/ / Language: Русский / Genre:sf_humor

Жизнь архимага Поттера

Фил Бандильерос

Как то раз, одному из попаданцев из нашего мира в мир «меча и магии» не повезло, а если точнее — его грохнули. И что бы вы думали? Нет, умирать он категорически отказался, так что один из демонов, чисто по приколу «помог» ему с поиском тушки для очередного попаданства. А именно — в мальчика по имени Гарри. Но и тут Архимаг отказался быть типичным Мартисью, даже если он таковым и является. Он не мочит врагов направо-налево, не исполняет роль «золотого мальчика» доброго дедушки Дамби, да и вообще

Фил Бандильерос

Жизнь архимага Поттера

Посвящение:

Посвящается моему коту — Довакину (это котэ так зовут)

Авторское обращение

Публикация на других ресурсах:

Запрещается. Это черновик, и не хочется, что бы по сети гуляли недоделанные версии «жизни». Впрочем, копипаст сам допускаю, и я не против, если кому нибудь приглянется какой кусочек из «жизни» (можно считать это разрешением на плагиат отдельных частей.)

Пролог. Ищу мир! Интим не предлагать!

Неизвестно где

Последнее, что я увидел, был свет, яркий, как солнце и неотвратимо приближающийся.

Жж-ух. Темно, но не холодно, как-то пусто и одновременно неприятно. Пустота как разлитые чернила, заполняла всё вокруг, сначала медленно, совсем рядом со мной, потом всё быстрее и быстрее, как-будто свет. Тот самый свет, что выбросил меня сюда.

И тут до меня дошло: это не свет, Это — тьма. Одиночество, бессилие, неотвратимость чего-то.

Мои мысли прервал странный блеск, появившийся вдали… Далеко ли? Здесь, в месте, где я не вижу никого, не слышу даже подобия звука, трудно определить такую величину, как расстояние.

— Вижу, Азраиль задолжал мне пиво. Голос, прозвучавший прямо у меня за спиной заставил меня вздрогнуть. Оборачиваюсь, всматриваюсь в того кому этот голос принадлежит.

— Кому? Незнакомец укрыт серым плащом, а на лице маска, оставляющая открытыми только глаза.

— Азраилю. Демону. Мы с ним поспорили на бочку Миллера. Он утверждал что тебя в этой войне точно грохнут, слишком много было завязано лично на тебя, ты, как это называется — ключевая фигура. Во многих планах, всё зависело только от тебя, агентурная сеть, диверсии, шпионаж.

— Стоп. Почему тогда Азраиль тебе пиво должен? Спросил я, не столько от любопытства, сколь от потрясения. Подумать только! Я нахожусь в какой-то тьме, а рядом стоит какое-то существо, и рассуждает о том, что демон ему пиво должен! Целую бочку! Миллера!

— Ну это просто, мой юный друг: тебя не убили, и даже более того, ты сам не умер, Обычно когда смертные попадают во тьму, они просто растворяются в ней, их души слишком слабы, но ты умудрился не только выжить, но и войти в резонанс с энергией этого измерения,

Поразительно! Это всё равно что выбросить человека в море, а он вместо того чтобы тихонечко утопнуть начнёт водой дышать!

— Ну, причины сего явления до конца неизвестны, но у меня есть одна теория — мне приходилось участвовать в подобном, но тогда мне помогли не раствориться во тьме, возможно, это дало мне некий иммунитет к энергии этого плана.

Не заметив того, я сам перешёл на педагогический тон, каким читал лекции по теории энергоконструирования.

— Что? Что ты сказал? Тебе помогли? Кто мог совершить такое? Я думал это невозможно…

— Хель.

— Ты серьёзно?

— Да

— Б… е… оно всё в… конём!

— А поцензурнее можно?

— Парень, ты кто вообще такой?

— Простой человек.

— Простым людям смерть не помогает, давай поконкретнее.

— Ну… Зовут меня Абрам, хотя вернее звали. На последних словах мой собеседник просто таки начал излучать любопытство.

— Родился я в мире под названием TER-Ra в конце двадцатого века, ничего примечательного, просто обычный человек, жил потихоньку, учился на физика, особыми талантами не блистал, как говорится в одной из терранских сказок —

Не богат, не беден, не румян, ни бледен, ни в парше, ни в парче, а так — вообче.

Так было до тех пор, пока я не умер.

— И оказался во тьме?

Ну да, только там была ещё такая симпатичная мадам.

— Хм кхм кхм. Мой собеседник, собиравшийся было что то сказать неожиданно закашлялся.

— Симпатичная? Мадам? Это ты о Хель? Хрипловато выдавил из себя он.

— Ну да, не буду же я тебе врать, да и нафига?

— Ну ты блин даёшь, Хель на моей памяти называли по разному, но симпатичной…

Я огляделся: мир вокруг нас потихоньку заполнялся звездами… Или какими-то сверкающими точками, похожими на звёзды, галактик было не видно, только сверкающие «звезды»

— Ну так к чему я веду, Хель то мне, как я умер сразу сказала — нужен работник, одну штуковину достать.

— Это ты о том чёрном ноже?

— Вообще то это меч.

— По размеру скорее кинжал… Ну да ладно, хрен с ним, я даже не спрошу что это такое, раз Хель нужен — пускай, соваться в дела настолько могущественных личностей никакого желания не имею.

А все остальное, что ты вытворял — тоже Хель надо было?

— Да нет, это я уже сам, как закончилась та история с нож… Тьфу ты, мечом, так хель мне в оплату дала магический дар, и сказала — дальше сам крутись как хочешь, так и быть, жизнь вторую можешь жить.

— И ты жил. Да как жил! Даже мы с Азраилем за тобой приглядывали, ставки даже сделали!

— Ну, что есть то есть, дар магический, оказался сильным, двух архимагов завалить мог, вот я и пошёл в академию, дальше ты наверное и сам знаешь?

— Знаю, знаю, академию закончил, преподавал конструирование, потом на госслужбу, и так до архимага дослужился.

— Ну, в общих чертах, так. Я решил воспользоваться моментом, и разузнать что нибудь о текущем положении.

— Ну и что мы теперь делать-то будем?

— А я знаю? Твою душу сюда исторгли, ты и думай, можешь к Хель вернуться, можешь снова в чьё-нибудь тело вселиться… Только назад, на Эльмир нельзя, душа не пройдёт.

Ну, проговорил я в задумчивости, можно в какой-нибудь другой мир, только с магией, а то я без неё как без рук… Ты не поможешь?

— Отчего ж не помочь? Помогу, оглянись вокруг, видишь сколько их?

— Так эти светящиеся точки — миры?

Нет, это каналы, так сказать — червоточины, через которые можно попасть в разные миры. Миры созданные массовым сознанием и в миры, созданные демиургами.

— Массовым сознанием? Это ещё что такое?

— Ну, ты про призвание бога слышал?

— Конечно, когда много разумных молятся, овеществляя и одушевляя, некоему, пусть даже вымышленному существу, их энергия веры и пси-энергия может спровоцировать появление бога

— Точнее — создать, воплотить, так сказать из энергии мира, изменяемой личной энергией верующих — поправил меня мой собеседник.

— Ты хочешь сказать, что могут существовать миры которые созданы сознанием людей?

— Да, архимаг, могут существовать и более того — существуют! Мне известно более десятка.

— Ахренасоветь.

Поможешь выбрать?

Помогу, какой тебе мир нужен?

Тут я капитально задумался: гешефт намечался немаловажный — куда бы я не пошёл, мне в том мире ещё долго предстоит жить. Конечно, в итоге закончится известным способом — душа не бессмертна, она просто долговечней тела, и после смерти я попаду во тьму. Так будет раз за разом, пока силы моей души не истощатся и я не смогу противостоять тьме.

— Нууу… Магия это обязательное условие, тело молодое, желательно, что бы без родственников, не хватало ещё что бы меня спалили, и да, самое главное — тело должно быть мужским. Развитие этого мира тоже немаловажно, попасть к каким-то варварам совершенно не хочется.

— Кажется я уже знаю, куда тебе нужно…

Тут меня вдруг потянуло к одной из светящихся точек.

— А история этого мира? Куда я попаду?

— Ты и так историю знаешь, поймешь… Отдаляющийся голос собеседника в маске.

Миг.

Касание точки, вспышка и… Теряю сознание.

Глава 1. Дом Дурслей

Жизнь 3.0 pro

Остров Британия

Просыпался я медленно, неохотно, какой мне сон снился…

Потянулся всем телом и вмиг застыл как каменная статуэтка. Я уставился на потолок… Точнее на то, что было надо мной. Назвать это потолком у меня язык не повернётся. Пока я пялился на стройные ряды ступенек, покрытые в некоторых местах паутинкой, прокручивал в голове последнее воспоминание. Ворвавшиеся в мой заклинательный покой эльфы, заклинание, точно знаю — выгнали меня с Эльмира (мир так называется). Чертовы ушастики! Уничтожили любую возможность вернуться назад.

Дальше пошёл полный театр абсурда: какой-то мужик говорит что демон, демон! Ему бочку пива должен. Поговорили про Хель, про миры, я попросился в один из них, дальше… Дальше — вуаля! Я здесь.

Проверил свои магические возможности. Нормально работают, ночное зрение вот — инстинктивно включил. Только энергия какая — то странная, словно сама сила сопротивляется её поглощению.

Ну да ладно, и не такое бывало.

В дверь забарабанили. Гарри! Гарри, несносный мальчишка! Вставай и приготовь нам завтрак!

Гарри? Это меня так зовут? И с какого перепугу я должен готовить завтрак?

Тут меня осенило: Гарри. Завтрак. Лестница. Магия. Миры созданные верой….

— П… и… — пронеслось у меня в голове. Гарри Джеймс Поттер. Как говорилось в одном специфичном советском мультфильме — уж попал так попал.

— Гарри!

Ну, наверное, не стоит слишком выбиваться из образа, ХЗ сколько мне ещё у этих сумасшедших куковать придётся. Впрочем, моя ментальная магия при мне, что-нибудь придумаю.

— Сегодня день рождения Дадлика, и если ты умудришься его испортить…

Угроза этого рыбоподобного существа-homo не возымела никакого действия, и я продолжал выкладывать полоски бекона на сковороду. Интересно! Сегодня день рождения у этого свиноподобного. Ужас! Как можно ТАК издеваться над ребёнком! Его же избаловали до состояния «золотого мальчика» настоящие психи.

День рождения Дадли Дурсль. Отправная точка событий, которые растянутся на долгие годы. Хорошо, что менталисты имеют идеальную память, вспомнить дословно все прочитанные книги не составило труда.

Провинциальный зоопарк

Пространственная магия позволяет изменять положение предметов в пространстве и их материальность: можно сделать какой-либо объект в трёхмерном пространстве «неосязаемым» и «невидимым», свернув пространство внутри этого объекта, при этом освободившиеся место будет занято воздухом почти мгновенно, но без звука и иных «спецэффектов» вроде толчка воздуха.

Даже странно, что пространственная магия так легко подчинилась мне. Я даже не рассчитывал на такую удачу, ведь в отличии от оригинального Поттера почти не имел таланта к ней. Ну и хорошо меньше отличий от оригинала — меньше сюрпризов. По крайней мере сейчас.

Дом Дурслей

— Бедный Дадлик! Это все из-за тебя! Паршивец! ВОН в свой чулан и не смей показываться мне на глаза! — кричала homo-рыба, в миру именуемая Петуния. Я же потихоньку начинал ненавидеть Англию… ОНИ все страшные! Женщины! Девушки! Даже девочки и те страшные. Ужас.

Наверное, островное положение влияет на генофонд. По крайней мере, любая русская девушка, самая обычная девушка, встань она рядом, смотрелась бы как королева рядом с лошадью…

Слава богам, ближайшие года три-четыре меня это будет мало волновать, да и Грейнджер в книге описана весьма симпатичной… Осталось только надеяться.

Все это я обдумывал пока лежал на своей кровати и параллельно старался обдумать ситуацию —

Во-первых и пожалуй главное — моя магия осталась со мной. На Волди точно хватит,

Во-вторых — завтра придёт письмо из Хогвартса. В оригинале у Гарри письмо отбирали и помыкали малого до тех пор, пока за ним не прислали Хагрида. Идиотизм. Маглам письма должны передавать специально обученные работники министерства, или кто-либо из преподавателей Хогвартса, но Гарри у нас «особенный», судя по всему директор хотел спровоцировать этим письмом Поросёнка-старшего, а потом приходит такой большой дядя, за спиной которого мальчику хочется спрятаться, тот показывает ему «прекрасный новый мир» и попутно пиарит партию Дамби. По своему, неуклюже, но всё — же пиарит. Наверное, ему стоит подыграть, если вообще за мной приедет Хагрид. Таскаться с этими письмами у меня нет никакого желания, так что как придёт первое — рвану к миссис (ха-ха) Фигг.

Чулан под лестницей

ШКОЛА ЧАРОДЕЙСТВА И ВОЛШЕБСТВА «ХОГВАРТС»

Директор: Альбус Дамблдор

(Кавалер ордена Мерлина I степени, Великий волшебник, Верховный чародей, Президент Международной конфедерации магов)

Дорогой мистер Поттер!

Мы рады проинформировать Вас, что Вам предоставлено место в Школе чародейства и волшебства «Хогвартс». Пожалуйста, ознакомьтесь с приложенным к данному письму списком необходимых книг и предметов.

Занятия начинаются 1 сентября. Ждём вашу сову не позднее 31 июля.

Искренне Ваша,

Минерва МакГонагалл,

заместитель директора!

Ахренасоветь! Уже можно падать в обморок от счастья или нет? Так спокойно! Собраться! Роль, роль, не забываем о роли!

Дом миссис Фигг

На следующий день:

Миссис Фигг! Миссис ФИГГ! Ору я, едва зайдя в дом. Стоило мне переступить порог, как в нос ударил противный кошачий запах. Нет — против кошек я ничего не имею, одну-две завести вполне можно, но ДВАДЦАТЬ ТРИ кошки в одном небольшом доме — это явный перебор!

Вот, опять не заметил, как перешёл на «истинное зрение» куча мелких рыжих аур была разбросана по всему дому, две на кухне, три меня встречают, и по остальным комнатам разбежались кошшшары! Сероватая аура старушки была заметна в гостиной первого этажа, в окружении прайда кошек. Миссис Фигг спала в кресле. Я прошёл к ней, попутно убирая истинное зрение, ещё не хватало, чтобы работница Дамби меня увидела с несветящимися, но сияющими не хуже чистейших изумрудов глазами. Такая уж специфика у истинного зрения, энергии это заклинание почти не тратит, однако его применение легко заметить по исчезновению прожилков в радужках глаз, наверное, Олливандер тоже инстинктивно умеет использовать магическое зрение, в книге его глаза описаны довольно красочно.

Я применил простейшее заклинание, вроде тех, которые используются в цивилизованных мирах для побудки студентов в общагах. Раз-два-три

Щёлк.

Старушка посмотрела на меня, и машинально погладила кота, дремавшего на её коленях.

— Здравствуй, Гарри, твои родственники опять хотят, что бы ты побыл у меня?

— Нет, миссис Фигг, я по другому делу. Вам что-нибудь говорят слова «Дамблдор» «Хогвартс»

При первом слове старая кошатница вздрогнула, чем разбудила кота у неё на коленях. И, пока животное потягивалось, старушенция смотрела на меня. Тебе пришло письмо?

— Да, пришло, но у меня нет совы, что бы ответить, вы мне не поможете?

— Конечно, дорогой, давай его сюда.

— И попросите кого-нибудь из преподавателей в проводники, я не знаю, где можно купить всё полагающееся.

— Конечно, Гарри, я напишу директору.

Дом Дурслей

ТУК-ТУК-ТУК! БОМ-БОМ-БОМ!

С момента разговора с Миссис Фигг прошло два дня, за которые я успел невероятно изнервничаться — если Дамби пришлёт за мной кого-нибудь кроме Хагрида, то мне придётся менять планы, ведь остальные не в пример умнее этого великана.

Но похоже пронесло. ТАК долбить в дверь может только Хагрид, и ведь это он только «вежливо» стучится, может и постучать, так что бедная дверь с петель слетит.

Я молнией метнулся к двери, опережая крики «родственников» которые уже начали подниматься из-за стола, по крайней мере, Поросёнок-старший покраснел от ушей до пятачка (назвать это носом просто невозможно)

Бздынь — замок открыт, распахиваю дверь, вижу огромный мамон Хагрида.

Кто вы такой?

Так, кажется этот спектакль мне придётся отыграть точно по сценарию тёти РО.

Дырявый Котёл

Ккк-вирелл, Ппп-оттёр ппп-риятно п-познакомит-тся.

Произнесло нечто в безвкусном тюрбане, протягивая руку, в тот же момент слабый ментальный импульс дотронулся до моего разума, похоже Волди пошаливает… Я же не поморщившись пожал ему руку, и после этого Великан утащил меня в невзрачную дверку рядом с барной стойкой.

За дверью стена — сразу переключаюсь на магическое зрение. Так-с интересно… Простейшая защита? Кодовая дверь. Плетение какое-то странное, блоки трудно вычленить, как-будто его создали цельным, не из блоков, как все нормальные заклинания.

Громых-БУМ-шшшах… Кирпичи разъезжаются в стороны, открывая нам путь.

Глава 2. Дела банковские. Грингготс. Всегда рядом

Косая аллея

Косая Аллея. Как много лавок! Так вот ты какой, магический Арбат.

Сравнение довольно точное, улица широкая, по бокам стоят двух-трёх этажные здания, везде висят вывески «метлы» «всё для зельеварения» и тому подобное. Стайки мальчишек прижали носы к стеклу витрины, за которой на постаменте находится метла… Довольно странный способ распродажи хозинвентаря, хоть и летающего.

Гринготтс — Волшебный банк. Надёжнее места нет, разве что Хогвартс — ну вот! Опять этот жизнерадостный громила пиарит свой Хогвартс! Сколько можно, блин! Всю дорогу это чудовище не замолкало — Дамблдор велик! Аминь б… брр. Настоящий фанатик, ненавижу таких, или ему просто мозги (точнее их жалкое подобие) промыли.

Гринготтс

Пока я предавался размышлениям, мы добрались до столика, за которым сидел управляющий, и что-то записывал в огроменный гроссбух. Мистер Поттер желает снять свои деньги.

— А у мистера Поттера есть его ключ?

Гоблин весь прямо навис над столом (и как у него получается при его-то росте?) и с любопытством разглядывал меня.

Хагрид же, не отступая от сценария ни на шаг начал рыться в карманах… Мне показалось, или там что-то шевелится? Mama MIA! Ну, сейчас мы тебе поломаем спектакль…

— Простите, как мне к вам обращаться?

— Богрод, сэр.

— Мистер Богрод, могу я поговорить со специалистом банка наедине?

— Конечно, сэр, Крюкохват!

Немолодой на вид гоблин оглянулся на окрик, и засеменил в нашу сторону.

— Мистер Поттер, позвольте представить вам Крюкохвата, он ответит на все интересующие вас вопросы.

Хагрид, не ожидавший такого развития событий, просто смотрел, как я удаляюсь в одну из комнат для посетителей банка.

— Чем я могу быть полезен мистеру Поттеру? Спросил этот маленький, но очень носатый гоблин, стоило мне расположится в кресле. Крюкохват сел на небольшой диванчик напротив и с любопытством рассматривал меня. Ну да, я же «знаменитость».

Я хотел бы узнать, каково состояние моих счетов на текущий момент, и получить краткую выписку по состоянию счетов семьи Поттеров за восемьдесят первый год, мистер крюкохват.

То ли деловой тон, то ли ещё что-то в моём голосе крюкохват, но стоило мне заговорить, как он подобрался, и внимательно слушал.

— Я принесу отчёт, мистер Поттер, сказал гоблин и сдёрнул с места в сторону неприметной двери, по всей видимости — для персонала. Вернулся гоблин уже через пару минут, и держал в руках гроссбух размером с половину него самого, точную копию того, что заполнял Богрод в зале.

Так-так-так — я углубился в изучение отчёта, а вернее журнала о состоянии моих финансов. А что вы думали? Деньги правят миром! Деньги и информация, а вовсе не какие-то там лорды, именно наличие денег и информации выделяет того кто действительно стоит «у руля»

Журнал гласил, что в ночь 31 октября 1981 на счету семьи Поттеров находилось пять с лишним тысяч галлеонов, а на текущий момент не более трех… Конечно, кто б мог подумать, что Дамби не приложит свою мохнатую лапку, ведь именно он мой опекун…

— Мистер крюкохват, скажите, если глава благородного семейства погибает, и оставляет одного несовершеннолетнего наследника, имеет ли он право на получение наследства раньше оговорённого в законе срока?

— Совершеннолетие достигается в….

— Мистер крюкохват! Впервые слышу, что для гоблинов важны законы министерства! — не дал я договорить гоблину.

— Вы имеете право, лорд.

— А разве я уже лорд?

— Формально — да, вам необходимо лишь подтвердить статус, надев кольцо.

Интересно, признает ли меня кольцо Поттеров? Ладно, посмотрим…

— Принесите.

Крюкохват снова сдёрнул в служебную дверку, и на этот раз мне пришлось ждать его подольше, минут десять я изучал журнал. За этим занятием меня и застал о-ччень важного вида гоблин.

— Вы, как я понимаю, хотите претендовать на место главы рода Поттеров? — вопрошал этот коротышка. И как ему удаётся держать себя так важно, при его-то росте! Ладно, мелочи в сторону, пора дела делать.

— Вы не ошиблись, с кем имею честь?

— Кровняк, сэр, я уполномочен хранить кольца лордов, а также принимать вступление в наследство со стороны наследников лордов.

Замечательно, кольцо у вас с собой?

— Конечно, сэр! — при этих словах гоблин достал откуда-то из-за спины маленькую шкатулочку красного дерева, и поставил на журнальный столик, за которым я сидел.

Кровняк ещё несколько секунд полюбовался, как я разглядываю герб Поттеров, и предложил мне открыть коробочку. Внутри оказалось кольцо, или точнее перстень с точно таким же гербом, как и на шкатулочке. Я взял перстень в руки и после секундного промедления напялил его на указательный палец левой руки. Секунда. Две. Три. Из колечка в сторону моей ауры потянулись нити-щупы, на подобии тех, что используют аналитические заклятия и артефакты. Что они там в моей ауре делали — одному шайтану известно, но через несколько секунд, когда Кровняк начал уже заметно волноваться, колечко сжалось на моём пальце, и мигнув бело-алым просто растворилось в воздухе. Я пощупал палец — совсем не ощущается…

— Кольца лордов видны лишь тогда, когда вы захотите, по вашему желанию оно может становиться видимым, иным способом узнать о его наличии невозможно — проговорил гоблин с довольной (?) миной на своём морщинистом лице. Может мне показалось, но в эмоциях коротышки какое-то облегчение, удовлетворение и… Предвкушение? Радость? — хрен его знает, эмоции вообще легко ощущать, но гораздо труднее интерпретировать.

А ещё перстень что-нибудь может? — спросил я, не особо надеясь на ответ.

— Конечно! — Ответил мне Кровняк. Кольцо лорда это сложнейший магический артефакт! Кольцо может быть универсальным порт-ключом, позволяя вам перемещаться куда угодно, если конечно вы в этом месте уже были. Также этот перстень можно использовать в магической защите дверей, хранилищ, и тому подобного — ведь подделать его невозможно.

Собственно говоря, с этим пунктом я мог бы и поспорить, нет ничего, что нельзя было бы подделать, но я продолжил слушать гоблина — похоже, ему нечасто выпадает честь быть гидом для маленьких «знаменитостей», к тому же — лордов.

— Кольцо также используется для ритуалистики — принятия в род, и исключения из рода.

Ну тут ничего неожиданного, если у меня админский доступ к роду Поттеров, то я могу использовать его по своему желанию.

А меж тем клерк продолжал вещать: Такие кольца — большая редкость, мне известно лишь о семи, А я считаюсь лучшим в Европе специалистом по генеалогии и наследию! Кольцо на вашей руке — редчайший артефакт, созданный основателем рода Гриффиндор — самим лордом Годриком! После смерти его внука кольцо перешло к роду Певереллов, младшей ветви Гриффиндоров, а уже спустя столетия, триста лет назад было поглощено кольцом младшей ветви Певереллов — кольцом Поттеров! После слияния колец получается уникальный артефакт, который обладает свойствами обоих сливающихся колец — это необходимость в наше время — древние рода угасают, поглощаются более молодыми, такая вот система…

— Мистер Кровняк! — прервал я лекцию гоблина, — Я хотел бы узнать о состоянии своих хранилищ, Мистер Богрод выдал мне журнал сейфа моих родителей, но там написано, что он был открыт тридцать семь лет назад, и на имя Джеймса Поттера. О РОДЕ Поттеров там ни слова.

— Ваш дедушка, лорд Битен Поттер, лишил вашего отца права наследования, когда тот учился на четвёртом курсе Хогвартса, но вас этого права никто не лишал, так что вы, лорд Гарольд, первый кто надел это кольцо за тридцать четыре года, прошедших с момента смерти лорда Битена.

Так-так-так. Интересно! Моего отца во время учёбы лишили права наследования, если мне не изменяет память, а она мне никогда не изменяет — тупо не с кем (шутка) то лишение права наследования, и почти всего наследства — это очень серьёзное наказание, ну, по крайней мере, на Эльмире надо было быть полным дебилом, или маньяком, или же государственным преступником, что бы лишиться права наследства в роду. Что ж, если я в Гринготтсе, лучший способ узнать ситуацию с наследованием — спросить мелкого.

— Мистер Кровняк — преувеличенно вежливо обращаюсь я к гоблину —

А вы не в курсе, что произошло на четвёртом курсе Хогвартса, ведь если я не ошибаюсь, потерять право наследования довольно сложно.

С какой-то усталостью в эмоциональном плане гоблин заговорил:

— Вы совершенно правы, лорд, лишится наследства можно только в случае преступлений, или из-за «утраты доверия» текущего лорда. Мне неизвестны ни причины, побудившие Битена Поттера отрешить от рода своего единственного сына, ни их семейные дрязги, но когда лорд Битен подавал прошение о смене статуса Джеймса Поттера он сказал: «Я уже давал этому мальчишке шанс доказать, что он способен стать лордом, но он не оправдывал моего доверия, раз за разом он совершает то, что несовместимо с титулом… Может его дети окажутся умнее?»

Олала — подумал я, не все в порядке в королевстве датском… Если моего отца лишили наследства, то что же он такое совершил? Вообще-то время терпит, да и неважно это, узнаю со временем.

Так что там с хранилищами? — спросил я, сменяя неприятную для нас обоих тему.

— Сейчас я позову распорядителя вашего состояния, а мне разрешите откланяться.

Я пожал на прощание маленькую ладошку гоблина, не показавшуюся мне такой маленькой, ввиду своего одиннадцатилетнего тела. Хотя мне сейчас можно было бы дать и девять, всё же жизнь у семейки сумасшедших хрюшек-крикушек (это я о Дурслях, хи-хи, довольно точное определение — жирные и всё время орут) не способствует росту. Голодом меня не морят. Почти.

С этим надо что-то делать… Гарри, может и был забитым мальчиком, терпящим это уродство, только потому что Дамби (великий и светлый — солнцеликий богоподобный — тьфу, б…, какая гадость) ему сказал, но я то не Гарри, если останусь — совершенно случайно (чесна-чесна) у хрюшек будет инфаркт. У всех разом!

Косая аллея.

Магазин находился в маленьком обшарпанном здании. С некогда золотых букв «Семейство Олливандер производители волшебных палочек с 382-го года до нашей эры» давно уже облетела позолота. В пыльной витрине на выцветшей фиолетовой подушке лежала одна-единственная палочка.

Пока я смотрел на этот кусок дерева, вспоминал разговор со своим управляющим —

Гринготтс.

— Лорд Поттер? Вопросительно-утвердительно проскрипел уже не просто старый, древний гоблин

— Он самый — стоило мне отозваться, как старичок очень резво подошёл, забрался на диванчик и положил на столик свою тетрадку в кожаном переплёте с тесёмками-завязочками, которую он держал в руках.

— Я просто счастлив, лорд, что у Битена, этого достойнейшего человека, наконец — то есть наследник, и финансы Поттеров вновь в полном объёме будут участвовать в работе банка! — бодро проговорил гоблин, и раскрыл свою тетрадочку, водя длинным костлявым пальцем по каким-то бухгалтерским закорючкам он, не отрываясь от тетрадки.

— О да! — снова заговорил гоблин — давно я не открывал эту книгу, уже лет тридцать, а ведь кажется, только вчера Лорд Поттер просил сделать последнюю в его жизни запись….

В эмоциях и голосе дедка явственно читалась грусть.

— Что там? — как мог я изображал нетерпеливого ребёнка.

— Тут? Спросил гоблин, и его указательный палец упёрся в тетрадку. Тут, лорд, полный отчёт о состоянии ваших финансов. Вот уже тридцать лет, как ваши денюжки лежат мёртвым грузом в хранилищах банка

Немного высокопарно он продолжил:

Род Поттеров — один из богатейших родов Британии и всей Европы! Конечно, в десяток самых состоятельных семей вы не входите, но если учесть что помимо трёхсот миллионов галлеонов вам в наследство досталась целая библиотека магических книг, которую, после трагической смерти Елены Равенкло забрали Певереллы, каждая из книг это отдельное сокровище! То вы можете считать себя самым состоятельным магом Британии… Или вы ещё не закончили Хогвартс? — произнёс на одном дыхании старичок, и подозрительно стал щуриться, смотря на меня.

Н-да, у меня даже голова закружилась немного, и я отхлебнул из стоящей на столе бутылки, игнорируя бокал… Опять странно — маги живут как-то очень обособленно, а полулитровая бутылочка Evian на столе выглядит уж очень контрастно.

Совладав с дыханием, я постарался успокоиться. Потихоньку голова переставала кружиться.

Значит мне от деда, в обход отца осталось триста лимонов золотом, и — самое главное — книги! Деньги и информация! Теперь события, описанные в книге тётей РО не кажутся мне такими нелепыми — какие там пророчества! Какие к чёрту пожиратели смерти! Им просто нужны книги,

Нет — не так — КНИГИ! Бесценные древние знания — библиотека самой Ровены!

А ведь по тексту получалось, что Равенкло была просто Книжным маньяком!

Да и дед этот — слепой чтоли, или маразм прогрессирует — спутать одиннадцатилетнего мальчика с девятнадцатилетним юношей — это надо постараться…

— Простите, как мне к вам обращаться — проговорил я тише, чем хотел.

— Сонгард, сэр, просто Сонгард. Я был распорядителем состояния Поттеров ещё в то время, когда ваш дед только надел кольцо лорда. Да вы не волнуйтесь, молодой человек, видя моё состояние, проговорил Сонгард.

— Спасибо за заботу, всё в порядке, только и ответил я. И отойдя от потрясения окончательно решил узнать об интересующем меня вопросе:

— Мистер Сонгард, А среди моего наследства случайно нет недвижимости?

— Почему же нет? Конечно есть! Поттер-менор уже тридцать лет стоит под чарами консервации,

К тому же ваш прадед любил отдыхать в разных уголках планеты, так что вам принадлежат семь домов поменьше, а также тот дом, в котором погибли ваши родители, но он числится на балансе семьи Эванс, и к роду не имеет никакого отношения.

Пора закруглятся — подумал я и перед уходом попросил своего управляющего о нескольких услугах.

Во-первых — Поттер мэнор приведут в порядок, и купят домовых эльфов для моего жилища,

А во-вторых — мне выдали волшебный кошель с функцией конвертации денег. Забавная вещица — пространственной магии совсем чуть-чуть, а работает же!

Я сразу решил — после ухода Хагрида вернутся на Косую Аллею, и заняться настоящим шопингом. Шутка ли — целый особняк мне принадлежит! Как же прекрасно, что мне не нужно больше жить с этими поросятами — Дурслями. В чулане! И хрен с ним, с Дамблдором, попробует права качать — пришибу нафиг! И фамилии не спрошу! Может мои действия, и покажутся резкими, но для архимага, успевшего привыкнуть хотя бы в своём доме пользоваться магией, сожительство с ненормальной семейкой магоненавистников может закончиться трагедией. Для семейки, конечно же.

На выходе я столкнулся с Хагридом, увлечённо спорящем о чём-то с молодым гоблином.

Вообще — это выглядит комично — великан под три метра ростом, похожий на шкаф, спорит с гоблином, в котором и метра то не наберётся.

… этот подвид драконов обитает только в Венгрии, в Англии, к сожалению, они размножаться не могут! Наверное, это связано с магией в венгерских лесах… — услышал я Хагридовский бас.

— О! Гарри! И давно ты тут стоишь? — великан заметил меня, и вежливо раскланявшись с гоблином, потащил за руку к выходу.

— О чём вы там говорили то? Я уже успел снять деньги с твоего сейфа, ну и ещё кое-что забрать из семьсот тринадцатого сейфа…

Хм… Определённо Дамби хочет, что бы я искал философский камень… Но выполнено топорно, сразу видно — как пошло не по сценарию Хагрид начал импровизировать. Как мог.

Глава 3. Маг без палки, как Уравнение Гейзенберга без оператора Гамильтона

«Покупать легко. Трудно только платить»

Косая Аллея, магазин Олливандера

Когда мы вошли внутрь, где-то в глубине магазина зазвенел колокольчик. Помещение было крошечным и абсолютно пустым, если не считать одного длинного тонконогого стула, на который уселся Хагрид в ожидании хозяина. Я чувствовал себя очень странно, словно попал в библиотеку, атмосфера тишины и накопленных знаний, как я люблю это ощущение. Тысячи узеньких коробочек, выстроившихся вдоль стен от пола до потолка. Я почувствовал, как по коже побежали мурашки. Здешние пыль и тишина были полны волшебных секретов, и казалось, издавали почти неслышный звон, а какой здесь был магический фон…

— Добрый день, — послышался тихий голос.

Хагрид, по-видимому, подскочил от неожиданности, потому что раздался громкий треск, и великан быстро отошёл от покосившегося стула.

Перед нами стоял пожилой человек, от его больших, почти бесцветных глаз исходило странное, прямо лунное свечение, определённо это не истинное зрение.

— Здравствуйте, — Я слегка поклонился.

— О, да. — Старичок покивал головой. — Да, я так и думал, что скоро увижу вас, Гарри Поттер. — Это был не вопрос, а утверждение. — У вас глаза, как у вашей матери. Кажется, только вчера она была у меня, покупала свою первую палочку. Десять дюймов с четвертью, элегантная, гибкая, сделанная из ивы. Прекрасная палочка для волшебницы.

Мистер Олливандер приблизился ко мне почти вплотную.

— А вот твой отец предпочёл палочку из красного дерева. Одиннадцать дюймов. Тоже очень гибкая. Чуть более мощная, чем у твоей матери, и великолепно подходящая для превращений. Да, я сказал, что твой отец предпочёл эту палочку, но это не совсем так. Разумеется, не волшебник выбирает палочку, а палочка волшебника.

Мистер Олливандер стоял так близко ко мне, что наши носы почти соприкасались. Я даже видел своё отражение в затуманенных глазах старика.

— А, вот куда…

Мистер Олливандер вытянул длинный белый палец и коснулся шрама на моём лбу.

— Мне неприятно об этом говорить, но именно я продал палочку, которая это сделала, — мягко произнёс он. — Тринадцать с половиной дюймов. Тис. Это была мощная палочка, очень мощная, и в плохих руках… Что ж, если бы я знал, что натворит эта палочка, я бы…

— Вы продали палочку Волдеморту?

Олливандер и Хагрид вздрогнули, услышав страшное имя.

— Ну, мистер Поттер, он тогда ещё не был Тем-Кого-Нельзя-Называть, а, как и вы, только поступал в Хогвартс.

— И как его тогда звали?

— Том. Том Марволо Реддл.

Он потряс головой, и вдруг, заметил Хагрида.

— Рубеус! Рубеус Хагрид! Рад видеть вас снова… Дуб, шестнадцать дюймов, очень подвижная, не так ли?

— Так и было, да, сэр, — ответил Хагрид.

— Хорошая была палочка. Но, как я понимаю, её переломили надвое, когда вас отчислили? — Мистер Олливандер внезапно посуровел.

— Э-э-э… Да, так и было, сэр, — согласился Хагрид, изучая свои ноги и зачем-то вытирая их об пол. И вдруг просиял. — Но зато у меня остались обломки.

— Надеюсь, вы их не используете? — строго спросил мистер Олливандер.

— О, конечно нет, сэр, — быстро ответил Хагрид. Однако я заметил, что Хагрид очень крепко сжал свой розовый зонтик.

— Гм-м-м, — задумчиво протянул мистер Олливандер, не сводя с Хагрида испытующего взгляда. — Ладно, а теперь вы, мистер Поттер. Дайте мне подумать. — Он вытащил из кармана длинную линейку с серебряными делениями. — Какой рукой вы берёте палочку?

— Вероятно правой.

— Вытяните руку. Вот так.

Старичок начал измерять мою правую руку. Сначала расстояние от плеча до пальцев, затем расстояние от запястья до локтя, затем от плеча до пола, колена до подмышки, и ещё зачем-то измерил окружность головы.

— Внутри каждой палочки находится мощная магическая субстанция, мистер Поттер, — пояснял старичок, проводя свои измерения. — Это может быть шерсть единорога, перо из хвоста феникса или высушенное сердце дракона. Каждая палочка фирмы «Олливандер» индивидуальна, двух похожих не бывает, как не бывает двух абсолютно похожих единорогов, драконов или фениксов. И конечно, вы никогда не достигнете хороших результатов, если будет пользоваться чужой палочкой.

В какой-то момент мистер Олливандер отошёл к полкам и снимает с них одну коробочку за другой, а линейка продолжала сама меня измерять.

— Достаточно, — сказал он, и линейка упала на пол. — Что ж, мистер Поттер, для начала попробуем эту. Бук и сердце дракона. Девять дюймов. Очень красивая и удобная. Возьмите её и взмахните.

Я взял палочку в правую руку и, чувствуя себя полным дураком, немного помахал ей перед своим носом, но мистер Олливандер практически тут же вырвал её из его руки.

— Эта не подходит, возьмём следующую. Клён и перо феникса. Семь дюймов. Очень хлёсткая. Пробуйте.

Я попробовал, хотя едва успел поднять палочку, как она оказалась в руках мистера Олливандера.

— Нет, нет, берите эту — эбонит и шерсть единорога, восемь с половиной дюймов, очень пружинистая. Давайте, давайте, попробуйте её.

Я пробовал. И снова пробовал. И ещё раз попробовал. Гора опробованных палочек, складываемых мистером Олливандером на стул, становилась все выше и выше. Но мистера Олливандера это вовсе не утомляло, а, наоборот, ужасно радовало. Чем больше коробочек он снимал с полок, тем счастливее выглядел.

— А вы необычный клиент, мистер Поттер, не так ли? Не волнуйтесь, где-то здесь у меня лежит то, что вам нужно… А кстати… Действительно, почему бы и нет? Конечно, сочетание очень необычное — остролист и перо феникса, одиннадцать дюймов, очень гибкая прекрасная палочка.

Я взял палочку, которую протягивал мне Олливандер. И внезапно пальцы потеплели. Я сосредоточился и влил в палочку каплю силы. Волны энергии хлынули во все стороны, они были видны даже обычным зрением, красноватый свет на мгновение затопил всё помещение. Однако впечатляет, это такой усилитель? Весьма… Надо будет обязательно разобраться с его механизмом.

— О, браво! Да, это действительно то, что надо, это просто прекрасно, великолепно! Так, так, так… Очень любопытно… Чрезвычайно любопытно…

Мистер Олливандер уложил палочку обратно в коробку и начал упаковывать её в коричневую бумагу, продолжая бормотать:

— Любопытно… Очень любопытно…

— Извините, — спросил я, — что именно кажется вам любопытным?

Мистер Олливандер уставился на меня своими выцветшими глазами.

— Видите ли, мистер Поттер, я помню каждую палочку, которую продал. Все до единой. Внутри вашей палочки — перо феникса, я вам уже сказал. Так вот, обычно феникс отдаёт только одно перо из своего хвоста, но в вашем случае он отдал два. Поэтому мне представляется весьма любопытным, что эта палочка выбрала вас, потому что её сестра, которой досталось второе перо того феникса… Что ж, зачем от вас скрывать — её сестра оставила на вашем лбу этот шрам.

— Да, тринадцать с половиной дюймов, тис. Странная вещь — судьба. Я ведь вам говорил, что палочка выбирает волшебника, а не наоборот? Так что думаю, что мы должны ждать от вас больших свершений, мистер Поттер. Тот-Чьё-Имя-Нельзя-Называть сотворил много великих дел — да, ужасных, но все же великих.

Ключи от Поттер мэнора мне выдали в Гринготтсе, сразу же перед уходом. Помимо ключей (я имею в виду несколько амулетов, похожих на армейские жетоны, а вы что подумали? Что маги будут запирать свои дома на механические замки?) мне выдали документы на дом и порт-ключ к воротам мэнора.

У паба «Дырявый котёл»

Гарри, ты точно сам доберёшься? — в третий раз спросил великан. Видно у него были иные инструкции.

— Точно тебе говорю, подышу здесь свежим воздухом, вызову такси и домой. Честное слово!

То ли Хагрид мне поверил, то ли у него просто мозгов не хватило, но он, тепло попрощавшись со мной выдал билет на «Хогвартс-экспресс» и исчез в дверях «котла».

О платформе 9 и три четверти ни словом не обмолвился. Пнятненько.

Все мои покупки умещались в небольшой сумочке, у меня на плече, сделанной специально для ношения среди маглов, этакая студенческая сумка, неопределённого стиля. С увеличением объёма в 30 раз. Знаю, знаю, приличная сумка должна увеличивать внутренний размер раз в 300–500, некоторые чемоданы вообще представляют из себя небольшие «кладовые», с отдельными комнатами внутри и кучей чар. Да таких, что внутри просто жить можно! Взять хотя бы тот, в который запихнут Аластора Грюма.

Но увы, за ту сумму, что взял из банка хагрид удалось купить только самую дешёвую модель,

И то пришлось минут десять клянчить Великана, пока он не согласился отдать большую часть всех оставшихся денег за «универсальную сумку». Последним аргументом стало то, что Дурсли просто житья мне не дадут, если у них в доме будут валяться котлы, магические книги и прочая «ненормальность». Этот железобетонный аргумент был подкреплён глазками котёнка-из-шрека.

И вот, стою я посреди оживлённой улицы в Лондоне. Наслаждаюсь, так сказать, запахом воздуха некогда самого грязного города в мире. А что вы хотели? За время своей прошлой жизни я много времени провёл на природе, да и в городах напрочь магического мира машин нет. Просто не может быть. Проблема в том, что в местах с повышенным магическим фоном физические величины, считающиеся постоянными просто скачут. Я, как студент-физик, попав на Эльмир, постарался изучить это явление. На сколько это вообще было возможно в месте, где про электричество то знали максимум что это «молнии» которые вызывают маги.

Подробности просто не буду вспоминать, главное — я узнал три вещи.

Первое — изменение физических величин как то связано с энергией элементарных частиц, которые и в нашем то мире изучены кое как.

Второе — бозона Хиггса попросту не существует, ибо придать материальность магии можно очень легко, и со сторонними, а тем более тяжёлыми короткоживущими частицами это никак не связано.

Третье — хобби в виде экспериментов в общаге, на последнем курсе академии магии, после объяснения сути экспериментов директору, с предоставлением записей и формул, может привести к назначению молодого «гения» преподавателем теории конструирования плетений.

Впрочем, последний пункт весьма спорный, ибо необходимо избавится от старого препода,

Слава богам, что старый Гийом ушёл на пенсию за неделю до того, как меня спалили,

Иначе могли бы и на «губу» отправить, и сидел бы я сейчас в какой-нибудь жутко важной магической лавке — кошачьи амулетики от блох делал, «набирался опыта»…

Не будем о грустном — пора уже и хату свою навестить, а то гоблины и эльфов то привести не смогут. Дом из консервации может вывести любой, а вот пройти в магически защищённый особняк без хозяина — нет. Наверняка надо защиту снять, или наоборот — открыть доступ для новых посетителей и слуг.

Пока я предавался размышлениям — завернул в какую то подворотню, судя по викторианской архитектуре — весьма немолодую подворотню. Вроде никого нет — пальцы нащупывают шариковую ручку в кармане, тихо проговариваю: «поттер-мэнор, пароль — славянский шкаф…».

Миг — меня дёргает назад, и я приземляюсь на пятую точку. Вместо ожидаемых кирпичных стен, источающих дух викторианского стиля, вижу перед собой ворота, в два с гаком метра высотой.

Глава 4. Лютный. А маг без двух палок — как уравнение Гейзенберга без квантовой наблюдаемой

Поттер-мэнор

На двустворчатых воротах, изображён фамильный герб, а точнее — стальная фигура в виде пятизубчатой короны, приваренная к створкам ворот.

Герб с изображением короны, как сказал Кровняк, был пожалован Поттерам за услуги королю в XVll веке. Хорошо, что я догадался, хоть и в самый последний момент, у него спросить, а то бы не уснул от любопытства.

Подошёл к воротам, материализовал перстень, дотронулся до герба. Жду. Ничего не происходит.

Стою как дурак, рука на воротах, жду. Даже занервничал и перешёл на магическое зрение.

Не зря, однако, я это сделал — по-новому осматриваю ворота — защитных плетений то понавешено — вагон и маленький бронепоезд! Из колечка на пальце в сторону этих плетений тянутся нити-щупы, обратно всего пара штук. Похоже, процесс расконсервации пошёл, а раз пошёл — подождём. Я отошёл от ворот и решил прогуляться по окрестностям, процесс займёт некоторое время.

Где-то в Англии

За час я успел облазить окрестности своего нового дома, и убедится в унылости английской природы. Не то, чтобы я ожидал, что здесь будет курорт, но трава-деревья-кусты-опять трава — это скорее как-то грустно. В России с трудом можно найти настолько однообразные пейзажи — вроде все однообразно — ан нет, да и найдётся холмик или рощица ореховая/берёзовая. Или на худой конец буерак какой — и то разнообразие.

Наскучило. Пойду «до хаты» авось уже можно входить.

Поттер-мэнор

Ну что можно сказать, по поводу визуального осмотра дома?

Наверное всё — же можно сказать что всё просто великолепно!

Средних размеров для особняка — три этажа, архитектура какая — то пост-ренессанского стиля, или правильней сказать — довикториансого.

В общем — лет двести — двести пятьдесят ему точно есть.

Насчитал восемь окон в ширину, что там внутри — хрен его знает — может это «профиль», а может и «анфас» здания. Двери тяжёлые, тоже двустворчатые, из неизвестной мне древесины.

Сразу за дверями — холл — лестница на второй этаж, слева и справа от лестницы коридоры, ведущие внутрь здания. Полазим, однако — это дело я люблю, профессия обязывает быть любопытным.

Поттер-мэнор. Поздний вечер

Сижу в кабинете на третьем этаже и, для наглядности, записываю в найденную тетрадь всё, что обнаружилось в доме:

1. Первый этаж — холл, обеденный зал (залик), кухня, залик для приёмов (или ещё чего, в общем — зал с дубовым паркетом, и столиками у стен), сан. Узел — 2 шт. Большая ванна (микробассейн) — 1 шт.

2. Второй этаж — гостиная, кабинет, спальни гостевые — 4 шт. Санузел — 2 шт. (над санузлом 1 этажа) ванная небольшая — 1 шт.

3. 3 этаж — Спальни Хозяйские БОЛЬШИЕ — 2 шт. Кабинеты — 2 шт. Холл, мини-библиотека — 1шт. Санузел — 1шт, но большой!

4. Подвал. Помимо хранилищ, имеется пара каких-то комнат, то ли там была лаба, толи её хотели построить, но место интересное, пустые комнаты, столы, стулья, маленький кабинет в закутке…

Ф-у-х-х. Разобрался. А то думал до утра провожусь с этим подарочком предков, не царские палаты, а всёж отдельная квартира… Так, это из другой оперы.

Вы спросите, что я так вожусь с этим домом? Элементарно! Жить то где-то надо! Находится у Дурслей я категорически отказываюсь, менять места обитания не люблю, душа у меня не цыганская, а скорее лаборантская, вот и вожусь. Мне в этом доме как минимум лет десять жить. Жалко только что перед консервацией все книги вынесли — на книжных полках описанных мною «библиотек» находится всякая беллетристика как магического, так и магловского миров. В хозяйской мини-библиотечке даже томик Жюля Верна нашёл! 1922 года издания! Ценность книг по магии не сильно отличается — вроде «магия для чайников» и т. д.

Ну, ничего, библиотеки, интерьеры и прочая мелочь — это наживное, главное — есть крыша над головой, а не ступеньки в чулане-под-лестницей. Поздно уже — пойду спать. На завтра у нас обширная «культурная программа».

Перекрёсток Лютного переулка и Косой аллеи

Чем отличается переулок от аллеи? На аллее воруют — а в переулке сбывают с рук.

По крайней мере мне так показалось, когда я читал оригинал хз сколько лет назад… Или вперёд — это как посмотреть.

Я стоял перед центральным входом в Гринготтс. Как-то даже и не замечал, что он стоит на пересечении двух самых известных улиц магической Британии — Косой аллеи и Лютного переулка. Место, к слову сказать — козырное — клиентам с обеих улиц удобно, да и заметно, что ни говори.

Дилемма. Налево (в лютный) пойдёшь — к ворью попадёшь, направо (на косую) пойдёшь — тоже к ворью попадёшь, только ворьё там поцивилизованнее, бизнесменами себя называют.

Всюду хочется, пойду сначала направо, налево мы всегда успеем.

Спустя 3 часа, на том же месте

Знатно отоварился! Чюмодан себе купил — мама не горюй! — туда пол-улицы влезет!

Книг, помимо стандартной магии, штук десять. Там и Зельеварение, и чары, и справочники — каталоги, в общем — мой хомячок может успокоится и приготовится к десерту — Идём в Лютный!

Лютный переулок, спустя 30 минут.

Магазинчик, снаружи был похож на лавку Олливандера, внутри, впрочем тоже, за исключением атмосферы — здесь не было такого странного магического ощущения, да и магический фон был лишь чуть более «рваным», или, как это правильней назвать — неравномерным.

Пройдя в здание, я скинул капюшон (светить в Лютном своей знаменитой физиономией со шрамом никак нельзя) и осмотрелся в поисках продавца. Тот появился через несколько секунд после моего входа, видимо, привлечённый звуком дверного колокольчика, или следящими чарами.

— Здравствуйте. Мне бы хотелось приобрести палочку, и некоторые сопутствующие товары к ней.

— Конечно, достопочтенный! — быстро меня осмотрев отозвался он. — В моём магазине лучший выбор палочек для чёрной магии, некромантии и жертвоприношений!

— Кхм. Сейчас меня больше интересуют обычная палочка. Для повседневного использования.

— С этим сложнее. Но я постараюсь помочь вам, подождите немного, пожалуйста, — продавец на несколько минут скрылся в глубинах дома. Я в это время заинтересованно осматривал выставленные на полках экземпляры. Большая часть была размещена в специальных коробочках с прозрачной крышкой, лишь некоторые лежали на подставках, прикрытые стеклянным колпаком.

— Вот и я! — весело произнёс торговец, ставя на прилавок крупный сундук, и открывая его. Ещё раз меня осмотрев, он достал из сундука коробочку, и передал её мне. — Попробуйте сначала это.

Первая палочка никак не отреагировала. Так же как и вторая, третья, четвертая… Повторялась история в лавке Олливандера.

— А вы сложный клиент, — задумчиво сказал владелец магазина, когда я перепробовал все палочки из сундука. — Если и в следующем сундуке ничего вам не подберём, придётся заказывать вам палочку специально.

— Надеюсь, этого не понадобится. Мне бы хотелось получить палочку сегодня. В крайнем случае, завтра.

— Сейчас вернусь, — он пожал плечами, закрыл сундук, и скрылся за дверью. Через минуту он опять появился, неся в руках не слишком большую коробку. — К сожаленью, за обычными палочками ко мне обращаются редко, и их выбор невелик.

Перебор палочек в этом сундуке шёл, как и в прошлый раз, когда при попытке использовать очередную палочку я ощутил завершённость. Как будто палочка стала частью моей ауры, водоворотом, который втягивает в себя силу. При взмахе палочкой за ней последовал след из тёмного тумана, переливающегося всеми цветами видимого, и, возможно, невидимого мне спектра.

— Ого! — удивлённо воскликнул торговец. — Эта палочка, несомненно, вам подходит. Или вы палочке. Это уже зависит от точки зрения. К сожаленью, я не знаю, из чего она сделана, и кем. Могу лишь предположить, что внешний корпус сделан из кости какого-то магического животного. Тринадцать дюймов.

Оплатив покупку палочки, набора по уходу за ней, и специального чехла, я распрощался с продавцом и последовал за книгами. Лютный не отличался ничем особенным, кроме обширности выбора книг, по самым разным направлениям магического искусства. Книжной лавке Косого переулка было до него далеко. Я сложил приобретения во временно увеличенный сундук, снова его уменьшил и сложил в сумку. Выйдя из магазина, я, было, собрался направиться за зельями, но моим планам не суждено было сбыться.

Глава 5. Знакомство, или «Только свистни, он появится… Победитель тёмных сил — Гарри Поттер!»

Внимание моё привлёк шум из закутка неподалёку, через который можно было попасть сразу в Косой переулок, как я успел узнать за время блужданий. Как оказалось, троица личностей весьма мерзкого вида собирались сотворить нечто нехорошее с перепуганной девчушкой лет одиннадцати-двенадцати. У девчушки были растрёпанные каштановые волосы и толстый портфель, который она прижимала к груди. Личности были невежливо повёрнуты ко мне затылками, что я поспешил исправить, заодно опробовав новую палочку. Заклятья оглушения вышли без проблем, и грабители попадали в грязь, выронив кто кривую палочку, а кто и обычный кухонный нож.

— Юная леди, Лютный переулок не самое лучшее место для одиночных прогулок, нравоучительным тоном заметил я удивлённой неожиданным спасением девочке. — В следующий раз вам может не повезти, и рядом не будет ни меня, ни кого-либо ещё, кто захочет вас спасти.

— В прошлый раз всё прошло нормально… — растерянно пробормотала она, не сводя взгляд с лежащих.

— Ваша удача несравненна, леди, — удивлённо хмыкнул я. — Но, все же, лучше послушайтесь моего совета, и не ходите сюда без защиты. Стремленье к знаниям похвально, в отличие от глупого риска. Позвольте, я вас провожу.

Проходя мимо одного из лежащих, я наступил на его палочку, и, услышав хруст довольно улыбнулся. После, взяв спасённую за руку, повёл её к выходу в Косой переулок, и к тамошней кафешке. Девочке не помешает съесть чего-нибудь вкусного, дабы «заесть» неприятное событие. Конечно, переусердствовать с этим не надо, как и с «заливанием» но, порой, бывает вполне оправданно.

— Тебя как зовут то, и почему одна по таким местам ходишь? — спросил я эту девчушку, отчаянно храбрящуюся, словно воробушек. По глазам же вижу — перепугалась она знатно…

— Гермиона.

Ну я блин даю! Стоило помочь первой попавшейся девочке, как она оказалась моей школьной подругой… Точнее канонной подругой, сейчас это просто девочка чуть выше меня самого, с растрёпанными каштановыми волосами, с опаской озирающаяся по сторонам, и просто аномально немногословна. Так — морду кирпичом и идём дальше.

Кафе-мороженое (или как оно тут называется) мы нашли быстро, стоило только выйти с Лютного и пройти полсотни метров по Косой аллее. А ничего тут, стулики, столики, зонтики… Прям как перед входом в «макдональдс» (ха-ха). Только за окошком не девушка-студентка с веснушками по всему лицу и комплексом неполноценности, а солидного вида мужик лет под пятьдесят, раскладывающий шарики мороженого в вафельные стаканчики и тарелочки.

Я усадил Гермиону за один из свободных столиков в углу, подальше от любопытных глаз и пошёл к старику за вкусняшками. Себе я взял две порции земляничного (каюсь, сладкоежка я, как и все приличные маги — а что вы хотели — истощение даже восьмидесяти процентов резерва сопровождается начальной формой Гипогликемии, а если есть сладкое — служебная необходимость, то надо только расслабится и получать удовольствие…) а Гермионе — клубничного и фруктовый салатик. С вишенкой. Подойдя с подносом к непонимающей девочке, я придвинул ей тарелку салатика, а сам взялся за мороженку.

В принципе — Гермиону можно понять: пошла книжки посмотреть, (любопытство сгубило кошку, Да простит меня МакГонагалл) как её, по закону жанра зажали какие-то гопари, разве что закурить не просили. А вот спросить сакральное: «чика, ты с какого факультета будешь?» вполне могли. Могли бы. Но тут появляется какой-то мальчик, не старше её самой, ложит всех бандюг, как будто делает это каждый день после ланча и…

Приводит её в кафе, мороженым угощает, а сейчас сидит напротив и смотрит, как она расправляется с вишенкой, последним оставшимся элементом нашего перекуса.

— Гарри. — представился я. Пока решил не акцентировать внимание на своей фамилии — шокировать излишне начитанную пропагандой девочку не имею никакого желания.

— Гермиона Грейнджер. — представилась моя сотрапезница, несколько рассеянно, видно только сейчас обратившая внимание на то, что уже час находилась в компании неизвестного мальчика.

Я же потихоньку обдумывал ситуацию, пытаясь прикинуть — оно мне надо или не надо…

По всему выходит, что надо.

Что нам известно о Гермионе Грейнджер? — Обладательница почти совершенной памяти, немалые аналитические способности, лучший ученик (в будущем) факультета Гриффиндор — это если судить по баллам, в теории боевой магии она может и сильна, а вот применить свои знания на живом, дышащем и думающем существе может с трудом, пересиливая себя. За одну только память её стоит «брать в оборот» — кадры решают всё! А такие кадры как Гермиона Грейнджер на дороге не валяются. И в других местах тоже не валяются, выдающихся учеников определяют ещё в Хогвартсе и по окончании для них уже готовы места в министерстве, аврорате, и прочих «органах» Редко кто может пробиться в эти «органы» без поддержки либо Очень влиятельных родственников, либо без ярко выраженного таланта.

Но я не собираюсь бросать такой ценный кадр, она мне однозначно пригодится. Вспоминая книгу — хотел бы ещё и Малфоя — младшего переманить, но уж больно рискованное предприятие, да и политики — интриганы с жутко консервативными взглядами, мне пока что без надобности, однако наладить с ним хотя бы нейтральные отношения всё же стоит.

Пока я обдумывал ситуёвину, в которую попал. Мы болтали о всякой ерунде, о мороженом в магическом мире, о каких-то книжках, которые я отродясь не видел.

Так. Пора брать коня за рога — подумал я с некоторой решительностью, и, будто предлагая детке конфетку, обмолвился о «фамильной библиотеке»

Заглотила — смотрит то как, словно пацан, едущий на скутере на водителя bugatti…

Мы вышли из кафешки и шли обратно, в сторону «котла».

Банк Гринготтс

Здравствуйте, Мистер Сонгард — обратился я к старичку. Старичок этот, кажется даже помолодел, правда на нём это почти не заметно. Старость — не радость-с…

Весьма бодро Сонгард подошёл ко мне, и обозначив(лишь обозначив) поклон, проскрипел:

— Приветствую вас, лорд! Я рад, что вы не забываете навещать наш банк! Что угодно лорду Поттеру? — весьма учтиво, но отнюдь не подобострастно проговорил мой управляющий. Похоже, для того, кого назначили черт знает сколько лет назад управляющим Поттеров, вновь работать с представителем рода, который он уже про себя записал в список «угасших» — было просто приятно, да и относился он ко мне скорее как к внуку своего если не друга, то хорошего знакомого — точно. Про хорошего знакомого — это я не преувеличил, Лорды, да и просто крупные вкладчики, не смотря на доверие к Гринготтсу, предпочитают не допускать к своим деньгам гоблинов, которым они не доверяют. Именно поэтому в Гринготтсе, как и ранее в магловском мире присутствуют управляющие, начиная со вкладчиков, держащих на счетах более миллиона. Это было написано в условиях договора, экземпляр которого мне вручили вчера днём.

— Мистер Сонгард! Я уже расконсервировал Поттер-мэнор, и готов к закупке эльфов.

— Конечно, лорд, немедленно сообщу чтобы вам их доставили. Ещё что-нибудь желаете?

— Да, отчёт о материальных ценностях, хранящихся в родовом сейфе. Вы, кажется, говорили о книгах?

— Да, да, конечно, лорд, подождите здесь.

Сонгард засеменил к служебной двери, а я остался ожидать его. Что примечательно — в той же комнатке, что и вчера.

Через 10 минут гоблин вернулся с книгой в руках. Старой, потёртой на уголках книгой.

— Вот, прошу вас. Здесь записи о том, что находится в ячейке, процедура ведения журнала необязательна, так что здесь может быть не всё записано.

— Спасибо, сэр. — проговорил я, в задумчивости листая журнал.

По нему выходило, что в хранилище сейчас находится пара бесполезных артефактов и около 200 книг. Похоже, это и есть та библиотека, которую я ожидал обнаружить дома.

Что-ж, Сонгард, давайте прокатимся до моего сейфа, посмотрю своими глазами. Надеюсь внутрь можно проносить «безразмерные» сумки?

Конечно, сэр, как же иначе ваши дед смог бы пронести внутрь столько книг?

Гринготтс, подземелья

После катания на «Гоблинских Горках», мы с Сонгардом стояли у массивной двери в мой сейф. Никакого номера на нём не обнаружил. На мой вопрос Сонгард пояснил, что ячейки делятся на «номерные» и «именные», родовые хранилища относятся ко второму типу. Ну, да это не важно.

— Приложите свой перстень к двери. — попросил меня гоблин. Я приложил, и гоблин вставил какой-то магический штырь, похожий на ключ для пространственных барьеров.

Б-З-З-З-Дынь! Донеслось от двери. После чего сонгард повелел отойти, и когда я выполнил требуемое — с заметным напряжением открыл дверцу.

Темно.

— Один момент, проговорил гоблин, скрываясь в проёме моего сейфа. ЩЁЛК! — Некоторые из пластин, из которых состоял изнутри сейф, засветились матово-белым светом.

Н-да. Что тут можно сказать. — порядок внутри был идеальный. Комната, метров 7-10 в длину и метра 3–4 в ширину, у стены справа стоит книжный шкаф, на котором отсвечивают позолотой корешки некоторых книг.

По левую руку стоит два сундучка, один, побольше — с сиклями, другой поменьше — с золотыми галеонами. На глазок — там тысячи три точно будет. «Надо будет немного заныкать в мэноре, мало ли что…» — пронеслась у меня в голове мысль, с которой я переключился на книжный шкаф справа. М-да, похоже придётся порыться, но ничего, время терпит.

Глава 6. Родная хата, а также о яблоках…

Поттер-мэнор, библиотека

Ну, что, сделал дело — гуляй смело — подумал я, разглядывая, как маленький домашний эльфёнок распаковывает последнюю книгу. На нескольких полках в комнате с камином видны были только стройные корешки книг по чарам, профессиональной трансфигурации, зельеварению — в том числе и мастер-класса, и ещё нескольким не менее интересным темам. Взять хотя бы труд одного аврора, писавшего под псевдонимом «мистер Смит» о тактике действия аврорских отрядов в различных, весьма жизненных ситуациях, или труд вообще неизвестного автора, под названием «искусство дуэлей», написанный на староанглийском. Готов поспорить, что бесполезный в наше время, но знание дуэльного кодекса ещё никому не вредили. Особенно — устаревшего. Любые ритуалы и манеры имеют свойство деградировать, упрощаться,

Среди этого безобразия знание дуэльного этикета выгодно подчёркивает знающего, даже если он просто «сверкнёт», не собираясь участвовать в дуэлях. Что, по меркам магов почти невозможно, слишком часто расходятся во мнении…

Впрочем, эти полсотни книг относятся к «средней» категории. Действительно ценные экземпляры находятся в хозяйской мини-библиотеке, на третьем — «хозяйском» этаже мэнора.

Среди них нет ничего такого, что ожидали бы увидеть там «простые смертные» — в них нет рецепта зелья от всех болезней, как и супер-пупер заклинаний, враз делающих их обладателя махровым мартисью. Там, на серых страницах лабораторных журналов Ровены Рэйвенкло содержались зубодробительные формулы, и термины, которые «непосвящённый» выговорит только по слогам, и то с третьего раза. Для меня было несколько даже печально узнать среди этих формул те, которые я старательно вдалбливал в тупые ученические головы в бытность свою преподавателем.

Подумать только — древние утраченные знания — это теория энергоконструирования… У меня почти началась депрессия, когда я начал замечать отличия в формулах. Ну, отличается магия немного, это не так страшно, на практике такие различия станут видны только при применении сверх-громоздких плетений. Почти во всём маги, по крайней мере известные мне маги, придерживаются «элегантных» решений, как и программисты, «оптимизирующие код» — энергетические конструкции оптимизируют, минимум блоков, минимум энергии и максимум результата. КПД, однако! А громоздкие плетения — сложные в построении, да и силы жрут — прорву, используются, к примеру, в медицине — там свести смысл действия к минимуму невозможно — человек это сложная система…

Что то я отвлёкся, о теории магии — её я и так собирался если не нести «в массы», то хотя бы нескольких избранных магов — друзей ей научить. Ситуация подыгрывает моим планам — скоро поеду в Хогвартс, познакомлюсь с однокашниками, присмотрюсь, может кого и найду… Да о чём я вообще? Гермиона у меня уже почти есть.

Косой переулок, 6 часов назад

Я вызвался проводить Гермиону до «котла», попутно решив её завербовать. Интересная задача — юная Грейнджер тянется к знаниям, как я на Эльмире, когда только поступил в академию — книги наше всё! Не зря же я ей недвусмысленно намекнул на доставшуюся мне библиотеку — хотя я ещё и сам не знаю, что там такого есть, но судя по тому, что почти все книжные шкафы у меня стоят пустые, то книги из них либо в Гринготтсе, (лучший вариант) либо их скомуниздили какие — нибудь ушлые пожиратели, или им подобная шпана. Тьфу-тьфу-тьфу…

— Гермиона — обратился я к постоянно говорящей что-то девочке — Можно попросить тебя об услуге? — изображаю стеснительного мальчонку, дождавшись кивка продолжаю — мне в наследство осталось довольно много книг, но я в них не разбираюсь, а ты девочка начитанная, умная — «немного лести никому не повредит» — подумал я, и продолжил, заметив, как при словах «много книг» она просто таки начала излучать любопытство и заинтересованность.

— Помоги мне с ними разобраться, а? Я то не знаю, может там что и ценное, а я выброшу…

На последних словах, надо сказать, (и сказать к чести юной Грейнджер) в её глазах поселился просто суеверный ужас! КНИГИ! ВЫБРАСЫВАТЬ! Видя, что Гермиона сейчас разразится гневной отповедью, я поспешил продолжить, изображая лёгкую смущённость: Понимаешь, я всю жизнь у маглов жил, с магическим миром познакомился совсем недавно, с местными ценностями знаком плохо… Многозначительно помолчал, осматривая арку в «дырявый котёл», к которому мы уже подошли, и, остановившись, посмотрели друг на друга.

Гермионе, похоже, этого «признания» хватило, так что она, помолчав, начала слегка медленно говорить: Ты только НИЧЕГО НЕ ВЫБРАСЫВАЙ, хорошо? Ну вот, стоило ляпнуть, как она со мной как с сумасшедшим говорит. Хорошо что ещё за возмущением о книгах она не обратила внимания на то, что я её ровесник, вступивший в наследство, и хоть и вырос у маглов, а смог магией «успокоить» гопоту, которая ещё недавно пыталась её ГопСтопнуть. Хорошо, что она тогда в шоковом состоянии пребывала, и этот «скользкий момент» моей легенды не будет заметен.

— Хорошо, Гермиона, честное слово — ничего не выброшу!

— Как мне тебя найти то? Похоже, она решила что ей выпал шанс приложится к чужой библиотеке, и попутно «образумить этого варвара» — слова про выброшенные книги она восприняла близко к сердцу.

— Ну, элементарно, давай встретимся в «котле» скажем, послезавтра в полдень…

— Хорошо, буду.

Замечательно! Мало того, что удалось познакомиться с Гермионой, так я её ещё и в мэнор пригласил! Просто изумительно! Такой кадр!

— Архимаг, ты молодчина- тихонько похвалил я себя, и направился в Гринготтс. Надеюсь, Старый гоблин не соврал, и у меня в хранилище действительно есть литература, которая заинтересует Гермиону…

Дырявый котёл

Я сидел за угловым столиком паба и потягивал апельсиновый сок, нашедшийся в меню у бармена. На часах 11.40 — скоро уже должна подойти Гермиона.

Вчера, весь день домовые эльфы носились по дому, убирая, чистя, готовя припасы, и я, чтобы не мешать коротышкам, Поехал в Лондон. Вернее переместился на окраину, при помощи своего мега-кольца.

Лондон

На метро я приехал в центр, и занялся обновлением гардероба. Сейчас на мне был свитерок и джинсы, которые я купил у мадам Малкин, когда шили школьную мантию, хотя вернее сказать — подгоняли по размеру. За время своей прогулки я успел приобрести нормальный, человеческий вид. Именно, что «с иголочки» — когда на тебя каждый день смотрят, когда ты вынужден «держать марку», значение внешности трудно переоценить, и похоже мой архимаговский опыт мне в этом пригодится. Меня постригли, привели в порядок грубо отстриженные ногти, так же я успел закупиться комплектом дороженных фирменных рубашек, брюк, джинсов, и тому подобное, потом отнесу к Малкин, подгонит по размеру.

Также заскочил в… Не угадаете — компьютерный магазин! Я конечно и так знал, что на дворе девяносто первый год, но вот сейчас понял окончательно, ибо на лондонских улочках, не меняющихся столетиями не так заметно, а в магазинчике со знакомой эмблемой яблока на двери сразу стало понятно — мы на заре персональных компьютеров.

Хорошо хоть basic уже существует. Знаю, знаю, любой программист скажет, что бейсик это апофеоз идиотизма, выраженный в виде языка программирования, но для моих нужд вполне сгодится. Берём. Вы спросите — а как же магия, и всё такое? Так я же не дурак — игнорировать такую важную вещь как компьютер! Моя профессия требует постоянных, и что самое главное — сложнейших однообразных вычислений, а компьютеры ещё в семидесятых были на хорошем счету у учёных, не говоря уже о девяностых. Только его надо будет экранировать получше — иначе сгорит как спичка. Способ экранировать магические проявления, кстати, я изобрёл ещё в прошлой жизни, за что удостоился немалой премии в виде собственной лаборатории. Экраны, относятся к рунной магии и представляют собой руническую вязь, нанесённую на объект. Поглощают все магические эманации вокруг себя, и внутри этого объекта… Надеюсь, комп не сгорит, если на корпус нанести руны, и превратить его в экран.

Для эксперимента купил два компа macintosh classic 2, которые мне обещали доставить к станции метро, рядом с «котлом».

Хорошо, что я про компьютер вспомнил, не представляю, как можно решать те уравнения из лабораторного журнала Ровены. Точнее — знаю, как это муторно, и надеюсь, хоть однообразные расчёты можно спихнуть на «железо».

Когда дело уже шло к вечеру, я, покатавшись на речном трамвайчике вместе с какими-то туристами по Темзе, засобирался домой.

Поттер-мэнор

Чистота то какая! Мама дорогая! Да эти ушастые ни одной пылинки не пропустили!

Вот это я понимаю, эльфы! А не те ушастые горделивые убожества, которых можно во множестве встретить на Эльмире.

Я положил мою, купленную во время первого посещения сумку перед двумя большеглазыми эльфятами — в сумке одежда — всю выложить, развесить по шкафам в моей спальне. Остальные вещи, если обнаружите, вернуть в сумку. Саму сумку тоже к одежде, в шкаф повесьте — бросил я эльфам, и направился к большой ванной на первом этаже. Завтра мне предстоит мнооого общаться с Грейнджер, лучше быть как огурчик, только не зелёным — девочка всё-таки…

Глава 7. Кадры решают всё, а Гермиона та ещё «кадр»

Поттер-мэнор. На следующее утро.

Вжжжж….

Щёлк-щёлк-щёлк…

Вжжжж….

Клац-клац-клик…

Шайтан-машина! Это просто мило! Целых 16 МГЦ частоты, ОС работает что надо, хотя использовать их привычным мне по позапрошлой жизни способом не получится, мощности не те, музыку из интернета не скачаешь, за неимением, так сказать… Но яблокомп (apple) меня порадовал! Тут не только офисные, но и математические, и примитивные БД имеются… Живём, братцы!

— Айн! Айн, черттядери! Где ты?

— Я здесь, хозяин, что угодно? — отвечал мне домовик, появившись предо мной. Да, кстати, с их именами я решил не заморачиваться, и зову их айн и цвай… Третьего заводить не буду! Ассоциации нехорошие…

— Одежда выглажена?

— Так точно, сэр, выглажена.

— Завтрак?

— Готов, сэр. Всё в лучшем виде.

— Ну, раз в лучшем, то я пошёл. — Сказал я домовику и направился к себе в комнату переодеваться.

Дырявый котёл

Я сидел за угловым столиком паба и потягивал апельсиновый сок, нашедшийся в меню у бармена. На часах 11.40 — скоро уже должна подойти Гермиона.

Выглядел, к слову сказать, я несколько иначе, чем при первой нашей встрече. Сегодня на мне была чёрная рубашка навыпуск, подогнанная за пять минут «по мерочке», волосы аккуратно пострижены и уложены, очки слегка затемнённые, прямоугольные аля-менеджер.

Внешне я походил на сына какого-нибудь аристократа (по магическим меркам) и постоянные посетители паба на меня изрядно косились, но видно не узнали во мне «бедного мальчика, живущего с маглами» коим меня выставляет директор. Свой шрам я предусмотрительно закрыл чёлкой, оставленной мне парикмахером. Заняв столик в самом тёмном углу, как чёрная кошка в тёмной комнате, я потягивал сок и ждал Гермиону. Посетители бара быстро потеряли ко мне интерес.

11.50

12.00

12.01.

Опоздав на пять минут, в паб вошла Гермиона, в сопровождении мужчины лет сорока. Сразу видно что они родственники — черты лица похожи.

Видимо отец Гермионы. В книге так и оставшийся безымянным. Ну ничего, щас мы это исправим.

— Гермиона! — привлекаю внимание девочки, рассматривающую зал в поисках меня.

— Гарри! — Грейнджер подошли ко мне и я, встав пожал протянутую руку папе Гермионы.

— Чарльз. — Лаконично представился мне этот человек.

— Гарри. Очень приятно.

— Гарри, насколько я понимаю, ты пригласил мою дочь к себе?

— Да, мистер Грейнджер, пригласил…

— Зови меня просто Чарльз, не люблю эту фамильярность — мистеры, миссисы, и прочее….

— ОК, Чарльз. — подыграл я ему. Интересный человек, да и располагает к себе, видимо у него это профессиональное… Он вроде дантист.

— А твои родители разрешили тебе?

— Увы, Чарльз, у меня нет родителей, их убили во время последней войны… — ответил я, подпустив немного грусти в голос.

Помолчали немного… Похоже, такой ответ выбил Грейнджер из колеи. Он то небось надеялся услышать заверения, что предки в курсе, и дальше разговаривать со взрослыми…

— А тогда с кем ты живёшь?

— Один я живу, если не считать прислуги…

— Хмм…. Ладно, — Герми, деточка, будь вежливой с Гарри…

— Папа!

— Ну, я же о тебе забочусь, ты же знаешь, что не все одобряют твою манеру общения…

Я решил вставить свои «пять копеек» в «отцовское напутствие» Чарльза.

— Если кто и не одобряет манеру общения вашей дочери, то это его проблема, как я считаю.

Грейнджер перевёл свой взгляд на меня, а в глубине глаз что — то мелькнуло. Похоже, он посчитал, что я «подбиваю клинья» к Гермионе, но отбросил эту мысль.

— К тому же, я сам предпочитаю ту же «манеру общения» — закончил я.

Ответом мне был нечитаемый в эмоциональном плане взгляд отца, и полный благодарности — дочери.

— Хорошо, я ещё нужен?

— Да нет, пожалуй, мы ещё в косой переулок заскочим, и оттуда телепортируемся ко мне.

— Судя по такой реакции, Чарльз ещё не привык, что одиннадцатилетние дети могут быть волшебниками, и «телепортироваться» но этот ответ его удовлетворил, и мы распрощались.

Гермиону я обещал вернуть в целости и сохранности, вечером.

— Гарри, а про своих родителей ты мне не говорил…

— Мне не хотелось об этом вспоминать — прервал я словоизлияние в зародыше.

— Прости… — похоже, мой ответ смутил девочку, непринято здесь говорить о грустном.

— Да ничего, пойдём что ли?

— Пойдём.

В косой мне без надобности — тебе там что-нибудь надо? — спросил я замолчавшую Гермиону.

— А? Что? Нет, ничего не надо. Постой, но ты же сказал папе что…

— Папе надо было что-то сказать, не в котле же мне аппарировать.

— А почему?

— Не хочу людей смущать.

— Понятно. — Судя по тону — ничего не понятно, но она решила подождать с вопросом.

— Ты завтракала?

— Нет.

— Тогда пошли. Мы зашли в какой то закуток, после чего я сжал ладошку Гермионы своей, и мы перенеслись к входной двери мэнора.

Поттер-мэнор.

А как Гермиона покраснела-то! Видно нечасто противоположный пол ей внимание оказывает…

— Вот. Здесь я живу — сказал я, открывая дверь.

Гермиона, зайдя в дом немного пооглядывалась и впечатлившись чистотой, наведённой эльфами посмотрела на меня. Пнятненько.

— Пойдём, пообедаем.

— Ещё рано для обеда. — ответила мне девочка.

— Ну тогда ланч, или просто — пойдём перекусим.

Айн! Цвай!

Передо мной появились мои эльфы, и, выслушав распоряжения, ринулись накрывать стол.

Поттер-мэнор, три часа спустя

Невероятно! Гарри, книг у тебя конечно мало, но такие интересные! — немного восторженно проговорила Гермиона.

— Книг никогда не бывает достаточно — флегматично проговорил я, сидя на диване и читая томик по бытовым чарам. (Услышь меня кто из Хогвартса, сразу бы сказал — диагноз — Равенкло)

Ответом мне был странный взгляд, как будто Гермиона увидела говорящую табуретку…. Нда, не так она меня представляла. Но в её взгляде тут же появилось какое-то счастье, ибо она впервые встретила «брата по разуму» — в школе её дразнили заучкой, выскочкой. Трудно, наверное ей приходилось — мало кто из одиннадцатилетних детишек предпочтёт книгу весёлой компании.

Поттер-мэнор, 19:00

Щёлк-щёлк-клац.

Клик-клик-клик.

Я сидел в своём кабинете, и кодил на бейсике, забивая простейшую формулу.

Гермиона, когда увидела у меня в кабинете два компьютера бросила на меня О-чень выразительный взгляд. Мало того что ПК в Англии в 91 году если не редкость, то уж точно не повсеместное явление, так ещё и магическое общество оставляет ощущение средневекового.

Так что при виде двух жужжащих кулерами, и исчерченных слегка светящимися магическими рунами компьютеров apple Macintosh Classic2 (кстати, одни из первых с графическим интерфейсом)

Впала в настоящий ступор.

— Ааа? Это то, что я вижу?

— Не знаю, что ты видишь, но смотришь ты на компьютер…

Но ведь магия и техника несовместимы!

— Ага, ага, а люди произошли от адама с евой, и земля стоит на трёх слонах… Гермиона! Не стоит принимать на веру всё, что говорят маги. Они до сих пор пишут перьями на пергаментах, и ходят в мантиях… Не то, что бы они тебя обманули, но магическое общество настолько консервативно, что неспособно признать своё поражение в области вычислений. У них, конечно, есть зелья, временно повышающие интенсивность работы мозга, но я предпочту использовать комп.

— А как же магия? Профессор МакГонагалл сказала что в Хогвартсе из-за магии не работает техника!

— Конечно, но это не значит, что она НЕ МОЖЕТ работать. Тем более мы не в Хогвартсе.

— Руны на корпусе видишь?

— Ага.

— Так вот, эти руны стабилизируют магический фон внутри корпуса, и электроника работает.

— Круто! Откуда ты знаешь рунную магию???

— Ну, может тебе ещё рассказать, кто Кеннеди убил?

Не надо. Не хочешь говорить — как хочешь. — надулась моя подруга.

Кстати, мне пора тебя возвращать Чарльзу, обещал ведь…

— Ох! Кажется я засиделась… Гарри! — девочка посмотрела на меня как котёнок-из-шрека

— Можно мне взять книгу с собой?

— Нет — Обломал я Гермиону. Если хочешь почитать, приходи сюда, да и какую книгу ты хочешь взять? — тут грейнджер зависла — ей хотелось всё!

— Ну, если хочешь — можешь хоть поселится в библиотеке — не жалко!

— Эээ… Гарри, ты ведь шутишь?

— С чего бы? Совсем нет — сейчас прикажу притащить кровать…

— Гарри! Ты ведь шутишь???

— Ну про кровать — да, насчёт остального — нет. У меня весь второй этаж пустой стоит — 5 спален, я здесь один. Если хочешь — можешь погостить у меня немного, мне даже будет приятно, здесь ведь так одиноко…

Ну хорошо, я поговорю с папой — нерешительно проговорила Гермиона.

— Гарри, а ты меня проводишь?

— Конечно! До дома провожу.

— А до дома то зачем? Папа меня рядом с «котлом» встретит.

— Перемещаться я могу только в места, в которых уже был. В следующий раз не придётся назначать встречу.

— Ну хорошо, пошли. И мы, вновь очутились в зале «дырявого котла».

Рядом с дырявым котлом

— Гарри! — услышал я голос Чарльза, стоило нам отойти на десяток метров от дверей бара.

— Чарльз!

— Папа! — это уже Гермиона.

Дальше девочка разъяснила отцу про особенность магического перемещения, и мы, загрузившись в «мерседес» поехали к дому Грейнджеров.

Всю дорогу Гермиона не замолкала, рассказывая отцу, как провела время у меня дома, потом прошлась по всем просмотренным книжкам, упомянула компьютеры, под конец попросилась погостить у меня.

Я же молча смотрел в окно, пытаясь отрешится от того словесного потока, который изливала на нас Гермиона. Вместе с Чарльзом, кстати, пытался отрешится.

— А? — я не сразу заметил, что Чарльз обращается ко мне.

— Я говорю — это ты ей предложил у тебя погостить? Строго спросил Грейнджер.

— Да, да, я. А что?

— Да ничего, просто рад, что моя девочка наконец то нашла себе друзей…

— ПАПА! — возмущённо пискнула Гермиона, сидящая рядом со мной.

— Так вы не против? — полюбопытствовал я.

— В принципе — нет.

— Ну и замечательно, а то я уже устал от одиночества. — Покривил я душой.

— Ну, думаю мама будет не против. Хорошо.

Вот и отлично. Начну подтаскивать Гермиону до поступления.

Глава 8. Таймскип. Уизли. ТТХ рыжего семейства

01.09.1991. Вокзал Кингс-кросс

Я сидел с Гермионой на скамеечке, рядом с платформой. Мы наслаждались спектаклем под названием «Уизли. Станиславский бы повесился от ужаса».

Трудно вообразить, каких сил мне стоило не расхохотаться на весь вокзал!

Это рыжее семейство уже целый час нарезает круги перед проходом на платформу!

Молли Уизли ходит кругами, периодически высматривая в толпе маленького бледного мальчика-с-тележкой и в одежде с чужого плеча.

— Мам! Какая платформа?

Рядом прыснула Гермиона. — как будто поезд каждый раз с разных платформ отправляется — пояснила она мне. Что ж — моя юмор понять. Смешно. Тем более что девять и три четверти — единственная магическая платформа в Англии.

— Девять и три четверти!

— Опять толпа маглов…

ХИХИХИХИ — это Герми уткнулась мне в плечо, и тихо рыдает. На моих губах тоже улыбка.

Молли и в голову не может прийти, что я сижу в тридцати метрах, и слегка наклонившись к Гермионе, зачитываю ей всё, что мне известно об этом семействе.

— Герми, тебе стоит знать о них. Хотя ты всё равно узнаешь, но лучше я расскажу:

Та женщина, что похожа на кудахчущую курицу — Молли Уизли (Гермиона зарыдала ещё сильнее)

— Мама семерых детей! Из магического мира это самая многодетная семья, из всех известных мне. Самая младшая — Джинерва, или просто Джинни Уизли. На год постарше — Рональд Уизли, он поедет с нами, поступать.

— Это тот, с грязным носом и глупой физиономией?

— Да, именно он. И глупая не только физиономия…

— Едем дальше — те двое, что и минуты постоять не могут — Фред и Джордж Уизли. Большие шутники. По-моему — единственные заслуживающие внимания.

Тот, что постарше — Персиваль, или просто Перси — староста Гриффиндора, типичный Уизли, только чуть-чуть умнее.

Отец семейства — его здесь нет — служащий министерства. Маленький, но очень гордый клерк.

— Да, Гарри, я уже не спрашиваю, откуда ты столько знаешь… Интересно, а как простой клерк содержит такую семью? Ну, понятно, Герми в курсе моей состоятельности, да и дантисты зарабатывают ОЧЕНЬ хорошо.

— Ну, насколько мне известно, Уизли очень бедны… Хотя будь они поумнее — наверняка нашли бы способ заработать получше, чем пытаться выцыганить деньги у меня. По неподтверждённой информации наш любимый Дамби предложил им женить меня на Джинни…

— Ужас то какой — замуж ради денег выходить…

— Ну, насколько мне известно, среди благородных это обычное явление… Только обычно жених знает, на что подписывается.

— Надеюсь, ты не собираешься связываться с этим семейством?

К тому времени Молли уже начала драить платком нос Рона.

— Нет, конечно же! Как ты могла такое подумать!

— Ладно, Гарри, пойдём, спектакль похоже затянется. — Со скучной миной (на которую только способна) проговорила Гермиона, и направилась в сторону платформы.

Я последовал за ней. Проходя мимо рыжих я уловил только неприязненные взгляды семейства. Гермиона, похоже тоже удостоилась такого «внимания». Уизли можно понять, Выглядели мы несколько щегловато — я в чёрной рубашке «навыпуск» с вышивкой на воротнике, в стиле «третий рейх» (только у меня фамильная корона.) и белых брюках, ремешок из кожи василиска, пряжка в виде головы змея. Гермиона же выглядела потрясно! Ещё позавчера она сидела, зарывшись в моей библиотеке, и позабыла обо всём на свете, даже о внешнем виде. Растрёпанные, непослушные волосы, усталый взгляд, в котором было столько счастья…

Я ведь, как и собирался, весь прошедший месяц посвятил своим маленьким исследованиям, и, конечно же — Гермионе.

О! Гермиона! Она оправдала все мои надежды! Она просто налёту схватывает теорию, обладает феноменальной памятью, и «пластичностью»

Под пластичностью я имею в виду возможность целенаправленно влиять на её ауру.

Уже через несколько дней пребывания у меня она сотворила своё первое заклинание — «вингардиум левиоса».

Глава 9. Мирная жизнь, или «Как стать Мэри-сью» для чайников

Поттер-мэнор, август 1991

Визг разнёсся по всему этажу! ААААА! У меня получилось!

Я стоял, как дурак, с двумя палочками в руках, активировал зрение, готовый в любую секунду как нападать, так и бежать. Стоял в дверях, и хлопал глазами.

— Гермиона?

— Гарри! У меня получилось! ИИИИ! Ой… Только сейчас она заметила, что я стою рядом с дверью, с палочками в руках, глаза изумрудно-зелёные, вокруг меня похрустывает воздух, от вливаемой в щиты энергии… Да, выглядел я сейчас грозно.

Я спрятал палочки в карманы, снял щиты, выключил глазки и спросил уже спокойно:

И что такое случилось? Я уж, грешным делом подумал, что тут пожиратели заявились во плоти.

— Прости Гарри, у меня заклинание получилось, вот я и обрадовалась, не сердись пожалуйста… И кто такие эти поедатели или как ты там сказал? — затараторила Гермиона с виноватым видом.

Так. С конца — «пожиратели смерти» — это сторонники тёмного лорда — Волдеморта. Террористы. Ты про алькаиду слышала?

— Да, с ужасом в голосе проговорила Гермиона. — так значит в магическом мире и свои террористы есть?

— Есть, Гермиона, есть. Скоро мы поступим в Хогвартс — познакомимся с однокурсниками, среди них много сирот — это те, кто потерял родителей в последней войне. У кого то предки были аврорами, у кого-то мракоборцами, а кто-то просто под руку попался…

А у некоторых — пожирателями, — которые почти все сейчас в Азкабане.

Упреждая твой следующий вопрос — Азкабан — это тюрьма.

— Моих родителей, кстати, Тёмный лорд убил собственноручно… — на последних словах от Гермионы просто таки повеяло жалостью, а глаза то глаза! На мокром месте!

— Прости, Гарри, я не знала — со слезами в голосе сказала она. — Мне не стоило так кричать…

— Да забей, Герми! Можешь кричать сколько хочешь. Кстати! Поздравляю с первым заклинанием!

И приобнял успокаивающуюся девочку за плечи.

— Ну, Гермиона Грейнджер, раз уж ты начала колдовать, давай я научу тебя, чему умею.

— Да?

— Да — сказал я и, посмотрев на разбросанные по всей комнате книжки, бумажки, и прочую мелочь, сказал — например, так — и применил заклинание уборки\восстановления.

Весь прикол этого заклинания в том, что вещи вроде книг имеют свои, полагающиеся им места. Надо только зафиксировать заранее.

Шурх- вжиквжик-вжик. Мечта студента!

Все книги встали на место, письменные принадлежности заняли свои места на столе, всякие листочки с записями аккуратной стопочкой легли рядом.

Глаза Гермионы вот-вот и вылезут из орбит.

— Г-Гарри но это же беспалочковая невербальная магия! Как у тебя получилось? Невербальной, и то самой простой учат на последних курсах Хогвартса, а беспалочковую могут применять только великие волшебники!

— Ну, наверное, ты права — я великий волшебник. — Букет чувств Гермионы в этот момент просто невероятный — я тут же скрутил свою эмпатию на минимум. Ещё заработаю сенситивный шок…

Подвал-лаборатория Поттер-мэнора. 29.08.1991

В лаборатории не было привычного освещения. Просто незачем. По крайней мере сейчас. Свет, исходящий от рун, которыми была покрыта вся лаборатория светил неярко, но светилась ВСЯ лаба. Стены, пол, потолок — все поверхности моей прррелести ()))) были покрыты рунами. Тончайшая вязь порой сменялась грубыми, словно выбитыми из камня символами. Посреди комнаты на холодном полу, в гексаграмме лежала Гермиона. От девочки в этот момент веяло страхом, сменяющимся порой любопытством.

За неделю до нашей поездки в Хогвартс я закончил учить её основам манипулирования энергией, и она уже могла применять «вингардиум левиоса» а также несколько простых заклинаний, вроде архибанального фаербола без палочки, произнесения всякой тарабарщины, и прочего, так любимого местными магами. Я же говорил, что она ОЧЕНЬ быстро учится, а если добавить то, что я постоянно работал с её аурой, и подарил Гермионе симпатичненькие серёжки-амулетики, с бриллиантиками-накопителями, которые безостановочно прогоняли энергию по её ауре, то девочка менялась просто на глазах!

Если два дня назад она не могла даже два объекта отлевитировать, то сегодня уже держала в воздухе пять объектов весом по кило каждый. Хотя это от концентрации зависит — чтобы левитировать один объект не надо даже напрягаться, разве что прикинуть «на глазок» массу левитируемого. С двумя сложнее, и затраты энергии увеличиваются в геометрической прогрессии. Вообще-то не совсем в геометрической, но для примера — сойдёт.

ШШШШШ…

ЗЗЗЗЗЗ….

Разнёсшийся по лабе звон изрядно напугал девочку.

— Герми, да не бойся ты, ничего страшного в этом нет.

— Я не боюсь. — Врёт и не краснеет. Прогресс.

— Хм. Тогда начали.

Ритуал, который я проводил, был весьма сложный, но необходимый. Без него Гермиона просто не сможет нормально магичить — энергии не хватит. Не буду вдаваться в теорию, просто скажу, что руны лаборатории прогонят через ауру девочки заданное количество энергии. Сложность в том, что аура развита неравномерно, некоторые участки неразвиты, и разорвутся, если через них пропустить слишком много энергии. Каждая из рунных конструкций прогонит по своему участку ауры необходимое количество энергии. Это как «накачать» ВСЕ мышцы в теле.

ЗЗЗЗЗЗЗЗ

Энергия проходила через ауру Герми непрерывным потоком, звенела на рунах, перед тем, как войти в ауру.

Полчаса.

Час.

Два.

Три.

— Гарри? Долго ещё? Спросила наша новоявленная великая магесса.

— Да нет, ещё часика три — четыре…

Гарри! У меня всё тело затекло!

— Ну а я что могу поделать? Не шевелись!

Спустя четыре часа

— Оххх… Ужас… Гарри! Ты изверг!

— Ну, не такой уж и изверг — отлёжанные бока — это самая, до смешного малая плата за могущество…

— Да, ты прав, извини, Гарри.

— Кстати! Попутно я ещё тебя и обучил одному магическому языку, который знаю сам!

— Не понимаю… Какому языку?

— Серпентэрго, конечно! Факт своего владения этим языком я у себя обнаружил, и был немало удивлён — думал это часть знаний Гарри. Оказалось всё проще — магия природы в ауре, обособленное такое образование — вроде и жить не мешает, и скопировать можно. Правда только при проведении отдельной операции, или при ином, похожем вмешательстве в ауру.

— Круууто! Ай!

— Давай помогу. — я взял греми под руку, на которую она сразу же оперлась…

— Всё тело затекло. — Пошатываясь и вцепившись в мою руку и перила, Гермиона пошла вверх по лестнице на первый этаж.

— Пройдёт. Пошшшли ужжжинать!

На слово ужин живот моей подруги ответил — как по волшебству — громким урчанием, похоже смутившим девочку до предела.

Гарри, ты как то сказал это…

— Про поужинать — это я на серпентэрго шпарил. — И улыбочка а-ля наруто (идиот)

— Ааа?..[1]

— Ага.[2]

— Ммм.[3]

Хм. А когда она краснеет — такая кавайка!

Как же хорошо, что мы с ней похожи! Просто с полуслова порой друг друга понимаем.

Айн!

Ушастик мгновенно материализовался перед нами.

— Ужин готов?

— Да, сэр.

— Накрывай! И мяса побольше.

— Будет сделано, сэр. — И домовик испарился.

Всё-же большая удача, что я перехватил Герми до того, как она начиталась пропаганды Дамби и министерства. Эти пи*** считают серпентарго — тёмным! Ну не идиотизм ли — магия позволяющая разговаривать со змеями — и вдруг тёмная!

Вот если бы демонский язык — тогда бы я ещё понял… Хотя с демонами говорить невозможно, они просто не опускаются до разговора с едой.

30.08.1991 Лондон

Нет, папа, мама, меня не надо провожать.

Спасибо, не надо, да, запомнила…. Мама! Гарри не мой парень!

Я только ухмыльнулся, глядя на эту семейную идиллию.

Сегодня нам стоит привести себя в порядок, отдохнуть от прошедшего, погулять, в конце то концов!

Пикадилли встретила нас скульптурой Атероса, в народе называемого Эросом. Улицы, магазины…

Какое то кафе… Боже — как же давно я не расслаблялся. Эксперименты — смерть — новый мир — Гринготтс — дом — Гермиона. Постоянно в какой то спешке, как будто стараюсь всё сделать сразу.

Мне нужен выходной! И пусть это будет свидание с девушкой!

Это ещё одна странность — себя я воспринимал как если не одиннадцатилетний, то как подросток лет в четырнадцать — точно. Этот эффект ещё в моём родном мире открыли —

Группе подопытных мужчин и женщин надели очки виртуальной реальности, создающих иллюзию собственного тела. У мужчин — женского, а у женщин — мужского. То есть подопытный — мужчина, опустив взгляд, натыкался на грудь размера этак третьего…

Каково же было удивление учёных (британских, если кто не понял. Наши-то дураки — тайны вселенной открыть пытаются, синхрофазотроны всякие строят…)))) когда у подопытных стали появляться реакции не свойственные им ранее. Например, мужчина, когда к его виртуальной груди тянулись рукой (не менее виртуальной) отступал назад, в некоторых случаях даже пощёчину влеплял «виртуальному охальнику».

Женщины же, переставали реагировать на прикосновение к… Пятой точке, и при попытке удара в пах старались защитить несуществующий орган…

«Бытие определяет сознание» — кажется, так писал великий и незабвенный Маркс… Прав был, бородатый, прав на все сто.

О! Оксфорд-стрит! Как много рекламы! Как много бутиков! Это просто рай для девочек\девушек\женщин\баб. Герми же, преодолевая слабое стеснение я убедил — плачу я!

Мама роди меня обратно! Сколько всего она перемерила! Ну кто, какой садюга, придумал модные бутики для детей и подростков… Хвала богам, удалось затащить её в какую то кафетерию, чайку попить. Там же я и вручил подруге новые амулеты — серьги. Хорошо что отказываться от подарков я её отучил — дают-бери бьют-бей в ответ. Вот самая простая и непреложная истина.

Но какими она на меня смотрела глазами… Понимаю, накопители не дёшевы, особенно если в качестве исходного кристалла (а накопители делаются из кристаллов) взят жёлтый бриллиант в 20 карат. (4 грамма) две штуки. Я уже говорил, что Герми когда краснеет — такая кавайка?

Кстати, я, поддавшись духу шоппинга, купил себе ювелирное украшение — ремень из змеиной кожи с серебряной пряжкой в виде слизеринского герба — змеи. Только с двумя малюсенькими изумрудами — глазками. Герми посмотрев на ценник, сказала своё тихое ох, и молча пошла примерять уже *дцатую по счёту блузку. Знаю, знаю, щёгольство чистой воды — отдавать тыщу фунтов (примерно две штуки баксов) за ремень. Но уж очень хотелось приколоться — мы то сговорились пойти на Гриффиндор, ибо так меньше сюрпризов от директора будет, да и не ждёт от гриффиндорца никто проявления каких-либо качеств, кроме безрассудства. Первое правило Слизерина — не выделяйся!

Ещё через три часа, когда уже начало темнеть мой ремешок из просто дорогой цацки превратился в О-О-О-чень дорогую цацку. Кожа василиска, на которую мадам малкин заменила ту шкурку, что была раньше, очень подходила для создания амулета высшей защиты. В глазках-изумрудиках места под накопители вакантно. Было.

Отступая от темы хочу сказать, что в изумрудиках вполне приличное количество энергии.

В серьги Гермионы я же закачал просто ПРОРВУ энергии. Так, чтобы в случае чего они могли работать ещё очень долго. И защищали почти от всего. В первую очередь — от местных менталистов-самоделкиных. Защита разума моей подруги представляла из себя не сложную конструкцию, а простую, монолитную стену, препятствующую всякому несанкционированному проникновению.

Поттер-мэнор, вечер

Гарри! Спасибоспасибоспасибо! Затараторила Герми

Ч-мок! — качнувшись в мою сторону она чмокнула меня в губы, и смутившись своей смелости густо покраснела.

— Да пожалуйста! Отдыхать никогда не жалко! — как можно более безмятежно ответил я.

Айн уже собирал на стол, а цвай распаковывал наши вещи. Завтра мы едем в Хогвартс!

— Герми, насчёт «спектакля» ты всё хорошо помнишь?

— Конечно, Гарри, эти серьги ведь и есть тот амулет?

Да.

— Ну, тогда пошли ужинать.

Пошшшли — шпрехнула моя подруга на змеином…

Глава 10. Маленькая. Как всё начиналось

Поттер-мэнор, 25.08.1991, Гарри рассказывает Гермионе о древних родах Англии

Гарри! То, что ты предлагаешь — невообразимо! Это бесчеловечно! Пошло, в конце концов!

— Драко — наследник Малфоев. Он обязательно найдёт нас в поезде — Нам ПРИДЁТСЯ с ним общаться. Хочешь ты этого, или нет.

— Но Гарри!.. Я не могу.

— Герми, я дам тебе амулет, который позволит контролировать свои эмоции гораздо лучше. Ты СМОЖЕШЬ это сделать.

— Ну, наверное, ты прав — это необходимо.

— Помни что я тебе сказал — Малфои — жуткие снобы и консерваторы, к тому же — его отец — пожиратель смерти!

— Ну ладно… Постой — а разве не все пожиратели сидят в Азкабане?

— Нет, Герми, Закон действует до тех пор, пока министру это выгодно… Похоже, мешок золота от Люциуса Фаджу был выгоднее, чем ещё одна строчка в списке арестантов.

— Но как же так! Они ведь террористы!

— Герми — деньги правят миром!

— Хорошо. Я согласна, — побуду немного «плохой девочкой». — Проговорила Гермиона. Похоже, ей нечего было возразить на последний аргумент.

— Замечательно, а теперь давай потренируемся…

Вокзал Кингс-кросс, 01.09.1991

— Ладно, Гарри, пойдём, спектакль похоже затянется. — Со скучной миной (на которую только способна) проговорила Гермиона, и направилась в сторону платформы.

Я последовал за ней. Проходя мимо рыжих я уловил только неприязненные взгляды семейства. Гермиона, похоже тоже удостоилась такого «внимания». Уизли можно понять, Выглядели мы несколько щеголевато — я в чёрной рубашке «навыпуск» с вышивкой на воротнике, и белых брюках, ремешок из кожи василиска, пряжка в виде головы змея. Гермиона же выглядела потрясно! Строгая белая блузка и чёрная, до колен юбка. Всё это дополняли сумки — unisex в которых были наши вещи.

Ну да ничего — можем себе позволить, всё равно в школе придётся ходить в этих ужасных балахонах…

Платформа девять и три четверти

Поезд отправляется! Поезд отправляется!

ПХХХ-ПУХ-ПУХ-ПУХ-ПУХ

Мы с Герми заняли купе в середине состава. Пока что не особо обращали внимания на остальных детишек. Кажется, где то здесь был виден и блондин-Малфой.

— Герми, как у тебя с амулетом?

— Порядок, Гарри

— Тогда операция «змеюка» началась…

Глава 11. POV Гермионы. Или «Плохая девочка» и «Хороший мальчик»

POV (от первого лица) Гермионы Грейнджер.

Поттер-мэнор, 25.08.1991, Гарри рассказывает Гермионе о древних родах Англии

— Хорошо. Я согласна, — побуду немного «плохой девочкой». Похоже у меня нет выхода.

— Замечательно, а теперь давай потренируемся…

С этими словами Гарри начал изображать из себя Малфоя (хотя я ни разу его не видела)

— Ты! Поганая грязнокровка! Как ты смеешь находится в моём доме! — прокричал мой друг(?) мне в лицо. — я никогда не считала себя неженкой, но на этих словах мне взбледнулось.

— Какой-то хлыщ рассуждает о моей крови? — и лёгкое ментальное воздействие.

— Неплохо, Гермиона! Если амулет сможет помочь тебе не выражать лишних эмоций — у нас будут все шансы на успех!

Ну а сейчас… Дальше Гарри ещё четыре часа занимался со мной актёрской игрой. И кажется остался доволен, как кот, обожравшийся сметаны.

Потом было снова обучение, и под конец он повёл меня в свой подвал-лабораторию.

Лежать было жутко неудобно. Хорошо ещё, Гарри был рядом, а то я бы не выдержала.

— Гарри! Долго ещё?

— Да нет, часика три-четыре… Отвечает этот изверг. Я уже потеряла счёт времени. Просто лежу на полу, и чувствую, как через меня струится тёплая энергия. Это так приятно… Вот бы ещё тело не затекало…

Гарри!

— Оххх… Ужас… Гарри! Ты изверг!

— Ну, не такой уж и изверг — отлёжанные бока — это самая, до смешного малая плата за могущество…

— Да, ты прав, извини, Гарри. — Не знаю, о каком могуществе речь, но лучше не спрашивать — может и объяснить.

— Кстати! Попутно я ещё тебя и обучил одному магическому языку, который знаю сам!

— Не понимаю… Какому языку? — и вообще что за магические языки? — только не в слух.

— Серпентарго, конечно! — Серпентарго — язык змей. Магия природы. Не понимаю, каким образом министерство может называть магию природы тёмной? Они там точно все на голову ушибленные.

— Круууто! Ай!

— Давай помогу. — Я ухватилась за подставленную руку, и за перила.

— Всё тело затекло — пожаловалась я этому извергу.

— Пройдёт. Пошшшли ужжжинать!

Ур-рр-р. Стыд то какой! Мало того что вишу на мальчике, так ещё и в животе урчит!

— Гарри, ты как то сказал это… — постаралась я перевести тему.

— Про поужинать — это я на серпентарго шпарил.

— Ааа?..[4]

— Ага.[5]

— Ммм.[6]

Была бы здесь мама, сейчас бы рассмеялась, назвала меня доченькой, наговорила всяких ласковых слов… Так — успокоить воображение….

— Айн! Цвай! Слуги Гарри появились перед нами, и выслушав распоряжение об ужине, (с трудом удалось подавить новое урчание в желудке) испарились.

На следующий день я попрощалась с родителями, выслушала кучу «полезных» советов,

Мама, к тому же почему-то сказала «ты уж не обижай мальчика, твой парень так понравился Чарли…»

— ГАРРИ НЕ МОЙ ПАРЕНЬ! — ой! Я сказала это в слух? ЧЁРТ он же стоит в пяти шагах! О ужас! Уши стремительно начинают гореть.

Мама смеётся, отец улыбается… Может кто скажет мне, куда я влипла?

Дальше был поход по магазинам. Его я помню плохо. Урывками. Похоже, из-за того что было несколько действительно ярких моментов…

Во-первых — Гарри впервые выглядел как-то… По детски? Похоже на то — он смотрел на все витрины, статуи, осматривал дома, людей, в общем вёл себя так, как и должен вести одиннадцатилетний мальчик. Дальше были бутики Оксфорд-стрит. Эта улица вообще состоит из одних бутиков. Некоторые продают одежду для детей и подростков… Сколько раз я просила маму сводить меня туда, так нет — «хорошая девочка не должна одеваться в это непотребство» Задолбало! Если хорошая девочка не должна, то я хочу быть плохой девочкой!

— Гарри! Пойдём туда — показываю на крупный бутик с одеждой «для подростков 12–16 лет»

— Погнали! — отвечает мне мой друг с неунывающей улыбкой. От него просто расходятся волны оптимизма и какого-то праздничного настроения. Дальше была примерочная. Боже! Да я наверное перемерила весь магазин! Только к концу отвлеклась чтобы посмотреть на то, что купил себе Гарри… Ничего себе — вот это значит — благородный! Пока я меряю тут десятки одежд он чинно так, почти обыденно купил себе ремешок… Серебряная пряжечка с изумрудами и кожа анаконды. А цена… Да этот ремешок дороже раз в пять всего, что я тут перемерила!

Всё! Брейк!

С трудом уговорила Гарри не покупать мне всего этого. — Когда я закончила примерку он так, невзначай бросил консультанту

— Заверните.

— Что именно?

— ВСЁ заверните.

— А? — ответом ему был непонимающий взгляд продавца, а эмоции явно говорили, что она в ступоре.

Конечно, в этот фирменный магазин заходят иногда, что бы купить какую — нибудь юбочку, или тому подобное… Но всё?

— ГАРРИ! НЕ НАДО!

— Почему? Ты мне очень даже понравилась в этом, особенно вон в том, черно-белом…

От слов Гарри в груди разлилось приятное ощущение. Я. Понравилась. Впервые Я встретила Сверстника, который не стал смеяться надо мной, обзывать «заучкой», А его фраза, которую он невзначай бросил в самом начале нашего знакомства? — «книг никогда не бывает достаточно»…

Это настоящее счастье — встретить того, кто может тебя понять, научить, защитить. Того, кому ты не безразлична, в конце то концов. Гарри. Гарри. В глазах предательски защипало, но я стоически подавила желание расплакаться прямо там, в магазине. Может мама и не была так не права — Гарри стал для меня ВСЕМ. Просто всем. Другом, учителем, самым приятным собеседником, которого я только встречала. Порой мы понимали друг друга без слов. Это трудно передать — я просто понимала, о чём он думает, а он понимал, о чём думаю я. Слова здесь были бы просто излишним звуком, пустым сотрясанием воздуха.

— «ой, мамочки я что? Влюбилась?» нетнетнет. — уши опять предательски загорелись.

Тогда запакуйте вот это — Гарри показал на понравившиеся ему одежды.

Продавец начала медлить. Ну не думала же она, что мальчишка сможет купить самый дорогой костюм.

Гарри, похоже, заметив замешательство, невозмутимо достал из кармана пачку пятидесятифунтовых купюр. По расширившимся глазам девушки-продавца стало понятно, что инцидент был исчерпан не успев начаться. Отсчитав с десяток купюр Гарри пошёл, невозмутимый как ледоход к кассе. Я последовала за ним, всё ещё ощущая смущение.

Выйдя на свежий воздух мы немного прогулялись, аккурат до небольшого кафе, или вернее сказать — ресторанчика в конце улицы.

Гарри спасибо…

Гарри посмотрел на меня ТАК что у меня пропало всякое желание говорить. Мы снова говорили взглядами:

— Спасибо — пожалуйста — я так рада — я тоже — куда теперь — а ты не устала — устала — пойдём, посидим… Не понимаю как это получается? Вроде мы просто смотрели друг на друга, но всё поняли.

А под конец он подарил мне серьги… БОЖЕ_ТВОЮ_Ж_ЗАНОГУ_ЧЕТЫРЕ_РАЗА! Это просто произведение искусства! ОГРОМНЫЕ бриллианты, цвета янтаря, магией фонят так, что просто сверкают! Если бы в этот момент не включился амулет-поглотитель эмоций, то я просто не знаю, что сделала бы. Может грохнулась бы в обморок, может на Гарри, и расцеловала бы его по самое не могу!

Ф-ух. Успокоилась… Науку Гарри я помню хорошо — дают-бери бьют-бей в ответ, так чтобы никому мало не показалось!

Слова тут опять излишни…

Когда уже начало темнеть, мы перенеслись в косой переулок, и Гарри у мадам Малкин заменил свой змеиный ремешок на ремень из шкуры василиска… Тут, пожалуй, тоже слова излишни.

Платформа девять и три четверти

Когда мы появились на платформе то вызвали на себя внимание многих волшебников. Я шла рядом с Гарри, а он, с уверенностью прошёл сразу к середине состава. Взгляды, которые на нас кидали другие ученики просто убийственные. Сегодня Гарри оделся действительно элегантно. В контраст моей одежде — «белый верх тёмный низ — пай-девочка-пробы-ставить-негде» на нём была его любимая приталенная рубашечка с фамильным гербом, серебряная голова змеи сверкала своими глазками-бусинками, брюки просто белоснежные. Вместе мы создавали странное впечатление — чёрно-белое пятно, одежда с иголочки, у меня в ушах блестели под лучами солнца два бриллианта. К слову сказать — у Гарри в ушах тоже были Амулеты-серьги, только похожие на две тёмные капельки. С виду ничего особенного, но если приглядеться — станет понятно, что это два чёрных бриллианта. Так с Гарри во всём — он не показывает свой статус, не стремится, что бы его заметили, но тот кто приглядится увидит, что простейшая чёрная сорочка — это редкий шёлк из паутины акромантулов, невзрачные пятна в ушах — бриллианты, стоящие как полсотни таких же, только обычных, прозрачных. Даже сумочки у нас — самые простые на вид, но внутри размером с целый авиационный ангар. Однажды я спросила его, почему он не сделает себе амулет из обычного, относительно дешёвого бриллианта, и вы знаете, что он ответил?

— Прозрачные алмазы, хоть и распространены, но слишком заметны. Я предпочту невзрачные чёрные.

Мы уже пришли? Середина поезда. Пройдя через толпу детей в мантиях, мы подошли к вагону.

«Что этот мужик на нас так пялится?» подумала я, скользнув взглядом по светловолосому мужчине в мантии, который недавно помог занести чемодан мальчику, столь же светловолосому.

На его трости была такая же змея, что и на ремне Гарри. Так-так. Пожиратель смерти Люциус Малфой! Вот ты какой! Понаблюдаем… Вот близко наша очередь. Гарри предъявил билеты. Я же, боковым зрением наблюдала за Люциусом. Он скользнул взглядом по змейке на ремне, после чего осмотрел уже меня. Ничего примечательного… На моих амулетах-серьгах он задержал взгляд куда как дольше, потом снова перевёл взгляд на уши Гарри. Хоть его лицо и оставалось беспристрастным, похоже он понял, что за серьги мы носим — от него в эмоциональном плане просто таки ударила волна изумления… Ну это понятно, если мои тянули в цене на тысяч двадцать-тридцать галлеонов, то Чёрные, совершенно тёмные бриллианты Гарри на миллион — как минимум. Приценился, гад. И одежду Гарри оглядел снова, и снова волна изумления, но поменьше. Пока мы забирались на неудобную ступеньку поезда, он не сводил пристального взгляда с василискового ремня. Ну ничего, поздно, дорогой, поезд если не уехал, то уже стоит под парами, шепнуть своему сыну о «Гарри Поттере» ты уже не успеешь… Да и понял ли Люциус, что это был тот-самый-мальчик???

Хогвартс-экспресс pov Гермионы

— Всё готово?

— Да, это тот самый амулет, что ты мне обещал?

— Он самый.

— И Гарри, ты не заметил на платформе Малфоя?

— Вроде видел их белобрысые головы, а что?

А то, что Люциус Малфой, собственной персоной разглядывал тебя, пока ты садился в поезд! Ты вообще чем смотришь?

— Да не кипятись ты, Герми, неважно что он меня видел. Главное — здесь Драко!

— Гарри! Как ты можешь так говорить! ОН Разглядывал тебя. Он понял, сколько стоит эта невзрачная рубашечка, но самое главное — он разглядывал твой ремень и серьги! Это просто…

— Это просто рабочий момент — невозмутимо закончил за меня Гарри. Ты думаешь, я оделся ТАК потому что мне захотелось пощеголять? -

— Тут уже я покраснела до кончиков ушей… Какая же я дура. Гарри НЕ МОГ не предположить, что его не увидят кто — нибудь из настоящих чистокровных. Он оделся так, что бы подчеркнуть свой статус в глазах тех, кто сможет понять что он видит. И Люциус Малфой был одним из тех, кто может понять… Не удивлюсь, если он скажет что рассчитывал именно на внимание Люциуса. Остальные должны были смотреть на меня, не замечая Гарри.

— Прости, я правда не подумала…

— Хватит. — прервал меня мальчик — я рад что ты поняла. Сейчас, давай ждать. Ты всё помнишь?

— Конечно!

Мне предстояло побыть, перед Драко Малфоем действительно плохой девочкой… Как иногда это сложно! Быть холодной, жестокой, расчётливой. Хорошо что серьги, которые мне подарил Гарри Позволяют использовать ментальную магию на себе. С ними я могу побыть такой, какой нужно для образа… Начнём! Как назвал это Гарри — «режим стервы».

Дверь в купе распахнулась, периферийное зрение уловило белобрысую голову нашей жертвы.

— Мне сказали, что в этом купе едет Гарри Поттер! — провозгласил он, видимо дожидаясь нашей реакции… Ну-ну, жди у моря погоды, мальчишка! Если тебе что и сказали, то это разве наше дело?

— Похоже, терпением белобрысый не отличался, и требовательно спросил — Ты Гарри Поттер?

— Да, я Гарри Поттер. — Голосом Гарри можно было заморозить море. Похоже, белобрысый потерялся на секунду, но тут же вернул себе маску «золотого мальчика»

— Я Драко Малфой! — провозгласил он, как будто объявлял себя Мерлином. Смешной человек…

— Я знаю, кто ты, но мне неизвестно, что ты хочешь. Если записаться в мой фан-клуб, то это дальше по вагону. Спроси Рональда Уизли.

— Мне не нужен никакой Уизли! Мне нужен Гарри Поттер!

— Я понял, так что же тебе от меня надо? — бесстрастно, однотонно начал вопрошать его Гарри. Я же в это время смотрела на Драко — белобрыс, взбалмошен… И ещё эти два пухлячка, что таскаются за ним по пятам… Убожество то какое — похоже, за неимением собственных достоинств — старается выгодно оттенить себя на фоне этих орангутанов.

— Мне? Я хотел с тобой познакомится, представители чистокровных семей должны поддерживать друг друга, а не водится со… Тут он посмотрел на меня. Что ж, пора начинать —

Мой ледяной, полный презрения взгляд послужил ему ответом… Сейчас, когда я видела контраст между Гарри и этим… Человечишкой, было совсем не сложно посмотреть на него с… Презрением и жалостью. Даже можно сказать — брезгливостью.

Мой, взгляд скользнул по пухлым обезьянкам, что составляли компанию Драко, и вернулся на белобрысого. Тот, похоже, подавился своими словами, и его взгляд последовал за моим. Крэбб с упоением ковырял в носу, а Гойл супился, подражая какому-нибудь пятколизу босса мафии.

Драко понял, на кого он начал «катить бочку», и на его белом лице стали появляться красные пятна.

Со всякими. — Закончил Драко, полностью растеряв свою уверенность. Похоже, он стесняется своих подпевал, но давить на это не стоит, от двух пухлячков-идиотов он может легко избавится.

Гарри — обратилась я к своему спутнику. Кто это? — показывая на Драко взглядом. Тоже отрепетированный момент.

Это? Драко Малфой. Сын Люциуса. — Сказал таким тоном, как будто это должно всё объяснить.

— Хм… Внешне то похож… — многозначительно протянула я. Только невоспитан, вломился в купе, вопросы задаёт, как будто мы сейчас в подвале Малфой-мэнора…

— Драко ощутимо побледнел. Даже на его бледной коже это было заметно, он буквально посерел!

Подвал Малфой-мэнора оборудовали под камеры и пыточную пожиратели смерти. Никто, кроме него, отца и самого Тёмного Лорда не знает о подвале! Откуда об этом известно этой девчонке — он не мог даже предположить!

Похоже, первое «па» выполнено. Самое лёгкое, «Клиент» дезориентирован.

Глава 12. Распределение. Руководство по разговору с головными уборами. «одобрено психиаторами»

POV Гарри.

Когда я рассказывал Гермионе об основных магических семьях Англии, не обошёл вниманием и Малфоев. Хорошо, что Герми к тому моменту уже не задавала лишних вопросов. Наверное думала, что у меня есть очень хорошие связи, поставляющие мне информацию.

Кстати, когда рассказывал про себя (Поттеров) Герми не очень то и удивилась. Ну, это понятно — пропаганду Дамби у себя не держу. Гермионе же сказал, что Волди (её я уже ввёл в курс дела, и к двум долбо***м, втянувшим мир в очередную войну она относилась без какого либо пиетета.) «убился» об защитные чары. Вернёмся к Малфоям. Хорошие политики, с хорошими связями, и возможно, ещё богаче Поттеров. Пространство для манёвра у Люциуса есть всегда.

Выгоднее всего мне был бы нейтралитет Драко, и заинтересованность, не переходящая границы «лёгкой» от Люциуса — дабы, если припрёт воспользоваться его влиянием. Насколько я помню, он имеет влияние на прессу, министерство, и самого министра. Если бы он не был пожирателем, можно было бы вести с ним дела, а так — только в крайнем случае воспользуемся.

План у меня уже есть. Вернее — он составлен и отработан уже ОООчень давно, на Эльмире.

Состоит же этот план из многих элементов. В первую очередь сложность составляет одежда. Вернее — эта сложность финансовая… Думаю, у меня проблем не будет. (Хотя для меня самая Шикарная одежда — это лабораторный халат. Ненавижу привлекать чужое внимание — неприятно когда меня разглядывают как зверюшку в зоопарке) Вторая сложность — исполнитель. (Вот тут действительно придётся поднапрячься — если брать Гермиону, то нужна её полная противоположность) И третья сложность — Информация. В памяти пороюсь — может и найду каких скелетов в Малфоевских шкафах… А вот то, что они считают владение серпентэрго признаком потомственного тёмного мага — это хорошо, даже великолепно.

Что делать с Герми, понятно. Жалко, что в её воспитании так много участия принимала мама. Насколько я понял Грейнджеров — в их семье был типичный конфликт противоположностей — мама консерватор — считает, что дочь должна быть образцовой пай-девочкой, а папа — вернее Чарли считает, что дочь должна быть нормальным ребёнком — гулять с друзьями, шалить, учится потихоньку самостоятельности. Он, как обмолвилась Герми (порозовев) до сих пор носит иногда футболку с надписью Sex Pistols. (да, да, панковал наш Чарли по молодости)

В защитные амулеты Герми я включу функцию ментального блока, который слегка поможет всплыть чертям из тихого омута. Не всё же Герми быть до ужаса правильной… Она даже кофе не пьёт! Мол — мама не велит, вредно это! Для учёного кофе — это как пиво для немца! (или гнома).

С амулетами для грейнджер разобрался за полчаса. Назвал это «режим стервы» — очень уж на языке вертелось. Когда Герми (на начальных стадиях) принимала участие в тесте — то можно было назвать её только стервой. Холодная, острая на язык, рассудительная… Чувство юмора же, почернело до цвета тёмной энергии (или чёрной дыры), кому как нравится. В общем — с исполнителями разобрались, с цацками для меня и Герми — разберёмся. Их задача на подготовительной стадии создать образ «маленькой принцессы» для Герми, и образ «серого кардинала» для меня. Все должны пялится на Герми, а меня рядом не замечать. По крайней мере те, кто мне не нужен, на меня внимания то не обратит, а вот кто нужен — должны увидеть что у мальчика ОООчень много денег. Только так. Миром правят деньги, и те, кто ими обладает. Наш «клиент» вон — пол министерства подкупил, в том числе и самого министра, и теперь, вместо того что бы со своими друзьями в Азкабане чалится — в суде (визенгамоте) заседает, да разные интересные должности занимает… Так что придётся щегольнуть разок — глядишь, и легче будет с чистокровными на контакт выйти.

Потом была покупка цацек — в уши себе и Герми решил по серьге-брильянту купить. Герми — яркие, жёлтые (дороже обычных, но у меня «бзик» на разноцветные алмазы — с этими камнями связана отдельная история. Самые лучшие, долговечные, ёмкие, и эффективные амулеты получаются именно из алмазов. Их кристаллическая решётка идеально удерживает энергию, и позволяет держать в свёрнутом виде внутри камня сложнейшие плетения. А благодаря тому, что при формировании алмаза через него проходит просто ОКЕАН энергии, в этот камень можно закачать раз в двадцать больше, чем в сапфиры, изумруды, и прочие каменья «среднего» класса. Ну, а про цвет… DarkDimond — алмаз формирующийся в геомагических потоках и «местах силы» ещё вместительней (хоть и ненамного). Пустой DarkDimond имеет серо-голубой цвет, но при заполнении становится?ослепительно? Чёрным — как и чёрная дыра поглащает свет. Среди магов довольно редок, и узнаваем. Называется «идеально-чёрным» или «бриллиант тьмы»… Моя прррелесть). А себе заказал через гоблинов из Швейцарии «идеально чёрные», по 19,7 (3.98 гр.) карат каждый. Когда расплачивался — почувствовал мокро-холодные лапки жабы на своей шее… 2,5 ляма галлеонов! За идеальный чёрный цвет и редкие, но бесполезные свойства пришлось очень дорого заплатить… Дороже, наверное, только голубой карбункул… А ведь я собирался ещё немного подзаработать на продаже амулетов высшей магии. Деньги, может, на тот свет не возьмёшь, а вот наследникам передать — святое дело! Я себя знаю — могу спустить всё состояние на свои исследования, а хотелось бы не остаться лет через десять «у разбитого корыта», да и тупо обирать родовой сейф — не наш метод…

Ладно, как заработать на «хлеб насущный» потом подумаю, когда освоюсь получше, а сейчас — за одеждой!

Найти подходящие шмотки было не так уж и трудно. В лютном, мне за десять тысяч галлеонов продали Шёлк акромантульский. Гигантские пауки обитают в Африке и заявившихся на их территорию быстренько так харчат. Наверно именно опасностью сбора этот материал обязан своей цене. Ну и ещё свойствам — шёлк не подвержен влиянию кислот, зелий, огня, воды (непромокаем) и податлив к зачарованию — просто мечта зельевара! Из купленного шёлка сшили рубашку по магловской моде и две мантии (одна мне пригодится, особенно с Невиллом), одну из которых я собирался подарить Северусу. Да, да, вы не ослышались, Северусу Снейпу!

Насколько мне стало ясно из книги, мы с ним очень похожи! Снейп настоящий учёный, всемирно известный зельевар, друг моей матери. Последний пункт даже вызывает у меня противоречивые чувства — жалость, ревность, радость… У мамы был хороший друг — этакий «готический принц».

Умный, талантливый, красивый… Я даже не сомневаюсь, что с «золотым мальчиком директора» — Джеймсом Поттером, мама связалась неспроста. Вся эта любовная история кажется мне странной — мама и Северус любили друг друга, Джеймс (полностью директорская пешка, вспомнить хотя бы безнаказанность так называемых «мародёров») частенько издевался над Северусом, порой даже очень жестоко, и иногда «подкатывал» к маме, за что они (мама и Северус) Джеймса с его дружками-лоботрясами. (люпин не в счёт, хотя оборотень в Хогвартсе… Полностью вписывается в мою теорию о вседозволенности мародёров, за которую они заплатили преданностью директору, а Джеймс должен был заплатить в прямом смысле — деньгами)

Симпатичен мне Северус, хоть и якшается с пожирателями, а умудряется не служить никому, ни волди, ни Дамби. Я решил любой ценой заполучить его в соратники — не хочу скрывать от друга моей матери то, как я к нему и Джеймсу отношусь… Неприятно скрывать что-то от хорошего человека.

У портного ещё заказал перчатки, на подобии тех, что видел в компьютерной игре skyrim — там они проходили под названием «перчатки талморских магов» — на Эльмире я воссоздал стиль, создав прекрасные перчатки-артефакты из акульей кожи, с тремя питающими кристаллами, точно как в игре. Только на эти, в своей третьей по счёту жизни, я не стал накладывать кучу защитных чар, а ограничился общими — очистка, термическая защита, слабый магический кокон. Каждое из свойств запитал от одного камешка (понятия не имею, что за камень, но без энергии в нём он белеет, а так — сине-чёрный). Вроде всё — можно и в мэнор, сегодня я ещё Гермионе обещал операцию на ауре провести.

Платформа девять и три четверти, 01.09.1991

А не дураки были древнеэльмирские дипломаты! Если не все, то многие пялятся на Гермиону! Идём мы построением «кавалер и дама» — то есть чинно, рядышком, не пялясь на остальных — этакое черно-белое пятно, у Герми чёрная юбка и белая блузка, а у меня белющие брюки и рубашечка из акромантульского шёлка (паутина у акромантулов угольно-чёрного цвета, что бы жертва не «спалила» ловушку) и два столь же чёрных камня в ушах. Вчера подарил Герми серьги — гораздо заметнее моих, полностью вписываются в план. Нашёл Малфоев, Люциус, с тростью в руках помогал сыну забраться в вагон. Что-ж, первая часть — вводная, поехали.

Через 5 минут

А Герми меня порадовала — в каноне это просто начитанная девочка, но похоже с кем поведёшься, от того и забе… Неее, от того и наберёшься! Вот! Мало того, что она присмотрела за Люциусом, полностью подтвердив действенность плана, так, что немаловажно — она поняла первую стадию плана, хоть и после моих намёков.

Как и ожидалось, к нам зашёл Драко, Его отец обязательно попробует «навести мосты»

Прибытие Драко ожидалось, а вот его проникновенный спич о чистокровных просто ужаснул. Хорошо, что Герми в «режиме стервы» отшила его так, что мама не горюй! Одним взглядом!

Дальше был финал первой части — упоминание о подвалах малфой-мэнора. Месте, откуда ещё никто не уходил, по крайней мере в книге сказано что в подвалах содержались пленники, да и допрашивались наверное там же. Вряд ли кто знает о таком месте — иначе бы авроры Люциусу спуску не дали. Шутка ли? Весь подвал — вещдок! О таких местах не распространяются.

Финал прошёл на ура! Драко в прострации. Хотя, отчасти, его можно понять — Люциус, пользуясь своими связями узнал, что мог обо мне (как я думаю) и поделился этой инфой с сыном — мол, есть такой мальчик — Гарри, ты в поезде с ним поедешь… Это его обвиняют в смерти нашего дражайшего шефа, а Дамби его ещё вырастил забитым овощем, подружись с ним — он нам пригодится.

Вот Драко и выполнял просьбу. Как мог. А мог он плохо, об этом говорит хотя бы то, что он сейчас сидит в предобморочном состоянии, и видимо мечтает запытать нах** информаторов отца.

Второе «па» нашего плана — заинтересовать!

— Ну, давай оставим вопросы воспитания Драко на Люциуса, хотя, наверное, стоит упомянуть о недостаточной воспитанности его сына.

— Вы знаете папу? — вопрошал пришедший в себя Драко.

— Мы его — да, он нас — нет. Хотя вру — меня трудно не знать, учитывая пропаганду одного старого белобородого придурка…

На последней фразе Драко заметно оживился — раз его «клиент», то есть я не соответствую его представлениям, то вполне могу быть на его стороне. Смотреть на Герми он уже и не пытался, похоже одного взгляда моей «стервы» хватило даже этому самовлюблённому мальчишке.

— Дамби, если ты не понял, этот маразматик создал мне имидж «золотого мальчика», мальчик-который-выжил… Смешно, не правда ли? Что бы ни убило волдеморта, приписывать это годовалому ребёнку… Абсурд! Наверняка защитные чары пришибли тёмного лорда, а старый маразматик мало того, что поселил меня с самыми мерзкими маглами, которых только можно вообразить, так ещё и пытался свести меня с Уизли!

— На последних словах Драко, уже полностью пришедший в себя, скривился. Видать уже познакомился с этими homo-rufus.[7].

— Нет, ты только представь — сидим мы с Герми рядом с проходом на платформу, а рыжее семейство, в полном составе носится по вокзалу и выдаёт крики: «какая платформа? — девять и три четверти!», «опять толпа маглов!» и так целый час! На губах Драко уже заиграла улыбка — видно представил как рыжие нарезают круги перед барьером.

— Какие ничтожества, никакого самоуважения… На что они только живут? — это уже подала по-своему очаровательный, полный презрения голос, «стерва» — Гермиона.

— Одному шайтану известно, как им удаётся влачить своё существование но, похоже, они попытаются выцыганить деньги у меня, подложив мне единственную свою дочь — Джинни.

Драко похоже заинтересовался, и задал вопрос, которого я не ожидал.

— О какой сумме речь? Ты разве богат?

— Ну, в Англии только у вас, Малфоев, денег больше чем у Поттеров, хотя я собираюсь исправить эту досадную оплошность — денег заработать, а ты что подумал? (это я добавил потому что Драко заметно напрягся на слове «исправить»)

Похоже, Драко хватило. Маленького принца он отыгрывать уже не пытался и общался с нами нормально (хотя на Герми поглядывал как-то с опаской, как будто она на него сейчас палочку наведёт и заавадит).

— Пять минут до прибытия! Пять минут до прибытия! — разнеслось по вагону.

Вы спросите, почему я дальше не играл на чувствах Драко? Да очень просто — мне Малфои как союзники не нужны, как враги — тем более. В общем — спесь сбил, своё отношение к Дамби и волди ему прояснил, хватит с него.

Хотя…

— Интересссно, нафига они кричат о прибытии? Трудно чтоли ссстудентам догадатьсся, что поеззд осстановилсся? — на змеином спрашиваю свою подругу. Драко же, застыл в дверях, едва заслышал характерное шипение.

— Незззнаю, наверное, чтобы мы уссспели переодеться в это средневековое убожжжесство… — отвечала Герми на том же змеином.

Драко, заслышав голос моей подруги, которую он искренне считал магглорожденной, похоже решил не связываться и утёк в своё купе. Забавно. Похоже у юного Малфоя уже какая-то фобия на Герми «стерву»… Хихикс!

Стягиваю с себя рубашку, одеваю мантию. А Герми то как покраснела! Но отвернуться и не подумала — «режим стервы» ещё работает. Ну да, благодаря магическому вмешательству торс у меня симпатичный, насколько может быть для одиннадцатилетнего мальчика… По крайней мере от оголодавшего и костлявого Гарри не осталось и следа, и тушка моя приобрела даже некоторую «рельефность» хотя, с одиннадцатилетним телом много не наворотишь…. Хорошо уже то, что за девятилетнего не принимают.

Натянув мантию я вышел, сказав пунцовой Герми, что буду ждать её на выходе, и чтоб режим вырубила. Ушёл. На платформе нас дожидался Хагрид. Со средневековым фонарём в руках. Ужас! У меня ощущение, что всё происходящее вокруг — фарс.

Дальше всё по сценарию — нас загрузили в лодки и повезли по озеру в Школу… Ну почему в лодках? Есть же наземный транспорт… Хотя понял! С озера открывается прекрасный вид на Хогвартс! Громада замка, трассированная светом из окон возвышалась над маленькими студентами, многие не смогли сдержать восторженных вздохов. Представление удалось — впечатлились. Маккошка оставила нас в «предбаннике» наказав привести мысли в порядок. С этим тоже понятно, и не мне одному — часть будущих равенкловцев и слизеринцев тоже поняли, что нас, кучу детишек оставили чтобы мы ещё больше накрутили себя. Драко, что примечательно, уже не подходил, и поглядывал порой на меня с Герми с опаской. Особенно на Герми, переводя взгляд с неё на своих обезьянок. Ну, его можно понять, подручных ему «выдал» отец, сам он вряд ли додумался бы взять этих убожеств… Того и гляди — начнут про «повар спрашивает повара» говорить. Похоже — завидует: Поттер появился в компании симпатичной (насколько это возможно для одиннадцатилетней) девочки, а он сам в компании двух тупиц. Как бы комплекс у Драко не появился, хотя думаю он что-нибудь придумает.

Макгонагалл провела нас в зал. Интересненький потолок! Такие иллюзии стоят почти на грани моих возможностей! А нехилыми магами были основатели, совсеем нехилыми! Примерно на уровне Эльмирского архимага, насколько я понял. Шляпа тоже интересная, но не буду о теории, Герми на стуле.

— Гриффиндор! — объявил головной убор голосом, которым комментаторы кричат ГООООЛ!.

Дальше была моя (по алфавиту) очередь.

Зал затих. Пока я шёл к подиуму, преподы меня рассматривали — Дамби, в своих очках-полумесяцах, старательно играл «доброго дедушку», Снейп глядел с интересом и презрением, остальные просто заинтересованно.

— Куда же вас определить? — задала вопрос шляп-с.

— Если вы действительно читаете мысли, то наверное уже знаете, куда и почему. Не тяни кота за яйца! Люди уже волноваться начали.

— Гмм. Как грубо! Ну, ладно, рассуждать будет бессмысленно. ГРИФФИНДОР!

Глава 13. Или «чем надо заниматься ночью.»

Шляпа перекочевала обратно на табурет, и я пошёл к своим новым сокурсникам. Обратил внимание на Рона. Ужас! Этот малыш просто пятнами пошёл, когда понял, что это я — Гарри Поттер. Правильно правильно — мне не нужны в окружении завистливые посредственности.

Заняв место рядом с Герми, я оказался в кольце однокурсников, которые просто мечтали познакомится со мной. Рон злился где-то рядом, чёрной завистью и злобой своей, отравляющий эмофон. Ну, ну, небось Молли его уже настроила на то, что он должен стать «другом бедного мальчика», а то что Гарри, с видом потомственного аристократа, не обратил на него внимания, нагло отшив в поезде, похоже разозлило. Ему и так внимания то не доставалось — жил в тени своих успешных братьев, родители тратили всё своё внимание на Джинни. Уизли постарше понимали, как их мама с папой любили единственную дочь, и не сердились, а Рональд, похоже, не отличаясь «умом и сообразительностью» — жутко завидовал мелкой, и мечтал о той известности, что была у меня. Дамби что, идиот что ли? Такое завистливое существо подружить с «золотым мальчиком»? Да только канонный Гарри мог не замечать, что Рон, находясь в его тени, мечтает придушить своего знаменитого друга. Похоже он и с канонной Герми начал флиртовать только потому, что хотел самоутвердиться. Ещё бы — его сестра охомутала Поттера, Поттер под действием какого-нибудь директорского приворота пускает слюни на эту рыжую, а ему — Великому Рональду Уизли достанется самый смак — Герми! Ага, счаззз, разогнался рыжий… Подойдёт к моей Герми — «режим стервы» на полную мощность, и ТАК его с грязью смешает! Даже Малфоя вон — одним взглядом опустила на грешную землю, а про рыжего вообще молчу.

Тем временем, директор специально для искателей приключений на свою пятую точку, упомянул про «жутко опасный коридор», и, заставив всех спеть идиотскую песенку, объявил отбой.

Мы, рядом с Герми идём по коридору, делясь впечатлениями.

— Гарри, нам надо поговорить… Поставила в известность меня, выглядящая ещё задумчивей Гермиона.

— Сейчас? Может подождёшь? — действительно, не здесь же.

Тем временем, мы шли за старостой, по лестницам, которые иногда, насколько мне известно, меняли направление… Узнать бы, зачем это было сделано.

— Хорошо, Гарри, но сегодня обязательно! — с настойчивостью заверила меня подруга.

— Ну, если обязательно, то так тому и быть, поговорим. Тем временем мы уже топали по какому-то коридору, как вдруг передние ряды студентов вдруг, оказались мокрыми.

— Хихихихи! Первокласськи! — донеслось до нас откуда то спереди.

Наш староста, рыжий перси требовательно проговорил в пространство — Пивз! Твои шутки? А если я пожалуюсь кровавому барону?

В ответ ему прозвучал громкий звук, самое приличное название которому — «звук сдувающегося шарика»

— Хихихихи! — пивз — привидение материализовался перед толпой испуганных детишек, и начал размахивать своими костылями.

— Прекрати немедленно! — пытался успокоить его перси.

Моя ладонь сжала левое плечо нашего старосты, и пока он отвлёкся, посмотрев влево, я справа, текучим движением обошёл его.

Ч-ПОК!

ААААИИИИУУУУУУУУУ!!! — завыла нежить, которой мой кулак, напитанный тёмной энергией, попал точно в глаз. Бедный Пивз отлетел на пару метров, кубарем перевернувшись в воздухе и вопил, прижимая руки к многострадальному глазу.

Я обернулся к своим застывшим одноклассникам, и сонно проговорил: Я спать хочу, а он тут… Мельтешит. — И зевок. Картина маслом! Староста смотрит заинтересованно, однокурсники восторженно, а глаза Герми просто говорят «если ты мне всё не расскажешь — убью»

И мы продолжили путь к гостиной. Псевдо-живой потрёт старой, жирной коровы, которая спрашивает пароль — просто «идеальное» место для двери в нашу гостиную.

Поразительно! Общая гостиная выглядит точно как моя гостиная-библиотека на первом этаже мэнора. Точнее — в мэноре скопирована эта комната! Только не хватает книжных полок у стен, а так — копия. Тот же камин, те же диваны, кресла, ковры на полу… Похоже, кто-то из моих предков удружил. Теперь буду чувствовать себя здесь как дома… Просто великолепно! Я уж думал, что опять придётся привыкать к новой обстановке — не люблю я этого.

Пока староста распинался про честь факультета, и прочие условности мы с Герми переглядывались. Старосты закончили, и мы разошлись по спальням. Перед тем, как «выпасть» на свою кровать, я наложил на неё пару бытовых заклинаний. Палочкой, как и положено. К слову сказать — если такие заклинания мной воспринимались как мелочь, то с палочкой я вообще не ощущал энергозатрат. Видно, коэффициент усиления у этой деревяшки весьма неплох.

Однако моим соседям этого, похоже хватило. Невилл посмотрел на моё колдовство с заметной завистью — ему то чары давались с трудом, бабушка строгая — пытается убедить его в том, что он полное ничтожество. Что бы было с Гермионой, если бы не чарли? Боюсь даже представить… Мать её закабалила бы. Рон, оказавшийся со мной в одной комнате смотрел волком. Ему чары похоже не давались по другой причине — слишком туп.

— Спокойной ночи, пасаны! — жизнерадостно провозгласил я и закутался в одеяло.

В полночь, когда по всей комнате раздавался храп, я встал и в одной пижаме вышел в общую гостиную. Герми ждала меня на диванчике возле камина, потрескивающего углями.

На мгновение я даже залюбовался своей подругой — в свете камина она выглядела волшебно.

Тихонечко подкрадываюсь сзади, и наклонившись к ушку шепчу — Ага! Ждём-с значит?

— Гарри! — обернулась Гермиона, и встретившись со мной нос-к-носу смутилась, слегка порозовев.

Я обошёл диванчик, и примостился рядом с Гермионой.

— Ну, о чём хотела поговорить?

— Обо всём!

— ?..

— Ну, во первых — зачем мы говорили на серпентэрго при Драко? Этого в плане не было!

— Драко, дражайшая моя, привык считать серпентэрго тёмной магией, наш разговор полностью вписывается в основное направление плана.

— Хорошо, понятно. Дальше — про шляпу… Гарри, шляпа сказала мне, что та магия, что ты использовал в своей лаборатории была доступна только мерлину! Как это объяснишь?

— Элементарно, ватсон! Я. Её. Использовал. Всё, вопрос закрыт. Или ты аврор, что бы меня допрашивать? — здесь Герми опять смутилась.

— И, Гарри,

— Про Пивза?

— Да.

— Ещё элементарней — тёмную энергию закачиваешь в руку, и чпок! Призраки на неё реагируют как на огонь — обжигает она их, а в большой концентрации может даже развоплотить.

— Но зачем?

— Неужели непонятно? Пивз — очень ценный кадр! Его не жалко попинать, да и пользу он может принести! Например завхоза со следа сбить, если ночью нас спалит.

— Завхоза? Это того мерзкого старика?

— Его самого. Аргус Филч — обожает ловить студентов по ночам.

— А разве по ночам студенты не спят? — боже, какая наивность.

— Не все, Герми, не все. Ночью в Хогвартсе творится много всего — днём почти невозможно уединится, вот и используют студенты ночное время, дабы свести счёты, или там (лукаво смотрю на Герми) с девушкой погулять, рамаантика! Ну вот — опять ушки моей подруги загорелись как красный светофор.

— А вообще у завхоза полно тараканов в голове. С ним лучше не связываться, если ты нарушила правила.

— Я НЕ СОБИРАЮСЬ НАРУШАТЬ ПРАВИЛА! — выпалила возмущённо подруга.

А если я тебя на свидание приглашу? Погулять по ночному Хогвартсу? Поцеловаться под луной? (знаю, троллю я Герми, но не могу иначе — слово не воробей) От камина жар и то меньше, чем от лица Гермионы.

— Я. Я. Ну… Не знаю… Может… — мямлила подруга, пытаясь успокоить сердечко… Хихикс! Приобнимаю её за плечо. Что? — глаза говорят что она сейчас в обморок грохнется… Пора завязывать с трололо, а то реально засмущал бедную девочку…

— В общем так, Гермиона правила придуманы чтобы их нарушать!

— Гарри… Это… Ну хорошо! Но не дай бог, тебе, Гарри, подставить наш факультет! Если с нас снимут баллы по твоей милости, то… — Герми не говорила, но, взглядом дала мне понять, что ничего хорошего мне не светит.

— Хорошо, хорошо! Нас не поймают! Я тебе ещё потом несколько интересных заклинаний покажу, невидимость, и прочие полезные в быту мелочи… По крайней мере те, что на уроках давать не будут, а то смысл потеряется… Похоже обещанная «плюшка» возымела свой эффект, и Герми немного успокоилась.

— А теперь, пойду нарушать! Жизнерадостно сказал я, и направился к выходу из гостиной.

— Гарри! Как можно!

— Вот так и можно! Да ты не бойся — меня не заметят (при этих словах использую оптическую невидимость) — Герми инстинктивно переключилась на магическое зрение, и уставилась на меня своими глазищами-сапфирами.

— И последнее — надо же мне какую комнатушку найти, чтобы с тобой позаниматься чарами? — похоже это объяснение её частично удовлетворило, и Герми с видом оскорблённой невинности плюхнулась на диван, с которого ранее привстала для наглядности своего возмущения.

— Ладно, я пошёл. — и выдвинулся, чувствуя на спине гневный взгляд Гермионы.

Хогвартс, ночь.

Сразу же, не теряя времени, я отправился на третий этаж, в туалет плаксы Миртл.

Тайная комната — единственное место в школе, не отображающееся на карте мародёров, а поскольку я подозреваю о том, что директор будет за нами приглядывать, скорее всего придётся использовать её. Тайную комнату. Одна беда — василиск, что там обитает. С этими милыми, флегматичными змейками, размером с Хогвартс-экспресс я познакомился ещё в прошлой жизни, так что к бою со змеюкой был готов. Да и не помешает сначала поговорить… Вдруг окажется, что василиск вменяем?

Туалет плаксы Миртл, на третьем этаже, встретил меня тишиной и запустением. Найти его не составило труда — по книге вспомнил координаты и погуляв по нужному этажу, обнаружил сие помещение. Я накинул на туалет лёгкое некромантическое плетение, цель которого отпугивать призраков. Действует оно не сразу, всё таки призраки не насекомые и вполне разумны, но через некоторое время нахождения на зачарованной территории, им хочется пойти куда-нибудь ещё, и как правило это желание со временем только возрастает. Таким образом, я обезопасил себя, от возможного внимания с их стороны.

Умывальник со змейкой нашёлся довольно быстро. Прошипев на змеином языке слово «откройся» я вошёл в широкий спускающийся вниз коридор, пройдя арку я приказал проходу закрыться и остался в кромешной темноте. Впрочем, темнота была кромешной только для человеческих глаз, я же в темноте вижу куда лучше чем магл может видеть на свету. Спуск был недолгим, в подземных коридорах стояла сырость и затхлость. Спустя несколько минут я наткнулся на первую сброшенную кожу василиска, а через пару сотен метров вышел в огромный залитый зеленоватым светом зал. Статуя Слизерина впечатляла, ничего общего с тем убожеством, что показано в фильме. Оглядев зал, я пришёл к выводу, что вкусы у нас со Слизерином совпадают и что место подходит, немного прибрать, проветрить, обновить защиту и можно жить.

Глава 14. «Как дружить со змеями»

Тайная комната

— Вааася!!! Василёооок! Васииилий! Василииииск! Вылезааай! Хозяин пришёл.

— А ты наххал. — Из бокового коридора стал выползать гигантский змей. Зелёная переливающаяся чешуя, жёлтые светящиеся в темноте глаза, испускающие силу, и могучая аура.

Проползая в центр зала и свившись кольцами, он начал меня внимательно рассматривать.

— Значщит ты говорящщий. И очщень наглый говорящщий.

— Какой есть. — Пожал я плечами.

— Чщщто тебе понадобилоссь здессь, говорящщщий?

— Ну, вообще то ничего особенного, просто хочу сделать из этого милого серпентария себе лабораторию…

— Лабораторию… Зсдессь ессьть лабораторияс — сссалаззар ссслиззерин, мой хоззяин раззрушил всссё, когда ухходил, но помещщщение оссталось. Ессли ты говорящщий, то, можжешь восспольззоваться комнатами-ссс. Таков приказзз хоззззяина-сс. Судя по говору, василиск давно ни с кем не общался, и его речь всё меньше походила на шипение.

— Какие инсструкции осставил тебе Сслиззерин? — вопрошал я змея, чисто из любопытства.

— Хоззяин приказзал оххранять помещщения, и убивать всех, кто явится ссюда безз раззрешшения… Только говорящщие могут пройти внутрь, говорящщие, и те, кому они довверяют. До тебя зсдесь ужже побыввал один детёнышш, но он ушшёл, когда понял, что я не подчшиняюссь ему. Я выполняю только приказы хоззяина — сторожжу комнату и убиваю неззванных госстей.

— Вот ншштяк то! (незнаю, какое слово на серпентарго услышал Вася, но он меня понял)

— Нишшштяк? Ты собираешшшся остатсся здесссь?

— Ну, живу я в ззамке — над нами, а вот от лаборатории, да и проссто ссвоего месста в Хогвартссе не откажуссь. Ты раззрешшишшь мне обоссноватсся здессь?

— Конешшшно, говорящщий, эти комнаты уже тысссячу лет пусссты, а хозззяин наверно давно мёртввв. Как первый говорящий, предъявивший права на нихх ты можешшь считать себя хозззяином этиххх помещщщений. Навверное. Я не силён в ваших традицияхх…

— Это просто прекрасно. Со мной учщитсся моя подруга, тожже говорящщая. Мы будем захходить к тебе.

— СРАЗУ ДВА ГОВОРЯЩЩИХХ? Как такой редкххий дар появилссся сразззу у двуххх человекххх?

— Не знаю, видно так ужж ссовпало…

— Хорошшо, пуссть будет такхх. И я хочу знать твоё имя, говорящщий.

— Гхарри. Моё имя гхарри Поттер, а моей подруги — Гермиона Грейнджжер.

— Моё имя не выговоришш даже ты, говорящщий. Так что наззывай меня как хочешшш.

Тогда я тебя буду ззвать Васся

— Вассся? Это чшеловечшеское имя?

Да, соззвучно с «вассилисск», правда.

— Да, мне нравитсся это имя.

Дальше, по плану был осмотр подземелий.

Тайная дверь в кабинет располагалась за головой статуи Слизерина, в неприметном, узком ответвлении тоннеля. Сам кабинет впечатлял — Слизерин потрудился на славу, ни одной пылинки или капли воды, стерильная чистота. Здесь же располагался и проход в личную библиотеку, я только мельком взглянул, книжные шкафы были пусты, как и все остальные комнаты. Похоже действительно Салазар, разругавшись соратниками ушёл, забрав с собой всё. А что не забрал — уничтожил.

Под конец осмотра я обнаружил неприметную дверцу, на первый взгляд ведущую в стенной шкаф. Однако присмотревшись получше я узнал… Кабинку лифта! Если раньше я Слизерина просто уважал, то теперь начал его уважать ещё больше. Ну да, не станет же великий маг, каждый раз, спускаться к себе в комнаты через женский туалет.

На лифте я добрался до какого то класса, пустынного и пыльного. Пусть так и будет — я пролетел к двери на левитации, дабы не потревожить пыль под ногами — наследить не имею никакого желания.

До башни Гриффиндора я добрался без труда, в гостиной никого не было, кроме спящей на диване возле камина Гермионы. Сев рядом с ней, я положил её голову себе на колени, после чего накрыл «Пологом тишины» и «Спокойным сном». Ээхх, бедная девочка, совсем себя извела, я поправил съехавшие ей на глаза волосы и улыбнулся.

Гостиная Гриффиндора, утро

Примерно в восемь утра, из своих спален, начали спускаться первые ученики. Я рассеянно перебирал волосы Гермионы, попутно слегка её поглаживая по голове и оперевшись подбородком на вторую руку задумчиво глядел в окно. Проходящие мимо студенты косились но не лезли. Невилл спустился последним, к девяти.

— С добрым утром Гарри, а что с Гермионой?

— С добрым утром, вымоталась за ночь.

— И… Эээ… Давно ты тут сидишь?

— Да.

Я сфоуксировал взгляд и перевёл его на Невилла, тот явно чувствовал себя неуютно, что не удивительно, учитывая каким голосом я ему отвечал.

— А почему она не просыпается? Здесь довольно шумно. И почему ты не отнёс её в спальню? Ээ прости если я что-то не то сказал. — Невил резко смутился.

Я улыбнулся.

— Она не посыпается потому что я наложил на неё чары тишины, а в спальню отнести я её не мог так как в спальни девочек мальчики входить не могут, на лестнице стоит защита.

— Аэ… Ясно, ты не собираешься идти на завтрак?

— Пока нет.

— Ну тогда я пойду.

Я кивнул, и Невилл поспешил к портрету. От размышлений меня отвлекла Гермиона, начав просыпаться.

Просыпалась Гермиона долго, сперва она начала ворочаться, потом попыталась накрыться одеялом, последнего ясное дело не нашла, зато нашла мою мантию, в которую и попробовала завернуться. Я наблюдал за этим процессом с нескрываемым удовольствием. Наконец уткнувшись носом мне в живот и поняв, что что-то не так она открыла глаза.

— С добрым утром котёнок.

Она повернулась на голос, наши глаза встретились, в первый момент в её карих глазах отразилось удивление, потом понимание, а следом паника, кажется она даже дышать перестала. При этом с каждым мгновением её лицо всё больше заливала краска.

Моё лицо помимо воли расплылось в тёплой улыбке.

— С добрым утром солнышко, как спалось?

Она смотрела на меня широко раскрытыми глазами, казалось боясь пошевелиться, но хоть дышать начала. Секунды три она глядела мне в глаза, а потом резко опустила взгляд и уткнулась куда-то в пространство, всё это время я продолжал нежно почёсывать ей голову.

Через минуту она села, её руки слегка подрагивали, а лицо пылало жаром.

Нда… Похоже я перестарался…

Герми! Соберись! Нам на уроки надобно идтить! — сказал я тоном царского поручика. Подействовало. Собралась, подтянулась, лицо выровняло свой цвет.

— Ааа Гарри? — похоже она не знала, с чего начать.

— Расписание вон, на стене висит, Перси утром вывесил. Так что бегом! Завтрак, между прочим, мы уже проспали! — категорично заявил я, и отправился в спальню для мальчиков.

Через десять минут, когда я спустился, Гермиона уже ждала меня. Вместе мы отправились на занятия.

— Какие у нас уроки?

Сегодня у первокурсников будут преподавать все деканы, так что трансфигурация, чары, зелья, и травология.

— Хорошо, куда сначала?

— На трансфигурацию. Пойдём, вон наши направились… Кстати! Гарри! Ты где всю ночь пропадал! Я вся изнервничалась! А если бы тебя поймали? В первый же день?

— Спокойно, Герми, меня голыми руками не возьмёшь! А ночью я нашёл один интересный пустой кабинет на третьем этаже, в нём мы сможем позаниматься (ну не говорить же о тайной комнате во всеуслышанье)

Глава 15. Знакомство с «ужасом подземелий» или «новая знаменитость»

Кабинет зельеварения

Снейп был недоволен. Признаться, преподавание, само по себе, редко приносило радость, большинство учеников чихать хотели на зелья, а он не мог смириться с пренебрежением к своему предмету. Ну разве можно не любить это таинство? Его самого оно увлекало с детства…

Нет, разумеется, умом-то он понимал, что не любить можно. Встречал такое на каждом занятии, тут, в Хогвартсе. К сожалению, учеников, которые любили зелья, было куда меньше половины. Вот и выливалась из профессора горечь осознания этого факта в виде раздражения и едкой иронии, которые уже стали его визитной карточкой. А тех, у кого был хоть минимальный талант к его предмету… Таких было из всех учащихся человек пять, причём пара из них, это печально известные близнецы Уизли. И, хотя Снейп бы в этом никому не признался, он их уважал, хотя бы за то, что они не ходили по проторённым дорожкам, а изобретали что-то своё. Да, некоторые их составы были… Слегка небезопасны, однако, уже сейчас им можно было смело давать квалификацию подмастерий зельеварения.

А сейчас было то, что он не любил больше всего. Первый курс… Зелёные, не оперившиеся, делающие ошибки в элементарных зельях… И ради них пришлось бросить на середине интересную статью в «Алхимии сегодня»!

Он гадал, какой из студентов в этом году первым успеет обозвать его «сальноволосым уродом». Каждый год он с нетерпением ждал, как с полным правом назначит наказание этому недоумку. Северус уже давно отчаялся избавиться от въевшихся в волосы испарений. Только в один короткий летний месяц, когда ему не приходилось по пятнадцать часов в сутки сгибаться над кипящими котлами, его волосы свисали не так безжизненно. А этим невежественным недоумкам только дай повод позубоскалить, у них всегда находилось, что сказать о том, о чём они не имели ни малейшего понятия.

Обычной летящей походкой зельевар прошёл в класс к своему столу и обернулся. Львы и змеи, первый курс… Ну, змеи хотя бы свои. Он, конечно, старался им подыгрывать, соревнование за кубок школы было, наверное, больше соревнованием деканов, чем учеников и каждый в той или иной степени помогал «своим». Просто Снейп делал это немного более явно.

Начал Снейп как обычно, с переклички-знакомства. Лица, фамилии. Знакомые и нет… Чаще знакомые, разве что магглорожденные привносили новизну, остальные-то семьи он знал, у многих даже учил старших братьев и сестёр. А вот и Поттер. Лицо очень похожее на Джеймса. А вот глаза… В похожих зелёных омутах он когда-то до ужаса хотел утонуть… Он постарался скрыть растерянность от накативших воспоминаний за фразой:

— О, да. Гарри Поттер. Наша новая знаменитость.

Только те, кто хорошо знал профессора, могли бы сейчас заметить, что он выбит из колеи и ему тяжело дышать. Впрочем, он много лет умело скрывал свои истинные чувства, скроет и на сей раз. В то время, пока по классу прокатилась лёгкая волна смешков, Снейп привычно успокоился и продолжил перекличку.

Настало время для вступительной речи по зельям. И в ней у Северуса неожиданно выплеснулся коктейль из пережитых из-за мальчишки переживаний и недавних мыслей о бездарностях и зельеварении. Профессор с досадой оборвал сам себя и поискал глазами, на ком бы выместить раздражение. Что ж, пусть это будет тот, кто вызвал в нём этот водопад чувств.

— Поттер! Что получится, если я смешаю измельчённый корень асфоделя с настойкой полыни? — И Снейп вперил пронзительный взгляд в сидящего в первом ряду Поттера. Тот, против ожиданий, совсем не смутился. Вообще, он вёл себя непохоже на отца. Не было в нём открытой наглости и хамства, разве что некоторый вызов и ехидная усмешка в глазах. И, несмотря на маленький, для своего возраста, рост, мальчишка не выглядел забитым. От его фигуры, как будто исходила сила, сейчас дремавшая, но в любой момент готовая защитить своего хозяина. Он смотрел в глаза зельевара уверенно, спокойно и с уважением. Правда, где-то в уголках глаз и губ пряталась тень усмешки, но именно, что тень. А рядом сидящая Гермиона Грейнджер потянула вверх руку раньше, чем профессор успел закончить вопрос.

— Получится один из вариантов так называемого «Напитка живой смерти», профессор, сэр, — Подчёркнуто уважительно ответил Поттер. — Однако, осмелюсь заметить… Приготовленное таким образом сонное зелье приблизительно втрое слабее приготовленного по традиционному рецепту, описанному в учебнике. Однако, если его поставить на средний огонь, а потом, в течение пятнадцати минут, помешивая, добавить в него порошок фей, а затем, по окончании, толчёные крылья стрекозы, тогда получится напиток даже несколько сильнее традиционного. Однако, малейшая ошибка при варке способна сделать его алхимически активным и даже взрывоопасным, хотя в готовом виде зелье по своим алхимическим свойствам совершенно не отличается от приготовленного традиционного. Полагаю, именно из-за опасности процесса этот рецепт не входит в школьный курс.

Грейнджер опустила руку. Весь класс выпал в осадок. Признаться, самого Снейпа от подобной реакции спасла только выдержка и многолетняя практика. Мало того, что сам исходный рецепт входил только в необязательные приложения к учебнику за первый курс. Так его доработки были вообще из «продвинутого курса» и могли попасться только в специализированной полупрофессиональной литературе. Да, в литературе базового уровня, но всё же. Да и сам ответ был развёрнутым, полным и уверенным. Неожиданно даже для себя Снейп ощутил нечто вроде симпатии по отношению к этому зеленоглазому мальчишке с короткими чёрными волосами. Он достойно держал удар, а уж это-то умение Северус мог оценить в полной мере. Однако, он не был бы самим собой, если бы остановился на этом.

— Неплохо, Поттер, совсем неплохо. А если я попрошу вас принести мне безоар, где вы будете его искать?

— Полагаю, в первую очередь я загляну к себе в карман, вдруг да завалялся? — Поттер шутовски оттопырил край нагрудного кармана мантии и заглянул внутрь, делая вид, что озабочен поисками. — Ух ты, и правда! — и Поттер вытащил из кармана небольшой тёмно-серого цвета камешек. Восхитительная наглость! — Такую нужную вещь всегда полезно иметь с собой, особенно если у вас много недоброжелателей.

— У вас так много недоброжелателей, мистер Поттер? — Спросил Северус, поймав себя на том, что едва подавляет в себе желание совершенно неуместно расхохотаться. Нет уж, тогда вся годами взлелеянная слава мрачного и злобного зельевара пойдёт прахом! Однако, тень улыбки всё равно изогнула его губы.

— Что вы, сэр, я не считаю, что мир вращается вокруг меня, — Поттер склонил голову, ну точь-в-точь примерный ребёнок винится строгому родителю. Нет, ну какая восхитительная наглость! Ради этого занятия определённо стоило оторваться от статьи о свойствах семинолоса в кислых растворах! — Я всего лишь стараюсь быть предусмотрительным.

— Похвально, Поттер, похвально. Может быть, вы расскажете нам ещё и чем так примечателен этот камень? — иронично спросил Снейп.

— О, сэр! — Поттер молитвенно сложил руки и поднял лицо вверх. Клоун, блин. — Это будет для меня великой радостью. Итак, безоаровый камень или безоар это камень серого или чёрного цвета, образующийся иногда в желудке животных, чаще всего, коз. Является универсальным противоядием против большинства простых и даже некоторых сложных ядов. При использовании необходимо просто поместить его под язык отравленного. Так же является ингредиентом для некоторых зелий, в частности, для «Великого противоядия» Альберта Меринсона, нейтрализующего действие ста тридцати семи ядов растительного и животного происхождения. Соответственно, в кабинете зельеварения может быть найден в шкафу с ингредиентами.

— Исчерпывающий ответ. Что ж, Поттер, садитесь. Один балл Гриффиндору! — и Северус с удовольствием понаблюдал, как у всех поотвисали челюсти. Те, кто его не знал, из числа львят, были безмерно возмущены тем, что он дал так мало. Те, кто знал его лучше, особенно Слизеринцы, были в состоянии шока из-за того, что профессор Снейп дал балл ГРИФФИНДОРУ! А сам профессор наслаждался шоу, настроение, бывшее в начале занятия редкостно паршивым, неуклонно повышалось. Между тем, он с каким-то даже удовольствием отметил про себя, что одним из немногих островков спокойствия в безумствующем классе остаётся… Гарри Поттер. Да ещё и смотрит на него удивительно невинным взглядом! — Хватит! — негромко сказал Северус, однако его услышали все. Да так и застыли, на половине движения. — Пора приступать к теме сегодняшнего занятия…

Глава 16. Обустройство

Тайная комната, две недели спустя.

Гарри! Это же тайная комната! Её уже тысячу лет не могут найти!

— Ну, Герми, это можно понять — волшебники полагаются на следящие чары Хогвартса. Эта комната не включена в общую систему замка, так что найти её магически невозможно… А волшебники просто не представляют, что искать можно не только магией!

— Это объяснение! Как. Ты. Нашёл. Эту. Комнату! — выделяя каждое слово проговорила Гермиона.

Кстати, я таки воплотил свою мечту в жизнь — в тайной комнате была оборудована (вернее — восстановлена) лаборатория, идеально защищённая лаба трансфигурации, лаборатория зельеварения, и заклинательный покой. Почти вся площадь лабораторий Слизерина была использована, лишь серпентарий, где жил Вася, да жилое помещение с маленькой гостиной остались от довольно крупного подземного комплекса Салазара.

— Кхххто шшшумит ззздессь?

— ААААААА! ВАСИЛИСК!

— Чего орёшшшь?

— Гарри — ЗДЕСЬ ВАСИЛИСК! Герми спряталась за моей спиной от Васи, по всей видимости, приползшего посмотреть на посетителей.

— Герми, познакомсся, это Васся. Страж тайной комнаты.

— З-з-здрассьте…

— И тебе ззздравствовать, говорящщая сссамка, не могла бы ты быть потишше, у меня очщень чусствительный слух.

— Простите! Я не специально. А почему я не окаменела?

— Потомушшшто я не убиваю говорящщих. Да и гхарри предупреждал меня о тхебе.

— Гарри?

— Я с Васей поззнакомилсся ещё в первую ночщщ… Только зсдессь была раззруха — Салазар, когда уходил вынесс всё ценное, а что не вынес — ссжёг. Пришшлоссь потратиться на обусстройсство. (к слову, весьма прилично даже по моим меркам потратится, чую — придётся бизнесом заниматься… Иначе разорюсь — ингридиенты для зелий порой такие дорогие, что мама не горюй!)

— Так ты здессь проподал по вечерам?

— Да, Герми, здессь.

— Хорошо. Ты обещщал меня ещё импульссам научить.

— Намёк понял — пойдём. (прим. Магический импульс — конвертация, и выпуск одним импульсом магической энергии, свойство импульса зависит от того, в какую энергию преобразовать магию. Простейший пример — avada kedavra, т. е. Импульс энергии смерти (зелёный цвет). Самые распространённые импульсы — воздушный удар, огненный удар, авада. Далее в тексте использоваться будут редко. «Но метко»)

Неделю спустя. Большой зал. Ужин.

— Невилл! Опять ты взорвал котёл!

— Извини, Гермиона, я не понимаю, почему они взрываются. — Оправдывался слегка пухловатый мальчик, со слезами на глазах… Не понимаю, зачем ему Гриффиндор? Идеальный хафлпаффец.

— А если кто-нибудь пострадает? Ты хоть об одноклассниках подумай!

— Гермиона… — Невилл готов был расплакаться.

— Достаточно, Невилл, я завтра же попрошу профессора снейпа заниматься с тобой дополнительно!

— Гермиона… Хлюп… Пожалуйста… Ненадо! Только не… Хлюп.

Я взирал на этот спектакль, попивая сок и улыбаясь, уголками губ. Гермиона точно знала, что Невилл боится Снейпа даже больше своей бабушки. Кстати о бабушке — одна из первых женщин, пошедших в аврорат, просто бой-баба! Родители Невилла сейчас в невменяемом состоянии находятся в св. Мунго, тоже авроры. («аврор бывшим не бывает» — ничего слоган не напоминает?) К вопросу о родителях — маму и папу Невилла тоже не стоит забывать — высшая целебная магия мне, хоть и с горем-пополам, но доступна, а операция на ауре может восстановить ооо-чень тяжёлые травмы. Менталистика, тоже не моя специальность, но и в ней я кой-чего смыслю.

— Невилл! Ты же понимаешь, что мы не можем подвергать свою жизнь опасности, учась рядом с тобой? Ты должен либо не варить зелья, либо НАУЧИТСЯ варить зелья.

Все, кто был за столом, молчаливо поддерживали Герми. Хоть немного, но от «взрывного мальчика» пострадать успели почти все, «научится» кстати — это кодовая фраза. Тут на сцену выхожу великий и ужасный Я.

— Герми, будь добрее к Невиллу, он же не специально. — лонгботтом посмотрел на меня с надеждой. — но ты безусловно, права, зельеварение и Невилл это как желчь вампира и кровь единорога — сами по себе ингредиенты не опасны, но при смешении дают взрыв. — Невилл напрягся. А я продолжил — нам надо помочь ему с зельями, иначе до конца учёбы мы просто не доживём.

На последних словах Невилл опять чуть не заплакал — бабка его «правильно» воспитала, как я погляжу. Однако потомственный аврор мне в соратниках пригодится. Хотя в лабу (тайную комнату, если кто не понял) его пускать не надобно. Вообще. Этот секрет должен принадлежать «говорящим», и только нам. Иначе можно ждать Авроров в гости. Хотя я, благодаря предусмотрительно купленной мантии не пострадал, да и Герми всегда успевала защищаться, постоянные взрывы котлов у Невилла Лонгботтома напрягали и нас.

— Но кто?

— Я требовательно посмотрел на Герми.

— Гарри, ты же не хочешь сказать.

— Кто у нас лучше всего разбирается в зельях?

— Гарри, у меня, между прочем, ещё домашние задания…

— Кто делает домашние задания быстрее всех?

— Гарри!

— Да, Герми, инициатива наказуема! С этого дня будешь подтягивать Невилла по зельям!

— Хорошо. Коротко и мрачно проговорила моя подруга и надулась.

— Смотри не лопни! — весело подначиваю Герми.

— Пшёлты!

— Разрешите бегом?

Отвернулась. Мол — не подходи ко мне, я обиделась.

Невилл. Весьма важный персонаж — избранный номер два, хотя по сравнению со мной Дамби будет трудно им манипулировать — опасается старик его бабушки. У Лонгботтомов имеется огромное влияние на современный аврорат — бабушка Невилла успела заработать известность, прямо как грюм, да и мученическая слава родителей Невилла не оставляет равнодушными жёсткие, израненные во время войны сердца Авроров. В общем — полезный персонаж, очень полезный! Постараемся его заполучить в союзники! Благо, предлог есть — «взрывной мальчик» нуждается в репетиторе по зельям. Опять же — Дамби не сразу поймёт, что это жжж — неспроста! А когда поймёт — уже поздно будет. С родителями его тоже, пожалуй, стоит повозится, однако, как я приметил ранее — магия в этом мире немного отличается. Немного, но для громоздких мёд. Заклинаний даже такое отличие критично, а исследования магии требуют времени, сил и денег. Всё это имеется, однако время жалко, силы не безграничны, а деньги на научные цели улетают очень быстро. Одни только ингредиенты для моей лабы стоили мне три ляма галлеонов… Хотя основные средства ушли на десятка два самых дорогих ингредиентов. Но без этого никак! Зелья — наше всё! Зелья могут имитировать свойства чар, но целебные зелья — это просто шедевры! Они позволяют работать с телом на невероятно высоком (для обычных медиков) уровне.

Я и так собирался проводить эти исследования, но похоже придётся начать пораньше.

Занятия, кстати иногда были весьма интересны — трансмутация (далее трансфигурация) меня порадовала. Предмет свой Маккошка преподавала недурственно — сказывается большой опыт. На первом занятии она тупо протроллила студентов (обернулась кошкой, и ждала пока студенты не расслабятся, а потом кааак прыгнет, да кааак снимет баллы!), после чего объясняла нам про опасность трансфигурации. Спички в иголки мы с Герми превратили с первого раза, заработав пятнадцать баллов на двоих. Но! Сачковать нам Маккошка не дала, заставив учить теорию из середины первого курса.

Зелья вообще были моей слабостью, да и Снейп меня радовал своим присутствием. Я единственный гриффиндорец, которому он начислил баллы. Но зельями углублённо заниматься у меня просто нет времени — мои исследования в лабе занимают порой всю ночь, в этом случае я навешиваю на кровать иллюзии — мои соседи уже привыкли к тому, что меня будить опасно — защитные чары никто не отменял. Хорошо что Герми не знает, что я порой проживаю в лабе — а то устроила бы мне разнос — мол нехорошо это — против правил и всё такое. Герми. С ней отдельная история — она с момента поступления полностью отдалась учёбе — пишет всякие эссе, да доклады для преподавателей — хочет быть лучшей ученицей. И это правильно — гриффиндорцы её уважают за приносимые ею баллы, и желание помогать ближнему своему. Порой мне удаётся её оторвать от учёбы — просто поговорить ниочём, или о магии… Кстати, приходило приглашение к хагриду на чай, но мы вежливо отказались — мол заняты шибко, не могём.

Флитвик — интересный препод, гоблин кажется… С ним проблем не было никогда, а когда Герми показала ему невербальную «вингардиум левиоса» — он вообще был в экстазе! Тут же предложил моей подруге идти к нему в ученицы, но после моей подсказки был обломан — нефиг чужих учениц украдывать! Самому нужны! Драко Малфой, кстати говоря, с происшествия в поезде либо с нами не связывался, либо выдерживал нейтралитет. Так прошло две недели. Скоро день рождения Герми — я такое событие не в праве оставить без внимания… Так что устрою настоящий праздник! Только с подарком сложности — дорогие цацки и редкие книги она уже имеет… Трудно придумать…

Хогвартс. 19.09.1991 день рожденья Гермионы

Утром я сидел в гостиной напротив камина, и вместе с Невиллом старался разобраться в эссэ, которое нам выдала Герми, дабы списать. Только ей это нравилось — писать всякие эссе и доклады, а после блестяще их защищать. Хотя мы в Хогвартсе только начали своё обучение, задавали нам прилично — флитвик просто не знал, чем ещё загрузить талантливых (как он считал) детишек.

Сегодня Герми исполняется двенадцать — уже не ребёнок, но ещё не подросток… Интересный возраст, особенно для моей подруги, тянущейся к знаниям и не вхожую в тусовку сверстников. Что подарит Герми я так и не придумал — подтверждается правило «чем больше выбор, тем труднее выбрать.» надеюсь цветы у кровати ей понравятся…

В девять, когда мы с лонгботтомом обсудили уже всё что можно, к нам вышла Герми. Незаспанная, как обычно, с цветами в руках.

— Спасибо! Гарри! Но откуда ты узнал?

— Ну, мне нетрудно было сгонять до чарли, и расспросить его. — тут Герми смутилась, ну правильно — вдруг папа расскажет больше чем надобно…

— Как тебе? — спрашиваю свою подругу — понравилось?

— Очень! Спасибо, Гарри! И чмокнула меня в щёчку… Каваааай! Как розовеет то! Невилл же взирал на нас с непониманием, а когда Герми меня целовать полезла — вообще отвернулся… Так! Эту стеснительность — нах** и в пи** — как говорил классик!

— А невилла? Он, между прочим тебе цветы подарил! — похоже моё замечание смутило девочку, и она ещё гуще порозовев потянулась к нашему стеснительному другу. Невилл, заметив это тоже покраснел до кончиков ушей, и кажется перестал дышать.

— Ч-мок! Губы Герми звонко чмокнули лонгботтома в пухлую пунцовую щёку, после чего подруга вновь повернулась ко мне.

— Герми — пойдём со мной. И не оборачиваясь я направился в свою лабу, а Герми, за отсутствием других вариантов пошла за мной. Если есть повод — почему бы и не сводить девушку на свидание? Тем более мега-колечко на пальце (ну не могу я именовать его перстнем, шибко мне оно кольцо всевластия напоминает…) позволит переместиться в любую точку земли.

Глава 17, маленькая. «Нелегальные празднующие»

Париж, улица бабочек, вечер.

Мы сидели в небольшом, почти семейном ресторанчике на улице бабочек — французском аналоге косой аллеи. Весьма интересное место — если косая аллея представляла из себя какой-то островок средневековья, то улица бабочек отличалась от магловской улицы только названиями магазинов и товаром на витринах. Если не вглядываться, то не поймёшь, что вокруг магический мир: никаких мантий и остроконечных шляп на магах, никаких древних тыщу лет несменяемых вывесок, никаких маленьких приземистых магазинчиков — всё вполне цивилизованно. Даже палочки в магазине не напоминают какие то изфигуренные куски дерева — вполне стильные, строгие, без изгибов и росписей… Как же отстала старушка-англия от жизни!

Но сейчас мы с Герми просто сидели в ресторации и кушали салатики. Опять с вишенкой. Это какая то мода, или мания — украшать все фруктовые салаты вишенкой?

Кргда же с многострадальной ягодкой было покончено, мы отправились домой. В мою лабу.

— Гарри спасибо! У меня ещё никогда не было такого интересного днярождния!

Сегодняшний день был действительно интересен — с утра мы успели прогуляться по парижским улочкам, залезть на эйфелеву башню, попокататься на аттракционах, а после в магическом заповеднике близ Парижа посмотреть на всяких магических животных… Весьма интересно, я вам скажу! Драконы и гипогрифы, единороги (они вызвали в Герми столько умиления, что пришлось бедным рогатым спасаться бегством — маленькая девочка их затискала бы) и прочие кавайные существа… Вечером мы прошвырнулись по местному аналогу косой аллеи. Пару часов провели в книжном — книжные полки в лабе полупустые, и Герми этим нагло воспользовалась. Потом купил ей кучу писчих принадлежностей — тетради и ручки всяко поудобнее перьев с пергаментами. (каменный век!!! А ведь цивилизованные маги пользуются ручками с литром чернил (опять пространственная магия)).

— Да незачто! — и улыбочка идиота (подсмотренная у наруто).

Гарри, там так всё интересно! А эти тетради и ручки? Не пойму, как маги могут писать на пергаментах, в двадцатом то веке! — тараторила Герми от избытка впечатлений. Я же слушал вполуха — ещё заработаю «перегруз мозга» от девичьих речей.

Когда мы уже дошли до лифта Герми подозрительно порозовела, и неожиданно взяла меня за плечо. Её губы потянулись к моей щеке… Нет, я так не играю! — слегка поворачиваю голову, и наши губы соприкасаются ммм… Герми не ожидавшая такого от удивления приоткрыла ротик, и я воспользовался моментом. Боже, какая кавайка! Герми открыла глаза, и не веря что мы целуемся смотрит на меня со страхом и офигеванием… Через пару минут, мы наконец оторвались друг от друга, переводя сбившееся дыхание.

— Гарри?

— М?

— Гарри! Спасибо! Это лучший праздник в моей жизни!

— Не стоит благодарить, для меня это тоже праздник! И… Спасибо.

— ?

— Пошли, нас там наверно уже обыскались.

Глава 18. Полёты на хоз. инвентаре и разговоры о жизни

Хогвартс, Октябрь.

Первое октября примечательно сразу двумя событиями — памятный урок полётов и начало обучения Герми боевой магии.

После обеда, на котором Невилл, сидевший рядом со мной и Герми получил напоминалку. Драко, что примечательно даже не подумал наезжать на нашего друга — не то чтобы он опасался нас, или слишком впечатлился произошедшим в поезде, но сам он к нам не подходил.

Я прекрасно понимал, что простая и мирная жизнь, можно даже сказать — в своё удовольствие, скоро закончится. Если сейчас Волди не сильно пошаливает, да Дамби не кусает, то уже со второго курса начнутся проблемы. Во первых — нападения на студентов, а значит и на мою лабу. Вася никому не подчиняется, а значит использовать его Волди не сможет, значит будут сами нападать… Чтобы пошатнуть позиции Дамби… Шило на мыло.

Хогвартс

После обеда у нас по программе числятся «полёты на мётлах» смешно, да! Раз сами левитировать не могут — используют артефакты… Мётлы! Какому укурку пришло в голову сделать из хозинвентаря артефакт — история умалчивает.

Проникновенный, пронизывающий до костей спич мадам трюк о безопасности, коротенькая инструкция:

— Встаньте по левую руку от метлы и скажите вверх! — ахренасоветь! Голосовое управление! Ещё присобачить камеру и дисплей и точно получится айфон! Вернее — колдунофон или iМетёлко!

— Вверх! — Вверх! — Вверх! — заголосили студенты. Уизли, как и ожидалось, метла приложила по носу.

Герми ощутимо занервничала — её метла каталась по земле не собираясь подниматься, но через пару минут справились все, и урок начался.

— На счёт «три» по свистку оттолкнитесь от земли и тут же спуститесь… Раз… Два…

Бедняга-Невилл так перепугался, что оттолкнулся пораньше других… Метла начала стремительно подниматься и… Ничего. Я, с палочкой в руке притянул Невилла к земле, уничтожая проблему в зародыше.

— Спасибо, Гарри!

— Пять очков Гриффиндору. — Трюк выглядела довольной.

Со всех сторон загомонили студенты: — молодец, Гарри, Это же Гарри Поттер, как у него получилось? — и всё в таком духе.

После того, как лётная программа была выполнена, ко мне подошёл Рон Уизли.

— Думаешь ты тут самый крутой, да? Его приятель Финниган стоял рядом и изображал из себя мафиози.

— Нет, Рон, совсем не думаю. Я это знаю! — знаю что нарываюсь, но по другому нельзя. Если их не отшить сейчас, то хрен его знает, когда могут пристать со своими комплексами.

Рон, не ожидавший такого пялился на меня. Когда же до него дошёл смысл сказанного, то рыжий изволил сказать своё «фи» — достал палочку, и хотел атаковать.

— Петрифи… Договорить рыжему не дал мой импульс воздуха — примитивная версия «воздушного кулака» Рыжего отбросило метра на три, как раз под ноги слизеринцам, наблюдающим наш спор.

— Смотри куда падаешь, Рыжий ужас, идиот, рыжий придурок… Это лишь самые безобидные эпитеты, которыми слизеринцы наградили Уизли, но похоже ему хватило — убежал, оставив выбитую ударом палочку валятся на земле. Слизеринцы уважительно-непонимающе смотрели на меня, видно хоть и палочковая, но невербальная магия не укладывалась в их головах с двенадцатилетним мальчиком, стоящем напротив их кучки.

— Печально, но из-за таких придурков наш факультет считают идиотским… — подала голос Герми, уже перешедшая в лёгкий «режим стервы».

— Увы, Герми, авадой его приласкать нельзя… К сожалению.

Слизеринцы заулыбались и стали подходить поближе.

— Как ты освоил невербальную магию? — прозвучал голос Драко.

— Да так же, как и остальную. Возраст тут не имеет значения… Вернее — чем раньше начать, тем лучше получается — у детей же получается использовать магию без формул и палочки, так почему бы не научится. /////проработать получше/////

— Я думал, что невербальную магию преподают на шестом курсе, потому что она слишком сложная. — Похоже, Драко уже справился с удивлением, и выпытывал у меня условно-ценную инфу.

— Сложно, да, но! Чем раньше начнёшь — тем лучше будет результат. Последние реформы образования вообще имеют цель — ограничить английских магов в силе… Вот в Дурмстранге, к примеру, невербальная магия начинается на втором курсе.

— Проклятый Дамблдор! Совсем не хочет нас учить! Как, скажи мне, с его реформами мы сможем составить конкуренцию иностранным волшебникам? — прозвучало от кого то из слизеринцев.

— Ну, этот вопрос не ко мне — во времена основания Хогвартса было принято домашнее обучение. Школу же открыли, что бы иметь влияние на магов — детям легко засорить мозги своими идеями. Если хочешь стать нормальным магом — найми лучших репетиторов, или отправляйся в Дурмстранг. Насколько я понимаю, там прекрасно преподают светлую, тёмную и боевую магию.

— Тёмную??? Разве тёмная магия не запрещена??? — Похоже, Драко слегка офанарел от известия, что тёмную магию преподают в школе.

— Именно. Все эти Светломагические глупости — скорее «бзик» нашего директора. Во всём мире к тёмной магии относятся как и к светлой — и даже не собираются запрещать. Только человеческие жертвоприношения и самые опасные ритуалы и заклинания запрещены! Даже не самые сильные, а самые опасные для заклинателя, вроде «чаши тьмы», которую трудно контролировать.

Драко внимал каждому моему слову, а я продолжал свой диалог-лекцию для слизеринцев:

— Вся Европа на происходящее у нас, в Англии, смотрит снисходительно. Наша страна действительно отстала от жизни — ходят в мантиях, пишут на пергаментах перьями… И Дамблдору это выгодно! Чем меньше человек думает, чем больше подчиняется традициям и мнению толпы, тем проще им манипулировать!

— Но чем плохи мантии? — уже заинтересованно говорит мой собеседник. Толпа слизеринцев уже проредела до двадцати человек, ловящих каждое слово.

— Как чем? Они неудобны, страшны, и давно вышли из моды. Недавно я был на улице бабочек в париже, так почти все маги одеты в удобную одежду! Никаких там мантий, шляп, и прочих архаизьмов! Я не говорю уж про девочек — это нам пофиг на внешний вид, а им главное — это индивидуальность и красота! — от женской половины слушателей послышались приглушённые шёпотки-одобрям-с.

— Согласен. — Коротко припечатал Драко. Женская половина посмотрела на своего «серебряного принца слизерина» как на кумира, впрочем, он и так им скоро станет.

— А насчёт пергаментов ещё проще — они тяжёлые, неудобные, не то, что обычная бумага. Да и на бумагу магия ложится немногим хуже, чем на пергамент — на той же улице бабочек продают прекрасные магические тетради и ручки с запасом чернил на год работы.

— Отец тоже говорил, что магловские ручки удобнее, но мы по-прежнему пишем перьями… Интересно, зачем?

— Думаю Дамби (половина аудитории посмотрела на меня уважительно) выгодно даже это, хотя я не представляю как писчие принадлежности могут способствовать его «делу света»… Наверное, просто старик в маразм впал и на нас его переносит. Слизеринцы одобрительно зашумели — видно не каждый «герой магического мира» решается оспаривать реформы директора.

— Кстати, в Дурмстранг я не поехал не столько из-за того, что Дамби устроил меня в Хогвартс, сколько из-за желания изменить жизнь здесь — как говорит один девиз «никто кроме нас» — в смысле, что никто кроме мальчика-который-выжил не решится пойти против директора Школы. На меня он гнать просто не посмеет — во-первых он сам меня пиарил, а во-вторых — преимущество в силе перед однокурсниками у меня «налицо». С фактами спорить он, надеюсь, не будет… Если не захочет показаться идиотом. Хотя с него станется объявить меня «великим волшебником», дабы скрыть никудышное образование в Хогвартсе.

— Разве образование в Хогвартсе никудышное? — Драко остался спокоен, но толпа слушателей завозмущалась.

— А ты сам посуди — кого кроме деканов можно назвать хорошими преподавателями? Историю у нас ведёт призрак, который монотонно бубнит, предсказания — очкастая стрекоза, которая всем подряд предсказывает одно и тоже — скорую смерть. Мне продолжать?

— Не надо. Понял. А разве в Дурмстранге по-другому?

— Конечно! Конечно по другому! На пост преподавателя в Дурмстранг очень трудно попасть, и главный критерий — умение воспитывать достойных учеников! По их меркам почти всех наших преподов надо выгнать взашей, и на милю к детям не подпускать! К тому же там нет никаких факультетов.

— Как так нет факультетов?

— Точнее факультеты есть, но они различаются по преподаваемой магии — магии жизни там, или тёмной и светлой, отдельно стоит факультет «боевиков» — лучшие маги-боевики выходят именно из Дурмстранга! Впрочем, медики и бытовики тоже неплохи.

Толпа одобрительно загудела — походу Квирела они недолюбливали.

— Но ведь у нас должность преподавателя ЗОТИ проклята! Как в Хогвартсе могут работать нормальные преподаватели боевой магии?

— Драко! Как ты мог подумать, что должность проклята, да и как может быть проклята должность? Просто директору выгодно, что бы маги были слабыми, вот он и нанимает всяких придурков преподавать боевую магию, а что бы они ни о чём не догадались — избавляется от них после года работы. Очень уж удобно он всё это провернул, да ещё «проклятие» выдумал, чтобы оправдать свой план в глазах общественности… Ты же читал газеты — какой-нибудь Скитер интереснее писать про жуткое проклятие, да и Дамби ей в этом помогает!

— Невероятно! Об этом надо сообщить в попечительский совет! — похоже мои умозаключения легли на благодатную почву.

— Поздно пить боржоми. — тут Драко чуток подзавис, видя это я пояснил:

— В совете и так это знают, но против Дамби пойти решился только Волди (тут слушатели ох*ели ещё больше) — чем это закончилось, думаю все знают…

— Но так же нельзя! Дамблдор считается самым авторитетным волшебником… («для светлых» — ты не сказал это, Драко, но все и так всё поняли)

— Потому что другим не даёт развиваться. — продолжил я — только деканы факультетов лишь частично попали под его влияние — Снейп талантлив, Флитвик в союзе с гоблинами Гринготтса, спраут почти беспомощна, как и все хаффлпафцы, а Макгонагалл полностью принадлежит Дамби… После моего спича о деканах все слушатели выпали в осадок — они, конечно предполагали подобное, но наверное не рассматривали ситуацию с такой стороны.

— Гарри, у меня остался только один вопрос: какого хрена ты делаешь в Гриффиндоре? — Драко изменило его самообладание, и он начал выражаться грубее. Пора бы прояснить ситуацию.

— А ты не думал, какого хрена ещё существует Гриффиндор, и другие факультеты?

— Но так же принято, да и удобнее тоже!

— Так принято хрен-знает-когда! А про удобство — это ты верно подметил — директору удобно подчёркивать свою значимость, да и заставить поверить пол — Англии что ОН нужен миру, ЕМУ удобнее когда в Хогвартсе есть «ручная оппозиция» — если бы не было факультетов, то наверное англичане давно поняли, что тёмная магия это не какой то психический бзик отдельных индивидуумов, а такая же часть их силы, как светлая, или иная магия! Тот же Дамби учился на Гриффиндоре — тот ещё фанатик «светлой» стороны, да и сволочь он редкостная. НО! Но! Нам приходится мириться, ибо он уже набрал слишком большой вес в магическом обществе. В аврорате его ученика — Грюма уважают за силу, ещё бы, ведь Дамби лично его натаскивал! В министерстве его признают необходимым, ибо он руководит оппозицией Волдеморта, а простые граждане уже привыкли верить что «добрый дедушка» обязательно победит. Вот так, Драко.

— Понял. — задумчивый Драко смотрел то на меня, то на слизеринцев. — то есть, Гарри, ты утверждаешь, что вражда факультетов идёт на пользу директору?

— Ещё бы! Большая часть вашего факультета, так или иначе, связана с тёмным лордом! Конечно Дамблдору вас удобнее контролировать и, по случаю, учить слизеринцев ещё хуже! Да и под наблюдением держать проще — все в кучке. — Сказал я, обведя взглядом Слизеринцев.

Надо сказать, что у нас на сегодня уже не было уроков. В такое время студенты кучкуются, разговаривая о своём, причём, чем старше курс тем меньше кучки — семикурсники вообще ходят по двое — юноша с девушкой, или по трое… Не буду даже предполагать. Обычно свои вечера мы проводим в замке, но иногда выдаётся момент, что бы погулять на природе, полюбоваться шотландскими пейзажами — горы и озёра, точнее горы и озеро — «Хогвартсовкое озеро» весьма любопытное место, населённое магической флорой и фауной. Летом умеренная погода просто идеально подходит для прогулок, и внеклассных занятий под открытым небом, вот сегодня я и прогуливался с Герми и слизеринцами. Многие хотят познакомится с «знаменитостью», и для студентов Слизерина это, пожалуй, лучший шанс. Поэтому я и начал весь этот разговор — они должны понять элементарные вещи, и про некоторые я сейчас и рассказываю.

— А ещё Дамби разжигает вражду благодаря системе баллов. Это только кажется, что они стараются развить конкуренцию. Соревнование за кубок школы, и Квиддич — вот идеальные рычаги давления. Когда вся школа враждует и разделена на факультеты, очень легко причислить одних к светлым, а других к тёмным. Так проще — «гриффиндорцы молодцы, Слизеринцы бяки — ату их!» а на победу в Квиддич директору очень легко повлиять — небольшие чары иллюзии, и вот уже гриффиндорский ловец замечает снитч раньше оппонента и побеждает, а как следствие — кубок школы у «хороших» и ещё большая дестабилизация в стане «плохих»…

— Чёрт! Гарри, ты прав… Но… Почему… Почему студенты ничего не делают с этим! — сформулировал после заминки Драко свои мысли.

— А нафига? Так выгодно власть предержащим — Гриффиндорцы считают себя единственно правильными, хаффлпафцы относят себя к пролетариату, поддерживаемому директором. Равенкловцы слишком сообразительны, чтобы участвовать в этом глупом противостоянии, а слизеринцы (прислушиваются) изначально считают себя выше других, и директор помогает вам укрепится в этом мнении, ибо из-за него вас недолюбливают первые два «светлых» факультета, что позволяет Дамби ещё больше капать на мозги «хорошим» ученикам.

Н-да, слышал бы мой спич Дамби — повесился бы от стыда и разочарования в своём «золотом мальчике»… Или меня бы повесил — это уже как карта ляжет.

Тем временем мы уже отошли от замка в сторону озера, и располагались на берегу. Чудесные холмы идеально подходят, для того что бы на них полу-сидеть полу-лежать.

Со слизеринцами во время нашего времяпрепровождения я познакомился получше, и как мог, перебивал в их мозгах программу директора, заставляющую их думать в выгодном Дамби ключе.

Мы просидели до темноты, и когда солнце уже коснулось верхушек гор, обрамлявших хогвартсовское озеро распрощались. Большинство слизеринцев было предельно задумчивыми. Готов поспорить — сегодня же напишут своим родителям, с пересказом всего нашего разговора. Что приятно, и грело мне душу, так это то, что Драко наконец избавился от своих «ручных свинок» и щеголял в компании Забини и Гринграсс. Не знаю, что он сказал Люциусу, но двое свинок держались подальше от Драко на всех уроках. Особенно на зельеварении, и как результат — вечные аутсайдеры и мишени для преподавательского троллинга Северуса Снейпа. Конечно, когда они своим присутствием позорили Малфоя, Драко ещё помогал им, но в один прекрасный день, через неделю после поступления они стали отдаляться от Драко. Видать выдал Люциус «волшебный пендель» своим подпевалам! Эт харашооо!

Знал бы я, к чему приведёт мой маленький демарш — тихонько утёк бы в лабу и носу оттудова бы не казал…

Хогвартс, лаба, 10.10.1991.

Сегодня как раз пришло время начинать свои исследования переменных и постоянных этого мира. Как приятно, наконец, заняться своим делом! Герми в зале вместе с васькой отрабатывала боевые заклинания на спецмишенях, которые я для неё сделал. Весьма удобные — почти невесомые, зависающие в воздухе и, при попадании сигнализирующие высоким звоном о точности попадания. Я же, радуясь уединению доставал из мешочка камешки — накопители и закреплял их на ключевых точках рунических структур. У меня уже был план исследований — что бы узнать нужные константы поставить эксперименты с рунами и накопителями. Количество энергии в специальных «измерительных» или «эталонных» камнях — по крайней мере, мне удастся перевести энергопотоки в цифровое выражение.

Бздынь

Чпок

Бздынь

Шшшхххх

— Простейшее из лечебных рунических образований закончило свою работу, перекачав энергию в алмазы, дальше осталось только перевести количество этой энергии в цифровое выражение, и подставить в известную мне по прошлой жизни формулу. Это относительно просто, но нудной работы просто море! Таким образом необходимо измерить работу более тысячи рунических структур, прежде чем можно будет что-то создаватьи своё. К концу первого года, надеюсь управлюсь. Да и ещё мне не даёт покоя невнимание Дамби — после вчерашнего разговора Слизерин просто бурлит — многие (не буду показывать пальцем в девочек) рассказали всё своим подругам, те другим, и как следствие — весь факультет тащится от того, что «Поттер на их стороне». Хотя формулировка откровенно хромает, это не мешает им разносить весть по факультету, как и не выносить весть за пределы оного факультета. Хорошо ещё, что тёмным магом не обозвали — сплетницы х*евы! Думаю, мне стоит готовится к серьёзному разговору с Дамби-ди, ибо такое отклонение от «стандартной программы» он не потерпит, обязательно вмешается.

А через неделю, произошло то, чего я никак, ни при каких условиях не ожидал…

Большой зал, ужин

— Привет, Гарри, как тыквенный сок?

— Привет, Драко, о каком соке ты спрашиваешь? — отвечал я малфою, подошедшему к гриффиндорскому столу во время десерта. Гриффиндорцф смотрели на него если не волком, то волчатами точно. И ещё, пожалуй — с непониманием.

— Гарри, нам надо поговорить. — безапелляционно произнёс малфой.

— После отбоя, в зале наград. От однокурсников послышались возгласы недоумения — не принято у нас назначать встречи прилюдно. Я же, послал Драко ментальный импульс-речь: «в туалете плаксы Миртл, что на третьем этаже»

— Хорошо. — ответил Драко на оба моих предложения. Видно, вопросов у него прибавилось — владение легилименцией это не то, что принято изучать у первокурсников, да и не афишируют такие умения… Дальнейший ужин прошёл без эксцессов, и мы разошлись по гостиным.

Отступление #1. Письмо от «дракона», «светлому»

От кого: Драко Малфой

Кому: Люциус Малфой, Малфой-мэнор.

Приветствую, отец.

Пишу тебе, сразу после распределения.

Во первых — конечно же я в слизерине. Крёстный заверил меня, что его предмет не станет для меня проблемой… Конечно же, ведь он лично подготавливал меня до поступления.

Относительно твоей просьбы — обзаводится связями и обратить внимание на Поттера — у меня есть неоднозначные новости. Пожалуй стоит начать с того, что твои информаторы прекрасно подойдут для проверки новых ядов Крёстного — Гарри Поттер — «бедный и забитый мальчик» как оказалось весьма и весьма не беден, да и забитости я не нашёл: Одет он весьма интересно, и с какими-то чёрными серьгами в ушах. Ремень, кстати, из змеиной кожи — ну ни как не говорит о его бедности. Поначалу я думал, что смогу предложитть ему дружбу, но всё оказалось невероятно сложнее! Во-первых — его подруга Гермиона Грейнджер — самая натуральная Стерва. С большой буквы! Тётя Белла, о которой мне рассказывали — просто ангел во плоти по сравнению с этой фурией! Грязнокровка, но держится с остальными как королева с чернью (впрочем, её серьги не постеснялась бы и королева надеть). Она немало заставила меня краснеть по поводу Крэбба и Гойла — эти тупые обезьяны ломают мне весь образ! Мне уже стыдно появляться на людях с этими дебилами — иначе посчитают ещё таким же, и фамилии не спросят! В общем — я их как могу — гоню от себя, и это даёт эффект — гораздо проще общаться с людьми, не краснея за своих спутников. Если они и дальше будут считать себя моими «подручными» то я, видит Мерлин, приложу обоих авадой.

Дальше идёт Гарри Поттер. Гарри Поттер — «герой магического мира и друг всех светлых магов» — это сказка-штамп в традициях грифиндора. Гарри оказался весьма хитрым и жёстким мальчиком, иногда он в разговоре напоминал тебя, манерой общения и искренней, беззаветной любовью к смешиванию своих собеседников с грязью. В целом — мы неплохо пообщались. Ему, как оказалось неинтересны ни увещевания (он назвал это пропагандой) Дамби (так он называет директора) ни безумие Волди (это он про лорда). Под конец разговора, я слышал, как Гарри перебросился с Грейнджер парой фраз на серпентарго. Определённо Гарри Поттер слишком сложная и неоднозначная фигура, да и его подруга не так проста. Я почему то уверен, что всё что про них можно узнать — это что Гарри «забитый мальчик, живущий с маглами» а Грейнджер — «примерная девочка». Впрочем, это не означает, что не стоит наводить справки.

Гарри и его подруга отправились на гриффиндор! Как такое могло случится — непонятно, возможно он уговорил шляпу? Но его подруга! Как эта бесчеловечная безумная бестия могла попасть на факультет «добра и света»??? Я, по возможности продолжу следить за Поттером, и буду писать тебе, если случится что интересное.

С любовью, Драко Малфой

01.09.1991

Люциус, сидящий в своём кабинете, положил письмо в стол, приговаривая: тот самый поттер, ремень-артефакт из змеиной кожи… Может ли такое быть? Мальчик провёл старого маразматика? Всё может быть, и надо быть готовым ко всему… Интересная ты фигура, Поттер!

И отправился спать, забыв про своё раздражение от слишком поздней совы.

Глава 19. Демарш — друг молодёжи

Хогвартс, стадион, 25.10.1991

Трибуны странные. Нет, они действительно странные — большие такие осадные башни, на которых расположились зрители.

Я и предположить не мог, что до капитана слизеринской команды дойдёт весть о моём разговоре. А инфа дошла! И бедный кэп впал в настоящую депрессию — что бы он не делал, директор всё равно своих Гриффиндорцев выпятит, либо отдаст победу им, и цинично использует что бы ещё сподручней было полоскать мозги гриффиндорцам в антислизеринском направлении. В ответ мы задумали самый настоящий бойкот — некоторые правила квидича не устраивают почти никого… Кроме, конечно гриффиндорцев. С капитанами Равенкло и Хаффлпафа прошло гладко — Хаффлпафца возмутило, что один человек перечёркивает своим «героизмом» результаты работы всей команды. Впрочем, это и раньше его возмущало, но ему и в голову немогло прийти возражать или, не дай боги — саботировать игру, он «правильный», он «хороший мальчик»…))) Когда на встрече капитанов я предложил слегка восстановить справедливость — все участники согласились. Так, в начале первого тура, капитаны команд выйдут на поле и объявят о том, что ни они, ни кто либо другой с их факультетов не будет участвовать в игрище, пока баллы, зарабатываемые ловцом начисляются факультетам. Баллы, что примечательно, зарабатываемые остальными игроками — начисляться должны. По-моему, это слегка уравняет шансы, и задвинет должность ловца на второй план — победу в игре он принести может, но студенты всё равно будут считать победителем тех, кто принесёт факультету больше всего баллов.

Сейчас же, я сидел на трибунах рядом с преподами, а Герми с фотиком уже устраивалась поудобнее — такой момент будет! Это надо запечатлеть для будущих поколений!

— Вот капитаны выходят на поле… Что там делает капитан хаффлпафа? Да они все вышли на поле!

Сонорус.

— Приветствуем зрителей на первом матче 91 года! — разнёсся голос слизеринца, который тут же продолжил:

— Не сомневаюсь, вы все пришли сегодня на матч что бы полюбоваться игрой! Но нам прийдётся вас огорчить! Квидича не будет! Мы отказываемся играть в этом году!

Капитан хаффлпафа заметно нервничал — не принято у «хороших» объявлять бойкот. Равенкловец же, наоборот с вызовом смотрел на учительскую трибуну. Их всех можно понять — они даже не пытались обдумать рациональность квидича — «так надо» и всё тут. Но, если задуматься — квидич чисто гриффиндорская игра. Один ловец выигрывает матч, а вся команда «на подтанцовках» у ловца. Для приличия и они занимаются своей игрой, но на результат это никак не влияет. Это возмутительно для дружных хаффлпафцев. А ещё — баллы, заработанные ловцом, зачисляются факультету. Один придурок на метле, поймавший золотой мячик, зарабатывает столько же, сколько два хороших студента — это просто несправедливо. Для Равенкловцев. А кубок школы достаётся победителям в квидиче, с вероятностью процентов в восемьдесят. Это уже не нравится Слизеринцам. Как же исправить эту ситуацию? Очень просто! — объявить бойкот матчу. В таком случае наш дорогой Дамби будет вынужден что-то предпринять, да и мне порядком надоело его невнимание — непонятно что на уме у директора. Что бы спровоцировать его хоть на какие то действия мне пришлось разговориться со слизеринцами, но я и не предполагал, что моя речь будет иметь такие последствия, но сделанного не воротишь.

— Молодые люди, почему вы отказываетесь играть? — зазвучал над трибунами голос директора.

— Мы хотим справедливости! Один ловец зарабатывает 150 баллов, и баллы начисляются факультету — это несправедливо! Во первых — выгораживает фигуру ловца, во вторых — делает бесполезными всех остальных игроков, а в третьих — несправедливо то, что один человек, поймав снитч зарабатывает больше баллов, чем самый усердный студент! Это возмутительно!

Трибуны загалдели — зрелище и в правду было не из рядовых. Дамби ощутимо напрягся, но я попросил капитанов не упоминать про кубок школы, иначе директор понял бы, что из его рук пытаются вырвать один из рычагов влияния. Герми сидела рядом со мной, и со скоростью пулемёта фоткала преподов. Потом вместе посмотрим.

Дамблдор аппарировал к саботажникам, и начал им капать на мозги, хоть слышно ничего и не было, он заметно отыгрывал «доброго дедушку», прям Ломброзо самопальный. Через пять минут, когда на трибунах уже воцарился хаос, Дамби вернулся к комментатору и взял слово.

— Дорогие студенты! Я хочу сделать объявление! С сегодняшнего дня 150 баллов, которые зарабатывает ловец, не будут начисляться факультету! Грусна-грусна так сказал, что даже, самую капельку стыдно стало. Трибуны взорвались — все кроме грифиндорцев кричали, хлопали, стучали, и издавали прочие звуки как могли.

Щёлк щёлк щёлк. Выйдут отличные кадры.

Похоже сегодня мне предстоит серьёзный разговор с директором. Великолепно! А если не вызовет — это будет полный п*ц — я уже терпеть не могу, два месяца как в Хогвартсе, а внимания директора не заметил. Хотя, я часто пропадаю в лабе, а она защищена так, что мама не горюй — подсмотреть\подслушать нельзя никак, да и его директорские полномочия на мою прррелесть не распространяются.

Ожидаемо, но сегодня Дамби всё таки меня вызвал, сразу после победы Гриффиндора, но, что примечательно — их оппоненты заработали 80 баллов, а наши «львята» всего двадцать — не привыкли они к командной игре. Вот повыё**аться они любят. Проигравшие не сильно огорчились — они то заработали своему факультету вчетверо больше баллов! Именно так, как и задумывалось.

К Дамби меня пригласила Маккошка, и пошла вслед за мной. Директор сидел в своём кресле и уплетал лимонные дольки, так им любимые. Маккошка подошла к Дамби, они о чём-то пошептались (просто лень подслушивать) и ушла, только дверью не хлопнула, для убедительности так сказать.

— Приветствую, Гарри. — коротко и информативно. Сейчас я должен, по его мнению, у него с рук есть… А вот х*й тебе, старый пид*ас!

— Здравствуйте, о чём вы хотели со мной поговорить?

— Лимонную дольку хочешь? — и протягивает мне тарелочку. Откуда ж ему знать, что я эти дольки люблю…

Ааам…Чавк-чавк…

Н-да, Дамби чуть чаем не подавился, глядя как я подчищаю его запас вкусняшек

— Я хотел поговорить о сегодняшних событиях, Гарри. До меня дошли слухи, что ты поспорил с Рональдом Уизли.

— Точнее — он меня пытался атаковать, но был бит.

— Гарри, откуда ты научился невербальной магии? Прямо и в лоб.

— Не знаю, сколько себя помню — применял её. В школе себе волосы укоротил, а однажды в зоопарке убрал стекло из террариума. Разве в этом есть что-то странное?

— Н-да, есть… Видишь ли, Гарри, невербальной магии учат только на шестом курсе, и почти никто из студентов не может её применять. Дамби замолчал, помешивая ложечкой в чашке с чаем.

— А что в этом такого сложного? — и глаза невинные-невинные.

— Может ты просто талантлив?

— Не знаю.

— А показать можешь?

— Пожалуйста, только где?

— Ну, скажем, вот эту книгу левитировать сможешь?

— Без проблем. И поднимаю книгу над столом. Ха! Наверное, Дамби впервые за хрен-знает-сколько лет так удивился, но это понятно — палочку использовать я и не собирался. Один хрен — играть местного «волшебника», размахивающего палкой и бубнящего заклинания уже поздно и лучше, что бы директор не заё*вал меня всякими предположениями.

— Гарри! А палочка?! — Дамби его самообладание похоже изменило.

— А зачем? — и непонимающе смотрю на него. Точно надо в амулеты вделать функцию оповещения о попытках взлома — готов поспорить что Директор сейчас бьётся о мою ментальную защиту.

— Да, действительно. Зачем волшебнику палочка? — язвит наш старик.

— Что то не так?

— А? Нет, Гарри, всё в порядке, думаю ты можешь идти. Судя по всему нифига не в порядке, но старик решил взять таймаут. Скорее всего он будет менять планы относительно меня, и пригласил убедится что не преувеличивают его шпиёны. Это хорошо — на его попытки манипуляции я и так не собирался реагировать, а если он мешать мне не будет, то пущай живёт, найдёт себе ещё «золотых мальчиков», пи*ор престарелый.

В гостиной после полуночи на меня набросилась грейнджер — природное любопытство требовало. Разве что не по секундам разговор с директором пришлось вспоминать. Наверное она бы и дальше тараторила, но я прервал её старым, проверенным способом — поцеловал. Наверно я слишком с ней резок — девочке ещё тринадцати нет, да и отношения у нас «негласные» — никто никому ничего не говорил, да и нахрена надо? Я же эмпат не из последних, да и грейнджер научил немного. Так что сидим мы тут, перед камином в час ночи, целуемся… — Гарри! А если кто увидит?… — а не похрен? И опять обнять, поцеловать… Тело походу ещё детское — реагирует вяло. Ну ничего, мы не торопимся. Нас всё же увидели — и кто? Рон Уизли! Рыжик непонятно зачем пошёл спустился в общую гостиную, и застав нас в пикантный (для нашего возраста) момент. Ну и хер с ним — меньше будет думать что я с его сестрёнкой пересплю. Надеюсь что ему хватит мозгов отговорить Джинни от приставаний ко мне, не люблю отшивать девушек…

Хогвартс. Лаба. Перед самайном

Завтра наверняка будет нападение тролля (придёт и протроллит нас) в подземельях. На зельях рыжему не хватило смелости\суицидальных намерений сказать что то про Герми, так что никаких «ревёт в сортире» не будет. У меня было даже предположение, что Дамби подстроил это «геройство» канонного Поттера, но от него пришлось отказаться — слишком много неоднозначных моментов, да и Гарри тролль реально мог своей дубиночкой помять.

Так что мы с Гермионой сегодня отрабатывали противотролльное заклятье. Герми захотела лично его завалить (и откуда у примерной девочки такая кровожадность?) и посылала авады в мишени, а я продолжил свои эксперименты. С того момента, как Рон нас в гостиной застал, Герми не сильно на меня нажимает в плане тренировок — то ли ещё смущается, то ли филонит… То ли и то и другое. Сегодня вот — первый раз за неделю проявила желание тренироваться. Однако от канонной Герми она потихоньку уходит — по крайней мере, не верит что в книжках только правда. Уже хорошо, учитывая что я с ней всего то три месяца знаком.

Глава 20. Охота на троллей и рождество

Хогвартс, празднование хелоуина.

Летучие мыши над головами, гром и молнии на потолке, толпы студентов, Дамби на своём троне, всё как по канону. Только бы не пришлось ждать Волди слишком долго — уж очень тролля посмотреть хочется, в прошлой жизни как то не довелось познакомится с этой зверюшкой.

Герми по моему совету не выходила из стерворежима, и тоже ждала вестника. Вот тюрбанчик наконец влетел в зал. ТРОЛЛЬ В ПОДЗЕМЕЛЬЕ! Спешил сообщить… Как играет, ну как играет! Так и хочется закричать «Верю»! То, что происходило далее можно назвать идиотизмом чистой воды: Студенты заголосили, девки завизжали, ещё бы цыганский табор сюда со скрипками, и картина «сюр» Была бы завершена. ТИХО! — директор всё же сделал вид, что нифига не знает о тролле. ХАХА три раза. Да школа защищена так, что мама не горюй — только идиот поверить может, что тролль действительно «пробрался в школу».

Старосты, напутственные «мудрым и светлым» начали собирать учеников и выходить из зала. Мы с Герми, улучив момент, смылись из толпы, нырнув в коридор…

То ли тролль такой резвый попался, то ли у Волди уже шиза прогрессирует, но нашли мы это чудо-юдо на третьем этаже. Три метра ростом, воняет как бомж с казанского вокзала, и с дубиной. Вот голова — реально как кокосовый орех. Прям динозавр какой-то, мозг с куриное яйцо, а туша под три метра, стоит туша и пялится на нас, мы пялимся на неё. Гермиона, что меня обрадовало — смотрит на это существо как на какую-нибудь бабочку, думая как сподручнее её наколоть на иголку.

— Гарри, а в нём есть какие нибудь ценные ингредиенты? — ммм… Чудо ты моё…

— Да не, ничего такого. Сзади послышались приглушённые шаги, и я отдал команду «огонь»

— Вали его, Герми, там уже кто то идёт. Как раз в этот момент тролль с рёвом попёр на нас.

— АВАДА КЕДАВРА! — бабах! Туша выронив дубину свалилась в метре от нас. — ой! Герми слегка отпрыгнула и пряча палочку шепнула: а если нас увидят?

— Поздно, мисс Грейнджер! — голос Снейпа донёсся до нас со стороны коридора. Рядом с ним стояла Макгонагалл и сам Дамби, смотрящий на нас аля «дедушка» брр.

Макгонагалл либо играла, либо действительно такая дура, но она начала нас по канону отчитывать — мол нам повезло справится с троллем, и о чём мы только думали…

— Да мы на тролля посмотреть хотели, что такого?

— Он же мог вас убить! — строго так припечатала кошка.

— С таким же успехом он мог убить и вас, профессор, однако вы же пришли…

— Мы преподаватели! Мистер Поттер, вам не следовало рисковать собой… Дальше я слушать не стал.

— Профессор, вы сомневаетесь в наших способностях? Получи фашист гранату!

— Нет, однако вам несказанно повезло…

— Встретить тролля. Или вы думаете, что эта груда мяса может быть опасна? Одна авада и всё!

— Мистер поттер, проклятия запрещены…

— Против людей, профессор. Или вы не знали?

— Хватит меня перебивать! По пятьдесят баллов с каждого! И как вы, Мерлина ради, убили тролля?

— Это не я!

— Это я, профессор. — Герми голос подала. Маккошка похоже офигела слегка от такого расклада — она мою подругу знает исключительно как пай-девочку.

— И как же вы, мисс грейнджер, научились использовать аваду? Впрочем, спрашивать такое неприлично, отправляйтесь спать. — это уже Снейп.

— Есть! — по военному ответил я и мы поспешили в гостинную.

Как ни странно, на нас не обращали внимания ни преподы, ни студенты. Только рыжий пытался что то вякнуть, но ему хватило рассказа про тролля, и он заткнулся. Уроки стали чуток интереснее, с Невиллом происходили метаморфозы — то он пухлячок-идиот, то вполне приличный парень. Слава богам, у него хоть зелья перестали взрываться, за что Герми персонально поблагодарила половина грифиндорцев, да и Снейп как то реже к ней до*вался, что радует, несказанно радует.

Так, в мелких студенческих заботах пролетело время до декабря месяца.

Этот декабрь выдался холодным — не успел я оглянуться, как уже пожухла трава, и начался мелкий, противный снег. Ветер нещадно завывал за окнами классов, а ученики переоделись в свои тёплые мантии. Самое смешное для меня было то, что толпа магов мёрзнет в магической школе. Неужели стационарные чары отопления им неизвестны? На мою лабу, ещё Слизерином наложены прекрасные согревающие чары, и прочий климат-контроль, подземелье всё таки! Даже летом там температура без чар была бы где-то плюс пять… А вот современные маги такого судя по всему не могут — мёрзнут, но даже не подумают использовать магию, запитать плетение от школы, и жить с комфортом. Конечно же, так я это не оставил — в гриффиндорских покоях всегда сухо и тепло. Наш очаровательный медик попыталась было напоить нас какой-то дрянью, но весь Гриффиндор дружно отказался. На удивление Помфри среди студентов не было заболевших. Маккошка, наш декан, отнеслась к моей выходке спокойно — знает, что у меня разные «странная» магия получается, и сквозь пальцы смотрит на мои и Герми художества — взять хотя бы наш урок чар, где мы соревновались в использовании стационарной защиты. Я, как джентльмен попросил даму (и свою ученицу) продемонстрировать чары защиты вещей. Бедный Флитвик чуть ли не писал кипятком, когда Герми по второму кругу начала стыковать пространственные и ментальные ловушки на выданном нам для этого случая шкафчике. Задача урока была в том, что бы максимально защитить содержимое шкафчика, то есть — чары защиты дверей, и их взлом.

Но это всё херня — когда я скопировал арканное плетение, подсмотренное в журнале ровены, которое она приводила как пример в одном исследовании, бедный коротышка чуть не лопнул от удивления, но спрашивать не стал — всё таки это магия этого мира, и если в продемонстрированных знаниях будет больше «местных», то ко мне меньше вопросов будет. У Флитвика, кстати, после того урока мы получили разрешение не посещать его занятия — всё что дают на первом курсе мы с Герми продемонстрировали ему. В невербальной форме, хоть и с палочками. Карапуз оказался весьма понятливым, и приставать к нам не стал — не принято у местных магов спрашивать о источниках знаний, это не вежливо, и пренебрегают этим правилом только авроры по долгу службы.

После того, как я наложил согревающие чары, и установил плетения — уловители, подпитывающие наши комнаты, гриффиндорцы смотрели на меня с благодарностью — за исключением той сотни баллов, что декан с нас сняла, наша репутация безупречна. Герми всем помогает с учёбой, когда может, а я, как могу, обустраиваю быт.

Каникулы начались неожиданно — почти все преподы нас не терроризировали, так что беспокоится об учёбе не приходилось. Герми тренировалась в нашей «тренировочной» комнате, иногда болтая с Васей. Древний василиск за время нашего сожительства уже неплохо говорил на серпентэрго, выучил много новых слов (каюсь, не надо было матерится…) и даже немного понимал английскую речь. Тут есть один момент — серпентэрго — язык не змей, а василисков, ибо они разумны. Обычные змеи по разуму не выше детей 4–5 лет, и владение серпентэрго позволяет говорящим и василискам подчинять и управлять змеями, это что-то на подобии командного интерфейса — для обычных рептилий он предельно простой, и транслирует не столько слова, сколько образы.

Вася же изначально не менее разумен, чем человек, хоть и змей. Так что вполне оказался в состоянии учить другие языки, хоть и говорить на них ему не светит. Герми реализовала себя в полной мере — ей нравилось говорить, а Васе слушать. Змеи все похожи на этих, как их там, монахов — буддистов: Созерцают происходящие события, никуда не влезают, ни к чему не стремятся, разве что к спокойствию. Васятка же, под бдительным руководством моей подруги уже вполне понимал английский на уровне «русо туристо лондон ис э кэпитал…» и так далее.

Мои исследования тоже не останавливались, хотя до конца было ещё далеко, но я решил притащить один комп сюда — аналог Excel входит в ПО на компах, в нём хранить и обрабатывать числовую инфу будет намного удобнее, ведь уже накопилась гора параметров, которые надо пересчитывать, ставить в формулы и всё такое. И ещё не придумал рождественский подарок для Герми. Даже немного стыдно стало — Снейпу я уже заготовил презент, а своей девушке — нет. Пичалька.

Рождество, дурацкий магловский праздник, но надо соответствовать, так что сегодня я наконец разослал подарки — мантию зельевару, Невиллу, частенько тусующемуся в нашей компании — амулет на шею, упрощённую версию амулета Герми, а Дамби (не мог я о нём забыть) — ярко — красные шерстяные носки…

Глава 21. Разговоры с… Грейнджерами и Смертью

Герми, кстати уже не стеснялась так, хотя и кавайно краснела, иногда на шёпотки в стиле «девушка гари», хотя уже не опровергала.

Когда пришло время разъезжаться на рождественские каникулы, мы решили смотаться на праздник куда — нибудь вдвоём. Но, сначала конечно к семье Грейнджеров — если я их дочу не приведу в идеальном состоянии, Чарли мне на мозги капать будет, о «маме» я уже молчу. Робкие попытки протеста, пресёк в зародыше.

— Ты меня стесняешься что-ли?

— Нет, конечно же, но мама… Короче ты понял.

— А что «мама» сказала в прошлый раз? — напомнил я ей о моменте, когда впервые мама её подколола про «парня»… Хихихи… Не могу, как вспомню какая Герми была стеснительная няшка, так на хихи пробивает.

Хлоп

Мы с вещами перед домом Гермионы, похоже в этот раз мне не светит общаться только с Чарли. С мужиками то проще — можно хоть понять что у них на уме, а вот женщины — это издевательство над моей натурой учёного. Полное отсутствие логики плюс эмоции… Короче вы поняли.

С замком не заморачивались, алохоморой открыли и вошли «во тьму», нормальные люди в час ночи спят без задних ног. Сначала по лестнице, со второго этажа, к нам спустился Чарли. Похоже он нас не ждал, и как был, в забавной пижаме, бросился к доче. Надо отметить что после телепортации Герми всё ещё под ручку со мной, так что мне пришлось с некоторым сожалением передать подругу «с рук на руки» отцу. Пока они занимались «обнимашками», вниз спустилась маман. Завидев меня она тепло улыбнулась и продолжая улыбаться, начала нас подкалывать.

— А, так это Герми со своим парнем! А я то думала — воры!

— Мы не воры, мы благородные пираты! — держать удар, а то затроллит до смерти.

— Привет мам! — и новая порция «обнимашек-целовашек-сюсюсю» короче, дамы выбывают на пять минут, пока они там сюсюкаются, жму протянутую руку Чарли и принимаю его предложение пройти к «полуночному алтарю» — на кухню к холодильнику. Там, в более спокойной обстановке можно и по «рюмочке чая»

— Что то доча, какая то не такая… Даже не заметила, что мама тебя её парнем назвала. Признавайся!

— Да, как то так получилось, вы же не против?

— Да нет, конечно же нет! Слава богу что у нашей малышки наконец то кто то появился, а то такая антисоциальная личность была!

— Ну, насколько я её знаю, она вполне социальная, друзей заводит легко, взять хотя бы мальчика — Невилла.

— Спасибо тебе, Гарри, а то я уже не знал что с ними двумя делать. Ты же знаешь, такие женщины как моя жена считают, что всё должно быть идеально, вот и замучила мама дочу… Постоянно ругаться приходится. Кстати! А что это за одежда на Герми? Что то я такую не припомню.

— Так это мы перед поступлением по магазинам прошлись, вот и…

— Выклянчила?

— Хихи, нет, ей пришлось убеждать меня что не надо покупать всё, а только один костюмчик.

— И правильно, растёт она быстро… Так ты это про «парня» реально не шутил?

— Как можно! — искренне возмущаюсь я.

— Это… Неожиданно, вам же по двенадцать лет!

— Ну, это понятие растяжимое — в мире магов особенно, да и проходит со временем.

— Ну блин, ребята, вы даёте! Ладно, давай говори как у вас там дела?

— Скучно, по большей части. Учёба, тренировки, ничего примечательного. — н-да, не ожидал что в школе волшебников скучно будет…

— Чудес не бывает, а школа есть школа, хотя правильнее назвать Хогвартс универом, факультеты там, и всё такое…

— Ну ладно, поздно уже, пойдём к нашим дамам.

Гермиона сидела с мамой на диванчике в гостиной и тараторила о учёбе, мы с Чарли синхронно посмотрели друг на друга и решили не вмешиваться, целее мозг будет.

26.12.1991

На пару дней мы с Герми свалим в мэнор, а заодно погуляем по лондону, должен же я девушку сакрально-канонически «в театр» сводить.

Когда распрощались с родителями, сразу переместились ко мне.

— Айн, цвай, мать вашу! Где вы? Услышав мой возглас обои-два ушастых появились предо мной как лист перед травой.

— Мы здесь, хозяин.

— Как домик, как сами, всё в порядке? — похоже эльфята уже успели разомлеть от безделья в моё отсутствие, по крайней мере выглядели мои «золушки» получше чем их Хогвартсовские собратья.

— Всё в порядке, господин! Никаких происшествий.

Ну и замечательно, ну и зае*сь. Пока цвай наливал чаю Гермионе я собирался перетащить комп в Хогвартс… Какой же он тяжёлый! Чуть не надорвался пока дотащил до лабы и это при том что я телепортировался туда. Жаль, но левитировать его я не могу — защитные руны на корпусе поглотят заклинание…

Вернулся домой, Герми уже зарылась в библиотеке, вот же книжная душа! Стоило на полчаса оставить, уже книги себе нашла. Сегодня мы собирались прогуляться по зимнему лондону, посетить Косую и в театр сходить, на «горе от ума».

Таймскип

Как же Герми понравился театр! Это вам не в зомбоящик пялиться! Даже странно что раньше Герми вообще в театре не была, это вам не тупые голливудские фильмы смотреть, для тех у кого iq выше нуля создан театр, оперы, выставки и прочая «хультурная прохрамма». А какой кайф посидеть вечером в нашей гостиной, точной копии гриффиндорской, да с чашечкой чая обсудить постановку. Мм так и хочется сказать: «остановись, мгновенье!»

31.12.1991

Новый год мы отпраздновали с Грейнджерами. Не помню когда в последний раз праздновал с семьёй, пусть и не своей…

Мысли постоянно соскальзывали на тему Дамби — он то точно должен во втором полугодии устроить мантию-невидимку, чудо-зеркальце и аудиенцию с Волди. Не понимаю! Нахрена это всё? Сныкал бы камушек, прибил Квирелла-Волди и жил спокойно, зачем сюда ещё детишек впутывать? Порой маразм директора переходит все границы…

Обратно мы вернулись через лабу, за день до конца каникул. Кстати, в тайной комнате, в одной из комнат я устроил неплохой учебный кабинет — столы, стулья, доска, в общем всё как положено.

Герми меня опять порадовала — восхитительная память! Я конечно и так знал про неё, но знать и видеть воочию — совершенно разные вещи. Прямо сейчас оттарабанит любой параграф из учебника. Конечно же, учебники за первый и второй курс мы уже знаем чуть ли не наизусть — я настоял. Особенно по зельям — Снейп любит под*бать студентов, спросив что-нибудь из старших курсов. С магией у моей ученицы обстояло всё лучше и лучше, сказывается постоянная практика. Своими уроками я дал Герми не только силу, но и в какой то мере и цель — она стремилась овладеть магией лучше меня. Потенциал немного слабоват для этой цели, а вот идеальное знание теории может сказаться, судьба такая леди, что в любой момент может сделать «финт ушами», фатуму не впервой.

Ещё, к тому же я решил всерьёз заняться анимагией — лишних способностей не бывает. К тому же «мой» отец, насколько я понял был анимагом. Правильнее сказать — лосём (хихи)

Настал первый учебный день. На завтраке мы с Гермионой умостились по бокам от Невилла. Игнорируя удивлённый взгляд Дамби. Конечно, в школу мы сегодня не приехали, среди остальных учеников нас не было… Появились как черти из табакерки.

— Привет, Невилл! Как жизнь молодая, как праздники провёл? — подчёркнуто-весело спрашиваю у нашего пухлого друга.

— Гарри! А я уж думал что вы не приедете — вчера тебя не было в спальне.

— Спасибо, кэп. А теперь колись — травку выращивал на каникулах???… — к какую травку? Не на шутку удивился наш гульбариевед. Зелёную. — ехидно комментирует моя подруга со стаканом сока в руках.

— Ладно, шутки в сторону. Какие у нас сегодня занятия? Я свернул разговор в серьёзное русло. Чары, зелья, арифмантика, ЗОТИ — перечислила Герми по памяти… Как же хорошо иметь подругу с идеальной памятью — и не надо парится по поводу записей. По крайней мере сегодня ничего интересного не будет — на первую пару пойдём сразу к снейпу, Флитвик милостиво освободил нас от своих занятий.

Снейп, подобно летучей мыши носился между котлов и прессовал четверокурсников. Что примечательно — был он одет в подаренную мной мантию химзащиты, приятно когда подарки приходятся к месту. Профессор даже не обратил внимания на «пополнение» в рядах студентов, выдал нам рецепт зелья и начал распекать учеников. Как зельевару ему цены нет, а вот как препод он не очень, несмотря на опыт работы, доходчиво объяснить студентам что-либо не в состоянии. Из всего класса с зельем справились две группы, мы и ещё парочка равенкловцев. Студенты на нас поглядывали с любопытством — пришли первокурсники, Снейп им выдал ингредиенты и теперь начислил двадцать баллов в гриффиндор (чего отродясь у декана слизерина не бывало).

Сам профессор смотрел на наш дуэт нечитаемым взглядом. Похоже уже разочаровался в остальных учениках. Как я его понимаю.

На вторую пару все наши пришли, и мы ещё раз сварили зелье, на этот раз попроще. Странно, но Снейп нам ничего так и не сказал, лишь устало плюхнулся в кресло когда мы уходили.

Хогвартс, январь.

Мантию я всё же получил. Директор прислал мне в первый январский вечер. Интереснейший артефакт! Явно не магом создан, по канону его подарила смерть одному из братьев — Певереллов. Моему далёкому предку, а уж опосля мантия перешла Поттерам.

Интересно, имею ли я действительно какую-нибудь связь с Певереллами?

Непонятно где

О! Знакомые лица! — воскликнула девушка лет этак двадцати, одетая в чёрное.

— Дай догадаюсь — тебе опять от меня что то надо? Осматриваясь на месте пытаюсь завести разговор. Мы, судя по всему на каком то пляже. Море, солнце, неизменный морской воздух. На горизонте видны горы, очень на сочи похоже.

— Угадал, дорогой, но не опять а снова. И вообще — тебе не нравится на меня работать??? — Хель изобразила оскорблённую невинность.

— Да неё, нравится, помню в прошлый раз без подготовки, с одним ножом наперевес пришлось утащить какой то ножик из под носа у толпы нежити… Как можно не любить такую работу!? — сарказм и ирония. С костлявой только так и надо говорить — слабаков она не любит.

— Тогда была чрезвычайная ситуация! И вообще — сейчас ты подготовлен намного лучше!

— Подготовлен для чего? — как говорил один управдом — «меня терзают смутные сомнения»…

— Для работы, блять! Что, не понятно?! — мне порой нужны услуги в мирах, но найти нужного человека не так то просто. Кадровый голод, понимаешь ли. Когда то мне нужны были работники, и я поставила ловушку, в которую разные человечки попадались… Что бы обойти её, надо было всего лишь головой хорошенько подумать. И вот, однажды три смертных справились с ловушкой, и были приняты на службу. Ты уже догадался, о ком речь?

— Певереллы?

— Они самые. Как змей-Горыныч — подумали в три башки, да и выжили. Контракт они, как положено, выполнили, и попросили себе артефакты в награду… Идиоты. У тебя хватило ума попросить жизнь, а им побрякушки подавай. Короче — получили они усилитель, вызыватель душ и маскхалат, который здесь мантией-невидимкой зовётся. Неплохие артефакты, и наши братцы просрали все три. Усилитель не спас одного от кабацкой драки, вызыватель душ, который в некоторых мирах используют для расследования преступлений, не вернёт никого к жизни, а маскироваться ещё уметь надо.

— Дай догадаюсь — тебе надо вернуть эти «дары смерти»???

— Вот только смертью меня не называй, ОК?? — хитрющее так улыбнулась и поправила чёрненькую юбочку на очень соблазнительных ножках.

— Хорошо, хорошо. Не буду. Итак — какой срок?

— Нуу… Как получится. Всё же ты теперь в этом мирке живёшь, и стоит делать всё незаметно.

Тут я почувствовал что меня тянет отсюда в «реальный мир». Последнее что я услышал было «и зайди в Гринготтс» после общения со мной пройдёшь процедуру проверки наследия — можешь считать это и авансом, и новой работой. Нельзя позволить родам некромантов угасну…

Глава 22. Неожиданное предложение

Хогвартс, январская ночь

ФФуххх. — я резко поднялся на кровати. Голос Хель как будто в моей голове, или может она просто зашла в мой сон? Интересно. Кое-как справившись с сердцебиением опять повалился на подушку и размышлял. Старая знакомая просит что бы я вернул ей так неосмотрительно подаренные смертным «дары смерти». Заебись. Просто ЗА — Е — БИСЬ! Мало того что в прошлой жизни чудом выжил, доставая этот е*ный кухонный нож-переросток, так ещё и здесь надо собирательством заниматься. Дамби вон — кучу времени потратил на то что бы найти артефакты, а мне надо уложится во всего — ничего. К тому же я тут почти никто — студент Поттер, с идиотским именем «Гарри». Приятно познакомится. Да старый козёл, который подмял под себя исполнительную власть обладает несоизмеримо большим влиянием, и то не собрал эти артефакты… Кроме палочки.

Откуда то появилось иррациональное желание подняться к Дамби и замочить его нахрен. Но… Нельзя. Обчественность, чтоб её. Да и я не боевик — скорее учёный, моё преимущество в знаниях, сложных заклинаниях, и крупном магическом резерве. С такими парнями как шизоглаз (Аластор) мне однозначно не тягаться — опыту драк у него на порядок больше. Так. Будем рассуждать логически — палка у директора, по канону его завалит Снейп, но я сомневаюсь, что стоит доставлять Северусу такое удовольствие, камень директор то ли уже нашёл, то ли ещё отыщет, но мне он достанется по наследству от Дамби, мантия… Кстати, где она? Бля… Исчезла. Точно Хель уже забрала к себе.

Что-то она ещё говорила про некромантов… Гринготтс! Обещала ведь какую то плюшку! Помнится, в прошлый раз она нифигово так отблагодарила меня, магом сделала, сильным магом. Даже если учесть что способности мне пришлось двенадцать лет развивать. У некоторых вон — по сто лет уходит на такой прогресс. Да и в этой тушке меня считают чуть ли не маленьким Мерлином, хотя…

Я же мальчик-который-выжил, внимания на мои странности обращают и не так уж много, всё больше шушукаются за спиной каждый раз, как я чего то отчебучу, да и герм тоже, её уже давно народная молва записала в девушки героя, и ей похоже это нравится. Хотя мы ещё ни разу не говорили о наших отношениях, всё идёт как положено. И хотя тысячи поколений не меняется этот путь, а результат и так нам известен, процесс от этого не менее интересен, и мы оба с удовольствием следуем этому пути. То Герми вдруг под*бёт меня на уроках, то я её во время наших занятий в лабе, то мы оба в гостиной факультета, холодным вечером даже не поцелуй — просто дразнимся, иногда соприкасаясь губами, или я её в шутку укушу за ушко… Гормоны пока спят спокойно, и подобное лишь слегка заводит нас обоих, не более того. Однако моральное удовлетворение ещё никто не отменял. Может я влюбился? Было дело, по молодости, в первой жизни, ещё в школе за девчонкой таскался, однако то чувство какое то… Яркое или правильнее сказать — бурное, быстрое. Быстро пришло, быстро ушло, оставив меня одного, да и сейчас я не схожу с ума так как раньше, просто подруга маячит на краю моих чувств, не завладевая ими полностью. И это однозначно не братская любовь))) ну ладно, поживём — увидим, тем лучше эмпату, что не надо ни лгать, ни признаваться в любви — подруга чувствует то же самое, и знает что чувствую к ней я. Просто и чётко.

Гринготс, 8 марта.

Англичане не празднуют восьмое марта. Точнее сказать — вообще не обращают на него внимания, но это и понятно, для русских американский «день благодарения» тоже врят ли много значит, а «международный» женский день отнюдь не «всемирный». Однако, это не помешало мне подарить с утра своей девушке умопомрачительный букет из роз и пионов, выращенный Невиллом по «спецзаказу». Кореш даже как то приосанился, когда получил первые честно заработанные десять галеонов. Сегодня суббота, все эссе которыми нас загрузили профессора мы сделали, да и не сильно на нас давят. Преподам, знаете ли, учить тупых студентов надо, так зачем спрашивать тех кто точно знает ответ? Флитвик разве что с нами общается не по школьной программе. Маленький дуэлянт-профессор несказанно был удивлён беспалочковой магией, а так же редкими, но не уникальными познаниями нашего дуэта. Герми, выучившая кучу редких книг с лёгкостью поддерживала беседу с мастером чар, и в разговоре не раз ссылалась на библиотеку поттеров.

Я же, только слушал этих книголюбов-теоретиков, осознавая, что скрыть от Дамби наш уровень знаний и магии будет невозможно, да и незачем. Сам побоится дорогу переходить. Его план по выращиванию «героя» дал ощутимый сбой, так что, если он умный маг, то просто обязан вносить поправки в свои действия. Квиррелл на каждом уроке просто отыгрывал заикающегося идиота, и постоянно рассказывал нам о каких то мелких тварюшках вроде болотников, пикси, боггартов… и т. п. Скуууучно…

Маккошка же наоборот — порадовала нас своим профессионализмом, мастерски превращая различные предметы, и донося высокое искусство трансфигурации до тупых студентов. По её предмету мы проходили как «одарённые» так как с первого урока хорошо поставили себя. Спички в иголки, ага. Мы и не такое могём! После целой кучи заработанных баллов мы начали помогать другим студентам, а уже в феврале-месяце кошка попросила нас помочь ей с проверкой работ других студентов. Идеальная память Герми и мой пятилетний преподавательский стаж дали о себе знать, через двадцать минут все эссе были прочитаны, ошибки выявлены, а мы получили ещё по двадцать баллов от Маккошки. Сама госпожа декан находилась в лёгком ступоре, так как уже не знала что с нами делать, и она сделала нам с Герми очень заманчивое предложение.

Кабинет трансфигурации, после урока

— Мистер поттер, мисс грейнджер, задержитесь немного, я бы хотела с вами поговорить.

— Хорошо, профессор — Хором с Герми ответили мы, и присели за первую парту, как раз поближе к нашему декану.

— Понимаете… С вами двумя возникли сложности, с которыми уже, Мерлин знает сколько не сталкивались преподаватели. Небольшая заминка не укрылась от любопытных ушек Герми, и мы все во внимании. — Обычно, трансфигурация довольно сложный предмет, и на его изучение уходят годы, как теории так и практики. Нельзя не отметить, что вы оба прекрасно справляетесь со своими заданиями.

— Мы немало практиковались, профессор. Ответила моя подруга, слегка в замешательстве.

— О да, мисс Грейнджер, вы конечно же практиковались, но! Я говорю о многих годах практики, и серьёзном изучении теории. Такого нельзя достичь за пол года, однако, как я могу наблюдать, у вас восхитительно выходит! Вы даже можете превратить книгу в сову, что соответствует седьмому курсу! Мисс, я не могу не отметить, что вы, как и ваш друг одарены в трансфигурации. Поэтому, по настоянию директора… (оляля, похоже Дамби опять играть начал… Интересно) должна вам двоим предложить проходить дополнительное обучение, с целью получения звания мастера. Них*я себе — подумал я, пытаясь совладать с эмоциями. Насколько я помню, самый молодой мастер в этом веке это Снейп, защитивший звание на четвёртом курсе, то есть в четырнадцать… Что же заставило Дамби сделать такое предложение двенадцатилетним детишкам? Может дополнительный пиар мальчика-который-выжил, плюс маглорождённая волшебница… Ммм… Если посмотреть на ситуацию с этой стороны — отличный ход, дабы продвинуть свою политику против чистокровных. Герми находилась, похоже, в прострации. Её так же несложно понять, то что она сильнее других волшебниц она уже поняла, а вот НАСКОЛЬКО она сильнее — ей сегодня разъяснила кошка. Случай действительно редкий, хоть и не уникальный. Позже расскажу о политической подоплёке дела, а пока просто приобнимаю подругу за талию и слегка сжимаю. Герми бросила на меня лукавый взгляд и, мило-мило порозовев, как будто в церкви заявила

— Я согласна.

Что, всё таки не укрылось от зоркого взгляда декана. Маккошка, видно тоже с юмором, так как хитро сверкнув очками, сказала: «вас всё сказанное тоже касается», явно намекая на свадебную церемонию. Хихихихи… Абажаю прикалыватся, и Маккошка, похоже тоже.

— Я согласен.

Чтож, (копируя тон священника) поттер, можете проводить грейнджер. До класса профессора Биннса.

Герми, сообразив что мы тут разыгрываем, залилась краской. Несмотря на её «чертей», омут не перестаёт быть тихим, и участие в розыгрыше декана её более чем смущает. Меня она уже не стесняется так, хоть и иногда розовеет, не давая мне забыть, какая же она кавайная.

Конец разговору положен, и мы смылись из кабинета, а поздно вечером, когда все разошлись по кроваткам, подруга хотела, наверное, устроить разнос, но по нерешительному тону я понял, что она просто не знает с чего начать. Я, как истинный джентльмен и как архимаг со стажем начал первым, и закончил разговор. Поцелуем. Подруга, похоже удивилась, но всякие крамольные мысли о наездах на меня отбросила, и нерешительно ответила на поцелуй. Двенадцать лет давочке, что вы хотели? Вот подрастём слегка, и можно поменять методы на более решительные. На Эльмире девушка считалась совершеннолетней в четырнадцать, да и на земле трудно найти совершеннолетних девственниц, так что… А пока просто приобнял да страстно поцеловал, так… Это уже не то, как только дыхание Герми становится тяжелее а губы так раскраснелись, с сожалением отрываюсь от подруги. Ещё не время.

— Поттер! — резкий оклик сзади заставляет нас вздрогнуть, Герми нервно сглотнула.

В дверях стояла Макгонагал, и нечитаемым взглядом, с непонятными в эмпатическом плане чувствами гневно зыркала на нас. Надо сказать, что мы всё ещё в обнимку на диване, мои руки на… Хм, короче, на талии подруги, а сама Герми выглядит реально возбуждённо, даже привычный шухер на голове больше походит к определению «хаос».

— Гарри Поттер, потрудитесь объяснить, что вы тут делаете? — явно привыкла отчитывать второ-третьекурсников за подобное.

— Хмм профессор, а разве вы не видите? Нагло интересуюсь, Герми же, похоже уже на грани обморока. Маккошка это тоже заметила, и более мягко продолжила.

— Брысь по спальням… А вас, Поттер, я попрошу остаться. (явно российская маггловская культура не осталась для декана незамеченной). Слегка придаю Герми ускорение, толкнув по попке в направлении спальни для девочек. Когда Герми пулей пронеслась по заколдованной лестнице, и её шухер каштановых волос скрылся за дверью, Декан обратила свои «ясны очи» на нарушителя, то бишь меня.

— И давно у вас так?

— Да не, недавно — стараюсь быть беззаботней, как истинный гриффиндорец.

— Хорошо, но! Упаси вас Мерлин, Поттер, перейти границу. И лукаво посмотрев поверх очков добавила «по крайней мере на этом курсе». Губы Макгонагал тронула лёгкая, даже немного грустная улыбка, и она сказав тихо «прям как Джеймс», проследовала обратно. У неё сегодня дежурство. Я же, остался там же, от лёгкого перегруза. Маккошка только что сказала, что я волен проявлять «неуставные» взаимоотношения??? И намекнула, что на следующем курсе её внимание ещё уменьшится??? Кто то сдох? Мир перевернулся? Или это Дамби шалит? Моя непонимай.

Глава 23. У смерти на пол-ставки или Дела семейные

Гринготс, 8 марта

Мы с Гермионой сидим в той же комнатке, что и в моё первое посещение банка. Похоже это какой то вип-зал, или около того, ибо не так уж он занят, вообще по моему в него никто не заходил. Та же бутылочка Evian, тот же управляющий с книгой учёта в руках.

— Вы довольно много тратите, мистер Поттер! — начал меня упрекать гоблин, смешно тряхнув ушами. В попытке оправдаться, восклицаю, насколько могу натурально — «но мне же надо было осваиваться! К тому же я знаю способы неплохо заработать!

— Чтож, это ваше личное дело, однако помните, что богатства рода должны преумножатся! Герми, слушающая наш разговор, несколько напряглась «а не связаны ли его заработки с криминалом» — читалось в её эмпатическом плане. Хорошо что дарёные амулеты оставляют мне возможность читать её, иначе у нас скандал на скандале бы был.

— Помню, господин Сонгард, однако давайте вернёмся к нашим баранам. Я хотел бы узнать, не связан ли с ещё какими семьями. Точно помню, что мой крёстный — наследник семьи Блэк, в азкабане(от Герми волна удивления) и сейчас я единственный связан с этим родом. Есть ещё Драко Малфой, но он сын Люциуса и Нарциссы, так что…

— Понял — припечатал антикварный гоблин. Процедура стоит 200 галеонов, Желаете провести? (дежурный вопрос)

— Желаю. — после моего согласия гоблин удалился, а Герми прошипела на змеином: «ты не гхховорил шшто у тебя родственники в асскабане ссидят».

— А ты и не спрашивала! — перешёл я на английский. — теперь знаешь, и что, от этого легче? Подруга, похоже, смутилась, но выдержала мой тяжёлый взгляд.

— По крайней мере на одну тайну меньше. В эмоциях подруги какая то обида, вместе со стыдом… Невозможно понять этих женщин!

— И вообще — зачем тебе эта проверка? Денег мало?

— Денег, как ты знаешь, всегда мало. А насчёт рода… Ты же должна знать, что маги не из-за идиотской спеси, которой так знамениты Малфои, не любят маглорождённых. Это всё «магия крови» или, тому подобное, в общем, связь с каким то родом во первых — влияет на наследственность, а во вторых — позволяет лучше и полнее изучать магию. В министерство, к примеру, берут в основном чистокровных, как и на большинство важных должностей. Хотя только в Англии этот аспект довели до абсурда, прям монархия какая то! Однако, как правило, в жизни очень трудно устроится, если за тобой, официально не стоит какой либо род. И так везде. Работодатель может прикрыть своего работника, но только род это та сила, которая может заставить считаться с волшебником. Политика, однако. К тому же, как я сказал — магия содержится в крови. К примеру — если чистокровному перелить кровь магла, то многие высшие заклинания ему будут недоступны, так как кровь, как субстанция, возобновляется, а не восполняется. То есть каждый новый грамм крови перенимает свойства у уже существующей. Хмм — промочил горло минералочкой и продолжил лекцию для навострившей уши подруги. — Не знаю, как именно, понятия не имею о биохимии процесса, но магия и кровь взаимосвязаны. Вот так то. Меня и то слегка недолюбливают из за того, что моя мама была маглорожденой.

Посидели. Помолчали, думая каждый о своём. Я думал о том, что же за «работу» подкинула мне Хель, направив в гринготс. Что то про магически — тёмные семьи. Ну, я и раньше догадывался что связь с Блэками не пустой звук, всё таки я единственный, мужского полу, кто связан с Блэками. Сириус в азкабане. Беллатрикс, Нарцисса и… Как её там — уже не помню, но та которая Тонкс-старшая — три дочери вальпурги Блек никаких прав на наследие не имеют, фамилии сменили — считай ушли из рода. Хотя, в какой то мере, кровь Блэков в их венах течёт. Так что получается — Драко мой родственник? Нененене, ну нахуй эту гинеко… То есть генеалогию, с ума сойду.

Герми в который раз меня удивила. Хотя удивила — это мало сказано — то она какая то задумчивая, сидит, не сводит глаз с минералки, и (как пелось у КиШа) грянул гром! На глаза подруге навернулись слёзы, только успел её позвать по имени, как она заплакала. Просто разрыдалась. И вот что мне делать с девичьими истериками? «Честно» говорить, что раз она, маглорождённая, тоже может достигнуть больших успехов? Я могу не договаривать Герми, но никогда не буду лгать своей ученице. Это просто мерзко. Ничего, как я подумал, когда подруга укрыла лицо в ладонях, по которым стекали слёзы, перебесится. Но куда там — всё больше накручивающая себя Гермиона Грейнджер это страшное дело.

Хлюп… Значит… Хлюп… Я никогда… Не смогу… Хлюп… ИИИИИИ

Ну вот — теперь я чувствую себя последним падонком, довёл девушку до слёз. Не умею я утешать, что тут говорить… Единственное что я могу сделать — обнять подругу, погладить по волосам, пошептать какие-нибудь благоглупости на ушко…. А ведь я никогда не видел Герми расстроенной. Грозная, угрюмая, влюблённая, сердитая, веселящаяся, язвительная, поучающая, азартная… Герми всегда держала свои чувства под контролем, за семью замками и похоже мне невольно пришлось задеть амбициозную девушку за живое. Как я уже говорил — чувствую себя падонком. Гермиона, уткнулась в моё плечо, и ещё сильнее разревелась. Ох, пожалуй, есть ещё одно средство — клин клином вышибают, но после него я буду себя чувствовать ещё хуже… Нежненько так поднимаю лицо подруги, глаза на мокром месте, а в глазах такая обречённость… Атас просто. Поиграем в «правильного парня»

— Ну, не затапливай гринготс, там внизу говорят, драконы живут… И поцелуйчик, пожарче, так чтоб пробрало. Через минуту уже ответила на мой поцелуй, но всё ещё мелко подрагивала… Прижимаю её к спинке дивана, (в ментальном плане удивление) покусываю, да понежнее, губу подруги, и мееедленно так, перемещаю руку под мантию (снова удивление напополам со стыдом). А что вы думали? Лучший способ прекратить истерику — перебить чувства заметно. Слегка сжимаю в своей руке «холмик Венеры», от Герми в эмоциях просто другими. Хм, а грудь у неё уже растёт, однако, под этими ужасными мантиями нифига не сквозит стыдом и возбуждённостью. Добавим.

— Ты же знаешь, я тебя люблю. (замешательство) и чтоб мне провалится, если ты не станешь самой выдающейся волшебницей современности… Точно тебе говорю.

— Ах… Дыхание подруги опять сбоит, а левой ладонью чувствую что подруга уже достаточно возбуждена. Эмоции подруги — стыд, страх, возбуждение… От обречённости не осталось и следа. Печёнкой чувствую, будет мне сегодня разнос, ну да и хер с ним — главное что не плачет. «Разрываю дистанцию», напоследок, чисто из хулиганских побуждений, недвусмысленно задев Затвердевшую часть правой груди моей подруги. Когда рука «невзначай» скользнула по… Ну вы уже поняли, Герми дёрнулась, как будто её током ударили. Всё. Спектакль окончен. Сижу, смотрю на бутылку минералки, единственный предмет в этой комнате. Нарочито игнорирую хищные взгляды подруги, и сам пытаюсь унять тесноту в штанах…. Надо будет МакГонагалл подарить что-нибудь, в знак признательности.

Так нас и застал уже знакомый мне гоблин. Кровняк, кажется.

— Добрый день, мистер Кровняк! — первым здороваюсь с гоблином. В эмоциях коротышки удивление, уважение… Впрочем, он не замедлил пояснить.

— Добрый день, лорд Поттер. Странно, обычно волшебники не утруждают себя запоминанием наших имён. Печально, но современное общество совсем не придаёт значение именам, да. Когда с прелюдией было покончено, гоблин примостился на диванчик, рядом с ещё розоватой Гермионой и, как и любой гоблин — положил на стол папку, которую держал до этого в руках.

— Вы хотели провести процедуру проверки крови? Опять ритуальные вопросы, но надо, федя, надо.

— Да, хотел бы.

— Отлично, в таком случае оплата за процедуру будет удержана с вашего счёта. В руках гоблина появился серебряный кинжальчик, который он протянул мне. Пока я держал кинжал, гоблин вытащил из папки крупный лист пергамента, и попросил меня капнуть своей кровью. Когда лезвие прошлось по ладони, обжигая руку болью, Герми как то странно дёрнулась. Похоже, подруга не любит вида крови.

Кап-кап-кап.

Алая, светлая кровушка из моей руки закапала на пергамент, мгновенно и без следа впитываясь. Похоже это какой-то артефакт из кровной магии. Десять секунд. Двадцать. Тридцать. Когда на моём, весьма юном теле, стали заметны признаки потери крови, гоблин проскрипел долгожданное «достаточно», а сам я в спешке залечил порез.

Сидим, молчим, гоблин что то там с пергаментом шаманит.

Вдруг, от гоблина повеяло удивлением, просто охренением. Но Кровняк виду не казал, только посмотрел на меня, и официозно так сказал: «проверка закончена».

Нука- нука… Что там написано… Так, это мы ожидали, а вот это совсем нет, так так. А это что за закорючка? Похоже на французскую фамилию… Фея какая то.

— Ну чтож, то что о Блэках мне заботиться придётся, я ожидал, а это как объяснить?

Имя: Гарольд Джеймс Поттер

Возраст: 11

Статус: Сирота. Лорд. Совершеннолетний. Чистокровный.

Принадлежность к роду: Поттер.

Кровное наследие: Род Поттер.

Магическое наследие: род Блэк, род Певерелл, род Слизерин, род La fey.

ЗА-Е-БИСЬ! Мало того что выдала инструкции по поиску артефактов, так ещё и повесила на меня три тёмных рода. Некроманты, зельевары, и ещё какую то хрень из Франции, А мне теперь о этих кланах заботься. Нашла, тоже мне, быка-производителя. Ненненене, нахер такое вот «спасибо». Даже если там полно золота (в чём я сомневаюсь — Блэки наверняка небогаты, а об остальных не слышали с доконкистадорских времён. А основная масса золота в магических семьях сохранилась с тех пор, когда европейцы грабили новый свет).

Ну и как нам энто понимать? — что я и спросил у Кровняка.

— Что то можете рассказать про эти семьи?

Ну, начнём с рода Певерелл. Это старинный британский род, ведущий своё начало от братьев-Певереллов. Однако, потомство оставил только Игнатус Певерелл. Было это где-то в девятом веке. Последняя представительница рода вышла замуж за маглорожденного по фамилии Поттер. Так и был основан ваш род. Далее — Слизерин, основатель рода — Салазар Слизерин. Их линия теряется на многие годы, позже наследниками Слизеринов был признан род Гонт, последний представитель которого — том Риддл, также известный как Волдеморт. (тут Герми реально напряглась) ну, и старейший род — ла-Фэй, основатель рода — Моргана де ла-Фэй, полу-фея, первая жена Мерлина. Салазар Слизерин, кстати, их пра-пра-пра-пра-пра-пра-внук… Нихера ж себе, полный абздец. Удружила Хель, удружила.

— Как мне принять наследство?

— Точно так же, как и наследие Поттеров. Прикажете принести перстни? — похоже гоблин уже признал наследника тёмных родов, иначе откуда это «прикажете».

— Несите. И Кровняк опять смылся, оставив меня на растерзание любопытной подруги.

Гарри! Ты наследник слизерина??? — то ли с ужасом, то ли с благоговением спросила Герми. Готов поспорить, уже успевшая познакомится с одной фамильной библиотекой книгочейка сейчас как ребёнок которому вместо игрушечного автомата подарили настоящий. Хихикс)

— Магический наследник, сама почитай. — Герми взяла из моих рук пергамент, и несколько секунд изучала скудный текст.

— А что значит магический наследник?

— Ну, это когда магия признаёт что человек, как то связанный с родом, но не являющийся прямым наследником может возглавить род. (хотя я подозреваю что без моей знакомой леди-смерть здесь точно не обошлось)

— Понятно. — судя по тону ничегошеньки ей не понятно, но в этом вопросе я и сам нифига не разбираюсь.

— Можешь спросить Кровняка, когда он вернётся, уверен он ответит на твой вопрос.

Тут, признаюсь, мне пришла в голову совсем уж крамольная мысль. Точнее — студенческая. Но об этом позже.

Кровняк бодренько вошёл в нашу переговорную, неся в руках три шкатулки. С гербами семей, ничего экстраординарного: Змея на зелёной шкатулочке точно принадлежит Слизерину.

— Кстати, хотел у вас спросить… — обратился я к гоблину. — да, да, я вас слушаю.

— А как так получилось, что Волдеморт, он же том Риддл, называл себя наследником Слизерина?

— Ну, видите ли, молодой человек, наследником слизерина он был, по праву крови, однако, судя по всему магия крови отвернулась от него. Не знаю, почему, может из за преступлений, может из за того что он погиб, когда пытался вас убить… Хотя я склонен считать что он всё ещё жив. Итак! Приступим. Для начала объясню правила. Так как вы уже являетесь лордом, вы можете провести слияние родов. Делается это просто — надеваете кольцо на тот же палец, где и ваше кольцо лорда Поттера. Свойства колец практически идентичны, так что несовместимости, как и дополнительных бонусов не будет. Прошу — гоблин пододвинул ко мне все коробочки. Так так прав уничтожать рода у меня нет, всё же Хель меня попросила (приказала) заботится об этих фамилиях.

Первым одел кольцо слизерина. Знакомо мигнув через несколько секунд зелёным светом, оно сжалось на пальце и исчезло. Как и все остальные. Теперь у меня Истинно-английское длинное имя «Гарольд Джеймс Поттер-Слизерин-Певерелл-Блэк-де-ла-Фэй» Охуеть, запомнить бы с первого раза, или лучше записать? Шучу я так, самоирония никому не повредит. Герми тупо смотрела на это светопреставление, гоблин был просто лучился счастьем, не каждому коротышке удаётся увидеть как кто то надевает сразу столько колец. Ну, это они думают что это офигенно, а вот мне придётся тяжело, особенно если учесть что мой крёстный полюбому выберется из азкабана, и мне этого дамблдорского фаната воспитывать придётся. Атас.

— Что то к титулам прилагается? — спрашиваю у Кровняка.

— Деньги, в общем размере двух миллионов галеонов, а так же коллекция книг. (Герми встрепенулась), только, к сожалению, большинство из них написано на древних языках, а несколько книг из сейфа Слизеринов на серпентарго, так что…

— Ничего, сэр, нас это не смущает. И уже Герми «хочшешь почитать книги на ссмеином???»

— «сс удовольсствием, Гарри»

— Как видите, это нас не смущает. Бедный Кровняк выпучил на нас глаза, как будто увидел зомби.

— Эээ? — глубокомысленно изрёк гоблин.

— Что?

— Вы говорящие?

— Ну да, сами же слышали.

Когда охренение (которое уже по счёту) спало, и гоблин вновь владея собой закончил процедуру, заставил меня расписаться в получении колец, и тут же смылся.

Мы с Герми остались сидеть, когда Кровняк ушёл.

В голову вернулась лениво-студенческая мысль. А что если… А, шайтана мне в печёнку! Пофиг на всех, я князь — чё хочу то и ворочу (действую в интересах государства), к тому же уже не одно десятилетие на свете прожил…

Глава 24. Ещё более неожиданное предложение или «непредвиденные последствия»

Гринготс, 8 марта.

Герми, не знаю как сказать, ну… Похоже моё волнение эмпатия подруги уловила, так что с интересом на меня глянула.

— Ну, в общем, ты тут недавно сокрушалась, что ты нечистокровная…

Мило порозовев подруга опустила взгляд. Думаю, врят ли кто то так к ней когда то приставал как я. Хотя пощёчину не влепила, уже хороший знак. Кивнула, в знак согласия и снова воззрилась на меня.

— Ну, в общем, хочешь стать чистокровной?

— Эээ… Только и вымолвила моя подруга.

— Ну, в общем, выходи за меня!

И тишинаааа…

— Эээ? — глубокомысленно изрекла моя подруга.

— Я сказал: «выходи за меня» ну, или если хочешь «будь моей женой» или ещё чего нибудь в этом роде.

— Гарри!

— Что?

— Но нам же двенадцать лет!

— Магии, как и всему мирозданию, знаешь ли, как то пофиг. Это серые, как мыши клерки в министерстве, загоняют людей в рамки своих законов, а магически ты считаешься взрослой, если ты разумна, то есть если твой разум и душа достаточно организованны и развиты. К тому же, я не предлагаю тебе стать миссис Поттер. У меня, если не заметила, несколько колец (вытягиваю руки, материализую кольца) и я могу связать себя браком от имени любого из этих родов.

— А разве можно стать чистокровной?

— Конечно, иначе бы маги вымерли бы как мамонты от близкородственных браков. Не спрашивай подробности. Магия крови мне не известна, разве что основные законы, не более того.

— Гарри! — смотрит на меня, а в глазах (какой пассаж) великая битва добра и зла, смущения, робости, любви и консерватизма.

Посидели ещё пару минут, подумали о своём. Герми о предложении, а я молился, что бы хоть одну тёмную семью спихнуть на плечи своей подруги. Магический брак, хоть и признаётся министерством, но относится к «нежелательным» так как магию эта толпа клерков задокументировать никак не сможет. Было бы прекрасно — во первых — подарить ученице титул, а во вторых провести ритуал магии крови и признать её чистокровной. Хотя мне, как то пофиг на чистокровность, но сегодня я вспомнил один замечательный день, подаривший мне кучу положительных эмоций…

Отступление

Рассаживайтесь по местам, живо, живо! Опоздавших ждать не буду!

Я сел на первое попавшееся место, рядом со мной примостился бугай, с весьма неслабым магическим даром.

Мерзким голосом, полным (как он думает) пафоса преподаватель начал свою речь.

— Итак, господа абитуриенты! Я рад приветствовать вас в стенах академии, вы все пришли сюда для того что бы постигать магическое исскуство (науку — мысленно поправил я мопса-препода) итак, вам предстоит пройти тест на основы управлением своей энергией. Если вы сдадите — милости просим, если же нет — скатертью дорога. (грубо)

Первой вызвали какую то девчушку, промариновали её у преподавательского стола, и что то ей сказали. Хотя сразу понятно что — глаза на мокром месте, и пулей из аудитории. В прошлой жизни так реагировали те, кого завалили, застав со шпорами. Дальше как по конвейеру — студенты подходили, некоторые гордо выходили из зала, некоторые осунувшись.

Очередь дошла до меня.

Когда препод назвал моё новое имя, я гордо вышел к столу, как студент на экзамене «готов»

— Назовите мне… И пошло-поехало. Основы, которые я выучил ещё с частным репетитором, показать светлячок, но препод вдруг начал усложнять вопросы, а уж под конец спросил совсем что то зубодробительное.

— К сожалению, вы нам не подходите! Следующий!

— Как это не подхожу???

— А вот так, дар у вас слабый, так и запишем. Следующий!

Понял. Это продажная шкура себе блатных напринимала, а мне теперь «не подходите»??? Ну всё, блять, мопс тебе пиздец. С моим то резервом я тебя нахуй раскатаю! Слабый, говорите? Ч-пок! Магический захват сошёлся на шее мопсика, раздавив его защиту как яичную скорлупу. Хрипя препод поднялся в воздух над столом, пытаясь вдохнуть

— Это у меня то слабый дар??? — второй препод уже что то проговорил в разговорник, и атаковал меня какой то хренью. Слабо. Я не боюсь щекотки. Хрясь-бууум — мопс перелетел через весь класс, и спиной вышибив дверь вылетел в коридор. Я последовал за ним. Студенты, стоящие в коридоре благоразумно отошли в сторонку, некоторые даже поставили щиты. Что? Ты? Сказал? А? Пидарас хренов! Тут я заметил что сзади телепортировался какой-то архимаг, судя по цвету формы, чёрная такая, с золотой линией.

ТИХО! — прогремел голос ещё молодого на вид мага. Что здесь происходит?

Мопс, как назло прочухался и полез ябедничать шефу

— На меня напали!

Архимаг повернулся ко мне.

Молодой человек, потрудитесь объяснить, зачем вы напали на приёмную комиссию?

О, мессир, всего лишь потому что мне отказали в поступлении. Потому что дар у меня слааабенький… На этих словах выпускаю всю доступную мне энергию в ауру. Надо сказать что энергии этой было раз в пять больше чем у архимага. Как всегда — пипл «не хавает» — то есть рядом с архимагом находится весьма и весьма дискомфортно тем, у кого слабый дар, ибо магофон архимаговской ауры просто подавляет. «я часто вижу страх в смотрящих на меня глазах» — пришла на ум строчка из отечественной рок-песенки.

А архимаг молодчинка — почти не пошевелился, только побледнел зело. Стихийно выходящая из ауры энергия давила на ауры окружающих, как стометровый слой воды, заставив окружающих сначала пошатнутся, а затем упасть на колени, а кто и в обморок грохнулся.

— Них — хера себе! — выдавил кто то через силу за моей спиной. Мопсик, так вообще чуть в обморок не упал, только позорное пятно начало расползаться по штанам.

Я брезгливо посмотрел на него, и не удержавшись плюнул в рожу. — Наберут, блять блатных… И снял давление энергии.

— Не уходите, разберёмся. И прихватив мопса архимаг скрылся, затем появился вновь, забрал записи и смылся вновь. Обычная ситуация — заплатил — поступил, а на нет и суда нет. Или если нет богатого папеньки. В прошлой жизни так, в этой тоже так. Люди не меняются.

Позже, через пару часов, когда я уже разговорился с ребятами, ко мне телепортировался секретарь директора, и вручил документы о поступлении, а так же сообщил прекрасную новость — решения мопса аннулированы.

Вечером закатили пьянку, а на следующей неделе, уже в академии ко мне подошла знакомая девушка, которую выгнал мопс самой первой, и сердешно поблагодарила… Ну, это уже совсем другая история…

Конец отступления

Гринготс, 08.03.1991.

— Согласна. — тихо-тихо проговорила моя подруга.

— А? — вышел я из своих воспоминаний.

— Я… Это… Согласна! — сколько эмоций то, ужас. Наверняка как и все девочки мечтала о принце на белом коне, да раманике, а не о комнатушке в банке, и почти деловом «предложении». Но надо не портить момент, а то надумает себе Хель знает что… Так что подсаживаюсь поближе, тихонечко так

— Я тоже тебя люблю. И чмок, слабенько в губки. Ну не романтик я, понятия не имею что в этом случае надо делать. Улыбнулись друг другу. На этой, почти романтической ноте нас и застал какой то гоблин, появившийся в дверях. Но виду не казал, только чинно прошёл к столику, и уселся за него.

— Лорд Поттер-Певерелл-Блэк-Слизерин-Ла-Фэй? (б*ять, я уже ненавижу когда меня так называют, хотя это первый раз)

— Он самый, с кем имею честь?

— Дарин, сэр. Я распоряжаюсь имуществом родов которые считаются угасшими, но ещё числятся в банке. То есть почти всеми (улыбнулся?) гоблин.

Да, я хотел бы узнать, содержатся ли в моих сейфах (не, ну как звучит!) книги?

— Конечно, лорд. Желаете посмотреть?

— Если можно — нет. Скажите, а помимо сейфов мне перешло что-нибудь в наследство? Ну там недвижимость какая?

— Так, сейчас посмотрю… Неизменная папочка открылась, и Дарин начал водить пальцем по листку бумаги. Обычной а4 бумаги. — так-так… Дом Певереллов — разрушен, дом Блэк, адрес площадь Гриммо 12, числится на балансе, Слизерин-мэнор — законсервирован, дом ла-Фэй — разрушен. Вот и всё. Итого — два дома.

Герми, слушала наш разговор всё более удивляясь. Не ожидала, девочка, что у мальчика-поттера ещё недвижимость имеется? А?

— Мистер Дарин, скажите, с кем можно поговорить насчёт управления финансами и недвижимостью?

— Поскольку управляющих уже давно нет, то со мной. Я запишу все ваши просьбы-заказы, и с удовольствием помогу освоится.

— Ну, во-первых — закажите домовых эльфов для Слизерин-мэнора, а так же, если вас не затруднит, книги из всех библиотек перенесите в Слизерин-мэнор. И, помогите оформить заказ на подключение камина к сети. Кодовое обозначение «серпентарий».

Скрип-скрип. Перо выводило строчки моего заказа.

— Будет сделано, мистер Поттер, что-нибудь ещё?

— Ну, видите ли, с кем можно поговорить по вопросам ритуалов?

— Для этого есть отдельный зал, позвольте вас проводить.

Мы вышли, прошли через холл, и поплутав по коридорам, зашли в обычного вида комнату. Обычного вида, за исключением пентаграммы на полу, свеч на стенах, небольшого алтаря в центре, и ужасно важного вида гоблина, сидящего за столиком в углу.

— Лорд поттер, прошу, это ритуальный зал. Позвольте представить вам мистера Ритуса, специалиста по ритуалам и ритуальной магии. — спасибо мистер Дарин, дальше мы сами. Вы всё записали?

— Конечно! — притворно возмутился гоблин — всё будет в лучшем виде!

Когда Дарин ретировался, Ритус (во имечко то) смерил нас обоих взглядом, и довольно сухо поинтересовался.

— Что вас интересует?

— Ритуал бракосочетания… Похоже мне удалось удивить гоблина, ибо он окинул нас совершенно ошарашенным взглядом.

— Бракосочетания, сэр? Но к чему вам это?

— Всё просто, я хочу женится (и улыбочка а-ля Гин)

— Но сэр, вам всего по…

— Мистер Ритус, меня, как и вас не волнуют законы министерства. По крайней мере регистрировать брак де-юре я не собираюсь. (и приобнял Герми за талию) подруга похоже разволновалась, миленько порозовев.

— Хорошо, лорд. Итак, ритуал бракосочетания проводится в этом зале. Если вы лорд нескольких родов, то можете воспользоваться любым кольцом для того что бы провести ритуал. Всё просто, приносите совместную клятву, обмениваетесь кольцами, и всё.

— Хмм. Звучит заманчиво (материализую кольца), Герми, что скажешь?

— А… А разве… Ну то есть я хочу сказать мы это… Сейчас прямо???

— Ну да, а что?

— Да нет, просто немного боязно.

— А, ну дык в первый раз всегда немного боязно… Опять щёчки заалели. Какая однако, стеснительная, хотя и решительная тоже. Скажи другой какой девушке «пойдём поженимся» и можно смело нарваться на удар коленкой по шарам, если девушка, конечно красивая.

— Мистер Ритус, прошу.

Гоблин, что называется, в своей стихии — заставил нас подписаться в журнале, расписаться (вот умора) в отказе от претензий ритуальному отделу банка, а опосля провёл к алтарю. Никогда не думал, что моя первая (хоть и по расчёту) свадьба будет в банке, да ещё и с гоблином в качестве священника. Ирония судьбы, однако.

Ритуальный зал, Гринготс, 08.03.1991

Согласен ли ты, лорд ла-Фэй, взять в жёны Гермиону Грейнджер, любить и оберегать её, Клянёшься ли ты, лорд ла-Фэй, заботится о Гермионе Грейнджер, в болезни и в здравии?

— Согласен. Клянусь.

Согласна ли ты, Гермиона Грейнджер, стать женой лорда ла-Фэй, любить и оберегать его, Клянёшься ли ты, Гермиона Грейнджер, заботится о Лорде ла-Фэй, в болезни и в здравии?

— Согласна. Клянусь.

Кольца! — провозгласил наш маленький «священник».

Стягиваю с указательного пальца кольцо, и оно как амёба — делится на два, одно из которых легко снимается с пальца. Герми протянула мне руку.

Дрожит то как — мама не горюй! Ну ничего, девочка, теперь Ла-Фэй это твоя забота. Тем более звучит намного приятнее — «Гермиона Ла-Фэй» надеваю кольцо на палец подруги (теперь уже супруги) и…

Мир вокруг меркнет.

Непонятно где

— Ты что, ох*ел??? Я тебе что сказала? Да ты, мерзкий подонок, сначала чуть не изнасиловал девушку (ещё не врубившись в ситуацию весьма смутился), А потом под венец затащил! УУУ, бля, что за мир такой — все мужики — козлы!!! Ну ничего, родной, я те покажу как халявить — вон, с глаз моих долой! — крикнула Хель, и я открыл глаза.

Гринготс

— Гарри! Гарри! Очнись!

— Он очнулся, миледи, видите. — морщинистое лицо гоблина нависло надо мной.

— Что произошло? (хотя я понимал, что произошло на самом деле, лучше от этого не становилось)

— Такое впервые в моей практике! Необходимо сохранить прецедент для потомков!

— Так что всё таки произошло?

— А? Ааа, не волнуйтесь, ничего страшного. Просто вы вдруг упали в обморок, может переволновались, а? — и хитренько так подмигнул.

Поднявшись на ноги, я попытался представить, что мне ожидать… Хель — та ещё феминистка, (быстро коснулся области паха — фух, всё на месте, а ведь могла со злости и в девушку превратить).

— Необходимо завершить ритуал, подойдите пожалуйста.

Герми, поддерживая меня под локоть подводит меня к алтарю, за который вернулся гоблин (теперь могу с чистой совестью сказать что она меня под венец затащила))))

Итак! Властью магии и вашей клятвы Объявляю вас Мистером и миссис…. ПОТТЕР?

Вот и доигрался. Отплавался кораблик, в свободном плаваньи, двадцать лет бегал от женитьбы, и вот, в каком то далёком мире, не без помощи высших сил стал мужем… Пиздец. Хотя, могло быть и хуже, я Хель знаю.

— Но как такое возможно? — проворчал гоблин. Я же поднял руку моей благоверной и посмотрел на кольцо. Точно, копия моего, только не с золотой короной, а с серебряной.

Поттер-мэнор. Вечер, восьмое марта, суббота

БУМ! — голова впечаталась в стол, однако легче не стало. Эльфы стояли рядом, и с суеверным ужасом смотрели как их хозяин убивается по своей так и не прожитой третьей свободной жизни… БУМ!

— Гарри! Объясни мне наконец, что происходит! — обиженно и взволнованно требует Гермиона.

Я наконец оторвался от стола и хмуро взглянул на Гермиону. Красивая, да, Умная, да, Сильная, да, Любимая, да, но, всех демонов мне в печень, Я НЕ ХОТЕЛ ЖЕНИТСЯ!!! Если бы она стала Гермионой ла-Фэй, то магия древнего рода признала бы её, во всех документах (с функцией автозаполнения) она просто числилась бы как чистокровная. Волшебница из древнего рода, После свадьбы — глава рода ла-Фэй, так как сие почётную, и зело муторную обязанность я бы ей передал. А став главой рода наша клятва просто разрушилась бы, так как лорд не может быть женат на леди. Таков закон магии. Хель же, использовала привязку к Поттерам.

Ох,ох, ох, что ж я маленьким не сдох…

Устало ложусь головой на коленки своей благоверной (обычно наоборот) и разъясняю.

— Всё просто, Герми, всё просто. Ты стала моей женой!

— Гарри, это я и так поняла, как ни странно. Что НЕ так??? Почему ты так убиваешься?

— Ну видишь ли, дорогая, (чуть дрогнула) предполагалось что ты станешь Гермионой Ла-Фэй. Чистокровной волшебницей, Леди рода Ла-Фэй. Этот род уже хрен знает сколько в магическом мире не светился, так что никаких вопросов у компетентных лиц не должно было возникнуть. Однако! Произошло всё опять через пень-колоду. Вместо кольца ла-Фэй в ритуале приняло участие кольцо Поттеров. Вот и всё. Так что ты теперь весьма официально миссис Поттер, брак невозможно расторгнуть в принципе, так что придётся с этим жить. Во так.

— Как это не возможно расторгнуть? Ты же сказал что он должен быть расторгнут, и мне отошёл бы род ла-Фэй?

— Ну… — устало проговорил я, взирая снизу-вверх на лицо моей подруги?ученицы?супруги? Понимаешь, если бы ты стала женой лорда ла-Фэй, я мог бы передать тебе род, так как изначально он был основан женщиной, есть одна поблажка — женщина может быть главой рода. А став леди, клятва бы автоматически расторгалась, ибо главы родов не могут быть женаты. Вот так. А теперь ты — миссис Поттер! Соответственно младший член рода Поттер, и если передать тебе титул, он автоматически перейдёт ко мне.

Меня вообще удивило, насколько спокойно Герми восприняла тот факт, что она теперь миссис Поттер. Хотя мораль на земле довольно идиотская, это всё происки христиан, с их культом асексуальности. Похоже девушка доверяет мне просто безгранично.

(принципиально не буду называть её даже в мыслях девочкой. Ибо в свои двенадцать она выглядит довольно сексуально, операции по балансировке ауры сказываются, приближая её тело к прото-основе, так называемой «Еве» или идеалу, да, уже заметны изменения, краше с каждым днём становится, такой естественной, природной красотой).

Глава 25. «Наследство Нерона» и дела студенческие

Слизерин-мэнор, 09.03.1992

Них*я себе! Вот это хата!

Я, конечно ожидал что Салазар, кичащийся своей чистокровностью обязательно бы жил в приличном хаусе, но, блин, вот это хоромы!

Впрочем, не без ложки дёгтя — если Поттер-мэнор «домашний», от залов родного дома веет теплом и уютом, то серпентарий Слизерина более похож на дворец. От него веет какой то величественностью и холодом, если можно так сказать. Гранит, малахит, статуи змей, барельефы с василисками… Весь домик выдержан в серебряно-зелёных тонах. Впрочем, домовики постараются, сделают из этого серпентария конфетку. Мебель. Мебель тяжёлая, преимущественно дубовая, с магией сохранности. Гостиная на втором этаже площадью квадратов шестьдесят, да с выходом на большой балкон. Журнальные столики, диваны, кресла, камин. Камин только что подключили к сети, так что до Слизерин-мэнора можно добраться, только назвать позывной — «серпентарий».

Герми пошла со мной на это замечательное мероприятие, так что сейчас в компании Цвай обходила залы прямо таки с открытым ртом.

Всё — хватит осматривать этот домик, от него у меня ощущение музея. Приказал подавать обед, и разыскать Гермиону. Пока спустился в обеденный зал (ножками) Герми уже добралась, и с некоторым любопытством разглядывала кучу вилочек, которые перед ней разложили эльфы. Н-да, весь этот этикет меня ужас как раздражает, но пока стою и смотрю на Герми, вот она наконец пришла к какому то выводу, и схватив первую попавшуюся вилочку вонзила её в кусочек ростбифа.

— А как же меня подождать? — ехидненько так.

— А? А, проходи, Гарри. Ты не представляешь, сколько здесь комнат!

— Дай угадаю, ты уже библиотеку нашла? — а как ты узнал?

— Элементарно (Ватсон) дорогая, ты и библиотека это как карпускулярно-волновая теория света, впрочем неважно — стушевался я под недовольным взглядом ученицы, грозно сжимающей вилку. А я тут по второму этажу прошвырнулся, там похоже основные жилые комнаты, если хочешь — тебе прям из спальни лесенку в библиотеку проделаем (и подмигнул)

— Эмм.

— Ладно, давай мясца заточим, а то я голоден как волк.

Следующие пять минут вилочки звенели по тарелочкам. Когда с обедом было покончено, приказал принести послеобеденный чай. Всё-таки мы теперь прям английский лорд, должны соответствовать.

— Гарри, а скажи. Все дома волшебников такие…

— Большие? Да, пожалуй. Хотя нет, далеко не все. Но тут играет роль ещё один фактор, на который потомственные маги внимания в общем то не обращают — Ма — ги — я. — по слогам проговорил я. — Как ты думаешь, сколько стоит постройка такого дворца у маглов? Не знаешь? Я могу сказать примерно — около двух миллионов фунтов. Это стоимость доставки материалов, обработки, строительных работ. Доставить материалы грузовым порталом, обработать магией, строят домовые эльфы и маги. Это раз в двадцать быстрее и дешевле. Так что в среде потомственных магов домик-мэнор в три этажа, с площадью под квадратную милю — это скорее в порядке вещей. Только Уизли, пожалуй не могут себе позволить хорошие хоромы. Хотя, если быть объективным — такой «домик» как Слизерин-мэнор это реально редкость, маги строят дома что бы в них жить, а этот дом слишком большой. Ну вот скажи мне, нафига Салазару двадцать четыре огромных гостевых спальни на втором этаже? Бассейн в подвале, в котором можно акул разводить, да ещё и библиотека, немногим уступающая размером хогвартсовкой, нехило, да? Но, самое дорогое, что здесь есть — это книги библиотеки, несмотря на то, что прочесть из них мы можем единицы. И ещё — ты ничего странного не заметила? — спросил я, прихлёбывая классический эрл-Грей.

— В каком смысле? — подруга потянулась за какой то английской сладостью.

— Архитектура! Если сравнить с магловской — этот домик построен с использованием самых передовых технологий. Взять хотя бы полы. — бросаю взгляд на зеркально отполированный гранитный пол. — если ты не заметила, такие большие плиты научились производить совсем недавно, а остальная архитектура замка похожа в чём то на Хогвартс, хоть лестницы, слава Мерлину, не двигаются. Такие большие блоки маглы не использовали в архитектуре. Колонны, к примеру, тонкие, раза в три тоньше чем в аналогичных домах — редкие и прочные материалы, плюс укрепляющая магия. Про бассейн внизу я вообще промолчу. Надо бы до кучи здесь Баньку организовать, и вообще будет зашибись.

— Гарри, а ты где жить то будешь?

— Наверное, в Поттер-мэноре, и здесь тоже. Ну не могу я долго находится в этом музее. (и ни капли не соврал) — надоели эти огроменные залы. — в Хогвартсе, конечно почти тоже самое, но! Там полно студентов, почти невозможно заскучать. А здесь…

— Я поняла. Одиноко. Хотя библиотека большая (вот же книжная душа).

— Так что… Подвёл я итог чаепития, поставив пустую чашечку на стол, — среди магов понятие роскоши немного другое. Недвижимость реально дешёвая. Ты же видела компы у меня дома. — вопросительный взгляд на Герми.

— Компьютеры. А зачем ты спрашиваешь?

— Просто для того что бы провести аналогию. Маглорождённым трудно изменить своё мировоззрение, поэтому лучше пояснить на примере. Вот сколько стоил обычный комп IBM двадцать лет назад? Примерно сто тысяч долларов. А сейчас за тыщу купить можно. Готов поспорить, (потому что знаю) что через двадцать лет обычный компьютер сможет позволить себе каждый, и стоить он будет долларов пятьсот. Потому что сейчас стоимость уже близка к себестоимости материалов, несоизмеримо ближе чем двадцать лет назад. Так что то что для одних — роскошь, для других может быть безделушкой.

— Хмм. Поняла. Благодаря магии стоимость домов минимальна, а маглорожденные смотрят на все эти хоромы как будто… Ну, в общем излишне впечатляются.

— В яблочко, дорогая. И вот о чём я ещё хотел поговорить (ну не могу же я свою жену так просто оставить) — тебе, Герми, тоже надо обзавестись недвижимостью. Это как инвестиции — даже если ты не собираешься жить в доме, иметь его весьма полезно, вроде заначки. Среди всех магических семей на всей земле редко можно найти ту, которая владеет только одним домом. Ну, это и понятно, дети рождаются, им жить где то надо, а учитывая вышесказанное — не так уж накладно лорду подарить своим ненаследным детишкам по домику. К примеру, Поттерам принадлежит семь различных домов. Хотя в основном — курортные домики, поближе к морям да окиянам, на манер бунгало. Однако один, весьма приличный есть в Шотландии.

— Гарри, не надо! Зачем мне? — смутилась подруга-супруга.

— Я же сказал — инвестиция. Даже если ты там не появишься, иметь его в собственности на всякий пожарный никогда не повредит.

— Нууу, хорошо.

— К тому же, ты, миссис Гермиона Поттер, хозяйка и этого ужасного дворца, и Поттер-мэнора. (опять смущается, видать ещё не привыкла к новому имени)

Дом в Шотландии (далее — дом Гермионы) 09.03.1992

— Иии! Мне здесь нравится! Круууть! А библиотеку ты видел? (кто о чём…)

Небольшой, по магическим меркам домик, как и ожидалось, подруге понравился, но времени у нас нет. Квиррелл, судя по всему уже на грани, и скоро должен предпринять попытку кражи камня. Дамблдор уже должен был убедится, что на меня влиять невозможно — Невилл приключений на свою пятую точку не ищет, а все остальные — шли бы лесом, нас с Герми категорически не интересуют. Порой я уже начинаю забывать что мы — детишки-первокурсники, Герми росла довольно обособленно от всякой шпаны, так что «детство в попе» не играет, да и я ощущаю себя (психологически) подростком. Наверное поэтому нам двоим сложно общаться с остальными учениками, только иногда студенты подходят к Герми, помощи попросить. И она никогда ещё никому не отказывала — любит поучать, что тут поделаешь…

Хогвартс, 14.03.1992

Ммм — потянулся я на кровати. Слава Мерлину, меня не будили однокурсники, а то я с утра невероятно злой, ненавижу когда меня будят. На часах 8.00 уроки начинаются в десять. Помимо самых интересных пар, которые проходят у деканов, ещё УЗМС, Арифмантика, ЗОТИ, История магии, Маггловедение (по выбору), латынь, и прочее, что студенты выбирают по желанию. Сегодня, вроде бы будут Зелья, трансфигурация, УЗМС, ЗОТИ. По четыре пары, как и всегда. Только по пятницам порой по три, но это редкость. Кое — как одевшись, и совершив утренний моцион, иду в гостиную. Гермиона, как всегда, с какой то книгой ждёт меня. «Исскуство трансфигурации. Мастер-класс» Роджера Андерса, довольно известного американского Трансфигуратора. С тех пор как наша очаровательная госпожа декан начала с подачи старого манипулятора самолично натаскивать нас в трансфигурации, наши успехи в этой области значительно выросли, однако нельзя не отметить, что знание теории это никак не восполняет. Даже наши Сложные беспалочковые трансфигурации не позволили нам слишком зазнаться — когда мы всерьёз занялись этой наукой, успехи постепенно сошли на нет. Вот превратить стол в свинью мы можем, а трансфигурировать, скажем, деревянный школьный стол в «классический» викторианского стиля, с рюшечками-вензелёчками, и т. д. Уже не получается. Ну это и понятно «удар» у нас сильный, а точность и мастерство хромает на обе ноги, для этого действительно нужна огромная практика, что бы на уровне рефлексов отложились нужные параметры трансфигурационного заклятья. Но, Маккошка ничуть не расстраивается, ей только в радость, когда она видит, где нас ещё надо поднатаскать. Практика, практика, и ещё раз практика. Особенно под руководством декана получается быстро. Трудная это наука, как оказалось — чем тоньше изменения, тем сложнее, а превратить сову в жабу любой шестикурсник может. Скидок на возраст нам кошка тоже не делала, гоняла каждый день по часу — два, перед отбоем. При таких темпах мы быстро, конечно устаём. Повезло, что у моей нечаянной супруги совершенная память — помнит о том, какие книги и где можно найти. Хорошо, что я подарил ей один домик (ей богу, не жалко!) где она теперь собирает свою личную библиотеку… Надо бы ещё книженций во флориш и блоттс прикупить, подарок на лето, так сказать… Сбылась мечта идиота!

Остальные предметы нас так не напрягают — УЗМС мерзко и грязно, но наша защищённая одежда плюс защитные перчаточки «талморские» делают своё дело — укусить нас всякие червяки-переростки не могут, запачкать тоже.

Однажды после занятий, ещё в январе подошли близнецы Уизли, выведать «секрет фирмы». Назначил им рандеву в одном пустом классе. В назначенное время зашёл в пустынный класс, и выменял у них карту мародёров. Надо сказать что заплатил с лихвой — рассказал про мародёров, выручай-комнату, и подарил комплект перчаток, которые на скорую руку сварганил благодаря своим домовикам. Фред и Джордж скрипя сердцем согласились отдать мне своё сокровище. Так-так… Питер Петтигрю. Как и ожидалось. Великолепно. После совершения сделки ещё недвусмысленно намекнул, что не против вложить деньги в бизнес, только не знаю куда. Конечно, ценного инвестора сразу же просветили по поводу своих «каварных» планов открыть магазинчик приколов. Сошлись на том, что через пару-тройку лет вернёмся к этой теме, и им надо подготовить бизнес-план. Могут рассчитывать на значительную сумму, и КП акций. На том и порешили, сбежав обратно в гостиную своего факультета.

Поэтому только мы с Герми, да Близнецы не страдали на УЗМСе, остальным приходилось туго, как и на гербологии. Лютики-цветочки выращивать — Мерлин упаси — проходной балл заработаем, и гори эти теплицы синим пламенем. Время, кстати, весьма интересная штука — то оно тянется, то летит. Прошлый «сумасшедший уик-энд» прошёл в каком то быстром ритме, и мы вновь переключились на медленный ритм Хогвартса «подъём-завтрак-пары-библиотека-занятия трансфигурацией-ужин-разговоры ни-о-чём с Герми в гостиной — сон». Так проходит каждый день, и только занятия Маккошки не дают нам совсем заскучать — сокурсники ещё такие дети, что просто ужас берёт. Разве что Невилл оказался реально умным парнем, только стеснительный да молчаливый, но это уже характер, тут уже «не попишешь». Наверное со стороны мы с Герми выглядим похоже — остальные с нами почти не общаются, «знаменитость и его девушка» — так и читается во взглядах и эмпатии. Хотя Драко иногда подходит, спрашивает разъяснения по непонятным моментам, да и просто поговорить. Мою подругу он всё ещё немного сторонится, но совсем чуть-чуть. Если не знать его, то и заметить невозможно.

Хогвартс, утро.

— Утречко доброе, Герми! Как жизнь молодая?… Все кто сидит за столом, а именно Герми, Невилл, финниган, и ещё пара девочек поворачиваются ко мне.

— И тебе доброе. А жизнь так вообще великолепно! Ты знаешь, что сегодня нам у севы (соседи по столу вздрогнули) ещё зелье из программы третьего курса варить?

— Теперь знаю. Что то нашла?

— Да, вот список ингридиентов, рецепт, комментарий специалиста. — протягивает мне листок бумаги сложенный пополам.

— Ништяк, если так дальше пойдёт — нас на мастеров зельеварения выдвинут. Тут голос подал Невилл: — на мастеров? Но разве можно стать мастером по зельям в таком возрасте?

— Невилл, мастером Снейп стал в четырнадцать лет, и подготовку начал с первого курса. Так почему мы не можем? Хотя да, не можем, по настоянию Дамблдора нас декан подтягивает в трансфигурации, дабы мы звание мастера защитили.

— М-мастера? Гарри, как такое вообще возможно?

— Невилл, дорогой мой друг, если ты не знаешь, то спешу сообщить — возрастной ценз министерства уже давно отменили, так что защищать звание может хоть первокурсник, хотя это физически невозможно. Опыту не хватит. Вот на курсе третьем — четвёртом, то пожалуйста, можно, если у тебя талант реально есть. (студенты притихли и слушали наш разговор) — я думаю, по гербологии у тебя однозначно получится.

И подхватив поднявшуюся подругу под ручку вышел из общей гостиной, оставив однокурсников переваривать инфу. Идиоты точно ринутся к преподам с просьбой дополнительных занятий. Этакую «свинью» я подложил профессорам.

Так, где тут у нас карта. Вот.

Две точки стояли в коридоре рядом с гостиной, Герми посмотрела через плечо, и сердито прикусила нижнюю губу. «Гарри Поттер» «Гермиона Поттер» — гласила надпись. Главное карту никому не показывать, иначе спалимся, как пить дать — спалимся, и отмазки в стиле «я не хотел, это случайность» не прокатят. Снейп находился в своей лабе, россыпи точек- студентов кучковались у гостиных своих факультетов. Замок просыпался.

Сперва — завтрак.

Глава 26. Бесславный конец зеркала «ЕИНАЛЕЖ»

Апрель-месяц

За всей этой кутерьмой я совершенно забросил свои исследования в лабе, лишь иногда я или Герми там появлялись, что бы отдохнуть от общества толпы студентов. Весна — пора любви, блин! И ещё предэкзаменационная пора. Поэтому большинство студентов, убаюканные зимними метелями, как пчёлки — засуетились. В библиотеке всегда хватало студентов, от открытия до закрытия сидели там и писали свои доклады-эссе, как их здесь называют. В большом зале, единственном месте в замке, где все собираются вместе студенты тоже ожили и львиная доля этого оживания по праву принадлежит близнецам. Эти неугомонные приколисты не на секунду не остаются на месте, если конечно не замышляют очередную шалость. Основная масса студентов уже привыкла что волосы, меняющие свой цвет, внезапно отросшие ушки, на манер высших эльфов, и тому подобное — в порядке вещей. После моего демарша по квиддичу ненависть студентов к Слизерину несколько поубавилась — фаны не так враждебно воспринимали их победы. А вот Квиррелл был совсем плох, о чём я и не преминул сообщить подруге.

— Герм, Квиррелл то совсем плох, если ничего не предпримет — загнётся в ближайшую неделю. Дамби, судя по моим наблюдениям и карте мародёров, камушек не перепрятал, Хагрид продолжает каждый вечер навещать пушка.

Хогвартс, 20 апреля

Вечером, как ни странно, Герми разыскала меня в библиотеке.

— Гарри, Гарри! — привычный шухер на голове приближался ко мне.

— Да здесь я, здесь. Чего там? — отозвался я из-за стеллажа с книгами.

— Гарри, я хочу спросить — что мы с Квиреллом делать будем?

— Н-да, ты права, дражайший директор ждёт что мы ринемся его останавливать. Хотя, если честно, мне пофиг — даже если мы сами отдадим ему камень, Волди будет только проще убить. Если он будет материален.

— Скорее всего он пойдёт за камнем завтра. Я уверена.

— Да, ты права, ему каждый день невмоготу. Завтра так завтра. Поиграем для директора, не зря же мы на гриффиндор поступили.

Хогвартс, Апрель

Сегодня ожидается великий день! По крайней мере продиктованный каноном. Спать уже не хотелось, хотя я пол привычке проснулся в восемь. Готов поспорить, что Герми уже уткнулась в книгу. — ииихаааа — потянулся я на кровати. Говорят, старосты имеют отдельные комнаты, вот бы такую заиметь, хотя меня соседи и не сильно напрягают. Уизли номер 6 обходит меня стороной, наверняка его братцы предупредили что бы ко мне не лез, Невилл тихий просто до неприличия, и ещё остаётся симус финниган — обычный парниша, друг Уизли номер 6. Привычно встаю, автоматом снимая сигналки с постели. Ещё гостей мне не хватало. Невилл ещё дрых, а рыжий со своим другом уже скрылись из виду. Паломничество в душ, одеваемся, и прихватив книги выхожу в общую гостиную. Как и ожидалось — Герми сидит одна, если не считать фолиантов.

— Добренькое утречко! — весело приветствую её из-за спины. Пока Герми оборачивается, плавно перехожу с другой стороны и звонко чмокаю подругу в шейку. Трудно поверить, но после происшествия в банке почти два месяца назад, мы не так уж активно заигрываем — если раньше это было просто по ребячески — весело и слегка волнующе, то этой весной мы чуток повзрослели. По крайней мере я уже не удивляюсь утренней эрекции, да и гормоны дают о себе знать — одного поцелуя нам хватает что бы «разогреться». Ещё холодным зимним вечером таких результатов не было даже при постоянных заигрываниях… Похоже, детство кончается, и если раньше при виде своей подруги у меня проскальзывали мысли «ах, как же хочется припасть к этим губкам, приобнять за талию, а возможно и пониже» то сейчас «градус» моей подростковой фантазии вырос как минимум вдвое, и эти ужасающие мантии кажутся такими балахонистыми, их так хочется снять… Гормоны-с, весна…

Привет, Гарри! У нас сегодня тесты у Макгонагал, надо учить теорию!

— Час икс — в десять. — шепнул я на ушко своей подруге. В десять часов вечера Квиррелл распрощается с остальными преподами и студентами, которые на отработках. Сегодня он ведёт себя преувеличенно-спокойно, что выдаёт его нервы. Точно, сегодня пойдёт гад за камнем.

— Ок, — так же шёпотом сообщает мне подруга. Чем займёмся?

— Как ты и сказала, будем учить теорию.

— Понятно. Если сдадим тесты побыстрее, раньше освободимся.

Следующие полтора часа прерывались только шелестом страниц, да редкими случаями практического применения заклятий трансформы. Студенты просыпались, выходили, но мы на них внимания не обращали. До тех пор пока не пришла пора идти на урок. Перебравшись в кабинет Биннса мы снова уткнулись в книги. Призрак не обращал внимания на то что творится в классе, поэтому мы без стеснения начали практику. Книга превращалась в винный бокал, второе заклинание сделало на бокале тонкую гравировку, далее — гравировка металлизировалась, отсвечивая серебром, ножка бокала меняла форму, потом бокал превращали в змею, змею обратно в книгу. Мы с Герми соревновались в трансфигурации под мерное бубнение призрака. У нас получалось всё лучше и лучше. Я даже заметил изменения в ауре, и при желании, думаю, могу усилить некоторые элементы. Мастерство это не даст, но контроль за энергией, по идее будет возможно сделать намного тоньше. Правда это снова потребует крупной операции, на подобии той, что прошла Герми незадолго до приезда в Хогвартс… Разберёмся. Хотя Маккошка уже сейчас отмечает наше обучение как «блестяще» и не переминает напомнить нам об «одарённости». Хотя, может и правда у нас предрасположенность к трансфигурации, кто знает.

Получалось и вправду всё лучше и лучше — поначалу обучения мы снова превращали спички в иголки, правда, требования к иглам повышались раз за разом — длинна, толщина, форма, величина «ушка». Спустя неделю обучения мы могли превратить спичку в иголочку шестигранной формы, с гравировкой наших имён на каждой грани… Это реально сложно.

После урока бинса на обед, где нам удалось пообщаться с Малфоем-младшим. Этот красавец, по правде занял самую выгодную для нас позицию — иногда общался, но довольно редко. Однажды ему даже удалось нас вытащить из библиотеки и уломать на полёты на мётлах. Школьный Чистомёт, или iМетёлко нам выдала мадам Хуч (ч?). По полю мы гоняли наверное часа три, пока совсем не надоело, и мы выбыли из игры.

Макгонагал поприветствовала нас в своём классе, в котором мы превращали пожалуй всё во всё. Маккошка Одета как обычно — учительская мантия поверх строгого зеленоватого костюма. Хотя бы от этой дурацкой шляпы избавилась… Сели за первую парту, на столах лежали листы с вопросами теста, что во что можно превращать, какие формулы, соотношения массы объектов, и т. д.

Чирк-чирк-чирк

Чирк-чирк-чирк…

Через пол часа мы уже закончили тест, препод проверила работы, Герми получила на 10 баллов больше чем я. Блииин. Подруга окинула меня торжествующим взглядом. Показав маккошке практические результаты мы получили заверения о том, что звания мы обязательно достигнем, и нам пора идти баиньки. Ретировались.

— У тебя всё готово? — спрашивает подруга.

— Всё. Погнали.

И мы, следуя карте мародёров пошли к «запретному» коридору. Квиррелл уже в комнате с пушком, вот его точка исчезает. «Аргус Филч» в другой части замка, «ужас подземелий» в своей лаборатории, путь свободен! Две пометки с одной фамилией — «Поттер» сдвинулись с места. Как же меня нервируют Эти Лестницы!

Заклинание оптической невидимости, магией же приглушаем шаги. Только в магическом зрении подругу видно, её яркая аура следует сразу за моей, дверь к пушку открыта, изнутри доносится музыка. Первым прыгаю в объятия въюнка-переростка. Герми приземлилась рядом. Люмос!.. Блин, Герми опаснее Волди и пожирателей вместе взятых… Её школьная юбочка сбилась после падения, так что светляк высветил розовато-белые трусики моей подруги… Так! Успокоится! Не время! И вообще этого по канону не было! Мерзкое растение наконец то расступилось и мы упали на пружинящий пол. Герм злобно зыркнула, поправив деталь одежды, и мы проследовали дальше. Дверь с ключами. Как говорил великий Дейдара-сама «исскуство это… ВЗРЫВ!» дверь разнесло на щепки, буквально вынесло в следующую комнату. Здесь, по всей видимости держали тролля. Проходим дальше. Тут трансфигурированные стражи-шахматы. И сигналка на доске. Ну, это даже не смешно. Фините! Куча камней валяются на полу, дальше снова вспоминаем мудрость Дейдары — двери почему то нет, стену по направлению следующего зала выносит мощное взрывное заклятие Эльмирской школы БМ. Тут зелья, и какой то огонь. Интересно, Дамби действительно думал что это «испытание»??? Просто смешно. И хорошо, что его маразм не позволяет ему оценить наш уровень. Почему то я уверен, что несмотря на свою гениальность, старый манипулятор страдает маразмом, старость не радость… Через огонь мы спокойно проходим, не обращая внимание на «зелья» — только чуть-чуть серьги артефакты нагрелись, у Герми, наверняка тоже.

Квиррелл стоит перед чудо-зеркальцем, при нашем появлении резко оборачивается.

— Ааа, мистер Поттер, мисс Грейнджер? Какая неожиданность. — гнусавит лжепрофессор.

— Миссис Поттер, между прочим! — наигранно возмущается Герми.

— Вот это — неожиданность! — весело говорю, посылая своё любимое взрывное в препода.

Квиррелл то, гад вёрткий, уклонился, хотя его задело осколками от пола. Поднимается, и атакует авадой. Пшёлнах — закрываюсь спецщитом из магии смерти. Зелёный луч гаснет в защите, за ним ещё парочка редукто, и чего то невербальное, что я идентифицировать затрудняюсь. Волди на затылке заговорил «ДАЙ МНЕ ПОГОВОРИТЬ С НИМ!»

— Но господин, вы ещё…

— Быстро, придурок!

Квирелл размотал тюрбан, а мы охреневая смотрели на это зрелище. Да он хоть понимает, что его сейчас заавадить — раз плюнуть? Похоже Волди тоже сумасшедший.

— Ты сильный маг! Присоединяйся ко мне! Я дам тебе богатства, славу… Точно псих. Как будто с идиотом говорит.

— Да ты охуел, Том? Посмотри на себя! Вон, кстати зеркальце стоит.

— Не называй меня этим именем!

— Хорошо, будешь Волди. Так вот, Волди (игнорирую ярость осколка души) ты сейчас слабый, бестелесный, жалкий, проигравший, свихнувшийся тёмный маг. Да такой как ты МНЕ не нужен, не говоря уже о том… Пропускаю над головой красный луч круцио.

— Что присоединится к тебе! И бью его воздушным импульсом, но этот гад успевает поставить щит. Пора закончить этот балаган. Ударяю огненным потоком, который здесь зовётся «адским пламенем». Волди-Квирелла сносит ко всем чертям вместе с его щитами, если я правильно помню то адское пламя мочит даже хоркруксы, вместе с заключённой душой.

Герми сзади, прикрылась универсальным щитом, и смотрит на этот цирк. Зеркало ЕИНАЛЕЖ зазвенело по полу, сразу же растекаясь лужицей. Готов поспорить, камень тоже расплавило. Ну и ЗА — Е — БИСЬ!

— Пойдём отсюда. — протягиваю подруге руку, и мы телепортируемся в туалет плаксы Миртл. Никого. Пока преподы подняты по тревоге, мы при помощи карты добираемся до наших спален, и тихонечко так засыпаем.

01.05.1992

Великолепно, мистер поттер, у вас великолепно получается. Ваш отец бы вами гордился! Он любил трансфигурацию.

— Спасибо, профессор. Что дальше?

— На сегодня всё. И, вас директор приглашает к себе. Позвольте вас проводить. Мы с Герми переглянулись — точно всё знает, гад такой. Даже Маккошка не пригласила нас, а вежливо конвоирует… Занятненько! Опять забыл встроит оповещение о попытке взлома в амулеты.

— Сахарные колечки!

Знакомая горгулья отъехала, освобождая проход. Мы зашли первыми, Кошка следом. Герми немного мандражировала, но это нормально, она впервые в кабинете Дамби. А вот мне уже не впервой — после «квидичного бунта» уже вызывали «на ковёр».

— О! Здравствуй, Минерва. Ты привела мистера Поттера? Мисс Грейнджер? Великолепно.

— Альбус, я не понимаю, зачем понадобилось вызывать студентов…

— Не волнуйся за своих протеже, верну в целости и сохранности.

— Я настаиваю на своём присутствии! — похоже Маккошка реально защищает своих студентов. Мы же снова во все глаза рассматривали этот кабинетик. Гора всякого хлама, прям Гесер какой то (хи-хи, прикольное сравнение).

— Ну хорошо, с наигранным миролюбием смирился директор. — ну-с, молодые люди. Можете ли мне сказать, где вы были когда пропал профессор Квирелл? (Макгонагал напряглась)

— Ну конечно, мы в тот момент пытались помешать ему завладеть чудо-камушком (готов поклясться что слышал Хмык со стороны декана)

— То есть это были вы! Хо-хо, я прав, Минерва! С тебя галеон!.. Нифига себе! Они тут ставки что ли делают? Это мы типа лошади на ипподроме? Обидно, знаете ли!

— А теперь, молодые люди, рассказывайте с самого начала! Откуда вы узнали про камень?

Дальше пошёл рассказ — легенда по мотивам канона — пушок, запретный коридор, Квирелл, Снейп, в общем — сказка для идиотов. С каждым словом директор всё больше лучился удовольствием. Но вот речь дошла до дня икс. Тут Дамби мы врать не будем)))

— И вы прошли во вторую комнату, что дальше? Поймали ключ?

— Ну что вы, директор! Зачем это расшаркивание — просто вынесли дверь взрывным заклятьем. (Дамби напрягся)

— Дальше. — требовал директор.

— А дальше была комната с шахматами.

— Вы сыграли?

— Ну вот скажите мне, зачем??? Просто сняли превращение с булыжников, а потом вынесли взрывом кусок стены в следующую комнату. (Дамби пробрало)

— Зелья?

— Прошли так, щиты против огня ещё никто не отменял.

— И там вы увидели Квирелла?

Да, он стоял перед зеркалом, потом увидев нас снял тюрбан, и Волдеморт потребовал что бы я достал ему камень. Хмм — прочистил горло и продолжил. — а зачем мне такие сложности? Герми (кивок в сторону подруги) его авадами обстреляла, а пока он уклонялся, я его «адским пламенем» уложил. И его, и зеркало, и камень, думаю тоже.

— Гарри, откуда… Впрочем, неважно. (в глубокой задумчивости) — А! И ещё, Гарри, Гермиона, вам зачёты по предметам поставят «автоматом». Вы и так лучшие ученики курса, так что (лукаво сверкнул очками) вам полагаются кое-какие привилегии. Минерва!

— А? Что? — вышла из задумчивости декан.

— Что там с трансфигурацией? И показывает взглядом на нас. Мы же, пока директор отвлёкся вовсю опустошаем запас его лимонных долек. Проверено — яда нет.

— Просто великолепно, Альбус! Великолепно! Такими темпами они смогут защитится уже к четвёртому курсу (ага, помню, турнир там будет, и если не налажаем, я приму в нём участие. Очень хочется попробовать новые тяжёлые штурмовые плетения на крупных целях. Я этими разработками аккурат в момент прошлой смерти занимался, а уже здесь, в Хогвартсе закончил)

— К четвёртому? Но ведь практика…

— Знаю, Альбус, знаю, но дети делают поразительные успехи! Так что в своих словах я уверена!

— Что ж… Директор повернулся к нам, и слегка «завис», его любимые дольки, если я правильно помню, никто не ест, даже Фоукс, а мы как раз заканчивали тарелочку.

— Хмм… Молодые люди. Я, кажется говорил что вам полагаются некоторые «вольности». Если я правильно помню, вы всё свободное время посвящаете учёбе, так что… Я разрешаю вам отправляться на каникулы уже сейчас. По дисциплинам вы обладаете всем объёмом знаний, и я не вижу смысла загружать профессоров вашим обучением. Тем более — вам сейчас не достаёт практики в трансфигурации.

— Но директор — попыталась было возмутится по неизвестному поводу Макгонагал.

— Я знаю, Минерва, школьникам запрещено использовать магию на каникулах. Однако этот закон принят для сохранения статута секретности. Гарри и Гермиона же, если я не ошибаюсь проживают в особняке Поттеров (узнал таки, козёл бородатый. Ну ничего, про остальные рода будет тебе сюрпрайс)

Макгонагал несколько секунд осмысливала сказанное, а потом окатила нас в эмпатическом плане удивлением и интересом.

— Ну что ж, если вы так считаете…

— Больше я вас не задерживаю. И развернулся к Фоуксу. Аудиенция окончена.

Глава 27. О том, как быстро растут дети

Хогвартс, май 02 мая

Сборы. Весь курс «лихорадит» по поводу экзаменов. Мы с Герми чувствуем себя королём и королевой среди челяди. Прияяятна! Зачёты «автоматом» получить, и сегодня уже можем смываться. Маккошка выдала нам список заданий, и пожелала хорошенько провести лето… Ну, это обязательно. В это лето можно реально не беспокоиться — основные сложности с Волди начнутся на четвёртом курсе Хога, а пока смело можем отдохнуть. Хотя не стоит забывать, что с каждым годом подлян будет всё больше. Первый курс — Квирелл-Волди, камушек — на день работы и одно «адское пламя» и всё. Второй курс — Дневник тома, загадочные нападения на студентов, «война» гриффиндора со слизерином, и ещё до кучи один полоумный эльф — домовик. Вот это уже прийдётся решать не с бухты-барахты.

Хотя… В ж*пу войну, впереди у меня такая бойня, что Волди может съесть свою змею от зависти — Герми хочет навестить родителей — настаивает, что бы я с ней пошёл. Постараемся сохранить в тайне наши отношения, хотя б до следующего года, а то Чарли меня убьёт.

Директор, готов поспорить за нами проследит на этот раз, так что отправляемся «стандартно» — Хогвартс-экспрессом. Хотя правильнее назвать рейс «Хогсмит-экспресс» так как на нём кроме студентов два раза в год, ещё целый год возят людей и грузы в Хогсмит. Грузовой портал намного дороже.

Единственное, что попрощаться с Невиллом стоит, все остальные нам побоку — Уизли номер 6 глядит «волком», как он думает, хомячок… Остальные удивились, когда узнали, что лучших учеников освободили от занятий. Но быстренько согласились, что нам на пары ходить — только время зря тратить. К тому же мы намекнули, что будем тренироваться, так что филонить не получится.

Тууу-тууу!

Мы вошли в купе, благо свободных хватает, переоделись в одежду, что была на нас почти год назад. Блин! Пришлось немного трансфигурировать одежду, она уже нам мала. Прошлая «настройка» ауры для меня и Герми не прошла незамеченной, обмен веществ, органы, всё просто идеально. Кожа у нас двоих, к слову сказать, гладкая и упругая — следствие «настройки». Благодаря почти совершенному здоровью мы существенно прибавили в росте, да и на гормонах это сказалось — я уже начал заводиться, когда увидел подругу, надевшую вещички на размер меньше. Мм. Прав был Чарли — растущие организмы, закупать целый гардероб за раз смысла нет. Моя «взрослая» привычка разобраться с покупками шмоток за один день, и на пару лет вперёд, здесь не прокатит. Прийдётся опять заниматься шопингом. Вы не подумайте, я, конечно люблю прошвырнуться по магазинам, хотя это и отдаёт пижонством, вполне нормально позволить себе отдохнуть от забот. Деньги, как и патроны — тратить — одно удовольствие, хотя я прекрасно помню слова гоблина о том, что мне прийдётся заняться заработками, да так что бы перекрыть траты. Хотя, я уже успел связаться с управляющим Гринготтса, и вложить средства в магловские предприятия, которые однозначно пойдут «вверх» — компьютеры, мобилы «nokia», через пару лет, когда у эппла будет кризис — инвестируют почти тридцать миллиардов зелёных, да наставят их на «путь истинный», и посоветуют вернуть Джобса в компанию…

Древние сейфы, как и ожидалось, небогатые. Только два плюса — книги из слизеринской библиотеки и хранилище ла-фэй. Хотя там почти ничего нет, (пара сотен золотых не в счёт) главное богатство — сам сейф. Тут стоит отметить, что хранилища заводятся по порядковым номерам, по возрасту. И существует некий негласный табель у чистокровных — чем меньше номер сейфа, тем круче. Хогвартсу, к примеру принадлежали сейфа с 702 по 730. Более Малфоям — 114, Принцам (род такой) -19. Род ла-Фэй, берущий своё начало у морганы и мерлина имеет сейф номер 3, первый принадлежит роду Гринготт — основателям Гринготтса. Хоть и прибытку с этого никакого, а приятно.

Пока поезд ехал, я размышлял. Герми, уже привыкшая к тому что я, как она выражается «зависаю», начала практику, выудив из своей безразмерной сумочки задание Макгонагал.

Оставшийся путь мы снова соревновались в трансфигурации — мне уже удавалось превратить обычное яблоко в вазу. Хотя, стоит отметить, что самое сложное — украшения. На стеклянной вазе были цветочки из хрусталя, настолько тонкие и точные что руками человеческими такое создать невозможно. В пределах одной трансформы смена с биохимии на кристалл, смена формы, добавление гравировки, металла, примесей в кварц и кремний… Это ещё не мастер-класс, но уже далеко за пределами возможностей студента, скорее уровень опытного трансфигуратора. Ещё одной моей любимой фишкой стала беспалочковая трансфигурация одежды (ведь без артефакта магия «толще», грубее) прямо на себе. Помню, как то в книге Лукьяненко прочитал про Гесера, который поутру, с чашкой кофе в левой руке, мановением правой превращал свою пижаму в строгий деловой костюм. Не знаю, как там благоверная, а я просто загорелся идеей научиться так делать. Хотя и трансформа легко отменяется, да и не вечна, возможность «переодеться», просто проведя руками по пижаме это реально круто! Не раз я «на бис» показывал этот Фоукс своим соседям, Малфою, да и всем кто хотел посмотреть на шоу. Каюсь, в Хогвартсе скучно тем, кто туда не играть приехал, а учиться. Но! Иногда так хочется расслабиться…. У девушек это умение вызвало настоящий восторг! Вечером в гостиной факультета меня прижали по всем канонам гоп-стоп жанра, и буквально магически «изнасиловали» мою психику и подростковые гормоны. Девушки со второго по седьмой курс просили «переодеть» их в наряды, притащив для полного счастья кучу модных журналов. Дааа… Вот это времечко было — до двух ночи шумели в гостиной, девушки хвастались своим видом, а потом снова «ну Гарри, ну плииииз, вот это платье ещё…»… Пожалуй, не мне одному так ненавистны эти мантии. Герми тоже со временем научилась так, но это умение вообще не афиширует, и не пользуется без крайней необходимости. А вот у Маккошки был настоящий культурный шок! Насколько я понимаю, местные в трансфигурации и магии пространства могут дать фору даже Эльмирским магам, а вот с идеями у них худо. Реально худо. Конечно, и они что-то могут, но идея создать одежду в постоянной трансформе, запитав процесс от рун на ней, вызвал «перегруз мозга» у декана. А что? Вышиваем руны подпитки, сбора и аккумуляции энергии, трансфигурируем шмотки, соединяем с рунной формулой и… Вуаля! Только надо сначала всё рассчитать, и более двух — трёх трансформ тупо «не влезет» в руническую вязь… Но сама идея! Универсальная пижама-мантия-костюм может пользоваться невероятным успехом. Позже, (а дело было в конце марта) декан пришла от директора, и принесла нам кучу документов. Насколько я понял — Дамби, пользуясь своими правами в международной коллегии магов (хоть здесь не используют это глупое сказочное слово — «волшебник») заочно выдал нам что-то вроде патента, или авторского свидетельства. Короче — числилось теперь за нами одно «открытие», как его обозвали. Весьма неплохо — Маккошка сказала что директор — признанный мастер трансфигурации совершил своё первое «открытие» только в четырнадцать (хоть что то стало понятно. Если Дамби сам защитился, учась на четвёртом курсе, (как говорит декан) это хоть чуть-чуть объясняет его «странное» предложение учить нас трансфигурации мастер-класса)

А мы такие все из себя гениальные. Я, походу был прав, если у Дамби не получилось давить, он хочет договориться. Если бы он был таким слепцом, не дожил бы до первых седин. Мы достаточно, а порой и нарочито демонстрировали ему что довольно сильны, и талантливы, в общем — «ценны». Как я и подозревал с момента неожиданного предложения Маккошки, директор хочет выставить нас маленькими мерлинами, и, опять же — надеждой и опорой магического мира. Боится, гад, что серая масса выпускников найдёт себе «не того» лидера, как в случае с Томом. Это очень хорошо, можно не боятся Дамби, к тому же, насколько помню по канону, он уже умирает — его аура, от использования мега-палки (ХD) разрушается на глазах.

— Бздынь! — палочка стукнула по вазе, и змейки из хрусталя, украшавшие вазу превратились в настоящих.

— Всё, любовь моя, сдаюсь!

— Хм. — недоверчиво зыркает Герми — мы в мэнор то поедем?

— Да, но сначала — по магазинам! — показываю глазами на наши одежды, из которых мы выросли.

Герми, уже соскучившись по магазинам, просияла и так сладенько-сладенько «хорошо, дорогой» Блин, она на прочность меня испытывает? Ну, так я ей покажу, что три раза по десять минут — это следствие дисбаланса в ауре, который мы изначально исправили. С «новыми» телами можно и всю ночь напролёт… Только она ещё этого не знает. Тоже большой плюс — другие врят ли могут доставить подруге такое удовольствие — с её идеальным балансом она сможет заниматься любовью без дискомфорта только с теми у кого аура не менее совершенна — то есть со мной… Но подруге об этом знать не надо, да и сомневаюсь что моя жена захочет мне изменить. Помню, в прошлой жизни только с двумя девушками у меня был секс, но первая ушла — «касание» моей ауры во время оргазма может быть неприятно. А вторая — магиня-стихийница, с которой мы три года «встречались», она уже могла выдержать мою ауру, но, увы, её сердце украл другой. А вскоре после этого я «сменил» мир, и встретил свою единственную. Благодаря проведённым процедурам, и постоянного нахождения рядом, близость наших аур вызывает только положительные эмоции, а никак не подавленность со стороны партнёрши. Что не может не радовать.

Поезд начал тормозить. Мы, вышли из вагона на платформу со странным названием, довольно пустынную платформу. Направились к барьеру, у вокзала взяли истинно-английское такси и поехали закупаться.

Оксфорд-стрит

Мы позвонили с истинно-лондонского телефона — автомата грейнджерам, чарли с супругой обещал встретить нас через два часа в кафе, в конце улочки. А пока — по магазинам… Для девушек это похоже аналог «в атаку — вперёёёёд»

Н-да. Я на Герми определённо положительно влияю. Или это возрастное? В прошлое посещение она стеснялась зело, и взяла один строгий костюмчик, а щас…!

— А это? — подруга в каком-то умопомрачительном облегающем костюме вертелась передо мной… Попка просто загляденье! И фигурка молодая, ладная, просто отпад! Пока я разглядываю её, опять скрывается за занавеской, шурша одеждой. От продавщиц веет завистью — настолько красивая девушка как Герми любого выбивает из колеи. Опять что то одела… ёп…. На этот раз мини-юбочка на ладонь выше колен. Блииин — ножки ровные, кожа шелковистая. Ремешок приталивает угольно-чёрную блузку, грудь… Пока ещё маленькая, но это и понятно — Герми только тринадцать… Скоро будет. Неважно. Она, похоже решила меня соблазнить, или у неё не специально выходит? В любом случае — я прям здесь её хочу. Если бы не продавщицы…

Когда испытание было пройдено, мы вновь отправились в то же кафе, в котором я подарил ей амулеты в прошлом году. Здесь почти ничего не изменилось, народу как всегда хватает, у кофе вкус тот же, что и раньше. С меня, кстати, сняли мерки в бутике с каким то итальянским названием. Если обещанные костюмы будут соответствовать цене, то можно не волноваться. А пока сидим на нашем стихийном свидании, потягиваем чай-кофэ, да говорим ни о чём. В кафе играет какая то релакс-музыка — гитары с синтезаторами… Опять расслабился. Только так можно сменить ритм — ещё вчера мы сидели на уроке Маккошки, думали о всяких арифмантиках — зельях, а сейчас — в маггловском кафе, смотрим друг на друга, прихлёбывая ароматный эрл-грей (Гермиона) и терпкую Робусту (я). Хорошо, что мы оба любим занимать места в самых тёмных уголках, подальше от любопытных глаз — целую подругу, отставляя пустую чашечку кофе, ммм… Терпкий вкус кофе вместе с лиственно-цветочным бергамотом, у меня создалось впечатление что мы не целуемся, а просто наслаждаемся «вкусом» друг друга. Подруга, судя по эмофону тоже. Остальные посетители отводят взгляд, официант, нёсший нам счёт свернул к другому столику. Плевать. Лицо подруги рядом, дыхание остаётся горячим следом на губах. Плевать. Руки обнимают её за упругую талию, лаская нежно-шелковистую кожу. Плевать. Она слишком долго испытывала моё терпение, оно лопнуло как воздушный шарик после встречи с иглой. Плевать — на всех и всё. Но не стоит забывать о приличиях, мы в конце концов в общественном месте.

Отрываюсь от подруги, от неё веет сначала сожалением, а потом лёгким стыдом. От меня подруга ощущает то же самое, но в обратном порядке. Герми, обнимающая меня, посмотрела куда то мне за спину, и от неё таким шоком и стыдом шибануло, что я вздрогнул. — что там, дорогая? — шепчу на ушко. — мама. — отвечает тоже шёпотом. Б*ть, вот и доигрался. — проскальзывает мысль, и я поворачиваюсь, уже догадываясь что увижу. Так и есть — за соседним столиком сидела чета Грейнджеров, как это я их проморгал? А ведь они к нам присмотрелись только после того как официант свернул к ним… Не следую я мудрости Шизоглаза, не следую. БДИТЕЛЬНОСТЬ! Должна быть постоянной.

Миссис Грейнджер стоит в четырёх шагах, и каким-то отрешённым взглядом оглядывает дочь, от неё просто несёт в эмоплане грустью и шоком. Да, да, дорогая тёща, доча выросла, теперь я о ней позабочусь, да и люблю я её не меньше вашего (не в слух, конечно же). Чарли, вот МУЖИК! Уважаю! — подошёл к жене сзади, незаметно показав мне большой палец «класс», обнял за талию, склонился к ушку, и что то прошептал, поцеловав. «мама» сразу же начала успокаиватся… Я тоже хочу так уметь! Кто б научил?

Герми снова удивилась, но уже не так как раньше. Посмотрел на свою жёнушку — понятно почему тёща шокировалась — у Герми губки то раскраснелись, дыхание глубокое, только начало восстанавливатся, в глазах возбуждение. Налицо все признаки взросления.

— День добрый — первым приветствую Грейнджеров. Жму неожиданно крепкую руку чарли, приглашаю их за стол. Тёща сразу же начала шушукатся с Герми, а мы, как и в прошлый раз остались болтать с чарли. Официант принёс ещё кофе, на этот раз «арабика» — её сладость невозможно ни с чем спутать, плюс какие то местные сладости к кофе. Блин, «арабику» не пьют со сладостями! Но гарсону похоже пофиг на эти правила.

— Ну, вы блин, ребятня блин даёте! Не ожидал, дааа… — Чарли-сама разговорчивость.

Я же взял нить разговора на себя — рассказал о наших «приключениях», в укороченном и упрощённом, зацензуренном донельзя варианте. Похоже родителей не провести даже мне, что уж говорить о Герми, но они тактично не спрашивают. А я не спешу их просвещать.

— Молодой человек! — обращает на себя внимание моя тёщушка, с донельзя гордым видом.

— Несмотря на то что мы успели познакомиться, прискорбно что я вас почти не знаю, в отличии от моего мужа. Позвольте представиться — Елена Джин д'Аркас Грейнджер (оляля, француженка? Аристократка? Хоть и бывшая. Этот факт надо проверить) — и тёща воззрилась на меня, ожидая увидеть удивление её «голубыми» кровями. Ага, счазз, разлетелась.

— Лорд Гарольд Поттер-Певерелл-Блэк-Слизерин-де-Ла-Фэй. К вашим услугам, леди. С самым аристократичным выражением на лице представляюсь я ненавистным именем, силясь тупо не заржать при взгляде на эту картину. Тёща «зависла» секунд на тридцать, осмысливая сказанное, я же ей не мешал.

— Но для вас — просто Гарри. И улыбочка «гин».

Понятно, откуда у неё все эти консерваторские замашки. Тёща призадумалась — а так ли надо воспрепятствовать нашим отношениям с её несовершеннолетней дочей.

Решив что то для себя она отвисла.

— Хорошо, Гарри. Какие у вас планы на лето — поднося чашечку уже остывшей «арабики» к губам спрашивает «тёщушка». Хмм… Интересный вопрос — во первых — провести глобальное вмешательство в ауру подруги, во вторых — по шесть часов в день заниматься превращением чего-то в чего-то другое, и ещё заскочить к аврорам Лонгботтомам, дабы осмотреть их на предмет лечения. Офигенные планы. Интересно, поймёт ли меня тёща?

— Ну, на лето у нас дел хватает (тёща кидает быстрый взгляд на дочу) — во первых — практика в трансфигурации по шесть часов в день, крупное хирургическое вмешательство в ауру Герми (грейнджеры напряглись), и при всём при этом нам ещё надо успеть отдохнуть и посетить чету лонгботтомов на предмет лечения. Замечательные планы.

Во время моего спича о планах грейнджери и мисси Поттер молчали, кивая головой. На последний пункт отреагировали заметно живее.

— Лечения? Ты ещё и лечить можешь?

— Ну да, работа магии с телом весьма обширна (кидаю быстрый взгляд на Герми) так что почти любой маг может вылечить даже серьёзные заболевания. Хотя тут зелья намного эффективнее. Широкая улыбка Герми с идеально-ровными белыми зубками не укрылась от зоркого глаза стоматологов.

— Хмм… — глубокомысленно изрёк чарли. — так вы сейчас к нам?

— Нет, извините, но практиковатся в маггловском доме мы не можем — секретность! — объяснила Герми своим родителям.

— Хмм… — уже Елена изрекла ту же глубокую мыслю. — мы так хотели побыть с тобой, доченька, а ты нас покидаешь…

— Нет, мам, я конечно же поеду домой! — пошла на попятную подруга.

— Ну! — вставляю свои «пять копеек» — этот вопрос можно легко решить! Предлагаю махнуть ко мне!

— Мам…

— Я поняла, доча, с удовольствием навещу ваше гнёздышко…

— МАМ!!!

Тут мы уже не смогли сдержать смех, Герми такая милашка, когда смущена! Просто эталон кавайности!

Глава 28. Возвращение к Поттерам

Поттер-мэнор, 02.05.1992.

Ох, ничего себе! — это чарли осматривает наше жилище. Дааа, крутой домик!

Герми вместе с мамой ушли в спальню подруги, готов поспорить, о шмотках речь ведут. Ну ничего, тёще-консерватору пора продрать глаза и посмотреть в глаза реальности — её дочь не маленькая девчушка с растрёпанными волосами. Хорошо что она не знает, что Герми ещё и совладелица этой хаты, на правах миссис поттер… Домовикам строжайше запретили именовать её по фамилии — только «госпожа» и никак иначе.

— Да, вот так и живём. Хотя для полного офигевания, чарли, тебе надо ещё в Слизерин-мэнор. Вот там реально дворец.

— Эх, Гарри, я конечно знал, что ты хороший парень, веришь — нет, у нас, медиков глаз-алмаз. Но теперь я за дочку спокоен. На свадьбу то не забудешь пригласить? (и подмигивает) Эх, Чарли, Чарли, тебе врать я просто не желаю…

— Эмм… Видишь ли…

Там же, спустя час

— Них*я себе! — Чарли откинулся на спинку стула. Услужливый домовик поднёс чашечку чая. — спасибо — машинально поблагодарил домовика наш новоиспечённый тесть.

— Вот ТАКОГО я точно не ожидал… Чай с валерианой помогает успокоить нервы, и «папа» продолжил:

Ты только Елен ничего не говори. А то, ты знаешь, у неё натура впечатлительная… Лучше я сам, как нибудь, по случаю…

Звяк! — чашка в ещё нервной руке громко звякает по тарелочке, тесть окидывает меня извиняющимся взглядом.

— Спасибо, «папа» (вздрогнул… Так вот от кого этот жест у Герми!) очень признателен!

Топ-топ… — к концу нашего разговора шаги слышатся на лестнице. Герми уже в новом платье, максимально строгом (если можно назвать ту эро-коллекцию которую накупила Герми строгой) спускается, за ней следует мама. Чарли, блин, всё-таки выдал себя — окинул дочу ТАКИМ взглядом, в эмофоне подруги по порядку:

1. удивление 2. Любопытство 3. Догадка 4. ШОК! 5. Смущение… Хотя на лице не отразилось, только на меня так зыркнула, что мне сквозь землю провалится захотелось. Извиняюсь — тоже взглядом. Жинька сменила гнев на милость, и прошла к столу, пряча взгляд от отца. Ну ничего, Чарли мужик что надо — я в него верю. Так начался наш первый семейный ужин, хотя одна участница ещё не догадывалась о его «семейности»… Но это и к лучшему — масштабной баталии с обвинением в растлении её «кровиночки» ещё не хватало.

04.05.1992

Миссис Грейнджер — Снейп в юбке. Язвительная, до неприличия. У меня сегодня настроение не лучше — почему то потянуло на «жОсткие» приколы. Может это из за смены ритма? Сначала — директор, потом — сцена в кафе, потом ещё тяжёлый разговор с Чарли…

И надо ж ей съязвить по поводу моего дома, мол «гнёздышко» конечно неплохое, но…

Непонял? Это она про особняк поттеров? Это милейшее уютное место? Не соответствует такому звучному имени? Ну всё, дорогая моя тёща Лена! Задолбали все!

— А, так вы про этот летний домик? Каюсь, хотел обзавестись чем то получше, но всё руки не доходили… (и виноватенько так улыбнуться) — впрочем, продолжил я после молчания, если желаете навестить мой дом, то можем отправляться прямо сейчас. Готовы?

Тёща, кажется не ожидала такого поворота событий, Чарли навострил уши, а Герми, умничка моя, сразу «просекла фишку», и сейчас шепчет папе на ухо. Вводит, так сказать, в курс дела.

— Гарри? — вопросительно зовёт меня по имени тёща. Потом поворачивается к семье.

Чарли, молодец — тоже просёк фишку, и сразу же соглашается, Герми тоже кивает.

Ну всё, родненькие мои, пристегните ремни!

— Ну так чего стоим, кого ждём?

Первым и в Слизерин-мэнор отправляемся мы с Герми.

— Гарри! Что ты там устроил???

— Совсем не устроил! Я же не виноват, что твоя мама будет недовольна поттер-мэнором!

— Гарри! Едрить-колотить! Да она просто раздражена, длумает что ты меня из семьи увёл, вот и бурчит! Ты же не мог всерьёз её слова воспринять?!?

— Конечно нет, дорогая, но надо же мне держать марку и вообще…

— Что вообще?

— Вообще — я тут лорд а ты — леди! И мы не должны никому позволять насмехаться над нашим домом!

— И что теперь будешь делать?

— Ну, сейчас мы с тобой прошвырнёмся до парадного входа, что бы я координаты запомнил, а уж потом телепортируем сюда твоих родителей. Вот так то!

— Гарри, я конечно понимаю, что быть богатым это круто, но тебе не кажется это…

— Пижонством?

— Да!

— Нет, дорогая, это (махаю рукой в направлении дворца) НАШ дом. И если Слизерин страдал синдромом нерона, МЫ тут не причём.

— Каким синдромом?

По пути к центральному входу мэнора я рассказал подруге про «золотой дворец» — величаюшую монаршью резиденцию в мире, и про нерона, который говаривал что только в этом дворце он может нормально жить. Сошлись на том, что это определённо либо болезнь либо комплекс, ибо такие гигантские постройки морально давят на психику.

(тут стоит отметить что англичане — не Французы, и не Русские, социальное расслоение на богатых и бедных есть, и оно явно не в пользу последних. Революционеров, с их лозунгами «долой роскошь» эта страна никогда не знала, и не знает до сих пор)

Вааау! — вырвалось у Герми. Я тоже немало удивился. Впервые почувствовал какую то гордость, ибо ЭТО принадлежит мне, точнее — нам. Малюсенькая лужаечка, метров триста, вымощенная камнем дорога, фигурные прудики, явно магического происхождения, кустики, обрамляющие всё это великолепие, на кустиках россыпью бутоны роз, и я готов поспорить что они тут всегда, и зимою и весной. Блин, красиво жить не запретишь? Пара лебедей на ближайшем пруду воркуют. Наверняка тоже магия, какое то местное чародейство. Ну да и хрен с ним. Место что надо — пойду за «мамой» и «папой» хихи.

Минуту спустя

— А? Эээ… — наша «аристократка» — тёща взирает на мой домик.

— Ну как вам такое гнёздышко? — спрашиваю ехидно елену. Знаю, троллинг, знаю, что мне эти хоромы не нравятся, всё знаю. Но не могу не удержатся что бы не под*ебать тёщу.

Мы стояли чуть чуть поодаль от Елены, я, Чарли, Гермиона. Похоже не только я люблю прикольнуть ближнего своего — чарли наклонился к дочке, и так что бы я слышал шепнул:

«Ну и хоромы у вас, миссис поттер»))) Герми опять смущается, отец только потрепал её по голове, наводя ещё больший шухер на голове.

Через три часа

Мы переместились, наконец, в нормальный дом. Точнее — в личный дом миссис Поттер. Хотя тёща не знала, о том что она уже тёща, уважения в её взгляде прибавилось, как и в глазах чарли читалось: «молодец». Знаю, знаю, в маггловском мире недвижимость намного дороже, однако просвещать Грейнджеров по этому поводу пока не стоит. Дом Герми, с которым пошаманил Цвай был похож на конфетку — чистота, да благодать! После недолгого осмотра недвижимости Грейнджеры изъявили желание возвращаться, и так пришлось перенести приём пациентов… Я, как джентльмен проводил (телепортировал) грейнджеров прямо в дом, родители тепло попрощались с нами, «мама» опять что то дочке на ушко шепнула, от чего подруга залилась краской. Ну нравится ей с недавних пор подкалывать Герми, что тут поделаешь…

Распрощавшись с чарли мы портанулись с помощью своих мега — колец(именно колец, с тех пор как мой артефакт разделился, Герми имеет его дубликат) в Поттер-мэнор.

Айн уже накрывал ужин — что то овощное, с мясом, как я люблю.

— А что там насчёт планов? — спросила моя благоверная, присаживаясь за стол.

— Планов — громадьё! Накалываю кусочек свинины и продолжаю — во первых, и в главных — это повторная операция на ауре.

— Зачем? — розовеет подруга, видимо вспомнив прошлое лежание в лабе.

— Ну, во первых — подкорректировать пкараметры, влияющие на трансфигурацию. Или ты передумала защищаться на звание мастера? — качает головой. Вот и отличненько, продолжим.

— Во вторых — это анимагия! — подруга не донесла вилку до рта, так и застыла, показывая мне ряд ровненьких белых зубок — «мечта дантиста».

— К- как анимагия? Это вроде бы такой природный дар?

— Ну, ссмеиный яссык это тоже природный дар, однако я тебя ему обучил.

— Понятно. — в непонятках отмахнулась моя подруга.

— Причём, ввиду повторности операции она займёт от силы пол часа, в основном для «прогревки» рунной вязи в домашней лабе.

— То есть мне не надо там шесть часов лежать?

— Конечно нет! Так, подрихтую некоторые моменты и всё.

— Хорошо. Когда?

— Сейчас! — бодро отправляю кусочек в рот и встаю из — за стола. — ты в какое животное хочешь превращаться?

Спустя десять минут

ЗЗЗЗЗЗ… — звенит-жужжит комната, освещаемая рунами. А здесь довольно светло… Жаль, но ещё про одно правило я забыл начисто, так что теперь расплачиваюсь. А правило просто — при изменениях в ауре на теле не должно быть одежды. В прошлый раз Герми у меня вызвала, пожалуй, любопытство, не более того… Да и ещё я — сейчас лежу на холодном полу, в неглиже, а Герми сидит в нескольких метрах от меня, с палочкой наперевес, и старательно отводит взгляд. Хотя порой воровато стреляет глазками по направлению моей голой тушки. Блииин, чёж так долго то?

Ещё через сорок минут

Наконец! Руны звенят тише, управляющий контур говорит что операция закончена. Подхожу к подруге, принимаю халат. Раскраснелась то как! Даже в неоново-синем освещении этой комнаты заметно. Гормоны-с.

— Теперь твоя очередь. — говорю подруге и стараюсь что бы голос звучал ровно.

— Х… Хорошо. Блииин! Ну за что мне это, а? Пока Герми стягивает с себя шмотки — сажусь в принесённое кресло.

Контур — смена оператора — принято — пуск.

Пока руны тысячами нитей тянутся в ауру Герми — не могу отвести взгляд. Год назад на этом рунном круге лежала девочка, хоть и симпотичная, сейчас на том же месте, в той же позе — ноги вместе руки врозь лежит уже девушка. Грудь — маленькая, но привлекательная, с холмиками, ровная кожа, животик, первый пушок на… Стоп! Хватит, хватит! Концентрируюсь на ауре, благодаря мерлина за то что халат такой балахонистый, а то вышел бы конфуз.

Вот — руны прогоняют энергию по участкам, задействованным в трансфигурации, повышают их чувствительность… Вот добавляют образование которое мною было идентифицировано как анимагическое. Гермиона Чарльз Поттер теперь анимаг, форма — рысь. Такая большая кошка с кисточками на ушах. Примечательно, что мы оба выбрали форму из семейства кошачьих, хотя я, чисто из хулиганства выбрал форму пантеры. Чёрной. Красиво, что ни говори. Не представляю, как мучаются те, кто не может контролировать форму при превращении — вот прикол был бы, если бы кто мог превращаться, скажем… В носорога. Хотя лучше даже без анимагии, чем с «такими» плюхами как носорог.

Я, наверное сеичас напоминаю Герми — думаю-думаю, а глаз нет да и соскользнёт на распростёртую на полу фигуру.

Б-здынь!

Окончено. — пришёл мне сигнал с управляющего контура. Всё. Конец этой пытки.

Протягиваю подошедшей подруге халат и поднимаюсь наверх, не замечая её задумчивого взгляда.

Глава 29. О том, как быстро взрослеют дети

Блииин! В который раз за сегодняшний день мысленно восклицаю я. Блин, ну как так можно? Сначала тёща с тестем устроили «прекрасное» утро, потом прошвырнулся по домам (слава мерлину, порталы никто не отменял), потом, как апофеоз сегодняшнего дня — операции. Я, конечно понимаю что это вроде медицины и всё такое, но блин, гормоны которые проснулись (точнее появились) весной стучат в голову, особенно когда Герми разделась… Ммм. Какие изгибы тела… Какая грудь… Какой миленькие первые волосики в «области бикини»… Ну вот, опять! — посмотрел я на мятежный орган. — ну чего тебе — мысленно спрашиваю его. (шиза-форева!) Хотя понятно, чего.

Интересно, как там жена? — мысленно восклицаю. Хотя… Потянулся через канал к своей благоверной… Ёпт! Вот это номер… Меня окатила волна наслаждения. Непонял — она что — мастурбацией ещё балуется? Ужас. В смысле ей то не плохо, а я? Я ж её муж, законный, между прочим! Не буду я заниматься тем же, когда рядом такая леди… И я иду! Трепещите, враги! — халатик, тапочки, всё. Бросив взгляд вниз, на «него» мысленно приказал «боевая тревога, боец!» (мне показалось, или моя шиза ответила что-то вроде «есть, командир»)

Шлёп-шлёп. — это я преодолеваю расстояние до соседней спальни в тапках. Так — дверь, чары заглушающие, простая сигналка. Даже взламывать лень — просто развеиваю.

Дверь бесшумно приоткрылась и…

Вот это картина! Герми на кровати, свет луны из оконца высвечивает о-чень соблазнительные формы, она ко мне спиной, в неглиже, рука двигается в ритм её тяжёлому дыханию, левая играет с грудью, выписывая пальчиком круги на… Ну вы поняли. От этой картины у меня окончательно шифер затрясся, мысли как то позорно сбежали из головы, а «боец» доложил о готовности. Тихо — тихо подхожу ближе.

Герми, закусив нижнюю губку, дышит тяжелооо… Модно сказать — постанывает. Наклоняюсь к уху, и сладенько так говорю: «а как же я»? От звука моего голоса подруга распахивает свои карие глазищи, и её возбуждённый ещё неосмысленныё взгляд встречается с моим. Ляпотаааа… Провожу пальцами по упругому животику, от моего прикосновения Герми, уже остановившаяся вздрагивает, как будто разряд пустили.

— Гарри?

— Тссс — мой спич закончился на губах подруги, а рука перебрав каштановые волосики заменила её собственную. Глаза то, настоящий ужас. В эмофон я не гляжу — сенситивный шок обеспечен.

— Г. Харри?

— Молчи уж. Изменница.

— Я… Я ах! Не изменница!

— Как — притворно возмущаюсь. — а с собой?

Горячо. Левой руке — горячо. И влажно. Хехе! Спускаюсь вниз, обведя языком затвердевшие символы женственности моей la feme, ммм… Девственница — кончиком языка чувствую. Даже не пытаюсь угадать, нравится ли подруге… И так понятно — она стала громче. Машинально бросаю вокруг нас «глушилку», и поднимаюсь к лицу подруги.

— Гарри, это то что я думаю? — со страхом шепчет подруга.

— Да, это он. Не бойся.

— Я не боюсь.

Одно движение, звук, Герми выгибается назад.

Иии. Больно.

Ничего. — останавливаюсь, но подруга просит продолжать…. И кто сказал, что английские лорды не занимаются сексом? Не помню, сколько это мракобесие продолжалось, за окном уже пели птицы, рассвет. Последний раз! Мы устали, но маги же, не маглы, своими телами владеем в совершенстве. Миссионерская «классик»! Мысленно провозгласил я (или моя шиза) тело подруги — устала, подрагивает, но ничего, напоследок «бабахнем».

Вкачиваю в ауру больше энергии, ауры соприкасаются, часть энергии переходит к Герми, чувствую конец близок… Герм, страстно дышит прямо в моё ухо, напор аурной энергии даёт о себе знать, но ей, кажется это нравится. Напоследок оба задержали дыхание и… Стон, аааа — тело моей la feme выгибает дугой, а после, на высокой ноте звук обрывается. Что такое? Вроде всё в порядке, до сих пор оргазм, но! Чёрт. Вот же я кобель, а? Слишком круто для первого раза, обычный обморок. Возвращаю, энергию в резерв, пытаюсь «извлечься» не получается — подругу до сих пор колбасит, говорят по пол часа может…

Пофиг — я уже так устал… (зевок) — и засыпаю прямо там, на роскошной груди. Сегодня явно хороший день. Был.

05. мая 1992

Эээм, вот это сон! Стоп. Под рукою тело. Точно не моё. Герми. Фуххх. Открываю один глаз — каштановые волосы. Открываю второй — комната. Свет из окна, явно уже вечер.

Пока я елозил в постели, подруга проснулась, окинула меня мутным взглядом. Опять закрыла глаза.

— Вставай, солнышко! Вечер уже!

— А? Ну и сон… Глазищи распахнулись вновь, она смотрит на меня так так… Краснеет? Дааа. Моя подруга не теряет своих кавайных свойств. Когда лицо уже готово было поспорить с помидором в цвете, она закрылась руками.

— Так, хватит тут разводить истерику, а ну-ка, собралась! — отнимает руки от лица.

— Гарри а мы… Ну… Это…

— Да, если ты не заметила. И, прости, дорогая, но ты вчера под конец в обморок упала. Прости дурака…

— А ты то тут при чём?

— Как причём? Али не мы вчера… Ну, ты поняла. Извини — энергию свою магическую не удержал.

— Ничего, всё в порядке…. -Эээ? — подруга бросила взгляд вниз. Я тоже туда посмотрел… ёп… Извини — в который раз винюсь я за свою сущность.

Быстренько оделись в халаты, и в душ. Ф-ухх. Впервые за последние полгода гормоны «отпустили» — а как хорошо то жить…

— Э? — это Герми кидает вопросительный взгляд на меня, так как в душ я следую прямо за ней. Ничего, привыкнет…

Глава 30. Лонгботтомы. Знакомство с Френком и Алисой

06.05.1992, Поттер-мэнор

Трансфигурация у нас действительно пошла намного лучше. Хотя, это не отменяет необходимости практики, просто эффективность в получении Экспы в трансфигурации существенно увеличилась. Интереснейшая наука, скажу я вам! — в прошлой жизни я, конечно, её изучал, но намного грубее. Вот, скажем, превратить железный кинжал в пивную кружку вполне в духе Эльмирских магов, только кружка получалась простая и грубая, но никто этим не заворачивался. Тут уже совершенно другой подход — мало вложить силу и сменить форму\вещество. Форма, вещество, всё в этом мире безумно сложно! Я, конечно, могу дать местным фору в «тяжёлой» магии, да и в относительно нормальной тоже, но многое что они тут считают в порядке вещей, стало для меня открытием. Никогда бы раньше не подумал, что увеличив тонкость трансфигурации можно достичь таких ошеломляющих результатов. Трансфигурировать одежду, к примеру, или что-то в этом духе. Поэтому я взялся за сей благородный предмет всерьёз, и Герми тоже. Готов поспорить, она наконец почувствовала что может в этом меня обойти, и у неё, нельзя не признать — есть все шансы. В конце концов мой опыт работы с энергиями и огромный (в полтора раза больше дамблдорского) запас магии позволяют мне не отставать от Гермионы. Именно так — не отставать, ибо она, как растущий организм с идеальной памятью впитывает в себя знания, как губка, чего нельзя сказать обо мне. Я просматриваю их «по диагонали», и если тема мне уже знакома, или есть более эффективный Эльмирский аналог — не заворачиваюсь больше необходимого, только чтобы получить «превосходно» у препода. Герми, она делает просто восхитительные успехи! С той ночи, как мы… Ну, в общем она действительно слегка изменилась. Дааа. Тёща меня убьёт, но я её «кровиночку» взял «в оборот» ещё в первые дни её пребывания в магическом мире, обучил, чему успел, и основательно «испортил». Хотя то, что Чарли «одобряе» меня несколько воодушевляет — Английский панк, сменивший косуху на докторский халат, и остепенившийся — это тот ещё перец…

Кстати, анимагия оказалась весьма интересной, но бесполезной способностью — разве что можно по земле передвигаться быстрее, как никак пантера и рысь… Вчера пару часов пробежались в своих звероформах по окрестностям мэнора, которые как оказалось на пару миль вокруг принадлежат мне. Хотя меня это не радует — как я заметил в своё первое посещение мэнора — унылая английская природа…

Гарри, а мы к Лонгботтомам пойдём?

— Да, дорогая, пойдём. Знаешь, где там этот госпиталь?

— Знаю, от косой пешком дойдём.

— Сегодня пойдём?

— Да, мы же только посмотреть? — хитрющее так спрашивает подруга.

— Да, посмотрим что да как. Есть у меня нехорошие предположения на этот счёт.

— Какие такие — «нехорошие»??? Ты опять что то задумал?

В общем, попрактиковавшись с утра — отправились в госпиталь Мунго. Колечко перенесло нас аккурат в один из закутков косой аллеи, на улице было намного меньше народу, чем в прошлогоднее посещение, но это и понятно — студенты сейчас сдают экзамены, министерские все на работе, так что в магазинчиках можно увидеть простых магов-обывателей. Герми взяла меня «под ручку» и повела к госпиталю — в самый конец улицы, туда куда мы не захаживали. Свернув с косой, и пройдя ещё сотню метров, мы увидели Госпиталь. Как и ожидалось — викторианское здание-комплекс. Внутри — рецепшн с медсестрой. Пропустили нас без вопросов, стоило суровой мёд-тётке увидеть мой шрамчик… Определённо, от него есть польза. Авроры Лонгботтомы находились в одной палате и мирно спали. Жалкое зрелище — куча чар, защищающая их от самих себя, вроде смирительной рубашки и мягких стен. Миссис Лонгботтом — судя по всему была когда то красавицей… Если убрать эту ужасную мину, осунувшееся, даже во сне лицо, фигуру, за которой она уже десять лет не может следить… Мистер Лонгботтом ничуть не лучше — хотя его мне, как мужчине (уже)))) труднее определить — обычный англичанин, с признаками «породистости» на лице, крепким, но уже «расплывающимся» телосложением. Герми зашла вместе с нами в палату, мы с ней только вдвоём. Подруга, до сих пор сжимающая мою руку сжала ладошку ещё сильней — впечатлительная, что ни говори. Куча сигналок вокруг пациентов не позволит посетителям вмешаться в жизнь теперь немного сумасшедшей четы.

Как я и ожидал — восстановлению подлежит. Местные, несмотря на своё умение тонкой работы уже утратили знание о работе с аурой. Припоминаю, что шляпа что то там говорила про Мерлина, наверняка он бы не заворачивался, и легко вылечил наших болезных. Работы тут на пару часов — личностная матрица, ядро личности, память… Почти вся аура у этой парочки в порядке — основные повреждения во внешней части — мировосприятии — нарушена работа спинного мозга и ЦНС, хотя это и понятно, если учесть специфику круциатоса. Наверняка им не под силу адекватно воспринимать мир, так как рецепторы — просто решето. Но, это и не страшно — главное, что личность не задета — такое может только демиург исправить. Я здесь увидел всё, что хотел, осталось договорится с местным главврачом.

Тук-тук.

— Войдите!

Скрип…

За столом сидела пожилая дама, в каком то странном фартуко-чепчико-мантие-халате… Эта английская одежда реально меня сума сводит! «Мадам», как я её уже окрестил смерила нашу парочку взглядом и сухо начала:

— Персефона Помфри. Чем могу быть полезна? (родственница? Точно!)

— День, добрый, мисс Помфри. Я хотел бы поговорить о одних пациентах.

— О Лонгботтомах? — похоже «мадам» уже доложили о посетителях.

— Именно. Прошу прощения, я не представился — Гарольд Поттер. А Это — моя подруга, Гермиона Грейнджер.

— Приятно познакомится. Итак, давайте к делу — что такое с Лонгботтомами?

— Видите ли, я знаю, как их вылечить.

— Не мелите чепухи, молодой человек! Они безумны! Я, конечно как человек должна проявить и уважение и сострадание, но как колдомедик я вам совершенно точно заявляю — Лечению не подлежат!

— Пардон, мисс Помфри, но на чём основано ваше суждение? Я, конечно понимаю что у вас нет необходимых чар и зелий, что бы восстановить такие тяжёлые повреждения Центральной нервной системы, Но! Их личности вполне в порядке! Конечно, они ведут себя как безумцы, ибо их ЦНС в ужасном состоянии.

Старая мадам слушала меня как то с безразличием. Я же продолжил давить.

— Но! Несмотря на характер повреждений я смогу их вылечить. Только дайте пару часов и не вмешивайтесь в процесс.

— Молодой человек! Да вы представляете, что вы мне тут предлагаете? Заходят два студента, и утверждают что в состоянии вылечить безнадёжных больных… И вы думаете, что я допущу вас к пациентам???

— Мадам. — пускаю в ход тяжёлую артиллерию. Существуют прецеденты подобных излечений! Метод подробно описан Ровеной Рэйвенкло в её записях. А записи эти, как и многие другие перешли мне по наследству. Я понимаю, что сейчас эти знания могут считаться утраченными, а процессы невозможными…. Но поймите и меня! Такое — лечится! — старуха уже намного заинтересованней окидывает взглядом.

— В общем — два часа работы и они здоровы. Почти.

— Почти? — сомнение в голосе.

— Мисс помфри, они — десять лет лежат в палате в невменяемом состоянии! Конечно, им несмотря ни на какие методы прийдётся пройти реабилитацию — от двух недель до двух месяцев. Но это уже тогда когда они будут вменяемы. Вот так — с просительного тона я соскочил, перейдя на нравоучительный.

Мадам мялась… Как школьница у венеролога. — с одной стороны долг, с другой — риск. Однако, она оказалась умной женщиной — не сразу, но согласилась. Это и понятно — я единственная надежда. Хоть и маленький пацанёнок, но маг — а это намного более значит.

Герми во время нашего разговора не проронила ни слова, только сидела на стульчике для посетителей и смотрела на нас. Как то она жмётся подозрительно сегодня — всё ли у неё в порядке? Потом узнаю, а сейчас — медецина. Благо, восстанавливать — не менять, отдельная лаба с рунами не нужна, можно «на коленке», точнее — на месте.

Палата лонгботтомов, госпиталь св. Мунго, 06.05.1992

— Прошу всех выйти! — провозгласил я. — Герми, любовь моя, ты тоже. — медсёстры захихикали, когда я «подколол» подругу, но быстро умолкли, когда Герми не обратила внимание на такое обращение. Пара колдомедиков — насколько я понял — что то типа «лечащих врачей» лонгботтомов с недовольными минами покинули палату. Но это и понятно, если местная помфри такая же строгая как её родственница их Хога, то они тут «по струночке» ходят. Тут вам не там! Когда палата опустела, я повернулся к пациентам. — два тела, male et femelle, мирно посапывали в волшебном сне без сновидений. Это хорошо, проще работать, когда мозг наименее задействован… Достаю обои-две свои волшебные палочки (ту что купил в Лютном я пользовал только пару раз) и начинаю операцию. Тут я снова порадовался, что не спешил — гормоны сильно сбивают концентрацию. А так как тело ещё юное, то прошлого всю-ночь-напролёт с Гермионой мне хватило за глаза — теперь я могу воспринимать реальность вполне адекватно… Ауры, как и ожидалось — податливые, мои волшебные палочки отмеряли ровно столько энергии, сколько надо для лечения Лонгботтомов — без них действительно не стоит соваться в «посудную лавку» человеческих аур.

Три часа! Три часа полировал их ауры! Если бы они попались мне сразу после происшествия — пол часика бы повозился, но нет — ауры пытались самовосстановиться, соответственно восстанавливая нервную систему. Только бесполезно — тут надо в первую очередь ауры латать. Что я и сделал. Ну, надеюсь сейчас то всё закончилось — обследования целительской магией показали норму, и я устало откинулся на соседнюю кровать. Зевнул, спрятал палочки и… Сладко заснул. А что вы думали? Когда в руках чья то жизнь, и нельзя расслабится не на секунду — морально выматываешься мгновенно. По крайней мере я устал, я же не медик в конце концов… Так, понахватался.

Госпиталь св. Мунго, палата Лонгботтомов

Разбудила меня Герми. Сквозь сон почувствовал что она навалилась на меня всем весом.

— Э?.. — сладко зеваю, пытаясь сообразить что происходит. Герми? Точно Герми.

— Ты молодец — и чмокает меня в щёку, как какого нибудь Невилла…

— И что такое? Я уже морально восстановился, судя по солнцу, проникавшему в окно, уже часа четыре. А начал операцию я в одиннадцать, значит, поспал три часа. Великолепно.

— У тебя получилось! ИИИИ!

— Знаю, что получилось! И вообще — неужели ты, дорогая в меня не верила? Смотри — ночью тебе зачтётся!

— Гарри! — оборачивается моя подруга. К слову — я ещё лежу. Тут только замечаю Чету авроров, взирающих на это безобразие с улыбками. Поздно? Пожалуй да, Алиса смотрит неодобрительно, Фрэнк заинтересованно. Чёрт! Но их всегда можно попросить молчать.

— Здравствуйте, молодой человек — говорит мне Френк хриплым после долгого молчания голосом. Встаю с кровати и пытаюсь придать себе хоть сколь нибудь презентабельный вид.

— Здрассьте! Френк Лонгботтом, я так полагаю? — кивает, видать ещё сложно говорить — десять лет без нормальной речи — не шутка.

— Ну, тогда позвольте представится — Гарольд Поттер. Хотя, наверное, имена лили и джеймса поттеров вам болььше скажут.

В глазах авроров узнавание. Знаю, вспоминайте, вам сейчас полезно понастальгировать, перетрясти память.

— А, простите, вы кем приходитесь джеймсу? — вот этого вопроса я не ожидал. Поворачиваюсь к Герми — качает головой. Пнятненько, их ещё не просветили о том что на дворе 1992 год.

— Я? Сын, конечно же! — не верят, по глазам вижу. Но давить не буду, пусть сами во всё поверят.

— К..как сын?

— Вот так.

— А где Лили? — это уже Алиса. Голос у неё тихий…

Убиты. Одиннадцать лет назад, Волдемортом.

— Так эта с*ка и до них добралась? — гневно зыркает Фрэнк. Видать упоминание имени врага вывело его из себя. Всё таки аврор, опер, можно сказать — такими непечатными покрыл Волди, что я прям заслушался. Гневно-матерную тираду Френка, о Волди, его отношениях со всеми пожирателями, демонами, и своей змеёй прервала Алиса — она, кажись вспомнила о сыне. Наконец то.

— Невилл! — с ужасом в голосе восклицает алиса, и френк замолкает.

— С вашим сыном всё в порядке, он сейчас в Хогвартсе, сдаёт Экзамены первого курса. Хотя, я не сомневаюсь, леди что он примчится сюда уже сегодня.

— В Хогвартсе?

— Да, в Хогвартсе. Ему сейчас одиннадцать, если я правильно помню — мы родились в один день.

— Аааэээ… Молодой человек, сколько вам лет?

— Так вы не помните — одиннадцать — и улыбочка-«гин».

— А вам не рано… — начинает отчитывать меня Алиса Лонгботтом.

— Нет. Хотя, это мы такие уникальные — не беспокойтесь, с Невиллом ВСЁ в порядке — он на девочек и смотреть то стесняется.

— Ну, это уже не нормально. — вставляет свои пять копеек Фрэнк. — а то я уж боялся что за последние… Э?

— Десять лет — подсказывает моя подруга.

Десять лет мир слишком изменился. — алиса в каком то шоке, видать осознала, сколько она пропустила. Хотя у неё есть Фрэнк, утрясётся.

— Думаю, нам пора сматываться — скоро всякие медики да родственники набегут… Меня и так считают здесь героем, так как Волди десять лет назад убился об мою защиту.

— Стоп. Что с Волди? — перешёл на проф. Тему Фрэнк.

— Десять лет назад он пытался меня убить. Как я полагаю — он напоролся на защиту мамы и его пришибло. Хотя он ещё не умер, и может возродится. Неделю назад мы с Герми лицезрели его в Хогвартсе, при попытке украсть философский камень.

— Он хотел вернутся?

— Да, но обломался. Точнее — мы его обломали.

— Это как?

— Да адским пламенем приложили. Ни Волди, ни камня больше нет. Точнее — как нибудь потом расскажу. Прошу нас простить, нам пора, а то колдомедики за дверью скоро на штурм пойдут.

— До свиданья, Гарольд! — хором сказали авроры, и мы с Герми переместились в свой менор.

Глава 31. Квиддич и Малфои, или «да здравствует канон!»

Поттер-менор, вечер.* *Поттер-менор, июнь

Брюки превращаются… Превращаются…

Примерно так я думал, когда экспериментировал со своими джинсами. Эту вечную классику мы с Герми носим уже месяц — когда забирали свою одежду, купили на двоих какой то унисекс — джинса, курточки, и т. д. Что бы дома ходить, а то всё шмотьё либо премиум-класса, «на выход», либо ужасающие мантии магов. Идею с универсальными шмотками мы воплотили в жизнь неделю назад, создав на пробу обычную магловскую «повседневную» одежду вместе с мантией, на обоих вышили руны преобразования. Теперь повинуясь желанию этот «пилотный» костюмчик ещё и увеличиваться в размере может, сохраняя последний размер… Мечта! Только одно но — хватит его года на два использования. Ткань и рунная магия — не лучшие симбионты, обычно на камнях руны делают, ибо крепкие они.

Впереди у нас лето — весёлая и беззаботная (для Герми) пора, в которую надо резво так тренироваться в трансфигурации, и ещё отдохнуть успеть. Хорошо что после лихорадочно-спешного лечения лонгботтомов мы (а точнее я) смылись в менор, и ещё лучше что на нём заклятие которое не позволяет находить его совам. Хотя «пророк» мне всё же приносят, на казённую сову открыт доступ. Из этой желтейшей газетёнки мы и узнали о том что аврорат (люто, бешено!) немало полихорадило, когда до них дошла новость о «выздоровлении» их коллег. Министр что то там восторженно бубнил, дамби не упустил случая и использовал для пиара мальчика-который-выжил. Ага, как же! Добрый герой вернулся, и начал творить добро направо-налево. И что б никто не ушёл обиженным. В газетёнке так же сообщалось что нас не находят, что мы «стеснительные». Как же, мы выйдем только тогда когда страсти улягутся. На первой странице «пророка» невилл счастливо улыбался нам, стоя рядом с Фрэнком и Алисой. А всё благодаря Помфри-из-Мунго. Эта старая мадам растрезвонила на весь окрест что я «под наблюдением специалистов какими то редкими фамильными чарами» «спас» пациентов… Тьфу на вас всех.

Август подкрался незаметно… Реально незаметно — здесь, в Англии не так жарко, как на Эльмире или России, так что наступление Конца лета мы даже не заметили, тренировки поглощают весь день. А Герми (хи-хи) порой всю ночь, так что… Август подкрался незаметно, только письма из Хога, которое вчера прислали нам с Гермионой были неожиданностью. Мы, безусловно, не сидели дома, несколько раз выбирались на магловские пляжи, понежится на солнышке. Я же наслаждался завистливыми взглядами пляжных тинэйджеров, когда мы появлялись вместе с Герми. Она, как я говорил — красавица, на вид лет 13–14, с уже небольшой, но заметно оформившейся грудью и фигуркой а-ля «я само совершенство», как пела Мэри в своей безумной песенке.

Надо бы устроить «выход в свет» а то дома наскучило. «страсти по Лонгботтомам» уже улеглись, закончившись заметкой где то посреди газеты о том что Глава аврората вернул сотрудников на службу, и вручил им какую то там награду. Конечно, их не будут «мацать», но вопрос решён, можно ставить точку.

С Герми, «по-семейному» поссорились о варианте прогулки, я настоял на том что бы посетить квиддишный матч между Францией и Италией, проходящий завтра во Франции. Хорошо что одноразовый портал на две персоны пришёл нам вместе с билетом, по почте. А вот Герми с трудом, даже с использованием одежды-перевёртыша удалось подобрать что то определённое… Ох уж эти женщины… Костюм три-в-одном — мантия, кофточка с мини-юбочкой и более строгая версия. Прекрасно.

Франция, 3.07.1992, квиддичное поле

Приветствуем вас на матче Франция-Италия! Команды выходят на поле…

Дальше я слушать не стал, обычный комментатор, до русских раззвиздяев, которые могут такое сказануть… Им далеко. Зря только язык выучил (самое лёгкое из ментальной магии) Мы с Герми нагло заняли вип-трибуну, заплатив (жаба квакает) пару тысяч за место. Но оно того стоило — профессионалы это вам не школота хогвартсовская — летают как ветер. «золотой мальчик» увидел золотой мячик… И… Фэйл, улизнул снитч. Хотя трибуны это переволновало, до сих пор успокоиться не могут.

Сейчас полдень, сколько продлится это мракобесие — неизвестно.

Чёрт! Как назло рядом вижу белобрысую семейку… Точно, малфои. Люциус сидит безразлично но цепко взирая на происходящее, Нарцисса (и вовсе она не страшная, симпотяшка!) рядом с сыном, а Драко… Драко вообще забыл что он аристократ, мальчишка всё таки — радуется как ребёнок… Впрочем — почему «как»? Поговорить или нет? Ладно, сам хотел отношения с Малфоями иметь, так что «назвался груздём…»

А вообще — Малфои просто интересные. Интересно наблюдать за теми, кто будучи магом не любит людей. Хотя, маглы во многом уступают магам, но это расстояние сокращается день за днём. Как, будучи человеком можно ненавидеть людей? Я, при взгляде на них вспомнил одну книжку, которую читал в позапрошлой жизни — пятый «дозор» Лукьяненко. Там маги просто дико Агнстили по поводу своих отношений с людьми, некоторые даже, как жена главного героя, принципиально не пользовались магией, аргументируя это тем, что «теряют человечность»… Идиоты! И малфои тоже! В природе человеческой — лезть наверх, цепляясь за снег, и обиженно кричать богам о том что всё сам сделаешь. (Ария форева!) Так что юзание магии для того что бы улучшить свою жизнь — это самый человеческий поступок из всех возможных, а вот отказ от неё — уже сомнителен. Это не в нашей природе — не ограничивать себя в чём, хоть в роскоши, хоть в маленьких радостях, вроде возможности магией подогреть остывший кофе… Маглы точно такие же — сколько изобретений служат просто для ублажения мелких потребностей? Процентов девяносто, я думаю. Все эти «грелки для пупка» и тому подобное…

— День добрый, Драко! За кого болеешь?

— О! Гари, привет. Как жизнь?

— Нормуль. А у тебя?

— Хорошо.

Видимо вспомнив про семью, Драко поспешил представить нас.

— Гарри, позволь представить моих родителей — Люциус Малфой (кивает) и Нарцисса Малфой. Мои друзья, Гарольд поттер и Гермиона Грейнджер (это уже отцу).

— Очень приятно, Гарольд. — Люциус впивается в меня взглядом, но потом переходит на подругу. Грейнджер? Что то я не помню такой фамилии… Не понял, он здесь хочет устроить самоубийство с моей помощью?

— Не думаете же вы что моя подруга нечистокровная? — ехидно интересуюсь у Люциуса.

— Прошу меня простить, леди. Пошёл на попятную Люциус, видимо сообразив, что я его здесь могу раскатать за оскорбление или на дуэль вызвать. Но ничего, это мы исправим. Насколько я понял — Герми официально жена лорда пяти родов (четыре темномагических) и, как и я, имеет право представиться любой фамилией, хотя это скорее допускается, чем является правилом — она Поттер, и это навсегда.

— Думаю, нам стоит ещё раз представиться, что бы исключить недопонимание… Лорд Гарольд Джеймс поттер, а это моя подруга — Гермиона Чарльз ла-Фэй. К вашим услугам. Бедные малфои были как рыбы выброшенные на берег. Ну, ничего, так называемая «секретность» — дело бесперспективное, рано или поздно им прийдётся всё рассказать. Хотя, я понимаю Малфоев — основатель их рода — правнук Морганы от второго брака, соответственно они — побочная ветвь ла-Фэй, и единственные в ком течёт кровь этого рода, но лишнего им знать не надо.

— Прошу простить моё невежество, (во блин, молодец, почти не растерялся) леди ла-Фэй. Прошу, присаживайтесь (приглашает сесть рядом).

Дальнейший разговор у нас прошёл уже без эксцессов, только блондин весьма и весьма покраснел когда Люциус рассказал Герми о том что она Драко реально впечатлила. Хихи. Не думал что его белое лицо может так краснеть — но Люциус заметив это перевёл разговор на другую тему. Старший Малфой попросил перейти на ты, так как мы друзья его сына и т. д. Я тоже не люблю расшаркиваться, а Люциус похоже решил что я ему однозначно полезен, если уж «перешёл на Т» Мы с Драко отошли в сторону, а Люциус взялся разговорить Герми, и они болтали ещё долго. Подруга, кажется произвела и на малфоя-старшего весьма хорошее впечатление. Мы с Драко пока обсуждали матч, хотя как обсуждали? Драко безостановочно мне рассказывал о всяких правилах игры, известных игроков, и т. д. Его речь прервало только окончание матча, когда какой-то Антуан, игравший за Францию поймал снитч. Так что Франция победила с разгромным счётом 280–110. На том и закончили. Признаться, я был очень удивлён, когда Люциус предложил нам составить им компанию в походе по косому переулку за школьными принадлежностями. Насколько я понял, сегодня, в воскресенье там весьма оживлённо.

Косой

Смотри, Гарри! Это новая метла от «гермес» — нимбус эйркинг! Говорят она самая быстрая, тот ловец — Антуан летал на такой же! — восторженно говорил мне Драко.

К слову — к выпуску этой метлы я приложил свою руку. Как совладелец «гермес». Хотя и акций у меня немного, но этого хватило, что бы в компании ко мне прислушались. Я же — просто модифицировал «нимбус 2000» — сбалансировал плетение, добавил руны на корпус, и присобачил внутрь балансировочный груз, который можно перемещать внутри корпуса, изменяя тем самым центр тяжести и даже вес метлы. И ещё добавил удобное сиденье, на подобии велосипедных. Метла получилась на загляденье — 225 км\ч, разгон до сотни как у формулы 1 — чуть больше секунды. Если бы не удобное сиденье и прорезиненное древко то «летуна» просто снесло бы с метлы. Хотя, до сих пор было произведено только три десятка мётел — Эйркинг стоит как шесть «нимбусов 2000», так что…

Четыре метлы я оставил себе — на память да на подарки. Иногда Герми летала на ней, но минут по десять в день — очень крутая метла получилась, гоняет так что мутить начинает на второй минуте «фигуряния».

Хотя, недавно вышла «молния» от наших конкурентов — какой то американской компании. Хуже по ТТХ, но намного лучше в цене.

— Отец хочет купить команде слизерина «молнии», так что ваших в этом году мы наверняка сделаем!

— Да какая разница, кто там кого сделает. Главное что бы интересно играть было.

— Наверно ты прав, но я всё равно не могу не болеть за Слизерин!

— А ты попробуйся на ловца в этом году. Готов поспорить, что твоё место в команде. Тем более ваш ловец — как его там — в этом году закончил Хог, так что…

— Понял. Наверное, ты прав, надо попробовать.

— Пойдём, Драко, нам ещё в книжный заскочить надо. Слышал про Локхарта?

— Про этого индюка? Да, папа много про него рассказывал.

— Говорят он будет у нас вести ЗОТИ.

— Да ты что? У Дамблдора крыша окончательно съехала.

— Согласен. Вон, кстати его книжечка в витрине.

УЖАС! Вы не поверите — сегодня индюк был во флориш и блоттс. То есть — у него сейчас эта самая презентация… Хотя, если вспомнить основы… Фатум существует, хотя и не является безусловным — «нити судьбы» порвать можно, но для этого надо сделать хоть что то. В данном случае я ничего не сделал, что бы предотвратить эту встречу, значит судьба подстраивает мне всё по сценарию, если конечно не разрушить линию вероятности. С уизелами я ничего не делал, так что…

— О! Я рад представить вам… — слышалось из глубины магазина, за толпой журналюг (не понял? Вроде бы только пророк, придира и ещё пара газетёнок в магическом мире, разве нет?)

Как и по канону — нас заметили, причём этот павлин привлёк ко мне внимание журналюг.

— Гарри ПОТТЕР! Какая неожиданность! Вы тоже пришли купить мою новую книгу… — тоже пропустил мимо ушей я. Ненавижу внимание тех кто мне безразличен, хорошо хоть английское общество, в отличии от русского уважает чужую уединённость, здесь «равенства-братства» со всякими коммуналками нет. А вот этот идиот всё портит. Нарциссизм последней стадии, точно. Вот только я не представляю, как его опустить, не убивать же здесь. Хотяяя…

— А! Гилдерой Локхарт! Какая честь встретить здесь настолько храброго человека!

Златовласка со слащавым личиком самодовольно улыбнулся, хотя он постоянно лыбится, идиот.

— Слышал, вы будете нашим преподавателем, какой смелый шаг! — с наигранным восхищением говорю индюку и продолжаю — вы очень смелый человек, если решились работать на проклятой должности! (улыбка индюка чуть вымученнее) Надеюсь, вам удастся выжить!

— К…как проклятой?

— А вы не знали? Должность преподавателя ЗОТИ проклята, последний преподаватель умер, как и многие до него! Надеюсь, вам удастся выжить.

Златовласка улыбался, начиная нервничать, и видимо для того что бы успокоить свой нарциссизм повёл меня фотографироваться. Я лишь чуток сильнее сжал его руку, закачав побольше энергии в ауру, в район руки. Как хорошо слышать хруст его костей… Но этот индюк даже не перестал улыбаться! Пиздец — одно слово. Такого нарцисса ещё поискать…

Срочно подарив мне свою макулатуру, которую я «вежливо» забыл на столе, он отправился строчить автографы.

Драко наблюдал за этим представлением, откровенно ухмыляясь, он то понял…

Наше внимание привлёк шум у выхода, значит началось… Драка.

Люциус стоял напротив уизли-папаши, и что то там ему выговаривал.

— Пожиратель! — «фанат света» ринулся на блондина, но был невежливо откинут невербальным заклинанием. Схватка могла бы продолжится, если бы не мой «петрификус» на всю рыжую семью.

— Не расстраивайся, Люциус, они же гриффиндорцы…

— Пожалуй ты прав, Гарольд — вернул себе невозмутимый вид блондин. — Они не стоят того.

Рон злобно зыркал на меня, но говорить не мог, им на помощь уже спешили очевидцы.

Журналюги, завидев такое дело, сразу поспешили к нам и защёлкали фотоаппаратами. Герми, умничка, уже трансфигурировала свою одежду в наиболее откровенный вариант, тот который с мини-юбочкой… Нас пофотагрофировали, я недвусмысленно обнял свою жену, Люциус встал нам за спины, Драко и нарцисса рядом. Красивая получилась фотка — на следующий день украсила первую полосу «пророка». Заголовок гласил — «ЛЮЦИУС МАЛФОЙ И ГАРРИ ПОТТЕР ПОДРАЛИСЬ С МИНИСТЕРСКИМ ЧИНОВНИКОМ!!!» Далее шли комментарии, выставляющие Уизли злобным агрессором, а нас — невинными жертвами. Хотя я не понимаю, почему жертвами — разве это рыжее, придурошное создание может кому то из нас навредить? Он даже палочку не выхватил — бросился с кулаками на уважаемого человека. Исход закономерен — Люциус его морально и юридически вы*бал. (Это не пошлый намёк)

После всей этой истории у меня только прибавилось головной боли — во первых Уизли однозначно не оставят меня в покое. Слава Мерлину среди них не было близнецов, и нам не пришлось сталкиваться после, а то было бы неудобно…

Глава 32. Второй курс и сексуальная революция

Поттер-мэнор, август

Опять занялись трансфигурацией — у Герми получалось всё лучше и лучше, у меня тоже. Может, нам даже удастся защититься раньше четвёртого курса — задания выданные маккошкой мы выполнили к середине июня, и сейчас занимались по книгам из личной библиотеки, в том числе слизеринской. Результаты не могут не впечатлять — превращения мастер-класса немного, но поддаются нам, практика — суровая вещь, «экспу» мы набили даа.

Я же весь Август не щёлкал клювом, и занялся вплотную бизнесом. В отличии от «Гермеса», с которой я имею связь, среди продавцов шмоток у меня знакомых нет, так что посоветовавшись с женой решили открыть собственное дело. Только мы что то вроде silent partner — в делах не участвуем, только обеспечиваем открытие, товар, да Высшее руководство — там где нужно «барское» решение… Ну как же — жираф большой, ему виднее…

Зарегистрировать магазинчик удалось на удивление легко, тут хоть и есть министерство, но до тотального разгула бюрократии дело ещё не дошло — пару дней мы носились по министерству, подключили к этому делу Люциуса, и наконец получили разрешение и все полагающиеся документы. С арендой пришлось повозиться дольше, с помещением тоже. Сошлись на небольшом помещении на косой аллее, оформив его как обычный магловский бутик — благодаря нашей магии и работе эльфов скорость ремонта была поразительной. Вечером мы ещё знатно повздорили по поводу названия — Герми предлагала какие то уж совсем невероятные зубодробительные конструкции. После небольшой ссоры, потом мира, потом секса, потом опять ссоры, мы наконец сошлись во мнении что марку надо назвать «GG» — Гарри и Гермиона. Знаю, что имена наши пишутся с буквы «H», но название Ашаш — не вариант, к тому же выглядит не очень — «HH»… То ли дело — «джиджи», и звучит лучше. Вроде бы, была такая мода на обувь под названием угги или «Uggy». Название то похоже, только у нас более осмысленно, и в лучших Английских традициях — по имени основателей. Любят здесь называть лавки своими именами\фамилиями, взять хотя бы «мастерская Олливандера», или «Мадам Малкин»… Логотип тоже выбрали — герб Поттеров — стилизованная стальная корона, венчающая буквы «GG». Первую партию товара создали собственноручно, но для дальнейшего производства наняли специалиста по трансфигурации и рунам — Двух не особо симпатичных тёток. Главное, что они своё дело знают, в идею сразу врубились, согласились что наши расчёты идеальны (ну ещё бы, не в ручную считали!) и принялись за дело. Кустарно, конечно, зато хэндмэйд! О чём и сообщается на этикетке. В рунную формулу было заложено по два вида одежды — школьная мантия плюс костюм «строгий» по дресс коду. Так же были Мантии-пижамы, мантии-платья… Герми взялась за дело, и ассортимент «GG» не оставит равнодушным никого, только одно но… Срок годности! Руны на тряпках работают хорошо, но тряпки разрушаются кардинально, так что беспокоиться за падение спроса нам пока не придётся… Надо Дамби подарить бутылочку хорошего вина, он всё же нам сделал патент (или как там, эта бумаженция называется?) на «открытие»…

Как апофеоз спектакля под названием «создание малого бизнеса», Нашёл, не без помощи Лонгботтомов, девушку (не могу промолчать!) красавицу, да ещё и умницу, (судя по фамилии — Katsman — еврейских кровей) деловая хватка которой не вызывала сомнений в её профпригодности. Разговорившись с моей супругой, они быстро сошлись на почве общей любви к современной моде, и столь же яркой нелюбви к тем ужасающим балахонам, в которых ходят маги. Так что когда я допил свой кофе, Герми потребовала сделать её Гендиректором. Так что, не сомневаясь попросил её занять должность и она мгновенно согласилась — модный бутик в косом переулке это вам не ларёк какой нибудь! А пять сотен золотых оклада не дадут ей заскучать. Хотя траты на магазинчик меня не смущают — один комплект мантий-перевёртышей стоит две сотни, из них сотня уходит на амортизацию ОС, аренду, ФОТ, налоги… Так что чистая прибыль в сотню с комплекта «верх-низ» — это прекрасный результат. На пробу, перед открытием подарили комплект Малфоям, послали Лонгботтомам аврорские мантии-повседневные костюмы и конечно же не обошли вниманием тех кто нам помог — послали Дамби и маккошке по комплекту. Вроде всё чинно, иссиня-чёрная шёлковая мантия с серебряной вышивкой рун на рукавах старику и мантию-бизнесвумен-костюм кошке.

24.08.1992 начал свою работу бутик «GG».

Мы, с Гермионой сегодня «работали лицом» (я — шрамом), учитывая что сегодня было полно посетителей. Пропаганда Дамби мальчика-который-выжил, Недавнее «чудесное» исцеление мной Лонгботтомов и драка в книжном сделали своё дело — всё трудно найти человека который бы не знал обо мне, так что… Улыбаемся и машем…. Улыбаемся и машем…

Толпа народу просто набилась в бутик, но быстро рассосалась — многие не станут стоять в очереди, если можно зайти позже, но самые важные — VIP — клиенты. Это Малфои, Лонгботтомы, и прочие важные нам (да и просто важные) личности. Люциус всё же зашёл, одет он был в мой подарок — идеально-классический костюм, с некоторым шиком, который сочетался с его белыми волосами. Его появление вызвало оживление среди посетителей — большинство тех, кто не лезет в политику просто смотрели на красивого мужчину. Прикосновение волшебной палочки к рукаву, и… Он уже одет в зелёную сорочку с стилизованной змейкой на воротнике. Зал притих — большинство знающих Люциуса грубо говоря — офигели. Если уж бывший пожиратель носит вещи «фирмЫ» то…

Дальше бедных ждало ещё большее удивление — хозяин лавки подошёл к Малфою заговорил с ним как со старым другом.

— Приветствую, Люциус! Драко, Нарцисса. Вижу, костюм пришёлся вам по вкусу?

— Да, Гарольд, ты изрядно удивил меня! Одежда с формулой трансфигурации это… Необычно. Очень.

— Это наш с Гермионой первый проект. Думаю вам известно, что мы собираемся защищать звание мастера по трансфигурации… В скором времени.

— Да, Драко мне писал, да и твоя… Подруга (тактично) говорила. Признаюсь, тебе удалось меня удивить! Не думал, что вы откроете магазин так скоро.

— Ну, проблем с исходными материалами мы не испытываем, так что…

— Понятно. Чтож, прими мои поздравления! Не припомню что бы кто нибудь открыл магазин в таком… Юном возрасте.

— Принимаю, Люциус. Действительно — мы изобрели эту одежду, да и средства зарабатывать надо. Не хочу ни на кого работать — тогда меня ценили бы за то, что я мальчик-который-выжил, а не за то, какой я маг.

— Понимаю, Гарольд, понимаю. Действительно, неплохой вариант.

— Ааа! Мисс… Грейнджер. Рад видеть тебя. Сегодня ты особенно прекрасна! — Люциус приветствовал Герми. — смотри, украдёшь сердце моего сына… Драко при этих словах пошёл красными пятнами, а Нарцисса, глядя на него Звонко рассмеялась. Прям семейная иддилия. Поговорив с Люциусом в таком ключе ещё несколько минут, и сфоткавшись ещё разок на фоне стеклянной двери с гравировкой нашего «лейбла» — короны «GG», меня слегка помацал молодой парнишка — журналист. Получив в подарок мантию-костюм он наконец от меня отстал. И слава богу, а то это уже начало надоедать. Распрощавшись с Малфоями и приняв от Люциуса заказ на изготовление нескольких комплектов одежды для него, и его семьи, мы сами смылись из магазина.

01.09.1992

Похоже, наша одежда пользуется популярностью! Сегодня на платформе-с-идиотским-названием мы вместе с Драко имели возможность наблюдать целую толпу, которая в отличии от прошлого раза была одета намного лучше — обычные магловские костюмы сидели «как влитые» на министерских чинушах, и простых обывателях, провожающих своих чилдренов в путь. Не то что бы мне это было важно, но моё самолюбие тешило созерцание того как девочки-пятикурсницы спорят с подружками, у кого трансфигура одежды круче. А когда они меняют на разработанный Гермионой эро-вариант, с мини-юбочкой, и топиком, который основательно «раздевает» девушек — парни заходятся слюной, даже Драко вон — смотрит на ножки слизеринок… Как я его понимаю, нравы в отсталом магическом обществе говорят «маленький ещё», а тело — «вперёд, боец! В атаку на девичьи сердца!»

— Пошли, друг, нам ещё купе искать. — это Драко наконец «оторвался» от нашей ровесницы, которая дефилировала по платформе в миниюбке… Вообще то Герми ЭТУ коллекцию делала для взрослых, но если пользуется спросом… Достаточно вспомнить какая буча поднялась когда (по моему в 1958 году) появились мини-юбки. — сексуальная революция, завывания священников, ворчание властей, крупные отставки в политике, газеты кричащие на все лады… И где сейчас эти крикуны? Правильно, пишут гневные статьи в малотиражные газеты, которые годятся только для нужников, а прекраснейшая половина человечества по прежнему зачастую предпочитает откровенную одежду, не стесняясь своих форм. (особенно если стеснятся нечего. Как Герми, например)

— Пошли. Герми?

— Давай, хотя в этот раз здесь однозначно веселее. Н-да. Пока нас не заметили, заходим в поезд — ещё криков «это же Гарри Поттер!» не хватало для полного «фарша».

Хогвартс-экспресс, 01.09.1992

Вот что странно — я так и не встретил домовика. Хотя он может просто до меня не добрался — антиаппарационный щит мэнора ещё никто не отменял, перемещаться внутри могут только мои эльфы. Впрочем — пофиг. Сейчас снова речь зашла о локхарте — его книги мы даже не собирались покупать, да и никто нам ничего не предъявит.

Дамби, нашёл козла отпущения, который ничему учить не будет. Я милостиво согласился поделиться мудростью с Драко. Учить его полноценно, конечно не буду, но если учесть уровень современных боевиков… Пару заклинаний покажу, не жалко.

Гермиона спорила с Драко о каких то там заклинаниях из боевой магии, я же просто развалился у неё на коленях и игнорируя удивлённо-смущённый взгляд Драко задремал.

За это лето я действительно успел много сделать — Трансфигурация, Лонгботтомы, выпуск новой малосерийной метлы, засветился с Люциусом в газете, а так же! Переодел кучу народу, как мужчин так и женщин, девочек и мальчиков в суперодежку. Хотя каждый был предупреждён о ограниченном сроке действия, заказы поступали сплошным потоком — нанятый штат артефакторов-швей пришлось расширить что бы полки магазина всегда были полны.

Тууу!

Какой знакомый гудок. Подумал бы Икарии синдзи. Я же открыл глаза, и полюбовавшись видом снизу на растущий организм Герми, всё ещё спорящей с Малфоем, наконец поднялся. Сегодня нам ещё сидеть на этом «пиру». Эх, показать бы им, этим англичанишкам что такое ПИР! — когда из за стола сможешь вылезти только на следующий день, когда все едят, пьют, поют, ссорятся, мирятся, целуются, дерутся… Короче — впереди лёгкий праздничный ужин.

На этот раз нас везли в Хог на каретах… Оригинально. В кареты были запряжены те самые, о которых написала ещё РО — Фестралы. Уродливые создания, как по мне. Герми тоже на них уставилась с удивлением. Драко, похоже смертушки не видел — воззрился на нас с удивлением. Хотя уже в карете Герми быстро ему разъяснила что к чему.

Большой зал… Потолок, как обычно впечатляет. Мы рассаживаемся под гвалт студентов — Драко попрощавшись, ушёл за стол слизерина.

Встретили Невилла — малец хотел нас ослепить «лучами любви», благодаря за родителей.

— Спасибо, Гарри! — чуть не плача обратился ко мне Невилл. В этот раз он не выглядел таким пухляком как в прошлый год — пребывание в семье и взросление благотворно на нём сказалось.

— Да всегда пожалуйста, друг! Если что — обращайся!

Глава 33. Проблемы решают, а не терпят или «ломая канон»

Второй курс Хога.

Сентябрь, бабье лето — лучшая пора в году. Летний зной сошёл на нет, страсти с лонгботтомами и малфоями тоже улеглись, в общем, жизнь начала входить в привычную школьную колею. Я вам не говорил, что обожаю школу? Вот теперь, со всей ответственностью заявляю — нет ничего лучше. И хотя у меня в школьных друзьях числятся только Невилл да василиск Вася, всё равно — школьная жизнь прекрасна. Сидеть на уроках, магичить понемногу, заниматься с Гермионой «продвинутым курсом боевой магии», в начале второго курса на меня напало прекрасное настроение. Даже не знаю, почему. И даже уизли-7 не в состоянии испортить мне настрой, хотя она старается, да! Похоже влюблённость в мальчика-который-выжил это её стандартное состояние. Эх, знала бы ты, маленькая влюблённая девочка, что я уже нашёл свою миссис Поттер, не гонялась бы ты за иллюзиями…

Пожалуй, самое интересное для меня сейчас, это дальнейшие события. Домовика-добби я так и не увидел, все самые интересные события канона либо проигнорировал, либо предотвратил, так что у меня наконец то появилось ощущение, что я простой смертный, а не могучий архимаг-перерожденец (нет, не попаданец, механизм несколько иной)

Слишком уж я привык к тому, что история идёт по накатанной колее.

Сегодня будет очередной урок у нарцисса. С моей подачи весь Хогвартс, от мала до велика звал так… Правильно, договаривать не надо, сами догадались.

Хогвартс

А вот Драко мы капитально загрузили боёвкой. Я конечно уже говорил, что покажу «пару» заклинаний, но в моём понимании это означает десятка три, плюс рефлексы их использования. Так что до уровня среднего аврора дотянет. Дуэли, опять же. Первым делом поработал с его аурой — пару часов работы палочкой могут сделать очень много. Правда по сравнению с полноценной операцией это просто смешно, но от того не менее функционально — невербальные заклинания у Драко идут «на ура» — только сконцентрироваться на формуле и желаемом результате, и вуаля! Плюс мы притащили в один заброшенный кабинет на четвёртом этаже несколько шкафов с книгами. Дотронутся без моего разрешения до шкафов никто не сможет, прочитать названия книг тоже, да и вынести их из нашего временного «кабинета боевой магии» тоже. Для такого благородного дела как самообразование мы с Гермионой на третий день, как раз выходной, смылись в слизерин-менор. Благо из всех имеющихся домашних библиотек и библиотечек самая обширная как раз у Салазара в замке. Там мы нарыли, иначе не скажешь около двадцати книг по простой боевой магии времён основателя Хогвартса, причём магии в основном тёмной. Гермиона, ужасно не довольная, стреляя в меня глазками, рассталась с десятком книг из своего дома, который я ей подарил, да ещё и книжный шкаф притащила, при помощи домовиков конечно. Я уже и забыл о тех домовиках которых оставил в слизерин-меноре. А они между прочим, приглядывают за всем нашим семейным имуществом кроме Поттер мэнора, где господствуют Айн и Цвай. Так что через пару дней кабинет был готов, интереснейшие книги по боевой магии от простейшей — «для чайников» до «экстра-класса», стройные ряды артефактов — мишеней, несколько парт для теории, всё это великолепие и увидел Драко, когда впервые пришёл к нам на «факультатив самообразования». Поофигевал конечно, ну да с кем не бывает, подзавис на пару минут, пока рассматривал шкафы с книгами, среди которых наверняка есть очень редкие экземпляры, а уж опосля, придя в состояние душевного равновесия начал задавать вопросы.

— Это вы вдвоём устроили?

— Конечно, Драко, домовики не в счёт. Тебе нравится? — Герми взяла разговор в свои руки.

— Очень! Сразу видно что тут фигнёй страдать не будем — это он говорил смотря на мишени. — а вам известно, что за несколько книжек из этого милейшего шкафчика, положен срок в азкабане? Я уж не говорю о том что «теория защитных чар», за авторством самого Cалазара Cлизерина считается давно утраченной. Как и пара других книг — его пронзительный взгляд упёрся в мою жену. Ждёт ответа. — Ну, про азкабан ты загнул, бог не выдаст, свинья не съест! А про «теорию» слизерина это отдельная история. Всё же у гари прекрасная библиотека. Драко, удовлетворившись ответом, наконец попросил приступать к занятиям. Первым делом я подкорректировал его ауру и убедившись что чароплётить наш блондинистый друг стал реально лучше, приступили к занятию. Так как база знаний у него почти никакая, то придерживались стандартного курса, Учим минут пять заклинание, потом отрабатываем его применение по порядку на мишенях потом на манекенах, под конец в спарринге. Ничего необычного, за исключением того что я слегка увеличил магией сферу бессознательной памяти у драко, так что в спарринге заклинание запечатлевалось в подсознании, готовое к применению в любой момент. Довольно удобно. А как по-вашему готовят качественных магов — боевиков во время войны, когда нет десяти лет только для того что бы натаскать мага по основным заклинаниям боевого направления? Именно тогда и был изобретён этот метод. Его применение я успел опробовать на себе. Ну что сказать — феерично! Когда за час смотришь на структуру заклинания, учишься его кастовать, а потом уже на манекенах и в спаррингах оттачиваешь все детали. Так что за час с одним заклинанием проходим путь от «ничего не знаю» до «знаю и умею применять». Для начала мы с Драко прошлись по низам местной магии — экспеллиармусу и протего, потом занялись более серьёзными темами, защитными заклинаниями, и уже под вечер полировали теорию. Книги, найденные в Библиотеке Салазара привели Малфоя в экстаз, такой откровенно качественной боевой тёмной магии не учат даже в дурмстранге, не то, что в нашей обители «добра» и «света», то бишь в Хоге. На следующий день урок повторился, но уже с Драко и Невиллом. Оба мальчика показывают великолепную обучаемость, и желание учится, так что уже через неделю навыки обоих мальчишек были (по сравнению с однокурсниками) восхитительны, и (опять же, по сравнению с однокурсниками) представляли грозную боевую силу. До уровня слааабенького аврора ещё не дотягивают по опыту и обширности знаний, да и теорию зубрить им надо, но уже сейчас заклятие посланное им в спины встретится с выставленным щитом, и парочкой контрзаклятий вроде банального фаерболла, воздушного кулака, удара, или, если не жалко парням будет — «пламенем солнца» — довольно универсальным огненным заклинанием, которое похоже на смесь огненного удара и воздушного кулака. В общем, за друзей я могу быть спокоен, хотя теорию им придётся зубрить без моей помощи, на чистом упорстве. Впрочем, не «им» а ему — Невиллу. Драко от принесённых книжек за уши не оттащить! Сидит, читает, с видом кота, добравшегося до сметаны. А на книженцию Салазара глядит не как на сметану, а как современный человек смотрел бы на библию написанную собственноручно главным героем сей книжечки.

Урок ЗОТИ

Ненене! Нафиг такое счастье! — проговорил я, выходя из кабинета, держа под руку свою возлюбленную. Хотя, Гермиона, как ни странно, весьма молчалива, сегодня она здорово перемыла косточки Локхарту вместе с остальными девушками нашего факультета. Да и со слизеринками тоже.

— Народ! — крикнул я в толпу студентов, вышедших за нами из кабинета Локхарта, привлекая внимание грифов и змей. Да, вы не ослышались, наши однокурсники не воевали так отчётливо, как можно ожидать из книг. Мои маленькие акции по сплочению коллектива двух факультетов, плюс общий враг (ну, если таковым можно считать Гилдероя) сделали своё дело. Студенты непримиримых факультетов обратили на меня свои «ясны очи».

— Надеюсь, все согласны, что этот нарцисс не в состоянии преподавать боевую магию? И под одобрительный гомон полусотни слушателей продолжил: — предлагаю вместе искать выход из этой ситуации! Однокурсники начали предлагать свои решения

— Дамблдору пожаловаться!..

— В министерство!..

— Маме письмо напишу, она в министерстве работает….

Мы, к слову, вышли в просторный коридор Хогвартса, что бы не дышать одним воздухом с нарциссом, Драко Малфой, молчавший во время моего выступления, и с закрытыми глазами подпирающий стеночку (а не то упадёт, бедная) оттолкнулся спиной, и прошествовав до нас, взял слово, — просто так этого придурка из Хогвартса никто не уберёт, надо предложить альтернативу.

— И как ты это представляешь? — оживилась моя суженая — придём в кабинет директора, покушаем лимонных долек и скажем: «уберите Гилдероя, поставьте кого-то-там?»

— Ну, примерно так. Только прийдём мы туда вместе с моим отцом, документами из совета попечителей, и официальной жалобой в министерство. И, конечно же, не без помощи мальчика-который-выжил.

Ммм… Драко, а ты не переоцениваешь моё влияние?