/ Language: Русский / Genre:child_det, / Series: Даша и Ko

Секрет Убегающей Тени

Екатерина Вильмонт

Часто ли работники милиции обращаются к детям за помощью? Нет! Но лейтенант Якушев просит о помощи юных детективов Дашу и Петьку, с которыми познакомился во время предыдущего расследования. Пропала девочка. Предполагается, что ее похитили, но официально в милицию никто не обращался... Так кому же вести расследование? Тем, кто не сидит сложа руки! Тем, кто действует, не жалея сил и времени! Даше, Петьке и их друзьям...

Секрет убегающей тени Эксмо Москва 2003 5-699-01873-5

Екатерина Вильмонт

Секрет убегающей тени

(Даша и Ko — 8)

Глава I

НОВЕНЬКАЯ

Первого сентября Петька в школу не пришел. «Странно, — подумала Даша. — Неужели заболел? Надо будет забежать к нему». В классе перед уроками стоял невообразимый шум и гам, народ делился летними впечатлениями.

Мы с мамой были в Финляндии, на озерах, там такая красота! — закатывала восторженно глаза Ника Воробьева.

Да ну, там холодрыга, в этой твоей Финляндии! Вот мы с отцом на Кипре были! Это класс! — перебил ее Ванька Усачев. — Лаврецкая, а ты где была?

— Я? На даче! Под Москвой! — отвечала Даша. — По-твоему это не круто?

Ванька растерялся.

— А это смотря какая дача! — вмешался Игорь с шикарной фамилией Крузенштерн. — Бывают такие дачи, что…

Но тут в класс вошла классная руководительница и преподавательница литературы Анна Аркадьевна, которая, конечно же. носила кличку Анна Каренина. Вместе с нею вошла девочка.

Здрасьте, Анна Аркадьевна! — зашумели все.

Здравствуйте, здравствуйте! Садитесь-ка скорее! В этом году время терять мы не будем, у нас очень насыщенная программа! А в классе новенькая! Ее зовут Оля Жукова. Прошу любитъ и жаловать. Лаврецкая, а где Квитко? — спросила Анна Аркадьевна, заметив пустое место рядом с Дашей.

Та поднялась.

Я не знаю, наверное, он заболел!

В таком случае, пусть Оля пока сядет рядом с тобой, а потом посмотрим! Садись, Оля!

Оля подошла к Дашиному столу.

Ты не возражаешь?

Да нет, садись, — пожала плечами Даша.

Оля Жукова села, вынула из сумки тетрадь и учебники. Даша искоса наблюдала за ней. «Хорошенькая», — определила она. У Оли были густые каштановые, с рыжинкой, стриженые волосы, бледное с веснушками лицо, большие карие глаза. Заметив Дашин пристальный взгляд, она улыбнулась и тоже принялась изучать соседку по столу.

Ты откуда? — тихо спросила Даша, когда Анна Каренина начала что-то объяснять.

Из другого района! Тебя как зовут?

Даша.

А я Оля.

Это я уже поняла, — усмехнулась Даша.

А как тут у вас?

— Что?

Ну, вообще… в классе… в школе?

Нормально! Жить можно!

Лаврецкая! Жукова! — раздался голос Анны Карениной. — Не успели познакомиться, как уже болтаете!

Так они как раз знакомятся! — пояснил Кирюшка Хованский.

Для этого есть перемена! Вы уже большие ребятки, надо делом заниматься на уроках, а не языки чесать!

«Поговорим на перемене!» — черкнула на листочке Даша.

Оля с радостью кивнула. Вот у нее уже есть знакомая девчонка в новом классе, и, кажется, довольно славная. Уже не так страшно… Едва прозвенел звонок, как Даша взяла Олю за руку.

Пойдем! — сказала она и повела Олю в закуток в конце коридора, где можно было спокойно поговорить. Закуток находился возле женского туалета.

Ну, давай знакомиться по-настоящему! — улыбнулась Даша. — Ты почему переехала?

Я теперь буду с бабушкой жить!

А раньше с кем жила?

С родителями.

Они что, развелись?

Нет, что ты… Просто они все время ездят на гастроли… А я одна…

На гастроли? Они у тебя кто?

Папа — музыкант, а мама — с ним… она его импресарио. Знаешь, что это такое?

Конечно.

Бабушка сказала, что не потерпит больше, чтобы девочка мыкалась одна. Так она выразилась. Просто ей уже нелегко ездить ко мне, на другой конец города… Ну, а я не против. Мне с бабушкой хорошо. Я вот только новой школы немножко боялась.

Не бойся! У нас неплохая школа. Просто я в принципе школу не люблю, но жить можно.

Слушай, Даша, а ты с кем живешь?

С мамой… хотя теперь еще с отчимом и старшим братом!

А брат родной?

Нет, сводный, но мы с ним дружим! Он клевый парень! Я вас познакомлю, он тоже тут учится, в одиннадцатом!

А твоя мама кто?

Заместитель генерального директора телекомпании! — с гордостью сообщила Даша.

А кто такой Квитко? Который заболел?

Петька? Это мой лучший друг! Отличный парень!

А у тебя подруг в классе нет? — почему-то догадалась Оля.

Подруг? Нет, близких — нет!

А давай с тобой дружить! — вдруг пылко предложила Оля.

Попробуем! — засмеялась Даша. — Попытка не пытка!

Знаешь, пойдем после уроков ко мне, я тебя с бабушкой познакомлю! Она рада будет!

Нет, пошли лучше ко мне, я должна обед приготовить…

Ты умеешь готовить?

А ты нет? — вопросом на вопрос ответила Даша.

Я умею… но не очень!

А я очень! Ну так что? Пойдешь?

— Пойду! — согласилась Оля, которой эта новая знакомая нравилась все больше. — Только сначала забежим ко мне, пусть бабушка на тебя посмотрит…

— Поняла! — усмехнулась Даша. — Пускай бабушка увидит с кем ты повелась и чего сможешь набраться. С кем поведешься, от того и наберешься, так, что ли?

Именно!

Они рассмеялись и в класс вернулись уже подругами. Так бывает. Дружба — странная штука. Иногда общаешься с людьми годами, а дружбы не возникает, а иной раз достаточно двух-трех взглядов и нескольких слов… Необъяснимо, но факт!

Из школы они вышли вместе.

Ну как? — спросила Даша.

Терпимо!

А из ребят кто-нибудь понравился? — полюбопытствовала Даша.

Чисто внешне мне этот понравился, Беллинсгаузен!

Кто? — не сообразила Даша. — Ах, Крузенштерн! Да, он красивый, но дурак!

Почему?

Генетически, наверное!

А он что, потомок того Крузенштерна?

Он утверждает, что да… Но я в этом не уверена. А как учителя?

Литераторша ничего, получше, чем в той школе, физичка мне не понравилась, объясняет как-то непонятно, и каша во рту, а математик просто классный!

Что да, то да, только я с математикой не в самых лучших отношениях…

Я тебе помогу! Я математику люблю!

Спасибо, это кстати! Ну, значит, сейчас забежим к тебе, а потом ко мне?

Давай…

Пошли! Ой, я же хотела еще к Петьке забежать.

А позвонить ему нельзя?

Можно, конечно, можно! От тебя и позвоню! А ты где живешь?

В доме, где булочная!

Здорово! Как раз напротив моего дома! И в одном доме с Петькой.

Еще издали они заметили у Олиного подъезда машину «Скорой помощи».

— Ой! — вскрикнула Оля. — Неужели бабушке плохо?

И они припустились бежать.

Скажите, в какую квартиру вызывали? — спросила Даша у шофера.

В сорок девятую!

Не к нам! — вздохнула Оля.

Ну и отлично! Ты испугалась, да?

Еще бы!

А у тебя бабушка старенькая?

Не очень, но все равно… А у тебя бабушка есть? Ой, смотри, придется нам пешком подниматься. Лифт не работает.

На какой этаж?

На пятый!

Не страшно! Ты про бабушку спрашивала? Есть у меня бабушка, но она сейчас в Австралии! В гости поехала, к жениху!

К жениху? — звонко рассмеялась Оля.

Ага! У нее жених — бывший агент Интеллидженс Сервис, представляешь?

Ты меня разыгрываешь?

И не думаю! Я тебе покажу их фотографию! На даче снимали.

Обалдеть! Нет, у меня бабушка настоящая!

— — А у меня, что ли, ненастоящая? — оскорбилась Даша.

Ну, ты же понимаешь, что я хотела сказать? — извиняющимся тоном сказала Оля.

Да ладно, проехали.

Оля открыла дверь квартиры ключом.

— Бабушка, это я!

Но никто не отозвался.

Ее дома нет… — удивилась Оля. — Странно…

Почему? Может, она в магазин пошла?

Нет, ты бабушку не знаешь! Чтобы она меня в первый день учебного года, а тем более в новой школе, не встретила… Такого еще не было!

Тогда, значит, она в сорок девятой квартире! — заявила Даша.

В сорок девятой? Почему?

Ну, там же кому-то плохо стало… Ты ж говорила, что твоя бабушка — врач…

— Точно! Дашка, ты гений! Я сейчас!

Оля выскочила из квартиры и понеслась вверх по лестнице. А Даша тем временем набрала Петькин номер. Но там никто не ответил. Странно. Значит, Петька не заболел? А вдруг его отвезли в больницу? Можно, конечно, позвонить на работу его папе или маме, но вдруг он решил по каким-то причинам прогулять? Тогда она может здорово его подвести…

И тут вернулась Оля с пожилой, удивительно приятной женщиной.

Ну, где тут твоя сообразительная подружка? — сказала она низким, ласковым голосом.

Здравствуйте, — смутилась Даша.

Здравствуй, здравствуй, ты Даша, а я Ираида Антоновна. Очень рада! А как твоя фамилия?

Лаврецкая, — ответила за Дашу Оля.

О, красивая фамилия, тургеневская! Лаврецкий — герой «Дворянского гнезда»! Ох, что это я болтаю, вы же голодные!

Идите мыть руки — и за стол!

Даша хотела было возразить, но ей вдруг так захотелось остаться в этом теплом, уютном доме!

Спасибо, с удовольствием! — сказала она и отправилась в ванную с Олей.

После обеда пойдем ко мне! — сказала Даша.

Обязательно! — кивнула Оля.

К концу обеда Даше уже казалось, что она знакома с Олей всю жизнь. Ираида Антоновна налила девочкам компот из слив и персиков и вдруг спросила:

Даша, а как ты догадалась, что я в сорок девятой квартире?

Но это же просто… Вы живете в этом доме давно, вы врач, а там кому-то плохо… Вполне нормально было предположить, что вас туда позвали, пока «Скорая» не приехала… Ведь правда?

Потрясающе! Какое логическое мышление! — всплеснула руками Ираида Антоновна.

Дедуктивный метод, — пожала плечами Даша.

Дедуктивный метод? — переспросила Олина бабушка. — А ты, выходит, им владеешь?

Ну, не то чтобы… — смутилась Даша. — Но так, балуюсь иногда.

В таком случае, может, ты разгадаешь одну загадку…

Какую? — оживилась Даша.

Бабушка, ты о чем?

Да вот, у той женщины, которой сегодня «Скорую» вызывали, с некоторых пор странные дела творятся…

Барабашка? — спросила Даша.

Да нет, вроде бы нет. Но что-то ей все-таки мерещится… Какие-то странные звуки по ночам…

Какие?

Да нет, ерунда, — вдруг резко сказала Ираида Антоновна. — Чушь собачья! У старухи бессонница, живем в центре города, каких только звуков не услышишь, а ей со страху черт-те что мерещится!

И она перевела разговор на что-то другое. Ираиде Антоновне вдруг стало страшно, что девочки могут начать какое-нибудь расследование и, не дай бог, попадут в беду.

Даша не стала настаивать. Наверное, и в самом деле старухе что-то померещилось. Хотя она прекрасно помнила, как Петькина бабушка и прабабушка тоже решили, что у них завелся барабашка, а на самом деле в квартире по соседству бандиты держали девушку, прикованную к батарее…

Поболтав еще немного, девочки отправились к Даше. Из дому она еще раз позвонила Петьке, но опять никто не взял трубку. Даша взялась за готовку.

И ты каждый день обед готовишь? — поражалась Оля.

Раньше, когда мы вдвоем с мамой жили, я готовила на два-три дня, а теперь… Никак не приспособлюсь…

В это время явился Стае.

Оля, познакомься, это мой старший брат, а это Оля Жукова! Она из нашего класса, новенькая!

То-то я гляжу, незнакомое лицо! Ну, девицы, как дела в школе? А как наш друг Квитко?

Представляешь, его сегодня в школе не было!

Заболел?

Дома тоже его нет!

А вдруг он в больницу попал? — высказала предположение Оля.

В больницу? С чего бы это? Вчера я его видел, он был жив-здоров! Не иначе опять во что-то ввязался!

Во что? — заинтересовалась Оля. — Что ты имеешь в виду?

Да он у нас детектив-любитель, — улыбнулся Стае. — И обожает действовать на свой страх и риск!

Стасик, я боюсь! — тихо проговорила Даша. — А вдруг с ним что-то стряслось?

Погоди паниковать, сестренка! Может, у него просто зуб разболелся, он пошел к врачу, долго там пробыл и решил, что идти в школу уже нет смысла, и куда-нибудь подался — к бабкам своим, например!

Нет! Вместо школы? Разве бабки такое потерпят?

Или он решил, что начинать учебный год в понедельник — плохая примета! Вполне в его духе!

Это да! — рассмеялась Даша.

Знаешь что, давай позвоним Денису. Они запросто могли вдвоем что-то учудить. В последнее время они так сдружились.

Да, а раньше чуть ли не врагами были. Это после того, как Петька его спас…

— Как спас? — спросила Оля.

— Ну… была… одна история…

Даш, пожалуйста, расскажи! Ой, ребята, с вами так интересно! — восторженно проговорила Оля.

Понимаешь… На Дениса напал один тип и уже занес над ним нож, а Петька накинул ему на шею лассо, — нехотя пояснил Стае.

Тот хотел его убить, этого Дениса?

— Ну, да!

А он тоже из нашего класса?

Нет, он из другой школы! Стасик, позвони сам Денису!

Но у Дениса тоже никто трубку не взял.

Позвони ему на мобильный! — посоветовала Даша.

На мобильный? — ахнула Оля.

— Да, у него брат — крутой бизнесмен, вечно за него волнуется, — объяснила Даша. — Вот и купил ему мобильный телефон.

Однако по мобильному отвечали, что абонент временно недоступен.

— Ну вот, мне все ясно. Они опять что-то затеяли! — хмыкнул Стае.

Уши им надрать мало, — ворчала Даша.

Послушайте, вы все время говорите про какие-то истории, я ничего не понимаю! — воскликнула Оля. — У вас что, детективное агентство?

Ага! Как в «Сыскном бюро „Квартет“! Ты читала эти книжки про Аську и Мотьку?

— Нет.

— Я тебе дам почитать! Но у нас дела, пожалуй, даже покруче!

И Даша со Стасом посвятили Олю в историю своих приключений.

И это все вы? Сами?

Когда сами, а когда и в милицию обращались!

Обалдеть! Просто не верится! Какие вы… Ой, я всегда мечтала о такой компании! Вы меня к себе примете?

Примем, — решила Даша, которой Оля ужасно нравилась, — но только с одним условием: никому ни звука! Ни в школе, ни дома!

Поняла! Конечно, я никому не скажу! Клянусь! Чтоб мне пусто было!

Стае и Даша покатились со смеху.

Каждые полчаса они звонили Петьке и Денису, но тщетно. Около семи часов в квартире Квитко сняли трубку. Стае попросил Петьку, но его мама сказала, что Петя, видимо, гуляет, она только что пришла с работы, а его нет дома.

— Поищи Петю у Даши Лаврецкой, — посоветовала она Стасу.

В восемь Оля сказала, что ей пора домой. Стае пошел ее проводить. Едва они вышли из квартиры, как позвонил Петька.

Лавря, привет! Как дела в школе?

Петька! Наконец-то! Ты где?

Дома! Только что вошел! Надеюсь, ты моей маме не сообщила, что меня в школе не было?

Обижаешь, начальник! Только мы со Стасиком волновались! Что случилось?

Завтра расскажу! Шнурки дома! — он понизил голос. — Похоже, новое дельце наклевывается, но я еще и сам не разобрался…

Слушай, а Денис был с тобой?

Денис? Нет, я один… Завтра после школы приду к вам и все расскажу, ладно?

Ладно. Петь, слушай, тут еще такое дело… Понимаешь, у нас в классе новенькая…

Новенькая? Хорошенькая?

Хорошенькая! Но дело не в этом… Анна Каренина ее со мной посадила…

Пересядет, большое дело! — хмыкнул Петька.

Но я как раз хотела тебя попросить… Пусть она пока со мной посидит, ей же освоиться надо…

Лавря, ты чего, сдурела? Развела филантропию…

Нет, Петечка, она такая милая… Я уверена, она тебе понравится, мы с ней как-то сразу подружились и даже… приняли ее в компанию!

Что? И все ей выложили?

Все не все, а кое-что. И Стае, кстати, не возражал!

Ни фига себе! Один день не пришел в школу — и на тебе! И с места насиженного сгоняют, и еще ставят перед фактом!.. Ну, вы даете!

Петечка, ты обиделся?

Еще чего! На слабоумных не обижаются!

Значит, все-таки обиделся! — констатировала Даша.

Ни фига! А как ее зовут, эту неотразимую новенькую?

Оля Жукова!

Так элементарно? А я подумал, что она какая-нибудь княжна из аристократического рода, раз вы с ней так носитесь!

Петька!

Что Петька? Что Петька? Тут, можно сказать, новое дело предстоит, а в компании, видишь ли, новенькие! Да она же может все испортить! — негодовал Петька.

Ничего она не испортит!

— Ладно, поживем — увидим! Ну все, до завтра!

И Петька повесил трубку.

«Обиделся, конечно, — подумала Даша. — Но ничего, отойдет».

Вернулся Стае.

Петька нашелся! — первым делом сообщила ему Даша. — Опять что-то нарыл.

Что нарыл? — не понял Стае.

Похоже, какое-то новое преступление.

Опять двадцать пять! — вздохнул Стае. — Не могу я больше! Надоело! И вообще, у меня этот год последний, надо в институт готовиться!

Стасик, не ворчи, может, и нет никакого преступления, может, Петьке что-то показалось…

Хорошо бы…

Да, братишка, а как тебе Оля?

Оля? Вполне. И неглупая, надо сказать.

Глава II

ПОДОЗРЕНИЯ

Петька заранее невзлюбил новенькую. Но когда увидел, смягчился. В ней было что-то очень располагающее. «Кажется, она ничего», — подумал он и безропотно сел рядом с Крузенштерном.

Что, Квитко, тебя разжаловали? — засмеялся Игорь. — Отставку дали или как?

Слушай, Круз, не лезь не в свое дело! Хуже будет!

Ты мне, кажется, угрожаешь? — поднял брови Крузенштерн, который был на целую голову выше Петьки.

Ага, — не моргнул глазом тот.

Неизвестно, к чему привел бы этот разговор, но тут прозвенел звонок, и в класс вошел математик. Первой он вызвал к лоске Олю Жукову. Она блестяще ответила на все вопросы и доказала теорему.

— Садись. Пять, — с довольным видом сказал математик Дмитрий Алексеевич. — Похоже, вашему классу повезло.

«Она, кажется, с головой», — решил Петька.

В четыре договорились собраться у Даши и Стаса. Кстати сказать, теперь они жили вместе. Дашина мама, Александра Павловна, и отец Стаса, Кирилл Юрьевич, не стали дожидаться назначенной на октябрь свадьбы. Александра Павловна перебралась в квартиру Смирниных, а Стае — в квартиру Лаврецких, так что теперь трехкомнатная квартира была в их полном распоряжении. Правда, мама грозилась, что поселит с ними какую-то свою дальнюю родственницу, но пока родственница не приехала, ребята наслаждались свободой.

Ну что? — спросил Стае. — Выкладывай, Петро, что ты там нарыл?

Подожди, еще Денис должен прийти! — сказал Петька. — Оля, а тебя предупредили, что надо держать язык за зубами?

Предупредили, — ответила Оля.

А что в наших делах бывают очень даже опасные моменты?

Тоже предупредили!

И ты не боишься?

Как тебе сказать? Я, наверное, немножко тупая! Пока не вижу опасности, не боюсь. Воображение плохо развито скорее всего!

Отсутствие воображения в нашем деле не так уж плохо, — усмехнулся Стае, — тем более что у Петруши воображение развито сверх всякой меры…

Что ты хочешь этим сказать? — насупился Петька.

Только то, что сказал!

Тут явился Денис. И был немало удивлен, застав у Даши незнакомую симпатичную девочку.

Даша их познакомила, все объяснила, и тут, наконец, Петьке представилась возможность рассказать о своих подозрениях.

Понимаете, я просто нутром чую, готовится какая-то гадость! — заявил он.

Какая гадость? Где? — спросила Даша.

Лавря, не перебивай!

А ты рассказывай по порядку, без эмоций, — потребовал Стае.

Ладно, без эмоций, так без эмоций, — согласился Петька. — Так вот, недели две назад у нас появились новые соседи.

Вернее, наши соседи сдали свою квартиру, а сами на два года в Америку укатили.

Укатить в Америку при всем желании нельзя, — засмеялась Даша. — Можно только улететь!

Или уплыть! — подхватил Денис.

Да ну вас к черту! Не хотите слушать — не надо! — рассердился Петька.

Извини, Квитко, больше не буду! — сказала Даша. — Это я машинально… Так что с этими жильцами?

Что-то нечисто! Не нравятся они мне!

И все? — спросил Стае. — Просто не нравятся — и все?

До вчерашнего дня они мне просто не нравились, а со вчерашнего они мне более чем не нравятся! Я просто уверен, что они преступники! И замышляют что-то нехорошее! Вчера утром я, естественно, собрался в школу, подошел к лифту, а там уже стоит этот новый жилец!

Их там много? — поинтересовалась Даша.

— Двое. Два мужика. Они, по-моему, братья, похожи очень… Но не близнецы, один постарше… Так вот, стоит тот, что помоложе, и тоже ждет лифта. Вошли мы с ним в лифт, а тот возьми и застрянь, причем капитально! Сколько мы на кнопку ни жали, а связи с диспетчерской нет как нет!

Ой, как страшно! Я ужасно лифтов боюсь, — призналась Оля. — А тут еще лицом к лицу с преступником!

Да нет, он вел себя вполне нормально, даже успокаивал меня, шутил, говорил, что судьба не хочет, чтобы я в школу шел! И все такое! Даже жвачкой угостил. И все бы ничего, но вдруг у него мобильный телефон зазвонил. Что-то ему такое сказали, что он вдруг страшно занервничал, начал стучать, кричать…

Ну и что тут подозрительного? Может, он куда-то опаздывал! — пожал плечами Стае.

Погоди… — отмахнулся от него Петька. — Ну, пошумел он, а толку чуть! Наконец какая-то старушка нас услыхала и пообещала позвонить в диспетчерскую. А время идет… Тогда он вдруг сам куда-то позвонил и распорядился, чтобы начинали без него. Долго говорил, все как-то на меня поглядывал, а я притворился полным придурком, достал из сумки электронную игру и якобы углубился… Мол, какое мне дело до его разговоров, и тут он возьми и скажи одну фразу…

Какую? — разом крикнули все.

«В нашем доме живет, как выяснилось, мать одного клиента. А это, с одной стороны, может все осложнить, а с другой — многое облегчает». Вот!

Ну и что тут такого? — недоуменно спросила Даша. — Мало ли что. Даже не понимаю, что тут тебя зацепило?

— Все!

Но почему? — спросил Денис. — Мало ли чем этот мужик занимается?

Вы что, совсем дурные? — вскипел Петька. — Не понимаете? Какому нормальному честному бизнесу может помочь или помешать то, что мать клиента живет в одном доме с бизнесменом?

А ведь Петя прав, — тихо заметила Оля. — И он рассуждает логично. Мне сперва тоже показалось, что ничего тут нет подозрительного, а вот теперь я с ним согласна. А что было дальше?

Дальше? Он вдруг осекся, как будто ляпнул лишнее, и поглядел на меня, а я сделал вид, что вообще ничего не слышу, жму себе на кнопки в полном кайфе… Ну, он и успокоился. А потом нас выпустили из лифта… Но просидели мы там целых два часа, так что идти в школу уже не имело смысла.

И куда же ты подался? — поинтересовалась Даша.

Вернулся домой.

Не ври! Я тебе обзвонилась!

Я не вру, просто ты не дослушала! Дома я кое-что предпринял, а потом решил к бабкам съездить, я у них целую неделю не был. Сказал им, что нас по случаю первого сентября по раньше отпустили.

А почему же ты не проследил за этим мужиком, если он тебе подозрительным показался? — спросил Стае.

У меня пока нет своей машины, так что я мог только сзади бежать и бензином вонять!

Оля вдруг громко расхохоталась. А Даша спросила:

Мне вот интересно, что ты такое дома предпринял?

Зришь в корень, Лавря! Не зря на Российском канале все время к этому призывают! — рассмеялся Петька и тут вдруг сообразил, что в этом году не преподнес Дашке цветов к первому сентября. Так увлекся подозрениями… — Да, я кое-что предпринял! Я вспомнил, что уехавшие соседи всегда держали у нас свои ключи… Ну, я их и нашел…

И что? — в ужасе воскликнула Оля. — Ты туда залез?

Нет, пока нет! Пока я только проверил, не сменили ли новые жильцы замки. К счастью, нет!

Значит, ты все-таки намерен туда залезть? — осведомился Стае.

Конечно! И вы мне поможете!

И не подумаю! — фыркнула Даша. — С какой стати? А если тебя накроют?

Вы будете стоять на стреме, в случае чего подадите сигнал, и я смотаюсь через балкон!

С ума сошел! — всплеснула руками Оля. — Что тебе там делать?

Да, Петро, ты, по-моему, заигрался! Из-за одной совершенно непонятной фразы лезть в чужую квартиру. И что ты там надеешься обнаружить?

Не знаю! Но просто хочу убедиться, что там все в порядке. Нутром чую: что-то там нечисто!

А ты так доверяешь своему нутру? — усмехнулся Стае.

Стопроцентно! И у вас, по-моему, есть основания доверять моему нутру!

Вообще-то да! — вздохнул Денис.

Естественно, прежде чем лезть туда, я изучу их привычки и расписание, когда их не бывает дома, что и как… Думаю, на это уйдет дня три. Сегодня у нас вторник, значит, в пятницу, днем, надо будет это провернуть! И еще мне надо подготовить для себя возможность к отступлению через балкон!

Это все хорошо, но мне кажется, — тихо заговорила Оля, — что сначала тебе нужно поговорить со своей мамой…

С мамой? — поразился Петька. — Это еще зачем?

Поскольку хозяева квартиры держали свои ключи у вас, то, наверное, они были с вами в хороших отношениях?

Вообще-то да, ну и что?

А то, что твоя мама вполне может знать, кому они сдали квартиру, кто эти люди…

— Соображаешь! — воскликнул Петька. — Очень верная мысль! Сегодня же попробую что-нибудь выудить у мамы…

Даша была очень довольна. Ее новая подруга не подкачала!

— Ну так что? Займемся этим делом? — уточнил Петька.

— Займемся! — решила Даша. — Все равно ничего другого пока нет.

До чего ж здорово, что вы тут теперь одни! — воскликнул Денис.

— Боюсь, что ненадолго, — вздохнула Даша. — Мама какую-то дальнюю родственницу из провинции выписала. Что бы освободила меня от хозяйства и заодно за нами присматривала.

— А что за родственница? — спросил Денис. — Ты ее знаешь?

— В глаза не видела! Может, та еще кикимора!

Петька отозвал в сторонку Дениса и стал с ним шептаться.

— Эй, вы! — крикнул Стае. — Это неприлично!

Мы больше не будем! — засмеялся Петька. — Нам надо тут сбегать кое-куда, минут на десять! И мы сразу вернемся!

— Куда это они? — спросила Оля.

Понятия не имею, — пожала плечами Даша, хотя у нее были кое-какие соображения на этот счет.

Минут через пятнадцать Петька с Денисом вернулись. В руках они держали по букету нежно-розовых гладиолусов. Даша усмехнулась про себя. Она была права!

Вот! — торжественно начал Денис. — Девочки, поздравляем с началом учебного года!

Денис, кто же с такой гадостью поздравляет? — заржал Петька. — Эти цветы в честь… в честь…

В прошлом году ты мне подарил цветы в честь начала нового учебного года нашей дружбы! — напомнила Даша.

Неужели я был таким дураком? Учебный год дружбы — надо ж такую глупость придумать!

Это не так глупо! — заметил Стае. — За этот год вы действительно научились по-настоящему дружить!

Вечером Петька дождался, когда отец после ужина уселся перед телевизором, и обратился к маме.

Мам, слушай, а Гнатюки надолго свалили?

Свалили? Петя! Что за выражение!

Ну, уехали!

На два года. По-моему, ты уже спрашивал.

А кто такие эти новые жильцы? Ты их знаешь?

Нет, видела несколько раз. На вид вполне приличные интеллигентные люди. А почему ты спрашиваешь?

Просто так, из любопытства… А вообще, у нас в классе есть один парень, его родаки тоже хотят квартиру сдать…

Его кто? — переспросила Светлана Петровна.

Ну, родители…

Петенька, я тебя умоляю, старайся говорить все-таки на нормальном русском языке! Что это за родаки? Откуда?

Почем я знаю, откуда? Многие так говорят!

Ну так что там с этими, как ты говоришь, родаками? Ужас какой-то!

Они хотят сдать квартиру, но не знают как! Первого попавшегося никому неохота в свою квартиру пускать, вот я и спрашиваю — как Гнатюки-то сдали? Через знакомых или через фирму?

Светлана Петровна задумалась.

Что-то я не припомню… Кажется, Аня мне ничего не говорила… Надо у папы спросить, они ключи-то ему оставляли, я тогда на даче была. А кто этот парень? Я его знаю?

Не, он к нам пришел в самом конце прошлого года.

— В конце года? Кто же меняет школу в конце года?

«Да, с мамой надо держать ухо востро», — подумал Петька.

Ну, не в конце года, это я так сказал, но во втором полугодии, — попробовал он исправить положение. — Просто я считаю, что второе полугодие это начало конца года.

Что-то ты, по-моему, в трех соснах запутался, сынок. И хватит мне голову морочить, иди к себе! Тебе что, уроков не задали?

Задали, конечно, — вздохнул Петька. Но отправился не к себе, а к отцу.

Игорь Алексеевич смотрел футбол.

Петрушка, уроки сделал? — спросил он, не отрываясь от экрана.

Нет еще, сейчас пойду! — Петька сориентировался — шла сорок вторая минута матча, — значит, скоро перерыв, а до перерыва отца лучше не трогать. Тем более что он тут же забыл о сыне. Но едва первый тайм кончился, он спросил:

Петрушка, что у тебя? Какое-нибудь дело? Деньги нужны?

Да нет! Пап, скажи, а как Гнатюки свою квартиру сдали? Через фирму?

А тебе зачем? — удивился Игорь Алексеевич.

Пришлось повторить историю про парня из класса.

Нет, не через фирму. Через каких-то родственников.

— Понятно! — разочарованно протянул Петька. Явно, больше узнать он ничего не сможет. Жалко, фирма — это была бы хоть какая-то зацепка, а родственники… Тем более у него нет никаких оснований расспрашивать про гнатюковских родственников.

Петька поплелся к себе и сел за уроки.

Глава III

ПРОСЬБА О ПОМОЩИ

Оля вернулась домой страшно довольная. Петька проводил ее до подъезда, благо они жили в одном доме.

— Что, Олечка, ты, кажется, быстро освоилась в новой школе?

— Да, бабушка, это все благодаря Даше. Она такая…

— Мне она понравилась, — улыбнулась Ираида Антоновна. — Славная девочка, серьезная, самостоятельная…

Она меня со своим старшим братом познакомила и с двумя друзьями, — восторженно говорила Оля. — Один из нашего класса, Петя Квитко.

— Петя Квитко? Я знаю его маму, очень симпатичная женщина. Ты не стесняйся, приглашай их к нам, я люблю, когда в доме много детей.

Мы уже не дети, бабушка!

Для меня вы все равно дети, даже твой такой взрослый папа для меня все равно ребенок! Короче говоря, если вам не куда будет деваться, смело веди их к нам! У тебя же тут своя комната, чем по подъездам топтаться…

Мы не топчемся! Мы сегодня были у Даши и Стаса!

Ладно, была бы честь предложена, — усмехнулась Ираида Антоновна. Она была счастлива, что внучка наконец переехала к ней. Разве это дело, чтобы девочка неделями жила одна под присмотром чужой женщины? Но невестка, мать Олечки, долго не хотела отпускать дочку к бабушке. Однако сын наконец настоял на этом. И вот теперь, впервые за долгое время, она спокойна за внучку. И в школе ей понравилось, и друзья уже завелись…

Утром в школе Петька сообщил девочкам то, что узнал от мамы.

Так что, сами понимаете, придется нам туда сунуться!

Я не согласна! — заявила Даша. — Я по чужим квартирам лазить не собираюсь!

Тогда предложи другой выход! Я охотно послушаю! — обиделся Петька.

Пожалуйста! Мне не жалко! Самый простой выход — плюнуть на это дело! Плюнуть и растереть! У тебя уже глюки на нервной почве! Мама клиента живет в этом доме. Ужас, как подозрительно! Да это курам на смех!

Почему? Вот и Оля считает, что это подозрительно!

Оля? У нее опыта нету! Оля еще ни одного дела не распутала, а ты мог бы уже получше соображать!

Лавря, ты чего бесишься?

Я не бешусь! Я просто боюсь за тебя, дурья башка! Мало ли что с тобою может случиться!

Если вы меня подстрахуете, ничего не будет!

Ладно, делай, что хочешь, — махнула рукой Даша. Она устала спорить с Петькой.

Даш, ты чего? — прошептала Оля, когда они уже сидели рядом в классе. — Ты на меня сердишься?

На тебя? Ты что!

Но тут в класс вошла физичка Полина Карповна, по прозвищу Поликарп. Она подошла к столу, взгромоздила на него свою большую сумку, достала оттуда очки, насадила их на нос и сказала:

Квитко и Лаврецкая — на выход!

Что случилось? — спросила Даша. — За что?

Действительно, за что, Полина Карповна? — поддержал Дашу Петька.

— Я не в курсе, но вас там ждут! Вам, вероятно, лучше знать, что вы натворили.

Даша пожала плечами и решительно направилась к двери, провожаемая встревоженным взглядом Оли. Петька бросился вслед за ней.

В коридоре у окна стоял молодой человек, чем-то смутно знакомый Даше. Он сразу шагнул к ней.

Здравствуйте, ребята! Вы меня не узнаете в штатском?

Лейтенант Якушев? — догадался Петька.

Совсем недавно лейтенант Якушев арестовал бандитов, которые стреляли по двери Дашиной квартиры, но попались на Петькину удочку — прилипли к коврику, смазанному его липким составом, который в шутку называли «бальзамом Квитко». Но что он делает в школе?

Удивлены? — спросил лейтенант.

Есть немножко, — призналась Даша.

А чего тут удивительного? — усмехнулся Петька. — Вы пришли вынести нам благодарность за поимку тех типов, да?

Увы! — развел руками лейтенант. — Я бы рад, но… У меня к вам совсем другое дело! Нам надо поговорить о важных вещах… Но в директорском кабинете ремонт, в учительской все время кто-то есть… Пошли во двор, я видел у вас там лавочки!

Петька с Дашей недоуменно переглянулись. Усевшись на лавочке, лейтенант оглянулся, не сможет ли кто-нибудь их подслушать, а потом тихо начал:

Вот какое дело, ребятки, пропала одна девочка из вашей школы, Лена Коршунова из одиннадцатого класса. Вы ее знаете?

Конечно! Самая красивая девчонка в школе! — ответил Петька. — А куда она пропала?

Знал бы, куда, не пришел бы, — вздохнул Якушев. — Она пропала вчера.

А сегодня вы уже приняли заявление? — со знанием дела осведомился Петька. — Обычно такого рода заявления принимают на третий день.

Ого! А ты осведомленный товарищ! Просто отец Лены — известный человек и… Одним словом, надо постараться найти Лену как можно скорее, но так, чтобы никто ни о чем не знал…

Но почему вы пришли к нам? — удивленно спросила Даша.

Потому что, честно сказать, я не знаю, с какого боку подобраться за это дело, если нельзя открыто опросить товарищей по школе и учителей… Вот я и вспомнил о вас. Вы же хитрые ребятки, а у меня такое ощущение, что на меня спихнули это дело нарочно, понимая, что мне с ним не справиться… У меня с начальством — контры… Ох, зачем же я вам все это говорю! Понимаю, несолидно все это выглядит… Но что-то я окончательно запутался…

Даша смотрела с жалостью на несчастного лейтенанта. Кажется, ему необходимо было выговориться, но, похоже, не перед кем…

Так что вы от нас хотите?

Не могли бы вы послушать, не говорят ли об этом ребята на переменах и вообще… Собрать кое-какую информацию о Лене, с кем она близко дружит, с кем встречается… Какая она… Родители, похоже, совсем ее не знают.

Понятно, — сказал Петька. — Мы постараемся! Но вот что нам говорить, когда нас спросят, кто нас вызывал и зачем! Кстати, что вы сказали Поликарпу?

Кому?

Полине Карповне!

Сказал, что я лейтенант Якушев, а вы были свидетелями ДТП.

Свидетелями чего? — не поняла Даша.

Дорожно-транспортного происшествия, — снисходительно разъяснил Петька, — иными словами, аварии.

Да-да, — торопливо подтвердил Якушев, — совершенно верно. Вот, тут мои телефоны и адрес! — Он протянул им бумажку.

А нам можно не возвращаться на физику? — спросила Лаша.

Конечно! — улыбнулся Якушев. — Да вы погодите, я вот хочу спросить с ходу: что вы сами знаете о Лене Коршуновой?

Самая красивая девчонка в школе! — тут же повторил Петька. — Вернее, считается самой красивой, — поправился он, для него самой красивой была Даша Лаврецкая. С первого класса и доныне.

А еще что? С кем она дружит?

Из девчонок — с Тамарой Кипшидзе, а из мальчишек… Бегают за ней многие… Но кого-то одного, кажется, нет, — сообщила Даша.

Так, значит, Тамара Кипшидзе… А что она собой представляет?

Задавака!

А Лена?

Нет, Лена — нормальная, а Тамарка — задавака. У нее кличка — Княжна, — говорила Даша. — Но вообще-то мы не так хорошо их знаем, они все-таки в одиннадцатом классе, не больно-то с нами общаются! Постойте, я брата спрошу! Он же с ними в одном классе учится, конечно, как я сразу не сообразила!

А у тебя есть брат? — удивился лейтенант.

Да, сводный! Стае Смирнин! Я с ним обязательно поговорю!

Только, знаешь, лучше обо мне не упоминай, ладно? В целях всеобщей безопасности!

Хорошо, но вообще-то Стасу все можно говорить. Он — могила!

Это точно, — подтвердил Петька.

Я понимаю, — тяжело вздохнул Якушев. — Все это выглядит глупо и несолидно — лейтенант милиции тайком при ходит к детям и просит о помощи! Подобное только в кошмарном сне может присниться… Но уж такой я невезучий человек!

Ерунда! Со всяким может случиться! — решил поддержать милиционера Петька. — Между прочим, вы обратились по правильному адресу! Думаю, мы сумеем вам помочь!

Ну, ты-то со своим чудо-клеем уж точно мне поможешь! — улыбнулся Якушев.

А она, — Петька указал на Дашу, — между прочим, тоже не промах! Благодаря ей поймали одну воровку, которую Интерпол давно разыскивал! Эта дамочка приноровилась красть бриллианты в шикарных европейских магазинах! — восторженно доложил Петька.

Шутишь!

Ничего не шучу, если хотите, она вам газеты немецкие показать может!

Почему немецкие? — опешил лейтенант.

Потому что это было в Дюссельдорфе, в Германии!

Петька, прекрати! — смутилась Даша.

Почему? Пусть лейтенант Якушев знает…

Между прочим, меня зовут Георгий Иванович, — застенчиво сказал Якушев.

Отлично! Так вот, пусть Георгий Иванович знает, что мы не просто школьники…

Да если б я этого не знал, я бы к вам не обратился, — улыбнулся Якушев.

Значит, будем действовать заодно? — потирал руки Петька.

Надеюсь! А у тебя, друг, сдается мне, уже созрел какой-то план?

Понимаете, в таком деле нельзя терять ни минуты! Не могли бы вы точно так же вызвать с уроков Стаса?

А это не перебор? — усомнился Георгий Иванович.

Ничего не перебор! Он тоже, вместе с нами, был свидетелем ДТП.

Нет, Петь, не стоит, — вмешалась Даша. — Не стоит Георгию Ивановичу опять в школе светиться! Вот кончится урок, я найду Стаса, и мы поговорим. Тише едешь — дальше будешь!

Ты права! — поддержал ее лейтенант.

Георгий Иванович, а почему вы к нам в школу пришли, а не домой? — поинтересовался Петька.

Ну, это элементарно! Дома родители могли бы заинтересоваться, что, да как, да почему. В школе же — пришел человек из милиции — какие могут быть вопросы! Раз надо, значит, надо! А ДТП мало кого тут взволновать может, разве не так?

Да, верно, — согласился Петька.

Ну, так я пойду? — поднялся лейтенант. — Заранее спасибо вам. Не будем время терять! — Он попрощался с обоими за руку. — Привет, ребятки!

Когда он ушел, Даша сказала:

А мне его жалко! Он такой неуверенный…

Не беда! Если не уверенный в себе человек открыто в этом признается, это хорошо! Куда хуже было бы, если бы он от своей неуверенности начал орать, хватать и тащить в кутузку всех встречных и поперечных, злобствовать…

Петечка, ты у нас умный!

А ты не знала?

Знала, знала! Ладно, пошли, скоро звонок, надо Стасика подкараулить у дверей класса!

Хорошо, ты беги, а я тут посижу, место посторожу, а то негде будет спокойно поговорить!

Даша побежала в школу, взлетела на третий этаж и встала у окна напротив двери одиннадцатого «А». И тут же прозвенел звонок. Стае вышел из класса со своим приятелем Венькой Шустовым. Он сразу заметил Дашу.

Сестренка, ты ко мне?

Стасик, очень важное дело!

Венька с любопытством на нее уставился.

Какое дело?

Семейное! — Даша схватила Стаса за рукав. — Идем, скорее!

Куда? Да погоди ты!

Стасик, надо поговорить! Идем!

Стае развел руками и переглянулся с Венькой: мол, что с ней поделаешь!

Даша вытащила его во двор, где Петька бдительно охранял скамейку.

Что тут у вас?

Стасик! У вас в классе Лена Коршунова пропала! — зловещим шепотом сообщил Петька.

Почему пропала? Что за чушь? Просто заболела. Томка Кипшидзе сказала, что она, наверное, заболела!

Стасик, к нам лейтенант Якушев приходил! — прошептала Дашка.

Какой лейтенант Якушев?

Тот, что арестовывал тех, приклеенных, помнишь?

Как я могу его помнить, если я все время в кладовке сидел?

Это неважно! Он приходил сюда и просил нас ему помочь!

— Бред какой-то! Вчера Ленка была в школе… Это точно!

Даша с Петькой быстро ввели его в курс дела.

— Да, у нее папаша какой-то высокопоставленный, это точно… Значит, говорите, она пропала? Очень интересно! Но если ее отец такой крутой и высокопоставленный, то почему же это дело поручили какому-то лоху из районного отделения? Нелогично!

Как раз логично! Какой-нибудь крутой сыщик из МУРа может привлечь внимание, — рассуждал Петька, — а тем более туг предварительное следствие, еще и трех дней не прошло… Если ее похитили с целью получить выкуп, то они обязательно истребуют, чтобы в милицию не обращались, а если милиция уже наготове…

Да, пожалуй, в этом есть смысл… — признал Стае. — Ладно, я попробую что-нибудь разведать, сделаю вид, что очень ею интересуюсь… А после уроков встречаемся у нас! Пока!

Стае ушел.

Петь, а ведь мы опять в серьезное дело вляпались, — вздохнула Даша.

Это еще неизвестно! Может, она где-то загуляла… За просто может завтра в школе объявиться!

Хорошо бы. А то надоело ужасно!

Мне кажется, что это ерунда, с Ленкой… А вот мои новые соседи…

Извини, Петюня, но, мне кажется, все наоборот! Твои соседи — полнейшая ерунда, а вот история с Ленкой…

Вот было бы классно, если бы именно мои соседи Ленку и похитили!

И они расхохотались.

После уроков они втроем отправились домой. Оля обещала прийти попозже. Даша накормила ребят обедом, и только после черносмородинового киселя, — у них было условлено: за едой о делах не говорят, чтобы аппетит не портить, — Стае рассказал то, что ему удалось выяснить.

Я решил подъехать к Томке Кипшидзе и стал всячески поносить Ленку. А Томка так обрадовалась! Она хоть и дружит с ней, но, видно, ревнует. И она, среди прочего, сказала мне, что Ленка собиралась участвовать в конкурсе красоты!

В каком? — деловито осведомилась Даша. — Этих конкурсов сейчас, как собак нерезаных!

В каком именно, она мне не сказала, а я не догадался спросить… — растерянно проговорил Стае. — Но, наверное, это можно выяснить? Пусть ваш лейтенант займется! Ему, я думаю, это раз плюнуть — узнать, какие конкурсы красоты предстоят в ближайшее время!

Вообще-то да! А кстати, я слыхал, что вокруг этих конкурсов всегда вьется много криминальных элементов! Это может быть отличным следом! Надо прямо сейчас позвонить Якушеву! Немедленно!

Погоди, Петь! — остудила его пыл Даша. — Но ведь Томка сказала, что Лена только собиралась участвовать в конкурсе!

Мало ли кто в чем собирается участвовать! Может, она и близко к этому конкурсу еще не подходила!

Вот-вот! Пусть Якушев хоть что-то сделает! Выяснит, что за конкурс.

Между прочим, Томка сказала мне это под большим секретом, никто, кроме нее, про это не знает. Родители даже не подозревают! Они бы ей в жизни не разрешили!

А кстати, Томка не подозревает, что Ленка пропала? — спросила Даша.

Нет! Я спросил, где же ее подружка закадычная, а она сказала, что у Ленки вчера горло побаливало и она скорее всего расхворалась.

А Томка к ней после уроков собирается? — спросила Даша.

Нет, я выяснил! У нее после уроков — музыка!

Слушай, Стае! У меня идея! — воскликнул Петька. — Наведайся-ка ты к Ленке!

Зачем?

Разведай, как там и что, погляди, в каком состоянии родители, и вообще интересно, что они тебе скажут!

Я не очень уверен, что это стоит делать… Лезть к людям, когда у них горе… Мне это не нравится! Хочешь, иди сам!

Интересное кино! С какой стати я туда попрусь! А ты ведь ее одноклассник!

Не пойду — и все! — отрезал Стае.

Ну, не хочешь — не надо! — неожиданно легко согласился Петька. — Тогда давайте сделаем так: сообщим для начала Якушеву про конкурс! А потом наведаемся к моим соседям!

Тьфу ты, опять соседи! — фыркнул Стае. — Тебе не надоело?

— Ничуточки! А не хотите мне помочь, я сам полезу — на свой страх и риск, но, если меня заловят, виноваты будете вы. — заявил Петька.

Петро, ты опупел? — засмеялся Стае. — Это же шантаж, в чистом виде!

Ну и пусть! Подумаешь, шантаж! С кем поведешься, оттого и наберешься!

Это ты нас имеешь в виду? — поразилась Даша.

Еще чего! Какие из вас шантажисты? Но за последнее время с кем только не пришлось дело иметь! И с убийцами, и с шантажистами, и с другими темными личностями. Думаете, это бесследно проходит?

Ишь ты, целую философию под свой шантаж подвел! Хитер ты, Петро! — похлопал его по плечу Стае.

На том стоим! — обезоруживающе улыбнулся Петька. — Ну так как, подстрахуете?

Что с тобой делать, ты же все равно не отвяжешься, — махнул рукой Стае.

Стасик, ты спятил? — закричала Даша. — Это же чепуха на постном масле! У нас сейчас действительно серьезное дело — человек пропал, а ты, Петька, с этой мурой лезешь!

В этот момент позвонил Кирилл Юрьевич, отец Стаса, и попросил сына немедленно поехать в аэропорт Домодедово, встретить посылку, которую прислал старый товарищ Кирилла Юрьевича из Сочи.

Папа, это обязательно? — расстроился Стае.

Абсолютно, тем более посылку везет женщина! Я думал, что успею сам, но ничего не получается. Так что, сын, на тебя вся надежда! Нельзя допустить, чтобы дама волокла тяжеленную посылку в город!

А почем ты знаешь, что она тяжеленная?

Во-первых, я хорошо знаю Никиту, он два-три кило не пошлет! А во-вторых, он мне сказал, что еле уговорил знакомую взять тяжелый ящик!

Ой, тоска! Пап, они там что, не знают, что в Москве сейчас фруктов — завались?

Знают, но ведь свои, из собственного сада! Не торгуйся, Стасик, мне некогда!..

Вот глупость! — проворчал Стае, повесив трубку. — Придется сейчас в Домодедово переться! Ближний край! За сочинскими фруктами! Очень надо!

Тогда так! — начал Петька. — Стасик выпадает из игры… Ты, Лавря, свяжешься с Якушевым, а мы с Олей…

При чем тут Оля? Ее вообще еще нет!

Придет, куда денется! Так вот, мы с ней наведаемся к моим соседям! Вернее, я полезу туда, а она постоит на стреме!

Еще не факт, что она согласится! — пожала плечами Даша.

Согласится, согласится, я уверен! А ты, Лавря, меня разочаровала. Отказалась помочь старому другу, строишь из себя невесть что. Стасик вот убежал, а Оля, между прочим, неопытная… Мало ли что…

Да, Петька, ты самый настоящий шантажист! Чистой воды! Стасик прав!

Ага, значит, все-таки постоишь на стреме?

Постою, а что делать-то? Ты же пристал, как…

Как кто? Как банный лист?

Нет, как репейник!

Раздался звонок в дверь. Это явилась Оля. Ее быстро ввели в курс дела.

Ну что ж, — сказала она, — если надо подежурить — подежурим! Насколько я понимаю, в детективных делах нельзя пренебрегать ничем!

Вот это разговор! — обрадовался Петька.

А ты что, прямо сейчас собираешься туда лезть? — испугалась Оля. — Среди бела дня?

Естественно, не ночью же! Ночью они, надо полагать, спят, как все нормальные и даже ненормальные люди! И надо спешить, пока рабочий день не кончился! Кстати, неплохо бы выяснить, где работают эти дядьки.

Петя, а что ты собираешься там искать? — не без робости спросила Оля.

Он и сам не знает, — ответила за Петьку Даша. — Так, лезет наобум — и все.

Лавря, прекрати, сколько уж раз я наобум лез и почти всегда не зря! Что-нибудь уж я найду. Чует мое сердце!

Да ищи сколько влезет! Но только нам надо поторопиться! А ты путь к отступлению подготовил?

Можешь быть уверена!

Но какой? — воскликнула Оля. — Ты на каком этаже живешь?

На третьем! Так что в худшем случае могу руки-ноги поломать, а в живых останусь!

Петька! Не смей даже говорить такое! — закричала Даша.

Да я шучу, чудачка! Ты что, Квитко не знаешь? Я вам, кстати, все покажу! Ну, идем, что ли?

Но Даша сначала позвонила Якушеву и сообщила насчет конкурса красоты, тот страшно обрадовался:

— Спасибо, Даша. Это уже зацепка!

Глава IV

НЕПОНЯТНАЯ СХЕМА

Первым делом Петька повел девочек к себе и продемонстрировал свое очередное выдающееся достижение. Разделяющая балконы доска из оргалита была аккуратнейшим образом выпилена из рамы и одним движением руки отодвигалась в сторону.

Петь, но ведь они могут заметить, — предположила Оля.

Ни фига они не заметят, смотрите, я ставлю ее на место, что тут можно заметить?

Девочки внимательно оглядели стенку.

Действительно, незаметно! Надо же! — поразилась Оля. — — Как это ты смог?

Секрет фирмы! Ну все, девчонки, пошли!

Ты хочешь через дверь войти? — поинтересовалась Даша.

Да, балкон у них заперт, я проверял!

Но если тебе придется удирать через балкон, ты же не сможешь его за собой закрыть!

Надеюсь, мне не придется удирать!

Ну а если? — гнула свое Даша.

Тогда они решат, что не заперли балкон, только и всего! — пожал плечами Петька. — Ладно, кончай треп, пора делом заняться! Значит, так! Вы обе будете стоять у окна и следить…

Но мы же их не знаем! — напомнила ему Даша.

Узнаете! Два похожих мужика, среднего роста, один — в синей ветровке, второй — в сером костюме с синей рубашкой!

Это вчера они были так одеты?

Лавря, я что — идиот? Сегодня они так из дому вышли! А машина у них — зеленая «Дэу». Номер М-312-ЕН. Запомнили? Так вот, как только вы их увидите, одна тут же вызывает лифт и старается его подольше задержать, а вторая три раза звонит в дверь! Все четко!

Ничего не четко! На третий этаж они запросто могут взбежать и без лифта! Кроме того, один из них может приехать, допустим, на такси, и как прикажешь нам его опознать?

Петька озадаченно почесал в затылке.

Об этом я и не подумал! Вот дурак! Ты права, Лавря! Кругом права! Черт, что же делать?

Отложить операцию и каким-то образом сфотографировать этих типов или просто показать их хотя бы Оле. У тебя хорошая память на лица?

Очень! Очень хорошая! — заверила ее Оля.

Ох, почему-то мне не терпится… — вздохнул Петька. — Вот прямо как магнитом меня туда тянет, я до завтра просто не доживу!

Петя, а у них есть какие-то особые приметы? — спросила Оля. — Ну, бородавки, к примеру, или усы?

Усов точно нет, и бородавок я тоже не помню. И вообще у них лица незапоминающиеся. Да, вот у того, что в костюме, лысина вроде побольше.

Как нам ее в такой спешке измерить? — ехидно поинтересовалась Даша. — Нет, Петька, отложим до завтра!

Ерунда! Как хотите, а я пойду сейчас! Почему это они должны прийти врозь? Сколько раз я их видел, и всегда они вместе. Ну, а если вдруг появится кто-то один, вы как-нибудь сумеете его отвлечь и позвонить в дверь три раза. Больше от вас ничего не требуется!

И с этими словами, не слушая никаких возражений, Петька вышел на площадку, огляделся и сунул ключ в замок.

Ой, Даш, мне так страшно, — прошептала побледневшая Оля. — Ужас просто!

Да, приятного мало, — согласилась Даша.

Они взбежали на площадку между этажами и уставились в окно. Даша видела, что Олю буквально трясет от страха. Ей и самой было здорово не по себе. Но она была опытнее и потому взяла Олю за руку и прошептала:

Не робей, воробей!

Оля улыбнулась.

Вот так-то лучше, увидишь — все обойдется.

Смотри, это не та машина? — выдохнула Оля.

Даша глянула в окно.

Нет! Петька сказал, у них «Дэу», а это «Тойота», и не зеленая, а цвета морской волны!

Ты так здорово разбираешься в машинах? А я даже «пятерку» от «шестерки» не отличу!

Ерунда, я тебе все покажу, будешь разбираться, как эксперт! А первое отличие «шестерки» от «пятерки» в молдингах!

В чем?

Ну, вон, видишь, синяя машина стоит, а у нее на дверцах такие металлические полоски? Это и есть молдинги!

Поняла. Значит, это «шестерка»?

Именно! А вон та, бежевая, двухдверная, это какая модель?

Понятия не имею!

Это «восьмерка»!

Двухдверная — «восьмерка»! Поняла. А вон та, красная?

Красная? «Девятка»!

Ой, Даш, сколько ты всего знаешь!

Но это естественно! У моей мамы «девятка», а раньше была «пятерка». А у твоих родителей есть машина?

Есть, ой, Даша!

Увлекшись лекцией о моделях «Жигулей», они проворонили зеленую «Дэу». Она, правда, остановилась возле соседнего подъезда, поскольку тут не было места. И один мужчина запирал машину, а второго не было видно.

В мгновение ока Оля слетела вниз и трижды позвонила в квартиру.

— Девочка, ты к нам? — раздался у нее над ухом мужской голос.

Оля в ужасе замерла. Мужчина поднялся на третий этаж пешком.

— Вы Гнатюк? — сообразила Оля.

Гнатюк? Нет, Гнатюки уехали на два года. А я снимаю у них квартиру. У тебя что-то важное?

Да нет, не знаю, — бормотала Оля, стоя у двери и не пропуская к ней мужчину. — Понимаете, моя бабушка задолжала им некоторую сумму, и вот прислала меня, а их нету…

Думаю, Гнатюки теперь без них обойдутся. Можешь спокойно отнести эти деньги бабушке обратно!

Ой, ну как же… — смутилась Оля. Но не договорила.

Потому что в этот момент из лифта вышел второй мужчина.

Что тут происходит? — довольно хмуро осведомился он.

Да вот, девочка принесла Гнатюкам бабушкин должок!

И тут открылась дверь Петькиной квартиры, и Петька, как ни в чем не бывало, спросил:

— Что тут за шум? Катька, Милка, вы чего тут делаете?

Да так… было одно дело, — с облегчением вздохнула Оля и наконец отошла от двери в квартиру Гнатюков.

А вы заходите ко мне, у меня потрясающее мороженое есть!

Девочки быстро вошли в его квартиру. Едва за ними закрылась дверь, как Оля пролепетала:

Я чуть не померла со страху!

Олька, ты, ты такая смелая… Это у тебя было боевое крещение!

Да где там! У самой до сих пор поджилки трясутся! Мы же их проворонили!

Почему? Сигнал вовремя подали! — удивился Петька.

Ладно, потом! Петь, а ты что-нибудь нашел?

Не знаю, но разобраться кое в чем надо. Это не просто квартира, там у них что-то вроде офиса. И факс есть, и ксерокс, и вообще…

Ну, факс и даже ксерокс еще ни о чем не говорят! — заметила Даша. — А больше ничего подозрительного ты, конечно, не обнаружил?

Почему? Обнаружил, только мне некогда разбираться было, что к чему. Я у них целую папку отксерил!

Какую папку? — всплеснула руками Оля.

А вот мы сейчас и посмотрим!

А они не заметят, что кто-то их ксероксом пользовался? — поинтересовалась Даша.

Не должны! А еще я спер у них какой-то свиток!

И Петька показал девочкам бумажный рулон, больше всего похожий на тонкий рулон обоев.

У них там этого добра много было, вот я и решил позаимствовать.

Петя! — ужаснулась Оля.

Да я им потом его обратно подброшу. Вот изучу и подброшу!

С этими словами Петька распечатал рулон. Это оказалась афиша концерта очень известного эстрадного певца. В одном рулоне было десять таких афиш.

Страшно подозрительно! — засмеялась Даша. — Явный криминал!

Ты серьезно? — осторожно спросила Оля.

Конечно, нет! Ерунда! Ну что, Петюня, из пушек по воробьям? — веселилась Даша, сбрасывая напряжение.

Отвянь, Лаврецкая! — буркнул Петька, углубившийся в изучение бумаг. — Пойди лучше на кухню и достань из морозилки мороженое.

С удовольствием! Пошли, Оль!

Ой, Даш, когда он со мной заговорил, я чуть в обморок не хлопнулась!

Ничего, привыкнешь! Раз уж связалась с нами, придется привыкать!

А у вас такие истории на каждом шагу!

Знаешь, раньше мы как-то спокойно, нормально жили… А вот как началось с Нового года… Так, поглядим, что тут за мороженое? Шоколадное, это я люблю! А ты?

Ничего не имею против! Хотя больше всего люблю фисташковое!

Хватит с тебя и шоколадного!

Это точно!

Знаешь, мне моя бабушка рассказывала, что ее папа, то есть мой прадед, когда был маленьким, спросил у своей мамы, почему она всегда покупает шоколад «Золотой ярлык» и никогда — «Серебряный». Был раньше такой шоколад. И она ему ответила: «Хватит с тебя и золотого». Вот он и решил, что «Серебряный ярлык» лучше. Он вырос, женился и захотелось ему сделать приятное молодой жене. И он купил ей шоколад, о котором в детстве только мечтал, — «Серебряный ярлык». А жена возмутилась: почему это «Серебряный ярлык», неужто она не заслуживает «Золотого»! Смешно, правда?

Правда. А ты его помнишь?

Нет, что ты! Я и дедушку своего не помню! Он умер, когда мне был годик.

Даша тем временем разложила мороженое в три блюдечка.

— Петька! — крикнула она. — Иди сюда, а то растает! В дверях кухни появился Петька. Вид у него был весьма озадаченный.

— Глядите, что я нашел! — И он протянул девочкам лист бумаги с какой-то сложной схемой. — Интересно, что все это значит?

Даша взяла лист у него из рук.

Черт, совсем ничего не пойму! Стрелки какие-то, буквы, цифры! Где ты это взял?

Идиотский вопрос! Конечно, у них в столе!

Это ксерокопия? — уточнила Даша.

Ну не оригинал же!

Слушай, Петь, а что если это вовсе и не их схема?

А чья же, интересно, моя? — огрызнулся Петька.

Почему твоя? Гнатюков! Они кто по профессии?

Они оба экономисты.

Ну, вот видишь, может, это какая-то экономическая выкладка, которую без специального образования и понять нельзя! — предположила Даша.

Петька задумался.

Ну, вообще-то все бывает, мне такое просто не пришло в голову. Тем более что из остальных бумаг, которые мне удалось добыть, становится ясно, что братцы-кролики занимаются шоу-бизнесом. Не по верхам, как говорится, но все же… попадаются кое-какие известные имена.

Ну и что нам тут делать? Занимаются они шоу-бизнесом, и пусть, нам не жалко!

А ты знаешь, сколько в шоу-бизнесе криминала? Сплошняк! — заметил Петька.

— И ты надеешься, как Геракл, все конюшни от навоза очистить?

Петька хотел что-то ответить, но тут подала голос Оля.

Петь, а ты мог бы дать мне эту схему домой?

А як же ж? Конечно, могу! Только зачем?

Я хочу посидеть над ней. Мало ли, вдруг удастся выявить какие-то закономерности… И вообще, мало ли что в голову придет!

Да бери, мне не жалко! У меня все равно терпения на такую работу не хватит. Вот если б можно было заложить схему в компьютер, но без специальной программы это невозможно!

Ничего, я и так попытаюсь… — сказала Оля.

Даша уставилась на нее с некоторым изумлением.

Но там же зацепиться не за что! — сказала она.

— А я попробую все-таки найти зацепку, попытка — не пытка! И знаете, я прямо сейчас пойду домой… все равно еще уроки надо делать…

И Оля, схватив схему, побежала домой.

Как ты думаешь, это пустой номер? — спросила Даша.

Скорее всего, — пожал плечами Петька, — хотя чем черт не шутит… но меня сейчас другое интересует! Вон сколько времени прошло, а наш лейтенант все не звонит! Неужто он до сихпор не выяснил насчет конкурса красоты?

Наверняка выяснил! Это для милиции пара пустяков!

Но тогда почему он не звонит?

Квитко, у тебя крыша поехала! Ты что, решил, что он теперь тебе докладываться будет? Извините, товарищ, или, вернее, господин Квитко, ваше задание выполнено, какие дальше будут указания? Так, что ли? — хохотала Даша. — Он все узнал и сам поехал туда…

Куда?

— Ну, где там этот конкурс происходит! В клубе каком-нибудь или концертном зале. Сам же всегда говоришь: стараешься для них, стараешься, а тебя потом как Жучку гонят!

Но тут же он сам к нам заявился, попросил помочь…

Он попросил, мы помогли, и все, хватит с вас, господин Квитко.

Нет, Лавря, я нутром чую — он еще к нам придет! Даже, можно сказать, приползет!

А тебе это надо?

— Надо, не надо, а без нас ему теперь не обойтись. Зазвонил телефон. Петька схватил трубку.

Стасик, ты уже дома?

Петь, а Дашка у тебя?

— Здесь она, здесь! Мы тут кое-что провернули!

Неужто сунулись все-таки к этим братцам?

Сунулись! Точно!

Ну и как? Хотя нет, валите скорее к нам! Тут целый ящик потрясного винограда! Его надо срочно есть!

Хорошо, сейчас будем! Лавря, бежим — надо помочь Стасику с виноградом справиться!

А он не сказал, какой виноград? Черный или белый?

Не сказал! А тебе не все равно? По-моему, любой виноград вкусный! Тем более из своего сада на Кавказе!

Ладно, пошли! Я вот думаю, может, надо зайти за Олей?

Зачем заходить, звякни ей, и пускай выходит во двор, мы ее подождем.

Даша позвонила Оле, но та сказала, что от винограда у нее аллергия.

— Ох, до чего я не люблю всяких аллергиков, такая с ними тоска! — заявил Петька, услыхав про Олину аллергию. — Самый скучный народ — аллергики!

Даша расхохоталась.

Ну ты и скажешь! Они же не виноваты, что у них аллергия! Это все равно что сказать: самый скучный народ — диабетики!

Нет, против диабетиков я ничего не имею, как, впрочем, и против других больных, а вот аллергики… Понимаешь, — подмигнул он Даше, — у меня на аллергиков — аллергия!

Глава V

ВЕРСИИ И ПРЕДПОЛОЖЕНИЯ

Утром Даша столкнулась с Олей по дороге в школу. Вид у Оли был какой-то странный.

Ты что? Заболела? — переполошилась Даша. — Ты такая бледная…

Да нет, я просто всю ночь просидела над этой схемой…

И что?

Знаешь, мне кажется, я на верном пути, — застенчиво проговорила Оля. — Но мне еще нужно время.

Тебя же никто не торопит! На фиг было всю ночь не спать?

А я здорово увлеклась!

Но что-нибудь конкретное выявила?

По-моему, да. Мне кажется, что буковки в квадратиках и цифирьки — это адреса.

А стрелочки? А кружочки?

Если предположить, что в кружочках тоже адреса, то стрелочки, все без исключения, ведут от квадратиков к кружочкам и никогда не наоборот!

Даша поглядела на Олю с безмерным восхищением.

Ну, ты даешь!

Да ерунда, — отмахнулась от нее Оля. — Это еще первые прикидки…

А когда ты закончишь?

Девчонки! Привет! — догнал их Петька. — Ну, что нового? — обратился он к Оле.

Она быстро повторила ему то, что уже рассказала Даше.

Обалдеть! Да у тебя аналитический склад ума! Для девчонок — довольно редкое явление! Лавря у нас другим сильна!

Петя, — перебила его вдруг Оля. — Ты на меня не обижаешься, что я с Дашей сижу?

Теперь уже нет, — признался Петька. — Ты же новенькая! Сиди! — великодушно разрешил он. — Правда, с Крузом сидеть — радости мало, такой дуболом!

А ты пересядь! — посоветовала Даша.

Да ладно, он так радуется, что ему есть у кого матешу списывать! — усмехнулся Петька. — А вот интересно, Ленка не нашлась? Может, все это вообще яйца выеденного не стоило?

Но Лены в школе не было.

На большой перемене в буфете к девочкам подошел Стае и тихо сообщил: родители Лены не хотят гнать волну и всем говорят, что Лена в больницу попала, с инфекционной желтухой. Так что ее даже навещать нельзя.

— А от них, интересно, выкупа еще не потребовали? — шепотом спросила Даша.

Откуда мне знать? — так же шепотом ответил Стае. — У меня сведения от Томки Кипшидзе, которая вчера вечером разговаривала с Ленкиной мамой по телефону, и та ей выдала такую версию.

А может, это никакая не версия, а истинная правда? — предположила Оля. — Вдруг ей стало плохо на улице, ее без документов отвезли в больницу, а когда она пришла в себя, родителям дали знать. Вот и все! Разве такое невозможно?

Возможно, — решила Даша, — очень даже возможно! После уроков надо звякнуть Якушеву. Интересно, что он-то нам скажет!

Не думаю я, что все так просто! — вздохнул Петька. — Слушайте, а кто Ленкин отец? Стасик, ты это знаешь?

Точно не знаю, но вроде какая-то шишка на ровном месте!

Но какая? И где это ровное место? — гнул свое Петька. — Ты мог бы разведать? У той же Томки?

Понимаешь, Петро, неохота мне опять про Ленку спрашивать. Томка и так уже невесть что вообразила… — смутился Стае.

Ладно, — кивнул понимающе Петька. — Я сам попробую узнать!

Не надо, — сказала Оля. — Сейчас чем меньше вопросов, тем лучше. Попробуйте спросить у своего лейтенанта.

Это правильно! — сказала Даша, одобрительно улыбаясь новой подруге.

Даша с трудом досидела до конца уроков, а потом они втроем побежали к ней домой. Стае еще задерживался в школе. Но сколько они ни звонили, Якушева нигде застать не смогли.

Бегает, рыщет! — удовлетворительно сказал Петька.

Знаете что, я пойду домой! — заявила вдруг Оля. — Бабушка волнуется…

А ты ей позвони! — посоветовала Даша.

Да нет, я пойду, мне не терпится… хочу еще со схемой поработать.

Тебя проводить? — предложил Петька.

Чего провожать среди бела дня!

Оля ушла. Позвонил Денис — узнать последние новости. Услыхав о Петькином набеге на соседнюю квартиру, он расстроился.

Не мог меня вызвать?

Не обижайся, Денис! Все так быстро получилось… Мы сперва и не собирались, а потом вдруг…

Между прочим, могли бы и мне схему показать, я тоже не лыком шитый!

Покажем! Обязательно покажем! Как только Ольга выжмет из нее все возможное, отдадим тебе! — успокоил его Петька, уверенный, что Оле уже ничего не удастся выжать из этой странной бумажки.

Вскоре пришел Стае, и они втроем сели обедать. После обеда еще раз позвонили по всем телефонам Якушева, но опять тщетно. И тут позвонила Оля.

Даш, можно я сейчас приду? — взволнованным голосом проговорила она. — Мне очень, очень нужно! Вы там все в сборе?

Только Дениса нет! Он звонил и очень обиделся, что мы без него действовали. Может, вызвать его, а?

Если хочешь… А это долго?

Через полчаса он будет тут!

Ладно, звони!

Даша, ничего не объясняя, позвонила Денису и вытребовала его.

Лечу! — крикнул Денис.

Что там такое? — в нетерпении топнул ногой Петька.

Оля жутко волнуется, она сейчас придет!

Неужто до чего-то доперла? — удивился Стае.

Похоже на то! — сказала Даша.

Слушайте, а почему мы как-то забыли про Вику и Мусю? — спросил вдруг Стае.

Понимаешь, я виделась с ними в конце августа, и мне показалось, что у них появились какие-то свои, взрослые, интересы! Они ведь уже в последнем классе! — объяснила Даша.

Ну и что? Я тоже в последнем, — пожал плечами Стае.

Ты — другое дело! Они же девчонки!

Да, наверное, ты права… А как ты думаешь, если Муська нам понадобится, мы сможем к ней обратиться?

А почему бы и нет? Но только вот работать с нами изо дня в день они уже не будут… — не без грусти проговорила Даша. Сколько лет Виктоша была ее единственной подругой… Как хорошо, что появилась Оля! А что же она не идет?

Но тут раздался звонок в дверь. Пришли Оля и Денис.

Денисик, ты что, на крыльях летел? — удивилась Даша, так как прошло от силы минут пятнадцать.

А меня Боря подвез!

Боря — это старший брат Дениса.

— Ну, что у тебя? — закричал Петька при виде Оли. — Давай, выкладывай! Терпежу нету!

Оля была бледна.

Я, конечно, не уверена, — начала она, — я попыталась расшифровать эти сокращения, и, может быть, в порядке бреда, у меня вот что получилось… Возьмем, к примеру, Л.п. — это может быть Ленинский проспект, Ломоносовский…

Литейный! — воскликнул Стае. — Но нет, это же в Питере!

Л.п.? — хмыкнул Петька. — Лялин переулок!

Лялин переулок, дом восемьдесят два? — вскинула брови Оля.

Да, это вряд ли… Но все равно, вариантов до фига и больше…

Хорошо, продолжим! Если все-таки мы согласимся с тем, что это адреса, то исходных адресов, которые в квадратиках, гораздо больше, а в кружочках — всего три!

То есть что-то или кого-то перевозят из квадратиков в кружочки, а обратно — нет? — уточнил Денис.

Выходит, что так!

Ну, тогда это совсем несложная схема, я бы даже сказал, примитивная, — усмехнулся Денис. — Остается только расшифровать несколько адресов, тех, что попроще, и, я думаю, многое станет ясным. Оль, а ты чего так волнуешься?

Дело в том, дело в том… что… если расшифровать вот этот адрес, — Оля ткнула пальцем в один из квадратиков, — то получится… получится… — У нее задрожали губы.

Олька, что с тобой? — воскликнула Даша. — Что там у тебя получается?

Это мой адрес!

Что? — закричали все разом.

Да, это адрес нашей квартиры, ну, моих родителей, где я раньше жила!

Вот это да! — присвистнул Петька.

Погоди, Петь, — сказал Денис, — но с какой стати там может быть адрес твоих родителей? Это же бред! Пр.у. — что это, по-твоему?

Профсоюзная улица! И дом, и квартира — все совпадает!

Да не волнуйся ты, чудачка! — улыбнулся Петька. — С таким же успехом это может быть Пречистенка, Пролетарская, Преображенская какая-нибудь, да еще сто улиц, которые начинаются на Пр. А ты уже невесть что вообразила!

Ой, Петя, ты прав! А я, дура, так испугалась!

Знаете что, — сказала Даша, — давайте поищем какой-нибудь адрес, который легко расшифровать, и поедем туда, посмотрим, что да как!

Интересно, какой это адрес легко расшифровать! У каждого сокращения сотни вариантов, — заметил Стае.

Постойте, надо попытаться расшифровать адреса, которые в кружочках! — сказал Денис. — Надо начинать с тех мест, куда что-то стекается, а не наоборот.

Правильно! — кивнула Даша. — Что мы тут имеем?

А.у., К.п. и Сп.т. Кстати, здесь нет ни номера дома, ни квартиры! — сказала заметно повеселевшая Оля.

Тогда, может, это не адреса? Ведь в квадратиках все это есть? — предположил Стае.

Это все догадки… И чем больше их будет, тем труднее расшифровать! — заметил Петька. — Давайте сначала отработаем одну версию. Адреса! Итак, мы тут имеем: у., п. и т. У. — улица, п. — проспект, переулок, проезд. А т. — это скорее всего тупик! Даш, у тебя есть книжка «Улицы Москвы»?

— Нету.

— Тогда я сейчас домой сбегаю!

— Мудро! — сказал Стае. — Беги, это здорово все упростит.

Петька сломя голову ринулся домой. Уже подходя к двери, он услыхал громкий голос мамы, говорившей с кем-то по телефону. «Вот черт, сейчас она меня задержит, и чего это она так рано пришла? Надо все как можно тише сделать, авось она и не услышит». Он очень осторожно отпер дверь и даже не закрыл еe за собой, затем на цыпочках пробрался в свою комнату, схватил книгу и двинулся обратно, заранее радуясь удаче, но вдруг замер на месте. Его внимание привлекли слова мамы:

— Так их же двое! Два брата! Так что у нее будет выбор!

Два брата? Очень интересно! Петька метнулся к себе в комнату и осторожно снял трубку параллельного аппарата. Он никогда этого не делал, но тут особый случай. Он сразу узнал голос маминой подруги Инги.

Я боюсь, она не согласится!

А ей ничего говорить не будем! — сказала мама.

И все-таки я не понимаю, под каким предлогом ты собираешься позвать в гости совершенно чужих людей? По-моему, это просто глупо и неудобно… И как Игорь к этому отнесется? — недоумевала Инга.

Игорь? Нормально! Я ему все скажу, и он поймет! Он всегда одиноких женщин жалеет, а к Танюшке вообще очень хорошо относится. Чем черт не шутит, вдруг кто-нибудь из них на нее клюнет? Почему бы и нет? Она прелестная женщина, умная, красивая, прекрасная хозяйка… Я как увидела этих двух холостых мужиков, сразу решила — познакомлю их с Танюшкой!

А почему ты решила, что они холостые? Может, у них где-нибудь в провинции семеро по лавкам? Они же, вроде, не москвичи?

Да ты что? Мне такое в голову не приходило… Хотя постой, я, помню, еще в первый день их спросила, где же их семьи, а они сказали, что еще молодые, жениться не хотят.

Ну, это еще ничего не значит, — резонно заметила Инга.

Так ты считаешь, не стоит их знакомить? — огорчилась Петькина мама.

Почему? В конце концов, в жизни все бывает! Вдруг и впрямь Танюшке повезет! Но неужели, ты решишься их пригласить?

Запросто! А что тут такого? Приглашу, что называется, по-соседски. Придумаю какой-нибудь праздник, ничего особенного готовить не буду, так, легкую закуску…

Как же! Поверила! Что, я тебя не знаю? После твоей легкой закуски три дня есть уже не хочется! Смотри, не прикорми соседей! А то повадятся!

Ничего, я с ними разберусь! Главное, Ингуля, не проболтайся Танюшке, а то она может не прийти и вся затея провалится!

А когда ты планируешь это устроить?

— В субботу, конечно! Слушай, Ингуля, а твоя портниха ещё существует?

Дальше ничего интересного для Петьки не последовало. Он очень осторожно опустил трубку на рычаг, выскользнул в переднюю, а оттуда — на лестницу. Мама так ничего и не заметила! Он стремглав понесся обратно к Даше.

Принес? — спросил открывший ему Стае. — Э, да что это с тобой?

Ребята! У меня новость — ошизеть! Моя маманя решила закорешиться с соседями и пригласить их в субботу в гости! Вы представляете, какие возможности открываются!

А зачем ей это надо? — удивилась Даша.

Она хочет их сосватать! У нее одинокая подружка есть, Таня, вот она и решила — чего двум мужикам пропадать?

Это она тебе сама сказала? — допытывалась Даша.

Да ты что! Я случайно услыхал, как она говорила по телефону!

Скажи, а чего ты так радуешься? — поинтересовался Денис. — Ну, придут они к вам, напьются, нажрутся…

Это если придут… — скептически заметил Стае. — А могут и не прийти! Откажутся под каким-нибудь благовидным предлогом, извинятся — и все!

Ты мою маму не знаешь! Она кого хочешь в чем угодно убедит. Я заранее могу предсказать, как она будет действовать!

Она еще сегодня пойдет к ним и по-соседски, скромненько, отнесет им по кусочку какого-нибудь пирога, или домашнее печенье, или баклажанную икру. Они с ней, естественно, разговорятся, и тут ей, как будто случайно, взбредет в голову мысль позвать их, таких милых людей, в субботу на какой-нибудь семейный праздник. «Давайте без стеснения, по-соседки заходите!» И они не устоят!

Да, наверное, — согласилась Даша. — Угощать твоя мама умеет! Но на что ты-то надеешься? Думаешь, они придут и скажут Петенька, ты вот у нас одну схемку стырил, так вот, эти буковки обозначают то-то и то-то?

Лавря, не делай из меня идиота! — оскорбился Петька. — Но согласитесь, что случай поближе познакомиться с подозреваемыми упускать ни в коем случае нельзя!

Что верно, то верно! — сказала Оля. — Но это само по себе, а наше дело сейчас — попытаться расшифровать хоть один адрес!

В этот момент раздался телефонный звонок. Даша схватила трубку.

Даша, здравствуй! — раздался голос лейтенанта Якушева.

Это вы, Георгий Иванович?

Все с интересом уставились на Дашу.

— Якушев? — шепнул Петька.

Даша кивнула.

Даша, я вот что хочу сказать… Мне только что позвонили и сказали, что с Леной все в порядке! Это было просто недоразумение, она уехала за город, поссорившись с родителями, а там попала в больницу с инфекционной желтухой.

За городом? — почему-то спросила Даша.

Нуда! Так что, друзья мои, я вынужден перед вами извиниться, я глупо себя вел… Одним словом, забудьте все, что я говорил! До свидания! Передай привет Петру!

Георгий Иванович! Подождите, не вешайте трубку! А вдруг у нас возникнут какие-то проблемы, можно нам будет к вам обратиться?

Разумеется! У вас же есть все мои координаты! Только прошу, не суйтесь вы, куда не просят, ладно?

Ладно, обещаю! До свидания!

Ну что? — набросились на нее все. — Говори скорее!

Он говорит, что Ленка поцапалась с предками, укатила куда-то за город и попала в больницу с инфекционной желтухой. Только и всего!

Слава богу! — облегченно вздохнула Оля. — А помните, я говорила, что она могла попасть в больницу? Только не подумала про загород.

Фигня! Вранье! — вдруг убежденно проговорил Стае.

Почему? С чего ты взял?

Я просто уверен! Тут что-то не так!

Почему? Ведь и Томка Кипшидзе тебе про желтуху говорила! — напомнила Даша.

Не знаю, в чем дело, но я просто чувствую, что это вранье! И я подозреваю, что Лена в опасности!

Но зачем же ее родители устроили такую историю? Сначала заявили в ментуру, а потом дали задний ход? — недоуменно спросил Денис.

Ну, это как раз понятно! Лена пропала, родители подняли на ноги ментов, хоть и неофициально. А потом им, видимо, позвонили похитители и потребовали выкуп… и чтобы никакой милиции… Ну, сами знаете, как это делается, — задумчиво сказал Стае.

Да, есть тут нестыковочки, — заявил Петька, — определенно есть!

Какие? Почему? А по-моему, все это вполне похоже направду! — заметила Оля.

Оно, конечно, возможно, но… На мой взгляд, нам сейчас не дурацкими схемами надо заняться, а выяснить, что с Леной!

Но как?

Я сейчас позвоню ей домой! И поговорю с матерью! Послушаю, что она мне скажет и, главное, каким голосом, — сказал Стае.

То есть? — не понял Петька.

Когда ты считаешь, что твоя дочка погибла или попала в руки бандитов, а потом выясняется, что она всего-навсего подцепила желтуху, то голос у тебя должен звенеть от радости! Что такое инфекционная желтуха в сравнении со смертью?

Но инфекционная желтуха — тяжелая болезнь! — сказала Оля. — У меня одна знакомая девочка болела… Так что особенно радоваться нечему!

И все же! Я позвоню! — решительно заявил Стае и схватил трубку радиотелефона. — Извините, — начал он, — это говорит Стае Смирнин, я одноклассник Лены. Она не ходит в школу, а Тамара Кипшидзе мне сказала, что Лена в больнице. Ее нельзя навестить?

Мама Лены Коршуновой каким-то бесцветным голосом ответила:

Как ты сказал? Стае Смирнин? Ты новенький?

Новенький? Нет, я с Нового года учусь в этой школе.

А, понятно… Нет, мальчик, к Леночке нельзя, она в инфекционной больнице, да еще и за городом! Я вот завтра к ней поеду, передам привет от тебя, если хочешь.

А вас пускают к ней?

— Нет, конечно, нет, но я повезу ей передачу и напишу записочку! Спасибо, что позвонил! — И она повесила трубку.

Стае передал друзьям весь разговор.

— Ну, и что ты понял по ее голосу? — полюбопытствовал Петька.

— А черт ее знает! Не исключено, что она говорила правду!

Даша вдруг расхохоталась. Все посмотрели на нее, как на сумасшедшую. Что это с ней?

— Лаврецкая, ты чего?

Представляете, как было бы интересно, если бы Ленку похитили твои братцы-кролики! — веселилась Даша. — Это было бы… это было бы… такое совпадение! Всем совпадениям — совпадение! А Стасик сейчас скажет — таких совпадений не бывает!

Да, раньше я бы так сказал… Но жизнь меня уже научила ничему не удивляться. У нас этих возможных совпадений было до фига и больше! До чертовой тучи!

Ну, это вряд ли, — усомнилась Оля.

Да нет, я шучу! — махнул рукой Стае. — В конце концов, кроме Петькиной интуиции, у нас на них ничего нет. И схема эта может оказаться абсолютно безобидной.

Так что же мы будем делать? — спросила Даша.

Петька пусть заводит дружбу с братьями, а мы… Мы должны найти Лену. Во что бы то ни стало! — твердо заявил Стае.

Это правильно, но за что нам уцепиться? — развел руками Денис. — Интересно, а ваш Якушев узнал что-нибудь насчет конкурса красоты? Он тебе ничего не сказал? — обратился Денис к Даше.

Ни слова! А я забыла спросить… Может, позвоним ему?

Нет, — отрезал Стае. — Нельзя! Во-первых, он нам не скажет! А во-вторых… А во-вторых…

Стасик! — закричала вдруг Даша. — Я придумала! Я позвоню Якушеву и спрошу насчет конкурса! Я ему навру, будто моя троюродная сестра собирается участвовать в каком-нибудь конкурсе красоты, только не знает, куда обратиться, а я решила ей помочь. По-моему, неплохая идейка, а?

Друзья задумались. Первым ответил Петька:

Я считаю, попытаться надо! Кроме этого конкурса, нам все равно уцепиться не за что!

Стае, — тихо сказала Оля, — а эта подруга Лены, Тамара, она не может знать? Лучше к ней обратиться, чем к милиционеру. А то он может что-то заподозрить, а ему, похоже, очень неохота заниматься делом Лены.

Вообще-то можно! Но только пусть лучше Дашка к ней подойдет и набрешет про свою сестру-красавицу. Сослаться сможешь на меня: мол, Смирнин говорил чего-то про конкурс красоты…

Правильно! — хлопнул в ладоши Денис. — Дешево и сердито!

К тому же Тамарка — дурища! И наверняка примет все за чистую монету! — обрадовался Стае. — Так и сделаем!

А может, мне позвонить ей? Прямо сейчас?

Нет, это уж чересчур! Подойди к ней завтра на перемене, этого будет вполне достаточно! Тогда после уроков мы сможем наведаться в это интересное учреждение! Заодно на красавиц поглядим, — усмехнулся Стае.

Глава VI

ЗАХУДАЛАЯ БОЛЬНИЦА

По дороге в школу Петька столкнулся с Олей.

Привет, Жукова!

Привет, Квитко!

Ну, что у тебя нового?

Ничего, а у тебя?

У меня все как по нотам! Мама вчера пошла к «братцам-кроликам», отнесла им пирог с капустой! И пригласила на субботу в гости!

И они придут?

Обещали!

Здорово, — засмеялась Оля. — Ты как в воду глядел!

Я же свою маму знаю! Я уже все продумал. Мне надо им понравиться и закорешиться с ними, тогда они запросто могут дать мне какое-нибудь поручение…

Какое поручение?

Ну, я пока не знаю, но взрослые часто дают детям какие-то мелкие поручения — куда-то сбегать, что-то отнести… А из таких мелочей может выстроиться целая картина.

А вдруг ты им не понравишься? И кстати, особенно стараться нельзя, ведь если они преступники, то могут сразу что-то учуять.

Нет, особенно стараться я не собираюсь, но расположить их к себе попробую, я ведь обаятельный…

Оля засмеялась.

Скажешь нет? — улыбнулся Петька.

Нет! Не скажу! Ты и вправду обаятельный! Но умрешь явно не от скромности!

А что может быть глупее, чем умереть от скромности? Тогда зачем вообще родиться! Вот тетя Саша говорит…

Кто такая тетя Саша?

Лаврина мама! Клевая тетка!

Так что же она говорит?

Что будет очень разочарована, если я не получу Нобелевскую премию!

А! Понятно! А в какой области?

Она имела в виду химию, но вообще-то у меня интересы меняются…

А Даша шла в школу вместе со Стасом. За последнее время они еще больше сдружились. Оба втайне немного ревновали родителей, чувствовали себя отчасти брошенными и оттого еще сильнее тянулись друг к дружке.

Стасик, ты, по-моему, сегодня плохо спал, да? Полночи колобродил!

Да, — признался Стае. — Мне все время жрать хотелось, вот я и таскал куски из холодильника. А что, я мешал тебе спать?

Нет, что ты!

Понимаешь, мне чего-то неспокойно! Из-за Ленки! Вообще-то она мне не нравится, но все равно жалко…

Слушай, Стасик, спроси у Томки, где она лежит, и давай туда наведаемся. Если она и вправду там, то пусть за нее волнуётся ее родители. А почему ты думаешь, что с ней что-то не то, еслии ее собственная мама тебе про желтуху сказала?

Понимаешь, сестренка, тут есть один момент… Ее папа какой-то очень крутой… Согласись, нынешние крутые вряд ли оставили бы дочь в какой-нибудь захудалой загородной больнице…

А может, она не захудалая?

Все равно, не крутая!

Ерунда, Стасик. Учится же она в нашей школе! А наша школа совсем не крутая!

Верное замечание, сестренка! И все-таки мне неспокойно. Интуиция, наверное. Хотя у меня с этим делом не очень… что тебе интуиция подсказывает?

Ничего. Молчит. Вон, гляди, Петька с Ольгой! Кстати, как тебе она?

Вполне годится тебе в подружки! Это я как старший брат говорю!

Даша расплылась в улыбке.

На школьном дворе она сразу заприметила Томку Кипшидзе. И решила не терять времени даром.

Тамара, привет!

Привет! — Глянула на нее сверху вниз Тамара. — Тебе чего?

Понимаешь, мне тут Стасик сказал…

Какой Стасик?

Смирнин! Мой сводный брат!

А… Так что тебе твой сводный брат сказал?

Про конкурс красоты…

А что, ты надеешься победить? — скептически осведомилась Тамара.

Да нет, чего ты все меня перебиваешь!

Ладно, выкладывай, что там у тебя!

«До чего противная, — подумала Даша. — Я бы ее сейчас отбрила! Но надо сдерживаться, в интересах следствия».

У меня есть троюродная сестра, учится в одиннадцатом клacce, очень красивая, и ужасно хочет участвовать в какомнибудь конкурсе красоты, но не знает, куда ей сунуться. Вот я и подумала, что, может, ты знаешь…

Хочешь помочь сестре?

Именно!

Тогда ладно, скажу. Родственники — дело святое! Этот конкурс состоится в октябре и будет называться «Мисс Золотая осень».

Глупость какая! — вырвалось у Даши.

Почему? — удивилась Тамара.

«Мисс Золотая осень»! — это уже не для молоденьких! Это скорее для пожилых дам, таких, как моя бабушка. Кстати, моя бабушка запросто победила бы в таком конкурсе! А ты уверена, что туда принимают молодых?

Интересное кино! Конечно! Мы же с Ленкой Коршуновой там были, и ее взяли! Там принимают только до двадцати лет!

А тебя не взяли?

Нет! — вздохнула Тамара. — У меня росту не хватает!

А где это находится? Как туда попасть?

Это далеко, в Олимпийской деревне! — И Тамара подробно объяснила Даше, как туда попасть.

Спасибо, Тамара! — прочувственно сказала Даша. — Я думала, ты задавака, а ты — нормальная!

Тамара рассмеялась, и Даша вдруг поняла, что она красивая, даже очень.

Тогда еще вопрос! Тамара, Стае говорит: Ленка Коршунова заболела?

Да, не повезло!

А что с ней случилось? Ты у нее была?

Нет, что ты, туда не пускают. И потом это далеко, времени нет, я ведь аэробикой и музыкой занимаюсь.

Далеко? А где именно?

Ее мама сказала, что в каком-то Кузяеве.

А, понятно. Ну, мерси за информэйшн!

На здоровье! А тебя как зовут?

Даша!

Пока, Даша!

Даша подбежала к своим, которые взирали на нее с надеждой.

Ну что, выяснила что-нибудь? — спросил Стае.

Все! И про конкурс, и про больницу! Она лежит в городе Кузяеве, а конкурс будет в Олимпийской деревне!

Сестренка, будешь поступать в МГИМО!

Куда? — не разобралась Даша.

В Институт международных отношений! Ты великий дипломат!

И тут прозвенел звонок. Стае побежал в школу, а Даша, Петька и Оля задержались, чтобы не толкаться в дверях.

Значит, сегодня после уроков надо поехать в этот Кузяев и Олимпийскую деревню, — рассуждал Петька. — Знаете что, девчонки, я смоюсь и поеду в Кузяев прямо сейчас, чтобы не терять времени, а то после школы еще пообедать надо — пока то, пока се… Ладно, я поехал! — И Петька кинулся прочь со школьного двора.

Вот оглашенный! — в сердцах крикнула Даша. — Стае ругаться будет! Уж сколько Петьке внушали, что нельзя действовать в одиночку, а он…

Но ведь это не опасно — справиться в больнице о здоровье девочки, — резонно заметила Оля.

Конечно, но все равно… У нас есть свои правила!

А ты сама всегда им подчиняешься? — улыбнулась Оля.

Конечно, нет!

Вот видишь!

И они, взявшись за руки, понеслись в класс. Первым уроком была литература, но Анна Каренина еще не пришла. Едва Даша с Олей уселись на свои места, как она вплыла в класс. Села за стол, обвела взглядом ребят.

— Так, кого у нас сегодня нет? Квитко? А вроде бы я его видела во дворе. Лаврецкая, где Квитко? Куда девался?

Даша встала под легкий хохоток, прокатившийся по классу.

— Анна Аркадьевна, я Квитко не пасу!

Лаврецкая, не дерзи!

Даша промолчала.

Значит, ты не знаешь, где Квитко?

Понятия не имею!

Жукова, и ты не в курсе?

Я? — безмерно удивилась Оля. — Я ведь тут новенькая…

Так, Крузенштерн, а ты? Вы же теперь соседи?

Анна Аркадьевна, мы всего лишь соседи по парте, а в далекие края ездим врозь!

В какие далекие края? — опешила Анна Аркадьевна.

— Мы едем, едем, едем в далекие края, веселые соседи, какие-то друзья, — очень музыкально пропел Крузенштерн.

Класс грохнул.

Сзади Кирюшка Хованский толкнул Дашу. Она обернулась.

Гляди-ка, Крузик под Петькиным влиянием вроде бы поумнел!

А ну тихо! — прикрикнула Анна Каренина. — Я кому сказала! Ти-ши-на!

Юля Тишина встала и вопросительно уставилась на учительницу.

— Ты чего, Юля?

— А вы же меня вызвали!

Класс уже валялся от хохота.

Сядь! — рявкнула разъяренная Анна Каренина. — Ну и класс! Наказание божье! Не придуривайся, Тишина! Ищешь дешевой популярности? Так ее хватит на один урок! Можешь мне поверить! К следующей перемене все уже забудут о твоем подвиге. Все! Крузенштерн, к доске!

Доигрался! — вздохнул Крузенштерн.

Ну и как тебе наш класс? — шепотом спросила Даша.

— Нормально! — ответила Оля.

И они улыбнулись.

Петька примчался на Ярославский вокзал и сел в электричку. Странно, сколько приходится ездить за город в последнее время. Но сейчас, похоже, он свалял дурака! Вот уж поистине, поспешишь — людей насмешишь! Вполне возможно, что в Кузяеве не одна больница, и неизвестно еще, сколько придется времени и сил потратить. А одному, разумеется, скучно. Это же не те опасные приключения, когда он следил за дачей Глеба, там в одиночку было лучше. А таскаться одному по загородным больницам… Тоска! Но не возвращаться же в школу! И вдруг он вспомнил про Дениса. У него есть сотовый телефон! Петька посмотрел на часы. Еще идет урок! Вот была бы потеха — позвонить ему во время урока! Но лучше гусей не дразнить! До конца урока оставалось еще семь минут. Петька выскочил из электрички, разыскал работающий автомат, купил несколько жетончиков. Ага! Перемена уже началась! Петька выждал две минуты. Пусть выйдет из класса. И тогда позвонил! Услышал исггуганный голос Дениса:

Алло! Алло!

Денис, это я!

Петь, ты?

— Ну, да!

Что случилось?

Тебе учиться еще не надоело?

Что? — не понял Денис.

Учиться, говорю, не надоело?

А что, есть другие предложения? — врубился наконец Денис.

Ага! Поехали со мной в Кузяев.

Куда? — переспросил Денис.

В Кузяев, городок такой, по Ярославской дороге.

Зачем?

По агентурным сведениям, там лежит в больнице Ленка Коршунова!

Ну и что нам там делать?

Проверить: лежит или не лежит! Стае сильно сомневается!

А ты где?

На вокзале! Давай, подваливай ко мне! А то одному скучно!

Хорошо! Жди меня у выхода из метро «Комсомольская»! Через двадцать минут.

А ты чего так спокойно говоришь?

Да я один в классе остался! Всё, пока!

Петька обрадовался. Совесть его нисколько не мучила, он знал, что Денис спокойно нагонит любой пропуск, как, впрочем, и он сам.

Действительно, через двадцать минут он увидел запыхавшегося Дениса.

Привет! Ты здорово придумал! — воскликнул Денис, утирая потный лоб. — Сегодня погодка такая клевая, неохота в школе сидеть!

А тебя никто не остановил? — поинтересовался Петька.

Не-а, наша классная слышала, что телефон звонил, ну я ей наболтал, что мне срочно нужно родственника на вокзале встретить.

И она не возмущалась?

Нет, чего ей возмущаться, если Борис купил учебники на всю школу? Они там все его обожают! Он и правда много для школы делает! И с ремонтом помог…

Ясно, пользуешься, значит, авторитетом брата, — усмехнулся Петька.

А ты что, меня этим попрекаешь? — насторожился Денис.

Ни капельки! Я просто так ляпнул!

То-то же! А сколько до этого Кузяева езды?

Да вроде час двадцать!

Понятно, одному тебе туда кисло было ехать! — засмеялся Денис. — И к тому же там наверняка не одна больница.

Ну, вообще-то она лежит в инфекционной, — только тут сообразил Петька. — А инфекционная больница там, наверное, одна!

Я в этом не разбираюсь, — признался Денис. — Я тут по дороге купил сборник кроссвордов…

— Здорово! Так и не заметим, как доедем.

Действительно, за полтора часа они с успехом перерешали все кроссворды, только трижды заглянув в ответы.

— А мы с тобой молодцы! — с гордостью сказал Петька. — У нас высокий интеллектуальный потенциал!

До Кузяева от станции пришлось еще двадцать минут трястись на автобусе. Это оказался крохотный заштатный городок. Вылезая из автобуса, они спросили у водителя, где находится инфекционная больница.

Чего? Какая больница?

Инфекционная!

Нет у нас такой больницы. У нас всего их две: одна — обычная, а вторая — роддом!

Но тогда, может, есть хотя бы инфекционное отделение? — предположил Петька.

Ребята, инфекционное — это, значит, заразное, что ли?

— Ну, да!

Есть такое отделение! Вам туда?

Именно!

Шофер объяснил им, как дойти до больницы. Городок был такой захудалый, что они только диву давались.

Ну и дыра! И чего это Ленку сюда понесло? — недоумевал Петька.

Может, у нее тут родня, — предположил Денис.

Вот Дашка со Стасом про Братушев рассказывали, со всем дело другое, так и хотелось туда поехать, а тут…

Братушев? Это где было имение Смирниных?

Ну да! Надо будет как-нибудь туда смотаться. Зимой!

Можно!

Больница помещалась в каменном двухэтажном доме, который стоял в большом заброшенном саду. Они с трудом разыскали незапертую дверь. На них сразу пахнуло хлоркой. Денис поморщился. За дверью, в маленькой комнатушке, сидела старуха в сером халате и платочке в черную крапинку. Она вязала крючком.

Здравствуйте! — жизнерадостно произнес Петька. — Как бы нам узнать…

Чего, чего ты тута узнать хочешь?

Да у вас в больнице лежит девочка из нашей школы, Лена Коршунова, вот мы к ней и приехали!

И откуда ж вы приехали?

Из Москвы!

Из Москвы? И без гостинцев?

Петька с Денисом растерянно переглянулись. Да, они дали маху! Но Петька тут же нашелся:

Понимаете, она лежит в инфекционном отделении… И мы не знали, что ей можно!

В инфекционном отделении, говоришь? Как это она там лежать может, когда его на ремонт поставили? Там уж потолок обвалился!

Вы уверены? — спросил Денис.

Еще бы! Уверена, очень даже уверена!

Но тогда… может быть, она лежит в каком-то другом отделении? — растерянно проговорил Петька.

А чего у ней, у подружки вашей?

Инфекционная желтуха!

Тогда не может она ни в каком другом отделении лежать! У нас, конечно, тута много безобразнее творится, но все же не такое!

А где поблизости есть еще инфекционное отделение или больница? — осведомился Денис.

Нету, парень, нету! То-то и беда, что нету! А какая раньше у нас больница была, пока Иван Иванович Рожнов тут работал, главврач… Такой доктор был… Царствие ему небесное… Десять лет, как помер… А теперь вообще все развалилось! Еще бог милует, эпидемиев нету…

Но если вдруг случится, кто-то заразной болезнью заболеет, куда его отправят?

А кому куда повезет! Иной раз бывает и в самую Москву возят, а то — в Сергиев Посад или еще куда.

Значит, вы уверены, что Лена Коршунова к вам не поступала? — гнул свое Петька.

Ох, и липучий ты, парень! Не веришь, на вот, погляди в книге, тута все записано, кто поступил, когда! — И старуха протянула ему потрепанную общую тетрадь.

Петька внимательно проглядел ее, стараясь прикасаться к ней как можно меньше. Сведений о Елене Коршуновой не было.

А тут еще больница есть? — на всякий случай спросил Денис.

Есть, роддом.

Спасибо вам, тогда мы пойдем! Кажется, нас кто-то надул! До свидания! — сказал Петька.

Они вышли на пыльную, немощеную улицу.

Ну, и что ты об этом думаешь? — спросил Денис.

Что Стае прав! И Ленкина мама все наврала!

Но зачем?

Вот! В этом все и дело! Вопрос вопросов! Зачем? Давай будем думать. Если Ленку похитили, потребовали выкуп и запретили обращаться в милицию, тогда все более или менее понятно. В любом другом случае — это просто бред.

А зачем было врать про Кузяев? Ну, лежит она в больнице и лежит, кому какое дело?

Ну это-то как раз вполне понятно! — воскликнул Петька. — Кто попрется в такую даль навещать подружку?

Но мы же вот поперлись?

Это совсем другое дело! Мы — сыщики! Этого они предусмотреть не могли. И мы просто обязаны этим воспользоваться!

— Чем?

Тем, что мы — непредусмотренные!

Но Якушев знает о нас…

Якушев? Якушев — вообще лопух… Ему сказали, он и поверил… Денис! Смотри!

Что? Куда?

Видишь вон того мужика?

— Ну?

Это Якушев!

Ты уверен?

— Спрашиваешь! Значит, он тоже решил проверить версию Ленкиной мамы. Георгий Иванович! Георгий Иванович! — крикнул Петька.

Мужчина обернулся. Это действительно был лейтенант Якушев. В штатском. Глаза его изумленно округлились.

— Квитко! Петя! Ты что тут делаешь?

Петька подошел к нему, и они обменялись рукопожатием.

А это кто с тобой?

Мой друг, Денис Русанов.

Так что же вы тут делаете, друзья мои?

Сдается мне, то же, что и вы! — усмехнулся Петька. — Только мы вас чуток опередили и можем точно сказать, что Лена Коршунова тут не лежит! И вообще тут инфекционное отделение на ремонте. А больница одна, хотя есть еще роддом, — быстро доложил Петька.

Ну, вы даете! — поразился Якушев. — Ребята, я прошу вас, оставьте это дело! Это не шутки, не игра!

А вы? Вы насчет конкурса красоты что-нибудь выяснили?

Да начал было выяснять, а тут мне и дали задний ход!

А сюда вы зачем тогда приехали?

У меня нынче выходной, вот я решил проверить, совсем меня за дурака держат или нет, — доверительно проговорил Георгий Иванович. — Выходит, что совсем, — понурился он. — Значит, говорите, нету тут Лены?

Нету! — развел руками Петька.

И все-таки я воспользуюсь своим служебным положением и наведаюсь в здешнюю милицию. Узнаю, а вдруг все-таки это правда, только лежит Лена где-нибудь недалеко отсюда. Чем черт не шутит! Все на свете бывает. Уж больно странная и нелепая ложь! А вы меня подождите! Вместе веселее возвращаться!

С этими словами лейтенант Якушев направился к стоящему неподалеку пьянчужке и стал что-то у него выяснять. Тот показал лейтенанту, куда идти. Денис с Петькой медленно двинулись в том же направлении.

Надо же! — веселился Денис. — Только ты сказал, что Якушев — лопух, как он тут же материализовался!

Очень некстати! — пробурчал Петька.

Почему?

Будет теперь под ногами болтаться…

А вдруг он что-то узнает?

Ничего он не узнает. Это все туфта! И рыть надо совсем в другом направлении. Конкурс! Там еще есть какие-то перспективы! Сейчас вернемся в Москву и подадимся в Олимпийскую деревню. Покрутимся там, посмотрим! Я читал, что вокруг этих конкурсов очень много криминала. Только Якушеву про это ни звука!

А он и так догадается! Ты же его спросил про конкурс, напомнил! Он тоже может запросто туда поехать!

И без толку! Слушай, Денис, у меня есть другая идея! Ты прав, этот лопух, конечно же, попрется нынче насчет конкурса вызнавать, а мы тем временем… раз уж прогуляли школу, давай-ка попробуем проверить хоть один адресок из схемы братцев, а?

Петь, ты чего? Сдурел? А конкурс?

Завтра смотаемся туда, нет проблем! А может, это уже и не понадобится!

— Как?

Может, Ленку уже выкупят! Я теперь даже уверен в этом! Ее родители приняли все меры предосторожности. Официальное дело и не начинали, пустили всех по ложному следу…

Слушай, Петь, у меня вот тут идея возникла… А что, если родители ее сами убили?

Чего? — опешил Петька.

А что? Бывает, я вот читал, что отец спьяну убил дочь, а мать еще помогла ему избавиться от трупа… Тебе такое в голову не приходило?

Честно говоря, нет… — задумчиво проговорил Петька. — Это надо обмозговать… Хотя нет, ерунда! Зачем бы они тогда в милицию обратились неофициально, втихаря, так сказать? В случае с похищением это было логично, а в случае с убийством… Нет, тогда бы они, чтобы замести следы, наоборот, выставляли бы напоказ свое горе, официально обратились 5ы в милицию, всю школу перешерстили бы… Нет, это исключено!

Хотел бы я, чтобы ты оказался прав! — зловеще сказал Денис.

Ну так что, проверим адресок из той схемки?

Но ведь это все равно, что искать иголку в стоге сена.

Не совсем! Понимаешь, я тут думал-думал и надумал. Помнишь, там было сокращение — Сп.т.?

— Ну?

Мне пришло в голову одно объяснение, вернее, разгадка. Если т. — тупик, то Сп.т. — Спасский тупик!

А что, есть такой?

Есть, и, между прочим, совсем рядом с вокзалом, минут пять ходу! Давай наведаемся, а?

Давай, если рядом… Почему нет? Но ведь, насколько я помню, там нет ни номера дома, ничего…

Это да… Но все же оглядимся, где и чего там может быть… Вот прямо тянет меня туда, как магнитом. Я как разгадал эти буквы, прямо завелся…

Тогда почему ж ты сюда ринулся, а не туда?

Понятно, почему! Из-за Ленки! Это ж все-таки живой человек, а там только схема… Есть разница?

Да, есть… А вон и твой Якушев тащится! Невеселый, — похоже, ничего не узнал…

Значит, с вокзала в Спасский тупик?

— Ага!

Только Якушеву ни звука!

Ясно!

Георгий Иванович, как успехи? — спросил Петька подошедшего лейтенанта.

Никак, — пожал плечами тот, — впрочем, я был в этом уверен! Вот из-за таких людей, как эти Коршуновы, милиция не может нормально работать! Я думаю, что Лену все-таки похитили, а теперь похитители диктуют условия!

И что вы теперь собираетесь делать? — довольно бестактно поинтересовался Денис.

Ничего! А что я могу? Если б официально, тогда другое дело… А так? Только время зря тратить! Я уже устал лезть на рожон! — с горечью проговорил Якушев. — А вы? Небось, полезете в самое пекло?

Может, и полезли бы, да только не знаем, где оно, это пекло, — невесело усмехнулся Петька.

Ну что, поехали в Москву? — предложил Якушев.

— Конечно, больше нам тут делать нечего! — кивнул Петька.

Они довольно долго ждали электрички, лениво обсуждая предварительные итоги футбольного сезона. В электричке лейтенант вытащил из кармана сборничек кроссвордов.

— Порешаем? — предложил он.

Мы по дороге сюда уже его решили! И еще один! — сказал Петька.

В ответы смотрели?

Только три раза! — с гордостью ответил Денис.

Ну, вы даете! А у меня пробуксовка по части всяческих опер и балетов! — признался лейтенант. — У вас как с этим делом?

Денис здорово в этом деле сечет!

Интересуешься? Любишь искусство?

Да, люблю. Меня брат часто водит и в театр, и на концерты!

На эстрадные?

Нет, на серьезные! Он сам очень музыку любит. Классическую.

Понятно, — вздохнул лейтенант, — культурное воспитание. Тогда скажи сразу: опера Римского-Корсакова, одиннадцать букв?

«Псковитянка».

Во дает! Точно, подходит! А, к примеру, французский композитор, семь букв, начинается на «д».

Дебюсси!

Ну, ты молодец!

Довольно долго он решал кроссворд, не задавая никаких вопросов. Петька смотрел на него с жалостью. Он очень изменился с тех пор, как они познакомились. Тогда к ним в квартиру явился красивый молодцеватый человек, а теперь это был какой-то заброшенный мужчина неопределенного возраста. На плаще не хватало пуговицы. На шее какое-то допотопное кашне… Наверное, его жена бросила или мама умерла. И на работе нелады… «Если мы что-то интересное обнаружим, — решил он, — то обязательно ему это дело подкинем. Нам-то самим светиться ни к чему, а он, может, какое-нибудь поощрение у начальства заработает». Упиваясь собственной прозорливостью и великодушием, Петька задремал и проснулся, когда уже подъезжали к Москве.

На перроне они простились с лейтенантом Якушевым, который опять взял с них слово не соваться в опасные игры взрослых.

Глава VII

СПАССКИЙ ТУПИК

— Идем скорее! — торопил Петька.

А чего ты так спешишь? Куда этот тупик убежит? — удивлялся Денис, которому очень хотелось есть, но Петька не дал ему даже купить пирожок.

Идем, идем, не умрешь ты с голоду! Там рядом булочная, можно будет что-то сожрать!

Всухомятку?

Зачем? Там и воды можно выпить, и даже супец горячий схавать!

Ну, далеко еще?

Да вон, видишь на углу зеленую палатку? Кстати, раньше ее тут не было! Тоже интересно!

Палатка была большая, вернее, их было даже две, большая и маленькая, но они еще не открылись, и непонятно, чем собирались торговать.

Так! — сказал Денис. — Это и есть твой Спасский тупик? И что ты хочешь тут искать? С одной стороны — громадный жилой дом, а с другой… Что здесь такое?

Это какая-то крутая фирма, вроде бы российско-американская. Я там был даже один раз, с отцом! Знаешь, какая идея у меня мелькнула? Палатки! Это, наверное, адреса их палаток, куда свозится какой-нибудь товар.

Очень возможно! — согласился Денис.

Я, кажется, вообще все понял! Да, именно! Товар у них нелегальный! Какая-нибудь поддельная водка или вино! Видишь, большая палатка сделана вроде магазинчика, теперь ведь крепкие напитки в палатках продавать нельзя. Они возьмут лицензию, откроют палатку и будут продавать все ту же отраву. А схема передвижения товаров…

Погоди, Петь, ты же вроде сказал, они занимаются шоу — бизнесом.

Все нормально, Денис! Шоу-бизнес требует больших затрат, а где брать бабки? Ясно, они зашибают бабки продажей дешевой водки, вкладывают их в шоу-бизнес, на раскрутку каких-нибудь поп-звезд… Да, я теперь уверен в этом! Согласись, стройная версия?

Да, Петька, ты гигант! Но я так жрать хочу!

Пошли в булочную!

Они перебежали на другую сторону улицы, вошли в булочную, где вкусно пахло свежим хлебом.

Ну что, супу съедим? — спросил Петька.

А какой тут суп? — осторожно поинтересовался Денис.

Обычный, в картонных стаканах!

Нет, я лучше куплю себе булку.

А вообще-то да! Давай по булке и по стакану фанты!

По две булки и по стакану кока-колы!

Не любишь фанту?

Терпеть не могу!

Ладно, бери колу, а я все-таки фанточки дерну! Давай, иди за булками, а я воды возьму.

Они встали у столика возле окон и с наслаждением принялись за еще теплые булочки.

Кайфец! — с полным ртом сказал Петька.

Ага! — согласился Денис. И вдруг увидел, что у Петьки отвисла челюсть.

Петь, ты что?

Но Петька уже мчался к выходу, забыв о булках и фанте. Денис схватил булки и понесся за ним. Интересно, что он там увидел?

Петьку он обнаружил возле палаток. Тот стоял и не сводил — лаз с первого от угла подъезда огромного дома, занимавшего всю левую половину Спасского тупика. Въезд в тупик перегораживал серый «БМВ». Две другие машины пронзительно гудели, но тщетно. В «БМВ» водителя не было.

«Странно, — подумал Денис. — Неужто Петька сорвался иэ-за такой ерунды».

Петь, ты что?

Ленка! Там Ленка! — хрипло прошептал в ответ Петька.

Ты что? Где?

Вон, видишь, ее к подъезду ведут? Бежим, скорее! — Петька схватил Дениса за руку и кинулся к подъезду. Денис краем глаза успел заметить странную группу — две средних лет женщины вели между собой девушку, высокую, худенькую и как будто пьяную или больную.

Ребята ворвались в подъезд, обогнав странную группу, благо дверь стояла настежь. И встали у лифтов.

— Что ты хочешь делать? — едва слышно спросил Денис.

Петька только рукой махнул. В этот момент в подъезд вошли женщины с девушкой.

— Давай, миленькая, шевели ножками! — приговаривала женщина довольно громко. — Вот, умничка! Это что же делается, на танце плохо стало! Но ничего, сейчас мы сдадим тебя твоей маме, и все будет в порядке!

Девушка не отвечала. У Петьки и Дениса создалось впечатление, что это говорится просто для посторонних ушей. В таких подъездах, где столько квартир, жильцы не могут знать всех. Петька вызвал лифт. Он тут же открылся. Петька предупредительно пропустил женщин вперед, потом вошел сам.

А мы не перегрузим лифт? — спросила одна из женщин, недобро глядя на Петьку.

Вообще-то он грузовой, но, если вы опасаетесь, мой друг подождет!

И Петька очень выразительно глянул на Дениса. Двери лифта сошлись.

— Вам на какой этаж? — спросил Петька.

На одиннадцатый!

Петька нажал на кнопку.

А тебе выше?

— Ага, мне на двенадцатый!

Петька ужасно боялся, а вдруг Лена его узнает? Хотя вряд ли она когда-нибудь обращала на него внимание. Но Лена, казалось, спала стоя! «Наркотиками накачали или снотворным. Она же спит на ходу! — Сердце Петьки билось где-то в горле. — Надо же! Недаром меня влекло сюда!»

Лифт остановился на одиннадцатом этаже, женщины вывели Лену, а Петька тут же нажал на двенадцатый этаж, выскочил из лифта и в мгновение ока по лестнице спустился на одиннадцатый. И осторожно выглянул на площадку. Женщин с Леной уже не было видно, но голоса их слышались явственно.

— Давай, отпирай, а то я ее еле держу! С виду хрупкая, а тяжелая, — жаловалась одна.

Петька на цыпочках завернул за угол и успел увидеть, как захлопнулась дверь в конце коридора справа. Он метнулся туда и заметил номер квартиры. Затем быстро спустился вниз на лифте. Денис его ждал.

Ну что?

Они на одиннадцатом этаже! — сообщил Петька — Мы должны их дождаться!

— Зачем? Надо срочно звонить в милицию!

Да ты что! Какая к черту милиция! Мы все сделаем сами!

Но почему? — растерялся Денис.

Потому что тут не поддельной водкой пахнет, а такими делами…

Тем более!

Нет, Денис, ты пойми! Если мы привлечем милицию, это может грозить жуткими опасностями Лене и ее родителям! Мы сами освободим ее, и пусть родители увозят ее из Москвы! А я свою ниточку в грубые руки милиции не дам! Они ее порвут!

Какую ниточку? — совершенно растерялся Денис.

Схемка-то непростая! А кто ее нарыл? Я! Я и доведу это дело до победного конца! Но сейчас главное — освободить Лену. Кстати, звякни-ка ты по своему мобильному Стасу с Дашкой! Пусть подвалят сюда, только не говори им ничего! Просто позови!

Если они уже не удрапали на конкурс.

Ах черт! Я забыл! Ну, ничего, звякни все же!

Слушай, у меня идея — давай вызовем Ленкиного отца!

Идея неплохая, но сейчас еще рано! Надо все разведать, одну ее они держат или под охраной! Смотри!

В этот момент из подъезда появились обе женщины и торопливо направились к припаркованной поодаль от подъезда красной «девятке». «БМВ» все еще перегораживал въезд в тупик. Денис мгновенно записал номер.

Петь, а ты, наверное, все-таки прирожденный сыщик! У тебя же фантастическая интуиция! Тебя сюда прямо тащило!

Что есть, то есть, — скромно потупился Петька, впрочем, очень довольный восторгами друга.

Денис позвонил Даше и Стасу, но у них никто не отвечал.

Поперлись в Олимпийскую деревню! И совсем зря, — проворчал Петька.

Но они же не знали! Что сейчас будем делать? — спросил Денис.

Пошли, поднимемся на одиннадцатый, надо выяснить, одна там Лена или нет.

А как ты хочешь это выяснить?

Позвоню в квартиру, только и всего! Если кто-то ответит, значит, она там не одна!

А по-моему, если б она была там одна, то, наверное, сумела бы как-то дать знать…

Ерунда! Во-первых, они ее, похоже, снотворным пичкают, во-вторых, телефона там может не быть или они его прячут, а в-третьих, дверь скорее всего имеет такой замок, который можно запереть снаружи, а изнутри не откроешь. Словом, у этих сволочей все продумано. Но ничего, я не я буду, если не выведу их на чистую воду! И без всякой милиции. А потом подарочек сделаю этому замухрыге Якушеву! А то его, по-моему, скоро попрут из милиции. Сдается мне, что за последнее время он поймал только ту троицу, что мы ему на блюдечке поднесли!

Петь, а тебя не очень заносит, а? — осторожно спросил Денис.

Нет, — решительно ответил Петька. — Я же теперь знаю преступников!

Так, может, просто заявить в милицию, не Якушеву, допустим, а Крашенинникову. Все-таки это МУР!

Нет, Денис, нет! — скривился Петька. — Тут такое поле деятельности. Сам подумай! Так что, пока никакой милиции, ну, поверь мне, нельзя сейчас ее подключать! Рано!

— Хорошо, — согласился Денис. — Верю! Ну что, идем?

— Да!

Они вошли в подъезд.

Давай для начала все тут осмотрим. Здесь теоретически может быть выход во двор!

С чего ты взял?

А смотри, сколько тут всяких закоулков! Так, тут квартиры и тут, а там что? Точно! Я как в воду глядел!

Действительно, они обнаружили незапертую дверь во двор.

Ну, Петька! Ты даешь! Будешь великим сыщиком!

Тогда не видать мне Нобелевской премии! Сыщикам ее не дают!

А ты что, на Нобелевскую премию нацелился? — засмеялся Денис.

Если честно, я о ней не думал, но тетя Саша сказала, что будет разочарована, если я не получу Нобелевскую премию! А мне не хочется ее разочаровывать!

Ну, ты даешь!

Ладно, пошли!

На одиннадцатом этаже Петька позвонил в дверь. Через минуту из-за двери донесся женский голос:

— Кто там?

Извините, это квартира Поповых?

— Нет!

А вы не знаете, в какой они квартире?

Я никаких Поповых не знаю!

Извините!

Они вошли в лифт.

Суду все ясно! — удовлетворенно заметил Петька.

А что теперь?

Теперь? Мы сегодня же выкрадем оттуда Лену!

Но как?

Это несложно. Как говорится, дело техники! Просто нужно все подготовить! А на это потребуется какое-то время.

Мы вдвоем будем это делать?

Нет, вдвоем нам не справиться. Привлечем еще Стаса и девчонок!

А может, Муську? Пусть загипнотизирует эту тетку!

Нет уж! — решительно отвечал Петька. — А вдруг у нее не получится, как в тот раз? Умирать буду, не забуду, как меня из-за нее из вертолета вышвырнули, как шелудивого щенка. Обойдемся без гипнотизеров!

А куда мы сейчас?

Ко мне! Куда же еще?

Слушай, Петь, а нам ведь понадобится машина!

Знаю, все предусмотрено!

То есть?

Когда все будет готово, я свяжусь с ее отцом!

А если не удастся? Такое вполне может быть!

Не думаю! Скорее всего он на связи с бандитами! Сидит дома и ждет звонков!

Но тогда, вполне возможно, его телефон прослушивается!

Не страшно, я просто пойду к нему!

Денис изумленно взирал на друга. Тот был так абсолютно во всем уверен… И эта уверенность была настолько зарази-жяьна, что Денис и сам постепенно проникся ею.

Дома Петька довольно долго собирал что-то в сумку, во-жлся с какими-то пузырьками, отказываясь комментировать свеж действия. Денис от нечего делать опять позвонил Даше. Но там снова никто не ответил.

Интересно, а Оля тоже с ними поперлась? — спросил он.

Конечно, их с Лаврей уже водой не разольешь! — проворчал Петька. — Но это плохо! Нам обязательно нужна девчонка!

Зачем?

Чтоб уговорить эту тетку дверь открыть!

А потом что будет?

Увидишь!

Петь, я человек терпеливый, — сказал, закипая, Денис, — но всему есть предел!

Ты чего? — безмерно удивился Петька.

А того… Я не желаю ни в чем участвовать на ролях безмолвного статиста! Или ты посвящаешь меня в план операции, или я отказываюсь! Ты, конечно, спас мне жизнь, я этого никогда не забуду, но на роль немого слуги я не гожусь! Еще быть Ватсоном при Холмсе я могу, но немым Али при графе Монте-Кристо — нет уж, уволь!

Ну и монолог! Прямо как в театре! — расхохотался Петька. — Ладно, старик, извини! Меня иногда заносит, и тогда мне надо легонечко дать по кумполу! Ты это сделал очень интеллигентно! И не дуйся больше!

Я не дуюсь! Я просто сказал все, что думал!

Ну и молоток! Хочешь план операции — пожалуйста! Все просто, дешево и сердито. Какая-нибудь девчонка уговаривает эту тетку открыть ей дверь, мы врываемся, я усыпляю тетку, мы забираем Лену — и дело с концом. Только вот девчонок пока нет!

Девчонки — это ерунда! Я запросто могу говорить девчоночьим голосом. Ой, тетенька, откройте пожалуйста, — запищал Денис.

— Фигня! — заявил Петька. — Полная! Пищишь, как котенок, сразу чувствуется, что притворяешься! Нет, тут надо другое придумать! И, кажется, у меня есть идея, только надо действовать быстро, пока соседи в основном на работе, а то по шеям схлопотать можно! Способ старый как мир, но это не так уж плохо! Зато безотказный! Будем кричать: «Пожар! Пожар!» Тут уж она точно откроет!

— Ага! Она и все другие соседи тоже! И все нас увидят! — усмехнулся Денис. — А может, лучше сделать по-другому?

Кстати сказать: чем меньше народу в этом будет замешано, тем лучше. И обязательно нужно связаться с Лениным отцом! Давай прямо сейчас попробуем! — И Денис изложил Петьке собственный план действия, который тот, как ни странно, сразу одобрил.

А между тем Даша со Стасом ни в какую Олимпийскую деревню не поехали. Вернувшись из школы, они сели обедать, и тут позвонила Дашина мама:

Данчик, как у вас дела? — спросила она звонким счастливым голосом.

Нормально, — отвечала Даша.

— А Стасик дома?

— Да.

Вы обедаете?

Нет еще, только собираемся! А что?

Не обедайте! Ни в коем случае!

Почему? — изумилась Даша.

Сейчас за вами заедет Кирилл!

Зачем?

Мы поедем смотреть новую квартиру, а потом закатимся в ресторан! Вот такая программа! И никаких возражений! Это приказ!

Ничего не понимаю, какую квартиру?

Огромную! Роскошную! Мы нашли обмен! Пять комнат!

Мама, но мы сегодня не…

Чепуха! Ваши дела вполне можно отложить! Если уж я с работы ухожу, то вы и подавно можете… Все! Через десять минут спускайтесь!

И Александра Павловна бросила трубку, чтобы больше не препираться с дочерью.

Что там? — поинтересовался Стае.

Через десять минут приедет твой папа, потом заедем за мамой и попремся смотреть какую-то роскошную огромную квартиру!

Квартиру? Обмен, что ли?

Вроде, да!

Мне это не нравится!

Почему?

Потому что сейчас, по-моему, ситуация идеальная. Мы туг, они там, свобода — великая вещь!

Ну, вообще-то, Стасик, они столько работают, что свобода наша никуда не денется!

А школа? Опять в новую идти?

Ой, да!

Только я тут привык, и потом в этой школе такой математик, о каком я всю жизнь мечтал!

Стасик, не расстраивайся! Мы это дело поломаем!

— Как?

Как-нибудь!

— Не выйдет, — вздохнул Стае. — Все равно они все сделают по-своему!

— Нет, они сделают по-нашему! — весело блеснула глазами Даша. — Вот увидишь!

Ты что-то придумала?

— Ага!

Но что?

Пока не скажу! Услышишь!

Ерунда! Вот они, например, с легкостью поломали наши планы. Мы собирались в Олимпийскую деревню… А теперь…

Поедем туда завтра!

Придется, — горестно вздохнул Стае. — И жрать, как назло, хочется. В ресторан мы еще когда попадем!

Подумаешь! Съешь котлетку, замори червяка! Ты чего-то совсем расклеился!

Не люблю, когда на меня давят! И все за меня решают! Просто терпеть не могу!

Стасик, ну что мы можем сделать? Будем по мере сил сопротивляться! Все, пошли, вон твой папа подъехал!

Они быстро спустились вниз, где их уже ждал Кирилл Юрьевич.

Привет! Как дела? — спросил он.

Нормально, — ответила Даша.

Вы уже в курсе наших успехов? Саша вам все сказала?

Да, — коротко ответила Даша.

Они со Стасом уселись на заднем сиденье.

Сейчас заедем за Сашей — и сразу на квартиру! — ликовал Кирилл Юрьевич.

А где квартира? — поинтересовалась Даша.

На Фрунзенской набережной! С видом на реку!

С видом на реку? Это кайф!

Стае бросил на Дашу негодующий взгляд.

Да! Квартира роскошная! Но только раньше лета мы туда не переедем!

Почему? — оживился Стае.

Там требуется грандиозный ремонт!

Но это же бешеные бабки!

Ничего! Поднатужимся! Зато жить будем в таком просторе! Там холл — метров двадцать! Кухня — шестнадцать! Комнаты большие, потолки высокие! Это фантастическое везение! И ни копейки доплаты! Пять комнат на пять!

Даша заколебалась. Если переезжать только летом… И потом это не так уж далеко. Вполне можно ездить в старую школу… И до Оли недалеко…

Они подъехали к высокому зданию какого-то института, ос несколько этажей занимала мамина телекомпания.

Посидите тут, а я поднимусь за Сашей! — сказал Кирилл Юрьевич.

Стасик, твои планы не поменялись?

Какие?

Насчет переезда? Если летом… то…

Да, это меняет дело, я спокойно закончу школу… И кстати, ты сама-то как? Тут ведь недалеко, можно будет…

Знаю! Ты мне скажи — пускать в ход мое средство или нет?

Какое средство?

Да я придумала тут одну штуку…

Скажи, какую?

Я решила: если нам квартира не понравится или еще будут какие-то причины, то я скажу, что ты после школы собираешься жениться и тебе нужна отдельная квартира!

Что? — обалдел Стае. — Я собираюсь жениться? Ты рехнулась, сестренка? И кого ты мне в невесты выбрала? Нельзя ли узнать?

Пока никого!

И на том спасибо! Нет уж, не вздумай ляпнуть такую гадость! Ненормальная! Я тебя распустил! Ошизеть можно!

Но, Стасик, я же хотела, как лучше…

А ты представляешь, какая паника поднялась бы? Папа мой — человек решительный! Пошел бы искать эту девочку, вел бы со мной душеспасительные беседы, да еще и твою маму подключил бы…

Да уж, — засмеялась Даша, — мама у меня целеустремленная, она бы у тебя попила кровушки… Вообще-то она мирная, но если ей что-то не понравится… А такая история ей уж точно не понравилась бы…

Я чуял, что ты можешь меня подставить! — засмеялся Стае.

— Стасик, и все же, если тебе квартира не понравится, ты подай знак, я что-нибудь еще придумаю!

Но не про меня!

Хорошо, я про себя…

Скажешь, что через год выйдешь замуж?

А хоть бы и так?

За Петьку, что ли? Или за Дениса?

Еще чего! Ты же знаешь, что у меня есть Юра!

Юра! Где он, твой Юра? В Бельгии! Ближний край! И, между прочим, пока еще ни одного письма не прислал! Жених, тоже мне!

У Дашиного папы есть жена, а у жены — сестра. Сестра эта несколько лет назад овдовела и вскоре вышла замуж за бельгийца, живущего в маленьком городке под названием Маасмехелен. Она уехала туда, взяв с собою своих детей — сына Юру и дочку Люню. Летом они приезжали в Москву, и Даша познакомилась с Юрой. Это была любовь с первого взгляда. Поначалу Юра решил, что ни за что не вернется больше в Маасмехелен, но потом сдался на слезные мольбы матери и уехал. Даша так расстроилась, что всеми силами старалась забыть о нем, но втайне с нетерпением ждала весточки от Юры. Но весточки не было.

Квартира привела всех в полный восторг. Огромные комнаты, окна, выходящие на реку, просторная кухня, масса стенных шкафов, кладовка и еще какая-то темная комната.

Значит, тут не пять, а шесть комнат! — сказала Даша.

Комната без окон не в счет, мы тут сделаем вторую ванную с туалетом! В конце концов, нас пять человек, и толкаться утром у туалета мне вовсе не улыбается! — заявила мама.

Это кайф! — воскликнула Даша. — И что, тут будет евро ремонт? — испугалась она. — Это ж сколько денег надо!

Нет, полный евроремонт мы, конечно, не потянем! — вздохнул Кирилл Юрьевич. — Да он тут и не больно-то нужен.

Полы здесь роскошные! Дивный дубовый паркет. Зачем его менять? Собственно, в комнатах требуется только косметический ремонт. А вот ванные и кухню сделаем по последнему слову техники!

А где же мы жить будем, пока ремонт? — встревожилась вдруг Даша.

Где жили, там и будем жить! Люди, с которыми мы меняемся, пока живут за границей. Это две семьи, родители поедут в нашу квартиру, а дочка с мужем — в вашу. Но вернутся они только через год! Я же говорю, это фантастическое везение!

После осмотра квартиры они поехали в ресторан и очень славно провели время, дружно обсуждая прелести будущей квартиры.

Вы только подумайте, у нас будет у каждого по комнате и еще одна общая!

Две общие! — решительно заявил Кирилл Юрьевич. — Нам с тобой, Саша, вполне хватит одной!

А зачем же нам две общие? — чуть смутившись, поинтересовалась Александра Павловна.

Как в лучших домах, у нас будет столовая и гостиная.

Нет! Хватит одной! А в другую мы поселим тетю Витю!

Кого? — опешили все.

Тетю Витю!

Мама, кто это!

Это двоюродная сестра моего покойного отца, чудная женщина, одинокая, живет на Урале, в городе Нижние Серги.

Потрясающая хозяйка! Готовит — пальчики оближешь! Живет на одну пенсию! А мы ее выпишем! По крайней мере избавит Дарью от хозяйства и вообще… Ей тоже будет лучше у нас…

А почему она Витя? — полюбопытствовал Стае.

Потому что зовут ее Виталя. Виталия Андреевна.

Глава VIII

СПАСЕНИЕ

Петька с Денисом подошли к дверям подъезда, где жила Лена Коршунова. Это была четырнадцатиэтажная кирпичная башня с одним подъездом, где сидела в стеклянной будке консьержка.

Вы к кому? — выскочила она им навстречу.

К Крузенштернам, — не моргнув глазом, ответил Петька. — К Игорю!

Денис во все глаза смотрел на Петьку. Что он еще выдумал? Сказал бы — к Ивановым! Почти наверняка в каждом доме есть хоть один Иванов, но Крузенштерн!

А между тем тетка в будке позвонила куда-то и сказала:

Игорь, к тебе тут ребята пришли! Пускать? Эй, парень, как фамилия?

Квитко!

Квитко, говорит! Пустить? Ладно!

Я только забыл, какой у них этаж?

Девятый!

Спасибо! Пошли, Денис!

В лифте Денис спросил:

Это что, и вправду какой-то Крузенштерн?

Именно! Парень из нашего класса, Игорь Крузенштерн, по кличке Круз. Хороший парень, только… не очень умный.

Зачем он нам?

Но тут двери лифта разошлись, и они нос к носу столкнулись с Игорем.

Привет, Петюня!

Привет, Крузейро!

Ты по делу?

Ага! Очень важное, и только ты можешь мне помочь!

Понимаешь, у нас сейчас генеральная уборка, и мама будет злиться, если я вас приведу! — с любопытством покосился он на Дениса.

Да ладно, мы не гордые, кстати, познакомься, это мой друг Денис. А это Игорек!

Игорь и Денис кивнули друг другу.

Слушай, Крузейро, в какой квартире Коршуновы живут? И на каком этаже?

На восьмом, как раз под нами! А тебе зачем?

Да у меня личное дело к Ленкиному отцу.

Какое?

Я же говорю — личное! Меня просили ему кое-что передать.

И это все, что тебе от меня нужно? Мог бы у лифтерши спросить.

Нет, это еще не все. Как его имя-отчество?

Михаил Юрьевич, как у Лермонтова. А в квартире напротив Александр Сергеевич живет! Потеха, правда? — заржал Игорь.

А Николая Васильевича там случайно нет?

Николай Васильевич? А кто это?

Гоголь!

Шутишь, Квитко?

Какие шутки? Если тезки Пушкина и Лермонтова, то почему бы заодно не быть и тезке Гоголя, правда, Денис?

Денис не ответил, он считал, что Петька только зря теряет время.

Ладно, Игорек, спасибо, ты действительно нам помог! Все, пока!

Эй, Квитко, а ты почему сегодня в школе не был?

Лень было!

Ты даешь!

Пока, Крузик!

Они спустились на восьмой этаж и подошли к квартире Коршуновых. Петька позвонил.

Кто там? — раздался мужской голос.

Мы к Михаилу Юрьевичу!

По какому делу?

По очень важному! Вы не бойтесь, приоткройте дверь, я вам только записку передам, и все. А там уж вы сами решите — открывать или не открывать!

Миша! Не вздумай открывать! — раздался вдруг визгливый женский голос. — Они пустят какой-нибудь газ!

Но, может, вы все-таки скажете, в чем дело? — раздраженно спросил из-за двери Коршунов.

Хорошо, только вы приложите ухо к дверям, я не хочу кричать. Мы нашли Лену. Но нам нужна ваша помощь!

Дверь мгновенно отворилась. На пороге стоял бледный мужчина лет сорока пяти, с измученным, отекшим лицом.

— Вы правду говорите? — еле слышно спросил он.

— Да! Мы случайно увидели ее!

— Где?

— Ее привезли в дом в Спасском тупике. Мы проследили и теперь знаем, что ее держат на одиннадцатом этаже…

И тут произошло нечто непредвиденное. Откуда-то выскочила женщина, с обезумевшим видом кинулась к Петьке, схватила его за шиворот и начала трясти.

— Зина! Прекрати! — крикнул Михаил Юрьевич.

Он с трудом оторвал ее от обалдевшего Петьки.

Ребята, идемте ко мне! — решительно сказал он и повел их через громадный холл в узкий коридорчик. Он толкнул дверь, и они очутились в небольшом кабинете.

Садитесь! — И он плотно закрыл дверь и даже повернул ключ в замке. — Вы извините, но у нас тут такое… моя жена со всем обезумела!

Немудрено! — снисходительно заметил Петька.

Послушай, а откуда ты знаешь, что Лена пропала? — настороженно осведомился Коршунов.

Я ничего не знаю! Просто мы с другом случайно ее увидели…

А ты откуда ее знаешь?

Как откуда? Мы в одной школе учимся! Кто ж не знает Лену Коршунову? Ну так вот, мы увидели, как из какой-то машины две тетки вывели Лену. Я сперва даже не сообразил, что это она. Она еле шла они, можно сказать, тащили ее, как будто она больная или спит…

Боже мой! Боже мой! Надо немедленно позвонить в милицию!

Не надо!

Почему?

Если я правильно понял, Лену похитили? Да?

— Да!

И требуют выкуп?

Да! Но я не смог сразу набрать столько денег… Они мне дали срок до завтрашнего вечера!

Не будем мы ждать до завтра, не надо вам никаких денег! Мы ее бесплатно освободим! Нам нужна только ваша машина! Мы уже все придумали!

И Петька поделился с Коршуновым своими планами.

Да, это хорошо придумано! Едем!

Михаил Юрьевич, объясните все своей жене, чтобы в ваше отсутствие, если они позвонят…

Чтобы в мое отсутствие она не наделала глупостей? Верно! — Он приоткрыл дверь и крикнул: — Миша! Скорее сюда!

На его зов тут же примчался парень лет девятнадцати, бледный с покрасневшими глазами, — старший брат Лены, студент-медик.

— Папа? Что случилось?

Миша, эти ребята нашли нашу Леночку! Мы сейчас за ней поедем! Пригляди за матерью! Если будут звонить, отвечай, что я на работе, а мать — в магазине! Принимай любую информацию, а сам молчи! Ни звука ни одной живой душе о том, это Лена нашлась!

Нет, папа, в таком случае с ними поеду я! А ты оставайся с мамой! — решительно заявил Миша.

Михаил Юрьевич, так и вправду лучше будет, — подал голос молчавший все это время Денис. — Если они позвонят, а вас нет дома… Они могут что-то заподозрить!

Верно! — поддержал друга Петька. Ему самому больше хотелось, чтобы поехал Миша. У него были хорошо накачанные мускулы, а Михаил Юрьевич особой тренированностью не отличался.

Но я же тут сойду с ума! — воскликнул Михаил Юрьевич, сжимая пальцами виски.

Нет, папа, поеду я, и точка! Тебе с твоим давлением не нужно все это видеть… К тому же я смогу оказать первую помощь…

Ну хорошо, — сдался вдруг Михаил Юрьевич. — Но я умоляю вас, будьте осторожны! Если вдруг возникнут какие-то осложнения, смело вызывайте милицию!

Не хотелось бы, — заметил Петька. — Безопаснее и для вас, и для Лены, если бандиты узнают, что Лену похитили какие-то малолетки…

Парень, да ты же просто… У тебя золотая голова!

Сейчас, ребята, я буду готов через минуту! — сказал Миша и выскочил из кабинета.

Михаил Юрьевич, извините, конечно, что даю вам советы, — немного смущаясь, начал Петька, — но пока они не очухаются, не лучше ли вам с Леной куда-нибудь слинять…

Что? — поднял голову Коршунов.

Уехать, — поправился Петька. — Может, в другой город или за границу…

Ты совершенно прав! Вот этим-то я сейчас и займусь!

Только, ради бога, не по телефону! Вполне возможно, это вас прослушивают!

Невероятно! Ты что, фильмов насмотрелся?

— Ага! Вот именно, — улыбнулся Петька и незаметно подмигнул Денису.

Вскоре вернулся Миша с небольшим чемоданчиком.

Я готов! Папа, давай ключи от машины!

Михаил Юрьевич бросил сыну свои ключи.

С богом, мальчики! — прошептал он.

Они втроем выскочили из подъезда.

Машина внизу стоит? — спросил Петька.

— Нет, тут рядом, на стоянке, — отвечал Миша. — Вы постойте на уголочке, а я сейчас подъеду!

И он бегом бросился на стоянку.

Он вроде бы ничего, — заметил Петька, — а вот мамаша у них — тихий ужас. Как она в меня вцепилась, я чуть не помер со страху, — признался он.

Естественно, когда у тебя дочку украли, взбесишься…

А как ты думаешь, Денис, они Ленку на иглу посадили или же снотворным глушат?

Не думаю, чтобы на иглу… Если они хотят выкуп получить, зачем им ее на иглу сажать? А вот снотворные в самый раз подойдут, спит себе девушка — и все дела…

Тут к ним подъехал синий «Мерседес». За рулем сидел Миша. Петька забрался на переднее сиденье, а Денис пристроился сзади.

Итак, начинаем операцию по освобождению заложницы! — торжественно объявил Петька.

Куда ехать-то, командор? — насмешливо спросил Миша.

Спасский тупик!

Это где?

Кинотеатр «Перекоп» знаешь?

У трех вокзалов?

Точно! Там рядышком!

Как думаешь, машину в сторонке оставим или же, на оборот, к самому подъезду подгоним? — заранее поинтересовался Миша.

К подъезду там фиг подгонишь, все загорожено… Давай на углу остановимся.

Они подкатили к повороту в Спасский тупик. Миша притормозил.

Где это?

Вон в том подъезде! — показал Петька.

— Вот тут и встанем! Два шага! Я Ленку на руках донесу!

Денис незаметно сплюнул трижды через левое плечо: «Лену донесу! До Лены еще добраться надо! Среди белого дня!»

Они беспрепятственно вошли в подъезд. Домофон не работал. Поднялись на одиннадцатый этаж. Петька молча указал Мише на дверь, за которой держали Лену. Миша побледнел как полотно и кивнул. Руки у него дрожали. Петька тем временем вынул из сумки большой ком грязной, слежавшейся ваты, добытой из старого матраца, отодвинул от двери коврик, бросил на каменный пол вату и быстро поджег. Вата начала тлеть, и от нее повалил довольно вонючий дым. Тогда он нажал на кнопку звонка и держал на ней палец, не отнимая.

Кто там? — раздался все тот же женский голос.

Тетенька, у вас дверь горит! Откройте скорее, дайте воды — отчаянно завопил Петька, однако не так громко, чтобы переполошились все соседи.

Господи! Что же это делается! — закричала женщина за дверью и распахнула ее. В то же мгновение Миша выкинул вперед руку с электрошоковым устройством, и женщина, как подкошенная, рухнула на пол. Петька с Мишей ворвались в квартиру, а Денис заранее приготовленным совком сгреб тлеющую вату, бросил в ванну и пустил на нее воду. Вонь была еще та, и он закашлялся.

Лена лежала на диване, одетая, и спала. Миша кинулся к ней, пощупал пульс, а потом сунул ей под нос ватку с нашатырём спиртом. Ноздри у нее задрожали, она поперхнулась, но паз не открыла.

— Вот сволочи! — сквозь зубы проговорил Миша.

— Миш, гляди, ампулы! — воскликнул Денис.

Действительно, на столе в кухне он обнаружил блюдечко с разбитой ампулой и ваткой.

Миша осторожно поднес ампулу к глазам.

Слава богу! — вздохнул он. — Просто снотворное. — Он осмотрел руки и ноги Лены. Следов уколов не было.

Они скорее всего ей эту прелесть в пищу подмешивали!

— Миша, надо срочно драпать! — поторопил его Петька.

Миша подхватил Лену на руки, но она обвисла, как мешок. Петька помог ему держать ее, и они втроем поспешили покинуть квартиру.

Нам лучше ее на ноги поставить и с двух сторон подхватить! — посоветовал Денис. — Они так ее вели! Это меньше будет бросаться в глаза!

Толково! — сказал Миша, и они с Петькой поставили Лену на ноги. В лифте они держали ее с двух сторон и так же вывели из лифта. Но ноги у Лены заплетались, и тащить ее было тяжело, несмотря на ее хрупкость. Однако им удалось беспрепятственно дотащить ее до машины и уложить на заднее сиденье. Голова ее покоилась на коленях Дениса.

Слушай, что я сообразил! — воскликнул вдруг Петька, когда они уже отъехали. — Нельзя ее сейчас везти к вам домой!

Почему? — удивился Миша.

Опасно! Притормози, Миш, надо все обсудить!

Миша резко затормозил.

Может, ты и прав, но… Куда ж мне с ней деться?

Ко мне нельзя! — сокрушенно проговорил Петька, вспомнив о «братцах-кроликах».

Поехали ко мне! — предложил Денис.

Нет, у вас дом крутой: там и охрана, и лифтерши — поехали к Лавре!

А если ее еще дома нет? — спросил Денис. — Хотя я сейчас ей звякну.

Денис выхватил из кармана сотовый телефон и быстро набрал номер.

Стае? Ты? Стае, очень важное дело! Мы нашли Лену! Как какую, Коршунову! Да, да, именно! С нами ее брат! Но домой мы ее не повезем! Можно привезти ее к вам?

Естественно! — закричал Стае. — Она в норме?

Нет! Спит! Ее снотворным глушили! Значит, мы через несколько минут будем! Пока!

Порядок! — удовлетворенно произнес Петька. — Лавря и первую помощь окажет, и накормит, и напоит, и вообще она…

Дай-ка мне на минутку свой телефон! — попросил Миша. — Надо два слова отцу сказать! Он же там с ума сходит! Алло! Папа, порядок! Только я тут сперва к друзьям заеду! Не волнуйся, все будет в порядке! Этим ребятам цены нет, папочка! Денис с Петькой переглянулись. Они были очень довольны. Стае уже ждал их у подъезда, и не успели они оглянуться, как он подхватил Лену на руки и почти бегом кинулся к лифту.

— Осторожнее! — крикнул Миша.

Но Стае даже не стал их дожидаться, вошел в лифт, умудрился нажать на кнопку, а на площадке уже поджидала Даша.

— Неси ее в мою комнату! — распорядилась она.

И вот все они собрались на Дашиной кухне. Миша сделал сестре два каких-то укола. Она даже ненадолго очнулась, узнала брата, и слабая улыбка появилась у нее на губах.

Мишка, ты? Мне такой ужасный сон приснился! — прошептала она и снова закрыла глаза.

Отлично! Просто здорово! — обрадовался Миша. — Утром она проснется, и все будет в норме! Вы потерпите ее до утра — обратился он к Даше.

Что за вопрос! — возмутилась Даша. — А может, ей надо дать кофе?

Утром — обязательно, а сейчас пусть себе спит! А мне можно тут остаться?

Конечно, только сейчас, мне кажется, вам нужно сбегать домой, рассказать все родителям! — посоветовала Даша.

— А мы тут приглядим за Леной!

Какая у вас потрясная компания! — воскликнул растроенный Миша. — У меня такой никогда не было! А жаль! Я по бегу и через часок вернусь, там еще маме придется оказывать неотложную помощь!

И Миша убежал, а вернувшись, сообщил, что завтра утром мама и Лена срочно уедут за границу. Безопасности ради он даже им, спасителям его сестры, не скажет, куда они поедут.

— Правильно! — одобрил Петька. — Мало ли что иной раз сгоряча ляпнешь!

Глава IX

Я ВАС ВСЕХ ПРИГЛАШУ!

Когда все немного успокоились, Даша позвонила Оле и все ей рассказала.

С ума сойти! Вот молодцы! Но как им повезло! И какая у Петьки интуиция!

Да, с этим делом у него все в порядке!

Даш, а я пока тоже время не теряю! Я нашла компьютерную программу «Улицы Москвы» и попытаюсь с ее помощью расшифровать остальные адреса схемы! Конечно, вариантов тут будет прорва, но все же… Тем более один адресок из схемы пригодился! Тут такое можно раскрутить!

А ты часом не хакер? — засмеялась Даша, очень мало смыслившая в компьютерах.

Нет, я не хакер, — засмеялась в ответ Оля, — но компьютер люблю. Думаю, может, к утру уже все будет готово!

Это было бы здорово!

И девочки простились до завтра.

Ну, что она говорит? — спросил Петька.

Что нашла программу «Улицы Москвы» и…

Гениально! — закричал Петька. — Как это мне самому в башку не вскочило! Вот дурак!

Все засмеялись.

Петь, а почему ты все-таки не хочешь обратиться в милицию? — спросил Стае.

Стасик, я думал, хоть ты меня поймешь! Ну, схватят этих «братцев-кроликов». А как можно доказать, что они вообще к этому причастны?

А схема?

Что схема? Нет, я хочу, чтобы мы сами все раскрутили… Это, может, самое интересное из всех наших дел… И потом…

И потом это опасно! — воскликнула Даша. — Мы же незнаем, сколько их, ну, возьмут братьев, а на свободе, может, самые главные останутся. По-моему, эти братцы просто шестерки, а главари останутся на свободе, даже если Петькины соседи все на себя возьмут…

Иными словами, мы начинаем новую операцию? — уточнил Денис.

Именно! — торжественно произнес Петька. — Новую операцию под кодовым названием «Тень»!

Почему «Тень»? — удивился Стае.

Потому что с завтрашнего дня я стану их тенью! — заявил Петька.

Интересно, а в школу ты вообще ходить не собираешься? — полюбопытствовал Стае…

Почему? Собираюсь, но все свободное время посвящу братьям.

Тогда лучше назвать операцию «Кролик», — предложила Даша.

Да ну, обойдемся без названий, — махнул рукой Петька. — Итак, в субботу они придут к нам в гости! И я попытаюсь с ними закорефаниться!

Петь, а ты позови меня в гости в субботу! — сказала вдруг Даша. — Лишняя пара глаз не помешает!

А что? Мне эта идея нравится! Моя мама к тебе хорошо относится!

Зачем тебе лезть на глаза бандитам? — рассердился Стае. — Тоже мне, во всякой бочке затычка! Никуда ты не пойдёшь!

— Еще чего? — вскипела Даша. — Стасик, не бери на себя много! Я этого не люблю! Мне даже мама ничего такого не запрещает. И потом, что могут они заподозрить? Пришла к Петьке школьная подружка.

Правда, Стае, тут ничего странного нет! Разве твои гости удивились бы, если бы к тебе пришла, допустим, Оля? — резонно спросил Денис.

Не знаю, может, вы и правы, — буркнул Стае. — А впрочем, делайте, что хотите, только на рожон не лезьте! Хотя, по-моему, глупость несусветная. Мужики придут в гости попить, поесть, расслабиться, за женщинами поухаживать. Что вы там надеетесь обнаружить? Станут они свою причастность к бандитам демонстрировать?

А, между прочим, когда они узнают об исчезновении Лены, могут так заволноваться, что и вовсе в гости не придут! — предположил Денис.

Петька внимательно на него уставился.

А что? Это мысль! Поглядим, какова будет их реакция! Это о многом может сказать!

О чем? О чем? — закричала Даша.

Ну, хотя бы о степени их вовлеченности в это дело! Если они просто шестерки, им может быть это совершенно безразлично! Ведь охрана не им была поручена! Очень важно выяснить, какова их роль в этой системе!

Хорошо, но тогда мы займемся проверкой адресов, которые расшифрует Оля! — сказал Денис. — Об этом ведь тоже забывать нельзя! Там могут томиться ни в чем не повинные люди!

— Это все так! Но главное для нас — поговорить с Леной, когда она очнется! — твердо произнесла Даша. — Как ее похитили, где, кто, где держали до сегодняшнего дня! Вот когда мы это узнаем, тогда и будем разрабатывать план операции! А сейчас еще просто рано!

Все согласились с Дашей. И вскоре разошлись по домам. Даша заглянула в свою комнату. Лена спала, и Миша уснул, сидя в кресле.

Как хорошо, — растрогалась Даша.

Да, повезло, просто фантастически повезло! — заметил Стае.

Теперь Ленка в тебя влюбится, — убежденно проговорила Даша.

Почему? — засмеялся Стае.

Ну как же! Женщины всегда влюбляются в своих спасителей!

Тогда ей придется влюбиться в Петьку!

Это вряд ли, — захохотала Даша. — Ну и денек! Пора спать ложиться. Обрати внимание, наши предки даже к нам не зашли!

Они попросту не вернулись! Отец ведь в ресторане сказал, что они на вечер приглашены куда-то в гости. А я, знаешь, что подумал: если мы действительно соберемся переезжать на Фрунзенскую, то ремонт в комнатах можем сделать сами. Ничего сложного. Белить потолки я умею, отец классно клеит обои. Покрасить окна и двери каждый дурак может, а сколько денег сэкономим!

Стасик, у меня тоже есть идея, — таинственным шепотом проговорила Даша, — я вот видела в газете объявление…

Какое?

Автобусный маршрут по Европе! И совсем недорого! Я думаю, они, когда вернутся из свадебного путешествия, просто не посмеют нам отказать. А представляешь, как было бы здорово? Столько стран можно повидать! И красота какая, особенно если поближе к Рождеству!

Дарья, поближе к их Рождеству не выйдет! Это же конец четверти, а наше Рождество они не празднуют! А вообще-то было бы здорово! Вена, Рим, Флоренция! Мечта! Надо обязательно выправить загранпаспорт, я же свой потерял.

Ну, я вообще-то имела в виду другой маршрут!

Какой?

Париж, Брюссель, Амстердам…

А! Так вот в чем дело! Цель путешествия — Бельгия! Суду все ясно! Юрочку повидать не терпится!

Даша густо покраснела.

Стасик!

Да ладно, сестренка! Я не возражаю! Париж — тоже не плохой городишко! Все! Пора спать! — Он ласково щелкнул Дашку по носу. — Обещаю, все, что от меня будет зависеть, я сделаю. И, думаю, на зимние каникулы мы таки поедем в путешествие!

Братик, я тебя обожаю! Ой, я, знаешь, что вспомнила! Под Новый год…

Исполнится год нашего знакомства! И мы неплохо отметим этот юбилей, путешествуя по Европе!

Утром Даша проснулась от телефонного звонка. Она схватила трубку.

— Алло!

Незнакомый мужской голос извиняющимся тоном произнёс.

Простите ради бога, можно попросить Мишу!

Мишу? — очумело переспросила Даша. — Какого Мишу?

Мишу Коршунова!

Ой! Я совсем забыла! Одну минутку!

Даша натянула халат и побежала в свою комнату.

Миша! Тебя к телефону! — Она протянула ему трубку.

А? Что? — проснулся Миша, и тут же открыла глаза Лена. И ничего не поняла. Удивленно уставилась на Дашу. Но взгляд у нее был вполне осмысленным, лицо было уже не таким бледным. Словом, это была прежняя Лена. Миша схватил трубку и выскочил из комнаты.

— Кто ты? — спросила Лена довольно слабым голосом. — Где это мы?

У меня! Я Даша Лаврецкая, сводная сестра Стаса Смирнина!

Но как мы сюда попали? Почему?

А ты ничего не помнишь?

Нет, хотя постой… Значит, это был не сон? Меня и вправду похитили? А Смирнин меня спас, да?

Нет, — решила сразу разочаровать ее Даша, — спас тебя, если хочешь знать, Петька Квитко из нашего класса!

Петька Квитко? Это такой шустрый парень с кудрявой шевелюрой?

Точно! Лена, ты хочешь есть?

Есть? Нет, но я ужасно хочу принять душ! Даша, помоги мне!

Даша довела Лену до ванной, принесла ей мамин халат и уселась в ванной на табуретку. Она боялась — вдруг Лене станет плохо! Через десять минут Даша отвела Лену в кухню. Хорошо, что сегодня суббота и не нужно идти в школу! И тут же появился Стае.

О! Ленка! Привет!

Привет, Стае! А где Миша?

Миша сейчас придет! Он в магазин побежал, за свежим хлебом! Лена, нам необходимо о многом тебя расспросить!

Стасик, — перебила его Даша, — сначала Лену надо накормить!

Нет, я отвечу на все вопросы! Это важно, да? А папа с мамой знают, что я уже…

Конечно, знают! Это твой папа звонил Мише!

Как они? Ужасно переволновались, да?

А ты как думаешь? Естественно! — ответил Стае. — Ну, если ты в силах, пока Миша не вернулся, может, расскажешь нам, как это случилось?

Конечно! Только потом вы мне расскажете, как меня нашли, ладно?

Обязательно! — пообещал Стае.

Да, так вот, в тот день я после школы поехала в Олимпийскую деревню. Там…

Знаем! Там конкурс красоты готовится…

Да, я ужасно хотела в нем участвовать… Мне там многие говорили, что у меня хорошие шансы… Я так мечтала победить в конкурсе. Тогда бы я стала совсем независимой от родителей, от мамы… у нее очень тяжелый характер… Она мне все запрещает… Ну, я думала, что таким образом вырвусь на свободу, ведь победительницам таких конкурсов предлагают всякие выгодные контракты, рекламные турне… А мама требовала, чтобы я непременно поступила в МГТУ. А я не могу, я точные науки просто ненавижу!

А что такое МГТУ? — полюбопытствовала Даша.

Московский Государственный Технический Университет.

Какой ужас! — искренне посочувствовала Лене Даша. — Ну, а дальше что?

Ничего особенного! Мы там занимались ритмикой, нас учили правильно двигаться, делать макияж, словом, все было так интересно! А потом я вышла, за мной должен был Мишка заехать, он один знал о моих планах. Но его еще не было, он опаздывал. И вдруг подходит ко мне женщина, такая красивая, холеная, и спрашивает, собираюсь ли я участвовать в конкурсе. Я сказала, что да. А она говорит, что хочет взять у меня интервью для какого-то женского журнала. Мне сперва ужасно захотелось — подумать только, интервью, — а потом я решила, что раньше времени это может оказаться дурной приметой! И отказалась. Тогда она говорит, что уважает это мое решение и верит, что я смогу победить, а потому, на всякий случай, хочет меня сфотографировать — чтобы у нее была моя фотография до конкурса, так сказать, черновая, — вот прямо сейчас, как есть. «Давай отойдем в сторонку, и я тебя щелкну, только надо, говорит, чуть-чуть подвести глаза. И вытаскивает из сумочки карандаш для глаз, сама подводит мне глаза, а потом говорит — нет, так хуже! Надо стереть! И достает из сумки салфетку… А дальше — ничего!

Как? — всплеснула руками Даша.

Просто я, наверное, потеряла сознание! А потом…

Ты не запомнила запаха? — спросил давно уже вернувшийся Миша.

Какого запаха?

Чем пахла салфетка? Эфиром? Хлороформом?

Понятия не имею!

Ну, а дальше что? — в нетерпении спросил Стае.

А дальше я плохо помню, я почти все время спала… Несколько раз я просыпалась, они давали мне какую-то еду и обязательно большой стакан сока, он был всегда яблочный и с немного странным вкусом…

Значит, они подсыпали ей снотворное в сок! — сообразила Даша.

Лена, а ты помнишь, как тебя перевозили с квартиры на квартиру?

Меня? Нет, меня не перевозили! Я бы помнила!

Да если бы тебя не перевозили, ты бы еще спала, как убитый сурок! — хмыкнула Даша. — Петька с Денисом именно тогда тебя и заметили! — сообщила Даша.

Пожалуйста, расскажите, как все было! — взмолилась Лена.

Погоди, Леночка, — ласково сказал Миша, — сперва поешь и обязательно выпей кофе!

Мишка, я кофе не люблю, — капризно проговорила Лена.

Это неважно, выпей его как лекарство! — твердо потребовал Миша. — Кстати, ты сегодня уезжаешь!

Уезжаю? Куда?

Летишь с мамой на юг, за границу, будешь жить у моря, купаться, есть фрукты, словом, набираться сил!

С мамой? Миш, разве я так сил наберусь? Наоборот! Нет, я с мамой вдвоем не поеду! А потом, как же конкурс? Я так о нем мечтала! А школа?

Ленка, без разговоров. Так надо! Иначе у папы будут не приятности!

Что ж делать? — всхлипнула Лена. — Придется поехать. А я хоть с папой до отъезда увижусь?

Не знаю, как получится! А пока побудешь здесь! Так безопаснее!

Господи, неужели это еще не кончилось?

Вот как сядешь в самолет, так все и кончится! — утешил ее брат.

Миш, может, ваш папа придет сюда — повидаться с Леной? — тихо спросила Даша.

А можно?

Конечно!

— Тогда я за ним сбегаю!

Когда все позавтракали, Даша со Стасом подробно рассказали Лене историю ее чудесного освобождения. Потом позвонил из автомата Миша и сообщил, что отца сейчас нет дома, но он его непременно дождется, а пока будет пытаться найти его по пейджеру и мобильному телефону.

Миш, а они звонили? — тихо спросила Даша.

Да! И перенесли встречу на завтра! Значит, пока ничего о Ленке не знают! Или надеются до завтра ее найти! Может, мы попробуем хотя бы узнать, кто они?

Миш, но ведь, если Лена не найдется, они на контакт не пойдут!

Ох, да! Верно!

Поговорив с Мишей, Даша спросила у Лены:

Слушай, а ты эту журналистку узнала бы?

Конечно! Она такая эффектная женщина…

Знаешь, я сейчас попробую записать ее приметы, на всякий случай! — Даша взяла блокнот и ручку. — Давай, говори!

Она со мной примерно одного роста…

Ага, высокая, значит… Так и запишем! Высокая! Цвет волос?

Каштановые, вьющиеся, распущены по плечам!

Отлично! Цвет глаз?

Я не помню, может быть, карие… Нет, не помню!

А нос?

Что нос?

Нос какой — тонкий, длинный, с горбинкой, курносый?

Тонкий, пожалуй, горбинки нет, а вот ноздри… Очень красивые, породистые… нервные…

Отлично! Ты молодец, Лена. А руки?

Руки тоже породистые, с длинными пальцами, и ногти еще очень красивые, длинные, наверное, не свои… Теперь ведь ногти наращивают! И еще губы у нее пухлые, красной помадой накрашенные. Очень модная женщина. А одета она была…

Ну, это несущественно, она же переодевается… — заметил Стае.

Нет, Лена, все-таки скажи, как она была одета, какая-нибудь деталь может оказаться очень важной. Я вот когда читала про Асю и Мотьку, так они преступницу по брошке в виде крокодильчика опознали! — закричала Даша. — Стае, не лезь! Говори, Леночка!

Брошек на ней никаких не было, это я точно помню, а из украшений — на пальце очень красивое кольцо с голубым камнем, наверное, это аквамарин. Костюм на ней был брючный, явно дорогой, светло-серый, а туфли — без каблуков, черные лодочки, и большая черная сумка через плечо!

Ну что ж! Это уже портрет! — заключила Даша. — Ты очень здорово все запомнила, молодчина!

Через некоторое время вернулся Миша и сказал: отец подозревает, что за ним следят, и потому не придет сюда. Но он через неделю присоединится к жене и дочери. А сейчас пусть Лена переоденется, он ей все принес, и они поедут в аэропорт! С мамой встретятся уже там.

Лена быстро переоделась. «Да, она все-таки действительно очень красивая, — подумала Даша. — И наверняка победила бы в любом конкурсе! Одна фигура чего стоит! Как хорошо, что удалось ее спасти! Молодец, Петька! Классный парень! Настоящий надежный друг!»

Лена сердечно простилась со Стасом и Дашей, просила передать ее искреннюю благодарность Петьке и Денису.

— Когда вернусь, закатим грандиозный праздник! Всех вас приглашу! Обязательно!

Глава X

ВЕЧЕРИНКА С ПЕСНЯМИ

В субботу утром Петька очень активно помогал маме на кухне. Прокручивал на мясорубке мясо для пирога, точил ножи, тер хрен для заливной рыбы и даже резал лук. Светлана Петровна была в восторге.

Петечка, каким же ты можешь быть хорошим!

Почему могу? Я вообще неплохой!

Ты у меня чистое золото! Помощник — каких еще поискать, руки золотые, — чуть не плакала от умиления мама.

И Петька решил брать ее, что называется, тепленькой.

— Мам, у меня к тебе маленькая просьба!

Какая, Петечка?

Можно я сегодня вечером приглашу к нам Дашу?

Дашу? С чего это вдруг?

Ну, понимаешь, у нее сейчас такая ситуация… Мама замуж выходит, и ей, по-моему, грустно, одиноко…

У Светланы Петровны слезы закапали в тесто. У ее мальчика не только руки, но и сердце золотое.

Конечно, конечно, Петенька, обязательно позови Дашу!

Правда, мам, пусть она отдохнет, поест твоих пирогов, а то она, знаешь, как вламывает на всю семью!

Петечка, я же сказала — пусть приходит! Я буду очень рада, Даша — девочка воспитанная, из хорошей семьи, кому она помешает!

Спасибо, мама!

Улучив момент, он побежал к себе и позвонил Даше.

Лаврецкая, порядок! — зашептал он в трубку. — Приглашение на бал получено! Так что к шести часам ждем!

Отлично! — обрадовалась Даша и рассказала ему все, что произошло сегодня утром.

Петька немного расстроился, что не удалось лично выслушать благодарность от спасенной красавицы, но не признался в этом даже самому себе.

Часов в одиннадцать к Даше прибежала Оля с результатами своей работы на компьютере. На каждое сокращение в схеме компьютер вьдал множество возможных вариантов. Просмотрев их, Стае присвистнул:

Да, тут работки… На полгода хватит! Пока все эти варианты проверишь… Безнадега!

А что ты предлагаешь? — запальчиво спросила Даша.

По-моему, стоит попытаться найти эту журналистку, если она, конечно, журналистка! — предложил Стае.

Какую журналистку? — заинтересовалась Оля.

Даша показала ей составленный с помощью Лены портрет женщины, похитившей Лену.

— Но где же мы будем ее искать? — растерялась Оля. — Иголка в стогу сена!

— Ну, это как раз не очень сложно! — заметил Стае. — Если она крутится вокруг конкурса…

А по-моему, главное, понять, по какому принципу они крадут людей, тогда бы мы могли…

Ну, принцип более или менее ясен, — пожал плечами Стае. — Наличие богатых родителей!

Значит, ты думаешь, что конкурс красоты — это просто случайность? Просто там удобнее было похитить Лену? — спросила Оля.

Думаю, да.

И все-таки попытаться стоит! В понедельник обязательно туда смотаемся! — заявила Даша.

Погоди, ты же сегодня познакомишься с главными участниками! — напомнил ей Стае. — Прислушивайся повнимательнее ко всем разговорам, не всплывет ли вдруг где-нибудь этот конкурс. Мало ли, вдруг один из «кроликов» западет на подругу Петькиной мамы и пригласит ее на конкурс! Все может быть!

Днем Даша сбегала к метро и купила у старушки букет желтых и лиловых астр — в подарок Петькиной маме.

Стасик, как ты думаешь, что мне надеть?

Господи, да какая разница?

Братишка, ты ничего не понимаешь! От того, как женщина одета, очень многое зависит!

Постой, ты идешь на задание или на свиданку?

Бабушка говорит — женщина всегда должна быть готова к встрече!

К какой встрече? — рассеянно спросил Стае, углубившийся в газету.

К главной встрече в ее жизни!

Чего-чего? — заржал Стае, отрываясь от газеты. — Ты что, надеешься там встретить идеального возлюбленного? У Петьки? Так, кроме Петьки, там никого не будет, подходящего тебе по возрасту. И потом, насколько я понимаю, ты своего принца уже встретила, хоть он тебе и не пишет!

Стае! — топнула ногой Даша. — Не строй из себя дурака! Ты все прекрасно понимаешь. Посмотри, вот это подойдет?

Даша надела свой любимый костюм с матроской.

Очень даже! В высшей степени благонравный вид, хоть и с мини-юбкой. Петькина мама наверняка одобрит.

Это тоже очень важно!

Еще бы! Придет девочка из хорошей семьи, в матросочке и с цветами. С сегодняшнего вечера Петькина мама… Кстати, как ее имя-отчество?

Светлана Петровна!

С сегодняшнего вечера Светлана Петровна будет просто мечтать о такой невестке!

Бац — и в голову Стаса полетела подушка с дивана.

— Сестренка, давай, давай, выплесни всю агрессивность на меня, чтобы предстать перед будущей свекровью просто ангелом в мини-юбке! Уверен, Петька все равно возьмет тебя измором. И обязательно на тебе женится. Бедный мальчик! Ой, сестренка, хватит, пожалей бедного братика! — Стае поймал очередную подушку и с силой швырнул обратно. Подушка угодила прямо в вазу на журнальном столике.

— Ой! Теперь твоя мама будет ругаться!

Еще как! Она обожала эту вазочку! — засмеялась Даша. — Не умеешь кидать подушки — не берись! — И она побежала за совком и веником.

Ерунда! Куплю Саше другую! Подумаешь, невидаль!

Только без меня не ходи! А то такое купишь…

Что, я уже и вазочку купить не в состоянии? — оскорбился Стае.

Вазочку? Конечно, не в состоянии! В вазочках надо разбираться, а ты купишь какую-нибудь пакость, — смеялась Даша.

Почему это? Что я, безвкусный дурак?

Дурак? А разве я сказала, что ты дурак?

Так, значит, я безвкусный?

Есть маленько!

Да! И что же я такого безвкусного купил?

А помнишь, летом ты бабушке на день рождения чашку подарил?

Она безвкусная? — испугался Стае.

Ужасно!

Но твоя бабушка сказала: «Какая прелесть», — напомнил Стае.

Бабушка у меня хорошо воспитана! Разве ж она могла сказать: «Какая гадость!»

Хорошо, я безвкусный! Очень может быть! Но тогда за каким чертом ты пристаешь ко мне со своими шмотками? Надевай что хочешь по своему безупречному вкусу и ступай к Петьке. А меня оставь в покое!

И, хлопнув дверью, Стае ушел к себе в комнату. Какая-то пигалица будет его унижать!

Дашка побежала за ним.

Стасик, не обижайся! Я давно хотела тебе сказать про ту чашку, но все случая не было. Ты не сердись. Кто же тебе, кроме меня, такое скажет? Ну, не злись, братик!

Как ты думаешь, Саша заметит, что вазочка разбилась?

Заметит, ну и что? Я скажу, что это я разбила!

Нет уж! Скажи как есть! А такую точно можно купить?

Вряд ли! Она старинная была!

Старинная? Дорогая очень?

Да ладно, Стае, не бери в голову! В конце концов это просто черепушка! Фиг с ней!

Тут позвонил Петька и сказал, что уже пора идти в гости. Даша глянула на часы. Без пяти шесть.

— Ой, Стасик, я побежала!

Она схватила букет и в дверях столкнулась с мамой.

Данчик, ты куда это мчишься? С цветами?

К Петьке! В гости!

А цветы тоже Петьке? — удивилась мама.

Цветы его маме!

У них какое-то торжество?

Нет, просто гости, и Петька меня позвал!

А Стасик?

А Стасика не позвали! — рассмеялся Стае. — Он там лишний! Саша, вы знаете, я случайно разбил вашу вазу…

Какую вазу?

Которая тут, на столике, стояла!

Разбил? И слава богу. Я ее терпеть не могла!

Ну, Дарья, погоди! — кинулся вслед за нею Стае, но ее уже и след простыл.

В квартире Квитко был нарядно накрыт стол.

О, сколько всего вкусного! — мечтательно проговорила Даша.

Пошли пока ко мне, — тихо сказал Петька. — Знаешь, как я сегодня горбатился, ужас просто! Можно сказать, кулинарный техникум окончил!

А они придут?

Вроде да!

Петь, а ты случайно у них никогда такую женщину не встречал? — Даша достала из сумочки листок с приметами «журналистки».

Откуда это?

Со слов Лены.

Петька внимательно изучил Дашины записи.

Черт его знает, но, вроде бы, не видел. Хотя, почему-то мне кажется, я все-таки эту бабу знаю…

Откуда?

Не пойму… Слушай, а может, она телевизионная журналистка? Может, я по телику ее видал?

Телевизионная? А зачем ей людей красть?

А газетной журналистке зачем? Все затем же, бабки нужны!

Бред какой-то!

Ничего не бред! С этими конкурсами всегда криминалу не оберешься! Но все же это описание — неплохая зацепка, очень даже неплохая…

В этот момент в дверь позвонили. Петька выглянул.

Таня пришла! Которую сватать будут!

А! А еще кого ждем? Только «кроликов»?

Нет, еще придет Инга, тоже мамина подруга, с мужем. Лавря, давай заранее решим, кто за кем следить будет! Давай, я за старшим, а ты за младшим, чтобы внимание не рассеивалось!

Но они что-то могут заподозрить!

Лавря, не смеши меня! С нашим-то опытом?

В дверь постучали.

Войдите! — крикнул Петька.

В дверях стояла женщина, лет тридцати пяти, очень милая, веселая.

Пьетро, привет! О, у тебя подружка в гостях? Будем знакомы! Я Татьяна, а ты?

Я Дарья!

— Дарья? Значит, Даша! Очень приятно! — И она протянула Даше руку.

«Какая милая, — подумала Даша. — И ее будут сватать с этими преступниками? Надо надеяться — ничего из этого сватовства не получится».

Пьетро, а почему это твоя мамаша вдруг пир закатить решила? — полюбопытствовала Татьяна, усаживаясь в кресло.

— Она там на кухне священнодействует, меня прогнала, а папа твой так углубился в кроссворд… Так что мы празднуем?

Как что? День города! Москве восемьсот пятьдесят лет — не шутка! Вся Москва празднует, а мама говорит: давно гостей не звала!

Понятно! А кто еще будет?

Еще? Инга с мужем и наши соседи!

Гнатюки?

Нет! Гнатюки в Америке! А квартиру сдали, вот соседи эти новые и придут.

А что, симпатичные люди?

— Не знаю, я с ними мало знаком.

Тут опять в дверь позвонили.

— О! Это Ингуля! — воскликнула Татьяна и выбежала в прихожую.

Петь, это ее они сватать собираются?

— Ага!

Глупость какая!

Лавря, нам сейчас не до лирики. Главное, чтобы «кролики» пришли!

Они, кстати, запаздывают! Некрасиво, когда первый раз идешь в незнакомый дом…

Прошло еще минут пятнадцать. Соседей не было. Петька занервничал.

Светик, давай за стол садиться, — раздался громкий голос Игоря Алексеевича. — Не будем никого ждать. Похоже, они не придут!

Кошмар! — прошептал Петька. — Столько усилий — и все зря?

Но тут опять в дверь позвонили.

— Они!

Петька бросился открывать. Даша пошла за ним. В дверях стояли двое мужчин, действительно очень похожих друг на друга. В руках один держал букет гладиолусов, а второй — огромную круглую коробку с тортом.

Соседи дорогие, извините за опоздание! — улыбнулся тот, что с букетом. — Но у нас уважительная причина! Кто-то залез в квартиру! Вы, кстати, ничего не слышали?

Залез в квартиру? — всплеснула руками Светлана Петровна. — Когда?

Да вот, мы с утра уехали по делам, а вернулись… Дверь в полном порядке, а в квартире кавардак! Как будто что-то искали!

А украли-то много? — полюбопытствовал Игорь Алексеевич.

Ничего не украли, в том-то и дело! Хотя могли бы — там нас и компьютер, и факс, и ксерокс…

Не украли и слава богу! Такое счастливое событие надо думыть! За стол, за стол! — потребовала Светлана Петровна.

— Но для начала познакомьтесь! Это — Эдуард Николаевич, это — Максим Николаевич, наши новые соседи, прошу любить и жаловать! А это моя подруга Танечка, моя подруга Инга и ее супруг, Антон Владимирович! Познакомились? Ну и чудненько! За стол! Петя, Даша, за стол!

В сутолоке Даша отвела Петьку в сторонку.

Твоих рук дело? — сурово спросила она.

Что? Ты о чем? — опешил Петька.

Ты к ним лазил?

Да ты что, сдурела? Я бы уж если полез, они бы этого не заметили! Нет, к ним кто-то другой сунулся. Вот интересно, что же там искали?

Дашенька, Петя! Ну что же вы! Вот сюда садитесь, рядышком! Петя, ухаживай за Дашей!

Лавря, налетай! Чего тебе положить? Оливье будешь?

Все буду! Я жутко голодная!

К счастью, оба брата оказались напротив. Татьяна сидела между ними. Лицо у нее было сердитое. Кажется, она поняла замысел подруги. А братья Николаевичи наперебой ухаживали за милой женщиной, и мало-помалу она оттаяла. Однако ничего подозрительного в поведении братьев не было. Они с удовольствием ели и пили, оживленно участвовали в общем разговоре. Словом — душки да и только. Если не знать об их подвигах, можно подумать: вполне порядочные люди. Наконец Таня стала явно отдавать предпочтение старшему из братьев, Эдуарду Николаевичу. Они уже оживленно о чем-то болтали, Даше не всегда удавалось их расслышать. Впрочем, ее объектом был Максим Николаевич. Который, заметив взаимное расположение брата и Татьяны, казалось, ничуть не расстроился, а приналег на угощение, время от времени отвечая на вопросы Инги и хозяйки дома.

А я гляжу, вы ничуть и не расстроились, что к вам кто-то залез! Мне бы это было ужасно неприятно, — заметила Инга.

— Но как они к вам попали? Замки в порядке?

Да, но мало ли кто мог сделать копию ключей! Замки-то мы не поменяли, а теперь придется это сделать!

Между прочим, у нас тоже есть ключи от вашей квартиры, — нахмурилась вдруг Светлана Петровна. — Надо посмотреть, не взял ли их кто?

Да что вы, голубушка, у нас и мыслей таких нет. Мы же видим, с кем дело имеем! — запротестовал Эдуард Николаевич.

Но Светлана Петровна все-таки вылезла из-за стола и побежала в прихожую, где на гвоздиках висели ключи.

— Вот они! Тут на месте! — с облегчением возвестила она и даже продемонстрировала ключи.

Петька сидел ни жив ни мертв! Только бы они не сунулись на балкон. Ведь если они обнаружат выпиленную перегородку… «Не признаюсь! От всего буду отпираться! — решил он. — Доказать все равно ничего нельзя! Да и не полезут они на балкон, дверь-то балконная заперта! Значит, оттуда они никакой опасности ждать не станут! Интересно все же, кто и что там искал?»

Ужин шел своим чередом, но ни Петька, ни Даша не обнаружили ровным счетом ничего подозрительного. Перед чаем Петька вывел Дашу на балкон.

Ну, что скажешь? — спросил он.

Ничего не скажу. Только то, что сватовство вроде было небесполезное. Но мне Таню жалко. Зачем ей этот бандит? Придется нам как-нибудь это дело поломать!

Вот черт, у баб только одно на уме! При чем тут сватовство? Это всего лишь повод! А мне смертельно хочется узнать, что же там у них искали?

Хочется, перехочется! Думай сам, ты же там был!

Ну и что? Я все, что нашел, отксерил! Ни одной бумажки не спер!

А схема?

Что схема? Это тоже ксерокопия!

А оригинал?

Оригинал я положил туда, где взял, в нижний ящик стола!

Слушай, Петька, мне почему-то кажется, что это как-то связано с исчезновением Лены, — прошептала Даша.

Что связано?

То, что к ним залезли…

Почему?

Я думаю так — им стало известно, что Лену освободили…

А я вот думаю… мне надо туда опять слазить!

Куда? — не на шутку перепугалась Даша.

К ним!

Зачем?

Проверить!

— Что?

На месте ли схема!

Какая тебе разница?

Понимаешь, я сейчас сообразил… кажется, я сунул эту схему в левый нижний ящик, а она, вроде бы, лежала — в правом! Если она там и сейчас лежит, то, значит, там искали что-то другое… А вот если нет… Вот что, Лавря, ты тут последи, чтобы…

Петька, не вздумай! — шепотом закричала Даша.

— Ерунда! Более удобного случая просто и быть не может!

Но только он сделал шаг к двери, как Эдуард Николаевич поднялся из-за стола.

— Эдик, куда? — воскликнула Светлана Петровна.

— За гитарой, моя прекрасная! За гитарой! Танечка просила спеть, а слово дамы — закон! — чуть заплетающимся языком произнес старший братец.

И, пошатываясь, двинулся к двери.

— Петя! — позвала Светлана Петровна. — Пойди с Эдуардом Николаевичем, а то он там сядет на диванчик и заснет!

— Верно, Петя! Пошли со мной, — обрадовался Эдуард Николаевич, — будешь моим поводырем! А то после всех волнений такое угощение, красивая женщина и спиртные напитки — это кого хочешь с ног свалит! Но я еще ого-го! Подставляй плечо, Петруша!

Петька восторженно подмигнул Даше. Вот это удача! Всем удачам — удача! Наверняка Эдуард Николаевич дома наведается в туалет, и он, Петька, успеет проверить правый нижний ящик письменного стола.

Именно так все и произошло. Едва переступив порог квартиры, Эдуард Николаевич сказал:

Петя, будь другом, подожди, я зайду кое-куда, а ты меня дождись, непременно дождись!

Обязательно, Эдуард Николаевич!

Услыхав, как закрылась дверь уборной, Петька бросился к столу. Выдвинул нижний правый ящик и мгновенно проглядел тонкую стопочку бумаг, лежавших там. Схемы не было. На всякий случай он заглянул и в левый нижний ящик. Схемы и там не было. Он прислушался. Все было тихо. Заснул он там, что ли? Но тут до него донесся шум спускаемой воды. Петька бросился в кресло и принял вполне благонравную позу.

Петя, извини, друг, но мне надо голову освежить!

А как вы собираетесь ее освежать? — полюбопытствовал Петька.

Суну под кран! Подожди еще чуток, ладно?

Конечно!

Вот и молодец, хороший мальчик!

Едва Эдуард Николаевич скрылся в ванной, как Петька вновь очутился у письменного стола и проверил все шесть ящиков. Схема исчезла.

Очень интересно! А ведь братцы совсем не похожи на людей, у которых украли что-то важное.

Тут из ванны вышел Эдуард Николаевич с полотенцем на голове.

Уф, совсем другое дело! Сразу протрезвел! Сейчас вытру остатки шевелюры — и пойдем! Ты на гитаре играешь?

Нет!

Хочешь, научу?

Очень! — возликовал Петька. Вот он, случай закорешиться с новыми соседями. То есть именно то, что нужно.

А слух у тебя есть?

Не очень…

Не беда! А ну-ка повтори за мной: «Утро туманное, утро седое…»

«Утро туманное, утро седое…» — старательно пропел Петька.

Не катастрофа! — решил Эдуард Николаевич. — Если будешь слушать много музыки, слух разовьется, до известного предела, конечно, но тебе же не на сцену…

Это уж точно! Мне так, для компании…

А для компании сойдет! Ну что, пошли назад, к дамам?

Пошли!

Эдуард Николаевич взял гитару.

Кстати, должен заметить, так сказать, по-мужски, вкус у тебя отменный!

Вы про что? — не понял Петька.

— Про девочку твою! Хорошенькая, а главное, с перчиком!

Петька промолчал, он не знал, как на это реагировать.

Они вернулись к столу. Петька сел рядом с Дашей и подшумок прошептал:

— Ее там нет. Нигде.

Даша кивнула.

Между тем Эдуард Николаевич начал петь. У него оказался приятный тенорок, пел он очень музыкально, и вскоре все стали подпевать ему. Светлана Петровна была в полном восторге. Таня смотрела на Эдуарда Николаевича с явным интересом, а остальные просто откровенно наслаждались старыми любимыми песнями и возможностью самим попеть, невзирая на отсутствие голоса и слуха. Словом, вечеринка удалась. Но, похоже, это затягивалось надолго.

— Петь, мне, наверное, пора, — нерешительно прошептала Даша.

Петька глянул на часы и ахнул. Был уже двенадцатый час. Время пролетело незаметно.

Да, наверное, уже ничего не будет. Я тебя провожу. — Он подошел к маме и шепнул: — Мам, я пойду Дашу провожу, а то поздно уже!

Хорошо, — шепнула в ответ Светлана Петровна, — только не задерживайся, а то я буду волноваться! Может, послать с вами папу?

Еще чего! — возмутился Петька.

Ладно, сыночек, иди!

Мам, мы прощаться не будем, а то настроение собьем!

Хорошо! Даше привет!

Они на цыпочках вышли из комнаты.

Улов, прямо скажем, небогатый! — разочарованно протянула Даша.

Не скажи! Он пообещал научить меня играть на гитаре! Это обнадеживает!

Уже на улице Даша спросила:

Петь, как ты думаешь, кому же эта схема понадобилась, если эти братцы действительно главари какой-то шайки?

Могла понадобиться их конкурентам, к примеру, или же кому-то из их же компашки, кто решил, например, их заложить или же отпочковаться и действовать самостоятельно. Похищение людей сейчас очень выгодное дело!

Может быть… Но, знаешь, по-моему, они какие-то не достаточно крутые для такого дела… Сам посуди! Квартиру снимают, машина у них корейская, офиса нет, да и весь прикид какой-то не такой… И вообще, не похожи они на людей, у которых сегодня украли что-то важное, да еще и выгодное дельце сорвалось! Что-то тут не то!

А схема? И потом, они, как мне кажется, неудавшиеся актеры, которые занялись шоу-бизнесом. Таланта для сцены не хватило, а в жизни они прекрасно могут сыграть все, что угодно, чтобы не навлечь на себя подозрений! Ничего, я их выведу на чистую воду! А вообще… Жалко, что мы сегодняшний вечер на них потратили, могли бы на Воробьевы горы смотаться, поглядеть, чего там Жан-Мишель Жарр удумал! А давай завтра пойдем погуляем! Жалко такие денечки упускать — все — таки 850-летие Москвы бывает только раз в восемьсот пятьдесят лет!

Это точно! — засмеялась Даша, освобождаясь от напряжения сегодняшнего дня. — Смотри, Петь, это Стасик!

Действительно, им навстречу шел Стае.

Стасик, ты куда?

Как куда? Тебя встречать! Поздно уже! Сколько можно!

Стае, но ты же знал, что я провожу Лаврю! — оскорбился Петька.

Все равно, мне просто было тревожно! И родители волнуются!

Они, что ли, дома?

Как ни странно! Собрались куда-нибудь поехать, чего-нибудь поглядеть, но поздно, повсюду уже кордоны стояли, вот они и вернулись ни с чем! Ну все, Петро, можешь быть свободен! Да, я же не спросил, как успехи?

К братцам сегодня кто-то забрался в квартиру, все там вверх дном перевернул, явно что-то искали и, похоже, нашли!

— Что?

— Я думаю, нашу схему! Ее там больше нет!

Глава XI

ВОСКРЕСНЫЙ ЗАВТРАК

Проснувшись утром, Даша вспомнила вчерашнюю вечеринку и глубоко задумалась. «Братцы-кролики» не показались ей преступниками, но это, конечно же, ничего не значит. Меж-лу прочим, чем обаятельнее преступник, тем труднее поверить его виновность. Это очевидно. И потом, какие могут быть сомнения, если именно по найденной у них схеме удалось найти Лену? А вчера вот и к ним кто-то забрался, не попытавшись даже инсценировать банальное ограбление. Хоть бы для виду тго-нибудь сперли! Так нет, там явно что-то искали и, по-видимому, действовали непрофессионалы… Профессионал сумел бы замести следы… Следы… Вот следов-то как раз и нет…

Зазвонил телефон. Даша схватила трубку.

Даш, — раздался голос Оли. — Я тебя не разбудила?

Нет, я уже не сплю, просто валяюсь.

Ну что вчера было?

Да ничего особенного, если не считать, что к братцам в квартиру кто-то забрался и что-то искал.

Правда?

Ну, конечно! А так больше ничего, люди как люди, скорее даже симпатичные. Один здорово поет под гитару и обещал Петьке, что научит его играть.

Значит, Петька все-таки своего добился, влез к ним в доверие?

Это да.

Даш, какие планы на сегодня?

Пока никаких. Хотя вообще-то собирались с Петькой пойти пошляться, праздник как-никак!

Я с вами, можно?

Что за вопрос!

Понимаешь, мне для начала хотелось бы поговорить с тобой с глазу на глаз.

О чем?

Не хочется по телефону…

Тогда подваливай ко мне. Стасик еще дрыхнет и, если его не будить, продрыхнет еще часа два, самое меньшее, так что мы с тобой успеем наговориться.

А Петька когда придет?

Не знаю, мы еще не договаривались. Но, думаю, не так скоро. У них вчера гулянка, наверное, поздно кончилась. А бабушка не удивится, что ты в такую рань куда-то идешь?

Вообще-то может, — задумалась Оля.

Тогда скажи ей, что я тебя на воскресный завтрак пригласила!

Правильно! — обрадовалась Оля. — Тем более что я еще не завтракала!

Вот и хорошо, позавтракаем вместе, и таким образом ты даже ни капельки бабушке не наврешь!

— Тогда бегу!

— Жду!

Даша вскочила и побежала на кухню. Заглянула в холодильник. О! Мама вчера в ее отсутствие здорово загрузила холодильник, и накормить завтраком можно было хоть целый класс.

Вскоре явилась Оля. Вид у нее был несколько смущенный.

— Привет!

— Привет, подружка! Пошли на кухню. Ты чего пить будешь? Чай, кофе, какао?

Чай! Ох, Дашка, ты уже и стол накрыла! А как красиво! Неужели для меня?

Естественно, как говорит Стасик. Это меня бабушка уже давно научила. Она всегда твердит, что за красиво накрытым столом пища лучше усваивается. Она даже, когда одна, себе самой все красиво сервирует. Ой, как же я по ней соскучилась, ужас просто! Ну, так что там у тебя?

Даш, ты помнишь тот телефонный разговор в лифте, который Петька подслушал?

— Ну?

Этот тип еще сказал, что в их доме живет мать какого-то клиента?

Ну так что?

А то, что этой матерью вполне может быть моя бабушка!

Почему? — поразилась Даша. — С какого перепугу?

С какого… Ты говоришь, они шоу-бизнесом занимаются?

Не я, а Петька, — уточнила Даша.

Неважно, — махнула рукой Оля. — Мне сегодня ночью это в голову стукнуло! Ведь мой папа — очень известный эстрадный певец, Алексей Нежданов.

Что? Нежданов — твой папа? А почему же ты Жукова?

Это мама так решила. Жукова — ее девичья фамилия, и в школу меня записали как Жукову, чтобы «не возбуждать не здоровый интерес», как выражается мама.

Обалдеть! Надо же! Я обожаю Нежданова! У меня есть его диски! Он так здорово поет!

Алексей Нежданов был весьма популярным исполнителем песен и романсов. У него был прекрасный лирический баритон и обаятельная внешность.

Олька, а почему ты до сих пор молчала?

Ну… не хотелось говорить, а вдруг ты подумала бы, что я хвастаюсь?

Вот глупость какая!

Даш, только, пожалуйста, в школе никому не говори, ладно?

Ладно, не скажу, — пожала плечами Даша. — Хотя не вижу в этом ничего стыдного.

Даш, пожалуйста!

Обещаю, никому ни слова! Даже Стасу и Петьке не скажу!

Спасибо! Сейчас папа гастролирует в Испании, у него большой успех, а потом они там останутся на две недели отдохнуть, поэтому я пока спокойна, а вообще… Ты вспомни, в схеме есть наш адрес, «в этом доме живет мать клиента…» Не слишком ли много совпадений?

И что ты хочешь сказать? — вдруг похолодела Даша. — Что тебя тоже могут похитить, как Лену?

Не исключено!

Олька! Какой кошмар! Что же делать? — запаниковала Даша. — Надо сообщить в милицию!

А что толку? Ничего же доказать нельзя, одни сплошные догадки и предположения!

Ни фига себе предположения! Лену-то похитили!

А кто это может доказать? Особенно теперь, когда Лену увезли неведомо куда? Да и отец ее побоится связываться с этими типами!

Но что же делать?

Выход только один — как можно скорее вывести этих бандитов на чистую воду! Поймать, как говорится, с поличным, когда они уже не смогут отпереться!

И ты не боишься? — поразилась Даша.

Конечно, боюсь! Что я, рыжая?

— Не то чтобы рыжая, но рыжеватая, — засмеялась Даша.

Оля улыбнулась.

Рыжеватая не в счет! Нет, Дашка, я боюсь, еще как боюсь, но, пока родители за границей, вряд ли они меня похитят… И потом два похищения в одном микрорайоне, да еще второе в том же доме, где они сами живут… Это вряд ли.

Соображаешь! — кивнула Даша.

Но нам сейчас надо действовать по всем направлениям! И на конкурс заглянуть, и адреса попробовать найти…

Адреса? Но их там чертова уйма!

Нет, мы будем искать только два оставшихся адреса в кружочках!

Даша принесла Олины листки.

Да, тут тоже работки не на одну неделю! — присвистнула она.

Но нас ведь не так мало! — с воодушевлением воскликнула Оля. — Ты, я, Петька, Денис и Стае!

Так-то оно так… Но ты учти, что в данном случае мы знали, кого похитили, и Петьке просто повезло, что Лену привезли именно в тот момент! А так… Ни номера дома, ни номера квартиры… А если Л.п. — это Ленинский проспект или Ломоносовский… как ты там что-нибудь найдешь? Это тебе не Спасский тупик, хотя и там просто грандиозно повезло.

Да, тут ты права… Значит, это бесполезно… Но что же делать?

Попробуем следить за «кроликами»… К счастью, они Петькины соседи… Ой, Оля, у меня идея!

Какая?

Нужно будет сегодня последить за их квартирой!

Зачем?

Сегодня воскресенье, — может, к ним кто-нибудь придет, и мы тогда сможем проследить за этим человеком!

А если этот человек не имеет никакого отношения к их делам? Нет, за квартирой и вправду неплохо бы последить, но скорее в будние дни.

Почему?

Петька сказал, что у них там что-то вроде офиса! Факс, ксерокс! Значит, они работают дома, вот и поглядим, кто к ним ходит!

Олька, ты голова! Но мы же по полдня в школе торчим!

Ну и что? Все равно ведь целый день на лестнице не будешь околачиваться. Надо установить дежурство. Два часа — один, два часа — второй! По-моему, это самый простой выход!

Наверное, ты права! Только, Оля, я тебя прошу, не заговаривай на улице ни с кем! Особенно с красивыми женщинами!

Да уж! Это я и сама решила — даже если какая-нибудь старушка спросит, как пройти к метро, я ей не отвечу! А сразу дам деру!

Что тут у вас происходит? — появился заспанный Стае. — О! Оля! Ранняя пташка! Завтракаете? А меня не дождались? Это свинство!

Садись, ешь! — усмехнулась Даша. — Ты дрых, а нам что, голодать?

Даше, разумеется, хотелось поделиться со сводным братом новостями, но она вспомнила свое обещание и промолчала.

— А по какому случаю вы тут тусуетесь? Опять какие-то новости? — полюбопытствовал Стае, отправляя в рот маленький помидор.

— Да нет, — улыбнулась Оля. И тут вдруг до нее дошло, что скрывать от друзей истинное положение вещей просто глупо!

Как они смогут ей помочь, если не будут знать всю правду? — Даш, я вот подумала…

— Правильно подумала! — согласилась Даша.

Но откуда ты знаешь? — растерялась Оля.

Ну, это козе понятно!

Девчонки, вы чего? — полюбопытствовал Стае.

Оль, давай, сама ему расскажи!

Ага, значит, я все-таки был прав — опять новости! Ох, надоело! Что там у тебя, Ольга?

И Оля повторила Стасу все, что недавно рассказала Даше.

Да, история, — проговорил Стае, почесав в затылке. — Не для слабых! Выходит, тебя надо охранять! Ну что ж, это не так уж сложно! Только не ходи никуда одна. В школу — с Петькой, вы же в одном доме живете. Из школы — тоже. Если какие-нибудь дела возникнут, тот, кто будет свободен, с тобой пойдет!

Верно, Стасик! — одобрила сводного брата Даша.

А нам придется вплотную заняться этим делом. Считаю, что предложение последить за квартирой очень недурное! Просто, как все гениальное. Действительно, кто-то же должен бывать в их офисе! Вот завтра с утра и начнем!

С утра? — удивилась Даша. — А школа?

С утра я подежурю, у нас завтра такие уроки, которые вполне можно прогулять!

Здорово! — обрадовались девочки.

Кстати, сегодня надо нам всем собраться! Позвони Петру и Денису! — распорядился Стае. — — А еще у меня мелькнула одна идея, нет, к этому делу она отношения не имеет! Оль, ты, наверное, знаешь, что мой отец и Дашкина мама решили по жениться?

Оля молча кивнула. Даша с интересом уставилась на Стаса. Что он там еще придумал?

В октябре у них свадьба, а потом они собираются на две недели уехать в свадебное путешествие.

Ну и что? При чем тут это? — не выдержала Даша.

А то, что я предлагаю к их приезду самим отремонтировать хотя бы две комнаты!

Но ты уже говорил про это! — напомнила Даша.

Я говорил, что этим займемся мы с отцом! А сейчас я предлагаю нам всем вместе этим заняться! Так будет куда быстрее и веселее, вы не находите?

Оля захлопала в ладоши.

Здорово! Чур, я буду красить окна и двери! Я обожаю красить!

Стасик, я не уверена, что родителей это обрадует, — усомнилась Даша.

Почему?

Потому что у них, наверное, свои представления о том, какой должна быть квартира… Какие обои, какая краска и вообще…

А мы выясним, тихонечко, аккуратненько все выспросим!

А деньги? Это ж сколько денег нужно на краску, на обои… Хотя, конечно, это было бы клево! Они приезжают, а там — полквартиры уже готово!

Между прочим, впятером мы за две недели вполне успеем и пять комнат отремонтировать! — заметила Оля.

Почему впятером? Мы еще и Виктошу с Муськой привлечем! В наших расследованиях они участвовать не хотят, ну и фиг с ними, а в таком деле они нам не откажут! — постепенно загоралась идеей Даша. — А насчет денег… Я буду помаленечку внушать маме, что обои и краску надо бы купить заранее, а то потом она уедет, а когда вернется, ей опять будет не до того… Стасик, надо нам в следующие выходные заставить их поехать и все купить! И, кстати, мы вполне можем привлечь еще одного человека!

Кого это? — удивился Стае.

Мишу!

Мишу? Какого Мишу?

Коршунова! У него машина, и, между прочим, он нам кое-чем обязан!

Ну, сестренка, это некрасиво! Что ж ты совершенно чужому человеку скажешь — мы спасли твою сестру, изволь на нас поишачить? Фу!

Вообще-то да, — согласилась Даша. — Это как-то не очень… Ничего, семь человек и так довольно!

У семи нянек дитя без глазу! — засмеялась Оля. «Неужели еще неделя не прошла с тех пор, как мы познакомились? — с удивлением думала она. — А я чувствую себя здесь как дома, и Дашка со Стасом мне как родные».

Даша думала и чувствовала то же самое. «Мы же с Олей понимаем друг дружку с полуслова, а знакомы-то всего… Вот уж точно — без году неделя!»

Тут вдруг в кухне появилась Александра Павловна.

У вас, я гляжу, воскресный завтрак? А я как раз хотела вас пригласить на завтрак к нам!

Мам, познакомься, это Оля Жукова, моя новая подруга! Оль, а это моя мама!

Оля встала и крепко пожала протянутую ей Александрой Павловной руку.

Очень приятно! — сказали обе разом и рассмеялись.

Какие у вас на сегодня планы? — поинтересовалась Александра Павловна.

А что? — осторожно осведомилась Даша.

Да ничего! Может мать поинтересоваться вашими планами, а? И вообще, как вы тут живете?

Хорошо живем! Ты же видишь! — пожала плечами Даша. — А сегодня хотели все вместе, с Петькой и Денисом, пойти по городу пошляться — праздник как-никак!

Ох, мы вчера попытались куда-нибудь сунуться, без толку! Никуда, не то что на машине, пешком уже не пускали! — вздохнула Александра Павловна. — Но город! Такая красота! Как вспомню, что было еще пять лет назад! Сплошная помойка! Пустые магазины, все рушилось, всюду запустение, а сейчас… Я обычно по своему маршруту езжу, из дому на работу, с работы домой, так что перемены особенно в глаза не бросаются, а тут недавно поехала по городу — боже мой! Какие-то особнячки отремонтировали, где-то новые здания построили, прямо дух захватывает, что за город у нас! — не без патетики воскликнула Александра Павловна.

Вот мы и хотим погулять! — вставила Даша.

Что ж, гуляйте! Только в самую толкучку не лезьте!

А мы, может, еще на дискотеку в Парк культуры смотаемся! — заявил вдруг Стае.

На дискотеку? Вечером? — перепугалась Александра Павловна.

Нет, часам к четырем, но это не наверняка! Просто я вчера в газете прочел рекламу…

Хорошо, Стасик, я на тебя полагаюсь! Ты все-таки самый старший! Ну что ж, раз вы позавтракали и в родителях не нуждаетесь, я пойду еще посплю, воскресенье все-таки.

Она ушла.

Красивая у тебя мама, — сказала Оля. — И нормальная.

Что ты хочешь сказать? — удивилась Даша.

Что она о тебе заботится, но в меру, нормально. А то, знаешь, какие мамы бывают…

Ну, насколько я понимаю, твоя мама тебя не больно-то опекой обременяет? — спросила Даша.

Моя мама? Нет, конечно, нет… — Оля опустила голову. — Для моей мамы я — не главное!

Ну, я тоже… Особенно сейчас… — проговорила Даша.

Не мели ерунды! — вмешался Стае. — Твоя мама тебя обожает, и ты, конечно, для нее главнее и моего отца, и ее работы, что же делать, если жизнь так складывается! Она просто тебя мне… передоверила! Понимаешь?

Тебе? Передоверила? Ниже нос, Стасик!

В этот момент опять появилась Александра Павловна.

Ох, друзья, я совсем безголовая стала! Забыла, зачем приходила. Через неделю приезжает тетя Витя! Так что, Дашутка, скоро кончатся твои кулинарные мучения, она весь дом возьмет на себя. Хоть будешь нормально учиться!

Мам, а где она будет жить?

Как где? Здесь, конечно! В трех комнатах вы втроем не поместитесь? А потом, это ведь только до весны! Мы вот все волновались, зачем нам две общие комнаты? Проблема решилась сама собой. Одна комната будет для тети Вити!

Мам, а она какая? — не без грусти спросила Даша. — Совсем крокодил?

Крокодил? Тетя Витя — крокодил? Да она сущая прелесть! Вы ее полюбите, я уверена! Ну все, я пошла!

И Александра Павловна снова удалилась.

Ха-ха-ха! Доверили одному такому меня, драгоценную! Как же, держи карман шире! — развеселилась Даша.

Да, кислые наши дела! Где собираться-то будем? Небось, эта тетя Витя во все будет лезть! — удрученно заметил Стае.

Можно у меня, — предложила Оля. — Но у меня бабушка…

Тогда у Дениса! Он вечно один дома торчит!

По закону мирового свинства его брат обязательно должен сейчас жениться! — засмеялась Даша. — Давайте ему позвоним! — предложила она. — Позовем к нам и заодно поинтересуемся, собирается ли Борис жениться.

Вот ты и позвони! — сказал Стае.

Денис сразу снял трубку.

Даш, ты? Как дела?

Как сажа бела!

А что случилось? — перепугался Денис.

К нам едет ревизор!

В каком смысле?

Денисик, я вот что хочу тебя спросить! Борис жениться не собирается?

Что? — оторопел Денис. — Что за вопрос?

Нет, ты скажи, собирается или не собирается?

Насколько я знаю, нет. А что? Почему ты спрашиваешь? — всполошился Денис.

Да понимаешь ли… тут такое дело… Скоро у нас нельзя будет собираться…

Почему?

Приезжает тетя Витя!

Даш, у тебя что, крыша поехала? Какая тетя Витя? Ты хочешь сказать — дядя Витя?

Нет, Денисик! Конечно, от всех наших дел крыша запросто может поехать, но тетя Витя действительно существует. Это двоюродная сестра моего покойного дедушки. И мама выписала ее к нам — надзирать за мной и Стасом! Так что, сам понимаешь, придется перенести наши посиделки на твою территорию! Но я подумала, что по ЗМС Борис скоро женится!

По чему? — не понял Денис.

По ЗМС — по закону мирового свинства!

А! Понятно! — засмеялся Денис. — В этом законе тоже сбои бывают. Борис пока, вроде бы, не собирается жениться! Так что по будням запросто можно собираться у меня! Я буду только рад!

Вот и отлично! А сейчас давай, подваливай к нам, мы хотим по городу немного пошляться все вместе, да и новости коекакие есть!

Плохие?

Мы и сами пока не разобрались! Давай, приезжай, а я пока Петьке позвоню!

Да, а как ваша вчерашняя гулянка?

Никак! Все, пока!

Потом Даша позвонила Петьке. Он еще только продрал глаза и сказал, что придет не раньше, чем через час.

Когда все собрались и обсудили новости, Петька пообещал каждое утро заходить за Олей и не спускать с нее глаз по дороге в школу.

Не бойся, Оля! — успокоил ее Стае. — Втроем нам не сложно будет тебя охранять. Только уж ты сама тоже на рожон не лезь! Обещаешь?

Обещаю! — кивнула Оля.

И они отправились гулять по праздничной Москве.

Глава XII

РАЗОЧАРОВАНИЕ И УСТАЛОСТЬ

Утром Петька проснулся в отвратительном настроении. Во-первых, он вообще ненавидел понедельники, а во-вторых, ему ужасно не нравилось все происходящее. Вчера он для виду посмеялся над Олей с ее страхами и подозрениями, а сейчас интуиция подсказывала ему, что не так уж беспочвенны ее опасения. Мама клиента! Конечно, дом у них большой и мам тут всяких чертова уйма, но, с другой стороны… Один отец — знаменитый артист, зарабатывает, наверное, кучу денег, и почему бы не украсть его дочку? Да и Пр.у. вполне может оказаться именно Профсоюзной улицей! Почему бы и нет? Что ж, не будем спускать глаз с Оли, и тогда… может быть, тогда нам удастся вытянуть хоть одну ниточку из этого безобразно запутанного клубка?

В комнату заглянула мама.

Петенька, ты проснулся? Вставай скорее, завтрак готов!

Петька нехотя вылез из кровати.

Мам, я сейчас, мне только позвонить надо!

Кому?

Оле Жуковой!

Это что, новенькая? — полюбопытствовала Светлана Петровна.

Именно! Она обещала мне одну книжку, хочу напомнить ей!

А как же Даша? — лукаво спросила Светлана Петровна.

При чем тут Даша? — покраснел от досады Петька.

Все! Молчу, молчу!

Петька набрал номер. Подошла Олина бабушка.

Доброе утро! Говорит Петя Квитко, будьте добры Олю!

Петя Квитко? Одну минутку! Оля, тебя к телефону! Петя Квитко!

Петь, ты? — раздался голос Оли.

Ага! Оль, я за тобой зайду, — понизил голос Петька. — Жди меня дома! Я позвоню в дверь! Договорились?

Договорились! Только, Петь, бабушке ни слова, — прошептала Оля.

Ясное дело! Пока!

Выйдя из квартиры, Петька для начала подошел к дверям соседской квартиры и прислушался. Там все было тихо. Он спустился вниз и проверил, на месте ли машина соседей. Он уже сделал шаг к Олиному подъезду, как вдруг обомлел. Из подъехавшей к их подъезду серебристой «Ауди» вышла девушка, высокая, длинноногая, с копной светлых кудрявых волос, та самая, которая, не далее как вчера, давала интервью и пела по телевизору. Звали ее Арина Родионова. Девушка была красивая и держала в руках большую коробку. «Интересно, к кому это она?» — подумал Петька. И решил на всякий случай выяснить этот вопрос. Он вернулся в подъезд и увидел, что девушка набирает на домофоне номер квартиры Гнатюков, то есть теперь «братцев-кроликов».

Клиентка, что ли? Они ведь, вроде, шоу-бизнесом занимаются. А эта Арина Родионова чуть ли не первый раз вчера по ящику выступала. Вот, кстати, дура! Надо ж так назваться — Арина Родионова. Ее же все будут Ариной Родионовной звать! Петька глянул на часы и понял, что задерживаться больше нельзя. Оля может его не дождаться! И он опрометью ринулся в соседний подъезд. Едва лифт открылся на Олином этаже, как она выскочила из квартиры.

Наконец-то! — шепотом проговорила она. — А то бабушка все твердит: опоздаешь, опоздаешь!

Извини, но тут я кое-что узнал…

Что?

К моим соседям Арина Родионова пожаловала!

Кто? Арина Родионовна? Ты чего, Петь?

Да не Родионовна, а Родионова! Певица такая, начинающая! Вчера ее в Диск-канале показывали!

Ну, и что?

А то, что, похоже, они и вправду шоу-бизнесом занимаются!

Но мы ведь в этом не сомневались, ты же сам говорил — шоу-бизнес много денег требует, вот они и подрабатывают киднепингом!

Помню… Но просто теперь я знаю уже одну его вполне реальную клиентку! Может, именно на ее раскрутку и требовали денег с Ленкиного отца!

Думаешь, у них так все просто? Появилась клиентка, они тут же тибрят чью-то дочку и выдерживают на одной из трех квартир?

А, кстати, вполне может быть!

Петя, у меня сейчас мелькнула одна мысль…

Выкладывай, у тебя бывают ценные мысли!

Ты же, вроде, подружился с «кроликами»?

Вроде, да!

Тогда зайди к ним под каким-нибудь предлогом и скажи: ой, дяденьки, я сегодня видал, как к нам в подъезд Арина Родионова приезжала! Изобрази, что ты от нее тащишься! Мол, клевая телка и все такое! Если они скажут, что она к ним приезжала, — значит, с ней у них все по-честному!

Нет, это еще ничего не значит! Вот если они начнут мое мнение о ней спрашивать, а мнение школьников сейчас эти все менеджеры очень даже учитывают…

Значит, ты согласен со мной?

А я разве не сказал? Конечно, согласен! Вон, гляди, Лавря со Стасом тащатся!

После уроков они решили встретиться и вчетвером поехать в Олимпийскую деревню.

— Нет, — сказала Оля. — По-моему, хватит и троих, а ты, Петя, лучше насчет Арины Родионовны поразведай!

На том и порешили.

В Олимпийской деревне они долго искали адрес, который им дала Тамара Кипшидзе, однако никаких следов конкурса «Мисс Золотая осень» им обнаружить не удалось. Ни афиш, ни даже рукописных объявлений — ничего.

Странно! — сказала Даша. — Но где-то должны быть хоть какие-то следы!

Ну, может, на начальной стадии они ничего не афишируют! А то отбою от желающих не будет, — предположил Стае. — Надо тут поспрашивать. Например, у девушек из палаток, они могут знать.

Но в окрестных палатках торговали только мужчины. Они ничего о конкурсе не слышали.

А может, Тамарка не тот адрес дала? — спросила Даша.

Может, это ты неправильно записала? — раздраженно бросил Стае.

Но это же не я, а она записывала!

Ты думаешь, она могла нарочно дать нам не тот адрес? — удивилась Оля.

— Да бросьте вы, Тамарка, конечно, звезд с неба не хватает, но на кой черт ей сбивать нас со следа? Жалко ей, что ли? Глупости!

— Знаете что? Вон там магазин «Люкс»! — сказала Оля. — Давайте там спросим. Продавщицы вполне могут знать!

Но магазин «Люкс» был закрыт.

— Вот непруха! — проворчал Стае. — Ладно, пошли на автобус, а то столько времени зря потеряли!

Вдруг Даша замерла у афишной тумбы.

— Смотрите!

Из-под небрежно наклеенной афиши прощальных концертов Иосифа Кобзона виделся край другой, старой, афиши. На ней видны были буквы:

Ми

Зо

приг

Это он! Конкурс! — закричала Даша. — Ми — это Мисс, Зо — Золотая, осень заклеена Кобзоном, а внизу: приглашаются!

Что, барышни, на конкурс, чай, собрались? — раздался сзади старческий мужской голос.

Они обернулись. Перед ними стоял симпатичный усатый старичок с бойкими, веселыми глазами.

— Здравствуйте! — сказал Стае. — Вы случайно не знаете, где этот конкурс будет? Мы ищем, ищем!

Ты, парень, хочешь этих барышень на конкурс выставить? И не стыдно тебе?

Да что вы! — перепугался Стае. — Нет, нам просто сказали, что нужны искусственные цветы, для украшения, — сочинял он на ходу, — а девочки эти такие цветы делают… Класс! Но никак найти не можем!

Это вы так подрабатываете? Цветами? — полюбопытствовал старичок.

Да, приходится, — вздохнула Оля. — Думали, на конкурсе большой заказ будет… мы ведь недорого берем…

А вот и не вышло! А вот и не вышло! — злорадно захлопал в ладоши старичок. — А то вы нынче шустрые больно!

Почему не вышло? — не слишком вежливо перебил его Стае.

Старичок мгновенно ему разонравился.

Не вышло! Не вышло!

Да почему? — рассердился Стае.

Прогорели! Прогорели! Все это безобразие прогорело! — ликовал старичок.

Кто прогорел?

Конкурс! Конкурс прогорел! К чертям собачьим! Денег им не дали! Сначала дали, а потом — шиш с маслом!

А вам откуда это известно? — спросила вдруг Оля.

А вот известно! А вот известно! Бесстыдницы! Скоро все эти конкурсы вообще запретят! А девок — в тайгу! В тайгу! На лесоповал!

Ладно, пошли отсюда! — мрачно сказала Даша.

Они повернулись и пошли, даже не сказав до свидания злобному старичку.

Фу, какой противный! — пробурчала Оля, когда они отошли на некоторое расстояние.

Реликт! — кратко определил Стае.

Небось, стукач какой-нибудь бывший, — предположила Даша.

Может, стукач, а может, и почище! Но одно ясно — конкурс накрылся медным тазом! И нам тут ничего не светит! — заключил Стае.

Разве что медный таз, если его хорошо начистить! — мрачно сострила Даша.

Черт подери, какое странное дело — прямо под руками разваливается, — проворчал Стае.

Как вы думаете, а не могли этот конкурс специально затеять, чтобы привлечь Лену? — задумчиво проговорила Оля.

Исключено! — отрезал Стае. — Для этого нужно столько денег, что овчинка просто не будет стоить такой выделки.

Да, наверное, ты прав, — согласилась Оля.

А ты уже решила, что они, как в «Афере», создали только видимость конкурса? — засмеялась Даша. — Кстати, это мой любимый фильм! Я его часто смотрю.

А я его не видела! — сказала Оля.

«Аферу» не видела? — всплеснула руками Даша. — Тогда сейчас же едем к нам, я тебе покажу! У меня есть кассета!

Вот это мудрое решение! — одобрил Стае. — Поедем, похаваем чего-нибудь вкусненького под «Аферу»! Кайф!

А Петька тем временем обдумывал предстоящий визит к соседям. Надо найти какой-нибудь очень существенный предлог… С какой стати среди бела дня мешать людям? Можно, конечно, попросить соли или спичек, но это уж слишком примитивно для него, он до такого опуститься не может! Хотя предлог должен быть столь же простым и убедительным, как соль или спички. Но, с другой стороны, зачем ему соль? А уж если она ему нужна, то у него ноги не отвалятся сбегать за нею в магазин. Значит, это должно быть что-то такое, чего нельзя купить в магазине за деньги. Деньги! Вот оно — простое и прекрасное решение вопроса. Конечно же! Ему нужны деньги. Пусть небольшие, но нужны неотложно, а родителей нет дома. К кому же, спрашивается, обратиться мальчику, как не к новым соседям, которые уже ходят к ним в гости? Что может быть проще и естественнее, тем более соседи — мужчины и поймут его так, как надо. А отдать долг сегодня же вечером не составит никакого труда, поскольку в кошельке у него лежит приличная сумма! Дешево и сердито!

Петька решительно вышел на площадку и позвонил в соседнюю квартиру.

Дверь сразу открыл Эдуард Николаевич.

— Петр! Привет! Что это у тебя вид какой-то озабоченный? Заходи!

Петька вошел.

Здравствуйте, Эдуард Николаевич! Извините, пожалуйста, мне очень неудобно, но…

Да в чем дело? Говори, не стесняйся. Чем могу, помогу!

Понимаете, мне нужны деньги… А мама с папой на работе. Я вечером отдам, мне в школу нужно… там собирают…

Деньги? И что, серьезная сумма? — улыбнулся Эдуард Николаевич.

Пятьдесят рублей!

Всего-то? — захохотал Эдуард Николаевич. — Никаких проблем, приятель!

Он вытащил из кармана висящей на вешалке куртки кошелек и протянул Петьке сотню.

Вот, держи!

А пятидесяти нету?

Нету! Но ты не волнуйся! Бери, бери! Отдашь, когда сможешь! И не говори родителям! Пусть это будет нашей маленькой мужской тайной!

«Ага, покупает! — подумал Петька. — Но очень уж задешево!»

Спасибо вам большое!

Вот что, Петя, ты не спешишь?

Нет, я сто раз успею отнести деньги в школу!

Вот и отлично! Давай-ка мы с тобой чайку попьем. С яблочным пирогом! Мне тут одна клиентка наша принесла потрясающий пирог!

Случайно, не Арина Родионова?

Откуда такие сведения? — засмеялся Эдуард Николаевич.

Я ее утром, когда в школу шел, видел! Она несла какую-то коробку!

Но откуда ты ее знаешь? — удивился Эдуард Николаевич.

Так ее же вчера по ящику показывали!

Фантастика! Вчера вечером показали, а утром ее уже узнают! Телевидение действительно великая сила! В нашем деле — главная! Сколько мы сил и денег потратили на то, чтобы пробить ее в эфир! Но, выходит, не зря! Петр, ты даже не знаешь, как ты меня обрадовал! Ну что, будешь пить чай с пирогом от новой звезды? А я на радостях, пожалуй, коньячку дерну! Пошли, пошли, парень! Ты пришел ко мне с благой вестью!

До чего удачно получилось! Теперь-то он уж точно сумеет закорешиться с Эдуардом! И мало-помалу все узнает! Он выведет братцев на чистую воду!

Ну что, Петя, чай будешь или, может, кофе? А то могу и коньячку предложить! Одна рюмашка не повредит!

Нет, спасибо, я лучше чай… Я не пью! Я спортсмен!

Похвально! Весьма похвально! Молодец! Ты знаешь, что ты отличный парень, Петя?

Петька засмеялся. А Эдуард Николаевич достал чистую кружку, бросил туда пакетик чаю и залил кипятком. Затем открыл большую коробку, стоявшую на холодильнике, и отрезал здоровенный кусок в высшей степени аппетитного пирога.

На вот, угощайся, сосед!

Спасибо! А вы?

А я коньячку лучше выпью, с лимончиком! Ты, Петя, принес хорошую новость. Так сказать, глас народа! Ты вот что еще мне скажи, понравилась тебе Арина?

Да ничего вроде… Красивая… Песня, правда, у нее была не интересная…

Почему?

Ну, я не очень в этом разбираюсь, но просто мне второй раз такую песню слушать бы не захотелось, это точно! И потом, знаете, Арина Родионова, по-моему, глупо звучит!

Глупо? Почему?

Потому что ее обязательно все будут звать Ариной Родионовной!

Фу ты черт! А мне и в голову не пришло! Действительно! Но теперь уже поздно! Она была в эфире! Ну ничего! Пусть! Так она лучше запомнится! Я вот, Петя, тебе сейчас ее афишу подарю!

Значит, вы эстрадных звезд создаете? — с восторгом спросил Петька. Он здорово умел изображать наивного дурачка.

Пытаемся, Петя, пытаемся! Но мы еще только начинаем. Однако если удача от нас не отвернется, то… Шоу-бизнес — опасная стезя, и тут ничего нельзя предсказать заранее. И все же я надеюсь! Мы с братом тоже не лыком шиты! Помяни мое слово, если все будет о'кей, Арина наша через годик станет настоящей звездой!

А у вас клиентов много?

Пока нет, но… Если Арину раскрутим, то клиенты появятся! Лиха беда начало!

А вы кого-нибудь уже раскрутили?

Снежану! Она наша первая клиентка! И как пошла!

Снежана? Она здорово поет!

Да! Мы ее давно знали, талантливая девка, но невезучая была! И когда мы ей предложили стать нашей клиенткой, она поначалу только посмеялась. «Все равно, говорит, ничего не выйдет! Я вам несчастье принесу!» А Максим уперся! Нет, мол, ты очень талантливая, и скоро все об этом узнают! А теперь она гремит! И все благодаря нам! Ну, парень, за твое здоровье!

А еще какие-нибудь знаменитые клиенты у вас есть?

Еще? Уже раскрученных нет. А так работаем с некоторыми. Знаешь, это ведь нелегкое дело! Бывает, девочка приходит, голосок есть, а сама зажатая, двигаться не умеет, не знает, куда руки девать, вот и приходится с такой возиться. Мы же с братом театральное училище в Питере закончили, но работали в основном администраторами в театрах. А потом решили свое дело создать… Хлебнули немало всякого…

Эдуард Николаевич, а вы такого певца — Нежданова знаете?

Нежданова? Алешку? Еще бы не знать! А ты почему спрашиваешь?

Он мне очень нравится!

Хороший певец, настоящий!

А он не ваш клиент?

Да ты что! У Алешки жена всем заправляет! Можно сказать, акула шоу-бизнеса! Нам до нее далеко! Петя, еще пирога хочешь?

Нет, спасибо, я наелся!

В этот момент зазвонил телефон. И Эдуард Николаевич углубился в какой-то деловой разговор, в котором, на Петькин взгляд, не было ровным счетом ничего интересного. Придя к этому выводу, он показал жестом соседу, что ему пора идти. Тот ответил кивком. Петька вернулся домой и глубоко задумался. Итак, занятия шоу-бизнесом — не выдумка! Но, с другой стороны, он так и раньше думал… Однако сегодня, после разговора с Эдуардом Николаевичем, Петька вдруг усомнился в своих прежних выводах. Ну не похож он на злостного похитителя! Аб-со-лют-но! Тогда, может быть, всем заправляет младший брат, Максим Николаевич? Он и с виду понеприметнее и ведет себя тише… Теперь надо заняться им! Но как? Эдуард Николаевич — общительный и добродушный… А Максим — закрытый, менее разговорчивый… Достаточно вспомнить его поведение на вечеринке… Но тут как раз есть некоторое противоречие… Сначала они оба ухаживали за Таней, а потом, когда она отдала предпочтение старшему брату, младший очень легко с этим смирился… Ох, тут сам черт ногу сломит! Если бы не схема! Не история с Леной… Но зато одно ясно — к Ольге все это ни малейшего отношения не имеет! И мама клиента — вовсе не Ольгина бабушка! Уже хорошо! Но ведь от схемы-то никуда не денешься… Надо позвонить Даше. Интересно, что они разузнали про конкурс? И Петька набрал Дашин номер.

Стасик, привет, это я! Как дела?

Фигово! Конкурс накрылся!

То есть как?

«Всюду деньги, деньги, деньги, всюду деньги, господа, а без денег жизнь плохая, не годится никуда!» — пропел вдруг Стае. — Лопнул конкурс! Приказал долго жить!

Стае, ты чего злишься? — удивился Петька.

Надоело! Хуже горькой редьки!

Ну, надоело, так надоело! Позови Лаврю! Я с ней поговорю! И, кстати, Оля у вас?

Кстати, Оля у нас!

Трубку взяла Даша.

Даш, чего это он?

С цепи сорвался, — хладнокровно ответила Даша. — Но ничего, это с ним бывает. Не беда, пройдет! Что там у тебя? Хотя лучше давай подваливай к нам! А потом Олю проводишь!

Бегу!

Когда Петька в подробностях поведал подружкам — Стае демонстративно удалился к себе в комнату — о своем визите к Эдуарду Николаевичу, Оля спросила:

Что, так и сказал про маму, что она акула?

Акула шоу-бизнеса! Видно, она очень крутая, твоя мама!

Не знаю, мне странно это слышать…

Оль, ты расстроилась? — с сочувствием спросила Даша.

Да нет, нисколько, просто удивилась… Все может быть… Я просто как-то не вникала во все это, привыкла, что мама занимается папиными делами… Но я рада, что «мама клиента» не моя бабушка! И мне не надо ничего бояться. А Пр.у. — совершенно не обязательно Профсоюзная улица. Ура! Живем!

И Оля вдруг, на радостях, перекувырнулась на диване!

Олька, ненормальная! Шею сломаешь! — закричала Даша.

И не подумаю! Да здравствует свобода!

Нет, Оль, погоди! — остудил ее пыл Петька. — Давай пока, еще несколько дней, соблюдать осторожность, а я тем временем выясню все-таки, чья это мать живет в нашем доме! Я теперь вполне могу спросить про это Эдуарда! Мы с ним уже корешки!

Да ну, глупости! Сам же сказал «мать клиента»! А Эдик твой тебе объяснил, что мой папа никак не может быть его клиентом!

Вообще-то да! — согласился Петька. — Значит, завтра мне за тобой не заходить?

Конечно! Зачем?

Ну хорошо, что будем делать дальше? — спросила Даша.

Я займусь Максимом! Нутром чую, он у них главный! Тихий такой, неприметный… А в тихом омуте, как давным-давно известно, черти водятся. Лавря, вот ты в субботу за ним наблюдала, что скажешь?

Не знаю, он и вправду какой-то… никакой! Не злой и не добрый, — словом, ни рыба ни мясо…

Я к ним вечерком еще загляну, отдам денежки! И попробую с ним тоже поближе познакомиться. Или в крайнем случае завтра… Ой, елки! Завтра же у бабы Мани день рождения! И я обещал сразу после школы поехать к бабкам, помочь им там с уборкой! Да, завтра весь день пропадет!

Не страшно! Мы с Олькой последим, кто к ним завтра придет! После школы подежурим!

Да ерунда эти дежурства. Неперспективно! Ну, придет к ним кто-то, ну, пойдете вы за ним… А он в машину сядет и укатит!

Ну, не обязательно же все к ним на тачках приезжают! — пожала плечами Даша.

Убийцы и похитители скорее все-таки ездят на машинах, если даже начинающая певица на «Ауди» подкатила… — с грустью сказал Петька. Ему вдруг тоже все это дело показалось каким-то безнадежным и запутанным… Наверное, он просто устал! Он столько сил тратил на расследования, столько раз «глядел в лицо опасности», что сейчас готов был уже на все махнуть рукой… Да и Эдуард Николаевич необъяснимым образом ему нравился…

Петь, ты чего? — спросила Даша. Она заметила, что с Петькой что-то не так.

Да ничего, не выспался просто! Ну чего, Ольга, пошли, что ли, до хаты?

Пошли, уроки все же надо делать! Ладно, Даш, до завтра!

До завтра! Если что, звони!

Глава XIII

ЖЕНЩИНА В ГОЛУБОМ ПЛАЩЕ

Утром Светлана Петровна напомнила Петьке, чтобы он прямо из школы, не теряя времени, ехал на Можайку к бабкам. Петина бабушка и прабабушка жили там в огромном, занимающем целый квартал, доме. Петька очень любил своих бабок, и они отвечали ему взаимностью! А еще в одном подъезде с бабками жила Вероника Леопольдовна, пожилая дама, в прошлом редактор, а теперь автор очень популярных в последнее время детективов, которые она писала под псевдонимом Вера Ивченко. Вероника Леопольдовна не раз помогала ребятам в их расследованиях, и Петька, уверенный, что она будет вечером в гостях у бабок, очень рассчитывал поговорить с ней. Вдруг она что-то посоветует? Сам он окончательно зашел в тупик.

В школе ему весь день надоедал Крузенштерн, Лавря без конца шушукалась с Олей, да еще он схлопотал тройку по географии, — словом, к концу уроков он был ужасно раздражен. «Наверное, от Стаса заразился, — подумал Петька. — А теперь еще к бабкам в такую даль переться…» Но, как ни странно, эта мысль его успокоила. И даже если Вероника там будет, не стану я ей ничего рассказывать! Хоть один вечер не буду думать про все это… Стае прав. Надоело хуже горькой редьки. Что он, в конце концов, нанятый? Одно дело за другим — сколько можно! И, решив жить сегодня нормальной жизнью, Петька не стал дожидаться Лаврю с Олей, закинул домой сумку, взял пакет, приготовленный мамой, и понесся к метро. Надо купить бабкам цветов, решил он, и у метро ему попался старик, торговавший чудными астрами. Петька купил букет и, очень довольный, спустился в метро. Народу в вагоне было немного, он спокойно уселся и вытащил из кармана «Спорт-Экспресс». Рядом с ним сидел невзрачного вида мужичок и сладко похрапывал, то и дело падая Петьке на плечо. Петька уже собирался пересесть. Но тут поезд подкатил к следующей станции, мужичок вдруг сорвался и выскочил из вагона, а на его место тяжело опустилась полная женщина в шуршащем голубом плаще.

«Вот и хорошо, по крайней мере она хоть падать на меня не будет!» — подумал Петька и углубился в статью о перспективах нового хоккейного сезона. Женщина рядом вдруг завозилась, что-то доставая из сумки, и довольно сильно пихнула Петьку локтем в бок. «Час от часу не легче!» — с раздражением подумал Петька и скосил глаза на соседку. Она раскрыла какую-то тонкую папку, и… Петька обомлел. Он не верил своим глазам! Женщина держала в руках их схему! Но это был не оригинал, а ксерокопия с какими-то чернильными пометками. Не может быть! Так просто не бывает! Ему уже везде эта схема мерещится. Петька заморгал, потом снова скосил глаза. Сомнений быть не могло! Это она! Но что же делать? Петька внутренне заметался. Такой случай упускать нельзя! Он просто обязан проследить за этой теткой. Нет никаких сомнений в том, что она связана с бандой. Иначе зачем ей изучать эту схему? Но как же бабки? Если он сильно задержится, ему здорово влетит от матери. Эх, был бы у него сотовый телефон, как у Дениса. И как назло, он один! Ну ничего, бабкам он что-нибудь наплетет, и они его не дадут в обиду. Приняв такое мудрое решение, он успокоился, и раздражение как рукой сняло. Теперь надо только дождаться, когда тетка выйдет. И он опять погрузился в свою газету, хоть и не понимал ничего, что читает. Тетка вышла из вагона, Петька за ней. Пакет и цветы ужасно ему мешали, но, с другой стороны, никому в голову не придет, что он за кем-то следит. Тетка поднялась по эскалатору, и, только выйдя наружу, Петька сообразил, что это метро «Белорусская», новый выход. Тетка перешла дорогу и двинулась в сторону моста, поднялась по лесенке, прошла несколько метров по мосту и опять спустилась по другой лесенке. Теперь она шла по Ленинградскому проспекту. Петька, держась на почтительном расстоянии, шел за ней. Хорошо, что у нее такой яркий плащ, издалека в глаза бросается. Интересно, далеко она идет? Но вот наконец она свернула в арку большого дома и вошла во второй по ходу подъезд. Петька бегом бросился за ней, но буквально перед его носом двери лифта сошлись. И она уехала. Петька кинулся вверх по лестнице и успел заметить, что лифт остановился на четвертом этаже. Однако обнаружить, в какую квартиру вошла женщина, он не успел! И все-таки это не так мало. Она явно открыла дверь ключом, так как никаких голосов слышно не было. Скорее всего она тут живет! Ну что ж, можно со спокойной совестью ехать к бабкам. А завтра они с Денисом сюда наведаются и постараются хоть что-то разузнать о женщине в голубом плаще. Надо рассказать об этом Веронике Леопольдовне, ведь это какой сюжет — в многомиллионной Москве очутиться в метро рядом с бандиткой, которая читает найденную им схему. Отпад, полный отпад!

Однако Вероники Леопольдовны на дне рождения бабы Мани не было.

Уехала за границу твоя подружка, — усмехнулась прабабушка Елена Константиновна.

А куда?

Во Францию!

Насовсем?

Да нет, в гости! У нее там родственники есть.

Между прочим, она сегодня оттуда мне звонила! — с гордостью сообщила бабушка Мария Львовна — баба Маня.

— Поздравляла и даже сказала, что купила мне подарок ко дню рождения!

Гляди, сын, как твоя бабка гордится дружбой с писательницей! — подмигнул Петьке папа.

Конечно, горжусь! Но, между прочим, подружилась-то я не с писательницей, а просто с пенсионеркой, вернее даже, с редакторшей, она тогда еще на пенсию не вышла, и, кстати, самой первой читательницей ее первого романа была я!

Маня даже меня к детективам пристрастила, — засмеялась Елена Константиновна. — Я их раньше на дух не переносила, а теперь что-то увлеклась! Чего не бывает на старости лет. Петенька мне все книжки про Турецкого таскает. Интересные! Я теперь даже телевизор меньше смотрю — все читаю.

Это ты, Ленок, наверное, в детство впала, — ядовито заметила старинная подружка Елены Константиновны — Елизавета Викторовна. — Ежели книжки правнучка читаешь! А я вот телевизор больше люблю!

Это твое личное дело! — поджала губы Елена Константиновна. — А мне надоело — по всем программам войны, катастрофы, даже передача такая есть «Катастрофы недели» — садитесь люди и глядите специально, где какой ужас произошел! А еще реклама, и какие-то заполошные парни да девки с голым пузом! И все время стреляют, взрывают, кровища льется! Да ну, лучше я тихонько полежу с книжкой, там все как-то не так жутко получается.

Это, бабуля, называется «страусиная политика», — усмехнулся Игорь Алексеевич. — Не хочешь ты, бабуля, смотреть в глаза реальности!

Не хочу! — согласилась Елена Константиновна. — Я уж, Игоречек, за свою жизнь в глаза этой реальности нагляделась досыта. А теперь — не хочу!

Правильно! — воскликнул Петька. — Имеешь право!

Но ведь в этих книжках тоже все очень страшно, — заметила Светлана Петровна. — Там тоже убивают, взрывают…

Нет, там как бы понарошку это все! Вот читаешь про Турецкого и знаешь, что все обойдется, он живой останется! — гнула свое Елена Константиновна. — А вот, говорят, есть еще какая-то писательница, Марина… не помню фамилию…

Маринина! — вспомнил Игорь Алексеевич.

Точно, Маринина, очень, говорят, интересно пишет!

Ох, я идиот! — хлопнул вдруг себя по лбу Игорь Алексеевич и выскочил из-за стола.

Игорь! Ты куда? — закричала Светлана Петровна.

К машине! Я сейчас!

Через несколько минут Игорь Алексеевич вернулся с большим и явно тяжелым пакетом.

Мама, извини, — обратился он к Марии Львовне, — тебе я подарок отдал, а вот бабуле — забыл!

Но ведь сегодня Машенькин день рождения! — напомнила внуку Елена Константиновна.

Ну так что? Ты тоже как-никак имеешь некоторое отношение к сегодняшнему событию! Вот бабуля, прими подарок! Да нет, не поднимай, он тяжелый!

Игорь Алексеевич водрузил на стол свой пакет и разрезал бечевку.

Что там, Игоречек? — заволновалась Елена Константиновна.

Игорь, а ты мне ничего не сказал! — удивилась и даже, кажется, немножко обиделась Светлана Петровна.

Забыл! «Что-то с памятью моей стало!» — пропел Игорь Алексеевич и развернул наконец бумагу. Там оказалась стопка толстых книг в красноватых суперобложках! — Вот, бабуля, владей и наслаждайся! Полное собрание сочинений госпожи Марининой!

Пока Елена Константиновна восторженно благодарила внука, Петька выскочил из-за стола и юркнул в другую комнату, прихватив с собой телефон на длинном шнуре. И позвонил Денису.

Петька? — обрадовался тот. — Ты где? Я тебе звоню, звоню…

Я у бабок, — понизив голос, ответил Петька. — Денис, срочное дело! Видимо, придется завтра снова прогулять!

А что стряслось?

Кажется, я вышел на след!

На чей?

Банды похитителей!

Так это же твои соседи?

Соседи соседями, а тут другое! Я сегодня в метро сидел рядом с теткой, которая читала нашу схему!

Что? — поразился Денис. — Но так не бывает!

А я про что? Это просто сказочное везение, и мы обязаны им воспользоваться! Давай завтра с утречка встретимся и…

Но ты за этой теткой проследил?

А як же ж! Довел до лифта и даже этаж знаю, а вот в какую квартиру вошла…

Понимаешь, Петь, вообще-то у нас завтра… Хотя ладно, когда и где встречаемся?

На «Белорусской»! Там сейчас новый выход сделали, если поедешь по Кольцевой, садись в последний вагон! Выходи и жди меня! Или я тебя буду ждать!

Понял! Во сколько?

Думаю, в восемь! Тебе не рано?

Да ты что! Раз важное дело, значит, я встану, когда надо! Слушай, а Стасу и девчонкам ты еще ничего не говорил?

Нет! И пока не буду!

Почему?

Но тут в комнату заглянула Мария Львовна.

Петруша, ты чего это тут уединился? Давай, давай, чай пить будем! С пирогом и с тортом!

Ладно, Денис, меня зовут, завтра поговорим! До встречи!..

А я-то думала, ты с девочкой болтаешь! — ласково дала ему шлепка бабушка.

Нет, с другом! — с достоинством ответил Петька.

Он был очень доволен. Так противно начавшийся день заканчивался очень удачно.

Утром Петька вскочил ни свет ни заря.

Ты куда это в такую рань? — удивилась мама, готовившая на кухне ужин на вечер.

Нам сегодня к без четверти восемь велели прийти! — объяснил он, позевывая.

Это зачем?

Не знаю, там, вроде, какую-то комиссию ждут, — пробурчал Петька и предпочел смыться в ванную от лишних вопросов. Когда он вернулся на кухню, мама уже вопросов не задавала. Она поставила все на стол и сказала:

Петечка, завтракай без меня, а я пошла в ванную!

А папу будить?

Нет, ему сегодня как раз не надо рано вставать, он к одиннадцати в министерство едет!

Вот и отлично! Хоть он не будет задавать вопросов! Петька мгновенно проглотил завтрак и хотел уже бежать, но сообразил, что надо хоть кого-то предупредить, что он не придет в школу, чтобы не было никаких недоразумений. И, конечно, он позвонил Даше.

Не спишь? — спросил он.

Нет, уже не сплю! А ты чего?

Даш, я сегодня в школу не приду, так что не волнуйтесь там, как в прошлый раз!

А что такое? Почему?

У нас с Денисом одно важное дело, вернемся — все расскажем!

И Петька положил трубку, чтобы избежать дальнейших расспросов. Чем меньше информации, тем лучше и спокойнее! Денис уже ждал его в условленном месте.

Привет! Есть новости? — первым делом осведомился он.

Откуда? Ночью я спал, — усмехнулся Петька. — Пошли!

Петь, а что мы там делать будем, просто ждать?

— Конечно! Но не дрейфь, вдвоем ждать не скучно. Вот одному… А ты свой телефончик захватил?

— Да!

Клево! Он может здорово пригодиться!

Это точно! С тех пор как меня заперли тогда в подвале, а я позвонил Дашке и вы меня освободили, я без него никуда! А, кстати, Петь, ты мне вчера не ответил, почему ты ничего не сказал девчонкам и Стасу?

А, верно! Меня баба Маня чай пить позвала, — припомнил Петька. — А не хочу я им говорить, потому что, во-первых, Стае вчера на все делал козью морду! Мол, ему надоело, у него последний год, и все такое. А девчонкам не сказал… наверное, просто со злости… — признался Петька. — У меня вчера с утра такое настроение паршивое было, хуже некуда. Я думал, что зашел в полный тупик, а теперь… Такие перспективы открываются, аж дух захватывает. Главное, не лажануться, не свалять дурака! Как с тем профессором в деревне!

Да уж! Обмишурились тогда по полной программе! — засмеялся Денис.

Ну вот, мы и пришли! — возвестил Петька. — Она в этом подъезде живет. На четвертом этаже. Хорошо, что тут кодовый замок сломан!

Подумаешь, сейчас еще не так холодно, можно и на улице подождать, — хмыкнул Денис.

А, кстати, ты прав! Лучше подождать тут, внизу! Хотя нет, нам же надо выяснить, в какой она квартире живет!

Но там мы будем в глаза бросаться! Они же теперь, небось, мальчишек как огня боятся, после того нашего налета! А увидев, что мальчишки толкутся на площадке…

Не продолжай, все ясно! Я так расстраивался из-за наших неудач, что даже забыл, как мы Лену спасали! Пошли, вон там, видишь, лавочка есть! Сядем, пока пенсионеры не заняли!

Действительно, несколько поодаль находилась детская песочница и возле нее две лавочки. В этот ранний час там никого еще не было — ни детей, ни пенсионеров, и к тому же прекрасно был виден нужный подъезд. Мальчики уселись.

Хорошо! — сказал Петька. — Смотри, даже солнышко выглянуло! Будем считать, что это — хороший знак!

Не знал, что ты суеверный! — улыбнулся Денис.

В нашем сыщицком деле без суеверий не обойтись! — наставительно заметил Петька. — Я только в черных кошек не верю!

Почему?

Не знаю! Просто я вообще кошек люблю, а черных — особенно! Мама ни за что не хочет иметь кошку в доме, а мне так охота… Здоровенного, толстого черного котяру! — мечтательно проговорил Петька.

А ты принеси котенка в дом, твоя мама и растает, — посоветовал Денис.

Не растает!

Неужели выгонит?

Не выгонит, но пристроит к кому-нибудь! К нам на даче приблудился котенок, правда, не черный, а рыженький с белым, симпатяга, я так маму просил его оставить, она и оставила, кормила-поила — — ничего не скажу, а через три дня за ним пришли и забрали в магазин… мышей ловить. Это мама продавщицу уговорила… Ой, Денис! Она!

Из подъезда вышла вчерашняя женщина, в том же голубом плаще с хозяйственной сумкой в руках. Мальчики вскочили и, держась в отдалении, двинулись за ней. Женщина явно никакой слежки не опасалась. Она спокойно шла себе по Ленинградскому проспекту в сторону Белорусского вокзала. Дойдя до продовольственного магазина, она туда зашла. Петька с Денисом ждали у дверей соседнего магазина, где торговали одеждой. Они пристально разглядывали витрину. Через несколько минут женщина вышла и отправилась домой.

— Петь, я забегу вперед и прослежу, в какой она квартире! — быстро сказал Денис и, не дожидаясь ответа, рванул с места. Он обогнал женщину и, прежде чем она успела свернуть в арку, уже влетел в подъезд и пешком взбежал на четвертый этаж. Тут он перевел дух и поднялся еще на один пролет. Отсюда ему прекрасно видна была вся площадка четвертого этажа. Вскоре женщина в голубом плаще вышла из лифта и подошла к двери с номером 65. Открыла дверь ключом и вскоре захлопнула ее за собой. Денис мгновенно очутился у этой двери и приник к ней ухом. Но не услышал ровным счетом ничего. Но тут кто-то завозился с замком у соседней двери, и Дениса словно ветром оттуда сдуло. Он выбежал во двор. Петька сидел на лавочке.

Ну? — с надеждой взглянул он на друга.

Порядок! Квартира 65! — сообщил Денис. — Похоже, она там одна живет. Она как дверь закрыла за собой, я послушал: никаких голосов, никаких разговоров.

А если она просто с мужем поссорилась? И они друг с дружкой не разговаривают!

Все может быть! Я же только предположил! — сказал Денис, вновь усаживаясь на лавку. — Слушай, а вдруг она сегодня больше не выйдет из дома?

Это будет фигово! Но я все-таки оптимист!

Тут из «их» подъезда вышел мальчик лет десяти с красивой черной овчаркой на поводке.

— Ох, какая собака! — простонал Денис. В отличие от Петьки, он обожал собак. — Ты глянь, до чего благородный вид!

Собака и впрямь была хороша. Мальчик огляделся по сторонам и, задумавшись надолго, отпустил собаку с поводка, опасливо косясь в сторону Петьки и Дениса.

Денис поманил его пальцем. Мальчик подошел на безопасное расстояние.

Эй, парень, как тебя звать? — спросил Денис.

Меня? Денис!

Денис? И я тоже Денис! Давай знакомиться!

Зачем? Мне мама не разрешает!

Уж больно у тебя собака хорошая! Медалистка?

Это кобель! — уточнил Денис-младший. — Медалист! Чемпион породы!

Сразу видно! — заметил Денис. — А как его зовут?

Арно!

А сколько ему лет? — допытывался Денис.

Три года, четвертый!

Умный, наверное, жутко? — предположил Петька.

Не то слово! Недавно воров задержал! Они в квартиру залезли, а он их не выпустил, а еще летом сестренку от цыганок спас! Они ее чуть не утащили!

А сестренка-то маленькая? — полюбопытствовал Денис.

Маленькая, четыре годика!

Слушай, тезка, а ты почему не в школе?

А ты? Ты почему не в школе? — вопросом на вопрос ответил младший Денис.

Да мы тут одну тетку ищем…

Какую тетку?

Толстую, в голубом плаще!

Зачем она вам?

А ты что, знаешь ее?

Может, знаю, а может, и нет!

Арно, почувствовав недовольные нотки в голосе хозяина, подошел к скамейке и сел рядом. Петьке стало немного не по себе. А Денис расплылся в улыбке.

Можно мне его погладить? — спросил он у младшего тезки.

Лучше не надо!

Денис все-таки протянул руку к Арно, и в этот момент из подъезда вышла тетка в голубом плаще.

Вы не эту тетку искали? — спросил младший Денис.

Именно! Она-то нам и нужна! — воскликнул Петька, срываясь с места. Денис вскочил и кинулся за ним. Но и Арно не терял времени. Увидев убегающих людей, к которым его хозяин отнесся настороженно, чемпион породы схватил Дениса за штанину.

Арно! — взвизгнул Денис-младший! — Арно! Не смей!

Пес замер. А Денис-старший припустился бежать! Но штаны были порваны! Вот черт! Новые джинсы! Но думать об этом было некогда. Впереди шел Петька, поспешая за теткой в голубом плаще. Она шла, на удивление, быстро. Совсем не так, как ходила в магазин. Наконец Денис догнал Петьку.

Жив? — осведомился тот. — Извини, друг, я боялся ее упустить!

Я-то жив, зато джинсы приказали долго жить!

Тетка тем временем спустилась в метро. Они — за ней. Села в поезд на Кольцевой линии. И мальчики следом. Народу в вагоне было много, и они встали у неоткрывающихся дверей, прислонясь к стеклу с надписью «Не прислоняться».

Ну, чего там с тобой этот чемпион сделал?

Джинсы порвал! Гляди, какая дырища!

Не страшно! Сейчас дырявые джинсы — самый писк! А ты здорово испугался?

Не успел! Я вообще-то собак не боюсь, но забыл, что от них убегать нельзя!

Но я же вот убежал!

Наверное, я у него больше подозрений вызвал!

Они засмеялись, стараясь не глядеть даже в сторону тетки. Петька вдруг хлопнул себя по лбу и полез в карман рубашки. Там лежал маленький красный футляр из пластмассы. Он открыл его и вытащил оттуда… английскую булавку…

— Давай твои портки заколем! Пускай все думают, что это самый модный прикид!

Петька заколол болтавшийся лоскут!

Гляди, как клево получилось!

Ага! — обрадовался Денис, которому вовсе не улыбалось щеголять в порванных штанах.

Тетка вышла из поезда на станции «Октябрьская», поднялась по эскалатору, вышла и, не задерживаясь у многочисленных прилавков, пошла налево, через дорогу. Потом встала на троллейбусной остановке. Друзья издали следили за нею. Показался троллейбус номер четыре. Женщина не шелохнулась.

Значит, четвертый ей не подходит! Денис! — вдруг возбужденно зашептал Петька. — Кажется, она едет в Л.п. 82/2!

С чего ты взял?

Это, наверное, в конце Ленинского! А четверка сворачивает на Ломоносовский!

Ты уверен?

Ага, у нас на Ломоносовском знакомые живут! Я к ним сколько раз ездил!

Ребята подошли поближе к остановке, и Денис принялся изучать маршруты троллейбусов.

И вдруг Петька заметил, что тетка пристально на него смотрит. Неужели узнала? Он сделал вид, что совершенно ею не интересуется, а сам тихонько подошел к Денису.

— Кажется, она меня засекла, — еле слышно прошептал он.

Денис, молодчина, и бровью не повел. Только спросил так же тихо:

С чего ты взял?

Проверь сам.

Теперь уже Петька углубился в изучение маршрутов, а Денис как бы невзначай обернулся. Тетки не было! Она исчезла!

— Петька! Ее нет!

Петька тоже обернулся. В самом деле, женщина исчезла!

Что за черт! Куда она девалась? Какие же мы идиоты! Упустили! Вот непруха! Кретины несчастные! Это я во всем виноват!

Да ладно тебе! Завтра проследим за ней, только и всего! Мы же знаем, где она живет!

Легко сказать! Она ведь насторожилась! Надо же так по-идиотски проколоться!

Но куда она девалась? Не могла же она провалиться сквозь землю! И ведь не худышка какая-нибудь! — волновался Денис. — Петь, я знаю, что делать!

Петька взглянул на него с надеждой.

Пусть завтра утром к ее дому подойдут девчонки. Уж их-то она совсем не знает… А еще лучше — не к дому, а сюда, на остановку!

А если она ездит туда только раз в неделю? Прикажешь целую неделю дежурить на этой остановке?

Это мне и в голову не пришло… Но все же попытаться стоит! Попытка — не пытка!

Еще какая пытка! Когда понимаешь, какой ты самонадеянный болван, остолоп и олух, поверь мне, это настоящая пытка!

Денис расхохотался.

Что я сказал смешного? — мрачно поинтересовался Петька. — Самокритика — это пытка!

Только для того, кто привык сам себя возвеличивать! — прозорливо заметил Денис.

Петька посмотрел на него с интересом. А он вовсе не так прост, этот Денис Русанов! Петька частенько восхищался сам собой, но откуда об этом известно Денису?

Петь, а у тебя схема с собой?

Да. Ну и что с того?

А то, что Л.п. есть не только в кружочках, но и в квадратиках, причем с адресом!

Так, так, говори!

Может, эта баба ехала не в квадратик, а в кружочек? Тогда мы можем… — Денис полез в карман и вытащил кошелек. — Сколько у тебя денег?

Двадцатник!

Отлично! У меня полтинник! За семьдесят мы…

Возьмем такси и, может, обгоним ее, так?

Именно!

И Денис выскочил на проезжую часть, голосуя проносящимся мимо машинам. Но ни одна из них не остановилась.

Безнадега! — вздохнул Петька минут через десять. — Нехотят сажать подростков! Яснее ясного, боятся.

Что будем делать? — Вконец расстроился Денис.

Поехали к тебе! Мне с горя жрать захотелось, а домой пока лучше не соваться!

Петь, а может, ты попробуешь тормознуть какую-нибудь тачку? Вдруг они рыжих не любят? — предположил Денис, чтобы хоть немножко развеселить павшего духом друга.

Ну, прямо!

Попробуй, жалко, что ли?

Да мы все равно ее упустили! Только зря деньги потратим! Ладно, давай все же на троллейбусе смотаемся на Л.п, 82/2. Может, она туда окольными путями добирается! — вспыхнула надежда у Петьки.

Тогда тем более лучше на такси! Давай голосуй! — стоял на своем Денис.

Петька нехотя ступил на проезжую часть, и буквально через минуту рядом с ним затормозила зеленая «Дэу». Он даже не успел ничего сообразить, как дверца открылась.

— Куда спешишь, сосед?

За рулем сидел Эдуард Николаевич. Петька смутился.

Ой, это вы?

Так куда тебе?

На Ленинский, ближе к концу.

Садись быстрее!

Но я не один, я с другом!

Садитесь с другом, да поживее!

Петька не заставил себя упрашивать, и они с Денисом залезли в машину.

— Прогуливаем? — хохотнул Эдуард Николаевич. — Не волнуйся, я родителям ничего не скажу! Сам когда-то обожал прогуливать школу!

Спасибо! — пробормотал Петька.

И куда ж вы так спешите, что даже такси ловить стали? Если не секрет?

Да нам надо подарок одной девчонке купить, а времени мало! — заявил вдруг Денис. — В магазине «Власта». Нам посоветовали.

«Чего он несет, — подумал Петька, — какая еще Власта?»

«Власта», говоришь? Отлично, вам повезло, я еду именно в этот дом!

Правда? — обрадовался Денис. — Впрямь повезло! Потому что я не помню точно номер дома, а теперь не придется искать!

Номер дома? Восемьдесят два дробь два! Я этот адрес отлично помню!

«Ни фига себе! — подумал Петька. — Тот самый дом! Может, он спешит именно на встречу с той теткой? Только бы она нас не заметила!»

— А что же вы собираетесь покупать во «Власте»? — полюбопытствовал Эдуард Николаевич.

Да она вообще-то хотела одни бусы… Но мы еще не знаем, там сориентируемся!

Понятно! Петя, а это, часом, не для твоей девочки, как ее, Даша или Маша?

Даша! — буркнул Петька. — Нет, это для другой…

Понял! — засмеялся Эдуард Николаевич. — Только за бусами не стоило в такую даль ездить, их, по-моему, на каждом шагу сколько хочешь…

Но Лида именно во «Власте» видела эти бусы… — объяснил Денис.

«Вот привязались к бусам, — с раздражением думал Петька. Теперь он уже был убежден в том, что Эдуард Николаевич направляется именно по адресу из схемы. — А если тетка расскажет ему про двух ребят, которые за ней следили, и подробно нас опишет? Тогда всему делу каюк! А может, и нам самим тоже! Тем более Эдуард сразу все сопоставит. Тетка заметила слежку и ушла от нас на остановке троллейбуса на Якиманке. И он на этой самой остановке подхватил нас в тот момент, когда мы ловили такси, чтобы ехать в дом 82/2! Картина абсолютно ясная и не вызывающая ни малейших сомнений».

Ой, Эдуард Николаевич, вы лучше высадите нас возле универмага «Москва»! — попросил вдруг Петька, к величайшему изумлению Дениса.

У «Москвы»? Пожалуйста! Но ведь Лида видела бусы именно во «Власте»! — засмеялся Эдуард Николаевич.

А в «Москве» она видела шарфик! Я считаю, лучше купить шарфик, чем какие-то дурацкие бусы! Правда же? Шарфик — вещь полезная, а бусы… И потом это все же не так далеко! Правда, Денис? — И Петька довольно сильно наподдал Денису ногой.

Ага! — немедленно среагировал тот. — Шарфик зимой согреет, а бусы… это фигня!

Практичные вы мои! — засмеялся Эдуард Николаевич и притормозил возле троллейбусной остановки «Универмаг „Москва“. — Живо вылезайте! Желаю удачи в покупке шарфика!

И он укатил.

Денис злобно посмотрел на Петьку. Тот очень больно двинул его.

Ну, может, объяснишь, в чем дело? Что это за финт ушами?

Объясню, можешь не сомневаться! Только пойдем сядем вон в ту кафешку, водички попьем! А то мозги у меня вскипели!

С чего бы это?

Да мне пришло в голову…

И Петька поделился с Денисом своими соображениями.

Ух, ты! Ну, у тебя и голова, Петька! Обалдеть! А ведь это и вправду опасно! Думаешь, ты его сбил с толку?

Понимаешь, пока он еще ничего не подозревает, а вот когда тетка доложит ему…

Петь, тебе сейчас нельзя жить дома! Наври чего-нибудь родителям и поживи у меня!

Нет! Нельзя! Тогда-то он уж точно решит, что это я! Ни в коем случае! Все-таки мой, как ты выражаешься, финт ушами здорово расстроит всю логическую цепочку!

Но он же может сообразить, зачем ты это сделал! Запросто!

Не обязательно! Иногда самое, казалось бы, очевидное человеку и в голову не приходит! Кстати, откуда ты знаешь про эту самую «Власту»?

Просто видел несколько раз, когда мимо проезжал. Название необычное, вот и запомнил, а еще одна девочка у нас в классе как раз вчера хвасталась какими-то бусами, которые купила во «Власте».

И надо же, чтобы это оказался тот самый дом! Да, теперь уж у меня сомнений нет, «братцы-кролики» — самые настоящие преступники!

Петь, так, может, пора сдать их в милицию? Капитану Крашенинникову, а?

Рано! — вздохнул Петька.

Почему?

Доказательств нет!

Как это нет? Как нет? А схема? А Лена? Это, по-твоему, не доказательства?

Лена-то уж точно не доказательство! Где мы, а где Лена? Крашенинников на слово не поверит!

Слушай, а может, пора подарить это дело Якушеву?

Нет, еще не пора! Он может все завалить! Мы, конечно, сделаем ему подарок, но потом, когда поближе узнаем! Фу, чего-то я устал! — признался Петька. — Совсем с этими делами спорт забросил! Даже плавать не хожу!

А правда, поехали ко мне! — предложил Денис. — Ты же у меня еще не был!

А у тебя пожрать найдется?

Конечно! И суп, и какое-то мясо!

А кто у вас готовит? Вы же вдвоем с братом живете? — спросил Петька и осознал вдруг, что ровным счетом ничего не знает о жизни Дениса.

Вера Георгиевна, домработница.

Она сейчас дома будет?

Сегодня нет. Вчера была. Она через день к нам ходит. Готовит, убирает…

Денис, а ведь придется нам все-таки Стасу в ножки кланяться, — с неохотой сказал Петька, когда они уже сели в троллейбус. — Девчонок одних нельзя туда посылать.

На Л.п. восемьдесят два?

Дробь два! — уточнил Петька. — Самим нам уже никак нельзя туда соваться… И Лавре, кстати, тоже. Эдуард ее запомнил. Так что лучше всего Оле со Стасом…

А если он откажется?

Вообще-то не должен… Он парень хороший, только нервный! Вот приедем сейчас к тебе и позвоним ему!

Так он же еще в школе будет! Поедим, отдохнем и тогда… Петь, а как, по-твоему, куда эта тетка провалилась? Ведь исчезла в мгновение ока!

Куда она девалась, я не представляю, но ясно одно — она профессионалка! Матерая профессионалка!

В какой области?

Ну, либо разжалованная кагэбэшница, либо завалившаяся шпионка! Вернее, разведчица! Шпионы почему-то только заграничные бывают, а у нас — разведчики!

А может, она контрразведчица! — предположил Денис.

Может, и так, даже скорее всего. Ведь как она нас засекла! И тут же исчезла! Профессиональный почерк!

А вдруг она все-таки ихняя шпионка?

И что?

Они похищают детей для того, чтобы влиять на каких-нибудь высокопоставленных родителей! Родители ведь за своего ребенка любую государственную тайну выдадут!

Денис! Ты гений! Если вспомнить историю с Леной, то ее папаша о выкупе как-то невнятно говорил! Скорее всего от него требовали сотрудничества! Или хотели сделать его агентом влияния! Да мало ли что еще! Я думаю, что все именно так и обстоит!

Глава XIV

ПЕРСТЕНЬ С АКВАМАРИНОМ

Как назло, чуть ли не все учителя спрашивали у Даши, где Квитко. В ответ она только пожимала плечами. Мол, знать не знаю! Когда же на уроке литературы Анна Каренина тоже поинтересовалась местонахождением Петьки, Даша сказала:

— Анна Аркадьевна, я не знаю! Не знаю! После уроков обязательно к нему зайду! И завтра все вам доложу!

А тебе не кажется, что он просто злостно прогуливает школу!

Злостно? Не думаю!

Нет, он точно не злостно, он просто прогуливает! — подал реплику Игорь Крузенштерн. — Хотя я, честно говоря, не знаю, какая разница!

Чего ты не знаешь, Крузенштерн?

В чем разница между злостным и не злостным прогулом. И что лучше?

Игорь, прекрати придуриваться! — крикнула Анна Аркадьевна. Она знала, что с подачи Крузенштерна ребята легко могут сорвать урок. Посему она не стала объяснять ему разницу между видами прогула, а просто вызвала отвечать. И влепила тройку. Надо заметить: не совсем справедливо, так как Игорь на четверку уж точно ответил.

А все-таки он мне нравится, — прошептала Оля на ухо Даше.

Круз? Да ну его… Хотя, надо сказать, он за последнее время немного поумнел…

Он очень красивый!

Действительно, Крузенштерн отличался стройной спортивной фигурой, ростом, красивой каштановой шевелюрой и синими веселыми глазами. Он только тускнел на уроках математики и физики, вся его красота куда-то девалась, а в глазах стояла вселенская скорбь. Многие девчонки были в него влюблены, но сам он никому вроде бы не отдавал предпочтения и от этого казался загадочным.

— Жукова, Лаврецкая, мое терпение лопается! Сколько можно языки чесать? Лаврецкая, к доске! Жуковой приготовиться!

Однако и Даша, и Оля ответили на все вопросы, и как ни хотелось Анне Аркадьевне снизить им оценку за нахальство, как она для себя определила их поведение, но все-таки ниже четверки поставить им не смогла. Они остались вполне довольны. Учиться на отлично в их классе было не модно.

После уроков Оля предложила пойти к ней. Даша согласилась. Обед дома есть, Стае прекрасно сам себе все разогреет!

— Оль, как ты думаешь, куда Петька с Денисом подались?

Откуда же мне знать? — удивилась Оля. — Но Петька же, кажется, обещал позвонить?

Обещал. Я думаю, он своих соседей выслеживает. Узнал чего-нибудь и теперь идет по следу. Он это здорово умеет!

Ты совсем не волнуешься?

Пока нет! Он же меня предупредил!

Девочки! — окликнул их кто-то.

Они обернулись. К ним спешила молодая женщина на высоченных каблуках. Очень красивая, с ярко-рыжими волосами, в элегантном белом плаще.

Девочки остановились.

Даша пригляделась к женщине. Однако она ничем не напоминала ту, которую описала Лена. Можно сказать, полная противоположность! И у нее такое милое лицо в веснушках!

Девочки, вы в кино сниматься не хотели бы?

Что? — опешили девочки.

Да, да, в кино! Вы не ослышались! Наша группа ищет девочек-школьниц вашего возраста, и мне показалось, что вы…

А какой фильм? И кто режиссер? — поинтересовалась Даша.

Фильм о любви! Совместное производство с Италией! Итальянский режиссер, его имя вам вряд ли что-нибудь говорит! Но если вы настаиваете, то его фамилия… Джакометти! А я ассистент режиссера, меня зовут Ангелина! А вас?

Меня Оля, а вот ее Даша!

Очень приятно! Так вы все же хотите в кино сниматься?

Но ведь надо еще пройти кинопробы? — поинтересовалась Даша.

Ну, разумеется, хотя для начала я сделаю ваши снимки и покажу режиссеру! Если он в принципе заинтересуется вами, то я вам позвоню! Вы-ведь дадите мне свой телефон?

— Дадим, конечно! — восторженно ответила Оля.

Женщина вынула из сумки «Полароид» и сделала два снимка.

— Что ж, вы отлично получились! Один снимок вам, а второй — режиссеру! Так что ждите звонка, — улыбнулась она девочкам.

Стае издали увидел, что Дашка и Оля разговаривают с какой-то незнакомой женщиной. И испугался. «Вот коровы», — подумал он и пустился бегом.

Дашка! Оля! — закричал он. — Привет! Здравствуйте! — вежливо поздоровался он с незнакомкой.

Это ваш одноклассник? — спросила женщина.

Это мой брат! — гордо заявила Даша. — Познакомьтесь, это Стае, а это Ангелина!

Очень рада! — мило улыбнулась женщина и протянула Стасу руку в перчатке.

Он пожал ее руку и вдруг закричал:

Ой! К вам в перчатку какой-то червяк заполз!

Что? — побелела женщина и сорвала с руки перчатку. Она принялась трясти ее, и взору всех предстал большой и очень красивый перстень с голубым камнем.

Даша взглянула на Стаса, и тот быстро кивнул. Они поняли друг друга. Оля же не врубилась в ситуацию.

Наверное, мне показалось, — спокойно сказал Стае, пристально вглядываясь в лицо женщины. Ничего похожего на данное Леной описание. Может, он ошибся? В конце концов перстень с аквамарином может быть у тысяч женщин!

Фу, как я напугалась! Я смертельно боюсь всего, что ползает! — пролепетала женщина. — Разве можно так? — укорила она Стаса.

Извините, я не хотел вас пугать…

— Ладно, это не смертельно, — улыбнулась Ангелина.

«И все-таки это она, — мелькнуло в голове у Стаса. — Ноздри, тонкие, нервные! А остальное — грим!»

Между тем Ангелина аккуратно записала на обороте снимка телефоны девочек и стала прощаться.

Мне почему-то кажется, что вы-то как раз подойдете! — ободрила она подружек. — Ждите звонка! — Она помахала им рукой и очень быстро пошла прочь. И села в поджидавшие ее довольно потрепанные «Жигули» с надписью «Киносъемочная». Номер машины был залеплен грязью.

Вы что, сдурели? — накинулся на девочек Стае. — Это же она! Она!

Кто она? — простодушно спросила Оля.

Это же та самая женщина, которая похитила Лену!

Стасик, ты что? — всплеснула руками Оля.

Вообще-то я тоже сомневаюсь, — заметила Даша. — Перстень еще ни о чем не говорит!

Идиотки! Коровы! Что она от вас хотела?

Она предложила нам съемки в фильме! Совместное производство с Италией! Режиссер Джакометти! — сообщила Оля.

А зачем она вас снимала?

Ну, это как раз понятно! Она покажет нас режиссеру, и, если наши фейсы его заинтересуют, тогда она нам позвонит и вызовет на кинопробы! — объяснила Даша.

Похоже, игра переходит в эндшпиль! — проворчал Стае.

Стасик, ты о чем? — спросила Даша, которой ужасно захотелось, чтобы все это было правдой и они с Олей снялись бы в кино! А все подозрения Стаса показались ей не очень основательными. В конце концов, общее только кольцо! Ерунда! Вон их географичка Елена Григорьевна тоже носит перстень с аквамарином! Ну и что?

Интересно, на кого из вас она нацелилась? Дуры несчастные, вы что, и впрямь думаете, что итальянскими кинодивами станете? Обормотки!

Стае, ты чего злишься? У нее же ничего общего с той женщиной! У той волосы темные, а эта рыжая!

Парик!

А веснушки?

Тоже не проблема! Либо она их нарисовала, либо тогда замазала!

И каблуки! Та была без каблуков, а эта вон на каких каблучищах! — заметила Оля.

Ну, это просто глупость! Сегодня она в одних туфлях, а завтра — в других!

Нет, Стасик, ты не понимаешь, — тихо сказала Оля. — Если женщина привыкла ходить на каблуках, ей без каблуков совсем будет неудобно. Вот моя мама всегда, даже дома, ходит на высоких каблуках!

Ну, в этом я не очень уверена: у моей мамы разные туфли — и с каблуками, и без… — сказала Даша.

Значит, вы считаете, что это совсем другая женщина? А на ее нос вы обратили внимание?

А что нос? — не поняла Даша. — По-моему, нос как нос, ничего выдающегося!

Ноздри! Лена говорила, что у той бабы были тонкие, нервные ноздри!

Да ну, глупость какая — нервные ноздри! А нервные ноги бывают? — засмеялась Даша.

Дарья, прекрати ваньку валять! Дело очень серьезное!

Стае, ну ты сам посуди, если бы она собиралась кого-то из нас похитить, то зачем бы она подошла к нам обеим?

Элементарно! Я еще могу понять, что Олька не врубается, у нее опыта нет, но ты! Вы же ей дали свой телефон! Теперь она позвонит той из вас, на кого наметилась, а это скорее всего Оля, и скажет: ты подходишь режиссеру, а твоя подружка, — к сожалению, нет. Ты ей пока ничего не говори, чтобы не расстраивать, скажешь, когда пройдешь кинопробу! Очень человеколюбиво! И Оля, как последняя дура, попрется на встречу с ассистенткой-гуманисткой. А потом ее папе позвонят и скажут — извольте выкладывать денежки, ваша дочка у нас!

Да что ж они, совсем дурные, что ли? — протянула Оля. — Дашка же сразу на них наведет!

На кого? На рыжую женщину в потрепанных «Жигулях» с неизвестным номером? — горячился Стае. — Ну ничего! Хорошо, что я подоспел, теперь вы будете начеку! Обещайте, как только кому-то из вас она позвонит, сразу скажете мне, и тогда… Тогда мы всю компашку выведем на чистую воду! А, кстати, что там у Петьки?

Откуда ж мы знаем? — пожала плечами Даша. — И вообще, что мы на улице торчим? Пошли к нам.

Мы же хотели ко мне пойти! — напомнила Оля.

Нет, пошли к нам! Там никого нет, и мы спокойно все обсудим! И позвоним Петьке! Он, наверное, тоже что-то нарыл!

Хорошо! — согласилась Оля.

Первым делом Даша позвонила Петьке, но ей никто не ответил.

— Сейчас еще Денису звякну, они в последнее время вместе тусуются!

Действительно, Денис сразу взял трубку и очень обрадовался Даше.

— Привет! А у нас новостей до фига и больше!

У нас тоже! Давайте, подваливайте сюда! — потребовала Даша. — Вы обедали?

Обедали!

Тогда мы вас ждать не будем, а то Стасик от голода уже вилку жрет!

Минут через сорок явились Петька с Денисом. Сначала они рассказали о своих приключениях, потом Даша и Оля под ядовитые комментарии Стаса рассказали о женщине с киностудии. Некоторое время все молчали. Потом Петька заявил:

Кстати, они вполне могут нацелиться и на Дашку.

А я-то им зачем?

Мы точно не знаем, с какой целью они людей похищают! А твоя мама, между прочим, работает на телевидении, в русско-американской компании…

Ну и что? Она же там не главная!

Почти главная! Заместитель генерального директора! А кто у них генеральный директор?

Грачев!

У него дети есть?

— — У него никого нет, мама всегда говорит, что он женат на телекомпании!

Что и требовалось доказать! Через кого можно на него влиять? Значит, остается твоя мама! Если тебя похитят, твоя мама пойдет на все!

Петька, ты всерьез так думаешь? — спросила перепуганная Даша.

Серьезнее некуда! И, между прочим, в зависимости от того, кому эта баба позвонит, мы и выясним направление их деятельности! Если позвонит Оле, их интересуют просто деньги, а если тебе, то тут тоже все будет ясно!

Петечка, ты веришь, что это была та самая женщина?

Абсолютно! У Стаса глаз — алмаз! А у вас, дурищ, мозги поплыли от одного только слова — кино! Ну, еще бы! Они станут кинозвездами! Оля, я же тебя предупреждал — не вступай в разговоры с незнакомыми!

— Но я же была не одна… — попыталась оправдаться Оля.

А Даша все хотела разобраться.

— Нет, вы скажите, зачем им так сложно действовать? Подкараулила бы эта Ангелина одну меня — и все дела! Или одну Олю! Зачем огород городить с кинопробами, с фотками! Зачем? Действовали бы как с Ленкой, и тогда ищи-свищи! А тут свидетели! Стае, кстати, тоже свидетель, не только Оля и я!

Но мы же мало что знаем! Может, они за Ленкой долго охотились, а это дело у них сорвалось, и они заторопились! Ну ничего! Нам же опять фантастически повезло! Вы только подумайте, какие успехи за один день! — ликовал Петька. — И еще, конечно же, «братцы-кролики» увязли в этом по самую шею!

Как я уже сказал, партия переходит в эндшпиль, и мы должны действовать четко и слаженно! Хотя бы на этом этапе! — И Стае строго поглядел на Петьку.

Тот сделал вид, что не заметил этого взгляда.

Короче говоря, — на правах старшего заговорил Стае, — главное — подловить Ангелину.

На живца? — осведомился Денис.

Именно! Самый простой способ! Если она кому-то из вас, девчонки, позвонит, вы придете в телячий восторг! Будете задавать ей идиотские вопросы, хохотать от счастья, — словом, притворитесь полными дурами! Но ни за что не соглашайтесь на немедленную встречу!

Почему? — спросила Даша.

Ну, это-то понятно, — ответила за Стаса Оля. — Чтобы иметь возможность подготовиться!

Верно, Оля! Лучше всего назначить встречу вообще на другой день, ну, на худой конец, хотя бы через часа три-четыре. Нам нужно будет держать постоянную связь в эти дни, и тут следует все хорошенько продумать!

Стае, а как насчет Ленинского проспекта?

Если мы поймаем Ангелину с поличным, нам так и так придется сдать ее в милицию, и тогда пусть уж они сами разбираются!

Наверное, ты прав! — задумчиво проговорил Петька. — Но что, если эта Ангелина не позвонит? Или окажется действительно ассистенткой режиссера? Такое ведь тоже не исключено!

Вот было бы здорово! — мечтательно сказала Оля. — Знаете, чего я больше всего хотела бы?

Поделись! — предложила Даша.

Интересно послушать! — усмехнулся Стае.

Больше всего я бы хотела, чтобы и Ангелина оказалась честной, нормальной девушкой с киностудии, и «братцы-кролики» были бы обыкновенными менеджерами, и тетка в голубом плаще была бы просто теткой! И чтобы все это не имело к нам ни малейшего отношения!

Ишь чего захотела! А схема? — жестко спросил Петька.

И схема… Хочу, чтобы схема была просто схемой нелегальной перевозки, допустим, водки или сигарет… Но не людей!

Твои мечты понятны! Но, увы… им вряд ли суждено сбыться! — заключил Стае. — Значит, так, завтра все идут в школу, после школы сразу собираемся у нас, все, кроме Оли! Она сидит дома и ждет звонка!

А бабушке не говорить про ассистентку? — спросила Оля.

Естественно, нет! Ни слова, ни звука! — откликнулся Стае. — Ни в коем случае!

Но мне будет скучно одной! Можно, я с вами, а бабушке скажу, что я у Даши и если кто-то будет звонить…

Оля! Это несерьезно, — прервал ее Стае. — Ничего, почитай книжку, посмотри телевизор, поиграй на компьютере, займи себя, чем хочешь, но сиди дома! А в случае, если вдруг бабушка пошлет тебя в магазин, первым делом позвони нам и дождись, пока кто-то из нас придет! Одна из дому — ни шагу! Дарья, это и к тебе относится.

Да, поняла уже, — мрачно ответила Даша. Ей ужасно все это не нравилось. Что же это такое — шагу ступить нельзя! Но она признавала правоту Стаса.

Все это хорошо, но вы вот что мне скажите, — начал вдруг Петька, — а что, если Ангелина и в самом деле нормальная ассистентка режиссера, давайте допустим такую возможность, и она в самом деле покажет итальянскому режиссеру фотографии девчонок, а они ему совершенно не понравятся…

Почему это? — воскликнула Оля.

Я сказал — допустим! Так вот, они ему не понравятся, и он продолжит свои поиски, так нам — сколько ждать прикажешь? До второго пришествия? — обратился он к Стасу.

Тот задумался.

— Петро, ты прав! Подождем три дня и, если Ангелина не прорежется, со спокойной душой займемся домом на Ленинском! Все вместе!

А если Ангелина позвонит как раз на четвертый день? — полюбопытствовала Даша.

Если она не позвонит в течение трех дней, это будет означать, что она и впрямь ассистентка, а вовсе не бандитка!

А я — дурак! — засмеялся Стае.

Они еще долго совещались, а потом разошлись по домам — надо было делать уроки. Учебный год уже набирал обороты.

Даша взялась за учебник по истории. Но не поняла ровным счетом ничего. Строчки сплывались перед глазами. Не до истории ей сейчас! Девочке было страшно и одиноко. Если бы не Стае, она бы волком завыла. Мама вечно занята чем угодно, только не родной дочкой. Папа вообще никогда ее не понимал. Бабушка, любимая, родная бабушка — в Австралии, и неизвестно еще, когда вернется и вернется ли вообще… А Юра, ее принц из бельгийского городка Маасмехелена, похоже, просто забыл о ней. Ни звонка, ни письма! С глаз долой, из сердца вон! От жалости к себе Даша чуть не расплакалась. Даже Петька с Денисом уже не ревнуют ее друг к дружке, — наоборот, они крепко сдружились… Эта мысль окончательно ее добила, и она громко разрыдалась.

Стае тут же примчался.

Дашка, ты чего ревешь? Что с тобой! Что-то случилось?

Стасик, миленький, ты один у меня остался! — рыдала она. — Все меня бросили, только ты один… Стасик, пожалуйста, не бросай меня!

Да кто тебя бросил? Ненормальная! Никто тебя не бросал! Не выдумывай!

Все, все бросили! И мама, и бабушка, и… Юра, и даже Петька с Денисом!

Что за бред! Дарья, сию минуту прекрати мерихлюндию! Распустила сопли! — Стае старался говорить с ней сурово, но сердце у него сжималось от жалости. Спокойная, собранная, остроумная Дашка казалась сейчас совсем маленькой девчонкой, которую жизнь крепко обидела. Тем более отчасти он ее понимал. Ему тоже иногда казалось, что отец его забросил. Но сейчас, перед рыдающей от горя девочкой, он чувствовал себя взрослым мужчиной, который обязан утешить и защитить ребенка. Только не знал, как это сделать. — Ну все, все, не жди, что я буду тебя жалеть. Тогда до утра проплачешь, я тебя знаю. И учти, никто тебя не бросал. Просто у взрослых своя жизнь, и ты уже достаточно большая, чтобы это понять. А потом, ты же никому ничего не говоришь! Поверь, если бы ты рассказала маме обо всем, она бы уже хлопала крыльями над тобой с утра до ночи. Но ты же молчишь! Что же касается бабушки, то, поверь, она вернется. Не останется она в Австралии ни за что! Понаслаждается жизнью, экзотикой, насмотрится на коал и кенгуру и вернется, как миленькая! На фиг ей сдался этот агент из «Интеллидженс сервис»? Что у них общего? Да разве сможет она навсегда отказаться от дочки и внучки, от своих учеников? Вот увидишь, самое позднее к весне она вернется. А скорее даже к Новому году. Сама подумай, какому нормальному человеку захочется встречать Новый год в жару? Это же просто противно!

Даша представила себе эту картину и улыбнулась.

Ну вот, уже легче! Не беда, скоро мы покончим с этой историей, дело явно движется к концу, и займемся подготовкой сюрприза для родителей.

Какого сюрприза? — сквозь слезы спросила Даша.

Как какого? Ты что, забыла? А ремонт? И, кстати, ты должна будешь раскрутить маму, чтобы она купила обои и краску. Да так, чтобы она ничего не заподозрила, а то не получится сюрприза. Представляешь, они вернутся, а у нас все комнаты уже в полном порядке!

Это еще дожить надо, — горестно всхлипнула Даша, но острый приступ жалости к себе уже пошел на убыль. — Стасик, ты правда думаешь, что бабушка вернется?

Обязательно! Я тебе даже больше скажу, — Стае таинственно понизил голос, — Юрка твой тоже скоро прорежется! Я все высчитал!

Даша посмотрела на него засиявшими, хоть и полными слез, глазами, в которых читался немой вопрос.

— Сестренка, сама подумай, времени-то еще прошло с гулькин нос! И если представить себе, что письмо он написал даже в первый день приезда в эту свою бельгийскую дыру и в тот же день отправил, что отнюдь не факт, то даже тогда письмо вполне могло еще не дойти. Если он не отправил его экспрессом, то оно еще недели две может спокойно гулять. У нас почта плохо работает, но и у них — тоже. Такое сколько раз бывало! У папы друг в Голландии, так письма иной раз полтора месяца идут. Не всегда, конечно, но бывает! Так что сама посуди…

Ты и вправду так думаешь? Или только меня утешаешь?

Я тебя утешаю, потому что так думаю! Ну все, пойди умойся, а то на тебя смотреть противно.

Стасик, ты настоящий друг!

И брат!

Это точно!

Глава XV

НИ ПУХА, НИ ПЕРА!

Петька открыл глаза и первым делом глянул на часы. Половина седьмого. Отлично, можно еще минут сорок поспать. Он повернулся на другой бок, закрыл глаза, но сна не было. Нахлынули мысли. Да, дело у них сейчас серьезное, даже очень. И, конечно, он стал раздумывать, что может предпринять сам. без помощи друзей! Смотаться одному на Ленинский? Нет, это глупо… Его там могут узнать! И потом, если он опять будет действовать в одиночку, терпение друзей может лопнуть… Значит, придется три дня тупо охранять девчонок. Но тут в его бедовой голове зародилась одна идея. Он дал ей созреть, а потом вскочил, сел за стол, достал схему и принялся старательно перерисовывать ее с ксерокопии.

Он зашел за Олей, предварительно обследовав подъезд, но все было спокойно. По дороге в школу им встретился Игорь Крузенштерн и тут же потребовал, чтобы Петька показал решение задачки по алгебре. Петька на ходу вытащил тетрадь.

На, Крузейро, мне не жалко! А вообще, говорят, сейчас вышла книга, где есть решения всех задач, которые даны в учебнике! Купи и живи спокойно!

А ты не брешешь? — насторожился Игорь.

Да нет, я на днях слыхал, как одна мамина подруга говорила, что купила такую книжку и спрятала, а когда ее дочка просит помочь решить задачку, а мамаша не в состоянии, она тайком заглядывает в книгу! Но дочка про нее не знает!

Во кайф! А она очень дорогая?

Чего не знаю, того не знаю! Но на такую книжку разориться стоит! Особенно тебе!

Слушай, Квитко, а ты не можешь на денек попросить эту книгу, я ксерокс сделаю!

Нет, Игорек, не могу! Я же этот разговор, можно сказать, подслушал, и как я признаюсь в этом? А, кроме того, могут подумать, что она мне самому нужна, а я такого унижения просто не вынесу!

Оля засмеялась. Какой забавный этот Петька.

А хотя бы узнать, как она называется, эта книга? — канючил Игорь. Мысль о том, что у него будет такое сокровище, совершенно потрясла его.

Нет, Игорек, я дал тебе информацию к размышлению, а дальше уж ты сам действуй!

А ты не наврал? Может, ты эту книгу просто придумал?

Это не мой жанр!

Значит, точно есть такая книга?

Есть, правда, — сказала Оля, немного смущенная присутствием красавца Крузенштерна. — Я тоже про нее слыхала!

Ну, если есть, я ее из-под земли достану! — возликовал Игорь.

А хочешь, я тебе помогу с матешей? — спросила вдруг Оля.

Петька страшно удивился. Чего это она?

Да нет, бесполезно! — махнул рукой Игорь. — Мне уж родители репетитора нанимали — толку ни грамма! Я математически бездарный!

Была бы честь предложена. — Сердито повела плечиком Оля и отвернулась. Действительно, этот Крузенштерн — полный обалдуй!

После уроков Петька, Стае и Даша проводили Олю домой, потом внимательно оглядели все вокруг, не стоит ли где-нибудь машина с надписью «Киносъемочная». Такой машины не было, и они отправились к Даше и Стасу, куда вскоре должен был приехать и Денис.

Часа через два Петька вдруг заявил:

Вообще-то мне надо сбегать по одному делу домой! Вы не возражаете?

По какому это делу? — насторожился Стае, зная неудержимую тягу Петьки к самостоятельным действиям.

Да мама просила меня починить микроволновку, а я забыл! — ляпнул Петька первое, что пришло в голову.

Вечером починишь, ничего страшного! Скажешь маме, что уроков было много и ты не успел.

Ладно, — вздохнул Петька, который больше всего на свете не любил ждать у моря погоды.

В восемь часов Стае сказал:

Ну все, сегодня уже никто не позвонит! Рабочий день кончился. Можно расходиться.

А мы не теряем зря время? — спросил Петька.

Петро, ты опять за свое? Сколько можно обсуждать?

Ладно! — махнул рукой Петька. — Между прочим, сегодня слышал в школе, что со второй четверти мы будем учиться и по субботам!

Какая гадость! — воскликнула Даша.

— Действительно, противно! — согласился Стае.

На этом они расстались.

Петька вернулся домой как раз к ужину.

Ой, кого я сегодня видела! — воскликнула Светлана Петровна, когда муж и сын уселись за стол. — Ни за что не догадаетесь!

Где? — спросил Игорь Алексеевич.

У нас в лифте!

В лифте? Крысу? — спросил Петька.

Да что ты такое говоришь, — возмутилась Светлана Петровна, — у нас в подъезде, слава богу, нет крыс!

Так кого ж ты в лифте видала? — заинтересовался Игорь Алексеевич.

Арину Шарапову! — сказал Петька, зная, что эта телеведущая очень нравится отцу.

Да ну вас! — засмеялась Светлана Петровна. — Ладно уж, скажу! Юрия Долгорукого! Вот кого!

Петька с Игорем Алексеевичем недоуменно переглянулись.

Кого? — переспросил Игорь Алексеевич.

Юрия Долгорукого! Он такой элегантный!

Мам, а он как — на коне был или на своих двоих?

Да, Светочка, как же он в наш лифт поместился? У нас ведь грузового нет!

Что вы такое плетете? Вы что, не в курсе? Юрий Долгорукий — это жутко модный сейчас певец! Я его уже три раза видела по телевизору! И он приехал к нашим соседям. Я его сразу узнала!

Что-то я про такого не слыхал, — пожал плечами Петька. — Это надо же, Юрий Долгорукий! Кажется, у наших соседей со вкусом — полная лажа!

Ты о чем, Петенька? — не поняла Светлана Петровна.

Ну, они же вроде эти… менеджеры… Они должны своим подопечным придумывать все — имидж, псевдоним… А у них Арина Родионова и Юрий Долгорукий!

Арина Родионовна? — удивился отец. — Она кто, сказительница?

Не Родионовна, а Родионова! Арина Родионова! И не сказительница, а просто певичка. Два притопа, три прихлопа! «Ты подарил мне желтые розы, от них в хозяйстве подохли козы!»

Отец расхохотался.

Признайся, ты это сам сочинил?

Признаюсь, но…

Но ты недалеко ушел от оригинала?

Вот именно!

После ужина отец уселся у телевизора, Светлана Петровна ушла к соседке с пятого этажа смотреть новую мебель, а Петька вышел на площадку. Прислушался. Все было тихо. Тогда он решительно позвонил в дверь соседям. Открыл ему Максим Николаевич.

А, сосед! — приветствовал он Петьку. — Заходи, заходи!

А Эдуард Николаевич дома?

Нету его. Скоро приедет. А у тебя к нему дело?

Вообще-то да… Понимаете, мы тут случайно встретились в городе, так я хотел попросить, чтобы…

Чтобы он не говорил твоей маме про эту встречу?

Да! Как вы догадались?

Ну, это несложно! — засмеялся Максим Николаевич. — Я и сам когда-то школу прогуливал! Не бойся, Эдик просто из мужской солидарности тебя никогда не выдаст! Между прочим, он говорил мне, что ты нас критиковал за Арину Родионову! И, кстати, правильно!

А мама говорит, что сегодня в лифте с Юрием Долгоруким ехала! Тоже не слабо!

Видишь ли, это не псевдоним! Это его настоящие имя и фамилия, и он ни за что их менять не хочет! Не понимает человек, что глупо кривляться на эстраде, будучи Юрием Долгоруким. Но публике нравится: им кажется, что это такой классный прикол!

Ну, тогда я пойду? — спросил Петька, незаметно выбросив из кармана брюк сложенный в несколько раз лист бумаги. — Ой, что это? Это ваше? — вежливо осведомился Петька, наклоняясь и подавая Максиму Николаевичу бумажку.

Дай-ка я погляжу!

Максим Николаевич взял у Петьки из рук бумагу и развернул ее. Петька не сводил с него глаз. Максим Николаевич недоуменно поднял брови.

Что это? Может, это твое?

Мое? Нет! Это вот тут валялось!

Странно, схема какая-то… Нет, первый раз вижу! Наверное, кто-то из клиентов выронил… Положу вот тут, может, кто-то спохватится?

«Да он же гениальный актер! — подумал Петька. — Непонятно, почему он не остался на сцене. Сыграно так, что комар носа не подточит!» И если бы Петька сам не обнаружил эту схему среди бумаг братьев, он бы решил, что Максим и вправду видит ее впервые в жизни. Ни один мускул на его лице не дрогнул, ни на секунду не промелькнуло в глазах смятение! И ведь когда украли схему, было то же самое!

Петька простился с Максимом Николаевичем и вернулся к себе. Да, история! Он так рассчитывал, что подловит Максима… А может, он и впрямь не виноват? Что за глупости! Схема была уже не просто схемой, они по ней нашли Лену! Петька глубоко задумался. Его раздражала невозможность сунуться на Ленинский! Одному ему там, конечно, будет сложно, ведь тетка в голубом плаще знает его в лицо… И все же, какой толк сидеть всем и ждать, неужели Стае с Денисом в случае чего не справятся? Но тут ему в голову пришла одна мысль, и он даже засмеялся от удовольствия. И немедленно позвонил Крузенштерну. Тот удивился.

Квитко, ты чего?

Слушай, Крузейро, ты в состоянии завтра прогулять?

Какой урок?

— Все!

Зачем?

Очень нужна твоя помощь!

В чем дело? Какая помощь?

— Не могу объяснить по телефону! Но есть одно очень важное дело, и без тебя мне не справиться!

Игорь почувствовал себя польщенным. К Петьке Квитко он относился с уважением.

Ладно, если поможешь с геометрией!

Запростяк! Считай, что договорились! И еще помогу тебе найти ту книжку!

Отлэ! Когда встречаемся и где?

У метро, в полвосьмого!

Почему так рано?

А тебе слабо рано встать?

Да нет, я просто спросил. А куда поедем-то?

На Ленинский!

Ладно, договорились, буду минута в минуту!

Тогда пока, Крузейро!

Пока, Квитко!

Затем Петька позвонил Даше. Трубку взяла Александра Павловна.

Тетя Саша, здрасьте!

Петруша! Здравствуй, дорогой! Давно я тебя не видела! Тебе кого — Дашу или Стасика?

Если можно, Дашу!

Можно! Даша! Тебя к телефону. Петя!

Петька, что-нибудь случилось?

Да нет, просто я хотел предупредить, что завтра в школу не приду. Зуб болит, просто сил нет. Пойду с мамой к врачу.

— И давно болит? — поинтересовалась Даша, ни на миг не поверившая старому другу. Она слишком хорошо его знала.

Да нет, я еще когда у тебя был, он начал побаливать, но не сильно, а после ужина так разболелся, так разболелся! Я надеюсь, мне его выдернут — и дело с концом. А после я к вам присоединюсь!

И какой зуб болит: верхний или нижний? Передний или задний?

Задний, нижний!

Никто тебе его рвать не будет! Пломбу поставят — и дело с концом!

Да пусть делают, что хотят, лишь бы не болел!

Петька, — понизила голос Даша, — ты зачем врешь своим ребятам?

Я? Вру?

Как сивый мерин! А то я тебя не знаю! Небось на Ленинский собрался? Свербит?

Да ты что, Лавря! Ей-богу, зуб болит! — стоял на своем Петька, с восторгом думая о том, как хорошо его знает Лавря.

Петька, признайся, я, честное слово, ничего никому не скажу, но просто мне будет спокойнее, если я знаю, где ты. Чтобы в случае чего…

Ладно, твоя взяла!

Петька, но как же ты один?

А я не один! Я с Крузом!

С кем? — поперхнулась от изумления Даша. — С Крузом? А при чем тут Круз?

Он мне пригодится, а сам ни во что не врубится, он же дуболом! Будет делать все, что я скажу!

А он согласится?

Уже согласился.

Ну, ты даешь! Петь, только уж ты поосторожнее…

Есть, ваша честь!

Имей в виду, если ты до пяти вечера не прорежешься, я поднимаю тревогу.

Договорились! Только не вздумай поднять ее без пяти пять.

Ни пуха, ни пера! — тихонько пожелала ему Даша.

К черту!

Крузенштерн уже ждал Петьку у метро.

Здорово! Ты это отлично придумал — прогулять! Погодка — класс! — весело сказал Игорь. — Значит, мы на Ленинский? В какое место?

Магазин «Власта» знаешь?

Не-а!

Узнаешь! Пошли!

Уже в вагоне метро Игорь спросил:

Послушай, Квитко, а в чем дело? Куда ты меня тащишь?

Понимаешь, Крузик, у меня появились новые соседи, и они мне очень подозрительны, вот я и хочу кое-что про них выяснить.

Чем они тебе подозрительны? И кто они такие?

Они из шоу-бизнеса, два брата, менеджеры. И я случай но узнал, что они часто бывают в этом доме, в одной квартире, ну, и мне захотелось все своими глазами увидать…

А я тебе зачем?

Но меня-то они знают, как я туда сунусь? А ты человек свежий, тебя никто ни в чем не заподозрит!

А что я буду делать?

Да ничего особенного, позвонишь в квартиру и спросишь какого-нибудь… Антона Павловича…

Чехова?

Ну тогда Льва Николаевича!

Толстого?

Ох, уж эта мне эрудиция! Ладно, спроси Агнию Львовну!

Барто?

Ну ты даешь, Крузейро! Спроси-ка лучше Марию Ивановну! Дешево и сердито!

Но если там и вправду живет какая-нибудь Мария Ивановна?

О, черт! Тогда спроси Жанну Климентьевну! Такая там уж точно не живет!

А кто это — Жанна Климентьевна?

Круз, если ты не заткнешься, я рехнусь! — взвыл Петька и уже пожалел, что связался с Крузенштерном. Но отступать было поздно.

В троллейбусе Петька долго втолковывал Игорю, что ему следует сделать, если дверь откроют. Но вот они добрались до места, поднялись на лифте на пятый этаж, затем спустились на один пролет, и Петька шепотом дал Игорю последние наставления. Игорь спустился на четвертый этаж и подошел к дверям нужной квартиры. А Петька остался на площадке между этажами. Но сколько Игорь ни звонил, ему так никто и не открыл. Он уже хотел вернуться к Петьке, как вдруг распахнулась дверь соседней квартиры, и мужской голос спросил:

Парень, ты к кому?

К Жанне Климентьевне! — отчеканил Игорь.

А зачем тебе она?

Игорь растерялся. Такой вариант ответа они не предусмотрели. Ну да не отступать же!

— Я к ней из Сочи приехал! Я ее дальний родственник!

«Ну и Круз! — подумал Петька. — Молодец! Но неужто там и в самом деле живет Жанна Климентьевна? Ни фига себе совпаденьице!»

Ты у нее остановиться, что ли, собираешься? — очень недовольно осведомился мужской голос, вдруг показавшийся Петьке смутно знакомым. Он осторожно спустился на не сколько ступенек. Но ничего не увидел.

Нет, я тут ей гостинцы привез, но ничего, потом передам!

Можешь оставить их себе. Нету твоей родственницы! Уехала!

Куда? Случайно, не в Сочи?

Не знаю, не в курсе! Уехала — и все! А квартирку, кажется, сдала!

Странно! — сказал Игорь. — Почему ж она нам не сообщила?

Ну уж не знаю! Не мое это дело!

И мужчина захлопнул дверь. «Только бы Круз не стал подниматься сюда!» — подумал Петька. Но Игорь сделал все, как учил его Петька. Поехал на лифте вниз. Петька тотчас же вызвал лифт на шестой этаж.

Квитко, ты сдурел? — встретил его внизу Игорь. — Зачем ты мне настоящее имя сказал? Не знаю, как я выпутался!

Какое настоящее имя? — не понял Петька.

Жанна Климентьевна! Там живет именно Жанна Климентьевна!

Но я даже вообразить не мог! Честное слово, Крузик, я эту Жанну просто выдумал!

Не ври!

Чем хочешь клянусь! И, кстати, я уверен, что никакая Жанна там и не живет. Это все очень подозрительно. Слушай, Круз, а как этот дядька выглядит, который с тобой разговаривал?

А черт его знает!

То есть как? Ты же его видел?

Видеть-то видел, да не разглядел. Во-первых, там довольно темно было, и потом он был в махровом халате, воротник поднят, а на голове полотенце, как будто он только из ванны вылез.

Ну, хотя бы высокий он был или нет?

Среднего роста, чуть пониже меня.

Худой или толстый?

А тебе зачем?

Да мне его голос показался знакомым! А вот кто это, никак не вспомню!

Понятно. Точно, что не толстый!

Да, не густо…

Ну и что теперь? На фиг мы сюда приперлись?

Еще не вечер, Крузейро! Мы сейчас где-нибудь пристроимся и понаблюдаем за подъездом. По моим расчетам, кое-кто обязательно должен сюда подвалить!

Твои соседи, что ли?

Может быть, очень даже может быть.

Они спустились во двор и, стараясь держаться так, чтобы их нельзя было увидеть в окно, по стеночке добрались до ряда машин, за которыми можно было укрыться, не теряя из виду подъезд.

Отличный НП, — констатировал Петька.

Что? — не понял Игорь.

НП — наблюдательный пункт! — пояснил Петька.

А, понятно! Закурить хочешь? — спросил Игорь.

Ты разве куришь? Никогда не замечал.

А я в школе не курю, на фиг нужно на неприятности нарываться!

Игорь достал из кармана пачку «Кэмел».

Угощайся, Квитко!

Нет, Крузик, я не курю! Мне здоровье еще пригодится!

Как хочешь! — пожал плечами Игорь, щелкнул зажигалкой и закурил. — Ох, хорошо!

И давно ты куришь?

Год.

А родители в курсе?

Что я дурной, что ли?

Тогда объясни, что за удовольствие от всех прятаться?

Да не знаю, я привык!

Но где же ты куришь?

Где придется! В основном на улице.

Вот что, Крузейро, бросай ты это дело! И здоровье сбережешь, и бабки. Сигареты — удовольствие недешевое!

Кто не курит и не пьет, тот здоровеньким помрет!

Ладно, я сказал, а твое дело решить, что для тебя лучше. Ой, ну ни фига себе! — тихо воскликнул Петька.

Из «жигуленка» у подъезда вышла женщина, лет сорока, в кожаной куртке. Она заперла машину и обвела взглядом двор. Петька быстро присел за машиной.

— Квитко, ты чего?

Молчи, Крузик! Тихо!

Игорь тоже сел на корточки.

Что там, Петька?

Но Петька молчал, совершенно ошарашенный. Как это может быть? Или он все-таки обознался?

Петь, ты чего? — теребил его Крузенштерн. — Офонарел, что ли?

Ага, — прошептал Петька. — Именно, офонарел. Крузик, будь другом, погляди: эта тетка уже ушла?

Какая тетка?

Возле рыжих «Жигулей» тетка в кожаной куртке!

Ага, ушла!

Петька осторожно распрямил затекшие ноги. Он взял Игоря за руку и повел его прочь со двора.

Куда ты меня тащишь?

Надо где-то посидеть, подумать!

Вон там кафе-мороженое! Подойдет?

Подойдет!

Они сели в уличном кафе, взяли мороженое и пепси-колу. Игорь опять закурил, и Петька вдруг заметил, что он не затягивается. «Вот дурак, — подумал он, — зачем тогда курить? Только для виду?» Он отвлекал себя этим от главной, почти непереносимой мысли. Хотя тогда многое встало бы на место…

Квитко, тебе что, айс-крим не нравится?

— Что?

Айс-крим, говорю, не попер?

Попер, попер. — И Петька, чтобы отвязаться, сунул в рот ложку мороженого. И вдруг его пронзила такая боль, что он вскрикнул и схватился за щеку.

Ты чего?

Зуб! — простонал Петька. От боли он побледнел, на лбу выступил пот. — Ой, как болит!

От холодного, наверное? — посочувствовал ему Игорь, продолжая уписывать мороженое.

Я сейчас умру! Ужас, как болит, просто глаза на лоб лезут! — простонал Петька.

Надо анальгинчику дернуть! Тут аптека поблизости есть?

Должна быть. Да, надо выпить анальгину! Крузик, будь другом, спроси, где тут аптека, — взмолился Петька. И подумал, что это его бог наказал за прогулы и за вчерашнюю выдумку. Сам накликал, идиот несчастный. Кроме боли, он ни о чем не мог думать, все отошло на второй план. Игорь вскочил и подбежал к палатке. Через минуту он вернулся к Петьке.

Ты тут посидишь или вместе пойдем? Говорят, аптека тут близко!

Пошли, так быстрее будет!

И они чуть ли не бегом направились к аптеке. Игорь смотрел на Петьку с большим сочувствием. Что может быть хуже зубной боли?

В аптеке он спросил анальгин. Девушка, стоявшая за прилавком, глянула на Петьку и сразу все поняла.

— Зуб болит?

Петька кивнул.

Тогда лучше возьми темпалгин, он подороже, но от зубной боли быстрее помогает!

Хорошо, давайте скорее!

Девушка дала ему упаковку темпалгина и даже бумажный стаканчик с водой.

— На, сразу выпей!

Петька достал две зеленые таблетки, сунул их в рот и с благодарностью принял от девушки стаканчик. Проглотил таблетки и сказал:

Спасибо вам!

На здоровье! Только когда боль пройдет, все ж таки сходи к врачу!

Ладно!

Петь, ну все, пошли? — спросил Игорь.

Куда ты его тащишь, пусть посидит немножко, пока боль отпустит! — сказала девушка.

Да, Крузик, давай посидим чуток…

Они сели на овальную скамеечку под большим фикусом, и Петька закрыл глаза. Боль сверлом ввинчивалась в мозг. Будь, он дома, он бы закричал, но сейчас он мог только скрипеть зубами. И вдруг ему показалось, что боль стала ослабевать. Он не поверил себе. Но боль действительно делалась все слабее и слабее. Темпалгин помог! Петька открыл глаза и улыбнулся.

Полегчало? — спросила девушка.

Да, спасибо! Уже можно жить! Пошли, Крузик! До свидания!

Счастливо!

Они отправились к двери и нос к носу столкнулись с женщиной в кожаной куртке.

Тетя Аня! — вырвалось у Петьки.

Какая тетя Аня? Мальчик, ты обознался! — довольно грубо ответила женщина и, помедлив долю секунды, прошла к прилавку.

Однако Петька успел заметить мелькнувшее в ее глазах смятение. Он схватил Игоря за руку и буквально вытащил из аптеки.

— Бежим отсюда!

И они припустились к троллейбусной остановке.

Квитко, у тебя, по-моему, крыша поехала! — запыхавшись, проговорил Игорь, когда они в последний момент влетели в уже отходивший троллейбус.

В том-то и беда, что нет! — ответил Петька. — Сперва я сам так подумал, а теперь убедился, что я в здравом уме и твердой памяти, но скорее всего я уже покойник!

Что? — ошалел Игорь.

Покойник! Если я сделаю хоть один неверный шаг, можно считать меня покойником!

Из-за зуба?

Да при чем тут зуб! Из-за этой тетки!

Которая была в аптеке?

Именно!

А кто она такая?

Погоди, Крузик, я тебе потом все расскажу, а сейчас я должен подумать.

Они молча доехали до своей станции метро и так же молча побрели к дому. Петька уже хотел у своего подъезда проститься с Игорем, но понял, что тот смертельно на него обидится. А обижать Игоря было не за что. Он, в сущности, хороший парень и сегодня, несмотря ни на что, отнесся к нему с сочувствием. Петька умел ценить такие вещи.

— Ладно, Крузик, пошли ко мне, и я все тебе объясню! Только сперва позвоню в милицию!

Они поднялись на третий этаж, Петька вытащил из кармана ключи, и вдруг произошло что-то странное — он дернулся, вскинул руки, ткнулся носом в дверь и рухнул на пол, а на плече у него стало расползаться большое кровавое пятно.

Игорь жутко закричал. Оглянулся и успел заметить чью-то тень, метнувшуюся вверх по лестнице. Ни секунды не раздумывая, подчиняясь инстинкту, он что было сил нажал на кнопку звонка соседней квартиры и во весь дух кинулся наверх, за убегающей тенью. Ему ни на секунду даже в голову не пришло, что в него тоже могут выстрелить. Тень мчалась вверх по лестнице, но Игорь уже настигал ее. Она добежала до восьмого этажа и вдруг обернулась лицом к преследователю. Игорь мгновенно узнал женщину в кожаной куртке, только сейчас на ней был спортивный костюм.

— Пошел вон, гаденыш! — прошипела она. Оружия у нее в руках не было. — И навсегда умолкни, а не то с тобой будет тоже самое!

На миг Игорь оторопел, но тут же опомнился и в ярости бросился на женщину. Она быстро вскинула ногу вверх, но Игорь, ожидая чего-то подобного, опередил ее и схватил за ногу. Женщина вскрикнула и рухнула на площадку. Игорь успел заломить ей руку и уселся верхом. Снизу раздался крик:

— Держись, парень, я иду!

И тут же на площадке появился мужчина, которого Игорь видел впервые в жизни. Он решил, что теперь ему каюк. Но мужчина бросился на помощь, и вдвоем они справились с убийцей.

Ах ты стерва! На ребенка руку подняла! — прохрипел в ярости мужчина. — А ты, парень, молодец. Герой просто!

А вы кто? — спросил едва слышно Игорь.

Сосед Петькин. Пошли, пошли, паскуда! Теперь не отвертишься! Держи ее крепче, парень!

Вдвоем они сволокли вниз женщину, тяжело повисшую на их руках. Глазам Игоря представилась лужа крови у Петькиной двери и открытая настежь соседняя дверь. Они вдвоем с мужчиной втащили преступницу в квартиру.

Сейчас милицию вызовем!

Я уже вызвал и «Скорую», и милицию! — сказал появившийся на шум мужчина, похожий на первого, но несколько постарше.

Втроем они прикрутили женщину к стулу.

Где Петька? — спросил Игорь.

В комнате, сейчас «Скорая» приедет!

Игорь на цыпочках вошел в комнату, где на диване лицом вниз лежал Петька. Кровавое пятно на спине стало еще больше. И только тут Игорь наконец по-настоящему испугался.

Он жив? — в ужасе спросил он.

Жив! Жив! Пуля в плечо попала! Надеюсь, он быстро оклемается… Что же «Скорая» не едет? Ты побудь с ним, а я пойду встречу врачей.

Игорь осторожно приблизился к дивану.

Квитко, ты живой? — еле слышно спросил он.

Живой, — слабым голосом отозвался Петька. — Крузик, позвони сейчас же Лавре, найди ее в школе и скажи ей: пусть немедленно звонит в МУР, капитану Крашенинникову!

Хорошо, в МУР, капитану Крашенинникову, — как заводной, повторил Игорь.

И еще скажи ей — это Гнатюки! — произнес с трудом Петька и потерял сознание.

Игорь понял, что ему дали чрезвычайно важное задание, и надо как можно скорее выбраться из квартиры, пока не приехала милиция. Он выскользнул на площадку и нос к носу столкнулся со старшим хозяином квартиры.

Ты куда, парень?

Я скоро вернусь, мне нужно по одному делу… срочно… Петька просил…

Мужчина пристально взглянул в испуганные глаза красивого парнишки и сказал:

Ладно, вали скорее, пока менты не приехали!

Вы не думайте, я вернусь и дам показания! — твердо пообещал Игорь и бросился вниз по лестнице.

Глава XVI

ЗВОНИТЕ В МУР!

Когда Игорь выбегал со двора, туда как раз свернула машина милиции.

Мальчик взглянул на часы. Конечно, Лаврецкая еще в школе! И сломя голову понесся туда. Единым духом взлетев на третий этаж, он подбежал к химическому кабинету и рывком распахнул дверь.

Крузенштерн? Явился, не запылился! — иронически вздернула брови химичка Инна Густавовна. — Да что это с тобой?

Инна Густавовна, извините, пожалуйста, Лаврецкую срочно вызывают домой! — ляпнул он.

Даша вскочила, смертельно побледнев.

— Инна Густавовна, извините! — крикнула она и, не дав учительнице опомниться, опрометью выскочила из класса, схватила Игоря за руку и помчалась к выходу.

Только уже на лестнице, поняв, что никто за ними не гонится, она спросила:

Что с Петькой? Где он?

Лавря, он велел сказать тебе, чтобы ты немедленно связалась с майором Крашенинниковым…

С капитаном, — машинально поправила его Даша.

Да, с капитаном, и еще он велел сказать…

Постой, Круз, а где Петька? Что с ним?

Он жив, ты не думай, он жив, вроде бы только плечо задето!

Что? Как задето? В него стреляли?

Да! Какая-то баба. Но ты не думай, я ее поймал!

А Петька? Он в больнице?

Нет, пока нет, он у соседей, они «Скорую» вызвали и ментов!

Скорее, бежим туда!

Погоди! Сначала надо позвонить в МУР! Так он велел! И еще велел передать — это Гнатюки!

Что Гнатюки? — не поняла Даша.

Не знаю. Он сказал — «это Гнатюки!» — и потерял сознание.

Но ведь Гнатюки в Америке! Уехали на два года! Наверное, он бредил!

Не знаю! Звони скорее этому капитану! — требовал Игорь.

У тебя есть жетон?

Вот, три штуки!

Они вдвоем бросились к автомату. Им даже в голову не пришло, что можно было бы позвонить из учительской.

Дрожащими руками Даша стала набирать номер капитана Крашенинникова. Там было занято. Дашу трясло. Она выбежала из школы в легком джемпере. Игорь, заметив это, снял с себя куртку и накинул Даше на плечи. Она благодарно улыбнулась, и только тут оба заметили на куртке брызги крови. Даша заплакала навзрыд. Но вот наконец она услыхала в трубке знакомый голос:

Крашенинников слушает!

Дядя Володя! Дядя Володя! Это Даша! Лаврецкая!

Даша? Что случилось? Опять во что-то вляпались?

Да, да! Дядя Володя, скорее! Петьку ранили, к нему там милицию и «Скорую» вызвали, а наш друг поймал убийцу, ее привязали к стулу!

Даша, давай четко и по порядку!

Четко и по порядку я сама не знаю! За мной в школу прибежал Крузенштерн…

Кто прибежал? — оторопел Крашенинников.

Крузенштерн! Игорь Крузенштерн, наш одноклассник. Они вместе были!

Скажи про Гнатюков! — подсказал ей Игорь.

Потом, — отмахнулась она. — Дядя Володя, скорее!

Ты скажи толком, где Петька?

Дома, вернее — в соседней квартире, если его еще не увезли в больницу.

— Понял! Еду! — капитан бросил трубку.

Дашка с Игорем переглянулись.

— Идем туда! — решительно сказал Игорь. — Я должен дать показания!

Даша молча кивнула. Игорь взял ее под руку, и они пошли — сперва нормальным шагом, а потом вдруг, не сговариваясь, припустились бегом.

У подъезда все еще стояла милицейская машина и машина «Скорой помощи».

— Слава богу! — прошептала Даша.

И они, не дожидаясь лифта, дунули наверх.

Куда? — преградил им путь здоровенный детина в милицейской форме.

Туда! — крикнула Даша.

Туда нельзя!

Мне можно! И нужно! Я свидетель! — твердо заявил Игорь.

Чего ты свидетель? А ежели свидетель, куда тебя носило?

Надо было! Позовите главного!

Даша новыми глазами смотрела на Игоря. Как он изменился. И ничуть он не дуболом, как звал его Петька. Петька! Господи, что с ним!

Детина крикнул:

Ершов! Тут свидетель какой-то просится!

Давай его сюда!

Проходи, парень! А тебе там нечего делать! — не пустил он Дашу. — Не для девочек это! Иди-иди! Не помрет твой дружок! Крепче будет!

Даша в отчаянии спустилась вниз и решила дождаться капитана Крашенинникова. Она села на лавочку в забрызганной Петькиной кровью куртке Крузенштерна. «Доигрались, — подумала она. — Дальше некуда! И что это за загадочная фраза про Гнатюков? Гнатюки уехали в Америку… А что, если они не уехали? Интересно, очень интересно… Тогда многое становится ясным. Если это не бред раненого, то очень многое можно объяснить».

— Дашка, что случилось? — услыхала она голос Оли. — Я хотела за тобой бежать, а эта мымра Густавовна меня не пустила… Дашка, ты плачешь? Ой, что это у тебя с курткой? Это кровь, да? — ошалело допытывалась Оля.

Даша даже отвечать не могла. Но когда Оля ласково обняла ее за плечи, Даша облегченно всхлипнула.

Петька ранен! — прошептала она. — Там сейчас менты и «Скорая»! А меня не пустили!

А где же Круз?

Он свидетель, показания дает!

Кто в Петю стрелял?

Не знаю, какая-то женщина, Крузик успел ее поймать…

А Петька? Слушай, может, надо за бабушкой сбегать?

Зачем? Там же «Скорая»!

В этот момент из подъезда вышли санитары с носилками, на которых лежал Петька. Бледный, как смерть. Глаза закрыты. Девочки подбежали к носилкам.

Петечка! — воскликнула Даша.

Петька открыл глаза.

Лавря, — слабо улыбнулся он. — Позвонила?

Конечно, Петечка!

Знаешь, Лавря, это Гнатюки… А соседи ни при чем! А Круз… какой парень оказался…

Ну все, все! Хватит разговоров! — распорядилась немолодая женщина в белом халате. — Отойдите в сторонку, девочки!

А он опасно раден? — спросила Оля.

Жить будет! А вообще любое ранение опасно!

С этими словами она села рядом с шофером и захлопнула дверцу.

— Ой, а куда его везут? — опомнилась Даша.

Но никто ей не ответил.

— Не волнуйся, — сказала Оля. — Это не проблема, найдем!

Едва «Скорая» скрылась из вида, как к подъезду подкатил старенький «Москвич», из которого выскочил капитан Крашенинников.

— Дарья? Ты меня ждешь? А я все никак машину найти не мог. Моя-то в ремонте! Вот старый дружок подвез! Ну, в чем дело? Что с Петькой?

Его на «Скорой» увезли! Говорят: жить будет, пуля в плечо попала!

Сколько раз говорил вам — не лезьте во взрослые дела, это плохо кончится!.. Ну, а теперь рассказывай все по порядку.

Только быстро! Не рассусоливай, поняла? А это что за барышня с тобой?

Моя новая подруга… Оля Жукова.

Ну, девочки, быстро, сжато, толково…

Даша начала рассказ, а Оля иногда кое-что уточняла.

— Фантастика! — проговорил Крашенинников, услыхав про чудесное спасение Лены Коршуновой. — Но какие же вы, простите меня, идиоты! Почему тогда же не обратились ко мне?

Даша тяжело вздохнула.

— Ладно, рассказывай дальше! — потребовал капитан.

Даша рассказала ему все вплоть до вечернего Петькиного звонка.

Он сказал, что у него зуб болит… А я не поверила, и тогда он признался, что поедет на Ленинский с Крузом… то есть с Игорем Крузенштерном, а больше я ничего не знаю! Игорь прибежал за мной в школу!

И где он, этот ваш Крузенштерн?

Наверху! Показания дает! — сказала Оля, в глубине души жутко гордившаяся Игорем.

Значит, говоришь, Гнатюки? Которые в Америку уехали? Интересная версия! Ну вот что, девушки, нечего вам тут сидеть, ступайте домой, Петьке вы все равно ничем не поможете, а скоро примчатся несчастные родители… Ступайте, ступайте, вы уж насмотрелись тут всякого, хватит с вас! Даша, это твоя куртка?

Нет, Игоря, — всхлипнула Даша.

Ой, Дашка, я же твою куртку захватила! — вспомнила Оля.

Вот и отлично, а я отнесу куртку вашему Крузенштерну! Парень, судя по всему, герой! Да еще такая фамилия!

— — Вообще-то ничем не лучше Крашенинникова, — заметила Оля. — Крашенинников тоже знаменитый путешественник!

— Первый раз слышу от женщины разумное слово! — улыбнулся Владимир Петрович. — Ну все, бегите! Вы где будете?

У нас! — сказала Даша.

Оля кивнула.

Если успею, забегу! Поговорим еще!

Девочки поплелись домой. По дороге их нагнал Стае.

Дашка, Оля! Что стряслось? В школе уже слухи ходят, будто Круза вашего подстрелили!

Нет, Стасик, подстрелили не Круза, а Петьку!

Они сидели втроем — Даша, Стае и Оля. Стае только головой качал.

Ну что он за человек! Договорились же — три дня спокойно посидеть! Нет, не может! Куда-то его несет! Кстати, вы дяде Володе про Ангелину не говорили?

Ой, я совсем забыла! Начисто! — испугалась Даша.

Немудрено! Тут вообще все на свете забудешь, — проворчал Стае. — Не расстраивайся, Дашка, он же обещал прийти!

Мало ли что обещал! Закрутится, завертится и только завтра про нас вспомнит.

Ничего, отыщем его, слава богу, не чужой!

Почему не чужой? — спросила Оля.

Потому что он папин близкий друг, — объяснил Стае.

Ой, — вскрикнула Даша, — а Денису-то мы не позвонили! Он ничего еще не знает! Оль, будь другом, позвони ему! У меня уже нет сил опять про это рассказывать! А вы представляете, что с его родителями будет? Ужас просто!

Оля позвонила Денису и все рассказала. Тот ужасно расстроился. И поначалу не захотел приехать. Сказал, что лучше попробует узнать, где лежит Петька, чтобы завтра с утра пойти его навестить.

— С утра не пустят! В больницах приемные часы с пяти до семи! — со знанием дела сказала Оля.

Денис задумался, а потом попросил к телефону Дашу.

Даш, а можно я у вас сегодня переночую? А то Бориса нет в Москве, и мне одному… как-то очень кисло…

Конечно, Денисик! Приезжай! Тем более дядя Володя Крашенинников обещал зайти!

Денис вскоре примчался, но капитан Крашенинников не появился. Зато пришел Игорь Крузенштерн. Бледный, расстроенный.

Ну что там было, Крузик?

Там плохо было…

Почему?

Районная милиция стала наезжать на соседей: зачем они Петьку в квартиру перенесли! Разрушили, говорят, картину! Картину им подавай!

А соседи что?

Старший, Эдуард Николаевич, сказал, что жизнь и здоровье ребенка во сто раз важнее всяких картин, тем более что убийца поймана на месте преступления! Да, и оружие нашли! Она его в мусоропровод успела спустить, — кстати, только благодаря этой задержке я и смог ее поймать!

Ой, Игорь! Какой ты все-таки смелый! — воскликнула Оля. — Она же и тебя могла убить!

Я об этом не думал… Некогда было… Действовал, как говорится, в состоянии аффекта…

Да, старик, ты молодчага! — похлопал его по плечу Стае.

Да подождите вы! — прикрикнула на них Даша. — Крузик, а соседей не забрали?

Нет, когда приехал капитан с Петровки, он живо порядок навел… А вообще-то я ведь ни фига не понимаю! Куда-то ездили, кого-то выслеживали, пиф-паф! А для чего все это? Вы можете мне объяснить?

Ребята переглянулись. Сейчас им надо было раскрыть свою тайну в общем-то совершенно постороннему человеку, и неизвестно еще, не растреплет ли он эту тайну всей школе! Но, с другой стороны, он, ни о чем не спрашивая, бросился догонять вооруженную бандитку! Он рисковал жизнью и, значит, имеет право все знать!

Верно, Игорь, — сказал Стае. — Ты заслужил право все знать! Сейчас мы все тебе расскажем, но ты должен дать слово, что больше никто об этом не узнает!

Клянусь!

И они поведали ему всю историю с самого начала. Игорь был потрясен.

Ну, вы даете! И, я так понимаю, у вас это не первое дело?

Нет, но последнее! — сказала Даша. — Все, хватит! Пускай теперь преступников ловят те, кому положено! С нас хватит! Петьку чуть не убили!

Тут зазвонил телефон. Это был капитан Крашенинников.

Даша, скоренько скажи мне, где можно найти Коршуновых?

Не знаю, они за границу уехали и даже нам не сказали! Но отец Лены, возможно, еще в Москве!

То-то и оно, что нет! Он тоже в отпуск укатил вместе с сыном! Сорвал парня с занятий в институте! Видать, здорово испугался. Ну, ладно, спасибо! А я к вам нынче уж никак не поспею. Задали вы мне работки!

Дядя Володя! Дядя Володя! — закричала Даша. — Не вешайте трубку.

В чем дело?

Я совсем забыла вам еще кое-что рассказать, может, это вам пригодится! — И она рассказала ему все об Ангелине, не забыв упомянуть и фамилию режиссера — Джакометти.

Спасибо, подруга! — усмехнулся Владимир Петрович. — Если я получу в ближайшем будущем звание майора, то исключительно благодаря вам.

Дядя Володя, а Петькиным родителям сообщили? — испуганно спросила Даша.

Ну, разумеется! Они сейчас в больнице! У Петьки извлекли пулю. Жизненно важные органы не задеты! Он в рубашке родился, ваш Петька! Непонятно даже, как она промахнулась, она мастер спорта по стрельбе!

Дядя Володя, а она — Гнатюк? Да?

Да! Ну все, Дарья! Как только немножко освобожусь, обязательно к вам приеду! И все подробно расскажу! Пока! Привет компании!

Положив трубку, Даша выпалила:

У Петьки никакие жизненно важные органы не задеты! А эта баба — мастер спорта по стрельбе. И промахнулась!

Но зачем ей надо было убивать Квитко? — недоуменно спросил Игорь.

Ну, это и козе понятно! — воскликнула Даша.

Козе, может, и понятно, а мне нет! Объясни! — потребовал Игорь.

Да ты пойми! Они же, Гнатюки эти самые, уехали будто бы в Америку, квартиру сдали, два года их якобы не будет в Москве, гуляй, Вася. Никто их ни в чем не заподозрит! А тут вдруг Петька ее увидал!

И что, надо его за это убивать?

Я думаю, — вмешалась Оля, — она поняла, что это именно Петька освободил Лену!

Ну, это вряд ли… Просто, видимо, они где-то здорово лажанулись, почуяли, что у них земля под ногами горит, а тут еще и Петька… — задумчиво проговорила Даша.

Они еще долго обсуждали случившееся, больше всего боясь встретиться с Петькиными родителями.

На другой день вся школа гудела. Слухи о происшедшем гуляли самые невероятные. Говорили, что Петьку подстрелили случайно, целились в его соседа, а попали в него. Говорили также, что Петька раскрыл какую-то страшную мафиозную группировку, что он напал на след шпиона, охотившегося за государственными тайнами, — словом, было много всякого. К Даше, как главной его подружке, то и дело кто-то подбегал, интересовался Петькиным здоровьем, спрашивал, в какой больнице он лежит, когда его можно навестить. Короче, Петька стал героем, как, впрочем, и Игорь, о чем позаботилась Оля Жукова.

Петька лежал в Институте имени Склифосовского, оперировал его доктор Семен Евсеевич Смолянский, тот самый, который оперировал и Всеволода Медынского, известного журналиста, перед тем как Муська увезла его из больницы и спрятала в деревне у бабушки. Операция прошла очень успешно. Семен Евсеевич сказал бледным от страха родителям:

Не волнуйтесь! Через неделю он об этом забудет! Удачнее выстрелить было невозможно! Пострадали только мягкие ткани! Поверьте, на нем все заживет, как на собаке!

Почему это как на собаке? — обиделась Светлана Петровна.

Светочка, как на собаке — это хорошо, это, можно сказать, здорово! — успокоил ее муж.

Подумать только, что это сделала Аня! Петечка же на ее глазах вырос! А она…

В субботу вечером Стасу позвонил капитан Крашенинников.

Ну, дружище, собирай завтра свою команду! Буду держать отчет перед вами! Операция прошла успешно! Более того, эта компашка еще нигде у нас не засветилась! Так что вся честь принадлежит вам! А тут такое открылось… Ну все, до завтра, больше ничего не скажу! Итак, ждите меня в двенадцать! Договорились?

Конечно!

Стае сразу позвонил Денису. А Даша — Оле. Они собирались сегодня навестить Петьку, к которому почему-то никого не пускали. Но Даша позвонила Виктоше и потребовала, чтобы та через Семена Евсеевича, друга ее папы, устроила им пропуск. Виктоша попыталась, но Семен Евсеевич ей тоже отказал.

Вечером, когда они остались одни, Даша сказала Стасу:

Знаешь, братик, мне кажется, что с Петькой что-то не так! Почему к нему не пускают, если он в хорошем состоянии? Это же ненормально.

Вообще-то да. Но может, просто его родители не хотят, чтобы мы к нему таскались? И я их понимаю! Ну ничего, завтра все выясним у дяди Володи! Он-то наверняка знает!

Стасик, а ты Крузу не позвонил?

Нет, а надо?

А как же! Ведь если бы не Круз! Ладно, я сама ему звякну.

Игорь страшно обрадовался.

Крашенинников точно придет? — осведомился он.

Сам позвонил и время назначил!

Слушай, Лавря, я сегодня попробовал пробиться к Петьке…

Знаем, мы тоже пробовали… Все, Игорек, завтра ждем тебя! Не опаздывай!

Погоди, Лавря, я вот что хотел спросить… Хотя нет, завтра спрошу! Пока!

Глава XVII

ОБОЖАЮ ДЕТЕКТИВЫ!

Без десяти двенадцать вся компания была в сборе. Даша со Стасом, Оля, Денис и Игорь Крузенштерн.

Даша накрыла стол в большой комнате. Она с самого утра испекла два больших пирога с антоновскими яблоками. Все-таки за чаем приятнее разговаривать, и потом, она помнила, что капитан Крашенинников как-то хвалил ее пироги, а она это любила.

Ровно в двенадцать раздался звонок в дверь. Даша побежала открывать.

— Петька! — заорала она.

На пороге, рядом с капитаном Крашенинниковым, стоял Петька, живой и с виду вполне здоровый.

— Петька! Петька! — кричала Даша. Она хотела броситься ему на шею, но капитан не позволил.

— Что ты, Дарья! Осторожнее, он же у нас раненый!

Петька радостно улыбался.

Привет! Старик! Ты отлично выглядишь! — кричал Стае. — Тебя что, уже выписали?

Да, под мою ответственность, — засмеялся Владимир Петрович. — Он там всех извел! Ныл и ныл, что он абсолютно здоров, что ему скучно!

А почему к нему не пускали? — спросил Денис.

Потому что вы бы всю больницу на уши поставили! Мы с заведующим отделением так решили! Да к тому же, боюсь, вам бы досталось от его мамы, под горячую руку! — И он подмигнул ребятам.

Игорь Крузенштерн наконец пробился к Петьке. Они посмотрели друг другу в глаза и вдруг обнялись.

— Спасибо, старик, — растроганно проговорил Петька. — Ты наш человек!

Игорь закашлялся, чтобы никто не понял, почему у него на глазах выступили слезы.

— О! Да тут чаепитие готовится! — воскликнул капитан. — Да еще с пирогами. Дашкины пироги — это вещь, доложу я вам. Вот только одного прибора не хватает! Чувствуется, что нашего героя тут не ждали!

Даша помчалась за чашкой и тарелкой для Петьки, и вскоре они уже пили чай, наслаждаясь пирогами.

Лаврецкая, я от тебя не ожидал! — кричал Игорь. — Пироги — потрясные!

А ты эклеры с заварным кремом любишь? — тихо спросила Оля.

Обожаю! — ответил Игорь.

Тогда в следующую субботу соберемся у меня, и я накормлю вас эклерами!

Только, пожалуйста, без криминала! — взмолился капитан, беря уже третий кусок пирога.

Наконец, когда все наелись, капитан начал свой рассказ:

Ну что вам сказать? Мы об этой структуре даже не подозревали. А создали ее люди могущественные, которые нуждались отнюдь не в деньгах, а в информации или же в определенном стиле поведения некоторых людей, занимающих серьезные государственные посты. Вот один умный человек, кстати, по фамилии Гнатюк, и решил создать некую группу, которая занималась похищением детей. Причем в этой группе были только одни женщины. Исключительно! К работе привлекли и мадам Гнатюк! Сам господин Гнатюк был единственным муж чиной в этой группе и к тому же успел сделать себе пластическую операцию! А у мадам Гнатюк возникли некоторые осложнения медицинского характера, ей требовалось немного подлечиться, прежде чем делать операцию…

Но они же были нормальные люди, экономисты… — проговорил П