/ Language: Русский / Genre:child_det, / Series: Даша и Ko

Кто Украл Роман?

Екатерина Вильмонт

Всегда лестно, когда к тебе за помощью обращаются взрослые! И Петька — не исключение. Правда, он решает, что его старая знакомая Вероника Леопольдовна сошла с ума. А как иначе объяснить ее слова о том, что за нею следят? Кому могла понадобиться старая писательница? Однако вскоре выясняется, что дело обстоит гораздо серьезнее, чем кажется пожилой даме...

Кто украл роман? Эксмо-Пресс Москва 2002 5-04-001228-4

Екатерина Вильмонт

Кто украл роман?

(Даша и Ko — 11)

Глава 1

Тихо шифером шурша…

Едва Петька открыл дверь квартиры, как зазвонил телефон. Он схватил трубку:

Алло!

Петя? — раздался знакомый хрипловатый голос.

Вероника Леопольдовна? — обрадовался Петька. — Здравствуйте!

Здравствуй, Петя! Как хорошо, что я тебя застала. Петя, мне необходимо с тобой повидаться.

Что-то случилось? — насторожился Петька.

Сама не знаю… Но только ты мне очень нужен!

Вероника Леопольдовна, я сейчас приеду.

Нет, Петя, давай встретимся, так сказать, на нейтральной, территории, мне не хочется говорить по телефону, но…

Вы из дому звоните?

Нет, из автомата…

Тогда, может, встретимся в метро?

Правильно. И давай изобразим случайную встречу.

Вероника Леопольдовна!

Петя, ты не подумай, я не сошла с ума, а впрочем… Итак, давай договоримся. Я не нарушаю никаких твоих планов?

Нет, что вы!

И они договорились встретиться в метро через полчаса. Петька наспех поел, теряясь в догадках.

Вероника Леопольдовна, пожилая дама, жила в одном подъезде с Петькиными бабками — бабушкой и прабабушкой. В последнее время она писала детективы, некоторые уже вышли в свет под псевдонимом «Вера Ивченко» и даже пользовались успехом. С Петькой Веронику Леопольдовну связывала настоящая дружба. Он и его друзья не раз обращались к ней за помощью, и она никогда им не отказывала. А вот теперь она сама просит о помощи… Впрочем, пока о помощи она и не заикалась, только о встрече… Странно, почему она решила встречаться в метро? Чего она боится дома? А скорее всего не боится, а просто не хочет. Баба Маня говорила, что к Веронике родственники должны приехать… По-видимому, так и есть…

Петя! — громко воскликнула пожилая дама, похожая на артистку Ханаеву. — Как я рада тебя видеть!

О! Вероника Леопольдовна! Сколько лет, сколько зим, — подыграл ей Петька, пожимая протянутую руку — Ой, а я столько хотел вам рассказать. Но что-то звоню и не застаю вас… Вы не очень спешите? У нас в школе новостей вагон и маленькая тележка. Вы выходите? Можно я вас провожу?

Да, дружок, идем! — обрадовалась Вероника Леопольдовна, восхищенная Петькиной находчивостью. Никто, услыхав этот разговор, не усомнился бы в том, что встреча совершенно случайна.

Они поднялись по эскалатору и вышли на залитую зимним солнцем улицу.

— Петя, давай пойдем в зоопарк! — неожиданно предложила Вероника Леопольдовна. — Там сейчас народу немного, погуляем, поговорим, погода дивная…

Вероника Леопольдовна взяла Петьку под руку, и они направились к зоопарку. И лишь на территории, оглядевшись кругом, Вероника Леопольдовна тихо сказала:

Петя, или я сошла с ума, или происходит что-то странное…

С вами?

Ну да! У меня такое ощущение, что за мной следят.

Вероника Леопольдовна! — потрясенно воскликнул Петька. — Но зачем за вами следить?

Не имею представления!

Но с чего вы взяли?

Мне так кажется. Интуиция, вероятно.

И давно вам это кажется?

Уже недели две!

Петька, как опытный сыщик, по всем правилам проверил, есть ли слежка. Но на аллеях зоопарка в этот будний день было так пустынно, что даже заподозрить было некого.

Сейчас, во всяком случае, все чисто! — решительно заявил он.

Понимаешь, Петя, они не все время следят…

Тогда это вообще чепуха… Наверное, это нервы…

Петя! Я же не сумасшедшая!

Я этого не говорил. Вероника Леопольдовна, рас скажите все по порядку, с чего это началось? Когда и при каких обстоятельствах вы первый раз заметили слежку?

Я уже сказала: две недели тому назад. Я поехала в издательство получать гонорар. И вот когда я с деньгами в сумочке шла к метро, мне показалось, что за мной кто-то следит. Мне стало жутко. Наверное, кто-то пронюхал, что у меня в сумочке деньги, ну и все в таком роде! И я решила взять такси. Ну, такси не такси, а машину… Левака, одним словом. Я пропустила пять или шесть машин, наконец села в раздолбанный «Москвич», и мне показалось, что за нами всю дорогу ехала черная «Волга».

Показалось или ехала?

Ехала!

Вы номер заметили?

Нет, — вздохнула Вероника Леопольдовна. — Я была без очков.

Но как же…

Я забыла их в издательстве! Дома у меня есть вторые…

Д-а-а-а! — разочарованно протянул Петька.

Я понимаю, для автора детективов это непростительно…

Ну, хорошо, а дальше-то что?

Дальше? Я стала приглядываться и заметила, что иногда за мной кто-то ходит, обычно это парень лет двадцати пяти, чернявенький такой…

Кавказец?

Нет, просто кудри у него темные, длинные…

А сегодня он был?

Сегодня — нет.

А раньше вы его не видели?

Нет!

А не может быть, что парень этот просто живет где-то неподалеку от вас и вы просто случайно с ним сталкиваетесь?

У меня тоже была такая мысль, но…

Что?

Видишь ли, Петя, у меня такое ощущение, что это все-таки слежка!

«У нее поехала крыша, — с ужасом подумал Петька, — видно, напряглась женщина, написала несколько детективов и тронулась умом. Такое бывает, тем более на детективной почве… Спрашивается, кому и зачем надо следить за старой писательницей? Которая до пенсии всю жизнь проработала литературным редактором? Бред да и только!»

Петя, — нарушила молчание Вероника Леопольдовна, — ты, вероятно, думаешь, что я на старости лет просто спятила?

Ну что вы, — смутился Петька, — я просто думаю, что…

Ты покраснел, Петя, а значит, я попала в точку! — засмеялась Вероника Леопольдовна. — Но уверяю тебя, я вдруг стала неуютно себя чувствовать, и еще телефон… Мне кажется, его прослушивают. Сейчас ведь это несложно сделать… Я сама об этом писала.

Хорошо, допустим. Но тогда вы как автор детективов должны задать себе вопрос — кому и зачем нужно вас выслеживать? Вы что, знаете какие-то государственные тайны?

Боже упаси!

Вы перешли дорогу какой-то преступной группировке?

Ну, это вряд ли, — рассмеялась пожилая дама.

Вы что-то у кого-то похитили?

Петя!

Вот! А теперь скажите — с какой стати кому-то за вами следить?

А что, если кто-то положил глаз на мою квартиру?

Вы имеете в виду, что кто-то решил заполучить вашу квартиру?

— Да.

Чепухистика!

Почему?

Потому что, во-первых, вы не такая старая.

Спасибо, друг!

А во-вторых, ничего особенного в вашей квартире нет, обычная двухкомнатная квартира, каких полно, и, кстати, у вас есть кому ее оставить, а в Москве, между прочим, тысячи одиноких как перст старушек лет за восемьдесят, которых ничего не стоит объегорить, за чем же им, этим преступникам, связываться именно с вами, не старой, продвинутой, да еще и съевшей собаку на детективах?

Вероника Леопольдовна расхохоталась.

Петя, это восхитительный комплимент для дамы в моем возрасте — не старая и продвинутая! А что касается детективов, то я съела еще только полсобаки…

Почему?

Ну, я не так уж давно этим занимаюсь.

Ничего, полсобаки тоже хватит, — заметил Петька, и они рассмеялись.

Значит, ты считаешь, версия с квартирой ерунда?

Полная!

Уже приятно!

А почему вы решили, что ваш телефон прослушивается? — спросил Петька немного погодя.

У меня вдруг возникло такое ощущение… Как будто в трубке незримо присутствует кто-то третий.

Но в трубке даже второй присутствует незримо!

Ты совершенно прав! — улыбнулась Вероника Леопольдовна. — Но все же, я думаю, ты меня понял?

В общем, да. А что, если вызвать монтера с телефонной станции? Пусть проверит.

Нет, не стоит.

Почему?

Не хочется до поры до времени привлекать к этой истории кого бы то ни было. Я именно поэтому обратилась к тебе, ты человек надежный…

Но что я могу сделать? Хотя кое-что все-таки могу… Хорошо, завтра после школы я приеду к вам, послушаю, что там с вашим телефоном… и погляжу, есть ли слежка… А я могу рассказать об этом хотя бы…

Даше? — догадалась Вероника Леопольдовна.

Не только… Но и ей тоже.

А кому еще?

Стасу, Крузу, Ольге?

Можешь, конечно. Только бабкам не говори.

За кого вы меня принимаете? — оскорбился Петька. — Зачем же я буду пугать старушек? Вероника Леопольдовна…

— Да?

Я хочу спросить!

О чем?

А у вас в жизни… ничего такого не было…

Какого, Петя?

Ну, мало ли что бывает… Может, в молодости? Вам не приходилось сталкиваться с каким-нибудь преступником или преступлением? Может, вы были свидетелем какой-то темной истории, а?

Нет, Петя, — вздохнула Вероника Леопольдовна. — Не приходилось. Я прожила на удивление спокойную жизнь. После университета пошла работать в издательство, да так и проработала до пенсии. Даже жалко…

А соседи? Кто ваши соседи по площадке?

Соседи? Тоже некриминальная публика, можешь мне поверить. И вообще, я уже прокрутила в голове тысячи вариантов, и ни один из них не выдерживает критики. Я потому и обратилась к тебе… У тебя всегда полно свежих идей…

На этот раз никаких интересных идей нет, — огорченно проговорил Петька. — Ну да ничего, я посоветуюсь с ребятами, завтра мы приедем и разберемся на месте. Вы только никого не пускайте в квартиру. А вам никто не звонит и не молчит в трубку?

Нет.

И никто не старается вас напугать?

Нет!

Тогда остается одно — вас с кем-то спутали! У вас такой громадный дом, можно сказать, целый город. Там всякое возможно!

Ты не прав, Петя, есть еще одно предположение…

Какое?

Старушка малость спятила… Вероятно, в моем возрасте уже нельзя день и ночь обдумывать детективные сюжеты.

Петька деликатно промолчал. Он больше всего склонялся именно к этой версии. Они еще погуляли, но ничего нового им в голову не приходило, и они расстались до завтра.

А может, мне проводить вас? — предложил на прощание Петька.

Ни в коем случае! Не хочу зря привлекать к тебе внимание. Спасибо за то, что ты откликнулся!

Не за что пока…

И на этом они расстались. Вероника Леопольдовна спустилась в метро, а Петька решил позвонить Даше.

Лавря, это я!

Привет, давно не видались! — засмеялась Даша.

Угадай, где я сейчас был?

Понятия не имею!

В зоопарке!

В зоопарке? А что ты там делал?

Гулял с Вероникой!

С какой Вероникой? — ревниво осведомилась Даша.

Леопольдовной!

И что?

Лавря, я чего звоню… Можно, я сейчас приеду? Стасик дома?

Что-то случилось? — встревожилась Даша.

Да непонятно, но поговорить надо! Пока я доберусь, звякни Крузу и Ольге! А Стас-то дома?

Нет, и будет только вечером!

Ладно, обойдемся пока без него.

А Денису звонить?

Да не стоит, думаю, мы и вчетвером разберемся пока… Ну все, скоро буду!

Через полчаса они вчетвером собрались на уютной Дашиной кухне. Тети Вити дома не было, так что им никто не мешал. Когда Петька передал друзьям все, что узнал сегодня, Игорь Крузенштерн сказал:

Диагноз ясен — мания преследования. Тихо шифером шурша, крыша едет не спеша!

Это легче всего — объявить человека сумасшедшим! — возмутилась Оля. — А она вовсе не сумасшедшая, а очень даже разумная тетка!

Вообще-то да, — согласилась с подругой Даша.

Допустим! Но что же все это означает? — гнул свое Игорь.

Попробуем разобраться, — холодно сказала Оля.

И вы считаете, что имеет смысл всей оравой туда тащиться? Ну, Петьке, понятно, всегда найдется дело в том доме, могу и я с ним заодно смотаться, а всем ехать — только время терять!

Наверное, Крузик прав, — кивнул Петька. — Мы произведем как бы предварительное расследование, и, если выяснится, что ничего нет, на том и успокоимся.

А зачем тогда ты нас собирал? — не без ехидства спросила Оля. — Ехал бы себе со своим Крузом, а нас оставил бы в покое.

— Ты права, но я по привычке… — пожал плечами Петька. — Лавря, ты тоже считаешь, что я зря вас потревожил?

— Наоборот! Я всегда предпочитаю знать, где ты пропадаешь, а то мало ли…

У Петьки в груди разлилось тепло. Нет, все-таки Лавря — это Лавря!

Смотри, не растай! — буркнула Оля.

Петька взял себя в руки.

Петь, у меня идея! — начал Игорь.

— Скажите пожалуйста! — передернула плечиком Оля.

Игорь не обратил на это внимания.

Понимаешь, она ждет тебя после школы, твоя Агата Кристи?

Ну да!

А я предлагаю завтра прогулять и поехать туда с утречка.

Зачем? — заинтересовался Петька. Он и сам любил действовать с утра пораньше.

Поглядим, как там все обстоит, и у нас, в случае чего, еще будет время для маневра…

Для какого маневра? — спросила Даша.

Ну, там видно будет…

Оно, конечно, хорошо, — задумчиво проговорил Петька, — но если мы ничего не обнаружим? Куда нам деваться? Торчать на улице до назначенного часа? Да и бабки могут меня углядеть… Нет уж, Круз, поедем после уроков!

А я знаю, почему Крузу охота завтра прогулять, — мстительно засмеялась Оля. — Завтра контрольная по алгебре.

Ничего подобного! — вспылил Игорь. — У меня в последнее время с матешей нет проблем.

Благодаря Петьке!

Да! Ну и что?

Да ничего, просто к слову пришлось, — иронически улыбнулась Оля.

А кстати, Круз, эту контрольную надо написать, а то потом будут приставать…

Дело ваше! — проворчал Игорь.

Глава 2

Лексикон попугая

С тех пор, как Игорь подружился с Петькой, математика уже не была для него темным лесом. Петька умел здорово и доходчиво объяснить самые, казалось бы, сложные вещи. И самоотверженно помогал на контрольных. Вот и сегодня они довольно быстро со всем управились. Петька успел проверить вариант Игоря.

Молоток, Крузейро! Просто молоток!

Все правильно? — обрадовался Игорь.

Именно!

Квитко! Крузенштерн! Вы закончили? Сдавайте работу — и на выход. Нечего тут другим мешать, — распорядился математик.

Они с удовольствием покинули класс. Хотя Петька успел взглянуть на Дашу: не очень ли она мучается? Но Ольга не даст ей пропасть, она чуть ли не самый сильный математик в классе, разумеется, после Петьки.

Ну, как ты думаешь, Крузейро, мы сегодня зря прокатимся на Можайку?

Зря, Петро, зря! Но, как говорится, положение обязывает…

Это да, — вздохнул Петька, — а может, это с издательством связано?

С каким издательством?

Ну, с тем, где ее печатают…

А на фиг издательству за ней следить?

Ну, мало ли…

Да нет, ерунду мелешь! Они же не могут не знать ее адрес, телефон и все такое… Просто бред!

Понимаю, что бред… Но она первый раз слежку заметила, когда вышла из издательства. У них же там существуют всякие коммерческие тайны…

И они заподозрили, что она прямо из издательства пойдет этими тайнами торговать? — расхохотался Игорь.

Да, у меня, кажется, у самого крыша поехала! — засмеялся Петька.

После уроков они, не заходя домой, отправились на Можайское шоссе. Путь неближний, и они всю дорогу обсуждали возможные и невозможные варианты. Но ничего дельного им в голову так и не пришло.

Петь, а к бабкам заходить будешь?

Зайдем, Круз, а то с голодухи помереть можно! Хотя Вероника нас, наверное, покормит. Она такой омлет с грибами делает, обалденный!

Они поднялись на второй этаж на лифте, а потом пешком спустились по черной лестнице. Никого и ничего. В подъезде никто не дежурил. Они опять поднялись на второй этаж. У дверей тамбура тоже никого не было. Петька позвонил. Вероника Леопольдовна очень быстро открыла и жестом пригласила их в квартиру. Только закрыв за собой дверь, она поздоровалась с ребятами.

Ну что? — спросила она.

Да вроде ничего! — пожал плечами Петька. — Нам с вами придется провести следственный эксперимент!

Какой?

Вы выйдете из подъезда, пойдете, допустим, в сторону кинотеатра, а мы поглядим, не следит ли за вами кто-то, — изложил свой нехитрый план Петька.

Вы ко мне прямо из школы? Даже домой не заходили?

Да, мы торопились…

— В таком случае я прежде вас накормлю!

Петька подмигнул Игорю: мол, что я говорил. Но вместо омлета с грибами им дали вкуснейшую куриную лапшу и курицу с жареной картошкой. А потом еще чай с лимонным пирогом.

Если сыщиков так кормить, они ничего не найдут! — проговорил весьма довольный Петька. — Спасибо, это было здорово!

Мальчики, не сочтите меня за психопатку, — осторожно начала Вероника Леопольдовна, — но…

Телефон? — встрепенулся Петька. — Я сейчас проверю!

Подожди, Петя, я не о том… Видите ли, Рудик… вчера вечером меня крайне удивил!

«Да, готовит старушка классно, но умом точно тронулась, — подумал Игорь. — При чем тут попугай?»

— Чем вас удивил Рудик? — осторожно осведомился Петька. Ему тоже показалось, что у Вероники Леопольдовны не все дома.

Когда я вчера вернулась домой, он встретил меня совершенно незнакомыми фразами!

Ну и что? Мало ли их у него в запасе? — пожал плечами Петька.

В том-то и дело, что я уже наизусть знаю его репертуар, а тут…

Что же он сказал?

Проклятая старуха, задала нам работки… Чувырла чертова! Бумагомарака!

Но он же у вас вечно ругается!

Но этого он за два месяца не говорил ни разу!

Так вы думаете, что тут без вас кто-то был? — догадался Петька.

Вот именно!

Серо-розовый попугай Рудик залетел в квартиру Вероники Леопольдовны, и сколько она ни давала объявлений, так никто за Рудиком и не пришел. Вероника Леопольдовна нежно полюбила его, учила говорить новые слова, но почему-то лучше всего Рудик усваивал брань. Судя по всему, его прежний хозяин был отчаянным скандалистом.

А других следов вы не заметили? — насторожился Игорь.

Никаких!

И у вас ничего не пропало?

Нет! Все в полном порядке!

Ну, тогда, значит, Рудик просто вспомнил старые фразы!

Понимаете, у него вчера была другая интонация. Не та, с которой он обычно ругается. Пойдемте в комнату, сами послушаете.

Рудик сидел в своей роскошной клетке и при виде хозяйки противным сварливым басом произнес:

— Старруха, жрать давай!

Игорь рассмеялся от неожиданности.

Вот, вот, это его нормальная интонация… — прошептала Вероника Леопольдовна. — Рудик, поздоровайся с мальчиками.

Привет, пррривет! Задала нам работки, чувырррла! — проговорил попугай на полтона выше.

Ну, что? Убедились?

Вероника Леопольдовна, на это нельзя обращать внимание, мало ли что он вспомнил из старого, — осторожно начал Петька. — Если нет никаких других улик… Нет. Ерунда!

А замок-то в порядке? — спросил Игорь.

В полном порядке!

И ключи у вас не пропадали в последнее время?

Нет, не пропадали.

Ив бумагах ваших никто не рылся? — поинтересовался Петька.

В бумагах? У меня никаких бумаг особенных нет, только рукописи, а они у меня всегда в таком беспорядке… — растерялась вдруг Вероника Леопольдовна. — Но, Петя, кому, скажи на милость, нужны мои рукописи? — Она вдруг подошла к письменному столу и открыла ящик, один, второй. — Нет, как было, так и есть…

Хорошо, — решительно сказал Петька, — в таком случае проведем еще эксперимент…

Следственный?

Да! И если он ничего не даст…

То, значит, я на старости лет просто спятила!

Я этого не говорил! — заметил Петька. — Я хотел сказать, что в таком случае вам надо переменить обстановку, уехать куда-нибудь…

А что, это мысль… Но как же Рудик?

А Рудика я могу к себе взять на время! — предложил Петька. — Вы мне его доверите?

О да! Но я не уверена, что твоя мама согласится!

Мама? Я ее уговорю. Можно, конечно, и к бабкам, но он уж очень ругается…

Сначала надо еще провести эксперимент, — напомнил Игорь, — а потом уж думать об отъезде!

Правильно! — согласилась Вероника Леопольдовна. — Ну что, я одеваюсь?

Конечно!

Они втроем вышли из квартиры, но Вероника Леопольдовна спустилась вниз, а они решили понаблюдать с лестничного балкона. За нею никто не шел. Они посмотрели еще, потом спустились и на некотором расстоянии пошли вслед за Вероникой Леопольдовной.

У нее точно глюки! — сказал Игорь.

Похоже на то!

Рудик, видите ли, что-то не то сказал!

Смех да и только. Жалко женщину! Слышишь, Крузейро, одно мы с тобой все-таки упустили.

Что мы упустили?

Надо бы взглянуть, не поставили ли ей «жучки»!

Квитко, ты в своем уме?

В своем, в своем! Я уверен, что их там нет, но просто для очистки совести надо проверить.

Что ж, проверим, — вздохнул Игорь. — Только давай ей ничего про это не скажем, а то…

Если найдем, то, конечно, не скажем…

Но под каким предлогом мы к ней вернемся?

А я скажу, что забыл перчатки, — сообразил Петька.

Наконец они догнали Веронику Леопольдовну.

Ну как? Я вроде бы ничего не заметила.

И мы тоже, — сказал Петька. — Все чисто!

Ну что ж, друзья мои, спасибо вам большое, кажется, я помаленьку схожу с ума.

Ой! — воскликнул Петька, хлопая себя по карманам куртки. — Я у вас перчатки забыл! Да и к бабкам заглянуть не мешает! Вернемся, Крузик?

Конечно! А заодно проводим Веронику Леопольдовну!

Вот и хорошо, — обрадовалась она.

Внизу у лифта они столкнулись с какой-то расфуфыренной дамой, которая как клещ вцепилась в Веронику Леопольдовну и взволнованно принялась что-то ей объяснять. Та пыталась избавиться от дамы, но не тут-то было.

Одну секундочку, Нонночка, — сдаваясь, проговорила Вероника Леопольдовна, — мальчики, вот вам ключи, поднимайтесь, я скоро приду!

Очень удачно, — шепнул Петька Игорю уже в лифте.

Не говори, — улыбнулся Игорь.

В квартире они скинули куртки.

С чего начнем? — спросил Игорь.

С подоконников! — решил Петька. И вдруг спохватился: — Крузик, ни звука о том, что мы ищем, — одними губами произнес Петька и указал на Рудика.

Игорь понимающе кивнул. И они пустились на поиски. Петька тщательно ощупал подоконник, затем перешел к письменному столу. Ничего. Игорь орудовал в другой комнате. Петька перевернул кресло, но в этот момент в комнату ворвался Игорь.

— Есть! — прошептал он Петьке на ухо и, схватив его за руку, потащил в другую комнату.

Там он показал «жучок», найденный им за большой картиной, изображающей кувшин с букетом сирени.

— Ты гений, Крузик!

Петька бегом вернулся в кабинет и осмотрел три висевшие там картины. За одной из них он обнаружил еще один «жучок».

— Ни фига себе! — прошептал он. — Значит, старушка вовсе не спятила! Но…

Игорь выхватил из кармана записную книжку и ручку. «Оставим их или уберем?» — написал он.

«Оставим! Надо разобраться!» — черкнул в ответ Петька.

— Ну все, вот мои перчатки! — громко сказал он. — Можно сваливать, не знаю, как ты, а я по горло сыт психованной старушкой.

Это было рассчитано на тех, кто вздумал поставить «жучки».

— Да уж…

И тут как раз появилась Вероника Леопольдовна.

Уже уходите? — спросила она.

Да, надо еще к бабкам наведаться… Спасибо вам за все.

Это вам спасибо, мальчики! Честно говоря, у меня камень с души свалился, — прочувственно сказала она. — Видимо, я просто переутомилась…

Хорошо бы вам поехать куда-нибудь, — сказал Игорь, — переменить обстановку, подышать свежим воздухом…

Я подумаю на эту тему! Но мне нужно работать…

Работа не волк! В лес не убежит! — заметил Игорь.

Ладно, Круз, нам пора. Вероника Леопольдовна, если что, звоните нам. Не стесняйтесь!

Хорошо, Петя, и большое спасибо.

Когда дверь за ними закрылась, Петька прошептал:

У нее камень с души свалился, а у меня, наоборот, такой каменюка на душе, — можно сказать, целая гора… Я ведь был уверен, что это глюки… Вот что, Круз, к бабкам не пойдем, а то мы от них еще часа два не выдеремся… А у нас есть над чем помозговать…

А Вероника не протреплется им?

Вообще-то может… Ничего, я ей из метро позвоню, попрошу молчать.

Правильно!

Действительно, из метро Петька позвонил Веронике Леопольдовне и попросил ничего не говорить бабкам. Та согласилась. Затем Петька хотел позвонить Даше, но Игорь его удержал:

Погоди, Квитко! Давай сперва сами подумаем, что бы это значило…

Нет, Крузик, сейчас надо думать совсем о другом…

О чем?

О том, как выпроводить Веронику из квартиры…

Зачем? — не понял Игорь.

Затем, что… Пусть уедет куда-нибудь в другой город, или в какой-нибудь санаторий, или, еще лучше, за границу… А мы тем временем разберемся, что к чему… Дельце обещает быть интересным…

Петь, а может, следовало сказать ей про «жучков», а? Она бы заявила в милицию, и все дела…

Нет, она бы жутко испугалась… Слушай, Круз, а ведь она, кажется, все верно просекла насчет попки…

Насчет какой попки? — поразился Игорь.

Не какой, а какого! — рассмеялся Петька. — Насчет Рудика… Ведь в квартире действительно были чужие…

Да, верно… Я и забыл… Петь, не нравится мне это!

Думаешь, я в восторге? И ведь совершенно непонятно, на кой черт кому-то наша старушка понадобилась.

Ну, мало ли — за долгую жизнь можно узнать всяких тайн…

Но она же говорит, что ничего такого у нее не было.

Сказать все можно! А вдруг у нее за душой что-то такое страшное, что и сказать нельзя? — зловещим шепотом проговорил Игорь.

Да ну, не похоже. Сам посуди, если б что-то такое было, на фиг бы она к нам обращалась? Тут уж или в милицию надо заявлять, или сразу рвать когти. И по том, зачем тогда «жучки»?

Ну, мало ли… Хотя… Но что же это все-таки может быть? Что они хотят узнать? Тем более она живет одна и разговаривает в основном по телефону или с какими-то еще старушками, вроде твоих бабок. Слушай, а вдруг это спецслужбы «жучки» поставили?

Спецслужбы? — ошалел Петька. — Но зачем она нужна спецслужбам? И потом, чьи спецслужбы? Наши?

Заграничные?

Почем я знаю? Я только высказал предположение.

А что, Круз, может, в этом что-то есть? Хотя зачем она нужна спецслужбам, а? Пишет себе дюдики пожилая женщина, в прошлом литературный редактор. Так какая от нее польза спецслужбам?

Петь, а у нее есть дети?

Есть дочка, только она живет где-то на Севере.

На Севере? Тогда вполне возможно, это связано с ее дочкой! Даже скорее всего, а кто эта дочка по профессии?

Не знаю, она не часто о ней говорит, — у них, видать, отношения не очень хорошие…

Да, задачка…

Оба впали в глубокую задумчивость. И чуть не проехали свою станцию метро.

Глава 3

Кому за кем следить?

Даша и Оля сидели на кухне у Дашиной бабушки Софьи Осиповны и ждали, когда та освободится. У нее еще не кончились занятия с учениками.

Да, у тебя потрясная бабка! — сказала Оля, откладывая в сторону последний альбом с фотографиями, запечатлевшими путешествие Софьи Осиповны по Австралии. — Просто класс!

Это точно! — согласилась Даша. — Хотя твоя бабушка тоже дай бог на Пасху!

Но она совсем другая…

Ну, если бы все бабки были одинаковыми, можно было бы помереть с тоски! — заключила Даша.

Тут они услышали, что Софья Осиповна прощается с ученицей, а вскоре она появилась на кухне.

Ну, что, заскучали тут?

Нет, что вы! — воскликнула Оля. — Софья Осиповна, Даша обещала, что вы покажете мне коллекцию осликов! Я давно хочу ее посмотреть!

С удовольствием! Тем более что в Австралии я хорошо ее пополнила. Ты, разумеется, знаешь, что было с коллекцией?

Да, конечно! Потрясающая история.

Ох, как вспомню, так вздрогну! — поежилась Софья Осиповна.

После осмотра коллекции и чая с пирогом, рецепт которого Софья Осиповна узнала в Австралии, девочки собрались восвояси.

Выйдя из метро, Оля воскликнула:

Даш, смотри, вон Игорь! С Петькой!

Так это ж хорошо, что с Петькой, — улыбнулась Даша.

Оля давно уже была влюблена в Игоря, который, казалось, этого просто не замечал.

Откуда это они?

Наверное, к Веронике ездили, — догадалась Даша.

Бежим? Догоним?

Да ну, — фыркнула Даша.

Тебе не интересно узнать, что там такое?

Я думаю, там просто глюки. Смотри, как они спокойно идут.

Но Оля все-таки не выдержала и крикнула: — Игорь! Петька! Ребята обернулись.

Лавря! — обрадовался Петька.

Игорь никакой радости не выказал.

Привет! Вы откуда? — спросил Петька.

Мы у бабушки были! — сообщила Даша. — А вы? К Веронике ездили?

Ага!

Ну и как? Чистой воды глюки?

Если бы! — вздохнул Игорь.

А что? — насторожилась Дашка.

«Жучки»! Полна квартира «жучков»! — прошептал Петька.

Шутишь? — спросила Оля.

Какие шутки!

Вот что, пошли к нам! — решительно заявила Даша. — Это надо обсудить!

Вообще-то поздно, дома неприятности будут, — посмотрел на часы Игорь. — Может, лучше завтра, а?

Круз прав, лучше обсудим все завтра, смоемся с двух последних уроков, у нас там физра… Да и раскинуть мозгами не мешает, — решил Петька. — А то сейчас еще ничего не понятно, каша в голове…

Они сперва проводили Дашу, потом — Игоря. Петька с Олей жили в одном доме. Оставшись вдвоем с Петькой, Оля спросила:

Петь, по-твоему, это серьезное дело?

Боюсь, что да. Но я пока не хочу о нем говорить, мне подумать надо!

На другой день удирать с уроков им не пришлось, так как заболел учитель физкультуры. И они вчетвером отправились к Петьке, у него дома никого не было.

Ну, — начал Петька, — какие у кого соображения?

Я вот подумала, что эти типы ничего не искали у Вероники, — проговорила Оля. — Только «жучков» напихали, иначе она бы заметила… И выходит, они рассчитывают только что-то услышать… Вопрос в том, что именно. По-видимому, ей все-таки есть что скрывать!

А если они не услышат, тогда что? — встревоженно спросила Даша. — Какой может быть следующий шаг? Вдруг они начнут ее пытать?

Ну, сразу уже пытать! — пожал плечами Игорь. — Если установили «жучки» — значит, собираются долго ждать.

Я согласна с Игорем! — быстро сказала Оля. — А еще, я думаю, они могут подослать к ней кого-то…

Кого? — с интересом спросил Петька. Такая мысль посещала и его.

Ну, не знаю, кого-нибудь… (Скорее всего это будет женщина, чтобы не вызывать подозрений, и эта женщина постарается подружиться с Вероникой, предложит какую-нибудь помощь…

Или объявит себя почитательницей ее таланта! — добавила Даша.

Ну, вы даете, целый роман уже написали! — засмеялся Игорь.

А что, Крузик, в этом есть своя сермяжная правда, как говаривал Васисуалий Лоханкин, — похлопал друга по плечу Петька. — Я вполне допускаю, что такая женщина может не сегодня-завтра появиться.

Ну и что? Что нам-то с этим делать?

Ну, это элементарно! Выследить ее, и она неминуемо приведет нас к тем, кто следит за Вероникой.

А может, не тратить время на все это и заявить в милицию? Позвонить вашему дяде Володе Крашенинникову? — предложил Игорь.

Нет, пока еще рано, — отрезала Даша. — Может, все это вообще полная ерунда?

Ерунда с «жучками»?

Ну, хоть и не ерунда, но все-таки надо самим по-моему пробовать докопаться. Потому что дядя Володя скажет, что ему нужно заявление от самой Вероники!

Точно! — согласился Петька. — А вот захочет ли еще Вероника в милицию обращаться — большой вопрос. Почему-то она сама туда не обратилась! А позвонила мне. Так что с ментурой придется погодить…

Но что ты предлагаешь? — спросила Оля.

То-то и оно, что пока у меня нет конкретных предложений… Вот разве что…

Ну? — хором крикнули все.

Последить пока за самой Вероникой!

Ни фига себе идейка! — заржал Игорь. — Не слабая!

Зачем? Зачем следить за Вероникой? — заинтересовалась Даша. — Ты ее в чем-то подозреваешь?

Нет. Это скорее в целях безопасности… Ее безопасности.

Но ведь это легко сказать, — вздохнула Оля, — а как за ней следить? Живет она у черта на куличках… Да и вообще, сколько придется прогуливать.

Подумаешь, большое дело прогулять, — воскликнула Даша, — но только она ведь на работу не ходит, сидит, наверное, целыми днями дома да строчит свои романы. Как ее подкараулишь?

Действительно, трудно, — кивнул Петька. — Боюсь, мне придется взять это дело на себя.

Но одному это просто не под силу! — завопил Игорь. — И ты прекрасно знаешь: одного я тебя не отпущу!

С тех пор как Игорь поймал женщину, покушавшуюся на Петькину жизнь, он чувствовал себя в ответе за Петьку.

Я могу, к примеру, поехать к бабкам и там, у них, заболеть.

Ага, и они будут вокруг тебя плясать в четыре ноги! — засмеялась Даша. — И глаз с тебя не спустят. Какая уж тут слежка.

Что я, бабок не перехитрю?

Нет, не перехитришь! Либо баба Маня тебя раскусит, либо будет скандал…

Да, — вздохнул Петька, — это не выход… Хотя постойте, она мне говорила…

Кто? — уточнила Оля.

Вероника! Она говорила, что у нее, когда она работает, очень строгий режим! Да, точно! Она рано встает, делает зарядку, потом завтракает, после завтрака садится за работу, потом идет в магазин, потом опять работает… Короче, в магазин или по делам она выходит из дому часов в двенадцать… И в это время ее легко подкараулить. Если следить за ней по очереди, вчетвером…

Почему вчетвером? Мы забыли про Дениса! — воскликнула Даша. — Так что нас пятеро! А раз в пять дней прогулять вполне каждый может, верно?

А Стаc? — спросила Оля. — Он не согласится?

Да нет, Стаса трогать не будем! Он и так мне все уши прожужжал, что у него последний учебный год, ему надо заниматься. Что ж мы, впятером не справимся?

Справимся, Лавря, справимся! Хотя следить лучше вдвоем, а то… Но ничего, мы составим график дежурств, как это называется? Ах да, скользящий! Если я пропущу больше уроков, чем другие, не страшно! Скажем, завтра дежурим мы с тобой, послезавтра — Оля с Крузом, послепослезавтра — я с Денисом, а потом… Кстати, надо ему звякнуть, а то вдруг он не сможет? Позвони ему, Лавря!

Даша позвонила Денису. Тот страшно обрадовался.

У вас опять какое-то дело? Интересное?

Пока сами не знаем, просто хотели убедиться, что ты с нами.

Конечно, я с вами! Вы сомневались?

Вообще-то нет, — засмеялась Даша. — Петька даже составил график дежурств, и ты в нем числишься!

Отлично! Когда приступать?

Послепослезавтра!

Ой, это долго! Я уже застоялся! Дай-ка я сам поговорю с Петькой!

Даша передала трубку.

— Петь, привет! Слушай, давай завтра я подежурю! — предложил Денис.

Петька задумался. С одной стороны, ему не хотелось упускать возможность побыть вдвоем с Лаврей, но… Денис и Даша не привлекут ничьего внимания, а его многие могут узнать.

Хорошо! — сказал он. — Давайте подваливайте туда к половине двенадцатого. Ты и Лавря!

Здорово! — обрадовался Денис. — Буду! Надеюсь, Даша введет меня в курс дела?

Естественно!

Договорились! Тогда до завтра!

Пока, старик!

Что, Квитко, уступил меня Денису? — лукаво прошептала Даша.

Еще чего! — вспыхнул Петька. — Просто мне там, сама понимаешь, ни к чему лишний раз светиться! Скажешь тоже!

— Да ладно, я так просто! — усмехнулась Даша.

Оля тоже была довольна предстоящим дежурством вместе с Игорем. Круз же никаких эмоций не выказывал. Дело есть дело.

Это очень удачно, — потирал руки Петька, — Тем более у Дениса есть сотовый телефон. Может пригодиться.

Но тогда уж ты сиди дома, жди звонка! — сказала Даша. — А если не ты, то пусть Оля!

— Ладно, это мы завтра решим!

Петька пошел провожать Дашу.

Знаешь, Лавря, когда будете следить за ней, постарайтесь ей на глаза не попадаться.

Обижаешь, начальник! Я что, первый раз? И Денисик тоже не новичок! Если помнишь, мы с ним и не за такими следили!

Я все помню, но лишний раз напомнить не мешает, а то даже у меня проколы случались.

Да, от скромности ты не умрешь!

Не желаю умирать от скромности!

Ладно, погоди, я вот что хотела спросить… А если Веронике вдруг наша помощь понадобится, как тогда быть?

Какая помощь?

Ну, допустим, она… поскользнется и упадет? Может такое случиться? Может. Запросто.

Ну, в общем… Да, может. Но ведь там кругом полно людей, наверняка кто-нибудь поможет и без вас. И только в самом крайнем случае… Но ведь она спросит, что вы там делаете.

Скажем, что у Дениса кто-нибудь живет неподалеку, ..

И все же лучше бы не соваться ей на глаза.

Да ладно, Петька, она, может, еще и не упадет.

Будем надеяться!

Дома была только тетя Витя. Она с увлечением смотрела телевизор.

Даша, ты что так долго? — крикнула она из комнаты. — Поешь сама, ладно?

Ладно, — откликнулась Даша и отправилась на кухню. Разогрела в микроволновке тарелку борща и села за стол. И это называется семья? Теперь у нее, кроме мамы, есть тетя Витя, Стаc, Кирилл Юрьевич, это не считая бабушки, а обедать все равно приходится одной. Тоска зеленая! Она, конечно, виновата сама, пришла поздно, когда тетя Витя смотрит свой любимый сериал. Но все-таки обидно… А вот когда завтра нужно будет прогулять школу, все непременно обратят на это внимание. Куда бы деваться с утра пораньше? Придется, видимо, дойти со Стасом до школы, а там уж улизнуть незаметно. Ну, ладно, в классе Ольга чего-нибудь наврет, чтобы никто не вздумал звонить домой, а вот Стаc… А может, рассказать ему все, как есть? Он вообще-то еще ее не продавал. Да, именно так и надо сделать, только вот куда он девался?

И, словно в ответ на ее мысли, в двери повернулся ключ. Явился Стаc.

Сестренка, обедаешь?

Борщ будешь?

Все буду. Я голодный, как зверь!

Даша быстро сунула в микроволновку еще тарелку борща и включила конфорку под сковородой с жареной рыбой и картошкой.

Стаc вымыл руки и сел за стол.

Ну, как дела? — спросил он, кладя в борщ сметану.

Да как тебе сказать…

Скажи, как есть.

Стасик, — прошептала Даша, — мне завтра надо прогулять!

Зачем это?

Надо!

Опять какие-то детективы?

Ну, в общем и целом…

Дашка, тебе не надоело?

Да хоть и надоело, а что делать? У человека, может, беда…

У какого человека? У Петьки?

Да нет, у Вероники Леопольдовны!

Какая у нее беда? — удивился Стаc.

Даша быстро рассказала сводному брату все, что узнала от Квитко и Крузенштерна.

«Жучки»? Это точно?

Они говорят: точно.

Мне это не нравится!

Мне тоже! Ну, прикроешь меня завтра?

Ты туда с кем собираешься?

С Денисом!

А Петька?

Я ж говорю, мы график составили! И потом Петьку многие знают! — напомнила Даша.

Прикрыть-то прикрою… Ладно, можешь на меня положиться!

Спасибо, братик! — растроганно проговорила Даша. — Хорошо иметь такого брата.

Ты тоже сестренка будь здоров! — подмигнул ей Стаc.

Тут на кухню явился Петр Петрович и сразу вскочил на стол, благо тети Вити на кухне не было. Стаc немедленно отщипнул ему кусок рыбы, и тот с жадностью его сожрал.

Можно подумать, он некормленый! — рассмеялась Даша.

Это для него развлечение, у него же скучная жизнь. Ест и спит. А тут острые ощущения! Вдруг тетя Витя войдет, будет его ругать!

Второй кусок рыбы Петр Петрович обнюхал, но есть не стал.

Уходи, наглая морда! — Стаc снял его со стола.

Стасик, а на даче он не убежит?

Так дачу еще снять надо!

Так вроде мама договорилась с прошлогодней хозяйкой?

Да? Я не знал. Вообще-то там неплохо. И речка есть…

А ты, кстати, не в курсе: на Фрунзенской еще не кончили ремонт?

Дело в том, что Дашина мама еще осенью нашла роскошный обмен, и летом им предстоял переезд в громадную квартиру на Фрунзенской набережной, которую Даша со Стасом и их друзьями отремонтировали, пока Дашина мама и отец Стаса были в свадебном путешествии. Но они справились только с комнатами, а кухню, ванную и еще темную комнату за кухней должна была ремонтировать какая-то фирма.

Папа вчера говорил, что там остались пустяки и через неделю все будет готово!

Ой, как интересно поглядеть!

Что это тебе так интересно? — полюбопытствовала вошедшая в кухню тетя Витя. — Вот молодцы, пообедали без меня.

Ну, как дон Педро? — спросил Стаc.

Какой дон Педро?

А разве вы не про дона Педро смотрите фильм?

Ладно тебе издеваться над старухой! — добродушно усмехнулась тетя Витя. — В это время фильмы как раз для таких пенсионерок, как я, показывают. А вам этого не понять! Ну, как дела в школе?

У них завтра только в одиннадцать занятия начнутся! — кивнул Стаc в сторону Даши. — Везет некоторым!

Почему это? — удивилась тетя Витя.

Даша растерялась.

Да там махровое стечение обстоятельств! — рассмеялся Стаc. — У одной училки развод, а у другой как раз свадьба!

«Господи, что он городит?» — ужаснулась Даша.

Но почему же в учебное время? — возмутилась тетя Витя, всю жизнь проработавшая учительницей в школе города Нижние Серги.

Так совпало, а заменить некем, — выкрутился Стаc. — Сами знаете, сейчас с учителями проблема!

К счастью, в этот момент зазвонил телефон и опасный разговор оборвался. Это звонила новая знакомая тети Вити, соседка с третьего этажа.

Стаc с Дашей поспешили покинуть кухню.

Стасик, ты сдурел, да?

Есть немножко!

Надо же такое сказать! А если она разговорится, к примеру, с Ольгиной бабкой?

Да ну, зачем ей это надо? Да она к утру все забудет!

Но, если я не пойду вовремя в школу, она все вспомнит.

Подумаешь, ну даже догадается она, что ты просто прогуливаешь… Не станет же она твоей маме доносить!

Думаешь, не станет?

Слушай, сестренка, ты чего дурочку валяешь? Можно подумать, ты матери боишься! Да она просто пожмет плечами и скажет: но ведь Даша хорошо учится. И все дела!

Это, наверное, просто инстинкт! — засмеялась Даша. — Но все равно, разговоры начнутся, а кому это охота…

Ну все, я с тобой пообщался, сестренка, а теперь мне надо заниматься. Да и тебе не помешает!

Стаc!

Ну что еще?

А тебе совсем не интересно, что там у Вероники?

Почему? Интересно. Но не настолько, чтобы я все забросил. Пойми, чудачка, если я не поступлю в институт, меня в армию забрать могут, а мне как-то не слишком хочется в солдаты!

Все, молчу!

Глава 4

Таланты и поклонники

Утром Даша встала поздно, не спеша позавтракала в полном одиночестве — тетя Витя ушла в магазин, — оделась потеплее и созвонилась с Денисом. В половине двенадцатого они вдвоем уже подходили к дому, где жила Вероника Леопольдовна. По дороге Даша рассказала Денису все, что знала об этом деле.

Действительно, странно, — заметил Денис. — Но мне все-таки кажется, надо было бы сказать ей про «жучков». Чтобы соблюдала осторожность…

Но она ведь может жутко испугаться!

Так-то оно так, но она и проговориться может, я имею в виду: скажет что-то такое, чего ждут те, кто «жучки» поставил… А что уж дальше будет — и подумать страшно…

Вот поэтому мы и следим за ней, даже график составили.

Думаешь, не стоит ей говорить?

Про «жучков»? Не знаю даже… Надо будет с Петькой посоветоваться.

А Стаc в курсе?

— Да.

И как он считает?

Не знаю. Он меня сегодня прикрыл, а про это… мы не говорили.

А ты сама как думаешь?

Не знаю еще. Ой, смотри, она идет!

Действительно, из подъезда вышла Вероника Леопольдовна и бодрым шагом направилась прочь со двора. Даша с Денисом двинулись за ней, держась на почтительном расстоянии. Неподалеку от дома выстроился целый ряд новомодных маленьких магазинов: продовольственных и не только. Всего их было десять. Вероника Леопольдовна с явным удовольствием обошла сперва те, что торговали парфюмерией, бельем, обувью и посудой, но купила всего лишь тюбик зубной пасты, а в хозяйственном — резиновые перчатки. Потом так же методично обследовала все продовольственные магазинчики, в результате чего ее сумка наполнилась и она достала еще пластиковый пакет, который тоже вскоре наполнился.

Интересно, как она все это попрет? — прошептал Денис. — Хоть бы взяла сумку на колесах!

Да, вон она сколько соков набрала, а это же тяжесть! Жалко, нельзя ей помочь.

Вот сейчас она все это отволочет домой, и мы свободны?

Подождем еще полчасика, если больше не выйдет, двинем до хаты!

Но вот Вероника Леопольдовна с двумя тяжелыми сумками вышла из последнего магазина и случайно столкнулась с молодой женщиной в меховой жакетке и замшевых брюках.

Ох, простите ради бога! — воскликнула женщина, поднимая выпавшую из пакета Вероники Леопольдовны бутылку минеральной воды.

Ничего страшного, — ответила Вероника Леопольдовна, — бутылка-то небьющаяся!

Но как же вы это все донесете? У вас тут машина?

Да что вы, какая машина. Я просто живу недалеко!

Тогда позвольте, я вам помогу!

Нет, что вы, я сама!

Ой, мне почему-то страшно знакомо ваше лицо! — воскликнула женщина.

Ну, вы, наверно, тоже тут живете…

Нет, но… Постойте, а вы не Вера Ивченко?

Да… Но откуда вы знаете? — растерялась Вероника Леопольдовна.

Ой, как здорово! — возликовала женщина. — Я просто обожаю ваши книги! А на них есть ваш портрет!

Вероника Леопольдовна расплылась в улыбке.

В самом деле?

Да! Я прочитала все три романа! Это так интересно! И так хорошо написано! Считайте, что я ваша страстная поклонница! — захлебывалась восторгом женщина.

Денис, кажется, мы не зря сюда приперлись, — прошептала Даша.

Да, похоже…

Между тем молодая женщина отобрала у Вероники Леопольдовны сумку и, придерживая любимую писательницу под руку, повела ее к дому. Теперь Даша с Денисом уже не могли слышать, о чем они говорят. Однако неотступно следовали за ними. Наконец они приблизились к подъезду, Вероника Леопольдовна хотела отобрать у женщины сумку, но та не отдала, а пошла проводить любимую писательницу до дверей квартиры.

Денис, как ты думаешь, она и вправду ее поклонница?

Черт ее знает, такое не исключено, ты же знаешь, что мой брат — издатель, им иногда письма мешками приходят на имя какого-нибудь автора…

А мне это не нравится! — заявила Даша.

И тут же женщина выскочила из подъезда и буквально бегом бросилась в сторону магазинов. Ребята припустились за ней. Она подбежала к цветочному магазину, остановилась и полезла в сумочку, пересчитала деньги и решительно вошла в магазин. Ребята через стекло видели, что она выбрала большой, красивый и, видимо, очень дорогой букет, который продавщица завернула в роскошную шелковую бумагу, перевязала золотой ленточкой и еще нацепила на упаковку три изящных бантика.

Денис, если букет для Вероники, то эта баба точно из банды, — прошептала Даша.

Погоди, может, это не для Вероники, а даже если… Бывают же безумные поклонники таланта…

Ну, не такой уж у Вероники талант…

На вкус, на цвет товарищей нет, — усмехнулся Денис, — но за дамочкой проследить необходимо в любом случае!

Только бы она без машины была! — заметила Даша. — А то, как говорит Петька, сыщик без мотора — мертвый сыщик.

Похоже, машины у нее нет, иначе бы она просто подвезла Веронику на машине, а не перла ее сумку.

А может, это тактика…

Посмотрим!

Но тут женщина вышла из магазина и быстро направилась к дому, где жила Вероника Леопольдовна. Даша с Денисом понимающе переглянулись и пошли за ней следом. Но вот она скрылась в подъезде. Даша и Денис, не сговариваясь, бросились за ней. Она уже вошла в лифт, и дверь за нею закрылась. К счастью, второй лифт не заставил себя ждать. Они тоже поднялись на второй этаж и юркнули к мусоропроводу. Женщина, похоже, ничего не заметила. Она звонила в квартиру Вероники Леопольдовны. За стеклянной дверью тамбура появилась Вероника Леопольдовна.

— Вы? — раздался ее удивленный голос.

— Позвольте мне вручить вам эти цветы!

Вероника Леопольдовна открыла дверь тамбура и невольно отступила.

Милая, вы с ума сошли! Это же стоит целое состояние! Я не могу принять такой подарок от незнакомого человека.

Прошу вас, не обижайте меня! Я от чистого сердца! Я так рада, что хоть поговорила с вами…

Ну, я не знаю, вы меня смутили… Что ж, проходите, я вас кофе напою.

Спасибо, я с удовольствием. Дверь тамбура закрылась.

Денис, что будем делать?

Давай позвоним Петьке!

Зачем? Мы что, сами не справимся?

А если она ее убьет?

Ты с ума сошел? Если б она собиралась ее убить, она не стала бы так светиться. Охи, ахи на людях, букет этот шикарный…

Да, наверное, она просто втиралась к ней в доверие… Но зачем?

Кабы знать… Денис, у тебя деньги есть?

Есть, а что?

Вдруг придется взять такси, чтобы за ней следить…

Хватит, не волнуйся! И знаешь что, пошли на улицу. Мусоропровод не самое мое любимое место!

Они спустились вниз и устроились на лавочке у соседнего подъезда.

Скорее бы весна, — сказала Даша. — Так зима надоела…

Слушай, а ведь на каникулах исполнится год, как мы знакомы.

Точно! А неплохо мы тогда время провели! Ты в этом году опять с братом куда-нибудь поедешь?

Не знаю, он пока ничего не говорил. А ты?

Я? Куда я могу поехать? Мама теперь ездит отдыхать с Кириллом, — вздохнула Даша. — И потом у нас же квартира новая будет, все деньги в нее вбухают, мебель надо покупать и вообще…

Даша промолчала о том, что с нетерпением ждет, когда в Бельгии начнутся пасхальные каникулы. Юра обещал непременно приехать… От одного только воспоминания о зимних каникулах, которые он провел в Москве, у нее захватывало дух. Где только они не были вдвоем — ходили вместе по театрам, музеям, катались на коньках и ездили за город кататься на лыжах… Две недели пронеслись незаметно… А она все ждет его, она начала ждать, когда он еще не уехал…

Дашка, ты чего пригорюнилась? — спросил Денис.

Да нет, я так…

Ты из-за мамы?

Из-за мамы? Ах да, конечно, из-за мамы… — соврала Даша.

Не огорчайся! Ты ведь говорила, что отец Стаса — отличный мужик?

Да, говорила… Он и вправду хороший…

И потом у тебя появился брат… — старался утешить подругу Денис.

Да, брат… И тетя Витя… И бабушка вернулась… Да нет, Дениска, у меня все хорошо, отлично даже, это я так… Вспомнила нашу с мамой поездку в Дюссельдорф, вот и разнюнилась немножко, не обращай внимания!

Ей стало стыдно, что она так рассиропилась, да еще перед Денисом, у которого на всем свете остался только старший брат…

И в этот момент в кармане у Дениса запищал сотовый телефон.

Алло! Петька?

Денис, где вы там?

Сидим у подъезда, ждем…

Она еще не выходила?

Выходила, выходила, мы не ее ждем!

А кого же? — насторожился Петька.

Потом, Петро, потом все объясню.

Не можешь говорить?

Ага!

Ладно, я дома уже! Жду!

Все, пока!

Денис, чего он звонил?

Да так, проверка слуха! Неймется ему!

Я его понимаю!

Я тоже! Но не орать же мне ему все открытым текстом!

Они просидели еще полчаса. Поклонница таланта Веры Ивченко не показывалась.

Я замерзла, как цуцик, — пожаловалась Даша.

Пошли в подъезд, погреемся. Все равно, она же нас не знает! А Вероника вряд ли пойдет ее провожать.

В подъезде они устроились поближе к батарее.

— Хоть бы она еще минут пятнадцать там проторчала, я бы отогрелась за это время, — стуча зубами, сказала Даша.

Но гостья пробыла у любимой писательницы еще целый час. И вид у нее был весьма довольный. Она, уже не спеша, пошла к автобусной остановке. Никакой слежки она не заметила. Однако опытная Даша вытащила из кармана желтую вязаную шапку и натянула на голову вместо изящной кепки. Однажды в этой шапке ее не узнала даже тетя Витя! Между тем женщина подошла к телефону-автомату и стала рыться в карманах. Даша проскочила мимо нее и схватила трубку. Набрала номер без последней цифры, подождала и сокрушенно сказала:

Опять занято! Сколько можно трепаться!

Девочка, у тебя случайно нет лишнего жетончика? — вдруг спросила женщина, протягивая на ладони деньги.

Жетончик? Кажется, найдется, — улыбнулась Даша и полезла в карман. — Вот, пожалуйста! Звоните, у меня все равно занято!

Спасибо! — обрадовалась женщина.

Даша отошла в сторонку, зато Денис подошел поближе.

Женщина набрала номер.

— Привет! Это я. Все в порядке. Пришлось попотеть, но я все сделала. Мы теперь, можно сказать, лучшие подруги. Я ей тут кое-что пообещала, так что все получается вполне естественно. Нет, ничего. Я же говорю, полный порядок. Думаю, за недельку управимся. Ну, все, я пошла! Как куда? Домой. Я же тут с утра кантовалась, просто сил уж нет! Я вечером буду дома. Пока! Она повесила трубку и огляделась. Никто, похоже, не слушал ее разговор. Только какой-то рыжий парень нетерпеливо топтался за ней. И девочка в уродливой желтой шапке ждала неподалеку, та самая, что продала ей жетон.

Девочка! — крикнула она. — Твоя очередь! Иди скорее!

Спасибо! — обрадовалась Даша и побежала к телефону.

Тут, между прочим, очередь! — проворчал Денис.

Но женщина передала трубку Даше.

Еще раз спасибо! — улыбнулась Даша.

Женщина кивнула и ушла.

Как глупо мы прокололись, — сообразила Даша. — Как нам теперь за нею следить?

Знаешь что, ты езжай домой, я сам ее провожу. Она на меня внимания не обратила, — быстро сказал Денис и, подняв воротник и надвинув пониже шапку, бросился вдогонку за женщиной.

Даша мигом сорвала с себя желтую шапку, но заметила, что женщина вскочила в подошедший автобус и Денис успел втиснуться за ней. Даша осталась одна.

«Ну что же, — подумала она, — мы не зря сегодня тут торчали». Она вернулась к автомату и позвонила Петьке.

Петь, это я!

Ну что там?

Я сейчас домой еду!

А Денис?

Денис… Он занят.

В открытом автомате нельзя говорить о том, что он за кем-то следит.

Следит? — догадался Петька.

Ага!

Слушай, Лавря, я тебя у метро встречу!

Здорово! Еду!

Петька и впрямь ждал ее у метро.

— Привет! Что случилось?

Даша подробно передала ему все, что произошло сегодня.

Да, интересно получается… — задумчиво проговорил Петька. — Даже очень. А ведь мы что-то в этом роде предполагали… Значит, у нее хотят получить какую-то информацию. Но что она может знать, сидя дома за письменным столом?

Значит, что-то все-таки знает. Это может быть что-то давнее. Из времен ее молодости, например.

Возможно, вполне возможно, только она, по-моему, сама не понимает, о чем речь. А ты как с Денисом договорилась? Он позвонит?

Ясное дело, позвонит.

А ты Стасу говорила про это?

— Да.

И что он сказал?

Ничего. Ему не до наших дел.

Понятно.

— Петь, пошли к нам, дождемся вместе звонка Дениса. И потом опять придется врать тете Вите, почему я после школы задержалась. Вдвоем легче.

Но тети Вити дома не оказалось. Зато был Стаc.

А, Петро! — приветствовал он младшего друга, — Какие новости?

Да так, по мелочи… — ответил Петька.

Стаc, ты обедал? — крикнула с кухни смертельно проголодавшаяся Даша.

— Да!

Петь, а ты?

Я тоже!

— Тогда все равно идите сюда, мне скучно одной есть! — Даша пообедала. И вдруг в дверь позвонили. На пороге стоял Денис.

Я решил лучше сразу сюда прийти, неохота по телефону…

Выкладывай! — потребовал Петька, едва Денис снял куртку.

Я ее выследил. Она живет на Профсоюзной улице, у самого метро «Академическая». На шестом этаже.

И кто она такая?

Этого я не знаю. Дом большой, жильцов полно… Единственное, что я выяснил: что у нее, кажется, есть машина, «Жигули», «шестерка».

С чего ты взял? — заинтересовался Стаc.

Понимаете, она вошла во двор, а там у подъезда синяя «шестерка» стоит. Она в нее заглянула, похлопала ладонью по капоту и даже на минутку присела возле колеса. Если машина не ее, зачем это все?

Логично, — кивнул Петька. — А номер ты запомнил?

Естественно!

Ну что ж, это кое-что… И, между прочим, немало! А главное, она меня никогда не видела! — потирал руки Петька.

Не видела, ну и что? — спросила Даша. — Ты собираешься с ней познакомиться?

А як же ж! Всенепременно! Завтра с утра и поеду…

Что? Прямо к ней в квартиру заявишься? — удивился Денис.

Еще не решил. Утро вечера мудренее…

Один поедешь?

Может, Круза захвачу с собой…

«Бедная Ольга, — подумала Даша, — она так рассчитывает на завтрашнее дежурство с Крузом, а теперь все сорвется. Но дело важнее…»

Кстати, надо звякнуть Крузу и Ольге, — напомнила Даша друзьям.

Вот ты звякни Жучке, а Крузу я сам позвоню, — распорядился Петька.

Послушайте, а вам не кажется, что надо все-таки предупредить Веронику, — заметил Стаc. — Может, человеку грозит опасность…

Нет, нельзя! — отрезал Петька. — По моему разумению, сейчас ей ничего не грозит, раз они не ограничились «жучками», а внедрили к ней какую-то бабу. Только я не понимаю, как она могла купиться на такую дешевку. Поклонница, цветы… Умная женщина, и такой прокол…

А может, она и не купилась? Может, она уже поняла, что это неспроста, почем ты знаешь? — вступилась за Веронику Леопольдовну Даша. — Может, она в сто раз хитрее, чем мы думаем?

Это нетрудно проверить! — пожал плечами Петька.

Как ты это проверишь? — хмыкнул Стаc.

Очень просто! Позвоню ей сейчас, спрошу, как дела — и все такое. Если она поверила, обязательно мне похвастается, а вот если промолчит…

Если промолчит, это может означать, что она хоть и купилась, но, поскольку человек она скромный и неглупый, хвастаться не станет, — сказал Стаc.

Петька ничего не ответил и тут же набрал номер Вероники Леопольдовны.

Здравствуйте, Вероника Леопольдовна!

Петечка, ты?

Я! Вот хочу узнать, как у вас дела, что нового? Как настроение?

Настроение? Как ни странно, хорошее. И вообще, Петя, кажется, у меня были… как это у вас называется… Глюки, да?

Да! А почему вы так решили?

Потому что больше я ничего не замечаю! Никто за мной не следит, все спокойно!

Вот и хорошо!

Так что извини, Петруша, что побеспокоила тебя…

Да что вы, Вероника Леопольдовна! Я всегда рад помочь… Если что, обращайтесь!

Ловлю тебя на слове, Петя! Если что, непременно обращусь! Спасибо тебе, ты настоящий друг!

Петька покраснел. С одной стороны, ему было приятно, а с другой — стыдно. Вокруг Вероники Леопольдовны плетутся какие-то сети, а он молчит…

Но вы… это… все-таки не очень расслабляйтесь, — выдавил из себя он. — Осторожность все же соблюдайте! С кем попало не знакомьтесь!

Ты о чем, Петя? — насторожилась Вероника Леопольдовна.

Ни о чем! Я просто на всякий случай призываю вас к осторожности! — вывернулся Петька.

Поняла! Спасибо за заботу! К бабкам не собираешься?

Собираюсь! В субботу обязательно навещу их. И к вам заскочу, ладно?

— Непременно заскочи, я всегда рада тебя видеть!

Петька положил трубку.

Ну что? — спросил Стаc.

Ни словечком не обмолвилась… Интересно, что же это значит?

Может, просто она не придала этой истории ни какого значения? — предположил Денис.

Или просто постеснялась говорить о поклоннице? Не захотела хвастаться? — рассуждала Даша. — Она же интеллигентная женщина, хорошо воспитанная… Хотя…

Что хотя? — спросил Петька.

Ну, она же еще новичок в литературе… И такое поклонение… Не знаю, но я бы на ее месте жутко обрадовалась, — не без смущения призналась Даша.

А почему ты думаешь, что она не обрадовалась? — усмехнулся Стаc. — Но одно дело обрадоваться и со всем другое — хвастаться.

Наверное, ты прав, — понуро согласился Петька.

Ладно, хватит строить догадки, — заявил Денис. — Давайте лучше решим, что делать дальше.

По-моему, самое главное — выяснить, кто эта женщина с Профсоюзной, — сказал Стаc.

Конечно, я же сказал, что завтра с утра мы с Крузом туда двинем! И у меня уже есть кое-какие идеи…

Поделись! — потребовала Даша.

Нет, Лавря, еще рано. Я должен все хорошенько обдумать.

Целому дураку полработы не показывают? — улыбнулась Даша.

Что-то в этом роде, — кивнул Петька, уверенный в Дашином чувстве юмора. Уж она-то не обидится из-за ерунды.

И Даша в самом деле нисколько не обиделась.

Глава 5

Непогожее утро

Выйдя от Даши, Петька остановился в раздумье. И потом решительно направился к дому Игоря. Консьержка уже знала его.

— А Игоря дома нет. Они куда-то с мамой ушли, — сообщила она Петьке.

— Спасибо, — разочарованно проговорил Петька и вышел на улицу. Ну что ж, раз Игоря нет, он и в одиночку справится с задачей, если только мама еще не пришла. Она может помешать… Но дома, к счастью, еще никого не было. Петька выскочил на застекленный балкон и полез в шкафчик с инструментами. Через несколько минут он уже во весь дух мчался к метро.

Вечером, часов в девять, Петька позвонил Игорю.

Крузик, привет! Дело есть!

Подожди, я пойду к себе в комнату, — шепнул Игорь. — Теперь порядок! Говори!

Завтра ваше с Жучкой дежурство отменяется!

Почему?

Ты нужен мне.

Без проблем! Куда двинем?

На Профсоюзную.

А чего там?

Это я тебе по дороге расскажу, главное — попасть туда как можно раньше, часам к восьми.

Понял! Надо кого-то застать до работы, так?

Так, Крузик, так! Я там почву уже подготовил!

Какую почву?

Все завтра, Круз!

Ладно, доживу. Ты только скажи: Дашка с Денисом что-то нарыли, да?

Вот именно!

Здорово, прямо с первого дня. Везет же людям!

Ну все, Круз! Ложись спать, завтра вставать рано. Спокойной ночи! — сказал Петька и повесил трубку.

Ага!

Петьке удалось утром выскочить из дома незамеченным. Родители еще спали. Игорь уже дожидался его у подъезда.

Ну, что там? — спросил он. Петька быстро ввел его в курс дела.

А что ты вчера говорил насчет почвы?

Насчет почвы? — удивился Петька.

Ну да. Ты сказал, что подготовил почву.

А! Да, я вчера вечерком смотался туда, благо рядом с метро, и проколол два колеса этой дамочке. Если ей вздумается ехать на машине, то придется поменять колеса, а это требует времени.

Не понял! Ну, провозится она с колесами час, а потом все равно укатит.

Во-первых, это не факт! Она может махнуть рукой на машину и поехать на метро, тогда мы спокойно ее выследим. А во-вторых, женщине одной тяжело колеса менять, а мы с тобой ей поможем.

Теперь понятно, — усмехнулся Игорь. — А пока помогать будем, познакомимся поближе?

Зришь в корень, Крузейро!

Но ты не учел, что есть еще один вариант!

Какой?

Что на машине ездит не она, а ее муж, к примеру, или брат.

Нет, Круз, тут у меня тонкий психологический расчет! Не станет женщина нежно похлопывать машину мужа или брата. Дудки! Она станет это делать, только если у нее с машиной, так сказать, личные отношения!

Не слишком ли это тонко, а? Где тонко, там и рвется — слыхал пословицу?

Ничего, на худой конец, поможем менять колеса брату или мужу. Какими-никакими сведениями да разживемся!

Ты оптимист!

На том стоим! Был бы я пессимистом, я б уже копыта давно отбросил! Оптимист верит, что все будет хорошо и в самом гнусном положении пытается что-то сделать, а пессимист думает: все равно ничего не выйдет, даже и пытаться не стоит — и часто от этого погибает!

О! Да это целая философия!

Нет, просто меня в этом убедила жизнь.

Во дворе большого дома у метро «Академическая» Петька первым делом показал Игорю синюю «шестерку* со спущенными задними колесами.

Стоит себе, ждет хозяйку! — усмехнулся он.

А мы где ее ждать будем? — полюбопытствовал Игорь.

Вон там! — показал Петька еще вчера выбранное место.

А ты уверен, что вчера тебя никто не приметил?

Как можно быть уверенным в таком деле? Но я надеюсь! Я старался.

Прошло минут сорок, прежде чем из подъезда вышла молодая женщина и направилась к синей «шестерке».

Она? — шепотом спросил Игорь.

Надо думать! Описанию соответствует! Гляди, сработало!

Действительно, женщина обнаружила спущенные колеса. На лице ее отразилось отчаяние. Она заметалась. Посмотрела на часы, потом открыла машину, достала из багажника инструменты, домкрат, потом опять запихала все в багажник, захлопнула его, заперла машину. Тут из подъезда вышел немолодой мужчина в кожаном пальто.

Привет, Таисия!

Здрасьте, дядя Женя! Вот, какие-то сволочи колеса прокололи! Хоть плачь, а я опаздываю!

Тебе далеко?

В район Преображенки, придется на метро тащиться.

Зачем такой красивой женщине толкаться в метро? Садись, подвезу!

Ой, спасибо, дядя Женя!

И она плюхнулась на переднее сиденье стоявшего рядом с ее «Жигулями» «Москвича». Прошла минута, и «Москвич» скрылся из вида.

Петька остался с открытым ртом. Этого он никак не мог предвидеть.

Вот так номер! — рассмеялся Игорь. — Надо было тебе всем машинам в этом дворе колеса проткнуть.

Да, Круз, я дал маху… — сокрушенно проговорил Петька.

И сейчас скажешь: сыщик без мотора — мертвый сыщик?

А ты так не считаешь? — вскинулся Петька.

Почему, я с этим вполне согласен. Ну, что будем делать? Потащимся восвояси?

Да ты что? Мы все-таки не зря сюда приехали, хотя бы имя ее узнали. Таисия! Довольно-таки редкое имя, поэтому можно будет о ней хоть что-то разведать.

— Но как?

— Время сейчас уж больно неподходящее, старухи еще не вылезли… Давай пока уйдем отсюда, где-нибудь пошляемся часок-другой, а потом вернемся. Может, что-то придумается.

Погода к прогулкам не располагала. Пошел мокрый снег, задул холодный ветер.

Вот черт, в такую рань даже в кафешке не посидишь, — проворчал Петька.

Может, в метро спустимся, там хоть не дует! — поежился Игорь.

Нет, в метро плохо думается, — возразил Петька.

А в такую холодрыгу хорошо думается?

Тоже не очень! — признался Петька.

А может, мотануть пока к Веронике?

Зачем?

А вдруг к ней сегодня опять кто-то подкатится?

Это вряд ли. Слишком грубая работа.

— А что, если Таисия и вправду ее поклонница?

Круз! Тебе же русским языком сказано — Лавря с Денисом слышали ее разговор по телефону!

Ну, она же прямым текстом ничего такого не говорила?

Говорила! Именно, что говорила! И к тому же подкарауливала Веронику возле магазина. Кто-то следил за старушкой, узнал ее привычки и навел на нее Таисию! Все ясно, как божий день! К тому же ты своими ушами слышал, она поехала на Преображенку. А уж что там, на Преображенке, мы сегодня вряд ли узнаем. Для начала надо выяснить отчество и фамилию Таисии. И кажется, у меня появилась идея… Пошли!

Куда?

Туда!

Петька схватил Игоря за рукав и потащил за собой к подъезду, где жила загадочная Таисия.

— Зачем ты меня тащишь?

— Хорошо, иди сам! — Петька выпустил руку Игоря. Тот нехотя плелся за ним.

Они поднялись на шестой этаж. На площадке было четыре квартиры. Петька позвонил в первую попавшуюся дверь. Но ему никто не открыл. Тогда он позвонил в соседнюю квартиру.

— Кто там? — раздался мужской голос. — Извините, Таисия Борисовна тут живет?

Да, возможно, я спутал отчество…

Может, Таисия Никитична?

Ну, конечно, Никитична! — обрадовался Петька.

Она в соседней квартире проживает! — Дверь приоткрылась на цепочку. — А ты кто такой? — спросил мужчина в полосатой пижаме.

Я знакомый ее родственников из Волгограда! Я ей письмо и посылочку привез.

Можешь у меня оставить, я передам!

Нет, извините, мне велено передать лично в руки! Она, наверное, на работе?

Конечно, в это время все люди на работе, кроме пенсионеров!

А вы случайно не знаете, где она работает? Я бы отвез ей все, и дело с концом.

Так и быть, скажу, ты парень вроде положительный с виду… а только где ж твоя посылка?

Вот у него в сумке! — кивнул Петька на скромно стоящего в сторонке Игоря.

А он кто такой?

Это мой двоюродный брат. Он живет в Москве, я у них остановился, он меня сюда и привез, я бы в жизни дорогу не нашел! — тараторил Петька. — А Таисия Никитична далеко работает?

У метро «Преображенская», там магазин где-то неподалеку есть, не то платьями торгует, не то польтами, и называется как-то… не то «Нина», не то «Зина». Одним словом, найдете!

И он вдруг захлопнул дверь, Петька и Игорь остались стоять в полной растерянности. Сведения, полученные от соседа, были явно недостаточными.

— Ладно, пошли, — громко сказал Петька, — хочешь не хочешь, а посылку и письмо надо отдать!

И они пешком спустились вниз.

Ну что, поедем искать «Нину» или «Зину», которые польтами торгуют? — засмеялся Игорь.

Попробуем! Попытка не пытка, а это уже кое-что!

А как насчет посылки и письма? Этот тип наверняка ей скажет, что приходили какие-то парни…

Организовать посылку ничего не стоит, но…

Еще не хватало! Так мы совсем запутаемся. Ты же сперва спросил Таисию Борисовну, так Никитична решит, что посылка была вовсе не ей.

Будем надеяться! Погнали, Крузик!

Возле метро «Преображенская» было довольно много магазинов, но ни «Нины», ни «Зины» они не обнаружили.

— Петь, черт с ними, с названиями, давай лучше поищем, где продают пальто и платья.

Таких магазинов тоже было немало. Они обошли все, но нигде не заметили Таисию.

Может, она вовсе и не продавщица? И трудится за кулисами? — предположил Игорь. — Вспомни Марьяну, она же в торговом зале не торчала.

Все возможно, Крузейро, все возможно, но мне почему-то кажется, что она продавщица. Чутье подсказывает!

— Ну, ты даешь! Чутье ему подсказывает!

Петька вдруг сделал шаг в сторону и обратился к немолодой даме, которая остановилась, поставив наземь две большие сумки с продуктами.

— Простите, пожалуйста, тут неподалеку есть мага зин, который называется то ли «Нина», то ли «Зина»? — с изысканной вежливостью спросил он.

— «Нина» или «Зина»? Нет, я таких не знаю… — наморщила лоб дама. — Хотя постойте, тут за углом есть магазинчик под названием «Дина».

О! Конечно! Это именно то, что нужно! — радостно воскликнул Петька.

Вы уверены, молодые люди, что вам нужна именно «Дина»? Дело в том, что там торгуют женским бельем!

У Петьки вытянулось лицо.

Нет, спасибо, наверное, это не то… Извините!

Женщина взяла сумки и собралась уходить.

Давайте, мы вам поможем! — предложил Петька.

Да нет, спасиба, не стоит! — как-то странно покосилась на него дама и прибавила шаг.

Ни одно доброе дело, Квитко, не остается безнаказанным! — заржал Игорь. — Ты хотел ей помочь, а она приняла тебя за жулика.

— О времена! О нравы! — произнес торжественно Петька, и оба покатились со смеху.

Отсмеявшись, Игорь сказал:

Знаешь, Петь, а я бы все-таки в эту «Дину» заглянул. Нина, Зина, Дина — запросто можно спутать!

А «польты» с трусами тоже легко спутать?

Да запросто! И то на себя надевают и другое!

А что, логично, Круз! Только вот…

Что?

Странно как-то, если мы туда заявимся, в магазин женского белья?

Вообще-то да! Хотя можно! Скажем, что ищем мужское белье и зашли на всякий случай!

Круз, это просто, как все гениальное! Ну, конечно! Идем!

Магазин «Дина» был маленький и изящный, полный восхитительного женского белья. За прилавком, спиной к ним, стояла продавщица. Она что-то разбирала в большой картонной коробке.

— Извините, — охрипшим голосом произнес Петька, — а у вас мужское белье есть?

Продавщица обернулась, и Петька чуть не вскрикнул. Это была Таисия.

Нет, ребятки, мужского нет!

Извините!

И Петька пулей выскочил из магазина.

Она!

И мы теперь ее фамилию знаем! — сказал Игорь.

Откуда? — разинул рот Петька.

Как откуда? Да у нее на прилавке табличка стоит: Таисия Никитична Хворова.

Круз, ты просто гений! Как ты успел заметить?

А что тут такого? — недоумевал Игорь. — Увидал табличку и прочитал.

Здорово! Теперь мы знаем ее адрес, имя, фамилию!

А что мы с этим всем делать будем?

Придумаем! Придумаем! Смотри, Круз, сосисочная! Аида?

Это можно!

Они взяли сосиски, хлеб и томатный сок. После долгих скитаний под мокрым снегом сосисочная показалась им просто раем. И сосиски были вкусные. А вот народу в этот час было совсем мало, так что они могли спокойно посидеть и поговорить.

Петь, а она не может сопоставить…

Что с чем?

Ну, то, что ей сосед расскажет, и то, что мы заходили в магазин?

Ну, даже если и сопоставит, то что?

Да ничего. Только я не понимаю, как нам быть дальше?

А дальше надо выяснить у Вероники, как она ей назвалась! Если своим именем — это одно, а если выдуманным — совсем-совсем другое!

Правильно! — восхитился Петькиной сообразительностью Игорь. — Но как ты это выяснишь? Ты же не можешь прямо сказать, как зовут ту дуру, что вам цветы подарила?

Не могу, — согласился Петька. — Только завтра — суббота, и я обещал съездить к бабкам. И конечно, загляну к Веронике, а у нее букет еще наверняка не завял. Вот я и спрошу, откуда цветочки. Так чти это не проблема. Ну что ж, Круз, дела идут, контора пишет!

Не столько пишет, сколько рыщет! — засмеялся Игорь.

Может, и так! — весело кивнул Петька.

В этот момент в сосисочную вошла… Таисия.

— Привет! — сказала она буфетчице. — Мне как всегда!

Та поставила на поднос тарелку с сосисками, стакан яблочного сока и чашку кофе. Таисия взяла поднос и села за соседний столик, не обратив на мальчиков никакого внимания. Они замерли. Таисия глянула на часы и принялась за еду.

Что это ты нынче как рано? — спросила вдруг буфетчица, подходя к Таисии.

Да мне какие-то гады два колеса прокололи, спасибо, сосед подвез, я так разнервничалась, что раньше времени есть захотелось. Я, когда нервничаю, всегда есть хочу! И потом, в такую погоду никакой торговли. За все утро только две пары трусов продала, — жаловалась она буфетчице.

Та присела за ее столик.

А я вот давно спросить хочу, выгодно это, бельишком торговать?

Да не очень…

Но все ж таки у тебя машина, как я погляжу, да и вообще ты вроде в порядке?

Так машина мне от мужа досталась. На мои заработки машину не купишь. А как нынче сосиски идут? — усмехнулась Таисия.

Тоже не больно разживешься… — махнула рукой буфетчица.

Да сейчас времена такие… Всем тяжело. Я вот тут с одной писательницей познакомилась…

С писательницей? — воскликнула буфетчица. — И чего?

Она старая уже, детективы пишет, а денег — кот наплакал. Тоже гроши получает…

Петька с Игорем замерли.

А где ж это с писателями знакомятся? — полюбопытствовала буфетчица.

Да я случайно с ней встретилась, у одних приятелей!

Петька метнул на Игоря торжествующий взгляд: мол, все правильно!

Тут в сосисочную вошел молодой парень с огромной пластиковой сумкой.

— Эй, кто тут народ кормит? — весело крикнул он.

Буфетчица, кряхтя, поднялась и пошла к стойке. Таисия тем временем все съела, выпила кофе и тоже поднялась.

Пока, Татьяна! — крикнула она буфетчице и вышла на улицу. Мальчишки вскочили. Таисия направилась к своему магазину.

Ты все понял? — спросил Петька.

А что я должен был понять?

Она не сказала, где на самом деле познакомилась с писательницей! И я просто уверен, что Веронике она назвалась как-то совсем иначе!

И что дальше?

Дальше? Я уже сказал — завтра поеду к бабкам и навещу Веронику!

Я знаю. Но, предположим, ты выяснишь, что она представилась любимой писательнице как Марья Ивановна Пупкина. Ну и что? Что мы дальше-то делать будем?

Знаешь, Круз, я не люблю загадывать. Вот узнаю, что и как, тогда и буду думать. И, кстати, Вероника может вполне подкинуть еще какие-то детали, от которых мы и будем танцевать! И потом, у нас есть координаты Таисии, так что она-то уж от нас не уйдет!

Да, ты точно оптимист! — засмеялся Игорь. — А сейчас куда?

Поехали ко мне! У меня никого дома нет. Побалдеем!

Глава 6

Происшествие в издательстве

Сначала учебного года Петька возненавидел субботы. И кому это в голову взбрело опять ввести шестидневку? Учиться по субботам особенно противно. Как хорошо было в прошлом году, а теперь…

— Петя, ты встаешь? — заглянула к нему мама. — Пора, сыночек!

Хорошо ей говорить, у нее небось сегодня нормальный выходной… Но что поделаешь, надо вставать. И еще придется как-то объяснять вчерашний прогул… Может, заболеть? Нет, нельзя, тогда он не сможет поехать к бабкам. Петька встал и, зевая, поплелся, в ванную.

Мама ждала его на кухне.

Петечка, ты почему по субботам так тяжело встаешь? Вчера унесся куда-то ни свет ни заря, а сегодня тебя не добудишься.

Потому что по субботам учиться — грех!

А ты что, правоверный еврей? — засмеялась мама. — Субботу соблюдаешь?

Нет, мама, я нормальный человек, привыкший учиться пять дней в неделю! У меня условный рефлекс — суббота свободный день!

Ладно, не ворчи! Лучше ешь!

Мам, я после школы к бабкам собираюсь, — сообщил Петька, намазывая на хлеб шоколадное масло.

Да? Вот хорошо, а то мы с папой сегодня никак не сможем к ним поехать.

«И слава богу», — подумал Петька, а вслух спросил:

Почему это?

Нас пригласили на юбилей к папиному начальнику! В ресторан «Прага».

А! Понятно!

После завтрака Петька поплелся в школу.

Квитко! — догнала его по дороге Надька Кисленкова. — Ты чего, больной?

Почему это?

Вчера тебя не было и сегодня еле ноги тащишь?

Да, чего-то мне нездоровится, — на всякий случай соврал Петька.

Так зачем идешь в школу? Лежал бы себе дома, видак смотрел.

Я, Кисленкова, человек ответственный, — назидательно произнес Петька. — И без уважительной причины занятия не пропускаю!

Ой! Ой! Кто бы говорил! Таких прогульщиков еще поискать!

Ищи, Кисленкова! Ищи, я не возражаю! А вообще… Отвяжись от меня, ладно?

Подумаешь! Уж и спросить нельзя! — передернула плечами Надька. Она была неравнодушна к Петьке, а он, кроме Лаврецкой, вообще никого не замечает. «И чего он в ней нашел?» — с обидой подумала Надя.

После уроков Петька забросил домой сумку и помчался к метро. Ему не терпелось узнать, как звали женщину, подарившую любимой писательнице роскошный букет. Чем больше он думал об этом деле, тем меньше оно ему нравилось. У кого-то, выходит, есть ключи от Вероникиной квартиры. Надо бы ей поменять замок. Но под каким предлогом? «Ничего, — решил он, — я попытаюсь его сегодня сломать, тогда она уж точно его поменяет». Петьке было неуютно при мысли, что туда в любой момент могут войти какие-то злоумышленники. Конечно, новый замок ничего не гарантирует, но все же… Дверь ему открыла прабабушка Елена Константиновна.

Петечка! Приехал! — обрадовалась она. — А Манечки нет, она в магазин пошла! Мы тебя попозже ждали! Ты голодный, наверное? Идем, я тебя покормлю!

Бабуся, я сам! И вообще, я только червячка заморю, а пообедаем уж все вместе, с бабой Маней! Ой, мои любимые ватрушки! Вот я ватрушку и съем! Ну, как дела, бабусь?

Да ничего, Петенька, живем! А ты мне книжек новых не привез?

Петька хлопнул себя по лбу.

— Ох, бабусь, прости, совсем из башки вылетело! Я для тебя пять книжек приготовил, и вот пожалуйста…

Елена Константиновна с некоторых пор пристрастилась к детективным романам, особенно она любила книги Александры Марининой. Ее внук, Петькин отец, подарил ей все книги любимой писательницы.

Ничего, Игорек мне привезет, — успокоила правнука Елена Константиновна, — а Маринина там есть?

Да нет, что-то давно ее новых книг нет, но зато у Вероники Леопольдовны роман скоро выйдет, она мне говорила!

Да уж, кто бы мог подумать, сколько лет ее знаем, а вдруг тоже писательницей стала. И неплохой, надо сказать!

— — А как у нее дела? — словно бы мимоходом поинтересовался Петька.

Да вроде бы ничего… Тут вот даже поклонница какая-то у ней объявилась… С цветами!

Ну надо же!

Да, кстати, Петечка, она просила тебя к ней зайти, когда приедешь!.

Так, может, я прямо сейчас к ней спущусь, пока бабы Мани нет? А потом все вместе пообедаем!

Что ж, спустись, только ненадолго, Манечка скоро вернется!

Я мигом, бабусь!

И Петька бросился к лифту.

Петя! Заходи, дорогой! — радостно встретила его Вероника Леопольдовна.

Здрасьте, говорят, вас поклонники цветами забрасывают! — с места в карьер сказал он, благо прабабушка облегчила его задачу.

— Да, вот, взгляни, какой роскошный букет! Действительно, в большой комнате на столе в хрустальной вазе стоял красивый букет.

Обалдеть! Да! Здорово! Вам его что, на дом прислали?

А вот и нет! Меня, Петя, скажу тебе по секрету, уже на улице узнают! Какая-то молодая женщина нечаянно толкнула у магазина, стала извиняться и вдруг говорит: «Вы Вера Ивченко?» Можешь себе представить?

Потрясающе! Вы скоро будете, как поп-звезда!

Да, как Анжелика Варум! — рассмеялась Вероника Леопольдовна.

Петька тоже захохотал, мысленно обругав себя за то, что сбил ее с нужной темы.

Ну, а дальше что?

А дальше она пошла проводить меня, взяла у меня тяжелую сумку и донесла до квартиры. А через четверть часа вернулась вот с этим букетом.

А вы?

Что я?

Вы ее к себе, надеюсь, не пригласили?

Почему надеешься? — удивилась Вероника Леопольдовна. — Я, разумеется, ее пригласила и напоила хорошим кофе! Кстати, очень милая женщина.

Но это же верх легкомыслия! — воскликнул Петька.

Петя, почему?

Ну, я не знаю… — дал задний ход Петька. — Просто я человек подозрительный.

Даже чересчур! Мы с ней так мило поговорили… Она в восторге от моих книг… И так была рада знакомству… Но при этом держалась очень ненавязчиво…

А она вам свои координаты оставила?

Она, Петя, не москвичка, в Москве просто снимает квартиру без телефона…

А как ее зовут? — с замиранием сердца поинтересовался Петька.

А зачем тебе ее имя?

Да ни за чем, просто так…

Ее зовут Полиной. Фамилию я не спрашивала, мне ни к чему.

А слежки вы больше не чувствовали?

Нет, видимо, мне что-то примерещилось.

«Как же, примерещилось, — мрачно подумал Петька. — И эта продавщица трусов, конечно, назвалась вымышленным именем… Что же понадобилось от пожилой писательницы каким-то подозрительным людям? Красть у нее явно нечего, да и ход уж слишком сложный для элементарного ограбления. Значит, в ее жизни все-таки есть какая-то тайна. А может, стоит предупредить ее? Нет, — решил он, — надо еще подождать… Жизни Вероники пока ничто не угрожает».

Ты почему нахмурился, Петя?

Да нет, я просто задумался.

О чем, если не секрет? Или о ком? — лукаво улыбнулась Вероника Леопольдовна.

Да так, ерунда! — встряхнулся Петька.

Они еще немного поговорили о разных разностях, и Петька собрался уходить.

Что-то мне ваш замок не нравится, — сказал он, берясь за ручку входной двери.

Чем же он тебе не нравится?

Хлипкий какой-то! Надо бы поменять! Знаете что, вы купите замок, а я вам его врежу. Я умею, честное слово!

Ты, может, и умеешь, да я ничего в них не смыслю. Обязательно куплю что-то не то!

Я же читал в вашей книге, помните, когда героиня приходит домой, там целое рассуждение о разных замках?

А! Ну, это несложно… У меня есть приятель, который прекрасно в них разбирается, он меня и проконсультировал… А если ты думаешь, что у меня в голове что-то отложилось, ты глубоко заблуждаешься, друг мой!

Понятно! Тогда знаете что, я сам куплю замок и сам его врежу! Годится?

О да, годится! И я немедленно дам тебе деньги!

Когда Даша вернулась из школы, она застала дома хлопочущую на кухне тетю Витю и сразу учуяла, что та не просто готовит субботний обед.

Тетя Витя, что такое? — потянула носом Даша. — Сегодня разве какой-то праздник?

Сегодня гости!

Гости? Какие гости? Кто?

Я и сама толком не знаю. Саша только предупредила, что вечером придут гости. А ты что, не рада?

Как я могу радоваться, не зная, кто придет? — пожала плечами Даша. — А Стаc еще не приходил?

Нет. Кстати, Даша, мама просила тебя сделать торт, такой, как на Новый год!

Здрасьте, я ваша тетя! Такой торт надо начинать делать накануне. Я уже не успею! Ничего, испеку безе, обойдутся гости!

И Даша полезла в холодильник за яйцами.

Постой, а желтки куда денем? — обеспокоилась тетя Витя. — В хозяйстве ничего не должно пропадать!

А мы сделаем соус сабайон с печеными яблоками. Роскошный десерт получится.

Ты умеешь делать сабайон?

Умею. Тетя Витя, я ведь до вашего приезда сама вела хозяйство и много чего умею! — гордо заявила Даша, ловко отделяя белки от желтков. Через минуту миксер уже гудел у нее в руках. — Тетя Витя, вы не думайте, я сейчас с безе управлюсь и вам помогу.

Вот и хорошо, а то я много чего затеяла…

Интересно, кто же все-таки будет?

Знаю только, что Сонечка придет.

Бабушка? Отлично, я сейчас у нее все и выясню!

Даша потянулась за телефонной трубкой.

Погоди, торопыга! С миксером как звонить?

— Ой, да, он же шумит! — рассмеялась Даша. — Ладно, успею узнать!

Она выстелила бумагой противень и принялась выкладывать сладкую массу изящными шапочками.

— Смотри-ка, как ровно получается! — умилилась тетя Витя.

Управившись с безе, Даша позвонила бабушке.

Бабуль, привет! Ты, говорят, к нам сегодня собираешься?

Собираюсь, Дашутка, а что?

Я просто хотела узнать, кто придет в гости, а то тетя Витя не в курсе.

Как, ты не знаешь? Вернулась из Финляндии чета Старшиновых!

Ух ты, здорово!

А еще будет Наденька.

С Карло?

Да нет, он сейчас в Италии.

Жалко, он такой славный.

Внука, мне сейчас некогда с тобой разговаривать, у меня еще одна ученица придет минут через пять! Все, Данчик, до вечера!

Несмотря на то что Софья Осиповна отсутствовала почти полгода, большинство прежних учеников к ней вернулись, и она опять была очень занята.

Ну что, — спросила тетя Витя, — все выяснила?

Ага!

Даша, «ага» тебе не идет!

Ладно, тетя Витя! Больше не буду!

Так кто же сегодня будет? — полюбопытствовала тетя Витя.

Старшиновы, это мамины друзья, они два года прожили в Финляндии. Очень милые, и он, и она. А еще Надя будет, ну, Надю вы знаете! Но без Карло.

Я знаю, он в Италии.

Мамина подруга Надя была замужем за итальянцем Карло, очень хорошим художником. Даша просто обожала Надю. Особенно с тех пор, как они вместе ездили в Братушев.

Даша с удвоенной энергией взялась помогать тете Вите.

А мама где? — спохватилась она вдруг. — Сегодня же суббота, а я ее и не видела!

Они с Кириллом на ту квартиру поехали!

Ой, бессовестные! — всплеснула руками Даша. — А я?

Тут появился Стаc.

— Что это тут у вас? Маланьина свадьба ожидается?

— У нас гости! А родители наши… У меня просто слов нет!

Что такое?

Представляешь, Стасик, они на новую квартиру поехали! Без нас!

Ну и что? Если хочешь, давай завтра сами туда смотаемся?

Давай, но это не то… У них же, наверное, есть какие-то свои идеи, как, что… А вдвоем мы просто поглядим, что сделано, и все… — с обидой в голосе сказала Даша. — Мы там какой ремонт провернули, а они…

Дашенька, — вмешалась тетя Витя. — Ну сама посуди — нынче суббота, вы учитесь, а у них выходной!

Ладно, посужу! — буркнула Даша и сквозь стекло заглянула в духовку. — Готово!

О! Безе! — закричал Стаc.

Не трогай, им же еще остыть надо!

Да что ж я, ненормальный? А вообще, меня сегодня тут кормить будут?

Будут, будут! — засуетилась тетя Витя.

После обеда Даша со Стасом раздвинули стол в большой комнате, красиво накрыли его, собрали со всей квартиры стулья.

Как хорошо, — вздохнул вдруг Стаc. — Я люблю, когда гости… Пока мама была жива, у нас тоже бывали гости. А потом…

И я люблю гостей… Но в последнее время мама столько работает… Тут у нас тесновато, а вот на Фрунзенской вообще балы закатывать можно!

Это да…

Разговор был прерван появлением Александры Павловны и Кирилла Юрьевича.

О, да тут уже все готово! — восторженно закричала Александра Павловна.

Мама, почему вы поехали на новую квартиру без нас? — возмущенно спросила Даша.

Данчик, прости, но вы же были в школе, а у нас как раз выдалось свободное время… Если хотите, можем завтра опять туда съездить! Мне там так нравится! Один вид из окон чего стоит! Река! Парк!

Действительно, Сашенька, давай завтра свозим туда ребят, — улыбнулся Кирилл Юрьевич. — А то не справедливо получается…

Да, да, непременно! Никто мне не звонил?

Нет, никто!

И слава богу! Кирилл! Немедленно иди бриться!

Хочешь показать меня своим Старшиновым во всей красе? — усмехнулся Кирилл Юрьевич.

Вот именно! И кто меня за это осудит?

Гости собрались к половине восьмого. Было шумно, весело, вкусно.

До чего ж я рада, что мы наконец дома! — время от времени восклицала хорошенькая нарядная Белла Андреевна Старшинова. — Мне уже казалось, я не дождусь этого дня. И как я по всем вам соскучилась! Сашка, Надька! Великое дело — старые подруги! Но главное — говорить на своем языке.

Я тебя понимаю, — кивнула Надя. — Я как пожила в Италии полгода, затосковала — просто смерть! А ведь сперва мне показалось, что я в рай попала — солнышко, покой, Рим, Флоренция, Неаполь… Но полгода жизни в чужой стране, и я уже просто выла на луну! С тех пор и мотаемся так: Рим — Москва. Карло тоже без своей Италии чахнет…

А думаете, в Австралии легче? — вступила в разговор Софья Осиповна. — Первые два месяца не успеваешь рот закрывать, столько всего интересного, такая экзотика, даже летом зима, а зимой лето. Кенгуру скачут, коалы на эвкалиптах висят, попугаев тьма-тьмущая, океан, страна восхитительная, но в какой-то момент мне так все надоело! Захотелось домой, к своим…

Да тут одни патриоты собрались! — рассмеялся Олег Старшинов. — Если бы нас в свое время не держали тут силком, может, и не рвались бы люди так за границу, как рвались несколько лет назад…

А я вот никогда не была за границей, — тихонько вздохнула тетя Витя.

— Еще поедете! — сказала Александра Павловна. — Мы вас летом куда-нибудь с Дашкой отправим! Стасик ведь будет поступать, а ей скучно будет все лето на одном месте сидеть!

У тети Вити глаза полезли на лоб.

Саша! — только и проговорила она.

А что? По-моему, отличная мысль, — засмеялся Кирилл Юрьевич. — Скажем, в Германию. Даша не плохо говорит по-немецки… Вполне можно устроить.

«Германия? Это же так близко от Бельгии, — мелькнуло у Даши в голове. — Правда, на лето Юра-то уж точно приедет в Москву… А, ладно, что загадывать заранее. До тех пор еще столько воды утечет…» За этими мыслями она и не заметила, как разговор перешел на какие-то совсем другие темы, она думала о своем, не прислушиваясь, но вдруг одна фраза привлекла ее внимание. Софья Осиповна говорила:

… Можете себе представить, украли все экземпляры и дискету, и в компьютере все стерли! Бред какой-то! Зачем кому-то мог понадобиться детективный роман?

Какой роман? — встрепенулась Даша. И тут же получила пинок от Стаса. — Ты чего?

Молчи, не перебивай, — шепнул он ей.

Ну, мало ли… Может, кто-нибудь из зависти… — предположила Надя. — Даже скорее всего. Допустим, в этом самом издательстве работает какая-то ее недоброжелательница, вот она и решила устроить пакость…

Это уж как-то очень глупо! — протянул Олег Старшинов.

А если она не просто завистница, а сумасшедшая?

Это уже больше похоже на правду! — сказала Софья Осиповна. — Но в издательстве все в полной оторопи! Даже не знают, как сказать автору!

Ну, значит, там работают полные кретины! Ведь у автора-то наверняка есть экземпляр, так что восстановить текст ничего не стоит!

Просто они растерялись. Разумеется, они обратятся к автору, что им еще остается.

А кто автор-то? Я прослушала! — не выдержала Даша.

Да какая-то Вера Ивченко, я этих писателей совсем не знаю! — ответила Софья Осиповна.

А откуда ты узнала про это, баб?

Как откуда? От Ирочки, моей ученицы. Она в этом издательстве служит.

Даша испуганно взглянула на Стаса. Он кивнул. Она быстро выскочила из-за стола, поняв, что разговор опять перескочил на что-то другое. Стаc вышел за ней.

Стасик! Что это такое? Надо что-то делать! Вероника еще ничего не знает, а может, у нее уже украли экземпляр! Давай позвоним Петьке!

Да, верно! Пусть он ее предупредит!

Даша набрала номер. Но у Петьки было занято.

Стасик, ты тоже считаешь, что это какая-то завистливая идиотка сделала?

Не имею понятия, кто это сделал! А главное — зачем? Это мне совершенно неясно. Глупость, да и только. Давай, набери еще разок!

Даша! Стасик! Куда вы подевались? — крикнул из комнаты Кирилл Юрьевич.

Стаc! Иди к гостям, а я пока позвоню. Не надо привлекать внимание! Скажи, что я объелась!

Ну вот еще, там Старшиновы потрясный торт принесли, что ж тебе, не есть его? — позаботился о сестренке Стаc.

Тоже верно. Ну скажи, что у меня голова разболелась. К торту голова пройдет!

Ладно!

Даша закрылась в своей комнате и опять набрала Петькин номер. Наконец Петька взял трубку.

Алло!

Петь, это я!

Лавря? Привет! Что стряслось?

Петька, я сейчас совершенно случайно узнала, что в издательстве кто-то украл все экземпляры Вероникиной рукописи, дискету, и все стерли в компьютере!

Что? — закричал Петька. — Повтори, что ты сказала!

Даша повторила все слово в слово.

Как ты узнала?

Бабушке рассказала ее ученица, которая работает в этом издательстве.

Значит, теперь все пропало?

Нет, если у Вероники сохранился хоть один экземпляр.

Что же делать? Вообще-то я сегодня у нее был! Она еще не в курсе! Как же быть? Позвонить ей?

Петька, не надо!

Почему?

Лучше утром… А то каково ей будет ночью одной?

Да, Лавря, ты права… Боюсь, что все это связано…

Конечно! И скорее всего тетка с цветами выкрала у нее рукопись, а та могла и не заметить! Не будет же она все время проверять какой-то черновик?

Зришь в корень, Лавря. Ну ничего, если так, я выведу эту бабу на чистую воду! У нас хотя бы есть зацепка! Если издательство обратится в милицию, мы им поможем, а то и сами распутаем всю цепочку. Но знаешь, мне кажется, не стоит говорить Веронике раньше времени, пусть ей позвонят из издательства!

Петь, а если рукопись еще не украли?

Нет, боюсь, Лавря, что рукопись уже украли, иначе не имело бы смысла устраивать все это в издательстве! Они, наверное, убедились, что в квартире у нее только один или два экземпляра, выкрали их, а потом уж… Но кому и зачем это нужно? Непонятная история! Ох, Лавря, не нравится мне это! Как ты думаешь, ученица твоей бабушки в случае чего согласится нам помочь?

А я почем знаю? Но думаю, — вряд ли.

Почему?

Ас какой стати она будет помогать неизвестным подросткам?

Почему это неизвестным? Если надо, мы ей можем показать и благодарности от милиции, и статью Медынского…

Погоди, Петька, не горячись. Зачем тебе какая-то Ирочка, если у тебя есть сама Вероника? Она-то уж точно все тебе расскажет, что нужно…

Да, может, ты и права, я просто жутко разволновался! А главное — мотивы неясны.

Петь, вообще-то у нас гости, я не могу очень долго разговаривать, давай утром созвонимся.

Скажи еще, что утро вечера мудренее, — проворчал Петька.

— Скажу! Ну, пока, Петюня!

И Даша вернулась к гостям.

Глава 7

Точный ход

Новость, сообщенная Лаврей, совершенно выбила Петьку из колеи. Зачем, ну зачем нужно похищать Вероникин роман? Бред сивой кобылы! Выпустить его в другом издательстве под другой фамилией? Опять-таки бред! А может, это месть? Кто-то решил отомстить Веронике таким вот сложным и странным способом? Тоже глупость несусветная. И потом, почему именно этот роман наметили жертвой, а не один из трех предыдущих? Ага, может, в этом романе есть что-то такое, что не должно увидеть свет? Но кто может это знать? Только Вероника и сотрудники издательства. А вот это уже интересно. Работник издательства! Именно кто-то из своих и мог учинить все это. Ведь там наверняка есть охранники, и вряд ли человек с улицы имеет доступ к компьютерам. И тут Петьку осенило. Надо немедленно позвонить Денису. Его старший брат Борис Валентинович — крупный издатель, уж он-то эту кухню знает. — Алло!

Денис, ты?

Петь, что-то случилось?

Да, и мне срочно нужно с тобой проконсультироваться!

По телефону можно?

— Запросто. Слушай, Денис, мне сейчас звонила Лавря…

И Петька рассказал Денису все, что узнал от Даши.

С ума сойти! Первый раз такое слышу! — поразился Денис. — Очень странная история. А что ты хотел узнать у меня?

Ну, в принципе я не очень знаком с издательствами…

А, понял.

Ты вот что мне скажи, там охрана есть?

Должна быть, конечно. Это крупное издательство? Как оно называется?

«Лабиринт».

Да, это крупное издательство, я знаю. Там наверняка есть охрана. Я уже угадываю твою мысль. Ты считаешь, что это сделал кто-то из своих, да?

Конечно!

Похоже на правду. Даже если допустить, что кто-то проник в здание, то сделать это можно было только либо до, либо после рабочего дня, хотя… Если издательство крупное, то там и народу много толчется, двери комнат обычно днем не запираются, и войти в тот или иной кабинет ничего не стоит, особенно если знать, где что лежит…

Иными словами, даже если это сделал посторонний, то скорее всего кто-то из издательских ему помог.

Боюсь, что так. Кстати, за хорошие деньги это вполне мог сделать даже кто-то из курьеров, например… Теперь ведь с компьютерами жук и жаба обращаться умеют. Но, Петя, в милицию издательство врядли захочет заявить.

Почему?

Думаю, они попробуют сами разобраться или же наймут частного детектива. Не захотят они, чтобы милиция у них шуровала.

Понятно…

Главное, чтобы у Вероники были экземпляры, тогда это все чепуха… Петь, а она на компьютере работает?

Нет, от руки пишет, по старинке, а потом отдает кому-то на компьютере набирать.

Петя, это шанс! — воскликнул Денис.

Думаешь, они не скумекают?

А вдруг?

Маловероятно, но все-таки это выход. Может, они туда еще не добрались. Откуда им знать, кто набирает текст для Вероники? Даже я этого не знаю!

А выяснить можешь? Эх, если б нам удалось их опередить!

Но как? Не могу ж я ей просто позвонить… Хотя постой, Денис, у меня гениальная идея! Я прямо сейчас ей звякну и спрошу, не даст ли она для Мелешина свою машинистку или компьютерщицу, а?

Правильно! Не факт, конечно, что она даст, но… По крайней мере шанс! Давай, звони! Сейчас еще не очень поздно! А потом перезвони мне, ладно?

Ладно! — Петька дрожащей рукой набрал номер. — Вероника Леопольдовна! Добрый вечер!

Петя? Что-то случилось? Мы же недавно расстались! — рассмеялась пожилая дама.

«Еще ничего не знает, — подумал Петька. — Слава богу!»

Нет, ничего не случилось, просто у меня тут одно дело возникло… Помните, я вам говорил про писателя Мелешина? Он сосед Лаврецких по новой квартире…

Да, что-то припоминаю. Кажется, он хотел о тебе писать?

Собирался вроде… Но дело не в этом. Понимаете, ему нужна машинистка… Та, с которой он работал, заболела…

И тут вдруг Петьке пришло в голову, что, если телефон Вероники прослушивают… А еще «жучки» понапиханы…

Ой, извините, Вероника Леопольдовна, вот Василий Константинович говорит, что уже не нужно, его жена уже нашла… Извините меня, пожалуйста.

Да ничего, Петя, бывает!

Ну, тогда спокойной ночи!

Спокойной ночи, Петя.

Петька повесил трубку. Черт, какого же он мог свалять дурака! Но все же это — единственный шанс сберечь написанный роман… Он опять позвонил Денису.

Ну что, узнал? — спросил Денис.

Нет. Я как только ее спросил, так подумал, что если нас кто-то слушает…

Точно! — закричал Денис. — Значит, ты не успел ничего узнать?

Не успел!

С одной стороны, хорошо, хотя навести их на эту мысль мог вполне успеть…

То-то и оно! Вот уж точно, поспешишь — людей насмешишь. Ничего, мы еще узнаем про эту машинистку.

Как?

Ну, самое позднее в понедельник Веронике должны будут сказать о случившемся, так?

Так!

Вот когда все начнут метаться, я под шумок и спрошу у нее, но лично, а не по телефону.

Петь, у меня вот какая мысль созрела, а что, если привлечь к этому твою бабу Маню, а?

Бабу Маню? — чрезвычайно удивился Петька.

Ну да! Ты вполне можешь ей рассказать все, что случилось. Она же дружит с Вероникой и захочет ей помочь. Вот пусть прямо сейчас спросит у нее про машинистку! Пусть придумает, кому может машинистка понадобиться…

Слушай, Денис! Это просто здорово! Баба Маня, она может! Сию минуту звоню ей!

А потом мне!

Обязательно! — пообещал Петька и повесил трубку, а затем набрал номер бабок.

Баба Маня сама взяла трубку.

Слушаю!

Баба Маня!

Петька, ты? Что это с тобой? Только недавно уехал и опять звонишь? Родители не вернулись?

К счастью, нет! Баба Маня, у меня к тебе такое серьезное дело, ты даже не представляешь себе!

Петька, что случилось?

Только ты не повторяй, незачем бабусе волноваться!

Ну, говори же, не тяни жилы!

Баба Маня, у Вероники большие неприятности!

Что? У Вероники? Да я с ней полчаса назад говорила, у нее было отличное настроение!

Она еще не знает! Баба Маня, я случайно услышал, вернее не я, а Лавря, что в издательстве выкрали все экземпляры ее последнего романа, дискеты и даже в компьютере все уничтожили!

Боже мой, Петя, но кому это нужно?

Это сейчас второй вопрос! Главное — сохранить хоть один экземпляр.

Но у нее-то самой наверняка есть хотя бы один!

Существует подозрение, что у нее его уже украли!

Петя, что ты говоришь? У кого существует подозрение?

У меня!

Но почему?

Не знаю, это быстро не объяснишь, а сейчас нельзя время терять!

Но что ты от меня-то хочешь? Чтобы я выяснила, не украли ли у нее рукопись?

Нет, и это сейчас не так важно! Главное — выяснить у нее координаты ее машинистки. Она печатает на компьютере, может, до него еще никто не добрался и сама она еще не стерла… Прошу тебя, позвони и под каким-нибудь предлогом…

Петька, помолчи и послушай меня! Мне ничего разузнавать не нужно! Это я порекомендовала Людочку Веронике. Это моя хорошая знакомая!

Баба Маня!

У нее, к сожалению, нет домашнего телефона, только рабочий, а живет она далеко, на Ленинском, там, где Дом фарфора.

Черт, завтра же нерабочий день. А компьютер у нее дома?

То-то и оно, что на работе!

А где она работает?

Точно не знаю, в каком-то институте…

— Значит, и эти люди не смогут до понедельника пробраться к компьютеру… Баба Маня, а адрес этой Людочки ты знаешь?

— Конечно, я сейчас найду в книжке… Так, так… Вот…

И баба Маня продиктовала Петьке адрес Людочки.

Петька, а милиция?

Ну не я же должен туда обратиться, правда? Мне важно спасти рукопись, а остальное пусть делают те, кому положено. Я только с утра смотаюсь к твоей Людочке, и все дела!

Петька, обещай мне, что ты этим и ограничишься?

Обещаю, баба Маня!

Клянешься?

Баба Маня, это глупо. Я просто даю тебе слово. Этого хватит!

Ну, бог с тобой! Да, Петя, ты мне вот что скажи: кому и зачем понадобилось Вероникино творение? Она хоть и моя подруга, но все-таки не Лев Толстой…

А разве у Льва Толстого кто-то когда-то тибрил рукописи?

Да ну тебя, баламут! — рассмеялась баба Маня. — Но на мой вопрос ты не ответил.

Потому что у меня на твой вопрос ответа нет. Я и сам теряюсь в догадках. Да, скажи, а эта Людочка, она одна живет?

Да, одна.

Значит, никто мне уши не надерет, если я заявлюсь к ней с утра пораньше?

Ох, я просто мечтаю, чтобы тебе кто-нибудь уже надрал уши!

Поговорив с бабой Маней, Петька опять позвонил Денису и рассказал, как удачно все сложилось.

— Петь, я завтра поеду с тобой к этой Людочке. Одна голова хорошо — а две лучше.

И они договорились встретиться с утра в метро, с тем чтобы к восьми прибыть к Людочке.

Родители сегодня поздно вернутся, завтра поздно встанут, так что я без проблем смоюсь из дома, — сказал Петька.

А у меня с этим вообще проблем нет! — не без горечи сказал Денис.

Петь, звони! — шепнул Денис.

Сейчас! — собрался с духом Петька. И нажал на кнопку звонка. Ни ответа, ни привета. Петька растерянно оглянулся на Дениса.

Она еще спит! Воскресенье же! — подбодрил его Денис.

После второго, более долгого, звонка за дверью послышалась какая-то возня и сонный женский голос спросил:

Кто там?

Людмила Викторовна, я к вам от Марии Львовны!

От Марии Львовны?

Да, от Марии Львовны Квитко! Я ее внук! У меня к вам срочное дело!

Дверь наконец приоткрылась. В щель просунулась всклокоченная голова.

Что вы хотите?

Поговорить! Очень нужно!

А второй кто?

Это мой друг, у нас к вам дело!

А как ты докажешь, что ты внук Марии Львовны?

Если бы у вас был телефон, я бы попросил вас с ней связаться, а так… Ничем не могу доказать!

Но именно это почему-то смягчило Людмилу Викторовну.

— Ладно, только подождите минутку, я хоть халат накину!

Дверь закрылась. Прошло минут пять, прежде чем она открылась снова.

— Вы еще тут? Заходите!

Теперь женщина была в халате, причесана, и постель в комнате была застелена.

Что же вас привело в такую рань? — спросила женщина, пока они раздевались.

Очень важное дело!

Мария Львовна нашла мне еще работу?

Нет, не то… — Петька пригладил волосы. И шагнул в комнату.

Садитесь, — сказала Людмила Викторовна, указывая на старенький диван. — И рассказывайте.

Людмила Викторовна, — начал Петька, — вы ведь знаете Веронику Леопольдовну?

Ну, разумеется, я для нее печатаю…

Так вот, тут такая история… Мне вчера совершенно случайно стало известно, что в издательстве «Лабиринт» пропали все экземпляры последнего ее романа. Подчистую!

А дискета?

И дискета! И в компьютере все стерто!

Боже мой! Но это не беда! У меня-то в компьютере все сохранилось!

Если похитители еще не добрались до вашего компьютера, тогда это единственный шанс спасти роман! Надо как можно скорее сбросить все на дискету, а мы уж ее спрячем так, что ни одна живая душа не доберется!

Но раньше завтрашнего дня это невозможно!

Вы уверены?

Конечно, уверена, у нас до понедельника все опечатано.

Хорошо, как говорится, доживем до понедельника, но, умоляю вас, постарайтесь как можно раньше попасть на работу, одной из первых!

Хорошо, я постараюсь! Но скажите, а что же с Вероникой Леопольдовной? В каком она состоянии?

Она ничего еще не знает и, думаю, не узнает до понедельника. Хорошо бы к тому времени, как она узнает, дискета была бы у нас…

Но как же так? Она не знает, а вы знаете?

Дело в том, что у нашей подруги бабушка преподает немецкий. А одна из ее учениц работает в том самом издательстве. Она рассказала об этом своей преподавательнице, а та — своей внучке… Мы все, наша компания, очень дружим с Вероникой Леопольдовной…

Понятно. Но как вам пришло в голову обратиться ко мне?

Очень просто… — Петька рассказал ей о разговоре с бабой Маней.

Да, Мария Львовна говорила, что у нее внук очень бедовый… — улыбнулась Людмила Викторовна. — Но скажите мне, мальчики, кому и зачем понадобилось все это?

Если бы мы знали… Да, кстати, Людмила Викторовна, не исключено, что к вам обратится еще кто-то…

Кто? — испуганно воскликнула Людмила Викторовна.

Ну, либо из издательства кто-нибудь вас разыщет, либо те, кто спер все…

Но у самой Вероники Леопольдовны должен остаться экземпляр!

Боюсь, что его там уже нет! Есть такое подозрение, что этот экземпляр тоже свистнули!

С ума сойти! Но как же… Мальчики, я боюсь!

Бояться не стоит, но все же… У вас есть какие-то родственники или знакомые, у которых вы могли бы побыть до завтра?

Есть, конечно.

Вот и хороню! Только не рассказывайте им ничего. На всякий пожарный случай.

Но вообще-то вы не волнуйтесь, — подал голос Денис. — Откуда им всем про вас узнать? Мария Львовна ничего не скажет, а к Веронике Леопольдовне они вряд ли с таким вопросом сунутся.

Вы думаете? А вдруг они так же, как вы, решат спросить у нее телефон машинистки? Она же знает, как мне нужны деньги, и, конечно, даст телефон…

А она знает ваш адрес? — быстро спросил Денис.

Нет, адреса она не знает, только рабочий телефон.

Тогда вам нечего бояться! Раньше завтрашнего дня к вам никто не сунется, а к тому времени вы уже с чистой совестью ответите им, что давно стерли все. Мы приедем за дискетой. Договорились?

Да! Разумеется. — Она глянула на часы. — Ребятки, вы вот что… Посидите тут, а я на минутку забегу к соседке, мне нужно… Хорошо?

Хорошо, — пожал плечами Петька. Денис взглянул на него с некоторым удивлением. Едва дверь за хозяйкой квартиры закрылась, Петька прошептал:

Наверняка побежала бабе Мане звонить! Проверяет!

И хорошо! Значит, бдительная! Это в нашем деле не помешает. Пусть убедится! Ох, я дурак, она ж могла по моему сотовому позвонить.

А что, если она в милицию звонит?

Ты сдурел?

Почему? Помнишь, когда тебя похитили и мы пустились на поиски, нас приняли за банду подростков и вызвали ментов?

Еще бы не помнить, — усмехнулся Денис, — но это не тот случай.

Вскоре Людмила Викторовна вернулась, и вид у нее был весьма довольный.

Вы, наверное, бабе Мане звонили? — поинтересовался Петька с едва уловимой насмешкой в голосе.

Честно признаться, да. Вы уж не сердитесь, ребятки…

Да нет, все нормально, только одну ошибку вы все-таки допустили…

Какую?

Если вы нас в чем-то подозревали, зачем же оставили одних в квартире?

Ох, верно! Я так растерялась, что мне это в голову не пришло… Зато теперь я спокойна. И я уже договорилась с подругой, что приеду к ней сегодня с ночевкой. На всякий случай.

Правильно. Ну, Людмила Викторовна, спасибо вам. Мы пойдем.

А может, чайку?

Нет, спасибо, нам пора.

Петя, оставьте мне на всякий случай ваш телефон.

Обязательно! Конечно!

Она записала телефоны Петьки и Дениса. И на этом они расстались.

Кажется, порядок! — потирал руки Петька, когда они вышли на улицу. — Между прочим, очень интересное дело, скажи, Денис?

В высшей степени! Вот бы докопаться, кто за всем этим стоит!

У меня мелькнула одна идея…

Выкладывай!

У нас есть одна неиспользованная пока возможность… Та самая ученица Лавриной бабки… Она работает в этом издательстве. Она рассказала обо всем Софье Осиповне, иными словами, она в преступлении не заметана, иначе бы она помалкивала в тряпочку, — рассуждал Петька.

Но, чтобы к ней подобраться, надо поговорить с Дашей.

Не обязательно, я могу к Софье Осиповне и сам обратиться, это такая клевая тетка!

Да, но Даша может обидеться.

Думаешь?

Запросто!

Ладно, это мы еще успеем. И кстати, лучше нам выждать! Ну что нового она сообщит нам сегодня? Все события развернутся завтра!

Ну, может, они и сегодня в издательстве носом землю роют, но рядовые служащие вряд ли об этом знают. А завтра, как бы то ни было, а шепоток пойдет, пойдет…

Да, это уж точно… Кстати, давай позвоним Даше, надо бы нам собраться, все обсудить…

Только сейчас еще рано. У них наверняка все спят. — Я предлагаю собраться у меня, — сказал Денис. — Бориса опять нет. А после вчерашнего Дашка уж наверняка проснулась. Поехали ко мне, от меня и позвоним.

Понимаешь, какое дело… Я сегодня из дому втихаря смылся. Родители обидятся… Давай мы сейчас разбежимся, а потом уж соберемся у тебя. Идет?

Идет!

Глава 8

Вам охота рыться в прошлом?

Перед тем как вернуться домой, Петька забежал в булочную, купил свежего хлеба. Если родители еще не встали, они решат, что он просто выскочил за хлебом. И его маневр удался. Мама и папа спали. Тогда он, стараясь не шуметь, накрыл на стол и тихонько юркнул в свою комнату. И позвонил Даше. Трубку сразу взял Стаc.

Петро, ты?

Я! Стаc, вы еще спите?

Я уже не сплю, а остальных пока не слышно. Есть какие-то соображения по поводу вчерашнего?

Не только соображения! Мы с Денисом сегодня с утра уже кое-что провернули!

Петька рассказал Стасу о визите к Людмиле Викторовне.

Гениально, Петро! Просто здорово! Действительно, есть шанс сберечь для русской литературы очередной шедевр госпожи Ивченко!

Стаc, пусть это даже никакая не литература, но Вероника Леопольдовна…

Не обижайся, Петь, это я так, ради красного словца. Не думай, что я не понимаю. А ты и вправду большой молодчина!

Стасик, мы хотим нынче собраться у Дениса, все обсудить… Ты-то с нами?

Да! Дело уж больно интересное!

Здорово! — обрадовался Петька. — Тогда в два часа у Дениса, а я пока позвоню Ольге и Крузу!

Ладно, Мегрэ! Пока!

Петька позвонил Оле, но оказалось, что она уехала с родителями куда-то за город, и ее бабушка понятия не имела, когда они вернутся. Игорь Крузенштерн еще спал.

Петь, ты, что ли? Чего в такую рань звонишь?

Какая рань, Круз? Очнись! Половина одиннадцатого! Дело есть!

Дело? Что-то с Вероникой? — сразу проснулся Игорь.

Петька вкратце изложил последние новости.

Ну, ни фига себе! А почему у Дениса собираемся?

Потому что он один, а сегодня воскресенье, все родаки дома сидят!

А! Понял! Хорошо, буду!

Едва Петька положил трубку, как в комнату вошла мама.

— Петечка, умничка моя, даже за хлебом сбегал, — умилилась мама. — Ты уж, наверное, помираешь с голоду? Через пять минут будем завтракать!

Отлично, никто его отсутствия даже не заметил!

К двум все, кроме Оли, собрались у Дениса.

Интересно, а в институт, где эта машинистка работает, в воскресенье нельзя проникнуть? За деньги, например? — спросила Даша.

Ну, за деньги у нас все можно… — заметил Стаc. — Так что не исключено…

Но тогда это катастрофа! — закричал Петька.

Да, надо было уговорить ее сегодня заглянуть на работу!

Легко сказать! Она утверждает, что до понедельника у них там все опечатано! — проговорил Петька.

Опечатано! Теоретически и в «Лабиринте» тоже есть охрана… — заметил Стаc. — Но… что сделано, то сделано! Придется потерпеть до завтра!

А я, — вступила в разговор Даша, — пока то да се, расспрошу бабушку об этой ее ученице. Вдруг она согласится нам помочь?

Это было бы клево!

Тогда я прямо сейчас звякну бабушке, — и Даша набрала номер Софьи Осиповны. — Бабуля, это я! Ты одна, говорить можешь?

Данчик, тебе охота посекретничать? — воодушевилась Софья Осиповна.

Не совсем! Бабуля, а что собой представляет эта твоя Ирочка?

Ирочка? Какая Ирочка?

Ну, твоя ученица, которая работает в «Лабиринте»?

Даша, зачем тебе это? Опять какие-то детективы? Неужто ты полагаешь, что там не разберутся без тебя?

Бабуль, ты понимаешь… Дело в том, что мы все хорошо знаем эту писательницу, мы, можно сказать, дружим с ней! Просто ты уезжала, ты не знаешь… Она живет в одном подъезде с Петькиными бабками и вообще… Мы хотим ей помочь, ты сама подумай, человек столько работал над этой рукописью — и вдруг…

Ну, допустим. Но что вам может понадобиться от Ирочки? И потом, мне неловко, она мне сказала…

Но разве она просила тебя делать из этого великую тайну?

Да нет…

Вот видишь! И потом, я просто на всякий случай хочу узнать, что она за человек!

Данчик, неужто ты ее подозреваешь?

Нет, нет, бабушка! Если б она была в этом замешана, то не стала бы тебе рассказывать эту историю, это даже козе понятно!

Козе? — рассмеялась Софья Осиповна.

Бабушка, не обращай внимания, у меня просто вырвалось!

Ну что ж, коза так коза! Знаешь, какие красивые козы в Австралии? Ладно, вернемся от коз к нашим баранам! Так вот, Ирочка — очень милая молодая женщина, собирается замуж за австрияка, работой своей тяготится, ибо приходится редактировать всякую муть, как она сама выражается, однако в наше время филологу безумно трудно найти работу. Ну, что еще? Человек она интеллигентный, порядочный, мягкий…

А она, в случае чего, согласится нам помочь?

Даша, умоляю, не лезьте вы в это дело! Ты же мне обещала!

Бабуля, я не полезу, сдержу слово, но не могу же я запретить Петьке, Крузу и Денису заниматься этим делом! Не могу!

А Стаc? Я надеюсь, он не с ними?

Стаc? Бабуля, ты смеешься! Стаc день и ночь корпит над учебниками. Он уже давно ни во что не вмешивается!

Стаc согнулся от смеха. Остальные тоже засмеялись.

И то слава богу! Так все-таки, что ты от меня требуешь?

Я ничего не требую! Я прошу… Можно ли нам будет обратиться к твоей Ирочке, если не будет другого выхода?

Для начала я должна буду с ней переговорить! Иначе я попаду в очень неловкое положение!

Ладно, баб, не надо! Бог с ней, с твоей Ирочкой, обойдемся как-нибудь без нее, — с раздражением проговорила Даша.

Даша, ты же мне обещала!

Хорошо, баб, мои друзья обойдутся без твоей Ирочки! Ты удовлетворена?

Нет, Даша, нет! Я волнуюсь! Вы опять лезете в какую-то криминальную историю!

Бабушка, ну где ты видишь криминал? Уперли рукопись из издательства, большое дело. Да для нашей компании это просто семечки. Ладно, пока!

И Даша первой повесила трубку.

— Сестренка, мне не понравилось, как ты с бабушкой разговаривала, — довольно строго заметил Стаc.

— А чего она…

Она беспокоится! И это вполне естественно! А ты пристала с ножом к горлу — подайте мне Ирочку! Не нужна нам Ирочка, обойдемся. Да она скорее всего и побоится лезть в это дело, зачем ей лишняя головная боль? Но с бабушкой надо помириться.

Хорошо, попозже я ей позвоню!

Итак, какие еще будут идеи и предложения? — Стаc, на правах старшего, взял на себя роль ведущего.

Хорошо бы узнать, где это издательство! — подал голос Игорь Крузенштерн.

Нет проблем, в книжках наверняка есть адрес, — со знанием дела заявил Денис. — Сейчас взгляну!

Он вышел в коридор, где по стенам стояли книжные полки, и вскоре вернулся с какой-то книгой издательства «Лабиринт».

Ага, вот! Волгоградский проспект!

Итак, это хоть и не близко, но зато мы уже знаем адрес! — обрадовался Стаc.

Но ведь там охрана, и нас туда все равно не пустят! — пожал плечами Игорь. — Только если проследить за кем-то…

Вот именно! — воскликнул Денис.

Хорошо! Завтра утром Петро узнает, как обстоят дела у Людочки, — продолжал Стаc.

Ой, Петь, я с тобой поеду! — закричала Даша. — Иначе я сойду с ума!

Нет, Лавря, я тебя не возьму! Незачем! Прямо от туда я вернусь в школу. Чтобы зря не прогуливать.

Это если там все в полном порядке, а если нет? Кстати, стереть роман в компьютере можно и совершенно случайно! Представьте себе, кто-то обнаружил в научном институте, что в компьютере какая-то посторонняя фигня, и стер спокойненько! — предположил Игорь.

Ну это вряд ли, — отмахнулся Петька, — скорее уж неумеха какая-нибудь за компьютер сядет… Но это все маловероятно.

А меня, знаете, что волнует, — задумчиво проговорила Даша, — как они Веронике про это скажут? Ее ведь инфаркт хватить может…

Нет, инфаркт ее не тогда хватит, ведь она будет думать, что у нее есть запасной экземпляр, а вот когда она обнаружит, что и он пропал… — мрачно проговорил Стаc.

Да, вы правы, — согласился Петька. — В таком случае я от Людочки поеду прямо к ней, чтобы сразу ее успокоить.

Петька, я с тобой! — воскликнула Даша. — Если ей станет плохо, от меня больше толку будет! Стаc, скажи ему!

Ну, вообще-то в этом есть смысл… Но под каким предлогом вы к ней заявитесь, если она будет еще не в курсе, а?

Петька с Дашей растерянно переглянулись.

А я вот что думаю, — сказал Денис, — по-моему, надо прямо сейчас к ней поехать и все рассказать! Что бы не застать ее врасплох, подготовить.

По-моему, это лучше всего, — кивнул Игорь. — Подготовить надо! А то потом поздно будет! А так вы скажете, что уже приняли меры, связались с машинисткой, что экземпляр будет… Правда, правда, иначе можем потом пожалеть…

Да! — воскликнул Петька. — Да! Именно! И поедем к ней все вместе!

Это еще зачем? — поморщился Стаc.

Затем! Пусть она видит, сколько у нее друзей! Пусть знает, что мы ее оберегаем…

Сберегли, нечего сказать… — хмыкнул Стаc.

А кстати, может, у нее еще и не уперли рукопись! — предположила Даша.

Погоди, Лавря, ты лучше вот что мне скажи, когда вы с Денисом следили за той бабой, ну, поклонницей, у нее в руках никаких папок не было?

Папок? Нет. Сумка у нее была, и туда вполне можно было запихать рукопись…

Да нет, Даш, вряд ли, — сказал Денис.

Тогда есть шанс, что рукопись еще у Вероники! — обрадовался Игорь.

Если Таисия ее попросту не выкинула в мусоропровод! — заметил Петька.

В мусоропровод? Зачем? — удивилась Даша. — Зачем красть рукопись и выкидывать в мусоропровод?

Поймите, если эти люди поставили себе целью уничтожить рукопись, то все возможно.

Но зачем? Зачем уничтожать рукопись какого-то детектива? — недоуменно воскликнула Даша.

Вот когда мы поймем — зачем, мы, возможно, найдем похитителей! — проговорил Петька.

А по-моему, прежде всего надо было бы прочитать эту рукопись! — заявил вдруг Стаc.

Все с интересом уставились на него.

Да-да, только прочитав ее, мы сможем за что-то уцепиться! Я уверен, что дело именно в этом. Там есть что-то такое, что кому-то внушает страх! Причем этот кто-то, по-видимому, довольно влиятельный… Или просто крупный бандит… Допустим, он узнал, что Вероника его разоблачила в этой книге…

Извини, Стасик, но это ерунда! — усмехнулся Петька. — Вероника вовсе не борец с мафией! К тому же чего стоят разоблачения в художественной литературе? Да и вообще, я же ее знаю, Веронику… Она просто все придумывает, из головы… Она даже никакие материалы не собирает, ничего… Нет, тут что-то другое. Но, к сожалению, у нее дома мы не сможем говорить об этом деле, там везде «жучки»…

Как же быть? — огорчилась Даша.

Надо пригласить ее куда-нибудь!

Куда? — хором закричали все.

Ну, я не знаю… Просто погулять… Сегодня хорошая погода, весной пахнет…

Петь, позвони ей и скажи, что тебе нужно с ней поговорить, но не у нее дома, и пусть она сама придумает, куда ей удобно было бы пойти, — посоветовал Игорь.

— Да, но, с другой стороны… Если ей станет плохо, то лучше бы… Я все придумала! — закричала Даша. — Мы поедем к ней, как и собирались, и устроим в комнате жуткий галдеж, а ты уединишься с ней, к примеру, в ванной, пустишь воду и… В ванной ты «жучков» не обнаружил?

Нет, в ванной их не было! Отличная идея, Лавря!

Он бросился к телефону.

Вероника Леопольдовна, здравствуйте!

Здравствуй, Петя!

Вероника Леопольдовна, у меня к вам есть одно дело… Очень-очень важное! Можно я сейчас к вам приеду?

Петя, что за дело?

Не могу по телефону… Это очень, просто ужасно, важно!

Ну что ж, приезжай!

А можно я приеду не один?

Со своей Лаврей? — засмеялась Вероника Леопольдовна. — Или с Крузенштерном?

Ну да, вы только не волнуйтесь, мы ненадолго, они подождут… Я всего на полчаса, только скажу вам кое-что, и все… — торопился Петька.

Таинственный молодой человек, — сказала Вероника Леопольдовна. — Что ж, если важное дело… Кстати, для кого оно важно — для меня или для тебя? — на сторожилась вдруг пожилая дама.

Для меня! — решительно соврал Петька. — Мы скоро будем!

Жду! — сказала Вероника Леопольдовна и повесила трубку.

Ну что, все поедем? Оравой? — довольно скептически поинтересовался Стаc.

Ну и что? Так же веселей! — воскликнул Игорь.

Постойте, ребята, я что подумал… — начал Денис. — Все это хорошо, но… По-моему, в такой ситуации не мешает нам заняться и Вероникиным прошлым!

Что? — опешили остальные.

Что слышали! Вся эта история наверняка связана с ее прошлым!

Ты что ж, думаешь, она сама у себя рукописи и дискеты похитила? — довольно язвительно спросил Игорь.

— Нет, конечно! Но, разузнав о ее прошлом, мы легче найдем преступника, нам будет за что зацепиться… А ее слова о том, что она прожила спокойную жизнь, ну, это для нас… С какой стати ей раскрывать перед нами тайны своей молодости.

Петька вдруг опять сел в кресло.

Денис, а как ты собираешься за это взяться?

Очень просто. Раньше издательств было мало, это сейчас их расплодилось до чертовой тучи, а тогда… Ты знаешь, в каком издательстве она работала до выхода на пенсию?

Нет, а зачем мне…

Тогда узнай!

И что будет?

А то, что в издательстве у Бориса работает много старых опытных редакторов, которые запросто могли ее знать, работать с ней вместе…

Здорово! — хлопнул в ладоши Петька. — Хотя, конечно, это не очень прилично…

Петь, тут, по-моему, уже не до приличий, — вмешалась Даша. — Мы же хотим спасти ее рукопись…

Вот что, — сказал Стаc, — пока что мы без этого обойдемся! Если у нас в руках завтра будет дискета, то все это нам просто не понадобится. Зачем лишние телодвижения?

Стаc! Что ты говоришь? — завопила Даша. — Если нам повезет, рукопись мы спасем, но надо же знать, кто это сделал и зачем? Такое ведь может повториться! И Денис совершенно прав…

Ваше дело! — махнул рукой Стаc. — Охота вам рыться в прошлом Вероники — ройтесь… Мы едем к ней?

Едем!

Глава 9

Под шум воды

Вероника Леопольдовна открыла дверь и обомлела. На лестничной площадке стояли пять человек. Все они были ей знакомы, но она никак не ожидала их увидеть.

— Здрасьте! — хором сказали они.

— Боже мой! Сколько вас! Что это означает? Петька вдруг довольно невежливо поманил ее пальцем из квартиры и зашептал ей на ухо.

Петя, ты уверен? — ослабевшим вдруг голосом проговорила она.

Своими глазами видел!

Но почему же ты молчал?

Не хотел вас пугать! Нам нужно поговорить! Пускай они шумят в комнате или на кухне, а мы с вами пойдем в ванную, пустим воду и…

Боже мой! — сжала пальцами виски Вероника Леопольдовна.

Ребята между тем просочились в квартиру и собрались вокруг Рудика, который сразу же стал себя рекламировать:

— Рррудик кррасавец!

А Петька втащил совершенно обессилевшую от страха хозяйку квартиры в ванную комнату, пустил струю холодной воды, усадил Веронику Леопольдовну на табуретку, а сам присел на край ванны.

Петя, что все это значит?

Вот этого я не знаю, но… Вы только не волнуйтесь, Вероника Леопольдовна, мы уже приняли кое-какие меры предосторожности, и вообще… Но вы понимаете, какое дело…

Петя, не тяни кота за хвост! — вдруг крикнула Вероника Леопольдовна.

Тише, что вы! Я все скажу! Вы еще не знаете, что в издательстве пропали все экземпляры вашей книги, и дискеты, и вообще все!

— Что? Что ты сказал?

Петька повторил свои слова.

Но это же бред! И потом, откуда ты об этом знаешь?

У Лавриной бабки ученица работает в вашем издательстве, вот она и рассказала! А вам пока боятся говорить, надеются, что как-то утрясется…

Да тут и утрясаться нечему! У меня есть экземпляр!

Вы в этом уверены?

Разумеется!

Вероника Леопольдовна, умоляю, сходите, посмотрите!

Она вскочила и бросилась в свой кабинет. Петька кинулся за нею.

— Ну что? — прошептал он, видя, что хозяйка дома роется в своем письменном столе. — Только не говорите громко!

Вероника Леопольдовна машинально кивнула в ответ на его слова, продолжая рыться в ящиках, хотя Петьке уже было ясно, что никакой рукописи там нет.

— Петя!

Он прижал палец к губам и потащил писательницу в ванную. Она была бледна, как смерть. В ванной по-прежнему лилась вода.

Петя, какой ужас! Какой ужас!

Не волнуйтесь, я уже связался с Людмилой Викторовной, и завтра утром она отдаст мне дискету!

Но как же ты… Как ты ее нашел?

Очень просто, через бабу Маню!

Ах да, господи, что же это творится, кому понадобился мой несчастный роман? Это просто бред! Чистой воды бред! Нелепость! Но почему же от меня скрыли? И потом… Петя, откуда ты узнал про «жучков»?

Мы, еще когда с Крузом у вас были, обнаружили их! Но вам не сказали, чтобы не нервировать…

Но как же… Значит, в квартире действительно кто-то был? Петя, это все очень странно и подозрительно… Выходит, они поставили «жучков» и украли рукопись?

А еще подослали к вам какую-то бабу!

Какую бабу?

Ту, что с цветами, поклонницу вашу!

Почему ты думаешь?

Потому что вам она назвалась Полиной, а на самом деле ее звать Таисией!

Откуда ты знаешь?

Вероника Леопольдовна, мне все это не давало покоя, и мы с ребятами решили разобраться в этом деле. Лавря с Денисом караулили тут и видели, как эта баба к вам подкатилась. Потом проследили за ней, ну и вот…

Боже мой, что же мне делать? Надо немедленно обратиться в милицию!

Погодите, Вероника Леопольдовна, сейчас самое главное — спасти книгу! Судя по всему, жизни вашей ничто не угрожает!

Петя, но зачем? Зачем все это? Я ничего не понимаю!

А о чем эта книга?

Как о чем? Обычный детектив… Но рассказывать долго…

Эх, если бы я мог его прочесть…

Но ты там ничего бы не вычитал! История, выдуманная от начала до конца, и имена все вымышленные. Ума не приложу, кому все это понадобилось.

А может, вам кто-то мстит?

Ну, я не знаю, сумасшедших много… Но как-то это уж слишком сложно для обычного психа… «Жучки », лжепоклонницы, похищение рукописей в издательстве… Да и не за что мне так мстить… Во всяком случае я ничего такого не помню…

А может, вы когда-то отбили у кого-нибудь… кавалера или мужа?

Когда все это было! Да и не бывает так… разве что в любовных романах… Столько лет копить ненависть, а потом… Нет, чепуха! Уж если бы какая-то дама собралась мне отомстить, она заплатила бы какому-нибудь журналисту, чтобы тот накропал обо мне разгромную рецензию. Это еще имело бы смысл, а так… Более чем странно! Да, значит, я вовсе не мнительная старуха…

Вы не старуха!

Спасибо тебе, Петенька, ты очень милый мальчик, но шестьдесят лет есть шестьдесят лет!

Шестьдесят — это не старость в наше время! Вы просто… немолодая… Немолодая дама!

Вероника Леопольдовна улыбнулась и потрепала Петьку по щеке.

Ты настоящий друг, Петя! Мне даже немного легче стало… — горько рассмеялась она. — Неужели все ребята приехали, только чтобы создать шумовую завесу?

Ну да! Но вообще не только… Им не терпелось узнать, что у вас… Мы за вас волнуемся!

Петя, не может кто-то из вас остаться у меня ночевать? Сказать по правде, мне немного боязно!

Конечно, кто-нибудь останется. Я бы сам остался, но мне завтра с самого утра встречаться с Людмилой Викторовной…

Петя, останься! А утром мы вместе туда поедем на такси, черт с ними, с деньгами, я тут просто сойду с ума!

Хорошо, — немного подумав, сказал Петька, — хотя…

Твоим родителям может показаться подозрительным, что ты сюда повадился, да?

В общем, да, но… Денис вас устроит?

Денис? Вполне!

Он сейчас один! И ему не перед кем отчитываться!

Хорошо, Денис так Денис!

Вероника Леопольдовна! — вдруг хлопнул себя по лбу Петька. — Не надо никакого такси! Завтра утром за вами заедет одна знакомая на машине…

Кто такая?

Помните, я вам рассказывал историю с отравленными духами?

Да, разумеется.

Нам тогда очень помогла одна журналистка, Ангелина Мирославцева. Такая клевая тетка! Машину водит как бог! И вообще, ей вся эта история будет очень интересна…

Погоди, Петя, это еще успеется! В конце концов, я тоже могу попросить кого-нибудь из друзей, у кого есть машина, да и такси меня не разорит. А вот вмешивать журналистов пока рано, это мы еще успеем!

Как хотите, — пожал плечами Петька. — Так я спрошу Дениса?

— Да.

Петька выскочил из ванной, позвал Дениса и едва слышно спросил, сможет ли тот переночевать у Вероники Леопольдовны. Денис сразу согласился.

Петя, — сказала вдруг Вероника Леопольдовна, — пожалуйста, покажи мне этих «жучков», где они тут…

Сейчас!

Петька подошел к картине, за которой Игорь обнаружил первый «жучок». Но его там не было! Не было и всех остальных «жучков»! Наваждение!

Круз! — воскликнул Петька. — Ты же помнишь, они тут были!

Были, — подтвердил Игорь. — Еще как были!

Да сплыли! — хмыкнула Даша.

Значит, можно говорить спокойно? — уточнила Вероника Леопольдовна.

Выходит, да. Наверное, ваша поклонница их сняла, — догадался Петька. — Вы ее одну оставляли?

В комнате? Конечно! Пока я заваривала кофе…

Значит, вы с ней ходили по квартире, не сидели на одном месте?

Да нет же! Сперва мы сидели в комнате, здесь, потом я показала ей кабинет, где я работаю, она еще по просила разрешения позвонить, и я вышла, чтобы не слушать чужой разговор…

И на кухне вы ее одну оставляли?

Да, я выходила, наверное, в туалет…

Что ж, суду все ясно! — подвел итог Петька. — Ее запустили сюда, чтобы она сняла «жучки» и, может быть, что-то разведала…

А рукопись?

Может, и рукопись она стибрила, не исключено! И что из всего этого следует? Что они уже услышали то, что хотели…

Но что? Что они хотели слышать? — воскликнула Вероника Леопольдовна. — Боже мой, боже мой!

Увы, мы все время толчем воду в ступе, — подал голос Стаc. — Кажется, в римском праве было принято первым делом устанавливать, кому выгодно преступление?

Да-да, именно…

Что мы тут имеем? — продолжал Стаc. — Издательство? Ему совершенно невыгодно! Еще есть какая-то преступная группа, которой это скорее всего выгодно. Но вот понять бы, какую выгоду может принести украденный детективный роман? Не такие же они кретины, чтобы издать его под чужой фамилией и под другим названием?

Да господь с тобой, Стасик! Подумаешь, нашли мировой бестселлер! — замахала на него руками Вероника Леопольдовна. — Даже если б это было так, тогда им пришлось бы убить меня и еще кучу народу… Всех, кто имел дело с рукописью… Поверьте, эта овчинка такой выделки не стоит! О боже, а что, если это КГБ, или как оно теперь называется…

Мы уже думали про это, — признался Петька, — но зачем вы понадобились ФСБ? И потом, они все-таки потоньше действовали бы…

Ой, Вероника Леопольдовна, вы же в прошлом году ездили в Париж! — вспомнила Даша.

Ну и что? Сейчас все ездят! — пожала плечами хозяйка дома.

А у вас там не было никаких… ну, странных встреч, а? — нерешительно спросил Игорь.

И вдруг Вероника Леопольдовна расхохоталась:

— Ты полагаешь, что кому-то взбрело в голову вербовать меня в шпионки? Да? Поверь, такие идиоты не работают ни в одной разведке мира! Вербовать меня! Это же курам на смех!

Глядя на нее, засмеялись и все остальные.

Значит, ФСБ тут ни при чем? — заключил Петька.

Думаю, да.

Хорошо, наши спецслужбы мы отметаем…

И зарубежные тоже смело можешь отмести, — сквозь смех проговорила Вероника Леопольдовна. — А кстати, Петя, тебе не могло померещиться…

Что? — закричал Петька.

Ну, эти «жучки»…

Вероника Леопольдовна! — воскликнул Игорь, — Но нас же было двое, и мы не могли ошибиться. Они тут были!

Жаль… Но что им нужно?

Вероника Леопольдовна, а в самой книге ничего такого нет? — осторожно осведомился Стаc.

Да нет, говорю же вам, история целиком выдуманная…

Ну что ж, тогда мы поедем, — подвел итог Петька. — А завтра встретимся возле института!

Да, мы с Денисом приедем на такси! Господи, что же я делаю? Вы ведь из-за меня постоянно пропускаете школу!

Ничего со школой не сделается, — буркнул Петька. — Тут такие дела. А потом, если все будет нормально, мы сразу поедем в школу! Правда, Денис?

Правда, — как-то не слишком уверенно ответил Денис.

Даша засмеялась.

Они все простились с хозяйкой дома и с Денисом. До автобусной остановки шли молча. И вдруг Даша сказала:

Петь, а тебе не кажется, что зря мы упустили из виду эту Таисию. Может, если бы следили за ней, уже бы что-то знали… Я тут придумала одну штуку…

Какую штуку? — строго спросил Стаc.

Надо мне втереться к ней в доверие!

Тебе нельзя! — сказал Петька. — Она тебя узнает! А вот если б Ольга…

Правильно, Жучка может, — кивнул Игорь. — И вообще неплохой ход! Действовать их же методом… Запустим Ольгу к ней в магазин, пусть она с ней насчет бельишка посоветуется…

А что, мне эта идея нравится, — усмехнулся Петька, — вот только хватит ли у Ольки воображения?

Хватит! — решительно заявила Даша. — Олька — наш человек! И к тому же дочь артиста. Она справится! Я сегодня же с ней поговорю и, кстати, поеду с ней, на всякий случай, но на глаза Таисии постараюсь не попадаться, просто пусть Олька знает, что я рядом… — сказала Даша, искоса поглядывая на Игоря. Оле куда приятнее было бы знать, что рядом Игорь. Но у того даже идеи такой не возникло.

Дома она первым делом позвонила Оле. Та уже вернулась.

Даш, куда вы все пропали? По Вероникиному делу ездили?

Ну да, там такие события… И для тебя есть задание!

Правда? — обрадовалась Оля.

Может, придешь сейчас? Обратно Стаc тебя проводит. Проводишь, Стасик?

Провожу, — проворчал Стаc.

Уже иду!

Через четверть часа явилась Оля. Глаза у нее горели в предвкушении интересного рассказа и почетного задания. Даша ввела ее в курс дела.

Кстати, Ольга, у тебя аналитический ум. Подумай на досуге, кому и зачем все это понадобилось.

Обязательно, — серьезно ответила Оля. — Так, значит, мы завтра прогуливаем?

Нет, не стоит. Понимаешь, тебе надо как-то так к ней подкатиться, чтобы она тебя домой пригласила, а это лучше сделать к концу ее рабочего дня.

Ну, Даш, ты что? Как это я могу рассчитывать, что она в первый же день меня к себе позовет?

Рассчитывать нельзя, а попытаться надо! Мы что-нибудь придумаем!

Ну, допустим… А что мне у нее дома делать?

Выяснить, как она живет, с кем и, вообще… что и как…

Но тогда, может, лучше не в магазин к ней сунуться, а домой? Например, упасть в обморок у ее двери?

Ну и что? В лучшем случае она вызовет «Скорую». Тебе это надо?

Нет, совсем даже не надо… Ладно, будем действовать по обстоятельствам. Понадеемся на везение. Нам ведь частенько везет, правда, Даш?

Что правда, то правда! Ой, только бы завтра у Петьки все было в порядке…

Глава 10

Все плохо

Петька почему-то проснулся в сквернейшем настроении. Неужто неудача? Понедельник — день тяжелый, это Петька прекрасно знал уже по собственному опыту. Если рухнет последняя надежда, что будет с Вероникой? Переживет ли, она такой удар?

Ведь она столько времени и сил потратила на книгу, да и старая она… Вдруг сердце не выдержит? Но, с другой стороны, если в пятницу в компьютере еще все было, то куда оно денется за выходные дни в опечатанной комнате научного института? «Никуда не денется!» — подбадривал себя Петька. А интуиция противным голосом кричала: «Денется! Денется! Еще как денется»!

Петька вскочил и полез под душ. Когда он вышел на кухню, в окно пробился еще робкий солнечный луч. Все-таки дело к весне. «А может, и обойдется, — подумал он. — Весна скоро, хорошо…» После завтрака настроение стало немножко лучше. Прорвемся! Сейчас главное — улизнуть, пока мама не встала. И не забыть сумку с учебниками. Если все будет хорошо, он пойдет в школу.

К месту встречи он подошел одновременно с Людмилой Викторовной.

О, какая точность! — обрадовалась она. — Ну что, никаких новостей?

Да вроде нет! Только Вероника Леопольдовна хотела сама приехать сюда, чтобы лично убедиться… Но пока ее нет…

Тогда я побегу, а ты жди ее, я скоро!

И она убежала. Петька не находил себе места. Ну, куда подевались Вероника с Денисом? Неужто с ними тоже что-то стряслось? Или просто проспали? Но вот неподалеку остановилась машина. Из нее выскочил Денис и помог выйти Веронике Леопольдовне. Слава богу! Явились, не запылились!

Петя, а Люд очки еще не было?

Была! Она в институт побежала, велела тут дожидаться. У вас все спокойно? Из издательства не звонили?

В такую рань? Нет, конечно! Петя, мы вот с Денисом поговорили и решили, что дискету надо спрятать не у меня!

Естественно! — воскликнул Петька. — И даже не у меня и не у него, а у кого-то совсем постороннего… Да еще и распечатать текст в нескольких экземплярах, и еще одну дискету сделать…

Ты все уже продумал? — ласково улыбнулась ему Вероника Леопольдовна.

А как же, — начал он, и сердце у него упало. Он увидел Людочку и сразу все понял.

Вероника Леопольдовна! — бросилась к ней Людочка. — Вероника Леопольдовна, какое горе! Все, все пропало!

Вероника Леопольдовна побледнела.

Что? И до вас добрались?

Выходит, так… — растерянно проговорила Людочка. — Я не понимаю, как… Внешне все в порядке, но в компьютере ничего нет… Совсем.

А дверь была опечатана? — быстро спросил Петька.

Да, внешне все выглядело точно так же, как в пятницу… Я не понимаю…

А сторожа вы спрашивали?

Зачем? Он же не признается, что пустил кого-то чужого. Если ему хорошо заплатили…

Вероника Леопольдовна стояла, опершись на руку Дениса. Посиневшими губами она хватала воздух. Этого Петька уже не вынес.

— Вероника Леопольдовна, миленькая, не надо! Не надо так расстраиваться! Я вам обещаю — я их найду! И потом вы же знаете — рукописи не горят! Я совершенно уверен, что где-нибудь сохранился экземпляр, мы найдем, поверьте, вы же знаете, если мы всерьез беремся за дело… Нас же много!

Людочка отобрала у Вероники Леопольдовны сумку и нашла в ней упаковку какого-то лекарства. Она заставила пожилую женщину проглотить зеленую таблетку, и вскоре той стало немного лучше.

Ну, я побегу? — как-то виновато спросила Людочка.

Да-да, конечно, — слабым голосом сказала Вероника Леопольдовна.

Людочка убежала.

— Так, — решительно заявил Петька, — сейчас мы отвезем вас домой и побудем с вами. Думаю, сегодня вам позвонят из издательства. Посмотрим, что они скажут! Может, у них что-то сохранилось…

Ну, если сохранилось, они звонить не станут, — сказал Денис.

Спасибо вам, мальчики! Петя, поймай машину, у меня нет сил…

Петька довольно быстро поймал серую «Волгу», которая и доставила их на Можайское шоссе. За всю дорогу они не обменялись ни словом. На всякий случай!

Дома Вероника Леопольдовна прилегла на диван, Денис заварил ей чай. Отпив несколько глотков, она вдруг сказала:

Все! Я больше не могу ждать! Я сейчас сама позвоню! Могу я сослаться на эту девушку, которая у них там служит?

Не знаю, — сказал Петька. — Лучше не надо!

Да, пожалуй, не стоит. Зачем подводить человека… Дай-ка мне телефон, Петя!

Может, все же лучше подождать? Сейчас еще очень рано! Там, наверное, еще никого нет! — сказал Денис.

— Да, ты прав… Просто у меня уже нет терпения… Ровно в десять часов зазвонил телефон. Вероника Леопольдовна схватила трубку.

— Алло! — проговорила она слабым голосом.

Здравствуйте, Вероника Леопольдовна! — раздался бодрый голосок Светланы, редакторши, с которой работала Вероника Леопольдовна. — Извините, я вас не разбудила?

Нет, что вы…

Вероника Леопольдовна, у нас тут такое дело… Вышла накладка, мы сейчас пришлем к вам курьера… Нам нужен ваш экземпляр. Завтра же мы вам его вернем!

У меня нет экземпляра, — ровным бесцветным голосом произнесла она.

То есть как нет? Вы же говорили, что всегда оставляете себе один экземпляр! — в голосе Светланы уже слышалась паника.

Да, но он пропал!

Как пропал?

А как у вас пропали все экземпляры, дискета?

Вы уже знаете? — голос Светланы упал.

Я еще вчера об этом узнала, не скажу откуда, но узнала, причем совершенно случайно.

Боже мой, — вконец растерялась Светлана, — но что же это все значит?.. Одну минутку, Вероника Леопольдовна! — И она зашептала кому-то: — У нее тоже украли рукопись! Алексей Герасимович, это же просто бред! Что делать?

Алексей Герасимович, главный редактор издательства, отобрал трубку у Светланы.

Вероника Леопольдовна, голубушка, есть еще один шанс. Быть может, текст сохранился в компьютере у вашей машинистки?

Увы, друг мой, час назад я узнала, что и там кто-то поработал на совесть.

Вот что, Вероника Леопольдовна, история более чем странная, в моей практике подобного еще не случалось… Вы никуда пока не обращались? Ну, скажем, в милицию?

Пока нет!

Превосходно! Если позволите, я сейчас к вам приеду, нам надо поговорить с глазу на глаз. Мне очень все это не нравится!

А я, вы полагаете, в восторге?

Помилуйте, Вероника Леопольдовна, я вполне понимаю, что это значит для вас! Для нас это, в конце концов, извините за прямоту, производственная накладка, а для вас… Это трагедия. Но мы поговорим лично! Вы примете меня?

Приму, что мне остается, — неприязненно проговорила Вероника Леопольдовна. «Какой же он бестактный — для них это накладка! Может, и так, но уж молчал бы…»

Извините, как вас найти? — очевидно поняв, что сболтнул что-то не то, поинтересовался Алексей Герасимович.

Она дала ему адрес, и он пообещал приехать через полтора часа.

Вероника Леопольдовна, — спросил Денис, — нам уйти?

Ни в коем случае! Я хочу, чтобы вы слышали разговор, пусть даже из соседней комнаты, если он по-желает говорить со мной наедине… Впрочем, не мне вас учить, — усмехнулась она.

Денис, — сказал вдруг Петька, — а когда твой брат вернется?

Боря? Завтра, а что?

Вот бы с ним посоветоваться, он ведь тоже издатель, вдруг ему в голову придет что-то такое, что нам и не снилось… Это можно будет устроить?

Конечно, что за вопрос! Борис к тебе так относится… После того как ты спас Яну…

Петька покраснел. Ему приятно было вспоминать об этом.

— Вот что, мальчики, идемте на кухню, надо позавтракать, а то у нас с Денисом сегодня маковой росинки во рту не было. Что вы будете, чай или кофе? В этот момент в кармане у Дениса зазвонил сотовый телефон. — Да!

Денис? Ты? — раздался в трубке голос Даши.

Я! Ты откуда звонишь?

Из автомата! Денис, что, плохо? Да? Ну скажи же скорее!

— Да!

А вы где? У Вероники?

— Да!

Ну и как она?

Да как тебе сказать…

Тебе неудобно говорить? — догадалась Даша.

Вот именно.

— Денис, а наша с Ольгой помощь не требуется? Знаешь, дай мне Петьку!

Денис протянул трубку другу.

— Даша!

Петька испугался, не случилось ли там чего.

Лавря? У тебя все в порядке?

Да, я просто хотела узнать, не нужна ли наша помощь?

Вы что, все-таки смылись с уроков?

Нет, сейчас перемена!

Лавря, пока действуем по ранее разработанному плану! Поняла?

После школы едем на Преображенку?

Да, боюсь, это последняя надежда!

Все, поняла! Ну, пока, будем держать связь!

И Даша положила трубку.

Петя, а что это за ранее разработанный план? — спросила Вероника Леопольдовна.

Понимаете, мы хотим внедрить Жучку, то есть Ольгу, к вашей поклоннице.

Зачем?

Затем, что я подозреваю… Одним словом, она могла еще не уничтожить рукопись или дискету, что там у нее есть… Или, на худой конец, она сможет вывести нас на своих хозяев…

Петя, ты с ума сошел! Как можно посылать девочек в бандитское логово?

— — Да нет там никакого логова! Обычный бельевой магазинчик!

Нет, Петя, это рискованно! Я не хочу!

Но я теперь уже ничего не могу сделать! — развел руками Петька.

Их надо перехватить у школы!

Хорошо, если вы настаиваете… — согласился Петька, но только для виду. — Но у нас еще уйма времени, они туда поедут после школы!

Ты мне обещаешь?

Обещаю, обещаю!

И тут в дверь позвонили. Петька глянул на часы, прошло ровно полтора часа.

— Точность — вежливость королей! — усмехнулся он и пошел открывать.

На пороге стоял высокий, упитанный, довольно молодой мужчина в длинном пальто.

— Ох, я, кажется, не туда попал? — удивился он при виде Петьки.

Вы Алексей Герасимович?

— Да!

Проходите, пожалуйста!

— А Вероника Леопольдовна? — И шепотом добавил: — Ей что, плохо?

Но тут в прихожую вышла хозяйка дома.

О! Вероника Леопольдовна! Рад видеть вас в добром здравии!

Это не называется в добром здравии, это называется — еще на ногах!

Он снял пальто и поцеловал руку хозяйке. Она провела его к себе в кабинет, оставив дверь приоткрытой. Денис с Петькой взяли с кухни табуретки и устроились рядом с дверью. Разговор обещал быть долгим. Поначалу все было тихо. Потом гость спросил:

— Вы позволите закурить?

— Да, пожалуйста, вот пепельница. Они снова замолчали.

Вероника Леопольдовна, голубушка, мы решили нанять частного детектива… Поймите нас, если милиция сейчас полезет в наши дела, вся работа остановится, мы понесем такие убытки, что… Но поверьте, мы сделаем абсолютно все, что в наших силах, чтобы найти…

Но как же это случилось, Алексей Герасимович? Ведь у вас там охрана… Хотя это дурацкий вопрос…

Вероника Леопольдовна, я вполне сознаю нашу вину, но… Вы не догадываетесь, что это значит?

Не имею ни малейшего представления… Для меня это абсолютная неожиданность…

Для нас тоже… Я ни о чем подобном даже никогда не слышал… И, по-видимому, тут действует какая-то мощная организация. Но, впрочем, я приехал, чтобы просить вас не обращаться в милицию, а воспользоваться услугами частного детектива… И, по возможности, оказать ему содействие.

Содействие? В чем?

В чем сочтете возможным… У меня лично нет даже никаких догадок.

А вы уже нашли частного детектива?

Ищем! Думаю, к вечеру найдем. Тут нужен опытный и абсолютно надежный человек, а это не так-то просто…

Да, действительно…

Если позволите, я хочу спросить… Каким образом пропал ваш экземпляр?

Не имею представления!

А кто этот мальчик, что открыл мне дверь? Ваш родственник?

Да, это мой… внучатый племянник!

Понятно… Он живет с вами?

Нет, но почему вас это интересует?

Может, к нему ходят друзья… Кто-то мог подкупить какого-нибудь парнишку…

Нет, это исключено, — твердо заявила Вероника Леопольдовна. — Мальчик не часто у меня бывает и ни каких друзей сюда не водит…

А он сам…

Боже сохрани, что вы такое говорите!

Простите меня, я хватаюсь буквально за все…

А у себя в издательстве вы какое-нибудь расследование провели? Кто мог это сделать?

Все, что было в наших силах! Поверьте, мы буквально потрясены случившимся. Многие у нас говорят, что, вероятно, разгадка кроется в тексте книги, а текста как раз и нет… Вам ничего в голову не приходит?

Абсолютно! Я-то точно знаю, что сюжет — чистейший вымысел…

Фантастика! Вероника Леопольдовна, а вы никому не давали читать свою рукопись? Может, кто-то не вернул экземпляр и таким образом…

Увы! Молодой человек, зачем давать рукопись, если у вас книга выходит через три месяца после сдачи? Таких нетерпеливых знакомых у меня нет…

Что же, выходит, дело безнадежно?

Выходит, так…

Неужто такая хорошая книга пропала окончательно?

Боюсь, что да…

И не осталось черновиков?

Нет, ничего не осталось… Более того, в выходные дни кто-то проник в опечатанную комнату одного научного института и уничтожил то, что было в компьютере! Так что даже на это нельзя рассчитывать… — Голос пожилой дамы дрогнул. — Послушайте, Алексей Герасимович, а вы сами читали этот роман?

Должен признаться, что… Видите ли, мы вполне полагаемся на мнение Светланы… А почему вы спросили?

Может быть, вам что-нибудь бросилось в глаза… Что-то такое, чего я сама не замечаю…

Надо поговорить со Светланой! Но, полагаю, если бы она что-то заметила, то после всего происшедшего уже сказала бы об этом. Но она просто тихо плачет…

— Ну, чего уж ей-то плакать… Я и то не плачу… Они замолчали.

Вероника Леопольдовна, я уполномочен директором сказать вам, что, если рукопись не найдется, мы выплатим вам неустойку… В договоре есть пункт: если книга не выходит в определенный срок по вине издательства, то автор получает компенсацию… Если в течение месяца она не найдется, мы не станем ждать оговоренных в договоре сроков и выплатим вам…

Очень мило с вашей стороны, однако я предпочла бы… чтобы книга нашлась.

Вероника Леопольдовна, еще один вопрос…

Слушаю вас!

Вы уже начали новый роман?

Нет, только собираюсь…

Я надеюсь, что вы по-прежнему отдадите его именно нашему издательству?

Вот в этом я не уверена, голубчик… В вашем издательстве рукописи плохо охраняют!

Вероника Леопольдовна, побойтесь бога! Вы же сами сказали, что эти люди проникли даже в опечатанную комнату…

Сейчас еще рано говорить об этом. Боюсь, что после такого потрясения я вообще не в состоянии буду что-то писать…

А вы отдохните! Поезжайте куда-нибудь, подышите свежим воздухом… Мы готовы оплатить вам поездку…

А вы, я вижу, цените меня как автора… — усмехнулась Вероника Леопольдовна.

Ну, разумеется! Ваши книги пользуются большим спросом! И потом, мы виноваты перед вами и отрицать вину было бы глупо… Ну, пожалуй, больше мне нечего вам сказать… Я пойду?

Ступайте, Алексей Герасимович! Сказать по правде, я не ожидала от вас подобного благородства…

Ну что вы… Это все так естественно, мы же цивилизованные люди… Да, если мы уже сегодня найдем детектива, вы сможете достаточно подробно пересказать ему содержание вашего романа?

Зачем?

Это наша последняя надежда, может, он за что-то ухватится?

Хорошо, присылайте его…

Благодарю вас!

Петька с Денисом тихонько ретировались на кухню. Главный редактор вышел в прихожую, Вероника Леопольдовна — тоже. Он оделся, поцеловал ей руку и ушел. Закрыв за ним дверь, она направилась на кухню.

Ну, что скажете? Вы все слышали?

Да, но сказать тут нечего, — вздохнул Петька. — Вы молодчина, что ни словом не обмолвились про Таисию.

Я тоже решила, что не стоит упоминать об этом… Вот если появится детектив, ему, возможно, следовало бы рассказать о ней.

Это еще надо на него поглядеть! — хмыкнул Петька.

Ну, что я говорил? Не захотят они вмешивать в это дело милицию! — с торжеством сказал Денис.

Как в воду глядел!

Глава 11

«Дина»

Даша и Оля забросили домой сумки, наскоро перекусили и побежали к метро. На Преображенке они, по описаниям Петьки, быстро нашли магазинчик дамского белья. Еще накануне вечером Даша попросила у мамы денег.

— Ты хочешь что-то купить? — поинтересовалась мама.

— Да, мне нужно… я тут видела такие трусики… Ну, и еще… мне уже нужен лифчик…

Дашка! — всплеснула руками Александра Павловна. — Что же ты молчала, мы бы с тобой съездили вместе, купили бы…

Да тебе же всегда некогда… И потом, мы с Ольгой нашли просто чудесный маленький магазинчик и хотим завтра после уроков поехать туда…

Ну что ж, с Ольгой так с Ольгой, — вздохнула мама и дала денег.

Так что в магазин «Дина» они зайдут с полным на то основанием. Поначалу Даша не хотела идти в магазин, она опасалась, что Таисия может ее узнать, но Оля дала ей смешную мамину шляпку, из-под которой вились каштановые кудри. Такие своеобразные парики со шляпками одно время были в большой моде, и Дашу вряд ли признал бы даже Стаc. Так что она могла ничего не опасаться.

— Знаешь, как тебе идет! — воскликнула Оля. — Ты такая хорошенькая!

Даша глянула в зеркало и вполне себе понравилась.

В магазине за прилавком стояла Таисия. «Слава богу, — подумала Даша, — не зря перлись». Она обслуживала какую-то невероятно длинноногую девушку. Та выбирала колготки.

Понимаете, — говорила девушка, — с моими ногами такое мучение… Все колготки коротки…

Уверяю вас, вот эти вам подойдут, не сомневайтесь! — Таисия вскрыла пакет, вытащила оттуда колготки и дала девушке.

Та приложила их к себе и заулыбалась.

Кажется, и вправду годятся… — обрадовалась она.

Я же вам говорю. Если станете покупать колготки этой фирмы, у вас не будет никаких проблем!

Тогда я, пожалуй, возьму пять пар!

А не лучше ли для начала взять одну пару, примерить и тогда уж купить столько, сколько нужно, а то вдруг опять что-то не так?

«Ни фига себе», — подумала Даша, разглядывая бледно-розовую пижамку с пеной белых кружев. Пижамка стоила так дорого, что о ней и мечтать не приходилось, но… Надо же чем-то себя занять.

Вы так считаете? — удивилась девушка. — Странно, обычно все хотят продать побольше, а вы…

А я хочу, чтобы покупатели были довольны моим магазином. Если колготки вам подойдут, вы же непременно сюда вернетесь и купите много. А если вы купите много, а они вам не подойдут, больше вы сюда не придете, так?

Вы правы, — засмеялась девушка. — Просто я еще к этому не привыкла. Ладно, я живу рядышком, и если они мне подойдут, сегодня же куплю еще!

Вот и прекрасно!

Таисия положила колготки в пластиковый пакет и вручила девушке с милой улыбкой. Та ушла очень довольная.

Девочки, а вы что хотите? — приветливо обратилась она к ним.

Я хочу трусики и лифчик, — проговорила Даша. Теперь она была твердо уверена, что Таисия ее не узнала.

И я, — сказала Оля.

Таисия принялась показывать им умопомрачительно красивое белье, у девочек загорелись глаза, и они почти забыли о цели своего визита. Но вдруг Оля заговорила:

— Спасибо вам, вы классно работаете, отсюда просто уходить не хочется!

Таисия улыбнулась. Ей это было приятно.

— Знаете, я бы тоже хотела так уметь… У моего дяди есть несколько обувных магазинов, и он сказал: если я научусь хорошо торговать, то он через несколько лет сделает меня управляющей его магазинами. Мне очень хочется, но он сказал, что я должна пройти настоящую школу — от продавщицы до администратора…

«Что она плетет?» — подумала Даша.

— Прошу вас, Таисия Никитична, возьмите меня в ученицы! Я хожу по разным магазинам, но лучше вас я еще не встречала…

— Ну, так уж и не встречала? — засмеялась Таисия.

Нет, правда! — пылко проговорила Оля. — Вы… вы просто виртуоз!

Скажешь тоже!

Да, да! Вы ведь тонкий психолог! Эта длинноногая наверняка прибежит сюда сама и еще подружкам расскажет про такое обслуживание, и вообще…

Ну, Олька, дает! Таисия явно уже растаяла. А Оля не могла остановиться:

Вы не думайте, я так у вас учиться буду, без денег! Я же все понимаю… Хоть на две недели возьмите меня! Я буду вам во всем помогать! Я могу убирать тут, только возьмите!

А ты ж, поди, еще в школе учишься?

Ну и что? Я после школы! А потом каникулы будут, так на каникулах я целый день могу! Если я хоть чему-то у вас научусь…

Ты это серьезно? — вдруг спросила Таисия.

Конечно! Еще как серьезно!

А твой дядя, он не будет против?

Нет, конечно, нет!

А родители?

Родители? У меня только бабушка…

Извини, я не хотела…

Да нет, ничего, — горестно вздохнула Оля. — Я их и не помню!

Ну что ж, раз такое дело… Только я хотела бы поговорить с кем-нибудь из взрослых: с бабушкой или с дядей. Пойми, я же не могу взять человека просто с улицы. Приведи завтра кого-нибудь из них, и я с удовольствием тебя возьму!

А двоюродный брат сгодится? — спросила Оля. — Дядин сын? А то дядя очень занят, а бабушка… Она старенькая, ей вообще кажется, что торговать стыдно…

А паспорт у брата уже есть?

Конечно!

Что ж, приводи брата, но лучше бы кого-нибудь постарше!

Хорошо! Спасибо вам, Таисия Никитична, огромное спасибо! А может, я еще сегодня его приведу!

Ишь как тебе не терпится!

Ну, мы пойдем, ладно?

— Ступайте, девочки, ступайте! Они выскочили на улицу.

Ну, ты даешь! — воскликнула Даша, когда они свернули за угол. — Я чуть не сдохла. Но это было гениально! Только вот кого ты собираешься ей предъявить как брата?

Стаса!

Не пойдет!

Почему?

Молодой еще! Надо кого-то постарше, посолиднее! Я, кажется, придумала!

Что!

Ты придешь к ней с бабушкой!

С бабушкой? — ахнула Оля. — Да ты что, бабушка ни за что не согласится, и вообще…

Ты меня не поняла, ты придешь не со своей бабушкой, а с тетей Витей!

С ума сошла! Разве можно?

Можно, можно! Тетя Витя сама обожает детективы, и, если все ей честно рассказать, она вполне может согласиться!

Нет, Даш, не стоит… Зачем? Она же будет волноваться, и вообще. Нет, эта идея мне не нравится! Да и не согласится тетя Витя внедрить меня к возможной преступнице…

Да, наверное, я погорячилась… Но что же делать? Слушай, а что, если попросить… Нет, тоже не годится!

Ты кого имела в виду?

Я подумала про Гошу.

Кто такой Гоша?

Ну, помнишь, он как раз хозяин обувных магазинов «Кот в сапогах»!

А! Ну, я именно его и вспомнила, когда говорила про дядю! Только к нему неудобно обращаться…

Да, наверное… Но что-то надо делать, так удачно все получилось, нельзя упускать такой случай, — растерянно говорила Даша. — Ой, Олька, я знаю, кто нам поможет… И она живет тут неподалеку… Я сейчас ей позвоню!

Кому? Кому ты позвонишь?

Наде! Маминой подруге, она такая… Она согласится! Я уверена, и ей все можно доверить! У тебя есть жетон?

Вот, возьми!

Даша подскочила к первому попавшемуся автомату и набрала номер.

Алло!

Надя! Это ты?

Дашка? Какими судьбами?

Наденька, миленькая, у меня к тебе очень-очень важное дело, только обещай — маме ни слова!

Это я тебе сразу обещаю! Но что с тобой стряслось?

Со мной — ничего, но надо поговорить, я тут не далеко, можно я сейчас к тебе зайду? Ты одна дома?

Если не считать Кузяки, то одна. Кузяка — неимоверно огромный серый кот.

Только я с подругой, можно?

Конечно. Вы где?

На Преображенке!

Хорошо, жду вас!

Даша повесила трубку и победно вскинула руку:

— Олька! Живем!

Даша схватила Олю за руку, и они побежали через улицу. Через десять минут они уже входили в подъезд, где жила Надя.

Привет, девчонки! — встретила их она. — Только имейте в виду — я сижу на диете, у меня нынче яблочный день, могу предложить только яблоки! Ничего другого в доме нет, чтобы не соблазняться!

Да ладно, мы не есть пришли! — засмеялась Даша. — Вот, Надя, знакомься, это Ольга, моя подруга! А это Надежда Васильевна!

Очень приятно, — благовоспитанно сказала Оля, пожимая протянутую руку.

Только одно условие, не зови меня по отчеству! Я для всех просто Надя! А иначе я чувствую себя старухой! Договорились?

Договорились.

Ну, пошли в комнату, вот яблоки, ешьте, не стесняйтесь, у меня много! Итак, что вас привело ко мне?

Надюша, у нас к тебе просьба! Надо сходить в один магазинчик и попросить, чтобы Ольгу взяли в ученицы! — единым духом выпалила Даша.

В какой магазинчик?

Да у Преображенки есть магазинчик дамского белья, «Дина» называется.

Но почему именно я?

Даш, так нельзя, — вмешалась в разговор Оля, — надо все нормально объяснить!

Да, конечно… — согласилась Даша. — Надя, помнишь в субботу, когда ты была у нас, бабушка рассказала, что в издательстве, где работает ее ученица, пропала рукопись и дискета?

Да, припоминаю, был такой разговор.

Так вот, мы расследуем это дело!

Вы что… — поперхнулась яблоком Надя.

Расследуем!

Вдвоем?

Нет, что ты… Нас много… шесть человек…

Это что, игра такая? — недоуменно спросила Надя.

Ничего не игра! И мы нащупали след… Дело в том, что экземпляры, которые были у авторши, и даже то, что было в компьютере у наборщицы, — все пропало! А мы вышли на след одной женщины…

Погоди, Дарья, я ничего не понимаю. При чем тут вы? Без вас, что ли, некому этим заняться? И если ты от меня чего-то хочешь, расскажи все с самого начала!

Хорошо! Слушай!

И Даша с помощью Оли рассказала всю историю с романом Вероники Леопольдовны.

Невероятно! — воскликнула Надя. — Какой-то собачий бред! Ты хоть читала ее творения?

Читала.

Ну и как?

Нормально!

Но это не мировые шедевры?

Нет, не мировые!

Так за каким чертом они кому-то понадобились?

Надя! — взмолилась Даша. — Нам нельзя терять время. Если можешь, пойдем с нами прямо сейчас! Поговори с этой Таисией, упроси ее взять Ольгу в магазин!

Девчонки, а это не опасно?

Да какая тут опасность? Ерунда! Умоляю вас, Надежда Васильевна! — воскликнула Оля.

И что, я должна выдать себя за твою тетку? У которой много обувных магазинов?

Ну да!

А что? Это даже интересно, — оживилась вдруг Надя. — Хоть не так тоскливо будет сидеть на этих проклятущих яблоках! Я сейчас оденусь!

И она вышла в другую комнату.

Ну, что я тебе говорила! — с торжеством прошептала Даша.

Здорово! Я тогда, если все будет нормально, завтра с утра пойду в магазин!

Одна?

Нет, с компанией! Конечно, одна! Я уж постараюсь влезть к ней в душу… А Надя твоя и правда клевая…

Вскоре Надя вернулась. На ней была красивая шуба из чернобурой лисы, в ушах сверкали бриллиантовые сережки.

— Ну как, сойду я за капиталистку?

— Еще как сойдешь? — захлопала в ладоши Дашка.

Они спустились вниз и сели в новенькую серую «Вольво». И через несколько минут Надя и Оля уже входили в магазин «Дина». Дашку оставили в машине. Таисия подняла голову и увидела давешнюю девочку с какой-то богато одетой дамой. Она приветливо улыбнулась.

— Добрый день!

— Здравствуйте! — ответила с улыбкой Надя. — Вот племянница приволокла меня сюда, чтобы я за нее поручилась. Просто возжаждала у вас научиться торговать.

Ну надо же! Хотела завтра прийти, а примчалась так скоро, — шутливо покачала головой Таисия.

Да, молодежи всегда невтерпеж! Ну что же, Таисия Никитична, возьмете мою Ольгу?

Возьму, только вы уж не судите меня строго, вы не могли бы показать мне хоть какие-то документы?

Водительские права вас устроят? А то я недавно потеряла паспорт, вернее у меня украли вместе с сумочкой…

Да, да, прав достаточно, — смутилась вдруг Таисия.

Надя вытащила из сумки права и протянула Таисии.

Та раскрыла документ и принялась изучать его.

Спасибо, — сказала она, возвращая Наде права, — извините меня, но я не могу взять девочку просто так, с улицы…

Да что вы, я вполне вас понимаю, в наше время…

Вы меня берете? — не выдержала Оля.

Беру, что с тобой сделаешь… Так приспичило!

Я завтра прямо с утра приду, у нас в школе лестница обвалилась и завтра занятий не будет!

Лестница обвалилась? Вот дожили! — вздохнула Таисия. — Ну если тебе не терпится, приходи завтра к половине десятого, мы открываем в десять!

Вот спасибо! — захлопала в ладоши Оля. — Буду в полдесятого, как штык!

Ну, Ольга, идем! — сказала Надя, кладя руку на плечо девочки. — Всего хорошего, рада была познакомиться!

И они ушли.

Может, надо было что-то купить? — спохватилась Надя уже возле машины.

Да нет, не обязательно! Спасибо вам, Надежда Васильевна.

Я же просила — Надя!

Спасибо, Надя!

Надежда Васильевна отвезла девочек домой.

Узнав об Ольгиных успехах, Петька пришел в восторг.

Аи да Жучка! Молодчина! — говорил он по телефону Даше. — На нее теперь вся надежда!

А как там Вероника? Одна?

Баба Маня с ней.

Это хорошо. А вот, интересно, частный детектив еще не появлялся?

Пока нет, я полчаса назад с ней говорил. Наверное, еще не нашли, это не так уж просто. Ничего, найдут.

А ты завтра в школу придешь?

Приду. Мне сейчас вроде как нечего делать. Пока. Можно, конечно, поехать подстраховать Жучку, но…

А как? На улице целый день торчать?

То-то и оно… Думаю, она глупостей не наделает, не будет задавать лишних вопросов?

Петька, Ольга отнюдь не дура! Запомни это!

Да, я знаю. Ладно, Лавря, я прерываю с тобой связь, мне нужно еще с Денисом созвониться.

Вечером Даша едва дождалась возможности поговорить со Стасом с глазу на глаз. Она рассказала ему все, что сегодня случилось.

И Надя это сделала?

Сделала! Она вообще такая…

Если твоя мама узнает…

Откуда, интересно, она узнает? Ты, надеюсь, будешь помалкивать?

— Естественно, сестренка! — Тогда все нормально!

Двадцать пять минут десятого. Оля уже стоит у дверей «Дины» и ждет. Она волнуется, как перед дебютом на сцене. Но вот к магазинчику подъезжают «Жигули», и оттуда выскакивает Таисия.

Ты уже здесь? Здравствуй! Молодец, не опоздала! Очень не люблю необязательных людей!

Мой дядя тоже всегда говорит: хочешь добиться успеха в жизни — первым делом научись не опаздывать и держать слово! — вдохновенно проговорила Оля.

А ты, я вижу, любишь своего дядю?

Очень! Он такой… он очень добрый!

Ну вот, Оля, через двадцать пять минут мы открываем! Для начала хорошо бы тут убрать. Ничего особенного, просто подмети и протри влажной тряпкой пол. Уж не взыщи, ты сама напросилась.

Да нет, Таисия Никитична, я с удовольствием, только покажите, где у вас ведро и тряпка, — с готовностью засуетилась Оля. И тут же вспомнила Дашкин рассказ о том, как она работала уборщицей в какой-то фирме.

Таисия осталась довольна расторопной помощницей. Ровно в десять они открыли магазин, и Таисия велела Оле разложить по размерам новую партию колготок. А вскоре появилась и первая покупательница. Потом — вторая, и дело пошло. Таисия работала виртуозно. Оля только диву давалась. В какой-то момент она шепнула Оле:

— Кажется, ты приносишь удачу! Такого наплыва у меня с Нового года не было.

Оля радостно улыбнулась. Важнее всего ей было расположить к себе Таисию, и вот, кажется, это удалось. А покупатели все шли и шли. Не то чтобы в магазин набилась толпа, но он ни минуты не пустовал. И почти никто не уходил без покупки.

Ну надо же, даже поесть не сбегаешь, — проворчала довольная Таисия.

У меня есть бутерброды, — тихо сказала Оля. — Пойдите, поешьте, а я вас подменю.

Ишь ты, деловая! — усмехнулась Таисия. — Ладно, спасибо! Если что, зови меня! Цены все на прилавке, но я быстро. Где твои бутерброды?

В сумке!

Таисия скрылась в подсобке, а Оля встала за прилавок. Ей было страшновато и в то же время весело.

Девушка, а чулки у вас есть?

Да, вот, пожалуйста!

А гольфы?

Есть и гольфы, вам какой размер нужен?

А носки?

И носки есть, прошу вас!

Женщина прилипла к витрине. В это время вошла еще одна. Сразу видно, что она тратить время не станет.

Девушка, «Омса» с микрофиброй, тройка, есть?

Есть!

Две пары!

Сейчас! — с готовностью ответила Оля и достала две пары колготок.

Девушка! Сейчас моя очередь! — возмутилась та, что разглядывала носки.

Женщина, покупавшая колготки, дала Оле деньги без сдачи и, взяв колготки, быстро ушла.

Что это за безобразие! Почему вы ее обслужили вне очереди? — кипела женщина.

Извините, но где вы видите очередь? — очень вежливо и холодно осведомилась Оля, уже возненавидевшая эту глупую тетку.

Но я пришла раньше ее! А вы ее обслужили раньше меня.

Прошу прощения, но вы разглядывали витрину…

— Имею право!

Конечно, имеете, но и она имеет право не дожидаться, пока вы решите, что вам покупать. Вот теперь я могу целиком заняться вами. Что вы хотели бы купить?

Ничего! Ничего я тут покупать не желаю! Ноги моей тут больше не будет!

И женщина ушла, хлопнув дверью. Оля растерялась. Что она сделала не так? Она хотела броситься в подсобку, к Таисии, но тут в магазин вошел мужчина.

Здрасьте, девушка.

Добрый день. Что вы хотите?

А Таська где?

Таисия Никитична?

Ну да!

Одну минутку!

— Она в подсобке, что ль?

— Да. Я сейчас позову!

— Не надо, я сам!

И он шагнул к подсобке. Вошел и прикрыл за собою дверь. К счастью, в магазине никого не было, и Оля прильнула ухом к двери.

Привет, супруга, не ждала?

Нет, не ждала. Зачем пожаловал?

А может, я соскучился?

Это твои проблемы.

А ты никак забогатела, помощницу наняла. Много платишь девке?

Вообще не плачу! Она у меня учится!

Учится? У тебя? Портками торговать? Тоже мне, учеба!

Гриша, шел бы ты отсюда! Некогда мне!

Дай чирик, уйду!

На, возьми, только уходи поскорее!

Вот это деловой разговор! Ну, я пошел!

Оля отскочила от двери. Ничего интересного она не узнала. Много хочешь, сказала она себе, чтобы в первый же день разговор оказался интересным!

Мужчина вышел из подсобки и, чуть пошатываясь, направился к двери.

— Пока, птичка!

Оля не ответила. Едва дверь за ним закрылась, появилась Таисия.

Спасибо, я подкрепилась, не думай, я тебе тоже оставила! Это мой бывший муженек приходил. Каждую неделю является, на опохмелку просит. Совсем спился, а какой мужик был…

Таисия Никитична, тут…

Да я все слышала!

Наверное, я была не права…

Права, Оля, права, такие всегда только лупятся на товар, ничего не покупают и скандал учинить норовят. Привыкли всю жизнь в очередях скандалить… Не обращай внимания. Главное — не сорваться… Ты все правильно сделала.

Оля с облегчением вздохнула.

— А теперь ты иди поешь, там чайник электрический, заварка есть, иди-иди…

Тут в магазин вошли две нарядные молодые Женщины и защебетали с Таисией. Оля пошла в подсобку, достала бутерброды, налила в большую кружку чай, насыпала сахар и с удовольствием принялась за еду. Ей ужасно понравилось торговать! Тем более Таисия ее похвалила… Как ни странно, Оля чувствовала к ней уважение, она настоящий профессионал! Дверь подсобки была закрыта неплотно, и Оля слышала, как Таисия разговаривает с покупательницами. Те две щебетуньи уже ушли, теперь доносился голос пожилой женщины. «Хорошо, — подумала Оля, — просто отбою от покупателей нет!» Она спокойно допила чай и швырнула пакет от бутербродов в стоявшую под столом мусорную корзинку, но промахнулась. Пришлось лезть под стол. Оля подняла пакет, сунула в корзинку и уже собралась вылезти из-под стола, как вдруг ее внимание привлекла засунутая за батарею красная картонная папка. Она уже протянула к ней руку, но тут открылась дверь.

Оля, ты что там делаешь?

Да вот, швырнула пакет в корзину, и мимо — пришлось лезть под стол! — спокойно объяснила Оля, задом вылезая из-под стола.

Поела?

Поела!

— Тогда побудь в зале, а мне нужно кое-что сделать.

Оля опять встала за прилавок. «Видели бы меня сейчас бабушка и мама», — со смехом подумала она и занялась очередной покупательницей.

Часа в четыре Таисия сказала:

Ну, Ольга, не знаю, как теперь без тебя и быть! Мы за сегодня продали больше, чем я одна за две недели! Просто чудеса какие-то!

Тогда, может, я завтра тоже с утра приду?

Ну нет, с утра пойдешь в школу, не хочу никаких неприятностей с твоей родней. А из школы давай прямо сюда и домой не заходи, я тут тебя покормлю! Только сейчас понимаю, как мне нужна помощница…

Здорово! Я рада… — сказала Оля.

А теперь ступай домой, хватит, ты с непривычки небось уже на ногах не держишься!

Есть немножко! — призналась Оля.

Иди-иди, я уж тут справлюсь!

Спасибо вам!

— Тебе спасибо!

Оля пошла в подсобку, прикрыла за собой дверь. И сразу нырнула под стол. Вытащила красную папку. Она была пуста. Просто пустая папка завалилась за батарею. Глупо было и надеяться на что-то… Но зато отношения с Таисией были налажены. Завтра Оля поделится с ней какой-нибудь своей тайной… С ней наверняка можно будет вволю поговорить о Крузе, а то Дашка уже слышать о нем не может… Эта мысль очень согрела Олю. Кажется, она успела за этот день привязаться к Таисии. Только никому нельзя про это говорить, а то ее поднимут на смех! Но день, безусловно, прожит не зря!

Глава 12

Пухлый желтый конверт

Бабушки дома не было, и Оля первым делом позвонила Даше. Та обрадовалась.

Олька! Наконец-то! Ну как все прошло?

Просто потрясающе!

И Оля рассказала о событиях сегодняшнего дня.

Знаешь, Даш, мне так понравилось торговать! Это так интересно!

Да, наверно, — без особого энтузиазма откликнулась Даша. — Но, как я понимаю, в нашем деле ничего нового?

А ты хочешь, чтобы с первого раза?

Хотеть не вредно, — засмеялась Даша.

Но зато у нас с ней так здорово отношения складываются…

Это обнадеживает. Да, кстати, Петька звонил Веронике, и она сказала, что завтра или послезавтра к ней приедет частный детектив! Вот бы нам успеть раньше его…

Успеем! Он же ничего про Таисию не знает!

Если Вероника ему не скажет!

Да если даже скажет! Она же не знает, где ее искать… Хотя… Он тогда захочет встретиться с кем-нибудь из нас… И мы уже не сможем отмолчаться…

А давай попросим Петьку позвонить ей и попросить, чтобы она промолчала…

Нет, Даш, ничего не выйдет, придется ему рассказать… Это же не игрушки… Но тогда все пойдет насмарку! Эх, мне бы денька два, и я сумею вызвать ее на откровенность…

Думаешь, она так прямо и расскажет все? Ах, Ольга, я тут у одной писательницы рукопись сперла… Жди, дожидайся!

Знаешь, Даш, она неплохая…

Замечательная! Просто прелесть!

Да погоди ты… Мало ли что в жизни бывает, но человек она неплохой, поверь мне…

Просто она проныра! Обаятельная проныра! И Веронику сумела обаять, и вот тебя…

Ну, Веронику ей надо было обаять, а меня-то зачем?

Да по привычке!

Нет, Даш, тут что-то другое… Я вот чувствую, что это верный путь. Что-то я узнаю, если мне сейчас не мешать!

Ну, это от меня не зависит…

Я понимаю. Может, мне самой Веронике позвонить, а?

Попробуй! Рискни!

А у тебя есть ее телефон?

Есть.

Давай, я запишу!

Оль, я тебе телефон, конечно, дам, но ты бы сперва с Петькой посоветовалась, а то он может такой шум поднять…

Ладно, посоветуюсь!

Только потом позвони мне, ладно?

Ладно! — пообещала Оля и положила трубку. Затем она набрала Петькин номер.

Слушаю!

Петь, это я!

О, Ольга! Как рабочий день прошел?

Петь, очень надо посоветоваться!

Ты дома?

— Да.

Я сейчас к тебе забегу, а то у меня отец дома, — понизив голос, сообщил Петька.

Давай скорее!

Через пять минут он уже был у нее. Оля во всех подробностях рассказала ему о сегодняшнем дне, о своих ощущениях и о том, что подсказал ей ее внутренний голос.

Интересно, — сказал Петька, выслушав ее, — даже очень интересно. Значит, ты хочешь, чтобы Вероника ничего не говорила этому детективу про Таисию?

Нет, пусть скажет, что был такой случай с поклонницей, но не говорит, что мы знаем, кто она такая… Хотя бы пока… А потом, если ничего у меня не выйдет, пускай сделает вид, будто мы ей только-только про это сказали…

Чего-то ты запуталась, Жучка!

Не называй меня Жучкой!

Ладно, я не думал, что ты обидишься, я вот Лаврю всю жизнь Лаврей зову, она не обижается!

Я не обижаюсь, но мне неприятно!

Договорились! Понимаешь, я думаю, что так и надо сделать, мне почему-то кажется, что ты права… Но неохота объяснять все это по телефону, черт его знает, вдруг он все-таки прослушивается?

Но как же быть? Петь, а что, если позвонить твоей бабушке?

— Бабе Мане? Это мысль!

Петька позвонил на Можайку.

Баба Маня, у меня к тебе дело! Можешь попросить Веронику подняться к тебе под каким-нибудь предлогом, а я ей позвоню. Мне надо с ней поговорить по одному важному делу!

Петька, ты же обещал, что не будешь…

Я ничего и не делаю! Я звоню по просьбе Оли Жуковой, которой надо обязательно посоветоваться с Вероникой, но я подозреваю, что ее телефон прослушивают, и не хочу, чтобы Оля засветилась…

При чем тут Оля?

Баба Маня, я тебе все расскажу, но потом, а сейчас, будь добра, сделай так, как я просил, ну, пожалуйста, баба Маня, это в Вероникиных интересах!

Петька, чертяка, ты крутишь мной, как тебе вздумается! Пользуешься тем, что ты у меня единственный внук!

Единственный и горячо любимый! — нахально рассмеялся Петька.

Ну, погоди у меня! Ладно. Ты дома?

Нет, я у Оли! Запиши ее телефон! Пусть Вероника позвонит!

Прошло минут пятнадцать, прежде чем раздался звонок. Петька схватил трубку.

— Вероника Леопольдовна! У нас тут такое дело… Наша Оля сегодня с утра…

Петька изложил ей суть дела и Олину просьбу не говорить пока о Таисии.

Сказать по правде, Петя, я куда больше верю в тебя и твоих друзей, чем в какого-то частного сыщика. По — моему, это затея больше для отвода глаз. У них случилась пропажа, они предпринимают какие-то меры… Но я убеждена, что вы справитесь с задачей не хуже, чем они. Поэтому с удовольствием выполняю вашу просьбу. Да и вообще, надо еще поглядеть на этого сыщика.

Вероника Леопольдовна, вы не сердитесь, что я попросил вас подняться к бабе Мане? Мне вообще-то неудобно…

Ничего, Петя, на войне как на войне! А Оле передай от меня благодарность. Она смелая девочка.

Хорошо, передам! Оля, порядок! — воскликнул Петька, положив трубку. — Короче, можешь действовать дальше! Она ни звука про Таисию не скажет!

Отлично, Петька.

Она еще сказала, что верит в нас больше, чем в частного сыщика!

Еще бы! Мы уже много знаем, а он еще ничегошеньки!

Утром Оля встала с таким острым желанием ехать в магазин, что еле-еле заставила себя пойти в школу. Даша даже позавидовала ей.

— Хорошо тебе, такое интересное дело…

— У тебя этих интересных дел тоже хватало! — утешила ее Оля.

— Вообще-то да, выше головы! — согласилась Даша. — Но ты не очень увлекайся, — посоветовала она подруге, — помни про осторожность, а главное, ничем не выдай своего интереса к пропавшей рукописи, не заводи разговоров про любимых писателей и все такое. Ты должна быть абсолютно вне всяких подозрений, понимаешь?

— Понимаю, — немного разочарованно протянула Оля. У нее была такая мысль — навести Таисию на разговор о детективных романах. Но после Дашкиных слов она поняла, что это и впрямь может загубить все дело.

Наконец уроки кончились, и Оля понеслась к метро. К счастью, ее бабушка, Ираида Антоновна, последние дни с утра до вечера ухаживала за своей заболевшей подругой, которая жила совершенно одна, и потому немного забросила внучку. Она с утра готовила обед, а потом уходила на весь день. Так что с бабушкой проблем не было.

Таисия встретила ее широкой улыбкой.

Оленька! Пришла!

Здрасьте, Тайсия Никитична! Как торговля?

Хорошо! Не так роскошно, как вчера, но жаловаться грех! А как твои дела?

Да ничего, так… — понурила голову Оля.

Что-то случилось?

Нет, ничего… Это просто… Это ерунда!

С парнем своим поссорилась? — сообразила Таисия.

Оля молча кивнула.

Не то чтобы поссорилась, но он… он на меня внимания не обращает.

Значит, дурак! Не обратить внимания на такую хорошенькую…

Но тут в магазин вошла покупательница, и интересный разговор прервался. А потом покупатели шли уже беспрерывно, так что Таисия просто диву давалась.

Слушай, ты их наняла, что ли? — хохотала она. — Стоило тебе появиться…

Да нет, это совпадение, — довольно смеялась Оля. Но возможности перекинуться словом с Таисией не было ни малейшей. Они вдвоем работали не покладая рук.

За полчаса до закрытия в магазин вошла женщина, при виде которой Таисия выскочила из-за прилавка и ушла с нею в подсобку. О том, чтобы подслушать, не было и речи. Оля едва успевала поворачиваться. Но вот женщина ушла, и Таисия вернулась за прилавок. Наконец она сказала:

— Все, вот сейчас отпустим даму и закрываем! У меня бухгалтерша больна, так что надо еще выручку сдать…

«Ага, значит, тут обычно есть еще и бухгалтерша…» — сообразила Оля.

Зазвонил телефон. Таисия сняла трубку и заговорила о чем-то совсем неинтересном для Оли. Но вдруг Ольга заметила, что Таисия побледнела. На лице ее отразилось смятение. Но мало ли из-за чего может волноваться хозяйка магазина, пусть даже совсем крохотного.

Они заперли дверь за последней покупательницей и ушли в подсобку.

Слушай, Оля, у меня к тебе есть маленькая просьба…

Да, пожалуйста!

Ты не могла бы спрятать у себя одну вещь… Тут должен прийти один человек… И я не хотела бы, чтобы он это у меня увидел…

Она подошла к стенному шкафу и вытащила оттуда небольшой конверт, в таких из-за границы доставляют книги — из плотной желтой бумаги.

Вот, возьми! И спрячь!

Но что это?

Документы, ничего особенного, но мне не хотелось бы, чтобы кто-то их нашел. Я тебе потом все объясню, а сейчас иди домой, да поскорее.

У Оли радостно екнуло сердце. Все-таки она не зря старалась. Вот ей уже доверили какие-то документы, а там, глядишь, и тайна похищенного романа откроется! Да, а еще какой-то человек должен сюда прийти, Таисия его боится… Черт, надо бы поглядеть на этого мужика…

Оля быстренько оделась, спрятала конверт в сумку и стала прощаться.

Таисия Никитична, до свидания! Завтра я опять только после школы приду…

Конечно. И спасибо тебе!

Оля выбежала из магазина, но не пошла к метро, а встала неподалеку, за палаткой, торговавшей вином и пивом. Не прошло и десяти минут, как возле магазина остановилась машина, черный «Фольксваген». Оттуда вылез мужчина в серой дубленке и сразу прошел к двери магазина. Нажал на кнопку звонка. Вскоре в магазине появилась Таисия и сразу открыла дверь, впустила мужчину и скрылась с ним в подсобке. Оля подскочила к машине и записала номер.

Оля, ты? — раздался вдруг женский голос.

Оля вздрогнула и обернулась.

Надежда Васильевна, вы!

Я! А ты все торгуешь? — подмигнула она девочке.

Да!

И как успехи?

Потрясающе!

В самом деле?

И тут вдруг Олю осенило.

Надежда Васильевна, мне вас сам бог послал!

А что такое?

Вы очень спешите?

Да нет, никуда не спешу.

А вы на машине?

Ну да, я приехала сюда за соками, тут выбор большой, а я их пью много, вот и закупила на несколько дней. Ты хочешь, чтобы я тебя отвезла домой?

Да нет, спасибо, просто… Понимаете, тут один человек появился, хорошо бы его выследить!

Оля!

Ну да, там явно какие-то темные дела творятся, вон его «Фольксваген»… Я понимаю, — сникла Оля, — вы не согласитесь…

Дуреха! Конечно, соглашусь. Я еще в жизни никого не выслеживала! Угнаться на «Вольво» за «Фольксвагеном» не составит проблем! Идем скорее!

Через две минуты они уже сидели в теплой машине. И наблюдали за входом в «Дину». Оля рассказала о двух днях работы в магазине, умолчала она только о конверте, врученном ей Таисией. Она и сама не знала — почему.

Если они выйдут вместе, это ещё ладно, — проговорила Надя. — А вот если он ее повезет…

Не повезет! У нее своя машина, вон те «Жигули»!

— Тогда порядок, — обрадовалась Надя.

Наконец мужчина в серой дубленке вышел и сел за руль «Фольксвагена». Надя напряглась. Он выехал на площадь, она за ним, стараясь держаться не слишком близко. Он ехал в сторону Центра. Они миновали Сокольники, Комсомольскую площадь, потом выехали на Садовое кольцо.

Интересно, далеко его несет? А кстати, Оля, у тебя дома, наверное, уже с ума сходят?

Наверное, — с тоской проговорила Оля. Бабушка скорее всего уже вернулась.

Вот что, детка, ты же тут близко живешь, давай я тебя выкину и прослежу за ним сама. Вот увидишь, я справлюсь! Мне-то спешить некуда.

И Надя притормозила у тротуара. Оля выскочила, и «Вольво» пустилась вслед за «Фольксвагеном». А Оля со всех ног помчалась домой.

Ольга, где ты была? — строго спросила бабушка.

Да мы тут с Дашей…

Неправда, я звонила, Даши дома нет!

Я же не сказала, что была у Даши, я сказала: с Дашей! И вообще, это тебя целыми днями нет! — перешла в наступление Оля. — Кстати, как твоя Анна Максимовна?

Лучше, ей гораздо лучше! — радостно сообщила бабушка.

Это потому, что ты за ней ухаживаешь! Когда такой врач, как ты, берется за дело!.. А вообще, бабушка, я ужасно хочу есть!

Ладно, садись! Вместе поужинаем!

После ужина бабушка уселась смотреть свой любимый сериал, а Оля помыла посуду и взяла телефон к себе в комнату.

— Дашка, это я, — негромко сказала она.

Ой, Олька, а я уж волноваться начала! Твоя бабка звонила, а я ей тети Витиным голосом сказала, что меня нет дома! Обошлось?

Ага, обошлось! Она сейчас сериал смотрит, можно поговорить. Даш, у меня столько новостей!

Оля выложила подруге все, что случилось сегодня.

Надя следит за ним? — поразилась Даша.

Да, сама предложила! Ну, то есть я только заикнулась.

Оль, а ты в конверт заглянула?

Нет! Я не могу! Приличные люди так не поступают! Нельзя вскрывать чужие конверты!

Ну, вообще-то да, но тут такой случай…

Какой случай? Меня попросили спрятать конверт, с какой стати мне его вскрывать? И потом там такое еще обнаружиться может, что не обрадуешься. Думаю, завтра, самое позднее послезавтра Таисия расколется!

Она тебе по-прежнему нравится?

Да, как ни странно. Знаешь, я думаю, ее втянули… А вот мужик этот показался мне подозрительным. И конверт она от него прячет. Завтра обязательно постараюсь осторожно расспросить ее о нем…

Слушай, а Надя позвонит, когда что-нибудь узнает?

Обязательно, позвонит тебе, чтобы бабка ничего не заподозрила. У тебя же никто не удивится ее звонку?

Это уж точно!

И ты сразу мне перезвони!

Если не очень поздно будет. Кстати, она может позвонить и утром!

Да я понимаю… Даш, я что-то здорово устала… Звякни сама Петьке, ладно?

Так и быть!

Оля уже от усталости едва ворочала языком. Она поплелась в ванную, потом заглянула к бабушке.

Баб, я ложусь, просто сил нет, спать хочется!

Хорошо, хорошо, — отозвалась увлеченная сериалом бабушка.

И, едва положив голову на подушку, Оля заснула. Еще не было и десяти. Ей снилось, что она на деревянном самокате мчится вслед за ярко-алой машиной и ее скорость все увеличивается с каждым метром, вот она уже почти летит, и вдруг самокат на полной скорости врезался в машину, но с ней почему-то ничего не случилось, она просто сидит в луже и держит в руках пухлый желтый пакет. Алая машина исчезла. И тут Оля проснулась. Конверт! Она же оставила его в сумке, а вдруг бабушка на него наткнется? Начнет задавать вопросы… Оля вскочила и на цыпочках вышла в прихожую, где оставила сумку. Слава богу, конверт лежит, как лежал. Куда бы его спрятать? «Не буду ничего хитрого придумывать, это хуже всего, положу просто в тот ящик стола, который запирается», — решила Оля. Она собралась было уже запереть ящик, но… Любопытство терзало ее. Оля пощупала конверт. Он был такой толстый, что ничего не прощупаешь. Одно совершенно ясно — там внутри не книга. Оля внимательно оглядела конверт. С одной стороны он был заклеен обычным скотчем. Эх, одним глазком бы взглянуть, что там такое… Все ее благие мысли куда-то подевались, осталось одно совершенно неуемное жгучее любопытство. Оля поняла, что теперь она уже не сможет заснуть, да что там заснуть, она жить не сможет, не заглянув в конверт. Интересно, а Круз заглянул бы в конверт? Конечно, и, более того, он сказал бы, что ее сомнения — самое обыкновенное чистоплюйство, недопустимое, когда идет расследование… Действительно, чистоплюйство! А вдруг там ключ к разгадке какой-то тайны, возможно, даже связано с исчезновением романа. И Оля решилась. Дрожащими руками она взяла пинцет и острым кончиком поддела скотч. Он поддался. В конверте лежал еще один конверт, а в нем — дискета. Оля замерла. Но нет, дискеты у Таисии быть не может. Дискету ведь похитили в издательстве, а у Вероники был машинописный экземпляр. Но все равно, надо посмотреть, что там, на этой дискете. Оля села к компьютеру, вставила дискету… Через несколько мгновений на дисплее возник какой-то текст. Оля прочитала несколько строк и чуть не завопила. Это был роман Вероники Леопольдовны. Сомнений быть не могло, ибо во всех ее романах действовал один герой по имени Антон и по фамилии Уралов. Оле хотелось кричать, танцевать, плакать — и все одновременно! Она нашла! Она сумела! Именно она, а не задавака Петька! В первую секунду она хотела немедленно позвонить Веронике и как можно скорее обрадовать ее. Но она, наверное, испугается такого позднего звонка, да и бабушка может услышать. А кроме того, все-таки существует опасность, что ее телефон прослушивается. Хочешь не хочешь, а надо дождаться утра. Хотя сна уже ни в одном глазу. Оля достала из стола чистую дискету, ввела текст в компьютер, а потом сбросила его на свою дискету. Отлично! Она вложила первую дискету в конверт и аккуратненько заклеила скотчем. Придирчиво его оглядела. Догадаться, что туда кто-то лазил, вряд ли возможно. Итак, роман найден! Но что же это? Таисия отдала его ей на сохранение. Почему? Зачем? И как у нее оказалась дискета? Неужели именно она орудовала в издательстве? Маловероятно. Кстати, у них был какой-то разговор о компьютерах, и Таисия сказала, что не умеет с ними обращаться. Ну, это, конечно, ничего не значит… И она испугалась прихода мужика в серой дубленке! Значит, он причас-тен к этому делу! Я вышла на его след! Ура! Только бы Надежда Васильевна его не упустила! Но как, как дожить до утра? И кому первому позвонить? Решено! Она позвонит Крузу! Пусть-ка попробует от нее отмахнуться! Хотя нет, не стоит… Лучше пусть ему о ее успехах расскажут другие, а то он и так задается. Нет, первому она позвонит Петьке. Все-таки у него голова отлично варит! И это именно Петька всегда говорит, что у нее аналитический ум. За всеми этими мыслями Оля заснула.

Глава 13

Адвокат

Утром Ираида Антоновна едва добудилась ее. — Оля, деточка, вставай, пора!

— А? Что? — очумело спросила Оля, открыв один глаз. — Который час?

Пора вставать, ты что, плохо спала? Мне даже почудилось, что твой компьютер попискивал ночью?

Тебе показалось! — сразу все вспомнила Оля и мигом спустила ноги с кровати. — Ой, как поздно!

Времени на звонки уже не было. Она мигом оделась, наскоро перекусила и, сунув дискету в портфель, понеслась в школу. И почти сразу столкнулась с Петькой, живущим в соседнем подъезде.

Петька! — кинулась она к нему.

Привет, ты чего, с пальмы спрыгнула?

Петька, смотри!

Она протягивала ему дискету.

Дискета. Ну и что?

Петька, это она! Та самая дискета!

Какая та самая? — не врубался Петька.

Совсем, что ли, дурак? Это Вероникин роман! — прошептала она.

Что? — остолбенел Петька. — Откуда?

От верблюда! — с торжеством проговорила Оля.

Погоди, но в таком случае… Надо срочно ей позвонить!

А если телефон подслушают?

Вот что, Ольга… Сегодня мы не учимся!

Почему это?

Дело слишком серьезно, надо все хорошенько продумать и обсудить!

Тут к ним подошли Даша со Стасом. Даша сразу шепнула Оле, что Надя вчера позвонила и просила, по возможности, приехать к ней, она не хотела говорить по телефону.

Оля кивнула.

Даш, я вскрыла конверт, — прошептала она.

И что?

А то, что там был роман!

Какой роман?

— Тот самый, пропавший! — вмешался Петька.

Ликованию их не было предела.

Только действовать сейчас надо с умом и еще осторожнее, чем раньше.

— Надо дождаться Круза! — сказала Оля.

А вот и он! — воскликнула Даша. — Крузик, скорее сюда!

Что тут у вас? Чего столпились?

Круз! У нас такое!

Привет честной компании! — раздался вдруг знакомый голос нового директора школы, Сергея Мартыновича. Прежний директор Сыворот-навыворот захворал и вышел на пенсию. А новый отличался феноменальной зрительной памятью и за полтора месяца запомнил в лицо каждого ученика.

Ребята поняли, что пропали. Прогулять сегодня уже не удастся.

Здрасьте, Сергей Мартынович! — уныло ответили они.

Что стоите, смыться охота?

Да нет, мы…

Ну-ка, ну-ка, марш в школу! Уже каникулы не за горами, будьте так любезны, поучитесь немножко! А то Квитко в школе редкий гость.

Ничего не попишешь, пришлось тащиться в школу. Первым уроком была география, и Даша с Олей, чтобы не злить разговорами и без того раздражительную Лидию Ивановну, предпочли эпистолярный жанр. Оля изложила свои ночные переживания на листке бумаги, а Даша, тоже в письменной форме, сообщила подруге о том, что сказала Надя. Таким образом информационный голод был утолен, и можно было продержаться до перемены.

На перемене они вчетвером собрались на лестничной площадке.

— Ну, может, все-таки смоемся? — предложил Петька.

Да нет, не стоит, — сказал разумный Игорь. — Мартыныч взял тебя на заметку. Зачем дразнить гусей? Дотерпим!

А как мне-то быть? — волновалась Оля. — Мне ж сегодня надо в «Дину». Не могу же я исчезнуть после того, как мне конверт доверили!

Само собой, не можешь, — кивнул Петька. — Надо еще и Денису звякнуть. А вот Веронике придется сообщить о находке лично! Чтобы никто ничего не знал. Пусть порадуется, но втихую. В издательстве об этом знать пока не должны! Там ведь кто-то работает на похитителей, и пока его не разоблачили…

Но звонок прервал столь интересную и волнующую беседу. День в школе тянулся томительно медленно, у всей компании разболелась голова, уж больно им было не до уроков. Но вот последний звонок.

Ура! — прошептала Даша. — Ненавижу! Ух, как я ненавижу эту школу!

Да ладно, школа как школа, — пожала плечами Ольга.

Значит, ты сейчас в «Дину», а мы скорее всего к Петьке пойдем, надо все обсудить!

А к Наде вы поедете? — с тоской спросила Ольга. Как же так, она героиня, она все добыла, а разговоры все будут без нее?

Даша поняла терзания подруги.

Олька, позвони Таисии и скажи, что плохо себя чувствуешь!

Неудобно, — тяжело вздохнула Оля.

Ерунда, скажи: ногу подвернула! Она же тебе в конце концов денег не платит!

Оля задумалась. Ей смертельно хотелось последовать Дашкиному совету, но чувство долга взяло верх.

Нет, Даш, я все-таки поеду… А вдруг что-то еще узнаю!

Наверное, ты права! Ладно, все, что про тебя хорошего скажут, я запомню и передам тебе слово в слово!

Дашка, ты настоящий друг! — просияла Оля.

А Петька, едва прозвенел звонок, ринулся вниз и добежал до автомата за углом, чтобы позвонить Денису.

Петька, не стоит отсюда звонить! — сказал Игорь. — Три минуты уже ничего не решают. Пошли к тебе.

Ладно, — согласился Петька. Они подождали Дашу и Стаса. — Идем ко мне!

Да нет, пошли к нам, — сказал Стаc. — В родительской квартире сейчас никого, там и поговорим.

Тетя Витя накормила всю компанию и ушла.

— По-моему, у тети Вити завелся кавалер! — усмехнулась Дашка.

— Ладно тебе, не до хохмочек! — проворчал Петька. — Итак, что решаем?

Надо дождаться Дениса! — сказала Даша. — А то он опять примчится к шапочному разбору!

Правильно, сестренка, но Веронику все-таки надо как-то поставить в известность. Опять через бабу Маню, ничего другого не остается.

Нет, Веронику ставить в известность пока не будем! — решительно заявил Петька.

То есть как? — не понял Стаc.

Почему? — закричала Даша.

Потому что она на радостях начнет кудахтать! А нам это пока ни к чему. Главное, что роман спасен, Ольга проделала все просто гениально, и теперь уж мы сохраним его для отечественной детективной литературы, — высокопарно проговорил Петька, но тут же подмигнул друзьям. — Ничего уже с Вероникой не случится если она узнает обо всем дня через два-три. А вот нам следует сейчас действовать по всем направлениям. Лавря говорит, что ее знакомая вроде как закорешилась с тем мужиком. Это может быть очень перспективно! Поэтому предлагаю дождаться Дениса и двинуть всей компашкой к ней. Насколько я понимаю, она надежная тетка и к тому же с мотором! В нашем случае, сами знаете…

Знаем! Сыщик без мотора — мертвый сыщик! — засмеялась Даша.

Вот именно. А кроме того, она еще и не работает, я правильно все понял, Лавря?

Правильно!

Значит, у нас мощная поддержка! И я теперь уверен, что с ее помощью мы раскроем это более чем странное преступление. Эх, черт, надо бы распечатать текст, но у меня, как назло, сломался принтер! А то хорошо бы всем прочитать этот роман!

Я вечерком распечатаю, — сказал Стаc. — Нет проблем!

А бумаги у тебя хватит?

Ну, на два экземпляра точно!

Блеск! Двух экземпляров довольно, я могу, на пример, с дисплея читать!

И тут явился Денис. Узнав, в чем дело, он просто завопил от восторга.

— Вот здорово! Ну и Ольга! Молодчина! И они гурьбой двинулись к метро.

Надежда Васильевна ждала их с нетерпением.

О! Наконец-то! — приветствовала она друзей. — Даша, Стаc! Представьте мне молодых людей!

Вот это — Петя Квитко! — сказала Даша.

Петя? Это о тебе я столько слышала от Дашиной мамы?

— Ну, наверное, — смущенно шмыгнул носом Петька.

А это Денис Русанов, мы с ним в прошлом году в Германии ту воровку выследили, — продолжала Даша, — а это Игорь Крузенштерн, это он поймал тетку, которая в Петьку стреляла, помнишь, я тебе рассказывала!

Боже, какая героическая компания! — всплеснула руками Надежда Васильевна. — Вот уж точно, с кем поведешься — от того и наберешься! Я теперь тоже чувствую себя героиней! Пошли, друзья, на кухню, я испекла роскошную пиццу. Не зря же у меня муж — итальянец.

Когда пицца была подчистую съедена, Надежда Васильевна начала свой рассказ:

Чем дольше я ехала за ним, тем безнадежнее казалось мне это предприятие. Ну, в самом деле, допустим, что он не обратит на меня внимания и я смогу проследить за ним до какого-то дома, а дальше что? Я ведь не сыщик! Не бежать же мне за ним в подъезд… Одним словом, я уже проклинала себя, а заодно и вас, честно признаюсь! Но вдруг он подъехал к бензоколонке. Я обрадовалась. Во-первых, у меня тоже бензину было уже немного, а во-вторых… Я решила во что бы то ни стало познакомиться с ним. Это был, по-моему, единственный более или менее остроумный выход из вполне идиотского положения.

И вам удалось? — закричал Петька.

Не то слово! Я так его захороводила, что он пригласил меня на сегодня в ресторан!

Вы пойдете? — вырвалось у Игоря.

Ну, разумеется. Не отступать же. — Она подмигнула ребятам. — Хотя в принципе можно было бы уже и не ходить, но…

Почему? — закричали все.

Вот почему! — И Надежда Васильевна жестом фокусника вытащила из кармана… визитную карточку.

Надя! Ты золото! — взвизгнула Даша.

Самоварное! — усмехнулась Надя. — Вот, гляди те, что тут написано. И она протянула карточку Даше. На карточке стояло: «Снежников Владислав Степанович, адвокат».

Адвокат? — ахнула Даша.

Ну-ка, дай-ка, — вырвал у нее из рук карточку Петька. — Надо же, и адрес, и телефон! Надежда Васильевна, вы гений! Но как вам это удалось?

А ты думаешь, я такая старая, что на меня уже и клюнуть нельзя? — кокетливо осведомилась Надежда Васильевна. — Все было очень просто! Я притворилась, будто у меня что-то с машиной, а я такая слабая, беспомощная кретинка, которая умеет только водить, а в моторах ни черта не смыслит. Очень правдиво изобразила, тем более что я именно такая кретинка! Мой Карло всегда говорит, что я вожу машину, как цирковая обезьяна!

«Какая клевая тетка, — подумал Петька. — Недаром они с Лавриной мамой подруги». Он невольно вспомнил, как водила за нос следивших за нею преступников Александра Павловна.

— Ну, он, конечно, не мог отказать даме, помог с машиной и вел себя так мило, так галантно, просто футы, ну-ты! Начал за мной ухаживать прямо на бензоколонке, но так элегантно, барственно, что я просто не могла устоять и приняла приглашение на сегодняшний вечер. Так что завтра утром, друзья, я расскажу вам о нем более подробно. Уж я вытяну из него все, что смогу! Тем более что придумала один нестандартный ход… — Она загадочно улыбнулась.

— Надежда Васильевна, мне это не нравится! — сказал вдруг Стаc.

Что? Что тебе не нравится? — недоуменно вскинула брови Надя.

А что, если он все-таки заметил, что вы ехали за ним?

Не говори ерунды, Стасик! Точно так же за ним ехали еще машин двадцать! Просто смешно!

Хорошо, пусть так…

Я понимаю, ребятки! Вы считаете, что я уже древняя старуха и просто по определению не могу понравиться мужчине настолько, чтобы он пригласил меня в ресторан, да? — нервно рассмеялась она.

Ничего подобного! — вмешался Петька. — Речь вовсе не об этом! Просто вы сказали про нестандартный ход… Вот это уже опасно при отсутствии опыта… Лучше бы нам знать…

Зачем?

А вдруг с вами что-то случится?

Погоди, Петька, — сказал Стаc. — А вы в какой ресторан идете?

Еще не знаю. Он будет мне звонить! Вы что же, намерены тоже туда заявиться?

Нет, — вздохнул Петька. — Это невозможно. Но про нестандартный ход все-таки скажите!

Да это я просто так выразилась… Скорее всего ничего не получится. Но это… как бы вам сказать… Я просто закину ему удочку. Если он клюнет — хорошо, нет — ну, что ж, значит, это ерунда!

Удочку? Хорошо, допустим, — сказал Петька, — но наживку-то вы на крючок насадите?

Безусловно!

Вот мы и хотели бы знать, что это за наживка!

Много будешь знать, скоро состаришься! — вместо Нади ответил Стаc. — И не надо ходить с ним в ресторан!

Это почему? — опешила Надежда Васильевна.

Потому что вы уже выступили в роли Олиной тетки! А если Таисия вас опознает? Что тогда будет с Ольгой?

Стаc, это ерунда! При чем тут Таисия? — воскликнул Петька. — Не слушайте его, это совсем разные вещи! Ведь если бы вы к нему за помощью не обратились, он подошел бы к вам?

Нет! Конечно, нет! Он заправился и уже собрался уезжать, а тут я… Нет, с его стороны никаких попыток не было… И потом, Стасик, даже если бы каким-то самым невероятным образом Таисия увидела нас вместе, она могла бы подумать, что Олина тетка — не самая благочестивая женщина в Москве, но и только… Нет, такой шанс упускать нельзя! Ну, а теперь скажите, какие у вас успехи?

У нас вообще-то никаких, — начал Петька, — а вот у Ольги…

И он рассказал историю с дискетой.

Потрясающе! Просто фантастика! Но в таком случае… Значит, моя помощь уже не нужна? — разочарованно протянула Надя.

Еще как нужна! Нам необходимо выяснить, кто за этим стоит! Необходимо до этого докопаться, тем более что мы все же вышли на след!

А знаете, мне эта Таисия сразу понравилась! Она — человек! — задумчиво проговорила Надя. — Но я одно не могу взять в толк: откуда же у нее дискета?

Вот именно! Тут вообще слишком много непонятного! — вздохнул Стаc.

А ты говоришь — не ходи в ресторан! — усмехнулась Надя. — Кстати, возможно, этот Снежников уже одумался и не позвонит мне сегодня. Утро-то вечера мудренее, так что особенно не надейтесь.

И будто в ответ на ее слова зазвонил телефон. Она схватила трубку.

— Алло! Да, я! — она кивнула ребятам: мол, это он звонит. — Да, разумеется, помню! — защебетала Надя. — Владислав Степанович, у меня отличная память. Нет, не передумала! Хорошо! Нет, не стоит за мной заезжать, я, знаете ли, в любых обстоятельствах предпочитаю самостоятельность. Скажите, где мы встретимся, и я приеду на своей машине. Согласитесь, мы еще слишком мало знаем друг друга!

«Молодчина, — одобрительно подумал Петька. — Правильно действует».

— Не надо на меня обижаться, Владислав Степанович! Я только на таких условиях могу принять приглашение незнакомого мужчины. Ну, что ж, отлично. Постараюсь не опаздывать! До встречи!

Она положила трубку.

Ну, друзья мои, вы все слышали!

А в какой ресторан вы идете?

В «Сирену» на Большой Спасской! Говорят, это очень хороший и дорогой ресторан!

Да, там здорово! — подал голос до сих пор молчавший Игорь.

А ты, что ли, там был? — спросила Даша.

Был. Мамин брат там серебряную свадьбу праздновал, в узком кругу! Очень клевое заведение!

Вот и отлично! — засмеялась Надя.

А во сколько вы там будете?

В восемь!

Тогда, наверное, нам пора, — сообразила Даша. — Ты же будешь наводить красоту?

Да, пожалуй!

Надежда Васильевна, на всякий случай возьмите мой сотовый телефон! — предложил Денис. — А то мало ли…

Нет, милый, спасибо, но телефон нужен тебе самому! А мне нет! Да что со мной может случиться в ресторане в центре Москвы? Тем более что я поеду на своей машине?

Да, наверное, — согласился Стаc.

Они попрощались с гостеприимной хозяйкой и ушли, договорившись, что, когда бы она ни вернулась, обязательно позвонит Денису на сотовый.

По дороге к метро они молчали.

Ну, что скажете? — не выдержала наконец Даша.

А чего говорить… — пожал плечами Стаc.

У меня есть предложение, — сказал Игорь Крузенштерн.

Какое?

Разделиться!

То есть? — не понял Петька.

Кому-то двинуть к «Сирене», а кому-то — за Ольгой! Не нравится мне все это!

Правильно! — закричала Даша. — Ты пойдешь за Ольгой, а мы — к «Сирене»!

Почему это? — возмутился Игорь.

Нет, к «Сирене» пойдем мы с Денисом и Петей, а ты, сестренка, с Игорем поедешь за Ольгой.

Даша на все была согласна, лишь бы Игорь не отказался. «Воображаю, как Ольга обрадуется при виде Круза!» — думала она.

А на фиг мы к этой «Сирене» втроем премся? Только лишнее внимание привлечем! — спросил Денис.

Не хочешь — не ходи! — сказал Стаc.

Да нет, я не к тому…

Большая Спасская для нас счастливая улица! — заявил Петька. — Помните, именно на Большой Спасской мы тогда Ленку Коршунову увидали!

Еще бы не помнить!

Кстати, Петька, надо бы Веронике позвонить, про сыщика узнать!

Обязательно! Но не из автомата же!

Позвони по сотовому, — предложил Денис.

Нет уж, я из дома позвоню! Нам же не надо весь вечер у «Сирены» торчать, глянем на господина адвоката — и хватит!

Без пяти восемь они подошли к ресторану «Сирена», вернее к воротам. Сам ресторан помещался в глубине участка. Возле тротуара было припарковано несколько машин. «Фольксвагена» среди них не было.

Ребята спокойно перешли на другую сторону совсем неширокой улицы. Отсюда было очень удобно наблюдать.

— Едет! — первым углядел «Фольксваген» Петька. В самом деле, машина остановилась возле «Сирены». Места для стоянки пока еще хватало. Но водитель из машины не вышел.

Невыгодно «фолькс» смотрится на фоне «мерсов», — заметил Петька.

Ничего, нормально! — хмыкнул Стаc.

Тут к «Сирене» подкатила Надина «Вольво» и встала рядом с «Фольксвагеном». Петька перебежал на ту сторону улицы. Между тем мужчина выскочил из машины и помог выйти Наде.

Невероятно, вы точны, как…

Вы хотели сказать, как королева?

О, вы и впрямь королева!

Надя действительно выглядела отпадно! Красивая длинная шуба, пушистые русые волосы, в которых посверкивали снежинки, блестящие серьги в ушах.

— У меня все-таки глаз-алмаз! — довольно проговорил адвокат, целуя даме руку. — Идемте, Надюша, столик заказан.

Он взял Надю под руку и заботливо повел ее по выложенной камнями дорожке.

Петька отлично разглядел адвоката Снежникова. А память на лица у него была отменная!

Оля и Таисия собирались закрывать магазин, когда туда вошла Даша. Игорь ни за какие коврижки не согласился идти опять в этот магазин.

Что мне там делать? — ворчал он в ответ на Дашины уговоры. — Один раз мы с Квитко там были — и хватит. Не пойду, хоть зарежь!

Как хочешь, — рассмеялась Даша. — Тогда стой тут и жди!

Дашка! — воскликнула Оля при виде подруги. — Ты чего?

Да мы с Игорем за тобой зашли, были тут неподалеку и решили…

С Игорем? — вспыхнула Оля, а Таисия лукаво на нее поглядела. — Где он?

На улице ждет, постеснялся сюда заходить! — смеялась Даша.

Ладно, Ольга, давай живенько собирайся, я без тебя справлюсь, — сказала Таисия. — А где я тебя видела? — спросила она у Даши. У той екнуло сердце.

Да здесь же и видели! — тем не менее спокойно ответила она. — Мы же с Олькой вместе были…

Ах, да! — вспомнила Таисия. — Верно, верно! А я и забыла…

Оля в мгновение ока оделась.

Таисия Никитична, так мы пойдем?

Идите, девочки, идите!

До свидания! — вежливо сказала Даша.

До свидания!

— Ну, где он? — воскликнула Оля, когда они вышли на улицу. Игоря не было видно.

Найдется, куда он денется! Между прочим, — Даша понизила голос, — это была его идея! Он сказал: «Надо зайти за Ольгой, как бы чего не вышло!»

Дашка, неужели он сбежал? — жалобно проговорила Оля.

Но тут появился Игорь, держа в руках какой-то пакет — Привет! Я вот тут пончиков купил, с яблоками!

Глава 14

О пользе пожаров

Вероника Леопольдовна сообщила Петьке, что завтра утром к ней явится частный детектив. — Во сколько? — спросил Петька.

В десять часов.

Як вам приеду!

Петя, это невозможно, ты опять пропустишь школу!

Но, Вероника Леопольдовна, это же очень важно!

Ты полагаешь, без тебя я не сумею поговорить с этим человеком?

Нет, не в том дело, но…

Нет, нет, Петя, иди себе спокойно в школу, а вот в субботу…

Что в субботу? Что в субботу? Мы же в этом году опять учимся по субботам! — с отчаянием в голосе вы крикнул Петька.

Хорошо, приезжай в субботу после уроков, по крайней мере есть надежда, что к тому времени уже будут какие-то новости.

Ну, как хотите… — упавшим голосом проговорил Петька.

Не обижайся, дружок, я всегда рада тебя видеть, но все должно иметь предел! Мне уже стыдно перед Маней!

«Ну и ладно, — со злостью подумал Петька, — тебе же хуже! Я-то уже знаю, что дискета нашлась…» И тут же ему стало стыдно. Он готов был позвонить бабе Мане, чтобы та сообщила новость Веронике, но удержался. В интересах дела.

Всю ночь Петьке снился адвокат Снежников, который беспрерывно что-то взрывал. Петька пытался помешать ему, но тот ловко уходил от него, и снова раздавался взрыв. Но вот Петька уже почти настиг злодея, однако тут его разбудила мама.

Петенька, ты не заболел? Ты почему так кричал?

Я? Кричал?

Просто вопил!

А что я вопил, мама?

Да ничего определенного, просто вопил! Вот что, повернись на другой бок и спи! Еще только четыре утра!

Мама подоткнула одеяло, погладила его по голове, потушила свет и ушла. А Петька еще полежал, да и заснул спокойным сном.

Утром он проснулся со странным ощущением, что сегодня что-то должно произойти. Только он не знал, плохое или хорошее. Когда он подбежал к школе, то обнаружил, что во дворе стоят две пожарные машины, а из окон третьего этажа валит дым.

Что стряслось? — спросил он какого-то пятиклашку.

Не видишь сам? Пожар!

Так что, сегодня не учимся?

— Да как там учиться? — раздался голос Надьки Кисленковой. — Водой полшколы залили! А на улице мороз! Квитко, а давай куда-нибудь мотанем?

Петька недоуменно взглянул на нее.

Ну, чего вылупился? Я просто так сказала. Очень мне надо с тобой вязаться…

Слушай, Кислятина, я к тебе с разговорами лез? Не лез! Вот и славно. Отвали!

До чего же противная эта Кислятина! И тут он увидел Круза.

— Крузик! Привет!

— Квитко, чего там, а?

Пожар!

Ну ни фига себе!

И тут Петька вспомнил свое утреннее ощущение — сегодня что-то случится. Вот и случилось!

Но тут появился совершенно измотанный, с пятном копоти на лбу, директор школы и охрипшим голосом закричал:

— Занятий не будет до понедельника! И попрошу всех разойтись!

Петька чуть не подскочил от восторга! Четыре свободных дня! Да за это время можно горы свернуть! Вот повезло так повезло! А тут уже кто-то вывесил на воротах объявление, что до понедельника уроков не будет. Сожаления на лицах учащихся заметно не было.

Петька с Крузом дождались остальных друзей.

Ну, тогда я поеду в магазин! — заявила Оля.

А зачем? По-моему, ты и так сделала очень много, — сказал Игорь. — И хватит!

Ничего не хватит! — возмутилась Оля, хотя внимание Игоря было ей приятно. — Может, я еще что-то нарою! И потом Таисия ко мне так хорошо относится…

Вот, вот, она к тебе хорошо относится, а если она преступница? Так тебе потом ее жалко будет, начнешь нюни распускать: ах, она хорошая…

Она — хорошая! — решительно заявила Оля. — Даже очень! Она, между прочим, спасла Вероникин роман! С риском, можно сказать, для жизни…

Ой, бред! — схватился за голову Стаc. — Если я через два дня не пойму наконец, зачем надо уничтожать этот несчастный роман, я просто попаду в дурдом! Бредятина!

Ладно, это все слова, — вмешалась Даша. — Для начала позвоним Наде. Денис вчера не звонил!

Пошли ко мне, — предложил Игорь, — мои сегодня на Канары улетели, так что я кум королю!

Тебя что, совсем одного оставили?

Да нет, Верка, сестра, будет приглядывать, но сейчас она на работе!

И они все отправились к Игорю на законном основании — в школе случился пожар!

А давай Денису звякнем! — предложила Даша.

Не выйдет, — с сожалением сказал Петька, — он не хочет, чтобы ему в школу звонили, даже с братом чуть не поссорился из-за этого и перестал брать телефон в школу!

Ладно, ничего не попишешь. Так я звоню Наде?

Конечно, и чем скорее, тем лучше!

Надежда Васильевна довольно долго не брала трубку. Но вот наконец Даша услышала ее голос:

Я вас слушаю!

Надя, это я, Даша!

Дашка, ты почему не в школе?

Да там у нас пожар случился, и мы до понедельника свободны!

Уж не вы ли сами школу подожгли? — засмеялась Надежда Васильевна. — С вас станется!

Да ты что? Мы такими делами не занимаемся! — гордо ответила Даша.

Ну, Дарья, не сердись, я пошутила! Кстати, я не зря вчера ходила в «Сирену»!

Ой, правда?

Да! Ну, во-первых, это и впрямь хороший ресторан, а во-вторых, я кое-что для вас выяснила: Снежников имеет самое непосредственное отношение к вашей истории… Он по совместительству еще и юрист издательства «Лабиринт».

Что? — закричала Даша, не веря своим ушам. — Повтори, пожалуйста!

Он — юрист издательства «Лабиринт»!

Обалдеть!

Что? Что там такое? — загалдели все. Даша громко сказала:

Снежников — юрист издательства «Лабиринт»!

Шум поднялся такой, что Даша почти не слышала Надю.

Да тише вы! — шикнула она на друзей. Они примолкли, только обменивались восторженными взглядами.

Надя, ты просто гений! У меня нет слов! А как ты это выяснила?

Да так, в разговоре, совершенно якобы случайно упомянула о том, что моя близкая подруга написала женский роман, но не знает, куда с ним сунуться, ну вот он и предложил свои услуги. Говорит: там выпускают серию женских романов, и он с удовольствием составит ей протекцию. Видно, я ему очень понравилась!

Еще бы ты ему не понравилась! — восторженно закричала Даша. — А больше ты ничего не узнала?

Ну, я не уверена, но… У меня сложилось впечатление, что ему предстоит получить какую-то очень солидную сумму…

Почему? — насторожилась Даша.

Он говорил, что ему недолго осталось ездить на «Фольксвагене», что собирается делать евроремонт в квартире — все это вскользь, как бы между прочим, но я как та курочка, что по зернышку клюет… Ну, а больше ничего интересного не заметила. Что это там за шум?

Да это мы тут собрались у Круза…

А! Понятно! Вам нужно обсудить новости, верно?

Верно!

— Тогда пока, Дашутка! Если что, звоните!

Даша передала друзьям все, что сказала Надя.

Итак, дело более или менее проясняется! — радостно потирал руки Петька. — В издательстве все провернул Снежников! И он же подослал Таисию к Веронике! Неясно пока лишь одно — зачем и кому все это понадобилось!

Думаю, есть еще одна странность, — заметил Стаc. — Почему, если Снежников уничтожил все в издательстве, у Таисии оказалась дискета? Если он дал ей, то почему она прячет ее у Ольги?

— Я об этом тоже думала, — проговорила Оля, — и вот к чему пришла… вы только не смейтесь и дайте мне рассказать!

— Говори, Оля! — закричала Даша.

— Только прошу, не сбивайте меня! Так вот! Таисия — хороший человек! И ей стыдно, что пришлось действовать так… И Вероника ей, очевидно, понравилась… Она уперла у нее рукопись, возможно, убрала «жучки», но… Она, может быть, сказала этому Смежникову…

— Снежникову! — поправил Игорь.

— Какая разница! — отмахнулась Оля. — Может, она сказала ему, что уничтожила рукопись, а сама сохранила ее.

— Но у нее же дискета! — не выдержал Игорь.

— Я же просила, не сбивать меня! Так вот, предположим, она спрятала рукопись, но рукопись занимает довольно много места… А дискета — совсем другое дело, ее куда легче спрятать… Короче говоря, она обратилась к кому-то с просьбой набить текст на компьютере и перевести на дискету. А рукопись уничтожила. Может такое быть? Запросто! Дискету она отдала мне. И все, она чиста! И поручение выполнила, и рукопись спасла! этот Смежников…

— Снежников!

— Ну пусть Снежников… Он явно выполняет чье-то поручение, и наша задача выяснить — чье! Все, я закончила!

— Да, в логике тебе не откажешь, — заметил Стаc. — Да и вообще ты молодчина, Ольга!

— Это только предположения! — пожал плечами Игорь. — А на самом деле все может быть совсем по-другому!

Но я же начала с того, что это предположение! И потом, перед тем, как Таисия отдала мне конверт, к ней в магазин приходила какая-то женщина. Они уединились в подсобке…

Ну и что? — спросил Петька.

Может быть, именно она принесла ей дискету!

— А ты ее запомнила?

Да, запомнила! У нее были очень красивые очки.

Очки? Тоже мне, примета! — хмыкнул Игорь. — Вот она их снимет, и ты ее в двух шагах ни за что не узнаешь!

А зачем, собственно, ее узнавать? — рассердилась Ольга. — Может, она приходила занять у Таисии денег или пригласить ее на день рождения?

Может, и так, — сказал Петька. — Но Ольгина версия имеет право на существование!

Слушайте, я понимаю все, но как же быть с Вероникой? — воскликнула Даша. — Нельзя больше молчать, что мы нашли дискету! Нельзя! А если она умрет от горя? Ведь для писателя его книги…

Скажи еще «как дети», — усмехнулся Стаc.

Да! Да! Именно, как дети! И мне плевать, что это штамп! Плевать с высокого дерева! Чего стоят все наши расследования, если человек страдает лишние сутки? Пусть она хорошо держится, но в душе она страдает, я это точно знаю! А она старая женщина, и если вдруг у нее сердце не выдержит, то виноваты будем мы!

Все сидели молча. Потом Оля сказала:

Правильно, Дашка, надо сию же минуту ехать к Веронике и все ей рассказать.

Я еще вчера говорил с ней, хотел сегодня утром к ней поехать, а она завела волынку про школу, что нельзя столько пропускать… Но по телефону я боялся что-то говорить…

И был прав, надо все это пока держать в секрете, но не от Вероники. Поэтому предлагаю взять экземпляр, я вчера вечером все распечатал, и отвезти ей. Поскольку «жучков» там нет, то можно будет ей все рассказать… И попросить пока не делиться ни с кем своей радостью. А ты, Оля, хоть и главная героиня, если можешь, езжай в магазин и поработай там еще сегодня. Кстати, к Веронике надо ехать без звонка!

Но у нее сейчас этот частный сыщик должен быть…

Интересно, а чего ему теперь делать? — засмеялся Игорь. — Дело, можно сказать, раскрыто!

Благодаря Ольге! — не преминула вставить Даша.

— Что значит раскрыто? — удивился Стаc. — Главного-то мы не знаем! Кому и зачем это понадобилось.

— «Я не знаю, зачем и кому это нужно!» — пропела Оля начало песни Вертинского, которых много было в репертуаре ее отца — знаменитого исполнителя романсов.

Вот именно! Хотя теперь, когда мы нашли роман, может показаться, что это не так уж важно… Но лишь на первый взгляд, — задумчиво заметил Стаc.

То есть как не важно? Мы же не знаем, что будет, когда выяснится, что роман найден! — закричал Петька. — Могут быть жертвы, прежде всего Таисия! Значит, так, я предлагаю следующий план: сейчас начало десятого, в десять к Веронике явится сыщик, и нам совершенно ни к чему при этом присутствовать. А вот заняться господином Снежниковым не помешало бы…

Ладно, вы тут решайте, что и как, а я поехала в магазин! — решительно заявила Оля. — Попробую что-нибудь вытянуть из Таисии насчет Снежникова.

И Оля убежала.

Ну, какие будут идеи? — спросил Петька. — На визитке есть его домашний адрес, может, прошвырнемся туда, поглядим, как и что? А потом двинем к Веронике, а?

Можно, — пожал плечами Стаc, — только я… По-моему, вы вполне без меня обойдетесь, мне заниматься надо…

Конечно! Иди занимайся, братишка! — поддержала его Даша. — А в случае чего мы тебе позвоним. Да, кстати, если мы не объявимся, позвони Денису, когда он вернется, обрадуй человека!

Заметано!

Стаc тоже ушел. Они остались втроем: Петька, Даша и Игорь.

Ну что, потопали?

А где он живет-то?

В Лаврушинском переулке.

Это где?

Да рядом с Третьяковкой, недалеко!

Поехали!

В подъезде большого серого дома был установлен домофон.

Не беда, подождем, пока кто-то выйдет или войдет! — сказал Петька.

Еще чего! Не будем глаза мозолить! — возразила Даша.

А что ты предлагаешь?

Увидишь!

Даша набрала на домофоне какие-то цифры. Раздались сигналы и женский голос:

Кто там?

Мама, это я! — совсем детским голоском проговорила Даша.

И о чудо! Дверь открылась!

Здорово, Лавря! Психологический расчет — ребенку любой откроет?

Именно!

Так, тут по две квартиры на площадке, значит, нам нужен пятый этаж, — сообразил Игорь.

Едва они подошли к лифту, как он ушел, его вызвали сверху.

— Поднимемся пешочком! — предложила Даша.

И они стали не спеша подниматься по лестнице.

А лифт, кстати, на пятый вызвали, — сказала Даша.

Тогда подождем, а то вдруг это он! — прошептал Петька.

Лифт двинулся вниз, и вдруг раздался треск, и он остановился.

— Кажется, застрял! — прошептал Игорь.

Вскоре человек в лифте начал стучать кулаком.

— Эй, кто там! Лифт застрял! Вызовите монтера! Диспетчер! Диспетчер!

Похоже, он был в панике. Ребята бросились наверх. Лифт был глухой. Не видно, кто там застрял. «Это к лучшему», — решил Петька.

Вы не волнуйтесь, я сейчас вызову монтера! — сказал он.

Эй, мальчик, ты чей? — спросил мужчина.

Я — Матвеев!

Из нашего подъезда?

Нет!

Мальчик, диспетчер не отвечает, я тебя умоляю, сделай что-нибудь! Лучше всего сбегай домой и позвони по телефону. Скажи… Ах черт, я совсем забыл, у меня же есть сотовый телефон! Спасибо, парень, я сейчас сам…

Здорово же он перетрухал, если забыл про сотовый! Наверное, у него клаустрофобия, — сказал Игорь. — Интересно, это он?

Почему-то мне кажется, что да, — отозвалась Даша. — Только давайте помолчим.

Алло! Диспетчерская? Я застрял в лифте, дом семнадцать, первый подъезд. Я очень спешу. Скорее! Как через полчаса? Я не могу сидеть полчаса в лифте! Сделайте что-нибудь! Черт бы вас побрал! А если я тут умру?

Гражданин, не нервничайте! Я уже звоню! Но вы же не один застрявши! Вот тут дама тоже застрявши, так она спокойно ждет!

А я не могу, у меня важное дело! Я опаздываю!

— Ничем не могу помочь, гражданин!

И диспетчерша отключилась.

Эй, есть тут кто-нибудь? — спросил мужчина, но как-то странно, как будто проверял, а не просил о помощи. Ребята пока промолчали. И не зря.

Алло! Это Снежников! Мне необходимо переговорить с Михаилом Евграфовичем!

Ребята затаили дыхание.

— Миша! Это я! Такая идиотская ситуация. Я застрял в лифте! Говорят, не раньше чем через полчаса. Отложить на завтра? Не хотелось бы откладывать! Я ведь слово сдержал, все сделал чисто! Что, приедешь ко мне? Просто замечательно! Я же предлагал, а ты… Когда? Через полчаса? Отлично, если меня к тому времени освободят! Что ты смеешься? Ну и шутки у тебя, Миша! Ладно, жду! Эй, есть тут кто-нибудь? — снова проверил он.

И они снова промолчали. «Удача идет к нам в руки», — решил Петька. То же подумали и Даша с Игорем.

Они на цыпочках спустились вниз. У лифта стояла девушка с букетом цветов.

Что, лифт не работает? — спросила она.

Не работает, — кивнула Даша.

Как это надоело! — вздохнула девушка и пошла пешком.

Они выскочили во двор.

Ну, что будем делать? — спросил Игорь.

Прежде всего надо поглядеть на этого Салтыкова-Щедрина, — усмехнулась Даша.

На кого? — удивился Игорь.

Ну, Салтыкова-Щедрина тоже Михаилом Евграфовичем звали, — пояснила Даша.

А, понял! Ты думаешь, это и есть заказчик? — догадался Игорь. — Да?

Я надеюсь! Надя же говорила, что он должен вот-вот получить большие деньги… — прошептал Петька. — Может, этот Михаил Евграфович привезет денежки ему на дом…

Ой, ребята, а что, если… — испуганно начала Даша. — Что если он его… убьет? Зачем ему человек, который знает его тайну?

Но тогда, по этой логике, они должны убрать еще как минимум и Таисию… — похолодел Петька.

Да вы что, спятили? — воскликнул Игорь. — Кому надо мокрушничать из-за какого-то дюдика? Да у вас крыша поехала! Ну сперли его зачем-то, кто их знает — зачем, но убирать свидетелей? Это уж чересчур. Фигня сплошная. Если бы всех свидетелей всегда убирали, на свете уже вообще никого не осталось бы!

Думаешь? — прищурился Петька.

Думаю!

Наверное, ты прав, Крузейро! У нас немножко мозги перегрелись. Ах, какой же я болван! Всем болванам болван!

Почему?

Я же на радостях не прочел роман, а надо бы… Вдруг там разгадка… Ведь зачем-то его все-таки пытались уничтожить, он попал мне в руки, а я… Сегодня же займусь!

Ладно, это еще успеется, — махнула рукой Даша, — главное — решить, что мы сейчас делать будем, скоро Михаил Евграфыч приедет… А мне вот что еще в башку залетело… Почему они не убрали Веронику? Это ведь несложно было сделать, даже никаких подозрений не вызвав, а? Ну, померла одинокая старушка, так, легко, во сне, например… Если у них были ключи и вообще… Странно…

Ну, это-то как раз понятно, — заметил Петька. — Если бы они ее убрали, а потом похитили роман, то ее смерть сразу вызвала бы подозрения…

А кража романа не вызвала, что ли? — осведомилась Даша.

Но кража, — в конце концов, внутреннее дело издательства. А убийство — нет, дудки, тут уж обязательно всплыла бы и эта история… И, по-видимому, не Вероника представляет опасность для этих типов, а именно ее роман! А вот почему — это непонятно!

Наверное, в этом романе есть что-то… — начала Даша, но тут во двор въехал черный «Мерседес», из которого вышел мужчина лет сорока пяти с дипломатом в руках. Шофер и двое парней на заднем сиденье остались на местах.

Телохранители, наверное, — шепнула Даша Петьке на ухо.

— Вряд ли, чего ж они, как пни, сидят в машине?

Мужчина пытался справиться с домофоном, но тут как раз вышел мальчишка лет семи, Михаил Евграфович прошел в подъезд, за ним устремились Петька и Игорь. Дашу оставили во дворе — на всякий случай. Они помчались вверх по лестнице, а мужчина громко чертыхался. Потом постучал по стенке лифта.

— Эй, Владик, ты тут?

Миша, дорогой, этот сволочной монтер так и не пришел! — отозвался узник. — Умоляю, позвони им и поговори как следует, я уже не могу!

Говори номер, недотепа! Ага, сейчас позвоню! Диспетчерская? Вот что, золотая, если в течение пяти минут из лифта не выпустят человека, я обещаю вам очень большие неприятности, причем всем — от тебя, золотая, до префекта! А потом скажу, что во всем ты виновата! Живо! Подними свою задницу и найди кого хочешь! Если через пять, самое большое через десять минут его не выпустят, пеняй на себя, я лично разломаю лифт к чертовой матери! Поняла, золотая?

Петька с Игорем умирали со смеху. Но голос Михаила Евграфовича звучал более чем зловеще. И на месте диспетчерши они бы здорово напугались.

Не прошло и пяти минут, как в подъезд влетел молодой парень с чемоданчиком.

Кто тут у нас застрял? Сейчас, не волнуйтесь, все сделаем!

Где тебя носило? — накинулся на него Михаил Евграфович. — Человек, может, помирает там, а ты лясы точишь?

Почему вы так? Я даму освобождал в другом подъезде!

Освобождал? Ну и как? Освободил?

Нет еще! Тут Варвара за мной прибежала…

Живо выпусти мне человека и беги даму спасать, а то, если дама помрет, тебя посадить могут!

Но тут, видимо, поломка была небольшая, и вскоре смертельно бледного Снежникова извлекли из лифта.

Миша, друг, если бы не ты…

Ладно, идем, тебе надо коньячку принять…

И они вошли в квартиру. Сколько Петька и Игорь ни прислушивались, из квартиры не доносилось ни звука. Тогда они спустились вниз, где их ждала вконец закоченевшая Даша.

Я придумала, — зашептала она, когда они подошли поближе, — я придумала, кого надо попросить узнать номер этого «мерса»!

Кого?

Ангелину! Ну, Геля, помните?

Ну да!

Это, конечно, можно, только боюсь, она захочет написать об этой истории, а пока нельзя, — с сомнением в голосе ответил Петька.

А мы ей ничего не скажем! Помнишь, мы просили Медынского и он все сделал, ни о чем не расспрашивая!

Так то Медынский, он мужик, а Геля… Хотя вообще-то она клевая баба. Ладно, попробуем! А пока, я думаю, надо ехать к Веронике, надеюсь, частный сыщик уже смотал удочки!

Звонить будем?

Нет, сюрприз так сюрприз!

Глава 15

Неожиданный визит

Вероника Леопольдовна лежала на диване и пыталась что-то смотреть по телевизору, но она ничего не воспринимала. В последние дни она так вымоталась, да и разговор с частным сыщиком произвел на нее неприятное впечатление. Он активно ей не понравился. Ничего он не найдет, ничего не выяснит, и вообще… Он даже осмелился намекнуть, будто это она все устроила в рекламных целях. Каков наглец! При одном только воспоминании об этом начинало болеть сердце… И тут раздался звонок в дверь. Она с трудом поднялась и вышла в тамбур — посмотреть, кого еще принесла нелегкая. За дверью стояли Петька, Даша и Игорь.

— Ребятки!

Вероника Леопольдовна обрадовалась. С ними ей было всегда легко и приятно. Она мигом открыла дверь. Когда Петька ее увидел, он даже испугался, так плохо она выглядела.

А что это вы так сияете? — спросила Вероника Леопольдовна. — Заходите, заходите, я вам ужасно рада, хоть вы и прогуливаете опять!

Мы не прогуливаем, у нас в школе пожар случился, и мы не учимся до понедельника! — единым духом выпалила Даша.

И по этому поводу вы так сияете? — улыбнулась Вероника Леопольдовна. Ей сразу стало легче. Словно с приходом ребят рассеялась та тяжелая неприятная атмосфера, что возникла при посещении частного детектива.

Вероника Леопольдовна, прошу вас, сядьте! — сказал Петька.

А что, ты мне скажешь что-то такое, отчего я могу упасть? — насторожилась пожилая дама.

Вот именно!

Петя! Что еще? — взмолилась она, но все-таки села в кресло.

Лавря, давай! — скомандовал Петька.

Даша достала из сумки завернутую в белую бумагу дискету.

Что это?

Вероника Леопольдовна, миленькая, это ваш роман!

Что?

Это ваш роман! — восторженно повторила Даша.

То есть как? — растерялась Вероника Леопольдовна.

А вот так! Это Оля! Вернее, не совсем…

Понимаете, — перебил Дашу Петька, — Таисия дала Ольге, чтобы она сохранила…

И Петька подробно изложил все, что случилось в магазине «Дина». О похождениях Надежды Васильевны он пока умолчал. Тут еще было слишком много неясного. И о том, что Снежников работает в издательстве — тоже. Пока. До поры до времени.

Значит, она пожалела меня, эта женщина? Недаром она мне понравилась… Подумать только… Но, Петя, встает все тот же вопрос… кому и зачем?

Мы его решим, не сомневайтесь.

Надо немедленно позвонить в издательство!

Ни в коем случае! Не говорите пока никому!

Вы так считаете?

Да! — хором, ответили все трое.

Ну что ж, будь по-вашему!

А сыщик был у вас? — поинтересовалась Даша.

Был, — нахмурилась хозяйка дома.

И что?

А то, что не желаю его больше видеть! Чудовищный хам, который осмелился мне намекнуть, что я и сама могла все это спровоцировать в целях рекламы!

Он так и сказал? — поразился Петька.

Ну, в общем, да. Может, это был пробный шар…

Ни фига себе! — присвистнул Игорь. — Не слабо!

А вы что? — полюбопытствовал Петька.

Обдала его презрением! — засмеялась счастливая Вероника Леопольдовна. — Надо же быть таким идиотом!

А как его зовут?

Роберт Александрович Кучко!

А откуда он взялся?

Я точно не знаю, но его рекомендовал юрист издательства, некий Снежников!

Вам рекомендовал? — после паузы спросил Петька.

Нет, не я же его наняла. Рекомендовал Алексею Герасимовичу, тому, что был здесь… А в чем дело?

Вероника Леопольдовна, вы нам верите? — вдруг пылко спросила Даша.

Вам? Разумеется, верю! Кому же мне верить, как не вам? — ответила растроганная женщина. — Но почему ты спрашиваешь?

Понимаете, у нас есть кое-какие соображения, но их еще нужно проверить!

Нет, деточка, я не хочу больше жить в неведении! Главное — роман найден! Вы просите пока молчать об этом — я согласна, но не надо делать из меня идиотку. Я вполне могу промолчать, если нужно, но вы уж будьте так добры, расскажите мне все!

Ребята переглянулись.

Хорошо! — решился Петька и поведал писательнице о том, что им удалось узнать. Когда он дошел до эпизода с застрявшим лифтом и упомянул Михаила Евграфовича, Вероника Леопольдовна вдруг воскликнула:

Как ты сказал? Михаил Евграфович?

Да. А что? Вы его знаете?

Нет! Я его не знаю, но главного преступника в моем романе зовут Михаил Евграфович!

Ребята раскрыли рты. Вот так номер! — Но, Вероника Леопольдовна, — пришел в себя:

Петя! Поверь, сейчас как раз тот момент, когда можно бросить все это. А насчет Снежникова я поговорю с главным редактором или с директором немного погодя, когда все уляжется! Сейчас важно вывести из-под удара Таисию и, разумеется, Олю. Хватит ей торговать бельем! Она сделала даже больше, чем можно было себе представить… Поэтому я не стану сейчас говорить о Снежникове… Единственное, что я сделаю, я позвоню и скажу, что не желаю иметь дело с этим сыщиком! Дама в моем возрасте может себе позволить небольшой каприз, тем более в подобной ситуации.

А может… Может, позвоним дяде Володе? — предложила вдруг Даша.

Нет, сейчас ему не с чем звонить! — возразил Петька. — Рано!

Могу я все-таки попросить вас три дня ничего не предпринимать? — стояла на своем Вероника Леопольдовна.

Хорошо, не будем! — после некоторой паузы согласился Петька. — Но почему именно три дня?

Вероника Леопольдовна еще не успела ничего ответить, как Даша воскликнула:

Три дня? Но мы как раз еще три дня свободны и могли бы…

Дорогие мои, я просто надеюсь, что через три дня уже ничего не нужно будет делать… А мне нужно подумать, вспомнить кое-что… Короче говоря, если вы хоть сколько-то дорожите моим мнением, то…

Ладно, — сказал Петька. — Тут и говорить не о чем… Раз вы просите, мы так и сделаем. Совсем не кисло будет три дня просто отдохнуть, не гоняясь за какими-то темными личностями…

Даша с подозрением на него взглянула. Что он несет? Какой может быть отдых? Но вид у Петьки был честнейший. «Притворяется», — поняла Даша. Брешет.

Они еще посидели у Вероники Леопольдовны и наконец собрались восвояси.

— Но если вы что-то надумаете или вспомните, то…

Я вам непременно дам знать. Поднимусь к Манечке и позвоню! — На этом они расстались.

Как, по-твоему, на фиг ей эти три дня? — спросил Игорь, когда они вышли на улицу.

По-моему, она что-то задумала! — сказала Даша.

Не исключено!

Что же делать? Она может что-то учинить?

Не думаю, честно говоря… Она все свои сюжеты из головы берет, выдумывает… Слушайте, а может, она такое выдумала, что было на самом деле? И все совпало! И время, и место, и сюжет, и имя-отчество, а?

Ну и что с того?

А то… Ну, может, этот Евграфыч пронюхал, что про его какую-нибудь тайную историю в книжке напечатали… Хотя тогда ему надо было бы искать того, кто проговорился, а не рукопись уничтожать… Да ну, все! Я сейчас еду домой читать роман. И пока не прочту, не буду даже никаких догадок строить!

Правильно! — согласился Игорь. — Едем домой и читаем книгу! У нас сколько экземпляров?

У меня есть еще дискета, и у Стаса два экземпляра! — сообщил Петька. — Этого мало…

Ничего не мало! Стаc может еще распечатать, большое дело!

И они поспешили домой.

Оля работала бок о бок с Таисией. Дела шли успешно.

— Ну точно ты мне счастье принесла! — тихонько говорила Таисия. — Гляди, народ так и валит!

Оля тихо радовалась, и вдруг она обомлела: в магазин входила Вероника Леопольдовна. Оля заметалась. Таисия в этот момент была в подсобке. Пожилая дама огляделась в магазине, делая вид, что не знает Олю. Та вздохнула с облегчением. «Но зачем она сюда явилась?» — недоумевала Оля. Писательница между тем приглядела себе легкий изящный халат.

— Девушка, — обратилась она к Оле как ни в чем не бывало, — я могу это примерить?

— Да, да, пожалуйста, — хриплым голосом произнесла Оля. — Вот здесь примерочная, там немножко тесновато, но давайте я возьму ваше пальто, мы его повесим, и вам будет удобнее.

Она уже хотела спросить, зачем сюда пожаловала Вероника Леопольдовна, но тут в зал вышла Таисия. При виде пожилой дамы она побледнела как полотно. Оля вернулась за прилавок с тяжело бьющимся сердцем. Что же теперь будет?

Это вы? Здравствуйте! — пролепетала Таисия, покрываясь красными пятнами. — Как вы меня нашли?

Ну что вы? Как я могла бы вас найти? Это чистейшая случайность, я и понятия не имела… — проговорила Вероника Леопольдовна. — Хотя, признаться, я очень рада нашей встрече! Это поистине счастливый случай! Мне необходимо с вами поговорить!

Да? Правда? — растерянно засуетилась Таисия. — Вы себе халатик приглядели? У нас есть такие же другой расцветки! Могу предложить темно-синие и лиловые!

Лиловые? Что ж, покажите! О! Это то, что надо! Я беру!

Это очень хороший товар! Качество прекрасное, Бельгия! Стираются великолепно, не требуют глажки… Оля, эти халатики продаются в коробках, не забудь!

Благодарю вас, а теперь… не могли бы мы поговорить с глазу на глаз?

Да, конечно, проходите! Олечка, побудешь тут?

Да, да, побуду!

Они ушли в подсобку. К счастью, в этот момент в магазине никого не было, и Оля едва заметно приоткрыла дверь.

Красивый у вас магазин, совсем как в Париже, — заметила Вероника Леопольдовна.

Я старалась… Здесь, может, не самое лучшее место, но… Вероника Леопольдовна, неужто это случайность…

Ну да, разумеется, вы ведь не оставили мне свои координаты…

Таисия промолчала.

И, судя по табличке на прилавке, назвались другим именем!

Вероника Леопольдовна!

Погодите, это еще не все! Вы, моя милая, не учли одного обстоятельства — я ведь пишу детективы! И после вашего ухода выяснилось, что у меня пропал единственный экземпляр рукописи!

Но этого не может быть! Я его не брала! Зачем он мне?

— А зачем вы вообще ко мне пришли?

Оля слушала, затаив дыхание.

Я пришла к вам потому… потому… Меня заставили! Мне угрожали.

Допустим. Но с какой целью вас заслали ко мне? Если не с целью кражи рукописи?

Рукопись у вас еще раньше украли, — едва слышно проговорила Таисия. — А мне… мне велели познакомиться с вами, расположить вас к себе, а еще… снять микрофоны…

Какие микрофоны?

Ну, знаете, такие… подслушивающие устройства… их установили, чтобы узнать, кто вам печатает… А когда узнали, велели снять…

Так, теперь мне многое понятно! Но зачем нужно было знакомиться со мной? Ведь кто-то установил микрофоны, он так же незаметно мог их и снять…

Не знаю. Мне так велели, я не спрашивала, — дрожащим голосом говорила Таисия. — Вероника Леопольдовна, вы мне не поверите, но я… я… мне было так стыдно, когда я все узнала… Но… У вас что, все-все пропало?

Все-все!

«Слава богу, — подумала Оля. — Молодец Вероника, здорово держится!»

Вы очень горюете?

А как вы думаете? Это же мой труд, я вкладываю в работу душу и…

Вероника Леопольдовна, милая, дорогая, — в голосе Таисии звучали слезы, — простите меня, умоляю, простите, но я… Я украла у них дискету с вашим романом! Она цела, поверьте мне!

— Что вы говорите? Цела?

«Вот это актриса, — подумала Оля. — Комар носа не подточит!»

Да, да, цела! Только она не у меня, я ее спрятала, вернее не я, а та девочка, что работает в магазине, Оля. Она понятия не имеет, что в конверте, который я ей дала. Она сохранит… — рыдала Таисия.

Не надо плакать, я вам верю… Но почему вы на это пошли?

— Потому что… Вы так со мной разговаривали… Почти как мать… А я вам врала… Я это ненавижу! За одну ошибку в жизни приходится так расплачиваться. Я уж совсем другим человеком стала, дело у меня свое, а прошлое нет-нет да и напомнит о себе… Я, Вероника Леопольдовна, рано осталась сиротой, а двоюродная сестра втянула меня в одно темное дело, а потом всю вину на меня же и свалила… Я три года провела в колонии… А потом… Потом вышла замуж, сменила фамилию, в Москву уехала, чтобы потеряться в таком большом городе, так нет, и тут меня нашли и напомнили… Шантажировали… Ну и вот…

Но почему же они вас шантажировали, если вы отбыли срок?

Ах, боже мой, мне ведь не сразу удалось на верную дорожку выйти даже после колонии… Понимаете?

Ну, допустим, допустим. Но кто стоит за всем этим? Зачем нужно было красть рукописи, дискеты?

Я сама толком не знаю!

Но кто вас заставил пойти ко мне?

Есть такой юрист… Снежников Владислав Степанович. Он в свое время помог мне, ну, вот и пригрозил, что скажет одному человеку о моем прошлом… А для меня это смерть! Я его люблю, он хороший, чистый человек…

О господи! — вздохнула Вероника Леопольдовна. — Еще и любовь…

Да, — плакала Таисия, — да…

Так что за юрист?

Он очень, очень дурной человек, у него совсем нет совести… Я не знаю, зачем он это сделал, я спросила, но он сказал: так надо… А кому и зачем, — ей-богу, не знаю.

А как вам удалось заполучить дискету?

Случайно… Я когда пошла к нему — рассказать, как дело было, и отдать микрофоны, он мне показал какие-то рукописи и дискету и говорит: «Вот, гляди, твоей писательницы труды!» А тут к нему кто-то пришел, и он меня в комнате одну оставил… Меня как что-то дернуло… Я открыла ящик его стола, а там лежало несколько точно таких же дискет. Я вашу-то в карман сунула, а на ее место другую из ящика положила.

И он не заметил?

Сразу не заметил, а через несколько дней… Явился сюда, обыск учинил… Хорошо, я успела Олечке ее отдать…

Значит, он знает, что дискета пропала?

Да. Но я отперлась, сказала, что ничегошеньки в этих вещах не смыслю. Я и вправду в компьютерах не разбираюсь… Ох, Вероника Леопольдовна, если бы вы знали, как у меня легко на душе стало, когда я перед вами повинилась! Просто совсем другое дело!

Тут дверь магазина открылась, и вошли две девушки. Одна была та самая Длинноножка, которую Оля видела тут в первый день, и с ней еще подруга.

Привет! — сказала Длинноножка. — А где другая продавщица?

Она сейчас занята, — любезно ответила Оля, — что бы вы хотели?

Да понимаешь… Ты тут новенькая?

Ну да!

Видишь ли, моя подруга замуж выходит, надо ей приданое подобрать, тут лучше бы ту женщину… Она поопытнее!

Хорошо, — улыбнулась Оля, и впрямь не чувствуя себя способной подобрать приданое, — я попробую! Таисия Никитична! — крикнула она, подходя к двери. — Тут вас требуют!

А что такое? — вытирая заплаканные глаза, спросила Таисия.

Здравствуйте! — воскликнула Длинноножка. — Я вот вам свою подружку привела, она замуж выходит, надо ей подобрать приданое, и я подумала, что лучше вас никто не посоветует… Вы нам поможете? Ой, вы плакали? Может, мы не вовремя?

Да что вы, девочки, это я так… Одну минутку, и я буду к вашим услугам!

Таисия шепнула Оле:

Оля, милая, сделай этой даме кофе или чай, ну, словом, поухаживай за ней!

Обязательно! — обрадовалась Оля и юркнула в подсобку, плотно закрыв за собой дверь.

Вероника Леопольдовна! — шепотом проговорила она. — Я так испугалась! Здравствуйте!

Здравствуй, Оленька! Дай я тебя поцелую за все, что ты для меня сделала, — тоже шепотом сказала Вероника Леопольдовна. — Спасибо тебе!

Ну что вы! — зарделась Оля. — Только зачем вы пришли сюда?

Я хотела посмотреть в глаза этой женщине и за одно кое-что выяснить.

Она хорошая, правда?

Правда! — уверенно ответила Вероника Леопольдовна.

Ой, вы хотите чаю или кофе?

Нет, спасибо. Она там надолго?

Думаю, да. Приданое подбирают!

— Ну, что ж, я, пожалуй, пойду…

Тут к ним заглянула Таисия.

— Вы уже уходите? Оля, деточка, я отдала тебе конверт, с ним все в порядке?

— Да!

Его надо отдать Веронике Леопольдовне!

Прямо сейчас? — спросила Оля.

Нет-нет, — сказала Вероника Леопольдовна, — можно и завтра.

Тогда, Олечка, ты сейчас ступай проводи Веронику Леопольдовну до метро и договорись, как вам встретиться, ладно? А я пока займусь невестой!

— Отлично! — обрадовалась Вероника Леопольдовна.

Они с Олей вышли в зал, где две подружки с горящими глазами перебирали на прилавке воздушное дамское белье.

Счастливо вам! — напутствовала их Таисия.

До свидания, Таисия Никитична, я буду рада продолжить наше знакомство! — пожала ей руку Вероника Леопольдовна.

Оля чуть не прослезилась.

Глава 16

Королевич Елисей

Утром Игорь Крузенштерн проснулся в отличном настроении. В школу идти не надо, родителей нет, вечером старшая сестра Вера позвонила, спросила, все ли у него в порядке, и, услыхав, что да, с облегчением вздохнула. Ей явно было не до брата. Итак, он сам себе хозяин! Хотя, конечно, хотелось бы тоже как-то проявить себя в этом странном деле. Олька ходит героиней, Петька все время суетится, а он вроде бы ни при чем. Ему это уже надоело, и он решил, что вполне может позвонить Геле Мирославцевой и попросить ее выяснить, кому принадлежит черный «Мерседес». Геля — подруга его сестры, известная журналистка, которая здорово им помогла в истории с духами. И если повезет, он в одиночку отыщет этого Михаила Евграфовича! Он взглянул на часы. Начало девятого, уже можно позвонить. Она сразу узнала его по голосу.

Игорь, ты?

Я, здравствуйте.

Привет, привет, что это ты в такую рань? Что-нибудь с Верой?

Нет, что вы! Просто…

У вас опять какое-то расследование?

Да, и очень интересное! Но пока я ничего не могу вам рассказать…

Это уже свинство! Звонишь, интригуешь…

Нет, у меня к вам просьба…

— Какая?

Вы не могли бы узнать по номеру машины ее владельца? Через ГИББД?

Через ГИББД? Пожалуй, могла бы. Тебе это срочно нужно?

Вообще-то да…

Боюсь, что раньше вечера у меня ничего не выйдет…

Вечером? — разочарованно протянул Игорь.

Да, Игорек, пока я разыщу того парня, который там работает, уйма времени уйдет, а у меня дел выше головы…

Понятно, — пробормотал Игорь, — ну хоть вечером.

Ладно, позвони мне часов в восемь. Договорились?

Договорились, — вздохнул Игорь.

Похоже, эта попытка потерпела провал. Игорь позвонил Петьке. Трубку взяла его мама, Светлана Петровна.

Игорь? А Петенька захворал! — грустно сказала она. — У него температура вчера была под сорок, а с утра тридцать восемь!

А что с ним? — перепугался Игорь.

Я думаю: грипп или ангина — у него горло болит, я уже вызвала врача.

И с ним нельзя поговорить?

Поговорить можно, только недолго!

Да-да, я быстро!

Алло! — хриплым голосом откликнулся Петька. — Крузик, ты?

Петь, ты что?

Да вот, заболел! Непруха какая!

И что теперь будет? — вконец растерялся Игорь. — Знаешь, я позвонил Геле и попросил узнать в ГИББД…

Ну и что?

Она обещала, но только вечером!

Не страшно, куда он денется, главное, что книга спасена! А остальное терпит! Ты давай, прочти книгу — то! Я вчера хотел, но мне так фигово было, что я ни черта не понял. Решил отложить до лучших времен.

Ладно, — совсем пал духом Игорь.

Не расстраивайся, Круз! Я тут на свободе полежу, подумаю…

Ладно, лежи, думай. Ну, пока, выздоравливай! — попрощался Игорь и положил трубку.

Так приятно начавшийся день грозил стать весьма тоскливым. Игорь без аппетита позавтракал и вышел на улицу, погода была почти весенняя. «Куда податься?» — задумался он. И тут же увидел Дашу.

Круз, привет! Ты куда?

Сам не знаю! Петька заболел! У него высокая температура! Грипп или ангина.

Вот так так! А как же…

Он сказал, что время терпит! А ты куда?

Як Ольке в магазин!

Зачем?

Маме очень понравилось то, что я там купила! Она просила купить и ей. Поехали со мной!

Ну вот еще! Делать мне больше нечего!

А что тебе делать-то, Крузик?

Вообще-то да… Ну ладно, только я тебя подожду, не буду туда заходить, — смущенно пробормотал Игорь.

Даша лукаво на него посмотрела и кивнула.

Вольному воля! Поехали!

По дороге Даша спросила:

Ты книгу-то прочел?

Нет еще, а ты?

— Прочла, но ничего не поняла!

— Что, такая сложная?

Да нет, обычный дюдик, непонятно — из-за чего сыр-бор!

А…

Они подошли к магазину около одиннадцати, но он был закрыт. Хотя висела табличка «Открыто».

Странно, — сказала Даша.

Может, они поесть пошли?

Тогда было бы написано: «Закрыто»!

Ну, может, забыли…

Круз, мне это не нравится! Если б Олька в магазин не пошла, она бы мне позвонила, это точно!

Давай проверим!

Они подошли к автомату и позвонили Оле. Там никто не ответил.

Давай все же обойдем тутошние забегаловки, вдруг они просто завтракают…

Через час после открытия?

Ну, мало ли…

Они заглянули в сосисочную, в булочную, в кафе. Ни Таисии, ни Оли нигде не было.

Наверное, Олька приехала, а Таисия ей сказала, что они сегодня не работают, вот Олька и подалась домой, и вы разминулись… — строил догадки Игорь.

Конечно, все может быть, но я почему-то волнуюсь…

Что будем делать?

Давай еще подождем?

Давай! Слушай, Даш, а может, спросим у мужика в палатке, вдруг он видел или знает…

Молодец, Крузик, идем.

Игорь купил в палатке пакетик чипсов и очень вежливо спросил:

Извините, вы случайно не знаете, почему закрыт магазин?

Какой магазин? — спросил продавец.

Вон тот, «Дина»?

Закрыт? Странно. Я видел, как Таська открывала… И девчонка, ее помощница, там была… Вы уверены, что он закрыт?

Ну да, там никого нет и заперто.

Хотя постойте, я отходил… Сейчас спрошу! Он обратился к кому-то сидящему в глубине палатки. — Тимур, ты не видал, хозяйка «Дины» не выходила?

Хозяйка? Нет. А девчонку какой-то мужик на руках вынес — ей, похоже, плохо было.

Даша похолодела.

Ой, скажите, а куда он ее понес?

Да в машину положил, на заднее сиденье!

А какая у него машина была?

Точно не знаю, только импортная…

Черная? — быстро спросил Игорь.

Ага, черная!

И тут они увидели, что к дверям магазина подошла полная женщина с большой сумкой. Она недоуменно посмотрела на вход и толкнула дверь. Потом нажала на кнопку звонка. Но ей никто не открыл. Женщина поставила сумку наземь, вытащила оттуда косметичку, порылась в ней и достала связку ключей. Даша и Игорь переглянулись и бросились к ней.

Вы тут работаете? — выпалила Даша.

Да, а что?

Мы к Таисии Никитичне, а тут никого… Мы волнуемся, у нее наша подруга работала…

Эта девчонка-ученица? Тася мне говорила… Я бухгалтер… Ну-ка, что такое там? Погодите, я вас пока внутрь не пущу, а то мало ли… Ждите здесь.

Даша, вся дрожа от ужаса, схватила Игоря за руку. Он ласково пожал ее:

Не бойся, мы найдем Ольку, мы же знаем, кто ее увез…

Так что мы стоим, Игорь?

Надо взглянуть, что там такое…

И тут дверь распахнулась, на пороге стояла бледная бухгалтерша.

— Там никого… И пахнет как-то странно!

Игорь бросился в подсобку. Там и в самом деле никого не было. И стоял удушающий запах.

Какой-то газ, — констатировал Игорь, — надо скорее проветрить!

Но где же Таисия? — растерянно спросила бухгалтерша. — Может, милицию вызвать?

Не знаю, — честно признался Игорь. — А впрочем, вызывайте!

Но вы уж пока не уходите! — взмолилась женщина.

Ну нет! Нам некогда! — закричала Даша. — Нам надо подругу спасать! Игорь, скорее!

Я все же еще подожду малость, — нерешительно сказала женщина.

Но Игорь уже ее не слушал.

— Куда? — спросил он.

К нему домой!

Нет, Даша, нет!

А куда же?

К Ольге, ему же нужна дискета!

Круз, верно…

У тебя есть деньги?

На такси? Да?

Да, я боюсь, мне не хватит!

Скорее лови, мне же мама много денег дала!

Через минуту они уже мчались к Ольгиному дому. Выпрыгнув из такси, они первым делом огляделись в поисках «Фольксвагена». Его не было видно.

Круз… — в отчаянии проговорила Даша.

Это ничего не значит, идем скорее!

Они позвонили в дверь. Им никто не ответил.

Мимо! — простонала Даша. — Их тут нет.

Это еще не факт! Смотри, дверь-то открыта!

Игорь дернул дверь, и она подалась. Они влетели в квартиру.

В прихожей на стуле сидела Оля. Глаза у нее были открыты и устремлены куда-то вдаль. Казалось, она даже не заметила прихода друзей.

— Олька! Олька! Ты жива! — закричала Даша и принялась трясти подругу.

Но Оля не реагировала.

Что же делать, Игорь? Может, «Скорую» вызвать?

Попробуй… попробуй дать ей по морде!

Что? — задохнулась Даша.

Это иногда помогает, я бы и сам дал, но, боюсь, сверну ей скулу!

Даша в отчаянии размахнулась и влепила Оле пощечину. Потом еще одну. Ничего не помогло.

Ерунда это, — сказала Даша, — знаешь что, попробуй ты!

По морде?

Нет, попробуй… поцелуй ее!

Поцеловать? Я что, королевич Елисей? — смутился Игорь.

Где тебе! Но она же в тебя влюблена, как сто кошек!

Она? В меня?

А то ты не знал!

Честное слово…

Целуй, я кому говорю! — топнула ногой Даша.

Ладно, если надо…

Игорь легонько коснулся губами Ольгиной щеки, потом еще раз и еще…

Оля вдруг шевельнулась, и в глазах появилось осмысленное выражение.

Круз… — нежно пролепетала она. — Это ты?

Я, — еле слышно ответил Игорь.

«Кажется, лед тронулся», — мелькнуло в голове у Даши.

Как хорошо, — слабым голосом сказала Оля. — Дашка, ты здесь?

Нет, меня нет! Кончай придуриваться, Ольга! Где Таисия? Что случилось? А ну, встряхнись!

Оля мало-помалу оправлялась от оцепенения.

Но как вы меня нашли?

Это все потом! Что он с тобой сделал?

Ничего… Только напугал очень… И забрал дискету, дурак…

Ты ему не сказала, что это уже не имеет смысла?

Зачем, пусть суетится…

Он вас что, газом траванул? — спросил Игорь.

Вроде да… Он ворвался в магазин, орал, бушевал, несколько раз ударил Таисию… А потом выхватил какой-то баллончик и… Я очнулась в машине, Таисии не было… Он стал мне так ласково говорить, что ничего плохого не сделает мне, если я отдам ему дискету. Ну, я подумала: отдам, мне не жалко… А то он мог бы меня и убить со злости… Приехали сюда, я отдала дискету, и все…

Тогда почему ты так сидела, как… мертвая царевна? — хмыкнула Даша, решив что теперь всегда будет звать Круза Елисеем.

Он сказал: если я вздумаю заявить о нем, то конец всей моей семье… Я боюсь…

Но куда же могла деваться Таисия? — волновался Круз. — В магазине ее нет… Надо что-то делать!

Но что мы можем? — растерянно спросила Даша.

Ольга, ты не помнишь, она осталась в магазине, когда он тебя увез?

Понятия не имею!

Но ей же грозит опасность! Может, позвоним дяде Володе?

Давай, звони! Хотя нет, мы потеряем время, — махнул рукой Игорь, — надо проверить еще два места — ее квартиру и его! Скорее даже его!

Пока будем проверять…

Ничего, мы быстро! — сказал Игорь. — Ждите меня здесь, я через пять минут вернусь!

Ты куда?

Домой за ключами!

За какими ключами?

От машины! Родителей же нет!

Разве ты водишь? — ахнула Даша.

Игорь даже отвечать не стал.

Олька, ну ты как, ожила?

Да, вроде полегче.

Тогда одевайся! Пошли вниз, чтобы времени не терять! Или… Может, ты не хочешь с нами? Тебе и так досталось…

Нет, я с вами!

Девочки заперли квартиру и спустились вниз. Буквально через минуту к подъезду подкатила бордовая «девятка», за рулем которой сидел Игорь. Девочки мигом забрались на заднее сиденье. И машина тронулась.

А ты знаешь, как ехать? — спросила Даша.

Знаю!

И давно ты водишь?

Скоро год! Меня отец научил! Он говорит, у меня способности!

А если тебя остановят?

Ну, остановят, я же не чужую машину взял…

Тоже верно. Ты не боишься?

Нет, не боюсь!

Ой, а что мы там-то делать будем? — резонно спросила Оля.

Еще не знаю, сориентируемся на месте, главное — найти Таисию, а там посмотрим! А вообще, не отвлекайте меня, в Москве сейчас такое движение…

Девочки умолкли. Даша с ужасом думала о том, что их ждет, а Оля, как ни странно, была полна решимости во что бы то ни стало спасти Таисию! Она помнила, как та пыталась собой закрыть девочку, когда Снежников выхватил баллончик с газом… Это было последнее, что помнила Оля…

Но вот Игорь лихо въехал в довольно тесный двор.

Они тут! — крикнул он, приметив знакомый « Фольксваген ».

И что теперь? — тихо спросила Даша.

А давайте ему позвоним! — предложила вдруг Оля.

Зачем? — обернулся к девочкам Игорь.

Напугаем его как-нибудь…

Надо ему сказать, что роман давно размножен!

Ну и что?

Мы скажем, что если он не отпустит Таисию, то мы сообщим Михаилу Евграфовичу, что он зря дал ему денег, что роман не пропал и теперь уже никогда не пропадет! — вдохновенно излагал Игорь.

А что, в этом есть смысл! — воскликнула Оля.

А вдруг Таисия не у него? — предположила Даша.

А где же?

Ну, я не знаю… Может, она сбежала от него или…

Или что?

Или он уже убил ее и избавился от трупа?

Когда же он успел? — воскликнула Оля.

Ну, долго ли умеючи…

Знаете что, — вдруг решительно заявил Игорь, — я сейчас пойду к нему!

Зачем? — закричали девочки.

И поговорю с ним напрямую! Я скажу все ему в глаза, ну, про Таисию и про роман…

Не смей! — воскликнула Оля. — Даже не вздумай!

Ерунда! Вы же здесь. Назначим контрольное время, если я, скажем, через полчаса не вернусь, вызывайте милицию! Не убьет же он меня у себя дома, зачем ему такая волынка…

Но тогда он и Таисию не убьет у себя дома…

— На это я и надеюсь!

Игорь ощущал невероятный подъем, ему казалось, что сейчас он может свернуть горы.

Я пошел! Засеките время! Сорок минут! Если я…

Знаем! Через сорок минут мы заявим в милицию, тут около Третьяковки всегда есть менты! — пообещала Даша.

Я пошел!

С богом! — прошептала Оля, глядя ему вслед влюбленными глазами.

Игорь поднялся на пятый этаж и, ни секунды не раздумывая, позвонил.

Кто там?

Откройте, пожалуйста, мне нужен господин Снежников!

Дверь открылась. На пороге стоял Снежников.

Здравствуйте, Владислав Степанович, мне нужно с вами поговорить. Очень срочно!

Кто тебя ко мне прислал?

Директор «Лабиринта», — сообразил Игорь.

Ах вот что… Странно… Но раз пришел, проходи. Только имей в виду, у меня мало времени!

Где Таисия Никитична? — с места в карьер начал Игорь.

Что?

Где Таисия Никитична?

А я почем знаю?

Если вы сейчас же не скажете мне, где она, через час Михаил Евграфович узнает о том, что роман Веры Ивченко не уничтожен и что деньги, которые он вам заплатил, потрачены впустую!

Что? — опешил Снежников.

Я повторяю, где Таисия Никитична?

А, я понял… Эта девчонка… Надо было ее придушить… думаешь, я испугаюсь такого щенка? А ну, пошел вон! Пошел, пошел!

Но тут неплотно прикрытая Игорем дверь широко распахнулась, и на пороге появился Михаил Евграфович собственной персоной. Вид у него был разъяренный. У Игоря упало сердце. Но Михаил Евграфович на него и не смотрел. Он схватил Снежникова за грудки.

— Ах ты, падла! Мелкий жулик! Ты зачем втравил меня в эту дерьмовую историю, а?

Игорь хотел было под шумок улизнуть, но услышал громовой голос:

— Стой, парень!

Он замер.

Я тут краем уха слышал, что ты говорил! А ну, повтори!

Что?

Что ты ему говорил! А кстати, ты откуда про меня знаешь?

Случайно… Случайно!

Ну, что ты ему говорил?

Что, если он не отпустит Таисию Никитичну, я пойду к вам и все про него расскажу! — пробормотал Игорь. Он был растерян.

Михаил Евграфович расхохотался.

А Таисия-то твоя всех опередила! Это она ко мне заявилась!

Она жива? — воскликнул Игорь.

Живехонька, только все за девочку какую-то беспокоилась, .. Что ты с ребенком сделал, падла?

Да ничего! Отобрал дискету, и все дела! Она, похоже, на меня этого щенка и напустила! Эх, попадись ты мне!

— Тебе, слизняк, уже никто не попадется! Болван!

И он заехал кулаком в скулу адвоката Снежникова. Тот пошатнулся.

— Миша, ты что делаешь? Ой, кровь…

Ты еще кровью умоешься! Отдавай мои деньги, немедленно!

Сейчас, Миша, сейчас… — дрожащим голосом проговорил Снежников и вышел в другую комнату.

Ну, парень, а теперь ты колись! Откуда столько сведений?

А мы друзья Веры Ивченко, помогаем ей…

И вас много?

Много! И мы до всего докопались…

Так уж и до всего?

Кроме одного… Зачем это все было нужно? — сам себе удивляясь, спросил Игорь. Подумать только, он тут запросто беседует с таким преступником!

А ты чего на часы все поглядываешь? — вместо ответа спросил Михаил Евграфович!

Если я через двадцать пять минут отсюда не выйду, мои друзья милицию приведут!

Осторожный, блин! — рассмеялся Михаил Евграфович. — Это ты зря! Я сам не мокрушничаю и людям своим не позволяю! Я совсем по другому делу! Ты сюда пришел из-за Таисии? Ее тут нет, так и ступай подобру-поздорову, а с этим голубчиком я сам разберусь! Иди-иди! А то не ровен час твои дружки сюда ментов наведут!

Михаил Евграфович, я уйду и обещаю навсегда забыть о вас, только скажите, зачем это было нужно?

Много будешь знать, скоро состаришься! Имей в виду, я вот сейчас денежки у него, заберу, морду ему на чищу, а через два часа меня в Москве не будет! Так что ищи-свищи!

И он довольно бесцеремонно вытолкал Игоря за дверь, для убедительности еще наподдав под зад коленом. Но несильно! К счастью, этого никто не видел. Игорь прижался ухом к двери, но дверь была очень основательная, и он ничего не услышал. Тогда он ринулся вниз. Огляделся в поисках «Мерседеса» с телохранителями. Напрасно — его не было. Но тут девчонки выскочили из машины.

Игорь! Игорь! Ты живой! — чуть ли не рыдала Ольга.

А где Таисия? — деловито осведомилась Даша.

Не знаю, только она живехонька…

И Игорь рассказал все, что случилось наверху. Оля слушала его, восторженно раскрыв рот и с глазами, полными слез. Ему почему-то это было приятно.

— Так, — сказала Даша, поняв, что сейчас надо брать дело в свои руки (Игорь был в упоении от собственной храбрости, а Оля — от Игоря), — у кого есть телефонные жетоны?

— У меня, — сказал Игорь и протянул Даше жетон.

Она выскочила из машины, бросив:

— Ждите меня, я сейчас!

Она бросилась к автомату за углом и быстро набрала номер магазина «Дина».

Алло, — раздался знакомый голос.

Таисия Никитична, это вы?

Да! Кто это!

Ой, здравствуйте! Это Даша, Олина подруга, помните, я к вам приходила?

А где Оля? Что с ней? — быстро спросила Таисия.

С ней все хорошо, она тут, недалеко!

Слава тебе, господи!

А вы в порядке?

Более или менее, — усмехнулась Таисия.

А можно мы сейчас к вам приедем?

Да, да, конечно!

Нам надо поговорить!

И Оля приедет?

И Оля!

Даша бросилась назад, к машине. И остановилась. Игорь сидел на месте шофера и неотрывно глядел на Олю, сидевшую сзади. Дошло, как до жирафа.

Она распахнула дверцу, плюхнулась рядом с Ольгой.

Игорь, гони на Преображенку! Таисия там!

Ой, правда? — захлопала в ладоши Оля.

Когда они вошли в магазин, за прилавком стояла бухгалтерша. Увидав знакомых ребят, она сразу сказала:

— Проходите, Тася вас ждет.

Таисия сидела за столом и, держа в ладонях фарфоровую кружку, пила чай.

— Оля! — воскликнула она и чуть не выронила кружку. — Олечка! Слава богу! Он ничего тебе не сделал?

— Нет! Я просто отдала ему дискету… А вы? Что было с вами?

Я когда очнулась, его уже не было и тебя тоже… Он меня давно уже застращал и поэтому не побоялся оставить тут… Но я так испугалась за тебя, что…

Мы знаем, вы поехали к этому Михаилу Евграфовичу!

Откуда?..

— Знаете что, — перебила вдруг их Даша, — по-моему, настало время рассказать всем все с самого начала, ничего не утаивая!

Так они и поступили.

Значит, ты сюда ко мне «внедрилась», да? — сквозь слезы улыбалась Таисия.

Да, — плакала Оля, чувствуя огромное облегчение, — только вы не думайте, я от всего сердца… Я так… Я так к вам привязалась…

И я тоже…

Таисия Никитична, но, может, хоть вы нам объясните, зачем все это было нужно? — спросила наконец Даша.

О! Это идиотская история… Я сама только что все узнала, от Миши. Владислав, то есть Снежников, работая юристом в издательстве, увидал рукопись этой книги, что-то его заинтересовало, и он ее прочел. И смертельно испугался. Там была описана, причем очень подробно, одна афера, которую когда-то они провернули с этим Михаилом, и даже совпали многие имена и отчества. Афера была такая крупная, что, если бы сейчас это раскрылось, могли полететь многие головы.

Но ведь это художественный вымысел… — пожал плечами Игорь.

Да, но… На воре шапка горит! И Владислав убедил Михаила, что им это грозит опасностью.

Значит, все дело просто в совпадении? — спросила Даша.

— Да!

А что же нам делать? — растерянно спросил Игорь. — Дать им уйти?

А в чем мы можем их обвинить? — с горечью спросила Таисия.

Но ведь этот Снежников будет по-прежнему гадить всем… — заметила Оля. — А кстати, кто он такой, этот Михаил Евграфович?

А он теперь вполне легальный бизнесмен, у него отличная кондитерская фабрика в Подмосковье… И, если честно, он вообще-то неплохой мужик…

Но он же сказал, что через час его в Москве не будет…

Он, наверное, просто тебе так сказал, чтобы ты по молодости глупостей не наделал, — улыбнулась Таисия. — А что касается Владислава… Теперь его карьере конец! Уж вы, наверное, доведете до сведения издательства всю эту историю, а они, в свою очередь, об этом позаботятся и решат, как с ним поступить… В конце концов в этой истории никого не убили… не ранили… Так сказать, нанесен только моральный ущерб… Да?

— Да!

— Но зато есть тут и кое-какие положительные моменты! — заявила вдруг Оля. — Вы познакомились и, по-моему, даже подружились с Вероникой, а я — с вами…

Когда все кончилось и девочки сели в машину, чтобы ехать домой, а Игорь надевал «дворники», Оля шепотом спросила:

Даш, скажи… Вот когда я в ступоре была… Мне показалось, что…

Что Круз тебя поцеловал? Нет, не показалось! Он разбудил тебя поцелуем, как королевич Елисей — мертвую царевну! А заодно, похоже, и сам проснулся!