска изделия, кто-нибудь из нашей бригады дежурил у пульта в самолете. Это дежурство представляло особый интерес, так как в самолете всегда были термосы с какао и компотом. Экипаж никогда не возражал, если мы проводили дегустацию напитков, поскольку сами они не могли все выпить, а самолет готовился к полету по полному регистру. Не надо забывать, что весь процесс создания атомного оружия шел под неусыпным наблюдением и контролем Лаврентия Берии.

По окончании подвески бомбы самолет отбуксировался на взлетную полосу. По команде самолет разбегался и тяжело взлетал. Тут же вслед за ним взлетали два истребителя сопровождения с полным боекомплектом, как нам рассказывали работники полигона. За время, пока бомбардировщик набирал высоту до 10 км, истребители не один раз сменяли друг друга. Наконец высота набрана, самолет делает боевой разворот и… сброс.

Наблюдать за падающей бомбой было легко, так как при сбросе загорались трассеры, закрепленные на стабилизаторе бомбы. Сброс происходил всегда в одном и том же месте, цель была обозначена в двух-трех километрах от аэродрома, в степи. Цель представляла собой круг с крестом, выложенным белым камнем. После падения бомбы специальная команда, допущенная к нашим работам, под командованием майора Бутко отправлялась на розыски упавшей бомбы и раскопки плиты-отметчика, которая иногда уходила глубоко в грунт. Плиту доставляли к нам в ангар, я обсчитывал результаты разновременности срабатывания и заносил их в протокол испытаний.

Малышев Вадим проявлял «солнышко» — фотобумагу, которая помещалась в стальной цилиндр, закрепленный в центре стабилизатора. В центре крышки цилиндра было отверстие, через которое на фотобумаге фиксировалась амплитуда колебания бомбы при падении.

Интересно было наблюдать за взрывом изделия из серии «К», который происходил на высоте 400–600 м. ВВ разносило корпус бомбы на мелкие части, и в небе оставалось облако от сработавшей взрывчатки.

Экспедиция длилась несколько месяцев: отработаем серию в 3–4 изделия, ждем следующего привоза. Иногда нас отпускали домой на месяц-два. Так было до июня 1949 года, а в 1949 году мне пришлось отправиться в другую экспедицию на государственный полигон УП-2 МО, на первые испытания атомного заряда. Но об этом — в следующей главе, а сейчас продолжу рассказ об экспедициях на полигон № 71.

Уже сменилось изделие, которое мы испытывали. Вместо «единички» стала «тройка» (РДС-3). В обиходе название наши изделия получали по первой цифре чертежного индекса.

«Тройка» была меньше по габаритам, более компактная. Боковые люки сохранились, но человек уже не помещался внутри корпуса.

Следующее изделие было с малогабаритным по тем временам зарядом. Это изделие мы ласково называли «Татьяной». Сменился и самолет. «Татьяну» носил первый тактический реактивный бомбардировщик ИЛ-28. Эти испытания велись до 1951 года, а потом начались натурные испытания на полигоне УП-2.

Сейчас во многих публикациях часто упоминается название атомной бомбы «Татьяна», которая в 1954 г. была принята на вооружение. Хочу рассказать в этой связи такую историю. В нашей бригаде на полигоне работал электромонтажник Василий Сошников. В городе он жил один, его жена с детьми жили в Москве. Иногда мы останавливались у них переночевать и знали жену Василия. Однажды на полигоне на наш вопрос, как поживает Татьяна, Василий ответил: «Не знаю, я уже полгода ее не видел. Сейчас — вот моя Татьяна». И он показал на изделие РДС-4, у которого, кстати, чертежный индекс начинался с буквы Т. Так и пошло бомбу называть «Татьяной».

Быт

Я уже писал, что жили мы в двухэтажном здании на втором этаже. Напротив наших окон стоял коттедж, в котором жил начальник полигона генерал Комаров. Частенько нас будили выстрелы из охотничьего ружья. Это генерал со своего крыльца стрелял в бродячих собак, которых в расположении части было довольно много. В 1950 году Комарова сменил его заместитель по НИР генерал Чернорез.

Питались мы в офицерской столовой — завтрак, обед и ужин — все бесплатно, по-видимому деньги перечислялись на воинскую часть и за питание, и за жилье.

В свободное время нам выделялась автомашина с водителем, и мы отправлялись на Азовское море. Очень часто мы ездили отдыхать на Рыбалку — это место на берегу уютной бухточки среди скал, где жили в землянке два солдата, снабжавшие воинскую часть рыбой. Рыбу ловили ставными сетями. Мы же, набрав с собой продуктов, готовили коллективную уху из пойманных небольшим неводом бычков. Уезжали на весь день, бывали в поселках Чигини, Мама Русская. Иногда устраивали экскурсии в Феодосию, Камыш Бурун (Аршинцево).

Раз в десять дней выезжали в Керчь мыться в бане. Ехали обычно на грузовом «Студебеккере». После бани, если оставалось время, можно было посетить винные павильончики, которых в Керчи было предостаточно. Керчь в то время лежала в развалинах, но даже в таких условиях люди ухитрялись жить. В подвальчиках продавались хорошие вина и очень вкусные чебуреки.

Мастер завода 1 Дорошук купил в Керчи буфет старинной работы с львами, вырезанными из дерева, что послужило предметом для добродушных насмешек. А мы с Д. Головановым подписались в книжном магазине на 30 томов Горького.

Случалось, что мы оставались без денег (обычно мы могли авансом брать у руководителя), а перевод задерживался. Тогда мы обращались к Назаревскому:

— Иосиф Александрович, как же дальше жить, если даже на баню ста рублей нет?

— Поеду в штаб звонить, чтобы выслали, — отвечал Иосиф Александрович.

Было и такое. Сопровождал нас в экспедицию В.П. Тренев, а руководитель работ должен был приехать позже. Организовав разгрузку вагонов, платформ, охрану, пропуска, Владимир Петрович через несколько дней уехал докладывать в Москву о готовности коллектива к работе. И вдруг через два дня он предстал перед нашими очами весь грязный, закопченный, помятый.

— Что случилось, Владимир Петрович?

— Получил из Москвы втык по вашей милости.

Оказалось, что действительно получил головомойку от начальника по режиму за то, что оставил нас одних, без присмотра. И пришлось ему срочно возвращаться на перекладных. А от Джанкоя до Багерова ехать надо было на паровозе, потому он и был такой грязный. Так и пришлось Треневу сидеть с нами до приезда руководителя работ.

За все время работ в экспедиции только однажды случилось ЧП: почему-то не был произведен сброс изделия. То ли что-то не сработало в системе запуска автоматики от пульта, то ли что-то заело в механизме освобождения от зацепов изделия. Тогда пришлось срочно решать вопрос, можно ли садиться самолету с такой нагрузкой, не подломится ли шасси.

Пока самолет сжигал горючее, было принято решение произвести посадку на наиболее ровную запасную полосу, предназначенную для других работ. Аэродром был построен немцами во время войны, и взлетные полосы были повреждены во время освобождения Керченского полуострова. Позже они были отремонтированы, но неровности остались. Запасная полоса была сделана во время основания полигона. Самолет с изделием благополучно сел. Надо сказать, что экипажи на ТУ-4 были подобраны из лучших летчиков — асов,

Как-то незаметно недалеко от нашего ангара вырос лабораторный корпус. Там размещалась экспедиция, членов которой все называли «северянами». Руководили работами этой экспедиции Микоян и Гуревич, конструкторы — разработчики истребителей МИГ. Они проводили летные испытания самолета-снаряда — небольшого реактивного самолетика, который подвешивался под плоскостями ТУ-4. При подлете к цели у самолета-снаряда запускался двигатель, он отцеплялся от самолета-носителя и дальше управлялся по радио.

Мы наблюдали за испытаниями, когда самолетом-снарядом управлял пилот, который должен был посадить его на взлетную полосу. По полигону ходили слухи, что пилот за каждый вылет получал огромные деньги по тому времени. Говорили, что этот самолет-снаряд предназначался для нашего заряда. Но пока шла его разработка и доводка, были разработаны другие, более эффективные носители нашего заряда — ракеты.

Так постепенно проводилась подготовка к полномасштабным натурным испытаниям бомбы с атомным зарядом, которые были проведены в 1951 году на полигоне УП-2 МО, о чем я расскажу в одной из следующих глав.

После проведения испытаний нам (обычно оставалось 5–6 человек) отмечали командировки и отправляли на все четыре стороны.

До Москвы добирались разными способами. То поездом из Симферополя, то самолетом. Однажды даже летели загранрейсом на самолете, следовавшем из Болгарии. Как-то на полигон прибыли представители ПГУ при Совете Министров. Они приехали на автомашинах «ЗИМ». Обратно их отправили на самолете, а нас посадили в «ЗИМы», так и ехали до Москвы. Был случай, когда ехали из Симферополя в мягком вагоне (в другие билетов не было), а денег не осталось на дорогу. Купили мы на четверых десяток раков и буханку хлеба, с тем и ехали. Приехали в Москву голодные, зато в мягком вагоне.

В столице мы обычно без промедления направлялись в нашу контору на Цветном бульваре, 12, где у Арутюнянца получали в счет зарплаты энную сумму денег, дружно обедали, ночевали в общежитии гостиничного типа на улице Кирова и на следующий день самолетом прибывали на объект.

1949 год. Первый атомный взрыв на полигоне УП-2

С весны 1949 года поползли слухи, что предстоит поездка на полигон куда-то в Среднюю Азию. Действительно, началось оформление людей, составлялись списки оборудования, которое предстояло взять с собой. Комельков B.C. тщательно проверял каждую графу списка. Дело в том, что на полигон заряд отправлялся в разобранном виде, и сборка должна была производиться на месте. Для этого там была построена специальная производственная площадка с лабораторными и сборочными корпусами. Для приемки строящихся зданий от НИС был назначен Нецветов Н.И., от НКС — Травкин В.К., которые и выехали туда весной.

Началась контрольная сборка зарядов, подлежащих отправке на полигон. Если мне не изменяет память, их было пять. Сборка шла на территории завода 1, в здании № 21 (по нумерации настоящего времени). Ответственным за это здание был назначен Ананий Ильич Новицкий. После контрольной сборки заряды разбирались и упаковывались в тару.

Наконец подготовка первого эшелона была закончена. Сформирована была и первая группа людей, которые должны были обеспечить установку оборудования в лабораторных зданиях, расставить мебель, приготовить все к работе. Я тоже был отправлен на полигон с первой группой.

Я уже писал, что в то время от Сарова до Шатков шла узкоколейная железная дорога, а в Шатках на базе нас перегружали в вагоны на широкой колее. Для нас были заказаны два купированных вагона, в одном ехали мы, в другом — охрана. Охрана стояла на каждой тормозной площадке, сменяясь на редких остановках.

Состав шел по «зеленой улице», останавливаясь только для заправки паровоза водой и для осмотра букс и колес. Интересное зрелище представляли собой эти остановки. На перронах не было ни одного человека, кроме милиции, сотрудников КГБ и бригады железнодорожников. Причем последние производили осмотр вагонов в сопровождении сотрудников госбезопасности.

Хочется отметить организацию питания в пути, особенно обед. Начальником эшелона был назначен Детнев Василий Иванович, полковник, представитель КГБ при Совмине у нас на объекте.

Каждый день он обходил купе и спрашивал:

— Где будем завтра обедать?

Мы выбирали станцию из названных, и на следующий день, когда поезд останавливался, мы гурьбой отправлялись в ресторан. Там — ни души, накрытые столы, работает буфет. Мы спокойно обедали, расплачивались и вновь по вагонам. Завтракали и ужинали в поезде чаем и сухим пайком, у кого что было: консервы, хлеб, сало, или что успели купить в буфете.

Таким образом, следуя по маршруту Казань — Свердловск — Тюмень — Омск — Новосибирск — Барнаул, наш эшелон прибыл рано утром в Семипалатинск. Переехав по мосту через Иртыш, поезд остановился в Жана-Семей, пригороде Семипалатинска, где нас ожидала колонна грузовых машин. Взвод солдат быстро разгрузил эшелон, кузова накрыли брезентом, нас рассадили по одному с водителями в кабины, и колонна двинулась в путь.

Ехали в западном направлении, вниз по течению Иртыша. Новенькие ЗИС-150 шли с заданными скоростью и дистанцией по степной дороге. Пыль стояла, как дымовая завеса, правда цвет ее был с красным оттенком. И если бы не легкий ветерок со стороны реки, едва ли было бы видно машину, идущую впереди. Остановки были редкими. Начальник колонны на «газике» объезжал колонну. Подходила и цистерна с водой: кто пил, кто заливал воду в радиатор. Стояла изнурительная жара.

Как бы то ни было, но проехав около 150 км, мы подъехали к небольшому городку на берегу Иртыша. Тогда он назывался пунктом «М». Две улицы с двухэтажными домами, в центре — площадь, на которой размещались гостиница со столовой, штаб гарнизона и дом офицеров. Нас провели в столовую, накормили отличным обедом, и после небольшого отдыха мы двинулись дальше.

Километров десять мы проехали по «бетонке», а потом опять началась степная пыльная дорога. Через 75 км мы въехали в пункт «Ш». Небольшой поселок из пяти-шести двухэтажных домов. Два из них, квартирного типа, были для нас, комнаты уже были распределены.

Здесь мы и должны были жить в течение всей командировки. В поселке была столовая, штаб, еще какие-то вспомогательные помещения, казарма для солдат и общежитие для комсостава. Обслуживающий персонал полностью состоял из солдат.

Оставив свои вещи в комнатах, мы с колонной двинулись дальше. Проехав еще 15 км, увидели отгороженную колючей проволокой площадку с несколькими одноэтажными зданиями и водонапорной башней. Я со своим грузом подъехал к лабораторному корпусу — каземату для проведения взрывных работ. Он назывался ВИА — по имени Владимира Ивановича Алферова, руководителя ИКС. Солдаты разгрузили оборудование и занесли в одну из комнат, после чего я опломбировал здание.

Рядом с корпусом ВИА находился небольшой погребок для хранения КД, пока пустой. Напротив — корпус ФАС (аббревиатура от Флеров, Апин, спецотдел). Оба корпуса были слева от проходной, а справа — наблюдательный пункт 12П, расположенный на возвышении и обращенный в сторону металлической конструкции, видневшейся вдалеке. Ее называли «башней».

Здание 12П — бетонный каземат из двух комнат с широкой застекленной амбразурой в сторону башни. Толстенные металлические двери закрывали вход в помещения. В левой комнате находился автомат управления подрывом с временным реле. Оно выдавало в нужный момент напряжение по кабелю на исполнительное реле системы инициирования атомного заряда, находящегося на башне. Для наблюдения за развитием взрыва из помещения через крышу был выведен перископ. Кроме того, здание 12П было оборудовано проводной системой оповещения.

Здание командного пункта (12-П)

В ходе подготовки натурного испытания корпус 12П был укрыт вместе с амбразурами слоем земли (со стороны башни). Получилась как бы обваловка грунтом до самой крыши. Она должна была предохранять корпус от разрушения во время прохождения ударной волны.

Пульт управления-автомат на командном пункте.

От проходной дорога шла к башне (ее называли «центром"), образуя основание треугольника из дорог: от поселка «Ш» к «центру» и к площадке «Н».

За корпусом 12П находилось здание для механических работ. Оно называлось СМИ (как расшифровывалось, уже не помню), а распоряжался там первое время Соколовский Петр Поликарпович. Далее по дороге от СМИ стояла водонапорная башня, а еще дальше — здание 32П, там был сборочный цех. По диагонали от проходной располагались два обвалованных склада, где хранились детали из ВВ. Назывались они МАЯ-1 и МАЯ-2 (Мальский Александр Яковлевич, директор завода 2). Вся огороженная территория называлась площадка «Н». Она находилась на возвышенности, граница которой проходила по огибающей здания 12П, СМИ, 32П (см. рисунок) и в направлении «центра» (башни) на несколько метров понижалась. За зданием 32П находилось соленое озеро, где частенько садились утки.

Башня и сборочный комплекс на испытательном поле при испытании РДС–1.

Пока не прибыла основная группа работников, меня прикрепили к Сергею Николаевичу Матвееву. Его группа состояла из трех человек: он сам, Ломинский Георгий Павлович и я. Наша задача заключалась в том, чтобы следить за рабочим состоянием грузового и пассажирского лифтов башни и всего сооружения в целом. Пассажирский лифт — обычная четырехместная кабина, дверь которой запиралась ключом (он долго хранился у меня как память, а сейчас отдан в музей ядерного оружия).

Грузовой лифт приводился в действие при помощи стальных канатов, лебедки и электропривода. В наши обязанности входило раз в неделю опробовать работоспособность лифтов как с полной нагрузкой, так и без нее, смазывать солидолом трос и направляющие и вести записи в специальной тетради.

На рабочей площадке грузового лифта находились рельсы, оканчивающиеся в здании сборки и контроля, это в нескольких метрах от башни. По рельсам на специальной тележке должен был перевозиться атомный заряд. Тележка в лифте крепилась башмаками.

Кроме лифтов в башню вела металлическая лестница, укрытая по бокам и сверху металлической сеткой, предохраняющей от несчастного случая.

Схема центральной части опытного поля при испытании РДС–1 на Семипалатинском полигоне.

В нашем распоряжении были две машины: «газик», на котором ездили Матвеев и Ломинский, и ЗИС-150, на котором ездил я. Мы все научились водить машины, и всегда по дороге от поселка «Ш» до «центра» я сидел за рулем. Умение водить машину мне очень пригодилось на этом же полигоне позже, в 1951 году.

Так и проходило время: в еженедельных хлопотах с лебедкой, лифтами и башней или за рулем автомашины. Мы ожидали прибытия основной группы экспедиции.

С верхней площадки башни открывалась замечательная панорама. Сам полигон располагался в низине, окруженной с трех сторон каменистыми возвышенностями, образуя этакую чашу с выходом в направлении поселка «Ш». Сам «центр» состоял из огороженной колючей проволокой территории диаметром 300–400 м. В середине возвышалась башня, а рядом — корпус здания окончательной сборки — продолговатый ангар с огромными окнами. С обоих торцов здания были ворота: со стороны проходной — для въезда автомашин с деталями и узлами, с другой стороны — для выезда тележки с зарядом на грузовой лифт.

Площадь полигона была разделена на две части, границей разделения можно было считать дорогу от поселка «Ш» до «центра», причем с одной стороны дороги не было ничего, а с другой стороны — стояли различные сооружения, образцы военной техники, настроены бетонные казематы пирамидальной формы, наверху которых устанавливались приемники давления для определения параметров ударной волны при взрыве бомбы. Мы их называли «гусями». Они располагались по радиусам в двух направлениях, последний «гусь» примерно в пяти километрах от центра.

Приборная башня (2П — А) на расстоянии 500 м по юго-восточному радиусу от центра взрыва.

По всему сектору правой стороны стояли самолеты, танки (часть из них была защищена капонирами). Был построен участок железнодорожной насыпи с мостом, на нем стоял вагон. Был участок шоссейной дороги с мостом, какие-то бассейны с водой. На бетонный постамент установили артиллерийскую башню с корабля. На различных расстояниях от «центра» находились производственные и жилые здания до четырех этажей в высоту. В этих же домах сделаны магазины, заполненные продуктами и консервами. Кроме того, в определенных местах построили доты и дзоты. За сутки до опыта разместили животных: собак, лошадей, овец, верблюдов. В клетках были кролики и другая живность.

Так примерно было оборудовано поле для проведения испытания по определению силы взрыва первого атомного заряда. Может быть, я и упустил какие-то подробности, так как времени с тех пор прошло довольно много.

Наконец к августу собрались все участники испытания, и я перешел в свою группу к Комелькову. Кроме меня там были С.И. Борисов, С.А. Хромов, Е.В. Борисенко, Г.Г. Утенков, В. К. Травкин.

Одной из последних прибыла группа В.А. Цукермана. Но не успели они разместиться в здании ФАС, как последовала команда об их отправке домой. Причину не объяснили, а задавать вопросы у нас было не принято.

Все группы, принимавшие участие в подготовке к испытаниям, разместились в двух восьмиквартирных домах в поселке «Ш». Руководство жило в гостинице в городке «М», или, как мы его называли, «на берегу». Нашим ответственным руководителем был В. И. Алферов, капитан 1-го ранга, специалист по торпедно-минному делу. Это он рассказал нам сам во время одного из перекуров. Интересно, что в году 1988-м или 1989-м я читал воспоминания адмирала флота Кузнецова, где он рассказывал, что после войны один из его подчиненных сообщил в КГБ о якобы состоявшейся передаче секретных сведений иностранной разведке. Кузнецов попал в лагеря. Далее Кузнецов пишет, что оклеветал его капитан первого ранга, специалист-минер В. Алферов. Не наш ли Алферов это был? Ведь в те времена, когда наше руководство назначалось через аппарат Берии, все могло быть.

Вспоминается один случай, когда между сотрудниками прошел слух: Юлий Борисович Харитон по пути с «берега» попал в автокатастрофу. Потом выяснилось, что когда машина ехала по дороге к поселку «Ш», пошел дождь — явление в Казахстане в это время года довольно редкое. А на дороге попадались солончаки, где грунт, если его размочить, становился очень скользким. Водитель не учел этой особенности, и на одной из излучин «ЗИМ», в котором ехал Ю.Б., занесло. Машина перевернулась через крышу и снова встала на колеса. Никто из пассажиров не пострадал. А однажды ночью к нам вошли майор медицинской службы с солдатом и предложили выпить лекарство, показав приказ, согласованный с Курчатовым, о проведении профилактики желудочных заболеваний. Пришлось выпить бактериофаг и запить содовой водой.

Как бы то ни было, а работа по подготовке к испытаниям продолжалась. Каждая группа занималась своим делом. Наша группа проводила контрольные испытания КД, отбирая по параметрам из всех взятых партий лучшую, которая должна была пойти на снаряжение атомного заряда.

Группа Щепкина провела, кажется, два контрольных подрыва ШЗ (без ЦЧ), собранных из привезенных деталей. Для системы инициирования они использовали КД, прошедшие контрольные испытания. И так во всех группах. Наконец подготовка была закончена. Стали чаще приезжать руководители работ — Курчатов, Харитон. В здании окончательной сборки начались работы с атомным зарядом. Приехали Л.П. Берия и председатель правительственной комиссии М.Г. Первухин.

Увидеть Берию мне пришлось вот при каких обстоятельствах. Алферов позвонил в ВИА Сергею Ивановичу Борисову и велел подвезти к зданию 12П десяток стульев. Борисов позвал меня:

— Заводи машину, повезешь стулья в 12П.

— Зачем?

— Алферов велел.

ЗИС-150 стоял у нашего корпуса, а так как шоферов-военных в расположение площадки не пускали, я загонял машину сам. Ребята вынесли стулья, погрузили их в кузов, и мы с Сергеем Ивановичем поехали к зданию 12П. Подъезжая, увидели группу людей: наше руководство и среди них — низенький полный человек в темном костюме, в пенсне. Метров за 30–40 нас остановили два человека в штатском:

— Куда едете?

— Стулья просили привезти, — ответил Борисов.

— Разгружайте здесь, — была команда. Что мы и сделали. Тут же нас отправили обратно. Под башней шли последние приготовления, и Курчатов назначил генеральную репетицию работы приборных установок поля и подрыва. На всей аппаратуре должны были регистрироваться имитирующие сигналы, а на башню должен прийти пусковой сигнал.

И тут на вечерней оперативке выясняется, что аппаратура в «гусях» не работает, потому что разрядились аккумуляторные батареи. За эту часть работы отвечал, кажется. Институт химической физики под руководством Шнирмана. Я не знаю, чем закончилась оперативка, но тут же, после ее окончания, нашу группу собрал Комельков, добавил еще несколько человек и поставил контролерами над сотрудниками Шнирмана, которые должны были зарядить аккумуляторы. По одному человеку на каждое сооружение. К утру подзарядка была закончена, батареи проверены на нагрузку, о чем мы и доложили комиссии.

Следующие репетиции, а их было несколько, прошли без инцидентов.

Итак, поле было проверено многократно и готово к опыту. Вступила в силу почасовая программа работ — завершающий этап сборки. На проходной и у ворот «центра» стояли полковники госбезопасности, проверяли пропуска.

Группа Комелькова должна была провести проверки системы инициирования и подготовку КД. Проверка системы инициирования заключалась в следующем. Во все розетки ЭД вставлялись пробки без КД, к контактам которых были припаяны провода, соединенные с гребенкой искровых разрядников. На блок питания подавалось высокое напряжение, и при срабатывании исполнительного реле на разрядниках проскакивали искры, которые фиксировались на фотобумаге. Наличие искровых разрядов, соответствующее числу розеток, показывало, что система исправна. Эта операция проверки была настолько опасной, что в наше время «тэбэшников» охватил бы ужас: подавать высокое напряжение на блок зажигания, установленный на заряде!

Опыт был назначен на 29 августа на 8 часов утра. Все было готово к проведению испытания. Вечер перед взрывом проходил как всегда. Группа кинооператоров из трех человек снимала очень красивый закат солнца. Мы играли в волейбол против военных (капитаном у нас был А. Веретенников). Все как обычно.

За два часа до «Ч» (так называлось время взрыва) весь состав экспедиции вывезли на сороковой километр от «центра», откуда можно было наблюдать развитие взрыва. Утро было пасмурным, по небу шли низкие тучи.

Общий вид испытательного поля до взрыва с расстояния 5000 м.

В группу для проведения заключительных операций попал и я. Сейчас я уже не помню, кто снаряжал заряд электродетонаторами, кто выкатывал его на площадку грузового лифта. Г.П. Ломинский закрепил башмаки на рельсах, чтобы тележка с зарядом не двигалась во время подъема.

Нашу группу по работе с лифтами и лебедкой опять воссоздали. Как я понимаю, ответственность с нас за работу подъемных механизмов никто не снимал. Подъем заряда осуществляли С. Матвеев и Г. Ломинский. Я должен был поднять на пассажирском лифте членов госкомиссии и исполнителей окончательной операции — состыковки высоковольтных разъемов блока зажигания с источником питания.

Подняв всех на площадку башни, я спустился вниз и запер лифт на замок. Закончив операции с зарядом, все спустились вниз по лестнице и вышли через проходную к машинам. Вход на территорию «центра» и выход отмечался по списку. Почему-то запомнилась фамилия генерала Осетрова, который производил проверку.

По пути от «центра» до площадки «Н» на пятом километре находился промежуточный пункт «ПП» — бетонная будка. В ней щит с предохранительными вставками, которые нужно было вставить в гнезда. После этого будку закрыли, и колонна двинулась дальше. На машинах мы подъехали прямо к зданию 12П, которое было опечатано и охранялось. Генерал Осетров снял охрану, двери вскрыли, руководство и члены комиссии вошли в правую дверь. В том помещении находилось устройство для подачи напряжения на исполнительные элементы подрыва заряда, что-то вроде временного реле, которое включалось за определенное время до подрыва (сейчас хранится в музее ВНИИЭФ). Исполнители, в том числе и я, водители, офицеры охраны разместились во втором помещении.

На стене висел динамик, который голосом Мальского вещал: «Осталось 60 минут… осталось 30 минут…пять секунд, четыре, три, две, одна, ч…» Все замерли в ожидании взрыва. Вдруг уши заложило, прошла ударная волна, волна сжатия, затем подошла волна разрежения, и в двери засвистел всасываемый воздух. Затем раздался грохот — прошла звуковая волна, несколько раз отразившись от невысоких горных отрогов.

Дверь открыли, мы вышли из каземата, и перед нами открылось грандиозное зрелище. Там, где находился «центр», поднималась вверх шляпа гриба, переливаясь разными цветами, от темного до красного, увеличиваясь в размерах. Ножка этого гриба опиралась на землю, поле полигона было скрыто пылью.

Испытание первой советской атомной бомбы РДС–1. Семипалатинский полигон. 29 августа 1949 года.

Все присутствующие делились впечатлениями. Я слышал, как один произнес:

— Все так же, как и у них.

В.И. Детнев пожалел, что не упала водонапорная башня.

Раздалась команда «по машинам», и все покинули площадку «Н».

После обеда на площадку «Ш» пришли два танка, оборудованные для прохождения по местности, зараженной радиацией. Говорили, что изнутри эти танки защищены свинцовыми листами. Дозиметристы проехали в танках в эпицентр взрыва, замерили величину ионизирующего излучения снаружи.

Общий вид испытательного поля после взрыва с расстояния 5000 м.

Через два дня нам была дана команда упаковывать свое имущество для отправки домой. Испытания атомного заряда прошли успешно, и в мае 1950 года участники испытаний были награждены денежной премией в размере двойного оклада.

1951 год. Первые летные испытания атомной бомбы

Проведя испытания атомного заряда на полигоне УП-2, наша сборная группа под руководством В.П. Буянова продолжила работы на полигоне. № 71 по испытаниям «тройки» и «четверки». В июле 1951 года Буянов собрал бригаду по подготовке рабочих инструкций по обеспечению летных испытаний на полигоне УП-2. Надо было также составить перечень инструментов, приборов и материалов, необходимых при проведении подготовительных работ. Руководителем группы испытателей был назначен Кочарянц Самвел Григорьевич.

В начале августа группа в составе В.П. Буянова, В.И. Канарейкина, Е.В. Вагина, И.А. Быкова, К.А. Желтова и других работников НКС, монтажников и слесарей-сборщиков завода 1 в купированном вагоне отправилась в путь. К этому времени уже была построена широкая колея, и в Шатках мы не перегружались.

Начальником эшелона, как и в сорок девятом году, был В.И. Детнев. В этот раз маршрут проходил уже по-новому. Мы ехали через Пензу, Куйбышев, Оренбург, Актюбинск, Аральск, Арысь, Джамбул, Алма-Ату и Семипалатинск. «Зеленая улица» была обеспечена.

Жара стояла адская. Иногда удавалось искупаться водой из трубы, по которой она подавалась в паровоз, а в Алма-Ате мы купили ящик пива на наше купе. В Жана-Семей нас из поезда перегрузили в автобус и повезли в аэропорт, а эшелон поставили под разгрузку. В аэропорту нас удивило то, что все поле вместе со служебными постройками было огорожено колючей проволокой в два ряда. Перед взлетными полосами были построены два ангара. В одном из них оборудовано сборочное помещение, комнаты для проверки отдельных узлов, подготовки электродетонаторов и т. п. Второй ангар использовался как складское помещение.

Взлетное поле было отгорожено от служебных построек и вокзала вторым рядом проволоки, а чтобы попасть в ангар, надо было пройти через проходную. На поле было несколько взлетных полос для самолетов типа ТУ-16 и ИЛ-28. Тут же стояли самолеты, закрытые капонирами.

В зоне, отгороженной одним рядом проволоки, естественно охраняемой, находились магазин, столовая, пятиэтажная гостиница, в которой наша экспедиция занимала второй этаж.

Пока мы готовили сборочный зал, приехали руководители работ, подошел второй эшелон с зарядами и корпусами бомб. К.А. Желтов привез ящики с КД. Испытывать мы должны были «тройку». В отличие от «единицы» в «тройке» в системе инициирования использовался блок фидеров (БФ) с разделительными индуктивностями, разработанный Желтовым. Но операция проверки электрической прочности БФ напряжением 10 кВ осталась. Для этого был разработан высоковольтный стенд со специальными катушками провода длиной 500 м.

Все наше хозяйство размещалось в небольшой комнате в ангаре, где велась сборка бомбы и проверка автоматики. Стоял стол для производства снаряжения электродетонаторов (установка КД в пробки боевые), покрытый листовым алюминием. Рабочие места были отгорожены щитами из оргстекла толщиной примерно 50 мм, и на полу — лист алюминия.

Уже была создана диспетчерская служба, составлялся график работ, утвержденный руководителем работ И.В. Курчатовым и министром В.А. Малышевым. Как-то мы с Желтовым сидели в комнате, ждали, когда подойдет время для проведения наших операций. Заходит Ю.Б. Осмотрел все, спросил, как мы будем выполнять опасные операции по снаряжению КД. Несмотря на то, что все опасные работы выполнял я (у Желтова не было допуска из-за хромоты), отвечал Юлию Борисовичу он. Ю.Б. обратил внимание на ящики, стоявшие у стенки:

— Почему здесь хранятся ящики с КД?

— Нет специального помещения, — ответил Желтов.

— Вы сдаете комнату под охрану?

— Обязательно.

— А почему они пыльные? — спросил Харитон. Действительно, ящики были пыльные, как сгрузили их с машины, так они и стояли. За это Харитон устроил Желтову разнос.

Как мы узнали позднее, ожидали прибытия маршала Василевского. Александр Михайлович прибыл на личном самолете в закрытый аэропорт Семипалатинска Жана-Семей. Харитон сопровождал его и Малышева по сборочному залу, знакомил с людьми. Заглянули они к нам в комнату. Василевский, одетый в военную форму, здоровый дядя, на две головы выше меня, рядом с Харитоном и Малышевым казался великаном. Очень вежливо поздоровался с нами за руку, спросил имя-отчество. Ю.Б. рассказал про наши опасные узлы, их назначение, работу с ними:

— Покажите, пожалуйста, — попросил он, покосившись на ящики. Ящики блистали чистотой.

— Юлий Борисович, — вступил в разговор я, — для этого надо вскрывать металлическую герметичную тару, а тогда мы резко сократим гарантийный срок хранения КД.

— Не нужно, — кратко высказался Василевский, и они вышли из комнаты.

Шла подготовка к первому летному испытанию. Строго соблюдался график, со временем не считались. Проигрывание цикла работы автоматики затянулось до позднего вечера, а последней операцией в этот день была наша. Мы с Желтовым должны были проверить целостность индуктивностей в БФ. Пока мы проводили проверку. Буянов, Канарейкин и Быков готовили здание к опечатыванию, а принимать должен был Детнев. Время подходило к полуночи. Володя Канарейкин подошел к Василию Ивановичу:

— Василий Иванович, после обеда у нас желудки расстроились, как бы полечить?

— Так нужно же идти в тот ангар.

— А мы сами сходим, — говорит Быков, который знал, где и что лежит в ангаре-складе. Василий Иванович отдал ключи, и ребята отправились с электрочайником за спиртом. Но самое неожиданное случилось, когда Василий Иванович ушел пломбировать двери ангаров. Водопровод в ангарах был, но без воды. Быков нашел ржавую воду, которой мы и воспользовались «для лечения». На другой день после завтрака Детнев увидел Канарейкина и спрашивает:

— Как животики, Володя?

— Все отлично, Василий Иванович, — ответил Володя. Наступил последний день перед подвеской бомбы к самолету. Мы с Желтовым должны были провести проверку электрической прочности БФ, после чего устанавливались характеристики радио- и бародатчиков. Последней операцией перед закаткой тележки с бомбой на яму было снаряжение заряда электродетонаторами. После проведения своей работы каждый исполнитель расписывался в специальном журнале.

Для нашей операции (проверки прочности) тележка с бомбой, укрытой брезентом, перевозилась на машине за несколько километров на другую сторону взлетной полосы, там был возведен специальный капонир. Обычно машиной управлял водитель из нашей группы. На другой грузовой машине с водителем-солдатом мы подвозили высоковольтный стенд, аккумулятор и кабель, намотанный на катушки.

Однажды произошел такой случай. Так как солдата-водителя к ангару не пускали, то машину ЗИС-150 загонял я сам. Я уже говорил, что освоил вождение в 1949 году. Подогнал машину, мы погрузили в кузов стенд и катушки с кабелем, и я сел в кабину. Чтобы выехать за ворота, надо было развернуться. В это время из ангара вышли Курчатов, Харитон и Малышев и остановились в том месте, где я должен был развернуться. Чтобы не сигналить, я сказал Желтову отвести их в сторону. Костя попросил руководителей подвинуться, они отошли в сторону, но после этого Харитон устроил настоящий допрос: почему Вагин за рулем, умеет ли он управлять, есть ли документы на право вождения? На все вопросы Костя отвечал обстоятельно, а на последний ответил, что не знает. Пока они разговаривали, я развернулся и выехал за ворота.

За капониром на месте проверки уже стояла тележка с бомбой. Стенд устанавливался метрах в пятистах, в бетонном блиндаже. В течение одной минуты на БФ подавалось высокое напряжение, после чего снималось, кабель закорачивался и сматывался на катушки. Перед проверкой на машине развозили охрану на расстояние около километра, а офицеры были за нашим блиндажом. В самом блиндаже кроме нас с Желтовым был еще один из членов госкомиссии. Связь с машинами осуществлялась по полевым телефонам.

Отсоединив кабели от БФ, опломбировав высоковольтные штыревые разъемы (ВШР) и люк на корпусе бомбы, мы накрыли ее брезентом и вызвали машину. Собрали охрану, подсоединили тележку к машине, и эскорт двинулся к ангару, а мы с Костей занялись погрузкой своего имущества. А потом уже в ангаре ждали момента последней операции — снаряжения заряда электродетонаторами. Но ее перенесли на утро, чтобы не оставлять на ночь заряженную бомбу.

В пять часов утра приступили к снаряжению. В сборочном зале в это время было очень мало людей: кто-то из руководства и из комиссии. Носовая, или головная, часть бомбы, если ее можно так назвать, откидывалась на петле, открывая доступ к ШЗ. Хвостовая часть снаряжалась через люки на корпусе.

Желтов извлекал очередную пробку из специальной тары и подавал ее мне. Я взамен отдавал пробку, окрашенную в красный цвет, в которой вместо КД стояла закоротка фалып-КД. Таким образом поочередно во все розетки были вставлены боевые пробки. Член комиссии проверил крепеж боевых пробок, наличие в ящике красных с закоротками, после чего мы расписались в его журнале.

А далее шли операции по стыковке высоковольтных штыревых разъемов от БФ к ответным частям на блоке автоматики. Мы его называли «бочкой». Действительно, по форме он напоминал бочку диаметром 40–50 см с двумя хромированными ручками и замком, при помощи которого включалась готовность к работе.

Итак, ВШР состыкованы, замок включен, дверки люков завернуты на винты, и тележка с бомбой выкатывается на яму. Самолетом-носителем был ТУ-4, тот же, что и на полигоне № 71.

Окончив свои операции по подготовке заряда, мы собрались в автобусе, который должен был доставить нас на 40-й километр от «центра». Нам раздали темные очки, проинструктировали, как вести себя во время взрыва. Подъехав к НП увидели и наших сотрудников, и военных, стоявших небольшими группами. Между ними прогуливался высокий плечистый человек в гражданской одежде с фотоаппаратом на шее. Выяснилось, что это первый заместитель Берии по атомной проблеме — Мешик. Позже, во время подготовки следующей бомбы, нам довольно часто приходилось с ним встречаться.

Наблюдательный пункт на 40-м километре представлял из себя ровную площадку, в центре которой был построен деревянный сарайчик. Там был оборудован оповещательный пункт связи с самолетом. По всей площадке были установлены динамики. Из них доносилось:

— Высоту набрал, заканчиваю последний вираж, выхожу на цель.

Через некоторое время:

— Сброс!

Мы все надели очки и легли ногами к предполагаемому взрыву. День был достаточно солнечный, но вдруг стало очень ярко. Я на локтях приподнялся: в небе, увеличиваясь в размере, переливаясь, светился шар. Затем от земли к шару начала «прирастать» темная нога, образуя вместе с шаром некое подобие гриба. Издалека было видно, как по поверхности земли приближается ударная волна. Нам она никакого вреда не причинила. Мы поднялись и уже стоя наблюдали развитие атомного гриба. Мешик непрерывно фотографировал это зрелище. Грозное облако медленно уплывало вверх и в сторону.

Послышалась команда «по машинам», и мы в своем автобусе поехали обедать. Пока руководство обсуждало результаты, докладывало Правительству, у нас выдалось свободное время. Выходить из зоны нам не разрешалось (требовался специальный пропуск), и чтобы мы не потеряли трудовой настрой, нас обязали ежедневно приезжать в ангар. Там можно было наводить порядок в зале, перетаскивать ящики и стенды с места на место, можно было просто сидеть сложа руки. Зато после обеда «на работу» уже не ездили.

Однажды в воскресенье организовали футбольный матч с авиачастью. В нашей команде были В. Канарейкин, И. Быков, И. Дякин, Е. Вагин, Ю. Ворошилов, которые еще дома играли за НКС. В ворота встал Виталий Александрович Шутов, когда-то игравший вратарем. Мы выиграли с крупным счетом, и наши болельщики были довольны.

Собственно, испытания атомной бомбы сбросом с самолета закончились. Нас готовили к отправке домой, выдавали документы.

Я вернулся на объект, и получив отпуск, не без помощи В. Детнева, съездил в Казань к матери. На обратном пути в Москве встретился с А. Яновым, который сказал, что я представлен к награде медалью «За трудовую доблесть» и нужно сфотографироваться на удостоверение. Медаль мне вручали у нас на объекте, в театре в 1952 году.

1953 год. Испытания первого водородного заряда

В 1953 году умер И. Сталин, но Постановления ЦК и Правительства об укреплении ядерного щита продолжали выполняться. Предстояла экспедиция на полигон УП-2 для проведения испытаний первого водородного заряда, разработанного под руководством А.Д. Сахарова. Начальником объекта в то время был назначен Александров Анатолий Сергеевич, генерал, человек общительный, довольно мягкий по характеру.

Как обычно, в экспедицию готовилась первая группа специалистов. От нашего отдела по части снаряжения заряда электродетонаторами был назначен я. Опять та же группа: В. П. Буянов, В.И. Канарейкин, Е.В. Вагин; от завода 1 — В.П. Сошников, И.К. Волгин, А.Н. Белямов, фамилии еще нескольких человек выпали из памяти. Руководил нашей экспедицией А. С. Александров.

Эшелон, как всегда, был разгружен в Жана-Семей, оборудование временно сложили в одном из ангаров. С 1951 года аэропорт был закрыт, и нас опять поселили в пятиэтажной гостинице, также никуда не выпускали из огороженной зоны. Спустя 2–3 недели по радио передали, что Берия и его приспешники арестованы и приговорены к расстрелу, в том числе и Мешик, который тогда уже был на Украине. Через несколько дней нам выдали пропуска за зону, и мы могли выходить в Жана-Семей, гулять в парке, ходить на танцы, выезжать на автобусе на Иртыш. Жизнь пошла как в санатории. Так продолжалось еще несколько недель, пока не пришел основной эшелон, который возглавлял Ершов Николай Федорович. Приехало начальство, даже со своим поваром (О. Туркин заведовал столовой в гостинице пункта «М», т. е. «на берегу"). Мы на этот раз жили в пункте «Ш».

Начались подготовительные работы. В зданиях ФАС и 32П Буянов, Канарейкин, Быков проверяли работоспособность «бочки» — блока автоматики. В здании СМИ готовили центральную часть работники завода 1, среди них был и Константин Сергеевич Вдовин, мой хороший знакомый.

В «центре» опять высилась стальная конструкция — башня с грузовым лифтом. Под башней на этот раз было два ангара: один — для окончательной сборки, второй — склад, где хранились ящики с инструментом, запасными деталями и пустой тарой. Поле полигона вновь было заполнено производственными и жилыми зданиями, образцами оружия, защитными сооружениями. Под башней был построен даже кусочек метро.

График работы был очень жесткий. Работали до поздней ночи, чтобы за две недели подготовить заряд к взрыву. Наконец мы перешли к окончательной сборке, в которой я принимал непосредственное участие. Последние дни мы обедали прямо в ангаре. Вместо скатерти — калька (ее у нас было в изобилии). Чем же мы питались. В году 1988-м или 1989-м в одном из журналов я прочитал статью, где корреспондент описывал свое участие в показательном рейсе по Волго-Балтийскому каналу, организованном КГБ. Там, на пароходе, их угощали деликатесами вплоть до икры. Так вот, нам поставлялись деликатесы (тоже бесплатно) в таком наборе: шоколад, икра зернистая, икра кетовая, безалкогольные напитки, минеральная вода, консервы из шпрот и сардин, колбаса любая (благо Семипалатинский мясокомбинат рядом), всякие копченые шейки, рулеты, сосиски и т. п. Хлеб привозили через день довольно свежий, но только белый. Завпитом у нас был выбран Иван Волгин, сборщик с первого завода. К обеду он накрывал стол по числу присутствующих и приглашал откушать.

Итак, ШЗ был привезен в здание окончательной сборки, установлен на тележку с поворотным устройством. По величине он был такой же, как у «единички». Я должен был выполнить следующие операции: проверить разделительные индуктивности и электрическую прочность БФ, установить центральную розетку электродетонатора после операции с ЦЧ, снарядить ШЗ электродетонаторами. Проверка целостности цепи разделительной индуктивности производилась омметром, а прочности — мегаомметром. Операцию по установке ЦЧ выполняли Н.А. Терлецкий и В.Ф. Гречишников в присутствии Н.А. Духова и А.Д. Сахарова.

Операции по подготовке заряда проводились по инструкции: один читал пункт инструкции, другой выполнял. Также работал и я. Гречишников читал, я делал. И у нас произошло примерно следующее. По инструкции розетка электродетонатора устанавливалась над промежуточным детонатором заряда ВВ, наживлялась винтами. Затем специальным калибром, имевшим перекрестие на торцевой части, производилась центровка розетки, после чего она окончательно закреплялась винтами. Руководитель проверял работу, после чего вместо калибра ставилась пробка с фалыи-КД. Я же нарушил последовательность операций, написанных в инструкции. Вместо того, чтобы наживить винты, а потом вставить калибр, я установил розетку с уже вставленным калибром. Духов сразу же нас остановил:

— Стоп, почему у тебя калибр уже вставлен? — спросил он меня с легким матерком, как умел только один Духов.

— Николай Леонидович, а если при наживлении винтов отвертка сорвется и повредит промежуточный детонатор? Ведь розетка-то открытая.

— Он прав, — сказал Духов, обращаясь к Гречишникову, — нужно уточнить инструкцию.

Когда основные работы были закончены, осталось провести генеральную репетицию, снарядить заряд электродетонаторами и поднять его на башню. Генеральная репетиция прошла гладко, сигналы поля получены были все, в заданное время был зарегистрирован и сигнал пуска блока автоматики. Опыт назначили на 19 августа.

На автобусе нас отвезли на 60-й километр на НП с системой оповещения. Личные вещи из поселка «Ш» мы забрали с собой в автобус. Взрыв представлял собой грандиозное зрелище. Приходилось задирать голову, чтобы увидеть клубящуюся шапку гриба.

Потом на автобусах мы отправились в Жана-Семей, где опять поселились в гостинице, ожидая отправки домой. В один из дней нам разрешили съездить на пункт «Ш». Зрелище имело довольно печальный вид. Окна в здании были выломаны вместе с рамами, двери выворочены. В одной из комнат мы нашли алюминиевую вилку, ручка которой была скручена винтом. У некоторых зданий были снесены крыши. На площадку «Н» нам ехать не разрешили из-за радиационного загрязнения.

Наконец мы отправились домой. Из Жана-Семей до Новосибирска в сейф-вагоне с Ершовым Н.Ф., в двухместных купе. Через сутки мы вчетвером были в Новосибирском аэропорту, а еще через сутки дома.

С нашей работой на полигоне знакомился Попов Сергей Петрович, будущий начальник сектора 9, которому в дальнейшем предстояло проводить работы по испытанию ядерного оружия, разрабатываемого на объекте. Для подтверждения нашей лояльности с нами в экспедиции находился начальник отделения КГБ Павел Яковлевич Усиков, довольно интересный человек. И наконец, Анатолий Сергеевич Александров. Часто то один, то другой во время перекуров приходили к нам в курилку, где были анекдоты, шутки, смех. В общем, к нам, исполнителям окончательных сборочных работ, все относились очень хорошо. В «центре» на проходной стояли полковники, так они всех нас знали по именам, и другой раз не заглядывали в пропуска, которые хранились у них в кабинах.

За участие в испытании первой водородной бомбы (заряда) я был награжден орденом Трудового Красного Знамени.

1955 год. Ходовые испытания торпеды-носителя атомного заряда

Шел 1955 год, седьмой год моей работы в «Приволжской конторе Главгорстроя» (так называлось наше предприятие). Уже появились КБ-1 и КБ-2, исследовательские и конструкторские секторы. Главным конструктором КБ-2 в то время был Н.Л. Духов. Наш отдел 49 входил в состав сектора 6, которым руководил Е.В. Гаврилов.

Где-то в Начале года Евгений Васильевич вызвал меня и Быструева И.М. и показал письмо за подписью Н.И. Павлова, начальника КБ-2 5 (московского филиала КБ-11), занимавшегося разработкой автоматики для атомного заряда торпеды. В письме излагалась просьба о выделении специалистов-взрывников для участия в экспедиции по испытанию автоматики и системы инициирования торпеды.

Я начал было отказываться под предлогом, что меня уже несколько раз срывали с учебы (я учился на третьем курсе вечернего института), но в ответ услышал, что сюда приехал не учиться, а работать, что с институтом договорятся о моем академическом отпуске. При разговоре присутствовал начальник сектора 9 Сергей Петрович Попов, и он сказал, что даст в мое распоряжение трех офицеров, окончивших военно-морское училище и прибывших в военную бригаду сектора. Моряки-офицеры должны были пройти стажировку по нашей специальности, а мы с Игорем Быструевым начали готовиться к экспедиции.

На заводе готовили по ведомости-комплектации плиты-отметчики, боекомплекты электродетонаторов, оснастку для снаряжения и обсчета плит после срабатывания. Я засел за переработку инструкции по снаряжению воздушного варианта 19Т на снаряжение БЗО торпеды.

В марте спецвагон с грузом для экспедиции отправили в Москву, а наша группа из 5 человек вылетела в КБ-25. Оттуда эшелоном вместе с сотрудниками КБ мы выехали в Киргизию, на озеро Иссык-Куль, в город Пржевальск.

В группу кроме меня и Быструева входили два старших лейтенанта — А.Н. Кибкало и А.В. Кораблин и лейтенант Ю. Одинцов. Руководили всей экспедицией сотрудники КБ-25 Гравве и Бавыкин. Эшелон формировался в центре Москвы, кажется, на станции Сортировочная, там за оградой находилась так называемая база со складскими помещениями, охраной и т. п. В пути нас сопровождала охрана с этой базы.

Через несколько дней мы прибыли в столицу Киргизии Фрунзе, где простояли около суток. На следующий день двинулись дальше. Дорога шла через горный перевал, а потом заискрилась водная гладь озера. Наш эшелон подошел к небольшому поселку Рыбачье. Здесь железная дорога оканчивалась, и мы перегрузились на машины. Стоял март месяц, кругом лежал снег, но вода в озере не замерзала, так как была очень соленая. Климат там довольно теплый, поскольку с севера и юга озеро защищено горами. Шоссе проходило как по северному берегу, так и по южному. Наша колонна двинулась по северному. По пути попадались деревушки с русскими названиями. Оказывается, сюда ссылали раскулаченных крестьян.

Конечным пунктом нашего пути был поселок Пристань-Пржевальск. Здесь на берегу бухты были расположены цеха торпедного завода. Главный центр — город Пржевальск — находился километрах в пяти от поселка, на возвышенности. Работников КБ-25 разместили в одной из комнат местного дома культуры, а нас пятерых — в красном уголке на заводе.

Вскоре из Ленинграда прибыла группа сотрудников одного КБ, где разрабатывались торпеды для атомного заряда (главным конструктором этих разработок был Калитаев). В одном из сборочных цехов была сделана выгородка для наших работ с боевыми зарядными отделениями (БЗО), нас охраняли солдаты внутренних войск, приехавшие с нами.

Ходовая часть торпеды готовилась рабочими завода вместе с ленинградцами, а по мере готовности торпеда закатывалась к нам за выгородку для стыковки БЗО с ходовой частью. В первых ходовых испытаниях мы не участвовали, ходовую часть проверяли ленинградцы, а ступени предохранения в блоке автоматики — москвичи.

Подготовленная торпеда на тележке выкатывалась на пирс. С пирса торпеда краном спускалась на воду и причаливалась к борту узкого катера, который буксировал ее на плашкоут. Плашкоут — это плавучее сооружение в виде плота, которое катером буксируется на место пуска и зачаливается при помощи якорей. На плашкоуте размещено оборудование для пуска торпеды.

У «калитаевцев» что-то не ладилось с рулями глубины. При пусках некоторые торпеды начинали выпрыгивать из воды, как дельфины. Торпеду заправляли горючим на определенное расстояние. Потом затонувшую торпеду доставали водолазы и переправляли в цех на разборку.

Торпеды, у которых в БЗО находились плиты-отметчики, выпускались по цели. Цель — деревянный щит из тонких бревен, который устанавливался в воде в вертикальном положении. После срабатывания плита-отметчик оставалась в БЗО, откуда ее извлекали и обсчитывали. Результаты по разновременности срабатывания заносились в протокол.

Пусковых испытаний, в которых проверялась работа системы автоматики и инициирования, было не более трех. Первый этап испытаний торпед закончился через три месяца. Где-то в середине первого этапа к нам приехали Н.А. Терлецкий и С.П. Попов. Они присутствовали при нескольких пусках торпед, проверили нашу работу, остались довольны нашими действиями. Потом обсудили результаты с представителями КБ-25 Гравве и Бавыкиным и решили, что после окончания первого этапа надо дать месяц разработчикам носителя для исправления недостатков в ходовой части, после чего приступить ко второму этапу.

В начале июня мы вернулись домой, а в начале июля я опять начал собираться в экспедицию на Иссык-Куль. Со мной был направлен С.И. Борисов, начальник группы из нашего отдела. Он был назначен ответственным за технику безопасности, так как взрывные узлы находились во всех БЗО.

Все происходило так же, как и в первой экспедиции: база в Москве, эшелон до поселка Рыбачье. Оттуда нас повезли не на машинах, а на самоходной барже. Загрузив в трюм имущество, мы расположились на палубе. Погода стояла отличная, было тихо на воде, и только чайки нарушали тишину, вылавливая мелких рыбешек. Самоходка шла со скоростью около 10 узлов. Получалось, что от одного конца озера до другого она доходила за 10 часов. Иногда с воды взлетали стаи уток, гусей, попадались лебеди.

Так, не спеша, мы добрались до пристани Пржевальск, разгрузились в тот же цех, где наше место за выгородкой было сохранено. Сотрудники КБ-25 опять разместились в ДК, а мы с Борисовым — в финском домике, в одной из двух комнат. Во второй комнате поселился полковник КГБ, который прибыл с нами из Москвы. Если мне не изменяет память, его фамилия была Федюков.

Разработчики торпеды были уже на заводе и занимались контрольными пусками. На совещании руководитель ленинградцев (Калитаев к этому времени был снят за срыв испытаний) доложил, что торпеда готова, можно приступать к работе.

Как-то зайдя на пирс, мы были приятно удивлены: у пригорка стояли два «морских охотника» МО-4 и один торпедный катер ТК-1. Их привезли по железной дороге с Каспийского моря из Махачкалы для обеспечения наших работ. Обслуживали их несколько матросов под командой старшины первой статьи. Непонятно, для чего привезли МО-4, ведь они не имели торпедных аппаратов, так как предназначались для борьбы с подводными лодками посредством сбрасывания глубинных бомб. Я думаю, их использовали для того, чтобы доставлять участников, занятых на пусках торпед. Торпедный катер тоже ни разу не использовался для пусков — все ходовые испытания проводились с плашкоута.

Второй этап испытаний прошел довольно гладко. В этот раз система автоматики срабатывала не от удара о преграду, а от временных датчиков или датчиков расстояния, пройденного торпедой. Происходило все следующим образом. Транспортный катер переправлял торпеду к плашкоуту. Оттуда она запускалась вдоль залива на расстояние до нескольких километров. За ней шел торпедный катер, с мостика которого велось наблюдение. Это было возможно, так как за торпедой оставался след в виде дорожки из воздушных пузырьков. После срабатывания системы инициирования и подрыва взрывчатки на плите-отметчике наступала разгерметизация БЗО, всплывал большой воздушный пузырь, и движение торпеды прекращалось. Это место фиксировалось с торпедного катера буем. Подходил водолазный бот, водолазы спускались, зачаливали торпеду тросами, и дальше ее поднимали и доставляли в цех на разборку.

Все шло хорошо, работы подходили к концу, но все же ЧП произошло. При одном из пусков двигатели у торпеды отказали, и она затонула на глубине 50 м. В БЗО — снаряженная плита-отметчик, ступени предохранения все сняты, что делать?

Решили посоветоваться с представителями завода. С.И. Борисов остался на водолазном ботике, а меня руководитель испытаний взял с собой. На торпедном катере быстро «долетели» до завода, собрались в кабинете директора. Было решено на лебедках поднять торпеду на поверхность и отбуксировать ее к берегу, где восстановить последнюю ступень предохранения и попытаться отстыковать высоковольтные разъемы от блока автоматики. А может быть, и расснарядить плиту-отметчик, снять электродетонаторы. С этой целью я взял с собой тару для электродетонаторов, и мы двинулись в обратный путь. С нами также отправился и директор завода.

Торпедный катер подошел к водолазному боту, директор перешел на бот и спросил, кто добровольно пойдет на поиски торпеды. Место, где она затонула, было примерно известно, но на такую глубину спускаться в легких водолазных костюмах было запрещено.

Согласился идти на дно один здоровый молодой парень. Ему помогли одеть костюм, проверили связь, стукнули по шлему, и он пошел. Торпеду нашел быстро, так как вода в озере Иссык-Куль очень прозрачная, видимость хорошая. С лебедок спустили тросы, водолаз зачалил торпеду и приготовился к выходу. Поднялся небольшой ветерок, ботик стало раскачивать, то натягивая, то ослабляя трос. По правилам с выхода из такой глубины положено сделать несколько выдержек водолаза на разных глубинах, чтобы он не заболел кессонной болезнью. Но водолаз, зная, что торпеда с зарядом, на каждой остановке, не выдерживая положенного срока, торопил: «Поднимай быстрее!» Когда он поднялся на бот и снял костюм, у него из ушей тоненькими струйками текла кровь. Директор завода быстро отправил его на транспортировочном катере на завод, где имелась кессонная камера.

Торпеду лебедками подтянули к борту, и бот малым ходом пошел к берегу. В самом низком месте бот ткнулся носом в берег, а поскольку головная часть торпеды намного выходила за нос бота, то БЗО оказалось на суше. Регулируя натяжение тросов, лебедками торпеду плавно опустили на берег. Первыми к ней подошли два представителя КБ-25, их задачей было поставить последнюю ступень предохранения в исходное состояние и открыть головную часть.

Последняя ступень предохранения снималась с помощью турбинок: они вращались при движении торпеды от тока воды, и после определенного количества оборотов ступень предохранения снималась. Для возврата в исходное состояние нужно было торцевым ключом раскрутить турбинку в обратную сторону. Наступила наша очередь. Я расстыковал разъемы и поставил на них заглушки. Затем извлек из центральной розетки пробку с КД и передал ее Сергею Ивановичу Борисову, а взамен получил пробку с фальш-КД (закороткой). Заменив все пробки с КД, мы сделали торпеду менее опасной (на плите-отметчике все равно оставалось ВВ), после чего головную часть закрыли, торпеду стащили на воду, причалили к транспортному катеру и отправили в сборочный цех.

Еще один казус приключился уже по нашей с Борисовым вине. Дело было так. Испытания подходили к концу, и в это время пожаловали гости, какие-то чины из ВМФ в звании не ниже капитана 2-го ранга, три или четыре человека. Они присутствовали на предпоследнем пуске, прибыв к плашкоуту на МО-4. Испытания прошли удовлетворительно, гости остались довольны. Оставался последний пуск торпеды, в БЗО которой был установлен ШЗ с индексом «К», т. е. в ШЗ вместо ЦЧ стоял алюминиевый керн. Мы такой заряд называли контрольным. Для испытания торпеды с таким зарядом был выбран узкий длинный залив, в конце которого был установлен щит, при ударе о который заряд срабатывал.

При сборке торпеды «К» присутствовали представители ВМФ. Ходовую часть доставили за выгородку, чтобы состыковать ее с БЗО, но прежде надо было снарядить ШЗ электродетонаторами. Перед операцией снаряжения все люди из сборочного цеха удалялись. Согласно инструкции ТБ, в выгородке оставались два человека снаряжающих и один — контролер из числа руководителей от КБ-25. Вот тут и приключился казус.

Сергей Иванович Борисов, как ответственный за ТБ, обратился к представителям ВМФ с предложением покинуть сборочный цех на время снаряжения. Им это очень не понравилось, но пришлось подчиниться. Потом они отплатили нам по-своему. Нас, после окончания работ, обещали доставить до поселка Рыбачьего на МО-4. Но обидевшиеся на нас офицеры перед своим отъездом оставили распоряжение: «охотников» не посылать. Пришлось нам добираться на самоходке.

Последний опыт прошел удачно. Взрыв был не очень громкий — прошел под водой, зато рыбы мы собрали много. Тут были и маринка, и голый осман, и особенно много было чебака.

Хочу рассказать, как мы проводили свободное время. Иногда вместе с солдатами охраны ловили неводом рыбу. Несколько раз я ходил на охоту с инспектором спецотдела КБ-25 Иваном Даниловичем Руденко. Он брал с собой в экспедицию ружье. Мы ходили на уток, а стреляли по очереди. Несколько раз директор завода выделял нам грузовик ГАЗ-53, и мы ездили в горы. Один раз были в Теплоключенке, где был санаторий местного значения, там мы с Сергеем Ивановичем попробовали радоновые ванны. Температура радоновых источников была около 80 градусов, но текла вода по трубам, проходившим по горной речке, и за это время остывала.

Возили нас в Джеты-Огуз, что в переводе с киргизского означает «семь быков». В этом гранитном ущелье стояли семь гранитных столпов высотой метров 20–30 с отвесными стенами. Как-то раз шофер из местных возил нас в долину цветов. Правда, добрались мы до нее с трудом, машина еле шла в гору. Когда наконец доехали, обомлели: красота неописуемая, все цвета радуги на поле. Я видел такое зрелище впервые. Иногда в заводском ДК крутили фильмы, там же был отличный бильярдный стол. Иногда ездили в Пржевальск.

Наконец работы были окончены, нужно было уничтожить оставшиеся КД и запасные части из ВВ для плиты-отметчика. Нужно было как-то их подорвать, а на заводе никаких источников высокого напряжения не было. Я пошел в транспортный цех, нашел магнето с редуктором, который при вращении давал около 10 кВ, приделал к редуктору ручку — подрывная машинка готова. Сложили остатки ВВ в металлическую банку, и на катере вчетвером переехали на противоположную сторону залива. К. Бавыкин и М. Студенецкий остались на берегу, а мы с Борисовым полезли в скалы. Забравшись на довольно приличное расстояние, я установил банку между камнями, протянул пару проводов метров на двадцать, подключил провода изолентой к контактам КД и поместил в банке с ВВ, прижав его крупным камнем. Укрылся за скалой и подключил провода к магнето. Потом крутанул ручку и взрыв. Мы пригнулись, а камни полетели к берегу, где прогуливались Бавыкин и Студенецкий. К счастью, никто не пострадал. Мы спустились на берег, и катер доставил нас к пирсу.

На следующий день шла погрузка, а во второй половине дня наша самоходка взяла курс на Рыбачье. В поселок мы пришли, когда уже стемнело. На ночлег мы устроились в трюме, кто где. Здесь же спали и солдаты охраны, и полковник КГБ Федюков. На следующий день мы должны были отправиться в Москву, но непредвиденный случай задержал нас на двое суток. Случилось вот что. Ночью нас разбудил сильный храп. Мы проснулись, но не удивились, люди по-разному спят. Потом храп перешел в хрип, к утру все затихло. А утром выяснилось, что умер один из солдат охраны. Он сменился с поста в четыре утра, и проходя мимо Федюкова, заметил стоящую бутылку, хлебнул из нее, а это оказался дихлорэтан. Полковник, как он объяснял потом, утром собирался почистить китель.

Начальник охраны сообщил о происшедшем в Москву, прибыл судмедэксперт, пригласили желающих присутствовать при вскрытии. Я и один сотрудник КБ-2 5 согласились. Вскрыв брюшную полость и грудную клетку, медэксперт дал нам понюхать печенку, легкие, а вскрыв черепную коробку, и мозги. Все пахло дихлорэтаном. Заложив мозги в брюшную полость, медэксперт со словами: «Все равно они ему больше не нужны», зашил места вскрытия. Мы подписали акт и заключение о причине смерти солдата. На следующий день состоялись похороны, и мы стали готовиться к отъезду.

За время командировки мы поистратили деньги, а впереди — еще несколько суток пути, и нужно чем-то питаться. Посмотрели свое имущество. У меня оказалась лишняя рубашка, у Борисова — брюки и кожаная куртка военных времен. Пошли на базар и сбыли все это за не очень высокую цену. Купили ведро яиц (засыпали их опилками), две буханки хлеба и пол-ящика копченого чебака, благо он был очень дешевый. На пятые сутки прибыли в Москву. Зашли в контору на Цветном бульваре и взяли аванс в счет зарплаты. А на следующий день прибыли на объект.

1962 год. Радиационная стойкость

Я уже писал о том, что мне пришлось заниматься изучением влияния ионизирующего излучения на КД в начальной стадии в 1948-49 годах. К 1961 году вопрос радиационной стойкости узлов и деталей заряда и целиком головной части ракет стал актуальным. До этих пор исследования проводились при облучении элементов заряда в реакторах БР, БИР, ВИР. Необходимая доза излучения набиралась за несколько пусков реактора, что не совсем соответствовало спектру излучения ядерного взрыва.

Для проведения натурных испытаний на полигоне УП-2 готовился опыт по облучению элементов автоматики, системы инициирования, головных частей ракет.

В КБ-2 была создана группа исполнителей под руководством Анатолия Андреевича Шороха. От отдела 49 по работе с взрывными узлами в экспедицию был направлен один я.

Опыт предполагалось провести наземным, на поле, которое использовалось в 1949-53 годах. Заряд облучателя помещался также на башне, но раза в два ниже. Площадь, примыкающая к башне, на которой должны располагаться облучаемые объекты, была отгорожена и находилась под охраной.

Подготовка облучаемых объектов велась на площадке «Н» в здании 32П, где готовились элементы и узлы автоматики. Там же находились головные части ракет трех модификаций. Стояли стенды, при помощи которых проигрывались контрольные циклы автоматики головных частей ракет.

За технику безопасности отвечал Лев Федорович Докучаев. Но так как он не мог одновременно присутствовать во всех местах, то мне поручили вести ТБ в здании 32П. Я в то время был свободен от работы, так как КД устанавливались в последнюю очередь, уже на поле. Лев Федорович частенько посещал наше здание, и хотя с ТБ у меня все было хорошо, однажды он обнаружил нарушение. Проводился контрольный цикл автоматики одной из головных частей. Работали военные сотрудники сектора 9. И оказалось, что не закрыт крышкой аккумулятор, питающий стенд. Разгон получили все работающие и я. На самом деле повод для разгона был ничтожный. Ведь даже если бы металлический ключ упал на открытые контакты аккумулятора и было бы короткое замыкание (за что ругал нас Докучаев), то гореть в сборочном цехе было нечему. Но порядок должен быть во всем.

Постепенно изделие за изделием устанавливались на поле. Для того чтобы не произошло их повреждение от ударной волны, часть узлов помещалась под металлическими плитами, укрепленными болтами и гайками. Для головных частей были установлены специальные ложементы.

Чтобы уложиться в срок с подготовкой образцов к испытаниям, приходилось работать допоздна, не считаясь со временем, так как готовился договор о запрещении ядерных испытаний в атмосфере, и руководство торопило с проведением облучательных опытов. Однажды нам сообщили, что ночью будет произведено воздушное испытание атомной бомбы, что все ночные работы должны быть прекращены. Но мы запаздывали с подготовкой головных частей, и нам разрешили быть в сборочном здании, а покинуть его только на момент взрыва. В назначенное время мы, человек пять, вышли из здания в курилку и наблюдали взрыв, когда самолет сбросил бомбу. Хоть и было немного облачно, но зрелище было грандиозным. Свет был настолько ярким, что глаза сами собой закрылись. От всех строений упали большие тени. Потом прошла ударная волна и все было кончено, только в стороне взрыва стояло розовое зарево, видимо, светились раскаленные газы.

На следующий день солдаты охраны показали нам несколько пойманных живых уток, которые или ослепли, или просто от страха остались сидеть на месте. Видимых повреждений у них не было.

Еще об одном явлении хочется рассказать. Несколько дней подряд ночью при ясной погоде можно было наблюдать высоко в небе сине-фиолетовое свечение кристаллической структуры. Высоту его определить было невозможно, и становилось как-то жутко. Потом выяснилось, что это были последствия взрыва в космосе.

Наконец подготовка к испытаниям подошла к концу. Я установил электродетонаторы, взрывные узлы и сборки. Подрыв, назначенный на время «Ч», производился из наблюдательного пункта «12П». Я уже не раз наблюдал картину взрыва, а для многих это зрелище было в новинку. Наш наблюдательный пункт находился на расстоянии 20 км от эпицентра, так как применялся заряд-облучатель небольшой мощности.

Через несколько дней, когда радиация на поле достигла предельно допустимого уровня, нам разрешили выйти на поле, чтобы достать облученные узлы. Головные части уже были сняты с ложементов, так как находились дальше от эпицентра. С ними уже работали в сборочном здании сотрудники сектора 9.

Мы работали на поле по одной минуте. За это время успевали отвернуть по одной гайке, крепящей металлическую крышку гнезда, где находился образец. На безопасном расстоянии стоял, кажется, Владимир Ильич Гришмановский с дозиметром и руководил извлечением. Рядом с ним — сотрудники. По одному нас запускали на поле: минута — свисток — бегом обратно. Когда все четыре гайки были отвернуты, следующий по очереди снимал крышку и доставлял облученный образец. Его помещали в тару для отправки на объект. Капсюли-детонаторы находились ближе всего к эпицентру. Я ходил за ними пять раз. Все мы работали в респираторах типа «лепесток» и спецодежде.

Наконец работы по извлечению были закончены, образцы упакованы в тару и подготовлены к погрузке в эшелон. Мы сдали спецодежду М.И Казамазову, и нас группами стали отправлять домой. Дома исследование облученных узлов было продолжено, а результаты изложены в специальных отчетах.

Время проведения работ в экспедиции совпало с празднованием 44-й годовщины Октябрьской революции. Михаил Иванович Казамазов и Игорь Иванович Калашников неплохо организовали для нас этот праздник в столовой в пункте «М» (ныне г. Курчатов). На праздничном столе, организованном в складчину, был даже зажаренный целиком поросенок. Достали аккордеон, на нем хорошо играл Володя Шахов из сектора 4. Было нас человек двадцать из КБ-2. Вспоминаются А.А. Шорох, Г.С. Белан, В.И. Левин, В. Щербаков, В. Запорожчук, В. Захаров. После праздника, когда мы возвращались в пункт «Ш», одна из машин перевернулась на повороте. Тогда сильно пострадал только В. Левин, он повредил позвоночник, и его на самолете отправили домой.

Закончив работы по отправке грузов в свои подразделения и, сдав эшелон ответственным за перевозку, мы добирались до дома разными путями. На полигоне же продолжали греметь атомные взрывы, продолжались воздушные испытания новых образцов заряда.

Послесловие

После всех описанных мной экспедиций, я продолжал работать в отделе 49 КБ-2, занимался исследовательскими работами и разработкой взрывных узлов. Разработка систем кабельной проводки и блоков автоматики из КБ-2 была передана в КБ-25, а тематика нашего отдела никоим образом не была связана с разработками КБ-2. Наконец, в 1968 году между главными конструкторами КБ-1 и КБ-2 Е.А. Негиным и С.Г. Кочарянцем вступило согласие по вопросу, где должен находиться отдел 49. Ввиду того, что все взрывные работы проводились в КБ-1, отдел 49 целиком был переведен в сектор 3 КБ-1 и слит с группой В.Н. Лобанова, которая занималась разработками по той же тематике.

Начальником отдела 19 был назначен Б.Н. Леденев. После смерти Бориса Николаевича начальником стал Лобанов. Во время этих перемещений я находился на полигоне УП-2 с исследованиями на радиационную стойкость взрывных узлов, разработанных еще в КБ-2. В это время опыты по испытанию ядерных зарядов проводились уже в штольнях и скважинах.

В одном из опытов нам было отведено место в штольне для облучения наших узлов. Задействование узлов и контроль срабатывания производился дистанционно. Со мной в этой экспедиции находился конструктор этих узлов В.А. Дичин.

Вернувшись из экспедиции, я вышел на работу уже в сектор 3, в отдел 19, в лабораторию № 2, где был начальником Петр Тимофеевич Иванов, ранее работавший в КБ-2 в отделе 48. Кстати, часть людей из отдела 48 перевели в отдел 49 вместе с начальником отдела А.П. Беляковым, а другую часть — в отдел С.А. Хромова, в КБ-2.

В лаборатории Иванова я занимался взрывными реле. Когда начальником отдела стал Лобанов, как-то при встрече с ним я предложил организовать группу по изучению радиационной стойкости в натурных опытах. Получил полное согласие и прикупил к созданию такой группы. Для передвижной лаборатории ПЛ-19 подготовили и измерительную аппаратуру.

Меня назначили руководителем так называемой группы внешних испытаний. Начались регулярные (два-три раза в год) поездки в экспедиции на полигон УП-2 совместно с отделом А. С. Козырева (сектор 3), затем с лабораторией Г.Ф. Иойлева (сектор 4) и совместные работы с секторами 5 и 17. Редкий год обходился без экспедиций, разве только во время моратория на ядерные испытания.

Особенно интересная работа проводилась нашей группой совместно с секторами 1, 5, 4 (проблема ВП). С годами мне стало тяжело руководить группой, и я в 1980 году, с согласия теперь уже начальника сектора 19 В.Н. Лобанова, передал руководство молодому, способному сотруднику С.А. Пиманихину. Хотя в группе остался работать. По-прежнему участвовал в экспедициях. В 1989 году съездил в последние две экспедиции, после 1970 наша группа сократилась по численности и перешла полностью работать на физустановках отделения 4.

В 1989 году в честь сорокалетия первого испытания атомного заряда начальник 5 ГУ МСМ Г.А. Цырков организовал вручение памятных подарков от министра, именных наручных часов с гравированной надписью. В здании ОЗК в небольшом зале собрали оставшихся в живых участников первого испытания. Присутствовали и гости, приглашенные из разных отделений. Те, кому позволяло здоровье, выступили с воспоминаниями. Затем Цырков вручил подарки, и все на память сфотографировались.

В 1989 году в нашем городе оставалось 14 участников первого испытания. Сейчас и того меньше. Второй раз нас собрали в день открытия музея атомного оружия, 14 ноября 1992 г. Я думаю, что мои воспоминания оставят, пусть небольшой, но след в истории создания атомного и ядерного оружия.

Список литературы

Жучихин В.И Первая атомная. (Записки инженера-исследователя). М.: Изд-во НЕКОС, 1993.

Харитон Ю.Б., Смирнов Ю.Н. Мифы и реальность советского атомного проекта. Арзамас-16: ВНИИЭФ, 1994.

Кочарянц С. Г., Горин Н.Н. Страницы истории ядерного центра. Арзамас-16: ВНИИЭФ, 1993.

Советский атомный проект. Изд-во Нижний Новгород — Арзамас-16, 1995.

Создание первой советской ядерной бомбы. М.: Энергоатомиздат, 1995.