/ Language: Русский / Genre:love_short / Series: Страсть

Экстаз (Из сборника Горячий шоколад)

Фейрин Престон

Любовь бывает разной. Забавной — и печальной, нежной — и обжигающе-страстной, счастливой — и щекочуще-опасной. Она может быть странной и таинственной любовью-поэзией. Веселой и ироничной любовью-интригой. Неуместной и сумасбродной любовью-развлечением. И наконец — блистательной и озорной любовью-дуэлью! Любовь бывает разной. Такой, возможно, как в этом собрании новых повестей, созданных популярными писательницами романтического жанра!

Фейрин Престон

Экстаз (Из сборника Горячий шоколад)

Глава 1

— O-o-o… a-a-a… о Боже… Ах! Да.

Хейден Гарретт с интересом наблюдал за особой, сидевшей у соседнего столика. Разумеется, ему и раньше доводилось видеть женщин в состоянии любовного восторга, но, как правило, в такой момент эта женщина находилась в его постели.

Сейчас же все происходило в людном месте — в кафе "У Бренны", расположенном в престижном районе Далласа, — и соседка пребывала в таком состоянии уже по меньшей мере пять минут. Вполне достаточно, чтобы вызвать у любого мужчины комплекс неполноценности, усмехнулся про себя Гарретт.

Наконец-то он увидел то, что так расхваливала его сестра Лоис, и убедился, что она нисколько не преувеличила.

Судя по всему, небольшое кафе процветало. Слава о превосходном качестве блюд и безупречном обслуживании распространилась по всему городу. Порой заказов было так много, что приходилось отказывать даже постоянным клиентам, а это, естественно, увеличивало притягательность изысканного заведения.

В кафе подавался только ленч, причем меню было более чем скромным: два супа и два салата — но зато они каждый день менялись. Десерт отличался большим разнообразием и включал в себя несколько сортов пирожных, конфет и горячий шоколад с пряностями.

Однако коронным блюдом кафе были шоколадные тянучки под претенциозным названием "Экстаз". Именно они и повергли в шок соседку Хейдена.

Лоис уже несколько месяцев приставала к брату, требуя взглянуть на знаменитые тянучки с деловой точки зрения. Чтобы убедить его, она даже принесла несколько на пробу. Хейден как истинный мужчина остался почти равнодушен к тому, что вызывало такой восторг у сестры и прочих представительниц прекрасного пола, включая тех, что в данный момент до отказа заполнили кафе.

Но Лоис продолжала канючить, и Хейден, в конце концов сдался. Бизнеса без риска не бывает. Ему как преуспевающему бизнесмену это было хорошо известно.

Первым делом он обратился к химикам. Начиная с понедельника, конфеты Бренны нализировались десятью разными способами, и в пятницу шеф услышал печальный вердикт: ничто из производимого в стенах фирмы даже отдаленно не напоминало "Экстаз".

После этого один из ближайших помощников Гарретта был отряжен во вражеский стан с заданием приобрести права на изготовление тянучек. Посланный вернулся ни с чем. Такая же участь постигла двух его коллег. Тогда Хейден решил взяться за дело сам. Он был заинтригован. Хотелось взглянуть на женщину, не пожелавшую расстаться с рецептом даже за баснословную сумму. С трудом выкроив время — его день, разумеется, был расписан по минутам, — бизнесмен приехал в кафе, но за те полчаса, что он здесь провел, Бренна так и не появилась.

Его обслуживала не слишком молодая и довольно грузная рыжеволосая официантка, представившаяся Корой. Густой рыбный суп и салат из свежих овощей утолили голод Гарретта, однако желание увидеть Бренну не пропало. В ожидании десерта он повернул голову к двери — как раз в тот момент, когда в кафе ворвалась женщина и устремилась прямо к стойке.

— Я отдам тебе своего первенца за кусочек "Экстаза". Только скорее!

Кора хмыкнула:

— Да зачем он мне, Дениза? У меня своих пятеро.

— Ладно. Как насчет "БМВ"?

— Надо подумать. Какого он цвета?

— Бежевый.

Кора с сожалением прищелкнула языком:

— Жаль. Последнее время я западаю на красное.

— Ради тебя могу и перекрасить.

Хейден намеренно заявился в кафе, когда толпа жаждущих вкусить превосходный ленч существенно поредела. Это дало ему возможность не только слышать обеих собеседниц, но и стать свидетелем оргазма сразу у нескольких дамочек, сидевших через четыре стола от него.

— Ну, пожалуйста, Кора! Я на грани ломки. Прошли почти сутки. Мне нужна моя доза!

— Так и быть, отломлю кусочек. Иначе, похоже, придется вызывать Службу спасения. — Усмехнувшись, официантка повернулась к витрине, где лежали вожделенные сласти.

В этот момент из глубины зала вышла прелестная молодая женщина. Ее густые янтарные волосы были забраны в пучок, перехваченный зеленой лентой. Гарретт сидел слишком далеко и поэтому не мог рассмотреть цвет ее глаз и фигуру, скрытую под белым халатом. Уверенный вид и жизнерадостность незнакомки сразу подсказали — это, должно быть, Бренна, владелица и шеф-повар знаменитого заведения. Заметив женщину у стойки, Бренна улыбнулась:

— Ты избавила бы и нас, и себя от многих хлопот, Дениза, если бы купила сразу пару фунтов тянучек, вместо того чтобы являться каждый день за одной порцией.

Та округлила глаза.

— Да я бы их вмиг прикончила и сразу стала толстой, как бочка! Нет, уж лучше я немного понервничаю, зато фигуру сохраню.

— Интересно, а как ты выходишь из положения в воскресенье?

Дениза на минуту задумалась.

— Неужели вы теперь будете открыты и по воскресеньям? — с надеждой спросила она. — Обещаю с лихвой окупить затраты. Я бы могла…

— Ну, уж нет! — со смехом перебила ее хозяйка кафе. — Даже Господь в седьмой день отдыхает.

— Тогда, может, сделаем так — в субботу вечером вы оставляете для меня коробочку, а я забираю ее на следующий день утром?

— Да у тебя выдержки не хватит.

Сладкоежка вздохнула:

— Что правда, то правда. — Взяв у Коры обернутый в белую бумагу сверток, Дениза расплатилась и, поблагодарив, направилась к выходу. — Прошу извинить. Предпочитаю наслаждаться в одиночестве.

— Завтра придешь? — крикнула вдогонку Бренна.

— А то как же!

Дверь за посетительницей закрылась.

— Что она предлагала тебе сегодня? — поинтересовалась хозяйка у официантки.

— Как обычно, своего первенца. Да, и еще "БМВ".

— Почему же ты не взяла?

— Не мой цвет.

— Понятно, — кивнула Бренна, рассеянно обводя глазами кафе и на мгновение задерживаясь на Гарретте.

Почему-то Хейдену стало неуютно под этим холодным оценивающим взглядом. Женщины часто смотрели на него как на объект для флирта, против чего он, разумеется, не возражал, но во взгляде хозяйки кафе читалось нечто другое. Она словно измеряла его, прикидывая, в какую категорию зачислить. У Хейдена появилось отчетливое ощущение, что он ей не понравился.

Обогнув стойку, Бренна начала обходить зал, останавливаясь у каждого столика, чтобы поболтать с посетителями, большинство которых были ей знакомы. Исходившие от нее внутреннее тепло и обаяние явно импонировали окружающим.

Присмотревшись, Гарретт заметил в хозяйке кафе еще одну черту — несомненную сексуальность, хотя она была одета подчеркнуто скромно и вела себя достаточно сдержанно. Ее беззаботная улыбка, казалось, говорила: "Я довольна собой, своей жизнью, и мне никто не нужен".

Эта улыбка, независимый вид, наконец, красота не могли оставить Хейдена равнодушным. Наверное, именно в этот момент он решил, что Бренна будет принадлежать ему.

— Здравствуйте, — услышал он певучий голос. — По-моему, вы у нас впервые.

Так вот, оказывается, какие у нее глаза — зеленые, с лукавыми золотистыми искорками. А кожа гладкая, цвета слоновой кости и тоже словно отливает золотом.

— Вы правы. — Он встал и протянул руку. — Хейден Гарретт.

— Бренна Вудз. Понравился вам ленч?

— Еще бы! Суп и салат были восхитительны. Примите мои поздравления.

— Благодарю. — Она окинула взглядом столик. — Кажется, вы еще не отведали десерт. Кора сказала, что мы сегодня подаем?

— Сказала, но мне ничего не нужно.

— Почему же? Наши тянучки…

— Я не любитель сладкого. Зато мне удалось подслушать реакцию на ваше лакомство. — Как раз в этот момент из дальнего угла донесся очередной весьма откровенный стон. — Честно говоря, в такие минуты я предпочитаю быть не в толпе, а вдвоем.

— Неужели? — едва сдерживая смех, удивилась она. — Никогда бы не подумала, что вы такой ханжа.

Хейден улыбнулся:

— Угадали. Я действительно не ханжа. Не составите компанию? — Он кивнул на соседний стул.

Бренна на мгновение заколебалась, но потом все же села.

— Пожалуй, Кора без меня обойдется.

— Кстати, о Коре. Я слышал, как она отказалась от "БМВ" на том основании, что он бежевый, и вы одобрили ее решение. Почему?

— Во-первых, моя официантка всей душой ненавидит бежевое, а во-вторых, когда Дениза в таком состоянии, как сегодня — а в нем она пребывает частенько, — ей ничего не стоит продать за кусочек "Экстаза" родную мать. — Она помолчала. — Вы ведь брат Лоис, да?

— Верно. Как вы догадались?

— Вы очень похожи. А кроме того, — Бренна улыбнулась, — ваша сестра была у меня утром и предупредила о вашем визите.

Гарретт хмыкнул.

— Лоис уверена, что без нее я бы пропал. Она постоянно пытается мне помочь.

— Ну и как, получается?

— Если бы подобные попытки стали олимпийским видом спорта, золотая медаль была бы ей обеспечена.

Ответом была уже не улыбка, а такой искренний заразительный смех, что Хейдену вдруг пришло в голову: счастлив тот мужчина, который слышит его каждый вечер.

— Лоис — прелестная женщина. Она часто сюда заходит.

— Так я и думал. Только не говорите мне, что у нее та же реакция на ваши сладости, что и у остальных дам. Все-таки она моя сестра.

— Понимаю, — посерьезнев, кивнула Бренна. — Однако оснований для беспокойства нет. Реакция у всех разная.

— Приятно слышать. А то я начинаю склоняться к мысли, что ваши тянучки опасны. Благодаря им женщины могут решить, что мужчины им не нужны.

Она снова улыбнулась:

— До этого пока не дошло.

— Слава Богу! — Он помолчал. — Подозреваю, что Лоис подробнейшим образом изложила вам мою биографию от рождения до сегодняшнего дня.

— Да нет. — Это была почти правда. Единственное, что сообщила ей подруга, это то, что ее брат холостяк, и она хочет, чтобы они с Бренной познакомились. Бренна мгновенно насторожилась. В ее жизни уже был роман, и не один, но с тех пор как она занялась кафе, времени для веселого времяпрепровождения оставалось все меньше. К тому же она стала разборчивее.

Попутно выяснилось, что брат Лоис руководит крупной фирмой, и Бренна успокоилась. Очевидно, подруга имела в виду чисто деловое знакомство. Остальную информацию о Хейдене Гарретте молодая женщина почерпнула из газет, благо это имя не сходило со страниц светской хроники. Его владелец появлялся на всех престижных вечеринках в сопровождении самых обворожительных красавиц города, причем каждый раз разных. Он не жалел средств на благотворительные цели, однако в вопросах бизнеса был беспощаден.

Но ни Лоис, ни газеты не подготовили Бренну к тому, что предстало ее взору. Высокий стройный брюнет казался воплощением сексуальности. Его темно-карие глаза завораживали и манили, квадратный подбородок и резко очерченные скулы придавали лицу мужественное выражение. Густые каштановые волосы излучали здоровье и были аккуратно подстрижены. При виде сияющей шелковистой массы каждой женщине хотелось запустить в нее пальцы, а те, что обладали богатым воображением, наверняка представляли, как будут теребить эти пряди в минуту любовного экстаза.

Сама Бренна тоже не страдала отсутствием воображения. Поняв, что чересчур увлеклась, она строго напомнила себе, что обладатель всех этих достоинств пришел в кафе вовсе не ради нее.

— Подобная скрытность не в духе Лоис, но в данном случае я ей благодарен. Вы умерли бы со скуки, если бы она вздумала посвящать вас во все детали моей жизни.

— Не скромничайте. Вы ведь президент крупной компании — кстати, вами же основанной, — ведающей производством и распространением всевозможных продуктов питания, и, если верить газетам, подминаете под себя более мелкие, причем делаете это с головокружительной скоростью. Такую жизнь никак не назовешь скучной. — Она подперла рукой подбородок.

— А теперь ответьте, мистер Гарретт, что привело вас в мое скромное заведение?

— То же, что заставляло посылать к вам моих людей, — ваши тянучки. Я хотел бы приобрести права на "Экстаз".

Ну разумеется. Иначе разве очутился бы в ее кафе такой красавчик, как Хейден Гарретт?

— К сожалению, и вы, и ваши посланцы только напрасно потратили время.

— Все на свете имеет цену, Бренна. Назовите вашу.

— Свой рецепт я не продам. Ни вам, ни кому бы то ни было.

Наступила пауза. Неожиданно Хейден извлек из внутреннего кармана блокнот и ручку с золотым пером. Вырвав листок, он написал на нем несколько цифр и перебросил Бренне.

— Неужели вы и от этого откажетесь?

Она мельком взглянула на сумму и кивнула:

— Откажусь.

— В таком случае, что же вам нужно?

— То, чего у вас нет, — улыбнулась она.

— Ага, попались! — Он энергично подался вперед. — Назовите, и я достану то, о чем вы просите.

— Отступитесь, Хейден! — посоветовала она, продолжая улыбаться. — Вы каждый день ворочаете миллионами, покупаете и продаете целые корпорации. Наверняка ваша карьера не пострадает из-за какого-то несчастного рецепта.

— Вы намеренно уходите от ответа.

— А какой ответ вы хотели бы получить? — посерьезнев, спросила она. — Вам придется смириться с тем, что не все желаемое для вас доступно. Если вы этого еще не усвоили, то сейчас самое время.

— Послушайте, Бренна, я мало чего хотел в жизни, но этот рецепт мне необходим. — Он помолчал. — Неужели нет никакого выхода? Я ведь могу подкупить ваших работников. Вы уверены, что они устоят перед крупной взяткой?

— Попробуйте, хотя вряд ли что-нибудь получится. Не вам первому пришла в голову такая мысль.

— Похоже, вас это совершенно не беспокоит.

— Мои работники каждый день наблюдают, как я готовлю тянучки, однако секрет знаю только я. Кора говорит, что у меня в руках волшебная палочка.

Три женщины, сидевшие в разных концах зала, одновременно забились в любовных судорогах. Бренна подняла смеющиеся глаза на Хейдена.

— Вы же не хотите, чтобы такое творилось по всей Америке?

— В том-то и дело, что хочу. И потом, с чего вы взяли, что я намерен ограничиться одной Америкой? Продукция моей фирмы расходится по всему миру. Кстати, вам это тоже принесет миллионы — если, разумеется, вы согласитесь на мое предложение.

— Это и так понятно, — устало вздохнула она. — Ну как вам объяснить? Я люблю свое дело, и мне не важно, сколько я на нем зарабатываю. Главное, что я всего добилась собственными силами, талантом и энергией. И расширяться я не хочу.

Мое кафе, пусть и маленькое, принадлежит мне одной, и отнять его можно, только если я не уплачу положенные налоги. А поскольку вы наверняка интересовались моим финансовым положением, вам должно быть известно, что с этой точки зрения ко мне не придерешься.

— Совершенно верно, — кивнул Гарретт. — Вы твердо стоите на ногах.

— И это меня радует.

— Для большинства людей подобной стабильности было бы достаточно, но не для вас, Бренна. В вас скрыт гигантский потенциал.

— Перспектива стать гигантом меня не прельщает. Хотя кто знает, в один прекрасный день я, возможно, захочу расшириться. Если в тот момент соседнее помещение будет свободно, просто пробью стену, и зал станет в два раза больше.

Но это предел моих мечтаний. Поверьте, завоевать Америку, а тем более весь мир не кажется мне таким уж заманчивым.

— Ладно, пусть так. Но вы упустили из виду одну деталь. Я не первый и наверняка не последний из тех, кто охотится за вашим рецептом. Рано или поздно до него доберутся, и вы будете бессильны этому воспрепятствовать.

— Что вы имеете в виду? — насторожилась она.

— В нашем деле полно нечистоплотных личностей.

— Как и в любом другом, — пожала плечами Бренна.

— А вот мне вы можете доверять. Примите мое предложение, и я сумею защитить вас и ваши тянучки.

— Если я передам вам права, "Экстаз" перестанет быть моим, а это для меня неприемлемо. — Она встала. — Рада была с вами познакомиться, а сейчас прошу извинить — дела.

— Не уходите, — попросил Хейден, кладя руку ей на запястье. — Дела и так идут лучше некуда. Разве вы сами не слышите? За каждым столиком женщины бьются в оргазме!

Она не ожидала столь откровенного высказывания и потому смутилась, как девчонка. На мгновение мелькнула шальная мысль: интересно, а каково пережить подобное в его объятиях? Судя по всему, ее новый знакомый не привык довольствоваться суррогатами. Он наверняка из кожи вон вылезет, но добьется, чтобы партнерша разделила с ним любовный восторг, даже если для этого ему придется подкидывать ее к потолку.

— Надеюсь, вы понимаете, что на самом деле это никакой не оргазм?

— По-вашему, я не способен его распознать? — Он выразительно изогнул брови.

— Я предпочитаю термин "оргазмоподобная реакция".

— Зачем же ограничиваться подобием вместо оригинала? Разве вам не хочется взмыть к звездам?

— Вы не так меня поняли. — Причем намеренно, мрачно добавила она про себя. Он играет с ней, как кошка с мышкой, и надеется, что все сойдет ему с рук. Ну уж нет! — Я говорила о том, как посетительницы реагируют на мои тянучки, а вовсе не о себе.

— Ara, значит, вы все-таки предпочитаете настоящий оргазм?

— А вот это уже не ваше дело, мистер Гарретт! — отчеканила она, вспыхнув.

— Вы правы, пока не мое. Но если вы все же примете мое предложение и мы объединим наш бизнес, тогда ваше дело станет моим, и наоборот. Кстати, почему опять "мистер"? Вы ведь, кажется, уже называли меня Хейденом.

Бренна лишь покачала головой, не в силах противостоять этому напористому обаянию, граничившему с наглостью.

— Похоже, вы не теряетесь в любых обстоятельствах.

— Разумеется, иначе я не достиг бы своего нынешнего положения.

— Ясно. И все же… — Она решительно встала. — Ответ на ваше предложение тот же — нет!

— Он касается только рецепта, надеюсь? Или к оргазму тоже относится?

— Я не говорила… — Бренна поспешно осеклась, не желая давать остроумному собеседнику повод в очередной раз извратить ее слова. — До свидания, Хейден. Будете в наших краях в обеденное время, милости прошу, тем более что ленч вам, кажется, понравился.

— Разумеется, мы еще встретимся.

Это было сказано столь самоуверенным тоном, что ей захотелось запустить в него чем-нибудь. И почему-то обернуться, чтобы увидеть его еще раз. Но ни того, ни другого она не сделала.

Вырулив на шоссе, Хейден набрал номер сестры. Лоис сняла трубку лишь после пятого гудка.

— Алло?

— Угадай, что я тебе скажу.

— Нашел время играть в угадайку! Одного из близнецов только что стошнило на обюссонский ковер, который мама подарила нам с Джеймсом к свадьбе, — видно, он объелся сладостей, а второй разделся догола и пляшет под поливальной установкой.

— Ну и Бог с ними. У меня новости поважнее.

— А на племянников, значит, тебе наплевать? Что ж, братец, спасибо!

— Кому-то из детей угрожает опасность?

— Чтобы ответить на твой вопрос, я должна вначале поймать второго. Ага, вижу! Соседские ребятишки тоже разделись и теперь плещутся в воде вместе с Николасом.

— Отлично! По крайней мере у него есть компания. Ну а что Дэвид? Ему нужна твоя помощь?

— Вряд ли. После того как его вывернуло, он чувствует себя вполне сносно. Меня больше беспокоит ковер. А теперь выкладывай подробности. Как прошла твоя встреча с Бренной?

— На высшем уровне, если не считать того, что она отказалась продать мне рецепт.

— Ничего другого я и не ожидала.

— Однако она отклонила все остальные предложения тоже, а это значит, что у меня есть шанс. Рано или поздно она поймет свою выгоду, и я постараюсь, чтобы было принято именно мое, — Ну, не знаю, не знаю… Бренна не похожа на тех, с кем ты привык общаться. У нее иная шкала ценностей. Это касается не только твоих деловых партнеров, но и женщин, за которыми ты ухаживаешь. Но это так, к слову. Продолжай. Она тебе понравилась?

— Надо быть слепым, чтобы не оценить ее прелести, но не спеши с выводами, сестрица. Наше знакомство не выйдет за рамки чисто делового. — О том, что он приложит все силы, чтобы затащить упрямицу к себе в постель, Гарретт предусмотрительно умолчал.

— Разумеется, — многозначительно протянула Лоис.

Хейден хмыкнул. Он понял, что сестра прочитала его мысли.

— Послушай, мне нужна твоя помощь.

— Неужели? Как интересно! Это касается Бренны? Что я должна сделать?

— Я хочу, чтобы ты устроила вечеринку в субботу.

— Может, ты забыл, что сегодня уже понедельник? Времени в обрез. И сколько гостей я должна пригласить?

— Много. Сотни две.

— Ты с ума сошел, братец! Спустись с небес на землю. За четыре дня приготовить пиршество на двести человек?

— Значит, ты отказываешься?

— Ничего подобного я не говорила. Кого надо пригласить?

— В первую очередь Бренну, а дальше — кого хочешь.

— Не уверена, что она придет. В субботу в кафе самая запарка. К тому же скоро Валентинов день. От клиентов наверняка нет отбоя.

— Понятно. Значит, нет?

— Черт побери, Хейден, не дави на меня! Значит, да.

— Вот и умница. И обязательно уговори Бренну прийти. Я на тебя рассчитываю.

— Постараюсь. Кстати, дорогой, чего это тебе вдруг так приспичило? Из-за рецепта? Или есть другая причина?

— Не говори ерунды. Какая может быть другая причина?

— Ну, не знаю. Может, она тебе просто понравилась?

— Красивая женщина. Ну и что?

— Ага! Я заранее знала, что стоит вам встретиться, как ты ею увлечешься.

— Увлекусь? С чего ты взяла?

— Догадалась по твоему голосу.

— Не фантазируй, детка, и не пытайся меня сосватать. Повторяю, речь идет о чисто деловом знакомстве.

— Да-да, конечно. Как ты думаешь, ты ей тоже понравился?

Хейден усмехнулся, вспомнив, как холодно они расстались.

— Можешь не отвечать. Очевидно, ты вел себя не лучшим образом. Послушай, если ты ее чем-нибудь обидел…

— Успокойся, Лоис. Она даже пригласила меня заходить в ее кафе.

— Но не сказала, что с удовольствием разделит с тобой трапезу.

— Именно поэтому мне необходимо встретиться с ней в другой обстановке, а не на рабочем месте. Кстати, постарайся до субботы вычистить этот чертов ковер.

Лоис вздохнула:

— И почему мама не подарила мне нормального брата?

— Нормальный — это какой?

— Тот, который не просит за четыре дня устроить вечеринку на полтысячи человек.

Глава 2

Бренна остановилась у перекрестка, дождалась зеленого сигнала светофора и снова нажала на акселератор. Она до сих пор не могла понять, почему поддалась на уговоры Лоис и все-таки решила пойти на эту вечеринку. До этого дня светская жизнь Далласа протекала мимо нее. Ее участие в светских раутах ограничивалось тем, что она их обслуживала, и это ее вполне устраивало.

Однако за последнее время Бренна убедилась, что Лоис походит на брата не только внешне. Обоих объединяли непобедимое обаяние и напор, которому было трудно противостоять.

А тут еще весьма некстати вмешалась Кора, заявившая, что, если начальница не купит себе новый вечерний туалет, она, Кора, сама отправится в магазин. Вкус официантки оставлял желать лучшего. При мысли о том, какой наряд она может приобрести, Бренна содрогнулась. Объехав полдесятка заведений, торговавших подержанным платьем, она в конце концов нашла именно то, что искала.

Ее выбор пал на тонкое, как паутинка, платье цвета нефрита. Тугой лиф подчеркивал грудь, а глубокий вырез сзади доходил до середины спины. Воздушная юбка ложилась красивыми складками, кончавшимися на разной длине чуть выше и ниже колена. В соседнем обувном отделе Бренна купила подходящие по цвету туфли на высоких каблуках.

Принарядившись, она распустила волосы, мельком взглянула на себя в зеркало… И оцепенела. Она так привыкла к белому халату, который постоянно носила на работе, что почти забыла, как может выглядеть, если уделит хоть чуточку внимания своей внешности. Из глубины зеркала на нее смотрела совершенно незнакомая женщина — миловидная, очень привлекательная, даже сексуальная.

Бренна вздохнула. Что она делает? Зачем позволила Лоис уговорить себя? Она с гораздо большим удовольствием занялась бы обслуживанием вечеринки, как делала не раз, скрупулезно проверяя каждую мелочь. Но Кора и остальные официантки хором заверили, что прекрасно справятся и без нее. В этом Бренна не сомневалась — ведь она сама научила их всему.

И все же она чувствовала себя не в своей тарелке, и не только потому, что сегодня вечером ей предстояло стоять по другую сторону стола. Главной причиной ее нервозности был Хейден Гарретт.

С понедельника, когда он неожиданно появился в ее кафе, от него не было ни слуху ни духу. Непонятно, почему она рассчитывала на повторный визит, записку или телефонный звонок — ни о чем подобном они не договаривались. Просто Бренна никак не могла выбросить из головы настойчивого бизнесмена и всю неделю гадала, увидит ли его в субботу.

В нем скрывалось нечто особенное, что заставило ее задержаться у его столика дольше, чем у остальных. Ум и обаяние?

Но то же можно сказать о многих мужчинах. Сексуальную привлекательность, несомненно, выделявшую его из толпы, тоже никак нельзя считать чертой уникальной. Глаза. В них все дело. Глядя в эти глубокие темные глаза, Бренна ни на минуту не усомнилась, что перед ней человек честный и порядочный.

"Остановись, голубушка! — строго одернула она себя. — Даже если он придет на вечеринку, то наверняка не один. А его интерес к тебе вызван лишь тем, что ему нужен рецепт "Экстаза".

Впереди показался роскошный двухэтажный особняк с колоннами — по всей видимости, обиталище Лоис. Он был ярко освещен, а вокруг озабоченно сновало множество молодых людей в красных куртках, выполнявших роль регулировщиков, поскольку все пространство перед входом было запружено сверкающими дорогими автомобилями, на которых прибывали гости.

Бренна не ожидала, что сборище окажется таким представительным, хотя, с другой стороны, Лоис и не утверждала обратного. Она вообще не вдавалась в подробности, лишь туманно намекнула, что вечер приурочен к Валентинову дню.

Похоже, ее единственной целью было заманить к себе владелицу модного кафе.

"Ну вот я здесь, — подумала Бренна, не ощущая никакой радости. — Самое время начать веселиться".

"Кадиллак", ехавший впереди, свернул на подъездную дорожку. Бренна двинулась следом. Не успела она заглушить мотор, как к ней подскочил бойкий юноша и, открыв дверцу, помог выйти.

— Добрый вечер, — приветливо поздоровался он. — Могу я узнать ваше имя?

— Бренна Вудз, — представилась она, передавая ему ключи.

Молодой человек сверился со списком и внес рядом с ее фамилией номер машины. На вечеринках такого уровня подобные меры предосторожности были в ходу.

— Знаете, моя машина не всегда сразу заводится. Надо подождать несколько секунд, а затем попробовать снова. Понятно?

Юноша вежливо улыбнулся:

— Не беспокойтесь, мэм.

Надо отдать ему должное — потрепанный "железный конь" новой гостьи, разительно отличавшийся от остального транспорта, припаркованного у дома, не вызвал у него никакого удивления.

На верхней ступеньке стоял импозантный мужчина с посеребренными сединой висками. При виде Бренны он улыбнулся:

— Добро пожаловать. Я Джеймс, муж Лоис. А вы, должно быть, Бренна.

— Как вы угадали? Вы что, ясновидящий?

Мужчина рассмеялся:

— Отнюдь! Просто жена очень хорошо вас описала.

— Как мило, что при ее занятости она нашла время позаботиться обо мне.

— Лоис сказала, что вы здесь мало с кем знакомы, а ей бы хотелось, чтобы вы чувствовали себя уютно. — Джеймс подмигнул. — Должен признаться, ваши тянучки — верх совершенства. Жена от них без ума и даже уговорила меня съесть несколько штук.

— Ну и как?

— Бесподобно!

— Вы очень любезны. Хотя я не обиделась бы, если б они вам не понравились. Мужчины и женщины по-разному относятся к сладкому.

— Очевидно, мне порой не хватает женских гормонов, — с улыбкой предположил Джеймс.

— А мне — мужских, — подхватила Бренна.

Он галантно взял ее под локоть.

— Счастлив найти родственную душу. Пойдемте выпьем чего-нибудь, и я познакомлю вас с гостями.

— Спасибо.

— Ты вполне можешь поручить это мне, Джеймс.

Услышав знакомый голос, Бренна обернулась. Перед ней стоял Хейден, темноволосый, красивый и элегантный в черном костюме и ослепительно белой рубашке. На миг у нее перехватило дыхание.

— Господи, Хейден, у тебя что, радар? — притворно изумился его зять. — Не успела на вечеринке появиться красавица, и ты тут как тут.

Гарретт улыбнулся:

— Даже если бы я специально не караулил нашу гостью, я бы наверняка узнал ее смех. Добрый вечер, Бренна.

— Здравствуйте, Хейден.

— Так вы знакомы? — недоуменно переводя взгляд с одного на другую, осведомился хозяин дома.

Бренна кивнула, с трудом заставив себя оторваться от созерцания темноволосого красавца.

— Мы уже встречались.

— И успели подружиться. — В его глазах затанцевали озорные чертики. — Позвольте быть вашим спутником. Показать вам дом? Хотите выпить? Только обещайте, что не отойдете от меня ни на шаг. — Он по-хозяйски взял ее под руку.

— Вы слишком напористы.

— А вы сегодня выглядите потрясающе. Я ослеплен. Звук его бархатистого голоса породил сладкое волнение у нее в груди. Где-то внутри возникло приятное ощущение тепла, разлившееся по всему телу. Как зачарованная, Бренна шагнула к Гарретту и лишь в последний момент вспомнила о хороших манерах.

— Спасибо, — обернувшись, поблагодарила она Джеймса, — В общем-то не за что. Если устанете от моего энергичного шурина, я к вашим услугам.

Она улыбнулась:

— Учту. Еще раз спасибо.

Слово "энергичный" как нельзя лучше подходило Хейдену, и все же Бренне совсем не хотелось расставаться с ним. Не отпуская ее руки, он подхватил в другую два бокала шампанского и повел ее в гостиную, где уже собралось многочисленное

общество. Послушно, словно доверчивый ребенок, следуя за ним, Бренна наконец поняла, почему поддалась на уговоры Лоис. Она мечтала еще раз встретиться с ее братом.

Очутившись в просторной квадратной комнате, Хейден, не снижая скорости, увлек свою спутницу к окну и заслонил собой. Таким образом, они вдвоем очутились в некой нише, отгороженной от остальной компании мощной фигурой Гарретта. Передав Бренне один из бокалов, он поднял свой:

— Предлагаю выпить за более близкое знакомство.

— И за то, чтобы процесс сближения не причинил нам вреда, — с улыбкой подхватила она.

— Ну, не такой уж я страшный, — шутливо возразил Хейден.

— Конечно — когда получаете то, что хотите.

— А по-вашему, добиваться поставленной цели плохо?

Она глотнула шампанского, с удовольствием чувствуя, как прохладный напиток ласкает небо.

— Нет, если при этом никто не страдает. Однако у меня такое ощущение, что порой вы идете напролом.

— А вот тут вы не правы. Все зависит от обстоятельств. Когда я вижу, что игра не стоит свеч, то сразу отступаю.

Этих слов Бренна никак не ожидала.

— Приятно слышать. Весьма разумная точка зрения.

— Значит, до сих пор вы считали, что на разумные поступки я не способен? — с улыбкой уточнил ее собеседник.

— Возможно, я субъективна, но, по правде говоря, ваш визит меня порядком напугал. Вы вели себя как настоящий гангстер.

— Ваши опасения не напрасны. Я ясно дал понять, что от вас мне нужен не только рецепт.

Она снова почувствовала приятное покалывание внутри.

— Спасибо за предупреждение. Я приму меры предосторожности.

— Зачем, Бренна? Почему вы мне не верите? Все, что я говорю, — правда. Ваши волосы… Мне нравится, как они сегодня уложены. — Он легонько коснулся шелковистых янтарных прядей. — Вам нужно всегда носить такую прическу.

— Ничего не получится, — покачала она головой. — Департамент здравоохранения не позволит.

— Какая жалость! — откровенно огорчился он и снова дотронулся до ее волос, на этот раз обвив одну из прядей вокруг пальца.

Стараясь не показать, насколько ее волнует его прикосновение, Бренна отхлебнула шампанского и обвела взглядом гостей. Многих, как ни странно, она знала — они частенько захаживали в ее кафе. Да и музыка в исполнении популярной группы показалась знакомой.

— Какой милый вечер! Только…

— Пытаетесь сменить тему?

Они кивнула и честно призналась:

— Пытаюсь. Удовлетворите мое любопытство. Лоис сказала, что вечеринка приурочена к Валентинову дню. Почему же в таком случае все решилось в последнюю минуту? Ведь Валентинов день наступает регулярно каждый год.

Глядя в бархатистую глубину огромных темных глаз Хейдена, Бренна вдруг подумала, что перед этим взглядом вряд ли способна устоять хоть одна женщина.

— Ваши подозрения не лишены основания. Вечеринка была затеяна ради вас.

Она удивленно заморгала.

— Простите?

— Я упросил сестру устроить это сборище, потому что хотел снова вас увидеть.

— Вы хотите сказать, что все эти люди… оркестр… угощение…

— Изысканная ловушка, чтобы заманить вас сюда.

— Но это означает, что Лоис была вынуждена организовать вечеринку всего за несколько дней. Такое просто немыслимо! Как она сумела договориться с оркестром, например? — Из всех интересующих Бренну вопросов этот был наименее существенным, но она страшилась задать остальные.

— О, у моей сестрицы свои методы. Я предпочитаю не вдаваться в подробности.

— Почему вы просто не позвонили мне и не договорились о встрече?

— Потому что вы наверняка отказались бы.

— Возможно. Но вы могли прийти в кафе.

— Мне хотелось встретиться в интимной обстановке, а не у вас на работе.

— Вы называете это место интимным?

— В какой-то мере, — многозначительно усмехнулся Хейден.

Бренна не находила слов. Для нее такие методы были в диковинку, хотя, похоже, брат с сестрой прибегали к ним частенько.

— Вы всегда заставляете Лоис устраивать грандиозное сборище, когда хотите увидеться с приглянувшейся вам женщиной?

— Честно говоря, в первый раз. Но и вы не просто женщина.

— Потому что сказала вам "нет"?

Гарретт улыбнулся, нимало не смущаясь:

— Отчасти поэтому, но не только.

— И все же главная причина вашего интереса ко мне — пресловутый рецепт.

— Он действительно меня интересует, тут вы угадали. И я не сдамся, пока его не раздобуду.

Бренна покачала головой:

— Я уже объяснила — рецепт я не продам. Когда вы наконец поймете, что я не шучу? Мне жаль вашего времени и усилий, поскольку они все равно обречены на провал. Полчаса назад вы сказали, что способны отступить, убедившись, что игра не стоит свеч. — Произнеся эти слова, Бренна с сожалением подумала, что если Хейден Гарретт и в данном случае последует своей привычке, то навсегда исчезнет из ее жизни.

— С прискорбием должен заметить, что вы опять ошибаетесь. Речь идет о многих миллионах долларов, а когда в игре столь впечатляющие цифры, я так просто не сдаюсь. Но хватит о рецепте. Есть и другая причина, по которой я просил Лоис устроить вечеринку.

— Какая же? — рассеянно поинтересовалась она, озадаченная его настойчивостью в отношении ее любимого детища.

— Вы. С первой минуты нашей встречи я понял, что хочу вас.

Ну что, получила? Не надо было спрашивать. Злясь на себя, Бренна уткнулась в бокал, словно искрящийся напиток мог подсказать нужный ответ. Он ее хочет, но и она, черт побери, хочет его! Мужчины, подобные Хейдену, редко появлялись в ее жизни — обаятельные, уверенные в себе, не скрывающие своих намерений. Она судорожно проглотила подступивший к горлу комок и, запинаясь, произнесла:

— Вы весьма откровенны.

— Не вижу смысла ходить вокруг да около.

Наверное, он всегда так поступает, подумала Бренна. Понравившуюся компанию или фирму покупает, а понравившуюся женщину просто манит пальцем, и она бежит к нему на задних лапках.

— И все же позвольте дать вам совет: щадите чувства собеседника. Откровенность — прекрасное качество, но в неумеренных дозах она может шокировать.

— Не верю, чтобы вы были шокированы.

— Меня не так-то просто шокировать. Должна вас разочаровать — даже вам это не удалось.

— Вот и отлично, — пробормотал он, снова наматывая ее волосы на палец. Соседняя прядка упала Бренне на грудь, и Гарретт, словно по рассеянности, проследил ее путь, коснувшись обнаженной кожи. Бренна затрепетала. Его прикосновение жгло как огнем, и в то же время ей не хотелось, чтобы он отнимал руку.

— Пожалуй, пора отыскать Лоис. Я ведь еще не поздоровалась с ней.

— Как скажете.

Эта неожиданная уступчивость показалась ей подозрительной. То, что он с легкостью идет навстречу ее желаниям, вовсе не означает, что он оставил свои хищные намерения. "Интересно, — вдруг подумала Бренна, — а если его спросить, что ему нужно больше — я или рецепт, каков будет ответ?" И тут же поняла, что не хочет этого знать, во всяком случае, пока.

Сегодня она намерена от души повеселиться, в полной мере насладиться обществом этого обаятельного красавца. О том, что Хейден Гарретт вскоре исчезнет из ее жизни так же стремительно, как появился, лучше не думать. Он обвил рукой ее талию и привлек к себе.

— Мы можем искать Лоис танцуя, — хрипловато прошептал он, приникая к ее губам.

Легкий, внешне невинный поцелуй был, однако, тверд и настойчив. Бренна изо всех сил пыталась не ответить на него, но губы сами собой открылись, и язык Хейдена тут же проник внутрь, исполняя экзотический танец у нее во рту. Он словно пробовал новое необычное блюдо и, кажется, остался вполне доволен результатом.

Она жаждала продолжения, а вернее, хотела, чтобы это восхитительное состояние вообще никогда не кончалось, но Гарретт неожиданно оторвался от ее рта, предоставляя ей самой обрести душевное равновесие, что было почти невозможно, находясь в его объятиях. Ее завораживало исходившее от него ощущение мужской силы, волнующий пряный запах. В довершение всего он как бы невзначай провел рукой по ее груди, и, к ужасу Бренны, соски мгновенно напряглись, что наверняка не ускользнуло от внимания Хейдена. Она вздрогнула, бессильно склонилась к его плечу и услышала, как два сердца бешено бьются в унисон.

Он властно привлек ее еще ближе. Теперь она чувствовала тугие мускулы его ног и налитую желанием плоть, прижавшуюся к ее животу. Проведя пальцами по ее обнаженной спине, он прошептал:

— Настоящий шелк…

Бренна судорожно сглотнула, не в силах вымолвить ни слова. Да и о чем говорить? Ей казалось, что она не движется по полу, а летит в воздухе на облаке, сжигаемая страстным любовным томлением.

Она в испуге оглянулась. А что, если кто-нибудь заметил, что Хейден практически овладел ею во время танца? Но на них никто не обращал внимания, и Бренна немного успокоилась.

— Привет, дорогая! — раздался веселый возглас у нее за спиной, и в ту же секунду Лоис оттащила ее от брата и заключила в объятия. — Я безумно рада, что ты все-таки выбралась к нам! Ну как, нравится тебе вечеринка?

Бренна машинально кивнула.

— Вот и отлично. Конечно, обслуживание оставляет желать лучшего, не то что твое, но я решила — не можешь же ты обносить гостей едой и напитками, сама, будучи гостьей!

— Давай-ка, Лоис, шагай отсюда, — грубовато прервал сестру Хейден, снова привлекая Бренну к себе.

— И это вместо благодарности! — шутливо возмутилась она, улыбкой давая понять, что на самом деле ничуть не обиделась.

— Не представляю, как ты сумела устроить столь грандиозное мероприятие за такой короткий срок. Ты просто молодец! — похвалила подругу Бренна.

Лоис округлила глаза.

— Я сама не представляю. Вылезла из кожи вон, расшиблась в лепешку. Теперь до конца жизни не рассчитаюсь с теми, кто оказал мне услугу. А ты, — она обернулась к брату, — до конца жизни не рассчитаешься со мной.

Тот скорчил гримасу.

— Завтра пришлю тебе розы. Какой цвет ты предпочитаешь?

— Серебристый.

— Ну, разумеется! Тот, которого днем с огнем не найдешь.

— И в придачу алмазный браслет.

— Сколько карат?

— Не будешь же ты ходить по магазинам! Я сама выберу то, что мне нравится, а счет пришлю тебе.

— Ты исключительно заботлива.

— Благодарю за комплимент. Кстати, розы и браслет — это только начало.

Слушая эту перепалку, Бренна от души наслаждалась, понимая, что брат и сестра искренне привязаны друг к другу, а пикируются только для виду. Порой Хейден легонько проводил ладонью по ее обнаженной спине, и тогда все тело начинало пылать сладостным огнем.

— Мы с Джеймсом собираемся съездить отдохнуть. Итак, Каймановы острова нам, а близнецы — тебе.

— Что? Хочешь сделать меня нянькой при этих маленьких чудовищах?

Лоис со смехом обернулась к Бренне:

— На самом деле он обожает племянников, и они это чувствуют. Знают, что из него можно веревки вить.

Бренна попыталась представить своего спутника в роли заботливого дядюшки, но из этого ничего не вышло. Возможно, потому, что в данный момент он играл совершенно иную роль — умелого и опытного соблазнителя.

— Извини, Хейден, можно украсть у тебя Бренну на один танец?

Она обернулась. Перед ней стоял Роберт Рамзи, высокий загорелый мужчина чуть за сорок. Являясь главой крупной фирмы, он тоже уговаривал Бренну продать ему права на тянучки, однако в отличие от Гарретта сразу смирился с отказом и больше разговоров об этом не заводил.

— Здравствуйте, Роберт. Рада вас видеть.

— Я тоже, — улыбнулся он. — Вечеринки Лоис всегда чудо, но ваше присутствие придает нынешней дополнительное очарование, на которое я не рассчитывал.

— Я тоже не рассчитывал встретить тебя здесь, — чуть резче, чем дозволяется правилами хорошего тона, произнес Хейден, глядя на свою сестру, а не на Рамзи.

Тот рассмеялся:

— Я действительно оказался тут случайно. Собирался пообедать с Кристин Маршалл, но выяснилось, что она, будучи ближайшей подругой твоей сестры, приглашена к ней. Вот я и увязался следом.

— Кристин повезло со спутником, — тоном гостеприимной хозяйки произнесла Лоис. — Мы всегда вам рады, вы знаете.

— Благодарю, — поклонился Рамзи и снова обернулся к Хейдену: — Ну так как насчет танца? Ты разрешаешь?

— Нет!

— Да что его спрашивать! — шутливо отмахнулась Бренна. — Я с удовольствием потанцую с вами.

— Вот и прекрасно.

Взглянув на своего прежнего партнера, молодая женщина заметила, что он мрачнее тучи, и внутренне возликовала. Рамзи — именно то, что ей сейчас требуется. Отличное противоядие против несокрушимого обаяния Хейдена Гарретта. И она с радостью скользнула из одних объятий в другие.

— По-моему, Хейден не в восторге от того, что я вас украл, — усмехнувшись, обронил Роберт, уводя Бренну на безопасное расстояние.

— Это не имеет значения. Главное, что мне хочется с вами танцевать.

— Ну, ваш неукротимый дух мне уже немного знаком, — пошутил бизнесмен.

Бренна улыбнулась. Танцевать с ним было легка, а еще легче разговаривать, зная, что при этом он не преследует никаких корыстных целей.

— Вы пришли к такому выводу после того, как я отклонила ваше предложение?

— И похоже, переметнулись к врагу.

— Не тревожьтесь. Я знаю, что Хейден — ваш конкурент, но рецепта и он не получит. Вообще никто. Так что сражаться с моими тянучками вам не придется.

— Рад слышать. Если ваш шедевр начнут производить в массовом масштабе, мне трудно будет что-нибудь ему противопоставить.

— Вы преувеличиваете, но в любом случае спасибо.

Бренна как бы невзначай оглядела гостиную, надеясь отыскать глазами Хейдена, но его нигде не было видно.

— А вы сами?

— Что "я сама"? — Вопрос Роберта вернул Бренну к действительности.

— Вам никогда не хотелось выйти на рынок самой?

— Нет.

— Вы потрясающая женщина — сидите на мешке с деньгами и делаете вид, что вам это безразлично.

Она вздохнула:

— Может, сменим тему? От этой я уже порядком устала.

— Понимаю и охотно подчиняюсь. Для начала позвольте заметить, что вы сегодня выглядите потрясающе.

— Ну вот, напросилась на комплимент, — со смехом отозвалась Бренна. Она опять огляделась, на этот раз не таясь, и снова не обнаружила Хейдена. Должно быть, она сошла с ума — пять минут назад была счастлива от него избавиться, а теперь сама же по нему скучает. — Может быть, подойдем к буфету? Сегодняшний вечер обслуживает не моя фирма, и мне хочется посмотреть, на что способны конкуренты.

— При обычных обстоятельствах я был бы уязвлен, если бы девушка предпочла буфет моему обществу, но поскольку речь идет о вас, я рассматриваю это как профессиональный интерес и на свой счет не принимаю.

— Правильно делаете.

Подведя партнершу к столу, Роберт отправился танцевать, а Бренну тут же окружили дамы, среди которых она узнала частых посетительниц своего кафе.

— Можешь не беспокоиться, дорогая, — понизив голос, чтобы не услышал официант, произнесла одна из них. — Эти люди тебе в подметки не годятся. Когда за дело берешься ты…

— Ну, не знаю, — со смехом отозвалась Бренна, отправляя в рот тарталетку. — По-моему, все очень хорошо.

— "Хорошо" не значит "превосходно", — авторитетно возразила вторая. — То, что готовишь ты, превосходно. Уж поверь мне! Никакого сравнения.

— Благодарю. — Бренна улыбнулась и в этот момент увидела Хейдена, стоявшего неподалеку и сверлившего ее взглядом своих выразительных карих глаз. Ее собеседницы тоже заметили бизнесмена и, к изумлению Бренны, в мгновение ока превратились в легкомысленных кокеток, хотя она всегда считала их вполне разумными, добропорядочными женщинами.

"О, Хейден, привет!", "Как я рада тебя видеть!", "Ты сегодня просто ослепителен!" — слышалось со всех сторон.

— Добрый вечер, леди. Вы слишком снисходительны. Моя красота — ничто по сравнению с вашей.

Дамы, довольные комплиментом, радостно заулыбались. По крайней мере две были замужем, но, похоже, это не имело значения. В глубине души Бренна восхищалась эффектом, который произвело на ее приятельниц появление Гарретта, и не могла осуждать их за это. Не далее как полчаса назад она на собственном опыте убедилась, что способно сотворить с женщиной одно его прикосновение.

— Потанцуем? — услышала она голос Хейдена.

При одной мысли о том, что сейчас она скользнет в его объятия, у Бренны учащенно забилось сердце. Что уж говорить о самом танце! Или ее новый знакомый действительно неотразим, или она доверчивая простушка, слишком легко подпавшая под действие его чар. Какое из этих двух предположений ближе к истине, покажет время.

Глава 3

Очутившись снова на танцевальном паркете в его объятиях, Бренна с удивлением обнаружила, какими до боли знакомыми кажутся теперь руки Бренна, и как до странности уютно ей покоиться в этих руках.

— Ну как вам понравилось танцевать с Робертом? — спросил он, прижав губы к ее уху так, что от его теплого дыхания Бренне стало щекотно.

— Понравилось, — ответила она.

— Догадываюсь, что он — один из претендентов на ваш рецепт.

Бренна кивнула:

— Да, но в отличие от вас он воспринял мой отказ как должное.

— Вот как? Интересно.

— Почему же это так интересно?

— Потому что Роберт, насколько мне известно, не из тех, кто смиряется с отказом.

Бренна прильнула к Хейдену, повторяя все изгибы его тела, кровь начала кипеть, а внизу живота образовалась болезненная пустота. Если это продолжится еще немного, подумала Бренна, то она не сможет противиться желанию и согласится предаться любви, где и когда он захочет.

Хейден снова прижал губы к ее уху.

— Мне было отвратительно наблюдать, как вы с ним танцуете. — Тон его стал неожиданно грубым, и он резко прижал ее к себе.

— Я вас не видела, — ответила она, задыхаясь от его близости. Искры пробегали между ними, его настойчивость возбуждала Бренну, ей было трудно дышать. — Я думала, что вы ушли.

— Как это я уйду, если вы еще здесь?

Если не память, то тело напомнило ей о реакции трех дам на появление Хейдена. Ах, как умело он своей игрой добивается от женщин нужного результата!

Беда в том, что Бренна поверила, когда он сказал ей о своем желании, и желание очень быстро стало взаимным. Впрочем, пришлось вспомнить и о том, что он жаждет получить рецепт. Вероятно, рассчитывает одним ударом убить двух зайцев.

Внезапно Бренна ощутила страшную усталость. С того самого момента, когда Хейден подошел к ней сегодня вечером, все ее чувства были страшно напряжены. Казалось, она даже не пыталась сопротивляться тому острому желанию, которое он без видимых усилий возбуждал в ней.

И уж во всяком случае, ей никак не хотелось покидать его объятий. Ей нравилось двигаться в танце вместе с ним, чувствовать, как прижимается к ней его упругое мускулистое тело. В сущности, она больше всего хотела вот так, не отрываясь, танцевать с ним до самой ночи. Но не только…

Еще ей хотелось лежать с ним в постели обнаженной, покрытой испариной, и чтобы их руки и ноги тесно сплетались в любовном экстазе. Интуиция подсказывала, что следует беречься, но Бренна не желала прислушиваться к ней. У нее начинала болеть голова, когда она пыталась осмыслить все опасности, которыми грозит ее возрастающее вожделение.

Остаток сил ушел на то, чтобы отстраниться от него.

— Прошу меня извинить. Мне пора домой.

Хейден мгновенно привлек ее к себе и, сердито изогнув бровь, посмотрел в упор.

— В чем дело? Я что-то не так сказал или сделал?

Бренна покачала головой:

— Нет, я просто устала. У меня была трудная неделя. — Она окинула взглядом толпу гостей. — Что-то Лоис нигде не видно, но я попрошу вас передать ей мою благодарность и сказать, что я чудесно провела время.

Хейден смотрел на нее озабоченно.

— Вы уверены, что все в порядке? Вам нездоровится?

Его беспокойство казалось искренним. Бренна чуть не рассмеялась. Хейден был откровенен с самого начала. Акула бизнеса, он желал получить то, чем владела Бренна, чтобы еще больше расширить свое дело, но в то же время желал и ее самое. В настоящий момент Бренна не сомневалась, что он безо всякой задней мысли тревожится за нее. Ох, этот человек ее погубит!

— Все в порядке, — заверила она.

— Тогда останьтесь, ну хоть ненадолго.

Его улыбка была такой умоляющей, что Бренне безумно захотелось согласиться.

— Простите, не могу, — тем не менее сказала она.

— Ладно, если не в моих силах уговорить вас остаться, позвольте хотя бы отвезти вас домой.

— У меня своя машина.

— Хорошо, тогда я провожу вас до машины.

Он не отступал от нее ни на шаг, и Бренна в конце концов рассмеялась:

— Никогда не встречала мужчины, который так не любил бы слово "нет".

Хейден, казалось, удивился:

— Не думаю, чтобы кто-нибудь вообще его любил.

— Да, конечно, но вы никогда не отступаете.

На улице она назвала свое имя тому же молодому человеку в красной куртке, который парковал ее машину по приезде, и тот бросился за ее автомобилем.

Хейден молчал, насупившись, но Бренне казалось, что она связана с ним какой-то невидимой нитью.

— Если моя настойчивость раздражает вас, прошу простить. Мне действительно очень жаль. Я мог бы сказать, что постараюсь исправиться, и дорого дал бы за то, чтобы действительно измениться, но не уверен, что у меня получится. Такова моя натура. И благодаря ей я стал тем, чем являюсь.

Теперь пришла ее очередь удивляться. Что он такое говорит? Неужели ради нее этот человек готов сделать попытку переломить себя? Она сделала глубокий вдох.

— Вообще-то я не говорила, что она меня раздражает.

— Но все же создает для вас неудобство, иначе вы бы о ней не упомянули. — Небрежно засунув одну руку в карман, другой он крепко стиснул ее запястье. — И только поэтому я вас отпускаю, но поверьте, мне этого вовсе не хочется.

Разговор был сугубо личным, отнюдь не деловым. Пока Бренна обдумывала сказанное, Хейден прижался губами к внутренней стороне ее запястья, там, где сквозь почти прозрачную кожу просвечивали тонкие голубые жилки, сплетавшиеся в замысловатый узор. Бренна не сомневалась, что он чувствует, как бешено колотится ее пульс, и не смогла сдержать дрожь, вызванную его прикосновением.

— Эй, — произнес он так ласково, что она с удивлением вскинула на него глаза. — Я искренне сожалею, если доставил вам неудобство.

Неудобство? Ну что на это сказать? Бренна рассмеялась. Хейден зажег в ней огонь, пробудил острое желание. На какое-то время она даже забыла о том, что у него есть задняя мысль — рецепт. Он заставил ее почувствовать себя женщиной, чего с ней уже давно не случалось. Словом, это был один из самых приятных и волнующих вечеров за долгое время.

— Ну что вы, — пробормотала она. В этот момент прибежал запыхавшийся молодой человек.

— Простите, мисс Вудз, но ваша машина никак не заводится.

— А вы попробовали еще раз?

— Да, мэм, но стартер не схватывает.

— Ну ладно, покажите мне, где она стоит, я сама заставлю ее завестись.

Молодой человек отдал ключи и указал, где стоит машина.

— Я с вами, — сказал Хейден. — Может быть, окажусь полезным.

— В этом нет необходимости. Машина, бывает, капризничает, но, как любит говорить моя мама, главное — не кривить губы.

Хейден хмыкнул:

— Не представляю, чтобы вы кривили губы, но замечание остроумное. Тем не менее я иду с вами. Не хочу, чтобы вы возились с машиной одна в пустынном переулке.

Его настойчивость сначала насторожила ее, потом искренне тронула. В течение вечера в ней вообще сменилась целая гамма чувств. Как ей быть с Хейденом? А с другой стороны, как быть без него? Вопрос ошеломил ее. Об этом нужно будет серьезно подумать.

Увидев машину, Хейден не смог скрыть удивления:

— Это ваша?

Открыв дверцу, Бренна со смехом скользнула на водительское место.

— Да будет вам, не так уж она плоха. Мне ее подарили родители в честь окончания школы.

— И сколько же ей лет? Десять?

— Плюс-минус год, но она проделала много тысяч миль и по-прежнему весьма надежна.

— Верю на слово.

Она повернула ключ зажигания. Стартер не схватывал. Выждав тридцать секунд, Бренна попробовала еще раз, и опять безуспешно.

— Странно, — задумчиво произнесла она.

— Похоже, здесь что-то серьезное.

Бренна покачала головой:

— Иногда она просто капризничает. Подожду еще полминуты и попробую снова.

— Ладно.

Он терпеливо стоял рядом, опираясь рукой на открытую дверцу. Сейчас Хейден Гарретт не был похож на могущественного владельца собственной компании, который приходил к ней в понедельник. Скорее он напоминал обыкновенного мужчину, ожидающего в пустынном переулке, освещенном лунным светом, когда же, наконец, заведется ее машина.

Бренна снова повернула ключ зажигания. Машина не заводилась. Еще. Тот же результат. Она поняла, что ничего хорошего из дальнейших попыток не выйдет, к тому же есть риск посадить аккумулятор и залить карбюратор.

Вздохнув, она вылезла и, вперив взгляд в капот, начала размышлять.

— Похоже, здесь требуется хороший механик, — предположил Хейден.

Бренна задумчиво кивнула и после паузы наконец сдалась:

— Вы правы. Придется искать мастерскую и тащить ее туда на тросе.

— Послушайте, сегодня суббота, почти двенадцать часов ночи. Завтра — воскресенье. Вы не найдете ни одной открытой мастерской.

— Знаю, но можно вернуться к Лоис, вызвать по телефону техпомощь, отбуксировать машину до мастерской, где я всегда ее чиню, а потом вернуться домой на такси.

Хейден осторожно взял ее за руку, отвел от машины и запер дверцу.

— Я отвезу вас домой, позвоню своему механику, скажу, чтобы он приехал завтра сюда и, если нужно, отбуксировал машину в свой гараж. Он не станет возражать против работы в воскресный день, и ваш автомобиль будет на ходу уже завтра к полудню.

— О нет. Я не могу позволить себе оплачивать работу механика в выходной. Кроме того, у меня есть свой механик, и я сама обо всем позабочусь.

Хейден открыл было рот, чтобы возразить, но промолчал. Когда они уходили со стоянки, он взял ее за руку.

— Я отвезу вас домой.

— В этом нет необходимости.

Легкая улыбка тронула его губы.

— Необходимости, вероятно, действительно нет. Но видите ли, мне самому этого хочется.

Бренна не стала возражать. Такому мужчине, как Хейден, вообще невозможно противиться.

Построенный в тридцатые годы, дом Бренны представлял собой красное кирпичное одноэтажное строение с козырьком над крыльцом. В квартире было две спальни. Перед домом рос огромный клен.

Хейден обошел машину, открыл дверцу и протянул Бренне руку.

— Мне нравится ваш дом.

— Правда? — Забавно, но многое, связанное с ним, она чувствовала интуитивно. Кое-что понимала разумом. Например, сейчас поняла, что дом ему действительно нравится.

— А почему это вас удивляет?

— Просто я думала, что вам по вкусу нечто более грандиозное, вроде дома вашей сестры, например.

— Признаться, мой дом еще больше, чем дом Лоис, но больше не значит лучше.

Бренна улыбнулась:

— Согласно. Именно так я отношусь к своему кафе.

Хейден крякнул.

— А я грубо вторгся в вашу святая святых?

— Разумеется.

— Вам не идет злорадствовать.

Бренна расхохоталась:

— Наверное, нет, но это очень забавно!

По мере того как они приближались к входной двери, Бренна нервничала все больше. Интересно, захочет ли он поцеловать ее на прощание? Они ведь уже целовались, ну подумаешь, еще один поцелуй — великое дело. Следует ли ей пригласить его в дом? В этом, конечно же, нет ничего особенного. Чашечка кофе, немного музыки, приятная беседа… Нет, в этом не будет ничего особенного.

Господи, кого она пытается обмануть? Он ведь практически овладел ею во время танца на глазах у десятков людей. Можно себе представить, что произойдет в доме, где они будут одни.

Вставив ключ в замочную скважину, Бренна отперла дверь в холл, потом повернулась к Хейдену:

— Пожалуйста, передайте Лоис, что мне очень понравилась вечеринка.

От его кроткой улыбки ей стало не по себе.

— Вы уже просили меня об этом.

— Ладно. Тогда благодарю вас за то, что отвезли меня домой. — Она взглянула в глубину длинного темного коридора, потом снова повернула голову к Хейдену. — Я бы пригласила вас зайти, но…

— Благодарю. С удовольствием.

— Нет! Я… Да. Это очень мило с вашей стороны. Входите, я приготовлю что-нибудь выпить.

— Замечательно.

Замечательно, с сарказмом, адресованным себе самой, повторила про себя Бренна. В сущности, она сделала именно то, чего хотела.

— Хотите кофе или, может быть, горячего шоколада? — предложила она.

— Горячего шоколада? — В его глазах мелькнула искорка удивления.

— Да. Кофеин, содержащийся в горячем шоколаде, не так резко действует на организм, как тот, что содержится в кофе. В столь поздний час я предпочитаю… — Слова замерли в воздухе, когда она увидела дьявольское выражение его лица.

— А на женщин он действует так же, как ваши тянучки?

При звуке его чуть хрипловатого голоса у Бренны пересохло во рту.

— Впрочем, может быть, лучше остановиться на кофе, — поспешила добавить она.

Узкий коридор был слабо освещен, но зато почти без мебели, поэтому Бренна не боялась, что Хейден на что-нибудь наткнется. Кроме того, он шел сзади вплотную к ней.

— Если хотите, подождите в гостиной, пока я сварю кофе.

— Предпочитаю не отлучаться от вас ни на шаг.

Она бросила на него быстрый взгляд через плечо. Хейден выглядел изысканно и очень привлекательно, его лицо излучало спокойствие и уверенность, словно входить в дома к едва знакомым женщинам было для него делом обыденным.

Остановившись, Бренна повернулась к нему лицом:

— Ну ладно, мне пора кое в чем признаться. Я немного нервничаю, поскольку очень давно не приглашала к себе мужчину.

— Тогда это для меня особая честь. Я в высшей степени счастлив оттого, что в вашей жизни последнее время никого не было. — В полумраке холла Бренна разглядела, что он улыбается. — Это чисто мужское, знаете ли, — каждый мужчина хочет думать, что он не один из множества.

О том, что она для него не одна из множества, он намеренно не упомянул.

— Вы-то, полагаю, профессионал по части визитов к дамам.

— Визиты к дамам — не профессия, насколько я знаю.

— Вы поняли, что я имела в виду.

— Да, понял. — Он взял ее за плечи и привлек к себе. — У вас нет причин нервничать. Ничего такого, чего бы вы не захотели, с вами не случится. Вы мне верите?

— Да, — прошептала Бренна. Она действительно верила ему, но вовсе не была уверена в себе.

— Когда вы решите, что мне лучше уйти, просто скажите об этом. Хорошо?

— Хорошо. — На словах это так просто, подумала она, а вот что касается чувств… Здравый смысл боролся в ней с желанием, которое становилось тем сильнее, чем дольше она смотрела на Хейдена.

— Ладно. Давайте на минуту сменим тему, — предложил он. — Вы действительно сомневались, стоит ли меня приглашать?

— Нет.

Он погладил ее по волосам.

— И знаете почему?

Бренна прочистила горло:

— Потому что не видела в этом ничего особенного.

— И потому, что вам этого хотелось?

— И поэтому тоже.

— А знаете, почему вам этого хотелось?

— Я… — Она не могла придумать ответа, который не выдал бы ее с головой раньше времени..

— Все дело в химии, Бренна! У нас с вами в крови уже происходит некий химический процесс.

Его низкий хрипловатый голос бередил ее душу. Она безраздельно верила ему.

— С первого момента нашей встречи между нами возникло мощное напряжение, и дело вовсе не в том, что все эти женщины в вашем кафе испытывали в тот миг нечто вроде оргазма. — Он погладил прядь ее волос, упавшую на грудь. — За минувшую неделю я ни на секунду не забывал о вас. Да и не пытался. А вы? Вы могли меня забыть?

— Нет. — Бренне показалось, что ее легкие воспламенились, а ноги стали подкашиваться.

— Когда мы увиделись сегодня вечером, все началось снова. Пока я держал вас в объятиях, этот химический процесс в крови становился все более интенсивным, взрывоопасным. Удивительно, что ничего вокруг нас не загорелось.

— Я знаю, — тихо прошептала Бренна.

— Так давайте забудем о кофе и предадимся тому, чего мы оба хотим гораздо больше. Любви.

Ах, как бы ей хотелось сказать "да", но что-то удерживало — быть может, понимание того, что слова "предаться любви" для каждого из них значили разное.

Для Хейдена это был всего-навсего секс, пусть восхитительно-жгучий, но только секс. А вот для нее — гораздо больше.

Если она согласится, для нее пути назад уже не будет. Она станет принадлежать ему безраздельно, душой и сердцем.

— Ну вот, вы снова стали удивительно прямолинейным, — с неуверенным смешком произнесла Бренна.

— Чересчур?

Она ощущала жар, исходивший от его тела. Или, может быть, это ее собственное тело опасно накалилось?

— Нет, не чересчур. Вы ведь не настаиваете. Но сейчас я действительно хотела бы просто выпить с вами чашку кофе.

Он протянул руку и ласково погладил ее по лицу, потом, накрыв ладонью щеку, большим пальцем провел по губам.

— Тогда именно так мы и поступим.

Порой у Бренны захватывало дух от этого человека. Сейчас был как раз один из таких моментов.

— Знаете что? — пролепетала она.

— Что?

— Вы очень хороший человек.

Хейден хмыкнул:

— Несмотря на то, что обо мне говорят?

Бренна рассмеялась:

— И чего от вас ожидают.

Медленно, предоставляя ей полную возможность оттолкнуть его, Хейден опустил голову, так что его рот оказался прямо напротив ее рта. Бренна не шевелилась. Она ждала, затаив дыхание. И когда их губы наконец встретились, что-то взорвалось у нее внутри, образовался огненный шар, от которого раскаленные волны пошли по всему телу.

Его язык затанцевал у нее во рту, требовательный, настойчивый, возбуждающий. И весь мир вокруг начал вращаться с бешеной скоростью. Вцепившись в плечи Хейдена, Бренна ответила на поцелуй и отпустила на волю сдерживаемые до того чувства: желание, которое пронизывало ее до мозга костей, страсть, которая была так сильна, что грозила взорвать ее изнутри.

Могла ли она совладать с такими чувствами, с химической реакцией, происходившей у них в крови, и с этим дико вращающимся миром? Такое было ей не под силу.

Хейден медленно отстранился от нее.

— Вы говорили что-то насчет кофе? — Он прерывисто дышал, глаза потемнели от страсти, но голос оставался ровным.

Бренна смотрела на него в смущении, голова у нее шла кругом, все тело было окутано исходящим от него жаром.

— Д-да, говорила. — Она оперлась рукой о стену, чтобы не упасть. — Спасибо, что напомнили.

Она сама не понимала, насколько искренней была ее благодарность. Еще несколько мгновений, и она полностью утратила бы контроль над собой. Все ее существо моментально реагировало на любое его прикосновение, на каждое произнесенное им слово, и, похоже, она ничего не могла с этим поделать. Их близость была лишь вопросом времени. Тогда почему бы не сейчас, когда они оба сгорают от нетерпения?

— Э-э… пойдемте на кухню, и я сварю вам этот несчастный кофе.

Она отвернулась — отвернулась от его искушающей теплоты — и направилась в кухню. Но на пороге вдруг остановилась.

Хейден, шедший сзади, чуть не врезался в нее от неожиданности.

— Бренна?

— Что-то не так, — прошептала она, оглядывая кухню и стараясь сообразить, что же произошло. — Здесь кто-то был.

Все ящики были вынуты и перевернуты вверх дном, кладовая и шкафы пусты — их содержимое в беспорядке валялось на полу. Тарелки перебиты. Полка, на которой всегда стояли ее кулинарные книги, тоже пуста, но самих книг нигде не видно.

Стеклянное окошко на двери разбито вдребезги, и весь порог усыпан осколками.

— Нужно проверить остальные помещения.

— Нет. — Хейден твердо взял ее за руку. — Пойдемте.

— Что? — рассеянно отозвалась она, не понимая, чего он хочет. Ее всегда такая безупречно чистая кухня, где царил идеальный порядок, разгромлена. Кто мог это сделать? И зачем?

— Идемте к машине, позвоним по 911 и будем ждать приезда полиции. Человек, вломившийся в ваш дом, может все еще находиться внутри.

Глава 4

Спустя час, когда полиция уже уехала, Бренна стояла посреди гостиной, с ужасом глядя на устроенный там разгром. Она понимала, что нужно начинать наводить порядок, но в тот момент была не способна приступить к уборке, лишь изо всех сил старалась унять дрожь.

Пока полицейские записывали ее показания, Бренне позвонили из кафе и сообщили, что туда тоже вломились. Кто бы ни был тот, кто разорил ее дом, в кафе побывал он же.

Два места, которые были ей дороже всего на свете и где она чувствовала себя в полной безопасности, подверглись разбойному нападению. И она не понимала почему.

Наркотики? Но из лекарств у нее была только упаковка аспирина. Деньги? Но у нее редко бывало больше тридцати долларов наличными. Обычно она подписывала чеки. Быть может, тот, кто вломился к ней, думал, что с субботы до понедельника она держит дома дневную выручку? Если так, то этот человек, наверное, не знал о существовании ночных депозитариев.

В нескольких шагах от нее Хейден говорил по телефону. Повесив трубку, он сообщил:

— Все улажено. В кафе будет дежурить охранник.

— Зачем? Ведь, по словам полицейских, там уже все перевернуто вверх дном. Едва ли грабителям есть смысл возвращаться.

— Необходимая мера предосторожности — против мародеров, — объяснил Хейден.

Он говорил очень мягко, чтобы не испугать ее, но Бренне вдруг стало страшно. О мародерах она не подумала.

— Я уже вызвал свою команду, они будут там через тридцать минут и сменят полицейского.

— Команду? Кого вы имеете в виду?

— Людей, которые выполняют для меня разные поручения. Я велел им сменить замки, вставить стекла и по возможности навести порядок.

— Благодарю вас, но пусть они просто охраняют кафе. Остальное я сделаю сама. — Бренна беспомощно огляделась. — Сегодня приберу в доме, а завтра отправлюсь в кафе. — При мысли о том, сколько всего нужно будет сделать до понедельника, она впала в уныние.

— Не волнуйтесь, мои люди обо всем позаботятся.

Впервые с того момента, когда, войдя в кухню, Бренна увидела учиненный там разгром, она внимательно посмотрела на Хейдена.

— Вы очень добры, но есть вещи, которые только я знаю как сделать.

— Это правда, но есть множество других вещей, которые в состоянии сделать мои люди. Если они увидят на полу разорванный мешок муки, они вполне могут убрать его, подмести и купить другой мешок. То же с сахаром. Они сумеют также надраить все ваши кастрюли-поварешки, поскольку, уверен, вы ни к чему не притронетесь, пока посуда не будет вычищена и продезинфицирована, а столовое белье выстирано.

Бренна удивленно кивнула. Откуда он знает, что она не сможет ни к чему прикоснуться до тех пор, пока все не будет тщательно вымыто, вычищено и выстирано?

— Говорят, что человек, переживший нападение на свой дом, чувствует себя изнасилованным Пожалуй, это правда.

— Я все понимаю. — Он подошел и взял ее за руку.

К своему ужасу, Бренна почувствовала, как ее глаза наполняются слезами.

— Я даже не знаю, с чего начать. — Она действительно чувствовала себя беспомощной и растерянной и все же удивилась, словно со стороны услышав собственные слова. Это было так нетипично для нее — не иметь даже плана дальнейших действий.

— Вы в шоке, Бренна. Поедемте ко мне. А завтра, после того как вы хорошо отдохнете, я вернусь сюда вместе с вами и помогу убрать.

— Это очень любезно с вашей стороны, но я не могу.

— Незачем все время повторять, насколько я любезен. Если бы сам этого не хотел, я бы не стал предлагать вам свою помощь.

Она покачала головой.

— Я останусь здесь. Никому не удастся выгнать меня из собственного дома. Если вы поможете мне положить матрас обратно на кровать, я лягу и отдохну. — Она высвободила руки и обхватила себя за плечи. — Нужно поменять простыни,  добавила она тихо.

— Подождите минутку. — Хейден стремительно обежал комнату, собирая с пола подушки и бросая их на диваны и стулья. Попутно он поставил на место столы, лампы, кресло-качалку.

— Это кресло моей бабушки, — тихо сказала Бренна. — Оно в порядке?

— Кажется, да. Я не вижу ни царапины.

Когда вся мебель была расставлена по местам, Хейден принялся аккуратно раскладывать подушки на диване. Может быть, он разложил их не совсем так, как было у нее заведено, но по крайней мере теперь ничего не валялось на полу.

Закончив, Хейден решительно сказал:

— Теперь вам нужно выпить кофе. — Он подвел ее к дивану. — Садитесь и постарайтесь расслабиться. Я сейчас.

Бренна посмотрела ему вслед. Она не привыкла к тому, чтобы ее обслуживали, и не могла себе представить, как Хейден найдет хоть что-нибудь в царящем на кухне бедламе. Но в тот момент у нее не было сил встать.

Она рухнула на диван и закрыла глаза. Кто-то вломился к ней в дом и в кафе, все разворотил и ничего при этом не взял.

Телевизор, видеомагнитофон, микроволновая печь, компьютер — все было на месте. Из кафе тоже ничего не пропало.

Бренна услышала шаги Хейдена и открыла глаза.

— Кофе сейчас будет готов. Вам с сахаром или со сливками?

— Это из-за рецепта, да? — догадалась она. — Кто-то вломился сюда и в кафе, чтобы найти его.

Хейден опустился на диван рядом с ней.

— Да. — Он пытливо заглянул ей в глаза. — Но это не я. Вы мне верите?

— Верю. Это не ваш стиль.

Он шумно выдохнул — она и не заметила, что до этого он сидел, затаив дыхание.

— Слава Богу, что вы это понимаете, а то я боялся…

— Да я ни минуты не сомневалась в том, что это не вы. Кто бы это ни сделал, это человек подлый, он бьет ниже пояса. Вы же всегда были исключительно откровенны и честны со мной.

Непонятно отчего смутившись, Хейден поспешно отвел глаза.

— Как вы думаете, удалось грабителям найти рецепт?

— Наверняка нет. Он находится в надежном месте.

— Почему вы так убеждены? Вы проверили?

— Он у меня в голове, Хейден. Когда я открыла кафе и начала продавать тянучки, мой адвокат предложил, чтобы я записала рецепт и положила в банковский сейф, но я отказалась.

— Почему? По-моему, вполне разумная предосторожность.

— Помните нашу первую встречу? Я еще сказала, что у вас нет того, что нужно, чтобы получить рецепт…

Его лицо озарилось улыбкой.

— Как я могу это забыть? Вы ведь так и не объяснили, что это, а сам я не догадался.

— Теперь скажу. Секрет передается в моей семье из поколения в поколение, от женщины к женщине. Единственный способ овладеть им — это родиться в моей семье, причем женщиной.

Хейден в изумлении уставился на нее.

— Значит, ни один из претендентов не имеет ни малейшего шанса?

— Не совсем так. Рецепт передается без всяких условий. Каждая из нас вольна делать с ним что захочет.

— Значит, шанс все же есть?

— Если бы я хотела продать рецепт. Но я не хочу.

— Но вас можно уговорить… — начал он и осекся. — Простите. Сейчас не время.

— Вот именно. Я хочу, чтобы вы поняли — любые ваши уловки бессмысленны. Мне рецепт достался от бабушки. Моя мать была абсолютно равнодушна к кулинарии, я же, напротив, обожала готовить. — Бренна помолчала. — Я первой в нашей семье начала продавать тянучки. И теперь почти жалею об этом.

Он сжал ее руку.

— Не позволяйте какому-то подонку сломить вас. Я видел вас в кафе. Вы же любите свою работу. Сейчас то, что предстоит сделать, кажется вам неподъемным, но, поверьте, это не так. Просто нужно действовать шаг за шагом. И прежде всего — вернуть на ваши щеки немного румянца. — Он поднялся. — Сандвичи готовы, и кофе, наверное, уже закипел.

— Сандвичи?

— Я подумал, что вам нужно подкрепиться, поскольку на вечеринке, насколько я помню, вы почти ничего не ели.

Хейден вышел, а она посмотрела ему вслед. Что бы она без него делала? Он такой замечательный. Помог ей разобраться с полицией. Устроил так, чтобы кафе охраняли и починили там все, что сломано, — по крайней мере этой ночью за кафе ей беспокоиться не нужно. А только что, рассказывая ему о своей семье, она почувствовала, как постепенно оттаивает, а дикое напряжение, сковавшее ее, когда свалилась беда, куда-то отступает.

Он правильно сделал, заставив ее разговориться. Беспомощность, которая лишала ее способности действовать, исчезла.

Хейден внес в гостиную поднос.

— Поскольку сахар найти не удалось, я решил, что вы выпьете черный кофе.

— Выпью. Спасибо.

Ногой он придвинул к дивану оттоманку и поставил на нее поднос.

— Сандвичи с сыром? — удивилась Бренна, глядя на тарелку. — Не представляю, как вам удалось сварить кофе в таком бедламе, а уж сандвичи с сыром!..

Он вручил ей чашку и салфетку.

— Во-первых, в бедламе просматривается некоторый порядок. Почти все находится на своих местах. А что касается сандвичей… Лоис однажды показала мне, как их делать — на тот случай, если я проголодаюсь, а прислуги не будет рядом.

Оказалось, что их почти невозможно испортить, особенно если у вас есть тостер, а он у вас есть.

Бренна улыбнулась — впервые за несколько часов.

— Похоже, вы совершенно освоились на моей кухне.

— Кроме того, я всегда считал, что сандвичи с сыром — очень домашняя еда. Не смотрите на меня с таким удивлением. Иногда директора фирм тоже нуждаются в домашнем уюте.

— Напомните мне, чтобы я послала вам плюшевого медвежонка.

— А почему вы думаете, что у меня его нет?

— Неужели есть?

— Приходите и убедитесь сами.

Бренна рассмеялась:

— И часто вы заманиваете к себе женщин таким способом?

— Вы обижаете меня, Бренна. Жестоко обижаете.

Она снова улыбнулась:

— Спасибо, Хейден.

— Пока не за что. Вы ведь еще не пробовали кофе.

— Это не имеет значения. Я благодарна за все, что вы сделали для меня сегодня, и особенно за то, что заставили рассмеяться.

Он взял ее за руку. Бренна подумала о том, что он часто берет ее за руку, словно находит удовольствие в ее прикосновении.

— Без вашей улыбки я бы умер. А теперь глотните кофе и скажите, как он вам показался.

Бренна отпила из чашки.

— Э-э-э… ну…

— Не так уж плох, правда?

Она наморщила лоб.

— Вам часто приходится варить кофе?

— До сих пор не приходилось ни разу.

— Оно и видно. Мне очень неловко это говорить, но, если честно, худшего кофе я в своей жизни не пила.

— Неужели?

Он выглядел таким обескураженным, что Бренна не сдержалась и разразилась бурным хохотом.

— Не огорчайтесь. Должно же быть хоть что-то, чего вы не умеете!

— Наверное. — Он несколько секунд смотрел на нее, и она могла поклясться, что думает он при этом отнюдь не о кофе.

После недолгого молчания Хейден убрал волосы с ее лица и сказал: — Если вы не хотите поехать ко мне, тогда я останусь у вас.

— Хейден…

— Не волнуйтесь. Я буду спать на кушетке, но одну вас не оставлю. Кто бы ни были те, кто ворвался сюда сегодня, они не нашли рецепта и, следовательно, могут вернуться.

Бренна похолодела.

— Об этом я не подумала, — призналась она.

Бренна перевернулась с живота на спину. Она ощущала какое-то неудобство, и дело было вовсе не в кровати. Хейден водрузил матрас обратно на панцирную сетку и помог Бренне сменить простыни. С его помощью она привела спальню хотя бы в относительный порядок.

Она не желала, чтобы он собирал и раскладывал ее трусики и лифчики, хотя не сомневалась, что он сделает это без всякого смущения, и в конце концов поручила ему менее интимную работу — развешивать на плечики одежду, которая была беспорядочно разбросана по полу. Некоторые вещи оказались разорванными. По ее указанию Хейден складывал их в кучу, чтобы потом можно было отнести починить.

Будь ее воля, она бы выбросила все, к чему прикасалась рука грабителя, но это было бы непрактично. Бренна не располагала средствами, чтобы сменить весь гардероб, а тем более мебель, которую она собирала долгие годы. Придется удовлетвориться тем, что все будет тщательно вычищено.

Перевернувшись на бок, Бренна взбила подушку. Она была совершенно обессилена, но сон не шел, и она беспрерывно вертелась, не в силах прогнать дурные мысли и расслабиться.

Ее дом все еще выглядел так, словно через него прошел торнадо, и она мысленно составляла список необходимых дел.

Она решила, что завтра прежде всего займется кафе, а дом, как это ни прискорбно, придется оставить в таком виде до тех пор, пока у нее появится время. Эта мысль угнетала ее: ведь нужно будет каждый вечер возвращаться к руинам былого уюта.

Тяжело вздохнув, Бренна снова перевернулась на спину. Если в ближайшее время заснуть не удастся, утром у нее ни на что не хватит сил.

Интересно, спит ли Хейден? Или тоже не может заснуть, как и она? Было немного странно осознавать, что в твоем доме ночует чужой. Если бы Хейден не оказался рядом в критическую минуту, она, возможно, справилась бы сама. Понервничала бы, конечно, но через какое-то время взяла бы себя в руки и начала действовать. Но волей судьбы он оказался рядом, и то, что он сейчас здесь, в доме, было очень приятно.

В сущности, она знала о нем совсем мало. Где он родился? Где ходил в школу? Каким спортом увлекался? Какие фильмы любит? Какие цвета? Музыку? Ничего этого она не знала, но это не тревожило ее, потому что ей казалось, что она знает о нем самое важное.

Когда речь шла о деле, он был человеком решительным и целеустремленным. Так что — на этот счет она не обманывалась — он сделает все, чтобы завладеть рецептом тянучек, но ничего бесчестного никогда не совершит. В это Бренна верила всем сердцем.

Снаружи послышался какой-то шум. Бренна в испуге села на кровати. Затаив дыхание, она ждала, не повторится ли шорох, но за окном было тихо. Постепенно страх отступил. Наверное, просто ветка ударилась о стекло, решила она, снова укладываясь в постель и возвращаясь мыслями к Хейдену.

Существовала и другая его ипостась, отличная от ипостаси решительного бизнесмена. Он был с ней сегодня добр и сострадателен. Приготовил сандвичи с сыром — очень хорошие, и кофе — отвратительный. Но это не важно, важно, что он старался. И даже вызвался провести ночь на неудобной кушетке, чтобы обеспечить ей безопасность.

И еще. Она безнадежно, до безумия, по уши влюбилась в него.

Бренна даже не заметила, когда это произошло, да теперь это и несущественно. Она следовала зову сердца и…

Шум послышался снова. Бренна подскочила на кровати и устремила взгляд в окно. За занавеской промелькнула мужская тень. Там кто-то был!

Не успев до конца осознать эту мысль, она соскользнула с кровати и бросилась в холл:

— Хейден! Хейден!

— Что случилось? — встревоженно спросил он.

— За окном моей спальни какой-то человек! Я видела его тень!

— Сейчас проверю. — Прижимая ее к себе одной рукой, другой он взял трубку сотового телефона и набрал номер. — Бренна говорит, что видела мужчину у себя под окном. Что происходит? Угу. Хорошо. Что-нибудь еще? Прекрасно. Спасибо. — Защелкнув крышку аппарата, он объяснил: — Это был один из моих людей — делал обход. Простите, что он вас напугал.

— Что значит "один из ваших людей"?

Хейден повернулся и включил настенное бра, потом положил руки ей на плечи и пристально посмотрел в глаза.

— Не хотел бы вас пугать, но меня беспокоят люди, совершившие нападение. Поскольку рецепт найти не удалось, они могут обратиться к непосредственному источнику — к вам. Поэтому я вызвал пару своих охранников, чтобы они наблюдали за домом снаружи, а мы тем временем могли бы немного поспать.

— О!

— С вами все в порядке?

Бренна кивнула и вдруг смутилась: на ней были короткие пижамные штанишки и старая майка — в таком далеко не презентабельном виде она спала всегда. Хейден же был облачен только в брюки от того самого костюма, в котором он ходил на вечеринку к Лоис. Его грудь и плечи были обнажены, ноги босы.

Хотя страх и прошел, сердце Бренны продолжало бешено колотиться. Они оказались в весьма интимной обстановке да еще полуодетые. В комнате царил полумрак, если не считать слабого света лампы.

Хейден обнял Бренну и ласково прижал к себе.

— Мне очень жаль, что вас напугали. Я ведь хотел как раз обратного — чтобы вы были в безопасности.

— Все в порядке. — Только теперь Бренна поняла, что уснуть ей мешало желание быть с ним. Если бы не тень за окном, она бы придумала другой повод, чтобы оказаться рядом.

Чувство любви переполняло ее. Ей доставило бы несказанное удовольствие просто смотреть, как он спит, и прислушиваться к его сонному дыханию. Но он не спал. Это она покоилась в его объятиях и не хотела бы находиться ни в каком другом месте.

— Я бы предупредил вас насчет охранников, но боялся разбудить, — пробормотал Хейден.

— Я не спала.

— Я тоже. — Взяв за руку, он подвел ее к кушетке. — Посидите со мной. Вероятно, если мы поделимся друг с другом своими мыслями, это поможет нам уснуть.

Бренна усмехнулась:

— Мои — вряд ли.

Он убежал бы из дома с криком ужаса, признайся она, что влюбилась в него.

— Очень интересно. Ну-ка расскажите!

— Лучше послушаем вас.

— Ладно. — Хейден наклонился вперед, упершись руками в колени, и в тусклом свете бра Бренна заметила, какие широкие у него плечи, мускулистая спина. — Я думал о многом, и прежде всего о том, кто мог вломиться к вам в дом.

— У вас есть предположения?

Он кивнул:

— Кто бы это ни был, он охотится за вашим рецептом, а это означает, что мы с ним занимаемся одним бизнесом. Более того — я с ним знаком.

— Но в пищевой сфере работает множество людей.

— Однако очень немногие поступили бы подобным образом.

— Вы можете предположить, кто это?

Откинувшись на спинку кушетки, Хейден пристально посмотрел ей в глаза.

— Роберт Рамзи.

Человек, с которым она танцевала вчера вечером.

— Вы, наверное, ошибаетесь. Роберт не мог сделать ничего подобного. Он слишком…

— Что? Слишком дружелюбен? Воспитан? Помните, я сказал вам, что Роберт не такой человек, чтобы смириться с отказом?

— Помню.

— Так вот, это правда. Я знаю Роберта. Он — змей, но так умело маскируется, что никто этого не замечает, пока он сам не захочет открыться.

Бренна задрожала, вспомнив, как всего несколько часов назад танцевала с Робертом. Скорее всего он тогда уже знал, что именно в это время его люди переворачивают вверх дном ее дом и кафе.

— Думаю, увидев вас на вечеринке, он тут же позвонил кому-то из своих наименее щепетильных компаньонов и послал их по двум вашим адресам. — Хейден повернулся к ней лицом. — А теперь послушайте меня. Вам не стоит беспокоиться.

Если я прав, полиция скоро все выяснит. Если нет, они найдут того, кто это сделал. А пока вам ничто не угрожает, и завтра мы приведем в порядок и дом, и кафе. — Он успокаивающе улыбнулся. — Так что, как видите, нет причины лишаться сна.

— Вы, наверное, правы. — Проживи она хоть сто лет, этот миг все равно не забудет. Сидя в полумраке рядом с мужчиной, который, сам того не зная, теперь на веки вечные завладел ее сердцем, она чувствовала себя безумно счастливой.

Темнота больше не пугала. Ночь уже не казалась бесконечной и полной опасностей. Правда, Хейден не любит ее, но это не важно. Она ему нравится, он заботится о ней, и этого пока достаточно.

Хейден положил ладонь на ее голое колено.

— Как вы думаете, вы сможете теперь уснуть?

— Нет.

Он усмехнулся, и этот звук музыкой отозвался у нее внутри.

— Хорошо. Хотите, я скажу, о чем еще думал?

— Конечно. — Бренна с наслаждением слушала бы его до утра.

— Я думал о вас.

Она рассмеялась:

— То есть вспоминали о том, как явились ко мне в понедельник и предложили сумасшедшие деньги, а я отказалась? А в субботу вечером оказались здесь и вынуждены корчиться на неудобной кушетке? Уверена, еще никто не доставлял вам столько неприятностей за столь короткое время, как я.

Протянув руку, Хейден погладил ее шею.

— У вас чудесный смех.

Бренна не ожидала ни комплимента, ни ласки.

— Благодарю вас.

— Перед тем как вы вбежали, я лежал и вспоминал, как вы смеетесь. Как прижимаетесь ко мне во время танца.

Вспоминал вкус ваших губ. И то, как я, начав с рецепта, в конце концов воспылал вожделением к вам.

— В самом деле? — переспросила она, сглатывая комок, появившийся в горле, и чувствуя, как он "прокатывается" по руке Хейдена, все еще лежавшей на ее шее. — Вы обо всем этом думали?

— И не только об этом. — Он помолчал. — Рассказывать дальше?

Она кивнула, не в силах сделать следующий вдох. Он придвинулся ближе. Теперь их бедра соприкасались и Бренна голой ногой ощущала тонкую ткань его брюк.

— Я мечтал о том, что лягу в постель рядом с вами, раздену вас и мы предадимся любви. — Его рука медленно заскользила к ее груди, большой палец стал играть с соском, дразня и воспламеняя ее. Затем, не отнимая руки, Хейден наклонился и, обхватив ее рот губами, поцеловал долгим, сладостным, жарким поцелуем, от которого Бренна невольно застонала.

Никогда прежде она не любила и не знала, каково это — любить. Ей казалось, что она стала совсем другим человеком, а ее сердце не способно вместить огромную нежность, которую она испытывала к этому человеку.

Его сильные руки скользнули под майку, и не успела Бренна опомниться, как майка отлетела в сторону, руки Хейдена оказались на ее груди, а его губы, нащупав сосок, стали облизывать и прикусывать его.

Вскрикнув, Бренна запустила пальцы в густую шевелюру Хейдена и с силой притянула к себе его голову. Горячее пламя наслаждения вспыхивало у нее внутри, разжигая страсть и желание.

Издав мучительный стон, Хейден вдруг остановился.

— Подожди. Сейчас не время.

— О чем ты? — удивилась она.

Он нехотя отстранился.

— Нужно остановиться, — сказал он, дрожащими пальцами приглаживая волосы. — То, что случилось здесь сегодня… ну, это вторжение… Ты травмирована, а я пользуюсь твоим состоянием.

Глубоко вздохнув, Бренна попыталась собрать остатки растрепанных мыслей.

— Да, я расстроена тем, что случилось, — кто бы на моем месте не расстроился? Но, Хейден, неужели я произвожу впечатление женщины, чьим состоянием, пусть даже травмированным, можно воспользоваться? Я хочу, чтобы ты любил меня. Хочу до безумия!

Он облегченно выдохнул.

— Ты уверена?

— Прошу тебя, пойдем в постель.

Несколько мгновений он пристально смотрел на нее, а потом подхватил на руки, почти бегом достиг спальни, и они очутились в полной темноте.

Бренна лихорадочно стянула с себя одежду и бросилась на кровать, готовая принять его. Она слышала его быстрое, прерывистое дыхание, чувствовала запах кожи, улавливала шуршание в спешке стягиваемых брюк.

— Я никогда еще так отчаянно не желал женщину, — хрипло пробормотал Хейден, ногой откидывая брюки.

— У меня далеко не такой богатый опыт, как у тебя, но…

Он опустился на нее, прижавшись всем своим длинным обнаженным телом, и закрыл ладонью ее рот.

— Ш-ш-ш… То, что я сказал, — правда. Для меня ты — единственная во всех смыслах, и я действительно никогда еще не испытывал такого желания. Просто я неудачно выразился, прости. Мне следовало бы сказать: все, что происходило до сегодняшней ночи, не имеет значения. Бренна, существуем только мы двое. Для каждого из нас это словно в первый раз.

Впервые в жизни она не знала, что сказать, но это было и не важно, потому что его губы в этот момент сомкнулись на ее соске, внизу живота образовался тугой комок, и все возбуждение, которое копилось в ней, вырвалось наружу.

Бренна утратила способность соображать, лишь руки ее скользили по его телу, исследуя каждый изгиб, запоминая. Он был великолепен — воплощенная мощь, сила и грация. А когда ее рука достигла его твердой, как сталь, плоти и сомкнулась вокруг нее, он издал яростный, звериный рык.

— Мне кажется, я мечтала о тебе всю жизнь, — прошептала Бренна, не обращая внимания на то, что ее слова могут показаться ему бессмысленными. Для нее они были исполнены глубокого смысла: то, о чем она мечтала больше всего на свете, должно было вот-вот свершиться.

Их жаркие, обуянные страстью тела слились воедино — плоть к плоти, руки и ноги переплелись, губы сомкнулись, и наконец он глубоко проник в нее.

Невыразимый восторг охватил Бренну, и, выгнувшись, она подалась навстречу, призывая его войти еще глубже.

Он немного отступил, затем вошел на всю глубину. Она обхватила его торс ногами, не давая ему отступить.

Только почувствовав себя наполненной до краев, Бренна поняла, как пусто было ей до сих пор. Она ощущала себя распутницей, но как же изумительно и волнующе предаваться любви — прежде она и представить себе такого не могла.

Каждый мускул, каждая клеточка ее тела трепетали, языки пламени вспыхивали внутри с каждым новым движением.

— Горячая… бархатистая, — хрипло пробормотал Хейден. — И такая упругая. О Боже!

Он издал звук, похожий на рычание, и яростно задвигался с такой силой, что все ее тело сотрясалось. При этом он покрывал поцелуями ее лицо, уши, шею, грудь. Он овладевал ею безоговорочно и полно, подчинял себе, пожирал.

Напряжение росло и бурлило в ней. В неистовстве она высоко подняла бедра, двигаясь в одном ритме с ним и с той же яростной ненасытностью. И вдруг Бренна впилась ногтями в его спину — волна острого наслаждения накрыла ее, и мощный, нескончаемый электрический разряд пронзил и воспламенил все тело.

Громко вскрикнув, Бренна снова выгнулась навстречу Хейдену, ощущая, как передается ей его дрожь. Он в последний раз вошел в нее так глубоко, что от его ошеломляющего напора слезы потекли по ее щекам. Потом — взрыв, и Бренне показалось, что она разлетается на тысячи мелких осколков.

Это было похоже на полет звезды, стремительно уносившей ее в небеса. Тесно прижавшись к Хейдену, Бренна в экстазе летела вместе с ним, пока, ослабев, не обмякла и не вернулась снова на землю, в свой дом, на свою постель.

Лежа на спине, Бренна дрожала всем телом, судорожно ловя ртом воздух.

— Это было фантастично!

— Более чем фантастично, — откликнулся Хейден хриплым голосом. — Думаю, для этого и подходящего слова еще не придумано. — Через минуту, немного придя в себя, он перекатился на бок и улыбнулся Бренне. — Но полагаю, недостаточно фантастично, чтобы получить за это твой рецепт.

Если бы у Бренны хватило сил, она запустила бы в него подушкой, но поскольку никаких сил не осталось, она лишь рассмеялась:

— Ты угадал. Но если есть желание продолжить попытки, милости прошу.

Он тоже рассмеялся и, приподняв голову, чмокнул ее в щеку.

— Я даже не представлял, насколько хочу тебя, пока это не случилось. Как будто я долго-долго голодал. Только…

— Только мы очень мало знакомы.

— Вот именно. И я еще не насытился.

— Но я ведь никуда не ухожу, — промурлыкала Бренна и издала тихий стон, когда он снова привлек ее к себе.

Он не может разобраться в собственных чувствах, успела подумать Бренна, прежде чем Хейден снова увлек ее в огненный водоворот страсти. Одно она знала точно: она любит Хейдена. И после сегодняшней ночи уже никогда не будет прежней.

Глава 5

Хейден проснулся на рассвете, держа Бренну в объятиях. Ее янтарные волосы разметались по его груди, их руки и ноги были сплетены. Они предавались любви до тех пор, пока не обессилели окончательно, и тогда их сморил сон.

Почему же он проснулся так рано? Можно было поспать по крайней мере еще часа два. Повернув голову, он стал смотреть на Бренну. Она спала глубоким сном, лицо ее было прекрасным и безмятежным, дыхание — ровным. И тут он понял, что причиной его пробуждения была она. Невероятно, но он снова желал ее.

Однако ей нужно дать покой. Она должна хорошенько отдохнуть — ведь день предстоит трудный.

Будь проклят этот мерзавец Роберт Рамзи! Если представится случай, Хейден с удовольствием собственными руками разорвет его на части. "Но пока я буду винить других, я не смогу трезво взглянуть на себя самого, хотя мой грех не идет ни в какое сравнение с позорным деянием Рамзи, — подумал Хейден. — Однако рано или поздно придется признаться Бренне во всем".

Хейден снова посмотрел на нее и долго не мог отвести взгляд. Закрыв глаза, он постарался расслабиться, но не смог.

Бренна стояла перед его мысленным взором, и его тело начинало предательски возбуждаться от ее близости.

Хейден попытался думать о бизнесе, но его мысли невольно возвращались к той, что лежала рядом. Возбуждение становилось болезненным. Бренна потянулась во сне, и он тихо выругался. Больше он не в силах терпеть.

Осторожно, чтобы как можно дольше не будить, он приподнялся и опустился на нее сверху. Потом медленно, миллиметр за миллиметром, стал погружаться в жаркую бархатистую глубину. Глубже, глубже — и вот уже ему пришлось стиснуть зубы, чтобы не закричать от огненной волны, нахлынувшей на него.

Все еще не проснувшись, Бренна застонала и подняла ноги. Хейден застыл на мгновение, но быть внутри ее и оставаться неподвижным казалось невыносимой пыткой. Его лоб покрылся испариной.

Веки Бренны дрогнули, потом поднялись, она лениво улыбнулась ему — и Хейден погиб. Он отпустил тормоза и стал неистово обладать ею до тех пор, пока голова его не затуманилась. На этот раз исход — мощный и взрывной — наступил стремительно. Он отдал ей все, что имел.

Проснувшись некоторое время спустя, Хейден почуял запах горячего шоколада и чего-то еще, от чего у него потекли слюнки. Он протянул руку, но кровать была пуста. Протерев глаза, он сел на постели и позвал:

— Бренна!

— Одну минутку, — отозвалась она из соседней комнаты.

Хейден едва успел натянуть трусы и брюки, как в спальню влетела Бренна, неся в руках две чашки источающего дивный аромат горячего шоколада.

— Подожди секунду, — попросила она, ставя чашки на комод, потом быстро застелила кровать и бросила подушки в изголовье. — Ну вот, садись. Мы выпьем шоколад в постели. Мне хочется доставить себе немного удовольствия, потому что предстоящий день, судя по всему, будет тяжелым.

В течение нескольких минут он не мог отвести от нее глаз. Она связала волосы в хвостик, надела белую маечку и старые джинсы. То и другое облегало ее, словно вторая кожа. Ее лицо было свежим, словно она только что умылась холодной водой, а волосы — влажными. Теперь она совсем не походила на ту великолепную женщину, с которой он провел прошлую ночь, и стала — если только это было возможно — еще прекраснее.

— Ты уже приняла душ?

Бренна кивнула, передавая ему чашку и указывая на подушки:

— Приляг.

Он сделал так, как она велела, а она плюхнулась в центр кровати, по-турецки скрестив ноги, и, глядя на него, стала потягивать шоколад.

— Послушай, я должен перед тобой извиниться. Хотел, чтобы ты поспала подольше, но пару часов назад проснулся, увидел тебя рядом и…

Она с улыбкой остановила его.

— Я вовсе не в обиде. Это прекрасный способ просыпаться, к тому же мы ведь снова заснули. Я встала совсем недавно.

— Ну тогда мне легче.

И все же он чувствовал себя неловко. Обычно, проведя ночь с женщиной, он прекрасно знал, что делать утром. Если он хотел еще раз увидеться с ней, то целовал на прощание, потом просил секретаря послать ей две дюжины роз и иногда прилагал к букету приглашение на ужин. Если же не собирался продолжать встречи, то, приехав в офис, отдавал секретарю распоряжение послать четыре дюжины роз с визитной карточкой, на которой ниже его телефонов и должностей стояло нечто вроде: "Это было восхитительно. Увидимся".

В случае же с Бренной Хейден решительно не знал, как себя вести. Ему определенно хотелось увидеться с ней снова, но вот как быть в настоящий момент, он не мог решить и чувствовал себя крайне неуютно, потому что эта женщина заставляла его испытывать множество разных эмоций одновременно.

Занимаясь с ней любовью, он полностью терял самоконтроль. Это было не просто странно, это было совершенно поразительно, потому что никогда прежде с ним такого не случалось. Более того, чтобы удовлетворить свой аппетит, ему достаточно было одного, максимум двух совокуплений. Но Бренну он желал снова и снова. Черт возьми, он и сейчас желал ее!

А она сидела на кровати, скрестив по-турецки ноги, свежая, как утренняя роза, и оживленно болтала. Она выглядела так, словно прошлой ночью между ними ничего не произошло, и это, как ни странно, бесило его.

— Я поняла, почему вчерашний кофе не удался.

— Почему?

— Ты не воспользовался фильтром.

— А надо было?

Она кивнула:

— В кофеварках такого типа, как моя, — обязательно.

— Кажется, я видел там какие-то фильтры, но не знал, для чего они, — отозвался Хейден, делая глоток. — Как вкусно!

— Спасибо. Сомневаюсь, что мой шоколад способен довести кого-нибудь до оргазма, но если почувствуешь его приближение, дай мне знать.

Взгляд, который он устремил на нее, был подобен электрическому разряду.

— Мне кажется, для этого нам вовсе не нужен допинг в виде шоколада или… твоих тянучек.

Бренна улыбнулась.

— У меня в духовке два противня рогаликов с корицей. Будут готовы минут через двадцать.

— Как же ты сумела?

— Ты был прав: вещи находились примерно там, где им и надлежало быть. Просто пришлось немного порыться.

— Зря ты хлопотала.

— Стряпня для меня не хлопоты. Кроме того, людей, которые всю ночь стерегли дом, нужно покормить. Я уже отнесла им кофе.

— Я выйду к ним через несколько минут и скажу, что они могут отправляться по домам, как только прибудет смена.

— Смена?

— До тех пор, пока не схватят тех, кто это сделал, я хочу, чтобы тебя охраняли.

Бренна помрачнела:

— Ты думаешь, что полиция уже сегодня что-нибудь нам сообщит? Ты считаешь, они успели напасть на след?

Хейден уверенно кивнул:

— Конечно. В подобных случаях обычно опрашивают всех окрестных жителей. Вполне вероятно, что кто-нибудь из соседей что-то заметил.

— Будем надеяться. — Бренна помолчала. — Знаешь, я смутно догадывалась, что в деловых кругах практикуется шпионаж и применяются грязные методы, но всегда думала, что это происходит где-то выше, там, где действуешь ты, а не я.

— Ты недооценила привлекательности своего продукта для конкурентов.

Бренна грустно улыбнулась:

— Думаю, я многим тебе обязана.

— Чем, например?

— После того как мы обнаружили последствия взлома, ты не стал говорить, будто я сама виновата, потому что не приняла предложение о сотрудничестве ни от одной крупной и мощной компании вроде твоей.

— По правде говоря, я так тревожился за тебя, что об этом просто не подумал.

— Спасибо тебе за это и за все остальное. Не могу выразить словами, как я благодарна тебе за все, что ты для меня сделал.

Наклонившись вперед, Хейден ласково сжал ее руку:

— Я был рад тебе помочь. И чтобы подобное больше никогда не повторилось, я намерен кое-что предложить.

— И что же?

— Хочу настоятельно посоветовать — нет, потребовать, — чтобы ты прямо сейчас вызвала своего адвоката.

Бренна недоуменно вскинула брови:

— Зачем?

— Он должен составить заявку на получение тобой патента на тянучки. Если у него хватило ума посоветовать тебе положить копию рецепта в банковский сейф, он должен был убедить тебя и в том, что необходимо получить патент. Если бы торговая марка принадлежала тебе, никто не пытался бы украсть рецепт.

— Да, помню, он говорил что-то насчет торговой марки, но, не будучи специалистом в этих вопросах, рекомендовал мне обратиться к кому-нибудь другому. — Она пожала плечами. — А я тогда так зашивалась — ведь открытие кафе было на носу, — что просто забыла об этом. Кроме того…

— Ну ладно, не беспокойся. Эту ошибку мы сегодня же исправим.

— Ты не дал мне договорить. Кроме того…

Хейден ждал, но поскольку Бренна молчала, в конце концов поторопил ее:

— Кроме того — что?

Она в упор посмотрела на него:

— Скажи, ты, случайно, не давал задания своим лаборантам провести анализ тянучек и попытаться их воспроизвести?

— Да, было дело.

— Но нужного результата достичь не удалось?

— Ничего даже отдаленно напоминающего твой шедевр.

— Это потому, что существует маленькая хитрость, о которой знают только женщины из моей семьи. Ты можешь сто раз наблюдать, как я делаю тянучки, но у тебя никогда не получится так, как у меня.

Брови Хейдена поползли вверх.

— Ты хочешь сказать, что никто, кроме тебя, не сможет их приготовить?

— Сможет, конечно, если я расскажу все, но всего я никому не расскажу. Даже адвокату, который будет хлопотать о торговой марке.

Хейден негромко выругался и после паузы сказал:

— Ладно, все равно. Сообщи адвокату основные ингредиенты, но не говори, что существует дополнительная хитрость или как там еще назвать эту чертовщину. В этом случае ты окажешься в безопасности: как только мои не слишком щепетильные коллеги прознают, что ты сделала официальную заявку на торговую марку, у них пропадет охота использовать силовые методы. Представители компаний скорее всего по прежнему будут стремиться купить твой рецепт, но они уже никогда не попытаются отобрать его у тебя, поскольку отныне он будет юридически защищен.

Бренна кивнула:

— Звучит убедительно.

— Я мог бы порекомендовать тебе юриста, но поскольку мои намерения в отношении тянучек далеко не бескорыстны, мне будет спокойнее, если рекомендация будет исходить от твоего адвоката.

— Хорошо. Я завтра ему позвоню.

— Ты позвонишь ему сегодня. Прямо сейчас. Я хочу, чтобы специалист по авторским правам был здесь не позднее полудня.

— Может быть, юристы и бегут на твой зов сломя голову, но ради меня они этого делать не станут. Придется ждать.

— Как только мы допьем шоколад, ты позвонишь своему адвокату и попросишь его кого-нибудь рекомендовать. А я позвоню тому, кого он порекомендует. Согласна?

Бренна вздохнула:

— Ладно. Если ты обеспокоен моим положением настолько, что выставил охрану у моего дома, значит, это действительно серьезно. Надеюсь, мне удастся найти домашний телефон моего адвоката.

— Существуют иные способы узнать его, помимо телефонной книги.

Бренна взглянула на часы.

— Еще минут десять, и рогалики будут готовы. Выну их из духовки и начну искать телефонную книгу, а если не найду, позвоню в справочную. — Она помолчала. — Еще раз спасибо. Ты просто чудо!

Хейден скорчил гримасу:

— Ну не преувеличивай. — Откладывать дольше не имело смысла. Он должен признаться ей кое в чем, и дай Бог, чтобы она его за это не возненавидела. Если бы была возможность избежать неприятного объяснения, Хейден бы так и поступил, но он знал, что не сможет найти себе места, если все честно не расскажет.

— Нет, это правда. Ты меня поразил уже при первой встрече, хотя я не думала, что мы увидимся снова. Но почему-то уже тогда я поняла, что ты — честный игрок. А теперь знаю, насколько ты честен, как умеешь сочувствовать, и что бы ты ни сообщил, своего мнения о том, что ты чудо, я не изменю.

Хейден сделал глоток и, поставив чашку на тумбочку, сказал:

— Боюсь, то, что я сейчас скажу, может поколебать твою уверенность.

— Что же это?

Он шумно вздохнул, оттягивая неприятный момент.

— В сущности, это признание.

— Если ты не скажешь, что взлом — твоих рук дело или что ты женат, мое мнение о тебе не изменится.

Она улыбнулась, отчего он занервничал еще больше.

— Ни то ни другое. Ты помнишь, как вчера вечером твоя машина так и не завелась?

Бренна подскочила:

— О черт! Я же забыла позвонить в техпомощь!

— Не нужно никуда звонить.

— Почему?

— Потому что я знаю, как починить твою машину. Пока ты танцевала с Рамзи, я попросил одного из парковщиков отсоединить электропроводку. Я хотел побыть с тобой подольше и надеялся, что, если твоя машина не заведется, ты позволишь мне отвезти тебя домой.

От изумления Бренна потеряла дар речи.

— Ты… — Она вдруг весело рассмеялась.

Хейден был озадачен. Он-то ждал, что она рассердится, разочаруется в нем, и ее смех явился для него полной неожиданностью.

— Постой, почему ты смеешься? Ты ведь считала, что я прямой и честный, а я только что признался, что обманул тебя.

Бренна ухватилась за живот, продолжая безудержно хохотать. Спрыгнув с кровати и поставив чашку на комод, она вернулась к Хейдену, вытирая слезы.

— Послушай, этой машине больше десяти лет. В ней все время что-то ломается, и я изучила ее вдоль и поперек. Я вполне в состоянии поднять капот и понять, что случилось. Я делала это сотни раз и прекрасно знаю, что предпринять, чтобы хотя бы временно заставить ее заработать. Известно ли тебе, например, что ремень передачи можно соорудить из резинки от трусиков?

Хейден нахмурился:

— Подожди-подожди… Ты хочешь сказать, что все знала еще вчера?

— Не то чтобы знала… Я стояла и думала: поднять капот или ничего не предпринимать? И в конце концов решила оставить все как есть.

— Не понимаю. Бренна фыркнула:

— Для такого умного человека ты проявляешь поразительную тупость! Я сделала это для того, чтобы ты отвез меня домой.

Несколько секунд он стоял молча, удивленно уставившись на нее, потом взял за руку и привлек к себе.

— Ты потрясающая женщина, — произнес он чуть хрипло и впился губами в ее рот.

Хейден с улыбкой наблюдал за сестрой, которая тщательно пылесосила гостиную и спальню в доме Бренны. Она вызвонила его по сотовому телефону и, как только он рассказал ей о случившемся, примчалась на помощь. Он подошел поближе и, перекрывая рев мотора, прокричал:

— Первый раз в жизни застаю тебя за таким занятием.

Лоис выпрямилась:

— Надо сказать, мне тоже не доводилось видеть тебя с пылесосом в руке.

Хейден пожал плечами:

— Неудивительно. Ведь мама всегда считала, что никто не может убрать в доме так, как она.

— И слава Богу, что она так считала.

А сейчас у меня прислуга, поскольку эти разбойники-близнецы заставляют меня целыми днями бегать за ними, а если какая-то толика энергии еще остается к вечеру, ее отнимает Джеймс. Опять же слава Богу. Но тебе повезло: у тебя исключительно сообразительная сестра, которая всему может научиться сама, в том числе и тому, как обращаться с пылесосом.

Хейден ухмыльнулся:

— Эх, жаль, нет камеры! Думаю, в определенных кругах за такую пленку дали бы большие деньги.

— Ерунда! — Лоис сделала неопределенное движение рукой, словно отмахиваясь от пылесосной темы. — Послушай, как ты думаешь, не нужно ли вызвать кого-нибудь на подмогу? Я знаю по крайней мере дюжину женщин, которые для Бренны готовы на все. Стоит лишь позвонить.

— Неудачная идея. Вчера вечером она приняла мою помощь только потому, что была в шоке. Сегодня мне едва удалось уговорить ее разрешить мне остаться. — После ночи, проведенной вместе, Гарретт полагал, что Бренна захочет и сегодня провести с ним побольше времени, но она всячески старалась его выпроводить, словно напрочь забыла, как хорошо им было вдвоем. Может быть, для нее это ничего не значит? От подобной мысли Хейдену стало не по себе.

— Значит, я правильно сделала, что просто приехала, вместо того чтобы спрашивать, нужна ли ей помощь?

— Бренна привыкла все делать сама. — Он взглянул на часы. — Сейчас она здесь лишь потому, что ждет адвоката. Как только он уйдет, она тут же отправится в кафе. Я сказал ей, что мои люди уже кое-что делают, но она не представляет себе полного объема работы, и я бы предпочел, чтобы она появилась там только завтра утром и сразу приступила к стряпне.

Лоис огляделась:

— Она все еще в спальне?

— Да. Судя по всему, раскладывает какие-то интимные предметы туалета.

Лоис с видом заговорщицы приблизилась к брату:

— Должна тебе сказать, все это показалось мне очень занятным.

— Что? И кстати, почему бы тебе не выключить пылесос?

— Потому что я не хочу, чтобы Бренна нас услышала.

— Что услышала? И что ты находишь занятным — уборку?

— Нет, тебя. Точнее, вас с Бренной. Никогда не видела, чтобы ты так реагировал на женщину. И это очаровательно.

Хейден нахмурился:

— Что ты имеешь в виду? Как я на нее реагирую? — С момента приезда сестры он старался сделать вид, что этой ночью между ним и Бренной ничего не произошло. Разумеется, сам он этого не стыдился, но не хотел ставить в неловкое положение ее.

— Прежде всего ты очень заботлив по отношению к ней. Во-вторых, когда она входит в комнату, то действует на тебя как магнит. Даже если ты к ней не подходишь (хотя обычно подскакиваешь тут же), твое тело тянется к ней. А если ее нет в комнате, ты постоянно ее ищешь. И последнее, очень показательное обстоятельство: ты не можешь глаз от нее отвести.

— У тебя слишком богатое воображение.

— Возможно. Но я права! Ты забыл, как хорошо я тебя знаю? Впрочем, для этого особого знания и не нужно: даже посторонний все бы заметил.

— Не припоминаю, чтобы делал хоть что-то из того, что ты мне приписываешь. Ты ошибаешься.

Лоис расплылась в улыбке:

— Ты ведь знаешь, что я никогда не ошибаюсь. И могу поздравить себя с успехом.

— Ну ладно, признаю. На сей раз ты действительно преуспела в сводничестве.

Лицо сестры выразило полное удовлетворение.

— Ты даже не представляешь себе всей грандиозности моего успеха.

— О чем это ты?

— Ты влюбился в Бренну.

— Ничего подобного. Я… — О Господи, она права! Как же он раньше этого не понял? Он ведь неглуп. Его даже называют очень умным человеком, весьма преуспевшим в бизнесе благодаря своим способностям. И надо же, не увидел того, что находилось прямо у него перед носом!

Он любит Бренну, и этим многое объясняется: его неспособность ею насытиться, всепоглощающее стремление защитить ее, желание постоянно быть с ней рядом, огорчение от того, что она хотела его спровадить.

— Эй, Хейден, вернись-ка на землю!

— Что? О! — Он обнял сестру и крепко поцеловал. — Ты умница!

Лоис рассмеялась:

— Конечно, умница! А ты думал, что у тебя одного в нашей семье есть мозги?

Хейден хмыкнул:

— Вообще-то да.

Она шутливо замахнулась на него.

— И сколько же мне ждать, пока понадобятся мои услуги в подготовке свадебного торжества? Полагаю, оно должно пройти в тесном семейном кругу. Максимум человек пятьсот. Можно все устроить у меня в саду…

Он жестом остановил ее:

— Никому ни слова, пока я не разрешу, поняла?

Зазвонил телефон, и Гарретт протянул руку, чтобы выключить пылесос. Он услышал, как в соседней комнате Бренна сняла трубку.

— Алло? — Пауза. — Да? Понятно. — Снова пауза. — Это потрясающе! В самом деле? Хорошо, и что теперь будет?

Спустя несколько минут она вышла в гостиную. Лицо ее было белым как мел.

— Звонили из полиции. Ты был прав, Хейден, — это Роберт.

— Что они сказали? — поинтересовался он, подходя к ней.

— Вчера они опросили соседей. Мистер и миссис Джонсон, которые живут через пять домов от меня, сказали, что видели подозрительную машину, припаркованную у моего дома. Они являются членами местного общественного комитета по предотвращению преступлений, поэтому на всякий случай записали ее номер.

— Какая удача! — воскликнула Лоис.

— И чья это была машина? — спросил Хейден.

— Некоего Джонни Филипса. Полиция задержала его сегодня утром. В ходе допроса он признался, что Роберт Рамзи нанял его и двоих ею друзей, чтобы они нашли рецепт.

— Сукин сын, — тихо выругался Гарретт.

— Роберт? Боже милостивый! Интересно, Кристин об этом знает? Они уже арестовали его? — потоком вопросов разразилась Лоис.

Бренна кивнула.

— Но полицейский сказал, что его скорее всего отпустят под залог.

Хейден снова выругался.

— Полицейский не сказал, что тебе угрожает опасность? — озабоченно поинтересовалась его сестра.

— Нет. — Бренна повернулась к Хейдену. — А ты как думаешь?

— Теперь, когда полиции известно, что за нападением стоит Рамзи, он вряд ли что-нибудь предпримет — ведь в таком случае подозрение падет на него.

Бренна кивнула, не скрывая тревоги.

— Приятно сознавать, что если меня ранят или убьют, Рамзи поплатится тюрьмой.

Хейден пересек комнату, намереваясь обнять ее, но в этот момент звякнул дверной колокольчик. Бренна подскочила от неожиданности.

— Все в порядке, — успокоил ее Гарретт. — Это наверняка адвокат. Как только он составит заявку, твой рецепт будет официально защищен, так же как ты сама.

Бренна вздохнула:

— Пойду открою.

— Я благодарна тебе за все, Хейден.

Он притворно застонал:

— Сделай одолжение, перестань меня благодарить. Ты целый день лишь это и делаешь.

Они только что вернулись. Проведя немало времени в кафе, они по настоянию Хейдена поужинали в ресторане.

— Я знаю, но кафе… Не могу прийти в себя от того, как замечательно оно выглядит. Если бы я не знала, что вчера его разнесли в щепки, никогда бы не поверила. Я даже не могла понять, что же там было разбито. Все на месте, и вся моя утварь в порядке. Никогда, наверное, я не узнаю, как твоим людям это удалось, но к нашему приходу мне уже нечего было там делать.

Хейден хмыкнул:

— Но ты тем не менее сунула нос в каждый закуток, ящик и шкафчик и пару кастрюль все же перевесила.

Бренна вдруг посерьезнела:

— Обязательно пришли мне счет. Я заплачу за все, что было заменено, а также, разумеется, твоим людям за работу. Я не шучу, Хейден.

Он с улыбкой кивнул:

— Ты его получишь. — Но сумма, проставленная в счете, и близко не будет соответствовать реальной стоимости, добавил он про себя. Его люди действительно сотворили чудо и за это получат существенную прибавку к недельному жалованью.

— А здесь, дома! Вчера вечером, увидев свою кухню и остальные комнаты, я подумала, что мне понадобится недели две, чтобы навести хотя бы относительный порядок, и вот все уже сделано.

Хейден от души радовался. Сейчас Бренна ничуть не походила на ту растерянную женщину, которая увидела свой разгромленный дом вчера вечером. Она была усталой, но счастливой и спокойной.

— Да перестань же меня благодарить!

— Ладно, но я должна сказать спасибо Лоис — ведь это она настояла на том, что закончит уборку.

Пока Бренна консультировалась со своим адвокатом, Хейден вывел сестру за дверь. Они вызвали горничную Лоис и двух ее товарок, которым предстояло заняться уборкой. Когда Хейден сажал Бренну в машину у парадного входа, чтобы везти ее в кафе, его сестра уже впускала прислугу через черный ход. А через пару часов она позвонила Хейдену и доложила, что дом сияет чистотой от пола до потолка. Бренне незачем знать, что он собирается оплатить и этот счет. Ей и так досталось. Не хватало еще волноваться из-за денег.

— Я и прежде догадывалась, что Лоис — очень милая женщина, но теперь точно знаю, что она просто замечательная. Кто бы мог подумать, что она сумеет привести дом в порядок еще до нашего возвращения?

— Но мы ведь кое-что сделали сами, — напомнил Хейден. — Между нами говоря, думаю, она вызвала свою горничную.

— Он сказал это намеренно, чтобы рассеять возможные подозрения. — Но я с тобой согласен. Она замечательная.

— При других обстоятельствах я бы рассердилась, если бы в моем доме хозяйничал чужой человек, но сейчас несказанно рада, что мне не придется каждый вечер, возвращаясь с работы, пытаться заново собирать свой дом по кусочкам. Никогда не смогу достойно отблагодарить Лоис.

— Регулярно снабжай ее "Экстазом" и помоги мне справиться с близнецами, пока сестра с Джеймсом будут отдыхать на Кайманах. Поверь, она сочтет такую благодарность вполне достаточной.

Бренна хотела было возразить, но он так ловко якобы невзначай ввинтил просьбу о том, чтобы она помогла ему с близнецами, словно не сомневался в их дальнейших встречах. На протяжении последних суток она, погруженная в сиюминутные заботы и поглощенная любовью к Хейдену, ни разу не задумалась о том, есть ли у них будущее.

Однако все ее проблемы были решены в рекордно короткий срок, и теперь она могла перевести дух и подумать о самом важном, что случилось с ней в эти выходные: она влюбилась в Хейдена.

— Если, конечно, дети не вызывают у тебя отвращения, — добавил он, внимательно наблюдая за ней.

— Дети? А, ты о близнецах. Нет, я люблю детей.

— Тогда тебе обеспечена вечная благодарность Лоис, равно как и моя. Когда я остаюсь с этими сорванцами один, они становятся безжалостными и достают меня так, что я готов дать им все, чего они только не попросят.

Бренна улыбнулась:

— Не дождусь, когда смогу это увидеть.

Пройдя в другой конец комнаты, Гарретт плюхнулся на диван, и Бренне стало неловко оттого, что она сама этого не предложила. До сих пор им постоянно приходилось чем-нибудь заниматься: сначала вечеринка, потом этот погром, охрана, ночь любви, уборка, Лоис, адвокат, кафе, ресторан… Но теперь они остались наедине.

— Хочешь кофе?

Хейден засмеялся:

— Опять все сначала?

Бренна тоже улыбнулась:

— Похоже, так.

— Больше всего на свете мне хочется, чтобы ты села рядом.

— Думаю, это мне под силу, — отозвалась она нарочито небрежным тоном. Пока что их отношения развивались со скоростью света, но теперь, когда темп замедлился, она не знала, что произойдет дальше. Зато точно знала, что не ошиблась прошлой ночью. Она, без сомнения, его любит. А вот любит ли он ее? В этом она не была уверена.

За эти выходные Хейден не оставлял ее ни на миг и сделал для нее невероятно много. И все же, несмотря на намек на дальнейшие встречи — а как иначе расценить его шутку насчет близнецов? — он должен знать, что свободен.

Он обнял ее за плечи и привлек к себе.

— Ты, наверное, устала.

— Немного. — Бренна помолчала. — Мне нужно кое-что тебе сказать.

— А мне это понравится? — промурлыкал он, играя ее пальцами.

— Возможно. Большинству мужчин нравится.

— Тогда говори.

— Я не собираюсь снова благодарить тебя, но ты действительно очень помог мне. Мы через многое прошли вместе. Мы стали… близки. Мы… э-э-э… мы любили друг друга прошлой ночью, и это было восхитительно.

Он поднял голову.

— Очевидно, дальше последует "но".

— Последует, однако это хорошее "но". — Она высвободилась из его объятий. — Я хочу, чтобы ты знал: я не расстроюсь, если ты решишь положить конец нашим отношениям. — Она заметила, как он насторожился, и поспешила закончить: — Иными словами, я ничего от тебя не жду. Ничего.

— Я не вполне понимаю, куда ты клонишь, — задумчиво произнес Гарретт, — и не уверен, что мне это нравится.

— Послушай, несмотря на то что из-за последних событий так можно подумать, я не из тех женщин, которые виснут на мужчинах. Если ты захочешь еще со мной встретиться, прекрасно. Я буду рада. Но если не захочешь, тоже ничего страшного. Клянусь, я не буду рыдать, молить тебя вернуться и не превращусь в назойливого преследователя.

— Преследователя? Интересно. — Его глаза лукаво сверкнули. — Ну что ж, можно считать, что новости действительно неплохие.

— Я серьезно, Хейден.

— Понимаю. — Он посмотрел на ее руку, лежавшую в его ладони. — Ты, наверное, долго думала, прежде чем высказать мне это, но почему ты не учла другой возможности?

— Не понимаю, что ты имеешь в виду…

— Что ты захочешь положить конец нашим отношениям, а я превращусь в преследователя.

— Хейден, я же сказала, что говорю совершенно серьезно.

— Я тоже. — Он вздохнул. — Я не готов прекратить наши отношения. Сомневаюсь, что мне вообще, когда-нибудь этого захочется. — Он погладил ее по волосам. — Я полюбил тебя, Бренна. Что называется, втрескался по уши. Если бы это зависело только от меня, я бы не отошел от тебя ни на шаг. Но поскольку мы оба любим свою работу, придется довольствоваться тем, что я буду видеть тебя каждое утро, когда ты просыпаешься, и каждый вечер перед сном. А кроме того, будут выходные, и мы…

— Подожди минутку, — озадаченно прервала она. — Что ты такое говоришь?

— Я пытаюсь деликатно сделать тебе предложение, и если бы ты меня не перебила, думаю, минуты через две-три мне бы это удалось. — Он запнулся. — Ну так как, Бренна? Ты выйдешь за меня?

— Да! — Она бросилась ему на шею, повалила на диван и упала сверху, осыпая поцелуями его лицо. — Да. Да. Да!

Они долго лежали, хохоча и целуясь. Наконец, с трудом восстановив дыхание, Хейден нетерпеливо спросил:

— Когда?

— Вчера, завтра — какая разница?

— Ты не испугаешься, если я скажу, что Лоис уже готовит свадебное торжество?

Бренна расплылась в улыбке:

— Ничуть. А тебя не остановит, если я скажу, что, женившись на мне, ты все равно не получишь рецепта?

— Нет, потому что я уверен, что в конце концов своего добьюсь.

Она выпрямилась и посерьезнела.

— Как это? У тебя нет никаких возможностей.

— Наоборот, масса.

— Каких? Я не собираюсь тебе его отдавать, и благодаря тебе у меня теперь есть патент, который защитит меня от таких акул, как ты. А кроме всего прочего, существует ведь еще та маленькая хитрость, о которой я говорила.

— Ну и что? Рецепт будет передан женщине из следующего поколения твоей семьи, не так ли?

— Так… О, я поняла. Ты хочешь сказать, что если у нас родится девочка, она все узнает.

— Правильно, — с улыбкой подтвердил Хейден. — А она, несомненно, будет папиной любимицей.

Зеленые глаза Бренны вспыхнули.

— Может, оно и так, но она должна еще унаследовать от матери любовь к кулинарии и наверняка не захочет, чтобы семейное достояние разошлось по всему белому свету.

— А вдруг захочет?

Бренна игриво хлопнула его по руке:

— Ты так самоуверен! А что, если у нас будут только мальчики?

— Значит, придется стараться до тех пор, пока не получится девочка.

— Я не возражаю, но на твоем месте все же не стала бы лелеять напрасных надежд.

— Почему?

— Потому что ты превращаешься в воск со своими племянниками, а если это будут твои собственные дети, тебе и вовсе конец.

— Ну это мы еще посмотрим.

— О, Хейден, не смеши меня. Девчушка лишь раз на тебя взглянет — и сможет вить из тебя веревки.

— Да?

— Да.

— Да, — прошептал Хейден и потянулся к ней. — Так же как ее мама.