/ / Language: Русский / Genre:adv_maritime

Звездный час «Весты»

Евгений Веникеев

«Звездный час «Весты» посвящается одному из ярких эпизодов русско-турецкой войны 1874-1878 гг., в котором переоборудованный и перевооруженный пассажирский пароход «Веста» одерживает победу над турецким броненосцем «Фехти-Буленд».

Веникеев Евгений Витальевич.

Звездный час «Весты»

Глава первая. Юнкера

31 мая 1877 года[1] в Черноморских юнкерских классах города Николаева занятий не было. Юнкера 1-го и 2-го классов — молодые люди 16-17 лет толпились в коридорах и вестибюле. Ждали решения начальства о практическом плавании этого лета. Два месяца в Черном море под парусами военных шхун или на палубах винтовых корветов, несущих пограничную службу, — об этом мечтал каждый. Практические плавания были лучшим временем за всю учебу, и выпускники классов потом вспоминали о них до конца своих дней.

Но лето 1877 года было особым — военным.

Весной началась русско-турецкая война, которой суждено было продлиться почти два года. Турция будет разбита, освободится от пятивекового османского ига Болгария, полную национальную независимость обретут Румыния, Сербия, Черногория. Но до этого еще далеко. А пока 23 апреля Турция объявила о блокаде берегов Черного моря, и уже через два дня ее броненосцы появились перед Севастополем и продефилировали вдоль Южного берега, наведя изрядный страх на владельцев южнобережных имений. Турки могли себе это позволить — на Черном море они имели 13 броненосцев, 15 пароходо-фрегатов, не говоря уже о множестве вспомогательных судов.

Юнкера знали, что по Парижскому мирному договору 1856 года, закончившему трехлетнюю Крымскую войну, России, как и другим государствам, было запрещено иметь на Черном море боевые корабли. И хотя Россия, воспользовавшись вспыхнувшей в Европе франко-прусской войной, и отказалась в 1870 году исполнять это ограничение, но до сих пор в русском Черноморском флоте были только две «поповки» — круглые броненосцы береговой обороны. Знали они также и о срочном создании отряда «судов активной обороны» из обычных пассажирских кораблей Российского Общества пароходства и торговли (РОПиТ), вооруженных орудиями. Они уже перехватили несколько турецких «купцов»: с броненосцами им тягаться было нельзя, но один из кораблей осмелился и на это — все училище уже целый месяц говорило о пароходе «Великий князь Константин». Имя его командира — лейтенанта Макарова повторяли все. «Константин» был не совсем обычным пароходом — его основным оружием были катера с шестовыми и буксируемыми минами. Вечером 1 мая он уже пробовал атаковать турецкий броненосец на Батумском рейде. Мина тогда не взорвалась, но переполох поднялся ужасный. Говорили, что после этого турки стали окружать свои суда на стоянках бонами и металлическими сетями. Несмотря на это, все ждали от Макарова дальнейших действий.

Но сейчас юнкеров волновал не ход войны, а их судьба на это лето.

— Господа, — сказал Мишин, юнкер 2-го класса, — а что если практическое плавание вовсе отменят?

Этого боялись все.

— А ведь вполне могут, — поддержал его сосед, юнкер 1-го класса, — война! Перенесут на следующее лето и шабаш!

— Вам-то, юнцам, хорошо говорить, — обернулся к нему с некоторой даже злобой Мишин, — вы можете в следующем году за два класса сразу сплавать и ничего не потеряете. А мы? Так будущей весной держали бы экзамен на гардемарина, а если плаванье отменят, то экзамен перенесут на осень.

— Да еще соберется ли экзаменационная комиссия в сентябре, — протянул кто-то, — самое ведь каникулярное время.

— Вы слишком уж пессимист, Мишин, — вступил в разговор юнкер Казнаков, сын начальника штаба Черноморского флота. — Я думаю, что нас всех направят в Таганрог, посадят на какую-нибудь военную шхуну и пустят в Азовское море. Турки туда не сунутся — Керченский пролив перекрыт плавучими, батареями.

Казнакова хотя и не очень любили — уж очень задирал нос, — но выслушали внимательно, его отец по долгу службы, конечно, знал все о практическом плавании и мог поделиться с сыном.

Впрочем, его сообщение не вызвало энтузиазма.

— Два месяца болтаться в этой луже! Да все это озеро за два дня обойти можно. Жуть какая!

— Может, еще и в Сиваш пошлют, — раздался чей-то унылый голос. Все невесело рассмеялись.

— Послушайте, господа, — опять взял слово Мишин. Он был зол: этот самовлюбленный хлыщ, каким он считал Казнакова, завладел вниманием товарищей. — А вдруг все-таки пошлют на суда активной обороны?

— Странный вы человек, Мишин, — сказал Казнаков, — от крайнего пессимизма вы кидаетесь в необузданный оптимизм. Надо, знаете ли, держаться чего-то одного.

Мишин собирался ответить, но наружная дверь в полутемный вестибюль открылась, пропустив юнкера 2-го класса Владимира Яковлева, он влетел, потрясая газетой «Николаевский вестник».

— Господа! — возгласил он. — Грандиозная новость!

— Насчет практики, что ли? — кинулись к нему другие.

— Да что там практика, забудьте о ней. Тут такое творится!

Все были заинтригованы.

— Да говори же, Яковлев, — вскричал его приятель Мишин, — говори, не тяни душу!

Тот возбужденно объявил:

— Напечатана телеграмма Аркаса к управляющему Морским министерством. Оказывается, 29-го ночью «Константин» подошел к Сулину, спустил свои катера, и они атаковали турок. Похоже, два броненосца утопили, но и один катер пропал!

Все дружно заговорили, обсуждая потрясающую новость, газета пошла по рукам; юнкера на время забыли даже о практическом плавании.

Но в это время распахнулись большие двустворчатые двери в рекреационный зал, и зычный голос дежурного офицера пригласил:

— Господа юнкера, прошу!

Молодые люди толпой хлынули в зал, где построились в шеренгу перед длинным столом, стоявшим у стены под портретом императора. За столом восседали преподаватели. Кресло в центре занимал начальник юнкерских классов капитан 2-го ранга Христофоров. Все офицеры были в парадных мундирах. Особенно авантажно выглядел Христофоров: в густых бакенбардах до подбородка, с обширной, хотя и седеющей шевелюрой и горбатым носом.

— Равняйсь! Смирно! — раздалась команда. Все вытянулись и затаили дыхание. Парадность собрания обещала что-то волнующее. Христофоров встал:

— Господа юнкера! — начал он. — Главный командир Черноморского флота и портов его превосходительство вице-адмирал Аркас изволил начертать следующую резолюцию на моем рапорте, где я прошу его распоряжений относительно практического плавания этого лета.

Он воздел на нос огромные круглые очки и начал перебирать бумаги на столе. Юнкера перестали дышать. Наконец начальник школы нашел свой рапорт и, держа его перед собой, как зеркало, прочитал:

«Юнкеров первых двух классов распределить по судам активной обороны сроком на один месяц. Второй месяц — на шхуну «Салгир» в Азовском море. Подписано: вице-адмирал Аркас».

Строй дрогнул. Христофоров положил бумагу и продолжал:

— Конечно, вы все хотите попасть к лейтенанту Макарову на «Великий князь Константин», тем более что 29 апреля он опять молодецки атаковал турок в Сулине. Это невозможно, но и другие корабли: «Аргонавт», «Владимир», «Эльборус» — делают все, что возможно при их вооружении и конструкции. Напоминаю вам, что государь-император передал в состав отряда активной обороны свою яхту «Ливадия». Кому-то из вас выпадет честь плавать на ней и ходить по палубе, где ступала нога обожаемого монарха. Не забудьте еще о броненосцах береговой обороны «Новгород» и «Вице-адмирал Попов». Хотя они и не отходят далеко от берега, но и на них можно изучить азы мореходного дела… Приказ о назначениях будет вывешен послезавтра. Господа юнкера, вы свободны.

— Вольно! Разойдись! — и толпа молодых людей, толкаясь, поспешила в фойе, а оттуда — на улицу, где после полумрака казенных помещений их ослепило солнце.

Юнкера обсуждали услышанное, Мишин торжествовал, Казнаков, избегая насмешек товарищей, поспешил удалиться. Наиболее практичные составляли в уме планы: как, пользуясь родственными связями, добиться нужного назначения. Смелые и предприимчивые, мечтавшие о подвигах и наградах, рассчитывали попасть на «Константин»; рассудительные молодые люди, предпочитавшие славе и опасностям тихое место в приличной компании, мечтали о круглых тихоходных «поповках». Но почти никто не желал ходить по палубе, «где ступала нога императора». Все знали, что артиллерия «Ливадии» была слабее, чем у других пароходов, я как военный корабль, несмотря на быстроходность, она имела чисто символическое значение.

Постепенно группы юнкеров таяли. Наконец, обменявшись рукопожатием с последним своим спутником — Мишиным, с которым они жили рядом, Володя Яковлев свернул в свой переулок, упиравшийся в берег реки. Семейство Яковлевых обитало в небольшом, но собственном доме, купленном лет двадцать тому назад, после Крымской войны, главой семьи, отставным в настоящее время штабс-капитаном Никифором Серафимовичем Яковлевым.

Никифор никогда не рассказывал детям, почему он, сын деревенского священника Орловской губернии, стал моряком. Они и не спрашивали, считая, что быть морским офицером — единственное занятие, достойное мужчины. А Никифор тихо радовался, глядя на них. Сыновья никогда не узнают жизни, которой жил их дед. Всенощные в насквозь промерзшей церквушке, крестины у богатых мужиков, где положено напиваться до положения риз, ежедневный путь от дома в церковь и обратно. И ничего, ничего не случается, кроме смены времен года. От этой жизни Никифору удалось спастись, бежав из дому и поступив в штурманские классы в Кронштадте. Окончил, стал кондуктором, был направлен на Черноморский флот, старательно тянул служебную лямку на парусных кораблях. Женился на дочери своего коллеги-штурмана, появилось двое сыновей. Теперь на пенсии, он вдовцом доживал свой век, копаясь в садике, а вечера коротал за книгой или в обществе таких же, как и он, отставных штурманов и артиллеристов. За прошедшие годы многое изменилось на флоте — суда стали паровыми, покрылись броней, появились орудия большого калибра; был принят закон о всеобщей воинской повинности, сократился срок службы для матросов. Не изменилось только одно — по-прежнему настоящим морским офицером мог стать только потомственный дворянин. Поэтому и старший сын Никифора Серафимовича — Андрей — морской артиллерист. Слава богу, служба идет хорошо. Сейчас, в 21 год, он уже прапорщик 1-го черноморского экипажа. По его пути пойдет и Владимир после окончания юнкерской школы.

…Володя толкнул калитку, погладил собаку и взбежал на крыльцо. В прихожей он увидел фуражку брата и обрадовался: именно Андрей и был ему нужен сейчас. Через окно взглянул на отца — тот поливал из лейки клумбу.

Брата он застал в маленькой гостиной за чтением «Артиллерийского журнала». Андрей серьезно относился к своей профессии и внимательно следил за последними изобретениями в этом деле. А изобретения и усовершенствования в морской артиллерии сыпались, как из рога изобилия, — противоборство пушек и брони было в разгаре. Каждый номер «Артиллерийского журнала», «Военного сборника», «Морского сборника» приносил известия о поражающих воображение новых типах все более огромных орудий и броненосцах, защищенных невиданной толщины броней.

— Ну, как решили с практическим плаванием? — спросил Андрей брата. Он очень любил Володю, хотя часто напускал на себя суровость и корил за легкомысленное отношение к занятиям. Владимир был способный, но несколько взбалмошный, и поэтому ни разу не удалось ему украсить своей фамилией начало списка класса по успеваемости. Обычно он пребывал где-то посередине, а иногда съезжал даже в самый низ.

Отвечая на вопрос брата, он рассказал о назначении на боевые корабли.

— И куда же тебя направили? — спросил брат.

— Послезавтра приказ вывесят. Я бы, конечно, на «Константин» хотел. Читал, что он в Сулине наделал? Только туда все хотят, и меня, наверняка, на «Аргонавт» засунут или на «Ливадию» сошлют.

Андрей задумчиво посмотрел на Володю. Тот был выше его, но худ и по-мальчишески неуклюж. У него уже появились юношеские усы, которые их владелец, конечно, при каждом удобном случае рассматривал в зеркало.

— Видишь ли, — нерешительно начал Андрей, — кроме «Константина», «Аргонавта», «Владимира», «Ливадии», «Эльборуса» и «поповок», есть еще один боевой корабль, вернее, будет.

— Какой же? — живо заинтересовался Владимир.

— Хорошо, скажу тебе, хотя, пожалуй, и не имею права. Вчера в Николаев из Петербурга приехал подполковник морской артиллерии Константин Давыдович Чернов. Я и раньше о нем слышал, это очень ученый человек — окончил академию, изобрел механический станок для перетаскивания орудий с одного борта на другой. Его сам начальник штаба главного командира капитан 1-го ранга Казнаков весьма почтительно встретил и тотчас представил Аркасу. Потом он с артиллерийским начальством поговорил, а сегодня утром мне приказ приносят — откомандировать в его распоряжение «для имеющих быть надобностей». Я, конечно, немедленно пошел представиться новому начальству и, кстати, узнать какие это «надобности» могут возникнуть. Чернова нашел в штабе главного командира, там ему уже кабинет выделен. Когда я вошел, он что-то чертил. Я отрапортовал по всей форме. Он вышел из-за стола, пожал руку, показал на кресло и говорит: «Садитесь, Андрей Никифорович, нам надо поговорить о нашей совместной деятельности. Вас мне рекомендовали как способного и знающего офицера». Я, конечно, поклонился и пробормотал что-то благодарственное, откровенно говоря, смутился. Вот тут-то Чернов и перешел к делу. Он прибыл сюда, чтобы установить на каком-нибудь корабле, и, желательно, испытать в бою электрические приборы для управления стрельбой по системе Давыдова. Он утверждает, что это лучшая система в мире — позволяет стрелять залпом из любого количества орудий, причем залп происходит автоматически, когда орудия на волне примут нужный угол наклона. Он уже много лет хорошо знаком с изобретателем, это отставной поручик и, по словам Чернова, талантливый человек. Изобретение строго засекречено, устройство главного прибора знают только Давыдов и Чернов. Собственно говоря, подполковник приехал для последней проверки — в бою. Он мне прямо не сказал, но, похоже, собирается искать встречи с турецким броненосцем и напасть на него. В общем, Аркас распорядился приобрести у Российского Общества пароходства и торговли «Весту». Завтра она приходит в Николаев, начнем ставить артиллерию, через неделю из Кронштадта выезжает команда и командир. Я буду одним из артиллерийских офицеров, но Чернов хочет, чтобы я помогал ему при переоборудовании корабля и научился обращаться с приборами Давыдова.

— Это очень интересно, — сказал Владимир, — но я-то тут при чем? Поздравляю и рад за тебя, но мне это никак не помешает попасть на «Аргонавт».

— Неужели ты ничего не понял? — ответил старший брат. — Ведь я хочу попросить Чернова, чтобы тебя включили в команду «Весты». Во-первых, будем вместе, а во-вторых, плавать на таком корабле и с таким оружием удается не каждому.

Владимир бросился к брату, обнял, но потом вдруг помрачнел:

— Но ведь твой подполковник Чернов не командир, а кроме того, «Веста» еще не принята в Морское ведомство.

— Командиром назначен балтиец — капитан-лейтенант Баранов. Чернов хоть и старше чином, но охотно согласился пойти ему в подчинение — он начальник артиллерийской части корабля и до приезда командира будет распоряжаться всем, что касается «Весты». Если подполковник согласится взять тебя, то со стороны Баранова никаких возражений не будет.

— А не имеет ли этот Баранов какого-нибудь отношения к «барановскому ружью»? — спросил Владимир.

— Точно такой же вопрос и я Чернову задал, — откликнулся Андрей, — и знаешь, что он ответил? «Баранов его и изобрел!»

— Ух ты! — воскликнул пораженный Володя и бодро отрапортовал: — Принято на вооружение Морским ведомством в 1865 году, четыре нареза, калибр 6 линий, затвор откидной вверх, скорость стрельбы 8-10 выстрелов в минуту, начальная скорость пули 1350 футов в секунду!

— Здорово! — одобрил Андрей. — Оказывается, ты все-таки что-то знаешь. Однако не будем терять время, пойдем в гостиницу и поговорим с Черновым.

— Прямо сейчас? — удивился Володя. Вошел отец.

— Так куда же тебя, Володенька, в плаванье определили? — спросил он.

— Извините, папенька, мы сейчас как раз по этому делу один визит должны сделать. Вернемся к обеду и все расскажем.

Братья схватили фуражки и почти бегом бросились из дому.

— К обеду прошу не опаздывать, — услышали они вслед.

Андрей просил доложить о себе и спросить, может ли Чернов их принять. Вскоре коридорный вернулся и сказал: «Велели просить. Они в 21-м нумере.»

С волнением и даже робостью переступил Владимир порог и с любопытством посмотрел на хозяина. Было заметно, что подполковник удивлен появлением прапорщика и совсем незнакомого юнкера. Чернов был среднего роста, худощав, с бледным бритым лицом. Редкие волосы тщательно причесаны на пробор. Лет ему было около тридцати пяти.

— Покорно прошу извинить меня, Константин Давыдович — начал Андрей, — но я позволил себе побеспокоить вас по важному для меня делу, которое не займет много времени. Оно касается моего младшего брата, юнкера 2-го класса, — он указал на Володю.

Тот постарался как можно непринужденнее поклониться и покраснел.

— Ну что же, молодые люди, изложите вашу просьбу, — ответил Чернов, — хотя я и не представляю, чем могу помочь — в вашем городе я всего второй день.

— Очень даже можете, Константин Давыдович. Брат должен месяц проплавать на судах активной обороны. Я хочу просить о назначении его к нам, на «Весту». Но это должно решиться сегодня, иначе завтра появится приказ, которым его направят на другой корабль — ведь «Веста» еще не принята в Морское ведомство.

— Так вот в чем дело! — произнес подполковник, как показалось Владимиру, с сомнением. Потом обратился к нему:

— Как ваше имя, юноша, и как долго вы живете в этом лучшем из миров?

— Семнадцать, ваше высокоблагородие, а имя мое Владимир, — ответил юнкер, почему-то смутившись.

— Садитесь, господа, — предложил Чернов, опускаясь в кресло. — Так вот, Владимир Никифорович, мне понятно ваше желание плавать вместе с братом, но, предупреждаю, это будет не увеселительная прогулка по Черному морю. На нашем корабле будет установлена лучшая в мире (я уверен в этом) аппаратура для наведения орудий, и мы должны обязательно пустить ее в дело. Ну и сами понимаете, что если ты в кого-то стреляешь, то этот кто-то стреляет в тебя. И хотя у турок нет наших аппаратов, зато орудия на их броненосцах раза в два мощнее наших, и уж если такой снаряд ударит в небронированный пароход!… Подумайте хорошенько над вашим решением.

Володя почти справился со своим смущением, ему удалось даже поднять глаза на подполковника и сказать:

— Ваше высокоблагородие, это еще лучше… если бой… постараюсь быть полезным.

— Ну, если постараетесь, тогда согласен, — вдруг добродушно рассмеялся Чернов, — какие шаги я должен предпринять, чтобы вас зачислили в экипаж?

— Напишите, пожалуйста, записку начальнику юнкерской школы капитану 1-го ранга Христофорову…

Чернов подошел к письменному столу и, вырвав из большого блокнота лист бумаги, крупным понятным почерком написал: «Капитану 1-го ранга Христофорову. Ваше высокоблагородие! Не откажите в любезности направить юнкера 2-го класса Яковлева на вооружаемый пароход «Веста» для прохождения практического плавания.

При сем остаюсь вашего высокоблагородия покорным слугой, начальник артиллерийской части парохода «Веста», подполковник морской артиллерии Чернов.»

— Ну вот, — сказал он, вручая письмо Владимиру, — теперь экипаж «Весты» увеличился уже до четырех человек, включая командира.

Глава вторая. Подполковник Чернов

2 мая в шесть часов вечера Чернов и братья Яковлевы стояли на причале, ожидая прибытия «Весты». Никто из них никогда не видел этого парохода: в Николаев «Веста» не заходила.

Весь предыдущий день Андрей Яковлев провел с подполковником в штабе и артиллерийском управлении: они хотели знать, какие и в каком количестве орудия нм выделят для «Весты». Обещали пять 6-дюймовых мортир, 11 двухствольных скорострельных орудий системы Энгстрема и предложили взять сколько угодно 9-фунтовых пушек.

Теперь они вместе с Володей, который давно уже в нетерпении слонялся по причалу, смотрели вниз по реке, откуда должна была прийти «Веста». Наконец показался высокий рангоут парусника, идущего под машиной вверх по течению. Чернов вынул из футляра бинокль.

— Это «Веста», — торжественно объявил он и протянул бинокль Андрею. Тот, прежде чем посмотреть на приближающийся корабль, стал с восхищением рассматривать прибор. Таких вещей он раньше не видел — бинокль был из странного серебристого металла, большой, но чудесно легкий.

— Это алюминий, — пояснил подполковник, — перед отъездом в магазине Воткеля соблазнился, стоило это удовольствие пятьдесят пять рублей, но бинокль чудесный.

Яковлев поднес его к глазам, настроил и понял, что бинокль действительно замечательный. «Веста» была ясно видна на фоне яркого предвечернего неба. На ней еще лежала печать хрупкой прелести парусного судна — две высокие, слегка наклоненные назад мачты, корпус правильных и изящных пропорций. Острый, устремленный вперед форштевень резал речную воду, далеко выдавался бушприт. Между мачтами поднималась высокая, но тонкая и изящная труба.

Через полчаса пароход подошел к пристани и пришвартовался.

— Ну-с, молодые люди, — пригласил Чернов, — прошу на наш корабль.

Они поднялись по трапу на борт и потом на мостик, где и нашли «штатского» капитана, как называл его про себя Владимир. Чернов представился, капитан предложил пройти в каюту и принять судовые документы. Но Чернова больше всего интересовало, передали ли капитану в правлении РОПИТа чертежи корабля, о чем он телеграфировал. Чертежи были готовы, подполковник с нетерпением принял их и развернул. Надписи на чертежах были сделаны по-английски, но Чернова это не затруднило — он знал язык.

— Прекрасно, — сказал он Андрею, — сейчас вчерне осмотрим корабль, за ночь я набросаю проект его перевооружения, завтра приступим к работе. Вы, господин прапорщик, назначаетесь главным исполнителем проекта, юнкер — вам в помощь и пусть вникает в артиллерийское дело. Господин капитан, вы уполномочены правлением произвести расчет с командой?

— Полностью, подполковник, и, если вы пожелаете, она может завтра же утром покинуть судно.

— Объявите всем, что они свободны, а машинную команду, окажите любезность, пригласите на палубу. Всех, кроме старшего механика, — я знаю, что на этот пост уже назначен офицер.

Когда механики, машинисты, кочегары собрались на баке, подполковник предложил им добровольно остаться на корабле, предупредив, что вскоре «Веста» станет военным крейсером.

— Ваше высокоблагородие, а нас в матросы не запишут? — спросил с сомнением один из кочегаров.

— Нет, вы останетесь вольнонаемной командой, а жалованье, кстати, удвоится. И, кроме того, будете иметь возможность послужить отечеству — поможете бить турок.

Больше вопросов не было, и вся машинная команда согласилась остаться на корабле.

Чернов и Яковлевы уже собирались начать осмотр «Весты», когда к ним подошел коренастый крепкий мужчина средних лет.

— Разрешите представиться, господин подполковник, штурман этого корабля, Васильев, — сказал ох хриплым басом. — Позвольте спросить, укомплектована ли будущая команда штурманом?

— Насколько я знаю, нет, — ответил Чернов, — а почему это вас интересует?

— Потому что, если есть вакантная должность, то я хотел бы предложить свои услуги. Привык, знаете ли, к «Весте» — с первого дня на ней.

— Этот вопрос я решать не уполномочен, — отвечал Чернов, — но командир корабля, капитан-лейтенант Баранов, должен шестого июня с военной командой выехать из Петербурга. Я доложу о вашем желании и, надеюсь, он пойдет вам навстречу. Опытный штурман, знакомый с Черным морем, нам необходим, все наши офицеры — балтийцы, и ваши знания и опыт будут очень полезны. Скажите адрес, я вам тотчас сообщу о решении командира.

— Постоянно я живу в Одессе, а здесь намерен остановиться в гостинице «Лондонская».

— Прекрасно, будем соседями, господин Васильев, — с с этими словами Чернов, раскланявшись со штурманом, приступил к осмотру корабля. Сначала он отправился на бак и осмотрел палубу между брашпилем и центральной надстройкой, на которой помещался ходовой мостик.

— Вот место для погонной батареи, сюда поставим две мортиры, — решил он. Потом, сопровождаемый прапорщиком и юнкером, прошел на ют и подверг такому же осмотру пространство палубы за бизань-мачтой.

— Места для установки трех мортир достаточно, — удовлетворенно заметил Чернов, — вот и ретирадная батарея!

— Позвольте узнать, Константин Давыдович, — почтительно спросил Андрей, — почему вы ретирадную батарею делаете мощнее погонной? Мы тем самым, простите великодушно, как бы заранее обрекаем «Весту» на отступление.

— Вы совершенно правы, Андреи Никифорович, — несколько снисходительно, как бы удивляясь, что собеседник не понимает очевидных вещей, ответил подполковник. — За кем мы можем гнаться? Только за каким-нибудь «купцом» или безбронным пароходом — чтобы остановить их или даже пустить ко дну и одной мортиры хватит. А если мы будем бороться с броненосцем, то, пользуясь преимуществом в скорости, начнем маневрировать, подставлять пушкам врага корму и палить в него издалека. Я глубоко верю, что с помощью аппарата Давыдова нам удастся поразить его палубу. Я бы здесь четыре мортиры поставил, жаль, места нет.

— Но лейтенант Макаров на «Константине» считает, что на артиллерию полагаться не стоит и что только мины дадут возможность победить броненосцы, — робко осмелился высказаться Владимир и замолк, когда Чернов повернулся к нему.

— Макаров делает свое дело, — несколько резко возразил подполковник, — а мы, артиллеристы, должны делать свое и теми средствами, которые у нас есть в данный момент. 6-дюймовый калибр, конечно, не 9-11-дюймовый на броненосце, но аппарат Давыдова, — верьте мне, я участвую в его испытаниях с самого начала, — даст нам возможность залпом выпалить из всех трех мортир так, что все бомбы упадут разом и почти в одно и то же место. Тут никакой броненосец не устоит. Вспомните, что случилось на Дунае.

— Вы имеете в виду взрыв «Люфти-Джелиля»?

— Да. Конечно, он по сравнению с морским броненосцем что-то вроде банки из-под сардинок, но все снаряды отскакивали от его бортов, как орехи от стены. Его капитан, наверняка турок, англичанин бы так не поступил, до того уверовал в свою неуязвимость, что стал на якорь в зоне огня наших батарей! И вот, 29 апреля бомба, брошенная из обычной 6-дюймовой, «собачки», шелестя взобралась на небо и стала опускаться ему на палубу. Через несколько мгновений страшный взрыв разметал по реке обломки монитора, из всей команды спасли только одного матроса!

Потрясенные столь живо изображенной Черновым картиной гибели корабля от единственной бомбы, братья молчали.

— Однако посмотрим, что там внизу, — проговорил подполковник и ловко нырнул в люк. Яковлевы хотели последовать за ним, но он остановился, прикидывая толщину бимсов палубного перекрытия.

— Вот этого я и ждал, и боялся. Вероятно, придется усиливать перекрытие под мортирами. Сегодня сделаю необходимые расчеты и составлю проект. Завтра приходите ко мне в восемь утра. Андрей Никифорович, получите чертежи. С ними отправитесь в адмиралтейство, заберете рабочих (они будут ждать) и за дело. Работать будем в две смены. Через десять дней корабль должен быть вооружен!

Они продолжали осмотр. Под палубой юта оказался салон первого класса, под ним — каюты второго, с крошечными иллюминаторами.

— Здесь мы устроим главный пороховой и бомбовый погреба — ведь основная батарея — ретирадная, а она над нами. Вторые, поменьше, будут под баковыми мортирами. Погреба блиндировать мешками с песком, иллюминаторы забить. Пойдемте, господа, больше смотреть нечего. Размещением команды и офицеров, думаю, займется сам командир, — закончил он.

Яковлевы, особенно Владимир, еще с удовольствием побыли бы на корабле, который понравился им; на ближайшее время он будет их домом, и поэтому его хотелось поскорее обжить, «как новую квартиру. Но Чернов заторопился. Сойдя по трапу, он коротко попрощался со своими молодыми помощниками и, сказав, что ему надо приступить к расчетам, направился в гостиницу.

— Да, — протянул Владимир, глядя на удаляющуюся фигуру начальника, — если выполнит обещание, то немного же он сегодня будет спать.

— И если выполнит, — добавил Андрей, — то немного же времени для сна останется в ближайшие дни нам!

На следующее утро он застал Чернова в номере свежевыбритым и умытым, но темные круги под глазами показывали, что в эту ночь Константин Давыдович не ложился. Подполковник пил кофей и одновременно курил сигару. Перед ним лежала пачка листов с расчетами и голубые батистовые кальки английских чертежей «Весты», на которые Чернов жирным черным карандашом нанес предполагаемые изменения.

Он также вычертил конструкцию и дал сечения балок-бимсов, усиливающих перекрытие палубы в местах установки мортир.

На плане палубы были нанесены в разных местах небольшие квадраты, тонкие линии тянулись от них к мортирам, а потом сходились в два центра — один из погонной, другой от ретирадной батареи. У каждого из квадратов стоял номер — с баковой стороны от единицы до семерки, с ютовой — те же цифры, но со штрихом. Андрей догадывался, что это имеет отношение к таинственному аппарату Давыдова, но на всякий случай спросил:

— Господин подполковник, начерченная здесь схема, очевидно, относится к приборам автоматической стрельбы?

— Вы правы, — ответил Чернов, — но они будут установлены под моим личным наблюдением в последнюю очередь. А гальванические батареи возьмем на борт перед самым отплытием — они не любят сырости. Сейчас все аппараты (их два комплекта, для каждой батареи — свой) лежат в одном из складов адмиралтейства. Двери я запечатал лично, день и ночь там стоит часовой. Но прежде чем установить их и соединить проводами, мы должны будем еще смонтировать по оси судна, под палубой, канал для проводников — это самая уязвимая для вражеских снарядов часть системы. Канал и еще головки цилиндров машины, которые выше ватерлинии и ничем, к сожалению, не блиндированы.

Андрей сгорал от любопытства, ему хотелось узнать больше о таинственных приборах.

— Осмелюсь спросить, Константин Давыдович, каков принцип действия приборов?

— Он довольно прост. Корпус судна, разворачиваясь, наводит орудия на цель и остается до залпа в такой позиции. Мортирам придается угол возвышения в зависимости от расстояния до цели. Дается команда «пли», включается ток.

При полном штиле правильное определение величины наклона ствола и расстояния до цели, понятно, обеспечат попадание, но даже очень слабое волнение изменит угол возвышения и приведет к промаху. Главным элементом системы господина Давыдова поэтому является прибор, названный им креномером. На моем плане он показан под номером один. Прибор автоматически замкнет ток в сети и подаст его к запальным трубкам орудий только тогда, когда их стволы примут на волне заданный угол наклона. В этот момент и произойдет залп. С устройством всех аппаратов я познакомлю и вас, и других артиллеристов, которые приедут с Барановым. Но прибор № 1 будет запечатан во все время плавания. Таково непременное условие изобретателя, которое он поставил Морскому министерству. Устройство его знаем только мы двое.

— Господин Давыдов боится шпионажа?

— Вот именно, и в основном английского. Он уверен, и я с ним согласен, что его система значительно уравняет силы русского и английского флотов в случае англо-русской войны. Вы знаете, какие у нас отношения с этой державой. Даже сейчас в Черном море мы воюем, в сущности, с Англией. Броненосцы — английские, офицеры — английские, даже уголь — и тот из Англии! Осторожность Давыдова вполне понятна. Однако мы заговорились, господин прапорщик. Сейчас прошу вас отправиться на «Весту» — туда уже, наверное, подходят рабочие, везут легкие орудия. Я взял все скорострельные и две 9-фунтовые пушки, на всякий случай. Займитесь их приемкой и блиндированием погребов. Я буду часа через три — отдохну немного, не спал ночь.

Андрей поклонился и вышел. На причале его ждал брат с артелью рабочих; приближались телеги с орудиями.

…Работали до полного изнеможения. Рабочий день начинался в пять утра и кончался в 11 вечера. Рабочие трудились в две смены. По четыре часа в день Андрея подменял Владимир (хотя толку от него еще было мало). Чернов то появлялся на пароходе, то устремлялся в штаб главного командира выпрашивать инструменты, детали или еще рабочих; то пропадал в мастерских, где склепывали металлические балки, которые должны были выдержать на себе тяжесть и откат мортир.

Володя иногда жалел, что принял совет брата и попросился на «Весту». Все его соученики бездельничали и весело убивали время до 15 июня — даты начала практического плавания, когда им надлежало явиться на свои корабли. А он торчал на «Весте» с мерной лентой, определял места установки пушек, показывал рабочим, куда класть мешки с песком. Время от времени Чернов посылал его в машинное отделение, где команда во главе с помощником механика — добродушным украинцем копалась в двигателе. В машине Владимир понимал мало, но Чернов считал, что ему полезно «присматриваться», как он выражался. Впрочем, юнкеру и самому там нравилось. Паровой двигатель помещался в большом зале, занимавшем центральную часть «Весты». Свет едва проникал через маленькие иллюминаторы вверху. В полумраке таинственно поблескивали медные маховики и шатуны. Даже днем работы выполнялись при свете переносных керосиновых калильных ламп. Огромные котлы возвышались в соседнем отсеке, под ними зияли отверстия потухших топок. Владимир с некоторым даже страхом заглядывал в них и смотрел на огромные лопаты кочегаров, которыми они должны были бросать уголь из ямы. Кочегары чистили топку и котлы, машинисты возились с машиной, разбирали, смазывали, осматривали. Хотя «Веста» и пришла в Николаев своим ходом, но машине было почти двадцать лет. Все понимали, что в случае боя от нее будет зависеть их жизнь.

Владимира очень интересовал будущий командир — Баранов, и он приставал к Андрею, чтобы тот расспросил о нем Чернова. Будущий командир казался Владимиру личностью замечательной и несколько таинственной. Андрею было неудобно расспрашивать подполковника о Баранове, но, побуждаемый Володей, он все же решился задать ему несколько вопросов.

Было это вечером, они возвращались с «Весты», солнце садилось в степи за Бугом, пустынную гладь реки пересекала одинокая лодка. Подполковник остановился, раскурил сигару:

— Я знаком с нашим командиром уже много лет. Ему около сорока, плавал на разных кораблях Балтийского флота. Человек он, безусловно, необычный. О «барановском» ружье вы знаете…

— Конечно, оно же принято на вооружение флота, — ответил Андрей.

— Принято, но массовое производство никак не могут наладить. А ведь это, я считаю, лучшая на настоящий момент винтовка. Вообще, — продолжал подполковник, — интересы у Николая Михайловича очень разнообразны. В позапрошлом году пытался образовать акционерное общество «Гидротехник» — для выполнения работ по углублению фарватеров, но не вышло.

— Что же ему помешало? — спросил Андрей. Володя не решался вступить в разговор о командире, но внимательно слушал — Чернов сообщал поистине необычайные вещи.

— Не удалось распространить нужное количество акций, наши капиталисты не рискнули доверить свои капиталы морскому офицеру, да еще и директору музея.

— Как директору музея? — не удержался изумленный Володя.

— Да, не удивляйтесь, юноша. Баранов последние годы был директором Морского музея и, поверьте, привел его в самое блестящее состояние. Но как только началась война, он тотчас же подал рапорт о переводе на Черноморский флот. Ему, как и мне, не терпится испытать в деле приборы автоматической стрельбы. Кроме того, Николай Михайлович считает, что повальное увлечение бронированием кораблей — ошибка. По его мнению, если небронированный крейсер будет иметь большую скорость хода, то он может, маневрируя, взять верх над тихоходным броненосцем, который стоит во много раз дороже.

— Позвольте, Константин Давыдович, — прервал его Андрей, — не излагал ли господин Баранов эти взгляды в морской газете «Яхта»?

— Совершенно верно, в начале этого года. Но его идеи, боюсь, опережают время. Они кажутся кощунственными нашим поклонникам брони. Баранова объявили «сухопутным моряком», а когда узнали про его рапорт о переводе в действующий флот, то даже сочинили дурацкую эпиграмму:

…Думает, как на парад,
Из музея на Царьград.

Чувствовалось, что Чернов верит в Баранова, хотя тот был «сухопутным моряком» и директором музея. Но еще больше подполковник верил в свои мортиры и в систему Давыдова. Самим изобретателем он безгранично восхищался. Однажды сказал Андрею:

— Сейчас мы, в сущности, начали работать над реализацией идей господина Давыдова, выдвинутых им еще в конце прошлого года. Он понимал, что война неизбежна, и еще тогда подал в Морское министерство «Проект обороны Черноморского побережья». В нем он указывал, что пароходы РОПИТа нельзя вооружить современными морскими орудиями — эти пушки для них тяжелы, и предлагал поставить на пароходах мортиры. Но министерство не скоро раскачаешь. Вот потому-то мы с вами и работаем сейчас в две смены.

Седьмого июня вечером Чернов получил телеграмму и утром показал ее Андрею и Владимиру:

«Выезжаем Николаев шестого три офицера 52 нижних чина надеюсь приезду корабль будет готов Баранов»

Чернов и Яковлевы явно не разделяли оптимизма Баранова — дел на «Весте» было еще много. Хотя блиндирование погребов было окончено, мелкие орудия на палубе и мостике установлены, переборка и ремонт машины завершены, но работы по усилению корпуса под батареями еще продолжались.

— Приедут они, должно быть, девятого, — считал Чернов, значит, установить мортиры следует не позже десятого числа. Как вы думаете, успеем, Андрей Никифорович?

— Будем стараться, Константин Давыдович, — лаконично ответил Яковлев.

И они старались. Из мастерских доставили металлические балки, на юте и баке вскрыли часть палубного настила, с помощью деррик-кранов, установленных на причале, балки положили на место и стали крепить к шпангоутам. С раннего утра до позднего вечера над кораблем стоял грохот клепальных молотков.

…Утром девятого июня Андрей и Владимир явились на «Весту» в состоянии возбужденного ожидания. В этот день должен был приехать Баранов с балтийским экипажем. Они ехали специальным поездом, точного времени его прихода ожидающие не знали, но были уверены, что это случится сегодня. Накануне, на день раньше срока, назначенного Черновым, настелили палубу и поставили платформы под мортиры, а также постаменты под приборы Давыдова. Под палубой, по продольной оси судна, был устроен канал в коробе из толстого металла, в нем уложены проводники. Тщательность их изоляции долго и придирчиво проверял Чернов. Сегодня и завтра должны были ставить мортиры, а послезавтра устанавливать приборы.

Вскоре показались пять телег, запряженных ломовыми лошадьми. Грохоча по булыжной мостовой, они медленно влеклись к пристани. На каждой телеге стоял мортирный станок, рядом лежал ствол орудия. Для их погрузки на борт уже были сооружены широкие пологие сходни из толстых бревен, спущенные с юта и бака. Леера и часть фальшборта в этих местах были разобраны. Платформы сгружались деррик-кранами у основания сходен, дальше их с помощью паровой лебедки «Весты» по каткам подтягивали на палубу. Стволы кран подавал прямо на борт.

В середине дня, когда работа была в самом разгаре, послышался мерный шаг марширующего отряда. Владимир первым услышал его. Спустя несколько минут увидел шагающую в ногу колонну матросов, впереди в двух извозчичьих пролетках ехало четыре офицера.

— Господин подполковник, — окликнул он Чернова, — кажется, наши прибыли.

Тот посмотрел на подъезжающих.

— Да, они! Постойте, а кто же это с Барановым? О, я их всех хорошо знаю — лейтенанты братья Перелешины и Аполлон Кротков, артиллерийский офицер, собственной персоной. — И он поднял руку, пытаясь привлечь внимание подъезжающих.

Его, видимо, заметили, лошади поскакали рысью, пролетки оторвались от колонны и скоро были на причале. Баранов первым спрыгнул на землю, Чернов уже стоял рядом. Они обменялись рукопожатием, причем было заметно, что оба рады снова видеть друг друга.

Андрей, и особенно Володя, жадно разглядывали командира.

Баранов был несколько выше среднего роста, слегка сутул… Жгуче-черные, начинающие седеть волосы надо лбом заметно поредели, и без того большой, широкий лоб стал от этого еще заметнее. Баранов носил усы, бакенбарды и бороду. Только верхняя часть подбородка была выбрита, и этот белый круг кожи первым обращал на себя внимание в лице, явно незаурядном. Под густыми бровями — большие черные глаза, прикрытые тяжелыми веками. Их взгляд был настойчив и прям. Сухощавую фигуру командира плотно облегал длинный черный люстриновый сюртук, воротник и манжеты сияли белизной, как будто он не провел три дня в поезде.

Следом за ним из экипажа вышел плотный блондин лет тридцати, с несколько угрюмым выражением на чисто выбритом лице. Их спутники, два стройных лейтенанта, — шатены, с красивыми, холеными лицами, украшенными маленькими усиками, — были очень похожи друг на друга, хотя один и был намного старше.

Чернов поздоровался со всеми и, обернувшись, подозвал Андрея и Володю. Братья подошли и поклонились.

— Николай Михайлович, — сказал Чернов, обращаясь к Баранову, — позвольте вам представить прапорщика морской артиллерии Андрея Никифоровича Яковлева. Он оказался для меня ценным помощником, как по усердию, так и по опытности, — не по годам — и по знанию местных условий.

— Однако, Константин Давыдович, — отвечал Баранов, пожимая руку Андрея своей нервной, но крепкой рукой, — несмотря на столь ценную помощь господина Яковлева, орудия еще не установлены.

— Как я и предполагал еще в Петербурге, пришлось усиливать корпус, а это потребовало много времени. Но ручаюсь вам, что послезавтра все будет закончено и «Веста» сможет начать кампанию. Мы с Андреем Никифоровичем работали по семнадцать часов в сутки.

Баранову, видимо, стало неловко за свое замечание.

— Извините, Константин Давыдович, — и он снова пожал подполковнику руку, — я не мог этого знать. Благодарю вас и господина Яковлева за усердие. А кто этот молодой человек? — он повернулся к Володе.

— Это юнкер, Владимир Никифорович Яковлев, направленный на «Весту» для прохождения месячного практического плавания. Рекомендую его вашему благосклонному вниманию — юнкер Яковлев, несмотря на то, что практическое плавание начинается по правилам только 15 июля, уже более недели, с приходом «Весты» из Одессы, добровольно трудится на судне.

— Очень рад слышать о вашем усердии, господин юнкер, — сказал Баранов, подавая Владимиру руку, — постараюсь сделать так, чтобы на борту «Весты» вы действительно чему-либо научились. Я много плавал в свое время под командованием адмирала Григория Ивановича Бутакова. Так вот он считал, что каждый офицер, как он выражался, «должен быть лучшим матросом и лучшим боцманом своего судна», чтобы иметь нравственное право требовать от подчиненных строгого выполнения их обязанностей. У него юнкера во время практического плавания работали кочегарами и механиками.

Он посмотрел на несколько перепуганного Володю и улыбнулся.

— Впрочем, к топке я вас не пошлю, а вот помощником машиниста поработаете — морскому офицеру в наше время нужно знать машину. В случае боя будете при мне ординарцем. А пока, молодые люди, извольте познакомиться со своими товарищами по кают-компании.

После этого Андрей и Владимир были представлены старшему офицеру «Весты» лейтенанту Владимиру Платоновичу Перелешину и его младшему брату — минному офицеру Михаилу Платоновичу. Плотный блондин оказался артиллерийским офицером Аполлоном Кротковым. Потом Яковлевы узнали от Чернова, что Кротков четыре года уже как окончил Михайловскую артиллерийскую академию, хорошо образован и принимал участие в испытаниях приборов Давыдова.

— Через несколько дней из Кронштадта приедут еще несколько офицеров, — сообщил Баранов — но, судя по размерам парохода, — он указал на «Весту» — балтийский экипаж может оказаться недостаточным. Константин Давидович, вы не прикидывали потребное количество людей?

— Только по артиллерийской части, Николай Михайлович.

— Ну что же, мы этим немедленно займемся, не так ли, Владимир Платонович? — старший офицер поклонился в знак согласия, но спросил:

— А где мы возьмем людей, если в них обнаружится надобность?

— Да в 1-м черноморском экипаже, — ответил Чернов, — адмирал Аркас, уверен, возражать не будет. Господин прапорщик, — он кивнул в сторону Андрея, — сам из этого экипажа и, надеюсь, подтвердит мои слова.

— Точно так, — согласился Андрей, — охотники в нашем экипаже всегда найдутся. Народ все бравый, — прибавил он, боясь, что балтийцы могут усомниться в качествах черноморских матросов.

— Вот и прекрасно, — обрадовался командир, — очень рад, что с этой стороны все в порядке.

На пристань вступил отряд матросов. Настил задрожал от согласной поступи 50 человек. Впереди браво шагал унтер-офицер с дудкой на груди. Но даже без нее, взглянув на большое красное лицо с выкаченными глазами, которыми унтер «ел» начальство, Володя безошибочно признал боцмана из сверхсрочников. Поравнявшись с группой офицеров, тот повернулся лицом к колонне, несколько шагов прошел спиной и скомандовал сиплым басом:

— Стой!

Строй стал как вкопанный.

— Направо!

Матросы, как один, повернулись лицом к офицерам.

— Смирно!

Строй застыл.

— Вольно, — негромко сказал Баранов, — здравствуйте, молодцы!

— Здравия желаем, ваше благородие, — ответили матросы настолько согласно, что слова слились в сплошной раскатистый звук.

— Поздравляю с прибытием на наш корабль!

— Рады стараться, ваше благородие! — опять единым дыханием выкрикнул строй.

Баранов обратился к Перелешину-старшему:

— Владимир Платонович, осмотрите вместе с Власовым корабль на предмет поселения матросов. Пускай сегодня отдыхают, а завтра начнут помогать рабочим.

Перелешин и боцман поднялись на корабль.

Владимир с понятным любопытством рассматривал матросов, с которыми придется целый месяц плавать, а может быть, и сражаться. Народ это был крепкий, сильный и явно тщательно подобранный. Видно было, что это старослужащие, пробывшие на флоте не менее четырех — пяти из положенных семи лет.

На пристань въехали телеги с матросскими сундуками, одновременно с трапа сошел боцман Власов.

— Гей, братва, — распорядился он,- разбирай барахло и в кубрик!

Матросы весело стали хватать свои сундуки и переносить на палубу.

Баранов пожелал ознакомиться с судовыми документами и чертежами и вместе с Черновым тоже ушел на корабль. Наслушавшись от отца о презрительном отношении «аристократов» к «черной кости» и сам уже за свою недолгую службу успевший столкнуться с примерами подобного рода, Андрей невольно принял чопорный вид, ожидая от оставшихся с ним офицеров чего-нибудь эдакого. Но и Перелешин-младший и Кротков оказались очень любезными молодыми людьми без всякого чванства и напыщенности. Поняв, очевидно, его чувства, они начали рассказывать о своем путешествии.

— Мы, господа, — сказал Перелешин, — еще никак не можем опомниться от торжеств по дороге. На вокзале в Петербурге собралась огромная толпа. Речи, шампанское, призывы бить турок — и так на всех станциях. Только там еще подносили хлеб-соль и иконы. До сих пор голова идет кругом.

— Скажу я вам, — заметил Кротков, — что в нашем народе эта война исключительно популярна. У всех в памяти недавние зверства турок в Сербии и Болгарии. Альтруистические идеи об освобождении родных по вере братьев-славян захватили буквально все слои общества.

— А что слышно о времени переправы наших войск через Дунай? — спросил Володя.

— Войска задержаны невиданно сильным разливом реки, — ответил Перелешин, — место и время переправы держатся в глубокой тайне. Напротив, все время распускаются ложные слухи о сроках начала и месте наступления. Говорят, в армии полно турецких шпионов, а английские газетные корреспонденты ничем их не лучше. Но, я думаю, переправа должна начаться в ближайшие дни — уже почти середина июля, и вода в Дунае должна опуститься.

— Дорогой Михаил Платонович, — Возразил Кроткой, — вот опять вы ругаете английских корреспондентов. Ну какие у вас есть на то основания?

Перелешин лукаво улыбнулся.

— Я понимаю, что мои слова возмущают вашу англофильскую душу, но, надеюсь, вы не станете отрицать, что командиры почти всех 13 турецких броненосцев — англичане, равно как и многие офицеры и матросы?[2] И что на каждом броненосце плавает корреспондент какой-либо из английских газет?

— Не стану, но эти офицеры и журналисты все люди порядочные и джентльмены.

— А вы читали, что один из этих джентльменов написал в «Стандарте» о нападении наших минных катеров на Сулин? Послушать их, и нападения-то никакого не было!

— Да мы же и сами ничего толком не знаем. Известно только, что катер лейтенанта Пущина погиб, он и команда в плену — вот и все.

Спор был прерван появлением старшего офицера с матросами, назначенными на разгрузку офицерского багажа. Лейтенанты отправились осматривать «Весту» и обживать свои каюты.

— Какой симпатичный этот Перелешин,- заметил Володя, следя глазами за гибкой фигурой лейтенанта, легко поднимающегося по трапу, — да и второй, артиллерист, тоже ничего. Не задаются!

— Поживем — увидим, — осторожно ответил Андрей, хотя и ему понравились новые знакомые.

Братья снова поднялись на борт. Установка мортир, прерванная было приездом Баранова и команды, продолжалась. На палубе появился Чернов.

— Командир всем доволен, — сообщил он, — но считает, что «Весту» следует ввести в док для осмотра подводной части. Ее давно не чистили и не красили. Можно ли это сделать в Николаеве?

— В адмиралтейство перед самой войной пригнали из Англии плавучий док, — ответил Андрей. — Я слышал, что он должен принимать суда грузоподъемностью до 2400 тонн.

— А «Веста» имеет всего 1800 тонн, — обрадовался подполковник.

— Но док, кажется, еще не действует, — продолжал Андрей, — в нем какие-то механизмы наладить не могут.

Глава третья. «Веста»

На следующий день Баранов нанес официальный визит главному командиру Черноморского флота и портов адмиралу Николаю Андреевичу Аркасу и начальнику его штаба капитану 1-го ранга Казнакову. Принят он был очень любезно, но в просьбе поставить «Весту» в плавучий док отказали за неготовностью оного. Аркас предложил осмотреть и окрасить подводную часть корабля в Севастополе, где для этого есть условия. Тем более, что Баранову все равно следовало зайти в этот порт, чтобы получить два минных катера, которыми, по примеру «Великого князя Константина», он решил вооружить «Весту».

Зато Баранов узнал от Аркаса и сообщил офицерам и команде радостную новость: 10 июня русская армия, неожиданно для турок, форсировала Дунай и теперь развивает успех.

Установка орудий в основном была закончена. На «Весту» продолжали прибывать офицеры. Приехали: артиллерийский офицер, товарищ Кроткова по Михайловской академии, лейтенант Зиновий Рожественский; минный офицер лейтенант Иван Жеребко-Ротмистренко, артиллерист князь Евгений Голицын-Головкин, мичманы Григорий Петров и Евгений Рогуля, штабс-капитан флотских штурманов Николай Корольков («вольный» штурман Васильев стал его помощником); подпоручик корпуса инженер-механиков Гавриил Пличинский, назначенный на должность главного механика. На корабль были направлены и два молодых человека: гардемарин Михаил Барковский и юнкер Алексей Казнаков. Владимиру Яковлеву особенно не по сердцу пришлось назначение молодого Казнакова, который постоянно «строил из себя». Владимир, по обычаю, принятому на русских военных кораблях, должен был жить с ними вместе в «гардемаринской каюте», но упросил старшего офицера поселить его вместе с братом. Перелешин-старший нашел просьбу естественной и разрешил. Он бы сам поместился в одной каюте с братом, которого очень любил, но положение обязывало и старший офицер удовлетворился тем, что отвел Михаилу каюту, соседнюю со своей. Наконец 11 июня главный командир Черноморского флота издал приказ об официальном принятии парохода «Веста» от Российского Общества пароходства и торговли в Морское ведомство. Штат нового крейсера был определен в 10 офицеров и 78 нижних чинов. Машинная команда — вольнонаемная.

Даже врач был назначен на «Весту» — колежский асессор Владислав Франковский.

Следующий день был выбран для торжественной церемонии передачи «Весты» военным. С этого времени на пароходе устанавливались порядки, принятые на боевом корабле.

Старший офицер Владимир Платонович Перелешин, чисто выбритый, подтянутый, со строгим выражением на худом, жестком лице, вышел на палубу с первым ударом в судовой колокол на баке. Тотчас раздался второй удар — две склянки, пять утра. В это время на судах русского флота просыпается команда. Перед старшим офицером возник боцман Власов и, почтительно приветствуя его, впервые задал вопрос, который должен звучать все время, пока «Веста» будет числиться военным кораблем:

— Прикажете будить команду, ваше благородие?

— Буди! — с некоторой даже торжественностью ответил Перелешин, понимая важность минуты.

Власов отошел, шлепая огромными босыми ступнями по еще прохладной палубе, яростно засвистел в дудку и трижды прокричал во всю мощь своего зычного голоса:

— Вставать!

Уже через десять минут, употребленных на умывание, команда в рабочих парусиновых рубахах и таких же штанах стояла, выстроившись на палубе. Запевала начал молитву, остальные подтянули, держа шапки в руках. После этого появились баки с кашей и котел чаю. Матросы, разбившись на артели, здесь же, на палубе, приступили к быстрому и нехитрому завтраку. После еды курящие потянулись на бак, где стояла кадка с водой и горел фитиль, там они торопливо затягивались махоркой из коротких матросских трубок.

Через пять минут Власов и три его помощника-боцманмата разом засвистели в дудки, давая сигнал к началу уборки. Люди вооружились песком, камнями, скребками и набросились на поливаемую из парусиновых ведер палубу — за время работ она стала изрядно грязна. Матросы весело шлепали босиком среди потоков воды, засучив рукава и закатав штаны до колен.

Вымыв и выдраив палубу, принялись за кнехты, крышки люков, поручни, орудия — все это протиралось и доводилось до умопомрачительного блеска. После половины восьмого на шканцах стали собираться офицеры. По случаю торжества все надели парадные, расшитые золотом мундиры, взошедшее солнце сияло на эполетах. Все сегодня ночевали на корабле, даже Андрей и Владимир Яковлевы, которые сейчас стояли среди остальных, Ожидали приезда представителя РОПИТа, который должен официально передать «Весту» в Морское ведомство. Высказывали опасение, как бы он не проспал, а отложить церемонию было нельзя — она должна совершиться до восьми часов, времени подъема флага на всех русских военных кораблях. Но все обошлось. Чиновник прибыл без десяти восемь, сменившая робы команда была выстроена вдоль борта. Представитель РОПИТа торжественно передал Баранову перед строем команды вахтенный журнал «Весты».

Начали бить склянки.

— На флаг! — скомандовал Перелешин с первым ударом колокола. Все сняли фуражки и застыли молча. Прозвучал последний, восьмой удар.

— Флаг поднять! — торжественно произнес Баранов, и Андреевский флаг впервые развернулся на легком утреннем ветру. «Веста» начала кампанию.

Впрочем, до выхода в море еще было далеко, оставалось много работы по окончательному снаряжению судна и, главное, по установке «приборов автоматической стрельбы». Кроме того, хотя в составе команды и было 12 опытных комендоров с Балтийского флота, но они никогда не имели дела с сухопутными шестидюймовыми мортирами и с удивлением взирали на эти тупорылые, нацеленные в небо орудия.

В тот же день Чернов принялся устанавливать свою аппаратуру. Она была доставлена из адмиралтейства под его личным наблюдением в сопровождении охраны. С этого дня у прибора, помещенного на плане под номером один (его Чернов называл креномером), неотлучно стояли часовые с заряженными ружьями. Креномер был снаружи простым черным ящиком, его Чернов водрузил на специальный постамент, который проходил сквозь все палубы «Весты» и опирался на киль корабля. Верхняя плоскость постамента с помощью уровня была приведена в абсолютно горизонтальное положение.

Установка таинственной аппаратуры интриговала всех. Офицеры толпились вокруг Чернова и требовали объяснений, которые он, несмотря на занятость, охотно давал. Володя, благодаря беседам с Андреем и подполковником, разбирался в этом деле больше других, но тоже не упускал случая послушать.

— Главное, господа, — говорил Чернов, — поймите принцип: орудия будут стрелять тогда, когда креномер замкнет ток в цепи, а он это сделает только после того, как их стволы займут относительно горизонта угол, заданный ранее в зависимости от расстояния до цели. Очень просто, как видите.

Далеко не все увидели эту «простоту», но промолчали.

— А как мы будем наводить орудия? Ведь только средняя мортира в ретирадной батарее вращается на вертикальной оси, а остальные надо перемещать вместе со станками, это спросил старший офицер.

— А мы вообще не будем их наводить — ответил Чернов. — Стволы устанавливаются строго параллельно оси корабля. Стреляем только тогда, когда корпус будет направлен на цель. Для повышения точности этого маневра на мостике установлен специальный оптический прицел.

Начались артиллерийские учения, но в них не было самого главного — стрельбы. Бомбу подавали из погреба, подносили к мортире, заряжали и возвращали на место. Стрельбы и первое испытание индикаторов решено было произвести по дороге к Севастополю, в Днепровско-Бугском лимане, где участок акватории был специально оборудован для этой цели — на воде стоял щит и мерные бочки в определенном от него расстоянии.

Назавтра, после поднятия на «Весте» Военно-морского флага, Андрей Яковлев занимался с Черновым и другими артиллерийскими офицерами установкой и наладкой многочисленных приборов, из которых состояла «аппаратура автоматической стрельбы». На палубе появился вестовой Баранова — веснушчатый и белобрысый матрос.

— Ваше благородие, — обратился он к прапорщику, сняв шапку, — вас командир требуют. Они в каюте.

Андрей отправился к Баранову, недоумевая, зачем он ему нужен. На всякий случай перебрал в уме события последних дней, но ничего заслуживающего командирского разноса в своем поведении не обнаружил. И все-таки у него не было спокойно на душе, когда он поворачивал ручку каюты командира. Несмотря на молодость, Андрей уже твердо усвоил золотое правило, которое особенно часто внушал ему отец: держись от начальства подальше.

Войдя, Яковлев окинул взглядом каюту. Он был в ней раньше, когда «штатский капитан» передавал Чернову документы «Весты», и тогда же удивился ее спартанской обстановке. Койка, письменный стол с простым креслом, жесткий диван и полка для книг составляли всю ее меблировку. Андрей слышал о роскоши командирских кают на военных кораблях и ожидал, что Баранов выбросил вон старую ропитовскую мебель и превратил каюту в некое подобие великосветского салона. Но командир решительно ничего не изменил здесь — о том, что в каюте поселился другой человек, свидетельствовали только новые книги на полках и бумаги на столе.

Баранов встал, пожал руку Андрею и указал на диван. Сам он устроился в кресле, боком к прапорщику, положив нога на ногу.

— Андрей Никифорович, вы, кажется, упоминали, что перешли на «Весту» из 1-го экипажа?

— Совершенно верно, Николай Михайлович.

— Видите ли, мы со старшим офицером расписали людей по местам и получилось, что 78 матросов — мало для «Весты». Требуется еще 30 человек. Главный командир сегодня разрешил мне увеличить штат команды, набрав недостающих людей в 1-м экипаже. Вы служили там, знаете нижних чинов, поэтому не сочтите за труд отправиться в экипаж, вручить этот приказ командиру и отобрать лично знакомых вам матросов. Надеюсь, я вас не очень затрудню этой просьбой?

— Помилуйте, Николай Михайлович, — Андрей даже смутился от такой любезности, — да я с радостью! Разрешите отправиться в экипаж?

— Сделайте одолжение, и я заранее вам признателен.

Яковлев был в восторге от командира. Он поспешил в экипаж, где предъявил приказ Аркаса капитан-лейтенанту Леониду Васильевичу Михайлову, экипажному командиру.

— Кого из нижних чинов собираетесь взять? — спросил тот.

— Только добровольцев, — ответил Андрей.

— Ну что же, я сейчас распоряжусь, чтобы наличный состав экипажа вызвали из казарм и выстроили.

Скоро во дворе построилось около двухсот человек.

— Братцы, — сказал Яковлев, возвысив голос, — требуется 30 охотников на новый пароход «Веста», в отряд судов активной обороны. Это дело добровольное, потому что придется ходить в море и, может быть, с турецким броненосцами драться. Так что если кто желает, то шаг вперед!

Шагнули все. Поблагодарив за усердие, Яковлев выбрал лично ему знакомых матросов и привел на «Весту».

15 июня юнкеры отправились на свои корабли, один за другим суда активной обороны выходили в крейсерство, только «Веста» была не готова. Уже установили по бортам длинные, откидывающиеся в стороны шесты для мин. Они имели в длину 18 футов и на конце держатель для мины. Но телу шеста проходил провод, скрывавшийся под палубу, в таинственный кубрик, где прятался вечно охраняемый креномер и стояли гальванические батареи.

Минным делом на «Весте» заведовал Михаил Платонович Перелешин. Володя почему-то вовсе перестал стесняться лейтенанта, который держал себя просто, даром что его отец и дядя адмиралы, герои Севастопольской обороны, а брат — старший офицер. Володя заметил, что и матросы симпатизируют ему больше, чем другим офицерам, и выполняют, что он велит, с рвением и усердием. Нельзя сказать, впрочем, что Перелешин-младший как-то лучше обращался с матросами или что среди других офицеров были любители ругаться и, когда никто не видит, «начистить» зубы. Нет, на «Весте» все были добровольцами, а это предполагало обоюдное уважение офицеров и матросов, да и человека с репутацией «дантиста» Баранов бы не взял; но что-то во внешности и манерах лейтенанта привлекало к нему больше. Его брат, Владимир Платонович, был совсем иным: строгим в требованиях службы, не спускавшим ни себе, ни подчиненным. Он ежедневно вставал в пять утра вместе с командой, придирчиво проверял чистоту и порядок на палубе, не считая за труд проникнуть в любые закоулки корабля. Если случался непорядок, то он не кричал, не топал ногами и не совал боцману Власову кулак под нос, а только указывал своим длинным белым пальцем с крепким ногтем на обнаруженный недостаток и устремлял на Власова столь укоризненный взгляд, что тот готов был провалиться под палубу. Вне службы, в кругу офицеров, он держал себя корректно, сдержанно и несколько замкнуто.

И теперь Михаил Платонович счел долгом просветить юнкера насчет нового оружия. Оказывается, с помощью бортовых шестов «Веста» ни на кого нападать не собирается, они служат только для того, чтобы защититься от тарана врага, если дело дойдет до ближнего боя.

— Таран у броненосца не больше 10 футов длиной, а шесты у нас почти 20,- говорил Перелешин, — любой неприятельский командир, будь он даже десять раз англичанин и смел, как сто чертей, не попрет на этакий рожон. Мины, что вчера грузили, заряжены пироксилином — одна такая может пустить ко дну любой броненосец! Вы, конечно, слышали, что мы еще минные катера получим в Севастополе, их туда по железной дороге отправили. Командиром одного из них буду я, а другого — Жеребко-Ротмистренко. Вон по бортам для них железные боканцы готовят. Паровой катер — это не шлюпка! — закончил Перелешин и счастливо улыбнулся, предвкушая удовольствие атаковать броненосец на минном катере.

— А вы не слышали от своего братца, — застенчиво спросил Володя, — когда мы в море-то выйдем? Уже и бомбы и порох погрузили, провизии набрали, как в Атлантику собираемся; вот и мины ваши уже на борту, а мы все на берегу. Юнкера из нашего класса, что на «Эльборус» попали, уже два раза в Одессу сходили. Издеваются надо мной.

— Ждем главного командира Черноморского флота. Здесь, оказывается, такой обычай, что его превосходительство провожает в первое плавание все суда активной обороны.

— Да когда же он приедет?

— Уже несколько раз собирался, да почему-то откладывал — дела. Теперь назначен последний и окончательный срок — адмирал Аркас будет на «Весте» 27 июня в девять часов утра.

— То есть через три дня, — загрустил Яковлев, — как долго ждать!

— Успеете повоевать, юнкер, — неожиданно резко произнес Перелешин, — турецкий броненосец — не шутка. По сравнению с ним «Веста», со всей черновской техникой, это что-то вроде бумажного кораблика.

26-го стало дополнительно известно, что завтра корабль посетит адмирал Аркас, осмотрит и, если останется доволен, то «Веста» пойдет вниз по Бугу и далее лиманом к Очакову. Здесь назначена ей точка рандеву с яхтой «Ливадия», которая придет из Одессы, чтобы вместе двигаться в Севастополь.

Посещение главного командира было намечено на понедельник. Понимая, что завтра выход в море, кают-компания решила устроить обед с шампанским. По воскресеньям на военных кораблях офицеры обычно приглашают на обед капитана, если большинство им довольно (это решается голосованием). На этот раз, как впрочем и раньше, претензий к Баранову не имел никто; старший офицер отправился его звать и скоро вернулся с согласием.

Обед был торжественным, и члены кают-компании сочли нужным особенно тщательно заняться своим туалетом. Все явились в новых сюртуках с белыми жилетами и блестящими погонами. Рукава рубашек и воротнички — туго накрахмалены. Но особый фурор вызвало появление молодого Перелешина, одевавшегося по всем правилам флотского шика. На нем был сюртук из прекрасного материала и заметно длиннее, чем полагалось по форме. Из-под острейшей складки длинных брюк выглядывали модные в этом году в Петербурге остроносые изящные ботинки без каблуков. Белоснежные стоячие воротнички облегал безукоризненно завязанный креповый галстук. На мизинце левой руки сияло золотое кольцо с крупной бирюзой, а на правой руке из-под рукава сорочки иногда появлялся изящный и опять же недавно вошедший в моду мужской браслет без застежки.

Володя Яковлев сидел в самом конце стола рядом с Барковским и Казнаковым, которые подчеркнуто его игнорировали. Они разговаривали друг с другом, обсуждая великолепный костюм Михаила Платоновича.

Вскоре вошел Баранов, тоже прекрасно одетый и тщательно причесанный.

Обед проходил под аккомпанемент сдержанной беседы. Наконец тарелки были убраны и подали шампанское.

Командир встал с бокалом в руке:

— Господа, поздравляю с выходом в море! Уверен, что на этом импровизированном корабле мы сохраним верность традициям российского военного флота. За «Весту»!

За первым тостом последовали другие, все оживились, гул голосов усилился. Как обычно бывает в таких случаях, застолье разбилось на несколько маленьких групп.

Старший офицер заметил это и, как хороший хозяин кают-компании, попытался сделать беседу общей:

— Насчет импровизированного корабля, Николай Михайлович, это вы метко сказали — иначе нашу «Весту» и не назовешь. Впрочем, идея, заложенная еще при основании РОПИТа, — создать резерв кораблей на случай войны — вполне бы себя оправдала, не появись броненосцы.

— А ведь это, в сущности, случилось совсем недавно, — ответил Баранов, — хотя нашим молодым людям, — он обвел рукой круг обедающих, которые начали прислушиваться к их разговору, — и кажется, что броненосцы существуют испокон веков. Это, конечно, не относится к вам, почтеннейший Николай Иванович, — он слегка поклонился штурману штабс-капитану Королькову. Тот был старше всех на «Весте» — его 55 лет казались большинству офицеров буквально мафусаиловым веком и за глаза штурмана называли не иначе, как «дед».

Польщенный вниманием командира, Корольков тоже внес свою лепту в разговор:

— Об этих броненосцах лет 15 тому назад только говорить стали. Правда, еще в крымскую войну, я слышал, англо-французы при атаке на Кинбурн свои канонерки мешками с песком блиндировали…

Почтенный штурман участвовал в обороне Севастополя с первого до последнего дня, любил вспоминать те времена, но Баранов не дал ему развернуться.

— Верно, Николай Иванович. Именно 15 лет тому назад, в 1862 году, во время гражданской войны в Северной Америке сразились два броненосца. Не помните ли, Владимир Платонович, как они назывались?

— Корабль северян звался «Монитор», а южан — «Мерримак». У каждого было по 11-дюймовой пушке, башни вращались вручную…

— …они стреляли друг в друга в упор, но не могли пробить брони! — закончил Баранов.

— Так ведь то же самое было и через четыре года в бою у острова Лисе в Средиземном море, — подхватил лейтенант Рожественский, желая, очевидно, показать, что он, несмотря на сравнительную молодость, тоже знаком с новейшей морской историей. — Тогдашние враги, итальянцы и австрийцы, тщетно старались использовать свою артиллерию: снаряды отлетали от брони. Победили австрийцы, когда их корабль «Эрцгерцог Фердинанд Макс» таранил итальянский «Ре д'Италия». Через три минуты тот затонул.

— Э, Зиновий Петрович, — возразил ему Баранов, — уж если вы вспомнили бой у Лисса, то не забудьте, что другой итальянский броненосец — «Палермо» почти в то же время загорелся и вскоре взорвался от 6-дюймовой бомбы, пробившей его палубу. Вот о чем нам надо помнить! И вообще, если небронированное судно командует ходом и вооружено мортирами, то оно, очевидно, получит преимущество над броненосцами, которые перегружены броней и потому тихоходны.

— Так вы, Николай Михайлович, по-прежнему отрицаете необходимость сооружения броненосцев? — спросил старший офицер.

— Не будем, Владимир Платонович, возобновлять наш старый спор — будущее покажет, кто прав, и, дай бог, мы еще доживем до этого, — ответил Баранов. — Одно скажу, что никто меня не убедит в разумности строительства «поповок». Я очень уважаю вице-адмирала Попова, но и на старуху бывает проруха. Ухлопали на две «поповки» шесть с половиной миллионов! Да на них можно было построить десять мониторов типа «Ураган»!

А знаете, господа, почему плавучий док еще не готов? Ведь он по частям из Англии привезен еще в прошлом году. Рассчитан, чтобы поднимать «поповки»! Вот почему его столь сложно смонтировать. Что вы на это возразите, Владимир Платонович?

— Можно сказать много и за и против броненосцев береговой обороны, — осторожно ответил старший офицер, — но главное, они очень нравятся государю. Мне рассказывали, что еще перед войной он, будучи в Ливадии, после осмотра «поповок» спросил о них мнение своего любимца Тотлебена. А тот, хотя и опытный придворный, но не выдержал. Наверное, герой Севастопольской обороны в нем взыграл: «Ни от кого не уйдут и никого не догонят, ваше императорское величество!» — отвечает. Государь на него так посмотрел, что «Паша», как его инженеры называли, побледнел. И две недели император не желал его видеть.

За столом наступило не совсем ловкое молчание, все почувствовали, что таких тем лучше не касаться.

Положение спас младший Перелешин:

— Господа, читали ли вы, что произошло недавно у берегов Перу?

— Эка загнули вы, батенька, — сказал кто-то, — да что мы там в этой Южной Америке не видели? У нас тут Турция под боком.

— Читать надо французские и английские газеты, господа, — с напускной важностью, на которую никто не обиделся, ответил оратор, — пишут, что там 29 мая произошел бой между перуанским броненосцем «Хуаскар» и двумя английскими небронированными кораблями!

Это сообщение вызвало понятное любопытство, все с нетерпением требовали подробностей.

— В таком случае, господа, предлагаю наполнить бокалы, и, если уважаемые Николай Михайлович и Владимир Платонович не будут возражать, я займу на некоторое время ваше внимание.

Бокалы были наполнены, выпиты, и Перелешин начал:

— Прежде всего, господа, что такое «Хуаскар»? По показателям он подходит под турецкие броненосцы — скорость 11 узлов, броня бортовая — четыре с половиной дюйма, башенная — пять с половиной. Во вращающейся вручную башне — два 9-дюймовых орудия, есть и мелкие пушки.

Броненосцем завладели лица, которые хотели свергнуть настоящего президента Перу и поставить другого — там, вы знаете, это явление обычное. Правительство обещало крупную награду за его возвращение, чем очень заинтересовались англичане. На свою беду «Хуаскар» должен был останавливать торговые корабли и забирать уголь и провизию, но всегда щедро расплачивался. Среди них попались и два английских судна — предлог для англичан был найден. Они объявили броненосец пиратским кораблем, но в этих водах английских броненосных судов не было, и на поиски «Хуаскара» отправились фрегат «Шах» и корвет «Аметист».

«Шах» имеет, господа, огромную скорость — 16 узлов, на нем 26 орудий, из которых два — 9-дюймовых и 16-дюймовых. Зачем взяли «Аметист», я, откровенно говоря, не понял. Это старый деревянный корвет, на нем 14 — 64-фунтовых орудий. «Хуаскар» всячески избегал боя — англичане его совершенно не интересовали, тем более, как выяснилось впоследствии, мятежниками были лица в основном штатские. Но, командуя ходом, англичане прижали его к берегу и заставили принять бой. Три часа продолжалось сражение, и знаете, господа, обе стороны показали себя не с лучшей стороны. Все снаряды корвета (он держался за фрегатом и стрелял через него), отскакивали от брони, «Шах» сделал всего четыре попадания, броненосец все время стрелял мимо. «Шах» неосторожно приблизился к «Хуаскару», перуанцы бросились на таран и, наверное, успели бы в этом, но с «Шаха» пустили в ход новое оружие — самодвижущуюся мину системы Уайтхеда, или «Торпедо». Нужно вам сказать, что меня, как минного офицера, это заинтересовало больше всего. Это, насколько мне известно, первый пример использования «торпедо» во время боя, да еще по движущейся цели. «Торпедо» еще очень несовершенный снаряд — заряд всего 20- 25 фунтов, пневматический двигатель сообщает ход 6-7 узлов, а дальность действия — саженей 350-400. Но когда с «Хуаскара» увидели, что к ним движется что-то под водой, оставляя ясную дорожку из воздушных пузырей, то броненосец тотчас же повернул в сторону.

— Так чем же кончился бой? — спросил лейтенант Кротков, который в качестве англофила желал победы англичанам, хотя его и смущал многократный перевес артиллерии британских кораблей.

— В сущности, вничью. Под покровом темноты броненосец, который сидит очень неглубоко, ушел по мелководью и сдался перуанским властям. На радостях всех простили и объявили национальными героями. Англичане остались с носом — рассчитывали нажиться, а прогорели на стрельбе. Вы же знаете, что выстрел из 9-дюймовой пушки стоит рублей 100-150.

Кроткову не совсем это понравилось, но он не стал спорить, а только поинтересовался, знает ли Перелешин, какие повреждения имеет броненосец, ведь четыре английских снаряда за три часа непрерывного огня все-таки попали в него.

— Это описано довольно подробно, — ответил рассказчик, — три снаряда, один 9-дюймовый и два 7-дюймовых, пробили бортовую броню. Но только первый разорвался внутри, убив одного из членов экипажа, остальные — снаружи. Еще один 9-дюймовый попал в башню, углубился на три дюйма в броню и там взорвался, практически не причинив вреда.

Рассказ Перелешина произвел на собравшихся большое впечатление. Разделились на две группы и спорили, кто из сражающихся имел превосходство. Английская артиллерия, конечно, во много раз была сильнее перуанской, но если бы один снаряд броненосца попал в цель, то мог бы пустить на дно любой из британских кораблей.

— Господа, — сказал Баранов, — причина малой результативности огня ясна — прицельные приспособления на сражающихся судах совершенно не соответствовали качеству артиллерии. Нарезные орудия и англичан и перуанцев позволяли бросать тяжелые снаряды очень далеко, а прицелы у них были почти такие, как во времена парусного флота, когда палили друг в друга на расстоянии пистолетного выстрела. У англичан и мортир не было; если бы вместо четырех снарядов, ударивших в броню, на палубу «Хуаскара» упала одна бомба, он не отделался бы так легко. Мы имеем явное преимущество перед перуанцами и англичанами — у нас на «Весте» есть аппараты Давыдова и мортиры. За нашу удачу! — и он поднял бокал.

— Кстати, — продолжал Баранов, — мне сегодня прислали из штаба главного командира «Альбом морских тактических чертежей», недавно изданный, как говорится в сопроводительном письме, «для частного распространения». Рекомендую ознакомиться.

По приказанию Баранова вестовой принес из его каюты большой альбом. Все столпились вокруг него. В альбоме были приведены чертежи и силуэты турецких броненосцев и их основные технические данные — размеры, бронирование, калибр орудий. Рассматривать было интересно, но старший офицер первым обратил внимание на то, что силуэты очень похожи друг на друга.

— Посмотрите, господа, — заметил он, — по этим рисункам и оба «Шевкета», и «Ассари-Тевфик», и «Фетхи-Буленд» почти абсолютно похожи. Только у «Ассари-Тевфика» три мачты, а у других по две. А ведь три остальных еще и не башенные, у них пушки в казематах или брустверах, а все изображены как близнецы. Трудненько будет пользоваться этим, с позволения сказать, определителем.

Баранову стало в душе обидно за красивый альбом, который ему понравился.

— А может, они действительно у турок все похожи друг на друга? Строили их в Англии, все принадлежат к классу «броненосцев для борьбы в открытом море», наибольший калибр — 9 дюймов. Скорость-11 узлов. «Веста» должна давать 12, а это главное. Встретим, атакуем его, а определяться потом будем, если победим.

— Гип-гип-ура! — воскликнул Кротков и потребовал еще шампанского.

Обед продолжался еще некоторое время чрезвычайно весело и приятно, пока командир и старший офицер не поднялись, давая понять, что пора расходиться. Их примеру, впрочем, не очень охотно, последовали все остальные.

Некоторые решили закончить вечер на берегу, так как были свободны от вахты.

Андрей и Владимир Яковлевы отправились домой, чтобы провести под родительским кровом последнюю ночь и распроститься с отцом перед боевым походом. Братья были веселы. И не только от шампанского. Завтра они выходят в море, их ждут новые горизонты, приключения, героические подвиги! А там, возможно, награды, производство по службе. В общем, жизнь была прекрасна в этот теплый июньский вечер.

Отца они застали тоже чем-то радостно возбужденного. Старый штурман, правда, беспокоился о судьбе своих «мальцов», уходящих на боевом корабле в военное море, но все же смотрел на всю их возню вокруг «Весты», как на детскую забаву. Привыкший видеть морскую войну как слаженное движение огромных флотов, Никифор Серафимович, сравнивая «Весту» с махиной парусного линейного корабля, считал ее годной только для посыльной и каперской службы. Будет она перевозить раненых с Кавказа, будет призы[3] брать, а это дело выгодное и денежное.

Времена менялись, и, возможно, для его отпрысков откроется перспектива приличной карьеры. Сегодня к нему зашел старый отставной капитан-артиллерист и сообщил потрясающую новость.

— Помнишь, Никифор Серафимович, — спросил он после традиционных вопросов о семействе и здоровье, — Осипа Макарова? Его еще после войны на Амур перевели?

— Это который же? — задумался Яковлев. — Не тот ли, что из рядовых матросов в унтер-офицеры, а потом и в прапорщики вылез?

— Он самый, — подтвердил гость. — А теперь скажи, слышал ли ты о лейтенанте Макарове, командире парохода «Великий князь Константин»?

— Конечно, слышал. О нем все газеты говорят, и в «Морском сборнике» о его делах пропечатано. Как он на турок в Батуме напал, а недавно его катера в Сулин ворвались и, пишут, броненосец потопили. Однофамилец он Осипа, Макаровых — то вон сколько в одном Николаеве.

— Так вот, ошибаешься ты, Никифор Серафимович, и вовсе не однофамилец, а сын родной, которого мы еще несмышленышем на руках таскали! — артиллерист наслаждался произведенным его словами впечатлением.

— Не сомневайся, — продолжал гость, заметив выражение недоверия в глазах собеседника, — из Николаевска-на-Амуре родственник мой сюда приехал. В отставку вышел и домой — доживать, как мы. Так он обоих знает, и отца и сына, и все рассказал. Степан, сын Осипа, там морское училище кончил вроде наших юнкерских классов, но самым первым по баллам. Плавал в Тихом океане с адмиралом Поповым, который «поповки» придумал. Понравился адмиралу, способный хлопец. Макаров вокруг света ходил, в мичмана произвели и уж лет шесть, как лейтенант. Говорил еще родственник, что он какие-то работы научные делал, чтобы корабли, значит, не тонули, и очень этим прославился.

— Лейтенант, командир крейсера, — продолжал изумляться Никифор Серафимович, — а папаша его да из простых матросов! Чудеса! Неужто и нашему брату ход возможен?

Вот этой-то новостью он и спешил поделиться с сыновьями. Его воображение уже видело одного, по крайней мере, полковником, а другого, как минимум, капитаном 1-го ранга.

Дети, конечно, не вполне разделяли оптимизм родителя, хотя карьера лейтенанта Макарова показалась и им удивительной. После нападения «Константина» на турецкие броненосцы в Сулине о Макарове говорили очень много.

Братья надеялись, что во время своего крейсерства на «Весте» им удастся встретить «Константина» и посмотреть на его знаменитого капитана.

Проведя последнюю ночь в своей комнате, они проснулись в семь часов, распрощались с отцом, упросив его не ходить на причал провожать, — точного времени отплытия назначено не было, и за десять минут до подъема флага были на борту.

В этот день, ожидая прибытия адмирала, корабль драили больше, чем обычно. По-парадному одетые офицеры, а также подвахтенные матросы, облаченные в чистые рубахи и штаны, побритые, постриженные, толпились на палубе. Без пяти девять раздался голос старшего офицера:

— Сигнальщик! Доложи капитану, что показался экипаж его высокопревосходительства. Караул наверх!

Караул выстроился у парадного трапа, команда и офицеры застыли на палубе.

Ровно в десять вице-адмирал Николай Андреевич Аркас, довольно бодро для своих 60 лет, ступил на палубу «Весты». Поздоровавшись за руку с Барановым, Перелешиным-старшим и Черновым, приветливо поклонился прочим офицерам и обратился к матросам:

— Здорово, молодцы!

Матросы выдали изо всей мочи и исключительно дружно:

— Раар, двааа, ство! — Что должно было означать «Здравия желаем, ваше высокопревосходительство!»

Аркас остался доволен молодецким видом команды. В сопровождении Баранова, старшего офицера и подполковника Чернова он отправился знакомиться с кораблем. Осмотрел его довольно подробно, даже заглянул в матросские кубрики. Тщательно осмотрел и приборы управления стрельбой, спустился к креномеру и батареям, внимательно слушая пояснения Чернова.

По его бесстрастному лицу, впрочем, нельзя было догадаться, понимает ли он устройство аппаратуры, а если понимает, то одобряет или нет.

Окончив осмотр, Аркас снова поднялся на палубу и остановился против строя. Все затихло.

— Господа, — начал он, обращаясь к офицерам, — позвольте от лица службы благодарить командира и офицеров за столь быстрое обращение пассажирского парохода в военный крейсер!

Офицеры приложили руки к фуражкам.

— А вам, братцы, — он повернулся к матросам — я на прощание должен сказать, что ваш корабль, хотя и безбронный, но имеет прекрасное вооружение и цель его — нанести наибольший вред при встрече с неприятелем. Желаю вам благоприятного плавания и полных удач во всех предприятиях, кои выпадут на долю «Весты».

— Рады стараться, ваше высокопревосходительство, — ответил строй, и адмирал отбыл без дальнейших церемоний. Когда он ступил на трап, раздался оглушительный салют — это залпом выпалили все три мортиры ретирадной батареи.

К Баранову подошел флаг-офицер главного командира и вручил пакет, содержащий инструкции. Команда и офицеры разошлись, чтобы сменить парадное платье, а Баранов удалился в каюту. Вскрыв пакет, он нашел то, что и ожидал, — «Весте» предписывалось немедленно спуститься по реке к Очакову и там стать на якорь, ожидая яхту «Ливадия», с которой и отправиться вместе в Севастополь. По прибытии туда надлежало осмотреть и при надобности окрасить подводную часть. Дальнейшие инструкции будут своевременно направлены по телеграфу.

Вскоре в машинное отделение был передан приказ «Поднять пары», и тамошняя команда, истомившаяся от долгого отдыха, рьяно принялась за работу. Вскоре котлы загудели, через два часа старший механик доложил на мостик, что «пары готовы».

Баранов уже был там и, волнуясь, впервые за много лет, положил руку на ручку машинного телеграфа своего корабля. Быть директором Морского музея почетно, но его беспокойная душа жаждала деятельности, битв, подвигов, и теперь все это ожидало его в ближайшем будущем!

— Отдать швартовы! — в рупор скомандовал старший офицер.

— Отдать швартовы! — тотчас повторил боцман.

Баранов двинул ручку телеграфа на «малый вперед», за кормой бугром поднялась вода, «Веста» медленно двинулась, разворачиваясь против несильного течения.

На берегу собрались провожающие. Они махали шляпами, зонтиками, платками. С борта отвечали поклонами, махали фуражками и шапками.

Наконец бушприт «Весты» нацелился вниз по реке, пристань и провожающие, черепичная крыша родного дома, на которую не отрываясь смотрели Андрей и Володя, отдалились и исчезли. Впереди было море!

Глава четвертая. В море

Андрей Яковлев, подполковник Чернов и другие артиллерийские офицеры хлопотали вокруг мортир и аппаратов — по приходе на вид Очакова были назначены стрельбы.

Свободные от вахты и не занятые у орудий Владимир Яковлев и младший Перелешин стояли на юте у лееров правого борта, вдыхая воздух, в котором уже чудился запах моря. Перелешин с любопытством расспрашивал Володю о берегах. Володя, с раннего детства плававший по реке на веслах и под парусами, знал Буг не хуже «вольного» штурмана асильева, который сейчас указывал рулевому, как держать «Весту» на фарватере.

Река была широка и походила на морской залив. Уже сразу у Николаева, после слияния с Ингулом, Буг разлился на две с половиной версты при глубине в 20-40 футов. Фарватер шел под правым берегом — крутым, глинистым обрывом. Над ним появилось несколько белых хат-мазанок, крытых соломой.

— Деревня Терноватая, — объявил Володя, указав на хаты. — Отсюда уже считают начало Бугского лимана. Это уже море, а не река.

— Так здесь и вода уже соленая? — спросил Перелешин.

— Да она и в Николаеве попеременно то соленая, то не очень, — отвечал Володя. — Это зависит от течения. Вы заметили, что утром мы против течения разворачивались — оно верховое было, а теперь низовое начинается. Чувствуете?

И действительно, напряженный звон струй, обтекавших корпус, показывал, что «Веста» преодолевает встречный поток воды.

Миновали два низменных, выступающих в лиман мыса, именуемых Русской и Волошской косами. Фарватер здесь расширился до двух третей ширины лимана, и «Веста» пошла по его середине. Наконец, на параллели мыса Сакен, левый берег отошел куда-то далеко на восток, а правый на запад. Это уже был Днепровско-Бугский лиман — еще одна ступень на пути к Черному морю.

Лиман встретил легкой волной, идущей с востока. Началась килевая качка. Мимо беседующих не совсем верными шагами (еще не приобрел «морских ног») прошел чем-то очень довольный Чернов.

— Прекрасно, — сказал он Перелешину, — такое волнение для стрельбы с индикатором очень подходит. Впрочем, неплохо, если и усилится.

И он поднялся на мостик, где Баранов и старший офицер уже высматривали в бинокли Очаков.

Днепровско-Бугский лиман, конечно, широк, но и здесь были видны берега. Корабль продолжал идти как бы по очень большой реке. С одной стороны тянулся низкий берег Кинбурнской косы, с другой — более возвышенный материковый. Показался Очаков, его маленькие, почти сплошь одноэтажные белые домики рассыпались по плоской равнине над невысоким береговым обрывом. В середине этого скопления домишек гордо поднималась большая белая церковь с высокой колокольней.

— А вот и щит, Николай Михайлович, — сообщил «вольный» Викторов, указывая своей полноватой рукой на малозаметную точку впереди.

Бинокли направились туда. Деревянный щит-мишень болтался на мертвых якорях. Между ним и «Вестой» виднелось несколько вех. Викторов объявил, что они поставлены на расстоянии от 900 до 1800 саженей от щита через каждые триста саженей.

— Николай Михайлович, — предложил Чернов, — предлагаю следующее: поравнявшись с первой вехой, даем залп из погонной батареи, тотчас поворачиваем и снова, минуя веху, стреляем из ретирадных орудий. Если результаты будут плохи — повторим в том же порядке.

— Согласен, — ответил Баранов, — приступайте. С богом! — прибавил он, несколько волнуясь.

Наступил решительный момент. От результатов стрельбы зависит — поверит ли команда в новый аппарат; поверит ли, что можно пойти с таким оружием на броненосцы.

Пробили тревогу, у орудий заняла свои места и застыла прислуга.

— Стрельба снаряженными бомбами[4], — скомандовал Чернов, — баковые, заряжай!

Командиры баковых орудий лейтенанты Кротков и князь Голицын-Головкин вручили подсумки с чеками бомб бомбоносам своих мортир, а ящик с боевыми винтами комендору. В это время матросы, рассыпавшись цепочкой по трапу от крюйт-камеры и бомбового погреба, передали наверх первый картуз с порохом и первую бомбу — продолговатый цилиндрический снаряд с округлым завершением. Бомбонос вставил в нее чеку, первый комендор ввернул боевой винт, два «заряжающих нумера» вдвинули бомбу в канал ствола мортиры и дослали пробойниками.

— Левое заряжено! — доложил Кротков.

— Правое заряжено! — вскоре вторил ему Голицын-Головкин.

Обе мортиры были направлены вдоль продольной оси корабля, Чернов распорядился о прицельном угле (цифра, зависящая от величины заряда и расстояния, была взята им из таблицы, прибитой к пьедесталу индикатора).

— Вдвинуть орудийные задвижки! — прозвучала следующая команда, и первые комендоры передвинули рычаги на черных коробках приборов до красной надписи «товсь», открыв при этом полосу ярко-красного цвета.

Чернов припал к диоптрам, ловя на волосяную линию прицела смутно видневшуюся на горизонте точку щита. Картушка рядом с нактоузом ожила, по ней двинулась стрелка, повторяя движение лимба прицела. Наконец подполковник нашел направление, соединяющее одной линией веху и щит, нажал кнопку. Тотчас на картушке у штурвала выскочил красный значок — теперь рулевой должен был удерживать судно на этом курсе до залпа.

— Веха справа по борту, — закричал сигнальщик.

— С богом! — произнес Чернов и двинул вперед рычаг главной задвижки.

Офицеры и матросы знали, что закрытие задвижки не обязательно приведет к выстрелу. Это только включение креномера, который сам замкнет ток, когда палуба станет горизонтально. Но при решительном жесте Чернова все как-то забыли об этом и ожидали залпа. Его не было. Прислуга у орудий стояла с широко открытыми ртами, чтобы уменьшить давление на уши. Мгновения тянулись. Володя Яковлев даже успел подумать, что в аппаратах что-то сломалось, и тут прогремел залп. Мортиры откатились на платформах и снова вернулись на места. Белые облака быстро поднялись из дул и отлетели назад с ветром. Две черные точки стремительно поднимались в небо, вот они как бы остановились, стали падать и исчезли. Бинокли отыскивали щит. Прямо перед ним встали два фонтана воды. Все шумно выдохнули:

— Накрытие!

— Руль на левый борт! — скомандовал Баранов, и рулевой стал поспешно перекладывать штурвал.

— Заряжай ретирадную батарею!

«Веста», слегка кренясь на борт, плавно развернулась и пошла назад к вехе. Когда бушприт поравнялся с ней, Чернов опять двинул рычаг. Теперь раздался еще более мощный грохот залпа из мортир, и снова все следили за полетом бомб. На этот раз средняя из них пробила щит и разорвалась за ним.

— Ура! — закричал Володя и, забыв о том, что он на палубе военного крейсера, подбросил вверх фуражку. Баранов, затем старший офицер и другие жали руку Чернову. Подполковник чувствовал себя именинником.

Наконец суматоха улеглась, «Веста» легла на прежний курс, штурман Викторов указал хорошее место для якорной стоянки — к западу от Очаковской косы, в полумиле от берега.

— Свистать всех наверх! — закричал вахтенный офицер, мичман Петров. — На якорь становиться!

Боцман повторил его слова и засвистел в дудку. Матросы, шлепая босыми ступнями по палубе, побежали к брашпилю.

— Из бухты вон, отдать якорь! — приказал Петров. Впервые с тех пор, как «Веста» стала военным крейсером, ее якорь с тяжелым всплеском упал в воду и раздался грохот цепи в клюзе. Дали задний ход, чтобы погасить инерцию, вода за кормой вздыбилась, ее струи переплелись, образуя десятки водоворотов. Корабль остановился, потом двинулся назад, якорь забрал песчаный грунт, цепь натянулась… Прозвучал последний звонок машинного телеграфа, и все стихло.

Солнце клонилось к закату, ветер успокаивался, но его легкие дуновения смягчали зной. Офицеры разошлись по своим каютам, спустился с мостика и Баранов, рекомендовав вахтенному офицеру внимательно наблюдать за горизонтом со стороны Одессы — оттуда должна была появиться яхта «Ливадия».

— Немедленно сообщайте мне о любом дыме на горизонте, — добавил он. — Мы уже в море, по которому бродят турецкие броненосцы. Хотя мало вероятно, что они сунутся в лиман, но осторожность необходима.

Прошло около часа. Ветер стих совершенно, и только легкая зыбь медленно покачивала «Весту». Полная тишина царила вокруг.

Сигнальщик, уже несколько минут не отрываясь глядевший в подзорную трубу, сказал мичману Петрову:

— Ваше благородие, кажись, с зюйд-веста дым появился!

Петров поднял бинокль. Сначала он думал, что матрос ошибся и это просто легкое, едва заметное перистое облачко над горизонтом, но потом понял, что то был дым парохода.

Пароход, конечно, не вражеский — мичман знал, что у турок уголь дает черный дым; вероятно, это «Ливадия». Послав с докладом к Баранову, он продолжал следить за дымом, с недоумением соображая, что уже пора бы открыться рангоуту неизвестного корабля, а кроме дыма, на горизонте ничего не видно. Скоро на мостик с биноклем в руках поднялся Баранов, другие офицеры столпились с левого борта на шканцах, подвахтенные матросы собрались на баке вокруг фитиля и кадки с водой. Они курили и строили предположения о подходящем пароходе.

Корабль открылся сразу и совсем неожиданно, как будто вынырнул из лимана. Причина скоро стала понятна — он был выкрашен в цвет морской волны и не имел мачт — над палубой торчали только труба и небольшой флагшток.

Внешность «Ливадии» оживленно обсуждалась на борту «Весты». Для морского глаза того времени отсутствие высоких рангоутных деревьев казалось совершенно диким.

Однако иное подумал старший офицер, сказавший Баранову:

— А ловко они это сочинили, Николай Михайлович. Перекрасились и почти не видны; сняли мачты и, наверное, лишние полузла делают! Не спустить бы и нам хотя бы стеньги?

Баранов взглянул на изящные мачты «Весты» и вздохнул — ведь он начинал службу еще во времена парусного флота.

— Перекрасить корпус мы, конечно, перекрасим, Владимир Платонович, а на стеньги рука не поднимается. Пусть уж стоят, тем более, что как выйдем в море, так и сигнальщика на салинг посадим — все польза! А ходок «Ливадия» отличный. Наверное, самый быстрый сейчас корабль на Черном море. Я слышал, что по 14 узлов дает!

— Верно, но вооружение у нее очень слабое — одна 6-дюймовая мортира. Какой же это крейсер — только для разведок годна.

«Ливадия» стала на якорь саженях в 200 от «Весты», на которой уже подготовили к спуску капитанский вельбот. Едва отзвучал грохот якорной цепи «Ливадии», как Баранов спустился в вельбот, и сильные руки гребцов погнали его к яхте. Командиром «Ливадии» был флигель-адъютант императора капитан 1-го ранга Фома Егорович Кроун, и, конечно, капитан-лейтенант Баранов обязан был первым явиться к нему с визитом и поступить в подчинение.

Он вернулся, и стало известно, что оба судна снимаются завтра в четыре утра и следуют в Севастополь. Владимир Яковлев получил приказание стоять вахту с четырех до восьми утра в машинном отделении. Баранов не забыл своего обещания и заповедей адмирала Бутакова.

Делать было нечего, и Володя тотчас же отправился спать. С трудом разбуженный вестовым в половине четвертого, он выпил чаю, плеснул в лицо из рукомойника и поднялся на палубу. Было темно, но легкое посветление на востоке говорило о близости зари. Огромные звезды еще не померкли и как бы шевелились, мерцая над мачтами в холодном утреннем воздухе. Слегка поеживаясь, Владимир спустился по трапу в машину и застал смену вахты. Пары уже гудели, раздался звонок, и стрелка машинного телеграфа прыгнула на «малый вперед». Пар ворвался в цилиндры, корабль двинулся.

В восемь Володя поднялся на палубу с намерением пойти досыпать, но красота морского утра остановила его. Солнце взошло над низким берегом острова Тендры, бегущим по левому борту; впереди, в легкой дымке, угадывался далекий Тарханкутский полуостров, вокруг расстилалось спокойное море, легкий бриз ласкал лицо…

На фор-салинге сидел сигнальщик с подзорной трубой. Увидев его, Володя сразу вспомнил, что «Веста», наконец, в открытом море. В любое мгновение матрос на салинге может закричать: «По курсу дым!», откроется бронированная громада, и загремят мортиры.

Но пока все было как обычно. Только что окончилась церемония поднятия флага, на вахту заступил младший Перелешин, Баранов принимал рапорты от начальников отдельных частей вверенного ему корабля. По очереди к нему подошли старший офицер, подполковник Чернов, старший штурман штабс-капитан Корольков, старший механик, поручик Пличинский, судовой врач. Все было в порядке.

— Каково давление пара, Гавриил Кондратьевич? — спросил Баранов у Пличинского.

— Держу предельное, как вы и приказывали, Николай Михайлович, — несколько угрюмо доложил механик, как бы обиженный тем, что Баранов может предположить с его стороны недостаток усердия.

— А сколько показал лаг, Михаил Платонович?

— Одиннадцать с половиной! — ответил Перелешин.

— Мало, на «Ливадии», наверное, устали уже за нами тащиться. В Севастополе будем чистить и красить днище. Потеряем еще три дня, зато выиграем пол-узла.

С этими словами он удалился в каюту, приказав вахтенному офицеру быть сугубо внимательным и не упустить появление неприятеля.

Впрочем, предупреждение было излишним. Все, как стоящие на вахте, так и свободные от нее, пристально вглядывались в море, ожидая появления турок.

Но все было спокойно. В глубине Каркинитского залива мирно белели паруса рыбацких судов. Показался берег Крыма, миновали его западную оконечность — мыс Карамрун, высокий, тупой, с красноватой вершиной. К югу побережье стало обрывистым, изредка его прорезали речные долины, покрытые зеленью садов. Около пяти часов Викторов объявил, что скоро Севастополь, и, действительно, на берегу показался серый каменный форт старинной постройки. «Веста» и «Ливадия» легли в дрейф, подняв опознавательные сигналы. Ожидали лоцманский катер, который показал бы им проход среди минных полей, заграждавших вход в гавань. Вскоре, пыхтя, подошел катерок, пуская дым из длинной трубы. Корабли малым ходом двинулись за лоцманом.

Глава пятая. Севастополь

«Веста» вошла в огромную бухту, протянувшуюся на восток. Далеко, на самом горизонте, ее замыкали лесистые возвышенности. Рейд был совсем пустынным, только над южным берегом возвышались пять мачт, принадлежащих пароходам, скрытым мысом. С той же стороны на многих холмах рассыпался амфитеатром город. Моряки слышали, что он еще далеко не восстановлен после осады 1854-1855 годов, но издали разрушения не были видны. Город был прекрасен, освещенный солнцем, начинающим склоняться к морю. Его лучи клали глубокие тени на фасады домов.

Прошли каменный форт слева по борту на Константиновском мысу, Володя заметил, что в его амбразурах стоят орудия. За ним, на том же северном берегу, открылся еще один. Но если первый, вытянутый и по форме напоминавший подкову, как бы припал к воде, сторожа бухту, то второй, Михайловский, был солидной двухэтажной длинной постройкой с двумя небольшими башнями по сторонам. В бинокль было видно, что от Константиновского форта к северу вдоль берега тянутся земляные батареи. Заметны были длинные стволы орудий береговой обороны.

Корабли подошли к мысу на южном берегу, покрытому циклопическими развалинами. Володя догадался, что это — остатки форта, взорванного во время Крымской войны. За мысом открылась другая, меньшая бухта, перпендикулярная главной. По ближнему к ним берегу тянулись пирсы, на противоположном виднелось адмиралтейство.

«Веста» миновала пристань, от которой поднималась широкая лестница, замкнутая колоннадой. К ней вплотную стоял двухмачтовый «Владимир», за ним — уже ставший знаменитым «Великий князь Константин». Пока проходили мимо и швартовались, все с любопытством на него посматривали. С виду в этом пароходе не было ничего замечательного — большой, несколько грузных очертаний трехмачтовый корабль с длинным бушпритом, высоким ютом и трубой. Орудий было так мало, что они не бросались в глаза, но зато сразу было видно четыре окрашенных в зеленый цвет паровых катера, стоящих по бортам парохода, по два на каждом. Володя Яковлев успел прочесть их названия на обращенном к «Весте» борту: «Чесма» и «Синоп». Викторов сказал ему, что два других называются «Наварин» и «Минер».

«Веста» стала к пирсу сразу же за «Константином», за ней — «Ливадия». После окончания швартовки (концы заводили за торчащие из пирса старинные орудия, служившие кнехтами) офицеры с понятным нетерпением ожидали приказаний. Всем хотелось нанести визит на «Константин» и ступить, наконец-то, на землю Севастополя, о котором все слышали с детства.

Старший офицер объявил, что команда в этот вечер остается на борту, свободные от вахты офицеры могут посетить «Константин», но отнюдь с пирса в город не удаляться и ждать дальнейших приказаний. Баранов отправился к командиру порта и помощнику начальника приморской обороны Севастополя контр-адмиралу Попандопуло — получить инструкции и разрешение поставить «Весту» в док для очистки и окраски подводной части.

— У меня есть идея, — сказал Перелешин-младший после того, как Баранов, пройдя мимо выстроившихся у трапа офицеров, сошел на берег. Обращаясь к брату, он продолжал: — Дорогой Владимир, ведь ты, кажется, знаком с Макаровым?

— Не так чтобы очень коротко, но знаком, — согласился старший офицер.

— В таком случае, господа, я предлагаю от имени всей кают-компании просить Владимира Платоновича отправиться на борт «Константина» и пригласить к нам на ужин капитана корабля и командиров всех минных катеров. Очень хочется послушать об их боевых делах, ведь согласитесь, что до сих пор ничего подобного не было, а сообщения печати так скудны!

Перелешина горячо поддержал сначала его коллега — минный офицер, лейтенант Жеребко-Ротмистренко, а потом и остальные.

Однако старший офицер колебался:

— А у себя ли он?

— Так пошлем вестового, пусть спросит.

Вестовой вернулся и сообщил, что командир «Константина» на борту. Владимир Платонович одернул сюртук, как-то особенно прямо и чопорно поставил козырек фуражки, строгим взглядом обвел своих подчиненных, которых он с высоты своих тридцати с лишним лет считал легкомысленными юнцами, и решительно спустился по трапу. Ему тоже очень хотелось увидеть Макарова и говорить с ним.

Капитана «Константина» он застал в его каюте за какими-то бумагами. Узнав Перелешина и любезно ответив на его приветствие, Макаров сразу же и без церемоний принял приглашение и объявил себя к услугам офицеров «Весты».

— К сожалению, — сказал Макаров, — командиров катеров сейчас нет на борту — сошли на берег.

В кают-компании его появление вызвало настоящий фурор, все спешили быть представленными и пожать руку знаменитому лейтенанту. Церемонией искусно руководил старший Перелешин, подводя к Макарову офицеров строго по старшинству.

Завязалась беседа, Макаров расспрашивал о «Весте» и ее вооружении. Офицеры описали свой корабль, упомянули о приборах Давыдова. Макаров был заинтересован, но Михаил Платонович не дал ему углубиться в тему.

— Наше оружие на практике не проверено, мы ничего еще не достигли, — сказал он. — Другое дело вы, Степан Осипович, и ваш «Константин». Мы, конечно, читали в газетах о его подвигах, но хотелось бы услышать о них из ваших собственных уст.

— Какие там подвиги, Михаил Платонович, — отмахнулся Макаров, — ведь ни одного настоящего броненосца на дно не пустили. Результаы — только переполох!

— Но и это не мало, — возразил Жеребко-Ротмистренко, — благодаря вам турки не имеют ночью ни минуты покоя. Каждый корабль ограждают бонами, а их английский адмирал Гобарт-паша даже на ходу свои броненосцы какими-то юбками из металлических сетей окружает, как я слышал.

— Не нам оценивать важность дел «Константина» (впрочем, до конечных результатов еще далеко, надеюсь),- добавил старший офицер, — но все мы горим желанием услышать о ваших приключениях.

— С удовольствием. С чего начать, господа?

— С начала! — почти хором ответили присутствующие.

Макаров приступил к рассказу.

— Я перевелся на Черноморский флот с Балтийского, понимая, что война неминуема, и сознавая, что при полном почти отсутствии наших броненосцев в Черном море наступательных действий флотом нам предпринять не удастся, если не применим нечто новое. Этим новым мне казалось создание корабля, вооруженного минными катерами. Удалось заинтересовать этой идеей двух влиятельных наших адмиралов. Вы, наверное, догадались, что я имею в виду Григория Ивановича Бутакова и Андрея Александровича Попова. Они писали Аркасу, рекомендуя меня и мою идею, и поэтому без особой волокиты мне в середине декабря прошлого года дали «Константин»…

Володя Яковлев во все глаза глядел на этого человека, судьбу которого привык уже считать необыкновенной. Внешность лейтенанта также была привлекательна. Лицо овальное, очень высокий лоб, рано начавшая лысеть коротко остриженная голова; большие, несколько навыкате, глаза. Бороды и бакенбардов Макаров не носил, но зато украсил свое лицо большими темно-русыми усами, обрамляющими рот и подбородок. В его речи и манерах не было ничего напоминающего, что он — сын простого матроса. Держался Макаров с непринужденностью уверенного в себе человека.

— Дней за двадцать мы здесь, в Севастополе, окончили переоборудование «Константина» и приступили к минным учениям. Вы видели катера на бортах, они большие и тяжелые. Так вот, постоянными учениями я так натренировал команду (кстати, они, как и вы, — все добровольцы), что добился скорости подъема и спуска катеров в семь минут.

— Степан Осипович, — спросил подпоручик Пличинский,- а пары вы перед спуском заранее готовите? Ведь на это два часа надо.

— На борту «Константина» на подъем паров в машинах катеров тратят не больше 15 минут, — был ответ. — В котлы катеров наливаем воду уже горячей и специальными трубопроводами подаем пар из машины парохода.

— Великолепно! — воскликнул Перелешин-младпшй. — Нам непременно надо устроить то же самое, ведь мы, Степан Осипович, тоже два катера должны, на «Весту» установить.

— Я знаю, — ответил Макаров, — они уже прибыли по железной дороге и ждут вас… Первая наша атака была в конце апреля — пытались взорвать турецкие корабли на рейде Батума, но неудачно. Трос от буксируемой мины намотало на винт катера, а шестовая, которую подвели к самому борту врага, не взорвалась. Нас обнаружили, поднялась стрельба — еле ушли.

— Но я слышал, что севастопольская публика устроила вам при возвращении торжественную встречу,- заметил младший Перелепите.

— Да, и меня это сначала очень удивило. Но потом я понял. Народу понравилось, что флот предпринял действия наступательные, перестал отстаиваться в гаванях, под защитой батарей.

— А теперь расскажите про нападение в Сулине, — попросил старший офицер.

— О, это было уже интереснее, — оживился Макаров, — 27 мая разведка донесла, что там стоят четыре турецких броненосца. «Константин» вышел из Одессы вечером, кроме своих катеров взяли еще два из Одесского порта, вели их на буксире. В два часа ночи пришли на вид Сулина; в гавани увидели три броненосца (они несли огни), и какой-то пароход двигался по рейду. Спустили наши катера, построили двумя колоннами и… с богом! Ночь была темна, безлунна, небо в облаках, сильный ветер и волнение с берега. Только вдали маяк мелькает и огни неприятельские… Катера пошли и сразу же исчезли, растворились в ночи — ни искр, ни шума машин, ничего.

Макаров помедлил, Володя живо вообразил ночную сцену, как будто сам стоял на раскачивающейся палубе «Константина».

— Я отвел корабль миль на пять к северу, где назначил встречу катерам. Стоим, ждем, слушаем. По-прежнему тихо. Вдруг в порту — беспорядочная стрельба, потом взрывы — один, другой, опять пальба, потом стихло. На рассвете вернулись «Синоп», «Наварин» и «Минер». Доложили, что вторая колонна раньше их ворвалась на рейд, слышали два взрыва, на катера пошел турецкий броненосец, пришлось уходить.

Через полчаса вернулась «Чесма» с пробоинами от пуль и картечи. Ей атака тоже не удалась — опять намотало провода буксируемой мины на винт. Быстро светало, надо уходить, а других катеров нет. Наконец появился катер лейтенанта Владимира Рожественского (его потом назвали «Сулин»). Полузатопленный, труба в пробоинах, но все целы. Рождественский сообщил, что взорвал свою мину под бортом броненосца, но результатов не знает. Последний катер — лейтенанта Пущина — так и не вернулся. Мы ждали его до восьми часов, нас заметили из Сулина, пришлось взять курс на Одессу.

Кают-компания была захвачена рассказом.

— А что случилось с Пущиным? — этот вопрос прозвучал одновременно со всех сторон.

— В плену со всем экипажем, — ответил рассказчик, — недавно получил от него письмо. Ему удалось подойти к броненосцу, который оказался окружен сетевым боном. Сеть намотало на винт, катер стал, они подали шест на всю длину, включили мину. Взрывом залило машину, и катер оказался без движения в мертвой зоне, под самым бортом врага. Освободили винт, пошли по мелководью к выходу в море. Совсем рассвело, пули стучали по обшивке, турецкий пароход шел параллельным курсом и беспрерывно стрелял. Снаряд разорвался у борта, машину опять залило, и она стала окончательно. Затопили катер, надели пробковые пояса и бросились за борт. Турки вытащили людей из воды, относятся хорошо и даже с почтением.

Рассказчик умолк, наступила тишина. Простой рассказ Макарова произвел на офицеров сильное впечатление. Володя Яковлев спрашивал себя, смог бы он быть так хладнокровно храбр, как Пущин, Рожественский и другие?

Молчание первым нарушил старший офицер:

— А в какие предприятия пускался «Константин» в истекшем месяце, Степан Осипович? — спросил он.

— Ничего замечательного совершить не удалось. Были в крейсерстве, 8 июня у мыса Кремне, в 80 милях западнее от Синопа, поймали четырех парусных «купцов». Команду — на берег, а корабли сожгли. Я не решился их буксировать в Севастополь через все Черное море и лишился призовых денег. Но все-таки туркам — урон. А вот теперь стою в Севастополе с «Владимиром», ждем вас и «Ливадию». Главный командир телеграфировал соединиться и совершить крейсерство.

— Прекрасно! Великолепно! — раздались голоса, все были рады совершить плавание с прославленным «Константином».

— Степан Осипович, — спросил Жеребко-Ротмистренко, которого как минного офицера больше всего интересовали результаты налета на Сулин, — удалось ли Рожественскому или Пущину утопить броненосец?

— Точно сказать не могу. Турки объявили, что атака была неудачной, но как они умеют врать, мы знаем. Пущин, правда, сам признает, что взорвал свою мину преждевременно, но Рожественский положительно утверждает, что включил ток не раньше, чем шест уперся в борт броненосца. На следующий день туда отправился на разведку «Аргонавт». Его командир сообщил, что один из броненосцев сильно осел в воде. Глубина у Сулина небольшая, наверное, поврежденный корабль не утонул только потому, что лег на дно.

Вошел вестовой и сказал старшему офицеру:

— Ваше благородие, капитан вернулись с берега и просят вас к себе.

— Владимир Платонович, — обратился к Перелешину Макаров, — передайте Николаю Михайловичу, что я покорно прошу разрешения засвидетельствовать ему свое почтение.

— К чему такие церемонии, Степан Осипович; пойдемте, Баранов будет очень рад вас видеть.

Они вышли из кают-компании.

Оставшиеся офицеры оживленно обсуждали рассказ Макарова. Вскоре вернулся старший офицер и сообщил, что завтра с утра «Веста» будет втянута на эллинг для окраски и очистки подводной части.

В шесть утра Владимир проснулся от топота ног по палубе, шума работающих механизмов, раздававшихся команд. Но молодость спит крепко — он отвернулся к стене, закутался в простыню и спокойно проспал до подъема флага. В восемь сменился с вахты Андрей, и они договорились после завтрака отправиться осматривать Севастополь. Вбежал матрос-вестовой с сообщением, что «с моря турок пришел».

— Так почему же с батарей не стреляют? — спросил Андрей.

— Не могу знать, ваше благородие, должно, заманивают на мины, — ответил сообразительный матрос.

Братья поднялись на палубу, где уже собралось большинство офицеров. «Веста» стояла на суше, вытащенная на специальных тележках по наклонной плоскости слипа. По бортам ее подпирали бревенчатые клети. В море виднелись неясные силуэты четырех чужих кораблей.

— Очень далеко, — определил Чернов, долго рассматривая врага в бинокль, — миль шесть или даже восемь.

— А как далеко простираются минные поля? — спросил Кротков.

— Думаю, тысячи на две с половиной саженей, — ответил младший Перелешин.

— Это в пределах огня корабельной артиллерии и, если они подойдут поближе…

В это время Володя, завладевший биноклем Чернова, увидел, что самый большой из турецких кораблей — трехмачтовый броненосец — вышел из ряда и медленно двинулся ко входу в бухту.

С палубы «Весты» заметили, что у ее соседей по вчерашней стоянке — «Константина», «Владимира», «Ливадии» и у минных катеров из труб повалил дым — поднимали пары.

— Эх, не вовремя мы на берег вылезли! — громко выразил общие чувства младший Перелешин. — Сейчас другие корабли выйдут в море навстречу туркам, а мы сиди тут!

— Не торопитесь, господа, — послышался голос Баранова, присоединившегося к наблюдателям, — наши коллеги не пойдут в море. Береговые батареи живо отгонят турок. Да и весь этот визит не более чем разведка. Его англо-турецкое превосходительство адмирал Гобарт-паша просто желает прощупать наши батареи. А вперед двинулся, должно быть, его флагманский корабль «Ассари-Тевфик».

На батареях пробили тревогу, видно было, как на них изредка вспыхивали солнечные зайчики — на неприятеля наводили дальномеры. Не доходя границы минных заграждений, броненосец остановился. Над его баком взвился белый шар дыма, вытянувшийся потом вверх в виде фестона. Долетел звук выстрела из крупнокалиберного орудия, и далеко на Северной, у Братского кладбища, поднялся дымок разрыва. Батарея у Константиновского форта ответила залпом из 6-дюймовых мортир, но бомбы легли с большим разбросом. Потом прогремел одиночный выстрел, который Чернов по силе звука определил как принадлежащий орудию 11-дюймового калибра. За кормой броненосца возник большой столб воды. Опять над его баком поднялось облачко дыма, и другой снаряд упал на Северной, но уже ближе к батарее. С нее снова громыхнуло, и новый фонтан встал перед носом врага.

— В вилку взяли, — обрадовался Володя, — следующим накроют!

Но, похоже, и Гобарт-паша ясно понял такую возможность. Корабль взял ход и стал отворачивать, третий снаряд с берега упал так близко, что водяной столб обрушился на палубу броненосца. Он поспешно прибавил скорость, вышел из зоны огня и присоединился к отряду. Турки постояли еще немного в бездействии и ушли в сторону мыса Фиолент. Толпы зрителей, собравшиеся на Павловском и Николаевском мысах, на развалинах взорванных батарей, тоже разошлись.

Было около 11 часов, и солнце уже пекло.

Братья Яковлевы решили переправиться через бухту на Графскую пристань и погулять в городе.

Поднимались по широкой лестнице, в основании которой лежали два мраморных льва. Шагая по широким, пологим ступеням, юнкер и прапорщик невольно подтянулись, расправив плечи. Они не могли не знать о блестящих офицерах, проходивших здесь, о знаменитых адмиралах, начиная с Ушакова, спускавшихся по этой лестнице к своим катерам, готовым унести их на мостики боевых кораблей.

Миновав многоколонный, иссеченный осколками портик, они пошли влево по широкой улице, сквозь мостовую которой пробивалась трава. По сторонам стояли разбитые дома.

— Медленно восстанавливается Севастополь, — вздохнул Володя.

— Нет флота — нет и города, — ответил Андрей, — но скоро все изменится. Государь еще в 1871 году объявил, что намерен возродить Черноморский флот. Пока, правда, сделано мало, но эта война уже доказала, что без флота на Черном море России не обойтись.

По длинной каменной лестнице они поднялись на вершину Центрального холма. В стенах домов торчали ядра, от них вниз по белому камню шли ржавые подтеки. Развалины ослепительно сверкали, обмытые двадцатилетними дождями. Вокруг не было ни души, только сильный южный ветер пел среди камней разрушенных стен. Впечатление нереальности окружающего усиливала колоннада античного храма, видневшаяся через развалины. До горизонта за входными мысами расстилалось пустынное море, обрамленное справа и слева желтыми, выжженными берегами. Безмолвно и безлюдно было вокруг, на воде тоже ничего не двигалось, корабли у Графской были скрыты склоном холма, только на Корабельной стороне в эллинге стояла «Веста», и рабочие, как муравьи, суетились вокруг нее.

Андрей продекламировал недавно прочитанные стихи:

Как мертвый исполин, на грудь сложивши руки,
Недвижим ты лежишь на мертвых берегах.
Безлюдны улицы, обросшие травою,
Колонны белые возносятся вдали,
Тут — опустелый храм, там — целою грядою
Упавшие дома валяются в пыли.
Везде — следы огня… в стене ядро чернеет,
Осколки ржавых бомб топчу я под ногой…

— Здорово, — откликнулся Владимир, — кто автор?

— Немирович-Данченко, он был недавно в Севастополе.

— А у Некрасова, мне кажется, лучше:

Там по чугунному помосту
И море под стеной течет.
Тащили там людей к погосту,
Как мертвых пчел, теряя счет!

— Господи, а сколько здесь народу положили, Андрюша, подумать страшно. И наших и неприятелей. Говорят, тысяч по сто с каждой стороны. Да ведь здесь вокруг все сплошные кладбища, — он обвел рукой горизонт.

Два кладбища хорошо просматривались с их наблюдательного пункта. Оба они были на Северной стороне — одно за Михайловским фортом, другое — Братское, правее, на холме. На его вершине четко выделялась пирамида-памятник с каменным крестом наверху.

— Если завтра не выйдем в море, то обязательно пойдем туда, — сказал Андрей. — А теперь предлагаю пройтись по бульвару.

— Где ты видишь бульвар?

— А вот он, под нами.

Действительно, на уступе холма были видны темно-зеленые купы деревьев. Бульвар показался оазисом среди выжженной солнцем пустыни разрушенного города. Его запорошенные пылью деревья давали скудную тень, посыпанная песком широкая аллея вела в сторону моря. Ее замыкал памятник, окруженный чугунной оградой.

Массивная каменная пирамида возносила к небу чугунный античный корабль с загнутыми кормой и носом, под которым выступал таран.

На постаменте с одной стороны читалось: «Казарскому», с другой — «Потомству в пример». В тени памятника стоял морской офицер, сняв фуражку, он отирал платком пот с высокого белого лба.

— Наш командир, — шепнул Владимир.

Баранов увидел их и приветливо помахал рукой. Прапорщик и юнкер нерешительно подошли, не зная как вести себя с ним во внеслужебной обстановке.

Но капитан-лейтенант держался просто.

— Осматриваете местные достопримечательности, молодые люди? В Севастополе есть что посмотреть. Когда-нибудь здесь поставят много памятников недавней обороне. Но мне, признаться, больше всего хотелось посмотреть на этот.

— Не зря его поставили, — осмелился заметить Владимир, — ведь немыслимый был бой. Маленький бриг и два линейных корабля!

— А ведь «Меркурий» в конечном счете победил, — добавил Андрей, — действительно, невероятное мужество.

— И какая надпись! — продолжал восхищаться памятником Баранов. — «Потомству в пример»! Не правда ли, это прямо нам адресовано, господа? Дай бог, чтобы «Весте» довелось совершить нечто подобное.

Назавтра стало известно, что окраска «Весты» будет окончена только к вечеру, поэтому все были свободны. Андрей и Владимир отправились на Северную сторону.

Яличник был худ, обожжен солнцем и босоног. Он неторопливо наваливался на большие, плохо обструганные весла. Бухта в этом месте была в ширину с версту и простиралась в глубь берега еще верст на шесть. На всем этом огромном пространстве воды точками виднелись несколько яликов.

Владимир смотрел на пустынные бухты и мысленно рисовал на них громады парусников, юркие пароходы, снующие между ними вельботы. Но этот флот безвозвратно сгинул, затоплен. Впрочем, если бы он и сохранился, то все равно его пришлось бы использовать в лучшем случае только как учебные суда, блокшивы или плавучие тюрьмы. Пар, броня и винт вытеснили парусники, и никогда уже они не вернутся.

Ялик ударился о дряхлый причал, над которым вздымалась круглая башня Михайловского форта. В море он смотрел узкими амбразурами, а со стороны берега был похож на большой, но несколько суровый дворец со множеством окон по фасаду. Из амбразур уже не смотрели жерла пушек, они не годились для современных орудий, но на плоской крыше стояло несколько 6-дюймовых мортир.

От укрепления берег полого поднимался, и здесь, среди выжженной степи, белела невысокая ограда, за ней виднелись кресты надгробий. Они вошли внутрь и стали бродить от памятника к памятнику по утрамбованным гравийным дорожкам, читая скупые слова эпитафий.

«Лейтенант Батьянов, умер от раны», «Капитан 2-го ранга князь Ширинский-Шихматов, семь с половиной месяцев командовал артиллерией пятого бастиона», «Лейтенант Ивашкин…» Лейтенант, лейтенант…

— Здесь одни моряки! — невольно шепотом произнес Владимир.

— Нет, но большинство, — ответил Андрей, останавливаясь у невысокого монумента. На нем значилось: «Военный инженер поручик Андрей Раненский. 17 мая 1855 г.»

— А рядом опять моряк, — прочел Владимир,- «Капитан-лейтенант Пантелеймон Кандащри, умер от ран 31 октября 1854 года».

Но значительно больше было безымянных могил, на которых еще сохранились кресты из пустых бомб.

— Братские могилы, матросики здесь лежат. Наверное, сотнями, а то и тысячами, — прошептал Володя. — А ведь они бы и до сих пор могли жить, — добавил он, и мысль о собственной смерти, еще неведомая его молодому сознанию, шевельнулась в душе.

Подул легкий горячий ветерок.

— Тише, — сказал Андрей, — слушай!

В воздухе пронесся тихий протяжный заунывный звук, то усиливающийся, то почти замолкавший, когда ветер стихал.

— Что это? — спросил с суеверным ужасом Владимир, крестясь. — Как будто души убитых поют!

— Это бомбы, — объяснил Андрей, не менее взволнованный, — ветер попадает внутрь и поет. Представляешь, как жутко здесь в ветреный зимний вечер!

…Вернувшись, они узнали, что окраска «Весты» закончена, утром она будет спущена на воду и к подъему флага все должны быть на борту. Чернов сообщил:

— Завтра берем уголь, а послезавтра на заре выходим в крейсерство. Цель его известна только командиру «Ливадии», капитану 1-го ранга Кроуну. Он старший по чину и, значит, будет командующим нашего отряда. А знаете ли, что минные офицеры получили катера? Они называются «Птичка» и «Пташка». Перелешин-младший и Жеребко-Ротмистренко сегодня целый день на них упражняются — бочки в гавани шестами атакуют. Конечно, без мин.

Глава шестая. В поисках врага

Володя проснулся в семь утра и, умывшись, сразу выбежал на палубу, ожидая, что увидит открытое море. Но «Веста», как и вчера вечером, тихо покачивалась у таможенной пристани. Отплытие почему-то откладывалось. За завтраком в кают-компании офицеры засыпали вопросами Владимира Платоновича Перелешина. Старший офицер ответил, что, насколько он может судить о намерениях командира эскадры, в которую входит «Веста», Кроун считает неудобным покидать порт в воскресное утро, хотя, возможно, есть и другие, сугубо военные причины.

В этот день, как обычно по воскресеньям, Баранова пригласили обедать в кают-компании, но и он знал только, что выход перенесен на семь вечера. В пять стали поднимать пары, в семь «Ливадия» отдала швартовы и двинулась к выходу из бухты. Следом пошел «Константин», за ним «Владимир» и, наконец, «Веста».

Миновав Константиновский форт, пошли кильватерной колонной прямо на большое, красное, садящееся в море солнце.

На траверзе Херсонесского маяка на одиноком флагштоке «Ливадии» взвился сигнал. Командующий эскадрой требовал к себе командиров. На «Весте» застопорили машину, спустили вельбот, и отборные гребцы взрыли лакированными веслами спокойно колышущуюся воду. На палубе «Весты» с удовлетворением отметили, что вельбот с их командиром отвалил от борта раньше, чем с «Константина» и «Владимира».

В бинокли было видно, как капитан «Ливадии» встретил у трапа прибывших офицеров и увел к себе в каюту.

— Пошли вскрывать запечатанный пакет с секретным приказом Аркаса, — уверенно провозгласил Перелешин-младший. Все и так это знали. Началось напряженное ожидание. Часть офицеров высказывалась за крейсерство вдоль побережья, но старший офицер резонно заметил:

— Нет, господа, тогда бы такую скрытность не разводили. Наверняка имеется определенный порт, на который мы должны напасть.

Ожидание длилось, впрочем, недолго. Через полчаса все три вельбота отвалили от борта «Ливадии» и пошли к своим кораблям. Баранов поднялся по трапу и обратился к офицерам.

— Господа, нам приказано произвести минную атаку на порт Пендерекли на Анатолийском побережье. Главный командир Черноморского флота имеет сведения о том, что на его рейде находятся броненосцы Гобарта-паши. Так как у «Константина» минных катеров вдвое больше, чем у нас, и есть большой опыт таких вылазок, то руководство атакой командир эскадры возложил на лейтенанта Макарова. Завтра он пришлет свою инструкцию.

Настала ночь, первая ночь «Весты» в боевом походе. Корабли шли с потушенными огнями, только тускло мерцала лампочка у нактоуза. Через каждый час «Ливадия» показывала свое место троекратным миганием фонаря, на что «Владимир» мигал два раза, «Константин» четыре, а «Веста» — пять. Утро застало суда отряда в пределах видимости друг друга. Бдительность удвоили — на салинги послали сигнальщиков. По примеру «Ливадии» снизили ход до восьми узлов, чтобы подойти к Анатолийскому берегу в сумерках.

С последними лучами солнца на горизонте в расстоянии около 30 миль открылся мыс Баба в виде двух вершин, из которых левая была выше правой. За ним, к югу, простирался залив Пендерекли, или, как его называли турки, Эрегли. По его берегу (это знали на русских судах, но не видели) раскинулся городок Эрегли, древняя Гераклея Понтийская, выходцы из которой основали в пятом веке до нашей эры город Херсонес у современного Севастополя.

Корабли застопорили машины и легли в дрейф. Быстро спускались сумерки, легкий бриз покачивал «Весту». Из труб катеров уже шел дым, пары были подняты, в котлы подали горячую воду из машины, по сигналу с «Константина» катера осторожно, но быстро спустили на воду, Баранов пожал руки Перелешину и Жеребко-Ротмистренко, проводил до трапа, сказал с чувством:

— Надеюсь, что в первой атаке катера «Весты» будут не хуже, чем с «Константина». С богом, друзья!

У Володи отход катеров вызвал волнующее, щемящее чувство восторга, красоты сцены и сожаления, что он остается в безопасности на борту «Весты». Безбрежное, темное, волнующееся море, крошечные, по сравнению с «Вестой», корпуса катеров, бесшумно отошедших от парохода… Еще было видно, как они у борта «Константина» образовали две колонны, саженях в 25 одна от другой, и растворились в ночи.

«Владимир» ушел — ему надо было пройти вдоль берега несколько миль к западу и одновременно настолько приблизится к рейду, чтобы оттуда сразу заметили его огни и кинулись в погоню.

«Ливадия» и «Веста», пользуясь темнотой, тоже подошли ближе к берегу. Появились редкие огни Эрегли, цепочкой раскинувшиеся вдоль залива. Застопорили машины и стали ждать, напряженно глядя во мрак.

Прошло полчаса… час… полтора… Все было тихо, даже бриз стих, и уже не слышно было пения снастей, на берегу один за другим гасли огни города. В порту не было ни суматохи, ни стрельбы, ни взрывов — полная, ничем не нарушаемая тишина. Между «Вестой» и берегом замигал огонь четыре раза — сигнал первого отряда. Правее промигали пять раз — сигнал второго.

— Возвращаются, и не по одному, как после атаки, а по-прежнему в строю, — прошептал Андрей Владимиру.

— Показать огни, — скомандовал вахтенный офицер.

На мостике пять раз вспыхнул и потух фонарь, в кабельтове от них загорелись и погасли огни «Ливадии» и «Константина». Вскоре из мрака возникли «Птичка» и «Пташка», стали по бортам «Весты».

Первым на палубу поднялся Перелешин.

— Прогулялись! — зло сказал он. — И это называется шпионаж! На рейде никого, под берегом — рыбачьи фелюги и бриги.

Все были разочарованы, только старший офицер, желая утешить брата, рассудительно заметил:

— Не огорчайтесь, господа, вы не нашли броненосцы, но приобрели опыт. Далеко не каждая минная атака может быть успешной при современном несовершенстве наших средств и оружия.

Минные офицеры, которые уже побывали на борту «Ливадии» и доложили о неудаче, передали Баранову приказание командира отряда взять курс на Сулин, куда, возможно, перешли броненосцы из Пендерекли. Тотчас была дана команда включить паровые лебедки и приступить к подъему катеров. Не так быстро, как обычно на «Константине», но все же за десять минут катера установили на боканцах. С их днищ на палубу лилась вода и с журчанием сбегала в шпигаты.

Владимир, обязанности которого в качестве ординарца Баранова окончились с отбоем боевой тревоги, отправился спать, а Андрей заступил на вахту с 12 до четырех часов. Баранов спустился к себе в каюту, велев разбудить при первом подозрительном огне в море или каком-нибудь сигнале с «Ливадии».

Весь следующий день отряд шел в том же порядке с предельной скоростью. Стремились попасть к Сулину в сумерках, но еще засветло, чтобы успеть сначала осмотреть рейд, а потом уже атаковать его катерами. Кочегары и машинисты, очумев от жары, время от времени выбегали на палубу, где их обливали забортной водой. Володя старался не попадаться на глаза Баранову — боялся, что пошлет в машину.

Но Баранову было не до этого. Вместе со старшим офицером он весь день провел на мостике, разглядывая горизонт. То же делал и сигнальщик на салинге, но горизонт был чист. Ни одного дымка, ни одного паруса не было на нем. Эскадра шла напрямик, вдали от берегов, а торговые суда турок, если и решались выйти из своих портов, то далеко в море не заходили, считая, что лучше обогнуть все Черное море по периметру, чем встретиться с русскими крейсерами.

Берег у Сулинского гирла, главного и наиболее глубокого из рукавов устья Дуная, — это очень низкий песчаный пляж без какой-либо растительности. Поэтому штурман сказал Баранову, что признаком приближения к нему может служить увеличивающаяся мутность воды. Предупрежденный сигнальщик на салинге под вечер донес, что видит мутную воду и на горизонте гору. В бинокли установили, что это пятивершинная возвышенность Беш-Тепе, находящаяся далеко в глубине Румелийского побережья.

Теперь было решено действовать иначе, чем в Пендерекли. «Константин», «Веста» и «Владимир» легли в дрейф, а «Ливадия», как самая быстроходная и лишенная далеко видного рангоута, с заходом солнца приблизилась к Сулинскому рейду. Он был пуст. В порту, занимающем три мили вверх по Сулинскому рукаву, можно было с трудом различить какое-то движение, но это, очевидно, перемещались речные корабли. Посылать из-за них катера было бессмысленно. Срок крейсерства истекал, решили вернуться в Одессу.

Больше всего огорчился Владимир. Был вечер пятого июля, его пребывание на «Весте» кончалось через десять дней. Он уже предчувствовал, как покинет полюбившийся ему корабль, так и не приняв участия в морском бою, и не увидит действия аппаратов Давыдова.

Андрей утешал брата. Он беседовал с Черновым, и подполковник сказал, что, по его мнению, первое крейсерство «Весты» в составе столь разнокалиберной эскадры было просто тренировочным походом, проверкой боевой готовности нового крейсера. А вот теперь, когда испытание выдержано — минные катера исправны, машины в порядке, корабль не отставал от отряда во время ночных переходов без огней, — то по прибытии в Одессу «Весту» ждет назначение в самостоятельное плавание.

На следующий день, к полудню, появился мыс в виде отвесной стены более 25 саженей высотой, который Викторов определил как Большой Фонтан. До Одессы оставалось не более шести миль.

Миновали мыс Ланжерон, открылась длинная линия Карантинного мола с Воронцовским маяком на оконечности. За молом густо стояли мачты укрывшихся в порту коммерческих пароходов и парусников. Навстречу эскадре из порта уже спешил лоцманский катер для проводки через минные поля, простиравшиеся в море на семь верст. Викторов сказал, что с десяти часов вечера до трех утра прилегающая акватория освещается невиданным ранее способом — двумя электрическими прожекторами. Один установлен на даче Ланжерона, а другой — в противоположном конце города — на Пересыпи. Ночью в Одессе действует правило о строгом затемнении, за этим следит полиция. Город охраняют 13 береговых батарей с орудиями больших калибров. Здесь же все броненосные силы Черноморского флота — обе «поповки», кроме того, построены две плавучие батареи.

— А зачем освещать прожекторами минные поля? — спросил Володя. — Наоборот, пусть турки в темноте наскочат на них и взорвутся.

— А чтобы не разминировали, — ответил Викторов. — Знаете, как было в Сухум-кале? Турки подошли с моря, спустили ныряльщиков, те находили мины, перерезывали тросы и оттягивали в сторону.

Все удивились мужеству турецких пловцов, но Чернов высказал логичную мысль, что это просто результат их невежества. Ныряльщики никогда не видели взрыва мины и просто не знали, чем он грозит.

Явился лоцманский бот и повел эскадру в гавань.

Глава седьмая. Одесса

Пароходы активной обороны ошвартовались у набережной Карантинной гавани. По пути туда Володя рассмотрел плавучие батареи, установленные на якорях при входе в порт. Это были плоты с бронированным бруствером, за которым стояли 6-дюймовые мортиры, такие же, как на «Весте».

Карантинная гавань располагалась между Карантинным и Платоновским молами, ее набережная носила название Бакалейной. До войны здесь останавливались корабли из-за границы, но теперь, конечно, иностранная торговля прекратилась и гавань отвели под суда активной обороны, так как обычная стоянка военных кораблей — Практическая гавань была занята знаменитыми «поповнами».

Командующим войсками в Одессе был генерал Семека, но всеми делами, относящимися к деятельности флота, занимался его помощник, капитан 1-го ранга Зеленый 3-й. К нему, для приветствия и доклада, отправились командиры кораблей, а свободные от вахты офицеры и матросы были отпущены на берег. Те офицеры «Весты», что прибыли с Балтики, очень интересовались увидеть «поповки», о которых столько писали в газетах и которые при случае с особенным удовольствием ругал Баранов. Между прочим, Чернов как-то обмолвился в разговоре с Андреем, что эти замечания Баранова кто-то услужливо сообщил изобретателю и строителю «поповок», вице-адмиралу Андрею Александровичу Попову, а также высшим чинам Морского министерства и с тех пор там относятся к командиру «Весты» очень неодобрительно. Чернов даже выразил сожаление, что неосторожность Баранова может повредить его дальнейшей карьере.

Володя сбежал по трапу и поспешил в Практическую гавань. Ему не терпелось увидеть своего друга Мишина, который был направлен на «Вице-адмирал Попов». Он предвкушал удовольствие предстать перед приятелем в образе морского волка, овеянного ветрами Черного моря. Бедняга Мишин! Володя искренне сочувствовал товарищу, осужденному болтаться на своем «подносе» вблизи берегов.

Когда первый броненосец береговой обороны «Новгород» доставили пять лет тому назад в разобранном виде из Петербурга в Николаев, Володя с другими мальчишками бегал смотреть, как его выгружают из бесчисленных (их было двести) вагонов. Потом весь Николаев нимало дивился форме нового корабля, которую он постепенно приобретал по мере сборки на стапеле. Броненосец был совершенно круглый, с 12 килями и шестью винтами! Многие сомневались, сможет ли он двигаться по прямой, но, спущенный на воду, «Новгород» уверенно пошел своим ходом вниз по Бугу и даже благополучно прибыл в Севастополь.

Через два года, в 1875 году, уже в самом Николаеве заложили второй броненосец — «Киев», но, пока он строился, был получен высочайший указ, в котором государь, в знак особого благоволения к изобретателю нового типа кораблей, повелел наименовать его «Вице-адмирал Попов», а сами суда именовать не броненосцами береговой обороны, а «поповками». Новое название сначала показалось смешным, но потом прижилось, и теперь эти корабли только так и называли.

«Вице-адмирал Попов» также отправился в Севастополь, но с началом войны обе «поповки» пришли в Одессу. Защита этого крупнейшего города Причерноморья была важнее, чем оборона почти разрушенного Севастополя.

Володя достиг набережной Практической гавани между Военным и Андросовским молами и остановился, разглядывая странные корабли.

«Новгород» и «Вице-адмирал Попов» стояли рядом, образуя гигантскую восьмерку. Круглый корпус «поповки» и линия набережной соотносились между собой, как окружность и касательная ей прямая, которые соприкасаются, как известно, в одной точке. В этой точке с «поповок» были поданы трапы. На плоской гладкой палубе гигантских подносов возвышались две надстройки, которые, будучи в центральной части построены тоже по окружности (но меньшего диаметра), сходились на баке. С противоположной, кормовой стороны они не соприкасались, но здесь помещалась маленькая поперечная надстройка, формирующая «корму». Из центральных надстроек торчали дула скорострельных орудий, в центре возвышались поперек главной оси корабля две высокие трубы, а между ними находилась открытая сверху башня с двумя огромными орудиями. На «Новгороде» пушки главного калибра были 11-, а на «Вице-адмирале Попове» — 12-дюймовыми. Их калибр превосходил мортиры «Весты» в два раза!

Вступив в гардемаринскую каюту, Володя обрел там Мишина, старательно брившего перед зеркалом несуществующие усы и бороду. Он издал вопль восторга и кинулся обнимать товарища, держа в одной руке бритву, в другой — помазок и пачкая его мыльной пеной.

— Откуда ты свалился? — вопрошал Мишин.

— С «Весты», — с важностью ответил Владимир, — только с моря пришли, и сразу — к тебе.

— А где ходили, встречали ли турок? — плохо скрывая зависть, допытывался Мишин.

— Да почти все Черное море обогнули, — Володя подробно рассказал о Севастополе, неудачной атаке на Пендерекли, маршруте похода.

— Повезло тебе, — вздохнул Мишин, — видел Турцию, Румелию… загорел, обветрился. — Он хлопнул Володю по плечу. — А как ваш командир?

— Он…- Володя задумался, вспомнил лицо Баранова в Севастополе, у памятника «Меркурию» и решительно закончил — …хороший человек! Ну а ты как поживаешь, дружище, наверное, совсем «опоповился»?

Мишин рассмеялся:

— Компания здесь приличная, офицеры меня не обижают, только, признаюсь, скучновато. Стоим почти все время в Одессе, ждем нападения с моря. Приказ такой: если подойдет турецкий флот, то двигаться вдоль берега в лиман, на мелководье. Неприятель за нами не сунется — у него осадка большая, а мы, отойдя подальше, будем палить из главного калибра, находясь вне выстрелов. У нас башни сверху не закрыты, и мы можем поднять стволы на сколько захотим.

— Вы все время в Одессе и простояли?

— Нет, выходили на неделю в лиман — были ученья по отражению атаки турецкого флота. Стреляем мы довольно точно и далеко — качка почти не чувствуется, а вот после выстрела начинает крутить. Каждый раз приходится машиной подрабатывать.

Юнкера еще долго беседовали. Говорили о своих временных сослуживцах — офицерах, вспоминали общих знакомых, девушек. Володя вернулся на «Весту» только к ужину. Войдя в кают-компанию, он попал к окончанию разговора о «поповках». Многие офицеры тоже побывали на них. Говорил Перелешин-младший:

— А все-таки, господа, надо отдать должное вице-адмиралу Попову. Ведь никому до него не приходило в голову, что судну, тем более боевому, можно придать иную форму, кроме той, что сложилась веками. По меньшей мере, в остроумии не откажешь.

Опять потянулись дни ожидания. Яковлевы бывали в городе, отправили отцу письмо с описанием своего плавания. Их поразила огромность и великолепие Одессы, обилие прекрасных больших зданий, лестница на Приморский бульвар, длинные, прямые и широкие улицы, по которым фланировала хорошо одетая публика. Прекращение внешней торговли приносило, конечно, большие убытки местным коммерсантам, зато те из них, что смогли заполучить заказы на снабжение армии, неслыханно быстро богатели, если не попадали под суд за чересчур уж явные злоупотребления.

Оживление в городе, и особенно в районе вокзала, куда прибывали поезда с военными грузами, странно контрастировало с тишиной и запустением порта. Пакгаузы стояли закрытыми, замерли у пирсов иностранные пароходы, застигнутые войной.

Но война никак не была к лицу Одессе — городу, созданному для торговли и развлечений. Странно было встречать на ее улицах множество военных, видеть стволы орудий, ощетинивших мирные берега, переживать ежевечерний мрак, в который погружался город в десять часов.

Для Севастополя это было бы естественно, он всегда оставался крепостью и даже разрушенный воспринимался как крепость. Если бы с его берегов не глядели в море жерла пушек, то Володя почувствовал бы, что в общей картине чего-то не хватает. Одессе же это совершенно не шло. Город широко и открыто раскинулся вдоль берега, видимый издали, он гостеприимно приглашал к себе купца или туриста. Сейчас, окруженный батареями и минными полями, он напоминал добродушного негоцианта уже не первой молодости, одновременно жуира и примерного отца семейства, почему-то ставшего своим долгом увешаться всевозможным оружием.

Днем Володя и Андрей, если не были заняты по службе, часами следили, как мальчишки и взрослые в самых живописных костюмах всех степеней изношенности ловили с мола бычков или же шли в купальни у дачи Ланжерона. После десяти их ждало захватывающе интересное, никогда раньше не виданное зрелище лучей прожекторов, освещающих море в районе минных полей. Два длинных белых луча, иногда скрещиваясь, ходили по горизонту. Они выхватывали из тьмы то верхушки волн, то выцветший в их яркости до ослепительной белизны Воронцовский маяк на конце мола. Иногда луч падал на берег, и тогда из полного мрака внезапно появлялись белые призраки домов.

Телеграммы с театра военных действий, которые печатались в «Одесском вестнике», сообщали о победах русских войск. В Армении они осаждали Каре и угрожали Эрзеруму; в Болгарии взяли древнюю столицу страны — Тырново, а 7 июля генерал Гурко захватил горный перевал Шипку, и в руках русских оказались две важнейшие дороги, ведущие через Балканы в Румынию. Балканские горы на этом направлении были самой важной оборонительной линией Оттоманской империи, и выход на перевал означал прорыв турецкой обороны. Но почти одновременно с сообщением об успехах пришла весть о первой серьезной неудаче. Единственный способный полководец турок — Осман-паша, командовавший группой войск у крепости Видин на Дунае, быстро прошел вниз вдоль реки и занял Плевну, угрожая правому флангу наступавших русских войск. Чтобы двигаться дальше, надо было штурмовать этот город, который турки превратили в настоящую крепость.

Не подтянув резервы, не разведав турецкие укрепления, русский главнокомандующий, брат царя, великий князь Николай Николаевич дал приказ немедленно штурмовать Плевну. Атака была предпринята 8 июля и окончилась неудачей.

Известие об этом пришло в Одессу девятого. Все сожалели о потерях, многие осмеливались даже вслух осуждать (но только в кругу надежных людей) распоряжения великого князя. Впрочем, надеялись, что после прибытия резервов Плевна падет. Они не знали, что для этого потребуется правильная осада, три штурма, потеря нескольких десятков тысяч человек и пять месяцев!

9 июля вечером, во время чтения газет и их обсуждения в кают-компании, на борт «Весты» поднялся незнакомый офицер. Отрекомендовавшись вахтенному начальнику адъютантом генерала Семени, он просил проводить его в каюту командира корабля. Пробыл он там недолго, но после его ухода Баранов тотчас потребовал к себе старшего офицера. Когда Перелешин вернулся в кают-компанию, все взоры вопросительно устремились на него.

— Господа, получен приказ главного командира — завтра в четыре часа пополудни выходим в море!

— Куда? Зачем? Одни или в составе эскадры? — посыпались вопросы.

— Одни, но цель плавания содержится в запечатанном пакете, который командир может вскрыть только в море.

В этот день была окончена погрузка угля, Чернов получил несколько запасных приборов к системе аппаратов автоматической стрельбы, и «Веста» могла выйти в море тотчас же. Задержку расценивали так, что за вечер и ночь они должны оказаться возможно дальше от Одессы и возникнуть утром где-то (но где?) у турецких берегов, где их совсем не ждут.

Володя обрадовался:

— Наконец-то, — прошептал он Андрею, — а я думал, что не успею, ведь только пять дней осталось!

Они вышли на палубу, прошли на бак мимо тихо «лясничавших» у кадки с водой матросов, стали у бушприта. Было десять часов, город погрузился в темноту, и сразу же ярко вспыхнули прожектора. Андрей и Владимир долго стояли, опершись о леера, провожая взглядом завораживающее движение лучей во мгле.

— Где-то мы будем завтра в этот час? — произнес Андрей.

Глава восьмая. Бой

День 10 июля тянулся невозможно долго. Пополнив запасы провизии и воды, экипаж ждал отплытия.

Баранов распорядился, чтобы на берег никого не пускали, во избежание опозданий. Над Одессой медленно плыл знойный день. Ослепительно сверкали стены домов и сонные воды гавани, к металлическим леерам было больно прикоснуться — так они раскалились.

Наконец в два часа отдали приказ поднимать пары — в зевы топок полетел уголь, загудели котлы, из труб повалил дым. Ровно в четыре «Веста» отдала швартовы, без лишнего шума отвалила от пирса и двинулась к выходу из гавани.

Через час, когда, следуя на юго-запад, «Веста» удалилась от Одессы миль на десять, Баранов пригласил к себе в каюту Перелешина-старшего. Тот вышел из кают-компании, бросив значительный взгляд на собравшихся там офицеров.

Через четверть часа старший офицер вернулся.

— Господа, — объявил он, — «Веста» направлена в самостоятельное крейсерство вдоль Румелийского и Анатолийского берегов сроком на пять дней. К приказу приложен подробный маршрут с планом. Сейчас идем к Кюстенджи, на вид города должны прибыть утром. Приказано захватывать коммерческие и небронированные суда неприятеля, избегая, как всегда, встречи с броненосцами. Господин подполковник, — продолжал он, обращаясь к Чернову, — командир корабля просил вас немедля зарядить орудия.

Тотчас пробили боевую тревогу, из пороховых и бомбовых погребов из рук в руки стали передавать снаряды и заряды, бомбы с боевыми винтами были вложены в стволы мортир, снаряды с медными гильзами досланы в затворы скорострельных пушек. «Веста» резала легкую зыбь, готовая в любой момент выбросить в цель залп весом в 12 пудов.

Но вокруг все было спокойно. Справа по борту на горизонте тянулись уже знакомые берега, слева и по курсу расстилалось пустынное море. «Веста» шла, делая 11 узлов, дымок из трубы улетал за корму и быстро рассеивался. Солнце склонялось к Румелийскому берегу. Володя стоял на баке и всматривался вдаль, в глубине души надеясь, что именно ему первому удастся увидеть дым вражеского корабля.

Неподалеку, в кругу «баковой аристократии», выделялась крепкая фигура боцмана Власова.

— А как вы считаете, Алексей Петрович, — почтительно обратился к нему красивый брюнет с небольшими усиками, матрос 1-й статьи из черноморцев Филипп Белый, — встретим ли на этот раз турка?

Власов не торопясь затянулся, вынул изо рта короткую обкуренную трубочку и солидно ответил:

— Очень может быть, парень. Когда мы прошлый раз ходили эскадрой, он нас боялся и прятался. А сейчас одни — вот он и кинется.

— И неужто мы с ним сражаться будем? Ведь у него же броня и пушки, сказывают, огромные. Калибр их, я слыхал, в два раза больше, чем у нас.

— Боишься, что ли? — насмешливо спросил боцман.

— Да не то что боюсь, — ответил матрос, — а просто сомневаюсь.

Вокруг них собралось много подвахтенных матросов, подошел и Володя, готовый прийти на помощь боцману в объяснении преимуществ «Весты». Власов увидел его и, не желая ударить лицом в грязь перед юнкером, ответил с полной уверенностью:

— А ты не сомневайся. Видел, какие провода подполковник Чернов всюду к орудиям протянул? Это называется гальванизм (он явно гордился тем, что запомнил такое слово). Этим самым гальванизмом мортиры сами стреляют и все разом. Видел небось, как под Очаковом щит разнесли? А палуба у турецких броненосцев (я сам слышал, как об этом его благородие капитан-лейтенант со старшим офицером говорили) совсем не бронированная. Вот мы по ней сверху бомбами и ударим. И ходу у «Весты», считают, на узел больше, чем у самого быстрого турка. Вот и соображай! А то… сомневаюсь! — закончил он.

— Так-то оно так, Алексей Петрович, — не унимался его собеседник, — а если он в нас из своей пушки угодит? Власов посерьезнел:

— Промахнется бусурман. Ну а если попадет, то на это божья воля. Да, может, с одного его снаряда ко дну-то и не пойдем.

— А коли в машину?

— Ну если в машину, тогда, конечно, хана, — согласился боцман.

Наступила ночь. «Веста» двигалась без огней; еле слышно стучала машина.

В четыре утра на мостик поднялся лейтенант князь Евгений Голицын-Головкин. Мичман Григорий Петров, уже неоднократно вынимавший часы и рассматривавший их стрелки в свете нактоузной лампы, радостно его приветствовал — можно сдать вахту и завалиться спать. Зато князь был далеко не так весел — первая утренняя вахта в море досталась именно ему, а он не любил вставать в половине четвертого.

Князь негромко окликнул сигнальщиков, убедился, что они не спят, проверил, правильно ли рулевой держит курс (все было в порядке), и стал вышагивать по мостику, заложив руки за спину. Вместе с остатками сна проходило и его дурное настроение. На востоке появилась полоса, предвещавшая рассвет, звезды меркли; ветер, как и вечером, ощущался только от движения корабля, но зыбь усилилась. Удары небольших волн приходились «Весте» в левый борт, иногда при волне крупнее прочих чувствовалось легкое сотрясение корпуса. Появилась качка.

В пять произошел обычный ритуал пробуждения команды, одновременно на палубе появился старший офицер. Владимир Платонович успел безукоризненно выбриться, умыться, выпить кофе и теперь наблюдал за уборкой корабля, попыхивая сигарой.

«В своем служебном педантизме он, кажется, перебарщивает», — подумал князь, представив, с каким удовольствием сам спал бы на месте старшего офицера до без десяти восемь.

Светало, но горизонт над морем, при чистом небе, был затянут серым маревом. По правому борту в отдалении по-прежнему тянулся берег.

— Сигнальщик, — крикнул Голицын-Головкин на фор-салинг, — ищи по правому борту Георгиевский маяк, пора бы ему открыться!

Ровно в шесть с мачты раздался крик:

— Вижу маяк, ваше благородие!

Князь взял бинокль и навел на берег. Сначала он ничего не видел, но потом обнаружил белую иглу маяка, стоящего, казалось, прямо в воде. Лейтенант был доволен — маяк открылся именно в то время, как это предсказал вчера штурман Корольков. Ни течение, ни ветер не сбили «Весту» с курса и не замедлили ее ход.

«Через пять часов придем на вид Кюстенджи, — подумал князь. — Впрочем, в это время я буду спать, — заключил он в предвкушении столь приятной перспективы».

Посмотрел на часы — было начало восьмого. Вахта подходила к концу, осталось самое трудное — дотянуть последний час, который всегда длится дольше других.

На палубе появился, зевая, Володя. Князь был рад, что есть с кем побеседовать.

— Господин юнкер, — любезно сказал он, — что-то вы сегодня стали ранней пташкой. — Лейтенант уже собирался пройтись насчет гимназистки, оставленной Володей в Николаеве и служившей, по мнению князя, причиной его бессонницы, как вдруг сверху, с фор-салинга, раздался крик:

— Ваше благородие, слева по курсу дым!

Володя и Голицын-Головкин разом повернулись в направлении протянутой руки матроса. Князь в этот момент держал в руке часы (проверял, сколько осталось до конца вахты) и машинально возгласил:

— Семь тридцать!

Володя не увидел ничего, но вглядывался в горизонт с таким жадным нетерпением, что князь, сжалившись, протянул ему бинокль.

Почти по курсу он увидел густой черный дым. Яковлев часто слышал, что турецкие корабли сильно дымят, и понял, что идет враг.

— Наверное, догоняем купца, — предположил князь, — однако надо разбудить командира.

— Я пойду! — радостно вызвался Володя, понимая, что без Баранова дальнейшие события не развернутся.

— Да что вам затрудняться, я матроса пошлю, — возразил Голицын, но Володя уже скатился по трапу и стучал в капитанскую каюту. Дверь открыл вестовой Баранова с полотенцем через плечо.

— Николай Михайлович проснулся?

— Изволили уже побриться и умываются, полотенце несу, — ответил матрос.

— Скажи ему, что на зюйде дым появился, большой и черный.

Баранов сам услышал это сообщение сквозь дверь туалетной комнаты и вышел с мокрым лицом и руками. Вытираясь, он спрашивал подробности, но Володя смог добавить только, что дым открылся ровно в половине восьмого, а рангоут еще не показывался.

— Ну вот, дождались, — сказал Баранов, застегивая сюртук, — за мной, юнкер.

И стремительно бросился на палубу. На мостике князь не отрываясь глядел в бинокль, дым на горизонте был уже виден невооруженным глазом.

— Открылся рангоут, — доложил он, — но не понять, догоняем или идем встречным курсом. Если догоняем, значит, купец, а если идет навстречу, то, может быть, и броненосец!

Баранов тоже посмотрел в бинокль.

— Вижу корпус с кожуховыми свесами, ваше благородие! — закричал сигнальщик.

— Торговый колесный пароход, — несколько разочарованно протянул Баранов.

А Володя почувствовал прямо-таки жесточайшую досаду и ярую ненависть к наглому «купцу», занявшему место великолепного броненосца, который он в мечтах уже захватил в плен и торжественно привел в Севастополь.

Действительно, в бинокль было видно судно, идущее тем же курсом, с выступающими с бортов кожухами для колес.

— Курс зюйд-тень-вест, — скомандовал Баранов.

Рулевой несколько повернул штурвал («Веста» шла курсом вест-зюйд-вест), и бушприт парохода покатился вправо.

«Отрезаем «купца» от берега», — догадался Володя.

— Кто на вахте в машине? — спросил Баранов.

— Вольный механик, — доложил вахтенный офицер.

Баранов наклонился над переговорной трубой и одновременно двинул ручку машинного телеграфа на «полный вперед».

— Поднять давление до предела! Господин юнкер, — Володя вытянулся, — отправляйтесь к подпоручику Пличинскому и передайте, что я прошу его спуститься в машину и лично наблюдать за давлением пара.

Но Пличинский уже был на палубе. Окинув взглядом горизонт, он все понял и нырнул в люк.

Наверх к подъему флага поднялись офицеры и свободные от вахты матросы. Все взоры были обращены к дыму на горизонте. Появился Чернов и встал рядом с Барановым.

— Гардемарин Барковский, — скомандовал он, — к дальномеру! — и поднял бинокль. Посмотрев не более секунды, он тихо сказал (его слышали только Баранов, Володя и вахтенный офицер):

— Николай Михайлович, это не пароход — это большой броненосец и судя по скорости сближения, он идет прямо на нас. Возьмите мой бинокль и убедитесь сами.

Пока Баранов смотрел в бинокль Чернова, который был мощнее любого другого на «Весте», Володя замер от напряженного ожидания. Неужели командир сейчас скомандует к повороту и пойдет обратно в Одессу? Но ведь именно так он и должен поступить, согласно инструкциям Аркаса. Боя с таким грозным противником «Весте» было прямо приказано избегать. Секунды тянулись долго.

— Вы правы, Константин Давыдович, — наконец ответил Баранов, возвращая бинокль, — это действительно броненосец. И скомандовал рулевому:

— Курс вест-зюйд-вест!

Бушприт «Весты» пошел обратно и снова уперся в темное пятно на курсе.

— То, что вы приняли за кожухи, — говорил между тем Чернов, — это свесы его средней казематированной батареи. Господин гардемарин, доложите расстояние.

Барковский оторвался от дальномера.

— Три мили!

— Если дать стволам предельный угол возвышения, то может достать. Не попробовать ли, Николай Михайлович?

— Нет, Константин Давыдович, — твердо ответил Баранов, — сами знаете, какая точность дальномера на таком расстоянии. А если большой недолет? Команда усомнится в нашем оружии. Нет, первый выстрел — врагу, а наш — ответ и обязательно с перелетом. — Он посмотрел на часы, было без четверти восемь. — Успеем флаг поднять. Извольте командовать к подъему, князь.

Голицын-Головкин, пораженный обыденностью приказа, оторвался от созерцания приближающегося броненосца. Враг уже был виден не строго по курсу, его корпус вытянулся в длину, броненосец повернул — решил отрезать «Весту» от берега.

Очевидно, капитану броненосца и в голову не приходило, что идущий на него корабль предпримет что-то иное, кроме бегства к берегу.

— На флаг! — скомандовал князь.

Офицеры и матросы выстроились вдоль борта. Все уже догадались, что темная точка по курсу отнюдь не торговый корабль, и не спускали глаз с Баранова, ожидая его решения. А тот, видимо, был занят только тем, что следил за песком, пересыпающимся в склянке, которую держал перед вахтенным офицером сигнальщик. К броненосцу он повернулся при этом спиной.

— Флаг поднять!

Полотнище Андреевского флага, трепеща на ветру, поползло вверх по флагштоку. Предчувствуя близкий бой, многие крестились и шептали молитвы.

Над далеким неприятельским кораблем появилась вспышка и белое пятно дыма, со страшным свистом над «Вестой» пронесся огромный снаряд и взорвался далеко за кормой. Матросы втянули головы в плечи (неодолимее желание сделать то же самое почувствовал и Володя), боцманмат Максим Ефимов вскрикнул. Яковлев стоял к нему ближе других офицеров и с испугом спросил:

— Тебя что, ранило?

— Никак нет, ваше благородие, вантиной шибануло, — ответил Ефимов, потирая плечо.

Володя посмотрел вверх и увидел болтающийся в воздухе конец проволочной вантины с левого борта на фок-мачте. Неприятельский снаряд перерезал ее, и нижним концом троса стегнуло Ефимова по плечу.

«А если бы чуть ниже», — подумал Владимир и сейчас же отогнал от себя видение 9-дюймового снаряда, взрывающегося на палубе.

— Братцы, — раздался ясный и какой-то радостный голос Баранова, — поздравляю вас с началом первого боя «Весты»!

— Ура! — прогремело в рядах команды. Горнист заиграл сигнал боевой тревоги. Комендоры поспешили к орудиям. Князь Голицын-Головкин сошел с мостика и направился к орудию баковой батареи.

Прислуга замерла у заряженных мортир. Командиры баковой батареи — Кротков и Голицын-Головкин смотрели на Чернова, ожидая приказа о наводке, но тот не торопился.

— С какого расстояния прикажете дать залп, Николай Михайлович? — обратился он к Баранову.

— Не более тысячи саженей.

— Господин гардемарин, — скомандовал Чернов смотрящему в дальномер Барковскому, — с полутора тысяч саженей докладывайте расстояние через каждую сотню.

Скорость «Весты» заметно возросла, это чувствовалось и по силе встречного ветра, и по дрожанию палубы под ногами.

Барковский припал к трубе дальномера, установленного на высокой подставке. Прибор был несовершенен, что особенно давало о себе знать при волнении, даже и не очень сильном, как сейчас. Однако гардемарин делал, что мог.

— Тысяча пятьсот, — вдруг закричал он.

Чернов дал ток в систему и наклонился к диоптрам — ожила и двинулась стрелка на картушке у нактоуза. Рулевой слегка переложил штурвал, теперь «Веста» шла, направив свои орудия на цель.

— Тысяча четыреста, тысяча триста, — монотонно сообщал Барковский.

— Элевация на тысячу саженей! — прокричал в рупор Чернов.

Кротков и Голицын-Головкин нашли в таблице нужный угол возвышения и сообщили комендорам, те завертели рукоятки маховиков. Дула обеих мортир поползли вверх и вскоре остановились. Все было готово к залпу.

Володя, стоя на мостике позади Баранова, напряженно ждал грохота выстрелов. Но его внимание было отвлечено появлением матросов с тюфяками. По приказанию Перелешина-старшего они стали быстро прикреплять их к перилам мостика, ограждая его полосатой стеганой стеной.

— В чем дело, Владимир Платонович? — удивленно спросил Баранов.

— Я приказал блиндировать мостик тюфяками, все-таки защита, — хладнокровно отвечал старший офицер.

Едва ли Баранов был убежден этим доводом, но махнул рукой, следя за врагом.

— Тысяча сто, — закричал Барковский.

— Пли! — скомандовал в рупор Чернов.

Володя увидел, как Кротков и Голицын-Головкин почти одновременно подняли вверх левую руку, сигнализируя, что передвинули на «пли» задвижки коммутаторов. Тогда и Чернов двинул от себя рукоять.

На этот раз момент замыкания контактов совпал с горизонтальным положением палубы — залп последовал почти мгновенно. Все на борту в напряженной тишине следили за подъемом бомб. Вот они начали спускаться к броненосцу и исчезли — вскоре рядом с его кормой одновременно вспухли два водяных столба.

— Небольшой перелет, — сказал Чернов, — заряжай!

— Что же это за броненосец? Господин юнкер, отправляйтесь ко мне в каюту, возьмите с дивана альбом рисунков турецкого флота и принесите сюда.

Володя проделал это мгновенно. Баранов и Чернов склонились над альбомом, Володя заглядывал через их плечи.

— Главная примета, — говорил Баранов, листая страницы, — казематы, свисающие с бортов, как кожухи колес. Вот он! «Ассари-Тевфик», флагман Гобарта-паши!

— Но у того три мачты, — возразил Чернов, — а у этого — две.

Броненосец изменил курс, стремясь лишить «Весту» возможности вернуться в Одессу, и теперь просматривался отчасти по борту. Мачт у него было только две.

— А может быть, Гобарт-паша одну убрал? — не сдавался Баранов. — На современных кораблях они только мешают. Вспомните «Ливадию».

— Возможно, — согласился Чернов, — но посмотрите-ка на этого красавца! — он показал на страницу: — «Фетхи-Буленд» или однотипный с ним «Мукадем-Хаир» — вот наш противник.

Баранов, а с ним и Володя, сравнивали оба чертежа. За исключением разницы в размерах («Ассари-Тевфик» был несколько больше) и количества мачт, корабли казались совершенно сходными.

— Да, тут однозначно не ответишь, — произнес Баранов, откладывая альбом, — но для нас все едино. Калибр у всех трех до девяти дюймов, броня от пяти на бортах до девяти на казематах. Однако хватит сближаться. Пока он не перезарядил погонное орудие, пора повернуть и стрелять с готовой батареи.

— Лево на борт! — скомандовал он рулевым. — Следить за расстоянием!

Барковский опять принялся докладывать цифры. «Веста» пошла влево, открывая врагу свой борт с ничем не защищенной машиной, цилиндры которой были значительно выше ватерлинии. Все на борту затаили дыхание. Несмотря на полную, казалось, уверенность Баранова в безопасности маневра, у каждого шевелилась мысль: «А вдруг турок успеет перезарядить пушку!»

Но броненосец молчал, не мешая «Весте» описывать циркуляцию. Барковский монотонно выкрикивал:

— Девятьсот, восемьсот… восемьсот, девятьсот!…

Все облегченно вздохнули, но Баранов был озабочен — несмотря на предельные обороты, которые были даны машине, и быстроту, с какой повернула «Беста», неприятель успел приблизиться настолько, что оказался не в кильватере, а по левому борту. Если держать на Одессу, то он будет стрелять по незащищенной машине, а «Беста» сможет отвечать только из центральной мортиры ретирадной батареи, которая одна могла свободно поворачиваться во все стороны. Быстро оценив опасность такого положения, командир скомандовал:

— Курс норд-тень-ост!

Бушприт «Весты» пошел вправо, теперь с броненосца могли видеть только ее корму.

— Приготовьте к залпу ретирадную батарею, Константин Давидович, и в дальнейшем стреляйте по мере заряжения.

Чернов отошел от командира. Через несколько секунд грохнул залп трех готовых мортир, но результатов его увидеть не удалось — или бомбы попали в броненосец, или перелетели через него. Всем, конечно, хотелось верить в первое.

— Молодцы, братцы, — закричал Чернов комендорам, — заряжай живей!

С мостика Володя хорошо видел брата, распоряжавшегося у мортиры правого борта, — он был командиром этого орудия.

Баранов не отрываясь смотрел в бинокль на броненосец, ожидая ответного маневра врага и его залпа. Он так напрягал зрение, что иногда ему казалось, что видит на неприятельском мостике темные фигуры.

Глава девятая. Победа

На мостике броненосного корвета «Фетхи-Буленд», отнесенного к рангу боевых судов, предназначенных для борьбы в открытом море, стоял его капитан Шукри-бей. Синий форменный сюртук плотно облегал начинающую полнеть фигуру, на голове над багровым широким лицом, на рыжих волосах красовалась форменная красная феска. Капитан мало походил на турка, и это неудивительно — еще год тому назад он был лейтенантом флота ее величества королевы Виктории мистером Шакром. Пример пост-капитана Гобарта, лейтенанта Манторпа и других офицеров, а главное, двойное, по сравнению с английским, жалованье, еще в два раза возросшее с начала военных действий, побудили его подать в отставку и поступить на службу к султанскому величеству. Тем более, что большинство английских газет восхваляло такие поступки, как в высшей степени патриотические и спасающие Британию от «русской опасности».

Мистер Шакр пока ни разу не пожалел об этом шаге, служба была почетной и необременительной. В его распоряжении огромный броненосец, до командования подобным, будучи в британском флоте, он вообще мог не дослужиться.

До сих пор боевая деятельность Шукри-бея и броненосного корвета «Фетхи-Буленд» заключалась в крейсировании у южных берегов Крыма. В апреле русских кораблей активной обороны еще не было, а к береговым батареям эскадра не приближалась и все обошлось мирно. Впервые орудия корвета открыли огонь по русским в начале мая, когда «Фетхи-Буленд» в составе эскадры Ахмед-паши бомбардировал пограничный пост св. Николая.

Ядра из малокалиберных пушек форта далеко не долетали до броненосца, так что и в этом «бою» Шукри-бей опять ничем не рисковал. Некоторое беспокойство у него вызвал момент, когда броненосец входил на Сухумский рейд. Было известно, что он заминирован русскими, и хотя всем капитанам эскадры накануне объявили, что отряд специально обученных ныряльщиков перерезал тросы и отбуксировал мины с фарватера, но все-таки капитан «Фетхи-Буленда» (как, наверное, и других кораблей) с опаской поглядывал на спокойную воду рейда, куда медленно входила эскадра.

Шукри-бей считал себя достаточно храбрым офицером, чтобы не ощутить смятения при встрече с неприятелем в море, но смерть, таящаяся под спокойной гладью в бухте, страшила его. Он видел экспериментальные взрывы мин и знал их сокрушительную силу. А мины для «Фетхи-Буленда» были особенно опасны потому, что его подводная часть не имела брони.

В течение мая и июня корвет один или в составе эскадры из четырех других броненосцев перевозил десант и разные военные грузы на Кавказ, крейсировал у кавказских берегов от мыса Адлер до деревни Очемчири, обстреливая и сжигая беззащитные селения. Шукри-бей был человеком здравомыслящим и не гнался за суетной боевой славой, но даже его стала смущать эта странная деятельность могучего броненосного корабля. Особенно было странно, когда «Фетхи-Буленд» использовали, как транспортное судно, ведь значительно проще и экономнее было бы не гонять его несколько раз из Сухуми в Константинополь и обратно, а сформировать конвой из нескольких коммерческих пароходов, придав им броненосец для охраны.

— Но ведь это же турки! — любил повторять с невыразимым презрением Шукри-бей, когда оставался наедине с двумя лейтенантами-англичанами, служившими под его командой на «Фетхи-Буленде». Кроме них, на броненосце было еще двадцать английских матросов, служивших в качестве унтер-офицеров и комендоров, а также инженер, исполнявший обязанности старшего механика.

Но несмотря ни на что, капитан «Фетхи-Буленда» был вполне доволен жизнью, особенно когда думал о своем бывшем сослуживце — лейтенанте Манторпе. Тот, хотя и вступил в турецкую службу месяцем раньше, но командовал до сих пор лишь речным броненосцем «Хафзи-Рахман», действовавшем на Дунае.

Несколько неприятных часов испытал Шукри-бей, когда их эскадру, стоявшую в Сулине, атаковали ночью русские минные катера. Он хорошо помнил, каким страхом был объят экипаж и какое беспокойство чувствовал сам, напряженно вглядываясь в беспросветный мрак ночи, откуда в любую минуту мог появиться бесшумный, стремительный катер с грозно опущенным в воду шестом. Он помнил, как стрелки с борта беспорядочно палили в любое темное пятно, которое померещилось им на воде, и как он вынужден был запретить это, опасаясь, что попадут в своих. Не забыл Шукри-бей и то, как высоко взметнулось пламя, осветившее на мгновение высокий борт соседнего корабля, как грохнул взрыв, как вдали повторилось то же и как он, слушая бешеную пальбу с атакованных судов, ждал своей очереди.

Но скоро стихло, а утром все со страхом и одновременно с облегчением смотрели на осевший в воде почти по палубу броненосец «Иджалие», на разметанный вторым взрывом бон у «Мукадем-Хаира». Скоро стало известно, что экипаж одного из русских катеров взят в плен и содержится на «Мукадем-Хаире». Шукри-бей не мог сдержать желания видеть этих безрассудно смелых людей, способных идти, казалось, на верную смерть. Он велел подать вельбот, отправился на «Мукадем-Хаир» и заявил там, что желал бы говорить с командиром катера.

Мистер Шакр не отдавал себе ясного отчета, каким он хотел найти пленного врага, но, вероятно, бессознательно желал увидеть что-то необычайное, так как почувствовав разочарование при виде худощавого, белокурого молодого человека. Лейтенант Пущин хорошо говорил по-английски, но смертельно устал и, вежливо отвечая на вопросы «англо-турка», как он про себя назвал своего непрошеного собеседника, с нетерпением ждал, когда он уйдет и можно будет уснуть.

Но мистер Шакр редко заслуживал упрек в излишней деликатности. Плотно поместив свою массивную фигуру на принайтованный к полу каюты стул, он поинтересовался, как был доставлен катер к Сулину. Пущин рассказал о пароходе «Константин», о его целях и назначении, как носителя минных катеров. Шукри-бей почувствовал досаду — ничего подобного не только в турецком, но и в английском флоте не было.

Потом он перешел к самому важному вопросу — какой оклад у командира минного катера. И с изумлением узнал, после подсчета сравнительной стоимости русской и английской валют, что лейтенант Пущин получает в два раза меньше жалования, чем лейтенант-англичанин на его корвете.

— Так значит, — спросил он, — командиру катера полагается солидная премия за каждую минную атаку? Сколько же это?

Пущин не сразу понял его, но когда сообразил, то, несмотря на усталость, рассмеялся. От премии он бы не отказался, жалование действительно скудное, но ничего подобного в русском флоте, к сожалению, не заведено.

— Так что же вас заставило взяться за это сумасшедшее дело? — вскричал потрясенный англичанин. — Боялись, что сошлют в Сибирь?

Пущин опять улыбнулся.

— На борту «Константина» все добровольцы, господин капитан, от юнги до командира!

С Шукри-бея было достаточно. Он встал и, пробормотав что-то похожее на прощание, вышел. Он был потрясен. Этот человек опрокидывал все его представления о ценности и смысле морской службы. Капитан размышлял о тайне русской души. Оказывается, в этой стране можно встретить людей (да не нескольких, а экипаж целого корабля!), готовых почти бесплатно (это его особенно потрясло) идти на страшный риск. Он одновременно и презирал их и восхищался ими. Но все эти чувства победила зарождавшаяся бессознательная ненависть к экипажу «Константина». Самим фактом своего существования этот корабль отрицал те основы, на которых покоилась жизнь мистера Шакра и которые он и сейчас считал единственно справедливыми.

Он осмотрел минный катер русских. Команда затопила его, но там было мелко, и турки подняли суденышко. Капитана удивила хрупкость скорлупки, на которой русские вошли на рейд, преодолевая сильную встречную волну.

— Компания проклятых идиотов, — пробормотал он и от души пожелал встретиться с «Константином» в открытом море днем, когда тому не помогут минные катера.

20 июля стало известно об образовании отдельной эскадры в Черном море под командованием Гобарта-паши. Кроме флагманского броненосца «Ассары-Тевфик», в него вошли «Фетхи-Буленд», «Мухадем-Хаир» и колесная яхта «Сюррея».

Образование отдельной эскадры очень обрадовало капитана Шукри-бея — будет покончено с надоевшей перевозкой толп турецких солдат, с исполнением роли транспортного судна. Но создавшуюся инерцию в этом деле не удалось вначале преодолеть даже Гобарту-паше. Как ни сопротивлялся он, но вынужден был согласиться на требование турецкого командования об использовании «Мукадем-Хаира» и «Фетхи-Буленда» для перевозки разного рода припасов в Сулин. Капитаны броненосцев не скрыли от адмирала своего неудовольствия, но он заверил их, что это в последний раз.

— И вообще, джентльмены, — сказал Гобарт-паша в заключение, — наша задача как можно скорее покинуть Константинополь. Пока мы здесь, наше объединение в эскадру и моя самостоятельность не более, чем фикция. Поэтому я на «Ассари-Тевфик» вместе с «Сюррейя» завтра же иду к Сухуму с последним, надеюсь, десантом. Вы же выходите в море по окончании погрузки. Назначаю рандеву в Сулине 25 июля. Пришедшему ранее прошу ждать сбора всей эскадры.

Вслед за флагманом с яхтой, приняв груз, в море вышел «Мукадем-Хаир». «Фетхи-Буленд» смог покинуть Босфор только вечером 23 июля.

И вот сейчас, утром следующего дня, Шукри-бей стоял на высоком мостике своего корабля, крепко держась за край бронированной плиты, закрывавшей его по грудь, и радостно смотрел на пытавшийся уйти от него русский крейсер.

— Проклятый «Константин», — прошептал он, — теперь-то ты попался!

Почему Шукри-бей был уверен, что перед ним «Константин», он и сам, наверное, не смог бы объяснить. Возможно, ненависть к этому страшному кораблю превратилась у него в своего рода манию. Он с наслаждением ощущал под ногами мощь своего броненосца. Паровые машины, изготовленные на известном заводе Моделей и Фильда, развивали 3250 лошадиных сил. Четыре котла нагревались двадцатью топками, извергавшими в небо клубы густо-черного дыма. Кочегарами работали турки-крестьяне, недавно оторванные от сохи, но это были дюжие парни, настолько запуганные на берегу разным начальством, что и в море были готовы работать до того, что скорее упадут, обессилев, в топку, чем прекратят кидать уголь.

Длина «Фетхи-Буленда» была равна 245 футам, ширина, по миделю, — 52, водоизмещение он имел 4700 тонн. Корабль был не совсем новый — спущен со стапелей Темзенского завода еще в начале 1870 года, но до сих пор считался одним из самых быстроходных судов турецкого флота. Инженер мистер Рид, по проекту которого он строился, настолько удачно выбрал обводы корабля, что два винта «Фетхи-Буленда», делая каждый по сто оборотов в минуту, смогли разогнать броненосец на мерной миле до 14 узлов! Самое интересное (и Шукри-бей радостно усмехнулся, вспомнив это обстоятельство), что истинная цифра скорости никогда не сообщалась журналистам и во всех справочниках (которые, конечно, имели и русские) ход «Фетхи-Буленда» был показан только в 11 узлов. Капитан «Константина», наверное, рассчитывает легко уйти, имея 12 узлов. Как он удивится, когда через час броненосец таранит его своим шпироном, если раньше не пустит на дно 9-дюймовым снарядом!

…На преследуемом корабле сверкнуло три огня, прямо с неба на Шукри-бея обрушился нарастающий свист, и почти рядом с левым бортом выросли столбы воды. По броне застучали осколки. Удивительная меткость стрельбы и синхронность падения вражеских бомб обеспокоили капитана броненосца.

«Если бы эти снаряды упали на мою палубу…- при этой мысли он невольно передернул плечами. — Впрочем, не попадут — они не могут правильно оценить мою скорость, а когда смогут, будет уже поздно».

Погонное орудие в это время перезаряжалось, а «Фетхи-Буленд» описывал пологую кривую, чтобы лечь на курс, параллельный с мнимым «Константином». Неподалеку от капитана два англичанина-лейтенанта колдовали над дальномером. Синие форменные турецкие сюртуки они носили, но упорно отказывались надевать фески, несмотря на отеческие увещевания Щукри-бея. Один из них ловил цель в перекрестке трубы, другой читал показания уровня на шкале.

— До цели? — отрывисто спросил капитан.

— 1800 ярдов, сэр!

— Приготовиться в каземате правого борта, расстояние 1800! — скомандовал Шукри-бей.

Дула орудий поползли вверх. Когда курс «Фетхи-Буленда» составил с курсом русского крейсера угол около пяти градусов, оба орудия правого каземата почти одновременно выбросили языки пламени. Броненосец содрогнулся от клотика до киля. Но в момент залпа корабль слегка клюнул носом на волне, и в бинокль было видно, как снаряды упали далеко от кормы противника, рикошетировали через него и дали еще два всплеска впереди.

К этому времени закончилось заряжение погонного орудия, стоящего прямо по оси корабля на баке, за бронированным бруствером.

Заряжалось оно, как и другие 9-дюймовые орудия, с дула, поэтому после каждого выстрела приходилось опускать ствол вручную вниз до уровня палубы, открывать там специальный узкий и длинный прямоугольный люк, опускать в него ствол, а там в подпалубном помещении стоял заряжающий аппарат. Зато теперь погонная пушка была готова, а выстрелившие орудия каземата начали заряжаться.

— Расстояние? — снова спросил Шукри-бей.

— 1600 ярдов, сэр!

— Прекрасно, — он потер руки, — мы догоняем. Огонь! Грохнуло баковое орудие, на этот раз с перелетом.

— Проклятая зыбь! — выругался капитан и обратился к вахтенному офицеру-турку:

— Пошлите стрелков на бак и приготовьте легкие орудия. Открывайте огонь залпами. Мы сметем все с их палубы!

Переводчик повторил приказ, турок поклонился и отошел. Вскоре внизу зазвучали команды и топот ног по палубе. Шукри-бей был достаточно опытным офицером, чтобы понять, что его противник, как и он сам, не имеет вращающихся орудий и наводит их корпусом корабля. Потому-то он и не держался в кильватере мнимого «Константина», а шел параллельным курсом, чтобы вынудить противника перед каждым залпом маневрировать, наводя свои орудия. Это еще больше снижало и так небольшую скорость русского парохода. Но Шукри-бей не был одновременно настолько безрассуден, чтобы просто следовать одним курсом, облегчая прицел вражеским артиллеристам. При всей уверенности, что преимущество хода и брони обеспечивают его неуязвимость, он не мог не ощущать беспокойства при мысли, что случится, если три русских бомбы одновременно взорвутся на палубе «Фетхи-Вуленда». Поэтому капитан вел броненосец зигзагами, стреляя попеременно то из погонного орудия, то из пушек левого или правого бортовых казематов. Русские бомбы продолжали прилетать часто и одновременно, но все время с перелетом. Это радовало англичанина — он понял, что русские не смогли правильно оценить скорость хода его корабля и целить с надлежащим упреждением.

После одного из залпов каземата правого борта он было с радостью подумал, что все кончено, — прямо у бортов русского крейсера взвились столбы воды. Очевидно, снаряды прошли вдоль бортов, образуя две длинные широкие пробоины, куда сейчас врываются потоки воды. Но противник не тонул, а ответил залпом, причем средняя из трех бомб взорвалась так близко от форштевня, что если бы не броневой пояс, носовая часть «Фетхи-Буленда» была бы разворочена.

* * *

Снаряды со скрежетом пронеслись вдоль бортов «Весты» и взорвались впереди, окатив бак водяными потоками. Старший офицер бросился к правому борту, а Володя по знаку Баранова — к левому. Перевесившись через леера, придерживая рукой фуражку, он глянул вниз, ожидая увидеть развороченный борт, но увидел только длинную глубокую вмятину в том месте, где снаряд скользнул по обшивке. Тотчас поспешив назад, он по спокойному лицу Перелешина понял, что и с его борта все благополучно.

Старший офицер в рупор объявил команде, что снаряды просто скользнули по борту, чем полностью успокоил матросов. Они уже привыкли к тому, что снаряды броненосца не причиняют им никакого вреда. Хотя турок и стрелял довольно точно, но зыбь мешала прицеливанию. Одни снаряды с воем пролетали над палубой, взрываясь перед форштевнем, другие падали за кормой. При этом они рикошетировали от поверхности воды и опять проносились над «Вестой». Единственный урон, что понес пока пароход от огня врага, — несколько перебитых снастей такелажа.

Но сделав свое оптимистическое заявление в рупор, Перелешин тихо сказал Баранову:

— Николай Михайлович, глубокая вмятина уходит под ватерлинию, как бы не было пробоины в подводной части.

— Пошлите боцмана, пусть осторожно, не привлекая внимания, осмотрит трюм. И скажите, чтоб молчал! И немедленно прикажите разблиндировать мостик, перенесите все эти тюфяки на борта и палубу у машинного отделения. Не возражайте, это категорический приказ. Дело становится очень серьезным. Не мы командуем ходом, а он!

— Не может быть, — возразил Перелешин, — ведь ход у турецких броненосцев 10-11 узлов!

— Я думаю, что англичане, вкупе с турками, очень ловко нас обманули. Впрочем, убедитесь сами, — он указал на бортовое 9-фунтовое орудие, от которого в этот момент отошли, окончив заряжение, комендоры. — Угол его наклона рассчитан на расстояние до цели в 12 кабельтовых. А теперь смотрите.

Орудие выстрелило, всплеск от падения снаряда появился далеко за кормой неприятеля.

— Да, сюзприз…- протянул Перелешин. — Эй, на дальномере.

— Есть на дальномере! — ответил Барковский.

— Доложите расстояние.

— Восемьсот саженей, — ответил наблюдатель, в голосе его слышалось удивление непонятным ему еще фактом столь неожиданного приближения врага.

Бак броненосца опоясался прерывистой линией из огневых точек, стая пуль со свистом пролетела над «Вестой», одновременно над мачтами лопнули две небольшие гранаты и несколько осколков впились в палубу.

— Стреляют из винтовок и 4-фунтовых орудий, — сказал старший офицер, — не вызвать ли и нам стрелков на палубу?

— Ни в коем случае, это пустая трата патронов, — ответил Баранов, — и запомните, Владимир Платонович, если меня убьют (Баранов произнес это страшное слово поразившим Володю будничным тоном), открывать ружейный огонь только с 400 саженей. Если враг подойдет вплотную — пытаться взорвать его кормовой шестовой миной, если не выйдет — бросайтесь на абордаж, а в последней крайности — взорвите пороховой погреб. Обещаете?

— Обещаю, — просто сказал Перелешин, и они пожали друг другу руки.

— Вот и прекрасно, а теперь велите побыстрее разблиндировать мостик.

Во время этой работы к Баранову подошел Чернов, он был как-то особенно торжественно-спокоен.

— Николай Михайлович, — начал он. Видно было, что подполковник пытается говорить шепотом, но оглушенный громом мортир, говорил так громко, что Володя все прекрасно слышал, — позвольте доложить, что в данный момент моя роль, как управляющего аппаратами Давыдова, кончилась.

До сих пор мы ошибались в оценке хода неприятеля, который имеет не менее 14 узлов. Сейчас он так приблизился, что даже во время полета снаряда опять вырывается вперед и уходит из-под бомб. На таком расстоянии мортиры бесполезны.

Над мостиком взорвалась граната, несколько осколков просвистело над их головами, а по палубе запрыгали дробинки, обычные охотничьи дробинки.

— Черт, какой гадостью гранаты заряжают! — брезгливо сказал Баранов, указывая на них Чернову. — Однако, дорогой Константин Давыдович, пока есть хоть какой-то шанс, продолжайте огонь. Теперь вам известна разница в скорости, стреляйте с упреждением.

— Боюсь, что поздно, — сказал Чернов, но в голосе, которым он отдавал команды, была уверенность и решимость.

— Товсь! Пли!

Мортиры рявкнули. Володя увидел облако дыма и кучу обломков, поднятых на корме неприятеля, и уже открыл рот, чтобы издать радостное «ура», когда корпус «Весты» дважды страшно вздрогнул. На юте, среди батареи, взметнулось пламя одного взрыва, затем другого.

— Юнкер, — прогремел голос Баранова, — осмотреть повреждения, доложить о потерях!

Володя бросился вперед, пробежал мимо разбитого вдребезги капитанского вельбота и, миновав надстройку, выскочил на площадку батареи. Первое, что он увидел, была дыра в палубе, из которой вился легкий дымок. Ближайшая к нему мортира, которой командовал Андрей, лишилась половины дула, под ногами путались разорванные взрывом провода. Прямо перед ним лейтенант Рожественский пытался приподнять залитого кровью Чернова. Подполковник что-то говорил, указывая рукой на мортиру. Вдруг его рука упала и он неестественно вытянулся.

«Неужто умер!» — в ужасе подумал Володя и тут увидел Андрея. Сначала, впрочем, заметил только ноги, торчащие из-за станка подбитой мортиры. Невольно замедлив шаги, страшась узнать то, что случилось, он обогнул мортиру. Андрей лежал на спине, устремив остекленевший взгляд прямо на пылающий диск солнца. Его плечи были превращены в кровавое месиво, рядом медленно увеличивалась лужа крови. Вокруг стонали четыре раненых комендора.

Дико вскрикнув, Володя бросился на мостик. По дороге он встретил матросов с носилками и доктора Франковского, но не остановился. Он знал, что для Андрея все кончено.

Увидев его залитое слезами лицо, Баранов понял, что случилось нечто ужасное.

— Андрей убит, — по-детски всхлипывая, лепетал Владимир, — Константин Давыдович тоже, четверо матросов ранены, вельбот разбит…

— А орудия? — страшным голосом спросил Баранов.

— Одно разбито, два целы, — ответил Володя, отвернувшись от командира, схватился за перила мостика и зарыдал. Рука Баранова легла на плечо Володи и стиснула его.

— Не время плакать, юнкер, — услышал Володя суровый, но полный сочувствия голос. — Вы и я, все на «Весте» в любую минуту можем разделить судьбу вашего брата и Чернова. А нам надо выжить и отомстить за них! Отправляйтесь на бак и передайте лейтенанту Кроткову приказ перейти с четырьмя комендорами из его расчета на ретирадную батарею. По дороге пригласите на мостик старшего офицера. Пусть вызовет стрелков на палубу и троих, самых лучших, возьмет с собой сюда.

Слова Баранова вернули Владимира к действительности. Он посмотрел на броненосец, даже на глаз было видно, что он приблизился саженей на 400. И вдруг вспомнил:

— Николай Михайлович, от последнего залпа бомба попала турку в корму, я видел тучу обломков.

— Молодец, — похвалил Баранов, — а теперь бегом на бак!

Старший Перелешин уже окончил блиндирование машины тюфяками и скоро явился на мостик с тремя стрелками. Одновременно вдоль бортов рассыпались матросы с ружьями — им было приказано целить в амбразуры казематов броненосца, откуда высовывались, как было видно в бинокль, красные фески. На юте Кротков и Рожественский заряжали и вручную наводили две оставшиеся невредимыми мортиры.

Над настилом мостика показалась голова боцмана Власова. Почтительно сняв шапку, он подошел к старшему офицеру и, посмотрев на рулевых у штурвала, явно конфузясь, произнес:

— Ваше благородие, дозвольте сказать два слова на ушко?

Перелешин склонился к нему.

— Что, большая пробоина? — спросил он взволнованно.

— Никак нет, ваше благородие, но небольшой пожар аккурат над пороховым и бомбовым погребами на юте. Турецкий снаряд — он наполовину вверху, а наполовину под палубой взорвался.

— Никому не говорил?

— Вот-те крест, — истово перекрестился Власов.

Перелешин торопливо пересказал новость Баранову.

— Владимир Платонович, придется вам это взять на себя. Захватите всех свободных офицеров, кроме минных — они, боюсь, нам понадобятся. Возьмите мичмана Петрова и гардемарина Казнакова. А чем заняты волонтеры?

— Господа Джевецкий и Мельников с переводчиком Спиропуло наряжены в команду для подачи снарядов к баковой батарее.

— И Спиропуло там? Молодец! Захватите всех с собой, сейчас на баке делать нечего.

Перелешин побежал вниз по трапу, Володя было кинулся за ним, но Баранов остановил его:

— Останьтесь, вы мне понадобитесь.

Опять над палубой разорвались две гранаты, юнкер увидел издали, как вздрогнула спина лейтенанта Кроткова, занятого вращением маховика наводки мортиры, как он левой рукой сделал жест, как бы желая ее почесать, а потом провел по волосам. Правой он при этом продолжал вращать маховик. После Володя узнал, что в этот момент семнадцать дробин впились лейтенанту в тело, а близким разрывом опалило волосы. Рожественский рассказывал потом, как англоман Аполлон Кротков наводил мортиру и сквозь стиснутые от боли зубы проклинал по-английски «английских свиней» на неприятельском броненосце.

Враг находился в это время в позиции, удобной для залпа из правого бортового каземата, но не стрелял, а стал разворачиваться, направляя на цель носовое орудие.

— Вы были правы, юнкер, — повеселев, сказал Баранов. — Одна бомба попала, но не в корму, а в правый каземат — этим орудиям уже больше не стрелять и их комендорам тоже!

Володя взял у сигнальщика подзорную трубу и направил на броненосец. С виду каземат был совершенно цел, но молчал.

«Бомба пробила ему крышу»,- догадался юнкер. Его внимание привлек солнечный зайчик на неприятельском мостике. Напрягши зрение, он разглядел два синих мундира у сверкающего бликами аппарата и поодаль — красное пятнышко турецкой фески.

— Николай Михайлович, — доложил он Баранову, — вижу одного турка и двух англичан у дальномера!

Он вздрогнул от близкого выстрела. Это Баранов, взяв «барановское ружье» из рук Николая Носкова, стрелка 1-го разряда, приведенного на мостик Перелешиным, сам стрелял по амбразуре броненосца. Володя сбоку увидел его лицо, бороду, прижатую к прикладу, отметил полную неподвижность корпуса, — то был опытный стрелок с твердой рукой. Вот он опустил винтовку, откинул затвор, вложил патрон, резко взвел курок, опять приложил приклад к плечу, недолго целился и выстрелил. Стрелял он с ожесточением, выдававшим необходимость разрядить многочасовое нервное напряжение физическим действием.

Выпустив пять пуль, командир передал ружье Носову, поднял бинокль, недолго смотрел в него.

— Братцы, — обратился Баранов к стрелкам и комендорам энгстремовского орудия, — видите солнечные блики на мостике турка?

— Видим, ваше благородие.

— Сто рублей премии на всех, если собьете прибор! Приготовиться! Пли!

Залп двух энгстремовских стволов и трех винтовок оглушил Володю. В подзорную трубу он увидел, как упали синие фигуры и исчезла красная феска. Но аппарат продолжал сверкать линзами на солнце.

— Молодцы! — объявил Баранов, — Хотя дальномер цел, но наблюдатели уничтожены. Премия выплачивается после боя. — Рады стараться, ваше благородие! — привычным хором ответили стрелки.

На юте грохнула мортира Кроткова, но взрыва бомбы не последовало.

— Отказала, — разочарованно сказал Баранов и велел Володе вызвать на мостик Перелешина-младшего. Яковлев нашел обоих минных офицеров у своих катеров. Они на всякий случай разводили пары в машинах и уже успели в этом. Услышав о приглашении Баранова, Михаил Платонович кивнул Жеребко-Ротмистренко и произнес:

— Сейчас я его спрошу.

Поднявшись на мостик, он первым делом посмотрел на броненосец, оценивая на глаз расстояние до него. А до острого шпирона турецкого корвета оставалось саженей 300-350.

— Михаил Платонович, — сказал Баранов, — противник, как видите, наступает уже не маневрируя. Очевидно, он намерен таранить «Весту». Прошу вас отправиться на корму, приготовить шест со снаряженной миной, проверить провода. Когда броненосец подойдет на длину шеста, откидывайте его от борта, не дожидаясь особой команды, по вашему усмотрению.

— Николай Михайлович, — ответил лейтенант, — я и Жеребко-Ротмистренко просим разрешения на атаку минными катерами. Их команды тоже рвутся в дело. Пары уже подняты.

Баранов, явно потрясенный предложением, с изумлением посмотрел на Перелешина.

— Но ведь сейчас же белый день, — воскликнул он, — это безумие! Никто еще не атаковал броненосец в открытом море, на ходу, да еще при свете солнца!

— Так тем больше чести тому, кто решится на атаку! — воскликнул Перелешин.

Баранов посмотрел на море вокруг.

— Михаил Платонович, — мягко сказал он, — посмотрите на волны — какая зыбь! Катера не выгребут против волны, а потом ведь для их спуска надо остановиться по крайней мере на пять минут! Нет, это невозможно! Оставьте безумную затею и отправляйтесь, пожалуйста, к кормовому минному шесту, он может нам скоро понадобиться.

Перелешин вздохнул, повернулся и стал спускаться по трапу. Володя провожал взглядом его изящную фигуру, жалея, что Баранов не разрешил минной атаки.

Крупная граната взорвалась над мостиком, ударила взрывная волна, масса осколков впилась в настил. Володя увидел, что Перелешин схватился за бедро и упал. Одновременно он услышал странный чавкающий звук и стоны справа от себя. Стрелок Носков лежал на мостике с оторванной головой, рядом умирал другой матрос с развороченной грудью. Из «Птички», катера Перелешина, повалил густой пар — осколком пробило котел.

Баранов и Володя одновременно подбежали и склонились над Перелешиным.

— Михаил Платонович, голубчик, куда вас? — спрашивал Баранов.

— Ногу… оторвало, — с трудом приподнимаясь на локте, ответил раненый, — не смог я минный шест осмотреть, — виновато продолжал он, — пошлите Жеребко-Ротмистренко, он в этом тоже прекрасно понимает. Но, если и с ним что случится, то помните, Николай Михайлович, главное — снаряженную мину к шесту крепить только перед самой атакой. А то взорвется ненароком…

Раненый разволновался. Баранов, понимая, что через несколько часов он, скорее всего, умрет, старался успокоить лейтенанта, обещая проследить, чтобы все исполнили в точности. Подбежали санитары, положили Перелешина на уже окровавленные носилки и понесли…

Из люка на юте появился старший офицер, за ним — Петров, Казнаков, волонтеры и переводчик. Их лица и руки были покрыты копотью, волосы и брови обожжены. Все были в одних сорочках, в руках — дымящиеся обрывки сюртуков.

— Пожар потушен, Николай Михайлович, — доложил старший офицер, — огонь не успел разгореться, тлела только мебель и ковер. Затоптали и сбили. А что с Михаилом? — ему уже сказали о ране брата.

— Он в лазарете, но, боюсь, дело плохо, нога оторвана почти у паха. Сами знаете, чем грозят такие вещи, — печально отвечал Баранов.

Над «Вестой» опять разорвалось несколько гранат, но осколки никого не задели. Володя подумал, что через несколько секунд броненосец окончит заряжать погонное орудие и с такого расстояния не промахнется. Море стало успокаиваться, зыбь стихала. Оставалась маленькая надежда на мортиру Рожественского, который что-то уж очень долго и тщательно наводил ее.

Баранов не выдержал:

— Юнкер, отправляйтесь туда и спросите лейтенанта Рожественского, собирается ли он вообще когда-нибудь стрелять?

Володя сделал шаг, но в это время мортира грохнула. В бинокли было видно, что бомба взорвалась прямо за бруствером погонного орудия.

— Ура! — не удержался Владимир.

— Спокойно, юнкер, — осадил его Баранов, — еще не ясно, подбита ли пушка. А вдруг она сейчас выпалит!

Но орудие молчало. Бомба Рожественского сделала свое дело.

— Уже легче, — заметил Баранов, возвращаясь на мостик, — потопить снарядами теперь он нас не сможет, — гранаты опасны только для людей, но не для корабля. Но остается удар шпироном. Вы, Владимир Платонович, можете спуститься в лазарет к брату, если будет надо, Яковлев вас позовет.

На мостике они застали князя Голицына-Головкина.

— Что вы здесь делаете, князь? — спросил Баранов.

— Я сейчас без работы, Николай Михайлович, — отвечал Голицын, — надоело торчать у своей мортиры, пришел, если не возражаете, полюбоваться пейзажем. А мостик-то, вижу, разблиндировали!

— Машина важнее, — ответил Баранов. Над мачтами разорвались еще две гранаты, но мелкие. Опять по палубе запрыгала дробь. Володя заметил, что Голицын все время держится между Барановым и броненосцем, прикрывай командира своим телом. Заметил это и Варанов.

— Послушайте, князь, что это вы торчите передо мной, как столб? Извольте отправиться на свой пост. — И повернулся к Володе:

— Господин юнкер, спуститесь в машину и спросите подпоручика Пличинского, не может ли он еще поднять давление пара. Даже с риском взрыва котлов. Нам необходимо оторваться от неприятеля!

Люк над трапом в машинное отделение был завален тюфяками, поэтому Володя прошел на бак, миновав комендоров Голицына, которые сидели на палубе под прикрытием надстроек.

— Как там, ваше благородие? — спросил один из них.

— Хорошо, братцы, — как можно бодрее ответил Володя, — все большие пушки у турка уже сбили!

Он нырнул в люк, спустился в нижний коридор и пошел по нему к центру корабля. Здесь было непривычно тихо, даже в ушах зазвенело. Шум машин внизу казался ласковым, монотонным и усыпляюще-мирным. Сюда не доносился грохот залпов, отрывистый лай очередей из энгстремовских орудий, более редкие выстрелы 9-фунтовых пушек. Володя спустился по трапу и… попал в ад. Страшная жара стояла в машинном отделении, раскаленные стенки топок матово светились. Люди были почти голые, пот лил с них потоками, оставляя дорожки на покрытой угольной пылью коже.

Володя не сразу узнал старшего механика Пличинского, но тот сам подошел к нему.

— Что наверху?

— Большие пушки у турок сбиты, но сильно страдаем от гранат. Ход у врага почти 14 узлов, он нас настигает и хочет таранить. Николай Михайлович послал спросить, не можете ли вы еще поднять давление.

Пличинский устало пожал плечами.

— Я и так удивляюсь, как котлы еще держат. Молодцы англичане, прекрасная машина! А кочегары — смотрите сами. Меняю через час, но и то на исходе вахты человек падает, как куль, прямо в уголь. Ведь больше пяти часов, как телеграф стоит на «полный вперед».

Делать было нечего, и Володя собирался подняться на палубу, которая сейчас казалась ему раем, несмотря на гранаты и шрапнель.

Сменилась очередная часовая вахта. К ним, шатаясь, приблизились две черные фигуры.

— Гавриил Кондратьевич, — сипло произнес один из подошедших, — мы вот с Колькой Устиновым решили на палубу пройти. По ведру воды из-за борта на себя выльем и воздуху дохнем. Невмоготу!

— Слушай, Мирошников, — ответил Пличинский, — ты машинист 1-го класса, а говоришь, как дитя. Вот юнкер рассказывал сейчас, что палубу так шрапнелью и поливает. Потерпите, братцы!

Но Устинов и Мирошников упрямо качали головами:

— Невмоготу больше! — повторил Мирошников.

Пличинский понимал, что люди дошли до предела, и махнул рукой. Машинист и кочегар, тяжело ступая, полезли по трапу. Володя за ними. На палубе они стали плечом к плечу, обернулись в сторону хода и, счастливые, шумно втягивали в себя воздух.

Володя был уже на последней ступеньке, когда небо над ним раскололось и невидимая сила швырнула его на палубу. Несколько мгновений он лежал неподвижно, ощущая тупую боль в углубленном при падении плече, потом сел, почувствовал боль в голове и звон в ушах.

«Наверное, контузило», — подумал он и увидел своих спутников — машиниста и кочегара. Они лежали рядом на спине, убитые наповал осколками. На лицах так и осталось выражение довольства от последнего в их жизни глотка воздуха…

Слегка пошатываясь, Володя подошел к мостику и увидел, что Голицын-Головкин помогает подняться упавшему на колени Баранову.

— Николай Михайлович, — испуганно спрашивал князь, — вас ранило? Куда?

— Пустяки, — морщась, отвечал Баранов, ощупывая голову и левую руку, — крови нет, просто слегка контузило. Эй, что это? На курс!

«Веста» стала почему-то разворачиваться левым бортом к неприятелю. Баранов подскочил к штурвалу и резко повернул его. Тот закрутился неожиданно легко, не оказывая никакого влияния на курс парохода.

— Перебит штуртрос! Яковлев, бегите, ищите боцмана, пусть найдет повреждение и срастит трос. И пришлите на мостик старшего офицера — он у брата.

Подойдя к телеграфу, Баранов передвинул его на «Стоп». Сотрясение палубы прекратилось, затихла стрельба, и наступила пугающая тишина. «Веста» продолжала по инерции поворачивать и стала точно поперек курса броненосца.

Власова Володя нашел быстро, и тот опрометью кинулся за плоскогубцами. Старший офицер уже сам спешил на мостик, обеспокоенный остановкой машины. Когда они проходили по палубе, еще одна граната лопнула над «Вестой», и вслед за этим над неподвижным пароходом раздался пронзительный и бесконечно печальный свист — осколок перебил паропровод на трубе, и пар, выходя, свистел. Похоже, что у всех на борту мелькнула мысль о бесполезности дальнейшего сопротивления, стрелки опустили ружья, комендоры прекратили заряжать орудия. Но с мостика раздался громовой голос Баранова, усиленный рупором:

— Залпом, пали, черт вас всех побрал! — кричал он.

Грохнул залп стрелков, успевших перебежать на левый борт, опять загремела очередь энгстремовского орудия, бомбоносы понесли бомбы к мортирам ретирадной батареи.

На мостик Перелешин поднялся, сжимая обеими руками виски.

— Кажется, Николай Михайлович, и меня контузило… Что изволите приказать?

В голосе его, впрочем, слышалось сомнение и безнадежность. Что мог приказать Баранов в такой ситуации?

— Владимир Платонович, — веско сказал капитан, — немедленно сформируйте абордажную партию и постройте ее на правом борту под прикрытием надстроек. Вооружите людей интрипелями[5] и абордажными револьверами.

Перелешин поспешно спустился с мостика. «Веста» продолжала беспомощно болтаться на зыби, осыпаемая пулями и гранатами. Броненосец уже подошел саженей на 250 — ясно виден был бурун, где резал воду его форштевень. По-прежнему пронзительно свистел пар, перекрывая грохот залпов.

Баранов расхаживал по мостику, уже не обращая внимания на следовавшего за ним князя Голицына.

— Что там Власов копается, черт его побери! — воскликнул он в сердцах.

— Еще и минуты не прошло, как вы его послали, — возразил Голицын, показывая часы, — он и не нашел еще повреждение.

Но князь ошибся: боцман уже бежал к ним с кормы. Рулевой коснулся штурвала и почувствовал привычное сопротивление — штуртрос был исправен! Баранов двинул ручку телеграфа на «Полный вперед».

— Руль на левый борт! — скомандовал он.

«Веста» двинулась. На палубе строилась абордажная партия. Голицын по приказанию Баранова отправился сменить Кроткова, которого последняя граната ранила осколком в лицо. Николай Михайлович требовал, чтобы батарея как можно скорее открыла огонь. Было без пяти минут два, яростный зной лился с неба, Баранов и Володя непрерывно вытирали пот, струившийся из-под фуражек. Подошел боцман, ловко влез по скобам, прикрепленным к трубе, до поврежденного паропровода и заткнул дыру паклей. Свист прекратился.

— А ведь, может быть, и выпутаемся, — сказал Баранов. — Попасть бы в него, нехристя английского, еще одной бомбой!

* * *

Мистер Шакр на мостике «Фетхи-Буленда» чувствовал себя отвратительно. Почти шесть часов продолжался бой, а только один снаряд с броненосца попал в проклятого «Константина». Он хорошо видел в бинокль взрыв на палубе и потом понял, что одна мортира не действует. Но зато на борту «Фетхи-Буленда» были выведены из строя орудия в казематах, уничтожена погонная пушка, среди прислуги много убитых и раненых. Он до сих пор ясно помнил, какой ужас испытал, когда русская бомба ударилась в незащищенную палубу корвета прямо перед мостиком. Она проломила настил и исчезла внутри корабля. Несколько страшных мгновений он ждал взрыва крюйт-камеры, который бы разнес броненосец на куски, но его не было. С невыразимой радостью приговоренного к смерти, которому под виселицей объявлено помилование, Шукри-бей понял, что бомба не взорвалась. Первым его порывом тогда было скомандовать к повороту и скорее сбежать от этого страшного корабля, но он представил себе насмешливую улыбку Гобарта-паши и притворно сочувственный взгляд Манторп-бея. Броненосный корвет бежал от пассажирского парохода! Манторп будет рад занять его место на этом мостике, он давно сюда метит.

Нет! Надо догнать «Константина» и ударом шпирона пустить на дно! Был момент, когда Шукри-бей решил, что наконец-то все кончено, — враг беспомощно остановился, подставив ему борт для удара. Но вот он опять показал корму, и англичанин подумал, что через несколько минут, а может, секунд, последует дьявольски меткий залп из двух оставшихся мортир.

Его взгляд упал на одиноко стоящий на мостике дальномер, о бронированный парапет ударила пуля. Какой ливень свинца час тому назад обрушился на мостик! Один из офицеров у дальномера был убит, другой тяжело ранен. С головы Шукри-бея пуля сбила феску. Снаряды скорострельной пушки со страшным грохотом пробарабанили по броне. Он понял, что русские целились в его красный головной убор и больше не надевал его. Дальномер стоял целый, но совершенно бесполезный — орудия, которые могли стрелять вперед, молчали. Нет, только таран! Он наклонился над переговорной трубой:

— Нельзя ли еще поднять давление в котлах?

— Невозможно, сэр, — ответил старший механик, — котлы давно на грани взрыва, кочегары валятся с ног.

— Черт с ними, они же турки. Сделайте невозможное, мы должны таранить «Константина».

— Постараюсь, сэр, — донеслось снизу, но в это же время под палубой что-то грохнуло и из вентиляционных каналов пополз, шипя, пар.

— Что случилось? — закричал Шукри-бей, уже догадавшийся, что произошло.

— Взорвался один из котлов, сэр, — не сразу ответили снизу, — есть раненые и, возможно, убитые.

Скорость упала. Капитан быстро подсчитал: с оставшимися котлами он сможет делать узлов 10, от силы 11 — от погони приходилось отказаться. В бессильной ярости, сжав кулаки, он смотрел на корму врага, которая перестала приближаться. Но поворачивать было нельзя — русский крейсер мог пуститься в погоню — его баковая батарея была не повреждена. Шукри-бей передвинул ручку телеграфа к себе — ненавистная корма стала удаляться. Ну ничего, он еще сумеет выкрутиться. В вахтенном журнале запишет, что погнался за «Константином», сделал несколько выстрелов, но, увидев, что снаряды не долетают, прекратил стрельбу, а из-за неполадок в машине не мог развить полной скорости, почему русский крейсер ушел. Повреждения можно будет исправить своими силами, унтер-офицерам прикажет молчать, раненых и убитых спишет на случайное попадание единственного русского снаряда (нет, лучше написать, что попало два — один пробил трубу, эту дыру он заделывать не станет специально). Шукри-бей заметно повеселел. Он не мог знать, что вскоре ему придется предстать перед военным судом в Сулине, и хотя его официально оправдают и даже опубликуют в газетах несколько статей, поддерживающих выгодную для турок и англичан ложь (одну из них он даже напишет сам), но заставят подать в отставку, и Манторп-бей займет его место на мостике «Фетхи-Буленда».

* * *

Никто на палубе «Весты» сначала не обратил внимания на то, что пароход перестали осыпать осколки гранат. Минут через десять в очередной раз грохнула кормовая мортира. Столб воды от взрыва бомбы вырос саженях в 50 от форштевня неприятеля.

— Пригласите на мостик лейтенанта Голицына, — велел Баранов.

Володя пустился на ют со всех ног, князь приказал заряжать без него и поднялся к Баранову.

— Почему бомба упала с таким недолетом? — спросил тот.

— Сам удивляюсь, Николай Михайлович.

— А какой угол возвышения вы придали?

— 42 с половиной градуса, как следует по таблице для расстояния в 350 саженей.

— А заряд?

— Обычный, семь фунтов.

— Так значит… — Баранов не сразу поверил в невероятность случившегося, — он отстает!

— Неприятель поворачивает! — вскричал Володя, указывая на броненосец. Все действительно увидели, как форштевень врага покатился вправо, открывая борт. Рявкнула мортира Рожественского, но он тоже ошибся в расстоянии, и бомба не долетела.

— Руль на левый борт! — скомандовал Баранов. — Князь, отправляйтесь к своей батарее на баке, переведите обратно комендоров до нужного комплекта. Надеюсь, орудия заряжены?

— Точно так.

— Сейчас мы их разрядим по турку. У него что-то случилось с машиной — видели пар или дым? Теперь мы будем командовать скоростью.

«Веста» поворачивала параллельно отступавшему броненосцу. Задача заключалась в том, чтобы не попасть под огонь его пушек, стрелявших назад. Баранов уже понял, что турецкие орудия в казематах могли перемещаться в пределах 15-20 градусов в сторону каждого борта от продольной оси броненосца. Надо было догнать врага (сейчас, когда он потерял ход, это стало возможно) и палить из вращающейся кормовой мортиры, у которой остался Рожественский.

Или, наоборот, отстать настолько, что из своих орудий он бы не смог достать «Весту», — ведь их угол наклона ограничен крышей казематов — и расстреливать из мортир погонной батареи. Но при стрельбе на предельных расстояниях не обойтись без аппаратов Давыдова. Гальваническое оборудование системы баковой батареи не пострадало, креномер, скрытый глубоко в недрах парохода, тоже был цел, зато погибли люди, которые могли работать с аппаратами — Чернов и Андрей. На таком большом расстоянии дальномер тоже бесполезен — слишком маленький угол наклона визирной трубы не дает возможности получить точные показания. Баранов посмотрел на Барковского, шесть часов безотлучно простоявшего за дальномером, и понял, что тот еле держится на ногах от усталости.

Володя увидел, как командир снял фуражку и приложил руку ко лбу.

— Больно, — услышал он, — и, главное, как я устал, как устал! Но нет, юнкер, — страстно произнес Баранов, поворачиваясь к Володе, и его запавшие глаза на побледневшем лице сверкнули лихорадочным огнем. — Дело еще не кончено, оно только начинается. Полный вперед! Передайте на бак, пусть начинают стрельбу без индикатора.

Над настилом мостика показалось лицо, все в машинном масле и угольной пыли. Володя скорее догадался, чем узнал старшего механика. Он тяжело хватался за поручни трапа и остановился у ограждения мостика, словно боясь, что вдали от него он непременно упадет.

— Николай Михайлович, — Пличинский выговаривал слова с трудом, как бы отвыкнув говорить за эти шесть часов, проведенных в грохоте машинного отделения, — правильно ли я понимаю ситуацию — мы преследуем неприятеля?

— Да, — решительно ответил командир.

— Тогда разрешите вам официально доложить, что машинная команда не сможет выполнить ваш приказ. Кочегар и машинист убиты, другие валятся с ног. При такой скорости кочегары не выдержат у топок более десяти-пятнадцати минут. Кроме того, я боюсь за котлы.

Командир с досадой смотрел на Пличинского. Баранов страстно хотел погони и возобновления боя, его приводило в бешенство тупое, бессмысленное сопротивление машин и несовершенство человеческой природы. Трудно сказать, какое решение он бы принял, если бы не вмешалась судьба.

— По курсу дым! — внезапно раздался крик сигнальщика. Не успели на мостике поднять бинокли, как он снова закричал:

— Еще дым, ваше благородие!

В бинокль стали видны рангоуты каких-то судов, приближающихся со стороны Румелийского берега. Баранов перевел окуляры на убегавший броненосец, на его фор-брам-стеньге взвились и распустились сигнальные флаги.

— Ну что же, не судьба, — с сожалением сказал он, — курс ост, — и перевел рукоятку телеграфа на «Малый вперед».

— Господин юнкер, прикажите горнисту, чтобы играл отбой, и скажите старшему офицеру, пусть соберет команду на молебен по случаю дарования победы.

Уже несколько минут после последнего выстрела кормовой мортиры на палубе «Весты» стояла тишина. Увидев, что бомбу не донесло и враг разворачивается, прекратили пальбу стрелки, замолкли очереди энгстремовских орудий, не стреляли 9-фунтовые пушки. Но никто не думал, что это конец боя, — просто передышка, пока закончится маневр поворота, и тогда в два голоса рявкнет погонная батарея, а потом к общему хору будут присоединяться все орудия по очереди.

Но вместо этого в тишине и зное июльского безветренного дня труба горниста пропела сигнал к отбою. Медленно, не веря еще, что все кончилось, покидали стрелки свои места у бортов, вешали за плечи винтовки, комендоры оставляли заряженные орудия и, отходя, все оглядывались на них да на офицеров — не прозвучит ли снова команда «Товсь»? Поднимались по трапам, ведущим из пороховых и бомбовых погребов, матросы, простоявшие там все время, подавая снаряды и заряды.

Священника на «Весте», равно как и на других судах активной обороны, не было. В старом, до 1854 года, парусном флоте корабельными священниками ходили иеромонахи Георгиевского монастыря на мысе Фиолент близ Севастополя. Но тогда их к этому готовили заранее. Поступая в монастырь, каждый знал, что в его будущие обязанности будет входить плавание на военных кораблях. Но с тех пор прошло больше 20 лет, в течение которых на Черном море не было военного флота. И старый обычай вывелся в древнем монастыре. Вот почему в этот решительный и радостный час победы на «Весте» не нашлось священника. Его место с успехом занял «образной» матрос Шведков. Был он старше других, отличался степенным поведением, не пил, не курил и был очень набожен. Общим решением ему и доверили хранение корабельной иконы — «образа», висевшего в одном из кубриков. Шведков аккуратно выполнял свои обязанности — вытирал с иконы пыль, следил, чтобы не погасла лампада, вовремя доливал масло. Утром, в начале боя, возжег перед иконой свечи и долго молился, стоя перед ней на коленях и отбивая земные поклоны.

Теперь все взоры собравшихся на баке матросов обратились на «образного». Понимая, что от него ждут. Шведков выступил вперед и, оборотясь лицом к матросам затянул приятным баритоном.

— Господу помолимся… — все подпевали.

Едва успели затихнуть последние слова молитвы, как матросы разом повернулись к убегавшему врагу и ожесточенно-радостное «Ура!» вырвалось из их глоток. Они обнимались, грозили кулаками, кричали. Радостное возбуждение охватило и Баранова, он сбежал с мостика, смешался с матросами и машинистами, жал им руки повторяя:

— Спасибо, спасибо, братцы, уважили!

— Рады стараться, ваше благородие! — отвечали они тепло и вразнобой.

Мысль об убитых и раненых отошла временно на второй план — и юнкер Яковлев, и старший офицер Перелешин, а также другие офицеры вместе с командой отдались опьяняющей власти этой минуты.

24 года оставалось прожить капитан-лейтенанту Николаю Михайловичу Баранову. Его ждало много триумфов и поражений. Объявленный национальным героем после боя «Весты», он еще больше прославит свое имя, когда через полгода войдет в Севастопольскую бухту с самым большим призом, захваченным в эту войну, — пароходом «Мерсина», с турецким десантом почти в 800 человек и ценным грузом[6]. А потом начнется порочащий его и дело «Весты» шепот завистников, подогреваемый английскими статьями, инспирированными Гобартом-пашой. Одну из них в бухарестской газете поместит смещенный с должности Шукри-бей, после чего Баранова откажется принять наследник-цесаревич, будущий Александр III, знавший его с детских лет. И тогда флигель-адъютант императора, капитан 1-го ранга Баранов потребует судебного разбирательства по делу «Весты», а когда ему в этом откажут, напишет царю оскорбительное письмо. Тут его и привлекут к суду, но слава народного героя спасет Баранова — его только уволят в отставку и лишат звания флигель-адъютанта. С тех пор Николай Михайлович будет вынужден навсегда расстаться с морем.

Но 1 марта 1881 года бомба народников смертельно ранит Александра II, и царь умрет в тот же день. Вот тогда новый император, растерявшийся от внезапно свалившейся на него власти и, вероятно, опасаясь других революционных выступлений, вспомнит о Баранове. Самое время использовать национального героя, тем более пострадавшего при прежнем царствовании.

Срочно, но высочайшему повелению, его вызовут из провинциального Ковно и назначат санкт-петербургским градоначальником. Но не выйдет из капитана «Весты» царедворца, и скоро его отправят в почетную ссылку — губернатором в Архангельск.

Все будет в жизни Баранова — и триумфы, и горькие поражения, но такой светлой радости, какую он чувствует сейчас, на палубе своего корабля, среди своей, бесконечно ему дорогой команды, глядя вслед побежденному броненосцу, — он не испытает никогда!

Глава десятая. Возвращение

На следующий день при первых лучах солнца. «Веста» втягивалась в Севастопольскую бухту. Накануне вечером подсчитали потери. Кроме убитых офицеров — подполковника Чернова, прапорщика Яковлева и смертельно раненного лейтенанта Перелешина (Франковский сказал, что он безнадежен), погибли матросы 1-й статьи Филипп Белый и Владимир Евтеев; матросы 2-й статьи Иван Павленко, Федор Киященко, Семен Лаптев; машинист 2-й статьи Григорий Мирошников, кочегар 1-й статьи Михаил Устинов, стрелок 1-го разряда Николай Носков и комендор 1-го разряда Иосиф Цветков.

Лейтенант Аполлон Кротков, кроме 17 дробин в спине, получил рану осколком в лицо и отправился в постель. От серьезной контузии слег мичман Петров; старший офицер, хотя и контуженный не менее тяжело, держался и не отходил от брата. Баранов и Володя тоже были контужены, но сравнительно легко. Серьезно, но не опасно ранило матросов Даниила Якушевича и Капитона Черемисова. 15 человек из команды было легко ранено и контужено.

После отбоя боевой тревоги, молитвы и упоительной минуты торжества, когда оставшиеся в живых наслаждались тем, что им удалось не только вырваться из лап смерти, но и победить, Володя спустился в кубрик рядом с лазаретом, куда снесли убитых. Они лежали на полу каюты в том виде, как их застала смерть. Залитая кровью одежда распространяла тяжелый запах. Пугала страшная неподвижность мертвых, цвет их лиц. Володя раньше никогда не видел умерших (смерть матери он не помнил, это произошло, когда он был еще ребенком) и внезапно почувствовал инстинктивный ужас перед этими неподвижными фигурами, которые совсем еще недавно были его родным братом, подполковником Черновым, матросами… Дрожа от страха, он отважился войти в каюту, подойти к Андрею и дотронуться рукой до его лба. Холод смерти, не сравнимый ни с холодом льда, ни с холодом мрамора, почувствовал он, отдернул руку и, рыдая, убежал в свою каюту. Он не входил в нее с начала боя, и здесь осталось все так, как было, когда Андрей и он поднялись на палубу. Везде на глаза попадались ему вещи Андрея, которыми брат уже никогда не сможет воспользоваться. Всхлипывая, Владимир повалился на койку и уткнулся в подушку лицом. Ему было жалко и Андрея и себя, оставшегося в одиночестве на корабле, где он привык смотреть на брата, как на свою опору.

Скрипнула дверь, на своем плече он почувствовал твердую руку.

— Успокойтесь, Владимир, — Баранов впервые отечески назвал его по имени, — все мы сегодня были в руках божьих.

— А что я батеньке скажу?! — эта мысль только что пришла Володе в голову, и он зарыдал с новой силой, представив, как он приносит весть о смерти Андрея отцу.

— Я сам напишу вашему отцу, — отвечал Баранов. — Он офицер и понимает, что судьба погибнуть в бою может выпасть любому военному моряку. Но я утешу его тем, что ваш брат пал за отечество, как герой, на боевом посту, следя за полетом своей бомбы, которая, возможно, и пробила вражеский каземат. А сейчас постарайтесь уснуть, я освобождаю вас от вахты.

— Как Михаил Платонович? — спросил Володя. — Опасно ли ранен?

— Не хочу огорчать вас, вы, наверное, как и все на корабле, любили его, но Франковский говорит, что вряд ли доживет до завтра.

Баранов ушел, Володя подумал, что никогда не сможет уснуть, но утомленный боем и слезами мгновенно заснул, как был — в сюртуке и ботинках.

В шесть утра «Веста» пришвартовалась на своем старом месте у Таможенной пристани. Яковлев с тоской смотрел на знакомые места — всего несколько дней назад он ходил здесь с братом, осматривая разрушенный город. Казалось, все было очень давно — в какой-то другой жизни. Рубежом между этими двумя существованиями был день боя и снаряд с броненосца, унесший столько жизней.

Несмотря на ранний час, на палубе появился Баранов в парадном мундире. В эту ночь он почти не спал — писал донесение главному командиру и телеграммы о бое. Сейчас он отправился доложить о случившемся старшему морскому начальнику в Севастополе — командиру порта контр-адмиралу Попандопуло.

Спустили шлюпку и с возможной заботливостью перенесли туда Михаила Платоновича. Владимир подошел к носилкам, лейтенант был без сознания, еле заметное дыхание колыхало одеяло, которым он был укрыт. Если бы не это почти незаметное движение, он бы ничем не отличался от убитых. Володя, глядя на его красивое лицо, с уже заострившимися чертами, вспомнил, как еще недавно они беседовали, стоя именно здесь, у левого борта; как вчера Перелешин рвался в море атаковать на катере броненосец…

— Помилуй его душу, господи, — вздохнул рядом матрос, — говорят, безнадежен.

— А может, доктора в госпитале и вылечат, — ответил другой.

Володя вытер слезы, всей душой надеясь, что случится чудо и доктора действительно вылечат Перелешина.

Вслед за ним в шлюпку опустили носилки с двумя ранеными матросами. Лейтенант Кротков с перевязанным лицом спустился по трапу сам, опираясь на руку доктора и при каждом движении кривясь от боли в спине.

Гребцы осторожно, стараясь не плескать и не шуметь, плавно тронули шлюпку, направив ее на противоположный берег Южной бухты, где в полуразрушенной казарме был устроен временный морской госпиталь. Володя проводил шлюпку взглядом, а когда обернулся к берегу, то с удивлением заметил, что пристань полна пароду. Здесь молча стояли с непокрытыми головами босоногие яличники, мастеровые, бабы-торговки с раннего базара. Смотрели на разбитый вельбот и катер на палубе «Весты», на изуродованную мортиру, на железные борта корабля, изъязвленные оспинами от турецких пуль.

Вскоре от пристани вверх по каменным лестницам двинулась скорбная процессия. Впереди офицеры несли тела Чернова и Яковлева, следом шли матросы с носилками, на которых лежали девять их павших товарищей. Толпа на причале раздалась. Многие крестились, слышались вздохи и всхлипывания баб. Тела пронесли под полуразрушенной в осаду башней и внесли в широкие двери маленькой Михайловской церкви.

Мертвых положили перед аналоем, старый дьячок зажег свечи, в полумраке храма их мятущееся пламя бросало тени на лица убитых и, казалось, они оживают. Все вышли — отпевание и похороны были назначены на завтра.

Через два часа на шлюпке из госпиталя вернулся Франковский и сообщил, что Перелешин умер, не приходя в сознание. Старший офицер заперся в своей каюте и не выходил до вечера.

Ужин в кают-компании был печальным. Направляясь туда, Володя слышал, как Баранов, не желая беспокоить Перелешина, сам давал приказания боцману насчет завтрашнего дня.

— Возьмешь сколько надо матросов и в шесть утра пойдешь на шлюпке на Михайловское кладбище рыть могилу. Понял?

— Так точно, ваше благородие, обе могилы акурат выкопаем, — отвечал боцман.

— Почему обе? — несколько оторопев, спросил командир.

— А как же, ваше благородие, одну для благородных, офицеров то есть, а другую для нашего брата — матрасиков.

— Да ты что мелешь, дурак, — Володя в первый раз услышал, как Баранов в гневе повысил голос, — каких «благородных», каких «матросиков»? Одну могилу копай, слышишь?! Вместе дрались, вместе богу душу отдали, вместе и лежать будут! И памятник общий поставим[7], понял? — уже мягче сказал он.

— Так точно, понял, ваше благородие, — отвечал Власов, и в его голосе не было обиды за полученный разнос, а только удивление. Он прошел мимо Володи, не заметив его, скребя в затылке и бормоча:

— Вот времена пошли, — чтоб офицеров с нашим братом хоронили! Чудеса!

В кают-компании одобрили решение Баранова. Ужин прошел в молчании, окончив его, все по очереди пожали руки старшему офицеру и Володе и разошлись по каютам.

Днем «Весту» вытягивали на эллинг и осматривали борта ниже ватерлинии. Хотя снаряды и оставили на металле довольно глубокие царапины, но пробоин и трещин не было.

В этот вечер, ложась спать, Яковлев с благодарностью вспомнил о том, что Баранов обещал завтра послать телеграмму отцу о гибели Андрея. Володя страшился необходимости сделать это самому.

На следующее утро, после краткой панихиды, траурная процессия выступила из Михайловской церкви. Все высшее командование Севастополя, весь экипаж «Весты», за исключением вахтенных, были здесь. 12 гробов плыли вниз по Екатерининской улице на плечах офицеров и матросов, за ними, блестя штыками, шел почетный эскорт. Следом текла толпа народа. Баранов нес гроб подполковника Чернова, и никому не разрешил сменить себя. Наконец достигли Графской пристани, миновали белокаменный портик и спустились по широким ступеням лестницы. Здесь ждали баркасы и шлюпки. Гробы поместили на большую, обитую крепом шаланду, провожающие разместились в шлюпках. Паровой катер дал протяжный гудок и потащил длинный караван на буксире.

Все ближе и ближе башня Михайловского форта, вот деревянный причал с обросшими водорослями сваями. Процессия поднимается в гору, к воротам в ограде, белеющей среди желтой выжженной солнцем травы, по слепяще белой пыльной дороге.

Володя снова входит на это кладбище, где недавно они с Андреем слушали заунывный вой ветра в крестах из пустых бомб и читали эпитафии погибшим.

«Быть похороненным на этом кладбище, среди героев осады — большая честь», — подумал Володя и решил непременно сказать об этом батюшке — для утешения старика.

Гробы поставили по сторонам могилы, и престарелый архимандрит, настоятель Херсонесского во имя святого равноапостольного князя Владимира монастыря обратился к собравшимся:

— Братья, — сказал он, — я напомню вам слова Евангелия от Иоанна, глава 15, стих 13: «Больше сея любве никтоже имать, да кто душу свою положит за други своя».

Он долго говорил еще, но Володя больше не слушал, повторяя про себя: «душу свою положит за други своя». Да, и Чернов, и Перелешин, и Андрей умерли за других, за всю команду… за други своя…

Ударил залп, гробы опускали в землю. Комья каменистой, желтой земли застучали о крышки. Сзади донесся грохот. Володя обернулся — далеко, у того берега бухты, стояла «Веста», окутанная дымом. Залпом из оставшихся орудий прощалась она с убитыми…