/ Language: Русский / Genre:love_short

Брак-выдумка мужчин

Энн Вулф

Кто сказал, что брак нужен женщинам? Брак – выдумка мужчин, считает писательница Эмили Зорски. Ей виднее: она дважды была замужем. Теперь она свободна. А также красива, богата, знаменита… И одинока. Нет, поклонников у нее хватает, но все они куда-то исчезают после первого же свидания… Может быть, внезапно объявившийся первый муж поможет ей разгадать эту загадку?

Энн Вулф

Брак – выдумка мужчин

1

Джейк ей изменяет?! Услышав такое, Эмили поперхнулась от возмущения и чуть не разбила чашку с кофе, поставив ее на самый край столика. Нет, это не возможно! Это же выдумка – всякому ясно! А ей, Эмили, и подавно. Ведь это ее муж, и она знает его гораздо лучше Марианн… Что там еще придумала ее безумная подруга, чтобы поссорить ее с Джейком?!

– Ты сумасшедшая! – Эмили изумленно распахнула огромные голубые глаза. – Ты просто сошла с ума, Марианн! Джейк не способен на такое…

– А-а, – махнула рукой Марианн. Ее наивная подруга рассуждает так же, как все другие дурочки. Они верят своим мужьям, а те гуляют от них направо и налево. А потом наступает старость, и эти «святые» мужья безо всякого смущения уходят к молоденьким… Правда, Эмили и сама еще очень молода… Именно поэтому задача Марианн – не допустить, чтобы молодость ее подруги была загублена! Эмили заслуживает гораздо большего, чем быть женой этого бабника… – Ты знаешь, Эмили, я бы на твоем месте не стала питать иллюзии, – деловито продолжила Марианн, словно речь шла вовсе не о муже подруги, а о каком-то их общем приятеле. – У Джейка на лбу написано, что он бабник. И только ты этого не замечаешь. У тебя за спиной он флиртует со всеми твоими подругами!

– И с тобой тоже?! – ехидно улыбнулась Эмили.

Толстушка Марианн густо покраснела. Мужчины ее не замечали, и вопрос Эмили ударил по больному месту. Марианн стушевалась, но решила не сдавать своих позиций. Она выложит на стол все козыри, лишь бы Эмили ей поверила!

– Со мной – нет. Но с Энджи, Филисией и Аннабель – да! Крошку Лиз он вообще пригласил на свидание!

– Что ты несешь?!

– Это чистая правда! Они молчали, потому что боялись за тебя. Но я считаю, что лучше горькая правда, чем сладкая ложь! – гордо произнесла Марианн, протирая очки, запотевшие не то от ее возмущения, не то от горячего кофе, который она то и дело прихлебывала.

Эмили молчала, раздумывая. Одно из двух: либо Марианн сошла с ума, либо Джейк… Она попыталась представить себе Джейка, подкатывающего к Лиз или Филисии, но у нее ничего не вышло. Слишком уж отвратительной и нереальной показалась ей эта картинка. Эмили тряхнула пепельными кудрями. Нужно выбросить из головы дурные мысли. Она не даст Марианн убедить себя. Любимому человеку она верит гораздо больше, чем кому-либо другому!

Эмили сердито посмотрела на подругу. Если толстушка Марианн опять фантазирует, пусть ей будет стыдно.

– Я больше не хочу ничего об этом слышать, – твердо сказала она. – С меня довольно.

– Не хочешь слышать? – переспросила Марианн и стукнула по столу пухленьким кулачком. – Значит, увидишь…

Она поправила очки указательным пальцем и полезла в сумочку. Через несколько секунд на столе лежал конверт, в который обычно упаковывают фотографии.

– Что это? – вздрогнув, спросила Эмили. – Фотографии?

Марианн кивнула. При этом вид у нее был, как у трагической актрисы, играющей Медею.

– Посмотри их. Думаю, ты увидишь много интересного.

Эмили потянулась к конверту. Руки ее дрожали, выдавая волнение. Не может быть, твердила она про себя. Не может быть…

Она вскрыла конверт и извлекла фотографии. Белоснежное платье на незнакомой девице резануло ее глаза, словно вспышка яркого света. Но страшным было не платье с открытым вырезом, а то, как эта девица прижималась к Джейку… А он – к ней. И на его губах при этом играла отвратительная похотливая улыбка…

Эмили тяжело сглотнула… Наверное, это какая-то ошибка… Или игра света. Или что-то в этом духе… И потом, Джейк ведь может просто так, по-дружески, обнять свою приятельницу или сотрудницу…

Эмили захотелось положить фотографии обратно в конверт и вернуть их Марианн. Может, не стоит смотреть их до конца? Она подняла глаза на подругу. Но Марианн была настроена решительно.

– Смотри дальше. Это еще не все.

Эмили с трудом подавила нараставшую внутри панику и продолжила просмотр. На следующей фотографии Джейк обнимал девицу в белом с куда более откровенными намерениями. А на следующей – целовал ее. Эмили почувствовала, как горло клешнями стискивают рыдания. Ошибки быть не могло – Джейк, ее муж, целовался с другой женщиной!

Она отложила фото и закрыла глаза, просматривая возникшие перед ними картинки их с Джейком свадьбы. Вот он стоит, такой красивый и чистый, произносит клятвы любви и верности. А Эмили улыбается, свято веря в правдивость его слов… Она почувствовала себя воздушным шариком, из которого вышел весь воздух. Казалось, ей не чем и не за чем больше дышать…

Марианн с беспокойством посмотрела на подругу, словно до нее только сейчас дошло, что она сделала, какую боль причинила Эмили… Ей хотелось сказать что-то ободряющее, но слова стали поперек горла, как рыбная кость. Марианн ожидала, что Эмили будет плакать и ругать Джейка. Но она сидела и молчала с закрытыми глазами. Это зрелище казалось Марианн странным и не предвещающим ничего хорошего. Она уже раскаивалась в том, что сделала, но, увы, изменить что-либо было уже не в ее силах.

– Эмили… – тихо позвала она подругу. – Эмили, пожалуйста, ответь…

Эмили открыла глаза. В них не было слез, но они были какими-то прозрачно-холодными, как две голубые льдинки.

– Все в порядке, Марианн, – выдавила она. – Я хочу знать только одно… Кто она?

Джекоб Уиллоуби начинал терять терпение. Он щелкал костяшками пальцев и барабанил носком лакированного ботинка по ножке стола. Гвен опаздывала уже на полчаса. Раньше она позволяла себе и большие опоздания, но сегодня у него был особый день – Эмили хотела сообщить ему какое-то важное известие. Он должен быть дома не позже семи часов. А сейчас – ровно шесть. На встречу с Гвен, если та, конечно, соизволит прийти, останется всего полчаса. Ну разве это дело?

Он сделал глоток горячего кофе и снова задумался над тем, что хочет сказать ему Эмили. Последние несколько дней его жену словно подменили. Она стала рассеянной и холодной. Словно ее подтачивала изнутри какая-то мысль, которой она не могла поделиться с мужем. Это огорчало Джейка.

Раньше Эмили делилась с ним всеми своими радостями и горестями. Она была доступной и близкой. А теперь… Кто знает, что на нее нашло? Может быть, она беременна?

Эта мысль не очень-то радовала Джейка. Он считал, что им еще рано заводить детей. Он еще не нагулялся, а Эмили… Его жена и сама как ребенок – маленькая, наивная и трогательная до слез. Частенько Джейку становилось стыдно за себя. Как он может изменять ей, ведь она так ему доверяет… Но Джейк утешал себя тем, что он – мужчина. Мужчина, который не может держать себя в узде. У него горячая голова и пылающее тело. А энергии так много, что хочется тратить ее на всех окружающих женщин… И, в конце концов, Джейк – образчик любящего мужа. Он обожает свою молодую красивую жену, обеспечивает все ее прихоти и предоставляет ей полную свободу. Хотя…

Джейк на секунду представил, что Эмили развлекается так же, как он, но тут же отмел от себя эту мысль. Она – совсем другая. Она – женщина. А женщины обычно так ценят семейный уют и комфорт, что ни за что не променяют его на кратковременную связь. В отличие от мужчин…

Он недовольно покосился на часы. Стрелка неумолимо двигалась к семи, а Гвен еще не было. Если она не появится в ближайшие семь минут, ему придется уехать, так и не повидав ее. Что он сделает? Передаст официанту записку или отомстит Гвен, не оставив ей никакого письма? Впрочем, она и без того охладела к нему в последнее время. Говорят, вчера ее видели с каким-то брюнетом… Стоит ли усугублять ситуацию?

Взвешивая все «за» и «против», Джейк краем глаза покосился на женщину и мужчину, которые вошли в ресторан. В женщине он с удивлением узнал Гвен. А вот мужчина… Какой-то молодой брюнет с темными усиками и нежным женским ртом. Кто это? Ее новый бой-френд? Но какого черта Гвен притащила его с собой? Она что, задумала познакомить Джейка со своим любовником? Что за идиотизм! Он ведь не знакомит ее с Эмили…

Джейк почувствовал скорее досаду, чем ревность. Но этой досады было достаточно для того, чтобы разбудить в нем зверя. Да что она себе вообразила?! Уж не думает ли Гвен, что он стерпит это унижение?!

Гвен и ее кавалер направились к его столику. Джейк почувствовал, что он может не сдержаться и надавать парню по очаровательной мордашке, которая, к тому же, ему кого-то напоминала. Но кого? Таких женоподобных юнцов среди знакомых Джейку мужчин не было. Но, признаться, он весьма симпатичен. Именно такие, черт подери, нравятся женщинам!

Джейк встал из-за стола. Он не позволит Гвен унизить его. И не опустится до того, чтобы бить кого-то из-за женщины, с которой его связывает только секс. Когда Гвен подошла чуть ближе, пахнув на него ароматом сладких духов, Джейк с небрежной улыбкой произнес:

– Насколько я понимаю, Гвен, ты хочешь представить мне своего друга. Но боюсь, у меня нет времени на это, не сомневаюсь, интересное знакомство. Прости, но дома меня ждет жена. Желаю вам хорошо провести время.

Джейк не без злорадства заметил, что Гвен обиженно надула пухлые губки. Спектакль, которого она, очевидно, ждала, не удался. Главный актер с достоинством удалился… А вот на лице молодого брюнета не дрогнул ни один мускул. Но Джейк заметил, что тот очень бледен.

Джейк вышел из кафе и сел в машину. Несмотря на нелепость ситуации, он был доволен собой – ведь Гвен не удалось выступить инициатором расставания. И все же… он где-то видел ее кавалера. Этот смазливый брюнет с женским ртом кого-то ему напоминал. Но кого? Джейк тряхнул головой. Незачем об этом сейчас думать…

Дома Эмили не было. Ни в гостиной, ни в кухне, ни в спальне. Где же она может быть? Неужели не дождалась его, обиделась и решила проучить? Вряд ли, это так не похоже на Эмили. И потом, Джейк опоздал всего лишь на двадцать минут. Неужели Эмили, которая всегда принимает его опоздания с таким пониманием и терпимостью, за это время вышла из себя? Не может быть… Значит, причина в чем-то другом.

Джейк вышел из спальни и на всякий случай заглянул в ванную комнату. Там Эмили тоже не было. Вот так сюрприз… Джейк озадаченно прислонился к двери в ванную. Он не на шутку забеспокоился. Что, если с его женой что-то случилось? А что, если это как-то связано с предметом их несостоявшейся беседы? Его беспокойство усиливало то, что Эмили не приготовила ужин. А ведь она всегда делала что-нибудь вкусненькое перед его приходом…

Джейк постучал носком тапка по двери. Что же ему делать? Ждать Эмили или начать звонить ее подругам? Толстухе Марианн, Энджи, крошке Лиз? С ними Джейк не очень-то жаждал общаться. Они относились к нему с предубеждением, а все потому, что к каждой из них, исключая, конечно же, толстуху, он успел «подъехать», как выражается его друг Хамфри… Джейку стало стыдно, но на смену стыду очень быстро пришло чувство вины. Что, если кто-то там, наверху, решил покарать его за неверность? И поэтому Эмили попала в беду?

Но Джейк был реалистом и быстро отмел это предположение. Оно слишком нелепо. И потом, при чем здесь Эмили? Она – образцовая жена, и не ее вина, что Джейк иногда предпочитает… провести время в обществе других дам.

Он вытащил из кармана пачку сигарет и закурил. Если бы здесь была Эмили, она бы непременно возмутилась. Его жена не курила и поэтому всегда просила Джейка выходить с сигаретами на веранду. Но сейчас ее нет… Джейк почувствовал болезненный укол в самое сердце. Он никогда не думал о том, что может потерять Эмили, а теперь эта мысль не давала ему покоя.

Нет, он не будет сидеть и ждать у моря погоды! Он сейчас же позвонит Марианн и выяснит, где Эмили. Уж эта толстуха в курсе всех дел его жены! Приняв решение, Джейк почувствовал облегчение. Конечно же, сейчас он позвонит и все узнает.

Джейк прошел в гостиную и снял трубку с телефона, висящего на стене. Его рука запуталась в слишком длинном проводе, и он чертыхнулся. Кто только придумал эти проклятые провода! Джейк тыкал пальцами, дрожащими от волнения, в белые кнопки. Он успел набрать номер Марианн, когда в холле послышался хлопок двери. Сердце Джейка радостно забилось, и он положил трубку. Это Эмили! Ну наконец-то!

Джейк выбежал в холл. Пожалуй, еще никогда он не был так рад возвращению жены. Впрочем, когда в последний раз он ждал ее возвращения?

Но в холле была не Эмили. Джейк стоял как вкопанный, наблюдая за тем, как незнакомый ему мужчина снимает с себя плащ, разувается и вообще ведет себя так, как будто находится у себя дома. Мысли у Джейка путались, он пытался найти разумное объяснение происходящему, но это ему не удавалось. Наконец, когда мужчина повернулся к нему лицом, Джейк задал вопрос, который вот уже несколько секунд крутился у него в голове:

– Что вы здесь делаете, черт… – Он запнулся. Перед ним стоял тот самый парень, который пришел в ресторан с его любовницей, Гвен… Что все это значит, хотел бы он знать?! – Кто вы? – нерешительно спросил Джейк.

Парень молчал и только нервно, как-то по-женски, теребил в руках связку ключей. Джейк нахмурился. И все-таки он знает этого смазливого типа, похитителя женских сердец! Но где, где же он его видел?! Почему ему так хорошо знакомы эти голубые глаза и тонкие губы? Джейк остолбенел. Догадка, которая его осенила, была столь невероятной, что его прошиб холодный пот. Не может быть!

– Эмили? – прошептал Джейк. Он почувствовал внутри невероятный холод, будто по венам пустили жидкий азот. Джейк все еще не понимал, что происходит, но уже чувствовал, что его счастливой и благополучной семейной жизни пришел конец.

– Да, Эмили. – В ее голосе звучала безмерная усталость.

Она сняла с головы темный парик. По плечам рассыпались пепельные кудри. Сердце Джейка сжалось от боли. Она все знает. Не просто догадывается, а знает наверняка. А это значит… Джейк боялся даже представить, что последует за этим маскарадом. Впрочем, последствия были непредсказуемыми, как и сама Эмили. До Джейка вдруг с неожиданной ясностью дошло, что он не знает свою жену. И никогда ее не знал…

Эмили оторвала накладные усы. Под носом жгло так, как будто к коже приложили ватку, смоченную в соусе «чили». Не нужно было слушать Марианн и сажать усы на клей для накладных ногтей, подумала Эмили. Но эта мысль и боль совсем не занимали ее. Ей вообще казалось, что ее тело живет отдельной от души жизнью.

Эмили бросила ключи на маленький полированный столик для газет и прошла в комнату. Ей нужно собрать вещи. Часть она заберет к Марианн, у которой поживет около месяца, а остальное – потом, когда обзаведется собственным жильем. Эмили удивляла собственная деловитость. Она всегда была человеком, витающим в облаках. А теперь… Обстоятельства изменились, и она вынуждена подстраиваться под них. Хочется ей того или нет… Конечно, можно закрыть на все глаза и продолжать жить с мужем. Но Эмили так не может. Она слишком честна для этого…

К тому же у нее было время все обдумать. Было время пережить эту жгучую боль, которая раздирала ее изнутри. А сейчас осталась лишь пустота. Пустота, которую она ничем не сможет заполнить. Даже если очень постарается…

Джейк следил за передвижениями Эмили и молчал. Он не мог говорить и не знал, что ему говорить. Объясняться, оправдываться, рассказывать о своей мужской сущности, которая постоянно требует разнообразия? Но разве Эмили поймет его? Ведь и он не понимает, зачем Эмили сделала то, что сделала… Если бы она устроила скандал, закатила истерику с битьем посуды, он бы понял. Но отомстить холодно, расчетливо и продуманно… Ему казалось, она на такое не способна. Ему казалось, что его Эмили – нежная, наивная Эмили – никогда не решится сделать что-то такое, из ряда вон выходящее… И уж, тем более, не станет отбивать у него любовницу…

Когда Эмили вошла в их комнату и принялась собирать вещи, Джейк опомнился. Неужели он позволит ей уйти вот так, оставив его наедине с болью, с отчаянием?! Нет, он должен остановить ее, предотвратить ее уход! Иначе – в этом Джейк уверен – она не вернется никогда…

– Эмили, опомнись, что ты делаешь? – Джейк подошел к жене и положил руки на ее плечи. Он делал так всегда, когда она нуждалась в утешении и ласке. Раньше это ее успокаивало, но сейчас она раздраженно скинула его руки.

– Оставь. Это ни к чему, – холодно бросила она. – Часть вещей я заберу сейчас, а остальные… Когда устрою свою жизнь.

– Но как ты ее устроишь, Эмили? Где ты ее устроишь? Ты ведь не работаешь, тебе нужны деньги… Почему бы тебе не пожить здесь, – вкрадчиво начал он. – Ты подумаешь, поймешь, чего хочешь в действительности, и…

– Что «и»?! – Эмили обернулась и бросила на Джейка негодующий взгляд. От гнева ее глаза изменили цвет. Из голубых они превратились в серые.

Джейк понял, что попытка не удалась. Эмили не пойдет на компромисс. Она оказалась слишком категоричной… Оказалась! Куда же он смотрел все это время?! Вместо того чтобы лучше узнать свою жену, он пялил глаза на других женщин! Впервые в жизни Джейк ненавидел себя. Раньше он оценивал свои поступки со снисходительностью средневекового монаха, продающего народу индульгенции, а теперь… Теперь он наконец-то осознал, что совершил. Но было уже поздно. Слишком поздно…

С поспешностью утопающего, хватающегося за соломинку, он уцепился за последнюю возможность – исправить все извинениями и обещаниями измениться.

– Послушай, Эмили, – хрипло произнес он, насильно поворачивая к себе жену. – То, что я делал, было неправильным, скверным и гнусным. Я ненавижу себя за это! Но я всегда любил тебя, а они, – Джейк махнул рукой на воображаемых женщин, – были лишь… песчинками в пустыне. Я не придавал этим связям никакого значения. Это был секс! Только секс и ничего больше! Клянусь тебе, этого больше не повторится! Я изменюсь, я исправлюсь! Я сделаю все, о чем ты попросишь, лишь бы ты осталась со мной!

Джейк попытался скрепить свою клятву пылким поцелуем, но Эмили вывернулась из его рук. Его горячее дыхание обожгло ей щеку, но та и без того горела от гнева. Как он смеет говорить ей о сексе с другими женщинами!

Смерив мужа гневным взглядом, Эмили произнесла:

– Единственное, о чем я тебя прошу, – оставь меня в покое. Ты мне не нужен. Все кончено. Я никогда не смогу ни забыть, ни простить тебя… И не хочу жить с памятью о твоих… – Она запнулась, пытаясь подобрать слово, а потом махнула рукой и продолжила упаковывать вещи. В конце концов, Джейк поймет все и без ее объяснений. Он уже не ребенок, хотя мужчины и утверждают, что они – вечные дети… Как же, дети! Дети они только тогда, когда им не хочется отвечать за свои поступки! Теперь Эмили знает это наверняка…

Джейк опустился на кровать и сжал голову руками. Она превратилась в улей, кишащий пчелами-мыслями. Он пытался выдумать что-то, что остановит Эмили. Но все это было лишь предсмертной агонией их с Эмили брака.

Бесполезно… Все его уговоры лишены смысла… Непреклонность Эмили сбивала его с толку. Он не смог бы уйти так, как это делает она. Уйти, позабыв о том, что их связывало все эти годы: нежность, понимание, любовь… Если бы Джейк узнал такое об Эмили, он все равно бы остался. И постарался забыть. Но он – не Эмили… Эмили, всегда такая понятная, превратилась в существо с другой планеты. Которое зачем-то стояло у шкафа и укладывало вещи в черный кожаный чемодан…

Эмили застегнула чемодан и в последний раз оглядела комнату. Ее сердце надвое разрезала боль. Ведь Эмили больше никогда не увидит ни этой комнаты, где они с Джейком провели так много прекрасных часов, ни этого дома, который она еще совсем недавно считала своим, ни Джейка…

Эмили решительно взяла чемодан и направилась в холл. Если она будет предаваться сентиментальным воспоминаниям, то никогда не уйдет. И вся ее жизнь превратится в ад, состоящий из подозрений, лжи, фальши и обмана…

На пороге Эмили еще раз обернулась. Джейк стоял и смотрел на нее с такой тоской в глазах, что ей стало жаль его. Наверное, он все-таки любит ее. Но какой-то непонятной Эмили любовью…

Эмили отвернулась и открыла дверь. Это – дверь в ее будущее, в новую жизнь. И в этой жизни нет места Джейку. Эмили горько усмехнулась – вместе с чемоданом она уносит в новую жизнь груз одиночества и тоски…

2

Около входа в книжный магазин собралась толпа самых разнообразных людей. Там были и старички, и молодые люди, и джентльмены в элегантных черных пальто, и дамочки в норковых шубках с крошечными йоркширскими терьерами на руках.

И, конечно же, фоторепортеры.

Они появились здесь раньше всех, узнав о том, что мисс Зорски, известная писательница, приехала побеседовать со своими читателями и подписать только что вышедший детектив «Пять правил идеального ограбления».

Вскоре стеклянные двери магазина раздвинулись, и на пороге появилась элегантная женщина в коротком нежно-голубом пальто. Решительная походка, взгляд уверенного в себе человека, дорогая и изысканная одежда – все говорило о том, что эта женщина знает себе цену. И действительно, у мисс Зорски было достаточно причин для того, чтобы чувствовать себя уверенной. Весь город знал, кто она такая, и зачитывался ее увлекательными детективными романами.

Журналисты набросились на нее с расспросами. Мисс Зорски, в отличие от многих известных людей города, никогда не отказывалась давать интервью. Она стояла, окруженная любителями греться в лучах чужой славы, и спокойно, с достоинством отвечала на самые провокационные расспросы.

– Мисс Зорски, расскажите, пожалуйста, откуда вы берете такие увлекательные сюжеты?

– Это правда, что ваш бывший муж помогал вам писать романы?

– Эмили, вам действительно было предъявлено обвинение в плагиате, или все это – происки конкурирующего издательства?

– Правдива ли информация о том, что вы собираетесь в третий раз выйти замуж?

Последний вопрос заставил Эмили Зорски поморщиться и неприязненно посмотреть на журналиста, который его задал. Иногда эти наглецы переходят все рамки дозволенного! Да, у нее серьезные проблемы в личной жизни, но какое им дело до этого?!

Журналист, молодой человек в очках, с рыжими усиками, смотрел на Эмили с неподдельным восхищением. Кажется, Эмили уже не в первый раз видела этого парня и отвечала на его вопросы. И, кстати, он не в первый раз интересовался ее личной жизнью… Что же ему ответить? Журналистам нельзя давать много информации о себе, но, если им дать слишком мало, они решат, что ты что-то скрываешь, и додумают за тебя сами.

Эмили улыбнулась журналисту в своей любимой манере. Вежливо, но так, чтобы он понял, что вопрос его был не самым остроумным.

– Нет, – ответила она, поправляя элегантную голубую сумочку, висящую на серебристой цепочке, – слухи о моем третьем замужестве изрядно преувеличены. Да, у меня был роман, но мы поняли, что не созданы друг для друга…

Эмили показалось, что журналист удовлетворен ее ответом. Но в его глазах она увидела нечто большее, чем профессиональный интерес. Может быть, ей показалось? В последнее время она постоянно испытывала нервное напряжение. Особенно после того, как исчез Герберт Лэйн…

Из толпы вынырнул очередной журналист и оттеснил парня в очках на задний план.

– Мисс Зорски, это правда, что вы возвращаетесь в родной город, в Уилдберри?

Господи, ну как они могли пронюхать об этом? Ведь это решение Эмили приняла только вчера и никому не рассказывала, кроме… кроме Руби Беллоуза, главного редактора издательства «Шанс», публиковавшего ее романы. Какой же все-таки пройдоха этот Руби! Он готов сделать рекламу даже из того, что автор поковыряет в носу…

Интересно, что Руби наговорил им? В любом случае, Эмили должна что-то ответить.

– Да, это правда. Я хочу съездить в Уилдберри, навестить родных и развеяться. Надеюсь, что в родном городе я смогу не только хорошо отдохнуть, но и приступить к новой книге.

Ее слова звучали как хорошо заученная речь. Но Эмили не зря упомянула о книге. Это отвлечет внимание журналистов от ее отъезда. Книгой они заинтересуются намного больше, чем поездкой в какой-то Уилдберри, городок, о котором никто толком ничего не знает.

Тактика Эмили оказалась действенной. Журналисты тотчас же засыпали ее вопросами о задумках, касающихся новой книги. Эмили блефовала. Сюжет новой книги не был написан, да и название «Смерч над потолком» ей самой казалось нелепым. Но Эмили знала, что журналисты – не слишком требовательный народ. Если она напишет книгу с другим названием и сюжетом, ее никто не осудит. Это оправдают тем, что она, как-никак, творческая личность…

Разговор с журналистами был долгим и скучным. Когда Эмили устала, Роберт Твидчед, помощник Руби, проводил ее до машины. Эмили откинулась на сиденье черного «ламборджини». Ощущение было таким, будто из нее насосом выкачали всю энергию. Раньше общение с журналистами проходило куда проще…

– Спасибо, Роберт, – усталым голосом поблагодарила она мужчину. – Передайте привет Руби. И еще, – она на секунду задумалась, – передайте ему, что я чертовски зла на него за то, что все журналисты в курсе моего отъезда в Уилдберри…

Роберт Твидчед понимающе улыбнулся. Характер Беллоуза был ему хорошо известен. Шеф частенько, не смущаясь, разглашал конфиденциальную информацию об авторах. За что те ругали его на чем свет стоит. Правда, это не мешало Беллоузу продолжать ту же политику. Ему еще повезло, что Эмили Зорски такая сдержанная женщина… Роберт уважал Эмили. Эта женщина – умная, талантливая и всегда безупречно одетая – вызывала у него искреннюю симпатию. Хотя, пожалуй, это чувство было даже глубже, чем симпатия…

Эмили помахала Роберту рукой и захлопнула дверцу «ламборджини». День выдался тяжелый. А ей еще предстояло собрать вещи, которые она повезет с собой в Уилдберри. Уилдберри, Уилдберри! Сколько приятных и горьких воспоминаний пробуждало в ней название этого городка…

– Посмотрите, Эмили! Он просто милашка!

Миссис Пулхаус держала в руках пушистого серо-голубого котенка, который жалобно мяукал и косился в сторону Эмили.

– Где вы его взяли, миссис Пулхаус? – поинтересовалась Эмили, снимая с себя пальто.

– Он сидел на крыльце вашего дома, – ответила миссис Пулхаус, не переставая тискать котенка. – Я и не знаю, как он сюда попал…

Это вы отлично знаете, миссис Пулхаус… Эмили выразительно покосилась на домработницу. Миссис Пулхаус работала у нее много лет и отлично знала, что у Эмили аллергия на шерсть животных. Однако это не мешало добросердечной женщине приваживать котят или щенят и подкармливать их в отсутствие хозяйки. На этот раз Эмили поймала домработницу с поличным, но хитрющая миссис Пулхаус не обращала внимания на укоризненный взгляд Эмили. Она продолжала сюсюкать с пушистым котенком, который, пришлось признать Эмили, был действительно очень мил.

Но о том, чтобы оставить его в доме, не могло быть и речи. А Эмили не сомневалась, что миссис Пулхаус добивается именно этого. Она решила поговорить с домработницей напрямик.

– Миссис Пулхаус, вы ведь знаете, что мы не сможем оставить его в доме…

Пожилая женщина обернулась и посмотрела на Эмили таким взглядом, что та почувствовала себя самой бессердечной из всех людей.

– Но он – просто чудо… Неужели вы сможете прогнать его? Ведь у него нет хозяев… Он одинокий, бродя-яжка… – жалостливо протянула она.

Но Эмили решила быть непреклонной. Если она уступит миссис Пулхаус сейчас, то потом это воплощение доброты соберет в доме всех приблудных кошек и собак. А Эмили придется работать в интернет-кафе, потому что дома она будет фонтанировать не идеями, а неприглядными последствиями аллергии…

– Нет, нет, миссис Пулхаус, – решительно заявила Эмили, стаскивая с ног длинные серые сапожки. – Даже не думайте об этом. Вы ведь знаете, что у меня аллергия. И потом, может быть, у этого котенка есть хозяева. Нужно просто расспросить соседей…

– Уже расспросила, – с готовностью ответила миссис Пулхаус. – Никто не знает, чей это котенок… Мы ведь можем держать его в одной из дальних комнат на втором этаже. Там, где его шерсть не будет вас беспокоить… А я могу ухаживать за ним. Уверяю, он не доставит вам хлопот…

– Миссис Пулхаус… – Эмили сделала многозначительную паузу. – Я не собиралась открывать здесь приют для домашних животных.

– Но, Эмили… – Пауза мисс Пулхаус, прижавшей к сердцу пушистого котенка, была не менее многозначительной. – Разве вам не будет жаль оставить без дома это несчастное существо?

Котенок, пищавший в морщинистых руках мисс Пулхаус, снова покосился на Эмили. Не жаль? Конечно, жаль… Сердце Эмили дрогнуло – мисс Пулхаус знала, как надавить на нужную кнопку. Эмили еще раз окинула взглядом маленькое очаровательное существо и вздохнула.

– Ну хорошо… Я не выброшу его на улицу, но здесь он тоже не останется.

Мисс Пулхаус удивленно вскинулась на Эмили. Между ее по-мужски густых бровей залегла складка.

– Как так?

– Очень просто, – улыбнулась Эмили. – Я отвезу его в Уилдберри и подарю отцу. Кстати, это он или она? – поинтересовалась Эмили у домработницы, пытаясь не обращать внимания на разочарованное выражение ее лица.

– Кажется, он… – обиженно пробормотала миссис Пулхаус и, растянув котенка, как гармошку, окинула его живот внимательным взглядом. – Да, похоже, что он…

– Отлично, – деловито кивнула Эмили. – С котами меньше проблем, чем с кошками. Пожалуйста, миссис Пулхаус, купите для него корзину и еду. Не хочется беспокоиться об этом в дороге.

Миссис Пулхаус кивнула. Эмили заметила ее недовольство, но не чувствовала себя виноватой. В конце концов, это ее дом, и ей решать, кто здесь будет жить. Хорошо бы отец обрадовался подарку… Иначе куда она денет котенка, которого пригрела добродушная миссис Пулхаус? Эмили все же решила задобрить пожилую женщину.

– Кстати, вы еще не придумали ему имя?

Миссис Пулхаус, которой очень нравилось, когда с ней советовались, тут же расцвела. Она улыбнулась Эмили и с видом знатока покосилась на котенка.

– По-моему, – задумчиво произнесла она, – ему прекрасно подходит имя… Джейк.

Эмили вспыхнула. Она не почувствовала боли – прошло достаточно времени, чтобы с этим справиться, – но щемящее чувство тоски выпростало голову из-под одеяла памяти. Эмили ненавидела это ощущение, но, увы, всегда, когда кто-то упоминал при ней о Джейке, внутри нее загоралась тусклая лампочка грусти. Миссис Пулхаус не знала имени ее первого мужа и выбрала прозвище котенку просто потому, что ей нравилось это имя. Но случайный выбор миссис Пулхаус не утешил Эмили. Неужели воспоминания о Джейке будут преследовать ее до конца жизни?

– Нет, нет, – запротестовала она, – только не Джейк.

– Но отчего же? – удивленно вскинулась на нее миссис Пулхаус. – Это имя идеально ему подходит…

Домработница снова сделала обиженное лицо. Эмили поняла, что если она не хочет нажить себе врага, то должна согласиться с прозвищем, выдуманным миссис Пулхаус. В конце концов, ее отец может придумать котенку другое прозвище…

– Хорошо, миссис Пулхаус, – согласилась Эмили. Она с трудом подавила растущее внутри раздражение. – Если вы считаете, что это имя ему подходит – так и быть… Только не забудьте о корзине и корме для… Джейка. А я пойду наверх. Мне нужно собрать вещи.

Миссис Пулхаус просияла. Ей не удалось уговорить Эмили оставить котенка. Но это – не беда. Зато теперь у него есть прозвище и скоро появится хозяин. Все-таки мисс Зорски – добрейшая женщина, хоть иногда и строит из себя злючку…

Блестящий черный «ламборджини» плыл по трассе, изящно огибая повороты и объезжая встречающиеся впереди машины. Эмили ездила быстро и уверенно. Она интуитивно чувствовала, где нужно сбавить скорость, а где, наоборот, поддать газу. Руби Беллоуз, который всегда говорил, что «женщина за рулем – это настоящий смерч», обожал ездить с Эмили. «Ты – исключение из правил», – торжественно заявлял он ей, когда она садилась за руль. Эмили лишь небрежно пожимала плечами. Ей нравились комплименты по поводу ее вождения, но она терпеть не могла, когда мужчины с презрением отзывались о «женщинах за рулем».

Эмили чихнула. В носу неимоверно свербело, а глаза уже начали слезиться. Она недовольно покосилась на «домик», где сидел котенок. Проклятая аллергия! И как только Эмили могла забыть таблетки? Хорошо хоть, это не мешает ей вести машину… Во всяком случае, пока…

Водить Эмили научил ее второй муж – Ричард Зорски. Он, правда, был страшно неуверенным водителем. Ричард всегда беспокоился о своем здоровье и физическом благополучии, что сказывалось абсолютно на всем.

Эмили улыбнулась, вспоминая, как Ричард каждое утро наливал себе стакан морковного сока и аккуратно выкладывал около стаканчика две витаминки. Все-таки Ричард, мир его праху, был страшным занудой… Глядя на него, Эмили часто задавалась вопросом: как она умудрилась выйти за него замуж? А объяснение было простым. После расставания с Джейком у Эмили был лишь один критерий выбора мужчины: ее избранник должен быть полной противоположностью первому мужу.

Ричард был именно таким – у них с Джейком не было ничего общего. Джейк был весельчаком и душой компании, человеком с прекрасным чувством юмора, а Ричард – слишком серьезным и скучным, чтобы привлечь к себе кого-нибудь. Этого и хотела Эмили – мужчину, который никого бы не привлекал к себе и смотрел только на нее. Правда, Ричард смотрел на нее лишь первое время после женитьбы. Его слишком занимало его собственное здоровье, и вскоре он уже не видел ни Эмили, ни их маленькой дочери Джун. Он лишь изредка общался с дочкой и время от времени спрашивал у ее матери, как продвигается новый детектив.

К тому времени Эмили уже встала на ноги. Она познакомилась с Руби Беллоузом, который предложил ей работать на издательство «Шанс». Эмили поняла, что такой «шанс» ей не представится больше никогда, и согласилась, несмотря на то, что большую часть ее времени занимала непоседа Джун.

Эмили с содроганием вспоминала о том, как она писала романы в перерывах между сменой памперсов, кормлением и прогулкой. Джун постоянно визжала и мешала матери работать. Иногда Эмили ненавидела дочь до такой степени, что готова была ее убить… Правда, это желание быстро улетучивалось, когда Джун засыпала с улыбкой на губах. Но, увы, она скоро просыпалась и вновь начинала чего-то настойчиво требовать от Эмили, изъясняясь на своем непонятном языке…

Эмили жутко бесил муж, который совершенно не реагировал на детские крики. Она завидовала семьям, в которых муж уделяет столько же внимания ребенку, сколько жена. Но в их семье все было по-другому. Самым страшным Эмили казалось то, что она не чувствовала в себе особенной любви к Джун. Дочь была для нее всего лишь обязанностью. Причем обязанностью, которую Эмили выполняла без малейшего желания… Она часто слышала, как другие матери обсуждают своих детей. В их голосе было столько любви и тепла… Сама Эмили не могла этим похвастаться. Она редко говорила с друзьями о дочери, предпочитая общаться на более интересные темы.

Когда Джун подросла, с ней стало немного проще. Отпала надобность менять памперсы, купать, качать на руках и петь колыбельные, которые Эмили терпеть не могла. С Джун можно было поговорить на сравнительно интересные темы. Но главное – этим Эмили буквально упивалась – девочка стала самостоятельной…

Эмили с головой окунулась в работу, наняла миссис Пулхаус, чтобы та занималась домом, а Джун оказалась предоставлена самой себе. Когда девочке исполнилось шестнадцать, она выпорхнула из родительского дома, как птица из гнезда. Эмили даже не успела опомниться, как Джун сообщила ей о том, что переезжает к подруге, которая живет в одиночестве, собрала вещи и уехала, чмокнув мать в щеку. Эмили осталось только смириться с тем, что ее дочь так рано выросла. Впрочем, не этого ли она хотела?

Эмили пригляделась к дороге. А вот и знакомый поворот. Дальше начинается лес, что находится неподалеку от Уилдберри. Сердце ее дрогнуло. Когда-то в этом лесу они с Джейком гуляли и собирали ягоды. Она перепачкалась ежевикой, а Джейк помог ей выбраться из колючего кустарника, прижал к себе и прошептал: «Ты – моя дикая ягода»… Странно, что Эмили до сих пор помнит об этом. Ведь прошло почти семнадцать лет… Но еще более странно, что ее сердце сжимается и вздрагивает от этого воспоминания. Ты – моя дикая ягода… Боже, как больно и сладко… Эмили захотелось зажмурить глаза, как тогда, в юности, но она вспомнила, что сидит за рулем машины.

Какая глупость! Эмили разозлилась на себя. Ей уже тридцать семь, а она еще думает о всякой романтической чепухе. Неужели возраст не прибавил ей мудрости? Неужели она все еще способна с замирающим сердцем мечтать о поцелуях и глупых словах, что шепчут друг другу любовники?

В последний раз подобную романтическую чушь она слышала от Герберта Лэйна. Они сидели за столиком в маленьком кафе, неподалеку от издательства «Шанс», он держал ее руку и голосом, исполненным томления, вещал о том, что Эмили – самая восхитительная женщина в его жизни. Эмили отнеслась к его словам с долей иронии. И оказалась права – буквально на следующий день после этого пылкого признания Герберт Лэйн исчез. Он не пришел на свидание и даже не позвонил Эмили, чтобы предупредить ее…

Эмили поморщилась. Воспоминание не из приятных. Но, с другой стороны, она радовалась тому, что не позволила себе влюбиться в Герберта. После развода с Джекобом она усвоила для себя одну истину: любовь – это всегда боль. Поначалу она может казаться счастьем, но потом все равно ты чувствуешь боль. По-другому, наверное, не бывает. Во всяком случае, не с Эмили…

Ее размышления прервал строптивый «ламборджини». Неожиданно машина начала издавать странные звуки, похожие на шипение разъяренной кошки. Потом «ламборджини» замедлил скорость, а вскоре и вовсе остановился. Эмили только и смогла, что подогнать его к обочине, чтобы не мешать проезжающим машинам.

Она проверила количество топлива и убедилась, что его достаточно. Чудесно. И в чем же дело? Со своими «богатейшими» познаниями в устройстве машин, она может простоять здесь до самого вечера… Это в лучшем случае…

Вздохнув, Эмили решила выбраться из машины. Сидя здесь, она ничего не добьется. Забрав с заднего сиденья корзинку с котенком – пусть и животное подышит свежим воздухом, – Эмили открыла дверцу «ламборджини». Хрустальный воздух предместий Уилдберри наполнил легкие. Эмили сладко зажмурилась. Это был не промышленный запах города, а чистый воздух, благоухающий хвоей и искристой свежестью первых заморозков…

Но воздух, к сожалению, не мог решить проблему Эмили. Она поставила «домик» с котенком на капот «ламборджини» и огляделась по сторонам. Трасса, лес, поле… и ни одной живой души. У кого же она, привыкшая отдавать машину в автомастерскую, попросит помощи?

Но Эмили повезло. Невдалеке послышался шум мотора. По трассе в сторону Уилдберри неспешно двигался «ниссан». Эмили отошла от обочины и помахала водителю рукой. Кажется, водитель «ниссана» не слишком торопится… Хорошо бы он еще разбирался в машинах хоть немного лучше, чем сама Эмили…

«Ниссан» притормозил неподалеку от «ламборджини». Эмили облегченно вздохнула. Слава богу, водитель не проехал мимо, не оставил ее в беде. Из «ниссана» вышел мужчина. На вид ему было лет тридцать, не больше. Пронзительные серые глаза смотрели на Эмили с восхищением. Впрочем, Эмили давно привыкла к тому, что мужчины смотрят на нее именно так. Он тоже показался ей довольно привлекательным. Элегантный брюнет, одетый по моде, но не слишком злоупотребляющий модными тенденциями. Черный вельветовый пиджак, синее кашне, небрежно повязанное на шее, чуть смятые вельветовые брюки – все говорило о том, что мужчина ухаживает за собой, но не зациклен на своей внешности. Этот тип мужчин вызывал у Эмили симпатию.

Мужчина подошел к Эмили, не сводя с нее пристального взгляда.

– Добрый день, – вежливо поздоровался он. – Я вижу, у вас проблемы. – Он отвел взгляд от Эмили и залюбовался сверкающим «ламборджини». – Прекрасная машина. Приятно видеть, что женщина заботится о чистоте своего авто…

Эмили поморщилась. Опять эта излюбленная мужская тема «женщина и машина». Мужчина заметил раздражение в глазах Эмили и поспешил сгладить неприятное впечатление.

– Меня зовут Сэмюэль Блайз. Можно просто Сэм, – улыбнулся он Эмили. Улыбка у него была красивой и мягкой, но Эмили почувствовала в ней какую-то фальшь. Впрочем, ей часто казалось, что красивые мужчины неискренни. Не исключено, что это впечатление было ложным и сложилось у нее из-за Джейка. – И что же у нас стряслось?

Это «нас» заставило Эмили почувствовать себя пациентом на приеме у врача. Впрочем, отвечать ей все равно было нечего. Как пациент, пришедший к врачу, она могла лишь перечислить симптомы «заболевания», но не могла назвать истинную причину болезни.

Эмили улыбнулась Сэмюэлю и тряхнула золотыми кудрями.

– Честно говоря, я никогда не ремонтировала машину сама. Я всегда вызывала рабочих из автомастерской. Или отвозила ее в ремонт. Поэтому не знаю причины поломки. Вначале машина шипела, а потом остановилась. Я проверяла бензин, – опередила она вопрос Сэма. – Все в порядке…

– Позвольте, я взгляну?

– Разумеется…

Эмили сняла с капота «кошачий домик», обитый зеленой материей. Заснувший было котенок обиженно заворчал. Сэмюэль услышал ворчание и улыбнулся.

– Ваша кошка? – полюбопытствовал он.

– Котенок. Это – подарок отцу, – объяснила Эмили. – Миссис Пулхаус, моя домработница, подобрала его на улице. Я не могла оставить его в своем доме – у меня аллергия на кошачью шерсть.

– А-а, – понимающе кивнул Сэмюэль и залез под капот.

Под капотом он орудовал недолго. Попросив у Эмили пару разводных ключей, он соединил какие-то проводки, и вылез с той же лучезарной улыбкой, что и залезал под капот.

– Вот и все, – победоносно изрек Сэмюэль. Ему явно было приятно показать себя перед Эмили знатоком машин.

Но Эмили это не слишком трогало. Она ценила в мужчинах не то, как они работают руками, а то, как работают их головы. Но Сэмюэль нуждался в восхищении, и Эмили готова была ему подыграть.

– Блестяще! – хлопнула она в ладоши. – Вы так быстро справились! Я и не думала, что уже через пять минут смогу продолжить свой путь! Большое спасибо, Сэм.

Сэмюэль сразу сник. Очевидно, он не думал, что Эмили так быстро захочет распрощаться с ним. Интересно, на что он рассчитывал? Эмили недоуменно посмотрела на огорченное лицо мужчины.

– Я не покажусь вам нескромным, если спрошу, куда вы едете?

Уж не собирается ли он следовать за ней в качестве эскорта? Эмили усмехнулась. Нельзя сказать, что эта мысль ей не понравилась.

– Не покажетесь. Я еду в Уилдберри.

– О! – Лицо Сэма прояснилось. – Я тоже еду в Уилдберри. Правда, вначале мне нужно заехать по делам в соседний городок. Дела, дела… – сделал он пафосную паузу. – Как это утомляет…

Он явно ждал, что Эмили задаст вопрос о его делах, и она не обманула его ожиданий. Правда, вопрос задала лишь из вежливости.

– А чем вы занимаетесь? – спросила она, прижимая к себе корзину с котенком.

– Мой конек – мебель. Наверное, вам это покажется пошлым… – Эмили покачала головой, разубеждая его. – Кухни, спальни, диваны, шкафы и прочая ерунда… Рядом с Уилдберри находится деревообрабатывающий завод. Это – постоянный поставщик моей фирмы.

– О! – воскликнула Эмили, делая вид, что работа Сэма кажется ей интересной и увлекательной. – Я знаю этот завод. Ведь я родилась в Уилдберри.

– Неужели? Кстати, а вы чем занимаетесь? – поинтересовался Сэм.

– Пишу детективы, – без особого желания ответила Эмили. Она не любила расспросов о своей работе. С нее вполне хватало журналистов. – Эмили Зорски… Может быть, слышали?

– А как же! – расцвел Сэмюэль. Знакомство с известной писательницей было ему вдвойне приятно. – Я самый везучий человек на свете! Починить машину самой Эмили Зорски! Это что-то!

Эмили сомневалась, что Сэм читал хотя бы один ее роман, но это было не так уж важно. Одно ее имя произвело на него впечатление… Такая реакция всегда смешила Эмили. Какая разница, о чем пишет этот человек? Главное, что его имя на слуху, книги выходят бешеным тиражом и их расхватывают сразу, как только они поступают в магазин…

– Пожалуй, мне пора… Еще раз спасибо за помощь.

Эмили распахнула заднюю дверцу «ламборджини» и водворила на место «кошачий домик».

– Может быть, мы встретимся в Уилдберри? – спросил у нее Сэмюэль.

В его серых глазах была мольба. Эмили задумалась. Может быть, стоит дать этому мужчине шанс? Кто знает, вдруг он проявит себя не только как мастер по починке авто, но и как пылкий любовник? Эмили тряхнула золотистыми кудрями и благосклонно улыбнулась Сэму.

– Хорошо. Запишите мой телефон.

Сэмюэль пошарил по карманам, но не нашел в них ни ручки, ни бумажки. Эмили протянула ему золотистую авторучку, подарок отца – она всегда носила ее с собой.

– Ручка есть. А бумага…

Но Сэмюэль Блайз, очевидно, решил продемонстрировать Эмили романтическую часть своей души. Он выпростал из-под рукава пиджака голубую манжету и, окинув Эмили горящим взглядом влюбленного подростка, произнес:

– Пишите.

Эмили не могла сдержать улыбки. А ведь взрослый мужчина! Но все же вывела на нежно-голубой рубашке номер своего мобильного.

– А расписаться? – игриво поинтересовался Сэмюэль.

Эмили усмехнулась и поставила свою размашистую подпись под номером телефона. Романтичный владелец мебельной фирмы расплылся в счастливой улыбке.

– Спасибо, мисс Зорски!

– Можно просто Эмили.

– Спасибо, Эмили…

Сэмюэль наклонился и поцеловал ее руку. Эмили не испытала даже кичливого удовольствия от того, что по-прежнему способна восхищать мужчин. Она вяло попрощалась с сияющим Сэмом, села в «ламборджини» и закурила свои любимые «Эмпстеди» с ментолом.

Что с ней вдруг стало? Почему она чувствует себя такой уставшей и опустошенной? Казалось бы, приезд в родные сердцу места, наоборот, должен взбодрить ее… Эмили тряхнула головой. Крупные кудри золотом расплескались по узким плечам. Она с наслаждением втянула в себя дым. Ничего, все еще образуется. Она напишет новый роман, выпустит книгу и, может быть… найдет свою любовь…

3

Теобальд Квинслед, полный пожилой мужчина с густыми седыми бровями и жесткими серебристо-серыми волосами, с самого утра неустанно глядел на дорогу. Дочь, как всегда, задерживалась. Эмили никогда не страдала особой пунктуальностью, но ему казалось, что в тридцать семь лет «его малышка» уже могла бы научиться приезжать к отцу вовремя. Ведь сдает же она в срок свои книги? Разве ее издательство важнее родного отца?

Он вышел на крыльцо дома и помахал рукой соседу, Робину Бриджерсу. Тот тоже стоял на крылечке и напряженно курил. Причины стоять на крыльце у мужчин были разными. Один ожидал свою дочь, а второй в очередной раз отходил после бурной ссоры с женой, Китти.

– Как дела, дядя Тео?! – прокричал Робин. – Эмили еще не приехала?!

– Опаздывает, как всегда! – сокрушенно махнул рукой Теобальд. – Не дождешься, чтобы приехала вовремя! А ты, гляжу, опять поссорился со своей?!

– Куда же без этого! Разве она может хотя бы один день не устраивать скандалов!

Теобальд понимающе закивал головой. В его бытность женатым человеком наблюдалась та же самая картина. Его жена постоянно была чем-то недовольна. Ей не нравилось все: и куры, которые неслись не так, и лошади, которые постоянно ржали, и то, что Тео не покупал еду в городском супермаркете – тогда еще единственном на весь Уилдберри, – а кормил жену исключительно натуральными продуктами. Но его жена, в отличие от Китти Бриджерс, которая все-таки любила своего мужа, уехала из Уилдберри с другим мужчиной, оставив на руках у Тео маленькую дочь. Поэтому ему пришлось воспитывать Эмили одному. Может быть, оттого его дочь норовиста, как дикая лошадь, и самостоятельна настолько, что смогла уехать из Уилдберри, даже не спросив на то отцовского согласия… Что уж говорить о том, что его внучка, Джун, с куда большим удовольствием приезжает к деду, нежели к родной матери…

Тео вздохнул. И все равно он любил Эмили. Его малышку, его любимую дочку, какой бы вредной и подчас заносчивой она ни была…

От этих мыслей его отвлек шум мотора. Сердце Тео екнуло: неужели он дождался Эмили? И действительно, через несколько минут к дому подъехал ее блестящий «ламборджини». Тео всегда удивлялся, как его дочь умудрялась сохранять машину в таком состоянии. Конечно, это не грузовичок, на котором его сосед Робин разъезжает по полям, но все же…

Позабыв о своем радикулите, он по-молодецки сбежал с крыльца и кинулся навстречу дочери.

– Моя малышка! – не помня себя от счастья, закричал он.

Тео подбежал к Эмили, но не решился ее обнять. Она выглядела, как картинка из журнала. Но Эмили почувствовала его нерешительность и обняла отца сама. Обрадованный Тео сжал ее в ответ так сильно, что Эмили чуть не задохнулась. Наконец отец отпустил ее, и она увидела, что в его глазах стоят слезы.

– Ну будет, будет тебе… – утешала она Тео.

– Сколько же мы не виделись? – спросил он, пытаясь подавить отнюдь не мужское желание разрыдаться.

– С тех самых пор, как ты последний раз приезжал ко мне. – Эмили прищурилась. – Это было около двух лет назад…

– Ах ты негодница! – возмутился Тео. – Уж не намекаешь ли ты на то, что старый отец должен каждый раз ездить в твой пыльный город, чтобы увидеть тебя?!

– Ну что ты, па… – улыбнулась Эмили, поправляя серебристый шарфик, съехавший набок от натиска отцовских объятий. – И вовсе он не пыльный, – надула она губки. – Ах, Господи, какая же я рассеянная! – воскликнула она и легонько хлопнула себя по белокурой головке. – У меня же есть подарок… Правда, он не совсем от меня, – загадочно улыбнулась Эмили, – а, скорее, от миссис Пулхаус.

– Ах, миссис Пулхаус… – расплылся в улыбке Тео. На морщинистых щеках заиграли ямочки. – Любопытно, любопытно…

– Я сейчас, – бросила Эмили и побежала к машине.

Теобальду очень нравилась миссис Пулхаус. Эта хозяйственная женщина умудрялась содержать большой дом его дочери в идеальном порядке. В то время как Эмили в каждой комнате наводила «рабочий беспорядок», пожилая дама, с мужеством, достойным гладиатора, постоянно сражалась за чистоту в доме и неизменно выигрывала сражение.

Эмили вернулась с небольшим домиком на руках. Она открыла решетчатую дверцу, и на свет божий выполз маленький пушистый котенок, который тут же перекочевал на руки к Тео. Эмили чихнула и, вытащив из кармана голубой платочек, вытерла нос.

– Проклятая аллергия! Миссис Пулхаус хотела поселить это чудо у меня, но…

– Все понятно, – пробормотал новоиспеченный хозяин кота. Он с умилением разглядывал пушистого малыша, который пригрелся в его больших ладонях, пахнущих можжевельником, и решил уснуть на новом месте. – Он такой милый…

– Да, милый, – пробормотала Эмили, сдерживая очередной чох, – но мой нос не в состоянии этого оценить. Странно, не правда ли?

– Передай спасибо миссис Пулхаус, – произнес Тео, не обращая внимания на иронию в голосе дочери. – Я в восторге от этого голубого чуда.

– Серо-голубого, – поправила его Эмили.

– Ну хорошо, серо-голубого, – уступил Тео. – Пойдем в дом. Я напою тебя чаем с мелиссой. Наверное, ты замерзла?

– Ничуть, – пожала плечами Эмили. – В салоне всегда тепло. Все, что мне нужно – это таблетка от аллергии. Такая у тебя, случайно, не завалялась? Это чудо, – она обиженно взглянула на спящего котенка, – всю дорогу заставляло меня чихать…

Они прошли в дом. Эмили не без удовольствия вдохнула уютный запах, который всегда царил в доме ее отца. По сравнению с ее особняком, дом отца казался совсем маленьким, но Эмили чувствовала себя в нем очень комфортно. Здесь она отдыхала душой и телом, набиралась сил. В доме было всего четыре комнаты, но одна из них всегда была готова для Эмили. Потому что ее сентиментальный отец боялся, что дочь может приехать внезапно, а ее комната окажется неприбранной. Но, увы, Эмили никогда не приезжала в Уилдберри внезапно…

Тео сделал дочери чай с мелиссой и попросил Робина Бриджерса съездить в городскую аптеку. Робин и Китти обрадовались приезду Эмили настолько, что даже позабыли о своей ссоре. Китти немедленно выудила из Эмили обещание, что та сегодня же вечером зайдет к ним в гости. Эмили согласилась. Когда-то, еще до того, как Эмили с Джейком переехали в Твитсби, они с Китти были подругами. Кто знал, что жизнь у них сложится так по-разному…

Отец долго расспрашивал Эмили о работе, и та, глотая вкусный травяной чай, с охотой отвечала на вопросы. Больше всего Эмили не хотелось, чтобы Тео спрашивал ее о личной жизни. Впрочем, она хорошо знала своего отца. Тео просто не мог не спросить ее об этом. И, как бы Эмили не оттягивала этот момент, без умолку треща о вышедших книгах и вопросах журналистов, он был неизбежен.

– Ты все о работе, да о работе, – наконец прервал дочь Теобальд. – А как с личной жизнью?

Эмили обреченно вздохнула про себя, надеясь, что отец не увидит тени, пробежавшей по ее лицу.

– Все в порядке, – невозмутимо солгала она. – Но замуж я не собираюсь…

– Три – число символическое, – мрачно отозвался Тео. Сердце подсказывало ему, что беззаботная улыбка, игравшая на лице дочери – всего-навсего маска, за которой та пытается спрятать свое одиночество. – И потом, я ведь не спрашиваю тебя о замужестве… Может, расскажешь старику, с кем ты встречаешься сейчас?

Эмили любила своего отца, но сейчас ей хотелось встать и уйти, хлопнув дверью. Какого черта он лезет в ее жизнь?! Зачем он клещами вытаскивает из нее то, о чем она не хочет рассказывать?! Ведь он – ее отец, а не свора пронырливых журналистов! Она с трудом подавила в себе раздражение и холодно ответила:

– Все в порядке. Тебе не о чем волноваться…

– Это я уже понял, – ворчливо заметил Тео. – Я и не волнуюсь. С тех самых пор, как ты уехала отсюда, а потом развелась с Джейком…

Эмили готова была сорваться и наговорить отцу гадостей, но в этот момент котенок, который пригрелся у Тео на руках, поднял голову.

– Ух ты! – улыбнулся Тео. – Отзывается! Ты не будешь против, если я назову его Джейком?

Он что, сговорился с миссис Пулхаус? Эмили покраснела от досады. Она-то думала, что отцу совсем не обязательно называть прозвище, которое миссис Пулхаус придумала котенку. Не тут-то было! Ей в голову не могло прийти, что у котенка окажется такая хорошая память… Эмили метнула на отца гневный взгляд.

– Называй его, как хочешь, – холодно бросила она, пытаясь сдержать досаду. – Это же твой котенок. – Она поднялась из-за стола и одернула светло-голубую юбку. – А я зайду к Бриджерсам. Наверное, Робин уже привез таблетки.

Тео кивнул. Эмили могла бы не сдерживать свои эмоции – он все равно видел, что она все еще помнит о Джейке. И не просто помнит, она до сих пор любит его, хоть и не отдает себе в этом отчета. Если спустя семнадцать лет женщина испытывает волнение при упоминании имени мужчины, с которым была близка, значит это любовь. В этом Тео невозможно было переубедить. К тому же, несмотря на то, что натворил Джекоб Уиллоуби, он всегда нравился Тео. И Тео был бы совсем не против, если бы Эмили и Джейк снова были вместе. Но об этом совсем не обязательно знать Эмили. Услышав такое, она может собрать вещи и уехать из Уилдберри гораздо раньше, чем собиралась. Иногда она бывает такой несносной девчонкой…

Вечер в доме Бриджерсов начинался тепло и душевно. Робин и Китти встретили Эмили с распростертыми объятиями. Перед ее приходом Китти успела испечь вкусный пирог с ежевикой и накрыть на стол. Казалось, все ссоры и раздоры между мужем и женой были позабыты, но Эмили чувствовала, что за внешним благополучием кроется общее раздражение и накопившаяся злость.

Рассказывая о своей жизни, которая очень сильно отличалась от жизни Бриджерсов, Эмили украдкой разглядывала Китти. Подруга сильно сдала. За время замужества она располнела и перестала следить за собой. Она совершенно не пользовалась косметикой, но это было скорее минусом, чем плюсом. Под глазами у Китти залегли синяки и прочно обосновались морщинки, а белки вокруг зрачков были оплетены красной сеткой, как будто она не спала ночами. Эмили недоумевала: почему же Китти так запустила себя? Ведь у них с Робином не было детей, к тому же Китти не работала…

Эмили понимала, что не в праве осуждать подругу, но ее не оставляло желание взять Китти за ушко и сказать ей несколько слов по поводу ее внешнего вида. Если она и дальше будет такой, нет сомнений, что муж предпочтет ей другую, более опрятную и сексуальную женщину. Несмотря на общее мнение о том, что брак нужен только женщинам, Эмили была уверена: брак – выдумка мужчин. И именно поэтому они постоянно пытаются установить свои правила и поставить жену в зависимое от них положение. Правда, не всякому это удается…

Эмили смотрела на Китти и с ужасом думала о том, что она могла бы стать такой же, если бы не уехала из Уилдберри. Опустившейся, усталой, раздраженной… Конечно, нехорошо так думать, но все же… Эмили видела, какие взгляды бросала на нее подруга. Китти наверняка завидовала ей, куда более успешной, чем она сама. Но Эмили не осуждала ее. Она знала, что Китти никогда не желала ей зла.

– Расскажи мне, как живут в Твитсби, – попросила ее Китти, закатывая глаза в предвкушении рассказа о чем-то удивительном.

Эмили вспомнила слова отца и решила отшутиться.

– Пыльно, – улыбнулась она.

Китти явно не ожидала такого ответа и решила, что подруга смеется над ней. Ее полное личико обиженно скуксилось.

– Какая же ты вредная, Эмили… Раньше ты такой не была.

– Не обижайся. Я просто пошутила, – оправдалась Эмили. – Но рассказывать, в общем-то, не о чем… Твитсби – очень большой город. Он куда больше Уилдберри. В нем с легкостью можно потеряться… Но в маленьком Уилдберри есть своя прелесть. Иначе бы я не приезжала сюда, – попыталась Эмили утешить подругу.

Но это было слабым утешением для Китти. В детстве они с Эмили мечтали, что будут жить в большом городе, в огромном доме. У Эмили эта мечта исполнилась, а вот Китти… Китти осталась в Уилдберри, вышла замуж и с тех пор жила самой скучной жизнью, какую только можно представить… Но мечта все еще жила в ее сердце, и, возможно, это и было причиной ее многочисленных ссор с Робином. Он работал на деревообрабатывающем заводе в соседнем городке. Работа была пыльной и тяжелой, а платили совсем немного. Сама Китти до сих пор не нашла себе работу только потому, что боялась ее искать. Ей казалось, что ее сочтут ни на что не годной дурочкой…

Эмили с удовольствием откусила кусочек ежевичного пирога. Такой могла испечь только Китти… Вкус ежевики вновь пробудил в ней воспоминание о том, как они с Джейком собирали ежевику, как раз для знаменитого пирога Китти Мэйсон, теперь уже Броджерс… Но Эмили не успела насладиться вкусным пирогом. В дверь позвонили.

Робин и Китти переглянулись, а потом покосились на Эмили. Робин пожал плечами и вышел из гостиной. Судя по всему, это нежданный гость, решила Эмили. Что ж, она с удовольствием увидит людей, с которыми не общалась уже много лет… Интересно, кто это? Дик Мидлби, бывший ухажер Эмили, прознавший о ее приезде? Или Ален Криспи, ее приятель, который, по слухам, теперь владеет баром «Половинка луны», где когда-то подавали самое вкусное мясо с кровью?

Эмили положила на тарелку недоеденный кусок пирога, вытерла руки бумажной салфеткой и посмотрела на дверь, взволнованная ожиданием встречи. Но когда Эмили присмотрелась к мужчине, вошедшему в гостиную следом за Робином, она не поверила своим глазам. На нее смотрели серые глаза Джейка Уиллоуби.

Эмили не могла поверить своим глазам. Джейк?! Какое дьявольское совпадение! Почему Джейка угораздило приехать в Уилдберри именно сейчас, когда Эмили задумала отдохнуть в родном городке?! Ее сердце бешено стучало, дыхание участилось. Эмили даже испугалась, что захлебнется своим волнением. Она, не отрываясь, смотрела на Джейка. А Джейк смотрел на нее. Как же больно было снова видеть эти серые глаза, подернутые серебристым туманом!

Эмили первая отвела взгляд и даже закусила губу от досады. А ей-то казалось, что она сильная… Что долгие годы разлуки позволили ей забыть этого мужчину и ту боль, которую он ей причинил! Как бы не так! Глядя на него, она чувствовала себя, как девчонка рядом с парнем, который ее бросил, и это чувство вызывало в ней еще большее раздражение…

Интересно, знали ли об этом визите Робин и Китти, когда приглашали ее в гости? Если знали, то Эмили порвет их на кусочки. После ухода Джейка, разумеется… Хотя, не исключено, что она сбежит из этого дома раньше…

Китти почувствовала напряжение, воцарившееся в гостиной, и решила разрядить атмосферу. В голову ей не приходило ничего путного, поэтому она брякнула первое, что пришло в голову:

– Эмили, ты, наверное, помнишь Джейка, – выпалила она, натянуто улыбнувшись Эмили. – И ты, Джейк, наверное, тоже… – поняв, что сказала глупость, Китти пристыженно умолкла.

– Да, разумеется, – холодно отозвалась Эмили, стараясь не встречаться взглядом с Джейком. – Думаю, нас с Джейком не нужно представлять друг другу.

– Конечно, – поддержал ее Джейк. – Хотя последний раз я встречался с Эмили пять лет назад, я отлично помню, как ее зовут…

Эмили вспыхнула. Ей захотелось ответить Джейку какой-нибудь колкостью, но она сдержалась. Лучший способ уязвить Джейка Уиллоуби – не обращать на него внимания. Она прекрасно помнила ту встречу, о которой говорил Джейк. Пять лет назад они столкнулись на приеме у известного всему Твитсби политика. Эмили изображала перед Джейком холодную светскую львицу, а тот, в свою очередь, играл роль мачо, которому достаточно щелкнуть пальцем, чтобы затащить в постель любую женщину. Но, несмотря на то, что оба пытались выказать друг другу полнейшее равнодушие, встреча окончилась скандалом. Хорошо хоть сцену их ругани наблюдала лишь очередная подружка Джейка. Иначе на следующий день фотография бранящейся парочки появилась бы во всех газетах Твитсби…

Джейка посадили за стол напротив Эмили. Он с аппетитом уплетал пирог с ежевикой и охотно отвечал на вопросы Китти и Робина. Эмили смотрела на него, и ее душила злость. Как комфортно этот тип чувствует себя в ее присутствии! Как будто она – одна из его бывших подружек, и между ними не было ничего, кроме секса… Даже ест с аппетитом, в то время как Эмили и кусочка не может проглотить. Кусая губы от досады, Эмили слушала о том, как Джейк работает, о том, как Джейк развлекается, о том, какие грандиозные планы у Джейка на следующий год… Ей хотелось заткнуть уши, чтобы не слышать его голоса, мягкого, веселого, чуть глуховатого, и его слов. Эмили испытывала странную неприязнь к настоящему и будущему Джейка. К его жизни. Жизни, в которой давно уже не было ее

Неожиданно Джейк обратился к ней:

– Ну а ты как, Эмили? Когда выйдет твой новый детектив?

Эмили показалось, что в его тоне сквозит ирония. Хотя, над чем он мог иронизировать? Она добилась больших успехов, стала известной. И, наверное, никогда не смогла бы стать такой, если бы осталась рядом с ним… Ведь мужчины не любят успешных женщин. Может быть, Джейк пытается намекнуть на то, что у нее нет личной жизни и поэтому она так увлечена работой?

Эмили собралась с силами, решив облачиться в привычную мантию холодной и уверенной в себе женщины. Она равнодушно пожала плечами и, заставив себя посмотреть в глаза Джейку, ответила:

– Пока не знаю. Я надеюсь поработать в Уилдберри. Здесь тихо, спокойно… Обстановка располагает к творчеству… Торопиться я не собираюсь. Обычно я долго смакую сюжет, пробую его на вкус, вживаюсь в образы героев… – Она изобразила на лице непринужденную улыбку. – Этот процесс занимает много времени…

Джейк кивнул. По всей видимости, его не удовлетворил ответ Эмили. Он явно рассчитывал на что-то большее, но не решался спросить.

– Значит, ты вся погружена в работу… – улыбнулся он в ответ.

Его улыбка заставила Эмили испытать одновременно два чувства: щемящую боль и раздражение. Его величество Бабник пытается присвоить ей титул Мисс Синий Чулок. Он явно намекает на то, что у нее нет ничего, кроме детективов, которыми она живет…

– Вся – слишком громко сказано, – возразила Эмили, пытаясь скрыть досаду. – Моя жизнь – не только мои книги. Она куда более разнообразна…

Эмили лгала, но надеялась, что Джейк не заметит тоски в ее глазах. Да, он прав, в ее жизни остались только книги. Несмотря на красоту и умение нравиться мужчинам, Эмили была страшно одинока. Так одинока, что временами ей хотелось выть от тоски. Но разве она виновата, что так и не встретила того единственного, рядом с которым ей захотелось бы позабыть обо всем на свете? Однако Джейку не нужно знать о том, что творится в ее душе. Пусть он думает, что Эмили успешна не только в делах, но и в личной жизни…

– Я читал, что ты собираешься замуж в третий раз, – весело отозвался он. – Полагаю, тебя можно поздравить?

Ей захотелось сказать: «Да, Джейк, я снова выхожу замуж», уж слишком задели ее эти веселые нотки в его голосе. Но она не могла позволить себе завраться окончательно.

– Не верь газетам, – загадочно улыбнулась она, давая Джейку понять, что эти слухи кое в чем правдивы. – Пока я не успела насладиться свободой…

– Ты, как всегда, в своем репертуаре, – вмешалась в их диалог Китти. – В конце концов, брак – это не так уж и плохо. Тем более, ты сама была замужем уже два раза…

Эмили выразительно покосилась на Китти, и та смолкла, поняв, что упоминание о браках подруги в присутствии ее бывшего мужа совсем уж неуместно. Эмили почувствовала, что разговор идет совсем не в том направлении, в каком ей хотелось, и решила сменить тему, подставив под обстрел Джейка.

– Ну а ты? Не собираешься жениться? – поинтересовалась она, тряхнув золотистыми кудрями.

Джейк нахмурился. Очевидно, эта тема была ему не слишком приятна. Эмили увидела тень, пробежавшую по его лицу, и испытала мстительное удовольствие. Пускай и Джейк почувствует то же самое, что и она, когда он донимал ее расспросами!

– Нет, – ответил Джейк, уставившись на тарелку, как будто там лежал не недоеденный пирог, а что-то очень оригинальное. – Не собираюсь… Правда, в отличие от тебя, я не так дорожу своей свободой. Я уже довольно самодостаточен, чтобы распрощаться с ней безо всякого трепета, – добавил он, немного подумав.

Что за неуместное ехидство?! – возмутилась про себя Эмили. И на что он опять намекает?! Неужели Джейк хочет сказать, что Эмили одинока только потому, что не самодостаточна?! Да она гораздо самодостаточнее, чем все эти трое вместе взятые!

– Я свободна именно потому, что самодостаточна, – холодно возразила она. – Потому что мне не нужно доказывать кому-то, что я «счастлива в браке» и тому подобную ерунду. Мне вполне хватает своего внутреннего мира, и я не стремлюсь погрузиться в чужой…

– Хорошее оправдание собственному одиночеству. – Джейк оторвал взгляд от тарелки и пристально посмотрел на Эмили. В его глазах была насмешка, и это вывело Эмили из себя.

– Мне, в отличие от некоторых, – она окинула Джейка презрительным взглядом, – не нужны оправдания. Мне не в чем себя упрекнуть. Я живу так, как хочу. Я свободна и ни перед кем не обязана отчитываться в своем поведении. Впрочем, я не делаю ничего такого, за что меня могли бы осудить…

Эмили услышала под столом тихое постукивание. Этот звук был ей хорошо знаком – Джейк стучал носком ботинка о ножку стола. Он до сих пор не избавился от этой дурацкой привычки. Эмили помнила, что этот жест не предвещал ничего хорошего. Он означал, что Джейк взволнован, обеспокоен чем-то или злится. Скорее всего, последнее, догадалась Эмили. Кажется, ей все-таки удалось вывести из себя бывшего мужа…

Пикировка потихоньку перерастала в ссору. Робин и Китти, молчавшие все это время, заговорили об Уилдберри. Но местные новости уже не волновали Эмили и Джейка. Они метали друг на друга взгляды, пропитанные ненавистью, то и дело обменивались колкостями, переходящими в оскорбления. Робин Бриджерс понял, чем попахивает эта маленькая заварушка, и решил переключить внимание Эмили и Джейка на новую вазу, которую его жена недавно купила в антикварном магазине. Правда, из-за этой вазы они с Китти серьезно поругались. Робину казалось непростительной глупостью и расточительством то, что жена купила безумно дорогую вазу, в то время как им были нужны куда более практичные и полезные вещи. Но сейчас пространный рассказ Китти об истории вазы мог спасти положение, оторвать Эмили и Джейка друг от друга.

– Минутку внимания… – Робин постучал ложечкой для десерта о чашку и сделал театральную паузу. Как он и предполагал, внимание собравшихся тут же переключилось на него. – Сейчас я покажу вам кое-что интересное.

Он неуклюже выбрался из-за стола и снял с полки роскошную фарфоровую вазу, на которую тонкой кистью был нанесен рисунок, изображавший пастораль: розовощекий пастух и пастушка пляшут на лужайке в окружении пасущихся овечек.

– Эту вазу, – Робин посмотрел на Китти, ожидая, что та подхватит его рассказ, – моя жена купила в антикварном магазине. Она была сделана в девятнадцатом веке… – Робин произнес это торжественно, хоть совсем не понимал, зачем Китти понадобилась ваза, да еще такая старая. – У этой вазы есть своя история, которую Китти вам сейчас расскажет…

Робин знал, что рассказчик из него никудышный, поэтому решил передать жене и инициативу, и вазу. Эмили и Джейк все еще дулись друг на друга, но понимали, что историю вазы им все-таки придется выслушать, хотя бы из вежливости. Но тут произошло непредвиденное. Робин споткнулся о ножку стула, и ваза упала на пол, расплескавшись по ковру осколками белого фарфора.

Несколько секунд все молчали, уставившись на осколки, которые совсем недавно были старинной вазой. Молчание разрушил вопль Китти:

– Идио-от!!!

Бедняга Робин даже съежился от жениного крика. Эмили стало жаль его. Он напоминал нашкодившего щенка, притихшего в ожидании неизбежной кары.

– Я… я… я нечаянно, – залепетал он, пытаясь не смотреть на Китти, лицо которой исказилось от злости.

– Да нет же! Ты нарочно! Ты специально, я видела! Все потому, что ты ненавидел эту вазу! Тебе было жалко денег, которые я на нее потратила! Идиот! Безрукий осел! – Китти продолжила список оскорблений, адресованных неловкому мужу.

Эмили и Джейк вжались в стулья. Как бы им не перепало за компанию! Эмили никогда не думала, что ее подруга может быть столь громогласной и что она знает такие ругательства, от которых покраснеют даже уши моряка. Подумаешь, ваза, недоумевала Эмили. Такое может произойти с любым… И потом, это всего-навсего вещь. Разве можно так кричать на человека из-за какой-то, пусть даже и дорогой, безделушки?

Эмили и Джейк переглянулись. В глазах Джейка Эмили прочитала ту же мысль, которая крутилась у нее в голове: пора убираться отсюда подобру-поздорову… Кто бы мог подумать, что Китти и Робин такие мастера скандалов? Они заткнут за пояс и Джейка с Эмили…

– Нам, пожалуй, пора… – Джейк решил взять инициативу в свои руки, за что Эмили была ему благодарна. – Я провожу Эмили домой и поеду к себе… Ты не против, Эмили?

Эмили покачала головой. Сейчас она была согласна с любым предложением Джейка. Смотреть на то, как Китти и Робин скандалят, – выше ее сил. А она-то думала, что в Уилдберри ее ждут покой и уют… Как бы не так!

Слов Джейка не расслышал никто, кроме Эмили. Китти и Робин осыпали друг друга взаимными оскорблениями, так что им было не до гостей. Поэтому Джейк и Эмили тихо прошмыгнули в коридор, оделись и вышли из дома, не попрощавшись с хозяевами.

– Ффух… – выдохнул Джейк, оказавшись на свежем воздухе. – Ты думаешь о том же, о чем и я? – поинтересовался он у Эмили.

– Я не знаю, о чем думаешь ты… – Эмили застегнула легкое голубое пальтишко, явно не предназначенное для холодного Уилдберри.

– Они даже нас с тобой переплюнули, – усмехнулся Джейк.

– Это тебя утешает? – ехидно улыбнулась Эмили.

– Нет. Я даже сочувствую им…

– Каждый сам решает, как ему жить, – пожала плечами Эмили. – Китти могла не выходить замуж за Робина… Или, на худой конец, вовремя развестись.

Джейк посмотрел на Эмили с недоумением.

– А я и не думал, что ты можешь быть такой циничной… Ты очень изменилась за эти годы…

– Да, изменилась. Учителя были хорошие.

– На что это ты намекаешь? – В голосе Джейка послышалось раздражение. – Уж не на то ли, что это я сделал тебя такой?

– Уж не на то ли… – передразнила его Эмили, тряхнув волосами. – Не переживай. У меня был еще один муж. Мир его праху, но от него я тоже многому научилась…

– Например?

– Например, что рассчитывать можно только на себя. Например, что женщина больше теряет в браке, чем приобретает. И только идиот мог придумать, что брак нужен женщине…

Эмили пошарила в кармане в поисках сигарет, но вспомнила, что переложила их в сумочку. Она остановилась на ступеньках и раскрыла сумочку. Где же они? Неужели она оставила их дома, где их мог увидеть отец? Он ведь до сих пор не знает, что его «малышка» курит… А если узнает, то Эмили изведает на себе всю силу отцовского гнева…

– Что ты ищешь? – полюбопытствовал Джейк. – Может быть, я смогу тебе помочь?

Эмили подняла голову и в тот же миг почувствовала, что ее каблук съехал со скользкой ступеньки. Она наклонилась назад и замахала в воздухе руками, пытаясь сохранить равновесие. Только бы не упасть! Сумочка выпала из ее рук, а содержимое разлетелось по ступенькам, в том числе и несчастные сигареты, которые она так долго искала. Эмили зажмурила глаза и приготовилась к боли. По меньшей мере, она подвернет себе ногу. О худшем не стоит и думать!

Но Эмили не упала. Ее подхватили и удержали сильные руки Джейка. И прижали к себе… Эмили услышала, как колотится его сердце, и почувствовала, что ее собственное бьется с той же силой.

– Осторожнее, – прошептал Джейк, склонившись к самому ее уху. – Здесь очень скользко.

Эмили замерла. Его дыхание, коснувшееся ее лица, пробудило в ней те чувства, о которых она, казалось, давно уже позабыла. Внутри что-то вспыхнуло и загорелось. Эмили стало жарко, она хотела отстраниться от Джейка, но не могла. Что-то мешало ей. Это что-то не изменилось, не исчезло за годы разлуки. Она по-прежнему хочет Джейка. Хочет так, как никогда не хотела никакого другого мужчину…

Но и Джейк не торопился выпускать ее из своих объятий. Он держал ее, как пойманного зверька, и, кажется, не собирался отпускать. Эмили осмелилась наконец поднять голову и взглянуть в серые, подернутые влажной пеленой глаза. Она боялась и в то же время надеялась прочесть в них желание. Ее ожидания оправдались – только слепой мог бы не разглядеть желания в этих серых глазах… Эмили почувствовала, как внутри нее поднимается сладкая волна возбуждения. Лицо Джейка приближалось к ее лицу, и Эмили со страхом и восторгом ждала, что за этим последует.

Но когда губы Джейка коснулись ее губ, Эмили отпрянула. Она не может позволить себе этого поцелуя! Она и так уже слишком далеко зашла! Джейк – жуткий бабник, и Эмили знает об этом лучше, чем кто-либо другой. Она ведь не идиотка, чтобы дважды наступать на одни и те же грабли!

– В чем дело? – прошептал Джейк. – Ты уже не хочешь?

Уже?! А с чего он взял, что она хотела этого вообще? Или Джейк думает, что стоит ему поманить пальцем, и Эмили сразу забудет прошлые обиды и бросится к нему в объятия? Не выйдет, Джейк Уиллоуби! – разозлилась Эмили. Я уже не та дурочка, какой была семнадцать лет назад!

Она оттолкнула от себя Джейка, собрала рассыпавшееся содержимое сумочки и спустилась со злосчастных ступенек. Джейк стоял, удивленно разглядывая Эмили, как будто видел ее впервые. Она обернулась и поймала на себе этот странный взгляд, исполненный не то удивления, не то любопытства.

– Почему ты так на меня смотришь? – спросила Эмили. – Я вовсе не собиралась целоваться с тобой. Я просто растерялась…

– Растерялась? – ехидно усмехнулся Джейк. – Да у тебя на лбу сияло, что ты хочешь этого поцелуя не меньше, чем я.

– Фантазируй, Джек Уиллоуби. Это единственное, что тебе остается…

– Может быть, я все-таки провожу тебя? – Джейк сбежал со ступенек и остановился перед Эмили. Она увидела, что его глаза все еще полны желания, и почувствовала, что рада этому.

– Ты забыл, что отец живет в соседнем доме? – улыбнулась она, делая вид, что ей безразлично, проводит ее Джейк или нет.

– Помню. И, кстати, с удовольствием зайду к дяде Тео. Но сейчас я просто хочу проводить тебя, – с подкупающей искренностью сознался Джейк.

Ты играешь с огнем, Эмили… Тебе стоит сейчас же сказать Джейку Уиллоуби, чтобы он убирался ко всем чертям. Не вздумай позволить ему проводить тебя до дома! Даже не думай об этом!

– Как хочешь, – равнодушно пожала плечами Эмили. – Я не купила эту улицу и не могу запретить тебе ходить по ней…

Джейк улыбнулся, но ответить не успел. В сумочке у Эмили зазвонил телефон. Она вытащила телефон и удивленно вскинула брови. Кто бы это мог быть? Номер, определившийся на экране, был ей не знаком…

– Алло?

– Добрый вечер, мисс Зорски. Вы меня не забыли? Я тот парень, который сегодня помог вам починить машину…

Эмили улыбнулась. Не то чтобы она была очень рада слышать Сэмюэля Блайза. Но он позвонил весьма кстати. Теперь она покажет Джейку, что совсем не так одинока, как он вообразил. Она разговаривала с Сэмом кокетливым голосом, заливисто смеялась и даже согласилась на свидание. Краем глаза Эмили наблюдала за реакцией Джейка. Он был вне себя. Серые глаза потемнели, налились свинцом, лицо утратило добродушную веселость. Поделом тебе, издевалась про себя Эмили, почти не слушая болтовни Сэма. Нечего строить из себя мачо!

– Замечательно Сэм. Давайте встретимся в «Половинке луны» завтра в пять. До скорой встречи…

Эмили с невозмутимым видом убрала телефон обратно в сумочку. Джейк был мрачнее тучи.

– Кто это? – хмуро поинтересовался он.

– Очередной поклонник, – небрежно бросила Эмили. – Ну так что, Джейк, ты еще не оставил идеи проводить меня до дома? – ехидно поинтересовалась она.

– Нет, – буркнул Джейк.

Он молча довел ее до дома и холодно попрощался. Эмили смотрела вслед его удаляющейся фигуре и улыбалась. Как, оказывается, просто заставить ревновать этого дамского угодника. Кто бы мог подумать?

Неподалеку от крыльца Эмили вытащила из сумочки сигареты и закурила. Как досадно, что отец все еще считает ее маленькой девочкой… Впрочем, только маленькая наивная девочка может надеяться на то, что Джейк Уиллоуби испытывает к ней что-то серьезное…

4

Теобальд Квинслед застал дочь за странным занятием. Она красила губы яркой помадой и крутилась у зеркала. На ней было красивое серебристо-серое платье с глубоким вырезом на груди. А шею обвивала нитка крупных жемчужин. Интересно, что это значит? – подумал Теобальд. Не иначе, его дочь собирается на свидание…

– Куда это ты? – недовольно поинтересовался он у дочери.

Эмили повернулась к отцу так, чтобы он смог увидеть ее во всей красе.

– Ну как я тебе? – спросила она и, не дождавшись комплимента, ответила: – У меня сегодня встреча в «Половинке луны»…

– И с кем же?

Теобальд стоял, подбоченившись, и хмуро смотрел на дочь. Эмили невольно улыбнулась. Так он смотрел на нее еще в школе, когда она тайком бегала на свидания.

– Это допрос? – Эмили повернулась к зеркалу и наложила на губы еще один слой алой помады. Сегодня она хочет быть яркой, особенной. Сэмюэль просто задохнется от восхищения. Она представила себе его лицо и улыбнулась. Но все-таки сразить ей хотелось не Сэма, а Джейка… Если бы бывший муж мог увидеть ее сейчас, то возненавидел бы самого себя за то, что упустил такую женщину…

Теобальд понял, что его дочь уже давно не пятнадцатилетняя девчушка, бегающая на свидания, и решил сменить кнут на пряник. Может быть, лаской он вытянет из нее больше?

– Неужели ты даже не скажешь своему старику, с кем у тебя свидание? – обиженно пробурчал он. – Почему ты такая скрытная, дочка?

Интуиция не подвела Тео. Эмили тут же подошла к нему и обняла его за плечи.

– Ну что ты, па… Вовсе я не скрытная. Просто ты все равно не знаешь этого человека. Его зовут Сэмюэль Блайз. Он очень симпатичный…

– И только?

– Пока не знаю. Это первое свидание…

Эмили показалось, что это немного утешило отца. Она удивилась. Еще вчера он так беспокоился о ее личной жизни, а сегодня ему не нравится, что она идет на свидание. Странная логика у ее родителя…

Впрочем, пустое ворчание Тео не испортило ей настроения. Эмили была готова к приятному вечеру, бокалу вина и двум порциям мяса с кровью, которое когда-то замечательно жарили в «Половинке луны». Эмили надеялась, что за время ее отсутствия бар не слишком изменился. Хотя, если баром владеет Ален Криспи, волноваться не о чем. Он всегда был самым дельным парнем из всех, кого знала Эмили…

Она залезла в чемодан и извлекла из него свою гордость – короткую норковую шубку. Ее пальтишко было слишком холодным для Уилдберри, и потом ей так хотелось выглядеть особенной… Эмили удивляло, что вчерашний вечер смог настолько изменить ее настрой. Она чувствовала себя энергичной, полной сил и жаждущей движения. Такого душевного подъема у нее не было уже несколько лет. И, конечно, этим подъемом она была обязана не ссоре между Китти и Робином… Как ни прискорбно было сознавать, но именно Джейк вселил в нее желание наслаждаться жизнью. Именно Джейк заставил ее сбросить десяток лет и снова почувствовать себя молоденькой девушкой…

Эмили справедливо рассудила, что негоже ставить это в заслугу только Джейку. Атмосфера Уилдберри, городка, окруженного лесом и горами, тоже сказалась на ней положительно. Свежий воздух, памятные места, близкие и друзья… Да кого она хочет обмануть? Неужели саму себя? Вчерашняя встреча с Джейком перевернула ее душу… Но Эмили не собиралась так легко сдаваться. Может быть, она позволила себе немного пофлиртовать с Джейком, увлечься им, но дальше дело не пойдет. Это уж точно…

Она накинула на плечи шубку и подмигнула своему отражению в зеркале. Да, ей тридцать семь, а скоро будет сорок. Но она все еще молода и красива. И еще долго такой останется…

Бар «Половинка луны» находился на Бирмауз-стрит, в самом сердце Уилдберри. Здесь можно было встретить самых разных людей, начиная от фермеров, одетых в перепачканные брюки и рваные рубахи, заканчивая приезжими, облаченными в элегантные костюмы. Эмили относилась к последним, но не очень переживала по этому поводу, потому что среди коренных жителей Уилдберри у нее было довольно много знакомых и друзей.

Одним из таких друзей был Ален Криспи, которого Эмили очень хотела повидать. Она специально приехала в «Половинку луны» на час раньше, чтобы поболтать с ним о жизни.

Ален заметил ее сразу, как только она вошла в бар. Он знал о том, что Эмили решила навестить отца, но не знал, что она так преобразилась. Белокурые локоны вместо привычных русых волос, яркая эффектная внешность, сексуальное платье под распахнутой норковой шубкой… Ален не сразу признал в этой роскошной женщине Эмили. Она всегда была красавицей, но раньше ее красота была другой. Более скромной, менее вызывающей. Ален даже присвистнул от удивления, когда понял, что это она.

– Эмили Зорски! – закричал он на весь бар. – Ты ли это?! Не может быть!

Эмили улыбнулась и помахала ему рукой. Через несколько секунд Ален уже сжимал ее в своих объятиях.

– Я представить себе не мог, что ты так изменишься, – восхищенно произнес он, рассматривая Эмили. – Даже не узнал тебя сразу… Эх, – хлопнул он себя по лбу, – каким я был идиотом, что не ухаживал за тобой!

– Возможно, тогда я не стала бы такой, – загадочно улыбнулась Эмили.

– Ты знаешь, что Джейк тоже в Уилдберри? – поинтересовался у нее Ален.

Эмили присела на высокий стул около стойки бара и кивнула Алену.

– Знаю. Вчера мы столкнулись с ним у Китти Бриджерс.

– Столкнулись? – усмехнулся Ален. – В прямом или переносном смысле?

– И в том, и в другом. – Эмили закинула ногу на ногу. Платье чуть приподнялось, обнажая стройные ножки в дымчато-серых чулках. – Но устроить скандал нам не дали. Китти и Робин постарались за нас.

– Эта парочка – мастера закатывать скандалы, – кивнул Ален. – Недавно Робин отмечал здесь свой день рождения. Он закончился битьем посуды… Ну и бог с ними. Ты и сама, наверное, все знаешь… Лучше расскажи о себе.

– У меня все спокойно, – улыбнулась Эмили. – Не на что жаловаться, но и не чем восхищаться. Кстати, у меня здесь свидание.

– Неужели? И с кем?

– Ты его не знаешь. В общем-то, и я его не знаю. Сэмюэль Блайз. Он здесь по делам. Заказывает дерево на заводе, где работает Робин.

– Вот как? Значит, с Джейком у тебя все? – серьезно посмотрел на нее Ален.

Эмили удивилась. С чего это Ален задает ей такой вопрос? Он ведь знает, что они развелись много лет назад и больше не встречались. Если, конечно, не считать того случая на приеме…

– Давно уже «все». Ты ведь знаешь, что мы сто лет в разводе…

– Тебе явно не сто. Я бы дал двадцать пять, – улыбнулся ей Ален. – И потом, в жизни всякое бывает…

– Только не у нас с Джейком, – уверенно заявила Эмили. – Когда-то он упустил свой шанс. Второго я давать не намерена. Да и ему вряд ли это нужно…

– Не знаю, не знаю… – Ален многозначительно замолчал. Но Эмили сделала вид, что не обратила на его слова никакого внимания. Хотя в глубине души ей было до чертиков любопытно, что именно Ален имеет в виду. – Что будешь заказывать? – поинтересовался он у Эмили, поняв, что дальнейший разговор о Джейке не имеет смысла. – Оплата за счет заведения…

– Ты очень любезен, – улыбнулась Эмили. – Как всегда, двойное мясо с кровью. Если у вас до сих пор жарят эту потрясающую свинину.

– Обижаете, мисс Зорски. Я не был бы Аленом Криспи, если бы позволил себе отказаться от этого мяса. Специально взял рецепт у бывшего повара… Узнаю прежнюю Эмили, – лукаво улыбнулся Ален. – Ты всегда заказывала две порции мяса с кровью…

Через полчаса в «Половинке луны» появился Сэмюэль Блайз. Эмили уже успела наболтаться с Аленом, да и не только с ним, поэтому они с Сэмом пересели за отдельный столик. Ее кавалер был одет весьма элегантно. На этот раз на нем красовался пиджак из темно-синей замши, расшитый по краям узором из красных нитей. Этот парень определенно любит пускать пыль в глаза, решила Эмили.

– Мисс Зорски… – Сэмюэль наклонился и поцеловал руку Эмили. – Я очень рад вас видеть…

– Может быть, перейдем на «ты», – предложила Эмили, которую коробила чопорность, с которой Сэм к ней обращался. – Мы ведь уже знакомы…

– Хорошо, – согласился Сэм, но, как показалось Эмили, без особого воодушевления.

Похоже, ему нравился образ денди, в который он вошел, ухаживая за Эмили. Но саму Эмили это раздражало. Складывалось впечатление, что он просто играл очередную роль для очередной женщины. Впрочем, Эмили быстро отогнала от себя эту мысль. Нельзя же все время видеть в мужчинах только худшее…

Им принесли мясо, вино и рыбу для Сэмюэля. В знак особого уважения Ален Криспи собственноручно обслужил их столик. Сэм удивленно покосился на Эмили. Он ни разу не видел, чтобы хозяин заведения сам обслуживал клиентов.

– Что это значит? – поинтересовался он у Эмили, когда Ален скрылся в служебном помещении. – Он же не официант и не бармен…

– Ален – хозяин заведения и мой друг. Так что не волнуйся. Давай лучше выпьем, – предложила Эмили, поднимая бокал с вином. – Выпьем за наше знакомство…

Сэмюэль поддержал тост. Бокалы издали хрупкий звон. Эмили лишь пригубила вино и принялась за мясо. Она так давно не ела хорошо пожаренной свинины с кровью, что готова была проглотить не две, а четыре порции. Сэм с удивлением наблюдал за тем, как Эмили уплетает мясо. Ему казалось диким, что женщина с таким аппетитом поглощает мясо с кровью.

Эмили поймала на себе его выразительный взгляд. Она улыбнулась – ей часто приходилось сталкиваться с такой реакцией – и произнесла:

– Между прочим, это очень вкусно… Советую попробовать.

– Нет уж, спасибо. – Сэм был явно не в восторге от такого предложения. – Я, пожалуй, ограничусь рыбой…

Да ты еще и зануда… Эмили хлебнула вина и присмотрелась к Сэмюэлю. Неужели она ошиблась, и кроме смазливой внешности у этого мужчины нет никаких достоинств? Он совершенно не знал, как за ней ухаживать. Выдумал схему, а когда понял, что она не проходит, заглох, как сломавшийся мотор. Скучно… Однако Эмили не хотелось признавать вечер испорченным, и она попыталась вызвать Сэма на разговор. Но все свелось к его делам и его развлечениям. Ему было не интересно то, чем увлекалась Эмили, то, чем она жила…

Сэм заказал Эмили еще вина – ей даже показалось, что он хочет напоить ее – и, извинившись, удалился в комнату с удобствами. Эмили со скучающим видом оглядывала посетителей бара. Вечер, увы, не удался. Главное, чтобы этот Сэмюэль не начал приставать к ней. Уж слишком часто он предлагает ей вино…

Эмили засмотрелась на влюбленную парочку, сидящую за столиком около окна. Коротко стриженый парень и рыжеволосая девчушка, казалось, видели только друг друга. Они ворковали и целовались, не обращая никакого внимания на остальных посетителей кафе. Им было хорошо и весело вдвоем. Глядя на них, Эмили чувствовала разочарование. Разочарование в собственной жизни, в мечтах, которым так и не суждено было сбыться. А ведь когда-то она также была полна надежд, верила в любовь и думала, что весь мир лежит у ее ног…

Эмили отвернулась от влюбленной парочки и испытала нечто, похожее на шок. Напротив нее сидел Джейк. Он ерошил свои жесткие пепельные волосы и смотрел на нее с ироничной улыбкой.

– О Господи! – испуганно вскрикнула Эмили. – Откуда ты взялся?!

– Оттуда. – Джейк невозмутимо указал на деревянную дверь. – Увидел тебя в гордом одиночестве и решил присесть… Но ты была так занята своими мыслями, что не обратила на меня никакого внимания. А я, как воспитанный человек, не стал тебя отвлекать.

– Отличное объяснение, – выдохнула Эмили. – Я чуть не умерла от страха…

– Неужели я такой страшный? – кокетливо поинтересовался Джейк.

Эмили проигнорировала его шутку. Она все еще была под впечатлением его неожиданного появления. Но это не помешало ей сопоставить кое-какие факты и понять, почему Джейк оказался в «Половинке луны» именно в это время.

– Ты решил испортить мне вечер? – напрямик спросила она.

– Нет. Просто захотелось тебя увидеть. А заодно и того, с кем ты встречаешься. Тебе совсем не обязательно объяснять, что я – твой бывший муж. Можешь сказать, что мы просто знакомы.

– Ужин втроем? Ну уж нет! – возмутилась Эмили. Она оторопела от такой наглости. Джейк, конечно, никогда не был скромником и тихоней, но такого она не ожидала даже от него. Интересно, чего он добивается?! Хочет соблазнить ее для самоутверждения или просто потрепать ей нервы?! – Советую тебе найти для своих дурацких затей другое место и других людей. Думаю, у тебя это получится. А я хочу провести вечер…

– В компании идиота, одетого в синий пиджак с красным узором… – закончил Джейк, постукивая ботинком по табуретке.

– Откуда ты знаешь, во что он одет? – вспыхнула Эмили. – И вообще, как можно судить о людях по внешности?

– Мне рассказал о нем Ален. А идиотом я назвал его, потому что ты не выглядишь веселой. Если бы он был умным, разве ты бы сидела со скучающим видом?

В словах Джейка была доля правды. Сэмюэль, конечно, не был идиотом, но Эмили он совершенно не нравился. К тому же ей казалось странным, что он отсутствовал за столом уже более двадцати минут. Но об этом не стоило говорить Джейку.

– Послушай, Джейк… Может, ты все-таки найдешь себе компанию и пересядешь за другой столик? Я действительно хочу провести этот вечер спокойно…

Джейк сделал вид, что не расслышал Эмили.

– Что-то твой кавалер задерживается… Наверное, у него вспучило животик, а туалетная бумага, как назло, закончилась… Может, попросим кого-нибудь принести ему туалетной бумажки? Как ты считаешь, Эмили?

Это было последней каплей. Он что, пришел сюда издеваться над ней?!

– Заткнись, Джейк! – крикнула она, так что несколько человек обернулось в ее сторону. – Очень прошу, заткнись, пока худого не вышло!

Но Джейк был удивительно спокоен. Он даже бровью не повел, услышав угрозу.

– Ты что же, будешь метать в меня тарелки, как Китти Бриджерс в Роберта? – улыбнувшись, спросил он.

Эмили душила злость. Джейку Уиллоуби все-таки удалось испортить ей вечер! И проклятущий Сэм застрял в туалете, как будто у него действительно проблемы с желудком… Неужели она так и будет сидеть, выслушивая колкости Джейка и зеленея от злости?!

– Не буду! – Ее глаза стали серыми от злости. – Я просто оторву тебе голову! Правда, тебя это вряд ли испугает, – усмехнулась она, – ведь ты все равно думаешь другим местом…

– Я знал, что ты обо мне высокого мнения, – спокойно ответил Джейк. – Но я пришел сюда, чтобы увидеть тебя, а не для того, чтобы выслушивать оскорбления из твоих уст. Может, все-таки, поговорим спокойно?

– Но о чем? – изумилась Эмили. – О чем могут разговаривать супруги, разведенные много лет назад, в то время как у одного из них свидание?!

Джейк пожал плечами.

– О чем угодно. О жизни, о любви… К тому же тот, с кем у тебя свидание, все равно еще не вышел из…

– Хорошо, – перебила его Эмили. – Мы поговорим. Но дай мне слово, что как только Сэмюэль вернется, ты сразу же пересядешь за другой столик.

– Уговорила, – весело улыбнулся Джейк. – И буду наблюдать за вами через бинокль. Тем более, – покосился он на ножки Эмили, выглядывающие из-под стола, – здесь есть, на что посмотреть…

Эмили одернула платье и метнула на Джейка свирепый взгляд. Он ни капельки не изменился! Остался таким же бабником… Только стал еще наглее. Раньше он не позволял себе таких идиотских шуточек…

Джейк почувствовал, что перегнул палку, и поспешил исправиться:

– Извини, Эмили. Я так обрадовался встрече с тобой, что в голову полезли всякие глупости. А я ведь думал о тебе. О нас…

– Опять твои шуточки?

– Почему сразу «шуточки»? Я вполне серьезно… – Джейк посмотрел на нее пронзительно-серым взглядом, пытаясь проникнуть в ее непроницаемые голубые глаза. На секунду Эмили даже поверила ему. Но то была всего лишь секунда. Эмили имела дело с Джейком Уиллоуби, а этому человеку нельзя было верить… – Я действительно думал о нас. Вспоминал все хорошее, что было между нами, и…

– Хватит, Джейк. – Эмили тряхнула кудрями. Они жидким золотом расплескались по плечам. Пусть лучше Джейк замолчит. Ей больно, когда он говорит такие вещи. Ей больно, потому что она относится к ним слишком серьезно. – Ничего не хочу слышать. С твоей стороны глупо и бестактно говорить на эту тему. И потом, – она выразительно покосилась в сторону туалета, – меня начинает беспокоить отсутствие Сэма. Его нет уже полчаса. Может, ему плохо… И нужна помощь?

Джейк хотел было отпустить очередную шутку, но прочитал в глазах Эмили серьезное беспокойство. Уж лучше бы она думала о тех словах, что он сказал ей, нежели об этом идиоте, который сидит в туалете уже полчаса…

– Если хочешь, я проверю, – смягчился Джейк. – Скорее всего, с ним все в порядке, – успокоил он Эмили. – Как говоришь, зовут твоего приятеля?

– Знакомого, – поправила Эмили. – Сэмюэль Блайз.

– Отлично. Я зайду и крикну: «Сэмюэль Блайз, вылезай из туалета! За столиком тебя ждет дама!»

– Джейк… – зарычала на него Эмили. – Мне не до шуток…

– Ладно, ладно… – Джейк поднялся из-за стола, а потом наклонился к Эмили и тихо спросил: – Кстати, я говорил тебе, что ты восхитительно выглядишь?

Эмили вздохнула. Джейк неисправим. Комплименты, пересыпанные колкими шуточками, – вполне в его духе. Если бы она могла знать, зачем он это делает? Зачем он приехал в Уилдберри? Зачем неотступно преследует ее, говорит такие вещи, от которых ее сердце начинает биться, как птица в силках? Не может быть, чтобы он хотел все вернуть… Но даже если бы и хотел? Разве Эмили сможет закрыть глаза на его измены? Об этом не может быть и речи…

Джейк вернулся к столику в одиночестве.

– Ты… нашел его? – спросила Эмили. Она не на шутку разволновалась.

Джейк покачал головой. На его лице было написано недоумение.

– Нет. Там его не было. Похоже, он просто ушел из бара. Но никто не видел, когда это было и как. Странно…

– Очень странно… – Эмили снова вспомнила о Герберте Лэйне. Этот мужчина ушел из ее жизни так же, как и Сэм. Не прощаясь… Правда, в отличие от Сэма, Герберт попросту не пришел на очередное свидание… Что бы это значило? Эмили не глупа и не уродлива. Почему мужчины бегут от нее, даже не сказав «до свидания»? – Очень странно, – задумчиво повторила она.

– Может, ты устроила ему скандал, и он сбежал от тебя, чтобы не видеть продолжения?

Эмили сердито посмотрела на Джейка. Ни капли уважения к ее беспокойству! Конечно, ведь теперь в его глазах она выглядит полной дурой, которую бросили прямо на свидании! Эмили готова была расплакаться от досады. Но только не при Джейке.

Она поднялась из-за стола и посмотрела на Джейка глазами, в которых застыли две голубые льдинки.

– Это было первое свидание, – бросила она. – Счастливо оставаться.

Джейк посмотрел вслед ее удаляющейся фигурке в облегающем серебристом платье и только через несколько секунд понял, что сморозил глупость.

– Эмили! – крикнул он ей вдогонку.

Но Эмили не собиралась выслушивать дальнейшие комментарии по поводу неудавшегося свидания. Она накинула норковую шубку и вышла на улицу.

Джейк догнал ее около «ламборджини».

– Эмили, – виновато потупился он. – Прости. Я вел себя, как дурак…

– Как идиот, – зло поправила его Эмили.

– Как идиот, – покорно согласился Джейк. – Не сердись на меня. Я просто неудачно пошутил. Не знаю, куда подевался твой Сэм, но его исчезновение кажется мне очень странным. От таких женщин, как ты, не сбегают на первом свидании. Да и на втором… То есть… – запнулся Джейк, пытаясь точнее выразить мысль. – Ну, в общем, ты понимаешь…

Эмили кивнула.

– Это – не в первый раз, – созналась она, досадуя на собственную откровенность. – Мой предыдущий поклонник тоже пропал. Он вообще не пришел на свидание, хотя сам же и пригласил меня… Я, как идиотка, ждала его целый час. А потом ушла. С тех пор мы не виделись…

Стоило ли говорить об этом Джейку? Наверное, нет… Но дело сделано. Теперь он знает, каким бешеным успехом Эмили пользуется у мужчин… Но, к ее удивлению, Джейк не стал шутить. Он смотрел на нее серьезно и внимательно, словно ждал, что она скажет что-то еще. Но Эмили молчала. Она была слишком удручена, чтобы говорить.

– Не расстраивайся… – Джейк подошел к ней ближе и взял ее руку в свою. Эмили почувствовала, как ее пальцы пронзили легкие импульсы тока. Ласковое прикосновение Джейка успокоило ее. – Я уверен, проблема не в тебе. Либо твои поклонники – настоящие психи, либо оба раза произошло что-то, из-за чего им спешно пришлось уехать. Может быть, тебе стоит найти этого Сэма и узнать, почему он сбежал? Ты знаешь о нем хоть что-нибудь?

– Он заключал контракт с деревообрабатывающим заводом неподалеку от Уилдберри. Его фирма занимается мебелью…

– Ну вот, хоть какая-то зацепка. Если хочешь, я помогу тебе найти его. И, поверь, всю душу из него вытрясу.

Эмили покачала головой. Еще не хватало, чтобы Джейк помогал ей разыскивать сбежавших поклонников.

– Спасибо, я как-нибудь сама, – ответила она и открыла дверцу «ламборджини». – До свидания, Джейк.

Ее голос показался Джейку усталым и измученным. Джейк так хотел сказать ей что-нибудь ободряющее, поддержать ее. Но Эмили уже садилась в машину, а Джейк продолжал стоять как вкопанный и глупо молчал. В голове витало множество образов, но Джейк никак не мог преобразовать их в слова. И только когда блестящий «ламборджини» скрылся за поворотом, Джейк понял, что он хотел сказать ей. Что он никогда бы не поступил так, как эти двое. Даже если бы над его головой был занесен топор…

5

И куда подевался душевный подъем, который Эмили испытывала весь вчерашний день? Она выглянула в окно и грустно улыбнулась. Погода была такой же, как и ее настроение: солнце скрылось, а небо заволокло пепельными облаками. С неба здоровенными хлопьями сыпался снег.

Эмили накинула нежно-голубой атласный халат и вышла из комнаты. Может быть, утренний душ и чашечка кофе хотя бы немного поднимут ей настроение? Но вчерашний инцидент с Сэмюэлем Блайзом не так-то просто было забыть. Самое неприятное, что свидетелем всего этого оказался Джейк. Эмили представила себе, что он теперь о ней думает. Одинокая женщина, которую мужчины бросают на первом же свидании. Бр-р-р… Как же это унизительно!

А с другой стороны, почему ее должно интересовать его мнение? Ведь она не собирается иметь с Джейком никаких отношений… Эмили налила в чашку кофе с корицей. Не собирается… Но почему-то по-прежнему зависит от мнения Джейка. Как так?

Ответ был прост, но Эмили отказывалась его принимать. Мысль о том, что она все еще любит Джейка Уиллоуби, казалась ей дикой. Как же так? Как она может любить мужчину, для которого женщина – только машина для удовлетворения его мужских потребностей? Ведь он не пропускает ни одной юбки… Во всяком случае, так было раньше. И Эмили сомневалась в том, что с тех времен что-то изменилось. Люди не меняются. А уж тем более, такие прирожденные юбочники, как Джейк…

Эмили отхлебнула кофе и мысленно поблагодарила провидение за то, что ее отец уехал по делам с самого утра. Он наверняка заметил бы, что Эмили чем-то обеспокоена. А ей тяжело и без его расспросов…

Она посмотрела на ломтики сыра, лежащие на тарелке, но они не вызвали в ней аппетита. Есть не хотелось. Ей хотелось лечь на кровать, накрыв голову одеялом, и пролежать так весь день. Но у нее было слишком много планов.

Во– первых, она решила последовать совету Джейка и попытаться найти Сэмюэля Блайза. Пусть объяснит ей свое хамское поведение! А она посмотрит, как этот тип будет выкручиваться… Во-вторых, ей хотелось заняться внешностью Китти. Как-никак, а Китти Бриджерс все-таки ее подруга, и Эмили просто необходимо поддержать ее и дать несколько дельных советов… Тем более, их с Робином отношения уже на грани развода. И в них нужно вмешаться, пока не поздно…

Тишину, царящую в доме, нарушил телефонный звонок. Эмили даже вздрогнула от неожиданности. Она была не в настроении отвечать на расспросы знакомых и поэтому решила проигнорировать телефон. Но кто-то на другом конце провода был очень настойчив. Наконец Эмили не выдержала постоянного «дилинь-дилинь», разрывавшего уши, и подняла трубку.

– Мама! – услышала Эмили звонкий голос. – Привет, это Джун!

– Джун? – удивленно переспросила Эмили. Звонкий голосок показался ей чужим и далеким. – Привет, Джун. Я ведь просила тебя звонить на мобильный, – мягко упрекнула она дочь.

– Да, да, знаю. «Я не люблю неопределенных звонков», – иронично процитировала ее дочь. – Просто у меня села батарейка. Прости, но я звоню с вокзала, и мне негде зарядить телефон.

– С вокзала? А где ты? – поинтересовалась Эмили, чувствуя легкий укол совести. Она даже не знает, где находится ее собственная дочь…

– Я… в Монтгомери. А завтра буду в Уилдберри.

– В Уилдберри? – Брови Эмили поползли вверх. Она захотела присесть, но вспомнила, что отец так и не поставил стул рядом с телефоном. – Ты решила приехать в Уилдберри?

– Да. А что такого? – удивленно поинтересовалась Джун. – Я хочу навестить дедушку… Ну и тебя повидать, конечно… Или ты имеешь что-то против?

– Нет, нет, что ты… – пробормотала Эмили, в очередной раз поражаясь непосредственности своей дочери. И в кого только она такая? Могла бы и заранее предупредить мать о своем приезде. Нет же, позвонила за день… Как будто у Эмили не может быть своих планов… – Все в порядке, – подавила раздражение Эмили. – Просто неожиданно. Когда я сказала тебе, что еду в Уилдберри, ты не изъявила желания поехать со мной…

– Моя жизнь, в отличие от твоей, не расписана по часам, – съязвила Джун. – Тогда я не думала, что захочу приехать в Уилдберри.

– Ну хорошо. – Эмили сделала вид, что не услышала колкости о своей «расписанной жизни». Она уже привыкла к тому, что Джун – маленькая язва. Спорить и ругаться с ней бесполезно. Джун все равно останется при своем мнении. – Еще какие-то новости?

– Нет, пока все. Встретишь меня на своей крутой тачке?

И где Джун набралась этих дурацких словечек?!

– Хорошо, – обреченно вздохнула Эмили. – Кстати, моя машина называется «ламборджини Галлардо»…

– Без разницы. Главное, выглядит клево. В Уилдберри я приеду двухчасовым поездом. Ну все, деньги кончаются. До встречи! Бай-бай!

Бай– бай, Джун… Эмили доплелась до кухни и глотнула остывший кофе. Вот тебе и отдых! Вначале сюда приезжает Джейк, потом ее дочь… Наверное, они сговорились… Иначе никак не объяснишь появление одной и другого!

Эмили вздохнула. Конечно же, это ее «крест». Она обязана общаться с дочерью, давать советы и вообще вести себя, как мать. Но Эмили никогда не могла смириться с ролью матери. Наверное, пресловутый материнский инстинкт – не такая уж норма, как пишут в книгах.

Эмили оторвалась от созерцания кофейной гущи, оставшейся в чашке, и заставила себя переодеться. В конце концов, у нее есть свои планы и она должна их осуществить. Пусть ее жизнь «распланирована», как говорит Джун, но это – ее жизнь…

Эмили надела светло-серую водолазку, темно-синий вязаный жакет с длинным рукавом и вязаную юбку под цвет жакета. Минимум косметики – легкий «деловой» макияж. Эмили заглянула в зеркало. На нее смотрела красивая женщина с грустными голубыми глазами. Вчера она выглядела куда лучше…

Первым делом Эмили заехала в гостиницу, где мог остановиться ее непутевый ухажер. Но никакого Сэмюэля Блайза в регистрационных записях не было. Эмили объездила несколько второсортных мотелей, но и там никто не помнил человека с таким именем. Не мог же он ночевать в машине? – удивлялась Эмили. Оставался только один вариант – городок неподалеку от Уилдберри, где находился деревообрабатывающий завод, с которым Сэмюэль, по его словам, должен был заключить контракт.

Вудслайк находился в получасе езды от Уилдберри. Эмили с детства не любила этот городок – он всегда ассоциировался у нее с серым безрадостным днем. Город был очень пыльным, складывалось ощущение, что мелкая древесная стружка валится с неба. Этакие «деревянные Помпеи», как называл Вудслайк ее отец.

Гостиниц в Вудслайке не было, а мотель был всего один. Это изрядно упростило задачу Эмили. На этот раз ей удалось найти хотя бы фамилию Сэмюэля Блайза. Но из гостиницы он не выезжал, следовательно, должен был быть где-то на заводе.

Желанием навестить серое мрачноватое здание завода Эмили не горела. К тому же она не была уверена, что найдет там Сэмюэля. Но попытка – не пытка. В конце концов, не зря же она потратила половину дня на то чтобы его разыскать…

У въезда на территорию завода у Эмили потребовали пропуск. Молодой человек в зеленой униформе удивленно разглядывал «ламборджини» – в Вудслайке хорошие машины были редкостью.

Эмили высунулась из окна. Какой еще пропуск! Вряд ли она пробудет на заводе больше получаса. И потом, что хрупкая женщина может увезти отсюда? Разве только пакетик с древесной стружкой.

– Простите, мистер… – обратилась она к молодому охраннику.

– Дорис Пьюпит, мисс, – подсказал он ей, наклоняясь к машине.

– Мистер Пьюпит, не уверена, что мне понадобится пропуск. Я хочу поговорить с одним человеком. Не думаю, что это затянется…

– Но мисс, таковы наши правила, – извиняющимся тоном ответил парень. Эмили подумала отказаться от идеи проникнуть на завод, но тут Дорис Пьюпит расплылся в улыбке. – Боже мой! – хлопнул он себя по лбу. – Как же я не признал вас сразу?! Ваши детективы – мои настольные книги! Эмили Зорски!

Эмили облегченно вздохнула.

– Да, – улыбнулась она молодому человеку. – Эмили Зорски. Может быть, мы все-таки обойдемся без пропуска?

– Конечно-конечно… – засуетился парень. – Для вас – все, что угодно. Только могу я попросить вас об одном одолжении?

– Автограф? – поинтересовалась Эмили. Раздача автографов вошла у нее в привычку.

– Да, если вам не сложно…

Парень сбегал за книжкой, и Эмили поставила на ней размашистую подпись. Можно сказать, она отделалась малой кровью…

Через несколько минут Дорис Пьюпит проводил ее в кабинет директора завода.

– Эмили Зорски собственной персоной, – представил он ее с такой гордостью, будто она была первой леди страны.

Директор, по всей видимости, тоже слышал ее имя. Он поднялся из-за большого деревянного стола и предложил Эмили присесть.

– Добро пожаловать, мисс Зорски, – расплылся он в улыбке. – Что вас к нам привело?

– Я ищу человека по имени Сэмюэль Блайз. Кажется, он заключал договор с вашим заводом…

Директор нахмурился. Чутье подсказало Эмили, что она не зря проделала этот долгий путь.

– Видите ли, с этим человеком произошла странная история… Мы собирались продлить контракт с его фирмой и договорились о том, что он приедет сюда и сделает очередной заказ.

– А он не приехал? – перебила его Эмили.

– Приехал… Мы встретились и даже обговорили кое-какие вопросы. Однако бумаги мы должны были подписать сегодня утром… А Сэмюэль Блайз так и не объявился. Честно говоря, я даже не знаю, что и думать… – Директор почесал лоб и грустно улыбнулся Эмили. – Не хотелось бы терять такого хорошего клиента… Хоть он и неравнодушен к женскому полу…

– Что вы имеете в виду? – нахмурилась Эмили.

– Ну… – Директор замялся, поняв, что сболтнул лишнее. – Сэмюэль Блайз не пропустил ни одной юбки, появившись здесь. Как вы понимаете, у нас тут немного женщин… Но он умудрился найти общий язык даже с секретаршей…

– Неужели? – Эмили попыталась скрыть разочарование за натянутой улыбкой. – Впрочем, это не объясняет то, куда он пропал.

– К сожалению, нет, – кивнул директор. – Все это очень странно…

– Странная история, – кивнула Эмили. – Он остановился в мотеле, в Вудслайке. Его вещи все еще там, но сам он как в воду канул… Я позвонила ему, но его мобильный не отвечает… Я надеялась, что беседа с вами прольет свет на его исчезновение…

– Простите. – Директор окинул Эмили любопытным взглядом. – А кем он вам приходится?

– Приятель… – Эмили тряхнула золотистыми локонами. – Хороший приятель…

Не будет же она объяснять директору, что Сэмюэль Блайз бросил ее на первом свидании и ушел, не попрощавшись? Хотя, в свете последних событий, Эмили уже не была уверена, что причина его ухода – в ней самой… Нельзя сказать, чтобы от этого ей стало намного легче. Ведь Сэмюэль куда-то пропал, и кто знает, что могло с ним случиться?

Эмили попрощалась с директором и вышла из здания. На душе у нее было неспокойно. Она чувствовала себя героиней своих же романов, но это ощущение не было приятным. Скорее, наоборот. Эмили было страшно. И этот необъяснимый страх в купе с мрачной атмосферой завода окончательно испортил ей настроение. Она сунула руки в карманы теплой голубой курточки, отороченной песцовым мехом и, съежившись, не то от холода, не то от страха, пошла к машине.

Снегопад усилился. За время отсутствия Эмили на крыше «ламборджини» образовалась пушистая шапочка, а сквозь засыпанные снегом стекла не просвечивался даже салон машины.

Эмили открыла дверцу «ламборджини», с содроганием представляя возвращение в Уилдберри. Что, если ее занесет снегом до того, как она вернется в город?

– Эмили! – послышался позади нее знакомый голос.

Не может быть! – подумала Эмили и удивленно обернулась. Перед ней стоял Джейк. Его лицо, выглядывающее из-под капюшона засыпанной снегом куртки, было растерянным и виноватым. В первую секунду Эмили хотела с пристрастием расспросить его, какого черта он здесь делает, но вид у Джейка был до того жалобным, что она, позабыв обо всем, рассмеялась.

– Тебе смешно, – вымученно улыбнулся Джейк. – А я, дожидаясь тебя, замерз, как собака. Даже мышцы не двигаются от холода… Ты все еще на меня сердишься?

– Нет, – покачала головой Эмили. Она не сердилась. Вид Джейка почему-то поднял ей настроение. – А где твоя машина? – поинтересовалась она.

– Продал за долги. – Джейк увидел вытянувшееся лицо Эмили и поспешил добавить: – Шутка. Когда же ты научишься их понимать?

– Наверное, тогда же, когда ты станешь серьезным человеком…

– Значит, никогда. Машина в ремонте. Движок барахлит… Надеюсь, завтра заберу ее из мастерской.

– А как же ты ехал сюда?

– На такси. Памятуя о вчерашнем разговоре, я решил, что ты все-таки воспользуешься моим советом и попробуешь найти этого Сэмюэля. Честно говоря, я не был уверен, что мы с тобой встретимся. Но мне повезло… Охранник объяснил, что Эмили Зорски беседует с директором завода. Хорошо иметь известное имя… – улыбнулся Джейк.

Он перетаптывался с ноги на ногу, и Эмили предложила ему сесть в машину. С одной стороны, она радовалась тому, что Джейк приехал сюда, но с другой… Произошло то, чего Эмили больше всего боялась… Их частые встречи с Джейком вызывали потребность в новых встречах. А ей так не хотелось снова привыкать к его обществу…

– Тепло – это восхитительно, – весело сообщил Джейк, забравшись на переднее сиденье, поближе к кондиционеру. Или поближе к Эмили? Он снял перчатки и дохнул на озябшие руки. – Ты сумела что-нибудь выяснить?

– Да… – Эмили смотрела на Джейка и раздумывала, стоит ли посвящать его в курс дела. С одной стороны, ее поклонники – это только ее проблемы. А с другой – она и так уже сказала Джейку слишком много, чтобы идти на попятный. Тем более, он мерз на улице совсем не для того, чтобы услышать от нее: «Это не твое дело»… – Сэмюэль Блайз хотел продлить контракт с заводом, но не пришел на встречу. Его вещи до сих пор лежат в мотеле. В котором, кстати, он не появлялся со вчерашнего вечера…

– Значит, после свидания…

– Именно так, – кивнула Эмили. – Он исчез в «Половинке луны» и больше нигде не появлялся. Честно говоря, я не знаю, что думать…

– Как насчет того, чтобы заявить в полицию?

– В полицию? – Эмили ошарашенно посмотрела на бывшего мужа. Интересно, сейчас Джейк шутит или говорит серьезно?

– Да, в полицию. Ведь этот человек пропал… И потом, ты известная личность, к твоим словам прислушаются…

– А потом газеты напишут о том, что я разыскиваю любовника… – мрачно добавила Эмили. – Мне совсем не нравится твоя идея…

– Я пойду с тобой, – уверенно заявил Джейк. – И все им объясню.

Эмили посмотрела на него так, как будто видела впервые.

– Что за глупость, Джейк! Представляю, чего ты им наговоришь. «Я пришел на свидание к бывшей жене, а ее кавалер исчез в недрах уборной», – передразнила она глуховатый голос Джейка. – Кстати, это не ты его определил? – нахмурилась Эмили.

– Куда – в недра? – рассмеялся Джейк. – Ты спятила, Эмили? По-моему, у тебя развивается паранойя… И как тебе такое в голову пришло? – серьезно добавил он.

В его взгляде Эмили прочитала обиду. Ей стало стыдно. В конце концов, нельзя же быть такой подозрительной… Джейка можно обвинить в донжуанстве, но он никогда не станет вредить ей с умыслом…

– Извини, – пробормотала она. – В голову лезет черт знает что… В довершение всех бед, завтра приезжает Джун.

– Кто?

– Джун, моя дочь, – объяснила Эмили и посмотрела на Джейка. Ей было любопытно увидеть, какое впечатление произведет на него это известие.

– Дочь? – На лице Джейка появилась искренняя улыбка. – Но какая же это беда? Я бы с удовольствием познакомился с ней… Уверен, она в тебя.

– Нет, – покачала головой Эмили. – Я даже не знаю, в кого она. Джун не похожа ни на меня, ни на Ричарда. Моего второго мужа. Джун какая-то особенная. Она очень шумная. Ее всегда много…

– И это тебя раздражает? – улыбнулся Джейк.

– Не это. – Эмили показалось, что Джейк пытается анализировать ее отношения с дочерью, и это ее покоробило. – Я сама не знаю, что меня раздражает, а ты пытаешься это объяснить…

– Извини, если я сую нос не в свое дело, – пожал плечами Джейк. – Просто я действительно хочу познакомиться с твоей дочерью.

– У тебя есть все шансы, – ехидно заметила Эмили. – Она приезжает завтра. Поездом в два часа. И очень просила меня встретить ее «на своей крутой тачке». Цитата, – хмыкнула она. – Ты все еще хочешь с ней познакомиться?

К ее удивлению, Джейк и бровью не повел. Он положил перчатки на колени и посмотрел на Эмили.

– Я хочу с ней познакомиться. И с удовольствием поеду встречать ее вместе с тобой. Моя машина завтра утром будет готова. Ты не против?

Эмили опешила. Она не ожидала такого от Джейка Уиллоуби. Зачем ему понадобилось знакомиться с Джун? Зачем ему встречать ее? Неужели у Джейка нет в Уилдберри дел важнее, чем обустройство жизни Эмили? Из растерянности ее вывела мысль о том, что предложение Джейка не так уж и плохо. Эмили не хотела встречаться с дочерью с глазу на глаз. И ей представился неплохой шанс разнообразить компанию. Благодаря болтливости Джейка встреча пройдет легко и непринужденно. Эмили будет избавлена от колкостей дочери, а Джун – от нотаций матери. А ведь это не самый плохой вариант…

Ее лицо просветлело, и у Джейка отлегло от сердца. Именно такой он хотел увидеть Эмили – с горящими глазами и шаловливой улыбкой на лице.

– Хорошо, Джейк. Я не буду против, если ты составишь мне компанию. Но только не воображай, что это что-то значит, – добавила Эмили на всякий случай. – Мне сложно общаться с дочерью наедине, только и всего.

Джейк нахмурился. Эмили, как обычно, все испортила. Могла бы и не уточнять, он и так отлично понимает, что пока не может рассчитывать на что-то большее, нежели дружба с ней. Может быть, позже, когда сердце Эмили наконец оттает. Кто знает, когда это случится?

– А что это может означать? – Джейк постучал носком сапога по дверце автомобиля. – Только то, что после встречи Джун я поучаствую в мирном семейном ужине, который ты приготовишь с любовью к каждому кусочку, – отшутился он.

– Я не готовлю, – холодно бросила Эмили. – И уже давно. Думаю, нам пора ехать. Пока машину окончательно не занесло снегом.

Эмили включила дворники и устремила задумчивый взгляд в лобовое стекло, постепенно лишающееся снежного покрова. Чем закончатся ее постоянные встречи с Джейком? К чему они приведут?

Джейк молча разглядывал ее лицо. О чем она думает сейчас? Что чувствует? Сможет ли он добиться того, что эта ледяная королева вновь станет его маленькой Эмили, дерзкой и наивной «дикой ягодой», какой когда-то была?

Джейк все-таки настоял на том, чтобы они зашли в местный полицейский участок. Эмили боялась, что этот визит скомпрометирует ее, но все же решилась последовать совету Джейка. В конце концов, человек пропал, и кто-то должен заняться его поисками…

Джейк выполнил обещание и взял на себя самую неприятную часть разговора. Он тактично намекнул полицейским, что им вовсе не нужно рассказывать журналистам о визите Эмили. Он вкратце обрисовал ситуацию, правда, немного ее видоизменил, сказав, что Сэмюэль Блайз – поклонник Эмили-писательницы, а не Эмили-женщины. И что встреча в «Половинке луны» была исключительно дружеской.

Полицейский, который их опрашивал, не вызвал у Эмили симпатии. Ей показалось, что все обещания «принять меры» и заверения о конфиденциальности предоставленной информации – всего-навсего попытка отмахнуться от нежеланного дела. В любом случае, ей оставалось только ждать и надеяться, что несчастного Сэмюэля Блайза все-таки отыщут.

Эмили поблагодарила Джейка за помощь и довезла его до дома. Что-то екнуло в ее сердце, когда она увидела до боли знакомый двухэтажный домик, по-прежнему окрашенный в нежно-голубой цвет, любимый цвет Эмили… Именно здесь начинались их отношения. Именно здесь, на крыльце этого дома, Джейк впервые поцеловал ее.

Эмили посмотрела на Джейка и попыталась сопоставить его теперешнего с тем Джейком, который целовал ее когда-то… Да, он постарел. Да, он изменился. Пепельных волос коснулась седина. Возле глаз появились маленькие морщинки. Но в глазах по-прежнему светится тот же огонь, что Эмили видела когда-то…

По телу Эмили пробежала легкая дрожь. Она словно бы окунулась в прошлое, погрузилась в тот мир, где давным-давно была счастлива. Куда-то исчез снег, заметающий стекла машины, да и сама машина растворилась в пелене, застлавшей взгляд Эмили. Остались только они с Джейком, одурманенные, опьяненные любовью, которая когда-то связывала их прочной цепью. Душа Эмили переполнилась нежностью. Нежность свернулась внутри, как ласковый маленький зверек, распушивший свою шерстку. Эмили смотрела на Джейка, а Джейк на Эмили. Они плавно погружались друг в друга, вспоминая давно ушедшие дни их любви…

Первой очнулась Эмили. Крыльцо голубого домика, на которое перенесли ее воспоминания, вновь стало реальностью. Эмили по-прежнему сидела в машине и смотрела на Джейка пристальным странным взглядом, чувствуя, что Джейк смотрит на нее точно так же и вспоминает те же моменты, что и она…

Эмили попрощалась с Джейком довольно холодно. В каком-то смысле ее холодность была компенсацией за ту нежность, ту любовь, которые возродили в ней воспоминания. Темный силуэт Джейка уже растворился в снежной пелене, но Эмили по-прежнему смотрела вслед ушедшему мужчине.

Неужели это все было с ними? Неужели это все ушло безвозвратно и уже никогда не вернется? Впрочем, если бы Эмили была в этом уверена, она бы чувствовала себя гораздо спокойнее. Конечно, прошлого не вернуть. Потому что и она, и Джейк изменились, стали другими. Но сейчас внутри нее зарождалось новое чувство, которого Эмили ждала и боялась одновременно…

Сделав все намеченные дела, Эмили направилась к Китти. Ей хотелось серьезно поговорить с подругой и наставить ее на путь истинный. Правда, сама Эмили не меньше нуждалась в советах и наставлениях. Но кому она могла открыть свою душу?

Как только подруга открыла дверь, Эмили сразу же поняла, что в семье произошла очередная ссора. Лицо Китти было мокрым от слез, глаза покраснели и напоминали два блюдца, залитых водой. Она шмыгала носом и без конца теребила пуговицу на поношенном розовом халате.

– Что вы не поделили на этот раз? – сурово поинтересовалась у подруги Эмили, вытряхивая снег из капюшона куртки. – Чайник или блюдце?

– Мне не до смеха, – всхлипнула Китти. – Робин ушел из дома…

– То есть как – ушел? – опешила Эмили. – Неужели он бросил тебя?

– Ага… – Китти приложила к глазам платок, который когда-то был белым, но из-за частых стирок приобрел какой-то изжелта-серый оттенок. – Собрал чемодан и ушел… Сказал, что за остальными вещами вернется позже.

– Но почему? – Эмили сочувствовала подруге, но понимала, что в случившемся есть доля ее вины. Разве можно было пилить Робина так, как это делала Китти? Разве можно было так запускать себя? – Ты закатила ему очередной скандал?

– Если бы! Это он устроил мне сцену! Сказал, что я ни черта не делаю, только трачу его деньги. И еще пилю его каждый день, хуже, чем пила на его заводе… А ведь это он заявил, что я не должна работать. Что мне лучше заниматься домом, в то время как он будет зарабатывать деньги!

Китти снова зарыдала, уткнув лицо в ладони. Эмили скинула обувь, подошла к подруге и обняла ее. Как же Робин мог так поступить с ней? Несмотря ни на что, Китти любит его и не хочет терять… Все эти годы она была ему верной женой, хоть и не самой образцовой…

– Не плачь, Китти, прошу тебя… – Эмили погладила подругу по растрепанным волосам. – Мужчины не стоят наших слез… И потом, уверяю тебя, он вернется. Если, конечно, ты сама этого захочешь…

Китти подняла голову и посмотрела на Эмили. В ее глазах появился проблеск надежды.

– Ты правда так думаешь? – спросила она.

– Не просто думаю, я уверена в этом. Но в первую очередь ты должна заняться собой. Привести в порядок мысли и чувства. А заодно и внешность… Посмотри. – Эмили указала Китти на ее старый заляпанный халат. – Разве можно носить такое?

– Но я же ношу его дома…

– Дома? – скептически усмехнулась Эмили. – Но разве в доме нет никого, кроме тебя?

– Уже нет… – Китти опять засопела носом, но Эмили прикрикнула на подругу:

– Не ной! Сколько лет ты носила этот драный халат перед мужем? Пять? Шесть? Неужели ты не понимаешь, что глаз человека, который видит тебя каждый день, должен радоваться? Что он должен видеть перемены, а не один и тот же халат в течение нескольких лет?

Китти ошеломленно смотрела на подругу. Та никогда не позволяла себе разговаривать с ней в таком тоне. Китти хотела было запротестовать и возмутиться таким отношением, но поняла, что, в сущности, Эмили права. Ее старенький розовый халат, который давным-давно перестал быть красивой вещью, Робин действительно видел каждый день в течение нескольких лет. Что говорить о том, что Китти совершенно себя запустила? Она даже не помнила, когда в последний раз покупала себе косметику или пользовалась духами…

– Ты права, – смирилась Китти. – Во всем права… И что же мне делать?

– Заняться собой. Ты приведешь себя в божеский вид, устроишься на работу, и, уверяю тебя, не пройдет и дня, как твой Робин вернется. И не просто вернется, а на коленях приползет. Да еще прощения будет просить… – Конечно, Эмили слегка преувеличила, но ей так хотелось утешить подругу… Правда, она ни капли не сомневалась в том, что Робин вернется домой. В конце концов, он любит Китти, и она его. – К сожалению, – подытожила свою речь Эмили, – не мы придумываем правила. Их диктуют мужчины. Именно поэтому я предпочитаю одиночество…

– Ты предлагаешь мне развестись? – недоуменно посмотрела на подругу Китти.

Губы Эмили улыбались, но ее глаза напоминали голубые льдинки.

– Нет же… Это мое решение, и я ни в коем случае не навязываю его тебе. Каждый выбирает свой собственный путь. Очевидно, твой – остаться с Робином.

– Спасибо, Эмили… – Китти улыбнулась сквозь слезы и обняла подругу. – Ты осталась такой же доброй, как была…

Эмили окинула Китти критическим взглядом. Уж кем-кем, а доброй ее давно уже не называли…

Дома Эмили ждал очередной сюрприз. За кухонным столом, накрытым белой скатертью в желтый ромбик, сидело трое мужчин. Ее отец, Теобальд Квинслед, ее бывший муж, Джейк Уиллоуби, и муж ее подруги, Робин Бриджерс. На полу рядом с ними стоял ящик пива, из которого, по всей видимости, было вынуто уже немалое количество бутылок. Судя по состоянию мужчин, содержимое бутылок было использовано по назначению…

Увидев эту троицу, мирно сидящую за столом и распивающую пиво, Эмили опешила. В то время как Китти, заливаясь слезами, сидит дома в одиночестве, ее муж пьет пиво и болтает с соседями… А Джейк? Тоже хорош, ничего не скажешь… Таскается за ней по всему Уилдберри, а потом еще и приходит к ней домой, в гости к бывшему тестю! Что же касается ее отца… Эмили с осуждением посмотрела на Тео. Он что, решил устроить в доме заседание мужского клуба холостяков?! Опытных и начинающих?!

Мужчины не заметили появления Эмили. Они оживленно о чем-то беседовали. Эмили прислонилась к дверному косяку и прислушалась к их разговору. Речь шла о женщинах. О том, какими они бывают стервозными, грубыми и невнимательными по отношению к своим мужьям.

Эмили душила злость. Одно слово – мужчины! Они еще осмеливаются рассуждать о логике женских поступков! Один изменял своей жене направо и налево, другой – только что бросил свою на произвол судьбы, а от третьего жена вообще сбежала, потому что он так и не смог с ней договориться! Эмили не выдержала и оповестила мужчин о своем появлении раздраженным «хм-хм».

Первым обернулся Джейк. Он посмотрел на Эмили осоловевшими глазами и расплылся в улыбке.

– Эмили… – пробормотал он, скроив на лице мечтательное выражение. – О, Эмили…

– Ну здравствуй, дочка, – обратился к ней Теобальд, пытаясь изобразить из себя строгого, но любящего отца.

– Добрый вечер, Эмили… – смущенно пробормотал Робин.

Уж этот точно знал, почему на лице Эмили застыло выражение гнева и досады…

– Значит, перемываете косточки женщинам, – почти прошипела Эмили, задыхаясь от злости. – Значит, пьянствуете, пользуясь тем, что меня нет дома!

– Дочка! Ты не права!

– Еще как права! – Эмили с вызовом посмотрела на мужчин. – Вы сами выдумали брак, а теперь судачите о женах, как деревенские сплетницы!

– Мы? – удивленно переспросил Джейк и покачал головой. Стул, на котором он сидел, качнулся вместе с ним. – Я ничего не выдумывал…

– Не прикидывайся дурачком! – вспыхнула Эмили. – Я имею в виду вас, мужчин, как часть человечества. И, к сожалению, не лучшую часть! Ведь именно мужчинам нужен был брак! Ведь именно они хотели быть уверенными в том, что продолжили свой род, а не род другого самца. Женщине, по большому счету, все равно, от кого у нее ребенок. Она будет любить его в не зависимости от того, кто его отец. А вот мужчина… Ему обязательно нужно подтверждение, что именно он – отец ребенка. В противном случае он готов от него отказаться… Я уже не говорю о том, что в браке женщина теряет гораздо больше, чем мужчина. Она вынуждена заниматься детьми, и ее свобода, ее карьера и учеба, – все это летит в тартарары. Мужчина же принимает в воспитании ребенка лишь косвенное участие. Он всегда может прикрыться тем, что зарабатывает деньги. И его статус – все равно выше! Естественно! Кто же задумывается о том, что воспитание ребенка гораздо тяжелее и утомительнее любой работы! В итоге мужчина встает на ноги, а женщина… Женщина, которая так и не смогла себя реализовать, оказывается в полной зависимости от мужа, который вертит ею, как хочет! И что, после этого вы хотите сказать, что брак придумали женщины?! – Эмили оглядела мужчин. Ее глаза были полны гнева. Но мужчины молчали, не осмеливаясь ей возразить. – Брак – это ваша идея! – подытожила Эмили. – А раз так, то и не жалуйтесь на своих жен! Не плачьтесь в жилетку друг другу! Ведь вы же мужчины…– презрительно бросила она.

Троица сразу как-то сникла. Никому не хотелось спорить с разъяренной Эмили. Воцарившееся молчание прервал Теобальд. Он не хотел оттягивать новость, которую собирался сообщить дочери.

– Я хотел тебе сказать, что Робин какое-то время поживет у нас… Они поссорились с Китти…

Эмили махнула рукой. Пусть живет. Хорошо хоть Робин, а не Джейк… Правда, как к этому отнесется Китти? Но Эмили так устала, что была не в состоянии об этом думать…

– Ты меня удивляешь, папа, – холодно бросила она и вышла из кухни, проигнорировав Джейка, который собрался ей что-то сказать.

Этот день был безумным. Похоже, завтрашний будет еще безумнее… Неужели никто не понимает, что Эмили приехала сюда в поисках покоя?!

6

Переполох поднялся в доме с самого утра. Узнав о приезде внучки, Теобальд чуть не сошел с ума от радости.

– Ну что же не сказала об этом вчера! – укорял он Эмили. – Как ты могла забыть о том, что приезжает Джун!

– Я ничего не забыла, – потягиваясь, ответила Эмили. – Просто вчера ты был не в том состоянии, чтобы слушать. Если помнишь, ваша троица уговорила ящик пива…

– Да помню, помню, – ворчливо отозвался Теобальд. – И незачем попрекать отца тем, что он немножечко выпил…

– Ничего себе – немножечко, – округлила глаза Эмили. – Что же для тебя – много? Кстати, Джейк тоже знал о приезде Джун, – добавила она не без ехидства. – Мог бы и сообщить тебе эту новость. Раз вы такие хорошие друзья… Между прочим, он набивался со мной на встречу дочери. Только я очень сомневаюсь, что после вчерашнего Джейк будет в состоянии вести машину…

Но Джейк не оправдал ее ожиданий. Он не только был в состоянии вести машину, – его «форд фокус» наконец-то починили, – но и выглядел замечательно. Разглядывая его лицо, свежее и веселое, Эмили недоумевала. И как это ему удалось избежать последствий вчерашнего разгула?

– Ты что, снегом натерся? – пошутила она, увидев Джейка. – Папа выглядит гораздо хуже. А Робин до сих пор спит. Похоже, вчера он выпил больше всех…

– Да уж, Робин отличился, – согласился Джейк.

Он не сводил с Эмили восхищенных глаз. Она выглядела просто потрясающе в своей норковой шубке, из-под которой выглядывали стройные ножки в дымчато-серых чулках. Ее голубые глаза блестели, а маленький рот дерзко улыбался Джейку. Кажется, она не дуется за вчерашнее, заметил Джейк. Может быть, потому что он все-таки выполнил свое обещание и поехал за Джун? Эмили всегда нравились люди, которые не бросают слов на ветер. И Джейк прекрасно об этом знал.

– Кого мы ждем? – поинтересовался он у Эмили, присаживаясь на пуфик, стоящий неподалеку от двери.

– Папу. Он обезумел, когда узнал, что приезжает Джун. Решил приготовить ей комнату. Надеюсь, что он уже заканчивает. – Эмили взглянула на стену, где висели часы с кукушкой, которая перестала куковать уже через год после того, как часы были куплены. – Иначе мы можем опоздать…

– Думаю, Джун не обидится, если ей придется подождать несколько лишних минут. На «форде» мы домчимся до вокзала быстрее ветра.

– Надеюсь… – Эмили зевнула. Вчера она никак не могла заснуть. Долго ворочалась с боку на бок, размышляя об отношениях с Джейком, но так и не приняла «глобального» решения.

– Кстати, тебе не звонили из полиции? – поинтересовался Джейк, разглядывая носок своего сапога.

– Нет. Думаю, они будут искать Сэмюэля Блайза так же долго, как пропавшую сумочку какой-нибудь старушки.

– Вряд ли. Все-таки твое имя имеет вес…

Эмили польстили слова Джейка, но в действительности они не имели под собой никакого основания.

– Мое имя ничего для них не значит. Я – всего-навсего писательница детективных романов и не имею никакого влияния. Вот если бы я была мэром Уилдберри, тогда бы они засуетились…

– Может быть, ты права. Кстати, Эмили… – Глаза Джейка блеснули. – Что ты делаешь сегодня вечером?

Этот неожиданный вопрос, заданный совсем некстати, заставил Эмили почувствовать дрожь в коленях. Она тут же разозлилась на себя. Совсем как девчонка! Конечно, Джейк неспроста спросил ее об этом. Наверняка он хочет пригласить ее куда-нибудь. Джейк думает, что она оттает и тут же согласится на предложение… Как же он наивен! Впрочем, не так уж и наивен, раз заставил ее волноваться и переживать из-за этого…

– Для начала я хочу встретить Джун. – Эмили всем своим видом пыталась дать ему понять, что ее совершенно не интересует его гипотетическое предложение. – Потом мне нужно кое-куда отвезти Китти. А потом…

– А потом мы можем погулять у озера, – закончил за нее Джейк. На его лице появилась самая что ни на есть нахальная улыбка, которая так часто выводила Эмили из себя. – Оно уже покрылось льдом. Вокруг – деревья, усыпанные снегом… Никогда не поверю, что ты откажешь себе в возможности полюбоваться такой красотой…

Эмили не имела ничего против зимних пейзажей Уилдберри, но самоуверенность Джейка в очередной раз взбесила ее. Как же он уверен в своем неотразимом обаянии! И Эмили в его глазах – змея, извивающаяся под дудочку факира… Но ее не так-то просто соблазнить. Она уже не та наивная девчонка, которой он когда-то сумел вскружить голову…

– Боюсь, ничего не получится, – холодно ответила она и перевела взгляд с Джейка на часы. – Мы с Китти вернемся поздно… Папа! – крикнула она Теобальду, показывая Джейку, что разговор окончен. – Из-за тебя мы опоздаем на вокзал!

– Иду-иду! – послышался сверху голос. – Еще пара секунд!

– Можно подумать, я не знаю, – раздраженно пробормотала Эмили, не глядя на Джейка, – что «пара секунд» в твоем понимании – полчаса…

– Надеюсь, это не окончательный ответ… В любом случае, мое предложение остается в силе.

Эмили холодно пожала плечами. Она злилась на Джейка, на саму себя и на отца, который все еще занимался комнатой ее величества Джун.

Несмотря на то, что Теобальд провозился с комнатой гораздо дольше обещанного, на вокзал они приехали вовремя. Джейк не подвел – его «форд» действительно ехал так быстро, что Эмили ощущала даже свист ветра, разрезаемого корпусом машины.

Они поднялись на перрон все вместе. Эмили до сих пор не знала, как она представит Джун своего бывшего мужа. Конечно, его появление здесь совершенно неуместно. И чем только она думала, когда согласилась на предложение Джейка?…

В толпе приезжих Эмили пыталась разглядеть фигурку дочери. Она часто звонила Джун, но виделись они довольно редко. Последний раз Эмили видела Джун полгода назад. Она так и запомнила дочь: худенькая девушка в темно-коричневом пальтишке, с длинными распущенными волосами, которые треплет ветер…

Вглядываясь в лица приезжих, Эмили не заметила, как к ней подошла девушка в цветастой куртке. На голове у нее было множество косичек, украшенных заколочками всех цветов радуги.

– Мама! – воскликнула девушка, и Эмили вздрогнула. – Что, не узнала?!

Эмили недоуменно уставилась на девушку, все еще не сознавая, что это и есть Джун, ее родная дочь. Рядом с Джун стоял какой-то молодой человек с длинными темными волосами и кожаным обручем, перехватывающим волосы у лба.

– Джун?… – пробормотала Эмили. Она не могла прийти в себя от удивления. Конечно, ее дочь любила менять свою внешность, но не так же радикально…

– Что, не узнала? – улыбаясь, повторила Джун. – И ты, дед, тоже не узнал? – повернулась она к Теобальду.

– Узнал, узнал! – Теобальд не хотел выглядеть в глазах внучки отставшим от жизни человеком. Поэтому он не растерялся и тут же стиснул Джун в объятиях. – Я узнаю тебя, во что бы ты ни нарядилась! – Он чмокнул внучку в щеку и покосился на парня с обручем. – А это – твой друг?

– Мой парень, – независимо бросила Джун. Она никогда не стеснялась быть самой собой. – Его зовут Митч. Но лучше называйте его Коала. Это его прозвище.

– Коала? – переспросила Эмили одними губами.

Она была окончательно обескуражена. Ее дочь изменилась, выглядит как хиппи, да еще и приехала со своим парнем… Которого, в довершение всех бед, придется называть коалой. От всех этих новостей у Эмили голова пошла кругом. Кажется, на спокойный отдых и продумывание сюжета очередной книги можно махнуть рукой. Какой уж тут сюжет, когда бывший муж и родная дочь ставят с ног на голову все планы!

– Вот именно, Коала, – серьезно ответила Джун.

– Здравствуйте, – вежливо поздоровался Коала. В отличие от Джун, держащейся раскованно и независимо, он чувствовал себя немного не в своей тарелке.

– Это моя мама. Ее зовут Эмили Зорски, – начала перечисление Джун, – это мой дедушка. Его зовут Теобальд, но можешь называть его просто «дядя Тео». А это… – Она посмотрела на Джейка и запнулась. – Да, кстати, я не знаю, кто это…

Джун вопросительно посмотрела на мать, но та молчала. Весь этот зоопарк с Митчем-Коалой и дочерью, выглядящей так, словно та только что явилась из джунглей, окончательно выбил ее из колеи. Эмили пыталась подобрать слова, чтобы представить Джейка, но в голове крутилось лишь неуместное в этой ситуации словосочетание «бывший муж».

Положение исправил Джейк. Он увидел растерянность в глазах Эмили и поспешил ей на выручку.

– Меня зовут Джейк Уиллоуби, – представился он. – Я друг вашей матери.

Джейк пожал руку Митчу, словно тот был его ровесником, и галантно поцеловал руку Джун. В глазах Джун сверкнули веселые искорки. Несмотря на цветастую куртку и множество косичек, она напомнила Джейку юную Эмили. Он улыбнулся. Девочка тотчас же улыбнулась в ответ. Похоже, в отличие от матери, она очень открытый человек, подумал Джейк. Впрочем, и Эмили когда-то была такой же. Пока не узнала, что в мире существуют обман и предательство…

– Очень приятно, – по-взрослому кивнула Джун. – Ну так что же, мы будем стоять на вокзале или поедем домой?

Джун была очарована «фордом» Джейка. Оказалось, что она отлично разбирается в машинах, в отличие от ее парня, которому было безразлично, поедет он на «форде», «ламборджини» или на грузовичке, среди фермерской утвари.

– Честно говоря, мне все равно, на чем кататься, – объяснил он Эмили, рядом с которой посадила его Джун. – Главное, чтобы машина была на ходу…

Эмили кивнула. Ей было не все равно, но в данный момент она готова была согласиться с чем угодно. Встреча с дочерью выбила ее из колеи, и Эмили чувствовала себя в центре водоворота, куда ее бросила чья-то жестокая рука. Но ее не могло не радовать, что Джун и Джейк так быстро нашли общий язык. Эти двое сидели впереди и весело болтали о дорожных происшествиях, с которыми им доводилось столкнуться.

Эмили разглядывала профиль дочери: нос с горбинкой, высокий серьезный лоб, косички, то и дело падающие на глаза, голубые и глубокие, как два озерца. Джун стала совсем взрослой, а Эмили даже не заметила, как это случилось. Как маленькая девочка превратилась во взрослую самостоятельную девушку, у которой уже есть свой парень…

Митч– Коала, сидевший между Эмили и Тео, был несколько смущен. Он весь как-то сжался и явно горел желанием поскорее доехать. Джун могла бы сесть рядом со своим парнем, поддержать его, осудила дочь Эмили. Ведь он оказался совсем один среди незнакомых людей. Которые, к тому же, являются семьей Джун. Эмили посочувствовала парню. Правда, ей самой было ненамного комфортнее, чем Митчу. И все же она решила завязать с ним разговор. В конце концов, она должна иметь представление о молодом человеке своей дочери. Хотя бы и поверхностное…

– Кстати, а почему вы называете себя Коалой? – поинтересовалась она у Митча.

– Это не я себя назвал, – поправил он ее. – Это меня так назвали. – Он замолк, словно размышляя, поймет ли его эта женщина или нет.

– И? Я жду увлекательной истории… – Эмили ободрила парня улыбкой. – Не думайте, что я настолько отстала от жизни, что не смогу вас понять…

Джейк и Джун с любопытством покосились на Эмили. Даже задремавший Тео открыл глаза и посмотрел на дочь. Что это? Все еноты передохли в лесах Уилдберри или Эмили действительно интересуется чем-то, кроме своей собственной персоны?

– Вам, наверное, это нужно для работы… – растерянно предположил Коала. – Вы ведь описываете в своих романах самых разных персонажей…

– Вы не допускаете, что я могу интересоваться чем-то, кроме работы? – спросила Эмили. Любопытные взгляды Джейка, дочери и отца вызвали в ней приступ раздражения. Наверное, все они думают, что Эмили безнадежно отстала от жизни и не видит ничего дальше собственного носа… – Есть много вещей, которые меня занимают…

– Не сомневаюсь… – окончательно потерялся Коала. Он вовсе не хотел обидеть Эмили, но Джун всегда рисовала портрет своей матери в серых красках. В ее рассказах Эмили была скучной сухой женщиной, занятой лишь своими делами. Поэтому Коала был практически уверен, что не вызовет у мисс Зорски никакого интереса… – В общем-то, у моего прозвища нет никакой увлекательной истории. Я стал Коалой потому, что люблю этих пушистых австралийских мишек, – улыбнулся он. – Я всегда мечтал побывать в Австралии и увидеть коал на природе. Но пока мне довелось видеть их лишь в зоопарке. Ну вот… Я так часто досаждал моим друзьям рассказами о коалах, что они прозвали меня в честь этих мишек…

Эмили улыбнулась. Рассказ показался ей душевным и трогательным. Молодой человек, одержимый идеей увидеть австралийских мишек… Друг ее дочери очень мил. И прозвище Коала вполне ему подходит.

– Может быть, ваша история не увлекательная, но зато она забавная, – подбодрила она Коалу.

Джун, сидящая впереди, хмыкнула.

– Если маме показать палец, она тоже скажет, что это забавно. На самом деле она сказала это просто из вежливости.

– Она всегда знала меня лучше, чем я сама, – улыбнулась Эмили Митчу-Коале. – Если бы Джун не язвила по моему поводу, это была бы не Джун…

Джун досадливо поморщилась. Она действительно перегибала палку в отношениях с матерью, но ей казалось, что это вполне естественно. Эмили вела себя совсем не так, как остальные родители. И ёрничанье Джун было своеобразной компенсацией за это поведение.

Хотя, слушая рассказы Джун о матери, многие друзья даже завидовали ей. Их родители были консерваторами и часто запрещали друзьям Джун те вещи, на которые Эмили смотрела сквозь пальцы. Иногда Джун думала о том, что своим независимым характером она обязана матери, которая никогда и ни в чем ее не ограничивала. Но подчас это раздражало Джун куда больше, чем несвобода ее друзей. Те, по крайней мере, знали радость материнской заботы, внимания… А Джун лишилась всего этого слишком рано, еще не успев повзрослеть…

До дома они доехали без приключений. Тео показал внучке ее комнату и попытался поселить Коалу в другой. Но Джун не собиралась жить отдельно от своего парня и настояла на том, чтобы дедушка оставил свои консервативные замашки и смирился с тем, что современная молодежь относится ко всему гораздо спокойнее.

Эмили не стала влезать в спор между дедом и внучкой. Она лишь напомнила Тео о том, что времена изменились, и теперь молодым людям совсем не обязательно вступать в брак, для того чтобы спать в одной постели. Теобальду осталось только смириться. С одной женщиной спорить сложно, а с двумя бессмысленно… Он помог Митчу-Коале отнести вещи в комнату, предназначенную для его внучки. О времена! О нравы!

Эмили решила воспользоваться суетой, которую устроил неугомонный Теобальд, и улизнуть. В конце концов, у нее были свои планы, и она не станет менять их из-за приезда дочери. Тем более, дочь не одинока: у нее есть молодой человек и дед, который с удовольствием развлечет гостей. А вот Китти, ее подруга, действительно ждала Эмили и нуждалась в ее помощи…

Мысли о Китти напомнили ей о приглашении Джейка. Может быть, она зря отказалась? Но уверенность Джейка в ее согласии до сих пор не давала Эмили покоя. Нет, не зря… Пусть не думает, что добиться ее будет так легко. Пусть вообще не думает о том, что сможет ее добиться…

Эмили накинула норковую шубку, взяла сумочку и спустилась вниз. Как хорошо, что Тео и ее дочь заняты делами и не будут расспрашивать ее о том, куда она отправляется… Но внизу она столкнулась с Джейком, который, по всей видимости, дожидался ее появления.

– Джейк? – искренне удивилась она. – Я думала, ты уехал. Впрочем, даже хорошо, что ты еще здесь. Я хотела поблагодарить тебя за то, что ты помог встретить Джун.

– Сущие пустяки, – невозмутимо бросил Джейк. – Но я все еще здесь не потому, что жду благодарности.

– А почему? – стараясь не выдать волнения, спросила Эмили. На этот раз ее удивление было наигранным. Она отлично знала, зачем Джейк поджидает ее у двери.

– Хочу напомнить тебе о своем предложении. О прогулке к озеру.

– Ах да… – Эмили даже сморщила лоб, чтобы придать своему лицу озадаченное выражение. Незачем Джейку знать, что она уже несколько раз успела пожалеть о том, что отказала ему… – Но я же говорила, у меня дела. И, боюсь, я закончу их поздно…

– Прогулка при луне… – мечтательно улыбнулся Джейк. – Что может быть романтичнее? Я дождусь тебя, даже если ты вернешься в полночь. Только дай обещание…

Эмили почувствовала сладкую дрожь. Словно кто-то погладил по спине нежной ладонью. В глазах Джейка, в его словах, сказанных теплым, чуть глуховатым голосом, было столько страсти… Эмили чувствовала, что тает, как кусочек сахара, на который капнули горячим сиропом… Неужели она снова поддастся чарам этого голоса? Неужели снова поверит лживым словам, которые так проникновенно произносит ее бывший муж?

Сквозь пелену желания, окутавшую Эмили, все же пробивались трезвые мысли. Но ей так не хотелось внимать голосу разума. Свидание с Джейком… От одних этих слов ее пробирал сладостный трепет. Одно свидание… Только одно… Ведь она может себе это позволить…

– Ну хорошо, – сдалась Эмили. – Я позвоню, как только освобожусь… Разумеется, если это будет не слишком поздно, – добавила она, испугавшись, что Джейк сочтет ее согласие слишком поспешным.

– Звони в любом случае, – обрадовался Джейк. – Я могу не спать всю ночь, если это понадобится…

Как он обрадовался ее согласию! Если бы Джейк был уверен, что она пойдет с ним на эту прогулку, разве на его лице появилось бы это глупое счастливое выражение? Сердце Эмили радостно забилось… Кажется, она все-таки ошибалась на его счет. Кто знает, вдруг Джейк изменился за эти годы? Стал другим, более серьезным человеком?

Эмили осеклась. Она снова питает себя иллюзиями. А в ее возрасте – это непростительная ошибка… Впрочем, какая разница, изменился Джейк или остался прежним? Она позволит себе только одно свидание с этим мужчиной. Не больше…

– Я позвоню, – бросила она Джейку, стараясь не глядеть в его серые глаза, окутанные серебристой дымкой. – Если буду в силах куда-нибудь идти…

Эмили вышла из дома быстро, чтобы Джейк не успел сказать ей еще какую-нибудь душещипательную глупость.

Он не понял, почему Эмили ретировалась с такой поспешностью. Может быть, он чем-то задел ее? Или напугал своей настойчивостью? Джейк стоял и рассеянно смотрел на дверь, которая захлопнулась перед самым его носом. Он не знает эту женщину, хотя она и была его женой… Он не понимает, почему Эмили ведет себя с ним так, будто они – чужие люди. Что это? Старая обида или страх, что их отношения могут возобновиться?

Джейк терялся в догадках. Но вместе с тем он чувствовал, что Эмили вовсе не такая холодная и равнодушная, какой хочет казаться. Что внутри нее теплится маленький уголек, который в его силах разжечь, заставить полыхать ярким огнем. Лишь бы только не ошибиться, не сделать какую-нибудь глупость… Эмили не прощает ошибок, и Джейк знал это так хорошо, как никто другой…

7

Китти Бриджерс не поверила своему счастью, когда Эмили объявила ей о том, что собирается отвезти ее в лучший салон красоты Уилдберри и купить одежду, в которой Китти наконец-то почувствует себя привлекательной и сексуальной женщиной.

– Да ты с ума сошла! – Китти всплеснула руками. – Это же так дорого!

Эмили увидела в глазах подруги тот огонек, ради которого все это и было задумано.

Они проехались по самым популярным магазинчикам одежды в Уилдберри, и Китти купила себе все, что хотела. В том числе, красивое белье и элегантные домашние костюмы и пеньюары. Эмили стояла над ней, как Цербер, и отбраковывала вещи, которые, по ее мнению, были вульгарными или смотрелись на Китти не лучшим образом.

После шопинга Эмили взяла курс на салон красоты. Китти была в восторге от перемен, происшедших с ее внешностью, и даже на время забыла о том, что Робин ушел из дома. Эмили не могла не радоваться за подругу. Но, несмотря на то, что она и сама была увлечена процессом покупки вещей для Китти, мысль о свидании с Джейком не выходила у нее из головы.

Эмили постоянно вспоминала его блестящие от волнения глаза, его глуховатый голос и напряженно думала о том, правильно ли она поступила, согласившись пойти с ним на прогулку. Казалось, это ни к чему ее не обязывало: обычная встреча старых знакомых, обычная прогулка по озеру, разукрашенному зимними красками. Никто же не заставляет Эмили целоваться с Джейком…

И все-таки Эмили чувствовала, что лукавит сама с собой. На самом деле она жаждала романтики, жаждала свидания именно в том смысле, в котором все привыкли употреблять это слово. Она хотела слышать голос Джейка, нежный и тревожный, хотела упиваться его словами. И, несмотря ни на что, надеялась, что эти слова будут о любви…

Когда парикмахер и визажист закончили трудиться над Китти, Эмили испытала облегчение. Преобразившаяся подруга, ее приподнятое настроение и радостная болтовня мгновенно вырвали Эмили из замкнутого круга переживаний. Конечно, она все равно думала о Джейке и о свидании с ним, но возвращалась к этой мысли с меньшим трепетом, с меньшим опасением.

Китти преобразилась почти до неузнаваемости. Теперь она была пепельной блондинкой с элегантной короткой стрижкой, для которой не требовалось укладки. Элегантное травянисто-зеленое платье отлично сидело на ее фигуре, красиво подчеркивая высокую грудь и скрывая чуть располневший животик. На «фам фаталь» она, конечно же, не тянула, но выглядела весьма привлекательно и сексуально. Увидев себя в зеркале, Китти чуть было не пустила слезу – до того она себе понравилась. Эмили улыбнулась: усилия были затрачены не зря. Робин Бриджерс поймет, что потерял. Лишь бы он понял это не слишком поздно… Теперь шансы Китти устроить свою жизнь увеличились. Эмили не знала, как поведет себя другая, новая Китти. Но что бы ни задумала ее подруга, Эмили знала, что поддержит ее в любых начинаниях.

Подбросив Китти домой, Эмили позвонила Джейку. Она набирала номер его телефона и чувствовала, как жарко и тяжело бьется ее сердце. Ждет ли Джейк ее звонка? Не забыл ли он о свидании? Сомнения Эмили быстро рассеялись – Джейк взял трубку после первого же гудка.

– Эмили? – услышала она его взволнованный голос. – Ты уже освободилась? Надеюсь, наш договор остается в силе?

Эмили чувствовала, что Джейк волнуется не меньше ее самой, и это еще сильнее будоражило ее душу. Дыхание ее стало тяжелым и прерывистым, как будто Джейк был не на другом конце провода, а сидел рядом с ней, сжимая ее в своих объятиях. Эмили слегка отодвинула трубку. Она испугалась, что Джейк услышит ее прерывистое дыхание и поймет, как она взволнована.

– Да, я освободилась, – ответила она, пытаясь сдержать волнение, вырывавшееся наружу, как вулканическая лава. – И готова встретиться с тобой. Назови место и время.

Ее речь прозвучала слишком официально. Но из двух зол Эмили выбрала меньшее. Лучше уж официально, чем взволнованно. Так, по крайней мере, она не похожа на девочку-подростка, которая с бьющимся сердцем договаривается с парнем о свидании.

Джейк сник, услышав ее холодный голос.

– Подъезжай к озеру. Я буду там через полчаса. Но, если ты хочешь заехать домой, я заберу тебя оттуда.

– Нет, – поспешно ответила Эмили. Еще не хватало, чтобы все домочадцы увидели, что она отправляется на свидание с бывшим мужем. Ей совсем не хотелось выслушивать шуточки дочери и видеть улыбку отца, у которого ее отношения с Джейком и без того вызывали нездоровый интерес. – Я не буду заезжать домой.

– Хорошо. Встретимся у озера.

Джейк положил трубку. Эмили показалось, что его голос звучал обиженно. Но на что он мог обижаться? Эмили согласилась на его предложение, позвонила ему… Или Джейк хотел, чтобы она сыпала словами благодарности за то, что он пригласил ее на эту прогулку?

Эмили раздраженно тряхнула пачку «Эмпстеди». Из смятой зеленой пачки выпала последняя сигарета. Ей стоило попросить Джейка взять сигарет. В последнее время ей постоянно не хватает никотина. А все из-за отца… Если он узнает о том, что Эмили курит, его хватит удар… Она ткнула сигарету в алеющий круг прикуривателя и с наслаждением затянулась…

Нервы, нервы… Один разговор с Джейком стоил тысячи разговоров с ее издателем, Руби Беллоузом. А почему? Все потому, что Эмили, несмотря на свой возраст, не научилась относиться к жизни с философским спокойствием. И до сих пор верит в сказки о любви…

Джейк подъехал к озеру раньше, чем она. Эмили издалека разглядела силуэт мужчины в темном пальто и черный «форд», стоящий неподалеку. Она притормозила рядом с «фордом» и вышла из машины. Зрелище черных «ламборджини» и «форда», стоящих рядом друг с другом, позабавило ее.

– Посмотри, – кивнула она Джейку, – по-моему, они неплохо смотрятся вместе…

– Неплохо, – согласился Джейк. Голос у него был грустным.

– В чем дело? – поинтересовалась Эмили. – Тебя как в сугроб окунули.

Джейк посмотрел на нее и покачал головой.

– Не делай вид, будто не понимаешь, что происходит.

– А что происходит? – раздраженно спросила Эмили. – Я приняла твое приглашение и приехала сюда.

– Ты всегда так общаешься с мужчинами, которые зовут тебя на свидание?

– Как – так?

– Как будто назначаешь деловую встречу… – Джейк саркастически усмехнулся. – Тогда понятно, почему они исчезают…

– Джейк! – Щеки Эмили заалели от негодования. – Если ты продолжишь в том же духе, я, пожалуй, поеду домой.

– Извини, шутка была неуместной.

– Как и большинство твоих шуток. Не знаю, что ты хотел услышать! Что я рада до безумия? Что это – самый счастливый день в моей скучной жизни? Что, Джейк?!

Эмили чувствовала себя разочарованной. Она пришла на эту встречу совсем не для того, чтобы Джейк выставлял ей список необоснованных претензий и дулся на нее. Ей хотелось совершенно другого, но Джейк этого, кажется, не понял.

– Нет. Я просто хотел услышать в твоем голосе толику тепла. А ты говорила со мной, как бизнес-вуман, холодно, по-деловому. Как ты думаешь, приятно получить холодное «назови место» вместо теплого дружеского «привет, Джейк»?

Эмили совсем растерялась. Ей не приходило в голову, что ее холодность может обидеть Джейка так сильно…

– Но мы ведь – не друзья, – пробормотала она, чтобы хоть что-то ответить.

– Очень жаль, – раздраженно заметил Джейк. – Если бы мы были друзьями, то, наверное, не расстались бы до сих пор…

– С чего это ты взял? – удивилась Эмили.

Чтобы хоть как-то скрыть смущение, овладевшее ею, она наклонилась и захватила рукой пригоршню снега. С одной стороны, ей не хотелось говорить об этом, а с другой – она испытывала немыслимую потребность слышать, что Джейк до сих пор хочет ее вернуть, до сих пор в ней нуждается.

– С того, что когда мы были женаты, я не понимал тебя. А ты не раскрывалась до конца. Если бы я знал тебя чуть лучше, чуть глубже, я вел бы себя совершенно по-другому…

– Воистину слова не мальчика, но мужа, – усмехнулась Эмили. – На словах все просто. На деле же – гораздо сложнее. И потом, все это в прошлом. Какой смысл чинить часы, которые ты никогда не наденешь на руку?

– Что за производственный подход к чувствам?! – искренне возмутился Джейк. Сравнение, приведенное Эмили, задело его до глубины души. Он стоял и ковырял в снегу узким носком сапога. Эмили, как ни старалась, не могла понять, вызван ли этот жест волнением или Джейку попросту нравится ковыряться ногой в рыхлом снегу. – Ты говоришь о людях, а не о вещах…

– Иногда вещи очень похожи на людей, а люди – на вещи… – ответила она, по-прежнему разглядывая сапог Джейка и серебристую, как блеск в его глазах, кучку снега, образованную этим сапогом.

– Это ты назвала котенка – Джейк? – ни с того ни с сего поинтересовался Джейк.

Вопрос был задан так внезапно, что Эмили растерялась. Она подняла глаза на Джейка и увидела, что он пристально смотрит на нее, словно пытаясь отгадать, соврет она ему или в кои-то веки скажет правду.

– Э… это миссис Пулхаус, моя домработница, – торопливо начала Эмили. – Она выбирала прозвище и решила, что это имя очень подходит котенку. А потом, когда отец произносил твое имя, котенок на него откликнулся… Можно было подумать, что они сговорились с миссис Пулхаус.

Джейк пнул ногой маленький сугробик, который сделал с помощью сапога. Пушистый снег разлетелся в разные стороны, мерцая серебристыми искрами. Эмили угадала – Джейк действительно волновался. Он поверил в правдивость ее ответа, но ему хотелось услышать нечто другое. Очевидно, он думал, что прозвище котенка – идея Эмили…

– Извини, но это не моя идея, – добавила Эмили.

– Ничего. – В глазах Джейка промелькнула вспышка не то боли, не то раздражения – серебристые холодные искры, как тот снег, который он только что пнул ногой.

Эмили сразу же захотелось взять свои слова обратно. Не только слова, но и весь вечер, начиная с того момента, когда она позвонила Джейку, чтобы договориться о встрече…

В его голосе больше не было нежности. Только горечь. К глазам Эмили неожиданно подступили слезы. Еще утром ей хотелось обидеть Джейка, обжечь его своей холодностью. Но мужчина, который стоял перед ней, смотрел на нее исполненным разочарования взглядом и разбрасывал ногой снег, не заслуживал того, что она хотела сделать. Эмили почувствовала раскаяние. Но ненадолго. Несколько секунд – и перед ней стоял прежний Джейк, неспособный обижаться, нечувствительный к ее колкостям. Он словно бы поставил между ней и собой защиту. Чтобы не сделать больно. Ни ей, ни себе…

– Значит, часы, которые никогда не наденешь на руку? – улыбнулся он как ни в чем не бывало. – Что ж, наверное, не такой уж и плохой образ. Недаром ты – писательница, Эмили…

Она услышала в его голосе насмешку. Желание плакать как рукой сняло. Вы шутите, мистер Уиллоуби? Что ж, шутите дальше… Наверное, я была права, что не раскрылась перед вами полностью…

– Эмили Квинслед! Джейк Уиллоуби! Все это наяву или мне снится?!

Эмили и Джейк обернулись одновременно. Они оба знали человека, обратившегося к ним. Это был Дик Мидлби, их школьный приятель, который когда-то ухлестывал за Эмили.

– Дик! – воскликнула Эмили. – Сколько же мы не виделись?!

– Сколько бы мы не виделись, ты все так же прекрасна. – Дик оглядел ее и даже языком прищелкнул от восхищения. – Словно годы над тобой не властны…

– Спасибо. – Эмили зарделась от удовольствия. Ей было приятно, что Дик сделал этот комплимент при Джейке. Впрочем, Дик всегда умел делать комплименты. Правда, в юности Эмили не обращала на них внимания. Она целиком и полностью была поглощена Джейком, и только его слова имели над ней силу. Магическую силу, которая, увы, не иссякла и по сей день…

– А ты, Джейк, старина, чего-то мрачноват, – подметил Дик и подмигнул Джейку. – Я слышал, вы уже давным-давно порознь?

Эмили кивнула. Самым главным недостатком Дика была излишняя прямота. Джейк смерил школьного приятеля недобрым взглядом. Эмили пыталась отгадать: ревнует он или в его попросту гложет ущемленное мужское самолюбие?

– Значит, ты свободна? – улыбнулся Дик во всю ширину своего немаленького рта. Между передними зубами у него была небольшая щелочка. Эту щелочку Эмили запомнила еще в юности. – И за тобой можно ухаживать?

Эмили сразила его прямолинейность. Дик Мидлби всегда шел напрямик и, как правило, добивался своей цели. Но Эмили не нравились такие мужчины. В первую секунду она хотела «отшить» Дика, как выражалась ее дочь, но потом передумала. А почему бы и нет? Пусть Джейк поревнует. Пусть прочувствует, что такое – иметь дело с легкомысленной женщиной, которая отвечает на ухаживания многих мужчин… Она покосилась на мрачного Джейка и кокетливо улыбнулась Дику.

– А почему бы и нет? Мне нравится, когда за мной ухаживают…

Дик растерянно улыбнулся, не веря своему счастью. Неужели Эмили, та самая Эмили, которая постоянно отвергала его ухаживания, после стольких лет взглянула на него благосклонно?! Он посмотрел на Джейка. Интересно, как ее бывший муж отреагирует на такой поворот событий?

Но Джейк молчал и только хмуро разглядывал тонкий лед, недавно покрывший озерную гладь. На мгновение ему показалось, что он и сам стоит на этом тонком хрупком льду, который вот-вот треснет под его ногами. Слова Эмили, ее идиотский флирт с Диком Мидлби были гораздо страшнее хрупкого декабрьского льда. И Джейк не понимал, что удерживает его на этой тонкой грани между отчаянием и бешенством. Что мешает ему упасть?

– Да, я иду на свидание с Диком. Что в этом удивительного?

Эмили аккуратно положила котенка в корзинку и стряхнула с себя шерсть, прилипшую к домашнему платью. Несмотря на то, что она проглотила уже две таблетки, аллергия все-таки давала о себе знать. Эмили зажмурилась и, прикрыв рукой рот, издала тихое «апчхи!», на что все присутствующие откликнулись дружным пожеланием здравствовать.

В гостиной собралось что-то вроде семейного совета. Все, как обычно, началось с милых посиделок и разговоров о жизни, а закончилось обсуждением предстоящего свидания Эмили. Она не сомневалась, что родным ее выдал Джейк, и была сердита на него вдвойне. Во-первых, именно он вынудил ее принять приглашение Дика. Если бы Джейк вел себя чуть более адекватно, этого бы не произошло. А во-вторых, какого черта он рассказывает отцу и дочери о ее планах?! И вообще, какого черта он общается с ее отцом и ее дочерью?! Или он возомнил себя другом семьи?

– Да, в общем, ничего, – пожал плечами Теобальд. – Это, конечно, твое личное дело. Но мне почему-то кажется, что Дик Мидлби тебе не пара. Если я не ошибаюсь, в юности ты довольно холодно относилась к его ухаживаниям…

– Холодно, – невозмутимо согласилась Эмили, продолжая очищать платье от серых ниточек шерсти, – но тогда я была совершенно другим человеком. И потом, милый папа, позволь мне самой решить, кого я считаю «парой». Кто-нибудь еще хочет высказаться? – поинтересовалась она, обведя собравшихся ироничным взглядом. – Может быть, ты, Джун, хочешь отпустить пару колкостей по поводу моего поведения?

Джун непринужденно забросила ногу на ногу и, накрутив на палец одну из своих многочисленных косичек, изрекла:

– По мне, так лучше бы ты выбрала Джейка. Он – клевый пипл, и, я думаю, вы с ним – прекрасная пара. Тем паче, что брак у вас проверен. Ведь вы уже были женаты…

Эмили вспыхнула. Непосредственность ее дочери перешла все границы. То, что этот «клевый пипл» заставил ее разочароваться в мужчинах, никого не волновало. Хорошо, хоть Робин и Коала воздержались от дискуссии, за что Эмили была им очень благодарна.

– С меня хватит. – Эмили поднялась с софы. – А-а-апчхи! Я пойду на это свидание, и мне наплевать, что вы все думаете по этому поводу.

Тео и Джун переглянулись, как будто между ними существовала какая-то негласная договоренность. Эмили тряхнула золотыми кудрями и вышла из комнаты. Наверное, ей показалось. Что-то в последнее время она стала слишком подозрительной… И это неудивительно: поклонники исчезают со свиданий, а в доме царит полный кавардак… Дошло до того, что собственная дочь советует ей сойтись с бывшим мужем. На что это похоже, хотела бы она знать?

В «Половинку луны» Эмили поехала при полном параде. Она надела свое любимое открытое нежно-голубое платье с блестящими газовыми рукавами. Оно выглядело не вызывающе, но очень соблазнительно. Эмили чувствовала себя в нем легкокрылой феей, вышедшей из полуночного леса, чтобы посмотреть на то, как живут смертные. Но, несмотря на уверенность в том, что она сразит Дика Мидлби наповал, Эмили беспокоилась: а не исчезнет ли он так же внезапно, как Сэмюэль Блайз… Впрочем, с Диком было немного проще. Она всегда могла позвонить ему домой и узнать, куда он запропастился. И все же беспокойство не оставляло ее…

Эмили закурила сигарету и тряхнула кудрями. Не стоит беспокоиться о том, что еще не случилось. И потом, куда от нее денется Дик Мидлби? Ведь она – само совершенство. Тем более, этот мужчина всю жизнь прожил в Уилдберри и видел роскошных женщин только по телевизору… Положа руку на сердце, Дик не так уж был ей нужен. Просто ей хотелось доказать Джейку, что она может быть интересна кому-то еще, кроме самой себя…

В баре было довольно людно и шумно. Эмили оглядела присутствующих и увидела Дика, который со скучающим видом дожидался ее прихода. А ведь сегодня выходной, мелькнуло у нее в голове, пока она пробиралась через плотно сдвинутые столики. Вполне возможно, она встретит здесь массу знакомых…

Эмили помахала рукой Алену Криспи, отчитывавшему за что-то молоденького бармена. Ален улыбнулся и кивнул. Это означало, что он заметил ее и подойдет к их столику чуть позже.

Шумная атмосфера бара повлияла на Эмили положительно. Беспокойство как рукой сняло, а вместе с ним она сбросила и десяток лет. «Половинка луны» почти не изменилась со времен юности Эмили. Сине-голубые тона, золотые звезды на потолке, половинка луны, притаившаяся между звезд, – все это Ален Криспи только обновил, не затронув идеи оформления. Поменялась только сцена. Теперь ее украшали синие бархатные занавеси, а в углу располагалось караоке, которым в отсутствие живой музыки развлекались посетители.

Эмили подошла к столику и поздоровалась с улыбающимся Диком. Он был нарядно одет, но Эмили видела, что в пиджаке и галстуке Дик чувствует себя не очень комфортно. И зачем только он надел костюм? – досадливо поморщилась она. Это ведь не официальная встреча… К тому же в костюме бледно-желтого цвета располневший Дик выглядел невыигрышно. Его туловище выглядывало из-за стола, как здоровенный кабачок, лежащий на грядке.

– Я рад тебя видеть, – благоговейно прошептал Дик и поцеловал ей руку.

Почему все мужчины ведут себя с ней так, как будто она – первая леди Америки? Все, за исключением Джейка. Джейк всегда относился к ней просто. Вспомнив о Джейке, Эмили почувствовала досаду. Неужели она пришла на свидание только затем, чтобы убедиться в том, что Джейк – идеал мужчины?

– Я тоже рада тебя видеть. – Эмили села напротив Дика и улыбнулась, чтобы подбодрить мужчину. – Удивительно, что ты до сих пор не обзавелся семьей… – Она надеялась, что разговор на личную тему растормошит Дика, и он перестанет смотреть на нее взглядом, полным обожания.

Но, похоже, ее вопрос смутил Дика еще больше.

– Я… Я обзавелся… – пробормотал он, заикаясь. – Но мы с женой… развелись…

– Неужели? – Эмили округлила глаза, делая вид, что ей очень интересны сведения о прошлом Дика. – А дети? У вас не было детей?

Дик покачал головой. Взгляд у него был, как у барашка, которого ведут на заклание. Может быть, Эмили зря надела это голубое платье? Наверное, стоило одеться попроще, чтобы не смущать этого увальня. Когда они беседовали у озера, Дик чувствовал себя куда более раскрепощенным…

– Детей не было, – пробормотал он в сторону, не глядя на Эмили. – Да и с женой было нелегко…

Лишь бы только он не начал жаловаться на бывшую жену! Эмили представила себе, как их свидание потихоньку превращается в душеспасительную беседу. Бр-р!

– Давай закажем чего-нибудь выпить, – нашла выход Эмили. – Что ты будешь?

Эмили обернулась в поисках официанта. Но вместо официанта она увидела дружную компанию, ввалившуюся в «Половинку луны». Джун, Коала, отец, Робин Бриджерс и его величество Джейк Уиллоуби собственной персоной, весело смеясь, направлялись к единственному свободному в баре столику.

Эмили испытала бы меньшее удивление, если бы на ее голову обрушился свод бара со всеми его звездами и луной. Не может быть! Неужели Джейк Уиллоуби решил дважды наступить на одни и те же грабли! А ее родные?! Что, и они с ним заодно! Эмили повернулась к Дику, ища глазами поддержки. Но Дик, кажется, не разделял ее праведного негодования.

– Гляди-ка! – улыбнулся он. – Сюда пожаловало все твое семейство! Интересно, что они здесь делают? Забавное совпадение…

Ну конечно, совпадение! Так она и поверила, что вся эта братия под предводительством Джейка Уиллоуби пришла сюда просто так! Наверняка это Джейк настропалил ее отца, который никогда не думал собственной головой! А Джун сделала это из природной зловредности. Ее хлебом не корми, дай только насолить матери!

Эмили постаралась сдержать неприязнь. Дику не за чем знать, что ее взбесило появление Джейка.

– Давай сделаем вид, что мы их не заметили, – улыбнулась она. – Итак, что ты будешь пить?

– Виски с содовой, – храбро ответил Дик. Ей показалось или, увидев ее родственников, он почувствовал себя более уверенно? – А ты?

– То же самое, – без колебаний ответила Эмили. Появление Джейка и ее родных в «Половинке луны» означал крах свидания. И Эмили почувствовала потребность залить это горе.

И без того круглые глаза Дика округлились еще больше.

– Тебе не кажется… – начал было он, но Эмили перебила его:

– Не кажется. Я буду пить виски с содовой. И точка.

Разговор с Диком не клеился, хотя его язык и развязался после выпитого. Он болтал что-то о своем хозяйстве, о планах на будущее, но Эмили только делала вид, что слушает его. После второй порции виски ей немыслимо захотелось курить. Но присутствие отца в баре мешало ей осуществить это желание. Она с завистью смотрела на Дика, который тянул одну сигарету за другой, не смущаясь ее присутствием.

Провались оно, это свидание! – раздраженно думала Эмили, в то время как Дик рассказывал что-то о количестве яиц, снесенных его курами. Хотела бы она знать, зачем Джейку понадобилось отравлять ей жизнь?! Он сидел за столиком неподалеку от нее, и Эмили периодически косила глазами в сторону его красивого профиля.

Конечно, Дик во всем уступает ему. Начиная от костюма, в котором Дик выглядит, как кабачок-переросток, заканчивая скучными рассказами о ферме. На Джейке же его темно-серый костюм сидел идеально. Цвет подчеркивал глубину его глаз, а фасон демонстрировал подтянутую фигуру. Что касается разговоров… Эмили не знала, о чем Джейк в данный момент болтает с ее дочерью, но была уверена – это куда интереснее, чем рассказы о куриных яйцах…

Поморщившись, Эмили выпила очередную порцию виски. Наконец-то она почувствовала себя хотя бы захмелевшей. Тело приятно расслабилось, а сознание укутал легкий туман, поставивший блок между Эмили и Джейком с его «идеальным обликом». Раздражение потихоньку улетучивалось, и Эмили потянуло на «подвиги». Когда заиграла одна из старых песен, «Целуй меня тихо», Эмили подмигнула Дику:

– Потанцуем?

Он заметил лихорадочный румянец, разыгравшийся на ее щеках, и блеск в ее голубых глазах. Дик не любил танцевать, но всегда готов был сделать женщине приятное. А тем более такой красивой, как Эмили.

– С удовольствием.

Эмили была уверена, что танец не получится, если она не пропустит еще один стаканчик. Дик попытался ее отговорить, но Эмили его не слушала. Танцевали они ужасно, но это компенсировалось тем, что Джейк беспрестанно косился в их сторону, бросая на Эмили раздраженные взгляды. Поделом тебе, голубчик! – мстительно радовалась Эмили. – Думаешь, я забыла фотографии, которые Марианн вывалила передо мной на стол?

Дик чувствовал, что с Эмили творится что-то неладное, но уже ничего не мог поделать. После танца она заказала еще два стакана виски и опорожнила оба, как настоящий фермер после трудового дня. Дик только диву давался. И не только он.

Джейк считал каждый выпитый ею стакан и с ужасом думал о том, что с ней будет после того, как она выпьет еще парочку. Джун тоже следила за матерью. Рассудительная, скупая на эмоции женщина на ее глазах превращалась в девчонку, которая не умеет пить и, выпив, готова совершать самые необдуманные поступки.

После очередной порции виски Эмили подтвердила подозрения Джейка и Джун. Она потребовала, чтобы Ален Криспи включил «караоке» и нашел ей песню «Мисс Мистика». Дик попытался ее вразумить, но Эмили было наплевать на доводы этого скучного и тучного человека-кабачка.

Пошатываясь, она поднялась на сцену, залитую искусственным светом. Перед ее глазами раскинулись столики, за которыми сидели люди, удивленно разглядывающие красивую женщину в соблазнительном платье. Ей было наплевать, что думают о ней все эти люди. Ей было наплевать и на Джейка, и на Джун, которые глядели на нее во все глаза. И даже на отца, который аж рот раскрыл от удивления. Она хочет петь, и она будет петь. Потому что ни одна сила в мире не сможет остановить Эмили Зорски, если та чего-то захочет!

– Таинственная мисс, ко мне скорей вернись, – протянула Эмили и отхлебнула виски из стакана, который, бог знает как, оказался в ее руке. – Ко мне скорей вернись, губами прикоснись… Мисс Мистика! О-о-о! – Собственный голос в микрофоне казался удивительно далеким и чужим, но Эмили продолжала петь и отхлебывать виски, совершенно позабыв о том, что находится на сцене.

Джейк и Тео переглянулись. Отчасти Джейк чувствовал себя виноватым. Если бы он не поддался уговорам дяди Тео и не пошел в этот бар, Эмили, возможно, не стала бы пить стакан за стаканом…

– По крайней мере, она почти не фальшивит, – утешил себя Джейк, разглядывая Эмили, пританцовывающую с микрофоном и стаканом виски.

– Не ожидала такого от своей мамочки, – восхищенно отозвалась Джун. – Мне казалось, она – конченая зануда…

– Нашла, чем восхищаться, – одернул внучку Тео.

Когда Эмили затянула вторую песню, громко объявив, что может спеть весь репертуар «караоке», Тео почувствовал, что запахло жареным. Он вопросительно посмотрел на Джейка.

– Как ты думаешь, Дик заберет ее со сцены?

– Сомневаюсь… Но можно заключить пари и посмотреть, что из этого выйдет. Шутка, – невесело усмехнулся он бывшему тестю. – Сейчас что-нибудь придумаем… А вот и выход Дика…

Джейк и Тео покосились на сцену. По лестнице тяжело взбирался Дик Мидлби. Очевидно, его мучила одышка. Джейк мог бы от души посмеяться над этим зрелищем, но ему было стыдно. Он понимал, что позор Эмили – на его совести. Если бы не его, Джейка, упрямство, Эмили сидела бы сейчас за столиком и мило беседовала с этим мужчиной…

Дик подошел к Эмили и шепнул ей что-то на ухо. Она оторвалась от микрофона и ответила ему в довольно грубой форме. Что именно она сказала, Джейк не расслышал. Но за столиком, который располагался около сцены, уже начали смеяться. Джейк покраснел так, будто смеялись над ним, и забарабанил по ножке стула носком ботинка. Что же ему делать? Не лезть же на сцену вслед за Диком, вызывая у зрителей еще больший смех? Впрочем, ничего другого ему не остается…

Джейк поднялся из-за стола, поймав на себе одобрительный взгляд тестя. Хорошо хоть Тео его поддерживает. Иначе Джейк чувствовал бы себя полным идиотом. Он легко поднялся по ступенькам, вышел на сцену и встал между Эмили и Диком.

В этот момент Дик пытался отнять у Эмили стакан с остатками виски, а Эмили усиленно сопротивлялась, заявляя, что это – вторжение в ее личную жизнь.

– Причем тут личная жизнь, Эмили, – раздраженно увещевал ее Дик. – Тебе нравится выглядеть посмешищем в глазах всего бара? Мне – нет… Успокойся, пойдем со мной…

– Отличная строчка для песни, – сообщила Эмили в микрофон. – «Успокойся, пойдем со мной»… Не правда ли, звучит очень романтично?

В зале снова захихикали. Дик покраснел. То ли оттого, что его назвали поэтом, то ли оттого, что Эмили окончательно закрепила за ним звание шута. Джейк понял, что настало время действовать решительно. Он выхватил у Эмили микрофон и, воспользовавшись ее замешательством, подхватил ее на руки. Эмили брыкалась и вырывалась, но Джейк стойко сносил удары ее маленьких острых кулачков и каблуков, вонзающихся ему в бока.

– Если вы позволите, – произнес он в микрофон, – я похищу эту восхитительную леди. Думаю, она достаточно развлекала вас своим пением.

В баре одобрительно загудели. Шутку оценили по достоинству. После того, как Джейк бросил микрофон растерянному Дику, раздались оглушительные аплодисменты.

– Ты – на пике популярности, – шепнул он разъяренной Эмили. – Впрочем, к этому тебе не привыкать. Хотел бы я знать, почему ты так нализалась?

Он легко спустился со своей ношей со ступенек и понес ее к выходу.

– Куда ты меня тащишь?! – возмутилась Эмили, не переставая осыпать ударами его грудь. – Какого черта, Джейк?!

– Отвезу тебя домой. Где твоя одежда?

– Я не хочу домой! – Она завопила так, что Джейк вздрогнул.

– Ш-ш-ш… Я сделаю так, как ты хочешь… – успокоил он ее. – А, кстати, как ты хочешь?

– Не знаю! Только не домой! Не хочу видеть осуждающие лица папаши и Джун!

– Хорошо, хорошо… – пробормотал Джейк, прикидывая, куда еще он может отвезти Эмили, чтобы она пришла в себя. Внезапно его осенила идея, которая раньше не приходила ему в голову. – Может, поедем ко мне? Там не будет ни Джун, ни дяди Тео… Если ты боишься, что я буду приставать…

– Боюсь? – Эмили сердито засопела ему в ухо. – Ничего я не боюсь! Поехали!

Джейк улыбнулся краешком губ. Сработало… Он сделал знак Тео, показав, что все в порядке, снял с вешалки шубку Эмили и открыл дверь.

– Бр-р! Холодно! – пожаловалась Эмили.

Джейк почувствовал, что она перестала брыкаться и съежилась в его объятиях, прижав голову к его груди.

– Терпи, – улыбнулся он. – Тебе полезно. Свежий воздух трезвит и бодрит.

– Нечего издеваться! – рыкнула на него Эмили. – И вообще, где мой виски?!

– Никакого виски! Иначе я отвезу тебя домой!

– Только не домой… Ладно, жадина Джейк, я обойдусь без виски. Но тебе это еще аукнется…

Джейк промолчал. Одной рукой он прижал к себе Эмили, другой – открыл дверцу «форда».

– Ее величество сядет в машину сама или ей нужна помощь? – шутливо поинтересовался он у Эмили.

– Сама! – Она вывернулась из его объятий и опустила ноги на землю. – Можно подумать, кто-то просил тебя таскать меня на руках…

– Никто, – пожал плечами Джейк. – Но мне это очень понравилось. Не сомневаюсь, что и тебе тоже. Правда, поначалу ты брыкалась, как норовистая лошадка, но, думаю, это было не более чем кокетство…

Глаза Эмили мгновенно стали серыми. Она посмотрела на Джейка так, как будто хотела превратить его в ледяную статую. Это плохой знак! – догадался Джейк и решил на время поумерить свое остроумие.

– Ну что же ты стоишь? Садись в машину. Не хватало, чтобы ты простудилась… – засуетился он, пытаясь сгладить впечатление от своей шутки.

Эмили практически рухнула на сиденье. Голова гудела, как осиное гнездо, и в ней постоянно вертелись строчки каких-то песен.

– О-ох, – простонала Эмили, хватаясь рукой за голову. – Кажется, я не переживу сегодняшнюю ночь…

– Переживешь, – улыбнулся Джейк. – У меня есть что-то, что облегчит твои страдания…

Дома он усадил Эмили в мягкое кресло и обмотал ей голову шерстяным шарфом. Она сидела с закрытыми глазами и не могла пошевелиться – каждое движение вызывало в голове немыслимую боль. Джейк смотрел на нее, бледную, осунувшуюся. Удивительно, но даже в таком нелепом виде она выглядит привлекательно…

Через несколько минут на коленях Эмили стоял поднос с горячим зеленым чаем, стаканом воды и таблеткой от головной боли. Эмили заставила себя поднять голову и посмотреть на своего спасителя.

– Спасибо… – прошептала она, протягивая руку к таблетке. – Если бы не ты, я бы умерла…

– Ну-ну. Ты преувеличиваешь. Если бы не я, твоя голова чувствовала бы себя куда лучше…

Эмили проглотила таблетку, запила ее водой и удивленно посмотрела на Джейка.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Если бы мы отметили приезд Джун в другом месте, ты бы не хлестала стакан за стаканом, – объяснил Джейк.

Он присел на корточки рядом с креслом, в котором сидела Джун, и ласково посмотрел на нее. Сейчас она казалась ему такой милой и беззащитной. Как будто не было взаимных обид и оскорблений, не было ее озлобленности, не было ничего, что их разъединяло… Казалось, можно протянуть руки – и она окажется в его объятиях. Он поцелует ее, и она не будет сопротивляться. Их дыхания смешаются и…

Джейк тряхнул головой, чтобы сбросить с себя тонкую шаль наваждения. В его фантазиях все выглядело так радужно, а наяву… Наяву он неизбежно наталкивался на холодность Эмили. «Часы, которые никогда не наденешь на руку»… Он поморщился, вспомнив этот образ. Нет, Эмили лукавила. Если бы она была к нему равнодушна, то не напилась бы в «Половинке луны»…

– Ты хочешь сказать, что я напилась из-за тебя? – спросила Эмили, сделав небольшой глоток горячего чая.

– Разве не так?

Ей хотелось бы сказать, что это не так. Хотелось бы придумать причину, по которой она вела себя именно так, а не по-другому. Но Эмили понимала, что он прав, хоть и не желала это признавать. Ей стало до чертиков обидно. Она так старательно прятала свои чувства от Джейка, а он все видел и понимал… Какая же она все-таки дурочка!

– Не так. Я просто устала. – Джейк смотрел на нее слишком пристально, и она отвела взгляд. – Устала и захотела расслабиться…

– Нализавшись виски? – саркастически усмехнулся Джейк и поднялся с колен. Эмили опять замкнулась в своей упрямой холодности. – Это твой новый способ расслабиться? Раньше ты не пила…

– Семнадцать лет назад? – огрызнулась Эмили. – А теперь пью. Выпиваю в день по бутылке виски…

– Эмили… – Джейк склонился над ней. Его глаза молили об искренности. – Может, хватит играть в кошки-мышки? Может, все-таки нам стоит серьезно поговорить друг с другом?

Она уже готова была поддаться этой мольбе, но что-то внутри нее продолжало сопротивляться. Кто сказал ей, что Джейк говорит правду, а не играет с ней, как и со всеми своими женщинами? Кто сказал, что его увлечение не пройдет через несколько дней после того, как она откроет ему свое сердце? Сейчас Джейк увлечен не столько ею, сколько упорством, с которым она отталкивает его. Исчезнет преграда – появятся новые женщины…

– Мы говорили достаточно, Джейк. – Превозмогая головную боль, Эмили поднялась с кресла. – Пожалуй, я все-таки поеду домой. – Стараясь не смотреть в глаза Джейку, она сняла с головы нелепый тюрбан. – Так будет лучше. Наши разговоры всегда заканчиваются руганью.

– Может, попробуем обойтись без нее?

– Не думаю, что у нас получится. И потом, зачем переливать из пустого в порожнее? Мне казалось, мы все решили еще семнадцать лет назад…

– Ты решила, – поправил ее Джейк.

Эмили накинула на плечи шубку и присела, чтобы застегнуть сапоги. Слова Джейка заставили ее оторваться от застежек и поднять голову.

– Нет, Джейк, не перекладывай всю вину на меня! Это было и твоим решением. Только ты, в отличие от меня, принял его косвенно. Когда трахал своих шлюшек и клеился к моим подругам! – вспылила Эмили.

Джейк нахмурился. Он признавал свою вину, но ведь Эмили не дает ему ни единого шанса исправить свою ошибку. Прошло уже много лет, он стал другим, но она упрямо видела в нем прежнего Джейка: молодого, легкомысленного. Эмили была права: очередная попытка обсудить проблему привела к ссоре…

– Я подвезу тебя.

– Не за чем. Я возьму такси.

– Нет. Я отвечаю за тебя перед дядей Тео и твоей дочерью.

– А… Я совсем забыла, что ты – лучший друг моего отца…

В ее голосе звучала насмешка, но Джейк решил не поддаваться на провокацию.

Он наспех набросил куртку и натянул сапоги. Когда Эмили садилась в машину, их колени случайно соприкоснулись. Она отдернула свое колено, как будто Джейк был прокаженным. Он еще никогда не чувствовал себя таким униженным. Всю дорогу до дома Эмили они молчали. Джейк был уверен: стоит ему сказать хотя бы одно слово, и начнется ссора. К тому же флюиды неприязни, исходившие от Эмили, не вызывали у Джейка желания говорить. Ему показалось, что она ненавидит его. Но за что? За те ошибки, которые он совершил сто лет назад? Как можно быть такой злопамятной?

Эмили вышла из машины, даже не попрощавшись с Джейком. Слава богу, ее домашние уже спали. Она на цыпочках поднялась к себе в комнату и упала на постель, зарывшись носом в подушку. Слезы текли из ее глаз, и Эмили казалось, что вместе с ними из нее выходит жизнь. Она плакала по своей утраченной молодости, по разбитым мечтам, по любви, которая не принесла ей ничего, кроме боли.

Да, она все еще любила Джейка! Это чувство вторгалось в ее душу, как оглушительная волна, а она не готова была его принять… Ее душа когда-то захлопнулась, как крышка сундука, и с тех пор никто не мог подобрать к ней ключи…

8

Эмили проснулась рано и не в лучшем настроении. Вчерашние события смешались в ее голове, образовав сплошную кашу. Она пела в баре, танцуя по сцене с микрофоном и стаканом виски в руках, поссорилась с Джейком, выставила Дика полным идиотом. Кстати, о Дике… Не мешало бы позвонить ему и извиниться за неудавшееся свидание. Правда, сам он ничего не сделал для того, чтобы это свидание удалось… Одно утешало: Дик не исчез со свидания, как Сэмюэль Блайз. И пришел на него, в отличие от Герберта Лэйна…

Эмили спустилась вниз. Чашка бодрящего чая и сигарета – вот что ей сейчас необходимо… Но с сигаретой придется подождать. Теобальд наверняка учует запах табака на кухне…

В коридоре Эмили столкнулась с Коалой. Ей было страшно неудобно из-за того, что он видел ее вчерашнее «выступление» в «Половинке луны». Что думает о ней этот молодой человек? Скорее всего, что она в свои тридцать с длинным хвостиком, ведет себя хуже, чем Джун, которая намного моложе ее… Но, к ее удивлению, Коала улыбнулся ей приветливо и сочувственно.

– Доброе утро, миссис Зорски. Хотите, я приготовлю вам кофе?

– Лучше чаю, – улыбнулась Эмили, обрадовавшись тому, что хоть кто-то отнесся к ней сочувственного. – С ройбушем и корицей. Он стоит в шкафчике на кухне…

– О’кей, миссис Зорски…

– Можно просто Эмили.

– О’кей, Эмили. – Коала снова улыбнулся ей своей приятной улыбкой – точь-в-точь плюшевый австралийский мишка – и бегом спустился по лестнице.

Как этот очаровательный молодой человек выносит несносный характер Джун? – подумала Эмили, спускаясь следом за Коалой. – Они ведь – совершенно разные люди… Эмили вспомнила вчерашнюю ссору с Джейком. Они с Джейком тоже – разные люди. И все же Эмили умудряется любить его… Интересно, обиделся ли Джейк на ее вчерашнюю холодность? Увидит ли она его сегодня?

Мысль о том, что она не увидит его, напугала ее не на шутку. А что, если он обиделся на нее и решил навсегда уйти из ее жизни? Тело Эмили усеяли мурашки. Как же так? За те несколько дней, что Эмили провела в Уилдберри, она успела привыкнуть к тому, что Джейк – рядом с ней. Каждый день… Ну все, одернула себя Эмили. Хватит фантазировать. Насколько она знает Джейка, он никуда не денется. Если, конечно, она достаточно хорошо его знает…

Внизу ее встретили Тео и Джун. В глазах отца светились лукавые искорки, а дочь смотрела на нее с нескрываемым ехидством. Эмили сделала вид, что не обратила внимания на выражения их лиц, и, пробурчав «доброе утро», направилась на кухню. Но от домочадцев было не так-то легко отделаться. Через несколько минут Тео и Джун тоже были на кухне.

И чего они хотят от меня?! – раздраженно подумала Эмили, разглядывая узор на чашке, в которой Коала заварил ей чай. – Решили прочитать мне нотации по поводу вчерашнего?

Но, к удивлению Эмили, о вчерашнем не было сказано ни слова. После минутного молчания Джун задала ей неожиданный вопрос.

– Тебе не кажется, что самое время собираться?

– Куда? – поинтересовалась Эмили, отхлебывая чай.

– Разумеется, в горы, – невозмутимо ответила Джун. – Вчера Коала обещал нам устроить экскурсию…

Эмили поперхнулась чаем. Откашлявшись, она посмотрела на дочь округлившимися глазами, в которых светился ужас.

– Какие горы?! Какая экскурсия?! Джун, ты спятила?!

– Разве Джейк ничего не сказал тебе? – вмешался Тео.

Эмили растерянно покачала головой.

– Ничего…

– Коала предложил нам пойти в горы, – начала объяснять Джун. – Он увлекается альпинизмом, поэтому нам с ним нечего бояться. Тем более, мы не будем лазать по горам. А просто прогуляемся… Мы хотели поговорить с тобой вчера вечером, но ты жутко нализалась…

– Я просто выпила, Джун! – вспыхнула Эмили. – Выпила, а не «нализалась»! Мне так хочется, чтобы ты хотя бы иногда думала, что говоришь…

– Разве плохо называть вещи своими именами? – тряхнула косичками Джун.

– Никто не мешает тебе подобрать синоним…

– Зачем, хотела бы я знать? Чтобы приукрасить действительность?

– Девочки, не ссорьтесь, – вмешался молчавший до сих пор Тео. – По-моему, вы обсуждали поход в горы… – Он повернулся к Эмили. – Так значит, Джейк ничего тебе не сказал?

Эмили покачала головой. Очевидно, Джейк забыл рассказать ей об этом, потому что с завидной настойчивостью пытался выяснить, как она к нему относится…

– Но я не смогу пойти в горы… – пробормотала она. – Я едва спустилась по лестнице…

– Ничего, свежий воздух тебя взбодрит, – утешил ее Тео. – Тебе сразу станет легче…

Эмили отказывалась понимать логику своих родных. Одно из двух: либо они лишились рассудка, либо Эмили близка к помешательству. Как они могут тащить ее в горы, зная о том, сколько она выпила вчера? Правда, мысль о том, что она все-таки увидит Джейка, утешала Эмили. Значит, не все еще потеряно…

– Я бы посоветовала тебе начать сборы прямо сейчас, – деловито заметила Джун. – Джейк будет через полчаса.

– Полчаса? Но я еще даже не пришла в себя!

– На свежем воздухе ты быстро оклемаешься…

– Ну хорошо. – Эмили с обреченным видом встала из-за стола. – Только учтите: если со мной что-нибудь случится, отвечать будете вы.

– Уж точно не я, – улыбнулся дочери Тео. – Я-то остаюсь дома…

– Похоже, в этой семье все хотят моей смерти, – пробурчала Эмили и вышла из кухни.

Пожалуй, поход в горы страшит ее меньше, чем встреча с Джейком. Как она будет смотреть ему в глаза? Правда, куда больше Эмили провинилась перед Диком. Она подошла к телефону и нашла его имя в книжке. Лучше не откладывать этот звонок на потом…

Трубку взяла женщина. Похоже, это была мать Дика, миссис Мидлби. Эмили была не очень хорошо с ней знакома, поэтому поздоровалась и без предисловий попросила позвать Дика.

– Дика нет дома, – недовольно пробурчала миссис Мидлби. – Он здесь не ночевал. Скорее всего, застрял у очередной любовницы. А кто его спрашивает?

Слова об «очередной любовнице» отбили у Эмили всякую охоту называть свое имя. В конце концов, миссис Мидлби совершенно не обязательно знать, что звонила Эмили Зорски…

– Простите, я очень плохо вас слышу… – соврала Эмили. – Помехи на линии… Я перезвоню в другой раз…

Она раздраженно бросила трубку на аппарат. Трубка клацнула, словно обидевшись на то, что с ней так несправедливо обошлись. И почему Эмили так везет на бабников? Она притягивает их, словно магнит. У нее что, на лбу написано: «люблю, когда мне изменяют»? Вроде бы нет… Сэмюэль Блайз, Дик Мидлби… От последнего она вообще не ожидала такой прыти. Обычный деревенский увалень – и туда же! Может быть, Герберт Лэйн был парнем того же сорта? Кто знает… А она-то считала себя такой осмотрительной, такой разборчивой… Вот и разобралась. Кто она теперь? Одинокая женщина, к которой тянет только мужчин определенного сорта. Тех мужчин, кому все равно, какая женщина находится рядом с ними…

– Не дури, Эмили! – прикрикнул на нее Джейк. – Дай мне руку!

Эмили сдалась и протянула Джейку руку. С его помощью она легко преодолела подъем. Теперь можно было оглядеться по сторонам и насладиться видом раскинувшегося под горой леса. Лес был заснеженным и таинственным. Эмили показалось, что она попала в зимнюю сказку, до того красивым было то, что ее окружало: горы, лес, сахарное блюдце озера где-то внизу, под ногами…

– Надеюсь, теперь ты не жалеешь о том, что выбралась из дома? – поинтересовалась у нее Джун.

Эмили замотала головой. Разве она могла жалеть о том, что попала в сказку? Эмили покосилась на Джейка. Его лицо весь день было хмурым, а глаза – серыми и холодными. По отношению к Эмили он вел себя грубовато, но она простила ему эту грубость. В конце концов, он наплевал на свою обиду и пошел с ней в горы.

Настроение у Эмили было приподнятым. Даже инцидент с Диком потихоньку стирался из памяти. В конце концов, этот мужчина даже не был ей симпатичен. И она пошла с ним на свидание только для того, чтобы показать Джейку свою независимость… Ее беспокоило лишь то, что Джейк не ночевал дома. Но Эмили была уверена: когда она позвонит ему вечером, все будет в порядке…

– Через час здесь уже будет темно, – со знанием дела заявил Коала. – Мы с Джун хотим взобраться вон на ту вершину. – Он указал на далекий выступ, выглядывающий из-за гребня, на котором они стояли. Эмили забеспокоилась. Несмотря на то, что Джун – самостоятельная девочка, она все же ее дочь. Но Коала поспешил развеять ее сомнения: – Не волнуйтесь. Это совсем не опасно для Джун. Она ведь не первый раз в горах… Вы оставайтесь здесь, полюбуйтесь окрестностями, а мы скоро вернемся. О’кей?

– О’кей, – хором ответили Эмили и Джейк.

– Встречаемся здесь, – напоследок добавил Коала.

Ни Эмили, ни Джейку совсем не хотелось взбираться на вершину скалы, но их немного задело то, что Коала обращался с ними, как с маленькими детьми. Впрочем, горы были его стихией. Поэтому он вел себя здесь так, как считал нужным.

– Ну вот, – улыбнулась Эмили Джейку, – нас с тобой списали в утиль… Молодые лезут на скалу, а нам остается только любоваться видами…

– Тебя это огорчает? – хмуро поинтересовался Джейк.

– И да, и нет… – На самом деле Эмили уже начало тяготить тяжелое молчание Джейка, поэтому она решила сделать первый шаг и вывести его хоть на какой-нибудь разговор. «Подлизаться», как выразилась бы ее дочь. – С одной стороны, я не готова пускаться в приключения, а с другой… Мне обидно, когда дочь называет меня «занудой».

– Будь спокойна, – усмехнулся Джейк. – После вчерашнего она не считает тебя таковой.

– Между прочим, я серьезно… – обиделась Эмили.

– Я тоже. Просто в представлении молодежи твой поступок – это своеобразный протест против скучной действительности. Так что я не шучу – твоя дочь действительно восхищалась, увидев другую Эмили, ту Эмили, которую она не знала…

– Странно, – пожала плечами Эмили, – когда совершаешь правильные поступки, никто тебя не замечает. Стоит тебе сделать какую-нибудь экстравагантную глупость – тобой начинают восхищаться…

– Человеческая психология не всегда подчиняется законам логики, – изрек Джейк.

Эмили посмотрела на него снизу вверх – Джейк стоял на возвышении – и улыбнулась. Сейчас, когда хмурые морщинки на его лице разгладились, а глаза заблестели, он нравился ей гораздо больше.

– Разве я сказал что-то смешное?

– Нет, что ты… Просто приятно видеть, что ты перестал на меня дуться.

– Еще не перестал, – пробурчал Джейк, но не смог сдержать ответной улыбки. На Эмили было невозможно сердиться, когда она так пленительно и искренне улыбалась. – Но если ты будешь умницей, то я пересмотрю этот вопрос.

– Что значит – умницей? – Эмили кокетливо тряхнула кудрями. Они рассыпались по оранжевому шарфику, как солнечные блики по яркому ковру.

– Это значит, что ты перестанешь язвить и ходить на свидания с людьми, которые тебе несимпатичны.

– А с теми, кто мне симпатичен?

– Со мной, например? – лукаво улыбнулся Джейк. – Это – хорошая идея.

Эмили отвела глаза. Но это ее не спасло – Джейк заметил, как они загорелись.

– Может, прогуляемся? – предложил он. – Все равно Коала и Джун будут здесь не раньше, чем через полчаса.

Эмили кивнула. Джейк перестал давить на нее, и это было очень приятно. Теперь общаться с ним стало гораздо легче. Эмили уже не чувствовала подвоха в его вопросах, подтекста в каждом слове. Это позволило ей говорить с Джейком просто и непринужденно, как с хорошим другом.

Они шли вверх по заснеженной тропинке и весело болтали. Эмили рассказала Джейку о переменах, которые произошли с Китти, с тех пор как Робин ушел от нее и поселился у Тео. За считанные дни Китти нашла работу. Ален Криспи обещал взять ее на должность администратора в «Половинку луны», и через неделю Китти уже могла приступить к своим обязанностям.

– И почему только она не сделала этого раньше? – вслух размышляла Эмили. – Ведь это было так просто…

– Перемены всегда пугают. Менять свою жизнь совсем не так просто, как кажется, – возразил Джейк. – Для того чтобы измениться, большинству людей нужен толчок, серьезный стимул. Они не готовы поступиться всем из-за прихоти. Они будут ждать, пока перемены не превратятся в необходимость…

– Возможно, – пожала плечами Эмили. – Теперь у Робина будут серьезные проблемы с тем, чтобы удержать жену. Красивая и свободная женщина может позволить себе выбирать мужчину…

– Думаешь, она не примет Робина, если тот вернется домой?

– Думаю, примет. Несмотря ни на что, Китти любит его. Хотя, я бы на ее месте серьезно подумала…

– Любовь неподвластна разуму, Эмили. Истина старая, как наш грешный мир. Неужели ты до сих пор этого не понимаешь? – Джейк повернулся к Эмили. На секунду она даже испугалась его – до того взволнованным он выглядел. – Любовь – это что-то сверхъестественное, дарованное свыше. Неужели ты думаешь, что этим чувством можно управлять?

– Не знаю… – смешалась Эмили. Она не ожидала такой пылкости от Джейка, которого всегда считала прагматичным и даже немного циничным человеком. – Иногда мне кажется, что да… Но потом, заглянув внутрь себя, я понимаю, что это глупо… Не лучшая тема для разговора, Джейк. Давай лучше вернемся, мне кажется, мы слишком далеко зашли…

Последняя фраза прозвучала двусмысленно, но Джейк понял ее, как нужно. Он не хотел давить на Эмили, потому что чувствовал – это может напугать ее.

– Хорошо, вернемся, если ты хочешь. Но, мне кажется, наши проводники еще блуждают по горам.

– Кстати, ты их видишь? – поинтересовалась Эмили, обрадованная тем, что можно сменить тему разговора.

Джейк вгляделся в заснеженную даль, но не увидел ничего, похожего на человеческие фигуры.

– Нет, – признался он. – Ничего не вижу. Похоже, мы ушли далеко от того места, где они нас оставили…

Они побрели вниз по извилистым лабиринтам скал. Джейк все еще тешил себя надеждой, что сможет найти дорогу обратно. На пути вверх он был так увлечен беседой с Эмили, что не видел, куда идет. После получаса блужданий Джейк понял, что переоценил свои способности. Он потерял ту узенькую тропинку, которая увела их от того места, где они должны были встретиться с Коалой и Джун.

По осунувшемуся лицу Эмили Джейк понял, что и она догадалась об истинном положении дел. Какой же он идиот! Как он мог допустить такую непростительную ошибку! Вот-вот стемнеет, а они все еще бродят в скалах!

Стемнело довольно быстро. Спускаться вниз без провожатых было не просто рискованным, а безумным предприятием. Джейк ругал себя, на чем свет стоит, но было уже поздно махать руками. Наконец он решил обрисовать ситуацию Эмили, которая уже с трудом передвигала ногами.

– Прости меня, Эмили… Я настоящий идиот… Затащил тебя в горы, а теперь не знаю, как вывести…

К его удивлению, на лице Эмили не появилось ни малейших признаков возмущения. Она приняла эту ситуацию безропотно, со стойкостью человека, побывавшего в передрягах.

– И мы не сможем спуститься вниз?

Джейк покачал головой.

– Боюсь, что нет. Если нас не найдут до рассвета, мы попробуем спуститься сами, как только начнет светать. Но я надеюсь, нас найдут раньше. А пока мы поищем какую-нибудь пещеру, где можно провести ночь. У меня есть спички и нож. Если найти дрова и бумагу, можно разжечь костер. Я присмотрел небольшое деревце, видишь, вон там, – указал он рукой на сухонькое сгорбленное деревце, похожее на человечка с клюкой. – Я обрежу ветки и попытаюсь разжечь костер.

– У меня в кармане лежит блокнот… – Эмили вздохнула и протянула Джейку небольшой блокнотик в переплете из нежно-голубой джинсы. – Там – наброски сюжета для новой книги. Но я пожертвую им ради нашего спасения, – улыбнулась она.

Джейк взял блокнот. Ему было ужасно неловко, но все же он испытал невольное чувство гордости за свою, пусть и бывшую, жену. Она держалась молодцом. Ни слова упрека, ни раздражения. Отдала даже блокнот с сюжетом для новой книги…

Они добрели до деревца. Джейк снял перчатки и начал обрезать скользкие холодные ветки. Эмили тоже не теряла времени даром. Неподалеку от деревца она нашла пещеру, что-то вроде маленького грота, где они могли спрятаться от ветра и снега. Джейк боялся, что мокрые ветви не загорятся, но ему повезло. Благодаря бумаге из блокнота Эмили им удалось разжечь небольшой костер.

Продрогшие, они сели рядом с огнем.

– Думаю, он будет гореть недолго, – произнес Джейк, подкладывая в костер ветки. – Дерево мокрое, да и бумаги немного…

– Сейчас бы сигарету… – мечтательно произнесла Эмили. – Полжизни бы отдала за одну палочку «Эмпстеди»…

– Разве ты выкурила все сигареты?

Эмили покачала головой и улыбнулась.

– Нет. Я забыла их дома. Точнее, не смогла взять при отце… А потом решила, что в горах они мне не понадобятся…

– А причем здесь дядя Тео? – удивленно посмотрел на нее Джейк.

– Он не знает, что я курю. – Эмили приложила палец к губам. – И не вздумай ему рассказывать. Он ненавидит курящих женщин. Старый консерватор проявляет чудеса лояльности только по отношению к Джун. Поэтому меня он съест с потрохами, если узнает, что я подвержена этой привычке…

– Как мило! – рассмеялся Джейк. – Теперь я могу тебя шантажировать…

– Джейк, я серьезно…

– Не бойся, я тебя не выдам… – Он вырвал листок из блокнота Эмили и бросил его в костер. – Кстати, спасибо тебе…

– За бумагу?

Она действительно так наивна или шутит? Джейк посмотрел на Эмили и увидел, что на ее лице нет ни тени улыбки.

– И за бумагу тоже. Но главное, за поддержку. Ты имела полное право обвинить меня в том, что с нами случилось. Но ты этого не сделала.

– Разве скандал исправил бы ситуацию? К тому же в том, что произошло, есть и моя вина. Ведь и я могла запомнить дорогу… Но не сделала этого.

– Ты полагалась на меня, – возразил Джейк. – А я повел себя, как маленький мальчик. Шел, болтал с тобой и абсолютно не думал о том, что нам придется возвращаться.

– Не вини себя. Мы оба виноваты. И я ни капли не сержусь. Главное, чтобы нас нашли, пока мы окончательно не замерзли… Но лучше не думать об этом, – благоразумно заметила Эмили. – Подумаем о чем-нибудь хорошем. Например, о сочном куске жареной свинины с кровью… – Она поежилась и придвинулась ближе к костру. Джейк залюбовался игрой света на ее лице. Ему показалось, что освещенное костром лицо Эмили стало каким-то особенно одухотворенным.

– Ты все еще любишь мясо с кровью? – усмехнулся он. – Да… Сейчас бы и я не отказался от кусочка. Кстати, я научился его готовить.

Эмили оживилась и повернулась к Джейку.

– Ты научился готовить?

– Мясо с кровью, – уточнил Джейк.

– Но раньше ты вообще не умел готовить.

– А сейчас умею. Кое-что…

– Интересно, что подвигло тебя вторгнуться в «женскую епархию»? Кажется, так ты раньше называл кухню… Холостяцкая жизнь?

– Не совсем. – Джейк уловил нотки иронии в голосе Эмили. Не удивительно. Когда они жили вместе, он и близко не подходил к плите. – Всегда интересно учиться чему-то новому. А если честно… Я хотел быть ближе к тебе.

Он что, опять решил шутить? Эмили неприязненно покосилась в сторону Джейка. Но его лицо было абсолютно серьезным.

– Ближе ко мне? – переспросила она.

– Да. Ты всегда готовила, а я – нет. Когда мы расстались, я пытался хоть чем-то себя занять, чтобы окончательно не впасть в депрессию. И этим делом оказалась готовка…

Эмили никогда не задумывалась над тем, что чувствовал Джейк, когда они разошлись. Ей казалось, что он не может страдать. Просто не умеет. Казалось, что Джейк легко переживет эту утрату, смирится с ней и продолжит жить дальше, получая удовольствие от случайных связей, к которым он привык…

– Почему ты не женился, Джейк? – спросила она его. Этот вопрос интересовал ее с того самого момента, когда они встретились у Китти.

– Не встретил ту, с кем мне захотелось бы связать свою жизнь. У меня были женщины. Не так много, как ты думаешь… – ответил Джейк, хотя Эмили не озвучила вопрос. – Но ни с одной я не мог быть долго… Правда, один раз я чуть было не женился. Но вовремя опомнился…

– Наверное, она была в восторге, – усмехнулась Эмили.

– Ну, если бы она поняла потом, что ее муж никогда не любил ее по-настоящему, она бы точно была не в восторге…

– Твоя правда. Когда я поняла это, мне было очень больно… – не выдержала Эмили. Она тут же пожалела, что озвучила свои мысли. Джейк посмотрел на нее таким взглядом, что Эмили почувствовала желание расплакаться. Как тогда, на озере…

– Я всегда любил тебя. Просто был слишком молод, чтобы постичь истинный смысл любви… Я думал, что хранить друг другу верность необязательно. Думал, измены лишь укрепят наш союз. Я был глуп… – В каждой нотке его голоса Эмили чувствовала страдание. И с ужасом сознавала, что готова поверить ему. Поверить оправданиям, с которыми он запоздал на семнадцать лет… – А когда я понял, что ошибся, было уже поздно. Ты не хотела меня видеть…

С тех пор я думал только о тебе. И выбирал женщин, похожих на тебя… Когда мы встретились с тобой на приеме, мое сердце чуть не разорвалось на тысячу маленьких кусочков. Тогда я уже начал привыкать к жизни без тебя и подумал, что смогу… Но не смог… – Он стиснул кулаки, чтобы превозмочь накатившую боль. – Я увидел, что ты – совсем другая. Но ты по-прежнему была мила мне, желанна… И когда я узнал, что ты собираешься в Уилдберри, то, не думая, собрал вещи и поехал за тобой. Чтобы вернуть тебя…

Джейк замолчал и отвернулся от Эмили. Ей показалось, что он плачет. Ей и самой хотелось плакать, потому что исповедь Джейка проникла в самую ее душу, посыпала солью все застарелые раны, которые снова заныли… Она боялась быть обманутой, и в то же время ей было страшно упустить шанс, последний шанс открыть свою душу мужчине, которого она действительно любила. Если ее сундук захлопнется снова, он не откроется уже никогда. Потому что ни один мужчина в мире не способен подобрать ключ к ее душе. Это удалось только Джейку…

– Джейк, – тихо позвала Эмили. – Посмотри мне в глаза. Пожалуйста… Я так хочу тебе верить…

Он отозвался на ее призыв, полный горечи и страсти. Эмили увидела его глаза, серебристо-серые, как снег, присыпанный дорожной пылью, полные тоски. Она поняла, что в ее силах наполнить эти глаза светом, подарить им жизнь. Джейк, хотелось сказать ей, Джейк, почему ты так долго ждал? Почему не пришел ко мне раньше? Ведь я, как и ты, столько выстрадала, живя в бессмысленном одиночестве, глотая сухую пыль воспоминаний…

Но она молчала. Слова казались бледными, по сравнению с тем, что она чувствовала. По сравнению с тем, что было написано в глазах Джейка. Его лицо, обрамленное пеплом растрепанных волос, приближалось к ее лицу… Еще секунда – и ее мечты, ее желания будут исполнены. Их разделяла всего одна секунда, несколько миллиметров и семнадцать лет одиночества…

– Мама! Джейк! Ну наконец-то!

Эмили отшатнулась от Джейка и обернулась. Из-за скалы, под которой они спрятались, показалось взволнованное лицо ее дочери. Следом за Джун появился Коала, хмурый вид которого не предвещал ничего хорошего.

– Слава богу, с вами все в порядке, – облегченно вздохнул он и вытер пот со лба. – Джун чуть с ума не сошла. Почему вы не пришли на условленное место? – сердито спросил он. – Вообще-то, мы в горах, а не на светском приеме…

– Мы заблудились… – виновато потупилась Эмили.

Она вдруг почувствовала себя девчонкой, которую родители застали целующейся с одноклассником. Эмили как будто заново родилась. Как будто кто-то подарил ей вторую жизнь. И этот кто-то сидел на корточках рядом с ней, пытаясь взять вину на себя…

– Это я виноват, – объяснял Джейк насупившемуся Коале. – Предложил Эмили прогуляться и не запомнил дорогу. Мы долго вас искали, а потом стемнело… И мы решили разжечь костер. Ведь спускаться вниз небезопасно… А кричать нельзя – вдруг лавина…

– Верно, – сумрачно согласился Коала. – Правда, это вас не извиняет… Скажите спасибо, что я захватил с собой фонари и веревки. Как-нибудь выберемся…

Эмили и Джейк переглянулись. Гнев Коалы был страшен, но они как-нибудь его переживут. Главное, что им удалось поговорить, а все остальное – неважно. Жаль только, что Коала и Джун появились так скоро. Если бы они подождали хоть несколько секунд… О, как много можно сказать друг другу с помощью поцелуя!

Спускаться оказалось гораздо сложнее, чем подниматься. Несмотря на то, что Коала обвязал их веревками, Эмили было страшно. Она старалась смотреть под ноги и наступать туда, куда указывал опытный Коала.

– Если бы мы спускались засветло, проблем бы не было, – объяснил он. – Фонари – не солнце, ими все не осветишь…

Джейк повернулся к Эмили и подмигнул ей. Она поняла, что он пытается ее поддержать. Они провинились и теперь наказаны этим долгим утомительным спуском впотьмах. Но теперь ей было совсем не страшно. Она чувствовала, что Джейк – рядом с ней и в прямом, и в переносном смысле.

Они практически преодолели спуск, когда случилось непредвиденное. Эмили поскользнулась и повисла на скале, удерживаемая лишь веревкой, к которой был привязан Джейк.

Мир пошатнулся, скалы вздрогнули, все закружилось в ее глазах. На мгновение Эмили показалось, что все вокруг превратилось в огромный темный водоворот, увлекающий ее в свое жерло. Она даже не успела испугаться, до того нереальным показалось ей происходящее. Из сумрачного небытия ее вырвал голос Джейка:

– Эмили! Господи, Эмили, как ты?!

– Не знаю! – Эмили подняла голову и увидела искаженное страхом лицо Джейка, освещенное желтым светом фонаря. Она снова взглянула вниз, и тут ей стало по-настоящему страшно. Земли не было видно, и, похоже, высота была достаточной, чтобы расшибиться. В темноте Эмили не смогла разглядеть, что ждало ее внизу. От этого ей стало еще страшнее. В голове всполохами мелькали мысли о смерти. Как же так?! Ведь она только что решила начать свою жизнь с чистого листа?!

Страх поверг Эмили в оцепенение. Тело ее мелко дрожало, мысли спутались, как тонкие нити. Она понимала только одно: стоит ей пошевелиться, и она упадет. Не только упадет, но и увлечет за собой Джейка… Эмили набралась храбрости, подняла голову и крикнула:

– Отвяжи веревку, Джейк! Иначе мы упадем вместе!

– С ума сошла! Ни за что! Я посвечу на скалы, и ты увидишь, за что можно ухватиться.

– Не кричите, вы, – вмешался Коала. – Не хватало еще, чтобы на нас обрушилась снежная лавина…

Свет фонаря скользнул по скалам. Эмили огляделась по сторонам и обнаружила выступ, за который можно было зацепиться. Она качнулась к скале и вцепилась в выступ обеими руками. В небольшой выемке между камнями ей удалось пристроить ногу. Если она подтянется чуть-чуть вверх, то сможет дотянуться до руки, которую протянул ей Джейк. Эмили тяжело сглотнула. Оранжевый шарфик стянул шею так, что нечем было дышать. А может быть, это страх высоты? Только не смотри вниз! – приказала себе Эмили. Не смей туда смотреть!

– Тянись, Эмили, – приказал ей Джейк. – Подтянись еще немного, и я смогу тебя вытащить!

– Давайте, Эмили, – бросил ей Коала. – Если у вас не получится, я попытаюсь за вами спуститься.

Эмили почувствовала, как по лбу стекают крошечные капельки пота. А еще совсем недавно ей было холодно, и она так боялась замерзнуть… Она умоляюще посмотрела на Джейка.

– Давай, Эмили, не бойся! – подбодрил он ее.

Не бойся! Но от нее зависит не только собственная жизнь, но и жизнь Джейка! Эмили покосилась на веревку, которой их с Джейком связал Коала. Она может дотянуться и отстегнуть карабин. Эмили оторвала одну руку от скалы и отстегнула веревку. Застежка предательски щелкнула.

– Что ты делаешь?! – завопил Джейк. – Вот ненормальная!

Теперь, без веревки, Эмили чувствовала себя увереннее. По крайней мере, в случае чего, она упадет одна… Эмили напрягла мышцы и подтянулась. До протянутой руки Джейка осталось меньше дюйма. Джейк, поддерживаемый Коалой, и сам потянулся ей навстречу. Расстояние между ними сокращалось.

– Давай же, Эмили. Еще совсем немного…

Только не смотри вниз… Предательский взгляд оторвался от джейковой руки и скользнул вниз, по скалам. Теперь, в свете фонаря, Эмили могла отчетливо разглядеть, что ожидает ее в случае неудачи. От страха она совсем потеряла голову. Трясущаяся нога соскользнула с выступа, и Эмили повисла на руках, которые совсем ослабли от напряженной хватки.

– Что ты делаешь! – вне себя от ужаса, завопил Джейк.

– Не кричите, – рыкнул на него Коала. – Держитесь, Эмили, я попробую спуститься поближе.

– Боже мой… – услышала Эмили тихие всхлипы дочери.

Но Коала не успел осуществить свое намерение. Руки Эмили окончательно ослабли и соскользнули с выступа. Она успела лишь подумать о том, как хорошо было на этом свете, и плотно зажмурить глаза. Самое ужасное, что она никогда больше не увидит ни Джейка, ни Джун, ни Тео. Никогда…

Вдруг что-то острое скользнуло по ее спине. Эмили почувствовала, что ее полет на время остановился, и открыла глаза. Кажется, она на чем-то висит. Но на чем? Ее куртка зацепилась за что-то твердое и острое. Эмили боялась повернуться. Ее пугал даже стук собственного сердца. Ей казалось, что этот стук может ускорить ее падение. Она висела между небом и землей и молила провидение о том, чтобы оно вступилось за нее, не позволило ей упасть.

Сейчас за мной спустится Коала, утешала себя Эмили. Он снимет меня отсюда, если я еще немного здесь продержусь… Но молитвы Эмили не были услышаны. Спустя пару секунд она услышала хруст ломающейся ветки, за которую, по всей видимости, зацепилась ее куртка. Эмили вновь зажмурила глаза и полетела в бездну.

Но приземлилась она гораздо быстрее, чем думала. Щиколотку правой ноги и правую руку пронзила острая боль. Эмили несказанно обрадовалась этой боли – значит, она жива… Открыв глаза, Эмили разглядела в темноте светлое пятно. Кажется, это клок ее куртки, висящий на сломанной ветке. Если бы не это дерево, не эта ветка, Эмили бы уже не было в живых. Джейк, Коала и Джун находились гораздо выше того дерева, которое спасло жизнь Эмили.

Она попыталась подняться с холодной земли, но боль во всем теле помешала ей это сделать. Лучше уж не пытаться, подумала Эмили. Джейк с ребятами скоро спустятся и помогут ей встать. Она застонала. С каждой минутой боль усиливалась, делаясь невыносимой. Эмили утешала себя тем, что она жива, и на какое-то время от этой мысли боль стихала.

Вскоре на узенькой тропинке мелькнул свет фонарей.

– Я здесь… – простонала Эмили.

Первым к ней кинулся Джейк. Он склонился к ее лицу и долго-долго целовал ее мокрые от слез щеки. Эмили показалось, что к ее слезам примешались чужие слезы. В свете фонаря ей удалось разглядеть покрасневшие и влажные глаза Джейка. Он плакал. Его слезы заставили ее на время забыть о боли. Она не ошиблась, Джейк любит ее. Джейк боялся за нее, боялся ее потерять… Она позволяла ему целовать свое лицо и тихо постанывала, ощущая внутри себя странный коктейль из боли и наслаждения.

– Эмили… – глухо прошептал Джейк. – Я думал, с ума сойду… Милая, дорогая Эмили… Что у тебя болит? – спросил он, поглаживая ее по голове, совсем как ребенка.

– Правая нога и рука. Все справа… – силилась улыбнуться Эмили. Теперь, когда страх почти прошел, она чувствовала себя героиней мелодрамы. Над ней склонилось заботливое лицо любимого, а из-за него выглядывало бледное лицо дочери…

Джейк воспользовался мобильным, который предусмотрительная Джун захватила с собой, и вызвал «скорую».

– Надеюсь, они не опоздают… – мрачно произнес он, подстилая под тело Эмили свою куртку.

– Не драматизируй, – слабо улыбнулась Эмили. – Все могло кончиться гораздо хуже.

– Да уж… – проворчал Джейк, уложив голову Эмили себе на колени. – Одного не могу понять: зачем ты отстегнула карабин?

– Чтобы мы не упали вместе…

– Ненормальная женщина! – возмутился Джейк. – Мне было бы проще тебя поднять, если бы ты не делала глупостей…

– Все уже в прошлом. Вы-то на меня не сердитесь? – Эмили посмотрела на Джун и Коалу.

Джун покачала головой. Она все еще не отошла от шока. Коала только махнул рукой.

– Это была обычная прогулка. А вы превратили ее в экстремальный туризм… Надеюсь, что все обойдется. Иначе дядя Тео оторвет мне за вас голову.

– Не беспокойтесь. Я скажу, что сама во всем виновата, – улыбнулась она Коале.

– Нет уж, дорогая, – решительно возразил Джейк. – Не отнимай у меня почетного титула виновника торжества…

По счастью, «скорая» приехала быстро. Эмили вкололи какое-то лекарство и положили ее на носилки. Джейк все время держал ее за руку, и Эмили чувствовала, как от его прикосновения по венам разливается тепло. Уже засыпая, она вспомнила, что так и не позвонила Дику Мидлби. Ей все же хотелось быть уверенной, что этот парень, в отличие от нее, находится в добром здравии.

– Джейк, – прошептала она, пытаясь открыть глаза, прикрытые тяжелыми сонными веками.

– Что, милая?

– Позвони Дику Мидлби… Я не знаю, появился ли он дома… Узнай, все ли в порядке… А-а… – зевнула она. – И еще в полицию… Спроси о Сэмюэле… а-а… Блайзе. Хотя, я думаю, они еще не…

Эмили не договорила. Ее веки закрылись, и все мысли смыли теплые волны сна. Она увидела себя на берегу ласкового моря, бегущей босиком по влажному песку. Эмили бежала к Джейку, а он приветливо махал ей рукой. Она хотела добежать до него и прикоснуться к нему рукой. Чтобы понять, что это – настоящий Джейк, а не мираж и не игра воображения. Эмили бежала, бежала, бежала…

9

На маленьком журнальном столике стояла хрустальная ваза, в которой красовалась охапка чайных роз, завернутая в золотистую бумагу.

Эмили не сомневалась – это от Джейка. Потому что только он знал, что чайные розы – ее любимые, и только он дарил ей эти цветы. Эмили улыбнулась. До чего же она хотела его видеть…

Сквозь полупрозрачную упаковку просвечивала записка. Эмили потянулась и извлекла маленький белый листочек из цветочного плена.

«Эмили, любимая! Я ужасно беспокоился о твоем здоровье, но врачи сказали, что с тобой все в порядке. Ну… почти все… Надеюсь, между прочтением записки и тем счастливым моментом, когда я тебя увижу, пройдет совсем немного времени. До скорейшего свидания. Обожаю тебя, моя дикая ягода! Джейк.

P.S. Зная о твоей порочной страсти к никотину, я купил тебе пачку «Эмпстеди». Ты найдешь ее, если пошаришь между розами. Не бойся, не уколешься, – я попросил оборвать шипы».

Сердце Эмили расцвело, как пышные чайные розы, стоявшие на столе. Она положила записку на стол и потянулась к букету. Это телодвижение тут же аукнулось болью в правой ноге. Рука, которая немилосердно ныла вчера, сегодня почти не болела. Это утешило Эмили: значит, она не сломана…

Она извлекла из букета открытую пачку «Эмпстеди». Джейк предусмотрительно засунул в нее зажигалку. Мало того, он умудрился положить сигареты в букет так, чтобы они не намокли. Эмили восхитилась его сообразительностью. Но еще больше – заботой о ней. Кто бы мог подумать, что любовь сохранилась не только в ее сердце, но и в сердце Джейка…

Эмили прикурила сигарету и опасливо покосилась на дверь. Если в палату зайдет врач, ей не поздоровится. Но, с другой стороны, врач еще не видел ее и не предупреждал о том, что курить нельзя. Тем более, после вчерашнего она имеет полное право позволить себе успокоить нервы.

И все же, когда за дверью послышались голоса, Эмили замерла, как будто ее застали на месте преступления. Голоса показались ей знакомыми. О ужас! Она ясно расслышала голос отца! Проклятье! Эмили кое-как потушила недокуренную сигарету и засунула ее под подушку. Ей очень повезет, если отец не унюхает запах табака в палате!

Теобальд и Джун тоже пришли с цветами. Они принесли Эмили букет тигровых лилий. Лилии она любила, но гораздо меньше, чем чайные розы. Слава богу, что лилии благоухают на всю палату, подумала Эмили. Они забьют запах табака…

Но Эмили не напрасно беспокоилась. Пока Джун целовала мать и выясняла, как та себя чувствует, Тео, подобно фокстерьеру, принюхивался к воздуху. Эмили замерла в предвкушении скорой расплаты.

– Чем это здесь пахнет, Эмили? – поинтересовался Теобальд.

Эмили сделала круглые глаза:

– О чем это ты?

– Вроде, пахнет табаком…

– Не знаю, пап. – Эмили старалась смотреть на отца честными глазами. – Я только что проснулась, но сомневаюсь, что кто-то курил в моей палате…

– Нет! Что за люди! – возмутился Тео, поверивший ее наглой лжи. – Что за врачи! Курить в палате пациента! Это просто неслыханно! Я сотру в порошок эту больницу!

Тео разошелся. Эмили знала, что угрозы отца – не пустые слова, и решила успокоить его, пока не поздно.

– У меня, кажется, был Джейк… Может быть, он выкурил сигаретку…

– Но, по-моему, Джейк не курит… – удивленно посмотрел на нее Тео.

Джун покосилась на Эмили. В ее глазах светилось лукавство. Ее сообразительная дочь, как всегда, обо всем догадалась… «Не выдавай меня!» – глазами попросила Эмили, и Джун поспешила поддержать мать:

– Ты знаешь, дед, в некоторых ситуациях курят даже некурящие люди… Джейк так переволновался из-за мамы. Ты же сам все видел…

– Ну да, конечно… – пробормотал успокоившийся Тео.

Эмили благодарно посмотрела на дочь. Все-таки Джун может быть милой, если захочет… Но глаза Джун были устремлены не на Эмили. Она с неподдельным ужасом смотрела на подушку, к которой прислонилась ее мать.

– Подушка… – одними губами прошептала Джун. – У тебя подушка дымит…

– Что? – Эмили недоуменно воззрилась на дочь. – Как она может…

Господи! Она не затушила окурок до конца, и он прожег подушку! Эмили отпрянула от злосчастной подушки и убедилась в том, что та действительно дымится. Но, увы, это странное явление заметили не только Эмили и Джун. Похоже, и отец понял, в чем дело.

– Эмили! – Его зычный голос вдребезги разбил тишину, царящую в палате. – Какого черта ты морочишь мне голову?!

Он схватил стоящую на столе вазу, вытащил из нее цветы и выплеснул содержимое вазы на дымящуюся подушку. Эмили едва успела увернуться. В противном случае, под струю воды попала бы не только подушка, но и она сама.

На полу предательски блестела пачка «Эмпстеди». Тео поднял ее и потряс перед носом дочери.

– Что это?! Значит, ты куришь?!

Его лицо покраснело от гнева. Эмили хотелось зажмурить глаза, как в детстве, когда отец кричал на нее. Это происходило очень редко, но когда Тео все-таки срывался, лучше было ему не перечить… Джун тоже испугалась. Она вжалась в кресло, стоявшее рядом с кроватью, и, очевидно, жалела, что не может превратиться в невидимку.

– Куришь?! Отвечай, Эмили! – грохотал Тео.

Эмили стиснула зубы и решила постоять за себя.

– Папа, я уже не ребенок, – решительно ответила она. – Я – взрослая женщина и имею право делать то, что хочу…

– Я никогда не лез в твою жизнь, Эмили. Но сигареты! Ты знаешь, что я думаю о курящих женщинах?!

– Знаю! Поэтому я скрывалась от тебя пятнадцать лет! Может быть, уже хватит?! Я устала врать, и считаю, что нет ничего страшного в том, что я курю!

– Пятнадцать лет! Моя дочь обманывала меня пятнадцать лет! – На его лице появилось выражение скорби. – Как ты могла?!

– Очень просто! – взорвалась Эмили. – Не понимаю, что тебя волнует больше: мое самочувствие или то, что я курю?! Между прочим, вчера я чуть не погибла! Похоже, это тебя не беспокоит!

Атмосфера в палате накалилась до предела, и в этот момент вошел Джейк. Он обвел присутствующих недоумевающим взглядом и покосился на мокрую подушку. Потом Джейк перевел взгляд на Тео – пальцы разгневанного отца, уязвленного в самое сердце, сжимали пачку сигарет. Теперь Джейку не нужны были комментарии.

– Дядя Тео… – Он с укором посмотрел на бывшего тестя. – Вы должны быть осторожнее. Неужели вы забыли, что ваша дочь вчера перенесла два тяжелых потрясения?

– Мне казалось, потрясение было одно, – прорычал Тео. Он не обратил на Джейка никакого внимания. Его гневный взгляд по-прежнему испепелял дочь.

– Нет, два, – настойчиво возразил Джейк.

Теобальду пришлось оторваться от дочери. Он повернулся к Джейку. Эмили чувствовала себя преисполненной благодарности к бывшему мужу. То, что он сделал вчера, – ничто по сравнению с тем, что он пытается спасти ее от отцовского гнева…

– И какое же второе? – раздраженно спросил Тео.

– Эмили наконец-то вынуждена была признаться, что любит меня…

Эмили опешила. Лицо Тео мгновенно изменилось. Багровый румянец схлынул со щек, по губам пробежала улыбка.

– Это правда? – повернулся он к Эмили.

Она не знала, что ему ответить. С одной стороны, Джейк сильно приукрасил действительность. С другой стороны, лучше маленькая неправда, чем отцовский гнев. И потом, Эмили почти не соврет. Она действительно любит Джейка, хоть и не говорила ему об этом… Эмили кивнула.

Улыбка на лице Тео становилась все шире и шире. Глаза наполнились слезами. Кто бы мог подумать, что признание Эмили вызовет в нем столько позитивных эмоций? Она знала, что отцу нравится Джейк, но не думала, что он так жаждет воссоединения любящих сердец…

– Дети мои! – торжественно произнес он. – Как же я рад, что вы вновь обрели друг друга!

Эмили приготовилась слушать длиннющую речь, пересыпанную пафосными образами. Однако Джун, желающая чувствовать себя членом семьи, а не человеком-невидимкой, перебила Тео:

– Дед! Может, ты прибережешь свою речь для официальной церемонии? – Тео обиженно смолк. – Ты просто молодец, мам! – Джун вскочила с кресла и обняла Эмили. – Джейк точно клевый пипл! Я так рада за тебя!

– Спасибо… – смущенно пробормотала Эмили. Она не привыкла к таким бурным эмоциям со стороны дочери. Но, в конце концов, это ведь замечательно, что Джун – понимающая девочка и радуется счастью матери. Хотя, счастью ли? Эмили покосилась на довольного Джейка. Это еще вопрос…

Когда осчастливленные и умиротворенные родственники покинули палату, Эмили бросила на Джейка взгляд, полный негодования.

– Зачем ты устроил весь этот цирк?

Джейк потупился и принял позу провинившегося школьника, стоящего перед строгой учительницей. Весь его вид выражал смирение и смущение. Эмили невольно улыбнулась, хотя ей не терпелось отчитать Джейка за это вранье.

– Во-первых, я хотел спасти тебя от отцовского гнева. Что мне блестяще удалось, но я даже не жду от тебя благодарности… А во-вторых, разве это неправда? Ты же любишь меня, хоть и не говоришь об этом… Тогда к чему все эти сложности, эти ухищрения? Твой отец очень хотел, чтобы мы были вместе. Да и Джун, похоже, не против нашего счастья. Зачем нам скрываться, Эмили?

И действительно, зачем? Эмили смотрела на Джейка и не могла подобрать правильных слов для своих мыслей. Долгие годы она была застегнутой на все пуговицы, закрытой на все створки, заколоченной всеми балками, закупоренной всеми пробками женщиной. И теперь, когда исчезла необходимость быть такой, Эмили делала это просто по инерции. И от страха, который все еще прятался в щелочках ее души.

– Ты прав… – прошептала она. – Я тоже устала скрывать свои чувства…

Джейк мягко улыбнулся, дав понять, что он ничуть ее не осуждает и прекрасно понимает истинную логику ее поступков. Он вышел из образа провинившегося школьника и приблизился к ней с видом уверенного в себе мужчины. Эмили знала, что он сейчас сделает. Он медленно-медленно наклонится к ее лицу. Потом осторожно заглянет ей в глаза, словно спрашивая, готова ли она говорить с ним на этом языке – языке поцелуя. А потом… потом Эмили закружит вальс его объятий, укутает запах его тепла… И она отречется от реальности ради сказочного мира поцелуев, который заново откроет для нее Джейк…

Джейк наклонился к ней, заглянул в ее пронзительно-голубые глаза, а потом поцеловал ее. Он ничуть не обманул ожиданий Эмили, напротив, превзошел их. Его сладкие поцелуи заставили ее вспомнить о том, что она женщина: страстная, желанная и любимая. Это ощущение счастья и тепла мог подарить ей только он…

Потом он оторвался от нее, и Эмили еще долго не могла прийти в себя. Ни один поцелуй в ее жизни не мог сравниться с этим. Ей казалось, что ее вознесли на загадочную вершину, поросшую зеленой травой и цветами, а потом мягко и плавно опустили назад, на землю.

Джейк наслаждался зрелищем счастливой Эмили. Ему казалось, что нет ничего прекраснее этого лица, этих горящих глаз, этих губ с блуждающей по ним счастливой улыбкой. Эмили казалась ему совершенным созданием, пришедшим из совершенного мира. Да, Джейк не ошибся. Так он не любил никого и никогда…

Спустя несколько минут они оторвались друг от друга. Эмили увидела, что по лицу Джейка скользнула тень. Его что-то беспокоит, догадалась она.

– В чем дело? – спросила Эмили. – Тебе не понравился поцелуй?

– Ну что ты, глупышка… – успокоил он ее. – В моей жизни не было ничего лучше… Но, боюсь, придется тебя огорчить. У меня есть кое-какие новости. И они тебе не понравятся… Дик Мидлби до сих пор не вернулся. Его мать обзвонила всех возможных женщин, у которых он мог остаться, но нигде его не нашла. И еще я был в полиции… От нашего друга Сэмюэля Блайза тоже нет никаких вестей. В Уилдберри он больше не появлялся. И бог знает, где он теперь…

Эмили опустила голову на руки.

– Я ничего не понимаю! Куда они все исчезли?! Один раз – это случайность, но три – закономерность! Как будто кто-то нарочно вмешался в мою жизнь, чтобы оттолкнуть от меня этих людей… – Она подняла голову и решительно посмотрела на Джейка. – Мне нужно выбраться отсюда. И чем скорее, тем лучше. Я должна узнать, куда делись эти люди. Понять, в конце концов, в чем дело…

Джейк сжал ее в объятиях, словно пытаясь удержать.

– Куда ты собралась, Эмили? У тебя вывихнута щиколотка, ушиблена рука. Врач сказал, что для того, чтобы ты пришла в норму, понадобится еще два-три дня…

– К черту два-три дня! – Эмили вывернулась из объятий Джейка и поднялась с кровати. Щиколотка действительно зверски ныла, но боль была терпимой. – Мне нужно найти этих людей, неужели ты не понимаешь, Джейк?!

– Понимаю, – серьезно кивнул он. – Но также я понимаю, что тебе нужен покой. Если ты продержишься здесь еще немного, я сам займусь поисками Сэмюэля и Дика. Опрошу завсегдатаев «Половинки луны». Может, кто-то знает больше, чем мы… В общем, что-нибудь придумаю… Но ты останешься здесь. И даже не проси меня, я не отступлюсь.

– Хорошо… Но не больше, чем на два дня. Я сойду с ума в этих стенах…

– Я буду постоянно ездить к тебе и докладывать обстановку, – утешил ее Джейк.

Эмили уступила без боя. Это было так на нее непохоже. Неужели его объятия имеют над ней такую власть? Джейк прижался щекой к ее золотым кудрям. Они были теплыми и пахли чем-то сладким. Кто бы знал, как ему не хочется оставлять эту женщину… Но что поделаешь, если вокруг нее кипят такие страсти?

В «Половинку луны» Джейк поехал сразу же после больницы. Ален Криспи увидел его «форд» из окна заведения. Удивленный, он тотчас же вышел на крыльцо. Днем заведение пустовало – только редкие гости наведывались в бар в это время. Что привело к нему Джейка? Уж не очередная ли ссора с Эмили?

– Здравствуй, бродяга… – Ален крепко пожал руку старому приятелю. – Надеюсь, ты сюда – не горе заливать?

– Нет, – успокоил его Джейк. – Я по другому поводу. Ты знаешь кого-нибудь из завсегдатаев «Половинки луны»?

– Конечно. Всех…

– Можешь связаться с кем-нибудь из них?

– Вполне… – На лице Алена отразилось удивление. – А что, собственно, случилось? Заходи, сейчас все обсудим… – Он открыл дверь и пропустил Джейка в бар. Плеснув виски на донышко стакана, Ален протянул его Джейку. – На-ка, выпей. Здесь совсем чуть-чуть… Согреешься, успокоишься…

Джейк взвесил все «за» и «против», и все-таки решил довериться старому приятелю.

– Ты помнишь того мужчину, с которым Эмили встречалась здесь сразу после приезда? – поинтересовался Джейк, осушив стакан.

– Тот парень в выпендрежном пиджаке?

Джейк кивнул.

– Ну да. Он пропал. И его до сих пор не нашли. А потом пропал Дик Мидлби, с которым Эмили встречалась здесь пару дней назад. А до этого, в Твитсби, пропал еще один мужчина. И тоже поклонник Эмили. Чуешь, чем пахнет?

Ален задумчиво кивнул и почесал затылок.

– Да уж… Дела веселые. Не хочешь ли ты сказать, что кто-то убирает поклонников Эмили?

– Я знаю, это кажется невероятным. Но в нашем безумном мире может быть все, что угодно. Не исключено, что я ошибаюсь, и все это – лишь вереница совпадений. Но ты не находишь, что их слишком много?

– Ты прав, Джейк, – мрачно согласился Ален. Но его лицо тут же просветлело – ему в голову пришла мысль, которая, казалось бы, лежала на поверхности. – Подожди, а как же ты?

– В каком это смысле? – Джейк скользнул по Алену удивленным взглядом.

– В прямом, – улыбнулся Ален. На секунду он почувствовал себя гением сыска, этаким Пуаро. – Ты говоришь, что кто-то убирает поклонников Эмили. Но ведь ты сам – поклонник Эмили. Причем, поклонник с большой буквы. Можно сказать, стоишь в первых рядах. Крутишься возле нее каждый день, постоянно куда-то с ней ходишь… Если предположить, что кто-то следит за Эмили, почему он не… ликвидировал тебя?

И действительно, почему? Эта мысль не приходила Джейку в голову.

– Может быть, наш загадочный кто-то думает, что у меня нет шансов? – неуверенно предположил он. – Дескать, Эмили не наступит дважды на одни и те же грабли…

Ален пожал плечами.

– Не знаю. В любом случае, это не увязывается с твоей гипотезой. Если бы я был на месте этого человека, то убрал тебя в первую очередь. У Эмили на лице написано, что она до сих пор любит тебя…

Джейк вспомнил личико Эмили, доверчиво уткнувшееся в его плечо. Это воспоминание приятно согрело ему душу. Но сейчас не время для сантиментов, одернул себя Джейк. Он должен помочь Эмили. Ведь она ждет от него известий…

– Не знаю, Ален. Может, ты и прав. В любом случае, я должен выяснить, куда пропали эти люди. Увы, полиция не смогла нам помочь. Вот я и подумал, может быть, кто-нибудь из твоих клиентов видел что-то особенное…

Ален нырнул под стойку бара и вскоре вынырнул с записной книжкой в темно-коричневом кожаном переплете.

– Обзвоню всех пройдох, – ободрил он Джейка. – А начну с самого главного. Вопросы будешь сам задавать или доверишь это мне?

Джейк догадался, что Алену очень хочется поиграть в сыщика.

– Наверное, ты лучше знаешь своих ребят. Поэтому тебе будет проще с ними разговаривать, – подыграл он Алену.

Ален обрадовался, как ребенок. Воодушевленный словами Джейка он быстро набрал нужный номер.

– Николас? Это Ален Криспи. Мне нужна от тебя кое-какая информация, – деловито начал он. – Помнишь того парня в странном пиджаке, который сидел за столиком Эмили Зорски? Да-да… Именно он. Скажи, ты не видел, чтобы он с кем-нибудь разговаривал перед тем, как исчез из бара? Нет… – разочарованно вздохнул Ален. – Ну хорошо… А в тот вечер, когда Эмили Зорски отплясывала на сцене? Что делал Дик Мидлби после того, как ее забрал Джейк? Ушел… А с кем? Значит, говорил с каким-то парнем, – оживился Ален. – Как он выглядел, этот твой парень? Отлично… замечательно… просто чудесно… В какую, говоришь, машину? Ах… Слушай, кажется, я и сам ее видел… Точно, точно… Уже припоминаю… Растерянный? – нахмурился он и покосился на Джейка. – Что ж, огромное тебе спасибо, Николас. Я в долгу не останусь…

Наконец Ален положил трубку и посмотрел на Джейка с многозначительным видом детектива, только что разнюхавшего важную информацию. Все это время Джейк сидел на стуле, как будто он был утыкан иглами.

– Николас сказал кое-что любопытное. – Джейк даже приподнялся на стуле, чтобы лучше слышать Алена. Тот окончательно вжился в роль сыщика и говорил загадочным полушепотом. – Перед тем как Дик Мидлби исчез, он разговаривал с каким-то типом, а потом сел в его машину. Тип этот – невысокий, в очках, с маленькими усиками медного оттенка… Вид у Дика был растерянный. Как выразился Николас: «будто ему на голову нагадила птичка».

Несмотря на всю серьезность ситуации, Джейк прыснул. Ален произнес последнюю фразу с таким пафосом, как будто это был, по меньшей мере, поэтический образ…

– Что смешного-то? – обиделся Ален. – Это Николас сказал…

– Он… забавно выразился, – оправдался Джейк. Ему не хотелось обидеть Алена, ведь тот только что оказал ему неоценимую услугу. – А что еще сказал твой Николас?

– А вот здесь начинается самое интересное… – глубокомысленно изрек Ален. – Николас видел, в какую машину сел Дик. Скажу тебе точно, на такой машине ты никогда не увидишь жителя Уилдберри…

– И?

– «Хаммер софт топ» желтого цвета… Этот тип явно не отсюда. По такой машине его легко можно найти. Если, конечно, он все еще в Уилдберри… Между прочим, я ее тоже видел. Она стояла у «Половинки луны» еще и в тот вечер, когда Эмили сидела с этим… как его…

– Сэмюэлем Блайзом?

– Угу… И еще одно… – загадочно улыбнулся Ален. – Я не подумал об этом, когда ты расспрашивал меня о Блайзе, но сейчас вспомнил… Неподалеку от уборной располагается служебный выход. Не исключено, что Блайз вышел через него… И, возможно, не один…

– Черт возьми! – Джейк ударил себя по лбу. – А ведь я тоже знал об этом выходе. Но почему-то начисто о нем забыл… Эх, старость – не радость… – Он встал со стула и крепко пожал руку Алену. – Спасибо, старина. Ты очень мне помог. А теперь побегу к Эмили. Она ждет новостей…

– Значит, у вас с Эмили все по-прежнему? – улыбнулся Ален.

– По-прежнему уже не будет. Мы оба совсем другие. У нас по-новому. И это восхитительно…

Джейк мечтательно закатил глаза, и Ален по-доброму рассмеялся, похлопав приятеля по плечу. Несмотря на то, что Эмили Зорски нравилась ему самому, он был рад за этих двоих. Дядя Тео был прав – они созданы друг для друга… И жизнь все равно свела их вместе…

– Смотри, будь осторожен, – крикнул он вдогонку Джейку. – Я позвоню, если узнаю еще что-нибудь…

Джейк помахал ему рукой и пулей вылетел из «Половинки луны». Ален покачал головой: кто бы говорил насчет старости… Носится, как подросток… И откуда столько прыти? Любовь творит чудеса… Вот бы его, Алена, жена пробуждала в нем столько энергии. Так нет же, она только и умеет, что выкачивать последние силы… Ален вздохнул. Может быть, он сам виноват в том, что происходит? В конце концов, нельзя винить во всем женщин…

10

Джейк окинул пустую палату сумрачным взглядом. Ни малейших признаков присутствия Эмили. Даже его цветы, и те исчезли. Только лучик солнца, играющий на гранях опустевшей вазы, ободряюще подмигивал ему.

Где она, хотел бы он знать?! Куда подевалась эта сумасшедшая женщина?! Джейк вышел из палаты и тут же столкнулся с врачом, который еще сегодня утром объяснял ему, как Эмили важен покой. Врач, пожилой мужчина с каким-то меланхоличным выражением лица, вяло улыбнулся Джейку. Это было что-то вроде приветствия, но выглядело так, словно все посетители надоели врачу до чертиков.

– Простите, – обратился Джейк к доктору. – Я не могу найти Эмили Зорски. Может, вы скажете мне, куда она подевалась?

– Эмили Зорски? – искренне удивился врач. – Полчаса назад она лежала в кровати и читала журнал… Вы уверены, что не перепутали палату?

Перепутал? Он что, похож на человека, у которого пробелы в памяти? Джейк едва сдержался, чтобы не наговорить врачу грубостей, до того он был напуган и возмущен.

– Нет, не перепутал. Ее нет. Постель заправлена. Цветы, которые я принес ей, исчезли… Вы не находите, что это странно? – иронично поинтересовался Джейк.

– Да. Более чем странно… – Врач озадаченно почесал лоб. – Я спрошу у сестры-сиделки. Наверное, она видела, куда скрылась наша неугомонная пациентка…

Разумеется, сестра-сиделка тоже ничего не видела. Даже того, что Эмили выходила из палаты. Доктор вернулся в палату вместе с Джейком. Он удивленно оглядел пустое помещение, потом подошел к шкафу и открыл дверцу. Шкаф пустовал. Вещи Эмили исчезли, как будто их там и не было.

– Черт возьми! – выругался Джейк и выразительно посмотрел на доктора. – Вы уверены, что к вам не заходят посторонние?

– Уж будьте спокойны, – утешил его доктор. – Мы пускаем только по документам. И только тех, о ком предупреждают родственники больных. Как же она могла сбежать? – Он снова почесал лоб, как будто это действие способствовало мыслительному процессу. – Ах да…

Он провел Джейка в душевую комнату, которая располагалась на первом этаже. Она пустовала. Окно, выходящее во двор, было распахнуто.

– Вот вам и объяснение, – торжественно изрек он, словно окно было причиной и следствием всех бед. – Она удрала через душевую… – Вообще-то от нас редко убегают пациенты. Пожалуй, такой случай был всего один. Какая-то ненормальная… ох, простите, – покосился он на Джейка. – Какая-то женщина вышла тем же путем. У нас прекрасная больница. Не знаю, что ее вынудило к такому поступку… Тем более, если бы я знал, что она так жаждет оставить это место, то непременно выписал бы ее. А вы не расстраивайтесь… – попытался он утешить Джейка. – Писательница, творческая натура… С ними такое бывает, поверьте моему опыту…

– Да уж, творческая, – раздраженно бросил Джейк. – Капризная, избалованная девчонка! Ну я ей устрою…

Он выскочил из больницы как ошпаренный. Возле дома Тео Квинследа Джейк был уже через десять минут. Его подгонял страх. Вдруг Эмили вовсе не убежала? Что, если ее похитили? Эти мысли безостановочно крутились в голове Джейка, как колесо огромной машины. Нажимая на кнопку звонка, он чувствовал себя совсем обессилевшим. Только бы увидеть Эмили! Только бы она была дома!

Она была дома. В то время как Джейк сходил с ума от страха и выжимал из своего «форда» максимум скорости, она преспокойно сидела на кухне и попивала чаек с корицей и ройбушем.

– Эмили! – закричал Джейк не своим голосом. – Какого черта ты здесь делаешь?!

Эмили вздрогнула и обернулась. На нее смотрели стальные, полные гнева глаза Джейка.

– Я… Я так волновалась, что решила удрать… – невинным голосом произнесла она и тряхнула кудрями. – Я испугалась, что с тобой может что-то случиться…

Джейк устало опустился на табуретку. На Эмили невозможно было долго сердиться. Ее невинное лицо, ее наивное безумие оправдывало все, даже самые нелепые поступки.

– Знала бы ты, как я испугался, когда вошел в пустую палату… Могла хотя бы врача предупредить…

– Я боялась, что меня не отпустят. А мне так хотелось быть рядом с тобой… Ждать было слишком тяжело…

– Дикая женщина! – покачал головой Джейк. Наконец-то после всех этих волнений он смог улыбнуться. – У меня для тебя новости. Но вначале я хочу услышать извинения…

Эмили хотела было возмутиться, но Джейк так выразительно взглянул на нее, что она, потупив взгляд, произнесла:

– Прости, пожалуйста… Я постараюсь больше не поступать так…

– Эгоистично, – закончил Джейк. – И никаких постараюсь! – сурово добавил он.

– Что за шум, а драки нет? – вклинился в разговор Тео. Они с Джун стояли в дверях кухни. Из-за их спин выглядывал Коала, которому тоже было очень любопытно, что происходит между Джейком и Эмили. – Ну что, ты закончил ее отчитывать? – поинтересовался Тео у Джейка. – От меня ей уже досталось…

– Надоели! – вспылила Эмили. – Только и умеете, что учить!

– Молчи, провинившаяся! – рявкнул на нее отец. – Пусть лучше Джейк расскажет о том, что узнал…

Джейк вопросительно посмотрел на Эмили. Кажется, ни Тео, ни Джун не были в курсе дела.

– Я им рассказала. Все же они – мои родные. И должны знать, что происходит с моей жизнью…

– Наконец-то образумилась, – подмигнул Тео Джейку. – И все благодаря тебе.

– Папа… – зарычала на него Эмили. – Ты не даешь Джейку и рта раскрыть…

Джейк подробно рассказал о том, что узнал от Алена Криспи. Его слушали внимательно, даже разговорчивый Тео на время притих. Когда Джейк закончил, Эмили решительно поставила на стол чайную чашку.

– Нам во что бы то ни стало нужно найти этот желтый «хаммер»!

– Кому это нам? – прищурившись, поинтересовался Джейк. – Уж не думаешь ли ты, что я выпущу тебя из дома?

– Что значит – выпущу?! – вспыхнула Эмили. – Я что, собака?! Или кошка?!

– Хватит и того, что ты удрала из больницы! Еле ходишь, а туда же!

– Ничего не «еле»! – Эмили вытащила из-под стола тросточку из темного дерева с филином, вырезанным на набалдашнике, и гордо потрясла ею перед носом Джейка. – У меня есть трость! Папа дал, – с не меньшей гордостью добавила она.

Тео, польщенный почтительным тоном дочери, решил вмешаться в спор. А то, того и гляди, снова поссорятся…

– Хватит вам лаяться. – Он обвел спорщиков взглядом единственного трезвомыслящего человека. – Тебе, Джейк, совсем необязательно выпускать ее из машины. Пусть едет, если ей так хочется. А тебе, Эмили, не стоит геройствовать. Хватит, ты уже и так подняла всех на уши…

Через полчаса Эмили сидела в «форде» и теребила набалдашник тросточки худенькими пальцами. Джейк пытался ворчать на нее, но только для профилактики. Ему и самому было приятно, что Эмили поехала с ним, а не осталась дома. В конце концов, Тео был прав: зачем спорить, когда можно пойти на компромисс?

Они решили начать с гостиниц Уилдберри, а потом прокатиться по стоянкам машин. Кто знает, вдруг желтый «хаммер» спокойненько стоит возле какой-нибудь гостиницы или мотеля? Но их поиски не увенчались успехом: людей в гостиницах было немного, а машин рядом с ними стояло еще меньше.

– Не сезон, – разочарованно констатировала Эмили. – Зимой в Уилдберри ездит не так много народу…

Джейк почувствовал, что ее решительный настрой дал сбой. Ему захотелось подбодрить Эмили, поднять ей настроение.

– Не вешай нос. Мы обязательно найдем этот желтый «хаммер». В конце концов, машина в этих местах редкая. Кто-нибудь, да запомнил…

Но Эмили, казалось, не верила его словам. Она досадливо постучала тростью по дверце машины.

– А что, если хозяин этого «хаммера» уехал из города? Тогда поиски этой машины будут равносильны поискам иголки в стоге сена…

– Говорю же, не унывай… Если у хозяина «хаммера» была цель навредить тебе или твоим кавалерам, значит, он до сих пор здесь. Уверяю тебя, мы найдем машину на первой же стоянке. А если нет – можешь съесть меня со всеми потрохами.

Эмили окинула Джейка придирчивым взглядом.

– Не хочу. Ты старый и жесткий.

– Тогда придумай что-нибудь другое…

– Давай поспорим? – лукаво улыбнулась Эмили. – Если проиграю я – выполню какое-нибудь твое желание. Если ты – приготовишь ужин… Мне ужасно любопытно узнать, как ты готовишь…

Джейка больше интересовали условия его выигрыша.

– Говоришь, желание… – Он оторвался от дороги и посмотрел на Эмили затуманенным взглядом. – А насколько нескромное?

– Смотри на дорогу! – Щеки Эмили запылали. Джейк буквально раздел ее взглядом. И, самое ужасное, она уже представила себя в его пылких объятиях. – В рамках приличий, – ответила она на его вопрос. Ей хотелось скрыть свое смущение, но это было не так-то просто. Джейк прекрасно видел, какую реакцию вызвали его слова.

– Не знаю, о чем подумала ты, но я имел в виду поцелуй, – весело ответил он.

Джейк пошутил, но на самом деле он подумал о том же, о чем и Эмили. С той самой минуты, как он увидел ее у Китти Бриджерс, он не мог думать ни о чем другом. Он хотел Эмили и знал, что она хочет его. Так зачем же двоим, любящим друг друга людям, сдерживать свои желания? Правда, с тех пор, как они вернулись с горной прогулки, им так и не представилась возможность побыть наедине. Ну ничего, Джейк наверстает упущенное… К тому же ужин – хороший повод для того, чтобы соблазнить Эмили…

– Ладно, Эмили, – согласился он. – Я принимаю твои условия. Но не вздумай отпираться, когда проиграешь пари…

Спор выиграла Эмили. Желтого «хаммера» не было ни на одной из трех стоянок. Он как сквозь землю провалился вместе с Диком Мидлби… Джейк ободрил Эмили:

– Завтра мы продолжим поиски. На худой конец мы обратимся к какому-нибудь частному детективу. Думаю, он поможет нам больше, чем полицейские…

Огорчение Эмили компенсировалось обещанием Джейка сдержать слово и приготовить ужин. Они заехали в супермаркет, и Джейк приволок в машину два огромных пакета с продуктами.

– Куда так много? – охнула Эмили.

– Пригодится. К тому же к нам наверняка присоединятся Китти и Робин, – подмигнул он ей.

– Не знаю, не знаю… – покачала головой Эмили. – Китти едва ли захочет встречаться с бывшим мужем…

– Но она ведь захочет навестить больную подругу? – В глазах Джейка заплясали лукавые искорки.

– Ах ты, старый сводник! – засмеялась Эмили. – Ты решил помочь Робину, а меня используешь, как прикрытие?!

– Я тебя не использую, а люблю. И потом, можно подумать, ты сама не хочешь их примирения… Китти Бриджерс уже вдоволь пожила одна. Да и Робину надоело жить в этом сумасшедшем доме…

– Полегче!

– Да я и сам – сумасшедший, – грустно улыбнулся Джейк. – Разве нормальный человек может влюбиться в такую дикую женщину?

Он посмотрел на нее таким взглядом, что Эмили расхотелось возмущаться. В глазах Джейка светилось желание, и Эмили чувствовала его каждой клеточкой своего тела. А оно так давно не знало любви…

Любопытство Эмили было удовлетворено сполна. Оказалось, что Джейк не просто научился готовить. Он научился готовить божественно… С коробочками для специй, ножами и ложками Джейк управлялся, как опытный жонглер со своими палочками. Эмили оставалось только сидеть с открытым ртом и поражаться его ловкости. Ей даже не верилось, что Джейк научился этому сам. Он приготовил ее любимую свинину с кровью, и Эмили истекала слюной в предвкушении вкусного ужина.

Джун помогла Джейку накрыть на стол. Эмили уже давно заметила, что ее дочь и бывший муж прекрасно ладят друг с другом. Теперь она увидела, что в их отношениях проскальзывают почти родственные чувства. С одной стороны, это раздражало ее – она немного ревновала дочь к Джейку. А с другой, радовало – Джун всегда не хватало родительского тепла.

Ричард, ее отец, почти не общался с дочерью, а Джейк с удовольствием болтал с Джун, объяснял ей те вещи, которые ее интересовали. К тому же, благодаря Джейку, отношения между матерью и дочерью стали гораздо теплее. Эмили выслушивала дочь, чего не делала никогда раньше, а Джун, в свою очередь, относилась к матери гораздо мягче и терпимее.

Наконец приготовления к ужину закончились. Все сели за стол и дожидались только Китти, которая обещала прийти, но все-таки задерживалась. Зато, когда она появилась, у всех присутствующих не было слов, чтобы высказать ей свое восхищение.

Уроки Эмили не прошли даром. Китти выглядела потрясающе. Она пришла при полном параде, облаченная в элегантное темно-синее платье с глубоким вырезом, обшитым кружевами. Китти накрасилась, но макияжем не злоупотребила: нежно-розовый блеск для губ и голубые тени оттеняли ее глаза и делали ее моложе и привлекательнее.

У «блудного мужа» даже рот открылся от удивления. Не закрывался он до самого окончания ужина, потому что Робин весь вечер пытался увлечь Китти разговорами. Конечно же, они помирились. Теперь у Робина не было никакого желания оставаться в доме Теобальда. Напротив, он постарался утащить Китти с ужина пораньше, чтобы остаться с ней наедине.

В душе Эмили аплодировала Китти, а заодно и своим успехам на поприще имиджмейкера. Но все-таки были мысли, которые омрачали ее радость.

Во– первых, ее беспокоил таинственный незнакомец, с которым уехал Дик Мидлби. Если все именно так, как подозревает Джейк, что случилось с ее поклонниками? Во-вторых, ей не давала покоя неопределенность ее отношений с Джейком. Они так и не смогли поговорить о том, что будут делать дальше? Захочет ли Джейк остаться с ней навсегда? Или его страсть пройдет, и он решит вести прежний образ жизни? Но такое положение вещей в корне не устроило бы Эмили. И тогда они снова бы расстались…

Эмили старалась не думать об этом, наслаждаться теми моментами счастья, которые Джейк дарил ей сейчас. Но, увы, это было невозможно. Неприятные мысли все равно лезли в голову, как осы в розетку с вареньем…

Когда ужин закончился, Эмили поблагодарила Джейка:

– Это было восхитительно! Ты готовишь мясо с кровью даже лучше, чем повар в «Половинке луны». Я молчу о блинчиках и рисе по-индонезийски… Неужели всему этому ты научился сам?

– Ну да, – невозмутимо ответил Джейк, хотя в глубине души он растаял от ее комплимента. – Я взял кулинарную книгу и сделал ее своей кухонной библией… – шутливо добавил он.

– Ох, Джейк… – зевая, улыбнулась Эмили. – С тобой невозможно говорить серьезно…

– Еще как возможно… Вот если ты позволишь мне проводить тебя до спальни, между нами обязательно завяжется самый что ни на есть серьезный разговор…

– Джейк! – возмутилась Эмили и покосилась в сторону Джун и Коалы. – Дети же… – произнесла она одними губами.

– Они давно уже не дети, – шепотом успокоил ее Джейк. – А вот ты иногда ведешь себя как ребенок.

– Это когда?

– Например, сейчас… Я действительно хочу проводить тебя. И не потому, что собираюсь тебя соблазнить. А потому, что тебе нужна поддержка… – Он слегка задел коленом ее ногу.

Эмили снова зарделась. Двусмысленности Джейка казались ей ужасно пошлыми, но, как ни странно, это возбуждало ее еще сильнее. Она чувствовала, что не может больше ждать и терпеть. Что хочет этого мужчину, как не хотела никого другого. Даже страх потерять его отступил на задний план под напором желания…

Тео, Джун и Коала переглянулись. От них не укрылось, какими глазами Джейк смотрел на Эмили, а Эмили на Джейка. Поэтому троица дружно пожелала влюбленным спокойной ночи и разбрелась по комнатам. В гостиной стало пусто и совсем тихо.

Джейк понял, что наступило его время, его звездный час. Час, которого он ждал целых семнадцать лет, с того самого момента, как потерял Эмили из-за собственной глупости.

– Может быть, ты все-таки позволишь проводить себя до спальни? – поинтересовался он у нее.

Эмили отчаянно пыталась натянуть на себя маску невозмутимости, но у нее ничего не получалось. Глаза, полыхающие как голубое пламя, выдавали ее истинные чувства. Не в силах больше бороться с самой собой, она тихо ответила:

– Да…

Эмили попыталась подняться со стула, но Джейк жестом остановил ее порыв.

– Будет лучше, если я отнесу тебя… Чтобы лишний раз не травмировать ногу, – добавил он.

Лукавый черт! Эмили коснулась пальцами жестких пепельных волос на его макушке и поняла, что пропала навсегда. Он легко подхватил ее и понес по лестнице. Она чувствовала биение своего сердца. Оно колотилось, било в набат, предвещая скорое падение крепости Эмили Зорски. А может быть, то было сердце Джейка, которое билось так же сильно. Впрочем, это было уже не важно…

Когда Джейк опустил ее на кровать и коснулся ее губ ласковыми и влажными губами, Эмили позабыла обо всех своих страхах и сомнениях. Она была счастлива. И впервые за долгие-долгие годы чувствовала себя любимой…

Утро пришло внезапно. Оно вторглось в уши спящей Эмили раскатистым звонком.

– Может, кто-нибудь, поднимет трубку? – сонно поинтересовалась она. События вчерашнего вечера тут же накатили на нее огромной волной, но звонок определенно пытался помешать ей обдумать случившееся.

Она открыла глаза, но Джейка рядом не было. В лучшем случае, он ушел, чтобы ответить на звонок. А в худшем… Эмили было страшно представить, что он может уйти и никогда больше не вернуться…

Однако ее страхи быстро развеялись. Звонок смолк, а через несколько минут в комнату влетел взволнованный Джейк. Последний раз Эмили видела его таким, когда упала со скалы. Значит, произошло что-то серьезное, раз он смотрит на нее таким безумным взглядом.

– Что случилось, Джейк? – Его волнение тут же, как по невидимым проводам, передалось Эмили.

– Желтый «хаммер» видели на трассе около леса. Сегодня, около десяти… Я еду туда…

– Я с тобой! – Эмили откинула одеяло, но обнаружила, что на ней нет ничегошеньки, даже нижнего белья. Она смущенно прикрылась.

Несмотря на волнение, Джейк улыбнулся. Разве он никогда не видел ее обнаженной?

– Нечего улыбаться! – прикрикнула на него Эмили. – Я поеду с тобой, дай только одеться.

– Даже не думай, – покачал головой Джейк. – Ты останешься здесь, а я позвоню тебе сразу, как только что-нибудь узнаю.

– Черта с два! Я никуда не пущу тебя одного!

– Эмили!

– Я еду с тобой!

– Эмили!

– Не спорь, это бесполезно!

– Эми… А, – махнул рукой Джейк, отчаявшись переубедить свою взбалмошную подругу, – поступай, как знаешь! Но потом не жалуйся, что тебя не предупреждали! Только оставь записку отцу. Он повез Джун и Коалу на конеферму. Кстати, Ален звонил из полиции – вроде как они его даже выслушали…

Они выскочили из дома, впопыхах натягивая куртки. Эмили хромала, поэтому Джейк подставил ей свое плечо.

Досадно, что они так и не успели поговорить… Джейк так много хотел ей сказать… Он сел за руль и краем глаза покосился на растрепанную Эмили. Эта женщина красива в любых проявлениях. И возбуждает его при любых обстоятельствах… Даже волнение и страх исчезли, уступив место желанию, когда она села рядом с ним и коснулась его коленом. Которое на этот раз не отдернула…

Желтый «хаммер» – причину своего волнения – они увидели сразу, как только миновали границы Уилдберри. Он стоял на обочине, и в нем никого не было. Но зато рядом с ним стояло целых три полицейских машины с включенными мигалками…

– Похоже, Ален несся, как ветер, – пробормотал Джейк, остановив «форд» у обочины. – Сколько же их здесь! Можно подумать, вся полиция Уилдберри приехала полюбоваться желтым «хаммером»…

Он распахнул дверцу машины и помог Эмили выйти. Они подошли к группе полицейских, среди которых были и те, с кем Эмили и Джейк говорили в участке.

– А-а! Мисс Зорски! – поприветствовал Эмили один из полицейских. Джейка он как будто и не заметил. – Вы все-таки приехали…

– А как я могла не приехать! – возмутилась Эмили. – Скорее, удивительно, что вы здесь!

Полицейский, молодой мужчина с всклокоченными волосами, выбивающимися из-под фуражки, даже не услышал сарказма в словах Эмили. Он принялся, энергично размахивая руками, объяснять ей, что в лесу, в бывшей сторожке, обнаружили троих мужчин, один из которых был как раз владельцем желтого «хаммера», а другой – пропавшим жителем Уилдберри. Кто был третьим, полицейский не знал, но предполагал, что это Сэмюэль Блайз, которого пыталась найти Эмили.

– Скоро их приведут сюда. – Он потряс рацией перед носом Эмили. – Мне только что сообщили…

Джейк чувствовал, что Эмили волнуется, и сжал ее руку. Она была теплой и немного влажной. Он не сдержался и прижал ее к своим губам. От нее пахло свежестью и хвоей, как будто она впитала в себя воздух Уилдберри. Эмили ничуть не рассердилась на его выходку. Она ласково улыбнулась Джейку и одними губами прошептала:

– Люблю…

Ситуация была неуместной для признаний, но ни Эмили, ни Джейка это не волновало. Он еще крепче сжал ее руку и так, чтобы никто не услышал, прошептал ответное признание…

Вскоре из леса вышли несколько вооруженных полицейских в форме и трое людей в обычной одежде. Эмили узнала Дика Мидлби, Сэмюэля Блайза и, увидев третьего мужчину, изумленно воскликнула:

– Господи, Джейк! Это тот самый журналист, который все время расспрашивал меня о личной жизни!

Когда паренек в очках подошел поближе, у Эмили рассеялись последние сомнения. Точно, это был он: очки и рыженькие усики она запомнила очень хорошо… Только зачем ему это понадобилось?

– Могу я поговорить с этим человеком? – спросила она одного из полицейских.

– Пожалуйста…

Эмили подвели к парню. Он снял очки и протирал их, очевидно, чтобы сделать это до того, как на него наденут наручники. А может быть, так он пытался скрыть свое волнение… Эмили пристально посмотрела на него: обычный паренек лет двадцати, никогда не подумаешь, что он способен на такое…

– Может, вы объясните, зачем вам это понадобилось? – спросила она у него.

Молодой человек не спеша убрал в карман платок и водрузил очки на место. Потом он поднял на Эмили глаза. В них был какой-то особенный блеск.

– Я ваш горячий поклонник, мисс Зорски, – спокойно ответил он. – Мне казалось, что личная жизнь такой женщины должна быть устроена наилучшим образом. Я читал все ваши книги, и мне всегда бросалось в глаза то, что вы ненавидите любвеобильных мужчин, проще говоря, бабников. И когда я понял это, то постарался сделать все, чтобы избавить вас от мужчин такого сорта… Мистер Лэйн сам отказался от вас, когда я припомнил ему кое-какие грешки. К тому же он был женат… А вот с этими, – кивнул он в сторону Дика и Сэмюэля, – было немного сложнее. Я не знал, что с ними делать, поэтому посадил их в сторожку… Но вы не бойтесь, я их кормил… – произнес он таким невинным тоном, что Эмили усомнилась в своих предположениях насчет его возраста. Сейчас ей казалось, что перед ней – малое дитя, которое не ведало, что творило…

– Что с ним будет? – поинтересовалась она у одного из полицейских.

– В зависимости от того, какие показания дадут на суде Дик Мидлби и мистер Блайз. Если раньше он не был судим и свидетельства будут не самыми плохими, то, возможно, он отделается небольшим сроком… – равнодушно ответил полицейский. – А может, и вообще отлежится в больнице. Ведь он – настоящий псих, если сделал это только из-за книжек.

Эмили обернулась и увидела Джейка. Странно, что она сразу не поняла того, о чем догадался парень, двинувшийся на ее романах. Что для Джейка давно уже во всем мире существует только одна женщина – она сама…

Около входа в книжный магазин собралась толпа самых разнообразных людей. Там были и старички, и молодые люди, и джентльмены в элегантных черных пальто, и дамочки в норковых шубках с крошечными йоркширскими терьерами на руках. И, конечно же, фоторепортеры.

Эмили Зорски раздавала автографы своим многочисленным читателям. На презентацию нового детективного романа «Личная жизнь» Эмили приехала не одна. Рядом с ней стоял привлекательный мужчина с волосами цвета пепла и приятной теплой улыбкой. Это был ее новый муж, Джейк Уиллоуби. Правда, злые языки газетчиков болтали о том, что «новое – это хорошо забытое старое»… Но Эмили мало трогали их шутки. В ее глазах, обращенных к мужу, было столько любви и нежности, что замолкали даже самые злые языки.

Наверное, именно поэтому ни один из журналистов, пришедших на презентацию книги, не спросил Эмили Зорски-Уиллоуби о ее личной жизни