/ Language: Русский / Genre:love_short

Домик для двоих

Энн Вулф

Этот симпатичный с виду кирпичный особняк в английском стиле пользуется дурной славой, и соседи с опаской косятся в его сторону. Поговаривают, что он служит пристанищем вампирам и прочей нечисти. Что же будет, когда судьба сведет в его стенах двоих — мужчину и женщину, пленников своих проблем? Хорошее ли оружие для детектива — бинокль, а для леди — независимость? И служит ли одиночество приемлемой платой за свободу? На эти и другие вопросы найдут ответ герои этой книги…

Домик для двоих

Энн Вулф

1

— Знаете что, мисс Джонсон? — Мышка сдвинула широкие брови и посмотрела на хозяйку так выразительно, что та, не ожидая от маленькой женщины такого решительного отпора, на секунду отвела взгляд. — Не знаю, за кого вы меня держите, но я не собираюсь выслушивать ваши бесконечные придирки. Мне, в конце концов, это надоело. И даже не просто, скажу я вам, надоело — опостылело. Я плачу вам деньги, в конце–то концов. И могу делать тут что захочу. Даже на голове стоять, если мне приспичит!

Мисс Джонсон, пожилая женщина с вышколенными еще в молодости нервами, не собиралась сдаваться так просто.

— Кстати, насчет денег, мисс Маусон, — спокойно выдержав эту возмущенную тираду, произнесла она. — Я уже давно хотела обсудить практическую сторону наших отношений. По–моему, вы могли бы платить и больше.

— Что?! — опешила Мышка. — Уж не хотите ли вы сказать, что повышаете плату за эту дыру?!

— Дорогая мисс Маусон, вы весьма проницательны, — усмехнулась мисс Джонсон. — Жизнь нынче недешевая, жилье тоже. Цены растут, мисс Маусон…

— Но вы повышали плату всего–то три месяца назад! — напомнила Мышка, у которой от возмущения раздулись ноздри. — Вам не кажется, что с такими запросами вы потеряете жильца?

— О, нынче от предложений отбоя нет. Жильца найти куда легче, чем жилье.

— Хорошего жильца найти всегда трудно.

— О, мисс Маусон, побойтесь бога — с вашими–то привычками называть себя хорошим жильцом. Вы курите так, что, если бы жили в конюшне, отравили бы всех лошадей. Впрочем, моя квартира после вашего переезда начала напоминать конюшню…

— Слушайте вы, содержательница конюшен, — не выдержав, заявила Мышка, — можете искать своего идеального жильца. С меня хватит. Я перееду до конца месяца!

— Вот и славно, — хмыкнула мисс Джонсон, но на этот раз в ее усмешке не было прежней самоуверенности. — Я не буду возражать. Впрочем, дайте знать, если передумаете.

— Уж не знаю, как для вас, а для меня так просто сверхславно! — фыркнула Мышка и сверкнула глазами в сторону двери, обитой порядочно ободранным кожзаменителем. — И не надейтесь, что я останусь в вашей дыре.

Проводив квартирную хозяйку, которая имела дурацкую привычку заваливаться со своими визитами ранехонько поутру, Мышка взглянула на календарь и констатировала, что сильно погорячилась, обозначив сроки своего отъезда. До конца месяца осталось всего пять дней, и рассчитывать найти за это время что–нибудь приличное было настоящим сумасшествием.

Пусть и не надеется, сердито подумала Мышка, вспомнив ехидную ухмылку мисс Джонсон. Я что–нибудь придумаю.

Городской телефон уже полгода назад отключили за неуплату. Мышка и хозяйка никак не могли решить, кто же будет платить за эту услугу, поэтому Мышке пришлось отправиться на поиски мобильного. В последний раз она видела его среди вещей, грудой сваленных в стареньком кресле. Обнаружив телефон под тремя свитерами, Мышка набрала номер своей подруги Вики Хэдмен.

Вики нельзя было назвать плохой подругой, но она никогда не отличалась ни обязательностью, ни пунктуальностью. Впрочем, сама Вики считала, что эти качества не для нее, ведь она слишком яркая натура для всех этих условностей.

Проще говоря, мобильный Вики оказался вне зоны доступа именно в тот самый момент, когда Мышке понадобилась ее помощь. Осталось лишь предполагать, где на этот раз находится Вики: покоряет гору Эльбрус с каким–нибудь альпинистом или укатила на церемонию награждения какого–нибудь актера. Впрочем, ни одно из этих предположений не давало Мышке никакой уверенности в том, что подруга сможет помочь ей в ближайшие пять дней.

Мышке не очень–то хотелось звонить кому–то, кроме Вики, поэтому она решила обратиться в агентство, которое помогло бы ей с поисками жилья.

Вряд ли, конечно, я найду что–то интересное, но зато проучу эту старую каргу, решила Мышка. Нельзя же дать ей повод думать, что обо всех своих жильцов можно вытирать ноги.

Риелторы откликнулись быстро, и Мышка уже через полчаса беседовала с какой–то невыразимо любезной дамой, которая была просто уверена, что за пять дней найдет для Мышки восхитительный домик в каком–нибудь зеленом и солнечном районе. Сказать, что Мышка поверила всем этим «восхитительным», «великолепным» и «вы ни за что не пожалеете» было бы сложно, однако она твердо решила съехать, а потому подумала, что лучше примет первое попавшееся предложение, нежели будет униженно умолять мисс Джонсон об отсрочке.

Уже вечером любезная дама перезвонила Мышке и сообщила о том, что у нее есть целых пять вариантов «очаровательных» домиков. Один, правда, находился довольно далеко от города, за аренду другого просили такую сумму, что даже Мышка присвистнула от удивления, третий домик был отстроен совсем недавно, и к нему до сих пор не было подведено отопление. И тут Мышкин взгляд зацепился за четвертый дом — с изгородью, увитой шиповником.

Дом, судя по фотографиям, был из тех, что Мышка называла атмосферными. Старенький домик из красного кирпича с черепичной крышей, казалось, находился в каком–то английском графстве, но уж никак не в Америке. На заднем дворе стояла маленькая тенистая беседка, где Мышка сразу вознамерилась сидеть вечерами и пить горячий чай… или что–нибудь покрепче.

В домик она влюбилась сразу и безоговорочно, так что едва ли что–нибудь, кроме чересчур высокой цены, могло ее остановить. А цена была совсем не высокой, скорее низкой. Особенно для такого домика — домика мечты….

— Да, я въеду сегодня же. — Мышка мечтательно улыбнулась, еще раз окинув взглядом сад с очаровательной беседкой.

Теплый апрельский ветерок нежно колыхал тонкие стебли обвившего беседку растения, которое, воспрянув от зимнего сна, вновь выпустило свежие зеленые листочки.

Сад был великолепен, как и сам дом, в котором Мышка уже успела совершить беглый осмотр.

— Так торопитесь? — удивилась женщина–риелтор. — Боюсь, не успею познакомить вас с хозяйкой. Впрочем, насколько я понимаю, она бывает здесь так редко, что вы можете ее не увидеть еще долго. Деньги вы будете высылать ей почтой, правда она все же оставляет за собой одну комнату.

— Да, я поняла, — беззаботно ответила Мышка, скользнув глазами по крыльцу, украшенному красивым фонарем, сделанным из разноцветного стекла, оправленного в бронзу. — Готова пожертвовать комнатой — это ничтожная цена за то, чтобы хозяйка не являлась с проверками каждую неделю.

— Пожалуй, да, — улыбнулась риелтор. — Значит, вы решились?

— Решилась, — спокойно ответила Мышка.

Нехитрые пожитки — Мышка привыкла довольствоваться малым — были собраны, и переезд состоялся затемно. Таксист подвез ее к дому и помог отнести вещи в дом. Мышка не торопилась распаковываться и извлекла из большой сумки лишь толстый свитер, чай, чайник и чашку. Ради этого она сюда так торопилась — чаепитие в беседке не хотелось откладывать.

Заварив чай, Мышка нашла в кухонном шкафу аляповатый пластиковый поднос и направилась в сад. В беседке тоже стоял фонарь — не менее любопытный, чем на крыльце. Он был сделан в виде высокого торшера — цветка, чью стеклянную головку украшали бронзовые завитушки.

Мышка устроилась на невысокой скамеечке и готова была уже предаться чудесным фантазиям о том, как хорошо ей будет на новом месте, как вдруг услышала звонок, задребезжавший над воротами.

Неужели хозяйка? В такой час? Этого еще не хватало…

С неудовольствием сбросив с себя клетчатый плед, в который закуталась, чтобы не замерзнуть, она торопливо направилась к воротам.

У ворот стояла пожилая женщина, всем своим видом изображая нетерпение. Мышка же всем своим видом изображала удивление. Нечего новой хозяйке думать, что ее вечерние визиты квартирантка будет принимать как должное…

— Добрый вечер, — пробормотала незваная гостья, когда Мышка открыла ворота. — Вы уж простите, что я так поздно. Но я, честное слово, только что узнала о вашем приезде.

— Надо же, — заметила Мышка, — недовольно сдвинув брови. — Не знала, что дома сдают в аренду без согласия арендодателей.

— Что? — удивленно уставилась на нее незнакомка. — А, вы решили, что я тут хозяйничаю.

— Нет, я не миссис Вортингтон. Она редкий гость в собственном доме. Я Анджела. Анджела Мартин. Ваша соседка.

— Соседка? — Мышка вздохнула с облегчением, хотя в ее планы не входило в первый же вечер поить чаем навязчивых и наверняка любопытных гостей. — Очень приятно, миссис Мартин. Меня зовут Миа Маусон. Только, прошу меня извинить, я не стану приглашать вас в дом. Переезд, дорога, сборы и разборы, — принялась перечислять Мышка. — Столько еще нужно сделать, а времени никогда не бывает много.

— Что ж, вы думаете, что я напрашиваюсь? — обиженно покосилась на нее соседка. — Да я, честное слово, не за этим пришла.

— Ну что вы, что вы, навестить нового жильца — долг каждого уважающего себя соседа, — с едва заметной иронией улыбнулась Мышка. — Как–нибудь я обязательно угощу вас чаем, миссис Мартин, а сейчас…

— Лучше называйте меня просто Анджелой. Не люблю я всех этих церемоний между соседями. Только, видите ли, я же к вам не просто так пришла. — Анджела с ловкостью фокусника извлекла из–за спины что–то, что вначале Мышка приняла за бусы из огромных зубов, снятых с шеи какого–нибудь любителя полакомиться человечинкой.

— Что это? — уставилась она на свою странную соседку.

— Чеснок, — невозмутимо ответила Анджела и протянула Мышке связку из лиловато–белых головок.

— Но зачем он мне? — окончательно растерявшись, поинтересовалась Мышка.

— Возьмите, пригодится, — не унималась назойливая соседка. — Уж поверьте мне, лучше вам повесить ее на дверь своей спальни, как ляжете спать, а то, не ровен час, что–нибудь случится.

— Да что со мной может случиться?

— Всякое может, — упорствовала Анжела, чьи круглые глаза явно не хотели отвечать на пристальный взгляд Мышки.

— Послушайте, миссис Мартин… — Мышка уже начала сердиться: чай стыл, а то, что принесла соседка, не было похоже на коробку шоколадных конфет или домашние пирожки, — У меня полно дел, я здорово устала и хочу наконец…

— Пожалуйста, мисс Маусон…

— Миа.

— Пожалуйста, Миа, возьмите это. Честное слово, я не просто так к вам пришла. Ваш дом… то есть дом миссис Вортингтон… Он… В нем… В общем, в нем есть кое–что такое, то есть кое–кто такой…

Анджела снова запнулась, и до Мышки кое–что начало доходить. Она посмотрела на чеснок, которым соседка размахивала едва ли не перед самым ее носом, а потом перевела взгляд на нее и, не выдержав, хмыкнула.

— Вы что, хотите сказать, что здесь нечистая сила?

— Да.

— Вампиры?

— Ну, вроде того.

— Миссис Мартин… Анджела, это что — розыгрыш для новичка? Вы что, таким образом пытаетесь выяснить коэффициент интеллекта своих новых соседей?

— При чем тут розыгрыш? — обиженно и огорченно посмотрела на Мышку соседка. — При чем тут интеллект? Здесь живет нечисть, я точно вам говорю.

— С меня хватит! — не выдержала Мышка и, отобрав у растерявшейся Анджелы связку с чесноком, заявила: — Если я возьму у вас эти дурацкие бусы, вы отстанете от меня со своими бреднями?

— Как знаете, — окончательно обиделась соседка и пробормотала: — А я, между прочим, помочь вам хотела.

— Благодарю за помощь, — отвесила шутливый поклон Мышка и некоторое время стояла у ворот, удивляясь тому, какими наивными, странными и навязчивыми могут быть некоторые люди…

Чай остыл, вечер был безнадежно испорчен, поэтому Мышка перебралась из беседки в дом и, более–менее раскидав часть вещей, необходимых для того, чтобы воспользоваться ими вечером и ночью, устроилась с ноутбуком на кушетке в небольшой комнате, которую облюбовала для себя еще во время первого осмотра дома.

Статью об обезьянках–игрунках в журнале «Чудеса из чудес» ждали к середине месяца, статью о новой линии «удивительно легких безоправных очков» в журнале «Мир вашим глазам» — к концу недели. Еще несколько мелких статей, к счастью, могли подождать. Впрочем, Мышка не жаловалась: гораздо хуже было — месяцами сидеть без работы.

Чесночные бусы были брошены где–то на кухне — тут им самое место, подумала Мышка, — но слова чудной соседки почему–то не шли из головы. Вики, склонная к размышлениям о других мирах и большая поклонница журналов с названиями вроде «Ваш оракул» частенько называла подругу прожженной материалисткой. Мышка, впрочем, такой и была, поэтому в словах Анджелы пыталась отыскать рациональное зерно.

Решив в конце концов, что в этом доме умер человек, покончивший с собой или что–нибудь в том же духе, Мышка списала домыслы не в меру суеверной Анджелы на обычное человеческое желание верить в страшные сказки и пугать ими других. На этом попытки понять значение странного подарка закончились, и Мышка принялась описывать повадки игрунок, из–за которых ей несколько дней пришлось рыться в городской библиотеке. И вот, когда у миролюбивых игрунок начался период брачных игр, до Мышки донесся странный шум.

Она перестала стучать по клавиатуре и прислушалась. Шум прекратился, и Мышка решила, что ей послышалось. Но когда брачный период игрунок был в самом разгаре, шум возобновился.

Мышка снова оторвалась от ноутбука. Что бы это значило? Источник шума явно находился на втором этаже, над ее головой. А по характеру шума можно было предположить, что кто–то двигает стул.

Это дом, успокоила себя Мышка. В доме царит тишина, а потому любой звук кажется громким. Кому тут двигать стулья, если в доме, кроме меня, никого нет?

Мышка снова вернулась к игрункам, но на этот раз ей не удавалось сконцентрировать вокруг их брачных игр все свое внимание. Игрунки не хотели спариваться, потому что Мышка уже не была так непоколебимо уверена в том, что находится в доме одна. Белесое облачко страха уже вползло в душу, и, какой бы материалисткой Мышка ни была, она вспомнила о злополучных бусах из чеснока.

Черт бы побрал эту старую курицу! — выругалась про себя Мышка. Надо же, мы пообщались всего пять минут, а настроение испорчено на весь вечер!

Размышления о даме, руководствовавшейся столь благими намерениями и подарившей своей соседке полезный во всех отношениях подарок, было прервано очередным странным звуком, донесшимся на этот раз из гостиной.

Мышка замерла и съежилась на кушетке. Нет, никаких призраков, вампиров и прочих врагов рода человеческого, конечно, не существует. Напрашивается один только вывод: в дом проникли воры.

Впрочем, воры едва бы стали двигать стулья, мелькнуло в голове у Мышки, и она тихонько отставила в сторону ноутбук. Осторожно поднявшись с кушетки, она на цыпочках подошла к двери и прильнула к ней щекой. Кожи коснулось дуновение легкого ветерка. Мышка отдавала себе отчет в том, что ветерок всего–навсего обыкновенный сквозняк, но ей снова почему–то вспомнились чесночные бусы и болтовня суеверной соседки.

В гостиной происходили загадочные перемещения: кто–то прогулялся до шкафа, открыл его, закрыл, а затем двинулся на кухню. Стоило ли выяснять, призраком был этот некто или вором? Авантюристка Вики наверняка попыталась бы это выяснить. Но Мышка не была авантюристкой, а потому решила осторожно добраться до телефона и позвонить в полицию.

Сотовый, как назло, валялся среди груды вещей, которые Мышка так и не удосужилась вытащить из холла. Обычный телефон стоял в гостиной, но идти туда было опасно.

А что сейчас не опасно? Мышка нервно хмыкнула и аккуратно открыла дверь, не издавшую скрипа, к огромному ее облегчению.

Таинственного ночного гостя в гостиной не оказалось, и Мышка беспрепятственно добралась до радиотрубки. Звонить из дома было страшно, и она решила выбраться на крыльцо. Там по крайней мере ее гость — или гостья, как знать? — не должен ее услышать.

Сжав в руке спасительную трубку, Мышка сделала несколько шагов по направлению к холлу.

— Что это вы делаете, хотел бы я знать?

А вот и гость, мысленно констатировала Мышка и почувствовала, как сердце падает куда–то вниз, как часы, сброшенные с огромного небоскреба.

2

Тип выглядел странно. Нет, не странно, а, пожалуй, просто необычно. Нет, даже не необычно, а как–то уж совсем непривычно для вора, а уж тем более для призрака.

Тип не был ни угрюмым, ни зловещим, но и веселым он не выглядел. Тип не был привлекательным, но и отталкивающего в нем ничего не было. На лице типа не было черного чулка, поэтому Мышка смогла беспрепятственно его разглядеть. Не слишком–то выразительное лицо с плоским небольшим носом, маленькими плотно сжатыми губами и серыми усталыми глазами.

Коротко стриженные волосы уложены в аккуратную прическу; поверх белого джемпера надет черный кожаный жилет, на подозрительно ухоженных для вора руках — небольшое серебряное кольцо, испещренное какими–то замысловатыми рисунками.

Во всем его облике чувствовалась хорошо выверенная и вместе с тем небрежная элегантность. Проще говоря, трудно было заподозрить этого немолодого мужчину в чем–либо, кроме франтовства и некоторого высокомерия. К тому же в руках у него Мышка заметила бокал с плещущейся темно–бордовой жидкостью, по всей видимости с вином. Вряд ли вору пришла бы в голову фантазия полакомиться вином в доме, который он вознамерился ограбить.

— Кто вы такой? — не зная, что и думать, спросила Мышка, прижав к груди трубку.

— Вообще–то я здесь живу, — пробормотал он, как показалось Мышке, даже несколько обиженно.

— Вообще–то это я здесь живу! И о соседях меня никто не предупреждал!

— Меня тоже никто не предупреждал. Поэтому я никак не возьму в толк, несравненная мисс, что вы тут делаете…

— Мне, черт возьми, надоел этот цирк! — вспылила окончательно осмелевшая Мышка. — Я сняла этот дом через агентство «Лоун стар», заплатила деньги и считаю, что имею полное право вызвать полицию!

— Очень мило, очаровательная мисс или миссис. Вызывайте, прошу вас. Думаю, полицейским будет любопытно узнать, что я хозяин половины этого дома и сада.

— Хозяин? — растерянно переспросила Мышка, не зная, верить или не верить своим ушам.

— Хозяин, несравненная мисс, хозяин, — со снисходительной усмешкой заметил незнакомец.

Мышку взбесил этот взгляд, исполненный ни на чем не основанного самодовольства. Этот тип как будто издевался над ней, как будто выказывал ей свое превосходство. И вообще, где, спрашивается, доказательства того, что он хозяин этого дома?

— У меня есть договор, заключенный с «Лоун стар», — решительно заявила она. — А вот вы чем докажете право на свое существование в этом доме?

— Существование? — хмыкнул тип, отхлебнув вино из бокала. Его, казалось, начало забавлять происходящее. — Может быть, вы и существуете, очаровательная мисс. А я, с вашего позволения, предпочитаю называть свое пребывание здесь жизнью.

— Хватит с меня демагогии! — Мышка сурово сдвинула брови и помахала перед наглым типом телефонной трубкой. — Я вызываю полицейских, пусть они нас рассудят.

— Судят, хочу вам напомнить, в судах.

— Да хоть в пекле. — Мышка включила трубку и поднесла ее к уху, но с ужасом обнаружила, что трубка не издает ни единого звука. На лице типа она прочитала выражение по меньшей мере ехидства. — Вы что, нарочно ее выключили?

— Можно подумать, мне больше нечем заняться, — не меняя выражения лица, ответил незнакомец и — вот уж наглость так наглость! — подошел к креслу и устроился в нем. — Успокойтесь, трубка села, а я всего лишь забыл ее зарядить. Ну такой уж я рассеянный человек, очаровательная мисс…

— Да бросьте вы эти свои «очаровательные» и «несравненные»! — вспылила Мышка. — Можно подумать, этим вы кого–нибудь обманете.

— Я не квартирный жулик, попрошу заметить, и не собираюсь никого обманывать.

— Тогда почему вы не подкрепите свои слова договором? — полюбопытствовала Мышка, вернув на место бесполезную телефонную трубку.

— Вы всегда больше верите бумажкам, чем людям? — спросил незнакомец, хитро сощурив свои серые глаза.

Нет, он и в самом деле издевается надо мной и даже не скрывает этого!

— Я предпочитаю проверять слова незнакомых людей. Вы вообще–то тоже не похожи на человека, который все принимает на веру.

— Весьма польщен. Я рад, что вы хоть что–то обо мне поняли. О, я ведь повел себя совсем не по–джентльменски, — полушутливо спохватился он. — Не принес вам стул, не предложил вина.

— Я не пью вина… — Она хотела добавить «с незнакомцами», но он ее перебил:

— А что же вы пьете?

— Бренди, виски или текилу.

— Я бы сказал, что у вас мужской вкус.

— Мои вкусы не имеют никакого отношения к нашему разговору.

— А мне кажется, имеют. Ведь мы все–таки соседи. Так, может, присядете, а я принесу вам что–нибудь выпить? Вы уж простите, очаровательная мисс, но лицо у вас сейчас такое, как будто в стакан с чаем вам насыпали перцу, а поза, в которой вы стоите, напоминает мне о моем приятеле, ушедшем в отставку, да так и не утратившем военной выправки.

— Перестаньте меня оскорблять! — взорвалась Мышка. — Мне не нужна ваша выпивка, и я не хочу садиться! Я требую, чтобы вы немедленно принесли документы, которые хоть как–то объяснят ваше пребывание в доме, который я сняла!

Лицо у него явно омрачилось. Он нехотя поднялся с кресла. Мышка насторожилась: а вдруг вместо документов этот наглый проходимец вытащит из кармана пистолет?

Но он не собирался делать ничего подобного. С недоумением и обидой покосившись на Мышку, он произнес:

— Знаете, а я был о вас лучшего мнения. Думал, вы, как настоящая женщина, оцените романтику и прелесть этого момента. Да вы — как те бумажки, которых так упрямо добиваетесь. Пусть так, я принесу вам этот хлам.

— Отлично, — кивнула Мышка, обрадованная тем, что ей наконец удалось добиться от этого типа чего–нибудь, кроме высокопарных фраз.

Он поднялся наверх, а она пошла в холл, чтобы найти договор, который, поддавшись очарованию уютного домика, подписала, практически не глядя. Через несколько минут оба стояли в гостиной и протягивали друг другу бумаги, как какие–нибудь адвокаты, чьи клиенты не пожелали встретиться друг с другом.

Типа, как выяснилось из бумаг, звали Ди Джи Харрисон. Что за Ди и Джи — Джералд, Джон или Джастин — Мышка не стала ни отгадывать, ни вычитывать. Сейчас куда важнее было понять, действительно ли этот мистер Джи является владельцем части дома или он по неизвестной причине занял чужое имущество и теперь блефует, чтобы выиграть время.

К своему величайшему недовольству, Мышка выяснила, что мистер Джи и в самом деле владеет половиной дома, доставшейся ему по наследству от тетки. Другой половиной владеет его вторая тетка. Досадная особенность наследства заключалась в том, что вторая тетка мистера Джи, Лайза Вортингтон, у которой Мышка и арендовала жилье, могла сдать свою часть дома, не спрашивая согласия на то племянника. Племянник мог сделать то же самое, правда ни он, ни Лайза Вортингтон не могли продать этот дом, так как оба получили свои части в наследство и обязаны были считаться с условиями завещания, которые не позволяли распорядиться домом таким образом.

— Хотел бы я знать, как вы читали договор, — донесся до Мышки насмешливый голос мистера Джи. — Тут ведь черным по белому написано, что вы арендуете лишь часть дома. — Он протянул Мышке бумаги и ткнул пальцем в маленький абзац, напечатанный мелким шрифтом.

Конечно, он оказался прав, а Мышка сделала глупость, не вчитавшись в документ. Конечно ей не стоило верить любезной даме, которая, правда, сделала вид, что предлагает клиентке подумать, хотя уже хорошо поняла, что раздумывать та не станет.

— Черт! — не сдержалась Мышка. — Вот мерзкая жаба! Я ведь еще по телефону почувствовала, что она хочет меня надуть!

— Фи, какая вы грубая и неженственная, — с неодобрением покосился на нее мистер Джи. — Разве можно так говорить о людях?

— Еще как можно, — раздраженно бросила Мышка. — Если они воспользовались вашим доверием…

— Надо было всего лишь внимательно прочесть договор.

— Ну а вы–то где были, когда я осматривала дом, господин Наблюдательность? — взъелась на него Мышка, раздосадованная собственной невнимательностью. — Могли бы, в конце концов, выйти и объяснить мне, в чем дело.

— И вышел бы, — пожал плечами он… — Но я спал, а после бокала–другого вина и бессонной ночи спится, знаете ли, очень хорошо.

— Он спал! — фыркнула Мышка. — Можно было проявить бдительность, зная, что ваша тетка собирается сдать дом.

— Откуда же я знал? Впрочем, подозревал, что Лайза что–то задумала. Она никогда не питала ко мне теплых чувств.

— Только почему я должна страдать из–за этого?

— А вы страдаете? — прищурился мистер Джи.

— Я оказалась в дурацком положении. Только что съехала с прежнего жилья и снова вляпалась в неприятности.

— Я что, очень похож на неприятность?

— Знаете, приятного в вас мало. Особенно учитывая наше соседство.

— Кто мешает вам подыскать что–нибудь еще?

— А что заставляет вас жить в доме, куда в любой момент могут прибыть новые соседи?

— Я к нему привык и не собираюсь отсюда съезжать.

— А я не собираюсь швыряться деньгами, которые, между прочим, уже уплачены, — решительно заявила Мышка. — Так что, если задумали выжить меня, можете даже не мечтать. Я не из тех, кто бежит, испугавшись трудностей.

— Кто бы сомневался, несравненная мисс. Вы из тех, кто будет бить головой по воротам, пока они не откроются. И плевать, что за этими воротами нет ничего интересного.

— Я не несравненная мисс, — оборвала его Мышка. — И еще раз требую, чтобы вы перестали меня оскорблять!

— В констатации факта нет ничего оскорбительного. Я неплохо разбираюсь в людях и уже успел понять, что вы не терпите критики в свой адрес…

— Я не терплю чванливых зазнаек!

— А вот это уже оскорбление, — без злобы, однако же с обидой покосился на нее он.

— Послушайте, мистер Джи, я устала и не собираюсь препираться с вами всю ночь, — заявила Мышка, которая и в самом деле чувствовала себя такой уставшей, словно ей пришлось целые сутки проехать в автобусе, катившемся по отвратительной дороге. — Еще раз повторяю, не мечтайте, что я съеду. Надеюсь, нам с вами не придется видеться слишком часто. Давайте сразу разграничим территории…

— Во–первых, — властным тоном перебил ее он, — я не мистер Джи. Меня зовут Дэниел Джек Харрисон. И не вам, Миа Маусон, ехидничать по поводу моего имени. Во–вторых, съедете вы или нет, мы еще поглядим. А в–третьих, я не собираюсь ничего разграничивать и делить. Я привык жить в этом доме так, как хочу. Я — хозяин, а вы всего–навсего — арендатор. Так что не вам диктовать мне условия. А теперь спокойной ночи, Миа Маусон. Поверьте, я утомлен не меньше вашего. Правда, не переездом, а беседой с вами. — Он торжественно прошествовал к стенному шкафу и извлек из него бутылку вина.

— Алкоголик, — фыркнула Мышка и направилась в свою комнату.

Что ж, осталось констатировать, что переезд удался на славу. Ей и в голову не могло прийти, что придется делить крышу над головой с посторонним, да еще и таким наглым типом. Впрочем, она от своих слов не отступится. Если он размечтался, что Мышка из тех, кого можно запросто выжить из дома, ему придется умерить свой пыл. Дэниел Джек Харрисон, можно подумать… Она и не таких ставила на место!

Мышка засыпала, а со второго этажа все еще доносились шорохи шагов. Кажется, этот мистер Джи сова или лунатик. В любом случае ей наплевать, кто он такой. Хоть бы призрак или вампир, как говорит ее безумная соседка. Кстати, хотелось бы знать, из чего Анджела Мартин сделала такие выводы…

3

Дэниел был порядочно зол на свою тетку, однако, несмотря на это, ему была любопытна особа, поселившаяся в его доме.

Эта мисс или миссис была совсем не в его вкусе, однако что–то в ней было такое, что заставляло Дэниела если и не снимать шляпу, то уж точно проникаться к этой молодой женщине смесью уважения и любопытства.

Она была далеко не красавицей, это уж точно. Впрочем, страшненькой ее тоже назвать было нельзя. Эта Миа обладала такой внешностью, которую можно было безбожно критиковать, но в то же время находить весьма привлекательной. Небольшой рот с чуть припухшими губами казался слишком уж капризным, но это даже придавало ему некоторый шарм. Нос, чуть более длинный, нежели ему надлежало быть, при внимательном рассмотрении выглядел очень симпатичным чуть вздернутым носиком. Широкие брови — еще самую малость, и они могли бы срастись на переносице — вовсе не придавали лицу выражения угрюмости, а все из–за глаз, таких больших, что даже брови на их фоне казались аккуратными штрихами, лишь подчеркивавшими глубину двух огромных серо–синих озер, окутанных шелковыми сетями длинных ресниц.

Пожалуй, всего и было в ней красивого, что глаза. Все остальное можно было разгромить в пух и прах. При ее маленьком росте и чрезмерной худобе одевалась она весьма нелепо: мужские свитера невообразимых цветов — Дэниел как–то раз заметил на ней что–то похожее на красно–черный джемпер любимца поклонников фильмов ужасов Фредди Крюгера — и обтягивающие черные джинсы. Эту вопиющую безвкусицу — у Дэниела не было ни одной женщины, которая могла бы позволить себе надеть нечто подобное даже дома — дополняли огромные (и это при ее–то маленькой ножке!) тапочки в виде собачьих морд.

Волосы она скалывала на затылке большой заколкой, да так, что невозможно было понять, длинные они у нее или короткие. Дэниелу удалось заметить лишь то, что они красивого цвета: темно–каштановые с рыжеватым отливом.

Кроме всего прочего, она была ужасно неопрятна. Дэниел то и дело натыкался на забытые ею вещи в гостиной, в ванной, на кухне. Миа забывала все и везде: теплую шаль, которой укутывалась по ночам в беседке — на кухонном столе, письменные принадлежности — на тумбочке в ванной, свитера — на журнальном столике в гостиной.

Но страшнее всего были ее сигареты: она дымила везде, где хотела, а пустые пачки, как и прочие вещи, обнаруживались в самых непредсказуемых местах. При этом Миа умудрялась пенять Дэниелу на его курительную трубку, в которую он забивал табак, воняющий, по ее словам, хорошо поношенными носками.

Да уж, его новая соседка, появления которой он вовсе не ожидал, была на редкость странной дамочкой. Дэниел еще ни разу не видел подобных женщин. Впрочем, она стала весьма любопытным объектом для его наблюдений. В конце концов, можно было бы сделать ее одним из колоритнейших персонажей в детективе, который Дэниел писал, чтобы хоть чем–то себя занять.

Так и не допечатав строку, Дэниел поставил несколько точек и вытряхнул из потухшей трубки остатки табака. Выбравшись из мягкого кресла, он подошел к окну и заглянул в большой бинокль, который ловко прятал за темно–бордовыми шторами, украшенными золотой вышивкой.

Надо же, а этот сумрачный джентльмен снова объявился в доме напротив, подумал Дэниел, рассматривая соседа в бинокль. Кто бы мог подумать, что он так быстро вернется. Смотрите–ка, сколько вещей… Кажется, переезжает с женой, во всяком случае не один… Какое недовольное лицо… Судя по нахмуренному лбу, переезд его не очень–то радует… Может, жена не одобрила его выбор? А может, они развелись и разъехались?.. Впрочем, кольцо на пальце говорит об обратном. Хотя некоторые и после развода продолжают носить кольца…

Конечно, Дэниелу было трудно разглядеть, обручальное оно или нет, но что–то подсказывало ему, что все не так–то просто в жизни у этого сумрачного типа, который нанял рабочих вовсе не для ремонта, а для того чтобы произвести какие–то переделки в той части дома, что выходит на задний двор.

Дэниел не без интереса понаблюдал за телефонным разговором соседа. Выражение его лица стало еще более хмурым и сосредоточенным. Соседа явно не удовлетворил разговор — более того, звонок его расстроил и встревожил. Иначе он вряд ли стал бы метаться по комнате как затравленный зверь…

В дверь раздался довольно настойчивый и возмущенный стук, поэтому Дэниелу пришлось оторваться от бинокля. Опять эта Миа с ее бесконечными претензиями…

Он завесил бинокль куском темной ткани и подошел к двери. Какая досада, что она пришла именно сейчас. А вдруг там, за окнами соседнего дома, происходит что–то, на что стоило бы посмотреть?

— Послушайте, мистер Джи, — решительно заявила Мышка с порога, — мне уже осточертел запах вашей трубки! Если вы курите свой ужасный табак, неужели этого нельзя делать у себя в комнате? После того как вы посидели на кухне, вонь стоит просто невыносимая. Пахнет хорошо поношенными носками. Если у вас нет денег на хороший табак, то, может, я куплю вам его?

— Моя несравненная Миа, — насмешливо ответил ей он, прислонившись плечом к дверному косяку и взирая на нее со снисходительным недоумением, — вы попросту не разбираетесь в табаке. Это, между прочим, «Лагакия», дорогой изысканный сорт. И пахнет он, к вашему сведению, вовсе не «хорошо поношенными носками», а костром из дубовых веток и итальянской сосны. Аромат его могут понять лишь знатоки, а вы, привыкшая к своим не слишком–то изысканным сигареткам, его, естественно, не можете оценить.

— Вот и поговорили бы со своей тетей, чтобы она заселяла к вам жильцов, которые знают толк в этой мерзости.

— Вот и съезжайте, если вам что–то не нравится.

— Не дождетесь, — хмыкнула Мышка. — И потом, какая вам–то радость, если я уеду? Ваша милая тетушка, которая, насколько я успела понять, относится к вам с нежной любовью, обязательно сдаст свою половину другому жильцу, по сравнению с которым, может статься, я покажусь вам невинным ягненком.

— Вы — ягненком? — Он окинул ее насмешливым взглядом. — Вы не ягненок. Вы — маленькое существо, которое умудряется превратить уютный дом в обыкновенную свалку. Эти ваши коробки из–под резиновых покупных пицц, которыми завалена вся кухня, эти ваши свитера, разбросанные по всему дому… А эта ваша привычка оставлять пепельницы именно там, где их легче всего опрокинуть… И я еще не сказал о том, что вы оглашаете дом такой руганью, от которой даже у меня, мужчины, вянут уши. Такого ягненка, точнее такой неженственной женщины, я еще ни разу не встречал…

— Хватить тыкать мне неженственностью, — сквозь зубы процедила Мышка. — Можно подумать, вы очень мужественный. Одни ваши наманикюренные ручки чего стоят. Образец мужественности! Сидит дома, как какая–то сова в дупле…

— Не сова, а филин, — поправил ее помрачневший Дэниел. — Вы, между прочим, тоже не большая любительница прогулок…

— По крайней мере, меня никто не считает вампиром, — нашлась Мышка, возблагодарив Анджелу Мартин за этот, своевременно подвернувшийся аргумент.

— Это вы соседку наслушались? — усмехнулся он, скрестив на груди свои холеные руки. — Теперь понятно, откуда на кухне взялась связка чеснока. А у меня–то появились мысли, что вы образумились, решили перестать травить себя фастфудом и начать готовить.

— Мое дело, травить мне себя или нет, — недовольно пробурчала Мышка.

— Я тоже вправе курить трубку когда и где угодно, — небрежно заметил Дэниел. Он извлек из кармана деревянную трубку с янтарным мундштуком и принялся набивать ее тем, от чего Мышка уже несколько дней подряд испытывала приступ непреодолимой тошноты.

— Вы что, издеваетесь?!

— Нет, всего лишь удовлетворяю свои нехитрые потребности.

Мышка бы с удовольствием хлопнула дверью перед самым его носом, но, увы, дверь находилась за его спиной, да и комната принадлежала ему. Ей пришлось возмущенно фыркнуть и спуститься вниз. В комнату, где–то под пледом и свитерами, надрывался мобильный телефон. Чтобы хоть немного отдохнуть от запаха невыносимой «Латакии», Мышка решила выйти в сад.

Звонила Вики, которую какими–то судьбами занесло на Мадагаскар, откуда она недавно вернулась, и теперь ей не терпелось встретиться с подругой и обо всем рассказать.

Где же ты была, когда я попалась на эту удочку с домом? — подумала Мышка, закончив болтать с подругой. Впрочем, ответ очевиден — на Мадагаскаре.

Когда сразу же после Вики позвонила мама, Мышка подумала, что Юнг был прав насчет коллективной памяти. Мама звонила редко и, как назло, выбирала именно такие моменты, когда ее непутевая дочь оказывалась не в самых лучших обстоятельствах.

Звонок матери порядочно обеспокоил Мышку. Донна Бри — как шутливо называла свою мать Мышка — не просто хотела увидеть дочь, а настаивала на том, чтобы посмотреть, куда в очередной раз переехало ее любимое чадо. Для Мышки это не предвещало ничего хорошего.

Во–первых, донна Бри была женщиной, любившей идеальный порядок и чистоту, а во–вторых, она всякий раз безумно печалилась из–за того, что ее дочь так и не устроила свою личную жизнь.

Кроме всего прочего, здоровье матери оставляло желать лучшего — ее доктор уже который год прописывал ей сердечные таблетки, которые, впрочем, давали лишь временный эффект, — а потому Мышка старалась, чтобы нечастые встречи с матерью если и не проходили идеально, то по крайней мере не заставляли донну Бри хвататься за сердце в прямом и переносном смысле этого слова.

Часть проблем Мышки, к счастью, пообещала взять на себя Вики, куда более легкая на подъем и сообразительная в подобных мелочах, нежели ее подруга. Чтобы развеять сомнения донны Бри относительно личной жизни дочери, Вики пообещала захватить с собой приятного во всех отношениях спутника, которому будет несложно поухаживать за Мышкой в присутствии ее матери.

Осталось два вопроса, один из которых решался вызовом домработницы, а вот второй…

Вики Хэдмен была на седьмом небе от счастья, узнав, что Мышка приняла предложение, от которого столько раз отказывалась с завидным упорством. И пускай это согласие было продиктовано лишь тем, что подруге нужна была всего–навсего ширма, прикрывающая ее перед матерью, Вики уверяла себя, что остальное всего лишь дело техники.

Перерыв свою телефонную книжку в поисках достойных кандидатов, Вики остановилась на трех претендентах. Натура чувственная и увлекающаяся, она тем не менее была неплохим аналитиком, когда речь шла о потенциальных женихах для подруг или невестах для друзей, коих у нее было великое множество. Как–то раз Мышка со свойственной ей иронией предложила подруге открыть брачное агентство, но Вики идеей так и не воспользовалась — собственный бизнес требовал слишком большого времени и серьезных усилий, а Вики такому скучному труду предпочитала развлечения и путешествия.

Все кандидаты, отобранные Вики, были, по ее мнению, в высшей степени достойными мужчинами. Угодить вкусу Мышки, конечно, было довольно непросто, однако Вики понимала одно: мужчина, который мог бы понравиться ее подруге, должен быть неглупым и обладать недюжинным терпением. Поскольку такое сочетание плюс отсутствие неприятного приложения в виде жены и детей большая редкость, Вики надо было хорошенько поразмыслить над выбором «жениха».

Лесли Годрэм, ее хороший приятель, довольно состоятельный мужчина, сделавший свой бизнес буквально из воздуха — его фирма занималась воздушными шариками с «индивидуальными поздравлениями», — был терпелив, но не слишком умен в вопросах более возвышенных, нежели подсчеты прибыли с продаж. Дэвид Шоу был весьма умен, но уж слишком любил критиковать своих бывших женщин. Гарри Майерс был и умен, и терпелив, но настораживало то, что он в свои тридцать пять еще ни разу не был женат. Вики знала, что у него есть какая–то любовная связь, но не имела представления о том, насколько эта связь серьезна.

Хорошенько подумав, она остановила свой выбор на Гарри Майерсе. Пожалуй, это даже хорошо, что он не торопится с женитьбой, поскольку Мышка и сама, мягко говоря, не спешит во второй раз связать себя узами Гименея. В конце концов, решила Вики, два интересных человека ничего не потеряют, если познакомятся. Гарри вежлив, обходителен, он настоящий джентльмен — донна Бри будет довольна «выбором» дочери. И уж точно, на этот раз не будет с горечью в голосе и сердце рассказывать Вики о том, что Мышка ужасно одинока.

Убедившись в том, что Гарри Майерс все еще не женат, Вики поспешила попросить его о помощи, которую он конечно же обещал оказать. В качестве своего спутника Вики решила пригласить молодого журналиста — того самого, что увез ее на далекий Мадагаскар.

Вики Хэдмен потирала руки — вечер обещал быть идеальным.

4

К половине восьмого, когда Мышка уже чувствовала не только порядочную усталость, но и тревогу, Вики наконец–то прибыла с кавалерами. Один из них был постарше, другой помоложе, но Мышке было совершенно безразлично, кого из них Вики привезла для нее, лишь бы донна Бри в кои–то веки увидела, что ее дочь не так уж и одинока, как ей кажется.

— Мышка, ты не меняешься. — Вики обняла подругу и с неудовольствием оглядела ее внешний вид. На Мышке был вязаный бледно–синий свитер в зеленую клетку и «парадные» светло–голубые джинсы. — Могла бы хоть раз надеть что–нибудь вроде платья.

— Спасибо за комплимент, — буркнула Мышка и, посмотрев на мужчин, покачала головой. — Представьте себе, эта законодательница мод — моя подруга.

— Вики много рассказывала о вас, — улыбнулся мужчина постарше. Улыбка у него была приятной, а глаза, которые сразу понравились Мышке, разглядывали ее с удивительной теплотой. — Она сказала, что вы красивая, но умело это скрываете.

— И что же, вы с ней согласны? — Мышка задержала на нем пристальный взгляд.

— Ни капельки, — улыбнулся он, — вы хорошо выглядите, а одежда значения не имеет.

Мышка хмыкнула. Ей не нравились льстецы и хамы. Новый знакомый, к счастью, не относился ни к тем, ни к другим.

— Это Гарри, — представила друга Вики. — Гарри Майерс. Тебе нужно поблагодарить его, потому что он согласился весь вечер любезничать с миссис Маусон.

— Я — сама благодарность, — расплылась в шутливой улыбке Мышка.

— А это, — кивнула Вики на молодого, немного субтильного юношу, — мой хороший друг Кевин. Он журналист и мастер рассказывать интересные истории. Кстати, это благодаря ему я оказалась на Мадагаскаре.

— Мне очень приятно, — кивнула молодому человеку Мышка. — Ну а вы чем занимаетесь, Гарри?

— Пишу о модных тенденциях в гламурный журнал, — лучезарно улыбнулся Майерс.

— Какая прелесть, — подхватила шутку Мышка, — и какая жалость, что я не читаю гламурных журналов.

— Мышка, может, объяснишь, где у тебя гостиная, — не выдержала Вики. — Мы уже полчаса стоим на пороге. А ты, Гарри, прекрати шутить — придется тебе рассказать Мие всю правду, иначе вы запутаетесь в показаниях, когда будете болтать с миссис Маусон…

Мышка провела гостей к столу, накрытому и сервированному домработницей, которую Мышке пришлось нанять на один день.

Вики всплеснула руками.

— Не может быть! Ты что, научилась готовить?! А я–то думала, нас встретит мясная нарезка и традиционная Маусон–пицца, купленная в соседнем супермаркете и разогретая в микроволновке.

— Я — готовить?! — фыркнула Мышка. — Вики, по–моему, ты перегрелась на своем Мадагаскаре.

— А вы знаете, что на Мадагаскаре большие проблемы с питьевой водой? — полюбопытствовал Кевин, которому показалось, что девушки могут поссориться, хотя обе уже давно привыкли к такой манере общения друг с другом. — Между прочим, местные девочки только и занимаются тем, что вычерпывают воду из немногочисленных источников с пресной водой. Большинство из них, представьте, не могут пойти из–за этого в школу.

— Да–да, — поддержала его Вики. — Я даже видела таких. Бедняжки. Представь, Мышка, всю жизнь таскать воду.

— Мы все рабы своей работы, — усмехнулась Мышка. — Ко всему привыкаешь.

— У нее странное чувство юмора, — покосилась Вики на Гарри, ища в его глазах поддержки.

— Я бы сказал — своеобразное. — Гарри улыбчиво посмотрел на Вики. — И потом, Миа ведь права. Человек — существо, которое быстро приспосабливается к любым обстоятельствам.

Мышке не нужна была поддержка, поэтому она всего лишь напомнила Гарри вопрос о том, чем он занимается.

— Всего лишь скромный преподаватель английской литературы. Ничего из ряда вон выходящего, — улыбнулся он.

— Приятно видеть человека, знающего себе цену, — усмехнулась Мышка. — Ну а мы с Кевином в какой–то степени родственные души. Я тоже пишу статьи, правда, увы, не путешествую по миру, чтобы собрать материал. Выуживаю его из пыльных библиотек и Интернета.

— Вообще–то Мышка раньше писала книги, — пояснила Вики. — Вот она–то точно себя недооценивает. Кстати, как вы познакомились? — неожиданно повернулась она к подруге.

— С кем? — опешила Мышка.

— Как это — с кем? С Гарри, разумеется.

Мышка подняла было брови, но потом, поняв уловку Вики, рассмеялась.

— Да уж, донна Бри может спросить что–нибудь в этом роде, — кивнула она.

Из холла донесся дребезжащий звонок.

— А вот и твоя мама, — укоризненно покосилась на подругу Вики. — Предупреждала же — договоритесь.

— Что–нибудь придумаем, — вяло улыбнулась Мышка и отправилась, чтобы принять самую дорогую гостью, ради которой и был затеян весь этот спектакль.

Донна Бри, пожилая, но все еще сохранившая привлекательность женщина, как всегда была безупречно элегантна. К наряду дочки она отнеслась с таким же скепсисом, как и Вики.

— Ни капельки не изменилась, — вздохнула она, покачав головой, на которой красовалась высокая прическа, наверняка сделанная в дорогом салоне.

Мышка лишь пожала плечами и не стала рассыпаться перед матерью в комплиментах. Зачем? Это сделают гости. Да и потом, Мышке всегда было непонятно, зачем надо так наряжаться, когда ты идешь в гости к близкому человеку, который не требует от тебя ни платья с модного показа, ни макияжа от визажиста, ни прически от парикмахера?

Как только донна Бри разобралась в кавалерах, она немедленно оценила «выбор дочери». Гарри сделал ей кучу комплиментов, и она конечно же посчитала его мужчиной с тонким вкусом и изящными манерами.

Мышке стало немного скучно. Впрочем, она же сама этого хотела. По крайней мере все довольны, никто не хватается за сердце. Да и этот Гарри не так уж плох. Конечно, несколько самодоволен, но куда ему до кое–кого.

Услышав шаги на лестнице, ведущей на второй этаж, Мышка поняла, что совершенно напрасно вспомнила кое–кого и напрасно подумала, что вечер пройдет без неприятных инцидентов. Конечно, стоило сказать матери о том, что она не одна живет в этом уютном домике, но второй этаж не подавал признаков жизни, и Мышка самонадеянно решила что все обойдется.

Осталась, конечно надежда, что мистер Джи проявит чувство такта вежливо поздоровается с гостями и отправится восвояси.

Похоже, шаги на лестнице услышала не только Мышка, потому что все взгляды немедленно устремились на того, кто по ней спускался. Все замолчали. Первой пришла в себя донна Бри и немедленно посмотрела на дочь в ожидании ответа на мучивший всех вопрос.

— О, совсем забыла сказать — с деланной невозмутимостью заявила Мышка, поняв, что теперь не обойтись бед объяснений. — Я снимаю этот дом не одна. Точнее, вторая половина принадлежит мистеру… — Мышка так часто называла своею соседа мистером Джи, что начисто забыла его настоящее имя.

— Миа хочет сказать — мистеру Харрисону, — сообщил собравшимся сосед, который спустился и теперь стоял перед накрытым столом, излучая свет и добродушие.

Мышка заметила, что он даже принарядился: на нем красовалась белоснежная рубашка с широкими манжетами, украшенными серебряными запонками, все тот же черный кожаный жилет и черные брюки без единой складочки, так, словно он еще не успел в них присесть.

— Здравствуйте, мистер Харрисон, — пробормотала ошеломленная донна Бри.

— Добрый вечер, — растерянно отозвалась Вики, но Мышка заметила знакомый огонек, мелькнувший в глазах подруги при виде нового мужчины, появившегося в компании.

Мужчины тоже поздоровались, а Мышка выжала из себя улыбку, которую уж никак нельзя было назвать радушной. Мистер Ди Джи Харрисон был не настолько глуп, чтобы не понять причины, по которой все пришли в замешательство. Он, конечно, заметил и натянутую улыбку своей соседки, которая не удосужилась сообщить собравшимся о такой досадной мелочи, как хозяин дома.

— Мышка, может, предложишь мистеру Харрисону присесть с нами? — полюбопытствовала заинтригованная Вики.

— Мне стыдно за свою дочь, — покачала головой донна Бри. — Мало того что она не представила нас хозяину, так еще и не предложила вам присесть. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам, мистер Харрисон. Мы очень вас просим…

— Благодарю вас, — вежливо улыбнулся Дэниел и, как ни в чем не бывало, уселся за стол и принялся беззастенчиво пользоваться вниманием, которым окружили его оправившиеся от неловкости женщины.

Донна Бри немедленно принялась потчевать его «восхитительным салатом» с креветками, а Вики — рассказывать ему и всем собравшимся о том, до чего же все–таки скрытная их Мышка.

Саму же Мышку душила злость. Неужели ему не хватило элементарного такта отказаться от приглашения? Он постоянно враждовал с ней, а теперь смотрит на нее так, будто они едва ли не друзья. Конечно, мать лучше признает свою дочь неучтивым и невежливым чудовищем, нежели станет искать причины, по которым та не представила им хозяина дома.

Между тем мистер Джи рассыпался в комплиментах так, что заткнул за пояс и Гарри, и Кевина.

— Никогда не видел такой элегантной женщины, — сообщил он Бри. — Если бы я собрался жениться, то только на женщине с таким потрясающим вкусом.

На Вики он бросил несколько красноречивых взглядов, что было куда лучше всяких комплиментов. Тщеславная Вики обожала такие взгляды, в каждом из них находя подтверждение собственной неотразимости.

Гарри, как показалось Мышке, сразу почуял в новоприбывшем соперника. Трудно было сказать, что он занервничал или вообще как–то проявил свое недовольство, однако в его глазах промелькнуло какое–то раздражение.

Мистер Джи посокрушался, что пришел к чужому столу с пустыми руками, и как бы случайно вспомнил, что в баре у него «завалялась» бутылочка хорошего вина. Откупорив вино, он разлил его по бокалам, но, когда очередь дошла до бокала Мышки, заявил:

— Миа, а я ведь чуть не забыл о том, что у вас мужской вкус. Кажется, у меня есть и для вас небольшой подарок — бутылочка бренди.

Мышка запротестовала было — в конце концов, она припасла для себя виски, — но потом махнула рукой. Если этот тип хочет и дальше выказывать свою напускную любезность, пожалуйста. Лишь бы не подсыпал в бренди какой–нибудь отравы.

Бренди оказался более чем сносным, поэтому Мышка выцедила из себя «спасибо».

— Ну что вы, дорогая Миа, — просиял мистер Джи. — Лишь бы напиток пришелся вам по вкусу.

— Насколько я успел понять, Вики — ваша подруга, Бриана — ваша мама, а вот с молодыми людьми я еще не имел чести быть познакомиться.

— Я — Кевин, — улыбнулся мистеру Джи журналист. — Близкий друг Вики.

— А меня зовут Гарри, Гарри Майерс, — улыбнулся хозяину Гарри, но Мышка заметила, что в его улыбке скользнула напряженность. — Я — хороший друг Вики и близкий друг Миа.

— Вот как? — удивленно уставился на него мистер Джи. — Если вы близкий друг Миа, то почему же я не видел вас здесь раньше?

Мышка поймала на себе пристальный взгляд донны Бри и с ужасом поняла, что если Гарри не найдет более–менее внятного объяснения этому досадному недоразумению, то весь их спектакль придется свернуть без аплодисментов.

— Что же в этом удивительного? — невозмутимо отозвался Гарри. — Миа недавно переехала, ей нужно было отдохнуть и освоиться на новом месте. Вы ведь и с Вики видитесь впервые, хотя она лучшая подруга Миа.

У Мышки отлегло от сердца, и она мысленно похвалила Гарри за сообразительность.

— Да, действительно, — немного разочарованно кивнул Дэниел, но он явно решил продолжить расспросы. — Значит, вы близкий друг Миа. Любопытно, а как вы с ней познакомились?

Он что, подслушивал нас? — ужаснулась Мышка. Подслушивал и решил уличить меня во лжи? Нет, он и в самом деле отвратительный тип.

Мышка метнула в сторону «отвратительного типа» злобный взгляд, хотя хорошо понимала, что этим положения не спасти.

Гарри тоже скользнул по ней выразительным взглядом и принялся вдохновенно врать.

— Дело в том, — он сделал небольшую паузу, которая, казалось, призывала всех к вниманию, хотя было совершенно ясно, что Гарри всего лишь выигрывал время, чтобы придумать хоть что–то вразумительное, — что я преподаватель английской литературы… — Мышка тщетно пыталась понять, куда он клонит. — Миа, не знаю, в курсе ли этого мистер Харрисон.

— О, оставьте церемонии, — улыбнулся виновник этой фантастической лжи. — Зовите меня просто Дэниел.

— Так вот, Дэниел, Миа пишет статьи в самые разные журналы, и однажды ей понадобилось написать статью о Джоне Аддайке.

— Об Аддайке? Ну надо же! — окончательно развеселился Дэниел. Казалось, он прекрасно понимает, что Гарри сочиняет на ходу, и это придавало ситуации особую прелесть. — Так что же, она пришла к вам и вы рассказали ей все о творчестве Аддайка? — закончил он за Гарри.

Гарри кивнул, попытался продолжить, но Дэниел не дал ему вставить ни словечка.

— Как это очаровательно, — улыбнулся он и скользнул по Мышке хитрым взглядом. — Два творческих человека сливаются друг с другом в экстазе. Так, значит, Гарри стал для вас почти что учителем, Миа?

Гарри снова сделал попытку перехватить инициативу, но Дэниел опять его перебил:

— Учитель и ученица — прекрасный союз.

— Вы несколько преувеличиваете, — стараясь выглядеть невозмутимой, заметила Мышка. — Я всего лишь получила от Гарри сведения, необходимые мне для статьи.

— И о чем же вы писали? — снова расплылся в улыбке Дэниел. — Может быть, о «Супружеских парах»? А может быть, о великолепном «Кролике»? Кстати, я слышал, что Аддайк начал свой писательский путь совсем молодым человеком… Это так?

Он испытующе посмотрел на Мышку, и та испытала некоторое торжество: если мистер Джи думает поймать ее на этом, он будет разочарован.

— Да, Аддайк начинал молодым, — кивнула она. — И его очень часто попрекали этой молодостью. Впрочем, я считаю, что у таланта нет возраста. А Джон Аддайк безусловно талантлив, что видно не только из его романов, но и из рассказов. Например, его сборник «Голубиные перья» — вещь исключительной силы…

Охотничий азарт, который Мышка еще секунду назад наблюдала в серых глазах мистера Джи, сменился не то чтобы разочарованием, а скорее интересом.

— Что ж, ваш учитель сделал свое дело, вы прочитали Аддайка, а это дорогого стоит, — улыбнулся он Мышке. — Предлагаю выпить за возвышенную историю вашего знакомства!

Боже ты мой, сколько сарказма! — хмыкнула про себя Мышка.

— Зачем весь этот пафос? — Гарри покосился на него с плохо скрываемым недовольством. — Выпьем лучше за то, что люди находят друг друга в самых удивительных местах и при самых удивительных обстоятельствах. Кто–кто, а Вики, — он посмотрел на девушку в надежде на поддержку, — знает об этом лучше, чем кто–либо.

— Это правда, — с готовностью откликнулась Вики. — Вот с Кевином, например, мы познакомились в супермаркете, а на следующий же день я оказалась с ним на Мадагаскаре.

— Да–да, — кивнул Кевин. — Честно говоря, я и не думал, что Вики согласится отправиться на этот остров вместе со мной, но она, представьте, сразу сказала «да». Никогда не встречал таких удивительных девушек.

Дэниел, все это время сосредоточенно кивавший головой, но думавший, как показалось Мышке, о чем–то своем, поднял на нее глаза и неожиданно поинтересовался:

— А вы бы поехали?

— Что? — недоуменно уставилась на него Мышка.

— Если бы вам предложил отправиться в путешествие незнакомец из супермаркета, вы бы поехали с ним?

— Конечно же нет, — не раздумывая ответила Мышка, которую больше озадачил не столько вопрос, сколько то, почему его задал мистер Джи. — И никакие уговоры меня бы не убедили. Во–первых, я не такая авантюристка, как Вики. А во–вторых, уж простите меня Кевин, — улыбнулась она молодому журналисту, — я не очень–то доверяю незнакомцам.

— Да, я бы тоже не рискнула, — покачала головой Бри. — Видно, Мышка от меня унаследовала отсутствие тяги к авантюрам и рискованным предприятиям.

— А по–моему, все мы в душе авантюристы, — улыбнулся мистер Джи. — Только кто–то раскрыл в себе эту сторону, а кто–то боится ее раскрыть.

— Да ничего я не боюсь, — довольно резко ответила Миа. — Просто не считаю это разумным.

— А вы делаете все, что считаете разумным? — хитро прищурил серые глаза Дэниел.

— Что за допрос с пристрастием? — недовольно посмотрела на него Мышка. — Нет, то есть я, конечно, не всегда следую голосу разума. Все мы люди, и у всех есть чувства.

— Да, все мы люди, — как–то странно усмехнулся Дэниел.

К счастью, на этом расспросы о вымышленном знакомстве Мышки и Гарри Майерса закончились. Донна Бри поинтересовалась состоянием уровня образования в высших учебных заведениях и, получив ответ, что всегда есть на что пожаловаться, успокоилась. Кевин и Вики продолжили взахлеб рассказывать о Мадагаскаре, а Гарри шепнул Мышке, что битву они таки выиграли.

Мышка и вправду была благодарна Гарри за поддержку — он оказался находчивым, интересным и, по всей видимости, произвел впечатление на донну Бри. Возможно, Вики права и ей стоит с ним встретиться при других, не таких странных обстоятельствах. В конце концов, что она теряет? Хоть она и утратила интерес к мужчинам, ей все же нравилось проводить время в компании приятных собеседников. Украдкой покосившись на оживленно болтавшего мистера Джи, Мышка подумала, что он все–таки странный человек. Целые дни проводит дома, ни с кем, казалось бы, не общается, однако, оказавшись в компании, чувствует себя как рыба в воде. Может, она и не так сердилась бы на него за то, что он уселся за их стол, если бы не эта его игра в кошки–мышки. Неужели он все–таки подслушал их болтовню и поэтому решил вывести врунов на чистую воду? Или он действительно так хорошо понял и почувствовал атмосферу, царившую за столом? Как знать. Что, если этот мистер Джи не преувеличивал, когда говорил, что хорошо разбирается в людях.

5

Мышка подумала, что Анджела Мартин уже смирилась с тем, что ее соседка станет жертвой кровожадного вампира или оборотня, но, как выяснилось, не тут–то было. Спустя неделю, когда Мышка возвращалась из редакции одного из журналов, с которыми постоянно работала, Анджела буквально поймала ее неподалеку от дома.

Увидев запыхавшуюся даму преклонных лет, которая бежала к ней, размахивая руками, Мышка едва не прыснула от смеха. Однако пришлось сдержаться и дождаться, когда же миссис Мартин минует свою изгородь и донесет свое тело до ограды соседского дома.

— Добрый вечер, Анджела, — вежливо поздоровалась Мышка, которую соседка уже не возмущала, а скорее забавляла.

— Добрый вечер, Миа, — отдышавшись, пробормотала миссис Мартин и не без тревоги оглядела девушку. — Что–то вы не очень хорошо выглядите.

— Ничего удивительного, — едва сдерживая смех, ответила Мышка, — из меня уже всю кровь выпили… в редакции журнала.

Многозначительная пауза, которую Миа сделала между частями фразы, заставила бедняжку Анджелу едва не побелеть от страха. Однако, услышав окончание, она с облегчением вздохнула.

— Ах вы об этом. Ну а как вам живется в доме?

— Спасибо, чеснок пока не пригодился. Я познакомилась со своим соседом, точнее хозяином половины дома. Он, конечно, странный тип, но ничего сверхъестественного я в нем не увидела. Кроме его трубки, конечно, — улыбнулась Мышка. — Он набивает ее каким–то на редкость отвратительно пахнущим табаком. Скажите–ка, Анджела, — внимательно посмотрела она на соседку, — а с чего вы взяли, что мистер Харрисон нечисть или что–то в этом духе?

— Во–первых, — оживленно принялась объяснять миссис Мартин, — он никогда не бывает на улице. Представьте себе, Миа, я даже в саду его не видела. Он туда и носу не кажет. Сидит себе за задернутыми шторами, словно боится солнечного света.

— А что же, ночью он выходит? — полюбопытствовала Миа.

Миссис Мартин огляделась по сторонам, словно кто–то мог ее услышать, и быстро зашептала:

— Как–то раз я захотела выяснить, выходит ли он по ночам. Всю ночь караулила, глаз не сомкнула. Притаилась у себя в саду и смотрела на его дом. Через дверь никто не выходил. Я порядочно устала ждать и решила осторожно посмотреть, горит ли в окнах свет. И что же вы думаете — из окна его комнаты вылетела летучая мышь. Честное слово, вылетела! Представляете? Я от страха чуть не умерла, убежала к себе.

— А с чего вы взяли, что это была именно его комната? — не без интереса спросила Мышка.

— А с того, что в ней ночью частенько горит свет. Этот… уж не знаю, как его назвать, жжет лампы по ночам. Как вы думаете — зачем?

Мышка недоуменно пожала плечами.

— Это чтобы он, вернувшись обратно, не стукнулся о стекло.

— Кто он? — изумленно вскинулась на соседку Миа.

— Мистер Харрисон, конечно. Оборачивается летучей мышью и по ночам… Ну мы–то с вами знаем, кто превращается в летучих мышей…

— Так вы поэтому решили, что мистер Харрисон вампир? — Мышке стоило больших усилий, чтобы не расхохотаться прямо в лицо миссис Мартин, которая из самых благих побуждений делилась с соседкой своими страшными догадками.

— Ну, не только поэтому… — Миссис Мартин снова осмотрелась по сторонам. — Как–то раз я проходила мимо его дома и услышала громкий шум. Как вы думаете, с чего бы человеку так шуметь по ночам? Я подумала, что у него там настоящий шабаш.

— Вы подумали? — усмехнулась Мышка.

— Ну а вы бы что подумали? — обиделась на ее недоверие Анджела.

— Не знаю, — пожала плечами Мышка. — Некоторые люди спят днем, а бодрствуют ночью. Так уж они устроены. Я и сама часто работаю ночами, а потом сплю до обеда.

— Да, но вы–то выходите на улицу, а этого я вообще не видела при свете дня.

— Этот, конечно, странный мужчина и редкий домосед, но точно не вампир. Вы уж мне поверьте.

— Воля ваша, — огорченно вздохнула Анджела, — хотите верьте, хотите нет. И все–таки будьте осторожнее.

Мышка клятвенно заверила сердобольную соседку в том, что будет предельно осторожной, и направилась домой. В гостиной она застала мистера Джи за интересным занятием: он продернул через трубку какую–то тонкую штуковину, похожую на тощую гусеницу невероятно длинных размеров, и двигал ею в разные стороны.

— Что это вы делаете? — не без любопытства поинтересовалась Мышка.

Мистер Джи поднял на нее свои серые глаза, в которых сквозила едва уловимая насмешка.

— Во–первых, добрый вечер, госпожа Мышка.

— С какой это стати я для вас Мышка?! — возмущенно уставилась на него Мышка. — Это что еще за фамильярность?

— Не большая, чем ваша. Я ведь только и слышу от вас «мистер Джи», «мистер Джи». А ведь сколько раз я говорил вам, что меня зовут Дэниел.

— Я хотя бы оригинальна, — хмыкнула Мышка, усаживаясь в кресло и глядя на него с деланной невозмутимостью. — А вот вы всего лишь подслушали мое прозвище.

— Не подслушал, а услышал, — недовольно перебил ее мистер Джи и снова продернул туда–сюда тощую гусеницу.

— У меня есть все основания полагать, что кое–что вы все–таки подслушали, — многозначительно посмотрела на него Мышка.

— Что именно? — не без удивления спросил мистер Джи.

— Почему, хотела бы я знать, вас так интересовала история моего знакомства с Гарри?

— Задал обычный вопрос, который задают в таких случаях.

— В каких — таких?

— Ваш Гарри сказал, что приходится вам близким другом.

— Он не мой, — вырвалось у Мышки.

— Ну вот вы сами во всем признались, — ехидно улыбнулся он. — То, что он не был ни вашим, ни близким другом, с самого начала было понятно.

— Хотелось бы знать, с чего вы это взяли.

— Ради бога, моя очаровательная госпожа Мышка. — Мистер Джи вытащил из трубки длинную гусеницу и положил ее на полку шкафа, а потом извлек из кармана пачку табака. Увидев возмущение на лице Мышки, он поспешил ее успокоить: — Не волнуйтесь, это не ваша любимая «Латакия». Обычный вишневый табак. Без изысков.

— Слава тебе господи, — полушутливо–полусерьезно отозвалась Мышка.

— Так вот, когда я увидел вас рядом с этим Гарри, мне сразу показалось, что вы едва знакомы. Он смотрел на вас с таким интересом, с каким обычно смотрят на тех собеседников, с которыми приятно общаться, но которых видят первый раз в жизни. Потом, когда Гарри представился вашим близким другом, я обратил внимание на то, как вы сидите. А сидели вы на таком благонравном расстоянии друг от друга, что я лишь подтвердил свою первоначальную догадку. Никаких интимных жестов, понятных только двоим, улыбок, фамильярностей. Когда я заметил, с каким интересом наблюдает за этим Гарри ваша великолепная мама, Бриана, то понял, к чему весь этот лепет про «близкого друга». Ваша мать просто беспокоится из–за того, что вы одиноки, вот вы, госпожа Мышка, и решили сделать ей приятное. Кстати, я не сомневаюсь, что ваша красивая подруга Вики и нашла этого милягу Гарри. Специально для вас подбирала, судя по тому как он вас заинтересовал.

— С ума сойти, какая проницательность, — скептически хмыкнула Мышка, но мысленно поаплодировала ему. — И вы, значит, решили разоблачить нашу тайну перед донной Бри?

— Донна Бри? Это так вы называете любимую мать?

— Да–да, перед моей любимой матерью.

— Я не собирался вас разоблачать, — улыбнулся мистер Джи и поднес зажигалку к чашечке трубки, в которую основательно забил табак. — Вы вдвоем неплохо выкручивались, да и я бы помог на худой конец.

— Какое великодушие, — усмехнулась Мышка. — Значит, вам просто нравилось играть с нами в кошки–мышки?

— Вы–то, конечно, Мышка, но я не кошка. Скорее лис, хитрый старый лис.

— Проще говоря, хитрый старый лис, все люди для вас не более чем объекты для наблюдения и изучения? — не без иронии улыбнулась Мышка.

— Не совсем верно, но доля правды в ваших словах все–таки есть.

— А в процентах?

— Я никогда не умел обращаться с цифрами. Только с людьми, да и то не всегда.

— Хотела бы я знать, почему при таком умении манипулировать людьми вам не удалось найти общий язык со своей соседкой? — Мышка закинула ногу на ногу и пристально посмотрела на собеседника.

— Вы себя имеете в виду? — поинтересовался мистер Джи и затянулся трубкой, зажмурив от удовольствия глаза.

— Я имею в виду несчастную Анджелу Мартин, которая сегодня чуть не задохнулась, догоняя меня, чтобы в очередной раз сообщить, что я соседствую с графом Дракулой.

Мистер Джи выпустил изо рта огромный клуб дыма, приоткрыл свои хитрые серые глаза и посмотрел на Мышку с таким выражением лица, словно и в самом деле Анджела Мартин не ошиблась, и ему было что скрывать.

— Анджела Мартин весьма своеобразная дама, — глубокомысленно изрек он. — Я наблюдаю за ней с того самого дня, как въехал в этот дом. По всей видимости, ей с самого начала показалось подозрительным, что я не выхожу из дому. Подозреваю, она даже заглядывала ко мне, но я имею дурацкую привычку спать днем, а потому, скорее всего, не открыл ей дверь. Спустя некоторое время миссис Мартин весьма и весьма заинтересовалась моей скромной персоной: она начала обнюхивать мой дом, как собака забор, который собирается пометить. Прошу прощения за столь неблагозвучное сравнение, но только эта ассоциация пришла мне в голову, когда моя дорогая соседка засовывала свой любопытный нос едва ли не в каждую щелочку забора. Особенно ее интересовала та сторона дома, куда выходят окна, и неудивительно — по ночам у меня часто горит свет. С той стороны я ее, собственно, и заметил. Так вот, судя по тому что она начала бродить у моего дома с завидной регулярностью, я сделал вывод, что она меня в чем–то подозревает. В чем именно, я вначале не понял, догадался лишь тогда, когда наша суеверная миссис Мартин начала осенять себя перед забором крестным знамением. Тут до меня дошло, в чем подозревают мою скромную персону. Я и забавлялся и недоумевал одновременно. Как может быть такое, что в наш прогрессивный век кто–то до сих пор верит в нечисть?! Чтобы напугать миссис Мартин и избавиться наконец от ее пристального внимания, которое, признаюсь, порядком мне надоело, пару ночей я занимался тем, что переставлял в доме мебель. Грохот был тот еще. Думаю, миссис Мартин решила, что у меня беснуются духи, но, так или иначе, мне не удалось отвадить ее от моей крепости. Тогда я решил окончательно и бесповоротно дать ей понять, что она не ошиблась в своих предположениях, и заказал по телефону в одном из зоомагазинов парочку летучих мышей, которых выпустил из окна своей комнаты, зная, что она пристально наблюдает за ним. Я оказался прав — на старушку было страшно смотреть. Она напугалась так, что мышью — ох, простите, госпожа Мышка — юркнула в свой дом. С тех пор она обходила мои владения стороной. Но тут переехали вы, и старушка, что, правда, говорит о ее недюжинной смелости и заботе о ближнем, решила открыть вам глаза на неприятное соседство в моем лице. — Он замолк и снова затянулся трубкой.

Выслушав его рассказ, Мышка испытала смешанные чувства. С одной стороны, все это было смешно, и миссис Мартин заслуживала такого розыгрыша за свои нелепые выходки. С другой — наблюдательность мистера Джи настораживала и даже пугала. Да, совсем неплохо то, что он разбирается в людях, но…

— Послушайте, мистер Джи, — решилась она, — зачем вы это делаете?

— Что — это, госпожа Мышка?

— Зачем так пристально наблюдаете за людьми, следите за ними?

— Затем, чтобы в один прекрасный день моя великолепная соседка задала мне этот вопрос. Я, как настоящий вампир, умею предсказывать будущее.

— А если серьезно? — Мышка пристально посмотрела в серые глаза, которые на этот раз были непроницаемы для ее взгляда.

— А если серьезно, госпожа Мышка, то мне кажется, вы пытаетесь забраться в ту область, куда на самом деле забираться не хотите.

— Откуда вам знать, хочу я или нет? — раздраженно поинтересовалась Мышка, — Мысли–то вы читать не умеете.

— Читать не умею, зато научился угадывать. Одиночество, знаете ли, имеет не только отрицательную сторону. Впрочем, вы–то это знаете не хуже, чем я.

— С чего вы взяли? — вскинулась на него Мышка. — У меня есть друзья, знакомые, есть близкие люди. Я не считаю себя одинокой.

— Вы не считаете, потому что боитесь себе в этом признаться. Вы отшельница, госпожа Мышка. Забираетесь в свою норку и прячетесь в ней, как будто отчего–то или от кого–то пытаетесь спастись. Я ошибаюсь?

— Вы ошибаетесь. — Мышка резко поднялась с кресла и направилась к себе. Ей еще долго чудился запах вишневого табака — надо сказать, куда более приятного, нежели запах «Латакии».

Вечером Мышка уже привыкла перемещаться в сад и сидеть в зеленеющей беседке с чашкой горячего чая. Она куталась в плед и жадно вдыхала запахи весны, которые разносил по саду легкий ветерок.

Отхлебнув из чашки, она затянулась сигаретой и вдруг почувствовала на себе чей–то пристальный взгляд. Насторожившись, она обернулась, но за своей спиной никого не увидела. И лишь когда через минуту ее глаза скользнули по стене дома, она поняла, что именно так ее встревожило: из–за тяжелых темно–бордовых штор, которыми были завешены окна соседа, за ней наблюдал чей–то пристальный и любопытный взгляд…

Утро разбудило Мышку не только солнцем, но и чьим–то радостным лаем. Лаяла небольшая собачка. Судя по высокому тону лая, это был совсем еще щенок. Вначале Мышка подумала, что лай доносится из кухни, но вскоре убедилась, что его источник на самом крыльце. Вслед за лаем до Мышки донесся звонок.

Она нехотя встала с кровати и сонными глазами покосилась на часы. Было не так уж рано, но в это время она привыкла еще досматривать сны. Хотя, конечно, ей было далеко до мистера Джи, который мог проспать и до шести часов вечера.

— Кого еще принесло? — раздраженно пробормотала Мышка, натянув толстый махровый халат поверх фланелевой пижамы.

Ожидая увидеть кого угодно — Мышка частенько забывала закрыть на ночь ворота, что было одной из множества причин их препирательства с мистером Джи, — она все же была удивлена, когда обнаружила на пороге молодую девушку с очаровательным щенком в руках. Длинные золотистые волосы девушки почти что сливались со светло–желтой шерстью щенка. Оба были юны и очаровательны настолько, что если бы Мышка уже проснулась, то непременно умилилась бы этой картинкой.

— Здравствуйте, — улыбчиво поздоровалась девушка. — А вы, наверное, подруга Дэниела?

— Подруга? — все еще недоумевая, уставилась на девушку Мышка. — Дэниела?

— Ну да, мистера Харрисона.

— Мистера Харрисона? Ах да… — До Мышки дошло, что девушка имеет в виду мистера Джи. — Нет, я его соседка.

— Надо же, а я думала, что вторую половину дома все же не будут сдавать, — несколько огорченно пробормотала девушка, а потом снова оживилась. — Меня зовут Мина, — мило улыбнувшись, представилась она.

— Миа, — кивнула Мышка, которая все еще не могла понять, что этому солнечному созданию понадобилось от мистера Джи.

— Миа — это имя? — снова улыбнулась девушка.

— Да, — кивнула Мышка. — Так вы что, к мистеру Харрисону?

— Да–да, — просияла Мина. — Впустите меня к нему?

— Я бы с радостью, — усмехнулась Мышка. — Да только он, скорее всего, еще спит, и может проспать еще долго.

— Я знаю, что он сова, — с лица Мины по–прежнему не сходила улыбка, которая уже начала вызывать у Мышки недоумение. — И он знает, что я жаворонок. Мы с Мики его разбудим, будьте уверены.

— С Мики? — уставилась на нее Мышка.

— Ага, — кивнула Мина на щенка. — Это щенок, золотистый ретривер.

— Очень мило.

Интересно, кем этот златогривый ангел приходится мистеру Джи? Так уверенно говорит, что разбудит его. Неужели любовница?

Мышка с сомнением оглядела Мину и пришла к выводу, что она слишком уж юна для «старого лиса». Впрочем, этот самый лис недавно так плотоядно разглядывал Вики, которая была лет на пять моложе Мышки. Это все, конечно, не имело для нее особого значения, однако она должна знать, кого впускает в дом.

— Простите, но кто вы? — спросила Мышка. — Я не могу впустить в дом незнакомку.

Щенок огорченно тявкнул, а Мина, вместо того чтобы обидеться, снова улыбнулась.

— Я племянница Дэниела. И, поверьте, он не огорчится, узнав о моем приходе.

— Если, конечно, он о нем узнает, — пробормотала Мышка и распахнула перед девушкой дверь. — Что ж, заходите.

Мина впорхнула в дом, как легкокрылый мотылек, и взлетела по ступенькам.

Во всяком случае, она знает, куда идти, протерев глаза, подумала Мышка и отправилась на кухню варить кофе, который постоянно убегал, тем самым провоцируя очередную ссору между соседями.

Поставив турку на плиту, она не без удивления увидела, что новоприбывшая гостья уже побывала наверху и теперь стоит на кухне, с каким–то детским интересом наблюдая за тем, как сама Мышка варит кофе.

— Сюрприз не удался? — не без ехидства полюбопытствовала Мышка.

Мина, казалось, не обратила никакого внимания на сарказм в голосе негостеприимной хозяйки.

— Дэниел проснулся и сказал, что скоро спустится, — улыбчиво ответила она и снова уставилась на кофе.

— Молитесь, чтобы он не улегся обратно, — буркнула Мышка, но потом решила, что это милое создание не виновато в грехах своего дядюшки. — Хотите кофе? — смягчившись, предложила она.

— О да, спасибо, с большим удовольствием. Я даже не успела позавтракать, так торопилась. Вы не против, что я выпустила Мики в сад? — поинтересовалась она.

— Мне все равно, — пожала плечами Мышка. — Не думаю, что такое маленькое существо способно устроить серьезный погром.

— Надеюсь, не устроит, — прощебетала Мина и, усевшись на табуретку, мечтательно посмотрела в окно. — Какое солнечное утро!

— Наверное, я еще не успела заметить. Точнее, не успела проснуться. А вы часто общаетесь с дядей? — поинтересовалась Мышка, чтобы хоть как–то поддержать разговор.

— Я заезжаю к нему, как только появляется время. Сами знаете, в старшей школе не очень–то много времени остается на личные дела.

— Вы учитесь в школе? — Мышка все–таки думала, что юное создание немного старше.

— Да, скоро закончу и поступлю в академию, — просияла Мина.

— И на кого же вы хотите выучиться, если не секрет?

— В полицейскую академию, — уточнила Мина.

— В полицейскую? — Мышка еще раз посмотрела на девушку. Это нежное существо, которому разве что крыльев не хватает, совсем не ассоциировалось ни с грубой формой, ни с кровью, ни со стрельбой.

— Все удивляются, — с легкой грустью заметила Мина. — Даже обидно. Ну почему всем кажется, что из девушки не получится хорошего полицейского?

— Нет, я не в этом смысле, — поспешила уточнить Мышка, начисто забыв о турке, в которой уже начала подниматься шапочка. — Просто вы так юны, так красивы. А стрельба, преступники, оружие. Слишком уж сильный контраст.

— Вообще–то я хочу стать детективом, — призналась Мина. — Хотя для этого мне придётся поработать и патрульным полицейским. Когда моя мама услышала, куда я хочу пойти после школы, сказала, что выгонит меня из дома.

— И выгнала?

— Я собрала вещи и ушла к подружке, а на следующий день мама была готова простить мне любую академию, лишь бы я вернулась.

Мышка засмеялась — она вспомнила донну Бри.

— Да, с мамами всегда сложно. А с дядей вам проще общаться?

— Угадали, — улыбнулась девушка. — С дядей очень легко. Он прекрасный психолог. Хорошо понимает людей и редко когда осуждает. Не знаю, почему ему так и не удалось найти себе хорошую жену.

— А что, были плохие? — Мышка почувствовала нешуточное любопытство. Она предполагала, что мистер Джи был женат, и ей было бы интересно услышать о той женщине, которая смогла ужиться с этим не в меру наблюдательным домоседом.

Мина пожала плечами и грустно улыбнулась.

— Я знаю только об одной и лишь то, что она была редкой красавицей, но они с дядей не были счастливы. Были еще женщины, но… — Мина округлила глаза, посмотрела за спину собеседницы, и Мышка наконец вспомнила про кофе.

Шапочка успела не только подпрыгнуть, но и выплеснуться, залив плиту, которую совсем недавно вытирал мистер Джи.

— Вот черт! — ругнулась Мышка, выключив плиту. — Извините, но ваш дядя проглотит меня живьем.

— Не проглочу, — раздался спокойный голос. — Вы не слишком–то аппетитная, госпожа Мышка.

— Нет, это у вас кишка тонка, мистер Джи, — раздраженно пробормотала Мышка, оборачиваясь к собеседнику. И надо же ему было появиться в самый неподходящий момент. Как будто специально подкрался.

— Да уж, переварить ваши косточки, милая госпожа Мышка, будет трудновато.

Мина переводила взгляд то на дядю, то на соседку и, казалось, искренне не понимала, что эти двое не поделили друг с другом. Мышка вспомнила, что в доме все–таки гостья, и решила оставить последнюю реплику без ответа.

Мистер Джи демонстративно переставил турку с кофе, взял тряпочку и вытер плиту. Все это он проделал с такой тщательностью, словно эта нехитрая наука требовала особого подхода.

— Можно подумать, — не удержалась Мышка, — что нельзя было подождать, пока это сделаю я.

— Вы этого никогда не сделаете и хорошо об этом знаете. Кофе застынет, и оттереть его не будет никакой возможности.

— Дэниел, Миа! Из–за чего вы ссоритесь? — не выдержав, вмешалось юное создание. — Подумаешь, какой–то кофе на плите. Разве это повод портить друг другу настроение с самого утра? Вы похожи на супругов, которые лет семь уже прожили вместе.

— Упаси бог! — с ужасом покосилась на нее Мышка. — Этот невыносимый педант сведет с ума кого угодно!

— А эта ужасная неряха повергнет в шок и деклассированного элемента! — раздраженно посмотрел на Мышку мистер Джи. — Представь, Мина, я нахожу ее сигареты даже на полочке в ванной!

— Не хочу ничего слышать! — Мина по–детски зажала уши и открыла их лишь тогда, когда оба спорщика замолчали и посмотрели на нее. — Миа, вы обещали мне кофе, — напомнила она. — А для тебя, любимый дядюшка, у меня сюрприз.

— Надеюсь, приятный, — несколько встревожено улыбнулся мистер Джи.

Мышка вспомнила золотистого ретривера Мики и похолодела. Неужели он и есть тот самый сюрприз?!

Выпив чашку сбежавшего кофе с молниеносной быстротой, с какой, судя по всему, эта удивительная девушка делала абсолютно все, Мина схватила дядю за рукав рубашки и потянула из кухни. Мышка успела расслышать лишь его заверения в том, что он никуда дальше холла не выйдет. Ей было ужасно интересно, чем закончится эта забавная сцена, но она подумала, что посторонним присутствовать при вручении «сюрприза» не очень–то уместно.

К несчастью, худшие подозрения Мышки подтвердились: племянница решила подарить дяде щенка. Сам дядя был в не меньшем шоке от подарка, чем Мышка. Оставалось непонятным лишь одно: для чего племяннице, неплохо знающей о привычках дяди, понадобилось делать ему такой подарок?

Мистер Джи поначалу энергично отказывался от навязанного ему питомца, но, когда Мина категорически заявила, что ни за какие коврижки не заберет свой дар обратно, он был вынужден согласиться. И, как поняла Мышка, лишь из огромной любви к племяннице.

Когда Мина ушла, мистер Джи вернулся на кухню и, усевшись на стул рядом с Мышкой, чего раньше никогда не делал, обреченно на нее посмотрел.

— И что теперь делать? — поинтересовался он так, словно это им, а не ему подарили щенка Мики.

— Ну, не знаю, что делают в таких случаях, — скептически усмехнулась Мышка. — Наверное, кормят, выгуливают или что–то в этом духе. А вы что предлагаете?

— Съесть его на ужин конечно же, — мрачно вздохнул мистер Джи. — Я не могу его выгуливать, да вы и сами, наверное, уже догадались.

— Вы что, думаете, я буду возиться с вашим псом? — изумленно посмотрела на него Мышка. — Наверное, вы спятили, мистер Джи!

— Да я бы вам и свой завтрак не доверил приготовить, госпожа Мышка, — обиженно покосился на неё мистер Джи. — Придется нанимать домработницу.

— И все–таки я не понимаю, почему вы не можете выгуливать собаку, — покачала головой Мышка. — От вас не убудет, если вы прогуляетесь пару раз в день. По крайней мере, сгоните эту мертвенную бледность с лица. И миссис Мартин наконец перестанет думать, что вы вампир… — Мышка осеклась.

Мистер Джи метнул на нее возмущенный взгляд, словно она сказала какую–то непристойность. Он хотел было что–то ответить, но лишь покачал головой. Его губы плотно сжались, а серые глаза стали совершенно непроницаемыми.

— Да что я такого сказала? — подумала Мышка.

— Зачем вам домработница? — сформулировала она вопрос иначе. — Наймите того, кто занимается выгулом собак.

— Вы что же думаете, этот маленький комок шерсти так быстро научится соображать, где ему справлять нужду?

— Откуда я знаю, — раздраженно ответила Мышка. — У меня никогда не было ни собаки, ни кошки. Только черепашка.

— Да и та наверняка сбежала от вас за тридевять земель. Нет, я все–таки найму домработницу, — решительно заявил он. — По крайней мере она будет вытирать этот чертов запекшийся на плите кофе.

— Вы надоели мне своим чистоплюйством, — фыркнула Мышка. — Делайте, что хотите, только не приставайте ко мне.

Мистер Джи посмотрел на нее каким–то подозрительно спокойным взглядом, а потом поднялся со стула и направился к себе.

Ничего себе наглость, покачала головой Мышка. Неужели он думал, что я стану выгуливать его собаку только потому, что он не может заставить себя выбраться из дома?

6

Очень скоро мистер Джи сдержал обещание, и Мышка почувствовала все прелести житья в одном доме со щенком и с постоянно — то приходящим, то уходящим совершенно посторонним человеком.

Кроме того, что Мики изгрыз любимые Мышкины тапки, порядочно потрепал единственную выходную сумку и слопал здоровенный кусок супермаркетовской пиццы, от которой у него немедленно разболелся живот, он, ко всему в придачу, испытывал терпение Мышки своим душераздирающим воем, которым, по всей видимости, зазывал в гости всех собак в округе.

Домработницу мистер Джи выбирал, судя по всему, с пристрастием, ибо ею оказалась вовсе не почтенная пожилая матрона, а очень даже привлекательная молодая женщина, любившая носить короткие юбки и весело мурлыкать под нос песенки про любимого, которого она — во всяком случае этот вывод напрашивался из песенок — мечтала найти. Мисси, так звали домработницу, приходила по четыре раза в день. Все четыре раза она выгуливала собаку и один раз прибирала в доме.

Не говоря о том, что ее утренние приходы заставляли Мышку подниматься раньше обычного, — мистер Джи в это время спокойно почивал в своей теплой постельке! — манера Мисси собирать все свитера и сигареты в одну кучу доводила Мышку до бешенства. Привычный упорядоченный беспорядок, изредка нарушаемый вмешательством мистера Джи, в одночасье превратился в упорядоченный хаос, от которого Мышка спасалась лишь бегством в свою комнату, куда Мисси категорически запрещено было совать нос.

Мышка попыталась было настоять на том, чтобы мистер Джи решал свои проблемы другими способами, но у того был лишь один ответ на все ее вопросы: «Если вам что–то не нравится, госпожа Мышка, вы можете съехать». В какой–то момент «госпожа Мышка» всерьез задумалась над этой мыслью, но что–то ее остановило. Не то упрямство, которым ее так часто попрекал мистер Джи, не то чаепития в беседке, от которых так не хотелось отказываться, не то атмосфера дома, к которому она успела всерьез привязаться, не то еще что–то и вовсе непостижимое помешали ей принять окончательное решение.

Гарри, о котором Мышка вспоминала с большой симпатией, но не так часто, как хотелось бы Вики, каким–то — впрочем, Мышка прекрасно понимала, каким именно, — образом нашел ее телефон и позвонил ей с предложением встретиться. Мышка подумала было отказаться, но, к своему удивлению, согласилась. Ей почему–то вспомнились слова мистера Джи о ее отшельничестве, и она почувствовала жгучее желание их опровергнуть.

Обрадованный Гарри поначалу предложил заехать за ней, но Мышка отказалась, решив, что ей пойдет на пользу, если она прогуляется и своим ходом доберется до города. Они условились встретиться на выходе из университета, где он преподавал, и Мышка, с тоской оглядывая свой оскудевший за последние два года гардероб, размышляла о том, в чем именно ей пойти на свое первое за эти два года свидание.

Размышляла она не слишком долго, и из шкафа была извлечена вешалка с единственным платьем — и то, по меркам Вики, слишком уж закрытым. Закрытость его, правда, заключалась в том, что подол прикрывал колени, а декольте было благоразумно спрятано за вставкой из черных кружев. Мышка купила платье только из–за цвета — сочетание фиолетового и черного приятно радовало ее глаз, но Вики находила его несколько мрачноватым и величала почему–то готическим.

К платью Мышка надела длинные сапоги без каблука и глубоко вздохнула, вспомнив свою большую Сумку, в которую при желании можно было уместить не только ноутбук, но еще и книгу. Вместо сумки пришлось взять пакет, и Мышка, оглядев себя с ног до головы, пришла к выводу, что в городе придется все–таки наведаться в магазинчик и купить сумку.

Мистер Джи еще спал, когда Мышка вышла из дома, испытывая некоторое злорадство при мысли о том, в какой ярости будет пребывать песнелюбивая домработница Мисси, когда полчаса простоит под хозяйской дверью.

Жаль было только Мики, поэтому Мышка выпустила щенка в сад, чтобы он не очень скучал и томился в одиночестве. Мики благодарно вильнул хвостом и даже ткнулся влажным носом в ее руку, отчего в Мышке, наверное, впервые проснулись к этому существу тепло и нежность.

Выбор сумки конечно же затянулся, поэтому очень скоро Мышка поняла, что опаздывает на встречу с Гарри. Добравшись до университета, она взглянула на часы и с облегчением убедилась, что опоздала всего–навсего на десять минут.

Гарри тоже опоздал — через несколько минут Мышка различила его профиль в толпе выходящих из университета студентов и преподавателей. Рядом с ним она заметила какую–то высокую ладно скроенную женщину, но та быстро сбежала по ступенькам и растворилась в толпе.

Мышка помахала рукой Гарри. Он помахал ей в ответ. Кажется, это было в ее жизни, и даже не раз. Вот только сердце почему–то уже надрывно не дребезжало в груди.

Дэниел открыл глаза и с величайшим трудом заставил себя подняться с кровати. Вроде бы не пил, а голова раскалывается так, словно выпил не меньше двух, а то и трех бутылок вина. В доме было тихо. Впрочем, госпожа Мышка иной раз вела себя действительно по–мышиному: запиралась в своей маленькой норке и не издавала ни звука.

Вики сказала, что ее подруга когда–то писала. Интересно — что? Судя по порядочной дозе сарказма, которую она извергала всякий раз, когда открывала рот, это были явно не дамские романы. Впрочем, кто знает, какой она была когда–то. Ведь у каждого есть свое «когда–то», «сегодня», а вот «завтра» — далеко не у всех.

Дэниел горько усмехнулся собственным мыслям и поплелся принимать душ. Дом по–прежнему молчал, и это неприятно настораживало. Приняв душ и поджарив гренки, Дэниел вспомнил о щенке — уж если не Миа, то он–то точно должен был дать о себе знать воем или поскуливанием. Дэниел пробежался по квартире, даже постучал к Миа, но из норки не донеслось ни звука. Мики тоже нигде не было. Из кухни донесся запах гари, и Дэниел вспомнил о гренках. Когда он снимал с плиты сковородку, наполненную скукожившимися черными комочками, перед его глазами встала картинка того, как в последний раз они с Миа поскандалили из–за сбежавшего кофе.

Может быть, она все–таки не выдержала и ушла? — подумал Дэниел, и если раньше эта мысль принесла бы ему некоторое облегчение, то теперь заставила испугаться. Нет, успокоил, он себя, Миа слишком упряма, чтобы так просто сдаться. Или все–таки ушла? Но тогда где щенок? Может быть, она впустила Мисси и та забрала его на прогулку? Но где тогда Мисси?

Устав строить предположения, Дэниел швырнул сковородку в раковину и снова прошелся по дому. Ему захотелось заглянуть в комнату Миа, но он подавил в себе это желание. Если она оставила комнату открытой, то вряд ли пришла бы в восторг от того что к ней кто–то заходил. А если нет — ключи от этой комнаты все равно только у тетки Лайзы.

И, в конце концов, разве ему станет легче оттого, что он узнает о ее переезде? Едва ли. Дэниел так долго жил один, что успел привыкнуть к этому маленькому ехидному и неопрятному существу, которое хоть как–то скрашивало его одиночество.

Устав от бесплодных брожений и размышлений, Дэниел вернулся к себе. За окном уже стемнело, и он снова вспомнил о щенке. Он уже давно ни о ком, кроме себя, не заботился, да и о себе самом заботился не так уж тщательно. Эта новая ответственность была ему в тягость, но сейчас Дэниел понял, что, несмотря на постоянные шалости щенка, он очень привязался к нему.

За окном послышался шум машины, и Дэниел, вооружившись биноклем ночного видения, прильнул к окулярам. Машина, как выяснилось, подъехала к дому нового соседа, который, судя по всему, предпринял очередную попытку переехать. Этот загадочный персонаж уже не раз перевозил в новый дом свои вещи, но сегодня решил перевезти кое–что особенное.

Сосед определенно не хотел, чтобы его заметили. Выбравшись из машины, он огляделся по сторонам, а потом помог выбраться кому–то еще. Кому именно, Дэниел разглядеть не успел, так как сосед закрыл спутника своей широкой спиной. Спутник — Дэниелу показалось, что это мужчина, — чувствовал себя, по всей видимости, не очень хорошо. Походка у него была нетвердой, пошатывающейся, а руками он размахивал так, словно пытался кому–то что–то доказать. Говорил он в действительности или просто махал руками, для Дэниела так и осталось загадкой, потому что сосед буквально втащил этого человека в дом.

Они прошли через гостиную и скрылись из виду. Дэниел подумал, что странная парочка поднимется на второй этаж, где можно будет разглядеть соседского спутника поближе, однако время шло, но никого не было видно.

Сквозь едва приоткрытую форточку — постаралась Мина, которая сказала, что в комнату дяди нужно хотя бы иногда впускать струю свежего воздуха, — до Дэниела донесся приглушенный собачий лай.

Мики?! Дэниел опустил бинокль и прислушался. Похоже на Мики, хотя кто разберет этот собачий лай. Снова спустившись в гостиную и дойдя до холла, Дэниел расслышал, что лай доносится из сада. Надо впустить собаку, ведь она может замерзнуть, проголодаться… Но как?!

Дэниел подошел к двери и прижался к ней щекой. Всего чуть–чуть, всего на несколько сантиметров… Ему не надо выходить — он позовет пса и тот сам забежит в дом. Господи, ну до чего тяжело даже открыть эту проклятую дверь! До чего трудно перебороть этот страх, эту панику, эту мучительную пытку…

Мики снова залаял, и Дэниел наконец решился. Он повернул замок и потянул за ручку, прижавшись к двери так, словно на улице был ураган и лишь эта дверь могла спасти его от участи быть унесенным порывом яростного ветра.

— Мики! — крикнул Дэниел в зияющую пустоту. — Мики, домой!

Но Мики домой не спешил. Под тяжестью тела Дэниела дверь поддалась и поплыла в сторону крыльца, а сам Дэниел с ужасом обнаружил себя подвешенным между небом и землей. Все поплыло перед глазами: темное небо, темная трава, обрывки странных и страшных воспоминаний. Почувствовав, что вот–вот — и он окончательно провалится в этот ад, Дэниел из последних сил дернул дверь на себя…

Бросив короткое «до встречи», Мышка выбралась из машины Гарри и подумала о том, что давно так поздно не возвращалась домой. Впрочем, «дом» для Мышки стал давным–давно условным понятием. Мышка вела кочевой образ жизни, как часто шутила Вики. Нельзя сказать, чтобы это иногда вынужденное, а иногда и добровольное кочевание Мышке нравилось, однако привычка, как любят говорить, вторая натура.

Свидание с Гарри, как Мышка подозревала с самого начала, увлекло ее не настолько, чтобы она забыла счет времени. Инициатором такого позднего возвращения стал сам Гарри. Он пригласил ее домой и так долго рассказывал о своей коллекции книг, что Мышка при всей ее горячей любви к литературе успела порядком заскучать.

Гарри был джентльменом, хотя, впрочем, все–таки попытался обнять свою даму, чему она воспротивилась. Мышка не была ханжой и не собиралась строить из себя тридцатичетырехлетнюю недотрогу. Просто ее не так влекло к Гарри, а приносить себя в жертву чужому желанию она не собиралась. Гарри все понял и настаивать не стал. Мышка и не ожидала меньшего от человека, с которым познакомила ее лучшая подруга.

Потом она засобиралась домой, а Гарри позвонили на сотовый. Она поняла, что Гарри разговаривал с женщиной — тот несколько раз называл ее по имени, которого Мышка не запомнила, — и заметили, что разговор заставил его встревожиться и опечалиться. Мышка предположила, что у Гарри есть незаконченные отношения личного характера, но ее это не очень–то беспокоило. Провожая ее домой, Гарри старался бодриться, но у него это плохо получалось, поэтому она окончательно утвердилась в своем мнении и нельзя сказать, чтобы очень взревновала, скорее почувствовала легкий укол уязвленного самолюбия.

Ворота были закрыты, сам дом заперт на ключ. В нескольких комнатах горел свет — ее сосед конечно же до сих пор не спит. Убедившись, что Мики нет во дворе, Мышка зашла в холл со спокойным сердцем: значит, соня все–таки открыл дверь Мисси и впустил собаку в дом.

Однако радостного лая, которым щенок оглашал дом, едва кто–то появлялся на пороге, Мышка не услышала. Сердце встрёвожено забилось. Стащив сапоги, Мышка побежала в гостиную, где увидела мистера Джи, на лице которого было написано выражение крайнего негодования.

— Где, черт возьми, вас носило?! — Серые глаза искрили не сильнее розетки, а губы сцепились друг с другом так, словно между ними лежала полоска двустороннего скотча.

— Черт возьми?! Носило?! Это что еще за тон?! — вспыхнула Мышка. — Я что, должна перед вами отчитываться?! Кстати, где Мики? Где Мисси? Вы что, проспали ее приход?

— Это я у вас хотел спросить, где Мики! — рявкнул на нее он.

— Я оставила его в саду, — стушевавшись, пробормотала Мышка.

— Кто дал вам право выпускать в сад чужую собаку?!

— А что, лучше было бы, если бы бедный пес терпел до самого вечера, пока вы не соизволите проспаться?!

— Не проспаться, а выспаться! Могли бы хоть предупредить меня, что уезжаете!

— Вас добудишься, как же, — пробормотала Мышка и закусила губу.

— Криками проблему не решить. Мики пропал, это понятно. Но куда он мог сбежать, когда вокруг сада забор, изгородь из железных прутьев?

— Черт бы вас побрал, госпожа Мышка… — уже без гнева произнес мистер Джи. — Что теперь делать?

— Что делать? Что делать? — передразнила его Мышка. — Раньше надо было думать. В конце концов, виной всему ваша привычка торчать дома. Мики наверняка просился. Вы что, не могли его впустить?

— Он лаял, — признался мистер Джи. — Я пытался открыть дверь, позвать его, но не смог.

— Не понимаю, — развела руками Мышка. — Что значит — не смогли?

— То и значит, — сердито покосился на нее он и процедил сквозь сжатые губы: — Я не могу выходить из дому.

— У вас аллергия на свежий воздух?

— У меня аллергия на глупых женщин.

— Ну знаете, — вспыхнула Мышка, — по–моему, вы уже перешли все возможные границы. Я ухожу искать Мики, а вы можете торчать в своей норе, как одряхлевший лис. Желаю удачи!

Мышка выскочила из дома вне себя от ярости. Взъелся на нее так, словно Мики ее собака! Может быть, конечно, в чем–то он прав, но уж точно не в том, что пытается списать на нее свою лень, расхлябанность и нежелание выбираться на улицу.

Еще раз пробежавшись по саду, Мышка убедилась в том, что если Мики и выбрался из него, то обратно не возвращался. Она вышла за ворота и огляделась по сторонам. Ну и где теперь его искать? В какую сторону он мог направиться?

— Мики! — крикнула Мышка, но ответного лая не услышала.

Черт, как глупо, подумала она, проходя мимо дома миссис Мартин. Искать чужую собаку, не имея никакого представления, где она может быть!

— Мики! — еще раз крикнула Мышка. — Мики, ко мне!

А ведь если пес не вернется, она не простит себе этого до конца дней. Он так ласково ткнулся в нее носом, так преданно смотрел на нее своими сердоликовыми глазами, когда она выходила из дома.

На глаза Мышки навернулись слезы. Господа, сколько лет она уже не плакала?

— Мики! — осипшим голосом крикнула Мышка и тут же услышала, как хлопнула чья–то калитка. Ей показалось, что это была калитка Анджелы Мартин.

— Миа!

Мышка обернулась и поняла, что не ошиблась. Охотница на вампиров стояла возле своей ограды и махала рукой. Мышка было подумала, что миссис Мартин снова собралась стращать ее своими выдумками, но вдруг, к своей великой радости и удивлению, увидела, как от длинного платья соседки оторвался пушистый комок.

— Мики! — Мышка почувствовала такое облегчение, как если бы ретривер был ее собственным псом.

Подняв на руки щенка, который, как ни в чем не бывало, принялся облизывать ей лицо, Мышка подошла к миссис Мартин.

— Спасибо вам, Анджела, — искренне поблагодарила она соседку. — Где вы нашли этого пройдоху?

— Похоже, ему удалось пролезть через вашу изгородь. Он сам прибежал ко мне, — объяснила миссис Мартин. — Я было хотела отвести его обратно, но вы же знаете, как я отношусь к этому дому. К тому же я видела, как вы уходили, а без вас не решилась заглядывать. Слава богу, вы наконец вернулись. Думаю, Мики у меня не скучал. Я накормила его кашей и мясом.

— И еще раз спасибо, Анджела, — пробормотала Мышка, прижимая к груди драгоценную ношу. — Это пес мистера Харрисона. Его племянница, уж не знаю зачем, подарила ему щенка, и теперь о нем заботятся все кто угодно, кроме самого хозяина. Я даже не знаю, как вас отблагодарить.

— Будьте осторожнее с этим Харрисоном, — напомнила ей Анджела. — Вот и вся благодарность.

— Постараюсь, — улыбнулась Мышка.

Мистер Джи по–прежнему торчал в гостиной, и Мышка не без торжества продемонстрировала ему свою бесценную находку. Мики, спущенный на пол, посмотрел на хозяина немного виноватым взглядом. Хотя мистер Джи и не проявлял о собаке особой заботы, Мики почему–то относился к своему беспечному хозяину с особой теплотой.

Впрочем, на этот раз Мышка заметила, как оттаяло лицо мистера Джи, когда он увидел щенка. Склонившись над ретривером, он погладил его по мягкой золотистой шерстке и ласково прошептал:

— Ну где же ты пропадал, разбойник?

«Разбойник» смущенно подошел к хозяину и положил мордочку в протянутую ладонь. Мышка, не слишком–то часто умилявшаяся, была тронута.

— Где? — хмыкнула она, чтобы снять напряжение. — У вашей любимой соседки, миссис Мартин.

Мистер Джи поднял на нее удивленный взгляд.

— Неужели она перестала гоняться за вампирами и принялась за собак? — улыбнулся он.

— Не обольщайтесь, — в ответ улыбнулась Мышка. — Она по–прежнему просит меня быть осторожной и не забывать о чесноке. Зато она накормила Мики, да так, что я еле подняла его на руки.

— Очень мило с ее стороны. Спасибо вам, Миа. — Он погладил собаку и, прислонившись к дверному косяку, кивнул Мышке на кресло. — Присядьте. Думаю, нам нужно кое–что обсудить. Я, правда, не уверен, что вы поймете, но…

— Давайте без предисловий, — поморщилась Мышка. — И если вы хотите поговорить со мной, то, будьте добры, сядьте сами. Терпеть не могу эту вашу привычку стоять и смотреть на собеседника сверху вниз.

— Можно подумать, у вас нет такой привычки… — начал было мистер Джи, но потом осекся. — Простите, вы правы. Это ведь я хочу с вами поговорить… — Он принес себе стул, уселся на него и вытащил из кармана чехол, в котором лежала трубка.

— Если вы не будете очень возражать…

Мышка воздела глаза к потолку, вздохнула и наконец кивнула.

— Курите уж, если только это не тот самый изысканный аромат.

— Спасибо, — мягко улыбнулся мистер Джи. — Так вот, я, представьте себе, не всю жизнь просидел в четырех стенах…

Однажды в агентство частного детектива Дэниела Джи Харрисона пришла женщина. И, хотя глаза у нее были уставшими и потухшими, а рот искривила горькая усмешка, Дэниел сразу заметил, что она настоящая красавица. Статная высокая фигура, редкий цвет глаз — темно–зеленый, чуть осветленные волосы. Этот тип женщин Дэниел любил больше всего: высокие красивые блондинки с загадочным прошлым. А прошлое или настоящее у нее уж точно было загадочным, иначе она не обратилась бы к Дэниелу Джи Харрисону.

Он вежливо предложил ей присесть, посмотрел на нее внимательным, но сдержанным взглядом, как и на всех своих клиенток — и спросил, совсем как доктор, готовый оказать помощь своему пациенту:

— Скажите, что у вас произошло?

Она подняла на него свои чудесные глаза и прошептала:

— Я хочу развестись.

Дэниел, уже не единожды имевший дело с подобными историями, сразу сообразил, что к чему.

— Муж не дает вам развод, так? — поинтересовался он.

Женщина кивнула.

— Но вы хотите, чтобы мы узнали о нем что–то такое, что дало бы вам возможность этот развод получить…

Женщина снова кивнула, и Дэниел понял, что на протяжении всего разговора ему придется вытягивать из нее ответы.

— Возможно, вы и сами что–то знаете, — продолжил Дэниел, — но у вас нет доказательств.

Женщина кивнула в третий раз и наконец–то заговорила. Ее слова звучали отрывисто и быстро, так, словно она боялась, что не успеет обо всем рассказать. Дэниел внимательно слушал, запоминал и не задавал наводящих вопросов. Все вопросы он сможет задать потом, когда она выговорится.

Ее звали Джоан, и она была замужем за человеком, который испытывал огромное удовольствие оттого, что кто–то находится в его власти и этого кого–то можно постоянно контролировать, третировать и унижать. Дэниел неплохо знал подобный тип мужчин: комплекс собственной неполноценности не давал им покоя, мучил их так сильно, что они начинали мучить и изводить других. И если другие позволяли делать это с собой, порочный круг замыкался: жертва принимала правила игры, а охотник, сам в свою очередь жертва мучительной неуверенности разъедающей душу, расставлял силки и всласть издевался над жертвой, пока не наступало раскаяние — увы, недолгое.

Джоан определенно была жертвой. Красивая, но не очень–то уверенная в себе женщина, она искала отца, покровителя, который укроет ее, отгородит от страшного взрослого мира. Но никто не сказал ей о том, что мир мужчины, у которого она искала защиты, окажется гораздо страшнее, чем окружающий ее мир.

Крис, ее муж, издевался над ней не только морально, но и физически. Он был не настолько глуп, чтобы дать ей возможность доказать это на суде, а потому у Джоан были связаны руки. Крис никуда не отпускал ее, постоянно контролировал, хотя, как выяснилось, в последнее время этот контроль несколько ослабел.

Джоан была уверена практически на сто процентов — у Криса появилась любовница. По коротким обрывкам телефонных разговоров, по тому, как он взрывался всякий раз, когда жена спрашивала, надолго ли он уходит из дома, Джоан поняла, что у него есть женщина, и поспешила воспользоваться этим обстоятельством, чтобы освободить себя от опостылевшего брака.

Дэниел получил все необходимое: фотографии Криса, сведения о том, где тот работает, где любит бывать и с кем чаще всего проводит время. Дело осталось за малым — выследить Криса и сделать несколько снимков, которые впечатлят не только саму Джоан, но и судью, который будет вести их бракоразводный процесс.

Крис не очень–то скрывался: по всей видимости, ему и в голову не приходило, что Джоан осмелится обратиться в детективное агентство, поэтому очень скоро Дэниелу удалось засечь его с довольно вульгарной шатенкой — полной противоположностью Джоан. Сделать хорошие фотографии оказалось куда сложнее: Крис все–таки проявлял осторожность и на людях вел себя со своей избранницей довольно сдержанно.

Дэниел встретился с Джоан, чтобы поделиться с ней тем, что узнал, и тут произошло то, чего он и сам от себя не ожидал. Джоан расплакалась — не столько из–за фотографий, сколько из–за долгих лет, прожитых с человеком, который никогда не питал к ней любви, — а Дэниел поцеловал ее.

Он поцеловал ее, и ему показалось, что все, что происходило с ним и с ней раньше, не имеет никакого значения. Весь мир словно расступился перед ними, открыв дорогу для нового и светлого чувства. Дэниел внезапно понял, что пустота — единственное, что было в его душе на протяжении долгих лет, — исчезла и душа заполнилась упоительным восторгом и теплом.

Он обнимал Джоан, осторожно касался губами ее мягких волос, вдыхал аромат ее кожи и думал только о том, как бы задержать это восхитительное мгновение. Джоан и не собиралась сопротивляться, она и сама как будто ожила, проснулась после долгого сна…

Они стояли в городском парке под пыльными летними деревьями и наслаждались каждой секундой, каждым мигом, проведенным вместе. Дэниел не знал, любовь это или увлечение, Джоан боялась снова поверить обманчивым мечтам, но оба понимали, что с ними происходит что–то по–настоящему сильное и прекрасное.

После этой встречи, закончившейся так, как ни Дэниел, ни Джоан не предполагали, Крис начал проявлять определенное беспокойство и стал как–то по–особенному нежен с женой. Он по–прежнему контролировал ее, но делал это гораздо мягче, чем раньше. Он перестал встречаться со своей вульгарной шатенкой, и Джоан даже поделилась с Дэниэлом предположением, что до мужа наконец дошло, как он был не прав по отношению к ней.

Дэниел всегда был скептиком и не так уж плохо разбирался в людях, а потому предположение Джоан вызвало у него большие сомнения. Сам он решил, что Крис о чем–то догадывается, и попросил Джоан быть осторожнее. Она обещала, но как может быть осторожной влюбленная женщина?

Дэниел понимал, что ему нужно как можно скорее забрать Джоан из дому, вырвать ее из тех стен, куда запер ее Крис, но для этого требовалось согласие самой Джоан, которое Дэниелу хотелось получить при личной встрече.

Дэниел долго ломал голову, почему Джоан назначила свидание не в каком–нибудь уютном местечке, а на заброшенной стройке, которая уже несколько лет велась в примыкавшей к городу местности. Дэниелу и раньше приходилось бывать в этом месте, унылом, угрюмом и полном страшных тайн. Строители появлялись на своем объекте от случая к случаю, поэтому большую часть времени стройка пустовала, что делало ее излюбленным местом для встреч тех, кому хотелось скрыть свои черные делишки от глаз обывателей.

Несмотря на сомнения и колебания, Дэниел все–таки поехал. Перед выездом что–то подсказало ему прихватить с собой оружие, и он не стал противиться интуиции, которая его редко подводила.

Увы, сомневался он не напрасно. На стройке он обнаружил связанную Джоан, которая попыталась предупредить его об опасности, грозившей им обоим. Не прошло и минуты, как Дэниел выяснил, что это за опасность: Крис, сунув в его спину дуло пистолета, объявил, что ему придется рассчитаться за все, в чем он якобы виноват перед обманутым мужем.

— Послушайте, Крис, со мной вы можете делать что угодно, но Джоан ни в чем не виновата, — обратился к обманутому мужу Дэниел. Пистолет между лопаток не очень–то способствовал диалогу, но он понимал, что главное сейчас — это сохранять хладнокровие.

— Она виновата не меньше, чем ты, — раздался голос, который Дэниел слышал впервые. Голос был неприятный, истерически–визгливый, никакого страха, впрочем, не вызывавший. — Эта стерва мне изменила! Она за это поплатится. А тебе, урод, я отстрелю кое–что, чем ты думал, когда позарился на чужую жену!

— Тогда тебе нужно поднять пистолет повыше, — спокойно заметил Дэниел, — и целиться мне в голову.

— Ты еще шутишь, придурок?!

— Крис, пусти его! Прошу тебя! — сквозь слезы крикнула Джоан.

— Джоан, не вмешивайся, — бросил на нее короткий взгляд Дэниел. — Мы с твоим мужем мужчины и сами разберемся между собой. Ведь так, Крис?

Крис, конечно, не заслуживал того, чтобы его называли этим гордым словом, но Дэниелу хотелось переключить внимание ревнивого мужа с Джоан на себя. Ему это удалось, и Крис изо всех сил толкнул его рукой в спину. Выстрела Дэниел не услышал, поэтому понял, что Крис будет растягивать удовольствие до последнего.

Падать Дэниел умел, поэтому он не только сгруппировался, но и успел схватить тяжелый кирпич, которым, поднявшись, запустил в Криса. Выбив из его рук пистолет, Дэниел вытащил свое оружие и, держа Криса под прицелом, развязал Джоан.

— Беги милая, — попросил он ее.

Она побежала, и это были последние слова, которые Дэниел ей сказал. Воспользовавшись тем, что он отвернулся, Крис подобрал свое оружие и выстрелил в соперника. Дэниел не почувствовал особенной боли, его просто обожгло изнутри.

Он упал, а Джоан, его преданная Джоан, рванулась к нему. Крис оттолкнул ее, и она, потеряв равновесие, рухнула в проем между плит, оставленный рабочими, по всей видимости, чтобы поднимать через него объемный груз. Дэниел успел выстрелить в Криса, доползти до проема и увидеть, как женщина, которая стала для него такой близкой, лежит на мертвых холодных камнях…

Больше Дэниел не видел ничего. Плиты, каменные блоки, серое небо — все стянулось вокруг него и намыло, чтобы задушить, раздавить, смять и не оставить ничего от прежнего Дэниела Джека Харрисона…

— Потом я попал в больницу. Доктора сказали, что ранение серьезное, но я выживу. — Дэниел вытряхнул табак из трубки, которая уже перестала дымить и тянуться, и полез в карман за новой порцией. — А потом… потом, когда я уже излечился физически, выяснилось, что выйти на улицу для меня большая — нет, слишком мягко сказано, огромная проблема. Стоило только мне открыть дверь и высунуть нос за порог дома, накатывало то самое чувство, которое я уже вам описал. Конечно, я пытался бороться, вернуть себя прежнего. Ко мне ходил психоаналитик, но когда я понял, что разговоры с ним ни к чему не ведут, то отказался от его услуг. Сидеть в городе, в этом бетонном аду, было невыносимо, поэтому я перебрался сюда, в дом, который оставила мне моя вторая тетка. Вот и вся история, госпожа Мышка. Все это я рассказал вам совсем не для того, чтобы вы меня жалели, но чтобы поняли: ваш сосед вовсе не лентяй и домосед. Он просто старый и больной человек. Ну вот я и жалуюсь, — не без иронии усмехнулся Дэниел и поджег набитую свежим табаком трубку.

Мышка и в самом деле чувствовала себя немного виноватой. Она постоянно пеняла Дэниелу на лень, а он оказался человеком, которого болезнь заперла в доме. Стоило бы извиниться, но все слова меркли после той истории, что рассказал Дэниел, и Мышка молча смотрела на то, как он выпускает из сжатых губ клубы дыма.

— Я только одного не могу понять, — решив обойтись без вымученных извинений, наконец произнесла Мышка. — Зачем ваша племянница, которая наверняка знает о том, что с вами случилось, подарила вам Мики?

— Зачем? — Воспоминание о племяннице заставило Дэниела улыбнуться. — Это юное создание слишком оптимистично. К сожалению, это качество быстро исчезнет, особенно если она поступит в академию и станет полицейским. Мина решила, что живое существо, которое будет находиться рядом со мной, и о котором я буду заботиться, вернет меня к жизни. Ну разве она не наивна? — снова улыбнулся он. — Отчасти Мина оказалась права — я и в самом деле почувствовал себя ответственным и, как уже говорил вам, даже попытался впустить Мики в дом. Не вышло. И мне, честное слово, жаль, что не вышло.

Мышка кивнула. Она подумала, что… Но стоит ли связывать себя обязательствами ради человека с которым ты так мало знакома? Стоит ли вообще брать на себя обязательства, которые, возможно, ограничат твою свободу?

Что–то, промелькнувшее в его серых глазах — не то тоска, не то обрывок еще неизжитой боли прошлого, не то страх показаться жалким, заставило Мышку окончательно принять решение.

— Мистер Джи… то есть Дэниел… Мне, если честно, ужасно надоело, что эта Мисси перекладывает мои вещи так, что я не могу их найти. И вообще, я не могу сосредоточиться на работе, когда она бродит по дому. Может быть, вы рассчитаете ее, а я, так уж и быть, буду гулять с Мики?

— Вы серьезно? — внимательно посмотрел на нее Дэниел. В его взгляде Мышка прочла то самое опасение выглядеть перед ней больным стариком, которого только и остается, что пожалеть.

— Серьезно, — улыбнулась Мышка. — Не хочу чужих людей в доме. Хватит с меня и того, что с вами приходится соседствовать.

Дэниел ни капли не обиделся. Напротив, Мышка заметила, что из его серых глаз исчезла тревога, мучившая его еще секунду назад.

— Только вы уж, пожалуйста, возьмите на себя его питание. Сами знаете, я и себя накормить не умею, не то что собаку.

— По рукам, — кивнул Дэниел. — Кстати, я и для вас могу что–нибудь приготовить. Если вы, конечно, захотите. Так сказать, в качестве благодарности за то, что вы взяли на себя труд гулять с моим щенком. А почему бы и нет? Мы могли бы по–соседски скоротать вечерок за бутылочкой вина… ох, забыл, вы же пьете более крепкие напитки… и куском жареного мяса. Вы любите мясо, Миа?

— Да, — кивнула Мышка. — Хорошо прожаренные шницели с капустой. — Она мечтательно воздела глаза к потолку. — А если к этому прилагается порция хорошего виски.

— Виски, — недоуменно покачал головой Дэниел, — к шницелю с капустой… Ну у вас и вкусы. Так вообще–то закусывают пиво.

— Я не из гурманов, — немного обиделась Мышка. — Куда мне до вас с вашей «Латакией» и вином. Я человек простой, так что и вкусы у меня самые заурядные. Сверхзаурядные, я бы даже сказала.

— Как бы не так, — хмыкнул Дэниел, затянувшись трубкой.

— Что? — переспросила Мышка.

Но Дэниел лишь задумчиво покачал головой и снова выпустил из губ, на этот раз разомкнутых, а вовсе не плотно сжатых, клуб густого вишневого дыма…

7

Мики доставлял достаточно хлопот, и Мышка поначалу утешала себя только тем, что песнелюбивая Мисси, мастерица перекладывать и прятать вещи, больше не вторгается в ее размеренную жизнь. Но в какой–то момент Мышка поймала себя на мысли, что прогулки с Мики начали доставлять ей удовольствие.

Во–первых, благодаря щенку она стала чаще бывать на свежем воздухе, а во–вторых, одиночество, которое так долго затягивало ее в свое болото, наконец–то отступило и Мышке удалось вынырнуть на поверхность.

Конечно, дело было не только в Мики. Дэниел, отношения с которым потеплели после их последней ссоры, тоже внес в ее жизнь определенное разнообразие. Он начал готовить не только для Мики, но и баловал Мышку своими кулинарными шедеврами. Ненавязчиво заглядывая к ней в комнату, Дэниел предлагал ей то пончики, то аппетитные хрустящие гренки, а однажды и вовсе удивил Мышку, приготовив восхитительную пиццу, по сравнению с которой супермаркетовская показалась Мышке тарелкой, посыпанной тертой резиной.

Несколько раз Мышке звонил Гарри, но она пропустила его звонки, а перезванивать не стала. Пусть вначале разберется в самом себе и в тех отношениях, которые у него были. Больше всего Мышку удивила Вики, которая позвонила подруге специально, чтобы выяснить, как у нее дела с Гарри.

— А какие у меня дела с Гарри? — с некоторым раздражением поинтересовалась Мышка.

— Насколько я знаю, вы встречались, — многозначительно ответила Вики. — И, между прочим, Гарри мне сказал, что ты ему очень даже понравилась.

— Рада за Гарри. А ты не спрашивала, понравился ли он мне? — ехидно поинтересовалась Мышка.

— Нет, не спрашивала. Хватит язвить. Мне показалось, Гарри произвел на тебя впечатление…

— Да, он приятный человек. Но, по–моему, у него есть кое–кто, кто еще до сих пор его не отпустил. Не люблю быть третьей, ты же знаешь, Вики.

— Да с чего ты взяла?

— С того… Мы просто встретились и поговорили. Не понимаю, почему ты решила, что после этого я обязательно стану его любовницей?

— Я не говорила, что любовницей, — огорченно пробормотала Вики.

— А кем тогда? Женой? — хмыкнула Мышка. — Прекрати заниматься сводничеством, Вик. У тебя и без того насыщенная жизнь. Я, конечно, благодарна тебе за то, что ты утешила донну Бри, но не надо заставлять меня встречаться с Гарри. Это я решу сама.

— Как же с тобой трудно, — вздохнула Вики. — А как поживает твой сосед? Уж не из–за него ли такое невнимание к Гарри?

— Из–за него? — Мышка даже вспыхнула от такого предположения и порадовалась тому, что Вики не видит ее в этот момент. — Откуда такое предположение?

— Только не говори, что оно нелепое, — с энтузиазмом продолжила Вики, которой, гак видно, хотелось отыграться на Мышке за то, что та упустила свой шанс с обаятельным Гарри. — Ты живешь бок о бок с мужчиной. И, надо признать, довольно интересным для своего возраста мужчиной. Вы постоянно с ним ссоритесь, как ты мне говорила. А от любви до ненависти, все мы знаем…

— Успокойся, мы уже не ссоримся, — раздраженно перебила подругу Мышка. — Мистер Джи решил пойти на мировую. Я гуляю с его псом. Ему подарили щенка, а он угощает меня блинчиками.

— Еще лучше, — хихикнула Вики. — И ты хочешь сказать, что мужчина, который печет для тебя блинчики, ничего к тебе не испытывает?

— Не для меня печет, а угощает меня. Скажи, Вики, ты звонишь, чтобы испортить мне настроение? — не выдержала Мышка.

— Я права, — не унималась Вики. — Права на все сто. Если бы у тебя ничего не было к этому мистеру Харрисону, ты бы сейчас так не бесилась.

— Бесилась? — Мышка фыркнула. — Можно подумать, ты не видела меня взбешенной.

— Не придирайся к словам. Я хотела сказать, что, если бы у тебя ничего не было к твоему замечательному соседу, ты бы просто проигнорировала мои слова.

— Считай, что я их проигнорировала, и больше ко мне не цепляйся.

— Постараюсь. И все же ответь Гарри, когда он тебе позвонит.

Мышка покачала головой. И все–таки ее подруга неисправимая сводница. Конечно, приятно, когда о тебе беспокоятся друзья, но когда они навязывают тебе своих кавалеров, это вызывает раздражение. И с чего Вики взяла, что у Мышки какое–то особенное отношение к Дэниелу? Мало ли что они ссорились из–за каждого пустяка. Все ссорятся, но не все же после этого влюбляются друг в друга. Обычные детские рассуждения ее подруги, которая сама еще в душе ребенок.

Хотя, конечно, Мышка не могла не признаться себе в том, что Дэниел ее действительно интересовал. Он был необычным человеком, он жил когда–то насыщенной и яркой жизнью. Да, именно эта жизнь и загнала его в ловушку, но даже сидя в своем капкане, «старый лис» не утратил ни своего обаяния, ни умения с иронией, пусть иногда и горькой, относиться к самому себе. Иногда Мышке мучительно хотелось удовлетворить свое любопытство и заглянуть в эту «лисью нору» — в прямом и переносном смысле. Ей была интересна его прошлая жизнь, интересно то, чем он живет сейчас. Если бы Мышка, как и раньше, писала книги, она, возможно, сделала бы его персонажем или даже героем одного из своих романов.

Что же касалось «лисьей норы», которая находилась на втором этаже уютного домика, то Мышку так и подмывало заглянуть туда, пока Дэниел варил на кухне кофе или готовил еду для Мики. Но она всякий раз думала, что вряд ли ему придется по вкусу ее тайный визит, а потому предпочла дожидаться официального приглашения, которого так и не последовало.

Спустя пару дней после разговора с Вики Мышка поднялась к соседу, чтобы спросить, накормлен ли щенок, которого она собиралась вести на прогулку. Дверь в комнату Дэниела была приоткрыта, и Мышка, решив, что хозяин у себя, постучала и заглянула в «лисью нору». Соседа в комнате не оказалось, но, вместо того чтобы уйти, Мышка решила удовлетворить наконец свое любопытство.

Переборов неловкость и страх быть застигнутой врасплох, она вошла в комнату и огляделась.

«Лисья нора» вовсе не напоминала холостяцкую берлогу. Хозяин убирался в ней так же исправно, как поддерживал чистоту во всем доме. В отличие от полок в комнате Мышки на полках Дэниела не было ни пылинки. Никакой разбросанной одежды, никакого хлама на столе, где стояли лишь ноутбук и пепельница. Если Мышка и раньше подозревала, что ее сосед редкостный чистюля, то теперь она в этом не сомневалась.

У Дэниела была хорошая библиотека, которой Мышка могла только позавидовать — постоянные переезды не располагали к покупкам книг.

Взгляд Мышки упал на сервант — за стеклом лежало довольно внушительное количество каких–то затейливых безделушек, Мышка подошла к шкафу и принялась их разглядывать. Безделушки оказались сережками, колечками, цепочками и прочими предметами, которыми женщины так любят себя украшать.

В принципе в них не было ничего особенного, но Мышка пыталась ответить себе на два вопроса: во–первых, что делают все эти украшения в комнате одинокого мужчины, а во–вторых, почему все сережки, которые лежат за стеклом серванта, представлены только в одном экземпляре? Потом она обратила внимание на то, что в некоторых цепочках сломан замок или они попросту порваны, что тоже показалось ей странным.

Если бы эта удивительная коллекция была единственным открытием, которое Мышка сделала в комнате Дэниела, то, пожалуй, ничего страшного в этом не было бы. Однако чуть позже, когда глаза Мышки скользнули по темно–бордовым шторам, плотно сдвинутым, несмотря на то что за окном еще не стемнело, она сделала еще одно открытие: ее сосед пользуется биноклем.

Мало того, выяснилось, что биноклей целых два. Оба они лежали на невысоком столике рядом с подоконником и были аккуратно прикрыты куском ткани, под которой Мышка их и обнаружила.

Бинокли? Зачем ему понадобились бинокли? Неужели он подглядывает за своими соседями? Господи, до чего странный тип! Мышка еще раз покосилась на странную коллекцию, и тут ей в голову пришла мысль, которая едва не заставила ее вскрикнуть.

Неужели?! Нет, не может быть… Ведь даже миссис Мартин говорила, что он никогда не выходит из дому. Или все–таки выходит, но в то время, когда его никто не видит? И вся эта история, что он ей рассказал, не более чем попытка усыпить ее бдительность? Ведь он так хорошо разбирается в человеческой психологии…

Мышка услышала шорох и почувствовала, как по коже пробежал ледяной холод. Нет, послышалось. Надо убираться из этой комнаты. Она не носит украшений, но где гарантия, что у этого Дэниела, мистера Джи, нет коллекции женских ремней?

Дэниел не мог не заметить, что госпожа Мышка не только избегает его, но и смотрит на него как–то по–особенному, так, словно в чем–то его подозревает. Больше того, когда он в последний раз заглянул к ней в комнату, она смотрела на него едва ли не со страхом.

Что происходит с этой женщиной? Что такого он сделал? Еще вчера она с улыбкой слушала его глупую болтовню на кухне и угощалась пончиками, а сегодня смотрит на него, как настоящая мышка на кота.

Ему мучительно хотелось поговорить с соседкой, но он подозревал, что не получит внятного ответа на свой вопрос. Конечно, можно предположить, что Анджеле Мартин удалось наконец убедить Мышку в том, что Дэниел вампир, но это все–таки смехотворное и нелепое предположение.

Недоумение Дэниела длилось почти целый день, пока он не услышал весьма нехарактерный для Мышки шум в комнате. Сердце у него тревожно заколотилось, хотя сам он не мог понять, почему его так сильно беспокоит поведение соседки.

Наконец он не выдержал и решил спуститься вниз. Картина, которую увидел Дэниел, не просто поразила — она обескуражила его. Госпожа Мышка весьма торопливо перетаскивала вещи из своей уютной норки в холл, причем делала это с таким выражением на лице, словно ее кто–то преследовал.

Неужели она решилась переехать? — подумал Дэниел и почувствовал, что это не на шутку его напугало. Но в чем причина? Почему она решила это сделать не тогда, когда он изводил ее своими придирками и ворчанием, а сейчас, когда их отношения наладились?

От внимания Дэниела не ускользнуло, что, увидев его, Мышка вздрогнула и побледнела, словно перед ней и впрямь стоял сам кровожадный Дракула. Дэниел не выдержал.

— Послушайте, может, объясните мне, в чем дело? — поинтересовался он, обиженно и сердито глядя на Мышку, которая, как ему показалось, еще больше испугалась, услышав его вопрос.

— Да ни в чем, — пробормотала она, делано улыбнувшись. — Просто я решила переехать, вот и все.

— Я могу поинтересоваться куда?

— К своей подруге. Вики. Вы ее знаете.

— И к чему такая спешка?

— О, она отправляется в очередное путешествие, и, судя по ее словам, надолго. У нее великолепная квартира, так что я подумала…

— Послушайте, госпожа Мышка, хватит врать, — не выдержал Дэниел, поймав очередной испуганный взгляд. — Ни к какой Вики вы не переезжаете. А если и переезжаете, то вовсе не из–за ее великолепной квартиры. Думаете, я не знаю, как вам нравится сидеть вечерами в беседке, пить чай и предаваться воспоминаниям? Вы ни за что не променяли бы этого удовольствия на какую–то там квартиру без серьезных причин. — Ему показалось, что последние слова испугали Мышку еще больше. — Да что с вами случилось, можете мне объяснить? Что я такого вам сделал? Я даже перестал придираться к тем пачкам, которые вы после ухода Мисси снова принялись распихивать по всем углам. Вы как будто боитесь. Но чего? Кого?

Мышка застыла со связкой книг в руках, и, как ему показалось, ей было страшно даже шелохнуться.

— С чего вы взяли? — пробормотала она побелевшими губами. — Ничего я не боюсь. Просто решила переехать. Я ведь и раньше говорила, что не хочу жить с соседями.

— Черта с два! — взорвался Дэниел, который почувствовал себя как ребенок, наказанный за то, чего он не делал. — Вы бы не уехали отсюда только назло мне! Будто я вас не знаю, госпожа Мышка! Не знаю вашего чертового упрямства!

Он немного остыл, но по–прежнему смотрел на Мышку в гневом ожидании объяснений, которых она явно не хотела давать. Мышка по–прежнему сжимала в руках книги, наспех перетянутые куском где–то подобранной веревки. А ведь она так и не ответит на мои вопросы, подумал Дэниел, глядя на это испуганное существо. Так и уедет с упрямыми дурацкими мыслями в своей маленькой головке.

Дэниел обошел Мышку, застывшую с книгами, спокойно подошел к двери и, вытащив из кармана ключ, запер ее изнутри. На Мышке не было лица, когда он обернулся.

— Я не выпущу вас отсюда, пока вы не дадите мне исчерпывающего ответа на мои вопросы, — холодно сообщил он. — И не надо смотреть на меня, как на вампира из сказок вашей миссис Мартин.

— Немедленно откройте дверь, — раздался дребезжащий от страха голосок. — Я буду кричать, и ваша соседка меня услышит.

— Ушам своим не верю. Неужели дело все–таки в миссис Мартин? — недоуменно уставился на Мышку Дэниел. — Неужели вы поверили бредням этой старухи, Миа? Я был о вас куда лучшего мнения. Нет, вы для этого слишком разумны, — покачал он головой. — Здесь должно быть что–то еще.

— Вы сами знаете, что еще, — тихо произнесла бледная Мышка. — Откройте дверь и выпустите меня. У меня все равно нет ни сережек, ни цепочек, ни колец.

— А при чем тут… — начало было Дэниел, а потом, нахмурившись, посмотрел на Мышку. — Вы что же, были в моей комнате?

— Была, — одними губами пролепетала она.

— Не спросив у меня разрешения?

Ответом на этот вопрос был молчаливый кивок дрожащего подбородка.

— Не сказав мне об этом ни слова?

Подбородок еще раз качнулся вниз.

— И видели мою коллекцию?

— Да, — снова пролепетала Мышка, как видно устав кивать.

— И поэтому решили уехать? Тогда я вообще ничего не понимаю, — покачал головой Дэниел, — Вы что, думали, я стану приставать к вам и требовать в подарок безделушки, которых вы не носите? Или решили, что я вор и украду у вас драгоценности, которых наверняка нет? Какой вывод сделала ваша маленькая упрямая головка, ответьте мне наконец!

— Не кричите на меня, — выдавила из себя Мышка и, проглотив комок, который, как показалось Дэниелу, стоит у нее в горле, добавила: — Я видела не только украшения.

— А что еще вы такого видели? Не заставляйте меня тянуть из вас слова, неподражаемая мисс.

— Ваши бинокли.

— Мои бинокли?

— Да, ваши бинокли.

— Ну и что с того? — Дэниел снова воззрился на нее с недоумением. — Бинокли и бинокли. Вам–то какой от этого вред?

— Какой вред? — уставилось на него маленькое испуганное существо. — Вы… вы… да вы маньяк!

— Что?! — Дэниел оторопел, задумался на несколько секунд, а потом раскатисто расхохотался.

Теперь уже Мышка смотрела на него в состоянии крайнего недоумения.

— Что тут смешного? — уже не испуганно, а сердито поинтересовалась она у Дэниела, когда он отсмеялся. — Как еще, по–вашему, я могла объяснить эту странную коллекцию? А то, что вы подглядываете за соседями? Что должно было прийти мне в голову?

— Давайте я разложу по полочкам вашу версию, — хмыкнув, предложил ей Дэниел. — Вы увидели женские побрякушки, а потом наткнулись на бинокли и решили, что я высматриваю в ночи молоденьких женщин вроде вас или даже помоложе, и — даже страшно подумать о себе такое — совершаю свои страшные действия, а полом забираю их украшения?

— Ну… — На ее лице появилось выражение раскаяния и даже облегчения. — Я… Да, что–то в этом роде.

— И, конечно, мои слова о том, что я не могу выходить из дому, были не более чем игрой.

— Ну…

— И, разумеется, я придумал всю эту комбинацию, чтобы вы остались в моем доме и я смог осуществить свой страшный замысел.

— Ну…

— Я не говорю о том, что вы должны были спросить меня, прежде чем заходить в мою комнату, — сурово посмотрел на нее Дэниел. — Не говорю о том, что вы могли бы задать мне свои вопросы, прежде чем скоропостижно съезжать. Но, в конце–то концов, почему вам не пришло в голову сходить в местный полицейский участок и спросить, не пропадали ли в здешних краях девушки? По–вашему, это было бы нелогично?

— Наверное.

— Наверное, — передразнил ее Дэниел, а потом подошел к двери и снова повернул в замке ключ. — Если вы по–прежнему мне не доверяете, можете катиться на все четыре стороны. Не собираюсь вас удерживать, госпожа Мышка. — Он отвернулся и вышел из холла.

Мышка ничего не ответила, но очень скоро принялась перетаскивать вещи обратно. Дэниел, хоть и был зол как тысяча чертей, вернулся в холл и, ни слова не говоря своей соседке, взял у нее из рук несколько пакетов и отнес их в комнату. То же самое он проделал с остальными вещами. Мышка, растерянная, расстроенная и пристыженная, забралась в кресло и смотрела на него оттуда своими большими грустными глазами. Закончив, Дэниел зашел в гостиную и снова сурово посмотрел на свою соседку.

— Маньяк отнес ваши вещи обратно, но раскладывать их придется вам самой. В обязанности маньяков это обычно не входит, знаете ли.

— Хватит меня стыдить, — с досадой заметила Мышка. — Знаю, что я любопытная дура и не должна была входить в вашу комнату. Знаю, что вас обидели мои подозрения. Ну что мне сделать, чтобы искупить свою вину?

— Отдайте мне свои сережки. — Дэниел заскрипел зубами и, сделав мрачное лицо, направился к Мышке.

Она грустно улыбнулась и вздохнула.

— Видно, вы не простите мне этой глупости до конца моих дней.

— А вы проживете здесь так долго?

— Снова ирония?

— Нет, я серьезно. Вы надолго облюбовали эту норку или она снова временное пристанище?

— С чего вы взяли, что я ищу временное пристанище? — поинтересовалась Мышка.

— С того, что все ваши предыдущие пристанища были временными. Вы бежите, но от кого — вот в чем вопрос. Подозреваю, от самой себя. Вам кажется, что, переехав на новое место, вы перестанете чувствовать себя такой одинокой. Но, пожив какое–то время на новом месте, снова разочаровываетесь и снова бежите.

— Я не бегу. Я не чувствую себя одинокой. — Ее слова утонули в клубе дыма, который Дэниел выпустил из раскуренной трубки. — Я…

— Вы? — с грустной улыбкой произнес Дэниел. — Кого вы обманываете, меня или себя?

— Скорее себя, — устало кивнула Мышка и откинулась на спинку кресла. — Я ведь не была, как вы говорите, одинокой. У меня был муж, была семья. Было все, что, с точки зрения большинства женщин, принято считать нормальной семейной жизнью…

— Эй, Мышь, детка, почему дома не пахнет ужином? — раздался с порога голос порядочно подвыпившего Коула.

«Детка» вынырнула из–за компьютера и виновато посмотрела на мужа. Коул вернулся с корпоративной вечеринки и был, кажется, не в самом лучшем расположении духа.

— Прости, милый, я заработалась и обо всем позабыла.

— Заработалась? — мрачно усмехнулся Коул. — А я, по–твоему, целый день играл в карты с парнями?

— Коул, я же извинилась, — мягко напомнила Мышка.

— Да, только после твоих извинений ужин на плите не появился. А я, между прочим, проголодался как волк.

— Но ты ведь был на вечеринке. Неужели вас там ничем не кормили?

— Три жалких бутербродика на зубочистке — разве это еда для мужчины? Мышь, мне нужен кусок мяса, черт побери!

— Кто бы спросил, что нужно мне, — печально вздохнула Мышка и уныло поплелась на кухню.

Пока Мышка возилась на кухне с мясом, Коул решил расстрелять парочку монстров в новомодной компьютерной игре. Усевшись за компьютер, он наткнулся на женины писульки, как он небрежно называл романы своей жены. Вначале его лицо омрачилось, — чего это она не закрыла свой дурацкий файл? — но потом он все же решил выяснить, чем же таким особенным его жена занимается целыми днями, пока он торчит в своем треклятом офисе.

На первой странице он хорошенько поплевался, а вот вторая позабавила его настолько, что он решил до слез насмешить своего приятеля, который сейчас наверняка дожидался того же, чего и Коул, — ужина.

— Хэлло, Грег! — Коул зажал трубку между плечом и щекой и навел курсор на нужное место. — Скучаешь? А вот я тебя сейчас развеселю. Ты слышал, что моя жена зарабатывает на книжках? А, я не говорил. Так вот, моя благоверная Мышь кропает книжонки, которые кто–то печатает. Мало того, за эту ересь еще и платят. Да ладно, ты лучше послушай, Грег: «Она посмотрела на него глазами, полными такой тоски, что, казалось, в ней, в этой тоске, можно утонуть… Он почувствовал, что растворяется в ее взгляде, что тонет в ее больших лучистых глазах, что для него весь мир в ней, в этой женщине, в этой прекрасной и грустной женщине. И, наверное, впервые за все то время, что они были вместе, понял, как сильно любит ее». Прикинь, Грег, оказывается, он понял это только после того, как посмотрел в ее грустные глаза! Ну не бред ли?! Да, я тоже посмеялся, дружище. А вот это послушай: «Линда обняла его, прижалась к его сильному телу и подумала, что готова простоять так целую вечность. Ничто больше для нее не имело значения. Никто больше не мог вторгнуться в ее маленькую вселенную». Ну что за хрень, Грег? По–моему, бабы не о вселенной думают, когда обнимают сильное мужское тело. А, хочешь еще посмеяться? Сейчас найду… — Коул осекся. В дверном проеме с округлившимися глазами стояла Мышка. — Прости, дружище, я, кажется, дождался ужина, — пробормотал Коул и положил трубку.

— Что ты делаешь? — голосом, полным отчаяния и ужаса, спросила Мышка.

— Да что такого, Мышь? — немного виновато покосился на нее Коул. — Ну, подумаешь, зачитал другу пару забавных фрагментов из твоего романа. Какая разница? Их ведь еще миллион человек прочитает.

— Забавных? — вскинулась на него Мышка. — Выходит, ты считаешь, что это забавно — смеяться со своим дружком над тем, что тебе читать не давали?

— Не хочешь, чтобы читали, не пиши, — отрезал Коул. — Ну подумаешь, посмеялись. К тому же, милая, тебе нужно учиться воспринимать критику. Ты ведь теперь писательница. И вообще, у тебя там столько глупостей, что, ей–богу, мне стало смешно.

— Глупостей? — уставилась на него Мышка. — Значит, мои чувства, мои переживания, сама я для тебя — глупость?

— Ну что ты начинаешь, Мышь? — скривился Коул. — Это я должен обижаться. Я пришел с работы уставший, а ты весь день проторчала за компьютером и оставила меня без ужина из–за своих бабских бредней.

— Бабские бредни?! — вспыхнула Мышка. — Это так ты называешь мои книги?

— Господи, ну как эту хрень еще назвать? Ну не мужскими же рассуждениями?

— Знаешь что, Коул?

— Что?

— Пойдем–ка поужинаем, — сквозь зубы процедила Мышка.

Гнева и обиды в ее голосе Коул не заметил, а потому, пробормотав что–то вроде «давно пора», весьма довольный собой пошел за женой на кухню. Поджаренное мясо, аппетитно разложенное на листе салата, окончательно вернуло ему хорошее настроение. Но стоило Коулу сесть за стол, как Мышка подняла со стола тарелку и, пронеся ее под самым носом у мужа, открыла тумбочку под раковиной и опрокинула содержимое тарелки в мусорное ведро.

Вначале Коул опешил, затем побагровел. Потом поднялся из–за стола и смерил жену взглядом, полным настоящей мужской ярости.

— Ты что, спятила, Мышь?! — рыкнул он на жену. — Это что за выкрутасы?! По–твоему, я горбачусь на проклятой работе, чтобы ты выкидывала такие фортели?!

— Только что ты проделал со мной то же самое, — спокойно ответила Мышка и пристально посмотрела на мужа.

— Я не выбрасывал твой ужин в мусорку!

— Ты выбросил в мусорку мою душу, — ответила Мышка и смахнула с тарелки остатки салата.

— Опять эти твои мудрствования! — окончательно вышел из себя Коул. — Ты достала меня своим нытьем!

— А ты меня — своим равнодушием. — Мышь бросила тарелку в раковину и, вымыв руки, направилась в комнату.

— Ты куда? — насторожился Коул, сочтя за благо перестать вопить на жену.

— Собирать вещи.

— Брось, Мышь, — с деланной небрежностью бросил ей Коул, хотя даже по тону было заметно, как он испуган. — Все собачатся, ну и что с того? Поругались, помирились — и дальше живут.

— Мы не все, во всяком случае я, — заметила Мышка, проходя в комнату. Приняв решение, она почувствовала себя настолько спокойной, что сама себе удивлялась.

— Ладно, не все, — согласился Коул. — Но не будешь же ты из–за такой глупости собирать вещи и уходить?

— Не из–за глупости, Коул. — Мышка вытащила из шкафа несколько свитеров и бросила их на кровать. — Из–за того, что я только что поняла: мне необходима свобода.

— Я что, не давал тебе свободы? — удивленно уставился на нее Коул. — Можно подумать, я запер тебя дома и ты тут под замком сидела.

— Нет, ты не дверь запирал на ключ, ты меня на ключ запер, — ответила Мышка, продолжая выгребать вещи из шкафа. — Ты, ты, ты… Везде, всегда и во всем был ты, Коул. Твоя работа, твои друзья, твоя еда, которую я почему–то должна была готовить. Твой дом, твоя жизнь… Все твое, Коул, и ничего — для меня. И как только у меня появилось что–то свое, ты немедленно принялся смешивать это с грязью. Тут ты погорячился, Коул, сильно погорячился.

— Я ничего не понимаю, — покачал головой Коул и в каком–то отупении уселся на диван. — Все ведь было хорошо, чего ты взбеленилась?

— Это у тебя все было хорошо. У тебя есть своя жизнь. Я тоже хочу свою. Хочу свободы, хочу дышать. Странно, что ты этого не понимаешь, Коул.

— Послушай, Мышь, детка…

— Не детка, — тряхнула головой Мышка. — Мне неприятно, мне противно слышать это прозвище. И только то, что тебе оно нравилось, заставляло меня до сих пор молчать.

— Мышь, я знаю, что ты из хорошей семьи, что ты умная и все такое, но я же люблю тебя…

— Нет, Коул, такие как ты, любят только самих себя. Вот и я захотела попробовать, что же это такое, когда живешь только собственными интересами.

— Мы–ышь… — почти простонал Коул и опустился перед женой на колени. — Мышь, пожалуйста, не уходи. Не бросай меня, Мышь.

Мышка опустила на него глаза и почувствовала жалость и боль. Но это длилось совсем недолго. Через несколько секунд окончательное решение было принято…

Дэниел смотрел на Мышку и пытался представить себе маленького испуганного и неуверенного в себе мышонка, каким она была когда–то. Расстаться с несвободой, обречь себя на одиночество ради свободы… Он был абсолютно прав, редкая женщина способна сделать такой выбор. Миа его сделала. Но счастлива ли она теперь? Впрочем, рядом с тем типом она уж точно не стала бы счастливой.

— И вы никогда не жалели о том, что сделали? — задумчиво спросил он.

— Никогда, — искренне ответила Мышка. — Конечно, поначалу мне было больно, мучительно больно. Жалко Коула, жалко себя… Он искал меня по друзьям, умолял встретиться. Обещал, что станет другим. Конечно, я ему не верила. Такие, как Коул, никогда не меняются. Он был, наверное, не самым плохим мужем, но не тем человеком, который смог бы меня понять.

— А вы хотя бы раз встречали того, кто вас бы понял? — поинтересовался у нее Дэниел.

— Мне показалось, да, — кивнула Мышка, и Дэниел увидел — нет, почувствовал, — как ее пронзила острая боль воспоминания.

То чувство, которое до сих пор заставляло ее сердце биться сильнее, было, похоже, куда серьезнее, чем то, что она испытывала с мужем.

— И что же?

Мышка печально улыбнулась и покачала головой.

— Ничего. Он был очень умен, тонок, интересен. Но его совершенно не устраивали те отношения, которые могла предложить ему я. Он хотел, чтобы мы жили вместе, чтобы мы поженились, чтобы я родила ему ребенка. Как вы думаете, я была к этому готова?

Дэниел усмехнулся, но не язвительно, скорее печально.

— Господи, Миа, вы все время рассуждаете, как мужчина. Не знаю, думаю, если бы вы по–настоящему любили, то были бы готовы к этому. Не сразу ко всему, конечно, но постепенно. Любовь вообще меняет людей.

— Но меня–то не изменила.

— Вы слишком упрямы, а Ее величество Любовь не терпит упрямцев.

— Фразы, фразы, — вздохнула Мышка. — Но в конечном итоге я сказала ему, что выбираю свободу, и осталась одна. Не знаю, права я или нет, но тогда мне было даже труднее, чем с Коулом. Я понимала, что от меня зависит все, и собственными руками разрывала эту нить, которая протянулась между нами. И снова фразы, — горько усмехнулась она. — Да, мне было очень больно, но я понимала, что делаю это для того, чтобы остаться свободной, независимой, не запятнанной чужими требованиями, чужим эгоизмом, чужими претензиями.

— Не запятнанной?.. — удивленно посмотрел на нее Дэниел. — Честно говоря, впервые слышу это слово в таком странном, я бы даже сказал, извращенном сочетании.

— Сверхизвращенном, — фыркнула Мышка. — Кто бы говорил. Я, конечно, понимаю, что человек, который подглядывает в чужие окна, может смело рассуждать о том, что такое извращение.

— Ох, да будет вам, моя милая ханжа, — язвительно улыбнулся Дэниел. — Чем, спрашивается, вы были лучше меня, когда осматривали комнату без моего ведома?

Мышка досадливо поморщилась и промолчала, а Дэниел продолжил:

— Так вот, я не понимаю, как можно запятнать себя всем тем, о чем вы сказали. И потом, совместная жизнь — это не только претензии, эгоизм, требования и прочее. Это еще и ответственность, нежность, забота.

— Вам–то откуда знать?

— Ну, вообще–то я был женат.

— Ах да, она была красивой женщиной, но не принесла вам счастья.

— Племянница проболталась?

— Да, — призналась Мышка. — Но больше я от нее ничего не слышала.

Дэниел посмотрел на потухшую трубку так, словно рассердился на нее, а не вспомнил о чем–то неприятном.

— Трубки не любят болтунов, опять потухла. — Порывшись в кармане, Дэниел извлек из него зажигалку и поднес ее к трубке.

— Так что с вашей красавицей–женой? — продолжила допрос Мышка.

— Вы из тех, кто откровенничает только в обмен на чужую откровенность? — хитро прищурился Дэниел.

— Не знаю, — пожала плечами она. — Я как–то об этом не думала. Я вообще не такая наблюдательная, как вы, Дэниел.

— Зато весьма едкая.

— Этого не отнять. Впрочем, выжимать откровенность из вас я не буду. Не хотите — не отвечайте.

— Не хочу, во всяком случае сейчас, — признался Дэниел.

— Тогда, по крайней мере, ответьте на вопрос: зачем вам эти бинокли и сережки? Прошу вас, избавьте меня от подозрений. Дэниел усмехнулся.

— Что касается коллекции — она из моей глупой молодости. Пока я мог бродить по улицам, собирал такие вот находки. Я вообще любил женщин, а такие мелочи оставляли о них приятные воспоминания. Глядя на найденную сережку, я фантазировал, каким может быть ушко, украшенное ею, представлял саму женщину, воображал себе обстоятельства, при которых она могла потерять серьгу. Глупо, конечно, но это часть моей молодости, часть меня самого. Что касается биноклей… — Дэниел немного помолчал, а потом произнес, глядя куда–то сквозь Мышку: — Они — мое настоящее. Мне нужно чем–то жить, и я, если так можно выразиться, живу чужой жизнью. К тому же я ведь говорил, что в прошлом работал частным детективом. И если вы, дорогая госпожа Мышка, заглянете как–нибудь ко мне в гости, то я смогу порассказать вам много чего интересного.

— Спасибо, конечно, — ехидно покосилась на него Мышка, — но мне, пожалуй, не слишком интересны рассказы о ваших странных развлечениях.

— Сверхстранных? — беззлобно посмотрел на нее Дэниел.

— Сверхстранных, — улыбнувшись, ответила Мышка.

8

Сны в последнее время ей снились странные. Яркие, красочные, хоть и немного тревожные, но все–таки светлые. Мышка давно уже не видела таких ярких снов, и ей начало казаться, что они связаны с теми переменами, которые происходят если не в ее жизни, то в ее душе.

Она так долго молчала, скрывалась, пряталась за своим одиночеством, а теперь… Теперь она словно заново обрела дар речи. Кто бы ей сказал, что она так разоткровенничается со своим соседом? Кто бы ей объяснил, почему именно ему она призналась в том, что и в самом деле чувствует себя очень одинокой?

Возможно, причиной тому было то упорство, с каким Дэниел ее расспрашивал. А может, причина крылась в том, что сам Дэниел был одинок и мог понять ее так хорошо, как никто другой. Если раньше Мышка думала, что они с Дэниэлом совершенно разные люди, то теперь ей начало казаться, что у них кроме одиночества есть еще кое–что общее. Но что же?

Заявив Дэниелу, что ей совершенно не интересны его странные развлечения, Мышка слукавила. Точнее, в ту минуту она, может быть, и сказала правду, но теперь испытывала жгучее любопытство, почти такое же, как тогда, когда ей захотелось заглянуть в его «лисью нору». Впрочем, странное хобби Дэниела было частью его «норы», частью, судя по его собственным словам, его настоящего.

После этого разговора, сидя в беседке с чашкой чая, Мышка часто поглядывала на окна соседа, завешенные темно–бордовыми шторами. Она вспоминала слова Дэниела о ее любви предаваться воспоминаниям и ждала, что рано или поздно ее сосед снова выглянет в окно, чтобы убедиться в правоте своих слов.

Два вечера подряд окна не подавали признаков жизни, но на третий Мышка увидела, что шторы шелохнулись, и снова почувствовала тот самый пристальный взгляд.

Отставив чашку в сторону, Мышка сделала недовольное лицо, вышла из сада и, зайдя в дом, поднялась к соседу. Тот открыл дверь с не очень–то довольным лицом.

Хотела бы я знать, чем он–то недоволен?! — возмутилась про себя Мышка. Это ведь не я подсматриваю за ним в беседке.

— Надо сказать, госпожа Мышка, вы не совсем вовремя, — проворчал он, оглянувшись на свою комнату так, словно кого–то там прятал.

— А по–моему, самое время сообщить вам, что меня раздражает ваша привычка следить за мной.

Лицо Дэниела растянулось в самодовольной улыбочке, которую Мышка так не любила.

— Вы слишком высокого мнения о собственной персоне, — ответил он. — Я вовсе не за вами следил. — Но все–таки следили?

— Следил, — как ни в чем не бывало, согласился сосед. — У меня есть один весьма любопытный объект для наблюдения.

Мышка вопросительно уставилась на Дэниела.

— Хотите зайти? — поинтересовался он.

Поняв, что у нее появился шанс удовлетворить свое любопытство, Мышка все же заколебалась.

— Да будет вам бояться, — небрежно бросил Дэниел. — Вы же не миссис Мартин. А если вам тут не понравится, я никого не держу. Ну так решайтесь: уходите или остаетесь?

Мышка решилась и зашла. Дэниел попросил ее прикрыть дверь, взял со столика один из биноклей и, раздвинув маленькую щелочку между шторами, прильнул к окулярам.

— Не смотрите на меня, как на психа, — пробормотал он, не оборачиваясь к Мышке. — Спиной чувствую ваш осуждающий взгляд. Попробую объяснить вам, в чем дело. — Он немного помолчал, а потом продолжил: — Видите ли, госпожа Мышка, с приездом нового соседа у меня появился весьма любопытный объект для наблюдения. Я не знаю, как зовут этого человека, поэтому буду называть его мистером N. Кстати, предлагаю вам присесть и простить меня за то, что не предложил этого раньше.

Мышка, по–прежнему недоумевая и сомневаясь в том, что правильно поступила, приняв приглашение этого странного типа, молча уселась в кресло.

— Так вот, — продолжил Дэниел, не отрываясь от бинокля, — этот мистер N переехал в новый дом весьма странным образом. Поначалу я думал, что этот тип женат — на его пальце красуется обручальное кольцо, — но потом понял, что даже если он и женат, то переезжает сюда без жены. Мистер N сделал в доме довольно своеобразный ремонт: он не заменил старую мебель, не переклеил обои, не сделал перепланировку в гостиной или на кухне, но сразу решил перестроить помещение, которое выходит на его задний двор. Что это за помещение, я не знаю, ведь наш с теткой Лайзой дом имеет иную планировку. Но, насколько я могу судить по тому, что мне удалось увидеть, больше всего оно напоминает погреб или подвал. Зачем мистеру N понадобилось переделывать именно подвал или погреб, мне было совершенно не понятно, однако одним прекрасным вечером кое–что все–таки прояснилось. Миа, вы помните тот вечер, когда пропал Мики и мы с вами страшно поссорились?

— Да, — тихо произнесла Мышка.

— Так вот, когда я дожидался вашего прихода и одновременно обозревал окрестности, мой мистер N подъехал к своему новому дому на машине. Он подъехал не один — с ним был, насколько мне удалось рассмотреть, мужчина. Этот мужчина, спутник мистера N, был не то пьян, не то обкололся наркотиками. Во всяком случае, он шатался и размахивал руками так, словно ему не терпелось поговорить, а его постоянно торопили. Мистер N действительно торопил своего спутника — он буквально затащил его в дом. При этом мистеру N явно не хотелось, чтобы его кто–то увидел. Он то и дело огладывался по сторонам и как будто даже пытался прикрыть собой спутника. Я был уверен, что увижу этих двоих в одной из комнат, но они не пошли ни в гостиную, ни в комнату самого мистера N, ни на кухню. Мне осталось предположить, что они направились в ванную, уборную или в одну из двух комнат, видеть которые мне не позволяет отсутствие в них окон, выходящих на мою сторону. Это я, собственно, и предположил, да так и не успокоился. Было бы логично, если бы новоприбывший гость мистера N ходил по дому и показался в гостиной или на кухне, но, к своему удивлению, ни в ту ночь, ни на следующий день он так нигде и не объявился. Зато с того самого дня, как загадочный спутник мистера N прибыл в этот дом, сам мистер N с завидной регулярностью начал отправляться в свой погреб или подвал и носить туда подносы, укрытые темной полиэтиленовой пленкой. Кроме того, он не только отправлял туда подносы, но и выносил их оттуда. Жаль только, я не смог разглядеть, что именно стоит или лежит на этих подносах. Но, по моим скромным предположениям, это еда. Вот и сейчас, несравненная госпожа Мышка, он выбирается из подвала с подносом, содержимое которого, насколько я могу разглядеть, сильно оскудело. — Дэниел отложил бинокль и повернулся к Мышке. — О, вы еще здесь? — полюбопытствовал он с наигранным удивлением. — А я–то думал, вы окончательно решите, что я маньяк, старый извращенец, и в ужасе убежите из моей комнаты.

— Готова признать, что вы не маньяк, — хмыкнула Мышка. — А вот насчет извращенца я бы еще поспорила. Вы что же, за всеми так следите?

— Ну как вам сказать, — хитро прищурился Дэниел. — Например, я знаю, что ровно в восемь утра местный почтальон разносит всем почту и у всех тех соседей, которых я могу увидеть своими «вторыми глазами», лица при этом совершенно разные. Я знаю, что женщина, которая живет в доме, что стоит через дорогу от дома мистера N, страшно изводит своего сына, который никак не может вырваться из–под матушкиного крыла, а у той пары, что живет рядом с сыном и матерью, постоянные конфликты на почве того, что муж точно задерживается на работе. Кстати, у меня есть все основания предполагать, что жена ревнует его не просто так: как–то раз я видел, как он тщательно рассматривал в зеркало машины свое лицо, и, подозреваю, это были поиски следов губной помады.

— Вы настоящий маньяк, — покачала головой Мышка, у которой от всех этих подробностей даже дух захватило. Ей показалось, что она с головой окунулась в чужую жизнь, стала частью мира, с которым никогда не чувствовала себя единой.

— Странно, но в ваших устах это звучит, как комплимент.

— Это вы странный, — бросила Мышка, а потом спросила: — Вы что же, подозреваете, что мистер N держит своего нового жильца — назовем его мистер М — в погребе?

Дэниел усмехнулся не то своим мыслям, не то Мышкиным словам, подошел к столу и взял с него трубку.

— Хорошо, назовем его мистер М. Да, вы весьма проницательны, госпожа Мышка. Именно это я и подозреваю.

— Мистер N — похититель, так, что ли, по–вашему? — не унималась Мышка.

— Не так, но подобное предположение имеет право на существование, — серьезно кивнул Дэниел и, раскурив трубку, продолжил: — Я пытаюсь увязать все эти события в одну логическую цепочку. Если мистер N был женат — ведь о чем–то говорит кольцо на его пальце, — то почему он не переехал в новый дом с женой? А если с женой у него проблемы, то не связаны ли они с нашим мистером М — который отдыхает, если так можно выразиться, в подвале мистера N?

Мышка, загоревшаяся неожиданной мыслью, поспешила немедленно ее озвучить:

— Послушайте, а вам не приходило в голову, что мистер N держит в своем доме любовника своей жены? Допустим, он узнал, что жена ему изменяет, выяснил с кем, а потом решил отомстить?

— Да вы, как я погляжу, не на шутку увлеклись моим рассказом, — улыбнулся Дэниел и выпустил дым, который окутал его лицо, оставив видимыми лишь губы, отчего сам Дэниел напомнил Мышке Чеширского Кота из «Алисы в Стране чудес». — Мне нравится ваше любопытство и даже ваше фантазерство. Вот только, госпожа Мышка, подумайте: зачем мужу похищать любовника жены? Убить его, избить, попытаться уговорить оставить жену — все это понятно. Но зачем похищать его?

— Не знаю, — задумчиво пробормотала Мышка. — Ну, например, чтобы жена помучилась, потревожилась и решила, что любовник ее бросил. А тем временем наш мистер N, заперев в подвале своего соперника, пытается напугать его и заставить расстаться с этой женщиной.

— Ваши слова, конечно, достойны внимания, — без иронии заметил Дэниел. — Но почему мистер N упускает из виду то, что его соперник, мистер М, может наврать ему с три короба, а потом, когда его освободят, рассказать обо всем в полиции?

— Может быть, ваш сосед может чем–то шантажировать мистера М?

— Тогда чего ради его похищать? В таком случае эта версия вообще лишена смысла.

— Да уж, — озадаченно кивнула Мышка. — Ну а вы не думаете, что мистер М, пока вы спали, спокойно уехал из дома мистера N, а в подвале у вашего соседа, к примеру, собака, которой он и носит еду?

— На подносах, укрытых полиэтиленовыми пакетами? — хмыкнул Дэниел. — Да и потом, мы бы слышали, как она лает. И зачем вообще заводить собаку, если прятать ее в подвале?

— А что, если мистер N разводит бойцовых собак? — предположила Мышка. — Для них действительно нужно отдельное изолированное помещение. Едят они наверняка много.

— Да уж, в фантазии вам не откажешь. Я, конечно, мог проспать или просмотреть отъезд мистера М, но, чтобы мы с вами не услышали лая кучи бойцовых собак, это уж слишком.

— Пожалуй, вы правы. Жаль, что ваш бинокль не видит сквозь стены. Конечно, глупо задавать такой вопрос бывшему детективу, но вы не думали обратиться в полицию?

Дэниел подошел к столу, рядом с которым сидела Мышка, и, облокотившись на него, задумчиво выпустил изо рта клуб дыма.

— Конечно, я мог бы обратиться в полицию, — наконец–то произнес он. — Но, хорошо подумав, отказался от этой идеи. У меня нет никаких улик, а потому полицейским никто не даст ордер на обыск. Все, что полиция сможет сделать, — это прийти к мистеру N и деликатно поинтересоваться, не прячет ли он кого–нибудь в своем доме. Как вы думаете, что им ответит на это мистер N? — После того как Мышка усмехнулась краешком губ, Дэниел продолжил: — Правда, у меня есть кое–какие связи в полиции, но обращусь я к ним только тогда, когда у меня будут хоть какие–то доказательства.

— Не будет ли поздно?

— Что вы имеете в виду?

— То, что мистер N убьет мистера М. Проще говоря, ваш сосед убьет того, кого держит в подвале.

— А что еще можно сделать? — несколько раздраженно бросил Мышке Дэниел. — Если я доложусь полиции, песенка мистера М, скорее всего, будет спета. — Сосед или перевезет его в другое место, или прикончит, чтобы не рисковать. Одно из двух, третьего не дано.

— Вы так спокойно об этом говорите? — ужаснулась Мышка.

— А вы хотите, чтобы я бился в истерике? Мне много чего пришлось повидать на своем веку, и я знаю, с чем имею дело. Выход один: наблюдать и ждать подходящего случая. Кстати, все, что я вам рассказал, должно остаться между нами. Я уже понял, что вы не из болтливых, но, если вам придет в голову обратиться в полицию, не забывайте, что узнику моего соседа может стать еще хуже, чем сейчас.

— Хорошо, — кивнула Мышка. — Только это так тяжело — бездействовать.

— Согласен. — Дэниел кивнул на ноутбук, который стоял на столе перед Мышкой. — Эта штука здорово скрашивает мне жизнь и спасает от бездействия.

— Вы тоже работаете дома? — полюбопытствовала Мышка.

Дэниел отрицательно покачал головой.

— Я не назвал бы это работой. Пишу, точнее пописываю. Вам ведь это знакомо, не так ли, Миа? — улыбнулся он. — Кстати, почему вы перестали писать? Из–за того случая с бывшим мужем?

— Отчасти, — кивнула Мышка. — Хотя скорее устала от вечной критики в свой адрес. Не то чтобы я так плохо принимаю критику, нет. Просто меня часто доводили до бешенства насмешки над некоторыми сценами, упреки в наивности. А ведь я была далеко не наивной, когда ушла от Коула.

— Может, вам стоило выбрать другой жанр? Вы с вашим воображением могли бы писать отличные детективы.

— А вы пишете детектив? — пристально посмотрела на него Мышка.

Дэниел кивнул.

— И о чем он?

— О чем может быть детектив? — усмехнулся Дэниел. — Конечно, не о любви. Ох, простите, — осекся он, заметив, что лицо Мышки помрачнело. — Я совсем не хотел вас обидеть.

— Только не надо меня жалеть. Если из меня не вышло писателя, это еще не значит, что моя жизнь кончена.

— По–моему, это вы так считаете, а не я. И потом, что значит «не вышло»? Писатель не строитель, в конце концов. Им нельзя стать, им можно быть или не быть.

— Вот в чем вопрос, — хмыкнула Мышка. — А вы–то сами считаете себя писателем?

— По–моему, я сказал, что пописываю от скуки. Более чем исчерпывающий ответ. — Дэниел отошел от стола, взял со столика бинокль и протянул его Мышке.

— Хотите узнать, как выглядит мир через стекла окуляров?

Сердце у Мышки подпрыгнуло, а с губ готов был сорваться ответ «нет». Но все–таки она поднялась с кресла и взяла протянутый Дэниелом бинокль. Боже, что я делаю? — мелькнуло у нее в голове, но, вместо того чтобы вспомнить о том, чему ее учила благовоспитанная донна Бри, Мышка подошла к окну, немного раздвинула шторы и спросила:

— А как пользоваться этой штукой?

Дэниел встал за ее спиной, осторожно забрал у нее бинокль и приложил его к глазам Мышки. Еще чуть–чуть — и его руки легли бы ей на плечи. Она почувствовала над своим ухом его теплое, немного вздрагивающее дыхание и в ту же секунду поняла, что до сих пор не открыла глаза.

Мышка распахнула зажмуренные глаза. Сердце билось так сильно, словно его трепали порывы яростного ветра. Трудно было объяснить это чувство: перед ней в невероятной близости расстилалась панорама чужих жизней, до сих пор ускользавшая от ее внимания, а за ее спиной стоял Дэниел, который как будто открывал для нее этот новый мир, мир, которым он жил.

Давно забытое надрывное биение сердца. Мышка только и могла, что оправдать свое внезапное волнение тем духом авантюризма, которым была проникнута эта минута. Она пыталась сосредоточиться на картинке, всплывшей в окулярах бинокля, но Дэниел, чье присутствие она чувствовала каждым нервом, каждой клеточкой тела, не давал ей возможности это сделать.

— Ну и как вам ощущения? — наконец–то заговорил он, и Мышка почувствовала, как его голос эхом отдается в ее теле. — Я так в первый раз ощутил себя едва ли не властелином этого мира.

— Вы правы, это удивительно — заставила себя ответить Мышка. — Ничего подобного у меня в жизни не было.

— Все как на ладони. Как будто ты нигде и везде одновременно, — продолжил Дэниел.

— Кажется, можно даже читать чужие мысли через эту штуку, — подхватила Мышка.

— Да, я тоже так подумал, но потом разочаровался. Оказалось, нельзя. Впрочем, мы так часто пытаемся прочесть мысли друг друга, что в конечном итоге меняем их до неузнаваемости.

— Что вы имеете в виду?

— То, что мы думаем друг о друге больше, чем следовало бы, и чаще всего выдаем свои мысли, свои чувства за мысли и чувства других. Иногда я жалею, что так много думал, рассуждал, анализировал. Надо было просто жить, а за своими рассуждениями и попытками разгадать тайну других я не заметил, как прошла моя собственная жизнь.

— Зачем вы так? — Мышка почувствовала в его голосе такую тоску, что ей самой стало больно. — Ваша жизнь не прошла, хоть вы и называете себя «старым лисом».

— Да, я старый лис, — усмехнулся Дэниел. — Я намного старше вас, Миа. И намного мудрее, поверьте.

— Ну конечно, — хмыкнула Мышка. — А я глупая маленькая девочка — это в тридцать четыре–то года. Постойте–ка, — осеклась она, заметив на заднем дворе соседского дома молодого и крепко сбитого парня, — ваш мистер N молодой мужчина?

— Ага, — кивнул Дэниел, коснувшись волос Мышки своим подбородком. — Видите его?

— Да, на заднем дворе. Заведите–ка поближе, если это возможно.

Дэниел покрутил что–то в бинокле, и Мышка смогла разглядеть мужчину вблизи. Мистер N был не так уж и молод, как ей показалось издалека, но совсем еще не стар. Лицо его не выглядело злобным, но было каким–то уж слишком беспокойным. Он куда–то спустился — Мышка догадалась, что именно об этом месте говорил Дэниел, — и на некоторое время исчез из поля зрения.

— Пожалуйста, госпожа Мышка, говорите о том, что происходит, — напомнил ей Дэниел. — А то я начинаю нервничать, и мне хочется отобрать у вас бинокль.

— Ладно — ладно, — отмахнулась Мышка. — Мистер N спустился в погреб или что там у него… Пока он оттуда не выходит.

— Он может торчать там и полчаса, — сообщил ей Дэниел в самое ухо, отчего Мышка почувствовала себя так, словно внутри нее замахали ветками встревоженные ветром деревья. — Но обычно надолго не задерживается. Кстати, странно, что он снова туда пошел, ведь недавно выходил с подносом. Ты случайно не заметила: у него что–нибудь было в руках?

— Случайно нет и неслучайно тоже, — буркнула Мышка, которую начали раздражать не столько вопросы, задаваемые Дэниелом, сколько собственные странные ощущения. — Я, в конце концов, не работала детективом.

— Ну что там, он не возвращается?

— Я бы сказала, если бы вернулся. И что, вы так часами его караулите?

— Ну, не часами, конечно, но бывает, что подолгу за ним наблюдаю. Ему часто звонят, и после этих звонков он делается мрачнее тучи. У меня есть подозрение, что ему названивает жена или бывшая жена. Впрочем, я могу ошибаться.

— Жена звонит, чтобы спросить, где ее любовник? — ехидно хмыкнула Мышка.

— Вы слишком поспешно делаете выводы, — спокойно ответил Дэниел. — Вцепились в одну версию и держитесь только ее. Это неправильно.

— Зато правдоподобно.

— Это как сказать.

— Нет, он не появляется, — вздохнула Мышка.

— Дэниел отнял у нее бинокль, и она вернулась в привычный мир. Непривычным было лишь то, что Дэниел стоял за ее спиной, но его руки уже не касались ее плеч.

— Я, пожалуй, пойду. — На нее вдруг накатило такое чувство усталости, словно за тот час, что она провела в комнате Дэниела, с ней произошло невероятно большое количество событий.

— Идите, — механически кивнул Дэниел и даже не убрал бинокля чтобы посмотреть на свою собеседницу.

Мышка почувствовала себя обиженной, хотя сама не знала почему.

— Эй, госпожа Мышка, — окликнул ее он, когда она была уже на пороге его комнаты.

Мышка обернулась. Дэниел по–прежнему стоял, уставившись в окуляры бинокля.

— Если вы не утратите интереса к этой истории с мистером N, добро пожаловать в гости. Вдруг у вас появятся еще какие–нибудь версии.

— Я подумаю над вашим предложением, — устало буркнула Мышка и направилась к себе в комнату, пытаясь не задумываться над тем, почему, когда Дэниел стоял за ее спиной, она чувствовала себя так странно.

9

Донна Бри была редким гостем у дочери, но на этот раз почему–то решила заглянуть без приглашения. Ее удивление не имело границ, когда у ворот ее нагнала соседка и сообщила ей, что мужчина, в одном доме с которым живет ее дочь, самый настоящий вампир.

В вампиров донна Бри не очень–то верила, но факт, что ее плоть и кровь живет рядом с человеком, который никогда не выходит из дома, порядочно ее напугал. Конечно, донна Бри попыталась разубедить соседку, заявив, что лично общалась с мистером Харрисоном и он произвел на нее впечатление весьма разумного и благовоспитанного человека, однако червячок сомнения все же проник в ее душу.

Любимое чадо, к счастью, оказалось дома и встретило свою мать хоть и не без удивления, однако в довольно бодром расположении духа. И все же донна Бри заметила в глазах дочери какой–то тревожный блеск, а потому поспешила сразу развеять свои сомнения насчет мистера Харрисона.

Выслушав историю знакомства матери с миссис Мартин, Мышка долго смеялась.

— Не беспокойся, мама, когда я только переехала в этот дом, Анджела поспешила поставить меня в известность о том, что я соседствую с вампиром.

— И тебе это кажется забавным?

— А ты что, поверила россказням этой суеверной старушки?

— Старушки! — недовольно фыркнула Бриана. — Вообще–то она моложе меня.

— Неважно. Ты что, поверила?

— Не бывает дыма без огня, поверь мне, Мышка. Ты не находишь странным, что твой сосед торчит дома целыми днями? И что его никто не видел на улице?

— У него есть на то серьезные причины.

— Какие же?

— Это его тайна, не моя.

— Тайны, загадки, — проворчала донна Бри, окидывая дочь недовольным взглядом. — Знаешь, то, что он посвящает тебя в свою жизнь, не очень правильно. Вы ведь соседи, вот и живите как соседи. Не понимаю, зачем рассказывать о себе квартирантке? Надеюсь, ты не делилась с ним никакими откровениями?

— Какими еще откровениями? — начала терять терпение Мышка.

— Ну, например, о Гарри, — многозначительно улыбнулась донна Бри.

— А что с Гарри? — равнодушно поинтересовалась Мышка, но тут же осеклась, вспомнив о недавно разыгранном перед матерью спектакле, благодаря которому, собственно, они с Гарри и познакомились. — Нет, я не рассказывала ему о Гарри, мама. Ему это вряд ли было бы интересно.

— Это утешает, — с облегчением вздохнула донна Бри. — Кстати, как сам Гарри?

— Великолепно. Читает студентам лекции. Мы с ним недавно виделись, у него все хорошо, — бодро выдала Мышка в надежде, что дальнейших расспросов не последует.

— И это все? — уставилась на нее мать.

— А что еще ты хотела услышать?

— Вообще–то мне интересно, как развиваются отношения дочери с мужчиной, которого она наконец встретила.

— Все хорошо, — снова повторила Мышка, пытаясь придумать, что еще ей рассказать о Гарри. Жаль, мама с такой тщательностью не выспрашивает у нее о Дэниеле, тут–то ей было бы что рассказать.

— Все хорошо? — с тревогой в голосе переспросила донна Бри. — Это как понимать? Уж не расстались ли вы случайно?

— Ну что ты, мам, — поспешила успокоить ее Мышка. — Просто я не люблю вдаваться в подробности, ты же знаешь.

— Знаю, — неуверенно кивнула донна Бри и пристально посмотрела на дочь. Мышке был знаком этот взгляд: он как бы мельком пробегал по лицу, а потом цеплялся в глаза так, что невозможно было их опустить. — Надеюсь, все действительно хорошо, потому что я хочу, чтобы вы с Гарри нанесли мне ответный визит.

Вот черт! — чуть не вырвалось у Мышки. К счастью, она вовремя спохватилась и заставила себя улыбнуться матери.

— Конечно, мама. Я обязательно передам твое приглашение Гарри. Надеюсь, он не будет так занят, потому что…

— И слышать не хочу, — решительно перебила дочь донна Бри. — Со стороны Гарри будет страшно невежливо, если он откажется от приглашения. Тем более что дату и время вашего приезда мы можем согласовать заранее.

После отъезда матери, посоветовавшей дочке — без миссис Мартин, конечно, дело не обошлось — быть поосторожнее с соседом, Мышка заметно опечалилась.

Во–первых, сам Гарри не звонил уже несколько дней, а звонить ему самой, к тому же с таким странным предложением, Мышке не хотелось. Можно было, конечно, снова обратиться к Вики, но разве не глупо просить подругу похлопотать за нее перед Гарри, за которого сама Вики уже хлопотала перед Мышкой? Во–вторых, она не испытывала горячего желания встречаться с Гарри. А в–третьих, ей не хотелось бы говорить об этой ситуации Дэниелу и врать, когда он вежливо поинтересуется, куда она уезжает.

Так что Мышка пребывала не в самом веселом расположении духа, когда Дэниел сообщил ей о том, что их загадочному соседу снова звонили, но на этот раз после звонка он в спешке собрался и уехал.

Мышка и Дэниел внимательно посмотрели друг на друга. Мышка поймала себя на мысли, что никогда в жизни не то что не делала подобных вещей, но даже не задумывалась о них. Дэниел скорее всего думал о том же самом, поэтому, едва Мышка открыла рот, он отрицательно покачал головой.

— Даже не думайте, госпожа Мышка.

— Я же еще ничего не сказала, — пробормотала Мышка.

— Зато я уже знаю, о чем вы подумали.

— Все–таки научились читать мысли? — ехидно покосилась на него Мышка.

— Научился понимать движения вашей сумасшедшей души, — вздохнул Дэниел. — Хотя, признаться, когда мы с вами только познакомились, я ничего подобного от вас не ожидал.

— Я тоже не ожидала, — усмехнулась она. — Как видите, я и сама себя не очень–то хорошо знаю. Так все–таки, если на заборе нашего мистера N нет сигнализации, может, мне стоит попробовать пробраться к нему?

— Вы спятили, госпожа Мышка?! — возмущенно покосился на нее Дэниел. — Нет уж, я не прощу себе, если с вами что–то случится. Быть молодой дурочкой еще можно, но старым дураком — нет уж, увольте.

— На что это вы намекаете? — нахмурилась Мышка.

— Всего лишь на то, что вы нарушите закон, если полезете в дом к моему соседу.

— Но я не полезу в дом! — с неожиданной для самой себя горячностью возразила Мышка. — Я перелезу через ограду и…

— Она перелезет через ограду! — с каким–то умиленным возмущением воскликнул Дэниел. — По–вашему, это не проникновение на чужую территорию, а невинная игра? Нет уж, госпожа Мышка, избавьте и меня, и себя от объяснений с полицией, а то и еще от чего похуже.

— По–моему, мы теряем драгоценное время, — раздраженно перебила его Мышка. — А в доме вашего соседа, между прочим, томится человек, которому нужна помощь.

— Возможно томится, возможно человек, возможно нужна помощь. Мы основываемся на пустых предположениях, догадках, которые могут не подтвердиться.

— Но мы же хотим их подтвердить или опровергнуть, в конце–то концов? — Мышка пристально посмотрела на Дэниела.

— Не смотрите на меня так. — Дэниел несколько стушевался под ее взглядом. — Такое чувство, что вы хотите вцепиться в меня глазами. По–моему, это у вас от вашей матери — успел поймать от нее несколько таких же взглядов.

— Вы не одиноки, — со вздохом ответила Мышка, решив, что самое время поставить его в известность насчет безумного вечера, который затеяла донна Бри. — Она неожиданно приехала и сообщила, что ей не терпится увидеть Гарри.

— Так уж и ей? — прищурился Дэниел, и Мышка поняла, что ему не очень–то приятно снова услышать о Гарри.

— Именно ей и именно не терпится, — с уверенностью ответила Мышка. Она поймала себя на мысли, что ей совсем не хочется, чтобы Дэниел подумал, будто она увлечена Гарри. — Донна Бри вцепилась в него, словно Гарри единственный человек, который может меня спасти.

— От чего?

— От одиночества, надо полагать.

— А вы–то сами так не считаете? — Он пытался говорить с ней на шутливой волне, но Мышка заметила, что настроение у него вовсе не шутливое.

— Вы что, плохо успели меня узнать?

— Достаточно хорошо, чтобы понять, что ради донны Бри вы способны даже выйти замуж за этого Гарри.

— Бросьте говорить ерунду, — нахмурилась Мышка. — Скажите лучше, вы не передумали насчет моего визита к мистеру N?

— Вы правы, время идет, а ведь никто из нас не знает, когда он вернется.

На лице Дэниела появилось то выражение, которое Мышка так хорошо знала. Он определенно хитрил. Странно, что она не поняла этого с самого начала.

— Вы нарочно оттягивали время, так? — с укором посмотрела на него Мышка. — Неужели вы не хотите помочь несчастному узнику мистера N?

— Вы не правы, госпожа Мышка. Я хочу ему помочь. Очень хочу. Но только не ценой вашей жизни.

Мышка посмотрела в его глаза и только сейчас поняла, насколько же они красивые и печальные. Печальные, как серое небо над расколотым на множество частей заснеженным городом. Красивые, как два дымных озера ранним и, может быть, не самым солнечным утром. Эти глаза тревожились за нее. Этим глазам она была дорога. Эти глаза спасали ее от одиночества, впитывая как губка ее печали, страхи, тоску, отчаяние. Этим глазам можно было верить.

Мышка спрашивала себя, что она чувствует к мужчине, чьи глаза для нее теперь так много значат. Что этот мужчина чувствует к ней? Спрашивала и не находила ответа ни на этот вопрос, ни на множество других, роившихся в голове под этим тревожным и таким нежным взглядом.

Мышке повезло, и Гарри позвонил сам. Ей было не очень–то удобно второй раз просить его об одной и той же услуге, но что она могла поделать? Дэниел был совершенно прав: для того чтобы не тревожить донну Бри, Мышка была готова на многое, хотя, конечно, с замужеством он сильно погорячился.

Весь день Мышка сидела как на иголках. Ощущение тревоги не оставляло ее с самого утра. Как ей объяснить Гарри, что ее просьба вызвана лишь настойчивым пожеланием донны Бри? Как ей объяснить Дэниелу, что она вовсе не хочет идти на этот дурацкий ужин.

Сам Дэниел между тем весь день ходил мрачный как туча. Он совершенно не реагировал на приветливый Мышкин тон и снова изобразил недовольство, по поводу залитой плиты, хотя Мышка отлично понимала, что плита, испещренная темно–коричневыми лужицами, волнует его сейчас меньше всего.

Дэниел с величайшим неудовольствием наблюдал за ее сборами и, хотя Мышка оделась не просто, а очень просто, даже не вышел проводить ее до двери, как часто делал в последнее время.

Мышка сердилась на Дэниела, сердилась на себя. Какого же черта она, такая свободная, стала так зависеть от его мнения?! Почему ее должно волновать отношение Дэниела к ситуации, которая не очень–то от нее зависела?

Гарри, с которым она снова встретились возле университета, сразу почувствовал ее настроение и тоже помрачнел, после чего визит к донне Бри превратился для обоих в настоящую каторгу. Чтобы хоть как–то разрядить обстановку, в машине Мышка рассказала Гарри о том, что ее сосед завел щенка и теперь она несколько раз в день обязана его выгуливать.

Мышка пересказала эту историю шутливо, не сгущая красок, однако Гарри, выслушав ее, посмотрел на нее с удивлением.

— Не понимаю, зачем вам нужно гулять с чужим щенком? — поинтересовался он, не отрывая глаз от дороги, которая то ползла вверх, то ручейком сбегала вниз.

— Мне это нравится, — пожала плечами Мышка. — По крайней мере я стала чаще бывать на улице.

— Но ведь это не ваша обязанность. Щенок принадлежит мистеру Харрисону, так почему же он сам не гуляет с ним?

— Потому что он редко выходит из дому, а я предложила помочь. Мне ведь не сложно.

— По–моему, вы очень изменились, Миа. — Мышке показалось, что Гарри произнес это почти сердитым тоном. — Стали такой… такой…

— Какой? — перебила его она.

— Какой–то взбалмошной, встревоженной… Я не знаю. Но что–то в вас изменилось.

— Все перемены к лучшему, — вырвалось у нее, и, хотя ситуация совершенно не располагала к веселью, Мышка почувствовала себя такой счастливой, что даже перестала волноваться из–за визита к донне Бри.

Правда, донне Бри все же удалось испортить дочери так внезапно поднявшееся настроение. Она с такой едва ли не материнской нежностью отнеслась к Гарри, что умудрилась смутить не только дочь, но и ее новоиспеченного «жениха».

Мышка краснела, бледнела и постоянно косилась на Гарри, которому тоже было не по себе. Осталось только надеяться, что Гарри не сбежит прямо из–за стола, решив, что его собираются женить на женщине, которую он видит третий раз в жизни.

Когда вечер закончился и донна Бри проводила их до машины Гарри, Мышка вздохнула с облегчением.

— Простите меня, Гарри, — попросила она его. — Честно вам скажу, я не ожидала, что мама так растает, узнав, что у меня появился мужчина.

— Ерунда, — бросил он, хотя его лицо при этом вовсе не выглядело беспечным. — Если честно, меня беспокоит вовсе не ваша мама, а вы сами. Кстати, пока вы выбегали курить, донна Бри сказала мне кое–что, что заставило меня всерьез задуматься над ее словами.

— Что именно? — полюбопытствовала Мышка, предполагая, что ответ на этот вопрос не очень–то ее обрадует.

— То, например, что ваш сосед не выходит из дому, а его соседка считает…

— Что он вампир? — Мышка мрачно усмехнулась. — Я уже устала от этих разговоров. Вампир, маньяк… Да все это глупости. Он необычный человек, это верно. Но в нем нет ничего такого, чего стоило бы опасаться.

— По–вашему, нет? — краем глаза покосился на нее Гарри. — Вы считаете вполне нормальным соседство с человеком, который никогда не выходит из дому?

Мышка почти с раздражением посмотрела на Гарри.

— Черт возьми, мистер Майерс, сколько психов спокойно выходит из дому, бродит по городу в поисках жертв а человек, который сидит дома, вызывает у всех кучу подозрений! Бред какой–то. — Мышка вытащила из кармана ветровки сигарету и нервно закурила. — Я не понимаю, что на вас на всех нашло. Ладно еще миссис Мартин — та сдвинута на суевериях. Но вы–то с донной Бри, казалось бы, адекватные люди.

— Нет, самый адекватный человек для вас сейчас тот, кто безвылазно торчит дома, — хмыкнул Гарри, как видно задетый за живое. — По–моему, Вики и миссис Бри правы — вас нужно спасать, пока вы не пропали.

— И Вики туда же, — укоризненно покачала головой Мышка. — Так от чего меня нужно спасать? Или от кого? Уж не от мистера ли Харрисона?

— Боюсь, что именно от него, — серьезно кивнул Гарри. — Он утащит вас в такое болото, из которого вы не выберетесь.

Господи, да он же вытаскивает меня из этого болота! — едва не вырвалось у Мышки, но она сдержалась.

У Гарри зазвонил сотовый, и разговор, к великой радости Мышки, пришлось прекратить.

Звонила определенно женщина, но женщина, которую Гарри, во всяком случае именно в этот момент, не очень–то рад был слышать. Его встревожили слова, которые она успела бросить в трубку, однако он довольно резко перебил ее и сказал, что перезвонит.

— А может, это вас надо спасать? — язвительно полюбопытствовала Мышка.

Если бы не разговор, предшествующий этому звонку, она не сказала бы ничего подобного, но все эти придирки к Дэниелу так взбесили Мышку, что ей ужасно хотелось выказать свое недовольство.

— Может быть, — с неожиданной серьезностью ответил Гарри и внимательно посмотрел на нее. — А у вас что, есть желание этим заняться?

— Я не умею спасать, — криво усмехнулась Мышка. — Очевидно, я из тех, кого спасают. Но ведь и вы, Гарри, не так просты, каким хотите казаться, не так ли?

Гарри сделал невозмутимое лицо, но Мышка поняла, что ей удалось задеть в нем какую–то потаенную струну. Может быть, то была его прошлая связь. Может быть, было что–то другое, но Мышка знала точно: спасать Гарри у нее нет никакого желания. Хотя она и была благодарна ему за то, что он уже во второй раз выручал ее с донной Бри, ей и самой не хотелось, чтобы он «спасал» ее от Дэниела или от кого–то другого.

— Гарри, давайте не будем ссориться, — уже без насмешки сказала она. — Вы здорово меня выручили, и я вам очень за это благодарна. Если вам понадобится моя помощь, я обязательно ее окажу, но… не ждите от меня большего.

— Хотите сказать, что не впустите меня в свою жизнь? — с мягкой, но горькой улыбкой поинтересовался Гарри.

Мышка кивнула.

— Как и вы не впустите меня в свою, — в ответ улыбнулась она.

До дома Мышки они доехали в гробовом молчании. Он вышел, чтобы помочь ей выбраться из машины, и Мышка подумала, что притязания донны Бри на такого замечательного зятя вовсе не так уж и смешны. Чтобы хоть как–то скрасить неловкость расставания, Гарри поинтересовался, что за машина стоит на соседском дворе.

— Я не разбираюсь в марках, — пожала плечами Мышка. — Это машина нашего соседа, он недавно переехал в этот дом.

— Отличная машина, — кивнул Гарри и снова посмотрел на Мышку так, словно она нуждалась в помощи. — Послушайте, если вдруг что–то пойдет не так, обращайтесь. Вы удивительная женщина, жаль только, что я не встретит вас раньше.

— О, это, напротив, к лучшему, — улыбнулась ему Мышка. — Раньше я была и вовсе невыносимой.

Дом казался спящим, но Мышка знала, что это всего лишь иллюзия. Где–то наверху бодрствовала ночная душа, которая наверняка слышала шум подъехавшей машины и обрадовалась ее приезду. Но Мышка не решилась тревожить эту душу расспросами и объяснениями, а потому забралась в свою норку и легла спать.

10

Вопреки ожиданиям Мышки, Дэниел продолжил дуться на нее и на следующий день. Теперь он не придирался к ней, просто обдавал ее ледяным холодом. Холод исходил от его глаз цвета февральского неба, от его плотно сомкнутых губ, от всего его облика. Он был немногословен, как никогда, и Мышка чувствовала себя маленькой девочкой, на которую за что–то рассердился отец.

Вскоре Мышкино недоумение сменилось раздражением, а затем обидой. Можно надумать, она действительно в чем–то провинилась. Разве не она заступалась за своего странного соседа перед донной Бри, перед Гарри? Разве не она всем доказывала, что он необычный, но все–таки достойный человек? И все, что она заслужила, — это его недовольство?

К концу дня Мышкина обида сменилась унынием. А может, это охлаждение вовсе и не связано с Гарри? Может, Дэниел почувствовал, что ее тянет к нему, и решил, пока не поздно, дать ей понять, что между ними ничего не может быть?

Но ведь Мышка и так знала, что не может. Оба они слишком одиноки, слишком свободолюбивы, чтобы впустить в свою жизнь другого человека. У обоих за спиной ворох неприятных, а подчас и болезненных воспоминаний. Разве такие люди могут быть вместе? Нет, для этого они слишком похожи. Прошлое затягивает, и вынырнуть из него в настоящее не так уж и просто. Мышка знала об этом не хуже Дэниела, а потому понимала: у их отношений все равно нет никаких шансов.

И все же… И все же ее сердце давно уже не билось с такой отчаянной радостью, а глаза не светились так ярко. И все же она давно так часто не смотрелась в зеркало, поправляя прическу, если так, конечно, можно было назвать стянутые на затылке волосы.

Мышку так и подмывало зайти к своему соседу и потребовать у него объяснений. Но она не любила навязываться и не хотела оказаться в дурацком положении. Можно было, конечно, заглянуть к Дэниелу и спросить, нет ли новостей о мистере N и его предполагаемом заложнике, но Мышка знала почти наверняка: если что–то случится в загадочном доме, Дэниел немедленно прибежит к ней, чтобы об этом рассказать.

Так, кстати говоря, и вышло.

На весенний сад уже опустились сумерки, когда Мышка выбралась из беседки и направилась с подносом обратно в дом. Возбужденный Дэниел мерил шагами гостиную и, увидев Мышку, тут же выпалил:

— Пойдемте скорее — к мистеру N, по всей видимости, едут гости.

Мышка весьма позабавилась, увидев, что Дэниел, несмотря на возбуждение, по–прежнему пытается казаться суровым.

— Во–первых, рада, что вы наконец удостоили меня разговором, — насмешливо заявила она. — А во–вторых, с чего вы это взяли?

— Нашему мистеру N снова позвонили, и он тут же побежал на задний двор, — возбужденно затараторил Дэниел. — Наверное, решил убедиться, что там все в порядке, а заодно зачем–то притащил туда одеяла. Возле дверцы, которая ведет в подвал, он поставил здоровый камень, а саму дверцу накрыл куском ковролина, вроде тех, что лежат на входах в большие супермаркеты, — в общем, куском резины, имитирующим траву. Кстати, похоже, он и раньше предполагал, что к нему кто–то явится: слишком уж этот коврик подошел по размеру к дверце. Как вы думаете, к чему такие приготовления человеку, которому нечего скрывать?

— Да уж, ни к чему, — согласилась Мышка. — Видно, он и впрямь серьезно забеспокоился. Интересно, кто к нему собирается?

— Вот вы сейчас это и выясните, — заявил ей Дэниел. — Идите наверх и возьмите мой второй бинокль, он предназначен для ночного времени суток. А я захвачу нам что–нибудь выпить–закусить и тоже поднимусь. Если что, зовите. Будет обидно, если я не увижу, кто к нему явился.

Мышка послушно поднялась на второй этаж и, вооружившись биноклем, начала наблюдение.

Мистер N и в самом деле выглядел взволнованным: он, как совсем недавно Дэниел, — метался по гостиной и, казалось, не знал, что ему еще сделать, лишь бы не выдать себя с потрохами.

Мышка простояла с биноклем до того момента, пока не почувствовала, что у нее порядочно затекли ноги. Она придвинула к окну кресло и устроилась поудобнее. Мистер N тоже присел на маленьком диванчике в гостиной, наклонил голову и обхватил ее руками.

Странно, подумала Мышка. Не очень–то он похож на человека, который боится, что его разоблачат. Он не только встревожен, но и опечален. С чего бы печалиться такому типу? Может быть, он переживает из–за своей жены? Может, жалеет, что вообще решился на такое дело? Значит, мистер N не такой уж безнадежный тип, как показалось им с Дэниелом.

Дэниел все не поднимался, и Мышка начала беспокоиться. Для того чтобы найти вино и виски, не обязательно целых полчаса торчать в гостиной. Прошло еще десять минут, и Мышка подумала было окликнуть его, но послышался шум открывшейся двери и довольно бодрый голое:

— Ну, что новенького у нашего мистера N?

Мышка отняла от глаз бинокль и обернулась. Дэниел подошел к столу с большим подносом в руках. На подносе аккуратно стоял бокал с вином, стакан с виски, две бутылки, тарелочка с сыром и блюдо с дымящимся шницелем и капустой.

— С ума сойти! — вырвалось у Мышки. — Неужели это для меня?

Дэниел не смог сдержать улыбку.

— Нет, конечно же я буду есть шницель и капусту с вином, — хмыкнул Дэниел. — Простите, госпожа Мышка, но, как вы сами заметили, у меня куда более обывательский вкус — предпочитаю вино с сыром.

— Спасибо, — поблагодарила его Мышка, решив не обращать внимания на его насмешливый тон. — Вы даже не представляете, какой праздник мне устроили.

— Не стоит благодарности, лучше расскажите, что там происходило без меня. — Дэниел кивнул на окно.

— Мистер N метался по гостиной, а потом уселся на диван и закрыл голову руками. По–моему, если он и нарушил закон, то сильно раскаивается в этом.

— Еще бы, — криво усмехнулся Дэниел, — за похищение дают приличный срок.

— Мне кажется, дело не в этом. По–моему, он не боится, а именно раскаивается.

— Дайте сюда бинокль и садитесь есть, — повелительно обратился к ней Дэниел. — Не хочется кормить вас остывшим мясом и холодной капустой.

Мышка передала ему бинокль и переместилась к столу. Ей хотелось выпить с ним, но Дэниел прильнул к окулярам и увлеченно рассматривал в них соседа, поэтому она подхватила свой стаканчик и подошла к окну.

— Хорошего тоста в голову не приходит, — произнесла она, встав рядом с Дэниелом. — Выпьем за первое, что пришло мне в голову: за хороших соседей!

Дэниел улыбнулся и, не отрываясь от бинокля, поднял свой бокал. Мышка поднесла к нему стаканчик, и раздалось тихое звяканье.

— За хороших соседей! — повторил Дэниел и пригубил вино. — Боюсь, мистер N, наш тост не имеет к вам отношения. Хотя, Миа, в чем–то вы правы: этот тип действительно смахивает если и не на кающегося грешника, то уж точно на очень сильно опечаленного своей жизнью человека.

— Я же говорю, — возбужденно отозвалась Мышка, почувствовав, как тепло приятно разлилось по телу. — Вид у него такой, будто он не только встревожился, но и расстроился. Надеюсь, мы не ошибаемся, и к нему действительно кто–то приедет.

— Не стойте у меня над душой и идите есть шницель, — сердито напомнил ей Дэниел. — Я вам не прощу, если вы дадите ему остыть.

Какой суровый! Мышка с улыбкой усмехнулась про себя и, усевшись за стул, принялась за шницель. Мясо оказалось потрясающе вкусным и идеально прожаренным. Капуста, потушенная с тонкими ломтиками бекона и посыпанная сушеной зеленью, была восхитительной. Мышка, безнадежно отвыкшая от домашней пищи, испытывала настоящее наслаждение.

— Ну как, — глядя в бинокль, полюбопытствовал Дэниел, — вам понравился мой маленький сюрприз?

— Я в восторге, — искренне ответила Мышка, откинувшись на спинку стула. — Что касается маленького сюрприза, тут вы очень ошибаетесь — он с трудом разместился в моем желудке. И это, честное слово, восхитительно вкусно. Сверхвкусно!

— О, «сверхвкусно» в ваших устах — это наивысшая похвала. Кстати, хочу вам сказать, что мы не ошиблись.

Очень скоро Мышка поняла, что он имеет в виду. С улицы донесся шум машины, которая подъехала к соседскому дому. Она вскочила со стула и подбежала к окну.

— Только не выглядывайте из–за штор, — предупредил ее Дэниел. — Вас могут увидеть — и тогда все пропало.

— Я же не полная идиотка, — обиженно отозвалась Мышка, хотя у нее было очень сильное желание сделать то, о чем говорил ей Дэниел. — Кто вышел из машины, скажите же, — нетерпеливо попросила она Дэниела.

— Женщина. И надо сказать, весьма эффектная, — отозвался Дэниел, и по бархатистому тону его голоса Мышка догадалась, что женщина и вправду ему понравилась.

Повинуясь внезапному порыву, Мышка вырвала бинокль из рук изумленного Дэниела и сама уставилась в него.

— Что вы делаете, госпожа Мышка? — беззлобно возмутился Дэниел. — Хоть бы спросили, прежде чем отбирать у меня бинокль. Вас–то почему так интересуют красивые женщины?

— Она направляется к дому, а мистер N уже ждет ее на пороге. Он очень сильно взволнован, а она вовсе не такая уж и красавица, — вырвалось у Мышки.

Лицо женщины показалось ей знакомым, но она совершенно не помнила, при каких обстоятельствах могла видеть эту женщину, и потому решила, что обозналась.

— Я не говорил, что она красавица, — усмехнулся Дэниел. — Я сказал, что она эффектная. Вы, между прочим, тоже очень эффектная женщина, госпожа Мышка.

От неожиданности Мышка опустила бинокль и растерянно посмотрела на Дэниела. Не то чтобы она никогда не слышала от мужчин подобных слов, просто вовсе не ожидала услышать их именно в эту минуту. Воспользовавшись ее растерянностью, Дэниел перехватил бинокль и снова в него уставился.

— Мистер N открывает ей дверь и впускает в дом. Да, легко же вас, женщин, сбить с толку. Это я о вас, госпожа Мышка. Стоило сделать вам комплимент, как вы тут же отдали мне бинокль.

— Ничего я вам не отдавала, — обиженно пробормотала Мышка. — Просто уж очень неожиданно было услышать от такого ворчуна хоть одно приятное слово.

— Да будет вам, госпожа Мышка. О, видели бы вы их взгляды. Мистер N застыл на пороге, как будто его битой по голове ударили — вот–вот упадет, а она… она нельзя сказать чтобы спокойна, скорее, знаете, возмущена. Похоже, ей что–то от него нужно. Проходят в гостиную. А ведь, между прочим, я не шутил. Я и в самом деле считаю вас очень эффектной.

Он шутит, играет, флиртует с ней? Мышка рада была, что Дэниел не видит ее лица. А ведь оно так редко краснеет. Нет, если бы у него были какие–то чувства, он ни слова не сказал бы ей о ее внешности. Ведь она уже неплохо успела его изучить.

— Так, а вот теперь они начали говорить. Судя по мимике, она довольно резка с ним, но пока не кричит. Мистер N взволнован, встревожен, но, знаете что… по–моему, эта женщина ему неприятна. Не похоже, чтобы он любил ее, хотя… как знать, как знать. У вас красивые глаза, госпожа Мышка, они очень выразительные, глубокие. В них вся ваша суть. Мистер N отрицательно качает головой, словно отказывается что–то признавать. И еще вы совершенно напрасно собираете волосы. Мне кажется, вам куда больше пошло бы с распущенными. Хотя уважаю ваше стремление к удобству. Ничего себе! Миссис N бьет его по лицу. Так, небрежно, без особого размаха. Ему даже не больно, хоть и неприятно. Он даже не пытается сдержать ее, успокоить. Ей–богу; для преступника он очень странный тип. Так, наша предположительная миссис N, хотя мы не можем предполагать на сто процентов, что она его жена, перешла на крик. Он стоит молча и слушает ее. Я бы, если честно, уже взорвался, хоть и считаю себя весьма терпеливым человеком. Конечно, все это странно. Ага, она бежит на второй этаж, он — за ней. Ну вот, пропали из виду. Надеюсь, мне удастся увидеть их в одной из комнат.

Мышку, все это время внимательно слушавшую Дэниела, раздирали противоречивые чувства. С одной стороны, ей очень хотелось заглянуть в бинокль, чтобы увидеть то, о чем рассказывал Дэниел, с другой — ей было совсем небезынтересно все то, что он говорил о ней самой.

Ее глаза, ее волосы, его отношение к ней… А ведь ей даже не приходило в голову, что он задумывается над тем, как она выглядит, как могла бы выглядеть, если бы захотела. Но разве равнодушный мужчина будет рассуждать о том, какую прическу ему хотелось бы увидеть у женщины? И о том, какие выразительные у нее глаза?

Сердце Мышки тревожно заколотилось не то от событий, которые происходили за соседским окном, не то от слов Дэниела.

— Дайте мне бинокль, — наконец заявила она. — Я, в конце концов, тоже хочу увидеть, что там происходит.

— Держите. — Дэниел протянул ей бинокль и задержал на ней взгляд. Мышке показалось, что он хочет получить ответ на те слова, что говорил ей, но она упрямо решила не отвечать.

Забрав у него бинокль, она прильнула к окулярам. На бледно–зеленом фоне вырисовывались очертания комнат. В одной из них — насколько Мышка успела понять по рассказам Дэниела, комнате самого мистера N — распахнулась дверь.

В комнату вошли двое.

— Не молчите, госпожа Мышка, — не выдержал Дэниел. — А то я снова отберу у вас бинокль.

— В комнату вошли двое: мистер N и наша предполагаемая миссис N. Точнее, она ворвалась, а он вошел следом за ней. Такое ощущение, что она что–то ищет. Или кого–то? Например, мистера М? Отпирает шкаф, начинает выбрасывать из него вещи. Мистер N стоит, скрестив руки на груди, ничего не делает, только смотрит на нее в тревоге. Она что–то кричит, ударяет кулаком по дверце шкафа, оборачивается к мистеру N. Он отрицательно мотает головой, пытается ей что–то сказать, но миссис N не желает его слушать. Снова выбежала из комнаты, он — за ней. И опять они пропали. Нет, постойте–ка, я вижу их внизу. По–моему, мистер N не на шутку встревожился — боится, что миссис N обнаружит его тайник. Так, снова пропали.

— Посмотрите–ка на задний двор, — предложил Дэниел, освобождая для Мышки кресло. — И сядьте наконец, пока не сломали локтями мою переносицу.

— Нет, задний двор пока пуст. Ага, смотрите, она выскочила туда. Огляделась кругом. Нет, по–моему, ей и в голову не приходит, что там может быть подвал. Мистер N вышел за ней. Держится спокойно, но видно, что очень встревожен. Миссис N, по–моему, разочарована, снова что–то ему кричит, и он опять качает головой. Возвращаются в дом.

— Верните–ка бинокль, — нетерпеливо перебил ее Дэниел. — Самому уже не терпится глянуть, что там.

Мышка передала ему бинокль и попыталась освободить кресло, но Дэниел, чтобы остановить ее, положил свою руку на ее ладонь. Мышку словно обожгло теплом его руки. Она почувствовала… Ей сложно было понять, что именно она чувствует. Жгучее ли желание, чтобы рука этого мужчины сжала ее руку? Порхание ли сонма мотыльков там, внутри, где так томительно стучит сердце? Страх ли, что если сейчас, в эту самую минуту, она не вырвет своей руки, то рука ее — нет, не рука, а сердце — навсегда останется в горячей ладони Дэниела?

А впрочем, она не пыталась ни понять ни объяснить себе этого чувства. Впервые за много лет она не хотела ни рассуждать, ни думать. Она хотела — и чувствовала это всем телом, всем своим существом — мужчину, чья рука так горячо, так надежно держала ее собственную руку.

— Сидите, я пока еще не совсем одряхлевший лис, поэтому могу постоять, — спокойно заметил Дэниел, хотя Мышке показалось, что его низкий голос стал чуть хрипловатым.

Она сделала такой большой глоток виски, что чуть не поперхнулась. Впрочем, огонь, которым обожгло ее прикосновение Дэниела, не мог потушить даже самый лучший в мире виски.

— Кажется, наша миссис N решила наконец отправиться восвояси, — констатировал Дэниел, не обращая никакого внимания на разволновавшуюся Мышку. — И, похоже, у соседа это известие вызвало огромное облегчение. Она идет в холл. Он, надо сказать, даже не утруждает себя проводами. Снова садится на диванчик, закольцовывая, так сказать, композицию. Почти в такой же позе я застал его, когда вошел сюда с выпивкой и шницелем. Миссис N садится в машину, дает по газам и уезжает. У–ух… — Дэниел устало вздохнул, положил на стол бинокль и повернулся к Мышке. — Ну, что думаете?

Если бы ты знал, о чем я думала пару минут назад, мелькнуло у Мышки, но вслух она сказала:

— Придерживаюсь своей первой версии: муж, жена и любовник в подвале.

— Значит, любовный треугольник, — как–то невесело усмехнулся Дэниел и, хлебнув вина, полез в карман за трубкой. — Помните, вы спрашивали о моей жене?

— Вы тоже заперли ее любовника в подвале? — ехидно поинтересовалась Мышка и тут же покраснела, поняв, что сболтнула глупость. — Простите, Дэниел, я слишком разнервничалась из–за этой парочки. Да и виски развязывает язык.

Дэниел подумал было обидеться, но ее искреннее раскаяние изменило его намерение.

— Прошу вас, будьте деликатнее. Мне не так–то просто об этом говорить.

— Хорошо. И еще раз простите, — кивнула Мышка.

Дэниел раскурил трубку и продолжил:

— Так вот, я говорил о своей жене. Хотя правильнее было бы начать с матери…

— С матери? — удивленно вскинулась на него Мышка.

— Конечно, с матери, — внимательно посмотрел на нее Дэниел. — Уверен, что и ваш первый брак не обошелся не без участия донны Бри, как вы ее называете.

— Донна Бри была категорически против моего замужества.

— В этом я и говорю, — хитро улыбнулся Дэниел. — Вы вышли замуж ей назло, что лишь подтверждает мою мысль.

— Ну хорошо, — кивнула Мышка, — так что с вашей мамой?

— Моя мама была очень красивой женщиной. — Дэниел вытянул губы трубочкой и эффектно выпустил несколько колец дыма. — Настолько красивой, что мой отец сходил по ней с ума и женился на ней, хотя все вокруг в один голос твердили, что ему не стоит это делать. Сестры, родители и вся наша родня говорили, что моя мать обязательно вытрет об него ноги, но отец никого не слушал и все–таки решил жениться. Казалось бы, все шло хорошо. Уже через год после замужества мама родила ребенка — моего брата Ронни. Еще через год мама родила меня, а затем началось самое интересное. Она по–прежнему слыла красавицей, и кто–то вбил ей в голову, что из нее получится приличная актриса. Муж к тому времени ей осточертел, дети не очень–то были нужны, поэтому она сбежала из дому, ограничившись короткой запиской. В записке она ясно дала понять, что не вернется. Отец долго убивался, потом собрал все ее фотографии, закрыл их в чемодан и убрал на чердак, а нам с Ронни сказал, что мама умерла. Мы были слишком малы, чтобы все осознать и запомнить маму, поэтому известие о ее смерти не тронуло нас в той мере, в какой должно было бы тронуть. Ронни больше никогда не вспоминал о ней, а вот я… Я почему–то думал о ней и очень жалел, что у меня нет матери. Однажды, копаясь на чердаке, я добрался до чемодана с семейным альбомом и нашел ее фото. Через некоторое время на глаза мне попался рекламный ролик, который тогда крутили по телевидению. Честно сказать, я был весьма удивлен, увидев, что моя «покойная» мать рекламирует отбеливающую зубную пасту. В общем, тайна отца была раскрыта, а меня обещали предать анафеме, если я буду искать с ней встреч. Одна из папиных сестер — это была моя тетка Лайза — клятвенно пообещала, что испортит мне жизнь, если я это сделаю. Как вы думаете, стал ли я после этого разыскивать свою мать?

— Уверена, что да, — не задумываясь ответила Мышка.

— И вы правы, — кивнул Дэниел. — Только ничего я этим не добился. Несколько кислых улыбок, фальшивых мин. А я был счастлив как идиот, что вообще ее увидел. Мы встретились с ней на съемочной площадке — она снималась в очередном дурацком ролике. Это была последняя наша встреча, потому что больше она не захотела меня видеть. Конечно, все об этом узнали, был жуткий скандал. Отец, конечно, не выгнал меня из дому, но был разочарован. Тетка Лайза до сих пор не может мне это простить. Даже Ронни, который начал презирать мать, узнав, что она нас бросила, и тот отдалился от меня. Но главным было другое — ее образ с тех пор неотступно меня преследовал. Я искал ее в каждой женщине. Раньше, конечно, я этого не сознавал, понял много позже, а потому женился на точной копии своей матери: красивой, но самовлюбленной и ветреной женщине, которая бросила меня, увлекшись желторотым юнцом, пообещавшим ей какие–то заоблачные перспективы на поприще певицы. Это было ее голубой мечтой. А ведь из–за нее я ушел из полиции и открыл детективное агентство — ей было недостаточно тех денег, что зарабатывает скромный полицейский. — Дэниел задумчиво потер чашечку курительной трубки, и, глядя сквозь темно–бордовые шторы, продолжил: — Честно говоря, я знал, что так все и выйдет, но летел как мотылек на огонь. Конечно, я страдал и после этого клялся, что у меня никогда не будет женщин. Но они были — короткие непродолжительные и ни к чему не ведущие связи. А потом я встретил Джоан, о которой вы уже слышали и знаете, что было дальше. — Дэниел замолчал и налил Мышке виски, а себе вина.

— Выпьем за то, чтобы иллюзий не разбивали нашу жизнь на осколки! — произнес он, скользнув взглядом по Мышке, — Вы думали, что обретете свободу лишь в одиночестве, а в итоге стали его рабой. Я думал, что найду свою мать в одной из красивых женщин, но в конечном счете получил то, что и должен был получить, — одиночество. Не будем глупцами, Миа.

Мышка подняла свой стаканчик, но потом остановилась и, внимательно посмотрев на Дэниела, спросила:

— А вы уверены, что больше не живете этой своей иллюзией?

— Уверен, — кивнул Дэниел, гладя ей прямо в глаза.

Мышка поняла, что сейчас он не лукавит и не обманывает самого себя. Его глаза цвета пепла ничего не пытались утаить. Они пускали её внутрь, позволяя осторожно войта в его мир. Так же как и Мышка позволила его глазам проникнуть в свой собственный.

— Прошлое, конечно, вещь любопытная, — выпив, произнес Дэниел. — Но что нам делать с настоящим? Я имею в виду то, что происходит в доме моего соседа.

— Может, я попробую поговорить с ним? — предположила Мышка.

— Ну да, — усмехнулся Дэниел. — У него конечно же проснется совесть, он выпустит своего узника и сдастся полиции. Так и вижу, как все это происходит. У меня есть идея получше, правда я приберегал ее до последнего. Но, как видно, придется ею воспользоваться.

Мышка попыталась расспросить его, но Дэниел сказал ей, что она обязательно все узнает. Его загадочность в этом вопросе ей не очень–то нравилась, но пришлось смириться. К тому же у самой Мышки тоже была кое–какая идея…

11

В конце концов, и от миссис Мартин должна быть какая–то польза, решила Мышка и направила свои стоны к пожилой даме, чьё любопытство, выходившее за рамки приличия, могло бы хоть что–то прояснить в истории с мистером N.

Миссис Мартин, несмотря на постоянные Мышкины насмешки, которых, впрочем, старушка старалась не замечать, приняла соседку весьма радушно. Она даже напоила ее чаем и накормила домашним пирогом с черникой. Хорошо хоть не с чесноком, мелькнуло у Мышки, но она сразу же решила, что озвучивать эту идею соседке не стоит.

Мышка не ошиблась: Анджела Мартин уже успела навести справки о мистере N, которого на самом деле звали Бенджамином Краусом. Оставалось лишь отсеять зерна правды от плевел вымысла, и Мышка приготовилась верить только фактам, а не домыслам старушки.

То, что Бенджамин Краус затеял в доме весьма странный ремонт, заметил, как выяснилось, не только Дэниел. Анджела Мартин тоже обратила на это внимание и предположила, что Бенджамин прячет в подвале какого–то диковинного зверя. Кроме того, Бенджамин определенно был женат на какой–то красивей женщине, которая приезжала к нему накануне вечером. Анджела не знала, как ее зовут, но была уверена на все сто процентов, что женщина его жена. Во всяком случае, когда миссис Мартин — конечно же совершенно случайно — проходила вчера мимо дома Бенджамина, она слышала, как эта женщина ругается с соседом. Ну а кому еще ругаться, как не мужу и жене?

К сожалению, большего Мышка выудить из соседки так и не смогла. Все остальные речи миссис Мартин представляли собой самые фантастически предположения. Миссис Мартин была уверена, что супруги поссорились из–за того, что Бенджамин завел дома неведомую зверушку, которая могла бы запросто слопать и его самого, и его жену. Жена, естественно, возмутилась по этому поводу, а Бенджамин решил переехать в новый дом, куда жена перебираться наотрез отказалась.

У миссис Мартин была еще одна, не менее фантастическая, версия о том, что Бенджамин Краус на самом деле ученый, который ставит над животными безбожные эксперименты, а его жена — член организации Гринпис — узнав об этом, решила, что выведет мужа на чистую воду и предаст историю огласке. Именно поэтому Бенджамину Краусу пришлось переехать.

Наслушавшись этих странных, бог весть на чем основанных историй, Мышка распрощалась с миссис Мартин и вернулась домой с гудящей головой. Вспомнив о том, что нужно вывести на прогулку Мики, Мышка не без удивления нашла щенка в саду, где он играл с Миной, племянницей Дэниела.

Девушка, как всегда, была лучезарно–весела и помахала Мышке рукой.

— Добрый день, Миа! — радостно поздоровалась она. — Дядя просил передать вам, что он ждет вас у себя. Мой отец уже к нему поднялся.

— Ваш отец?! — удивленно вскинулась на Мину Мышка. Она пыталась понять, зачем ей нужно говорить с отцом Мины, но ничего дельного не приходило на ум.

— Да, мой отец и дядя ждут вас, — с улыбкой сообщила Мина так, словно Мышка каждый день встречалась с ее отцом.

— Ну хорошо, — растерянно кивнула Мышка и, погладив Мики, направилась в дом.

В комнате Дэниела она обнаружила незнакомого мужчину, который, как ей показалось, был намного старше самого Дэниела. Она осторожно поздоровалась, все еще не понимая, чего от нее хотят; и Дэниел, поняв ее замешательство, поспешил представить ей своего гостя:

— Знакомьтесь, Миа, это мой брат Ронни. Он полицейский.

Теперь хоть что–то стало понятно. Мышка знала о том, что у Дэниела есть брат, но он ни разу не упоминал, что этот брат работает в полиции. Зато Мышке стало понятно, по чьим стопам решила пойти прелестная племянница Дэниела.

— Здравствуйте, — кивнула Мышка сердито глядевшему на нее Ронни. — А я — Миа, соседка Дэниела.

— Очень приятно, — буркнул себе под нос Ронни. Он не только выглядел старше своего брата, но был куда менее вежливым, чем Дэниел. — По–моему, вы парочка сумасшедших, — снова повернулся он к Дэниелу. — Честно говоря, я не верю во всю эту историю. Ты просто свихнулся в этих четырех стенах, вот и фантазируешь.

— Спасибо, братец, — мрачно усмехнулся Дэниел. — А Миа тоже похожа на сумасшедшую?

— Да с тобой кто угодно свихнется, — пробормотал Ронни и покосился на Мышку, как видно пытаясь оценить состояние ее душевного здоровья по внешнему облику.

Мышке не понравился этот мрачный и довольно поверхностный взгляд, — и в кого только пошла его очаровательная племянница? — поэтому она усмехнулась и заметила:

— Ну что, похожа?

— На кого? — недоуменно поинтересовался у нее Ронни.

— На сумасшедшую.

Ронни еще раз провел по ней мрачным взглядом–сканером и пробормотал:

— Вообще–то есть в вас что–то такое, какая–то странность. А вы что, тоже видели пленника вашего соседа?

— Пленника я не видела, — призналась Мышка, — но то, что сосед ведет себя странно, это точно. Он постоянно таскается в свой подвал и осматривается кругом так, словно боится, что его заметят. А вчера к нему приезжала женщина…

— Это я уже слышал, — сердито отмахнулся от нее Ронни, — Но вы хотя бы раз видели, чтобы сосед моего брата…

— Бенджамин Краус, — перебила его Мышка.

— Что? — переспросил Ронни.

— Не что, а кто. Бенджамин Краус, так его зовут. — Мышка поймала удивленный взгляд Дэниела и поняла, что не зря сходила к миссис Мартин. — Наша соседка, Анджела Мартин, — пристально посмотрела она на Ронни, и тот немедленно отвел глаза, — тоже очень удивлена тем, что мистер Краус переделал в доме один единственный уголок — подвал…

— Ваша соседка? — снова поднял глаза Ронни. — Хм, ну что ж, это, конечно, любопытно, но я хочу, чтобы вы ответили на другой вопрос. Видел ли хоть один из вас, чтобы этот Бенджамин — как его там? — заводил в подвал или выводил из него человека?

Дэниел и Мышка отрицательно помотали головами.

— Это я и хотел знать, — сердито кивнул Ронни. — И на каких, спрашивается, основаниях я заявлюсь к добропорядочному, с точки зрения закона, человеку и спрошу у него, не держит ли он в подвале пленника?

— Может, он не такой уж и добропорядочный, — посмотрел на своего сердитого брата Дэниел. — Ты знаешь его имя и можешь это проверить. Как знать, вдруг ты найдешь у него какой–нибудь скелет в шкафу.

— Я, конечно, проверю, дорогой ты мой братец, — хмыкнул Ронни, и Мышка только сейчас заметила между братьями хоть какое–то сходство — полулукавую–полуязвительную улыбку. — Но на твоем месте я бы не делал глупостей и поумерил свои фантазии. Мне понятно твое рвение хоть чем–то себя занять, но, поверь, твои игры в домашнего детектива до добра не доведут. Ты пойми, — уже мягче добавил он, — то, что ты следишь за людьми, незаконно. Конечно, со своей осторожностью вряд ли на этом попадешься, но и я не могу прийти в участок и сказать: мой братец тут на днях следил за своим соседом в бинокль и та–а–акое увидел…

— Твоя ирония мне, конечно, понятна, — недовольно перебил брата Дэниел. — Ну а что, если мы с Миа правы и в подвале Бенджамина…

— Крауса, — подсказала Мышка.

— Вот–вот, — кивнул Дэниел, — в его подвале заперт ни в чем не повинный человек? Что скажут в твоем участке, если очень скоро где–нибудь неподалеку отыщется труп?

— У вас, частных детективов, все всегда просто, — сердито покачал головой Ронни. — Проследил, сделал фотографии, показал — и порядок. Полиция не частная лавочка. Фотографий и записей недостаточно. Нужны свидетели. Нужно соблюдать правила. И ты об этом хорошо знаешь.

— Жаль, что я напрасно потратил твое время, — вздохнул Дэниел. — Мне казалось, ты хоть что–то можешь сделать.

Ронни окончательно помрачнел, и Мышка поняла, что Дэниел гораздо хитрее своего брата. Упрямому полицейскому не так–то просто было признать, что он беспомощен.

— Ладно, я попробую что–нибудь придумать, — бросил он. — Может, у твоего Бенджамина и правда окажется в прошлом какое–нибудь темное пятно. Попрошу ребят патрульных немного покрутиться в этих местах. Но не жди от меня много, Дэниел. У меня слишком много работы, чтобы тратить время на твои ничем не подкрепленные подозрения.

Дэниел молча кивнул. Ронни сухо попрощался со всеми и вышел. Мышка посмотрела на Дэниела. Он был немного огорчен, но, похоже, большего и не ждал от брата.

— Не обращайте внимания, — улыбнулся он Мышке. — Ронни весь в отца. Он всегда был таким суровым. Но под маской сердитого полицейского честная душа и доброе сердце.

— Понимаю, — кивнула Мышка. — Странно только, что его дочь такое милое и жизнерадостное существо. Она похожа на свою мать?

Дэниел вытащил из кармана трубку и улыбнулся уже не так грустно.

— Это, конечно, удивительно, но она похожа на своего дядю. Не такого, какой я сейчас, конечно, а на такого, каким я был в юности.

Если честно, мне трудно представить, что вы с Миной когда–то были похожи.

— Неудивительно. Я не носил воздушных платьиц, и у меня не было длинных золотистых кудрей, — усмехнулся Дэниел. — В любом случае Ронни лишь подтвердил то, что я хотел услышать: не будет доказательств, не будет и обыска.

— Если честно, я и не рассчитывал на большее. Попытался сделать хоть что–нибудь, что от меня зависит.

Мышка посмотрела на Дэниела и поняла: если бы его не держала болезнь, он сам бы отправился на поиски доказательств.

План Мышки был настолько простым, что чем–то даже смахивал на гениальный. Она жалела о том, что не может посвятить в него Дэниела, но другого выхода не было: он категорически запретил бы ей это делать, топал бы ногами, говорил бы о букве закона — в общем, никакой поддержки в его лице она скорее всего не получила бы.

Поэтому Мышка привлекла к осуществлению своего плана миссис Мартин, ее любопытство зашкаливало за грани разумного.

Чутье не подвело ее. Миссис Мартин не только согласилась участвовать в заговоре, но и клятвенно заверила соседку, что никто не узнает об их секрете, в чем сама Мышка, разумеется, сомневалась. Болтливость миссис Мартин могла сослужить хорошую службу, но могла и привлечь ненужное внимание к Дэниелу, поэтому Мышка ни словом не обмолвилась соседке об истории с биноклем и сказала лишь то, что сама подозревает Бенджамина Крауса в темных делишках.

Вечером того же дня, когда на пригород опустилось бархатное полотно, расшитое жемчужинами звезд, гениальный Мышкин план был введен в действие.

Миссис Мартин испекла большущий пирог с черникой, положила в плетеную корзину фрукты, бутылочку домашнего вина и, подхватив весь этот натюрморт, направилась в гости к ничего не подозревающему Бенджамину Краусу.

Удивленный сосед открыл ворота пожилой женщине — он даже не признал в ней свою соседку, которая жила буквально через дом от него, и к великому облегчению Мышки, притаившейся за оградой дома Бенджамина, впустил ее в ворота.

Чтобы Бенджамин не запер ворот, Анджела решила пойти на маленькую хитрость, которую они продумали вместе с Мышкой. Во–первых, она сказала Бенджамину, что не задержится у него надолго, что было, конечно, откровеннейшей ложью. Во–вторых, Анджеле пришлось выдумать еще одну примету: ни в коем случае нельзя закрывать ворота нового дома, когда в дом первый раз приходит гость. Таким образом хозяин закрывает путь остальным гостям. Трудно было не поверить пожилой женщине, которая пришла к новоселу с домашним пирогом, вином и фруктами. И Бенджамин Краус посчитал невозможным отказать дружелюбной старушке в такой невинной просьбе.

Когда парочка зашла в дом, Мышка тихонько проскользнула в ворота и, на цыпочках пробежав через сад, нырнула за угол дома. Включив маленький фонарик, она обогнула фасад и через несколько минут была уже на заднем дворе.

Мышка не сразу поняла, где именно находится подвал, куда так часто спускался мистер Краус — ведь все это время она наблюдала за задним двором в бинокль, — поэтому ей пришлось осмотреться. Вскоре луч фонарика нащупал то самое покрытие, которым Бенджамин Краус совсем недавно прикрыл вход в подвал. Большой валун стоял прямо под дверцей, которая образовывала косой угол между домом и кусочком примыкавшей к нему земли.

Не сомневаясь, что подвал заперт, Мышка дернула ручку двери. Дверь конечно же не поддалась, однако у Мышки оставалась надежда, что ключ лежит где–то рядом. Посветив фонариком на валун, Мышка подошла к камню и, поднатужившись, приподнята его.

Дэниел сказал бы, что я начиталась детективов, подумала она и заглянула под камень. Ключа под ним не оказалось, но Мышка старалась не напрасно: ей удалось понять, зачем мистер Краус вообще поставил сюда эту глыбу. За камнем мелькнул проблеск света, и этот свет явно исходил не от фонаря, луч которого упирался в землю, а не в основание дверцы, прикрытое камнем.

Сердце Мышки готово было выпрыгнуть из груди. Похоже, источник света находился как раз в подвале. Значит, над самим подвалом есть небольшое окошко, в которое можно заглянуть. Совершенно позабыв о времени и о том, что она находится на чужой территории, Мышка принялась энергично сдвигать камень. Передвинув его, она окончательно убедилась в том, что не ошиблась: над подвалом, рядом с дверью, действительно располагалось маленькое окошко.

Мышка встала коленями на разрыхленную камнем землю и уставилась в окошко. Картина, представшая ее глазам, скорее удивила, чем испугала ее. Вместо угрюмого подвала из какого–нибудь триллера перед ней предстало отлично оборудованное помещение, которое вполне могло бы сойти за одну из комнат в доме. Небольшой шкаф, несколько книжных полок, раскладной диван, телевизор, стоявший на тумбочке, — все это говорило о том, что о похищенном, если таковой, конечно, содержался в подвале, заботились гораздо больше, чем о многих свободных людях.

Что бы это могло означать? — недоуменно спросила себя Мышка. То, что мистер Краус похитил какую–то влиятельную персону? Или то, что похищенный близкий ему человек? А может быть, и вовсе не было никакого похищения и эта комната всего лишь его причуда?

Но очень скоро последнее Мышкино предположение было опровергнуто. Диван зашевелился, и Мышка почувствовала, как тонкие волоски на ее коже пришли в неописуемое волнение.

Как выяснилось секундой позже, зашевелился вовсе не диван, а покрывало, под которым лежал кто–то, кого Мышка не сразу заметила. Этот кто–то очень скоро скинул покрывало, и Мышка увидела небритого, но вовсе не худого и не изможденного мужчину лет пятидесяти пяти. Взгляд у него был мутным, но это как раз не очень удивило Мышку — он ведь только что проснулся.

Больше всего поражало то, что затворник чувствовал себя в своей «тюрьме» очень даже свободно. Он сладко потянулся, зевнул, поднялся с кровати и, заглянув в какой–то шкафчик (Мышка сделала предположение, что это холодильник), вытащил оттуда два больших сандвича, обернутых в полиэтиленовую пленку. Затем он включил телевизор, уселся на небольшом диванчике и принялся уплетать сандвичи с большим, как заметила Мышка, аппетитом.

Странное поведение для узника, подумала она. Неужели за это время наш мистер М так привык к неволе, что…

Развить свою мысль она не успела: по ее спине легонько постучала чья–то рука. Мышке мгновенно пришлось вспомнить, где она, но от этого воспоминания легче ей не стало. Хотелось, конечно, думать, что Анджела Мартин каким–то чудесным образом выбралась из дома и решила поинтересоваться, что удалось разузнать Мышке, но утешение это было нелепым даже для человека, который находился в отчаянном положении.

Никаких картинок, приличествующих ситуации, в голове у Мышки не мелькнуло, поэтому она решила обернуться, чтобы все–таки понять, с кем имеет дело.

Перед ней возвышался силуэт мужчины, лица которого в темноте Мышка рассмотреть не могла, хотя ей и не нужно было его рассматривать, чтобы понять: ее отыскал хозяин дома.

Господи, а что тогда с миссис Мартин? — испугано подумала Мышка. И что же будет со мной?

— Хотелось бы мне знать, что вы тут делаете? — донесся до Мышки подозрительно беззлобный мужской голос.

Мышка молчала — их с миссис Мартин план, как оказалось, не был просчитан до мелочей.

— Может, объясните все–таки, как вы здесь оказались?

— Я… я… кажется, заблудилась, — пробормотала Мышка, к своему ужасу понимая, что несет полную чушь.

— Заблудились? — услышала она голос, полный недоумения.

— Да. У вас была открыта калитка, вот я и зашла в нее… случайно… Перепутала. Тут рядом живет мой друг, и у него такая же калитка.

— Очень мило, — усмехнулся голос. — Значит, перепутали. А задний двор, выходит, вы тоже перепутали с двором своего друга? И этот камень, к которому прильнули, словно спать на нем собрались? Может, мне вызвать полицию. А, мисс?

— Вызывайте, если хотите, — храбро заявила Мышка, прекрасно понимая, что в ее ситуации лучше бы помалкивать. — Думаю, полиции будет очень любопытно узнать, что в своем подвале — или как это у вас называется — вы держите человека.

Мужчина тяжело вздохнул. Мышка обладала богатым воображением, но даже ее воображение не позволяло ей представить, что так тяжело может вздыхать преступник.

— Вас подослала моя жена, так? — скорее грустно, чем злобно поинтересовался он.

Мышка отрицательно покачала головой.

— Я не знакома с вашей женой.

— Зачем вы меня обманываете, скажите как есть. Я знаю, она его разыскивает уже не первый день. Но пока у нее не было доказательств, а теперь благодаря вам они появятся.

— Послушайте, я не знаю вашей жены, — еще раз повторила Мышка. Она пыталась понять, почему похититель так деликатно и вежливо с ней обращается, вместо того чтобы устранить свидетеля своего преступления… — Она меня к вам не подсылала.

— Но тогда что вы тут делаете?

— Это вы мне объясните, что у вас в подвале делает человек. — Мышка понимала, что играет с огнем, но остановиться уже не могла. — Зачем вы его сюда заперли? Он что, любовник вашей жены?

— Любовник? — раздался насмешливый голос. — Вы что, издеваетесь надо мной? Вначале эта дамочка, моя соседка, с какой–то ахинеей про вампиров, теперь вы…

— Что с миссис Мартин? — испуганно воззрилась на черный силуэт Мышка.

— Так вы пришли с ней вместе? То–то она так переживала насчет закрытых ворот. Ничего. Ваша миссис Мартин осушила почти всю бутылку вина, которую сама же принесла, и уснула прямо в моей гостиной. Оттащить ее домой у меня не получилось — слишком уж старушка тяжела. Пришлось нести ее до машины, и тогда я услышал какие–то шорохи в саду.

— И решили разобраться с тем, кто вывел вас на чистую воду?

— Да ни с кем я не собираюсь разбираться. — Мужчина наклонился к Мышке, которая до сих пор сидела на земле, и забрал из ее рук фонарь. — Пойдемте в дом и попробуем поговорить. Если с вами, конечно, можно говорить как с разумным человеком.

— В дом? — испуганно переспросила Мышка. — Нет, что–то мне не хочется сегодня в гости. Может быть… может быть, вы зайдете ко мне?

Предложение было до того нелепым, что Мышка подумала, что сосед рассмеется ей в лицо. Но вместо этого он спокойно кивнул и произнес:

— Ну хорошо, пойдемте. А вы что, живете неподалеку?

— Я ваша соседка. — Мышка кивнула в сторону своего дома. — Странно, что вы меня раньше не видели.

— Я ведь только что переехал, всех не запомнишь. Господи, ну откуда вы все свалились на мою голову?!

Воистину странный преступник, резюмировала Мышка и поймала себя на том, что весь ее страх перед Бенджамином Краусом прошел. Он вел себя довольно миролюбиво и даже вспомнил об Анджеле Мартин, которую нужно было подвезти до дома и выгрузить из машины.

— Госпожа Мышка, вы уж меня простите, но я разорву вас на мелкие кусочки! — Дэниел был вне себя от ярости, и даже то, что Мышка буквально за ручку привела к нему самого Бенджамина Крауса, загадочного мистера N, положения не спасло. — Как вы вообще посмели предпринять что–то без моего согласия?! Вы с ума сошли, спятили?! Такой ненормальной я еще не видел! Да еще и с миссис Мартин! Нашли с кем идти! Вы разочаровали меня, Миа, очень разочаровали!

Мышка пристыжено молчала, понимая, что ее визит к Бенджамину Краусу означал для Дэниела. Молчание нарушил сам объект пристального наблюдения всех своих соседей.

— Если вы уже перестали кричать, — спокойно произнес Бенджамин Краус, — я могу объяснить, что вы напрасно волновались за свою… свою…

— Соседку, — подсказала Мышка.

— Уж потрудитесь, — раздраженно бросил Дэниел, разглядывая соседа, которого до этого момента видел только в бинокль. — Из–за вас вся эта каша и заварилась.

— Вовсе не из–за меня, — спокойно возразил Бенджамин, — а из–за кое–чьего любопытства. Аномального, замечу я, любопытства.

— Давайте не будем препираться, — напомнила о себе Мышка. — Дэниел, предложите Бенджамину сесть. А вы, Бенджамин, объясните наконец, что происходит в вашем странном доме.

Бенджамин уселся на предложенный стул. Теперь, рассмотрев его при нормальном освещении, Мышка поняла, что вид у него очень усталый, даже замотанный. Он явно выглядел старше своих лет. Если убрать мешки под глазами, усталость и печаль во взгляде, Бенджамин вполне мог оказаться ровесником Мышки.

Дэниел принес виски и налил выпить соседу и Мышке. Бенджамин залпом осушил свою порцию и попросил налить ему еще.

— Я так устал, — с какой–то виноватой улыбкой посмотрел он на Мышку и Дэниела. — Я так чертовски устал, что мне просто необходимо расслабиться.

— Конечно, — кивнул Дэниел и плеснул Бенджамину еще виски.

— Поделитесь с нами вашей бедой, — ободрила его Мышка. — Может быть, мы сможем вам чем–то помочь.

— Едва ли, — печально покачал головой Бенджамин Краус. — Если честно, я никогда не думал, что в моей жизни будет нечто подобное. Все дело в том, — он обвел взглядом соседей, словно прося их с пониманием отнестись к тому, о чем он говорит, — что я неудачно женился.

Дэниел понимающе кивнул.

— «Неудачно», наверное, не совсем подходящее слово. В общем, я женился на женщине, которая, как выяснилось, совершенно меня не любит. Я, наивный дурак, был уверен, что она не может без меня жить, что для нее важен только я, а не мои деньги, но выяснилось, что все иначе. Сразу после свадьбы… Хота нет, начать стоит не с этого… — Бенджамин немного помолчал, затем сделал глоток виски и продолжил: — Еще перед свадьбой она захотела, чтобы я заключил с ней брачный контракт, страхующий ее от моих измен и домашнего насилия. Я еще тогда удивился тому, что она, Луиза, вообще может предполагать подобное, но решил, что пойду ей навстречу, потому что очень сильно люблю ее. Так вот, наш контракт предполагал, что если я изменю ей или буду избивать ее, то большая часть моего имущества при разводе отойдет к ней. Если же наоборот, то есть она изменит мне — на этой части контракта настоял мой адвокат, — то она вообще лишается какого бы то ни было права на мое имущество.

Все шло отлично. Мы поженились, отправились в свадебное путешествие, были, казалось, счастливы, но… Прошло какое–то время — около трех месяцев — и я почувствовал, что Луиза совершенно ко мне охладела. — Бенджамин покосился на Мышку. — Не хочу вдаваться в подробности при леди, скажу лишь, что жена лишила меня возможности спать с ней в одной постели. Проще говоря, я вроде и был женат; а вроде и не был. У меня были мысли, что она увлеклась кем–то на стороне, но я отметал их, потому что верил в нее, в ее любовь. Мне казалось, пройдет немного времени — и все изменится. Но ничего не менялось. Мы спали в разных комнатах, она игнорировала меня, сорила деньгами, только они поднимали ей настроение. Я даже подумал, что у нее депрессия, и попросил ее пойти со мной к психоаналитику, но она наотрез отказалась. Потом я решил, что разочаровал ее, пытался поговорить с ней, но она отвечала на мои расспросы крайне уклончиво. Я ломал голову, а потом… Потом заболел ее отец, которого я знал как замечательного человека, заботившегося о ней с самого детства. Он нуждался в хорошем уходе, но не было никакой необходимости держать его в больнице, и я предложил Луизе перевезти отца к нам. Честно говоря, я был уверен, что она с радостью примет мое предложение, но Луиза приняла его с выражением крайнего недовольства на лице. Казалось, лишь страх выглядеть неблагодарной дочерью не позволил ей устроить мне скандал. Морис, ее отец, переехал к нам. Дочь относилась к нему холодно и избегала его. В отличие от Луизы, которая никогда не занималась ни уборкой, ни готовкой, Морис, видно, чтобы отблагодарить меня, взял на себя всю эту работу. Я, конечно, сопротивлялся, но потом смирился: в конце концов, человеку хотелось хоть чем–то занять себя в большом пустовавшем доме. Мы очень сблизились с отцом Луизы, и однажды в доверительном разговоре он посоветовал мне быть с ней начеку. Я обратился к нему за разъяснениями, но услышал лишь то, что детство у Луизы было не самым обеспеченным, и всю свою юность она мечтала «встретить идиота с кошельком, набитым деньгами». Морис, конечно, выразил надежду что она и в самом деле любит меня, но чем дольше он жил в нашем доме, тем больше убеждался в том, что это не так. Как любящий отец, он желал своей дочери счастья, но и ко мне он привязался, как к собственному сыну, а потому не хотел, чтобы «идиота с кошельком» облапошили и оставили ни с чем.

Луиза действительно вела себя странно: она кричала, оскорбляла меня и, казалось, пыталась спровоцировать на какие–то решительные действия. Но я — видно, в этом моя беда — не привык никому и ничего доказывать. Я хотел только одного — тихой семейной жизни. Однажды, — Бенджамин снова глотнул виски и поставил стаканчик на стол, — я вернулся домой и обнаружил Мориса лежащим без сознания под лестницей. Я страшно испугался, вызвал «скорую», а Луиза, в этот момент вернувшаяся домой, обвинила во всем меня и вызвала полицию. Тем временем Морис пришел в себя и попытался мне что–то сказать, но Луиза, сделав вид, что пытается обнять отца, очень сильно ударила его по голове рукой. Надо сказать, что голова была слабым местом больного Мориса, поэтому удар Луизы доконал его. Приехали врачи, полиция. Мориса увезли в больницу, а меня начали допрашивать.

Конечно, никаких доказательств ни у кого не было, поэтому, несмотря на слова Луизы о том, что мы с ее отцом страшно враждовали, меня отпустили. Но больше всего меня напугало другое. Луиза объявила, что ее отец давно уже не в себе, и решила определить его в психиатрическую клинику. Я привязался к старику — сам–то я рос без родителей — и решился ему помочь. К тому же Луиза как будто боялась, что ее отцу станет лучше и он скажет мне то, чего она не дала ему сказать. И тогда втайне от жены, с которой уже собрался развестись, я купил этот дом, наскоро оборудовал в нем комнату для ее отца.

Как вы понимаете, мне не нужно было, чтобы кто–то узнал о его пребывании в моем доме. Один из моих друзей помог мне вытащить тестя из больницы — если бы меня увидели врачи, моя жена вполне могла бы обратиться в полицию. Знакомый врач выписал необходимые рецепты, так что Морис обеспечен нужными лекарствами. Пока он несет какую–то околесицу, — вздохнул Бенджамин, — но я уверен, что рано или поздно мой тесть придет в себя и заговорит. Больше всего я боялся, что о моем местонахождении пронюхает Луиза. Так оно, увы, и случилось. Она приехала ко мне, закатила сцену и потребовала сказать, где ее отец. Обегала весь дом, но, к счастью, ничего не нашла. Поэтому когда я увидел вас, — посмотрел Бенджамин на Мышку, — то решил, что это она вас подослала.

— Я же говорила, что не знакома с вашей женой, — сказала Мышка. — Просто ваши соседи, как вы сказали, проявляют к вам аномальное любопытство. И, честно говоря, не знают, верить вам или нет. Хотя то, что я увидела в подвале, — Мышка повернулась к Дэниелу, — лишь подтверждает правоту слов мистера Крауса. Этот мужчина, Морис, живет в хорошо отделанном помещении и, судя по его поведению, не рвется на свободу.

— А вам не приходит в голову, что именно может скрывать ваша жена? — заинтересованно посмотрел на соседа Дэниел — Что такого мог узнать, увидеть или услышать ваш тесть?

— Не имею представления, — покачал головой Бенджамин.

— Какой же вы недальновидный человек, — укоризненно покосился на него Дэниел. — Вспомните хотя бы, что вам успел сказать Морис после того, как пришел в сознание.

— Всего два слова, — ответил Бенджамин, допив, остатки виски. — «Берегись» и «она». Говоря «она», он смотрел на Луизу, но кто знает, был ли он в тот момент еще в себе…

— Был, если ваша жена так быстро поторопилась заткнуть ему рот и объявила сумасшедшим, — задумчиво произнесла Мышка.

— Я уверен, она чего–то боится, — согласился Дэниел, в задумчивости потирая пальцами чашечку уже давно потухшей трубки, словно это была волшебная лампа и из нее мог появиться джинн. — Иначе уже обратилась бы в полицию. Не уверен, что на основании ее слов полицейских удалось бы получить ордер на обыск, но все возможно. Видно, все дело в том, что ваша жена подозревает, что ее отец может поправиться совершенно неожиданно.

Бенджамин согласно кивнул.

— Да, врачи именно это и говорили, когда она собиралась определить его в клинику. Они сказали, что расстройство или помешательство — я уже точно не помню — временное и Морис может прийти в себя в любой момент. Но ему нужны тишина и покой, и, мне кажется, это я ему обеспечил.

— Значит, скорее всего решительных действий со стороны полиции вам опасаться не стоит, — обнадеживающе посмотрел на него Дэниел. — Что же касается вашей жены, я уверен, она обязательно явится с визитом еще раз и, думаю, постарается, чтобы ее визит был для вас тайной. Вам нужно быть начеку, Бенджамин, и не пускать в дом никого, с кем вы незнакомы или кого подозреваете в сговоре с женой.

Бенджамин уныло вздохнул.

— Если бы знать, когда придет в себя мой тесть… Чувствую себя и правда как преступник. А ведь я ничего плохого не сделал.

— Жизнь вообще странная штука, Бенджамин, — горько усмехнулся Дэниел. — Моральные уроды разгуливают по улицам, а в преступлениях подозревают людей, которые никому не сделали зла. И нам приходится мириться с этим, ничего не попишешь.

Бенджамин молча кивнул и с надеждой посмотрел на Дэниела.

— Вы ведь не станете звонить в полицию?

— Не станем, — покачал головой Дэниел. — Более того, сделаем так, чтобы полиция не интересовалась вами.

— Что вы имеете в виду? — недоуменно покосился на него Бенджамин.

— Ничего особенного, — ответил Дэниел. — Мы постараемся вам помочь. Только сами не делайте глупостей.

— Хорошо. Спасибо вам, — искренне поблагодарил он.

Когда Бенджамин ушел, Мышка попыталась помириться с Дэниелом, который по–прежнему был на нее очень сердит.

— Но ведь все закончилось хорошо, — примирительно улыбнулась она ему.

— Ничего еще не закончилось, — мрачно констатировал Дэниел. — А с вами я вообще не хочу разговаривать.

— Но почему? — виновато покосилась на него Мышка.

— Да потому. Потому что вы вовсе не взрослая женщина, а маленькая девчонка, эгоистка, которой совершенно наплевать на то, что думают о ней другие.

— Я свободный человек, — не выдержала наконец Мышка. — И мне не перед кем отчитываться. Между прочим, я не клялась вам в том, что ничего не стану делать, не посоветовавшись с вами.

— Тогда чего вы прыгаете передо мной и смотрите на меня своими виноватыми глазками?! — взорвался Дэниел. — Не считаете себя виноватой, не извиняйтесь. Считаете себя свободной — вот и убирайтесь в свою норку!

— Ну знаете! — вспыхнула Мышка. — Можно подумать, вы поступили бы иначе, если бы могли выходить из дому! Да вы просто завидуете тому, что мне удалось все разузнать! Конечно, вы же детектив.

Дэниел ничего не ответил и отвернулся к окну. Мышка остыла и поняла, что как обычно наговорила лишнего. И действительно, зачем было оправдываться, если она не считает себя виноватой? Глупо. Да еще и обидела Дэниела, который на самом деле беспокоился о ней, переживал за нее.

— Когда я взял бинокль и увидел вас там, рядом с Бенджамином, я чуть с ума не сошел, — наконец заговорил он. — Хорошо хоть по вашим лицам было понятно, что вы говорите спокойно. Я думал, что у меня сердце разорвется на части. Собрался звонить брату, но тут вы, слава богу, направились к его машине, и я прочитал по вашему лицу, что вам ничто не угрожает. Хотя, признаюсь, я все время держал руку на трубке. Решил, что, если через пятнадцать минут вас не будет дома, я подниму на уши весь полицейский участок. Да что там участок — всю полицию города.

Он снова повернулся к ней, попытался улыбнуться, но Мышка поняла, что улыбка эта стоит ему невероятных усилий. Сквозь нее пробивалось выражение страха и растерянности. Он словно заново переживал то, о чем только что рассказал. Мышке показалось, что его глаза блестят, и до нее вдруг дошло, что так больно ранить своей свободой она могла лишь человека, который питает к ней сильные чувства.

Теперь Мышка и сама испытывала боль. Она словно взглянула на свой поступок глазами Дэниела, и ей только сейчас стало страшно. Что он переживал в то мгновение? Какое отчаяние охватило его, когда он увидел ее с Бенджамином, с человеком, которого они оба считали похитителем, преступником?!

— Дэниел, простите меня, Дэниел, — прошептала Мышка, не глядя ему в глаза. — Я, конечно, жуткая эгоистка. Я ни о чем не думала, просто хотела понять, правы ли мы в своих догадках. Мне так жаль, что я заставила вас сходить с ума. И я только теперь поняла, что не права.

Дэниел подошел к ней и крепко обнял за плечи, обнимал он ее не как женщину — это Мышка почувствовала сразу. Он обнимал её как близкого друга, как дорогого сердцу человека, как человека, которого он совсем недавно боялся потерять. И хотя Мышке было немного обидно, что за этими нежными и крепкими объятиями не стоит ничего, кроме теплой привязанности, все же в тот миг она совеем не чувствовала себя одинокой…

12

Мышка почувствовала большое облегчение, узнав о том, что Бенджамин Краус вовсе не преступник, а скорее жертва. Конечно, поверить незнакомцу на слово было трудно, но слишком уж многое говорило о том, что Бенджамин не врет. Кроме того, он предоставил Мышке возможность убедиться в своей правоте: привел ее в подвал, где, как еще совсем недавно предполагали его соседи, томился несчастный узник.

Морис оказался приветливым и дружелюбным человеком, правда состояние его рассудка, как заметила Мышка, действительно оставляло желать лучшего. Он был вполне доволен тем местом, где жил. Более того, несмотря на пошатнувшийся рассудок, Морис понимал, что видеться с дочерью ему не стоит. При одном упоминании имени «Луиза» лицо у него делалось таким, будто ему грозила смертельная опасность.

Дэниел, как и обещал Бенджамину, позвонил Ронни, уже выяснившему, что жена мистера Крауса пыталась обвинить мужа в покушении на жизнь своего отца, и объяснил брату; что вмешиваться в это дело не имеет смысла до тех пор, пока миссис Краус не перейдет к решительным действиям. А в том, что это произойдет, Дэниел не сомневался, поэтому они с Мышкой теперь по очереди следили за домом Бенджамина, стараясь не выпускать его из поля зрения надолго.

Донна Бри снова позвонила дочери — ей не терпелось выяснить, как у Мышки обстоят дела с ее новым возлюбленным. Мышка проклинала себя за то, что когда–то поддалась на уговоры Вики и решила устроить это представление, и теперь ломала себе голову над тем, как сказать матери о своем якобы разрыве с Гарри.

Сам Гарри, которого Мышка уже не чаяла ни услышать, ни увидеть, внезапно позвонил ей и взволнованным тоном попросил о встрече, сказав, что ему очень нужно с кем–то поделиться своими проблемами. Мышка, пообещавшая ему помочь, теперь уже не могла отказаться от данного обещания, а потому договорилась встретиться с Гарри в небольшом уютном кафе на окраине города.

После звонка Гарри Мышка заглянула к Дэниелу, которому ее поездка конечно же не пришлась по душе.

— У него какие–то проблемы, Дэниел, — принялась оправдываться она, хотя никто не просил ее об этом. — А я обещала ему помочь. Услуга за услугу, ведь и он выручил меня с донной Бри.

— Мне не нравится ваш Гарри, — признался Дэниел, в глазах которого действительно промелькнула тревога. — В нем есть какое–то… двойное дно. И что–то мне подсказывает, что в этом дне вы еще найдете много неприятного. Впрочем, воля ваша. Но будьте осторожнее, прошу вас.

Мышка, подозревавшая, что Дэниел испытывает нечто похожее на ревность, почувствовала себя обманутой. Дэниел переживал за нее, как переживал бы за свою племянницу, и Мышка уже в который раз с грустью осознала: она совершенно не интересует его как женщина. Жаль только, что ее чувства так отличаются от дружеской привязанности.

По дороге в город Мышка пыталась понять, как ей быть дальше. Остаться рядом с Дэниелом и мучиться мыслью, что она ему безразлична, или уехать, чтобы в который уже раз почувствовать себя свободной?

Может быть, поговорить с ним? — мелькнуло у Мышки, но она тут же оставила эту мысль. Дэниел, конечно, будет тронут ее признанием, но вряд ли оно вызовет у него ответные чувства.

Мышка представила эту сочувствующую и немного лукавую улыбку, этот взгляд, полный отцовской нежности, и окончательно поняла, что ей нужно от него совершенно другое. Нет, она не будет говорить с ним, навязываться ему. Куда проще уехать, когда эта история с тестем Бенджамина Крауса наконец разрешится.

Мышка не ошиблась. Гарри действительно был не на шутку взволнован. Он усадил ее за столик и попросил прощения за то, что оторвал от возможных дел.

— Да бросьте, Гарри, — отмахнулась Мышка и тут же поймала себя на мысли, что не только говорит словами Дэниела, но и повторяет его интонации. — Не беспокойтесь, у меня не было никаких сверхсрочных дел. Лучше расскажите, что у вас случилось.

Гарри посмотрел на нее, а затем перевел взгляд на полупустой бокал с виски, который успел заказать до Мышкиного прихода. Он явно не знал, с чего начать.

— Так просто об этом не расскажешь. Мне нужно собраться или немного расслабиться. — Гарри покосился на недопитый виски. — Только не думайте, что это имеет отношение к вам.

— Я не такого высокого мнения о собственной персоне, — хмыкнула Мышка. — Да и торопить вас не хочу.

— Спасибо, — искренне поблагодарил ее Гарри. — Случай и правда не простой. Помните, вы говорили, что меня тоже нужно спасать?

Мышка кивнула.

— В какой–то степени вы оказались правы. Только спасать нужно не меня, а мою совесть, если так, конечно, можно выразиться. — Гарри снова запнулся и, осушив остатки виски, заказал еще порцию.

Мышка попросила кофе, и это было роковой ошибкой. Молоденький официант, судя по всему новичок в своем деле, не только перепутал напитки, но и умудрился облить кофе светлый пиджак Гарри.

Гарри не стал ругаться с официантом — что определенно делало ему честь, — извинился перед Мышкой и пошел очищать перепачканный костюм. Его сотовый остался лежать на столе, и Мышка ни за что не стала бы интересоваться его содержимым, если бы он внезапно не завибрировал и не огласил зал громкой мелодией, от которой даже у Мышки заложило уши.

Мышка взяла телефон, чтобы выключить звук, но взгляд ее не мог не упасть на горящий экран сотового. На экранчике большими буквами было написано имя «Луиза». Если бы это имя не связалось вдруг с именем Гарри, Мышка никогда бы не вспомнила, где и при каких обстоятельствах она видела подозрительно знакомое лицо миссис Краус.

Теперь она вспомнила. И воспоминание это было очень отчетливым. Именно Луизу Краус Мышка приметила рядом с Гарри, когда он выходил из университета в день их свидания, если, конечно, так можно было назвать эту странную встречу.

Луиза — та самая женщина, которая постоянно названивала Гарри. Мышка вспоминала обрывки недолгих разговоров, и постепенно логическая цепочка выстраивалась в ее голове. В последнюю их встречу Гарри поинтересовался соседской машиной, и буквально на следующий день Луиза Краус приехала к своему мужу. Это что, тоже совпадение?

Мышка покосилась в сторону туалета и, убедившись в том, что Гарри все еще не вышел из него, схватила сумку и выскочила из кафе. Господи, ну какой же она была дурой, это не прислушивалась к словам Дэниела! Он обладает такой интуицией, что только полная идиотка могла пропустить мимо ушей его предупреждение!

Надо было срочно рассказать обо всем Дэниелу, но Мышка решила сделать это при встрече. Поймав такси, она доехала до пригорода, а дальше пошла пешком, чтобы немного прогуляться и проветрить голову, набитую самыми странными мыслями.

То, что Гарри был любовником Луизы, казалось слишком очевидным. Но имеет ли он какое–то отношение к истории с Морисом? Может, это не Луиза, а он сбросил его с лестницы? Может, Морис узнал, что Гарри любовник его дочери? Тогда понятно, чего так боится Луиза Краус: ведь по условиям контракта в случае ее измены она не получит от мужа ни цента.

Погруженная в свои мысли, Мышка чуть было не прошла собственный дом и — теперь уже действительно по ошибке — не заглянула в гости к Бенджамину Краусу. Попеняв на свою рассеянность, Мышка собралась было вернуться, однако ее внимание привлекла машина, которая стояла возле соседской ограды.

У Бенджамина Крауса гости? Хотелось бы знать какие…

Она притаилась возле ограды и вскоре услышала шум шагов и чье–то тихое бормотание. Ворота открылись, и из них вышла женщина, чье лицо Мышка уже успела хорошо запомнить. Однако женщина была не одна — она тащила за руку мужчину, который явно не хотел никуда идти, но, по всей видимости, не мог оказать особого сопротивления.

Морис, а это был именно отец Луизы, бормотал какие–то обрывочные фразы, часть которых Мышке удалось расслышать:

— Это ты, моя дочь… Отпусти меня, пожалуйста… Папа не пойдет с тобой… Папа знает, что ты сделала… Папа боится…

Очень скоро Мышка заметила, что папе действительно есть чего бояться: в руке Луизы Краус был зажат пистолет. Мышке даже думать не хотелось о том, почему Бенджамин Краус не пытается остановить свою жену. Нужно срочно что–то предпринять. Но что?

Если Дэниел сейчас следит за домом, он наверняка уже вызвал полицию. Но если полиция приедет слишком поздно, Луизы и ее отца они здесь уже не обнаружат. Значит, ее нужно задержать. А кто это сделает, кроме нее, Мышки?

Не дожидаясь, пока Луиза затолкает своего отца в машину, Мышка отошла от ворот и окликнула женщину по имени. Та обернулась. На лице у нее было написано изумление.

— Кто вы такая? — с холодным удивлением поинтересовалась она у Мышки.

— Меня зовут Миа, Миа Маусон, — с деланым спокойствием представилась Мышка.

— Очень приятно. — Мышка заметила, что Луиза Краус поспешила спрятать пистолет, понадеявшись на то, что ее собеседница не успела его заметить. — Но я вас не знаю.

— Я хорошая приятельница Бенджамина Крауса. И его соседка, — объяснила Мышка, поняв, что ей придется сочинить что–то очень убедительное, чтобы оттянуть время. — Он попросил меня приглядывать за домом в его отсутствие.

— Могу вас обрадовать, он не отсутствует, — холодно ответила Луиза… — Ему нездоровится, он прилег. Думаю, у вас нет причин беспокоиться о его доме, раз сам хозяин в нем находится.

— Нездоровится? — изобразила удивление Мышка. — Что же с ним случилось?

— Господи, ну вам–то какое дело? — не выдержала Луиза. — Вы что, его новая пассия?

— Нет, что вы. Я же объяснила — приятельница и соседка.

— Еще раз повторяю: я рада знакомству, но мне пора ехать.

Луиза попыталась втолкнуть отца в машину, но он слегка оттолкнул дочь, устремил свой взгляд на Мышку и указал на нее пальцем.

— Миа… Морис знает Миа… Она друг Бенджамина.

— Вот, значит, как, — пристально посмотрела на Мышку Луиза. — Выходит, вы видели его? — кивнула она на Мориса. — Это Бенджамин рассказал вам обо мне?

Мышка отрицательно покачала головой.

— Нет, не Бенджамин, а Гарри. Я знаю, что Гарри Майерс ваш любовник. Знаю, что вы задумали. Я успела позвонить в полицию, и сейчас сюда приедет полицейская машина.

Луиза усмехнулась. Но в ее усмешке была тревога. Ее озадачили слова собеседницы.

— Любовник, — сквозь зубы процедила она. — Он не любовник, а настоящий тюфяк. Мне, честно говоря, наплевать, какие у вас отношения с Гарри. И наплевать на то, что вы знаете. У вас все равно нет никаких доказательств. Так что можете ждать хоть до утра свою полицию, а я уезжаю. — Луиза снова потянула за руку отца, и Морис нехотя полез в машину.

Мышка поняла, что медлить больше нельзя, и, подбежав к Луизе, вцепилась в ту руку, которую та спрятала под тонкий плащ, прикрывший пистолет.

Раздался выстрел…

Он же предупреждал, он же просил, он же умолял ее быть осторожнее. Одной рукой Дэниел вцепился в бинокль, а другой пытался набрать номер Ронни, что ему конечно же не удалось.

— Дьявол! — громко выругался Дэниел и, отложив бинокль, набрал наконец номер брата…

Быстро объяснив Ронни, что происходит рядом с соседским домом, — будь он тысячу раз проклят! — Дэниел бросил трубку и снова вцепился в бинокль. Похоже, Мышка подозревает, что он успел позвонить в полицию и тянет время. Во всяком случае не похоже, чтобы Луиза Краус угрожала ей расправой. А этот Морис? Ну что он мнется, ей–богу? Давно уже успел бы сбежать.

Но ведь Мышка не сможет тянуть время до бесконечности. Рано или поздно Луиза пошлет ее к черту, запихнет отца в машину, и тогда… Дэниел слишком хорошо знал свою Мышку, чтобы предположить возможный исход событий.

Нет, он не может сидеть тут, в доме, и ничего не делать. Не может! Он сойдет с ума, если потеряет ее. Когда–то у него была Джоан, смерть которой заперла, заточила его в этих стенах. Теперь у него есть она, Мышка, так неужели он потеряет ее из–за этой проклятой болезни?!

Нет, никогда! Лучше умереть!

Дэниел выскочил из комнаты, сбежал по лестнице, добежал до входной двери… Вот он, его ад! Даже если ему удастся открыть эту проклятую дверь, выйдет ли он наружу? А если нет, что тогда? Что будет с Мышкой? Что потом будет с ним?

Дэниел открыл замок и одним движением рванул на себя дверь. На сей раз перед ним расстилалась пустота. Пустота, за которой не было ничего, кроме далеких голосов, один из которых принадлежал Мышке. Его Мышке…

Ему хотелось крикнуть, но пересохшая глотка будто втянула в себя язык. Ему хотелось пошевелиться, но он не мог двинуть и пальцем. Ему было мучительно страшно, но гораздо страшнее было сознавать, что там, в этом пустом «нигде», есть человек, дорогой, любимый человек, который так нуждается в его помощи…

Дэниел поднял ногу и заставил себя сделать шаг. Ему казалось, что он младенец, который делает самый первый шаг в жизни. Второй шаг дался куда легче, но Дэниел с ужасом понял, что рано или поздно ему придется отпустить дверь, за которую он до сих пор держится.

— Дьявол! — проскрипел Дэниел, и на его глаза навернулись слезы ярости, слезы беспомощности. — Дьявол! — повторил он и отпустил ручку.

Пустота поглотила его, он перестал понимать, где находится, что с ним происходит. И даже перестал слышать голос, ее голос, который, казалось, звал его, молил о помощи. На какое–то время Дэниелу показалось, что он ослеп и оглох, а потом… Раздался выстрел…

Миссис Мартин до сих пор бранила себя за то, что решила выпить вина для храбрости и провалила план своей гениальной соседки Миа Маусон. Впрочем, Бенджамин Краус вопреки их ожиданиям оказался джентльменом: он не только доставил свою захмелевшую соседку до дому, но и к Миа, шарившей в его саду, отнесся весьма дружелюбно.

И все–таки что–то в этой истории не давало миссис Мартин покоя. Была какая–то загадка, какая–го тайна. Ведь без тайн и загадок жизнь становится невыносимо скучной. Особенно если ты такой одинокий человек, как миссис Мартин.

Этим вечером Анджела Мартин все же решила извиниться перед Миа за свое непростительное поведение, а потому напекла пирожков с домашним клубничным джемом.

Пусть бедняжка поест — она такая худая, ей не мешает поправиться. Вечно покупает какую–то дрянь — пиццу из местного супермаркета. Это как же можно без домашней еды? — сокрушалась миссис Мартин, запаковывая пирожки в несколько слоев фольги.

Упаковав пирожки и спрятав в пакет, миссис Мартин по обыкновению перекрестилась и направилась к зловещему дому своего соседа–вампира. Дом, как всегда, выглядел жутковато. Миссис Мартин еще раз перекрестилась перед воротами и нажала на кнопку звонка.

Увы, гостей, судя по всему, не ждали, но Анджела Мартин была очень терпеливой женщиной, поэтому позвонила целых пять раз, прежде чем убедилась в том, что ей не откроют.

Какая жалость, пирожки–то успеют остыть, подумала миссис Мартин и собралась было отправиться восвояси, как вдруг заметила, что рядом с воротами соседа Бенджамина Крауса стоит машина, которую она определенно уже видела.

Снова женушка пожаловала, хмыкнула Анджела Мартин и направилась к машине, чтобы как следует ее рассмотреть, а заодно и понять, помирились ли супруги или снова ссорятся.

Не удовлетворившись внешним осмотром машины, миссис Мартин решила подергать ручку дверцы. Дверца, как ни странно, была открыта, да и сигнализация не сработала, поэтому Анджела, недолго думая, забралась внутрь.

Машина настолько понравилась старушке, что вылезать из нее совсем не хотелось. Миссис Мартин вполне отдавала себе отчет в том, что хозяйка авто может появиться в любой момент, но понадеялась на хороший слух, который позволит ей услышать шаги за воротами.

Миссис Мартин поупражнялась с рулем, покрутила какой–то загадочный диск на панели управления и, понажимав на разноцветные кнопочки, пришла к выводу, что ее любопытство окончательно удовлетворено. Однако, когда она попыталась выбраться из машины, выяснилось, что дверцы, до этого открытые, оказались запертыми.

Старушка оказалась в ловушке. Ее прошиб холодный пот. Звук открывшихся ворот и раздавшиеся вслед за этим голоса едва не лишили ее чувств. Поняв, что ей срочно нужно предпринять хоть что–нибудь, чтобы остаться незамеченной, Анджела Мартин перебралась на заднее сиденье и пригнула голову. Дверцы машины открылись, и миссис Мартин не без удивления услышала, как жену мистера Крауса окликает не кто иной, как ее соседка Миа.

За этим последовал весьма странный диалог, от которого у старушки мурашки поползли по коже. Миа была в опасности, и миссис Мартин пыталась сообразить, как помочь соседке, попавшей в беду. Подобравшись к задней дверце, миссис Мартин решила открыть ее так резко, чтобы ударить миссис Краус, которая как раз стояла рядом с этой самой дверцей.

План Анджелы Мартин сработал, вот только случилось это в тот самый момент, когда Миа Маусон набросилась на миссис Краус.

Раздался выстрел…

— Милая… Мышка… Милая…

Мышке показалось, что голос доносится откуда–то издалека, но, открыв глаза, она поняла, что человек, которому принадлежит этот голос находится так близко, что можно протянуть руку и дотронуться до его лица.

Именно так и поступила Мышка, совершенно не думая о том, что скажет по этому поводу Дэниел. Да он ничего и не сказал, только прижал ее руку к своей щеке и держал долго–долго, пока Мышкиной руке не стало горячо–горячо.

— Дэниел, так здорово, что ты здесь, прошептала Мышка.

— Надо было чуть не умереть, чтобы обратиться ко мне на «ты»? — лукаво улыбнулся Дэниел. — Скажи спасибо миссис Мартин. Если бы она не открыла дверцу, пуля прошла бы так… Да мне даже думать об этом не хочется, — помрачнел он.

— Прости меня, — пискнула Мышка и посмотрела в его тревожные серые глаза.

— Да это мне тебя благодарить нужно, — улыбнулся Дэниел. — Это ведь только благодаря тебе я выбрался из дома. Оказалось, страх потерять тебя куда сильнее, чем проклятая болезнь. Но ты, наверное, хочешь узнать подробности?

Мышка кивнула, хотя узнать ей сейчас хотелось вовсе не это.

— Так вот, — продолжил Дэниел, — начнем с Гарри. Оказалось, он в этой истории играл роль незадачливого любовника, который связался с редкостной стервой. Мы с тобой были правы: Луиза действительно боялась, что ее отец сболтнет лишнее. Морис застукал ее с Гарри, а когда пригрозил, что расскажет обо всем мужу, дочь столкнула его с лестницы. Гарри, увидев это, страшно перепугался, но Луиза сказала, что все устроит, и просила его молчать. Потом, когда Бенджамин увез ее отца из больницы, Луиза потребовала, чтобы Гарри помог ей разыскать мужа. Гарри уже не хотел иметь с ней никаких дел, поэтому отказался. Но когда, проводив тебя, заметил знакомую машину возле дома Бенджамина, все–таки решил помочь бывшей любовнице. Луиза рассказала ему о своем плане: она задумала похитить отца и все–таки сдать его в лечебницу. Гарри не захотел ей помогать, хоть и понимал, что является косвенным участником всех этих событий. Поэтому он решил поговорить с тобой, очистить, так сказать, совесть. Когда вы встретились, ему позвонила Луиза, которая хотела, чтобы он все–таки помог ей забрать отца из дома Бенджамина. Гарри, разумеется, снова отказался, но Луизу уже невозможно было остановить.

Она прихватила пистолет, взяла бутылку вина, добавив туда снотворного, и приехала к мужу, сделав вид, что хочет помириться перед тем, как они разведутся. Бенджамина Крауса ты успела неплохо узнать. В отношениях с женщинами он редкостный мямля. Поверив в благие намерения жены, он впустил ее в дом, выпил вина, остальное, думаю, понятно. Что касается миссис Мартин, то я так и не понял, как она оказалась в машине Луизы Краус. Утверждает, что предчувствие беды заставило ее залезть в чужой автомобиль. Да еще и с пирожками, — хмыкнул Дэниел.

— Да, крепко же миссис Краус любит деньги, — покачала головой Мышка. — Теперь я поняла, почему она постоянно провоцировала Бенджамина — добивалась, чтобы он ее ударил. Потом попыталась обвинить в покушении на отца. Естественно, ей не хотелось, чтобы муж узнал об измене. Ведь тогда она лишилась бы всего, на что собиралась претендовать при разводе. И все–таки, — вздохнула Мышка, — я не понимаю, как можно любить деньги больше, чем близких людей.

— У каждого свои странности, — хитро прищурился Дэниел. — Кто–то любит деньги, кто–то — свободу.

— Ты о чем? — пристально посмотрела на него Мышка и приподнялась с подушки.

— Пожалуйста, лежи, — тихо попросил ее Дэниел. — Тебе сейчас лучше не двигаться. Кстати, звонила твоя Вики. Она собралась выйти замуж за своего мадагаскарца.

— Мадагаскарца? — недоуменно уставилась на Дэниела Мышка.

— Ну да, за того парня, который с нами ужинал.

— Криса? Вот здорово! — обрадовалась Мышка. — Наконец–то она перестанет заниматься сводничеством и будет устраивать свою жизнь.

— Как бы не так, — хмыкнул Дэниел.

— Что это значит? — покосилась на него Мышка.

— А то и значит, что после неудачной попытки выдать тебя за Гарри, она решила, что ты пойдешь за меня.

— А–а, — разочарованно произнесла Мышка. — Не обижайся на Вики, она, как всегда, в своем репертуаре. Видно, и свадьба ее не исправит.

— Предложила выйти замуж в один день, — усмехнулся Дэниел.

— В одинаковых платьях? — вяло пошутила Мышка.

— До этого, слава богу, не дошло. По–моему, ты погрустнела, — лукаво прищурившись, посмотрел на нее Дэниел. — Что–то не так?

Мышка задумалась, а потом поняла, что глупо упускать шанс, который, возможно, никогда больше не представится.

— Знаешь, когда раздался этот выстрел… когда он раздался, я подумала о том, что самой большой моей ошибкой было не сказать тебе кое–что…

— Подожди, — весело перебил ее Дэниел, и Мышка посмотрела на него с недоумением и обидой. — Я не закончил еще с твоей Вики. И, кстати, не рассказал про донну Бриану.

— Вообще–то я пытаюсь говорить о серьезных вещах, — сквозь зубы процедила Мышка.

— Я тоже, — не обращая никакого внимания на ее тон, ответил Дэниел. — Вики предложила сыграть наши свадьбы в один день, и я… согласился. И, как ни странно, донна Бри сказала, что ничего не имеет против.

— Согласился?!. — Мышка подскочила на кровати. — И даже у меня не спросил?!

Дэниел расхохотался. Мышка попыталась сделать обиженное лицо, а потом сама расхохоталась.

— Ну и упрямая же ты, — отсмеявшись, сказал Дэниел. — Ведь сама же минуту назад собиралась сказать, что любишь меня.

— Я–то люблю, — вздохнула Мышка. — А ты?

— И я, глупая, — пробормотал Дэниел, а потом склонился к ней и, нежно обняв, прижался к ее губам своими.

Мышка чувствовала себя женщиной. Любимой, желанной, той, без которой не могут жить.

Да, теперь уже несвободной. Но эта несвобода рядом с любимым, несвобода, которая навсегда захлопнула дверь перед носом у одиночества, казалась ей самой восхитительной свободой на свете…