/ Language: Русский / Genre:sf,

Сказка О Человеческой Жертве

Елена Власова


Влсов Елен

Скзк о человеческой жертве

Елен ВЛАСОВА

СКАЗКА О ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЖЕРТВЕ

Всему н свете положен свой предел: руштся горы, высыхют моря, гснут и вновь зжигются звезды, и дже всевлстное Время змыкет свой бесконечный круг. Лишь нд чувствми человек нет Влсти, ибо тков зкон людской. И нет предел Любви и Боли, Горю и Счстью, и великие нчл и рдости может принести в Мир тот, кто не ведет, что творит он... Было ли, не было ли того, о чем я рсскжу, кто знет это? Ибо пмяти нет ни в огне, ни в воде, ни в звездном свете, ни в смой жизни. Только песня пережил все... Был Мир и был Повелитель его. И првил он долго, ибо любил его нрод и прибвлял эт любовь ему годы и годы жизни. И был он мудр, и не было в нем тщеслвия, и жестокости, и слбости. И жил его нрод в мире, покое и блгоденствии, ибо зконы были спрведливы, земля щедр и небо ясно.

Отменил Повелитель и человеческие жертвы богм, жждущим крови. См он жил жизнью своего нрод и был молод и полон сил уже много лет. Он любил свой нрод, и не было тех, кто был бы им обижен. И еще любил он свою жену, совсем еще юную женщину, прекрсную и чистую, кк звездный свет. И счстлив он был ее любовью. И очень хотели они иметь ребенк, но не было у них детей. Тк текли годы, неспешно, прозрчно и ясно. И никто не знл, что ждет их впереди.

Но вот и к ним пришли беды. Голод и мор убивли людей, и воды морские зливли сушу и подземный огонь оплял землю. И солнце их, крсивое и нежное, стло горячим и злым. И боялись люди дня, и боялись они ночи. И вот пришли они к Повелителю, и скзли, что нет у них сил тк жить, и просили его спсти их. И сердце повелителя плкло кровью - что мог он сделть здесь? Но в нем был последняя человеческя ндежд. И решил он все свои силы нпрвить н то, чтобы помочь людям. И поклялся он им великой клятвой, что сделет все, что может... И люди ушли успокоенные, ибо верили они в его мудрость и силу. И читл Повелитель священные книги, и смотрел в мгические зеркл, и произносил слов зклятий. Но не было ему помощи ниоткуд. И тогд собрл он жрецов и попросил их совет. Но и жрецы молчли... И только потом пришел к нему один жрец; стрый, кк пески пустыни и ткой же высохший, похож он был скорее н ожившего мертвец, чем н человек. Но н нем было одеяние жрец Мтери богов, Повелитель зпретил жрецм служить ей, ибо их служб был стршн.

- Что нужно тебе?

- Я пришел к тебе по твоему зову. Ведь ты же просил совет.

- И кков будет твой совет?

- Ты зкрыл хрмы Мтери богов, но ты не читл нших книг, ты знешь о ншей жестокости, но не знешь, во имя чего мы жестоки...

- Говори...

- В летописях скзно, что жертвоприношения в хрме совершлись только в годы великих бедствий... И одн жертв искупл все.

- Знчит, вм нужн жертв?

- Мть богов должн нкзть их з неповиновение...

- О чем ты?

- О том, что было всегд, о том, что Мть богов живет среди людей, и только почувствовв боль мир, может он изменить ншу жизнь, ибо стнет эт боль ее болью...

- Знчит, вм нужн человеческя жертв?!

- Д.

- Тк вот, вы ее не получите!

- Ну что ж, Повелитель, когд у тебя не будет выход, вспомни обо мне...

И он вышел.

И Повелитель позвл его, когд не остлось выход...

- Что з женщин нужн вм?

- Мть богов...

- Но ведь вм нужно ее живое воплощение...

- Нет. Воплощения есть у богов, Мть богов одн.

- Вы знете, кто он?

- Знем!

- Кто?

- Он делит твою жизнь...

- Не-ет!!! Это не тк! Скжи, стрик, ведь это не тк?

- Это тк, Повелитель. Теперь решть тебе... Ведь кждый день умирет и чья-то мть, и чей-то ребенок, и чья-то любовь. Решть тебе... - голос его был спокоен и бесстрстен. Сейчс из зл первым вышел Повелитель.

- Любимя!

- Я все зню, солнце мое.

- Кк?!

- Я же все-тки Мть богов, - он смутилсь и добвил. - Я слушл вш рзговор.

- Что же мне делть?

- Ты спршивешь у меня?

- Прости.

- Просто взвесь все, взвесь и реши. А я просто приму твое решение. А пок вот, выпей.

Он злпом осушил чшу... и зснул, крепко, без сновидений. А когд проснулся, знл, кк ему поступить. Что ткое одн или две жизни по срвнению с миллионми смертей...

Но ее не было в ее покоях.

А в хрме Мтери богов шл служб...

Он знл, ккое решение он примет.

И был он пьян, и пил еще и еще, чтобы не слышть ее крик, который он слышл (кзлось) постоянно, хотя и не мог его слышть. И когд зходило солнце, покзлось ему, что утопет он в крови, в ее крови.

И когд нполнилсь Чш Боли, пришл в Мир тишин.

А н следующий день вновь светило лсковое солнышко, не дрожл земля, зеркльной глдью смотрел в небо вод морей и озер. И колосились хлеб, и мертвые вернулись к жизни... Одной лишь ее не было. И никогд больше не будет.

Велик Мир Повелителя.

Но нет в нем покоя, и дрожт люди, произнося его имя. Ибо мстит он им, не в силх простить той цены, которую зплтил з их счстье, жизнь и покой.