/ Language: Русский / Genre:love_short / Series: Панорама романов о любви

Жемчужная тропа

Энн Вулф

Кортни Вулф следовало родиться парнем. Она метко стреляет и водит огромный трейлер. Она сбегает из дома, где из нее пытаются сделать живую куклу, и мчится в своем автокемпере по дорогам Америки, то и дело попадая во всевозможные истории. Кортни бежит, бежит, бежит… Бежит всю свою короткую жизнь: от деспотичной матери, от влюбленных в нее мужчин, от бандитов… Но на одной из дорог ее настигнет любовь. Тогда Кортни наконец остановится и предложит за нее самую высшую плату – жизнь…

2006 ruen Roland FB Editor v2.0 31 January 2010 OCR and Spellcheck: Nadya 2589815f-5fc1-102d-9ab1-2309c0a91052 1.0 Жемчужная тропа Панорама Москва 2006 5-7024-2119-1

Энн Вулф

Жемчужная тропа

1

Пожалуй, придорожное кафе «Твистер» – не самое лучшее заведение из тех, где бывал Морис… Ленивая обслуга, грязные столики с вылинявшей краской сумрачно-голубого цвета. Да уж, что и говорить, бывало и лучше. Морис сладко зажмурился, вспоминая светлый ресторанный зал со столами, на которых горделиво красовались хрустальные бокалы, наполненные золотом шампанского. А еще устрицы… Ах, эти устрицы… Морис проглотил слюну и почувствовал, как желудок разражается громовыми раскатами. Нет, надо заказать хотя бы что-то в этой забегаловке. Вторых суток без еды он уже не выдержит…

Морис еще раз перелистал меню. Фирменное блюдо – курица в кляре. Он прекрасно представляет себе, что такое «курица в кляре» в исполнении этого заведения. Кусок жесткого, застревающего в зубах мяса, покрытого чем-то несуразным… Нет, уж без курицы он как-нибудь обойдется. Так, что же дальше… Пицца с ветчиной и оливками. И наверняка с непропеченным тестом. Нет уж… Как-то не тянет… Сандвичи с беконом, ветчиной, огурцами и помидорами… Что ж, сандвич испортить трудно. Пирог с вишневой начинкой? Тоже неплохо… Если запить его горячим и крепким чаем. Интересно, такой подают в этом сомнительном заведении?

Морис обшарил глазами небольшой зал. И куда, хотел бы он знать, запропастилась официантка? Наконец белое пятно мелькнуло где-то рядом со стойкой бара. Морис аж присвистнул от удивления. А это совсем не та тощая дамочка, которая лениво распахнула перед ним меню. Эта – очень даже симпатичная, вполне себе ничего. Стройные ножки, грудь что надо, короткая черная юбчонка. А глаза-то, глаза… Так и светятся страстным призывом… Нет, последнее он, скорее всего, придумал. Что ж, после месяца воздержания от прекрасного пола еще не то померещится…

– Эй, мисс! – крикнул Морис в сторону стойки. – Не могли бы вы почтить меня своим присутствием?

Девушка, в отличие от той, другой, которая подошла в первый раз, среагировала моментально. Не прошло и минуты, как она стояла перед Морисом и, игриво покачивая соблазнительной коленкой, принимала заказ.

– Значит, – улыбнулась она Морису своим роскошно-пурпурным ртом, – вы не хотите попробовать наше фирменное блюдо…

Морис хотел было сказать, что если фирменным блюдом будет она сама, он обязательно попробует, но удержался.

– Не хочу обижать вашего повара, но «курица в кляре» – очень тонкая работа… Мягкая грудка, – он выразительно посмотрел на просвечивающий под тонкой блузкой кружевной бюстгальтер девушки, – непременно должна быть вымочена в соусе. И обязательно сдобрена приправами. На худой конец, только шафраном… А как ее делают у вас?

– Ну… – замялась девушка. – У нас это просто куриная грудка, обваленная в муке с яйцом и обжаренная на сковородке.

Пурпурная улыбка исчезла с ее лица, и Морис пожалел, что не смог удержаться от короткой прогулки по кулинарной дороге. Но тут же поспешил исправиться:

– Правда, ради таких восхитительных глаз я готов буду сделать исключение и заказать фирменное блюдо. Если, конечно, курица не очень жесткая…

Девушка просияла, и на ее лице снова распустилась улыбка. Как мало им нужно для счастья, усмехнулся про себя Морис, дежурный комплимент и одна маленькая уступка…

– Нет, нет, – поспешила ответить она, – курица совсем не жесткая. Значит, вы закажете? – Она деловито уткнулась в свои записи.

Морис кивнул.

– И еще одно, милая девушка, – улыбнулся он ей. – У вас подают крепкий чай?

– Вообще-то обычный, в пакетиках… Но ради вас я готова сделать исключение…

– Крепкий и сладкий, – подытожил Морис. – Очень сладкий. – Он положил перед девушкой сумму, достаточную для оплаты заказа и чаевых.

– Ну, с сахаром у нас нет проблем.

Девушка кокетливо прищурила глаза, и Морис на секунду засомневался, не прилагается ли к заказу номер ее телефона. Он даже захотел выяснить этот вопрос, но его внимание привлекла незнакомка, распахнувшая двери кафе так, как будто открывала деревянные створки салуна.

Теперь уже Морису было не до медово-пряничных улыбок девушки-официантки. Такое он увидел впервые, и не мог оторвать любопытных глаз от незнакомки, ворвавшейся в придорожное кафе, как порыв свежего ветра. И не просто свежего, а ветра перемен… Он заприметил ее еще тогда, когда подъезжал к кафе. Точнее, не ее, а ее спину, склонившуюся над бензобаком трейлера, на котором, очевидно, она приехала.

Его жадный голубой взгляд, не пропускающий ни одного изгиба женского тела, впился в незнакомку. Это была молодая стройная девушка, облаченная в черный костюм: кожаную куртку, приятно обрисовывающую контуры красивой груди, и кожаные штаны, подчеркивающие изящную линию бедер. Как будто она родилась в этом костюмчике, восхищенно заметил про себя Морис и перевел оценивающий взгляд на лицо незнакомки. Оно было мраморно-белым и очень красивым. В небольших, но выразительных глазах цвета спелой черешни светилось упорство. Наверное, даже если бы она захотела выглядеть робкой, ей все равно бы не удалось. Слишком уж сильным казался этот внутренний огонь. А ее губы, пухлые, но не слишком крупные – в самый раз, как заметил про себя Морис, – казалось, улыбались какой-то ироничной улыбкой, приоткрывавшей ряд крупных и ровных белоснежных зубов. На подбородке, мягком и вместе с тем решительном, красовалась очаровательная родинка, похожая на маленькую шоколадную звездочку. Длинные волосы незнакомки, черные и блестящие, словно по ним прошлись ваксой, контрастировали с белизной лица и шеи. На шее, не менее соблазнительной, чем все остальное, красовался короткий черный шнурок, на котором болтался зуб, Морис так и не разглядел – настоящий или вырезанный из камня.

В руке девушка держала небольшую черную шляпку с серебристой пряжкой. Морис не удержался и мысленно надел эту шляпку на ее голову. А что, ей идет, улыбнулся он. Впрочем, такой пойдет все, что угодно… Даже если на нее наденут рубище и деревянные башмаки.

Незнакомка поймала его жадный взгляд. Но вместо ответной улыбки, подачки очередному поклоннику, которую ожидал увидеть Морис, его пронзил холодный, неприязненный взгляд. Вот так дела! – присвистнул про себя Морис. А девочка-то – крепкий орешек. Просто так не расколешь… И все же он решил попытать свои силы. Дождавшись, когда незнакомка сделает заказ – не менее удивительный, чем она сама: два стакана крепкого пива и сандвич по-мексикански, Морис подхватил поднос со своей едой и направился к столику, за которым устроилась девушка.

– Прошу прощения, – блеснул он любезностью, а заодно и продемонстрировал ослепительную улыбку, – у вас, кажется, свободно? Не могу ли я…

Черешневые глаза смотрели на него с уже ничем не прикрытым раздражением. Но, увы, это не все, что ожидало Мориса Митчелла…

– Слепой ты, что ли, – грубо перебила его незнакомка, моментально спустив Мориса с небес на землю. – Не видишь – кафе пустует. Свободных мест вокруг – садись не хочу… И какого же, спрашивается, черта ты так жаждешь плюхнуться именно сюда?

В голову Мориса закралось робкое сомнение: а не перегрелся ли он на солнце и не начались ли у него слуховые галлюцинации? Как такое восхитительное создание может выражаться подобным образом? Как из этого очаровательного ротика могут исторгаться столь гадкие и злые слова? Максимум, на что рассчитывал Морис, подбираясь к ее столику, это на вежливый и холодный отказ. Но эта девушка умудрилась переплюнуть даже тот максимум, который случался с Морисом раз в несколько лет…

Пожалуй, впервые в жизни Морис Митчелл не знал, что ответить. Ощущение было такое, как будто только что его стукнули по голове тяжелой кувалдой. С трудом сглотнув ком, вставший в горле, Морис пробормотал:

– Я хотел сесть рядом с вами. Желание поговорить с человеком, пусть даже незнакомым, никому не чуждо.

– Ты ошибся, парень, – усмехнулась незнакомка, отхлебнув из кружки напиток, по цвету напоминающий машинное масло. – Мне твои разговоры совершенно не нужны. Не по адресу обратился…

От ее наглого и дерзкого тона Морис начал закипать. Еще ни одна женщина не позволяла себе такого по отношению к нему, Морису Митчеллу. Кем она себя возомнила, хотел бы он знать?

– Америка – свободная страна, – холодно парировал он ее высказывание, – и столики в кафе никем не куплены. Поэтому я могу сесть, куда захочу. И сяду именно здесь.

– Плохая идея, – сказала незнакомка, прихлебывая пиво. – Но если тебе безразлично состояние твоей задницы, можешь садиться. Только учти, твои разглагольствования я слушать не собираюсь…

Морис иронично поклонился, растянув губы в резиновой улыбке. Раздражение продолжало бурлить внутри, и Морису только оставалось догадываться, когда же наступит точка предельного кипения. Он поставил поднос с едой на злосчастный столик, из-за которого поднялся такой сыр-бор, и уселся на пластиковый стул.

О, черт! – едва не выругался Морис и сморщился от неожиданного укола. Что-то острое впилось ему в то место, которое он, не осмотревшись, опустил на стул. Боль была резкой и внезапной, и Морис с трудом сдержался, чтобы не закричать от неожиданности. Он медленно поднялся и посмотрел на стул. На грязно-голубой пластиковой поверхности лежала металлическая заклепка-звездочка, угрожающе выставив вверх свои серебристые щупальца. Она напомнила Морису перевернутую медузу. И жглась, надо сказать, не хуже, чем это ядовитое создание.

Морис побагровел и поднял взгляд на незнакомку, которая невозмутимо вытащила из пачки «Лаки Страйк» сигарету и прикурила ее.

– Это вы? – поинтересовался он, с трудом сдерживая гнев.

– Не понимаю, о чем это ты… – протянула незнакомка, с видимым удовольствием затягиваясь сигаретой. – Что-то не так?

– Вы прекрасно знаете, что не так! – прорычал Морис, еще больше взбешенный ее спокойствием. – Это, – он поднял звездочку со стула и протянул ее девушке, – ваших рук дело.

– Интересно, с чего ты взял это, парень? По-твоему, я хожу по кафе и разбрасываю металлические заклепки?

– С чего? Да я абсолютно уверен, что именно вы положили эту штуку на мой стул. Не знаю, как вам это удалось, но заклепка – ваших рук дело. Никогда не поверю, – Морис пробежался глазами по брючкам незнакомки, – что вы не замечали на ваших очаровательных штанишках эти серебристые звездочки. И, если вы думали, что я буду очень признателен вам за щедрость – ведь вы не пожалели своей заклепки для меня, – то я вас разочарую: вы сильно ошиблись…

– Остроумно, парень, очень остроумно… Но, по-моему, мы уже не в школе, чтобы кнопки друг другу подкладывать.

– Я рад, что вы это поняли. Жаль только после того, как сделали.

– Послушай, как тебя там… – Незнакомка выпустила струю дыма в лицо Морису.

– Морис Митчелл… – Морис разорвал пелену дыма рукой, понимая, что еще чуть-чуть, и он не выдержит. – И, пожалуйста, обращайтесь ко мне на «вы». Мы с вами недостаточно близко знакомы.

– Ты, кажется, хотел бы поближе, – усмехнулась незнакомка. – А, Морис? – И она смерила его презрительным взглядом. – Так вот, Морис Митчелл, черт тебя дери… Если с моих брюк слетела заклепка, значит, тебе не повезло. И я надеюсь, что ты очень быстро съешь свой пирожок и уберешься отсюда куда-нибудь подальше…

– Вот, значит, как, – прорычал Морис, чувствуя, что предельная точка кипения достигнута. – Я пробуду здесь так долго, как мне захочется. Заберите свою чертову заклепку и постарайтесь вести себя так, как это пристало девушке, а не какому-нибудь забулдыге, завсегдатаю бара!

Морис протянул ей заклепку, но девушка пренебрежительно отвела его руку. Пальцы Мориса непроизвольно разжались, и заклепка угодила прямо в кружку с пивом, которое пила незнакомка. Пиво негодующе зашипело и начало пениться. Морис осквернил напиток неумышленно, но злорадство все-таки почувствовал.

Он никогда не обижал женщин, но то, что встретилось ему сегодня, не было ни капли похоже на представительницу слабого пола. Ее вызывающий тон, мужицкая грубость, ироничная улыбка, дерзкий, насмешливый взгляд черешневых глаз – все это невероятно бесило Мориса, доводило его до исступления И теперь, когда ему удалось хотя бы немного насолить ей, на душе стало чуть-чуть спокойнее…

Но если бы Морис Митчелл знал о том, что последует за его невинной выходкой, возможно, он постарался бы быть осторожнее…

Белоснежная кожа незнакомки покрылась алым румянцем. Она заглянула в кружку, на дне которой насмешливо блестела металлическая звездочка, а потом перевела взгляд на Мориса. Черешневые глаза налились гневом, и этот взгляд обжег Мориса.

– В чем дело? – язвительно поинтересовался он. – Я не виноват в том, что вы разбрасываете свои заклепки где ни попадя. Аккуратность – достоинство приличной девушки, но вы, кажется, к таковым не относитесь.

– Возможно, – медленно и холодно ответила она. – Но я предупреждала: береги свою задницу… А теперь еще и голову…

Морис не успел опомниться, как над его головой, подобно комете, пронеслось что-то большое и белое. А хвост этой самой кометы чем-то жидким и липким размазался по его лицу. Суть происходящего дошла до него несколько секунд спустя, когда он почувствовал, как по его лицу течет соус, на голове лежит что-то, неподдающееся описанию, а под его ногами крутятся белоснежные осколки тарелки.

Оторопевший Морис коснулся носа указательным пальцем. Потом обнюхал палец. Так и есть. Его подозрения подтвердились: о его голову только что разбили тарелку с тем самым фирменным блюдом, которое он так не хотел заказывать. Если бы она запустила в него сандвичем, было бы куда лучше… Интересно, как он выглядит теперь: грязный, липкий, с кусками куриного филе на голове…

– Идиотка, – пробормотал он, шаря рукой по столу в поисках салфетки. – Настоящая идиотка… Ты откуда приехала, девочка? С фермы? Тебя коровы учили хорошим манерам?

Глаза Мориса застилала пелена соуса, льющегося с прядей волос. Но, несмотря на происходящее, он с удивлением чувствовал, что злость и ярость – совсем не то, что он испытывает сейчас. Густые краски его эмоций больше походили на недоумение и досаду. Он даже не мог злиться на эту ненормальную девицу… К тому же теперь в его мозгу вызревал интересный план. Осуществление его, правда, требовало усилий, но на них Морис Митчелл скупиться не собирался.

– Вот черт, вот черт… – как-то меланхолично выругался он, нащупав наконец салфетку. Он протер глаза, которые пощипывало от соуса, и разглядел сидящую в тумане незнакомку. – Вы со всеми так знакомитесь? – поинтересовался он, вытаскивая из волос кусок куриного филе. – Или я – исключение из общего правила?

– Ну почему – исключение, – невозмутимо ответила она. – Могу насчитать еще троих-четверых, которых постигла такая же участь… Правда, надо признать, ты отреагировал на то, что я сделала, куда лучше их.

– А как реагировали эти несчастные жертвы вашего дурного характера?

– Пытались ответить мне по-мужски, – усмехнулась она.

– То есть?

– С помощью кулаков…

– Ну до этого я не опущусь никогда. Ударить женщину – все равно что ударить собственную мать…

– Надо сказать, я быстро охладила их пыл. – Незнакомка вытащила из пачки очередную сигарету и прикурила ее. – Так что все их цыплячьи усилия не стоили и рваного бакса.

– И как же это у вас получилось? – язвительно поинтересовался Морис. – С виду такая хрупкая и изящная…

– Только с виду. Я с детства занималась борьбой. Отцу спасибо.

По блеску в черешневых глазах Морис понял, что разговор об отце – та лошадка, которую ему стоит оседлать.

– Странный у вас отец. Вместо того чтобы покупать дочери кукол, он занимается с ней борьбой. Наверное, он хотел сына, – предположил Морис.

– Не хотел он сына, – резко возразила незнакомка. – Он хотел именно то, что получилось, – меня. И ни капельки он не странный. Мой папа – самый лучший в мире человек.

Морис понял, что наступил на опасную линию. Однако теперь он знал, где у этой заносчивой мисс слабое место.

– Ладно, я не буду спорить с вами о вашем отце, – сдался он, снимая с волос с помощью очередной салфетки скользкий соус. – Вы мне лучше скажите: что делать человеку, которого с ног до головы облили соусом и сверху посыпали куриным филе? Принимая во внимание то, что ему негде переодеться. И одежду негде купить, потому что уже вечер…

Морис попытался вглядеться в ее глаза, но они были непроницаемы. Ему всегда сложно было разглядеть эмоции в темных глазах. Светлые гораздо быстрее выдают себя. Правда, своими глазами он научился управлять.

– Что делать этому человеку? – задумчиво повторила незнакомка. – Наверное, лечь на ближайшую лавочку и укрыться газетами. Это представляется мне единственным выходом из ситуации…

– Это еще почему? – спросил Морис.

– Да потому, что этого парня отовсюду вытолкают взашей…

– Мм… да, роскошная перспектива, – покачал головой Морис. – Вы думаете, у него нет других шансов?

– Никаких.

– Совсем-совсем?

– Уверяю тебя.

– Ну что ж, – Морис бросил на незнакомку последний взгляд, исполненный душераздирающей тоски, – прощайте, мисс… Кстати, так и не узнал, как вас зовут…

– Кортни Вулф, – бросила она, приступая ко второй кружке пива. – Предпочитаю, чтобы меня называли просто Вулф.

– Что ж, прощайте, Вулф. И пусть совесть не мучает вас при воспоминании о невинно пострадавшем Морисе Митчелле, отчаявшемся страннике…

Для полного эффекта не хватало только пустить пару слезинок. Но Морис знал, что слезы лишь в очень редких случаях располагают женщин к мужчинам. Во всяком случае, в том смысле, в котором он хотел расположить к себе эту Кортни, которая предпочитала, чтобы ее называли Вулф.

Он сделал несколько нерешительных шагов по направлению к двери, все еще размышляя, просчитался он или же его расчет был верен. Судя по равнодушному молчанию позади, просчитался. Ну что ж, и на старуху бывает проруха. Только что теперь делать ему? Он не лгал ей, у него действительно не было возможности ни вымыться, ни переодеться… К тому же он даже не поел.

Ладно, обойдемся без сочувствия, буркнул про себя Морис, распахивая дверь кафе. Что-нибудь придумаем… Тем более, этот неприятный эпизод – не самое страшное, что произошло с ним за последнее время…

Морис вышел из кафе. Все-таки какая же неравномерная штука – жизнь… Если вчера ты блистал на приемах в обществе, то сегодня ты совсем не застрахован от того, что какая-нибудь очаровательная девица – с виду настоящий ангел – опустит тебе на голову тарелку с едой. И даже не попросит прощения…

– Эй, мистер Сижу-на-Заклепке! – раздался позади знакомый женский голос, чуть с хрипотцой. – Если ты будешь вести себя прилично, я дам тебе возможность вымыться и постирать свои шмотки.

Сработало! Морис с трудом сдержал улыбку. Перспектива оказаться с красавицей Кортни в трейлере радовала его даже больше, чем возможность вымыться и постирать вещи. Хотя теперь Морис отлично отдавал себе отчет в том, что с первого раза соблазнить такую штучку ему едва ли удастся. Но будь что будет. По крайней мере, он проведет вечер в женском обществе. Правда, это общество нисколько не напоминало женское, но номинально являлось таковым. Обида уже прошла. Морис не мог долго дуться на представительниц слабого пола – на то он и слабый, чтобы доставлять мужчине мелкие неприятности. И теперь он даже обрадовался тому, что обстоятельства сложились именно так. Хотя, конечно, найти общий язык с Кортни Вулф будет трудновато. Но мало ли молчунов, флегматиков и зануд он убалтывал в своей жизни?

Морис повернулся к Кортни и продемонстрировал одну из своего огромного репертуара улыбок, покорную: мол, я согласен на все, что угодно, лишь бы меня не выставляли вон.

– Постараюсь вести себя прилично, – пообещал он. – Только и вы, Кортни…

– Вулф, – поправила она.

– Только и вы, Вулф, не бросайтесь в меня больше тарелками…

– Простите, – сказала она, не меняясь в лице. – Иногда я веду себя слишком резко, особенно когда чувствую, что мне угрожает опасность. Но в этот раз я ошиблась.

Опасность? – удивился про себя Морис. Это он-то представляет опасность? Может быть, у девочки типичная паранойя, и напрасно он напросился к ней в трейлер? Кто знает, а вдруг она маньячка, убийца мужчин… Ну как там показывают в этих дурацких передачах…

– Не бойся, – засмеялась она, увидев замешательство Мориса. – Я тебя и пальцем нетрону.

Бред какой-то, подумал Морис, идиотизм… Хрупкая девушка говорит ему: не бойся. И ведет себя с ним, как с мальчишкой. Приятного мало…

– Еще чего, мисс Разобью-Тарелку-О-Твою-Голову, – усмехнулся Морис. – Я отроду женщин не боялся…

– Ты просто не встречал таких, как я, – высокомерно отозвалась Кортни.

– А по-моему, кое у кого слишком большое самомнение. Когда-то оно научилось летать и застряло на Эвересте.

– Чего ты хочешь больше: вымыться или продемонстрировать мне свое потрясающее чувство юмора?

– Пожалуй, первое. Но за «потрясающее чувство юмора» все равно спасибо. А где ты обитаешь?

– Не бойся, тебе не придется долго топать своими маленькими ножками. Вот в этом трейлере. – Кортни ткнула пальцем в домик на колесах, который Морис увидел, когда подъехал к кафе.

– По-моему, неплохо. Очень компактный домик, а главное – всегда с собой.

– Неплохо? По-моему, восхитительно. Этот домик – настоящее чудо. Внутри он еще лучше, чем снаружи. Сам увидишь…

– Скажи, Кортни…

– Вулф…

– То есть Вулф… Ты считаешь, что единственное правильное мнение – твое собственное?

– С чего ты взял? – нахмурилась Кортни.

– Ты не признаешь других.

– Что ты хочешь сказать?

Морис понял, что его очаровательная собеседница снова встает в стойку, и решил не развивать щекотливую тему.

– Ладно, Кортни…

– Вулф! Сколько можно повторять?

– То есть Вулф… Если я не вымою голову в течение двадцати минут, меня придется брить налысо.

– Это просто, – широко улыбнулась Кортни, обнажив ряд идеально белых зубов. – У меня в трейлере есть машинка для стрижки волос… Я еще ее ни разу не использовала. Купила, чтобы сбрить волосы, а потом передумала.

– Ты хотела сбрить волосы? – изумленно поинтересовался Морис. – Но зачем? Они у тебя восхитительные…

– Не подлизывайся…

– Но это действительно так. Не понимаю, для чего их сбривать…

Кортни посмотрела на Мориса так, как будто он хотел узнать о ней что-то запредельно личное.

– Забудь. Тебе незачем об этом знать. К тому же я все равно передумала.

– И слава богу, – пробормотал Морис.

– Ну что, Морис, – Кортни зазвенела ключами, – ты готов посетить мое холостяцкое жилище?

Он кивнул, в глубине души сомневаясь в том, что поступает правильно. Хотя… у него все равно нет выбора…

Кортни несколько раз повернула ключ в замочной скважине. Потом потянула за ручку и распахнула перед Морисом дверь.

– Проходи, ковбой. Добро пожаловать к Кортни Вулф…

2

Морис с любопытством огляделся по сторонам. Это был не первый трейлер, который он видел снаружи, но первый, где он побывал внутри. И если раньше «дом на колесах» вызывал у него скептическую усмешку, то теперь Морис готов был изменить свое мнение об этой машине.

В трейлере оказалось чисто, светло и уютно. По стенам стояла мягкая мебель, обитая материалом песочного цвета, на котором красовались синие, зеленые и красные треугольники и квадраты. Пол трейлера был покрыт золотистым ковролином. В правом углу стоял небольшой, но вместительный шкаф светлого дерева, а по стенам было развешено много полочек. Рядом с одним из окон стояли два удобных кресла и маленький раздвижной столик, крепящийся к стенке трейлера.

Морис обратил внимание, что там и здесь по стенам были развешены резные плафончики-бра. Очевидно, хозяйка дома на колесах очень любит свет… Он прошел вглубь трейлера и обнаружил ванную комнату. Биотуалет, душевая кабина, эмалированная раковина – все, что нужно для путешественника.

Еще Морис почувствовал странный, но приятный запах. Вначале он решил, что это освежитель воздуха, но для освежителя аромат был слишком мягким и необычным. Этот аромат напоминал запах листьев, растертых в ладони. После осмотра трейлера Морис присел на один из мягких диванчиков, облокотился на синюю бархатную подушку и посмотрел на Кортни.

– Да, вы неплохо устроились, ничего не скажешь… С комфортом… Раньше я думал, что хуже трейлера ничего не бывает…

– Рассуждаешь как обыватель. Я, кстати, предпочитаю название «автодом». И, между прочим, у него есть имя – «Свободный Роджер». – Кортни оторвалась от тумбочки, в которой что-то искала, и предупредила вопрос, который вертелся на языке у Мориса. – Свободный – потому что его хозяин любил свободу. А Роджер – ну, сам понимаешь, в этом есть что-то от пиратской романтики. Мой отец очень любил книги о пиратах, о сокровищах, о далеких морях… А трейлер… Это, конечно, не корабль, но то, на чем можно передвигаться и жить одновременно. В этой машине была вся его жизнь. Да и моя тоже. Без «Свободного Роджера» я бы пропала.

– Вы здесь живете? – удивился Морис. – Я-то думал, просто путешествуете…

– Так тоже можно сказать, – усмехнулась незнакомка. Шоколадная звездочка на ее подбородке дрогнула. – А можно и по-другому…

– И как же?

– Забудь об этом…

– Кортни…

– Вулф.

– То есть Вулф… Я могу обращаться к вам на «ты»?

– Валяй, – бросила Кортни, по-прежнему погруженная в недра тумбочки. – Это твое дело. Не терплю этих дурацких условностей. Ты, вы… Какая, в сущности, разница?

– Ну, в общем, никакой, – согласился Морис. – Однако не мы это придумали, и не нам это менять…

– Я так не считаю. Зачем следовать нелепым условностям? Вот объясни мне, пожалуйста, умник… – Кортни повернулась к Морису. В ее черешневых глазах был вызов. – Почему ты обращаешься ко мне на «вы», когда я говорю тебе «ты»?

– Мы с тобой не знакомы, – спокойно ответил Морис. – «Вы» демонстрирует уважение к незнакомому собеседнику.

– То есть теперь ты меня не уважаешь? – ехидно поинтересовалась Кортни.

– Теперь мы знакомы. И потом я попросил разрешения. Если бы ты отказалась, я по-прежнему говорил бы тебе «вы».

– Какие сложности… А мне кажется, – улыбнулась она краешком губ, – что тебе просто хочется выглядеть воспитанным, интеллигентным. Чтобы женщины думали: ах, какой он очаровательный. И обращали на тебя больше внимания.

– Куда уж больше, – усмехнулся Морис. – Его и так слишком много. Когда тарелки летят тебе в голову, невольно думаешь: не мешало бы и поменьше…

– Какие мы нежные…

– Извини, что не угодил… И еще, насчет «вы», – продолжил Морис, стараясь не обращать внимания на язвительный тон Кортни. – Если в приличном обществе ты будешь обращаться на «ты» даже к своим малознакомым ровесникам, тебя неправильно поймут…

– А мы, значит, неприличное общество… – раздраженно заметила Кортни.

– Я этого не говорил. Просто правила есть правила. И иногда мы не в силах их изменить. Общество все равно сильнее нас, Кортни. А от людей не убежишь…

В этот момент Морис не смотрел на Кортни, но почувствовал ее горячий, обжигающий взгляд. Он поднял глаза. На него смотрели две огромные круглые черешни, смотрели с каким-то болезненным интересом, как будто ждали от него чего-то очень важного…

– А от кого ты пытаешься убежать, Морис Митчелл? – спросила Кортни.

Ее вопрос вроде бы прозвучал серьезно. Но эта постоянная улыбка, играющая на губах, сбивала с толку. Шутит она или нет? В любом случае, ему не стоит принимать этот вопрос близко к сердцу… В последнее время Морису казалось, что он забыл, где находится его сердце. То сердце, которое было когда-то таким горячим и пылким… Где оно теперь? Может быть, убежало от него так же, как он бежит от своей прошлой жизни?

– Эй, Морис, ты не уснул?

Ее голос вернул Мориса к реальности.

– Конечно нет… Я ни от кого не бегу, – ответил он.

– Если тебе так проще… – многозначительно сказала Кортни и вновь нырнула в недра тумбочки.

Во всяком случае, эта девушка не лезет ко мне в душу, заметил про себя Морис. А ведь могла бы попытаться… Конечно, у нее ничего бы не получилось. Но он видел, ей было интересно узнать ответ на этот вопрос. Приятно, что она не стала давить… Обычно женщины последние жилы вынут, лишь бы добраться до того, что у него внутри. Но Мориса Митчелла голыми руками не возьмешь…

Морис включил одну из лампочек – на улице уже стемнело – и залюбовался волосами Кортни. Блестящие, черные, они стекали по ее покатым плечам расплавленным шелком. Интересно, какие они на ощупь? Такие же шелковые или жесткие, непослушные? Он почему-то подумал о том, что эта девушка, наверное, умеет хранить чужие секреты. И еще она, наверное, прекрасный друг… Она произвела на него впечатление сильного человека, но он прекрасно знал, что с ее стороны это может оказаться всего лишь маской, за которую она прячется перед окружающим миром. Все возможно… Самое удивительное, что с того момента, как он попал в трейлер, ему совершенно расхотелось соблазнять ее… И дело было не в том, что она не привлекала его физически, нет. Просто теперь он смотрел на нее немного другими глазами, и ему казалось, что его игривый настрой будет неуместен, неприятен ей. Ведь она позвала его к себе – в отличие от многих женщин, которых он знал, – не для того, чтобы флиртовать с ним. А для того, чтобы исправить ошибку, которую сделала. И он чувствовал – она раскаивается в том, что произошло в кафе. Правда, едва ли признается в этом…

– Ну вот, – прервала его размышления Кортни. – Это – твое полотенце. – Она потрясла перед ним оранжевым махровым полотенцем. – А вот – чистая рубашка и мочалка. Где душевая, ты знаешь. На полочке – шампунь и гель для душа.

– Спасибо, – поблагодарил ее Морис и направился в душ.

Прохладная вода смыла с него дорожную грязь и усталость. Морис отмыл голову, надел чистую голубую рубашку – правда, она была ему немного великовата – и почувствовал себя совершенно другим человеком.

Но было кое-что, омрачающее его благодушный настрой. Он так хорошо почувствовал себя в этом домике на колесах, что теперь ему совсем не хотелось садиться на свой байк и гнать куда-нибудь в поисках придорожного мотеля. Правда, другого варианта у него не было. Не напрашиваться же на ночлег к едва знакомой девушке? Это было бы верхом наглости, а сегодня Морис Митчелл не хотел выглядеть наглым.

Он закрыл душевую кабинку и, весело насвистывая, вышел в салон. Запах еды приятно пощекотал ноздри. Кортни стояла у маленькой газовой плиты и что-то готовила.

– Ого! – улыбнулся Морис. – По-моему, здесь будет что-то вкусное…

– Это – компенсация за твою курицу, – необорачиваясь, ответила Кортни. – Ты ведь ушел из кафе голодный.

– Я рад, что ты заметила.

Она переоделась. Теперь на ней были тонкая синяя кофточка и легкие бриджи бежевого цвета. Эта одежда шла ей не меньше, чем костюм из черной кожи. Правда, Морис не совсем понимал, зачем носить в жару закрытый кожаный костюм.

– А тебе не жарко днем в твоей кожаной кольчуге? – озвучил он свой вопрос.

– В чем? – наконец повернулась Кортни.

– В твоем костюме… Здесь такое пекло, а ты запечаталась, как будто едешь на север…

– В это время года у меня аллергия на солнце, – невозмутимо ответила Кортни. – Что-то вроде крапивницы… Поэтому приходится прикрывать кожу и мазаться всякой дрянью. А этот костюм я люблю. Он удобный. Не чета девчачьим шмоткам…

– А как насчет мини-юбки или вечернего платья с туфлями на шпильке?

Кортни поморщилась так, как будто речь зашла о наряде клоуна.

– Это тряпье не для меня. Не понимаю женщин, которые жертвуют удобством ради того, чтобы красоваться перед мужчинами. Платья, в которых невозможно сделать шаг, туфли на немыслимых каблуках, от которых ноют ноги. Не говоря уже о всякой туши, помаде и тенях… Экая гадость!

– Ну почему же гадость? – вкрадчиво возразил Морис, чувствуя, что ступает на опасную тропу. – Если женщина хочет нравиться мужчине, в этом нет ничего противоестественного. Сам инстинкт влечет нас друг к другу, а естественный отбор заставляет делать все, чтобы выглядеть лучше…

– Терпеть не могу, когда прикрываются инстинктами. – Кортни сняла крышку со сковородки и звонко шлепнула ею по столу. – Мы так далеко ушли от природы – взять хотя бы условности, которыми люди увешались, как броней, – что у нас остались только воспоминания об этих самых инстинктах… Естественно, противоестественно… Неужели ты думаешь, что женщины цепляют на себя всю эту дрянь только для того, чтобы иметь детей? Если ты действительно так считаешь, то я усомнюсь в твоих умственных способностях, Морис…

– По-моему, ты слишком упрощаешь. Но в конечном итоге так оно и есть…

– Господи, до чего глупо… Ты меня разочаровал, мистер Умник. Я была о тебе лучшего мнения.

– Извини, что не угодил. Так что у нас на ужин?

Через несколько минут все споры были позабыты. Морис, сидя за деревянным столиком, яростно вонзал зубы в мягкий сандвич и поддевал вилкой кусочки цыпленка по-мексикански.

– Сколько же ты не ел? – черешневые глаза Кортни смотрели на него с неподдельным любопытством.

– Около… ммм… двух… ммм… суток, – пробормотал Морис, пережевывая цыпленка.

– Неплохо. А где ты живешь?

Морис поднял на Кортни умоляющий взгляд.

– Может быть, на этот вопрос я отвечу позже?

– Ах, да. Прости… Если бы я знала, что в кафе лишаю еды оголодавшего человека…

– Это… ммм… в прошлом…

Покончив с цыпленком по-мексикански, Морис дожевал сандвич и почувствовал, что его желудок требует огромного количества жидкости, чтобы потушить пожар, начавшийся внутри.

– Хочешь пить? – догадалась Кортни. – У меня есть кофе и чай. И еще кое-что покрепче.

– Предпочитаю чай. Крепкий и сладкий.

– Английские корни?

– Нет, просто люблю чай. Не знаю, как бы я жил, если бы не индийцы и китайцы… В чае – мой жизненный тонус…

– А я предпочитаю кофе. Кофе в зернах, а не ту гадость в гранулах, которой завалены прилавки супермаркетов.

– Кстати, готовишь ты отлично. Цыпленок был довольно острым, но очень вкусным.

– Похвала из уст оголодавшего человека всегда сомнительна, – усмехнулась Кортни. Однако Морис понял, что его слова пришлись ей по душе. – Но у тебя будет возможность оценить мою стряпню завтра утром.

Морис не верил своим ушам. Значит, все так просто? Она оставляет его ночевать вместо того, чтобы выставить за дверь? Впрочем, его радость может быть преждевременной. Что, если Кортни просто приглашает его на завтрак?

– Ты хочешь сказать… – многозначительно начал он. – Что я… могу остаться здесь на ночь?

– Да, – спокойно ответила она. – Если я правильно поняла, тебе некуда пойти.

– Ты меня удивляешь, Кортни… то есть Вулф… Вначале вываливаешь на мою голову курицу в кляре, а потом демонстрируешь чудеса великодушия… Но, – поторопился он добавить, – я принимаю твое предложение. Едва ли мне удастся найти что-то лучшее, чем твой трейлер… То есть автодом…

– Одно-единственное условие, – добавила Кортни, и Морис насторожился. – Будь пай-мальчиком. Ты знаешь, что я имею в виду…

– Да у тебя паранойя! – искренне возмутился Морис, начисто позабыв о том, что совсем недавно он лелеял мысли о том, чтобы соблазнить эту дерзкую девчонку. – По-твоему, все только и думают, как бы затащить тебя в постель?

– Конечно же не все. Но когда я увидела твой страждущий взгляд в кафе, то поняла – ты из числа тех еще соблазнителей.

– Взгляд в кафе? Ты думаешь, остальные мужчины смотрят на тебя иначе?

– Иначе?

– Ну… без… восхищения в глазах. – Морис хотел сказать «желания», но поостерегся.

– Не приглядывалась… Но твой взгляд сложно было не заметить. Честно говоря, я не отношусь к той породе женщин, которые из кожи вон лезут, чтобы понравиться мужчине. И потому терпеть не могу дерзкие мужские взгляды и слова…

– Это я уже заметил, – хмыкнул Морис, вспоминая перепалку в кафе. – Так что можешь не объяснять. После того, что случилось, ты для меня – ледяное изваяние, а не женщина. Айсберг… Бесплотный дух…

– Ну хватит! – рыкнула Кортни, которой почему-то совсем не понравились эпитеты Мориса. – Главное, что ты понял, о чем речь. Остальное меня не волнует. Переночуешь у меня, а завтра можешь отправляться по своим делам. И Бог тебе в помощь…

Морис внимательно посмотрел на Кортни. Да, воистину странная девушка. Еще совсем недавно она вежливо разговаривала с ним, шутила и смеялась. А теперь ее лицо, ее голос, ее движения – все выдавало неприязнь, агрессию. Что он сказал такого, чтобы вызвать такой перепад в ее настроении? Правда, раздражение не портило Кортни. Она и сейчас казалась ему красавицей. Он многое бы отдал за то, чтобы проникнуть в глубь ее волшебных глаз. Но сейчас он отчетливо сознавал: его туда не пустят.

– Хотела бы я знать, – раздраженный голос Кортни лезвием рассек нить его раздумий, – какого черта ты так на меня уставился?

– Я? – улыбнулся Морис робкой улыбкой: ну что с меня взять, я ведь такой непосредственный… Надо сказать, в общении с агрессивно настроенными женщинами это часто срабатывало. – Хотел у тебя спросить: что за запах питает по всему трейлеру? На духи не похоже, на освежитель тоже…

– Духи, освежитель… – осуждающе покачала головой Кортни, однако видно было, что она смягчилась. – Это эфирное масло, умник…

– Эфирное масло? – удивленно переспросил Морис.

– Ну да. А что тебя удивляет? Ароматерапия – сильная вещь. Можно нагревать масла в лампе, можно добавлять в пищу, можно делать отличные мази.

– А зачем?

– Это полезно для здоровья, неуч… Это повышает настроение. Ну как твой чай, который поднимает тебе жизненный тонус…

Морис рассмеялся. Эфирные масла, лампы, ароматы – все это ассоциировалось у него с какой-нибудь колдуньей или, на худой конец, с психотерапевтом. Но уж никак не с Кортни Вулф, девушкой, которая владеет борьбой и живет в трейлере…

– Что-то я не пойму, чего здесь смешного… – недовольно посмотрела на него Кортни. – По-твоему, заботиться о своем здоровье глупо? Проще ходить к врачу, чем застраховать свой организм от болезни?

– Извини, что не угодил… – сдерживая улыбку, ответил Морис. – А с врачами ты не по адресу… Последний раз я был в лапах у этих садистов шесть лет назад. Когда сломал себе ногу. Просто мне казалось, что лечение ароматами – это прошлый век. Или что-то из области, далекой от реальности…

– Сам ты – прошлый век, умник. А что касается реальности – ближе некуда… Сколько раз я лечила свои болезни с помощью масел… Тебе и не снилось… Так что не знаешь – не говори.

– А я и не говорю.

– И не смейся… Я же не смеюсь над тем, что все твои руки увешаны этой плетеной ерундой…

Морис улыбнулся. Его руки действительно были увешаны узорчатыми фенечками, сплетенными из разноцветных ниток заботливыми руками.

– Это фенечки, – поправил ее Морис. – Такие хиппи носили…

– Но ты, насколько я понимаю, не хиппи, – нахмурилась Кортни. – Так зачем же ты их нацепил?

Зачем? Если бы сам Морис мог ответить на этот вопрос… Все фенечки были сплетены разными женщинами. Теми женщинами, с которыми у Мориса были серьезные отношения. Правда, серьезными их можно было назвать только соотнеся с прочими, мимолетными связями, которых в жизни Мориса было так много, что всех он не упомнил бы, даже если бы специально постарался… А эти плетеные украшения… Он и сам не знал, зачем просил своих недолгих возлюбленных заниматься этим делом. Морису были приятны эти подарки, пусть даже сделанные по его просьбе…

– Мне нравится, вот и все, – сухо ответил он Кортни.

– Только и всего? – В ее голосе слышался подвох.

– Ну… В каждой из них – частичка дорогого мне человека, о котором я буду помнить всегда…

– Какой сентиментальный ловелас, – язвительно усмехнулась Кортни. – Это у тебя коллекция? Сколько женщин, столько этих плетеных штучек?

– Ты что, пытаешься меня осуждать?

– Никоим образом. Просто мне смешно смотреть на сентиментального ловеласа. Как и тебе – на девушку в трейлере, которая лечит себя эфирными маслами.

– Значит, таким тонким образом ты пытаешься преподать мне урок: не смейся над другим, если не хочешь, чтобы смеялись над тобой? – поинтересовался Морис.

– Вроде того… Но насчет фенечек мне действительно было интересно. Это все твои женщины?

– Нет, если тебя это так интересует. Это подарки тех женщин, с которыми у меня были серьезные отношения.

– Оказывается, господин ловелас знает, что такое серьезные отношения… – не унималась Кортни.

Мориса Митчелла сложно было довести до белого каления. Но Кортни это почему-то удавалось без труда. Он почувствовал, как внутри обозначились всполохи досады.

– И с чего только ты взяла, что я ловелас? – Он даже поморщился, произнося последнее слово. – Ты ведь не знаешь обо мне ровным счетом ничего. Кроме того, что ты летишь на женщин, как муха на мед.

– Отличное сравнение, ничего не скажешь… Очень точно характеризует мой внутренний мир…

– Очень точно характеризует манеру твоего поведения с женщинами… – Кортни сгребла со стола грязные тарелки и понесла их к раковине. – Ладно, хватит философствовать. Я думаю, что мы оба устали, пора делать «бай-бай».

Морис действительно устал, кто бы спорил. День был изматывающим. Но делать «бай-бай», как насмешливо выразилась Кортни, ему не хотелось. Его почему-то тянуло еще и еще говорить с этой девушкой, слушать ее грубый говорок, перемежающийся рассудительными фразами, смотреть на то, как мелькает шоколадная звездочка на ее подбородке, любоваться шелком волос. И самое удивительное, что он, Морис Митчелл, не испытывал ни малейшего желания затащить ее в постель. А вот это уже было ему в диковинку.

Впрочем, Кортни поспешила предупредить это желание, успевшее зародиться и умереть, пока оно не зародилось вновь. Она разобрала два диванчика: большой – себе и маленький – Морису. А потом достала из-под подушки блестящий, как кожа удава, пистолет, не забыв повертеть его перед носом Мориса.

– Я уверена в том, что ты не будешь выкидывать фортеля. Но скажу тебе на всякий случай: я умею с этим обращаться…

– Неужели? – натянуто улыбнулся Морис, пытаясь сглотнуть скользкий комок, образовавшийся в горле. – Надеюсь, ты не будешь демонстрировать это сейчас…

– Если ты не будешь настаивать…

– Пожалуй, воздержусь. Этому тебя тоже научил отец?

– Ты воплощение догадливости, как я погляжу. Да, отец. Он отлично стрелял. С первого раза попадал в самое яблочко. Не могу похвастаться тем же, но стрелок из меня неплохой. Так что, Морис Митчелл, спокойной тебе ночи.

– Это вместо колыбельной? – язвительно поинтересовался Морис, которому уже начало надоедать то, что Кортни считает его не только ловеласом, но еще и маленьким мальчиком способным испугаться девчачьих угроз.

– Скажи спасибо, что твоей колыбельной не стала парочка оглушительных выстрелов.

– Спасибо, мисс Гостеприимность. Огромное спасибо…

Морис демонстративно отвернулся от Кортни и парой взмахов кулака взбил подушку. И с этой девушкой он пару минут назад хотел говорить? И ею он любовался? Ну нет, наверное, то была мистика или обман зрения. Теперь Морис абсолютно уверен в том, что хочет оставить этот гостеприимный трейлер с утра пораньше и больше сюда не возвращаться.

Впрочем, шансы вернуться, и без того были нулевыми. Едва ли Кортни проявит чудеса благожелательности в будущем. И вообще едва ли они встретятся еще. Скорее всего их пути разойдутся. Он поедет дальше, к мексиканской границе, в поисках миражей, забвения и новой жизни. А она? Так ли это важно куда поедет она…

Морис вдруг подумал, что вся эта злость на нее, точнее, не злость, а досада, возникла от того, что она, в отличие от большинства женщин, не вешалась ему на шею. И даже, напротив, делала все, чтобы он не проявлял по отношению к ней интереса. Эта догадка оскорбила самолюбие Мориса… Хотя те самые женщины, которые страстно желали стать его любовницами, забывали о нем, как только на горизонте появлялся кто-то, пусть малоинтересный, но многообещающий. Брак, дети, тихая и спокойная семейная жизнь – вот что им всем в итоге оказывалось нужно… Предвкушение этой мало соблазнительной для Мориса жизни почему-то мгновенно обволакивало мозги тем женщинам, с которыми он спал. Однако спустя год-два после разлуки с очередной любовницей он отчетливо видел перемены, произошедшие в ней. Она выходила замуж и окружала себя невидимой броней верности, «брачного целомудрия», как Морис называл это про себя. И ее глаза… Нет, точнее сказать, их глаза… Глаза всех его любовниц смотрели на него с искренним равнодушием, как смотрят на вещь, которую когда-то носили, но теперь она вышла из моды. Так смотрели на Мориса, когда он возвращался… Если он возвращался…

От этих мыслей Морису почему-то стало горько и холодно. Он перевернулся на другой бок и нырнул с головой под одеяло. Так теплее. У него не было времени думать об этом раньше, так зачем он делает это сейчас? Наверное, виной всему Кортни, мирно сопящая на другом диване. Она внесла разброд в его душу, а теперь спокойно спит, распластав свое красивое молодое тело на диване или свернувшись в клубочек, как маленький котенок. Морис хотел было выглянуть из-под одеяла и посмотреть на спящую Кортни, но почему-то передумал. Слишком много мыслей об этой девушке. Она очень хороша и по-своему интересна. Но заслуживает ли она того, чтобы Морис Митчелл провел из-за нее бессонную ночь?

3

Кортни потянулась и села на кровати с закрытыми глазами. Это был ритуал пробуждения. Она не любила подолгу залеживаться в постели и ждать, пока сонные глаза откроются сами собой. Ей нужно было потянуться навстречу новому, свежему дню, подняться и только потом открыть глаза, уже готовые впитывать в себя краски окружающего мира. Пусть даже этот мир был не так уж прекрасен, как ей хотелось бы…

Она распахнула глаза, но первым чувством, которое они заставили ее испытать, было удивление. Диванчик, на котором она вчера постелила Морису, был пуст, освобожден от постельных принадлежностей и безукоризненно собран. Остатки сна моментально схлынули с Кортни, как дорожная пыль, смытая водой. Не доверяя собственным глазам, она подошла к дивану и обнаружила на нем коротенькую записку.

«Сердечно благодарю за ужин, ночлег и беседу. Человеческое участие – великая вещь. Желаю всех благ. Морис Митчелл».

Вместо разумного облегчения – ей не придется выпроваживать этого светловолосого донжуана, – Кортни испытала досаду. С чего бы это? Вчера в кафе она готова была разорвать его на тысячу маленьких митчеллов, но сейчас ей даже не хватало этого галантного пройдохи… Наверное, она слишком долго была одна, если начала скучать по первому встречному…

Но что поделаешь, у ее свободы есть свои плюсы и свои минусы. И один из этих минусов – долгое одиночество. Одинокие дороги, одинокие стоянки, одинокие ночевки… Вчера Морис говорил ей что-то о «незаменимой радости человеческого общения», но тогда она и слушать его не хотела, уверенная в том, что этот тип – очередной приспешник ее матери, жаждущей, чтобы непутевая дочь наконец-то вернулась домой.

А ведь Морис в чем-то был прав, когда говорил, что у нее – паранойя. Ведь теперь во всех симпатичных незнакомцах мужского пола она будет видеть тех, кого подсылала к ней мать… Впрочем, и у этого Мориса в душе достаточно сюрпризов. Только он, в отличие от Кортни, прекрасно держит себя в руках, сохраняя недюжинное самообладание даже в критической ситуации. Этакий довольный жизнью паренек-оптимист, который со всеми ладит и чувствует себя отлично…

Но Кортни с самого начала поняла, что это лишь маска. Когда он уходил из «Твистера», Кортни видела его лицо. И в нем было не только показное отчаяние… В чем-то они похожи Может быть, поэтому ей так грустно и досадно оттого, что Морис ушел, не попрощавшись, оставив лишь короткую записку, написанную тем, за кого он хотел себя выдать…

Ну и Бог с ним. Кортни махнула рукой. В конце концов, ей же никогда не нравились бабники, а этот белобрысый тип с ярко-голубыми глазами – к гадалке не ходи, именно из их числа. Так что его внезапный уход даже к лучшему. Кто знает, может быть, утром ее пожирал бы тот же самый взгляд, что и вчера в «Твистере». Оценивающий взгляд самца, желающего получить свое. Даже если это «свое» принадлежит кому-то другому… Правда, Кортни Вулф принадлежала только самой себе, но мистер Бабник едва ли об этом догадывался…

Окончательно махнув рукой на воспоминания о Морисе, Кортни позавтракала яичницей с беконом и села за руль автокемпера.

– Ну что, Роджер, снова в путь? – поинтересовалась она у машины, как будто та могла ей ответить. – По плану очередной день дороги, хотя ты, наверное, к этому уже привык…

Привычка разговаривать с машиной, как и сама машина, досталась Кортни от отца. Натаниэль Вулф начал путешествовать раньше, чем успел родиться. Его мать, будучи беременной, исколесила половину Северной Америки. Так что, можно сказать, страсть к путешествиям передалась Натану по наследству.

Когда ему исполнилось шестнадцать, он повторил свой подвиг, совершенный еще в материнской утробе, и объехал половину Северной Америки. Только, в отличие от матушки, автостопом. На свое двадцатилетие он сделал себе подарок и отправился в Африку. А потом… потом сложно было бы перечислить те места, в которых не бывал Натаниэль Вулф. Англия, Голландия, Франция, Германия, Австралия и Индонезия – все это входило в послужной список закоренелого холостяка. Но пришло время, и Натан не избежал участи большинства мужчин. Он женился.

Миранда Вулф, в девичестве Ширстон, была особой весьма воинственной и деспотичной. Она, как никто другой, умела властным голосом сказать мужчине «стоп». Что и проделала с Натаниэлем. «Хватит с тебя путешествий, – сказала она сразу же после окончания медового месяца, проведенного в устье реки Амазонки. – Пора переставать быть бродягой и становиться человеком».

Натаниэль не совсем понимал, почему он раньше не был человеком, а теперь вдруг им станет, но в течение нескольких лет Миранда успешно объяснила ему значение слова «человек». Быть человеком, по ее мнению, значило отказаться от всех радостей жизни. За исключением тех, которые Миранда Ширстон допускала скорее для себя, нежели для других. Такими, например, были посиделки с подругами, на которых высшим шиком считалось высмеять кого-то, кто ведет образ жизни, не схожий с тем, которого придерживались собравшиеся дамы.

В общем, в список «запретов для Натана» входили: встречи с друзьями, кроме как по серьезному поводу, то есть по случаю похорон кого-то из них; поездки куда-либо без участия жены; разговоры о поездках куда-либо без участия жены; разговоры о поездках куда-либо вообще; еда в постели – эту привычку Натан приобрел, когда впал в глубочайшую депрессию через год после брака; еда на улице; банка пива перед сном; чтение книги «на сон грядущий» и так далее… Список можно было продолжать до бесконечности… Натан терпел семь лет, а потом решил развестись.

Кортни было шесть лет, когда Натан сообщил о своем решении Миранде. Девочка сидела у дверного косяка, слушала выкрики матери, напоминающие душераздирающее мяуканье мартовской кошки, и пыталась понять, что же означает страшное слово «развод».

Как выяснилось, это слово Миранда Ширстон понимала по-своему. Натан очень любил дочь. Он был одним из тех немногих отцов, которые хотят после развода оставить ребенка у себя. Он понимал, что на это Миранда не согласится никогда, но так же понимал, что жизнь без дочери станет для него невыносимой. Оставалась лишь надежда на то, что Миранда позволит ему видеться с дочерью тогда, когда ему захочется. Но у Миранды было на этот счет собственное мнение. Она не сомневалась, что после развода Натан сойдет с «пути истинного» и пустится «во все тяжкие», то есть снова будет жить так, как раньше. И разве девочке пойдет на пользу общение с отцом, который не имеет приличной работы и постоянно «бродяжничает»?

Однако, несмотря на то что Натаниэль нашел себе превосходную работу и изо всех сил пытался не оправдать чаяний бывшей жены, его общение с Кортни свелось к одному уик-энду в месяц. Так постановило правосудие, к которому не преминула обратиться отчаявшаяся женщина…

Конечно, ни Кортни, ни Натаниэля такое положение дел совершенно не устраивало. Поэтому девочка сделала вид, что записалась на школьный кружок рисования, и все время, свободное от материнского надзора, проводила с отцом. Именно тогда он начал учить девочку борьбе, стрельбе и прочим «неженским» премудростям, что маленькой Кортни было несказанно интересно. Иногда он рассказывал ей о своем детстве, о своей матери, объехавшей половину Северной Америки, о своих путешествиях по Африке и Индонезии. И если раньше Кортни души не чаяла в отце, то теперь мысль о кратких свиданиях, о мимолетных моментах счастья заставляла ее сходить с ума от тоски по Натану. И ценить каждый миг, каждую секунду, проведенную вместе с отцом.

Обман раскрылся только через год, когда Миранда Ширстон захотела побеседовать с руководительницей школьного кружка рисования. Узнав, что дочь не только ничего не достигла на поприще живописи, но и ни разу не посетила занятия, Миранда была в ярости. Вернувшись домой, она рвала и метала, пытаясь заставить Кортни ответить на вопрос, где же все-таки юная мисс Вулф проводила свободное время.

Кортни прекрасно понимала, чем разоблачение грозит ее отцу.

– Я работала, – ляпнула она первое, что пришло в голову. – Продавала газеты и помогала продавцу хот-догов… За это мне давали деньги, которые я тратила… на безделушки.

– Что за бред? Что еще за безделушки? – опешила Миранда.

Кортни с готовностью показала подарки отца: разноцветные бусы, браслеты и детские часики с блестящим розовым циферблатом.

– Но мы же не бедные, Кортни, – прошелестела обескураженная мать. – И потом, твой отец дает немалые деньги на то, чтобы ты одевалась и покупала себе то, что нужно…

– Тогда почему я так редко вижу его, мама? – со слезами в глазах спросила девочка.

Упрямство Миранды было сломлено. Образ дочери, торгующей газетами, так напугал ее, что она предпочла уступить бывшему мужу и позволить ему забирать ребенка не на один, а на два уик-энда в месяц.

Для Кортни наступило самое счастливое время. Натан, все еще изнывающий от страсти к путешествиям, купил трейлер, на котором возил свою дочь по самым интересным местам Америки. Однажды они совместили два уик-энда и побывали в Мексике, где Кортни объелась какого-то острого блюда, после чего у нее начались колики. Натан, как сумасшедший, носился по всему Ларедо в поисках доктора, но, слава Богу, все обошлось. Несмотря ни на что, поездка удалась, и Кортни запомнила ее на всю жизнь…

А потом, когда ей исполнилось шестнадцать, Натаниэль Вулф неожиданно скончался. Он погиб, как любила говорить Миранда, очень глупо. Но для Кортни смерть близкого человека не могла быть ни глупой, ни романтичной – она была ужасной. Натаниэль вышел из-за трейлера в тот момент, когда мимо проносилась машина. Его нашли неподалеку от «Свободного Роджера». Он был уже мертв, но, как ни странно, в его глазах не было ужаса. В них светилась улыбка. И не зря – последние годы этот человек жил полной жизнью. И смерть… Наверное, смерть уже ничего не могла изменить…

Кортни крутанула руль вправо, открыв дорогу «вольво» цвета мокрого асфальта. Задумалась и чуть было не устроила дорожное происшествие… Всегда, когда Кортни вспоминала об отце, она полностью уходила в себя, и то, что происходило вокруг, утрачивало свой смысл…

Она посмотрела в зеркало и встретилась с затуманенными черными глазами. Внезапно ей пришла в голову еще одна мысль. Пришла, как будто ударила током. Могли бы улыбаться темные глаза ее отца, если бы он умер не на дороге, рядом со «Свободным Роджером», а в холодном доме Миранды? Сейчас она знает ответ на этот вопрос: нет, не могли бы. Они были бы такими же холодными и пустыми, как дом Миранды, как сама Миранда, черствая женщина, понимающая только одного человека – себя саму…

Ну хватит. Не стоит терзать себя понапрасну. День начался совсем недавно, а им с Роджером нужно преодолеть приличное расстояние. Иногда Кортни казалось, что эта дорога – то ровная и гладкая, то нервная и извивающаяся – никогда не закончится. А иногда от приближения желанной развязки замирало сердце и душа отплясывала безумный танец свободы. Но так или иначе, Кортни знала, что конец обязательно наступит. Вот только какой?

В тех фильмах, на которые они ходили с отцом, конец был обязательно хорошим. Герой непременно добивался героини, отвоевывал ее у злодеев, и они жили долго и счастливо. Но у Кортни не было героя. И спасать себя приходилось самой. Право на свободу оказалось не такой уж легкой добычей. Напротив, право на свободу обернулось для нее ловушкой, из которой она, не жалея сил и изобретательности, пыталась выбраться…

А герой? Ну что – герой? Честно говоря, Кортни очень сильно сомневалась в том, что эти персонажи, созданные на потребу романтикам, могли бы выжить в реальном мире. Этих принцев и рыцарей моментально бы разжевала и выплюнула взбешенная толпа. Почему? Все очень просто: в том мире, в котором живет Кортни, нет места идеалу. Здесь все должны быть одинаковыми, а любое отклонение чревато для тебя серьезными последствиями. Она знает об этом лучше, чем кто-либо другой. Так что храбрые рыцари с мечами, инкрустированными топазами и рубинами, могут спокойно почивать в своих склепах. Потому что этот мир никогда их не примет…

Правда, иногда Кортни Вулф ловила себя на мысли, что именно она могла бы принять такого героя. Несмотря на то, что Кортни может за себя постоять, ей нужна поддержка. Ей нужна передышка, пока кто-то очень близкий и любимый будет спасать ее от преследователей. И ей бы хотелось, чтобы этот кто-то был похож на Натаниэля Вулфа… Конечно, все это бред. Что-то вроде сказок, которые мамаши читают на ночь маленьким девочкам. А она никогда не хотела быть девочкой, потому что мужчинам в этом жестоком мире живется гораздо проще…

Морис остановил мотоцикл у малопривлекательной бетонной стены мотеля. Серо-желтые разводы, краска растрескалась так, что напоминает мозаику… Впрочем, Мориса едва ли можно было удивить ветхостью и неопрятностью здания. За свою не слишком долгую жизнь он успел побывать в самых разнообразных местах, от мерцающих в лучах неона гостиниц до отвратительных третьесортных мотелей, где подают такое пиво, что по вкусу оно напоминает… Лучше не вспоминать.

Он прикрепил шлем к сиденью байка и огляделся по сторонам. Этот маленький городок на окраине Остина такой тихий, что даже жутко становится. Но, по крайней мере, Морис Митчелл может быть уверен – искать его здесь никому не придет в голову. В конце концов, в тихих городках есть своя прелесть: приближение чужаков можно услышать за версту. Во всяком случае, Морису очень хотелось надеяться на это.

Небо над мотелем окрасилось в агрессивно-розовый цвет. Неуклюжие сумерки кольцом сомкнулись над городом. Весь день Морису было не по себе, и поэтому даже небо казалось ему угрожающим. Это началось еще утром, когда он проснулся в трейлере, тьфу ты господи, в автодоме, или, как там его… в «Свободном Роджере». Именно тогда он почувствовал, что сегодня его ждут неприятности, и решил сбежать от этой странной девушки с черешневыми глазами и шоколадной звездочкой на подбородке. Ведь ему совсем не хотелось, чтобы неприятности настигли его именно там, у нее…

Правда, сейчас Морис жалел, что унес ноги так быстро, даже не попрощавшись. В конце концов, он мог бы поймать пару ехидных улыбок – удивительно, но даже это ее красило, – и съесть чудесный завтрак. После «цыпленка по-мексикански» он даже не сомневался, что Кортни, точнее, Вулф, отлично готовит. И вообще, несмотря на ее имидж неприступной королевы дороги, девушки-парня, ей было чем похвастаться. И ей было что показать, кроме, разумеется, женских прелестей. На которые он сразу же обратил внимание. И тотчас же был наказан… А ведь если бы не было этой стычки в кафе, если бы она оказалась гораздо податливее и Морис провел бы с ней ночь… Кто знает, вспоминал бы он о ней весь день? Думал бы всю дорогу до этого маленького городка на окраине Остина? Пожалуй что нет. Таких эпизодов в его жизни было слишком много. А этот – был единственным и неповторимым. И Морису было приятно сознавать, что Кортни стала для него чем-то вроде звездочки, маленького, но яркого маячка на длинном пути…

Воспоминание о Кортни быстро подняло ему настроение и даже скрасило угрожающие цвета сумерек. Морис зашел в мотель и первым делом заглянул в местный бар. В поисках чего-нибудь покрепче и посъедобнее. С едой в последнее время было туговато. Морис ел «короткими перебежками», поглощал пищу в вечной спешке. О том, чтобы насладиться едой, не могло быть и речи. В последний раз, когда он надеялся это сделать, на его пути оказалась роскошная брюнетка Кортни Вулф… Правда, цыпленок по-мексикански исправил положение…

Ну все, Морис, сказал он себе, хватит о ней думать. Есть проблемы гораздо более насущные, чем эта девчонка, которую ты едва ли когда-нибудь встретишь…

– Привет, – улыбнулся Морис смуглому бармену, каменной глыбой нависшему над стойкой. Пристальный взгляд исподлобья не сулил ничего хорошего. – Мне бы чего-нибудь покрепче. И еще… У вас готовят?

Вместо ответа бармен покачал головой. Выглядело это так, как будто на огромной скале качается дерево с толстенным стволом и пышной кроной.

– Мне бы чего-нибудь поесть. Пицца, сандвичи? – продолжал допрос Морис.

– Пицца, – выдавил из себя бармен. – И гамбургеры.

– О'кей, – облегченно выдохнул Морис. – Разогрейте-ка мне одну пиццу и два гамбургера. Надеюсь, в вашем мотеле найдется свободный номер? – Морис отлично знал, что в таком маленьком городке спрос на номера невелик, но ему хотелось разговорить эту каменную глыбу и вызвать у нее хотя бы какие-то эмоции.

– Разумеется, – смягчился тип, и на его лице появилось неуклюжее подобие улыбки. – Куча свободных номеров. К нам не так часто заезжают гости вроде вас. Из крупных городов. Так что клиентам мы всегда рады.

Последняя фраза бармена прозвучала мрачновато. Или Морису только показалось? Хотя ему и удалось разговорить бармена, но ощущение недосказанности и недоверия по-прежнему тянулось металлическими проводками от Мориса до стойки бара. Что-то не так… Ох, чует его сердце, что-то не так…

Однако Морис не выказал своей тревоги. Он вновь улыбнулся спокойной, располагающей улыбкой и весело произнес:

– Ну что ж, раз пицца греется, я, пожалуй, посещу удобства. Где у вас тут «дорожная комната»?

– Дорожная комната? – переспросил бармен. Его каменное лицо разрезала трещина недоумения. – А, – улыбнулся он, догадавшись. – Прямо и направо.

– О'кей, спасибо, – бросил Морис и направился «прямо и направо».

Исследуя «дорожную комнату», он задумался над тем, что в нем выдает жителя «большого города». Или здесь любых приезжих оценивают именно так? С какой радостью Морис сейчас отринул бы прочь все волнения, распластался на диване, лопая чипсы и бессмысленно уставясь в мерцающий экран телевизора… Для многих людей это развлечение – обыденность. Но только не для него. Обыденность для Мориса – это байк, скользящий по расплавленной серой глади асфальта. Бегство. Дорога в никуда… Впрочем, жаловаться не на кого. Он сам выбрал этот путь.

Морис щелкнул молнией на темно-синих джинсах и заглянул в зеркало. Увиденное его не удивило. Глаза беглеца, прозрачно-голубые, даже мерцающие от тревоги, от страха быть пойманным, и ресницы, дрожащие, трепещущие, как крылья бабочки. Но он должен держать себя в руках. Должен быть сильным. Потому что его девиз на все времена: «спаси себя сам». Три коротких слова, которые полностью отражают его мировоззрение на конкретный момент времени. Главное, чтобы они не стали девизом всей его последующей жизни…

Морис вышел из «дорожной комнаты» и прислушался. Опять тревога заставляет его слышать то, чего нет на самом деле? Нет, на этот раз слух и чутье не подвели Мориса. Бармен-скала действительно беседовал с какими-то мужчинами… «К нам не так часто заезжают гости вроде вас», – вспомнил Морис. Значит… Значит, его тревога была не такой уж безосновательной…

Страх приближался к нему тяжелыми шагами. Вот уже он выбивал свою чечетку в ушах. Вот добрался до сердца и заставил его звучать в унисон своим тяжелым шагам. Морис оцепенел, но только на секунду. Он не относился к породе бесшабашных храбрецов, которые готовы бросаться своей жизнью, как разменной монетой в игровом автомате. Но он мог взять себя в руки и заставить действовать. Потому что другого выхода не было…

Он на цыпочках подкрался к стене, отделяющей его от голосов у стойки бара. Прильнул к ней и замер, пытаясь заглушить гул страха в ушах и уловить хотя бы слово из разговора. Так и есть – сердце Мориса подпрыгнуло, а потом замерло – это они. Эти голоса он ни с чем не спутает…

– Подозреваю, что у вас здесь не так много гостей, – услышал он грубый, хорошо знакомый голос. – Уж одного-то вы можете запомнить…

– Что вам нужно? – ледяным голосом спросил бармен, которого, очевидно, даже такие серьезные ребята не могли вывести из равновесия.

– Все просто. Где он?

Морис не стал дожидаться финала. Даже если бармен его не выдаст, они все равно доберутся до него. И тогда ему несдобровать… Надо действовать. Надо бежать. Но куда? Естественно, через парадный вход ему не выбраться. Но здесь должен быть и черный ход… Только у Мориса не так много времени, чтобы его найти. А если взглянуть в жутковатые глаза правды, времени нет вообще…

Думай, Морис Митчелл. Думай быстрее… От скрипа в твоих мозгах сейчас зависит очень многое… Морис огляделся по сторонам. Если где-то в мотеле и есть черный ход, то явно не здесь. То место, в которое он попал, не предназначено для побега. Это короткий аппендикс с тупиком в конце. Единственный выход – это туалет, пресловутая «дорожная комната», но Морис совершенно не помнил, были ли там окна.

Ладно, попробуем. Других вариантов нет и не предвидится. Морис представил себя кошкой с подушечками на лапках и неслышно скользнул туда, откуда вышел минуту назад. Его взгляд нащупал грязно-белый проем, в котором торчало помутневшее от времени и дождей стекло. Морис с облегчением вздохнул, осознав, что он достаточно худой для того, чтобы проскользнуть в эту спасительную щель. Слава богу, он не так часто баловал себя фаст-фудом…

Правда, есть еще одно «но». Его преследователи сразу поймут, где он находится, и быстро найдут его. Ну ничего. Авось старый трюк с кроссовками вывезет его из этой передряги…

Морис быстро стащил с себя «найковские» кроссовки – жаль расставаться, но ничего не поделаешь, – и поставил их на пол в одной из кабинок. Щелкнул замком изнутри, подтянулся и выбрался наружу. По крайней мере, несколько минут у них уйдет на то, чтобы выманить его оттуда. А точнее, его кроссовки.

Он довольно хмыкнул, но улыбка быстро сползла с его лица. Сейчас он не в школе, где можно было ограничиться простой трепкой от старшеклассников, а в туалете мотеля, куда очень скоро придут здоровые рослые парни и не оставят на нем живого места. Это в лучшем случае…

Ему стоило усилий дотянуться до окна и открыть щеколду. Ноги, на которых остались только синие носки с красным ромбиком, неуклюже ездили по кафелю. Но шорохи в коридоре придали ему сил. В мгновение ока он добрался до окна и, совершенно не думая о том, что ждет его внизу, прыгнул. Боль в лодыжке, острый коготь проволоки, впившийся в руку, – все это не имело значения. Морис еще раз подпрыгнул, чтобы закрыть окно, и очертя голову бросился во влажную мглу.

4

– Ничего себе, ничего себе, ну ничего себе… – бормотала Кортни, разглядывая то, что осталось от мотоцикла, который еще вчера вечером находился в добром здравии. – Ты только погляди на это, Роджер. Вчера он был в полном порядке. И, подозреваю, сегодня утром… Если такое произошло с мотоциклом, то что же с его хозяином?

Наверное, ей должно быть все равно. Морис Митчелл – всего лишь эпизод в ее жизни, не более того. Но почему-то Кортни так разволновалась по поводу этого «эпизода», что решила немедленно зайти в мотель, у которого горестно лежали останки мотоцикла, и узнать, что же все-таки случилось с его владельцем.

– Я быстро, Роджер, – оправдывалась она перед собой, закрывая свой автодом. – Туда и обратно. Только спрошу, жив ли еще мистер Бабник или он уже на небесах…

Мысль о том, что мистер Бабник отошел в мир иной, не была для Кортни такой уж легкой, хоть она изо всех сил старалась себя в этом убедить. Человек, с которым она совсем недавно сидела в «Роджере», бранилась, беседовала и даже смеялась, просто не может взять и умереть. Не может, и все тут… Хотя, вспоминая о смерти отца, Кортни не была в этом так уж уверена. Смерть не караулит тебя, как брошенный пес, смерть приходит внезапно и навсегда. И ей совсем не хотелось, чтобы это случилось с Морисом Митчеллом, каким бы пройдохой и бабником он ни был.

Кортни буквально влетела в мотель, но там будто все вымерли. Ни шагов, ни голосов. Впрочем, чего она хочет от ночного мотеля в маленьком городке?

Свернувшись в кресле под бесконечной вереницей ключей, спал пожилой мужчина. Очевидно, ему снились хорошие сны, потому что он улыбался краешком выпяченных от сна губ. Бесполезно, подумала Кортни, этот, кажется, ничего не видел и не слышал. Но кроме него должна быть еще хоть одна живая душа в этом сонном царстве…

Превозмогая нарастающее волнение, Кортни двинулась в сторону тусклой вывески с надписью «Бар». Крупный бармен с нависшими над глазами огромными гроздьями бровей удостоил ее оценивающим взглядом.

– А вы кого ищите? – невозмутимо поинтересовался он голосом, отдававшим бетоном.

Интересно, с чего он взял, что я кого-то ищу? – удивилась Кортни. Наверное, у нее был ищущий взгляд или что-то в этом роде. Бармены ведь лучшие знатоки человеческих душ. Мимо них каждый день проходит столько людей, и каждый со своей бедой, с радостью, с воспоминаниями… Правда, этот мотель не похож на то место, в которое люди валят толпами… Или… Или до нее здесь был кто-то, и этот кто-то тоже кого-то искал…

Кортни тяжело сглотнула. Тревожные предчувствия сжимали горло. И почему она так разволновалась? Это ведь всего-навсего Морис Митчелл. Ее случайный и немного странный попутчик. Попутчик на одну ночь…

– Мне… Я… Рядом с мотелем – разбитый мотоцикл. Я, кажется, знаю его владельца… – Она вопросительно посмотрела в непроницаемые глаза бармена.

– И чем я могу вам помочь? – холодно поинтересовался он, словно не догадываясь, что именно интересует ночную посетительницу.

– Я хочу знать, что с его владельцем, – прямо ответила Кортни. От собственной прямоты, от нелепости всей этой ситуации, от страха перед ответом, который она может услышать, Кортни вспыхнула. Слова, только что произнесенные ею, словно обожгли рот, вычертив на языке раскаленные письмена. – Что с ним? – переспросила она, пытаясь избавиться от этого ощущения. – Вы не можете не знать, вы ведь работаете в этом мотеле…

– Да, – спокойно ответил бармен. – В маленьком городке волей-неволей замечаешь все, что происходит вокруг. Я не знаю, что с вашим другом. Сюда приходило четверо довольно серьезно настроенных ребят. И они тоже очень хотели знать, где он. Правда, что с ним, их не очень интересовало. Очевидно, потому, что на его здоровье у них были свои особые планы… Но пока они искали его, он успел скрыться… В одних носках, между прочим… А вот что он собирался делать дальше, мне не известно. Вас устроил мой ответ, мисс?

– О, вполне. – Честно говоря, Кортни не ожидала услышать и сотой доли того, что он сказал. Однако этот суровый молчун оказался совсем неплохим парнем. Кортни признательно улыбнулась. – Спасибо.

– Удачи, мисс, – благожелательно произнес бармен и вновь погрузился в свою бетонную меланхолию.

Кортни вышла из бара и огляделась по сторонам. Интересно, в каком направлений мог скрыться Морис? В одних носках, без своего мотоцикла? Что-то подсказывало ей, что он не мог уйти далеко. Что он прячется от «серьезных ребят» где-то поблизости. И еще что-то подсказывало ей, что она увидит его. Непременно увидит… Или она выдает желаемое за действительное?

Значит, Морис – беглец. Она не ошиблась. Они с этим парнем здорово похожи друг на друга. Кто эти «серьезные ребята», хотела бы она знать? Видно, пройдоха Морис успел кому-то испортить жизнь… И теперь этот кто-то очень хочет испортить жизнь ему. Но кто и почему? Ответ на этот вопрос она могла получить только от Мориса…

Что, если ей подождать его? В конце концов, она все равно собиралась отдохнуть от дороги. Сидеть за рулем всю ночь весьма утомительно… Хотя то, что Морис появится здесь после того, что случилось, сомнительно, Но должен же он вернуться за своим байком? Точнее, за тем, что от него осталось… Скорее всего, Морис не знает, какая участь постигла его мотоцикл…

Кортни продела указательный палец в колечко брелока и покрутила пальцем. Иногда это простое действие помогало ей думать, решиться на что-то. С одной стороны, она не понимала, зачем ей понадобился Морис Митчелл. А с другой… Она очень хотела увидеть его и узнать, что с ним все в порядке. Хотя, как может быть «все в порядке» у человека, который бежит от преследователей? Бежит?.. Металлическое колечко брелока остановило свои обороты и застыло на пальце. Вот оно, ключевое слово найдено. Он в бегах, и именно поэтому она так хочет его увидеть. Все просто: они оказались в одинаковой ситуации. И поэтому она хочет помочь ему. Или хотя бы узнать, что он жив и здоров.

Кортни уже воткнула ключ в замочную скважину, как вдруг откуда-то снизу, из-под земли, раздался зловещий шепот:

– Кортни…

Кортни оцепенела от ужаса. Ей понадобилось какое-то время, чтобы взять себя в руки и вспомнить о словах Мориса насчет того, что у нее – паранойя. Видно, так и есть, подумала Кортни, обливаясь холодным потом. А как еще можно назвать голоса, которые слышатся тебе из-под земли?

– Кортни, – возобновились голоса. – Кортни, я здесь…

Тело Кортни усыпали мурашки. На секунду ей даже показалось, что волосы встают на голове, как в фильмах, когда героя ударяет сильным электрическим разрядом… Успокойся, Кортни, вмешался голос разума. Это просто галлюцинация. Такое бывает, когда сильно устанешь или понервничаешь. А у тебя было и то, и другое. Сейчас ты залезешь в «Роджера», примешь таблетки и уснешь крепким, спокойным сном. Поняла, Кортни?

– Да Кортни же! – из зловещего шепот стал почти сердитым. – Я здесь, внизу…

Уповая на милость Господню, Кортни опустила голову и широко раскрытыми глазами уставилась на асфальт. Естественно, там ничего не было, кроме пухлых здоровых шин автокемпера. Но не машина же, в конце концов, разговаривает с ней? Хотя… Она так часто беседовала с «Роджером», что, может быть, и он научился говорить…

– Ко-о-ортни, – протянул голос – Загляни под колеса. Только не кричи, умоляю…

Рассудок отказался осмыслять происходящее, и Кортни с чувством обреченности опустилась на корточки. Осталось только набраться храбрости и заглянуть под колеса. Главное, чтобы эти колеса ей не улыбнулись…

Она опустила голову. Черные волосы скользнули по асфальту. Неужели именно так сходят с ума? Из-под машины на нее смотрели два влажных, блестящих глаза. И, слава богу, они принадлежали не шинам «Роджера», а Морису Митчеллу.

– Ох, – с облегчением выдохнула она. – Как же ты меня напугал. Я решила, что схожу с ума…

– Тсс… – прошептали глаза. – Говори шепотом. Ты что, ни капли не удивилась, что меня увидела?

– Нет, – прошептала Кортни. – Я думала, что мне слышатся голоса из-под земли.

Глаза довольно хмыкнули.

– Я же говорил – у тебя паранойя.

– Не начинай, Морис…

– Оглядись по сторонам. Только осторожно, не привлекай внимание.

– Никого нет…

– Оглядись…

– И у кого после этого паранойя?

– Кортни…

– Кажется, я просила…

– Ладно, Вулф…

– Хорошо, – сдалась Кортни и осторожно, как просил ее Морис, огляделась по сторонам. Тишь да гладь, нечего было и беспокоиться. – Никого нет, можешь вылезать.

Морис буквально выкатился из-под машины. Кортни, конечно, представляла, что Морис не будет образцом чистоты, когда вылезет из-под «Роджера», но перепачканный парень в синих носках с красными ромбиками невольно вызвал у нее приступ смеха. Она с трудом сдержалась, чтобы не расхохотаться, и то только потому, что представила себя на месте бедняги Мориса.

– Слава богу… – глухо прошептал он. – Я не был до конца уверен, что эти типы убрались отсюда.

– А кто это?

– Не все сразу, моя дорогая. И вообще, я не так уж уверен в том, что тебе нужно все знать…

– Прекрасно, – нахмурилась Кортни. – Тогда какого черта ты делаешь под «Роджером»?

– Глупый вопрос. Конечно же прячусь… Искать меня под твоим «Роджером» никому не придет в голову…

Только и всего? – разочарованно спросила себя Кортни. А она-то думала, что Морис Митчелл пришел к ней за помощью…

– Ладно, не дуйся, – улыбнулся Морис. В уголке его губы виднелась грязь, и от этого его улыбка почему-то показалась Кортни доброй. – Если ты примешь меня, оборванца и беглеца, во второй раз, то я поспорю с шекспировским Гамлетом.

– О чем это ты?

– «О, женщины, вам имя – вероломство»… Этот тип, Гамлет, очень низко ценил женщин. А все из-за эдипова комплекса… Правда, матушка у него была та еще штучка…

Кортни никогда не слышала, чтобы кто-то говорил об эдиповом комплексе Гамлета и уж, тем более, о том, что его мать была «той еще штучкой». Очевидно, у Мориса свои взгляды на классиков. Она улыбнулась. Перепачканный с ног до головы уличный философ не мог не вызвать в ней симпатии.

– Конечно, пущу… – ответила она Морису. – Но, надеюсь, ты будешь со мной откровеннее, чем в прошлый раз…

– Кто бы говорил… – пробормотал Морис, вспоминая, как слова из Кортни приходилось тянуть клещами. – А ты что, собираешь дорожные истории?

– Начну с твоей. Пойдем, оборванец и бродяга… Думаю, нам стоит отъехать подальше от этого места.

Кортни поднялась с корточек и отряхнула волосы. Золотые в свете фонарей крупицы песка прилипли к кончикам волос. Внезапно она поймала на себе взгляд Мориса и почувствовала: еще мгновение, и он передумает. Попрощается и пойдет своей дорогой…

– Кортни… – нерешительно начал он.

– Вулф… Я пошутила насчет откровенности.

– Я не об этом. Мне лучше пойти, потому что я не хочу навлечь на тебя неприятности. Так будет лучше, поверь…

– Брось, – отмахнулась Кортни. – Теперь уже я не оставлю тебя в покое. Это дело чести.

– Ты рассуждаешь, как мужчина…

– А что, я очень похожа на женщину?

Морис шутливо оглядел Кортни с ног до головы. Уходить совсем расхотелось. В конце концов, маловероятно, что его мозговитые друзья вернутся сюда за ним…

– Ну… как тебе сказать… Иногда внутренний мир бывает совсем не похожим на внешнюю оболочку.

– Иногда? – улыбнулась Кортни. – Скорее, зачастую… Ладно, приятель, давай убираться отсюда подобру-поздорову. Кстати, куда девались твои кроссовки?

– Обязательно расскажу, когда залезу в трейлер, тьфу ты, в автодом… С тобой приходится делать слишком много уточнений.

– Ну это не самое страшное в общении со мной.

– Успел заметить…

Не прекращая привычной перебранки, они залезли в «Роджер». Кортни завела мотор и вопросительно посмотрела на Мориса.

– Думаешь, нам стоит отъехать подальше?

– Не знаю… Если бы я догадывался, каким чутьем обладают мои приятели, то меня не занесло бы в этот мотель на окраине Остина…

– Ладно, не будем углубляться в дебри. В конце концов, твои преследователи ищут человека в синих носках с красным ромбиком, а не автокемпер…

– Смеешься? – недовольно покосился на нее Морис, оттирая салфеткой грязь, словно въевшуюся в лицо. – Между прочим, мои кроссовки дали мне время для того, чтобы убежать. Если бы не они, думаю, меня сцапали бы.

– И как же тебя спасли кроссовки?

– Очень просто. Старый трюк с кроссовками в туалете. Я проделывал его в школе, когда меня хотели отмутузить старшеклассники. Забегаешь в туалет, ставишь кроссовки в дальнюю кабинку, не забыв, разумеется, закрыть дверь с внутренней стороны, выбираешься и встаешь на крышку унитаза в первой кабинке. Пока твои преследователи ругаются на кабинку с твоими кроссовками, пинают дверь ногами, не жалея своей обуви, ты тихонько выбираешься и уходишь. Вот и все.

– Да у тебя богатый опыт, – рассмеялась Кортни. – И что, в этот раз ты проделал то же самое?

– Не совсем, – невинно улыбнулся Морис. – Я поставил кроссовки, задвинул щеколду, а сам вылез в окно. Представляю их глупые лица, когда они взломали дверь в кабинку. Идиоты! Ммм… – неожиданно застонал он. Его лицо исказилось от внезапной боли. – Это еще что?

– В чем дело? – озабоченно посмотрела на него Кортни. – Ух ты! – Голубая рубашка Мориса, та самая, которую она отдала ему вечером, была разорвана. Рука, торчащая из разреза, представляла собой не очень-то приятное зрелище: она была поранена, по всей видимости, довольно глубоко, и сейчас из нее сочилась кровь. Слава богу, Кортни была не из тех женщин, которые теряют сознание при виде крови. – Ничего себе… Как же ты раньше не заметил?

– Видимо, зацепился обо что-то, когда прыгал из окна. – Морис задумчиво разглядывал рану. – А не заметил, наверное, потому что единственным чувством, которое я испытывал в тот момент, был страх…

– А ты умеешь бояться?

– Еще как… – Морис улыбнулся, превозмогая саднящую боль. Ему было приятно, что Кортни считает его отчаянным, хотя это было не совсем так. – В детстве я был до безобразия пугливым ребенком. Меня мог испугать любой. Просто рассказать страшную историю или накинуться из-за угла… Сам не знаю, почему я стал таким, каким стал… Наверное, просто перестал задумываться о последствиях…

– Интересно, – пробормотала Кортни. Казалось, она сказала это самой себе, а не Морису.

– Что именно? – поинтересовался он.

– Ты выглядел таким самоуверенным, когда мы с тобой познакомились…

– Думаю, в тебе тоже полно сюрпризов. И в каждом человеке. Все люди играют. У каждого своя маска. Я вот пытаюсь казаться доброжелательным простаком, ты – сильной женщиной, которой не нужен мужчина…

Кортни не дала ему закончить. Всегда просто обсуждать другого, но когда речь заходит о тебе…

– Я никем не пытаюсь казаться, – твердо сказала она. – Я действительно сильная. И мне никто не нужен. Конечно, абсолютного одиночества я тоже не хочу. Как и большинству людей, мне нужен друг. Верный, надежный человек, на которого я смогу положиться, которому я смогу доверять. Найти такого непросто, поверь мне. – Морис понимающе кивнул. – Но мужчина… Мужчина мне действительно не нужен. Большинство из них – либо непроходимые бабники, которые доставляют женщине больше боли, чем наслаждения, или совершенно пустые люди, у которых есть три развлечения: бейсбольные матчи, пиво около телевизора и обсуждение «баб» – только так они могут называть женщин…

– Интересно, к какой категории ты относишь меня? – скептически улыбнулся Морис, заранее зная ответ на свой вопрос.

– А я думала, ты догадливее, мистер Умник, – покосилась на него Кортни. – Конечно же к первой.

– О'кей, – удовлетворенно улыбнулся Морис, хотя ответ совсем не показался ему удовлетворительным. – Значит, я бабник. Вот что мне еще интересно, Кортни… Как ты «отсортировала» женщин? Ведь у тебя должна быть классификация и для них…

– О, разумеется. – Кортни почувствовала иронию, сквозящую в ответе. Пусть съест, этот умник, если думает, что она предвзято относится к мужчинам. – Первый тип: вечно ноющие и канючащие дамочки, которые сызмальства уверены в том, что главное в жизни – найти мужчину, который будет обеспечивать их и их детишек. И действительно, со временем они находят такого мужчину, а потом всю свою жизнь посвящают тому, чтобы удержать его…

Второй тип: они тоже думали, что главное в жизни – найти мужчину, но не преуспели так, как первые. Потому что им либо не удалось найти этого мужчину, либо он ушел от них к другой, более изощренной в этой премудрой науке дамочке. Второй тип – самые жестокие женщины. Ведь теперь они ненавидят мужчин и ненавидят тех женщин, которые добились своей цели. Эти ханжи делают все, чтобы отравить жизнь другим.

Третий тип: вечно кудахтающие клуши, которые вначале носятся со своим мужем, а потом, когда у них появляется ребенок, они начинают носиться и с ним, не давая ему и шагу ступить без прикрытия своего крыла. Самое страшное, когда эти курицы наделены еще и властным характером. Тогда от них, воистину, нет спасу…

Четвертый тип: «роковые женщины». Эти, в большинстве своем, имеют все, что хотят, потому что могут вылепить из мужчины что угодно. От всех остальных они отличаются только тем, что мужчина для них – не цель в жизни, а средство сделать эту жизнь как можно более легкой и интересной. Но зачастую в старости эти женщины остаются одни. Как вариант, выходят замуж и превращаются в пресловутых куриц – и страшно жалеют о том, что с самого начала не вели себя в соответствии со стандартом.

Естественно, из всех правил бывают исключения… Вот только в моем городке их сложно было найти…

– И ты, разумеется, являешься исключением, – криво усмехнулся Морис. Он не знал, что именно причиняет ему дискомфорт – боль в руке или развернутая лекция Кортни о взаимоотношении полов. – Может быть, ты и права, но звучат такие рассуждения в устах молоденькой девушки просто ужасно… Такое ощущение, что ты – старуха, которой уже не к лицу быть романтичной, поэтому она натягивает маску «здорового» скептицизма… Ты рассуждаешь о людях так, как профессиональный жокей о повадках лошадей. Отвратительно…

– Покопайся в себе, и ты поймешь, что частенько думаешь так же, как я. Только не говоришь об этом вслух…

– Я не могу так думать. Я люблю женщин и не делю их на категории, хотя и не всегда мои воспоминания о них радужны… Все люди разные, Кортни… То есть Вулф. Плохие, хорошие, умные, глупые, наивные, циники, ласковые, озлобленные, все вышеперечисленное вместе… Но все они – разные. Нет типов, нет категорий. Они есть только в голове у таких зануд, как ты. У тех, кто стремится классифицировать не только людей, но и все проявления жизни…

– Спасибо за зануду. – Шоколадная звездочка на подбородке дрогнула. Морис понял, что перегнул палку. Она ведь все-таки еще совсем молода, и жизнь изменит ее… – Не знаю, Морис Митчелл, где обитал ты, но в Эластере большинство мужчин и женщин именно такие. И, возможно, в этом нет их вины. Они просто так воспитаны…

– Но тебя же воспитывала одна из этих женщин. – Мориса задели за живое рассуждения Кортни, поэтому он не собирался сдаваться так легко. – И почему же ты – исключение?

– Потому что мой отец не был типичным мужчиной.

– А мать?

– Не хочу говорить на эту тему.

– Извини, что не угодил…

Боль вырвалась ниоткуда и впилась в руку раскаленными когтями. Морис даже прищурился. Это заставило его забыть о споре с Кортни. Да, сейчас он точно вспомнил, где это произошло. Когда он выскакивал из окна, в руку ему что-то вцепилось. Что-то вроде проволоки, только толстой и с очень острым, как будто нарочно заточенным концом… Тогда он не заметил этого, даже не почувствовал боли – страх оказался сильнее… Но сейчас эта боль наконец добралась до него и с лихвой наверстывает упущенное…

Он оторвал глаза от раны и встретился с испуганным взглядом Кортни. Она остановила «Роджер» на обочине дороги, позабыв о своих «категориях» и «типах», и теперь молча смотрела на то, как расползалось кровавое пятно на рубашке Мориса. Морис чувствовал, что ей страшно, но знал, что она ни за что не скажет об этом ему. И даже не побледнеет. Хотя с таким цветом кожи сложно побледнеть. Молочно-белый… нет, пожалуй, молочно-лунный… да, именно так Морис бы его назвал. Лучше уж думать о цвете ее кожи, чем чувствовать, как с каждой минутой тиски боли все сильнее сжимают его руку…

Молчание, проникнутое недоумением и страхом, мертвой петлей повисло в воздухе. Первой нарушила его Кортни.

– Надо бы в больницу, – с сомнением произнесла она. – Но я чувствую, – предупредила она возражения Мориса, – что тебя этот вариант не особенно вдохновляет…

– Да уж… – прошептал Морис, стараясь не смотреть на разрастающееся пятно крови. – В больнице меня обязательно навестят. Только вместо фруктов и конфет принесут… о-ох… В общем, ничего хорошего мне там не светит…

– Думаю, рану стоит промыть, – деловито произнесла Кортни, глуша мотор. – У меня есть кое-какие соображения по поводу того, как тебе помочь. Это хорошо… – Морис не так уж был уверен в том, что это – хорошо. – И что за соображения?

– Увидишь.

Лаконичный и простой ответ. Безусловно, от него Морису должно стать легче…

– Только, пожалуйста, давай обойдемся без народной медицины. Эти эксперименты добром не кончаются… Моя мать…

– Но ты же хочешь, чтобы тебе стало легче?

– Моя мать, – сквозь зубы процедил Морис, не обращая внимания на Кортни, – лечила мне насморк тем, что засовывала в нос тампоны, пропитанные… о-ох… соком алоэ… Какая-то добрая бабушка сказала ей, что это помогает… А потом мой… о-ох… нос раздулся до размеров свиного пятака. И я… о-ох… без конца чихал. У меня началось раздражение, нос был весь красный, и, поверь мне, о-ох, это было хуже, чем насморк…

– Ну хватит, – решительно сказала Кортни. – Будет гораздо хуже, если у тебя начнется гангрена.

– Бога ради, – прошептал Морис, – ты напоминаешь мне мою мать. У нее были очень похожие доводы.

– Но твоя мать не испытывала на себе это лекарство, а я…

– Мне было бы не легче, оттого что и ее нос напоминал бы свиной пятачок…

Дальнейшие пререкания Морис продолжал уже в «жилой» части трейлера, куда Кортни все-таки удалось его утащить. Она деловито колдовала над какой-то стеклянной баночкой с кремом, куда капала из крошечного флакончика прозрачную маслянистую жидкость.

– Пощади меня, Кортни… то есть Вулф… – И какого же черта она заставляет его ломать себя, чтобы назвать ее именно так? – Скажи хотя бы, что ты туда капаешь?

– Всего лишь розмарин, – улыбнулась ему Кортни, и Морис подумал, что вот так же, в точности, улыбались инквизиторы, когда извлекали пыточные орудия перед своими жертвами. – Масло розмарина, – добавила она лекторским тоном, – обеззараживает и заживляет раны. – Так что ничего страшного с тобой не случится…

Ну да, конечно же, не случится… Морис живехонько вспомнил свою маму, стоящую над ним с ватными тампонами и рассказывающую ему, ревущему в три ручья, о полезных свойствах алоэ… Нет, нет… Надо переубедить ее, во что бы то ни стало. Нет ничего хуже этих убежденных в своей правоте лекарей-самоучек.

– Надо просто промыть рану спиртом, – неуверенно начал он. – А дальше она сама заживет и затянется…

– Не волнуйся, это я обязательно сделаю. Но потом – мазь с розмарином…

– Черт бы подрал твой розмарин! – не выдержал Морис. – Я отказываюсь! Отказываюсь, и все тут!

Вихрь черных волос недовольно взметнулся. Кортни оторвалась от баночки и сердито посмотрела на Мориса.

– Слушай, Морис Митчелл, если ты сейчас же не замолчишь, то я брошу тебя здесь одного, а сама уеду… – Жестоко, конечно, но по-другому этого типа не уговоришь… Неужели он не понимает, что она пытается сделать как лучше?

Аргумент был исчерпывающим. Очевидно, Кортни не знает пресловутой истины: «благими намерениями выстлана дорога в ад». Морис сдался на милость победителя. В этом случае она была, безусловно, права: уж лучше быть измазанным этой гадостью со всеми ее последствиями, чем пропадать одному на безлюдной дороге…

– Черт с тобой, – примирительно буркнул он. – Только постарайся сделать так, чтобы я умер быстро и без мучений…

– Постараюсь. – Про себя Кортни облегченно вздохнула. Уговорить Мориса оказалось гораздо сложнее, чем она думала. – Умрешь легко и безболезненно… Лет через семьдесят…

– Утешает… Только если эти парни не оставят меня в покое, а ты каждый раз будешь пичкать меня розмарином, я отдам концы гораздо быстрее, – пробурчал Морис. Однако фраза Кортни насчет «семидесяти лет» была ему приятна. А почему бы и нет? Он доберется до Мексики, купит себе какой-нибудь домик, землю, начнет разводить скот и состарится тихо и благочестиво рядом с маленькой красивой женщиной… Было бы неплохо, если бы она хотя бы самую капельку напоминала Кортни… Романтические фантазии Мориса прервала очередная вспышка боли.

– Ох, черт, – не удержался он. – Дергает…

– Сейчас перестанет.

Морис оторвался от созерцания кровоточащей раны. Кортни уже шла к нему со своими пыточными инструментами: парочкой флакончиков, бинтом, ножницами и… ватными тампонами, при воспоминании о которых у Мориса даже дух захватило.

– Ты уверена, что тебе нужны эти чертовы тампоны? – поинтересовался он у Кортни.

Она только задумчиво кивнула, пропитывая вату каким-то благоухающим лосьоном.

– Сейчас я только промою, – успокоила она его. – А это будет гораздо неприятнее, чем розмарин.

– Не напоминай о розмарине, – взмолился Морис. И тут же замолчал, потому что ее белоснежное лицо, ее темные густые ресницы, ее мягкие волосы, – все это склонилось над ним, порождая какие угодно чувства и ощущения, но только не боль.

И в ту же секунду Морис понял, что в этой девушке, которая по манерам обхождения больше напоминала парня, было то, чего он никогда не получал от своих многочисленных женщин: искренняя, настоящая забота о нем. И забота не потому, что от него хотели получить что-то взамен, а просто потому, что он человек, заслуживающий этой заботы… Заслуживающий того, чтобы его пустили на ночлег, того, чтобы не боялись тех, кто идет за ним по пятам, того, чтобы ему «зализывали» раны, когда ему больно и плохо. Да, он для нее – никто. Не брат, не муж и даже не друг. Но, несмотря на это, она видит в нем человека. Живого человека, которому нужна помощь…

Агатовый шелк ее волос скользил по его щекам, покрытым жесткой щетиной, ее дыхание, чистое, нежное, как лепестки утреннего цветка, порождало в нем желание дышать еще и еще, овал ее лица, молочно-лунный, как матовость лунного камня, согревал его тело невидимыми лучами… Он словно погрузился в ее мир, в тот мир, куда она не пускала никого, но куда была открыта дорога для чистого сердца…

Правда, Морис не так уж был уверен в том, что его сердце – чистое. Ибо в ту минуту, когда волшебные руки Кортни колдовали над его раной, он думал, мечтал только об одном: о поцелуе. О нежном, свежем и невинном поцелуе, который он сорвал бы с ее губ. А потом… Потом он поцеловал бы эту восхитительную шоколадную звездочку, которая красовалась на ее подбородке. А потом белоснежную шею, на которой, бог знает зачем, красуется это украшение в виде зуба… А потом… Мориса захлестнула такая жгучая волна желания, что он с великим трудом сказал себе: «стоп». Потому что – еще секунда, и его губы прикоснулись бы к ее улыбчивым губам, и тогда они перестали бы улыбаться…

– Готово! – Кортни подняла голову.

Расплавленный шелк потек в привычном для него русле – по плечам Кортни. Морис даже не успел опомниться, выйти из мира своих призрачных фантазий, когда она произнесла это «готово». Но, самое удивительное, – Морис не почувствовал боли. Ни на секунду, ни на мгновение. Он был так увлечен своими грезами, что боль… Боль прошла мимо него, не оставив ни единого пятнышка в его сознании. Неужели все кончилось?

Морис оглядел свою руку, потом – довольное лицо Кортни. Действительно, все. Рука перевязана аккуратным бинтом, болит, конечно, но не так сильно. Она почти перестала «дергать», чему Морис был несказанно рад.

– Ну что, болит? – улыбаясь, спросила Кортни, заранее зная ответ. В этом деле она поднаторела тоже благодаря отцу. Он считал, что его дочь должна научиться всему понемножку, и рассказал ей об удивительных свойствах ароматических масел. Правда, Кортни не слишком часто сталкивалась с серьезными ранами, но в детстве, разбивая коленки, отлично знала, что есть средство, которое не только обеззаразит ранку, но и обеспечит скорейшее ее заживление… А по блеску в глазах Мориса она поняла – он чувствует себя гораздо лучше…

– Ты что, колдунья? – поинтересовался Морис, поглядывая на забинтованную руку. – Мне почти не больно. Так, только саднит чуть-чуть…

– А что, похожа? – спросила Кортни. Она взъерошила свои блестящие черные волосы, набросила их на лицо, как длинную черную вуаль, вытянула вперед руки и забормотала: – Духи, явитесь, помогите мне вылечить руку Мориса Митчелла… У-у-у… Он не доверяет свойствам розмарина, так, может быть, поверит действию моих чар…

Морис расхохотался. Это было не страшно, а очень смешно. Короткие перламутровые ноготки Кортни – она не пользовалась лаком для ногтей – были совсем не похожи на когти ведьмы. А ее немного глуховатый голосок казался сейчас почти детским. Ни дать ни взять – проказничающая девочка, насмотревшаяся фильмов ужасов.

– Нет, – честно сознался он. – Ты смешная и красивая. И ни капельки не похожа на ведьму.

– Да? – раздался огорченный голос из-под спутанных волос. – А я-то думала… Ну что ж, на Хэллоуине я никогда не брала первых мест за костюм…

– Не огорчайся, – ухмыльнулся Морис, зная, какая реакция последует за его словами. – Может быть, лет через сорок ты займешь первое место…

– Вот она, черная неблагодарность! – воскликнула Кортни, шутливо воздев руки к потолку автодома. – Ты слышишь, Роджер? Я только что избавила этого человека от страшных мучений, а он…

– А он дьявольски голоден и хочет спать, – закончил за нее Морис. – И оттого немного неуклюже шутит…

Кортни сразу же посерьезнела. Маленькой девочки больше не было. На смену ей пришла трезвомыслящая, рассудительная и – для Мориса это было чудом из чудес! – заботливая девушка.

– Сейчас состряпаю что-нибудь. Если, конечно, тебе действительно нравится моя стряпня…

– Цыпленка по-мексикански я буду помнить всю жизнь. Кстати, это было последнее, что я ел. Что-то мне не везет с едой. Стоит прийти в кафе и заказать что-нибудь, как сразу же появляется агрессивная брюнетка с зубом на кожаном шнурке или четверо ребят с дурными намерениями…

– Да, не везет, так не везет, – поддакнула ему Кортни, пропустив «агрессивную брюнетку» мимо ушей. – А этот зуб, между прочим, мой амулет.

– Он настоящий?

– Угу, – ответила Кортни, распахивая дверцу холодильника. – Настоящий волчий зуб. Мне подарил его один из друзей отца – Джеффри Ферч. Он собственноручно вырвал его у волка… кусачками.

– Чего-чего? – Морис решил, что ослышался. – Кусачками?

– Угу. – Кортни вытащила из холодильника банку зеленого горошка и ломоть копченого мяса. – Кусачками.

– У живого волка? – опешил Морис. – Этот твой Ферч, он что – лесной стоматолог?

– Да нет же, – засмеялась Кортни. – Охотник тащил из леса убитого волка, а Джеффри решил слегка помародерствовать и попросил пару волчьих клыков. Охотник согласился. Только у Джеффри не было с собой ничего, кроме кусачек. Вот и пришлось выдергивать кусачками.

– Жуткая история… – Мориса аж передернуло. – И после этого ты надела его на шею?

– Ну да, – невозмутимо ответила Кортни, шинкуя мясо маленькими кусочками. – Это же амулет… Моя фамилия – Вульф, то есть «волк». Кому, как не мне, носить волчий зуб?

– Ну да, – согласился Морис, обдумывая, стал бы он надевать на шею штуку с такой предысторией. – Наверное… И что же, ты веришь в то, что он тебе поможет?

– Не знаю. – Металлическое лезвие ножа сверкнуло в полумраке трейлера. – Все может быть… Рассудительная часть меня протестует против этой мистики, но другая часть подсказывает, что в этом мире есть место чудесам… Так-то вот, мистер Умник.

Мориса раздражало, что она называет его умником. Уж кто-кто, а она умничала гораздо больше него. Но на этот раз он решил промолчать. Сегодня пусть называет его кем угодно – имеет право. Ведь если бы не она, кто знает, где бы был Морис и как себя чувствовал…

– Так, значит, и рассудительная Кортни иногда позволяет себе удариться в мистику, – пробормотал он.

– Рассудительная Вулф, прошу заметить, – фыркнула Кортни, разбивая яйца о край сковороды.

То, чем она занималась у плиты, почему-то действовало на Мориса успокаивающе. Блестящее лезвие ножа, ритмично поднимающееся и опускающееся, хруст яичной скорлупы – хрясь, хрясь, тоненькие кусочки мяса, аккуратно выложенные на шипящей – пшш – сковороде… Морис почувствовал, что вот-вот заснет, и заставил себя распахнуть смежающиеся веки. Тем более сейчас он может задать вопрос, который его очень интересовал…

– Слушай, а почему тебе так необходимо, чтобы тебя называли Вулф?

– Ну… – Кортни отвернулась от шипящей сковороды и серьезно посмотрела на Мориса. Так смотрят маленькие дети, когда хотят доверить взрослому какой-то секрет. – А ты не будешь смеяться и напоминать мне об этом?

– Не буду, – честно пообещал Морис, хотя именно в этот момент ему очень хотелось рассмеяться. – Честно, не буду.

– Мама часто дарила мне кукол. А я терпеть их не могла. Так вот, одну из этих кукол звали Кортни. Она сама ее так назвала и подарила мне со словами: «Вот это – умница-красавица, с которой надо брать пример. Она хорошо учится и слушается свою маму». Как сейчас помню… – Морис видел, что Кортни было не до шуток. Она как-то собралась, напряглась от этого воспоминания. – И точно, кукла была – само очарование. Голубоглазая, светловолосая, с розовыми щечками, такими блестящими, как будто их специально натерли шерстяной тряпочкой. На ней было белоснежное шелковое платьице, и она все время улыбалась. Для любой другой девочки эта кукла была бы праздником. Но я ее ненавидела. Я знала, с каким намеком ее дарила мне мать. Ее тоже зовут Кортни, и ты должна быть похожа на нее. Быть такой же чудесной, послушной и кисейно-воздушной… – Кортни изо всех сил воткнула лезвие ножа в деревянную доску. Морис даже вздрогнул от неожиданности. – А я не хотела быть такой Кортни. Поэтому решила быть Вулф. Имя Кортни у меня всегда ассоциировалось с этой куколкой. Даже сейчас, спустя много лет…

– Послушай, но ведь Кортни – это не твой двойник. Это просто кукла, которой дали твое имя. Что, если у какой-нибудь девочки из журнала «Плейбой» будет фамилия Вулф… Ты откажешься и от фамилии?

– Пожалуйста, обойдемся без игр в психолога и пациента, – холодно ответила Кортни. – Я прекрасно понимаю, что это неразумно, но такая уж я есть. А что касается фамилии Вулф… Это фамилия отца. И я никогда не откажусь от нее. Ни за что…

– Даже если выйдешь замуж?

– Я не выйду замуж.

– Ну а вдруг найдется парень, не вписывающийся ни в одну из твоих категорий…

– Забудь об этом…

– Уже забыл. – Морис вздохнул и снова уставился на шипящую сковородку. – И немудрено, что забыл. От этого запаха голову потерять можно…

– Только в том случае, если она есть. – Кортни зажгла еще один плафончик и сняла с крючка варежку-прихватку. – Уже готово…

Но ответной реплики не последовало. Кортни обернулась и с удивлением обнаружила, что голодный Морис Митчелл уснул сном праведника, опустив светловолосую голову себе на грудь…

5

Морис Митчелл никогда не был в Мексике, однако этой ночью ему краем глаза удалось взглянуть на ту чудесную страну, о которой он так мечтал с тех самых пор, как ему исполнилось четырнадцать…

Ему снилась жаркая страна, в которой было много смуглых людей в больших шляпах. И еще кактусы. Большие, очень большие кактусы. Размером, наверное, с человека. А то и выше…

Только самое смешное, что кактусы разговаривали, смеялись и ходили, как люди. А люди в больших шляпах стояли на одном месте, как кактусы. И Морис силился, но не мог понять, как это у них получается. У одних – говорить и ходить по-человечески, а у других – стоять все время на одном месте, по-кактусьи…

А еще в этой большой и странной стране было много всякой острой всячины. На огромных прилавках, за которыми тоже стояли кактусы, лежала куча разноцветных мисок с разнообразными блюдами. И Морис мог подойти и попробовать каждое. Вот красная фасоль по-мексикански, вот какой-то острый салат из длинных-длинных стеблей неизвестного растения. А вот и цыпленок по-мексикански, где-то он его уже ел… И еще какая-то штука, похожая на гриб, а по вкусу напоминающая мясо кенгуру. Только кенгуру в Мексике не водятся. Или водятся? Этого Морис никак не мог вспомнить. А вот Морис вместе с большим Кактусом в цветных гавайских шортах идет осматривать дом.

– О, какая прелесть, – говорит Морис Кактусу, показывая на очаровательный домик, окруженный низким деревянным забором. – Я бы так хотел здесь жить…

– Да, очаровательный, – соглашается Кактус в гавайских шортах. – Но этот домик не для людей, он для кактусов. Мы всей семьей живем в таком же домике. Только забор у нас не белый, а красный. Цвета жгучего перца. Мы, мексиканские кактусы, любим все яркое…

– Здорово, – искренне восхищается Морис. Он бы и сам не отказался жить за забором цвета жгучего перца. – А где же домики для людей? – вопрошает он Кактус.

– Да вот же. – Кактус в гавайских шортах указывает рукой на свежевырытую яму. – Вот же. Ты что, не видишь?

Морис с ужасом смотрит на яму. Кажется, у кактусов странное чувство юмора…

– Что, это? – еще раз спрашивает он, не веря собственным глазам. – Но это же обычная яма…

– Нет, это домик для людей, – настаивает Кактус в шортах. – Ты будешь здесь жить. Уверен, это самый лучший домик в городе. Посмотри, какой он большой и уютный. Так много людей согласилось бы оказаться на твоем месте…

– Нет, я не буду здесь жить, – протестует Морис, все еще надеясь, что это шутка Кактуса. – Я хочу жить в таком же домике, как и вы. За забором цвета жгучего перца.

– Нет, нельзя, – строго возражает Кактус. – Если вы будете жить в наших домиках, кто будет стоять и украшать ландшафт? Что мы будем показывать туристам? Придется тебе жить здесь, мой странный друг.

– Нет, нет! – в ужасе кричит Морис и отшатывается от ямы. – Ни за что!

– Придется, – сердито настаивает Кактус и протягивает к Морису свою колючую зеленую руку. – Валяй в яму, приятель…

Морис чувствует жгучее прикосновение кактусных колючек. Рука горит, как от ожога, но Морису не до нее, потому что он летит в яму. И вот его ноги вросли в землю, его тело перестало двигаться, а рта и вовсе нет. Он уже не может пошевелиться и с ужасом понимает, что стал человеком-кактусом. И просыпается…

– Ну и вопли! Какого черта, Морис? Я из-за тебя чуть в машину не врезалась! – послышался над ним сердитый голос.

Морис открыл глаза. Над ним склонилась Кортни, одетая в черный кожаный костюм. Это был сон, утешил он себя, всего лишь страшный сон. И приснится же такое…

– Так в чем же дело? – недовольно поинтересовалась Кортни. – К тебе что, осиный рой залетел? Мне пришлось остановить «Роджер», чтобы посмотреть, что с тобой случилось…

– Прости, – виновато улыбнулся Морис, чувствуя облегчение от того, что все увиденное им оказалось всего лишь сном. – Прости, мне приснился жуткий кошмар. Я кричал?

– Ага. Своими криками ты распугал бы и чертей в аду… Ты кричал «нет!», «не буду!», в общем, вопил как ненормальный. Что тебе снилось?

Кортни отогнула простыню и присела на краешек кровати. Сейчас она напомнила ему мать. Мама любила с утра приходить к нему и тоже садилась на кровать, чтобы узнать, что снилось ее сыну… Морис отогнал видение. Воспоминание о матери причиняло боль. Может быть, еще худшую, чем вчерашняя боль в руке…

– Мексика, – ответил он Кортни. – Мне снилась Мексика… Как будто люди стали кактусами, а кактусы – людьми. Первые стояли на дороге и молчали, а вторые разгуливали по городу, разговаривали и жили в домах… Кактус, представь себе… – Он посмотрел на Кортни, и она прочитала ужас в его глазах. – Кактус столкнул меня в яму своей колючей рукой. И я стал человеком-кактусом: немым, неподвижным… Бррр… Вспомнить жутко…

– Это всего лишь сон, Морис, – донеслось до него, как из детства. – Всего лишь сон…

Опять эта ассоциация с его матерью… Она так же говорила, рассудительно качая головой: «это всего лишь сон, Морис»…

– Да, – ответил он не то Кортни, не то образу матери, всплывшему в голове. – Это всего лишь сон…

– А я была в Мексике, – неожиданно сказала Кортни. – И теперь еду туда. Была, правда, всего один раз, с отцом. В городе Ларедо. Может, знаешь такой?

Морис отрицательно покачал головой. Однако то, что она сказала о Мексике, показалось ему не простым совпадением…

– Я никогда не был в Мексике. Но ты удивишься – наши планы похожи. Я тоже еду туда… И этот чертов сон мне не просто так приснился. Про эти кактусы, будь они неладны…

– Это твои страхи, Морис. – Кортни не нравилась игра в пациента и психоаналитика, но сейчас она просто хотела успокоить Мориса, подбодрить его. Удивительно, но, когда он вылезал вчерашней ночью из-под «Роджера», он был гораздо спокойнее. А теперь на нем лица нет. И все из-за какого-то ночного кошмара… – За тобой гонятся, и вполне естественно, что ты постоянно думаешь об этом и еще о том, что ждет тебя впереди. Будущее пугает тебя так же, как и прошлое. А может быть, еще сильнее… Поэтому кактусы сажают тебя в яму. Все перевернуто с ног на голову, потому что ты боишься перемен… Потому что перемены не обязательно будут к лучшему, во всяком случае, в твоем представлении. Так что твой сон – не демонстрация будущего, а всего лишь отражение твоих страхов…

– Ты, видать, профессиональный психоаналитик, – хмыкнул Морис. – Прямо по полочкам все разложила. Пожалуй, ты права. Вот только… Как справиться со страхом, когда он гоняется за тобой по пятам? Может быть, ты и это знаешь?

– Знала бы, не убегала в Мексику… Мы с тобой очень похожи, Морис Митчелл. Только…

– Только я бабник, а ты – святая, – ни с того ни с сего взвился Морис. Он и сам не знал, откуда у него появилась уверенность, что Кортни хотела сказать именно это, но понимал, не будь этого, он все равно нашел бы, к чему придраться.

– Но я совсем не это хотела сказать… – смущенно пробормотала Кортни, а потом, нахмурившись, добавила: – Конечно, я не святая, но что касается тебя… Здесь ты правду сказал…

Да какого же черта?! – Морис чувствовал, что впервые за несколько лет он теряет контроль над собой, но уже ничего не мог поделать. Его накрыла вспышка необъяснимого, нелогичного, нелепого гнева, и единственным способом выплеснуть его была ссора с Кортни. – Какого же черта ты считаешь меня бабником, когда я ни разу, вспомни, ни разу не дотронулся до тебя! Мало того, я не отпустил ни единой шуточки насчет того, что может быть между мужчиной и женщиной, когда они ночуют вместе…

– Еще бы! – зло усмехнулась Кортни. – Когда у этой женщины под подушкой лежит пистолет… А шуточки… После одной-единственной твоей шуточки я бы выкинула тебя отсюда, как бездомного пса, вот что я бы сделала! И ты об этом прекрасно знал! – Ее красивое лицо исказила злоба, но Морис видел, что она по-прежнему улыбается своей странной улыбкой. Верхняя губа чуть вздернута, и безупречный ряд зубов белеет, словно издеваясь над ним… – С другими женщинами было проще, правда, мистер Бабник?! – не унималась она. – И тебя сильно заело, что я не из их числа… Или ты рассчитывал, что с течением времени я попадусь на эту удочку? Правда, Морис? Так вот: не выйдет. Потому что я видела кучу таких, как ты, но никогда, слышишь, никогда не обращала на них внимания!

– Так вот, значит, как?! – Морис вскочил с дивана как ужаленный. – Выходит, я бродячий пес-соблазнитель, который только и лелеял мысль, как затащить тебя в постель? Что ж, мисс Паранойя, вы сильно ошиблись. Потому что то, чем я мог бы к вам приставать, никогда бы не заинтересовалось парнем в юбке. Кем, собственно, вы и являетесь! – Он схватил висящие на спинке дивана джинсы и лихорадочно начал натягивать их на себя, да так лихорадочно, что попал двумя ногами в одну штанину. – Черт! – смачно выругался он. – Да провались оно все пропадом! Дальше можешь ехать одна!

Кортни хотелось расхохотаться прямо в лицо этому типу, который вместо благодарности только что смешал ее с грязью. Внутри все кипело, но она хотела оказаться выше него, хотя бы на одну ступеньку. Выше этого низкого, гадкого, отвратительного мистера Бабника! Поэтому она постаралась удержать бушующие эмоции внутри и холодно произнесла:

– Я довезу тебя до ближайшего мотеля или что нам попадется на пути. Не бросать же тебя в носках посреди дороги…

А ведь правда, он совсем позабыл о кроссовках, оставленных в туалете мотеля… Пожалуй, она права. Как бы он ни был взбешен сейчас, лучше принять ее предложение…

– Хорошо, – таким же ледяным тоном ответил он. – Если я не слишком оскорбляю твой взгляд, довези меня до мотеля.

Кортни поправила волчий зуб – она так трясла головой, когда кричала на Мориса, что он сбился набок – и направилась к голове автокемпера. Ловко перемахнув через диван, Кортни оказалась на водительском сиденье. Пожалуй, не стоит вести машину в таком состоянии. На душе настоящий ураган, все смешалось: и злость, и досада, и горечь обиды… Но она не покажет этого Морису. Он и так слишком многое видел…

Она вцепилась в руль так, что косточки на пальцах захрустели. Даже больно стало. Но это не так больно, как человеческая неблагодарность, с которой она столкнулась сегодня… Через несколько минут, когда «Роджер» уже несся по привычной серой глади шоссе, Кортни позволила себе – на секунду, всего-навсего на секунду – посмотреть в зеркало.

Морис Митчелл сидел, нахмурившись, на собранном диване. На его лице не было раскаяния, только отчаяние и какая-то тупая боль в потемневших голубых глазах…

– Надеюсь, что наши пути больше не пересекутся, – бросила она Митчеллу, когда тот выходил из машины. – Но, несмотря ни на что, желаю тебе удачи…

– Тебе того же, – пробормотал Морис.

На мгновение Кортни показалось, что он находится в каком-то трансе. Потому что его глаза были абсолютно пустыми… нет, пожалуй, не пустыми, а обращенными внутрь себя. Он словно не видел Кортни и «тебе того же» произнес по инерции. А может, он попросту не хотел ее видеть? Может, в отличие от Кортни, он не переживал по поводу того, что произошло, считая ее случайной попутчицей, не более того? Эта мысль заставила Кортни вспыхнуть от гнева и досады. Она ненавидела, когда люди, те немногие люди, с которыми она сближалась, не отвечали ей взаимностью, теплом. Впрочем, в этом она была не одинока… Ну и пусть, подумала Кортни, взмахнув в воображении рукой, ну и пусть… Пусть уходит, куда хочет, пусть поступает, как считает нужным. В конце концов, она сделала все, что могла. И в том, что этот тип «съехал с катушек», как любил выражаться Натаниэль Вулф, нет ее вины… Она вела себя безупречно. И давным-давно искупила эту чертову тарелку с курицей, которая оказалась на его голове…

А Морис Митчелл уходил слегка хромающей походкой. Скрывался в молочном утреннем тумане. Немного нелепый в своих синих носках с ярко-красным ромбиком. Со своей дурацкой белобрысой шевелюрой, взъерошенной после сна…

Кортни, внутренне досадуя на себя, все еще ждала, что он обернется. Но Морис не оборачивался. Она была права: наверное, ему все рано. Ему просто наплевать на все то, что было между ними. А что, собственно, было? Нелепая сцена в кафе, еще более нелепая сцена под колесами «Роджера», запах розмарина, разлитый в полумраке автокемпера, рассказ о маленькой девочке, которая ненавидела куклу по имени Кортни, кошмар о человеке-кактусе… Много этого или мало для того, чтобы человек просто обернулся, просто посмотрел на нее прощальным взглядом?

Когда фигура Мориса превратилась в хрупкий силуэт на фоне белесого тумана, Кортни завела мотор. Хватит. Нужно взять себя в руки и снова ехать вперед. Ехать по одинокой дороге навстречу своему детству, навстречу призрачному городу Ларедо, о котором у нее остались довольно туманные воспоминания…

– Мы и с этим справимся, правда, Роджер? – пробормотала она, цепляясь за обернутый кожей руль, как за спасительный круг. – Зачем нам кто-то третий? Нам и вдвоем хорошо…

Кортни понимала, что можно лгать кому угодно, но только не себе самой. Почему она так переживала уход Мориса? Ей был прекрасно известен ответ. Одиночество… В этом слове было все: и пустота ночных дорог, раскрашенная мутным светом фонарей и резными тенями деревьев, тяжелый привкус наступающего дня, несмотря на поддельный утренний оптимизм, скользкое ощущение чужого взгляда за спиной, ощущение, порожденное теми, кого посылала вслед за ней ее неугомонная мать… Все это было одиночеством…

А с Морисом все эти чувства испарялись, исчезали, и жизнь казалась не такой уж отвратительной штукой, а бегство – не такой уж бессмысленной попыткой выбраться из ловушки… И еще, вспомнила Кортни, глотая слезы, текущие по щекам, этой ночью, когда она глядела на спящего Мориса, ей казалось, что по его лицу скользит не лунный свет, а бежит в город детской мечты Жемчужная Тропа… Та самая тропа, о которой когда-то говорил ей отец:

– Если ты разглядишь ее, почувствуешь ее, Кортни, то можешь быть уверена: тебе совсем не так плохо, как кажется. И совсем скоро будет еще лучше…

Восьмилетняя Кортни не понимала, о чем говорит Натаниэль Вулф. Она никогда не видела Жемчужной Тропы и даже не представляла, как эта штука может выглядеть. Но сегодня она поняла, кажется, поняла, что Жемчужная Трона – не что иное, как чувство безграничного спокойствия, без оглядки на то, что вокруг тебя кружатся вихри жизненных бурь. Жемчужная Трона – это умение насладиться дарованным тебе мгновением, умение видеть то, что ускользает от других… И, наверное, Натаниэль Вулф был прав, потому что в этот момент Кортни действительно сознавала, что все не так уж и плохо…

Кортни утерла слезы и посмотрела в боковое зеркало, чтобы еще раз увидеть очередной мотель, остающийся позади. Мотель, в котором остался Морис. Надолго ли? Ответа на этот вопрос она не знала…

В молочной дымке тумана она разглядела приближающийся к мотелю силуэт черного «лендровера». Рановато для постояльцев, подумала она. А этот черный «лендровер» она уже где-то видела… Впрочем, на ее пути встречалось столько «лендроверов», «джипов», «вольво» и «шевроле», что можно было сбиться со счета, если в голову придет дурная идея все их считать…

Кортни забыла о черном «лендровере» и еще несколько минут ехала, вспоминая глаза Мориса, погруженные в транс. А потом ее будто током ударило. Она вспомнила, где видела этот черный «лендровер»… Вспомнила так хорошо, что перед глазами даже встала картинка: вчерашний мотель на окраине Остина с бетонно-меланхоличным барменом у стойки… Когда она подъезжала к мотелю, этот самый «лендровер» лениво разворачивался в обратном направлении… Черт возьми, это он! Тогда она не обратила на него особого внимания, потому что увидела разбитый мотоцикл Мориса… Конечно, может быть, это совсем другой «лендровер», но…

Кортни Вулф очень повезло, что поблизости не было дорожного полицейского, который бы популярно объяснил ей, что негоже разворачивать свой трейлер, ах, автодом, ну это не важно, в тех местах, где это не предусмотрено… «Роджер», поправ все мыслимые и немыслимые правила дорожного движения, круто развернулся и понесся назад, по направлению к мотелю.

Кортни, захлебываясь волнением, молила Всевышнего только об одном: успеть. Успеть, пока четверо серьезных парней не сделали с Морисом Митчеллом того, что хотели… Подъехав к мотелю, она похолодела. «Лендровер» был припаркован неподалеку от бензозаправки, но четверо удальцов, если, конечно, это были они, уже отправились на поиски Мориса.

Кортни пыталась трезво осмыслить ситуацию, хоть это и удавалось ей с великим трудом. В голове была полная каша, и она совсем не представляла себя в роли героини какого-нибудь наискучнейшего фильма типа «Ангелы Чарли»… Да, конечно, у нее есть пистолет и она умеет стрелять. Да, конечно, она не промахнется, если будет нужно… Но попасть в тюрьму из-за этих типов ей не хотелось. А еще меньше ей хотелось испытать на себе их гнев. Но Морис, Морис Митчелл, бродяга и оборванец, уже, возможно, в их руках. И она не может оставить его в беде. Во всяком случае, Натаниэль Вулф не поступил бы так никогда… Кортни выскочила из автокемпера, прихватив с собой серебристый ствол. О господи, до чего же глупо, наверное, она сейчас выглядит…

– Все будет нормально, Роджер, вот увидишь, – шепнула она машине. – А сейчас развлекусь-ка я с «лендровером».

Стрелять по колесам машины было, несомненно, проще, чем целиться в живую мишень. Кортни уверенно держала в руках свою опасную игрушку, вдыхала запах паленой резины и молилась только об одном: чтобы хозяевами черного «лендровера» не оказались совершенно другие люди.

Она не промахнулась ни в прямом, ни в переносном смысле. Потому что не прошло и минуты, как под вывеской «Мотель Хаумпстед» появились те самые ребята, которые гнались за Морисом Митчеллом. И его, хвала Всевышнему, с ними не было… Эффектные, надо сказать, ребята, заметила Кортни, пытаясь унять дрожь, нараставшую в области коленей. Рослые и крепкие парни, все, как один, одетые в черное…

– Черный «лендровер», черные куртки, черные брюки, – процедила сквозь зубы Кортни, заглушая страх, пульсирующий в висках. – В темной комнате их, небось, и не заметишь…

Парни оторопело уставились на девушку в кожаном костюме, которая палила по колесам их «лендровера». Наверное, они ожидали увидеть Митчелла, подумала Кортни, и сильно удивились, что увидели меня… Только вот что будет, когда их удивление сменится яростью? К этому времени ей лучше унести ноги…

Кортни опустила все еще дымящийся ствол и метнулась к «Роджеру». Поиграла и будет… Только вот где, черт побери, Морис? Она села за руль и повернулась к ребятам, одетым в черное. Они все еще стояли под вывеской, пытаясь сообразить, что же происходит. Но вот один из них, видимо, самый сообразительный, махнул рукой в сторону «Роджера» и отдал какое-то приказание. Кортни могла быть абсолютно глухой, но и в этом случае поняла бы, что он имеет в виду.

Трое парней побежали к «Роджеру», и Кортни, уже почти не чувствуя страха, ударила по газам. В конце концов, она была хозяйкой положения: «лендровер» обездвижен, а колеса «Роджера», слава богу, целы и невредимы… Ее ищущий взгляд разглядел прижавшуюся к угловой стене «Мотеля Хаумпстеда» фигурку.

Морис, щелкнуло внутри. Это Морис… Если она подъедет чуть ближе, то сможет его подхватить. Правда, если она подъедет чуть ближе, то колеса «Роджера» или бензобак «Роджера» могут быть прострелены… Скорее всего, ребята в черном, хоть и тугодумы, но тугодумы вооруженные. Однако это все из области «может быть». А она постарается успеть…

Кортни резко крутанула руль и затормозила около угловой стены мотеля. Фигурка Мориса отклеилась от стены и метнулась к «Роджеру». Успеет – не успеет, успеет – не успеет, тикало в голове Кортни, как бомба. Успел…

Морис ловко вскочил на ступеньку трейлера и буквально влетел в кабину.

– Гони! – крикнул он Кортни так, как будто она была глухой. – Просто представь, что за тобой гонится призрак «Летучего Голландца»!

«Роджер» набирал скорость. Еще немного, и он мог бы воспарить над серой плоскостью асфальта и устремиться в облачное утреннее небо… А все потому, что его безумная хозяйка гнала так, будто за ней на всех парах несся призрак «Летучего Голландца»…

6

– Значит, так… Остин – Сан-Антонио – Ларедо… – прошептала Кортни, словно магическое заклинание.

Она ползала по разложенной на полу автокемпера карте, а Морис любовался ее черными волосами. Вот они спускаются черной волной к Далласу, вот скользят расплавленным шелком по Сан-Антонио, а вот…

– Морис, ты меня слышишь или ты оглох?! – раздраженно прикрикнула Кортни. Она изо всех сил пытается найти выход, лазейку, через которую им, быть может, удастся проскользнуть. А он, как ни в чем не бывало, сидит, уставившись пустыми глазами в пространство рядом с ней… – Удивительное хладнокровие, Морис Митчелл. Два часа назад тебя чуть было не сцапали твои дружки, а ты сидишь как ни в чем не бывало и думаешь бог знает о чем… Между прочим, теперь они ищут не только тебя. Но и меня тоже…

– Насколько я понимаю, – Морис с трудом оторвался от созерцания ее волос, – не только они пытаются до тебя добраться…

– Я бы с радостью ответила: нет, Морис, только они. Но, увы, не могу, – грустно улыбнулась Кортни. – Я же тебе говорила, мы похожи… Хотя бы тем, что оба – беглецы…

– Прости меня за то, что я наговорил тебе утром… – Морису было искренне стыдно оттого, что именно он оказался инициатором ссоры. – Не знаю, что на меня нашло. Ведь я всегда держал себя в руках… Во всяком случае, так было раньше… Меня как будто прорвало… Я не тебя хотел обидеть, нет… В тот момент я ненавидел себя, свое бессилие, беспомощность, свои страхи… – Кортни видела, что ему стыдно и неловко вспоминать об этом. Лицо Мориса осунулось, глаза казались безмерно уставшими от всего того, что ему довелось повидать. Она понимала, что никому, кроме нее, он не стал бы рассказывать о своих страхах. И ни перед кем не показал бы той, утренней слабости… Отчасти это было даже лестно. Но, вспоминая то, что она чувствовала после этой ссоры, весьма болезненно… – Это все мой чертов кошмар, мои чертовы нервы… Клянусь, что бы ни случилось, я никогда больше не сорву на тебе злобу… И я по гроб жизни буду благодарен тебе за то, что ты сделала.

Кортни улыбнулась. Воспоминание о продырявленных шинах «лендровера», пахнущих паленой резиной, и оторопелых лицах ребят в черном приятно щекотало нервы.

– Всего лишь подстрелила «лендровер», – не без гордости ответила она. – Клянусь, это впервые… Никогда в жизни не палила по машинам…

Мориса позабавила ее гордость и детская искренность. Его осунувшееся лицо пересекла улыбка. Но ненадолго. Это не детские игры. Это уже серьезно. Как бы там ни было, он подставил Кортни. И теперь эти парни будут искать не только «парня в синих носках», но и девушку на автокемпере… А это никоим образом не входило в его планы. Уж кого-кого, а Кортни ему меньше всего хотелось видеть в лапах у этих типов…

– Остин – Сан-Антонио – Ларедо… – задумчиво повторил он заклинание Кортни. – Я думаю, наши друзья направятся прямиком в Сан-Антонио. Они уверены, что мы двинемся именно по этому маршруту. Простая логика…

– Угу, – поддакнула Кортни, изучая крошечные морщинки, обрамляющие губы Мориса. Интересно, давно ли они там обосновались? – У тебя есть идея насчет другого маршрута?

– Можно было бы отправиться через Феникс, потом через Юту и попасть в Тихуану… Но это слишком долгий путь… Однако у меня есть неплохая идея. Она проста, как дважды два, но наши друзья вряд ли до нее додумаются… – Морис хитро прищурил глаза. – Вместо того чтобы двигаться прямиком в Сан-Антонио, мы поедем на окраину Хьюстона…

– Хьюстон? – переспросила Кортни, не веря своим ушам. – Но зачем…

– Ты совсем не умеешь слушать… – прервал ее возражения Морис, постучав по столу костяшками пальцев. – Да, именно в Хьюстон. Именно для того, чтобы сделать крюк, которого от нас никто не ожидает… Какое-то время мы отсидимся там. Может быть, не в самом Хьюстоне, а в каком-нибудь из близлежащих городков. А потом поедем в Сан-Антонио…

– Где нас будут ждать… наши друзья? – Губы Кортни изогнулись в уже привычной Морису скептической улыбке.

Вы не угадали, мисс Вулф. Наши друзья будут ждать нас пару дней, а потом подумают, что мы выбрали другой путь. Исследуя все возможные маршруты, они изберут какое угодно направление, но только не крюк через Хьюстон. И, поверь мне, уедут из Сан-Антонио. А мы тем временем двинемся туда и благополучно доберемся до Ларедо…

– Надеюсь, ты знаешь их логику лучше, чем я… – с сомнением произнесла Кортни. Идея поездки в Хьюстон не очень-то грела ей душу. Это значит, что они пробудут в Америке еще какое-то время, а ей так хотелось поскорее покончить с прошлым…

Но сейчас ей надо было решиться. Безусловно, Морис не сможет принять решение за нее, ведь «Роджер» – ее машина. А Кортни должна хорошенько все взвесить… Он прав – им нельзя в Сан-Антонио. Никак нельзя… Первая причина – плечистые парни в черном, ставшие теперь и ее головной болью. Вторая – ее мать, которая наверняка пустила людей по маршруту Остин – Сан-Антонио… Ведь в последний раз они виделись в Далласе, а Миранда Ширстон не настолько глупа, чтобы не догадаться, куда двинулась ее дочь… Если бы не постоянные остановки, которые Кортни пришлось делать, она была бы почти у цели, пересекала бы мексиканскую границу, но, увы… Теперь у ее преследователей были все шансы нагнать ее. И, будьте уверены, мисс Вулф, они это сделают. В Сан-Антонио…

Она посмотрела на Мориса, который дожидался ее ответа. Может быть, в глубине его души росло волнение, но Кортни он казался воплощением спокойствия. Куда подевался тот тип, который утром «съехал с катушек»? Возможно, она больше никогда его не увидит…

– Значит, ты считаешь Хьюстон хорошей идеей… – запоздало подытожила она. Морис кивнул а потом улыбнулся и добавил:

– Можешь мне поверить, у меня не такой уж скверный опыт по заметанию следов. Наверное, из меня плохой беглец, спорить не буду. Но следы заметать у меня получается не хуже, чем у лисы…

– Ладно, твоя взяла, – согласилась Кортни, все еще неуверенная в том, что поступает правильно. – Остановимся в каком-нибудь городке неподалеку от Хьюстона. Надеюсь, что нашим друзьям не придет в голову разыскивать нас там…

– Брось, они не слишком умны для того, чтобы предположить такое. Беглецы обычно двигаются только вперед, а не наворачивают круги. Для них это – вполне логично.

– Выходит, мы с тобой – нелогичные беглецы, – усмехнулась Кортни.

– Что-то вроде того… Скажи, Кортни… – Морис поспешил переменить тему. Он чувствовал, что Кортни не понравилась идея с Хьюстоном, и боялся, что девушка передумает – У меня в голове не укладывается, что человек с аллергией на солнце едет в Мексику… Мексиканское солнце куда хуже здешнего…

– Знаешь, что я думаю по этому поводу? – Она взглянула на Мориса. Тот покачал головой. – Лучше один раз заглянуть в глаза своему страху, чем до конца жизни от него бегать… Думаю, что в Мексике вся эта дрянь пройдет. Не знаю, почему, но я в этом уверена. Ведь в детстве у меня не было крапивницы. До тринадцати лет… А потом у меня зачесались руки, и мама объявила, что у меня «аллергия на солнце». – Сейчас я думаю, что это был повод. – Кортни поймала удивленный взгляд Мориса и поспешила объяснить: – Повод держать меня рядом с собой. На «коротком поводке»… Мама изобретала тысячу поводов для того, чтобы сделать это. А «аллергия на солнце» – всего лишь один из них… Не знаю почему, но я клюнула на эту удочку. А теперь расплачиваюсь. – Она кивнула на свой черный костюм. – Интересно, у наших друзей тоже крапивница?

Морис представил себе, как его преследователи перед сном дружно снимают свои черные куртки и умащают тела мазью, упрашивая друг друга «потереть спинку». Он расхохотался, обнажив белые зубы. Кортни заметила, что морщинки вокруг его губ мгновенно разгладились. А он красиво смеется, заметила она, заразительно…

– Не думаю, – ответил он, когда приступ смеха сошел на «нет». – Хотя это забавное объяснение для черных костюмов и «лендровера». Скорее всего, их босс считает, что так они выглядят солиднее… Правда, мне так не кажется…

– А кто эти ребята? – спросила Кортни.

Она давно хотела задать Морису этот вопрос, но удобного случая до сих пор не было. Интересно, ответит он ей или отшутится?

– Что ж, ты имеешь право знать, кто я такой, – немного театрально начал Морис, и Кортни усмехнулась. Он поймал ее улыбку и мгновенно разгадал. – Могу же я хотя бы иногда изобразить из себя Клинта Иствуда или кого-то в этом духе? Ладно, буду серьезен… Видишь ли, Кортни… То есть Вулф… – Морис сделал небольшую паузу и опустил глаза на фенечки, как будто только они занимали его в эту минуту. Он прокрутил пальцами одну из них – сплетенную из красных и синих ниток. Наверное, красный и синий – его любимые цвета, подумала Кортни, скользя взглядом от фенечки к синим носкам в красный ромб… – Видишь ли, Вулф… Есть люди, у которых все не складывается с самого детства… Вот я – из таких… – Его губы подернула ироничная усмешка, но Кортни чувствовала, что сквозь иронию прорываются ростки искренней грусти. – Если когда-нибудь отец, объясняющий своему сыну значение слова «неудачник», укажет на меня, я прекрасно пойму его. Потому что он будет абсолютно прав… – Перебинтованная рука с выглядывающей из-под бинта порослью золотистых волос немного дрожала. Дрожали и пальцы, беспрерывно крутящие фенечку. Кортни очень хотелось положить свою руку поверх этой дрожащей руки, но она знала: сейчас Морису Митчеллу не нужна жалость. Ему нужен внимательный слушатель. – Мой отец ушел от нас, когда мне было пять… Пять месяцев. Я никогда не видел его и не знал ни его имени, ни того, что представляет собой этот человек. Впрочем, я догадывался… Мужчина, который бросает свою жену с пятимесячным ребенком на руках, цента гнутого не стоит… И, наверное, оттого, что я догадывался, у меня никогда не возникало желание найти этого человека и сказать: «Здравствуй, папа, я твой сын». Единственным чувством, которое я когда-либо испытывал к своему биологическому папаше, была неприязнь… Но дело, в общем-то, не в отце… У меня была замечательная мать, прекрасная, ласковая и заботливая женщина. Может быть, она не умела хорошо обеспечить нашу маленькую семью, но, клянусь, я был доволен блинчиками с кленовым сиропом по праздникам и нежными поцелуями вместо подарков ко Дню благодарения… В школе я был изгоем. Ровесники не признавали меня за «своего» – я был слишком беден для того, чтобы кататься с ними на аттракционах или ходить в кино. А старшеклассники постоянно гоняли меня, и из школы я был вынужден уходить задворками… Отсюда и опыт с кроссовками, – хмуро улыбнулся он, не глядя на Кортни. – А когда мне исполнилось двенадцать, мама умерла. Чертово воспаление легких, а она не могла заплатить за больницу… Я отлично понимал, что меня ожидает. Приют. В лучшем случае, приемная семья, в которой от меня постоянно будут ждать благодарности и вечного послушания… В общем, я унес ноги из родного города раньше, чем социальная служба переступила порог нашего дома… Я начал бродяжничать… Не буду скрывать, я воровал. Не то чтобы по-крупному, но никогда не упускал того, что плохо лежит… Естественно, пару раз был пойман за воровство, но мне удалось выкрутиться… Так прошло два года. За это время я повидал многое: ночлежки, уличные драки, битвы из-за куска хлеба… Потом я стал взрослее и понял: для того чтобы жить, не имея родителей, и не попасть в приют или тюрьму, нужно вертеться, как чертов уж на сковородке… Нужно придумать что-то такое, что приносит деньги и не выводит к тюремным воротам… И я придумал. Первым моим «делом» были бусы. Простенькие бусы из крашеных ракушек. Мы с моими «ребятами» – к тому времени я уже сколотил команду – собирали ракушки и раскрашивали их как бог на душу положит. Получалось довольно мило. А потом кто-то из нас выходил на улицу и продавал «китайский талисман», как мы их назвали. Продавец рассказывал прохожим, что эти ракушки привезены из Китая и обладают магической силой. «Ваша жизнь станет лучше, – орали мы на каждом перекрестке, – вы станете богаче и счастливее!» Ты удивишься, Кортни, – на этот раз она даже не поправила его, – но это работало. Ракушки покупали, расхватывали, я бы даже сказал… Только краска, которой мы покрывали наши незатейливые талисманы, была самой дешевой. И поэтому облетала в течение нескольких дней. Глазам удивленных людей представали обычные ракушки, которые валяются на берегу в таком количестве, что на них никто и не смотрит… Чтобы не получить взбучку, мы меняли дислокацию, перебирались на другие улицы, в другие районы… После ракушек, на которых я сколотил приличные деньги, появились «тибетские травы» – высушенные стебли и корни растений, собранных, разумеется, в соседнем парке… Люди покупали и это… Вскоре я стал, если можно так выразиться, «денежным мешком». Но город был не слишком большим для того, чтобы продолжать действовать там и дальше. К тому же взрослые «хранители улиц», такая же шпана, как мы, но постарше, потребовали мзду. А я плевать на них хотел. Если у вас нет воображения, сказал я им, это ваши проблемы. И за его отсутствие платить я не буду. Это был первый раз, когда я пытался постоять за себя. Мне выбили два зуба и слегка помяли ребра. Остальные ребята заплатили, но я держался крепко и не сказал, где мой тайник. Ведь это были все мои деньги… Меня заперли в каком-то подвале, но я сбежал. Я двинулся вперед, теперь уже твердо зная, что буду работать один с осторожностью зайца и заметать следы, точно лисица… Мне удалось это настолько хорошо, что через пару лет я покончил с бродяжничеством и снял квартиру в одном из тихих городков. Здесь я решил изобрести что-то новое. Сыграть, как говорится, по-крупному… И, пользуясь опытом своего первого «дела», развесил по городу объявления примерно такого содержания: «Эксклюзивные украшения. Только в этом месяце. Звоните и заказывайте». В соседнем городке жил мой знакомый, который развлекался тем, что паял для своих девушек браслеты из разнообразных металлических предметов или делал ожерелья из всего, что было под рукой… Из чего бог пошлет… Выглядело оригинально, и его приятельницы с удовольствием это носили… Вот я и предложил ему сделать для меня партию таких украшений. За деньги, разумеется… Заказов поступило много. Все хотели оригинальную подвеску для возлюбленной, браслетик для жены, серьги для любовницы… В общем, от клиентов не было отбоя. Я общался со всеми по телефону, а деньги просил переводить на счет, который мой знакомый в соседнем городке открыл по моей просьбе. «Доставка в день оплаты», – суровым голосом вещал я своим невидимым клиентам. И они платили… Я даже не обманул их. Украшения были уникальными, оригинальными, в общем, какими угодно, но только не обычными. Те, кто получал их в подарок, могли быть на сто процентов уверены, что других таких же они не увидят нигде и ни на ком… Ты когда-нибудь видела ожерелье из поплавков или браслет из пластиковых зубочисток? – Кортни отрицательно покачала головой. – Нет? Я так и думал… Я и сам видел все это один раз в жизни: когда упаковывал свой «эксклюзив» в красивую коробочку и перетягивал ее блестящей лентой… В тот же день, когда товары были разосланы, я удрал из города. Ибо слишком хорошо понимал, что мне светит за мои «эксклюзивные украшения». Правда, те бедняги, которые получили все это, даже в суд не могли подать. Вы хотели «эксклюзивные украшения»? – криво усмехнулся он. – Получайте, ребята… И никаких договоров, никаких бумажек и подписей. Все чисто. Комар носу не подточит… Ведь я же не обещал им товар «от Сваровски», верно? Тогда я сорвал хороший куш. То были большие деньги для меня, но я научился не шиковать, экономить каждый цент. Я знал, что эти деньги нужно растянуть надолго… А потом вновь придумывать какую-нибудь авантюру… Но меня грела одна мечта. Мечта, что когда-нибудь я стану взрослым и смогу накопить денег на домик в Мексике. Я буду сидеть на жаркой деревянной веранде и читать комедии Шекспира, хохоча до упаду. И знать, что меня никто, никто не ищет… Через какое-то время я действительно начал копить деньги. С возрастом мои аферы стали более бесшабашными, но и более денежными… Теперь я уже знал, как нужно вести себя с людьми, как нужно разговаривать с ними, как нужно попадать в самое яблочко, в сердцевину их чувств, их желаний… Потихоньку я начал «втираться» в «высший свет» маленьких городков. Естественно, мне не хотелось обчищать соломенных вдовушек вроде моей покойной матушки, поэтому я выбрал наиболее приемлемую стратегию: действовать там, где деньги для людей – лишь средство удовлетворить их тщеславные побуждения… У меня не было иллюзий, что я – Робин Гуд или кто там еще… Просто это было для меня самым удобным вариантом, который приносил бы немалые деньги и не добивал мою и без того хромую и слепую на один глаз Совесть… «Высший свет» какого-нибудь Эсмура или Голфакса принимал меня «на ура». Я выдавал себя за молодого, но уже известного поэта. Я был начитанным юношей – книги, пожалуй, единственное, на что я не скупился. Они верили, когда я цитировал Шекспира, верили, когда я шпарил наизусть строки из платоновского «Пира», верили, когда я чуть не со слезами на глазах декламировал:

Дай же тысячу сто мне поцелуев,
Снова тысячу дай и снова сотню,
А когда мы дойдем до многих тысяч,
Перепутаем счет…

Катулл сражал их наповал. Эти снобы готовы были молиться на своего нового бога, но я понимал, что все это – временно. И брал быка за рога. Я продавал им книжки «многообещающего молодого писателя», и они с радостью покупали их за хорошие деньги. Еще бы! Они были уверены, что пройдет пара лет, и я буду самым модным писателем Америки… А я печатал «свои творения» в типографии, на самой дешевой бумаге, которую только можно было найти… В одном из городков я выдал себя за известного художника. Это было сложнее, но я блестяще справился и с этой задачей. Картины Виктора Арджински – таков был мой творческий псевдоним – скупила вся местная «элита». Ты даже не представляешь, сколько они заплатили за эту мазню. А все потому, что Арджински – модный художник в большом городе… После аферы с Виктором Арджински я набрал сумму, необходимую для покупки домика в каком-нибудь мексиканском городке. И уже был готов осуществить свою голубую мечту, как мне подвернулись эти идиоты. Не знаю, что толкнуло меня на сделку с ними… Жадность, желание доказать самому себе, что я еще на многое способен, или просто уверенность в том, что таких тупиц грех не облапошить… В общем, Говарда Хилтона, босса одной, мягко говоря, незаконной группировки, я встретил на свою беду. То был тупица из тупиц… Его мозги за всю его долгую жизнь усвоили только одну истину: миром правят деньги и сила. Но эту истину он понимал достаточно хорошо… Втереться к нему в доверие мне не составило особого труда. Забрасывая этого типа умными словечками, не имеющими ни малейшего отношения к сути сделки, я убедил его в том, что у меня можно купить «эксклюзив». О, мое любимое словечко… – улыбнулся Морис. – Сколько людей теряло от него голову… Так вот, на этот раз «эксклюзивом» была партия табака для кальяна. Это действительно была новинка, уникальная в своем роде. Оригинальная смесь из разных Табаков, которая начинала «входить в моду» у кальянщиков. Если бы Говард Хилтон занимался легальной деятельностью, он бы мог нагреть руки на том, что я ему поставил. Но Говард Хилтон торговал «травкой» и еще кое-чем покрепче… И, как ты понимаешь, его интересовал вовсе не табак: для кальяна… Я убедил его в том, что поставлю ему порцию новой, эффективной «травы». Но табак ведь – тоже трава, верно? И Говард Хилтон клюнул на мою удочку. Он дал мне солидную сумму. И я заказал партию табака «Бинко» у одного из приятелей, торгующих кальянами… Сама понимаешь, в каком шоке пребывал старый делец от того, что ему прислали… Партия табака для кальяна вместо ожидаемой «травки». Но к тому времени, когда Говард Хилтон понял, что его одурачили, я уже летел на своем байке подальше от города. Уверенный в том, что эта афера, как и многие другие, сойдет мне с рук… Но его молодчики – «ребята в черном» считали совсем по-другому. Они-то знали наверняка, что я должен заплатить за глупость их босса. И, застигнув меня врасплох в одном из отелей, потребовали сумму вчетверо большую, чем ту, что я «нагрел» на их деле… Тогда я сумел сбежать, но они идут за мной по пятам. И каждый день я просыпаюсь в страхе, что все-таки они настигнут меня…

Кортни молчала, пораженная его исповедью. Морис Митчелл прожил странную и сложную жизнь, полную постоянного страха разоблачения.

Она не могла осуждать его… Что бы делала Кортни, если бы в двенадцать лет умерла ее мать? А отца бы и вовсе не было? Если бы у нее было достаточно воображения, поступила бы так же, как Морис… Ведь он не нарушал закон, пользовался только человеческой глупостью и тщеславием… Он не грабил бедных, не убивал людей…

Конечно, любой обман – это плохо, ведь так ее учили в детстве… Но все же… Все же рассказ Мориса Митчелла не вызвал у нее возмущения… Она просто взглянула на жизнь с той стороны, которую ей никогда не доводилось видеть…

Морис сидел в кресле и пытался спрятать от Кортни потухший взгляд. Может быть, зря он вывалил перед ней всю свою жизнь, как вываливают мусор на свалке? Сейчас она назовет его подлецом, обманщиком… Как обычно говорят о людях, живущих так, как он… Наверное, он это заслужил, и Кортни будет права. Но ему так не хотелось видеть осуждение и презрение в ее глазах цвета спелой черешни…

– Да… – наконец прервала молчание Кортни, и Морис внутренне съежился. – Честно говоря, я слушала тебя как завороженная… Понимаю, для тебя все это – суровая реальность. Но я… Я никогда не сталкивалась с таким. После твоего рассказа собственная жизнь кажется мне скучной и тусклой…

– Что? – Морис поднял глаза, все еще не веря собственным ушам. А где осуждение? Где праведное негодование? Где лекция о том, что обманывать людей – нечестно и нехорошо… Неужели все это не обрушится на его многострадальную голову? – Ты действительно так считаешь?

Кортни кивнула.

– Конечно, я не смогла бы жить так, как ты. В меня с детства вкладывали истину: обманывать – это плохо… Хотя, конечно же, я обманывала… Но все это были мелочи, пустяки… Мое бегство – это всего-навсего попытка уйти от всевидящего ока матери, которая до сих пор не поняла, что я уже не ребенок… Попытка обрести свободу, о которой я всегда мечтала…

– Твоя мать преследует тебя? – удивился Морис. – Но зачем?

– Видишь ли, – теперь настало ее время раскрывать карты, – моя мать считает, что я не в состоянии прожить без ее опеки. И потому всячески пытается обездвижить меня, перекрыть мне кислород… Мой отец… Он любил путешествовать, любил свободу… Когда никто не ограничивает твоих действий, не понуждает тебя жить по графику. Мама никогда не понимала этого и очень боялась, что я стану такой же, как он. А я не видела в этом ничего крамольного.

После смерти отца она окончательно тронулась, хоть и нехорошо говорить такое о своей матери… Решила, что если я не буду «пристроена», то кончу, как папа… Его сбило машиной неподалеку от «Роджера»… – На глаза Кортни навернулись слезы, но она не хотела плакать, поэтому смогла сдержаться. – Мама решила выдать меня замуж за сына одного из своих приятелей – Джека Свингли. Препротивнейший тип… От одного воспоминания о нем у меня по телу бегут мурашки… Я отказалась. Она настаивала… Я отказалась категорически и сказала, что уеду, если она будет меня принуждать. «Роджера» оставил мне отец, но, кроме этого, он оставил еще и деньги… Правда, начать распоряжаться ими я смогу только через неделю… Так было оговорено в завещании… И мама решила, что нужно любой ценой удержать меня, заставить быть рядом с ней… Вначале, с помощью знакомого психиатра, она пыталась выдать меня за ненормальную… Но мне помог Джеффри, друг отца, я уже говорила о нем. А потом… Потом в «Роджере» нашли наркотики… Совсем мало, но этого хватило для того, чтобы привлечь меня к ответственности. И тогда… Тогда я взяла у Джеффри деньги, которых бы мне хватило на какое-то время, и сбежала… Деньги отца я смогу получить и в Мексике, главное, добраться до нее раньше, чем меня догонят те, кого наняла моя мать… Она нашла меня в Далласе, угрожала, что сдаст как беглянку властям… Наняла паренька, который с елейным видом привязался ко мне в кафе. Ему нужна была помощь, и я готова была ее оказать… Но потом выяснилось, что за ним стоит Миранда Ширстон. Это и есть моя мать, – объяснила она Морису. – В общем, мне снова удалось скрыться. Но я знаю, я твердо уверена в том, что она не успокоится. И не отстанет от меня, пока я буду в Америке…

– Конечно, мне в своей жизни приходилось видеть ненормальных матерей… Но твоя переплюнула всех, кого я видел. Выставлять свою дочь сумасшедшей, подбрасывать ей наркотики, подсылать каких-то людей… Теперь я понимаю, почему ты так взбесилась, когда я подсел к тебе в кафе.

– Еще раз – прости…

– Это в прошлом, – улыбнулся Морис, все еще размышляя по поводу того, какими бывают родители. – Значит, поэтому ты рвешься в Мексику?

– Я мечтаю попасть туда с тех пор, когда была там в детстве, когда отец возил меня в Ларедо… – Кортни смолкла, и в черешневых глазах Морис прочитал детскую мечту, надежду вернуть прошлое… – Кстати, – резко сменила она тему, – не мог бы ты ответить на вопрос…

– С удовольствием.

– Почему ты не отдашь деньги Говарду Хилтону? Ведь они могут стоить тебе жизни…

– Почему? – Морис нахмурился. По его мнению, это было проще, чем дважды два. – То, что они просят, – это все мои деньги. Если бы они хотели получить только то, что я «взял» у них, я бы отдал. И, поверь, не колебался бы ни минуты… Но они хотят от меня все мое будущее, все мои планы… Этого я отдать не могу…

– А жизнь – можешь?

– Не знаю… – поморщился Морис. Он всегда гнал от себя мысль о том, что это все-таки может с ним произойти. – Понимаешь, эти деньги – вся моя жизнь… Вся моя будущая жизнь. Ведь если я отдам их Говарду, останусь ни с чем… И мне снова придется заниматься тем, чем я занимался. Для тебя это – романтика. Я понимаю тебя… В детстве и мне нравились фильмы об аферистах, которые всегда выходят сухими из воды. И я выходил, но… Больше я не хочу так жить…

Его большие руки, покрытые разноцветными фенечками и золотистым пушком волос, сжались в кулаки. Да, он действительно не хотел. И Кортни в это верила.

– Ну ладно. Тогда будем действовать по твоему плану. И все же…

– Что?

– Ничего…

Все же ты не прав, хотела сказать Кортни, никакие деньги мира не стоят того, чтобы тебя убили, Морис Митчелл. Но не сказала. В конце концов, он взрослый человек и сам прекрасно понимает, что делает. Может быть, даже лучше, чем она… И потом, ее слова все равно ничего не будут значить… Морис чувствует себя обязанным ей – ведь она спасла ему жизнь, – но он никогда не будет слушать ее нотаций.

– Мы едем в Хьюстон, Роджер, – очнулась она от раздумий. – Мы едем в Хьюстон… – Эта мысль все еще не укладывалась в ее голове, но Кортни надеялась, что пройдет полчаса и все изменится… Ведь ей не привыкать колесить по дорогам Америки. Хорошо бы только это было в последний раз…

Морис встал с кресла и хмыкнул. До чего забавно, что она называет свою машину по имени да еще и разговаривает с ней… Его взгляд встретился с недовольным взглядом Кортни.

– И что смешного, хотела бы я знать? – спросила она.

– Ничего, ничего, – виновато улыбнулся Морис. – Просто не каждый день вижу девушку, которая разговаривает с неодушевленными предметами…

– Может, для тебя Роджер – и неодушевленный предмет, – надулась Кортни. – А для меня – самый близкий друг.

– Хорошо, хорошо… – примирительно произнес Морис и подошел к двери автокемпера. – Могу ли я устроиться рядом с сиденьем водителя? А то одному все-таки скучно…

Кортни кивнула и отвернулась, пряча улыбку. Какой же он все-таки забавный, этот мистер Умник. И как хорошо, что их пути не разошлись у «Мотеля Хаумпстеда»…

7

По дороге в Хьюстон им все-таки пришлось сделать пару остановок, одна из которых была продиктована насущной проблемой. Морису Митчеллу нужна была обувь. Замена «найковским» кроссовкам, которые он бросил на милость судьбы в придорожном мотеле.

Кортни собиралась подождать Мориса в «Роджере» или погулять неподалеку от павильона. Однако белобрысый искуситель настоял на том, чтобы Кортни пошла с ним.

Они стояли под неоновой вывеской с надписью «Рокеншир» и спорили…

– Может быть, и себе что-нибудь присмотришь, – улыбнулся он, кивая на ее черный костюм. – Тебе совсем не обязательно носить черное. Достаточно ведь того, что рукава одежды будут длинными…

– Мне так удобно, – буркнула Кортни. Если ему не нравится то, во что она одета, – это его личные проблемы. Она совсем не обязана переодеваться ради него в шмотки, которые носят девушки в его вкусе. – И вообще, черный – немаркий цвет. Для моего образа жизни это просто находка. Подумай, мистер Умник, как я буду валяться под «Роджером» в каком-нибудь светлом платьице?

– Если придется «валяться под Роджером», я смогу заменить тебя. Я, между прочим, кое-что смыслю в машинах.

– Очень благородно с твоей стороны, – огрызнулась Кортни, откинув за спину блестящие волосы. – Но я останусь в своем черном костюме.

– Хорошо, хорошо, – поспешил согласиться с ней Морис, пока они вновь не успели поссориться. – Я не настаиваю, просто предлагаю… Если ты хочешь ходить, как девушка из сериала «Девочки, вперед!», я ничего не имею против. Но, хотел бы тебе заметить, твой вид чрезвычайно привлекает внимание… И это я говорю тебе как мужчина… А для девушки, которая хочет скрыться, стать незаметной, это очень большая проблема…

– Морис Митчелл, ты – настоящая лиса! – Кортни пыталась сделать сердитое лицо, но у нее не получилось. По губам разлилась веселая улыбка. Чем больше времени они проводят вместе, тем меньше она может сердиться на Мориса. Интересно, это один из его приемов или это особенность его характера? – Если ты хочешь одурачить меня так же, как и твоих «покупателей», клянусь, тебе это не удастся.

– Вовсе я не пытаюсь, – обиделся Морис. – Просто хочется увидеть тебя в чем-нибудь другом… По-моему, вполне естественное желание…

– Оставь свои «естественные желания» при себе, – резко ответила Кортни, а потом добавила, уже мягче: – И зайдем наконец внутрь. Бранясь на крыльце павильона, мы выглядим очень глупо…

– Хорошо, что заметила… – Морис открыл дверцу, которая тут же звякнула колокольчиком, и галантно пропустил Кортни вперед. – Прошу вас, леди…

Кортни поморщилась – обращение «леди» было ей не очень-то по душе – и вошла в павильон. Хорошо бы здесь оказалась парочка мягких кресел, на которые можно будет присесть… От постоянного сидения за рулем у нее ныла спина и болели ноги. Все-таки следовало бы сделать сиденье помягче… Но на такие «изыски», увы, у нее не было времени…

К радости Кортни, в павильоне было несколько мягких кресел и диванчик, на котором, листая глянцевые страницы журналов, сидели двое мужчин. Наверное, ожидают своих жен, подумала Кортни.

Морис тотчас же закружил по павильону в поисках, кажется, не только обуви, но и одежды. Кортни усмехнулась. Ей редко доводилось видеть мужчин, которые с удовольствием занимаются шопингом. Однако это не вызвало у нее неприязни, только легкое удивление.

Пока Морис разглядывал разные модели кроссовок и ботинок, Кортни вытащила из стопки журналов что-то вроде «Позаботься о себе» и, присев на край дивана, принялась листать этот шедевр непроходимой глупости.

Какая-то женщина – ее фотография вызвала у Кортни больше иронии, чем восхищения, – на первой странице вещала о том, что нужно делать, есть и пить, чтобы выглядеть так, как она. На второй странице издатели журнала опубликовали какую-то новомодную диету. Кортни хмыкнула, читая о том, что суп из сельдерея – это первый шаг к похуданию. Рассказала бы она этим курицам, как нужно худеть… Но только они едва ли будут печатать на страницах «Позаботься о себе», сколько нервов и сил тратит поломка автокемпера…

– Ждете мужа? – раздался голос одного из ее соседей по дивану.

Кортни удивленно подняла голову и от неожиданности кивнула.

– Я так и понял, – серьезно произнес мужчина в очках. На вид ему было лет сорок или сорок пять, и, очевидно, у него не было намерений поухаживать за Кортни. Она сразу почувствовала, что ему нужно поговорить с кем-то, разделить свое одинокое ожидание и отвлечься от глупого журнала, который он тотчас же отложил в сторону. – Обычно бывает наоборот. Вот как у меня. Я жду свою жену, пока она совершает променад по «Рокенширу»…

– Чему-чему? – удивленно спросила Кортни.

– «Рокеншир» – это павильон, где мы сейчас находимся… А вы, очевидно, не местные… Впрочем, я и сам из предместий Хьюстона. Не знаю, почему жена так любит «Рокеншир»… Из-за этого нам приходится ехать за тысячу верст от города… – пожаловался он, поправляя очки в костяной оправе, чуть-чуть съехавшие на переносицу, – А вы с мужем издалека приехали? – поинтересовался собеседник Кортни.

Кортни внутренне съежилась, не зная, что ответить. Во-первых, Морис не был ее мужем, но, увы, ее нелепый кивок нельзя было взять назад. А во-вторых, ей не очень хотелось лгать этому симпатичному человеку… Но другого выхода у нее нет.

– Да, – ответила она и почувствовала, что краснеет. – Мы из Оклахома-сити… Любим путешествовать, но хотим остановиться в каком-нибудь маленьком и уютном городке. – Потихоньку ложь уже не казалась такой отвратительной на вкус. – Морис хотел остановиться в Остине, но я решила, что это не очень хорошая идея… Поэтому мы двигаемся дальше… – В конце концов, этого человека она видит первый и последний раз в жизни… И он никогда не узнает о том, что она лгала ему…

– Остин? – переспросил мужчина в очках. – Да, честно говоря, это не самый лучший город. В Остине живет моя двоюродная сестра, поэтому я там частенько бывал, – объяснил он Кортни. – Там все люди похожи на маринованные огурцы в банке… Вялые, меланхоличные…

Кортни вспомнила бармена в придорожном мотеле и не могла не улыбнуться удачному сравнению мужчины в очках.

– Пожалуй, что так… Я была на окраине Остина и подумала, что это совсем не тот городок, где я хотела бы жить…

– Вы абсолютно верно подумали, – закивал ее сосед. – Кстати, меня зовут Аурилис Киббс… Странное имя, – смущенно улыбнулся он, хотя Кортни еще не успела подумать, что оно – странное. – В моем городке все так считают. В детстве мне даже дразнилку придумали:

Аурилис, Аурилис,
Аурилис Киббс!
Яблоки твои сварились,
А компот твой скис!

Тут Кортни не выдержала и расхохоталась. Второй мужчина, сидящий рядом с ними на диване, оторвался от журнала и недовольно покосился на Кортни, дескать, своим смехом вы мешаете мне читать… Этого типа ничем не проймешь, подумала Кортни, пытаясь сдержать новые приступы смеха, я бы на его месте только радовалась, если бы меня оторвали от такого чтива… Она посмотрела на своего соседа в очках и увидела, что в его глазах прыгают зайчики веселья, а на губах играет улыбка.

– Ничего, что я смеюсь? – спросила она. – Вам, наверное, было обидно…

– Ничуть, – по-доброму улыбнулся мужчина. – Совсем не обидно. В нашем городке никто никого не обижает по-настоящему…

Кортни хотела было спросить, в каком благословенном городке живут такие люди, но не успела. К Аурилису Киббсу приближалась полная розовощекая женщина. Очевидно, его жена, решила Кортни и приготовилась к взгляду-выстрелу ревнивой женщины.

Однако ничего подобного не произошло. Женщина улыбнулась вначале Аурилису, а затем Кортни. Улыбнулась искренне, настоящей улыбкой счастливого и довольного своей жизнью человека.

– Это сокровище нельзя оставлять в одиночестве, – доверительно сказала она Кортни. – Он смешит всех, с кем встречается… И вас, по всей видимости, тоже рассмешил… Он уже рассказывал вам про Аурилиса Киббса и яблочный компот? – Кортни кивнула, улыбаясь. Аурилис Киббс и его жена нравились ей все больше и больше. – Когда слышу чей-то смех в том месте, где сидит Аурилис, я сразу понимаю: все дело в яблочном компоте…

Аурилис густо покраснел. Чтобы скрыть смущение, он поинтересовался у супруги:

– Ты уже закончила свой променад, любимая?

Женщина кивнула на многочисленные пакеты с надписью «Рокеншир». Кажется, Аурилиса не очень смущало то, что ему придется тащить их все к машине.

Кортни тронуло слово «любимая». Значит, все-таки кто-то может так обращаться к своей жене, даже после долгих лет брака? Значит, есть женщины, которые не будут ревновать своего мужа к молоденькой девушке только потому, что она смеется его словам? Значит, не все мужчины и женщины такие, как в Эластере? Что ж, Кортни даже обрадовали эти «исключения»… Всегда, когда видишь счастливых людей, на душе становится легче. И ты думаешь: может быть, и у меня все наладится?

– Уже закончила, и мы можем ехать домой, Аурилис, – ответила женщина. – Кстати, как зовут твою собеседницу?

– Этого я не знаю. Мы только что познакомились…

Аурилис вопросительно посмотрел на Кортни, и она сразу же представилась:

– Кортни…

– Кортни! – улыбнулась женщина. – Кортни! Как здорово… А меня зовут Лавиния. Лавиния Киббс, – с гордостью добавила она. – Я все-таки взяла фамилию мужа, несмотря на то что «компот скис»…

Кортни улыбнулась. Супруги направились к выходу и помахали ей рукой.

– Если будете в… заходите! – крикнула ей Лавиния.

Кортни пожалела, что не расслышала названия города. Ей было бы очень приятно побывать в городке, где живет такая очаровательная пара. Впрочем, вряд ли это случится. Путь Кортни лежит в Мексику, и она твердо уверена в своих планах…

Ее размышления об Аурилисе Киббсе и Лавинии прервал Морис, вернувшийся с покупками. Сумок с надписью «Рокеншир» было не меньше, чем у Лавинии. На лице Мориса сияла улыбка довольного человека, которому теперь не придется носить женские шлепанцы на пару размеров меньше и огромные рубашки.

– Наконец-то я расстанусь с твоими шлепками, – улыбнулся Морис, озвучив мысли Кортни. – Они мне все-таки маловаты… Кстати, я кое-что купил и для тебя… – Он предупредил ее возражения. – Может быть, ты не захочешь это носить, но пусть будет… На всякий случай… Кто знает, вдруг тебе придет в голову появиться в ослепительном зале, где будет звучать тихая задушевная музыка, и потанцевать с каким-нибудь франтом…

– Спасибо, Морис. Только вряд ли когда-нибудь я…

– Ой, не зарекайся… Никогда не можешь знать, что ждет тебя впереди…

– Тебе помочь? – усмехнулась Кортни, глядя на сумки.

– Сам справлюсь… Нет ничего такого в том, что мужчина покупает себе одежду, – сказал он в ответ на ироничный взгляд Кортни. – Не все представители сильного пола воняют, как лошади в стойле, и ходят в протертых джинсах…

– О да. Безусловно, ты не из таких. Ты ведь мистер…

– Бабник? – угрюмо поинтересовался Морис. – Да, знаю, знаю… Тебя уже не переубедишь… Ненавижу, когда на людей вешают ярлыки… И почему ты до сих пор это не усвоила?

– А зачем? – спросила Кортни, отбирая у Мориса два внушительных пакета. – Я же не собираюсь за тебя замуж? – Она вспомнила о своем нелепом ответе на вопрос Аурилиса и покраснела. Слава богу, что Морис не знает об этом разговоре…

– От взгляда Мориса не укрылся легкий румянец Кортни.

– А ты об этом думала? – ехидно поинтересовался он. Кортни молчала. – Думала… Ну признайся же, Кортни…

– Вулф… Ну и дурак же ты! – Она повернулась и пошла к выходу из павильона, по дороге ругая себя на чем свет стоит.

И надо же было спросить об этом его… И надо же было вести себя так глупо… Как маленькая девочка, которую мальчик дернул за косичку! Интересно, Морис шутил или действительно думал, что она думала… Тьфу ты, глупость какая! Лучше забыть об этом, пока мистер Бабник не придумал более изощренный повод для того, чтобы издеваться над ней…

В автокемпере Морис изъявил желание самостоятельно приготовить что-нибудь съестное. Кортни только поприветствовала эту инициативу.

– Наверное, покупки подняли тебе настроение, – ехидно заметила она. – Но это вполне естественно… Знаешь, как американские женщины снимают депрессию? – Морис покачал головой, ожидая подвоха. Острый язычок Кортни подтвердил его ожидания. – Совершают шопинг. Ходят по магазинам и делают покупки. Вот и ты так же…

– Видишь ли, Кортни Вулф, я не из тех мужчин, которые боятся сравнений с женщинами. Так что твоя острая стрела на этот раз попала мимо цели…

– Извини, что не угодила… – вспомнила Кортни любимое выражение Мориса. – Надеюсь, готовить-то ты умеешь?

– Еще как. Пальчики оближешь. Все, что требуется от тебя, – снисходительно улыбнулся он, – познакомить меня с ассортиментом твоего холодильника…

– Нет вопросов. – Кортни распахнула дверцу холодильника. – Есть замороженное мясо, есть фасоль, есть кукуруза, специи на столе, соль там же, есть даже картофель… В общем, что найдешь – все твое… Только смотри, не порежься. Ножи у меня острые…

– Не сомневался, что ты, как настоящий парень, сама точишь ножи, – съязвил Морис, которого порядком утомило ехидство Кортни. – И не беспокойся обо мне. У меня, как у настоящей кухарки, руки растут оттуда, откуда нужно… А теперь уступи мне место, и я приступлю к своим непосредственным обязанностям…

– О'кей, мистер Лучший-Кулинар-в-Мире… Я умываю руки.

Кортни перебралась в кресло, включила маленький черно-белый телевизор и затянулась «Лаки Страйк». В конце концов, с его стороны очень мило дать ей возможность отдохнуть. Несмотря на все недостатки Мориса, галантность была в списке его достоинств…

Кортни не без удовольствия смотрела на то, как Морис ловко справляется с замороженным мясом. Кажется, он не соврал и действительно умеет готовить. Что ж, это нужно еще попробовать на вкус…

Она поймала себя на мысли, что ей приятно наблюдать за Морисом, и не только за тем, как он готовит, но и за ним самим. За сосредоточенным выражением его лица, за его большими и сильными руками, усыпанными золотистыми завитками волос, за ловкими тонкими и, наверное, очень нежными пальцами… И с чего она взяла, что они у него нежные? Кортни даже покраснела от неожиданной мысли. Вовсе она об этом не думает. Ей абсолютно все равно, какие у него пальцы… Тем более что эти пальцы ласкали великое множество женщин. Судя по всему, гораздо большее, чем количество фенечек у него на руках…

И вообще, как глупо – фенечки. Только полный идиот или человек, до безобразия «повернутый» на женщинах, может носить это в память о том, что было… Но Морис не был полным идиотом. И Кортни не так уж была уверена в том, что он «повернут» на женщинах. Иначе к ней это тоже бы относилось… Тогда почему? Почему он это носит?

Хотя какое ей дело, в конце-то концов? Никакого. Но почему-то мысль о тех женщинах, которые были в жизни Мориса Митчелла, не давала ей покоя. Ведь они что-то значили для него, раз он обвешал памятью о них свои руки… Ведь он что-то значил для них, раз они плели для него эти штуковины… Только почему это так волнует Кортни, вот вопрос…

Она попыталась сконцентрироваться на том, что показывал черно-белый экран телевизора. Но картинка расплывалась перед глазами, а слова диктора растворялись в воздухе, даже не долетая до ее ушей. Она все еще думала о Морисе, о его странной и нелегкой жизни, о его женщинах, о его взглядах на жизнь. Да, этот человек определенно был ей интересен. Она не могла бы припомнить ни одного случая, когда ее так интересовал мужчина. Отец и Джеффри Ферч не в счет. Во-первых, оба они были старше Мориса. А во-вторых, к нему Кортни испытывала какой-то особенный интерес…

Она попыталась понять, в чем разница, но так и не смогла. Сравнение ее отношения к Джеффри Ферчу с отношением к Морису Митчеллу напоминало игру «найди десять отличий». Впрочем, имеет ли это значение? Морис Митчелл ей интересен, и точка. Кортни вдруг вспомнился ее «жених», Джек Свингли. Смогла бы она относиться к нему так, как к Морису? Глупый вопрос, конечно же нет. Джек Свингли не разбудил в ней ни малейшего интереса… Скорее, напротив, был ей настолько скучен и неприятен, что она поторопилась свести общение с ним к «здравствуй» и «до свидания». И это было еще до того, как она узнала, что Миранда Ширстон прочит его ей в женихи… Задолго до того…

Кортни порылась на чердачке воспоминаний и вытащила из него Джейкоба Студбека. Это был «ее парень», да, наверное, именно так назывались их короткие поцелуи «не всерьез», мимолетные объятия и прогулки «под ручку». Было ли ей интересно с Джейкобом хотя бы вполовину так же, как с Морисом? Пожалуй, нет…

Джейкоб Студбек, длинноволосый подросток, подающий в школьной команде по бейсболу, был для нее скорее данью моде, нежели интересным другом… У многих девочек ее тогдашнего возраста уже были «отношения», и Кортни, несмотря на желание отличаться от своих товарок, тоже хотела быть «взрослой»… Поэтому рядом с ней появился Джейкоб. И исчез также внезапно, как и появился. Кортни не отдавала себе отчета в том, что этот смазливый паренек вовсе не интересен, не нужен ей. Зато он прекрасно понял после неудачной попытки «поцеловаться всерьез», что с Кортни ему ничего не светит… Все, что осталось в памяти у Кортни, это его тонкие, развевающиеся по ветру волосы и тот злополучный поцелуй, после которого на душе у нее долго лежал мутный, тяжелый осадок…

С Морисом все это не имело ничего общего. С ним ей было весело, страшно, ужасно, как угодно, но только не скучно. Скучно было без него… Без него ее накрывало то самое горькое, беспомощное одиночество, от которого хотелось выть волком и разговаривать с «Роджером». Это показалось ей странным, но с Морисом она чувствовала себя почти счастливой. Почти, потому что проблемы все равно оставались нерешенными и надо было бежать, бежать, бежать…

– Кушать подано, мисс Вулф, – порвал нить ее мыслей голос Мориса. – Прошу к столу.

Кортни потушила очередную «Лаки Страйк» и с удивлением воззрилась на аккуратно сервированный столик, на котором дымились тарелки с мясом и картофелем. У-рр, довольно заворчал желудок, предвкушая сытную трапезу. Мысли о Морисе отошли на задний план. Кортни только сейчас по-настоящему почувствовала, что проголодалась.

– Между прочим, курить натощак очень вредно, – сделал замечание Морис, когда Кортни подсела к столику. – И вообще курить вредно, – сурово добавил он.

– Ну да, конечно… – пробормотала Кортни, пронзая вилкой ломтик жареного картофеля. – Легко говорить, когда не связан никотиновыми узами с этой дрянью…

– Ошибаешься… – улыбнулся Морис. – Еще как связан… Точнее, был связан. Я курил семь лет, а потом бросил. Подумал, какого черта я должен зависеть от этой дряни…

– Серьезно? – поинтересовалась Кортни, засовывая в рот кусок жареного мяса. – Ммм… Значит, у тебя сильная воля. А вот я, к сожалению, не могу похвастаться тем же. – Готовил Морис божественно, и Кортни была вынуждена это признать. Кусочки жареного мяса, мягкого и в меру соленого, таяли сразу же, как только попадали в рот. А ломтики картофеля, покрытые тонкой корочкой, возвращали Кортни в глубокое детство, в то время, когда ей готовил отец…

– Сможешь, если захочешь, – твердо сказал Морис. – Достаточно только сказать себе: «Стоп. Больше я не буду пичкать свой организм этой отравой». Вот и все трудности…

– Не нужно портить аппетит пропагандой здорового образа жизни. – Кортни уже доедала свою порцию и плотоядно косилась на сковороду, вопрошая себя, осталась ли добавка. – Это сводит меня с ума…

– По-моему, – хихикнул Морис, поймав ее голодный взгляд, – аппетит тебе ничто не сможет испортить. А с ума тебя сводят картошка и мясо, оставшиеся в сковороде…

– Угадал, – сдалась Кортни. – Готовишь ты великолепно.

– Я же говорил…

Морис поднялся из-за стола, взял тарелку Кортни и положил добавку. Ему была приятна похвала из ее уст, которую не так-то легко было получить… Она не льстила его самолюбию, не тешила его тщеславие. Эта похвала просто согревала ему душу, как солнышко ясным погожим днем. Морис поймал себя на мысли, что хотел бы слышать это чаще. И еще хотел бы делать все, что в его силах, для того чтобы Кортни хвалила его, как сейчас. Великолепно, улыбнулся он про себя. Даже в том, как она произнесла это слово, уже была похвала…

– Спасибо…

Морис поймал ее благодарный взгляд и положил рядом с сердцем.

– На здоровье, – краснея, отозвался он.

Ему в голову пришла совершенно безумная, но очень интересная мысль. Что, если бы Кортни Вулф согласилась погостить у него? В том домике, который он намеревался приобрести, добравшись до Мексики? Конечно, до Мексики нужно добраться, а домик нужно купить… Но все же… Вдруг она согласилась бы на такое нелепое предложение? А потом осталась жить у него…

Фантазируй, Морис Митчелл, фантазируй. Кортни Вулф никогда не согласится на твое предложение. Она терпеть не может бабников, а тебя считает именно таким… И то, что вы сейчас вместе, – это всего лишь ее доброе сердце. Которое она пытается прикрыть фанерной стеной скептицизма и иронии… Чтобы всякие, вроде тебя, не лезли к ней в душу… Так что мечтай, Морис Митчелл, может быть, в мечтах она заинтересуется тобой. В мечтах, но никогда – наяву…

8

Серая плоскость дороги, желтоглазые огни фонарей… От этого однообразия у Мориса рябило в глазах. Но он продолжал сидеть рядом с Кортни, потому что понимал: ей нужен рядом кто-то, кто скрасил бы это дорожное одиночество.

Через несколько минут монотонная дорога расползлась по ответвлениям. Поворот налево – городок с ни о чем не говорящим названием «Мирруэл», поворот направо – городок с очаровательно-забавным названием «Эпплдэй», а прямо – дорога к Хьюстону…

Кортни отъехала к обочине, заглушила мотор и повернулась к Морису.

– Ну что, мистер Умник, – произнесла она усталым голосом, – настало время решать, куда мы едем. В Мирруэл, Эпплдэй или все-таки в Хьюстон?

– Думаю, мы оба устали от дороги… Не сомневаюсь, что ты – куда больше, чем я. Поэтому я не уверен, что нам нужно ехать вперед… К тому же мы все равно не собирались останавливаться в самом Хьюстоне. – Морис моргнул, чтобы снять пелену, затянувшую глаза, и задумчиво вгляделся в надписи на деревянных столбах.

Название «Мирруэл» было написано стандартно: черными буквами по белой облупившейся краске. А вот «Эпплдэй» явно рисовала чья-то заинтересованная рука. Красиво изогнутые зеленые буквы на светло-голубом фоне, а под ними нарисована ветка цветущей яблони. Кто-то, писавший это название, наверное, очень любит свой город, подумал Морис.

– Мне больше нравится «Эпплдэй», – ответил он Кортни. – Звучит красиво и радостно – «Яблочный день»… Как поляна, залитая солнечным светом… И еще надпись красивая. Будто кто-то делал ее для себя, а не потому, что это его работа…

– Да ты у нас поэт, – усмехнулась Кортни. В душе она была согласна с Морисом. И название городка, и красивая надпись тоже тронули что-то в ее душе, казалось бы уже не способной удивляться тому, что написано на придорожных столбах. – Впрочем, я согласна. Эпплдэй так Эпплдэй. К тому же мы едва ли пробудем там больше недели…

Морис удовлетворенно вздохнул. Кортни делает успехи. Раньше она прислушивалась только к своим словам, а теперь и его мнение принимается в расчет… Все перемены – к лучшему, подумал он. И, наверное, то, что они решили не доезжать до Хьюстона, тоже. В конце концов, должно же быть какое-то разнообразие в жизни беглецов, мчащихся по дорогам Америки…

В Эпплдэй они въехали, как в сказку. Этот городок сильно отличался и от Эластера, и от Остина, и вообще от того, что им доводилось видеть раньше. «Роджер» ехал мимо пышных деревьев, опаленных первым дыханием осени, мимо маленьких голубых озер, распластанных среди рыже-зеленой травы, мимо малахитовых яблонь, согнувшихся под тяжестью алых и желтых плодов, мимо уютных разноцветных домиков с низкими заборами, мимо смешных и милых скульптур, сделанных из травы и цветов.

– Мама родная! – аж присвистнул Морис. – Сдается мне, что мы не ошиблись, выбрав Эпплдэй…

– Похоже на то… – Кортни и сама с удивлением смотрела на городок, раскрывшийся, перед ними в рассветной дымке. – Во всяком случае, здесь мы полюбуемся настоящей Америкой. Хотя бы в последний раз…

– Если убрать из твоих слов непроходимый пессимизм, звучит заманчиво. – Морис поерзал в кресле, покрытом деревянным массажером, и почувствовал, как ноет спина. Забинтованная рука тоже побаливала, но Морис уже не считал это болью. По сравнению с тем, что он ощущал в тот день, когда зацепил ее… – Да, неплохо было бы провести недельку в этом раю на земле… Лишь бы народ здесь не оказался подозрительным… Наверное, в таких городках не любят приезжих…

– Не знаю. В Эластере всем было наплевать. Но Эластер был побольше, чем Эпплдэй, и совсем другой. Домики, все, как один, покрашенные в белый, одинаковые дороги, одинаково выстриженные кусты… Не знаю, почему мать жила в этом городе… У нее ведь было достаточно денег, чтобы переехать в другое место… Здесь же все такое естественное, самобытное… И если есть человеческое вмешательство, его совсем немного…

– В конце концов, поменяем маршрут, если нас здесь не примут, – кивнул Морис, вглядываясь в розово-рассветную даль. – У нас в запасе есть Мирруэл…

Возвращаться и ехать в обычный Мирруэл совершенно не хотелось. А может, и не придется? – с тоской подумал Морис. Ведь совсем не обязательно, что люди в таком симпатичном городке окажутся монстрами, больными ксенофобией… Ему вдруг мучительно захотелось пожить хотя бы неделю в этом раю. И провести эту неделю вместе с Кортни. Он, Кортни и золотисто-зеленое царство, рассыпанное под розовым небом. И больше никого…

Он посмотрел на Кортни. Кажется, эта юная леди с замашками парня тоже влюбилась в Эпплдэй с первого взгляда. Только едва ли разделяет его соображения по поводу совместного времяпрепровождения. Конечно, ей незачем оставаться наедине с «мистером Бабником». Она и так уже порядком устала от этого типа…

Морис вздохнул. Та неизбежность, с которой Кортни вторглась в его сердце, пугала его. Эта девушка была нужна ему, и вовсе не потому, что отлично водит автокемпер… Она была необходима ему, дорога ему… А этого было более чем достаточно, чтобы Морис признал себя влюбленным. Да, он бывал влюблен и раньше, но это чувство не имело ничего общего с тем, что он испытывал к Кортни. Теперешняя влюбленность напоминала ему рассвет… Да-да, рассвет… Такой же рассвет, как сейчас, розовый с желтой искоркой, вспыхивающей среди дымных облаков. И эта желтая искорка осколком впивалась в его сердце, зарождая в нем радостное беспокойство, щемящую неуемность желаний… О да, такого раньше не было, грустно согласился со своими мыслями Морис. Раньше было все, что угодно: страсть, душный ночной угар, неосмысленная радость объятий, – но только не рассвет…

Кортни остановила «Роджер» и вырвала Мориса из омута мыслей.

– Довольно. Приехали. Я устала и думаю, что мы можем остановиться здесь. Надеюсь, ты не против?

– Не-а, – вяло отозвался Морис. Осадок раздумий все еще бродил в душе. – Я тоже не прочь вздремнуть часок-другой… Главное, чтобы наше пробуждение не сопровождалось криками: «Бей их!», а вокруг «Роджера» не плясали местные жители с вилами и граблями…

– И кто после этого говорит о пессимизме? – сонно улыбнулась Кортни, перелезая через сиденье. – Пойдем, мистер Умник… Будем надеяться, что следующий день будет лучше…

Морис практически упал на разобранный диван. Глаза закрылись сами собой. Он задремал сразу же, и во сне перед его глазами постоянно мелькало лицо Кортни, ее черешневые глаза и ее яблочная, да, именно яблочная, улыбка…

– Эй, есть кто живой?

Морис разодрал глаза и недоуменно огляделся по сторонам. Наверное, приснилось… Любопытно, сколько же он проспал?

– Эй, кто живой, отзовитесь! – вновь послышался голос.

Нет, это уж точно не сон… Морис сбросил с себя одеяло, вскочил и начал натягивать джинсы. Кортни все еще спала, съежившись под тонким одеялом, из-под которого выглядывал только ее маленький носик.

Будить ее или разобраться самому? – раздумывал Морис, завязывая шнурки на новеньких «найковских» кроссовках. Неужели его шутка оказалась пророчеством и за дверью автокемпера его ждут недовольные лица местных жителей? А что еще хуже, местных властей? Ладно, что бы там ни было, а объясняться все равно придется… Ибо кто-то там, снаружи, настойчиво требует объяснений…

– Эй, ребята! Вы там не умерли? – не унимался голос.

Морис бросил еще один взгляд на спящую Кортни. Не буду, решился он. В конце концов, ее сон не стоит того, чтобы нарушать его из-за неугомонных жителей городка Эпплдэй.

Руки Мориса непроизвольно сжались в кулаки, и он с воинственным настроем распахнул дверь автокемпера.

К великому удивлению Мориса, возле «Роджера» не было раздосадованной толпы. Перед ним стоял молодой человек, лет на пять моложе его самого, на лице которого было написано не раздражение, а, напротив, какое-то воистину неамериканское благодушие.

– Добрый день, – начал паренек, встряхивая рыжей шевелюрой. – Извините, что побеспокоил. К нам редко кто заезжает, вот я и решил: наверное, что-то случилось… Вам нужна помощь? – поинтересовался он у Мориса.

Морис аж опешил от такого дружелюбия. Чего-чего, а гостеприимства в городке Эпплдэй он ожидал меньше всего… Может, конечно, этот парень – местный сумасшедший… А может, это один из тех, кого так опасается Кортни… Это подозрение заставило Мориса нахмуриться. Он вспомнил, что она рассказывала о парне с елейной улыбкой, который попросил о помощи в кафе… Правда, улыбка у этого рыжеволосого паренька казалась вполне искренней, но осторожность Морису не помешает…

– Нет, – покачал головой Морис, испытующе глядя на огненноголового парнишку. – У нас все в порядке. Просто нам понравился ваш городок, и мы решили остановиться здесь ненадолго…

– Путешественники? – улыбнулся парень и посмотрел на Мориса так, как будто тот был звездой экрана.

– Что-то вроде того… А вы из Эпплдэя, насколько я понимаю?

– Да… Живу здесь с рождения, – гордо ответил парень. – А вот и мой отец… Он прихватил кое-какие инструменты. Мы думали, у вас поломка…

Морис недоуменно уставился на приземистого мужчину, который приближался к «Роджеру» и почти сгибался под тяжестью чемоданчика с инструментами. Господи, да что же это? – вопрошал себя Морис, переводя взгляд с парнишки на отца, а потом с отца на парнишку. Что же это? С каких это пор люди приходят к нему не для того, чтобы угрожать или требовать, а для того, чтобы просто помочь? На каком свете он оказался, если происходит такое?

– Здравствуйте, мистер… – Мужчина подошел к «Роджеру» и поставил чемодан на обочину дороги.

– Морис, – почти прошептал Морис. – Морис Митчелл.

– Дик Бредли, – дружелюбно улыбаясь, представился мужчина.

– А я – Тревис Бредли, – вставил его сын.

– Мне очень приятно. – Все еще сомневаясь в реальности происходящего, Морис протянул руку. Вначале отцу, а потом сыну Бредли. – Значит, вы жители Эпплдэя? – еще раз спросил он.

– Ну да, – кивнул Дик Бредли. Судя по всему, Тревис унаследовал волосы у отца. Они были такими же огненно-рыжими. – Это наш родной городок.

– Красивый городок, – улыбнулся Морис, потихоньку начиная оттаивать от своих подозрений. – И первый, до которого добралась осень.

– О да, – кивнул Дик Бредли. – В Эпплдэе осень всегда наступает раньше, чем в других городах. Но у нас самая красивая осень…

– Да, – согласился Морис. – Деревья, опаленные дыханием осени…

– Да вы настоящий поэт, – с уважением произнес Дик Бредли. – Пишете?

– Нет, путешествую. – На этот раз он не будет лгать. Если только совсем чуть-чуть. И то не лгать, а умалчивать. О том, что они с Кортни бегут, как крысы с тонущего корабля… – Вот, решили остановиться ненадолго в Эпплдэе.

– Это же просто замечательно, – воодушевился Дик Бредли. – Мы всегда рады гостям. К тому же вы сможете снять домик у вдовы Роуз… Совсем недорого…

– Мы подумаем над этим, – улыбнулся Морис, еще раз приятно удивленный гостеприимством жителей Эпплдэя. – Обязательно подумаем… Правда, Кортни предпочитает жить в автокемпере. – Он кивнул на машину. – Но я люблю больший комфорт…

– Кортни – ваша жена? – полюбопытствовал Тревис Бредли, встряхивая густой осенней шевелюрой. Кажется, встряхивание волосами было его привычкой.

Морис не раздумывая, почти механически ответил «да» и только потом сообразил, что сморозил глупость. Но отнекиваться было поздно – Дик и Тревис Бредли уже успели одобрить его семейное положение. Ох и влетит же ему от Кортни, если она узнает об этом! Наверняка она опять обзовет его дураком или, что еще хуже, мистером Бабником…

– Значит, вам не нужна помощь? – уточнил Дик Бредли, поднимая с земли чемоданчик с инструментом. – Морис покачал головой. – Ну что ж, думаю, что мы еще увидимся… Заходите в гости к Бредли. Или в магазин «Бредли и Бредли». Мы делаем лучшую яблочную настойку в городе.

– Обязательно.

Морис пожал руки отцу и сыну и еще долго смотрел вслед их удаляющимся фигуркам. Интересно, все жители Эпплдэя обладают таким дружелюбным нравом или, как любит говорить Кортни, это «исключения из правил»?

Кстати, насчет Кортни. Предложение пожить у вдовы Роуз казалось ему весьма привлекательным. Тем более если вдова Роуз окажется таким же милым существом, как семейство Бредли… Но Морис не был уверен, что Кортни отнесется к его идее с таким же; воодушевлением… «Роджер» для нее – святое, к тому же жить в одном доме с мистером Бабником… Конечно, это ужасно. Если бы он мог уговорить ее, если бы только мог…

– О чем задумался, мистер Умник? – послышался позади него сонный голос и зевок.

– Я только что познакомился с Диком и Тревисом Бредли, – обернулся на голос Морис. – Отличные ребята…

– Не слишком ли быстро заводишь знакомства? – сонливость Кортни как рукой сняло. – Ты же знаешь, это опасно…

– Брось, это местные ребята. Всю жизнь прожили в Эпплдэе и гордятся своим городом… И, кстати, ждут нас в гости…

– Надеюсь, ты не затеваешь очередную аферу? – поинтересовалась Кортни, спускаясь босыми ногами со ступенек автокемпера.

– Нет, – резко ответил Морис. – Ты же знаешь, я этого не хочу… Стой, куда ты босиком?!

Кортни не успела сойти со ступенек, потому что ее тело в коротенькой пижамке с детским рисунком оказалось на руках у Мориса.

– Ты ведь босая, – повторил Морис, высвобождая лицо из шелкового плена ее волос.

– Ну и что? – спросила она, пытаясь вырваться из крепких объятий. – Пусти…

Последнее слово было произнесено так тихо, что Морис с трудом его расслышал. Впрочем, сейчас ему было наплевать и на приказания Кортни, и на ее желания. Он запутался в этом призрачном плену ее волос, в лунной матовости ее лица, в пытливом взгляде черешневых глаз, в шоколадной звездочке на ее подбородке. Он запутался в своей непроходимой нежности, в желании сжимать эту девушку в объятиях и не отпускать ее как можно дольше… Запутался в своем сбивчивом дыхании, в стуке сердца, бьющегося куда громче, чем пульсация часовой бомбы, в ее дыхании, напоминавшем сумеречную осень городка Эпплдэй…

Его губы приблизились к ее лицу. Поцелуй был неотвратим, как лучи рассветного солнца. И Морис знал об этом. Он осторожно и нежно отодвинул прядь ее блестящих волос с по-детски удивленного лица. Еще раз заглянул в глаза, чтобы окончательно убедиться в неотвратимости поцелуя: Они стали еще темнее, чем обычно, еще более влажными, блестящими. Черешня, налитая соком и солнечным светом, подумал Морис. Он прижал Кортни к своей груди, в которой сердце отчеканивало сумасшедший танец, а потом коснулся свободной рукой ее лица. Вначале белоснежного лба, затем маленького чуть вздернутого носа, затем щек, подкрашенных легким румянцем, затем чувственных полуоткрытых губ. Он провел указательным пальцем по шоколадной звездочке на ее подбородке. И тут до Мориса дошло. Будто осенило. Нет, сказал он себе, нет… Ничего этого не будет. Не будет, пока она сама не скажет ему четкого «да».

Морис сделал два шага и поставил ее босыми ногами на траву. Дай-то бог, чтобы он поступил правильно…

Что это было? – спросила у себя Кортни. Что с ней случилось в эти несколько мгновений? Она казалась себе совсем другой, демоном огня или бури… Кем она была в объятиях Мориса Митчелла? И что с ней теперь? Кортни опустила глаза и посмотрела на траву. Все вокруг казалось таким невероятно четким: каждая травинка, каждая букашка, ползущая по ней… Может быть, руки Мориса, его пальцы, касающиеся ее лица, – все это было сном? Грезами наяву… Она стояла, босая и растерянная, впервые в жизни ощутившая то, о чем слышала и читала. Преддверие поцелуя, вот как это называлось. Преддверие несостоявшегося поцелуя…

Да, возможно, Морис Митчелл и бабник, возможно, и умник. Но кем бы он там ни был, на нее его влюбчивость не распространялась. И от того, что Кортни постигла эту истину, ей почему-то стало горько. Очень горько…

Морис собрался оставить свое поведение без комментариев. Хватит с него и того, что он не смог поцеловать девушку, которая ему, мягко говоря, небезразлична…

– И долго ты собираешься попирать босыми ногами траву? – глухим голосом поинтересовался он у Кортни. – У меня, между прочим, есть кое-какие планы…

– Какие, хотела бы я знать, могут быть планы у человека, который только что приехал в незнакомый город? – спросила Кортни, пытаясь водворить иронию на привычное для нее место.

– Например, снять домик вдовы Роуз. Не спорю, старина «Роджер» – приятное место, но мне хочется урвать у Эпплдэя хотя бы немного комфорта и уюта. Пока мы снова не ринулись в бега… Предлагаю тебе… как бы это назвать… совместное проживание.

– Вот это да! – хмыкнула Кортни, все еще пытающаяся прийти в себя после несостоявшегося поцелуя. – Чего мне только не предлагали… Но «совместное проживание» – впервые.

– Рад, что я все еще могу приятно удивлять… Так что ты думаешь по этому поводу? – Морис изо всех сил пытался натянуть деловитый тон на нервное ожидание ответа.

– А что за вдова Роуз? – как можно более хладнокровно поинтересовалась Кортни.

– Вдова Роуз? Честно говоря, я и сам не знаю. О ней мне поведали Бредли. Отец и сын Бредли, о которых я тебе говорил. Они сказали, что вдова Роуз сдает дом. И что стоит этот дом совсем недорого. Почему бы и нет, Кортни? Мы ведь собрались провести здесь неделю…

– Хочешь сказать, тебе до чертиков надоел «Роджер»?

– Да ничего я не хочу сказать… Я же объяснил…

– Хорошо, – согласилась Кортни, пытаясь создать видимость одолжения. – Но вначале мы должны увидеть этот дом. И вдову Роуз тоже… Кто знает, вдруг это – отвратительная брюзгливая старушенция…

– Не думаю. Если такие ребята, как Бредли, сказали, что нам стоит снять этот дом, значит, действительно стоит. Но я согласен. Вначале его нужно посмотреть… Кстати, – как бы невзначай добавил он, – ребята Бредли думают, что мы женаты… Ты не против?

– Что-о? Что значит – женаты? – вспыхнула Кортни.

– Да не кипятись ты, – раздраженно ответил Морис. – Всего-навсего думают, что мы женаты. Чувствуешь разницу между словами думают и женаты?

– Чувствую, я не полная идиотка, – огрызнулась Кортни. – Но, может быть, ты объяснишь мне, кто заставил их так думать?

– Кто заставил? Ну, разумеется, я, – спокойно ответил Морис. – Чтобы не было лишних вопросов.

– Каких еще вопросов?

– Догадайся… Мужчина и женщина, не связанные законным браком, путешествуют вместе… Да никто не поверит тому, что мы – просто друзья… Я подумал, что статус жены будет для тебя более приятен, чем положение любовницы… Ты же знаешь, как бывает в этих маленьких городках… Они не очень-то одобряют свободные отношения…

– Ну ладно, – махнула рукой Кортни, вспоминая свою недавнюю беседу с Аурилисом Киббсом. В конце концов, она тоже невольно выдала Мориса за своего мужа. Хотя, конечно же, никогда ему в этом не признается… – Пусть думают, если ты считаешь, что так проще. Я как-нибудь смирюсь со своим положением «псевдожены»…

– Никогда не поздно сделать его настоящим, – ехидно улыбнулся Морис. – К тому же твоим пальчикам пойдет украшение в виде обручального кольца…

– Морис Митчелл! – гневно вспыхнула Кортни. – Ты хотя бы иногда можешь не валять дурака?

– Иногда – да… Но, надеюсь, в эти моменты ты меня не увидишь…

Кортни направилась к «Роджеру». На этот раз Морис не стал поднимать ее над асфальтом. Ему все еще было не по себе после того раза… Но позволить девушке шлепать по холодному асфальту босыми ногами он не мог.

– Погоди-ка, – нашел он выход из положения. – Сейчас я принесу тебе шлепанцы…

Кортни терпеливо ждала, пока Морис отыщет в недрах автокемпера ее шлепки. Наконец он вернулся и аккуратно положил перед ней обувь. Кортни просунула ноги в резиновые шлепки и хмыкнула:

– Спасибо, мистер Галантность.

– Все для вас, мисс Вредность…

И все-таки это уже лучше, чем «мистер Бабник», решил про себя Морис. Кажется, сейчас его повысили в должности. Жаль только, нет медали, звуков фанфар и громких аплодисментов…

Вдова Роуз Мортимер оказалась очаровательной бойкой старушкой с проницательными голубыми глазами. Когда-то они были синими, теперь выцвели от времени, но по-прежнему оставались очень выразительными.

От «четы» Митчелл вдова Роуз была в настоящем восторге. Очевидно, все жители Эпплдэя относились к приезжим с неизменным благодушием. Наверное, потому что они любят свой город и гордятся им, подумал Морис. И поэтому гости для них – признание того, что в их городке стоит остановиться…

– Мы сейчас же пойдем пить чай, – суетилась вдова Роуз, стаскивая с себя цветастый передник. – Я только что испекла кнедлики с яблочным джемом. И вы обязаны их попробовать… А потом мы сразу же пойдем смотреть дом. Он здесь, неподалеку. Всего-навсего через улицу…

Кортни и Митчелл не успели опомниться, как уже сидели за столом, покрытым белоснежной скатертью, и пили дымящийся чай из маленьких фарфоровых кружек. Кнедлики оказались восхитительными: горячими и мягкими, с начинкой, которая оставляла во рту неповторимый аромат эпплдэйских яблок.

– Очень вкусно, – похвалила Кортни стряпню вдовы Роуз. – Просто восхитительно. У меня такое чувство, что во рту еще долго будет пахнуть яблоками…

– О да. – Вдова Роуз многозначительно кивнула. – Так и есть… В Эпплдэе самые лучшие яблоки. Поэтому наш городок называется именно так. Яблоки здесь особенные, ароматные и сладкие… Чего только у нас не делают из яблок: и компот, и вино, и настойки, и пироги, и варенье… Но кнедлики пеку только я. Моя бабка была полячкой, – глаза вдовы Роуз подернулись пеленой воспоминаний, – и от нее я унаследовала рецепт кнедликов. Каждое воскресенье в этом доме собирается весь город, чтобы хорошенько повеселиться и поесть кнедликов. У меня большой дом и сад, так что места всем хватает. Смотрите, воскресенье на носу, – лукаво улыбнулась она. – Я жду вас к себе в гости…

– Мы обязательно придем, – улыбнулся Морис, засовывая в рот очередной кнедлик. – Ни за что не пропустим такое веселье…

Кортни недоуменно воззрилась на Мориса. МЫ придем… И кто дал ему право решать за нее? Неужто их воображаемый статус супругов? Несмотря на то что Кортни понравилась вдова Роуз, участвовать в здешних мероприятиях ей совсем не хотелось… Они приехали в Эпплдэй всего на неделю. Так зачем им знакомиться с местными жителями? Но отказываться было неудобно, и Кортни только кивнула в знак согласия.

Дом, который сдавала вдова Роуз, понравился Кортни с первого взгляда. Если бы она хотела иметь дом, то он был бы именно таким… Он был небольшим, но очень уютным, окруженным, как и все здешние дома, низеньким забором, покрашенным в вишнево-красный цвет. Цвет был насыщенным, но не резал глаза и замечательно сочетался с красным кирпичом, из которого был сделан дом.

Кортни понравилась и крыша, покрытая коричневой черепицей, и круглое веселое окошко чердака, обрамленное вырезанными из дерева медведями, и большая широкая веранда, увитая плющом и лозами фиолетового винограда. Но больше всего ей понравился сад, в котором яблони благоухали, сгибаясь под тяжестью огромных алеющих яблок.

Кортни подумала, что, где бы она ни была, она никогда не забудет запах Эпплдэя – сладкий аромат яблок и дымное свежее дыхание ранней осени…

– Ну как? – поинтересовалась вдова Роуз. – Вы готовы сменить свою машину на этот домик?

– Да, – прошептал Морис. Если бы такой домик предложили ему в Мексике, он, не раздумывая, согласился бы купить его. Но здесь, к сожалению, не Мексика… – А ты как, Кортни?

– Да, – согласилась Кортни. Даже ее имя, произнесенное в этом саду, не вызывало раздражения. – Да…

– Замечательно, – обрадовалась вдова Роуз. – Я рада, что он вам понравился. Это дом моей двоюродной сестры, которая, к сожалению, отошла в мир иной… Пока вы можете не платить мне. Поживите, осмотритесь, а потом окончательно решите, останетесь вы или нет…

– Но… – начал было Морис, окончательно сраженный этими словами.

– Возражения не принимаются, – перебила его вдова. – А в воскресенье я жду вас у себя. Нарядно одетыми и голодными, как волки… Чтобы влезло побольше кнедликов и яблочной настойки…

Вдова Роуз удалилась, оставив им ключи и объяснив, для каких замков эти ключи предназначены.

Кортни вопросительно посмотрела на Мориса, но он только пожал плечами.

– Они любят свой город, – ответил он ее взгляду. – А мы для них что-то вроде подтверждения того, что их город – лучший на земле… Я думаю, поэтому они так гостеприимны к приезжим. А еще, наверное, потому что счастливы… Когда человек счастлив, он и других хочет осчастливить… Знаешь, что мне нравится? – спросил он у Кортни, крутившей брелок на указательном пальце. Она прервала свое занятие и покачала головой. – К ним не нужно искать подход… Им не нужно втираться в доверие. Ты им нравишься сразу таким, какой ты есть… Может быть, я, конечно, заблуждаюсь, но…

– Возможно, – прозрачно улыбнулась Кортни. – А может быть, ты просто привык действовать так, потому что это обусловлено необходимостью. А теперь тебе не нужно лгать, не нужно играть какую-то роль… Видимо, в этом все дело…

– Отчасти. Но, клянусь тебе, ни в одном городке меня не встречали так, как здесь. Не было такой готовности помочь, не было такой радости на лицах…

– Спорить не буду. Я вспоминаю родной Эластер, – усмехнулась Кортни, – и в споре отпадает надобность… Кстати, дом – восхитительный. Думаю, ты был прав, когда решил обратиться к вдове Роуз…

– Еще бы, – с какой-то даже ему не понятной гордостью произнес Морис. – Ведь его посоветовали Бредли…

Кортни вышла из дома и выпростала долго сдерживаемую улыбку. За считанные часы Морис настолько вжился в роль обитателя городка Эпплдэй, что это не могло не рассмешить. Что же будет, когда они проживут здесь неделю? Наверное, Морис Митчелл начнет собирать яблоки и делать настойку. Или варить варенье. Или научится у вдовы Роуз печь кнедлики… Эта мысль до того рассмешила Кортни, что девушка не смогла удержаться и расхохоталась. Мистер Умник в цветастом фартуке распахивает дверцу духовки и извлекает оттуда противень с кнедликами…

– Ох, не могу… Ха-ха… Ох, не могу… – заливалась она, согнувшись в три погибели рядом с «Роджером». – Ох, держите меня, не могу больше…

– Интересно, что могло тебя так рассмешить? – раздался голос Мориса. Он стоял совсем рядом и недоуменно смотрел на Кортни, заливающуюся смехом.

Кортни подняла глаза в надежде, что образ Мориса, пекущего кнедлики, исчезнет сам по себе, как только она увидит настоящего Мориса. Но образ не только не исчез, он, напротив, стал еще смешнее. Потому что у серьезного Мориса Митчелла было до ужаса смешное лицо…

– Ой, не могу остановиться… Прости, Морис, не могу… – залилась она еще громче.

– Да в чем же дело? – раздосадованно спросил Морис.

– Я… ха-ха… ох, живот разорвется… представила, как ты печешь кнедлики… о-ох… в фартуке вдовы Роуз… Ну скажи, скажи что-нибудь, чтобы я успокоилась. О-ох… Ради бога, скажи, Морис…

– Здравствуйте, – неожиданно раздался рядом с ними звонкий женский голос. – Похоже, вы наши новые соседи?

Кортни услышала «похоже, да» Мориса и подняла голову. К ее великому облегчению, смех прошел сам собой. Перед ними стояла семейная пара или брат с сестрой – молодая девушка чуть постарше Кортни и парень, ее ровесник. Оба улыбались, очевидно чрезвычайно довольные тем, что у них наконец появятся соседи.

– Меня зовут Эмми Видмор, – все так же улыбаясь, представилась белокурая девушка. – А это – мой жених Род.

– Род Питерсон, – представился зеленоглазый паренек.

– Очень приятно, – смущенно пробормотала Кортни. Ей было неудобно, что эта пара видела ее, скорчившуюся в три погибели от смеха. – Меня зовут Кортни. – Неужели она начала привыкать к собственному имени?

– А я Морис. Мы супруги, – добавил Морис, ехидно поглядывая на Кортни.

Та исподтишка пригрозила ему кулаком.

– Как здорово, что вы будете жить рядом с нами! Не помню, когда в последний раз вдова Роуз сдавала свой дом. Кажется, это было так давно… – Белокурая Эмми с удивлением оглядела автокемпер. – Ух ты! Вот это да…

– Наверное, здесь и жить можно? – восхищенно поинтересовался Род.

– Еще как, – ответил Морис. – Там есть и плита, и душ… В общем, все, что нужно для цивилизованного человека… Но мы с женой решили на время сменить дислокацию. – Морис старался не обращать внимания на кулак, выглядывающий из-за спины Кортни. – Машина – это хорошо, но дом – куда лучше…

– Абсолютно с вами согласен, – добродушно улыбнулся Род. – Человека всегда тянет туда, где ему тепло и уютно… Надолго вы в Эпплдэй?

– Наверное, на неделю, – честно ответил Морис.

– Ах, как жаль, – расстроилась Эмми. – А мы то думали, вы поживете хотя бы пару месяцев…

– Ничего, может быть, они еще передумают и решат купить этот дом, – подмигнул Род Морису. – Ну что же, не будем отвлекать вас от дел… Надеюсь, вам понравится в Эпплдэе… Кстати, Роуз Мортимер уже пригласила вас на Воскресник?

– Да, мы обязательно придем, – немного удивленно кивнул Морис. Оригинальная традиция, ничего не скажешь, собираться по воскресеньям на кнедлики у вдовы… Всем городом… Морис не сомневался, что городок Эпплдэй еще не исчерпал запас его удивления… – Обязательно…

– Отлично, – улыбнулась Эмми. – Заходите к нам на чай. Мы, конечно, не печем кнедлики, как вдова Роуз, но угостим вас отличными пирожками с яблочным джемом…

Когда молодые люди скрылись за поворотом, Кортни и Морис перекинулись многозначительными взглядами.

– Определенно, эпплдэйцы – само очарование, – заметил Морис. – Жаль только, что этот городок не спрятан где-нибудь в Мексике…

– Да уж, – вздохнула Кортни. – Действительно жаль… Тогда ты бы мог научиться у вдовы Роуз печь кнедлики, но делал бы это не в фартуке, а в огромной шляпе…

– Язвишь? – Морис вошел в автокемпер и вытащил несколько пакетов с вещами. – А я вот возьму и научусь… Посмотрим, что ты на это скажешь?

Кортни ничего не ответила. Она подняла голову, вглядываясь в голубое безоблачное небо, и вдохнула сладкий аромат ласкового осеннего вечера. Как это хорошо, когда ты можешь позволить себе искренне посмеяться над какой-нибудь глупостью. Поговорить с людьми, которые по-настоящему рады тебе, хотя видят тебя впервые в жизни. И вдыхать этот сладкий яблочный запах, зная, что еще какое-то время ты можешь наслаждаться свободой…

9

Кортни и Морис не ошиблись в выборе – Эпплдэй казался им воплощением земного благоденствия. Они прожили в этом городке всего четыре дня, но эти дни были самыми счастливыми в их жизни.

Осень только начала вступать в свои права. Днем было тепло, но сумерки уже приносили с собой первые порывы холодного ветра. Листва деревьев подернулась багрянцем и желтизной, но местами по-прежнему была зеленой. В маленьких озерцах Эпплдэя вода настолько хорошо прогревалась днем, что в них можно было купаться. Что Морис и Кортни с удовольствием делали, плескаясь в воде, как дети, и осыпая друг друга хрустальными брызгами. Казалось, лето и осень мирно уживались в этом городке, полном жизни и света…

За короткое время они уже успели перезнакомиться почти со всеми жителями городка, а у половины Эпплдэя побывать в гостях. Никто не принуждал их к этому, но все так искренне радовались их приезду и звали «на чай с яблочным пирогом», что отказаться было просто невозможно. Кортни и Мориса больше всего удивляло то, что в Эпплдэе не было четких правил и норм поведения. Здесь все вели себя так, как хотели, но при этом не доставляли друг другу хлопот и неприятностей. Молодежь вполне спокойно уживалась со стариками, которые вовсе не осуждали ее за поцелуи в яблочной тени, за взаимные объятия и другие проявления любви еще неженатых пар. Все казалось легким и естественным, как сама жизнь. И время бежало с удивительной быстротой.

Кортни поразило, что в Эпплдэе женщин и мужчин невозможно было поделить на «группы» так, как в Эластере. «Куриные» посиделки, очевидно, были здесь в диковинку, потому что женщины и мужчины не собирались по отдельности, а проводили свободное время вместе.

В этом городе было много развлечений, и эпплдэйцы с удовольствием им предавались. Вечером каждого дня в «Клубе Ка» – местном развлекательном центре – шли спектакли, которые ставила молодежь. Или устраивались «творческие поединки», в которых мог принять участие каждый желающий. Или разнообразные конкурсы с поеданием пирогов или пусканием мыльных пузырей. Словом, всегда было что-то новенькое, и это новенькое с удовольствием подхватывалось эпплдэйцами. А в воскресенье все собирались у вдовы Роуз, в ее огромном саду – там Кортни и Морису еще только предстояло побывать. В общем, эпплдэйцы умели и любили веселиться. Может быть, поэтому они никогда не задумывались над тем, чтобы уехать из родного городка, и поэтому были так рады приезжим?

Ответив на этот вопрос, Кортни и Морис все чаще задумывались о необходимости отъезда. Необходимости, которая надвигалась на них, как туча, всплывающая бог знает откуда на ясное летнее небо. Мексика уже не манила их так, как раньше. Им не хотелось уезжать, вновь бежать за призрачным будущим, которое, скорее всего, будет гораздо реалистичнее, чем эта эпплдэйская сказка.

Иногда Кортни думала, что она спит и этот городок – всего лишь сон. И ей страшно было проснуться… Она хотела поделиться своими соображениями с Морисом, зная, что он поймет ее, как никто другой, но не видела смысла рассуждать о том, что все равно неизбежно. На устах у каждого крутился наивный вопрос: «Может быть, останемся?». Но и Морис, и Кортни слишком хорошо знали ответ. Их найдут. Если они задержатся здесь хотя бы на месяц, их обязательно найдут. Куда проще было затеряться в Мексике, стране с чужой культурой, между людьми, разговаривающими на чужом языке…

Помимо неизбежного отъезда из Эпплдэя Кортни занимал еще один, не менее насущный вопрос: что чувствует к ней ее «товарищ по несчастью», ее сосед по дому, ее «фиктивный» муж, Морис Митчелл. Об этом Кортни думала постоянно, даже когда закрывала глаза, пытаясь заснуть.

С тех пор, как они приехали в Эпплдэй, Кортни чувствовала себя безумной. Или по-настоящему обезумела, поддавшись счастливой и безмятежной атмосфере, царящей вокруг. С той самой минуты, когда Морис опустил ее на придорожную траву, так и не поцеловав, она все думала, думала, думала о том, каким мог бы быть этот поцелуй… И еще о том, почему Морис Митчелл так и не сделал того, что собирался…

На этот вопрос Кортни нашла два подходящих ответа. Первый был весьма похожим на правду, но повергал ее в отчаяние. Морис как-то обмолвился, что его не интересует девушка, которая ведет себя, как парень. Что, если она просто не в его вкусе? Второй ответ казался Кортни самоутешением. Что, если она слишком часто называла Мориса «мистером Бабником» и он просто не захотел соответствовать своему прозвищу? Запутавшись в этих «что, если», Кортни паниковала, радовалась, а потом снова начинала изводить себя догадками. Конечно, и речи не могло быть о том, чтобы выяснить это у Мориса. Тогда он сразу учует что-то неладное.

Что именно «неладное» почувствует Морис, Кортни боялась произнести даже про себя. Потому что нет ничего хуже, чем влюбиться в человека, который, получив то, что хотел, сразу же променяет тебя на другую… Правда, Кортни так и не увидела «проявлений» донжуанства Мориса на деле. Ко всем женщинам в Эпплдэе он относился ровно. А если и делал комплименты, то совершенно искренне и без тени ухаживания.

Хотя Кортни частенько видела завистливые взгляды девушек «на выданье», обращенные в ее сторону. Но дальше этих взглядов дело не шло. Флиртовать с Морисом не пытались, а он, кажется, не собирался «развлечься» в Эпплдэе. И в голове Кортни опять же вертелись две догадки. Либо мистер Бабник пытается исправиться в ее глазах, либо статус «псевдоженатого» человека наложил на него свой отпечаток.

Кто знает, может быть, Морис Митчелл опасался осуждения со стороны эпплдэйцев: женатый мужчина, приударяющий за местными барышнями? Хотя, как заметила Кортни, несмотря на то что Эпплдэй был городком с небольшим количеством жителей, сплетничали эти жители с великой неохотой. Все знали, почему Роуз Мортимер вдовствует уже сорок лет, но никто даже не заговаривал об этом с «четой» Митчелл. А что же касается осуждения… Молодежь здесь вела себя достаточно свободно, без оглядки на стариков… Так что Кортни была уверена: старания Мориса, если таковые проистекают из их «семейного положения», совершенно напрасны…

На следующий же день после их заселения в домик вдовы Роуз с Кортни произошел забавный казус, который отчасти ее обрадовал, отчасти – смутил.

Узнав о существовании «Клуба Ка», Морис уговорил Кортни сходить туда. Впрочем, она не пожалела: было здорово и очень весело. Она даже выиграла конкурс мыльных пузырей, за что ее наградили бочонком яблочного эля. И только когда они выходили из клуба, Кортни услышала знакомый веселый голос:

– Кортни! Да это же Кортни, дорогая!

Кортни удивленно обернулась. На ступенях клуба стояли Аурилис Киббс и его жена Лавиния.

– Значит, вы все-таки посетили Эпплдэй? – спросила Лавиния, улыбаясь своей счастливой улыбкой. – Ну и как вам наш городок?

– Аурилис, Лавиния, – представила Кортни Морису своих знакомых. – Мы познакомились в «Рокеншире», в том месте, где ты покупал обувь… А это Морис… Эпплдэй – восхитителен. Мы с Морисом в восторге от него… – Кортни так надеялась на то, что Аурилис не упомянет о том, что Морис ее «муж», но именно это и произошло.

– А, это ваш муж… Очень приятно познакомиться. – Он протянул Морису руку. – Мы с Лавинией надеемся, что вы зайдете к нам в гости…

«На чай с яблочным пирогом», добавил про себя Морис, а потом подозрительно покосился на Кортни. То, что они «муж и жена», могла сказать им только она… Но ведь тогда еще не было ни Эпплдэя, ни Бредли с их вопросами… Очень интересно, мисс Скромница…

– Обязательно будем, – ответил он Киббсам.

Когда чета Киббс скрылась из поля зрения, Морис ехидно поинтересовался у Кортни:

– И что ты скажешь в свое оправдание? Ты так злилась на меня, когда я говорил, что мы женаты, а выясняется, что ты сделала это еще раньше, чем я…

– Ничего, – смущенно пробормотала Кортни. А она-то так надеялась, что ее беседа с Аурилисом останется тайной для Мориса. – Он спросил, женаты ли мы, а я механически кивнула…

– Да, да, механически, – улыбнулся Морис, чувствуя себя отмщенным. – Наврала еще раньше меня… Я так и знал, что втайне ты мечтаешь выйти за меня замуж…

– Ничего подобного! – запротестовала Кортни, заливаясь румянцем. – Ни о чем таком я не думала, все вышло само собой!

– Знаю я, как само собой, – не унимался Морис. – Сегодня «само собой», а завтра я буду стоять у алтаря в черном костюме с розой в петлице…

– Да что ты несешь! – взорвалась Кортни, оскорбленная до глубины души шутками Мориса. – Я не выйду за тебя замуж, даже если ты будешь последним мужчиной на земле!

– Позволь напомнить тебе об этих словах, когда я буду надевать кольцо тебе на палец, – засмеялся Морис, раззадоренный ее бешенством. – И, кстати, дорогая, говори потише. Весь Эпплдэй твоими и моими стараниями думает, что мы уже женаты…

Кортни смутилась окончательно и поняла, что в запасе у нее нет ни одного едкого слова, которое напомнило бы Морису о том, кто он такой. Сама не ожидая от себя такой детской выходки, она повернулась и бросилась бежать к дому вдовы Роуз, чтобы запереться у себя в комнате и выплакать там все горькие слезы обиды.

– Молодожены? – поинтересовался кто-то у Мориса, оторопело глядящего на убегающую Кортни. – Это бывает… Моя юная жена тоже приходила в бешенство от любого замечания, сказанного «не тем» тоном…

Через полчаса Морис уже стучался в дверь комнаты Кортни. Но в ответ на стук и просьбы открыть дверь раздавались лишь короткие всхлипы, сопровождающиеся звуками, с которыми используют носовой платок.

– Ну Кортни, – умолял Морис, – открой, пожалуйста. Клянусь, я не отпущу больше ни одной шутки о нашем браке… То есть о том, что все считают браком… То есть… Ну открой же, Кортни, прошу тебя…

Через несколько минут дверь открылась. Глаза у Кортни были красными и заплаканными. Морису уже было совсем не до веселья. Он в жизни не стал бы отпускать шуток о замужестве, если бы знал, что это заставит Кортни плакать.

– Прости меня, – почти прошептал он. – Я думал, ты поймешь, что я только шучу… Я не хотел тебя обидеть, честно-честно…

Кортни вытерла влажные глаза. Детское «честно-честно» вызвало на ее лице улыбку.

Ну ладно, Морис… Так уж и быть… Ты меня тоже извини. Иногда я веду себя, как ребенок.

Ну что, мир?

Мир…

Они пожали друг другу руки. Но на душе у Кортни не стало легче. Морис Митчелл угадал ее мысли. Он действительно был единственным мужчиной, за которого она хотела бы выйти замуж.

На Воскресник к вдове Роуз Кортни идти не хотелось. Не было настроения. Мысли о предстоящем отъезде навалились на нее, как пудовый мешок с эпплдэйскими яблоками. Она боялась еще сильнее привыкнуть к этому городу, к этим людям, которые окружили их с Морисом теплом и искренней заботой. Впрочем, куда уж сильнее… Кортни и так смутно представляла себе отъезд. В глазах все время стояли Аурилис Киббс, который, кстати, оказался местным шерифом, его жена Лавиния, вдова Роуз, рыжеволосые Дик и Тревис Бредли, Эмми и Род…

Кортни вспомнила свое бегство из Эластера. В этом городе ее ничто не держало. Единственным человеком, по которому она скучала по-настоящему, был Джеффри. Кто знает, увидятся ли они еще?

– Кортни, ты собираешься? Или так и будешь сидеть, глядя в камин? – услышала она за спиной голос Мориса.

Кресло возле камина в гостиной вдовы Роуз стало излюбленным местом Кортни. Ей нравилось сидеть, разглядывая тлеющие угли, и представлять себя хозяйкой этого уютного дома. Но на этот раз даже созерцание поленьев в камине не могло поднять ей настроения.

Кортни повернулась к Морису. Он был уже одет и потрясающе красив. Черный костюм с белоснежным георгином в петлице, светло-голубая рубашка – прямо под цвет его глаз, голубой галстук с желтыми и черными полосками по диагонали. И куда только подевался странный, растрепанный бродяга Морис, который еще совсем недавно обитал в ее машине? Сердце у нее болезненно сжалось: этот красивый мужчина никогда не будет принадлежать ей…

– Морис? – спросила она, словно не доверяя своим глазам.

– А ты ожидала увидеть кого-то другого? – Морис поправил галстук. – Как я выгляжу в этом костюме?

– По-моему, прекрасно… Правда, хоть ты и роскошный кавалер, идти мне все равно не хочется…

– Это еще почему? – нахмурился Морис.

– У меня плохое настроение. Мне не хочется испортить его другим… И тебе в том числе…

– Испортишь, если не пойдешь. Живо вставай, прекращай думать о всяких глупостях и одевайся. Я кое-что для тебя приготовил… Надеюсь, это поднимет тебе настроение…

– Но, Морис…

– Я сказал – одевайся. – Морис был настроен решительно, и Кортни уже не была уверена в том, что сможет избежать Воскресника. – Неужели ты думаешь, что я оставлю тебя здесь, чтобы ты грустила и изводила себя всякими нехорошими мыслями?

Неужели? Честно говоря, Кортни думала, что Морис именно так и поступит. Зачем ему брать с собой такую обузу в ее лице, если на Воскреснике наверняка будет много красивых девушек?

– Послушай, Морис, – попыталась убедить его Кортни, – сходи один, развлекись, развейся. Поухаживай за местными девушками… А обо мне не беспокойся… Скажи, что я заболела и поэтому не смогла прийти…

– Ты меня удивляешь, Кортни, – раздраженно ответил Морис. – Разве я смогу веселиться, оставив тебя грустить в одиночестве? Нет уж, дорогая, я не позволю тебе окончательно впасть в депрессию. Марш наверх, и переодевайся…

– Морис…

– Наверх!

– Морис!

– Не заставляй тащить тебя силой. Я так и сделаю, будь уверена… Непременно добьюсь, чего хочу…

– Черт с тобой! – махнула рукой Кортни. – Только посмей хоть слово сказать по поводу моей кислой мины!

– Это излечимо, не беспокойся. Через час ты будешь самой веселой девушкой на Воскреснике.

– Хотела бы я знать, как ты собираешься этого добиться…

– Увидишь. А теперь иди наверх. И не вздумай спускаться, не переодевшись…

У Кортни не было сил спорить и сопротивляться. Она поднялась с кресла и уныло поплелась наверх, в свою комнату. Открыв дверь, она замерла от удивления.

На кровати, аккуратно застеленной коричневым пледом, – Кортни оставила ее разобранной, – лежало изумительное платье вишневого цвета. Оно было длинным, с пышной юбкой, под которой красовалось множество тонких юбочек из розового газа. Верх был открытым, длинные рукава заканчивались розовыми кружевами. Платье было восхитительным. Но неужели Морис думал, что она его наденет?

– Мо-орис! – громко позвала его Кортни.

– Если ты не наденешь его сама, я тебе помогу! – послышалось снизу.

Ничего не поделаешь, придется надевать… Кортни взяла платье за плечики, приложила к себе и заглянула в зеркало. Вишневый цвет освежал ее, подчеркивал сумеречную глубину глаз… Возле кровати стояли темно-красные туфельки. Морис пожалел ее – они были на низеньком аккуратном каблучке. Это уже лучше… Интересно, угадал ли он с размером?

Кортни надела туфельки. Чуть-чуть великоваты, но это даже хорошо… Она не привыкла к обуви с узким носом, поэтому ноги наверняка затекли бы, будь туфли в самый раз. Так что ей не придется страдать и хромать, пытаясь украдкой освободить ноги из плена обуви… А что с платьем?

Пыхтя и изворачиваясь, как уж, Кортни натянула на себя длинное платье. Для того чтобы надеть такое, нужна недюжинная сноровка… Она чуть было не запуталась в газовых юбках и даже подумала о том, чтобы позвать Мориса, но все-таки справилась.

– Уф… – вздохнула Кортни, поправляя кружева на рукавах.

Наверное, в этом платье она напоминает средневековую даму… Кортни заглянула в зеркало, благо оно было достаточно большим для того, чтобы оценить полную картину. И эта картина ей понравилась… На нее смотрела сказочная красавица, черноволосая, черноглазая, с ярким румянцем на белоснежных щеках. Наверное, Морис Митчелл видел ее, когда покупал это платье, думал о ней…

Эта мысль заставила сердце Кортни забиться сильно-сильно… Эта мысль заставила ее почувствовать праздник. Кортни не могла сдержать улыбки, которая еще больше украсила ее отражение… Значит, Морис думал о ней. Не все еще потеряно, если он хочет видеть ее красивой… Может быть, в этом облике Кортни будет «в его вкусе»?

Она спрятала улыбку, надела туфли, расчесала волосы, блестящим шелком льющиеся с плеч, и спустилась вниз.

– С размером ты угадал, – скрывая волнение, улыбнулась она Морису. – Правда, туфли немножко великоваты, но это даже к лучшему. У меня не затекут ноги… Что?

На лице Мориса отразилась такая гамма чувств, что Кортни смолкла, пытаясь понять, в чем дело. Его голубые глаза подернулись восхищением, а красивые чувственные губы растянулись в почти благоговейной улыбке. Морис выглядел так, будто с небес только что сошла Мадонна и одарила его своей божественной улыбкой.

– Господи, как же ты прекрасна! – прошептал он. – Я знал, что тебе пойдет это платье, но не думал, что в нем ты будешь похожа на богиню…

От этих слов у Кортни закружилась голова, а щеки заалели, как два спелых яблока в саду вдовы Роуз. Неужели она действительно так хороша, как говорит Морис? Неужели он видит ее такой? Она хотела сказать что-нибудь Морису, но его взгляд сделал Кортни неожиданно, косноязычной. Неловкое молчание прервал сам Морис. Он, словно фокусник, извлек из-за спины узкую коробочку, покрытую алым бархатом.

– Я решил, что к этому платью нужно кое-что еще… Поэтому навестил эпплдэйского ювелира, мистера Грувера.

Он открыл коробочку и извлек из нее золотое ожерелье. На тонких золотых нитях подрагивали, кроваво мерцая, маленькие красные камешки.

– Что это? – тихо спросила Кортни. Сегодняшний день для нее стал днем сюрпризов.

– Ожерелье с гранатами… Не бойся, я взял его напрокат… Но если ты захочешь его насовсем…

– Нет, нет, Морис. Хватит и платья. Представляю, сколько ты заплатил за него…

Морис расстегнул замочек ожерелья.

– Не лишай меня этого удовольствия. Я, может быть, впервые в жизни понял, как приятно тратить деньги на кого-то, кроме себя… Повернись спиной. – Кортни послушно повернулась, пытаясь успокоить прерывистое дыхание.

Кроваво-красные капли гранатов легли на ее грудь. Кортни стало тепло, как будто эти камни понастоящему горели. Или дело было в руках Мориса, теплых и мягких. Его пальцы касались ее шеи, и от этого невольного касания тело Кортни покрылось мурашками. Она могла бы стоять так целую вечность… Слушать сбивчивое дыхание Мориса, ощущать тепло этого дыхания на своем затылке… Наслаждаться прикосновениями его мягких пальцев, колдующих над замком золотой цепочки. И представлять себе, как его губы внезапно проснутся, придвинутся к ее шее и обожгут ее страстным поцелуем…

Кортни не могла шелохнуться, до того живо ей представилась эта картина. Но Морис по-прежнему колдовал над ее шеей и, очевидно, даже не думал о поцелуях. А Кортни стояла и чувствовала, как внутри продолжает расти неуемное желание, желание, которое грозит окончательно свести ее с ума…

– Ну вот и все. – Замочек негромко щелкнул, и Морис удовлетворенно вздохнул. – Повернись-ка…

Кортни повернулась. Морис как завороженный любовался игрой камней, мерцающих на ее груди.

– Ты очень хороша… Если бы местные мужчины знали, что ты не замужем, у тебя не было бы отбоя от поклонников, – пошутил он. Однако шутка отдавала горечью. Эта девушка, стоящая перед ним во всей красе, может принадлежать кому угодно. Но только не ему…

– Мне никто не нужен, – сухо ответила Кортни.

И хотела добавить: «кроме тебя». Но этого Морис Митчелл, разумеется, не понял бы… Сегодня «само собой», – вспомнила она его слова. – А завтра я буду стоять у алтаря с белой розой в петлице… Не будешь, Морис Митчелл. Но только потому, что ты этого не хочешь…

На Воскреснике у вдовы Роуз собралось огромное количество народа. Если это и не был весь город, то уж точно – большинство его жителей.

Морис и Кортни постоянно здоровались, улыбались и кивали головами, потому что это большинство уже было им знакомо. С некоторыми, правда, они познакомились только у вдовы Роуз. Например, со святым отцом Генри, пастором эпплдэйской церкви.

Это был очаровательный пятидесятилетний мужчина с неуемной энергией, изливающейся на всех гостей вдовы Роуз. Если бы Кортни и Морису не сказали, что это священник, они в жизни бы не поверили тому, что этот кругленький невысокий человек, возникающий то здесь, то там, посвятил себя промыслу Божьему. Единственное, что отличало его от остальных эпплдэйцев, так это отсутствие рюмки с яблочной наливкой в руках. Вместо нее он держал стакан с густым компотом.

– Сан не велит, – объяснил отец Генри Кортни и Морису. – А то бы я не преминул отведать наливочки… Но зато от кнедликов миссис Мортимер меня никто не заставит отказаться. Если их запретят есть священникам, ей-богу, я распрощаюсь с саном…

Кортни, в отличие от своей матери, никогда не испытывавшая желания пойти в церковь, почувствовала сильный соблазн наведаться в местный приход. Если во главе прихода стоит такой человечный священник, там наверняка можно обрести успокоение… Кортни вспомнила отца Вирли, сухонького въедливого человечка с вечно блеющим голоском. Да, святому отцу в эластерской церкви она не очень-то доверяла… Слишком уж ханжеской казалась ей его постная мордашка. И слишком выспренними и напыщенными – проповеди…

Наливка из эпплдэйских яблок и впрямь была превосходной. Да и сам Воскресник оказался веселым и радостным праздником. Кортни не переставала удивляться тому, что в доме вдовы Роуз умещалось столько народу. Да и то, как эти люди умели радоваться, тоже было поистине удивительно. Кортни было очень любопытно, откуда пошла эта традиция – собираться по воскресеньям «на кнедлики». Она спросила об этом вдову Роуз.

– О, это давняя традиция. Началась она еще во времена моей бабушки. Как я говорила, она была полячкой… Дед познакомился с ней в Варшаве. В молодости он любил путешествовать, но всегда возвращался в Эпплдэй. Все сюда возвращаются, даже самые отъявленные непоседы… Бабушка не хотела уезжать из Варшавы, но согласилась погостить в Эпплдэе. В общем, загостилась она настолько, что обвенчалась с дедом под звон колоколов местной церкви… А потом как-то раз в воскресенье она позвала гостей и напекла кнедликов… Эпплдэйцам настолько понравилось это лакомство, что они пришли к бабушке и в следующее воскресенье, и через воскресенье, и спустя еще одно воскресенье. Бабушка была гостеприимной хозяйкой, как, впрочем, и все в Эпплдэе, и с удовольствием превратила эти воскресные посиделки в традицию, которую люди назвали Воскресником. Ее продолжила моя мать, а потом, после смерти матери, и я переняла эту почетную эстафету… Воскресник отменялся только один раз – когда умер мой муж… – Глаза вдовы Роуз закрылись на секунду, словно она пыталась сдержать слезы, но потом снова открылись, влажные и блестящие. – Но я не захотела ломать традицию, и продолжила отмечание Воскресника… Конечно, не все жители могут прийти сюда. У кого-то есть дела, кто-то болеет, а кому-то попросту грустно… Поэтому здесь не всегда собираются все эпплдэйцы. Но те, у кого весело на сердце, или те, кто хочет развеселить свое сердце, приходят в этот дом по воскресеньям. Да и всегда, когда хотят…

Кортни и Морис оставили дом вдовы Роуз затемно. На небе уже высыпали звезды, а воздух был наполнен горечью осенних костров и сладким ароматом яблок. Выпитая наливка позволяла молодым людям держаться на ногах, но мысли их путались, и на душе было так легко, что им беспрестанно хотелось смеяться.

– Ты еще не передумал учиться печь кнедлики у вдовы Роуз? – поинтересовалась Кортни у Мориса.

– Передумал? Она пообещала мне, что обязательно научит меня этому. Сказала, что я могу прийти к ней даже завтра…

– Боюсь, что яблочная наливка не даст тебе прийти к вдове Роуз завтра, – засмеялась Кортни. – С похмельем не шутят…

– Кто бы говорил, ты выпила не меньше, чем я, – обиделся Морис. – А то и больше. Хлестала ее, как завсегдатай бара…

– Неправда! – воскликнула Кортни. – Ты выпил больше!

Она запуталась в огромном количестве юбок из розового газа и чуть было не упала прямо на пороге дома. Но Морис вовремя подхватил ее.

– И кто из нас выпил больше? – смеясь, спросил он. – Сдается мне, что все-таки не я…

Кортни беспомощно повисла на его руках.

– Ну все… Дальше я не сделаю ни шагу. Эти юбки… Я в них просто утонула…

– Ну да, конечно… Напилась наливки, а теперь ищет, на кого свалить свою вину… – Морис подтянул Кортни к себе и попытался поставить на ноги. – Вставай, пьяница…

– Это все юбки, – продолжала оправдываться Кортни, вися на Морисе. – Клянусь тебе, это проклятые юбки…

– Вставай… Или ты предлагаешь мне нести тебя на руках? А потом еще распутывать твои юбки…

– А почему бы и нет? – странно улыбаясь, поинтересовалась Кортни. – Сам обозвал меня пьяницей. Вот теперь и возись…

А почему бы и нет? – повторил про себя Морис. Отнести ее в комнату, помочь снять платье… Нет, кажется, он переоценивает свои возможности… Морис с трудом сдерживался, чтобы не поцеловать ее, чтобы не выдать свои чувства… Что же будет, если он отнесет ее в комнату?

Но она же сама предлагает тебе это, вмешался внутренний голос. Сама… Так что же ты теряешься, Морис Митчелл? Небось с другими девушками все было гораздо проще… Да, с другими, ответил Морис. Но не с ней… Кортни особенная, и я влюблен в нее…

Сделать ей больно, обидеть ее, напугать – этого он хотел меньше всего. А Кортни может испугаться, если он набросится на нее с долго сдерживаемым пылом…

– Ну, Морис Митчелл? – спросила Кортни, все еще вися у него на руках. – Несешь ты меня или нет?

– Боюсь, что нет, Кортни. – Морис попытался сохранить остатки самообладания. – Придется тебе встать на ножки и идти самой…

– Нет, нет, нет, – покачала Кортни указательным пальцем. – Я не дойду… – В ее голове плавали остатки рассудительности, но она уже не могла за них ухватиться. К тому же на руках Мориса было так приятно висеть… – Клянусь тебе, я не в силах сделать ни шагу…

– Ладно, – кивнул Морис. – Уговорила. – Он попытался убедить себя в том, что не притронется к ней и пальцем. Но эта уверенность растаяла сразу же, как только ее тонкие пальчики коснулись его шеи, а тихий голосок прошептал:

– Неси меня, Морис Митчелл… И не вздумай уронить…

Морис тяжело сглотнул и одной рукой открыл дверь. Держать Кортни на руках было пыткой, мукой… Да, она была легкой как перышко, но тяжесть сомнений, бурлящих в голове Мориса, с лихвой компенсировала ее маленький вес. Нет, нет… Он не должен так поступать с этой девушкой. Он только положит ее на кровать и сразу же выйдет. Так оно и будет, гипнотизировал себя Морис, поднимаясь по ступенькам. Так и будет, убеждал он себя, открывая дверь в ее комнату.

Потом, воображая себя скалой, крепкой скалой, у которой не может быть никаких желаний, Морис опустил Кортни на кровать.

– Спокойной ночи, – прошептал он, ожидая, что ее руки отпустят наконец его шею.

Но руки и не думали размыкаться. Морис почувствовал, что ее руки, напротив, смыкаются на его шее еще сильнее. Что ее прерывистое яблочное дыхание становится еще ближе. Что ее губы уже почти в миллиметре от его губ… Он чувствовал все это и с ужасом понимал, что не может и не хочет сопротивляться.

– Кортни, – предпринял Морис последнюю попытку. – Кортни, сейчас ты… ммм… не очень хорошо понимаешь, что делаешь…

– Отлично понимаю, – раздался в ответ глухой шепоток. – Я хочу тебя, Морис Митчелл… Хочу, как никогда и никого не хотела…

Мориса обожгли ее слова. На дно его души упала искра, которую, даже если бы он захотел, не смог бы погасить. И хотя минуту назад он чувствовал себя каменной скалой, неспособной желать, сейчас он был огненной лавиной, бегущей к подножию вулкана… Он сжал Кортни в объятиях и ответил ее зовущим губам: «да».

Руки Мориса нащупали застежку платья. Он быстро расстегнул ее, и его пальцы скользнули по гладкой шелковой коже. Морис ласкал эту кожу и упивался ароматом Кортни, нежным, чуть сладковатым. В эти мгновения он уже не думал о том, какими глазами она посмотрит на него завтра, не думал о том, куда приведет их долгая и извилистая тропа, которой они шли все это время. Он не мог думать ни о чем, кроме горячих губ Кортни, сияющих глаз Кортни, благоуханного тела Кортни, в которое он погружался, как в ласковые воды маленького озера.

Неожиданно Кортни застонала, ужаленная резкой болью. О боже, пронеслось в голове у Мориса, я же ни разу не имел дела с девственницами…

– Все в порядке, Кортни, – прошептал он ей на ухо. – Если ты захочешь, я остановлюсь…

– Нет, не останавливайся, – шепнула она ему, превозмогая боль. – Прошу тебя…

И Морис продолжил, стараясь быть как можно более нежным, ласковым и неторопливым. Ведь им действительно некуда было торопиться… сейчас… Он мог бы ласкать ее долго, очень долго, целую ночь, а потом целый день, и еще ночь, и еще, и еще… пока не закончится срок, отведенный им для жизни на этой земле…

Боль была слишком короткой, чтобы Кортни успела ее испугаться. А за ней последовало наслаждение, которого она никогда еще не испытывала. Морис был невероятно, фантастически нежен, и она была счастлива, что все это произошло именно так. Неважно, что Морис не любит ее, неважно, что она – лишь временный маячок на его пути. Сейчас все это было неважным, лишним, недостойным внимания. Она любила его и была счастлива оттого, что в этот момент они вместе…

10

Этим утром Кортни Вулф изменила своей привычке просыпаться и тотчас же вскакивать с кровати. Она чувствовала себя другой, и, наверное, поэтому ей было страшно открыть глаза. А еще потому, что рядом могло не оказаться Мориса. Мориса, которому вчера она отдала всю себя, без остатка…

Впрочем, Кортни ни на секунду не пожалела о том, что произошло. Все было восхитительно, просто замечательно. Морис распахнул ей дверь в самую суть любви, и Кортни была счастлива этому открытию. Одно беспокоило ее – сможет ли Морис смотреть на нее прежними глазами. Глазами друга, а не мужчины, который провел с ней ночь… Всего-навсего провел ночь, вздохнула Кортни, а не любил, как она…

Морис услышал тяжелый вздох и повернулся к Кортни. Что знаменует этот вздох: головную боль после яблочной наливки или страшные воспоминания о проведенной ночи? Ему стало ужасно стыдно. Так стыдно, что он готов был прямо сейчас упасть на колени и попросить у Кортни прощения… И правда, что он сделал?! Что он натворил?!

– Кортни… – позвал он ее умоляющим голосом. – Кортни… Если ты ненавидишь меня, скажи об этом сейчас… Я не сплю уже несколько часов, – признался он. – Меня мучают угрызения совести…

– Чего-чего? – поинтересовалась Кортни, не открывая глаз. – Ты уверен, что она у тебя есть? – Что ж, ирония лучше, чем слезливый и глупый вопрос: «Что ты ко мне чувствуешь?», вертящийся на кончике ее языка.

О-о… Этого он и боялся… Кажется, Кортни в гневе и считает, что он совершил недопустимую ошибку, уступив ее вчерашней просьбе…

– Кортни, умоляю тебя… Позволь мне объяснить…

– Не надо. Зачем объяснять то, что и так понятно. Я прощаю тебя, отпускаю и благословляю идти дальше, – маскируя иронией дрожащий голос, произнесла она.

– Может быть, ты откроешь глаза? – Кортни отрицательно покачала головой. – Хорошо, можешь слушать меня и с закрытыми. Я не хочу твоих благословений. И не хочу никуда идти. Ты, конечно, можешь прогнать меня после того, что случилось, но знай: я люблю тебя. – Голос Мориса срывался. Слово «люблю», которое он произнес в первый и, очевидно, в последний раз, прозвучало как-то глухо и грустно. – Я люблю тебя, – повторил Морис, сам не веря в то, что он смог это выговорить. – И хочу быть рядом с тобой всегда. Но если я не нужен тебе, если я буду тебе обузой, ты можешь прогнать меня, и я уйду. Но уйду только потому, что этого хочешь ты. А для меня твои желания гораздо важнее собственных…

Кортни распахнула глаза и наконец-то посмотрела на Мориса. В темных глазах цвета спелой черешни стояли слезы. Этого Морис уже не мог вынести.

– Мне уйти? – с тоской в голосе спросил он. – Да, Кортни?

– Нет! – выкрикнула она срывающимся голосом. – Я тоже люблю, люблю, люблю, люблю тебя, Морис!

Морис остановил ее выкрики порывистым поцелуем. Впервые в жизни он был по-настоящему счастлив… Время отъезда неумолимо приближалось. Кортни и Мориса утешало только одно: теперь они не одиноки. Теперь у них есть любовь, с которой каждый из них собирался прожить долгую и счастливую жизнь. Если, конечно, никто этому не помешает… А желающих помешать этим двоим было более чем достаточно…

Эпплдэйцы искренне переживали решение молодых людей уехать из города. Им казалось удивительным, что эти люди оставляют их город. Прекрасный город… Но кое-кто уже догадывался, что причиной их отъезда было бегство. У закадычных друзей вдовы Роуз и отца Генри на этот счет не было никаких сомнений. Именно по этому поводу вдова Роуз Мортимер устроила срочное чаепитие с кнедликами и позвала к себе отца Генри.

– Я вижу, что они не хотят уезжать, – сказала она святому отцу, потягивая чай из маленькой фарфоровой кружки. – У обоих в глазах такая тоска, такая грусть… Я знаю, что обоих что-то гнетет. Гнетет одна и та же нерешенная проблема. Они бегут, отец Генри. Не знаю от чего и куда, но я уверена: они убегают…

– И в Эпплдэй их занесло неспроста, – закивал отец Генри. – Наверное, они прячутся от кого-то… Что же они натворили, хотел бы я знать?

– Что бы они там ни натворили, они – хорошие ребята, – убежденно сказала вдова Роуз. – У Мориса и Кортни добрые сердца. И даже если они сделали что-то, наверняка раскаялись…

– Мне тоже так кажется, Роуз. Им нужно помочь…

– Но как?

– Поговорить с ними, убедить в том, что бежать – бессмысленно. Я думаю, Эпплдэй – не первый городок, из которого они уносят ноги… – Отец Генри поставил чашку на блюдце, и фарфоровые приборы звякнули друг о друга, словно подтверждая его слова. – Конечно, если они захотят бежать дальше, мы ничего не сможем сделать… Но, кто знает, вдруг им все-таки можно помочь… Кстати, – отец Генри внимательно посмотрел на вдову Роуз, – ты могла бы поговорить с Аурилисом Киббсом. Он ведь – шериф и может кое-что для нас прояснить… Так будет проще, Роуз… Мы будем знать, что они натворили. И тогда сможем обойтись без дурацких расспросов. Ты сделаешь это?

– Да, – кивнула вдова Роуз. – Пожалуй, ты прав. Во всяком случае, так мы будем знать, можно ли им помочь…

Отец Генри задумался. Наверное, у этих ребят за спиной был сложный путь. Кто знает, смогут ли они пройти его до конца? Он не был уверен, но что-то подсказывало ему, что смогут. И на их нахмурившемся небе вновь взойдет солнце…

– Если ты соберешь к моему приходу вещи, я успею искупаться. В последний раз.

Это «в последний раз» было таким хрупким и надломленным, что у Мориса сжалось сердце.

– Вещей немного, – ободряюще улыбнулся он Кортни. – Так что мы могли бы сходить вместе…

Кортни грустно покачала головой.

– Хочу побыть одна. Попрощаться с этим городком. Подумать о своем будущем…

– Нашем будущем, – мягко поправил он Кортни.

– Прости, конечно же нашим… – Она все еще не могла привыкнуть к тому, что в ее жизни появился кто-то, кто готов разделить не только радости, но и невзгоды. – Я не надолго. Ты и глазом моргнуть не успеешь, как я вернусь.

Правда? – Морис закрыл голубые глаза, а потом открыл их, лукаво улыбаясь Кортни. – Ты уже вернулась?

– Нет, но скоро вернусь.

Кортни чмокнула его в щеку, помахала рукой и вышла из дома. Ей не хотелось, чтобы Морис видел, как она плачет. У него на сердце было не легче, чем у нее… Разве могли они знать, когда въехали в Эпплдэй, что привыкнут к этому городу, к его жителям настолько, что не захотят уезжать отсюда? Конечно нет… Да и кто мог бы на их месте?

Кортни миновала короткий перелесок и вышла к озеру. Для купания уже было прохладно, но она не могла уехать, в последний раз не искупавшись в хрустальной воде озера. Кортни сняла с себя кожаный шнурок с волчьим зубом и аккуратно положила на траву. Потом потянулась к молнии на куртке, но услышала шорох, раздавшийся из-за кустов.

Кортни обернулась. Никого. Только пожелтевшая листва на кустах чуть-чуть дрожала. Наверное, птица, подумала Кортни и отвернулась. Но чувство того, что кто-то смотрит на нее из-за кустов, не исчезло. По телу пробежала скользкая волна страха. Типичная паранойя, отмахнулась от навязчивого чувства Кортни. Не стоит беспокоиться… А через несколько секунд она почувствовала, как ее голова раскалывается на великое множество звенящих кусочков… Невысокий приземистый мужчина в черной куртке и брюках склонился над Кортни и подхватил ее беспомощное тело на руки.

– Ну где ты там? – повернулся он к кустам. – Вечно я должен выполнять самую грязную работу…

Кусты раздвинулись, и из-за них вышел другой мужчина, одетый в такую же черную куртку. Он покосился на бесчувственную Кортни и криво усмехнулся.

– Ничего себе, грязная работа… А по-моему, очень даже симпатичная…

– Вот и бил бы ее сам по голове! – огрызнулся первый мужчина. – Ладно, хватит болтать… Надо загрузить ее в машину. Думаю, Говард будет доволен…

– Не сомневаюсь. Раз-два, взяли!

– Это – все, что я нашел… – Морис раскрыл ладонь, на которой лежал съежившийся шнурок с волчьим зубом. В голосе Мориса было столько тоски и отчаяния, что вдова Роуз в стотысячный раз пожалела о том, что не поговорила с ним раньше. – Все, что от нее осталось…

– Ты думаешь, это были они? – спросил Аурилис Киббс, пытаясь абстрагироваться от захлестнувших его эмоций и вести дело так, как его следовало бы вести шерифу.

– Думаю, да… – сумрачно ответил Морис. – Хотя… не знаю… Это могла быть и ее мать, Миранда Ширстон. Ведь именно она пыталась повесить на нее наркотики… Честно говоря, я уже ничего не знаю…

О том, что произошло с Кортни Вулф, знал уже весь Эпплдэй. Но, кроме того, некоторая часть Эпплдэя уже знала о том, кем на самом деле были Кортни Вулф и Морис Митчелл. Этой «некоторой частью» были: вдова Роуз, отец Генри, Дик и Тревис Бредли и шериф Эпплдэя Аурилис Киббс. Морис был уверен, что встретит непроходимое осуждение и презрение, и крайне удивился тому, что эти люди испытывали сочувствие к «раскаявшемуся грешнику» и пытались ему помочь.

Аурилис Киббс по просьбе вдовы Роуз «покопался» в прошлом Мориса и Кортни. Выяснилось, что Морис Митчелл был чист и не имел никаких столкновений с законом. Во всяком случае, в том городке, где он жил до двенадцати лет… А вот что касается Кортни Митчелл… Ее не было ни в Оклахома-Сити, ни в природе вообще… Аурилис Киббс не был очень удивлен. Он подозревал нечто подобное.

Полностью прояснил ситуацию сам Морис. Он находился в таком состоянии отчаяния и отвращения к самому себе, что выложил все, без прикрас. Рассказал обо всем, что натворил сам, и поведал историю Кортни, которая жила вовсе не в Оклахома-Сити, а в Эластере, и имела более чем странную мать.

Морис не сомневался в том, что поступил правильно. Эти люди имели право знать правду. И только эти люди могли ему помочь. Теперь он сидел как в воду опущенный, отвечал на вопросы Аурилиса Киббса и напряженно думал о том, где сейчас Кортни.

Перед его внутренним взглядом всплывали самые неприятные картины. Ребята в черном, допрашивающие Кортни, или Миранда Ширстон, которая мчится вместе с Кортни назад, в Эластер, с твердым намерением упрятать дочь в психушку…

– Если это – люди… как там его?

– Говарда Хилтона, – глухо ответил Морис.

– Если это – люди Говарда Хилтона, – продолжил Аурилис Киббс, – они непременно свяжутся с тобой. Им ведь не нужна Кортни… Им нужны деньги…

– Да я бы прямо сейчас отдал им эти чертовы деньги! – Руки Мориса сжались в кулаки. – Прямо сейчас… Если бы они только пришли и сказали, где она…

– Придется ждать… Думаю, так или иначе они свяжутся с тобой, но ускорить этот процесс мы не в силах… Единственное, что мы можем сделать… – Морис бросил на Аурилиса взгляд, полный надежды. – Действовать методом исключения. Я позвоню в Эластер и попытаюсь узнать, в городе ли Миранда Ширстон… Если нет, ответ ясен, как день, если да… То, может быть, нам стоит поговорить с ней…

– Может быть, Кортни говорила о ком-то из своих друзей в Эластере? – вмешалась вдова Роуз. – Это немного облегчило бы задачу… Если мы сразу впутаем сюда Миранду Ширстон, она может еще больше усложнить дело… А друзья Кортни сказали бы нам, в городе Миранда или нет…

– Погодите-ка, – напрягся Морис, пытаясь вспомнить хотя бы одного человека, которого упоминала Кортни. – Ее жених – Джек Свингли, но он не в счет, – рассуждал Морис, не обращая внимания на удивленный взгляд вдовы Роуз. – Ее отец – Натаниэль Вулф, но он уже умер… Джеффри Ферч! Вспомнил! Джеффри Ферч! Это друг ее отца, он помогал Кортни! – Морис с надеждой посмотрел на Аурилиса Киббса. – Вы можете ему позвонить?

– Думаю, да. Главное, застать этого парня на месте. – Вдова Роуз протянула Аурилису Киббсу телефонный аппарат. Тонкие пальцы Аурилиса зашлепали по квадратным клавишам.

Внезапно дверь в дом вдовы Роуз распахнулась. Морис вздрогнул и оторвал взгляд от Аурилиса, слушающего длинные гудки на другом конце провода.

На пороге стояли запыхавшиеся отец и сын Бредли. А рядом с ними переминался с ноги на ногу растрепанный мужчина с усами, не стриженными, наверное, несколько месяцев. Вид у него был довольно помятый, а глаза взволнованно блестели.

Что это за странный тип? – подумал Морис. В Эпплдэе он его точно не встречал…

– Мы… э… В общем, этот человек ищет… – начал было Дик Бредли, но Аурилис сердито махнул рукой. Его только что соединили с полицией Эластера.

– Добрый день, с вами говорит Аурилис Киббс, шериф города Эпплдэй. Мне нужна информация о человеке по имени Джеффри Ферч…

– В этом нет нужды, – внезапно заговорил усатый мужчина. Удивленные взгляды всех присутствующих тут же устремились в его сторону. – Я и есть Джеффри Ферч…

– Спасибо, информация уже поступила из другого источника, – механически произнес Аурилис и положил трубку. – Добро пожаловать в Эпплдэй, Джеффри Ферч…

– В общем, так, – энергично начал Джеффри, которого, кажется, не смущали удивленные взгляды шерифа, священника, старушки и парня с голубыми глазами, полными отчаяния. – Мне нужна Кортни Вулф. И мне сказали, что я могу спросить о ней у Мориса Митчелла…

Морис встал и протянул Джеффри руку. Хотя… на месте Джеффри он не стал бы пожимать ее…

– Это я – Морис Митчелл… – глухо произнес он. – И все, что сейчас происходит, – исключительно моя вина…

– Здравствуй, моя бабушка на кривой телеге, – неожиданно начал Джеффри. – Ты-то здесь при чем? Миранда Ширстон, матушка Кортни, уже вовсю мчится к Эпплдэю. Я, честно говоря, с трудом обогнал старушку…

– Значит, она еще не приехала? – спросил Морис и повернулся к Аурилису. – Миранду Ширстон можно исключить. Это они

Аурилис кивнул и многозначительно переглянулся с отцом Генри и вдовой Роуз. Теперь настала очередь Джеффри с удивлением разглядывать собравшихся.

– Что значит – они? – спросил он у Мориса. – Где Кортни?

– Ее похитили, – выдавил из себя Морис. – Похитили по моей вине…

– Ой, не нуди мне тут! – воскликнул Джеффри, почесывая взлохмаченную голову. – Кто похитил?

– Люди, которые хотят получить от меня деньги, – попытался объяснить Морис. – Они похитили Кортни и, видимо, собираются меня шантажировать…

– Здравствуй, моя бабушка, – пробормотал еще более удивленный Джеффри. – Это же твои деньги… При чем здесь Кортни?

– Мы бежали вместе, – продолжал объяснять Морис. – Оба хотели попасть в Мексику…

– Угу, – согласился Джеффри. – Так какого же черта вы делаете здесь? Эпплдэй и Ларедо находятся друг от друга так далеко, что между ними моя бабушка на кривой телеге заблудится…

– Мы решили обмануть тех, кто гнался за мной. Решили, что сделаем крюк, отсидимся неделю, а потом поедем… Думали, что нас не найдут… – сбивчиво продолжал объяснять Морис.

– Индюк тоже думал, – покачал головой Джеффри, – да в суп попал… Твои друзья уже объявили свои требования?

– Не успели, – угрюмо покачал головой Морис. – Но думаю, что скоро появятся…

– Тебе нужно вернуться домой, – вмешался Аурилис. – А я с моими ребятами покараулю на въезде в Эпплдэй и обыщу окрестности. Может быть, нам удастся их перехватить…

– Я пойду с ним, – решительно заявил Джеффри. – Может, и моя помощь пригодится…

– Но… – попытался было возразить шериф Киббс.

– Не нудите мне тут… – ответил Джеффри тоном, не терпящим возражений. – Я знаю, что делаю.

У Мориса на душе кошки скребли, поэтому он был даже рад тому, что Джеффри Ферч скрасит его тревожное одиночество. Если он останется один, то непременно будет представлять Кортни в лапах людей Говарда и винить, винить, еще раз винить себя… Самобичевание вещь полезная, но в этом случае совершенно неуместная. Сейчас Морис должен быть здравомыслящим, сильным и собранным человеком. Только так он сможет помочь Кортни. Только так сумеет вырвать ее из лап людей Говарда Хилтона… Разумеется, предварительно назвав им номер банковского счета, на котором лежат деньги. Те чертовы деньги, из-за которых он потерял Кортни…

По дороге к домику, который сдала им вдова Роуз, Морис молчал. Джеффри Ферч не донимал его расспросами, только молчаливо и нервно курил сигарету. В ушах Мориса стоял голос Кортни. Стоял так четко и явственно, что Морису хотелось плакать. «В последний раз», – сказала она ему перед уходом, и эти слова прозвучали так тихо и надломлено, что у Мориса защемило сердце. Когда же это закончится, Господи? Когда же он наконец расплатится за то, что совершил? И если этот самый Господь справедлив, он не позволит Кортни платить по его счетам. Он накажет самого Мориса…

– Значит, молодая леди, вы хотите сказать, что ничего не знаете о своем друге? – довольно любезно осведомился у Кортни Говард Хилтон. Если не брать в расчет то состояние, в котором ее привезли к Хилтону, то он, можно сказать, был воплощением любезности…

Кортни прикоснулась рукой к затылку. Голова по-прежнему гудела, как будто внутри нее кружился и жужжал беспокойный пчелиный рой. В машине было душно, и Кортни ждала, когда же наконец Говард Хилтон устанет сидеть в духоте и откроет форточку. Но он не торопился впустить в машину свежий воздух, а просить его об этом Кортни не хотелось.

Сейчас она страшно жалела о том, что не убедила Мориса отдать деньги. А ведь могла бы… Впрочем, Кортни была уверена: сейчас Морис отдаст все, что угодно, для того чтобы освободить ее. Эта уверенность немного скрашивала ее пребывание в машине Говарда. Но совсем чуть-чуть…

Первый страх, захлестнувший ее тогда, когда она только поняла, что случилось, уже прошел. Но на смену ему тотчас же пришел другой, вопрошающий страх: оставят ли ее в живых после того, как Морис отдаст деньги? Наверное, такие люди не любят оставлять свидетелей. Так, во всяком случае, полагали режиссеры фильмов о торговцах наркотиками. И прочих типах «вне закона»…

– Итак, молодая леди, – терпеливо напомнил о себе Говард, – что вы знаете об этом парне? Собственно, меня интересует только одна вещь: номер его счета. Все. Как только я узнаю этот номер и мои ребята удостоверятся в том, что этот номер – не выдумка, вы выйдете из этой машины и окажетесь рядом со своим другом. Ведь он ваш друг, не так ли? – неожиданно сладко улыбнулся Говард Хилтон. – В противном случае вы едва ли стали бы подвергать риску свою бесценную жизнь и палить по колесам «лендровера» моих ребят? Не так ли…

– Вы абсолютно правы. – Кортни выдавил из себя ответную улыбку. В конце концов, от этого человека зависит сейчас ее жизнь. – Но, увы, я не знаю номера счета, на котором лежат деньги. Я не спрашивала у Мориса, а он никогда…

Серые глаза Говарда сузились, превратившись в маленькие щелки. Что-то в ответе Кортни его удивило, но что именно, она не могла понять…

– Морис? Вы говорите Морис? – озадаченно переспросил он Кортни.

– Ну да, Морис Митчелл… – Кортни была удивлена не менее Говарда. – А что вас так озадачило?

– Что?

Кортни показалось, что этот вопрос Говард Хилтон задает не ей, а самому себе. Сказать, что его лицо изменилось после того, как она произнесла имя Мориса Митчелла, ничего не сказать… Кортни закусила губу. Вот дура! Говард Хилтон не знал, как зовут Мориса, очевидно, тот представлялся ему другим именем… И как только она могла так сглупить… Впрочем, едва ли это имеет какое-либо значение… Так или иначе, Говард связался бы с Морисом и узнал, каково его подлинное имя… И все же почему это так удивило и озадачило старого торговца «травкой»? Мало ли людей представляются выдуманным именем? Уж Говарду Хилтону это должно быть известно, как никому другому…

Говарду Хилтону это действительно было известно. Но поразила его совершенно другая вещь. Он вспомнил свою молодость, раннюю весну в небольшом городе под названием… а, даже название он успел позабыть за столько лет, призрачную свежесть, разлитую в воздухе, страсть, очень похожую на любовь, которую он испытывал к молоденькой девушке, к Лиз, ее золотистые вьющиеся волосы, обрамляющие щеки, ее голубые глаза… И эту нелепую свадьбу, на которой она не менее нелепо настаивала. А ведь все могло сложиться по-другому, не будь она такой ханжой… И, может быть…

– Что с вами, мистер Хилтон? – услышал он голос девушки, сидящей рядом с ним. Девушки, которую он похитил, чтобы… Земля круглая. Земля круглая, и ему всегда об этом говорили. Земля круглая, черт побери, но он никогда не думал, что настолько…

– Морис Митчелл? – хрипло пробормотал он, сверля Кортни взглядом-буравчиком. Теперь она по-настоящему испугалась. Отрешенное лицо Говарда Хилтона, которое она видела несколько секунд назад, его пронизывающий взгляд, который впивается в нее сейчас, натолкнул ее на мысль о безумии. Что, если он безумен, этот Говард Хилтон? Что, если он убьет ее прямо сейчас, в этой душной машине? Кортни задыхалась от страха и ничего не могла с собой поделать. – Морис Митчелл, – повторил Говард, наклонив свое безумное лицо к ее лицу, обескровленному страхом. – Ты уверена, что ничего не перепутала, девочка? Не бойся, ответь мне… Клянусь, я ничего не сделаю ни тебе, ни ему…

Кортни кивнула, чувствуя, как сердце ныряет в область пяток. Это безумец? Или он знает что-то такое, чего не знает она?

– Ты должна показать мне, где он остановился…

– Нет, – ответила Кортни. Как бы ей ни было страшно в эту секунду, что бы ей ни грозило, – она не выдаст Мориса. Не выдаст любимого этому безумцу. Она почувствовала, как по спине бежит струйка холодного пота. Возможно, это последнее ощущение, которое она почувствует в своей жизни. Кортни закрыла глаза. Так будет проще… – Нет, – повторила она.

– Ты не можешь мне отказать… – Кортни не верила своим ушам, но в голосе Говарда была не угроза, а мольба. – Потому что Морис Митчелл…

– Господи, да уберите же от меня эту безумную! Миссис Ширстон, перестаньте царапать меня! Я ведь не когтедралка для кошек! – голосил Аурилис Киббс, пытаясь хотя бы ненадолго усмирить атаки Миранды Ширстон.

В любой другой ситуации Морис помог бы бедняге Аурилису, но сейчас все происходящее напоминало ему дурной сон. Стаканчик виски, который он пропустил в ожидании хотя бы каких-то новостей о Кортни, ему не помог. Более того, с появлением на пороге Миранды Ширстон его состояние только усугубилось. Ему было плохо, почти физически плохо, и мысли о Кортни, увы, не растворялись в том бреду, который происходил рядом с ним.

Морис мог только смотреть на то, что происходит. Вдова Роуз и Джеффри Ферч пытались оттащить неугомонную Миранду Ширстон от Аурилиса Киббса. Отец Генри стоял в стороне – сан не позволял ему вмешаться – и взывал к разуму миссис Ширстон, которая вопила о том, что она не миссис, а мисс, что она размозжит голову любому, кто укрывает ее дочь, и что она ни перед чем не остановится и обязательно докопается до правды…

Но как бы отвратительно Морис Митчелл ни чувствовал себя в этот момент, он все же нашел в себе силы остановить это безумие. В конце концов, оно происходит по его вине, и он не имеет права стоять и молчать, глядя на то, как другие пытаются решить проблемы его и Кортни.

– Миссис, то есть мисс Ширстон. – Морис отодвинул Джеффри и аккуратно взял Миранду за локоть. – Если вы хотите винить кого-то в том, что произошло, вините меня. Вы можете царапать мое лицо, рвать мои волосы и даже бить меня кулаками. Я выдержу все… Но отпустите наконец шерифа Киббса, он только пытается помочь мне и вашей дочери…

К великому удивлению всех собравшихся, Миранда Ширстон притихла, отцепилась от Аурилиса Киббса и только недоуменно смотрела на Мориса.

– Вашу дочь похитили из-за меня, – объяснил ей Морис, готовясь к новой атаке ее когтей. – У меня есть деньги, которые хотят получить похитители. Надеюсь, что скоро они заявят свои требования, я назову им номер банковского счета, отдам им деньги, и Кортни вернут… Но если вы будете лезть на всех с когтями и криками, это произойдет позже, – напугал он ее. – Поэтому потрудитесь вести себя прилично…

На лице Миранды Ширстон отразилось все, что в тот момент она думала о Морисе: гнев, ненависть и желание опробовать свои длинные ногти на этом смазливом личике. Морис прекрасно понимал все это и был готов к атаке. Впрочем, ему было все равно, что сделает с ним Миранда. Это, по крайней мере, будет заслуженно. Это, по крайней мере, не прятать свою дочь в психушку и не подкладывать наркотики ей в трейлер… Так что тут Миранда Ширстон может развернуться на полную…

– Мисс Ширстон… – Вдова Роуз прочитала эмоции, написанные на лице Миранды, и попробовала отвлечь ее внимание от Мориса. – Я не советую вам портить лицо этому молодому человеку… Ему предстоит нелегкий разговор с похитителями Кортни, а вы только помешаете этому разговору… Разве вы не видите, что парню и так плохо? Что он раскаивается во всем, что совершил? С него уже достаточно, поверьте… Похищение Кортни было высшей мерой его наказания… Разве вы не теряли любимого человека, мисс Ширстон? Разве вы не знаете, что такое боль, тоска по любимому?

Карие глаза Миранды Ширстон округлились по два цента каждый. Вдова Роуз поняла, что сморозила лишнее, но ситуация уже вышла из-под контроля.

– Любимого?! – взревела Миранда, и Морис услышал в ее голосе вой пожарной сирены. – Что еще за «любимого», хотела бы я знать?! Моя дочь уезжала из Эластера невинной девушкой… Что ты с ней сделал, подонок, отвечай?!

Ее глаза налились кровью. Морис понял, что несколько минут назад он видел цветочки. А теперь будут ягодки…

– Мисс Ширстон, я… – Язык будто присох к гортани. Но что он может сказать в свое оправдание? Ведь он действительно спал с ее дочерью. С ее невинной дочерью. Вопрос только в том, что Кортни хотела этого не меньше, чем он… Но разве можно объяснить это разъяренной матери? Морис никогда не попадал в такую ситуацию, но почему-то был уверен, что нет… Что ж, остается только одно: стать когтедралкой для ногтей Миранды Ширстон…

– Послушайте, мисс Ширстон… – вмешался отец Генри. – Я всегда думал, что любовь – это не грех, а самое большое благо, которое происходит с людьми. Раз у Кортни и Мориса все произошло по взаимному согласию, то я не вижу причин для негодования и осуждения…

– И это говорит мне священник?! – Налитые кровью глаза сфокусировались теперь на отце Генри. Виновник «торжества» на время был забыт. – Что за город?! Что за нравы?! – воздела она к небу морщинистые руки в нелепых пластиковых браслетах. – Когда священник проповедует свободную любовь, что говорить об остальных жителях?!

– Мисс Ширстон! – Морис увидел, что обычно благодушный отец Генри с трудом держит себя в руках. – Я не проповедую свободную любовь. Я проповедую любовь, ибо нет ничего порочного в том, что два человека доверяют друг другу, понимают друг друга, оберегают друг друга и, уж простите меня за выражение, любят друг друга… Конечно, я, как священник, посоветовал бы молодым людям обвенчаться, чтобы укрепить свой союз перед Богом… И, надеюсь, они сами придут к такому решению. Но придут осмысленно, обдуманно, самостоятельно, потому что нет ничего хуже необдуманных браков, в которых оба мучаются и оба несчастливы. И которые, – подумав, добавил отец Генри, – распадаются уже через два года после того, как заключены… И что же плохого, мисс Ширстон, в том, что я говорю? Что порочного? Я не погрешу против истины, если скажу, что жители Эпплдэя – самые счастливые люди на свете… И все потому, что в этом городе никто никого ни к чему не принуждает… Хотя, сомневаюсь, что вам понятна эта фраза. Мать, от которой дочь спасается бегством, едва ли помнит о свободе воли… Впрочем, я не вправе осуждать вас, мисс Ширстон. Это извечная ошибка, которую делают все родители. Люди не хотят учиться на чужих ошибках, им непременно нужно наделать своих… Но я полагаю, что этот опыт – ибо в том, что произошло, виновен не Морис, а вы, именно вы, – станет вам уроком на будущее…

Кажется, отцу Генри удалось хотя бы немного пристыдить Миранду. Пока она молчала, раздумывая над его словами, Морис воспользовался ситуацией и обратился к Киббсу:

– Вы ведь не нашли людей Говарда?

Киббс покачал головой, указав на Миранду.

– Это единственная наша находка. Боюсь, тебе придется ждать. Ждать, пока они не объявятся…

Морис облизнул сухие губы.

– У меня есть другая идея. Я сяду в автокемпер и сам прочешу окрестности. Говард Хилтон где-то поблизости, я уверен. А эту машину они помнят слишком хорошо, чтобы не отреагировать на нее… Думаю, что они увидят меня и дадут о себе знать…

– Это опасно. – Аурилис поправил очки, съехавшие на переносицу. – И безрассудно. Действовать в одиночку всегда безрассудно, поверь мне, сынок… Тебе лучше остаться здесь, а мы будем неподалеку. В засаде… Когда появятся эти люди, мы схватим их, и они выведут нас на Кортни. Это лучший вариант…

– Но я не могу сидеть и ждать, сложа руки, – взмолился Морис. – Больше не могу… Я сойду с ума раньше, чем они появятся…

Хлопок входной двери положил конец спорам. Морис обернулся и решил, что сходит с ума гораздо раньше предполагаемого срока. На пороге стоял Говард Хилтон. Рядом с ним, отнюдь не замученная и не испуганная, а, скорее, обрадованная, стояла Кортни и глядела на него своими лучистыми черешневыми глазами, которые он боялся не увидеть больше никогда. Их появление вызвало гораздо большее удивление, чем недавний визит Джеффри Ферча.

– Кортни, доченька! – запричитала Миранда, но отец Генри приложил палец к губам, и она смолкла. Кажется, он стал единственным человеком, который смог повлиять на эту чрезмерно эмоциональную даму…

– Кортни! Здравствуй, моя бабушка на кривой телеге… – обалдело выдавил из себя Джеффри Ферч, запуская руку во взъерошенную шевелюру.

– Кортни, деточка… – облегченно вздохнула вдова Роуз.

– Кортни? – выдохнул Аурилис Киббс. Ему еще ни разу не доводилось слышать о том, что похититель сам возвращает похищенную домой.

– Господи, спасибо тебе! – Морис готов был упасть на колени, но понимал, что сейчас не самое подходящее время для раскаяния. Да и потом, ситуация не разрешилась до конца.

Он знал, чего хочет Говард, но не понимал, почему на этот раз мистер Хилтон решил навестить его лично. Морис медленно, взвешивая каждый шаг и мысленно оценивая каждое слово, подошел к скульптурной группе «Похищенная и похититель».

– Мистер Хилтон… – Морис старался выглядеть спокойно, однако в душе его клокотала такая буря, которую могло переплюнуть только цунами у полинезийских островов. – Я выполню все ваши требования. Я умру, если нужно. Только отпустите Кортни…

– Она свободна, – улыбнулся Говард. – Абсолютно свободна. Я не держу эту девушку и не требую у тебя денег…

Если бы небо разверзлось и из белоснежных облаков посыпался конфетный дождь – это желание маленький Морис неизменно загадывал на Рождество Санте, – он удивился бы куда меньше, чем тому, что сейчас услышал. Говард Хилтон отпускает Кортни. Говард Хилтон не требует денег. Говард Хилтон улыбается и, очевидно, готов полюбить весь мир… Выходит, что Морис и вправду тронулся умом, если думает, что такое происходит наяву.

– Да, да. Ты не ослышался… – произнес Говард Хилтон, по-прежнему глупо улыбаясь. – Все в прошлом. Я обо всем забыл, и, надеюсь, ты тоже забудешь…

– Но почему? – вырвалось у Мориса. – Почему? Так ведь не бывает…

– Я тоже думал, что так не бывает… – Голос Говарда дрогнул. – Но сегодня у меня открылись глаза. И я понял, что все бывает так, как мы и не предполагаем… Я, может быть, не очень умен. Может быть, я ужасный человек и отвратительный отец… Но я твой отец, Морис. Понимаешь, твой отвратительный отец…

По лицу Говарда текли слезы. Теперь он не казался Морису исчадием ада, не казался ему тупицей из тупиц. Он был его отцом, как ни странно было сознавать это новое для Мориса понятие. Этот человек, причинивший ему столько горя, человек, из-за которого он всю свою жизнь провел в бегах и обмане, человек, которого он сам же обманул и был почти им наказан, был его отцом. И теперь стоял перед Морисом, хныча хуже ребенка, которому не дали обещанной конфеты…

– Да… – Аурилис Киббс поставил точку на всеобщем молчании, разлитом в воздухе. – Да… Иногда у меня возникает ощущение, – сказал он не то сам себе, не то отцу Генри, задумчиво глядящему то на Мориса, то на его вдруг обретенного отца, – что весь мир за границами Эпплдэя сходит с ума… Не думаю, что людям это нравится… Но почему они не делают ничего, чтобы это остановить?

Отец Генри перевел взгляд на Аурилиса Киббса.

– Все дело в территории, мой друг… Эпплдэй – маленький городок, и ты сам знаешь, что здесь проще навести порядок. И потом, традиции… Кто знает, сколько времени нашим предкам понадобилось на то, чтобы мы жили так, как живем сейчас?

– Да, – кивнула вдова Роуз, утирая уголки глаз платочком. Ей не хотелось плакать, но слезы упрямо текли по ее лицу. Ведь на такое невозможно смотреть глазами равнодушного наблюдателя… – Да… Верно… Только самая сильная традиция в нашем городе одна: делай добро, и люди ответят тебе тем же…

На это Миранде Ширстон, женщине, у которой всегда находилось едкое словцо, нечего было сказать… Крепостные стены, которыми она была окружена в родном Эластере, рушились на глазах. Она стояла и смотрела на свою повзрослевшую дочь, которая была совсем девочкой, когда оставляла город своего детства. На ее любимого, отец которого обливался слезами. На вдову Роуз, утиравшую глаза белоснежным платком. На отца Генри, который умел произносить проповеди не только в стенах церкви. На шерифа Киббса, который был похож на кого угодно, но только не на шерифа. И на Джеффри Ферча, которому нечего было сказать, так же, как и ей… Она смотрела на всех этих людей и думала, почему никогда раньше ей не хотелось плакать так сильно, как сейчас…

Эпилог

Если когда-нибудь вы заезжали в городок Эпплдэй, то, наверное, знаете, как красиво бывает там поздней осенью. Пурпурные, желтые, огненно-рыжие листья украшают кроны деревьев и лежат мохнатым ковром у вас под ногами. Хрустальные глаза озер чуть подернуты первыми заморозками и глядят на вас с каким-то почти детским удивлением и восторгом. Горький запах костра щекочет вам нос, и вы вдыхаете его, с каждой секундой все глубже и глубже проникаясь воистину прекрасной атмосферой Эпплдэя. А еще – неотъемлемый запах яблок, который преследует вас на повороте каждой улицы. Ведь только ленивый не варит компот, не печет пироги, не делает наливку из самых вкусных, самых сочных, самых сладких на свете эпплдэйских яблок…

По правде говоря, в Эпплдэе хорошо не только поздней осенью, но и в любое время года. Потому что, когда бы вы ни приехали в этот город: летом, зимой или весной, – вы запомните его навсегда. Этот город – самый счастливый город на свете. Только здесь вы можете услышать под окнами местного шерифа Аурилиса Киббса, который вовсе не похож на шерифа, детскую песенку:

Аурилис, Аурилис,
Аурилис Киббс,
Яблоки твои сварились,
А компот твой скис…

А потом – смех ребятни. Только здесь вы можете увидеть, как по воскресеньям целая толпа народу идет в дом вдовы Роуз для того, чтобы поесть кнедликов, выпить яблочной наливки и повеселиться. И только здесь вы можете понять, что такое настоящее веселье. Потому что искренне, беззаботно веселиться каждый день могут только эпплдэйцы.

Сегодня в Эпплдэе особый день. Отец Генри готовился к этому дню целый месяц. Он каждый день сочинял проповедь, а на следующий – откладывал старую и начинал новую. А все потому, что каждый раз перед венчанием молодых в Эпплдэе отец Генри не может найти слов, для того чтобы сказать, какое это счастье – любить и быть любимым…

Около местной церкви полно народу – на свадьбу Кортни и Мориса собрался весь город. Здесь и Аурилис Киббс, тот самый, который совсем не похож на шерифа, и у которого однажды, если верить детской дразнилке, скис компот. И его жена Лавиния, у которой на лице всегда играет счастливая улыбка, что неудивительно, ведь они с мужем без ума друг от друга, несмотря на то что вместе уже двадцать лет. И вдова Роуз, которая наконец-то смогла отдать дом своей двоюродной сестры в хорошие руки. Отец и сын Бредли тоже здесь. Их рыжие шевелюры тщательно расчесаны и завиты.

Кое-кто приехал из других городов. Это Миранда Ширстон, мать невесты, и Джеффри Ферч, который поведет невесту к алтарю. Рядом с Мирандой и Джеффри стоит счастливый Говард Хилтон, отец жениха. Он переехал в Эпплдэй совсем недавно. У него сомнительное прошлое, но в Эпплдэе не любят судачить об этом, потому что сплетни – скверное дело. Тем более что Говард Хилтон теперь занимается очень хорошим делом: он решил открыть в Эпплдэе парк аттракционов, чтобы дети и взрослые могли каждые выходные крутиться на разных занятных штуковинах…

Но мы, пожалуй, отвлеклись. Ведь самые главные на этом празднике – жених и невеста. Морис и Кортни действительно счастливы. Они обрели то, что хотели: свободу и любовь. И теперь, когда они стоят у алтаря перед ласковым взглядом отца Генри, едва сдерживающего счастливые слезы, в их глазах светится такое пламя, какое никто и никогда не сможет потушить. Правда, у каждого из них есть друг от друга секреты. Но совсем маленькие, размером с почтовую марку. Кортни по ночам любуется спящим Морисом и называет лунную дорожку на его лице Жемчужной Тропой. Что это такое? Спросите лучше у Кортни. Может быть, если вы зайдете к вдове Роуз в субботу, когда Кортни будет помогать ей печь кнедлики для Воскресника, она расскажет вам об этом… У жениха тоже есть свой маленький секрет. Он влюблен в родинку на подбородке своей невесты, называет ее «шоколадной звездочкой» и любуется ею, когда Кортни читает книги и не видит его внимательного взгляда.

Кстати, медовый месяц молодые проведут в Мексике, в городе Ларедо, куда невесту когда-то возил отец. Морис немного боится этой поездки – когда-то ему приснился страшный сон о мексиканских кактусах, – но он уверен, что все это – блажь и пройдет само собой…

Ну вот, мы пропустили самый волнующий момент. А все потому, что я слишком долго рассказывал вам о маленьких секретах наших новобрачных… Впрочем, имеет ли значение «да», сказанное у алтаря, когда жених и невеста уже давно вручили друг другу свои сердца? Не знаю… Думаю, каждый из вас имеет на этот счет особое мнение…

И вот они выходят из церкви. Невеста хороша, как ясный день. В белоснежном платье, расшитом цветами, она похожа на сказочную принцессу. Да и жених не отстает. На нем темно-синий костюм и белоснежная роза в петлице. Но самое главное – их глаза. В них столько счастья, радости и света, что, думается мне, они могли бы поделиться этим со всем миром и не обеднеть. Впрочем, что в этом удивительного, ведь Кортни и Морис теперь – жители Эпплдэя. А, как уже было сказано, эпплдэйцы – самые счастливые люди на свете…