/ Language: Русский / Genre:love,

Всю Ночь Напролет

Френсин Паскаль


Паскаль Френсин

Всю ночь напролет

Фрэнсин ПАСКАЛЬ

ВСЮ НОЧЬ НАПРОЛЕТ

Глава 1

- Даже не верится, что предки разрешили взять тачку, - сказала Джессика, открывая дверцу красного "фиата". - Как ты их упросила?

- Просто сказала, что., это особый случаи, - запинаясь, ответила ее сестра-двойняшка, садясь в машину.

Джессика повернула к себе зеркало и посмотрелась. Она выскочила из дома, опаздывая, как всегда, и не успела накраситься, что, однако, ее совсем не портило. Загорелая блондинка с тонкой талией и нежным румянцем, Джессика, как и сестра, считалась в школе одной из самых хорошеньких.

- В каком смысле особенный? - поинтересовалась она, роясь в огромной кожаной сумке в поисках косметического набора.

И пока она подкрашивала свои и без того румяные щеки, Элизабет силилась что-то придумать - ей не хотелось раскрывать настоящую причину, сестра и так скоро узнает, - Сегодня открывается "Дэйри Берджер", - наконец выпалила Лиз и повернула зеркало. - У меня совсем мало новостей для колонки, - прибавила она, имея в виду колонку сплетен "Глаза и уши", которую вела в школьной газете. Воображаю, сколько придет народу в "Дэйри Берджер". Будет о чем написать.

Джессика недоверчиво посмотрела на сестру. Что-то в ее голосе показалось ей подозрительным. Лиз явно ее обманывает.

- Не думаю, что эта дурацкая тусовка будет особенно интересной. Написала бы лучше о победе Билла Чейза на соревнованиях по серфингу.

Разговаривая, Джессика держала одной рукой зеркальце, другой расчесывала длинные, до плеч, волосы - Так это было на прошлой неделе, не помнишь разве?

Спрятав расческу, Джессика вытащила помаду.

- Ох, лучше не вспоминать, - сказала она.

Как это Лиз все успевает? В джинсах, голубой рубашке и темно-синем блейзере сестра выглядела, потрясающе. Впрочем, на косметику она много времени не тратит, чуть-чуть туши, румян и - порядок.

Вздохнув, Джессика опустила окно, подставив щеки утреннему ветерку. Восемь часов, но воздух уже основательно прогрелся под яркими лучами солнца Значит, опять будет хороший денек.

- Лиз, а Лиз, давай опустим верх, - предложила она - Нет, - неожиданно резко ответила сестра - Почему?

- Просто не надо и все. - В голосе Лиз слышалось легкое раздражение.

- Ты сегодня не в духе, - сказала Джессика - Что это с тобой? Классное утро, у нас машина... Послушай, Лиззи, а почему мы все-таки взяли тачку? перебила себя Джессика.

- Я уже сказала тебе - поеду в "Дэйри Берджер".

- А что с Тоддом? Разве ты не с ним туда поедешь?

- С чего ты взяла, что с ним? - спросила Лиз.

- У него ведь есть колеса. Или ты хочешь сегодня сама сидеть за рулем?

- Да нет, дело не в этом.

- А в чем? - упорствовала сестра - Может, соизволишь объяснить?

- Тодд больше не водит машину, - сказала Лиз, остановившись у светофора Не водит? - изумилась Джессика и вдруг вспомнила - Уж не купил ли он мотоцикл, о котором было столько разговоров?

Элизабет кивнула - Тодд думал забрать его в пятницу, но почему-то не смог и взял только вчера Сегодня он приедет на нем в школу.

- Как это я сразу не догадалась, - сказала Джессика, не пытаясь скрыть неприязни к Тодду, который из двух сестер выбрал Элизабет.

- Лиз, честно говоря, я не очень верю этому парню, - продолжала она Подумай сама, говорит, что безумно любит тебя, а сам покупает мотоцикл. Он ведь знает, что тебе нельзя."

- Он не знает, - призналась Лиз. - Тодд думает, что я всю жизнь мечтала носиться с ним на мотоцикле.

- Как ты могла не сказать! - Джессика была потрясена. Утаила от Тодда самое главное! Не то чтобы она сама была эталоном честности. Прихвастнуть для Джессики - раз плюнуть Она частенько пускалась на обман Куда деваться, если иного выхода нет. Но чтобы хитрила Лиз - просто невероятно! Лиз была на удивление правдива. Да и сама Джессика считала, что мотоциклы - это орудие убийства. Она была бы счастлива, если бы их запретили совсем. До этой минуты Джессика не сомневалась, что и сестра думает так же. Неужели у нее от любви к Тодду крыша поехала?

- Как ты можешь даже заикаться о мотоциклах! - возмутилась она - Но я не собираюсь ездить на нем, Джес. Мне очень неприятно, что Тодд купил его. Но что я могла сделать? Он мечтал о мотоцикле несколько лет. Я не имею права разрушать его мечту.

- Боишься разрушить мечту? А вдруг он разобьется? Перестань говорить глупости, дорогая В другой раз Лиз посмеялась бы над словами Джессики. Не Джес учить сестру благоразумию. Но сейчас она права, чего уж там. У них был двоюродный брат, Рекси, славный парень, казалось, ему открыт весь мир. Три года назад, не послушавшись родителей, он купил мотоцикл и на следующий день погиб, столкнувшись с грузовиком. Ему было всего шестнадцать лет. Это было страшное горе для всей семьи, особенно тяжело переживала Джессика. Она любила Рекси не меньше, чем своего родного брата Стивена. Вот тогда родители и потребовали, чтобы сестры дали слово никогда не садиться на мотоцикл, И с тех пор они ни разу не нарушали его. Со стороны Джессики - редкий пример послушания.

Когда Тодд впервые заговорил о покупке мотоцикла Лиз не придала его словам большого значения: пусть мечтает. Но он чуть ли не каждый день заводил о нем речь, и Лиз поняла, что дело серьезно. Ей надо было сразу же рассказать Тодду о Рекси, о том, что она не сможет с ним ездить. Но у нее язык не повернулся, а Тодд, видя, что Лиз слушает его без особенного энтузиазма, решил: она просто боится ездить на мотоцикле. "Ничего, - думал он, - вот прокатится со мной разок, и все страхи пройдут".

Будь у Лиз другой характер, она не только сразу сказала бы Тодду про запрет родителей, но и упросила бы вообще не покупать мотоцикла. Но Лиз была абсолютно уверена, что не имеет права навязывать Тодду свою волю. Хотя, конечно, откажись он от своей мечты, ей бы по ночам спалось спокойнее; Уже сейчас у нее нет-нет, да екнет сердце - как Тодд доедет до школы?

- Знаешь, Джес, - сказала Лиз, немного помолчав, - все-таки мне придется смириться с его мотоциклом - И ездить вместе с ним? - зеленовато-голубые глаза Джессики распахнулись от удивления - Нет, ездить я не буду! - воскликнула Лиз. - Это разные вещи.

- Разные? Не будь дурой, Лиз. У мотоцикла, между прочим, есть заднее сиденье. Что ты скажешь Тодду, когда он предложит тебе прокатиться?

- Он уже предлагал. Хотел подбросить меня до школы.

- И как ты выкрутилась?

- Сказала, что простудилась и боюсь ветра.

- Вот почему ты не захотела опустить верх Класс! - Джессика тряхнула светловолосой головой.

- Сегодня это сойдет, а что ты скажешь ему завтра?

Лиз от отчаяния стукнула по рулю:

- Ну да, я знаю, рано или поздно придется сказать правду. Я просто не знаю, как он к этому отнесется.

Поняв, что сестра не на шутку расстроена, Джессика смягчилась и, положив ей на плечо руку, сказала:

- Я не в восторге от Тодда, но уверена, он очень любит тебя и не променяет на какой-то мотоцикл.

- А я не так уверена, Джес...

- Но, Лиз, нельзя откладывать разговор с Тоддом, - твердо сказала Джессика. - Тодд скоро поймет, что все это отговорки, и еще заподозрит что-нибудь. Лучше прямо сегодня рассказать ему все как есть. А то вдруг он подумает, что ты не хочешь именно с ним ездить.

Лиз и сама этого опасалась и хотела сказать об этом сестре, но та вдруг добавила:

- Никак не врублюсь, почему тебе нравится общаться с кретином, помешанным на мотоциклах. Рядом столько классных ребят с собственными машинами.

- Вроде Дэнни Стауфера, у которого "трансам"? - спросила Лиз. Дэнни был новым увлечением Джессики.

- Хотя бы. Ты ведь сама сказала, что Дэнни красивый. Может, ты сказала это нарочно, чтобы Тодд тебя ревновал?

Лиз грустно улыбнулась. Она знала, сестра в глубине души завидует ей: все ее школьные романы кончались, едва начавшись. Но все равно спасибо Джессике, напомнила, что надо немедленно поговорить с Тоддом. Если Тодд любит ее, он поймет.

Когда Лиз припарковалась у школы, Тодда еще не было. Захлопнув дверцу, она увидела свою лучшую подругу Инид Роллинз. Инид приехала на автобусе и сейчас медленно шла, прижимая к груди огромную стопку книг. Беззаботные школьники обгоняли ее.

Инид, маленькая, черноволосая, с ироническим складом ума, очень нравилась Лиз. Она жалела, что мало кто знает ее с этой стороны. В младших классах Инид сразу сдала экзамены за два года. Поэтому была младше всех в классе и часто служила мишенью для шуток и насмешек. У нее было всего два настоящих друга Лиз и Джордж Уоррен.

- Инид! - помахала рукой Лиз. Джессика сочувственно взглянула на сестру. Что у Лиз за привычка - выбирать себе таких странных друзей? Что у нее может быть общего с Инид? Увидев Лиз, Инид улыбнулась.

- Привет, Лиз, - сказала она, как бы не замечая Джессики. - Мне надо с тобой поговорить.

Накануне подруги почти весь день провели в гимнастическом зале и без конца возвращались к одной теме: сказать Тодду, что она не сможет с ним ездить, или нет. Лиз до смерти надоел этот разговор, и она надеялась, что Инид больше не вернется к нему. К ее радости, Инид заговорила совсем о другом, - Ты не поверишь, что отколола утром моя мама, - недовольно начала Инид. - Собираюсь я в школу, а она заявляет, что я должна сразу после уроков идти домой и писать приглашения ко дню рождения.

- Это еще зачем? - удивилась Джессика. - Ты ведь уже всех позвала.

- Да, но мама настаивает, что нужны красивые приглашения Она считает, что шестнадцатилетие - это целое событие. Ты бы видела, какие она купила красивые открытки.

- Столько шуму из-за какого-то дурацкого дня рождения? - вмешалась Джессика.

Инид покраснела до корней волос, но не сказала в ответ ни слова. Она не умела поставить обидчика на место. Лиз, не задумываясь, пришла подруге на помощь:

- Если день рождения такой дурацкий, почему ты идешь на него?

- Сама не знаю, - пожала плечами Джессика, устремив взгляд на белые колонны, украшавшие вход в школу. - Вон, кажется, идет Кара. Пока, Лиз.

Джессика побежала навстречу Каре, а Инид, незаметно для Лиз, показала ей вслед язык.

- По-моему, приглашения - это прекрасно, - сказала Лиз, - Сразу видно, как мама тебя любит.

- Но мне хотелось сразу после школы ехать со всеми в "Дэйри Берджер", недовольно заметила Инид.

Шум мотоцикла заглушил ответные слова Лиз. Это был Тодд. Коленки у нее задрожали. Она была рада, что Тодд благополучно доехал до школы, но сейчас ей придется сказать ему правду, признаться, что она не сможет с ним ездить. Это будет непросто сделать. Как нарочно, Тодд сегодня был такой красивый и так уверенно сидел на новеньком мотоцикле. Ему очень шли черная куртка и шлем. Сняв его, он счастливо улыбнулся, его каштановые волосы растрепал налетевший ветерок. Лиз давно не видела его таким, - Как ты находишь мой мотоцикл? спросил он, обращаясь к Лиз. - "Ямаха-750". Классная машина, правда?

Лиз не успела ответить, как к ним подошли Гай Чезни и Макс Делон популярные музыканты из школьного ансамбля "Друиды".

- Да, класс, - согласился Макс, поглаживая руль. - Наверное, развивает большую скорость?

- Не маленькую, - Тодд похлопал по бензобаку.

- Впечатляет, - не мог сдержать восхищения Гай. - Теперь ты всюду будешь на нем носиться?

- Разве что дождь остановит, - сказал Тодд.

- Честное слово, Лиз, тебе не придется скучать, - заметил Гай.

Лиз рассеянно кивнула, не сводя взгляда с темно-розового шлема, привязанного к сиденью. "Это для меня", - подумала она, и новая волна страха нахлынула на нее.

Как она скажет, что ездить на мотоцикле ей запрещено?

- Ну что, Лиз, - сказал Тодд, - тебе нравится? Хочешь прокатиться до звонка?

- Я сейчас не могу, Тодд, - ответила Лиз, быстро взглянув на часы. Только что вспомнила. Мне надо найти мистера Коллинза в учительской до первого урока. Бегу, привет, - она поцеловала его в щеку и повернулась к Инид.

- Поговорим после, - бросила она на ходу.

Глава 2

Урок математики кончился, прозвенел звонок, и Лиз первая выбежала из класса Надо скорее найти Тодда, объяснить истинную причину, почему она не поехала с ним утром. Джессика права: дальше откладывать нельзя, их отношения могут испортиться И это будет ужасно.

После гибели Рекси она смотреть не могла на мотоциклы. Умом она понимала, что это глупо, ведь десятки рокеров каждый день, как бешеные, гоняют по улицам И ничего с ними, как правило, не случается. Но тот страшный день трудно было забыть. Лиз не могла отделаться от мысли, что все мотоциклисты играют со смертью. Теперь это надо выбросить из головы Ведь Тодд, это ясно, будет носиться на нем с утра до вечера. Куда же он подевался? Его не было ни на баскетбольной площадке, ни в столовой. Совсем расстроившись, она подошла к столику, за которым сидели подруги ее сестры - Лиз, ты ничего не слышала о репетициях новой пьесы? - спросила Лила Фаулер, прежде чем Лиз успела открыть рот. - По-моему, они начнутся лишь через несколько недель.

- Ты Тодда случайно не видела?

- Нет, Обратись в бюро находок, - съязвила Лила.

- Перестань, Лила. Видишь, Лиз чем-то расстроена, - сказала Кара Уокер. Что-нибудь случилось, Лиз?

- Ничего страшного, Мне просто надо поговорить с ним. А он куда-то запропастился.

- Привет, Лиз, - подошел с подносом Кен Мэтьюз, капитан футбольной команды, приятель Лиз и Тодда, - Ты ищешь Тодда? Он на стоянке у своей новой игрушки.

- Спасибо, Кен, ты - прелесть, - Лиз похлопала его по плечу.

Через несколько секунд она была на стоянке. Тодд сосредоточенно протирал выхлопную трубу мотоцикла.

- Привет, -Лиз, - поднял он голову, услышав шаги - Всего-навсего доехал до школы, а сколько грязи, Придется, видно, все свободное время проводить с тряпкой в руках. - Положив тряпку, он обнял за плечи Лиз. - Как себя чувствует моя любимая рокерша?

Этого вопроса Элизабет ожидала меньше всего. Чувствуя, что решимость ее тает, она освободилась из его объятий и посмотрела ему в глаза.

- Тодд, извини, я утром была не очень любезна..

- Да ладно, пустяки, - он добродушно прервал Лиз. - Ты была занята, я понимаю.

- Спасибо, - сказала Лиз, - я.

- Просто я хотел поскорее увидеть тебя вот в этом. По-моему, он тебе к липу, - сказал Тодд, махнув рукой на розовый шлем. - Когда я покупал его, продавец подумал, что у меня не все дома. Пришлось объяснить: "Это для моей девушки".

Ц знаешь, он похвалил мой вкус. Ну-ка, надень.

Тодд отвязал шлем и протянул ей. Но она не взяла его.

- Я не могу надеть, - запинаясь произнесла она Тодд по-своему понял ее нерешительность:

- Если ты боишься из-за простуды, Лиз, совсем не обязательно сейчас ехать со мной Я просто хочу посмотреть, как на тебе этот шлем.

- Мне что-то не хочется его надевать.

- Только не говори, что боишься испортить прическу, ты ведь не Джессика. Что происходит, Лиз? - спросил он с беспокойством, видя, что ее глаза полны слез.

- Я не простужена, Тодд, - призналась Лиз, - я все выдумала.

- Зачем? - Тодд был искренне удивлен.

- Мне легче было соврать, чем признаться тебе, что я не смогу ездить на мотоцикле не только сегодня, но и вообще никогда.

- Не сможешь? - воскликнул Тодд, чуть не выронив шлем. - Почему?

Лиз глубоко вздохнула и сказала:

- Несколько лет назад мой двоюродный брат Рекси погиб, когда ехал на мотоцикле, и родители взяли с нас слово, что мы никогда не сядем на мотоцикл.

- Почему же ты не сказала об этом раньше? - резко спросил Тодд, положив шлем на кожаное сиденье. - Ты ведь давно знала, что я хочу его купить.

- Боялась, что ты не поймешь. Тодд провел рукой по густым каштановым волосам.

- Ты могла подумать, что я брошу тебя из-за мотоцикла? Да?

Лиз кивнула.

Ласково улыбнувшись, Тодд покачал головой.

- Глупенькая моя девочка, - он привлек Лиз к себе. - Неужели ты и правда думаешь, что колеса для меня важнее, чем ты?

Тодд произнес это с таким чувством, что Лиз даже стало стыдно из-за своих переживаний.

- Прости, Тодд,. - начала было она.

- Не говори ничего, - Тодд провел пальцем по ее губам. Потом, крепко поцеловав, прибавил:

- Неужели ты не знаешь, что ты для меня значишь?

- Какой ты замечательный, Тодд, - сказала Лиз с облегчением, - Ты все понимаешь.

- Чего ж тут не понять! Случись у нас в семье такая трагедия, я, наверное, чувствовал бы то же самое. Держу пари, ты вообще не рада, что я его купил?

- Мне страшно за тебя, - призналась Лиз. - Но я знаю, как много он для тебя значит, и я не хочу, чтобы ты из-за меня отказался от любимого удовольствия.

- Хорошо, что ты так думаешь, - Тодд облегченно вздохнул и чмокнул ее в нос. - Я конечно, буду ездить на нем Понимаешь, Лиз, мотоциклисты попадают в аварию, только если не умеют ездить или ездят неосторожно. И еще надо обязательно носить шлем. Я хорошо вожу, и я не лихач. Мне очень жаль твоего брата, твою семью. Но больше всех мне жалко тебя. Ты лишена такого удовольствия!

- А это правда здорово?

- Еще как здорово! В теплый солнечный день нет ничего лучше поездки на мотоцикле. Едешь по холмам, встречный ветер обдувает тебя. И все видишь по-новому. Да что я говорю - просто сливаешься с природой. Когда сидишь в тесной машине, впечатление совсем не то, - говорил Тодд, и его карие глаза восторженно блестели.

Лиз перевела взгляд на мотоцикл. Она хотела бы радоваться вместе с Тоддом, но у нее в голове не укладывалось, как можно наслаждаться природой, когда твоя жизнь зависит от способности держать в равновесии машину весом полтонны, которая к тому же мчится со скоростью пятидесяти миль <Примерно 80 километров в час.> в час. Да еще этот черный цвет - цвет смерти. На какой-то миг в памяти возникла картина похорон Рекси. Усилием воли Лиз отбросила от себя эти мысли. То, что случилось с Рекси, совсем не обязательно должно случиться с Тоддом. Он такой спокойный и такой сильный. Лиз не сводила глаз с мотоцикла - Все еще страшно? - спросил наблюдавший за ней Тодд.

- Да, - призналась Лиз.

- Можешь не верить, но я тебя понимаю, - сказал Тодд, положив ей руку на плечо. - Первый раз я сам немножко боялся А потом страх прошел.

- А тебе не страшно упасть?

- Конечно, нет. Мотоцикл на ходу сам держит вертикальное положение. Попасть в аварию можно только в одном случае - если ехать неосторожно. Ну, а авария в мои планы не входит.

- Так-то оно так. Но ведь аварии ни в чьи планы не входят, - Знаю, знаю. Лиз Уэйкфилд рассудительна и осторожна. Но она не паникерша. Почему обязательно должно случиться что-то плохое? Гибель твоего брата - трагедия, но, с другой стороны, не всем мотоциклистам уготована такая судьба.

- Знаю, - сказала Лиз, - но к этой мысли надо привыкнуть.

- А если бы твои родители передумали и разрешили, ты стала бы со мной ездить? - помолчав, спросил Тодд. - Они не передумают, - не глядя на Тодда, ответила Лиз. - Они очень любили Рекси. И нас любят не меньше. И они никогда не позволят нам рисковать жизнью.

- Риск, риск! Постарайся о нем не думать. Я ведь не думаю, что рискую жизнью, когда еду. А что, если я с ними поговорю? Ты не против? Может, они поймут, что это безопасно. И отменят свой запрет.

Видя его умоляющие глаза, Лиз кивнула. Она понимала всю бесполезность этой затеи, но как это объяснишь Тодду?

- Ладно, поговори. Хуже, во всяком случае, не будет.

- Я зайду к вам сегодня вечером?

- Сегодня? - невольно сорвалось у нее с языка. Но она тут же изменила тон. - Конечно, приходи. В половине восьмого.

- Спасибо, Лиз, - неожиданно улыбнувшись, сказал он и крепко прижал ее к себе. - Ты сама будешь довольна.

- Полегче, Тодд! "Спасибо" - не повод, чтобы обниматься. Если мы хотим перекусить, надо торопиться. До урока осталось пятнадцать минут.

- Всего? - Тодд взглянул на часы. - Мне надо бежать, Лиз.

- У нас есть еще время спокойно поесть.

- Жаль, но сегодня не могу. Я сейчас встречаюсь с Мэнди и Уинстоном.

- Зачем?

- Мы пишем в кружке мистера Маркса рефераты на тему "Как организовать всемирное движение за спасение китов", До сдачи осталось всего несколько дней.

- Ты, я вижу, всерьез стал учиться.

- Для тебя у меня всегда есть время. До встречи в "Дэйри Берджере". Пока!

Глядя, как Тодд бежит по территории стоянки, Лиз облегченно улыбнулась. Здорово, что Тодд все понял. Она почувствовала, что все еще может уладиться.

Глава 3

Когда Лиз на "фиате" подъехала к "Дэйри Берджер", на стоянке было уже много машин. Найдя свободное место у дороги, она припарковалась и оглядела отремонтированный ресторанчик.

Вот это да! Старая забегаловка, так любимая в округе, приобрела респектабельный вид Владельцы ресторана, братья Догерти, сотворили настоящее чудо. Стены, вместо грязно-белого кафеля, обиты деревянными панелями. Неоновую вывеску, на которой постоянно не горели несколько букв, сняли и вместо нее повесили табличку из коричневой пластмассы, на которой название было выведено золотыми буквами.

Внутри все тоже переменилось: появились деревянные панели, мебель, цветы, как в других ресторанах; исчезли красные виниловые перегородки и такие же столы, на которых каждое поколение школьников оставляло свои надписи. Цветы, конечно, вряд ли долго продержатся, но сейчас на них было очень приятно смотреть. Вдоль всей дальней стены тянулась новая стойка бара. Раньше игральные автоматы стояли где попало, а теперь для них отвели специальную комнату.

По случаю открытия тут и там висели разноцветные гирлянды и воздушные шары, наполненные гелием, что придавало ресторанчику особенно праздничный вид. В больших коробках у входа грудой лежали майки и наклейки на бампер с надписью:

"Я люблю "Дэйри Берджер". Под словом "люблю" было нарисовано большое красное сердце. Взяв майку и наклейку, Лиз подошла к одному из немногих пустых столиков. Положив на стул свой темно-синий блейзер, заняла очередь у стойки.

Стоя в очереди, Лиз оглядывала зал. "Для колонки "Глаза и уши" информации хватит на весь семестр", - подумала она. На самом видном месте, почти в центре зала, сидел Брюс Пэтмен, самый шикарный парень в школе. С ним хорошенькая брюнетка с длинными волосами, которую Лиз видела в первый раз. Наверное, девушка из другой школы, но, зная Брюса, можно предположить, что она студентка университета. Кара Уокер, лучшая подруга Джессики, и Джон Пфайфер, с которым Лиз работала в школьной газете, ели новое фирменное блюдо из моллюсков. Не забыть бы потом спросить Джессику: у них просто дружеские отношения или уже что-то большее. Рядом с ними Лиз заметила Билла Чейза, окруженного стайкой девчонок. Наверное, поклонницы нового чемпиона по серфингу.

Пришла Робин Уилсон со своим парнем Алленом Уолтерсом. Они помахали ей, когда Лиз несла поднос к столику. - Эй, Лиз, садись с нами, - позвала ее Робин. - - Спасибо, я жду Тодда, - ответила Лиз.

- По-моему, я видела сегодня Тодда на мотоцикле, - сказала Робин. - Почему ты не поехала с ним?

- Я сегодня взяла "фиат", - сказала Лиз. Ей очень не хотелось объяснять настоящую причину.

День, как-никак, был праздничный, и Лиз решила вместо любимых сосисок взять фирменное блюдо. "Выглядит очень аппетитно", - подумала она, поддев вилкой кусок. Но смесь моллюсков с каким-то непонятным тестом оказалась несъедобной. Братьям Догерти придется еще поколдовать над ним. Лиз запила слегка горький привкус легким пивом и взяла на заметку этот кулинарный шедевр. Тоже попадет в колонку.

Поставив стакан на стол, она бросила взгляд на стоянку. Тодду пора бы уже приехать. Почему он задерживается? Воображение Лиз заработало: посреди дороги разбитый мотоцикл и рядом без сознания Тодд.

Элизабет тотчас одернула себя. Нельзя поддаваться страшным мыслям. Тодд прекрасно водит мотоцикл и очень внимателен. С ним ничего не может случиться "Если я не справлюсь со своим воображением, - строго сказала себе Лиз, - я в конце концов от страха за него сойду с ума".

Ее мысли о Тодде были прерваны шумом подъезжающей машины. На стоянку въехал красный "трансам". За рулем сидел Дэнни Стауфер, рядом с ним Джессика.

Дэнни ехал на большой скорости и поздно затормозил. Машина не успела остановиться и задела крыло большого красного пикапа, не причинив ему, правда, большого вреда. От удара пикап покачнулся Из кабины выскочил разъяренный хозяин пикапа Джерри Макалистер по прозвищу "Кулак".

- Ой, Дэнни сейчас туго придется, - прошептала Лиз и, встав из-за стола, поспешила на стоянку.

Джерри был когда-то центральным нападающим в школьной футбольной команде; играл он здорово, но получил травму колена. И с футболом пришлось расстаться.

Не испытывая большого желания учиться, он полгода назад бросил школу. Стал иногда подрабатывать на стройке, но большую часть времени проводил в "Дэйри Берджер" и других забегаловках. Его не раз видели в баре "Леди-призрак", находившемся через дорогу. Джерри был несовершеннолетним, но ему никогда не отказывали в бокале-друтом пива. А влив в себя полдюжины бокалов, Джерри мог выкинуть что угодно.

Лиз не знала, был ли Джерри сейчас пьян. Но она испугалась за Дэнни и сестру, они ведь еще не успели выйти из машины.

Увидев подходившего "Кулака", Дэнни опустил окно и жалко улыбнулся.

- С пикапом все нормально? - спросил он.

- Вытряхивайся, - прорычал Джерри. Вокруг них уже собиралась толпа любопытных, предвкушая хорошую драку.

- Десять к одному, "Кулак" разделает Дэнни под орех, - сказал Брюс Пэтмен, явно радуясь предстоящему зрелищу.

"Почему же ты не вмешиваешься?" - чуть было не крикнула Лиз, Но она слишком хорошо знала Брюса, он был трусоват и не любил ввязываться в драки.

Не на шутку испугавшись, Дэнни вышел из машины, оказавшись лицом к лицу с противником, который был раза в два сильней. Улучив минуту, Джессика тоже выскочила из машины и подбежала к сестре, - Он убьет Дэнни, - пролепетала она. "Кулак" тем временем схватил Дэнни за ворот рубашки и подтащил к своему пикапу. - Полюбуйся, что ты наделал! - злобно орал он.

Дэнни немного успокоился, увидев на пикапе небольшую царапину.

- Пустяки, почти ничего не заметно, - проговорил он, отодвигаясь от Джерри.

- Продери глаза-то, парень, - не унимался Джерри и поволок Дэнни за собой вокруг машины. - Пустяки! Он был как новенький, не единого пятнышка, пока ты его не стукнул.

"Слава Богу, не пьян, - подумал Дэнни. - Если он трезвый так заводится, что он делает, когда выпьет?" И в этот миг Джерри схватил его и изо всей силы ударил о капот.

- Я не спускаю соплякам, которые портят чужие машины, - прокричал он.

Дэнни было не очень больно, но на всякий случай он зажмурил глаза, ожидая еще одного удара. Джерри, похоже, вновь приготовился швырнуть его о пикап. Дэнни понимал, в какой бы хорошей форме он ни был, с этим силачом ему не справиться. Он открыл глаза и посмотрел в сторону Джессики, но, увы, та всегда была на стороне победителя. Оставалось покориться неизбежному.

Внезапно внимание всех привлек громкий шум мотора. Джерри выпустил свою жертву и обернулся, чтобы посмотреть в чем дело: к ресторану на новеньком мотоцикле подкатил Тодд, И не один, - А тачка ничего, - сказал Джерри. От восхищения у него захватило дух. - "Ямаха"?

- Точно, - согласился Тодд, снимая шлем и кладя его на бензобак.

- Послушай, приятель, я до смерти хочу иметь такой же! - воскликнул Джерри.

- Прокатишься? - предложил Тодд. Джерри обалдел от счастья.

- А можно? - нерешительно спросил он, как мальчишка, которому дали ключ от буфета со сладостями.

Соскочив с мотоцикла, Тодд протянул ему свой шлем. Но Элизабет ничего не видела, она не отрываясь смотрела на девушку рядом с Тоддом. Это была Мэнди Фармер, с которой Тодд готовил реферат по спасению китов. Мэнди была высокой и стройной. Она сняла шлем, ее длинные каштановые волосы подхватил ветер. От ревности у Лиз похолодело сердце. Хуже всего было то, что на Мэнди был купленный для нее, Лиз, розовый шлем.

Лиз пыталась подавить в себе неприязненное чувство. Ревновать не было никаких причин Но, представив себе, что хорошенькая Мэнди всю дорогу обнимала Тодда, она чуть не умерла. "Какая глупость, - уговаривала себя Лиз. - Ну что тут такого, ведь Мэнди - моя подруга".

Раздираемая противоречивыми чувствами, Лиз поспешила к Тодду. Дэнни как раз пожимал ему руку, и она расслышала его слова; "Ты меня спас, Тодд. Если бы не ты, не знаю, чем бы все кончилось".

- Спас? - удивился Тодд. - Но я всего-навсего дал ему прокатиться на мотоцикле. А что тут такого?

- Я тебе сейчас расскажу, - Лиз шагнула вперед вымученно улыбаясь. - Ты влетел сюда как рыцарь в сверкающих латах, - сказала она, целуя его. Несмотря на ревность, она все-таки очень им гордилась.

Джерри вернулся через несколько минут и соскочил с мотоцикла на удивление изящно.

- Повезло тебе, - обратился он к Тодду. - Если решишь продать эту игрушку, скажи мне.

- И не мечтай, - ответил Тодд. - Я буду на нем ездить, пока он не развалится. А захочешь прокатиться - всегда пожалуйста.

- Спасибо, - поблагодарил Джерри. - Всего наилучшего. - Он махнул рукой и двинулся к своему пикапу. Затем, вспомнив о чем-то, повернулся и свирепо уставился на Дэнни. Тот от страха побледнел как полотно.

Довольно ухмыльнувшись, Джерри проговорил:

- Другой раз смотри, куда едешь, не то так дешево не отделаешься.

С этими словами он сел за руль и укатил.

Мэнди не успела отдать Тодду шлем, как к ним подошел Джон Догерти, владелец ресторана. - Если бы не ты, пришлось бы вызывать полицию. Входи, пригласил он, улыбнувшись. - В знак признательности угощаю тебя и твою девушку фирменным блюдом.

Лиз содрогнулась при мысли, что предстоит съесть еще один жареный кирпич, но приглашение, оказывается относилось не к ней. Обняв Тодда и Мэнди за плечи, Джон Догерти повел их в ресторан. Но Тодд остановил его, не успели они подойти к двери.

- Спасибо, но моя девушка - вот, - улыбнулся он, указывая на Лиз.

- Значит, будут три фирменных блюда: одно для тебя и два для твоих очаровательных подруг.

Переступив порог, Тодд весело подмигнул Лиз.

Сестры убирались на кухне после обеда. Элизабет губкой смахивала с тарелок остатки пищи, а Джессика загружала их в посудомоечную машину. Джес весь день не удавалось побыть с сестрой наедине, и теперь она умирала от любопытства что же произошло днем?

"Лиз, кажется, не расположена рассказывать мне о разговоре с Тоддом, решила про себя Джессика. - Значит, придется начать первой".

- А Тодд времени даром не теряет, - сказала она. Джессика терпеть не могла Тодда и не скрывала этого.

Лиз чуть не уронила блюдце.

- Не понимаю, о чем ты, - заметила она, внимательно разглядывая грязную тарелку, как будто это была самая важная вещь в мире.

- Брось, Лиз! Все видели, как Мэнди соскочила с его мотоцикла. Ты прекрасно понимаешь, что я хочу сказать, - Не понимаю, - ответила Лиз.

- Хорошо, объясню: Тодд не хочет, чтобы багажник у него пустовал. Неужели не ясно?

Тщательно вытерев губкой тарелку, Лиз протянула ее Джессике.

- Джес, - сказала она. - Не спеши с выводами. Может, лучше сменим пластинку?

Но Джессика никак не могла угомониться. Она прекрасно знала характер сестры. Если ее не расшевелить, Лиз будет молчать как рыба. Кроме того, Джес очень боялась, вдруг случится беда, от мотоцикла хорошего не жди, - Послушай, Лиз, - опять начала Джессика, - ты что, не видела, как Мэнди прижалась к нему, когда они отъезжали от школы? По-моему, это выглядело не так уж невинно.

- А за что, по-твоему, держатся, когда едут сзади на мотоцикле? огрызнулась Лиз, протягивая ей следующую тарелку. Она продолжала злиться на себя, хотя Тодд ей все объяснил, - Это все чушь, - добавила она, повторяя слова Тодда. - Они вместе занимаются в кружке, вот он ее и подвез.

По-дружески.

- Это ты так думаешь, - Джессика продолжала травить сестру. - Ты сама знаешь, парень никогда не позволит так обнимать себя посторонней девчонке. Л кстати, ты разве не заметила, у мотоцикла есть за что держаться.

- Понятия не имела, что ты так хорошо разбираешься в мотоциклах, отрезала Лиз.

Взяв у сестры сковородку, Джессика посмотрела на почти полностью загруженную машину. "Куда же ее воткнуть?" - озадаченно подумала она Наконец сообразила поставить тарелки плотнее и втиснула между ними сковородку. Повернувшись к Лиз, Джессика продолжила:

- Я достаточно хорошо в них разбираюсь. И ни за что не позволю своему парню ездить на них.

- Я тоже не в восторге, что Тодд купил мотоцикл Но никогда не буду навязываться со своими советами. Я готова смириться с его мотоциклом, если он не будет настаивать на моих поездках с ним.

- Ладно, но я бы все-таки попросила его не подвозить чужих девушек - Мэнди уж никак не назовешь чужой, - возразила Лиз. - Она наша одноклассница.

- Тоже мне гарантия! Что, разве одноклассница не может отбить парня?

- Между ними ничего нет.

- Сейчас, может быть, и нет, но я бы на твоем месте смотрела в оба. предупредила ее Джессика.

- Не делай, пожалуйста, из мухи слона. Тодд к нам приедет сегодня вечером, хочет поговорить с родителями. Вдруг ему удастся убедить их снять запрет.

Это была последняя капля. Джессика в негодовании громко хлопнула дверцей машины.

- Ты хочешь сказать, что будешь ездить с ним на мотоцикле? - чуть не закричала она.

- Да нет, - уклончиво ответила Лиз. - Я сама пока не знаю. Но Тодд уверяет меня, что ездить на мотоцикле совсем не опасно. Все вокруг ездят и не разбиваются, - добавила она.

- Одни ездят - и ничего, а другие попадают в аварии. Как наш Рекси, сердито сказала Джессика.

- Джес, прошу тебя, успокойся, - Лиз старалась утихомирить сестру.

- Не успокоюсь. Я вообще не желаю слушать такие вещи, - ответила Джессика. - Если что, я у Кары. - И, повернувшись на каблуках, вне себя от злости, выбежала их кухни.

Лиз, конечно понимала, почему Джессика так расстроилась" но и Тодд был прав - мотоциклы, если с ними правильно обращаться, такое же средство передвижения, как все другие. Ничуть не опаснее. С автомобилями тоже случаются аварии, но ведь она не сходит с ума, думая о них.

"Как же так, - говорила себе Элизабет, - два человека, которые ей дороже всех, говорят противоположные вещи, и вместе с тем оба правы".

Она совсем запуталась.

Глава 4

Джессика вернулась домой через несколько часов, тихонько отворила дверь, бесшумно скользнула в прихожую и затаилась, прислушиваясь к голосам, доносившимся из гостиной.

- Молодец, что зашел Тодд, - говорил отец, Нед Уэйкфилд. - Ты поступил по-мужски: в таких случаях молодые люди редко советуются со старшими.

- Но вы так и не передумали?

- Увы! Не сомневаюсь, что ты превосходно водишь мотоцикл. Но постарайся понять нас Мы не можем позволить дочери ездить с тобой.

- Надеюсь, ты не обиделся на нас, Тодд, - добавила мать, Элис Уэйкфилд.

- Конечно нет. И для меня самое главное - безопасность Лиз. Просто мне хотелось убедить вас, со мной ей ничто не угрожает, но я вас понимаю. Даю вам слово, Элизабет никогда не сядет на мой мотоцикл.

- Спасибо, Тодд, - сказал Нед Уэйкфилд. - Постарайся не нарушать его. Тодд встал и начал прощаться:

- Уже поздно, а мне еще делать уроки. До свидания. Лиз, ты не проводишь меня?

Элизабет проводила Тодда в прихожую. Во время разговора, когда решалась ее судьба, девушка не проронила ни слова, Как ни странно, она даже испытала облегчение, что разговор кончился именно так.

Никем не замеченная, Джессика на цыпочках поднялась к себе в комнату. Она узнала то, что ее интересовало.

- Ничего не вышло, - вздохнул Тодд, взяв Элизабет за руки. - Не беда, между нами все будет по-прежнему, Вот увидишь.

У Лиз отлегло от сердца:

- Ничего, что я не буду ездить с тобой Главное, вообще никогда не расставаться.

- Да, - кивнул Тодд, Он привлек к себе Лиз, ласково глядя в ее зеленовато-голубые глаза. Вдруг лукавая улыбка тронула его губы.

- Как ты думаешь, родители не будут возражать, если я поцелую тебя у вас в прихожей? - спросил он.

- Девушки иногда могут целоваться без разрешения, - не растерялась Лиз, подражая легкомысленному тону Джессики. Обняв Тодда, она прильнула к его губам. Пусть знает, что и кроме мотоцикла на свете есть радости.

- Ого! Может, мне не стоит спешить домой? - сказал Тодд.

- А как же уроки? Нет уж, иди, - благоразумно решила Лиз. - Пока, Только знаешь, Тодд, - она нежно посмотрела ему в глаза, - у меня к тебе просьба.

- Хоть тысяча.

- Позвони мне, как только приедешь домой.

Тодд догадался, что Элизабет по-прежнему боится за него.

- Ладно, - ответил он, взъерошив ей волосы. - Буду плестись как черепаха.

Тодд ушел, и Элизабет медленно поднялась в свою комнату. Хорошо все-таки, что родители не позволили ездить на мотоцикла Эта блестящая черная махина внушала ей настоящий ужас. Вздохнув, Лиз стала искать учебник и тетради по французскому. Работа - самый лучший способ отвлечься от тревожных мыслей. Не успела она взять ручку, как в комнату влетела Джессика.

- Лиз, я хочу тебя спросить-- выпалила она.

- Мне не позволили ездить с Тоддом, - бросила Элизабет, на секунду оторвавшись от тетради и даже не повернувшись к сестре. Ей было противно в сотый раз переливать из пустого в порожнее.

Но Джессику волновало другое. Она уже знала, что родители запретили сестре ездить на мотоцикле - не зря же она подслушивала.

- Я о другом, - нетерпеливо фыркнула она.

Элизабет удивленно взглянула на Джессику.

- О чем же?

- О ком! О Брайене, брате Инид, - торжественно произнесла Джессика и плюхнулась на аккуратную кровать сестры.

Элизабет нахмурилась:

- И что Брайен?

- Он собирается почтить своим присутствием день рождения сестры? Лиз на миг задумалась.

- Да, кажется, он будет. Инид, по-моему, упоминала его. Он ведь ее любимый брат.

- Инид, конечно, в телячьем восторге! - заметила Джессика, проявив неожиданный интерес к подруге Элизабет. - Он, кажется, учится в университете в Лос-Анджелесе?

- Да, на втором курсе.

- Тем лучше, - невольно вырвалось у Джессики.

- Для кого? - Лиз изумленно подняла брови.

- Для меня, - призналась Джессика, посмотрев на сестру по-детски невинным взглядом. - Помоги мне... Попроси Инид познакомить меня поближе с Брайеном на дне рождения Элизабет только вздохнула и тихо промолвила - Этого я и боялась.

- Боялась?! Чего?! - невинное выражение как ветром сдуло. На лице Джессики появилась надменная маска оскорбленной гордости. - Что бедная несчастная школьница может испортить вечер студенту Брайену?

- Ты прекрасно знаешь, в чем дело, - поспешила объяснить Элизабет. Ну и денек выдался сегодня. Все наперекосяк. Она знала: рано или поздно интересы сестры и лучшей подруги столкнутся. Но Джессика выбрала самое неподходящее время: из головы не выходит этот злосчастный мотоцикл, как тут собраться с мыслями и хладнокровно пройти через "минное поле"? Один неверный шаг - и обидишь кого-нибудь, а то и обеих сразу.

- Я все время боялась, вдруг ты попросишь меня с чем-нибудь обратиться к Инид, После того, что ты ей сделала, Джес, это невозможно. Даже непорядочно, Вот как? - фыркнула Джессика, и к ней вернулось прежнее невинное выражение. Ну сообщила я дружку Инид о ее не самом лучшем прошлом. Так это когда было сто лет назад Неужели вина за одну маленькую ошибочку будет преследовать меня до конца жизни? Ладно, пусть этого хочет Инид, но ты-то? Ты ведь моя сестра.

- Я не хочу, - вздохнула Элизабет. Опять Джессика все на нее свалила - К тому же, - не унималась та, - не брось ее Ронни из-за того, что он от меня узнал, она бы не вернулась к Джорджу. А ведь она именно Джорджа любит. Что, я не права? - Права. - неохотно согласилась Лиз.

- Получается, что я ей еще и помогла. Так что она передо мной в долгу. Элизабет только руками развела:

- Ну ты даешь, Джес! Сейчас-то легко рассуждать, когда все обернулось к лучшему, Что-то я не помню, чтобы ты тогда пожалела Инид.

- Ты что, собираешься меня учить порядочности? - Джессика театрально всплеснула руками. - За что? В чем я провинилась?

- Уймись, Джес. Я...

- Знаешь что, - перебила Джес сестру, - между прочим, я тебе сегодня оказала одну услугу. Разве не я посоветовала, как вести себя с Тоддом?

- Да, ты, - согласилась Элизабет.

- И ты в благодарность не хочешь мне сделать маленькое одолжение?

Лиз понимала, сестра хитрит, но ей не хотелось сейчас с ней ссориться.

- Ладно, попрошу Инид, - решила она. - Только не делай большие глаза, если получишь отказ.

- Полагаюсь на тебя, Лиз, - доверительно произнесла Джессика. К ней вернулась ее обычная самоуверенность. - Ты меня ни разу не подводила.

На следующее утро Инид догнала Элизабет на автобусной остановке, Говорят, я много вчера потеряла, - сказала она, зеленые глаза ее весело блестели.

- Ты имеешь в виду открытие "Дэйри Берджер"? Ну получила бы бесплатную маечку и порцию холестерина в горячих бутербродах!

- А как насчет славного подвига нашего рыцаря Тодда Уилкинза?

- Вот еще! Славный подвиг, рыцарь" Просто оказался человек вовремя в нужном месте.

- Ну и ну! От кого я слышу? У Элизабет перехватило дыхание. Какая муха ее укусила? Инид права, раньше она бы расхваливала Тодда на все лады. Неужели все-таки мотоцикл повлиял на ее отношение к Тодду? Лучше не думать об этом.

- Да, кстати, - перевела она разговор. - Как идет подготовка ко дню рождения? Инид закатила глаза.

- Лиз, у моей мамочки крыша совсем поехала: сначала приглашения с золотым тиснением, теперь меню. Вчера вечером она грозилась уволить повара. "Я не собираюсь держать работника, предел кулин-нарн-ных возможностей которого запечен-ная в тесте свин-нин-на", - произнесла Инид в нос, передразнивая выговор матери.

- Запеченная в тесте свинина, У меня слюнки текут.

- У меня тоже. Но мамочка желает, чтобы все было "экстра-класс". Не удивлюсь, если дело закончится икрой на тостах. Н-да, - она поморщила нос. По крайней мере, приглашения готовы. Хочешь получить свое?

Элизабет решила, что, пожалуй, самое время выполнить просьбу сестры.

- Ты уже отправила приглашение Брайену? - спросила она как бы невзначай.

- Разве я не говорила, что он приезжает в пятницу, накануне дня рождения? - напомнила Инид.

- Я и забыла, - слукавила Элизабет. - По-моему, мы не виделись с лета?

- Ну да. Он же последний раз гостил у нас летом.

- Он такой же красивый? - поинтересовалась Лиз.

- Еще красивее, - ответила подруга. - Он теперь качается, ему кажется, что он начал полнеть.

- Ты, наверное, ждешь его не дождешься?

- Еще бы Он единственный человек. которому я могу пожаловаться на мамочку-- Инид вдруг осеклась и подозрительно посмотрела на Элизабет. - Ну-ка признавайся, откуда такой интерес к моему брату? Хочешь, чтобы я его с кем-нибудь познакомила?

Элизабет опешила от вопроса в лоб, и храбрость ее улетучилась. "Может, сейчас не самое лучшее время замолвить словечко о Джессике", - подумала она и сказала вслух:

- Просто Брайен - отличный парень.

Я рада буду с ним повидаться - Передам ему твои слова. - Инид не сомневалась, что подруга заговорила о Брайене неспроста, но не стала допытываться, что за этим стоит. - А теперь расскажи, как Тодд поставил на место этого типчика Макалистера.

- Никуда он его не ставил, предложил прокатиться на своей "Ямахе" и все.

- И где я только была?!

- Да, сцена была что надо... - Но, говоря эти слова, Лиз вспомнила не баталию на стоянке, а Мэнди, ехавшую на мотоцикле, тесно прижавшись к Тодду.

- Потрясающе! - воскликнула Инид - А вот и наш герой собственной персоной. Оглянись, Лиз.

У Элизабет екнуло в груди. Обернувшись, она увидела Тодда. Он подъезжал к ним на мотоцикле. За квартал до остановки он сбросил газ и теперь медленно катил вдоль тротуара.

Подбодрив себя, Элизабет подошла к нему, приподняла козырек шлема и поцеловала в губы.

- Доброе утро, - произнес Тодд, снимая шлем. Спрыгнул на землю и обнял Лиз. - Я решил заехать за тобой, но у самого дома вдруг вспомнил, что я не на машине. Оплошал. С привычками не так легко расстаешься - Хорошо, что хотел заехать, - промолвила Элизабет, крепче прижавшись к Тодду.

Пока они обнимались, Инид вытащила из полотняной сумки толстую пачку кремовых конвертов, выбрала два и, помахав ими в воздухе, громко объявила;

- Эй, вы, голубки! Раз уж я застала вас двоих, то извольте вместе и получить, - Что это? - улыбнулся Тодд, взял один конверт, а другой передал Лиз.

- Открой и посмотри, - сказала Инид и рассмеялась.

В конверте лежало изящно тисненное приглашение на день рождения и даже отдельная карточка для ответа.

- Ото, тонкая работа. Они шелковые? - подивился Тодд.

- Нет, бумажные, но обошлись не дешевле шелковых. Пустая трата денег, по-моему.

- Твоя мать считает, что ты этих денег стоишь. И я того же мнения.

- Спасибо, Лиз, - покраснев, поблагодарила Инид. Она дорожила дружбой с Элизабет, и ей было приятно слышать такие слова от подруги.

- Ну как, девочки-мальчики, - весело спросила она, возвращаясь к теме дня рождения, - пожалуете ко мне на праздник?

- Конечна - отозвался Тодд - Хотя. Денек будет нелегким; - продолжал Тодд - Дед тоже в этот день родился. Но к нему я пойду пораньше. Чтобы успеть в два места.

- Прекрасно! - искренне обрадовалась Инид, - Кстати, не желаешь ли маленький подарок в преддверии дня рождения? - предложил Тодд.

- Например?

- Например, прокатиться на мотоцикле? - Он кивнул головой на стоявшую рядом машину.

- Кроме шуток?

- Один кружок по кварталу, туда и обратно.

- Вот здорово! - воскликнула Инид. - Лиз, подержи, пожалуйста Инид протянула подруге книги и сумку и вскочила на заднее сиденье. Элизабет подхватила вещи, стараясь не уронить, и услышала, как Тодд сказал:

- Возьмись за поручень, а лучше за меня - так будет удобнее.

Как и вчера, Лиз чуть не задохнулась от ревности. Тодд нажал на газ, мотоцикл рванулся с места и стремительно, словно маленькая ракета, понесся по улице.

Элизабет отвернулась, ожидая школьный автобус. Быстрей бы приехал и увез ее подальше отсюда.

"Как глупо, - безмолвно кричала она самой себе. - Почему ты не можешь легко на это смотреть?"

Минуты через две из-за угла показался ярко-желтый школьный автобус, но легче Лиз не стало. Тодд с Инид еще не вернулись. Куда они запропастились? Ехать одной? Не найдя ее на остановке, они сообразят, что она уехала. Второй день подряд, у всех на глазах, Тодд подвозит других девушек. От этой мысли тост, съеденный за завтраком, окаменел в желудка Смахнув навернувшуюся слезу, Лиз нашла свободное место в автобусе и поехала в школу одна.

Глава 5

Элизабет боялась, что ее терпения хватит ненадолго. Тодд ездил на мотоцикле всего только два дня, а ей уже мерещилось, что каждая девчонка, которую он прокатил, метила на ее место. Даже Инид, и та вызывала опасения, а уж ее-то меньше всех на свете можно было заподозрить в желании увести Тодда.

Не дождавшись Инид на автобусной остановке, Элизабет долго не могла успокоиться Инид подбежала к ней в раздевалка Было ясно без слов, что она в восторге от поездки, но Элизабет была не в силах слушать ее рассказ. Она молча протянула Инид ее книги, повернулась и ушла. Лиз не хотела обидеть подругу, но не сдержалась. Оставалось надеяться, что Инид все поймет и не будет сердиться.

На уроке химии Элизабет тщетно пыталась вникнуть в смысл слов мистера Руссо, объяснявшего, как образуются оксиды. Мысли ее были далеко. Потом был урок французского.

Мисс Дальтон объясняла значение глагола "savoir", но Элизабет слушала рассеянно.

Она обрадовалась звонку - последний урок окончен. Надо идти писать заметку для своей колонки. Может, это отвлечет ее от мыслей о Тодде? Как в полусне брела она по шумным коридорам в редакцию газеты. Если бы она шла, глазея по сторонам, или остановилась бы поболтать с подругой, она бы ничего не увидела. Но она шла, глядя перед собой, и сквозь стеклянные двери библиотеки увидела Тодда, сидящего за столом с Мэнди Фармер. Рука Мэнди лежала на его плече. Они были погружены в чтение.

В этот момент Элизабет пожалела, что она не Джессика. Ее сестрица, увидев такую сцену, с улыбкой вошла бы в читальный зал и, поцеловав Тодда, с невинным видом поинтересовалась, как движется дело спасения китов.

Все бы оглянулись на них, и Мэнди Фармер в другой раз пришлось бы сто раз подумать, прежде чем сесть так близко к Тодду.

Но она не Джессика, и вместо того, чтобы войти в библиотеку, она поплелась дальше, пытаясь сделать вид, что такие пустяки ее совершенно не волнуют.

Редакция "Оракула" была пуста, если не считать мистера Роджера Коллинза куратора школьной газеты и одного из самых любимых учителей в школе. Он поднял голову от макета газеты, и лицо его осветила приветливая улыбка.

Элизабет улыбнулась ему в ответ. Он был одет в синий свитер, очень подходивший к его рыжеватым волосам, твидовый пиджак и джинсы и выглядел отлично. Не зря все девчонки в школе влюблялись в него.

- Пришла поработать? - спросил он.

- Хочу написать материал для своей колонки, - ответила Элизабет, усаживаясь за допотопную пишущую машинку.

Она с беззаботным видом перекинула через плечо золотистые волосы, собранные на макушке в "конский хвост", и напечатала название рубрики: "Глаза и уши", но дальше этого дело не пошло. Лиз не могла думать ни о чем, кроме Тодда и пустого сиденья на мотоцикле позади него.

Элизабет долго сидела, уставившись на чистый лист бумаги, и не заметила, как мистер Коллинз встал за ее спиной и положил руку ей на плечо.

- Что, творческий кризис? - Он заботливо смотрел на Элизабет.

- Ах, если бы только это! - мрачно ответила она.

- Может, тебе стоит рассказать, что случилось?

Роджер Коллинз придвинул стул. "Удивительно, - подумала Лиз, - мистер Коллинз всегда рядом, когда нужна помощь".

- Да, наверное, лучше рассказать" а то еще немного и меня упрячут в психушку, - усмехнулась она.

Вытащив лист бумаги из машинки, она скомкала его и кинула через всю комнату в корзину для мусора, но промахнулась.

- До этого, я думаю, не дойдет, - улыбнулся он. - Рассказывай, Лиз. Я тебя слушаю.

Она пожала плечами:

- Все плохо, хотя, если подумать, ничего страшного не произошло.

- Классический парадокс, - мистер Коллинз задумчиво смотрел на нее, потирая подбородок. - Так в чем же дело? Объясни.

Тут как будто плотину прорвало. Элизабет торопилась выговориться. Она рассказала учителю о Тодде, о его мотоцикле и о том, что ей нельзя ездить вместе с ним. Она призналась, что боится - а вдруг ему станет с ней неинтересно, и он найдет кого-нибудь еще, кто разделит с ним любовь к двухколесным средствам передвижения - Можно, я задам тебе один вопрос? осторожно спросил мистер Коллинз. - Тодд ведь играет в баскетбол, правда?

Лиз кивнула.

- Тебе не приходило в голову, что он вздумает ухаживать за кем-нибудь из баскетбольной команды девочек, правда?

Она отрицательно покачала головой.

- А тебе самой нравятся только те парни, которые разделяют твою любовь к литературе?

- Разумеется, нет.

- Так почему же ты думаешь, что Тодд способен увлечься Мэнди или Инид, раз они катаются с ним на мотоцикле?

- Да нет, я так не думаю, - она слабо улыбнулась.

- Ты считаешь, что, катаясь на мотоцикле с Тоддом, они поступают дурно?

- Нет, конечно, - проговорила Элизабет, - но поймите, мистер Коллинз, меня это бесит. Я знаю, они тут ни при чем, а все равно злюсь. Я сама себе противна в такие минуты.

Мистер Коллинз молча посмотрел на нее. В его взгляде было понимание и сочувствие.

- Что же теперь делать? - тихо спросила она. - Может, я уже совсем рехнулась?

- Вовсе нет. Я думаю, любая нормальная девушка на твоем месте реагировала бы точно так же.

Такого ответа Элизабет не ожидала.

- Это ужасно, - она в отчаянии стиснула руки. - Я не могу понять, что со мной происходит, а вы говорите: все в полном порядке.

- Но я не говорил, что все чудесно. Я подразумевал другое: каждому человеку, если только он не бездушный сухарь, случается испытывать ревность, злость, зависть. И всем приходится подавлять в себе эти чувства. Поверь мне, Лиз, в жизни каждого человека бывают подобные ситуации.

Он замолчал, чтобы дать ей возможность осознать смысл сказанных им слов.

Элизабет не стала ничего спрашивать. Она знала мистер Коллинз недавно развелся и теперь бывшая жена не давала ему видеться с сыном. Он тяжело переживал, но ученики никогда не видели его в мрачном расположении духа. Наоборот, он всегда был бодр, энергичен и внимателен к людям.

И Элизабет решила учиться у него выдержке.

- Какие будут указания, шеф? - шутливо спросила она.

- Тут очень важно не замыкаться в своих переживаниях Я уверен, что со временем все образуется Ты же знаешь; у тебя много достоинств, и есть вера в себя. И ты сможешь все преодолеть, поверь мне! Мне только хочется спросить: ты говорила обо всем этом с Тоддом?

- Нет, ни разу.

- Ты его недооцениваешь. Я знаю точно; ты очень много значишь для него, и он не станет сознательно причинять тебе боль. Поговори с ним, я думаю, все встанет на свои места.

Элизабет подумала, что учитель, наверное, прав. Смогла же она объяснить Тодду, почему ей нельзя ездить на мотоцикле, - Спасибо, мистер Коллинз, сказала она. - Вы помогли мне преодолеть творческий кризис.

- Вот и отлично, - отозвался Роджер Коллинз и подмигнул ей. - А то я просто умираю от любопытства, какими слухами сейчас живет наша школа. Теперь Лиз могла собраться с мыслями. Главным событием было достойное поведение Тодда на стоянке у "Дэйри Берджер". Она описала разыгравшуюся там сцену, добавила пару строк, описывающих отремонтированный ресторан, и напоследок посоветовала своим читателям не брать сразу две порции фирменного блюда - моллюсков в тесте, а сначала убедиться, что оно им по вкусу.

- Еще раз большое спасибо, мистер Коллинз, - сказала Элизабет, протягивая ему напечатанную статью.

С такими друзьями, как их куратор, Лиз может ничего не бояться - в трудную минуту у нее всегда будет поддержка Элизабет пришла в столовую рано. Отойдя от прилавка, она прошла во внутренний дворик и села за стол. Тут подошла Инид. У нее на тарелке была гора макарон с сыром, по виду похожих на резину. Сегодня почти у всех на тарелках были макароны.

- Все в порядке? - осторожно спросила Инид.

Элизабет кивнула с набитым ртом. Но Инид это не убедило.

- Послушай, - настаивала она, - ты сердишься на меня за то, что я прокатилась с Тоддом?

- Разумеется, нет, - ответила Лиз.

- Точно? - спросила Инид с сомнением в голосе. - Может, ты сама этого не заметила, но сегодня утром в раздевалке ты на меня смотрела с такой злостью, что я даже засомневалась: ты это или Джессика.

- Прости, Инид, я не нарочно, - честно призналась Элизабет. - Я в самом деле была немного расстроена, но совсем не из-за тебя - Я не думала, что ты так огорчишься.

Я никогда раньше не каталась на мотоцикле, и мне ужасно захотелось попробовать. Я думала: мы тут же вернемся. Но потом я опоздала на автобус, и так получилось"

- Давай не будем больше об этом, - перебила ее Элизабет. - Тебе не за что извиняться. Я рада, что тебе понравилось ездить на мотоцикле.

- Мне и в голову не пришло, что ты будешь переживать.

- Не обращай внимания, просто у меня черная полоса в жизни.

- Может, тебе надо выговориться?

- Наверное, но не сейчас, - уклончиво ответила Лиз.

Она не решалась смотреть в глаза подруге и отвела взгляд. Тут она заметила Джессику с Лилой, которые шли через двор с подносами в руках Элизабет вспомнила о просьбе сестры и спохватилась, что еще не поговорила с Инид. Джессика очень расстроится Вот сейчас и надо поговорить, самый подходящий момент, И ничего тянуть. А то Инид проявит какую-нибудь инициативу, пойди потом распутай.

- Слушай, Инид, могу я тебя кое о чем попросить?

- Конечно.

- Ты не могла бы на дне рождения помочь Джессике поближе познакомиться с Брайеном? - быстро проговорила Элизабет.

Прежде чем ответить, Инид долго жевала, не поднимая глаз от тарелки - Лиз, ты знаешь, как я к тебе отношусь. Ты моя лучшая подруга, - начала она издалека. - Но этого я делать не хочу!

- Почему? - спросила Элизабет. Она прекрасно знала причину отказа, но надеялась все-таки переубедить Инид. В конце концов Брайен будет только рад. Какой же парень откажется дружить с ее сестрой?

- Если бы это был кто-нибудь другой, я бы сразу согласилась. Но Джессика мне причинила много горя Ты знаешь, Лиз, я не могу ее простить. Она относится ко мне как к ничтожеству, которое вьется хвостом за ее сестрой.

- Но, Инид, - настаивала Элизабет, - ты все эти месяцы ни разу не вспомнила Ронни. Вы с Джорджем - замечательная пара. Согласись, все кончилось очень хорошо, - Дело не в этом, - не сдавалась Инид, - Почему я должна что-то для нее делать? Она даже не извинилась передо мной. К тому же у нее роман с Дэнни Стауфером. Ты сама сказала вчера, что в "Дэйри Берджер" ее привез Дэнни. - По-моему, она не принимает его всерьез.

- Тем более нечего кружить голову моему кузену. Прости, Лиз, но я не могу выполнить твоей просьбы.

Элизабет раскрыла уже рот, чтобы попытаться смягчить Инид, но тут появился Тодд и на бегу торопливо поцеловал ее в макушку.

- Как дела, Тодд? - спросила Элизабет, - Лучше не спрашивай. У меня ум за разум заходит, - ответил он, стараясь отдышаться, - Я только заглянул на минуту, чтобы схватить чего-нибудь пожевать и сказать тебе, что не смогу встретить тебя после обеда, как договорились, - Все из-за реферата?

- Из-за чего же еще? - Он пожал плечами. - Ты прости, я спешу в библиотеку. Мэнди там закопалась в газетах, и меня ждет та же печальная участь. Ну пока, до встречи Инид проводила взглядом длинноногую фигуру Тодда, три секунды - и он скрылся за дверью главного здания. Обернувшись, Инид увидела расстроенное лицо Элизабет.

- Эй, Лиз, очнись, - Инид помахала рукой перед глазами подружки, которая снова сидела с отсутствующим видом, - Ау, хозяева, есть кто-нибудь дома?

- Прости, Инид.

- Слушай, если бы я плохо знала тебя, я бы голову дала на отсечение, что ты ревнуешь Я видела, как ты вся напряглась при имени Мэнди. Да брось ты, Лиз, они всего-навсего пишут реферат о китах.

Элизабет глубоко вздохнула:

- Во всем виноват мотоцикл. Я стала просто ненормальной из-за него.

- Ничего не понимаю. В чем виноват?

- Да хотя бы в том, что я ужасно ревную.

И Элизабет стала рассказывать. Какое счастье, когда есть кому излить душу!

- Ты думаешь, почему я сегодня утром была, мягко говоря, такая нелюбезная? Я ревновала.

- Кого - меня? - Инид вытаращила глаза. - Господи, почему?

- Ты каталась с Тоддом на мотоцикле, а мне это категорически запрещено.

Глава 6

Гай Чезни встретился с Элизабет в раздевалке после занятий. Гай играл на клавишных в группе "Друиды".

- Привет представителям прессы! Как поживаешь, Лиз?

Элизабет заглянула в его карие глаза, смотревшие внимательно и дружелюбна - Нормально, - улыбнулась она.

- Я только что видел Тодда. Он сказал мне, что тебе нельзя ездить с ним на мотоцикла Хочешь, я подброшу тебя в "Дэйри Берджер"?

- Спасибо, Гай. С удовольствием. Терпеть не могу тащиться на автобусе. Гай улыбнулся, и у него на левой щеке появилась ямочка.

- Нам туда, моя радость, - сказал он, взяв ее за руку, и повел через почти пустой вестибюль.

- Давай помогу, - сказал он, показав на книги, которые были у нее в руках.

- Пустяки, они не тяжелые, - вежливо отказалась она. - Как дела у "Друидов"?

- Прекрасно. Я написал парочку новых песен. Мне кажется, что голос Даны становится все лучше и лучше. - Очень рада А я боялась, вдруг группа развалится после той неудачи с менеджером.

- Как сказал Макс; "Наш час еще не пробил", - философски заметил Гай, вспомнив неудачный дебют "Друидов", - Рано отчаиваться Всему свое время, попыталась утешить его Лиз.

- Да, кстати, - перебил ее Гай. - Я так и не поблагодарил тебя за ту статью в "Оракуле" о нашей группе. Ты тогда нам здорово помогла - Это такие пустяки, - возразила Элизабет. - Мне бы хотелось помочь вам как-то более существенно.

- Мы поняли, что это только начало, Мы должны много репетировать. И тогда, я верю, успех обязательно придет.

Подошли к машине Гая, пикапу последней марки - весь кузов у него был забит музыкальными инструментами. Гай сел в машину и открыл Лиз переднюю дверь.

- Ты всегда возишь с собой инструменты, куда бы ни ехал? - спросила она усаживаясь на сиденье рядом с ним.

- Конечно. Вдруг кому-нибудь срочно понадобится музыка - улыбнулся Гай. Сегодня я собираюсь к Максу. Будем репетировать. Только сперва перекусим.

Элизабет поразилась происшедшей в нем за последние дни перемене. Он держался спокойно, уверенно. От его раздражительности не осталось и следа Не верилось, что он способен наорать на партнера взявшего фальшивую ноту.

- Вы будете играть на дне рождения у Инид? - спросила она Гай завел мотор и вырулил со стоянки. Он правил левой рукой, держа правую на спинке соседнего сиденья, - Да мы уже договорились. Ты пойдешь с Тоддом?

- Конечно, - ответила Элизабет, глядя в окно.

- Повезло ему, - заметил Гай. - Дружит с такой девчонкой, как ты.

- Спасибо на добром слове.

- Для тебя добрых слов не жалко. А можно тебе задать один нескромный вопрос?

- Задай.

- Почему ты не ездишь с ним на мотоцикле?

У Элизабет все внутри сжалось. Она уже восьмой раз слышит сегодня этот вопрос, а на него так неприятно отвечать.

- Есть причины, - сухо ответила она По ее тону Гай понял, что об этом лучше не спрашивать.

- Похоже, ты расстраиваешься из-за этого?

Элизабет сидела очень прямо, почти не касаясь спинки сиденья.

- Да нет, Гай. Никакой трагедии тут нет, - Я просто хочу, чтобы ты знала если тебе надо куда-то поехать, свистни мне, и я сразу тут как тут.

Рука Гая скользнула немного вперед и оказалась на плече Лиз. Она отодвинулась.

- Предложение, конечно, заманчивое, - неопределенно сказала она, глядя на мелькавшие за окном картины. Гай обнял ее, стараясь привлечь к себе.

- Ездить в машине гораздо удобней, чем на мотоцикле, - со значением проговорил он.

Намек был достаточно прозрачный. Элизабет повернулась к нему:

- Спасибо, Гай, я обойдусь.

- А что такого? Я по-дружески предложил.

- Если по-дружески, то ладно. Увидев, что они въезжают на стоянку "Дэйри Берджер", Лиз с облегчением вздохнула.

Тодд был уже тут. Он стоял рядом с мотоциклом и ждал ее.

- Ну, я пойду, - сказала она, поворачиваясь к Гаю. - Спасибо, что подвез. Пока Выскочила из машины и пошла навстречу приятелю.

Увидев Гая, догонявшего Элизабет, Тодд перестал улыбаться - Эй, Лиз, ты забыла книги, - сказал Гай и протянул Элизабет учебники.

- Подумай о моем предложении ладно? - добавил он шутливо.

- О чем это он? - спросил Тодд насупившись, когда они вошли внутрь и встали у прилавка.

- Да, ерунда, - ответила Элизабет. Она заказала моллюсков в тесте и стакан пива.

- Зачем ты заказываешь эту гадость? - шепотом спросил ее Тодд.

Сам он взял гамбургер и жареную картошку.

- Хочу попробовать. А вдруг сегодня будет вкуснее, И оба замолчали. Когда заказ был готов, сели за свободный столик у окна, и Тодд снова заговорил;

- Ты так и не сказала мне, почему тебя сюда подвез Чезни.

- Подвез, и все. Что тут такого?

- Знаешь, мне это не нравится, - мрачно сказал Тодд, жуя гамбургер.

- Что тебе не нравится? - недоумевающе спросила Элизабет, ковыряя вилкой в тарелке.

- Что ты ездишь в его машине.

Когда до Элизабет дошел смысл его слов, глаза ее широко раскрылись.

- Тодд Уилкинз, мне кажется - ты ревнуешь.

- Да, черт возьми!

И тут у Элизабет случился приступ смеха. Она смеялась так громко, что на них стали оборачиваться.

- Ты можешь объяснить мне, что происходит? - потребовал он, Элизабет изнемогала от смеха, и это еще больше выводило его из себя. Стараясь успокоиться, Лиз глубоко вздохнула:

- Прости, Тодд. Просто мне в голову пришла одна мысль.

- Что еще за мысль?

- Меня вдруг осенило, какой дурой я была последние два дня, - - Почему дурой?

- Да все потому же, - она взмахнула зажатой в кулаке вилкой, указывая на стоянку.

- Ты говоришь про мотоцикл? Я думал, мы уже обо всем договорились, - Я тоже так думала, пока не увидела тебя на мотоцикле вместе с Мэнди. А потом с Инид.

Тодд смотрел на Элизабет, пытаясь сообразить, что она говорит.

- Ты хочешь сказать, что ревновала? - наконец до него дошло.

Он широко улыбнулся. Им обоим и в голову не приходило, что они заставляют друг друга ревновать.

- Что за чушь, Лиз! Я думал, ты знаешь меня лучше. - Он от души расхохотался, так же как она минуту назад.

Элизабет протянула руку и шутя взъерошила ему волосы, - Я тоже думала, что ты знаешь меня лучше Как ты мог подумать, что у меня с Гаем что-то может быть? Чушь какая-то, - добавила она-- Я всего лишь доехала сюда на его машине, Разумом я это понимаю, - проговорил Тодд. - Но почему-то не могу спокойно смотреть, как он увивается за тобой.

- И я понимаю: ну подвез Мэнди, что в этом такого? Но стоило мне увидеть, как она держится за тебя, я просто чуть с ума не сошла. Вдруг тебе это понравится, и в один прекрасный день ты сменишь меня на девушку, которая с удовольствием будет ездить у тебя за спиной.

- Почему же ты сразу не сказала мне, что тебе это неприятно?

- Я думала, что не имею права командовать тобой.

- И напрасно. Очень прошу тебя, говори прямо, если тебе что-то не по нутру. Хорошо, что ты в конце концов объяснила, в чем дело. Раз тебя это так расстраивает, я больше никогда не буду катать никаких девчонок.

- Тодд, я не требую от тебя. - Тодд энергично покачал головой:

- Я сам так хочу. Ты - единственная, с кем мне хочется ездить. Я буду думать, что ты все время со мной. Это твое сиденье и никто больше не сядет на него.

- Спасибо, - ответила Элизабет. - Душенька моя довольна.

- И, конечно, выброси из головы, что Мэнди хочет меня отбить.

Он махнул рукой в угол, где сидели Мэнди с Уинстоном Эгбертом. Они кормили друг друга жареной картошкой и, казалось, не замечали никого вокруг, - Вот это новость! - воскликнула Элизабет.

- Они вычитали в одной книжке, что киты именно так ухаживают друг за другом, - пояснил Тодд и добавил:

- Ты не представляешь, как я рад что эти рефераты наконец закончены. У меня уже нет сил смотреть, как ведет себя эта парочка. Мне это начинает действовать на нервы.

- Да. Противно, как эти моллюски в тесте. - И она с отвращением отодвинула тарелку.

Глава 7

Вечером Элизабет села за французский, но вдруг раздался звонок. "Тодд", решила Лиз и сломя голову бросилась к телефону. Она ошиблась: звонила Инид.

- Привет! Что с вами происходит? - она сразу перешла к делу. - Захожу в "Дэйри Берджер", а вы с Тоддом сидите, прижавшись друг к дружке. Я и ушла, побоялась нарушить ваш интим.

- Вот и зря, - весело ответила Лиа - Мы отмечали торжественное событие: возвращение Элизабет Уэйкфилд из страны дураков.

- Поздравляю. А то я стала немного беспокоиться Ну как? Разобрались с мотоциклом?

- Да. Наконец-то я с ним примирилась. Отныне это лишь средство передвижения из пункта А в пункт Б., и ничего больше! И Тодд любит меня не меньше, хоть я с ним и не езжу.

- Слава Богу! - обрадовалась Инид. - Идем дальше. Ты передала Джессике мой ответ насчет Брайена?

- Да, как только вернулась домой. Она так переживает - к ужину не притронулась.

- Это плохо, - нахмурилась Инид. - Я тут думала-думала и надумала: я помогу Джессике.

- Нет, правда? - Элизабет не поверила своим ушам - Вот здорово, Инид! Джес с ума сойдет от счастья Как же это ты надумала?

- Джордж меня устыдил. Хороша же я была: решила отомстить Джессике. А ведь знаю: Брайену Джессика нравится Мы долго говорили с Джорджем, он так и сказал: "Прошлое ворошить не стоит". Да-. Я была не права. Я уже позвонила Брайену и рассказала, кто приглашен. Он в полном восторге, до сих пор вспоминает тот день, помнишь, который мы провели на пляже тем летом. Ему не терпится увидеть Джес.

- А мне не терпится осчастливить ее, - ликовала Элизабет.

- Подожди немного, - продолжила Инид. - Это еще не все. Хочу пожаловаться на маму.

- Из-за дня рождения?

- Да, Лиз, это какой-то маразм. У нас дома только и разговоров о дне рождения. Она с головой зарылась в цветы, ленточки, гирлянды, какие-то сувенирчики для гостей. А по мне, хоть бы всего этого не было.

- Да-а, - протянула участливо Элизабет.

- У меня такое чувство... - замялась Инид.

- Какое? - поинтересовалась Лиз.

- Для нее мой день рождения важнее меня. Нет, я не так выразилась. Я хотела сказать, это уже ее день рождения, а не мой. Как, по-твоему, сама-то я в своем уме?

- Господь с тобой, Инид. Не мучь себя Просто ей нравится предпраздничная суматоха. Она увлекла ее.

- Ты так думаешь?

- Конечно. Она затеяла этот праздник ради тебя Самой-то ей он зачем нужен? Она тебя любит, вот и старается - Да, после всего, что она из-за меня пережила. - Инид замолкла, вспоминая, какие были ссоры между родителями, когда она совсем отбилась от рук, попала в дурную компанию и стала баловаться наркотиками.

- В том-то и дело. Ты едва не погибла, но нашла в себе силы удержаться на краю пропасти, мать гордится тобой ты сумела превозмочь себя и победила. Она уже считала, что потеряла тебя безвозвратно. И, конечно, этот день рождения для нее не меньший праздник, чем для тебя - Да, кажется, я начинаю понимать.

Она все это делает из любви ко мне, Счастлива, что я с ней, учусь и все-все у нас хорошо. Ладно, я не вправе ей мешать.

- Конечно.

- Но сходить с ума за компанию - нет уж, спасибо. Боже мой, Лиз, какая разница, желтые или голубые гвоздики будут стоять на столах?

Элизабет засмеялась и сказала - Никакой, конечно. Но нам все же пора заканчивать разговор. Джессика по-моему, дома. Пойду обрадую ее. Пока Лиз повесила трубку и поспешила к сестре. Джессика стояла перед зеркалом в их общей ванной и расчесывала длинные русые волосы.

- Зря я помыла голову новым шампунем, - сказала она - Волосы потеряли блеск.

- Возьми мой; - предложила Элизабет. - Вымоешь им голову перед днем рождения Инид. Ты ведь хочешь предстать перед Брайеном во всем блеске.

Отбросив щетку, Джессика вихрем налетела на сестру, схватила ее за руки и забросала вопросами:

- Что ты сказала? Повтори. Ты не шутишь? Инид передумала?

- Она решила все забыть и простить.

- Я была в этом уверена! - высокомерно произнесла Джессика - Помоги мне подобрать платье. Я не хочу, чтобы Брайен увидел меня в старье.

Она понеслась в свою комнату и настежь распахнула дверцы шкафа Там был полный кавардак вешалки пустовали (у Джессики было много платьев, но она не выносила мало-мальского порядка), а одежда частью валялась в кучах по углам комнаты вперемежку с обувью, накопившейся за несколько лет, а частью висела на спинке стула в углу у кровати.

"Как в этом беспорядке можно что-нибудь найти?" - подумала Лиз.

- Вот черт, ничего нет, - чертыхнулась Джессика, перебирая платья в шкафу. - Ага, вспомнила - надо скорее позвонить Дэнни, пока не забыла - Что не забыла? - в недоумении спросила Лиз.

- Сообщу, что не смогу с ним пойти на день рождения Инид, - невозмутимо ответила сестра - Ты собиралась идти с ним?

- Не идти же одной? Потом, до дня рождения оставалось меньше двух недель. Получив отказ Инид, я взяла и позвонила ему.

- Я думала, ты порвала с ним после вчерашнего.

- С чего ты взяла? Разумеется, я не в восторге от того, как он вел себя с Макалистером, да куда ему - сам Брюс Пэтмен спасовал бы перед этим животным... Кстати, Лила передала мне, что Брюс опять мной интересовался Услышав в голосе сестры довольные нотки, Лиз с беспокойством промолвила:

- Я и не знала, что ты до сих пор неравнодушна к нему.

- Плевать я на него хотела но, согласись, это очень приятно.

Было ясно, Джессика что-то не договаривает. У нее с Брюсом был короткий, но бурный роман, и Пэтмен не очень благородно с ней обошелся. Поэтому Лиз и была уверена, что Джес не захочет больше его знать. Но, может, все-таки чувство, которое сестра питает к Брюсу, еще не совсем остыло? Впрочем, сейчас это не имеет никакого значения - Что ты собираешься сказать Дэнни? поинтересовалась Элизабет.

- Что-нибудь придумаю. Мне не впервой, - произнесла Джессика сладким голосом, перебирая свои туалеты, сваленные в левой половине шкафа. - Есть! воскликнула она.

- Платье?

- Нет, девушка для Дэнни. Я тут случайно подслушала, как Джули Портер плакалась, что у нее, бедняжки, никого нет. Вот будет прекрасная парочка! воскликнула Джес и добавила:

- В этой куче нет ничего стоящего. Может, посмотрим у тебя?

- Давай посмотрим, - охотно согласилась Элизабет. - Помнишь то зеленое платье в горошек с рукавами-фонариками? Оно прелестно. В нем ты будешь неотразима.

В этот миг Элизабет была готова отдать сестре весь свой гардероб. Она была счастлива: скверно начавшийся день заканчивался чудесно, И не для нее одной. У Инид есть Джордж и роскошный день рождения, у Мэнди - Уинстон, теперь и Джессика заполучила Брайена. На сердце у Лиз было тепло и спокойно - Тодд любит ее, никто для него кроме нее не существует. День рождения у Инид будет чудесный. Скорей бы уж наступил этот долгожданный для всех вечер.

Глава 8

"Никогда еще местный клуб не выглядел так чудесно", - думала Элизабет, поднимаясь в празднично украшенный зал вместе с Джессикой и Брайеном Мать Инид потрудилась на славу, свежие краски зелени и цветов превратили это чопорное помещение в настоящий сад.

На каждом столике стояла ваза с голубыми и желтыми гвоздиками - Инид так и не смогла отдать предпочтение ни тем ни другим, а над эстрадой в дальнем конце зала Элизабет увидела целое сооружение из цветов - надпись, которая гласила: "С шестнадцатилетием, Инид!"

- Как красиво! - воскликнула Элизабет.

- С цветами, по-моему, переборщили, - заметила Джессика.

- Тетушка любит цветы, - сказал Брайен, - да и мне тоже они нравятся.

- Вообще-то и правда красиво, - спохватилась Джессика. Ей совсем не хотелось перечить этому парню, который в ее глазах был верхом мужского совершенства.

- Но ты еще прекрасней, чем они, - шепнул Брайен Джессике.

"Банальность, - подумала Элизабет, - но на этот раз не далека от истины". Хотя платье Джессики не было последним криком моды, оно ей очень шло: атласное, черное с белым, на узких бретельках, оно плотно облегало изящную фигурку Джессики. Высокая прическа и черно-белые серьги довершали ее безупречный облик.

Брайен - высокий и статный - был под стать Джессике. В светлой рубашке и темных брюках он показался Элизабет даже более привлекательным, чем она его помнила. Надо бы не забыть поблагодарить Инид. Хорошо бы и Джессика оценила ее великодушие.

- Давайте посмотрим, что за угощение нам приготовили, - предложил Брайен, показывая на стол, заставленный блюдами с закусками.

- Согласна. А ты, Лиз? - для приличия спросила Джессика.

По ее тону Элизабет поняла, что сестра хочет остаться с Брайеном наедине.

- Идите, я подожду Тодда здесь, - сказала Элизабет. - Он вот-вот подъедет.

- Ну и прекрасно. И не волнуйся, мы с Брайеном отвезем тебя в рок-клуб, заверила сестру Джессика. После недолгих препирательств она согласилась подвезти Лиз до нового рок-клуба "Караван", где праздник продолжится после полуночи. - Но неужели Тодд хоть сегодня не мог взять у кого-нибудь машину? Джессика не удержалась и уколола Лиз.

- Прошу тебя, не начинай все сначала, - взмолилась Элизабет. - Ладно, не буду. Ты права Мы пришли сюда веселиться. Пока, Лиз.

Вечер был теплый и ясный. Элизабет одиноко стояла у входа в клуб между резными колоннами. Чувствуя себя немного неловко, она смотрела, как к клубу подъезжают гости - Кара Уокер и Кен Мэтьюз, Джон Пфайфер, Уинстон и Мэнди, Кэролайн Пирс, Пенни Айала и Брюс с той брюнеткой, с которой был в "Дэйри Берджер". Инид пригласила чуть не всю школу. Многие уже танцевали, а кое-кто начал прямо с угощения. Подождав еще немного, Элизабет вернулась в зал, пошла к накрытым столам и, сделав несколько шагов, увидела Инид. Виновница торжества была в голубом платье, которое Лиз помогла ей выбрать неделю назад. Рядом с ней стоял Джордж с сияющим лицом. Он был счастлив, что Инид устроили такой прекрасный праздник.

- Я тебя ищу, ищу, - с легким упреком сказала Инид. - Куда ты делась? Я видела Джессику, тебя с ней не было, и я даже стала беспокоиться. А где Тодд?

- Еще не приехал. - вздохнула Элизабет, - Сегодня у его дедушки тоже день рождения. И он может немного задержаться.

Она уже опять начала бояться, что с Тоддом что-то случилось, но решила не показывать тревоги, не омрачать Инид праздник.

- А ты пока пойди съешь чего-нибудь вкусненького, - сказала Инид и ласково погладила Лиз по плечу. - Не зря же мама ухнула столько денег.

- И икра есть?

- Икры нет, но есть креветки и тосты с сыром. Очень вкусные. Обязательно попробуй. А гамбургеры - объедение!

- Ты больше не сердиться на маму? - улыбнулась Лиз.

- Ни капельки, - Инид смущенно замотала головой. - Так все здорово получилось!

Лиз вдруг увидела в толпе знакомое лицо.

- Послушай, уж не мистер ли Коллинз там стоит? - спросила она.

- Ты не ошиблась. Мы поедем в "Караван", а маме надо остаться здесь, пока в зале наводят порядок. И мистер Коллинз согласился побыть с нами за старшего на дискотеке. Правда, он сегодня потрясающе выглядит? - улыбнулась Инид.

- Я очень рада, что он здесь. Мне надо с ним поговорить, Прости, что я оставляю вас. Я минут на пять отлучусь.

Пробравшись мимо танцующих пар, Элизабет подошла к столу, возле которого стоял мистер Коллинз и накладывал себе на тарелку закуски, - Я вам так благодарна, - сказала она.

- За то, что я исцелил тебя от творческого кризиса?

- Да, и еще за многое. Вы научили меня здравомыслию, - Это одна из задач школьного учителя, Лиз, - заметил мистер Коллинз. - Значит, у тебя все хорошо? Я рад - Лучше не может быть Тодд замечательный. Я так счастлива Он понял меня, - и заговорщическим шепотом прибавила:

- Только не говорите ничего Тодду.

- Конечно, Лиз. Буду нем, как рыба. Элизабет перепробовала все блюда на столе. Беспокойство ее росло. Она, нервничая, ходила по залу, как вдруг мама Инид позвала ее к телефону. Звонил Тодд, он сказал, что празднование дня рождения деда, как и ожидала Элизабет, затянулось. И еще у него возникло срочное дело, он его сделает и приедет.

Поговорив с Тоддом, Элизабет вздохнула с облегчением Но в глубине души она сознавала - пока Тодд ездит на мотоцикле, ее всегда "будет терзать страх, запоздай он хоть на секунду.

Но все-таки сегодня не время для мрачных размышлений, и Лиз, отогнав все тревоги, пошла танцевать. Она долго кружилась по залу, сначала с Уинстоном, потом с Джорджем, и ей даже стало весело. Но вот уже скоро полночь, а Тодд так и не появился. Лиз снова заволновалась. Даже стала немного сердиться. Она столько ждала этого праздника, и вот пожалуйста, она весь вечер одна. Он даже не предупредил ее, что может так задержаться И мало-помалу в ней стала расти обида на Тодда. "Разве можно так поступать", - гневно спрашивала себя Элизабет. Она вспомнила их последний разговор. После него подобное невозможно себе вообразить. И Лиз нашла объяснение: Тодд ее избегает.

Без четверти двенадцать гости начали парами покидать зал - их еще ждала дискотека.

- Тебя подвезти, Лиз? - спросила Инид, выходя из клуба под руку с Джорджем.

- Мы договорились с Джессикой, - ответила Элизабет, хотя вот уже час не видела сестры в зале. - Она обещала меня подвезти. А в случае чего, твоя мама захватит меня, когда кончится уборка.

Я уже поговорила с ней.

Не прошло и пяти минут, как миссис Роллинз опять окликнула Лиз:

- Подойди к телефону, Элизабет. Какой-то молодой человек.

- Тодд Уилкинз, почему ты еще не здесь? - строго спросила Лиз.

- Прости, Лиз, но у меня было очень важное дело.

- Дело! Ты просто нарочно не приехал!

- Нет, это не так, - ответил Тодд, не обращая внимания на ледяной тон Лиз. - Я все тебе объясню. Это сюрприз. Вот приеду и все расскажу.

Элизабет показалось, что Тодд просто играет в таинственность, - Объясни мне немедленно, что случилось, - потребовала она. - Что ты делал весь вечер?

- Увидимся через пять минут. Пока С этими словами Тодд повесил трубку, и Элизабет не успела сказать, чтобы он ехал прямо на дискотеку.

От клуба отъезжали последние машины с гостями. Элизабет опять стояла у входа между колоннами, ночь была светлая, тихая; на этот раз она ждала недолго: Тодд, как и сказал, появился на своем мотоцикле буквально через пять минут.

- Все уже кончилось? - спросил он, снимая шлем и оглядывая темные окна клуба.

- За мной заедет Джессика, - сказала Лиз. - Они с Брайеном куда-то исчезли. Но Джес твердо обещала захватить меня.

- Она уехала с Брайеном? И ты думаешь ее дождаться?

Элизабет пожала плечами.

- Что ж, все складывается наилучшим образом, - Тодд загадочно улыбнулся Почему наилучшим?

- Знаешь, Лиз, я принял решение, - теперь Тодд говорил серьезно, - Оно касается нас с тобой, и мотоцикла. - Он похлопал поблескивающий в лунном свете бак "Ямахи". - Это было очень непросто, поверь. Но иного выхода нет.

У Элизабет оборвалось сердце, Глупая обида исчезла. Все гораздо серьезнее. Тодд неспроста не был в клубе. День рождения дедушки здесь ни при чем. Есть какая-то другая причина, наверняка, связанная с их отношениями Не зря в голосе Тодда ей почудились какие-то совсем новые нотки. Лиз с тоской ожидала страшных слов;

"пожертвовать мотоциклом выше моих сил". Хотя как это может быть? Тодд столько раз говорил, что любит ее, всегда был так ласков. Неужели для Тодда это ничего не значит?

- Я слушаю тебя, Тодд, - тихо произнесла Элизабет.

- Я знаю, для тебя это не будет неожиданностью.

- Что ты тянешь, Тодд? - В голосе ее слышались слезы - Ну так вот, - он глубоко вздохнул - Я продаю мотоцикл.

- Что?!

- С мотоциклом покончено. И не пытайся переубедить меня Как раз этим я и занимался весь вечер. Продаю мотоцикл Макалистеру. Я бы приехал раньше. Но он сказал, что покупку на счастье полагается обмыть. Я выпил содовой. А он налег на пиво и здорово набрался Элизабет секунду-другую молчала и вдруг расплакалась.

- Я тебя очень огорчил? - спросил Тодд, обнимая Лиз и смахивая слезы с ее щек. Он и сам чуть не плакал - ему нестерпимо было видеть ее слезы. Ему было невдомек, что это были слезы радости.

- Я не хочу больше видеть, как другие отвозят тебя домой. Не хочу, чтобы ты ждала меня, как сегодня, Глупо зависеть от прихоти твоей сестры. Мотоцикл этого не стоит. Мы должны быть всегда вместе, и если нам мешает мой мотоцикл, то выход может быть один.

- Ты хочешь сказать, что расстаешься с мотоциклом только ради меня? А как же твоя мечта?

- Сбывшаяся мечта - это уже не мечта. Действительность всегда хуже мечты. Вот смотри. Я мечтал о мотоцикле чуть не с пеленок, старался заработать, где только мог, ты сама знаешь. Я думал, ничего лучше мотоцикла на свете нет. И что же оказалось?

Лиз подняла голову, взглянула в лицо Тодда и увидела в его глазах слезы.

- Что? - голос у нее сорвался - Что самое лучшее на свете - ты. Ты значишь для меня в миллион раз больше, чем эти железки. Потерять тебя из-за какого-то мотоцикла - этого нельзя представить. Да и вообще, сколько можно тебя мучить!

- Я тебя люблю, Тодд, - Лиз обняла его.

- И я тебя люблю...

- Элизабет! - позвала мать Инид, напомнив им, что они не одни. - Мне очень жаль, но я здесь еще задержусь и не смогу отвезти тебя на дискотеку. Давай вызову такси или, может, позвоню кому-нибудь, чтобы за тобой заехали.

Элизабет взглянула на Тодда - он с такой нежностью глядел на нее. Перевела взгляд на новенький, блестящий мотоцикл. Завтра он исчезнет из ее жизни. Тодд продаст его. Как ни странно, мотоцикл больше не пугал ее. Впервые за все время их дружбы с Тоддом Элизабет представила, как они мчатся на мотоцикле, как ветер развевает ее волосы. Только разочек. Инид сказала, что ей очень понравилось кататься, это совсем не страшно, Тодд не лихач. Может, проехаться сейчас с Тоддом первый и последний раз? Но хватит ли у нее духу?

- Не беспокойтесь, миссис Роллинз, - Элизабет приняла решение. - Я поеду с Тоддом. Такой был прекрасный вечер!

Миссис Роллинз улыбнулась.

- Спасибо тебе, Элизабет, Доброй ночи, - сказала она и скрылась в дверях. Тодд снова привлек к себе Элизабет.

- Лиз, почему ты это сделала? Девушка молчала, не отрывая взгляда от мотоцикла.

- Нет, Лиз, - он покачал головой, будто читал ее мысли. - Ты, конечно, пошутила А если нет, то я категорически против.

Она взяла его за руку, подвела к машине.

- Я хочу проехаться с тобой, Тодд, - твердо сказала Элизабет.

- Но, Лиз, а как же родители?

- Что родители? - В ее голосе зазвучало раздражение. - Мы только и делаем, что приносим жертвы на их алтарь; я не катаюсь с тобой на мотоцикле, ты отказываешься от своей мечты.

- Но я обещал им. Я поклялся, что никогда не буду звать тебя кататься.

- А ты и не зовешь. Я сама хочу прокатиться с тобой. Первый и последний раз. Я хочу узнать, как это: ехать на мотоцикле у тебя за спиной.

- Но ведь и ты дала слово родителям?

- Они ничего не узнают. Давай поедем, Тодд. Это так важно для меня.

- У меня даже нет с собой твоего шлема. Он дома Я не вожу его с собой с того самого дня, когда ты сказала, что не можешь ездить со мной.

- Ведь это совсем близко, Тодд шлем мне не понадобится, - Но ты в платье!

- Ну и что? Мэнди тоже тогда была в юбке. Платье не помеха.

- Я все-таки против, Лиз.

- Беру на себя всю ответственность, Тодд. К тому же, я уверена - в глубине души ты и сам хочешь прокатить меня Так в чем же дело?

Такая истовая решительность не могла не подействовать на Тодда. И он сдался - Ты и вправду хочешь этого?

- Конечно! - воскликнула Элизабет. Тодд улыбнулся Сбывалось его самое сокровенное желание Пусть один раз, но он покажет все, на что способен. Элизабет никогда не забудет этой поездки.

- Ну и прокачу я тебя - сказал он радостно и, обняв ее за талию, как будто закружил в танце.

- Ну так едем!

Отвесив Элизабет шутливый, поклон, он протянул руку к своей "Ямахе":

- Карета подана, мадемуазель!

- Благодарю, мой шер, - рассмеялась Элизабет.

- Подожди, сначала сяду я - сказал Тодд.

Он оседлал мотоцикл, снял его с подножки, выровнял.

- Проедешь не хуже, чем в "кадиллаке", - Тодд застегнул молнию на куртке, надел шлем и повернулся к Лиз. - Готова?

Элизабет кивнула. Ей было немного страшно и весело, как бывает, когда принято бесповоротное решение, - Хорошо. Теперь садись сзади и ставь ноги на эти подножки.

Элизабет забралась на сиденье, поправила платье на коленях.

- За что держаться? - спросила она.

- Думаю, ты догадаешься - ответил Тодд. - Обхвати меня руками и держись крепко, как только можешь.

- Так? - Лиз крепко обняла его за талию.

. - Отлично! - крикнул Тодд. - Поехали!

Он нажал на кнопку стартера. Мотор ожил. Тодд медленно выехал на просторную площадку перед клубом, свернул к шоссе и, внимательно всматриваясь в ночь, стал набирать скорость. Первые секунды на мотоцикле показались Элизабет самыми страшными в жизни. Даже катание на американских горках было не таким страшным. Стараясь не выдавать страха, она изо всех сил вцепилась в Тодда - теперь вся надежда была на него, Тело ее сжалось как пружина. Выезжая со стоянки, Тодд наклонял машину то в одну сторону, то в другую - у Элизабет даже дух захватывало. И она пожалела о своей настойчивости.

Но вот повороты кончились, и они выехали на прямую дорогу. Элизабет открыла глаза Теперь было не так страшно. Она даже пыталась расслабиться, отдаться ощущению скорости, К следующему повороту Элизабет до того освоилась, что наклонялась вместе с Тоддом. И тела их как будто слились в одно целое с машиной. После нескольких поворотов Элизабет совсем пришла в себя. Ей казалось, что она покоряет Эверест. В каком-то смысле так оно и было; она преодолела свой страх Постепенно душу ее охватывал восторг. Тодд ехал не очень быстро, свежий встречный ветер приятно ласкал ей кожу, легко играл распущенными волосами. Крепко обняв Тодда, прижавшись щекой к его спине, она слышала, как гулко бьются их сердца. Лиз наслаждалась чувством полета. Какое упоение отдаться на волю стихии, как-то сказал Тодд. Теперь она понимала эти слова, И ей хотелось мчаться так долго-долго...

Когда они доедут, думала Элизабет, она попросит Тодда не продавать мотоцикл, а дома, вечером, нет, лучше утром - утро вечера мудренее - она попробует убедить родителей отменить свой запрет. Она скажет, что мотоцикл это совсем не страшно, если им управляет такой ас, как Тодд.

Глава 9

Брайен снова обнял Джессику и поцеловал. Так ее еще никто не целовал, от восторга и счастья Джессика задохнулась и тут вдруг вспомнила про сестру. Как будто услышала голос, зовущий ее. "Я ей нужна", - подумала Джессика. Может, с Лиз что-то случилось? Она попыталась отогнать тревожные мысли, чтобы еще продлить эти сладостные мгновения на заднем сиденье машины Брайена. И не смогла. Джессика вспомнила, что обещала сестре заехать за ней - Боже мой! воскликнула она, вдруг отстранившись от Брайена.

- Что случилось? - прошептал он, сильной, мускулистой рукой притянув Джес к себе.

Но Джессика резко выпрямилась и поправила бретельки платья.

- Я совсем забыла про Лиз, - сказала она. - Я ведь обещала заехать за ней Который час, Брайен? - в ее голосе звучала тревога.

- О чем ты? - Брайен поцеловал ее в ухо. Ему так не хотелось отпускать Джессику.

Тогда Джессика сама отвернула рукав его рубашки и посмотрела на часы Двенадцать двадцать, - сказала она вслух. - Мы должны были забрать Лиз полчаса назад.

- Да не волнуйся ты так, - Брайен сжал ее руку. - Ее наверняка уже кто-нибудь подвез.

Джессика задумалась. Потом повернула голову и посмотрела на Брайена. "А он и правда великолепен, - подумала она. - Да к тому же студент. Научился в Лос-Анджелесе обходиться с девушками. Как жалко, что надо расставаться, пусть и ненадолго".

- Ты думаешь? - Ей очень хотелось поверить Брайену.

- Думаю, что твоя сестра сообразит - раз мы не приехали в назначенное время, значит вообще не приедем, - улыбнулся Брайен.

"Это правда, - подумала Джессика. - Конечно, Элизабет не станет их сто лет дожидаться".

- Да, глупо нервничать из-за пустяков, - сказала она, обнимая Брайена за шею и целуя Им обоим так не хотелось куда-то ехать сейчас Но почему она не может отогнать от себя мысль о Лиз? Вдруг что-то случилось? Джессику пробрал мороз по коже, опять зашевелилось недоброе предчувствие. Пряча беспокойство, она второй раз освободилась из объятий Брайена.

- Ты, наверное, подумаешь, что это мой каприз. Но, знаешь, мне вдруг стало так страшно за Лиз. Если ты не против, давай съездим на дискотеку, посмотрим, там ли она.

- Уверен, что она там, - сказал Бранен.

- Я тоже уверена, но так мне будет спокойнее. Нам не обязательно там оставаться, - добавила она, проводя пальцем по его щеке.

- Ну хорошо, - вздохнул Бранен. - Ты видно и впрямь не успокоишься, пока воочию не увидишь сестру.

Он завел машину и выехал на дорогу, ведущую вниз по холму в город Проехав полдороги, они увидели впереди освещенное каким-то тревожным светом скопление машин. Подъехали ближе. На обочине, вспыхивая красными мигалками, стояли две полицейские машины.

- Похоже, авария, - предположил Брайен, притормаживая.

- Кажется, дело серьезное. Вон и "скорая" едет, - сказала Джессика, услышав приближающийся вой сирены.

Машина, замедлив ход, медленно катила мимо места аварии.

- Смотри, - Брайен кивнул на припаркованный к противоположной обочине фиолетовый пикап - Даже не помят. Наверное, просто поломка, Джессика уже собралась кивнуть, как вдруг футах в ста впереди увидела искореженный черный мотоцикл, - О Господи! - воскликнула она. Мелькнула чудовищная догадка. Кажется, это мотоцикл Тодда. Брайен, останови!

Джессику начало знобить. Брайен съехал на обочину и заглушил мотор. Неужели Тодд разбился? Вдруг насмерть Как она скажет Элизабет? Стараясь перебороть охвативший ее страх, Джессика выскочила из машины и побежала к месту происшествия. Совсем рядом ее остановил за руку полицейский.

- Туда нельзя, - твердо сказал он.

- Это ее сестра, - услышала Джессика чей-то голос Сначала она не поняла смысла услышанного. Из-за полицейской машины, слегка хромая, вышел Тодд, Он, похоже, не пострадал.

- Тодд! Слава Богу, ты жив! - вскричала девушка и бросилась ему на шею.

Тодд будто не замечал ее, По его щекам текли слезы.

- Я хотел остановить ее, но она не послушалась, - проговорил он охрипшим голосом.

Джессика отпрянула, все еще не понимая.

- Лиз... Она... - И Тодд разрыдался.

- Пойдем-ка со мной, парень. - Один из полицейских взял Тодда за плечо и повел его к только что подъехавшей машине с красным крестом И в этот момент Джессика увидела тело сестры, лежащее в какой-то неестественной позе на асфальте и двух склонившихся над ним полицейских. - Лиз! - Крик Джессики пронзил неподвижный ночной воздух Она бросилась вперед через пустынную дорогу, но ее опять остановили.

- Лиз! - Джессика вырвалась из цепких рук санитара. Ему все же удалось оттащить ее на несколько шагов в сторону.

- Пустите! - неистовствовала Джессика - Это моя сестра! Подошел полицейский.

- Я побуду с ней, - сказал он санитару. Тот поспешил к Элизабет.

Джессика снова рванулась к сестре, но теперь путь преграждал полицейский. Джессика набросилась на него, как разъяренная фурия.

- Перестань сейчас же, - полицейский пытался ее урезонить, уворачиваясь от ударов. - Не кричи так!

- Не кричи! Это же моя сестра! - не унималась Джессика - Врач сделает все возможное, - говорил полицейский. Джессика видела, как санитары подключили кислородный аппарат, начали делать искусственное дыхание, - О Господи! Она умрет? - с ужасом спросила Джессика, все еще пытаясь прорваться к Элизабет, Нет, если ей немедленно окажут помощь, Успокойся! Истерикой делу не поможешь.

- Но я хочу подойти к ней, - настаивала Джессика - Как только прямая угроза жизни минует, твою сестру повезут в больницу. И ты сможешь поехать с ней.

Джессика еще не оправилась от шока, но последние слова полицейского, кажется, начали доходить до нее. Элизабет жива Этого было достаточно, чтобы Джессика несколько утихомирилась, - Ну вот, я спокойна, - сказала она Пожалуйста, отпустите меня.

Полицейский шагнул в сторону. Недвижно стоя посреди дороги, Джессика смотрела, как люди в белых халатах суетятся вокруг неподвижного тела сестры. Сзади тихо подошел Брайен. Джессика повела плечами, стряхивая его руки - она не нуждалась сейчас ни в чьем сочувствии. Ей хотелось быть наедине с Элизабет.

Внезапно ее внимание привлекло какое-то движение сбоку. Двое полицейских с трудом тащили под руки человека Когда они приблизились, Джессика увидела его лицо. Это был Макалистер. Никогда еще Джессика не испытывала такой лютой ненависти, как в тот миг, когда поняла, почему здесь оказался Макалистер.

Вне себя от ярости, она кинулась к нему. Не успел он опомниться, как на его отяжелевшую от хмеля голову обрушился град ударов. Джессика была готова растерзать его. От Макалистера несло, как из пивной бочки, и это еще больше распаляло ее.

- Чудовище! - кричала она - Ты за это ответишь!

Полицейскому удалось оттащить ее в сторону, но она успела разобрать бормотание Макалистера.

- "Мы с Тоддом договорились". Я же хотел купить его мотоцикл..." Макалистера посадили в полицейскую машину. Джессика пошла обратно, у нее подкашивались ноги.

Элизабет уложили на носилки, осторожно перенесли в машину. Джессика тоже вскарабкалась и села рядом.

Увидев Элизабет - беспомощную, с кислородной маской на бледном лице, опутанную какими-то трубками, Джессика почувствовала дурноту. Боже мой! Она совсем как мертвая! Наклонившись к сестре, она тихо сказала:

- Все будет хорошо, Лиз, - и пожала ей руку, - все будет хорошо, правда? обратилась она к мрачному, усталому санитару, сидевшему рядом.

- Мы сделали все возможное. Остальное будет зависеть от нее, - сказал он.

- Элизабет Уэйкфилд! - Джессика склонилась над сестрой. - Это я, Джес. Ты попала в небольшую аварию, и теперь тебя везут в больницу, но ты скоро поправишься, я знаю, Ты слышишь меня?

У Элизабет не шевельнулись даже ресницы.

- Все будет хорошо, Лиз, - повторила Джессика. - я уверена, слышишь?

Говоря эти слова, Джессика, холодея, поняла, что она совсем в этом не уверена

Глава 10

Нед и Элис Уэйкфилд приехали в больницу, как только им позвонили из полиции. Отец Элизабет сразу бросился к дежурной сестре:

- Где моя дочь?

Сестра подняла глаза от бумаг.

- Сейчас к вам выйдет доктор. Садитесь, пожалуйста. - Она указала на стулья, стоящие вдоль желтой кафельной стены Об этом не могло быть и речи: родители Элизабет нервно мерили шагами просторную комнату, в которой, помимо них, находилось еще человек десять. Дверь отворилась, вошел их сын Стивен. Ему позвонили в общежитие, и он в ту же минуту выехал в больницу.

- Как Лиз? - спросил Стив осипшим голосом: он всю дорогу плакал и теперь изо всех сил старался сдержаться.

- Еще неизвестно, - ответила миссис Уэйкфилд - Она в операционной.

- Знаешь, мам, - Стив прижался к матери, - с Лиз все будет в порядке. Она у нас сильная, никогда не сдается.

- Я очень на это надеюсь, Стив. Брат Элизабет обвел глазами комнату.

- А где Джессика? Она знает? - Джес в приемном покое. Она сказала по телефону, что была с Элизабет все время после аварии. И сюда пока идти не хочет.

Дверь опять открылась, все трое повернули головы. В комнату вошел высокий, худой, с виду молодой врач. Лицо его украшала рыжая борода.

- Мистер и миссис Уэйкфилд? - сказал он, оглядывая приемную, Стивен и его родители в мгновение ока были рядом.

- Доктор Моралес, - представился он, протягивая руку Неду Уэйкфилду. Заведующий отделением травматологии.

- Как моя дочь? - перебила его миссис Уэйкфилд, тревожно заглядывая ему в лицо.

- Состояние стабилизировалось, хотя и остается весьма тяжелым. Она в коме...

Все трое подались вперед.

- Может ли случиться, что она, - - Нед Уэйкфилд сглотнул, не в состоянии закончить фразу.

- Пока мы не знаем, насколько тяжела травма и как долго ваша дочь пробудет в коме, - Моралес выдержал короткую паузу. - Все станет ясно в ближайшие сутки.

- Но ведь надежда есть? - спросил Стив, - Основные параметры сейчас не вызывают тревоги. У нее сотрясение мозга, переломы ног, но серьезных повреждений нет. В ближайшее время постараемся определить, в какой степени затронут мозг.

- С Рекси было то же самое, - губы Элис Уэйкфилд дрогнули, она оперлась на руку мужа.

- Для особой тревоги оснований нет, - продолжал Моралес - Ваша дочь может полностью оправиться после травмы. Но удар был очень сильным, последствия такого удара непредсказуемы. Надо быть готовым ко всему.

- Я хочу увидеть ее, - сказала миссис Уэйкфилд.

- Вы ее увидите, - ответил Моралес - Она находится в отделении интенсивной терапии. Возле нее сестра. Я скоро пришлю за вами сиделку.

Уэйкфилды не заметили, как в комнате появился Тодд. Он тихо сидел на стуле в углу и ждал. Его тоже осмотрел врач и, не найдя никаких повреждений, отпустил. Тодд позвонил домой и сразу же вернулся в больницу узнать, в каком состоянии Лиз. С ним был его отец. Как только Моралес скрылся за дверью, Тодд подошел к Уэйкфилдам.

- Как Элизабет? - спросил он. При виде Тодда лицо мистера Уэйкфилда исказилось гневом, - Пока жива - несмотря на тебя и твой мотоцикл!

- Вы вправе ненавидеть меня.

- Еще бы не вправе! Почему она оказалась на этом проклятом мотоцикле? Уэйкфилд потряс кулаками. - Как ты мог не сдержать слово? - присоединилась к мужу миссис Уэйкфилд, но ее голос звучал гораздо мягче.

Еще минуту назад Тодд думал, что не сможет больше плакать, но теперь, когда родители Элизабет вновь напомнили о его страшной вине, к горлу Тодда вновь подступили рыдания.

- Я виноват, миссис Уэйкфилд. Но, поверьте, я был против этого.

- Это ты должен быть сейчас на ее месте, - вдруг взорвался Стивен.

- Думаете, я не понимаю этого?! - воскликнул Тодд, не стесняясь хлынувших слез. - Думаете, я не твержу себе этого и не проклинаю себя, что повез Элизабет?

- Нам лучше уйти. - Отец Тодда положил руку на плечо сына и отвел его в сторону. Потом, вернувшись к Уэйкфилдам, коротко сказал:

- Я тоже сожалею о случившемся. Мы всей душой разделяем ваше горе, Отец Элизабет молча кивнул. Мистер Уилкинз подошел к сыну:

- Мать волнуется, - сказал он. - Поедом домой.

- Нет, папа. Я останусь здесь.

- Но ты ведь ничем не можешь помочь Элизабет... Кроме того, Уэйкфилды, наверное, хотят остаться одни.

Тодд вспомнил вспыхнувший в глазах мистера Уэйкфилда гнев и понял, что отец прав. Его присутствие в этой комнате вряд ли им приятно. Но ведь больница большая, он найдет место, где можно подождать сведений о Лиз.

- Нет, папа. Я должен быть рядом с ней, - твердо сказал Тодд - Поезжан домой Видя решимость сына, мистер Уилкинз вздохнул;

- Ладно, Только позвони сразу, как что-нибудь станет известно Через несколько минут в комнату вошел мистер Коллинз - ему позвонил Тодд, а за ним Инид, Джордж и еще человек десять друзей и подруг Элизабет, Они приехали прямо с дискотеки, узнав о несчастье. После короткого разговора с Уэйкфилдами, Коллинз объяснил друзьям Элизабет, что им сейчас лучше всего отправиться по домам.

Последней ушла Инид.

- Мы все очень любим вашу дочь, - сказала она, обнимая миссис Уэйкфилд на прощанье. - Я вернусь утром, - добавила Инид, - и буду рада хоть чем-нибудь помочь.

Мистер Коллинз - он не ушел вместе со всеми - опустился на стул рядом с родителями Элизабет. Он был тоже очень обеспокоен ее состоянием и, пожалуй, с не меньшей тревогой ждал, что скажут врачи.

- А вы почему не уходите? - спросила его миссис Уэйкфилд.

- Я очень люблю вашу дочь, она замечательная девочка. Так что я останусь, если вы не против.

- Разумеется, нет. Элизабет была бы рада. Она столько рассказывала о вас.

- Может быть, хотите кофе, миссис Уэйкфилд? - спросил учитель, - А вы, мистер Уэйкфилд? Стивен?

Родители Элизабет и ее брат были очень тронуты, но в их состоянии о кофе не могло быть и речи.

- Спасибо, - поблагодарила его миссис Уэйкфилд. - Может быть, позже. Мистер Коллинз встал:

- А я, пожалуй, выпью чашечку. И сейчас же вернусь.

Мистер и миссис Уэйкфилд кивнули. Мистер Коллинз вышел в длинный коридор, ведущий в главный корпус больницы, где стояли кофейные автоматы, и в дальнем его конце, у большого стеклянного окна, выходящего на автостоянку, увидел Тодда.

- Что это ты здесь один? - спросил, подойдя, учитель. Тодд молчал.

- Пойдем-ка со мной.

Коллинз положил ему руку на плечо, повел за собой в холл с кофейными автоматами. Подойдя к одному из них, мистер Коллинз выудил из кармана монету и опустил в щель.

- Хочешь кофе? - повернулся он к Тодду.

Тот пожал плечами.

- Можно.

- Спасибо, что позвонил мне.

- Я думал, вам это небезразлично, - сказал Тодд отрешенно.

Они сели за ближайший столик.

- Как ты себя чувствуешь, Тодд?

- Хуже не бывает. Нет, со мной ничего не случилось. Отделался парой царапин. Но Лиз... - Он не договорил и теперь сидел, уставившись в свой стакан.

- Да, тебе сейчас скверно. Как это случилось, Тодд?

Почувствовав в словах мистера Коллинза искреннее участие, Тодд впервые за эту ночь начал рассказывать, как все произошло.

- До сих пор понять не могу, - он мотнул головой, стараясь восстановить в памяти последние секунды перед аварией. - Мы спускались вниз по склону, я ехал медленно, осторожно, как вдруг меня ослепили фары идущей навстречу машины. Я тут же свернул в сторону, но было поздно!

Он грохнул кулаком по столу; через край стакана плеснулся кофе.

- В полиции мне сказали, что Макалистер был пьян. Я это знал, он в этот вечер выпил чуть не бочку пива. Но мне и в голову не могло прийти, что этот недоумок может сесть в таком виде за руль.

- Откуда ты это знал?

- Надо же такому случиться! Врезаться в мотоцикл, который хочешь купить. Мы с ним вечером договорились, что он у меня его покупает. Наша поездка с Лиз должна была стать первой и последней. - Из груди Тодда вырвался стон. - Если бы только я проявил твердость и не позволил Элизабет сесть на мотоцикл, этого никогда бы не случилось!

- Как это проявил твердость? - недоуменно спросил мистер Коллинз.

- Лиз сказала, что хочет один раз прокатиться Сначала я думал, что она шутит, но потом понял - она и вправду этого хочет. "Только один раз", сказала она. И я не устоял.

- И теперь ты винишь во всем себя?

- Естественно, - кивнул Тодд. - Я обещал родителям Элизабет, что никогда не буду ездить с ней на мотоцикле. Я думал, что никто никогда не узнает, если мы прокатимся один разочек. Мне так хотелось быть все время с ней. И все-таки я не должен был соглашаться, - Ты зря так казнишь себя, - сказал мистер Коллинз. - Ведь Лиз знала, что этого нельзя делать.

- Да разве она думала, что все может так кончиться?

- Разумеется, нет. И все-таки ты не настолько уж виноват. Уверен, что и Уэйкфилды со мной согласятся.

- Вряд ли. Они видеть меня не хотят. Это их дочь лежит в коме, а не л Они считают, что я виноват не меньше Макалистера. И я действительно виноват, мистер Коллинз, что бы вы ни говорили.

Тодд уронил голову на руки, из глаз его снова полились слезы. Мистер Коллинз встал, обнял Тодда за плечи.

- Перестань, Тодд. Это была дорожная авария. Ты здесь ни при чем, и я уверен, говорю тебе, уверен, что Уэйкфилды тоже все понимают. Несчастье невозможно было предотвратить, так что, пожалуйста, не вини себя - Но ведь я мог бы не согласиться с Лиз!

- И оставить ее одну в клубе? Мы оба хорошо знаем, как нелегко переубедить Элизабет, если она что-то решила.

Мистер Коллинз помолчал, что-то обдумывая.

- Знаешь, есть еще одна вещь, которую тебе стоит знать. Вчера вечером, в клубе, мы беседовали с Элизабет, и она сказала, что бесконечно тебе верит. А теперь перестань терзать себя неразумными мыслями.

- Это не так просто.

- Я знаю, но, послушай., - Вот вы где! Мама отправила меня за вами! - В холл влетел запыхавшийся Стив Уэйкфилд. Голос его срывался. - Лиз стало хуже! Доктор сказал, что она вряд ли выживет!

Глава 11

Тодда разбудил яркий солнечный луч. Было очень рано, и он никак не мог сообразить, где он и почему спит в одежде. Совсем проснувшись, он вдруг все вспомнил: они едут на мотоцикле, ночь, ослепительный свет встречных фар и безжизненное тело Лиз на шоссе.

Никогда раньше он не испытывал такого страха, как в те мучительные часы, когда Лиз была на волосок от смерти. Оставалось лишь надеяться на умение и настойчивость врачей. Состояние Лиз было очень тяжелое, врачи сомневались, переживет ли она ночь. Тодд не находил себе места, ожидая известий от мистера Коллинза, который остался дежурить у палаты с родителями Лиз. Сам он решил не показываться им на глаза. Надежда сменялась отчаянием. Наконец стало известно, что непосредственной опасности для жизни нет. И Тодд, падая с ног от усталости и всего пережитого в ту ночь, примостился на кушетке в холле и незаметно для себя уснул. Проснувшись с первыми лучами солнца, он поспешил к палате Лиз. Нед и Элис Уэйкфилды все еще сидели у двери в палату. Тодд робко подошел к ним В эту минуту он ничего не боялся, пусть ругают или даже прогонят. Главное узнать, как Лиз.

- Как она? - взволнованно спросил он.

- Без изменений, - устало ответил Нед Уэйкфилд.

- Слава Богу, у нее нет травмы головы, - добавила миссис Уэйкфилд.

- Да, обследование ничего не показало? - согласился Нед. - Но Лиз пока в коматозном состоянии.

- Сколько еще-- начал было Тодд. Нед пожал плечами и покачал головой, Внезапно дверь распахнулась т" вошел Стив, неся поднос с едой. Увидев Тодда, он дал наконец волю чувствам, которые сдерживал всю эту долгую ночь.

- Зачем ты явился? - закричал он. - Уходи сейчас же! Я не могу тебя видеть!

- Но я не виноват, это несчастный случай, - пытался объяснить Тодд.

- Что ты говоришь! Если бы не ты со своим мотоциклом, ничего бы не было. Ты виноват! Зачем ты взял ее с собой?

- Перестань, Стив. Ведь я люблю Лиз. Неужели ты думаешь, я хотел ей плохого?

- Я ничего не думаю. Но я тебя ненавижу! Врачи говорят, Лиз повезло, что она осталась жива. Но неизвестно, как все пойдет дальше. Как ты смел посадить ее на мотоцикл?!

- Стив, перестань, - раздался голос Джессики. Она вышла из палаты, и все сразу повернулись к ней.

Проведя ночь у постели сестры, она едва держалась на ногах. Глаза опухли, Тушь и пудра растеклись по щекам. Спортивный костюм изрядно помялся, Впервые в жизни Джес не заботилась о том, как выглядит, - Во всем виновата я одна, произнесла она безжизненным голосом.

- Джес, ты не понимаешь, что говоришь! - воскликнул отец.

- Нет, знаю, папа. Вчера у меня не хватило смелости сказать вам, почему Лиз поехала с Тоддом. Это все из-за меня. Я не заехала за ней, как обещала. Мне казалось, есть дела поважнее.

Сначала Джес еще как-то держалась, но тут слезы так и хлынули у нее их глаз.

- Не надо себя винить, Джес. Этим горю не поможешь. - успокаивала Элис рыдающую дочь.

- Ты не виновата, Джес, - поддержал Элис Тодд - Это все знают, Самое главное, что мы сейчас все вместе.

- Я теперь поняла, что ты по-настоящему любишь Лиз, - сказала Джессика, вытирая слезы - Когда я сидела ночью у кровати Лиз, я вдруг вспомнила слова Макалистера. Полицейские тащат его, а он говорит. "Я ведь хотел завтра купить у него мотоцикл". Ты решил его продать из-за Лиз, да?

Тодд кивнул - Зачем он мне, если мы с Лиз не можем ездить на нем. Моя покупка просто потеряла смысл - горько заметил он - Почему же ты не сказал об этом вчера? - спросил Нед Уэйкфилд.

- А что бы изменилось? - возразил Тодд. - Мы все были так расстроены, что я не хотел лезть со своими неуклюжими объяснениями.

- Мистер Коллинз вчера рассказал нам, как все было, - обратился к Тодду Нед - Я знаю характер Лиз, вряд ли ты смог бы отговорить ее ехать. Мы больше не виним тебя.

- Спасибо, мистер Уэйкфилд, - тихо сказал Тодд. - К сожалению, Лиз от этого легче не станет, Весь день Лиз не приходила в сознание. Если бы не трубки, прикрепленные к ее руке и не шум аппарата искусственного дыхания, можно было подумать, что она мирно спит. Джессика была готова ни на секунду не отходить от сестры, только бы позволили врачи. Глотая слезы, она молила Лиз открыть глаза.

- Лиз, ты должна прийти в себя, - не переставала она упрашивать. - Я без тебя не смогу жить.

В палату пускали только родных, но этой ночью Тодду удалось проскользнуть незамеченным. Джессика сидела у кровати Лиз. Тодд на цыпочках подошел к ней и сказал несколько ободряющих слов - Джессика выглядела безмерно усталой.

- Я случайно услышала разговор врачей, - сказала она, - чем дольше Лиз находится в коматозном состоянии, тем у нее меньше шансов выжить.

- Лиз выкарабкается, я уверен, - произнес Тодд, взял стул и сел с другой стороны кровати. Просто должна выкарабкаться.

Джессика перевела взгляд с Лиз на Тодда и спросила:

- Ты все еще винишь себя?

- Да, я не должен был брать ее с собой, а уж без шлема и подавно. И как это мне не пришло в голову, что в субботний вечер на дороге наверняка окажется какой-нибудь пьяный мерзавец. Если не Джерри, то другой.

- Когда я увидела ее на дороге, я была готова тебя убить, - призналась Джессика. - Мне сразу вспомнился Рекси. Я столько всего передумала в эти дни. Да, я, конечно, виновата. Ведь я с самого начала знала, что не заеду за Лиз в клуб. И она напрасно меня прождет. Ты не поверишь, но мне было на это наплевать. Я оказалась плохой сестрой.

- Джес, - мягко сказал Тодд, - Лиз знала, что ты за ней не заедешь.

- Знала?

- Да. Она видит тебя насквозь. Недаром вы близнецы. Она могла бы сама добраться до "Каравана". Но ей вдруг захотелось прокатиться на мотоцикле, Я очень удивился, Я ведь знал, как она относится к мотоциклам. Я бы скорее ожидал этого от тебя. Неразумное, непонятное желание, - Да, это на нее не похоже, - согласилась Джессика. - Но, знаешь, когда Лиз поправится, я буду относиться к ней совсем по-другому. Я постараюсь загладить свою вину.

- Лиз очень тебя любит. И я уверен, тебя она ни в чем не будет винить.

- Зато я себя виню, - прервала его Джессика. - Я всегда, пользовалась нашим сходством. Как только какие неприятности - мы переодевались, и Лиз всегда доставалось вместо меня. Помнишь, как она сдавала за меня экзамен на экскурсовода? А я даже на поблагодарила ее.

- Помню, - ответил Тодд. - Она была так на тебя похожа, что даже я чуть не попался на удочку.

- Лиз мне всегда помогала просто потому, что я ее сестра. А я все принимала как должное. Меня совсем замучила совесть, Недостойна я такой сестры. Если с Лиз что-нибудь случится, не знаю, что я с собой сделаю. Она должна выжить ради меня.

- Я для этого сюда и пришел, - сказал Тодд. - Мы сейчас попробуем ей помочь Джессика сквозь слезы вопросительно взглянула на Тодда.

- У меня был разговор с мистером Коллинзом, - продолжал Тодд - Он мне рассказал одну интересную историю Много лет назад, когда он учился в школе, друг мистера Коллинза тоже лежал в больнице при смерти Из-за наркотиков.

Врачи перепробовали все средства, но ничего не помогало. Тогда его друзья решили сами ему помочь. Тебе это может показаться глупым, да и неизвестно, получится ли у нас, но попробовать, по-моему, стоит.

- Я готова сделать все, чтобы Лиз очнулась, - твердо сказала Джессика.

Тодд понял по ее тону, что Джессика действительно сделает все, чтобы спасти сестру. Он больше всех понимал, как много сестры значат друг для друга.

- Джес, возьми Лиз за руку, - приказал Тодд.

Джессика осторожно взяла ладонь Лиз в свою.

- Теперь, возьми меня за руку. Джессика протянула руку над кроватью, и Тодд почувствовал ее холодные дрожащие пальцы.

- А теперь сильно сожми ладонь Лиз и представь себе, что мы все трое сидим у вас в доме. Вспомни, какая красивая была. Лиз вчера и повторяй за мной: "Лиз, очнись! Очнись!"

Джессика сделала все, что велел Тодд. Она всем сердцем хотела, чтобы ресницы.

У Лиз наконец-то дрогнули и она открыла глаза Ничего в жизни Джес не желала сильней. И ни секунды не сомневалась: сестра очнется, и они снова будут вместе.