/ Language: Русский / Genre:sf_fantasy / Series: Берегиня

Во мне Луны загадка

Екатерина Васина

Если ты родилась нелюдью, это еще вопрос: повезло или нет. Тебя могут пытаться убить, принести в жертву, заключить политический брак и еще много чего. И голова идет кругом, и уже непонятно кто друг, кто враг. А кто идет по твоим следам, приближая час предсказания…

Васина Екатерина

Во мне Луны загадка

Вовремя вырасти.

Луна является символом души, отражает быстрые изменения в жизни. Луна это Я, характер судьбы во всех воплощениях. Она ближайший пункт остановки на пути к звездам. В ней скрыты тайны жизни и смерти, начало человеческой истории. Луна управляет нашими эмоциями и переменами в жизни.

Бывает так: раз в семьсот лет планеты мира Варии выстроятся в один ряд с Луной во главе. Магия, древняя и опасная, соединится в узкий луч. Полная Луна заглянет в распахнутое окно, прольет серебряный свет на роженицу. Магия лишь несколько секунд льется на Землю, по лучам скользит к цели. Невероятная концентрированная мощь.

И тогда рождается девочка-лъяр, чьи глаза вспыхнут в лунном свете зеленым огнем.

Существо, тесно связанное с Луной. Оно пьет ее магию, купается в льющихся на землю лучах. Независимая и ранимая, гордая и нежная, злая и справедливая — она изменчива, как и ее покровительница, сияющая в ночном небе. Она может стать радостью или проклятием мира, а может раствориться в серой прозе жизни. Но магию свою она получит лишь в ночь совершеннолетия, доказав, что достойна.

* * *

— Спрячьтесь подальше! Вас видно!

— Просто ты наверху. Вот тебе и видно!

— Ты мне на ногу наступил! Своим грязным башмаком на мои новые туфли!

— А нечего на охоту в новых туфлях переться! Тут, между прочим, не только грязь, но и лягушки!

— Где лягушки?!

— Тихо вы! — зашипела Диана, устраиваясь поудобнее на массивной ветке старого дуба. Кусты внизу возмущенно запыхтели, пару раз коротко взвизгнули и заколыхались, выпуская наружу невысокую синеглазую девушку. На длинных волосах цвета меди задумчиво сидел маленький лягушонок.

— Энжи, я же просила: притворись элементом местности. — хихикнула Диана — Посадила земноводное и думаешь тебя от кочки не отличат?

Энжи медленно и недоверчиво провела рукой по волосам, схватила лягушонка. Несколько минут оба со взаимным отвращением взирали друг на друга. Затем брызнули в разные стороны. Кусты колыхнулись ехидным смехом. Энжи на карачках вернулась в укрытие и, судя по звуку, отвесила кому-то хорошего тумака.

— Заткнитесь оба! Испугаете и он смоется. — рявкнула Диана. Кусты, наконец, угомонились. Правда через минуту раздался жалобный шепот Энжи.

— Диана, а когда сигнал подавать?

Ее перебил ломающийся басок.

— Ты лучше скажи: уверена, что он здесь будет пробегать?

— Да. — зловеще прошипела Диана. Не потому что друзья достали вопросами: просто один из мелких сучков коварно впился прямо в то место, на котором обычно сидят. Девушка слегка отодвинулась в сторону, откинула с лица прядь темных волос и прошептала.

— Он уже неделю ходит к озеру этой дорогой. И не привык видеть на своем пути разговаривающие кусты. Так что заткнитесь оба. Кстати, Энжи, давай уже!

В кустах мелькнуло что-то снежно-белое. Гулкий протяжный рев пронесся над лесом, запутался в ветках и исчез в чаще. Птицы поперхнулись и умолкли, пытаясь понять, что за зверь забрел в Рельский лес. Отдыхавшие неподалеку оборотни дружно ринулись в чащу леса. Нежить испуганно затаилась в своих норах, лихорадочно размышляя на тему ведьмаков-гигантов и взбесившихся павлинов.

— Кто бы мог подумать, что ЭТО вызывает единорога. — обалдело прошептала Диана, едва не свалившись при первых же нотах охотничьего рога. Энжи и Берек вообще примерзли к кустам, несмотря на погожий осенний денек.

Неделю назад Диана обнаружила тропу единорога, забредшего в Рельский лес. Вообще-то эти дивные животные предпочитали равнины и паслись исключительно стадами. Но встречались и такие вот отшельники. Понятное дело, что девушка загорелась идеей приручить гордое животное и прокатиться верхом. Мелочи вроде удара рогом или ляганья копытами в расчет не принимались. Темперамент льярки часто шагал впереди разума.

Охотничий рог хранился в Замке Шелат, в специальном хранилище. Допуск имели только маги, так что Диана лишь облизывалась издалека. А рог был необходим для гарантии, что единорог все-таки появится. Пришлось подключать Берека. Друг детства и ученик магов — Берек был найден в одной из деревень, разоренных набегом гоблинов. И с ранних лет стал соратником Дианы во всех ее выдумках. Иногда к ним подключалась Энжи — жительница Радостеня, раскинувшегося в ста километрах от Шелата. Вместе эта троица наводила тихий ужас на обитателей Рельского леса. Точнее не столько все вместе сколько Диана — задорная льярка, с огромными карими глазами, которые смотрели на мир весело и лукаво.

И вот теперь они расположились в засаде, с нетерпением ожидая результатов. Вокруг тянулись ввысь могучие деревья, с чуть тронутой желтизной листьями, ослепительно синее небо смущенно прикрывалось легкими прозрачными облачками. Воздух дышал тем неповторимым ароматом, который появляется в самом начале осени.

Диана рассеянно почесала нос о ладонь, повернув голову направо. Замерла. Между деревьями стояло одно из самых прекрасных созданий Варии. Стройный белый единорог около двух метров высотой в холке, серебристый хвост словно дым, острый витой рог блестел, отражая солнечные лучи. Лиловые глаза с красными зрачками надменно оглядывали новое место жительства.

Кусты восхищенно замерли. Прекрасное видение встряхнуло серебряной длинной гривой и неспешным шагом направилось прямо к дубу. Диана вцепилась в ветку руками, напружинив мышцы. Единорог, не подозревая о коварной засаде, шел, пощипывая осеннюю траву и добродушно пофыркивая.

К Шелату через Рельский Лес вела всего одна тропа, да и та почти терялась в густой траве и пряталась за кустами можжевельника и клена. В основном посетители приходили со стороны Радостеня. А коллегам-магам и вовсе тропы без надобности. Да и не жили в замке Шелат те маги, к которым можно запросто прибежать и потребовать отогнать тучу с огородов или купить приворотного зелья. Для этого существуют деревенские и городские колдуны. А в Шелате жили те, кто незримо, но жестко следил за соблюдением фундаментальных законов Варии. Те, кто бдил за Магической Завесой, в незапамятные времена отделившей друг от друга два мира, прежде неразделимых. Варию и человеческий мир.

Всаднику было глубоко наплевать где здесь вихляет единственная полузаросшая тропа. Опустив голову к жесткой каштановой гриве арр-керда он беззастенчиво дрых. Зверь бесшумно ступал по траве, легко огибая поваленные деревья и буреломы. Худощавое мускулистое животное с вытянутой волчьей мордой, тонкие ноги, оканчиваются мягкими кошачьими "подушечками". Арр-керды встречались в Дикой Местности и близ Лазурного моря. Отличались повышенным злорадством и агрессией.

В косых лучах осеннего солнца шкура арр-керда переливалась всеми оттенками шоколада, глаза то и дело вспыхивали зелеными огоньками. Длинные черные волосы всадника неровными прядями падали на лицо и плечи. Капюшон старого золотисто-коричневого плаща сполз на спину. Руки расслабленно держали плетеную уздечку, на указательном пальце правой руки тускло блестело красноватое кольцо. Одна нога, обутая в высокий черный сапог из кожи дракона, выскользнула из стремени и расслабленно болталась в такт поступи арр-керда. При виде столь миролюбивой картины даже птицы начинали петь шепотом. Хотя, возможно, это случалось оттого, что они узнавали всадника.

Услышав гулкий звук, мужчина встрепенулся, сбрасывая дремотные путы. Откинул волосы назад, открыв бледное лицо с резкими чертами и витой татуировкой на левой щеке. Темные мрачные глаза внимательно оглядели пейзаж. Легкое сжатие колен, и арр-керд повернул в нужном направлении.

Среди кустов мелькнул просвет, арр-керд вышел на тропу, ведущую к Шелату. Еще полчаса пути и они на месте.

Гладкая широкая спина единорога оказалась точно под веткой, где притаилась Диана. Несчастное животное никак не ожидало, что на него вдруг прыгнет что-то тяжелое. В последний момент он, должно быть, почуял неладное и метнулся вперед. Диана приземлилась почти на край крупа, к тому же задом наперед. Отчаянное звонкое ржание единорога слилось с воплем из кустов и визгом девушки. Спотыкаясь и распугивая лягушек Энжи с Береком ошарашенно наблюдали как красавец-единорог на полном галопе уносит визжавшую Диану в лес. Потом помчались следом, распугивая криками птиц и нежить.

Женский визг донесся справа от дороги. Почти сразу же на тропу выметнулся красавец-единорог со странным воющим и лохматым существом на спине. Арр-керд и всадник изумленно переглянулись. А тут еще послышались дикие человеческие крики, которые определенно приближались. Единорог галопом проскакал мимо, когда мужчина резко выбросил правую руку в его сторону и рявкнул что-то на незнакомом лающем языке.

Диана почувствовала, как упругая невидимая петля обвила ее талию и сдернула с единорога. В руках остались серебристые волоски с хвоста. Обреченно визжа, девушка пролетела по воздуху и врезалась во что-то жесткое, обтянутое тканью и пахнущее сандалом и ирисом.

— Все. Сезон охоты окончен. Просьба браконьерам сдать оружие. — мягкий насмешливый баритон раздался откуда то сверху. Диана рискнула открыть глаза и обнаружила, что сидит уперевшись руками и носом в мужскую грудь. Робко подняв глаза повыше, она встретилась с насмешливым взглядом темно-карих глаз.

— Ди! — через несчастные кусты протиснулись Берек с Энжи. Немая сцена встречи длилась лишь мгновение.

— Отпусти ее! — в руках Берека вспыхнул бледно-лиловый сгусток пламени — эссар. Чародей насмешливо покосился и дунул — эссар вытянулся в струну и пропал. Берек ошарашено попятился, не сводя изумленного взора с пустой ладони. Энжи так и вовсе спряталась за дерево, внимательно изучая незнакомца.

— Ой, а я вас узнала! — невесть чему вдруг обрадовалась Диана, продолжая разглядывать мужчину и не стремясь отодвигаться — Вы — Авенир. Уехали из Шелата десять лет назад! Я еще вам как-то ведро с помоями на голову вылила. Ну, то есть не специально, а так получилось. А вы еще обещали выдрать меня, если я попадусь вам на глаза.

Авенир учтиво заметил, что это был самый яркий эпизод в его жизни, и свое обещание он непременно выполнит в ближайшее время. Полная жизни льярка походила на ту маленькую растрепу лишь прической да хитрющим блеском огромных темно-карих глаз.

А ученик магов почувствовал как по спине волной прокатились мурашки. Он слышал об этом таинственном чародее. На Варии магов можно было разделить на несколько категорий: стихийные, симпатические, некроманты, целители, ведуны и чародеи-экзотики. Последние легко манипулировали двумя-тремя видами магии. Авениру подвластны были магия огня и некромантия. Еще он очень увлекался магией крови. Но не это напугало Берека, почитывающему книги по запрещенным пентаграммам. Он слышал, что этот чародей любыми путями достигает цели, что он лезет в словарь, когда слышит слово "совесть", и ушел из Семисоветья лишь затем, чтобы уединиться в Дикой Местности и заняться изучением запрещенных аспектов некромантии. Понятное дело, на запреты он плевать хотел. Вообщем, он ухитрялся сочетать в себе надменность эльфов, коварство вампиров, хитрость людей и изворотливость троллей.

— Отпусти ее, мерзкий чернокнижник! — взвыл перепуганный воспоминаниями Берек, потрясая вновь созданным эссаром. Энжи едва не повисла на парне, умоляя его успокоиться. Она то, в отличие от Берека, не была ослеплена ненавистью пополам с ревностью и видела, что Диана совершенно спокойно и даже доверчиво прижимается к чародею. А девушка подруге доверяла: женская интуиция льярки работала безупречно. Хотя бывали и сбои.

Чародей тем временем с интересом ознакомился с угрозой и кивнул

— Давай, кидай в мое бренное тело!

— И кину! — Берек очень хотел верить, что выглядит сейчас как прекрасный рыцарь, сражающийся со злом. Увы, остальные видели только красного взъерошенного худого парня с перепуганными глазами.

— Зачем? Она никуда не торопится. — Авенир с удовольствием прижал Диану покрепче, наслаждаясь бешенством молокососа. Девушка решила не оставаться в долгу, и, трагически возведя глаза к верхушкам деревьям, начала взывать о помощи. Причем, судя по воплям, ее уже начали пытать самым зверским образом. Нормальный человек так завывать не будет. Берек вздрогнул и от неожиданности выронил эссар. Нет, сегодня точно был не его день.

— Щенок! Сначала научись подкреплять свои угрозы аргументами, а уж потом распугивай "мерзких чернокнижников". — Авенир залихватски гикнул. Арр-керд сорвался с места вперед по тропе, забросав Энжи и сломленного Берека сухими листьями и пылью. Если Диана и пыталась возражать, то они все равно ничего не услышали.

— Пошли. — парень потянул Энжи в ту же сторону.

— Бер, да не переживай. Зато он ей жизнь спас. А что ведет себя так…ну он же чародей, вы все такие…немного взбалмошные.

— Заткнись, а? И без тебя тошно. — в горле першило от унижения. Как он смотрел на него! Словно на таракана, который осмелился прыгнуть на стол. А Диана? Даже не подумала вступиться. Сидела и дурачилась. Берек еще не знал, что это лишь первая весточка их размолвки, что детство неумолимо кончается.

Сегодня он впервые отправится в низкопробную корчму в Радостене, и напьется, пытаясь избавиться от странной горечи в груди и горле. Пытаясь забыть обидный звонкий смех той, которую с детства любил и перед которой преклонялся.

Глава 2.

Замок Шелат прижился между двумя невысокими холмами, рядом с неширокой, но быстрой рекой Бловинтайн. Раскидистые ивы купали в ней ветви с длинными узкими листьями. За замком высилась изъеденная пещерами гора, обросшая кряжистыми дубами и кленами. Если подняться на ее вершину, то можно увидеть вдали нечто, похожее на гигантский термитник. Это Радостень — один из главных человеческих городов. А еще дальше вольготно раскинулись земли Истрада, Валонеи, Лоэльдира и прочих государств. И так до самого Лазурного моря.

Светлые стены сверкали под лучами сентябрьского солнца. Полупрозрачные башни стремились ввысь. Сверху Шелат напоминал половину веера: от главного тюльпанообразного здания расходились прозрачные коридоры к остроконечным изящным башням, а те в свою очередь соединялись между собой висячими мостиками. От парадных массивных дверей — в три человеческих роста — вели широкие щербатые каменные ступени. Затейливой серой змеей они спускались к самой границе Рельского леса. Цитадель одного из семи магических оплотов незримой власти на Варии.

Лапы арр-керда мягко и бесшумно ступали по ступеням, поднимаясь все выше и выше. Диана прищурилась, привстав с седла: возле дверей собралась толпа. Почти все маги что ли? Девушка взглянула на Авенира: тот неопределенно ухмылялся. И был совершенно спокоен. Чего нельзя сказать о магах.

— Они вас не любят?

— А за что меня любить? — искренне развеселился Авенир, придерживая своего зверя — Меня терпят, не более. Рекс еще более менее привязан — кивок на арр-керда. — А остальные…

— А где ваш цеховой знак? — не успокаивалась Диана. Почему-то Авенир пробудил в ней чувство неуемного любопытства. Не потому ли, что он существенно отличался от остальных магов. Не видом, нет. Чем-то едва уловимым, словно окруженным некой таинственной аурой.

— А зачем он мне? Чтобы оповещать каждого встречного тролля, кто я такой и где мои слабые места?

Диана подумала, что с дороги такого чародея любой тролль уберется. Они подъехали к Шелату. Стоявшие на пороге маги буквально излучали недоверие и неприязнь. У некоторых даже слегка дымились волосы. Но, возможно, это были лишь последствия каких-нибудь неудачных заклинаний?

— Диана! — раздался сдавленный женский вопль. Велла — рыжеволосая миниатюрная стихийная волшебница и по совместительству мать Дианы с ужасом смотрела на дочь. Стоявший рядом Арон имел вид страдальческий и явно не знал куда податься: остаться возле жены или кинуться навстречу старому другу. Он один из немногих почти с радостью отнесся к известию о возвращении Авенира. Он, да еще Лайар — Верховный Маг Шелата.

— Видишь. — еле слышный ехидный шепот над ухом — К вечеру все будут уверены, что я поймал тебя в лесу и только чудом не уволок для опытов. Так что, девочка, слезай ты с Рекса, ради самой себя.

Диана только сейчас поняла, что находится и впрямь в крайне двусмысленном положении: ноги обвиты вокруг талии Авенира, руками вцепилась ему в плащ, да еще и прижалась. Но Рекс бежал так быстро, что она до сих пор не могла расслабиться.

В тишине маги наблюдали, как девушка полуслезла-полускатилась с шелковистого бока арр-керда и бочком проскользнула в двери. Потом снова обратили взгляды на Авенира. Тот легко спрыгнул на землю. Рекс одним прыжком отскочил в сторону, сердито что-то профыркал и умчался на верхушку холма подзакусить.

— Дом, милый дом. — чародей подошел к толпе, даря вежливо-саркастичную улыбку — Ребята, я искренне рад нашей встречи. У вас акие открытые и жизнерадостные лица!

— Авенир — голос Лайара звучал твердо. — Мы тоже рады тебя видеть. Уверен, ты хочешь нам многое рассказать!

Глава 3.

— Открывай, дщерь непокорная! — вопль, несомненно, принадлежавший мужчине, пронесся по коридорам Шелата, отразился от стен и растаял. Последовавший вслед за этим глухой удар и вопль говорили о том, что данная особь перешла от слов к активным действиям.

Вопли начались полчаса назад, и повторялись с завидной регулярностью.

— Открывай, дщерь коварная! — Арон замахнулся для нового пинка, но вспомнил чем закончился предыдущий и заколебался. Можно было, конечно, снести дверь одним простейшим заклинанием, но маг надеялся, что до такого не дойдет. Дочь тогда могла запросто объявить голодовку или сигануть по ветвям плюща с третьего этажа и тем самым прибавить еще пару седых волос его несчастной шевелюре.

Рядом столпилась горстка сочувствующих. Велла с остальными осталась в Золотом Зале и развлекала гостей, которые уже стали проявлять любопытство к подозрительному шуму с третьего этажа замка. "Дщерь" дверь открывать не желала, и периодически разбивала что-нибудь, злорадно при этом хихикая. Берек маячил неподалеку, от всей души сочувствуя подруге.

— Открыла? — худой темноволосый чародей телепортировался у стены, рядом с дверью. Черная татуировка на левой щеке зловеще поблескивала в лучах полуденного солнца и ныряла куда-то за воротник плотного темного костюма.

— Как видишь, нет. — отозвался один из магов — Велла что делает?

— Исчерпала все аргументы: Изар рвется сюда, чтобы пообщаться с ней — кивок на дверь — с глазу на глаз.

— Открывай, чадо неблагодарное! — с новой силой взвыл под дверями любящий отец — Мы же тебе добра желаем!

Несколько молодых магов всхлипнули и в тихой истерике сползли по стенке. Ситуация, несмотря на серьезность, не могла не забавлять.

"Две недели…две недели…две недели…"

Слова бились изнутри, словно стремясь вырваться на волю. Но вряд ли им там было тесно. Нахамить советнику правителя Лоэльдира мог только обладатель исключительно спинного мозга или же льярка. Диана подозревала, что наравне со вторым качеством к ней можно смело применять и первое. Она огляделась вокруг, словно искала выход из создавшегося положения. Но нет. Это всего лишь ее комната. Светлая и просторная, выдержанная в желто-зелено-розоватых тонах и прозрачными занавесками на трех огромных окнах. Может попробовать вылезти через них? Льярка подбежала и выглянула через одно: ох, лучше не надо!

" Эльфов было около двадцати. Но они, казалось, заполнили всю Золотую гостиную. Диана умудрилась проскользнуть за волшебниками и устроиться в укромном уголке, за развесистым фикусом. Остальные важно рассаживались в резные золотые кресла и занимали элегантные атласные диваны. Диана осторожно раздвинула ветки фикуса и шпионским взглядом окинула собравшихся. Помимо родителей, Лайара и Авенира, здесь находилось еще несколько высокопоставленных магов. И все настороженно бросали взгляды на прибывших эльфов, пытаясь понять, что же им надо. Мирный Договор был продлен почти год назад и появление Изара — второго сына правителя Лоэльдира, а по совместительству и его главного советника, невольно вызывал беспокойство. Эльфы издавна считались гениями в плетениях интриг. Но невольный вздох восхищения сам собой вырвался из груди: до чего же они красивые! Высокие и изящные, длинные светлые волосы обрамляют удивительно красивые и одухотворенные лица. А самый красивый — Изар! Советник Лоэльдира легкими шагами подошел к огромному белоснежно-мраморному камину, синяя шелковая мантия чуть слышно шелестела по бело-золотому каменному полу. Длинные золотые волосы, словно светящаяся кожа и огромные синие глаза. Диана разомлела и не сразу поняла о чем он говорит. Просто слушала прекрасный серебристый голос. А когда поняла…"

В углу, напротив окна, притаилось огромное зеркало в изящной серебряной раме. Диана метнулась к нему, придирчиво оглядела изображение. Да, глупо было бы предположить, что эльф скончался в экстазе от ее неземной красоты. Льярки, конечно, отличаются запоминающейся внешностью, но на ней природа явно отдохнула. Ничего примечательного. Длинные темные волосы обычно заплетены в косу, чтобы не мешаться при беге; большие миндалевидные темные глаза; кожа покрыта загаром и царапинами; высокая, гибкая и похожая на одичавшую кошку. В гардеробе преобладает то, что удобно. Нет, не такая нужна красавцу-советнику. И тем не менее…

" Изар дал понять, что эльфы требуют связать Договор не только на бумаге, но и кровными узами. У Дианы внутри по очереди то образовывалась сосущая пустота, то что-то обрывалось и летело в район пяток. Аукнулся ей тот единорог! Эльфы поймали его на границе Лоэльдирского леса и узнали сбежавшего любимца Изара. К несчастью эльфы понимают язык животных и быстро узнали о злоключениях коварного рогатика. А тот в красках описал, как за ним гонялась озверевшая льярка. Эльфы опешили: маги никогда не говорили, КТО родился у Арона и Веллы.

И вот теперь Изар требовал укрепить Договор, выдав за него льярку. Диане резко поплохело: как ни красив был советник, но замуж она точно за него не собиралась. Данный жизненный аспект вообще не рассматривался всерьез и не собирался рассматриваться ближайшие лет десять. У Дианы были совершенно другие планы. И этот синеглазый в них определенно не вписывался."

И вот теперь льярка металась по комнате как тигр в клетке и отчаянно искала выход из положения. Ситуацию усугублял завывающий под дверью один из родителей и ехидное хихиканье остальных. Понятное дело, что в их глазах она выглядит полной идиоткой: кто ж откажется от такого предложения и возможности поселиться в одном из красивейших городов Варии.

Дверь, до того подвергаемая ударам, вдруг крякнула и с грохотом распахнулась. Диана моментально развернулась, вооружившись первым, что попалось под руку, а именно узкой хрустальной вазой. Это кто посмел посягнуть на ее уединение?! За дверью мелькнули встревоженные лица магов во главе с Ароном, но тут створки захлопнулись, отгородив льярку и Авенира.

— И вы туда же? Пришли внушать мне как важен этот союз для всех нас? Или просто заколдуете, чтобы я не сопротивлялась? Так учтите сразу: я вам не принцесса занюханная, чтобы как коза на веревке к алтарю или что там у эльфов и…

Авенир широкими шагами пересек светлую комнату, рывком придвинул к себе пискнувшую от неожиданности Диану. Худое с резкими чертами лицо оказалось совсем близко, девушка даже почувствовала как прядь черных волос скользнула по ее щеке. Ваза вывалилась из руки, и покатилась по зеленому ковру. Тихим голосом чародей произнес.

— Слушай и не перебивай. Изар сейчас разговаривает с Веллой и Лайаром. Через несколько минут он будет здесь. Твоя задача: убедить его, что ты согласна на этот брак и даже начинаешь радоваться.

— Но…

— Заткнись, я сказал! Ты соглашаешься на брак с Изаром. Он должен будет состояться через полторы недели. Уже после твоего совершеннолетия. К моменту прибытия в Лоэльдир ты уже обретешь магию льяров и сможешь внушить Изару, что ваш брак не самый лучший вариант. На данный момент это единственный выход из сложившейся ситуации. У тебя на лбу написано, что ты собираешься отпугнуть советника отвратным поведением. Это не пройдет, дорогая, после того, как ты поприветствовала его по всем законам эльфийского этикета. Он тебя моментально раскусит. Все держишь втайне. Никому, поняла? Иначе рискуешь оставшуюся жизнь сидеть в Лоэльдире, вести светскую эльфячью жизнь и рожать остроухих отпрысков.

Авенир выскочил из комнаты так же стремительно, как и влетел. Лишь прошелестела темно-коричневая мантия. Диана прислонилась к стене, стараясь не сползти по ней вниз. С чего вдруг такая забота? Нет, ну нахал! По идее это ее родители могут вот так вломиться, но они слишком деликатны и уважают независимость. А этот ей никто! И вообще ничего не понятно: то маги умиленно внимают этому Изару и готовы отдать ее с потрохами, а то вон чего выкидывают. Силы небесные, кажется, за желанием взять ее в жены кроется нечто большее, чем просто союз двух рас. Какие интриги плетутся за ее спиной? Почему маги просто не могут отказать эльфам и предложить на выбор любую красавицу замка? Нет, Диана точно им нужна не только как любимая дочь члена Семисоветья и травницы из дальнего селения. Как они собираются использовать ее, когда она получит магию льяров?

Ответы на вопросы пребывали за гранью ведения. Но одно Диана знала точно: у нее уже давно были свои взгляды на будущее и менять их ради магов она точно не собиралась. Как только станет совершеннолетней, то тут же отправиться в путешествие. Мир такой огромный, надо увидеть как можно больший его кусок.

Советник Изар долго ждать не заставил. Диана все так же держала пост у стены. И с любопытством наблюдала как "жених" входит, аккуратно закрывает дверь (еще бы защелку накинул!), идет к ней. Весь такой изящный и блистающий, в легких одеждах сине-золотых оттенков. Интересно, какие аргументы в пользу брака собирается преподнести своей невесте советник? Ведь одно дело бубнить отрепетированные фразы при скоплении умиленно слушающего народа, и совсем другое очутиться лицом к лицу с той, которая недавно выражалась в его сторону так, что деревья раньше срока облетали.

А Изар не спешил. Он вообще на Диану обращал внимания столько же сколько на шкаф. Типа стоит и ладно. Гораздо больше его заинтересовало панно, подаренное льярке три года назад: над спинкой кровати тянулись ввысь и переплетались зеленые ветви с широкими листьями и розово-желтыми огромными цветами, напоминающими помесь орхидеи и тюльпанов. Эльф чуть ли носом не уткнулся, изучая тончайшую работу.

— Великолепно. — произнес наконец — Изумруд и хризолит из Истры, если не ошибаюсь?

— Не ошибаетесь. — выдавила Диана.

— У вас великолепный вкус…как и у дарителя. Я слышал вампиры трудились над этим произведением искусства целый год. Ваш дядя любит вас, дорогая Дианелла.

— Какая я вам Дианелла. Диана, можно Ди. А вы, как я посмотрю, не любите вампиров…

— Скажем так: не испытываю особого восторга. — Изар оторвался от панно, обернулся к подпирающей стенку девушке — Но и не ненавижу. Нам с ними пока нечего делить. А вот обменивать очень даже есть что. И торговля идет великолепно. Ваш дядя не рассказывал о том, что мы ведем с ним переговоры о проложении наших торговых путей через Истру, к морю?

— Собираетесь торговать с русалками?

— Нет, хотя это неплохая идея. Морские водоросли — великолепное дополнение к нашим блюдам. И ткани из них получаются неплохие. Но наша цель — Элессар.

Далекий и прекрасный остров?! Чтобы добраться до него, надо пересечь практически половину Лазурного моря! На Элессаре хранится Сегорн — удивительный мудрый кристалл, который может дать ответ на любой вопрос. В животе у Дианы что-то сладко сжалось, когда она мысленно представила весь путь до Элессара и обратно. Это же такой огромный кусок мира!

Эльф взирал на опешившую девушку своими синими глазищами. Черт, а ведь он с виду ее ровесник. И не скажешь, что перед ней трехсотлетний эльфийский советник. Правда, по меркам эльфов он и впрямь юнец. Вундеркинд, блин, на ее голову. И не зря занимает свой пост. Знает чем заинтересовать. Подступи Изар к ней с заверениями о любви и прелестях брака, то непременно бы вылетел в окно в обнимку с кактусом. Ах да, ей же надо изображать бурную радость от предстоящего союза! Но улыбка выдавливаться не желала…

— Я, собственно, зашел попрощаться. — Изару надоело созерцать девушку, которая, казалось, дала обет молчания — Надо все успеть приготовить к вашему приезду…

— А вы так уверены, что я приеду? — Ехидный вопрос вырвался сам собой. Эльф вздохнул, слегка качнул головой и. одним движением оказался рядом с девушкой. Да что ж такое сегодня: все стремятся быть к ней поближе! Диана отшатнулась, треснувшись затылком. Недовольно зашипела, но осеклась под взглядом жениха. Сколько в них было понимания!

— Диана… — теперь голос лился медом — Я понимаю, ты — гордая и вольная льярка. Но жизнь в Лоэльдире это не конец света! И это не клетка: ты не будешь ни в чем ограничена. Ведь советник часто должен ездить в соседние государства. И ничего нет плохого в том, что его жена будет рядом с ним. Я знаю о том, что льярок всегда манил, и будет манить весь белый свет. И догадываюсь, что ты не хочешь замуж именно из-за этого. Но поверь, все будет хорошо.

— Почему вы не хотите выбрать…кого-нибудь другого? В смысле, я, рада, что выбор пал на меня. Просто это было слишком неожиданно. И я…я не знаю, почему моя скромная персона заинтересовала вас куда больше красавиц-волшебниц…

— Нет, Диана, я выбрал тебя. Этот брак не только политическая игра. Ты для меня главный приз. Поняла? Я не соглашусь на другую жену, будь она даже самой могучей волшебницей Варии. До встречи, дорогая невеста.

Легкое дуновение, аромат жасмина. Быстрое, почти неуловимое прикосновение к губам. Диана даже не успела осознать, что это было, а Изар уже вышел, деликатно прикрыв дверь.

— Дура-а-а-а! — девушка все-таки сползла по стеночке. — И от всего этого я хочу отказаться?!

Да, Изар был несомненно мудрым и умным советником. Но в одном он крупно ошибался.

Глава 4.

Плащ чуть слышно шуршал по красным плитам пола. На них не так заметны пятна крови после забав повелителя. Особенно много их остается на широких ступенях красно-золотого трона. Это шуршание — единственный звук в огромном тронном зале. Золотые светильники горят вполсилы, освещая лишь барельефные желтоватые стены. Кровавые лучи закатного солнца врываются через узкие многочисленные окна.

— Что принес?

— У меня прекрасные новости, мой повелитель. — в голосе чуть свистящие змеиные нотки. Говоривший почтительно остановился в нескольких шагах. Высокий худощавый мужчина. Белые длинные волосы, тонкие черты лица, в зеленых глазах холодный ум и расчетливость. Зеленовато-серый плащ делает фигуру неприметной.

— Ну так порадуй меня, Селар. — голубые глаза Квелля Дар Валис, повелителя Мира Шааба, не отрывались от привычного пейзажа за окном: скопище коричневато-желтых зданий под закатным кровавым небом, вдали узкая полоса леса. Но Селар мог поклясться, что тот видит каждое его движение. Тонкая загорелая рука показалась из-под плаща, поманила поближе.

— Мятежники на западе уничтожены. — Селар медленно приблизился — Магические кристаллы я поместил в хранилище. В Рурре беспорядки на улицах. Но туда отправились Аргена с Лэйом, скоро все будет в порядке.

— Это все? — в голосе едва заметное недовольство.

Селар поспешно упал на одно колено, склонив голову. Так, теперь не поднимать глаз и подпустить в голос побольше раскаяния. Повелитель это любит.

— Мой повелитель, сожалею, если разочаровал вас!

Небрежный взмах руки. Едва тлевшие на стенах массивные светильники ярко вспыхнули. Тени шарахнулись по углам. Селар слегка расслабился: повелитель предпочитал развлекаться в полумраке. Он не раз наблюдал за "играми", но от участия пока удавалось ускользнуть.

— Это все мелочи. — Квелл знаком приказал Селару подняться. — Эти мятежи, волнения. Чего хотят добиться эти глупцы?

Вопрос был чисто риторический, и Селар продолжал внимательно слушать. На повелителя он не смотрел, зная, что тому не нравится это в моменты откровения. А такие моменты случались редко и только с ним. В пустом зале слова правителя эхом отлетали от стен.

— Власти? Но это им не поможет. Наш мир истощен, а скоро и кристаллы начнут терять силу. Нам нужна магическая энергия. Как можно больше…

— Мой повелитель, есть другие миры.

— О, да! — голубые глаза вспыхнули на узком жестком лице — Миры, полные самой отборной магии. Я слышал про те времена, когда мы порабощали их. Увы, Селар, после изоляции мы были слишком расточительны. Наш мир и так не может похвастаться богатыми ресурсами. Я теперь вижу, что был чересчур щедр. Но знаешь, кажется, есть выход. Эти колдуны, эти глупцы, думающие о какой-то совести и доблести. Мне нужен один из них. Селар, найди самого сильного и выбей все, что он знает. Ты мой советник и главный шпион. И только ты сможешь найти самого сильного. Портал можно открыть. Я это чувствую. Если мы не сделаем это в ближайшее время, то и наши кристаллы начнут истощаться, а это все — крах мира.

— Слушаюсь. — короткий кивок. Селар быстро пошел к выходу из зала. Квелл опять отвернулся к созерцанию города. Скоро ему приведут еще одно развлечение. Нужно придумать с чего начать.

На выходе из дворца ветер запорошил глаза пылью. Прищурившись, Селар внимательно оглядел площадь. За исключением неподвижной молчаливой цепи стражей почти никого. Редкие фигуры прохожих пробегают, прижимаясь к стенам домов. Видимо слухи о расправе над мятежниками уже донеслись сюда. Это принесет несколько дней затишья. Потом правда начнется опять. Тонкая улыбка скользнула по губам, надо признать очень красивым. Ничего, никто даже не подозревает, что вскоре все это закончится. Ему, трехтысячелетнему советнику, надоело наблюдать за деградацией повелителя. Ведь в мире Шааба города напрямую связаны с повелителями. И сейчас серый пейзаж просто кричал о нездоровье повелителя.

Когда-то город был великим. Остатки могущества таились в крышах и стенах зданий как нечто неуловимое, словно тонкий пыльный налет. Между булыжниками пробивалась трава, трещины давно уже приелись. Люди передвигались быстро и пугливо. Никто не мог поручиться за то, что однажды к ним в дом не постучится стража. Квелл в каждом подозревал пособника мятежу. И все чаще посылал Селара в то или иное государство, чтобы арестовать или сразу уничтожить очередного наместника. Захватив мировую власть, Квелл стал еще более подозрительным, а последние десять лет это переросло в маниакальность. Селар снова с горечью подумал, что он из советника постепенно превратился в банального убийцу. И Квеллу нужны не его советы, а лишь очередная кровавая бойня. И если он, Селар, достанет ему колдуна, и тот откроет портал в мир, богатый магией, то кровь польется с утроенной силой. Квелл просто уничтожит практически всех обитателей того мира, а сам гордо провозгласит себя правителем. Но Селар смутно подозревал, что в таком случае приобретенной магии опять хватит всего лишь на несколько тысяч лет. Это не решало проблему, а лишь отодвигало ее еще на некоторый срок. Значит, оставалось одно…советник развернулся и направился к двухэтажному каменному особняку, нахально расположившегося возле дворца. Но такова была воля повелителя: он хотел, чтобы советник всегда был под рукой и делал ему некоторые послабления. Разрешил поставить дом на дворцовой площади, не призывал его "поразвлечься" и позволил завести гарем.

Гарем Селара находился в левом крыле особняка и занимал одну огромную комнату, разделенную пополам плотной золотой тканью. В одной половине роскошная спальня, в другой — все, что пожелает любая женщина.

Сам Селар редко появлялся в гареме. Обычно он заходил, коротко кивал одной из жен и исчезал вместе с ней. Обратно ее приводил молчаливый стражник из личной охраны гарема. Иногда советник появлялся днем, но тогда он выбирал всегда одну и ту же. Если жены и дивились этой причуде, то предпочитали помалкивать. Любое слово, произнесенное в гареме, пусть даже шепотом, достигало ушей их зловещего супруга.

Селар вошел в предупредительно распахнутые стражей двери и быстро оглядел роскошное благоухающее помещение. Ага, все здесь: кто-то читает, кто-то тихо поет, наигрывая на золотой арфе. Несколько о чем-то хихикают, развалившись на низких кушетках. Но стоило всем увидеть Селара, как воцарилась тишина. Кого же он выберет на этот раз? Советник скользил взглядом по красивым взволнованным лицам. Где же она? Ага, вот: светловолосая хрупкая женщина застыла в кресле с книгой в руках. Достаточно было одного взгляда зеленых глаз, чтобы она быстро встала и подошла, продолжая сжимать книгу в руках. Остальные разочарованно вздохнули и вернулись к своим занятиям.

— Оставь книгу, иди за мной.

В молчании они пересекли широкий каменный коридор, свернули в узкий плохо освещаемый переход. В конце его Селар остановился, провел пальцами вдоль стены. Часть ее бесшумно отъехала в сторону. Короткий темный проход привел в небольшое квадратное помещение без окон. Селар молча зажег пять настенных светильника, осветив совершенно пустой интерьер, за исключением длинной узкой скамьи.

— Пей. — советник сунул жене светлый пузырек. Та послушно выпила. Закашлялась, хрипло проговорила

— Мой господин, эти зелья плохо влияют на мои голосовые связки.

— Ничего, скоро все закончится. — пробормотал Селар, продолжая оглядывать помещение. — Саурима, сегодня мы сделаем то, к чему готовились эти годы.

Саурима побледнела, точнее посерела. Это было заметно даже в дрожащем свете пламени.

— Что ты стоишь? Приступай. Ты же хочешь попасть на родину своего блистательного предка?

— Но этот портал…он отберет все мои силы. Я не выдержу перехода и…

— Выдержишь. — Селар достал из-за пазухи небольшой синий камень — Я не сказал нашему повелителю сколько камней уцелело в Рурре, так что этот кристалл поддержит твои силы. Давай, Саурима, не заставляй меня злиться. Ты прекрасно знала, для чего я почти каждый день вожу тебя сюда. Ты сильно поднаторела в симпатической магии, так что пришла пора отрабатывать.

— Но я не самая сильная колдунья!

— Женщина, из тебя колдунья омерзительная, но ты — единственный потомок льярки Вэлианы, которая изолировала наш мир с этой стороны. И только ты сможешь открыть портал в ее мир. Наш мир надо срочно спасать.

Селар уселся на лавку, наблюдая за выверенными движениями Сауримы. Вскоре на каменном полу тускло засветилась витиеватая пентаграмма. Вход в чужой мир, но еще запечатанный как и много веков назад…

— Начинай, Саурима. Нам пора. — Селар положил кристалл на скамью — Откроешь портал и подпитаешь силы кристаллом.

— Хорошо. — Саурима опустилась на колени перед пентаграммой, схватила брошенный мужем узкий кинжал. Выглядела она гораздо бледнее обычного. Из разрезанных вен потекли темные струи, разливаясь по завиткам засветившейся пентаграммы. Селар не шевелился, наблюдая за ее действиями. Пентаграмма подчинялась неохотно, жадно вбирая силу. Магия незримыми щупальцами тянулась к бледно-светящимся линиям. Казалось, сам воздух пропитался ею. Ее нити опутывали все вокруг, вплетались в волосы, обжигали кожу…

— Почти все готово. — сильно ослабевший голос вывел Селара из зачарованности. Саурима шаталась от потери сил: ментальных и физических. Портал между мирами иссушал человека в прямом смысле слова.

— Нам пора, мой господин. — линии вспыхнули ослепительно, пространство трещало и лопалось. Там, за пентаграммой был уже чужой мир. Селар почувствовал сладкий поток магии, шагнул к границе. Быстро оглянулся. Колдунья, похудевшая и бледная, ползла к скамье, стараясь дотянутся до камня. Миг, и он оказался в руке советника.

— Дура. — спокойно промолвил он, переступая черту — Зачем мне отработанный материал?

Глава 5.

А Диана рассеянно смотрела в открытое по случаю теплого утра окно. Солнце медленно поднималось, набрасывая рассветную золотисто-розовую вуаль на небо. Где-то в стороне Истры — государства вампиров — собирались пухлые золотые облака. Косяк перелетных вилохвостов, пылая алой чешуей, не спеша летел на юг, к Лазурному Морю.

Диана проследила взглядом за золотым листом. Это был один из первых и пока что робких посланников осени. Льярка знала, что с каждым днем их будет все больше. Лес станет золотым и прозрачным, из деревень потянет неповторимым запахом сжигаемых листьев. В Радостень потянутся нескончаемые обозы с дарами природы, ярмарки будут проходить даже у ворот города. А потом пойдут дожди, все станет грязным мокрым, по утрам под ногами будут похрустывать льдинки и замерзшая пожелтевшая трава. Нежить обнаглеет и попытается осесть в подвалах Шелата. Придется выгонять оттуда огнем и мечом, опять в комнатах будет вонять паленой шерстью, б-р-р-р… Хотя о чем это она? Ведь к тому времени ей уже придется тосковать в великолепном Лоэльдире, в роли жены этого красавца синеглазого.

— Не хочу. — пожаловалась девушка листочку, упавшему на подоконник — Не хочу к эльфам! не хочу к Изару!

Листочек сочувствующе промолчал. А что он еще мог поделать?

— Все, хватит! — Диана спрыгнула с подоконника и расправила платье. Пора на завтрак, а там и в Радостень ехать…или лететь. И может попросить у родителей что-нибудь успокаивающее?

Диана вспомнила и покраснела. Что же это за сон? Странное состояние. Вроде спишь, но в то же время чувствуешь все, что происходит вокруг. И особенно остро ощущаешь этот взгляд. И не шевельнуться, руки тяжелые, все тело налито слабостью и странным ожиданием. Ей совсем не страшно, скорее любопытно, что же произойдет дальше. Взгляд не отпускает ее, притягивает и словно передает это ожидание. Что ж будет дальше? Балансируя на грани сна и яви, она словно чувствует, что взгляд приближается. Странный наблюдатель не дотрагивается до нее, но этого и не надо. Достаточно его взгляда. Внимательного, изучающего и…ласкающего.

Год назад, когда это произошло впервые, Диана не стала паниковать. А просто попросила Веллу проверить ее комнату. Ничего постороннего, никакой магии, все в норме. Однако после проверки подобные сны-дремы повторились еще два раза. В результате Диана пришла к выводу, что это все ее буйное воображение и чрезмерное увлечение романами.

И вообще, рассуждала она, спеша по коридору, сегодня можно было бы и в комнате того…позавтракать. Особенно если учесть как она вчера расслаблялась после новости о своем скором замужестве. Диана виновато поежилась на ходу. Надеюсь та сова-шпион не очень пострадала?

Гм, до сих пор обед проходил в более тесной обстановке. А сейчас около пятнадцати пар глаз просверливали в ней дырки. Диана поспешила проскользнуть на свое место, чем вызвала недовольную гримасу у мага, сидевшего напротив, рядом с рыжеволосой стройной женщиной. Эти двое по совместительству были еще и ее родителями. Просто физически ощущая щекочущие взгляды, Диана поспешила наложить всего и побольше. Гм, это они пялятся оттого, что рады ее видеть или все же узнали о ночных проделках? Хотя вряд ли, сову она поймала еще в самом начале. А в замок вернулась, когда уже все маги спали. А кто бодрствовал, те сидели в башнях-накопителях и ее то уж точно заметить не могли.

Некоторое время за столом раздавалось только звяканье приборов и периодическое бульканье.

— Где тебя носило на сей раз? — негромко заметила Велла, поднимая взгляд на дочь. Та как раз потянулась за улитками и едва не выронила лакомство.

— Только без невинных глазок. — подключился Арон — Что это?

— Где? — не поняла Диана. Молодые маги заухмылялись, предвкушая представление.

— А вот это. — шелковым голосом произнес Авенир, сидевший напротив и коротко свистнул. Откуда-то сверху ему на плечо слетела сова. С очень обиженным видом. На грудном оперении красовались два слова: "Она запалилась".

— А что, у сов теперь в моду вошла татуировка? — вякнула льярка, пытаясь перевести все в шутку. Авенир отослал обиженную птицу обратно.

— Мы не запрещаем тебе посещать ночной лес. — ровным голосом заметил Арон — Но нам хотелось бы знать, что ты в безопасности.

— Ага, и никакой вампир не уведет меня под своды своего замка. — насмешливо отозвалась Диана — Да они меня за версту облетают. Не сомневаюсь, что дядя уже внушил им кто я и что им за меня будет. Ах да…кроме вампиров же есть оборотни, суккубы, лешие, фейри и…эээ…и все спят и видят как бы отловить меня ночью?! А! Еще есть дикие маги, некроманты…ой, простите, один уже сидит тут. Вы и его на учет возьмите!

— Диана…

Одного слова, произнесенного хриплым голосом, было достаточно, чтобы девушка замерла и попыталась прикинуться бедной овечкой. Отца она боялась…и уважала. Потому скромно опустила голову и попыталась ухватить щипцами улитку. Та оказалась скользкой и удирала по всей тарелке. Все замерли, с любопытством наблюдя, чем закончится поединок. Диана упорствовала. Вот кое-как ухватила и торжествующе сжала щипцы. Но характерного треска панциря не было. Улитка вдруг выскользнула, взлетела вверх по красивой дуге…а потом стукнула Авенира по лбу.

За столом воцарилась тишина. Маги превратились в соляные столбики, глядя на пострадавшего. Диана в ужасе прижалась к стулу: вляпать Авениру улиткой мог осмелиться либо самоубийца, либо полный идиот. Первое можно смело отметать, так что вывод напрашивается сам собой.

Авенир смерил съежившуюся льярку тяжелым взглядом, вытер салфеткой остатки снаряда и медленно встал. Велла сидела и старательно прятала ухмылку.

— Вижу, что лучше начинать сразу, пока не поступили новые увечья. — Лайар покосился на злющего Авенира — Итак, давайте через полчаса группа проверки вылетает в Радостень. Пурршила уже подготавливают.

Вроде пронесло. Диана слегка расслабилась, но не совсем: чародей вполне мог отложить разборки до лучших времен. Хотя девушка никогда раньше не замечала за ним мстительности. Но это же Авенир! Его опасаются все, кроме ее родителей и Лайара. Этот чародей точно знает, чего хочет и использует любые средства, чтобы достичь своих целей. Он не совершает бесполезных действий, он делает только то, что необходимо для успеха.

А спустя полчаса на опушке возле замка разразился скандал. И кто был главным инициатором? Правильно!

— Не. Полечу. — по слогам отчеканила Диана, едва блестящая разноцветная морда Пуршилла повернулась к ней. Дракон отдаленно напоминал стрекозу: такой же длинный, жесткий и с прозрачными цветными крыльями. На вытянутой собачьей морде топорщились полосатые усы. Диана Пурршила не боялась, а вот полетов…

— Да спросите у моих родителей! — девушка оглянулась, но Велла с Ароном, как назло, о чем-то горячо спорили с Лайаром. Вырывая друг у друга загадочный свиток и размахивая как шпагой.

— Ладно. — кивнул Авенир — Тогда можете оставаться дома.

— Но почему я не могу поехать через лес?! — завопила Диана на всю округу. Велла от неожиданности уронила свиток и обернулась на шум.

— Что это вообще такое?! — продолжала негодовать льярка — Кто ему вообще дал право мной командовать?!

— Диана, Авенир возглавляет комиссию проверки и несет ответственность за всех участников. — примирительно ответила волшебница.

— Вот именно. — ехидно подхватил чародей — А я не могу гарантировать безопасность льярки, которая поедет лесом да еще с оружием. Я прекрасно изучил твой характер, девочка, чтобы беспокоиться за дальнейшее развитие событий.

— Но я не могу лететь! — едва не расплакалась Диана.

— Авенир, вообще-то это правда. — призналась Велла — Она не переносит ковры-самолеты и драконов. Ее моментально укачает.

— Пусть посидит в замке. — парировал чародей и язвительно добавил — Приданое повышивает.

Диана аж заклокотала от ярости. Но тут подошло успокоительное в роли отца. Вобщем, после пятнадцатиминутного жаркого спора и размахиваний руками был найден компромисс.

6.

До Радостеня не так уж и далеко. Часа три на лошадях. Однако маги Шелата редко наведывались в город. Местный волшебник отлично справлялся со своими обязанностями. Но такое событие как праздник города, да еще и с ярмаркой, нельзя было пропустить. Хотя каждый отправлялся по своим причинам. Диана ехала повидаться с подругой, Велла собиралась просмотреть новинки в магазине трав и снадобий, ну а Арон с Авениром собирались устроить проверку на нелегальные магические предметы. Их провозили всеми правдами и неправдами, а потом у городских магов была головная боль по поводу очередного вырвавшегося на волю джинна или суккуба. А может чего и похлеще.

Тропинка петляла среди деревьев, словно ее прокладывал пьяный дровосек. Арр-керд, наплюя на нее, пер прямо, невзирая на кусты и другой подлесок. Вторая лошадь была более осмотрительной. Всадники же молчали, намеренно игнорируя друг друга. Правда, продолжалось это недолго. Первые полчаса.

— Ладно! — Диана не выдержала — За что вы меня так…не любите?

Авенир, едущий чуть впереди, с удивлением обернулся

— Откуда такие мысли?

— Вы все время ко мне цепляетесь!

— Для льярки вы не очень наблюдательны. — парировал чародей — Я цепляюсь ко всем, если считаю это нужным. А вы просто сами провоцируете меня на замечания. Льярки на пороге совершеннолетия нуждаются в тщательной опеке. Иначе получится как с одной вашей предшественницей.

— Ее предали! — возмутилась Диана — Это все любовь! — она огляделась, словно ища союзника. Но кроме бегущей мимо лисы никого не увидела. То ли местные жители постарались убраться с дороги Авенира, то ли временно шастали в другой части леса.

— Любовь — это биохимическая реакция. — равнодушно отозвался чародей. — В крови повышается содержание дофамина и адреналина. Одновременно снижается содержание серотонина, и вы начинаете вопить о страданиях любви. Также в этот момент вырабатываются фенилэтилен и эндорфины, которые повышают ваш иммунитет. Вы целуетесь, и мозг проводит химический анализ слюны, принимая решение о вашей генетической совместимости. Цель достигнута — начинают вырабатываться окситоцин и вазопрессин. Они снижают действие остальных гормонов и "любовная горячка" переходит в спокойную уравновешенную стадию. Дальше идет привыкание к выбранному объекту. Вот и все.

— Вы…вы… — Диана подпрыгнула, не в силах скрыть возмущение — Вы все опошлили! Это светлое чувство, его нельзя привязать к химическим процессам!

— Но это и есть химические процессы, девочка. А ты решила облечь все это в красивую форму.

— А вы, значит, неподвержены этим химическим процессам? — ехидно поинтересовалась льярка, восхищаясь своей смелостью. Авенир пожал плечами, не оглядываясь.

— Почему? Просто я знаю, что это, и могу преодолеть, когда надо. Я чародей, Диана, и вижу некоторые вещи в другом ракурсе.

— Но мои родители так не считают! Они любят друг друга!

— Да. — охотно согласился Авенир — Но и их магия отличается от моей. Она сильно влияет на нас, льярка, и ты скоро сама узнаешь это. Через полторы недели ты станешь совершеннолетней по льярским меркам и обретешь магическую силу. Тогда поймешь, что я имел в виду.

Диана поняла, что общаться с таким моральным идиотом нет смысла, пришпорила лошадь и ускакала вперед.

— Вот и поговорили. — констатировал чародей. На мгновение промелькнула мысль, что, может, не следовало вот так, слишком жестко. Но лишь мелькнула и исчезла. Оставлять разгневанную льярку без присмотра не следовало и потому арр-керд с воодушевленным рычанием рванул в погоню.

Лиса вылезла из кустов и принюхалась: всадники быстро скакали в сторону Радостеня. Итак, льярка близко и скоро станет совершеннолетней. Теперь осталось выяснить некоторые мелочи. Селар на миг задумался. Через секунду здоровый уж быстро и решительно полз в сторону города.

7.

Издалека Радостень напоминал муравейник. Много сотен лет назад был заложен первый камень у основания холма. Теперь толстые каменные стены превратили город в неприступную крепость. В прямом смысле слова: маги тоже приложили руки к строительству. Вплетенные в камни заклинания отражали попадания всех видов оружия. Острые бронзово-коричневые шпили дворца возвышались над всем остальным. Сам дворец стоял на самой вершине холма, окруженный с трех сторон садом, а с четвертой подступали широкие ступени. Правитель Радостеня изо всех сил старался подражать эльфийской архитектуре, Сами же остроухие лишь презрительно фыркали в ответ на его потуги.

В честь праздника ворота были распахнуты, и плотный поток гостей и торговцев вливался в них с раннего утра. Цепочка стражей не спускала глаз с толпы. А над воротами вращался небольшой фиолетовый шар. Временами он испускал пронзительный визг, и тонкий луч указывал на кого-нибудь в толпе. Тогда стража дикими котами набрасывалась на беднягу и тщательно обыскивала. Возле стены постепенно росла куча запрещенных товаров и магических артефактов, находящихся вне закона. Но даже с такой защитой что-то да проникнет в город. И потому маги Шелата были нужны просто позарез.

— Садись во дворе у Велии. — прокричал Арон на ухо дракону. Тот послушно заложил вираж, от которого все маги дружно сглотнули. Велия носил титул городского волшебника и имел авторитет куда больший нежели правитель Радостеня. В частности потому, что приторговывал любовными снадобьями и противовампирьими амулетами. Маги Шелата закрывали на это глаза. Все равно снадобья были всего лишь настойкой лопуха, а амулетами вырезались из чеснока, в который до сих пор свято верили. Но вампиры если и шарахались, то исключительно из-за запаха, который плотным облачком окутывал счастливого обладателя. Да и то если были не особенно голодны.

Пока маги раскланивались с коллегой, через ворота проехали всадники, которым все боязливо уступали дорогу. Но Диана не обольщалась: боялись не ее, с виду обычную девчонку. Стража почтительно вытянулись и едва не откозыряли прямо копьями, провожая взглядами темную фигуру. Авенир скользнул по ним равнодушным взглядом, покосился на шар и проехал мимо. Рекс ехидно показал им раздвоенный язык, облизнулся, едва не достав уши, и прибавил ходу. Диана скромно последовала за ним, сердито думая: "Знали бы они…". Дальше не додумала, так как мысль утратила свою актуальность. Впереди раскинулся Радостень во всей своей буйной, слегка неопрятной красоте.

— К вечеру будь возле ворот. — с этими словами Авенир развернул Рекса в сторону ярмарки. Вообще-то Диана тоже собиралась туда, но теперь нарочно решила сама зайти за Энжи, а не ждать ее у центрального фонтана. Она примерно помнила где та живет: от ворот три улицы и в правый переулок, там найти каменный дом с красными воротами.

Пришлось преодолеть небольшую площадь, запруженную народом. Кто-то дернул Диану за рукав куртки.

— Берек! — обрадовалась девушка, но тут же насторожилась: парень выглядел не ахти как. Вдобавок чуткий нос льярки уловил нечто знакомое.

— Ты опять пил?! — радость сменилась возмущением — Так вот почему тебя всю ночь в замке не было!

— Я думал. — у парня от выпитого блестели глаза и походка была близка к нетвердой.

— Серьезно? — язвительно отозвалась Ди — А я то решила, что в канаве пролежал! И это будущий маг Шелата!

Пробегавшая мимо рыжая собачонка чихнула от винных паров, села неподалеку и старательно зачесалась, изгоняя блох.

— Прекрати! Я думал о нас с тобой! Лежал, смотрел на звезды и думал…

Девушка удивленно вздернула брови

— В канаве на звезды любовался? И что это за "о нас с тобой"? Что-то этого не могу припомнить.

— Ты же не хочешь этой свадьбы! — Берек не замечал издевательства и негодования в голосе подруги — Давай убежим! Куда-нибудь подальше! Можно даже уплыть через Лазурное Море или даже Стихийный Океан…ты же любишь путешествовать!

Он хотел дотронуться до льярки, но рука была на полпути перехвачена и сжата в запястье. Несмотря на временное отсутствие магии, Диана была сильнее любого из сверстников. Холодным голосом она отчеканила

— Берек, возвращайся в Шелат и проспись. Никуда я бежать не собираюсь, и не давай нашей дружбе трещину. Мы уже все обсуждали. Моя свадьба — часть соглашения. А ты всегда был и будешь моим другом. Для меня это гораздо ценнее эльфийских прелестей.

Ей очень хотелось раскрыть парню все карты, но льярка помнила предупреждение Авенира. Так что пусть все пока останется в тайне. А Берек может нечаянно или с пьяных глаз сболтнуть. Поэтому Диана развернулась и быстро пошла с площади.

— Прости, дружок, я потом все расскажу тебе. — пробормотала она так тихо, чтобы парень не услышал. Да они не собирался.

— Сука… — слово само слетело с губ, называя так ту, которая с детства оставила в его душе неизгладимый след. Надо было потушить горечь. Берек вспомнил, что совсем неподалеку кое что располагалось, и в этом кое что подавали то, что ему сейчас так необходимо.

Собачонка перестала чесаться и забежала в переулок. Через секунду оттуда вышел сурового вида пожилой мужчина с длинными седыми волосам и в скромной одежде. Не спуская глаз с Берека, он пошел следом.

Диане не пришлось идти до самого дома подруги. Она столкнулась с Энжи на полпути. Рыжеволосая синеглазая девушка на полном ходу вылетела из-за угла и едва не врезалась в льярку.

— Уффф! А я боялась что опоздаю! — воскликнула она с несказанным облегчением. Диана фыркнула

— Не знала какое платье надеть?

— Ха-ха, зато оно того стоило. — девушка покрутилась, демонстрируя простой покрой с длинными расклешенными рукавами. Тонкая шерстяная ткань насыщенного синего цвета.

— Тебе идет. — заметила Диана, увлекая подругу в сторону — Итак, куда вначале?

— Пошли на Ярмарку. Хочу посмотреть, что из ювелирных украшений нынче в моде!

Ярмарка была в самом разгаре. Торговали с телег и прилавков всем, что душа пожелает. Осенний урожай и экзотические фрукты с дальних уголков Варии, одежда и снадобья, животные и сувениры. Шум, гам, запахи, от которых кружилась голова, и смех очаровали девушку, которая лишь второй раз выбралась на ярмарку. Разжившись здоровенным лимоном Диана не спеша побрела вдоль прилавков, жуя фрукт вместе с тонкой кожурой и наслаждаясь вяжущим горько-кислым вкусом. Энжи со страдальческим видом старалась не смотреть на сей кошмар. Со всех сторон им совали в руки яркие блестящие ткани, приворотные зелья и украшения. Низкий круглый торговец схватил льярку за руку, нахваливая свой товар: оружие, выкованное самими цверагми в Алзацких горах. Диана с умным видом повертела в руках длинный меч с голубым волнистым лезвием. Но услышала цену и в ужасе бежала, словно продавец уже тянул руки к ее небогатому кошельку.

Возле украшений снова пришлось притормозить. Вобщем-то камни и золото девушку интересовали так же как доски в заборе: есть ну и ладно. А вот серебро рассматривала с удовольствием. К тому же оно оказалось сравнительно недорогим. Продавец с таинственным видом кивнул на лежащие отдельно странные серебряные цилиндрики длиной в полпальца, и шепнул, что это первейшее средство против оборотней. Проглотив такую штучку, он тут же скончается в жутких мучениях. Диана хмыкнула, представив как будет гоняться за оборотнем по всему лесу, а после уговаривать скушать сей симпатичный цилиндрик. Энжи с восторгом крутила золотое ожерелье с топазами и прикидывала как бы половчее сторговаться. Получалось не очень. Торговец оказался прожженным гадом, и сбрасывать цену не спешил. Наконец, взмокшие и злые, но с добытым ожерельем, девушки выбрались из толпы. И почти бегом отправились на площадь.

В центре площади небольшой фонтан давно был облюбован местной молодежью. Подруги отыскали свободный клочок на влажном бортике и уселись.

— Так что там у вас? — нетерпеливо спросила Энжи. Диана вздохнула и сунула пальцы в воду, словно пытаясь поймать одну из многочисленных рыбешек.

— Меня замуж выдают. — мрачным голосом сообщила она. Подруга икнула и забыла о покупке.

— Что ты смотришь? Выдают за эльфийского советника и по совместительству сына правителя Лоэльдира.

— Лоэльдира… — ошалело повторила Энжи — И ты чем-то недовольна?!

— Нет, я сгораю от страсти. — проговорила льярка с такой физиономией, что поверил бы ей только идиот, да и тот бы засомневался.

— Что такое? — в голосе Энжи зазвучало явное осуждение — Ди, да ты оглянись вокруг! У тебя такой успех! Тебе предлагает руку и сердце сам эльфийский принц, и я уверена, что он прекрасен! А ты явно чем-то недовольна.

Диана лихорадочно стала размышлять как бы отвлечь подругу. Врать ей она не могла, а гооврить правду нельзя. Энжи болтлива, да к тому же не поймет всей этой интриги. И тут…тут послышался голос! В прямом смысле слова!

— Лиииилль!!! — просияла Энжи, на время оставив тему жениха в покое. Эльф-полукровка Лилль слыл когда-то довольно известным менестрелем. И жутким бабником. За что, в конце-концов, и пострадал, решив развлечь одну волшебницу не только любовными напевами. Вернувшийся муж-некромант категорически не пожелал делить постель и жену с нахальным менестрелем. В результате шумных разборок пострадала люстра, появилось одно симпатичное привидение и в Алзацких горах стало одним отшельником больше. О судьбе любвеобильной женушки говорили шепотом и оглядываясь. Лилль же с комфортом обосновался в Радостене, изгоняться не пожелал, и целыми сутками бродил по городу, горланя похабные песни. Теперь он стал этакой местной достопримечательностью. И еще…став призраком Лилль обрел способность видеть будущее. Диана вместе с магами Шелата только фыркала. Они то знали, что будущее изменчиво и существует несколько вариантов. А призрак видел лишь один из возможных. Когда угадывал, когда нет.

— О краса и услада глаз моих! — Лилль заметил подруг и рыбкой метнулся к ним. Отношения у них были вполне приятельские: именно менестрель обучил в свое время их, а также Берека самым ядреным ругательствам различных рас. Естественно, втайне от магов.

— Издеваешься? — девушка скосила глаза на концы растрепанных кос.

— Твой облик прекрасен, о моя темпераментная львица! — проникновенно взвыл менестрель, пугая пролетавших мимо птиц. Потом игриво поправил серебристые буйные локоны и уселся рядом, хитро кося удлиненными глазами.

— Слушай, а я придумал: выходи за меня замуж! О! Выходите за меня замуж обе!

— Да? А супружеский долг ты как исполнять собираешься? — ехидно поинтересовалась Диана. Лилль затосковал и поспешил перевести разговор. Обернулся к Энжи

— А что ты скучаешь здесь? Такая красота не должна предаваться печали в одиночестве! Ну…пусть не в одиночестве, а с подругой, которая ершистая как самка единорога по весне и…

Энжи с Дианой, дурачась, ткнули призрак с обеих сторон. Руки прошли насквозь, ощутив на мгновение прохладу. А Лилль вдруг икнул и застыл.

— Ой…что с ним? — перепугалась Энжи — Мы его повредили?

— Нет, конечно, его нельзя повредить. — Диана нахмурилась — Может, обалдел от счастья?

— Ооооо… — простонал менестрель, завращав глазами — Ооооо…что я видел!

— Заткнись! — завопила Ди в испуге. Несколько человек обернулось, но подойти не решилось. Подумаешь — обычное дело: предсказывают будущее.

А Лилль уже смотрел на Энжи круглыми глазами.

— Твоей жизнью станет кровь! Я вижу блеск глаз и чувствую запах крови. Ты не сможешь без нее! — он повернулся к Диане, та попятилась, не вставая с бортика — Границы прорвутся, зло в мир сей вернется. Светлые стены разрушатся, чары любви обнаружатся. Форма без формы эмоций коснется в ту ночь и час, когда луны свет взорвется. Два мира сольются в один навсегда, править отныне дано силам зла! О нет! Я не могу! Мне надо найти магов!

— Стой, идиот!!! — завопила льярка вслед удирающему призраку — Им сейчас не до тебя! Энжи, успокойся! Ты же знаешь, что он часто брешет! И потом, кровь и так твоя жизнь! Ты ж без нее не можешь! Сколько там литров в человеке?

— Д-д-да. — простучала зубами подруга — Д-д-думаю ты права, но блин чего-то мне фигово. А тебе?

— А мне хочется ему по репе настучать. — огрызнулась Диана — Ну что он плел?! Что за стих, рифмоплет хренов!

8.

Подруги сидели и думали каждая о своем. Противный менестрель сумел испоганить настроение. Несильно, но ощутимо.

Какой-то мужчина сел неподалеку и, прикрыв лицо широкополой шляпой, явно задремал. Диана пару раз покосилась на него, узнала, но заговорить не решилась. Каждый отдыхает по-своему, и у нелюдей могут быть свои причуды. Энжи так и подавно на него не обратила внимание. Ну, может, отметила, что куртка и штаны из дорогой ткани, да и то мельком.

А на площади появилось новое лицо. Точнее фигура. На огромном неповоротливом коне и с мечом за плечами. Девушки несколько оживились.

— Глянь. — хихикнула Диана, забывая о проблемах — А я думала такие уже повывелись!

Русоволосый здоровенный красавец рассекал на своем тяжеловозе толпу. Все особы женского пола млели и посылали воздушные поцелуи. С балконов полетели цветы, один даже с горшком.

— Он сюда направляется. — заволновалась Энжи — Как я выгляжу?

— Как человек. — отозвалась Диана, сощуривая карие глаза. Всадник не спеша приблизился и спрыгнул с коня. Тот облегченно вздохнул и тут же навалил внушительную кучу. Льярка сморщила носик.

— Прелестные девы, не подскажите кто может знать где расположен дворец повелителя вампиров? — с пафосом поинтересовался всадник.

— А зачем тебе? — заинтересовалась Диана. — Ты вообще кто такой?

Всадник состроил покрасневшей Энжи глазки: один серый, другой голубой.

— Странствующий герой по имени Вальстаримир желает покончить с мерзопакостным вампиром, дабы принести мир…во весь мир.

— А знаешь ли ты, Вася, — вкрадчиво заметила Диана — Что и до тебя тоже ходили на этого…гм…мерзопакостника? И где они теперь?

— Придет герой и победит. — упрямо заявил этот самый Вася. Энжи критически его оглядела. По ее мнению Васе надо было поменьше развивать мускулатуру и побольше мозг.

— И как ты с ним расправишься? — раздался вдруг приятный голос. Это проснулся сидевший неподалеку мужчина в шляпе. Позы он не поменял.

— Сначала обрызгаю чесночной водой. Потом ударю в сердце колом, а напоследок снесу своим мечом поганую голову! — с видом триумфатора заявил Вася и помахал пузырьком. До ноздрей близко сидящих долетел несравненный и густой аромат чеснока. Энжи чихнула

— Да тут не только вампир окосеет. — пробормотала она. Диана сидела и почему-то широко ухмылялась. Причем физиономия была хитрющая.

— А ты самого то повелителя видел? — поинтересовался "шляпный" незнакомец.

— А что его видеть? Я читал в эльфийских трактовках. Он лысый, красноглазый и с зубов капает кровь невинных жертв. А еще вокруг него крылатый гарем летучих мышей-жен, с которыми предается оргиям…вот!

— Гадость какая! — возмутился незнакомец, вставая — Убью эльфов за наглое вранье!

Диана уже в полном восторге подпрыгивала на месте. На Васю было жалко смотреть, а Энжи словно приросла к каменному бортику. Незнакомец же небрежно сбросил шляпу и с насмешкой уставился на "грозу вампиров". Правда черными глазами успел стрельнуть в сторону Энжи, та икнула. А Ди нахмурилась, что-то припоминая. Народ, заподозрив неладное, стал стекаться к ним. И неизвестно чем бы все закончилось, если бы не простучали по камням копыта и не вырос Рекс с Авениром в седле.

— Вобщем, Вася, на твоем месте я бы вернулся в свою деревню и пошел выбирать невесту. — дружески предложил повелитель вампиров (а он всего то хотел подремать на солнышке). Вася кивнул, продолжая как завороженный смотреть на клыкастый оскал.

— Вампир! — взвизгнул кто-то в толпе.

— Дядя! — умоляюще прошептала Диана

— Дэмиан… — предупреждающе нахмурился Авенир. Вампир ухмыльнулся еще раз и…исчез. С бортика фонтана сорвалась летучая мышь и быстро скрылась в небе. И ее вовсе не смущал тот факт, что на дворе стоял солнечный день.

— Все в порядке. — успокоил толпу чародей — Нет поводов для паники, сегодня же ваш городской маг займется этой проблемой. А вы. — он повернулся к девушкам — Марш по домам!

— Но… — начала Диана.

— Никаких "но"! — перешел на рык Авенир — Быстро! И чтобы до замка ни звука, поняла?!

9.

Красная струя вырвалась из узкого горлышка бутылки. Разбилась о поджаренную тушу кабана. По задымленному помещению поплыл ни с чем ни сравнимый аромат. Берек покрасневшими глазами смотрел в огонь. В голове гудело от выпитого. Но облегчения, желанного забытья, не было. Кружка опустела, из кувшина были выжаты последние капли. Бере ловил сочувственные взгляды соседа по столу: огромного неповоротливого воина в полном облачении. Он знал, что выглядит ужасно: взъерошенный, в облитой вином мантии, с красными глазами. Но ему было наплевать. В этом старом трактире никому ни до кого не было дело. Тут и там раздавались крики, стук кружек, где-то уже дрались. Закопченные светильники тускло освещали столы возле стен. И плевать что на улице в разгаре солнечный день. Зато здесь все отвечает его душевному состоянию. Так же мрачно и омерзительно. Как она могла?! Ведь он ей всю душу открыл, предлагал бежать. Да он, да он…да он готов на все. На все…абсолютно. Но ничего не помогает. Даже приворотное зелье (было один раз) и то пропало впустую, когда льярка, проходя мимо стола, случайно задела кружку и та разбилась.

Сосед как-то незаметно исчез. Только хлопнула входная дверь. Вошел кто-то еще. Берек продолжал все сильнее растравливать рану, когда его схватили за шиворот и пару раз встряхнули. Вино опасно колыхнулось в желудке.

— Этот? — светловолосый мужчина тряс мага как котенка. Парень возмутился и попытался кинуть эссаром, но в подобном состоянии даже не смог правильно выговорить заклинание. Так что ему дали по рукам и пару раз ткнули носом в стол. Чтобы не рыпался.

— Вроде. — перед мутным взглядом парнишки нарисовался кто-то грозный и большой. Берек прищурился и едва смог разглядеть усатого злобного мужика.

— Ай ты, гад ползучий, думал не найду? — после чего последовал поток явно непечатных слов. Третий же стоял и мерзко ухмылялся, давай понять остальным посетителям, что не следует лезть в разборки. Да никто и не лез. Каждый был занят своим делом.

— Че вам надо?! — заорал парень. Точнее попытался заорать. Получилось трудноразличимое бульканье пополам с лепетом.

— Че надо, засранец? — усатого аж затрясло — Я тебе щас оторву кой чего, чтоб больше к дочке не лез, понял, харя ушастая?

До Берека дошло, что его сейчас будут бить и, кажется, очень больно. Никакой дочки он в упор не помнил. Но склонялся к тому, что в пьяном угаре вполне мог что-то натворить. И закрыл глаза, ожидая побоев.

Усатый с белобрысым переглянулись, радостно оскалились и дали по тумаку, для затравки. Глазки заблестели от ожидаемого развлечения.

— Втроем на одного не просто гадко, а омерзительно. — раздался позади негромкий голос.

— Шорин, разберись. — не оборачиваясь приказал усатый, занося кулак над пытающимся отбиваться Береком. Но руку внезапно словно стиснуло в стальных клещах.

— Шорин не разберется. — все тот же голос — С ним бы кто разобрался…

— Пшел вон, старик! — начал было белобрысый, но тут глянул в глаза вмешавшегося. Обычные такие, серо-голубые.

— Эй, ты чего… — усатый тоже посмотрел на незваного гостя. И вдруг присмирел. Почему-то взгляд этих спокойных глаз сказал обоим очень многое. Например то, что этот седоволосый старикан запросто уделает всех троих. И что ничуть не будет об этом сожалеть.

Берек неверящим взглядом провожал своих мучителей. А они понуро добрели до двери, волоча третьего, и скрылись вон из глаз.

Незнакомец сел напротив. Все его движения были исполнены благородства и аристократизма. Не наигранного, а того, что появляется с рождения.

— Не присоединитесь ко мне? — теперь мужчина был приветлив и учтив. Служанки, по легкому знаку, стали поспешно таскать на стол еду. Остальные посетители уже забыли о стычке.

— Почему вы вдруг решили меня…спасти? — Берек не спрашивал имени. Захочет — сам скажет. Мужчина насмешливо вздернул бровь

— Ну…трое на одного это мерзко, как я и говорил. К тому же они воспользовались тем, что ты был…не в состоянии ответить своим даром. Что смотришь? Я за свою жизнь столько перевидал магов, что мне не трудно узнать вашего брата. — мужчина небрежно кинул служанке горсть золотых.

— Не боитесь, что ограбят? — поинтересовался Берек, наблюдая за круглыми глазами девчушки. В грязном, провонявшем кислым вином и жиром, помещении пировало еще с полсотни существ. Радостень- гостеприимный город, в этом его плюс и минус. Слишком много сброда стекается в переулки и такие вот таверны.

— Думаю, это будет довольно трудно — незнакомец приглашающе кивнул на блюда. Прошу вас. Не люблю ужинать в одиночестве. Впрочем, как и пить…

Некоторое время молча ужинали. Жуя копченого гуся, Берек продолжал свои наблюдения. Было видно, что незнакомец голоден. Еда исчезала с завидной быстротой. А вот к вину не притронулся, предпочитая обычную воду. На них уже перестали обращать внимание. Гул голосов ощущался как сквозь вату. В голове мелькнула четкая мысль: "Через полчаса я отключусь".

— Надеюсь тебе есть куда пойти. — в голосе незнакомца звучали легкие осуждающие нотки — Не думаю, что тебе стоит шататься по таким местам смолоду.

— Да что вы… — начал горько Берек, махнул рукой и потянулся за следующим кувшином.

В помещение с визгами и хохотом ворвались размалеванные полураздетые женщины. Некоторые с ходу направились к собеседникам. Но незнакомец небрежным жестом отослал их обратно. Те, нисколько не смущаясь, тут же плюхнулись на колени к воинам за соседним столом. Мужчина проводил их насмешливым взглядом.

— Никогда не понимал и не пойму этого суррогата любви. Напоить, заплатить деньги, и за что? За физическое удовлетворение тела при полной пассивности души? А потом долго плеваться, но с наступлением ночи опять идти, влекомый низменными страстями. Словно не мужчина, а какой-нибудь бабуин? А ведь вместо этого мог бы заняться чем-нибудь увлекательным. Ну или же завоевывать сердце той, которая будит души прекрасные порывы. А, Берек? Ты со мной согласен?

Звук, который тот издал, вполне можно было перевести как одобрительное мычание.

— Да, вот так и начинаются разговоры за жизнь. — усмехнулся незнакомец. Отпихнул тарелку с костями, поставил локти на выскобленную столешницу.

— А может я зря девочек прогнал? Это для меня существует лишь одна женщина, чей лед в сердце я растапливал долго и упорно. А вот тебе не мешало бы попытать счастья.

— Не нужны они мне. — буркнул Берек. Он лихорадочно обдумывал фразу собеседника.

— Хм, в твоем возрасте это странно. Они ведь не уродины, и наверняка искусны в ласках.

— Я тоже не приемлю суррогат любви. Лучше уж так, с кружкой. Помогает забыться получше юбок.

Незнакомец с интересом наблюдал как парень осушил кружку. Потянулся за другой. Кувшин подрагивал в руках, вино плескало то на стол, то на мантию.

— Хорошо забрало тебя. — ирония в голосе сменилась сочувствием — Такое дается раз в жизни, и то не каждому. Я ведь был на твоем месте. И тоже пытался напиться, надеясь, что ее лицо перестанет стоять перед глазами. Что в ушах перестанет звучать ее голос. И темнело в глазах, когда видел как она флиртует с другими. А на меня смотрит как на червяка навозного. И я очень боялся, что мне не хватит всей жизни, чтобы угнаться за ее красотой. Что, Берек, удивил я тебя?

— Угу, особенно про червяка навозного. — пробормотал парень. Так как совпадений между этим насекомым и этим человеком явно не наблюдалось. Вино все больше затуманивало мозг. И сидевший напротив собеседник вдруг показался родным и близким. Товарищем по несчастью, который поймет и поддержит.

— Тебя гложет боль — мягко продолжал незнакомец — Если растравливать рану и дальше, то она станет язвой и съест всю душу. Стоит ли так убиваться?

— Я ее люблю, и я ее ненавижу. Не знаю даже, что больше. Я отдаю все и не получаю ничего…

— Она волшебница?

- Нет! Она вообще не человек. Льярка, чтоб ее. Коварная хищница с невинными глазками. Ты же слышал о них? А я вот живу с ней под одной крышей. Лишенная до совершеннолетия какой либо магии, будущая носительница древних сил Луны. Сильнейшее существо Варии, умеющая одним движением бровей обратить ночь в день. А сейчас обычная девчонка, полная зазнайства и гордости. — Берек тут осекся — А…зачем тебе все это. Забудь. Мои проблемы это мои проблемы…

— Иногда становится легче если дать выплеснуться чувствам наружу. — заметил незнакомец. Парень уставился на него, собрав остатки разума.

— А тебе то какое дело до меня? Спас и спасибо!

— Мне? Мне нет никакого дела. Я тебе не нянька, а ты не малолетняя соплячка. Но иногда можно найти ответ в самих проблемах. Почему бы ей просто не открыться?

— Ей?! — пьяно расхохотался Берек — Да мне осталось только выдрать у себя сердце и бросить ей на порог! Но скоро все закончится…может, и к лучшему. Может, когда она будет далеко, я ее постепенно забуду. Коварную сучку…

— Что такое?

— С чего я вдруг перед тобой распинаюсь? — Берек попытался найти нить рассуждения. Но получалось крайне плохо. Незнакомец усмехнулся, подлил в кружку вина.

— Да потому, что через несколько минут я уйду своей дорогой, и смогу унести часть твоей боли.

— Фиг с тобой. — душа болела, растравленная воспоминаниями — Вобщем, я случайно подслушал разговор ее родителей. Через неделю Диана отправляется в Лоэльдир, ее руки просит принц эльфов…

О, любовь! Скольких ты сподвигла на подвиги и на глупости. Скольких глупцов сделала мудрецами и наоборот! Ради тебя свершаются великие открытия и преступления. Ради тебя человек пойдет на что угодно, желая отыскать отклик в любимом сердце. Лишь немногие поймут, что в любви надо давать и не требовать ничего взамен.

Берек спал, уронив голову на стол и всхрапывая. Незнакомец уже не улыбался. Глаза блестели холодно и расчетливо. Он размышлял, стоит ли оставлять в живых того, кто невольно так помог ему.

10.

Внезапная догадка, пришедшая в голову в полудреме, мигом протрезвила. И прогнала остатки сна. Она была настолько страшной, что Диана резко вскочила и, путаясь в одеяле, подбежала к высокому зеркалу в серебряной раме. Такие стоят во многих помещениях Шелата. На изготовление каждого уходит пятьдесят лет, к тому же процесс происходит в загадочных Алзацких Горах, в подземельях цвергов. Еще будучи сопливой девчонкой, Диана ухитрилась как-то разбить одно. Но даже осколки сохранили свою способность. И один из них льярка подарила два года назад Энжи, на восемнадцатилетие.

— Давай, давай, давай!!! Свет мой зеркальце и все такое!!! — руки заколотили по витой серебряной раме. Поверхность зеркала затуманилась, прошли серебряные волны, а потом…проступило крайне перепуганное лицо Энжи.

— Фуххх… — льярка грохнулась на колени — Почему так долго не отвечала?

— Встать боялась. — призналась подруга. Вид у нее был неважнецкий: глаза припухшие, нос красный, еще и трясется так, что зубы стучат.

— Д-д-ди, я боюсь! Я всю ночь не спала и думала о том, что Лиль набрешил. Меня точно покусает вампир! — Энжи залилась слезами. Диана посмурнела: именно эта догадка подняла ее с постели в такую рань. Но подругу надо как-то успокоить, иначе эта истерика может затянуться надолго.

— Энжи…Энжииии, тихо! Прекрати завывать! Есть способ избежать такого исхода.

Девушка всхлипнула и уставилась на Диану мокрыми глазами.

— Правда? — недоверчиво спросила она.

— Ну…Лилль видит один из возможных вариантов. То есть просто надо не попадать в ситуации, когда ты можешь столкнуться с вампиром! Сиди дома и не высовывайся!

— Как долго?!

— Пока я не поговорю с одним…ну короче с одним. — Диана подумала, что не стоит говорить Энжи о том, что повелитель вампиров Дэмиан приходится ей…ну будем считать, что дядей. Просто на "двоюродного прапра…дедушку со стороны папы" он может и обидеться.

— Дианочка… — губы девушки снова задрожали — Я не хочу становиться живым мертвяком!!!

— Дура ты! — рассердилась "Дианочка" — Что за бред темного неуча?! Какие живые мертвяки?! Это тебе к некромантам нужно, они специалисты по таким вещам. А вы все предрассудкам верите! Запомни: вампиры живые как и мы с тобой! Просто у них есть что-то, при обращении оно попадает в кровь человека и. это. блин, как же папа говорил…ооо, начинается быстрая мутация. Вот…отсюда и жажда крови. Обычная еда их уже не насыщает.

Если Энжи что-то и поняла то только то, что стать живым мертвецом и спать в гробу ей не придется. Это немного утешило. Да и утром уже не чудилось хлопанье крыльев за окном и скрежет длинных когтей по ставням. Энжи высморкалась и малость приободрилась.

— Вот и отлично! — Диана заметила перемены — Давай сделаем так: я сейчас договорюсь с родителями и пришлю за тобой ковер-самолет, хорошо?

— Да, конечно. — кивнула Энжи и вдруг насторожилась — Стучатся…

Льярка слегка побледнела.

— Посмотри в окно.

Энжи на миг исчезла из зеркала, потом явилась успокоенная.

— Это соседка.

— Уверена?

— Да, только она кутается с ног до головы в такое тепло. И платок ее узнала: синий с золотым шитьем.

— А родители где? Пусть сами открывают.

— Да нет их! С раннего утра ушли на рынок. — Энжи заторопилась — Давай свяжемся через пятнадцать минут. Надеюсь, старая хрычовка уберется быстро.

Пятнадцать минут это куча времени. Диана встала с колен и поплелась в ванную. Да, жить в замке это вам не баран чихнул. Маги не стали доверять все волшебству, а провели самый настоящий водопровод. Ну и канализацию. Это вам не в Радостене бегать в поисках гальюна. Иногда Диана не понимала людей. Ну что им стоит сделать то же самое в своих домах? Так нет же, бегают в морозы в сарайчик и отмораживают все интересные места. Помощи магов что ли ждут? Неужели еще до сих пор не поняли, что маги сами по себе. Они уже и не люди то вовсе. Как и она…

Холодный душ освежил, взбодрил и выгнал нехорошие мысли. Заодно и волчий аппетит проснулся. Но сначала свяжемся с Дэмианом. Льярка несколько секунд вспоминала шифр вызова повелителя вампиров. Все таки не каждый день общаются!

Шифр вспомнился, правда, благодаря надписям, накарябанным на задней части зеркала. Интересно, что бы подумал Дэмиан если бы увидел, что его обозвали "Дема".

Внутри зеркала вихрились серебристые клубы тумана. Но "Дема" подходить не спешил. Может, завтракает. Передернувшись от представленной картины, Диана попыталась повторно связаться с Энжи. Та не отзывалась. Видать соседка попалась настырная.

— Диана… — в комнату заглянула Велла.

— Чего? — довольно сердито отозвалась примерная дочь — Опять будете пытать насчет предсказания? Я уже рассказала все что запомнила.

— Знаю. — кивнула мать — Потому и пришла. До совершеннолетия ты не будешь покидать Шелат ни под каким предлогом.

— С чего бы? Вы поверили этому болтуну?!

— Нет…не совсем. Просто"…границы прорвутся…" — Велла замялась — Вобщем сегодня ночью обнаружили разрыв в Завесе. Произошел он около дня назад. Температура вокруг упала на десять градусов.

Льярка закусила нижнюю губу: это даже она знала. Чем ниже магический потенциал мира, тем ниже падает температура в момент открытия портала в него. А этот, похоже, крайне истощен.

— А…но, мама, я хотела попросить вас послать за Энжи ковер-самолет. Она очень напугана!

— Пошлем. — кивнула Вела — А пока пошли завтракать.

За дверью послышался шум. Через секунду ворвался Лайар с диким взглядом.

— Где ты вчера в последний раз видела Берека? — с ходу накинулся он на Диану.

— На площади…неподалеку от ворот, а что?

— Со мной только что связался городской маг. — Лайар был темен как туча — Берека нашли утром. По предварительному осмотру был кем-то загрызен.

Как реагируют на гибель друга? К тому же друга детства…Диана постыдно разревелась. Лайар что-то пробормотал о том, что Авенир займется дознанием и быстро вышел.

— Надо сообщить Энжи. — всхлипывая, Диана попыталась вызвать подругу. Но вновь безрезультатно. Ну да, это похоже на рыжеволоску: забыла и убежала куда-нибудь.

— Мама! Я должна сообщить ей!

— Никакого покидания Шелата! — Велла задумалась — Свяжись с Велией. Пусть пропустит ее через Зеркало. Быстрее и безопаснее.

Пока Диана связывалась с городским магом, пока смотрела как в холл вносят завернутое тело Берека, пока дожидалась ответа — все это время ей казалось, что где-то повернули ручку рычага. И вокруг все стремительно меняется. Уже не остановить, не замедлить. А вот к хорошему или к плохому — сказать пока сложно.

Велия все молчал. Энжи тоже. Это начинало беспокоить. Если честно, Диана давно бы уже дала деру, но родители поступили хитро. Рядом с льяркой постоянно маячил кто-нибудь из магов. Так что приходилось скрипеть зубами и вновь пытаться достучаться до зеркала. Но вот…получилось! Ой…не совсем: это не она, а с ней кто-то связался. Из глубин зеркала глянули черные глаза с красными зрачками, ярким пятном выделяющиеся на белом лице. Короткие черные волосы в живописном беспорядке, между ними мелькают алые пряди. Повелитель вампиров как всегда безупречен.

— Дядя… — Диана оглянулась на мага. Тот кивнул и вышел, слегка прикрыв дверь. Льярка вновь обернулась к зеркалу. Дэмиан оскалился в характерной для вампиров улыбке. Острейшие белоснежные клыки…мурашки по коже. Хоть ей ничего и не грозит: вампиры нападают исключительно на людей.

— С чего такая честь? — а на сердце стало полегче: сейчас она договорится и Энжи сможет забыть свои страхи.

— Ну…насколько я понял ты разыскиваешь кое-кого. — с этими словами Дэмиан поднес к зеркалу небольшой осколок, заключенный в тоненькую золотистую раму.

Сердце пропустило один удар. Вокруг как-то стало очень тихо, а сам мир сузился до размеров этого осколка зеркала.

— Откуда… — а сама уже догадывалась, какой последует ответ. Повелитель вампиров ухмыльнулся и чуть отодвинулся в сторону. Дааа, он привык жить с размахом. В зеркале не отражалась вся комната, но и увиденного было достаточно. Широкое круглое ложе застелено чем-то мохнатым и золотистым, прозрачный балдахин поднят, а рядом расположились толстые золотые свечи. Семь штук. Днем! Голова слегка закружилась.

— Чтобы не испугалась когда очнется. — заботливо произнес Дэмиан.

Льярка расширенными глазами впитывала картину: блестящие рыжие кудри на золотом покрывале, бледное лицо с еще непросохшими слезами и странной улыбкой, руку, свесившуюся с кровати. Значит, когда она пыталась связаться с ним, в это самое время он уже…

— Что ты нервничаешь? — судя по-всему Дэмиан не мог понять реакции Дианы

— У нее была вся жизнь впереди! А ты все решил сам! И перечеркнул все! Любовь, семью, детей…

— Хватит юродствовать. — холодно отозвался повелитель — Ты сама то веришь в то, что говоришь? Где ей будет лучше: замужем за серым обывателем в серых буднях или рядом со мной? Болеть, стареть или вечно оставаться молодой и красивой? И не придется с течением времени вглядываться в зеркало в поисках утраченной молодости. По вечерам смотреть в окно и гадать где же загулял муж. Что скажешь, милая племянница?

— Ты взял самое гадкое и вывернул наизнанку!

Дэмиан рассмеялся.

— Когда ты проживешь с мое, то поймешь почему я говорю такое. Прекрати блажить, Диана, когда она очнется, то вы увидитесь. И, надеюсь, к тому времени ты все осознаешь и поймешь, что я в какой-то мере спас ее.

11.

Мысли, мысли, мысли. Сотни, тысячи…миллионы. Они толкались в голове, не желая выстраиваться в стройную очередь. И снова льярка с нехорошим чувством представила как где-то в глубинах мироздания повернулся гигантский рычаг, который повелевает ее судьбой. Но это бред, конечно. Каждый сам создает свою судьбу. Во всяком случае надо в это верить. Но у некоторых уже отобрали этот шанс.

Диана плохо помнила как выбежала из замка. Вроде пнула мага, приставленного к ней. Да причем удачно, так как тот согнулся и червячком уполз в угол. А девушка очнулась уже в саду, едва не упав, запнувшись о камень.

Вообще-то садом данное место назвать было сложно. Скорее попытка как-то облагородить небольшой участок леса. Велла одно время рьяно взялась за это дело, но быстро заскучала. А результатом спонтанного рвения стало несколько выложенных разноцветным камнем дорожек и десяток розовых кустов. Да и те постепенно дичали, превращаясь в шиповник.

Диана рассеянно обрывала цветы, не обращая внимание на шипы. Берек мертв, Энжи — вампир. Почему она не смогла предотвратить это? Почему одно из сильнейших существа беспомощно как ребенок? И почему эта чертов магия появится лишь в совершеннолетие?!

У-у-у-у…

Неужели ей до самой поездки в Лоэльдир придется сидеть взаперти над книгами этикета, вместо того чтобы разобраться во всем этом? Перспектива ужасающая, если только Авенир не будет с ней заниматься. Что?! Девушка резко остановилась. Это она сейчас подумала? Или полуденница нагнала на нее морок? Но нет, мысли были ясными и четкими. Диана и впрямь хотела, чтобы уроками этикета занялся мрачный чародей. Мысль из разряда ненормальных, но она прочно заняла свое место в голове. Девушке даже послышался знакомый низкий голос. Правда говорил он что-то явно не относящееся к этикету.

— Вызванный дух действительно подтвердил ваши подозрения, Лайар. Берек утверждает, что незадолго до смерти беседовал с незнакомцем…и рассказал ему о Диане. Правда, ничего существенного.

Диана мигом нырнула в ближайший куст. И тут же тихо зашипела: шипы обрадованно вонзились в самые неподходящие места. Ох, не зря она ненавидит розы. Но менять место дисклокации было поздно: из-за поворота показались Лайар с Авениром. Оба чем-то крайне озабоченны. Подошли и остановились так близко, что до носа притаившейся льярки долетел легкий пряный запах магических зелий. Авенир что, пьет их что ли?!

— А ты знаешь как называют Шелат в округе? — внезапно спросил у собеседника Лайар.

— Светлым Замком? Да, меня иногда умиляет наивность людей. — Авенир задумчиво вертел кольцо на казательном пальце — Я понял, Главный, ты считаешь, что Шелат может быть разрушен?

Лайар некоторое время подбирал слова, не глядя на чародея. Диана постаралась слиться с кустами, так как догадывалась, что данный разговор отнюдь не для ее ушей.

— Если Диана будет здесь. — выдавил наконец Лайар — Но это можно исправить. Авенир, ты мне в этом поможешь.

— Я? — в голосе чародея промелькнуло неприкрытое изумление.

— Ты. — кивнул Лайар — Арон отбыл на собрание Семисоветья. А Велла, хоть и мать, но обычная травница. От ее магии толку мало. К тому же здесь мне понадобиться тот, кто не погнушается ничем. Понял? Ничем!

Из-за пазухи ярко-синего роскошного одеяния показался небольшой тонкий кинжал с обычной светлой рукояткой. Авенир почти с отвращением взглянул на него.

— Это обязательно?

— Да. Сделай это ради нашего мира. И…запомни: хороши любые срадства.

— Иногда я тебя ненавижу. — чародей взял кинжал — И не только тебя. Вы прикрываетесь громкими словами, а на самом деле трусите и перекладываете грязную работу на таких как я. И кто же честнее, Главный?!

— Ну-ну. — усмехнулся Лайар — Не такая уж она и грязная. Думаю, ты совершал вещи и похуже. Пошли в замок, надо подготовиться.

Они не спеша удалились, продолжая о чем-то негромко спорить.

Диана схватилась за ветки, не замечая как шипы вонзаются в ладони. Ее собираются убить?! Да, никаких сомнений! И этот кинжал наверняка какой-нибудь заговоренный. Чтобы сразу…чтобы не смогла она восстать призраком или чем похуже. Девушка слышала о пообных вещах.

Конечно, все спишут на охрану мира или что-то подобное. Диана разжала пальцы и заторможенно уставилась на покрытые кровью руки. Ну да, Авениру ничего не стоит убить. К тому же такую вредную и надоедливую девчонку! Да он же ненавидит ее! С самого начала! Ему это даже в радость будет.

Слезы стали подкатывать медленно, но неотвратимо. Но льярка не сдавалась, она отчаянно искала выход. В Шелат возвращаться нельзя, это понятно. Ее наверняка будут поджидать. А, может, уже ищут. Господи, а она еще мечтала о чем-то! Из груди вырвался всхлип. Диана сама не могла понять, что ее больше празило: предательство Лайра, или то, что роль палача отвели Авениру.

И никому нельзя сказать. Диана прекрасно понимала, что свидетели долго не живут. Тогда что? Где выход? Девушка вдруг ощутила себя загнанным зверьком, которого окружили и уже целятся из лука.

Первым делом надо вылезти из кустов. Это плучилось с трудом, добавились новые царапины, но какое теперь до этого дело.

Если у нее на сердце целая рана…

Теперь это была уже вражеская территория. И Диана кралась медленно и осторожно. В Шелат придется вернуться. Она вновь бросила взгляд на окровавленные пальцы. Хотя бы для того, чтобы связаться с тем, кто, возможно, захочет помочь ей. А если не захочет? Ну и плевать, сама раберется.

Хорошо, что никто не попался по дороге в комнату. Исцарапанная, настороженная льярка у кого угодно вызвала бы вопросы. Диана шмыгнула в спальню, заперла дверь. Немного подумала и подтащила кресло. Теперь визитерам придется немного повозиться. Хотя. они магией тут все вмиг разнесут. Еще раз всхлипнув девушка приказала себе держаться. Все будет потом: и слезы, и жалость к себе, любимой. Сейчас — выжить.

Где-то тут был бальзам. Девушка метнулась в ванную, но нашла лишь смягчающий лосьон. Пришлось обойтись им. Стерла кровь и худо-бедно продизенфицировала царапины. Потом подошла к зеркалу. Вариантов было два: либо просить помощи у Дэмиана, либо у эльфов. Вспомнив сладкоголосого Изара…передернулась и решительно набрала код повелителя вампиров.

— Успокоилась? — бархатный обволакивающий голос раздался прежде чем проступило изображение. Дэмиан с легкой насмешкой подошел к зеркалу, одетый в черные штаны и рубашку. Но ухмылка моментально слетела, едва узрел Диану.

— Что с тобой?!

— Кажется, меня собираются убить. — попыталась улыбнуться льярка. Вышло жалкое зрелище.

— Неужели? — вздернул бровь вампир — И ты побежала искать помощи?

— Дэмиан, Лайар поручил это дело Авениру.

Ох, Диана и прежде видела дядю в гневе. Но сейчас ей стало страшно: и без того бледненький, вампир приобрел сходство с мраморной статуей, а глаза буквально заполыхали черной злобой.

— Твое зеркало опечатано?

— В смысле? Я же разговариваю с тобой!

— Ты не поняла! Проход опечатан?

Диана растерялась. А тут еще в коридоре раздались шаги, затем сутк в дверь и голос Авенира.

— Диана, ты здесь?

Льярка умоляюще посмотрела на вампира.

— Делай как я. — прошипел тот в ответ, прикладывая руки к раме своего зеркала в странной последовательности.

— Диана, открой. — Авенир стукнул сильнее — Нам надо поговорить.

— Сейчас, я не одета. — повысила голос девушка, повторяя жесты за Дэмианом. Зеркало вдруг на мгновение подернулось дымкой…а потом словно стало еще прозрачнее.

— Идем… — вампир протянул ей руку…свободно прошедшую сквозь зеркало.

— Диана! — рявкнул чародей за дверью.

Девушка не раздумывая схватила руку и ее дернули внутрь. в зеркало. Легкая прохлада, сопротивление, словно идешь сквозь густой кисель…и она вывалилась уже в другой комнате. Дэмиан отрустил ее и мгновенно разорвал контакт с Шелатом. Диана успела только увидеть как разлетается на куски ее дверь. Да, Авенир явно спешил совершить то, что ему приказали. Вот теперь слезы прорвались и потекли по щекам сплошным потоком.

— Так… — Дэмиан рывком поднял ее с пола и практически кинул в кресло. Потом шагнул к огромному камину, выложенному бордово-красными камнями. Снял с полки какую-то бутыль, понюхал и налил в небольшой стакан.

— Пей… — сунул напиток вздрагивающей от слез Диане — И рассказывай все по порядку.

— Ди… — раздался неуверенный голос от дверей. На пороге замерла Энжи, живая и невредимая.

Глава 12.

— Что случилось? — девушка словно боялась войти в комнату. Сквозь потоки слез Диана разглядела, что подруга с явной опаской смотрит на Дэмиана. Словно котенок на нового хозяина: пнет или приласкает?

— Энжи, зайди и прекрати дрожать. — голос вампира стал более мягким. Девушка послушалась и села на край кровати. Той самой, покрытой золотистым мехом.

— А ты, прекрати! — Дэмиан наклонился к льярке и тряхнул ее — Я хочу услышать, что произошло в Шелате!

Диана честно попыталась справиться с рыданиями. И машинально сделала глоток из бокала. В следущее мгновение уже хватала ртом воздух: показалось, что выпила жидкий огонь. Зато истерика моментально прекратилась.

— Уже лучше. — Дэмиан сделал шаг назад — Ну?

Шмыгая носом, то и дело всхлипывая (но уже без слез), Диана постепенно все выложила. Лицо вампира приняло несколько…озадаченное выражение. Энжи вообще замерла, боясь лишний раз привлечь к себе внимание.

Наконец, рассказ был закончен. В комнате повисла тишина, нарушаемая лишь тихим пением птиц за приоткрытым окном. Диана чувствовала, что напряжение немного отпустило. Здесь все обещало безопасность…по крайней мере на время.

— Странно… — Дэмиан не спеша мерил комнату шагами, придавливая бордовый ворс ковра. Девушки молча провожали его взглядами.

— Я могу поверить, что Авенир согласился выполнить просьбу. Даже могу рискнуть предположить, что с этого он поимеет и свою выгоду. — вампир взъерошил черно-красные волосы — Но то, что Лайар решился на такое…и зачем кинжал, если можно применить заклятье. Тихо и без крови. — он перехватил взгляд Дианы — Что ты на меня смотришь?

— Тогда зачем им кинжал?

— Сейчас пойду и спрошу! — огрызнулся вампир, явно тоже озадаченный. Льярка не обольщалась. Дэмиана волновала не ее судьба, а непосредственно сам заговор. Она еще раньше заметила, что вампир начинает психовать, едва услышав имя Авенира. Что-то происходило между ними. Причем давно. Но Дэмиан не из тех, к кому можно подойти и спросить.

А плевать! Главное, чтобы помог.

Прежний оптимизм стал потихоньку возвращаться. В конце концов все не так уж плохо. Продержаться чуть меньше двух недель, а там уже и магия появится. Тогда держись Авенир, Лайар и остальные сволочи!

Сам Дэмиан не был настроен так же радужно. За восемьсот с лишним лет он успел повидать многое. Предсказание встревожило, а странный разговор магов поставил в тупик. Вампир не так уж и тепло относился к "племяннице", но был готов помочь. Хотя бы ради…ради ее происхождения. Дэмиан залпом выпил содержимое бокала, который отдала Диана. О прорыве Завесы он слышал, так же как и об убийстве Берека. Острый ум вампира пытался совместить все и нарисовать картину происходящего. Кто-то играет с ними, с Дианой.

Потерять еще одну? Дэмиан бросил быстрый взгляд на Диану. Веселая и дружелюбная, но сейчас потрясена случившимся. Почему ее так задело? Вампир, честно говоря, ожидал от нее другой реакции: возмущения, злости…но не слез. Он вдруг резко наклонился и заглянул в глаза вздрогнувшей льярки. Там еще блестели непросохшие слезы. Словно темные воды лесного озера. Красива, черт побери!

— Так вот оно что, девочка! — Дэмиан увидел ответ в ее глазах — Так вот почему ты так сильно плакала!

Диана отвела взгляд, готовая провалиться на месте. Дэмиан негромко рассмеялся и хлопнул в ладоши. Тут же в комнату вошли двое: невысокие, бледные и светловолосые. Только взгляд выдавал то, что они чуть младше Завесы.

— Они отведут тебя в комнату, помогут залечить все царапины и покажут где можно отдохнуть. Чуть позже Энжи присоединится к тебе.

— Спасибо… — растерянно проговорила Диана. Она хотела сразу забрать подругу с собой, но посмотрела на вампира, сглотнула и передумала. В конце концов он уже обратил подругу, а ей предоставил помощь. К тому же возражать Дэмиану…даже льярка, со всем своим нахальством не посмела бы.

— Ну что, мальчики-зайчики, провожайте гостью! Только чур, не кусаться, если клыки дороги!

Дэмиан проследил за их уходом, потом медленно опустил взгляд на все еще сидящую Энжи. Она так низко опустила голову, что был виден лишь затылок. И дрожала…все-таки боится. Вампир вздохнул: ну вот что он такого сделал, отчего она теперь трясется как кролик? Неужели до сих пор не поняла, что для нее теперь все изменится к лучшему?

— Энжи… — он взял ее за плечи и заставил подняться. — Посмотри на меня, пожалуйста.

Как и до этого, голос стал чуть мягче. Девушка послушалась, а Дэмиан почувствовал, что сейчас взвоет в голос: синие глаза были наполнены диким ужасом. А еще он чувствовал как ее трясет. Ох…что же ей наговорили про его расу?

— Поговори со своей подругой. Может, вы вместе попробуете найти хоть какую-то зацепку. И попытайся ее успокоить. Льярка с расшатанными нервами — это не очень хорошо.

Облегчение в глазах. И тихий шепот…едва на грани слышимости.

— А вы не…не… — тут Энжи сбилась и отчаянно покраснела, даже веснушки исчезли. Дэмиан едва не застонал: так вот в чем дело!

— Я что, похож на животное?! — получилось несколько грубовато — Сама придешь, когда перестанешь шарахаться, как от проклятого. Все, ступай! Хотел бы получить тебя силой, давно бы это сделал.

Авенир с досады шарахнул ногой по раме. И тихо зашипел от боли: цверги свои творения создавали на века. Один пинок разъяренного чародея не мог повредить зеркалу.

— Куда она делась?! — в комнату влетел Лайар. За ним перепуганная Велла. Чародей мигом сориентировался и напустил сокрушенный вид.

— Когда я прибежал связь уже прервалась.

Травница всплеснула руками. По комнате разливался свежий запах скошенного луга и чего-то еще, более пряного. Видимо только что из своей лаборатории. Фартук весь в разноцветных брызгах. Авенир на миг почувствовал, что готов ей все рассказать. Все — таки она и Арон единственные, кто поддерживал с ним связь все эти годы. Но…нет. Материнский инстинкт это такая штука…да она ему голову оторвет. И плевать, что он сильнее в десятки раз!

— Есть предположения? — Лайар был зол и бледен. Авенир его прекрасно понимал, девчонка могла удрать куда угодно.

— Эльфы… — вдруг простонала Велла. — А если она убежала к ним?

— Точно! — щелкнул пальцами Лайар — Велла, ты просто гений! Надо сообщить эльфам. Это значительно сузит круг поисков. Авенир, связь с Лоэльдиром.

Пока чародей набирал на раме код, то интенсивно размышлял: эльфы прочешут все леса, а это большая часть Варии. Там ей не скрыться. А для надежности следует еще объявить розыск городским магам и подключить Дэмиана. Только пусть с ним разговаривает Велла. Родственники как-никак, хоть и дальние. А на него у вампира явная аллергия. Но он его не винит…

Указанные символы на раме засветились, раздался нежный звон: знак, что эльфы вышли на связь. Спустя мгновение появилось изображение. В Лоэльдире зеркала этого типа стояли в кабинетах Лоэрна и Изара. И теперь жених Дианы с приветливой улыбкой взирал на магов Шелата синими глазищами. За спиной был виден кусочек комнаты в сине-золотых тонах. Что-то немыслимо изящное и воздушное, залитое солнечными лучами. Золотые волосы струились по плечам, безупречные и гладкие. Совершенство во всех отношениях.

— Приветствую магов Шелата. — чистый голос напомнил Велле звон ручьев. Но травница знала, что такое природная эльфийская магия, и не поддалась очарованию…почти не поддалась. К тому же Изар вовсе не намеренно использовал ее. Иначе шансов не осталось бы.

Авенир коротко ввел эльфа в курс дела, умолчав, конечно, о некоторых тонкостях. Реакция поразила. С лица Изара сбежала улыбка, он даже привстал со своего роскошного бело-золотого кресла.

— Как вы ее упустили?!

— Принц, речь идет о льярке. — напомнил Лайар

— А мне плевать! — почти прорычал Изар, сбрасывая всю эльфийскую надменность — Ищите в городах людей, разговаривайте с вампирами и остальными расами. Мы прочешем все леса! Свяжитесь, если что-то узнаете! — с этими словами он прервал связь.

— Ого! — Лайар с недоумением уставился на свое отражение — Вот это темперамент. Коллеги, а похоже Диана его и впрямь зацепила!

— Как зацепила так и отцепит. — прошипел Авенир себе под нос, нащупывая под плащом крохотные ножны с кинжалом.

Глава 13.

Кто сказал, что вампиры любят темные цвета? Комната, куда привели Диану, дышала утонченностью и вкусом. Истра, где обосновался Дэмиан, раскинулась на пятачке, окруженным непроходимыми скалами. Вампиры не отличались общительностью, а сюда никто не проберется. Да никто и не знает, где расположен самый крупный вампирский город. Слухи ходят самые разные, вплоть до летающих островов.

Из окна открывался вид на суровые скалы. Диане они напомнили застывших свирепых зверей. Чуть шевельнешь пальцем, и бросятся. Замок Дэмиана стоял в стороне от города, прилепившись одним боком к скале. Сама Истра сильно отличалась от человеческих городов: дома все из каменных блоков, улицы широкие и прямые. Никаких тебе пьяных выкрутасов архитектора. Очень много деревьев: низких и кряжистых. Самих жителей Ди отсюда не разглядела, да ей уже наскучило пялиться в окно. Надо было думать, что делать дальше.

Рассеянно водя пальцем по резной оконной раме, она лениво оглядывала комнату. Мда…чувствуется, что Истра буквально сидит на драгоценной жиле. Все стены в панно из драгоценных камней. Да тут любой грабитель слюнями истечет…правда потом еще и кровью.

Бесшумно открылась дверь.

— Наконец-то! — Диана подскочила к подруге — Что? Как? Он…он…

Энжи тоже обняла подругу, чувствуя одновременно желание разреветься и странное чувство…единения. Да, да, только сейчас она начала осознавать, что больше не принадлежит миру людей, а встала на сторону других.

— Это он оказался соседкой. — девушка отстранилась от подруги — Представляешь, накрылся платком и постучался.

— И ты открыла. — кивнула Диана обреченно — А потом не смогла закричать и убежать…

— Да…все вдруг стало таким…таким необыкновенным. И когда он протянул мне руку я…я ее приняла. — Энжи встряхнула головой — Словно наваждение какое-то…

— Вампиры выделяют феромон, лишающий нас воли и очаровывающий. — тихо ответила Диана — На магических существ он действует слабо, а вот на людей…

— А потом я очнулась уже здесь. И смотри… — Энжи показала ей запястье. Там темнела тонкая полоса шрама — Он смешал нашу кровь. И я теперь тоже вампир. Скоро начну чувствовать жажду крови, а моя регенерация резко увеличивается.

— Прости… — Диана вдруг покраснела — А он…он…это…

— Неееет… — Энжи тоже залилась краской — И пальцем не тронул. Он вообще странный. Если честно, я себе повелителя вампиров представляла несколько по-иному.

— Надеюсь ты никогда не узнаешь каким еще он может быть. — пробормотала Диана — Что же делать дальше?

Девушки задумчиво плюхнулись на низкую кушетку и уставились в пространство. Это у них называлось "предаться размышлениям".

— Попроси помощи у эльфов. — выдала Энжи через какое-то время. Диана состроила скептическую гримасу. К Изару хотелось обращаться меньше всего.

— А что я им скажу? Прошу прощения, но тут меня немного хотят убить из-за странного предсказания, которое, если сбудется, обрушит наш мир в бездну зла? Отлично! Только боюсь после такого эльфы с энтузиазмом кинуться помогать не мне, а магам!

— Но ты невеста Изара!

— Это исключительно политический брак! — тут Диана вспомнила поцелуй эльфа и поперхнулась: а, может, она ошибается? И Изар действительно сможет помочь? Но насколько будет велика плата?

Диана прекрасно понимала, что у нее очень мало мест для пряток. Маги контролируют практически всю Варию. У нее три пути: либо самоуничтожиться, либо попросить остаться у Дэмиана, либо идти к эльфам на поклон. Остальные разумные расы, к сожалению, скорее всего примут сторону магов. Кто-то из страха перед ними, а кто-то из опасений потерять этот мир. Робкие мысли о побеге через море или океан немедленно подверглись искоренению: там уже наверняка будут поджидать.

— Идем!

— Куда? — поинтересовалась Энжи. Диана молча поволокла ее к выходу. Она приняла решение.

Двери в замке были хорошие, сделанные из ценных дубовых пород. И льярка едва не раскроила лоб вампиру, который имел неосторожность подойти слишком близко. В результате: раскиданные во все стороны полотенца и пузырьки, и Диана, висящая у клыкастого на шее. Тому это, видимо, пришлось по душе. В отличие от девушки. Энжи тихо помирала со смеху, ухватившись за косяк.

— Извините… — буркнула Диана, отстраняясь от вампира — Вы чего здесь?

— Пришел обработать ваши царапины. — собеседник посмотрел по сторонам — Но видимо придется отложить.

— Сами заживут! — девушка поманила за собой подругу и понеслась по широкому коридору. Нет, вампиров она не любила. Во всяком случае, обниматься с ними точно никогда не входило в ее планы.

В замке, казалось, не существовало ничего маленького или узкого. Просторные коридоры в красновато-золотистых тонах, огромные зала с легким налетом готики. Если сюда запустить историка Земли, то он отнес бы замок Дэмиана к викторианской эпохе. Но весьма искаженной. А вампир откусил бы ему голову, так как весь план замка придумывал полностью сам и ни на какие эпохи не опирался.

— Проходите, — Дэмиан отвернулся от зеркала, через которое с кем-то разговаривал. Из-за его спины Диана ухитрилась разглядеть кусочек обстановки с той стороны. Что-то яркое и красивое.

— Пожалуй, я отправлю тебя отсюда поскорее, — продолжил вампир. — Пока ты не разнесла мне замок.

— А я? — пискнула Энжи, понимая, что опять останется одна. Вампир покосился на нее.

— А ты остаешься здесь, милая. Отныне и во веки веков.

У Энжи как-то подозрительно заблестели глаза. Но сдержалась, не заплакала, а лишь сильнее прижалась к локтю подруги. Та, кстати, нахмурилась.

— Это не обсуждается, — равнодушно произнес Дэмиан, глядя на возмущенную племянницу. — Твоя подруга принадлежит мне. А ты ступай, я нашел для тебя убежище.

— Какое убежище? — Диана тоже не спешила отпускать Энжи.

— Где ты будешь в безопасности. И где тебя ждут. Диана, у меня много дел, не заставляй ждать. Я и так отвлекся от своей…невесты, чтобы помочь тебе.

— Диана, не оставляй меня! — Энжи в панике едва не сломала подруге руку, поняв, что после ухода льярки вампир вплотную займется ею. Он, конечно, не обещал насилия, но кто знает этих вампиров. И потом, девушке до слез хотелось домой. Родители наверняка считают ее пропавшей без вести, места себе не находят. Тут молодая вампирша шмыгнула носом, а затем ударилась в слезы.

— Дэмиан, я, наверное, и правда лучше останусь, — решила Диана. Но вампир не считал, что это будет хорошей идеей.

— Отцепилась и отошла, — строго скомандовал он. — Дурочка, я тебе добра желаю, и не трону твою подругу. К тому же ей теперь больше некуда идти, в таком виде.

У Дианы имелись возражения. Например, Энжи великолепно могла последовать вместе с ней в убежище. Но Дэмиану уже надоели разговоры. Он молча расцепил пальцы вампирши на руке льярки и потащил Диану к зеркалу.

— С ней все будет хорошо, — шепнул он, а затем толкнул девушку в зеркало. Легкое сопротивление, словно продавливаешь невидимую пленку, а потом Диана вывалилась по другую сторону, в другой комнате.

— Ну и куда он меня затолкал? — девушка отметила, что комната небольшая, но на диво уютная и красочная. Словно создана для молодой жизнерадостной девушки. Это что, Дэмиан расстарался? Маловероятно! Диана обернулась к зеркалу, чтобы поблагодарить вампира…и голос пропал где-то на задворках. Дэмиан уже разорвал связь, и теперь зеркало равнодушно отражало темноволосую девушку с округлившимися глазами.

— Далеко собралась? — лениво поинтересовался Авенир, плечом отталкиваясь от стены за зеркалом. Диана молча развернулась и бросилась вон из комнаты. Но дверь, до того момента гостеприимно распахнутая, вдруг захлопнулась словно под порывом ветра. Никакие дергания ручки и пинки не подействовали. А сзади приближалась высокая фигура чародея, затянутая в темные одежды.

"Живой не дамся", — девушка прижалась к двери, не сводя глаз с Авенира.

" А ты и не нужна, живая то", — вторая мысль была совсем неутешительной. К глазам подкатили непрошенные слезы: ну за что?

— Почему просто не убьете заклятьем? Или сначала изнасилуете, а потом уже и расправитесь?

Чародей даже остановился и с искренним удивлением уставился на девушку. Та воспользовалась секундным замешательством и предприняла попытку проскользнуть к окну, решив, что лучше разбиться, чем попасть в лапы огненному чародею с некромантскими наклонностями.

Не успела. Схватили за шиворот и ловко скрутили. А Диана и не подозревала, что он настолько сильный. Зато теперь ощутила себя в шкуре котенка, которого куда-то тащат. Крики, пинки, угрозы — все пролетало мимо, и не доставляло Авениру ни малейшего неудобства.

— Не хочу! — завизжала Диана, когда ее швырнули на веселенькое покрывало, устилающее довольно широкую кровать. Попыталась пнуть чародея, потерпела фиаско и отчаянно заотбивалась.

— Ну хватит уже! — рявкнул Авенир, когда получил удар крепким женским кулачком в район подбородка. Диана с ним не согласилась и второй удар исхитрилась нанести чуть ниже пояса. Авенир взвыл, окончательно разозлился и придавил девушку к постели.

— Что с тобой?

— Со мной? — Диана отчаянно извивалась, пытаясь выбраться из железной хватки. — Ты решил, что я буду спокойно смотреть как меня насилуют, а потом убивают?

— Да откуда такие мысли? — рявкнул Авенир. Льярке показалось, что в черных глазах на миг вспыхнуло и погасло багровое пламя. Некромант сердится, некромант недоволен.

— Оттуда! — терять уже было нечего. — Я все слышала. И про кинжал, и про…в общем, про все!

Она ожидала любой реакции: попытки оправдаться, гнева, немедленных действий развратного характера, но только не смеха. А чародей именно захохотал. Как человек, услышавший забавную шутку. Льярка даже вырываться перестала от удивления.

— Диана, какой же ты еще наивный ребенок! — чародей едва проговорил фразу, сквозь взрывы смеха. — И одновременно истинная женщина. Услышала обрывок фразы, построила свою версию, ужаснулась, обвинила всех и поспешила удрать!

Диана засопела, снова начав трепыхаться. Хотя уже подозревала, что где-то прокололась. Авенир же, устроившись поудобнее, прижал руки девушки над ее головой и, приблизившись так, что едва не касался носом ее щеки, проговорил.

— Назови причину, по которой я должен тебя убить.

— Предсказание. Вы же слышали его.

— И ты подумала, что мы решили избавиться от тебя? Нет источника предсказания — нет проблемы? Ну, милая, льярками так просто не разбрасываются. Даже такими глупыми.

— Я не глупая! Но я видела нож…и эти ваши разговоры.

— О силы магии, — вздохнул Авенир. — Неужели ты еще и слепая, раз не узнала ритуальный кинжал? С его помощью я дал клятву на крови защищать тебя до тех пор, пока мы не решим проблему. Вот и все, поняла?

Глава 14.

В распахнутые окна задувал теплый ветер, играя занавесками веселой расцветки. Снаружи царило буйство зелени и солнца. Здесь уже вступило в права лето. Оно и понятно: Дикие Земли проходят по самой границе южного экватора. Здесь не бывает зимы, осени, холодных ветров и листопада. Вечное лето, вечная жара. И полные загадок непроходимые леса. Диана невольно хихикнула: вот и стихами начала думать. Нет, в другое время она даже обрадовалась бы, что попала сюда: к одному из источников магической энергии. Всего на Варии их насчитывалось около семи штук. Один находился где-то в глубине лесов Диких Земель. Где точно — знали только архимаги, но молчали. И не позволяли обрабатывать эти земли, оставляя все в первозданном виде.

Диана и Авенир сидели на кровати. Девушка подтянула колени к груди и старалась не смотреть на вольготно развалившегося чародея. Но спиной чувствовала взгляд черных глаз. Ох, кажется, он всерьез обиделся в ответ на ее обвинения.

— А почему попросили именно вас? — ей хотелось разбавить напряженное молчание. За спиной хмыкнули. Но Авенир все же соизволил ответить.

— А почему нет? К тому же в Диких Землях тебя будет найти крайне проблематично, зато я здесь великолепно ориентируюсь.

— Нет, почему вы согласились?

— Не твое дело, девочка, — Авенир встал, запахнувшись в мантию. И направился к дверям: высокий, мрачный, в просторных темных одеждах. Волосы сливались с мантией, татуировка на лице придавала еще большую зловещность.

— Можешь ходить по всему дому, — он обернулся на пороге. — Нам жить здесь до твоего совершеннолетия, а мне не хочется, чтобы ты скучала и дурила. За пределы изгороди не смей соваться, не проживешь и минуты без магических сил.

Дверь закрылась, хотя Диана почему то ожидала, что чародей треснет ею об косяк со всей силы.

— Отлично, — она оглядела свое добровольно-принудительное заточение на ближайшую неделю. — И с чего начать? Правильно, с ознакомительной экскурсии! Ой!

Под кроватью раздался тихий шорох. Диана поспешно отползла к ее центру и с подозрением вытянула шею, пытаясь разглядеть, что оттуда может вылезти. В доме чародея-некроманта можно ожидать чего угодно.

Шорох повторился, а спустя несколько секунд из-под края покрывала высунулась пушистая круглая мордочка с бусинками глаз. От души чихнув, маленький гость окончательно вылез, явив миру огромные прозрачные уши, гибкое небольшое тело и длинные пушистый хвост. С души свалился целый булыжник: коловерши — милое существо, оберегающее дом. Там, где они водились, не селились призраки и прочая нечисть.

— Милый мой, — девушка буквально слетела с кровати, плюхаясь рядом со зверьком. Тот дружелюбно что-то тявкнул и выжидательно уставился на новую знакомую.

— Ты покажешь мне дом? — Диана осторожно дотронулась до чувствительных ушей коловерши. — Интересно, почему такое милое создание решило поселиться у некроманта-экзотика?

Так началась неделя. Сначала Диана опасалась, что Авенир и здесь примется доставать ее вечными нотациями и ехидными придирками, но потом успокоилась: она почти не видела чародея. Смутное сожаление от этого нещадно гнала прочь. Для этого с головой окунулась в изучении дома, который оказался богатым на секретные комнаты и коридоры. Коловерши, прозванный Демой, с энтузиазмом сопровождал льярку повсюду, показывая ей все новые закоулки. К ужину оба возвращались уставшие, покрытые палью и паутиной, но ужасно довольные. Авенир недовольно хмурился, но ничего не говорил. Он вообще в эти дни почти не показывался из своей лаборатории. А если и являл себя миру, то пребывал в таком настроении, что Дема и Диана обходили чародея за версту. К счастью, настроение Авенира никак не вредило льярке. Хотя она периодически ловила на себе странный взгляд темных глаз. Раздражение пополам с яростью и болью. Но вся эта гремучая смесь явно не предназначалась ей. Тогда кому? Диана предпочитала не задумываться на эту тему. А скоро стало и не до размышлений о странных взглядах.

Это произошло утром шестого дня. Несмотря на то, что солнце едва показалось над горизонтом, из окна уже тянуло жарой. В самом доме царила умиротворяющая прохлада, поддерживаемая магией Авенира. Диана облокотилась на подоконник и лениво размышляла чем бы заняться. Ей очень хотелось прогуляться по темнеющим вдали лесам, ее даже не смутил бы запрет Авенира. Но коварный чародей зачаровал изгородь, и она отказывалась выпускать льярку.

За дверью послышались шаги. Диана невольно одернула подол изумрудно-зеленого платья с серебряной вышивкой по подолу. Низкий вырез она углубила сама, при свете магического светильника, сама не зная зачем это делает. Может, инстинктивное желание женщины нравится мужчине? Даже если он не блещущий красотой некромант-экзотик?

— Проснулась? — Авенир, как всегда, вошел без стука, словно знал, что подопечная не думает валяться в постели. Скользнул взглядом по обнаженным плечам и шее.

— У нас поменялись планы, — взгляд переместился на лицо девушки. — Эльфы требуют, чтобы ты завтра к вечеру была в Лоэльдире. Мы сообщили о причинах, по которым вынуждены держать тебя здесь. Но Изар и слушать ничего не желает, заявляя, что эльфийская магия оградит тебя от любого недоброжелателя.

Сердце стукнуло где-то в районе горла. Синеглазый красавец-эльф не оставил льярку равнодушной, но все же она не рассматривала свой предполагаемый брак всерьез.

— А что…вы?

— Завтра утром мы выезжаем. Несколько километров проедем на арр-керде, потом, когда кончатся магические возмущения, телепортируемся к границе Лоэльдирского государства. Диана, в чем дело? Мы же договаривались о том как будем действовать в Лоэльдире, когда попадем туда. Сегодня я подготовлю защиту, а ты можешь развлекаться.

— Я могу чем-то помочь? — вырвалось невольно. Чародей удивленно приподнял брови.

— Чем ты можешь помочь мне, девочка?

— Я не девочка! — Диана сжала кулаки. — Хватит так называть меня и обращаться как с ребенком!

— С ребенком было бы проще, — с этими словами Авенир исчез, оставив дверь открытой. Льярка сердито прошипела под нос ругательства, выученные у Лилля. Ну почему? Почему он видит в ней несмышленое дитя, а не взрослую девушку? Льярка подбежала к зеркалу и придирчиво стала вглядываться в отражение. Ведь не косая, не кривая, глаза задорно блестят, волосы густые и блестящие, фигурка аккуратненькая, все в меру.

— Ты дура, Диана, — девушка отошла от зеркала и уселась на подоконник. Дема вылез из-под кровати и грустно смотрел на подругу, словно чувствуя ее настроение.

— Ты не просто дура, — продолжала распаляться девушка. — Ты на всю голову стукнутая самка тролля в брачный период! Тебе предлагают обалденного жениха, а вместо этого ты мечтаешь о каком-то пессимисте с зашкаливающим чувством самомнения! Эх, наверное, меня родители в детстве головой приложили, — она быстро глянула в сторону яркой изгороди. — Убежала бы!

Но не тронулась с места. День тянулся густым киселем. Навалившаяся жара не позволяла выйти во двор, и Диана, несчастная и злющая, сидела в комнате, занимаясь самобичеванием. Она уже привыкла к мысли, что в связи с последними событиями, ее свадьба откладывается на неопределенный срок. Ну что этим эльфам спокойно не живется? Девушка попыталась побиться головой о стенку. Но только содрала лоб, отчего настроение окончательно упало куда-то ниже плинтуса. А тут еще и Дема исчез, пропищав что-то извиняющее напоследок. Льярка мрачно смотрела в окно, начиная размышлять о попытке перелететь через изгородь. Свобода! Больше всего льярка грезила о полной свободе. Лоэльдир представлялся банальной золотой клеткой с мужем в роли сексуального довеска. Диана прекрасно помнила о том, что должна будет внушить Изару при встрече. Но девушка крайне смутно представляла, как все это будет происходить. А если не получится? При этой мысли холодок пробегал по коже, и хотелось оказаться как можно дальше от всех этих событий.

Появился Дема. И не один, а с подарком в виде тонкого изящного бокала. Внутри колыхалась золотисто-оранжевая жидкость, а к тонкой ножке была привязана записка с тремя словами "Выпей успокоительное немедленно".

— О, теперь уже и зельями травят, — буркнула Диана, но бокал послушно осушила. Спорить с Авениром всегда было пустой затеей. Захочет — силком напоит.

Дема убежал по своим делам, а льярка вернулась к созерцанию окрестностей. Солнце медленно клонилось к западу, красное и раскаленное после дневных трудов. Со стороны леса прилетали звонкие песни незнакомых птиц. Что-то большое прочертило небо и исчезло за кучевыми облаками. На юге медленно собирались темные тучи, к ночи ожидался дождь с грозой. Наверное, молнии будут расцвечивать темное небо. Такое же темное, как его глаза…

Диана вздрогнула: перед внутренним вдруг появилось лицо Авенира. Резкие черты, тонкие губы, искривленные в вечной усмешке, горящие темные глаза. Внизу живота вдруг появилось странное томление. От взгляда…от тех мыслей, которые вдруг стали появляться.

— Ого, это на меня так грозовой фон действует? — Диана вцепилась пальцами в подоконник. Наваждение не уходило, наоборот накатывало все сильнее. Мысли в голове стали носить откровенно непристойный характер.

— Диана, я тебя звал… — чародей с очень недовольным видом появился на пороге комнаты. Льярка судорожно икнула и поспешно отвернулась: ей вдруг до боли захотелось поцеловать его. А потом прижаться всем телом и проверить, так ли она ему противна. Диана затрясла головой, пребывая в ужасе от собственных мыслей.

— Что с тобой? — от чародея не укрылся этот жест. Он быстро подошел и развернул Диану к себе, одновременно обхватывая пальцами ее подбородок, заставляя смотреть себе в глаза.

Она правда не хотела!

Не могла позволить этим странным ощущениям вырваться наружу.

Но невольный стон сорвался сам собой, едва она ощутила пальцы Авенира. То место, где он коснулся ее, вспыхнуло, словно опаленное огнем. Жарко, но приятно. И хочется продолжения. Еще и еще.

— Со мной что-то, — Диана облизала пересохшие губы. — Авенир, что-то происходит. Не знаю, какие-то странные ощущения.

Она даже сначала не поняла, что случилось. И лишь спустя секунду поняла, что чародей целует ее: жадно, требовательно, почти причиняя боль. Нет, мир определенно сошел с ума!

Хотя бы потому, что ей это безумно нравилось. И она неумело и робко стала отвечать. Руки сами собой скользнули по ткани мантии, обвиваясь вокруг шеи.

— Какая же ты… — хриплый шепот заставил задрожать. — Девочка моя…

Остатки разума окончательно унеслись в неизвестном направлении и на неопределенный срок.

* * *

Энжи не собиралась отказываться от человеческой привычки спать по ночам. И пусть Дэмиан успел объяснить ей, что лучше уже сейчас давать своему организму перестраиваться на почти полное отсутствие сна. Девушка упрямо поступала по-своему, она хотела хоть в этом сохранить независимость. И видимость человечности.

Только что она будет делать, когда внутри проснется голод, который можно будет утолить только кровью…

Уснуть удалось не сразу, перестраивавшийся организм ворчал, что он свеж и полон сил. И никакие тролли, прыгающие через загон, не нагонят сон. Но спустя три часа удалось провалиться в чуткую полудрему. Сколько это продолжалось, Энжи не знала. Она очнулась, едва заслышав под дверью голоса. Два виноватых, и один — Повелителя. Девушка натянула тяжелое темное одеяло до подбородка, чувствуя, как к горлу начинает подступать паника. Нет, наверное, она неправильный вампир, если вместо восторга ощущает лишь страх.

Тем временем голоса за дверью усилились. Дэмиан на что-то явно злился. Затем двери в спальню распахнулись. Энжи писнкула и натянула одеяло до носа, забившись к массивной спинке кровати. Вампир размашистыми шагами пересек спальню и, приблизившись к зеркалу, от души стукнул кулаком по серебряной раме. Но ответа не последовало: маги Варии не хотели общаться с Повелителем вампиров. Или у них были дела поважнее.

— Идиоты! — кулак Дэмиана, описав дугу, врезался в стену, рядом с зеркалом. Камень не дрогнул, равно как и вампир. Несмотря на то, что костяшки оказались содранными. Дэмиан задумчиво слизал кровь и насторожился. Резко обернулся и встретился взглядом с парой огромных синих глаз, выглядывающих из-за края одеяла. Энжи сейчас мечтала слиться с кроватью. Или вообще исчезнуть из замка. Но смогла лишь обреченно пискнуть, когда вампир одним быстрым движением метнулся к постели.

— Я напугал тебя, — голос моментально изменился. — Извини.

Энжи зажмурила глаза и мертвой хваткой вцепилась в одеяло. Не помогло, ее притянули вместе с ним, обнимая и прижимая, закутывая в теплый кокон. Это было бы даже приятно…если бы не понимание того, что рядом одно из самых опасных чудовищ.

И она теперь такая же!

Энжи не выдержала. Сначала одна слеза скатилась по теперь уже белой коже, за ней вторая. А потом запруду прорвало. И слезы хлынули сплошным потоком, вместе с бессвязными выкриками и стонами. Все, что медленно накапливалось эти дни, вырвалось наружу в неконтролируемой истерике. И сейчас Энжи просто оплакивала себя, свою сломанную, как она считала, жизнь, тех, для кого она теперь изгой.

Дэмиан молчал, продолжая держать молодую вампиршу и не давая ей вырваться. Не мешая выплакаться и не реагируя на оскорбления.

— Не буду врать, — он заговорил, когда истерика пошла на убыль. — Мне не даль, что я так поступил с тобой. Но мне казалось, ты поняла, что вреда я тебе не причиню.

Энжи шмыгнула распухшим носом, не поднимая заплаканных глаз.

— Ты потом поймешь, что я был прав, — шепнули над головой. — Ну что мне сделать, чтобы ты перестала грустить?

— Я могу увидеться с Дианой? — хрипло прошептала вампирша. И почувствовала как хватка на мгновение усилилась. А из груди вампира вырвалось невольное рычание.

— Извини, — снова повторил Дэмиан. — Это невозможно, твоя подруга сейчас в большой опасности. Маги расшифровали предсказание.

Повисло молчание. Энжи высвободилась из одеяла, под которым становилось уже жарковато, а регулировать температуру тела еще не научилась.

— Что такое? Почему ты замолчал? — даже истерика и страх отступили на задний план. — Мне нельзя об этом знать?

— Можно, — отеликнулся Дэмиан глухим голосом. Вампирша недоверчиво подняла на него взгляд. Мужчина сидел, глядя куда-то в пространство черными глазами, в них то и дело вспыхивали багровые искры.

— Помнишь легенду о войне с миром Шааба?

— Конечно. Мы даже в школе учили ее наизусть. О том, как льярка пожертвовала собой, запечатав вход в Шааб с той стороны.

— И распечатать его можно лишь кровью такой же, как она, — кивнул вампир. — Видимо, Вэлиана выжила, а кто-то из ее потомков попался в лапы тем, кто знал о таком способе распечатывания. Я знаю лишь двух существ, которые сумели бы провести такой обряд. Император Шааба и его советник. Но Император вряд ли, он слишком дорожит собой и привык все делать чужими руками. А вот советник… — в голосе проскользнуло шипение.

Энжи молчала, вся превратившись в слух.

— Я помню советника Селара. — продолжал Дэмиан, оскаливая клыки. — Тогда погибло много жителей Варии. Он неуязвим, быстр, его невозможно поймать. Он с легкостью принимает любое обличье, и найти его крайне трудно. Император полностью опирается на него в военных и шпионских делах. Скорее всего, именно он сейчас разыскивает Диану.

— Зачем? — и не дождавшись ответа, Энжи продолжила. — Что же получается, этот Селар может принять облик любого? И его никак не вычислить?

— Никак, но есть одна зацепка: принимая чей-то облик, советник не приобретает знания жертвы. И даже в виде самого могушественного чародея не сможет управлять магической силой.

Эжи о чем-то размышляла.

— Но ведь ты сам сказал, что отправил ее под крыло Авенира, — вспомнила она. — Он не сможет ее защитить?

В комнате отчетливо раздался скрип клыков.

— Не сможет. В бою против Селара он долго не продержится, даже с самыми мощными заклятьями.

— Ты из-за этого злишься?

— Нет, — коротко отозвался Дэмиан, давая понять, что разговор окончен. В самом деле, зачем его новой возлюбленной знать, что сейчас его раздирает на части ярость от тех новостей, что принесли шпионы из Диких Земель. Пусть они не смогли выяснить все до конца: мешала защита дома, но и увиденного Повелителю хватило от души.

* * *

Диана не была совсем несведущей в том, что происходит между мужчиной и женщиной в определенные моменты. В Шелате некоторые волшебницы читали человеческие любовные романы. В отличие от эльфийских, там весьма подробно описывался любовный процесс.

Но почему все авторы беззастенчиво врали о том, что героиня начинала испытывать невероятное блаженство уже в первый раз?

Льярка проснулась на рассвете. В окно было видно как небо медленно окрашивается в розовый цвет. Птицы уже вовсю приветствовали новый день радостными песнями. Диана улыбнулась и села, открывая глаза.

Чтобы со стоном рухнуть обратно на подушки. Болело все. Даже те мышцы, о существовании которых она раньше не подозревала.

— Приехали, — льярка с подозрением откинула одеяло, икнула. — Черт, это было больно.

Но на лице сама собой расползлась улыбка. Это была странная, но удивительная ночь. Даже в самых смелых мечтах льярка не могла представить, что она и Авенир…

Правда немного настораживало поведение чародея. Осторожно сползая с кровати, Диана размышляла, почему тот вел себя несколько…странно. Словно в нем боролись два разных человека. И это странное "Прости", перед тем, как она провалилась в сон.

Ей почти удалось встать на ноги, когда дверь резко открылась. Льярка пошатнулась и плюхнулась обратно на кровать, тихо взвыла от боли.

— Я же предупреждал, что рано вставать, — недовольно произнес Авенир, входя в комнату. В руках у чародея поблескивал стакан с темным содержимым. Его сунули льярке под нос. Та брезгливо сморщилась: запах у напитка был резкий и неприятный.

— Не буду пить, что за гадость?

— Эта гадость для того, чтобы не было последствий, — ровным голосом отозвался чародей. Диана хлопнула глазами, потом покраснела и единым глотком осушила бокал. В животе взорвалась бомба, вызвав неудержимый кашель.

— А от боли у тебя ничего нет? — выдавила она, наконец. — Все болит, ты меня повредил?

Авенир хмыкнул и забрал бокал, поставив прямо на пол.

— Вряд ли. Просто мы несколько…увлеклись, — он кивнул в сторону ванной. — Прими горячий душ и одевайся. Через час мы выезжаем.

Диана неверяще замерла, глядя в захлопнувшуюся дверь. Нет, что здесь происходит? Чародей вел себя так, словно ничего и не было!

Глава 15.

К тому времени как солнце окончательно вылезло на небосклон и принялось с новыми силами поливать землю жаркими лучами, у Дианы терпение трещало по швам. Вокруг медленно, в такт движению арр-керда, проплывали рощи и поля. Природа просыпалась, и вокруг то и дело раздавались голоса совершенно незнакомых животных. В Диких Землях водились такие существа, которых на Варии больше нигде и не было. Странные полупрозрачные птицы с длинными перистыми хвостами сварливо переругивались с неповоротливымми толстыми зверьками, то и дело выпрыгивающими из высокой густой травы. По зеленовато-серым валунам, разбросанных тут и там, прыгали небольшие козочки с тремя рогами и длинным хоботом. Диана с удовольствием посмотрела бы на тех, кто водится в лесах, но чраодей привел два весомых аргумента против ее желания: у них нет времени, и в лесах магические возмущения слишком сильны, поэтому при нападении кого-нибудь его магия может давать сбой. На этом короткий диалог закончился, и Авенир снова впал в задумчивое состояние. Периодически носком сапога задавая арр-керду верное направление. Поначалу животное попыталось пуститься в галоп. Причем двойной вес на спине его ничуть не смущал. Диана потерпела ровно десять минут, а потом немузыкально взвыла и попросила снизить скорость. Авенир послушался, но не посочувствовал, а лишь предупредил, что тихим ходом они будут ехать дольше. После этого наступило молчание, в течение которого Диана медленно, но верно закипала. Чародей ни словом не обмолвился о прошедшей ночи, ни на каплю не изменил своего к ней отношения. В свете его поведения ночью это выглядело, по меньшей мере, оскорбительно.

Мерно покачиваясь в седле и пытаясь не обращать внимания на легкую боль, Диана вдруг почувствовала что-то мокрое на щеках. Плачет? Она плачет? Льярка украдкой вытерла щеку тыльной стороной руки, но слезы продолжали течь.

" Ни за что не покажу свою слабость" — девушка низко наклонила голову, слегка отклоняясь вперед. Рука на талии тут же сжалась, предупреждая возможное падение. Еще одна пытка: чародей страховал ее, но не делал никаких попыток прижать к себе или еще как-то выразить свои чувства.

— Тебе плохо? — раздался голос над ухом. Диана только головой замотала. В памяти моментально вспыхнул тягучий низкий шепот, которым он разговаривал с ней этой ночью. Несколько слез сорвалось от резкого движения, и упали чародею на пальцы, небрежно державшие уздечку. Миг, и арр-керд остановился, а Авенир, спрыгнув, снизу вверх уставился на Диану. Та упрямо отвернулась в сторону, делая вид, что зрелище скачущих по камням коз гораздо интереснее топчущегося рядом чародея.

— Что случилось?

Пальцы льярки вцепились в шерсть арр-керда, да так, что он недовольно фыркнул.

— Силы магии, Диана, — вспылил Авенир. — Что с тобой? Что я скажу Изару, когда доставлю ему зареванную и несчастную невесту?

— Что она не годится для него, — раздался чуть слышный шепот в ответ.

— Ты это о чем?

— Невеста порченая… — выпалила льярка и замерла от собственной наглости. В воздухе повисло звенящее молчание.

— Так, — голос чародея не предвещал ничего хорошего. — Приехали. В чем ты пытаешься обвинить меня?

— Ни в чем…

— Правда? Тогда что за разговоры о порченых невестах? Изар с самого начала дал понять, что его не волнует девственна ты или нет.

— И ты решил этим воспользоваться, да? — Диана обернулась к Авениру. Со щеки сорвались блеснувшие слезинки.

— Что такое произошло вчера? Почему такая разница в твоем поведении? И за что ты там у меня прощения просил, а?

Чародей молча запрыгнул обратно в седло, давая арр-керду команду двигаться дальше. Теперь Диана сидела, плотно прижатая к нему, спиной чувствуя мерное дыхание.

— Я не хотел обидеть тебя, — проговорил Авенир через некоторое время. — Но прошу тебя, давай поговорим о том, что произошло после того как разберемся с предсказанием и эльфами. Клянусь, что расскажу тебе все. Только не плачь сейчас.

Диана с удовольствием выслушала бы все объяснения сейчас, но что-то в голосе собеседника дало понять: не согласится. Пришлось кивнуть. Лицо уже давно пылало от стыда.

— А почему…почему ты сейчас такой…холодный?

— Потому что если я сейчас тебя поцелую, то мы попадем к эльфам еще очень и очень нескоро.

От этих слов волна жара пронеслась по телу, Диана окончательно приобрела пунцоввый цвет и решила остаток пути молчать.

Дикие Земли тянутся на несколько сотен километров и представляют собой ровный круг, покрытый полями и лесами. Никаких гор или холмов. В центре протекает широкая река Астань насыщенного черного цвета. Маги издавна утверждали, что такой цвет вода приобрела из-за магического источника. Небольшие речушки и ручьи черной капиллярной сетью пронизывали все Дикие Земли. Льярка сама видела как блестящая антрацитовая вода весело бежит между мелкими камешками, пропадая в густой траве. Чародей заявил, что по вкусовым качествам она совершенно не отличается от обычной воды. Диана решила поверить на слово. Наползающая жара после практически бессонной ночи угнетала, арр-керд плавным шагом рассекал травяные заросли, над которым звенели насекомые. Диана зевнула и прикрыла глаза, проваливаясь в дрему. Авенир бросил короткий взгляд на смуглое лицо спутницы, осторожно поправил упавшие на лоб волосы и, не удержавшись, наклонился к одной из прядок. Темные волосы льярки пахли травами и лесом. Чародей выпрямился и прикинул сколько им еще двигаться. Выходило около часа: дом чародея стоял почти на границе Диких Земель. Авенир потер макушку и досадливо покосился на солнце: увы, нестабильный и перенасыщенный магический эфир искажает многие заклинания, поэтому о дождике сейчас можно лишь мечтать.

А некроманты-экзотики мечтать не умеют. Их магия слишком много открывает и меняет что-то внутри. То, что простые люди наывают душой, а маги — жизненным эфиром. Поэтому чародей лишь поудобнее перехватил что-то буркнувшую Диану и погрузился в задумчиво-отрешенное состояние.

Граница Земель показалась спустя час. На первый взгляд все осталось прежним: знойный жаркий воздух звенел над высокой травой, над головой то и дело проносились насекомые, а леса все так же темнели на горизонте. Но впереди показалось строение: невысокий дом из сине-зеленых округлых камней, обнесенный низким серым частоколом. Рядом с домом блестел телепорт: игольчато-круглая конструкция из прозрачных кристаллов, узких тонких пластинок красного серебра и желтых слоистых камней. А прямо на выжженой кругом траве безмятежно спали двое: молодой парнишка — маг и неповоротливый аргхар — представитель сильной, но достаточно примитивной расы, проживающей в основном в южных землях Варии. Он вдруг приподнял голову и уставился на подъезжающих узкими раскосыми глазами.

Диана зевнула, вываливаясь из душной полудремы. Чувствуя как платье прилипло к спине, а волосы висят сосульками. Хороша невеста эльфа! Есть надежда, что увидет и помрет со страха. Диана хмыкнула, открыла глаза и увидела новые лица.

— Слезай. Приехали, — Авенир протянул руку, собираясь помочь ей спрыгнуть с арр-керда. Льярка посмотрела на конечность чародея, словно перед ней возникла змея, и спрыгнула без посторонней помощи. Маг и аргхар с интересом смотрели на нее.

— Ну что? — чародей приподнял бровь. — Некромант-экзотик замка Шелат вместе сос путницей просит активировать переброс с территории Диких Земель на границу Лоэльдира и Шиарата.

— Кем является ваша спутница? — маг с интересом наблюдал как Диана безуспешно пытается собрать волосы в хвост.

— Человек, — с безмятежным видом отозвался чародей. — Моя временная любовница, если вы хотите подробностей.

Руки льярки замерли на полпути. Она обожгла гневным взглядом Авенира, но смолчала. Раз прикрывает ее истинную сущность, значит так и надо. Даже самая тщательная проверка не выявит ее происхождение: льярка ничем не отличается от человека до момента обретения своих сил.

Мага, очевидно, удовлетворили ответы. Он кивнул аргхару на телепорт. Огромная туша с ворчанием протопала к сооружению и…с размаху пнула по основанию. У авенира глаза сами собой полезли на лоб. Диана ограничилась хмыканием: она впервые видела, чтобы телепорты включали с ноги.

— Он барахлит, — извиняюще пояснил маг. — Тут слишком большие помехи.

— Понимаю, — пробормотал Авенир. — А вы с помощью волшебного пинка вносите коррективы?

— Я туда не полезу, — подала голос Диана. — А если мы переместимся по кусочкам?!

— Сам портал стабильный, — успокоил ее парень. — Главное — открыть его. Ага, ну вот — получилось!

Из центра телепорта и впрямь брызнули искры, конструкция зашаталась, заскрипела, а потом выплюнула голубовато-белый сгусток. Тот посветлел и словно протаял, образовав окошко. Оттуда потянуло чем-то свежим и тонизирующим. Льярка разглядела другой пейзаж, а потом ее жестко схватили за руку и потянули за собой. В следующий момент она и чародей вышли по другую сторону закрывашегося за ними портала.

— Наконец-то! — раздался чей-то вопль. С подозрением ощупывающая себя Диана резко выпрямилась: прямо к ним летел высокий худой маг с дредами. За ним степенно вышагивал темноволосый загорелый эльф в травянисто-зеленых одеждах. За ними шелестел березовый лес, и высилось изящное строение. Льярка обернулась: здесь был такой же телепорт, но чистый и словно даже отполированныый.

— Мы вас с самого утра ждем! — добежавший маг тяжело дышал. — Советник Изар уже несколько раз справлялся когда же вы прибудете!

— Добро пожаловать в на территорию Лоэльдирского государства, — подошедший эльф поклонился, скользнув взглядом по взлохмаченной льярке. — Ваша дорога была трудной?

— Скорее жаркой, — ухмыльнулся Авенир. — Дикие Земли не жалеют путников.

— Да, в это время года они особенно беспощадны, — кивнул эльф. — Вашу спутницу необходимо привести в порядок. С вашего позволения…

— Забирайте, — кивнул Авенир. — Когда прибудет делегация?

— Как только я передам, что вы прибыли, — вклинился в разговор маг с дредами. — Подождите несколько минут.

— Этого хватит, — заверил чародей. Диану эльф со всяческими почестями увел в дом. Чародей хмыкнул и провел ладонью перед собой. Колыхнулся воздух, и вместо мятого черного балахона Авенир облачился в бронзово-коричневый костюм из бархатистой на ощупь кожи: куртка и брюки, заправленные в высокие сапоги. Трансформация материальных предметов — одна из высших ступеней магии. Волшебник с дредами завистливо округлил глаза и почтительно вздохнул. А потом вдруг замер, глядя куда-то за спину чародея. Авенир мделенно обернулся.

— Риваль, вы просто чудо! — льярка улыбнулась идущему рядом с ней эльфу. От лохматости не осталось и следа: волосы блестели, скрученные на затылке, несколько тонких прядей падали на спину и грудь. Травянисто-зеленое платье с широкими рукавами сияло чистотой и свежестью, как и загорелое лицо девушки. Диана медленно с ног до головы оглядела преобразившегося Авенира и…отвернулась в сторону. Как раз, чтобы увидеть как из леса, по широкой тропе, выезжает кавакальда эльфов. Впереди, на серебристо-белом единороге, ехал стройный синеглазый эльф, золотые волосы ровными прядями закрывали всю спину. Бирюзово-голубые одежды из тонкой материи чуть колыхались в такт шагам единорога.

— Однако они быстро, — пробормотала девушка, невольно делая шаг назад, к тому, от кого только что отвернулась.

— Советник очень ждал вас, — шепнул Риваль. Он и маг с дредами отступили в сторону телепорта. Диана с удовольствием последовала бы за ними, но стоявший позади чародей был начеку.

— Успокойся, — пальцы сомкнулись и несильно сжали плечо льярки. — Ты же знала на что идешь, откуда такая паника?

Диана и сама не знала. Но при виде приближающейся кавакальды хотелось бежать, не разбирая дороги. Но куда? Поймают и вернут в любом случае, а потом уже не выпустят из под присмотра.

" А ну прекрати, — она попыталась одернуть сама себя. — Это всего лишь твой жених, который скоро перестанет им быть. Ты справишься, а свои странные предчувствия лучше затолкать куда подальше. Странная бессонная ночь и нервы — вот и все. Поэтому распрямилась, улыбнулась и вспомнила хоть что-то из уроков этикета! Пусть этот синеглазый решит, что ты в него по уши…втрескалась"

Расправить плечи получилось, а вот с улыбкой вышла заминка: она скорее напоминала оскал. Но Изару, кажется, было на это совершенно наплевать. Оставив сопровождение позади, он спрыгнул с единорога и пружинистым шагом направился к своей настороженной невесте. Авенир сделал шаг в сторону, напоследок посильнее сжав плечо льярки, словно советуя не дурить.

— Моя милая невеста стала еще красивее, — эльф с обворожительной улыбкой взял Диану за руку. Та с трудом удержалась, чтобы ее не вырвать. Да что же это такое? Ведь в прошлую встречу она на него так не реагировала, что же случилось? Почему ей так страшно?

— Вряд ли за такой коротки период я изменилась, но мне лестны твои слова, советник, — непослушные губы с трудом произнесли все это.

— Поговорим по дороге. Кстати, это мой свадебный подарок. Надеюсь, он понравится тебе.

По щелчку длинных пальцев, из толпы эльфов под уздцы вывели такое, от чего все негативные мысли временно отошли в сторону. Агиски — водяные лошади невероятной красоты. Их сложно поймать, а еще сложнее удержать и приручить.

— Главное, не подпускай к водоему, — негромко проговорил Изар, делая приглашающий жест в сторону фыркающего подарка.

— Ты сам поймал его? — Диана с восторгом смотрела на узкую морду с миндалевидными черными глазами, длинную гриву сочного медового цвета. Золотистая шерсть переливалась под солнцем мириадами искр, два витых рога бронзового цвета загибались назад и прятались в гриве. До сих пор льярка видела этих животных лишь на картинках свитков или в виде голограмм в шарах.

— Сам, — голос эльфа донесся словно издалека. — Специально для тебя. Этот агиска попался во время прилива Лазурного.

Морской конь! Диана шагнула ближе, встречаясь взглядом с черными глазами…и отшатнулась. Настолько сильная тоска светилась во взгляде морского зверя.

— Ему же плохо…

Брови Изара удивленно поползли вверх.

— Ты же эльф, — попыталась объяснить льярка. — Неужели не видишь, что ему нужна свобода?

— Он дал себя поймать, а значит — проявил слабость, — эльф потрепал агиску по гриве. — Он твой, милая невеста, можешь делать с ним, что хочешь.

— Правда?

— Абсолютно.

Диана обернулась, отыскивая взглядом мага с дредами. Тот обнаружился рядом с Авениром.

— Открой портал до Лазурного моря.

Чародей хмыкнул что-то неопределенное, поняв, что собралась сделать любительница зверей.

— Это глупо… — попытался вмешаться эльф, но Диана лишь поинтересовалась.

— Ты ведь сказал, что это мой подарок? Ну вот, я и делаю с ним, что хочу, — и опять повторила. — Портал открой.

Пахнуло морем и солью. В окне портала блеснула гладь Лазурного, заискрился белый песок. Агиска печально посмотрел и опустил голову.

— Уходи, — льярка осторожно сняла с него разноцветную сбрую. — Уходи домой и больше не попадайся.

Конь неверяще посмотрел на окно портала, затем на льярка, а потом…потом лизнул ей руку чисто кошачьим жестом и одним прыжком исчез за сияющей границей.

С тайным злорадством Диана обернулась, чтобы посмотреть на реакцию Изара. Наверняка разозлен тем, как она обошлась с таким дорогим подарком. Но эльф, к ее великому изумлению, весело улыбался. Как и остальные его собратья.

— Теперь я точно знаю, что не ошибся в тебе, Ди, — улыбка Изара светилась как солнце. — Ты идеально подходишь на роль жены. Только такое чуткое существо могло отпустить свой подарок на волю. Ты любишь все живое, как и мы. Значит, обретешь рядом со мной счастье.

Диана побледнела: она ожидала совершенно другой реакции. Изар оказался хитрее. Советник, чтоб его черти забрали. Чтоб черти забрали всех этих разряженных эльфов. Льярка вдруг отчетливо поняла, что советник изначально догадывался о ее истинных мыслях в момент отпускания морского коня. И мысленно потешался над наивной льяркой.

— Прошу, — эльф, взяв ее под руку, повел к своему единорогу. — Я подозревал какое будет разрешение ситуации с подарком, поэтому приготовил вам запасного.

Тоже единорог. Только не белый, как у жениха, а нежно-голубой, с ярко-синими глазами и короткой топорщащейся гривой. Диана запрыгнула на нее, не обращая внимания на попытки жениха помочь ей. Первая паника уже улеглась, осталась лишь злость на свою глупость и недоумение: почему она такая дура? Сотни…нет, тысячи девушек отдали бы все, чтобы оказаться на ее месте. По-хорошему, она сейчас должна рыдать от счастья и смотреть на своего жениха влюбленным взглядом. А вместо этого шарахается от его прикосновений и едва выдавливает вымученную улыбку. Почему? Почему у нее не все как у людей?

Наверное, потому что она самая настоящая нелюдь?

И извращенка, которая ухитрилась влюбиться в злобного некрасивого некроманта-экзотика. Диана украдкой скользнула взглядом по едущему неподалеку Авениру. Нет, его нельзя назвать некрасивым. Злой, мрачный, язвительный — да, этого в избытке. Но даже рядом с эльфами ей приятнее смотреть на него.

Дура ты, Диана, шепнул внутренний голос. Вспомни лучше утреннее происшествие.

Льярка вздохнула, выходя из задумчивости. Они уже въехали под сень леса и не спеша продвигались по широкой тропе. Вокруг проплывали ровные деревья с нежно-зеленой листвой. Приятная прохлада тонизировала после изнуряющей жары Диких Земель. В сочной траве сверкали белые, голубые и желтые цветы, разливая в воздухе тонкий аромат, смешивающийся с запахом молодых листьев. От него мысли приходили в порядок, а внутри снова устанавливалась гармония с окружающим миром. До тех пор пока льярка не глядела на Изара. А она это делала, словно сравнивала мужчин, едущих по обе стороны. Синеглазый эльф что-то говорил ей, кажется, рассказывал историю этого края. Диана почти не слушала, размышляя почему Изар внушает…нет, не отвращение, скорее легкий страх. Это просто нежелание выходить замуж за нелюбимого, или же что-то другое?

— Ты не слушаешь, — укоризненный голос Изара раздался над самым ухом. Диана едва не шарахнулась в сторону, рискуя слететь с единорога. Но переборола себя и улыбнулась.

— Извини, я загляделась на красоту вокруг.

— Рад, что тебе нравится. Если хочешь, я покажу тебе еще более прекрасные места.

— Советник, — подал голос Авенир. — Осмелюсь напомнить, что с льяркой связаны некоторые события, которые лучше не провоцировать.

— На территории эльфов она в полной безопасности, — голос Изара приобрел официальность. — Чародей, думаю, в ваших услугах мы больше не нуждаемся.

Это такой вежливый посыл? Диана с любопытством посмотрела на Авенира, тот добродушно ухмылялся.

— О своих услугах, мальчик, я буду договариваться с правителем, а не с тобой.

Эльф скрипнул зубами, но сдержался, коротко улыбнулся и снова переключился на свою спутницу.

" Да заткнись ты уже, — льярка едва не рычала. — Кляп бы тебе, да покрепче"

Воображение услужливо подкинуло картинку с мычащим Изаром, изо рта которого торчали свернутые в тугой ком красные трусы в бабочку. Диана хихикнула и добавила к этой картине пышные бантики, равномерно распределенные по волосам эльфа. Ехать стало гораздо веселее. А вскоре между деревьями мелькнул просвет, и они выехали к Лоэльдиру.

— Красиво, правда? — Изар посмотрел на спутницу. Та, казалось, лишилась дара речи. И только восторженно вздыхала, округлив глаза. Еще ни разу льярке не доводилось бывать в эльфийских городах. А здесь она попала сразу в столицу одного из крупнейших государств Варии. И пока единороги шествовали через город, Диана только и делала, что крутила головой, втайне сожалея, что та не может поворачиваться на триста шестьдесят градусов. Зелень и вода — вот первые впечатления от Лоэльдира. Множество аллей, парков, клумб. Искрящиеся на солнце фонтаны взмывали в небо и разлетались брызгами, рождая множество крошечных радуг. Да, радуг здесь было множество. Рождала ли их магия эльфов или во всем были виноваты фонтаны — Диана не знала этого. Она тонула в городе, круглыми от восхищения глазами провожая очередное здание, словно выточенное из кости единорога или восхищаясь стайкой красавиц-эльфиек. Кстати, эльфов на дороге встречалось необычайно много. Кажется, они специально вышли, чтобы посмотреть на избранницу младшего сына правителя. Льярка чувствовала изучающие взгляды, словно сотни лапок пробегали по коже. Немного неприятно, но девушка лишь сильнее выпрямилась, глядя прямо перед собой. Немного осталось потерпеть. Уже завтра ночью она, наконец-то станет совершеннолетней по льярским меркам, и обреете силу. А тогда все, прощай советник Изар. И умен ты, и пригож, только в сердце вот не вхож. Диана поймала ненавидящий взгляд одной из золотоволосых эльфийских красавиц. Ну да, наверное советник пользуется бешеной популярностью среди женского населения.

"Ничего, девочки, — льярка с трудом сдержала ухмылку. — Скоро он снова станет свободным. Пусть Лоэльдир и красив безумно, но для меня он может стать лишь клеткой"

Диана не обольщалась теми речами, что напел ей Изар при первой встрече. Какие бы вольности он не дал ей, она всегда будет лишь женой советника, без права голоса, без полной свободы перемещений. За пределы Лоэльдира будет выезжать лишь в качестве сопровождающей своего ослепительного супруга. Не чистокровная эльфийка, а всего лишь товар, проданный за укрепление договора. Ах да, это все прикрывается красивым словами о долге, о том, что жена-льярка — честь для любого. Эльфы еще больше укрепят свои позиции на Варии, если у них будет такая, как она.

" А вот фиг вам, — сердитые мысли никак не отражались на лице. — Фиг вам, фиг! Не буду сидеть в клетке, даже в такой шикарной. И есть из рук вашего смазливого советника тоже не буду!"

Что-то росло впереди. Огромное здание плавных линий и нежных цветов. Отполированные камни напоминали полупрозрачный хрусталь, а золотистые деревянные вставки хотелось погладить руками, чтобы ощутить их внутреннее тепло. А на широких ступенях толпа эльфов ждала приближающуюся кавакальду с Изаром и Дианой во главе. Льярка в легкой панике оглянулась на Авенира, встретила взгляд темных глаз и неожиданно успокоилась. Может, он и гад, но с ним крепло ощущение, что все будет хорошо. Тут по руке, держащей уздечку, скользнули чьи-то пальцы.

— Ди, — Изар уже успел спрыгнуть с единорога. — Льярки, конечно, эксцентричные, но подниматься во дворец верхом это чересчур даже для тебя, — синие глаза откровенно смеялись. Диана спрыгнула на мостовую, одергивая руку от жениха. Но тот почти силком снова сжал ее пальцы, и потащил за собой. Вырываться показалось унизительным, и кипящая от ярости льярка пошла рядом.

— Извини, — услышала она шепот. — Но таковы традиции. Невеста и жених должны идти рука об руку.

— Рад видеть избранницу моего младшего сына в Лоэльдире, — впереди, на широких ступенях дворца, стоял высокий стройный эльф в серебристо-стальных одеждах. Светлые волосы, заплетенные в сложную прическу, сверкали под солнцем, как и серые спокойные глаза.

— Рада приветствовать правителя Лоэльдира, лучезарного Лоэрна, — нараспев проговорила Диана. Странно, что разговор происходил не на эльфийском, а на общем. Очевидно, эльфов успели предупредить, что она в противном случае будет только вежливо мычать и выдавливать отрывочные фразы.

— Прошу во вдорец, который в будущем станет вашим домом, — рука, скрытая длинным широким рукавом сделала приглашающий жест в сторону распахнутых резных дверей.

" Ага, облезешь" — Диана склонила голову, выпрямилась и, рука об руку с Изаром стала подниматься по ступеням. А заодно тихо радоваться, что на ней обувь без каблуков: непременно бы растянулась на скользком розовом мраморе. И никакая бы ловкость не помогла. Вот смеху эльфам! Особенно эльфийкам. И так уже поедают ревнивыми взглядами. А что ревновать то? Да она по сравнению с ними просто облезлая дикая кошка. Диана ослепительно улыбнулась и едва удержалась от того, чтобы показать язык всем этим красоткам.

— Я сам покажу моей невесте ее покои, — Изар жестом остановил бросившихся к ним слуг. Льярка попыталась разглядеть среди эльфов Авенира: тот о чем-то беседовал с Лоэрном. Оба хмурились. Диана залюбовалась чародеем, но тут советник нетерпеливо потянул ее за собой, вдаль по коридору, разукрашенному в нежно-голубых и солнечных тонах. В высокие окна косыми лучами падал свет, пятнами расплескивался на мраморном полу.

— Сегодня будет прием в честь твоего прибытия, — Изар вел ее куда-то, минуя роскошные коридоры. Портреты и статуи вдоль стен словно провожали их взглядами. Ничего лишнего, везде изящество и утонченность. Множество арок и дверей, ведущих в просторные роскошные залы. Одну из них эльф распахнул, пропуская Диану вперед. Та сделала несколько шагов и замерла, восторженно присвистнув. Такой роскоши и красоты не было даже в Шелате. Ноги по щиколотку утонули в светлом ковре, глаза невольно округлились при виде изящной деревянной мебели и огромной круглой кровати, застеленной зелеными покрывалами. Серебряные светильники, развешанные в большом количестве, сейчас были потушены. Солнечный свет заливал комнату, врываясь через распахнутое огромное окно, за которым журчал фонтан со множеством радуг.

— Нравится? — раздался шепот над ухом, возвращая в реальность.

— Очень, — льярка отступила от эльфа на шаг, делая вид, что хочет разглядеть поближе вычурной работы вазу с букетом нежно-сиреневых цветов. Изар задумчиво смерил невесту взглядом, но воздержался от комментариев. В конце концов, она уже здесь, а это — самое главное.

— Слуги помогут тебе одеться…

— Я могу сделать это сама?

В синих глазах мелькнуло удивление.

— Конечно, без проблем. Тебе принесут любой наряд, какой пожелаешь.

— Огромное спасибо, советник…

Изар улыбнулся и вышел, осторожно прикрыв дверь. Послышался его голос, отдающий приказы на эльфийском, затем все стихло. Диана подошла к окну, откуда открывался вид на дворцовый сад. Все дышало свежестью и счастьем.

— Наконец-то, — льярка оперлась о подоконник. — Я одна…хоть и на время. Осталось выдержать прием и дождаться дара.

Изар нашел Лоэрна и Авенира в кабинете правителя Лоэльдира. Оба о чем-то тихо беседовали и недовольно обернулись на звук шагов.

— Сын мой, почему ты собирался отправить чародея Шелата восвояси? — Лоэрн никогда не повышал голоса.

— Потому что на эльфийских землях нет нужды в его темной магии.

— Ты забываешь о том, что принесла с собой твоя невеста, которой мы по твоей просьбе решили дать защиту.

— Здесь она в безопасности, — Изар тоже старался говорить спокойно. — Сами маги Шелата признают, что бессильны…

— Не бессильны, а всего лишь пытаются изменить предсказание, убрав ее на время из Шелата, — вступил в разговор Авенир.

— Чародей остается здесь, — припечатал Лоэрн. — Мы не знаем насколько далеко может зайти выходец из Шааба. Это мое слово, сын.

Изар помолчал немного, успокаиваясь.

— Как скажешь…отец, — на Авенира он не смотрел. И мысленно дал себе слово при первой же возможности избавиться от чародея. Он мог стать препятствием в его планах. И потом, эльф с самого начала видел связь между своей невестой и некромантом. Во взглядах, в жестах, в чем-то неуловимом, что витало в самом воздухе.

Значит, он сыграет на этом. И выиграет…

Глава 16.

Тронный зал эльфийского дворца только в размерах напоминал залы во вдорцах человеческих городов. Потом совпадения заканчивались. Высокие прозрачные потолки закатные лучи солнца, на стенах фрески, выложенные мельчайшими камнями, изображали исторические сцены. В толще розового мрамора пола отражались перевернутые фигурки придворных: разряженные эльфы понемногу собирались, обсуждая советника и его невесту. Часть гостей сидела на круглых белых диванах, установленных вдоль стен, и потягивала напитки, другие прогуливались, бросая взгляды на белоснежно-золотой трон, возвышающийся у дальней стены. Напряжение и сплетни так и витали в воздухе, окружая незримой дымкой каждого. На лицах многих эльфиек можно было заметить гримасу разочарования. Младший сын правителя успел покорить немало женских сердец, и его предстоящий союз с льяркой заставил пролиться немало слез. Авенир и на себе поймал несколько скользящих взглядов, но их обладатели тут же отводили взгляды, стоило чародею посмотреть в ответ. Да, Лоэльдир не жалует некромантов-экзотиков с огненной магией. Чародей рассеянно поболтал светлой жидкостью в тонком стакане. Поскорее бы закончить этот фарс и вернуться к прежней жизни. Только для начала предстоит поговорить с одной темноглазой особой, которая, кажется, сильно обижается. Улыбка тронула тонкие губы: девочку можно понять. Он и впрямь поступил как редкостная скотина. А если Диана узнает, что все происходило под действием приворотного зелья, то окончательно взбесится. Авенир вздохнул и с раздражением поставил бокал на пролетавший мимо поднос.

— Авенир, — в голосе, раздавшемся за спиной, удивление смешалось с радостью. — А ты тут какими судьбами?

Уже поворачиваясь на голос, чародей знал, что увидит немного вытянутое очаровательное лицо в обрамлении роскошных рыжих кудрей и томные изумрудные глаза.

— Лорелея, рад тебя снова встретить.

Красавица загадочно улыбнулась, взмахнув тщательно подкрашенными ресницами. Золотисто-желтое платье сидело как влитое, подчеркивая пышную грудь и тонкую талию, которую так и хотелось обхватить, проверяя, сомкнуться ли пальцы. Хотя авенир и без того знал, что да — сомкнуться. Проверял, и не раз.

— Когда мы виделись последний раз? — голос у Лорелеи звучал с чуть заметной хрипотцой. — Кажется, в Шархаене?

— Кажется, — кивнул Авенир, невольно опуская взгляд на декольте. — Ты тогда работала на их правителя. А что сейчас?

— Ну за эти два года многое изменилось, — зеленые глаза собеседницы слегка затуманились. — Я заключила десятилетний контракт с Лоэльдирским государством. Ты же знаешь, что свои границы они доверяют только себе и нашей расе.

Чародей кивнул. Лорелея принадлежала к расе сит-дуан. Эльфы-оборотни, не имеющие своего государства и живущие за счет наемничьего промысла. Малочисленные, но воинственные, они с раннего детства обучались искусству боя и шпионажа. Что связывало их и эльфов Лоэльдира так и оставалось в тайне, но границы этого государства сит-дуан охраняли, как свои собственные.

Авенир впервые познакомился с Лорелеей около пяти лет назад, когда та мечтала пробиться в Лоэльдир. И уверенно продвигалась к этой цели. Потом они пересекались еще несколько раз, и все время встречи заканчивались одинаково — в постели.

— Советник попросил меня и еще нескольких сит-дуан присутствовать на сегодняшнем приеме, — женщина снова взмахнула ресницами. — Кажется, проблемы связаны с маленькой невестой? Ты привез ее?

— Возможно, — отозвался Авенир, размышляя, не учудит ли чего-нибудь льярка. Накануне совершеннолетия она стала более нервной и импульсивной.

— Говорят, она страшненькая, — длинные пальцы Лорелеи словно играючи пробежались по руке и плечу чародея. — Хотя, что еще можно услышать от ревнивых поклонниц советника. А потом ты свободен?

— Для тебя я всегда свободен, — вежливо отозвался чародей. Лорелея счастливо вздохнула, задирая голову, и ловя взгляд темных глаз. Рыжей макушкой она едва доставала до плеча чародея. И ярко выделялась золотом наряда на фоне затянутого в антрацитово-черные одежды чародея.

В ее комнате зеркало занимало половину стены. Не столько деталь интерьера, сколько произведение искусства, с резной изящной рамой и вкраплениями драгоценных камней. Уже стемнело, и светильники по бокам зеркала зажглись, словно по команде. Диана, выгнав слуг, задорно разглядывала свое отражение. Да, своим нарядом она бросила вызов всем эльфийским традициям и прекрасно это знала. Как невеста советника, она должна явиться в белоснежном наряде, с венком из "звезд ночи" — нежных цветов, с незапамятных времен являющихся покровителями невест. А вместо этого? Льярка ухмыльнулась, проводя руками по бокам и вскидывая голову. Шелковое платье горело вызывающим алым цветом, подчеркивая золотистую смуглость кожи. Просто и элегантоное: длинные широкие рукава, обнаженные плечи и длинная струящаяся юбка. Узкая лента такого же оттенка пересекала лоб, придерживая распущенные гладкие волосы. И все. Никаких украшений, косметики или чего-то еще. Простота и дерзость наряда подчеркивали дикую красоту льярки, бродившие мысли заставляли темные глаза гореть странным огнем. Внутри все дрожало в предвкушении чего-то необычного. И да, девушка признавалась, что при выборе платья думала не только о том, чтобы досадить эльфу. Снова всплыли воспоминания минувшей ночи. Все-таки как-то неожиданно накатило на нее это неконтролируемое желание. А ведь после успокоительного она должна была заснуть как младенец.

Так, стоп!

Диана быстро прошлась по комнате, каблуками приминая светлый ворс ковра. В Шелате Авенир как-то помогал ее матери с изготовлением сильного успокоительного. И Диана видела эффект. Не могло ее так трясти от желания после подобного напитка!

Если только это было успокоительное! Льярка замерла посреди комнаты, пораженная догадкой.

Стук в дверь она услышала как сквозь туман. И вяло откликнулась, что открыто. Мельком заметила удивленно-восхищенное лицо советника, его сверкающе-белоснежный наряд. Сейчас ей было плевать на его реакцию, на реакцию гостей и Лоэрна. Да пусть хоть всей толпой орут и обвиняют в незнаниях традиций.

— Что с тобой? — голос Изара вытащил ее из транса. — Диана…ты плачешь?

"Нет, милый, я рыдаю и чувствую, словно меня искупали в яме с отходами. Но это лишь мои проблемы", — а вслух Диана произнесла.

— Прости, я последнее время сама не своя. Наверное, это все из-за приближающегося совершеннолетия.

Она вытерла слезы и попыталась улыбнуться.

— Ты прекрасно выглядишь, — Изар все еще смотрел встревоженно и явно порывался о чем-то спросить. — Довольно необычный наряд для невесты, но тебе идет. Ты же специально, да?

— Что? — притворилась Диана дурочкой, но советник засмеялся, схватил ее за руку и потащил за собой, что-то оживленно рассказывая. Обаяние так и накатывало волнами, стараясь зачаровать девушку. Но натыкалось на невидимый барьер и бессильно развеивалось.

Она не думала, что может быть еще больнее. Но дыхание перехватило, а краски с лица стремительно исчезли, едва они с советником очутились в тронном зале. Сейчас над всеми гостями раскинулось чистое звездное небо. Сдержанный гул голосов моментально стих, едва советник и Диана переступили порог тронного зала. Это было очень красиво: белоснежно-золотое убранство, прекрасные эльфы и ночное небо за прозрачным потолком. Но Диана видела лишь высокую фигуру Авенира, затянутую в черный костюм. А рядом с ним рыжеволосую женщину в золотистом платье. Рука чародея собственнически лежала на бедре красавицы, а та в свою очередь томно прижималась, не спуская взгляда зеленых глаз с бледного хищного лица.

" Я спокойна, я спокойна, — Диана стала смотреть на Лоэрна, к которому они приближались. — Я не зареву, я не устрою истерику. И не буду выдирать космы этой рыжей, только потому, что мой первый мужчина меня опоил, а потом развлекся. И сейчас стоит как ни в чем не бывало. Силы магии, не дайте мне сорваться!"

Она прошла мимо, даже не повернув головы. И не заметила, как вздрогнул чародей, убирая руку от Лорелеи, даже немного отодвигаясь от нее.

— Отец, — Изар остановился неподалеку от трона. — Благодарю за этот великолепный прием в честь моей любимой невесты.

— Прекрасной и весьма эксцентричной, — Лоэрн лукаво посмотрел на Диану, та выдавила в ответ вежливую улыбку и вежливо поклонилась. Ей казалось, что она стала игрушкой, которую кто-то дергает за ниточки. Вроде двигается, что-то говорит, улыбается, а внутри боль и желание убежать отсюда далеко. Чтобы не видеть никого, забыть все, что произошло за эти дни.

"А ну подожди, — вдруг возникла злая мысль. — Почему ты должна убегать? Покажи, что тебе нет дела до всего этого. Пусть ему станет больно, пусть ощутит хоть часть того, что чувствуешь ты".

Снова вернулись звуки, а проплывающие как в тумане картинки обрели четкость. Пусть боль по-прежнему ворочалась внутри, а слезы застыли на подходе — Диана собрала остатки самообладания и только сейчас поняла, что церемониальное представление закончено. А сейчас начнутся танцы. Черт, она же толком не помнит эльфийский репертуар! Льярка в легкой панике оглянулась на жениха.

— Прошу, — Изар уверенно увлек ее за собой и, легко поймав ритм, закружил в танце. Да, так и надо! Кружиться по залу, чувствуя на талии мужскую руку, ловить восхищенный взгляд синих глаз, и ни в коем случае не смотреть туда, где танцует черно-золотой дуэт. В чем смысл показывать обиду, если тому, кому она предназначается, все равно? Лучше просто показать себя во всей красе. Диана подняла взгляд наверх и закружилась под ночным небом, чувствуя себя легкой и невероятно красивой.

И так увлеклась этим самым "не смотреть в сторону одного гада", что не заметила как он возник откуда-то сбоку. Изар вежливо поклонился и, в соответствии с правилами танца, отступил к своей новой партнерше.

— Наша очередь, — Авенир протянул к ней руки. Только сейчас Диана смогла подробно разглядеть его костюм: черные брюки и такая же рубашка, сшитые из странного антрацитово-черного материала. Несколько прядей из короткой косички выбились и падали по бокам лица, на котором — нет, этого не могло быть — сияла искренняя улыбка. Она и разозлила льярку. Очаровательно улыбнувшись в ответ, Диана вплотную приблизилась, не сводя взгляда с чародея, и…изо всех сил наступила каблуком тому на ногу. Авенир взвыл. А льярка, всхлипнув, бросилась в сторону дверей, ведущих в дворцовый сад.

— А чтоб тебя… — Авенир присовокупил несколько гномьих ядреных выражений и бросился следом за разбушевавшейся Дианой. Не обращая внимания на крик Лорелеи.

Изар прекрасно видел все с самого начала. И подал знак нескольким из особо приближенных, не спеша направляясь в сторону, куда исчезли Диана и чародей.

Все-таки не выдержала, сорвалась, как ревнивая идиотка. Диана пригнулась под веткой, продолжая бежать сквозь дворцовый сад, наплевав на тропинки. Здесь, в гуще деревьев и кустов лишь редкие фонари немного разгоняли чернильный мрак ночи, но и на это было плевать. Да ей сейчас, по большому счету, ни до чего не было дело: перед глазами продолжала стоять ухмыляющаяся физиономия чародея. И его рука, обнимающая за талию ту рыжеволосую. Сердце рвалось на части, желая вырваться и убежать вперед хозяйки. Диана бы с удовольствием забилась в кусты и поревела, но слез не было. Точнее, они кипели внутри, но не могли вырваться наружу.

Треск веток заглушал остальные звуки, поэтому девушка поняла, что ее преследуют лишь когда на пути вспыхнула стена зеленого огня, осветив мертвенным светом пейзаж вокруг. Попавшие в него кусты и деревья моментально иссохли, но не сгорели. Льярка резко затормозила, взмахнув руками. Обернулась, учащенно дыша, чувствуя какой приторно-сладкий здесь воздух от ночных цветов.

— Ну и что все это значит? — с раздражением поинтересовался Авенир, возникший за спиной, словно ночной демон. Льярка затравленно и сердито огляделась, но их обоих сейчас окружала стена огня. Не греющего, но Диана ни за какие коврижки не дотронулась бы до него.

— Что значит? Ты слишком неуклюж в танцах, — сердце сжалось, при воспоминании как грациозно двигался чародей в звуках музыки.

— Обьясни свое поведение, — в голосе Авенира отчетливо прозвучала злость. Отблески зеленого пламени играли в черных глазах, придавали всему облику странный и зловещий вид. Да, наверное, именно так он выглядел, проводя свои ритуалы. Но льярке не было страшно. А только обидно, до боли и крика. Который она едва удерживала в себе.

— Это ты объясни! Зачем нужно было опаивать меня приворотным зельем? Что все это означает? Может, я дура и на самом деле такое отношение вполне приемлемо?

— Я уже сказал, что все расскажу тебе, но когда минует опасность.

— Нет, ты скажешь сейчас!

— Глупая девчонка, — вспылил чародей. — Да не могу я ничего рассказать именно сейчас! Можешь мне поверить, что я не желал зла своими действиями? Насилие не должно было состоятся, лишь поэтому я дал тебе напиток!

Диана вдруг засмеялась. Тихо-тихо. От его слов, от всей абсурдности сложившейся ситуации.

— Оно бы и не состоялось, — проговорила она, закончив смеяться, когда чародей решил, что у нее истерика. — Тебе не нужно было приворотное зелье для моего соблазнения, — продолжила она совсем тихо. Так, что Авенир едва расслышал и весь подался вперед, обхватывая ее за плечи.

— Пусти! — Диана попыталась вырваться и вскрикнула от боли: так сильно впились его пальцы.

— Ты что сейчас сказала? — бледное лицо с горящими глазами оказалось вдруг совсем близко.

— То и сказала! Пусти, ты делаешь мне больно!

— Прекрати, чародей! — раздался голос из-за стены огня. Среди отблесков пламени Диана разглядела Изара с несколькими эльфами. И отступила, чувствуя, что ее больше не пытаются удержать.

— Сними свое заклинание, — скомандовал тем временем советник негромким голосом. Льярка увидела среди его окружения ту самую рыжеволосую и обернулась к Авениру.

— Послушайся его.

— Он не правитель, — отозвался чародей равнодушно.

— Зато я правитель, — Лоэрн неслышно возник впереди остальных. — Авенир, приказываю убрать заклятье.

Пламя дрогнуло и с легким гулом втянулось в землю. На лицах эльфов явственно прослеживалось отвращение к происходящему, один Лоэрн сохранял задумчиво-расстроенный вид.

— Авенир, нас с тобой связывает многолетняя дружба, но сейчая я вынужден приказать тебе покинуть Лоэльдир. Ты оскорбил невесту моего сына.

— А я сообщу об этом в Шелат, — подхватил советник. — Чтобы они не оставили этого просто так. Иди ко мне, Ди, он тебя больше не обидит.

— Лоэрн, сейчас не до взаимных обид…

— Нет, Авенир, — правитель был настроен твердо. — Покинь Лоэльдир, пока я не приказал страже выпроводить тебя силой. Льярка отныне под охраной эльфов, здесь ей ничто не угрожает.

Чародей, нахмурившись, обвел взглядом толпу: эльфы настороженно следили за ним, Лоэрн терпеливо ждал, Изар прижимал к себе Диану и что-то тихо шептал. А сама льярка смотрела в сторону, не слушая его.

— Мы потом все обсудим, Диана, — ему показалось, или при этой фразе девушка вздрогнула, прижимаясь к советнику? Горько усмехнувшись, чародей снова обратился к Лоэрну.

— Разрешишь воспользоваться твоим Зеркалом?

— Прошу за мной…

А Диана смотрела как он медленно уходит вместе с Лоэрном. И вместе с ним уходило что-то очень важное. А еще внутри было очень больно и тоскливо.

— Идем, — послышался шепот над головой. Земля вдруг исчезла из-под ног, льярка взвизгнула и машинально обняла эльфа за шею.

— Ты такая легкая! — советник перехватил ее поудобнее. — Не плачь, Диана, я не дам тебя в обиду. Хочешь, завтра мы на весь день отправимся в лес. Только ты и я, в мое любимое место. Нам надо получше узнать друг друга. Обещаю, что буду предельно вежлив!

Ну почему такая несправедливость? Тот, кого она любит всем сердцем уже давно, причинил невыносимую боль своими поступками. А тот, от кого она едва не убегает, оказался таким внимательным. Диана всхлипнула, уткнулась Изару в волосы и наконец-то разревелась самым позорным образом.

Глава 17.

Все же правильно говорят, что утро вечера мудренее. Обида притихла, позволив взглянуть на вчерашние события более трезво. Вперед выступил, пропавший было оптимизм, а вместе с ним и жажда деятельности. Поэтому, едва солнце выбросило из-за горизонта первые лучи, из окна спальни невесты советника, что располагалась на третьем этаже, свешивалось интересное сооружение. Связанное между собой тугими узлами шелковое постельное белье чьей-то решительной рукой было превращено в подобие каната. Это издевательство достигало окон второго этажа, где начинались заросли ползучего плюща.

Диана с несколько наигранным оптимизмом подергала "канат" и, перевесившись через подоконник, еще раз оглядела площадь для приземления. К счастью, под окном располагалась одна из самых больших и красивых клумб королевского сада. И к огромному счастью на ней не было никаких каменных или фонтанных элементов интерьера. Только трава и множество самых разнообразных цветов. И все они, как показалось девушке, несколько опасливо колыхались под утренним ветром. Очевидно, чувствовали, что сверху на них может обрушиться льярка.

— Я осторожно, — тихо буркнула Диана себе под нос. В конце концов, этот способ являлся одним из самых проверенных. Из Шелата она уже несколько раз удирала вот так по ночам. До тех пор пока маги…а впрочем, это неважно. Диана отогнала ненужные воспоминания и перекинула ноги через подоконник. Ладони обожгло скользнувшей тканью, льярка прижалась к стене, стараясь восстановить равновесие. Так, теперь надо было медленно и осторожно съехать до подоконника второго этажа. Что, в принципе, получилось сделать почти идеально. Уже балансируя на узком карнизе, Диана мельком глянула в окно. И жесткая плеть плюща едва не выпала из рук. Но Диана ловко перехватила ее и перепрыгнула на шелестящую листву, которой была укрытая почти вся стена второго этажа до самого низа.

" Ну подумаешь, как будто эльфы не могут этим заниматься", — девушка осторожно продолжила спускаться по импровизированной лестнице. Листва шелестела, мешая нащупывать узловатые жесткие плети. По руке пробежал возмущенный вторжением паук, над ухом пролетела заверещавшая птица. Диана заторопилась, за что немедленно поплатилась. Рука соскользнула, нога вслед за рукой, и льярка приземлилась почти в центр клумбы, подняв тучу бабочек.

— Тьфу, — девушка вскочила, отряхиваясь. Задумчиво посмотрела на красноречиво болтающийся импровизированный канат и ухмыльнулась: если кто увидит, то немедленно разнесет по дворцу весть о том, что невеста советника бежала. Ну и ладно.

Гулять с утра по дворцовому саду оказалось сплошным удовольствием. Легкий туман стлался между деревьев, золотисто-розоватой дымкой окутывая все вокруг. Только тихое похрустывание мелкого разноцветного гравия под ногами, далекое журчание фонтана да пение птиц — вот и все звуки. Уходя все дальше, Диана размышляла по поводу вчерашнего происшествия. Ей упорно казалось, что она где-то упустила нечто важное. Поведение Авенира возмущало, вызывало жестокую обиду, ставило в тупик, но за всем этим крылось что-то другое. Может, она зря сорвалась? И у чародея своя игра, в котором основная цель — защитить ее. Он принес клятву на крови, а это ко многому обязывает. Но тут же, словно болотный газ, всплыли воспоминания о напитке и этой рыжеволосой. Снова сердце кольнуло тупой болью.

— Я запуталась, — Диана остановилась, глядя на заливавшегося соловья. — Я совсем запуталась, и очень хочу поскорее распутаться!

Соловей продолжал петь. Его такие сложности не касались.

— Хорошо быть птичкою, хорошо собачкою, — задумчиво протянула льярка и насторожилась: в утренние звуки вкралось что-то постороннее. Несколько шагов по мокрой от росы траве, и девушка, осторожно раздвинув ветки кустов, с интересом уставилась на открывшееся зрелище.

Это была одна из небольших полян, вся залитая солнцем и огражденная раскидистыми деревьями. Лишь узкая тропинка змеей исчезала в глубине парка.

На поляне обнаружился Изар. Обнаженный по пояс, в узких светлых штанах и с убранными в хвост волосами — он плавно и легко двигался по кругу. В руках мелькали короткие узкие мечи. Льярка так и замерла, пораженная тем, как восхитительно-небрежно и вместе с тем профессионально эльф обращается с оружием. Странно, советник не произвел на нее впечатление существа, любящего и умеющего сражаться.

Изар снова прыгнул, одновременно гибко перевернувшись в воздухе. Мечи в руках слились в блестящие сплошные полосы. Взметнулись на головой и вонзились в землю. Сам советник замер, преклонив колено, словно прислушиваясь к своим ощущениям. Диана отметила, что он почти не запыхался. Либо только начал тенировку, либо его очень сложно утомить.

— Ди, — вдруг произнес эльф, не оборачиваясь. — Давно ты здесь?

Немного смущенная льярка вылезла из кустов.

— Не очень. Помешала?

— Нет, я только начал разминку, — не вставая с колена, Изар обернулся. Сверкнули веселые синие глаза. — Хочешь посмотреть?

— Ну… — если честно, то льярке хотелось убратсья отсюда поскорее. Эльф по-прежнему пробуждал непонятный страх.

— Я собирался сегодня закончит пораньше и посвятить день тебе, как мы и договаривались… — на красивом лице молнией сверкнула белоснежная улыбка.

— Тогда я пойду, — обрадовалась девушка, пятясь и цепляясь платьем за ветки. Изар кивнул, продолжая следить как она исчезает среди деревьев. Он уже не улыбался.

Утро, день, завтрак, обед, косые взгляды придворных и злобное женское шипение за спиной — день тянулся как резиновый. Иногда казалось, что все часы разом встали: как магические, так и песочные, и водные. Утренняя прохлада сменилась знойным полуднем, а Изар все еще где-то пропадал. Диана нервничала: из-за предстоящей прогулки, из-за сегодняшнего дня рождения, из-за предсказания. Если все получится, то уже в полночь она получит свой дар, а все слова, сказанные Лиллем, обратятся лишь в плохо рифмованные строки.

" А еще это будет самый странный день рождения" — девушка заглянула в очередную комнату. Чтобы убедиться, что и здесь обстановка — верх совершенства и вкуса. Если честно, то сам Лоэльдир и дворец ей чрезвычайно нравились. Все легкое, изящное, воздушное. Но краски тускнели, стоило вспомнить, что это все может стать вечной золотой клеткой.

Боялась ли она Изара или это было обычное волнение перед предполагаемым женихом, отличавшемся исключительной, классической красотой эльфов? Направляясь к себе в спальню и рассеянно глядя в проплывающие мимо окна, Диана признавалась себе, что страх поднимался внутри всякий раз, когда советник оказывался поблизости. Иногда казалось, что волосы на голове начинают шевелиться. Но почему? Почему все инстинкты так и звали убежать отсюда? Жених, каким бы нелюбимым он не был, не может вызывать такой паники!

Диана вдруг резко остановилась, заработав пару удивленных взглядов от гуляющих придворных. Руки сжались в кулаки, сминая расшитый серебром подол синего платья. Вот чего она боиться! Если ничего не выйдет, то грянет свадьба. А потом она останется один на один с законным мужем. И ничего уже не сможет поделать. Там, в ночи, в супружеской спальне к ней никто не придет на помощь.

Диана так перепугала сама себя, что едва не взвилась в воздух, почувствовав на плече мужскую ладноь.

— Напугал? Извини, — советник поспешно убрал руку. А Диана поспешила вернуть на лицо милую улыбку, понимая, что на жениха нельзя скалиться, словно голодный упырь.

— Я задумалась…извини.

— Все в порядке. Я знаю, что перед получением дара льярки немного…неадекватные, — эльф рассеянно ответил на почтительные поклоны двух важных сородичей. На хихикающую стайку эльфиек, выглядывающих из-за угла, совсем не обращал внимания.

— Я решил все дела, и теперь готов до позднего вечера быть рядом с тобой, — взгляд синих глаз прошелся по стройной фигурке, затянутой в эльфийское платье. — Правда, лучше будет переодеться во что-то более удобное.

— Я сейчас! — с этими слвоами Диана вихрем унеслась в свою комнату.

— Шебутная, — советник подумал и подмигнул девчушкам. Разадлся сдавленный смех, возбужденый шепот и вся стайка опять скрылась за углом.

" Да поскорее бы уже это кончилось". — Изар вдруг ощутил раздражение. Хихикающие поклонницы успели пресытит советника. Как и многое другое. Хорошо, что Диана приехала. Очень хорошо.

А льярка, захлопнув дверь, с головой нырнула в шкаф, забитый одеждой. Платья выходные, платья для завтрака, платья для обеда, платья для прогулок. А это еще что? Диана с недоумением покрутила перед носом прозрачный клочок ткани бежевого цвета. Потом покраснела и запихала гадость куда подальше.

— Ни за что не надену, — она снова принялась перебирать вешалки с одежой. — Ой…вот это очень даже ничего!

Вытащенный комплект состоял из узких брюк и шнурованной жилетки. Тонкая выделанная зеленоватая кожа наводила на подозрения, что раньше ее носили ящерицы или змеи. Одежда скользнула по телу, облегая и даря ощущение прохлады. Интересно, это какой-то эльфийский секрет? Быстро зашнуровав жилетку как можно сильнее, Диана заколола волосы. Сапоги она натягивала уже на ходу, надеясь не свалиться от таких акробатических выкрутасов.

Советник за это время успел переместиться к ее покоям.

— Ты очень красивая, — он с одобрением кивнул. — Вроде нежная, и в то же время дикая. Настоящая женщина.

Диана невольно вытращила глаза, но Изар уже сменил тему. И, схватив за руку потащил в сторону выхода.

Неподалеку от дворцового сада располагались великолепные конюшни. Любой конюх продал бы душу за возможность поработать здесь хоть сутки. Длинные просторные помещения из светлого камня, просторные стойла и инженерные коммуникации, позволяющие превращать уборку в милое развлечения. А уж те, кто жил в конюшнях! Диана увидела гнедых, белых и черных лошадей, серебристых и голубых единорогов, несколько пегасов и даже пару арр-кердов.

— А это кто? — забыв о приличиях, она ткнула пальцем прямо в недовольно фыркнувшую морду заинтересовавшего ее существа.

— Тарр-керд. Один из дальних родственников зверушки, на которой обожает разьезжать чертов некромант.

— Красивый… — завороженно прошептала девушка, почувствовав как что-то внутри сжалось при упоминании Авенира. Зверь в свою очередь с интересом смотрел на льярку раскосыми сиреневыми глазами. Гибкое сухопарое тело покрывала мелкая разноцветная чешуя, блестящая в лучах солнца. Тарр-керд напоминал чешуйчатую радугу с розовым хвостом и такой же гривой.

— Он дикий, — решил предупредить советник. Тарр-керд оскалился и недовольно зашипел, показывая длинный лиловый язык. Короткая грива встопорщилась как гребень у ящерицы.

— Просто ты ему не нравишься, — льярка протянула руку. — А я — нравлюсь!

— Ди… — эльф дернулся и замер в изумлении: только что яростно скалившийся зверь прикрыл глаза и едва не замурлыкал под рукой, которая осторожно гладила морду, трогала бархатистые ноздри.

— Я поеду на нем!

— Он тебя сбросит!

— Он меня уже полюбил, — отрезала льярка, не оборачиваясь. Изар мрачно уставился на спину своей невесты.

— Он тебя сбросит и стопчет. Мы еще не приступали к его дрессировке.

— И не надо. Я сама, — льярка обернулась. — Не веришь? Ну ладно!

И быстро пролезла между решеткой загородки. Советник успел подумать, что, кажется, он будет первым эльфом в истории, который поседел, а Диана уже легко запрыгнула на спину тарр-керду. Тот покосился на ноги всадницы, легко ущипнул зубами за правый сапог и загарцевал.

— Ура! Он меня полюбил! — льярка от души расхохоталась, заметив на лице советника смесь испуга и раздражения. — Да ладно, я вспомнила, что читала про этих животных и решила рискнуть. Они, как и арр-керды, выбирают одного хозяина и на всю жизнь. Если бы я ему не понравилась, он бы и на меня зашипел!

— Ладно, — Изар нетерпеливо щелкнул пальцами, подзывая конюха. — Ну что, Ди, наперегонки до леса?

И он не шутил. Они промчались по сверкающим солнечным улицам Лоэльдира, распугивая прохожих и перепрыгивая через клумбы и скамейки. То единорог, то тарр-керд по очереди оказывались впереди. И тогда победитель радостно обрачивался и корчил рожи. Прохожие изумленно провожали взглядом взбесившегося советника и его бешеную невесту.

Копыта прогремели по широкому мосту, что рассерженной кошкой изогнулся через реку. И всадники нырнули в освежающую прохладу леса. Здесь бешеная скачка сначала перешла на рысь, а затем и вовсе на неспешный шаг. Единорог и тарр-керд пошли бок-о-бок, не мешая всадникам разговаривать. Точнее, в основном говорил Изар. Забавные истории вызывали у льярки улыбку, а иногда ее звонкий смех взлетал под кроны деревьев. Они удалялись все дальше и дальше, по едва заметной тропе. А после и вовсе сошли с нее. Вокруг сверкали белизной и зеленью березы, шелестели дубы и клены, в кустах кто-то возился, а из травы то и дело взлетали разноцветные бабочки. Попадая в косые лучи солнца, они вспыхивали разноцветными огнями. Диана попала под очарование волшебства эльфийского леса. Он затягивал в свои сети, опутывал невидимой волшебной дымкой, заставляя забыть о времени и проблемах. Авенир и его поступок как-то отступили на задний план. Как и непонятный страх перед Изаром. Тот, кстати, продолжал развлекать девушку, в лицах изображая шутливые моменты из жизни дворца. Тарр-керд и единорог безмятежно смотрели по сторонам и явно скучали.

Солнце уже окрашивало пейзаж в золотистый вечерний оттенок, когда собеседники выехали к небольшому строению. Оно сливалось с окружающим пейзажем и так гаромнично смотрелось, что Диана невольно охнула от восторга. Двухэтажный дом, сложенный из зеленоватого камня, увитый плющом и каким-то растением с желтыми звездочками цветом. В вечернем воздухе разливался тонкий аромат.

— Это что?

— Это дом молодоженов, — тихо отозвался Изар. — Сюда мои предки приводили своих жен и проводили с ними месяц в любви и гармонии. Здесь же были зачаты все правители Лоэльдира. Тебе нравится?

— Обалдеть можно, — пробормотала Диана, уже без прежней радости косясь на дом. И зачем он притащил ее сюда? Решил начать "медовый месяц" до свадьбы?

— Ну…и что дальше? — надо расставить все по местам. Она туда не войдет! Даже для кратковременной экскурсии.

— Знаешь, — Изар выглядел задумчивым. — Быть советником очень нелегко. Иногда, даже сложнее, чем повелителем. Ведь ты можешь оказаться самым карйним и быть обвиненным в государственных ошибках. А еще приходится принимать неприятные решения во благо государства, даже если тебе претит мысль о будущих деяниях.

— Эк ты загнул, — брякнула ошарашенная Диана. — Это к чему разговор?

— Ты меня не любишь, но ради блага обоих сторон тщательно скрываешь свою неприязнь. Мне очень жаль, что я попал в немилость. Знаешь, у меня есть для тебя подарок, — Изар порылся в кармане узкого синего жакета, достал небольшую коробочку. — Открой, пожалуйста.

Круглая серебряная крышка оказалась тугой. Диана вцепилась в нее изо всех сил и решительно потянула на себя. Что-то тихо щелкнуло, крышка вырвалась из рук, упав куда-то в траву. Из коробочки вырвалось облако золотой пыльцы, на миг окутало Диану и унеслось вверх.

— Осторожно, — Изар ловко подхватил пошатнувшуюсся льярку, пересадил к себе. — Ну все, милая, теперь поехали праздновать новоселье.

Глава 18.

— Что тут происходит! Изар, тролль тебя за ногу, где ты? Какого черта тут творится? — Диана перевела дух, набираясь сил для новых воплей.

Она очнулась пять минут назад. Сначала показалось, что лишь на секунду закружилась голова, и резко потемнело в глазах. Но когда сознание прояснилось, льярка с удивлением осознала, что лежит на жестком холодном полу в центре небольшой абсолютно пустой комнаты. За уже сгущались сумерки, и в комнате горело несколько настенных светильников. Потолок был расписан нежными красками, а на полу выложена мозаика из разноцветного мрамора. Только в том месте, где лежала льярка, весь мрамор оказался грубо содран, обнажая серый камень. На нем темными линиями была начертана пентаграмма. Вот в ее центре и лежала Диана. Щиколотки и запястья охватывали тонкие браслеты с растянутыми в стороны цепями. В результате, льярка могла лишь свободно вертеть головой и отчаянно ругаться. Ситуация становилась все более запутанной и пугающей.

— Изар! — с новыми силами взвыла льярка. — если это очередная шутка, то я сыта ею по горло.

— Шутка? — раздался низкий голос, в котором проскальзывала ирония. — Милая, шутки уже давно закончились!

Диана едва не свернула шею, пытаясь разглядеть того, кто появился. Она как раз лежала головой к дверям. Таинственный посетитель не спеша приблизился и присел на корточки.

— Я тебя не знаю, — сообщила девушка, разглядывая незнакомца, который почему-то щеголял в одежде советника. Длинные белые волосы обрамляли бледное лицо с выразительными надменными чертами. Зеленые глаза с холодным любопытсвом изучали извивающуюся в цепях пленницу. Высокий, несколько худощавый, но гармонично сложенный. "Похож на змею" — мелькнуло в голове. Стараясь скрыть страх, Диана посмотрела прямо в изумрудные глаза и рявкнула.

— Где Изар?

Тонкие губы искривились в подобии улыбки.

— Правда хочешь его увидеть? — незнакомец дождался утвердительного кивка. — Ну что же, смотри!

Перевоплощение было мгновеным. И вот уже перед Дианой возник Изар собственной персоной. Те же золотые волосы, синие глаза и ласковая улыбка. А спустя секунду к незнакомцу опять вернулся блондинистый облик.

Селар Эль-Динарион, советник повелителя мира Шааба к вашим услугам, милая девушка…

Вот тут Диана впервые в жизни поняла, что значит потерять дар речи.

Советник, довольный произведенным впечатлением, кивнул и отошел в сторону. Плащ едва слышно шуршал по разноцветной мозаике. Этот звук, да еще стук собственного сердца — вот и все, что слышала Диана. Вдруг стало очень очень страшно.

— Куда ты дел Изара? — спросить что угодно, лишь бы разбить эту угнетающую тишину.

— Эльфика? Он в надежном месте.

— Ты его не убил?

— Фу, какая ты кровожадная, — укорил льярку Селар. Он стоял возле широкого подоконника, на котором синим пламенем мигал небольшой кристалл.

— Жив твой жених, только малость не в себе. Магический забор воспоминаний крайне неприятная штука, надо сказать, — мужчина обернулся на усилившийся звон цепей. — Слушай, ты забавно отсюда смотришься: бабочка, распластанная перед тем, как ее засушат.

Очень хотелось плакать от бессилия, но льярка держалась.

— Нас, наверное, уже ищут! Я сама слышала, как ты обещал вернуться затемно во дворец. Или это был еще не ты?

— Я, милая, я, — ухмыльнулся Селар, опираясь поясницей о подоконник. — И никто нас искать не будет, все и так в курсе, где мы находимся. Любой, кто подойдет к дому, не осмелиться войти внутрь, чтобы не помешать страстной любви жениха и невесты. Что хлопаешь глазами? Этот милый камешек я прихватил из своего мира. Сейчас он передает изображение страстно обнимающейся парочки в уютно обставленной спальни. А заодно создает магическое поле, которое никто не преодолеет. Поверь, я предусмотрел все.

Диана вдруг с ужасом ощутила как внутри на мгновение что-то сжалось. Сладко и болезнено. Вот оно: луна уже взошла, и готовилась передать ей силы.

— Знаешь, — видимо советнику хотелось поговорить. — Я не горю желанием убивать тебя, честно. У тебя забавный характер и сильная воля. Ты была бы замечательным дополнением к коллекции моего гарема. Но интересы Шааба превыше всего. И только твоя кровь сможет окончательно снять блокировку Вэлианы. Ничего личного, Ди, но я буду убивать тебя медленно.

— Прихвостень императорский, — прошипела льярка, вспомнив легенды о Шаабе.

— Ругайся, сколько влезет, — добродушно отозвался блондин. — Я понимаю — тебе сейчас надо выплеснуть обиду и злость на сложившуюся ситуацию. Только ты ошибаешься: у давно уже не прихвостень. Шаабу нужен новый правитель, со старым он медленно умирает.

— И ты прочишь себя на его место?

— Умница. Да, хватит лить реки крови, пора создавать сильную империю, а не подавлять мятежи, которые приводят лишь к большему упадку.

— Знаешь, ты самое страшное существо, которое я когда-либо встречала!

— Ошибаешься, — мягко улыбнулся Селар. — Я всего лишь хочу процветания своего мира. А вот наш император и правда страшный. Не физически, тут все в норме. А морально он давно уже сгнил изнутри и все больше погружается в шизофрению и свои удовольствия. Таким чистым девочкам, как ты, лучше не видеть его развлечений. После них мало кто остается в живых. Зачем Шаабу такой император?

— Зачем Шааб вообще нужен? — льярка крутила руками, пытаясь освободить запястья.

— А зачем нужна Вария? — хохотнул советник. Судя по-всему, он наслаждался разговором. — Нет, нам вы точно нужны, как источник магии. Я не собираюсь разрушать этот мир, всего лишь объединить. Зачем рубить сук, на котором собираешься просидеть довольно долго?

Диана подумала, а затем выдала пожелание засунуть советнику все имеющиеся в округе сучья в одно место, а потом от души провернуть. Селар задумался над предложением, но решил внести в него корректировку главных участников. Нет, зеленоглазый красивый советник буквально излучал довольство и гармонию с миром. Он уже примеривал его на себя, как франт — пиджак.

Луна между тем все выше поднималась над горизонтом. А с Дианой начинали происходить странные вещи. Внизу живота то и дело проносилась судорога, глаза вдруг стали различать каждую трещинку на камнях пола, каждый волосок на белобрысой голове собеседника. Она слышала, как скребутся жуки под домом, как бьются сердца всех птиц в коурге. Это пугало, но закричать льярка не могла. Вдруг накатило странное безразличие ко всему, кроме нарастающего лунного света за окном. Мысли о возможной скорой гибели теперь шевелились вяло, как рыбы на холоде. Все отступило на задний план, задавленное сверкающим лунным серебром. Он не был холодным, нет — он дарил тепло и наслаждение. Тонкие лучи, проникнув сквозь листву и окно, ластились к девушке, словно игривые котята.

Дэмиан задумчиво разгядывал встающую над горизонтом луну. Сегодня она светила ярче чем обычно. Серебряный сгусток огня, распираемый изнутри. Каазлось, еще немного и луна взорвется, затопив светом всю округу. Вампир уже видел такое: луна готовилась подарить силы своей подопечной.

Когда-то он наблюдал это вблизи. Счастливый и испуганный, завороженный небывалым зрелищем.

Да, есть вещи, которые не могут стереть даже сотни прошедших лет.

Но надо жить дальше. Вампир улыбнулся и повернулся к постели, на которой калачиком свернулась Энжи. Рыжие волосы в отблесках свечей, синие глаза-сапфиры и неуверенная улыбка. Но она хотя бы перестала его бояться. Почти перестала. А сегодня он постарается сделать так, чтобы окончательно заглушить остатки страха.

Он только успел расстегнуть рубашку, когда раздался нежный перезвон. Вызывало зеркало. И вызов шел — вампир бросил взгляд на руны в глубине отражения — прямиком из Диких Земель. Скрипнув клыками, Дэмиан решил-таки отозваться. За спиной приподнялась заинтересованная Энжи.

— Опять ты? — вампир не обрадовался появившемуся в зеркале Авениру.

— И я рад тебя видеть! — огрызнулся чародей. Выглядел он — вампир моргнул — так, будто собрался на войну. Иссиня-черные доспехи из драконьей чешуи, в руках длинный узкий меч. По блестящему клинку то и дело пробегали всполохи зеленого огня. Волосы убраны, а татуировка на щеке пульсирует энергией.

— Она пропала.

Не нужно было уточнять, о ком шла речь.

— Как пропала? Маги Шелата только недавно связывались с эльфами. Там все в порядке. Милуются влюбленные в уединенном месте. Сейчас, наверное, Изар наблюдает, как наша льярка впадает в транс.

— Нет! — рявкнул чародей. — Слушай сюда, повелитель вампиров и мотай на клыки. Говорю один раз. Диана в беде, а мы все по уши в дерьме. Сейчас все маги Семисоветья сконцентрированы на Завесе, копят силы, чтобы попытаться не дать открыться порталу в Шааб. Похоже, Диану все-таки нашли и похитили.

— Откуда такие сведения? — вампир заинтересовался. — Эльфы утверждают, что все нормально.

— Эльфам навешали лапшу на уши. Лоэрн отказывается разговаривать с магами, обвиняя их в том, что они хотят разрушить брачный договор. Похоже, в районе Лоэльдира действует какая-то магия, которая вызывает недоверие ко всем. А откуда сведения, — чародей сунул руку куда-то за воротник. — Вот они!

В ушах зазвенело. Дэмиан, не отрываясь, уставился на то, что раскачивалось в пальцах Авенира. Небольшой темно-красный камень на тонкой серебряной цепочке. Внутри разгорался алый огонек: явный признак того, что тот, на кого зациклен этот амулет, находиться в беде. Вампир почувствовал острую необходимость присесть. Всего ожидал, но такого…да еще от некроманта…

Когда-то много лет назад один ненормальный алхимик создал Амулет Любви. Невзрачный на первый взгляд камень обладал способностью мгновено перенести владельца амулета к объекту воздыханий, минуя все магические и материальные преграды. В любую точку мира, где бы не находился возлюбленный.

Только вампир также знал, что сделать Амулет может не каждый. Слишком сильной должна быть любовь осмелившегося, он не должен думать о себе, преследовать корыстные цели или думать о собственнических намерениях к своей возлюбленной. Амулет может сделать только мужчина. И только тот, кто будет первым у возлюбленной, без применения насилия или жестокости. Само создание Амулета должно хранится в тайне от любимой до тех пор, пока не придет пора им воспользоваться.

— Как ты мог? — Дэмиан пришел в себя от мимолетного шока. — Как ТЫ мог сделать его?

— Руками, — ухмыльнулся чародей. — И не только. Ну, ты поможешь мне?

— Почему я? — несколько надменно отозвался вампир.

— Потому что ты уже сражался с Селаром и весьма успешно.

— Мы все равно его не победим.

— А и не надо. Главное — продержаться до выброса силы Дианы. И попытаться разорвать защитное поле. А там и остальные придут на помощь. Ну что? Времени на размышления нет. До полуночи осталось пятнадцать минут. А я могу провести с собой лишь одного!

Дэмиан молчал. Ненавидящим взглядом сверлил собеседника и не верил, что этому удалось создать Амулет. А еще больше не верилось, что Диана…добровольно…мир вампира перевернулся. Почему тот, чей клан когда-то обрек его любовь на смерть, сумел так полюбить?

— Мой господин… — тихий голос Энжи вывел его из обрывков боли и воспоминаний. Девушка выбралась из постели и в одной тонкой рубашке подошла к вампиру. Осторожно прильнула к окаменевшей спине и прошептала.

— Помоги, пожалуйста…ради Дианы…если я хоть немного дорога тебе…

Луна окончательно утвердилась на небе. Селар, внимательно следивший за ней, удовлетворенно хмыкнул и обернулся к льярке. Встретил ненавидящий взгляд темных глаз, развел руками, с зажатым в одной из них кинжалом. Узкий темный клинок с желобком и простая рукоять.

— Пора, дорогая. Как ты себя чувствуешь?

Диана с удовольствием высказала много приятного в ответ. Но с ней происходило что-то странное. Мысли отступали все дальше. Лунный свет сильнее затоплял пространство вокруг, изгибаясь самым невероятным образом. Ласкал, гладил, согревал и дарил странную легкость. Накатило безразличие ко всему, кроме прикосновения серебристых лучей. Одновременно ощущая странную смесь гнева, страха и равнодушия, Диана смотрела как приближается советник. Как он опускается на колени, проводит рукой по ее щеке и подносит кинжал. И лишь резкая боль, когда лезвие рассекло правую руку, вдруг отрезвила. Льярка отчаянно забилась в цепях, с ужасом видя, как линии пентаграммы жадно втягивают в себя темные струйки. Селар, не обращая внимания на сопротивление, сделал такой же надрез на левой руке. Лезвие взметнулось вверх, целясь в сердце Дианы…

— Спасите! — завопила льярка, уже даже не надеясь на чудо.

И, словно ответ на крик, нечто темное пронеслось через комнату. Кинжал полетел в одну сторону, Селар в другую. Дэмиан приземлился на него сверху, страшный, с ало-черными глазами. Авенир быстро обвел взглядом комнату, и бросился к Диане. Но Селар уже пришел в себя. Ярость, что все сорвется, недоумение и злость придали советнику столько сил, что он буквально отшвырнул вампира к противоположной стене. Миг, и на месте советника выросло нечто трехголовое, многорукое и шипастое. Еще секунда, и он сменил облик на вертлявую гигантскую змею. Легко увернулся от магической атаки Авенира и кинулся к льярке. Еще оставалось время, что довершить начатое. Всего минута…

Так много, и одновременно так мало…

Вот чародей увернулся от удара гибким хвостом и бросился в сторону подоконника. Он понял, что именно синий кристалл генерирует поле над Лоэльдиром и этом домом в частности. Дэмиан вскочил Селару на загривок, впиваясь клыками куда-то за перепончатое ухо. И тут же снова отлетел куда-то в сторону, увлекая гнев советника за собой. Но Селар тут же вспомнил о более важных вещах и снова отвернулся.

Удар, Авенир успел увернуться, но когтистая лапа задела по плечу. Чародей отлетел в сторону, меч зазвенел по камням пола. Селар снова развернулся к Диане, но там уже ждал Дэмиан, скаля клыки. Советнику надоело. Вампир так и не понял, что такое кинулось на него. Просто скользнул в сторону, уходя от летящих шипастых конечностей. В то же мгновение Авенир, с залитым кровью плечом, подобрал меч и ударил по кристаллу. Легкий звон в воздухе означал, что щит снят.

И тут минута истекла.

И лунный свет затопил комнату, врываясь сквозь стены, словно они и не были преградой. Ударил в центр, где изогнулась льярка. Отбросил в сторону советника, заставил вампира и чародея упасть на колени.

Селар не собирался сдаваться. Еще несколько секунд. Если сейчас убить льярку, то кровь, пересыщенная магией, буквально распахнет портал. Полупрозрачным невесомым сгустком с кинжалом внутри, он рванул, надеясь, что успеет.

Диана застонала, выгибаясь еще сильнее. Сейчас она была частью лунной магии, впитывала ее, купалась в ней. И плохо понимала, что делает. Авенир и Дэмиан, щурясь от света, видели как она, легко разорвав цепи, вскочила. Каждый волосок, глаза и кожа светились изнутри лунным сиянием.

Миг, и все было кончено. Момент, когда льярка была беззащитна, минул. Концентрированная сила ударила в Селара, перевернула его в воздухе и припечатала о стену. Этого недостаточно, чтобы убить перевертыша, но он сполз бесчувственной тряпкой. А Диана упала следом. Сияние луны уменьшилось, а затем и вовсе вернулось к прежнему состоянию.

Глава 19.

…Боль и ненависть окрашены в красные оттенки, словно горячечный бред больного…

…Страх и подозрение — синие и оранжевые нити, опутывающие почти каждого…

Любовь, радость, счастье — розовые, зеленые и серебряные ленты. Самые непрочные из всех, что плотной эмоциональной аурой окутывают каждое живое существо.

Предательство — оно горит фиолетовыми искрами, выжигая светлый огонь души…

Горе — коричневые кляксы, ползающие по всей ауре, съедающие серебряные ленты счастья.

И еще множество цветов и оттенков, теперь таких понятных и доступных. Она может сделать с ними все, что угодно: убрать горе и усилить радость, забрать счастье и усилить подозрения. А может просто стереть все это сложное плетение ауры, оставив лишь человеческую оболочку.

Многое открылось. Стало понятным.

И от того страшно…хочется проснуться…

Диана открыла глаза и уставилась на потолок, расчерченный полосами лунного света. Сердце колотилось так сильно, что приподнимало тонкую простыню на груди. Что такое ей снилось? Льярка приподнялась и села, не сводя глаз с окна. Там, сквозь ветки, светила луна, уже идущая на убыль. В углах комнаты притаилась тьма, живая и чего-то выжидающая. Диана нахмурилась, припоминая, что же ее вырвало из странного сна, в котором она знакомилась со своими способностями. Сейчас она ничего не ощущала, словно и не было никакой передачи силы.

— Это ты? — девушка сама вздрогнула от звука своего голоса. — Я тебя чувствую, выходи.

Тьма в дальнем углу шевельнулась, выпуская в полосу лунного света высокого мужчину в длинном плаще и капюшоне, закрывающем лицо. Диана, приподняв брови, следила за странным маскарадом. Спустя мгновение капюшон оказался сдернут, а сам плащ полетел в сторону.

— Это он? — Диана ткнула пальцем в темно-красный камень, блестевший в распахнутом вороте белоснежной рубашки.

— Он, — хриплым голосом подтвердил Авенир, подходя ближе к кровати. Диана невольно потянула простыню повыше, по привычке смущаясь. И тут же улыбнулась своим движениям.

— Чем все закончилось?

Чародей осторожно опустился на край кровати, подальше от льярки. Словно боялся дотронуться. Диана отчаянно пыталась увидеть нити его эмоций и не могла.

— Должно пройти время, — угадал ее намерения Авенир. — Магия внутри тебя должна как следует обжиться. Сначала сны, потом все придет наяву. Все получилось, портал на Шааб никогда не откроется. Правда выходец оттуда не погиб, а находиться в отключке после того, как ты его основательно приложила. Мы допросим его, когда очнется.

Диане было глубоко плевать: очнется белобрысый советник или нет. Сейчас все мысли устремились к Амулету. Она знала условия его изготовления. Знала и боялась поверить в медленно разгорающееся счастье. Секунды тишины стекали ожиданием, и вдруг чародей, решившись, рванул к ней. Миг, и девушка оказалась прижатой к телу чародея. От обрушившихся на нее поцелуев, нежного приглушенного шепота и осознания того, что все позади, льярка не выдержала. И позорно разревелась, уткнувшись носом Авениру в грудь. Обхватывая его руками за шею и прижимаясь все сильнее.

— Нет, нет, — Авенир осторожно отстранился, заглядывая ей в глаза. Нежный шепот сейчас так отличался от его обычного тона. — Только не плачь, пожалуйста. Я готов убить себя за то, что причинил тебе. За то, что заставил плакать.

Диана всхлипнула еще раз и улыбнулась, глядя прямо в темные глаза, горевшие на бледном лице.

— Ничего, я же теперь знаю, что по другому нельзя было действовать.

— Все равно, — пальцы чародея скользили по ее лицу, губам, волосам. — Я уже сотни раз умирал, когда подсовывал тебе этот треклятый напиток, а ты…твое признание. Я не мог поверить, что меня может полюбить такое чистое и светлое создание. Всегда знал, что могу лишь быть рядом, но никогда — вместе с тобой. А Лайар…он с самого начала догадывался о моих чувствах…знал, что я пойду на все, лишь бы тебя защитить.

— Это твой взгляд будил меня по ночам?

— Да. Иногда я позволял себе любоваться тобой, пока ты спала. Знаешь, ты всегда чему-то улыбалась во сне. Такая красивая и беззащитная…сильная и хрупкая… — эти слова он прошептал, прижимаясь к губам Дианы. А она…она просто плавилась под поцелуем. Обиды, недомолвки — все растворилось без остатка. Правда открылась такой, какая она была: сияющая и светлая.

— И придирался ко мне…зачем? Чтобы никто ничего не заметил? — девушка попыталась упасть на спину, увлекая его за собой. Но Авенир вдруг замер, продолжая обнимать ее.

— Я искал в тебе недостатки и не находил. Оттого и злился, срывался. Но, Ди, если бы я знал, что ты меня любила…

— То не вел бы себя так?

— Да, — чародей поймал ее взгляд и закончил. — Вел бы себя в тысячу раз гаже, чтобы ты меня разлюбила.

Льярка заморгала, ошарашенная таким заявлением.

— Если бы ты меня ненавидела, как я предполагал, то сейчас испытала бы гораздо меньше боли…

— Но мне совсем не больно! — запретствовала Диана, смутно ощущая подкрадывающуюся беду. — Мне сейчас очень хорошо! Я люблю тебя, ты — любишь меня. Вот доказательство нашей любви, которое сильнее всех слов и признаний. Что такое? В чем дело?

Вместо ответа Авенир снова завладел ее губами. На этот раз целовал долго и даже немного больно. Диана окончательно запуталась, и только не менее требовательно отвечала на поцелуй, забравшись руками под рубашку чародея. Тонкими пальцами скользя по небольшим, но рельефным мышцам, вызывая дрожь во всем его теле.

— Я ухожу, — тихий шепот в тишине прозвучал громче любых криков.

Диана даже сначала не поняла, кто уходит и куда уходит. Только сильнее вцепилась в плечи авенира, когда тот сделал попытку встать. Что-то сейчас происходило. Слишком страшное, чтобы поверить в его реальность.

— Диана, девочка, выслушай меня, — чародей осторожно высвободился из захвата, сжал запястья онемевшей девушки. — Я хотел уйти еще вечером, пока ты спала, но не смог, решил все обьяснить. Посмотри на меня, и на себя. Более разных людей не отыскать. Ты молодая, светлая и красивая. У тебя впереди вся жизнь, в которой нет места тьме и злобе. А они уже давно стали частью меня. Некромантия дает очень много, но забирает еще больше. Огненная магия помогла мне сохранить часть души. А ты доказала. Что я еще способен полюбить. Но вокруг меня слишком много боли, и я боюсь, что однажды причиню ее тебе. Своими действиями, своим даром. Я потому и покинул Шелат, вернувшись лишь на короткий срок. Никто из некромантов и экзотиков не был счастлив в любви, потому что мы легко приносим гибель тем, кого любим. Я не хочу, чтобы ты каждый день видела тот темный поток вокруг меня. А ты, со своим даром, будешь видеть. Будешь невольно переживать все темные стороны моего дара. Я не хочу такого, поэтому ради тебя ухожу навсегда.

— А я: — так же тихо произнесла Диана. — А обо мне ты подумал? Может, я хочу именно этого?

— Не хочешь. Прости, что причиняю тебе боль, но лучше так, чем каждый день видеть как ты соприкасаешься с моими отравленными эмоциями и постепенно отравляешь себя.

Авенир резко отодвинулся от постели и двинулся к зеркалу.

— Стой! — льярка не помнила как соскочила и кинулась следом. Зеркало нежно зазвенело, открывая проход куда-то в ночь. А Диана вцепилась в руку чародея.

— Не пойдешь! Я не смогу без тебя!

— Сможешь!

— Нет!

— Диана, ты делаешь только хуже! — Авенир сорвал амулет, сунул ей в руки и, произнеся короткое "Прощай" — прыгнул в Зеркало. Диана рванула за ним, но столкнулась с прозрачной гладью. И упала на пол, продолжая сжимать в руке Амулет.

Кто сказал, что сказок не бывает?

Хотя никто не говорил, что все они со счастливым концом…

Конец первой части.