/ Language: Русский / Genre:love_short / Series: анорама романов о любви

Мисс хочет приключений?

Энн Вулф

Сонда Тальбот, разумная, казалось бы, девушка, накануне свадьбы неожиданно отправляется на далекий и загадочный остров Мадагаскар, скрыв это от своего респектабельного жениха, в компании почти незнакомого мужчины… Что побудило эту благополучную красавицу пуститься в странную и опасную авантюру? Скука? Любопытство? Страсть к путешествиям? А может, внезапно возникшее чувство, то самое, которое никогда не подчиняется разуму?

Энн Вулф

Мисс хочет приключений?

1

— Ох!

Сонда дотронулась рукой до головы, проверяя, на месте ли то, чем еще вчера можно было думать. Кажется, на месте… То, что голова все еще находилась на плечах, подтвердила и резкая боль, током пронзившая все содержимое черепной коробки.

— Погуляла… — вслух прокомментировала Сонда свое состояние.

Глаза открывать совершенно не хотелось. Поспать бы еще чуть-чуть. Подождать, пока боль и головокружение утихнут… Сонда попыталась вспомнить о том, что было вчера в баре, но память наотрез отказалась воспроизводить вчерашние события. Может, и к лучшему, подумала Сонда и горестно вздохнула. Заснуть не удавалось.

Если бы рядом был Эрик, то перед ней сейчас оказался бы огромный стакан холодного ванильного коктейля. Но Эрика не было и холодного коктейля тоже.

— Ох! — вновь застонала она и попыталась раскинуться на кровати.

Но попытка не удалась — кровать, на которой она обычно спала в одиночестве, была занята еще каким-то телом, причем, в отличие от ее ледяных конечностей, весьма и весьма теплым. Неужели Эрик? — мелькнуло в ее голове. Но как он мог оказаться здесь? Как она ни напрягала память, картина вчерашнего возвращения перед глазами не вставала. Придется их открыть.

Она с трудом разлепила сначала один глаз, затем другой и заставила себя повернуть голову, чтобы увидеть спящего рядом Эрика. Не тут-то было! Вместо Эрика, которого она надеялась отправить за ванильным коктейлем, на ее кровати спал совершенно незнакомый мужчина.

Густые темно-каштановые волосы, довольно длинные для мужчины, разметались по подушке. На одной пряди, той, что обрамляла левый висок, виднелось белое, словно выкрашенное пятно. Брови, ровные и темные, тоже были не без изъяна — правую бровь пересекал шрам внушительных размеров. Нос с горбинкой, явно полученной в какой-то драке, напоминал клюв коршуна или ястреба. Узкий подбородок слегка выдавался вперед, что придавало лицу мужчины какое-то зловещее выражение. А губы! Вот это губы! Широкие, с неправдоподобно четкими краями, словно вырубленные топором, как у африканского идола.

Боль в голове отошла на задний план — теперь Сонде было не до нее. Она тут же села на кровати и огляделась по сторонам. Сомнений нет — это ее спальня. Обои в рыжих котятах, постель в розовых мишках, зеленая тумбочка с «пошлым» Микки Маусом, как говорит ее мама… Сонда у себя дома… Но что, в таком случае, делает здесь этот мужчина?

Сонду прошиб холодный пот. Погуляла… А ведь матушка предупреждала ее, что когда-нибудь этим закончится. Ведь реакция Сонды на алкоголь всегда была непредсказуемой. Незнакомый мужчина в кровати, случайная связь… Сонду передернуло от отвращения к самой себе. Докатилась! Она ведь никогда не позволяла себе такого! Что теперь подумает о ней Эрик? Хороша невеста! Проснуться с незнакомым мужчиной в одной постели! Да еще с таким чудовищем!

Надо что-то сделать, уговаривала она себя, пытаясь сбросить охватившее тело оцепенение. Надо разбудить этого типа и вытолкать его в шею. Нет, сначала расспросить о том, что было вчера, а потом вытолкать. Или сначала вытолкать, а потом расспросить? Что за чушь лезет в голову? Избавиться от него, и поскорее, — вот ее основная задача.

— Эй! Как вас там?! — Она слегка потрясла мужчину за плечо. — Извольте-ка проснуться!

Мужчина не только не изъявил желания проснуться, но и растянулся на кровати так, что окончательно вытеснил Сонду. Ничего себе! Какая наглость! — возмутилась она и изо всех сил дернула его за плечо.

— Да просыпайтесь же!

Мужчина приоткрыл один глаз. Бровь взметнулась вверх, и шрам, «украшающий» ее, как показалось Сонде, слегка побелел.

— Больно же… — Голос у него был глухой, с легкой хрипотцой, свидетельствующей о том, что он еще не совсем проснулся.

— Просыпайтесь! — повелительно повторила Сонда. — Не знаю, как вы здесь оказались, но вам пора уходить.

— А-а… — Он зевнул, улыбнулся огромным ртом и открыл второй глаз. — Да, сегодня вы выглядите значительно хуже, чем вчера.

Щеки Сонды залились гневным румянцем. Он еще смеет высказывать свое мнение о ее внешности!

— Давайте… как вас там… одевайтесь и… — Она запнулась, обнаружив, что сидит перед ним голая, и натянула одеяло до самого подбородка. — Уходите.

Мужчина вновь улыбнулся, глядя на ее неловкие попытки сохранить достоинство.

— Напрасно стесняетесь. Вчера, когда я укладывал вас в постель, я смог рассмотреть в подробностях вашу восхитительную фигурку. Зачем скрывать то, чем можно гордиться?

— Не ваше дело! — отрезала Сонда. — Поторопитесь! Вы ведь не хотите, чтобы я вызвала полицию?

Незнакомец расхохотался, сел и пристально посмотрел на Сонду. От взгляда его темных, почти черных глаз, в которых плясали лукавые огоньки, Сонде захотелось натянуть одеяло на голову.

— И что вы скажете полиции? Что напились вчера в баре до невменяемого состояния? Так, что не смогли подняться из-за столика? Мне, между прочим, не очень-то легко было тащить ваше бессильное тело до такси и стоять с вами на плечах в ожидании машины… К тому же вы сами просили меня остаться.

— Вы лжете! — возмутилась Сонда. — Я не могла вас просить! Просто вы воспользовались моим пьяным и беспомощным состоянием, а теперь строите из себя героя-спасителя!

Лицо мужчины изобразило искреннее недоумение. Бровь над правым глазом вновь взметнулась вверх, лукавые искорки в глазах потухли.

— Вас послушать — я настоящий злодей-искуситель. Мефистофель прямо-таки! Вы прикидываетесь или действительно не помните, что было вчера? Начнем с того, что это вы подцепили меня в баре, а не я вас. Потащили за свой столик, приглашали меня танцевать… Подруга, между прочим, пыталась вас урезонить, но вы ее и слушать не хотели. Потом она уговаривала вас поехать с ней, но вы так хотели остаться со мной… Что мне было делать?! Не пинками же выставлять вас из бара? Вот и пришлось мне ловить машину… Потом вы попросили меня остаться, раздеть вас. Целоваться, между прочим, лезли… Я, в конце концов, тоже не железный… Но можете не переживать — я проявил должную выдержку. Между нами ничего не было. Правда, пришлось вас раздеть, иначе вы бы от меня не отстали.

— Вы… вы… — Сонде страшно хотелось выругаться. Сознание того, что она могла вести себя так, ударило по голове тяжеленной дубиной. Конечно, всем неприятно признаваться в совершенных безобразиях… Но Сонде хотелось этого меньше, чем кому-либо другому. Такой уж был у нее характер. — Это неправда!

— Спросите у своей подруги, если память вам изменяет. Думаю, она в подробностях перескажет вам события вчерашнего вечера. — Незнакомец спокойно пожал плечами, словно речь шла не об ужасном поведении Сонды, а о какой-то совершенно обычной ситуации.

— Сомневаюсь, что она расскажет мне о том, что я тащила вас в постель! — не унималась Сонда.

— Ну… этого она, разумеется, не видела… Зато все, что происходило в баре…

Сонду все больше раздражало его спокойствие. Она с удивлением почувствовала, что хочет разозлить, унизить, растоптать этого человека. Разрушить стену этого спокойствия, чтобы кирпичика на кирпичике не осталось. Но, к сожалению, до встречи с Хэтти крыть было нечем. Не звонить же подруге прямо сейчас, чтобы выяснить, врет этот человек или говорит правду!

— Мне наплевать на то, что происходило вчера. Сейчас вы соберете вещи и уйдете из моего дома! — Несмотря на нелепость ситуации, Сонда все же пыталась показать, что именно она хозяйка положения. Дом-то, в конце концов, принадлежит ей.

Но незнакомец не торопился уходить. Он продолжал сидеть на ее кровати и делал вид, что не понимает, чего, собственно, от него хотят.

— Мне казалось, — задумчиво произнес он, — что приличная хозяйка никогда не выгонит гостя. Сейчас утро, и я не отказался бы от какого-нибудь легкого завтрака. Например, яичницы с беконом и парочки сандвичей. И кофе бы не помешал — взбодриться после вчерашнего.

Сонде показалось, что ее нервы бурлят, как кипяток в чайнике. Она давно уже так из себя не выходила. Подумать только, этот тип требует еще и завтрак!

— Вам принести все это в постель? — с издевкой спросила она.

— Почему бы и нет? — невозмутимо ответил мужчина. — Я помог вам вчера — вы поможете мне сегодня. Это будет справедливо.

Еще секунда — и я вцеплюсь ему в горло, подумала Сонда, но тут же решила образумиться. Нет-нет — это не выход. Ему наверняка приятно то, что она выходит из себя. Он пытается играть с ней. Хочет, чтобы она повела себя как типичная женщина: начала кричать и беситься. А Сонде меньше всего хотелось походить на типичную женщину. Она отплатит ему той же монетой.

— Хорошо, — ледяным голосом произнесла Сонда. — Будет вам завтрак.

— Я знал, что вы образумитесь. — Незнакомец растянул свои огромные губы в улыбке. — Видимо, в вас все же есть некоторое человеколюбие.

Скоро ты постигнешь всю сущность моего человеколюбия! Сонда встала с кровати. Нет, она не будет просить его отворачиваться — сейчас это будет выглядеть нелепо. Она сняла со стула розовый пеньюар, накинула его на плечи. Потом повернулась к мужчине и демонстративно запахнула перед ним пеньюар. Роскошное тело мелькнуло перед его взглядом и тут же скрылось за шелковой тканью.

Он удивленно моргнул глазами. Сонде все-таки удалось смутить его. Это только начало, хихикнула про себя Сонда. Посмотрим, как тебе понравится мой завтрак.

Она спустилась в гостиную, вынула из вазы белоснежные лилии, недавно подаренные Эриком, и поднялась в спальню.

Незнакомец, видимо, ожидал, что процесс приготовления завтрака займет у нее большее время. Он удивленно разглядывал прямоугольную хрустальную вазу с выгравированным на одной из ее сторон стеблем бамбука.

— Красивая ваза. Только не помню, чтобы дарил вам цветы…

— Не расстраивайтесь, — елейно улыбнулась Сонда. — Цветы подарил мне жених. А это — обещанный завтрак.

Сонда подошла к вальяжно развалившемуся незнакомцу и вылила содержимое вазы ему на голову. Она почти любовалась тем, как струйки воды стекают по каштановым волосам и растерянному лицу наглого типа. Ваза по-прежнему была наклонена над ним, и одинокие капли продолжали падать ему на голову. Кап-кап, кап-кап, отдавался у Сонды в голове звук их падения.

— Вы же хотели взбодриться после вчерашнего, — ехидно произнесла она. — И я подумала, что это лучше, чем кофе.

Мужчина вышел из оцепенения. Темные глаза окончательно почернели и готовы были метать громы и молнии. Но Сонда не испытывала ни малейшего страха. Кажется, она добилась того, чего хотела, — стена его спокойствия изрядно поколебалась, и с нее кусками отваливалась штукатурка.

— Вы правы, — тоном, не предвещающим ничего хорошего, сказал незнакомец, — это лучше, чем кофе.

Сонда даже не успела понять, что произошло. Хрустальные осколки брызнули во все стороны: на пол, на стены, на кровать. Ее любимая ваза, которую она купила за бешеные деньги на аукционе, была разбита. А мужчина отряхивался, как мокрый пес, в ее постели.

Если бы Сонда не боялась тюрьмы, то убила бы его, не раздумывая, в ту же минуту, когда он выхватил и разбил ее вазу. Хотя она даже не сомневалась в том, что любой суд встанет на ее сторону: какой-то наглый тип вторгается в чужой дом, забирается в чужую постель, а с утра крушит чужие вещи…

Но какая шумиха поднимется в прессе, не говоря уже о том, что скажут родители… Нет, убивать отвратительного гостя было слишком накладно. Но отделаться от него другим способом, видимо, не представлялось возможным. Поэтому Сонда стояла как вкопанная и лихорадочно соображала, что бы ей предпринять.

— Сами виноваты. — Мужчина вытер со лба блестящие капли. — Точнее, виной всему ваше высокомерие. Будь вы хоть немного вежливее, меня бы здесь уже не было.

— Вежливее?! — Сонда задохнулась от возмущения. — Вы отказываетесь уходить, требуете завтрак, разбиваете мою вазу, стоившую, между прочим, приличную сумму! А я должна быть вежливой?!

— Вспомните, как вы меня будили! Чуть не разодрали мне плечо своими когтями! Уходите! Убирайтесь! — передразнил он ее высокий голос. — Тоже мне, принцесса на горошине!

Резким движением он скинул с себя одеяло и встал с кровати. Перед глазами Сонды предстало его загорелое, мускулистое тело. Наверное, не вылезает из фитнесс-клуба, подумала Сонда. Мужчина повернулся к ней спиной, выражая явное пренебрежение к ее персоне, и принялся рыскать под кроватью в поисках одежды. На нем были синие плавки с надписью «Найк», подчеркивающие довольно соблазнительные выпуклости. Взгляд Сонды скользнул по его спине, потом ниже…

А этот незнакомец совсем не так плох, как ей показалось на первый взгляд. В нем было какое-то дикое, волнующее очарование, сила и властность… Он мог дать то, что она иногда искала и не находила в Эрике. Но Сонда сразу же запретила себе думать об этом. Слишком уж неподходящий момент, чтобы предаваться плотским мечтам. К тому же с предметом мечтаний она познакомилась всего час назад, если не брать в расчет вчерашний вечер со стертыми воспоминаниями. Да и этот час они занимались только тем, что бранились друг с другом.

Мужчина нашел наконец свою одежду и облачился в черные джинсы и темно-синюю рубашку с короткими рукавами. Он присел на краешек кровати и начал натягивать носки. Сонда безмолвно наблюдала за происходящим. С того момента, как он собрался уходить, ситуация, еще несколько минут назад казавшаяся ужасной, начала даже забавлять ее. Злость куда-то улетучилась, на смену ей пришло чувство облегчения и странного возбуждения. Как будто все происходящее превратилось в игру, в которой оба игрока знают правила, но им неведома награда, ожидающая победителя.

Внизу раздался звонок. Сонда вздрогнула и отвела взгляд от одевающегося мужчины. Незнакомец поднял голову и посмотрел на встревоженную Сонду. Ее волнение не ускользнуло от его любопытного взгляда.

— Наверное, Хэтти, — пробормотала она, поймав испытующий взгляд темных глаз.

— Если это всего лишь подруга, к чему так волноваться? — Уголки его губ скользнули вверх — он разгадал причину ее страха.

— Вы плохой психолог, — холодно отразила Сонда его выпад. — Я и не думала волноваться. Если у кого-то из присутствующих в этой комнате и есть причина нервничать, так это у вас. Вы забыли, что находитесь в чужом доме?

— Разве вы даете мне об этом забыть? Напоминаете каждые пять минут. — В глазах мужчины вновь загорелись огоньки лукавства. — Не сомневаюсь, сейчас вы молите Бога о том, чтобы в дверь звонила подруга, а не жених, подаривший вам цветы.

Какая проницательность! — злилась про себя Сонда. Как в воду глядит! Только что делать, если это действительно Эрик? Как объяснить ему появление в спальне незнакомого типа?

В дверь робко постучали. Сонда замерла в ожидании. Вряд ли это Эрик. Горничная не знает, что Сонда проснулась. А Эрик никогда не станет будить ее сам. Он слишком педантичен в таких вещах. Раньше это раздражало Сонду, но теперь она готова была отдать все, лишь бы Эрик не изменил своему обычному поведению.

— Мисс Тальбот, — зазвенел колокольчиком голос молоденькой горничной. — Мисс Тальбот, вы проснулись? Пришел ваш жених. Он ждет внизу.

— Скажи, что я оденусь и спущусь.

Если бы незнакомец не вперил в нее насмешливый взгляд, Сонда вздохнула бы с облегчением. Да, она неплохо изучила Эрика. Слава Богу, он верен своим привычкам.

— Я спущусь вниз и, надеюсь, что после ухода моего жениха вас здесь не будет, — выдавила из себя Сонда.

— А может, мистеру Жениху будет интересно познакомиться со мной? — нагло улыбнулся незнакомец. — Поговорим… Расскажу ему парочку анекдотов…

— Господи! Как же я устала от вас за это утро! — простонала Сонда. — Скажите, вам доставляет удовольствие издеваться надо мной? Вы — женоненавистник?

— Почти. — Большой рот растянулся в хитрой улыбке. — Но вас сложно ненавидеть. Вы так очаровательны, когда злитесь…

— Ну хватит! Сидите здесь и не высовывайтесь до моего прихода. Иначе я скажу, что вы грабитель.

Мужчина расхохотался, но Сонда приложила палец к губам, призывая его успокоиться.

— Вам, как и мне, не нужен скандал. Так что давайте разойдемся мирно. — Она вспомнила о мокрой кровати и об осколках, сверкающих на зеленом ковре. — Ну… почти мирно.

Незнакомец перестал смеяться и впился темным взглядом в ее глаза. Сонду смущал этот взгляд — он словно проникал внутрь, в самую глубину ее души. В те потайные места, куда она никого не хотела пускать. Прятать глаза Сонда не любила, поэтому выдержала пристальный взгляд с напускным спокойствием.

— Идите к своему жениху, — произнес мужчина с какой-то досадой. — А то не дождется и уйдет. Не слышать вам тогда свадебных колоколов и бормотания священника…

Сонда махнула рукой — за это утро чего она только не наслушалась — и вышла из комнаты. Откуда берутся такие наглые типы? Его девушка, наверное, глубоко несчастна. Если таковая вообще существует…

Судя по его манере вести себя, с девушками он не слишком церемонится. Хотя многим представительницам женского пола это даже нравится. Не исключено, что у него куча поклонниц и ни одна не задерживается надолго. Сонде почему-то стало неприятно от этой мысли. Сегодня утром все не так — как-то непривычно, необычно, не так, как всегда. Впрочем, улыбнулась Сонда, именно этого я и добивалась в последнее время. Чтобы было не так, как всегда…

Внизу, в большом кресле, обитом зеленым плюшем, сидел Эрик. Он просматривал одну из газет, лежащих на журнальном столике. Очевидно, поглощает очередную статью о грозящем финансовом кризисе, подумала Сонда. Сама она сошла бы с ума от скуки, читая подобную чепуху. Но Эрик всегда хотел быть в курсе экономических новостей. Делец, усмехнулась Сонда, он и есть делец.

Эрик услышал ее шаги и поднял взгляд. Его лицо осветилось привычной улыбкой. Он отложил газету и направился к Сонде.

— Выглядишь ты неважно. — Он заключил ее в свои аккуратные объятия, и Сонда невольно подумала о том, что незнакомец, сидящий в ее спальне, обнимает, наверное, совершенно иначе — жарче, чувственнее…

— Я знаю. — Она слегка отстранилась и заглянула ему в глаза. Сейчас ей хотелось прочесть в них любовь и нежность, но вместо этого она увидела лишь удивление.

— Что с тобой? Неужто совершила с Хэтти экскурсию по барам?

— Угадал, — спокойно произнесла Сонда.

Эрик никогда не задавал лишних вопросов. Никогда не бранил за выпивку. Никогда не спрашивал, с кем она провела вечер. Возможно, оттого, что был уверен в ней и знал, что она везде бывает с Хэтти. Но сегодня Сонде хотелось, чтобы все было по-другому — чтобы Эрик отчитал ее, устроил сцену ревности, затеял скандал… Но нет — это стало бы явлением из области ненаучной фантастики. Полтергейстом или чем-то в этом духе.

— Я порядком набралась вчера и чувствую себя просто отвратительно. Хэтти сказала, что я слишком откровенно танцевала с каким-то мужчиной, — как бы невзначай заметила Сонда. — Правда, я этого совершенно не помню. Но Хэтти уверяла меня, что это было именно так…

Напрасно Сонда делала многозначительные намеки. Эрик остался невозмутимым как скала. В его голубых глазах не промелькнуло ни тени беспокойства. Красивое античное лицо не выразило даже удивления. Он улыбнулся Сонде так, как отец улыбается, глядя на шалости своего дитяти.

— Когда-нибудь ты нагуляешься. И, надеюсь, это произойдет в скором времени. — Он поправил светлую прядь, выбившуюся из тщательно уложенной и надушенной прически. — Но не злоупотребляй спиртным. Помни — женский алкоголизм неизлечим. К тому же то, что выпивка делает с тобой… Да ты и сама знаешь об этом не хуже меня.

Сонда вздохнула. Она ему — о зажигательных танцах с незнакомым мужчиной, он ей — о влиянии алкоголя на женский организм. Испуг, вызванный появлением в ее спальне незнакомца, давно прошел. Сейчас Сонда наслаждалась «двойной игрой», которую вела с Эриком. Он — здесь, внизу, держит ее в объятиях. А там, наверху — другой, тайный, чужой мужчина ждет ее возвращения. Для пущего бурления адреналина в крови не хватало лишь ревности Эрика. Но на нее рассчитывать не приходилось.

— Сонда, — Эрик слегка коснулся губами ее лба, — не хочешь сходить куда-нибудь вечером? Только не с Хэтти, а со мной, — улыбнулся он. — Мы так давно нигде не бывали вместе.

— Отличная идея. Если, конечно, к вечеру пройдет жуткая головная боль, отравившая мне все утро.

— Пить я тебе не дам, — твердо сказал Эрик. — Будешь употреблять невинные напитки — соки, молочные коктейли… Хватит с тебя и вчерашнего.

— Да уж, — виновато улыбнулась Сонда. — Действительно, хватит. — Наконец-то она увидела хоть какое-то проявление решительности в характере жениха. Пусть даже такое незначительное, как запрет на выпивку.

— Ну я бегу. — Эрик чмокнул ее в щеку.

Поцелуй напоминал скорее ласку рассеянного мужа, нежели пылкие жениховские ухаживания… Сонда никогда не настаивала на чем-то большем — роль навязчивой спутницы была ей не по душе. Поэтому приходилось принимать аккуратные ласки Эрика как должное и запихивать романтические бредни куда-нибудь поглубже. К тому же… как можно требовать от человека то, чего не можешь дать ему сам?

После свадьбы Сонда надеялась пробудить в нем пылкую страсть. Кто знает, может, целомудренный жених превратится в страстного любовника, став мужем и осознав, что предмет его желания теперь целиком и полностью в его руках?

— Эрик! — позвала Сонда, заставив суженого замереть на пороге. — Куда мы пойдем?

— Я заказал столик в «Лигии». Тебе ведь нравится, как там готовят.

Сонда надула губки. До чего предсказуем ее избранник!

— Хотелось бы чего-нибудь более оригинального. Честно говоря, «Лигия» мне немного надоела.

— Есть идеи? — поинтересовался Эрик.

Наверное, так же он спрашивает подчиненных, когда речь идет о новых проектах компании, мелькнуло в голове Сонды.

— Пока нет. Я позвоню, если появятся. — Одна из немногих инициатив, проявленных Эриком, и та не была доведена до конца. Сонду охватило раздражение, но она не позволила чувствам вырваться наружу. — Правда, будет лучше, если ты что-нибудь придумаешь сам. До вечера.

Она помахала жениху рукой, дождалась хлопка двери и поднялась наверх.

Как поживает ее вредный гость? Наверное, ему надоело сидеть в спальне и дожидаться, когда она закончит любезничать с женихом. Сонда потянула на себя деревянную ручку с металлическим набалдашником. Дверь открылась, и из комнаты пахнуло свежим запахом весеннего ветра. Кажется, балкон был закрыт, когда она уходила.

Сонда зашла в комнату и огляделась. Балконная дверь настежь распахнута, тонкие занавески теребит ветер… Незнакомца в комнате не было.

2

— Хэтти! — Сонда сняла темные очки, которые надела, чтобы хоть чуть-чуть прикрыть последствия ночного разгула и утренних переживаний. — Ты даже не представляешь, как я тебе рада!

Ее подруга, хорошенькая рыжеволосая девушка с круглыми карими глазами, осуждающе покачала головой.

— Вчера ты превзошла саму себя. Развлеклась, как говорится, на полную.

Сонда сникла.

— Значит, все это правда?

— Что — правда?

— Я приставала к нему, танцевала с ним, и он тащил меня домой на плече…

— Насчет последнего не знаю. — Хэтти покачала головой. — Насчет всего остального — правдивее быть не может. Отправила меня ко всем чертям, когда я пыталась тебя увезти.

— Извини, — пробормотала Сонда.

— Если бы тебя увидел Эрик, гордого титула «невеста» тебе не видать как своих ушей…

— И ты туда же! — Сонда укоризненно взглянула на подругу. — У меня сегодня особый день — все осыпают меня издевками.

— Кто — все? — В карих глазах Хэтти читались недоумение и любопытство одновременно.

— Сейчас все узнаешь. Сначала — коктейль, потом — «романтическая» история моего утреннего пробуждения.

За холодный ванильный коктейль, биг-мак и картофель фри с лимонным майонезом Сонда готова была продать душу дьяволу. Несмотря на возможность позволить себе еду в лучших ресторанах, всем на свете кухням мира она предпочитала фаст-фуд.

— Что за плебейская черта! — частенько возмущалась ее мать, Дайан Тальбот. — Пошлое заведение, в котором тебя кормят какой-то гадостью!

Но Сонда считала по-другому и регулярно наведывалась в любимое заведение в компании Хэтти, которая тоже была поклонницей Рональда Макдональда.

Подруги заказали целый поднос аппетитных сандвичей, картошки, коктейлей и уселись за один из серебристых столиков, располагавшихся на улице.

— Как хорошо! Кажется, я начинаю приходить в себя.

Сонда, с аппетитом человека, сидевшего, как минимум, месяц на хлебе и воде, за обе щеки уплетала биг-мак, запивая его ванильным коктейлем. Мягкая котлетка, приправленная восхитительным, чуть кисловатым соусом, таяла во рту. Сонде казалось, что она может съесть не один, а целую корзину биг-маков. И ее фигура не пострадает от такого кощунственного отношения к организму. Сонда могла есть сколько угодно и при этом не прибавлять в весе, что было предметом зависти многих знакомых девушек.

— Итак, твое «романтическое» пробуждение, — напомнила подруга Сонде, которая уже разделалась с биг-маком и принялась за освоение картошки, сдобренной лимонным майонезом.

— Угу. — Сонда прожевала картошку и вытерла салфеткой крошки, осевшие на губах. — Так вот, представь себе, тот самый тип, с которым я… э… познакомилась в баре…

Хэтти слушала подругу с открытым ртом. Ей и в голову не могло прийти, что Сонда проснется в одной постели с этим Кэрри Хэйзи. Обычно такая холодная с мужчинами, прошлым вечером она была настоящим воплощением страсти. Все, что вчера вытворяла подруга, объяснялось лишь одним — алкоголем, который превратил ее в совершенно другого человека.

Хотя… этот Кэрри — мужчина, надо признаться, интересный. Далеко не красавец, но ужасно привлекателен. Было в нем что-то, что Хэтти назвала про себя «синдромом одинокого странника». Открытый, но в то же время замкнутый, веселый, но, вместе с тем, мрачноватый… Ей показалось, он из тех мужчин, по которым женщины сходят с ума, но уходят ни с чем. Таким мужчинам нужна одна-единственная и навсегда, только они вряд ли признаются в этом кому бы то ни было. Возможно даже, и самим себе. Хэтти, конечно, могла ошибаться, но в людях она разбиралась неплохо. В отличие от Сонды, она умела их чувствовать…

— В общем, — подвела итог Хэтти, — тебе хотелось приключений, и ты их получила. Пощекотала нервишки, развлеклась. Все закончилось благополучно. Так отчего же ты такая кислая, как недозрелая слива?

— Ты не поверишь, Хэтти… — Сонда помедлила, но все же решилась сказать. — Мне жаль, что он ушел так внезапно, что не дождался меня. И мне хочется новой встречи. Наверное, я сошла с ума — на меня это все так не похоже…

— Очень даже поверю. Я знала, что твоей рассудительности — я имею в виду Эрика — рано или поздно придет конец. И, кажется, не ошиблась.

Хэтти никогда не жаловала Эрика Вайленса, и это несмотря на то, что он выказывал ей самое искреннее расположение. Ей не нравилось его видимое благодушие, его аккуратность, какая-то прилизанность во всем, включая любовь к Сонде. Была в этой прилизанности какая-то фальшь, в которой Сонде виделось уважение, а Хэтти — лицемерие.

— Брось, Хэтти. Я, конечно же, выйду за Эрика. Ты ведь знаешь, что мне нужен именно такой муж — не придирчивый, вежливый, воспитанный. Брак — это не только огонь в крови. Я никогда не смогла бы жить со вспыльчивым человеком, потому что сама резка и нетерпелива.

— Я что-то не поняла! — хмыкнула Хэтти. — Тебе нужен муж или домашняя собачонка?

— Мне нужны крепкие стены и уютный тыл. Все это он может мне дать.

— Тогда для чего тебе Кэрри?

— Его зовут Кэрри? — Сонда смутилась. — Как же я вчера… Даже имя ни о чем не говорит.

— Кэрри Хэйзи, — уточнила подруга. — Нечего было мешать текилу с коньяком. Дьявольский коктейль! Так зачем тебе с ним встречаться?

— Зачем? — Сонда на мгновение задумалась. Действительно, зачем? Что может дать встреча с едва знакомым человеком женщине, которая совсем скоро выйдет замуж за другого? — Из обычного любопытства. Не всякий раз я обнаруживаю в своей постели незнакомца, который разбивает мою любимую вазу, а потом уходит через балкон.

— Ты уверена, что это только любопытство?

Сонда взглянула на подругу. В глазах у той плясали чертики, почти такие же, как у Кэрри, когда он шутил…

— Уверена — не уверена, — махнула она рукой. — Просто это утро отличалось от других. Только и всего.

Нельзя сказать, чтобы личная жизнь Сонды Тальбот пестрела бурными романами. Быть красавицей — совсем не означает менять одно увлечение на другое. И Сонда придерживалась именно этого мнения. Она, безусловно, нравилась мужчинам: стройная брюнетка с большими миндалевидными глазами, цвет которых менялся от серого до светло-зеленого, с аккуратным, чуть вздернутым носиком и пухлыми, тоже аккуратными губами.

Она нравилась мужчинам, но вместе с тем их отпугивала ее красота и холодность, поэтому мало кто позволял себе больше ни к чему не обязывающих знаков внимания.

Сонда никого не отталкивала, но и не приближала к себе. Ей чуждо было искусство обольщения, и она не испытывала ни малейшего желания навязывать себя кому бы то ни было. Этот страх «навязать» себя, позволить мужчине думать, что она к нему не равнодушна, открыть ему свои чувства и привел к первому любовному разочарованию.

«Разочарование» звали Натаном Рэвилом. Высокий, прекрасно сложенный, с серыми глазами, узким ртом и волевым лицом, он был похож на героя из «Северных рассказов» Джека Лондона. Этакий неукротимый борец с «белым безмолвием», хотя климат, в котором он жил, не предполагал борьбы с ледяной стужей.

Натан сотрудничал с фирмой «Экселент дизайн», в которой начальствовала Сонда. Сеть его магазинов «Сто процентов» постоянно нуждалась в оформлении тех или иных залов. Так они и познакомились — он попросил «Экселент дизайн» оформить его, тогда еще первый, магазин. С тех пор Натан обращался за помощью исключительно в фирму Сонды.

Натан понравился ей с первого взгляда. Нельзя сказать, что у нее тут же зарделись щеки, застучало сердце, заполыхал огонь в крови… Просто она впервые увидела мужчину, который показался ей отличным от тех представителей сильного пола, с коими ей приходилось общаться. Волевой мужчина, готовый бороться с любыми трудностями, вставшими на его пути, при этом умный и не заносчивый.

Третий и четвертый взгляды сказали Сонде, что она не обманулась в оценке Натана. Но как завязать роман с мужчиной, который приходит к ней лишь затем, чтобы оформить очередной заказ? Неожиданно на помощь ей пришел сам Натан, пригласив ее поужинать в ресторане. Сонда согласилась и прекрасно провела время за беседой с Натаном и поглощением устриц в лимонном соусе.

В следующий раз Натан был более оригинален — он пригласил ее прокатиться по озеру на его маленьком катере «Синие грезы». Душу Сонды будоражили смутные предчувствия. Что-то должно было произойти.

Поездка прошла как в волшебном сне: ласковый шум воды, бокалы шампанского, взволнованный голос Натана… Только Сонда вела себя по-прежнему сдержанно, так, будто они находились в офисе «Экселент дизайн», а не вдвоем на маленьком катере. Натан, как бы невзначай, касался ее руки своей рукой, случайно задевал ее плечом… Но Сонда не краснела и не вздрагивала. Она словно не замечала его ухаживаний.

Больше он никуда ее не приглашал. Натан по-прежнему заезжал в «Экселент», и они с Сондой заключали договор об оформлении очередного магазина. Сонда не могла понять, что именно явилось причиной перехода на прежние деловые отношения. Сидя в большом кресле, вперив глаза в потолок, она пыталась вспомнить, что такого сказала или сделала, что могло обидеть, оттолкнуть Натана. И ничего не находила.

Через несколько месяцев одна из работниц Сонды, Кора Джойс, краснея и смущаясь, сообщила начальнице, что выходит замуж, и попросила отпуск. Сонда обещала дать отпуск и поинтересовалась, кто же счастливый избранник Коры. Ответ работницы поверг ее в шок — женихом оказался Натан Рэвил.

Первым желанием Сонды было дать работнице отпуск навсегда, без выплаты пособия по безработице. Но она тут же справилась с собой — ей не хотелось выглядеть в глазах Натана ревнивой стервой. Да и Кора совершенно ни при чем. Вот только куда глядели глаза Сонды, как она могла не видеть того, что творится у нее под носом?

Долго потом она приглядывалась к Коре Джойс. Чем эта симпатичная, но не слишком заметная девушка, лучше нее, Сонды? Да, она любезна, мила с окружающими, но, кроме этих достоинств, она едва ли выделялась чем-то еще… Почему, почему? — ломала голову Сонда. Однако ответа на свой вопрос она так и не нашла.

Натан женился, и они с Корой укатили в свадебное путешествие. Сонда начала относиться к мужчинам с еще большей осторожностью. Она отвергала всех поклонников, появляющихся на ее пути, и готова была остаться старой девой. Но тут появился Эрик.

Ему не удалось растопить ледяное сердце Сонды, но он был так терпелив и настойчив, что добился ее благосклонности. Сонда выделила Эрика среди прочих мужчин уже потому, что он не требовал от нее душевного стриптиза. Она могла не говорить ему о том, что любит, могла вести себя с ним как с чужим, могла быть высокомерной и холодной. Он сносил все с уверенностью человека, который знает, что все равно получит желаемое.

Эрик ничего не требовал, ни о чем не просил. Однажды он сказал, что любит Сонду и хочет, чтобы она стала его женой. Сонда взвесила все «за» и «против». Спокойный, уравновешенный, любящий Эрик был лучшей кандидатурой на роль ее мужа. Он нравился матери — она считала обеспеченного предпринимателя с золотым характером блестящей партией для дочери. Правда, Хэтти его недолюбливала, но, как казалось Сонде, подруга была необъективна. Вскоре Сонда и Эрик объявили о своей помолвке.

В постели, как и во многом другом, ее жених оказался весьма и весьма прохладен. Иногда у Сонды возникало впечатление, что он спит с ней, целует, обнимает ее лишь по необходимости. Но она быстро отметала подобные мысли, сознавая, что ее ласки со стороны могут выглядеть такими же. Две рыбы, усмехалась она про себя, идеальная пара.

Сонда часто задавалась вопросом: любит ли она человека, за которого собирается выйти замуж? На этот вопрос она не могла ответить честно даже самой себе, утешаясь рассуждениями о том, что в браке главное — не любовь, а доверие и надежность. А Эрику она доверяла.

— «Шарминг плэйс»? Милая, а что это за место?

— Эрик! Я не очень хорошо тебя слышу. — Сонда прижала к уху маленький аппарат и сделала пару шагов в направлении газона.

— Сонда? Куда ты пропала?

— Ну вот, — улыбнулась девушка, — теперь лучше. «Шарминг плэйс» — небольшой бар на углу Слейк-стрит.

— Бар? Но мы же собирались в ресторан?

— Эрик, ты брюзжишь совсем как миссис Тальбот! Ты сам сказал — звони, когда появятся идеи. Вот я и позвонила — хочу в «Шарминг плэйс».

— Тебе показалось, я совсем не против. — Унылый голос Эрика говорил о другом. — Пусть будет бар. Когда за тобой заехать?

— Приезжай к семи. Кстати, не вздумай надевать костюм. Такой вид там не оценят. Чао!

Сонда выключила телефон. Кажется, она сделала это. Маленькая девочка, проснувшаяся в ней совсем недавно, начала делать глупости. Одну за другой. Нечего сказать, разумный поступок — пригласить жениха в тот бар, где она резвилась вчера вечером с Кэрри Хэйзи, то есть черт знает с кем. Потому что моральный облик Кэрри Хэйзи оставался для нее загадкой. Хороший плохой мужчина. «Хороший. Плохой. Злой» — вспомнила она название фильма с Клинтом Иствудом…

Сонда зашла в дом. На столе в гостиной по-прежнему лежали белоснежные лилии. Никто так и не поставил их в вазу. Видел ли Эрик? Если да, то почему ничего не сказал? Такое пренебрежение к подаренным цветам непростительно. Но в тот момент, когда Сонда вынимала их из вазы, она совершенно не думала о судьбе цветов и правилах этикета.

Белоснежные цветы увяли за день. Лепестки сжались, свернулись, головки цветов поникли и уныло свисали с края стола. У Сонды сердце защемило при виде невинно пострадавших лилий. Она подняла небрежно брошенные цветы и встала, раздумывая, отправить их в мусор или поставить в другую вазу.

— Дори! — позвала она горничную.

— Да, мисс. — Дори обладала уникальной способностью появляться сразу же, как только ее позвали, не важно, находилась она в тот момент в кухне или на втором этаже.

— Дори, как ты думаешь, у этих цветов есть шанс выжить?

— Не знаю, — покачала головой Дори. — Но можем проверить. — Она принесла новую вазу, дымчато-голубую с синими и черными пуговками на выпуклых стенках, и поставила в нее увядшие лилии. — Там видно будет.

— Спасибо, Дори.

Сонда поднялась наверх. К приезду Эрика она должна одеться и привести себя в божеский вид. Для одежды в доме Сонды была отведена отдельная комната, над чем всегда потешалась Хэтти, говорившая, что подруга делает культ из вещей. Однако Сонда считала свое изобретение — «комнату шмоток» — весьма удобным. Не нужно разыскивать любимое платье, перерывая три шкафа, не нужно ставить стул и высматривать шляпку под потолком, когда все лежит на виду в одной просторной комнате.

Открыв дверь в «комнату шмоток», Сонда слегка поморщилась — Дори опять разложила в шкафах лавандовые саше. Сонда с детства не любила запах лаванды — от него веяло чем-то унылым, старческим. А она мучительно боялась старости и, начиная с двадцати пяти, считала каждый прожитый год…

Сейчас Сонде было двадцать восемь, и она с ужасом думала, что вскоре ей «стукнет» тридцать. Своими переживаниями на этот счет она делилась лишь с Хэтти, которая подтрунивала над ней и всегда ставила в пример мать — Дайан Тальбот, которая, несмотря на свои шестьдесят с хвостиком, все еще не теряла надежды выйти замуж в четвертый раз. Но у Сонды не было ни оптимизма подруги, ни жизнелюбия матери. Поэтому страх постареть только усиливался с годами.

Иногда ей казалось, что помолвка с Эриком — лишь желание отсрочить старость и продлить молодость. Невеста всегда молода, независимо от того, в каком возрасте она выходит замуж. Если бы Сонда смогла уговорить Эрика оттянуть свадьбу лет на пять… Но какие бы чувства он к ней не испытывал, на это безумное предложение вряд ли согласится.

Сонда открыла шкаф и вынула из него узкие голубые джинсы, белый топ и короткую джинсовую курточку. В самый раз для «Шарминг плэйс»! Белый топ отлично подчеркнет ее загар, приобретенный в солярии, а джинсы в обтяжку — стройную фигуру.

Странно, но когда она одевалась для Эрика, то не слишком-то задумывалась, понравится ему или нет. А теперь, когда речь идет о возможной встрече с каким-то Кэрри Хэйзи, она собирается как девчонка на первое свидание. Вот будет смешно и глупо, если он поймет, что все это для него! Если Сонда, конечно, встретит его в баре…

Поведение для девушки, которая не привыкла бегать за мужчинами, по меньшей мере, неразумное. Но ведь она не бегает за ним, а просто любопытствует… Просто любопытствует… Если повторить это сто раз, то можно и самой поверить. Сонда вспомнила лицо Хэтти, когда подруга спрашивала ее о причине такого «любопытства». Хорошо еще, она не знает о том, что Сонда снова собирается в «Шарминг плэйс». Вот посмеялась бы!

Сонда перебралась за туалетный столик и взглянула в зеркало. Зрелище, по сравнению с утренним, не было столь удручающим, но все же лицо требовало кое-каких доработок. Сонда наложила на веки серебристо-серые тени, увеличила с помощью черной подводки и без того большие глаза, мазнула по ресницам тушью. Пожалуй, недурно…

Коробочка, в которой лежали помада и блеск для губ, была безжалостно перевернута, чтобы удобнее было отыскать нужный тон. Сонде хотелось найти что-то яркое, но не вызывающее. Перебирая лиловые, розовые, карминно-красные, бежевые оттенки, Сонда остановилась на красновато-морковном блеске, не броском, но эффектно выделяющем губы.

Внизу раздался звонок. Сонда взглянула на часы. Ровно семь. Эрик, как всегда, очень пунктуален. Она сбрызнула шею и запястья легким древесным ароматом «Селесты», провела по волосам расческой и спустилась вниз.

— Сонда, ты меня слышишь?

— А? — Она повернула к Эрику отрешенное лицо. Весь вечер она действительно не обращала на него внимания. Ее глаза скользили по залу, пытаясь высмотреть человека, который так и не появился в баре.

— Ты какая-то рассеянная. — Кажется, Эрика обеспокоило ее настроение. Он смотрел на нее взглядом доктора, пытающегося на глаз поставить диагноз своего пациента. — Что с тобой?

— Со мной? — Сонда сделала попытку улыбнуться. — Не знаю. Идиотское настроение.

— Может, нам стоит уйти отсюда?

— Нет-нет, — поспешно возразила она, — посидим еще немного. Закажи мне что-нибудь веселенькое. Мне надоело пить сок.

— Сонда, мы договаривались, — назидательно произнес Эрик, — никакого алкоголя.

— Сонда, мы договаривались… — зло передразнила его Сонда. — Не будь занудой, Эрик.

Сегодняшний вечер определенно начинал ее злить. Хотя, по сути, злиться она должна была не на скучный вечер и не на Эрика, а на саму себя. Зачем нужно было вообще приходить сюда? Только сейчас Сонда поняла, как глупо она себя ведет: пришла, чтобы увидеть человека, с которым знакома всего ничего, да и из этого «ничего» помнит лишь сегодняшнее утро! Наверное, этот Кэрри и думать о ней забыл, а она прилетела, как последняя дурочка. Ей, видите ли, любопытно! Вот и любопытствуй, скучай с Эриком весь вечер! — ругала себя Сонда.

Эрик казался ей сегодня еще более скучным и занудным, чем обычно. Конечно, Сонда и раньше не слишком-то веселилась рядом с ним, но сейчас… В ее глазах он превосходил в занудстве последнего мужа матери — Флетча. Ух! — Сонду аж передернуло от одного воспоминания об отчиме. Он все время говорил тихим и противным голоском, так вкрадчиво, словно пытался выяснить какую-то ценную информацию. И все время пытался отучить Дайан курить, что приводило ту в неописуемое бешенство.

Так, пора остановиться. Иначе она сейчас начнет представлять картину своего замужества в тонах, какими ее любит рисовать Хэтти. Нет, Эрик здесь абсолютно ни при чем. Всему виной ее, Сонды, глупость и инфантильность. В кого она решила поиграть? В коварную соблазнительницу незнакомцев?

Сонда милостиво согласилась с очередным бокалом сока, чем вызвала на губах Эрика улыбку облегчения, и отправилась на поиски дамской комнаты.

На этом пути ее ожидало небольшое затруднение. Поскольку в «Шарминг плэйс» она была всего лишь второй раз, а первое посещение бара она вспоминала с великим трудом, то местонахождение дамской комнаты ей пришлось выяснять у местных работников.

Официант любезно рассказал ей о том, что идти нужно прямо, спуститься по узеньким ступенькам, потом повернуть направо, затем снова прямо, а потом вновь направо… В общем, Сонда, не слишком хорошо понимавшая подобные указания, пошла, так сказать, по наитию.

Узкий коридорчик, скорее напоминавший лабиринт, манил множеством поворотов. Сонда растерянно озиралась по сторонам, пытаясь вспомнить указания официанта. Зачем в маленьком баре отстраивать подобные катакомбы? Свернув направо, потом налево она оказалась в каком-то темном проходе, освещенном тусклой лампочкой, свисающей с потолка.

Сонда собралась было повернуть назад и продолжить поиски в обществе официанта, который направил ее по этому тернистому пути, как вдруг услышала голоса. Они звучали за стеной коридорчика. Наверное, ей все же удалось добраться до искомого места.

Сонда пригляделась и увидела деревянную дверь, на которой, правда, не было никаких опознавательных знаков. Девушка подошла к двери и хотела было в нее постучать, чтобы выяснить, куда все-таки забрела, но знакомый голос, раздавшийся за дверью, заставил ее передумать. Голос принадлежал Кэрри Хэйзи.

3

— По-моему, ты слишком многого от меня хочешь. Поездка не безопасная, да и, мягко говоря, не дешевая.

— Послушай, Кэрри, я возьму на себя часть расходов. А остальное с лихвой возместится тебе потом. Никто не просит тебя ехать из простого человеколюбия. Хотя и о нем тоже не стоит забывать.

— Да… — вздохнул Кэрри. — От тебя не так-то легко отделаться.

— Поверь, я бы не стал впутывать тебя в это, но ты лучше всех знаешь Мадагаскар.

— Знал, — поправил собеседника Кэрри, — последний раз я был на острове лет пять назад.

— Ну не десять же?

— Черт, послушай, Арчи, у меня есть гораздо более важные дела, чем поиски каких-то…

— Тс-с! — зашипел собеседник. — Не стоит говорить об этом вслух. Даже здесь.

— Неужели у вас нет более компетентных людей, чем я?

— Пожалуй, есть. Но у них есть только опыт. А у тебя и опыт, и знание острова.

— Прицепился ты ко мне с этим знанием!

— Кэрри, ну по старой дружбе, — умоляюще произнес собеседник.

Аргумент, по всей видимости, оказался решающим, и Кэрри устало произнес:

— Когда?

— У тебя есть пара дней на сборы.

— Черт с тобой, Арчи!

Мысли бродили в голове Сонды, как молодое вино. Она еще толком не осознавала своих желаний, но мозг уже пытался выстроить план из ничего.

Вернувшись к Эрику, она сразу же сообщила, что отвратительно себя чувствует и хочет уйти из бара.

— Ты заболела? — участливо спросил он.

— Вроде того. — Сонда поспешно схватила сумку и помахала официанту. — Наверное, вчерашний коктейль дает о себе знать.

— Какой коктейль? — удивился Эрик.

— Текила с коньяком.

— Гадость какая! — Эрик представил себе, что пьет этот напиток, и его передернуло от отвращения.

Сонда увидела какого-то мужчину, поднимающегося по узким ступенькам, ведущим из коридорчика-лабиринта, и решила не рисковать.

— Послушай, расплатись с официантом, а я буду ждать на улице.

— Хорошо. — Эрик растерянно посмотрел вслед убегающей невесте.

Сонда выскочила на улицу. Уже стемнело. Вывеска «Шарминг плэйс» освещала небольшое пространство около бара. Сонда вышла за полосу зеленого неонового света и скрылась в уличном полумраке. Сейчас ей, как никогда, хотелось быть незаметной.

Хлопнула тяжелая дверь бара. Сонда вздрогнула и повернулась на звук. Эрик… Слава Богу. С Кэрри Хэйзи до выяснения своих дальнейших планов ей встречаться не хотелось. Но каких планов? Что она опять вбила себе в голову? Ладно, утро вечера мудренее.

Они сели в такси, и Сонда почувствовала на себе пристальный, изучающий взгляд Эрика. Удивленная, она повернулась к жениху — так он не смотрел на нее никогда.

— Что-то не так? — спросила она.

— Не понимаю, что с тобой творится сегодня. Я знал, что алкоголь действует на тебя странно, но чтобы так… Прошли уже сутки, а ты до сих пор не можешь прийти в себя.

— Ничего, Эрик, пройдет. — Ей стало стыдно. Он беспокоится о ней, переживает, а она думает о каких-то глупостях, предается немыслимым мечтам о том, чего нет и быть не может. И правда, что с ней происходит? Так странно она не чувствовала себя никогда, даже в период своей влюбленности в Натана…

— Надеюсь, что пройдет. И приложу к этому все свои усилия.

На мгновение Сонде показалось, что в голосе Эрика прозвучала угроза. Но она тут же списала свои чувства на переполненный событиями день. Слишком много странных вещей на сегодня…

Теплая ванна определенно должна привести в порядок ее мысли, встревоженные, как пчелы в улье, подслушанным разговором. Сонда включила воду и сбросила топик с джинсами прямо на пол, выложенный светло-розовым кафелем, на котором играли в бейсбол нарисованные утята.

Вода потихоньку заполняла просторную ванну. Сонда пробежалась взглядом по стеклянной полочке и сняла с нее стаканчик с жемчужинами для ванн. На этот раз она выберет лиловые шарики с экстрактом страстоцвета — ей нужно расслабиться и успокоиться.

Сонда бросила в прозрачную воду блестящие шарики и потянулась за пеной. Розовая жидкость с нежным ароматом мимозы — именно то, что ей сейчас нужно. Блаженно зажмурившись, Сонда залезла в благоуханную воду. Хотя бы ради таких приятных моментов стоит жить. Вода сомкнулась над ее телом, окутав его облаком белоснежной пены.

Подложив под голову маленькую надувную подушечку, Сонда закрыла глаза и сделала попытку разобраться в своих мыслях и чувствах. Итак, она знает, что Кэрри отправляется на Мадагаскар. Цель его путешествия окутана тайной: собеседник Кэрри явно не хотел ее озвучивать, несмотря на то, что в комнате — или кабинете? — кроме них двоих никого не было. Так что о цели поездки Кэрри Сонде остается только догадываться.

Дело за малым — она должна решить, нужно ли ей воплощать свои фантазии в реальность или оставить все как есть, забыть об этом разговоре и никогда не вспоминать о нем.

По опыту Сонда знала — забыть она не сможет. Ее мысли будут постоянно возвращаться к этому эпизоду и обрамлять его самыми разнообразными догадками и предположениями.

Всю жизнь Сонда мечтала о каком-то ярком, выдающемся приключении, в котором она примет непосредственное участие. И вот — момент настал. Ей осталось лишь набраться решимости, чтобы вступить в игру. Дело вовсе не в Кэрри Хэйзи. Она отправилась бы туда и с Эриком. Дело в том, что у нее появилась возможность исполнить свою мечту… Пусть призрачная возможность, но все же…

Если она согласна делать глупости, а она уже начала их делать, то ей придется ответить еще на два вопроса. Как уговорить Кэрри взять ее в поездку? И как она объяснит свой отъезд Эрику?

Сонда представила лицо Кэрри, к которому она обращается со своей идиотской просьбой. Лицо Кэрри, который узнает, что она подслушала разговор. Его удивленно поднятую бровь, слегка побелевший шрам, расширившиеся черные глаза… Хотя он, кажется, не способен удивляться… Да он только посмеется над ней, как над маленькой глупой девочкой, которая просит у родителей братика на Рождество.

Ну нет! Смеяться над ней она не позволит! Никогда! Она сама повернет ситуацию так, что ему будет не до смеха. Правда, придется поломать голову над тем, как это сделать…

Фантазируя на тему «Как утереть нос Кэрри Хэйзи», Сонда поняла, что совсем позабыла об Эрике. А о нем-то как раз и надо было подумать — все-таки жених, а не чужой человек.

Впервые за весь период их знакомства она почувствовала угрызения совести. Ее всегдашнее высокомерие, на которое, как ей казалось, она имела право, сейчас предстало перед ней в ином свете. Он готов был терпеть ее холодность, ее прихоти — и все ради того, чтобы быть рядом с ней, чтобы называться ее женихом… Сонда же никогда не считалась с его мнением, да он и не настаивал на этом.

С чего это она вдруг задумалась над своим поведением? Не потому ли, что Кэрри отреагировал на ее высокомерие иначе и она смогла впервые оценить любовь Эрика? Перестала принимать ее как данность? А может, потому, что она попросту боится потерять жениха, впутавшись в эту историю с Мадагаскаром?

Но Сонда никогда не цеплялась за мужчин, даже Натана уступила без борьбы… А Кэрри, за которым она устроила сегодня настоящую охоту? Правда, этот мужчина источает такой аромат приключений, что шлейф ощущается за версту…

Сонда с трудом вылезла из ванной. Разморенная и расслабленная, она едва смогла дойти до спальни. Хорошо, что Дори высушила матрас и убрала осколки. Чудо, а не горничная. Сонда погасила свет и упала на разобранную постель.

Глаза закрылись сами собой, как только ее голова коснулась подушки. Эрик, Кэрри… Слишком много она сегодня думала об этих двоих. Даже их имена кажутся похожими. Пора подумать о себе и заснуть…

Телефон Кэрри Сонда без труда нашла в адресной книге. Звонок дался ей на удивление легко, хотя Кэрри был весьма и весьма удивлен тем, что Сонда вспомнила о его, как он выразился, «скромном» существовании.

Она не стала разочаровывать его — Кэрри явно решил, что его неотразимая персона настолько увлекла Сонду, что та решила встретиться с ним вновь — и назначила свидание в кафетерии неподалеку от своего особняка.

Кэрри Хэйзи согласился, почти не раздумывая. Это немного удивило, но и приободрило Сонду. Она-то была уверена, что после всех перипетий с руганью и холодной водой не так просто будет уговорить его встретиться. Видно, этого ковбоя ничем не прошибешь, подумала она, повесив трубку.

Вопреки ее ожиданиям, в назначенный срок Кэрри не явился. В пунктуальности он явно проигрывал Эрику. Сонду начинало раздражать то, что она постоянно сравнивала этого мужчину со своим женихом. Сразу видно, что они — два совершенно разных, противоположных по характеру человека, так зачем же их сравнивать? Но чувствам Сонда приказать не могла, поэтому так или иначе продолжала играть в игру «Найди десять отличий»…

Ванильного коктейля, к великому раздражению Сонды, в кафетерии не оказалось. Поэтому пришлось ограничиться горячим шоколадом. Она купила пачку легких «Голд кроун», вытащила длинную сигарету и закурила.

Сколько еще можно ждать этого типа? Она уже торчит в кафетерии почти двадцать минут! Это без учета ее привычного пятиминутного опоздания! Сонда серьезно занервничала. Что, если он догадался о причине ее звонка и не придет вовсе? Но как он мог догадаться? Есть еще один гораздо более правдоподобный вариант — Кэрри решил отыграться за ее выходку с водой. Но, в конце концов, он и так отыгрался — разбил ее любимую вазу! Разве этого мало?

В результате бесполезных раздумий Сонда решила подождать еще пятнадцать минут и уйти. Если он не придет — значит, так тому и быть. Долой все фантазии о приключениях! Они с Эриком назначат дату свадьбы, и Сонда спокойно займется ее подготовкой. Благо — впереди целый месяц отпуска.

Только эта мысль почему-то не слишком согревала ее душу. Возможно, оттого, что ничего особенного в ней не было. Куда интереснее отправиться на загадочный Мадагаскар, в лесах которого обитает «ай-ай», исчезающий вид лемура. Правда, больше ничего ни о зверьке, ни о самом Мадагаскаре Сонда не знала…

Мысли о вымирающих лемурах и о загадочных островах прервал внезапно появившийся Кэрри. Сонда даже не заметила, как он сел за ее столик, словно Кэрри возник из воздуха.

— Здравствуйте, мисс Холодный Душ.

Хорошенькое приветствие для мужчины, который заставил женщину прождать целых полчаса!

— Простите за опоздание, — продолжил Кэрри. — У меня возникло срочное дело, которое я, увы, не смог отложить даже ради ваших прекрасных глаз.

Возможно, другая женщина растаяла бы от такого комплимента, но Сонда слишком хорошо знала себе цену. И потом, «мисс Холодный Душ» перевесила десяток комплиментов, которые Кэрри мог напридумывать за это время.

— Не сомневаюсь, у вас всегда дела, и всегда срочные, — съязвила Сонда. Он еще пожалеет о «холодном душе»! — Кстати, меня зовут мисс Сонда Тальбот…

— Насколько я понимаю, скоро вас будут звать по-другому. Если не ошибаюсь, вы выходите замуж?

— У вас отличная память, мистер Хэйзи. Только кто сказал, что я возьму фамилию мужа, а не оставлю свою?

— Да, не сомневался в том, что вы «железная леди», — усмехнулся Кэрри. — Нелегко придется вашему жениху.

— А вот это — уже не ваша забота, — отрезала Сонда.

Ее разозлила начавшаяся пикировка, которую затеял Кэрри. Все шло совсем не так, как она предполагала, — начиная с его опоздания, заканчивая глупой перебранкой. Сонда хотела быть воплощением спокойствия и невозмутимости, но ситуация вновь выходила из-под ее контроля.

— Итак, судя по вашему настроению, вы назначили мне встречу явно не для того, чтобы выразить свою симпатию. Впрочем, я это предполагал, только терялся в догадках, зачем мог вам понадобиться.

Какая проницательность! Сонда смотрела в его смеющиеся глаза и уже сомневалась в том, что готова полететь с ним куда бы то ни было. Пути к отступлению у нее все еще оставались. Эрик пока не догадывался о том, что невеста собирается в такую даль. Но в этом случае ей придется изобретать причину, по которой она решила встретиться с Кэрри. Не требовать же с него деньги за разбитую вазу, это было бы нелепо.

Сонда больше всего боялась выглядеть нелепой, а другие предлоги в голову не приходили. Кэрри смотрел на нее и ждал ответа. Вскоре ее молчание приведет его в недоумение, а затем он вновь возобновит дурацкие шутки… Этого Сонда вынести не могла.

— Иногда я бываю в «Шарминг плэйс»… — начала было она.

— Успел заметить. Правда, я впервые увидел вас позавчера, а я завсегдатай этого бара.

— Проверьте зрение. — Сонду взбесило то, что ее ложь не выдержала критики. — И не перебивайте меня!

— Умолкаю.

— Вчера я тоже была там. Вы меня не заметили, но зато я вас слышала и очень даже отчетливо… — Сонда пристально смотрела на Кэрри, пытаясь разглядеть в его лице признаки беспокойства. Он прекрасно владел собой, ни один мускул на его лице не дрогнул, — но глаза… В них-то Сонда и прочитала тревогу: шутовские огоньки потухли, глаза потемнели, посерьезнели от предчувствий. — Вы разговаривали с Арчи о поездке на Мадагаскар. — Сонда заранее решила не оправдываться в том, что она подслушала разговор. Тактика оправданий ни к чему не приводит. В отличие от тактики нападения, которую она умело использовала. — Об очень важной поездке на Мадагаскар…

Теперь главное — выждать паузу. Пусть он заговорит первым, признает себя пораженным. Сонда вычитала об этом приеме в «Театре» Моэма. Героиня романа, известная и талантливая актриса, пользовалась им и на сцене, и в жизни. Надо сказать, пользовалась весьма успешно. Сонда отважилась на «паузу» впервые. Правда, раньше в этом приеме не было нужды.

Надо отдать Кэрри должное, он сопротивлялся. Сопротивление заключалось в том, что он тоже молчал. Молчал и смотрел на Сонду. Не вопрошающе, не выжидающе — своим пристальным взглядом он пытался вынудить Сонду заговорить первой.

Со стороны их парочка смотрелась престранно — вначале разговор на повышенных тонах, затем долгое молчание и два испепеляющих взгляда, направленных друг на друга. Впрочем, обоим было наплевать на то, что думают о них окружающие. Кэрри мучительно соображал, что он может предпринять, Сонда жаждала вырвать из него первое слово. И жажда ее была утолена: Кэрри заговорил:

— И чего вы от меня хотите? — В его голосе звучали злость и недоверие.

Сонде стало не по себе. Он спросил ее так, как спрашивают шантажиста, узнавшего секрет и требующего денег. Она не требовала денег, но все же пожалела, что начала эту игру и уже сожгла мосты к отступлению. Нельзя же выходить из игры, когда большая часть партии сыграна.

— Хочу, чтобы вы взяли меня с собой.

Кэрри ожидал всего, чего угодно, но только не этой фразы. Вначале он даже не поверил своим ушам.

— Что?

— Возьмите меня с собой. — Сонда четко выговорила каждое слово.

— Послушайте, Сонда, я подозревал, что вы ненормальная. Согласитесь, ваше поведение вчерашним утром отдает настоящим безумием. Вечером — одно, утром — совершенно другое. Однако его хоть как-то можно объяснить… А то, что вы требуете сейчас, при таких обстоятельствах…

— Кажется, я не требую ничего невозможного. — Ей стоило больших усилий сдержаться по поводу «ненормальной». Утешало одно — Кэрри хотя бы не смеялся над ней, он просто был ошарашен. — Я не стеснена в средствах и могу финансировать вашу поездку. Тем более что у вас с этим трудности…

— Есть немного, — согласился Кэрри. Он все еще не мог прийти в себя — настолько странным казалось ему требование этой девушки. — Объясните, зачем вам это нужно?

— Насколько я поняла, вы отлично знаете Мадагаскар. А я люблю путешествовать. Звучит неправдоподобно, но это действительно так.

— Наймите гида. Это же проще простого.

— Гид — это экскурсии по традиционным местам, а я хочу увидеть остров глазами исследователя, а не туриста… — Сонда решилась на последний аргумент. — Понимаете, я хочу устроить своеобразное прощание со свободной жизнью. Как там у вас, мужчин?

— Мальчишник, — оторопело ответил Кэрри. — Только я всегда считал, что это совсем другое…

— У всех по-разному. Мне нравится такой вариант.

— Я понял — вам нравятся неприятности.

— Не неприятности, а приключения. Две разные вещи.

— Мисс Сонда Тальбот! — Кэрри покачал головой. — Вы просто не понимаете, во что хотите ввязаться. Я ведь не развлекаться туда еду… Не ловить с малагасийцами рыбу, не плескаться в озерах… Я еду по делу. Вы понимаете, что значит дело?

— Я в отпуске, — резонно заметила Сонда. Аргументы были исчерпаны, но все же один козырь оставался за пазухой.

— При других обстоятельствах я бы, возможно, взял вас с собой. — На лице Кэрри вновь появилась лукавая улыбка. — Мне нравится ваше упрямство. Но не сейчас — вы будете только мешать. Ваша непоследовательность ставит меня в тупик, ваш характер… лучше промолчу. В общем, это невозможно.

— Напрасно, — спокойно сказала Сонда. — В таком случае, вместо меня с вами поедет толпа журналистов. Моя приятельница не упустит возможности раздуть из вашей маленькой тайны большую сенсацию.

— Эта рыженькая… Хэтти? — просветлел Кэрри. Ее подруга производила впечатление благоразумного и здравомыслящего человека. С ней можно договориться…

Кажется, о Хэтти он лучшего мнения, чем обо мне, не без раздражения подумала Сонда.

— Я сказала — приятельница, а не подруга. — Сонда блефовала. Последний козырь либо попадет в точку, либо придется смириться с поражением. Она вошла в азарт и не знала уже, чего хочет больше — поехать на Мадагаскар или сломить упорство Кэрри.

Кэрри потер пальцем бровь, над которой белел шрам. Иногда это помогало думать. Брать в поездку чокнутую мисс Тальбот — настоящее безумие. Однако, если все так, как она говорит, то его дела плохи. Судя по ее особнячку, она весьма и весьма обеспечена, так что охмурить парочку репортеров пачкой зеленых долларов ей ничего не стоит. А шумиха ему совсем ни к чему.

С другой стороны, где гарантия, что после ее приезда с Мадагаскара в прессе не появится статья под заголовком: «Приключения мисс Тальбот» или что-то в этом духе… Он даже не может предположить, что она выкинет! А с другой стороны… Ну ничего, он ей устроит «приключение»! Эта избалованная красотка запомнит его на всю жизнь!

— Хорошо. Я возьму вас с собой. Только у меня будет несколько условий.

— Мне… — попыталась вставить Сонда.

— Первое, — резко перебил он ее, — слушаться моих указаний, какими бы нелепыми они не выглядели. Я еще раз повторяю, что еду туда не развлекаться и не намерен тратить время на ваши глупости. Второе — вы не задаете лишних вопросов. Третье — вы не ноете и не канючите. Четвертое — вы не болтаете о вашей поездке, кому ни попадя. Да и кому попадя тоже не болтаете. Пятое — никаких фотоаппаратов. Шестое — никаких дневников и прочей сентиментальной женской чуши.

Сонда даже обрадовалась наступившему молчанию. Такого количества «но» она совсем не ожидала услышать. Кэрри, очевидно, решил, что она передумает, выслушав его правила. И Сонда готова была передумать, догадываясь о том, что желанная поездка грозит превратиться в настоящий ад. Но радовать Кэрри отказом, подтверждая его представление о ней, как об избалованной девчонке, хотелось еще меньше, чем испытать на себе его месть.

Она подавила растущее возмущение и изобразила полную невозмутимость.

— Это все?

— Вам мало? — усмехнулся Кэрри. — Могу придумать еще что-нибудь.

— Нет, благодарю. Но я все же хочу кое-что прояснить. Какова цель поездки?

Черт, ну надо же! Давай, Кэрри, придумай что-нибудь! Воображение у тебя работает неплохо. Тем более что даже самому невероятному зачастую верят охотнее, чем правде.

— Обещаете не болтать?

— Я же согласилась с вашими условиями.

— Мне нужно купить одну вещицу — древнего идола. Сумма, которую просят за него там, невелика. Зато здесь, у нас, да и не только у нас, но и в Европе идол стоит целое состояние. Люди, видите ли, падки на древности. Особенно богатые, вроде вас, Сонда. Я выступаю в роли посредника, потому что, как вы уже поняли, неплохо знаю остров. Было время познакомиться… Правда, покупка идола чревата осложнениями, но об этом распространяться не буду. Вы ведь хотели приключений, не так ли, мисс? Вы их получите. — В его голосе звучала издевка. — Только я не гарантирую вам благополучного возвращения. Да и обычного возвращения не гарантирую. Так что советую попрощаться с женихом как следует — кто знает, может, ваше завтрашнее свидание будет последним…

— Достаточно! — Сонде надоело выслушивать предостережения. Ее решения они все равно не изменят. Этот Кэрри сильно ошибается, если думает, что сможет запугать ее. — Я прекрасно все поняла. Итак, когда мы отправляемся?

Объяснение с Эриком прошло легко. Жених, как выяснилось, тоже готовится к отъезду. Очередная выгодная сделка требовала его безотлагательного вмешательства.

Эрик был весьма огорчен тем, что у Сонды разболелась двоюродная тетушка, которую вот уже несколько лет одолевают мигрень и подагра. Он выразил невесте свое сочувствие, а также предложил помощь и поддержку. От последнего Сонда была вынуждена отказаться, но Эрик проявил такое завидное упорство, что Сонда испугалась, как бы он не отложил из-за ее «тетушки» свою деловую поездку.

Но, слава Богу, все обошлось. Благоразумие быстро вернулось к Эрику. Он оставил тетушку с ее мигренями и подагрой на попечение Сонды, попросив невесту не слишком задерживаться и помнить о своем возлюбленном.

Еще Эрик попросил ее назначить примерную дату свадьбы — надо же когда-то начинать подготовку. Сонда, надеявшаяся оттянуть сие мероприятие на неопределенный срок, вынуждена была согласиться. Рано или поздно это должно произойти. В путешествии у нее будет время соскучиться по жениху. Может, и сама свадьба перестанет видеться ей в мрачном свете. Правда, облегчения от этой мысли Сонда почему-то не испытывала.

Несмотря на обещание, данное Кэрри, она решила поделиться своими планами с Хэтти. В конце концов, если Сонда действительно не вернется из путешествия, должен же кто-то знать о том, где ее искать… Хотя, конечно, все эти сказки об опасности, скорее всего, придуманы Кэрри. Он так хотел отговорить ее от поездки… Но просчитался.

Хэтти назвала ее трижды ненормальной и посоветовала обратиться к психоаналитику.

— Если ты собралась путешествовать, — возмущалась подруга, — заказывай номер в отеле, экскурсионную программу… Зачем ты лезешь в темное дело, о котором почти ничего не знаешь?

— Никакие отели и экскурсии мне не нужны! До этого я бы и без тебя додумалась! — огрызнулась Сонда.

— Тебе приключения подавай! А ты подумала, чем это может закончиться? Кэрри Хэйзи, конечно, привлекательный мужчина, но отправляться с ним к черту на кулички…

— Причем тут Кэрри?! — вспылила Сонда. — И, по-моему, он совсем не красив… Зато изрядно нахален.

— Извини, подруга, но ты и ангела заставишь быть нахальным, — рассмеялась Хэтти. — Только такая рыба, как Эрик, может в ус не дуть и считать, что ты отлично к нему относишься.

— Давай не будем об Эрике.

— Кстати, что ты ему сказала о своем отъезде? — не унималась Хэтти. — Сомневаюсь, что выложила правду-матушку…

— Конечно, нет. Сказала, что еду навестить больную тетку. Двоюродную. Хэтти, прошу тебя, никому ни слова о том, куда я еду на самом деле.

— Ладно уж. Уболтала. Когда у вас свадьба? Если, конечно, она состоится…

— Через месяц… — вздохнула Сонда.

— Вот будет потеха, если ты опоздаешь, — окончательно развеселилась Хэтти.

— Типун тебе…

— Нет, ты только представь физиономию Эрика!

— Хэтти!

— Лица гостей!

— Хэтти!

— Миссис Тальбот с ума сойдет — как она мечтала о таком зяте!

— Хэтти! Да прекрати наконец! — не выдержала Сонда. — Не опоздаю. К тому же без меня свадьба не начнется!

— Поживем — увидим. Шутки шутками, но я надеюсь, что ты передумаешь.

4

После долгого перелета Сонда чувствовала себя совершенно разбитой. Ноги из-за долгого сидения не гнулись, спина превратилась в вопросительный знак и ужасно болела. В самый раз было поспать часиков десять, но сначала съесть что-нибудь питательное — желудок ворчал и требовал завтрака, обеда и ужина одновременно.

Однако Кэрри явно не был настроен на отдых и потребление пищи. Он шел впереди — перед глазами Сонды мелькал его рюкзак — и насвистывал себе под нос какую-то веселую песенку. Казалось, присутствия Сонды, вяло плетущейся позади него, он совершенно не замечает.

С того момента, как они встретились, Кэрри не обмолвился с ней ни словом. Точнее, он лишь коротко, комментировал события, которые должны произойти, и говорил Сонде, что она должна делать, — отдавал приказания. Сонде ничего не оставалось, как смириться с таким поведением спутника. Заводить разговор первой ей не хотелось. Вдруг он подумает, что она навязывается. Но в глубине души она была огорчена и обижена его поведением.

Да, конечно, она сама напросилась в эту поездку. И способ был не лучший. Настоящий шантаж. Правда, Кэрри мог бы сменить гнев на милость и относиться побережнее к усталой спутнице… Но, видимо, это не входило в его планы.

Как выяснилось, джентльменом Кэрри тоже не был. Чемодан, который Сонда взяла с собой, ей пришлось тащить самостоятельно. А он, надо сказать, был не из легких. Несколько теплых свитеров, две пары кроссовок, носки, футболки, джинсы, джинсовые бриджи, куртка, зубная щетка, тюбик «Колгейт», шампунь, мыло, дезодорант и прочее изрядно оттягивали не привыкшие к такому весу руки Сонды.

Но самое страшное заключалось в том, что Сонда совершенно не знала, когда неутомимый ковбой с рюкзаком соизволит сделать остановку. Внутренний голос подсказывал ей, что этот тип может пройти бодрым шагом еще очень много миль, и никакая остановка ему не понадобится. А что будет с ней? Это его совершенно не волновало. Ну и пусть! — решила Сонда. Она не попросит его остановиться, будет идти, пока есть силы.

А сил становилось все меньше и меньше. Сонда с самого начала подозревала, что Кэрри не остановится в отеле. И подозрения ее оправдались. Она надеялась, что местом их отдыха станет какой-нибудь небольшой домик, который хозяева сдают по дешевке. Но когда все возможные домики остались позади, Сонда поняла, что у Кэрри и на этот счет другие соображения. Теперь оставалось только догадываться, где Кэрри собирается устроить стоянку.

Виды, которыми хотела полюбоваться Сонда, оказались не таким уж привлекательными. Ей представлялось, что Мадагаскар — огромный зеленый остров с щебечущими птицами и веселыми, радушными людьми. С людьми они практически не общались, а зелени оказалось не так уж и много. То тут, то там виднелись отдельные группы деревьев, которые прерывались целыми вырубленными площадями. Очевидно, деревья у малагасийцев были расходным материалом, который они не очень-то экономили. Местами попадалась выжженная земля, приводившая Сонду в недоумение, — неужели на острове так часто бывает засуха?

Впереди, за очередным выжженным пространством показалась деревушка. Сердце Сонды радостно застучало — наконец-то. Теперь она поняла план Кэрри — он решил остановиться в местной деревне. Сейчас девушка обрадовалась бы любому месту, где можно наконец посидеть и поесть. О сне она уже и не мечтала.

Сонда подготовила себя к последнему броску, сознавая, что сил у нее хватит лишь на то, чтобы дойти до благословенной деревни. Перед глазами уже прыгали блестящие точки, с каждой минутой все увеличивающиеся и мешающие видеть, что происходит впереди. А впереди по-прежнему маячил рюкзак Кэрри, бодрого и веселого.

Свободной от чемодана рукой Сонда вытирала пот, постоянно выступавший на лбу. Ее футболка, вся вымокшая от пота, прилипала к телу, но переодеть ее она не могла — пришлось бы на время остановиться. А догонять потом Кэрри было равносильно самоубийству — на это ушли бы последние силы Сонды.

Показались первые деревенские домики. Сонда представила себе, с каким наслаждением она опустится на стул или на пол — уже не важно. Но Кэрри продолжал бодро идти вперед, словно вовсе и не собирался останавливаться. Сонда переложила чемодан в другую руку. За последние пять минут она сделала это уже четыре раза. Правда, легче ее вещи от этого не становились.

Деревня оказалась маленькой, и они прошли ее быстро. Надежда Сонды отдохнуть уплыла вместе с последними деревенскими лачугами, оставшимися у нее за спиной. Сонда впала в отчаянье.

Ей хотелось закричать Кэрри, чтобы он остановился и позволил ей отдохнуть. Но гордость помешала ей это сделать. Ей не хотелось выглядеть в его глазах ребенком, который попросил то, с чем не может справиться. Хотя в глубине души она понимала, что все обстоит именно так. Но признаваться в этом себе, а уж тем более Кэрри, который тут же обрушит на нее миллион колючих насмешек, она не собиралась.

За выжженной землей, обрамлявшей деревню, виднелась зеленая стена леса, пока еще не тронутого пожарами. Неужели Кэрри собирается вести ее через лес?

У Сонды подогнулись колени, и только силой воли она удержала себя от падения. Она едва может ковылять по ровной дороге, но лес… Он точно доконает ее! Что же делать?

Сонда прокляла свое упрямство, свою глупость, свою гордость. И зачем только она увязалась с ним на этот проклятый Мадагаскар?! Ведь Кэрри предупреждал ее… Она не слушала — ей ведь так хотелось приключений! Да какие же это приключения? — чуть не плача, подумала Сонда. Бежать с огромным чемоданом в руке следом за мужчиной, который совершенно о тебе не думает, — это больше похоже на мазохизм, а не на увлекательную поездку.

Кэрри даже не думал поворачиваться в ее сторону. Отстанет она, заблудится, умрет от перегрузки — ему на это совершенно наплевать. Сама виновата, продолжала пилить себя Сонда. Знала, с кем едешь…

Взглядом, полным ненависти, она уставилась на рюкзак Кэрри, покачивающийся впереди как маятник. Если бы от ее взгляда рюкзак мог загореться! Тогда Кэрри пришлось бы остановиться, чтобы затушить его, а Сонда могла бы отдохнуть в это время… Глупые фантазии! Не видать ей отдыха как своих ушей — Кэрри делает все, чтобы она умерла от голода и усталости! Все, чтобы Сонда пожалела о том, что пустилась с ним в это путешествие. Так ей и надо!

Внезапно Сонда почувствовала, что ее голова куда-то уплывает, и вместо одного рюкзака Кэрри перед ее глазами закачались два… Руки расслабились, выпустив чемодан, ноги подкосились, а тело, ставшее неожиданно таким легким, распласталось на дороге. Кажется, так теряют сознание… — только и успела подумать Сонда, растворяясь в жарком малагасийском воздухе…

Кэрри услышал позади себя звук падения. Наверное, она уронила чемодан. Сама виновата — не за чем было тащить с собой столько шмоток. Предупреждал ведь, что поездка — не простая прогулка. Он обернулся, ожидая увидеть ее взгляд, переполненный злостью, который всю дорогу жег ему спину.

— Ничего себе! — Кэрри даже присвистнул от удивления.

Чего-чего, а лежавшего на земле тела Сонды он точно не ожидал увидеть. Кэрри наклонился над ней и пощупал пульс. Жить будет. Кажется, она потеряла сознание от усталости. Он убрал с ее лба волосы, склеенные потом, и на мгновение залюбовался красивым лицом. Точеное, нежное… Не то, что у него — все в шрамах и ссадинах.

Кэрри провел по ее лицу ладонью, словно желая узнать, какова на ощупь кожа этой девушки. Гладкая и упругая, как лепесток только что распустившегося цветка. Восхитительного цветка — какой-нибудь лилии или магнолии… Веки Сонды затрепетали, и Кэрри тут же отдернул руку. Не хватало еще, чтобы она пришла в себя и застала его за этим занятием! Тогда клеймо соблазнителя ему обеспечено…

Кэрри снял со спины рюкзак — друга и верного помощника. Это хранилище цвета хаки было весьма удобным в путешествиях — рюкзак вмещал в себя массу всяких полезных и нужных вещей, умудряясь при этом не оттягивать плечи. Его лямки были снабжены мягкими подушечками из особой материи, которые позволяли плечам не слишком уставать даже при сильных нагрузках, и смягчали трение, неизбежное при ходьбе.

Как это он не догадался взять с собой флакончик с нашатырем? Но не мог же он предположить, что эта самовлюбленная мисс рухнет без сознания в самом начале пути! Могла бы остановить его, сказать, что ей необходим отдых.

Почему она этого не сделала? — размышлял Кэрри, перерывая рюкзак в поисках аптечки. Наверное, он так застращал ее своими условиями, что она не решилась к нему обратиться. Хотя, она не похожа на нерешительного человека — добилась же, чего хотела, приехала сюда. Лучше бы осталась со своим женихом. Тогда у Кэрри было бы одной головной болью меньше!

Нашатыря, как и предполагал Кэрри, в аптечке не оказалось. Зато нашлось не менее эффективное средство — жуткая смесь красного перца, спирта и морских водорослей. Она и мертвого поднимет! Кэрри делал ее самостоятельно по рецепту одного из старых друзей, которого не видел уже много лет, с тех пор как… Лучше не вспоминать об этом.

Он отвинтил крышку от небольшой стеклянной бутыли, приподнял голову Сонды и влил ей в рот несколько капель жидкости.

Через несколько секунд Сонда вскочила и, выпучив глаза, завертелась на месте как юла, пытаясь выплюнуть страшную гадость, которой ее только что напоили. Кэрри не удержался и закатился от смеха, гладя на пируэты, которые Сонда выписывала вокруг него.

— Очень смешно! — закричала на него Сонда, перестав отплевываться. — Отравить меня решили?!

— Ну что вы, — изобразил Кэрри полную невинность. — Просто привел вас в чувство.

— Сначала довели до бесчувственного состояния, а потом напоили какой-то гадостью! Будто я не знаю, что у вас на уме! Вы решили издеваться надо мной, потому что не можете смириться с тем, что я поехала с вами!

— Ну будет, будет, — попытался успокоить ее Кэрри. Хотя доля правды в ее словах все-таки есть. — У меня такого и в мыслях не было. Если бы я знал, что вы настолько устали… Но вы ведь не просили меня остановиться, шли за мной следом. Я же не телепат, в конце концов.

— Вы даже не оглядывались! Вам было наплевать, иду я за вами или уже отстала и заблудилась!

— Неправда! Повернулся же я, когда вы упали!

Как можно разговаривать с таким типом? Он все равно ничего не поймет. Сонда в изнеможении опустилась на чемодан. Дальше она не в состоянии ступить ни шагу. Ноги окаменели, превратились в два здоровых булыжника. Если так пойдет дальше, то она целиком превратится в статую и к Эрику ее отправят в коробке…

— Что будем делать? — поинтересовался у нее Кэрри. — Путешествие только началось, а вы уже сдулись, как лопнувший шарик. Предлагаете мне нести вас на руках?

— Еще чего! — огрызнулась Сонда. — Я не доверю вам нести себя!

Она обречено поднялась с чемодана. Встать и идти было, пожалуй, легче, чем выносить его насмешки. Но, Господи, сколько она сможет пройти еще?!

— Вы можете идти сами? Отлично! — Кэрри упаковал аптечку и с легкостью закинул рюкзак на плечи, так, словно это был не огромный рюкзак, а маленькая дамская сумочка. — Тогда — в путь.

Сонда от обиды, усталости и голода готова была расплакаться, но насмешливый взгляд Кэрри удерживал ее от окончательного признания своей беспомощности. Она наклонилась за чемоданом, но Кэрри опередил ее, взявшись за черную кожаную ручку раньше.

— Успеете еще понести. Надеюсь, в нем не только косметика — в лесу она вам вряд ли понадобится.

Сонда вспыхнула, но решила промолчать. Пусть издевается, главное, что теперь ей не придется тащить эту тяжесть. Ее руки обрели желанную свободу, да и ногам стало легче без дополнительной нагрузки. Она чувствовала себя куда лучше, чем раньше. То ли от того зелья, которое залил в нее Кэрри, то ли потому, что ее руки уже не были заняты тяжелым чемоданом.

Так или иначе, но теперь ей уже не хотелось испепелить взглядом ненавистный рюкзак цвета хаки, маячащий перед глазами. Через несколько минут она с удивлением заметила, что Кэрри сбавил шаг.

Желтое яблоко солнца закатилось за верхушки деревьев. Жара, всю дорогу досаждавшая Сонде, спала, и девушка с облегчением ощутила дыхание прохладного вечера. Кэрри, игравший в молчанку, наконец заговорил, и его глухой голос разбил завораживающую тишину дикого леса.

— Уже вечереет. До захода солнца осталось совсем не много времени. У меня здесь было когда-то свое место, где я часто останавливался. Надеюсь, что не ошибся и мы идем по правильному пути.

Я тоже надеюсь! — подумала Сонда. — И еще надеюсь, что мы поедим. Мысли, как назло, в голову лезли самые аппетитные. Сонда вспомнила о том, как совсем недавно они с Хэтти сидели в «Макдональдсе» и уплетали самые вкусные на свете булочки с котлетами, салатом и маринованными огурчиками…

Сейчас ей казалось, что Хэтти, «Макдональдс», Эрик — все это было в другой жизни, когда-то давно… Земля, заросшая деревьями и кустарниками, Кэрри, идущий впереди со своим рюкзаком, — вот ее настоящее, а прошлое осталось лишь в памяти. И теперь Сонда даже сомневалась в том, что когда-нибудь вернется к нему.

— У вас есть теплая одежда? — прервал ее размышления Кэрри.

Он говорил, не оборачиваясь, поэтому Сонде не слишком хотелось отвечать. Она привыкла разговаривать с людьми, которые смотрят ей в глаза, а отвечать спине было как-то дико.

— Сонда, вы опять упали в обморок? — не замедлила последовать насмешка, иголкой впившаяся в Сонду.

— Да, у меня есть теплая одежда.

— Тогда почему вы не отвечаете? Спите на ходу?

— Просто не привыкла разговаривать со спиной собеседника.

— Ну знаете… Не могу же я идти к вам лицом.

— Всю дорогу молчали, как окунь, а теперь вам поговорить захотелось, — проворчала Сонда.

— Между прочим, о вас беспокоюсь.

Кэрри уже жалел о том, что начал разговор. После их встречи в кафетерии он поклялся себе, что не перекинется с ней и парой фраз не по делу. Но она шла позади, такая уставшая и измученная, что Кэрри захотелось ободрить ее хотя бы словом.

Напрасно… Видно, женщин, вроде этой Сонды Тальбот, ничем не проймешь. Холодная, как Северный полюс, злая, как барракуда. Ходячий мешок желчи. Интересно, со своим женихом она такая же «ласковая»? Тогда их семейное счастье явно не будет долгим, если до этого вообще дойдет…

Деревья расступились, и перед глазами Сонды возникло зеленое блюдце лесного озера. Вначале она подумала, что зеленым озеро кажется из-за окружающих его деревьев, но, подойдя поближе, поняла, что не деревья, а водоросли, покачивающиеся в глубине, придают воде такой удивительный малахитовый оттенок.

Послышался пронзительный птичий крик. Сонда вздрогнула от неожиданности. На одном из больших валунов, лежащих в озере, сидела птица с длинной-предлинной, как у страуса, шеей.

— Не бойтесь, — успокоил ее Кэрри. — Это — Анинга.

— Кто? — удивилась Сонда.

— Анинга. Малагасийцы называют ее птицей-змеей из-за ее длинной шеи.

— Да, шея у нее — страус позавидует, — согласилась Сонда, с некоторым уважением взглянув на Кэрри.

Надо же, а он неплохо разбирается в местной живности. Она вновь посмотрела на птицу. Анинга слетела с валуна и опустила голову в малахитовую воду. Тело, оставшееся над водой, содрогнулось, и вскоре над поверхностью воды змеей взметнулась длинная шея. Птица вытянула шею вверх, как-то подобралась, а потом вновь расслабилась, позволив шее принять прежнее положение.

— Рыбу глотает, — прокомментировал Кэрри. — Сейчас полезет обратно на валун — сушить перья.

— Но водяным птицам ведь не нужно сушить перья… — вспомнила Сонда.

— Анинге — нужно, — убежденно возразил Кэрри. — В отличие от других, ее перья намокают. Ну что, Сонда, могу вас поздравить.

— С чем это? — Сонда оторвала взгляд от птицы-Анинги и перевела его на Кэрри.

— Мы пришли.

— Как пришли? — опешила Сонда. — Мы что, остановимся в озере?

— Нет, — улыбнулся Кэрри, — сейчас мы обойдем озеро и устроимся на другом берегу. Видите, — он показал рукой на валун, возвышающийся рядом с деревьями, — там отличное место для стоянки.

Сонда с облегчением вздохнула. Неужели настал конец ее мучениям, и она сможет отдохнуть? Ей с трудом верилось в это — день, проведенный в походе, казался бесконечным.

«Отличное место», на которое ей указал Кэрри, не представляло собой ничего особенного. Огромный валун, камни да парочка кустарников — только и всего.

Но у Кэрри на этот счет, видимо, были другие соображения. Он поставил чемодан Сонды на землю и начал распаковывать рюкзак, извлекая из него самые разнообразные вещи.

Сонда рухнула на землю и прижалась спиной к холодному камню. Наконец-то. Ноги гудели так, будто она совершила марафонский забег. То, что она чувствовала после перелета, меркло по сравнению с теперешними ощущениями — в теле не было ни одного мускула, ни одного сустава, который бы не переполняла тягучая боль. Сейчас ей хотелось только одного — заснуть и больше не просыпаться. Сонда блаженно сомкнула глаза, но Кэрри тут же позвал ее:

— Эй, Сонда!

— В чем дело? — раздраженно отозвалась она. Неужели он не даст ей спокойно посидеть?

— Не спите. Во-первых, на вас сырая футболка, а вы уселись на землю и прислонились к холодному камню. Я не собираюсь возиться с вами, когда вы подхватите воспаление легких. Переоденьтесь. Во-вторых, вам нужно поесть — подкрепить силы. В-третьих, мне нужна ваша помощь. Скоро стемнеет, а у нас нет дров для костра.

Какие дрова?! Сонда хотела сказать ему, что заснет сейчас и без еды, и без костра, в сырой футболке прямо на земле. Но передумала — в конце концов, его доводы были вполне разумны. К тому же холодный камень дал о себе знать — Сонда почувствовала легкий озноб.

Она оторвала тяжелое тело от валуна и нехотя полезла в чемодан. Толстый серый свитер с большим воротником — именно то, что ей сейчас нужно. Окинув взглядом выглаженные топики и бриджи, Сонда усмехнулась — только сейчас она осознала нерациональность своих сборов. Надо было поинтересоваться, что брать с собой, у Кэрри, а она не сделала этого, опьяненная своей тогдашней победой…

Сонда зашла за валун, стащила с себя все еще влажную от пота футболку, натянула топик, а сверху — теплый шерстяной свитер. Хорошо хоть его она догадалась взять с собой! От озера тянуло свежестью. Зажав в руке футболку, Сонда подошла к воде. Малахитовая пелена дрогнула — почти у кромки воды скользнула серебристая рыбина. Интересно, такую же съела на ужин птица-змея Анинга?

Кэрри все еще разбирал рюкзак. Сонда удивилась тому, как много вещей вмещал в себя этот зеленый увалень. Рядом с ним лежали примус, фонарь, хлеб, консервные банки, ножи, топор, два спальных мешка, одеяла, — а он был лишь наполовину пуст.

— Он что у вас — бездонный? — удивленно спросила она Кэрри.

— Вроде того. — Кэрри поднял голову, прочел удивление в глазах Сонды и, удовлетворившись, снова нырнул в рюкзак. — Даже ваш чемодан можно сделать бездонным, если знать, как правильно укладывать вещи.

— Ну извините, — надулась Сонда. — В походах я не была, а вы мне ничего не объяснили. Поэтому — что есть, то есть.

— Ладно, не обижайтесь. — Кэрри вновь вынырнул из рюкзака. На этот раз в его взгляде скользнуло что-то похожее на сочувствие. — Вы ведь и не спрашивали.

Через полчаса рядом с валуном была раскинута небольшая палатка, в которой уместились два спальника и одеяла. Кэрри оценивающе взглянул на произведение своего искусства и удовлетворенно покачал головой.

— Что ж. Теперь нам есть, где спать. Остался костер. Пора идти за дровами.

Последние лучики солнца над лесом уже догорели. Поэтому вторую ходку за дровами пришлось делать при свете фонаря. Сонда, памятуя о том, с какой «внимательностью» Кэрри следил за ней по дороге, старалась не отставать от него ни на шаг. Заблудиться в этом лесу, одной, ночью? Никогда! По сторонам раздавались подозрительные шумы — кто-то постоянно прыгал с ветки на ветку, кто-то шушукался на соседнем дереве. Сонда была не из пугливых, но все же ей стало не по себе.

Вдруг ее взгляд встретился с чьими-то огромными, печально-отрешенными глазами, светящимися в кустах. Сонда встала как вкопанная, не в силах осмыслить это жуткое зрелище. Кто это? Она хотела позвать Кэрри, но язык не слушался ее — он словно прилип к гортани. Вдруг что-то неведомое коснулось ее руки, и Сонда закричала.

— Это всего лишь я. Не стоит так пугаться. — Свет фонаря резко ударил ей в лицо.

— Господи, Кэрри… — Сонда облегченно вздохнула. — Там, в кустах, чьи-то огромные глаза.

Луч фонаря скользнул по разросшейся вокруг зелени, пополз вверх по стволу дерева, испещренного какими-то крупными белыми точками, и остановился на обладателе огромных отрешенных глаз. Маленькое существо с темной шерсткой и круглыми ушами уставилось на них своим печально-любопытным взглядом.

— Э! Да вам повезло, мисс, — улыбнулся Кэрри. — Таких, как он, осталось очень мало…

— Ай-ай? — спросила Сонда, вспомнив об исчезающем виде лемуров.

— Он самый, — кивнул Кэрри. — А вы-то откуда знаете?

— Догадалась, — пожала плечами Сонда. — Честно говоря, из всех обитателей Мадагаскара я знаю только этого. Да и то понаслышке. А что за белые точки по всей коре?

— Ай-ай выискивает под корой личинки насекомых — это его любимое лакомство. Он их выковыривает пальцем из-под коры. Видите, какой у него палец?

Сонда пригляделась к зверьку: действительно, один из пальцев ай-ая напоминал длинную спицу. Только, в отличие от обычной спицы, гигантский палец сгибался, позволяя зверьку проворно выискивать в древесной коре излюбленное лакомство.

— Малагасийцы убивают этих зверюшек, как только увидят: по их преданиям ай-ай — злой дух, приносящий несчастье. Пойдемте, — поторопил ее Кэрри. — Не будем мешать зверьку питаться. К тому же нам самим стоит что-нибудь съесть.

— Надеюсь, не древесные личинки? — ехидно спросила Сонда.

— Там видно будет. Но если есть особые пожелания…

Кэрри разжег костер довольно быстро. Как давно он не занимался такими вещами! Но талант, как говорится, не пропьешь… Он открыл две банки с консервированным супом из тунца и переложил содержимое в жестяной котелок. Вешая котелок над огнем, он краем глаза наблюдал за Сондой, которая тщетно пыталась растереть покрасневшие, разбитые непривычно долгой ходьбой, ноги.

Да, походили они на славу — даже у него ноги отваливались. И все же, надо отдать ей должное, — она держится молодцом. Ни нытья, ни лишних вопросов — все, как обещала.

После этой «прогулки» Кэрри даже перестал на нее злиться. В принципе, она оказалась неплохой спутницей. Если бы не ее высокомерие… Но с этим, видно, ничего не поделаешь. Таков характер — и не Кэрри его менять. И все же надо ей помочь — иначе ее ноги к завтрашнему дню превратятся в две огромные мозоли.

Кэрри перемешал содержимое котелка и залез в аптечку — кожаный мешок, из которого он уже извлекал сегодня нечто, «подбодрившее» Сонду.

— Натрите ноги этим. — Он протянул ей баночку с мазью ядовито-желтого цвета.

— Что это? — Сонда с опаской посмотрела вначале на мазь, потом на Кэрри. — После этого у меня ноги будет жечь так же, как рот сегодня днем?

— Какая вы недоверчивая! — Кэрри положил баночку на землю, рядом с Сондой. — Не хотите — не берите. Только ноги у вас завтра будут похожи на два шарика. Да не бойтесь вы, она не жжет. Просто снимет опухоли и боль — ноги будут, как у младенца.

Сонда недоверчиво покосилась на баночку, потом взяла ее в руки и поднесла к носу.

— Ну и запах!

— Не хотите — как хотите.

Кэрри потянулся за баночкой, но Сонда задержала ее в своей руке.

— Ладно, попробую.

— Так-то лучше.

Сонда, все еще не веря в чудодейственную силу мази, обладающей жутким цветом и не менее жутким запахом, медленно и осторожно начала втирать ее в ноющие ступни. Ну, если этот Кэрри опять решил над ней посмеяться… Однако ничего страшного не произошло. Ноги не обожгло, на них не появились волдыри, но и боль слабее не стала.

Кэрри спиной поймал ее вопросительный взгляд:

— Подождите немного. Примерно через полчаса вам станет лучше.

— Спасибо, — выдавила из себя Сонда. Оставалось только верить ему на слово.

Она надела синие вязаные носки с медвежатами и почувствовала запах еды. Желудок, скукожившийся и сжавшийся за день, тут же напомнил о себе. Последний раз она ела в самолете…

— Что на ужин? — поинтересовалась она.

— Суп с тунцом, — не поворачиваясь от костра, ответил он. — Но вы, кажется, говорили что-то насчет личинок…

— Беру свои слова обратно.

Тяготы дня были позади, и Сонда, расслабившаяся и разомлевшая от пламени костра, почувствовала, что ее неприязнь к Кэрри потихоньку улетучивается. Она не могла относиться к этому человеку однозначно: временами он ужасно раздражал ее, временами просто выводил из себя, но в иные моменты…

Сонда вспомнила, что она почувствовала к Кэрри, когда он одевался у нее дома. Тогда ей было наплевать на его наглость, едкие фразы и остальные неприятные качества… Она думала только о том… Но сейчас, как и в тот момент, она запретила себе думать об этой возможной стороне их отношений. Хотя… скорее невозможной…

— О чем думаете?

Сонда справилась с охватившим ее смущением. Она не ожидала такого вопроса именно в этот момент. Что, если бы она набралась смелости и сказала ему правду? Девушка подняла глаза и встретилась с темным взглядом своего спутника.

— Вы так хорошо знаете Мадагаскар, — нашлась Сонда. — Что вас связывает с этим островом? Если, конечно, вопрос не из области «лишних»…

— Совсем нет. Я расскажу вам. Только давайте сначала поедим. Я страшно проголодался. Не сомневаюсь, что и вы тоже.

Кэрри снял котелок с огня и вытащил из распотрошенного рюкзака завернутые в газету ложки. Одну он протянул Сонде.

— Приступайте.

— Спасибо.

Это было уже второе спасибо, которое Кэрри слышал из ее уст. Пора заводить книжечку и записывать, усмехнулся он про себя.

Сонда схватила ложку и, забыв обо всех правилах этикета, набросилась на горячий суп. Все булочки «Макдональдса» померкли рядом с этим восхитительным супом из тунца. Ей казалось, что она не ела уже несколько дней.

Кэрри с интересом наблюдал за Сондой. Как же она проголодалась! Он и не думал, что девица, привыкшая к дорогим и вкусным блюдам, так набросится на суп из какого-то тунца! Да, голод — не тетка… А по дороге она ни разу не заикнулась о том, что хочет есть. Гордячка Сонда! — улыбнулся Кэрри.

Сонда готова была опустошить содержимое всего котелка, но вовремя вспомнила о том, что рядом сидит голодный Кэрри. Сделав над собой немыслимое усилие, она отложила ложку в сторону и посмотрела на мужчину.

— Большое спасибо. Было очень вкусно.

— На здоровье. — Кэрри увидел голодный огонек, сверкнувший у нее в глазах, и оценил ее заботу. — Вы уверены, что больше не хотите? Я мог бы ограничиться и половиной того, что вы оставили.

— Благодарю вас. Я действительно больше не хочу.

Кэрри не стал настаивать, но ему было приятно, что Сонда отказывается от еды ради него. Не такая уж она эгоистичная, какой кажется на первый взгляд. Или хочет казаться? Кэрри быстро проглотил оставшийся суп и вымыл котелок в озере.

— Вы спрашивали, откуда я так хорошо знаю Мадагаскар. Все очень просто. У меня был друг он занимался наукой, изучал вымирающие и редкие виды животных. Он частенько и подолгу останавливался на Мадагаскаре — здесь прекрасная почва для такого рода исследований. А я — молодой и увлекающийся — путешествовал с ним…

— Вы говорите — «был друг». А где он сейчас? — полюбопытствовала Сонда.

— Не знаю, — помрачнел Кэрри. — Мы разошлись далеко не хорошими друзьями. Увы, не все супруги сохраняют нормальные отношения после развода… И вообще, — глянул он на Сонду исподлобья, — нам пора спать. Или вы не устали за день? — усмехнулся он.

— Хорошо, — проигнорировала насмешку Сонда.

У нее слипались глаза, поэтому даже самым интересным историям на свете она бы предпочла сон.

Кэрри выделил ей спальник, теплое одеяло и пожелал спокойной ночи. Сонда почувствовала, что боль в ногах практически исчезла, благодаря чудодейственной мази, но сказать об этом Кэрри не успела, потому что, оказавшись в теплом спальном мешке, моментально уснула.

Кэрри еще долго ворочался в своем спальнике. Сон не шел, несмотря на усталость. Его часто мучила бессонница, и он мог полночи, а то и целую ночь не смыкать глаз.

Сегодня он надеялся заснуть — все-таки денек выдался не из легких, — но убежать от бессонницы не так-то просто. Он долго думал о том, чем закончится путешествие и какие неприятности навлечет на него присутствие Сонды.

Правда, девушка изо всех сил старалась не вызвать его недовольства, но обстоятельства могут сложиться самым непредсказуемым образом. Лучше уж об этом не думать… Сегодня он чувствовал к ней симпатию и даже уважение. Она упала в обморок от усталости и жары, но не сдалась и пошла дальше…

Интересно, что она сказала своему жениху? Какую историю сочинила? И что вообще представляет собой ее жених? Наверняка какой-нибудь затюканный паренек, который терпеливо сносит ее насмешки…

Хотя, Кэрри, как ни старался, не мог представить Сонду рядом с затюканным пареньком. Слишком уж она яркая. Во всех отношениях: и внешне, и внутренне. Правда, лучше бы ее внутренней яркости было поменьше. Или выражалась бы она в чем-то другом…

Не поймешь эту Сонду. То она — настоящий айсберг, ни малейшего признака душевной теплоты. То — наивная девчонка, которая готова поверить всему, что ей скажут. То — вулкан, извергающий пламя дикой и совершенно необоснованной злости… То… Глаза Кэрри закрылись, и он наконец отправился в путешествие по сказочной стране снов…

5

Сонда высунула голову из-под синего полога палатки. Лучи яркого солнца ударили ей в глаза. Она прикрыла глаза рукой и выбралась на свет Божий. Ее спутника нигде не было видно. Куда он пропал?

— Кэрри! — крикнула она, но ответом был лишь птичий щебет.

— Кэрри! — повторила Сонда.

Безуспешно — Кэрри не подавал ни малейшего признака присутствия в их маленьком лагере. Рюкзак на месте, как, впрочем, и все остальные вещи. Значит, он ее не бросил. Да и вряд ли он оставил бы здесь свою палатку. К тому же он мог бросить ее гораздо раньше — зачем тратить время и еду на человека, которого собираешься оставить одного в лесу? Но куда он мог пойти?

Сонда обошла палатку и валун и окончательно убедилась в том, что Кэрри исчез. Ей стало не по себе. В голову лезли самые разнообразные мысли. Сонда лихорадочно пыталась вспомнить, говорил ли Кэрри что-нибудь о малагасийских хищниках, но ей это не удалось — кроме ушастого ай-ая с огромными глазами и птицы-змеи Анинги они никого не встречали.

Что ж, в этой ситуации ей остается только сидеть и ждать у моря погоды. Точнее, у озера. Хорошо еще, если в нем не водятся крокодилы. Сонда проклинала Кэрри, который оставил ее одну и ушел без предупреждения. Мог бы и догадаться, что девушке будет не по себе одной в диком лесу на совершенно незнакомом острове…

— Доброе утро, — услышала она голос Кэрри.

— Для кого-то — доброе, а кто-то проснулся и страшно испугался, увидев, что вас нет! — накинулась на него Сонда. Злость, правда, испарилась сразу же, как только она услышала его голос. Слава Богу, вернулся. Но для острастки отругать его все-таки следовало. — Могли бы и разбудить! Думаете, приятно проснуться черти где, в полном одиночестве?

— Я просто не хотел прерывать ваш сон, — обиделся Кэрри. — К тому же уходил я совсем ненадолго. Здесь, неподалеку, пресноводное озеро — в нем чистая вода, которая нам очень не помешает. Между прочим, на Мадагаскаре серьезные проблемы с пресной водой. Ее здесь очень мало. Большинство малагасийских женщин занято тем, что каждый день роет ямы на берегу моря и добывает из них воду — ужасно мутную и не совсем пресную, но все же… Я же принес отличную воду из источника, а вы на меня накинулись, как жена со скалкой!

— Ну это уж слишком! — «Жена со скалкой» окончательно вывела Сонду из себя. — Я безмерно благодарна вам за пресную воду, но оставлять меня одну-одинешеньку в этом Богом забытом месте…

— Успокойтесь, Сонда. — Только дурак считает, что последнее слово должно быть за ним, а умный прекратит бесполезный спор в самом его начале. Сейчас Кэрри хотелось быть умным. — Давайте лучше завтракать. Обещаю, что в следующий раз предупрежу вас, даже если отойду в кусты на две минуты.

Сонда умылась, причесала растрепанные волосы и почистила зубы. Кэрри осуждающе смотрел на то, как она расходует драгоценную воду. Наверное, она думает, что для него не составляет труда таскаться с канистрами до озера и обратно. Дорога туда не такая уж и близкая.

Неужели она не могла умыться водой из озера, которое находится в двух шагах от палатки? А без чистки зубов несколько дней можно и потерпеть… Вот они, избалованные дамочки. Привыкли к тому, что все для них и ради них… А ты корячься, только и знай, что воду таскать. Малагасийские женщины разорвали бы ее на кусочки, увидев такое кощунственное обращение с водой…

Они позавтракали бутербродами и кофе, воду для которого Кэрри согрел на примусе. Сонда обиженно молчала — никак не могла забыть «жены со скалкой». Наверное, Кэрри не знал, что это для нее — одно из самых страшных оскорблений. Когда Сонда слышала это выражение, ей сразу же представлялась этакая беременная растрепа в халате и с бигуди на голове, которая постоянно всем недовольна, брюзжит и пилит своего мужа, а заодно и всех его друзей… Фу! Отвратительная картинка.

Кэрри словно догадался, о чем она думает, и спросил:

— На что вы так обиделись?

— «Жена со скалкой», — честно ответила Сонда, — ужасное выражение. Мне казалось, что никто обо мне так не скажет.

— Бросьте дуться. Во-первых, я пошутил. Вы совершенно не похожи на жену, тем более со скалкой. Во-вторых, это было образное выражение — я не имел в виду ничего конкретного. Так, к слову пришлось.

— А почему я не похожа на жену? — поинтересовалась Сонда. — Вообще-то в скором времени я собираюсь ею стать.

— Вам честно ответить? — серьезно спросил Кэрри.

— Нет, — съязвила Сонда. — Я спрашиваю для того, чтобы вы мне соврали.

— Я с великим трудом представляю вашего жениха, а мужа, извините, совершенно не могу представить. Вы производите впечатление женщины, которой не нужен никто, кроме нее самой.

— Вы хотите сказать, что я — эгоистка?

Сонда хотела было вспылить, но поняла, что он говорит чистую правду. Эрик… Она прекрасно прожила бы и без него, если бы не чувствовала потребности заполнить пустоту в душе, разрастающуюся с каждым годом все больше и больше. Эту пустоту надо было чем-то заполнить, но пока Сонда не знала, чем именно. Поэтому тыкалась, как слепой котенок…

— Не совсем так. — Кэрри серьезно посмотрел на нее. Он всегда смотрел в глаза людям, с которыми говорил о важных вещах. — Но очень близко к тому. Честно говоря, я не могу в вас разобраться до конца. Вы хотите многого, но боитесь показать, что этого хотите. И при всем вашем желании взять, вы не готовы дать взамен, оторвать что-то от себя. Возможно, поэтому вы и скрываете свои желания от других — чтобы не показаться эгоисткой. Мол, мне от вас ничего не нужно, но и вы от меня тоже ничего не получите… Правда, все это — лишь мои догадки. Разобраться в себе можете лишь вы сами, но, мне кажется, вы не слишком торопитесь это делать.

— Может, вы и правы. Я действительно не тороплюсь. И потом, я ненавижу самокопание — оно никого до добра не доводит. К тому же, на мой взгляд, это — высшая форма проявления эгоизма.

Здесь я с вами не соглашусь. Узнав больше о себе, о своих способностях, вы — я не имею в виду именно вас, скорее человека вообще, — можете больше дать окружающим. Поделиться своим опытом, лучше, конечно, положительным, а не отрицательным, — усмехнулся он. — Открыть свои способности и сделать так, чтобы они приносили пользу другим, а не только вам, задача не из легких. И, согласитесь, это мало похоже на «высшую форму проявления эгоизма».

— Да, пожалуй. — Сонда почувствовала, что ей становится все интереснее разговаривать с этим мужчиной. Он был очень убедителен, но не навязывал свою точку зрения. И совсем не выглядел нахалом, каким она увидела его тем злополучным утром. Хотя… тогда и она была далеко не на высоте. — Но сколько времени уйдет на это самокопание, прежде чем, простите за тавтологию, вы докопаетесь до собственных недр… У кого-то на это может уйти вся жизнь.

— Возможно. Наверное, нужно отметать лишнее и искать главное. Вся соль заключается в том, чтобы отличить это лишнее от главного и не перепутать их. Иначе весь процесс — псу под хвост… — Кэрри взглянул на часы и то, что он увидел, заставило его отставить в сторону недопитый кофе и подняться с земли. — Заболтался, — сказал он с досадой. — Сонда, мне пора идти, а вам придется остаться здесь одной на несколько часов.

— Что? — Сонда не верила своим ушам. Он опять собрался бросить ее одну в этом лесу. — Ни за что не останусь, я пойду с вами.

Начинается… Кэрри потер бровь. Нет уж — придется уговорить ее остаться. Задача не из легких, но стоит попробовать.

— Сонда, поймите, вы будете только мешать мне. Черт его знает, что может произойти.

— Вот именно этого я и боюсь. С вами что-то произойдет, а я останусь в лесу. Мне никогда не выбраться из этого леса, вы понимаете, никогда! Да и кому придет в голову искать меня здесь?

В голосе Сонды звучал неподдельный страх, заставивший Кэрри задуматься над разумностью ее доводов. А если она права? Может произойти все, что угодно. Чем черт не шутит — вдруг он действительно не вернется. Конечно, в самом худшем случае… Правда, если она пойдет с ним, то тоже подвергнется опасности. Но, по крайней мере, у нее будет больше шансов выбраться из передряги.

— Вы можете одеться так, чтобы не слишком привлекать к себе внимание?

— Нет, — огрызнулась Сонда. — Надену мини-юбку и туфли на шпильке.

— Это не так смешно, как вам кажется. — В его голосе звучали металлические нотки. — Так можете или нет?

— Я надену джинсы и футболку… — неуверенно произнесла Сонда, которая все еще не могла понять, чего от нее хочет Кэрри.

— Ваша прическа… — Кэрри окинул длинные черные волосы Сонды критическим взглядом. — Соберите волосы в пучок. И никакой косметики.

Сонда хотела было спросить, к чему такая конспирация, но вовремя вспомнила о том, что «лишних» вопросов задавать не имеет права. Она сделала все, как просил Кэрри, и была готова уже через пять минут.

— Оперативно, — похвалил ее Кэрри.

Ей была приятна его похвала, но подозрения не улетучивались. Что-то было не так во всей этой истории с покупкой идола. Зачем они остановились в лесу? Почему Кэрри не хотел брать ее с собой? Почему все это так опасно?

Неужели кто-то готов на убийство ради того, чтобы перекупить эту древнюю деревяшку? Конечно, есть люди, которые пожертвуют всем, даже чужой жизнью, для достижения собственной цели… Но малагасийский идол — это уж слишком. Что-то Сонда не слышала о том, что нынче безделушки с Мадагаскара в такой моде… Кэрри определенно темнит.

Из леса они выбрались гораздо быстрее, чем попали в него. Кэрри объяснил Сонде, что они шли другим путем, потому что на этот раз им нужно было попасть в город, находящийся в направлении, противоположном тому, откуда они пришли. Какая загадочность, вновь засомневалась Сонда. Что ж, чем дальше в лес, тем больше дров.

Они остановились у какого-то большого поселения — это было что-то среднее между городом и деревней. Маленькие, плохонькие домишки малагасийцев чередовались с двухэтажными и трехэтажными постройками, очевидно, сделанными европейцами.

Бедность контрастировала с богатством так явственно, что Сонда подумала: а не пародия ли это на все мировое устройство? В цивилизованных странах есть бедные кварталы, но они не бросаются в глаза так, как здесь…

Впервые за всю сознательную жизнь Сонда устыдилась, нет, не того, что она богата, а того, что никогда не считалась с бедностью, не думала о ней. Да и зачем ей было думать о том, что ее не касается. Ведь Виктор Тальбот оставил дочери огромное наследство…

— Теперь нам придется расстаться. — Кэрри тут же затушил попытки Сонды сопротивляться. — Даже не думайте о том, чтобы пойти со мной. Вы будете сидеть около этого дома и ждать меня, сколько бы я не отсутствовал. Сами напросились — теперь сидите. Взять вас с собой не могу. Если к вечеру меня не будет — да не бледнейте вы так, это я на всякий случай, — выбирайтесь, как сможете.

Утешил, нечего сказать. Сонда опустилась на некоторое подобие скамьи — несколько бревен, неизвестно чем скрепленных друг с другом — и приготовилась к долгому ожиданию. Синяя футболка Кэрри скрылась за поворотом, и на душе у Сонды стало холодно и пусто. Кэрри, Кэрри… Почему ты не взял меня с собой? Что я буду делать, если ты вдруг пропадешь?

Сонда поняла, что никогда и ни с кем еще не чувствовала себя так прочно связанной… Как эти бревна, крепящиеся друг к другу неизвестным, невидимым ее глазу материалом. Так и с Кэрри — она толком не понимала, что связывает ее с этим мужчиной: неуемная ли жажда приключений, страх ли остаться одной в незнакомом мире или что-то другое, вовсе не подвластное разумному объяснению…

Сонда была уверена только в одном: ни с Натаном, ни с Эриком она не чувствовала ничего подобного. И вряд ли когда-нибудь испытает это с кем-то другим. С кем-то, кроме темноглазого Кэрри с большими губами, шрамом над левой бровью, седой прядью на левом виске и глухим, но таким притягательным голосом…

Рядом с Сондой резвились шустрые темнокожие мальчуганы. Их ватага играла в какое-то подобие пятнашек: они выбирали ведущего, а потом с визгом разбегались от него, чтобы он не успел их осалить. Причем тому, кто убегал, достаточно было успеть плюнуть себе на ладонь или упасть на землю, скрестив руки на груди, — тогда догоняющий не имел права его осалить. Интересно, что означают эти плевки и падения? — задумалась Сонда. Наверняка когда-то у малагасийцев был похожий ритуал, о котором сейчас уже никто и не помнит.

Сколько ей еще придется ждать Кэрри? Час, два или целую вечность? Что ей делать, если он действительно не объявится до вечера? Расспрашивать мальчишек о том, где находится аэропорт, на языке, который они едва ли понимают…

Однако ее страхи быстро развеялись — из-за поворота показался запыхавшийся Кэрри, который, не говоря ни слова, схватил ее за руку и потащил за собой. Сонда послушно рванула следом, повторяя про себя, как волшебное заклинание: не задавать лишних вопросов.

Как тут обойтись без вопросов? — спрашивала она себя, справляясь с отдышкой после пробежки. Они уже оторвались от поселения и скрылись за стеной зеленых деревьев и кустарников. Кэрри, хоть и сбавил темп, перейдя на быстрый шаг, все еще оглядывался назад, очевидно, проверяя, — нет ли за ними погони.

Сонда вздохнула. К сожалению, она привыкла держать слово (если она рассказала Хэтти о своей поездке, то только потому, что доверяла подруге, как себе самой). А ей так хотелось получить ответ на мучившие ее вопросы… Сонда была уверена, что даже если она спросит Кэрри, почему идол окружен такой тайной, тот лишь сухо напомнит ей об условиях, с которыми он взял ее в поездку. Так что лучше уж ей молчать и не отказываться от взятых, пусть и невольно, обязательств.

— А вы — молодчина, — с уважением посмотрел на нее Кэрри. — Я-то думал, придется вам объяснять, что к чему, прежде чем вы встанете со скамейки.

— Не помешало бы, — буркнула Сонда, в глубине души польщенная его похвалой. — Вы так меня схватили, что мне было уже не до объяснений…

— Больно? — озабоченно спросил Кэрри. Ему совсем не хотелось, чтобы на ее нежной коже его стараниями появился синяк. Правда, в тот момент, когда надо было уносить ноги, он думал об этом меньше всего. Но сейчас этот вопрос почему-то его беспокоил.

— Ничего, до свадьбы заживет. — Сонда потерла рукой немного нывшее запястье.

Мысль о ее предстоящей свадьбе почему-то заставила Кэрри почувствовать досаду. Замужество Сонды представлялось ему каким-то далеким и абстрактным, а сейчас он впервые представил ее в наряде невесты у алтаря. Она будет улыбаться своему жениху, говорить ему «да», а потом целовать его.

Эта картина так живо встала перед глазами Кэрри, что он поторопился отогнать неприятное видение. Какое ему дело до того, когда и за кого она выйдет замуж? И выйдет ли вообще? Наверное, переволновался — дело, которое поручил ему Арчибальд Джастус, оказалось не таким уж простым. Впрочем, Кэрри это предполагал.

— Извините, — покосился он на покрасневшее запястье Сонды. — Впредь буду помягче. Если, конечно, придется снова тащить вас куда бы то ни было. — Пустяки.

Сознание того, что все позади, что Кэрри вернулся и теперь они снова вместе — как звенья одной цепи — подняло Сонде настроение. Она готова была прощать всех и вся, быть доброй и дружелюбной, ласковой и внимательной. Надо сказать, такой душевный подъем был в диковинку для нее самой.

Всю дорогу до лагеря они болтали и смеялись. Кэрри рассказывал ей о деревьях, растущих в лесу, травах и лечебных свойствах этих трав. Сонда слушала, как завороженная, внимая каждому его слову.

Ей казалось — Кэрри знает обо всем, что только может быть на Мадагаскаре. Он показал ей настоящего хамелеона. Это странное существо Сонда видела лишь однажды в зоопарке. Да и то — тот был хилым и бледным заморышем рядом с этим огромным ярко-зеленым представителем здешней фауны.

Красноглазый хамелеон, упакованный в зеленую броню, прекрасно сливался со стеблем дерева, на котором сидел. Оказалось, что он не только меняет окраску, но умеет вращать своими огромными, окруженными толстой кожей глазами, по отдельности и в какую угодно сторону. Сонда была очень удивлена, когда узнала, что глаза хамелеона могут делать оборот в триста шестьдесят градусов.

Кэрри рассказал ей об интересном мнении на этот счет самих малагасийцев. Оказалось, они считают, что один глаз хамелеона устремлен в будущее, другой — в прошлое, а когда он видит добычу — глаза сходятся, встречаются в настоящем. И действительно, как только перед хамелеоном возник упитанный кузнечик, длинный язык взметнулся, и несчастная жертва всевидящего красного ока оказалась в прожорливом желудке хамелеона.

В лагерь они успели прийти до наступления темноты. Настроение Сонды омрачала лишь противная боль, которая ни с того ни с сего появилась в области затылка. Кэрри, заподозривший неладное, настоял на осмотре. Выяснилось, что нежную кожу Сонды облюбовало небольшое, но зловредное насекомое, которое потихоньку спрыгнуло с ветки на ее шею и принялось пить кровь, разбавляя ее ядом.

Кэрри удалил мерзкую тварь с помощью спиртового раствора и ваты, ругая себя за то, что забыл заставить Сонду надеть какой-нибудь головной убор.

— Не волнуйтесь — с вами все будет в порядке. Однако небольшое количество травяной настойки вам не помешает.

— Настойки? — насторожилась Сонда. — В ней есть алкоголь?

— Да, как и в любой настойке. А что вас беспокоит? — удивился Кэрри.

Сонда опустила глаза. Признаваться в своем тайном пороке ей не слишком-то хотелось. Но Кэрри уже видел ее в деле, так что особых причин для смущения не было…

— Алкоголь скверно на меня влияет…

— Он на всех влияет не лучшим образом.

— Для меня это настоящая беда — я полностью теряю контроль над собой, точнее, я совершенно не соображаю, что делаю. И если начинаю пить — не могу остановиться.

— Да, — рассмеялся Кэрри, вспомнив ночку в баре и ее последствия. — Понял. Я дам вам совсем чуть-чуть. И не каплей больше. Идет?

— Идет.

Теперь Сонда чувствовала, что доверяет ему. У нее не было сомнений в том, что этот человек не причинит ей вреда, даже незначительного. Та невидимая связка, о которой Сонда размышляла в ожидании Кэрри, позволяла ей рассчитывать, надеяться на него. Главное, чтобы она не обманулась в своих чаяниях. Но она была уверена, что этого не произойдет.

Они расположились у костра, разведенного Кэрри, и Сонда молча любовалась огнем, разгорающимся в лесных сумерках. Мысли ее были заняты вопросом: когда же закончится эта сказка, которая началась совсем недавно, но принесла с собой такую бурю чувств.

— Могу вас поздравить, — сказал Кэрри, словно прочитав ее мысли. — Завтра я завершу свою миссию на этом острове, и мы можем возвращаться.

Так скоро? — хотела удивиться она, но удержалась. Зачем Кэрри знать о том, как она чувствует себя здесь? О том, как изменилось ее отношение к нему всего за два дня? Ей лучше оставить свои чувства при себе, положить их в какой-нибудь ларчик воспоминаний и иногда вытаскивать его, чтобы любоваться своими сокровищами.

Сонда представила себе далекое будущее: она станет женой Эрика, у них появятся внуки, и Сонда, седовласая старушка, будет, колдуя над пирожками, рассказывать внукам о далеком острове Мадагаскаре… Может, это будущее и вдохновило бы любую другую женщину, но только не ее… Она не хочет детей, внуков и пирожков! Во всяком случае, сейчас Сонда не представляет себя в этой роли.

Если она выйдет за Эрика — дети, внуки и пирожки ей обеспечены. Сонда не успеет толком разобраться, как полный комплект всего этого будет у нее на руках. Ведь Эрик такой предсказуемый. И вся их семейная жизнь будет такой же предсказуемой, как он сам. Другое дело Кэрри — с ним никогда не знаешь, что ждет тебя впереди. Сонда разозлилась на себя — опять она сравнивает этих двоих. В голову пришла дурацкая мысль: если быстро повторять имя Эрик — получается Кэрри… Эрик, Эрик, Эрик, Эрик…

— Чем вы опечалены, Сонда?

Если бы Сонда умела краснеть — покраснела бы непременно. Ненормальная! — отругала она себя. — Хватит думать о всяких глупостях! Пора возвращаться в реальный мир. Уже завтра у тебя не будет ни Кэрри, ни Мадагаскара… Поэтому нужно научиться принимать то, что есть. А есть у тебя замечательный жених, который наверняка, если ты, конечно, попросишь, подождет с детьми, внуками и пирожками…

— Вы не поверите, но я размышляю о браке.

— Сложно поверить. — В темных глазах резвилась стайка маленьких бесенят. — Невеста накануне свадьбы думает о браке…

— Не смейтесь. Я, между прочим, серьезно.

— А я решил, что вы шутите. — Кэрри тоже посерьезнел. — Вы назначили дату свадьбы?

— Да, как раз перед отъездом. — Эрик, как будто нарочно, выбрал именно тот момент, когда она не могла возражать — чувствовала себя виноватой за ложь, которую пришлось ему плести. Тогда она не придала этому большого значения, но сейчас это бесило ее так, как будто Эрик силой заставляет ее выйти за него. — Пришлось сказать ему, что я навещаю больную тетушку.

— А я все гадал, какой предлог вы придумаете для жениха. Скажите честно, Сонда, вы хотите выйти за него замуж?

Кэрри и сам не ожидал, что задаст этот, мягко говоря, не слишком тактичный вопрос. Он просто выскользнул из его мыслей и понесся к языку, избегая столкновения с разумом, который должен был пресечь его и вернуть на место. Кэрри стало стыдно, но слово — не воробей…

Сонда отреагировала на вопрос удивительно спокойно. Кэрри понял, что она много раз пыталась ответить на него себе самой.

— Недавно мы разговаривали об этом с Хэтти — помните мою подругу? Я сказала, что брак — мероприятие скорее рассудочное, нежели чувственное. Это союз людей, которые могут доверять друг другу, рассчитывать друг на друга. Чувства здесь второстепенны. Простите за цинизм, но на них далеко не уедешь. Пройдет время — от чувств не останется и следа. Что тогда будет связывать людей друг с другом? Мой жених — воплощение надежности. Он верен своему слову. Когда я рядом с ним, то знаю, что будет завтра. Может быть, сейчас мне хочется совсем другого… — не без смущения вспомнила Сонда свои недавние размышления. — Но через несколько лет мне захочется стабильности, и что тогда? Что со мной станет, если я пойду на поводу у своих эмоций?

— Мне кажется, вы слишком редко идете у них на поводу. Подозреваю, что ваше желание ехать со мной — чуть ли не единственное проявление ваших эмоций. Едва узнав вас, я думал по-другому. Мне казалось, вы — чувственная натура… Впрочем, я не ошибся. Только слишком уж глубоко вы прячете свою чувственность, словно боитесь, что вас в ней уличат… Но, поверьте, это не то качество, за которое осуждают, напротив…

— Это именно то качество, которое может сломать жизнь.

— У вас большой опыт в этом плане?

— Нет. Но именно потому, что я всегда избегала получения опыта такого рода. Мне он ни к чему.

— Ошибаетесь — вам бы он совсем не помешал. Я почему-то уверен, что он дал бы вам возможность иначе взглянуть на жизнь. Не стоит вписывать любовь в свой ежедневник — завтра в полдень я полюблю, а послезавтра выйду замуж. Надо просто поддаться ритму любви…

— Вы красиво говорите, Кэрри… Все говорят об этом так красиво… А как выходит на деле? Брошенные жены, разбитые случайными связями браки, одиночество в старости…

— Я чувствовал, что вы боитесь одиночества. Но поверьте мне, человеку, который прошел через любовь и боль, и это самое одиночество… Я и сейчас не стану страховаться на год вперед. Что будет, то будет. Главное — не бояться, потому что одиночество, старость и смерть чуют твой страх за версту. И чем больше боишься, тем быстрее они находят тебя и занимают пустое пространство в твоей душе. Пустое — потому что заполнено оно было только тем самым пресловутым страхом, этой чертовой попыткой застраховаться!

Сонда невольно залюбовалась его горячностью. Когда он переставал шутить и начинал говорить серьезно, он становился красивым. Шрам и сломанный нос говорили о печальном опыте, может, и не любовном, но жизненном, и придавали его словам еще большую убедительность. Сонда готова была поверить ему, но что-то внутри, возможно, тот самый страх, о котором говорил Кэрри, заставляло ее мыслить прежними категориями и не поддаваться доводам, приводимым этим мужчиной.

— Я склонна рассматривать этот страх как осторожность, которая, как все мы знаем, никому еще не мешала. И, кстати, что есть брак сам по себе, как не предосторожность? Попытка застраховать себя от измены, от ухода любимого человека? Да, это чистая формальность, которая не помешает ему уйти, но все же мы к ней апеллируем, ищем в ней защиту, прибежище. Не нужно обманывать себя, рассуждая о браке по любви. В таком случае, зачем его заключать? Можно просто жить вместе, не объявляя о своем союзе государству и церкви. Брак изначально зиждется на расчете, так зачем прикидываться, что мы чужды условностям и нами движут лишь романтические побуждения? Мне кажется, я в этом плане честнее вас. Я хотя бы не оправдываю свой расчет пылкой страстью и прочей ерундой…

— Возможно, вы просто не знаете, что это такое. Не сердитесь. — Кэрри прочитал недовольство во взгляде Сонды. — Я не хотел вас обидеть. Просто, не исключено, что вы еще не раскрылись до конца. Но учтите, может быть поздно…

— А вы, насколько я понимаю, раскрылись, — перебила его Сонда. Ей стало нестерпимо обидно оттого, что он считает ее не женщиной, а какой-то ледяной глыбой, бутоном, который увядает, так и не распустившись… — И успели набраться негативного опыта? Пусть я буду увядающим бутоном, не успевшим распуститься, но зато мне не стать червивым яблоком!

Кэрри отреагировал на ее выпад с олимпийским спокойствием. Он знал, что Сонда не готова услышать правду, и понял, насколько эта правда могла ее ранить. Что ж, сам виноват, нечего было лезть со своими предположениями. Но почему-то ему не хотелось, чтобы эта девушка стала «увядшим бутоном»…

— Да, выражаясь вашими терминами, я умудрился превратиться в «червивое яблоко». И, если вы все еще можете слушать меня спокойно, я расскажу вам, как это произошло.

Сонда кивнула. Не будет большой беды, если она узнает о его личной драме. Лучше получать негативный опыт из чьих-то рассказов, а не на собственном опыте. К тому же личная жизнь Кэрри Хэйзи с каждой минутой становилась для нее все интереснее…

Кэрри Хэйзи, молодой человек двадцати трех лет отроду, только что вернулся из очередной поездки на Мадагаскар с зоологом Терри Неттлом. Он неплохо провел время, помогая другу изучать редкий вид рыбы — тифлеонис. Эта «слепая рыбка», а рыбка действительно была слепой, водилась в одном из немногих пресноводных гротов, неподалеку от Анкаратры. Впечатлений от поездки хватило бы на всю жизнь. Но Кэрри казалось, что если жизнь так длинна, то и впечатлений должно быть много.

К тому же Кэрри не собирался останавливаться на достигнутом, решив не ограничиваться одним Мадагаскаром. Для путешествий была еще тьма-тьмущая островов и континентов, где Кэрри надеялся проявить свои выдающиеся, как он считал, способности.

А способности у него действительно были. Начиная с того, что он мог выжить везде, где угодно, заканчивая тем, что он обладал недюжинным умом, позволявшим прекрасно анализировать ситуации любой степени сложности. Правда, денег, чтобы реализовать эти способности, было не слишком много, но кто думает о деньгах, когда есть молодость и задор?!

Кэрри организовал некое подобие дела: он занимался тем, что помогал людям достать то, что им было необходимо. Кому-то, например, понадобилась ручная кобра — и Кэрри мигом летел в Индию, чтобы уговорить местного укротителя продать ему «змейку». Кто-то хотел удивить любимую, подарив ей коалу на день рождения — и Кэрри отправлялся в Австралию в поисках «мишки». И так далее.

Бизнес был оригинальным и экстремальным, но окупал себя с трудом, так как сил и денег тратилось непомерное количество, а такого рода заказы поступали не часто. Однако Кэрри нравилось свое дело — оно давало ему именно то, что он хотел, — свободу и путешествия. Деньги — да так ли это важно? На них свет клином не сошелся…

В конторе своего очередного заказчика он познакомился с Дженни Лу, голубоглазой красавицей, занимавшейся ужасно скучным делом — юридическим консультированием. Дженни Лу объяснила Кэрри, что ее босс хочет иметь в своем особняке настоящего аллигатора. И Кэрри ринулся на подвиги во имя голубоглазой дамы.

Операция «Аллигатор» прошла далеко не так успешно, как предполагал Кэрри. Но отделался он сравнительно легко — шрамом на лбу и сединой, той самой белой прядью, которая от пережитого ужаса появилась на его виске. Его помощнику пришлось гораздо хуже — тот и вовсе сгинул в реке, кишащей жуткими рептилиями.

Он привез аллигатора для шефа Дженни Лу и с тех самых пор не расставался с голубоглазой красавицей, которая окончательно и бесповоротно поселилась в его сердце. Дженни Лу ответила молодому и храброму парню взаимностью, поэтому через год они поженились.

Поначалу все походило на сказочный сон: медовый месяц в маленьком домике у озера Онтарио, сладкие поцелуи, клятвы в верности до гроба, она — в прозрачных одеждах, он — в костюме Адама…

Но медовый месяц закончился и, как это часто бывает, сказка стала реальностью, а романтические герои — мужем и женой. Через год совместной жизни Дженни Лу осознала, что муж периодически исчезает на месяц-другой, а денег от этого исчезновения, увы, не прибавляется.

Кэрри пытался объяснить ей, что деньги, в сущности, не такая уж и важная вещь, тем более детьми они пока обзаводиться не собирались… Но Дженни Лу его объяснения не устраивали: ей нужна была новая шляпка, дорогие духи, красивая одежда и, в конце концов, ей надоело надевать на шею одну и ту же серебряную цепочку.

Кэрри понимал, что ее аргументы вполне резонны: он женат, ему пора бы остепениться, найти какое-то более прибыльное и не сопряженное с долгими отъездами дело. Пришлось наступить на горло собственной песне, закрыть контору, распустить служащих, распрощаться с друзьями и искать, искать, искать новую работу. Только интересная работа как-то не хотела плыть в руки Кэрри. Все, за что он брался, приводило его в уныние, да и денег, по-прежнему, приносило не много.

На выручку ему пришла сама Дженни Лу. Одному ее приятелю, бывшему однокурснику, а нынче известному адвокату, понадобился молодой и сообразительный парень. В умственных способностях мужа Дженни Лу не сомневалась, поэтому сразу же посоветовала адвокату рассмотреть его кандидатуру.

Кэрри пытался воспротивиться такому повороту событий. Во-первых, он хотел найти работу сам, без чьей-либо помощи. Во-вторых, перспектива хоронить себя заживо в пыльных бумагах адвокатской конторы его не слишком привлекала. В-третьих, Фрэнк Мидлстоун, известный крючкотвор, не понравился ему с самого начала.

Но горящие глаза Дженни Лу, увидевшей в ювелирном магазине очередное недоступное украшение, сделали свое дело — Кэрри сдался. Деньги, которые Фрэнк Мидлстоун обещал ему за работу, могли бы поднять их семейное благосостояние на должную высоту.

Вскоре мистер Мидлстоун стал настоящим другом семьи. Он приходил на все семейные праздники, обеды, ужины. Дженни Лу всегда радовалась его приходу. И чем мрачнее и бледнее становился Кэрри, тем румянее и привлекательнее становился адвокат. Кэрри понимал, что его романтический ореол в глазах Дженни Лу поблек, и теперь, на фоне преуспевающего адвоката он выглядит мелкой сошкой. Но, в конечном итоге, она сама этого хотела…

Но, как бы то ни было, к финалу этой истории Кэрри был совершенно не готов, и когда в один прекрасный день Дженни Лу сообщила ему, что ей нужен развод, он стоял и смотрел на нее, как громом пораженный.

— Развод? — В его голове не укладывалось ни это слово, ни намерения Дженни Лу. — Но зачем? Что я сделал не так?

— Дело не в тебе, Кэрри. Просто мы с Фрэнком любим друг друга.

Так просто? Она перечеркнула его жизнь, его работу, его любовь, и говорила об этом с такой легкостью, будто речь шла о покупке новой шляпы. Кэрри казалось, что он спит или бредит — он не мог поверить в то, что его жена говорит правду.

— А как же мы, Дженни Лу? Как же наша любовь? Неужели ты ничего ко мне не испытываешь?

— Боюсь, что нет, Кэрри. — Дженни Лу подошла к нему близко-близко и погладила рукой его волосы. — Прости меня…

Он не стал ее отговаривать, но ему было так больно смотреть на то, как его жена спокойно собирает вещи, спокойно упаковывает их в чемодан, спокойно с ним прощается и спокойно выходит из дома. Навсегда…

— Не подумайте, что я жалуюсь. Нет. Рассказав вам эту историю, я добивался того, чтобы вы поняли: после случившегося я не перестал верить женщинам, я не начал боятся любви, я не стал считать свою жизнь неудавшейся. И много всяких других «не». — Кэрри подкинул в костер бревно и снова повернулся к Сонде. — Все не так страшно, как кажется. Вам не обязательно застраховываться от всех ошибок. Главное, настроить себя так, чтобы они не казались непоправимыми. Да, я так и не понял, что нужно было Дженни Лу. Но, может, я пойму, что нужно другой женщине, и она поймет, что нужно мне. Важно не отчаиваться… А я не отчаялся.

— У вас было много женщин… после? — ни с того ни с сего спросила Сонда. Ее уже давно интересовал вопрос взаимоотношений Кэрри с противоположным полом, и сейчас она хотела получить на него исчерпывающий ответ.

— Пара связей, но не долгих. Скажу без ложной скромности, я нравлюсь женщинам. Но, к сожалению, они увлекаются мной ненадолго. Стоит мне исчезнуть с их горизонта — тут же находят мне замену.

— Наверное, вы кажетесь им непостоянным… Точнее, не тем человеком, с которым можно завязать серьезные отношения, — предположила Сонда.

— Наверное… А вам я каким кажусь? — неожиданно спросил Кэрри.

Сонда надеялась увидеть в его глазах привычное лукавство, но увидела серьезность, которая ее смутила. Он действительно хочет знать, как она к нему относится? Но может ли она правдиво ответить на этот вопрос?

— Что же вы молчите, Сонда?

— Я не знаю. Иногда вы кажетесь мне самым отвратительным и наглым мужчиной на свете, иногда — хорошим человеком и интересным собеседником. Я не могу четко сказать вам, кем я вас считаю…

— Самым наглым и отвратительным мужчиной на свете? — Кэрри рассмеялся. — Неплохо. Придется чем-то подкрепить это гордое звание.

Позже Кэрри пытался понять, что нашло на него в этот момент. Но разумного объяснения своему поведению так и не придумал.

Он придвинулся к Сонде, порывисто обнял ее и впился в ее губы жарким поцелуем. Поначалу она даже не сопротивлялась, видимо оттого, что не сразу осознала, что произошло. Кэрри был настойчив — его руки, ощутив безнаказанность, еще крепче обвили ее стан, а губы сильнее прижались к губам девушки. По телу Кэрри электрическим током пробежал импульс желания. Разум повелевал ему остановиться, но Кэрри плевать хотел на доводы разума. Внутри было так горячо, что он чувствовал себя вулканом, готовым к извержению. Как давно он не испытывал ничего подобного! Ее тело влекло его сильнее и сильнее, заставляя отметать последние доводы здравого смысла. Но Сонда, пришедшая наконец в себя, отстранилась.

— Не слишком хорошая идея, Кэрри. Если вы не забыли, я скоро выхожу замуж. А развлечения на стороне — не в моем вкусе.

Ее рот горел от поцелуя. Словно Кэрри сжег, испепелил его своими горячими губами. Сонда не понимала, как может говорить что-то этим ртом, который только что так страстно целовали. И все же она говорила, и слова ее холодной водой выливались на голову разгоряченного Кэрри.

— Простите… — Он даже покраснел от смущения. — Честное слово, не знаю, что на меня нашло. Видимо, ваши слова о «наглости» подействовали на меня таким странным образом. Но… послушайте… Это вам совсем… не понравилось?

Не понравилось?! Сонду никто и никогда не целовал так нагло, настойчиво, страстно и нежно… Не понравилось?! Да она с радостью продлила бы этот поцелуй еще на несколько часов… Но Кэрри Хэйзи знать об этом было совершенно не обязательно.

— Я не собираюсь больше говорить об этом, — напустив на себя холодность, ответила Сонда. — И вообще я хочу спать.

Ну зачем ты это сделал? — хотелось спросить ей у Кэрри. Теперь она всю ночь не уснет, ворочаясь и вспоминая об этом поцелуе. А ей так хотелось гордиться собой. Гордиться тем, что она такая осмотрительная, такая разборчивая… Никогда не влюбится в первого встречного… И что теперь? В ее голове крутятся только мысли о Кэрри, и ни о ком другом она думать не может… Даже о своем женихе, который, между прочим, наверняка не смыкает глаз, вспоминая о ней…

6

Проснувшись утром, Сонда поняла, что совершенно не выспалась. Всю ночь ей снилась какая-то ерунда: Кэрри, который постоянно куда-то бежал, и Эрик, который страшно на нее сердился. Надоели вы мне оба! — в сердцах подумала она и выбралась из палатки.

Кэрри деловито собирал свой безразмерный рюкзак. Ни тебе «здрасьте», ни «доброго утра»… Сонда пыталась понять, откуда такое пренебрежение к ее персоне, и находила ответ лишь во вчерашнем поцелуе. Ну и пусть дуется! В конце концов, она не обязана подставлять свои губы первому встречному. Правда, Кэрри для нее уже не был ни первым встречным, ни незнакомцем. Он был человеком, о котором она знала многое и с которым ее кое-что уже связывало — приключение на Мадагаскаре и короткий, но страстный поцелуй…

Сонде не хотелось вспоминать об этом эпизоде, но память волей-неволей возвращала ее к вчерашнему вечеру. Безумные глаза Кэрри, жаркие, ненасытные губы… Зачем он сделал это? Из какого-то мальчишеского любопытства или… Об «или» лучше и вовсе не задумываться. Хотя, на любопытство это мало похоже — с чего бы он дулся на нее сегодня?

Завтрак их озвучивал лишь птичий щебет, раздававшийся из кустов по соседству. Кэрри по-прежнему не желал говорить. Пил кофе, рвал зубами бутерброды так, как будто мог причинить им боль, и молчал. Сонду начинало бесить его молчание, но она и виду не подавала. Хочет обижаться — пусть обижается. На обиженных воду возят…

Им предстояло возвращение. Сонда мысленно попрощалась с малахитовым озером, с огромным валуном, у которого был разбит их лагерь, и уныло поплелась за Кэрри.

Перед ней опять маячил рюкзак цвета хаки, но на этот раз Сонда смотрела на него с какой-то тоской. Скоро ей придется забыть и этот большой пыльный рюкзак, и его обладателя. Их путешествие станет миражем, призрачным видением, тем, что случилось когда-то и с кем-то, но не с ней… А она благополучно выйдет замуж и постарается быть счастливой.

Обратно идти было гораздо легче. Сонда и глазом моргнуть не успела, как они уже вышли из леса и впереди замаячила деревушка, в которой она тогда так хотела остановиться, чтобы отдохнуть. Вот здесь она потеряла сознание, а Кэрри напоил ее какой-то гадостью… Это было в самом начале их путешествия. Казалось, прошло так много времени, а на самом деле это было всего-то два дня назад.

— Сонда… — Кэрри неожиданно остановился и повернулся к ней.

Он заговорил с ней впервые за все утро, и у Сонды сжалось сердце, когда она услышала его глухой голос и увидела его грустные темные глаза.

— Что, Кэрри? Я думала, ты уже никогда со мной не заговоришь…

— Извини… — Невольное «ты», вырвавшееся у нее, заставило душу Кэрри затрепетать, как от ласки. — Я злился на себя… Вел себя, как последний идиот. Знаешь, еще не все кончено. Я о том, что у меня остались кое-какие дела.

— Идол? Насколько я понимаю, ты не забрал его?

— Да. — Кэрри не хотелось ей лгать, но другого выхода у него не было. — Мне нужно его забрать. Сейчас мы доберемся до одного местечка, ты подождешь меня там… Как в тот раз. Хорошо?

— Хорошо. — Сонда надеялась, что он скажет ей что-то еще, но Кэрри молчал. — Это надолго?

— Надеюсь, нет. Кстати, на всякий случай будь готова к пробежке.

Миновав деревеньку и выжженную землю, они вышли к большой дороге, у которой Кэрри остановился.

— Меня не будет максимум полчаса. Рюкзак и чемодан оставляю тебе.

— Удачи.

Кэрри, отошедший на несколько шагов, обернулся и улыбнулся ей:

— Спасибо. Она мне точно не помешает.

Сонда устало опустилась на чемодан. Ждать, ждать, опять ждать… Наверное, жена ушла от него именно поэтому — он всегда заставлял ее ждать и никогда не рассказывал о том, что происходит. Хотела бы Сонда посмотреть на эту Дженни Лу…

Ей пришло в голову, что и Кэрри, наверное, интересно, как выглядит Эрик. Что ж, он был бы не разочарован: Эрик весьма привлекательный мужчина. Эффектный голубоглазый блондин… И скромный при этом. И не бросается на чужих невест с пылкими поцелуями…

Мысль о поцелуе, неотвязно преследующая Сонду, заставила ее вновь вспомнить о горячих прикосновениях Кэрри. Да, это тебе не Эрик, вздохнула она. Спокойные ласки жениха нагоняли на нее сон, а Кэрри заставил перевернуться всю ее душу, не избалованную любовным томлением.

Если бы она могла бросить все, наплевать на свои «брачные принципы» и остаться с Кэрри! Но ради чего? Она даже не знает, нужна ли ему. И потом, Эрик — это уют, покой и стабильность, а Кэрри — полная неизвестность. Может, именно неизвестность привлекает ее в этом мужчине? Может, именно это ей нужно? Да — сегодня и сейчас. А завтра? Что она будет делать с этой неизвестностью завтра?

Сонда вздохнула и уставилась на дорогу, по которой периодически проезжали машины: желтые, красные, синие, новые и старые, с прицепами и без. Монотонное движение, у которого всего два направления — вперед и назад. Вправо и влево путь уже заказан.

Сонда невольно подумала о том, что они с Эриком так и будут двигаться — вперед и назад по дороге. А такие, как Кэрри, могут позволить себе сменить направление, свернуть с дороги и помчаться, оставляя за собой вихрь пыли, на зависть остальным, обреченным двигаться в две стороны.

Сонда залезла под футболку и извлекла маленькие часы, висящие на серебряной цепочке. С того времени, как Кэрри отправился за идолом, прошло уже полчаса. Душу Сонды охватило тревожное предчувствие. Неужели с ним что-то случилось? Но паниковать пока рано. Надо взять себя в руки. Ничего не изменится оттого, что она будет сидеть на чемодане и сходить с ума от волнения. Если бы только он взял ее с собой, сейчас ей не пришлось бы теряться в догадках — она знала бы все наверняка.

Кэрри Хэйзи цеплялся за железные прутья оконной решетки и мысленно уговаривал себя не смотреть вниз. Полдела уже сделано — он забрал то, что хотел. Осталось всего ничего — выйти сухим из этого дела, что было совсем не так просто.

Воображение постоянно рисовало ему взволнованное лицо Сонды. Прошло уже значительно больше обещанного времени, и наверняка она сходит с ума и строит самые разнообразные предположения на счет его отсутствия. «Сама напросилась» — этот аргумент уже не в счет…

После двух дней, которые они провели вместе, Кэрри не мог относиться к ней, как к капризной девчонке, увязавшейся в опасную поездку. Не мог — и все тут. И меньше всего хотел, чтобы она переживала из-за того, что он до сих пор не вернулся. Хотя, в какой-то степени ее воображаемые переживания даже согревали его. Но только в какой-то…

Он поставил ногу в удобную выемку между прутьями и подтянул другую. Отлично! Осталось совсем чуть-чуть — и он будет внизу. И сможет наконец почувствовать землю под ногами. Кэрри осторожно переставлял ноги в удобных кроссовках, стараясь не оступиться и не упасть. За пазухой постоянно переворачивался сверток, мешая телу прислоняться к решетке. Ну вот, самое опасное, кажется, позади. Кэрри спрыгнул и огляделся по сторонам. Слава Богу, никого. Значит, теперь можно спокойно вынырнуть через задние ворота.

Обогнув угол дома, Кэрри насторожился: за его спиной раздавались какие-то шорохи, которые были вызваны явно не его движениями. Все-таки за ним следят. Да, не утешительная новость. Кэрри осторожно повернулся, делая вид, что подтягивает шнурок на кроссовке. Кусты, прилегающие к дому, встрепенулись, подтверждая его подозрения.

Если за ним следят, то почему его до сих пор не остановили? Наверное, у этих ребят свои планы. Либо никаких планов нет, и он просто застал их врасплох. Второе более вероятно — кто еще мог знать о его миссии? Хотя… ничего нельзя исключать. Сейчас ему нужно собраться с мыслями и принять решение, как действовать дальше. Вариантов не так уж много: пробраться к воротам, стараясь следить за тем, что происходит позади. Не исключено, что выход уже прегражден. Ну ладно, там будет видно. Все равно, ничего умнее он сейчас придумать не сможет.

Короткими перебежками Кэрри добрался до вторых ворот, находящихся позади дома. Кусты больше не шевелились, но почему-то Кэрри не становилось от этого спокойнее. Присутствие незримого преследователя изрядно раздражало и пугало его, потому что любая ошибка в этой ситуации могла иметь весьма плачевные результаты.

Еще раз оглянувшись, Кэрри подергал ручку ворот. Его предчувствия оправдались — ворота оказались заперты. Значит, кто-то уже побывал здесь после того, как он вошел. Кэрри окинул взглядом высокие ворота и не обнаружил ничего, за что бы он мог зацепиться.

Единственным спасением было дерево, корявый ствол которого прилегал к воротам и мог бы позволить Кэрри забраться на ворота и спрыгнуть вниз. Стоит попробовать. Однако не нужно забывать о том, что его планы в любой момент могут потерпеть крах. Даже если он перелезет ворота, где гарантия, что под ними его не караулит парочка здоровых ребят?

Стреляя глазами в разные стороны, совсем как хамелеон, о котором он недавно рассказывал Сонде, Кэрри вцепился в шероховатый ствол дерева и полез наверх. Рукам было больно, но Кэрри старался не обращать на боль внимания. Перед ним стояла гораздо более важная задача — выжить. Бросив все силы на то, чтобы вскарабкаться на дерево, Кэрри позабыл о невидимом преследователе. И напрасно — внезапно он почувствовал, что не может подтянуть ногу, потому что кто-то крепко в нее вцепился.

Кэрри опустил глаза, проклиная себя за невнимательность, и в тот же момент кто-то, стоящий внизу, потянул его за ногу. Кэрри не успел опомниться, как очутился на земле.

Его голову пронзила адская боль, словно какой-то невидимый топор расколол ее надвое. Кэрри стоило великих усилий остаться в сознании. Почувствовав себя придавленным к земле чьей-то сильной рукой, он заставил себя открыть глаза. То, что он увидел, его, мягко говоря, не успокоило. Здоровенный парень навалился на него всем телом и приставил нож к его горлу.

— Ну что? — издевательским тоном спросил преследователь. — Допрыгался, кузнечик?

Кэрри совершенно не хотелось быть кузнечиком, тем более в желудке у такого хамелеона, как этот тип. Только спорить с человеком, который приставил нож к твоему горлу, — не очень-то умное занятие.

— Вы кто? — Кэрри старался сохранять видимость спокойствия. Его задача — потянуть время, а что делать дальше — будет видно по обстоятельствам.

— А это уже тебя совершенно не касается, — ухмыльнулся тип. — Помнишь, что сделали с любопытной Варварой?

— Мой нос и так выглядит не слишком аппетитно. Думаю, вам не за чем его отрывать.

— Нос я, пожалуй, трогать не буду. Но для того, чтобы сохранить в целости остальные конечности, тебе придется ответить мне на несколько вопросов.

— Попробую, если вопросы будут не слишком сложными. — Кэрри рассматривал кончик блестящего ножа, мелко дрожащего в руках его преследователя. Трясущиеся руки типа были добрым предзнаменованием. С человеком, который нервничает, всегда легче иметь дело, чем с хладнокровным убийцей. Кэрри осмелел. — Мне было бы гораздо легче отвечать на ваши вопросы, если бы вы хоть на пару сантиметров отодвинули от меня свое орудие. Я, знаете ли, не очень люблю, когда мне в лицо тычут ножом.

— Ладно, — пробурчал тип и переложил нож в другую руку, на безопасное расстояние от лица Кэрри. — Вопрос номер один: на кого ты работаешь?

— На кого я работаю? — удивленно воззрился на него Кэрри. — Да, вопрос серьезный. На кого же я все-таки работаю?

— Не ломай комедию! — заорал на него тип. — Давай, выкладывай все начистоту, или я…

— Что? — Кэрри ловко перехватил руку с ножом, повисшую над ним и, воспользовавшись замешательством типа, вывернулся из его тесных объятий.

Ему не составило труда вырвать нож из рук преследователя. Ситуация изменилась: теперь хозяином положения был Кэрри, а его преследователь оказался поверженным.

— Что тебе нужно? — прохрипел тип, придавленный к земле мощным коленом Кэрри.

— В общем-то, ничего. Ответ на тот вопрос, который пытался задать мне ты: на кого ты работаешь? А потом возможность убраться отсюда. Только мне не хочется опять лезть на дерево — я предпочитаю выйти через ворота. Ты найдешь мне веревку, я хорошенько тебя свяжу — и мы в расчете. Согласен?

Тип пробурчал что-то невнятное.

— Я спрашиваю, согласен? Тебе ведь не хочется остаться здесь с перерезанным горлом? Учти, у меня рука не дрогнет, — усмехнулся Кэрри. — Ну так что, согласен?

Сказать, что Сонда была на седьмом небе от счастья, когда увидела Кэрри, — не сказать ничего. Прождав его около двух часов, она была полностью уверена в том, что теперь они встретятся разве что на том свете. Выглядел Кэрри неважно: расцарапанные руки, взъерошенные волосы, кровь, запекшаяся на лбу. Но зато живой, хоть и не невредимый.

Кэрри вытащил из-за пазухи какой-то предмет, завернутый в пожелтевшую от старости газету, и сунул его в рюкзак. Казалось, встревоженный взгляд Сонды для него не значит абсолютно ничего.

— Эй, — раздосадовано обратилась к нему Сонда. — Разве я не увижу того, зачем мы сюда ехали?

— Не мы, а я, — поправил ее Кэрри, уже нацепивший рюкзак и схвативший ее чемодан. Сейчас не время, Сонда.

— А для чего сейчас время? — раздраженно спросила Сонда.

Она прождала его два часа, сидя на чемодане возле этой пыльной дороги. Переживала, строила самые невозможные предположения, а ему сложно развернуть газету и показать ей какого-то идола!

— Время уносить ноги, — ответил Кэрри и легонько потянул ее за руку. — Пойдем.

Сонде оставалось только послушаться его. Ей все время приходилось его слушаться, словно больше ни на что она не была годна. Обида разлилась по душе ядовитым напитком.

Почему он ведет себя с ней, как с какой-то глупой курицей? Как с обыкновенной женщиной, которая интересуется только тряпками и косметикой? Она не обыкновенная! Пора бы ему понять и усвоить это!

Кэрри упорно продолжал играть в агента ноль-ноль-семь. Он быстро шел, периодически оглядываясь по сторонам и посматривая, не отстала ли Сонда. Теперь-то она точно знает, почему от него ушла Дженни Лу. Невозможно жить с человеком, который никогда и ничего тебе не объясняет. Оставалось лишь надеяться, что Кэрри образумится в аэропорту и все ей объяснит. Но это была такая робкая надежда…

В аэропорту Кэрри повел себя и вовсе непредсказуемым образом. Он посадил Сонду на скамью в зале ожидания, поставил рядом с ней чемодан и посмотрел на нее так, как будто сейчас земля разверзнется и примет его в свои недра.

— Сонда, тебе придется возвращаться одной.

Одной? Почему одной? Сонда окончательно перестала понимать, что творится в голове у этого мужчины.

— Но почему, Кэрри?

— Ты обещала не задавать лишних вопросов.

— Ничего себе, лишний вопрос! — возмущение росло в душе Сонды с каждой минутой, грозя разорвать ее изнутри. — Я всю поездку воздерживалась от «лишних вопросов», и ты ничего мне не говорил. Ничегошеньки! И теперь, когда все закончилось, ты хочешь бросить меня здесь, без объяснений? Не выйдет!

— Сонда, прошу тебя, успокойся. Во-первых, сейчас нет времени для объяснений, а во-вторых… я ничего не могу тебе сказать. Понимаешь, не могу…

— Мистер загадочность! — продолжала возмущаться Сонда. — Да у тебя никогда нет времени для объяснений! Ты считаешь меня глупой курицей и думаешь, что я проглочу любую ложь, как червяка!

— Нет, Сонда, нет! — Кэрри покраснел. Глупой курицей он, конечно же, ее не считал, но вот насчет лжи она была права. Но разве он виноват, что ничего не может ей рассказать? — Ты должна лететь одна, потому что я не собираюсь впутывать тебя в свои неприятности. Поверь, у меня их немало. Во всяком случае, сейчас. Пройдет время, и я смогу тебе все рассказать…

— Пройдет время! — передразнила его Сонда. — Мне наплевать на твои неприятности, мне наплевать на то, что ты мне расскажешь! Я уверена, что все равно не услышу от тебя правды, потому что ты из тех людей, которые постоянно темнят. В этом — вся твоя жизнь. Тебе просто нравится быть таким! Загадочным и одиноким, таинственным и непонятым! Тебе же это нравится?! — не унималась она.

— Думай, что хочешь. — Кэрри некогда было убеждать ее в обратном. — Я не преследовал цели обмануть тебя. Мне казалось, будет лучше, если ты останешься в стороне от всего этого…

— Валяй, Кэрри, уходи. — В глазах Сонды стояли слезы, и ей совсем не хотелось, чтобы этот мужчина их видел. — Приятно было провести с тобой время. А теперь — до свидания.

— Может, мне навестить тебя, когда я вернусь…

— Я же сказала, до свидания, Кэрри, — резко перебила она его. — Мне казалось, ты отлично понимаешь смысл этого слова. Или тебе нужно объяснить подробнее?

— Замечательно, Сонда. Я знал, что ты правильно поймешь меня, — съязвил Кэрри.

Он прищурился словно от боли, развернулся и пошел в сторону стеклянных дверей, ведущих к выходу из зала ожидания. Сонда тупо смотрела вслед его удаляющейся фигуре. А что еще она могла сделать? Сказать ему: не уходи Кэрри, мы будем вместе навсегда? Эта романтическая чушь не нужна ни ей, ни ему. Особенно ему…

Что ж, наверное, так будет лучше. Он ушел из ее жизни сейчас, когда она все еще в состоянии контролировать свои чувства. Контролировать чувства… Контролировать можно эмоции, а чувства, как сказал бы Кэрри, контролю не поддаются. Сонда разочарует его — она сможет взять себя в руки и забыть о том, что между ними было. В сущности, ведь ничего и не было — один поцелуй и бесконечные ссоры…

От переживаний у Сонды разыгрался аппетит. Такое бывало с ней довольно часто. Обычно, когда человек волнуется, он совершенно не хочет есть. Но у Сонды было все по-другому: чем сильнее она волновалась, тем настойчивее ее желудок сообщал ей о том, что он голоден. Благоразумно решив оставить мысли о поведении Кэрри на потом, Сонда огляделась по сторонам в поисках чего-нибудь съестного.

Рядом с выходом из зала ожидания располагался маленький кафетерий, куда Сонда тут же направилась. У кассы кафетерия стояло несколько человек, поэтому ей пришлось поставить свой тяжеленный чемодан на пол и терпеливо ждать своей очереди.

Нос Сонды улавливал вкусные запахи, витающие над столиками, и она предалась мечтам о горячих сэндвичах, которые закажет себе. Она поест и ей сразу станет легче. Может, даже удастся забыть о Кэрри, который оставил ее здесь без объяснений. Еще ей не мешает выяснить, когда вылетает самолет… Она редко выезжала куда-то одна, поэтому сама мысль о том, что ей придется заниматься какими-то выяснениями, приводила ее в уныние.

Впрочем, она сама хотела этого путешествия, так что пенять больше не на кого. Раньше эти проблемы обходили ее стороной: она путешествовала с матерью, которая бронировала билеты заранее, всегда знала, в каком отеле нужно остановиться, какие вещи взять в дорогу.

Они отправлялись с большими чемоданами, но им никогда не приходилось носить их самим. Зато теперь… Сонда с тоской посмотрела на пухлый чемодан, из которого ей понадобились две футболки, свитер и джинсы… Объяснил бы ей кто, зачем она повезла с собой столько вещей?

Во всем нужно искать хорошие стороны: зато теперь Сонда знает, что такое самостоятельное путешествие. Если бы это утешало…

— Девушка, что будете заказывать?

Сонда растерянно посмотрела на продавца и поняла, что, пока она размышляла над дорожными тяготами, подошла ее очередь.

— Сэндвич с ветчиной и сыром, кофе и… у вас есть картофель фри?

Продавец кивнул головой.

— И порцию картофеля фри.

Пока продавец наливал для нее кофе и разогревал сэндвич, Сонда полезла за кошельком. Но, к своему ужасу, в заднем кармане джинсов — именно туда она переложила кошелек из чемодана — его не обнаружила. Сонда похлопала рукой по другому карману — пусто. Она открыла чемодан и начала судорожно рыться в груде вещей.

Очередь, собравшаяся за Сондой, недовольно косилась на несобранную девушку, которая заранее не могла приготовить кошелек. В чемодане кошелька не было. Какой ужас! Неужели, пока она стояла в очереди, его украли?

Сонда оторвалась от чемодана, подняла глаза на продавца и пролепетала:

— Простите, заказ отменяется. У меня украли кошелек…

Молодой человек посмотрел на нее с сочувствием.

— Пожалуй, вам стоит обратиться в полицию аэропорта. Вот там. — Он показал на маленькую дверцу, расположенную напротив кафетерия. — Расскажите все, как есть. Надеюсь, они вам помогут.

Он хотел сказать ей еще что-то, но очередь позади Сонды зашипела. Всем не терпелось получить свои сэндвичи и отправиться в дорогу. Сонда благодарно улыбнулась продавцу и, с трудом сдерживая слезы, отошла от кассы.

Ну что за день?! Сначала ее бросил Кэрри, теперь у нее украли кошелек, в котором были не только наличные деньги, но и банковская карточка. Теперь у нее нет денег на билет и она никогда не улетит с Мадагаскара. Не будет же она звонить Эрику и сообщать, что никакой больной тетушки не было! Одна надежда на Хэтти, которая сможет выслать ей деньги. Вот только когда деньги придут — неизвестно, а в их ожидании нужно где-то жить и чем-то питаться… Господи, во что же она вляпалась?

Сонда закрыла чемодан и на ватных ногах поплелась в местный полицейский участок. Слава Богу, что Сонда неплохо знала французский, иначе в участке ее бы не поняли. Пожилой офицер-француз долго расспрашивал, не видела ли она какого-нибудь подозрительного типа перед тем, как у нее украли кошелек. Но никаких «подозрительных типов» Сонда, к сожалению, не заметила, потому что была слишком увлечена раздумьями.

— У нас здесь много карманников, — объяснил ей офицер. — Только и ждут, чтобы кто-нибудь зазевался. В основном, местные подростки. Родители зарабатывают так мало, что деньги на жизнь приходится добывать самим. — Сонда вспомнила бедные малагасийские лачуги, мимо которых они проходили с Кэрри, и поняла, что удивляться совершенно не чему. Не известно, что бы она сама делала, окажись на грани нищеты. — Так что, крутятся ребята как могут. Это их, конечно, не оправдывает… Скажу честно, мисс…

— Сонда Тальбот.

— Так вот, мисс Тальбот, боюсь, мы мало что сможем сделать для вас. Кошелек едва ли найдется. Но вы можете позвонить родственникам.

Сонда тяжело вздохнула. Если об этом узнает ее мать — не миновать семейных разборок… Если узнает Эрик — вообще неизвестно, что будет. Она с тоской посмотрела в глаза офицера.

— Что, с родственниками проблемы? — догадался он.

— Да уж… Ни жених, ни мать не знают, что я здесь. — Сонда неожиданно для себя самой разоткровенничалась с абсолютно незнакомым человеком. — Не знаю, что на меня нашло и чем я думала, когда отправилась на Мадагаскар… Поехала, не зная куда, не зная с кем…

— И этот «не знаю кто» оставил вас одну? — грустно улыбнулся офицер. — Знакомая история… Надеюсь, не он вытащил ваши деньги?

— Нет, что вы. — Сонду возмутило это предположение. Она могла считать Кэрри кем угодно, но жуликом он не был. — Он, конечно, порядочный гад, но точно не карманник.

Офицер засмеялся, обнажив пожелтевшие от табака зубы.

— Значит, порядочный гад? Ваш жених ничего не знает о его существовании?

Сонда покачала головой.

— Да, не повезло вам, мисс Тальбот. Может, кто-то из друзей поддержит вас в этой щекотливой ситуации?

— Попробую позвонить подруге…

Офицер придвинул было к ней телефонный аппарат, но, что-то вспомнив, поставил его на место.

— Черт! Простите, мисс… Совсем забыл, что у нас только местная связь. — Он запустил руку в карман формы, вытащил из нее мятую бумажку и протянул ее Сонде. — Возьмите деньги. Здесь неподалеку есть автоматы — вы купите карточку и позвоните подруге.

Сонда даже покраснела от неудобства. Вот до чего дошла — ей дают деньги, как нищенке. Однако она была очень признательна офицеру за проявленную заботу и от всей души поблагодарила его.

— Если что будет не так, возвращайтесь. В конце концов, я найду место, где вы сможете перекантоваться какое-то время…

— Большое спасибо.

Зажав в руке спасительную сумму, Сонда направилась к автоматам. Она купила карточку — денег должно было хватить на десять минут разговора. Только бы Хэтти оказалась дома! Пожалуй, Сонда никогда еще так сильно не хотела услышать голос подруги. Спасительный голос, благодаря которому она сможет вернуться домой…

Сонда набрала номер и с колотящимся сердцем слушала монотонные гудки. Ну подойди же, подойди же, Хэтти! Прошу тебя… В трубке раздалось несколько щелчков, и послышался голос Хэтти, записанный на автоответчик.

Сонда в сердцах бросила трубку и прислонилась лбом к холодной металлической облицовке автомата. И что теперь? Что ей делать, пока не появится Хэтти? Бродить по вокзалу и просить милостыню? Или возвращаться в полицейский участок, досаждая своими проблемами офицеру, у которого и без того достаточно хлопот? Внутренний голос убеждал ее не отчаиваться, но как не паниковать в такой ситуации, когда земля буквально уходит из-под ног, привыкших к надежной почве?

Сонда отошла от автомата и, понурив голову, побрела к выходу из аэропорта. Она немного погуляет по городу, даст выход слезам, которые упрямо застилают глаза. Не плакать же здесь, у всех на виду. А потом попробует еще раз позвонить Хэтти. Может быть, подруга на этот раз окажется дома?

Что-то подсказывало Сонде, что ей удастся выпутаться из этой ситуации. Правда, не так легко и безболезненно, как хотелось бы, но удастся. Сонда не знала, на чем зиждется такая уверенность, но странное предчувствие будоражило душу, умиротворяя и волнуя ее одновременно.

Предчувствия были редкими гостями в душе Сонды, но зато никогда ее не обманывали. Поэтому Сонда могла быть уверена: если что-то подсказывает ей, что выход найдется, то он найдется непременно. Только вот каким именно образом? На этот вопрос предчувствия не давали ей ответа.

Впрочем, Сонде не пришлось долго томиться в ожидании. Около стеклянных дверей она, никого не видящая и не слышащая (кроме, разумеется, своего внутреннего голоса), ударилась головой о чью-то мощную грудную клетку. Бормоча извинения, Сонда подняла голову. Пожалуй, она удивилась бы меньше, если бы увидела хамелеона размером с человеческий рост.

Перед ней стоял Эрик Вайленс.

7

— Эрик?! — Удивление Сонды не знало границ. Оно грозило выйти из берегов и залить собой все пространство внутри Сонды. Да, она предчувствовала спасение. Но ей и в голову не могло прийти, что рыцарем на белом коне окажется ее жених. — Как ты узнал, что я здесь?

Эрик выглядел не менее ошарашенным, чем она сама. Но он быстро справился с собой и устремил на Сонду взгляд, достойный средневекового инквизитора. Сонда подумала про себя, что ее жениху совершенно не идет этот образ, но решила промолчать, дабы не усложнять и без того тяжелую ситуацию.

— Честно говоря, я до последнего не верил, что ты здесь. — Ледяное дыхание севера меркло перед тем холодом, который исходил от Эрика. — Теперь убедился, но легче мне от этого не стало. Не думал, что найду тебя так быстро.

— Хэтти… — озвучила Сонда свою догадку.

Эрик кивнул головой.

— Зачем ты сюда отправилась? Ты можешь мне толком объяснить?

Сонда, которая все еще не могла прийти в себя от неожиданного появления Эрика и предательства (а как еще можно было назвать такое поведение?) Хэтти, беспомощно развела руками.

— Ты не знаешь? — растолковал ее жест Эрик. — Ты прилетела к черту на кулички и не знаешь зачем?

— Да нет же, Эрик. — Сонде хотелось придумать какое-то достойное объяснение для своего поведения, но сейчас она сама не могла понять, что именно привело ее на Мадагаскар. Все объяснения казались ей такими нелепыми, что она была уверена — Эрик их не поймет и уж, тем более, не примет. — Я… мне… хотелось отправиться в путешествие.

— Не понимаю, что помешало тебе поставить меня в известность. Зачем ты наврала про тетушку? Насколько я понимаю, ее не было вовсе?

— Понимаешь, Эрик… — Сонда все больше и больше путалась в своих объяснениях и все меньше и меньше понимала, зачем она оправдывается перед Эриком. Раньше это ей и в голову бы не пришло: она обдала бы его холодом, сказав, что поездка — ее личное дело. Сейчас тактика «лучшая защита — нападение» почему-то внушала ей отвращение. Может, оттого, что она искренне сознавала свою вину. Может, слова Кэрри о ее холодности и эгоизме заронили в душу Сонды каплю сомнения. Так или иначе, она не желала нападать — она желала объяснить Эрику и себе самой причину, по которой солгала ему и отправилась в это путешествие. — Мне хотелось поехать одной. Чтобы никто об этом не знал. Так интереснее. Мне не хотелось эскорта в виде тебя или матушки… Отелей и всего прочего. Я хотела приключения, понимаешь? В душе я авантюристка, — вспомнила она рассуждения Кэрри, — хоть ты этого во мне и не заметил… Вот я и пустилась в авантюрное путешествие, если можно так выразиться…

— Сонда, ты заставила меня волноваться.

— Я знаю. — Ей хотелось прочесть в его голубых глазах грусть, но она видела лишь досаду.

— Мне пришлось бросить все и лететь за тобой.

— Я знаю.

— Мне больно оттого, что я не могу тебе доверять. Это ты тоже знаешь?

— Догадываюсь. — Сонда хотела сказать, что не видит в его глазах боли, но вновь вспомнила о словах Кэрри. Она ничего не требовала от Эрика, потому что не хотела отдавать. Боялась расстаться с той частицей себя, которую неизбежно утрачиваешь, когда влюбляешься. Вот и результат: каждый остался при своем. Эрик со своей досадой, принимаемой им за боль, а она… С чем осталась она, неизвестно. Кажется, с мыслями об ушедшем от нее мужчине, к которому она — страшно сказать, что чувствует… — Мне ужасно стыдно, Эрик. Я вела себя как… как… непорядочно. Если можешь, прости меня. А если нет — я смогу понять твои чувства. Но ведь ты прекрасно знал, что с таким человеком, как я, будет сложно.

— Знал. Но не догадывался, насколько сложно.

В голосе Эрика ей послышалась усталость. Сонда не понимала, чем именно вызвана эта усталость: тяготами перелета или их отношениями, в которых сам черт ногу сломит. Раньше она не слишком задумывалась над тем, какую боль может причинить Эрику ее холодность. Она использовала его чувства как прикрытие, как щит перед угрозой одиночества, и не пыталась разобрать, что движет его поступками. Теперь, сделав попытку понять сущность его чувств, она наткнулась на какую-то невидимую стену, которой раньше не замечала (или не хотела замечать).

Сонда поняла, что та легкость общения, которая привлекала ее в Эрике в самом начале их знакомства, утрачена навсегда. Будто сломался какой-то шаткий мостик, позволявший им не потерять друг друга в пропасти жизни. Сонда чувствовала, что Эрик сможет без этого мостика, а вот она…

И виной всему был Кэрри, который влез в ее душу и поставил жирную кляксу на листе ее взаимоотношений с женихом. Не было бы Кэрри — не было бы кляксы. Она не стала бы раздумывать о чувствах Эрика, не стала бы искать в нем то, чего, возможно, не найдет никогда. Все было бы легко и просто.

А сейчас ее маленькое, хрупкое чувство, которое могло бы когда-нибудь стать счастьем, рушилось, как карточный домик. Кэрри даже не стоило прилагать к этому усилий — он всего-навсего высказал Сонде то, что думает о ней. И она приняла его слова как откровение, потому что в них была доля правды. Львиная доля чертовой правды, о которой лучше было бы не знать…

— Послушай, Сонда… — Эрик забрал у нее чемодан, который она не поставила на пол, так велико было ее удивление, вызванное неожиданной встречей. — Мы оба устали — закончить разговор мы можем и после. Пойдем, пока у нас есть возможность улететь отсюда сейчас. В противном случае, нам придется остаться еще на день. Следующий рейс будет только завтра. — Он слабо улыбнулся. — К тому же в дороге у тебя будет время подумать о том, какой ты хочешь видеть свою свадьбу. Если ты еще не передумала выйти за меня…

Последняя фраза Эрика звучала как вопрос. Где-то в глубине души Сонда надеялась, что Эрик откажется от нее или хотя бы отсрочит свадьбу. Значит, он все-таки любит ее и не намерен терять. С одной стороны, это утешало Сонду, с другой — разочаровывало. Она окончательно запуталась в том, чего хочет на самом деле. Радоваться ей, что жених проявил удивительный такт и понимание или досадовать на то, что она не получила заслуженную порку?

Сонда с ужасом поняла, что ей все равно. Внутри нее комочком свернулось безразличие, с которым она жила до сих пор, но над которым у нее не было ни времени, ни желания задуматься. Оно не пугало ее, пока Сонда его не замечала, точнее, пока Кэрри не открыл ей глаза. Будь проклят тот день, когда она встретила этого человека! И будь проклята глупость, толкнувшая ее на это «приключение»!

— Передумала? — Сонда посмотрела в голубые глаза Эрика и поняла, что лучшее решение возникшей проблемы — плыть по течению, которое просто обязано выбросить ее на спасительный берег. — Ничего подобного. Надеюсь, в наших отношениях ничего не изменится. Пусть все остается на своих местах.

Через полчаса, провожая тоскующим взглядом расплывающиеся очертания острова, Сонда пыталась понять, что она хотела сказать этой фразой и какое место отвела в своем сердце человеку, подарившему ей два странных и восхитительных дня, о которых она будет помнить всю жизнь…

Маленькие радости дома! Сонда смогла оценить их полностью только после того, как провела два дня в диком — малагасийском лесу. Ей казалось, что она открывает дом заново: уютная спальня, ванная с теплой водой и расслабляющей пеной, роскошная гостиная, где так приятно посидеть, забравшись с ногами в широкое, мягкое кресло, маленькая кухонька с вечно суетящейся Дори…

Как мало нужно для счастья человеку, только что вернувшемуся из путешествия, пусть даже совсем недолгого.

Первым делом Сонда позвонила предательнице Хэтти, у которой ей очень хотелось выяснить причину, толкнувшую ту на такой некрасивый поступок. Правда, болтливость Хэтти сослужила ей неплохую службу — неизвестно, как бы Сонда вернулась, не объявись на Мадагаскаре Эрик.

Но все же… Сонда привыкла доверять подруге, и та никогда не подводила ее. Почему же сейчас Хэтти нарушила обещание? Проболталась — едва ли. Хэтти была из тех людей, которые держат рот на замке, когда речь заходит о чужих секретах. Припереть ее к стенке Эрику было бы не под силу… Оставалось лишь два варианта: либо Хэтти умышленно хотела расстроить ее свадьбу (движимая, разумеется, благими намерениями), либо почувствовала неладное и решилась поделиться своими подозрениями с самым близким Сонде человеком — женихом.

Только Хэтти отлично знала, что Эрик не так уж ей близок, как должно быть на самом деле…

К телефону подошел брат Хэтти, шестнадцатилетний паренек Дэвид.

— Привет, Дэвид. — Сонде не терпелось побыстрее объясниться с подругой, поэтому обычный вопрос «как дела, Дэвид?» был благополучно опущен. — Позови, пожалуйста, Хэтти.

— Я бы с радостью, Сонда, но она уехала.

— Как уехала? — опешила Сонда. Сделала пакость и уехала… накануне свадьбы подруги. Правда, после того, что сделала Хэтти, свадьба могла не состояться… Но убегать от последствий своих пакостей совсем не в ее духе. Равно как и делать их…

— Срочная командировка, — ответил Дэвид. — Она никак не могла отвертеться. Но просила тебе передать, что постарается закончить свои дела как можно быстрее и успеть на твою свадьбу.

Вот как? Значит, в планы Хэтти не входило сорвать ее свадьбу. Сонда окончательно запуталась в своих предположениях.

— Послушай, Дэвид, я смогу дозвониться ей на мобильный?

— Не выйдет, Сонда. — В голосе Дэвида скользнула хитринка. — Я конфисковал его до ее возвращения.

Вот черт! Сонда совсем забыла, что пронырливый братец Хэтти давно мечтал попользоваться дорогим мобильником сестры. Видеокамера, фотоаппарат, куча разнообразных мелодий…

— Добрался до телефона сестры?

— Ага, — радостно подтвердил Дэвид. — Выиграл целую битву — она так не хотела с ним расставаться.

— Эх ты! — раздосадовано сказала Сонда. — А мне так нужно с ней поговорить…

— В чем вопрос? Приезжай, поболтаем. — Дэвид был весьма привлекательным пареньком, считал себя неотразимым «мачо» и не пропускал ни одной юбки, даже если эта юбка принадлежала подруге его сестры. — Я угощу тебя вкуснейшим коктейлем…

— Мне нужна Хэтти. — Обычно Сонда реагировала на его заигрывания шутливо, но сейчас она была слишком огорчена, чтобы кокетничать с шестнадцатилетним парнем. — А коктейль я и сама приготовлю.

— Что с тобой, Сонда? — удивился Дэвид ее холодному тону. — Поездка не удалась? Я без шуток — приезжай, поговорим…

— Все в порядке. — Сонде стало неловко — ведь Дэвид совершенно не виноват в ее злоключениях, более того, он даже не знает о них. — Просто немного устала. Ну пока. Кстати, передай сестре: как только она объявится, пусть сразу же мне позвонит. Свадьба назначена на двадцать шестое. Ты же не хочешь стать подружкой невесты.

— А почему бы и нет? — развеселился Дэвид. — Ты только представь: я в пышном розовом платье ловлю твой маленький букетик…

Сонда представила себе эту поистине забавную картину и расхохоталась.

— Если Хэтти не вернется, я подумаю над этим, — успокоившись, сказала она. — Эрик, наверное, оценит нашу задумку.

— О да! Твой пижон будет в восторге… — Дэвид, как и Хэтти, терпеть не мог Эрика.

— Дэвид! Для своего возраста ты слишком уж нахален.

— Брось, Сонда, тебе не идет учительский тон. Ты слишком молода и красива для этой роли.

— А ты не по возрасту мудр!

— Весь в сестричку!

— Пока, умник. И не забудь передать сестре мою просьбу.

Сонда положила трубку. Шутки Дэвида подняли ей настроение, но не надолго. Через некоторое время она опять загрустила. Мысль о предстоящей свадьбе не радовала, а скорее раздражала ее. Список гостей, покупка свадебного платья, оформление зала и прочая дребедень, о которой мечтает большинство девушек, приводили Сонду в ужас. Хорошо еще, Эрик не настоял на заключении брачного контракта — этой волокитой ей меньше всего хотелось бы заниматься.

Интересно, если бы она выходила замуж за другого, подготовка к свадьбе раздражала бы ее так же сильно? Например, Кэрри… Он вообще не стал бы устраивать ничего подобного — увез бы ее куда-нибудь далеко-далеко… А потом бросил бы одну-одинешеньку, как и в этот раз, раздраженно оборвала Сонда свой невесть откуда взявшийся романтический настрой.

Ей пора было перестать думать о Кэрри уже тогда, в аэропорту, в тот момент, когда она решила плыть по течению и сказала Эрику, что не хочет ничего менять. Но «контролировать чувства» Сонде удавалось не слишком хорошо, и память о поцелуе Кэрри как заноза впилась в душу, беспрестанно раздражая ее нежную оболочку. Если, конечно, у души есть оболочка, усмехнулась своей метафоре Сонда. Надо садиться и строчить стихи, пока настрой не улетучился. Глядишь, станешь поэтессой с мировым именем, издевался над ней внутренний голос.

Злость на Хэтти быстро улетучилась, словно растворилась в воздухе, как только Сонда поняла, что нуждается в подруге как никогда. Выяснилось, что только Хэтти могла скрасить ее предсвадебную тоску, только Хэтти могла составить толковый список гостей, только Хэтти могла оценить, какое платье ей действительно к лицу, а какое — нет… И только с Хэтти она могла поболтать о Кэрри.

Роль отсутствующей Хэтти взяла на себя мама Сонды — Дайан Тальбот. Она, со свойственным ей безграничным энтузиазмом, тут же ринулась на помощь дочери. Нельзя сказать, чтобы Сонда была в восторге от энтузиазма Дайан, но другого выхода у нее не было. Не просить же, в конце концов, Дэвида подбирать ей свадебный наряд и составлять список гостей?

Дайан Тальбот была натурой энергичной и поистине непредсказуемой. Эта хрупкая сероглазая женщина носила в себе маленький вечный двигатель — казалось, она никогда не устает и успевает решать все проблемы одновременно: работать, воспитывать дочь, заводить романы…

Сонда никогда не знала, как мать отнесется к тому или иному ее поступку. В детстве главная ее проблема заключалась в том, чтобы угодить матери, а это было нелегкой задачей. Если вчера Дайан хорошо отзывалась о том или ином фильме или картине на вернисаже, то завтра вполне могла назвать тот же фильм или картину «ни на что не годной пошлятиной».

У Дайан было много мужчин и много мужей. Это, правда, не мешало ей свято беречь в своем любвеобильном сердце память о первом муже, отце Сонды — Викторе Тальботе. Дайан так и не рассталась с его фамилией, несмотря на то, что еще два раза вступала в брак.

Этот замечательный человек, которого Сонда, к огромному своему сожалению, почти не помнила, умер, когда ей исполнилось три года. Молодой и полный сил мужчина умер от глупой детской болезни — ветрянки, которую легко переносят дети, но для взрослых людей она иной раз кончается весьма плачевно. К сожалению, Виктор Тальбот не переболел ветрянкой в нежном возрасте и слишком рано оставил жену и маленькую дочь.

Для Дайан смерть мужа была сильнейшим и жесточайшим ударом. Она любила Виктора до умопомрачения, да и он буквально носил ее на руках с самого начала их знакомства. Но, будучи сильной женщиной и имея на руках трехлетнего ребенка, Дайан приказала себе: не сдаваться. И не сдалась.

Она нашла работу, о которой при деньгах, оставленных ей мужем, могла бы и не думать, и ушла с головой в новообретенное дело и воспитание дочери. И то, и другое требовало времени и терпения — последнего, несмотря на импульсивность Дайан, у нее оказалось достаточно.

Когда Сонда подросла и поступила в университет, Дайан решила еще раз испробовать себя в роли жены и вновь вышла замуж. Ее второй супруг разительно отличался от первого. Первые же месяцы совместной жизни показали, что Энтони — тип довольно склочный и мелочный.

Он постоянно придирался к Дайан то по поводу того, что она живет на широкую ногу, хотя она тратила свои, честно заработанные деньги… То по поводу того, что она слишком часто встречается с друзьями, приходившими в ужас от постоянного ворчания Энтони и в конце концов переставшими ходить к Дайан в гости… То по поводу того, что ему не хватает ее внимания, а надо было отдать Дайан должное — все свободное от работы время она посвящала мужу, так как Сонда училась и приезжала лишь на каникулы… В общем, Энтони терзал ее своим вечным недовольством по поводу и без оного.

Сонде, наездами бывавшей дома, оставалось только ужасаться, глядя на то, как отчим тиранит ее мать. Дайан не терпела вмешательства в свою личную жизнь, поэтому Сонда могла быть лишь наблюдателем без права голоса. В один прекрасный день терпение Дайан лопнуло — она выставила вещи мужа на улицу и через месяц стала формально свободной женщиной.

Третье замужество Дайан было мщением. Дело в том, что после расставания с Энтони она познакомилась с женатым мужчиной, который ухаживал за ней, дарил цветы, водил по ресторанам и даже стал ее любовником. Но бросать жену, увы, не хотел. Как это бывает обычно — больная жена, которую никак нельзя оставить…

Дайан не захотела попасть в плен «иллюзий любовницы», по ее собственному выражению, и, плюнув на своего женатого избранника, вышла замуж за Фрэнка Стейптона, благосклонно ответив на его многолетние ухаживания.

Фрэнка Стейптона Сонда ненавидела еще больше, чем Энтони. Он не был тираном и не был мелочным. Наоборот — он был расточительным, но при этом, как ни парадоксально это звучит, жутким занудой.

Расточительность его заключалась в том, что он просиживал деньги Дайан за карточным столом в местном казино. Фрэнк оказался игроком. Причем, не просто игроком, а игроком одержимым. Для него был не столько важен выигрыш, сколько сам процесс. О проигрыше он, к сожалению, тоже мало задумывался. Дайан простила бы ему и этот порок, но Фрэнк не терпел табачного дыма, а Дайан не могла жить без крепкой сигареты перед завтраком, после завтрака, перед любовью и после любви.

Правда, любовь, как она призналась однажды дочери, была не той, после которой стоило курить… В общем, устав выслушивать занудство Фрэнка, Дайан послала его ко всем чертям. И вновь почувствовала себя свободной.

Она, как в известном анекдоте про фермера и козу (которую нужно подержать в доме, а потом от нее избавиться, чтобы ощутить, насколько легче станет жизнь), радовалась своей свободе в промежутках между замужествами. Когда жизнь казалась ей слишком скучной, она вновь выходила замуж. Так что, в процессе подготовки дочери к свадьбе, Дайан присматривала очередную кандидатуру на роль «козы».

Сонда часто задавалась вопросом: почему они с матерью настолько разные? И внешне — обе были красивы, но совершенно разной красотой, — и внутренне. Порывистость матери так контрастировала с холодностью дочери, что многие их знакомые, правда в шутку, но все же выражали сомнение по поводу родства Дайан и Сонды.

Сонда думала, что похожа на отца, но Дайан утверждала, что Виктор не был таким холодным. Во всяком случае, по отношению к ней. А то, как дочь ведет себя с мужчинами, было у Дайан любимой темой для обсуждения. Для Эрика, по мнению матери, Сонда должна была сделать исключение.

Сонда научилась спокойно относиться к замужествам матери, но ее страшно бесил тот факт, что Дайан, не терпевшая вмешательства в собственную жизнь, активно вмешивается в ее взаимоотношения с Эриком. Будущий зять уже поведал ей о мадагаскарских приключениях дочери, и Сонде пришлось выслушать немало упреков в свой адрес.

— Скажи мне, Сонда, — Дайан с удовольствием затянулась крепкой сигаретой, — какие черти понесли тебя на этот остров?

— Ты забываешь, что я уже взрослая девочка.

— А ты забываешь, что ты моя дочь.

— Не начинай, прошу тебя…

— Не начну, если ты ответишь мне на вопрос.

— Разве Эрик тебе не объяснил?

Сонде совершенно не хотелось очередной перепалки в духе: «я тебя воспитала» — «уж лучше бы бросила на произвол судьбы». Такое частенько происходило между ней и Дайан, несмотря на то, что в душе обе нежно и трепетно друг друга любили.

— Объяснения, которые ты дала ему, чушь собачья. — Дайан небрежно стряхнула пепел с длинной «Мор». — Я надеялась, что хотя бы мне ты не будешь лгать.

— Начнем с того, что я вообще не должна давать ему никаких объяснений! — вспылила Сонда.

— Вообще-то, Эрик — человек, за которого ты выходишь замуж. Или ты готовишься к свадьбе с другим мужчиной?

Дайан была единственным человеком, заставлявшим Сонду краснеть. Щеки девушки заалели как маков цвет, и это, разумеется, не ускользнуло от внимания матери.

— Кажется, в моей шутке была доля правды… Итак, на Мадагаскар ты отправилась не одна…

— Мама! — Сонда покраснела еще сильнее.

— Ну мне-то ты можешь сказать правду? Представь, что на моем месте сидит Хэтти.

— Прекрати меня гипнотизировать!

Собственное смущение и упоминание о Хэтти окончательно вывели Сонду из себя. Дело в том, что Хэтти была любимицей матери, и Сонда частенько про себя и вслух удивлялась, почему не Хэтти выпала такая честь — быть дочерью Дайан Тальбот. Они идеально подходили друг другу: у них всегда находились темы для разговора, для смеха и шуток. И нередко предметом этих насмешек становилась Сонда, что ее ужасно раздражало. Она отдавала себе отчет в том, что просто ревнует мать к подруге, но это не только не успокаивало ее, а, напротив, раздражало еще сильнее.

— Да что ты завелась, я просто пытаюсь помочь тебе облегчить душу. Твоей подруги нет в городе, а тебе наверняка хочется поделиться с кем-то впечатлениями о поездке. Я ведь знаю, что кроме Хэтти тебе не с кем поговорить…

— Да, мам, я такая отвратительная, что у меня даже нет друзей!

Дайан знала наверняка: если Сонда занялась самокритикой, то все ее аргументы исчерпаны.

— Ну… друзей и не должно быть много. Отсутствие десятка-другого людей, согласных делить с тобой свободное время, еще не признак «отвратительности».

— Хорошо, — сдалась Сонда. — На Мадагаскаре я была не одна. Но это совсем не то, о чем ты сейчас думаешь. Я увязалась за человеком… — Она поймала вопросительный взгляд матери и кивнула. — Да, этот человек мужского пола. Он летел туда по своим ужасно таинственным делам. А я, признаю, полная дура, вмешалась в эти дела и увязалась за ним. Мы расстались с ним в аэропорту на Мадагаскаре, и больше я его не видела.

— Что тебя, кажется, серьезно удручает…

— Мама! — Сонда не знала, куда деваться от смущения. Любого другого человека она попросила бы не лезть не в свое дело, но с Дайан Тальбот этот номер вряд ли бы прошел.

— Чем он занимается? — поинтересовалась Дайан, окончательно убедившись в том, что ее предположения оправданны.

— Если бы я знала… Единственное, что мне известно о нем — его прошлое, о котором он сам мне и рассказал.

— Веселенький тип, — усмехнулась Дайан. — Никогда бы не подумала, что ты увлечешься мужчиной, о котором тебе ничего не известно.

Увлечешься… Если бы ее мать знала, что она думает о нем дни и ночи на пролет!

— Не стоит говорить о нем — мы все равно больше не увидимся.

— Кто знает, кто знает… — Дайан вытащила из пачки очередную сигарету, и Сонда поняла, что мать нервничает. — Мир тесен и, насколько я понимаю, он из здешних мест. Так что ваша встреча может произойти сама собой, по чистой случайности.

— Если только, — грустно согласилась Сонда.

В глубине души она рассчитывала на эту случайность и часто в сутолоке улиц выглядывала мужчин, отдаленно напоминавших Кэрри. С сердцем, надрывно бьющимся в груди, она присматривалась к ним, но, обнаружив ошибку, страшно досадовала на себя.

Дайан, конечно, не догадывалась об этом, но была уверена в том, что дочь не настолько равнодушна к возможной встрече, как пытается показать. И эта мысль заставила Дайан встревожиться.

— Послушай, дочка. — Сонда настороженно посмотрела на мать — та редко называла ее дочкой, предпочитая обращаться к дочери по имени. — Выкинь из головы этого парня. Вряд ли он принесет тебе что-то, кроме разочарования и тревоги.

— Во-первых, он не так крепко засел в моей голове, как тебе кажется, — солгала Сонда. — А во-вторых, ты ведь его не знаешь… Как ты можешь рассуждать о человеке, услышав о нем лишь пару ничего не значащих фраз?

Но обмануть Дайан было не так-то просто. Она сурово посмотрела на дочь.

— Не лги мне. Я чувствую, когда ты пытаешься меня обмануть. У тебя глаза начинают бегать…

— Как у хамелеона? — съехидничала Сонда.

— Не знаю, как там у хамелеона… Ты начала заступаться за него, а это — дурной признак. Вспомни, когда последний раз ты сносно отзывалась о мужчинах? Даже о своем женихе говоришь обычно свысока.

— Неправда! Я заступалась за Эрика перед Хэтти, когда она нападала на него.

— Всех енотов в лесу отстреляли! Даже если ты заступалась за него, представляю, как это выглядело. — Дайан придала лицу высокомерное выражение и произнесла тонким голосочком. — «Эрик — идеальная кандидатура на роль моего мужа. Он уступчивый, спокойный и надежный. Именно то, что мне подходит». Причем, заметь, он подходит тебе, а не ты ему! На его чувства тебе совершенно наплевать!

На лице Сонды читалась явная досада. Мать настолько точно передала ее фразу и тон, с которым она говорила об Эрике, что ей стало обидно и одновременно стыдно за свое поведение. Дайан была совершенно права — до своей недавней поездки Сонда и думать не желала о том, что чувствует Эрик.

Она уже призналась в этом самой себе, но признаваться в этом окружающим ее, пусть даже близким людям, ей не хотелось. Сонда молча глядела на мать, и проницательная Дайан угадала, что кроется за этим взглядом обиженной девочки.

— Ты понимаешь, что я права. Это уже хорошо. А сейчас я попытаюсь объяснить тебе, почему так быстро составила мнение о твоем загадочном путешественнике. — Дайан потянулась к пачке «Мор», но, увидев удивленный взгляд дочери, убрала руку. За полчаса, которые они просидели в кафе торгового центра, пачка опустела больше, чем на половину. — У меня тоже было приключение в молодости. Еще до того, как я познакомилась с твоим отцом. Его звали Сирил. Он был загадочной личностью, с ярким прошлым, но без настоящего. Передо мной он разыгрывал чуть ли не Джеймса Бонда. Я побывала с ним на Кубе. Влюбилась в него как кошка… Мне с трудом удалось вытянуть себя из болота, в которое меня засосала эта любовь. Я вовремя сбросила с ушей ту романтическую лапшу, которую он умудрился туда повесить. А ведь считала себя такой рассудительной, как и ты сейчас… В общем, однажды я попросила его открыться мне, рассказать о себе, о том, чем он занимается в действительности. После этого он как в воду канул… Да, я очень страдала. Плакала каждый вечер в подушку, проклинала себя, хотела вернуть его любой ценой. А полгода спустя узнала, что он вовсе не романтический герой, а обыкновенный наркоделец. Его «загадочное» настоящее — всего лишь череда незаконных сделок. Выяснилось, что репутация у Сирила — хуже не придумаешь. Он стольких людей посадил на эту дрянь… Правда, его тоже посадили — в тюрьму. Дали пожизненное заключение… Еще легко отделался, подонок. А теперь представь себе, — Дайан все-таки добралась до «Мор» и дрожащей рукой прикурила сигарету, — что было бы, если бы я вовремя не рассталась с этим типом?

Сонда удивленно смотрела на мать. Об этой странице ее жизни она никогда не рассказывала. Что, в общем, и не удивительно — страница далеко не безупречной чистоты. Волнение Дайан — срывающийся голос, дрожащие руки — говорило о том, что она до сих пор переживает этот неприятный эпизод так, как будто бы он был вчера.

— Ты никогда не рассказывала мне об этом…

— Мне не хотелось вспоминать. Да и необходимости не было. Виктор знал об этом. Я считала, что он должен быть в курсе того, что происходило со мной до встречи с ним. К тому же каждый может ошибиться. И на моем месте могла быть какая угодно женщина. Но ты… Я не хочу, чтобы ты повторяла мои ошибки. Забудь о нем, Сонда. Каким бы идеальным он не представлялся тебе сейчас. Есть скрытные люди — они умалчивают, не договаривают чего-то, но только потому, что таков склад их характера. А есть люди скрывающие. И тот груз, который они несут, не распаковывая, зачастую оказывается скелетом в шкафу… Ты ведь не хочешь, чтобы этот скелет попал в шкаф к тебе?

Сонда покачала головой. Никто не хочет этого. То, что рассказала ей мать, действительно напоминало ее собственную историю. Когда-то Сонда читала о том, что родители невольно программируют детей на повторение ими же пройденного пути. Дайан, напротив, пыталась обезопасить дочь, но, возможно, подсознательно эта программа была уже заложена… Хотя, в конечном итоге, ее мать не допустила роковой ошибки, она рассталась с этим Сирилом. Но почему Дайан решила, что Сирил и Кэрри руководствовались одним и тем же мотивом. Почему? Расспрашивать об этом мать Сонда не решилась.

Несмотря на то, что Дайан активно уговаривала дочь шить свадебное платье, а не покупать его, и даже предлагала ей личного портного, Сонда все же выбрала второй вариант. Времени до свадьбы оставалось совсем немного, но Сонду останавливало не это. Ей хотелось избежать многочисленных примерок, подгонок по фигуре, обсуждений модели и прочих мелочей, с которыми пришлось бы столкнуться, обращаясь к портному.

Чем больше Сонду раздражала предсвадебная лихорадка, тем сильнее она чувствовала, что совершенно не готова к замужеству. И не к замужеству вообще, а к браку с Эриком. Жених был с ней чуток, как никогда, и даже удивлял Сонду своей неожиданной страстностью. Прояви он свой пыл еще месяц назад, Сонда была бы рада такой перемене. Теперь же она героически подавляла в себе раздражение и утешала себя тем, что стерпится — слюбится.

Больше всего ее удручало то, что она не может объявить Эрику, что свадьба отменяется. Ей было чудовищно стыдно проявить бессердечность именно сейчас, когда она обнаружила ее в себе. Безусловно, те слова, которые говорил ей Кэрри, могли оказаться лишь ханжескими рассуждениями человека, у которого «рыльце в пушку», но суть их от этого не утрачивалась.

Сонда разрывалась от противоречивых чувств, неожиданно затопивших ее, как наводнение — Флориду, но все еще не теряла надежды на спасительную гавань, куда ее должно выбросить течение.

Зато надежду увидеться с Кэрри она потеряла окончательно. Иногда ее подмывало отправиться в «Шарминг плэйс» и попытаться узнать, кто же он на самом деле, но гордость останавливала ее.

Когда она пустилась в эту авантюру впервые, она не была влюблена в Кэрри, ею двигали какой-то почти охотничий азарт и любопытство. Теперь правила игры изменились: влюбленная женщина, по представлениям Сонды, не имела права навязываться предмету своей влюбленности. Правда, в последнее время она уже не так была уверена в этом, но все же…

Рассказ матери Сонда не приняла как истину в последней инстанции. Она долго анализировала поведение Кэрри, его слова, его действия. Не было сомнения в том, что этот человек — не идеален, но твердой уверенности в том, что он подлец, тоже не было. Слишком уж искренними казались его слова и эмоции. Не похоже, что человек с такими, по мнению Сонды, идеалистическими взглядами на жизнь, может быть замешан в грязную историю вроде той, за которую посадили Сирила.

Но та таинственность, которой он окружил свою поездку, внушала ей определенные подозрения. И она почти не сомневалась в том, что никакого малагасийского идола не было и в помине. В любом случае, Кэрри не торопился ее увидеть. А значит, как женщина Сонда была ему безразлична. Оставалось только купить белое платье и пойти к алтарю…

На «показ мод», как окрестила про себя Сонда покупку платья, с ней отправились Дайан и Дэвид, которого она все-таки решила взять с собой, чтобы мать не слишком настаивала на выборе понравившейся именно ей модели.

Дело в том, что Дайан, как и многие женщины с неплохим вкусом, мнила себя законодательницей мод, поэтому частенько вынуждала дочь покупать вещи, которые той совершенно не нравились. Сонде приходилось уступать матери, но, по возвращении домой, пиджачки и юбочки во вкусе Дайан отправлялись на верхнюю полку шкафа и никогда не надевались.

Бутик свадебных платьев и аксессуаров представлял собой большое двухэтажное здание, полы в котором были выложены огромными нежно-голубыми плитками. Они были начищены так превосходно, что Сонда смогла разглядеть в них свое отражение.

Первый этаж был, по всей видимости, оформлен для тех, кто приходил с невестами. Его обставили мягкими удобными диванами и лакированными столиками, на которых лежали свежие газеты и журналы.

К стене был прикреплен кронштейн с огромным телевизором, которым посетители, утомленные ожиданием без конца переодевающихся невест, могли скрасить свои унылые посиделки. Возле лестницы, ведущей на второй этаж, красовалось огромное зеркало в позолоченной раме, дающее возможность невестам полюбоваться своим нарядом.

По просторному залу прохаживались молодые девушки в голубых костюмах. Они предлагали посетителям чай, кофе и пирожные. А тем, у кого желудок просил чего-то более серьезного, предназначалась небольшая пристройка — салат-бар, в котором, помимо салата, можно было полакомиться чем-нибудь горячим.

Второй этаж отводился исключительно невестам. Тут и там стояли манекены с самыми разнообразными моделями свадебных платьев. В углу располагались довольно просторные кабинки для переодевания.

На стене возле кабинок висело зеркало в серебряной раме, изображающей цветки лилии. Невесты одевались здесь, на втором этаже, а затем спускались на первый, чтобы продемонстрировать свои наряды ожидающим их родственникам или подругам.

Сонда дизайнерским взглядом оценила оформление салона, подумала о том, что можно было бы добавить, а от чего избавиться, и пришла к выводу, что выглядит он совсем не плохо. Правда, оптимизма у нее от этого не прибавилось.

Всю дорогу она старалась не показать своего удрученного состояния Дайан, и на это у нее ушли последние силы. Сонда надеялась, что сможет выдержать примерку наряда, не вызывая у матери ненужных подозрений, но единственным ее желанием было взять первое попавшееся платье и уйти с ним, даже если она будет выглядеть в нем как пугало. Сонде стоило больших усилий уговорить Дайан не подниматься с ней, а подождать ее внизу, и, оставив мать с Дэвидом пить кофе, она отправилась выбирать платье.

Второй этаж салона немного поднял ей настроение. Всегда приятно смотреть на красивые вещи. Девушка прошла вдоль первого ряда манекенов. На них красовались самые модные модели: платья-мини с огромным шлейфом, усыпанным стразами «Сваровски»; элегантные прямые платья из парчи цвета слоновой кости с причудливыми узорами; платья, которые состояли, казалось, из одних лишь кружев… Сонда полюбовалась оригинальным дизайном платьев и направилась ко второму ряду. Мода — модой, но пышные классические платья привлекали ее гораздо больше экстравагантных моделей.

Она остановилась на наряде с открытым кружевным верхом и воздушной юбкой из органзы. Девушка в голубом костюме одобрила выбор. Сонда с ее помощью надела платье, подошла к зеркалу и залюбовалась своим отражением. Перед ней стояла яркая брюнетка в наряде, похожем на тот, что носили дамы в стародавние времена. Белый цвет был ей определенно к лицу. Сонда подняла руки и распустила волосы — черная волна хлынула на белоснежные кружева.

— Для полной картины не хватает фаты, туфель и перчаток, — засуетилась девушка в голубом. — Если вы доверяете моему вкусу, могу предложить вам кое-что очень интересное.

Сонда кивнула головой. Лучше она доверит выбор продавцу, чем сама будет полчаса копаться в ворохе свадебных аксессуаров. Несмотря на то, что зеркальное отражение несколько подсластило горькую пилюлю, которую Сонда держала во рту с самого утра, ей все же было грустно.

Она, сама того не желая, представила, что выходит замуж за Кэрри. Что все это белоснежное великолепие из кружев и органзы — для него. Что именно он будет любоваться черными волнами, расплескавшимися по точеным плечам. И его ненасытные губы будут страстно целовать невесту после свадебного обряда… Как жаль, что этим мечтам никогда не стать реальностью! Сонда с трудом утихомирила разбушевавшееся воображение и заставила себя примерить то, что принесла ей девушка в голубом.

Тонкая фата была закреплена на маленькой веточке флердоранжа, усеянной переливающимися стразами. Сонда почти ничего не почувствовала, когда надела на голову это легчайшее сооружение. Флердоранж венком улегся на темных волосах, а фата заструилась по ним прозрачным водопадом. Длинные открытые перчатки из атласа и белоснежные туфли на высоком каблуке завершили наряд. Невеста была ослепительна, только ослеплять и удивлять ей хотелось совсем не своего жениха…

Сонда спустилась вниз и повертелась перед матерью и Дэвидом.

— Замечательно, Сонда, но тебе не кажется… — начала было Дайан.

— Миссис Тальбот, — перебил ее Дэвид. — Думаю, что «но» в этом случае неуместно. Она — само совершенство. Коварство и невинность. Лед и пламя. В общем, — он хитро прищурился, — воплощение противоречия. Выглядит потрясно!

— Ну что за словечки, Дэвид! — возмутилась мисс Тальбот. Неизвестно, что задело ее больше: жаргон Дэвида или то, что он не дал ей высказаться. — Вы, молодежь, говорите высокопарные фразы, перемежая их с сомнительными комплиментами…

— Мама, платье! — напомнила Сонда. Ей совсем не хотелось выслушивать очередную проповедь о чистоте языка. — Или я буду стоять здесь, разряженная как кукла, до второго пришествия?

— Я понимаю, что невестам свойственно нервничать… — Дайан посмотрела на дочь вопрошающим взглядом. — Но ты с самого утра как на иголках. Что-то не так?

— Все в порядке, — отмахнулась Сонда. Если Дайан догадается о причине ее волнения, вторая половина дня будет посвящена урезониванию непутевой дочери. А этого Сонда уже не вынесет. — Скажи, что тебе не нравится в платье?

— А по-моему, Сонда не в себе с самого приезда, — влез Дэвид.

Дайан озабоченно посмотрела на дочь, и Сонде пришлось разыграть полное непонимание.

— Я, между прочим, не каждый день хожу на таких каблуках. У меня ноги немеют, а вы говорите о какой-то ерунде. — Взгляд Дайан не стал менее озабоченным, поэтому Сонда воззвала к тайной слабости матери. — Ты ведь единственная, кто может дать мне дельный совет в этой области. Присмотрись, может, чего-то не хватает…

Дайан проглотила наживку и оглядела дочь со всех сторон.

— У тебя хороший вкус. Впрочем, не удивительно, ты ведь моя дочь… В общем, все отлично. Хотя, по-моему, платье простовато. Его можно оживить — прикрепить к поясу цветок… Розовую или белую розу. Только живую — искусственная будет смотреться вульгарно.

— Отлично, мама. Я не сомневалась, что ты предложишь что-то интересное. — Сонде не терпелось развязаться с покупкой платья, и она была готова на все, что угодно. — Я именно так и сделаю. Итак, вам все нравится?

Дэвид и миссис Тальбот закивали головами.

— Отлично, я иду переодеваться.

— Чулки, Сонда, чулки! — спохватилась Дайан. — Ты наверняка забудешь о белых чулках.

— Я куплю их прямо сейчас, — успокоила ее Сонда и отправилась наверх, радуясь тому, что процесс покупки платья можно считать завершенным.

Хэтти, Хэтти, думала она, глядя на то, как воздушный подол платья исчезает в большой коробке, как мне тебя не хватает. Перед подругой не пришлось бы разыгрывать невесту, озабоченную своим нарядом… Ей можно было поплакаться в жилетку и не бояться услышать назидание…

Но она уехала и, Бог весть, успеет ли на свадьбу Сонды. Может, расскажи она обо всем Хэтти, ей не было бы так тоскливо, как сейчас, когда в душе гуляет холодный ветер одиночества и тучи мрачных предчувствий…

8

Долгий вечер с Эриком был определенно не самым ярким событием в ее жизни. Они молчаливо потягивали ванильный коктейль, приготовленный Дори, которой хотелось хоть чем-то угодить помрачневшей в последнее время хозяйке.

Эрик озаботился покупкой обручальных колец. В душе Сонда радовалась, что хотя бы это ей не пришлось делать самой. Правда, кольцо ей совершенно не понравилось. В бархатной коробочке лежало тонкое граненое колечко… Свое обручальное кольцо Сонда представляла себе совсем другим: массивным, из белого золота. Впрочем, в последние дни она окончательно погрузилась в равнодушие, поэтому на кольцо отреагировала вымученной улыбкой и фразой вроде «ты угадал, оно прекрасно».

Теперь Эрик молча сидел в ее гостиной, сливаясь с предметами интерьера, и она не могла понять, почему этот человек все еще здесь. Свадебные приготовления окончательно измотали ее. Эрику удалось откреститься от них, сославшись на дела, которых пруд пруди. Сонда понимала, что если она настоит, то Эрику придется помочь ей, но проводить с ним большую часть времени она не была готова.

Теперь, накануне свадьбы она окончательно поняла, что сделала непоправимую ошибку, когда в аэропорту убедила Эрика в том, что ничего не хочет менять. Эта ошибка все еще могла быть исправлена ценой, о которой Сонде даже думать не хотелось. Унизить Эрика отказом перед самой свадьбой было бы чудовищно несправедливо. Это было слишком даже для ее эгоистичной натуры.

Сонда окинула жениха критическим взглядом: красивый голубоглазый блондин, мечта любой поклонницы мыльных опер. Еще месяц назад она находила его привлекательным и даже сексуальным. Не будь проклятого поцелуя в малагасийском лесу, так было бы и по сей день. Но, к сожалению, кое-кто, а именно Кэрри Хэйзи, решил разыграть из себя мачо…

Кэрри угнездился в ее душе как глубокая рана, края которой воспалялись от любого воспоминания. Сонда недоумевала, как она, такая рассудительная и холодная, умудрилась влюбиться в первого встречного, причем далеко не красивого мужчину.

Если бы ее романтический герой напоминал Аполлона Бельведерского, это бы ее хоть немного извиняло. Но Кэрри со своим шрамом, сломанным носом и седой прядью на каштановых волосах до Аполлона как-то недотягивал. Да и манеры его едва ли соответствовали представлениям о романтическом герое… Любовь, конечно, зла, но с Сондой она поступила особенно изощренно…

Эрик поймал ее взгляд и улыбнулся. Сонда смутилась — он-то, наверное, думает, что она любуется им. Чтобы хоть как-то скрыть смущение и загладить вину, она спросила:

— Хотела узнать, ты не против свадебного торта из суфле и взбитых сливок? — Ей было совершенно наплевать на свадебный торт, и фальшь, прозвучавшая в собственном голосе, смутила ее еще сильнее.

— Отличная мысль. — Эрик не уловил фальши в голосе Сонды, чему она была искренне рада. — Он будет очень большим?

— Да, огромным… — Ей хотелось заплакать от его наивности. Она сидит рядом, думает о другом человеке, а он с милой улыбкой выясняет, какого размера будет свадебный торт. Бедняжка… Сонде стало невыносимо стыдно и больно за человека, которого она не любила и невольно обманывала. Она выдавила из себя улыбку. — Торт из пяти ярусов. Такая большая сладкая пирамида…

Описание торта прервал противный звонок, раздавшийся из-под элегантного пиджака Эрика. Сонда терпеть не могла звук его мобильного, но Эрик наотрез отказывался поставить другой, мотивируя свой отказ тем, что этот звонок слышно лучше всех остальных. Сонде оставалось только надеяться на то, что телефон в ее доме, куда Эрик должен был переехать после свадьбы, не начнет звенеть так же отвратительно.

— Извини. — Эрик вытащил телефон из чехла. — Да, я слушаю.

По выражению его лица Сонда поняла, что новости ему сообщили совсем не радостные. Эрик побледнел, глаза беспокойно забегали. Бросив странный взгляд в сторону Сонды, он встал с кресла и вышел из комнаты. Сонда пожала плечами: дела, дела… Коктейль в ее бокале закончился, и она решила пробраться на кухню, чтобы выяснить у Дори, не осталось ли еще немного напитка.

В коридоре она наткнулась на Эрика, все еще говорящего по телефону. Лицо его по-прежнему выражало беспокойство. Сонда вылила в бокал остатки коктейля и краем уха вслушалась в доносящиеся из коридора фразы. После знакомства с Кэрри подслушивание вошло у меня в привычку, грустно констатировала она. Однако разговор Эрика с неизвестным собеседником заинтересовал ее сильнее, чем она думала.

— Вот черт, не ожидал, что так будет! — Сонда никогда не слышала в голосе Эрика такого неприкрытого раздражения. — Если не вмешаться в это сейчас… Можешь не объяснять, я прекрасно понимаю, чем это чревато… Думаю, что я сам отдам распоряжение… Жди меня через час — одной ногой я уже у двери… Сонда!

Сонда вышла из кухни и недоуменно поглядела на жениха. Ей показалось, что от его крика в доме лопнут все окна, несмотря на то, что они сделаны из прочного пластика.

— Прости, дорогая, мне придется уехать прямо сейчас.

Эрик убрал мобильный в чехол, и Сонда заметила, что у него руки не просто трясутся, а ходят ходуном. Она попыталась вспомнить, когда видела Эрика таким, но в голове не было и следа подобных воспоминаний. Что могло настолько вывести его из равновесия? И вообще, Эрик ли это? Всегда такой спокойный и сдержанный, сейчас он напоминал сгусток нервов, облаченный в костюм.

— Что-то случилось? — встревожилась Сонда.

Вместо ответа Эрик чмокнул ее в щеку, схватил кейс и устремился к входной двери. На пороге он обернулся, словно вспомнив, что невеста все еще ждет ответа, и пробормотал:

— Проблемы с клиентом. Еще раз прости, Сонда. Завтра увидимся.

Не забудь, что послезавтра свадьба, хотела напомнить Сонда, но удержалась от колкого замечания. Уж кому-кому, а ей меньше всего стоит упрекать Эрика в забывчивости — женщине, которая на кануне свадьбы грезит о другом мужчине…

Все еще пытаясь понять, что за сделка взволновала Эрика до такой степени, Сонда села в кресло и допила коктейль. Поведение жениха казалось ей очень и очень странным. И дело не только в поведении. Кто решает проблемы с клиентами в столь поздний час?

Может, у него тайная любовница, о которой Сонда ничего не знает? Предположение было до того нелепым, что Сонда даже рассмеялась. С любовницей не говорят таким тоном, да и представить Эрика в роли пылкого ловеласа было так же сложно, как вообразить гризли в мини-юбке.

Дать простор воображению ей помешал звонок в дверь. Быстро же Эрик решил свои проблемы! Сгорая от любопытства, Сонда вскочила с кресла, твердо решив на этот раз выяснить у Эрика подробности его «проблем с клиентом». Но за дверью ее поджидал новый сюрприз — вместо ожидаемого Эрика на пороге стоял Кэрри.

— Привет. — Голос Кэрри был глухим и мягким, именно таким, каким она сохранила его в своей памяти.

От удивления Сонда позабыла все слова, но даже если бы она их вспомнила, то вряд ли смогла бы произнести — язык словно присох к гортани. Она впилась взглядом в его лицо, не в силах отвести удивленных и радостно блестящих глаз. Шрам над правой бровью и сломанный нос казались ей теперь такими родными… Злость, которую еще совсем недавно она чувствовала к этому мужчине, испарялась капля за каплей.

— Сонда! — Кэрри не знал, что и думать. То ли она молчит, не желая с ним разговаривать, то ли просто удивлена. — Мы можем поговорить?

Дар речи не спешил возвращаться к ошеломленной и растерянной девушке. Сонда продолжала смотреть на Кэрри так, словно не понимала, на каком языке он с ней разговаривает. Она часто представляла себе их встречу, но не думала, что это произойдет именно так. Она знала, что скажет ему, как посмотрит на него, как поведет себя… Но теперь, когда происходящее переместилось из воображаемого в реальный мир, она совершенно растерялась, размякла, как будто тело и душа превратились в огромную рыхлую губку.

— Ты хочешь, чтобы я ушел? — попытался истолковать ее молчание Кэрри.

— Нет! — вырвалось у нее. Она заговорила и поняла, как глупо выглядит, стоя на пороге и во все глаза пялясь на Кэрри. — Не хочу, — произнесла она уже спокойнее. — Ты можешь войти.

Сонда пыталась понять, зачем он пришел, но мысли расплывались в голове, наотрез отказавшейся думать. Сонда проклинала свою невесть откуда взявшуюся робость. Ей хотелось вести себя естественно, так, как будто ничего не произошло. Но ни голова, ни тело не хотели ей подчиняться, словно принадлежали какой-то глупой девчонке, а не разумной, умудренной опытом Сонде Тальбот.

Кэрри тоже выглядел не лучшим образом. Он зашел в дом и мялся около двери, не зная, куда приткнуть свое тело, ставшее отчего-то таким большим и неуклюжим. Кто-то из них должен был начать разговор, и Кэрри понимал, что сделать это придется именно ему — ведь он пришел к Сонде, а не наоборот.

— Я пришел извиниться, — начал Кэрри и почувствовал, что фраза прозвучала слишком официально. Он посмотрел на Сонду, словно ища поддержки в ее взгляде, но она опустила глаза и разглядывала подлокотник кресла. — Я хочу извиниться перед тобой, Сонда.

Сонда подняла голову и ответила на его взгляд — темный, смущенный, каким она еще не видела его раньше.

— Я бросил тебя одну тогда, на Мадагаскаре… С моей стороны это было настоящим свинством. Но, поверь мне, в тот момент я думал лишь о твоем благе. Впутывать тебя в эту историю мне не хотелось, потому что ты… Я волновался за тебя.

— Странно. — Сонда окончательно пришла в себя и почувствовала сильное желание отыграться на Кэрри. — Только я не заметила твоего волнения. Не спорю, ты не втягивал меня в эту историю… Ты поставил мне жесткие условия, которых я не нарушила. Но мне казалось, я имею право узнать хотя бы что-то… Кэрри, ты отнесся ко мне как… к несмышленному ребенку, нет, хуже — о ребенке хотя бы заботятся. Ты отнесся ко мне как к женщине с куриными мозгами, которая в любой момент может испортить дело своей глупостью!

Кэрри не ожидал, что его поведение могут истолковать именно так. Он не знал, что ему делать — продолжать оправдываться или попытаться убедить ее в том, что она не права. Сонда могла отреагировать на его слова как угодно, а вариант вылететь за дверь после двух минут разговора его совершенно не вдохновлял. С ней было тяжело и необыкновенно легко одновременно. Может, именно поэтому он влюбился в эту девушку?

Он обогнул кресло, за которым стояла Сонда, всем своим видом демонстрируя, что старается держаться от Кэрри подальше, и подошел к ней вплотную. Сонда выпрямилась и подняла голову. Ее серые глаза смотрели на Кэрри с вызовом, но принимать этот вызов он не собирался. Ведь пришел-то он сюда совсем не за этим. И не важно, что Сонда может думать по-другому. Он скажет то, что хотел, а. потом уйдет, если она потребует. Но уходить так не хочется…

— Сонда… — Кэрри почти прошептал ее имя. Слово отозвалось в ее душе нежным звоном, от которого ей захотелось застонать… или заплакать… Она сама не понимала, чего именно ей хотелось, но это было так восхитительно. — Я не считал и не считаю тебя глупой. Ты умная, сильная, красивая. Тогда, на Мадагаскаре, я смог взглянуть на тебя совершенно по-другому. И то, что я увидел, мне очень понравилось. Нет, я не то хотел сказать… Я влюбился в тебя, Сонда…

Ей казалось, что она тает как свечка под его взглядом и тем нежным полушепотом, который доносится до ее ушей. Она, как загипнотизированная, смотрела в его глаза и жалким клочком сознания, еще не занятым мыслями о Кэрри, понимала, как она слаба и податлива в этот момент. Он мог сделать с ней все, что угодно, и она не стала бы сопротивляться. И, как ни странно, эта мысль не пугала ее, а, напротив, заставляла душу и тело трепетать от предвкушения чего-то большего. Большего, чем темный призывный взгляд и ласковый полушепот.

Кэрри коснулся рукой ее черных, блестящих, как у куклы, волос. Пальцы запутались в волне теплого шелка, а губы, налившиеся предвкушением поцелуя, тянулись к ее лицу, нежному, желанному… Кэрри чувствовал ее учащенное дыхание и понимал, что она возбуждена так же, как и он. И все же он боялся ошибиться, боялся, что она птицей забьется в его руках и вырвется из его объятий.

На секунду Сонда забыла о его глазах, все ее внимание заняли губы, приближающиеся к ее лицу. Она могла видеть лишь этот рот, казавшийся ей когда-то не в меру большим, а теперь — страстным и зовущим. Она не могла двигаться, не могла думать. В эту секунду она жила только предвкушением поцелуя. И когда сладкий миг наступил, она забыла о неловкости, сковавшей ее по рукам и ногам. Сонда потянулась навстречу тому, о чем до сих пор могла лишь мечтать…

Впервые за всю жизнь она позволила себе роскошь ни о чем не задумываться. Сонда жила, дышала настоящим моментом, мысли уступили место чувствам, вырвавшимся из глубин души и опаляющим тело. Объятия Кэрри, ласковые и настойчивые, увлекали ее в пучину восхитительного безумия, и она не только слепо отдавалась этим объятиям, но и сама ласкала Кэрри, наслаждаясь силой и теплом, исходящими от его тела.

Сонда не успела опомниться, как они с Кэрри оказались наверху, в ее спальне. Постель показалась ей ужасно холодной, когда она коснулась ее обнаженной спиной. Но Кэрри тут же согрел ее — его беспокойные руки продолжали гладить ее, не останавливаясь ни на секунду. Обжигающий коктейль из поцелуев и обоюдных ласк окончательно опьянил Сонду, и теперь она готова была к самому главному напитку — страсти.

Но Кэрри не спешил утолить ее жажду. Он долго и нежно целовал ее тело: вначале шею, на которой лежали спутавшиеся черные пряди и так забавно щекотали его нос, затем покатые мягкие плечи, потом упруго-атласную грудь с сосками, твердыми, как косточки вишен, и гладкий живот, и низ живота — маленький вулкан наслаждения… Сонда сладко постанывала, зарываясь тонкими пальцами в его густые волосы. Когда ожидание сделалось невыносимым для обоих, Кэрри вошел в нее, мягко и осторожно, словно боясь причинить ей боль.

Сонда застонала сильнее и потянулась навстречу опускавшемуся на нее горячему телу мужчины. Ей хотелось открыть глаза, чтобы разглядеть его темный, затуманенный страстью взгляд, но она не могла — настолько велико было опьянение страстью, которой она никогда раньше не испытывала. Все, что она могла, — издавать чуть слышные стоны и двигаться в такт все ускоряющемуся ритму любви.

Позже, когда все кончилось, она лежала, оглушенная взрывом, и наслаждалась тишиной, казавшейся ей самой прекрасной мелодией на свете. Кэрри тоже молчал, боясь разрушить хрупкую иллюзию гармонии, в одночасье возникшей между ними.

Из распахнутого балкона в комнату ворвались сумерки. Призрачные облака — сиренево-розовые, дымно-желтые — плыли за стеклом, постепенно утопая в приближающейся мгле. Сонда вдыхала аромат сумерек, смешавшийся с запахом Кэрри, чувствовала щемящую боль в груди и понимала, что никогда не была и не будет счастлива так, как сейчас. Ей очень хотелось сказать об этом Кэрри, но что-то подсказывало, что торопить события не стоит. Хотя… она уже их поторопила… Но думать об этом, пожалуй, не время.

— Сонда, — прошептал Кэрри, словно догадавшись о ее мыслях. — Тебе хорошо?

— Да. — Ей не хотелось отвечать так однозначно, но сформулировать свои мысли в красивую фразу она была не в состоянии.

— Ты какая-то притихшая, грустная…

— Я любуюсь сумерками. Чувствуешь, их запах разнесся по комнате?

— Запах сумерек?

— Да. У каждого времени суток и у каждого времени года есть свой запах. Запах весенних сумерек самый сладкий. Он нежный и прохладный. Он бродит в душе и заставляет ее то плакать, то смеяться…

— Забавно. Я никогда об этом не задумывался.

— Это нужно чувствовать.

Кэрри повернулся к ней, подпер голову рукой и замер, очарованный ее взглядом, в котором еще не растаяла дымка, оставленная страстью.

— А какой запах у осени?

— Чуть горьковатый — запах дыма и опавших листьев. Грустный и почему-то тревожный, возможно оттого, что впереди — зима. А зиму я не люблю.

— Иногда ты совсем как ребенок, — улыбнулся Кэрри.

— Все взрослые люди — дети в глубине души.

— А я думал, это относится только к мужчинам. Женщины часто пеняют на то, что мужчины — малые дети.

— Неправда. Все мы дети. Только кому-то удается хорошо скрыть свое ребячество…

— А ты?

— Что — я?

— Ты скрываешь свое ребячество?

— До встречи с тобой я думала, что во мне его нет. Наверное, скрываю. Только не сознаю этого.

— Кстати, еще в первый раз, когда я был здесь… не хочется об этом вспоминать, но все же… твоя постель, тумбочка, обои — мне все казалось таким детским… Как будто ты не спальню оформляла, а детскую комнату.

— Наверное, так и было. Я люблю этот стиль — он расслабляет, успокаивает. Между прочим, по профессии я — дизайнер.

— Ну вот и познакомились, — засмеялся Кэрри.

Сонда хотела было обидеться, но его искреннее веселье заразило ее, и она засмеялась вместе с ним. Кэрри протянул руку и коснулся ее волос. Она перестала смеяться, разомлев от его ласки. Душу захлестнуло тепло, то ли от его прикосновения, то ли от неизъяснимого чувства единства, общности с этим человеком. Кэрри провел теплыми пальцами по ее лицу и, посерьезнев, спросил:

— Что мы теперь будем делать?

Но Кэрри спрашивал Сонду не о «теперь», а о «завтра», насчет которого в ее голове не было никаких соображений. Сонда села и придвинулась к спинке кровати. Действительно, что теперь? Послезавтра у нее свадьба. Ее жених стал рогоносцем, еще не успев стать мужем… От этой мысли Сонда внутренне съежилась, собралась в комочек. И зачем только Кэрри понадобилось возвращать ее к реальности? Ей было совсем неплохо в сегодняшнем дне, и она с удовольствием осталась бы в нем навсегда.

— Послезавтра я выхожу замуж. — Она старалась не смотреть в глаза Кэрри, но его взгляд настойчиво искал ответа, поэтому ей пришлось повернуться.

— Ты приглашаешь меня на свадьбу? — В голосе Кэрри звучала злость, смешанная с ревностью и страхом потерять ее, Сонду.

Она устыдилась своей нерешительности, но все же ей казалось, что инициатива должна исходить от Кэрри.

— Нет. Я просто не знаю, что делать. Представь себя на месте моего жениха: накануне свадьбы твоя невеста сообщает тебе о том, что нашла другого.

— Во-первых, история классическая. А во-вторых, я не на его месте.

— Зато я на месте невесты! — Сонду возмутило то, что Кэрри не понимает таких простых вещей. И этот человек еще совсем недавно обвинял ее в том, что она бесчувственная!

— Не кипятись, Сонда. — Кэрри сел и натянул на себя одеяло. Казалось, он был очень взволнован. — Я должен сказать тебе еще одну вещь.

— Знаю. — Этот необычный вечер заставил ее забыть об одной важной вещи, но теперь она ее обязательно выяснит. — Ты хочешь рассказать мне о том, чем ты занимался на Мадагаскаре. И почему бросил меня в аэропорту без объяснений. Я угадала?

— К сожалению, нет. Я не могу рассказать тебе об этом. Пока не могу.

— А когда сможешь?

— Скоро. Очень скоро.

— Когда я брошу Эрика перед алтарем? Тогда ты расскажешь мне о том, что замешан в темную историю?

— У тебя прекрасное воображение, Сонда. И ты очень проницательна. Только в «темную историю» я не замешан. То есть замешан, но не так, как ты думаешь.

— Что это значит, Кэрри? Почему я должна верить тебе, если ты не доверяешь мне?

— Сонда, ты должна мне верить. Просто сейчас я не могу рассказать тебе обо всем. Это не от меня зависит. Если хочешь, это не моя тайна.

— Ах, не твоя тайна! — С каждым его словом в душе Сонды просыпались гнев и страх. Кэрри продолжал играть в игру, правила которой она недавно узнала из рассказа матери. А ведь ей так не хотелось верить в то, что их с Дайан истории похожи! Она может подождать исповеди Кэрри. Но что, если эта исповедь не будет честной или ее не будет вообще? Сонда унизит человека, который любит ее, бросит его и останется с полуправдой, которую предложит ей Кэрри. А жуткая истина всплывет в один прекрасный день, когда будет слишком поздно что-то менять. — В общем, так, Кэрри. Или ты сейчас рассказываешь мне обо всех своих делах, или… послезавтра я выхожу замуж за Эрика. Прости за резкость, но по-другому я просто не могу.

— Ты не оставляешь мне выбора, Сонда. Но кое-что ты все же должна знать. Ты не можешь выйти замуж за Эрика.

— Почему это? — Сонда окончательно вышла из себя. — Потому что ты хочешь придумать еще одну историю? Вроде той, про идола, в которую я снова должна верить? Да, Кэрри?

— Нет.

Она встала с кровати и завернулась в халат. Все, с нее хватит. Она не потерпит больше его лжи. И недомолвок не потерпит тоже. Ее холодность была лучшей защитой от таких, как Кэрри, но теперь брешь пробита и боль течет в нее расплавленной струей, заливая душу. Если бы он попытался быть честным с ней… Если бы только попытался… Но он продолжает плести паутину лжи, надеясь обмануть ее еще раз.

— Я не собираюсь врать тебе. Но мне кое-что известно о твоем женихе.

— И что же?

— Распространяться я не могу, но, будь уверена, честным человеком его назвать нельзя. Расспроси его о делах. Конечно, он едва ли расскажет тебе правду…

— В отличие от тебя, он говорит мне правду! Убирайся, Кэрри! Я могла ожидать от тебя чего угодно, но клеветать на людей… Это уж слишком, Кэрри! Уходи!

Сонда не понимала, как за один вечер могло случиться столько событий: встреча с Кэрри, все, что было между ними, а теперь эта немыслимая ложь и клевета на Эрика. Как мог он поступить с ней так после того, как она доверила ему свою душу, свое тело?! Как он мог!

Не глядя на Сонду, Кэрри оделся и подошел к двери.

— Ты уверена, что не хочешь подождать и услышать правду?

— Я не верю тебе сейчас. Почему я должна поверить завтра?

— Хорошо. Когда ты поймешь, что ошиблась, будет поздно. И еще, Сонда… — Его глаза потемнели, губы сжались. — Я люблю тебя. Если ты вспомнишь об этом до того, как выйдешь замуж, я буду счастлив.

Он вышел из комнаты, а Сонда упала на постель, где еще совсем недавно они с Кэрри предавались любви. Что она делает? Ведь это лучшее, что было в ее жизни. Никогда она не испытывала такой страсти, такого влечения, такой тяги к мужчине… Может, он прав и нужно только подождать? Но ведь она имеет право знать о нем больше, чем кто бы то ни был? И, если он любит ее, то обязан ей доверять…

Хлопнула входная дверь, и сердце Сонды превратилось в маленький-маленький комочек, съежившийся от боли. Это он не оставил ей выбора. Он заставил ее мучиться от неопределенности и строить догадки. Он сделал все, чтобы заставить ее чувствовать себя униженной. И Эрика вместе с ней…

Сонда встала с кровати. Нет, она не сможет ночевать в этой комнате. Лучше уж в гостевой. Там, по крайней мере, нет его запаха, его тепло не исходит от простыней… Часть ее души, ненадолго заполнившаяся Кэрри, вновь опустела. Как будто душа покрылась тонкой ледяной коркой. От этого внутреннего холода тело Сонды покрылось мурашками. Она плотнее запахнула халат и вышла из комнаты.

Кэрри медленно шел по темной улице и проклинал поистине ослиное упрямство своей избранницы. Неужели она не могла подождать? Откуда такое нетерпение? Да, он вел себя не лучшим образом, и, как говорится, единожды солгавши… Но если она любит его, то может, должна понять. Он ведь простил ее за слежку и шантаж и ни разу не попрекнул ее этим, хотя мог бы… Да, понимание, по всей видимости, не входит в число достоинств Сонды.

Неужели она выйдет за этого человека только назло ему, чтобы отомстить за ту ложь, к которой он вынужден был прибегнуть? Даже не верится, что она способна на такую глупость. Возможен и другой вариант: она неравнодушна к Эрику или жалеет его… Знала бы, кого жалеет… Если бы можно было рассказать ей обо всем сегодня! Тогда они были бы вместе, и ему не пришлось сейчас идти по темной улице и ломать голову над тем, как выбраться из создавшегося положения. Но, увы, это не в его власти. Чего Сонда, к сожалению, не хочет или не может понять.

На черном кожаном поясе Кэрри завибрировал мобильный телефон.

— Привет, Арчи! Почему так рано? — раздраженно спросил Кэрри. Очень своевременный звонок — ведь именно Арчи втянул его в эту историю. — Мог бы дождаться, пока я лягу спать.

— Не заводись, Кэрри… — Арчи определенно нервничал. В его интонации появились повизгивающие нотки, и Кэрри отлично знал, что они означают. — У нас серьезные проблемы.

— В чем дело?

— Облегчи мою душу, скажи, где копия кассеты?

— Со мной, я с ней не расстаюсь, как мы и договаривались. Да объясни ты, что случилось, Арчи!

— В твоем доме все перевернуто. Они тебя вычислили и нашли то, что им нужно.

— Вот черт! Я предполагал, что это случится позже! Не думал, что ребята окажутся такими шустрыми. Впрочем, это нам на руку. Материала теперь достаточно.

— Да уж, Кэрри, ты отлично поработал. Если не считать кое-какого прокола…

— Молчи, Арчи! — рявкнул Кэрри. — Не то мои руки дотянуться до твоей шеи через мобильник.

— Ладно, ладно… Ты — умница. Успокоил меня.

— Теперь ты меня успокой — начни операцию завтра.

— Боюсь, вряд ли получится, Кэрри. Она намечена на вторник.

— Я убью тебя, Арчи! Смерти моей хочешь! Когда именно?

— Днем.

— Арчи, я прошу тебя! — Голос Кэрри звучал умоляюще.

— Сделаю все, что в моих силах. Кстати, Кэрри, так, для подстраховки, не ночуй сегодня дома.

— Хорошо, поеду в мотель. Ну пока, Арчи. Завтра принесу кассету. И не забудь о моей просьбе.

— Договорились, приятель.

Кэрри закрепил мобильный на ремне. На душе немного полегчало — одной головной болью меньше. Только удастся ли ему избавиться от нее вообще? Мысль о холодном мотеле на окраине города не слишком согревала его душу, но так было гораздо безопаснее.

Сможет ли он заснуть, не вспоминая о теплом, атласном теле Сонды, о ее жгучих губах? Воспоминания нахлынули на него огненной волной, и ему захотелось спрятаться, укрыться от этого чувства, грозившего окончательно разрушить его помутившийся в последнее время рассудок. Вместо этого он поднял ворот рубашки и принюхался к запаху, исходившему от него. Сонда, сладкий волнующий аромат ее духов… Как бы он хотел забыть о ней хоть на минуту, на секунду, на мгновение…

9

Небо заволокло темными тучами. Накрапывал мелкий дождик. Он стучал по совсем недавно проклюнувшимся зеленым листьям, по серому асфальту, по выкрашенным в синий цвет скамейкам сквера. Сонда удивлялась тому, как замечательно погода отражает ее душевное состояние. Ей плохо — и плохо небу, орошающему землю своими скупыми слезинками.

Хотя Сонда и перебралась в гостевую комнату, в которой ничто не напоминало о Кэрри, она почти не спала. Ворочалась с боку на бок, мяла свежую, выглаженную до хруста простыню, терзала белоснежную подушку и плакала. Плакала от бессилия и одиночества, которое некому было скрасить. Глаза ее припухли, под ними залегли фиолетовые тени, которые не удалось спрятать даже тональным кремом. Дома ей нечем было дышать, поэтому встретиться с Эриком она решила в сквере, неподалеку от ее особняка.

Даже промозглая улица казалась ей приятнее четырех стен своей крепости. Собственно, она прекрасно понимала, что эти четыре стены находятся не в доме, а в ее сознании, и виной тому разыгравшееся не в меру воображение. Вчера ночью она представляла себе Кэрри в роли гангстера, наркодельца, содержателя притона. Мало кем он не побывал в ее воспаленном от боли рассудке. Насколько воображаемый Кэрри соответствовал реальности, судить она не могла.

Единственный человек, который мог бы рассуждать о случившемся объективно, это Хэтти, но она все еще находилась в своей затянувшейся командировке. Вестей от нее не было. Даже Дэвид ничего не знал о планах своей сестры. Отчаявшись, Сонда позвонила парочке знакомых девиц, и те согласились быть подружками невесты. Теперь она превосходно знала цену своему высокомерию, ибо его ценой было одиночество, которое после отъезда Хэтти и всех приключений с Кэрри она почувствовала особенно остро.

Сонда оглядела скамейки сквера — все они были пусты. И ничего удивительного — только ей могла прийти в голову мысль договориться здесь о встрече в такую погоду. Эрик еще не пришел. Вытащив из-под плаща цепочку с часами, она увидела, что пришла раньше на несколько минут. В пунктуальности Эрика можно было не сомневаться — он придет только тогда, когда стрелки циферблата покажут точное время встречи.

Достав из кармана голубой носовой платок, Сонда вытерла место на одной из скамеек и села на нее. Сидя, ей будет легче ждать. Ноги сегодня были подозрительно тяжелыми, наверное, сказалась бессонная ночь. Дождь и холод сегодня не смущали Сонду, поэтому она закрыла прозрачный зонтик и расстегнула на кремовом плаще несколько пуговиц.

Сквозь призрачную пелену дождя Сонда разглядела приближающийся мужской силуэт. Эрик! Ее сердце подскочило и тут же упало: как она скажет ему… как осмелится заговорить с ним после того, что было вчера вечером? Впрочем, лучшую обстановку для того, чтобы поговорить с женихом на такую щепетильную тему, сложно было придумать.

Эрик подошел к скамейке. В одной руке он держал черный зонт-трость, в другой — неизменный черный кейс. Мужчина в черном, усмехнулась про себя Сонда. Критически оглядев мокрую скамью, он, поморщившись, поставил на нее кейс, а потом поцеловал Сонду в щеку. Губы его были холодными и сухими, словно дождевые капли не захотели до них дотрагиваться. Сонда внутренне содрогнулась, до того бесчувственным и холодным показался ей этот поцелуй. А ведь еще совсем недавно она целовала его так же, не находя в этом ничего предосудительного.

— Милая, почему ты выбрала для встречи именно это место?

Его вопрос не явился для Сонды неожиданностью. Она, как бы извиняясь за свой выбор, посмотрела на Эрика печальными, сегодня абсолютно серыми глазами.

— Мне хотелось подышать. Дома ужасно душно.

— Но почему не кафе, не ресторан?

— Мне становится легче на свежем воздухе.

Эрик тщательно осмотрел скамейку и, не найдя сухого места, положил кейс на бок и уселся сверху. Сонда улыбнулась — элегантный блондин, оседлавший кейс в пустом сквере, выглядел нелепо, чем, кажется, был весьма недоволен.

— Мне звонила миссис Тальбот. Ворчала, что ты отлыниваешь от подготовки к свадьбе. Говорила, что мы все переложили на ее хрупкие плечи…

— Я признательна ей за все, но у меня нет ни сил, ни настроения вплотную заниматься этим.

— Да, выглядишь ты неважно, — согласился Эрик. — Не заболела? Смотри, замерзнешь, промокнешь и пойдешь завтра к алтарю, хлюпая носом…

— Эрик, мне не до шуток.

— Хорошо, дорогая, скажи, в чем дело.

— Почему ты сбежал вчера без объяснений?

— Без объяснений? Но я же сказал, проблемы с клиентом…

— Не то. Я хочу знать подробности.

— Хорошо, милая… — Он на секунду смутился, но быстро взял себя в руки. — Просто я не думал, что тебе интересны мои скучные дела…

— Раньше они мне не были интересны, но теперь, когда мы без пяти минут муж и жена…

— Хорошо, дорогая, я объясню. — Эрик поерзал на неудобном кейсе и торопливо заговорил. — Видишь ли, моя фирма заключила важную сделку с крупным клиентом. Он продает нам фабрику «Суит Бабблс», которая занимается производством сладостей. Дело, на первый взгляд, не слишком прибыльное, но если присмотреться… В общем, «Сладкие пузырьки» могут оказаться настоящим золотым дном. Я тут же ухватился за это предложение. Благо, первым получила его именно моя фирма. Но дело чуть не сорвалось с крючка в самый ответственный момент. Мой конкурент предложил обладателю «Суит Бабблс» большую сумму, и сделка встала под огромный вопросительный знак. Я тут же полетел домой к несговорчивому владельцу и убедил его в том, что «Суит Бабблс» нужно продать именно нам, короче говоря, предложил ему еще большую сумму. Слава Богу, все прошло гладко. Не слышу аплодисментов моей предусмотрительности и оперативности. — Он обнял Сонду за плечи и легонько потряс ее. — Эй, тебе не нравится то, что я купил фабрику сладостей? Мне казалось, ты их любишь…

— Нет, ну что ты. — Сонда очнулась и повернулась к Эрику. Его голубые глаза казались почти прозрачными, но она ничего не смогла в них разглядеть. Однако его рассказ был таким простым и правдивым, что Сонда не могла заподозрить Эрика во лжи. Как этот человек, так невинно спрашивающий ее о том, нравятся ли ей сладости, может лгать? Сомнений нет — лгал именно Кэрри. Он оклеветал ее жениха, чтобы сорвать свадьбу. А она усомнилась в человеке, который искренне и преданно ее любит… Наивно поверила первому встречному… Боже, как глупо, как стыдно! Теперь Сонда должна набраться сил и рассказать Эрику о том, что изменила ему. Она не станет лгать и скрывать истину, как это делал Кэрри. — Послушай, Эрик… Я хотела поговорить с тобой не только об этом. Мне нужно кое в чем тебе признаться. Это не так-то просто понять… Точнее, случись это с тобой, я послала бы тебя ко всем чертям… Ты, скорее всего, именно так и поступишь… Я не буду осуждать тебя, потому что виновата сама.

— Длинное предисловие. — Эрик осторожно убрал руку, которую положил на ее плечи, и Сонда, заметив этот жест, поняла, что путь назад для нее закрыт.

— Я изменила тебе, Эрик. Изменила накануне свадьбы. С этим мужчиной я летала на Мадагаскар, но тогда… Тогда я к нему ничего не испытывала. Наваждение началось, когда я вернулась с острова… Именно наваждение, потому что никак по-другому я не могу назвать это чувство… Совсем недавно мне казалось, что это — любовь, но я, наверное, ошиблась.

Сонда вперила взгляд в мокрый асфальт, страшась взглянуть в глаза Эрику и прочитать в них гнев и презрение. Она ждала, когда он встанет со скамьи, возьмет свой кейс и навсегда уйдет из ее жизни. Но Эрик не торопился уходить. Сонда подумала, что услышанное слишком сильно потрясло его и он не в состоянии осознать, принять ее слова. От этой мысли Сонде стало еще хуже.

Она готова была возненавидеть себя. Было бы намного проще, если бы Эрик закатил ей сцену, ударил ее, оскорбил. Заслуженное наказание смягчает вину, а она чувствовала себя безмерно виноватой. От интриганки, которая прятала в своей комнате незнакомца и наслаждалась «двойной игрой» не осталось и следа. Теперь она почти физически ощущала боль, которую должен был чувствовать Эрик. И то, что он сидел и молчал, будто оглушенный ее словами, заставляло ее страдать еще сильнее.

— Зачем ты рассказала мне об этом?

Спокойный голос Эрика заставил Сонду оторвать взгляд от асфальта и удивленно посмотреть на жениха.

— Я хотела быть с тобой откровенной…

— Я признателен тебе за честность, но предпочел бы никогда не знать о том, что случилось. Видишь ли, иногда молчание лучше правды.

— Мне так не кажется… — пробормотала Сонда.

Она была обескуражена его поведением. Как, оказывается, она плохо знала этого человека. И все же, что кроется за его олимпийским спокойствием? Боль, страх, ненависть? Голубые глаза не пропускали внутрь, словно были сделаны из пуленепробиваемого стекла. Сонде как никогда хотелось проникнуть за эту стеклянную перегородку и увидеть, что же прячется за ней.

— У меня не укладывается в голове, что ты могла сделать это, — продолжил Эрик. — Кто угодно, но ты… Мне всегда казалось, что тебе чуждо все плотское… Ты была такой… такой…

— Холодной, — подсказала Сонда.

— Да, пожалуй. И вдруг — страсть, наваждение… Тебе плохо со мной?

— Нет, ну что ты…

— И все же тебе чего-то не хватало. Иначе ты вряд ли решилась бы изменить. Что ж, я сделаю все от меня зависящее, чтобы это не повторилось.

— И ты не бросишь меня после того, что случилось? — Сонда ушам своим не верила.

— Нет, — спокойно ответил Эрик. Кажется, у него и в мыслях не было уходить или устраивать ей сцену. — Повторяю, я постараюсь сделать все, чтобы это, как ты выразилась, «наваждение» не повторилось.

Не может быть! Сонда строила всевозможные догадки по поводу реакции Эрика, а все оказалось так просто… Ей не было обидно оттого, что он не страдал, напротив, она была этому рада.

Но в глубине души она надеялась оказаться в роли невесты, брошенной за день до свадьбы. Ведь это избавляло ее от ответственности за свой поступок и решало проблему нежеланного брака. Эрик был непреклонен — соверши она самое чудовищное преступление, он все равно не отменил бы свадьбу. Потрясающее великодушие! Однако не кроется ли за ним что-то иное?

В последнее время Сонда стала слишком подозрительной. Хэтти не было рядом, но Сонда ловила себя на мысли, что рассуждает об Эрике почти как ее подруга. Что кроется за его великодушием? Почему его глаза холодны, как осколки голубого льда? В ее голове все вопросы смешались в одну кучу, сбились, как стадо блеющих овец.

Вопросы к Кэрри, вопросы к Хэтти, вопросы к Эрику… Им не было числа, и Сонда уже не понимала, кому и какой именно вопрос она хотела задать. За последний месяц произошло так много событий, что она окончательно извелась, а времени, чтобы прийти в себя, у нее не было — завтра свадьба, которой она надеялась избежать. Но, видно, все мосты сожжены. Да и зачем нужны мосты — идти по ним ей все равно некуда… Она выйдет замуж за Эрика. Возможно, брак с ним и есть та спасительная гавань, к которой несло ее течение.

— Ты совсем замерзла. — Сонду била мелкая дрожь, но она не замечала этого. Внутренний холод был гораздо сильнее внешнего. Эрик встал со скамьи и протянул ей руку. — Пойдем, я провожу тебя домой. Обязательно прими теплую ванну, иначе к завтрашнему дню ты совсем расклеишься.

Теплую ванну… Его слова звучали в голове Сонды, но она совершенно не понимала их значения. Разве можно думать о ванне, когда в душе царит полный хаос?

— Да, — механически ответила она, услышав вопросительную интонацию в голосе Эрика. Ей было все равно, о чем он спрашивает, все равно, куда идти. Она чувствовала себя растворившейся в мелком дожде, в душном и влажном воздухе улицы. Словно все происходящее: и вчерашний вечер с Кэрри, и сегодняшний разговор с Эриком, и предстоящая свадьба — все это было не ее жизнью, а жизнью какого-то чужого человека. Как в сериале, захватывающем, но не доставляющем личных страданий. Но даже этот сериал сейчас она смотрела без интереса.

— Пойдем, — повторил Эрик и потянул ее за руку. — Рядом со сквером я припарковал машину.

— Пойдем, — глухо отозвалась она.

За передним стеклом, усыпанным бисером дождя, мелькали деревья, дома, многоэтажные здания крупных фирм. Наверное, в одной из таких фирм целыми днями сидит Эрик и холодным, испытующим взглядом смотрит на подчиненных. А ведь Сонда за год их знакомства так и не удосужилась побывать на его работе и посмотреть, чем занимается ее жених… Он, напротив, сразу же заехал в ее фирму и оценил масштабы деятельности будущей невесты.

Вот в чем вопрос: почему ее никогда не интересовала деятельность Эрика, но все, что касалось Кэрри, с самого начала вызывало в ней жгучее любопытство. Наваждение или любовь? Любовь или наваждение? Два слова крутились в голове Сонды, и она не могла выбрать одно из них, так как оба казались соответствующими действительности. И ни одно из этих слов не подходило к их отношениям с Эриком. Ей было достаточно того, что ее жених принципиален, надежен, щедр… Но, как выяснилось, ни одно из этих качеств так и не заставило ее полюбить его, Или испытать то самое наваждение…

— Мисс Тальбот, — начала Дори, завидев хозяйку на пороге дома. — Вам звонила подруга.

— Хэтти! Боже мой! Она уже вернулась?

— К сожалению, нет. — Дори было жаль разочаровывать и без того грустную хозяйку, но факты подтасовать она не могла. — Передавала вам огромный привет и клятвенно заверяла, что вернется к завтрашнему утру.

— Надеюсь, что она успеет к моей свадьбе, — хмуро заметила Сонда. — Больше ничего не говорила?

— Обещала позвонить, как только приедет.

— Звонок мобильного у алтаря будет звучать особенно оригинально…

Чутье подсказывало Дори, что настроение у хозяйки упало даже по сравнению со вчерашним. Однако, как воспитанная горничная, знающая свое место, она не стала лезть в хозяйские дела и направилась в кухню, чтобы приготовить что-нибудь вкусненькое.

— У вас есть особые пожелания насчет ужина? — спросила она, остановившись у двери.

— Веревку под маринадом и шоколадное мыло, — выдавив жалкое подобие улыбки, пошутила Сонда.

— Да, юмор у вас сегодня особенный…

— У меня все сегодня особенное. Спасибо, Дори. Честно говоря, я совершенно не хочу ужинать. Так что, если будешь готовить, рассчитывай только на себя.

— Как насчет стаканчика горячего молока? Сегодняшняя погода располагает к простуде…

— Да, пожалуй. Честно говоря, я немного замерзла.

Сонда повесила плащ, скинула туфли и, вынув из коробки диск «Битлз», вставила его в музыкальный центр. Может быть, любимая группа поможет ей расслабиться и хоть немного прийти в себя накануне свадьбы? Зазвучала одна из ее любимых лирических песен, под которую Сонда любила грустить, сидя дома в полном одиночестве… Сейчас одиночество не радовало, а угнетало, давило ее. Не дослушав песню до конца, она выключила центр и села в кресло, вперив взгляд в пространство.

Разве может быть так плохо? И бывает ли еще хуже? Наверное, бывает… Она вспомнила рассказ Кэрри о жене, которая ушла к другому. Слушая его историю, Сонда не могла представить, как это больно, когда любимый человек уходит навсегда. Зато теперь может, потому что чувствует то же самое. Только от нее никто не уходил — она сама послала любимого человека ко всем чертям. От этого ей не становилось легче, наоборот, желание вернуть, догнать, остановить жгло и мучило, заставляя еще раз прокручивать свершившееся событие.

Сонда была уверена в том, что уйди он сам, по своей воле, ей было бы легче — гордость не позволила бы страдать по тому, кто бросил ее. Хотя… об этом она не может судить, ибо не знает себя. И вообще не знает людей… Раньше это ее не беспокоило, зато теперь она растерзана, раздавлена собственной ограниченностью…

Вторая попытка переночевать в гостевой комнате не увенчалась успехом. Бесплотные ерзанья в постели утомили Сонду — она встала и начала бродить по комнате, как лунатик. Вторая ночь без сна — это уже слишком. Если она не выспится, как будет выглядеть завтра? Можно, конечно, прибегнуть к снотворному, но тогда ее не разбудит даже церковный хор… В голове мелькнула мысль о прогулке. Ночная прогулка перед свадьбой — идея дурацкая, но чем-то привлекательная.

Сонда сняла пеньюар, натянула Джинсы, накинула плащ и вышла из дома. Слава Богу, Дори уже спит, иначе точно вызвала бы «Скорую помощь» для своей безумной хозяйки.

На асфальте блестели зеркала луж, освещенные бледно-желтым оком луны. Дождь кончился еще вечером. Сонда вдыхала свежий воздух ночной улицы и с каждым вздохом чувствовала, как в ней просыпаются силы, о существовании которых она даже не догадывалась. Видимо, открылось второе дыхание, подумала она, проходя мимо ограды соседского дома. Света у соседей не было. Наверное, спят сном праведников. Не то, что она… Бродит в ночи, как одинокий вампир…

За последние два дня она стала похожа на настоящего вампира — собственная бледность бросилась ей в глаза еще с утра, когда она приводила в порядок лицо. Точнее, то, что когда-то было лицом, а сейчас напоминало маску. Завтра ей точно не стоит красить губы яркой помадой — ее бледность будет слишком сильно бросаться в глаза.

Ей казалось немного забавным то, что она думает о завтрашнем дне с таким спокойствием и отрешенностью. Невеста… Образ невесты всегда представлялся ей совсем другим: взволнованная девушка с горящими глазами-факелами, готовыми осветить Вселенную… Разве Сонда такая? Грустная, покорная, измученная… Можно привести еще много эпитетов, но ни один из них не будет соответствовать тому образу, который часто рисовало ей воображение.

Все верно — большинство невест выходит замуж по любви, а Сонда — всезнающая, умная, рассудительная Сонда — считала, что браку и любви не обязательно идти рука об руку… Что ты теперь скажешь? — обратилась она к той, которую считала собой еще месяц назад. — Вот он, брак, основанный на доводах разума… Счастлива? Из глубин души не донеслось внятного ответа. Видимо, та, прежняя Сонда, ушла навсегда, оставив вместо себя лишь осколки своих теорий да брызги иллюзий, утекших меж пальцев, как вода… Нынешняя Сонда выходила замуж из страха остаться одной да из жалости к жениху, которого ей не хотелось предавать…

Особняки остались позади, Сонда не заметила, как подошла к скверу, в котором сегодня встречалась с Эриком.

Вместо долгожданной тишины, нарушаемой лишь звоном капель, падающих с мокрых веток, она услышала два голоса — женский и мужской. Кажется, парочка повздорила между собой и выясняла отношения в ночном сквере. Сонда вошла в сквер и присела на одну из скамеек. Теперь разговор слышался ей вполне отчетливо. Чужие беды и раздоры стали ей необычайно близки, и она, как больной, интересующийся всем, что касается его болезни, жаждала услышать нечто заветное, что помогло бы ей унять свою боль.

Голос женщины был звонким, он словно разрезал ночную мглу, окутавшую сквер, на части. Мужской голос был тихим и глухим и напомнил Сонде голос Кэрри, правда, его глубокий голос она узнала бы среди сотни остальных… Причина их ссоры так и осталась для Сонды загадкой, но часть перебранки она все же услышала.

— Если бы ты пыталась понять меня… Но каждая моя попытка донести до тебя истину заканчивается скандалом. — Мужчина говорил, не повышая голоса, но было слышно, как сильно он взволнован.

— Я скандалю, потому что несчастна, и не тебе упрекать меня в этом! — Казалось, ей стоит большого труда не расплакаться.

— Все вокруг виноваты, кроме тебя самой! Как всегда… Не пора ли поискать причину несчастий в себе? Ты обвиняешь близких тебе людей во всех смертных грехах, в то время как даже не слышишь, о чем они говорят… И сейчас ты не слышишь меня. Как можно быть такой глухой?

— Глухой, слепой! Зачем я нужна тебе такая? Почему ты не уйдешь?

— Это самый глупый вопрос, который я слышал когда-либо! — Сонде показалось, что мужчина все-таки потерял терпение. — Так ты хочешь, чтобы я ушел?

— Да! — В сердцах крикнула она, и ее возглас ударился о влажный асфальт, разбившись на сотню отголосков: да, да, да…

— Хорошо, — послышался глухой ответ.

Сонда расслышала звук удаляющихся шагов и тихие всхлипы, которые кто-то тщетно пытался сдержать. Значит, он ушел, и она заплакала. На мгновение Сонда почувствовала ту боль, которую испытывала неизвестная женщина, оставшись одна. Впрочем, Сонде не нужно было напрягать воображение, чтобы это сделать, — не далее как вчера она чувствовала себя точно так же: раздавленной, разбитой на тысячу осколков.

Да и сегодня ей не лучше — время идет, но боль никуда не девается… Она хотела было выйти из тени и успокоить плачущую женщину, но оказалось, что в этом нет надобности. Мужчина, верно рассудив, что его возлюбленная погорячилась, попросив его уйти, все-таки вернулся. И тут же принялся успокаивать свою избранницу.

Сонда не стала дожидаться финала и ушла до того, как занавес опустился. Почему-то она была уверена в том, что у этой пары теперь все будет хорошо. Она неторопливо шла назад, домой, где ее никто не ждал с распростертыми объятьями и уверениями в любви. И сейчас ей казалось, что если бы Кэрри вернулся, она не была бы столь непреклонной…

10

Ей снился долгий-долгий сон о том, как она готовится к свадьбе. Сначала ищет платье и не может его найти. Потом находит платье и не может выйти из дома, потому что то место, где была раньше дверь, занимала во сне стена. Потом она решается выйти через балкон, как это когда-то сделал Кэрри, но в гостиной раздается телефонный звонок. Телефон звонит не переставая, но она не Может снять трубку, потому что ее попросту нет…

Сонда с трудом открыла глаза, которые ничего не хотели видеть, кроме продолжения изрядно затянувшегося сна. Внизу действительно надрывался телефон, а в дверь кто-то, видимо, уже не одну минуту молотил кулаками. Сколько же она спала? Сонда вскочила с кровати и ринулась к двери, из-за которой доносился раздраженный голос миссис Тальбот и оправдывающийся — Дори.

Возникшее перед ней лицо матери, мягко говоря, не лучилось добротой.

— Сонда! Ты забыла, что сегодня у тебя свадьба?! Ты знаешь, сколько сейчас времени?

Меньше всего Сонде хотелось узнать, сколько сейчас времени, а про свадьбу она забыла бы с превеликим удовольствием, только вот не дали…

— Мам, у меня бессонница. Я проспала…

— Проспала?! — Миссис Тальбот была просто вне себя от дочерней несобранности. — Дори битый час пытается тебя разбудить! Я ей уже полчаса в этом помогаю, все руки отбила о дверь! А у тебя, видите ли, бессонница! Марш умываться!

Такой миссис Тальбот Сонда не видела уже очень давно. Ей вдруг показалось, что она — семилетняя девочка, которую мать собирает в школу. Толком не проснувшись и не разобравшись в том, что происходит, Сонда послушно просочилась между Дори и Дайан, спустилась вниз и мышкой юркнула в ванную.

Тем временем телефон продолжал разражаться бранью, которая на языке звонков, наверное, считалась нецензурной. Трубку сняла миссис Тальбот, взявшая на себя тяжкую обязанность хозяйки дома.

— Дайан Тальбот у аппарата, — томным голосом произнесла она. — Хэтти! Какая радость! Наконец-то ты приехала, девочка моя!

Хэтти! Сонное состояние как рукой сняло. Сонда, забыв о льющейся воде и мокром лице, выскочила из ванной и побежала в гостиную. Невзирая на сопротивление Дайан, Сонда выхватила у нее трубку и прильнула к ней влажным ухом.

— Хэтти, ты уже приехала?! Ты дома?! Ты собираешься на мою свадьбу?!

— Эй, полегче! Не так много вопросов в один заход — я не успею ответить. Да, да, да. Только заехать к тебе домой я не успею, потому что мне нужно переодеться. Ведь не одна невеста должна хорошо выглядеть на свадьбе. Встретимся в церкви, хорошо? Я успею приехать до церемонии.

— Если бы ты знала, как я рада тебя слышать!

— Догадалась по твоему голосу. Что, миссис Тальбот взяла дело в свои сильные руки?

— Угадала, подруга. Они с Дори чуть не выломали дверь в гостевую, чтобы меня разбудить.

— С каких это пор ты спишь в гостевой? — Хэтти было очень любопытно, почему ее подруга, обожавшая свою спальню, вдруг перекочевала в гостевую комнату.

— С некоторых. — Сонда покосилась на стоящую рядом Дайан и решила не озвучивать при ней причин, по которым ей пришлось променять уютную спальню на гостевую. — Потом расскажу. Хэтти, постарайся приехать пораньше, ладно? У меня к тебе есть маленький разговор… — Сонде все-таки не терпелось отчитать подругу за появление на Мадагаскаре Эрика.

— Сделаю все, что от меня зависит. Положу на один слой меньше румян, не буду подводить губы, а прическу попрошу сделать не Дэвида, а парикмахера…

— Опять твои шуточки! — возмутилась Сонда. — Не можешь быть серьезной даже в день моей свадьбы…

— Так ведь это — твоя свадьба, — невозмутимо парировала Хэтти ее выпад, — ты и будь серьезной. Невеста…

— Вот ты как заговорила, — начала было Сонда, но ее тут же перебила начинавшая закипать Дайан.

— Милая Сонда, не соблаговолите ли вы оторваться от телефона и заняться приведением себя в человеческое подобие? Посмотри, на что ты похожа! Одевайся немедленно!

Дайан перехватила трубку и отправила дочь одеваться. Той не оставалось ничего, кроме повиновения. И правда… До свадьбы оставалось не так уж много времени. А впереди ее ожидала процедура макияжа, укладки волос, порядком растрепанных после сна, одевания…

Господи, неужели это все она должна вынести? И ради чего? Самое страшное, что Сонда совершенно не понимала, зачем она это делает. Не красится, не причесывается, не одевается, а выходит замуж. Именно — выходит замуж… Если бы она могла ответить на этот вопрос, то, наверное, совершать все эти предсвадебные процедуры было бы легче…

До приезда свадебного эскорта оставалось полчаса. Сонда была практически готова, когда в комнату влетела обескураженная и одновременно радостная Дайан. На лице матери светилась такая гамма всевозможных чувств, что Сонде стало не по себе. Уж не перепутала ли ее мать роли? Очень уж она была похожа на взволнованную и счастливую невесту…

— Ты в порядке? — поинтересовалась удивленная Сонда.

— Имея такую дочь, едва ли можно чувствовать себя в порядке…

— Спасибо за своевременный комплимент, — хмуро отреагировала Сонда на шутку матери. — Что все-таки стряслось? Вид у тебя более чем странный.

— Стряслось? Это не у меня стряслось, а у тебя. — Дайан покачала головой и тут же расплылась в улыбке. Мать определенно не в себе, поставила диагноз Сонда. — Я рассчитала все, кроме того, кто поведет тебя к алтарю.

— О Господи! — За весь месяц Сонда ни разу не задалась этим вопросом. Правда, как и многими другими, переложив их на плечи активной Дайан. В классическом варианте невесту к алтарю должен вести отец, но отец Сонды умер, а Дайан, как назло, не успела выйти замуж в четвертый раз… — Что же делать?

— Я позвонила твоему крестному, Джейкобу.

— Но он же на Мальте с очередной блондинкой… — Любовь Джейкоба Оттона, крестного Сонды, к блондинкам была притчей во языцех для всей семьи. Его жены, а было их то ли три, то ли четыре, Сонда точно не помнила, все поголовно были блондинками — крашеными или натуральными. Последнюю свою избранницу дядя Джейкоб, как называла его Сонда, увез на Мальту, сочтя перемену климата благотворной для брака. С тех пор о дяде Джейкобе не было ни слуху, ни духу.

— Успокойся, он с ней развелся и на днях вернулся после своих мальтийских странствий. В общем, все сложилось наилучшим образом.

— Особенно для тебя, — хмыкнула Сонда. Судя по радостному выражению лица матери, дядя Джейкоб интересовал ее не только как крестный отец, который поведет ее дочь к алтарю. К тому же Джейкоб в свое время был весьма увлечен Дайан, несмотря на то, что она никогда не была блондинкой.

— Что еще за мелкие камешки в мой огород? — шутливо надулась Дайан. — Я разбиваюсь для нее в лепешку, а она мне шпильки подсовывает!

Лучше бы не разбивалась, подумала Сонда, но промолчала. Не то чтобы она была неблагодарной дочерью… Просто не возьмись Дайан за подготовку к свадьбе, не исключено, что этой свадьбы не было бы вообще. Выходило так, что мать буквально выпихивает ее замуж, прилагая все старания к тому, чтобы свадьба состоялась. Воспоминания Сонды невольно свернули в ночной сквер, где вчера она оказалась свидетелем ссоры влюбленных. Та женщина тоже винила во всем окружающих. В этом-то, по словам мужчины, и заключалась ее главная ошибка. Так и Сонда — винит мать, как будто та насильно выдает ее замуж. Но согласие Эрику давала не Дайан, а Сонда, собственной персоной…

Приезд свадебного эскорта тоже не обошелся без приключений. Водитель белого лимузина, в котором должна была ехать невеста, попал в аварию. Слава Богу, обошлось без жертв, но одно из стекол длинной, как туловище таксы, машины было разбито. Времени на то, чтобы его вставить, естественно, не было, поэтому Сонде пришлось ехать «с ветерком».

По поводу всех мелких неурядиц, случившихся за сегодняшнее утро, Сонда размышляла по дороге в церковь.

Складывалось впечатление, что все эти случайности направлены на то, чтобы Сонда все-таки хорошенько подумала над своим решением. С каких это пор она стала верить знакам свыше? Сонда прекрасно понимала, что цепляется за соломинку, за робкую надежду — вдруг в последний, решающий момент произойдет что-то, что избавит ее от необходимости выходить замуж… Конечно, этим «что-то» может быть ее «нет», произнесенное у алтаря, но в роли сбежавшей невесты Сонда не слишком хорошо себя представляла. Разве что Эрик передумает — решит таким образом отомстить ей за измену… Но это так же невероятно, как то, что церковь развалится и похоронит всех под обломками…

В общем, как Сонда ни пыталась оседлать воображение и нарисовать картину своего спасения, у нее это не выходило. Кэрри, который не смог рассказать ей о своих загадочных делах, на героя-избавителя и вовсе не тянул. Теперь Сонда была окончательно уверена в том, что он просто позабавился с ней, красивой и холодной, а оттого привлекательной в его глазах. Потому что так просто от любимых женщин не уходят, в чем она убедилась вчера, в сквере.

Легче от всех этих мыслей, вертящихся в голове безумным калейдоскопом, ей не становилось. Упрямая память, выбравшая самый нужный момент для прокручивания своего диафильма, постоянно возвращала Сонду к недавнему вечеру, который они с Кэрри провели вместе. Фрагменты, в которых этот мужчина выступал в главной роли, вертелись перед глазами и заставляли Сонду еще и еще раз переживать восхитительные мгновения любви и горькие — расставания.

Она не знала, куда себя деть: то разглядывала пейзажи, меняющиеся за окном, то теребила органзу на пышной юбке, то поправляла прическу, то ерзала, как будто на сиденье все еще были осколки разбитого стекла.

Тело дрожало — то ли от холода, то ли от волнения… Сонда не могла понять, что происходит с ней. Ей казалось, что если через минуту они не доедут, то она попросту выпрыгнет из длинного, таксообразного лимузина, и Эрик получит невесту в виде, непригодном для бракосочетания… Но они все-таки доехали, и Сонда, подняв подол платья, чтобы выйти из машины, не то с ужасом, не то с облегчением обнаружила, что вышла из дома… в мягких, уютных тапочках.

— Ну это надо же! — Хэтти хохотала не переставая уже несколько минут. — Как тебя угораздило?!

Сонда представила себе, как нелепо она выглядит в глазах гостей, но это ее не слишком заботило. Дори обещала быть с туфлями с минуты на минуту, а тем временем Хэтти прятала Сонду от любопытствующих глаз у маленькой часовни, неподалеку от церкви.

— Вот ты даешь, подруга! И чем только ты думала, когда собиралась!

— Наверное, тем же, чем ты, когда сообщила Эрику о моем местонахождении, — ехидно заметила Сонда.

— Ты о чем? — искренне удивилась Хэтти.

Сонда взглянула на подругу с видом человека, которому известны все тайны вселенной, и укоризненно покачала головой.

— Не прикидывайся, что ничего не знаешь. Эрик раскололся на первом же вопросе. Кроме тебя о моей поездке на Мадагаскар никто не знал.

— Сонда! — Карие глаза Хэтти стали круглыми, как два чайных блюдца. — Клянусь тебе, я и словом-то с Эриком не обмолвилась после твоего отъезда…

— Да что ты? Тогда как ты объяснишь то, что я нос к носу столкнулась с ним в аэропорту?

— Не знаю. — Лицо Хэтти выражало такое неподдельное недоумение, что уверенность Сонды немного поколебалась.

— Послушай, Хэтти… Если ты не хочешь сознаваться только потому, что боишься ссоры, — напрасно. Я уже простила тебя…

— Меня не за что прощать. Я ни слова не сказала Эрику. Сонда, ты ведь знаешь, как я умею хранить секреты. И потом, может быть, ты мне объяснишь, с какой это стати я буду помогать Эрику, к которому у меня, мягко говоря, не самое теплое отношение?

— Может, ты обмолвилась об этом маме? — Сонда все еще не могла поверить в то, что Хэтти здесь ни при чем.

— Я ни-ко-му ни-че-го не говорила, — по слогам произнесла Хэтти. — Понимаешь, ничего. Не знаю, как об этом пронюхал Эрик, но я не принимала участия в его уведомлении. Сразу после того, как улетела ты, я отправилась в командировку. Даже если бы я захотела с ним поговорить, все равно не смогла бы — просто не успела!

— Прости, я была уверена, что это ты… — Сонда окончательно растерялась.

— Напрасно. Ты ведь меня знаешь. Хочешь, я спрошу Эрика об этом при тебе? Вряд ли он станет лгать в глаза.

— Странно…

Договорить Сонда не успела. К часовне подбежала запыхавшаяся Дори, держа в руке пакет с туфлями.

— Дори! Что бы я без тебя делала!

Сонда чмокнула горничную в щеку и, поддерживаемая с обеих сторон девушками, стащила с себя тапочки и натянула туфли. Все-таки смешно было бы шагать к алтарю в тапочках с кошачьими мордочками…

Лица гостей расплывались перед глазами, а локоть дяди Джейкоба казался таким холодным и острым… Обрезанные розы кололись сквозь обертку букета. Все было не так. А главной причиной этого «не так» была сама Сонда. Впереди маячило лицо Эрика, расплывшееся в какой-то глупой улыбке. Наверное, зря она сняла тапочки. Этой улыбке они вполне соответствовали.

Еще несколько шагов — и она навеки будет принадлежать человеку, которого никогда не любила и не полюбит. Еще несколько шагов — и она разрушит, разобьет две жизни, свою и его. Еще несколько шагов — и будет совершенно не важно, что ожидало ее, если бы Кэрри вернулся. Осталось сделать так мало — всего три шага. Может быть, четыре, если шаг будет маленьким. Раз, два, три…

11

«То, что произошло сегодня в Ньюбоулской церкви, «Ивнинг пресс», как и многие газеты города, не могла обойти своим вниманием.

Владелец крупной фирмы «Майорик Трэйд» Эрик Вайленс и весьма популярный дизайнер Сонда Тальбот пришли в церковь святого Патрика, дабы связать себя узами брака. Не будем утомлять читателя подробностями описания наряда невесты и перечнем гостей, присутствующих на свадьбе. Достаточно сказать, что собрались весьма влиятельные люди города. Мы перейдем сразу к факту, о котором еще долго будут судачить в Ньюбоуле. Невеста была практически в нескольких сантиметрах от алтаря, когда в церковь ворвалась полиция и жениху… надели наручники, предъявив обвинение в торговле наркотиками.

Руководитель операции Арчибальд Джастус любезно согласился дать интервью журналистам «Ивнинг пресс». Благодаря этому человеку мы можем рассказать вам о подробностях «дела Эрика», как окрестила пресса бизнес незадачливого наркодельца.

Эрик Вайленс оказался весьма изобретательным человеком и умудрился наладить торговые отношения с Мадагаскаром. Дело в том, что не так давно на этом острове было обнаружено интересное растение, которое является основным компонентом наркотика под названием «Синее зеркало». Это сообщение лишь вскользь мелькнуло в прессе, поэтому особого внимания на него никто не обратил, кроме, разумеется, мистера Вайленса. До сих пор наркотик не пользовался широкой популярностью, но, благодаря вмешательству талантливого бизнесмена, дело, как говорится, пошло…

Помимо известного мистера Вайленса в «деле Эрика» замешано еще много людей, однако их имена полиция сочла нужным скрыть до поры до времени. Многие из них жителям Ньюбоула ничего не скажут, что, впрочем, неудивительно, потому что Мадагаскар — остров далекий и загадочный…

Кстати, раскручиванием «дела Эрика», по словам Арчибальда Джастуса, занималась не только полиция, но и частный детектив, имени которого нам, правда, тоже не сообщили. Как выяснилось, этот таинственный герой выполнил одну из важнейших задач в «деле Эрика» — собрал информацию, которой при вынесении обвинения руководствовалась полиция. Редакция «Ивнинг пресс» выражает благодарность нашей доблестной полиции и загадочному незнакомцу, весьма и весьма сожалея о том, что его имя так и осталось неизвестным…».

— Что ты на это скажешь? — Хэтти бросила газету на журнальный столик и села рядом с заплаканной подругой. — Хватит реветь. Скажи спасибо, что все это закончилось вовремя.

— Как я тебе в роли опозоренной невесты с запятнанной репутацией? — Сонда подняла на Хэтти красные от слез глаза и сделала жалкую попытку улыбнуться.

— Мне — нормально. Ты хочешь сказать, как ты — ему? На этот счет можешь не переживать, он ведь знал об этом. Так что инцидент в церкви в шок его едва ли поверг. Разве ты не догадалась, кто этот загадочный мистер Детектив?

— Догадалась, — всхлипнула Сонда. — Только что это меняет? Если бы он хотел меня видеть, то уже был бы здесь… И вообще, почему нельзя было рассказать мне правду? Он опозорил меня перед всем городом, Хэтти!

— Он спас тебя от позора стать женой Эрика, дурочка… Почему не сказал? Этим занималась полиция, которой, наверное, совершенно не хотелось, чтобы ты оповестила Эрика раньше времени.

Сонда положила голову на руки и застыла. После всех этих событий она чувствовала себя пережеванной и выплюнутой гигантской мясорубкой. Заставить все части своей души собраться воедино ей не удавалось, они разлетелись по закоулкам тела и не подавали признаков жизни.

— Ты так и будешь киснуть или займешься чем-нибудь дельным? — Хэтти хотела растормошить подругу, но ее попытки пока не были успешными.

— Чем, например? Пойти и напиться в «Шарминг плэйс»?

— Лучше напиться в «Шарминг плэйс», чем сидеть дома и жалеть себя…

— Знаешь, за что я тебе благодарна? — Сонда обняла подругу и положила голову ей на плечо.

— Ну и?

— Ты не говоришь: «я же тебя предупреждала»…

Приехать к Кэрри было не лучшей идеей Хэтти. Сонда поняла это сразу, как только увидела роскошную полногрудую шатенку на пороге его дома. Естественно, в одиночестве он не остался, чего и следовало ожидать. Сонда сникла, последние проблески надежды на счастливый финал погасли. Ей хотелось стать маленькой и совсем-совсем незаметной, так, чтобы Кэрри никогда не узнал о ее приходе. Но отступать было поздно — ее уже заметили и насаживали, как на шампур, на испытующий взгляд.

— Я хотела поговорить с Кэрри… — робко начала она.

— Он в душе. — Оказывается, шатенка умела дружелюбно улыбаться.

— Тогда в другой раз… — У Сонды не было настроения играть роковую соперницу. К тому же все было ясно и без слов. — Извините.

— Да подождите же, я позову его.

Шатенка с удивившей Сонду прытью побежала в дом, оставив гостью стоять перед распахнутой дверью.

Наверное, она такая же ненормальная, как Кэрри, решила Сонда. Другая бы воспользовалась ситуацией и отделалась от соперницы… Что ж, в любом случае она не собирается мешать этой парочке строить отношения. Если она вынесла роль опозоренной невесты, это еще не значит, что она готова к роли третьего лишнего.

Сонда спустилась по ступенькам и пошла к воротам. Боль ушла и внутри сквозняком гуляла пустота. Если бы душу можно было положить в морозилку и оставить там до лучших дней, Сонда именно так бы и поступила. Но морозильных камер для человеческих душ еще не придумали. К огромному сожалению Сонды… Да и потом, кто знает, может, лучшие дни никогда и не наступят…

— Сонда!

Его голос отточенным ножом полоснул по нервам. Иди, не оборачивайся. Если обернешься, может быть еще хуже. Сонда продолжала идти, хотя в ушах все еще стоял его крик.

— Сонда!

Мокрые и сильные руки схватили ее и прижали к не менее мокрому и сильному телу. Она взглянула в его темные, счастливые глаза и попыталась понять, как он может обнимать ее, когда за спиной та, другая…

— Пусти!

Она попыталась вырваться, но руки Кэрри крепко сжимали ее в объятиях. Кажется, на этот раз он не собирался так легко сдаваться. Сонда выглянула из-за плеча Кэрри: шатенка, стоящая на ступеньках, почему-то улыбалась, глядя на них.

Наверное, я сошла с ума, мелькнуло в ее голове. Или Кэрри сошел с ума. Или эта шатенка ненормальная… Происходящее напоминало странный сон, и Сонде казалось, что она вот-вот должна проснуться.

Кэрри поймал ее взгляд, устремленный на пышную шатенку.

— Моя сестра из Мичигана. Приехала меня навестить. Кстати, я ей о тебе рассказывал…

Сестра… Сонда спрятала лицо, уткнувшись в его обнаженную грудь. Господи, ну конечно… Они ведь так похожи…

Кэрри осторожно поднял ее на руки, заглянул в мокрое от воды и слез лицо.

— Хотел прийти к тебе чистым, в костюме и с цветами. Кажется, так делают предложение приличным девушкам… Кстати, ты все еще не веришь в прочность брака по любви?

Она не подозревала, что счастье может быть таким неожиданным и огромным… Она не знала, что такое, когда внутри разгорается тысяча ярких огней и кажется, что они никогда не погаснут… Она никогда не думала, что однажды откроет глаза и увидит сумасшедший, прекрасный мир любви… И Кэрри намеревался показать ей каждый уголок этого мира.

«Милая Хэтти, если бы ты хотя бы могла себе представить, как это прекрасно — путешествовать… Ты, наверное, удивишься, но мы с Кэрри решили провести медовый месяц на Тасмании, потому что очередному заказчику понадобился «тасманский дьявол» — зверек редкий, но безобидный, несмотря на угрожающее название.

Ты спрашиваешь меня, не будет ли наше путешествие таким же безумным, как та поездка на Мадагаскар, и я, честно говоря, не знаю, что тебе ответить. Потому что каждый день с Кэрри — сюрприз, и мне это нравится.

Не могу тебе назвать и точной даты возвращения, потому что мы до сих пор не выбрались из австралийской Долины Баросса. Слишком уж мне нравится и ассортимент, и качество местных вин. Обещаю отправить тебе и маме пару бутылочек, чтобы вы не скучали. Кстати, пришла ли Дайан в себя после нашего внезапного отъезда?

Передавай привет брату. Вина, конечно, я ему не пришлю, но на что-нибудь другое он вполне может рассчитывать. Кстати, Хэтти, как ты относишься к домашним коалам?

Ну все, дорогая. Прощаюсь, потому что Кэрри кружит вокруг меня, как птица, и говорит, что мы опаздываем на ужин. Он обещал устроить мне какой-то сюрприз, и я до сих пор не знаю, где и чем мы будем ужинать. Извини, если письмо показалось тебе коротким и скомканным. Пожалуй, именно таким оно и является… Просто я настолько увлечена и своим мужем, и путешествием, что, к своему стыду, совершенно забываю обо всем на свете. Но надеюсь, ты меня понимаешь… Тем более, Дайан писала мне, что у тебя кто-то появился… Не скучай… Целую. Твоя Сонда».