/ Language: Русский / Genre:child_det, / Series: Даша и Ko

Куда Исчез Папа?

Екатерина Вильмонт

Здорово! Отец Стаса, приятеля Даши Лаврецовой, не на шутку влюблен в ее маму. Значит, скоро свадьба! Но вдруг выясняется: будущий жених исчез при самых таинственных обстоятельствах! Как же теперь счастье влюбленных? Даша и ее друзья начинают расследование. Юные сыщики готовы на все: наняться работать в подозрительную фирму? Запросто! Выдержать в собственной квартире осаду бандитов? Нет проблем! Расставить для преступников хитроумные ловушки? Пожалуйста! И все ради того, чтобы выяснить: куда же исчез папа?

Куда исчез папа? ЭКСМО Москва 2000 5-04-005403-3

Екатерина Вильмонт

Куда исчез папа?

(Даша и Ko — 5)

Глава 1

Бегство

— Даша, ты помнишь, что послезавтра день рождения твоего отца? — спросила Александра Павловна.

— Они сидели втроем на веранде — Даша, ее мама и бабушка.

— Помню, — отозвалась Даша, — надо какой-то подарок купить.

— Я уже купила, тебе придется его отвезти!

— А что ты купила?

— Бритву!

— Жиллет — лучше для мужчины нет?

— Отнюдь! — засмеялась Александра Павловна. — Я купила электрическую, «Браун»!

— А ты уверена, что ему нужна бритва? — осторожно осведомилась бабушка, Софья Осиповна.

— Не уверена, но… дареному коню в зубы не смотрят!

— Мам, вообще-то это глупо! Подарок вроде как от меня… — заметила Даша. — А я ведь не могу ему такую дорогую штуку подарить!

Александра Павловна задумалась.

— Вероятно, ты права, тогда сделаем так: я тут купила в подарок… одному знакомому… — и Александра Павловна залилась краской, — одному знакомому по работе… потрясающий галстук, так вот галстук ты подаришь папе, а бритву…

— А бритву ты подаришь этому своему знакомому… по работе, — засмеялась Даша. — А не жирно будет?

— Нет, бритву я пока отложу, может, пригодится, а галстук… я потом… куплю еще один!

— Саша, а может, подарить бритву от тебя, а Дашенька сама купит подарок папе, по своему усмотрению! Таким образом твой знакомый по работе не останется без подарка! — усмехнулась Софья Осиповна.

— Правильно, бабуля! — воскликнула Даша. — Мама, ты дай мне денег, а я уж сама ему подарок выберу! Поеду завтра с тобой в Москву и побегаю по магазинам! Кайф!

— Глупость какая! В жару таскаться по магазинам!

— Ну, мамочка!

— И что ты ему купишь?

— Не знаю! Похожу, погляжу!

— А может, все-таки ограничимся бритвой?

— Мама!

— Ну хорошо, — сдалась Александра Павловна, — только завтра я тебя в Москву не возьму, незачем два дня подряд в городе торчать! Послезавтра утром поедешь, купишь подарок и поздравишь отца.

— Нет, мама, я утром завтра поеду с тобой, а потом вернусь на поезде! А то послезавтра время будет ограничено…

— Ах, боже мой, я и забыла, что с тобой лучше не спорить. В конце концов поступай как знаешь! — И зажав пальцами виски, Александра Павловна ушла к себе.

— Баб, а ты думаешь, этот галстук она Кириллу Юрьевичу купила?

— Полагаю, что да.

— Ты считаешь, это у них серьезно? — шепотом спросила Даша.

— Боюсь, что да.

— Боишься?

— Разумеется, боюсь! А вдруг опять неудача?

В этот момент к дому подъехала машина. Оттуда выскочил Стас, открыл ворота, машина въехала на участок, Стас закрыл за ней ворота. Потом достал из машины какие-то сумки и вскоре вместе с отцом, Кириллом Юрьевичем, поднялся на крыльцо их половины. Семьи Смирниных и Лаврецких снимали две половины одной дачи.

— Дашенька, сбегай, позови их к ужину, а то они сейчас начнут возиться на кухне… Пусть лучше сюда идут, — сказала бабушка.

— Даша помчалась к Смирниным.

— Здрасьте! — еще издали крикнула она. — Бабушка велела вам идти к нам ужинать!

— Вот спасибо! — обрадовался Кирилл Юрьевич. — Так неохота возиться, а есть хочется! Что, Стасик, принимаем приглашение?

— Конечно!

После ужина взрослые сели играть в карты, а Стас и Даша решили немножко пройтись, благо было еще совсем светло, несмотря на поздний час.

— Ну что, Стасик, так и не вышло у тебя с турфирмой?

— Да нет! — махнул рукой Стас. — Не взяли они меня! Мне там девчонка шепнула, будто бы их директор сказал: для курьера он слишком умный, а нам умных не надо!

— Понятно! Значит, там одно жулье! И слава богу, что тебя не взяли!

— Да, наверно, хорошо, а то жулья вокруг и так хватает! Особенно если вспомнить наших клиентов за последние полгода!

— Ну, Стасик, это уже не жулье, подымай выше! И наркомафия, и бандиты, и киллер, и похитители людей. С кем только мы не имели дела как настоящие сыщики!

— Да, но я вообще-то сыт всем этим по горло!

— Я тоже!

— Хотелось бы лето дожить спокойно! И я решил — буду торчать на даче, купаться, пока вода теплая, играть в волейбол…

— Со своей Светочкой? — не без ехидства спросила Даша.

— Да ну ее! Ты уже успела мне открыть на нее глаза. Она и вправду дура набитая! Хоть и хорошенькая!

— Хорошенькая? Светка хорошенькая?

— Дашка, будь справедливой! Она хорошенькая, но дура! Но хорошенькая!

— Ладно, пусть! — согласилась Даша. — Пусть она хорошенькая, но главное, что ты понял — она дура! Непроходимая!

— Н— е увлекайся, сестренка, а то я подумаю, что ты ревнуешь, — засмеялся Стас.

— Я? Ревную? К этой идиотке? И вообще, с какой стати мне тебя ревновать… Да, Стас, ты, значит, завтра в Москву не поедешь?

— Нет, а что?

— Понимаешь, мне нужно купить папе подарок, у него послезавтра день варенья. Посоветуй, что бы мне ему купить?

— Понятия не имею. Я же не знаю твоего папу.

— Ну все же! Что бы ты посоветовал?

— А сколько у тебя денег?

— Не знаю еще, сколько мама даст.

— Купи ему хорошую ручку!

— Ручку? Но я в них ни черта не смыслю.

— Тогда бритву!

— Бритву мама купила!

— Тогда галстук!

— Господи, неужели нельзя ничего придумать, кроме бритвы и галстука!

— Почему? Я же тебе предлагал ручку подарить!

— А ты в них что-нибудь смыслишь?

— Да вроде бы!

— И сколько может стоить хорошая ручка?

— От ста пятидесяти и выше, до бесконечности!

— Нет, не хочу! У меня есть одна идея…

— Что за идея?

— Я хочу купить ему шарфик!

— Какой шарфик?

— Шелковый, под рубашку, знаешь, как носят — расстегнутый воротничок, а под ним шарфик!

— А твой папа носит шарфики?

— Пока не носил, но будет!

— А если ему не понравится?

— Понравится, понравится! Зато уж точно не понравится его Людочке!

— Какой Людочке?

— Его жене, Людмиле Генриховне! Она всегда так гордится, что папа очень строго одевается! Всегда в рубашке с галстуком, в пиджаке! А ему это не идет! И с шарфиком будет лучше!

— Дашка, это глупо!

— Почему?

— Потому что, как только ты уйдешь, она этот шарфик спрячет подальше, и дело с концом!

— А я буду спрашивать всегда: папа, где шарфик!

— Какая ты еще, в сущности, маленькая, — усмехнулся Стас. — Совсем детка!

— А если мне одновременно хочется и папе приятное сделать, и Людмилу уесть?

— Значит, ты не столько еще детка, сколько уже стервочка!

— Даша засмеялась.

— А я где-то читала, что женщина должна быть немножко стервой!

— Не знаю, я про это не читал! Но шарфик покупать не советую! Слушай, а у него нет никакого хобби? Он ни чего не собирает? Вот если бы речь шла о твоей бабушке, я знал бы, что ей подарить — ослика! Она же собирает осликов.

— Да нет, он, правда, футболом увлекается, но что же мне ему, футбольный мяч дарить?

— А он за какую команду болеет?

— За «Спартак».

— Тогда надо походить по книжным магазинам, вдруг найдешь что-нибудь про «Спартак».

— Стасик, ты гений! Но вдруг у него есть такая книга?

— А ты узнай, когда она вышла, позвони, наконец, его жене, спроси.

— Это можно! Правда, отличная идея!

— Уж во всяком случае лучше, чем шарфик! Кстати, загляни в книжный на Сретенке, там бывает много спортивных книг! А еще лучше пойди прямо в «Олимпийский», там все на свете можно купить, тем более новинки.

— Точно! Именно в «Олимпийский» я и смотаюсь! А между прочим, мама купила галстук!

— Ну и что?

— А ты понимаешь, для кого она его купила?

— Для папы, что ли? Для моего? А с какой стати? День рождения у него еще не скоро.

— Наверное, ей просто захотелось купить подарок любимому! Думаю, к осени они поженятся!

— Скорей бы уж!

— Ты что, спятил?

— Да нет, просто не люблю неопределенности! Женятся — хорошо, не женятся — еще лучше, но хотелось бы уже знать…

— А давай их спросим!

— Как?

— Очень просто! Подойдем сейчас и спросим: мама, папа, вы жениться собираетесь?

— Нет, ты что! Нельзя! Так нельзя!

— Почему?

— Так мы их только подтолкнем к решению!

— Ну и пусть! Ты же сам хочешь определенности!

— Нет, Дашка, нам просто влетит за бестактность, вот и все! И вообще, мы можем только испортить все дело. Нет и нет!

— Как хочешь, — пожала плечами Даша. — Я лично могу и подождать, надо мной не каплет!

— Утром бабушка рано разбудила Дашу.

— Данечка, вставай! Ты же хотела ехать с мамой в Москву.

— А, да. Встаю!

— Мама уже завтракала на веранде.

— Что, Данчик, поедешь со мной?

— Конечно!

— А может, не стоит? Такая жара сегодня будет! Может, подарим твоему папаше бритву, и дело с концом?

— Мама, как ты не понимаешь? Я хочу купить подарок сама и, кстати, на свои деньги! — заявила Даша. Она только сейчас решилась на этот шаг.

— Свои деньги? Это откуда же?

— Сэкономила!

— И много?

— Не очень, сто пятьдесят рублей.

— Ну что ж, на свои так на свои! Ешь, через десять минут выезжаем!

Даша ужасно любила ездить с мамой на машине. Она так гордилась мамой! Красивая молодая женщина, элегантная, за рулем «девятки». Конечно, машина могла бы быть и покруче, но сойдет и так! Даше почему-то казалось, что за рулем мама становится еще красивее. Она замечала, как поглядывали на маму мужчины в других машинах, когда они стояли у светофоров.

— Мам, когда ты научишь меня водить? — спросила вдруг Даша.

— Еще новости!

— Нет, мам, ну правда! Я так хочу водить!

— Перебьешься! Вот стукнет тебе шестнадцать, тогда пожалуйста, иди на курсы, учись!

— Так это еще больше двух лет ждать!

— Ничего, подождешь!

— Мама довезла Дашу до метро «Проспект Мира» и умчалась, она опаздывала на работу. Даша не спеша направилась к спортивному комплексу «Олимпийский», где шла бойкая торговля книгами, и довольно скоро обнаружила толстенный альбом «Спартак — вчера, сегодня, завтра».

— Скажите, а он давно вышел? — спросила она у продавца.

— На днях!

— Даша задумалась. И решила все-таки позвонить жене отца. Та обрадовалась Дашиному звонку.

— Здравствуй, здравствуй, Дашенька! А папы нет, он на работе!

— Да я просто хотела у вас спросить, у папы уже есть альбом «Спартак — вчера, сегодня, завтра»? Я хочу ему

— подарить!

— Нет! Нет у него такого альбома! Он будет в восторге! А ты придешь к нам завтра?

— Обязательно! Спасибо!

— Она купила альбом, истратив на него чуть ли не все деньги. Но мама, конечно же, сунула ей еще, и Даша решила зайти в «Макдональдс». Есть ей совершенно не хотелось, но не упускать же такой случай — одна, с деньгами, рядом с «Макдональдсом»! «Ничего, — решила она, — просто выпью коктейль и посижу на открытой террасе».

— Так она и сделала. Уселась на террасе с большим стаканом шоколадного коктейля. День был жаркий, а коктейль ледяной. Кайф! Дело сделано, спешить никуда не нужно. Хорошо! Внезапно раздался звон трамвая, какой-то необычный, тревожный, а потом чьи-то громкие крики. Даша глянула в ту сторону и увидела, как водитель трамвая чуть не с кулаками лезет на Кирилла Юрьевича!

— Совсем мужик спятил, на рельсы кидается! — вне себя вопил водитель, — а ты о других подумал? Охота тебе помирать, помирай, но других не подставляй!

— Даша застыла на месте. Кирилл Юрьевич хотел броситься под трамвай? Что за чушь? Схватив свой стакан, Даша кинулась туда. Кирилл Юрьевич стоял, отряхивая запачканные брюки, бледный как полотно, а вокруг него охали и ахали какие-то женщины. Водитель махнул рукой и вскочил в вагон. Трамвай тронулся.

— Кирилл Юрьевич! — пробилась к нему Даша. — Что случилось?

— Вот хорошо, знакомая нашлась! Может, проводит до дому, а то явно мужик не в себе! — проговорила немолодая толстая женщина.

— Даша? — поднял на нее глаза Кирилл Юрьевич.

— Даша онемела. В его взгляде читалась такая боль и тоска, что все слова у нее застряли в горле. Между тем он схватил ее за руку и куда-то потащил.

— Что случилось? — едва смогла вымолвить Даша.

— Это счастье, тебя мне просто бог послал, идем, идем, сейчас я все тебе объясню!

— Куда мы идем?

— Сейчас, тут недалеко! При такой беде столько мелкого везения! Это хороший знак! — бормотал он.

— «Беда? У него какая-то беда!» — сообразила Даша. Он привел ее во двор, где стояла его машина, отпер ее и пригласил Дашу сесть. Совершенно позабыв, что у нее в руке стакан с шоколадным коктейлем, Даша быстро села на переднее сиденье и вылила на себя содержимое стакана.

— Ой! Кошмар! Как же я теперь? — воскликнула она. Белые брюки и желтая кофточка были безнадежно испорчены. И думать о том, чтобы в таком виде выйти на улицу, нельзя!

— Ерунда, девочка, не расстраивайся, это такая чепуха, — бормотал Кирилл Юрьевич. — Главное, что я тебя встретил, и ты сможешь им все объяснить!

— Кому им?

— Стасу… Саше!

— У него был такой несчастный голос, что Даша разом забыла о пролитом коктейле.

— Кирилл Юрьевич, что стряслось? У вас какая-то беда?

— По-видимому! Словом, я совершенно случайно влип в историю… И это может грозить… Короче, я должен исчезнуть из Москвы… На некоторое время! Я все думал, как мне известить их, я так задумался, что чуть не попал под трамвай!

— Значит, вы не нарочно? — с облегчением вздохнула Даша.

— Конечно, нет! А ты решила, что я бросился под трамвай? Нет, девочка, я еще поборюсь… Едем!

— Куда?

— Домой! Мне нужно взять кое-что из вещей и заграничный паспорт.

— Паспорт? Вы уезжаете за границу? А Стас?

— Вот об этом я и хочу с тобой поговорить! Стаса тоже надо немедленно куда-нибудь спрятать. Лучше всего отправить его в Питер, к родственникам матери.

— Вы думаете, Стасу тоже грозит опасность? — догадалась Даша.

— Надеюсь, что нет, но все же… Береженого бог бережет. Я знаю, Дашенька, что ты имеешь на него влияние, уговори его уехать в Питер. Разумеется, это тоже надо будет сделать осторожно, но вы, кажется, умеете… — И он улыбнулся такой грустной улыбкой, что у Даши заныло сердце.

— Кирилл Юрьевич, — решительно начала Даша, — я пока ничего не понимаю. Прошу вас, расскажите мне, что случилось, а иначе как я смогу объяснить Стасу и… маме.

— Вы со Стасом, верно, уже догадались, что мы с твоей мамой… кажется, любим друг друга… И вы не против?

— Мы не против! Но сейчас главное не это! Прошу вас, скажите мне! А то как я заставлю Стаса уехать? И мама… тоже будет очень волноваться!

— Вот поэтому-то я ничего и не скажу! Я бы, разумеется, взял Стаса с собой, но при переезде потерялся его за граничный паспорт, а получить новый он так и не собрался, разгильдяй.

— Но…

— Поверь, Дашенька, лучше никому ни о чем ничего не знать. Я уеду не меньше чем на месяц. И очень, очень надеюсь, что ты сумеешь убедить Стаса уехать в Питер! А больше я ничего не скажу!

— Тем временем они подъехали к дому, однако во двор Кирилл Юрьевич заезжать не стал.

— Даша, я сейчас пойду один, поднимусь…

— Нет! — решительно прервала его Даша. — Я пойду вперед! Мне никто ничего не сделает! Если там все чисто…

— Хорошо! Через десять минут я тебе позвоню! Спасибо!

— Ой, но как же я пойду? — Даша в растерянности взглянула на огромные шоколадные пятна.

— Вот, накинь мою куртку!

— Даша накинула на плечи ветровку, которая действительно прикрыла пятна.

— Кирилл Юрьевич…

— Нет, девочка, постой! Они еще никак не могли сюда попасть! Идем вместе! У меня уже крыша едет, но нельзя так распускаться.

— Он тоже вышел из машины, и они, делая вид, что незнакомы, направились к своему подъезду. И беспрепятственно поднялись на свой этаж. На площадке никого не было.

— Кирилл Юрьевич, пойдемте лучше к нам, — прошептала Даша.

— Ерунда! Я же говорю, они не могли успеть… На это только и надежда, — прошептал в ответ Кирилл Юрьевич. — Вот что, Даша, ты иди сейчас к себе, а я зайду, когда управлюсь!

— А может, мне помочь вам уложить вещи? Я здорово умею складывать вещи! Лучше мамы!

— А разве можно делать что-то лучше твоей мамы? — улыбнулся Смирнин. — Ну что ж, это облегчит дело! И вот еще что… Надо вызвать такси, но на ваш адрес…

— Нет, вызывать не нужно! Я лучше поймаю! Никаких следов оставлять не будем.

— Ну что ж, девочка, давай займемся вещами.

— Он вытащил из шкафа несколько рубашек, белье, носки, костюм, еще пару брюк, пару джинсов, клетчатый серый пиджак, свитер и вязаный жилет.

— Этого хватит!

— А во что складывать?

— Вот чемодан!

— Даша принялась ловко укладывать вещи в чемодан, а Смирнин сел за стол и достал из ящика какие-то документы. И вдруг задумался, взгляд словно остановился. Из задумчивости его вывел голос Даши.

— Кирилл Юрьевич, у меня все готово! А куда вы едете?

— В Шереметьево!

— А оттуда?

— Дашенька, мне еще нужно купить билет! Я и сам не знаю!

— А виза?

— У меня есть многократные визы в несколько стран. Не беспокойся!

— И вы даже не дадите нам знать, где вы?

— Я постараюсь дозвониться Саше на работу, там вряд ли будут прослушивать телефон! А ты… постарайся как-нибудь смягчить…

— А может, мы просто скажем, что вы улетели в срочную командировку?

— Нет! Ведь тогда Стас не уедет!

— Поняла! И еще… А что, если отправить Стаса не в Питер, ведь если они захотят, смогут вычислить его там..

— Ты права! Но… куда же?

— В деревню! У нашей подруги бабушка живет в глухой деревне Костромской области. Там его никто искать не будет.

— Конечно! Ты права, так будет куда лучше! Вот, возьми, — и он протянул Даше конверт.

— Что это?

— Деньги. Тут довольно много, на все хватит! А потом, если придется задержаться, я что-нибудь придумаю! Но тут должно хватить месяца на три. Спрячь хорошенько. И Стасу все сразу не отдавай!

— Конечно! Зачем ему в деревне такие деньги!

— Ну что же, пора!

— Кирилл Юрьевич, вы через минут пять спускайтесь, а я побегу ловить машину. Хотя… Может, лучше вашу машину куда-то отогнать, а? Не оставлять здесь?

— Некогда, девочка, не до машины сейчас!

— Хорошо! Я пошла!

— Даша выскочила на улицу и вскоре остановила такси. Доехала до подъезда, и в ту же минуту Смирнин подбежал к машине, забросил на заднее сиденье свой чемодан и хотел уже сесть рядом с шофером, но, словно что-то вспомнив, повернулся к Даше и тихо сказал:

— Спасибо за все! Ты — настоящий друг! — и он протянул ей руку.

— Даша с чувством пожала ее и попросила:

— Я очень вас прошу, позвоните мне из аэропорта, чтобы я знала, что вы добрались благополучно!

— Обещаю!

— У вас есть жетончик? Возьмите на всякий случай!

— У Смирнина вдруг перехватило горло.

— Знаешь, мне повезло не только с Сашей! — прошептал он, быстро отвернулся и сел в машину.

Глава 2

Маскарад

— Даша осталась одна. Она чувствовала себя раздавленной. По сравнению с сегодняшними событиями все их прежние дела показались ей детской игрой. И как она скажет все это маме и Стасу? Что с ними будет? А главное — раньше они действовали все вместе, а теперь даже и действовать нельзя, только отправить Стаса в деревню, и все, тупик! А мама? Даше вдруг показалось, что все счастье ее мамы заключается в этом человеке. Как он сказал — ему повезло не только с мамой. Что он имел в виду? Что ему повезло еще и с Дашей? Да, конечно, именно это он и хотел сказать. На глаза навернулись слезы. И только тут она поняла, что до сих пор стоит на улице в светлой ветровке Смирнина. Она даже переодеться забыла. Даша бросилась домой. Быстро переоделась, сунула испачканные вещи в стиральную машину. Надо дождаться звонка, и тогда можно будет ехать на дачу. Она чувствовала себя так, словно целый день таскала невесть какие* тяжести. Он может позвонить не раньше, чем через два часа: пока доедет, пока купит билет… Чем же заняться? И никого из близких друзей нет в городе… Ни Муськи с Виктошей, ни Дениса, ни Петьки… Подумать только, до Нового года у нее была только одна подруга — троюродная сестра Виктоша, и один друг, да и то не слишком близкий — Петька Квитко. А с появлением Стаса, с его семейными тайнами и реликвиями жизнь круто изменилась… Жить стало интересно, да еще как! И у мамы жизнь изменилась… А вот теперь всему этому может прийти конец…

— Вдруг резко зазвонил телефон. Даша даже подскочила от неожиданности. Но это не мог звонить Кирилл Юрьевич. Прошло только полчаса. Она схватила трубку.

— Алло!

— Лавря? Привет! Ты чего так орешь?

— Петечка! Какое счастье! Ты где?

— Дома! Приехал на два дня! И вот решил позвонить на всякий случай!

— Петька, миленький, ты можешь сейчас прийти?

— Уже бегу! Только скажи — что-то стряслось?

— Стряслось, еще как стряслось!

— Плохое?

— Ужасное! Петечка, скорее беги сюда!

— Лечу!

— Едва он вышел из лифта, как Даша уже выскочила ему навстречу.

— Петька, как же я рада!

— Лавря? Ты ревешь? Говори, что случилось? Чем могу помочь? — Петька вообще с трудом переносил женские слезы, а уж Дашкины — тем более.

— Даша без тени сомнения посвятила Петьку во все. Она знала — на Петьку можно положиться. Он не подведет, а поделиться с кем-то ей было просто необходимо, иначе, ей казалось, она рухнет под этой тяжестью.

— Да, похоже, мужик здорово влип! — заключил Петька, выслушав ее рассказ. — И Стаса нужно срочно отправить к бабе Фросе. Там его никто искать не будет! Я поеду с ним, провожу его! А то один он там будет долго плутать, к тому же я обещал бабе Фросе одну книжку про травы… Эх, Лавря, знала бы ты, как там здорово, в этой деревне…

— Петька…

— Вот что, Лавря, я поеду с тобой на дачу!

— Правда? — обрадовалась Даша. — Это здорово!

— Я точно уговорю Стаса уехать! Я так ему эту деревню распишу! Ты когда будешь готова?

— Как только он позвонит!

— А…

— Петь, ты голодный?

— Не очень, а что ты можешь предложить?

— Не знаю, надо поглядеть, но мне от всех волнений так есть захотелось…

— А у тебя яйца есть?

— Есть!

— А помидоры?

— Сейчас посмотрим! Ты хочешь яичницу с помидорами?

— Ага! И с черным хлебом! Если все это есть, я сам тебе такую яичницу сделаю, пальчики оближешь!

— В холодильнике нашлось все необходимое и даже кусочек ветчины. Петька принялся священнодействовать.

— Ничего, Лавря, сейчас поешь моей фирменной яичницы, и в голове наступит просветление, — утешал Петька Дашу. Сколько раз в минуты трудные она кормила всю их компанию, сколько раз, можно сказать, вдохновляла его, Петьку, на подвиги, и вообще Лавря, она такая… У него даже защипало в носу от волнения, но он мужественно справился с собой. Яичница удалась на славу.

— Правда, вкусно! — сказала Даша и с наслаждением умяла все, что Петька положил ей на тарелку. — Что бы я без тебя делала, Петечка!

— Да ладно тебе, — хмыкнул Петька, впрочем, страшно довольный ее признанием.

— Вскоре позвонил Кирилл Юрьевич.

— Дашенька, все в порядке, я через час улетаю.

— Кирилл Юрьевич, может, вы позвоните маме на работу, сами ей скажете?

— У меня уже нет времени, посадку давно объявили! Все, девочка, прощай! И спасибо за все!

— Как прощай? Как прощай? — закричала вдруг Даша.

— Ты права, не прощай, а до свидания! Ты молодчина, я рад! Стаса береги!

— И он повесил трубку.

— Ну что? — неторопливо спросил Петька.

— Да ничего, улетает!

— Не сказал куда?

— Нет!

— Это даже лучше! Ну что, поедем на дачу?

— Конечно!

— Уже в электричке, чтобы немного отвлечься, Даша спросила:

— Петь, а Тошка с Муськой все лето собираются в деревне торчать?

— Понятия не имею! Мне там как-то не до этого было. За три дня столько событий… Честно скажу, я бы с радостью там хоть все лето пробыл, это тебе не наша дача… две елки и три палки… Там настоящий лес, грибы, ягоды, и речка, и сеновал, и вообще. А у бабы Фроси корова, коза, куры, гуси… Это так интересно. А еще пес, Кортик, такой славный… Стасу там хорошо будет!

— По-моему, ему сейчас нигде хорошо не будет, сам подумай!

— Вообще-то да… — вздохнул Петька.

— Остаток пути они проехали молча, что для них было очень странно, обычно они болтали без умолку. Даша все представляла себе, как она обо всем скажет Стасу, а Петька просто молча ей сочувствовал.

— По дороге от станции Даша вдруг простонала:

— Петь, ты вообрази, какой кошмар, ведь придется два раза рассказывать эту историю, сперва Стасу, а потом маме. Ничего себе задачка!

— Так, может, подождать, пока твоя мама приедет?

— Нет, что ты, нельзя! Надо ведь как можно скорее отправить Стаса!

— Да, я и забыл…

— Стас на веранде играл в шашки с Софьей Осиповной и первым заметил Дашу с Петькой.

— О! К нам гости! — воскликнул он.

— Петенька! — обрадовалась Софья Осиповна и поспешила навстречу внучке и ее другу. — Дашка, купила отцу подарок?

— А? Да, купила! — рассеянно ответила Даша. Ее сейчас мучила мысль — посвящать ли во все это бабушку? Наверное, придется, а то будет куча всяких дурацких недомолвок, и в результате станет только хуже.

— Стас сразу заметил, что с Дашкой что-то не так.

— Сестренка, что-то стряслось? — шепотом спросил он, пока Петька отвечал на расспросы Софьи Осиповны.

— Стряслось, Стасик, еще как стряслось! Надо поговорить!

— Наедине?

— Нет, всем вместе! Бабушка, погоди, нам всем надо поговорить!

— Софья Осиповна удивленно взглянула на внучку и поняла, что та не шутит. И у нее тревожно заныло сердце.

— Даша, что-то с мамой? — тихо спросила она.

— Нет, не с мамой!

— Да говори же! — потребовал Стас.

— Пойдемте в дом! Нас не должна ни одна душа услышать!

— Они поднялись на веранду, но Даша потребовала, чтобы они пошли в комнату, и на всякий случай даже закрыла окна.

— Даша, да в чем дело? — воскликнула Софья Осиповна.

— Бабушка, Стасик, вы сядьте!

— Когда все наконец уселись, Даша начала:

— Стасик, твой папа сегодня улетел за границу!

— Улетел? Неожиданная командировка?

— Нет! Ему пришлось уехать, а почему, он мне не сказал! Но только у него большие неприятности, и он хочет, чтобы ты, Стасик, тоже уехал.

— Куда? Зачем?

— Затем, чтобы тебя не нашли, если станут искать…

— Но куда?

— Лучше всего в Николо-Ширь, к Муськиной бабке.

— Что за бред? Кому это надо меня искать? — недоумевал Стас.

— Может, никто и не будет тебя искать, но, как сказал твой папа, береженого бог бережет!

— Это верно, — проронила Софья Осиповна.

— Но куда он улетел? И что у него случилось?

— Он не сказал.

— Знаете, — вмешался в разговор Петька, — мне кажется, что твой отец что-то такое увидел или услышал, чего ему видеть или слышать не стоило, возможно, что-то очень страшное, предположим, убийство. И убийца узнал, что твой отец был свидетелем… Или не убийство, а, к примеру, шантаж, да мало ли… и твой папа правильно решил — надо на время смыться.

— Но он же мог… — голос Стаса дрогнул, — он же мог взять меня с собой.

— Не мог! Ты же потерял заграничный паспорт! — закричала Даша.

— Это правда, — признался Стас. — Я забыл…

— И он оставил тебе много денег, чтобы ты ни в чем не нуждался. Стасик, ты должен сегодня же уехать! Мы с Петей проводим тебя на вокзал…

— Нет! Я поеду с тобой! Что-нибудь навру дома и провожу тебя до самой деревни! — закричал Петька.

— Стас не отвечал. Он сидел, уронив голову на руки. Софья Осиповна онемела от ужаса. Она понимала, что ее дочь будет просто убита этой новостью. Даша с Петькой тоже умолкли из уважения к горю друга.

— Внезапно Стас поднял голову. И глаза его блеснули.

— Нет! — решительно сказал он. — Нет! Я не поеду ни в какую деревню!

— Но как же? — пролепетала Даша. — Почему?

— Потому что я не смогу сидеть в безопасности, зная, что отец где-то скитается… Нет, я выясню все! И вы мне в этом поможете!

— Что? — воскликнула Софья Осиповна. — Стасик, побойся бога! Вы же дети! Чем тебе может помочь Даша? И я не позволю, это опасно!

— Софья Осиповна, извините, вы меня просто не дослушали! Если Дашина мама позволит, я это время поживу в вашей московской квартире. Я не буду выходить, никто не узнает, что я там…

— В этот момент в саду раздался голос дачной хозяйки:

— Осиповна! Вы где?

— Софья Осиповна вскочила.

— Я сейчас вернусь!

— И она выбежала из комнаты.

— Слава богу! — заметил Петька. — Стас! Это гениальная идея! Если я правильно понял, ты, сидя там, хочешь раскрыть эту историю с нашей помощью?

— Именно!

— А может, привлечь дядю Володю Крашенинникова? — предложила Даша.

— Обязательно, только его сейчас нет в Москве. Он женился и уехал в свадебное путешествие! Но к его возвращению нам надо будет кое-что разведать!

— Можешь на меня рассчитывать! — торжественно произнес Петька.

— И, между прочим, на днях возвращается Денис! Значит, нас уже трое! Только взрослым про это ни слова! Надо уговорить твою маму и бабку, чтобы они позволили Стасу жить у вас!

— Даже и уговаривать не надо! Это само собой разумеется! — отчеканила Даша. — И тогда я на законном основании смогу через день ездить в город! Надо же кормить Стасика, и вообще! Помогать несчастному узнику!

— Кстати, если выяснится, что никакой слежки за нашей квартирой нет, то я смогу и дома жить.

— Нет! Я обещала твоему папе и я сдержу слово! Думаю, мама меня поддержит!

— И они со Стасом многозначительно переглянулись. Когда Софья Осиповна вернулась, ей сказали, что Стас просто поживет в квартире Александры Павловны, а Даша с Петькой будут по очереди его навещать.

— И хотя она не очень поверила, но спорить не стала. Нельзя же отказать мальчику, попавшему в столь трудное положение. Но про себя Софья Осиповна решила, что будет начеку. Ведь ей уже пришлось убедиться в том, какими безрассудно смелыми могут быть эти дети. Смелость, конечно, штука хорошая, но вот в сочетании с безрассудством…

— Вы правы, — согласилась она, — по крайней мере, Стасик будет у нас на глазах.

— Бабушка, но ты понимаешь, что об этом не должна знать ни одна живая душа!

— По-моему, ты уже имела случай убедиться в том, что я не болтлива! — сухо проговорила Софья Осиповна. — Но что мы скажем Саше?

— Всю правду! Я бы рада была ее пощадить, но тогда мы не сможем спрятать Стаса, а это самое главное.

— Теперь надо продумать, как незаметно переправить Стаса в вашу квартиру! — сказал Петька. — Вполне возможно, что его уже ищут.

— Боже мой! — всплеснула руками Софья Осиповна. — Так скоро?

— Может, конечно, его и вовсе искать не станут, но предосторожность не помешает. Тут надо продумать все детали. До мелочи. Исходя из того, что за квартирой уже следят. Значит, надо его переодеть, и лучше всего в женское платье.

— Еще чего! — буркнул Стас.

— Петька прав! — закричала Даша. — Мы тебя переоденем женщиной, и ты поедешь вместе с мамой, как будто ты — ее подружка!

— Но у нас же ничего нет на такой рост! — огорченно сказала Софья Осиповна. — И уж тем более на такой размер ноги!

— Не беда! Девушка будет спортивная. Джинсы и кроссовки мы оставим, бывают же большеногие девушки, — рассуждала Даша, — а сверху наденем какую-нибудь мамину блузочку или майку…

— Эх, нам бы парик! — вздохнул Петька.

— Обойдемся! — уверенно заявила Даша. — Мы на крутим ему на голову какой-нибудь шарф, красиво задрапируем, заколем булавочкой, сделаем макияж — и порядок! Сережки нацепим!

— Главное — макияж поярче! — вдохновился Петька. — Надо сделать такой боевой раскрас, чтобы никто и не глянул на ноги.

— Как вам не стыдно! — прервала их Софья Осипов на. — У человека такое несчастье, а вы…

— А что мы? Мы думаем, как ему помочь! И вообще, бабушка, разве это не твой девиз: «Загорюй, затоскуй — курица обидит »?

— Не совсем, конечно, мой, а поэта Никитина, но я его взяла на вооружение!

— Сергея Никитина? — полюбопытствовал Петька.

— Нет, Петенька, был в прошлом веке такой поэт некрасовской школы, Иван Саввич Никитин.

— Софья Осиповна, они ведь дело говорят, — произнес измученным голосом Стас. — Без этого дурацкого маскарада, боюсь, нам не обойтись.

— Значит, нам оСтастся только дождаться мамы, — констатировала Даша. — Надеюсь, она уже через час приедет, так что займемся пока гримом.

— Она притащила из маминой комнаты кучу всякой косметики.

— Так, для начала накрасим глаза! Стасик, держись!

— Она очень осторожно нанесла тушь на его ресницы и аккуратно подвела глаза. В самом деле лицо Стаса сразу стало как-то женственнее, нежнее.

— Стасик, пойди побрейся, а то ты такой колючий, щетина пробивается.

— Стас вот уже три месяца, как брился через день. Он побежал на свою половину и вскоре вернулся чисто выбритый.

— Вот, совсем дело другое! — воскликнула Даша и снова взялась за дело. Чуть оттенила румянами скулы и очень ярко накрасила губы. Однако в сочетании с мальчишеской стрижкой это производило странное впечатление. Тогда Даша принесла длинный шифоновый шарф цвета абрикоса и соорудила на голове Стаса нечто вроде тюрбана, один конец перебросив через плечо.

— Ой, Стас, какой ты красивый! — сказала Софья Осиповна.

— И точь-в-точь девчонка! Долговязая девчонка! — веселился Петька.

— Дайте хоть взглянуть! — потребовал Стас.

— Даша протянула ему зеркальце.

— Ой, кошмар! — простонал он. — На кого я похож, неприлично даже сказать.

— Ничего подобного! Ты похож на красивую девушку. Если б ты попал в таком виде на дискотеку, у тебя отбоя бы не было от кавалеров, а длинные нынче в моде! Потанцуем, милашка? — не унимался Петька.

— Что это тут у вас происходит? — неожиданно раз дался голос Александры Павловны. — На маскарад собрались? Даша, зачем ты взяла мой французский шарф?

— Мама!

— Даша, погоди, пусть мама сперва поест! — тихо сказала Софья Осиповна.

— Здрасьте, тетя Саша.

— О, Петя! Здравствуй! — ответила на его приветствие Александра Павловна. — Стасик, что они с тобой сделали?

— Саша, идем на кухню, я тебя покормлю! — сказала Софья Осиповна.

— Но Александра Павловна уже почувствовала, что тут что-то не так.

— Подожди, мама, я не голодна! Что происходит? Почему у вас такие лица? Что-то случилось? Что-то плохое, да? Ну говорите же! Даша!

— Мама, ты сядь…

— Стасик, пошли к тебе, — проявил тактичность Петька, — лучше пусть Даша поговорит с мамой с глазу на глаз.

— Верно! Пошли!

— Да в чем дело? Что такое? Скажешь ты мне, наконец?

— Софья Осиповна скрылась на кухне. Стас с Петькой ретировались, и мама с дочкой остались одни.

— Мама, Кириллу Юрьевичу пришлось уехать!

— Уехать? В командировку? Ну и что?

— Нет, мама, не в командировку… — И Даша рассказала маме обо всем, что случилось сегодня.

— Александра Павловна сидела как громом пораженная. В лице ни кровинки.

— Мама, ты не бойся, все обойдется, я точно знаю!

— Как ты можешь это знать? — горько усмехнулась Александра Павловна.

— Знаю, и все! — твердо сказала Даша. — Ты только скажи, ты согласна, чтобы Стасик жил у нас?

— Конечно! Какие могут быть вопросы! По крайней мере, я буду спокойна, что он у меня на глазах! Бедный мальчик! Что же такое там могло случиться?

— Думаю, он что-то лишнее увидел или услышал!

— Господи, что за времена! Значит, вы намазали Стасика, чтобы он изображал мою подругу?

— Ну да! Кто обратит внимание на двух женщин, если ищут двух мужчин? Тем более ты соседка, только и всего.

— Боже мой, а вдруг они знают о наших отношениях?

— Да, кстати, он сказал, что… ну в общем, он тебя любит!

— Так и сказал? — расцвела вдруг Александра Павловна. — Неужели так и сказал?

— Ну, если быть совсем точной, он сказал: кажется, мы с твоей мамой любим друг друга… Вот!

— Александра Павловна вдруг закусила губу, по лицу пробежала гримаса боли, но вдруг она встряхнулась, взяла себя в руки и со свойственной ей в обычной жизни решимостью заявила:

— Надо ехать как можно скорее, нельзя терять ни минуты! Зови Стаса! У нас там есть какая-нибудь еда? Ему до утра хватит?

— Есть там еда! Можно еще отсюда что-нибудь захватить, но мы же будем его навещать каждый день, и потом завтра папин день рождения!

— Ах да, я и забыла совсем. Ты купила подарок?

— Купила!

— Какой?

— Альбом про его обожаемый «Спартак».

— Сама додумалась?

— Нет, Стасик подбросил идею.

— Стасик… Бедный мальчик… Ну хватит лить слезы и сопли, надо действовать! Зови Стаса!

— Мама, я тоже поеду с тобой, и лучше нам сегодня переночевать в городе, а то… ему будет очень одиноко и страшно!

— Александра Павловна с удивлением глянула на дочь. Когда она успела так повзрослеть?

— Ты совершенно права, — согласилась она и нежно поцеловала дочку. Потом решительно поднялась. — Мама! Мы уезжаем и сегодня уже не вернемся.

— Я так и поняла! — отозвалась Софья Осиповна. — Вот я тут собрала вам кое-какую еду…

— Когда Стас и Петька явились, Александра Павловна критическим взором окинула Стаса и сказала:

— С макияжем все в порядке, но этот шелковый тюрбан совершенно немыслим в сочетании с джинсами… Я знаю, что делать!

— Она ушла и вскоре вернулась, держа в руках свой модный шелковый плащ, свободный и широкий, и пару каких-то огромных босоножек.

— Мама, откуда босоножки? — поразилась Даша.

— Это хозяйские, в чулане стоят, они, конечно, не верх элегантности, но… сойдет. Предосторожности ради

— наденешь их в машине, а то вдруг хозяйка увидит. Примерь плащ!

— Стас покорно натянул на себя плащ.

— Хорошо, что я не успела подкоротить рукава, а так вполне прилично. Мне он до пят, а тебе коротковат, но ни чего, сойдет!

— И ничего не коротковат — несколько ниже колен!, В самый раз! — заметил Петька. — А давайте еще ему ногтя на ногах красным лаком покроем! Тогда уж точно его за девчонку примут!

— Нет! — в ужасе крикнул Стас. — Ни за что!

— Несмотря на драматизм ситуации, все расхохотались.

— Ладно, Стасик, — сказала Александра Павловна, — сойдет и без лака. Собирайтесь, пора ехать!

— Сашенька, поешь хоть немного? — взмолилась Софья Осиповна. — Ты же целый день голодная бегаешь! И вам, ребятки, тоже поесть не мешает.

— Не могу! — вырвалось у Стаса. — Мне кусок в горло не лезет!

— Но так нельзя, Стасик! Тебе теперь особенна нужны силы…

— Ничего, бабушка, проголодается, поест! — утешила ее Даша.

— А ты? Петя, ты же, наверное, голодный?

— Нет, спасибо! Мы с Дашей в городе поели…

— Да, бабуль, знаешь какую Петька яичницу забацал! Обалдеть!

— Я сейчас! — сказал Стас и направился к двери.

— Ты куда? — закричала Даша.

— Я забыл одну вещь! — И он побежал на свою половину.

— Вот что, детки, — начала Софья Осиповна, — мне кажется, надо что-то сказать нашей хозяйке, куда вдруг

— девались ее жильцы!

— Правильно! — воскликнула Александра Павловна. — Надо сказать, что они уехали отдыхать, скажем, на Кипр, на две недели для начала! Но непременно вернутся. А то, не дай бог, она сдаст эту половину кому-то другому.

— Но разве Кирилл не рассчитался еще с ней? — удивилась Софья Осиповна.

— Рассчитался, ну и что? Ты нынешних дачных хозяев не знаешь, мама! Они так за все дерут! За каждый шаг и каждый вздох! Вдруг она решит, что нечего пустовать помещению, если за него можно еще раз денежки содрать.

— А она не удивится, что он ее не предупредил?

— Я сейчас пойду поговорю с ней, скажу, что Кириллу подвернулись горящие путевки. И, кстати, отвлеку ее, а Стас пусть тем временем сядет в машину, не надо ему в таком виде на глаза этой кикиморе попадаться! И вы тоже времени не теряйте, ждите меня в машине!

— С этими словами Александра Павловна направилась к маленькому домику у заднего забора, где летом жила хозяйка дачи Антонина Федоровна.

— Стас вернулся, держа в руках какие-то записные книжки.

— Что это? Зачем? — едва слышно спросила Даша.

— Пригодится, — шепнул ей в ответ Стас.

— Идите, детки, идите, — поторопила их Софья Осиповна, — Саша сейчас придет!

— До свидания, Софья Осиповна! — сердечно простился с нею Стас.

— До свидания, милый, я надеюсь, что вскоре все это как-то разрешится… Будь здоров и, главное, не делай глупостей и соблюдай осторожность! И ты, Петенька, тоже постарайся быть благоразумным, а то я тебя знаю… Данчик, ты когда вернешься?

— Не знаю, завтра же я у папы должна быть!

— Ах да, я и забыла! Но, может, вечером приедешь с Сашей?

— Не знаю, бабуля» постараюсь!

Глава 3

Узник

— Уже подъезжая к дому, Александра Павловна сказала:

— Стас, я выйду первой, а ты немного замешкайся. Я тебе крикну: «Юля, сколько можно копаться!»

— Хорошо, — безропотно согласился Стас.

— Только не Юля! — заявил вдруг Петька.

— Почему? — удивилась Александра Павловна.

— Потому что Юля может быть и мужским именем, от Юлиана!

— Вот это да! — засмеялась Даша. — Тогда пусть будет Лена!

— Пусть Лена! — согласился Петька.

— Ну вы и конспираторы! — усмехнулась Александра Павловна.

— Кстати, вы тоже не сразу вылезайте из машины, тетя Саша. Первым вылезу я и проверю, все ли чисто на лестнице и на этаже.

— Правильно! — одобрила старого друга Даша.

— Так они и сделали. Петька пулей влетел в подъезд, и его не было минут десять. Даша уже начала волноваться. Но вот он появился с очень довольным видом.

— Все чисто, можно идти и без Юли с Леной! — шепнул он, подойдя к машине.

— Тогда бегите домой, а я отгоню машину на стоянку!

— Они бегом бросились в подъезд и без всяких приключений добрались до квартиры. Когда дверь за ними закрылась, Стас проговорил со смешком:

— Вполне можно было обойтись без этого маскарада! Даш, как мне смыть с себя эту дрянь?

— Это не дрянь, а роскошная французская тушь! Вот тебе ватка, вот смывка!

— А просто водой умыться нельзя?

— Сперва сними тушь, а потом умоешься, а то она водостойкая!

— Тьфу, гадость какая! А губы? Тоже водостойкие?

— Нет, губы просто вытри ваткой, и все дела!

— Когда Александра Павловна вернулась, Стас уже приобрел свой обычный вид.

— Ну, слава богу, мы уже дома.

— Мне пора, — сказал Петька. — До свидания.

— Ты не боишься один идти? — спросила Александра Павловна.

— Тетя Саша! — возмутился Петька.

— Ну, хорошо, хорошо!

— И Петька убежал, пообещав завтра непременно наведаться к Стасу. На всякий случай ему дали запасные ключи, чтобы Стасу не пришлось открывать ему дверь.

— Ну, кажется, мы все предусмотрели, — вздохнула Александра Павловна. — Боже, как я устала. Что за кошмарный день! Я безумно хочу чаю! И есть хочу! А вы?

— Стас промолчал, а Даша воскликнула:

— Вот теперь и я хочу! Еще как! Мама, ты сиди, я сама все сделаю.

— Хозяйством у них в доме обычно занималась Даша, только летом, на даче, бабушка ее от этого освобождала. Поэтому минут через пятнадцать на кухне был красиво накрыт стол. А Даша дожаривала последние оладушки из кабачков, ее любимое блюдо, которое ей никогда не лень было делать.

— Мне тоже вдруг есть захотелось, — тихо признался Стас.

— Вот и отлично! — бодро воскликнула Александра Павловна. — Дашка у меня великий кулинар!

— В этот момент раздался звонок в дверь. Они замерли.

— Стас! В ванную! — скомандовала Даша. — Мама, пригляди за сковородкой, я открою!

— Нет, я сама! — решительно поднялась Александра Павловна, а Стас юркнул в ванную. — Кто там? — подойдя к двери, спросила она.

— Извините, я вот к вашим соседям, Смирниным, а у них вроде никого нет!

— Естественно! — каким-то деревянным голосом ответила Александра Павловна. — Они уехали отдыхать!

— Отдыхать? Когда?

— Кажется, сегодня утром!

— Вы уверены?

— Да.

— Они вам ключи оставили?

— Нет, с какой это стати! А что вам нужно и кто вы такой? Что за расспросы? Я вот сейчас милицию вызову!

— «Что она несет? — мелькнуло у Даши. — Нет, взрослые совершенно не умеют себя вести в критических ситуациях!»

— Да нет, я… Просто у меня к Смирнину поручение, я не ожидал… Скажите, он вам никакой записки не оставлял, а?

— Нет, не оставлял!

— Извините еще раз! Что ж, попробую позвонить в другую квартиру.

— Александра Павловна в изнеможении прижалась к стене. Она слышала, как этот человек звонил в две квартиры на площадке, но ему никто не открыл. Лето. Все на дачах… Ну и день! Но надо взять себя в руки и подбодрить детей. Она вернулась на кухню. Стас уже был там.

— Ну вот, быстро они сориентировались! — хмыкнул он. — Молодец папа, что сразу слинял! Вероятно, завтра они уже до дачи доберутся.

— Не беда! Бабушка с ними справится! Знаете, у меня родилась одна идея…

— Александра Павловна и Стас выжидательно на нее уставились.

— Мы ведь не сможем все время быть со Стасом, а кто знает, может, они еще придут, и вообще плохо, когда все квартиры пустуют, так вот, если сюда позвонят в наше отсутствие, то…

— То я должен отозваться женским голосом? Да?

— Да, именно! Но не ты, а магнитофон! Представляешь, кто-то звонит, ты нажимаешь кнопку, и мамин голос спрашивает: «Кто там?» — «Вы не знаете, где ваши соседи?» — «Они на курорте, а больше я ничего не знаю!»

— Александра Павловна подняла на Дашу измученные глаза.

— Данчик, ты сама это придумала?

— Да тут ничего особенного нет! Надо только записать это все с паузами, и будет нормалек!

— А кстати, я подумал… — начал Стас, — может, это и не бандит вовсе был? К папе иногда приходят вот так, без звонка…

— А голос был знакомый? — спросила Даша.

— Но я же в ванной сидел, не слышал…

— Между прочим, Стас прав! Это вполне мог быть кто-то посторонний! Запросто! У страха глаза велики! Может, никто и не будет тебя искать, братишка!

— Братишка? — вдруг спросила Александра Павловна.

— Ну да! Он с самого начала моим старшим братом работает! — весело объяснила Даша.

— Александре Павловне стало грустно. Подумать только, как могло быть хорошо. Какая удача, что ее дочка и сын Кирилла так подружились, они впрямь как брат с сестрой… А теперь… Даже подумать страшно, что их ждет.

— Мама, у тебя такой усталый вид. Иди, ложись! — сказала Даша.

— Да и вам пора, у вас тоже был нелегкий день.

— В этот момент зазвонил телефон.

— Междугородный! — прошептала Даша.

— Александра Павловна схватила трубку.

— Алло! Кто это? Кирилл, ты? Боже мой, где ты?

— Саша, только два слова! Я благополучно прилетел и устроился! Что со Стасом? Он уехал? Саша, почему ты молчишь? Он уехал?

— Да! Он уехал!

— В деревню?

— Да! Кирилл, не волнуйся о нем! Мы позаботимся… Я всем говорю, что вы с ним уехали отдыхать!

— Умница! Постой, кому ты это говоришь? Нас уже ищут?

— Нет, нет! Пока я сказала это только дачной хозяйке! Не волнуйся и береги себя. Пожалуйста!

— Сашенька, я позвоню через неделю в это же время! Хорошо?

— Конечно! Я буду ждать!

— Я люблю тебя, Сашенька!

— Я тоже!

— Все, милая, до встречи! Вернее, до следующего разговора!

— И он повесил трубку.

— Что? Что он сказал? Где он? — засыпал ее вопросами Стас.

— Она подробно передала все, что он сказал, кроме слов любви. Это она оставила для себя.

— Ну что ж, — заключила Александра Павловна, — можем считать, что это добрый знак, и ты, Стасик, и твой папа в безопасности. Бог даст, все и обойдется. Ну, я пошла спать, и вы тоже долго не засиживайтесь. Спокойной ночи!

— Спокойной ночи, Александра Павловна.

— Да, кстати, Стасик, не зови меня Александрой Павловной, зови просто Сашей.

— Но мне неудобно…

— Ничего, привыкай!

— И с этими словами она удалилась.

— Понял? Просто Саша! Тебе все ясно?

— Яснее не бывает! Думаю, когда он вернется… если вернется…

— Стас! Не смей даже думать о плохом! Не смей, слышишь! Он вернется, и они поженятся, никуда уж тут не деться! Ну и пусть! Я согласна! Я сегодня точно поняла — у них любовь! И мы им мешать не будем!

— Конечно, не будем! Сестренка…

— И теперь у меня и в самом деле будет старший брат. Здорово, всегда о нем мечтала!

— Погоди, сестренка, это все лирика, а нам надо продумать план действий. Я не смогу сидеть здесь сложа руки.

— Но какие тут могут быть действия?

— Ну, для начала я должен выяснить, в какой фирме он был сегодня.

— А как ты это выяснишь?

— Попробую выяснить. У него обычно все расписано по часам, на него знаешь, какой спрос. Он же классный переводчик, и со стольких языков! Я захватил с дачи все его бумаги, завтра с утра попытаюсь разобраться.

— И что будет, если ты выяснишь?

— Тогда уж вам с Петькой придется разведать, что это за фирма, и не случилось ли там сегодня что-то необычное.

— А если ты не найдешь никаких записей? Может же так быть?

— Может, все может быть. Но кое-какие зацепки у нас все-таки есть.

— Какие?

— Мы знаем, что эта фирма находится где-то в районе метро «Проспект Мира».

— Правильно! Но в этом районе чертова уйма всяких фирм!

— Ты помнишь, где он оставил свою машину?

— Да, во дворе.

— Сможешь найти этот двор?

— Конечно! Но ведь это может быть фирма даже без вывески! Таких сколько угодно!

— Сестренка, я же не сказал, что это будет просто. Давай доживем до утра, и я разберу папины бумаги. Сейчас у меня, если честно, совсем нет сил, — признался Стас.

— Стасик, иди, ложись спать!

— Спать я пока не хочу, давай немного посидим, ладно?

— Ладно, братик!

— От жалости к Стасу у нее щипало в носу и хотелось плакать. Но она понимала, что нельзя.

— Сестренка, помнишь, когда мы с тобой только познакомились, ты сказала, что у тебя практически нет друзей.

— Ну, помню.

— А как же Петька? Он ведь настоящий друг и, насколько я понимаю, давно?

— Петька? Да, он друг! Самый что ни на есть настоящий друг, но… просто раньше почему-то жизнь была такая… нормальная, что ли, ничего особенного не происходило, и проявиться эта дружба не могла так ярко. А вот как нашли мы в твоем шкафу записку, так все и завертелось! И друзей прибавилось! И ты, и Муська, и Денис!

— А Виктоша?

— Тошка? Ну, она всегда была! Мы же троюродные!

— Да, и у меня до тех пор друзей не было, а теперь… А как я не хотел сюда переезжать! Но, видно, это судьба! И еще то, что папа встретился с твоей мамой… Странно все это, правда?

— Странно, но хорошо! Ты согласен?

— На все сто!

— Утром Даша разбудила Александру Павловну.

— Мама, вставай! Опоздаешь на работу!

— Ох, я только под утро заснула! Как неохота вставать!

— Вставай, вставай, я уже завтрак приготовила!

— Солнышко мое! Встаю! А как Стасик? Спит?

— Спит!

— Не буди его, пусть отдохнет. Бедный мальчик!

— Через полчаса Александра Павловна уже уехала на работу. Стас все еще спал. От нечего делать Даша позвонила Петьке. Тот сразу схватил трубку.

— Алло! Лавря? Что нового?

— При встрече, Петюня!

— Понял! Сейчас буду!

— Только не звони в дверь, Стас еще спит!

— Понял!

— Однако когда он примчался, Стас уже встал.

— Привет! Как спалось? — спросил Петька.

— Отлично! Готов к труду и обороне!

— А что за новость у вас?

— Вчера его папа звонил!

— Да? Откуда?

— Не сказал!

— Молодец, конспиратор!

— Петь, вот Стасик хочет порыться в записных книжках отца…

— И узнать, в какой фирме он был вчера утром? — перебил ее Петька.

— Петро, да ты все сечешь на ходу! — улыбнулся Стас.

— И я даже догадываюсь, что если ты найдешь эту фирму, нам с Лаврей надо будет туда сунуться! Только я пойду туда один! Это может быть опасно!

— Погоди, Петька, ее еще найти надо, эту фирму! — охладила его пыл Даша.

— Стас, давай, ешь скорее и займись бумагами! — поторопил друга Петька.

— Стас засмеялся.

— Это вполне можно совместить, если тебе уж так не терпится!

— Да пойми ты, чудак, меня же сегодня вечером уволокут на эту чертову дачу, и раньше чем дня через два я

— вырваться не смогу! Поэтому надо как можно больше успеть сегодня!

— Торопыга был голодный, проглотил утюг холодный! — поддразнила его Даша. — А еще знаешь — поспешишь, людей насмешишь!

— Ага! Тише едешь — дальше будешь!

— Вот-вот, именно! Стас, не дури! Доешь спокойно и потом займешься бумагами, а то они все у тебя будут в жирных пятнах, и твой папа рассердится!

— В глазах у Стаса отразилась тоска. Как бы ему хотелось, чтобы отец был дома, и пусть сердится сколько угодно! Он машинально дожевал бутерброд.

— Спасибо, сестренка! Может, я посуду помою?

— Еще чего! У нас же посудомойка! Сунь туда тарелку и чашку, я потом включу!

— А кстати, это стоящая штука — посудомойка? — заинтересовался Петька. — А то мне вечно поручают мыть посуду! Терпеть не могу!

— Отличная штука! Просто, кайф! Но только одну тарелку и чашку в ней мыть не стоит! Лучше накопить!

— Отлично! Уговорю отца подарить ее маме на день рождения! Тем более у нас есть для нее место на кухне! Кстати, Даш, пока Стас будет в бумагах рыться, я тебе новый пасьянс покажу: «Дамы кувырком».

— Большой? — спросила Даша, страстная любительница пасьянсов.

— Ага, на две колоды!

— Хорошо, а то мне мои уже надоели!

— Ты сколько больших знаешь?

— Сейчас посчитаем! «Косыночка», «Восемь в ряд», «Могила Наполеона» и еще «Двадцать девять». Четыре!

— А теперь узнаешь пятый!

— Я еще знаю кучу маленьких!

— Что это значит — большой, маленький? — удивился Стас.

— Большой — это на две колоды, сто четыре карты, а маленький — на 36, — объяснила Даша. — Для больших

— есть специальные пасьянсные карты, маленькие такие.

— Да, я видел. А это интересно?

— Еще как! Я тебя научу! — посулила Даша. — Кстати, есть пасьянс на двоих, называется «Дубль-пасьянс», это как игра, есть победитель и побежденный, это вообще…

— Первый раз слышу! — воскликнул Петька. — Ты почему от меня это скрывала!

— Я не скрывала, просто я его не так давно узнала, а за последнее время сколько всего было. Не до пасьянса!

— Это точно, — согласился Петька.

— Я пошел, — сказал Стас.

— Ага, а Мы займемся дамами, которые кувырком! Вот смотри, Лавря, берем карты и выкладываем семь штук рубашкой вверх, а следующий ряд восемь открытых и опять, словом, четыре ряда открытых…

— Раздался звонок в дверь. Они испуганно переглянулись. Даша бросилась в прихожую.

— Кто там?

— Дашенька, открой, это Эльга!

— У Даши отлегло от сердца.

— Здравствуйте! — приветствовала она соседку.

— Здравствуй, детка. Ты одна?

— Нет, у меня в гостях мой друг.

— Извини, но мне надо с тобой поговорить.

— Проходите на кухню, хотите чаю или кофе?

— Нет, спасибо.

— Садитесь, Эльга Имантовна.

— Петька вежливо поздоровался с соседкой. Интересно, зачем она приперлась? Если бы ей нужна была соль или спички, она сказала бы об этом сразу.

— Даша, ты случайно не знаешь, где наши соседи?

— Какие соседи?

— Смирнины!

— А почему вы спрашиваете? — насторожилась Даша.

— Так ты знаешь, где они?

— Они уехали отдыхать.

— Когда?

— Кажется, вчера, а что?

— Видишь ли, вчера вечером какой-то молодой человек их искал. Я понятия не имела, где они, и так ему и сказала. Он очень расстроился.

— Ну и что?

— А то, что сегодня утром я в «глазок» видела, как кто-то пытался открыть их дверь!

— Открыл? — ахнула Даша.

— Нет, пытался. Но не сумел! Может, надо заявить в милицию? Мама на работе?

— Конечно, на работе. Но что вы скажете милиции? Что кто-то пытался открыть дверь? А они скажут — попытка не пытка!

— А что, если квартиру ограбят? Ты, кстати, если спросят, не говори, что они уехали. И почту надо бы вынимать!

— Почту я вынимаю! Мне Стас оставил ключи!

— И от квартиры тоже? Тогда надо бы проверить, не ограбили ли еще квартиру… Знаешь, это так неприятно! Кстати, вчера вечером к вам никто не звонил, не спрашивал?

— Звонил, спрашивал, мама сказала, что они уехали!

— Ах, напрасно, напрасно она это сказала! Вот они и решили туда залезть! Ты не знаешь, у них есть сигнализация?

— Нет, сигнализации точно нет!

— Дашенька, прошу тебя, проверь, не сломан ли там замок? Я очень волнуюсь!

— Но Стас отдал мне только ключ от почтового ящика! Эльга Имантовна, вы не беспокойтесь, у Смирниных замки очень надежные, японские! Их так не сломаешь! Значит, случайный вор туда не попадет, а по наводке… У них там красть особо нечего…

— Ты думаешь?

— Да.

— Значит, в милицию сообщать не стоит?

— Ну, если вы хотите, то можно, но…

— Ладно, пока оставим все как есть, но если я замечу еще что-то, непременно сообщу в милицию! А мама сегодня вечером будет здесь или сразу на дачу поедет?

— Не знаю еще. Да, кстати, Эльга Имантовна, вот посмотрите на Петю внимательно!

— Зачем? — удивился Петька.

— Мы дали ему ключи, чтобы он поливал у нас цветы и мог спокойно готовиться к экзаменам в лицей, а то дома у него четверо братьев и сестер, совсем покоя нет… Пусть приходит сюда заниматься в тишине…

— Петька просто онемел от Дашкиного вранья. Надо ж такое придумать! А вообще это она правильно сделала, а то эта бдительная Эльга Имантовна могла бы при виде его вызвать милицию! Он и не сообразил! Молодец, Лавря!

— Хорошо, что ты меня предупредила, Дашенька, — обрадовалась Эльга Имантовна. — А то летом, когда все разъезжаются, мне все время какие-то ужасы мерещатся. Ну что ж, мы все выяснили, я пойду, сейчас по НТВ интересный фильм начинается!

— Даша проводила соседку до двери.

— Как тебе это нравится? — воскликнул Стас. — Они уже в квартиру лезут!

— Это еще полбеды! Хуже то, что тебе придется тут жить очень тихо, а то эта Эльга все время бдит! Насчет Петьки мы ее предупредили, поэтому при нем можешь делать все, что хочешь, а вот один…

— А чего ему шуметь? Телек смотреть хочет? Нет проблем, я ему наушники принесу! Вот если взвыть задумаешь, то лучше не надо! — предупредил Петька.

— Да, тут быстро взвоешь!

— Стасик, ты что-нибудь обнаружил? — поинтересовалась Даша.

— Да есть кое-какие соображения!

— Выкладывай!

— Вот тут ежедневник отца, и на вчерашнее число у него намечены были переговоры в двух фирмах. В десять утра и в четыре. Вот смотрите, тут написано: «В 10.00 — „Агава“, в 16.00 — „Савой“. „Савой“ — это гостиница, рядом с „Детским миром“, там довольно часто бывают переговоры. А вот „Агава“… Но, судя по всему, именно „Агава“ нас и интересует! Кстати, что такое агава?

— Это такое колючее мексиканское растение! — отозвалась Даша.

— Кактус?

— Не совсем. Оно живет очень долго, но цветет только раз в жизни и, если я не ошибаюсь, после цветения погибает.

— Да, из него еще водку мексиканскую делают! — добавил Петька.

— Вот видите, сколько вы про эту агаву знаете!

— И еще многое узнаем! — пообещал Петька. — Вот только где эта самая «Агава» произраСтаст?

— Я сейчас посмотрю, может, у него в алфавите записано. Так, на букву А: «Аристон», «Аквариум», «Адажио», «Альтаир»…

— Надо же, какие красивые названия! — удивилась Даша.

— «Аркадия». Вот! «Агава»! Улица Гиляровского!

— Отлично! Это то, что нужно! Лавря, не будем время терять! Сейчас же едем на Гиляровского!

— А я? — грустно спросил Стас.

— А ты будешь нас ждать! Тебе сейчас, братишка, ничего другого не оСтастся. Посиди, почитай или телек посмотри! Только негромко!

— Нет, пока я наушники не принесу, пусть лучше читает! Читать полезно! — изрек Петька.

— Ладно, похоже, я тут у вас все книги перечитаю!

— Все не перечитаешь, у нас библиотека большая, еще от деда осталась! Стасик, если проголодаешься, не

— стесняйся, бери, что на тебя смотрит. Да, может, тебе чего-то хочется, так ты скажи, мы купим!

— Ничего мне не хочется.

— Ладно, тогда на мое усмотрение, — решила Даша. — Идем, Петька!

— Дверь за ними захлопнулась, и Стас остался один.

Глава 4

Требуется уборщица

— Даша и Петька уже в который раз со всех сторон обошли большой дом на улице Гиляровского, но никаких следов фирмы «Агава» не обнаружили.

— Может, спросим? — предложила Даша.

— Нет, спрашивать нельзя, мы же не знаем, чем эта фирма занимается! А вдруг мы на сотрудника нарвемся? Сразу вызовем подозрение. Давай лучше вот как сделаем. Здесь четыре подъезда, мы должны их обследовать. Такие фирмы частенько размещаются в квартирах. Дом этот старый, значит, запросто поднимемся на последний этаж и будем спускаться. Таким образом мы за минут двадцать весь дом осмотрим.

— Ты надеешься, что у них вывеска есть?

— Надежда умирает последней! Идем!

— Они шагнули в подъезд, встретивший их темнотой, сыростью и запахом кошек.

— По-моему, тут и смотреть не стоит, какая уважающая себя фирма оставит подъезд в таком состоянии, — заметила Даша.

— Твоя правда, давай для начала осмотрим подъезды. Если они все такие, придется признать, что фирма «Агава» себя не уважает, и осмотреть все четыре подъезда сверху донизу. А не хотелось бы.

— В следующем подъезде наблюдалась все та же картина полного запустения. Зато в третьем… Все сверкало и сияло! За стеклянной дверью виднелась будочка консьержки, рядом с которой в кресле развалился дюжий охранник в камуфляже. И, конечно же, дверь была заперта.

— Тебе все ясно? — хмыкнул Петька.

— Как божий день!

— Да, с одной стороны, все просто, а с другой… Как туда проникнуть? Под каким предлогом? Ну ничего, что-нибудь придумаем, не впервой!

— Петь! Смотри!

— Что?

— Смотри, объявление!

— Действительно, на аккуратной досочке было приклеено объявление такого содержания: «Фирме срочно требуется уборщица. Обращаться в третий подъезд к дежурной».

— И что?

— А то, что я пойду сейчас наниматься!

— Но если это совсем другая фирма?

— Значит, я откажусь, только и всего, скажу, что зарплата не устраивает!

— А если та?

— Если та, то все проще простого, я туда наймусь! Меня очень выгодно брать на работу, не надо никакой трудовой книжки, будут просто отстегивать какую-то сумму, и все дела. Им хорошо, и мне тоже!

— Ты что, в самом деле собираешься работать уборщицей? — поразился Петька.

— А что особенного? Поработаю недельку, не рассыплюсь! Зато многое смогу узнать!

— Лавря, ты… У меня просто нет слов! Но как же я? И потом, тебе мама не позволит!

— А что, я разве обязана ей докладываться?

— Но она же тебя на дачу загонит!

— Не загонит! Я скажу, что нельзя бросать Стаса одного! И всего-то на недельку!

— Думаешь, за неделю все узнаешь?

— Если не узнаю за неделю, то и за месяц не узнаю. Либо пан, либо пропал.

— А как же я?

— Что ты?

— Давай яс тобой пойду, скажешь, что я твой брат.

— Нет, Петя, тут надо идти одной, не надо никаких братьев. Пока! А там посмотрим! И вообще, может, они давно уж нашли уборщицу. Ты иди, погуляй, а через пол часа подваливай сюда. Если меня не будет, значит, я уже взялась за уборку! Тогда ступай к Стасу и ждите меня! Я позвоню!

— Петька покачал головой. Ему это не нравилось. Но Даша была непоколебима.

— Ладно, — вздохнул он. — Может, ты и права.

— Поживем — увидим! Иди, не надо, чтоб тебя охрана не приметил.

— Петька отбежал в сторону. Даша решительно нажала на кнопку звонка.

— Вам куда? — раздался голос в переговорном устройстве.

— Я по объявлению.

— По какому объявлению?

— Насчет уборщицы, в фирму! Там написано — обращаться к дежурной.

— Это ты — уборщица?

— Я. А что?

— Ладно, заходи!

— Раздался щелчок, и дверь отворилась. Даша вошла. Тут в отличие от других подъездов пахло не кошками, а свежестью с примесью хвои. По стенам стояли растения в кадках. Консьержка вышла из своей будки.

— Ты и впрямь наниматься пришла?

— Ну да! А что? Сейчас каникулы, а денег ни фига! Подзаработать надо. Отец болеет.

— А ты убираться-то умеешь как следует?

— Ага. У меня мама знаете, какая чистюля! У нас в квартире все сверкает! Да вы испытайте меня! Давайте, я тут у вас чего-нибудь уберу!

— Ишь, какая быстрая, — засмеялся охранник. — Только что-то ты больно молода!

— Почему? Мне уже пятнадцать лет! — прибавила Даша себе полтора года. — А теперь, говорят, паспорт будут с четырнадцати давать, значит, с четырнадцати и работать можно!

— Логично, — согласился охранник. — А ты бедовая, я посмотрю.

— Ну ладно, вы скажите, возьмут меня или нет. Чего зря время терять.

— Сейчас я узнаю! — сказала консьержка и вернулась в будку. Через стекло Даша видела, что у нее там стоят не сколько телефонных аппаратов. Надо же, прямо не консьержка, а министр!

— Вадим Петрович, это Елизавета Борисовна беспокоит. Тут девочка пришла по объявлению, насчет уборщицы. Да, совсем молоденькая, пятнадцать годков. Да, говорит, деньги нужны. Ха-ха-ха, это верно, кому они сейчас не нужны, — угодливо рассмеялась Елизавета Борисовна. — Может, посмотрите, Вадим Петрович? Хорошо! Спасибо за доверие, Вадим Петрович! — Она положила трубку и снова вышла из будки. — Ну вот, девочка… Как тебя зовут?

— Даша.

— Ну вот, Даша. Сегодня им там не до уборки, а завтра приходи сюда к восьми утра, поглядим, как ты работаешь, тогда и решим, подойдешь ты нам или нет.

— Вы скажите, сколько они платят, может, и приходить не стоит.

— Если ты угодишь хозяину, то заплатят тебе хорошо, это я обещаю.

— Одному и десять баксов хорошо, а другому…

— Десять баксов никому не хорошо! — заржал охранник.

— Ладно, ты завтра приди, а там поглядим! Придешь? — перебила его консьержка.

— Обязательно приду! Спасибо! Только вы уж никого другого пока не берите. Я подойду, вот увидите!

— Ступай, Даша, и приходи завтра. Все, до свидания!

— Пока, подруга! — крикнул ей вслед охранник.

— Даша выскочила за дверь и первым делом сорвала объявление с доски. Кажется, ей здорово повезло! — Лавря! Ну что?

— Пока порядок! Велели прийти завтра к восьми утра. Будут смотреть, как я умею убираться! Считай, что я там уже работаю!

— А ты спросила, как фирма называется?

— Ой, нет!

— Голова садовая! Может, это вовсе другая фирма. Тогда на кой тебе там ишачить?

— Ерунда! Если бы я спросила, у них могли бы подозрения возникнуть. А так… Вроде не все ли равно, в какой фирме работать, лишь бы денежки платили!

— Вообще-то да! В конце концов, если это другая фирма, можешь сказать, что тебя условия не устраивают.

— Вот именно! Пошли, у других подъездов поглядим, нет ли там этих объявлений. Тогда надо их сорвать!

— Действительно, объявлений вокруг было расклеено немало, и они сорвали все, что удалось обнаружить.

— А знаешь, Петь, я думаю, это все-таки та фирма.

— Почему?

— Потому что они сказали, что им сегодня не до уборщиц, видно, вчера там что-то произошло!

— Очень может быть, — согласился Петька. — Кстати, по виду подъезда можно сказать, что фирма довольно крутая!

— Видел бы ты, сколько телефонов у дежурной в будке! И еще какой-то пульт.

— Тем временем в подъезде происходил следующий разговор.

— Тетя Лиза, вы что, и впрямь хотите эту малолетку нанять? — поинтересовался охранник.

— Конечно! Ничего лучше и не придумаешь. Маленькая девчонка, у нее на уме одни тряпки небось. Видал, бедная девочка, а какая аккуратная, чистенькая…

— А мне не показалось, что она такая уж с виду бедная.

— Ты хочешь, чтоб она в лохмотьях ходила? Милый, нынче в лохмотьях одни бомжи ходят. А такая девчонка на себя тряпочки в «секонд хэнде» всегда подобрать сможет. Глядишь, и уже одета не хуже людей. На рынке тоже задешево можно одежонку купить. Да и что на ней было-то? Порточки да маечка! Нет, милый, нам такая девчушка в самый раз. И платить ей можно немного.

— Пятьдесят баксов ее не устроят!

— А сто пятьдесят еще как устроят! Еще и благодарна будет по гроб жизни! А полтораста баксов разве нынче деньги?

— Ну что, Петюня, домой?

— Конечно, там же Стас один!

— Погоди, еще в магазин надо зайти, купить ему чего-нибудь вкусненького.

— А что он любит?

— Даша задумалась.

— Да вроде он все ест… Ему очень нравится мой куриный суп, я ему сварю на три дня, без проблем, курица есть в морозилке, а вот зелени в суп мы сейчас с тобой купим. Значит, у него будет курица, суп, да, я вспомнила, он взбитые сливки обожает! Купим ему баллончик, пусть наслаждается! И еще квас! Он обожает квас с хреном!

— С хреном? А что, есть такой?

— Ага! Знаешь, какой вкусный! Несладкий, остренький, в нос шибает! Прелесть!

— Ни разу не пробовал! И даже не видел!

— Сейчас попробуешь: я знаю тут одну палатку, где он часто бывает!

— Даша привела его к палатке, где и в самом деле были выставлены бутылки е разными квасами.

— Лавря, гляди, сколько тут всяких квасов! Ты их все пробовала?

— Ага! Я тоже квас люблю! И бабушка обожает! Ура! Есть с хреном!

— Купим две бутылки! Одну сейчас разопьем, а вторую Стасу оставим! Слушай, а почему он какой-то светлый и мутный? Может, испорченный?

— Нет, это белый квас, по старинной рецептуре!

— Даш, а «Барин» — это что?

— Он очень сладкий, — поморщилась Даша.

— А «Довгань»? Гляди, какой дорогой!

— Нет, мне он не нравится, ни то ни се, а дорогой он из-за лотереи! Самый лучший все-таки с хреном.

— Петька вытащил кошелек.

— Тогда давай три бутылки купим. А то Стас такую бутылку за день высосет! Я в доле!

— Девушка, я вижу, вы знаток! — улыбнулся продавец. — Я вам посоветовал бы взять еще бутылку какого-нибудь сладкого кваса, если на окрошку, то их хорошо смешать! Да и пить смешанный тоже вкусно. Хотите попробовать?

— Не успела Даша и рта раскрыть, продавец уже протягивал им бумажные стаканчики со смешанным квасом.

— Вкусно! — простонал Петька.

— Да, неплохо! Хорошо, дайте нам тогда три бутылки с хреном и одну «Монастырского»!

— У старушки на углу Даша купила молодую морковку и зелень для бульона, два кабачка, молодую картошку, и в результате они с трудом дотащились до дома.

— Еще хлеб надо купить, сыр и чего-нибудь сладенького, — сообразила Даша. — Ладно, это потом, пошли, отнесем это, я поставлю курицу варить, да, мне еще лапши купить нужно, и сбегаю еще раз!

— Может, мне сбегать?

— Нет, я сама!

— Они поднялись на лифте и нос к носу столкнулись с Эльгой Имантовной.

— О! Это вы! По-моему, вы забыли выключить телевизор! — сказала она.

— Да? — испугалась Даша. — Все может быть!

— Осторожно надо, а то мало ли что! А вдруг пожар!

— Конечно, конечно, вы правы!

— Соседка вошла в лифт, а Даша с Петькой переглянулись. Неужто Стас забыл и все-таки включил телевизор? Черт бы побрал эту бдительную Эльгу Имантовну!

— Когда Даша открыла дверь, она сразу услыхала звук телевизора.

— Ты спятил? — напустилась на него Даша.

— А что?

— А то, что эта Эльга уже сообщила нам, что мы забыли выключить телевизор!

— Ну и слух у нее! Я просто хотел послушать новости, вдруг скажут что-нибудь про разборку в «Агаве»! Ну, какие успехи?

— Грандиозные! — сообщил Петька. — Лавря в «Агаву» уборщицей устроилась!

— Как? — ошалел Стас.

— Очень просто! Завтра к восьми пойду работать!

— Потрясающе! Но как вам удалось?

— Даша с Петькой, перебивая друг дружку, поведали Стасу обо всем происшедшем.

— Мне это не очень нравится, — сказал Стас.

— Но почему? — удивилась Даша.

— Потому что это опасно. Я за тебя боюсь!

— Глупости, я буду соблюдать осторожность.

— А ты помнишь, как Муська нанялась в домработницы и в первый же час прокололась! Ее чудо спасло!

— Так то Муська, а я буду очень-очень осторожна. И потом, я никаких жучков туда ставить не собираюсь.

— Подумай, Стас, ведь это какая возможность!

— Но, послушай, чтобы ходить на работу, надо жить в Москве, а мама тебе этого просто не позволит!

— Несколько дней позволит! Ради тебя! Я ее уговорю! Сам посуди, ведь из-за Эльги тебе даже в сортир невозможно будет сходить! И потом, это экстремальная ситуация, о какой даче может идти речь?

— И ты собираешься сказать маме, что нанялась на работу?

— Еще чего! Что я, совсем дурная? Этого она мне уж точно не разрешит. Зато красочно расскажу про бдительную Эльгу.

— Но она ведь тоже может остаться ночевать в городе? И что ты скажешь, куда это тебя несет к восьми утра?

— В бассейн, — не моргнув глазом, ответила Даша. — У Петькиной мамы пропадает абонемент, вот она мне его и отдала!

— Да, Лавря, а ты здорова врать! — восхитился Петька. — Еще и мою мать приплела!

— Ну, если хочешь, я чью-нибудь другую мать приплету, — пожала плечами Даша.

— Да нет, — рассмеялся Петька. — Пусть уж будет моя, по крайней мере, они в ближайшее время с твоей маманей не встретятся. Ее хлебом не корми, дай на даче пожить.

— Эй, вы, кажется, что-то попить принесли? У меня в горле пересохло! — напомнил о себе Стас.

— Сейчас, Стасик! Мы тебе квас купили!

— Хреновый, — добавил Петька.

— С хреном не значит хреновый! — уточнила Даша, вытаскивая из сумки бутылку.

— Кайф! — обрадовался Стас. — Это я люблю! Только он же теплый.

— Ничего, мы сейчас лед достанем.

— Даша вынула из морозилки мешочек с овальчиками льда, насыпала его в три больших стакана и хотела уже открыть бутылку, но Петька ей не позволил.

— Нет, Лавря, это не женское дело, — заявил он, отбирая у нее бутылку.

— Молодец, Петро! — одобрил его Стас.

— Белый квас пенился и шипел. Но когда через несколько мгновений Петька осторожно поднес стакан ко рту и пригубил, на лице его отразилось блаженство.

— Ой, какой квас! Блеск. Все! Теперь я квасной патриот! Какая там пепси-кола? Девчоночий напиток! А это — настоящий мужской! И не вздумай, Лавря, разбавлять его сладким!

— Насладившись квасом, Даша взялась за готовку.

— Даш, а ты не забыла, что идешь сегодня на день рождения? — напомнил ей Стас.

— Нет, не забыла! Но это же в семь часов!

— А там много народу будет?

— Понятия не имею!

— Ты там не очень засиживайся, ладно? — как-то робко попросил Стас.

— У Даши сжалось сердце.

— Конечно, чего мне там делать? Посижу часа два и смотаюсь!

— А это удобно?

— Удобно, удобно. Я вообще не люблю там долго торчать, у меня от папиной жены скулы сводит!

— Она что, кислая? — поинтересовался Петька.

— Наоборот, сладкая, как… сироп. Дашенька то, Дашенька это…

— А ты ее не любишь! — констатировал Петька.

— Чего мне ее любить?

— Зазвонил телефон. Даша схватила трубку. Звонила Петькина мама. Она потребовала, чтобы он немедленно шел домой, они уезжают на дачу. Петька сказал, что будет через четверть часа.

— Я побежал! Не знал, что она тоже приехала! Пока, братцы! Придется уехать, нельзя напрягать отношения!

— Правильно! Когда появишься?

— Не раньше, чем послезавтра! Черт, я же там с ума сойду, не буду знать, как твои успехи в фирме! Но я постараюсь оттуда позвонить. Доеду на велике до станции и позвоню! Кстати, Стас, надо разработать систему звонков, чтобы ты мог подходить к телефону! Три звонка — отбой, еще три — отбой, еще три, и ты берешь трубку. Договорились?

— Да! Правильно! — воскликнула Даша. — Ну все, Петька, беги! А то влетит!

— Когда за Петькой закрылась дверь, Стас тихонько спросил:

— Скажи, сестренка, как по-твоему, все будет о'кей?

— Конечно, а как же! Не смей даже сомневаться в этом! Ты здесь в полной безопасности. Сам подумай, кому придет в голову искать тебя в соседней квартире?

— Ну, если выяснят, что мы и на даче рядом живем…

— Стас! Это глупости! Они, конечно, решат, что отец взял тебя с собой! Вы же исчезли практически одновременно!

— Думаешь?

— Ага!

— Ты настоящий друг…

— А ты думал! Стасик, выше нос! Все обойдется!

— Обычно ты мне говоришь: Стасик, ниже нос!

— Естественно, все зависит от обстоятельств! Хочешь посмотреть альбом, который я папе купила?

— Давай!

— Даша притащила здоровенный альбом.

— Вот!

— Красотища! Любой спартаковский болельщик будет в кайфе!

— А твой папа за кого болеет?

— Сейчас ни за кого. А раньше болел за хоккейный «Спартак».

— Да, кстати, Стасик, мы ему не скажем, что ты здесь, пусть лучше думает, что ты в деревне.

— Правильно.

— А как ты думаешь, где он?

— Откуда мне знать? — пожал плечами Стас. — Одно я точно знаю — он в Европе. Американской визы у него нет. Ты вот что, сестренка, постарайся для начала выяснить, кто у них там главный. А больше завтра ничем не интересуйся, покажи им, что тебе все, кроме бабок, по фигу!

— Нет! Ты не прав! Я должна им показать, что я отличная уборщица, что им лучше не найти!

— Но тут раздался звонок в дверь. Стас ринулся в ванную, а Даша крикнула:

— Кто там?

— Лавря, это я! Открывай скорее!

— Даша распахнула дверь, и Петька тут же сунул ей что-то в руки.

— Это что?

— Наушники! Все, я побежал! Предки ждут в машине!

— И он унесся.

— Стас! Вылезай!

— Кто это был?

— Петька. Наушники припер!

— Молодец, Петро, не забыл! Отличный он парень, сестренка, и, между прочим, по уши в тебя влюблен!

— Я знаю! Стасик, а у них все серьезно. Я теперь точно знаю. Твой папа мне прямо сказал: мы с твоей мамой любим друг друга.

— Так и сказал?

— Ага!

— Да, серьезно! На папу это непохоже. А вообще, я буду только рад. Я это понял. Твоя мама, она… Словом, я поближе с ней познакомился на даче и теперь думаю, отцу с ней будет хорошо. И нам с тобой тоже не кисло, правда?

— Правда, братишка!

— Даша почувствовала, что сейчас расплачется от умиления. Но этого допускать нельзя! Она встряхнула головой, сыпанула в бульон соли и бодрым голосом предложила:

— Стас, давай, пока курица варится, поиграем во что-нибудь.

— В шахматы?

— Нет, что ты! Предлагаю в города!

— Да ну, тоска!

— Нет, ты не знаешь! Надо вспоминать города не на последнюю букву, а по первому слогу.

— Это как?

— Ну, допустим — Москва, первый слог «мо», вот на «мо» и будем вспоминать.

— На «мо»? Монреаль!

— Монтевидео!

— Монте-Карло!

— Моршанск!

— Монино!

— Могадишо!

— Можайск!

— Могадан!

— Нет, Магадан через «а»! Жульничаешь уже? Так каждый дурак может. Мольбурн! Монхен! Молан!

— Да ну тебя, Стас, всю игру испортил!

— Это ты своим Могаданом все испортила! И вообще, ну ее, дурацкая игра. Хотя… она очень подходит для узника! Давай так будем делать: когда ты уедешь на дачу, я стану записывать все города на «мо» и ты тоже! Поглядим, кто больше.

— Ага, какой хитренький! У тебя тут и карты, и словари, и энциклопедии, а на даче ни фига!

— Ты что, сестренка! Я даю тебе честное слово, что не загляну ни в один справочник! Вот хочешь, отцом поклянусь?

— Ты спятил, да?

— Кажется, уже начинаю!

— Стас, прекрати! Если ты в таком настроении, то давай лучше поезжай в деревню к Муськиной бабке. Там ты узником себя чувствовать не будешь!

— Да нет, я пошутил…

— Стасик, а может, правда, лучше тебе уехать?

— Я же сказал — нет!

— Даша с грустью на него смотрела. Какая страшная вещь — несвобода. Еще и суток не прошло, как Стас водворился в их квартире, а у него уже психика меняется. Кошмар! Ну ничего, завтра она начнет добывать сведения об «Агаве», и Стасу будет чем занять мозги. А пока… надо его чем-то развлечь.

— Стасик, слушай, пока ты у нас, я тебя буду эксплуатировать!

— Это как?

— В маминой комнате надо починить розетку. Сможешь?

— Запросто! — обрадовался Стас.

— Тебя током не убьет?

— Честное слово, нет!

— Мамино кресло тоже сможешь починить?

— А что там такое?

— Одно колесико отвалилось.

— Сделаем!

— Здорово! Когда будем вместе жить, мы с тобой со всем хозяйством справимся! Кайф! Вместе будем в магазин ходить, я буду готовить, а ты…

— А я буду чинить все, что ты сломаешь! Даш, ты и вправду думаешь, что так будет? Что все обойдется?

— Стасик, миленький, не раскисай! Все будет просто здорово! Мне твой папа очень даже нравится! И ты с мамой в прекрасных отношениях…

— А как твоя бабушка к этому отнесется?

— Бабушка? Будет просто в восторге! Она так страдает из-за того, что мама одна… Погоди, ты еще будешь у нее любимым внуком!

— Бабушка у тебя — мечта! Молодая, веселая!

— А знаешь, какая она строгая с учениками? Они ее как огня боятся!

— Ерунда! Они наверняка чувствуют, какая она добрая!

— А может, бабушка еще тоже замуж выйдет, ты же видел, сколько у нее поклонников!

— Тем временем курица сварилась.

— Стасик, сейчас будешь есть или попозже?

— Попозже, я не голодный. Даш, ты там завтра… ну, не завтра, а вообще, постарайся сдружиться со всякой

— мелкой сошкой, с охранниками, с секретаршей, с консьержкой… У них легче что-нибудь выведать.

— Стасик, ты, конечно, у нас очень умный, но и я ведь не полная идиотка. Ладно, ты займись розеткой, а я пойду голову вымою.

— А говоришь — не полная идиотка! Полная, я бы даже сказал — абсолютная!

— Почему? — растерялась Даша.

— Ты голову любишь мыть в темноте?

— Почему? Почему в темноте?

— Но мне, чтобы заняться розеткой, надо отключить ток, это ты не скумекала?

— Точно! Идиотка! Полная и абсолютная. Ты прав! — расхохоталась Даша. — Мне это и в башку не вскочило! Тогда я сперва вымою голову, а потом ты розеткой займешься!

— А фен тебе не понадобится?

— Не-а, я их так высушу! От фена волосы портятся! У меня же времени еще навалом.

Глава 5

С первого взгляда

— С тасик, посмотри, я нормально выгляжу?

— Отпад, сестренка! Видел бы тебя Петро! Совсем усох бы! А ты что, альбом прямо так понесешь?

— Нет, у меня красивый пакет приготовлен!

— А цветы будешь покупать?

— Цветы? Папе?

— Не папе, а его жене! Вообще-то так полагается! Купи, сестренка, ей будет приятно, и папе твоему тоже, а в результате и тебе!

— Ты так считаешь?

— Конечно. Я тебе как старший брат советую!

— Даша расплылась в улыбке.

— Ну, если как старший брат!

— Хорошо, только очень прошу, не задерживайся, а то я волноваться буду.

— В этот момент позвонила с работы Александра Павловна.

— Данчик, ты собралась?

— Да, мама, уже выхожу.

— Что ты надела?

— Розовое платье.

— Можешь взять к нему мои розовые бусы! А как у вас дела?

— Порядок.

— Хорошо, я с работы непременно заеду! А потом все-таки смотаюсь на дачу, а то мама там одна. Ты будешь в городе ночевать? Мне тебя не ждать?

— Нет, я же не знаю, сколько у папы пробуду!

— Ну долго ты там не засидишься, это ясно! Все, Данчик, меня уже зовут, целую!

— Она заедет к тебе! — сказала Даша Стасу.

— Хорошо! Но ты все-таки…

— Не волнуйся, не задержусь! Ну все, я побежала, надо ведь еще купить цветочков этой мымре!

— Дашка, не настраивай себя! Насколько я понимаю, эта женщина ничего плохого тебе не сделала?

— Нет, но… Ладно, все! Молчу! Пока, Стасик!

— У метро Даша приценилась к цветам. Все они стоили ужасно дорого. По крайней мере, те, которые нравились Даше. Она довольно долго слонялась вдоль цветочного ряда, терзаясь сомнениями. И вдруг заметила чуть поодаль женщину, которая как, раз вынула из сумки удивительной красоты небольшой букетик ярко-оранжевых ноготков с синими васильками и какой-то травкой. Даша просто кинулась туда.

— Сколько такой букетик?

— Десять рублей!

— Дайте, пожалуйста, три! — несказанно обрадовалась Даша.

— Для мамы покупаешь? — поинтересовалась женщина.

— Нет, для знакомой! Вот спасибо вам, это то, что нужно.

— Может, тебе их в один букет связать, а?

— Да, пожалуйста!

— Букет получился просто загляденье. Даша всю дорогу им любовалась.

— Дверь ей открыл сам Александр Евгеньевич.

— О, дочка! Молодец, не опоздала!

— Поздравляю, папочка! Вот тебе подарок, а цветы — Людмиле Генриховне!

— Люда! Погляди, что тебе Дашенька принесла.

Из кухни выглянула Людмила Генриховна.

— Дашенька, здравствуй! Это мне? Изумительно! Шура, погляди, какая прелесть! Просто красота! Дашенька, это надо поставить непременно в белую вазу! Деточка, будь добра, помоги, а то у меня пирог подгорит! Шура, во что ты углубился?

— Это альбом «Спартак — вчера, сегодня, завтра», — снисходительно улыбнувшись, объяснила Даша и налила воду в круглую белую вазу. Поставив в нее цветы, она сама ахнула. В этой вазе букет казался совершенством.

— Даша, поставь эти цветы на стол, пусть все любуются!

— В большой комнате был накрыт стол. Ого, сколько народу ожидается! Она побежала на кухню.

— Надо чем-нибудь помочь?

— Людмила Генриховна удивленно глянула на нее и подумала: «Девочка взрослеет. Я всегда знала, что, повзрослев, она примирится со мной». А Даше было страшно приятно оттого, что Людмила Генриховна так обрадовалась букету и в полной мере оценила его красоту. Надо же, Стас оказался совершенно прав. Хорошо иметь старшего брата, да еще такого умного.

— Вообще-то у меня уже все готово, — ответила на ее вопрос Людмила Генриховна. — Вот разве что… расставь пепельницы и разложи салфетки.

— Дашка! Умница моя! А я и не знал, что такой альбом вышел! Просто блеск! Неужто сама додумалась? — ликовал Александр Евгеньевич.

— И опять Даша мысленно поблагодарила Стаса.

— Вообще-то мне один друг посоветовал, — честно призналась она.

— У тебя очень умный друг! А кстати, что за друг?

— Но тут в дверь позвонили.

— О, вот и гости!

— Это явился папин старый приятель с женой. Они тоже принесли цветы. Даша подхватила букет чайных роз и побежала на кухню ставить их в воду.

— Людмила Генриховна, я тут недавно по телевизору слыхала, что розы надо ставить в горячую воду и добавлять столовую ложку водки. Может, попробуем?

— Я уже пробовала!

— Ну и как?

— По-моему, никак! Розы стояли дня три, не больше. Давай уж по старинке, с лимонным соком.

— И шипы надо отрезать!

— Это обязательно!

— До чего же я люблю с цветами возиться, — призналась Даша. — А у вас сегодня много народу будет?

— Да, тут неожиданно моя сестра приехала из Бельгии и детей привезла.

— Дети тоже придут?

— Разумеется. Они не такие уж дети. Люня твоя ровесница, а Юре скоро будет семнадцать.

— А они по-русски говорят?

— Конечно! — засмеялась Людмила Генриховна. — Надеюсь, вы подружитесь. Они в Москве до двадцать пятого августа. Может, ты их куда-нибудь сводишь?

— «Начинается, — подумала Даша. — Только мне каких-то эмигрантов и не хватало!»

— Там видно будет, — не слишком вежливо откликнулась она.

— «Кажется, я рано расслабилась», — подумала Людмила Генриховна.

— Даша знала, что родная сестра Людмилы Генриховны Лидия Генриховна овдовела три года назад, а через год вышла замуж за иностранца и куда-то уехала. Но почему-то сообщение об их приезде взволновало Дашу. И она стала ждать этих людей с нетерпением, хотя раньше никогда их не видела. А гости продолжали прибывать. Но вот, наконец, в передней раздался папин возглас:

— Лидуша, наконец-то! Люнечка, здравствуй! А где же Юра?

— Он придет чуть позже! У него встреча с одноклассником! — произнес мелодичный женский голос.

— Даша выскочила в переднюю.

— Вот, девочки, познакомьтесь, это моя дочка, Даша! — не без гордости проговорил Александр Евгеньевич. Даша сегодня выглядела прелестно. Розовое платье подчеркивало ее женственность.

— О, какая она у тебя красивая! — всплеснула руками в перстнях Лидия Генриховна. — Познакомьтесь, девочки! Люня, это Даша!

— Люня, хорошенькая белокурая девочка, сделала книксен.

— Привет! — сказала Даша. — Пошли на лоджию, а то тут толкучка!

— Пошли! — улыбнулась Люня.

— Слушай, а какое у тебя полное имя? — с места в карьер поинтересовалась Даша.

— Ольга!

— Понятно, а то я думала, что ты Людмила! А ты в каком городе живешь? В Брюсселе?

— О нет! Мы живем в совсем маленьком городке Маасмехелене.

— Первый раз слышу!

— А что, ты много бельгийских городов знаешь?

— Ну кое-какие знаю, а в одном даже была!

— В каком?

— В Генте. Потрясающий город!

— И давно ты там была?

— На весенние каникулы, в марте. Правда, всего один день, — призналась Даша.

— Почему один день?

— Потому что вообще-то я была в Германии, в Дюссельдорфе, а уж оттуда нас с мамой на один день возили в Гент.

— Понятно. Но почему именно в Гент, а не в Брюгге? Обычно всех туристов возят в Брюгге.

— Я знаю, но мамина подруга, тетя Наташа, которая нас возила, уже была в Брюгге, а в Генте — нет. Ну и как там жизнь, в этом Маас… как дальше?

— Маасмехелен!

— Язык сломаешь! Да, ну и как там?

— Мне нравится, а Юрка просто воет от тоски!

— Почему?

— Скучно ему там, а потом, он не очень ладит с маминым мужем, — вздохнула Люня.

— А ты?

— Что я?

— Ты ладишь?

— Скорее да, чем нет. И потом, я же учусь, а Юрке там делать нечего, он школу экстерном кончил, когда мы уезжали. Пробовал работать на фабрике Мартина… Это мамин муж, у него своя фабрика…

— Фабрика чего?

— Колготок.

— Судачите? — раздался вдруг незнакомый голос.

— Даша обернулась и обомлела. Перед ней стоял он! Казалось, все ее мечты о сказочном принце (а какая девочка о нем не мечтает?) воплотились в этом юноше. Высокий, широкоплечий, с копной золотистых волос и с большими веселыми глазами. Даша так и застыла с открытым ртом.

— Ты дочка дяди Шуры?

— Да, — еле слышно ответила Даша.

— А как тебя зовут, я забыл. Настя, да?

— Нет, Даша.

— Даша? Какое красивое имя! Мне нравится! Ну, давай знакомиться. Я Юра.

— Он смотрел на нее с ласковой улыбкой, но Даше показалось, что улыбка эта снисходительная. Конечно, для него она малявка!

— Дети, к столу! — позвала Людмила Генриховна.

— За столом Юра оказался напротив Даши, а Люня рядом с нею. «Вот черт, теперь кусок в горло не полезет», — подумала Даша, которой от волнения ужасно хотелось есть. Люня сидела слева, а папа — справа, и он усердно накладывал дочке всякие вкусности.

— Дарья, ты почему не ешь? Все такое вкусное! — шепнул он на ухо ей.

— Я сейчас, папа, мне пить очень хочется! Налей мне лимонаду.

— Людмила Генриховна сама готовила все холодные напитки, и на столе стояли большие кувшины с лимонадом и черносмородиновым морсом.

— Осушив большой стакан лимонада, Даша взяла в руки вилку, поковыряла в тарелке, но так и не смогла ничего проглотить. А принц уписывал за обе щеки. Дурак, мысленно сказала Даша. Обжора! Однако светлый образ от этого не померк.

— Дашенька, ты почему не ешь? Ты нездорова? — проходя мимо нее, спросила Людмила Генриховна.

— Нет, что вы, я просто… Я…

— И вдруг Людмила Генриховна понимающе улыбнулась. Дашу даже в жар бросило. Неужели все уже догадались, что она влюбилась в этого обжору с первого взгляда? «Так нельзя, Лаврецкая! — одернула она себя, — ты должна уметь притворяться, а иначе какой из тебя детектив? Итак, в бой!» И она принялась за еду. Вот уж действительно, аппетит приходит во время еды! Молодцы французы! Умяв все, что было у нее на тарелке, она потянулась за вторым куском пирога с капустой, а Юра услужливо протянул ей блюдо.

— Спасибо, — пролепетала она, чувствуя, что заливается краской.

— Даш, я не советую, — прошептала ей Люня.

— Что? — растерялась Даша. — Есть пирог не советуешь? Но я не толстею, чего бы ни ела… — принялась оправдываться она.

— Не советую класть глаз на Юрку, у него есть девчонка!

— Что? — задохнулась Даша.

— Что слышала! В него все девчонки влюбляются, зачем тебе это?

— Какое мне до него дело? — взвилась Даша. — У меня у самой мальчишек целый табун…

— Как хочешь, — пожала плечами Люня. — Просто ты мне понравилась, и я хотела тебя предупредить. Юрка он такой… легкомысленный!

— Да на фиг он мне сдался? Думаешь, я на любого смазливого парня западаю? Ошибаешься! — горячилась Даша в полном смятении. Что же такое с нею происходит, если все замечают ее состояние? Да бог с ними, со всеми, лишь бы он не заметил! И она все свои силы бросила на то, чтобы казаться веселой и естественной. Но получалось у нее плохо, если она смеялась, то нарочито громко. Если слушала кого-то, то с преувеличенным вниманием и, главное, она так старалась не смотреть на Юру, что это бросалось в глаза. Когда Людмила Генриховна стала убирать со стола тарелки, Даша вскочила и принялась ей помогать. Поставив в раковину стопку грязных тарелок, Даша обернулась и встретилась взглядом с Людмилой Генриховной. Та смотрела на нее с сочувствием.

— Людмила Генриховна…

— Дашенька, не ершись, девочка, я тебе не враг, поверь… и я очень хорошо понимаю, что с тобой творится. Юра очень славный мальчик.

— Людмила Генриховна, извините, но мне уже пора! Мы сегодня едем на дачу… Мне надо домой!

— Ну что ж, если тебе так легче… Я позову папу, что бы вы могли проститься. Хотя он будет огорчен. Шура, можно тебя на минутку? Не слышит.

— И не надо. Я лучше по-английски…

— А хочешь, я попрошу Юру проводить тебя до метро?

— Нет, нет, — испугалась Даша. — Я побегу.

— Погоди минутку! Я дам тебе сладкое с собой! У меня очень вкусный пирог с вишнями, и Лида принесла роскошный торт, я вот упакую все тебе в коробочку… На, держи! Нет, давай еще в пакет положим, вот так! Ты уверена, что не хочешь проститься с папой?

— Даша вскинула на нее умоляющий взгляд, и Людмила Генрйховна сдалась.

— Ну что ж, иди! И спасибо за цветы. Из всех букетов твой — самый красивый!

— Даша выскочила на площадку и облегченно вздохнула. Фу, ну и вечерок!

— Она уже прошла несколько метров в сторону метро, как вдруг услыхала за собой крик:

— Даша! Даша! Подожди!

— Ее на полной скорости догонял Юра. Она остановилась. Ну вот, стоило убегать…

— Даша! Ты почему смылась, ни с кем не попрощавшись, а? Разве можно вечером ходить одной? Я тебя провожу!

— В ответ Даша только плечами пожала, сказать что-либо у нее не было сил. Они пошли рядом.

— Ты не ответила, почему вдруг ушла?

— Мы сегодня на дачу едем, — с трудом выдавила из себя Даша.

— А завтра утром нельзя?

— Там бабушка одна.

— Старенькая?

— Старенькая? — вдруг засмеялась Даша. — Нет, можно сказать, молоденькая.

— Тогда почему такая срочность?

— Она боится одна, — соврала Даша.

— А ты когда с дачи вернешься? — поинтересовался Юра.

— Не знаю, а что?

— Могли бы куда-нибудь сходить вместе.

— Дашу бросило в жар. Кажется, он ее клеит?

— Куда? — тупо спросила она.

— Ну, слава богу, в Москве есть куда пойти, выбор богатый!

— Не то что в вашем этом, как его, Маасмехелене, да?

— Юра засмеялся.

— Это уж точно! А ты откуда про Маасмехелен знаешь? От Люньки?

— Конечно. Ну вот мы и пришли. Спасибо, что проводил.

— Нет уж, я тебя до дому провожу!

— До дому? Но это далеко!

— Ничего, мне в гостях надоело, все, что можно было съесть, я уже съел.

— А чай с тортами?

— Не люблю сладкого!

— В метро, немного прочухавшись, Даша ревниво отметила, что многие, даже взрослые женщины с удовольствием поглядывают на Юру. А он, казалось, никого, кроме Даши, не замечал. И ей вдруг стало легко-легко.

— Она заговорила весело и непринужденно, и ей уже казалось, что она знает этого Юрку всю жизнь.

— «Какая классная девчонка, — думал Юра. — Хоть и маленькая еще, но что-то в ней есть. И умная, надо сказать, и красивая. И очень напоминает кого-то… Я таких еще не-встречал», — сам себе удивлялся он.

— Слушай, а кем мы друг другу приходимся? — спросил он, когда они вышли уже из метро.

— А разве мы вообще приходимся? — засмеялась Даша.

— Конечно. Твой папа мне дядя, поскольку женат на моей родной тетке. А ты дочка моего дяди.

— Ну, если бы мы были родные, то считались бы кузенами…

— Кузенами? Это двоюродными? Отлично!

— Но мы же не родные! Значит, мы свойственники, а не родственники!

— Свойственники? Тоже неплохо! Слушай, а ты ведь Люду не любишь, правда?

— А что, заметно?

— Заметно, и потом, я слышал, как она говорила… Она, между прочим, к тебе хорошо относится, несмотря ни на что!

— Мне сегодня тоже так показалось… Слушай, а почему ты поперся меня провожать?

— Захотелось!

— Почему?

— Что почему?

— Почему захотелось?

— А тебе не все равно?

— Нет.

— Тогда я скажу — меня так воспитали! Девочек надо провожать до дому. С молоком матери впитал!

— А… ну если с молоком матери… — чуть не разрыдалась Даша.

— Дурочка, я пошутил! Просто ты мне понравилась!

— Ладно, не заливай! Я для тебя малолетка!

— Малолетка? Что за уголовный жаргон? Ты не малолетка, а очень красивая девочка. И с перцем! Я пресное не люблю! Ты когда с дачи вернешься?

— Еще не знаю…

— Тогда позвони мне, ладно? Запиши мой телефон.

— У меня нечем… Я так запомню! А вот и мой дом!

— Где твои окна?

— Вон там! Видишь?

— Свет горит. Мама уже ждет, да?

— У Даши упало сердце. Про окна-то они забыли! Маминой машины у подъезда не было, значит, она уже уехала, а Стас там один и не сообразил, что включать свет не нужно… Бедолага…

— Да, это мама… Знаешь, Юра, мне надо идти!

— Подожди, не уходи! — он удержал ее за руку. — Давай еще круг сделаем!

— Давай, — согласилась Даша.

— Юра взял ее под руку.

— А кем твоя мама работает?

— Заместителем генерального директора, — отчеканила Даша.

— Директором чего?

— Телекомпании.

— Ого! Она у тебя крутая?

— Крутая? На работе — да! А дома совсем не крутая, добрая. Очень добрая. Только я ее редко вижу, она так занята…

— А бабушка с вами живет?

— Нет, только на даче.

— Она на пенсии?

— Да, но у нее куча учеников, она преподает немецкий. А твоя мама кто?

— Моя? Вообще-то по профессии она историк, но… Сейчас она просто жена своего гнусного мужа.

— Гнусного? Почему?

— Потому что он гнусный! У него еще и фамилия соответствующая — Ганнус. Убери «а», получится Гнус.

— Что в нем плохого?

— Даша, мне не хочется говорить на эту тему! Как-нибудь в другой раз я тебе расскажу о нем, если уж ты так хочешь. Но не сейчас, ладно?

— Он посмотрел Даше прямо в глаза.

— Знаешь, в Бельгии таких девчонок нет!

— Каких?

— Таких, как ты!

— Ерунда! Во мне нет ничего особенного!

— Это кто тебе сказал?

— Никто, я сама так думаю!

— Они опять уже стояли возле Дашиного подъезда.

— Может, еще кружочек? — предложил Юра.

— Даша! Мама дома? — раздался вдруг голос Эльги Имантовны.

— Мама? А… Да!

— А где же ваша машина?

— На стоянке, наверное… А что?

— А то, я гляжу, свет у вас горит, ты здесь, маминой машины нет…

— Ну и что? — вспылила Даша. — Я просто забыла его погасить! Вышла на минутку, а вы уже…

— Юра дернул ее за рукав, не связывайся, мол. Но Эльга Имантовна стояла рядом, пристально разглядывая Юру. Тому стало неуютно.

— Ладно, я, пожалуй, пойду, — грустно сказал он. — И тебе пора…

— Да, конечно…

— Ты мне позвонишь?

— Обязательно, как только приеду.

— Ну пока!

— Пока!

— Юра повернулся и пошел прочь. А Даша вбежала в подъезд вне себя от злости. И чего она всюду лезет? Что за вожжа ей под хвост попала? Раньше была нормальная женщина, а теперь…

— Эльга Имантовна вошла с Дашей в лифт.

— Даша, что это за мальчик?

— Это мой двоюродный брат!

— Ах, двоюродный брат! Что же я раньше никогда не видела этого двоюродного брата?

— Даша едва удержалась от грубости.

— Вы не могли его видеть, поскольку он живет за границей!

— Ах вот что, за границей! И где, если не секрет?

— Не секрет. В Бельгии, в городе Маасмехелен. Слыхали про такой? Будете проверять или как?

— Даша, что с тобой?

— Со мной ничего. Спокойной ночи.

— Соседка пожала плечами. «Вот плоды свободного воспитания!» — подумала она.

— Даша открыла дверь ключом. В квартире было тихо. Стас спал на диване не раздеваясь.

— Стасик! — тихо позвала Даша. — Стасик, это я!

— Стас открыл глаза.

— Ты, сестренка? Ну, как погуляла?

— Замечательно! И ты был прав!

— Насчет чего?

— Насчет цветов для Людмилы!

— А…

— Стасик, ты голодный?

— Ну, я супу нажрался. Клевый супец!

— А я тут вкусненького тебе принесла. Сейчас чай заварим…

— А что это с тобой?

— Со мной? Да это Эльга, просто зла не хватает! Во все суется! Почему у нас свет горит! А ей какое дело?

— Ох, и правда! Насчет света я не подумал… Тут у нас прокол!

— Но что ж тебе, без света сидеть?

— Придется соблюдать осторожность. Но, по-моему, что-то еще произошло, уж очень у тебя глаза сияют!

— Это от злости!

Глава 6

Как у братьев Гримм

— Утром Дашу разбудил Стас. — Вставай, сестренка, на работу пора!

— А… Да! Встаю!

— Через десять минут они уже завтракали на кухне.

— Дашка, ты обязательно возьми с собой резиновые перчатки, — посоветовал Стас. — А то мама твоя не поймет, что у тебя с руками. На такой работе руки надо беречь!

— Ты прав, Стасик, я возьму! И еще тряпки возьму и одежку позатрапезнее.

— Главное узнать, кто глава и чем фирма занимается. Для начала.

— Есть, товарищ командир!

— Без пяти восемь Даша вошла в сверкающий подъезд дома на улице Гиляровского. Охранник сегодня дежурил другой, а консьержки пока не было видно.

— Куда? — спросил охранник.

— Я новая уборщица. Вчера договорилась.

— Что-то больно ты молода для уборщицы!

— Молодым тоже кушать хочется!

— Понял! Да ты сядь пока. Никого еще нет.

— Но мне сказали прийти к восьми!

— Так сейчас еще нет восьми.

— Но тут входная дверь отворилась и вошла вчерашняя консьержка.

— А, миленькая, уже пришла? Молодчина, знаешь времени цену, это хорошо! Ну что ж, пойдем, сейчас все тебе покажу. Хорошо бы успеть с уборкой к десяти, когда рабочий день начнется.

— Постараюсь.

— Консьержка привела Дашу на второй этаж, в квартиру из четырех комнат, отделанную под суперсовременный офис.

— Ну вот, твое хозяйство, принимай, — сказала консьержка. — А меня зовут Елизавета Борисовна, можно

— просто тетя Лиза.

— А пылесос тут у вас есть?

— Все есть! Пылесос у нас моющий, так что тебе не очень трудно будет. Сейчас покажу, как им пользоваться. Управишься за два часа — хорошо.

— Тетя Лиза, а как фирма называется?

— «Агава».

— «Агава»? А что это такое?

— Не знаю. Мне и ни к чему. А вообще, милая, когда в фирме работаешь, лучше поменьше вопросов задавать. Это я уж по опыту знаю.

— Да я просто так спросила…

— Ну и ладно. Давай, работай.

— А сколько все же мне платить будут? Может, и стараться не стоит?

— Стоит, стоит! Вот Машка придет, она и скажет.

— Машка? Кто это?

— Секретарша директора нашего. Ну все, я пошла!

— И Даша осталась одна. Да, с вопросами тут не разгуляешься. Даша обошла все помещения офиса. Работы было не так уж много. Она переоделась, повязала волосы платочком, надела перчатки и взялась за дело. Начала с цветов. Выбросила из двух ваз завядшие розы, потом оборвала пожелтевшие и засохшие листочки на комнатных растениях, полила их, протерла подоконники влажной тряпкой… Что-что, а убирать она умела. Бабушка часто смеялась: по крайней мере, кусок хлеба ты всегда заработаешь уборщицей. А ей нравилось наводить чистоту и любоваться делом своих рук. Дома она это делала, чтобы маме приятно было вечером входить в квартиру, а тут, чтобы удержаться на новом месте. Но процесс был все равно тот же. Тем более Даша сознавала: это — для любимого брата. Брат! Люнин брат! Так вот отчего у нее так хорошо на душе. Юра, Юрочка, Юрий. Какое чудесное имя. «Когда же мне ему позвонить? Прямо сегодня и позвоню. Нет, сегодня — ни в коем случае. Он решит, что ради него примчалась с дачи. А это никуда не годится». Настолько-то она разбиралась в жизни. Значит, завтра. Да, если не будет каких-то дел, связанных со Стасом. Это важнее всего! Это на первом месте! Но Юра. Если бы не эта мымра Эльга Имантовна, он наверняка ее поцеловал бы. Кикимора! И еще маме наверняка насплетничает. Хорошо, у нее мама нормальная… За всеми этими мыслями Даша и не заметила, как убрала офис. Окинув взглядом приемную, она подумала — красота, только хорошо бы на стол секретарши поставить цветы, взамен увядших роз… И тут на пороге возникла девица — высокая красивая брюнетка с элегантной стрижкой и с такими длинными красными ногтями, что Даша сразу подумала: а как она печатает?

— Привет! — весело сказала девица.

— Здравствуйте, — вежливо отозвалась Даша.

— О! Да тут все сверкает! Молодец. А главное — с инициативой!

— С какой инициативой? — искренне не поняла Даша.

— Цветы завядшие выкинула!

— А что, не надо было? — испугалась Даша.

— Да нет, надо! Просто наша тетя Клава… — девица помрачнела, — тетя Клава никогда их не выбрасывала.

— Почему?

— Говорила все: не знаю я ваших дел, может, по-вашему, они еще годятся.

— Понятно!

— Даша хотела спросить, куда девалась тетя Клава. Но прикусила язык. Она еще успеет спросить.

— А тебя как звать? — поинтересовалась секретарша.

— Даша.

— А я Маша! Отлично — Даша и Маша! Ну что ж, Даша, убираешь ты классно, беру тебя на работу!

— А сколько вы платить будете?

— Пятьдесят баксов. Устроит?

— Устроит, спасибо.

— Значит, будешь приходить каждый день к восьми, шесть раз в неделю. Мы по субботам тоже работаем. Воскресенье выходной!

— Понятно! Маша, а может, вам надо среди дня когда помочь? Ну там в магазин сбегать, сварить чего…

— За те же деньги? — усмехнулась Маша.

— Нет… Я думала…

— Нет, Дашутка, наш хозяин не любит, чтобы в рабочее время тут лишние люди толклись. Но ты вполне можешь устроиться еще в какую-нибудь фирму, еще два часа где-то поубираешься, и сто баксов в месяц твои!

— Да где ее найдешь, эту работу! — проворчала Даша.

— Я буду тебя иметь в виду, если где услышу, замолвлю за тебя словечко. Погоди, подруга, а ты часом не воруешь?

— Что? — задохнулась Даша.

— Ладно, ладно, я пошутила! Вот тебе за это пятьдесят баксов аванса!

— Ой, вот это спасибо!

— Ну ладно, ступай, а то скоро уже Вадим Петрович придет.

— Директор, что ли?

— Ну, да!

— Даша быстренько умылась, переоделась и очень довольная попрощалась с Машей. В дверях она столкнулась с довольно молодым мужчиной с бледным, каким-то даже страдальческим лицом.

— Что вы здесь делаете? — нервно спросил он.

— Вадим Петрович, это наша новая уборщица, Даша.

— Он кивнул и прошел в свой кабинет.

— Ну, вот и познакомились с директором.

— На фиг он мне сдался! — озорным шепотом сказала Даша. — А на ваш стол надо бы цветочки поставить. Хотите сбегаю, куплю?

— Еще чего! — засмеялась Маша, — к вечеру нанесут, можешь не сомневаться. Все, пока, подруга.

— Даша бегом спустилась вниз. Елизаветы Борисовны не было, на ее месте сидела другая женщина. Охранник сказал:

— Роза Матвеевна, это новая уборщица!

— Здравствуйте, меня Даша зовут!

— Роза Матвеевна горестно вздохнула.

— Тебе сколько лет, уборщица?

— Пятнадцать, — не моргнув глазом, соврала Даша.

— Врешь ты все! Тебе небось еще и четырнадцати нет!

— Почему это? Просто я молодо выгляжу!

— Охранник заржал.

— Это точно, выглядишь молодо! И зелено!

— Ладно, не мое это дело, — мрачно проговорила Роза Матвеевна.

— В подъезд вошел средних лет мужчина в черной рубашке с закатанными рукавами и, скользнув по Даше взглядом, стал подниматься по лестнице.

— Коммерческий директор, — шепнул охранник.

— Даша вышла на улицу. Ну что ж, для начала неплохо, хотя с заданием Стаса она не справилась. Фамилию директора не узнала, чем фирма занимается — тоже. Но ничего, завтра постарается… Сегодня она была только претенденткой на место уборщицы, а завтра уже будет полноправной сотрудницей фирмы. К тому же ей выдали аванс, целых пятьдесят баксов! Она решила, что не станет их тратить, а внесет в их общую копилку. Виктоша называла эти деньги «общак», на уголовный манер. Виктоши, подруги и троюродной сестры, вот кого сейчас не хватало Даше! Вот кому можно было бы рассказать о Юре… Вспомнив о нем, Даша вдруг подпрыгнула на месте и чуть не закричала во весь голос: «Я влюблена! Я влюблена!» Она заглянула в кошелек, там нашелся один телефонный жетончик. Даша подлетела к автомату и набрала Юрин номер. Трубку сняла его мама.

— Будьте добры Юру! — скороговоркой, чтобы ее не узнали, произнесла Даша.

— А Юра еще спит. Позвоните попозже. Может, что-то передать?

— Нет, спасибо, я позвоню!

— «Он еще спит! Лентяй он, что ли? Нет, просто он всю ночь не спал, думая обо мне! Но я-то спала без задних ног! А сейчас он спит, пускай, пускай спит, жалко его будить… Ой, кажется, я совсем сдурела, — радостно подумала Даша. — Я сдурела, я сдурела, я сдурела от любви! Очень похоже на припев современной песенки! Я, конечно, сдурела, но не настолько, чтобы забыть о Стасе, который ждет меня и волнуется. И, кстати, мама наверняка будет звонить с работы». Даша во весь дух понеслась к троллейбусной остановке.

— Стасик, мама не звонила? — первым делом спросила она.

— Пока нет. Кто-то звонил, но я трубку не брал.

— Правильно, я сейчас сама ей звякну!

— Постой, как дела-то?

— Вот! — и Даша гордо протянула ему бумажку в пятьдесят долларов. — Аванс!

— Надо же! Значит, получилось?

— Получилось, Стасик, получилось! — ликовала Даша. — Директора зовут Вадим Петрович, а коммерческий директор носит черную рубашку. Секретаршу зовут Маша, она красивая! Платить мне будут пятьдесят баксов за два часа работы в день, шесть раз в неделю. А еще фирма называется «Агава», так что мы попали в точку!

— Ты чего так радуешься? — удивился Стас. — Можно подумать, это невесть какое счастье — работать уборщицей в «Агаве».

— Это счастье, это счастье! — закружилась по комнате Даша.

— Сестренка, ты сдурела!

— Ага! Я тоже так думаю!

— Э, да ты, кажется, влюбилась! — догадался вдруг Стас.

— С чего ты взял? — приостановила свое кружение Даша.

— Да на тебе написано! И рожа глупая-преглупая!

— Неправда, Стасик!

— Правда, правда! Погляди на себя в зеркало! Глупее не бывает!

— Да? Ну и пусть!

— Точно, влюбилась! Скажи, в кого?

— Не в тебя!

— Это я понимаю, где уж нам, с суконным рылом в калашный ряд? Кто там такой был на дне рождения?

— Почему на дне рождения? С чего ты взял?

— С того, что вроде негде тебе было влюбляться. Надеюсь, не в метро и не на улице? В наше время это опасно.

— Стасик, ты говоришь совсем как…

— Старший брат! А потому выкладывай!

— Не буду я ничего выкладывать!

— Скажи хотя бы, как его зовут.

— Юра!

— А сколько ему лет?

— Семнадцать!

— Даша, тебе это не подходит!

— В этот момент раздался звонок. Даша схватила трубку.

— Алло! Да, папа, привет!

— Даша, что ты вчера устроила?

— Я? Что я устроила?

— Юра вчера провожал тебя?

— Ну да, а в чем дело?

— А в том, что сегодня, проснувшись, он заявил матери, что не вернется в Маасмехелен ни за какие коврижки.

— У Даши радостно екнуло сердце.

— А при чем тут я?

— Даша, признайся, у вас что-то… Словом, у вас что, любовь? С первого взгляда?

— Папа, а почему вообще ты мне звонишь? Он не хочет уезжать, но я-то здесь при чем? Я понятия об этом не имею, я вообще его вчера первый раз в жизни видела и я же во всем виновата!

— Вообще я тоже считаю… по-моему, Лида погорячилась… Но она мне позвонила в полной истерике и сказала, что дело в тебе.

— Папа, это ерунда! Если хочешь знать, мне Люня еще до его прихода сказала, что ему в этом городишке все не нравится! И дело не во мне, а в Лидином муже! Так ей и скажи!

— Да, наверно, ты права… Извини, дочка, ты же знаешь, как я всегда пасую перед женскими истериками… А кстати, почему ты не на даче?

— Есть дела!

— Ну ладно… Ты молодчина, что принесла Людочке цветы! Она так тронута!

— Ну и хорошо! Все, папочка, мне пора бежать!

— Ну беги, беги…

— Даша повесила трубку, подпрыгнула, хлопнула в ладоши и чмокнула Стаса в нос.

— Что все это значит? Насколько я понял, твой Юра уже с утра безумствует от любви?

— Ага! Именно! Стасик, я такая счастливая!

— Стас грустно поглядел на нее. И она вдруг осеклась.

— Нет, ты не думай… — смущенно начала она.

— Внезапно на площадке раздался какой-то крик, шум, что-то тяжелое упало… Даша кинулась к «глазку», но ничего не увидела. «Глазок» был чем-то закрыт. Она испугалась.

— Стасик, «глазок» чем-то заклеен!

— Тогда сиди и не высовывай носа. Если сюда полезут, сразу звони в милицию, но не раньше!

— А если будет поздно? Вдруг там кого-то убивают?

— Да кого тут убивать? Хотя…

— Они прислушались. На площадке слышался только чей-то стон.

— Я не могу! — воскликнула Даша. — Уйди в ванную, я открою!

— Нет уж, я не уйду! Давай вместе!

— А если тебя увидят? А если это вообще для этого и сделано? Если нас просто берут на пушку? Я только чуть

— приоткрою, на цепочку!

— Явственно послышался стон.

— Они переглянулись. Стас отошел от двери. Даша очень осторожно приоткрыла дверь. Ничего не произошло. Тогда она открыла ее пошире и вскрикнула. Возле лифта лежала Эльга Имантовна и громко стонала. Даша бросилась к ней.

— Эльга Имантовна, что с вами? Вы в порядке? Что у вас болит?

— Ох, Дашенька, помоги мне встать!

— Что случилось? Вам стало плохо?

— Я, Дашенька, вышла из лифта, смотрю, какой-то тип ломится в квартиру Смирниных. Я закричала, а он отскочил, пихнул меня и убежал. Надо немедленно вызвать милицию!

— Хорошо, вот сейчас отведу вас домой и вызовем, обязательно вызовем! У вас все цело?

— Да, я только ушибла ногу!

— Я вам сейчас компресс сделаю! Не волнуйтесь, приложим что-нибудь холодное, и все пройдет!

— Даша, звони в милицию!

— Даша хлопотала вокруг соседки, лихорадочно соображая, надо или не надо звонить в милицию? И склонилась к тому, что все-таки не надо.

— Эльга Имантовна, не надо вызывать милицию, толку не будет!

— Это почему?

— Потому что вы предотвратили ограбление! Так что же им тут расследовать?

— А если он вернется? Явно же кто-то нацелился на эту квартиру!

— Скажите, а вы не видели, это был тот же самый человек?

— Нет, другой.

— Вы уверены?

— Абсолютно. Ничего общего!

— Тем более! И потом, Смирниных нет в Москве.

— Ну и что? По-твоему, нет в Москве, так пусть их грабят?

— Нет, конечно, но…

— Тогда дай мне телефон, я сама позвоню в милицию!

— Эльга Имантовна, вы только нервы себе истреплете!

— Это почему?

— Потому что знаю я их! Они скажут, что вам что-то померещилось! У них и так дел хватает, а тут вообще ни какого дела! Пойдите, докажите, что тут кто-то был.

— Но как же можно это так оставить?

— Да запросто!

— Вот она, нынешняя молодежь, ей на все наплевать!

— Да не полезут они в третий раз в эту квартиру! Они же понимают, что все уже начеку и их сразу схватят!

— Ты серьезно так думаешь?

— Уверена!

— Ну что ж, на твою ответственность! Если Смирниных ограбят, я непременно скажу, что ты не дала мне вызвать милицию!

— Да пожалуйста, говорите. И вообще, раз уж вам так хочется, вызывайте, только потом не жалуйтесь, если вас обхамят!

— Обхамят? С какой стати?

— Эльга Имантовна, я вам уже все объяснила! Кстати, как ваша нога? Может, вместо милиции врача вызовем?

— Нет, врача не надо! Я не люблю врачей!

— Можно подумать, вы милицию любите!

— Ну, против милиции я ничего не имею… Ах, какие раньше были передачи про милицию! «Следствие ведут знатоки»… Это были рыцари без страха и упрека… А теперь…

— Теперь с этим хуже, согласна! Может, вам чаю сделать?

— Если тебе не трудно!

— Даша принесла Эльге Имантовне чашку крепкого чаю.

— Вот, выпейте и постарайтесь уснуть. Вам надо, после стресса.

— Спасибо, я и в самом деле хочу спать.

— Так я пойду?

— Иди, иди. Спасибо тебе.

— Даша вернулась к Стасу.

— Ну, что там с ней?

— Да ничего, ногу ушибла. Еле уговорила ее не вызывать милицию.

— Это хорошо. Знаешь, у меня есть одна идея.

— Какая?

— Совершенна ясно, что кто-то хочет попасть в квартиру!

— И что?

— Я все думаю, зачем?

— А если это обычные воры?

— Воры? Не думаю. Кстати, ты не посмотрела, все «глазки» заклеены?

— Нет, сейчас посмотрю.

— Даша вышла на площадку. Действительно, «глазки» на трех дверях были заклеены пластырем. Даша осторожно сорвала его. И еще внимательно осмотрела замок Стасовой квартиры. Но ничего особенного не заметила.

— Ну, так в чем твоя идея, Стасик? — спросила она, вернувшись.

— Хорошо бы ночью войти в квартиру и…

— И что?

— Затаиться там, и если они придут…

— Стас, это не я сдурела, а ты!

— Почему? Я бы хотел встретиться с ними лицом к лицу!

— Не вздумай! Они же скорее всего ищут что-то, что бы заманить в Москву твоего папу, а что может быть лучше родного сына? Тут-то он точно примчится и пойдет на все их условия! Никуда твоя идея не годится. Это у тебя от недостатка кислорода!

— Наверно, ты права, — помрачнел Стас. — Но ты пойми, не могу я тут сидеть как крот и ничего не делать! Ты вон уборщицей из-за меня нанялась, а я тут штаны просиживаю, как последний идиот…

— Стасик, но, может, тебе лучше все-таки уехать в деревню?

— В деревню? А ты под каким предлогом сможешь тогда ходить в «Агаву»?

— Ой, вообще-то да… Я забыла…

— Жалко, что дяди Володи нет в Москве… Он бы помог…

— Какого дяди Володи? — рассеянно спросила Даша.

— Как какого? Крашенинникова! Он же папин друг!

— И капитан милиции, я знаю!

— Чего ж спрашиваешь? На Юрочке своем зациклилась?

— Стасик… ну что ты, в самом деле.

— Зазвонил телефон. Даша схватила трубку.

— Петька? Ты откуда?

— Лавря, я приехал. Наврал с три короба, вырвался на два дня! Как дела? Хотя нет, ничего не рассказывай, я сейчас подвалю! Можно?

— Конечно! Тут столько всего…

— Бегу!

— Петька приехал! — радостно сообщила Даша. — Он что-нибудь придумает!

— Только ты уж, пожалуйста, не рассказывай Петру про своего Юрочку, а то он так расстроится, что ничего

— дельного придумать не сможет! И вообще, жалко хорошего парня!

— Стас!

— Ладно, я возьму себя в руки!

— Вскоре примчался Петька.

— Ну, что нового?

— Ему все рассказали.

— Да, похоже, это не воры… Но что они там надеются найти?

— Понятия не имею, — ответил Стас. — Я еще понимаю, когда они расспрашивали соседей, где мы с папой… Но зачем им в квартиру лезть…

— Но если это все-таки воры? — спросила Даша.

— Погодите, погодите, — сказал вдруг Петька и задумался.

— Даша и Стас выжидательно смотрели на него.

— Есть! — воскликнул он через некоторое время. — Придумал! Вы помните, есть такая сказка, кажется, у братьев Гримм, но я не уверен… Впрочем, это неважно. Короче, они там все друг к дружке прилипают…

— Да, было что-то такое… — проговорил Стас. — Но при чем тут сказка?

— А при том! Понимаете, я одно время химией увлекался, делал всякие смеси…

— Ага! И чуть не взорвал квартиру! — вспомнила Даша.

— Но ведь не взорвал же! И я тогда еще выдумал такой состав… Он никак не засыхал, а к нему все прилипало, мама меня чуть со свету не сжила, пока я его не выбросил.

— Ну и что?

— А то, что если намазать этим составом ручку вашей двери…

— Гениально! — закричала Даша. — И вор, или кто он там, прилипнет к ручке, и тогда с ним можно будет разобраться!

— Именно!

— Вообще-то идея неплохая, но… А отклеить его от ручки можно будет?

— Запросто! Растворителем.

— А если какой-то случайный человек прилипнет? — спросила Даша.

— С какой радости случайному человеку за ручку двери хвататься? — хмыкнул Петька.

— Вообще-то да. Но ты же сказал, что выбросил состав? — напомнил Стас.

— Большое дело! Рецептуру-то я знаю! — улыбнулся Петька.

— И много тебе времени понадобится? К ночи успеешь? — деловито поинтересовалась Даша.

— Запросто! Да я за два часа его сварганю!

— Из чего? — полюбопытствовал Стас.

— Секрет фирмы!

— Ну и ладно! Стасик, ты пойми, мы же можем спокойно спать. Если кто-то полезет в твою квартиру, он сразу попадется! Потрясающе! Петька, ты просто великий человек! Петр Великий!

— Я это слышу уже не первый раз, — вспыхнул от радости Петька. — Я как чуял, что надо приехать! Тогда я побежал!

— А мама твоя дома? — спросила Даша.

— Мама? Нет, мама на даче, я с отцом приехал, он на работу, а я сперва к бабкам съездил и потом сразу к вам.

— А как твои бабушки поживают? — спросила Даша.

— Да ничего, баба Маня в порядке, а бабуся немного прихварывает. Ну что, я пошел?

— Давай! Действуй! — напутствовал его Стас.

— Петька умчался.

— Золотой парень! — заметил Стас. — Не то что некоторые…

— Стас!

— Ладно, я пошутил!

Глава 7

Я пойду с вами в разведку!

— Часа через два Петька вернулся с маленькой круглой баночкой из-под польского «Бабушкиного джема».

— Вот! — скромно сказал он и поставил баночку на стол.

— Это не очень ядовито? — поинтересовалась Даша.

— Да нет! Только очень липко!

— А когда будем ручку смазывать? — в нетерпении спросила Даша.

— Да хоть сейчас!

— А ты уверен, что до вечера твой чудо-состав не высохнет?

— До вечера? Он и через неделю не высохнет! Так что, Стас, ручку вам придется менять!

— Но ты же говорил, что растворитель его берет?

— Ну, вообще-то да… Но проще, по-моему, ручку поменять, а то сколько растворителя понадобится. Я вот тут принес бутылочку, если кто-то прилипнет…

— Петька, по-моему, ты скоро оперу напишешь! — засмеялась Даша.

— Оперу? Зачем? — удивился Петька.

— Ну, как композитор Бородин, который «Князя Игоря» написал, он же был химиком! А ты не знал?

— Знал, знал, но забыл! Тебе, Лавря, лишь бы поиздеваться! А вот когда вор или бандит прилипнет, тогда по — другому запоешь! Не по-оперному!

— Петь, не обижайся!

— Да что я, дурак что ли, обижаться на дружеские шутки! Ну что, пошли мазать?

— Подожди, Петро! Даш, пойди-ка ты к своей соседке, отвлеки ее, а то у меня такое впечатление, что она не прерывно за всем и всеми наблюдает. Узнай, как она себя чувствует, поговори… Петь, тебе сколько времени на об работку понадобится?

— Минута-две, не больше!

— Вот и отлично!

— Стасик, только ты на лестницу не суйся!

— Но кто-то должен стоять на стреме!

— Нет, Стас, Лавря права, я вполне успею и без караульщиков. Два мазка, и довольно! Лавря тоже вполне может не ходить к соседке. Я все проверну быстро и тихо.

— Хорошо, тогда я постою на стреме! — вызвалась Даша.

— Только ты не просто стой, а говори что-нибудь, и погромче!

— Зачем?

— Затем! Пусть слышат твой голос, тогда никому не придет в голову, что тут кто-то чужой действует!

— Правильно мыслишь, Петро!

— А ты, Стас, уйди от двери!

— Эх, знали бы вы, как мне это надоело! — вздохнул Стас.

— Держа в руках открытую баночку и кисточку, Петька бросился к двери Стаса.

— Петь, ну ты скоро? — нарочито громко сказала Даша. — Мы же опоздаем!

— Сейчас, Даша, сейчас, — отвечал Петька, аккуратно смазывая ручку своей адской смесью.

— Ну Петь! Ну сколько можно?

— Иду, иду!

— Он и в самом деле уже отскочил от двери и скрылся в Дашиной квартире. Даша последовала за ним.

— Порядок! — торжествующе воскликнул Петька, завинчивая крышку на банке. — Лавря, только ты сама не вздумай туда сунуться!

— Да что ж я, сумасшедшая, что ли? Зачем я туда попрусь?

— Ну мало ли что может случиться!

— А в самом деле, Петро, вдруг нам понадобится попасть в квартиру, как тогда быть?

— Тряпочкой возьмешься за ручку или бумажкой… Но тогда все пропадет… Сразу будет понятно, что с ручкой что-то не так…

— Да я на всякий случай спросил, — объяснил Стас.

— В этот момент они услышали, что поворачивается ключ в замке.

— Стас, в ванную! — шепнула Даша и бросилась в прихожую. — Мама? Ты? Что случилось? — воскликнула она.

— Да я была тут неподалеку по делам и решила проведать вас, а заодно и кофе выпить! Сделай мне чашечку!

— Здрасьте, тетя Саша!

— Здравствуй, Петенька! Стасик, привет! Есть новости?

— Да вроде нет!

— Они решили ничего не говорить ей о попытке взлома. Зачем зря пугать женщину?

— Я вот заехала кофейку попить! Вы со мной не хотите?

— Мама, а что там у бабушки?

— У бабушки?.. Не хотела вам говорить, но… наверное, это неправильно…

— Что? — хором выкрикнули все трое.

— Туда тоже приходили… Какой-то человек, вполне приличного вида, разыскивал Кирилла… Юрьевича. И про Стаса спрашивал!

— У бабушки?

— И у бабушки, и у дачной хозяйки. Бабушка сделала вид, будто мы просто соседи по даче…

— Глупо! — воскликнула Даша. — Они же знают, что мы еще и соседи по квартире!

— Необязательно, — тихо заметил Стас. — Софью Осиповну уж никак нельзя назвать нашей соседкой, а вас там не было… так что это вполне могло сработать…

— Послушайте! Я вот что подумал… — начал Петька. — Ведь твой отец исчез, как говорится, в одночасье! Это, конечно, хорошо, но, насколько я понимаю, он у тебя ценный кадр, и его вполне могут разыскивать нормальные порядочные люди, он ведь никого не успел предупредить.

— А что? Это мысль! Такое вполне возможно! Мы когда сюда переехали, отец через две недели свалился с гриппом, а у нас тогда во всем доме телефон не работал, так к нему сколько людей приезжало… Не могли дозвониться и являлись домой!

— Ага! И квартиру взломать пытались тоже очень порядочные люди! — закричала Даша.

— Пытались взломать квартиру? — побледнела Александра Павловна.

— Это неизвестно! Может, Эльге просто что-то почудилось! — опомнилась Даша. — Ей вечно что-то кажется!

— А ну, немедленно выкладывайте, в чем дело! — потребовала Александра Павловна.

— Пришлось рассказать ей все, вплоть до намазанной составом ручки. Это ее рассмешило.

— Ну и фантазер ты, Петя! Из тебя выйдет великий изобретатель! Но все хорошо и мило, однако… Мне тоже есть что вам рассказать. Похоже, за мной следят!

— Как?

— У меня сегодня масса дел в городе, вот я и моталась на машине, и показалось мне, что за мной ездит белый «жигуленок », « пятерка ».

— Мы это проверим! — заявил Петька.

— Как?

— Вот вы попьете кофе, и я поеду с вами, Я научу вас, как действовать, и мы выясним, слежка это или случайность. А если за вами, как говорят в Одессе, таки-да следят, то я научу вас, как оторваться от «хвоста»!

— Интересно, откуда ты все это знаешь? Из книг?

— В основном да!

— И все-таки я тебя не возьму! Ты еще мал для таких дел!

— Я мал?

— Он мал? — закричала Даша. — Да если бы ты знала…

— Что я должна знать? — насторожилась Александра Павловна.

— Если бы ты знала, какой Петька умный и ушлый! — нашлась Даша. — Ты обязательно должна взять его с собой!

— А вдруг они решат, что это Стас, и постараются его захватить? — испугалась Александра Павловна.

— Тетя Саша, это делается элементарно. Мы выходим во двор, и вы громко зовете меня: «Петя! Петя! Скорее!» И все дела. К тому же мы со Стасом совершенно непохожи, а у них наверняка есть его описание!

— Александра Павловна взглянула на Петьку с уважением.

— У тебя настоящий мужской ум!

— Петька вспыхнул от удовольствия.

— Значит, вы меня берете?

— Придется взять, куда денешься!

— Отлично! — возликовал он. — Заодно и номер надо будет заметить!

— И что ты с этим номером делать будешь? — усмехнулся Стас.

— Эх, Медынского нет в Москве! Он бы помог…

— Он все еще в деревне? — спросила Даша.

— Не знаю, скорее всего.

— Может, позвонить ему? Вдруг он уже вернулся? — предложила Даша. — Тогда вообще все проще будет.

— Сначала надо еще выяснить, может, Александре Павловне все только показалось? — предположил Стас, которому так хотелось на это надеяться. Не хватало еще подвергать опасности и Дашину маму!

— Не исключено, — сказала она. — Мало ли со страху-то мерещится. Я не такая уж храбрая женщина. Ну что ж, Петруша, пойдем?

— Мама, только ты обязательно позвони, когда вернешься на работу! — потребовала Даша.

— Непременно позвоню! Данчик, ты на дачу поедешь?

— Мама, ну как я поеду? А Стас? Мы сообразили, что ему, когда меня нет, даже свет лучше не зажигать. А ты говоришь…

— Послушайте, ведь они на дачу уже являлись, может, на том и успокоятся, а вы переберетесь туда? По крайней мере, воздухом дышать будете?

— Что вы, тетя Саша? — закричал Петька. — А если они дачной хозяйке денег дали и велели позвонить, когда появится Стас?

— Ты думаешь? — оторопела Александра Павловна. — Мне, честно сказать, такое и в голову не пришло. Петя, да ты просто Шерлок Холмс!

— Мама, ты устарела! Для Петьки главный авторитет не Шерлок Холмс, а Александр Турецкий! — засмеялась Даша.

— Кто такой Александр Турецкий? Почему не знаю?

— Это герой романов Незнанского, — смущенно пояснил Петька. — Такой клевый мужик! Следователь по особо важным делам! Из Генпрокуратуры!

— Погодите, это вымышленный персонаж или настоящий?

— Вымышленный, мама, вымышленный! Но Холмс тоже вымышленный.

— Поняла! Ну что ж, на досуге как-нибудь почитаю, ты мне дашь, Петя?

— Конечно, тетя Саша, обязательно!

— Ну что ж, идем, Петя! До завтра, Стасик! Дашутка, береги его! Все, пока!

— Мама, поцелуй бабулю! Она там не очень грустит?

— Ты что, свою бабушку не знаешь? Она уже обзаведясь поклонником. На соседней даче появился пожилой

— господин из Австралии, чей-то дедушка, и твоя бабка уже его захороводила!

— Ну, бабуля дает!

— Александра Павловна и Петька ушли.

— Я сойду с ума, — проскрипел зубами Стас.

— Александра Павловна, как было условлено, первой вышла из подъезда и подошла к машине. Открыв дверцу, она оглянулась и крикнула:

— Петя! Сколько мне тебя ждать? Петя! Я опаздываю!

— И тут же Петька выскочил и подбежал к машине.

— Петя! Наконец-то! Садись скорее!

— Усевшись рядом с Александрой Павловной, Петька спросил:

— Вы этот «жигуль» видели?

— Пока нет! Но я делала вид, что ничего не замечаю!

— Правильно! Когда будете выезжать, оглянитесь все-таки!

— Слушаюсь!

— Вдруг Петька хлопнул себя рукой по лбу.

— Ой! Тетя Саша, у вас, по-моему, заднее колесо спустило! Надо посмотреть!

— Александра Павловна недоуменно на него взглянула. А он подмигнул ей.

— Что такое, Петя?

— Колесо, тетя Саша. Надо посмотреть!

— Она удивленно пожала плечами.

— Ну, выйди, погляди!

— Что вы, тетя Саша, вы же свою машину знаете, а я нет!

— Боже мой, я ничего не понимаю, — проворчала Александра Павловна и вылезла из машины.

— Петька выскочил за ней.

— Что за ерунда, Петя? Колесо в полном порядке!

— Тетя Саша, — прошептал Петька. — А вдруг они вам в машину жучок поставили? Тогда они слышат каждое наше слово!

— Какой кошмар! Уже в своей машине нельзя слово сказать! Но что же делать?

— Вообще-то… У вас на работе есть гараж?

— Гараж? А зачем?

— Я бы мог осмотреть машину сверху и снизу…

— Идея! У меня есть один приятель, мы с ним еще в школе учились, у него частный автосервис, я заеду к нему и попрошу все осмотреть! Он специалист!

— Хорошо, тогда едем прямо к нему! Вы можете?

— Да-да, я позвонила на работу, что задержусь немного, машина, мол, барахлит! Значит, едем молча?

— По крайней мере, если заметим слежку, говорить о ней не будем. Или иносказательно.

— Это как?

— Если вы его увидите, скажите: «Петя, передай мне сигареты».

— Поняла!

— У Александры Павловны дрожали руки, когда она включала зажигание.

— Тетя Саша, не волнуйтесь, все будет о'кей!

— Они выехали со двора, но за ними никого не было.

— Пока все чисто! — прошептал Петька, но так, что даже Александра Павловна его не услышала…

— Когда они выехали на Садовое кольцо, Петька подумал, что скорее всего Дашкиной маме все просто померещилось со страху.

— Петенька, передай мне сигареты! — дрожащим голосом проговорила Александра Павловна.

— Петька аж подскочил от неожиданности. И сразу оглянулся. За ними ехали белые «Жигули» пятой модели.

— Петька глянул на Александру Павловну, а она кивнула головой. Когда машина встала у светофора, Петька в мгновение ока перелез на заднее сиденье. И попытался разглядеть номер «жигуленка». Но он был весь заляпан грязью. А ведь, похоже, он прав, что-то такое они в машину поставили, либо жучок, либо радиомаячок… А может, то и другое вместе. Он вытащил из кармана записную книжку, написал: «Тетя Саша, попробуйте оторваться!» — и передал эту записку Александре Павловне. Та прочитала ее и молча кивнула. «Интересно, сможет она оторваться?» — думал Петька. Как только дали зеленый свет, Александра Павловна быстро перестроилась в другой ряд, как будто собиралась ехать на эстакаду, но перед самым въездом неожиданно вильнула вправо и покатила вдоль эстакады, едва не создав аварийную ситуацию. Затем она свернула вправо и понеслась вдоль Самотечного бульвара к спорткомплексу « Олимпийский ».

— Ну что, Петя? — спросила она.

— Успел! Вот черт! Жмите, тетя Саша, жмите!

— Она резко свернула вправо по улице Дурова, потом еще раз на улицу Щепкина, опять выскочила на Садовое кольцо и вдруг затормозила у магазина под названием «Садовое кольцо». Петька обомлел. А она решительно вылезла из машины, жестом приказав Петьке следовать за ней. Он покорно вылез. Александра Павловна взяла его за руку, как маленького, и повела к дверям магазина.

— Тетя Саша…

— Все объясню в магазине!

— В магазине «Садовое кольцо» справа продавали продукты, а слева был устроен роскошный обувной салон. Туда они и направились.

— Петя, посиди пока! — распорядилась Александра Павловна и принялась рассматривать выставленные на витринах туфли.

— «Спятила, — в ужасе решил Петька. — То носилась по улицам на бешеной скорости, а теперь решила туфли купить! Точно, рехнулась! Бедная Лавря!»

— Александра Павловна тем временем взяла две разные туфли и подошла к нему.

— Посмотри, тебе нравится?

— Петька в ужасе поднял на нее глаза. Но ее глаза смеялись. Она уселась рядом с ним на мягкий диван, сбросила босоножку и надела черную замшевую лодочку на толстом клешеном каблуке. Возле них вертелась продавщица.

— Будьте любезны, принесите левую! И вот эту тоже! Продавщица исчезла, правда, другая издали присматривала за ними.

— Ты решил, что я сошла с ума? Вот пусть они тоже так решат! Я их помотаю по магазинам, а потом, когда они расслабятся, удеру! А то они небось подумали, что я в панике пытаюсь от них оторваться, то есть я чего-то боюсь, а следовательно, что-то о чем-то знаю! Ни фига! Я им не дамся!

— Теперь уже Петька взглянул на нее с восхищением. Так вот в кого, значит, пошла Лавря!

— Петя, погляди в окно, они тут?

— Петька бросился к окну.

— Тут!

— Отлично! Нет худа без добра, по крайней мере, куплю все, что нужно, обычно у меня нет на это времени, а раз уж так получилось…

— Она и в самом деле купила пару туфель, потом они заглянули в продуктовый отдел, где Александра Павловна купила йодированную соль и пачку печенья.

— Петь, ты пить не хочешь?

— Хочу!

— Выбирай! — она открыла перед ним стеклянную дверцу холодильника, где стояли прохладительные налитки.

— Он взял себе банку «Миринды», а она банку кока-колы-лайт.

— Потягивая из банок холодную воду, они не спеша вышли из магазина, сели в машину, «и разу даже не оглянувшись. Петька поднял большой палец.

— Тетя Саша, это кайф!

— А я что говорю? — весело тряхнула она волосами. — Кайф, Петя, надо стараться извлечь из любой ситуации!

— Ну вы даете! Просто класс!

— Они допили воду. Петька выскочил из машины, выбросил в урну пустые банки и краем глаза взглянул на белые «Жигули». Номер рассмотреть было невозможно. Однако заметить, что в машине сидят двое, он все-таки сумел. Плюхнувшись на сиденье, он показал Александре Павловне два пальца. Она понимающе кивнула. И очень спокойно тронула с места. В зеркало заднего вида Александра Павловна заметила, что «жигуленок» выехал за ней на проезжую часть. Но она была уже совершенно спокойна. Липкий страх прошел. Она владела ситуацией.

— Они ездили по магазинам, покупая в них понемножку. Где банку кофе, где зубную щетку, где сосиски, где изящное белье. И всюду за ними таскался «жигуленок». При этом они непринужденно болтали на всякие посторонние темы и оба испытывали огромное удовольствие.

— Петя, у меня идея, — сказала Александра Павловна, отходя от прилавка в очередном магазине. — По-моему, нам пора стать доносчиками!

— В каком смысле?

— В прямом. Вон видишь, там гаишная машина стоит?

— Ну и что?

— А то, что ты сейчас подбежишь к ней и скажешь, что тебе подозрителен этот «жигуль», почему это у него в такую хорошую погоду номер грязью заляпан! Понял?

— Тетя Саша, да вы просто… Вы гений!

— Гений или нет, это не важно! Но зато мы уж точно от них оторвемся. Я бы сама пошла, но даме это как-то не пристало. А вот мальчишка вполне может обратить внимание на такую штуку!

— Конечно! Бегу!

— Подожди, я отвлеку их внимание, а ты беги к гаишникам!

— Она первой вышла из магазина и подошла к палатке, торговавшей сигаретами. «Жигуленок» стоял совсем близко от палатки.

— Девушка, у вас «Мор» в жестких пачках или в мягких? — осведомилась Александра Павловна, абсолютно не обращая внимания на «хвостов».

— В мягких, дама, в мягких.

— В таком случае дайте мне блок!

— Ох, блока у меня, наверное, не найдется, только восемь пачек, возьмете?

— Возьму, конечно, возьму!

— Пока она расплачивалась, за ее спиной раздался голос:

— Граждане, предъявите документы!

— А в чем дело-то?

— Почему машина в такую погоду грязная? А номеров и вовсе не видно?

— Да мы только что из деревни, а там грязища непролазная!

— Предъявите документы!

— Александра Павловна обернулась, с торжеством глянула на растерявшихся преследователей, и почти бегом бросилась к машине. Петька уже ждал ее. Еще мгновение, и они выехали на проезжую часть. А их преследователи остались разбираться с ГИБДД.

— Ну, теперь в автосервис!

— Тетя Саша…

— Петенька, все разговоры потом!

— Через двадцать минут они уже были в гараже приятеля Александры Павловны.

— Что, Сашка, опять угрохала свою «девятку»? — спросил хозяин, радостно поздоровавшись с бывшей одноклассницей. — Когда иномарку покупать будешь? Пора уже!

— Ничего, мне и на «девятке» неплохо, а на иномарку денег не напасешься!

— Ну так что у тебя?

— Славик, у меня к тебе конфиденциальное дело!

— Да? А что такое?

— Видишь ли…

— Саша, а что это за мальчик? У тебя вроде бы дочка была?

— Это мой родственник. Так вот, Славик, надо осмотреть мою тачку на предмет жучков, маячков и всякой прочей пакости.

— Подруга, ты что, не в ладах с законом?

— Я-то в ладах, а вот мои противники — отнюдь! Слыхал про промышленный шпионаж? Тут что-то в этом роде! Будь другом, сделай все сам!

— Ради тебя, Сашка, все, что угодно.

— Сколько тебе времени на это нужно?

— Ну, чтобы все путем… часа три положить надо! Можно и за два справиться, но я же тут хозяин, меня рвут на части…

— Славик, нет проблем, я тебе ее до завтра оставлю, идет?

— Прекрасно!

— «Совсем даже не прекрасно, — подумал Петька, — она на дачу не поедет, и как завтра Лавря на работу пойдет?» Но он ничего не мог поделать.

— Хотя нет, Саша, я забыл, что утром уезжаю в Харьков, к теще. У нее юбилей. А нам ведь надо будет пошептаться. Так что ты уж будь тут через три часа!

— Еще лучше, я на дачу успею!

— Ты сейчас на работу? — поинтересовался Славик.

— Конечно! Петя, идем!

— Куда? — растерялся Петька.

— Возьмем такси, я тебя подброшу домой!

— Я не домой, а к вам!

— Я это и имела в виду! — засмеялась Александра Павловна и потрепала Петьку по волосам.

— Тетя Саша, я хотел сказать…

— Петя, а я хотела спросить: ты со мной пойдешь в разведку?

— Пойду, тетя Саша! С вами — всегда!

— Они довольно быстро поймали такси, и в машине Петька попросил:

— Тетя Саша, пожалуйста, позвоните нам, как там у вас… в сервисе…

— Обязательно позвоню! А ты, Петенька, отнеси ко мне домой все покупки, не тащить же мне их на работу!

Глава 8

Телеграмма

— Александра Павловна надавала ему столько пакетов, что он с трудом нажал на кнопку звонка.

— Кто? — раздался Дашин голос.

— Свои! Не видишь, что ли?

— Ой, что это? А где мама?

— На работу поехала! А это мы с ней накупили… Ну, Дашка, твоя мама — это улет! Полный!

— И Петька подробно рассказал друзьям о своих и Александры Павловны приключениях.

— Понимаете, я сперва подумал, что она мечется, как испуганная курица, а потом…

— Она и металась! Именно как испуганная курица, — со знанием дела сказала Даша. — А потом взяла себя в руки, и у нее появился кураж. С ней это часто бывает!

— Ох, не нравится мне это, ох, не нравится! — проворчал Стас.

— Что тебе не нравится?

— Что за ней следят! И они знают, где она живет…

— Ну, сюда-то они не сунутся! — воскликнула Даша.

— Почему? Чего им бояться? Тем более они решат, что девчонка одна дома, они же не знают, что я тут. И вполне могут явиться, чтобы захватить тебя!

— Меня? — побледнела Даша. — Зачем?

— Да ни за чем! Но надо же кого-то взять, чтобы выманить папу!

— Слушай, старик, а ведь голова у тебя варит! — закричал Петька. — И, кстати, тетю Сашу они тоже могут схватить! Может, для этого за ней и ездили?

— Но что же делать? — вконец растерялась Даша.

— Надо ее предупредить…

— О чем?

— Что ее могут похитить! Давай телефон, я сам ей позвоню! — заявил Петька. — Пускай тетя Саша где-нибудь спрячется, а мы… мы тут устроим засаду! Втроем, да еще заранее зная о нападении, мы его отразим, как нечего делать!

— Отразим? У тебя что, пулемет в кармане? Или ручные гранаты? — усмехнулся Стас.

— Ни пулемета, ни гранат! Только интеллект! Я сегодня видел, как с помощью интеллекта женщина обошла бандитов! У меня в голове тоже кое-что имеется.

В этот момент раздался пронзительный визг.

— Помогите, люди добрые, помогите!

— Кричала женщина. Они переглянулись. Даша бросилась к «глазку».

— Петька! — сдавленным голосом позвала она. — Там кто-то прилип! — И распахнула дверь. Она тут же узнала кричавшую. Это была пожилая женщина, разносившая по окрестным домам телеграммы.

— Ой, тетя Дуся, что с вами?

— Деточка, я тут к чему-то прилипла! Позвонила в дверь, взялась за ручку и прилипла! Никак не оторвать

— руку-то! Что делать?

— И тут же из своей квартиры выглянула Эльга Имантовна.

— Что случилось?

— Прилипла я, — всхлипнула тетя Дуся. — А у меня еще пять телеграмм!

— Что за ерунда? Что значит «прилипла»?

— И Эльга Имантовна решительно шагнула к тете Дусе, но Даша ее опередила.

— Не надо! Не надо дотрагиваться!

— Но как же ей помочь? И что это за дрянь? К чему она прилипла?

— Очевидно, кто-то смазал ручку… — рассуждала Даша, давясь от смеха. — Тут надо попробовать растворитель!

— Ой, лишенько, что с рукой-то будет? — вскрикнула тетя Дуся.

— А мы сперва ацетончиком попробуем! — утешила ее Даша. — Я сейчас! — И она ринулась в свою квартиру.

— Интеллектуал! — набросилась она на Петьку. — Там хороший человек прилип, что теперь прикажешь делать?

— Ой, лишенько, что за напасть такая! — громко причитала тетя Дуся.

— А Эльга Имантовна с сочувствием на нее взирала. Стас и Петька корчились от смеха.

— Иди, отклеивай тетю Дусю! И попробуй сперва ацетоном.

— Это не ацетон, а жидкость для снятия лака, это мура! — фыркнул Петька. — У меня растворитель английский, безвредный!

— Безвредного растворителя не бывает! — заметил Стас. — Или он ничего не растворит!

— Да ну вас! — сказал Петька и, схватив бутылочку растворителя, кинулся на помощь.

— Ой, миленький, кожа-то не слезет? — волновалась тетя Дуся.

— Ничего, если маленько слезет, мы вам бальзамом смажем, быстро зарастет, надо же вас как-то отлепить!

— Отлепи, миленький, отлепи, век за тебя бога молить буду!

— Еще не хватало, — подумал Петька, — из-за меня прилипла и собирается за меня же бога молить!» И он постарался как можно аккуратнее отклеить тетю Дусю от ручки.

— Ну вот, ничего страшного! Небольшие ссадины, и всё.

— Идем ко мне, тетя Дуся, я тебе ранки обработаю! — предложила Эльга Имантовна.

— А у вас есть бальзам Караваева? — поинтересовался Петька.

— Витаон? Есть, а как же! Идем, тетя Дуся, идем!

— Очень кстати, подумал Петька.

— Да, мальчик! — окликнула его соседка. — Ты бы уж протер растворителем всю ручку, а то, неровен час, еще кто-нибудь прилипнет!

— Да-да, обязательно!

— Что оставалось Петьке? Только протереть ручку растворителем. Вот так бесславно закончилась история с его липким составом. Когда он вернулся в квартиру, Даша и Стас смотрели на него весьма иронически.

— Я предлагаю этот состав назвать «Бальзам Квитко», — заявила Даша. — Старушку-то не очень искалечил?

— Ерунда! Дня через два она и думать про это забудет. Ничего, телеграммы разносить можно и с одной рукой!

— Телеграммы? Телеграмма! У нее же телеграмма, — сообразил вдруг Стасик.

— Точно! — воскликнула Даша. — Я постараюсь ее раздобыть!

— Нет, нельзя! — закричал Петька. — Она тебе не имеет права ее отдать! Раз у них никого нет, она отнесет ее обратно на почту и оставит извещение с номером телефона. А ты просто позвонишь потом и тебе ее прочитают. На почте, надо думать, не знают, что вас нет!

— Мысль верная, но Эльга? Она же наверняка скажет тете Дусе, что вас нет! — заметила Даша. — Я все-таки попробую выманить у нее телеграмму!

— И Даша решительно позвонила в дверь Эльги Имантовны.

— Даша, ты? Что случилось?

— Ничего, Эльга Имантовна! Тетя Дуся еще у вас?

— У меня, у меня! Как тебе это нравится? Зачем, по-твоему, эту ручку клеем намазали?

— Наверняка кто-то решил подшутить над Стасом! У нас в школе есть один такой дурной парень, вечно что-то выдумывает! Он у нас завуча тоже один раз к доске прилепил. Но там, правда, она тряпкой приклеилась! — вдохновенно сочиняла Даша.

— Так надо на него в милицию заявить!

— Не выйдет! У него справка есть, что он псих!

— Псих! Тогда почему он в вашей школе учится?

— «Вот пристала, зануда!» — подумала Даша.

— А он очень способный, говорят, даже гениальный! Но псих!

— Да, бывает, бывает…

— Тетя Дуся, а я чего пришла-то? Ведь телеграмму Смирниным принесли? Они в отъезде, а я у них за почту отвечаю! Они мне ключик от ящика оставили, вот! — Даша наглядно продемонстрировала ключ от смирнинского почтового ящика.

— Вообще-то я не имею права в чужие руки отдавать… Пускай лежит до их приезда на почте.

— Ну что вы? А вдруг кто-то из родственников извещает о своем приезде? Представляете, приедет человек из провинции, никто его не встретит и еще тут никого не застанет? А так я хотя бы съезжу на вокзал, помогу, чем смогу, и вообще… — Даша уже выдохлась.

— А ведь Даша права! — неожиданно поддержала ее Эльга Имантовна. — Давайте так сделаем: мы только взглянем на текст телеграммы, а потом вы ее отнесете на почту, как будто никого не застали. И волки будут сыты, и овцы целы!

— Вот это правильно! — согласилась тетя Дуся и вытащила из сумки телеграмму.

— «Поздравляем дорогого Котика рождением дочки! Пусть растет здоровая и красивая. Целуем. Свистуновы».

— Что за бред? — пробормотала Даша. — Какой Котик? Какая дочка? Это что-то не то! Тетя Дуся! Так это ж не Смирниным телеграмма, а Смирновым! И не в 92-ю квартиру, а в 29-ю!

— Ой, миленькая, совсем я старая стала, все перепутала! Так, выходит, я и вовсе зазря прилипла! Ой, лишенько!

— Даша покатилась со смеху, и даже Эльга Имантовна снисходительно улыбнулась.

— Стас тоже посмеялся, когда Даша поведала ему о телеграмме и придуманном ею сумасшедшем однокласснике.

— Ну и фантазия у тебя, Лаврецкая! — восхищался Петька. — Тебе только романы писать! Да, слушайте, я совсем забыл! Такая новость! Помните Веронику Леопольдовну?

— Еще бы! — воскликнули Даша и Стас.

— Вероника Леопольдовна — пожилая дама, живущая в одном доме с бабушкой и прабабушкой Петьки, в прошлом редактор детективных романов, а ныне пенсионерка, живо интересовалась всеми делами ребят и не раз им помогала.

— Так вот! Оказывается, она сама пишет романы! Детективные! Под псевдонимом Вера Ивченко!

— Вера Ивченко? — удивилась Даша.

— Ну да! Вера — это сокращение от Вероники, а Ивченко — это у нее возлюбленный был, по фамилии Ивченко, в молодости!

— А ты откуда знаешь?

— От бабы Мани!

— А ты хоть один ее роман читал? — поинтересовалась Даша.

— Пока нет.

— Она что, это скрывает? — спросил Стас.

— Баба Маня говорит, она еще не определила своего поведения!

— В каком смысле?

— Ну, например, давать ей интервью или лучше скрываться. Мол, такая загадочная писательница… Да, самое главное: она сейчас пишет про нас! Про историю Марины и Глеба, ну и мы там участвуем!

— Потрясающе! — закричала Даша. — А у нее уже что-то вышло?

— Да! Два романа! Один называется «Под страхом смертной казни», а второй «Роковое совпадение»!

— А ты видел эти книжки?

— Ну да! У бабок! Они как прочитают, мне дадут!

— А ты нам дашь?

— Идиотский вопрос!

— Да погодите вы! — прервал их болтовню Стас. — Вера Ивченко — это прекрасно, но вернемся к нашим делам. Надо позвонить… Саше. — Стас покраснел и сказал: — Она велела мне называть ее просто Сашей… Ее не обходимо предупредить!

— Да, конечно! — побледнела Даша. И принялась звонить матери на работу, однако там все время было занято.

— Петька взглянул на часы.

— Даш, она, может быть, уже поехала в автосервис. Ты не знаешь тамошнего телефона?

— В автосервис? Ох, сколько времени уже прошло! Да, сейчас посмотрю, ага, вот.

— Она быстро набрала номер.

— Можно попросить Вячеслава Гордеевича? Здравствуйте, это говорит дочка Александры Павловны Лаврецкой, Даша. Мама у вас? Еще нет? Тогда, пожалуйста, попросите ее сразу позвонить домой.

— Даша, что-то случилось? — встревоженно спросила она.

— Нет, мама, но может случиться! Мы тут подумали… а вдруг они решили тебя похитить?

— Меня? Что за ерунда? Зачем?

— Чтобы воздействовать на Кирилла Юрьевича. Возможно, они уже знают про ваши отношения!

— Даша! — только и смогла выговорить потрясенная Александра Павловна.

— Мама, пожалуйста, ты можешь сегодня переночевать у кого-нибудь из подруг? У Нади, например, или у Оли?

— Вообще-то да… но зачем?

— Они же знают твой адрес… И про дачу знают! Мамочка, ну пожалуйста! И на работу не возвращайся сегодня! Они тебя еще не нашли?

— Да вроде нет! Хотя… Черт его знает, я на такси ехала, не обратила внимания… Они ведь могли сменить машину, правда?

— Запросто! Мамочка, оставь машину в гараже! Если они тебя ждут, то уверены, что ты выедешь на машине…

— Поняла! Хорошо, Даша! Не волнуйся, все будет в порядке! Я позвоню!

— Александра Павловна положила трубку и встретилась глазами со Славиком.

— Что, Сашка, плохи дела?

— Похоже, что так!

— Тебя караулят?

— Я не уверена, но вполне возможно! Днем я от них ушла, но черт меня дернул поехать на работу. Славик, я оставлю машину до утра? А если все будет спокойно, завтра заберу?

— Нет, так не годится! Если они тебя не дождутся, они запросто могут явиться сюда и… ну, ты же знаешь, как сейчас такие дела делаются. Возьмут в оборот меня или кого-то из ребят… А то и вовсе разгромят тут все…

— Но что же делать? — дрогнул голос у Александры Павловны. Неужели старый приятель бросит ее на произвол судьбы? Она почувствовала себя такой одинокой и всеми покинутой, что на глаза у нее навернулись слезы, что с нею бывало очень и очень редко.

— Сашка, не смей реветь! Ты что же, дура, думаешь, я тебя так просто выгоню вон, и все? Нет, мы поступим иначе…

— Это как?

— Я еще точно не знаю, но что-нибудь придумаю.

— А кстати, Славик, ты меня огорошил сообщением о Дашкином звонке, и я не спросила насчет…

— Жучка не было, а маячок имеется!

— Имеется? Ты его не снял?

— Я не знал, снимать или нет, ты же не сказала, просила просто обнаружить…

— И прекрасно! Замечательно, что не снял! — воскликнула она, — В таком случае все будет отлично! А снять его тебе будет сложно? Много времени займет?

— Пять минут, не больше!

— Отлично! Значит, ты мне поможешь?

— Ты уже что-то придумала?

— Кажется, да!

— Нам надо подготовиться к обороне! — серьезно заявил Стас.

— Ты думаешь, они могут сюда полезть? — спросила Даша.

— Да. Если они упустят тетю Сашу, то могут попытаться похитить тебя! Я уже говорил!

— Но как же мы будем обороняться, Стасик? Вдруг они дверь взорвут? Что тогда? Стасик, я боюсь!

— Лавря, не бойся! — воскликнул Петька, готовый за нее пойти в огонь и в воду. — У меня есть идея!

— Опять? — слабо улыбнулась Даша.

— Лавря, одна неудача не может перечеркнуть все то, что я сделал! А я сделал немало! — гордо заявил Петька.

— Что верно, то верно! — поддержал его Стас. — Говори, что ты еще выдумал?

— А то, что эту ночь мы проведем в квартире Стаса!

— Как? — закричали разом Даша и Стас. — Зачем?

— Затем, что они уже убедились, что в квартире никого нет, а стало быть, вряд ли еще туда сунутся. Но даже если сунутся, то опять-таки прилипнут к ручке!

— Опять? — усмехнулся Стас.

— Гениально! Но только незачем нам идти в квартиру Стаса! Пусть Петька смажет нашу ручку, и, считай, мы в безопасности! — возликовала Даша. — Голубчик приклеится как миленький, а мы тогда на полном основании вызовем милицию — поймали взломщика! Только и всего! Ничего другого объяснять не придется, по крайней мере, нам. А он пусть повертится, как уж на сковородке!

— А что, мне нравится! — обрадовался Стас. — Светлая мысль! Только бы никто посторонний не прилип, как тетя Дуся.

— А мы ее смажем поздно, когда нормальные люди в гости уже не ходят! И случайным людям тоже незачем ночью сюда таскаться. Петь, а ты сможешь сегодня переночевать у нас? — сверкая глазами, спросила Даша.

— Ага! Я папе чего-нибудь навру! Ну, например, что ты подвернула ногу и тебе нужна помощь! Чем не вариант?

— Простенько и со вкусом! — рассмеялся Стас. К нему вернулось боевое настроение.

— Так, может, когда мама позвонит, сказать ей, что бы ехала домой?

— А она поймет нас? Я имею в виду историю с ручкой.

— Мама? Конечно, поймет! И даже одобрит.

— Да, тетя Саша, она такая… она поймет!

— Петька позвонил отцу, который уже уходил с работы, и сказал, что Даша Лаврецкая одна в городе, что она повредила ногу и он останется у нее, потому что она сама не может передвигаться по квартире.

— Он поверил? — спросил Стас.

— Да, он у меня всему верит, такой простодушный человек!

Глава 9

Ну и ночка!

Мама позвонила около девяти вечера, сказала, что говорит по чьему-то мобильному телефону, что она в безопасности, но на всякий случай… и тут вдруг ее осенило:

— Даша, боже мой, деточка, но ведь они и тебя могут похитить! Какая же я идиотка! Заботилась о собственной безопасности, а ты… И Стасик… Я сейчас же еду к вам!

— Нет! Нет, мама! Ты никуда не едешь! Мы в полной и абсолютной безопасности!

— Ничего не понимаю! Даша, бога ради, объясни мне…

— Дай мне трубку! — потребовал Петька. И почти вырвал ее из рук Даши. — Тетя Саша, это Петя. Тетя Саша, вы мне верите?

— Я тебе верю, Петенька, но…

— Так вот, я сегодня ночую у вас. Втроем нам ничего не страшно!

— Петя, это глупости, романтические детские глупости! Вы имеете дело с серьезным, даже страшным противником! Ты как хочешь, но подвергать опасности свою единственную дочь…

— Тетя Саша! — в досаде крикнул Петька. — Дайте мне сказать! Нам ничего не грозит! Ничего, понимаете? Даже если они приблизятся к нашей двери, то уйти уже не смогут! Вы мне только скажите, вам не жалко выбросить коврик?

— Какой коврик? — оторопела Александра Павловна.

— Тот, что у двери на лестнице лежит?

— Нет, конечно, черт с ним, с ковриком, но при чем тут коврик, Петя? Ради бога, не мучай меня!

— Если вам не жалко коврика, то тот, кто подойдет к двери, уже не сможет от нее отойти! И мы сделаем с ним все, что захотим, а мы, естественно, захотим сдать взломщика в милицию! И не просто взломщика, а пойманного на месте преступления! Я вас убедил?

— Петя, ты что, решил приклеить этих бандитов к коврику?

— Именно! А коврик к полу! Все просто, как дважды два!

— Но они тогда убегут босиком, оставив тебе на память свои ботинки!

— Так это ж еще сообразить надо! И потом, я еще смажу дверную ручку! — кровожадно блестя глазами, сказал Петька. — И тогда один уж точно наш будет!

— Петя, ты гений!

— Все так говорят!

— Ты меня убедил! Но пообещай, что вы обязательно вызовете милицию!

— Обязательно, тетя Саша. Но говорить будем только о взломе! А вы не вздумайте сюда приезжать! Помните о коврике!

— Хорошо, я буду вам время от времени звонить!

— Это сколько угодно! — великодушно разрешил Петька.

— Петька, ты когда успел придумать насчет коврика? — закричала Даша.

— Прямо во время разговора. Этот способ куда надежнее и куда гуманнее. К тому же к ручке может приклеиться только одна особь, а к коврику и две запросто прилипнут!

— А состава-то хватит? — забеспокоился Стас.

— Хватит! Хватит, его совсем немножко надо!

— Вот увидите, по закону мирового свинства приклейся Эльга. Как пить дать! — сказала со смехом Даша.

— А чего ей по ночам шастать? Мы раньше двенадцати ничего мазать не будем.

— Петь, а хорошо бы еще разок ручку на Стасиковой двери тоже смазать. Не зря все-таки туда уже дважды пытались проникнуть!

— Правильно! Хорошо бы их всех зараз приклеить и вызвать милицию!

— А нам за это не влетит?

— За что? За то, что мы самообороняемся? Не имеют права! Клей — не холодное оружие, не огнестрельное и даже не отравляющее вещество!

— Молодец, Петро! А знаешь, неплохо бы и наш коврик смазать!

— На ваш коврик состава уже не хватит… — с сожалением проговорил Петька.

— А туда нельзя чего-нибудь добавить? — поинтересовался Стас.

— Добавить? А что, это идея! Погоди, я звякну домой, если папа уже уехал, я сбегаю домой и принесу целую полулитровую банку! Тогда на все хватит!

— В квартире Квитко никто к телефону не подошел, и Петька решил бежать домой.

— Петь, это долго? Ты тогда два часа возился! — испуганно спросила Даша.

— Нет, за полчаса управлюсь! Только добавлю два ингредиента, и все! Ладно, я побежал! А если что, звоните сразу в ментуру!

— И он опрометью кинулся вон из квартиры. Даша со Стасом остались одни.

— Хорошо бы твой папа позвонил…

— Да, неплохо бы… Но мы ему не скажем, что за твоей мамой следят, а?

— Конечно, нет! Ему там и так кисло… Хотя нам, правда, тоже не сладко!

— Даш, у тебя фотоаппарат в порядке?

— Да, а что?

— Какой у тебя?

— У меня «Кодак», мыльница, а у мамы «Полароид» есть. А что?

— Надо будет, если мы их приклеим, сделать фотки!

— Зачем? Мы же в милицию их сдадим?

— Мне кажется, надо с ними немножко побеседовать!

— Они с тобой побеседуют! Пулю в лоб, и все дела!

— Ошибаешься, в такой ситуации ни о какой пуле речь не идет!

— Почему это?

— Потому что им это не поможет! Представь себе, каким беспомощным должен себя чувствовать человек в такой ситуации? Пока он что-нибудь сообразит…

— Думаешь?

— Уверен! А вдруг мы таким образом что-нибудь узнаем? Хотя бы кто гоняется за папой и из-за чего! Только… Тебе, сестренка, придется немного изменить свой внешний вид!

— Мне? Зачем?

— А вдруг тебя кто-то по «Агаве» узнает?

— Да меня там почти никто не видел!

— А охранники? Вдруг именно их пошлют на это дело?

— Стасик! Ты потрясающе умный!

— Ровно через полчаса примчался раскрасневшийся и запыхавшийся Петька.

— Вот! Скорее, надо скорее все намазать! — еле выдохнул он.

— Зачем такая спешка?

— Понимаете, я во дворе видел белые «Жигули»! По-моему, те самые! Только там никого сейчас не было!

— А почем ты знаешь, что те самые? — поинтересовалась Даша.

— Не знаю, но мне так кажется!

— Интуиция, что ли? — усмехнулся Стас.

— Вроде!

— У нас во дворе белых «Жигулей» до фига и больше! — пожала плечами Даша.

— Как хотите, но можем не успеть!

— Петь, сейчас еще десяти нет, кто же в такое время полезет? — подумав, сказала Даша. — Нет, еще часик надо подождать, а то и в самом деле опять какой-нибудь сосед приклеится. Пойдет домой пьяный, его качнет в сторону, он и прилипнет!

— Ага, особенно если Геннадий с десятого этажа придёт занять чирик на бутылку, — засмеялся Стас.

— А где эти «Жигули» стоят? — спросила вдруг Даша.

— Во дворе, где ж еще?

— Отсюда не видно?

— Наверно, из кухни видно! Точно! Вон они!

— Эти? Это машина Варвары с третьего этажа!

— Ты уверена?

— Конечно! Ты не заметил, там обезьянка не болтается на лобовом стекле?

— Обезьянка? Точно, болтается!

— Ну вот, а ты горячку порол! Раньше двенадцати ничего не мажем!

— А что делать-то будем? Может, телек посмотрим?

— Нет, так мы можем все проворонить. Давайте в дурака, что ли, сыграем? — предложил Петька. — А вообще я бы чего-нибудь сожрал!

— Я тоже! — поддержал его Стас, и они выжидательно уставились на Дашу.

— Могу супу разогреть, будете?

— Будем.

— После супа они еще ели курицу, запивая ее квасом.

— Смотрите не обжирайтесь, а то заснете! — предостерегла их Даша.

— Не заснем! — не слишком уверенно проговорил Петька. — Ну и денек сегодня! Дашка, а ты, наверное, вообще с ног валишься, ты ж сегодня еще на работу ходила! Слушай, а завтра пойдешь, завтра же суббота?

— Пойду! Я в субботу работаю! Но сейчас мне слишком страшно, чтобы спать, — тихонько призналась она.

— Не бойся, сестренка! Мы не дадим тебя в обиду!

— Лавря, ты что? И потом, я же владею карате и айкидо, забыла?

— Даша с благодарностью смотрела на своих друзей, конечно, они надежные парни, но против настоящих бандитов…

— Ровно в двенадцать Петька осторожно выглянул на лестницу. Все было тихо. На всякий случай он пригнулся, чтобы незамеченным пройти мимо «глазка» на двери Эльги Имантовны. Затем поднял коврик у двери Стаса, выплеснул свой таинственный состав на пол, размазал его, кинул сверху коврик, попрыгал на нем, затем налил состав уже на коврик и ошметком старого веника распределил по поверхности. И еще кисточкой смазал многострадальную ручку. Пригнувшись, он шмыгнул обратно и проделал все то же самое у Дашиной двери. Операция заняла ровно три минуты. Стас заметил по часам.

— Кайф!

— Погоди, надо выкинуть этот веник! — сказала Даша.

— Они завернули веник в газету, сунули в полиэтиленовый мешок, и Петька бросился к мусоропроводу. Теперь, чтобы выйти из квартиры или войти, надо было прыгать через коврик.

— Зазвонил телефон. Даша сняла трубку.

— Алло! Алло! Никого!

— Проверяют! — догадался Петька.

— Только бы утром не забыть и самим не приклеиться, — озабоченно сказала Даша, пытаясь скрыть охвативший ее страх.

— Они все уселись в большой комнате и стали ждать.

— Нет, — воскликнул Петька, — так нельзя! Мы сейчас заснем!

— А что ты предлагаешь? — пожал плечами Стас. Я лично пойду на балкон! Буду оттуда следить, не подъедет ли кто!

— Правильно!

— Они вынесли стулья на балкон и уселись там. Ночная жизнь двора теперь была перед ними как на ладони. Шныряли кошки, бегала бездомная собака в поисках приюта, на травке неподалеку от мусорных баков спал, свернувшись калачиком, бомж и обнималась на дальней лавочке влюбленная пара.

— Мирная картина, — вздохнул Стас.

— Во двор въехал джип. И остановился возле их подъезда. Петька перегнулся через перила.

— Похоже, они! — охрипшим голосом прошептал он. — Их трое! Один остался в машине, двое вошли в подъезд! Аида к дверям!

— Вот лифт остановился на их этаже. Стас прильнул к «глазку». Даша сжимала в руках газовый баллончик.

— Это здесь! — раздался тихий голос. — Давай, Гоша, действуй!

— О черт! Что тут такое?

— В ответ раздались тихие матерные ругательства.

— Федя, браток, я прилип! Рука! Рука не отлипает! Помоги!

— И я прилип! Ноги! Ни с места! Что тут такое? Мы в ловушке! Надо сматываться!

— Ха, попробуй! Ты что, гад, делаешь? Собираешься меня одного бросить?

— А что ж нам, вдвоем тут припухать? Я за Лешкой сбегаю! Может, у него растворитель найдется!

— Федя! Убью, гад!

— Да ты что? Надо же что-то делать! Если у Лешки растворителя нет, мы съездим, достанем! Потерпи, друг!

— Давай, поторапливайся!

— Ребята в квартире уже корчились от смеха. Сработало! Петька опять бросился на балкон. И увидел, как из подъезда в одних носках выскочил человек, бросился к джипу и стал что-то лихорадочно объяснять шоферу. Потом сел рядом с ним, и джип на бешеной скорости вылетел со двора.

— Все, надо начинать! — сказал Петька. — У нас не так уж много времени, они поехали за растворителем!

— Ну где они ночью растворитель достанут? — заметила Даша.

— Это еще неизвестно. Пошли!

— А если они вернутся с подкреплением? — проговорил Стас.

— Тем более, пошли!

— Нет! Надо вызвать милицию! Быстро, звони, Дарья!

— Но мы же хотели сами… — растерялся Петька.

— Нет, они вернутся с растворителем и со злости нас угрохают! Звони!

— А как же ты? — прошептала Даша.

— Я спрячусь! Звони!

— Даша позвонила в милицию.

— Пожалуйста, скорее, нас хотят ограбить, мы поймали вора, держим его, приезжайте скорее! — завопила она в трубку. — Мы дети, нас мало! Скорее!

— Прилипший снаружи человек услыхал ее вопли, и сам чуть не взвыл от ужаса. Встреча с милицией никак ему не улыбалась! И он постучал в дверь!

— Ребята! Ребята! Не надо милиции! Я не вор! Я случайно проходил мимо! Отпустите меня! Умоляю вас!

— Зачем вы следите за хозяйкой этой квартиры? — решительно спросил Стас.

— Не знаю, ничего не знаю, ни за кем я не следил, я шел мимо, выпил малость… А тут… Ребятки, Христом богом прошу, отпустите!

— Отвечайте на мой вопрос, а мы подумаем!

— Не знаю, ей-богу не знаю! Велели проследить, а зачем — ведать не ведаю! Отпустите!

— А сюда вы зачем явились? За ее дочерью?

— Да-а! Федя! Наконец-то! Скорее, эти гаденыши ментов вызвали! Они там, за дверью! Издеваются!

— Ложись! — скомандовал Стас. Даша с Петькой рухнули на пол. И вовремя! Дверь прошили несколько выстрелов, почти бесшумных!

— Где же милиция? — в ужасе прошептала Даша.

— Федя, сперва отклей меня, а потом делай с ними, что хочешь! Ой, больно!

— Руки вверх! Стоять! Ни с места! — раздалось с лестницы.

— Петька забарабанил в дверь.

— Только не наступайте на коврик! Не наступайте на коврик! Вы прилипнете! — орал он из-за двери.

— Так, Ершов! Надень ему наручники!

— Кретин ты, Федя! — обреченно произнес пленник. — Как есть кретин!

— Да что тут такое? Отлипнуть не можете?

— Гражданин начальник, вот, полюбуйтесь, чего с живыми людьми нынче делают!

— Открывайте, ребята, не бойтесь! — крикнул милиционер.

— Даша открыла дверь, и приклеенный бандит, причудливо изогнувшись, повис между ручкой и ковриком.

— Черт возьми, отлепите его как-нибудь! — потребовал лейтенант.

— Сейчас! Сейчас! — засуетился Петька. Он схватил бутылку с растворителем и довольно быстро отклеил руку незваного гостя.

— А Даша тем временем набросала газет на коврик.

— Снимай ботинки, — распорядился лейтенант.

— Бандит мигом вылез из туфель и в носках осторожно ступил на газеты. Ему немедленно надели наручники.

— Лейтенант, окажите медицинскую помощь! Вон чего с рукой сделали!

— Я сейчас принесу бальзам! — сказала Даша.

— Когда с первыми формальностями было покончено, лейтенант Якушев спросил:

— А что это у вас за метод воров ловить?

— Понимаете, тут к нашим соседям несколько раз уже пытались залезть, ну нам стало страшно, мы и решили так себя обезопасить, и их, кстати, тоже! Мы и их коврик смазали. И ручку!

— Идея, конечно, потрясающая! — засмеялся Якушев. — Но не проще было бы в милицию обратиться?

— И что? — воскликнул Петька. — Вы бы тут пост поставили?

— Ну, это вряд ли… У нас и так народу не хватает!

— Вот видите! Мы же действовали в пределах необходимой самообороны, разве нет?

— Безусловно, — рассмеялся Якушев. — Ну и головы у вас… Между прочим, Ершов, надо пригласить понятых! Придется соседям побудку устроить!

— Ой, только не звоните в соседнюю квартиру! Там пожилая женщина, у нее здоровье слабое… — заверещала Даша, боясь, что Эльга может наболтать лишнего.

— А нам без разницы! Нехай пожилая женщина спит, только, думаю, от всех этих дел она уж давно проснулась, — пожал плечами Ершов и стал спускаться по лестнице. Даша облегченно вздохнула.

— Бандиты клялись и божились, что ни сном, ни духом ничего не знают про эти чертовы квартиры. Они просто спускались по лестнице, лифта долго не было, и вот один из них оступился и невольно схватился за ручку двери и прилип…

— Я бы с легкостью поверил вашим байкам, — усмехнулся лейтенант Якушев, — если бы не отмычки и если б не стрельба… А так тут уже целый букет! И покушение на жизнь малолетних, и попытка взлома, и ношение огнестрельного оружия, у вас, надо полагать, нет при себе разрешения на владение оружием? Ну вот видите! Это глупо! Одной статьей меньше было бы! А так… Хилые ваши дела, господа преступники!

— Там еще третий был… — вспомнил вдруг Петька. — Внизу джип стоял!

— Не волнуйся, его взяли! Не такие уж мы лохи, как вам иногда кажется! А где же ваши взрослые?

— В отъезде! — вздохнула Даша. — Мама, правда, завтра приедет!

— Пусть обязательно нам позвонит!

— Они еще долго беседовали с лейтенантом, ни единым словом не упомянув об истории с отцом Стаса, тем более что Стас в это время сидел в кладовке, за вешалкой с платьями Александры Павловны, и с трудом удерживался от чихания, слишком уж там пахло духами.

— Когда наконец все ушли, было уже четыре утра.

— Ну и ночка! — сказал Петька, утирая взмокший лоб. — Рехнуться можно.

— Вернее, нельзя не рехнуться! — улыбнулась Даша.

— Лавря, немедленно ложись спать! Ты же утром на работу опоздаешь!

— Я уже не хочу спать! Ой, а где там Стас?

— Они бросились в кладовку. Стас сладко спал, лежа на чем-то вроде матраца.

— Стас! — завопила Даша. — Ты с ума сошел! Это же мамина шуба!

— Стас открыл глаза и ничего не понял. Где это он?

— Вставай сейчас же и иди спать в комнату!

— Даша вытянула из-под него полотняный мешок, в который была зашита шуба из опоссума, мамина гордость.

— А что ж мне, на полу спать? — ворчал Стас.

— И давно ты дрыхнешь? — полюбопытствовал Петька.

— Уже часа полтора… Даша, немедленно спать! Тебе же в «Агаву» нельзя опаздывать!

— Уже не имеет смысла ложиться!

— Между прочим, пока я в кладовке парился, у меня родились кое-какие мысли… Ты завтра в «Агаве» попробуй вывести кого-нибудь на разговор о всяких преступлениях и разборках!

— Зачем?

— Может, кто-нибудь проболтается, что у них там было… Но не вздумай говорить о наших делах…

— Что я, дура? Только мне там говорить особо не с кем, разве что Маша пораньше придет!

— Я сейчас умру с голоду! — простонал Петька.

Глава 10

Сонное царство

— Несмотря на ужасную усталость и бессонную ночь, Даша ровно в восемь уже была в «Агаве». Ее впустили в офис и оставили одну. Она сразу принялась за уборку. Действительно, на столе у Маши опять стоял дивный букет желтых роз. Нанесли, подумала Даша. Как бы все-таки узнать, чем эта фирма занимается? Но никаких бумаг на поверхности не было, а подходить к компьютеру она опасалась. Петьку бы сюда, он мигом разобрался бы, с тоской подумала она. Надо что-то придумать и привести его в «Агаву». А вообще надо попросить маму купить ей компьютер, а то она уже отстала от жизни! За всеми этими мыслями Даша и не заметила появления Маши.

— Привет, Даша!

— От неожиданности девочка даже вздрогнула.

— Привет, Маша! А вам и вправду цветочки принесли!

— Я же говорила! Ну как дела? Слушай, подруга, ты чего такая зеленая? Ты, часом, не голодная?

— Да нет, просто ночь не спала, у нас в доме разборка была!

— Какая разборка?

— Да не знаю, вроде кто-то пытался залезть в квартиру к соседям, а они их поймали, милиция, понятые, то да се, всю ночь спать не давали.

— Понятно. Тебе еще долго убираться?

— Да минут двадцать!

— Вот и хорошо, мы с тобой кофейку попьем, у меня пирожные вкусные есть, мне вчера подарили, но я их не ем, фигуру берегу, а тебе в самый раз! Заканчивай поскорее!

— Даша взглянула на часы. Было начало десятого.

— А почему это вы так рано пришли?

— Да мне чем раньше из дома слинять, тем лучше. Я у тетки живу, а она такая злыдня, не дай бог! Просыпается и начинает ворчать! Прямо с утра настроение портит! Вот я нынче и убежала, пока она еще глаза не продрала. Да ладно тебе, и так все блестит! Давай мой руки и будем кофе пить! Ты кофе-то пьешь?

— Если растворимый и с молоком, да. А лучше чай!

— Чай? Пожалуйста, сделаю тебе чай, это не проблема!

— Маша кинула в кружку пакетик чаю и залила его кипятком из электрочайника, а себе приготовила кофе в кофеварке.

— Ох, хорошо, люблю попить кофейку на свободе! А ты ешь пирожные, не стесняйся! Что не доешь, возьмешь с собой!

— Ну что вы, зачем? У вас же тут люди работают…

— Этим людям и без пирожных неплохо, обойдутся! И знаешь что, называй меня на ты!

— Какая она славная, подумала Даша, откусывая и вправду восхитительное пирожное. Надо с ней подружиться.

— А я, между прочим, уже закинула насчет тебя удочку!

— Какую удочку? — не поняла Даша.

— Насчет твоей работы…

— Ой, правда? Спасибо!

— Ну, это лишь на той неделе выяснится, пока рано благодарить! Слушай, а как будет, когда школа-то начнется? Или ты только до школы подзаработать решила?

— Да нет, я думаю, мне можно будет приходить не к восьми, а, допустим, к семи? Я тогда все успею! — взмолилась Даша.

— Тебе здорово деньги нужны? — сочувственно спросила Маша.

— Да! У меня отец пьет!

— Это хуже некуда! Это я знаю! У меня у самой отец пьяница горький. Я потому и подалась в Москву, к тетке. Просто сил не было глядеть на все это!

— А ты откуда?

— Я-то? Из Пскова. Знаешь такой город?

— Знаю! Очень красивый город!

— Неужто ты там была?

— Даша была во Пскове, когда они с мамой ездили на машине в Пушкинские Горы. Но сказать об этом нельзя.

— Ага, была, еще маленькой! У мамы там родня жила!

— — Да? А как их фамилия, вдруг я знаю?

— Васильевы!

— Ну, Васильевых во Пскове как собак нерезаных! — засмеялась Маша.

— Маш, а вот скажи… Мне интересно, чем эта фирма занимается? Торгует?

— Торгует! Всем понемножку! А в основном винами!

— Винами?

— Ага!

— Выходит, на алкашей работаете?

— На алкашей? Да нет, подруга, подымай выше! Мы поставляем в Россию всякие французские и итальянские вина, дорогие и изысканные. Алкашам они не по карману!

— Поняла! — сказала Даша и решила больше не углубляться в эту тему. — А почему ж тогда вы называетесь «Агава»? Это же вроде мексиканский цветок?

— А нет! Тут совсем другое. Эту фирму основал Андрей Гаврилович Авилов. — А — Гав — А. Поняла?

— Поняла, только вроде бы директор-то ваш Вадим Петрович?

— Директор да. А хозяин — Андрей Гаврилович. Но он в основном за границей живет, во Франции.

— Поняла! богатый, наверное?

— Богатый? Надо думать!

— А ты его видела когда-нибудь?

— Сколько раз! Когда приезжал! У него, говорят, не одна эта фирма, а много, по всему миру!

— А он старый?

— Старый? Нет, что ты, ему лет тридцать пять! И такой клевый мужик! Вот бы подцепить такого!

— Ты — подцепишь! Ты — красивая! — убежденно сказала Даша, чем окончательно растопила сердце Маши.

— Время близилось к десяти.

— Все, подруга, кончаем посиделки! — сказала Маша.

— Даша мгновенно вымыла посуду.

— Так я пойду?

— Иди, подруга, иди. До понедельника!

— До понедельника, Маша!

— Даша, пирожные-то возьми!

— Спасибо!

— Даша вышла на улицу страшно довольная. Вон сколько всего она нынче узнала! И с Машей подружилась! В понедельник она вполне сможет продолжить свои расспросы, при таких отношениях это будет выглядеть вполне естественным любопытством! И безмерно гордая собой, она понеслась к дому.

— Вид прошитой выстрелами двери напомнил ей о том, что придется все объяснять маме! Надо ей позвонить, хотя… Она же сегодня выходная!

— Даша ворвалась в квартиру. Стас и Петька крепко спали. Но Даше было не до сна. Она набрала номер, оставленный вчера мамой, и та почти сразу схватила трубку.

— Дашка! Слава богу, я звоню-звоню… Ну что там у вас?

— Нормально! Подожди, мама, что у тебя?

— У меня все тихо и спокойно, а у вас? Что-то случилось, да?

— Случилось, но все в порядке.

— Я могу, наконец, приехать домой?

— Можешь! Только не пугайся, когда увидишь дверь!

— Боже мой, Даша, что с дверью?

— Да попортили немного! Ничего страшного!

— Даша, ты поедешь сегодня со мной на дачу?

— Мама, а Стасик?

— Ладно, мы это еще обсудим! Даша, а… Кирилл не звонил?

— Нет, не звонил!

— Александра Павловна буквально ворвалась в квартиру.

— Даша, что тут было? Перестрелка?

— Перестрелкой я бы это не назвала! Стреляли только с одной стороны! — И Даша подробно рассказала маме все, что тут произошло. — Кстати, тебя просили позвонить в милицию!

— Я туда поеду сама!

— Только, мама, мы про все эти дела… ни слова… мы просто готовились к визиту грабителей, и все!

— Да я понимаю! Боже мой, если бы кто-то еще неделю назад рассказал мне, что я сама буду вытворять! Сбивать со следа бандитов, уходить от погони!

— Тут на кухне появился заспанный Петька.

— Ой, тетя Саша! Доброе утро! — При этом он украдкой взглянул на Дашу. В его взгляде читался вопрос.

— Даша незаметно кивнула и подняла большой палец. Мол, все отлично.

— Петя, если ты годам к пятидесяти не получишь Нобелевскую премию, я буду очень разочарована! — заявила со смехом Александра Павловна. — Кажется, еще никто не приклеивал воров к коврику! Вот уж поистине гениальная идея! Вот если б еще воры не носили с собой оружие!

— Скажи «спасибо», мама, что у них с собой гранаты не было!

— Тетя Саша, а у вас как обошлось?

— Нормально, хотя и не без приключений. Дело в том, что Славик испугался, что если я ускользну, они могут явиться к нему! Ну, устроили целый спектакль. Сначала мы долго и очень громко ругались у входа в гараж. Я орала, что он мерзавец и халтурщик, что ноги моей больше у него не будет! И все в таком роде. Напоследок я кричала, что не желаю даже на лишний час оставлять свою машину в этом заведении! Потом мы пошли в гараж, он посадил за руль моей машины свою сестру Арину, которая случайно к нему зашла и согласилась нам помочь. Ариша напялила темные очки и мою жакетку, так что издали ее вполне можно было принять за меня, и она на бешеной скорости унеслась. А я легла на заднее сиденье в машине Славика, и он увез меня к себе домой, где я благополучно и переночевала…

— Вижу, тетя Саша, вы тоже не скучали, — заметил Петька.

— Если бы ты знал, Петя, как я хочу поскучать немножко! Дашка, ты решительно отказываешься ехать со мной на дачу?

— Решительно!

— Нет, Даша, ты поезжай с мамой! Я прекрасно и один справлюсь! — сказал Стас.

— Нет! Мама, ты же знаешь! Его нельзя тут одного оставлять!

— Но я же буду с ним! Мне только завтра утром надо вернуться! — воскликнул Петька.

— Вот видишь, Даша, Петя побудет со Стасиком, а мы бы поехали на дачу! Бабушка так волнуется, так скучает!

— Правда, сестренка, съезди на дачу! — посоветовал Стас.

— Мама, тебе же надо еще в милицию позвонить! Еще неизвестно, сможешь ли ты сама сегодня уехать! Мало ли сколько они тебя продержат!

— Ну я им не дамся! Ох, а ведь еще надо что-то сделать с дверью. Придется, видно, ее менять! Но это уже на той неделе! Кстати, Петя, а что будет с ковриком?

— Да я принесу еще растворителя, и все будет о'кей, не волнуйтесь, тетя Саша! А твою дверь, Стасик, я думаю, надо пока так оставить!

— А вы еще кого-то ловить намерены? — ужаснулась Александра Павловна.

— Да нет, на всякий случай!

— Раздался телефонный звонок. Александра Павловна подошла.

— Алло! Добрый день. Кого? Дашу? Да, пожалуйста! Даша! Тебя.

— Даша схватила трубку.

— Я слушаю!

— Даша? Привет! Это Юра!

— Дашку разом бросило в жар! Юра! За всеми событиями она напрочь забыла о нем. Хороша любовь!

— Привет!

— Ты давно приехала?

— Нет.

— А это кто подходил? Твоя мама?

— Да.

— Тебе сейчас неудобно говорить, да?

— Да.

— Ты мой телефон не забыла?

— Нет!

— Позвони мне, как только сможешь! Я буду ждать! Позвони обязательно!

— Да!

— Я очень соскучился! Очень!

— Да!

— Ну все, я жду звонка!

— А!

— С кем это ты так односложно беседовала? — поинтересовалась Александра Павловна.

— Да так, с одним знакомым!

— Стас понимающе усмехнулся, а Петька навострил уши.

— И чего он от тебя хотел, этот знакомый? — спросил он.

— Да ничего, просто он дурак! И не хочу я больше про него говорить! — отрезала Даша.

— Кажется, у Дашки завелся какой-то новый мальчик, догадалась Александра Павловна.

— Ну ладно, ты тут пока решай, ехать тебе на дачу или нет, а я наведаюсь в милицию.

— Может, лучше позвонить? — спросил Петька.

— Нет уж, они меня могут целый день продержать, сейчас они заняты, приходите попозже, а уж коли я сама

— явлюсь, придется им действовать побыстрее, я им дам разгон! Воздействую личным обаянием! — засмеялась Александра Павловна.

— Едва за нею захлопнулась дверь, Стас и Петька разом выдохнули:

— Ну? Есть новости?

— Еще какие! Вадим Петрович только директор, а хозяин «Агавы» — кстати, она торгует дорогими французскими винами…

— Тогда почему «Агава»? — спросил Стас.

— Потому что хозяина зовут Андрей Гаврилович Авилов! А — Гав — А! Понятно?

— Андрей Гаврилович Авилов? Ты уверена? — охрипшим голосом спросил Стас.

— Уверена! Мне Маша сказала!

— С ума сойти!

— А ты его знаешь?

— Я его видел раза два… Но это папин очень близкий друг! Теперь понятно, как папа попал в эту фирму!

— И что же, ты думаешь, этот самый старый друг теперь преследует твоего отца и тебя? — вмешался Петька.

— Я не знаю… — вконец растерялся Стас. — Вообще-то не думаю… Отец всегда так хорошо о нем отзывался… но, насколько мне известно, он…

— Он живет во Франции! Стасик, а что, если твой папа у него?

— У него? Интересная мысль!

— Но тогда кто же за вами охотится? Хотя, в общем-то, все логично, — задумчиво проговорил Петька.

— Что логично-то? — осведомилась Даша.

— Будем считать, что в данном случае «Агава» фирма дружественная, и твой папа, Стас, с ней сотрудничал…

— Постой, я кое-что придумала! — перебила его Даша. — Я в понедельник спрошу у Маши, не знает ли она хорошего переводчика с нескольких языков, я, мол, устроилась еще в одну фирму, и там нужен такой переводчик!

— А она не насторожится?

— Посмотрим! Хотя вообще она ко мне хорошо относится… Вот, даже целую коробку пирожных дала!

— Ух ты, роскошь! — воскликнул Петька.

— Петь, а ты какую-то логическую цепочку тут разматывал! — напомнил Стас.

— Да, так вот, я полагаю, что твоего папу преследуют не агавщики, а либо их партнеры, с которыми они вели переговоры, либо их враги!

— Ну, тут ничего нового нет, — пожал плечами Стас.

— Пусть Лавря в понедельник действительно про переводчика спросит.

— А если она даст координаты отца, значит, она не в курсе, твоя Маша…

— Ой, не могу больше! Я так устала! Мне так все надоело! Давайте до понедельника про это больше говорить не будем, а то я умру! — взмолилась Даша.

— Правда, сестренка, иди поспи! А то в самом деле свалишься! И обязательно поезжай на дачу, подыши воздухом!

— Отвяжись! — огрызнулась Даша, и впрямь уже едва держась на ногах. Она побежала к себе, незаметно схватив трубку радиотелефона, легла на кровать и набрала заветный номер. — Юра, это я, Даша!

— Наконец-то! Даш, когда увидимся? Ты сейчас свободна?

— Даша глянула на часы. Двенадцать. Надо поспать хотя бы два часа, еще привести себя в порядок…

— Раньше четырех не смогу!

— Хорошо! Давай встретимся в четыре. Тебе где удобнее?

— А мы куда пойдем?

— А тебе куда хочется?

— Я не знаю… Может, в зоопарк?

— В зоопарк? Отличная идея! Тогда в четыре у метро Баррикадная»! Устроит?

— Конечно! Договорились!

— Тогда до встречи!

— Сердце от радости выпрыгивало из груди. Но и спать тоже хотелось. Даша поставила будильник на половину третьего, прилегла и сразу провалилась в сон.

— Когда Александра Павловна вернулась из милиции, все дети спали. Стас с Петькой на угловом диване в большой комнате, а Даша у себя. Бедолаги, подумала Александра Павловна, что им пришлось пережить… А Стасик, какой он бледный… Что же это за жизнь, если дети каждый день подвергаются опасности. Но какие они все хорошие ребята… Дашка настоящая маленькая женщина, хозяюшка, столько берет на себя, добрая, самоотверженная… и как хорошо, что у них со Стасом отношения как у брата с сестрой… А Петька… из него наверняка в жизни будет толк… Да, а что это за новый мальчик? Возвращаясь, Александра Павловна столкнулась внизу с Эльгой, и что только та ей не наболтала… Среди прочего и о каком-то мальчике, который провожал Дашку и про которого она сказала, что это ее двоюродный брат. Нет у нее никаких двоюродных братьев! Наверное, это он звонил? Ох, где взять силы на все? Тем более, когда неизвестно, где Кирилл, что с ним…

— Александра Павловна уронила голову на руки и уснула за кухонным столом. Вся квартира теперь являла собой сонное царство, как будто злая фея усыпила их всех.

Глава 11

Оригинал вместо копии

— Даша проснулась от звонка будильника. В первый момент ничего не поняла, потом сразу все вспомнила и вскочила, ликуя. Она идет на настоящее свидание! С Юрой! Юрочкой! На секунду ей показалось, что все это ей приснилось, не может быть такое в действительности — он, Юра, которому почти семнадцать лет, заинтересовался такой девчонкой, как Даша, которой еще и четырнадцати не исполнилось! Неужели это правда? Она выскочила из своей комнаты и увидела, что мальчишки спят без задних ног, а в кухне обнаружила спящую маму. Она никого не стала пока будить, побежала в ванную, приняла душ, вымыла голову, вопреки обыкновению высушила ее феном и все это время раздумывала, что бы ей такое надеть? Особенно наряжаться не стоит, чтоб он не зазнавался, но в то же время он должен оценить ее вкус! Как-никак он жил в Европе! Она стояла перед шкафом и наконец выбрала белую коротенькую юбку в складку и синюю с белым матроску. Этот наряд они с мамой приобрели в Германии. Мама тогда пришла в восторг от матроски и купила костюм, хоть он и стоил довольно дорого. «Да, отлично сидит, — подумала она. — Ив этой юбке видно, какие у меня длинные ноги…» Белые босоножки и белая сумочка через плечо — то, что надо! Даша посмотрела на часы. Начало четвертого, быстро же она справилась! Что делать с мамой? Будить или ускользнуть незаметно? Тогда придется оставить записку… Нет, лучше разбудить маму и, не дав ей опомниться со сна, сказать, что на дачу она не поедет, что у нее важное дело! Пока еще мама продерет глаза, а она уже убежит! Так она и поступила. Тихонько потрепав маму по плечу, прошептала:

— Мамочка, просыпайся! Ты почему спишь на кухне?

— Александра Павловна открыла глаза:

— Что? Ах да… Ой, как у меня затекла спина… Дашка, ты куда это вырядилась?

— Мамуля, я ухожу, на дачу не поеду!

— Она поцеловала маму и бросилась к двери, чтобы избежать расспросов. Вслед ей неслось:

— Даша, куда ты! Даша, постой, подожди!

— Но Даша уже выскочила на площадку и поспешила захлопнуть за собой дверь. К метро она мчалась на бешенной скорости, словно за нею кто-то гнался. Взглянув на часы, она поняла, что будет на месте раньше условленного часа. А она уже знала, что девушке приходить на свидание первой не полагается. Это неприлично. Тем не менее, как она себя ни сдерживала, а оказалась у метро «Баррикадная» без десяти четыре. Она огляделась. Юры еще не было видно. И слава богу! Тогда она зашла за один из торговых павильонов и встала так, чтобы видеть выходящих из метро. Юра появился без двух минут четыре. Сердце у Даши забилось где-то в горле. Она даже забыла, какой он красивый! Он отошел в сторонку и стал разглядывать книги на лотке. Как будто и не ждет никого! Тогда она задами пробралась к входу в метро, вошла, одним движением перемахнула через загородку и бросилась к выходу. Юра все еще стоял у лотка с книгами.

— Даша подошла к нему.

— Привет!

— Он обернулся и просиял.

— Привет! Ты почти не опоздала!

— Даша глянула на часы.

— Я совсем не опоздала! Ну что, пошли в зоопарк?

— Пошли!

— Он взял ее под руку. Это было необыкновенно приятно!

— Ну, как дела? — спросил он.

— Дела? — переспросила Даша и вдруг отчетливо поняла, насколько далек Юра от ее жизни, от ее дел. И ей это тоже понравилось. — Дела? А какие дела в каникулы?

— Тоже верно, — засмеялся Юра. — А я вот стараюсь найти работу…

— Работу? Зачем? Ты же скоро уедешь!

— Нет, я не уеду! Я остаюсь в Москве! — довольно жестко произнес Юра.

— Сердце Даши радостно забилось.

— Почему?

— Потому что, во-первых, мне там смертельно скучно, во-вторых, я терпеть не могу отчима, а в-третьих, я просто хочу жить в Москве, в России, — с некоторой даже патетикой произнес Юра.

— «А я здесь вовсе ни при чем, — грустно подумала Даша, — как я и сказала папе».

— Но если честно, это решение я принял… когда познакомился с тобой!

— Правда? — просияла Даша.

— Да, правда.

— И они смущенно замолчали.

— Вот незадача! — воскликнул Юра. — Зоопарк сегодня закрыт! Ну что теперь делать будем?

— А давай просто погуляем! — робко предложила Даша. — В Москве сейчас так красиво…

— Да, Москву просто не узнать! Это тебе не Маасмехелен! Настоящая мировая столица! Я так скучал по Москве в этой бельгийской дыре!

— Юр, а как твоя мама относится к твоему решению?

— Ох, не говори! Это просто ужас! Она рыдает и стонет круглые сутки!

— А тебе ее не жалко?

— Жалко, конечно, но не могу я похоронить себя там, понимаешь, не могу! Мне же учиться надо!

— А разве в Бельгии нельзя учиться?

— Да пойми ты, не хочу я жить в Бельгии, не хочу! У меня здесь все — и друзья, и родственники и… и ты, наконец!

— И он вдруг залился краской.

— Взявшись за руки, они долго бродили по летней нарядной Москве. Потом устали, посидели в уличном кафе, поели мороженого и опять пошли бродить. Им было хорошо вместе, легко и весело. Даша совсем позабыла о всех неприятностях. «Это счастье, это счастье», — иногда она твердила про себя.

— После Дашиного бегства Александра Павловна привела себя в порядок и решила немедленно ехать на дачу. Но предварительно она разбудила ребят.

— Мальчики, вставайте, пора!

— Оба вскочили как ужаленные.

— Ой, тетя Саша, а который час?

— Почти четыре! Петя, Стасик, вы можете объяснить мне, что творится с Дашей?

— А что? Что с ней творится? — перепугались ребята.

— Она вырядилась в пух и прах и унеслась, ничего мне не сказав. Кто этот парень?

— Какой еще парень? — закричал Петька. — Я ничего не понимаю!

— Стасик, а ты что-нибудь знаешь?

— Кажется, да, но… Я обещал Даше никому не говорить…

— Стасик, это не шутки! Я же все-таки ее мать! Мне необходимо понять, что с моей дочкой! Умоляю, Стасик, скажи!

— Да я сам мало что знаю… Его зовут Юра и, насколько я понимаю, они познакомились на дне рождения Дашиного папы. Кажется, он какой-то родственник…

— Александра Павловна задумалась.

— Ты сказал Юра? А он случайно не из-за границы приехал?

— Кажется, да.

— А вот это хорошо! — обрадовалась Александра Павловна. — Как приехал, так и уедет! — И она с облегчением вздохнула.

— Стас не стал ее разочаровывать, хоть и знал уже, что Юра отказался уезжать.

— Только, Алек… Саша, прошу вас, не говорите Даше…

— Можешь быть спокоен, Стасик!

— И, взяв из дому кое-какие вещи, она уехала на дачу. Едва дверь за ней закрылась, как Петька спросил:

— Стас, что это за парень?

— Да ну, какой-то тип из Бельгии, приехал на несколько дней, а Дашка обещала ему Москву показать, только и всего.

— Ты уверен?

— На сто процентов! — соврал ради младшего друга Стас.

— Александра Павловна ехала на дачу и все время следила за дорогой в зеркало заднего вида. Старалась определить, нет ли за нею «хвоста». И пришла к выводу, что все чисто. Отвязались, слава богу, думала она. После сегодняшнего разговора в милиции ей то и дело приходила в голову мысль, что она должна, просто обязана как-то помочь Кириллу. Не может же он всю жизнь скрываться за границей, и не может Стасик жить затворником, что-то надо делать. Вопреки ожиданиям лейтенант Якушев произвел на нее хорошее впечатление, и на какой-то миг ей вдруг захотелось рассказать ему все. Но, вспомнив массу прочитанных книг и виденных фильмов, она пришла к выводу, что нельзя доверяться первому встречному, каким бы славным он ни казался. Вот если бы в Москве был друг Кирилла Володя Крашенинников, ему бы она могла довериться с легким сердцем. Но он сейчас в свадебном путешествии…

— Даша взглянула на часы и ахнула. Было уже девять, и начинало смеркаться.

— Ой, Юра, мне пора домой! А как не хочется!

— Тебя опять на дачу увезут?

— Нет, я не дамся!

— Тогда встретимся завтра? И все-таки сходим в зоопарк?

— Встретимся обязательно! А насчет зоопарка… Мне так понравилось просто шляться по улицам…

— Как скажешь! Шляться так шляться! Мне, кстати, тоже очень понравилось шляться с тобой по улицам… — совсем особенным нежным голосом произнес Юра. И улыбнулся.

— Только ты меня не провожай, ладно?

— Это исключено!

— Ты не так воспитан?

— Вот именно!

— Хорошо, провожай, но не до подъезда, а до угла!

— Боишься, что мама увидит?

— Да! — выпалила она, хотя дело было не в маме, а в Стасе и Петьке. Незачем им видеть Юру. Они ее задразнят.

— Хорошо, до угла.

— Между прочим, помнишь тетку, которая нас с тобой видела? Она наверняка уже сообщила обо всем маме.

— Да о чем? Что ты с парнем разговаривала? Разве тебе это запрещают?.

— Нет, но… зачем лишние разговоры?

— Хорошо, я все понял. До угла! А ты рано вСтасшь?

— Не очень… А что?

— Когда тебе можно звонить?

— Не раньше одиннадцати, хотя завтра воскресенье… Можешь уже в девять звонить!

— Странно, у нормальных людей все бывает наоборот!

— А я вот ненормальная! — рассмеялась Даша. Ничего завтра они встретятся, а в понедельник… Она завтра скажет ему, что едет на дачу. А там видно будет, может, она. еще во всем ему признается! Сегодня она ни словом не упомянула ни об одном из раскрученных ими дел. Зачем? Раз она нравится ему такой — наивной хорошенькой девочкой — такой она и будет! Ведь если рассказывать об этом, придется рассказывать и о Стасе, и о Петьке, и о Денисе…

— Знаешь, Даша, почему я сразу обратил на тебя внимание?

— Почему? — вспыхнула Даша.

— Ты ужасно похожа на одну девчонку, которую я видел по телеку…

— В кино?

— Нет, в новостях… Мне так она понравилась тогда… И вдруг я тебя увидел, ты здорово на нее похожа.

— А что за девчонка? — заинтересовалась Даша.

— Она тоже русская, только, пожалуй, постарше тебя… Они вдвоем не то с братом, не то с приятелем задержали воровку бриллиантов…

— Что? — вырвалось у Даши.

— Да-да, в роскошной гостинице в Дюссельдорфе задержали воровку, которую давно уже разыскивал Интерпол. Она тогда меня поразила!

— Воровка?

— Нет, девчонка! И ты так на нее похожа!

— Больше Даша уже не могла выдержать.

— Юрик, я вовсе на нее не похожа…

— Еще как похожа!

— Юрик, это была я! Честное-пречестное слово!

— Не может быть! — вытаращил глаза Юра.

— Не веришь? Я могу показать тебе немецкие газеты! Там про это много писали!

— Нет, правда?

— Хочешь, поклянусь?

— Постой, а почему же ты мне про это не рассказала сегодня?

— Ты хочешь, чтобы я хвасталась?

— Но это ведь… такое событие в жизни… Почему ты промолчала?

— Боялась, что ты просто не поверишь, решишь, что я вру! — нашлась Даша.

— Ну надо же! Вот это история! Тронуться можно! — хохотал Юра, потирая руки от удовольствия, — Подумать только, я-то думал, что нашел отличную копию, а это оригинал! Вот здорово!

— Он вдруг схватил Дашу на руки и подкинул в воздух. Она завизжала, но он поймал ее и аккуратно поставил на землю.

— Ты мне завтра все подробно расскажешь!

— Зачем, ты же все по телеку видел! Я лучше тебе…

— Что?

— Что-нибудь другое расскажу! — от восторга Даша даже забыла об осторожности.

— Но Юра ничего не заметил. Ему и в голову не приходило, какой у Даши богатый детективный опыт. Он просто радовался тому, что нашел девчонку своей мечты.

— Они шли молча, под руку, пока наконец не дошли до угла Дашиного дома.

— Все, больше не провожай меня! — попросила Даша.

— Слушаюсь и повинуюсь! Можно поцеловать тебя на прощание?

— На виду у всех? — ужаснулась Даша.

— В щечку, по-дружески!

— Можно!

— Юра чмокнул ее в щеку, а она отскочила в сторону.

— Ну все, все! Я пойду, ладно? — заторопилась она. Ей казалось, что из всех окон за нею наблюдают.

— Ладно! Завтра утром позвоню!

— Юр, а знаешь что, давай лучше я тебе позвоню… когда проснусь, а?

— Хорошо, звони! А может, еще кружочек сделаем?

— Нет, мне пора! Мама ждет!

— Ну беги, беги!

— И, повернувшись на каблуках, Юра быстро пошел в сторону метро. Даша проводила его взглядом и, подпрыгнув от переполнявшего ее восторга, понеслась домой.

— Дома она застала только Стаса. Петьку по телефону вытребовал отец и увез на дачу.

— Ну наконец-то! — встретил ее хмурый Стас, который метался по квартире, как тигр в клетке.

— Стасик, ты чего? — примирительно спросила Даша.

— Понимаешь, как Петька ушел, начал звонить телефон, почти беспрерывно… И, похоже, междугородный.

— Ты думаешь, это твой папа?

— Не знаю. Я боялся снять трубку. А вдруг это он? Представляешь, как бы он испугался, узнав, что я в Москве!

— Это да! Но, может, он еще позвонит! Я сегодня больше никуда не уйду!

— Еще не хватало! Время — одиннадцатый час! Нельзя так, я же волнуюсь! Кстати, где ты была?

— Гуляла!

— С Юрой?

— С Юрой! Ой, Стасик, ты всегда твердишь, что таких совпадений не бывает, а вот я тебе расскажу…

— И она рассказала Стасу о том, как Юра приметил ее по телевизору.

— Вранье!

— Почему?

— Он прекрасненько все знал! И просто придумал для интереса…

— Неправда! Откуда он мог знать?

— От твоего папы или его жены, все проще простого!

— Нет, я уверена… Я же видела, какое у него было лицо, когда он узнал, что это я…

— Вот дура!

— Стас!

— Но тут зазвонил телефон.

— Алло! Алло! Ой, это вы? Как вы? Есть новости?

— Папа? — шепнул Стас.

— Даша кивнула.

— Нет, мама на даче!

— Даша, скажи, есть вести от Стаса? — взволнованно спросил Кирилл Юрьевич.

— Есть! Есть! С ним все в полном порядке! Он там здорово время проводит! Ловит рыбу, собирает грибы! Только очень волнуется за вас!

— Дашенька, детка, ты что, одна в городе? Почему не на даче?

— Сегодня был день рождения у моей подруги!

— Вот как? Значит, у вас там все нормально?

— Да-да, все нормально, а как у вас?

— Ну, я немного очухался, поразмыслил и сейчас со своей стороны предпринимаю кое-какие шаги… Надежда есть!

— Это самое главное! Вы звоните нам, а то мы волнуемся!

— Даша, как с деньгами?

— Да вы же оставили целую кучу. Они у меня. Стасу в деревне много не надо. Вы ни о чем не волнуйтесь, все будет хорошо!

— Спасибо, Даша. Передай маме, что… ничего не изменилось, ладно?

— Просто сказать, что ничего не изменилось?

— Просто сказать.

— Обязательно скажу!

— А как вы связались со Стасом?

— Он нам звонил!

— Тогда скажи ему, что я не сижу сложа руки и не жду у моря погоды.

— Хорошо! Передам слово в слово!

— Тогда до встречи, Дашенька!

— До встречи!

— Ну что? — накинулся на нее Стас. — Что он говорил?

— Что не сидит сложа руки и не ждет у моря погоды.

— Что это значит? — растерялся Стас.

— Я думаю, это значит, что тут и объяснять нечего! Он что-то делает… Скорее всего он нашел этого главного агавщика, своего друга и…

— Верно! — обрадовался Стас. — А что он еще сказал?

— Даша подробно передала ему весь разговор.

— Вот фигня! — заскрипел зубами Стас. — Я сижу тут, как болван… Слушай, а может, я могу жить спокойно?

— Это с какой же радости?

— Ну, после вчерашнего… Их же захватили…

— Не всех, надо думать! Нет, Стасик, подожди, прошло еще слишком мало времени… Вдруг они установили тут какой-нибудь пост… Наблюдают за квартирой…

— А ты своему Юрочке про меня ничего не говорила?

— Про тебя? Ни одного словечка! Я ему вообще ничего не рассказывала про наши дела! Рассказала только про воровку, да и то после его вопросов. Стасик, пожалуйста, не смей говорить про него ничего плохого, а то мы поссоримся!

Глава 12

Драка

— В понедельник утром Даша бежала на работу совершенно счастливая. Еще бы! Вчера она снова полдня провела с Юрой, и теперь ей казалось, что нет никого лучше его. Она вприпрыжку добежала до «Агавы» и в своем упоении не заметила, что от самого дома за ней шел какой-то человек.

— Она убирала комнаты и громко пела. А ей еще хотелось и танцевать! В балете она видела, как Золушка танцует с метлой, но танцевать с моющим пылесосом? Внезапно зазвонил телефон. Даша глянула на часы — половина девятого. Она растерялась. Но телефон продолжал звонить, и она сняла трубку.

— Кто говорит? — услыхала она грубый мужской голос.

— А кто вам нужен?

— Я спрашиваю, кто говорит?

— Уборщица!

— Это фирма «Агава»?

— Да. Но сейчас тут никого нет, звоните после десяти!

— Мужчина не ответил и повесил трубку. Даша пожала плечами и продолжала уборку. В начале десятого явилась Маша.

— Привет, подруга! Трудишься?

— Тружусь! Маша, а я еще работу нашла! — радостно сообщила Даша. — Там мне сто баксов обещали! Я по вечерам убираюсь!

— Ну, поздравляю! Уже можно жить! А что за фирма?

— Совсем новая, еще только создается! Но там такой офис! Обалдеть! Уборки, правда, тоже больше, чем у вас. Да, Маша, у меня к вам… вопрос…

— Знаешь что, давай, говори мне ты! Ладно?

— Ладно! — с удовольствием согласилась Даша. Маша ей нравилась.

— Так какой у тебя вопрос, подруга?

— Я вот краем уха слыхала там, что им нужен хороший переводчик с французского. Ты случайно не знаешь?

— Они тебя просили переводчика найти? — засмеялась Маша.

— Да нет! Я же говорю — слыхала краем уха! Но мне бы хотелось…

— Понимаю! Хотелось бы оказать им услугу, верно?

— Верно! Ну я и подумала, вы же торгуете с Францией…

— Да! Но у нас у самих сейчас с этим проблема…

— Почему? — простодушно поинтересовалась Даша.

— Да вот… Одна переводчица рожать собралась, другая подцепила богатенького мужа и бросила работу…

— Вот-вот, они говорили, что им нужен мужчина! Мужчина, дескать, не уйдет в декрет и все такое…

— Мужчина? Был у нас один мужчина… классный переводчик! И симпатичный дядечка такой…

— Ну и куда он девался?

— Да так…

— Слушай, Маша, у него есть домашний телефон? Может, он согласится?

— Не в том дело, подруга! Пропал он, понимаешь?

— Как пропал?

— Вот так! Был и нету!

— Что значит — был и нету? Умер, что ли?

— А бог его знает, может, и умер! Мы уж его, можно сказать, с собаками разыскивали… Как сквозь землю провалился!

— А у него семья-то есть?

— Сынишка вроде есть. Соседи говорят, уехал отдыхать вместе с сыном.

— Так, может, и вправду так?

— Не похоже, — мрачно проговорила Маша. — А, ладно… бог с ним, может, еще объявится! — Маше явно не хотелось говорить на эту тему.

— Даша чуть не лопнула с досады. Так хорошо начавшийся и много обещавший разговор прервался в самом интересном месте! И как же к нему вернуться, не вызвав подозрений? На всякий случай она прекратила расспросы и вплотную занялась уборкой. Без двадцати десять все было сделано.

— Маш, я пойду?

— Спешишь?

— Да нет…

— Тогда посиди со мной, выпей чайку, у меня бутерброды вкусные, с красной рыбкой!

— Ну если с красной рыбкой… — немедленно согласилась Даша, хоть и понимала, что за двадцать минут она вряд ли что-нибудь успеет узнать.

А Маша, словно угадав ее мысли, сказала:

— Нынче понедельник, день тяжелый, и раньше половины одиннадцатого никто не приходит.

— А ты? Опять с теткой поссорилась?

— Ага! Хорошо, есть куда пойти! Вот тебе чай, а вот и бутерброды. Ты ешь, не стесняйся.

— Спасибо!

Они поболтали о том о сем, потом Даша вдруг спросила:

— Маш, а как же насчет переводчика? Неужели никого нет?

— Ах да, есть один парень, студент, язык неплохо знает… если хочешь, дам тебе его телефон.

— Хочу! Очень хочу, спасибо!

— Так, суду все ясно! — с лукавой улыбкой проговорила Маша.

— Что ясно? — испугалась Даша.

— В этой фирме, куда ты нанялась, явно есть какой-то молодой красавчик, и как бы не хозяин, а? Признавайся, , втюрилась, да? Можешь не отвечать, по тебе и так заметно! И очень хочется обратить на себя его внимание, да?

— Да, — потупилась Даша, облегченно вздохнув. Маша выстроила прекрасную версию, и грех было ею не воспользоваться.

— А не рано тебе, подруга, взрослыми мужиками интересоваться? — спросила Маша.

— Может, и рано, но я ведь просто хочу помочь… И все!

— Ладно, так и быть, запиши телефон.

— Даша записала.

— Его зовут Павел Викторович Пряхин.

— Но он все-таки не самый лучший, да?

— Нормальный! Язык хорошо знает. С твоего начинающего бизнесмена вполне его хватит.

— Это конечно… А все же, куда самый-то лучший подевался? Как ты сказала его звали?

— Я не сказала! И вообще, много будешь знать, скоро состаришься!

— «Какая же я идиотка, — ругала себя Даша, — разве можно было опять лезть к ней с этими вопросами?» Тут надо действовать исподволь, постепенно, а она… Вот корова! И ведь уже так близко подобралась к тайне!

— Спасибо, Маш, я пойду…

— Ты чего, обиделась, что ли?

— Обиделась? На что? Наоборот, Маш, я так тебе благодарна!

— Слышь, подруга, погоди, посиди еще чуток, а то тоска… Пока никто не пришел, хоть поболтать в покое, а то как рабочий день начнется, до вечера по струнке ходишь…

— Даша с удовольствием опять села на мягкое вращающееся кресло у стола секретарши.

— Ты с кем живешь? С матерью?

— И с матерью, и с отцом, и с братом. Только отец у нас пьет…

— А мать работает?

— Работает, инженером, получает три копейки, еле на еду хватает, — сочиняла Даша.

— И здорово папаша пьет?

— Здорово!

— Это плохо, у меня у самой отец пьяница. А брату сколько лет?

— Четырнадцать. Он на год моложе меня.

— А ты не врешь, что тебе пятнадцать?

— Зачем? — пожала плечами Даша.

— Тоже верно. А братишка работает?

— Ага, устроился с одним мужиком знакомым арбузами торговать.

— Даша сознательно придумала себе брата, на всякий случай, чтобы иметь возможность привести когда-нибудь сюда Петьку. Мало ли что может понадобиться…

— Молодцы, что матери помогаете, — растрогалась Маша. — Конфетку хочешь?

— Нет, спасибо! — Даша глянула на часы. — Мне пора! Да, Маша, на тебя можно сослаться, когда буду звонить Пряхину?

— Конечно! Обязательно! Пусть так и скажут: от Маши из «Агавы».

— Спасибо и до завтра!

— До завтра, подруга!

— Выйдя на улицу, Даша со всех ног понеслась к троллейбусу, Стас, наверное, уже с ума сходит, она ведь задержалась на целых полчаса. Что ж, и сегодня она не зря поработала. Сказать по правде, ей ужасно нравилось, что она работает, зарабатывает деньги, как взрос лай. «На следующий год обязательно устроюсь летом на какую-нибудь работу, чтобы самой зарабатывать деньги…» Хотя мама Дашу ни в чем не ограничивала, ей все равно ужасно хотелось иметь собственные, честным трудом заработанные деньги. А уж на что их потратить, она придумает! Уже придумала! Она поступит, как героиня одной из самых любимых ее книг «Дорога уходит вдаль». Та, получив первые деньги, пошла покупать подарки всем своим близким. И Даша уже представила, как ходит из магазина в магазин, выбирая подарки для мамы, бабушки, Стаса, Петьки, Виктоши, Муськи, Дениса и Кирилла Юрьевича. «Ого, сколько их у меня… А в прошлом году я посчитала бы только маму, бабушку и Виктошу».

— За всеми этими мыслями она и не заметила, как добралась до дому. Открыла дверь, тщательно заперла ее за собой. Тишина. Никто ее не встречает. Неужели Стас еще спит? Но Стаса в квартире не было!

— Она бросилась в кладовку. Наверное, он решил попугать ее и прячется там? Ничего подобного. Стаса нигде не было. Даша похолодела. Его похитили! Но как? Никаких следов борьбы. Все на своих местах. Неужто он осмелился выйти на улицу? Что же делать? Позвонить маме? Но она ужасно испугается… И Петьки нет… Может, позвонить Юре? Хотя чем ей поможет Юра? И придется столько ему рассказывать… А вдруг он не умеет держать язык за зубами?

— Зазвонил телефон. Даша вздрогнула.

— Алло!

— Привет! Это я!

— Денис! Денисик! Какое счастье!

— Ты так рада моему приезду? — обомлел Денис.

— Ты где, Денисик?

— Дома. Я только сегодня приехал. Тебе привет от девчонок! Они тебе прислали целый мешок сухих грибов!

— Это здорово! Денисик, ты свободен сейчас?

— Как ветер! А что? Опять что-то расследуете?

— Не то слово! Только не по телефону. Приезжай скорее ко мне! А то я одна, а тут такое творится…

— Сейчас посмотрю, если Боря не уехал, он меня к тебе подбросит на машине! Боря, Боря, подожди, не уходи! Все, Дашка, до скорого!

— Денис приехал! Ура! Теперь ей будет не так одиноко, и у него здорово котелок варит. Это именно с ним, с Денисом, Даша поймала в Дюссельдорфском роскошном отеле воровку бриллиантов. И вообще он отличный парень.

— Через пятнадцать минут Денис уже звонил в дверь.

— Ого, как ты загорел! — всплеснула руками Даша.

— Что случилось?

— Много всего!

— Слушай, а что это у вас с дверью? Как будто по ней стреляли?

— По ней и стреляли!

— То есть как? — оторопел Денис. — Или ты так шутишь?

— Какие шутки? Ты что…

— А я тебе уже в девять начал звонить, но никто не отвечал… Ты с дачи приехала?

— Нет, пришла с работы.

— С какой работы?

— Погоди, Денисик, я сейчас все тебе расскажу…

— Ни фига себе! — воскликнул Денис, когда Даша окончила свой рассказ. — Ну вы даете… Я уж думал, самое крутое дело у нас — еще бы, тайник с наркотиками в лесу нашли, — но вы нас обскакали…

— Денисик, а когда Виктоша с Муськой вернутся? Очень нам тут Муськи не хватает!

— Через дней десять, не раньше. Они там кайфуют! Викина мама прислала письмо, предложила им поехать на две недели в Анталью, так они отказались. Им, видите ли, и там хорошо!

— Там и вправду так здорово?

— Отлично! Лучше не бывает!

— Тогда почему ты вернулся?

— Боре тут одному грустно…

— Денис жил вдвоем со старшим братом. Их родители несколько лет назад погибли в автокатастрофе.

— Понятно. Денисик, как ты думаешь, куда мог деваться Стас?

— У меня есть подозрение, что он просто пошел гулять. Озверел уже сидеть взаперти.

— А если его схватили?

— Погоди, Даш, не паникуй!

— Не могу, меня всю трясет! Денис, пошли на балкон, если он вернется, я хоть издали его увижу, меньше волноваться буду. По времени.

— Денис засмеялся.

— По времени меньше волноваться будешь? На две минуты?

— Хоть и на две… Я, знаешь, как волнуюсь!

— Они вышли на балкон. Отсюда был виден весь двор.

— Слушай, Дарья, а он не мог пойти в свою квартиру? — предположил Денис.

— Даша озадаченно взглянула на него.

— Мне это в голову не пришло! Но что ему там делать столько времени?

— А вдруг там была засада, и он попался? У тебя есть ключи?

— От их квартиры? Да, конечно.

— Попробуем туда сунуться, поглядим, нет ли каких следов…

— Следов?

— Ну да, следов борьбы или… крови.

— Денис, мне страшно!

— Слушай, а там до сих пор эта липкая гадость? Или Петька все убрал?

— Не помню, — растерялась Даша. — Надо посмотреть!

— Они выскочили на площадку. Коврика у двери не было. И ручка была в порядке. Даша и Денис переглянулись. Денис вдруг нажал на кнопку звонка, и от его птичьей трели Дашу бросило в дрожь. Никто им, разумеется, не открыл. Они опять переглянулись. В глазах Дениса читался вопрос. Даша кивнула. Денис осторожно вставил ключ в замочную скважину и два раза повернул его. Дашу прошиб холодный пот. Потом Денис открыл и второй замок. И вдруг спохватился:

— У них сигнализации нет?

— Нет, — покачала головой Даша.

— И вот дверь медленно открылась. Денис на цыпочках вошел в квартиру, втянул туда Дашу, прикрыл дверь и прислушался. В квартире стояла мертвая тишина.

— Никого тут нет! — сказал Денис. — И, похоже, давно не было, пыли много! Ты постой тут, а я все-таки все осмотрю!

— Он обошел квартиру, заглянул в обе комнаты, в кухню, в ванную и в уборную. Нигде никого. И ничего, просто многодневный слой пыли на всем, поскольку в кухне осталась открытой форточка.

— Даш, спокуха! Никого тут не было!

— Я и сама вижу, — отозвалась Даша. — Но куда же девался Стас?

— Пошли отсюда, а вдруг он уже дома?

— Они бросились обратно, в квартиру Даши. Стаса не было.

— Эх, Муську бы сюда, она бы сразу сказала, случилось с ним что-то плохое или нет, — горестно вздохнула Даша. Зазвонил телефон. Даша схватила трубку, но через мгновение в трубке раздались гудки.

— Ошибка!

— И тут они услыхали, как в двери поворачивается ключ.

— Стас!

— Они бросились к двери. Действительно, это был Стас, но в каком виде! Рубашка без пуговиц, рукав почти оторван, а под глазом наливался синевою фингал.

— Стасик! Ты дрался? — закричала Даша.

— Денис, ты откуда? — смущенно улыбнулся Стас и тут же поморщился — ему было больно улыбаться.

— Где ты был? Как ты мог? — набросилась на него чуть ли не с кулаками Даша. — Сам всегда нас с Петькой ругаешь, что мы недисциплинированные, а сам…

— Погоди, дай прийти в себя! Я все расскажу! У вас есть свинцовая примочка?

— Нет у нас свинцовой примочки! Мы с мамой в драку не лезем! — огрызнулась Даша..

— Я сбегаю в аптеку! — вызвался Денис. — Тут же рядом!

— Пожалуйста, сбегай! — попросил Стас.

— Денис кинулся выполнять поручение.

— Только не думай, что я буду сидеть с тобой и менять тебе примочки! Обойдешься без меня! — все еще задыхаясь от возмущения, говорила Даша. — И если хочешь знать, мне тебя ни чуточки не жалко! Сам виноват!

— Сестренка, помолчи! У меня голова раскалывается!

— Ах, у тебя головка болит? Бедный мальчик! Дурак ты набитый, вот ты кто! — Она все еще не могла ему простить пережитого из-за него волнения.

— Вскоре вернулся Денис с пузырьком свинцовой примочки. Даша принесла мешочек с ватой и кинула на диван.

— Вот!

— Стас неуклюже попытался приложить ватку с примочкой под глаз, но у него это плохо получилось. Даша только сердито фыркнула. Тогда Денис взял это в свои руки.

— Давай, Стас, колись, что тут было?

— А то, что когда Дашка уходила на работу, я смотрел в окно и увидел, как за ней пошел какой-то человек!

— Что за бред? — воскликнула Даша. — Никто за мной не шел!

— Нет, шел! Я прекрасно это видел, но только тебе такое в голову не вскочило!

— А может, он просто шел в ту же сторону?

— Ерунда! Я здорово испугался за тебя, ну и не стал ждать, а побежал следом. Так вот, я теперь точно могу сказать, что он шел именно за тобой! Дошел до самой «Агавы»!

— И что? — встревожилась наконец Даша.

— Ты вошла в подъезд, а тот тип стал искать автомат.

— Автомат? — ахнула Даша.

— Автомат, но не Калашникова, а телефонный!

— А-а-а!

— Из автомата он куда-то позвонил, но я не разобрал слов. Ему явно дали какой-то номер, потому что он записал его на бумажке. И еще раз позвонил. Мне удалось подобраться поближе, и я услышал: «Кто говорит? Кто говорит? Это фирма „Агава“?»

— Ой, Стасик! Это он со мной говорил! — вспомнила утренний звонок Даша.

— А что ты ему сказала?

— Сказала, что говорит уборщица и что все придут не раньше десяти. И все.

— Итак, он проверил, одна ли ты в фирме! И если бы не я…

— Что?

— Он вполне мог бы тебя убить!

— Убить? Зачем?

— А если это месть за арестованных дружков?

— Зачем же ему убивать ее в офисе? — удивился Денис. — Уж проще было бы пришить ее в подъезде или просто ткнуть перо в бок на переходе! Стас, так ты с ним, что ли, подрался?

— Нет! Он после звонка не стал тебя дожидаться, а побрел куда-то… Но я понял, что он не один…

— Как? — разом воскликнули Даша и Денис.

— Там ошивался еще какой-то парень… Они вели тебя вдвоем!

— Зачем вести меня вдвоем? — перепугалась Даша. — И я абсолютно ничего не заметила!

— Вот для этого они и вели тебя вдвоем! Они профессионалы, и со стороны не скажешь, что связаны между собой — никакого контакта! Но действовали слаженно! Когда старший поговорил с тобой по телефону, он ушел, а младший остался. Я сперва решил последить за старшим, но вовремя сообразил, что младший в данный момент представляет собой куда большую опасность, и тогда я…

— Что ты сделал?

— Ну, я подошел к нему, заговорил, слово за слово… я изображал из себя провинциала, растерявшегося в столице, приставал к нему со всякими вопросами… Он сперва вежливо отвечал, потом стал огрызаться, а под конец просто двинул мне в глаз.

— А ты? — закричал Денис.

— А я тоже ему врезал! И мы сцепились! Потрепали друг дружку порядочно! И еще неизвестно, чем бы дело кончилось, но тут из подъезда выскочил охранник с автоматом и разнял нас. Одно могу сказать: тот уходил, здорово прихрамывая!

— У тебя хоть зубы целы? — поинтересовалась Даша.

— К счастью, да!

— Послушай, но ведь все это происходило, пока я была в «Агаве»! Где же ты до сих пор шлялся? Я ведь уже давно дома!

— Дело в том, что я… у меня почему-то очень кружилась голова, и я довольно долго отсиживался в одном дворе…

— Боже мой, Стас, какой же ты идиот! — простонала Даша. — Сколько волнений, сколько трудов, и все, буквально все насмарку! И что теперь делать? Ты ведь показался всем, кто хотел тебя увидеть!

— Никто меня не видел!

— А ты уверен, что за тобой «хвоста» не было?

— За мной — не было! А за тобой — два! Вот поэтому-то я и вышел! Я боялся за тебя!

— Вообще-то это уважительная причина! — заметил Денис.

— Вот именно!

— Но что теперь будет? А вдруг его приметили и знают, что он здесь? Мы даже коврик намазать не можем без Петьки!

— Знаете что? Я пойду на разведку! Меня они не знают и внимания не обратят. Если тут кто-то и дежурит, я его засеку! — блестя глазами, говорил Денис. — Я спокойненько обследую подъезд и двор, не привлекая к себе внимания! И если что-то обнаружу, позвоню вам из автомата. А потом попрошу Бориса незаметно вывезти вас! Поживете у меня! Борис что-нибудь придумает! У него уже есть опыт, сами знаете!

— Что ж, неплохая идея! — согласился Стас.

— И Денис отправился на разведку.

— Стасик, а зачем они за мной следят? — измученным голосом спросила Даша.

— Вот и я хотел это выяснить… А получился прокол из-за этой драки… Ну а ты что-нибудь новое выяснила?

— Даша пересказала ему свой разговор с Машей.

— Да, значит, они тоже искали отца…

— Я подумала, может, тогда, в первый вечер, это они и были? И у них никаких дурных намерений не было?

— Может, и так… Но вряд ли… Уж скорее это кто-то из той фирмы, в которую он должен был пойти во второй

— половине дня… Зато уж сомневаться в намерениях тех, кто тут стрелял, не приходится. Знаешь, сестренка, я что-то совсем запутался! Те, другие, третьи… Кошмар какой-то! Но главное сейчас выяснить, кто следит за тобой! И с какой целью!

— С какой целью — яснее ясного! Надеются, что я вы веду их на тебя! И ты им существенно облегчил задачу! Может, придется еще перебраться к Денису!

— Не дай бог!

— Почему?

— Как ты не понимаешь? Это ведь будет уже совсем чужой дом! У тебя я чужим себя не чувствую…

— Еще бы! Скоро вообще одной семьей станем!

— Скорее бы! Я так соскучился по папе, — тихо признался Стас.

— Звонок в дверь и телефонный звонок раздались одновременно. Даша схватила трубку радиотелефона и понеслась к двери.

— Алло! — крикнула она, открывая дверь. На пороге стоял Денис.

— Привет!

— Даша махнула рукой, проходи, мол, и снова крикнула:

— Алло!

— Даша! Привет! Это Юра!

— Ой, Юра, привет! — радостно зарделась Даша. — Я как раз собиралась тебе звонить…

— Ты давно приехала?

— Только что!

— Денис со Стасом вопросительно смотрели на Дашу. Тогда она вместе с радиотелефоном заперлась в ванной. Не хватало еще при них разговаривать с Юрой, тем более что его тон показался ей немного странным.

— Даш, мы можем увидеться? Это срочно!

— Срочно? А что такое?

— Не по телефону!

— Господи, Юрик, в чем дело?

— Можно я к тебе сейчас приеду?

— Ко мне? — обомлела Даша. — Нет, ко мне не надо…

— Почему? Ты меня боишься?

— Тебя? Нет, но у меня тут…

— Что у тебя?

— Ну, тут к нам гости приехали… из Питера! — ляпнула первое попавшееся Даша.

— Хорошо, я буду ждать тебя внизу, спустись, и мы поговорим во дворе!

— Но почему мы не можем где-то встретиться? — недоумевала Даша.

— Все! Жди меня! Я позвоню тебе по домофону!

— У нас домофон испорчен!

— В таком случае ровно через полтора часа спустись вниз, я буду ждать!

— И он повесил трубку. Что бы это значило? И о чем ему так приспичило с нею поговорить? А, ерунда! Это просто предлог, чтобы скорее увидеться с нею, решила Даша, и эта мысль доставила ей большое удовольствие.

— Кто звонил? — спросил Стас, едва она вернулась в комнату.

— Кирюша Хованский!

— Это еще кто такой?

— Один парень из нашего класса. Он сегодня с Мальты вернулся, а в городе никого, вот он от нечего делать мне и позвонил! — вдохновенно врала Даша.

— Тогда почему ты в ванной заперлась? — подозрительно осведомился Стас.

— А ты думаешь, приятно разговаривать с человеком, когда вы ловите каждое мое слово и смотрите мне в рот? — разозлилась Даша. — Ну, Денис, что там во дворе?

— Вроде бы все чисто… Но для полной уверенности хотелось бы провести эксперимент.

— Какой еще эксперимент? — вскинулась Даша.

— Хорошо бы ты вышла во двор… И я бы посмотрел, не пойдет ли кто за тобой!

— Опять зазвонил телефон.

— Алло! Мамочка! Да, у нас все в порядке! Ты заедешь?

— Вечером обязательно. Даша, вот какое дело! К вам через минут двадцать явятся двое рабочих, они приведут в порядок дверь.

— Мама, но как же…

— Ничего, мало ли кто у тебя может быть в гостях… Не волнуйся, это проверенные люди, все будет хорошо! Нельзя же жить с простреленной дверью!

— А что мне с ними делать? Сколько им денег надо дать?

— Я уже заплатила, они придут вдвоем и часа за два-три все исправят! Вы вдвоем или Петька с вами?

— Нет, его нет, но у нас в гостях Денис!

— Денис? Приехал?

— Да, целый мешок сухих грибов от Виктоши с Муськой привез!

— Ой, Данчик, картофельные котлеты с грибным соусом сделаешь?

— Сделаю, только не сегодня!

— Ну все, солнышко, мне пора! Вечерком заеду!

— Мам, как бабушка?

— Ой, Дашка, как бы этот австралийский дед не увез нашу бабушку в Австралию! Он от нее просто без ума!

Глава 13

То ли девочка, а то ли виденье

— Кто там еще к нам явится? — проворчал Стас. — Какие-то мужики, дверь обивать будут!

— Это хорошо, — заметил Денис, — а то видок у вашей двери еще тот! Я как увидел, чуть не окочурился!

— А мне как быть? — с тоской спросил Стас. — Опять в кладовке отсиживаться?

— Ты бы сегодня утром об осторожности думал! — пожала плечами Даша. — А про этих мужиков мама сказала, что они проверенные и ты можешь их не опасаться!

— И то хлеб! — вздохнул Стас.

— Вы голодные? — спросила Даша.

— Очень! — отозвался Стас.

— Я тоже что-нибудь съел бы, — признался Денис.

— Даша заглянула в холодильник, который удручал своей пустотой.

— В магазин надо сбегать, а то все подъели!

— Куда ж тебе сейчас бежать? Ведь мужики придут! — напомнил Стас.

— Верно! — сказала Даша и подумала: «Надо их скорее чем-то накормить, тогда я на полном основании пойду в магазин, когда придут рабочие, и заодно встречусь с Юрой!» — В таком случае, я сварю вам чечевицу.

— Чечевицу? — удивился Стас.

— Чечевичную похлебку? — припомнил Библию Денис.

— Не похлебку, а кашу, это, кстати, очень вкусно.

— Никогда не ел, — сказал Стас, — Денис, а ты?

— Даже не знаю, как эта самая чечевица выглядит!

— Вот, глядите!

— Похожа на половинки гороха, только помельче! — определил Стас.

— И это едят? — усомнился Денис.

— Едят, можно сказать, даже жрут! — усмехнулась Даша и высыпала чечевицу в кастрюлю, промыла водой и поставила на плиту.

— И сколько она варится?

— Полчаса!

— Ой, долго! — простонал Стас.

— Перетопчешься! — буркнула Даша. — А вот интересно, как ты маме объяснишь свой фингал.

— Стас и Денис переглянулись.

— Скажу — упал.

— На ровном месте?

— В ванной! — сообразил Денис. — Стас, скажи, что у тебя закружилась голова от нехватки воздуха и ты поскользнулся, когда принимал душ. О раковину ударился!

— А что? Можно!

— Нет уж! Про нехватку воздуха ни слова! — грозно потрясла длинной кухонной ложкой Даша.

— Почему?

— Потому что мама будет тебя жалеть! А тебя за твои подвиги дурацкие выпороть мало!

— Сестренка, полегче!

— Вскоре явились два симпатичных молодых парня. — Это ты дочка Александры Павловны?

— Я!

— Она звонила тебе насчет нас?

— Звонила, проходите, пожалуйста! Вам что-нибудь нужно? Инструменты какие-нибудь? Стремянка?

— Нет, инструменты у нас свои, а вот ты дай-ка нам две табуретки.

— Даша принесла им две кухонные табуретки, они ловко сняли дверь с петель и уложили ее на табуретки. Работать они собирались на площадке.

— Может, лучше в квартире? — спросила Даша.

— Да нет, нам тут удобнее!

— Даша вернулась на кухню. И вскоре поставила мальчишкам по большой тарелке дымящейся разваренной чечевицы.

— Масло положите! — распорядилась она.

— Стас осторожно поднес ложку ко рту.

— Пахнет вкусно! — И он храбро отправил ложку в рот. — М-м-м, вкуснятина! — проговорил он с полным ртом.

— Денис последовал его примеру.

— Здорово! Дашка, ты кулинар!

— Между прочим, — прожевав, заметил Стас, — ее путь к моему сердцу уж точно лежал через желудок. Она меня в первый день знакомства накормила такой куриной лапшой… А ты сама почему не ешь?

— Неохота!

— Даша нервничала перед встречей с Юрой, и кусок ей в горло не лез.

— Так, — посмотрела она на часы, — вы тут доедайте, поставьте посуду в посудомойку, а я пойду в магазин.

— Даш, а как же эксперимент? Подожди меня! — закричал Денис.

— Нет! Стаса нельзя одного оставлять! Кто будет подходить к телефону?

— Да, верно! Но ты…

— Не волнуйся, я буду очень внимательна и «хвост» не прозеваю, если он будет! Все, я пошла!

— Куда, хозяюшка? — поинтересовался один из парней на лестнице.

— В магазин! А там мои друзья, если что, они все знают!

— И Даша вошла в лифт. Внизу ее уже дожидался Юра.

— Привет! Как дела?

— Как сажа бела! — мрачно отозвался Юра.

— А что такое?

— Пошли вон туда! — и он указал на лавочку, стоявшую под кустом акации. На ней сейчас никого не было.

— Усадив Дашу, Юра обошел лавочку кругом, заглянул за куст и только потом опустился рядом с Дашей.

— Что это значит? — спросила удивленная Даша. — Юр, что за таинственность?

— Так надо! Послушай, Даша, во что ты опять влезла? За тобой следят!

— Следят?

— Да, двое!

— А ты откуда знаешь? Постой-ка, а что это у тебя одна щека вроде распухла? Флюс?

— Да нет, я подрался… Между прочим, из-за тебя!

— Подрался? Из-за меня? Ничего не понимаю! С кем?

— С каким-то парнем! Он тоже за тобой следил!

— Даша расхохоталась.

— Что тут смешного? — растерялся Юра.

— Отсмеявшись, Даша сурово спросила:

— Скажи, а с чего ты вздумал за мной следить?

— Понимаешь, я чувствовал, что ты от меня что-то скрываешь. Я позвонил, когда ты, по твоим словам, должна была быть на даче, а ты сама взяла трубку. Ну вот я и захотел выяснить, в чем тут дело. Приехал утром к твоему подъезду и решил дождаться. Не прошло и двадцати минут, как ты вышла, и тут же за тобой поперся какой-то мужик. Я пошел за вами. А потом обнаружил, что за мной тоже кто-то прется. Ты вошла в какой-то подъезд, мужик сунулся за тобой, потом куда-то стал звонить, а этот парень пристал ко мне с какими-то вопросами. Я ему сперва отвечал, а потом говорю: «Отвянь, парень, хуже будет». А он все свое гнет. Ну, я ему и врезал.

— И он тебе тоже?

— Есть маленько! Но ему больше досталось!

— Между прочим, если хочешь знать, ты набил морду моему, можно сказать, старшему брату!

— Что? И как это — можно сказать, старший брат? Он тебе брат или не брат?

— Можно сказать, брат!

— Тогда почему он так странно себя вел?

— Потому что решил, что ты следишь за мной в паре с мужиком!

— А что это за мужик?

— Понятия не имею.

— Но что это за дом? Что ты там делала?

— Я там работаю!

— Кем?

— Уборщицей!

— Что? Ты работаешь уборщицей? Даша, зачем? Ты так нуждаешься в деньгах?

— Юра, пойми, это не моя тайна…

— То есть ты это делаешь в каких-то своих целях? Кого ты выслеживаешь? Но в таком случае считай, что ты разоблачена! Ведь этот тип довел тебя до самой двери! Даша, это опасно! Тебе нельзя больше туда ходить! Если ты не прекратишь, я все расскажу твоему папе!

— Только попробуй! — взвилась Даша. — Ишь какой выискался! Ни фига не знает, а лезет с указаниями! Как-нибудь обойдусь!

— Она вскочила, но Юра удержал ее за руку.

— Погоди, торопыга! Не злись! Лучше б объяснила, в чем дело, может, я тоже смогу чем-нибудь помочь?

— Помочь? Ты?

— А почему бы и нет?

— Слушай, а ты французский знаешь?

— Французский? Конечно! Я его с детства учил, а потом еще два года в Бельгии прожил, хотя Маасмехелен в основном голландский город, но все же…

— А ты мог бы переводить коммерческие переговоры?

— Коммерческие переговоры? Конечно! Я для своего отчима несколько раз переводил, участвовал в переговорах с питерской фирмой. А зачем тебе это?

— Пока еще не знаю, но есть кое-какие мысли…

— Только не думай, что я буду плясать под твою дудку, ничего не зная. Если ты все мне не расскажешь, можешь на меня не рассчитывать!

— Даша задумалась. Ей вдруг ужасно захотелось рассказать все Юре, казалось, если она это сделает, половина тяжести свалится с нее. Но ведь она совсем его не знает… Он словно бы прочитал ее мысли.

— Даша, ты можешь мне доверять! Я никому ни словечка не скажу! Честное слово! Насчет твоего папы, это я сгоряча ляпнул, от обиды…

— Он смотрел на нее своими невозможно красивыми зелеными глазами, и Даша, наконец, поддалась искушению.

— Хорошо, — вздохнула она. — Я тебе все расскажу, но если ты хоть слово…

— Клянусь! Чем хочешь клянусь! Никому не то что слова, буквы не скажу!

— И Даша все ему рассказала.

— Вот так история! Теперь я понимаю, тебе было не до меня… А дрался я, значит, со Стасом… У парня и так не приятностей выше головы, а тут еще я… Слушай, Даша, с этим надо немедленно покончить!

— С чем это ты собираешься немедленно покончить? С преступностью? С фирмой «Агава»?

— Только не надо делать из меня дурака! — возмутился Юра. — Надо покончить с недоразумением! Мы сейчас пойдем к тебе, и ты нормально познакомишь меня со Стасом!

— Еще большой вопрос, захочет ли он с тобой знакомиться, — усмехнулась Даша.

— Захочет! Я же вот захотел!

— А вообще ты прав! Именно так мы и сделаем, только сперва надо в магазин сбегать, у нас дома хоть шаром покати, никакой еды нет!

— Тогда идем скорее!

— И они, взявшись за руки, помчались в магазин.

— На обратном пути Юра вдруг сказал:

— Даш, а когда ты меня с мамой познакомишь?

— С мамой? Зачем? Ты что, собираешься просить у нее моей руки?

— Вообще-то нет, — засмеялся Юра. — Пока нет. А там видно будет! Чем черт не шутит!

— Даша вдруг побагровела от смущения. «Вечно ты с твоими дурацкими шутками», — одернула она себя.

— Ты чего так засмущалась? Я вот видел в разных фильмах, как парень и девушка еще со школы объявляют себя женихом и невестой. А мы чем хуже? — И он весело подмигнул Даше.

— Она опять зарделась.

— Юр…

— Ладно, шучу!

— Когда они вышли из лифта, дверь хоть и лежала еще на табуретках, но имела теперь совсем другой вид — ее обивали синей искусственной кожей.

— Ух ты, как красиво! — вырвалось у Даши.

— Ну, если молодая хозяйка довольна, то все в порядке.

— А мама эту кожу видела? — спохватилась вдруг Даша.

— Сама же и выбрала! — успокоил ее один из парней.

— Даша с Юрой вошли в квартиру. Голоса Стаса и Дениса доносились с кухни, похоже, они играли в шашки. Стас сидел спиной к входу, и первым увидел вошедших Денис.

— Даша! Вернулась! — обрадовался он и тут же осекся, заметив Юру.

— Стас обернулся и побелел.

— Что это значит? — рванулся он к Юре.

— Но Даша преградила ему дорогу.

— Стасик! Не шуми! Познакомьтесь, это Юра! Мой… новый друг!

— Что? — опешил Стас.

— Что слышал!

— Ты спятила — заорал Стас. — Кого ты привела?

— Стасик, успокойся! — дернул его за рукав Денис.

— Он же за тобой следит, а ты купилась на какую-то дешевку! А теперь еще и сюда привела! Не удивлюсь, если за ним вся банда явится! — неистовствовал Стас и если бы не Денис с Дашей, он уже набросился бы на Юру.

— Все! Тихо! — стукнул вдруг кулаком по столу Юра.

— От неожиданности все замерли.

— Тихо! — повторил Юра. — Теперь ты понимаешь, — обратился он к Даше, — как все произошло? Мальчик чересчур горячий, лезет в драку, не разобравшись.

— Я лезу в драку? Не разобравшись? — опять вскипел Стас. — Да ты первый меня двинул!

— Но я же видел, что ты уже готов! Что ж мне было дожидаться, пока ты мне двинешь? — улыбнулся Юра. — В таких случаях всегда надо бить первым! В результате у меня только щека чуток распухла, а у тебя вон какой фингал!

— Юра! — одернула его Даша. Ей показалось, что он очень уж явно демонстрирует свое превосходство перед Стасом, и хотя ей, в глубине души, все в Юре нравилось, но чувство справедливости взяло верх.

— Ладно, — обезоруживающе улыбнулся Юра. — Все, предлагаю мир!

— Да кто ты такой? — закричал Стас.

— Я же тебе сказала, это Юра! Ю-ра!

— И только тут до Стаса дошло, что это тот самый парень, в которого влюбилась Дашка.

— Юра? Тот самый?

— Что значит «тот самый»? — удивился Юра.

— Да-да, тот самый! — поспешила подтвердить смутившаяся Даша.

— Но почему он за тобой следил?

— А ты почему за ней следил? — в свою очередь поинтересовался Юра.

— Вы оба следили за мной по одной и той же причине! Потому что за мной следил еще какой-то тип!

— Но в моем случае это естественно! — заявил Стас. — А вот что он тут делал?

— «Потому что зовут ее Дашей, то ли девочку, а то ли виденье!» — вдруг пропел строчку из модной песенки Денис.

— Юра широко улыбнулся и кивнул. Стас развел руками, и все расхохотались.

— Ну что, мир? — спросил Юра и протянул руку Стасу.

— Тому ничего не оставалось, как пожать протянутую РУку.

— Денисик, ты настоящий миротворец! — улыбнулась Даша.

— Ладно, это все хорошо и отлично, но вот кто же тот мужик, что следил за Дашей? — уже серьезно сказал Юра.

— А может, это просто недоразумение? Случайность? Мало ли как бывает? — предположил Денис.

— Нет! — разом ответили Стас и Юра.

— А кстати, ты вот в магазин ходила, — напомнил Денис, — не было за тобой «хвоста»?

— Не было! — уверенно ответил за Дашу Юра. — Я сто раз проверял!

— Да, я тоже… не было «хвоста».

— Странно! — пожал плечами Денис. — Но тогда… Тогда, значит, им главное было проследить за ней до «Агавы», а дальше уже не важно, следовательно, преступники не из «Агавы», а из какой-то другой организации…

— Да мы и сами уже это поняли… — перебил его Стас. — Тем более что «Агава» — это фирма некоего господина Авилова, который давно дружит с моим отцом!

— И мы опять толчем воду в ступе! — заявила Даша. — Знаете что, я попробую завтра внедрить в «Агаву» еще и Юру!

— Как?

— Зачем?

— В качестве кого?

— В качестве переводчика! У них с этим проблемы!

— А ты что, знаешь языки? — ревниво поинтересовался Стас.

— Знаю. Французский хорошо, голландский похуже.

— Послушайте, но это же ерунда! — воскликнул Денис. — Зачем еще кого-то внедрять в эту несчастную «Агаву», если мы пришли к выводу, что «Агава» тут ни при чем? На фига волку жилетка: по кустам ее трепать?

— Денис! — воскликнула изумленная Даша. — Откуда это?

— Любимая поговорка моего деревенского друга Степки Кузоватова!

— Вообще-то Денис прав, — сказал Стас. — Это бессмысленно. Тем более что Даша больше в «Агаву» не пойдет!

— То есть как это не пойду? — взвилась Даша.

— Вот так, не пойдешь, и все. И вообще, ты сегодня уедешь с мамой на дачу! Хватит, заигралась! Это становится опасным!

— Но мы же только начали… И у меня все хорошо получается, Маша мне доверяет… И вообще, я же взяла аванс, а сама проработала три дня! Я не могу, это нечестно!

— Ничего, завтра кто-то из нас пойдет туда и вернет эти деньги! — непреклонно заявил Стас.

— Погоди, Стас, тут надо сперва все хорошенько обдумать! — сказал Юра.

— А ты что, уже все знаешь?

— Более или менее. Но внедрять меня: туда как переводчика не стоит. Это может вызвать подозрения. А вот в качестве твоего друга… Я завтра зайду за тобой и постараюсь расположить к себе эту Машу.

— Зачем?

— Может, вдвоем мы из нее больше информации вы жмем…

— А что, это идея! — хлопнул в ладоши Денис. — А провожу ее до работы я! Одну ее оставлять мы не будем!

— Верно! — согласился Юра»

— Хозяюшка, принимай работу! — прервал их беседу голос одного из рабочих.

— Дашка выскочила в прихожую. Дверь уже была на своем месте, с двух сторон обитая синей кожей и какая-то пухлая с виду.

— Здорово! — воскликнула Даша. — Очень красиво!

— Погоди, Даша, надо еще замки проверить, — сказал Юра.

— Даша проверила замки, зачем-то глянула в «глазок». Все было в порядке.

— Спасибо, — сказала она. — Я вам ничего не должна?

— Нет, все уплачено!

— И с этим они ушли.

— Ребята вернулись на кухню. После долгих обсуждений они все-таки пришли к выводу, что завтра Даша с Юрой еще попробуют расколоть Машу, а если им это не удастся, Юра скажет, что не желает больше, чтобы его девочка работала уборщицей, и вернет Маше аванс.

— Вообще-то внедряться надо не в «Агаву», а в милицию, — заметил Юра. — Они же поймали этих трех голубчиков… Узнать бы, на кого они работали…

— Зачем говорить о том, что все равно невозможно! Мы же им ничего не сказали! — пожал плечами Стас.

— Знаю, я просто так подумал. Только не говори, что индюк тоже думал и в результате попал в суп!

Глава 14

Агент Интедлидженс Сервис

— Софья Осиповна раскладывала на террасе пасьянс. В последние дни она посвящала пасьянсам очень много времени и загадывала всегда одно и то же: закончится ли благополучно эта история с Кириллом Юрьевичем. Почему-то именно сейчас, когда он исчез, она вдруг поняла, что он будет хорошим мужем для Саши и отличным отчимом для Дашки. Она постоянно волновалась за всех — за дочь, за внучку, за Стаса… И хотя Александра Павловна ни словом не обмолвилась обо всем, что приключилось в Москве, Софье Осиповне казалось, что ее семье грозит опасность. Но карты говорили об обратном! Более того, почти безнадежный пасьянс с неаппетитным названием «Кишка Марии-Антуанетты» сошелся за последние дни целых три раза! Пожалуй, только это и примиряло ее с действительностью.

— Доброго утра, Осиповна! — приветствовала ее хозяйка дачи, Антонина Федоровна.

— С добрым утром. Что новенького?

— Гадаете?

— Нет, это не гадание. Это пасьянс, — вежливо объяснила Софья Осиповна.

— Что это вы, Осиповна, все одни да одни? И внучка носа не кажет?

— Скоро приедет! А сейчас у нее в Москве разные дела.

— Дела? Какие в ее годочки дела? Зимой в школу ходи, летом на даче отдыхай! Тем более мать у ней важная шишка! Для кого дачу-то снимали, разве не для нее?

— В основном, конечно, для нее, — согласилась Софья Осиповна. — Но отчасти и для меня.

— А кавалер-то ваш где? Почитай, уже весь поселок судачит, что он вас к себе в Австралию увезет!

— Господи, помилуй! Что за чепуха! — нахмурилась Софья Осиповна.

— Хозяйка какое-то время молча наблюдала за руками Софьи Осиповны, ловко тасующими карты.

— Я вот что спросить хотела… — начала хозяйка, — я слыхала, что вы в немецком языке специалистка?

— Да, я преподаю немецкий. А что, надо что-то перевести?

— Не совсем… А вы, к примеру, деньги немецкие видели?

— Немецкие деньги? Видела, конечно.

— А они как, дорогие?

— В каком смысле? — не поняла Софья Осиповна.

— Да мне сказали, что они не намного хуже, чем доллары.

— Не намного хуже? — засмеялась Софья Осиповна. — Пожалуй, что так! А зачем вам? Хотите купить марки?

— Да нет, мне тут дали двести марок и сказали, что это побольше, чем сто долларов.

— Совершенно верно. А кто это вам дал двести марок?

— Да приходил тут один… — засуетилась Антонина Федоровна. — А вот, к примеру, гляньте, это настоящие?

— И она вытащила из кармана аккуратно сложенную купюру достоинством в сто немецких марок.

— Вон, гляньте!

— Софья Осиповна надела очки и посмотрела на купюру.

— Ну что? — нетерпеливо спросила Антонина Федоровна.

— Я, конечно, не эксперт, но, на мой взгляд, деньги настоящие. А вы зайдите в Сбербанк, пусть они проверят!

— Ну уж нет! Чтобы весь поселок знал…

— Антонина Федоровна, кто это вам дал марки?

— Да тут один…

— А за что, позвольте спросить?

— Осиповна, а разве сейчас нельзя их держать? — переполошилась Антонина Федоровна.

— Да можно, можно…

— Осиповна, а если я твоей Саше их дам, она мне поменяет?

— Разумеется!

— Эх, хорошие вы люди… И вообще, повезло мне с жильцами, сдавала пятерым, а живете только вы одна! Что ж, Кирилл-то Юрьевич с сыном так и не приедут?

— Ну почему же? Непременно приедут, — поспешила заверить хозяйку Софья Осиповна.

— Антонина Федоровна помолчала, словно что-то обдумывая, а потом решилась:

— Осиповна, я вам по секрету одну вещь скажу…

— Слушаю вас, Антонина Федоровна.

— Вы вчера видали, ко мне мужчина приходил, представительный такой?

— Да нет, не обратила внимания!

— Он еще цветы у меня купил?

— Нет, не видела. А что?

— Он Кирилла Юрьевича или Стасика искал!

— Что вы говорите!

— Вот вам крест!

— Ну и что? Что вы ему сказали?

— Сказала, отдыхать уехали!

— Правильно сказали, они и в самом деле отдыхают!

— Осиповна, а ведь это он мне немецкие деньги дал!

— Что? Зачем?

— Попросил позвонить, когда кто-то из них объявится! Телефон оставил и обнадежил, что тогда еще триста марок даст! Как думаете, не надует?

— Что значит «не надует»? Ведь вы же не станете этого делать?

— Почему? Что тут плохого? Тем более такие деньги…

— А если по вашей милости их убьют? — воскликнула Софья Осиповна и забегала по веранде. — Вы что, не понимаете сами? Имейте в виду, что вас тогда привлекут к уголовной ответственности!

— Батюшки светы! Да что вы такое говорите? Приличный такой мужчина… И чего вы так вскинулись-то? Все равно ведь нету их тут!

— Даже если появятся, не вздумайте! Умоляю вас!

— Ну ладно… Значит, Сашенька денежки-то поменяет?

— Поменяет, разумеется, поменяет!

— Антонина Федоровна сочла за благо уйти. Софья Осиповна металась по террасе. Значит, охота за Стасом продолжается! А судя по словам Саши, они там живут спокойно и, быть может, расслабились… И что, в самом деле, ей сидеть тут одной, ожидая неведомо чего? Нет, она сейчас же поедет в город и сама предупредит ребят! Можно, конечно, позвонить со станции по телефону, но… Это все-таки ненадежно! А вдруг телефон прослушивается?

— Софья Осиповна быстро переоделась и уже хотела выйти, но сообразила, что хозяйка может что-то заподозрить, если она сразу же после ее слов первый раз за лето соберется в Москву. Но что же делать? Софья Осиповна вконец растерялась. Но помощь пришла буквально через пять минут в лице ее нового поклонника Герберта Францевича Шмидта, жителя далекой Австралии.

— София, дорогая, мы идем на прогулку? — крикнул он от калитки.

— Да-да, конечно! — помахала она ему рукой. Вскоре они вышли за калитку и направились в сторону леса.

— София, почему вы на каблуках? В лесу на каблуках неудобно!

— Послушайте, Герберт, мне нужна ваша помощь!

— Помощь? Я готов!

— Понимаете, мне нужно уехать в Москву часа на два, но хозяйка не должна об этом знать!

— Почему?

— Я вам потом объясню! Дело в том, что… Словом, моя внучка в опасности, и я должна ее предупредить! Не столько даже внучка, сколько ее друг…

— София, не нужно объяснять! Возвращайтесь домой, оденьтесь еще наряднее и обязательно скажите хозяйке, что я вас пригласил на выставку или нет, это она не поймет, скажите, что я пригласил вас в ресторан! Она же наверняка знает, что на соседней станции открылся потрясающий ресторан, помните, мы там уже были? А я через двадцать минут заеду за вами на машине и отвезу в город.

— Герберт! Вы молодчина! — широко улыбнулась Софья Осиповна. — Вы меня не разочаровали!

— Всегда рад услужить!

— Софья Осиповна чуть ли не бегом бросилась обратно. Антонина Федоровна копалась на огороде.

— Что это вы так быстро возвернулись? Чай поссорились с кавалером-то?

— Наоборот! Он пригласил меня в ресторан!

— Ишь какой! В ресторан! И чего деньги по ресторанам швырять? Наварили бы ему картошечки молодой, с селедочкой да с рюмочкой, чем плохо?

— Это неплохо, но одно другому не мешает! В ресторан пойти тоже очень приятно!

— Отравят вас еще в ресторане-то! Мало ли чего они там в кастрюлю положат! И надолго вы? А то Саша приедет, чего ей говорить-то?

— Так и скажите, уехала с Гербертом Францевичём в ресторан.

— Да разве ж я такое выговорю? Язык сломаешь! Скажу — с кавалером! Она поймет!

— Поймет, поймет! — согласилась Софья Осиповна, охваченная лихорадочным возбуждением. Хозяйке и в голову не вскочит, что она поехала в Москву. Все получилось отлично! Софья Осиповна, уже полностью готовая к поездке, подошла к столу и выдернула наугад из колоды три карты. Туз червей, валет бубен и дама бубен! Отлично, лучше и быть не может! Все карты красные, значит, все будет хорошо!

— Они сидели на кухне, завороженно наблюдая за Дашей, которая на двух больших сковородках жарила кабачки и баклажаны.

— Что это будет? — поинтересовался Денис, втягивая носом воздух.

— Это будет вкусно! — пообещала Даша.

— А почему ты их жаришь отдельно, а потом складываешь в кастрюлю?

— Во-первых, это не кастрюля, а сотейник, — педантично поправила Дениса Даша, — во-вторых, так надо!

— Она затеяла возню с этим блюдом, чтобы блеснуть перед Юрой своими кулинарными способностями. В духовка между тем запекалось мясо с картошкой и сыром.

— Когда с кабачками и баклажанами было покончено, Даша еще поджарила до золотистого цвета лук, помидоры, сложила все это в сотейник, посыпала солью, попробовала и, к изумлению собравшихся, бухнула в эту смесь две чайные ложки сахарного песку.

— Ты с ума сошла! — закричал Стас. — Это же сахар!

— Конечно, сахар!

— Но зачем?

— Надо!

— Какая гадость! — поморщился Стас. — Лук и сахар! Брр!

— Не нравится, не ешь, — повела плечиком Даша. — А кто мне чеснок нарежет?

— Еще и чеснок? — фыркнул Стас.

— Я нарежу! — вызвался Денис, привыкший в деревне помогать девочкам на кухне.

— Вот нарежь эти три зубчика помельче и еще пучок кинзы!

— И тут ори услышали, что в дверь звонят. Стас метнулся в кладовку. Даша бросилась к двери.

— Кто там?

— Данчик, это я! — раздался голос Софьи Осиповны.

— Бабушка! Что случилось?

— Данчик, как я соскучилась! — и бабушка прижала к груди обожаемую внучку. — У тебя гости? И вкусно пахнет! Значит, все в порядке! Когда вы успели обить дверь? Такай красивая! А где же Стасик? — забросала ее вопросами Софья Осиповна.

— Бабуля! Как я рада! Ты классно выглядишь! Идем, мы на кухне, я обед готовлю!

— Софья Осиповна! — обрадовался Стас, услыхав ее голос.

— Здравствуй, милый! Что это у тебя с глазом?

— Да так, упал неудачно, — нахмурился Стас.

— Бабуль, с Денисом ты уже знакома, а вот это Юра!

— Юра благовоспитанно поднялся, когда вошла Дашина бабушка, Софья Осиповна окинула его явно одобрительным взглядом. Он был очень хорош собой.

— Даш, я все нарезал! — доложил Денис. — Что теперь с этим делать?

— Сейчас! — Даша подняла крышку сотейника, попробовала кипящее месиво, добавила соли, затем ссыпала туда чеснок и кинзу, перемешала и сняла сотейник с огня. Потом заглянула в духовку.

— Через пятнадцать минут будем обедать! — объявила она.

— Данчик, Стасик, мне нужно с вами поговорить! Извините нас, Денис и Юра, мы ненадолго уйдем в комнату!

— Нет, бабуля, они с нами! Они в курсе! — воскликнула Даша. — Спокойно можешь говорить при них.

— Ну что ж, при них так при них.

— И Софья Осиповна рассказала им все, что узнала от дачной хозяйки.

— Так, интересно, почему он расплатился с ней марками? — сказал Денис.

— Ну мало ли, почему у него марки, а не доллары! Может, он только приехал из Германии, — пожала плечами Даша.

— Ребята, может, я, конечно, совсем сбрендила, — начала Софья Осиповна, — но эта ситуация настолько сложна и мучительна для всех, что я предлагаю пойти ва-банк!

— Они в недоумении уставились на нее.

— Что если нам, а нас не так уж мало, поймать их, как говорится, на живца? Помнится, это было в каком-то фильме?

— Кажется, я понял, — проговорил Юра. — Вы хотите подбить хозяйку позвонить этому типу, сказать, что Стас приехал, что он, допустим, на даче и…

— Вот именно! — сверкнула глазами Софья Осиповна.

— Бабушка, ты сошла с ума! — закричала Даша.

— Вполне возможно, но если так будет продолжаться, то сойдем с ума мы все!

— Софья Осиповна, вы — самая умная женщина на свете! — воскликнул Стас. — Если все хорошо обдумать и подготовить…

— Что обдумать? Что подготовить? — вопила Даша. — А если мы что-то не так подготовим и Стаса убьют?

— Детка, им незачем его убивать! Абсолютно! Им нужно поймать его и тем самым выманить на себя Кирилла! А убивать они его не будут! Да мы и не позволим!

— Юра с восторгом смотрел на эту удивительную бабушку. Моложавая, элегантная, а сколько обаяния! Он таких еще не встречал! И Дашка вся в нее, хотя сейчас и не может понять свою бабушку. Денис тоже пребывал в полном обалдении. Зато Стас словно бы осветился изнутри. Глаза его сияли.

— Как это ты не позволишь? Бабушка, я тебя умоляю, прекрати эту дурь!

— Никакая это не дурь! — вступился вдруг за восхитительную бабушку Юра. — Софья Осиповна права! Нас не так уж мало — пять человек!

— Шесть! — поправила его Софья Осиповна. «Молодец Дашка, — подумала она, улыбнувшись Юре, — у нее отличный вкус».

— Ты имеешь в виду Петьку?

— О! С Петькой нас уже будет семеро!

— А кто же шестой? Мама?

— Нет, маму мы в это посвящать не будем, она слишком занятой человек! А у нас сейчас каникулы!

— Но тогда кто же? — недоумевала Даша.

— Герберт Францевич!

— Кто? — не поняла Даша.

— Это наш сосед по даче, он живет в Австралии…

— Ах этот… Но при чем тут он?

— Ну, для начала он помог мне приехать, иными словами, привез сюда и дожидается внизу, в машине, а во-вторых, как выяснилось, он в молодости служил в Интеллидженс Сервис.

— Ни фига себе! — присвистнул Стас. — Это просто потрясающе! Ну тогда уж нам и вправду ничего не страшно!

— И вы думаете, что развалина из Интеллидженс Сервис потянет против русских мафиози? — довольно бестактно заметила Даша.

— Развалина? Герберт Францевич развалина? Ах да, понимаю, ты полагаешь, что за твоей бабушкой ухаживать может только развалина, да, внучка?

— Нет, бабуля, я не то хотела сказать…

— Софья Осиповна, умоляю, ведите сюда вашего Герберта Францевича! — взмолился Стас. — Мы все обсудим! Тем более Даша приготовила роскошный обед!

— Ой! — спохватилась Даша и бросилась к плите. Она совсем забыла о стоящем в духовке мясе. Но вспомнила все-таки вовремя.

— Ну как, внучка, накормишь обедом нас с развалиной? — поинтересовалась Софья Осиповна.

— Что с тобой делать, бабуля? Веди его сюда, — вздохнула Даша и принялась накрывать на стол в комнате. Не принимать же на кухне бывшего сотрудника Интеллидженс Сервис.

— Едва за Софьей Осиповной закрылась дверь, как Юра воскликнул:

— Ну и бабушка у тебя! Отпад! Я просто влюбился в нее! Сроду таких бабушек не видел!

— Вообще-то я от нее такого не ожидала, — призналась Даша.

— Я тоже! — сказал Стас, — но она права, это такой шанс!

— Да, мы вполне можем разрубить узел одним ударом, если узнаем, кому и зачем понадобился твой отец! — заявил Юра. — Тем более при участии Интеллидженс Сервис!

— Да, не слабо! — покачал головой Денис.

— Вскоре вернулась Софья Осиповна в сопровождении Герберта Францевича. Они ожидали увидеть бодрого старичка, а увидели немолодого крепкого мужчину атлетического сложения, с пронзительными синими глазами на загорелом лице и с шапкой густых снежно-белых волос.

— Как в кино! — пробормотал Денис.

— Вот, Герберт, познакомьтесь! Это моя внучка Даша, а это ее друзья Стас, Юра, Денис…

— У вас в роду не было ирландцев? — осведомился Герберт Францевич у Дениса, имея в виду его рыжие волосы.

— Кажется, нет, — улыбнулся Денис.

— Итак, сейчас мы пообедаем, а потом на сытый желудок все обсудим! — сказала Софья Осиповна. — По дороге сюда я рассказала Герберту Францевичу всю эту прискорбную историю.

— Они уселись за красиво накрытый стол.

— Юр, помоги мне! — попросила Даша и повела его на кухню.

— Юра помог ей вытащить из духовки тяжелый противень и переложить мясо с картошкой на блюдо от сервиза. А баклажаны она перевалила в большую салатницу.

— Даш, я от твоей бабушки просто балдею! И этот Джеймс Бонд на пенсии тоже клевый мужик!

— Джеймс Бонд на пенсии? — засмеялась Даша. — Это хорошо! С виду он и вправду клевый!

— Они направились в комнату. Софья Осиповна разложила еду по тарелкам.

— Очень вкусно! — сказал Герберт Францевич. — Это вы сами готовили? — обратился он к Даше.

— Да, мы свидетели! — воскликнул Денис.

— Данечка, даже сотэ не поленилась сделать! — обрадовалась Софья Осиповна, накладывая себе на тарелку овощную смесь.

— Это называется сотэ? — заинтересовался Юра.

— Да бог его знает, но мы называем так, — засмеялась Софья Осиповна.

— Стасик, а ты почему не ешь?

— Не хочется!

— Ну и дурак! — заявил Денис. — Это потрясающая вкуснота!

— Стас с сомнением смотрел, как все уплетали таинственное сотэ. Но его смущало то, что туда положили-сахар.

— Это вы зря, молодой человек! — заметил Герберт Францевич. — Поверьте, я много чего в жизни ел, но это блюдо — шедевр!

— Его слова подействовали на Стаса, и он отважился попробовать.

— Даша с любопытством следила за выражением его лица. Некоторый испуг вдруг сменился полным блаженством.

— Сестренка, класс! Обещай, что сделаешь такое… к папиному возвращению?

— Запросто! Наготовлю целый казан! Я думаю, теперь, когда с нами Герберт Францевич, это будет довольно скоро!

— После обеда решили выпить чаю. И Денис вдруг спросил:

— Герберт Францевич, а почему вы так хорошо говорите по-русски?

— Потому что я из семьи обрусевших немцев. Мои предки два века жили в России и уехали оттуда в Австралию лишь во время Первой мировой войны. Мама моя была чисто русской, и потому язык у нас в семье сохранился. А сейчас мой внук женился на русской девушке, у него здесь бизнес, а я вот приехал поглядеть на Россию, пожить в Подмосковье, о котором столько слышал от своей бабушки.

— Вам тут нравится? — спросил Юра, все больше помалкивавший.

— Я многого тут не понимаю, но чувствую себя здесь как дома.

— Ну что ж, друзья мои, — начала Софья Осиповна, когда чай был выпит, — пора браться за дело!

Глава 15

Герберт Францевич

— Первым слово взял Герберт Францевич. — Господа, — начал он странно тихим голосом, хотя за обедом говорил достаточно громко, — насколько я понял из ваших слов, у вас сегодня установили новую дверь?

— Нет, она не новая, ее просто обили новой кожей! — объяснила Даша.

— То есть вы хотите сказать, что сюда приходили рабочие?

— Ну конечно!

— В таком случае я предлагаю перенести наш предстоящий разговор на лоно природы!

— Почему? — удивилась Даша. — А вдруг кто-то увидит Стаса? И вообще?..

— Вы позволите мне осмотреть дверь?

— Да, пожалуйста…

— Герберт Францевич вышел в прихожую и задумчиво посмотрел на дверь. Потом он открыл ее и осмотрел снаружи. Потом принялся прощупывать и простукивать ее. Ребята и Софья Осиповна напряженно следили за ним.

— Ага, есть! — с торжеством воскликнул Герберт Францевич и показал ребятам какую-то штучку, больше всего похожую на маленькую кнопку.

— Жучок? — шепотом спросил Денис.

— Герберт Францевич кивнул и поднес палец к губам. Затем он подошел к вешалке и тщательно ощупал висевшую там одежду — Дашину ветровку и куртку Дениса. Все вещи Стаса висели в кладовке, из соображений безопасности. И под воротником Дашиной ветровки обнаружилась небольшая булавка с красной головкой.

— Софья Осиповна побледнела. Герберт Францевич что-то тихо сказал ей и поцеловал руку.

— Но ведь мама… — растерянно начала Даша. — Их прислала мама!

— Помилуй бог, за что? За то, что я вспомнил молодость?

— За то, что решили тряхнуть стариной, но… главным образом за то, что хотите переночевать с ребятами. Иначе у меня не было бы ни одной спокойной минуты…

— А у вас очаровательная внучка! По-моему, она больше похожа на вас, чем на вашу дочь?

— Пожалуй, — улыбнулась Софья Осиповна. — Но, Герберт, зачем они поставили жучков?

— Это наивный вопрос, София. Однако у меня на этот счет есть кое-какие соображения…

— После отъезда бабушки и ее кавалера Даша включила в столовой магнитофон, и все дальнейшее записывалось на пленку. Они включили телевизор на небольшую громкость и принялись обсуждать то, что слышали в новостях. Потом Юра посмотрел на часы и сказал, что ему надо позвонить домой.

— Звони, пожалуйста, что за проблемы! — сказала Даша.

— Люнька, это я! Мама дома? Скажи ей, что я вернусь поздно.

— Мама, это Юрка, он вернется поздно! — крикнула Люня.

— Но Лидия Генриховна вырвала у нее трубку.

— Юра, куда это годится? Тебя с утра нет дома! Ты что, не понимаешь, что я волнуюсь? Хотя бы скажи, где ты? Ты нарочно играешь на моих нервах! Это просто не выносимо!

— Мама, успокойся, я же вот звоню! Я в гостях у старых друзей! Могу я, в конце концов, общаться с людьми? Спасибо, хоть есть с кем! И не надо на меня давить! Все!

— И Юра в сердцах швырнул трубку.

— Что, Юрик? — тихо спросила Даша.

— Не спрашивай! Мама кому хочешь душу вымотает! Это не твоя бабушка!

— А может, тебе поехать сейчас домой?

— А как же… Герберт? — одними губами произнес Юра.

— Даша понимающе кивнула.

— Денису ужасно все это не нравилось. И Юра не нравился, но он знал — нельзя подавать виду. Интересно, как еще Петька на этого красавчика отреагирует? Да, а как же Петька? Вот кто пригодился бы им! Вот у кого голова варит не хуже, чем у целого ЦРУ. А он, Денис, впрямую обязан Петьке жизнью. Именно Петька накинул лассо на шею убийце, который занес над ним нож!

— Даш, проговорил он, — чего это Петьки не видно?

— Его на дачу уволокли, — горестно вздохнула Даша. Ей тоже не хватало Петьки.

— Жалко!

— Еще бы!

— И тут вдруг Дениса осенила отличная идея. Он вывел Дашу на кухонный балкон и почти неслышным шепотом изложил ей эту свою идею.

— Понимаешь, эту запись, конечно, можно использовать и завтра. Скорее всего они это скушают, но… чем черт не шутит, вдруг скумекают и насторожатся?

— Ну?

— Надо изобразить, будто мы только что встали, сейчас утро…

— Поняла! Конечно, ведь то, что мы пишем, они и так слушают… Но где бы нам это сделать?

— Давай смотаемся ко мне! Нас двоих вполне хватит, тем более Юра твой все равно ночевать будет дома.

— А ты?

— Я буду с вами! До конца!

— Здорово! — обрадовалась Даша. И быстро изложила план Дениса на бумаге. Показала Стасу и Юре. Те одобрительно кивнули. Даша просила Юру не уходить, пока не приедет Герберт Францевич, чтобы не оставлять Стаса в одиночестве. Юра тут же согласился. Вот так продолжилось их знакомство, начавшееся с отчаянной потасовки.

— Слушай, Даш, а вдруг твоя мама приедет, когда там уже будет этот Герберт? — спросил по дороге Денис.

— Подумаешь! Для агента Интеллидженс Сервис это пустяки. Придумает что-нибудь или заранее они с бабушкой как-нибудь отвлекут маму. Но вообще мне ужасно страшно, — призналась Даша. — Как все получится? А вдруг этот агент вовсе и не агент, а просто хвастун?

— Да ты что? Видела, как он действовал? Как настоящий профессионал!

— Все равно мне жутко! И еще эти жучки… А потом, как мне быть завтра? Идти на работу?

— Надо с Гербертом посоветоваться… думаю, уже не надо… Зачем, если завтра или, на худой конец, послезавтра все и так развяжется?

— А если хозяйка не согласится звонить?

— Как же, не согласится она! Они ж ей еще триста марок пообещали! Послушай, Дашка, а ты могла бы сама позвонить, вместо хозяйки?

— Зачем? — удивилась Даша.

— Чтобы лишнего человека не втягивать в игру!

— Вообще-то да! Могу попробовать! Но все же не знаю, я уже забыла, как она говорит… Но если послушать…

— Это было бы здорово! И вообще, я, конечно, не знаю, что придумает профессионал, но я бы сделал так позвонил бы и сказал, что Стас объявился, живет на даче как ни в чем не бывало. И оставил бы на ночь открытой дверь. Они сунутся туда, а мы их повяжем!

— Сам же говоришь — они!

— Но нас же много! А можно еще и за Петькой смотаться!

— Да, Петька не помешал бы… Он такое удумать может…

— Слушай, у меня идея! Надо их опять приклеить!

— На даче?

— На даче! Дешево и сердито! Намазать подоконник и порог… И никуда они не денутся!

— Можно, конечно, — без особого энтузиазма отозвалась Даша. — Я, честно тебе скажу, Денисик, вообще уже ничего не понимаю… у меня просто нет сил…

— Даш, ты чего? — перепугался Денис. — Ты это брось… Ты же такая… сильная, храбрая, и вдруг разнюнилась…

— Нет, правда, Денисик, я больше не могу… Мне всех так жалко… И Стасика, и маму, и его отца… Ну, заловим мы еще одного-двух типов, и что? — Мы их расколем, все узнаем!

— И пойдем всей компанией на мафиозную группировку? Мне кажется, все просто сбрендили. И бабушка, и этот… Джеймс Бонд.

— Денис задумался.

— Но ты же так… так азартно все обсуждала… — растерянно проговорил он.

— А сейчас у меня опустились руки. Я не верю, что из этого будет толк! Мы вон троих уже сдали милиции, и что?

— Но вы же ничего ей не рассказали, милиции!

— И опять будем действовать на свой страх и риск! Ну, приклеим еще парочку бандитов… И еще кто-то следит за

— нами, жучки какие-то нацепили даже на мою ветровку! — И Даша вдруг расплакалась.

— Даша, прекрати! Ты что? Не смей!

— Денис усадил ее на первую попавшуюся лавку, она прильнула к нему и громко зарыдала. Он совершенно потерялся.

— Даш, ну перестань, пожалуйста, я тебя прошу! Как в таком настроении мы сделаем запись?

— Да не буду я никакую запись делать! Не смогу я играть! Понимаешь? Не смогу! Я устала! Устала! — и она продолжала рыдать у него на плече. От жалости к ней, от растерянности Денису самому захотелось плакать, но он знал, что нельзя. Ни в коем случае! И ему вдруг вся их затея показалась такой дурацкой… Подумать только, ведь первой она пришла в голову взрослому человеку, Дашиной бабушке… Хотя и ее можно понять, все они уже не сколько дней живут в таком чудовищном напряжении, которое хочется ослабить любым путем, даже самым нелепым… Но, с другой стороны, их поддержал не кто-нибудь, а настоящий агент Интеллидженс Сервис, пусть и бывший… Это чего-нибудь да стоит…

— Даш, послушай, но ведь если бы это было безнадежно, Герберт Францевич не ввязался бы в это дело! Он же понимает!

— Ничего он не понимает! Он в бабушку влюбился и сдурел!

— Ты так считаешь?

— Именно! Он перед ней покрасоваться хочет, мол, у него не только прошлое героическое, он и сейчас хоть куда! Герой! В огонь и в воду!

— И вдруг Дениса осенило. Он понял, как надо действовать, чтобы успокоить Дашу.

— Заткнись! — грубо оборвал он ее. — Сию минуту заткнись!

— Даша изумленно подняла на него заплаканные глаза. Денис, даже по словам взрослых, был на редкость хорошо воспитан, а к ней, она знала, он всегда относился очень нежно и бережно.

— Ты не смеешь опускать руки! Ты уже столько сделала, столько всего выяснила… И сейчас, когда всем нам надо быть заодно, ты вдруг расклюксилась! Ладно, поехали назад, толку от тебя все равно не будет, но хорошо, что эту истерику ты мне одному закатила, тебе надо было вы пустить пар! Выпустила? Отлично! Пошли!

— Куда?

— Как куда? К тебе! Нас же там ждут!

— А пленка?

— Что пленка? Сама же говоришь, что не сможешь…

— Да, не смогу… — призналась Даша. — Все равно получится так фальшиво, что никто не поверит, — всхлипнула она, но рыдания уже пошли на убыль. Денис выбрал правильный ход. — Но что мы скажем всем им?

— Ничего! Или все. Как хочешь.

— Лучше ничего говорить не будем… Скажем, что у тебя сломался магнитофон, ладно?

— Хорошо. Пусть будет так. Ну все. Отплакалась?

— Вроде да, — улыбнулась Даша. Улыбка была довольно жалкая. — Денисик, ты никому не скажешь?

— Идиотский вопрос. Что ж я, по-твоему, войду и скажу: «Ребята, Дашка струсила, ревела на улице в три ручья и вообще сдала все позиции». Похоже это на меня?

— Нет, ты настоящий друг, я знаю.

— И мы с тобой не первый раз в деле, верно? И все у нас пока получалось. Помнишь, как нас похитили, а мы все равно удрали, да еще в незнакомой стране?

— Еще бы не помнить! Но тогда мне совсем не было страшно…

— Ну, это ты не ври! Еще как было!

— Но меньше, чем сейчас, даже не сравнить…

— Все, меняем тему!

— Когда они вернулись, Герберт Францевич уже был на месте. Они вывели его на кухонный балкон и там шепотом сказали, что из их затеи ничего не вышло, так как магнитофон сломался.

— Не страшно, да и затея была чересчур сложная. Думаю, эти бандиты не станут особенно вслушиваться в слова. Вы дома, и этого для них достаточно. Конечно, если бы получилось, это не помешало бы, но… — И он очень пристально посмотрел на Дашу. Та опустила глаза. Ей показалось, что Герберт Францевич абсолютно все понял.

— Ну что ж, друзья мои, пора ложиться спать! — громко сказал Герберт Францевич и опять поколдовал с входной дверью. — Вот теперь мы сможем нормально говорить. Выкладывайте, я же знаю, вы многое скрыли от вашей бабушки, а мне нужно рассказать все! И они рассказали. Все без утайки. Он внимательно их выслушал, чуть не умер со смеху, узнав о Петькином составе и о том, к чему это привело.

— Потрясающе! Я бы очень хотел познакомиться с этим молодым человеком!

— Герберт Францевич, как вы думаете, Даше надо завтра идти на работу? — спросил Денис.

— Нет, это уже ничего не даст!

— Но мне же заплатили аванс, мне неудобно!

— Ерунда! — сказал Юра. — Сколько тебе заплатили?

— Пятьдесят долларов.

— Считай, что ты их уже отработала.

— Нет, еще нет.

— Тогда сделаем так — я утром пойду в эту фирму, верну им двадцатник и скажу, что не хочу, чтобы моя девушка работала уборщицей!

— Даша посмотрела на Юру с восторгом, Стас с пониманием, а Денис чуть ли не с ненавистью. «Моя девушка»! Тоже мне!

— Это правильно, — одобрил Юру Герберт Францевич.

— И с этим Юра ушел.

— Герберт Францевич, а вы уже все придумали? — спросил Денис.

— Пока еще в общих чертах! Как это у вас говорят — утро вечера мудренее?

Глава 16

Страшный сон

— Едва уронив голову на подушку, Даша заснула. Она так вымоталась, что едва добрела до постели. И ей приснился сон: в каком-то мрачном, темном, похожем на оперные декорации лесу она вдруг слышит, что кто-то отчаянно кричит, зовет ее. Она продирается сквозь заросли и вдруг оказывается возле большого болота. «Даша! Даша! Помоги!» — слышит она, озирается вокруг и видит, что в болоте тонет Стас. Это он молит ее о помощи. Болото засосало его уже по грудь, он тянет к ней руки и кричит. Она хватает здоровенную палку, протягивает один конец Стасу и пытается вытащить его. Но где там! Она одна против огромной трясины, где же взять силы, чтобы справиться с нею? Но она все равно упрямо тянет и тянет палку, и вот ей кажется, что Стас понемногу начинает выбираться, но тут она вдруг спотыкается и выпускает палку из рук, а Стас сразу погружается по шею и даже рук протянуть уже не может… И тогда Даша кричит во всю силу легких:

— Аа-а-а-а! Помогите! Помогите!

— Дашка! Ты чего орешь? Приснилось что-нибудь? — растолкал ее Стас, проснувшийся от крика.

— Что? Стасик? Ты жив?

— Жив, конечно, жив! Тебе что-то приснилось?

— Да, ужас просто! Настоящий кошмар!

— Ничего, ты перевернись на другой бок и спи дальше!

— Стасик, посиди со мной хоть чуть-чуть, а то мне страшно…

— Ладно, посижу, трусиха несчастная…

— Даша перевернулась на другой бок по совету Стаса, но сна не было. И вдруг до нее донеслись какие-то странные приглушенные звуки. На лестничной площадке явно что-то происходило.

— Стас, ты слышишь?

— Да, надо посмотреть!

— Но только в «глазок»!

— Конечно!

— Они оба бросились в прихожую, и Стас приник к «глазку».

— Вот черт! — тихо выругался он.

— Что? Что там такое?

— Кто-то вошел в нашу квартиру!

— Кто?

— Не знаю, я только увидел, как дверь захлопнулась!

— Что же делать?

— Надо разбудить Герберта! Хотя постой! Для начала надо сделать одну вещь!

— Какую? Стасик, какую?

— Надо их запереть! Там есть один замок… его изнутри открыть нельзя!

— Не успела Даша и рта раскрыть, как Стас выскользнул на площадку и тенью метнулся к своей двери. Еще через несколько мгновений он вернулся, страшно довольный собой.

— Попались, голубчики! Теперь им не выбраться!

— Вызвать милицию?

— Нет!

— Почему?

— Ну захватят они еще двух-трех взломщиков, а воз опять с места не стронется. Чем устраивать завтра ловлю на живца, мы их сейчас возьмем сами и все узнаем! Буди Герберта!

— Лучше сам буди, а то мне одеться надо, — Даша только сейчас сообразила, что стоит в ночной рубашке. — И Дениса разбуди!

— Стас на цыпочках вошел в комнату, где крепким сном спал бывший агент Интел л ид жене Сервис. Он осторожно тронул того за плечо.

— Герберт Францевич!

— Что случилось?

— Герберт Францевич, в нашу квартиру кто-то вошел! Я видел в «глазок». И я их запер!

— Буквально через минуту Герберт Францевич одетый и подтянутый, вышел в прихожую и, в свою очередь, прильнул к «глазку».

— Что там? — нетерпеливо спросила Даша.

— Ровным счетом ничего. Они могли слышать, как ты их запер? — повернулся он к Стасу.

— Вряд ли.

— Дай-ка мне ключи от твоей квартиры! И скажи, какой от какого замка. Быстро!

— Я лучше сам!

— Я сказал — быстро!

— Этот от верхнего, этот от нижнего, а вот этот от среднего.

— Так! Всем сидеть и носа не высовывать! — распорядился Герберт Францевич и одним, каким-то балетным

— прыжком очутился у двери Стасовой квартиры.

— Зря я запер дверь, — в досаде проговорил Стас. — Только лишняя возня.

— Но, видимо, Герберт Францевич был очень опытным агентом! В мгновение ока и совершенно бесшумно дверь открылась, и он вошел в квартиру. И тут вдруг произошло нечто невообразимое! Непонятно откуда площадку заполнили люди в темной форме, с оружием в руках!

— Менты! — прошептал Стас.

— Все! Герберт попух! — ужаснулся Денис.

— Стас открыл дверь и выскочил на площадку! Но его тут же впихнули назад. Молча и сурово! А через несколько мгновений все эти люди в форме просочились в квартиру Стаса. Действовали они на редкость слаженно и тихо. Даже Эльга Имантовна ничего не слыхала.

— Попух, Герберт попух! — все твердил испуганный и ошалелый Денис.

— Стас просто стоял в растерянности.

— Стас! Ты должен туда пойти! Это же твоя квартира! — тормошила его Даша.

— Стас, она права! Не волнуйся, мы пойдем с тобой! И они решительно вышли на площадку. Даша позвонила в квартиру. Дверь мгновенно распахнулась.

— О! Понятые сами пришли! — засмеялся открывший им парень в форме. — Только вы в понятые не годитесь! Несовершеннолетние! Марш домой!

— Даша пихнула Стаса в бок.

— Вот он — хозяин этой квартиры! — заявила она.

— Что там, Валера? — раздался вдруг удивительно знакомый голос. И в прихожую вышел… капитан Крашенинников собственной персоной. — Привет, друзья! Вы что это не спите? — усмехнулся он. — Время не детское! Валера прав, марш домой! Разговаривать будем утром! — произнес он, не дав никому и рта раскрыть.

— Дядя Володя! — прошептал Стас. — Откуда вы?

— Дядя Володя, там наш друг, Герберт Францевич! — быстро заговорила Даша, оттесняя вконец растерявшегося Стаса. — Мы сейчас уйдем, вы только его отпустите!

— Разберемся! — бодро ответил капитан Крашенинников.

— Отпустите его, он гражданин Австралии! — сообразил Денис.

— Я сказал, разберемся!

— Нам позвонить в посольство? — гнул свое Денис.

— Разберемся! — повторил капитан. — Не мешайте представителям правопорядка! Я кому сказал? Марш домой!

— Но мой дом здесь! — опомнился Стас.

— Да? А по-моему, в последнее время ты жил в деревне! Марш отсюда! Утром поговорим! И никуда из дома не выходить! Всем быть на месте! В девять утра я приду! Все!

— Он повернулся и ушел в глубь квартиры. А Валера вытолкал ребят на площадку и захлопнул дверь у них перед носом. Им ничего не оставалось, как вернуться в квартиру.

— Все! Полный провал! — сказал Стас. — Но откуда взялся дядя Володя? Откуда он узнал? Ничего не понимаю!

— Знаешь, Стасик, это, наверное, еще одно совпадение, — предположила Даша. — Он, наверное, расследовал какое-нибудь дело, следил за этими типами…

— Черт его знает, — мрачно отозвался Стас. — Я уже не раз убеждался, что совпадения бывают самые странные…

— А может, все-таки позвонить в посольство? — волновался Денис. — Как бы они там сгоряча не отдубасили старичка…

— Какой он старичок! — возмутилась Даша. — И потом, дядя Володя не даст его в обиду!

— Ты уверена?

— Я надеюсь!

— Как ты думаешь, это конец? — спросил вдруг Стас после недолгого молчания.

— В каком смысле? — не поняла Даша.

— Я хочу сказать… теперь папа сможет вернуться?

— Не знаю, — честно призналась Даша. — Тут еще много неясного.

— Да, мы же не знаем, кто установил тут жучки… Кто следил за мной, кто звонил тогда в «Агаву»…

— Надо надеяться, утром все выяснится, — вздохнул Денис. — А вообще странно все это… Вы же считали, что этот ваш дядя Володя в отпуске…

— В свадебном путешествии, — поправила его Даша.

— Ах, да какая разница… — отмахнулся от нее Денис. — А он, оказывается, в Москве и приходит на помощь в самый что ни на есть подходящий момент. Очень, очень странно!

— Ну, мало ли… может, мы сроки перепугали, может, его отозвали из отпуска, такое тоже бывает!

— И прямо сразу поручили дело, связанное с нами? Что называется, с места в карьер?

— Но они же могли не знать, что это выведет их на нас! Просто так совпало! — предположил обычно не веривший во всякие совпадения Стас.

— Нет, тут что-то другое, и я, кажется, начинаю понимать что!

— Что? — в один голос спросили Даша и Стас.

— А то, что это дело рук твоей мамы!

— При чем тут мама? — ахнула Даша.

— А при том! Я так полагаю, что она каким-то образом нашла капитана Крашенинникова, рассказала ему все, что знала…

— Но она мало что знала!

— Нет, не так уж мало! А он, ваш капитан Крашенинников, уже не первый раз имеет дело с вами, и потому, чтобы не спугнуть всю компашку, решил установить, что мы тут все предпринимаем. Он проследил Дашу до «Ага вы», выяснил, что она работает там уборщицей, понял, что это неспроста…

— Ну а дальше что? — спросила сильно заинтригованная Даша.

— Вот что дальше, я не знаю, но абсолютно уверен в том, что эти сегодняшние парни-симпатяги, пришедшие от твоей мамы, и установили свои жучки-маячки! Чтобы капитан Крашенинников и его помощники всегда знали, где ты, где Стас… Меня они пока просто не приняли в расчет.

— Очень интересная версия, — заметил Стас. — Но тогда выходит, он и на нашу дверь сигнализацию установил, видимо, ждали, что те придут в квартиру, ведь они столько раз пытались, но у них все срывалось. Похоже, они предполагают, что отец там что-то спрятал, вот в чем дело! Теперь все более или менее становится на свои места.

— Если это не просто фантазии Дениса, — скептически заметила Даша.

— И тут в дверь позвонили. Они бросились в прихожую. На пороге стоял Герберт Францевич, целый и невредимый. Он широко улыбался.

— Герберт Францевич! С вами все в порядке? А то я уже хотел звонить в посольство! — закричал Денис.

— В посольство? Мысль, конечно, верная, вы молодцы, с вами не пропадешь. Однако это было бы совершенно излишне! Мы так мило побеседовали с капитаном. Кто бы мог подумать, что я на старости лет буду столь дружески общаться с капитаном советской милиции!

— Российской! — поправил его Стас.

— Ах да, конечно! Боже, как изменился мир, и, вопреки общепринятому мнению, не в худшую сторону! А теперь, мои дорогие, спать! Так велел капитан Крашенинников!

— Да разве сейчас уснешь! — вздохнул Денис.

— Что ж, в вашем возрасте можно довольно долго не спать, но в моем — увы! Если я не высплюсь, завтра буду развалиной! А мне этого совсем не хочется!

— И с этими словами он удалился.

— Вот черт, я столько хотел у него спросить! — расстроился Денис.

— Петька сейчас обязательно сказал бы: «Стараешься-стараешься, а в последний момент тебя прогоняют, как Жучку!» — усмехнулся Стас.

— Еще не факт, что это последний момент, — заметила Даша. — Может, просто взяли взломщиков, которые ничегошеньки не знают. Наняли каких-нибудь лохов, поручили им что-то найти…

— Между прочим, трое из этой шайки-лейки уже сидят! Те, приклеенные! — напомнил Стас. — И они, судя по всему, были не просто лохи!

— Еще какие лохи! — засмеялся Денис. — Попались на такой ерунде! Палить начали! Нервишки у них ни к черту; так что запросто могли уже расколоться!

— Ты сам себе противоречишь! — закричала Даша.

— Нет, почему? Я же не говорю, что ваш дядя Володя пришел сюда по их наводке, вовсе нет, я даже настаиваю на своей версии — всю эту историю затеяла твоя мама.

— Спорим, что нет! — сказал Стас.

— Стасик, не спорь, проспоришь! — посоветовала Даша.

— Ты, значит, поверила в это?

— От мамы всего можно ожидать! У меня и мама, и бабушка… непредсказуемые! Бабушка требовала, чтобы мы ловили на живца, а мама… Стасик, а ты не в курсе, мама знакома с дядей Володей?

— Стас задумался.

— Погоди, дай вспомнить… Да! Конечно! Они знакомы! Естественно! Папа и Саша вместе были у дяди Володи в гостях и потом еще на свадьбе!

— На свадьбе? А я и не знала!

— Что и требовалось доказать! — с торжеством воскликнул Денис. — Но меня сейчас другое интересует: что же такое они искали в твоей квартире, Стасик?

— Наверное, какие-то бумаги, попавшие к отцу… Что же еще? Скорее всего они случайно к нему попали, а когда он понял, насколько они опасны…

— Ерунда! — прервала его Даша. — Он явно что-то видел… Что-то страшное…

— Тогда что они искали?

— Я думаю, мы скоро узнаем, осталось потерпеть со всем немного, до девяти, а сейчас уже полпятого!

— Может, еще поспим все-таки? — спросил Денис.

— Пожалуй, — согласился Стас.

— Даша, вспомнив страшный сон, решила больше не ложиться.

— Я лучше поглажу! У меня столько глажки, а днем все некогда!

— Гладить? Среди ночи? — поразился Денис.

— А что такого? — пожала плечами Даша. — Стасик, принеси доску из кладовки!

— Денис все-таки ушел спать. Даша взялась за глажку, а Стас не уходил. Сидел и смотрел, как она гладит.

— А помнишь, в самый первый лень, когда мы познакомились, ты сказала, что ненавидишь гладить? Ты еще тогда постирала наши занавески в своей стиральной машине, а я их гладил… Как здорово тогда было… Спокойно. Помнишь?

— Конечно, помню! Как мы с тобой тогда надрывались, чтобы все успеть к приходу твоего папы.

— Они замолчали. Потом вдруг Стас спросил:

— Скажи, сестренка, а что тебе приснилось?

— Я уже не помню, — соврала Даша.

— Врешь! — с ходу определил Стас. — Что-то очень страшное? Про меня, да?

— Да, Стасик, но это хорошо!

— Хорошо? А что ж тут хорошего?

— Понимаешь, когда снится что-то плохое, это к добру! И наоборот. Если видишь, к примеру, человека нарядного, веселого, это к горю.

— Да, по-моему, ты уже один раз мне это объясняла. Но тогда тем более скажи, что тебе приснилось?

— Зачем тебе?

— Пожалуйста, сестренка!

— Ну хорошо, мне приснилось, что ты тонешь в болоте, я пытаюсь тебе помочь, а оно все больше тебя затягивает… Фу, даже вспомнить страшно! А я здорово орала, да?

— Что называется, благим матом! Даш, давай я поглажу!

— Зачем?

— Помочь хочу.

— Ну что ж, давай! Ты погладишь вот это, это и это! А потом опять я поглажу. Это будет справедливо! Видишь, сколько накопилось!

— Они по очереди гладили часа полтора и в результате перегладили все до последнего носового платка.

— Кайф! — сказала Даша, выключая утюг.

— Ты всегда зови меня, когда надо будет гладить! — великодушно сказал Стас. — Мне это раз плюнуть!

— Я запомню, — усмехнулась Даша. — Особенно если мы станем одной семьей.

— А мы уже стали… по-моему.

— По-моему, тоже, — растрогалась Даша. — Скорее бы уже твой папа вернулся…

Глава 17

Капитан Крашенинников

— К шести часам Стас и Даша, вконец обессиленные, уснули, сидя на кухонном диванчике, и проснулись от запаха свежезаваренного кофе и еще чего-то очень вкусного.

У плиты стоял Герберт Францевич в Дашином цветастом переднике и что-то жарил.

— Герберт Францевич! Ну зачем вы? Я бы все сделала! — смутилась Даша.

— Молодые люди, даю пять минут, чтобы умыться и привести себя в порядок! Мой омлет не терпит непунктуальности! Живо!

— Даша и Стас бросились в ванную, но Даша опередила его и захлопнула дверь перед его носом.

— Стасик! Я сейчас!

— Буквально через две минуты она выскочила из ванной в купальном халате и бросилась к себе в комнату.

— И действительно, через пять минут они со Стасом, чистые, явились на кухню в тот момент, когда Денис выкладывал из сумки свежий хлеб. Оказывается, он уже успел смотаться в магазин.

— Молодцы! — одобрил их Герберт Францевич. — Садитесь скорее!

— Он разложил по тарелкам пышный омлет с зеленью и помидорами.

— Даша попробовала и закричала:

— Это просто чудо! Герберт Францевич, вы меня научите?

— Все очень просто! Обычный омлет, но помешивать его надо вилкой с зубчиком чеснока. И только! Это придумал знаменитый французский кулинар, если не ошибаюсь, друг великой актрисы Сары Бернар. А впрочем, я мог что-то напутать!

— Без десяти девять с завтраком было покончено. Даша быстро убрала со стола, и они сели ждать капитана Крашенинникова.

— Вы полагаете, он будет точен? — поинтересовался Герберт Францевич.

— Не знаю, — ответил Стас, — вообще он очень обязательный человек… Но мало ли.

— В дверь позвонили.

— О! Вот и он! — сказал Стас.

— Даша открыла дверь. На пороге стоял Петька.

— Лавря? Ты почему не на работе?

— Петька! Входи, мы все расскажем! Тут такое было!

— Без меня? — расстроился Петька и застыл на пороге кухни.

— О! Денис! Давно приехал? Здравствуйте, — смутился он при виде незнакомого пожилого мужчины.

— Герберт Францевич, это Петя, тот самый, с которым вы хотели познакомиться! — сказала Даша.

— Петька недоуменно на нее посмотрел.

— О, Молодой человек! Я в восхищении!

— В восхищении? — смущенно пробормотал Петька. — От чего?

— Как от чего? От вас! От вашей фантазии! И от ваших способностей в области химии! Не удивляйтесь, я все знаю! И с радостью пожму вашу руку. Герберт Францевич Шмидт!

— Петр Квитко! — торжественно представился Петька. — Очень приятно.

— Они пожали друг другу руки.

— А что это вы тут с утра… заседаете? — спросил Петька.

— Ждем капитана Крашенинникова! — сообщил Денис.

— Герберт Францевич вышел из кухни.

— Между прочим, он бывший агент Интеллидженс Сервис, — прошептал Денис.

— Чего? — обалдел Петька. — Интеллидженс Сервис? Где вы его отрыли?

— Это бабушкин ухажер! — гордо сообщила Даша.

— И они вкратце рассказали Петьке все, чего он не знал.

— Стас, а кто тебе фингал поставил? — поинтересовался вдруг Петька.

— И только тут Даша вспомнила о Юре. Он ведь обещал зайти в «Агаву». Значит, скоро он появится. Как странно все у них сложилось. Ей так хотелось, чтобы Юра был в стороне от ее обычной жизни, а он вклинился в самую гущу! Еще хорошо, что он поладил со Стасом. Но Петька… Петька этого не переживет, мысленно усмехнулась она.

— А капитан запаздывает, — раздался голос Герберта Францевича.

— В самом деле, часы показывали уже половину десятого, а капитан Крашенинников так и не появился.

— И не появится! — в сердцах произнес Денис. — Кто мы для него? Так, мелочь пузатая!

— Я всегда это говорю! — подхватил Петька. — Стараешься-стараешься… а потом тебя прогоняют, как Жучку!

— Даша, Денис и Стас покатились со смеху.

— Вы чего? — уставился на них Петька. — На нервной почве?

— Да нет, просто мы тут уже говорили… — сквозь смех объяснила Даша. — Что ты именно это и сказал бы…

— А вдруг что-то случилось? — испугался Стас. — С дядей Володей…

— Да ну, Стасик, что с ним могло случиться? — сказала Даша, которой надоело думать о плохом. Нет, теперь уже все должно быть хорошо!

— Скорее всего он просто проспал! Небось до рассвета их допрашивал…

— Нет! Он же знает, что мы ждем!

— А вдруг молодая жена не отпустила? Сказала — очень надо мчаться к каким-то соплякам, все им объяснять! — мрачно предположил Денис.

— В дверь опять позвонили.

— Пришел! — обрадовалась Даша.

— Но это опять был не капитан Крашенинников. Это явился Юра.