/ Language: Русский / Genre:love_short / Series: Наслаждение

Лишний жених

Фейрин Престон

Кейла, работника сыскного агентства, приглашают для обеспечения безопасности на свадебном торжестве Джоанны Дамарон. Увидев девушку в первый раз, он теряет голову и клянется, что она будет принадлежать только ему. Джоанна знает, что любовь не для нее — она должна выйти замуж за человека, который шантажирует ее, угрожая раскрыть семейную тайну. Но, узнав ласки Кейла, она уже не может расстаться с ним…

Фей Престон

Лишний жених

Пролог

Сидя на скамейке в саду, залитом серебристым светом полной луны, она казалась статуей. Кожа ее была белой, как алебастр, волосы — бледнее лунных лучей. На ней было длинное белое платье, и она была совершенно неподвижна — и невероятно прекрасна.

Слишком прекрасна, чтобы быть настоящей.

Несколько мгновений назад Кейл увидел ее — и замер, боясь спугнуть дивное видение, а теперь он не мог заставить себя сдвинуться с места. Он был околдован. Да, она была похожа на статую — на статую, изваянную Микеланджело. Или на богиню, сошедшую с небес на землю.

Он, должно быть, спит и видит сон!

Но сексуальное возбуждение, которое он испытывал, было более чем реальным.

Где-то там, позади, из окон большого дома струилась в эту лунную ночь музыка. Прием был в самом разгаре, но сюда, в сад, долетали лишь обрывки мелодии. Здесь царила тишина, исполненная физически ощутимой, благоуханной чувственности.

Кейл не двигался, он, кажется, даже не дышал, но, видимо, чем-нибудь выдал свое присутствие: она повернула голову и посмотрела на него. Он ожидал, что она вздрогнет, удивится, рассердится, как сердятся люди, когда их застают врасплох. Ничего подобного.

— Что такое? — спросила она. Голос у нее был хрипловатый, но спокойный.

— Простите, я не хотел вас беспокоить…

— Это же не мой сад, — пожала плечами она.

— Значит, вы не из Колдуэллов? — спросил Кейл указывая на дом.

— Нет. Я здесь в гостях.

— А я нет.

— Вы явились без приглашения? — В ее голосе не слышалось ни удивления, ни осуждения.

— Нет.

Кейл ожидал, что она задаст следующий, такой естественный вопрос. Но она ни о чем не спросила, и в саду воцарилось молчание. Молчание вовсе не было напряженным, но Кейлу хотелось снова услышать ее голос, побольше узнать о ней.

— Вам стало скучно? — поинтересовался он.

— Эти люди…

— Они вам надоели?

— Не все, но некоторые, — призналась она, устало улыбнувшись. Потом снова замолчала. Взгляд ее устремился куда-то вдаль.

— Там дышать нечем, — добавила она.

— Неужели? Насколько я знаю, прием происходит в комнате длиной в девяносто футов, причем через каждые пятнадцать футов расположена дверь, которая выходит на веранду, и все двери открыты.

Она склонила голову, так, что ее белокурые волосы упали на обнаженное плечо.

— Вы случайно не архитектор?

— Нет, но у меня хороший глазомер.

— Какое полезное свойство!

Она сказала это всерьез, даже намека на иронию не было в ее голосе. У Кейла создалось впечатление, что она думает о чем-то постороннем, и это его немного раздражало. Ему почему-то хотелось, чтобы она думала только о нем.

Он опустился на скамью рядом с ней стараясь не задеть ее.

— Какая чудная ночь! Не правда ли?

— Да, — сказала она все с тем же отсутствующим видом и снова замолчала.

Она опять задумалась о чем-то своем! Это было невыносимо. Эта колдовская ночь странно действовала на него. При свете луны розы казались бледнее, чем были на самом деле, но ничто не могло ослабить их сладкого аромата — и невольного, но сильного влечения к этой таинственней даме.

— Посмотрите мне в глаза, — тихо попросил Кейл.

Она послушно повернулась к нему, взгляд ее выражал недоумение.

— Что такое?

— Мне от вас ничего не надо, — поспешил заверить Кейл.

На ее милом лице на миг возникло изумление, которое тут же исчезло.

— Я и не думала, что вам от меня что-то надо.

— В вашем голосе есть что-то такое… — Кейл потряс головой. — Ладно, не обращайте внимания.

Он не мог признаться, что ему как раз очень нужно от нее… нечто, и это желание давало знать о себе сладкой болью. Он протянул ей руку.

— Меня зовут Кейл.

— Кейл, — повторила она, сжав его пальцы. — А меня — Джо.

Кейл задержал ее руку в своей — ему так хотелось продлить прикосновение.

Ее, похоже, это не возмутило. На самом деле у Кейла было такое чувство, что ее ничто не задевает и не трогает. Она казалась такой же холодной и отчужденной, как статуя, за которую он и принял ее поначалу. Он положил другую руку поверх ее руки, задержав кисть Джо в своих ладонях.

— Когда я впервые вас увидел, я подумал, что вы ненастоящая.

В ее глазах, цвет которых он затруднялся определить, промелькнуло нечто, похожее на интерес.

— Ничего подобного. Я более чем настоящая.

— Да? — Он внимательно посмотрел на нее, потом, повинуясь внезапному порыву, произнес: — Докажите!

Кейл наклонился к ней и прижался губами к ее губам. Как ни странно, она не сопротивлялась. Поцелуй был нежный и мимолетный. И в то же время в нем таилась страсть. Кейла мгновенно охватило возбуждение. Он поднял голову и взглянул на Джо. Она наконец-то утратила свое ледяное спокойствие, которое так раздражало его. Теперь она смотрела на него с изумлением.

— А, так вы тоже это почувствовали? — спросил он. — Какое-то напряжение…

Она опустила ресницы.

— Нет…

— Неправда!

— Странные вещи вы говорите, — сказала она медленно. — Вы ведь даже не знаете меня.

— Я знаю, что вас зовут Джо. Я знаю вкус ваших губ. Остальное я успею узнать потом.

Кейл искренне верил в то, что говорил. Сейчас, рядом с этой необыкновенной женщиной, все это казалось совершенно естественным — а в его жизни было немного таких моментов, когда все казалось естественным. Он снова наклонился, чтобы поцеловать ее — на этот раз настойчивей. У губ Джо был вкус меда, кожа ее на ощупь казалась атласной, и пахла она слаще, чем розы в саду. Кейл прижал ее к себе, охваченный пламенем желания. Ее близость, ее запах — это стало вдруг самым важным, вытеснив все остальные мысли и чувства.

И наконец Джо ответила ему. Она постепенно прижималась к нему, все теснее и теснее. Его охватила радость. Наконец-то он пробил стену отчуждения, что окружала ее! Наконец-то он пробудил в ней ответную реакцию.

Она была подобна огоньку, и этот огонек с каждым мгновением разгорался все ярче и жарче. Кейл чувствовал, как ее пальцы впились ему в плечи, чувствовал упругость ее груди, свежий аромат ее тела. Джо уже не витала где-то вдали, она была здесь, рядом, она ждала и хотела его. Желание в нем готово было перехлестнуть через край.

— Разожми губы, — прошептал он. — Пожалуйста!

Джо напряглась, но лишь на миг, а потом послушалась. Его язык коснулся ее языка — и она тихо застонала.

— Господи! — прошептал Кейл, не отрываясь от ее нежных губ. — Откуда ты взялась? За что мне такое везение?

Девушка внезапно застыла.

— Джо? Ты что?

Она уперлась руками ему в грудь.

— Я не могу.

— Чего ты не можешь? — Кейл нахмурился. — Целоваться со мной?

В глазах у нее вспыхнула паника — и так же быстро исчезла.

— Мне надо идти.

— Нет! Подожди! — Он схватил было ее за руку, но Джо уже вскочила и бросилась к дому.

Ее белое платье развевалось на бегу. С розового куста, который она задела, посыпались лепестки, зашуршали под ногами листья… И Джо исчезла, словно растворилась в лунном свете.

1

На следующий день Кейл ехал по шоссе, обсаженному деревьями, и все еще думал о Джо. Он направлялся в большой каменный особняк, который уже показался впереди. У него была назначена встреча с Абигейл Дамарон, главой обширного и могущественного клана Дамаронов. Он должен был обеспечивать безопасность на свадьбе ее внучатой племянницы. Кейл, по сути дела, унаследовал эту должность от своего дядюшки, но это вовсе не значило, что ему поручат эту работу.

И тем не менее мысли о Джо беспокоили его куда больше, чем доверие семьи Дамаронов.

Если бы не поцелуи, которыми обменялись они с Джо той ночью, Кейл мог бы подумать, что ему это все просто приснилось. Но поцелуи были более чем реальны. Доказательством тому могла служить бессонная ночь, которую он провел, беспокойно вертясь с боку на бок, вновь и вновь вспоминая во всех подробностях это краткое свидание.

Нет, он обязательно должен найти ее — сама судьба устроила им эту встречу в волшебной атмосфере ночи. Вот побеседует с миссис Дамарон, а потом сразу вернется к Колдуэллам и осторожно порасспросит хозяев. Ну а если ничего не выйдет… Что ж, тогда он плюнет на осторожность и будет действовать решительно!

Обычно Кейл не слишком интересовался женщинами. Они не особенно занимали его мысли. О нет, конечно, он был нормальным мужчиной, и вовсе не избегал женского общества! Даже наоборот. Некоторые его связи длились по нескольку месяцев. Но в конце концов он всегда расставался с женщинами. Конечно, он старался разойтись с подругами по-хорошему. Но, если возникали какие-нибудь осложнения, он резко и без всякого сожаления разрывал отношения.

Главным для него всегда оставалась работа. Когда Кейл был в настроении, он назначал женщинам свидания, и, если все было в порядке, эти свидания обычно кончались сексом. А когда Кейл бывал не в настроении, ему вполне хватало собственного общества. На самом деле по большей части Кейл предпочитал быть один. Целоваться с женщинами под луной было ему совершенно несвойственно.

А теперь он никак не мог забыть об этой странной женщине, и мысли о ней мешали ему сосредоточиться на работе.

Он остановил машину, вышел и направился к дому. Молодой человек лет двадцати с небольшим, крепкий, коренастый, с суровым и решительным лицом встретил его у входа и пригласил войти.

— Миссис Дамарон ждет вас, — сообщил он, повернулся к Кейлу спиной и двинулся в глубь дома легкой неслышной походкой. Его манеры и движения выдавали непоколебимую уверенность в себе. — Следуйте за мной.

Кейл усмехнулся. Очевидно, этот парень не допускал и мысли, что его могут ослушаться. А если кто посмеет, он легко может заставить его подчиниться силой.

Так что в интересах Кейла было подчиниться. Впрочем, он и так последовал бы за ним — парень заинтересовал его. Его темные волосы были заплетены во множество длинных, блестящих мелких косичек и собраны на затылке в один большой пучок. Внимательные янтарные глаза и кожа цвета старой меди придавали ему столь экзотический вид, что Кейл решительно терялся, пытаясь определить, к какой национальности он принадлежит. На парне были дорогие брюки из хорошей ткани, простая белая футболка и необыкновенно пестрые подтяжки. «Занятный у Дамаронов дворецкий», — подумал Кейл.

Парень провел Кейла длинным коридором, распахнул двустворчатую дверь и жестом пригласил Кейла войти.

— К вам мистер Уитфилд.

Кейл едва успел оглядеться в большой комнате, наполненной солнечным светом. Обилие растений в горшках и кадках делали ее похожей на зимний сад. Когда он услышал густой, раскатистый женский голос, то сразу обернулся, чтобы приветствовать его обладательницу.

— Спасибо, Дэвид. Здравствуйте, мистер Уитфилд. Вас, кажется, зовут Кейл? Можно, я так и буду вас называть? Я как раз пила кофе. Присаживайтесь, составьте мне компанию, — пригласила хозяйка дома.

Кейл разглядывал высокую пожилую даму в ярко-красном халате. В руках у нее был пустой мундштук, украшенный драгоценными камнями, в добрый фут длиной. Она сидела в плетеном кресле на груде цветастых подушек. Было ей, наверно, за шестьдесят, а своим моложавым видом она явно была обязана пластической операции. А ярко-рыжие волосы, очевидно, были крашеные.

Кейл и без того знал, что миссис Абигейл Дамарон не урожденная Дамарон, но отсутствие знака Дамаронов — серебристой пряди в волосах, которая была у всех, кто принадлежал к клану Дамаронов по крови, — служило лишним тому подтверждением.

Семейство Дамаронов никогда не давало себе труда объяснять, откуда взялась эта прядь, зато окружающие постоянно строили догадки на этот счет. Большинство придерживалось той версии, что судьба отметила Дамаронов этой прядью в знак того, что за свою огромную власть и богатства им придется расплачиваться многими горестями и бедами. В отличие от прочих смертных Дамароны никогда не седели — за исключением этой единственной пряди.

— Мой доктор говорит, что мне следует ограничить потребление кофеина, но я-то знаю, что у меня давление лучше, чем у него самого, так что я его не слушаю. — Пожилая дама указала Кейлу на стул напротив себя, и ее ярко-голубые глаза лукаво блеснули. — Еще он требует, чтобы я бросила пить виски. Обойдется. Хватит с него того, что я бросила курить. Чего же ему еще?

За спиной у Кейла выразительно кашлянул Дэвид. Абигейл слегка нахмурилась.

— Ну, почти бросила. Берт — хороший доктор, он желает мне добра, но я ведь знаю свой организм лучше, чем он! Я стараюсь поддерживать тело в хорошей форме.

Взгляд ее сделался еще более лукавым.

— Правда, он все норовит познакомиться с ним поближе. Вот старый дурень! Ему кажется, что он в меня влюблен. Тому уже лет тридцать — не так ли, Дэвид?

— Да, мэм.

Кейл обернулся и увидел, что парень стоит, прислонившись к закрытой двери, через которую они вошли, сложив свои мускулистые руки на широкой груди, так, словно сторожит комнату, дверь и Абигейл. Должно быть, он просто телохранитель!

Абигейл рассмеялась.

— Дэвид говорит, что я — всеобщая мама. Кстати, вы уже знакомы? Дэвид — очень милый молодой человек. Когда он рядом, моя жизнь становится значительно проще — и значительно веселее.

Проще? Возможно, Дэвид ее секретарь. Но веселее? Этому Кейл не находил объяснения.

— Нет, миссис Дамарон. Мы еще незнакомы.

Кейл кивнул Дэвиду, который по-прежнему стоял с каменным лицом, и был вознагражден за эту любезность ослепительной улыбкой Абигейл Дамарон.

— Зовите меня Абигейл, Кейл. Меня все так зовут. Хотите кофе?

Да, миссис Абигейл Дамарон действительно была занятным зрелищем! Кейл устроился поудобнее.

— Да, пожалуйста. Нет, сливок не надо.

Она налила ему кофе из тяжелого на вид серебряного кофейника в хрупкую фарфоровую чашечку.

— Так вы, значит, племянник Реймонда?

— Да, — ответил Кейл, привстав, чтобы взять у нее свою чашку. — Он брат моего отца.

Он не удержался и снова взглянул на Дэвида. Тот стоял в прежней позе, все с тем же каменным выражением на лице.

— Реймонд вас очень хвалил. Он говорит, что лучше вас нам никого не найти.

— Я рад, что он такого мнения обо мне.

Ее мундштук со свистом рассек воздух, когда она резко взмахнула рукой.

— Поверьте мне, он не стал бы хвалить вас незаслуженно! Степень магистра юриспруденции, опыт работы разведчиком — Реймонд вами очень гордится.

— Это очень любезно с его стороны.

— Ах, оставьте! Так вот, учитывая все это, вполне естественно, что, собравшись уйти на покой, он предложил вам занять его место. Кроме того, он говорит, что вы знакомы со всеми новинками техники и сказали новое слово в своем деле.

— Хотелось бы думать, что это так.

— О, я уверена, что это так и есть! Реймонд мне лгать не станет. Мы с ним слишком давно знакомы.

Кончик мундштука описал в воздухе спираль.

— Однажды мы провели чудную весну в Париже, — с ностальгической ноткой произнесла Абигейл. — Он вам не рассказывал?

— Гм… нет…

Она взмахнула свободной рукой. Блеснули длинные ногти, выкрашенные лаком того же цвета, что ее халат и волосы.

— Реймонд всегда был очень скромен! «Видимо, да», — усмехнулся про себя Кейл.

— Ну, разумеется, это было до того, как я вышла замуж за Юджина.

Юджин Дамарон. Один из легендарных братьев Дамарон, которые закрепили положение семейного бизнеса, и без того процветавшего, и сделали свое семейство богаче прежнего. Помнится, Юджин Дамарон умер лет двадцать тому назад. Абигейл была последней из того поколения Дамаронов. Теперь бразды правления семейной империей целиком находились в руках нового поколения.

— Так вот, я хотела поговорить с вами насчет свадьбы моей внучатой племянницы, — сказала Абигейл, потом слегка нахмурилась. — Что касается меня, это собеседование — чистая формальность, но вам придется встретиться с будущей невестой, чтобы убедиться, что она не имеет ничего против. Дэвид, где же она? Я ведь ее предупреждала, разве нет?

— Предупреждали, — лениво отозвался Дэвид. — Она, наверно, сейчас придет.

Абигейл кивнула и снова обратилась к Кейлу:

— Джоанна — очень обязательная девушка. И очень толковая. Вот почему…

Тут открылась дверь. Кейл обернулся и увидел, как в комнату входит высокая гибкая девушка. На ней были легкие белые брюки, белая шелковая блузка и белые же кожаные сандалии. Ее длинные волосы, удивительно белые, как полярный лед, были связаны в хвост на затылке бледно-золотистой шелковой косынкой, а в серебристо-зеленых глазах застыло странное, отсутствующее выражение.

У Кейла закружилась голова. Но головокружение тотчас сменилось безрассудным гневом.

Это была Джо. Та женщина, с кем он накануне целовался под луной. И он должен обеспечивать охрану на ее свадьбе?

— А, Джоанна, вот и ты! — Абигейл встретила ее теплой улыбкой. — Познакомься, дорогая. Это Кейл Уитфилд. Он племянник Реймонда Уитфилда. Замечательный человек — если верить тому, что рассказывает о нем Реймонд.

Только благодаря тому, что Кейл смотрел на Джо очень пристально, он уловил момент, когда Джо его узнала. Она чуть заметно вздрогнула, но тотчас взяла себя в руки и подошла к нему все той же грациозной походкой. На ее лице не было заметно ни малейших признаков волнения или смущения.

Кейл встал и протянул ей руку. Он не хотел упоминать о том, что было прошлой ночью, в присутствии Абигейл и Дэвида. Но Джо, ничуть не смущаясь, пожала протянутую руку и сказала:

— Привет. Я — Джоанна Дамарон. Мы, кажется, уже виделись прошлой ночью в саду Колдуэллов?

— Было дело, — ответил Кейл и так же, как прошлой ночью, задержал ее руку в своей руке чуть дольше, чем следовало, пользуясь случаем, чтобы получше разглядеть ее.

Да, у нее в волосах тоже виднелась знаменитая серебристая прядь — знак Дамаронов. Прядь, в полдюйма шириной, была зачесана направо. В ее светлых волосах серебристая прядь была почти незаметна, так что неудивительно, что ночью, при свете луны, Кейл ее не увидел. Если бы увидел, мог бы догадаться, кто она такая. А может, и тогда не догадался бы. Ну кто бы подумал, что женщина, которая так страстно целуется с незнакомым мужчиной и стонет в его объятиях, помолвлена и собирается выйти замуж!

Она отняла у него свою руку.

— Насколько я понимаю, вы распоряжались охраной во время приема у Колдуэллов?

— Да.

Джоанна слабо улыбнулась.

— Ах, ну да, вы же говорили, что вы не гость!

Кейла снова охватил приступ внезапного гнева. Черт возьми, она ведет себя так, словно между ними ничего не было! По крайней мере, ничего из ряда вон выходящего. Словно он ей по-прежнему абсолютно безразличен.

— Говорил. Но вы… — Он сделал паузу и подчеркнуто нагло оглядел ее, — вы не говорили, что собираетесь замуж.

В глазах у нее что-то вспыхнуло, но тут же угасло.

— В самом деле?

— Можете мне поверить. Уж я бы это запомнил!

Он взглянул на ее руку — там сверкал большой бриллиант-солитер грушевидной формы.

— И тем более я не мог не запомнить такого роскошного обручального кольца!

— Его у меня тогда еще не было, — спокойно объяснила Джоанна. — Жених подарил его мне вчера, в конце приема.

— Это очень романтично! — вмешалась Абигейл. — Брет хотел сделать ей сюрприз. Не правда ли, Джоанна?

— Да.

Джо отвела взгляд от лица Кейла, отошла в сторону и села в кресло.

— Вообще-то эта помолвка стала большим сюрпризом для нас, — продолжала Абигейл. — Они с Бретом были знакомы много лет, и никто ничего не подозревал, как вдруг — хлоп! — они объявили, что хотят, пожениться, и как можно скорее. Мы все так удивились! Это случилось всего несколько дней назад. А через две недели — уже свадьба! Это было так неожиданно! — Абигейл взглянула на свою племянницу, но трудно было понять — с одобрением или с осуждением. — Впрочем, Джоанна всегда была себе на уме.

Джо улыбнулась тете.

— Мне кажется, нам стоит объяснить мистеру Уитфилду, что, собственно, от него потребуется. Он ведь, наверно, очень занятой человек…

Кейл откинулся на спинку стула и устремил на Джо пристальный взгляд.

— Вчера вечером вы называли меня Кейлом!

Ее лицо с необыкновенно бледной кожей покрылось легким румянцем, но ответила она не задумываясь:

— Ах, да! И как это я забыла?

«Ничего она не забыла», — подумал Кейл. Единственное, в чем он был полностью уверен, так это в том, что тогда, в саду, ему все же удалось достучаться до нее. Сейчас она холодна как лед, но вчера ночью она была горячей и податливой как воск.

Джоанна кашлянула, словно догадываясь, о чем он подумал.

— Так вот, я думаю, моя свадьба не представит для вас особых трудностей. Вы можете…

— Когда речь идет о безопасности вашей семьи, не стоит довольствоваться полумерами, — перебил ее Кейл.

У него возникло впечатление, что Джо заскрипела бы зубами, если бы не ее безупречные манеры, которые позволяли ей держать себя в руках.

— Конечно, не стоит. Я просто имела в виду, что никаких особых затруднений не предвидится. Мы, разумеется, предоставим вам список гостей, но вы вполне сможете доверить распоряжаться всем этим кому-нибудь из ваших людей.

Она не хочет, чтобы он присутствовал где-то рядом на этом торжестве. Как ни странно, эта мысль доставила ему удовольствие.

— Дорогая, — вмешалась Абигейл, обращаясь к племяннице, — дядя Кейла много лет заботился о нашей безопасности и в подобных случаях всегда распоряжался лично. Я уверена, что Реймонд дал Кейлу понять, с какими людьми ему придется иметь дело. На свадьбу могут приехать особы королевских кровей, члены правительства, может быть, даже сам президент. Конечно, ваша скоропалительная свадьба не дает возможности подготовить нечто грандиозное, на мы все же хотим, чтобы она запомнилась надолго. Так что нам непременно потребуется дополнительная охрана.

Джо шумно вздохнула, кивнула, соглашаясь с тетей.

— Да, тетя, я все понимаю. Но именно потому, что Реймонд Уитфилд много лет обеспечивал безопасность нашего семейства, он наверняка успел превратить это в науку. Я уверена, что у него хранится досье на каждого из Дамаронов. Он уже проверил магнитные карточки к приглашениям. Остальное будет довольно просто…

— Простите, Джо, но я никогда не пользуюсь автопилотом, — заметил Кейл. Он сказал это достаточно тихо, но так, что обе женщины услышали его.

Джо на миг взглянула на Кейла, потом слегка пожала плечами.

— Что ж, как хотите. Как уже сказала тетя Абигейл, свадьба готовилась очень быстро, и поэтому…

— А почему, собственно?

Глаза Джо из светлых, почти серебристых сделались ярко-зелеными. Кейл с трудом сдержал улыбку. Его вопросы ее явно раздражали. Ну еще бы! Последний вопрос был совершенно неуместен. Но Кейл не мог удержаться. Он испытывал отвращение к этому холодному, безупречному фасаду, за которым она пряталась от него. Пусть уж лучше сердится!

— А зачем вам знать это?

— В моей работе чем больше времени отводится на подготовку, тем лучше.

Она помолчала, видимо, обдумывая ответ, потом сказала:

— Когда мы с моим женихом решили пожениться, мы сочли, что откладывать незачем. Я прошу прощения, если у вас из-за этого возникнут проблемы. Могу вас заверить, что во всем остальном, за исключением даты бракосочетания, вам будет предоставлена полная свобода.

— Рад это слышать. Тогда, возможно, вы не будете возражать, если я на время праздника поселюсь в одном из ваших домиков для гостей? Я могу на это рассчитывать, Абигейл?

— Ну конечно. Дэвид позаботится об этом. Не так ли, Дэвид?

— Считайте, что я это уже сделал.

— Вот и прекрасно! — сказала Абигейл, широко улыбаясь. — Это отличная идея, Кейл!

— А по-моему, идея дурацкая, — возразила Джо. — Зачем это вам понадобилось поселиться у нас?

А! Наконец-то ее проняло. Сейчас Кейлу больше всего на свете хотелось коснуться ее, поцеловать, пробудить ее от этого холодного полусна, как это произошло прошлой ночью. Но теперь это было невозможно. Не следует забывать, что она выходит замуж…

— Ваша свадьба, Джо, потребует круглосуточного наблюдения.

Несмотря на внушение, которое только что сделал себе Кейл, он нарочно продолжал называть ее по имени. Ему доставляло удовольствие видеть, что ее коробит от такой фамильярности.

— Ваши свадебные подарки нужно будет убрать под пуленепробиваемое стекло, а всех, кто будет появляться на территории поместья, будь то даже простые посыльные или рабочие, которые занимаются устройством праздника, нужно будет подвергать досмотру и обыску.

— Ладно, но это все в течение дня. А ночью-то вам зачем здесь находиться? — не сдавалась Джо.

Он усмехнулся.

— Ночью много всякого может случиться — вы просто представления не имеете, — неопределенно сказал Кейл.

— Он абсолютно прав! — подтвердила Абигейл, взмахнув мундштуком. Джо осталась невозмутимой. — Дорогая, ты ведь не хуже меня знаешь, что на время свадьбы охрану нужно удвоить. Помнишь, что на днях случилось с Джоном? Это мой племянник, он сейчас в Париже, — пояснила она Кейлу и продолжала, обращаясь к Джо: — Ты не хуже меня знаешь, что подобные события всегда привлекают разных подозрительных личностей.

— Если вы предпочтете доверить это дело кому-то другому, я вас, разумеется, пойму…

На самом деле Кейл очень хотел получить эту работу. Она была нужна ему, чтобы утвердиться в этих краях. Имя и поддержка дяди, конечно, значили много, но работа у Дамаронов была бы наилучшей рекомендацией. Если Дамароны ему откажут, закрепиться здесь станет гораздо труднее.

Так почему же он отказывается? Да просто потому, что хочет посмотреть, какова будет реакция Джо. «Это непрофессионализм», — мрачно подумал Кейл.

— По-моему, мы должны предоставить Кейлу возможность действовать, как он сочтет нужным, — снова вмешалась Абигейл. — Не правда ли, Джоанна? К тому же любой другой человек, если мы обратимся к нему с подобным делом, наверняка потребует того же.

— Да, конечно. Вы правы, — Джо посмотрела на Кейла. — Мы даем вам неограниченные полномочия. Если что-то понадобится, вам стоит только попросить.

Кейл улыбнулся — он очень надеялся, что это была бесстрастная улыбка профессионала, — и встал.

— Благодарю вас. Я переселюсь к вам сегодня вечером и сразу возьмусь за дело.

Загадочный Дэвид распахнул перед ним дверь. На пороге Кейл обернулся и еще раз взглянул на Джо.

— Не беспокойтесь. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы ваша свадьба прошла гладко, без всяких инцидентов. Рад был с вами познакомиться, Абигейл.

— Я тоже, Кейл. Хорошо, что вы поселитесь у нас.

Абигейл подождала, пока Дэвид закроет дверь за спиной гостя, потом снова обернулась к племяннице.

— А теперь, дорогая, объясни, что произошло между вами вчера вечером?

— Ничего.

— Ничего?

— Почти ничего, — уточнила Джо. Она опустила глаза и принялась с отсутствующим видом крутить свой перстень с бриллиантом. По стенам забегали блики.

— Дэвид, ты ей веришь?

Дэвид заговорщицки улыбнулся Джо.

— Я ей всегда верю.

— Спасибо, Дэвид.

Абигейл взмахнула мундштуком.

— Вы хотите меня провести! Как вам не стыдно! Джоанна, расскажи, что это было за «почти ничего»!

Джоанна вскочила.

— Да нечего мне рассказывать!

— В самом деле? — Абигейл принялась рассматривать свои ногти. — А судя по тому, как напряженно вы держались друг с другом, я думала, что рассказывать как раз есть о чем. Впрочем, я рада, очень рада, что ошиблась. Хотя от тебя я ничего другого и не ожидала. Ты ведь помолвлена и вряд ли станешь вести себя недостойно!

Джо возвела глаза к небу. Дэвид усмехнулся. Дамароны всегда ведут себя так, как им заблагорассудится. И Абигейл знала это лучше, чем кто бы то ни было. Она просто пыталась подцепить Джо на крючок. И в любое другое время Джо с удовольствием поиграла бы в эту игру. Но только не сегодня.

— Вы сегодня виделись с Кайли? — обратилась она к тете.

— По-моему, она еще не встала. А, Дэвид?

— Я ее еще не видел. Могу сходить проверить, если нужно, — с готовностью предложил молодой человек.

— Да нет, спасибо. Я все равно собиралась наверх.

— Тогда я пошел, — сказал Дэвид, направляясь к двери. — Я собирался в клуб, играть в теннис.

— Всего хорошего! — бросила Джо в его удаляющуюся спину.

Дэвид вскинул руку в ответ. Абигейл нахмурилась. Она о чем-то задумалась.

— Кайли пора бы встать. Ей нужно помогать тебе готовиться к свадьбе.

— Поможет, поможет. Я побеседовала с доктором насчет нее. Он говорит, ей просто надо отдохнуть. Если ей не станет лучше, я заставлю ее сдать кровь на анализ — вдруг у нее анемия! Но скорее всего это не понадобится. Это; по всей видимости, просто легкая простуда.

Джо почувствовала легкие угрызения совести. Она действительно разговаривала с доктором насчет Кайли — как раз затем, чтобы успокоить свою совесть, но рассказала ему лишь о симптомах болезни, а не о том, чем она вызвана.

— А потом, можно подумать, мне никто не помогает! — пожала плечами Джоанна. — Я вполне могу обойтись без помощи Кайли.

— И все же…

— Ладно, я пойду посмотреть, встала она или нет.

Джо собралась выйти из комнаты, но голос тети остановил ее на пороге.

— Ты уверена, что тебе нечего рассказать мне о Кейле?

Девушка настороженно взглянула на нее.

— Абсолютно уверена. У вас, тетя, как всегда, разыгралось воображение.

Абигейл фыркнула и снова взмахнула своим мундштуком.

— Воображение тут совершенно ни при чем, моя дорогая. Я все видела своими глазами!

— Может, вам стоит заказать очки? — предположила Джо самым легкомысленным тоном.

— Ты не доживешь до тех времен, когда мне понадобятся очки! — возмущенно выпрямилась Абигейл.

— Как скажете, тетушка.

— Вот именно.

Джо вышла из комнаты. Абигейл проводила племянницу взглядом, потом выдвинула ящик стоящего рядом стола и достала оттуда большую записную книжку и очки для чтения. Водрузив очки на нос, она пролистала книжку, нашла нужный номер, сняла трубку и набрала его.

— Реймонд? Это Абигейл. Расскажи-ка мне поподробнее об этом твоем племянничке. И смотри, ничего не пропускай!

Джо бесшумно проскользнула в комнату сестры. Шторы были наполовину задернуты, в комнате стоял полумрак.

— Кайли! — тихонько окликнула она.

— Я тут.

Она вышла на середину комнаты и только тут заметила свою сестру — та сидела у окна, наполовину скрытая занавеской. Кайли все еще была в ночной рубашке. Она сидела, обняв колени, ее мягкие и пушистые, как у ребенка, волосы были не расчесаны, голубые глаза полуприкрыты. Она выглядела куда моложе своих восемнадцати лет.

— А, ты встала! Это хорошо, — бодро произнесла Джоанна и заставила себя улыбнуться.

Но Кайли этого все равно не заметила. Она даже не обернулась. Она по-прежнему сидела, глядя в окно, на дорожку перед подъездом.

— Кто это?

Джо подошла посмотреть, на кого это глядит ее сестра, и увидела Кейла. Он стоял на дорожке и оглядывал парк, который находился справа, и лужайку рядом с парком. Его каштановые волосы блестели на солнце, и даже отсюда, с высоты второго этажа, Джо могла различить черты его лица, исполненного решительности и той чувственности, которая так поразила ее прошлой ночью и сегодня утром.

Вчера она чувствовала себя такой одинокой и беззащитной. Она утратила бдительность — и позволила ему приблизиться к себе. Тогда, под луной, он казался совершенно безопасным. Он сказал, что ничего от нее не хочет. И все равно это не объясняло, почему она так бурно отозвалась на его поцелуй. Хорошо еще, что она вовремя пришла в себя и убежала!

Если бы она не убежала, она совершила бы непоправимую ошибку. Она помолвлена, а он — всего лишь какой-то чужак, незнакомец. Она сделала страшную глупость, поддавшись его поцелуям и позволив себе ощутить жар его желания.

Больше всего ей хотелось бы забыть о том, что было прошлой ночью. Но сегодня утром он был так зол на нее — его гнев был почти физически ощутим! По крайней мере, для нее. И она была почти уверена, что Кейл этого так не оставит.

— Джо…

Голос сестры вернул ее к реальности.

— Это Кейл Уитфилд. Он будет заниматься обеспечением безопасности на моей свадьбе.

— Я так и подумала, что он, наверно, полицейский.

Голос у Кайли был бесцветный и усталый.

— Нет, он просто унаследовал охранную фирму своего дяди — только и всего.

Джо в последний раз взглянула в окно на Кейла. Поза его была напряженной, взгляд — острым и внимательным. Да, Кейл явно не из тех людей, кто способен чего-то не заметить. С ним надо держаться начеку.

Она протянула руку и нежно погладила Кайли по льняным волосам с серебристой прядью.

— Как ты себя чувствуешь? — участливо спросила она.

— Я почти всю ночь не спала.

— Что же ты не пришла ко мне? Мы бы с тобой нашли на кухне что-нибудь вкусненькое, потом посмотрели бы какой-нибудь старый фильм, как делаем всегда, когда у тебя бессонница…

— Да нет, тебе надо было отдохнуть. А потом, мне не хотелось есть…

— Когда же ты ела в последний раз? — встревожилась Джоанна.

— Не помню… Да нет, я поела.

Джо озабоченно посмотрела на сестру, пытаясь определить, насколько та похудела за последнее время. Когда родилась Кайли, Джо было одиннадцать лет, и она полюбила свою младшую сестренку с первого взгляда. Она всегда защищала ее, заботилась о ней. Кайли была чудным ребенком, настоящим ангелочком — веселая, смешливая, ласковая… Когда через пять лет их родители погибли в авиакатастрофе, Кайли отчасти утратила прежнюю веселость. Для Джо это, конечно, тоже было ужасным потрясением, но она тогда не думала о себе. Вместо этого она удвоила заботу о сестренке.

— Не сидела бы ты взаперти, лапочка. Твои подруги звонят, заходят…

— Да, я говорила с Лиз и Полли, — кивнула Кайли. — Я им сказала, что плохо себя чувствую.

Кайли встала и принялась беспокойно расхаживать по комнате.

— На несколько дней тебя оставят в покое, но ведь не можешь же ты вечно отговариваться нездоровьем! К тому же, если ты будешь сидеть в четырех стенах, лучше тебе не станет. Ну же, солнышко, — нежно уговаривала ее Джо, — оденься, и пойдем со мной. Мне понадобится твоя помощь. Мне надо готовиться к свадьбе.

Кайли в первый раз за все время заинтересованно взглянула на нее.

— Знаешь, Джо, по-моему, ты способна организовать президентскую инаугурацию с большим приемом и балом одной левой рукой, с закрытыми глазами.

Джо хихикнула.

— Во-первых, не могла бы. Во-вторых, это будет не инаугурация, а моя свадьба.

Кайли принялась грызть и без того обкусанный ноготь.

— Я… я рада за тебя. Я знаю, что это не слишком заметно, но я правда рада. Брет, кажется, очень хороший человек.

Джо подошла к ней и ласково заставила ее вынуть палец изо рта.

— Перестань грызть ногти, радость моя! И так уже до мяса съела. И вообще, ты уходишь от темы разговора. Мне все равно понадобится твоя помощь.

— Зачем?

— Ну… — Джо задумалась. — Ну, вообще. Например, ты могла бы заняться приглашениями…

— Да мы же уже два дня как разослали все приглашения! Они были вручены всем приглашенным лично…

— Откуда ты знаешь?

— Тетя Абигейл сказала.

— Ну ладно, — сказала Джо, решив сменить тактику. — А все-таки надо проверить — может, я кого-нибудь пропустила? Надо еще раз просмотреть список гостей и вообще проверить кучу всяких мелочей я просто сейчас не вспомню, что именно. Да, и еще! Чуть не забыла! Нам надо заняться твоим платьем. У нас мало времени, а моя подружка должна быть одета как королева!

Кайли еле заметно улыбнулась.

— А вот на этот раз ты перегибаешь палку. Ты никогда ни с кем не советовалась по поводу платьев, которые шила, даже по поводу платьев для кукол, которые ты шила чуть ли не с семи лет!

— Во-первых, с шести, а во-вторых, дело не в этом. Мне просто необходимо вытащить тебя из этой комнаты!

— Нет, — Кайли взяла со столика книгу, положила ее обратно, снова взяла, уронила на пол. — Ах, Джо, мне так плохо!.. — Голос у нее сорвался. — Эта комната — единственное место, где я чувствую себя в безопасности.

— Я знаю, солнышко, — Джо подошла к ней, обняла ее, прижала к себе. — Но ведь я всегда заботилась о тебе. Разве нет? — шепнула она ей на ухо. — И на этот раз позабочусь.

Кайли вырвалась из рук сестры. В ее голубых глазах стоял страх.

— Да, но это не так, как тогда, когда я упала и разбила коленку. Это не какое-нибудь там…

— Тс-с-с… — Джо взяла лицо Кайли в ладони. — Я всегда заботилась о тебе, защищала тебя и сейчас сумею защитить. Доверься мне. Вдвоем мы как-нибудь разберемся со всем этим.

Кейл стоял на пороге домика для гостей и всматривался в ночь. Он приехал два часа назад. Дэвид ждал его и, как только Кейл явился, без лишних слов проводил его в этот домик, где Кейлу предстояло прожить ближайшие две недели.

Холодильник был набит продуктами, на кухонном столе красовалась большая ваза с фруктами, по четырем просторным комнатам были расставлены вазы с цветами. Дом представлял собой очень удачное сочетание уюта, удобства и роскоши. Все, что нужно человеку.

На самом деле, сейчас Кейлу следовало бы отправиться в особняк и засесть за составление планов охраны — так, чтобы свадьба Джо прошла без сучка без задоринки. А вместо этого, он торчал на крыльце и глазел на светящиеся окна большого дома. Должно быть, Джо и ее семья сейчас ужинают…

Интересно, а жених Джо тоже ужинает с ними? Кейл не видел, чтобы кто-то приезжал, но, с другой стороны, домик для гостей был расположен позади особняка, чуть в стороне, так что можно было и не заметить. С завтрашнего дня ему будут сообщать имена всех, кто появляется в усадьбе, но пока остается только гадать.

Черт побери, а что это вообще за мужик? Тот мужик, который добился руки прекрасной Джо и через две недели женится на ней. Должно быть, преуспевающий, образованный, утонченный и все такое… Ничего, завтра Кейл будет знать это точно. Зря он все-таки напросился на эту работу. Да, он свалял большого дурака. Ведь и в самом деле, можно было бы послать сюда кого-нибудь из помощников. Но он говорил правду, когда сказал, что не работает на автопилоте. И потом, дело не только в этом.

Дело в том, что он никак не может забыть прошлую ночь. Вчера она так страстно целовалась с ним, а сегодня как ни в чем не бывало наняла его охранником на свою свадьбу, которая должна состояться всего через две недели!

А может, ей просто хотелось поразвлечься? Так сказать, оттянуться напоследок, перед свадьбой? Но, если это было так, вряд ли она ограничилась бы одними поцелуями. Видит Бог, Кейл бы не отказался!

Он изо всех сил врезал кулаком по дверному косяку. Нет, он хочет понять, в чем тут дело, и он это разузнает!

Черт возьми, почему он не может забыть о ней?

И зачем, черт побери, она целовалась с ним, если она принадлежит другому?

И почему, тысяча чертей, ему хочется поцеловать ее еще раз — и еще, и еще раз?..

2

Утро было тихое. Кое-где еще висели розовые облачка, но само небо становилось все голубее с каждой минутой. Кейл бродил по тщательно ухоженному парку, окружавшему особняк, изучая каждое дерево, каждый куст, каждую кочку, даже самую неприметную. Это позволит ему сразу заметить, если что-то будет не так. Потом он обойдет все поместье — все триста акров, но сейчас надо в первую очередь изучить здание и прилегающую к нему местность.

Слева донесся всплеск воды. Кейл мгновенно обернулся в ту сторону. Туда он еще не ходил. Приближаясь к источнику звука, Кейл снова услышал плеск.

Он решил подойти туда незаметно: пробрался через заросли высоких кустарников и остановился, не выходя на открытое пространство.

Кейл увидел перед собой большой прямоугольный плавательный бассейн. Вода поблескивала под лучами восходящего солнца. В бассейне плавала женщина, рассекая воду уверенными, сильными гребками.

Разумеется, это была Джо. Кейл узнал ее точные, размеренные движения, ее стройное тело, ее правильные черты. Она действительно была похожа на богиню — Снежную Королеву, которая растаяла в его объятиях под луной той незабываемой ночью.

Он выбрался из кустов и подошел к краю бассейна, любуясь Джо, плывущей в его сторону. На миг он позволил себе забыться и вообразить, что Джо знает, что он здесь, и на самом деле плывет к нему, к нему одному.

Но она из Дамаронов. А это означает, что она живет и существует в другом мире, населенном преимущественно Дамаронами и теми, кого они допускают в свой круг. А он, Кейл, для нее не более чем временно нанятый слуга. И, в довершение всего, она помолвлена и принадлежит другому мужчине. Все, что он знал о ней, предупреждало: «Стой! Не приближайся!»

Да Кейл и не собирался приближаться к ней. Он всего-навсего хотел поговорить.

Джо сделала последний гребок и ухватилась за бортик бассейна. Подтянулась, встала на ступеньки и стала выходить из воды. Ее мокрое тело блестело на солнце, влажные волосы были откинуты назад.

Внезапно Джоанна увидела его. Она застыла на последней ступеньке, с опаской глядя на Кейла.

— Что вы здесь делаете?

Не отводя взгляда от ее глаз, Кейл шагнул вперед, протянул руку и помог подняться из бассейна. У бассейна стоял шезлонг, на нем лежало большое махровое полотенце. Кейл протянул полотенце Джо.

Она загородилась полотенцем, словно щитом.

— Я спрашиваю, что вы здесь делаете?

— Я вас слышал.

Она, быть может, сама того не желая, пробудила в нем самые пылкие чувства. Нет, конечно, Кейл сумеет справиться с собой. Он спокойно улыбнулся.

— Я просто удивился, что вы забыли.

— Забыла? О чем?

— О том, что я теперь здесь живу.

О, Джо это прекрасно помнила! Вчера, перед тем как лечь спать, она долго смотрела в окно на стоящий поодаль домик для гостей. В домике горел свет, и Джо гадала, что он сейчас делает. На самом деле она добрых полчаса стояла у окна и думала о Кейле. А когда легла в постель, то долго не могла заснуть.

— Я спрашиваю, что вы делаете здесь, у бассейна? Не похоже, чтобы вы собирались купаться. Вы не раздеты…

Ее холодный тон задел его. Он все еще ощущал вкус ее губ, а она, похоже, желала сделать вид, что между ними вообще ничего не было! Ему хотелось взорваться, наорать на нее, устроить ей взбучку…

— Так это не проблема, — тихо сказал он. — Вам стоит сказать слово, и я разденусь за пару секунд. И полезу с вами в бассейн. Или в кусты. Или куда хотите…

Кейл с удовлетворением увидел, что Джо слегка покраснела. Он принял это за подтверждение того, что происшедшее в саду было все же на самом деле. Он произвел на нее не меньшее впечатление, чем она на него. И страстные объятия той ночи ему не почудились. Хотя, конечно, это не оправдывает его грубости…

Но она была ему небезразлична. И Кейл не хотел быть безразличен ей. И еще он, как ни странно, испытывал боль — и оттого хотел причинить боль Джо.

Впрочем, сам он почти не сознавал этого. Он бросил взгляд на ее белый закрытый купальник.

— Ну, разумеется, вам тоже тогда придется раздеться.

Джо не привыкла цапаться с людьми, но с Кейлом, похоже, иначе было нельзя.

— Я не собираюсь раздеваться. Никоим образом и ни при каких обстоятельствах.

Кейл покладисто кивнул.

— Ну да. Я только себе представил…

Как это ему удалось выразить согласие и в то же время окончательно смутить ее? «Чистая работа», — кисло подумала Джо.

— Вы никогда не носите других цветов, кроме белого? — спросил Кейл.

Голос у него внезапно охрип. Она выглядела великолепно. Ее грудь бурно вздымалась после плавания, купальник туго обтягивал стройную фигуру…

«Но она принадлежит не тебе», — напомнил себе Кейл. И еще он напомнил себе, что она — его работодатель.

— Белое не цвет, — ответила Джо. Она наклонилась и скрутила свои длинные волосы в жгут, чтобы выжать из них воду.

Она и раздражала, и одновременно возбуждала его. Обе эти реакции вполне естественны, но совершенно противоположны. Джоанна не была похожа ни на одну женщину из тех, кого Кейл знал прежде. Сколько он себя ни одергивал, это нисколько не помогало.

— Тогда почему вы не наденете что-нибудь цветное? Выберите себе какой-нибудь цвет!

Она выпрямилась и посмотрела Кейлу в глаза.

— Вас действительно так волнует, какой цвет я ношу?

Нет. Его волнует совсем не это. Он… он не знает, что именно его волнует!

— Да нет, не особенно. Если хотите, мы можем поговорить о чем-нибудь другом. О чем вы хотели бы побеседовать?

— Ни о чем. Мне вообще не хочется разговаривать. Я люблю раннее утро именно за то, что тихо и рядом никого нет.

Она обернула голову полотенцем, которое передал ей Кейл, потом потянулась за другим, чтобы вытереться. И все это время Джо ждала, ждала, что скажет или сделает Кейл. Ждать ей пришлось недолго.

— И часто вы приходите сюда купаться в это время?

Джо поставила длинную стройную ногу на край шезлонга и наклонилась, чтобы вытереть ее — потом вторую…

— По-моему, вас это не касается.

Она снова превратилась в Снежную Королеву. Кейл не мог этого вынести. Он схватил ее за плечи и заставил выпрямиться.

— Вы ошибаетесь, Джо. Меня это очень даже касается, как и все, что связано с вами. Вы — центр предстоящего торжества. А это значит, что ваша семья и все гости будут крутиться вокруг вас. Мне придется все время следить за вами. И я намерен выполнять это как можно лучше!

Джоанна вырвалась у него из рук.

— Почему-то вы говорите это так, словно угрожаете.

— Я никогда не угрожаю, Джо.

Но его тяжелый, пристальный взгляд тревожил ее. На самом деле не только его взгляд — сам Кейл тревожил Джо каждый раз, как она его видела, хотя она и не знала почему. Может, дело в его физическом сложении? Каждая клетка, каждый нерв, каждая мышца в его теле выдавали в нем мужчину, который привык распоряжаться не только собой, но и окружающими обстоятельствами. Он не мог войти в сад, озаренный луной, не нарушив царящего там покоя. Стоило ему появиться в солнечной комнате ее тети, как воздух оказался насыщен электричеством. Стоило ему появиться перед ней сейчас, ранним тихим утром, и он возбудил в ней бурю чувств. Он самим своим присутствием ухитрялся как-то влиять на нее, Джо, требуя ответа…

И всегда он появлялся в самый неподходящий момент!

— Вы преувеличиваете сложность своей задачи, Кейл. Вы привыкли охранять президентов. А я — просто невеста…

— Вы еще даже не невеста, — лениво протянул Кейл. Глупо, наверно, было так говорить. Но эффект это произвело потрясающий. На лице ее отразился ряд сменяющих друг друга эмоций. Раздражение. Гнев. Страх? Нет, он ошибся. Чего ей бояться?

— Но если все пойдет, как задумано, — продолжал Кейл, — вы будете невестой — но не просто невестой! Вы будете невестой из Дамаронов. А это значит, что…

Джо вздохнула. Она прекрасно знала, что это значит.

— Ладно, не продолжайте. Я все поняла.

Кейл отвел глаза. Нет, надо бежать отсюда.

И подальше, подальше. Ничего, кроме неприятностей, его здесь не ждет. Он снова посмотрел на Джо.

— Есть еще одна причина, почему мне следует заняться этим лично, — сказал он. — Мы с вами целовались в саду у Колдуэллов…

— Ну и что? — Она передернула плечами. — Вы что, целовались впервые в жизни? А иначе с чего бы вам относиться к этому так серьезно?

— Но ведь вы же помните, Джо… Вы сами знаете… — сбивчиво начал Кейл.

— Знаю. И пытаюсь вам объяснить. Эта встреча была ошибкой. Моей ошибкой. Я прошу прощения.

Его снова охватил гнев — этот гнев, уже успевший стать привычным со вчерашнего утра, когда он впервые узнал, что он должен быть охранником на ее свадьбе. Кейл попытался сдержать свои чувства.

— Мне не нужны ваши извинения, — сказал он тихим, ровным голосом. — Я хочу, чтобы вы объяснились. С чего бы это женщина за две недели до свадьбы целуется с мужчиной, которого она видит впервые в жизни?

Ах, если бы она могла ответить на этот вопрос! Ах, если бы она не поддалась тогда этому необъяснимому порыву! Господи, она никак не может перестать думать о нем и об этом его поцелуе!

— Вы делаете из мухи слона. Подумаешь, пара поцелуев! Такой пустяк…

И она отвернулась, чтобы надеть махровый купальный халат.

Черт! А он-то надеялся, что ему удастся уйти, не потеряв головы. И зачем ей понадобилось это сказать? Не дав ей надеть халат, Кейл схватил ее за плечи и развернул к себе.

— Это был вовсе не пустяк, и вы это знаете не хуже меня!

— В самом деле? — Джо удалось изобразить на лице легкое любопытство. — А что же в них было такого особенного?

Она хочет сказать, что ничего особенного в этом не было? Это предположение почему-то подлило масла в огонь, пылавший у него в груди. Ну разве может быть так, чтобы у двоих людей, которые испытали одно и то же чувство, остались об этом совершенно противоположные воспоминания?

— Я не знаю, что именно, но что-то в них было! Я целовался не раз и сумею отличить простой поцелуй от поцелуя, который что-то значит!

Да, в то, что ему не раз приходилось целоваться, Джо охотно поверила. Стоит только взглянуть на его чувственные губы! Стоит только вспомнить, как он целовал ее… И как она отвечала на его поцелуи.

— Произошла случайная встреча. Ее не должно было быть вообще, — упрямо сказала она.

— Но это было, Джо! И на это должна быть какая-то причина. Черт побери, ведь вы же помолвлены!

Она слегка нахмурилась.

— Не надо лишних осложнений, Кейл. Все гораздо проще, чем вам кажется. Да, это случилось, и с этим теперь ничего не поделаешь. Я признала свою ошибку. Я извинилась. Вопрос закрыт.

Его глаза сузились.

— Да? А вот я другого мнения!

От его взгляда ее почему-то пробрала дрожь.

— Мне холодно, — сказала Джо и потянулась за халатом.

На этот раз Кейл дал ей надеть халат, но, когда она собралась подпоясаться, Кейл притянул ее к себе.

Она ахнула, ощутив прикосновение его крепкого, мускулистого тела.

— Не надо… Я же мокрая!

— Это ничего, — буркнул Кейл. — Давай-ка лучше обменяемся еще парочкой этих «пустяков». Если поцелуи — такой пустяк, еще несколько поцелуев ничего не изменят.

И прежде чем Джо успела ответить, он прижался губами к ее губам с такой силой, что у нее перехватило дыхание. Те поцелуи в саду были нежными, тающими, этот же был настойчивым и жарким — словно дохнуло жаром из раскаленной печи. Он целовал ее сильно и умело. Его язык проник в глубину ее рта. Этот поцелуй был прост и чист, как обладание. Как секс. Как сила. И ей пришлось ответить. У нее не было другого выбора. Она не могла совладать с огнем, который он разжег в ее жилах, в ее лоне, в ее сердце. Она могла лишь держаться за Кейла и отвечать на все его желания.

Его рука скользнула под халат, вдоль ее спины, легла на бедра… Он прижал ее к себе, так, что она чувствовала его затвердевшее мужское достоинство сквозь тонкую, влажную ткань купальника. Его действия были неприкрыто плотскими, откровенно сексуальными. Он не скрывал от нее своих желаний. Это была не игра. Кейл самым доходчивым образом показывал, как он хочет ее. И она тоже хотела его!

Да, этот поцелуй не был пустяком, как и те поцелуи в саду. Что же ей делать?

Его жар настойчиво проникал в нее, наполняя ее желанием и страстью. Его мужская натура была подобна динамиту, который грозил взорваться в любой момент — стоит ей позволить…

Джо чувствовала, что нужно немедленно прервать этот поцелуй, но вместо того, чтобы оттолкнуть Кейла, лишь теснее прижималась к нему. Она обвила его руками, приникла к нему…

Он целовал ее снова и снова, а его беспокойные руки шарили по ее телу. Он действовал не силой — нет, это желание, густое и сладкое, растекалось по ее жилам горячим медом. Кейл требовал — и она давала. У нее просто не было другого выхода. Но ему и этого было мало. Его пальцы забрались под ткань купальника и ласкали ее круглую ягодицу. Он мял и гладил ее нежную кожу, все теснее прижимая ее к себе.

«Он вселяет в меня слишком сильные чувства, заставляет чувствовать слишком бурно», — подумала Джо.

Но мысли существовали отдельно от нее, тело жило своей собственной жизнью. Если он не прервет поцелуя, скоро будет поздно. Джо лихорадочно пыталась хоть отчасти вернуть себе самообладание — но тщетно. Да и как она могла прервать подобное наслаждение?

Но наконец, к счастью или к несчастью, Кейл сам прервал поцелуй и медленно отодвинулся от нее, оставив ее потрясенной, растерянной, в полном замешательстве.

— Ты не холодная, — хрипло сказал он. В глубине его карих глаз по-прежнему полыхало пламя. — В этом-то все и дело. Ты притворяешься холодной, но на самом деле ты — настоящий порох. Весь вопрос в том, знает ли об этом твой жених.

— Мой… жених?

Он улыбнулся с каким-то хищным выражением.

— Что такое? Неужели такой «пустяк», как мой поцелуй, заставил тебя забыть о нем?

Джо собрала все силы, уперлась руками ему в грудь и попыталась оттолкнуть его. Но Кейл неожиданно отпустил ее, и она едва не упала. Он поспешно подхватил ее и не отпускал, пока не убедился, что она твердо стоит на ногах.

— Тебе не следовало этого делать, — сказала она, трясущимися руками завязывая пояс халата.

— Это невозможно, — тихо сказал Кейл. — Абсолютно невозможно. Я не могу не делать этого. Стоило мне коснуться тебя, поцеловать тебя — и я погиб. Черт побери! Ты отвечаешь мне, а мне все мало, мне хочется еще и еще! Но я знаю — мы оба знаем, что это невозможно. Да, я об этом не забываю. Но я ничего так не хочу, как того, чтобы это стало возможным.

— Это невозможно.

— Ты меня не слушаешь. — Он поднял руку и легонько коснулся ее щеки. — Я же говорю: я знаю, что это невозможно, что это нельзя, но не могу остановиться! Неужели ты думаешь, что я не хотел бы забыть обо всем этом?

— Кейл…

— Ну что? — раздраженно бросил он. — Ты помолвлена, да? Я знаю. Это был всего лишь поцелуй? И это я тоже знаю. Можешь ли ты сказать мне что-нибудь, чего я не знаю? Например, почему вышло так, что мы встретились слишком поздно?

— Нет, — тихо ответила она. — Не могу.

— Быть может, ты знаешь, что нам теперь делать? Так, чтобы я мог перестать злиться на тебя? Так, чтобы я мог спокойно оставить тебя?

Она покачала головой.

— Конечно, не знаешь. Потому что сейчас, Джо, речь идет не о том, что такое хорошо и что такое плохо. Речь идет о сверхъестественном влечении, которое я не могу объяснить. Но оно есть, и от него никуда не денешься. А ты, ты сможешь противостоять ему?

Он сделал паузу, судорожно вздохнул.

— Джо, я ведь знаю, что я не одинок в своих чувствах! Я это знаю, Джо!

Да, он не был одинок в своих чувствах. В этом Кейл был абсолютно прав. При других обстоятельствах Джо давно бы уже бросилась ему в объятия. Но… Она бессознательно потянулась к Кейлу, но вовремя опомнилась и отдернула руки.

— Ну ладно — предположим, до некоторой степени ты прав.

— До некоторой степени? — переспросил Кейл и недоверчиво хмыкнул.

— Я могу тебе сказать только одно: мы должны остановиться и больше не возвращаться к этому. Не забывай, я скоро выхожу замуж.

— Ну да, конечно. У тебя на пальце — булыжник во много карат. День уже назначен, приглашения разосланы. Но все это не имеет ни малейшего значения по сравнению с тем чувством, что связывает нас!

— Это пройдет.

— Не думаю. Пока что это буквально сводит меня с ума. Это глупо, но это так.

Джоанна чувствовала себя совершенно беззащитной перед ним. Она даже не могла заставить себя возразить ему. Он говорил правду. Да, она сама виновата. Как она могла винить его? Правда, он первым поцеловал ее. Но ведь она не отвергла его — она загорелась и ответила ему. И сейчас они не целовались лишь потому, что он прервал поцелуй. Он, а не она.

И даже теперь жаркое пламя, пылавшее в его глазах, выводило ее из равновесия. Она сглотнула ком, стоявший в горле.

— Знаешь, я могу просто выставить тебя. И тогда ты больше не будешь ошиваться здесь, рядом со мной.

— Так ты, значит, собираешься меня уволить?

— Может быть. Я подумаю.

А ведь это было бы так просто! Ей достаточно сказать слово, и Кейл уйдет, и по крайней мере одной проблемой будет меньше. Но проблема эта не так проста, как кажется. Ведь Кейл прав. Как ни странно, похоже, здесь действительно замешано какое-то веление природы. Она уже не раз подумывала о том, что Кейла надо уволить, — и не могла заставить себя сделать это. Она хотела, чтобы он был рядом. Чтобы он целовал ее… «Какой позор! — с горечью подумала Джо. — Я позабыла о гордости, о своем доме…»

Она молчала. Кейл стискивал и разжимал зубы.

— Джо. Скажи мне только одно. Почему тебе непременно нужно выйти замуж через две недели? — настойчиво спросил он, смутно чувствуя какую-то скрытую подоплеку этой спешки.

Она воздела руки к небу.

— Господи, Кейл! Ну зачем женщины вообще выходят замуж?

— Меня не интересуют «женщины вообще» — я хочу знать, почему выходишь замуж ты и так скоропалительно к тому же.

— Это не твое дело.

— Да, ты права. Это не мое дело. Но все же объясни.

Голос у него был хриплый и растерянный. Джо дрожала. Ей хотелось снова прижаться к нему.

— Видишь ли, Джо, в ту ночь, когда мы встретились, ты не предупредила меня, что принадлежишь другому. Я поцеловал тебя, и ты ответила мне и поймала меня на крючок, как пескаря. Ты заставила меня хотеть тебя, и теперь я уже не могу остановиться. Хуже того, я и не хочу останавливаться.

— Кейл, послушай. Это я виновата во всем, что произошло. Мне не следовало целоваться с тобой. Но это случилось. А теперь тебе придется забыть об этом.

Ей казалось, что она уже никогда не вырвется из этого круга.

— Только и всего? А как быть с тем, что произошло между нами только что? Об этом ты тоже предлагаешь забыть? А сама-то ты сможешь забыть об этом?

— Я забуду. И тебе тоже нужно постараться. Занимайся своим делом, и я не стану тебе мешать, но постарайся оставить меня в покое. Ты должен…

Он глухо застонал, словно она причинила ему боль.

— Да разве я не пытался? Но все мои добрые намерения и здравый смысл улетучиваются как дым, когда я встречаюсь с тобой. Джо, выслушай меня. Да, я привык рассчитывать все наперед, но на встречу с тобой я рассчитывать никак не мог. Та ночь в саду у Колдуэллов была для меня как нокдаун, и я до сих пор не оправился. Да, мы всего лишь поцеловались, но тогда тем более удивительно, что мы до сих пор не можем забыть об этом.

Ей хотелось плакать — о нем, о себе…

— Прости меня, Кейл. Мне очень жаль…

— Джоанна!!!

Кейл обернулся на голос и увидел высокого, стройного мужчину в дорогом и безупречно элегантном костюме, направлявшегося в их сторону.

— Это твой знакомый?

Джо взглянула в ту сторону, потом провела пальцами по лбу, бессознательно желая успокоиться.

— Это Брет. Мой жених.

— Чудесно, — произнес Кейл тоном, идущим вразрез с его словами. — Просто чудесно! Впрочем, я все равно собирался познакомиться с ним.

— Пожалуйста, уходи!

Кейл чувствовал себя униженным, несчастным, и каждый ее взгляд, каждый жест, каждое слово ранили его еще больнее.

— Да что ты! Я ни за что на свете не пропущу такую встречу!

Они не нашли ни решения, ни выхода, но сейчас Джоанна абсолютно не знала, что можно сделать. И ради того, чтобы не случилось скандала и не произошло ничего непоправимого, ей ничего не оставалось, как изобразить на лице улыбку.

— Доброе утро, Брет.

— Доброе утро, дорогая.

Брет наклонился и нежно поцеловал ее в щеку.

И Кейлу пришлось смотреть на это и удерживать себя от желания оторвать этому парню руки, которые хозяйским жестом обхватили ее плечи.

Кейл не знал, что бы он сделал, если бы Брет поцеловал Джо в губы, в губы, которые только что так страстно целовал он сам. Кейл подумал, что предстоящие две недели будут для него настоящим адом.

Брет обернулся к нему. На его добродушном лице застыло несколько недоумевающее выражение.

— Я — Брет Сондерс.

Кейл встряхнулся и пожал протянутую ему руку.

— Я Кейл Уитфилд. Моей фирме поручено обеспечивать безопасность на предстоящей свадьбе.

Лицо Брета прояснилось.

— Ах, да, конечно! Вы племянник Реймонда Уитфилда. Великолепно. Он отзывался о вас самым наилучшим образом.

— Да, я слышал.

На лице у Брета снова появилось удивление.

— Так вы обсуждали с Джоанной подготовку к свадьбе?

Джо откашлялась, не зная, что сказать жениху.

— Да, мы…

— Да нет, — небрежно прервал ее Кейл. — Я просто бродил по парку, осматривал местность, услышал плеск воды и подошел посмотреть, в чем дело.

— А, это хорошо. Я рад, что вы сразу взялись за дело. Да, к сожалению, из-за того, что свадьба будет очень скоро, возникнет множество проблем. А я сейчас занят, и пришлось свалить большую часть приготовлений на Джоанну. Значит, я могу предоставить обеспечение безопасности вам. Это хорошо.

Брет обнял Джо за талию и привлек ее к себе. Кейл прищурился. Показалось ему, или Джо на самом деле напряглась? Да нет, вряд ли. Скорее всего он просто принял желаемое за действительное.

— Вы можете спокойно предоставить все это мне.

Была ли эта двусмысленность случайной, или он сказал это нарочно? Джо не знала этого. Впрочем, это неважно. Брет, похоже, все равно ничего не заметил. Она предприняла попытку взять разговор на себя.

— Брет, а отчего ты так рано встал?

Брет рассмеялся и прижал ее к себе.

— Я хотел повидать свою будущую супругу перед тем, как идти на работу. Подумал, может, мы еще успеем позавтракать вместе…

— Это замечательно! — заверила Джо, не смея взглянуть на Кейла.

— Я надеялся, что ты так скажешь. В ближайшие десять дней мне придется задерживаться на работе дольше обычного. Мне этого очень не хочется, но это единственный способ высвободить время для нашего с тобой медового месяца.

При одной мысли о том, что Джо будет проводить медовый месяц с этим мужчиной — черт возьми, да с любым другим мужчиной! — кровь бросилась Кейлу в голову.

— Это значит, что вас здесь не будет? — уточнил он.

— Я постараюсь бывать здесь как можно чаще. Но там видно будет. А почему вы спрашиваете? — В глазах Брета снова возникло недоумение.

— Я поставлю у ворот охрану, но позабочусь о том, чтобы вас пропускали в любое время.

Брет сразу же успокоился.

— Благодарю вас.

Он взял Джо за левую руку.

— Дорогая, а где твое кольцо?

— Мне не хотелось обронить его в бассейне, и я сняла его. Потом, ему может повредить хлорированная вода.

— Да, наверно, ты поступила разумно. Хотя вряд ли этому бриллианту может повредить какая-то химия! — Он рассмеялся — видимо, ему показалось, что это очень удачная шутка. — Ну ладно, Джоанна. Пошли посмотрим, что там приготовили на завтрак.

— А ты предупредил кухарку, что приедешь?

— Да.

— Ну, тогда, наверно, она приготовила твои любимые блюда.

Брет снова рассмеялся.

— Я, собственно, затем и позвонил. До свидания, Кейл. Да, если у вас будут какие-то проблемы, сообщите мне. Джоанна даст вам мой телефон.

— Благодарю вас, — только и осталось сказать ему им вслед.

Джо удалилась под руку с Бретом. Кейл смотрел им вслед. Ну да, так он и думал. Весь Брет, от итальянского костюма до кончиков наманикюренных ногтей, был цивильным, утонченным и, несомненно, очень богатым.

Кейлу он не понравился. Впрочем, это неудивительно. Будь он хоть святым, Кейл все равно счел бы его неподходящей парой Джоанне.

Они с Джо не клялись друг другу в вечной любви. Они всего-навсего целовались. Но Кейл чувствовал, что не сможет жить, не овладев ею хотя бы раз.

Но это невозможно. Совершенно невозможно!

3

Кейл оставил ее в покое более чем на сутки, мысленно прикинула Джо, взяв телефон и набирая номер. Она видела его мельком — он занимался своим делом, но ни разу не попытался подойти и заговорить с ней. Ей следовало бы радоваться этому, чувствовать себя уверенней. А она вместо этого превратилась в сплошной комок нервов. Их последняя встреча была чересчур насыщенной для того, чтобы Джо могла поверить, будто Кейл согласен забыть все, что было между ними.

И потом, как она может требовать от него того, что не под силу ей самой?

Она устала повторять себе, что должна забыть о нем, что между ними больше ничего никогда не будет. Но увы! Присутствие Кейла и жар, который ему удалось в ней разжечь, добавившись к остальным ее заботам, совершенно вывели Джо из равновесия.

Нет, с этим пора кончать. Она не должна позволять ему отвлекать себя. Сейчас она должна думать о Брете и о Кайли. Они — самые важные для нее люди.

Она только сейчас сообразила, что давно уже ждет ответа, а к телефону никто не подходит. Джо уже хотела повесить трубку, но тут в трубке раздался вялый голос сестры.

— Кайли, солнышко, где ты была? Я целый час ждала, пока ты подойдешь.

— Извини. Я, наверно, просто не слышала.

Джо нахмурилась еще больше. Голос Кайли звучал что-то уж совсем уныло.

— Послушай, детка. Я у себя в студии, и мне нужна твоя помощь.

Кайли тяжело вздохнула.

— Джо, мы ведь уже говорили об этом вчера. Ты прекрасно обойдешься без моей помощи.

— А я говорю, не обойдусь! Я тут отобрала три модели для твоего платья, и мне нужно, чтобы ты зашла посмотреть, какое тебе больше нравится.

— Джо, твой вкус куда лучше моего. Я полагаюсь на твой выбор.

— Но ведь это будет твое платье, а не мое, — возразила Джоанна.

— Джо-о…

Джо всем сердцем сочувствовала сестре, но понимала, что сейчас должна проявить твердость.

— Ты мне нужна не только за этим, — терпеливо продолжила она. — Вот-вот должна приехать консультант по свадебным церемониям. Не могу же я разговаривать с ней одна! Мне понадобится твоя моральная поддержка.

— С чего бы это вдруг? — недоверчиво спросила Кайли.

— С того, что я через две недели выхожу замуж. Ну же, солнышко! У меня столько дел! Мне действительно нужна твоя помощь!

Кайли помолчала. Потом сказала:

— Я не одета.

— Ну нацепи что-нибудь! Это неважно. Если не хочешь одеваться, можешь прийти прямо в халате. Только приходи!

Вытащить Кайли из ее комнаты — уже будет достижение.

— Кайли, ну пожалуйста! Мне так тяжело одной! Пройди через восточный сад. Это ведь недалеко.

Снова молчание. Потом:

— Извини, Джо. Я знаю, что подвожу тебя. Я не хочу, но…

Легкая улыбка тронула губы Джо. Она извиняется. Это уже хорошо. За последнюю неделю постоянный страх и тревога заставили Кайли замкнуться в себе, и она сделалась очень эгоцентричной, что вообще-то было ей совершенно несвойственно.

— Да брось, солнышко! Дело не во мне. Я беспокоюсь о тебе. Ну же, постарайся, возьми себя в руки! Это очень важно.

— Я сама все время твержу себе то же самое, но когда я вспоминаю, что я натворила…

Джо стиснула трубку, призывая на помощь все свое терпение.

— Я же тебе говорила, что разберусь с этим.

— А я все равно боюсь, Джо, — ответила Кайли почти шепотом.

— Если ты выйдешь из комнаты, тебе не будет так страшно, Кайли, — продолжала уговаривать Джоанна. — Ты там сидишь и ничего не делаешь, только думаешь и вспоминаешь. Оттого тебе и страшно. Кайли, пожалуйста, приходи! Сделай это для меня!

Снова молчание. Потом:

— Ладно.

— Ты придешь?

— Я попробую… Ну да, приду.

Джо вздохнула с облегчением.

— Может, мне прийти за тобой, чтобы быть с тобой рядом?

Кайли отрывисто рассмеялась.

— Да нет, не надо. Надеюсь, на такую короткую прогулку меня хватит.

— Ну ладно. До встречи.

«Господи, ну пусть она придет!» — взмолилась про себя Джо. Она повесила трубку и потерла лоб. Что же ей делать? Времени так мало… Надо что-то придумать…

— Доброе утро.

Голос Кейла заставил ее вздрогнуть, и три тонких золотых браслета у нее на руке зазвенели. Но она тут же взяла себя в руки.

— Доброе утро.

И как это ему удалось войти так, что она ничего не слышала?

Он удовлетворенно улыбнулся, разглядывая ее джинсы в обтяжку и бледно-зеленую шелковую кофточку.

— Наконец-то вы в цветном.

Она ничего не ответила и попыталась убедить себя, что оделась так вовсе не потому, что думала о нем. Но у нее ничего не вышло.

— Вам что-нибудь нужно?

К чести Кейла, он не ответил, что ему нужно, несмотря на то, что Джо неблагоразумно предоставила ему такую возможность.

— Я продолжаю знакомиться с поместьем, и, поскольку ваша студия тоже находится на землях поместья, я счел необходимым заглянуть сюда.

— Пожалуйста, пожалуйста.

Джо жестом пригласила его войти. Она вовсе не собиралась препятствовать его работе. Возможно, осмотр ее студии не входил в его прямые обязанности, но Джо сочла за лучшее промолчать. Между ними есть более серьезные разногласия.

Наблюдая за тем, как Кейл осматривается в ее маленьком мирке, Джо уселась на высокий табурет, стоявший перед одним из ее рабочих столов.

Комната была залита солнечными лучами, лившимися из больших, во всю стену, окон. Винтовые лестницы вели наверх. И повсюду — папки, кипы выкроек, горы образцов материи.

— Так вы, стало быть, модельер?

— А вы не знали?

Кейл мельком взглянул на нее.

— Я никогда не интересовался дамскими модами, но дядя упоминал как-то о вашем занятии. Он вроде бы говорил, что вы довольно известны в своей области.

— Ну да, до некоторой степени.

— Стало быть, вы преуспеваете? — уточнил Кейл.

— Да.

Разумеется, поначалу все двери открывались перед ней просто потому, что она была из Дамаронов, но благодаря своему таланту и упорному труду ей удалось не только войти в число известных модельеров, но и удерживаться там целых восемь лет.

Кейл взял в руки альбом для набросков и просмотрел несколько страниц. Там была практичная и в то же время изящная спортивная одежда и элегантные костюмы.

— Вы все время здесь работаете?

— Нет.

Кейл напоминал ей дикого снежного барса, который обследует незнакомую территорию. Он выглядел здесь ужасно неуместным, и Джо внутренне дергалась каждый раз, как он трогал что-то из ее вещей. У нее каждый раз возникало нелепое ощущение, что он при этом каким-то образом прикасается к ней самой. А она, к несчастью, слишком хорошо помнила его прикосновения.

— Основной офис у меня в Нью-Йорке, но я довольно много времени провожу здесь, потому что здесь живет моя сестра.

— Сестра? — удивился Кейл. — Я ее еще не встречал?

— Скорее всего нет. Ее зовут Кайли, и она плохо себя чувствует в последнее время. Она почти все время проводит у себя в комнате.

— Я хотел бы встретиться с ней, когда это будет можно. Мне следует знать ее в лицо.

Умеет же он излагать все свои просьбы так, что они выглядят вполне естественными и законными! Даже если это безмолвная просьба, которая выражается поцелуем…

— Я покажу вам ее фотографию. — Джоанна обрадовалась, найдя такой выход.

— Ладно. Кого еще из членов семьи мне следует знать в лицо?

— О, родственников великое множество! Они начнут собираться на этой неделе. Я попрошу своего секретаря напечатать вам список.

— Ваши родители, братья, сестры?

— Нет, у меня нет ни родителей, ни братьев — только Кайли и наши кузены. Наши родители, вместе с нашими дядями и тетями, погибли тринадцать лет назад в авиакатастрофе в Альпах.

— Ах, да, конечно! — смущенно пробормотал Кейл. Эта история облетела весь мир, и Кейл ее прекрасно помнил. Такие вещи не забываются. Ему просто не пришло в голову, что в этой катастрофе погибли и родители Джо. — Извините.

Она пожала плечами.

— Да что уж! Бывает. Поэтому члены нашей семьи теперь никогда не пользуются одним самолетом. Никогда!

Она печально улыбнулась.

— Временами это создает большие неудобства, но так надо.

Кейл честно собирался не приближаться к ней. Он чувствовал, что для него будет безопаснее держаться от нее подальше. Он пришел сюда просто потому, что ему хотелось ее повидать. Но печаль, звучавшая в ее голосе, заставила Кейла забыть о своих благих намерениях и подойти к ней.

— Должно быть, туго вам пришлось, когда вы потеряли стольких ваших близких людей?

— Да, тяжело, — кивнула Джо.

Потом заколебалась: она была не уверена, хочется ли ей продолжать этот разговор. Конечно, эта история была известна всем, но чувства, стоявшие за ней, отнюдь не были — и не должны были становиться — достоянием публики. Но в конце концов Джо решила продолжать. Она испытывала необъяснимое желание, чтобы Кейл ее понял. Быть может, когда он все поймет, он будет более снисходителен к ней?

— Кайли было всего пять лет. Мне — шестнадцать. Кузенам — от пятнадцати до двадцати пяти. Но это было не важно. Нам рано пришлось стать взрослыми…

— Потому что внезапно вся ответственность свалилась на вас, — машинально закончил Кейл.

Джо снова кивнула, глядя на него с некоторым удивлением. Может быть, он и в самом деле способен понять, хотя бы до некоторой степени…

— Да. Наша юность кончилась в день катастрофы. После этого у нас уже не осталось времени быть детьми…

— Но ведь вы все равно были детьми.

— Да.

— На взгляд постороннего, вы справились неплохо.

— Мы поддерживали друг друга. И все старались, чтобы это как можно меньше отразилось на Кайли. Чтобы у нее было нормальное детство.

Последнее Джо сказала скорее для себя, чем для Кейла.

— Должно быть, вы были хорошей сестрой, — мягко заметил он.

Он говорил совершенно серьезно. Джо на миг позволила себе роскошь представить, насколько иначе могло бы все сложиться, появись Кейл в ее жизни на месяц раньше. Но нет, она не может позволить себе думать об этом! Только не сейчас.

— Спасибо на добром слове. На самом деле Кайли всегда была просто прелесть — ее нетрудно было любить, нетрудно о ней заботиться. Но, конечно, теперь я вижу, что в некоторых случаях могла бы сделать для нее больше.

— Сомневаюсь.

— Вы просто многого не знаете.

Что он услышал в ее голосе? Печаль? Тревогу?

— Расскажете — буду знать. Что такое могли вы сделать для своей сестры, чего не сделали?

Если она расскажет ему хоть немного из того, чем ей хотелось с кем-то поделиться, она окажется еще более уязвимой, чем раньше.

— Да нет, ничего. Это я так просто сказала, — поспешила заверить она.

— В самом деле? Это звучало так, словно…

— В самом деле.

Кейл несколько секунд пристально смотрел на нее.

— Ну ладно. А над чем вы сейчас работаете? — спросил он, указывая на наброски.

— Платье подружки невесты для Кайли, — ответила Джо, радуясь тому, что Кейл сменил тему.

— Красиво, — сказал Кейл, разглядывая лежащие перед Джо наброски, один элегантней другого.

— Спасибо, — улыбнулась Джо. — Я догадываюсь.

Ее улыбка согрела ему душу.

— Догадываетесь?

— Вы же сами сказали, — она улыбнулась еще шире, — вы сказали, что не разбираетесь в дамских модах.

— Но я разбираюсь, что мне нравится, а что нет, — спокойно возразил Кейл. — Ваши наброски мне нравятся. И вы сами тоже.

Джо покачала головой.

— Вы меня хотите, только и всего.

И тут же пожалела о своих словах.

Он помолчал, глядя в ее внезапно зарумянившееся лицо.

— Мне не хотелось говорить об этом, — сказал он наконец все тем же спокойным тоном. — Я пришел сюда не за этим. Но это правда. Да, я хочу вас. Но не только. Вы мне нравитесь — мне нравится в вас все, что я вижу. Разумеется, кроме этого проклятого бриллианта у вас на пальце.

В его голосе и поведении не было ничего угрожающего, но Джо соскользнула с табурета и отступила за большой чертежный стол, как бы укрываясь за ним.

Кейл внимательно посмотрел на нее.

— Я же вас не трогал. Даже не пытался.

«Это не обязательно», — с горечью подумала Джо. Ему достаточно было войти в эту комнату — и она тотчас напряглась. Он действовал на нее возбуждающе — его внешность, его движения, его голос.

— Вы меня неправильно поняли. Мне просто захотелось размять ноги.

— А-а… Тогда ладно.

Он снова взялся за наброски.

— А где ваше свадебное платье?

Вопрос был странный, но он, по крайней мере, позволял уйти от скользкой темы.

— Его здесь нет.

— Что, его для вас шьет кто-то другой?

Его вопросы были не только странными, но еще и на удивление проницательными. Если Кейлу хочется вывести ее из равновесия, можно считать, что ему это удалось. Джо выглянула в окно, надеясь увидеть там Кайли. Может, все-таки сходить за ней в дом?

— Я еще не решила.

— Вы хотите сказать, что вы позаботились о платье для сестры, а про себя забыли?

— Ну да…

Она украдкой взглянула на часы. Если Кайли действительно собирается прийти, ей пора бы уже быть здесь. Может, еще раз позвонить? Джо уже сделала все, чтобы помочь Кайли, но, видимо, этого недостаточно. Если больше ничего не придет в голову, последняя надежда — на Альвина Шоу. Она собиралась организовать эту встречу сегодня вечером, самое позднее — завтра.

— Джо?

Нет, она не забыла о нем — и хотела бы, да не получалось. Просто все тяготившие ее заботы время от времени полностью завладевали ее мыслями.

— Я уже говорила, что в последнее время Кайли плохо себя чувствует. Я подумала, может, новое платье хоть немного поднимет ее настроение.

— Да у нее же этих платьев небось несколько десятков.

Он, конечно, прав. Глупо было надеяться, что такая мелочь, как новое платье, выведет Кайли из депрессии. Но Джо из последних сил старалась поставить сестру на ноги, чтобы они вместе могли встретить то, что их ожидает.

— В чем дело? — мягко спросил Кейл. Джо вздрогнула.

— Простите?

— У вас сейчас лицо стало такое странное…

В его голосе было столько мягкой настойчивости, что Джо захотелось разрыдаться. Но нет. Она не может позволить себе такую роскошь.

— Вы ошибаетесь. Я задумалась о своей свадьбе, только и всего.

— Вы что, беременны?

Она побелела от негодования.

— По-моему, это уж совсем не ваше дело!

— Может, вы и правы. Но ведь никогда не знаешь, что может пригодиться. И всегда полезно знать, кого ты охраняешь: одного или двоих.

Кейл помолчал.

— И потом, может, мне просто интересно!

Джо нервно потерла руки, пытаясь избавиться от ощущения, что натянутые нервы вот-вот лопнут.

— А почему, собственно?

— А мало ли почему? Да ни почему! На то есть причины, которые имеют смысл только для меня, и множество причин, которые смысла вообще не имеют.

Джо знала, что ей не следует продолжать эту беседу. Надо покончить с этим, пока они не зашли слишком далеко. Но она уже не могла остановиться.

— Например?

— Ну, например, потому, что я не могу выкинуть вас из головы, сколько ни пытаюсь. И еще… и еще мне не хочется, чтобы вы имели ребенка от этого мужчины — и от любого другого тоже. Сама мысль об этом для меня просто невыносима, — сказал Кейл с шокирующей откровенностью.

Джо прикрыла глаза и еле слышно произнесла:

— Нет, я не беременна.

Кейл помолчал, потом наклонился и легонько коснулся серебристой пряди в ее волосах.

— Это должно означать, что вы выходите за него по любви?

Джо ничего не ответила, но дыхание ее сделалось неровным.

— Я хочу, чтобы вы знали, что мне это очень не нравится. Куда больше, чем я могу выразить.

Она открыла глаза и посмотрела на него.

— Все эти разговоры ни к чему. Нужно ли нам обсудить что-то еще?

— Да. Я должен сказать вам еще одну вещь. Мне очень жаль, если я отравляю вам эти предсвадебные дни…

Искренность, которая слышалась в голосе Кейла, потрясла Джо не меньше, чем его поцелуи. И она с ужасом осознала, что Кейл уверен, будто это он виноват в ее страданиях! Ах, если бы только они встретились в нормальных обстоятельствах!

— Если бы только…

— Если бы только что?

Джо встряхнула головой.

— Нет, ничего.

— Хотите, я брошу все это? — шепотом спросил Кейл. — Я могу уйти…

Джо остолбенела. Кейл криво улыбнулся.

— Имейте в виду, я это предлагаю скорее всего в последний раз! Так что лучше ловите меня на слове, если вы действительно этого хотите.

— Нет. Я не хочу, чтобы вы уезжали.

Признаться в этом было ужасно трудно. По многим причинам. Если бы он сейчас попытался коснуться ее — или хотя бы сказал что-нибудь о том, как он ее любит, — она бы погибла. Но он, слава Богу, промолчал. И Джо продолжала:

— Но, быть может, вам все же удастся заниматься своим делом и при этом не тревожить меня?

Кейл покачал головой.

— Не надейтесь. Я не могу обеспечивать вашу безопасность и при этом не попадаться вам на глаза. Вы из Дамаронов, а это значит, что моя работа потребует куда большего, чем просто следить за тем, чтобы свадебное торжество не испортил какой-нибудь псих.

— Ничего же не случится!

— Я надеюсь. Но ведь семья Дамаронов находится в центре всяческих интриг и раздоров и оттого притягивает к себе неприятности, не хуже, чем громоотвод молнию. Вы это знаете куда лучше меня. Вашу семью одни любят, другие ненавидят… Как отдельные люди, так и целые группировки. Абигейл упоминала о какой-то неприятности, которая стряслась с вашим кузеном Джоном на прошлой неделе. И, раз уж вы сами упомянули о той авиакатастрофе в Альпах, которая была неслучайной и унесла жизни многих членов клана Дамаронов, — нельзя гарантировать, что никто не попытается вновь учинить что-нибудь в этом духе на этой свадьбе.

Джо побелела.

— Простите, — поспешно добавил Кейл, тут же раскаявшийся в своих словах. Меньше всего ему хотелось пугать и расстраивать ее.

— Да нет, все в порядке. Вы правы. Я уже сказала вам: делайте все, что сочтете нужным. Просто…

— Я знаю, — сказал Кейл, на лету поймав ее мысль. — Просто то, что происходит между нами, все усложняет. Простите, но здесь я ничего поделать не могу.

И она тоже. Несмотря на все, что она говорила Кейлу, и на все, что она знала, Джо больше всего на свете хотелось, чтобы он ее обнял и подольше не отпускал от себя.

Удивительно, как быстро она привыкла к тому, что ее тело легко сливается с его телом! Она уже пристрастилась к запаху его кожи — мускусному аромату, который проникал во все ее поры и возбуждал каждый нерв. Ей нравилось, как он прижимается губами к ее губам, как уверенно скользят его руки по ее телу — так, словно он вправе делать с ней все, что пожелает. И ей, увы, нравились те чувства, что возбуждали в ней его поцелуи — ощущение, что на свете нет никого, кроме них двоих. Глядя на него, она невольно протянула руки и всем телом потянулась к нему…

— Простите…

Джо вздрогнула. Если бы Кейл не поддержал ее, она, наверное, растянулась бы на полу, прямо на глазах у лучшего консультанта по свадебным церемониям на всем Восточном побережье.

Джо смущенно покраснела.

— А, Маргарет! Извините. Я не слышала, как вы вошли.

Она поспешно отодвинулась от Кейла.

Маргарет Монтгомери, почтенная пожилая дама с безукоризненными манерами, вежливо отмахнулась от извинений.

— Не беспокойтесь, Джоанна. Это я виновата. Видимо, я постучала недостаточно громко.

На голове у нее была одна из ее знаменитых шляпок — воздушное сооружение из тюля и искусственных цветов. Почтенная дама подошла к Кейлу и протянула ему руку.

— Здравствуйте. Я — Маргарет Монтгомери, консультант по проведению брачных церемоний, буду помогать при организации вашей свадьбы. Кстати, примите мои поздравления.

— Благодарю вас, — ответил Кейл и пожал ей руку с такой чарующей улыбкой, какой Джо никогда прежде у него не видела. Впрочем, для того, чтобы очаровать ее, улыбки ему не понадобились. Ему достаточно было сесть рядом с ней на скамью в саду, залитом луной… — Рад с вами познакомиться. Я Кейл Уитфилд.

— Уитфилд? А мне казалось…

— На самом деле, Маргарет, — поспешно вмешалась Джо, — Кейл мне вовсе не жених. Он будет обеспечивать идеальный порядок и безопасность на свадьбе.

Маргарет, которой много лет приходилось сталкиваться со всяческими деликатными ситуациями, не показала виду, что стала свидетельницей весьма двусмысленной ситуации.

— Это замечательно! И очень разумно. Свадьба у Дамаронов должна быть обеспечена охраной наивысшего класса.

И тут же обернулась к Джо.

— Ну, дорогая, не будем терять времени. Вы готовы уделить мне внимание?

— Готова.

Джо бросила взгляд на Кейла. В глазах у него поблескивали искорки смеха. Очевидно, не только он, но и Маргарет прекрасно понимала, что произошло бы, появись Маргарет на пару минут позже.

— Кейл! Вы не возражаете?

— С вашего разрешения, я хотел бы посидеть здесь. Мне нужно как можно больше знать о предстоящей церемонии.

Кейл был, конечно, прав, но от этого не становилось легче. Он уселся, прислонившись спиной к письменному столу, засунув руки в карманы брюк и скрестив ноги. «Расселся, как у себя дома!» — с раздражением подумала Джо.

Но Кейл прекрасно знал, что Джо не станет ссориться с ним в присутствии Маргарет. Маргарет и так уже видела больше чем достаточно. Хотя Джо была уверена, что Маргарет ни за что никому не расскажет о том, что ей пришлось только что увидеть. Она недолго бы продержалась в своем бизнесе, если бы скромность и умение держать язык за зубами не стали бы для нее основным жизненным правилом.

Джо ощутила боль в челюсти и обнаружила, что до хруста стиснула зубы. Она повернулась спиной к Кейлу и подошла к своему рабочему столу.

— Давайте сядем здесь, — сказала она, перекладывая наброски на другой стол.

— О, разрешите взглянуть! — с энтузиазмом воскликнула дама. — Это что же, ваше свадебное платье?

— Нет! Нет, — повторила Джо, уже более мягким тоном. — Это платье для Кайли.

— Я жду не дождусь, когда увяжу ваше платье. Я знаю, что это будет настоящее чудо. Впрочем, не удивительно, что вы его прячете от любопытных глаз. Должно быть, вы хотите сделать всем сюрприз…

Джо как-то совсем выпустила из головы необходимость позаботиться о своем свадебном платье, пока об этом не спросил Кейл. Она покосилась на него. А вдруг он о чем-то догадывается? «Да нет, не может быть», — успокоила она себя.

Маргарет уселась поудобнее на мягком табурете и положила на стол свой блокнот.

— Ну ладно. Начнем с самого начала. Я предполагаю, что свадьба будет происходить здесь, в поместье?

— Да.

Маргарет пролистала свой блокнот и нашла нужную страницу.

— А где именно?

Джо решилась еще раз взглянуть на Кейла, и увидела, что он внимательно смотрит на нее. Джо еще ни у кого не видела такого пристального взгляда. Пристального — и опасного. В этих глазах можно было утонуть. Джо знала, что смотреть в них не стоило, но не могла оторваться.

— Джоанна! Так где именно? — Голос Маргарет Монтгомери вернул ее к действительности.

Джо заставила себя отвести взгляд от глаз Кейла.

— Свадьба будет происходить в главном парке. На случай дождя там, разумеется, соорудят навесы.

Так проходили все приемы Абигейл, которые устраивались в конце весны. Джо могла бы рассказать об этом даже во сне.

— Чудесно, просто чудесно! — расцвела Маргарет и принялась что-то строчить, в своем блокноте изящной ручкой с золотым пером, — И сколько народу там будет?

— Hy, кроме Кайли… — Джо задумалась. В голове царил такой сумбур, что она не смогла ответить на такой простой вопрос. — Не знаю, — призналась она в конце концов. — Точно не знаю.

— Ну, это не беда! — бодро сказала Маргарет, которую, казалось, ничто не могло обескуражить. — Спросите у жениха и скажете мне. Теперь решим, в какой цвет вы оденетесь.

— Цвет? Я… я еще не решила… — сказала, запинаясь, Джо, понимая с отчаянием, что выглядит со стороны полной идиоткой.

Маргарет рассмеялась.

— Конечно, не мне напоминать вам об этом. Это целиком и полностью ваше дело. Но до свадьбы остается так мало времени, что лучше решить это как можно скорее!

— Да, я знаю. Быть может, я выберу какой-нибудь весенний цвет… А может, мне стоит одеться контрастно, — в черно-белое… — Джо прикусила нижнюю губу. — А вы как думаете?

— Я? Дорогая, но ведь это ваша свадьба! Это ваш день. Вам и решать. Тем более что вы специалист в этом деле.

— Да…

Поразмыслив, Джо решила, что ей не хочется, чтобы Кайли была в черном. Это будет не очень хорошо с психологической точки зрения.

— Я буду в весенних цветах.

— Чудесно! — с одобрением сказала Маргарет. — А в каких именно?

Джо пожала плечами.

— Синий, голубой, желтый, зеленый, розовый…

У Маргарет на миг отвисла челюсть. Оказывается, даже она могла иногда теряться.

— Что, во всех сразу?

Джо просто перечисляла их, но, когда Маргарет спросила, она пожала плечами:

— Ну конечно! А почему бы и нет?

Маргарет вернула на лицо профессиональную улыбку.

— Конечно, дорогая. Почему бы и нет? Если вам так угодно. Теперь о букете. Какие цветы вы предпочтете?

Джо небрежно махнула рукой.

— Да все равно какие. Выберите сами.

Золотое перо зависло в воздухе.

— Но это же ваш свадебный букет? Большинство невест обычно очень тщательно подходят к решению этого вопроса…

— Вам лучше знать, что полагается в таких случаях. Для меня это не важно.

Джо посмотрела на Кейла и увидела, что тот нахмурился.

— Ну, пусть это будет что-нибудь такое… ниспадающее… Стефанотис, лилии и орхидеи — эти, маленькие… забыла, как они называются — ну, знаете, такие длинные, как шлейф…

Она обратилась за подсказкой к Кейлу. Кейл по-прежнему хмурился. Джо пожала плечами.

— Ну в общем, что-нибудь в этом духе.

Маргарет мужественно продолжала улыбаться.

— Вот что я вам скажу. Я поговорю с вашим флористом, он составит несколько эскизов и предложит их вам. Хорошо?

— Хорошо.

Маргарет черкнула что-то в своем блокноте, потом снова посмотрела на Джо.

— Теперь об обеде.

— А, это к Дардинали! Всю провизию для проведения приемов поставляют нам они.

На лице Маргарет появилось выражение замешательства.

— Но некоторые вещи все равно должны решать вы! Какие блюда вы закажете? Будет ли это банкет — или вы ограничитесь буфетом?

— Объясните им, в чем дело, и оставьте все на их усмотрение! — равнодушно сказала Джо.

Лицо Маргарет осталось озадаченным. Джо про себя вздохнула. Да, она действительно относится к предстоящему торжеству слишком небрежно, но сейчас она просто не в состоянии думать обо всем этом.

— А что насчет музыки? — перешла Маргарет к следующему пункту.

— Мне все равно.

— Но ведь вам не все равно, под какую музыку придется, так сказать, идти к алтарю? Вы ведь знаете, в наше время нет необходимости цепляться за «Свадебный марш» Мендельсона. Очень популярен среди новобрачных, к примеру, Канон ре мажор или «Иисус — радость сердца человеческого». Выбор очень широк. А еще надо продумать отдельные музыкальные номера…

— Я… я подумаю.

Про себя Джо уже начинала сомневаться, не утратила ли она вообще способность думать.

— А что будут играть на приеме?

— Наймите струнный квартет, — предложила Джоанна. — Я уверена, вы знаете какой-нибудь хороший квартет.

— Да, конечно, но обычно на таких свадьбах, как ваша, играет оркестр…

— Ну, оркестр так оркестр, — поспешно согласилась невеста.

Маргарет наклонилась к ней, явно озабоченная.

— Но, я надеюсь, ваше свадебное платье уже готово?

— Нет еще. Я собираюсь позвонить в пару мест и попросить, чтобы мне прислали что-нибудь подходящее.

Маргарет уставилась на нее. Она явно чего-то ждет. Но чего? Если бы Джоанна могла это знать!

— Так что все будет чудесно. На этот счет не беспокойтесь. Что у нас там еще?

— Ну… — Маргарет принялась листать свой пухлый блокнот. Джо ощущала на себе пристальный взгляд Кейла, и ее нервы начали сдавать.

— Вы знаете, я собираюсь предоставить все детали на ваше усмотрение. Как вы решите, так и будет, — торопливо сказала она, мечтая, чтобы эта пытка закончилось как можно скорее.

У почтенной дамы глаза полезли на лоб.

— Что, совсем все?

— Ну, за исключением платья Кайли.

— Но…

— Я вам полностью доверяю, миссис Монтгомери. Я знаю, что вы все устроите наилучшим образом.

Маргарет закрыла рот и свой блокнот тоже.

— Что ж, моя дорогая, прекрасно. Я начну немедленно. Но мне бы все-таки хотелось, чтобы вы были в курсе всех приготовлений.

— Хорошо.

— И нам нужно немедленно начать работу с фотографом. Не позже, чем послезавтра. И ваше платье должно быть готово к тому времени.

— Да, конечно.

— Я думаю, кто фотограф — вам тоже все равно?

— Ну, не совсем все равно. Обычно наше семейство пользуется услугами Антона Карбена. Но, если вы предложите кого-то другого, я не буду возражать.

Ей нужно было пойти посмотреть, что там с Кайли. Но в первую очередь ей нужно было отделаться от Кейла с его упорным взглядом.

Маргарет взглянула на свой календарик. На лице у нее было написано, что она абсолютно ничего не понимает, но постарается сделать все, что в ее силах.

— Очень хорошо. Я обо всем договорюсь и снова встречусь с вами. Я постараюсь сделать это как можно быстрее — завтра или послезавтра. Ваше свадебное платье будет готово к тому времени?

— Да, я получу его завтра утром. Встречу можно назначить на завтра после обеда, если вам это будет удобно.

Маргарет покачала головой.

— Я предупрежу фотографа, но встречу назначать не буду, пока вы не получите свое платье. Тогда и договоримся.

Она обернулась к Кейлу.

— Было очень приятно познакомиться.

Кейл отошел от стола, у которого сидел.

— Мне тоже. Я буду вам очень обязан, если вы будете сообщать мне обо всех приготовлениях.

— Конечно. С удовольствием.

Кейл подождал, пока Маргарет простится с Джо и выйдет, потом обернулся к Джо.

— Вы знаете, это очень странно. Мне всегда казалось, что будущие невесты очень любят запинаться приготовлениями к своей свадьбе.

Он говорил задумчиво, без тени сарказма, но нервы Джо были чересчур напряжены, чтобы она могла спокойно отнестись к этому заявлению.

— А много ли невест вы видели? — довольно резко спросила она.

— Как минимум двух, — ответил Кейл по-прежнему мягким и ровным тоном. — Я видел, как выходили замуж мои сестры — каждая из них распланировала свою свадьбу до последнего цветочка.

— Цветочка?

— Ну да. Одна из них выходила замуж осенью. Дело в том, что…

— Дело в том, — перебила его Джо, — что у меня очень мало времени, и я просто-напросто слишком занята, чтобы заниматься всякими мелочами. И не надо искать здесь другого смысла. Важен сам момент, когда мы с Бретом обменяемся обетами. Все остальное — пустяки.

Он бросил на нее такой взгляд, что Джо почувствовала себя бабочкой, пришпиленной к доске.

— Интересная вы женщина, Джо. Загадочная, я бы сказал.

Она не успела ничего ответить, как Кейл шагнул к ней и поцеловал в губы.

— До встречи! — сказал он и провел пальцем по ее верхней губе, стирая влагу, оставшуюся там после прикосновения его губ. — Если сегодня вечером вам будет одиноко и захочется поговорить… или чего-нибудь еще… вы знаете, где меня искать.

— Чего-нибудь еще? — переспросила она.

У нее все еще кружилась голова от этого легкого, мимолетного поцелуя.

— Чего-нибудь еще, — подтвердил Кейл и договорил остальное темным, жарким взглядом.

Затем он вышел, унеся с собой тот внутренний жар, который не давал ей покоя в его присутствии. Джо вздохнула с облегчением. Ей еще не доводилось встречать человека, который излучал бы больше энергии — и внушал бы ей такое беспокойство. И такое волнение…

Что ж, придется как-то провести ближайшие две недели, постаравшись не сблизиться с ним еще больше. Это будет трудно, но она должна…

Джо взяла со стола свою записную книжку и принялась листать ее, пока не нашла нужного телефона. Через минуту она уже беседовала с директором известного модного магазина, с которым она имела дело много лет подряд.

— Конни, я вполне доверяю вашему вкусу. Пришлите мне что-нибудь поизящнее. Мой размер и стиль вы знаете. Мои требования тоже. Так что, думаю, особых проблем у вас не возникнет.

— Но ведь это же ваше свадебное платье! — с ужасом ответили с того конца провода. — Вы же модельер!

— Да. Ну и что?

— Но… но мне казалось, что вы захотите сшить его себе сами… Или, по крайней мере, сами его выберете.

Джо с трудом подавила раздражение. И почему это люди никак не могут примириться с тем, что ее не интересуют приготовления к собственной свадьбе?

— Да, вы правы. Будь это в другое время, я бы так и сделала. Но сейчас у меня столько других забот, а времени очень мало. Мне нужны фотографии, так что платье требуется срочно.

— Ну что ж, хорошо. Я пришлю вам лучшее из того, что у нас есть.

— Спасибо. Я знала, что могу рассчитывать на вас. Да, и еще! Пришлите его, пожалуйста, с посыльным. И не позже, чем завтра утром. Заранее спасибо, Конни. У вас превосходный вкус. Я уверена, что ваш выбор приведет меня в восторг.

Выйдя из студии, Кейл прислонился к стене у окна и мрачно прислушался.

Он привык всю жизнь доверять своим инстинктам, и теперь эти инстинкты говорили ему, что в картине, которую он видит, что-то не так.

Но сейчас, практически впервые в жизни, он начал сомневаться в своих инстинктах.

Он не мог заставить себя быть объективным и беспристрастным, когда речь шла о Джо. Его потянуло к ней с первого же взгляда. Это было что-то сверхъестественное. Увидев ее в саду той лунной ночью, он сразу ее захотел. Все было головокружительно ясно и просто. И неотвратимо.

И именно поэтому Кейл не мог не спросить себя, на самом ли деле здесь не все в порядке, или ему просто очень хочется поверить в это, чтобы оправдать свой интерес к ней? Он не знал ответа на этот вопрос.

Кейл испытывал глубокую потребность защищать — эта потребность жила в нем с тех пор, как он себя помнил. И с годами эта потребность становилась все сильнее. Потому он и выбрал эту профессию. И она свела его с Джо…

Может ли он спокойно смотреть, как Джо выйдет замуж за другого?

Нет.

Но придется. У него нет выбора.

4

Кейл бесшумно проскользнул на веранду через боковую дверь. Джо, Абигейл и Дэвид были уже там. Там же был и полицейский, который только что закончил допрашивать Дэвида.

Стоявший на воротах человек Кейла сообщил ему, что лейтенанта полиции зовут Робинсон и он приехал допросить Дамаронов по поводу приема, организованного недели две тому назад в доме одного из их соседей. Кажется, некий молодой человек, который должен был там присутствовать — но неизвестно, присутствовал ли на самом деле, — исчез. Кейл счел, что в этом деле нет ничего особенно серьезного, и вообще этот допрос не имел к нему никакого отношения, но тем не менее он все же решил пойти и узнать, что происходит.

Он быстро разобрался в ситуации. Все выглядело вполне обыденно. В комнате не чувствовалось особого напряжения или каких-то недоговоренностей со стороны Джо, Абигейл или даже Дэвида. Дэвид уселся в качалку у окна и принялся просматривать утреннюю газету, хотя Кейл был уверен, что он внимательно следит за разговором. Кейл вообще успел заметить, что Дэвид замечает все или почти все, что происходит вокруг.

Наведя справки, Кейл узнал, что Дэвид — крестник Абигейл. Будучи равноправным членом семьи, он появлялся и исчезал, когда пожелает. Никто не знал, чем он зарабатывает себе на жизнь — если вообще зарабатывает. Впрочем, решил Кейл, это не так уж важно.

Кейл прислонился к дверному косяку и принялся слушать.

Абигейл повертела в воздухе своим мундштуком.

— Так вот, капитан Робинсон, вы говорили…

— Я лейтенант, мэм, — поправил ее офицер полиции.

Она одарила его улыбкой, исполненной симпатии и доброжелательности.

— Ах, как жаль! Но это ничего. Я уверена, что вас вот-вот сделают капитаном.

— Благодарю вас. А теперь…

— Так вы, стало быть, лейтенант? Но, по-моему, не так часто бывает, чтобы человек вашего ранга занимался такими делами, где, как вы говорите, не может быть речи об обмане?

Кейл про себя усмехнулся. Да, Абигейл голыми руками не возьмешь, да и в рукавицах тоже!

— Да, именно так я и сказал, миссис Дамарон. Мы нашли машину Глена Кинена на дороге, ведущей к аэропорту, но никаких других подозрительных обстоятельств нет, если не считать того, что никто, похоже, не знает, куда он делся. Я приехал сюда неофициально, как друг семьи.

— Это очень мило с вашей стороны, — одобрительно кивнула Абигейл.

— Благодарю вас. Так вот, насчет приема в поместье Сибергов…

— Хм-м, — сказала Абигейл и посмотрела на свой мундштук, словно надеялась, что там вдруг появилась сигарета. — Я там не была.

— Как? — Робинсон просмотрел свои записи. — Но ведь вы же только что говорили, что это была чудесная вечеринка…

Глаза Абигейл изумленно расширились — она явно была удивлена, что лейтенант Робинсон сомневается в ее словах.

— Ну да, вечеринка была чудесная. А как же? Это все говорят. И ничего удивительного. У Сибергов скучно никогда не бывает. Я помню, как однажды, много лет назад…

— Да, конечно. Благодарю вас, миссис Дамарон. Вы оказали нам неоценимую помощь, — поспешно сказал полисмен и обернулся к Джо, сидевшей рядом с тетей. — Но вы-то там были, я правильно понял?

— Да, я туда заезжала, — ответила Джо любезным тоном. — Но ненадолго. Я провела там около часа — ровно столько, чтобы успеть повидаться кое с кем из друзей.

Она выглядела надменной и непроницаемой. Ее холодная элегантная красота резко контрастировала с теплым солнечным утром и живыми, яркими красками цветов и многочисленных подушек, которыми изобиловала комната. И даже сейчас, посреди запаха свежесваренного кофе и аромата только что срезанных цветов, Кейл ощутил ее благоухание. Хотя, впрочем, возможно, ему это только почудилось. Ведь ее незабываемый запах преследовал его повсюду. Это было первое, что он ощущал, просыпаясь утром, и последнее, что он чувствовал вечером, перед тем, как уснуть.

Вчера вечером позвонил его человек, стоявший на воротах, и сообщил, что прибыл Брет Сондерс. Часа через полтора он позвонил снова и сообщил, что Сондерс уехал. Глупо было надеяться, что она придет, но Кейл все же надеялся. Он ждал, ждал, ждал…

И тут она посмотрела на него. Джоанна, казалось, вовсе не удивилась, увидев его здесь. Не было в ее серебристо-зеленых глазах и той отчужденности, которая была в них, когда Кейл впервые ее увидел. Она, по крайней мере, видела его. Но рада ли она его присутствию?

Кейл услышал, как Робинсон спрашивает ее.

— Видели ли вы там Глена Кинена?

— Нет.

— Вы уверены?

— Уверена. Там было очень много народу, но, несмотря на это… — Она внезапно умолкла, встала, подошла к вазе и принялась переставлять цветы.

— Несмотря на это… — повторил лейтенант. Джо посмотрела на него.

— Несмотря на это, я уверена, что не видела его. Если бы я его видела, я бы это запомнила. А почему вы думаете, что он должен был там быть?

— Он использовал свою кредитную карточку на бензоколонке, расположенной в пяти милях от поместья Сибергов. Работник утверждает, что Глен что-то говорил о приеме у Сибергов.

Она вытянула из вазы алую розу на длинном стебле. Несколько лепестков упали на стол.

— Я предполагаю, что он мог либо не доехать туда, либо передумать и отправиться куда-нибудь в другое место.

— Именно поэтому я и хочу выяснить, был ли он там, — сказал Робинсон. — А как насчет вашей сестры, мисс Дамарон?

— Она тоже была на приеме. Быть может, она могла видеть Глена. Они друг друга знают.

Она потерла меж пальцев лепесток другой розы. «Знает ли она, что ее кожа такая же нежная и бархатистая, как этот лепесток?» — подумал Кейл.

— Да-да, — кивнула Абигейл, — Кайли знает Глена еще со школы. Глен всегда был очень озорной мальчишка, вечно попадал в какие-то неприятности. И все же очень жаль, что он пропал. Ужасно жаль. Его родители так беспокоятся…

— Да, мэм. Мисс Дамарон, вы с вашей сестрой приехали на прием вместе? — продолжал расспрашивать Робинсон.

— Нет. Мы приехали туда отдельно и в разное время.

— В этом нет ничего удивительного, знаете ли, лейтенант, — снова вмешалась Абигейл. — Наши семьи знакомы с незапамятных времен, и дети вечно бегали друг к другу в гости. Джоанна и Кайли живут здесь уже почти тринадцать лет. И к Сибергам они ходят как к себе домой.

«Ничего себе прогулочка!» — подумал Кейл: поместье Сибергов было за несколько миль отсюда. Впрочем, друзья Абигейл принадлежали к привилегированным слоям общества, и потому в распоряжении их детей было множество транспортных средств — начиная от велосипедов для самых младших и лошадей для тех, кто постарше, и кончая лимузином с личным шофером. А потом у каждого появилась собственная машина…

Интересно, что сделал бы парень, выросший рядом с Джо Дамарон, если бы вдруг влюбился в нее? А черт его знает!

— И уехали мы тоже порознь, — продолжала Джо. — Но Кайли приехала домой ненамного позже меня.

— А насколько именно позже? — уточнил полицейский.

— Не могу сказать. Во время уик-эндов я почти не смотрю на часы, — небрежно бросила Джо.

— А примерно?

Ее пальцы судорожно стиснули цветок. Кейл нахмурился, взгляд его сделался пронзительным. Что, она в самом деле напряглась, или ему только кажется? Странно. Ведь только что она выглядела такой спокойной…

Джо разжала кулак. Желтые лепестки упали на стол рядом с алыми. Она небрежно пожала плечами.

— Где-то через полчаса или около того.

Лейтенант Робинсон просмотрел свои записи, потом снова поднял глаза.

— Благодарю вас. Пока что к вам у меня больше вопросов нет. Но я хотел бы поговорить с вашей сестрой.

— Простите, но это невозможно, — поспешно возразила Джоанна. — Я уже говорила вам, что она плохо себя чувствует.

— Мне понадобится всего лишь несколько минут…

— Я понимаю, но сегодня никак нельзя.

— А завтра?

— Завтра — может быть.

Стебель розы с хрустом сломался у нее в руке.

Джо поспешно вытянула его из вазы и бросила в мусорную корзину.

— Я попрошу ее встретиться с вами, как только она будет в состоянии.

«Нет, она действительно очень напряжена», — подумал Кейл.

Тут Джо, словно почувствовав, что за ней следят, стрельнула глазами в его сторону, потом снова посмотрела на лейтенанта полиции.

— Это все?

— Да, кроме нескольких вопросов, которые мне хотелось бы задать вашей сестре.

Она улыбнулась лейтенанту — любезной, но не допускающей возражений улыбкой.

— Я уверена, что через несколько дней она сможет встретиться с вами.

Абигейл тоже посмотрела на Кейла и приветствовала его теплой, дружеской улыбкой.

— Дэвид, — сказала она, — не будешь ли ты так любезен проводить лейтенанта Робинсона?

— Пожалуйста.

Не успел Дэвид встать с качалки, как Кейл оторвался от косяка и шагнул вперед.

— Если вы не возражаете, Дэвид, я хотел бы сам проводить лейтенанта Робинсона.

— Без проблем! — ответил Дэвид, складывая газету.

— Простите, а кто вы? — спросил Робинсон, только теперь заметивший Кейла.

Кейл вручил ему одну из своих визитных карточек.

— Я обеспечиваю безопасность на предстоящей свадьбе мисс Дамарон.

Абигейл встала.

— Я еду на ленч к Марджори Макконнел.

— А я в город, — сказал Дэвид, снова вставая с кресла. — Вас подвезти?

— Спасибо, Дэвид, но я, наверно, поведу машину сама. Сегодня такой славный день! Я, наверно, возьму машину с откидывающимся верхом и опущу крышу.

— Ладно, только смотрите не перетрудите ногу, — усмехнулся Дэвид.

— Там видно будет, — уклончиво ответила Абигейл.

Дэвид посмотрел на Джо.

— Может, тебя подвезти? Или тебе что-нибудь нужно в городе?

Джо не собиралась никуда ехать. По крайней мере, до тех пор, пока не выяснит; чем обернется беседа Кейла с лейтенантом. Она покачала головой.

— Нет, спасибо, не надо.

— Ну, пока.

— Кстати, Джоанна, — сказала Абигейл, — сегодня мне звонили Уайт с Синклером. Они сейчас на Дальнем Востоке, но к твоей свадьбе обещали вернуться, как и все остальные. Что до приглашенных, то почти все подтвердили свое присутствие.

— Это хорошо.

Джо на миг едва не поддалась искушению попросить помощи у Джона, Уайта, Сина и прочих своих кузенов. Но нет. Нельзя. Она ведь уже все это обдумала.

Ее родичей жизнь разметала по всему миру. Иногда они напоминали ей пантер: могучих, гибких и смертельно опасных, если их задеть. Ей стоило лишь попросить — и любая помощь была бы ей тотчас предоставлена. Но здесь требовалась тонкость, и у нее было больше шансов на успех, если бы она стала действовать в одиночку.

Ей было нужно еще очень много всего сделать до свадьбы и приезда своей семьи. А Кайли нужно прийти в себя и восстановить силы и душевное равновесие.

Краем глаза Джо видела, как Дэвид с Абигейл вышли из комнаты. Но она сосредоточила свое внимание на Кейле. Тот повел к выходу лейтенанта Робинсона. Ее слегка трясло.

Она подошла к серванту, чтобы налить себе кофе. Джоанна успела допить его к тому времени, как Кейл вернулся.

Джо знала, что Кейл вернется, вернется к ней. Откуда? Неизвестно. Джо знала одно: между ними действительно существует связь. Нелепая, неправильная, она все же существует — незримая, но очень ощутимая.

Кейл сунул руки в карманы и задумчиво посмотрел на Джо.

— Будь на то моя воля, сегодняшнюю ночь я провел бы с вами.

Джо судорожно стиснула ручку фарфоровой чашечки — ей вспомнились собственные ночные мучения. Она лежала в постели и пыталась представить себе, что это такое — заниматься любовью с Кейлом. Она отвернулась, поставила чашечку и слегка облокотилась на край серванта.

— Вы должны были знать, что я не приду, — сказала она и чуть слышно добавила: — Я не могла.

— Я сказал «будь на то моя воля». Я не надеялся, что вы придете.

Джо поспешно перевела разговор на другую тему.

— О чем вы говорили с тем лейтенантом?

— Просто спросил кое-что о том парне, который исчез.

— Зачем?

— Просто любопытно, — пожал плечами Кейл. — Это в самом деле серьезно?

— Да.

— А у вас нет никаких предположений на этот счет? Вы уверены, что он не мог просто снять часть денег со своего счета и смыться с приятелями куда-нибудь на курорт покутить недельку-другую?

— Я даже не знаю…

— Вы к этому так спокойно относитесь… Похоже, люди вашего круга привыкли к тому, что у вас гости пропадают прямо с приема.

Рука Джо дрогнула — чуть заметно, но этого оказалось достаточно, чтобы чашечка свалилась с блюдца и скатилась на пол.

— Что значит — «люди нашего круга»?

Кейл задумчиво посмотрел на чашечку, лежащую на ковре, потом снова поднял взгляд на Джо. Он сказал это совершенно случайно, ничего не имея в виду. Да, видимо, он был прав. Джо действительно пребывает в сильном напряжении. Но почему? Из-за него? Из-за полицейского?

— Ну, я имел в виду тех, кто живет в этой местности. Похоже, здесь у вас довольно часто случаются подобные вещи.

— Такого почти не бывает. А что, вы всегда судите о людях только по тому, к какому кругу они принадлежат?

Кейл улыбнулся.

— Почти не бывает?

Джо смотрела на его улыбающееся лицо. Такая улыбка может в один миг растопить сердце женщины, а в следующий — разбить его вдребезги.

— Если вы думаете, что мне безразлично, что Глен пропал, вы сильно ошибаетесь. Я очень сочувствую его семье. Просто представить себе не могу, как они перенесут все это…

Джо осеклась.

Ее явно что-то тревожило. Но, насколько Кейлу было известно, в ее безоблачной жизни была только одна проблема, и эта проблема — он сам. Еще бы! Накануне свадьбы в ее жизнь врывается совершенно посторонний мужчина, который никак не желает оставить ее в покое. Наверно, в таких обстоятельствах любую женщину начнет трясти. Да, любую — но только не Джо. Джо удивляла Кейла именно своей способностью разобраться с любым мужчиной, независимо от того, насколько он настойчив.

Да, она способна на это — в нормальных обстоятельствах.

И почему у него в голове все время крутится эта фраза? Да, очевидно, нынешние обстоятельства «нормальными» не назовешь. В конце концов, она через две недели выходит замуж. Но…

Кейл сунул руку в карман брюк.

— Лейтенант Робинсон пытается восстановить картину того, что происходило на приеме у Сибергов. Он старается встретиться со всеми, кто там был — хотя бы затем, чтобы установить, кто мог последним видеть Глена перед тем, как он исчез, — объяснил он.

— А зачем вы мне это говорите? Вы думаете, я бы сама не догадалась?

Кейл даже не знал, зачем он ей это говорит.

— Да ни зачем, Джо. Так просто, болтаю.

— Полицейское расследование — не тема для болтовни, — осадила его Джоанна.

Джо наклонилась поднять чашку. Упав на пол, чашка треснула, ручка откололась.

— Нет, конечно. Но вас это не должно тревожить — вы ведь все равно ничего не знаете об этом деле.

Кейл помолчал.

— И тем не менее, — продолжал он, — вы чем-то озабочены. Хотелось бы только знать, чем?

Джо выпрямилась и коротко, отрывисто рассмеялась.

— Сперва вы утверждаете, что мне все это должно быть безразлично, а теперь говорите, что я чем-то озабочена?

— Не знаю. Мне просто кажется, что для женщины, которая ждет одного из счастливейших событий в своей жизни, вы слишком напряжены.

— Я тревожусь из-за Глена, только и всего.

Взглянув на Кейла, она увидела, что он смотрит на нее несколько озадаченно.

— Я тревожусь, как тревожилась бы из-за всякого пропавшего человека, независимо от того, насколько хорошо я его знаю.

Кейл все еще надеялся, что, если смотреть на нее достаточно долго и достаточно пристально, тогда, может быть — может быть! — удастся разгадать ее.

— А как вы думаете, может ваша сестра знать что-нибудь о Глене?

Джо покачала головой.

— Нет.

— А вы ее спрашивали?

— Это что, допрос? Вы отбиваете хлеб у лейтенанта Робинсона!

— Привычка.

Джо вздохнула.

— Подруги Кайли уже больше недели обсуждают это исчезновение. Неужели вы думаете, что Кайли не рассказала бы, если бы что-то знала?

— Но неужели она не могла поговорить с лейтенантом Робинсоном хотя бы несколько минут?

— Только не сегодня.

— Должно быть, она очень тяжело больна… — задумчиво сказал Кейл.

— Нет. Просто в данный момент она нуждается в покое и отдыхе, вот и все. Скоро с ней все будет в порядке.

— Рад это слышать, — Кейл помолчал. — А кстати, вы ведь так и не показали мне ее фотографию. — Он кивнул на портрет, стоящий на серванте. — Это она?

— Да.

Джо передала ему фотографию, чтобы он мог разглядеть ее получше.

На фотографии была изображена юная девушка, купающаяся в ветре и солнечных лучах. В волосах у нее блестела серебристая прядь, доказывавшая, что она тоже принадлежит к Дамаронам.

Кейл поднял глаза на Джо.

— Через несколько лет она станет настоящей красавицей — почти такой же, как ее старшая сестра.

— Извините, но у меня сегодня еще очень много дел, — отрезала Джо и собиралась уже выйти из комнаты, но следующие слова Кейла заставили ее остановиться.

— Брет вчера надолго не задержался…

Джо резко обернулась.

— Вы что, следили за ним?

— Охранник у ворот отметил, когда он прибыл и когда покинул поместье.

— Это мой жених! — воскликнула Джо. — Жених, а не какой-нибудь рабочий. Вам незачем за ним следить.

— Незачем, конечно, — согласился Кейл, ставя фотографию на место и подходя к Джо. — Но мне, знаете ли, было интересно…

— Я бы все равно не смогла прийти к вам, Кейл.

Он встал перед ней.

— Вы что, действительно так его любите? — Его голос звучал тихо, почти ласково.

— Я выхожу за него замуж, чего же еще?

— Вы не ответили на мой вопрос. Попробуйте еще раз.

— Я не пошла бы замуж за человека, которого не люблю.

Кейл медленно поднял руки и взял в ладони ее лицо.

— До встречи с вами я был уверен, что знаю себя. Я твердо знал, что женщина, которая принадлежит другому, неприкосновенна. Неважно, кто она ему: жена, невеста или просто подружка. Мне даже не приходило в голову посягать на чужие права. Но потом я встретил вас… и понял, что во мне есть много такого, о чем я даже не догадывался.

Он переменил позу: расставил ноги так, что его глаза оказались на одном уровне с ее глазами.

— Мне очень хотелось бы сказать вам, Джо, что ваш предстоящий брак все изменит, что это заставит меня отказаться от вас. Но это будет неправдой.

Он поднял руку и легонько коснулся пальцами ее щеки.

— Я хочу тебя все сильнее с каждой минутой.

«Что-то не так», — думал Кейл на следующий вечер, глядя на задние фонари машины Джо, которая шла впереди его машины. Возможно, он псих. Он определенно чувствовал себя идиотом. И все же не мог отделаться от мысли, что здесь что-то не так. И сейчас, когда он увидел, как Джо поспешно садится в машину и уезжает, он решил последовать за ней.

И все же, несмотря на то, что все инстинкты Кейла убеждали его в обратном, он не мог заставить себя поверить, что Джо попала в беду. Быть может, потому, что он не мог представить себе неприятностей, из которых она не могла бы выбраться с помощью своих денег и своего, могущественного семейства. А быть может, ему просто не хотелось думать, что Джо может попасть в беду.

Но его инстинкт защитника снова вступил в дело и заработал на полную катушку.

И тем не менее пока что он всего лишь самым непростительным образом преследует женщину, которая не хочет иметь с ним дела, — женщину, которая скоро выходит замуж за человека по имени Брет Сондерс, человека, с которым он, Кейл, почти не считался.

Он успел узнать, что Сондерс был одним из руководителей среднего звена в фирме «Дамарон Интернэшнл». Кроме того, он снимал гараж в одном из близлежащих поместий, что давало ему право считаться полноправным членом местного общества. У него, похоже, всегда водились деньги, и он ездил на дорогих спортивных машинах. Собственно, именно то, чего можно было ждать от человека, за которого выходит замуж Джо.

За сегодняшний день Кейл уже раз двадцать принимал решение передать эту работу одному из своих людей — и столько же раз отказывался от этой мысли. Истина была проста и глупа до невозможности: ему хотелось как можно дольше не расставаться с Джо.

При этой мысли Кейл изо всех сил стиснул баранку и снова сосредоточился на задних фонарях машины Джо. Откуда он знает, куда направляется Джо? Быть может, она всего лишь собирается поужинать с Бретом в городе. Или у нее назначена какая-то встреча по поводу предстоящей свадьбы. Да мало ли зачем она едет в город! Причина может быть самой невинной. И все же Кейлу почему-то казалось, что это не так.

Он увидел, как ее машина свернула, и прибавил скорость, чтобы не потерять ее. Через несколько минут Джоанна свернула на стоянку у небольшого дешевого ресторанчика. К тому времени, как Кейл нашел место, где можно было припарковаться, не привлекая внимания, он потерял ее из виду.

Выйдя из машины, Кейл пробрался на край стоянки, откуда можно было заглянуть внутрь ресторанчика — и увидел там Джо. Прячась за кустами, деревьями и машинами, он несколько раз переходил с места на место, пока не нашел такой точки, откуда было видно лучше всего.

Джо сидела в глубине ресторанчика в кабинке с человеком лет сорока. Они не прикасались друг к другу — наоборот, они сидели напротив друг друга, так, словно вели деловые переговоры. В следующие тридцать минут эта официальная обстановка нарушалась лишь тогда, когда к ним подходила хорошенькая рыжеволосая официантка, которая улыбалась мужчине, что-то говорила, потом уходила и возвращалась с кофе. Однажды мужчина рассмеялся и шутливо шлепнул официантку по заду. Кейл надеялся, что это знак давнишнего знакомства — надо будет разузнать.

Кейл проводил официантку взглядом и снова сосредоточился на мужчине. Мужчина больше всего смахивал на полисмена. Если он действительно коп, он может быть уже в отставке. Это тоже полезно будет выяснить.

Кейл еще пятнадцать минут наблюдал, как Джо разговаривала с этим человеком. По ее поведению нельзя было сделать никаких выводов. Отсюда она выглядела такой же холодной и уверенной в себе, как обычно. Но Кейл уже знал, что ее холодность — не более чем искусно вылепленная маска. Он надеялся, что на этот раз он не прав. И в то же время ему, как ни странно, хотелось оказаться правым. По крайней мере, тогда он сможет быть нужным ей…

Он увидел, как Джо вслед за мужчиной поднялась с места и пожала ему руку. Кейл вернулся в свою машину, сел за руль и дождался, пока Джо и тот человек сели в свои машины и разъехались в разные стороны. Тогда Кейл вылез из машины и вошел в ресторанчик.

Ему потребовалось несколько минут — и солидные чаевые за маленькую чашечку кофе, — чтобы разузнать все, что он хотел. Человек, с которым встречалась Джо, был некий Альбин Шоу, отставной полицейский, а в настоящее время — владелец частного сыскного агентства.

5

— Доброе утро, — улыбаясь, приветствовала Абигейл Кейла, который поднимался по каменным ступенькам на заднюю террасу. — Присоединяйтесь, пожалуйста!

— Спасибо.

Кейл сел на мягкий стул за стеклянный столик напротив Абигейл. Мариан, одна из горничных, принесла ему завтрак: чашку дымящегося кофе и тарелку с фруктами и сладкими булочками. Кейл заказал этот завтрак в семь часов, когда Абигейл позвонила ему и попросила зайти.

Было прозрачное весеннее утро, воздух был ласков и нежен и благоухал ароматами цветов, которых в поместье было несметное количество. Абигейл, как всегда, была в красном — от волос до кончиков ногтей и своего длиннополого халата. Кейл подумал, что немногие люди отказались бы прийти, когда Абигейл их приглашает — даже если они не работают на нее.

— Как ваши дела, Кейл? Вас что-то совсем не видно. Приходите как-нибудь, поужинайте с нами. И вообще, заходите почаще. А то что же вы все время проводите в одиночестве!

«Чудненько! — подумал Кейл. — Вот эти будет настоящий кошмар: сидеть за одним столом с Джо в присутствии других людей, может быть, даже ее жениха! Вот если бы оказаться с ней наедине на целую ночь — это было бы совсем другое дело».

Он предпочел не отвечать на приглашение. Вместо этого Кейл опустил на стеклянную столешницу толстую папку и подвинул ее к Абигейл.

— Вы просили показать мои наметки по охране. Они тут.

Абигейл рассеянно кивнула, открыла папку и принялась лениво листать страницы.

Время от времени она останавливалась и вглядывалась в страницу, отодвигая папку как можно дальше от себя и щурясь изо всех сил, чтобы разобрать буквы.

— Давайте я вам прочту, — предложил Кейл.

— Нет-нет, спасибо. Я прекрасно вижу. У вас очень разборчивый почерк, У вас есть какие-нибудь проблемы?

— Пока никаких.

— Вы связались с моим секретарем по поводу приглашений и подарков?

— Да, я советуюсь по мере надобности с ним или с Джо.

— Насколько я знаю, вы еще встречаетесь с консультантом Джо, и она дает вам всю необходимую информацию?

— Да.

— Я восхищена вашей оперативностью. И все ваши люди так вежливы, так предупредительны…

— Приятно слышать.

Абигейл закрыла папку и снова одарила его ослепительной улыбкой.

— В тот день, когда вы впервые встречались со мной, я звонила вашему дяде, — сообщила она.

Кейл улыбнулся. Он так и подозревал, что его звали не за тем, чтобы делать комплименты по поводу его оперативности. Вот теперь наконец дошли до дела.

— Я знаю. Реймонд мне говорил.

— Можете себе представить, он мне ничего не сказал! — Абигейл возмущенно всплеснула руками. — Просто не верится! Я всегда могла вытянуть из него что угодно, но, когда я принялась его расспрашивать о вас, он молчал как рыба!

Она задумчиво прикусила нижнюю губу.

— Это, разумеется, заставило меня сделать вывод, что в вашей жизни есть нечто, что следует скрывать.

— Какой интересный ход мысли! — рассмеялся Кейл.

— Ну а с чего бы еще Реймонд вдруг отказался говорить о вас?

— Может быть, потому, что в моей жизни нет ничего, о чем стоит говорить.

Абигейл ткнула в него пальцем, украшенным массивным перстнем.

— Не верю! Такому человеку, как вы, должно быть, есть о чем вспомнить: жены, любовницы, невесты…

Кейл хмыкнул и покачал головой.

— Вынужден вас разочаровать: ничего такого не было.

Абигейл махнула рукой.

— Ладно. Так вот, Реймонд мне ничего не сказал.

Она помолчала. На лице у нее отражались разочарование и недовольство.

— Во всяком случае, он сказал, что, если я хочу что-то узнать, мне следует спросить об этом прямо у вас.

Кейл раскинул руки.

— Пожалуйста, спрашивайте! Я — открытая книга.

Она фыркнула, но даже это не свойственное даме ее круга действо вышло у нее каким-то величественным.

— Открытая книга? Как же, как же! Расскажите это кому другому. Я, старая лошадиная барышница…

Кейл улыбнулся еще шире.

— Вы торговали лошадьми?

— Лошадьми, людьми, драгоценностями, ложью и правдой, — Абигейл пожала плечами. — Честно говоря, один товар не особенно отличается от другого.

— Вы знаете, как ни странно, меня это не удивляет! — рассмеялся Кейл.

Абигейл внезапно подняла руку и кому-то помахала.

— Там Джоанна и Брет. Я и не знала, что он приедет сегодня утром.

Кейл обернулся и увидел жениха и невесту. Они махали Абигейл в ответ. Они шли по лужайке, Брет обнимал Джо за талию, ее тело привычно прижималось к его боку. Кейла охватила неудержимая ревность.

— Какая славная парочка, не правда ли? — задумчиво сказала Абигейл.

Кейл не ответил. Он просто не мог ничего выдавить из себя. Он запутался в сетях желания и разочарования: он хотел ее, но знал, что она никогда не будет принадлежать ему.

Все это было необъяснимо. Почему он так хочет ее? Почему она так бурно отзывается на его ласки? И почему она выходит замуж за другого?

Все было не так. Мир Кейла летел под откос, и нужно было срочно что-то сделать, чтобы восстановить равновесие и душевный покой. Либо это — либо остается только сдаться и сойти с ума.

Абигейл снова откинулась на спинку кресла.

— Они должны присоединиться к нам через несколько минут. А пока что давайте вернемся к истории вашей жизни.

У Кейла пересохло в горле. Он отхлебнул кофе, чтобы прийти в себя, но и кофе не помог.

— Не сказать, чтобы это была моя любимая тема. Ну, ладно.

— Вы не любите говорить о себе? — Абигейл положила в рот виноградину. — Ну что ж, давайте поговорим о Джоанне. Этот предмет вас больше устроит?

«Куда больше», — подумал Кейл.

— Конечно, — сказал он. — А что вы хотите мне сказать?

— Вы меня неправильно поняли. Я хочу, чтобы вы мне все рассказали.

— Что — «все»?

— Я хочу знать, почему вы так странно влияете на Джоанну.

Кейл снова взглянул на счастливую парочку. Они остановились и стояли теперь, повернувшись лицом друг к другу. Брет держал Джо за руку и с улыбкой слушал что-то, что она говорила. Кейл поспешно отвернулся и глотнул еще кофе.

— Прошу прощения, вы не могли бы уточнить?

— Джоанна последнее время сама не своя. И началось это с тех пор, как появились вы.

— Ваша племянница — очень привлекательная женщина, Абигейл. И очень… занятая. А если вам кажется, что что-нибудь не так, почему бы вам не спросить у самой Джо?

— Я спрашивала. Она ответила, что все в порядке.

— А вы ей не поверили?

— Нет.

Кейл снова взглянул на Джо и Брета. Она подняла руку и, похоже, гладила его по лицу. Ревность вспыхнула еще сильнее. Кейл с трудом удержался от того, чтобы не расстегнуть ворот рубашки, который не давал ему дышать. Во всем этом не было никакого смысла. Кейл не знал, почему его так тянет к ней — он знал лишь, что подобных чувств он не испытывал прежде ни к одной женщине.

— Может, это просто предсвадебная нервная лихорадка?

— Кейл, поймите меня, я видела ее в глубокой печали, почти безутешной, когда погибли ее родители. Я видела ее счастливой. Но никогда — никогда! — я не видела ее такой растерянной и взволнованной.

То, что Абигейл подметила то же самое, что и он сам, отнюдь не улучшило настроения Кейла. Впрочем, он не нуждался в подтверждениях. Кейл скрыл свое волнение за спокойным, ровным тоном.

— Но ведь вы никогда не видели ее в качестве невесты, не правда ли?

— Нет, но…

— Ну вот и все.

Он дал ей объяснение, которым не раз пытался убедить самого себя. На него оно не подействовало, но, быть может, Абигейл…

Абигейл взяла свой мундштук и принялась его разглядывать с таким видом, словно удивлялась, почему в нем нет сигареты.

«Я сам не верю тому, что сказал, — подумал Кейл, — и она мне тоже не верит». Но, увы, Абигейл, похоже, знала не больше, чем он сам. Более того — он, пожалуй, все-таки знает больше ее. Например, он знает, что Джо вчера вечером встречалась с частным сыщиком. Кейл успел выяснить, что у него не слишком большая практика, но зато хорошая репутация.

— Доброе утро, тетя Абигейл.

— Кайли! — Абигейл обернулась и протянула руку хрупкой, бледной девушке, которая только что вышла из дома на террасу. — Как я рада, что ты встала! Тебе, должно быть, стало получше?

— Да, тетя.

Кайли наклонилась и поцеловала тетушку в щеку, потом выпрямилась и помахала сестре.

— Джо не говорила, что ты сегодня выйдешь.

— Я решила сделать ей сюрприз.

— Она будет очень рада. У нее сейчас столько дел…

— Я знаю.

Кайли протянула руку Кейлу.

— Здравствуйте. Я — Кайли Дамарон. А вы — Кейл Уитфилд, вы будете распоряжаться службой охраны на свадьбе Джо. Рада с вами познакомиться.

— Я тоже рад.

Она была очаровательна, и манеры у нее были безупречные, но Кейлу хватило одного взгляда, чтобы понять, что разговоры о ее плохом самочувствии не являются преувеличением. Щеки у нее ввалились, под глазами залегли темные тени. Он немедленно проникся к ней сочувствием. И еще его охватило любопытство. Он почувствовал, что под очаровательным лицом и безупречными манерами таится настороженность. «Почему?» — удивился Кейл. Неужели только оттого, что он — чужой?

— Приятно слышать, что вам стало лучше, — сказал он.

— Благодарю вас.

Когда Кайли опустилась в кресло, Кейл разглядел ее получше. Она была очень тонкой и хрупкой, со светлыми волосами и кожей цвета слоновой кости, такой прозрачной, что сквозь нее просвечивала голубая жилка на виске. И все же даже теперь, еще не оправившись от болезни, она была очаровательна.

На террасе уже появилась заботливая Мариан со стаканом сока и тостом для Кайли.

— Спасибо, Мариан, — сказала Кайли, откинула назад волосы и прищурилась, глядя на солнце. — А вот и Джо с Бретом!

Кейл не решился обернуться. Надо взять себя в руки прежде, чем он увидит вблизи, как она любезничает с этим Бретом.

— Здравствуйте все! — раздался жизнерадостный голос Брета.

Кейлу не хотелось смотреть на Сондерса, но он все же не мог удержаться от того, чтобы взглянуть на Джо. На ней было короткое зеленое платье в обтяжку, очень простое и элегантное, и тонкая золотая цепочка на шее. Впрочем, один бриллиант, сияющий у нее на пальце, стоил целого состояния.

Она направилась прямо к Кайли и крепко обняла сестру.

— Ты здесь! Я так рада!

Прядь ее волос запуталась в кудрях Кайли, и когда Джо отступила назад, их волосы — серебристые волосы Джо и золотистые Кайли — смешались.

— Как ты себя чувствуешь, радость моя?

— Меня чуть-чуть лихорадит, а так все нормально.

Когда Джо отошла в сторону, Брет тоже обнял Кайли.

— Твоя сестра очень о тебе беспокоилась.

Кайли чуть заметно, робко улыбнулась.

— Я знаю. Но я решила не выходить из комнаты, пока не закончатся основные приготовления к свадьбе.

— Какая хитрая девочка! — одобрительно рассмеялся Брет.

Джо села рядом с сестрой.

— Ты еще не завтракала?

— Я как раз собиралась приняться за тост, — сказала Кайли, указывая на свою тарелку.

— А не съесть ли тебе что-нибудь посытнее? Как насчет омлета с сыром? Давай, я попрошу кухарку пожарить тебе омлет!

— Погоди, дай я сперва с тостом управлюсь, — остановила сестру Кайли.

Брет наклонился через стол и пожал руку Кейлу.

— Рад вас видеть. Как дела? Проблемы есть?

— Нет.

Кейл ощущал неодолимую враждебность к этому человеку. Чересчур уж этот Сондерс любезен! Это, конечно, большое достоинство, а не порок. Но тем не менее Кейл с каждой встречей испытывал к нему все большую неприязнь. Впрочем, разумеется, вряд ли он мог испытывать к Брету пылкую любовь. Этот человек женится на Джо — и этого было достаточно, чтобы возненавидеть его.

«Джо!»

Кейл посмотрел в ее сторону и увидел, что она смотрит на него.

— Доброе утро, Джо.

— Доброе утро. Я не думала встретить вас здесь.

«Ах, какая недотрога!» — подумал Кейл и улыбнулся.

— Меня пригласила Абигейл.

— Понятно.

«Леди недовольна, — с удовлетворением отметил Кейл. — Значит, я ей и в самом деле небезразличен». Она не может относиться к нему спокойно — нравится это ей или нет, неважно, главное, что она к нему неравнодушна.

— А где Дэвид? — спросил Брет, садясь на свое место.

— Он уехал на несколько дней. — Вилка Абигейл зависла над ломтиком дыни, прежде чем вонзиться в него.

Брет усмехнулся.

— Дэвид за все берется и ничего не доводит до конца, — сказал он с легкой завистью. — Хорошо жить людям, которым не надо работать!

Джо все еще глядела на Кейла и потому не ответила, Абигейл же сказала:

— У Дэвида дела. К свадьбе он вернется.

— Вот и прекрасно!

Абигейл посмотрел на Кайли.

— Он не заходил к тебе перед отъездом?

— Заходил, — кивнула Кайли. — Он разбудил меня, чтобы попрощаться.

Замечание Брета показало Кейлу, что Брет еще не считается здесь своим. Однако, когда он женится, все будет иначе.

А вот он, Кейл, навсегда останется для них чужаком. Состоится свадьба Джо, Кейл займется другой работой, а Дамароны по-прежнему останутся узким, тесным кланом, доступ в который ему закрыт. И он никогда не будет знать этих людей лучше, чем теперь.

Впрочем, это неважно. Он хотел по-настоящему узнать лишь одного человека из этого семейства.

У него было к Джоанне множество вопросов. Почему она ответила на его поцелуй — и не на один? Зачем она встречается с частным сыщиком? Почему временами она выглядит такой напряженной, словно вот-вот порвется, как туго натянутая струна? И какого черта она выходит замуж за этого Сондерса?

Он хотел знать ответ на эти вопросы, черт возьми! И готов был ради этого пожертвовать жизнью.

Когда Кейл осознал это, он сильно удивился. Он был очень осторожен по натуре. Хотя, когда он чуял опасность, в дело вмешивались его инстинкты, и он начинал вести себя так, что другие считали его отчаянным. Но с Джо он забывал и об осторожности, и об опасности. И, что самое удивительное, он начинал думать, что, быть может, остерегаться уже поздно.

Тут звонок радиотелефона, лежащего рядом с Абигейл, прервал его размышления.

Абигейл взяла телефон.

— Джон? Джон, дорогой, как ты там?

Она выслушала ответ, запрокинула голову и расхохоталась.

— Да, я веду себя хорошо. В результате сделалась ужасной занудой. Даже самой себе и то надоела. Но не беспокойся: я намерена при первом же удобном случае вырваться на волю и что-нибудь натворить.

В трубке что-то ответили. Абигейл снова рассмеялась.

— Да? А где ты?

Она взглянула на Джо, молчаливо приглашая ее принять участие в разговоре.

— Ах, ты теперь в Гонконге? А ты знаешь, что Уайт и Синклер тоже где-то в том районе?

Она кивнула в ответ на что-то, что ей сказали.

— А когда тебя ждать?

В трубке ответили.

— Чудесно. Это замечательно. Джо? Джо здесь. Ты можешь с ней поговорить. Ладно, пока. До встречи.

Она передала трубку Джо.

— Твой кузен хочет с тобой поговорить. Да, и не забудь ему сказать, чтобы был осторожнее.

Джо взяла трубку.

— Передавай от меня привет, — поспешно сказал Брет.

— Джон, привет!

— Кайли, — сказал Кейл, пока Джо говорила по телефону, — вы уже виделись с лейтенантом Робинсоном?

К его изумлению, ее нежное лицо сделалось белым, как мел.

— Минутку, Джон, — сказала Джо. Она зажала трубку ладонью и посмотрела на Кейла. Ее зеленые глаза пылали гневом. — Кайли первый день как встала с постели, Кейл! Дайте ей хоть немного прийти в себя!

«Нет ничего удивительного в том, что Джо заботится о сестре, тем более после того, как она так тяжело болела, — размышлял Кейл. — Но это не объясняет, отчего Кайли так побелела при упоминании о лейтенанте Робинсоне».

— Простите, — ответил он, — я не думал, что встреча с лейтенантом Робинсоном может быть таким тяжелым испытанием.

— Когда болеешь, любое дело становится тяжелым испытанием! — отрезала Джо и отняла руку от трубки. — Извини, Джон. Так ты говорил?..

Она вернулась к прерванному разговору, но не сводила встревоженного взгляда с Кейла. Заинтригованный ее бурной реакцией, Кейл решил сделать еще одну попытку.

— Кайли! А как вы думаете, скоро ли вы сможете встретиться с лейтенантом Робинсоном? Дело в том…

— Кейл!!!

Но Кейл, не обращая внимания на Джо, продолжал:

— Если вы не сможете встретиться с ним, я мог бы задать вам несколько вопросов и передать ваши ответы лейтенанту.

— Кейл, оставьте ее в покое!

Брет накрыл ладонью свободную руку Джо и успокаивающе погладил ее.

— Все в порядке, Джоанна. Он просто хочет помочь представителю власти в его расследовании. Это ведь его работа.

Абигейл кивнула.

— Он не станет ничего предпринимать, пока Кайли не оправится, Джо.

— Ну да, конечно, — сказал Кейл, а про себя отметил, что Кайли похожа на лань, попавшую в лучи фар автомобиля на дороге. — Я ужасно извиняюсь, — сказал он, наклонившись к ней. — Я не хотел вас тревожить…

— Да-да… разумеется… — пролепетала Кайли. — Я… я знаю, что надо ему позвонить…

— Извини, Джон, но мне надо заканчивать разговор, — сказала Джо, пронзив Кейла разъяренным взглядом. — Да. Чудесно. До встречи.

— Передай ему привет от меня! — вмешался Брет.

— И не забудь сказать ему то, что я говорила! — сказала Абигейл почти одновременно с ним.

— Да, Брет передает тебе привет. А Абигейл говорит, чтобы ты был осторожнее.

Джо рассмеялась.

— Да, передам. Пока.

Она отключила телефон и немедленно устремила взгляд на Кайли, но заговорила сперва с Абигейл.

— Джон говорит, что он всегда осторожен.

— Осторожен! Ха! Да он и не знает, что такое осторожность! Как, впрочем, и все остальные твои кузены.

— А мне он ничего не просил передать? — спросил Брет. — Ну, в ответ…

— Нет, не просил. Но он очень торопился. Кайли, а не пройтись ли нам немного? — предложила Джо.

— Отличная идея! — с одобрением кивнул Брет. — Давайте-ка, барышня, разомнитесь!

— Нет, Джо, ты лучше останься с Бретом, — сказала Кайли, вставая из-за стола. — Мне хочется пройтись одной.

— Но…

Брет стиснул руку Джо и ласково-насмешливым тоном сказал:

— Оставь ее в покое, дорогая. С ней все будет хорошо.

Джо, очевидно, боролась со своими чувствами. Кейл ее понимал. Она хотела помочь сестре, и ей было плохо оттого, что помочь она ничем не могла. То же самое чувство испытывал Кейл по отношению к самой Джо. А Брет, казалось, даже не замечал, что происходит с его невестой. Он погладил ее по руке и вернулся к своему завтраку.

— Я ненадолго, — сказала Кайли. — Пойду пройдусь, а потом, наверно, снова поднимусь к себе.

— Делай как тебе хочется, солнышко. Я зайду к тебе, когда смогу, — сказала Джо и, взяв со стола ножичек для фруктов, принялась рассеянно постукивать им по тарелке.

— Ладно. Пока всем! — сказала Кайли и спустилась с террасы на ухоженную лужайку.

— Кейл, — сказала Джо, как только Кайли удалилась настолько, что уже не могла их слышать, — я не позволю вам изводить мою сестру!

— Джоанна! — с изумлением воскликнула Абигейл. — Что ты такое говоришь?

— Да, по-моему, ты преувеличиваешь, — сказал Брет, поднося к губам стакан с соком.

Кейл ответил не сразу. Он прихлебывал свой кофе, внимательно глядя на Джо. Она была похожа на разъяренную львицу, защищающую своих детенышей. Если он что-то понимает — это все та же потребность защищать того, кто слабее. Но от чего она защищает Кайли? Он поставил чашку на стол.

— Я просто задал Кайли вопрос, а вы уже решили, что я ее извожу? Интересно, с чего бы это?

— А как это называется — то, что вы делали?

— Просто спросил, и все. Я не имел в виду ничего дурного. Вы, должно быть, не так меня поняли. Я прошу прощения.

— Вы уж простите ее, Кейл, — сказала Абигейл, озадаченно глядя на племянницу. — Она очень беспокоится за сестру.

— Да, я это вижу, — ответил Кейл.

Он никак не мог отвести глаз от лица Джо. Гневное пламя, полыхавшее в ее глазах, делало ее ослепительно прекрасной. У нее был такой вид, словно она вот-вот бросится на него прямо через стол, размахивая этим почти игрушечным ножичком. Кейл не сомневался, что, будь они наедине, она бы так и сделала. Ах, как жаль, что они не наедине! Неприкрытый гнев помог бы ему узнать ее лучше, чем ее страсть.

— Вам не стоит извиняться за меня, тетя Абигейл.

— Но она ведь права, Джо, — сказал Брет. — Главное, что Кайли сейчас намного лучше. А скоро она будет совсем здорова.

— Вот-вот, — сказала Абигейл. — За все эти дни Кайли в первый раз спустилась к завтраку, а теперь еще пошла гулять. Это явное улучшение. Скоро она станет такой, как прежде. Ведь доктор тебе говорил, что так оно и будет? Ей всего лишь надо отдохнуть.

— Что ты, дорогая? — Брет протянул руку и повернул лицо Джо к себе. — Тебе не о чем беспокоиться. Понимаешь? Не о чем!

Джо била дрожь — мелкая-мелкая, но Кейл следил за ней так внимательно, что не мог этого не заметить.

Она глубоко вздохнула.

— Да, конечно. Простите, Кейл. Я не хотела вас обидеть.

— Да что вы, я вовсе не обиделся, — тихо ответил Кейл. — Даже наоборот…

Брет резко повернулся к нему. Он явно насторожился. Но, когда он заговорил, тон его был ровным и дружелюбным.

— Это все из-за свадьбы. У нас у всех нервы на пределе.

— Конечно, — вежливо кивнул Кейл. — Это вполне понятно.

— Ну вот, значит, все уладилось! — сказала Абигейл, вставая из-за стола. — Джоанна, ты будешь фотографироваться сегодня после обеда?

— Да.

— О, ты мне об этом не говорила! — воскликнул Брет, явно обрадованный. — А где ты будешь сниматься?

— Еще не знаю. Я попросила фотографа, чтобы он выбрал место сам.

— Вам все равно не положено этого знать, — поддразнила Брета Абигейл. — Ведь вы непременно захотите прийти посмотреть, а вам не положено видеть Джоанну в свадебном платье до свадьбы.

Брет добродушно рассмеялся.

— Нет, конечно! Это ведь дурная примета. Не хватало еще, чтобы наш брак оказался неудачным.

Абигейл одобрительно кивнула.

— Очень разумно с вашей стороны. Ну ладно, пойду укладывать волосы, меня уже ждет парикмахер.

— А я — на работу, — сказал Брет, тоже вставая из-за стола. — Джо, ты позвони мне, если что.

— Хорошо, — ответила Джо.

Он наклонился и звучно чмокнул ее в губы. Потом поднял голову и прошептал:

— Обещаешь?

— Обещаю.

Джо улыбнулась Брету, но Кейл заметил, что губы ее плотно сжаты. Да, она в самом деле слишком бурно отреагировала на его разговор с Кайли. И с чего бы это? И с чего это она так напряглась сейчас?

— Я тебе вечером позвоню, — сказал Брет, легонько проведя на прощание ладонью по ее серебристым волосам. — До свидания, Уитфилд.

Он коротко кивнул и скрылся в доме.

Джо положила руки на стол и судорожно сцепила пальцы, потом резко отодвинулась от стола и вскочила на ноги.

— Пойду поищу Кайли.

— Джо! Подождите минутку…

— Джоанна, — перебила его Абигейл, — я появлюсь только после обеда. Кейл, имейте в виду, что вы можете прийти к нам ужинать, если хотите.

— Благодарю вас, я буду иметь в виду, — Кейл развернулся на стуле лицом к пожилой даме, которая величественно шествовала по террасе к дому. — Быть может, кто-нибудь из моих людей подвезет вас в салон?

— Нет, спасибо. Я прекрасно доберусь сама.

— Хорошо. Но у вас в машине есть телефон. Если что, немедленно звоните мне.

Абигейл рассмеялась.

— Чересчур уж вы заботливы!

— Ну что я могу сказать? — усмехнулся Кейл. — Это моя работа.

Он помахал на прощание Абигейл и снова развернулся к столу.

— Джо…

Но он был один. Джо исчезла. Кейл выругался сквозь зубы, огляделся и увидел, что она уже на середине лужайки.

Он догнал Джо, когда она уже готова была скрыться за железной калиткой в высокой зеленой изгороди. Кейл поймал ее за руку и заставил остановиться.

— Черт возьми, я же просил вас подождать!

Она вырвалась и потерла запястье, за которое Кейл ее схватил. Нет, он не сделал ей больно, но у нее было такое ощущение, что прикосновение Кейла каким-то образом отметило ее. Она пыталась убедить себя, что задыхается от быстрой ходьбы, а вовсе не оттого, что рядом с ней стоит этот мужчина. Но он стоял слишком близко, и от него могучей волной исходили жар и гнев.

— Что я такого сделала или сказала, что вы решили, будто ваши слова имеют для меня какое-то значение?

— Ничего себе! — Кейл изумленно вскинул брови. — Что это с вами?

Ничего. Дело всего лишь в нежности, которая звучит в его голосе, в тревоге за нее, которая светится в его взгляде. Но это отнюдь не утешало и не успокаивало. Можно ли быть спокойным, стоя посреди минного поля?

— Ничего. Просто я по опыту знаю, что разумные доводы до вас не доходят.

— Если вы действительно так думаете, значит, вы меня не понимаете. Могу вас заверить, что все, что вы говорите и делаете, до меня доходит. Я вас слышу, вижу, чувствую… — Он на миг умолк, затянутый в бездну ее серебристо-зеленых глаз. Там таилась какая-то тень. И… страх?

— От чего — или от кого — вы сейчас бежали? А, Джо?

— Ни от кого я не бежала. Я искала Кайли.

— Но разве трудно было подождать минуту? Я ведь вас просил…

Можно подумать, она не слышала! Но видеть их обоих — его и Брета — за одним столом было слишком тяжело. Она просто не могла больше держать себя в руках. Эти двое мужчин за одним столом… проницательная тетя… перепуганная сестренка… Джо не могла бы выдумать худшего кошмара! Брет был предсказуем. Кейл — абсолютно непредсказуем. Кайли нуждалась в особом внимании и защите. Абигейл чересчур наблюдательна. Все висело на волоске.

— А вы так привыкли, что женщины делают все, как вы скажете, что не можете стерпеть, когда одна из них вас ослушается?

— Если эта женщина вы — да, не могу.

Джо грустно подумала о том, какую удивительную пару они из себя представляют. Он, похоже, просто не в силах расстаться с нею. А она не в силах заставить его уйти. Любого другого она бы просто послала подальше и тут же забыла бы о нем. Но они с Кейлом были как кремень с огнивом: стоило им встретиться, как летели искры — и вспыхивало пламя. Она не могла пренебречь этим, сделать вид, что ничего этого нет.

Она покачала головой, мысленно упрекая себя за слабость. Надо взять себя в руки наконец!

— Извините, но я сейчас занята. Мне слишком многое нужно обдумать.

Кейл шагнул ближе к ней.

— И чем быстрее вы от меня отделаетесь, тем проще вам будет все это обдумать?

Джо завела руку за спину, нащупывая ручку калитки.

— Вот именно.

— Интересно — почему?

Он отвел прядь волос, упавшую ей на лицо, и одно это прикосновение сделало бегство невозможным. Ее обдало волной жара, которая тут же сменилась ледяным холодом страха. Что же ей делать? Кейл предлагал уйти — она отказалась. Она не могла не обращать на него внимания. Он не давал ей возможности избегать его. Он задевал такие струны ее души, о существовании которых Джо раньше и не подозревала. Он отвлекал ее внимание, когда ей нужно было быть собранной. Она должна думать и заботиться в первую очередь о Кайли и Брете, и только о них. А вместо этого она все время думает о нем…

— Почему, Джо?

Она вздрогнула — вопрос Кейла заставил ее вернуться к реальности.

— Потому что… потому что то, о чем я думаю, не имеет к вам никакого отношения.

— Ну тогда давайте не будем разговаривать. Давайте займемся любовью.

Земля поплыла у нее под ногами, пульс участился. Наконец-то Кейл высказал вслух то, что все время стояло между ними с того самого момента, как они встретились. И ей так хочется согласиться…

— Не надо, — прошептала она. — Не надо, не проси…

— А если я буду умолять?

— Этот разговор ни к чему не ведет! — сказала она внезапно охрипшим голосом и поспешно сглотнула. — Есть ли у вас какие-то вопросы, имеющие отношение к свадьбе?

— На самом деле есть. Все тот же вопрос: почему?

Джо проскользнула в калитку и попыталась закрыть ее за собой, но Кейл помешал ей сделать это и вошел вслед за ней.

Его губы медленно расплылись в чувственной улыбке.

— Так ты не хочешь выслушать меня? Пытаешься сбежать? Почему, Джо?

Она смотрела на его губы, вспоминая другой сад, где они были вдвоем, и прикосновение его губ той ночью… Они были сильными, умелыми и горячими…

Он протянул к ней руку, и Джо испуганно попятилась.

— Не надо, — тихо сказал он. — Я тебя не обижу.

В горле у нее стоял болезненный ком.

— Обидеть можно по-разному, Кейл.

— Тебя я никак обижать не стану.

— Ты не знаешь…

— Ну так скажи мне! — тихо попросил он. Она судорожно, хрипло дышала.

— Да, ты прав. Ты не обидишь меня, я тебе этого не позволю, так что говорить не о чем.

— Ты не права, — прошептал он. — Говорить есть о чем…

Кейл провел пальцами по ее щеке, потом неожиданно опустил руку ей на грудь и прижал ладонь к сердцу.

— Скажи, что это не из-за меня твое сердце бьется так часто! Скажи — и заставь меня поверить тебе!

Ее сердце колотилось под его ладонью, и по телу Джо разливался жар. Как может она убедить его, когда она не в силах убедить самое себя? И все же надо попытаться… Она шагнула назад — его рука упала.

— Нет, это не из-за вас, — произнесла она громко и отчетливо.

— Я сказал — заставь меня поверить…

Нет. Ей встречались противники пострашнее Кейла Уитфилда. Он не заставит ее изменить принятому решению. Она не даст ему перевернуть свою жизнь. И, конечно же, она не станет заниматься с ним любовью! Но вся беда в том, что ей приходится бороться не только с Кейлом, но и с самой собой.

— Я это знаю, а верите вы или нет — мне все равно.

— Я хотел бы согласиться, но не могу.

Он снова притянул ее к себе, но на этот раз прижал и стиснул ладонью ее грудь, искусно лаская мягкую упругую плоть. Ее сосок набух, и грудь заныла.

— Джо… — в его голосе проскользнула умоляющая нотка. — Черт возьми, ну почему ты не признаешься, что хочешь меня?

Этот молящий тон удивил и тронул ее, но она заставила себя ожесточиться.

— Потому что не хочу!

— В самом деле? Или просто не смеешь признаться себе в этом?

«Нет!» Одно-единственное слово, но она не могла заставить себя произнести его. Любовь Кейла была для нее запретным плодом, а запретный плод всегда сладок. И все же она не может хотеть его. Не может, не должна. Для него уже нет места в ее жизни, и в первую очередь в ее сердце.

Кейл, тяжело дыша, обнял ее за бедра и притянул ближе к себе.

Его уверенные руки начали блуждать по ее телу, как бы запоминая его изгибы, разнося жар в каждый уголок ее существа — жар, предательский в своей силе, опьяняющий своей мощью.

— Я не могу! — простонала она.

— Если я могу, то и ты можешь, — его карие глаза сделались почти черными. — Я должен признаться тебе, Джо: плохо это или хорошо, но мое тело не знало покоя с того момента, как я увидел тебя. Почему же ты должна оставаться спокойной? Это несправедливо!

Она потрясла головой.

— Господи, но ведь я же помолвлена! Ты здесь только потому, что я скоро выхожу замуж! Это не значит, что я должна быть платой за твою работу.

— Ну же, говори! — настойчиво шептал он. — Скажи мне что-нибудь, чего я не знаю. И сделай так, чтобы это было похоже на правду.

— Я уже говорила! Я не знаю, что еще сказать тебе, чтобы ты понял!

Ей хотелось плакать. Она сопротивлялась, и в то же время всю ее охватило желание. Ей нужен был Кейл! Он может облегчить ее страдания, если она позволит ему. Это было бы так просто! В саду никого нет, никто их не увидит. Они могли бы заняться любовью здесь, среди цветов, и она хоть ненадолго познает блаженство…

— Черт возьми, Джо! Я ведь знаю, что ты испытываешь то же, что и я.

— Прости, но это не так, — нашла в себе силы произнести Джоанна.

Он выругался и крепко схватил ее за руки повыше локтей. Глаза его сверкали.

— Ну, Джо, поздравляю! Если я не сошел с ума раньше, то теперь я точно законченный псих. И это твоя работа. Ни одному человеку за всю мою жизнь не удавалось сыграть со мной подобную шутку!

Джо дрожала, у нее кружилась голова, она не знала, что ему ответить. Она просто смотрела ему в глаза, загипнотизированная огнем и яростью, полыхающими в них. Она еще никогда не встречала человека, подобного ему. Кейл был невероятно страстен, а чувства, которые он внушал ей, были еще сильнее, чем то, что испытывал он сам.

— Я пытался держаться подальше от тебя, — говорил он, цедя слова сквозь стиснутые зубы. — Я, наверно, протоптал дорожку на террасе вашего домика для гостей — целыми ночами расхаживал взад-вперед, пытался удержаться от того, чтобы отправиться разыскивать тебя. И изо всех сил старался не думать, что ты попала в какую-то беду. Но так и не убедил себя…

Одно слово резануло ей слух.

— В беду? Ты думаешь, что я попала в беду?

— А что еще я могу подумать, если ты встречаешься с частным сыщиком? Что он делает для тебя, Джо? Что он ищет? Информацию? Человека? Кого?

Она с шумом втянула в себя воздух.

— Ты следил за мной? Ты — следил — за мной?!

— Да. Вчера вечером, когда ты встречалась в кафе с Альвином Шоу. Я хотел знать, почему…

— Кейл…

Джо была ошеломлена, испугана, не могла найти слов. Она поспешно отстранилась от Кейла. Ей было необходимо, чтобы никто не знал, что она наняла Шоу. Она делала все, чтобы это осталось тайной. И вот…

Она поспешила успокоить себя. Нет. Шоу не мог ничего рассказать Кейлу. Ни один нормальный частный сыщик не станет делиться секретами своего клиента с кем бы то ни было, будь то даже бывший разведчик. К тому же, если бы Кейл думал, что сможет что-нибудь узнать от Шоу, он не стал бы расспрашивать сейчас ее. Так что волноваться, собственно, было особенно не из-за чего. Просто дело висело на волоске, и даже та малость, которую, видимо, удалось разузнать Кейлу, могла оказаться опасной. И одна мысль о том несчастье, которое могло произойти из-за этого, смертельно напугала Джо.

Она могла бы дать Кейлу десяток объяснений, но видела, что он ни одному не поверит.

— Неважно, почему я с ним встречаюсь. Достаточно того, что я прошу вас оставить меня в покое и не вмешиваться в мои дела. — Джо с трудом сдерживала слезы: она представила себе, что будет, если ей не удастся его убедить. Если он будет продолжать свое «расследование», он разрушит несколько жизней… — Займитесь своим делом: подготовкой к моей свадьбе. И не думайте обо мне.

Он несколько мгновений смотрел ей в глаза.

— И ты сможешь не думать обо мне?

Джо попыталась придумать ложь, на которую он купится, ложь, которую она сумеет заставить себя произнести вслух. И не придумала.

— Нет, — призналась она. — Не смогу.

Кейл притянул ее к себе и впился губами в ее губы. Желание охватило ее, словно тело только и ждало этого момента. Она не сразу сумела осознать то, что с нею происходит. Его язык коснулся ее губ, потом проник в глубину ее рта. Колени у нее подогнулись, ее тело обмякло и сделалось таким податливым, что ей показалось, словно она и впрямь сейчас растает и сольется с Кейлом.

Да, она и в самом деле попала в беду. И часть этой беды — сам Кейл. Он ворвался в ее жизнь как раз тогда, когда ему не было в ней места. И все же она не могла заставить себя прогнать его. Он касался ее, волновал ее, заставил выворачиваться наизнанку от желания, как ни один мужчина до него. Скоро они расстанутся. Но до тех пор…

И внезапно Джо сдалась и позволила себе увидеть всю правду. В этот миг она не хотела ничего, кроме одного: слиться с Кейлом, познать всю меру наслаждения, которое он может дать ей и которое она способна дать ему. Где-то на уровне подсознания она нуждалась в нем, хотела его, должна была отдаться ему.

Ее груди набухли и напряглись, когда он целовал и обнимал ее. Внизу живота возникло ощущение тяжести, почти болезненное ощущение. Ветерок слегка охлаждал ее кожу, но огонь, бушевавший внутри, вышел из-под контроля.

Она почувствовала, как расстегнулась «молния» сзади у нее на платье, как его рука прикоснулась к ее коже, лаская и обжигая. Его пальцы скользили вдоль ее позвоночника, возбуждая каждый нерв, пробуждая чувственность и желание…

Джоанна не могла больше не обращать внимания на то, что с ней происходит, не могла больше бороться с собой. Сейчас ей хотелось забыть все и отдаться ему. Все, кроме… Нет, от одного она не могла отказаться — ведь тут речь шла не только о ней. Она отвела голову назад и судорожно вздохнула.

— Кейл…

Он замер. Потом медленно отвел голову назад, так, чтобы видеть ее лицо.

— Я хочу попросить тебя об одной вещи… Насчет Шоу… сейчас.

Он потряс головой, пытаясь привести мысли в порядок.

— Шоу? Что Шоу?

— Пожалуйста, забудь о нем.

Кейл наморщил лоб, пытаясь переварить ее слова.

— Что?

Ее сердце так колотилось, что она едва слышала собственный голос.

— Забудь, что ты видел меня с Шоу. И не пытайся больше узнать что-то обо мне или моей семье. Это для меня очень важно.

До него наконец дошло. Он взял ее двумя пальцами за подбородок и внимательно посмотрел ей в глаза.

— Ты боишься, Джо? Чего?

Джо судорожно сглотнула. Она могла бы знать заранее! Он слишком умен и опытен, чтобы не задать этого вопроса, даже в ту минуту, когда занимается любовью.

— Дело не в том, чего я боюсь. Дело в том, чего я хочу. Я хочу тебя…

Кейл перевел дух, веря и не веря тому, что услышал.

— Ты серьезно?

— Да. Да, я серьезно. Я хочу быть с тобой, Кейл. Но…

Он взял ее лицо в ладони.

— Видит Бог, как я хочу быть с тобой! И ты знаешь это. Но какое отношение это имеет к тому, что я должен забыть о Шоу?

— Никакого. Но это важно. Шоу оказал мне лично услугу. Тебя это не касается. Поэтому забудь о нем — ради меня. Это все, чего я прошу.

— Это все?

— Да.

Желание кипело в его теле, борясь с потребностью сделать все, чтобы обеспечить ей счастье и безопасность. Нет, с этим надо разобраться. Неважно, что говорили она или он и что будет дальше…

— Это что же, ультиматум? Либо я забываю о Шоу, либо мы не будем заниматься любовью?

— Джо!!!

Она резко обернулась.

— Кайли…

Глаза Кайли были расширены от изумления.

— Господи, что вы делаете?

Джо осознала, что стоит, положив руки на плечи Кейла. Она поспешно отдернула руки и отступила на несколько шагов. Появление Кайли испугало ее, и все же она еще чувствовала жар желания. Она собиралась отдаться ему, и теперь ей нужно было время, чтобы прийти в себя. А для этого нужно было не видеть Кейла.

— Солнышко, я искала тебя, но наткнулась на Кейла, — Джо посмотрела на него. — Кейл, не могли бы вы оставить нас вдвоем?

Он посмотрел на Джо, на Кайли, снова на Джо, шагнул к ней и застегнул «молнию» у нее на платье.

— Хорошо.

Джо на миг прикрыла глаза. Про «молнию» она совсем забыла!

— До встречи.

Когда он удалился настолько, что не мог их слышать, Кайли выпалила:

— Джо, я не понимаю. Я же думала, что ты любишь Брета! Господи, ты ведь за него выходишь замуж…

Мозг Джо лихорадочно работал, подыскивая объяснение, которое Кайли могла бы принять. Но так ничего и не нашел.

— Не знаю, радость моя, — вздохнула Джо. — Может быть, я сделана это именно потому, что выхожу замуж. То, что ты сейчас видела, — это ничего не значит. Просто у меня нервы не в порядке, вот и все.

— Но если Брет узнает…

— Ничего он не узнает, можешь мне поверить. То, что здесь было, не имеет к нему никакого отношения.

— Это, конечно, в какой-то мере правда, но если дело обстоит так, к кому тогда это имеет отношение?

— Можно считать, что это был мой последний невинный флирт, сестренка, — невесело улыбнулась Джо.

— Ну, если ты так считаешь… — по лицу Кайли было видно, что она ей не верит. — Но это так не похоже на тебя. Ты никогда ни с кем не флиртовала.

Джо заставила себя непринужденно рассмеяться.

— Ну вот и решила отыграться напоследок. Когда же и пофлиртовать, как не перед свадьбой?

— А мне кажется, что как раз перед свадьбой флиртовать и не стоит…

Джо стиснула руки.

— Ну что я могу сказать? Да, ты права.

Кайли принялась грызть и без того обкусанный ноготь.

— Ты все равно собираешься выйти замуж за Брета?

— Конечно, — Джо мягко заставила Кайли вынуть палец изо рта.

— Будь осторожней с Кейлом, ладно? Я имею в виду, он не похож на человека, с которым можно играть безнаказанно.

— Я знаю. Ты права, — Джо улыбнулась. — Но не беспокойся. Я думаю, после всего этого между нами больше ничего не будет.

Ей очень хотелось бы поверить в то, что она говорила, но в действительности она пыталась передать Кайли уверенность, которой у нее самой не хватало.

— Ну что, пойдем посмотреть эскизы твоего платья? Его, правда, уже шьют, но ты хотя бы увидишь, как оно будет выглядеть.

Кайли покачала головой.

— Нет. Я лучше вернусь к себе. Мне хочется прилечь.

— Может быть, ты слишком много ходила для первого раза? — встревожилась Джоанна.

— Может быть. Но это ничего, к ужину я точно встану.

Джо вздохнула с облегчением.

— Ну вот и молодец. Я тобой горжусь.

Кайли покачала головой.

— Зря. Я ведь спустилась только из-за тебя, Джо. Если бы я могла сделать как мне хочется, я бы забаррикадировала свою дверь и вообще не вылезала. Но я не могу. У тебя сейчас столько дел… Я должна хоть как-то помочь тебе.

— Я очень рада. Нет, в самом деле!

Взгляд Кайли оставался беспокойным.

— И потом, нельзя быть такой трусихой. Не могу же я всю жизнь прятаться от людей! К тому же и лейтенант Робинсон мне не позволит…

— Забудь о нем. Ты не обязана встречаться с ним до тех пор, пока не будешь готова к этому. Я сумею удерживать его на расстоянии еще некоторое время.

Прядь волос упала на лицо Кайли. Девушка откинула ее в сторону и улыбнулась.

— Заботливая старшая сестрица…

Джо обняла ее за плечи и прижала к себе.

— Я взяла на себя эту обязанность, как только ты родилась, и не собираюсь бросать ее, пока жива.

6

— Пожалуйста, Джоанна, разверните голову вот так.

Джо добросовестно выполняла все требования Антона Карбена, одного из лучших светских фотографов на Восточном побережье. Ее родители, а позднее Абигейл приглашали его на все семейные праздники. Джо знала его всю жизнь. И все же сейчас ей хотелось быть где угодно, только не здесь.

Солнце било ей в глаза, и жемчуга, радужные блестки и бисер блестели на белом шелке ее свадебного платья. Между кадрами к ней подбегали помощники фотографа, чтобы одернуть шлейф ее платья или поправить фату — облако тюля, волочившееся за ней на несколько ярдов. Джо про себя скрипела зубами.

Они поправляли и переставляли горшки и шпалеры кремовых гиацинтов, пастельных нарциссов, бледных роз и малиновых тюльпанов, на фоне которых снималась Джо, — ненужная роскошь в пышном саду Абигейл. Еще двое помощников загоняли в кадр ручных лебедей.

— Хорошо. Улыбочку пошире! — И Антон сделал широкий жест. — Я хочу, чтобы вы выглядели сияющей от радости. Сияющей, милая Джоанна!

Джо чувствовала себя не более сияющей, чем кусок ветчины, но тем не менее добросовестно улыбалась. Так лучше? Возможно. На самом деле ей было все равно.

Во время одного из перерывов, когда Антон с помощниками перезаряжали пленку, Маргарет, в шляпке с перышками и лентами, подошла, чтобы подбодрить ее.

— Все чудесно, Джоанна! Как вы себя чувствуете?

— Я уже устала.

Она с трудом сдерживала раздражение. Ассистентка припудривала ей лицо.

— Долго еще? — спросила Джо.

— Антон все еще не уверен, что сделал нужный снимок.

— Ну куда ему еще? Он и так уже отснял три катушки… — начала было Джо, но вовремя одернула себя, заметив в своем голосе истерические нотки. Маргарет здесь ни при чем, и несправедливо срывать на ней свое раздражение. — Простите, Маргарет.

Та рассмеялась с сочувственным и понимающим видом.

— Ничего, дорогая, не беспокойтесь. Я еще не видела ни одной невесты, которая к свадьбе не превратилась бы в комок нервов.

— А, так значит, это нормально! А то я уже начала беспокоиться… — Джо не смогла сдержать иронии и прикрыла лицо рукавом.

— Нам очень повезло, что удалось вызвать Антона так быстро. Ему пришлось изменить свое расписание, чтобы попасть сюда. Он сказал, что никогда не простил бы себе, если бы вам пришлось обратиться к какому-нибудь второсортному фотографу.

— Ну, от скромности он не умрет! — усмехнулась Джо.

— Он всегда стремится к совершенству. И именно поэтому он — один из лучших фотографов, — продолжала свои восхваления Маргарет.

— Да, конечно.

Психовать из-за этой пытки было не только невежливо по отношению к Маргарет, но и просто неразумно.

— Дорогая, ваше платье просто изумительно. Я должна была знать, что беспокоиться мне об этом не стоит. Вы не могли не получить платье к сроку! Вы очаровательно смотритесь.

— Благодарю вас.

Джо пыталась поддернуть глубокое декольте, но наконец сдалась. В конце концов, не такое уж оно и низкое. Нет, конечно, если бы она делала это платье сама, она сшила бы его иначе, но оно в самом деле очень милое. Конни выбрала то, что надо. Впрочем, Джо в этом и не сомневалась.

— Джоанна! — окликнул ее Антон. — У нас все готово. Давайте сделаем еще несколько.

— Еще несколько? Чего, катушек пленки или снимков?

Антон рассмеялся.

— Я вижу, вы меня хорошо знаете!

— Ну еще бы! Вы ведь меня с детства снимали. Все мои фотографии…

— Портреты, дорогая! Фотографии делают на пляже…

— Ах, да, конечно. Вы делали все мои портреты, от рождения до окончания колледжа. И каждый раз чуть не сводили меня с ума.

Антон театральным жестом поднес пальцы к губам и поцеловал их.

— Снимать вас, Джоанна, это истинная мука! Вы так прекрасны, что ни одна камера не в состоянии это передать. — Он помолчал секунду, подумал, потом добавил: — Ну, разумеется, кроме моей.

— О-ох! Ну ладно, Антон. Давайте дальше.

— Очень хорошо. Приступим.

Антон прищурился, разглядывая ее.

— Нет. Радость у вас выходит неубедительно, — покачал головой он. — Давайте попробуем изобразить задумчивый, скромный вид. Если при этом еще удастся добиться некой воздушности, это будет идеально. Наклоните голову — вот так, и еще чуть влево, — и опустите глаза, так, словно вы думаете о своем возлюбленном, о человеке, за которого вы выходите замуж, о человеке, которого вы любите.

Да, но ведь она любит Кейла!

Нет, это не любовь. Чувство, которое они испытывают друг к другу, называется похотью, желанием, физическим влечением. И еще была между ними некая связь, которая позволяла ему угадывать конец ее недосказанных фраз, а ей давала знать, что Кейл так просто не оставит ее в покое. И не только это. Но ведь если бы она действительно любила Кейла, она бы рассказала ему о возникших проблемах, разве нет? И разорвала бы помолвку с Бретом…

— Джоанна! Ау! О чем вы думаете, дорогая моя?

— Извините.

Она склонила голову под требуемым углом и попыталась сообразить, почему она вдруг подумала о Кейле. Ах, да. Антон сказал ей, чтобы она подумала о человеке, которого любит, и она подумала о Кейле. Но ведь она вовсе не влюблена в него! Нет-нет, это невозможно. Это просто оттого, что она все время думает о нем, хочет быть с ним…

— Джоанна, дорогая, постарайтесь сосредоточиться! Мне нужно, чтобы ваше лицо выражало нежность, задумчивость, радужные надежды, любовь, расцветающую полным цветом!

— Хорошо, Антон.

Несколько часов назад, проведя некоторое время в мучительных размышлениях, она наконец призналась себе, что хочет его не меньше, чем он хочет ее. И только появление Кайли помешало им тогда заняться любовью…

Джо прекрасно сознавала, что вступает на зыбкую почву. За неделю до своей свадьбы, в тетином поместье, где вовсю идут приготовления к свадьбе… Но ей было уже все равно.

Да, все это так. Но любовь? Любовь не начинается так легко и быстро, любовь не возникает в таких обстоятельствах. Она не любит Кейла. Она просто не может любить его. Кейл…

— Ну вот! — воскликнул довольный Антон, щелкнув камерой. — Это куда лучше. На самом деле, это просто превосходно! Что может быть прекраснее, чем портрет влюбленной женщины!

Джо вздрогнула. Влюбленной?

— Нет, нет, нет! — завопил Антон. — Не шевелитесь! Вот сейчас было как раз то, что надо. Сосредоточьтесь. Соберитесь!

Но Джо отошла в сторону.

— Извините, но это все, на что я способна. Вам придется обойтись тем, что есть, — устало сказала она.

Фотограф, воздевая руки к небу, кружил между сочувствующих ему помощников.

— Господи, что я сделал, чтобы заслужить такую судьбу? Я ведь еще не сделал нужного снимка! На самом деле у меня еще ничего нет! Совершенно ничего! Моя репутация погибнет! Люди будут думать, что я утратил прежний блеск и мастерство! Я останусь без работы! Я… — тут он спрятал лицо в ладонях, изображая неподдельное горе. Антон был не только превосходным фотографом, но и прекрасным актером.

Маргарет поспешила подбежать к Джо.

— Джоанна, что же вы делаете? Посмотрите, как вы расстроили Антона!

— Я ужасно извиняюсь, Маргарет. Но ведь мы же с вами прекрасно знаем, что он сделал уже кучу снимков — более, чем достаточно. Кроме того, нам прекрасно известно, что он устраивает подобные сцены по меньшей мере четыре раза в год, если не чаще. Антон! — окликнула она фотографа. — У вас все вышло прекрасно, как и всегда, и я знаю, что вы найдете единственный верный кадр. Благодарю вас.

А Маргарет она сказала:

— Я устала. Мне надо пойти пройтись, я больше не в состоянии замирать в различных позах.

— Но…

Джо успокаивающе положила ей руку на плечо.

— Это просто нервы, Маргарет. Вы же сами говорили. Если я проторчу здесь еще минуту, я просто не выдержу. Не беспокойтесь. Вы прекрасно все устроили, и все будет в порядке. Если я вам понадоблюсь, разыщите меня чуть позже. Я буду у себя в студии.

Она развернулась и направилась прочь — куда глаза глядят, лишь бы подальше от всей этой толпы — и, если можно, от собственных мыслей.

— Нет! Подождите! — испуганно вскрикнула Маргарет. — Ваше платье! — Она подбежала к Джо. — Вы не можете идти на прогулку в своем подвенечном платье! Оно же порвется, испачкается! Переоденьтесь хотя бы.

Джо сорвала с головы фату и небрежно сунула ее в руки Маргарет. Потом взглянула на опасливо приблизившуюся к ней ассистентку Антона.

— Извините, вы не могли бы отцепить этот шлейф? Не беспокойтесь, Маргарет. Испачкается — почистим.

Не обращая внимания на возмущенные протесты Маргарет, она дождалась, пока отцепят шлейф, и удалилась, не слушая возгласов, доносившихся ей вслед. Она не знала, куда идет; ей просто нужно было остаться одной, там, где не будет любопытных глаз, там, где можно будет отвлечься от мыслей, что крутятся у нее в голове. Верхняя юбка ее платья была сшита из воздушно-легкого шелка. Когда она шла, шелк развевался над нижними юбками из кисеи и тафты. Подол платья волочился по земле. Она шла через сад, где цвели тюльпаны, нарциссы и гиацинты, сад, наполненный благоуханием и яркими красками. Там, где были дорожки, она шла по дорожкам; там, где их не было, она шла напролом. Ей было все равно. Потому что, несмотря на все ее усилия, уйти от своих мыслей ей так и не удалось.

А ведь раньше все было так просто! Джо выросла в счастливой уверенности, что ее любят просто потому, что она — это она, и что ее семья может защитить ее от всех жизненных невзгод. Она не ощущала необычности положения их семьи. Для нее это было нормально.

Но уже в юности Джо поняла, что ей во многих отношениях живется проще, чем большинству людей. Зато в других отношениях ей было куда сложнее. Дамароны были семьей проклятой и благословенной, и временами казалось, что скорее проклятой, чем благословенной. Вся жизнь ее близких была на виду. Они не могли скрыть от мира ни своих трагедий, ни своих триумфов. Все их беды и радости тотчас становились известны публике. А уж если кто-то из них совершал проступок, последствия были просто грандиозными.

И вот Кайли сделала нечто действительно плохое. О том, что Кайли все сойдет с рук, не могло быть и речи. Джо просто хотела быть уверенной, что Кайли это выдержит, и чтобы цена, которую она заплатит за свою ошибку, не была чрезмерной.

Джо всеми доступными ей способами старалась защитить Кайли — это была первая, инстинктивная реакция. Но на самом деле надо было подумать, как сделать так, чтобы защитить Кайли и чтобы при этом не пострадала справедливость.

Она свернула и пошла через луг, пестревший дикими фиалками и голубыми незабудками. Кое-где трава и полевые цветы были высотой по колено.

Теперь Джо знала, куда она идет. Она шла в то место, куда часто уходила после того, как погибли ее родители: на прогалину, где прозрачный ручеек бежал между камней, выглаживая их до блеска. По берегам ручья росли могучие деревья, их ветви низко склонялись к земле, давая тень, и по временам к ручью приходили на водопой дикие олени.

Через некоторое время Джо прошла через просвет в естественной живой изгороди, образованной темно-красными азалиями и кустами цветущего кизила, и опустилась на землю среди папоротников и диких лилий.

Немного позже туда явился Кейл. Джо по-прежнему сидела в задумчивости, сложив руки на коленях и глядя на журчащий ручей.

Ее юбка раскинулась по траве светящимся кругом белого шелка. Сзади у платья был низкий вырез, на пару дюймов выше пояса, и в вырезе видна была стройная спина и нежная кожа, блестящая, как атлас. Она собрала волосы сложным узлом, который выглядел слишком тяжелым для ее тонкой шеи. «Неудивительно, что фотограф никак не мог снять ее», — подумал Кейл. Здесь, в этой дикой прогалине, она была похожа на редкий, изысканный цветок.

— Если Антон хотел снять вас в задумчивом виде, ему следовало бы отправиться с вами сюда, — сказал Кейл.

Джо подняла глаза.

— Вы что, смотрели, как меня фотографировали?

Она, казалось, вовсе не удивилась, увидев его. Даже наоборот, как-то расслабилась.

— Ну да, некоторое время. Этого хватило, чтобы понять, что вам это занятие не по душе.

Он отодвинул пышные белые юбки и сел на землю рядом с Джо.

Она не стала возражать. Она вообще не смотрела на него.

— Я не люблю фотографироваться. Никогда не любила.

— Почему это?

Джоанна пожала плечами.

— Не знаю. Может быть, верю в то, что камера похищает частицу твоей души… — Она посмотрела на свои руки. — Фотографии иногда лгут.

В ней была усталость и какая-то надломленность, которой Кейл прежде не замечал.

— Да, я понимаю, что вы имеете в виду. Антон хотел, чтобы вы изобразили счастливую невесту. А по-моему, вы ничуть не похожи на счастливую невесту.

Несколько мгновений Джо молчала.

— А что вы здесь делаете, Кейл?

— Мое дело — защищать вас. Мне надо было знать, где вы. — Он сделал паузу. — А вы что здесь делаете?

Джоанна огляделась.

— Эта прогалина — одно из моих любимых мест. Здесь так тихо, спокойно… Я нашла ее вскоре после того, как мы с Кайли переехали к Абигейл — тогда, когда погибли наши родители. Мне всегда казалось, что здесь со мной ничего не случится.

— А вы боялись, что что-то может случиться?

Она пожала плечами.

— После той катастрофы я не знала, чего бояться. Временами я пугалась собственной тени. Что-то, мне неподвластное — а может быть, не что-то, а кто-то, — отняло у меня родителей, убило их…

— Да, это понятно.

— В самом деле?

Глаза у нее были бездонные. Она забыла об осторожности, и сейчас Кейл видел ее насквозь. Он проник в глубину ее души, видел ее чистоту и честность, ее страх.

— Ну да, — осторожно начал он, боясь испортить эту минуту. — Лишиться родителей так внезапно всегда тяжело, тем более для ребенка.

Он ласково улыбнулся ей.

— Мои родители живы, но я всегда чувствовал ответственность за тех, кто рядом, особенно за тех, кого я люблю: мою семью, моих друзей…

Она внимательно всматривалась в его лицо, ища ответа неизвестно на какой вопрос.

— А вы не можете преодолеть это чувство? Чувство, что вам нужно защищать тех, кто слабее?

— Никогда не пробовал! — рассмеялся Кейл. — Боюсь, на этот счет я безнадежен. Просто не могу не влезать в чужие дела.

Джоанна склонила голову набок.

— Вот как? Даже в дела президента?

— Когда я был маленький, у меня был коккер-спаниель, Дании. Это был мой лучший друг. Мы с ним не расставались. И когда однажды он провалился под лед на озере, я, не раздумывая, прыгнул вслед за ним. Ну и, разумеется, мои ботинки, куртка, брюки и толстый свитер тут же промокли и потянули меня на дно. Но Дании я не выпустил. Так мы с ним и бултыхались, пока нас не вытащили.

— Но вы же могли утонуть! — ахнула Джо.

Он усмехнулся.

— Я и в самом деле чуть не утонул. Во всяком случае, заработал жестокую простуду.

— Я думаю, ваша мама ужасно рассердилась.

— Ну еще бы! Как и в тот раз, когда я забрался на дерево к соседу, чтобы снять оттуда одну из моих сестер. Ее-то я снял, а вот сам упал с дерева и сломал себе руку.

Она рассмеялась.

— Видно, вы были настоящим сорванцом.

— И сестрицы мои не отставали от меня, к несчастью нашей матушки. Когда мне было десять лет, я спас свою пятилетнюю сестру, которая чуть не утонула в бассейне. Она уронила туда игрушку, потянулась, чтобы достать ее, и упала в бассейн. Я прыгнул вслед за ней, и обнаружил, что она даже не пытается барахтаться, чтобы выплыть. Потом она сказала маме, что знала, что я приду и спасу ее. — Он немного помолчал. — Так что, как видите, я понимаю, что такое потребность защищать, особенно близкого, дорогого человека.

Джо кивнула. Похоже, это у них было общим. Да, он поймет это — как понимает многое другое. Но она не может нарушить данного слова. И ей надо самостоятельно спасти сестру.

— Так кого же вы пытаетесь защитить, Джо?

Он мгновенно ощутил ее отчужденность. Нет, она ничего не сказала, даже не отодвинулась — просто как-то закрылась, спряталась в свою раковину. И он тут же потерял робкий эмоциональный контакт, который установился было между ними.

Кейл с трудом подавил вздох и сказал:

— Вы погубите свое свадебное платье.

Она рассеянно расправила юбку.

— Да нет, ничего.

— Я помню свадебные платья моих сестер. Они хранились в специальных упаковках и висели на дверце шкафа до дня бракосочетания. Сестры на них и пылинке упасть не давали.

— Да, конечно. Это все замечательно, все правильно, но люди-то разные. С платьем все будет в порядке.

— Оно… — Кейл провел пальцем по россыпи жемчужин на рукаве, коснулся бисерной вышивки на декольте. — Я его ненавижу.

Он увидел изумление, мелькнувшее у нее на лице.

— Я его ненавижу, потому что в нем вы выйдете замуж за другого.

— За другого? — Сердце у нее болезненно дернулась.

— Да за кого бы то ни было!

Джоанна нахмурилась.

— А почему вам так важно, за кого именно я выхожу замуж? Насколько я понимаю, вы хотите всего-навсего заняться со мной любовью — ничего особенного, обычная любовная интрижка, и к тому же, не могу не отметить, весьма кратковременная.

Замечание было справедливым, но Кейлу сейчас почему-то казалось, что этому не будет конца.

— Вы, конечно, правы. Но ведь мы еще даже не начали, а у нас не так много времени до тех пор, как вы пойдете к алтарю.

В ее глазах что-то вспыхнуло. Неужели снова страх?

— Джо…

— Что?

— Зачем вы выходите замуж за Брета?

— Я уже устала от этого вопроса! В последний раз говорю: я не стану обсуждать это с вами.

Она не просто отстранилась от него — она оделась ледяным панцирем. Кейл положил руку ей на плечо и принялся легонько поглаживать мышцы, напрягшиеся под шелковистой кожей. Она не противилась, но и не смягчилась. Ее тонкий, свежий аромат смешивался с благоуханием травы и цветов. Кейл придвинулся ближе, вдохнул глубже, прижался губами к ее шее, там, где ровно бился пульс. Он не отрывался от нее, изредка касаясь кожи языком, чтобы ощутить ее вкус, до тех пор, пока не почувствовал, как ее пульс сбился, замер и отчаянно забился. Его сердце билось так же часто, удар в удар; его мужская плоть восстала, его охватило нетерпение.

— Кейл… — Она говорила чуть слышным шепотом, похожим на шелест ветра. — Что ты делаешь?

Он поднял голову, протянул руку и вынул шпильку, которой скреплялась ее прическа, потом другую, третью… Тяжелые кудри серебряного оттенка упали ей на спину.

— Мне просто надоело ждать, вот я и решил начать прямо сейчас.

С каждым прикосновением Кейла на нее накатывала волна наслаждения. Жаркая страсть, сексуальный пыл его близости развеяли покой, к которому она так привыкла. Но возврата к прежнему не было. Теперь все ее чувства были сосредоточены на нем.

— В чем дело? — спросил он, накручивая на палец прядь ее волос. — Тебя шокирует, что я хочу поиметь тебя прямо сейчас?

Нет, это ее не шокировало. Но при этом ее каким-то образом шокировало все, что он делал. Шокировало — и завораживало. Нет, она не могла остаться к нему равнодушной!

Он снова поцеловал ее в шею — долгим, чувственным поцелуем. Она шумно втянула в себя воздух.

— Тебе хорошо? — спросил он, не отрывая губ от ее шеи.

— Да… очень…

Отрицать, что она хочет его, было бессмысленно: рано или поздно собственное тело выдало бы ее. Она давно хотела отдаться ему — и теперь наконец отдастся. Здесь никто им не помешает. Не будет ни сомнений, ни притворства. Будут лишь двое, он и она, мужчина и женщина, кого с самого начала тянуло друг к другу. Она не могла больше ждать. Но сперва она должна была удостовериться…

Кейл провел пальцами вниз по ее шее, потом снова вверх.

— Как же много времени мы потеряли зря! Все эти дни и ночи…

— Да… — Она облизнула внезапно пересохшие губы и поймала его взгляд. — Кейл… Ты обещал, что больше не будешь следить за мной и вмешиваться в мою жизнь, ведь правда?

На самом деле ничего такого он не обещал. Он наклонился и поцеловал ее в губы.

— Напомни-ка мне, почему ты так хотела, чтобы я тебе это обещал?

— Потому что это плохо. Потому что это не входит в твои обязанности. Потому что мне это не нравится. Потому что я требую, чтобы ты перестал!

— Вот так, все сразу? — Он тихо рассмеялся, и Джо ощутила кожей его дыхание.

— Да, все сразу.

— Ну ладно.

Он отвел ее волосы, чтобы поцеловать за ухо, и Кейл был так близко, целовал, обнимал ее — Джо с трудом заставила себя сосредоточиться.

— Да?

— Да.

На самом деле Кейл чувствовал, что она чего-то боится, что-то скрывает, и, несмотря ни на что, собирался продолжать расследование. Если он ошибся, — никакого вреда это не причинит. А если он все же прав… О, тогда он перевернет весь мир, лишь бы помочь ей!

Ее мысли делались все более смутными с каждым его поцелуем. Джо знала, что, даже если бы Кейл ответил «нет», она все равно не смогла бы встать и уйти. Ее тянуло к нему как магнитом. Ему не нужно было никаких усилий, чтобы удержать ее подле себя. Его жар, сила, сексуальность — все это влекло, томило, соблазняло ее.

— Скажи мне еще раз, что ты меня хочешь. — Он придвинулся ближе и легонько провел пальцами по нежной коже пониже ключицы. — Я хочу, чтобы ты вспыхивала жаром каждый раз, как я прикасаюсь к тебе. Я хочу, чтобы ты стонала и цеплялась за меня, и впускала меня в себя как можно глубже, а потом еще глубже.

И жар наполнил ее жилы и заструился по телу. Язык не повиновался ей, и все, что она могла, это ответить:

— Я хочу тебя…

Она выговорила это с трудом, но Кейл ее понял.

В его глазах вспыхнуло удовлетворение, и он начал опускать ее на землю.

— Платье…

— Да плевать я хотел на это платье! — проворчал он, уложив ее в высокую траву и опустившись рядом с ней. — А ты?

— Я тоже…

Глядя в его жесткие темные глаза, она ощущала одновременно и восторг, и тревогу. Она не могла бороться с этой яростной, неумолимой силой. Она и подумать не могла, что будет заниматься любовью на траве, у ручья, в своем свадебном платье — том самом платье, которое будет на ней, когда она обменяется обетами с другим… Но она не могла — и не хотела — предотвратить того, что должно было случиться.

— Я приду в дом для гостей сегодня ночью…

Кейл понял, что она таким образом утвердила то, что с ней происходит.

— Да, — ответил он просто. — Ты придешь.

Он наклонился к ее губам. Как ни странно, после всего этого напряженного ожидания Кейл не набросился на нее, чтобы скорее утолить ненасытное желание. Он целовал ее не спеша, со вкусом — нежно заставил ее раскрыть губы, и его язык завел любовную игру с ее языком. А его руки в это время скользили по ее грудям, ощупывая их сквозь щелк платья, исследуя и поглаживая податливую выпуклость, разрушая остатки сопротивления.

Джо таяла. Она просто физически ощущала, как смягчается, как напряжение, не отпускавшее ее последние две недели, тает — и сменяется другим, новым напряжением. И вот она начала отвечать ему, медленно — но верно.

Ее рот раскрылся шире, принимая его язык глубже в себя, а между ног у нее начал разгораться огонь. Да, эта связь ни к чему не приведет, но сейчас это было не важно. Да, время и брачный контракт позаботятся о том, чтобы она оборвалась, едва успев начаться, но это тоже было не важно. Да, Джо еще никогда не вступала в связи, которые были так открыто и явно устремлены к одному лишь сексу, но и это было не важно. На самом деле, до сих пор ее сексуальный опыт был весьма ограничен из-за ее врожденной осторожности, но это было и вовсе неважно.

Сейчас, здесь, у ручья, с этим мужчиной, ничто не имело значения.

То, что она испытывала с Кейлом, было ново, пугающе и в то же время ярко и прекрасно. И это было единственным, что имело значение.

Постепенно его поцелуи изменились, сделавшись неудержимо пылкими и властными. Она не смогла сдержать стона. Его руки становились все более настойчивыми, требовательными. Соски у нее набухли и заострились.

Она вскинула руки ему на плечи. Ткань его рубашки была нагрета солнцем, а мускулы под нею двигались и переливались с каждым движением Кейла.

«И как может такое дурное дело казаться таким хорошим?» — смутно подумалось ей. Почему этот — именно этот! — мужчина может заставить ее забыть обо всем на свете — о приличиях, об ответственности, о здравом смысле? Он заставил ее забыть обо всем, кроме одного — что она его хочет.

Кейл потянул ее корсаж — теперь он сделался нетерпеливым.

— Проклятое платье! — Он завел руку ей за спину и приподнял ее с земли. — Где же тут «молния»?

Это была последняя возможность отказаться, сказать «нет». Последний шанс вернуться к благоразумию и трезвому суждению. Но шанс ускользнул, а Джо даже не попыталась воспользоваться им.

— Там нет «молнии», — прошептала она. — Там пуговицы…

Он немного отодвинулся от нее, так, чтобы заглянуть ей в лицо.

— Ну что, разорвать эту штуку к чертовой матери, или ты хочешь, чтобы я все же расстегнул их?

— Как хочешь.

Кейл приподнял и усадил ее. Ее тело было безвольным в его руках, словно у тряпичной куклы.

— Ладно, расстегну.

Глядя ей в глаза, он протянул руку ей за спину и нащупал ряд пуговиц.

— Я хочу, чтобы ты знала одну вещь, Джо. Ты можешь выйти замуж за другого, но в брачную ночь ты будешь думать обо мне.

Захваченная врасплох его голосом, охрипшим от желания, и темным пламенем, горящим в его глазах, она не могла не признать, что Кейл прав. Она внезапно осознала, что, что бы ни случилось в будущем, она всегда будет думать о нем.

Пуговицы доходили до бедер, но он уже расстегнул платье до пояса. Джо ощущала тепло солнца на своей обнаженной коже. Лиф сам по себе начал опускаться вниз под собственной тяжестью. Она даже не попыталась подхватить его.

— Пусть другой будет обнимать тебя, — говорил Кейл, — но ты всю жизнь будешь помнить мои объятия. С этого дня твое тело будет отмечено. Ни один мужчина не будет обладать тобой так, как я.

И решительно опустил ее на траву.

Он оттянул лиф ее платья до пояса, наклонился и взял губами ее сосок. Отчаянно цепляясь за его плечи, Джо приподняла бедра ему навстречу, извиваясь от страсти. Никогда прежде она не испытывала такого страстного желания. Тело будто пылало в огне.

Возбуждение Кейла сделалось почти болезненным, он с трудом сдерживал себя и не знал, что ему делать. Ему хотелось разодрать на ней платье и изо всех сил вонзиться в нее. Но в то же время ему хотелось как можно дольше продлить эти ласки, чтобы удовольствие нарастало постепенно, пока оба они не начнут стонать от наслаждения.

Она снова выгнулась, прижалась к нему. Кейл со свистом втянул в себя воздух сквозь стиснутые зубы.

— Ладно, так или иначе, а содрать с тебя это платье все равно придется.

Он лег на бок, задрал длинный подол и принялся рыться в воздушных нижних юбках.

— Подожди…

На самом деле Джо было все равно, что произойдет с этим платьем, но она чувствовала, что об этом все же следует позаботиться. Она приподняла бедра и попыталась стащить с себя юбки — но тщетно.

Кейл выругался, скомкал в кулаке тонкую ткань и рванул вниз. Он услышал треск рвущейся ткани, но ему было плевать. Еще два мощных рывка и Джо освободилась от слоев кисеи и тюля. Потом он взялся за платье. Он успел расстегнуть только верхние пуговицы, и платье никак не хотело спускаться вниз.

Джо почти не замечала усилий Кейла. Она зарылась пальцами ему в волосы. Услышав, как рвется ткань и отлетают пуговицы, она притянула голову Кейла к себе и припала губами к его губам. Почти не помня себя, она ждала, когда он наконец освободит ее пылающее тело от досадной помехи. Стремясь помочь ему, она пыталась откинуть ногами сползшие книзу юбки. Джо забыла обо всем на свете и ощущала себя совершенно свободной.

В конце концов оба они остались нагими, и Кейл лег на нее сверху. Она с готовностью раскинула ноги, чтобы принять его в себя. Его твердый, набухший член уперся в ее чувствительную, влажную плоть, но Кейл не спешил входить в нее. Пока он лишь дразнил ее, приникая к ней изо всех сил горячим сильным телом, а потом вновь отстраняясь. Каждый мускул в ее теле напрягся, каждый нерв воспламенился, каждый дюйм ее кожи горел. С каждой секундой желание становилось все сильнее, все нестерпимее.

Она изо всех сил вцепилась в его плечи.

— Кейл… пожалуйста…

Он издал низкий, утробный звук, но продолжал сдерживать себя, выжидая, прикасаясь к ней, но не входя в нее.

И вот наконец это произошло. Она застыла, потом выгнулась всем телом и тихо вскрикнула, достигнув наивысшего блаженства. Кейл держал ее в объятиях, глядя на нее сверху вниз, упиваясь изумлением и экстазом, отразившимися на ее лице. Джоанна всегда казалась ему прекрасной, но теперь она просто сияла. И все это благодаря ему! Но тут он содрогнулся при мысли, что она может испытать такое же наслаждение в объятиях другого. Кейл хотел быть для нее единственным! Он просто не мог вынести мысли, что ее будет обнимать другой мужчина.

Он отбросил эту мысль, прижал ее к себе, пока она не перестала дрожать, поглаживая ее лоб, шепча ей какие-то слова, значения которых он и сам не понимал.

Сердце у него колотилось так отчаянно, что ему казалось, будто его грудь вот-вот взорвется. Он задыхался, он скрипел зубами от отчаянного, невыносимого желания.

Он приподнял бедра и вошел в ее шелковистые глубины. Она ахнула, ощутив нежданное вторжение, но тут же обвила ногами его бедра, и они сплелись в древнем любовном танце. С каждым толчком Кейл входил все глубже и глубже. Сейчас она принадлежала ему, и только ему. Она отвечала только ему, поднимая бедра навстречу его толчкам, принимая его в себя и стискивая в тесных жарких объятиях. Она была создана только для него одного.

Чувствуя, что больше не выдержит, Кейл сжал ее бедра и яростно вонзился в нее. Она вцепилась в его плечи, не переставая шептать его имя. Потом ее ногти вцепились ему в спину, и она принялась извиваться. Кейл испустил судорожный стон и излил все, что так долго копилось в нем, с такой силой, как никогда прежде, — и остался лежать, опустошенный, в изнеможении, совершенно удовлетворенный.

7

Что-то щекотало ей щеку, но Джо никак не могла заставить себя отвести от лица назойливую травинку. Она, казалось, плыла в облаках в блаженном полусне, и ей не хотелось расставаться с этим сладостным покоем.

Травинка снова пощекотала ей лицо, на этот раз под носом. Джо с трудом подняла руку и отвела травинку.

— Ну же, просыпайся, ты, соня!

Услышав это, она наконец проснулась по-настоящему и раскрыла глаза. Кейл лежал, приподнявшись и опершись на локоть, и смотрел на нее сверху вниз. Глаза у него лучились ласковой теплотой. В руке была травинка. Его обнаженное мускулистое тело растянулось на траве рядом с ней, прижавшись к ней одним боком.

Он хмыкнул. В этом смешке звучало удовольствие, вернее удовлетворение.

— То ли это фотографирование утомило тебя куда больше, чем можно было ожидать, то ли мы с тобой на редкость хорошо потрудились. Лично я склоняюсь ко второму.

Ее охватило замешательство. Она только что отдалась этому человеку — отдалась полностью, забыв обо всем, не думая о последствиях. Ее первым порывом было вскочить и бежать отсюда без оглядки, но Джо тут же обнаружила, что сейчас ее тело просто неспособно двигаться быстро. Она закрыла глаза, но от того, что она не видела Кейла, правда не перестала быть правдой. Она хотела его — отчаянно, страстно. Она просто не могла бы остановиться, даже если бы призвала на помощь все свое самообладание и остатки разума. Ей необходимо было отдаться ему — сегодня, сейчас, под голубым небом, на ковре из травы и полевых цветов.

Это было куда больше, чем она ожидала, больше, чем простое совокупление, — больше, чем она могла себе представить. Она знала, что в ее обычной, повседневной жизни ей будет очень мешать женщина, какой она была в его объятиях, — страстная, любвеобильная, не знающая ни удержу, ни самоограничений. Но она уже не могла бы вычеркнуть из своей жизни то, что было, — да и не захотела бы, даже если бы могла. Стало быть, ей оставалось лишь повернуться лицом к реальности и попытаться свести к минимуму последствия своего поступка. Выбора у нее не было.

— Джо? — Он погладил ее по лбу, потом его рука скользнула ниже, на талию, прошлась по ее животу… Удивительно, как ему удалось одним движением утвердить свою власть над ней! — Ну же, Джо! Взгляни на меня!

Она открыла глаза и, прежде чем он успел что-то сказать, произнесла:

— Кейл, то, что было между нами…

— Молчи! — перебил он. — Забудь об этом. Я вижу, в твоей голове снова крутятся шарики, и ты пытаешься отгородиться от меня.

Он был прав. Джо собиралась попытаться замять тот факт, что они занимались любовью, и уйти, сделав вид, что ничего особенного не произошло. Но игнорировать то, что случилось, было невозможно. Джоанна знала, что они снова будут заниматься любовью, потому что она хотела, отчаянно хотела этого. Даже теперь ее обнаженное тело трепетало от желания.

Она села, потянулась к своему свадебному платью и подтянула его поближе. Оглядевшись, она увидела свои нижние юбки — они раскинулись на траве воздушными облачками, и ветерок развевал легкую белую ткань, словно лепестки какого-то изысканного цветка.

Кейл провел рукой по ее спине, смахивая налипшие травинки.

— Нет, без платья ты лучше.

От его прикосновения Джо снова обдало жаром, и, когда она заговорила, голос ее звучал нетвердо.

— С платьем будут проблемы.

— Да выкинь ты его! — посоветовал Кейл от чистого сердца.

Она бессознательно отклонилась назад, прижавшись к его горячей руке.

— Не так-то просто будет объяснить, почему я снималась для свадебных портретов в одном платье, а выхожу замуж совсем в другом.

— Это тоже не проблема. Не выходи замуж, и дело с концом.

Сердце у нее замерло.

— У меня в Нью-Йорке есть знакомая портниха, которая всегда работает на меня. Попрошу ее приехать завтра и починить платье. Ее зовут Алиса. Ей можно довериться.

— Мне это неинтересно. Почему ты не слушаешь меня?

Джо оглянулась на него через плечо.

— Я тебя слушаю.

Он стиснул зубы и наклонился вперед.

— Я серьезно, Джо! Ты не можешь выйти за Сондерса после того, что было между нами! Это просто невозможно!

Жар и мускусный аромат его кожи возбуждали ее и одновременно обостряли ее чувства, так что все вокруг стало необычайно отчетливым: и журчанье ручья, бежавшего через прогалину, и шепот ветра в листве деревьев, и ярко-оранжевые венчики диких лилий, и темная щетина на щеках Кейла…

В ногу ей впился камешек. Джо приподнялась, отбросила его в сторону, потом снова взглянула на Кейла.

— Давай не будем портить этот день!

— Джо, я не хочу, чтобы ты вышла замуж за Сондерса. Я хочу, чтобы ты расторгла помолвку. Я хочу, чтобы мы могли спокойно встречаться друг с другом.

Как все просто и чудесно звучит! Но на самом деле это далеко не так просто. Чтобы выиграть время, она принялась натягивать платье. Пристроив на место лиф, она снова обернулась к Кейлу.

— Не стану врать, Кейл: то, что только что произошло между нами, было чудесно…

— Ты просто не сможешь меня обмануть. Мне достаточно было прошептать твое имя, и ты начинала дрожать как в лихорадке.

— Я и не отрицаю. Но, согласись, ты не только шептал мое имя…

Взгляд его был тверд, как алмаз.

— Да. И я хочу — и намерен — сделать еще больше.

— Ну и ладно. Так о чем же мы спорим? Мне этого тоже хочется…

Джоанна провела по его лицу тыльной стороной ладони. Она не думала о том, что это ласка, — ей просто хотелось прикоснуться к нему.

— У нас еще есть время.

— В самом деле? — горько усмехнулся Кейл. — И как ты себе это представляешь? Когда ты последний раз смотрела на календарь?

Вопрос был риторический. Оба прекрасно знали, что до ее свадьбы оставалось всего несколько дней.

— Ну, мы еще сумеем воспользоваться тем временем, что у нас осталось!

В его глазах появилось странное выражение, в котором смешались нежность и гнев, восхищение и бессильная злоба.

— Как бы мне хотелось послать тебя к черту! Как бы мне хотелось сказать тебе, что я не нахожу ничего приятного в том, чтобы заниматься любовью с женщиной, которая на днях выходит замуж за другого! Но я не могу сказать тебе ни того, ни другого, потому что эта женщина — ты…

Ее охватило ощущение ужасной беспомощности.

— Тут ничего не поделаешь, Кейл. Уже поздно. Ничего изменить нельзя.

Он схватил ее за руки и легонько встряхнул.

— Почему? Всего-то и надо — послать Сондерса подальше!

Джо ничего не ответила. Кейл разочарованно нахмурился.

— Почему ты выходишь за него? Если бы это была другая женщина, я подумал бы, что дело в том, что тебе нужна опора в жизни. Но для тебя ведь это роли не играет…

«Он считает, что я не обязательно захочу выходить замуж за того, кого люблю», — мелькнуло у нее голове. Но Джо тут же прогнала эту мысль прочь. Ее не должно волновать, что он думает о браке.

— Кейл…

— И я не верю, что ты выходишь за него потому, что он хорош в постели! Ты не таяла бы так у меня в руках, если бы он тебя удовлетворял.

Ее плечи напряглись и застыли.

— Не заставляй меня жалеть о том, что произошло сегодня! — глухо сказала она.

— Сожалеть? — Кейл выпустил ее. — Да я просто пытаюсь понять, черт побери!

— Не пытайся. Все гораздо проще, чем тебе кажется. Забудь о Брете. Брет не имеет никакого отношения к тому, что было между мной и тобой…

Кейл хотел возразить, но передумал. Черт возьми, в конце концов, он всего лишь хотел заняться с ней любовью. И вот это произошло. Чего же ему надо?

— Я снова хочу тебя.

Он сказал это так, словно это разумелось само собой, но за его ровным, спокойным тоном чувствовалось пылкое желание. Джо с сожалением взглянула на небо. Солнце клонилось к западу.

— Нет, мне надо идти. Абигейл скоро вернется, а потом, я еще обещала Кайли, что зайду к ней.

— Я думаю, твое семейство обойдется без тебя лишние полчаса.

Кейл знал, что это неблагоразумно, но каждый его мускул, каждый нерв стонал от желания. Он просто не мог расстаться с ней, не войдя хотя бы еще раз в ее шелковистое лоно, не получив облегчения, от которого изнывало его тело…

— Если я не появлюсь…

Он притянул ее к себе. Лиф ее платья соскользнул до пояса. Ее груди прижались к нему, соски зарылись в темные курчавые волосы у него на груди.

— Скажи им, что ты работала у себя в студии, а к телефону не подходила, — нашел он подходящее решение.

— Да? А если они зайдут туда, чтобы найти меня?

Это была мимолетная, случайная мысль, которая развеялась сразу же, как появилась.

— Мне плевать. А тебе?

Джоанна молча кивнула. Кейл застонал и прижался губами к ее губам, стремясь насытиться ею, стремясь утонуть в ее аромате, погрузиться в нее как можно глубже.

Джо обвила руками его шею и обмякла, обессиленная его мощным желанием и той ответной реакцией своего тела, которая удивляла и даже немного пугала ее. Голова у нее кружилась, перед глазами все плыло. Она упала ему на руки. Кейл откинулся назад, на траву, уложив ее на себя.

Он растянулся на спине и долго лежал так, теребя губами ее губы и исследуя пальцами ее гибкую спину. Он просунул руки в расстегнутый разрез на спине и принялся мять ладонями упругие округлые ягодицы, плотнее прижимая к себе ее бедра. Но проклятое платье мешало.

Кейл был настойчив, как еще никогда в жизни. Мучительное желание пульсировало в каждой клетке его тела. Ему не хотелось отрываться от Джо, чтобы дать ей время раздеться, но, по счастью, в этом не было необходимости: под платьем на ней ничего не было, и она была целикам доступна его желаниям. Ничто их не разделяло.

Он оторвался от ее губ и поцеловал ее в ямку за ухом.

— Обещай мне, что с этого дня я буду тебя иметь как можно чаще.

— Да… — прошептала она.

Эта связь продлится недолго, но Джо хотела испытать как можно больше, пока она длится. Кейл скоро уйдет из ее жизни, но пока что она вволю насладится им.

Кейл поднял ее пышную юбку выше пояса, потом приподнял Джо и с размаху опустил ее на себя, испытывая невыразимое наслаждение от проникновения в жаркое от страсти, ожидающее его лоно.

Когда острое копье экстаза внезапно пронзило ее, Джо вскрикнула. За этим толчком последовал другой, еще и еще один — Кейл раз за разом приподнимал бедра, входя в нее настойчиво, жестко, почти жестоко и в то же время сминая ее груди и теребя пальцами набухшие соски. Джо изнемогала от наслаждения.

Ее захлестнуло волной невыразимого восторга. Она уперлась руками ему в грудь, приподнялась и села на нем верхом. Он полностью вошел в нее, добравшись до всех самых чувствительных точек внутри ее тела. Беспомощная, ошеломленная, пылающая, она вскрикивала с каждым новым толчком. Кейл зарычал, схватил ее за бедра, притянул к себе и дал себе волю. Джо прижалась к нему, и они вместе вознеслись к вершинам экстаза.

Джо выбралась из душа и принялась вытираться. Она долго простояла под тугими струями воды, стараясь смыть с себя запах Кейла. Она мылась своим любимым душистым мылом, а вытершись, натерлась лосьоном.

Но она все равно продолжала чувствовать его запах. Мало того — она продолжала чувствовать его самого: прикосновения его рук, ощущение его твердой плоти, двигающейся внутри ее… Наверное, ее тело никогда уже не будет прежним. Казалось, Кейл действительно оставил на ней свой отпечаток.

«Что ж, с этим ничего не поделаешь», — сказала она себе. Да ей и не хотелось ничего с этим делать. По крайней мере, пока. Все ее силы потребуются ей для другого. Она запуталась в паутине чувств, которой оплел ее Кейл, и в ближайшие несколько дней ей придется бороться с этим.

Одевшись в простое золотистое шелковое платье — Брет говорил, что это одно из его любимых, — Джо подошла к кровати и воззрилась на свое свадебное платье, которое она сбросила сразу, как только вошла в свою комнату.

Слава Богу, что ей удалось пробраться в дом, не будучи замеченной! Джо вздохнула и покачала головой. Если Алиса с этим не справится, можно считать, что платье загублено безвозвратно. Часть жемчужин и блесток оборвалась — на их месте висят только ниточки. На боку — дыра в добрых два дюйма длиной. Дюжина шелковых петель для пуговиц порвана. Белый шелк вымазан землей и зеленью. И еще предательское пятно мужского семени! Но Алиса в свое время творила чудеса. Она сводила любые пятна, штопала дырки на самом видном месте так, что было незаметно… Наверно, Алиса сможет починить это платье так, что никто и не заметит, что на его долю выпали нелегкие испытания. По крайней мере, Джо надеялась на это.

Да, пожалуй, сестры Кейла были правы, когда вешали свои свадебные платья на дверцу шкафа и никому даже дохнуть на них не давали. Джо снова вздохнула, взяла платье, кое-как свернув, бросила его в шкаф и направилась вниз.

Брет ждал ее в гостиной, развалившись в глубоком мягком кресле и потягивая лучшее бренди Абигейл.

Джо затворила за собой дверь и произнесла, стараясь говорить ровным тоном:

— Абигейл только что сказала мне, что ты не останешься ужинать.

— Это так, — сказал Брет, встал и чмокнул ее в губы.

Джо с трудом подавила желание утереться. После поцелуев Кейла ей казалось подлостью позволять целовать себя другому мужчине. Это было глупо, но она ничего не могла с собой поделать.

— У тебя какие-то важные дела?

Он приобнял ее за плечи и улыбнулся.

— К нам на свадьбу слетятся все твои кузены, так что я решил, что мне следует привести в порядок свой офис. Налить тебе чего-нибудь?

— Спасибо, не надо.

Она небрежно выскользнула из его объятий и уселась на диван. Джоанна очень старалась не сердиться на то, что Брет уже считает себя хозяином в доме Дамаронов.

Брет улыбнулся, явно довольный собой.

— Я хочу произвести впечатление на своих будущих шуринов.

— Но ведь ты уже давно работаешь на «Дамарон Интернэшнл». Ты уже успел произвести на них хорошее впечатление. А иначе бы ты там давно уже не работал.

Он откинулся на спинку кресла, отхлебнул бренди и самодовольно усмехнулся.

— Да, конечно! Но теперь я вхожу в семью и на меня будут смотреть иначе! Я рассчитываю, что мне будет доверен ответственный пост, и хочу быть готов к этому.

Джо кивнула, добросовестно пытаясь изобразить на лице интерес.

— Да, конечно. Я уверена, что ты обязательно справишься.

— О, это без вопросов! — Брет взмахнул стаканом. — Да, кстати — я надеюсь, ты замолвишь за меня словечко?

— Я думаю, это не понадобится.

Он сидел не шевелясь, двигалась только рука. Сейчас Брет стиснул стакан.

— Но ведь ты поговоришь с ними обо мне, а, Джо? Я рассчитываю со временем сделаться членом правления…

Джо вздохнула.

— Да, я поговорю с семьей, чтобы тебе доверили более высокий пост, но членами правления становятся только те, кто принадлежит к Дамаронам по крови. Ты же знаешь.

Глаза Брета сузились, он наклонился вперед.

— Ну да, я знаю, что до сих пор в правлении заседали только отмеченные знаменитой серебристой прядью. Но все нуждается в переменах. Я буду сидеть в правлении, потому что ты об этом позаботишься. Не так ли, Джо?

Она уловила в его голосе угрожающие нотки и поняла, чего он хочет от нее.

— Как скажешь, Брет, — согласно кивнула Джоанна.

Он снова откинулся на спинку кресла, с довольной улыбкой на губах. Лениво разбалтывая в стакане бренди, он сказал:

— Я был рад видеть Кайли сегодня за завтраком. Хорошо, что она наконец-то покинула свою комнату и вышла.

— Да, хорошо.

— Я ведь тебе говорил, что со временем она оклемается. Подумаешь, перетрусила!

— Она не перетрусила! — Ее голос прозвучал резче, чем следовало бы, но Джо ничего не могла с собой поделать. — Она просто была смертельно напугана.

Берт пожал плечами.

— Я ведь вам говорил обеим, что бояться ей нечего.

Джо ухватилась за нить, поданную ей Бретом.

— А вдруг кто-то все же что-то видел?

— Да говорю тебе, никто ничего не видал, — отмахнулся от нее Берт. — Ты привыкай слушать, что тебе говорят.

— Не понимаю, откуда у тебя такая уверенность?

Брет поднял глаза от стакана.

— Я уверен, и все. Ясно?

— А если кто-нибудь найдет кочергу?

— Никто ничего не найдет. Я ее хорошо спрятал, но… если что, я ее в два счета добуду.

Он улыбнулся, явно весьма довольный собой.

— А теперь давай поговорим о нашем медовом месяце. — Брет поспешил переключиться с неприятной темы.

Меньше всего на свете ей хотелось думать о медовом месяце! Джо мысленно застонала.

— Я думала, ты хочешь сделать мне сюрприз.

— Да, где мы его проведем — этого я тебе не скажу. Это действительно сюрприз. — Его улыбка стала еще шире. — Но это все мелочи. Давай поговорим о главном — о постели. Почему ты так настаиваешь, чтобы мы не спешили и подождали с этим до свадьбы?

— Я старомодна, — беззастенчиво соврала Джо. — Я считаю, что секс должен быть частью брака, а не частью ухаживаний.

Брет поставил стакан на столик и наклонился вперед, упершись руками в колени.

— Какие там ухаживания! Мы ведь сразу заключили помолвку. Сейчас все спят друг с другом перед свадьбой. Черт возьми, Джо, я тебя всегда хотел, ты же знаешь!

«Ты всегда хотел войти в семью Дамаронов», — цинично подумала Джо. Она поспешно встала с дивана и стала позади него, инстинктивно пытаясь создать преграду между собой и Бретом.

— Но ведь до свадьбы осталось совсем немного! Я согласилась, чтобы брак был заключен почти сразу. Я готовлюсь к свадьбе. Я делаю все, как ты хотел! — Джоанна вцепилась руками в спинку дивана. — Я ведь прошу самой малости — подожди до свадьбы!

Брет уставился на нее. Взгляд у него был острый, как битое стекло, и такой же холодный и безжалостный. Потом он встал и направился к Джо, остановившись лишь тогда, когда уперся коленями в край дивана. Он был достаточно близко, чтобы дотронуться до нее, стоило только протянуть руку. Джо напряглась и затаила дыхание, надеясь не отшатнуться, если он сделает это.

— Подождать, говоришь? — спросил он, холодно глядя на нее в упор. — Ладно, подождем. Но, как только ты скажешь «согласна», этому воздержанию придет конец. Ясно тебе? Я слишком долго изображал из себя паиньку и устал от этого. Ты мне должна заплатить за это — хорошо заплатить, слышишь?

— Хорошо, Брет.

— Что-нибудь случилось? — Кайли неслышно вошла в комнату и теперь стояла, нерешительно глядя на них.

Брет снова лучился любезностью.

— Да нет, что ты! Входи, входи! Просто твоя сестра пыталась вытянуть из меня, где мы проводим медовый месяц. Но я решил сделать ей сюрприз.

Джо ощутила, как к горлу подступает тошнота.

Нет!

Медового месяца не будет.

И этой свадьбы не будет.

Брет не прикоснется к ней.

Скорее она его убьет!

Ужин казался Джо бесконечным. Она не замечала, что ест. Все кушанья казались совершенно одинаковыми. По счастью, кроме Абигейл и Кайли, за столом никого не было, так что особенно притворяться не приходилось. Разговор вела в основном Абигейл — она говорила о скорой встрече с родственниками и о том, когда кто приезжает. Даже Кайли время от времени вставляла реплики.

Джо не сводила с нее глаз. Кайли всегда была достаточно ранимой с тех пор, как погибли их родители. Но в течение этой недели Джо временами начинала всерьез опасаться за ее душевное здоровье. Слава Богу, теперь Кайли наконец пыталась вырваться из эмоционального паралича, в котором она пребывала со времени того приема у Сибергов. Джо знала, что ее первостепенный долг — помочь сестре.

К этому времени ей удалось раздобыть кое-какую информацию, которая, как надеялась Джо, поможет им обеим. Альвин Шоу следил за Бретом двадцать четыре часа в сутки, но пока что узнал не так уж много.

Что до самой Джо, она подчинялась всем требованиям Брета, кроме одного — спать с ним она не соглашалась. Она не только согласилась выйти за него замуж и поторопиться со свадьбой, но даже изображала, что любит его — разумеется, на людях. Более того — она изо всех сил старалась быть ласковой с ним даже тогда, когда они оставались наедине. Она надеялась, что Брет позволит чувству уверенности убаюкать себя и сделает какую-нибудь ошибку. К несчастью, ее надежды не оправдались. Но ей надо было продолжать убеждать Брета, что он побеждает. Вдруг он все же расхвастается и расскажет, какую роль он сам играл в ту ночь. По крайней мере, до тех пор, пока он считает себя победителем, Кайли с его стороны ничего не грозит…

Все это время Джо попеременно терзали то страх, то ярость. Но до сих пор она была уверена, что ей удастся до свадьбы разузнать все, что нужно, так что ей не придется выходить замуж за Брета. Однако сегодня она утратила эту уверенность.

С одной стороны — Кейл, с другой — Брет, и оба давят на нее. И несмотря на то, что они преследовали противоположные цели, Джо все равно чувствовала себя как загнанный зверек в ловушке.

Она впервые усомнилась в том, что сможет помочь Кайли. И ее страх нарастал с каждой минутой. У нее осталось так мало времени, а на карту было поставлено так много… Долго это длиться не могло. Рано или поздно что-то должно было случиться.

Ужин, казалось, никогда не закончится. Джо подождала, пока Абигейл и Кайли ушли к себе, потом вышла из дома через заднюю дверь и направилась к домику для гостей. Решение пойти к Кейлу было скорее инстинктивным — после встречи с Бретом ей это было решительно необходимо.

Ярко светила луна, и воздух был полон ароматами ночных цветов. По дороге Джо никого не встретила. Через несколько дней, когда начнут собираться родственники, по поместью расставят посты охраны; но пока все было тихо. Джо была рада этому. Как объяснишь, зачем она в глухую ночь идет к Кейлу, если она и сама этого не понимает?

Приблизившись к домику, Джо увидела, что в окнах нет света. Она остановилась. А вдруг он уже лег спать? А может, его там вовсе нет? Может, он решил съездить на ночь в город или к себе домой. Странно, она даже не знает, где он живет.

Эмоционально Джо открылась ему больше, чем кому бы то ни было. Обычно она очень крепко держала себя в руках, но на этот раз она позволила себе расслабиться и отдаться на волю чувств. При одном воспоминании об этом сердце у нее учащенно забилось. Она поднялась на крыльцо.

— Почему ты задержалась? — донесся из темноты голос Кейла.

— Я ужинала с Абигейл и Кайли.

Кейл протянул руки и прижал ее к себе.

— Я тоже хотел есть. Но я ждал тебя.

Она не успела ничего ответить — Кейл наклонил голову и прижался губами к ее губам в долгом поцелуе. К тому времени, как она подняла голову, Джо уже трепетала от желания.

— Я честно постараюсь проводить с тобой как можно больше времени, — прошептала она, — но я не могу делать ничего, что повредит моей семье и моим отношениям с Бретом.

Кейл выругался.

— Твой Брет может катиться к черту! А что до тебя — если я не поимею тебя сию же минуту, я сотворю что-нибудь страшное.

— Страшное?

— Ладно, проехали! — проворчал он, подхватил ее на руки и унес в спальню.

Они торопливо сбросили с себя одежду и легли рядом. «Так просто, так естественно!» — подумала Джо несколько мгновений спустя, проводя языком дорожку по его животу, изучая его тело до последней мельчайшей впадинки, забавляясь тем, как движутся и переливаются его мускулы.

Она прихватила губами кожу у него на талии, пробуя его на вкус. Потом сделала то же самое на внутренней стороне бедра, пощипывая, покусывая, наслаждаясь. Потом поднялась выше и нашла то, что доставляло ей такое удовольствие. Нежное, чувствительное. Твердое, пульсирующее. Она принялась ласкать его, жадно и страстно.

Кейл содрогался всем телом. Застонав, он зарылся пальцами ей в волосы и притянул ее голову к себе. Его грудь тяжело вздымалась, дыхание вырывалось с таким шумом, что заполняло всю комнату. Каждая клетка в нем требовала облегчения, но Джо продолжала ласкать его, усиливая наслаждение, подстегивая напряжение, которое нарастало в нем. Он хотел ее, таким яростным неистовым желанием, пугающим его самого. Ни одна женщина до сих пор не могла разжечь в нем такой огонь. Она заполнила собой все его существо. Сейчас Кейл каждую секунду готов был взорваться, и у него возникло странное ощущение, что тогда от него ничего не останется, кроме нее.

Ее волосы, так похожие на лунное сияние, раскинулись по его животу. Потом Джоанна переменила позу — теперь она покрывала чувственными поцелуями его торс, поднимаясь все выше. Она не спешила. Ее язык оставлял влажный горячий след. Когда она наконец добралась до его губ, Кейл почувствовал, что не может больше ждать ни секунды.

Он с рычанием обхватил ее руками и ногами и перекатился вместе с ней, придавив ее к матрасу всем своим весом. Потом резко раздвинул ее ноги и так же резко вошел в нее.

Сейчас он думал только о себе. Такого с ним раньше не бывало. Никогда прежде он так не обращался с женщиной. Но Джо сделала его слишком голодным, слишком нетерпеливым, слишком алчным. В голове у него мелькнула смутная мысль, что он возместит ей это позже и доведет ее до экстаза после того, как испытает его сам. Но сейчас он уже не владел собой — разум выгорел, остался лишь комок нервов и горячее желание.

Как это ни удивительно, но его желание все росло. Его бедра содрогались в конвульсиях, он входил в нее все глубже и глубже. Его тело жаждало освобождения; и в то же время ему не хотелось расставаться с ней. Безумие! Блаженство!

Внезапно он застыл, откинул голову и вскрикнул — он наконец кончил. И в тот же миг в глубинах ее лона мышцы задвигались, сокращаясь, словно требуя дальнейшего продолжения. Он едва успел удивиться их физической слаженности, а потом восторг экстаза охватил его, тем более сильный, что Кейл делил его с ней.

Джо проснулась, когда первые лучи солнца пробивались сквозь щели в жалюзи. Кейл лежал рядом с ней и безмятежно спал. Его дыхание было глубоким и ровным, а тело — теплым и сильным.

Сейчас он не обнимал ее, но большую часть ночи она провела в его объятиях. Не раз она просыпалась от того, что он слишком крепко прижимал ее к себе. Дважды Джо проснулась, когда Кейл был уже в ней, и ее тело уже отвечало ему, трепеща от наслаждения. Удивительная ночь, незабываемая ночь!

Она повернулась на бок, так, чтобы видеть его. Даже во сне он излучал чувственность. Быть может, дело было в том, что он такой большой, или в том, что он такой сильный. А быть может, это просто ее глаза и сердце видели его таким. Она оказалась в затруднительном положении.

Что она знает о нем? Что он упрям и настойчив. Что у него две сестры, родители живы, что он служил в разведке. Что он чует неладное там, где другие ничего не замечают. Что он стремится защищать — членов правительства, сестер, щенков, ее… Что он с самого начала умел целовать и обнимать ее так, что она забывала обо всем на свете. Что он может довести ее до белого каления и в то же время заставить изнывать от желания. Что ее влечет к нему так, как ни к одному другому мужчине. Что она готова бы проводить с ним все дни и ночи напролет, если бы это было возможно.

Что она любит его.

Джоанна зажмурилась, и из-под ресниц у нее выкатилась слеза. Она любит его. Это невозможно, но это так. Мысль, пришедшая ей в голову вчера, во время фотографирования, оказалась верной. Она любит его.

Она полежала еще немного, потом тихо соскользнула с кровати, оделась и ушла к себе.

8

Джо тупо смотрела на один из полусотни документов, полученных ею по факсу из Нью-Йорка сегодня утром. Видимо, ей было мало всех свалившихся на нее дел, потому что она, ко всему прочему, пыталась еще продолжать заниматься своим бизнесом. В общем ей это удавалось, но сегодня все ее усилия оказались тщетными. Она пялилась на этот бланк уже минут пятнадцать, не в состоянии сообразить, что к чему.

Она отодвинула всю пачку в сторону и взяла карандаш и блокнот. Ей всегда лучше думалось с карандашом в руках, не важно, делала ли она наброски или просто рисовала каракули. Но через несколько минут она убедилась, что ее голова думать по-прежнему отказывается. Все, что она могла, — это чертить бессмысленные бесконечные спирали.

Джо отшвырнула карандаш и потерла лицо. Дом Абигейл последние тринадцать лет был уютной пристанью для нее и Кайли. Перебравшись в Нью-Йорк и занявшись бизнесом, Джо выстроила себе здесь студию — не в качестве убежища, а в качестве места, где она могла бы работать, приезжая домой. Но сегодня она именно пряталась здесь.

Несколько часов назад она призналась себе, что любит Кейла. Любовь! Что может быть лучше! Она должна была бы чувствовать себя счастливейшей женщиной на свете. А вместо этого она испытывала глубокую печаль. Ее любовь не имела будущего.

Ее жизнь была невероятно сложной, и Джо не видела возможности распутать этот клубок. К тому же — и это очень важно — Кейл ее не любит, а только удовлетворяет свою страсть. Вот кончится его работа, и он уедет куда глаза глядят. И она его больше не увидит.

Кайли просунула голову в приоткрытую дверь.

— Я не помешаю?

Джо удивленно оглянулась.

— Господи, нет, конечно! А что ты здесь делаешь? Что-нибудь случилось?

Кайли уселась на табурет напротив Джо.

— Ты имеешь в виду — что-нибудь, кроме того, что уже случилось раньше? Нет, ничего. Я просто гуляла, и мне захотелось зайти к тебе. Мы ведь с тобой сегодня еще не виделись…

— Извини, солнышко. Но почему же ты не позвонила? Тебе стоило снять трубку…

— Я знаю, — Кайли нахмурилась. — Но мне захотелось поговорить с тобой… так сказать, лицом к лицу.

— О чем?

— Я хотела бы знать…

— Да?

— Вчера вечером… когда я зашла к вам с Бретом… атмосфера была… я не знаю… какой-то напряженной. Между вами что-то произошло?

— Нет, конечно! — поспешила заверить сестру Джо.

— Точно? Понимаешь… пока я сидела у себя в комнате, я вроде как… э-э… размышляла о вас с Бретом.

Она попыталась рассмеяться, но вышло у нее неубедительно.

— По крайней мере, я думала о вас все время, когда не думала о себе.

Джо потянулась через стол и взяла ее за руку.

— Солнышко, что плохого в том, что ты думала о себе? Вспомни, сколько всего тебе пришлось пережить! И уж конечно, я не стану осуждать тебя за это.

— Я знаю, Джо. И еще я знаю, что тебе приходится переносить ради меня. А ты настоящее чудо, ты ни разу не пожаловалась! И Брет тоже, — она посмотрела на Джо. — Ведь правда, он не жалуется?

— Нет.

Джо откинулась на спинку стула и уставилась на свои каракули.

— Джо…

— Что, радость моя?

— Ты ведь любишь Брета, не правда ли?

Джо не говорила сестре о том, что Брет ее шантажирует. Когда он пришел к ней на следующий день после того злосчастного приема, она уже измучилась, пытаясь как-то успокоить Кайли и не дать ей окончательно впасть в панику и натворить глупостей. Тогда не стоило говорить ей об этом. И сейчас тоже не стоит.

— Я ведь выхожу за него замуж, разве не так?

Примерно то же самое она сказала Кейлу. Но его этот ответ не удовлетворил.

— С того вечера я все время была занята только собой, — задумчиво сказала Кайли. — Я жила как в тумане и, боюсь, плохо соображала. Но недавно мне пришло в голову, что ты объявила о своей помолвке сразу после того вечера. Все произошло как-то скоропалительно. Я даже не знала, что ты встречаешься с Бретом.

— Ну, я иногда встречалась с ним, когда ездила в город… — Джо умолчала о том, что встречи эти были чисто деловыми. Умалчивать все же лучше, чем лгать… — А что тебя тревожит?

— Господи, Джо, спроси лучше, что меня не тревожит! На этот вопрос ответить куда проще.

— Я знаю, — Джо протерла глаза. — Послушай. Скоро сюда приедут наши кузены — Син, Джон и все остальные. Пожалуйста…

Кайли побелела при этих ее словах, глаза расширились от ужаса.

— Джо, ты же обещала! Ты обещала, что ничего им не скажешь…

— Но, радость моя…

— Не надо! Не надо! — Кайли отчаянно замотала головой. — Если они узнают, я этого не переживу!

— Кайли, выслушай меня. Я пытаюсь объяснить тебе, что они все поймут. Что ты думаешь, они сами не совершали ошибок? Оступаться случалось всем.

— Но не так же!

— Может быть, и похуже.

— Если это и так, я об этом ничего не знаю…

— Солнышко, они ведь любят тебя и они весь мир перевернут, лишь бы помочь тебе! Разве ты этого не знаешь?

— Знаю, конечно! — На глазах у Кайли выступили слезы. — Но они-то всегда со всем справляются сами. Они никогда бы не сделали того, что сделала я. И они перестанут любить меня, если узнают…

Голос у нее сорвался, она всхлипнула.

— Но ведь я-то знаю — и все равно люблю тебя по-прежнему.

— Ты моя сестра.

— А они — твои двоюродные братья, твоя семья.

Они почти дословно воспроизводили ту беседу, которая была у них с Кайли сразу после приема. Тогда Кайли почти не слышала ее доводов, но сейчас Джо надеялась, что ей повезет больше. Вся беда в том, что Кайли боготворила своих кузенов, и сама мысль о том, что они будут плохо думать о ней, была для нее нестерпима.

Кайли ткнула в нее трясущимся пальцем.

— Если ты расскажешь Сину и всем остальным о том, что произошло, я убегу из дома, и ты меня никогда больше не увидишь. Честное слово, убегу! Выйду за ворота, и будь что будет, мне все равно!

Это была та же самая угроза, которая заставила Джо пообещать, что она ничего не расскажет в семье о том, что случилось. Ей не раз хотелось нарушить это обещание, но она все же молчала. Помимо всего прочего, она не была уверена, что кузены смогут сделать что-то помимо того, что уже сделала она сама. Разве что убить Брета… Хотя это было бы неплохо. Если они объединятся и возьмутся за это все вместе… Но Джо не хотела, чтобы ее кузены запятнали себя убийством. Да еще Кайли… А вдруг она сорвется и в самом деле сбежит?

— Ладно, солнышко. Я не буду им ничего рассказывать. — Джо была готова пообещать все что угодно, лишь бы сестра наконец успокоилась. — Но мне нужно кое о чем тебя спросить.

Ужас Кайли отступил, сменившись страхом и настороженностью.

— О чем?

— О том вечере.

Джо про себя молилась, чтобы Кайли вспомнила что-нибудь еще, кроме того, что уже рассказывала ей.

— Зачем? Я думала, Брет обо всем позаботился…

— Да, конечно!

Черт, как же это сложно! Джо не хотела лишний раз беспокоить сестру — та и так была на пределе, но ей нужна была ее помощь. До сих пор Кайли была в таком состоянии, что Джо просто боялась ее расспрашивать. Временами Джо казалось, что любой, самый невинный вопрос сведет ее с ума. Она ждала — ждала до последнего.

— Я просто хочу окончательно разобраться во всем, что тогда произошло, вот и все.

Девушка с надеждой посмотрела на старшую сестру.

— Да, я знаю, это тяжело, — продолжала Джо, — но я хочу убедиться, что мы не пропустили никаких деталей.

Кайли шумно выдохнула.

— Прости, Джо, что я доставляю тебе столько неприятностей. Я знаю, ты просто стараешься устроить все как лучше. Ты всегда так делаешь. Я это очень ценю, поверь мне.

— Да, конечно, — Джо выдавила из себя улыбку. — Давай вспомним еще раз все как было. Ты решила пойти прогуляться, вышла на террасу и увидела там Глена.

— Да. Он хотел войти в дом через заднюю дверь. Он сказал, что только что приехал.

— Наверное, поэтому его никто и не видел.

— Да, наверное. Он заговорил со мной, и у меня было такое впечатление, что он не торопится в дом, хотя он явно собирался на прием. Он был в очень приподнятом настроении.

— Ты не знаешь, что он принимал?

— Не знаю. Мне он предложил кокаину.

Джо уже второй раз слушала рассказ Кайли о той ночи и, как и в первый, с трудом удержалась от того, чтобы не наорать на сестру. Казалось бы, неглупая девочка, могла бы сообразить, что от наркотиков следует держаться подальше. Но нет — она еще и приняла его!

— И ты пошла с ним в бильярдную нюхать кокаин.

Опустив глаза, Кайли кивнула.

— Я в первый раз попробовала наркотики, и когда кокаин подействовал, ощущения были самые невероятные. Но сейчас я бы дорого дала, чтобы не пробовать его и вообще не встречаться с Гленом.

К горлу Джо подкатила тошнота. Кайли сделала страшную глупость, и теперь ей придется до конца жизни расплачиваться за это. Но суровостью тут не поможешь. Кайли и так делала один шаг вперед — и тут же два шага назад. Однако она старалась изо всех сил, и дело Джо — помочь ей.

— И что было потом?

— Потом я плохо помню. Я еще перед тем выпила пару бокалов, и, должно быть, все это вместе с кокаином подействовало на меня очень сильно. Но я помню, что Глен начал приставать ко мне. Я говорила ему, чтобы он отстал, но он меня как будто не слышал.

— И продолжал приставать к тебе?

— Да. Он хватал меня руками, начал рвать на мне одежду… Я испугалась. У меня началась паника. Я уже не могла управиться ни с ним, ни с самой собой.

Ее душили рыдания.

Джо дала Кайли время прийти в себя. И себе тоже. Рассказ дошел до того места, которое мерещилось Джо в кошмарах, а днем наполняло ее чувством вины.

— И тут ты схватила кочергу, лежавшую у камина.

— Да… — Кайли вытерла глаза. — То есть нет. Какую кочергу?

— Ту, которой ты ударила Глена.

Кайли подавленно молчала.

— Солнышко! Ты забыла?

— Я… мне казалось, что я помню. Камин я помню… а кочергу — нет.

— Тогда чем же ты его ударила?

— Кием. Знаешь, кием для бильярда. Там посреди бильярдной стоит бильярдный стол. Глен прижал меня к нему и навалился на меня. Он был такой тяжелый, и изо рта у него воняло. Я схватила первое, что попалось под руку. На столе лежал бильярдный кий. Тут, конечно, гордиться нечем, но… Джо, что с тобой?

Джо смотрела на нее, ошеломленная.

— Ты вроде бы говорила, что ударила его кочергой!

Кайли покачала головой.

— Не помню. Я ведь была почти в истерике, когда тебе это рассказывала.

Да, конечно! Она так рыдала в ту ночь, вернувшись домой, что Джо удалось вытянуть из нее только самое основное: кокаин, Глен стал к ней приставать, она его убила. О кочерге говорил Брет. Как он мог принять за кочергу бильярдный кий? У Кайли не хватило бы сил убить человека бильярдным кием.

Быть может, это противоречие поможет ей выяснить, что же все-таки произошло на самом деле. Джо всегда думала, что в этой истории что-то не так. Именно это и заставляло ее продолжать свое расследование.

— Но ведь ты видела, как Глен упал?

Из глаз Кайли снова хлынули слезы.

— Да. Он отшатнулся, схватился за голову. Я увидела кровь. А потом он упал. И больше не двигался.

— А что было потом?

— Потом вошел Брет и сказал мне, чтобы я уходила. Что он сам с этим управится. Джо, зачем теперь об этом? Сколько дней уже прошло! Это имеет какое-то отношение к вам с Бретом?

— Я просто пыталась представить себе, как все было. Я хочу, чтобы не оставалось никаких неясностей.

Кайли уронила голову на руки.

— Бедный Глен! Может, он тоже не соображал, что делает под действием наркотиков. Он бы не стал насиловать меня в доме, полном гостей… В любом случае, он не заслуживал смерти.

— Кайли, он бы изнасиловал тебя, если бы ты его не остановила, — возразила сестре Джоанна. — Ты пыталась защитить себя…

— Но я не хотела его убивать! — И Кайли разрыдалась по-настоящему.

Джо встала, обошла стул и прижала хрупкую фигурку сестры к себе.

— Я знаю, детка. То, что ты его убила, было чистой случайностью.

— Но ведь это же не играет роли, случайно это вышло или нет! Он все равно умер, и его бедным родителям надо знать, что он погиб, чтобы они могли похоронить его как следует.

— Я знаю.

Джо мучила та же мысль. Она надеялась, что ей удастся уговорить Брета показать, где он зарыл тело Глена, и как-то сообщить это полиции таким образом, чтобы подозрение не пало на Кайли. Но до сих пор ей это не удалось.

Кейл шел по дорожке, которая вела к студии, с единственной целью — повидать Джо. С того момента, как он проснулся и обнаружил, что ее нет, он был зол, как медведь, занозивший лапу, тем более что он заметил, как кое-кто из его людей поглядывает на него странно. Кейл их не винил — он и в самом деле был не в себе. Он чувствовал себя, словно пьяница, которому не дали похмелиться.

Он вошел в раскрытую дверь, не постучав, и увидел, как Джо утешает плачущую сестру. Кейл остановился как вкопанный.

— Что случилось?

Обе девушки вздрогнули. Джо ободряюще улыбнулась Кайли и направилась к Кейлу.

— Кейл? Что вы тут делаете?

Он сунул руки в карманы и пошел ей навстречу.

— Да так, зашел спросить кое о чем. Так что же все-таки случилось? — Он взглянул на бледную заплаканную Кайли. — Не могу ли я чем-нибудь помочь?

— Нет… — Кайли робко посмотрела на Джо, словно ожидая подсказки. — Нет, спасибо.

— Джо?

— Все в порядке. Просто перед свадьбой все так взвинчены…

Он улыбнулся, достал из кармана носовой платок, наклонился к Кайли и осторожно вытер ей лицо.

— Ничего, я кое-что понимаю в девичьих чувствах. У меня у самого две сестры, Кайли. Я помню, как они ухитрялись из любого пустяка сделать настоящую драму. Расческа пропала — беда! Пятнышко на новой блузке — настоящее горе. Я не так поздоровался — трагедия!

Кайли смотрела на него невидящими глазами. Кейл не ожидал такой реакции, но тем не менее продолжал улыбаться.

— А, я вижу, дело не в расческе? — мягко спросил он. — Тут что-то посерьезнее, да? Что, поссорилась с дружком? Ничего, — сказал он с шутливой торжественностью, — только скажи, кто это был, уж я с ним потолкую!

Глядя на них, Джо думала, что Кейл и не подозревает, насколько то, что случилось с Кайли, серьезнее девчоночьих трагедий его сестер. И все же она была благодарна Кейлу за то, что он пытается утешить ее сестру.

— Ничего, Кейл. Все будет в порядке. Вы ведь знаете, в последнее время Кайли плохо себя чувствовала. Скорее всего она просто переутомилась.

Кейл нахмурился. Да, Кайли и в самом деле выглядела нездоровой. Он коснулся щеки девушки ласковым и в то же время шутливым жестом.

— Да, наверно, твоя сестра права. Но имей в виду, если что — я здесь, только позови. Разбираться с неверными дружками — это моя специальность. У меня есть две свидетельницы моих способностей в этой области.

Кайли робко улыбнулась.

— Спасибо. Джо, я, пожалуй, пойду домой. Ты еще зайдешь ко мне?

— Конечно! Да мы еще за обедом встретимся.

Кайли кивнула.

— Тогда пока.

Джо подождала, пока сестра скрылась за дверью, потом обернулась к Кейлу.

— Интересно, у тебя действительно есть сестры, или ты их просто выдумал и сочиняешь про них всякие истории к случаю?

— Ну что ты! — хмыкнул Кейл. — Таких девиц, как мои сестры, нарочно не придумаешь. Это нечто неповторимое.

— Ну, если они существуют да самом деле, им можно только позавидовать. Хорошо иметь такого любящего старшего брата…

— Ну, Кайли тоже можно позавидовать. У нее есть ты…

Он умолк, вглядываясь в ее лицо, ища ответа — не важно, какого именно.

Для него важна была любая крупица знания о том, что у нее на душе. Они испытали наивысшую близость, но то была близость плотская. Он до сих пор очень мало знал о том, что с ней происходит, что ее тревожит, и это буквально выводило его из себя. Она была сложной, страстной, загадочной, чувственной, прекрасной. Она сводила его с ума.

— Похоже, с Кайли стряслось что-то действительно серьезное. Я нарочно не стал спрашивать, встречалась ли она с лейтенантом Робинсоном. Она ему звонила?

— Нет, но скоро позвонит.

— Ты это уже говорила.

— Ну и что?

— Надо позвонить.

— Да позвонит она, позвонит!

Джо улыбнулась, надеясь отвлечь его.

— Послушай, не стоит принимать так близко к сердцу, что она не обращает на тебя внимания. В конце концов, могут же быть на свете девушки, которые не поддаются твоему обаянию!

«Кто бы говорил об обаянии! — печально подумал Кейл. — Перед ее улыбкой и медведь не устоит!»

— Я просто хотел помочь.

Ее улыбка исчезла. Джо видела, что Кейл говорит абсолютно искренне.

— Я знаю. На самом деле, я это очень ценю. Большинство мужчин обратились бы в бегство при виде девичьих слез.

— Я же говорю, у меня большой опыт…

— Да знаю, знаю! Твои сестры. Кстати, как их зовут?

— Рейчел и Роберта. Или просто — Рей и Робби. Они близнецы.

— Близнецы? — Джо представила его себе в роли старшего брата-защитника. Вышло довольно убедительно. Наверно, он был замечательным братом. Впрочем, почему был?

Выражение его лица изменилось.

— Ну вот, а теперь, когда мы поговорили о своих сестрах, я хотел бы вернуться к тому, ради чего пришел.

— То есть?

Джоанна не успела и охнуть, как очутилась в его объятиях, осыпаемая поцелуями. Она забыла, что нужно дышать. Какой уж воздух в пекле пожара!

Но она все же старалась сдерживаться, боясь, что Кейл узнает тайну, которую сама она узнала лишь только что, тайну, которую она решила хранить до конца жизни, тайну ее сердца.

— В чем дело? — спросил Кейл, внезапно выпустив ее.

Она едва не упала и схватилась за рабочий стол, чтобы удержаться на ногах.

— Ты меня целуешь и еще спрашиваешь, в чем дело? — Она натянуто рассмеялась. Кровь у нее в жилах все еще бурлила от его поцелуя. — Прости, но я не вижу логики.

— Что-то произошло с тех пор, как мы виделись с тобой в последний раз. Ты как-то переменилась.

Она обошла стол и плюхнулась на табуретку — ноги ее не держали. Да, конечно, он не мог не догадаться! При его-то интуиции… Еще никогда никто, кроме членов ее семьи, не умел так чутко улавливать все оттенки ее настроения.

— Насколько я помню, в последний раз, когда мы виделись, мы спали в одной постели, и ничего не произошло, кроме того, что я встала.

— И ушла. Когда я проснулся, тебя не было.

— Я не видела причин будить тебя, и мне казалось, что будет лучше вернуться домой, пока никто не встал.

Да, это было вполне разумно. Но почему же тогда он так расстроился, обнаружив, что ее нет?

— В следующий раз разбуди меня, — попросил Кейл.

— Ладно.

Не было смысла разыгрывать из себя недотрогу и говорить, что следующего раза может и не быть. Оба они знали, что следующий раз будет.

— Сондерс приезжал к завтраку?

— Ты же знаешь, что не приезжал. Тебе ведь сообщают обо всех, кто появляется в поместье или покидает его пределы.

— Не обо всех. Только о Сондерсе. Я испытываю к нему особый интерес.

— Ну да, наверно, если спишь с чьей-то невестой, недурно знать, что делает жених, — не сдержалась Джо.

Глаза Кейла сузились. Она вздохнула.

— Извини. Я не хотела тебя задеть.

— Не извиняйся. Ты права. Я знал, что он не приезжал к завтраку. Я спросил просто потому, что подумал о нем. Он все не идет у меня из головы, — Кейл криво усмехнулся. — Он почему-то представляется мне в виде фигурки со свадебного пирога — а потом на него обрушивается огромный кулак и сплющивает его в лепешку. И, что самое удивительное, — добавил он, взглянув на свои руки, — кулак этот как две капли воды похож на мой!

Джо не удержалась и рассмеялась.

— Не нужно быть Фрейдом, чтобы догадаться, к чему все это, — Кейл подошел к ней сзади и принялся легонько поглаживать ее плечи.

— Ты напряжена, — прошептал он, — очень напряжена, и я догадываюсь, почему.

Под его пальцами ее плечи напряглись еще больше.

— И почему же?

— Насколько я понимаю, ты не привыкла лицемерить.

— Не привыкла, — согласно кивнула она.

И, что самое худшее, лицемерить приходится со всеми.

— Так прогони Сондерса! — Кейл развернул ее к себе и прижал к груди. Лицо его снова стало серьезным. — Пошли его к черту, Джо!

Она тяжело вздохнула.

— Мы уже обсуждали этот вопрос.

— Но ты каждый раз уклоняешься в сторону.

Ей ужасно хотелось рассказать ему всю правду. Но, несмотря на то, что Джо любила его, она понятия не имела, как он к ней относится. Может ли она довериться ему?

— Брет не тот человек, от которого можно уклониться. Его не обойдешь, не объедешь и не перескочишь. Он есть и уходить не собирается. Все эти разговоры ничего не изменят. Смирись с этим.

— Нет.

Она вырвалась из его объятий.

— Чего ты от меня хочешь, Кейл?

— Всего-навсего понять, как ты можешь заниматься любовью со мной и в то же время преспокойно готовиться к свадьбе с другим.

Ей казалось, что она очень долго смотрела на него, пока мысли у нее в голове появлялись, спутывались, исчезали и появлялись снова. Неужели он действительно любит ее, хотя бы немного?

— Ладно, тогда для начала помоги мне самой кое-что понять. Почему ты так против того, чтобы я вышла замуж за Брета?

— А разве это не очевидно?

— Нет.

Кейлу понадобилось все его самообладание, чтобы не наорать на нее. Орать он не стал — он ответил спокойно, хотя и чуточку напряженно:

— Потому что это разлучит нас с тобой.

Сердце у нее упало.

— Ты что, хочешь, чтобы эта связь продолжалась и после свадьбы?

— Нет! — сказал он, скрипнув зубами — Прежде всего, я не хочу, чтобы ты выходила замуж.

— Почему? — Надежда снова вернулась к ней. — А что, если я скажу тебе, что у нас есть возможность продолжать встречаться после моей свадьбы? Это тебя устроит? Тогда ты отвяжешься?

— Черт возьми, Джо! — Казалось, Кейл с трудом сдерживает свою ярость.

— Ну что? Я просто пытаюсь понять. Ты этого хочешь?

— Я не хочу делить тебя с кем-то еще.

Это было наивысшим, неприкрытым выражением идеи собственничества. Джо охватила сладкая дрожь. Но все же она еще не была уверена в его чувствах. Она решила еще немного подразнить его.

— А откуда ты знаешь, что ты не делишь меня с ним уже сейчас?

— Потому что Сондерс не задерживается здесь надолго.

— Да, ты знаешь, когда он приезжает и уезжает, но откуда тебе знать, что мы делаем, пока он здесь? — Джо понимала, что переходит опасную черту, но не могла остановиться. — При желании с этим можно управиться быстро…

Он схватил ее за руку повыше локтя и притянул к себе.

— Не позволяй ему притрагиваться к тебе!

Его внезапная ярость отрезвила Джо.

— А для тебя это так важно?

Он поджал губы и отпустил ее.

— Я бы, наверное, умер.

— Почему? Почему, Кейл? И не говори мне, что это оттого, что ты не любишь делиться!

— Я не хочу, чтобы ты была с ним. Ни под каким видом. Потому что я хочу тебя больше, чем я когда-то кого-то хотел.

Быть может, он и не любит ее, но, во всяком случае, чувства, которые он к ней испытывает, достаточно сильны. Достаточно ли этого для него? А для нее? Джо все еще не была уверена.

— Он ко мне не притрагивался, — тихо сказала она, потом встала на цыпочки и поцеловала его. — Мне надо идти домой. Увидимся позже.

Прошло несколько минут, а Кейл все еще смотрел ей вслед, пораженный силой своих собственных чувств.

Еще тогда ночью, в саду Колдуэллов, впервые встретившись с ней, Кейл не рассчитывал, что это будет всего лишь легким флиртом. И все же он не ожидал такой душераздирающей страсти, не ожидал, что его будет пронзать такая боль при одной мысли, что она была с другим. Он никогда не думал, что будет все время хотеть ее, так, словно, расставаясь с нею, он разрывается надвое.

И что же ему делать?

Одна из горничных принесла Джо телефонную трубку.

— Это вас. Некий мистер Шоу.

Сердце Джо отчаянно забилось. Она дождалась, пока горничная выйдет, потом сказала:

— Алло! Это Джоанна Дамарон. Ну что, вам удалось разузнать что-нибудь новое?

— Мне потребовалось довольно много времени, но в конце концов я установил, что Сондерс связан с торговлей наркотиками, — сообщил частный сыщик.

Джо ждала чего угодно, только не этого!

— Простите?

— Похоже, он подрабатывает, снабжая юнцов в ваших местах легкими наркотиками. А некоторые с его помощью пристрастились и к кое-чему посерьезнее.

— О Господи! — Джо прикрыла глаза. Ей стало дурно. Значит, они с Кайли не единственные его жертвы!

— И это еще не все. Глен Кинен был одним из его клиентов. Похоже, Глен крепко влип в это дело.

— Но если это известно вам, значит, это должно быть известно и полиции!

— Не обязательно. Молодежь в ваших местах представляет собой довольно замкнутый кружок. Друг на друга они доносить не станут. Мне просто повезло. Я наткнулся на девчонку, которая попала в переделку. Ей было плохо. У нее была пьяная истерика. А я ее утешил и выслушал. Нам здорово повезло, мисс Дамарон!

— В самом деле?

Джо не была уверена, что эта информация им поможет. Разве что попробовать предпринять ответный шантаж? Но Брет слишком хотел войти в их семью, чтобы попасться на такой простенький крючок. В конце концов, ответственность за торговлю наркотиками — ничто по сравнению с ответственностью за убийство, которую придется понести Кайли.

Нет, сейчас ее могло спасти только чудо.

9

Расспросить Кайли за обедом не удалось — вместе с ними обедала Абигейл. Но после обеда Джо зашла к сестре. Кайли сидела у окна, прислонившись к большой квадратной подушке, на коленях у нее была книга.

— Что ты читаешь? — спросила Джо, присаживаясь на стул возле окна.

Кайли сделала гримаску и захлопнула книгу.

— Я не читаю. Никак не могу сосредоточиться.

Джо понимающе кивнула.

— Я знаю, что лучше тебе не стало, но выглядишь ты куда лучше — здоровее и спокойнее.

Кайли устало улыбнулась.

— Будущее представляется мне не особенно радужным, но я должна быть сильной. Хотя никогда сильной не была…

— Ну не будь так сурова к себе! Тебе просто не приходилось быть сильной — по крайней мере, в этом отношении. На самом деле, людей, которым приходилось пережить то, что придется пережить тебе, не так уж много… — Она озабоченно присмотрелась к сестре. — Извини, солнышко, но у меня к тебе еще один вопрос.

— Это относится к той ночи?

— Некоторым образом да. Глен никогда не говорил тебе, где он берет наркотики?

— Странный вопрос. Зачем тебе это?

— Сейчас объясню. Так говорил или нет?

Кайли покачала головой.

— В тот вечер я вообще впервые узнала, что он употребляет наркотики.

— А другие твои знакомые? Не случалось ли тебе замечать, что кто-то из них употребляет наркотики, и слышать, где они их достают?

— Я знаю много ребят, которые пробовали наркотики.

Джо не могла скрыть тревоги, которую вызвало в ней это сообщение.

— Извини, Джо, но это в самом деле так! Наркотики всегда под рукой, стоит только оглядеться. Я сама в тот вечер попробовала наркотики впервые, но большинство моих друзей опередили меня в этом отношении.

Джо прикусила губу, чтобы не высказать вслух все, что она об этом думает. «Потом», — сказала она себе. Позднее она попробует что-нибудь сделать с этими ребятами. Но сейчас ей надо разобраться с Бретом.

— А ты не знаешь, где они их доставали?

— Нет… А что такое, Джо? Зачем тебе все это?

Придется открыть Кайли правду. Остается надеяться, что она готова ее услышать…

— Видишь ли, радость моя, я наняла частного сыщика, чтобы он как можно больше разузнал о Брете.

— Зачем? Это как-то связано с брачным контрактом?

Джо покачала головой.

— Брет отказался подписывать брачный контракт.

— Ничего себе! Син на это не пойдет.

— В конце концов, Син сделает так, как скажу я. Но я наняла сыщика не за этим. — Джо глубоко вздохнула. — Кайли, Брету доверять нельзя. Похоже, это он поставляет наркотики твоим приятелям.

Кайли изумленно распахнула глаза.

— Ты уверена? Ты же знаешь, что он сделал для меня?

— Это он говорит, что он это сделал.

— Но ведь ты выходишь за него… — и тут, видимо, Кайли осенило. — Ой, какая же я глупая! На самом деле ты его вовсе не любишь, да? И никогда не любила.

— Ты не глупая, Кайли. Наивная — может быть, но никак не глупая. Любой бы на твоем месте потерял голову, столкнувшись с такими обстоятельствами.

— Так что же произошло? Расскажи!

— Я еще не знаю всех подробностей, но Брет шантажировал меня. Он хочет, чтобы я вышла за него замуж, — призналась Джо и сразу испытала облегчение.

— Он обещал рассказать все, что ему известно обо мне?

— Да.

Кайли зажмурилась.

— Джо, прости меня!

— Ничего, солнышко. Не беспокойся за меня. Я согласилась на его условие, чтобы выиграть время. Чтобы ты успела снова встать на ноги. И чтобы выяснить, что же произошло на самом деле.

— Что значит — «произошло на самом деле»? — недоверчиво уставилась на сестру Кайли.

— Ты знаешь, у меня с самого начала было подозрение, что все не так просто. Особенно подозрительной кажется мне роль Брета во всем этом деле.

— Но ведь ты согласилась выйти за него замуж!

— У меня не было другого выхода. Нужно было, чтобы он хоть ненадолго оставил нас в покое.

— Но тебе пришлось разыграть помолвку…

— Да.

На самом деле это было не так уж тяжело — до тех пор, пока не появился Кейл.

— Брет настоял, чтобы свадьбу сыграли как можно скорее, но меня это не слишком обескуражило — у нас так или иначе было мало времени. На самом деле мы уже потратили больше времени, чем могли себе позволить. Родителям Глена надо сообщить всю правду.

Кайли выпрямилась.

— Да, ты права. Мне пора открыться, готова я к этому или нет. Я сдамся полиции.

Джо смотрела на сестру с гордостью и любовью.

— Это очень благородно с твоей стороны, радость моя, но я не хочу, чтобы ты расплачивалась за то, чего, может быть, и не совершала.

— О чем ты, Джо? Я ведь убила Глена!

— Даже если и так, это была самозащита. На самом деле нам следовало бы сразу пойти в полицию и рассказать все как было.

Но Кайли в тот день была не в себе. И прошло еще несколько дней, прежде чем она наконец немного оправилась. К тому же Джо не была уверена, что им удастся доказать, что это была всего лишь самозащита. Теперь, оглядываясь назад, Джо понимала, что сделала все не так. Но, когда Брет сказал ей, что он все устроил, она поверила ему — ради Кайли — и воспользовалась передышкой, которую он им дал. Но она все же рассчитывала, что это будет не более чем передышка.

— Иногда я думаю, что мне нужно было просто разрешить ему… — начала Кайли.

— Глупости! И потом, все равно того, что случилось, — не исправить. Ты действовала инстинктивно.

— Ну да, еще бы! Нанюхавшись кокаину! Нет, Джо. Мне нет прощения. Я себе никогда не прощу. Никогда!

— Успокойся, Кайли, — Джо взяла сестру за руку и крепко сжала ее. — Это не относится к тому, что было между тобой и Бретом.

— Я же тебе говорила, что помню не все.

— Я знаю. Но все же дай мне еще немного времени, прежде чем ты обратишься в полицию или сделаешь еще что-нибудь в этом роде.

Кайли откинулась на подушку и задумчиво посмотрела на Джо.

— Послушай, а при чем здесь Кейл Уитфилд?

— А, Кейл! — Джо помедлила, но раз уж выдалось время для чистосердечных признаний, она решилась: — Тут, видишь ли, дело такое… Боюсь, я в него влюбилась.

— Влюбилась? А почему «боюсь»?

— Не время, не место, и вообще…

— Что не время, это уж точно, — Кайли задумалась. — А он вроде бы ничего. Пытался разговорить меня, но… — ее голос оборвался.

— Я собираюсь все ему рассказать, Кайли.

— Джо! Не делай этого! — испуганно воскликнула девушка.

— Придется, солнышко. Иначе я просто сойду с ума. Я уже не могу обходить его вопросы. А потом, я просто не в состоянии лгать ему! И вообще, я больше не хочу лгать.

Она помолчала, потом невесело улыбнулась.

— Конечно, может быть и так, что, как только я ему все объясню, он развернется и сделает ноги, так что мне больше не придется беспокоиться из-за него. На что он не сделает ничего, что могло бы повредить тебе, — это я обещаю.

— А откуда ты знаешь?

— Знаю, и все. Ладно, я пойду к нему. Вдруг он предложит что-нибудь новое. Я уже так зациклилась на этом, что ничего не соображаю.

Джо помолчала, глядя на сестру.

— Ну что, договорились?

Кайли тяжело вздохнула — и кивнула.

— Договорились. В самом деле, пора тебе подумать о себе. Делай как тебе лучше.

В конце концов, получилось так, что Джо не удалось поговорить с Кейлом сразу. Стоило ей выйти из комнаты Кайли, как на нее тут же свалилась куча дел. Маргарет, в матросской шапочке с бантом в горошек, твердила, что ей срочно нужно обсудить с Джо какие-то совершенно неотложные детали свадебной церемонии. Абигейл распирали последние семейные новости. Потом позвонила секретарша и сказала, что в студии ждет гора свежих факсов, требующих немедленного ответа. А тут еще позвонил Брет — просто поболтать. Видимо, хотел проверить, в каком она настроении. Ничего, Джо была с ним вполне любезна и дружелюбна. Еще не хватало его насторожить!

Время от времени она видела вдалеке Кейла, но он тоже все время был занят. Так что ей удалось добраться до него только после ужина.

Едва Джо переступила порог домика для гостей, Кейл обнял и поцеловал ее. Его объятия, его запах, жар его тела — вот в чем она так нуждалась все это время, хотя осознала она это лишь теперь. Она прижалась к нему и покорно подчинялась всем его ласкам. Впервые за весь день Джо позволила себе хотя бы ненадолго расслабиться, перестать волноваться.

— Я уж думал, ты никогда не придешь, — проворчал Кейл, когда наконец выпустил ее из своих объятий.

Она подняла на него взгляд, точно зная, что сейчас по ее глазам можно прочесть все ее мысли.

— Честно говоря, я думала, что после нашего утреннего разговора ты меня и видеть не захочешь.

— С чего это ты взяла?

Он взял ее за руку и привлек к себе на кушетку. Ночь была теплая, но он все же растопил камин. Жар приятно согревал ее голые ноги. Джо ужасно хотелось провести эту ночь в любви. Но ей нужно было многое ему рассказать. Много сложного и непонятного… И неизвестно, что он сделает, когда все узнает.

— Я должна извиниться, — начала она.

— За что?

— За Брета.

Кейл нахмурился.

— Что такое, Джо?

Она опустила глаза и посмотрела на свои руки, сплетенные на коленях.

— Джо! — Он взял ее за подбородок и заставил поднять голову. — Что не так?

— Все не так.

— Это в смысле нас с тобой? — Кейл опустил руку, лицо его стало жестким. — Ты что, пришла сказать, что это наше последнее свидание?

— Нет.

Он расслабился.

— Ну тогда всё не так плохо.

— Достаточно плохо, чтобы ты мог решить, что это наше свидание и в самом деле последнее.

Кейл, ничего не понимая, заглянул ей в глаза.

— Ну, тут ты не права. Ладно, давай рассказывай.

И она принялась рассказывать. Не торопясь. Тщательно подбирая слова. Со всеми подробностями, какие только могла вспомнить.

Лицо у него было непроницаемым. Джо не могла угадать, что он думает обо всем этом. Он слушал ее молча, ни разу не перебил, хотя временами Джо хотелось, чтобы ее прервали. Наконец она кончила свой рассказ. Повисло тяжкое молчание.

— Что ж ты раньше-то молчала? — спросил он наконец.

— Не видела причин тебе это рассказывать. Это ведь мои проблемы.

— Джо!.. — Он судорожно выдохнул. — Так и чешутся руки придушить тебя!

— Интересное предложение. Но это не обязательно. На самом деле тебе вообще не обязательно в это соваться.

— И тебе что, не приходило в голову, что я могу помочь? — В голосе Кейла явно звучала обида.

— Нет.

— Но ведь это же по моей части! — Голос его звучал мягко, но в нем, подобно отдаленным раскатам грома, слышался сдерживаемый гнев.

— Прежде всего, Кайли взяла с меня слово, что я никому не скажу, даже нашим родственникам. Если она не хотела, чтобы об этом знал кто-то из наших кузенов, она тем более не разрешила бы рассказать все кому-то чужому. А во-вторых — я уже говорила, что это мои проблемы. Речь идет о моей сестре, ее будущем, и я должна была сама найти выход из положения. Хотя теперь, оглядываясь назад, надо признать, что я наделала таких глупостей…

— Хочешь, я скажу тебе одну вещь?

Джо потерла лоб.

— Не уверена.

— Если бы что-то в этом духе произошло с кем-то из моих сестер, я бы тоже прежде всего постарался выиграть время. Не знаю даже, обратился ли бы я к кому-нибудь за помощью.

— А значит, ты меня понимаешь! — Эта мысль принесла ей несказанное облегчение.

— Да. И все-таки лучше бы ты рассказала мне об этом раньше, — покачал головой Кейл. — А кстати, почему ты рассказала мне это именно теперь?

Она обхватила себя за плечи, словно даже тепло камина не в состоянии было согреть ее.

— После того, что было сегодня утром…

Джоанна рассказала ему обо всем, что касалось Брета и обстоятельств их помолвки. Но теперь, когда надо было говорить о чувствах, которые она испытывает к нему, Кейлу…

— А что было сегодня утром? Ты очень ловко обходила мои вопросы. Сам я, наверное, никогда бы ни о чем не догадался, — признался он.

— Ты понял бы, что здесь что-то не так, когда я отменила бы свадьбу.

В первый раз за все время разговора глаза Кейла потемнели.

— Ты не выйдешь за него? Ты его не любишь?

— Да.

Он медленно выдохнул воздух.

— Ну ладно. Так что мы будем делать?

— Мы?!

— Ну да. Мы с тобой.

До сих пор Джо даже не сознавала, насколько тяжела ноша, которую она взвалила на свои плечи. Несмотря на то, что проблема никуда не делась, груз сразу показался ей вдвое легче.

Кейл обошел кушетку и сел рядом с Джо. Но ничего не сказал. Слушая Джо, он медленно наливался жгучей яростью. При мысли, что Сондерс шантажировал ее, чтобы заставить выйти за него замуж, Кейл готов был растерзать этого подлеца. Он никогда еще никого не убивал, но сейчас он испытывал сильнейшее искушение сделать это.

По счастью, его ярость уравновешивалась чувством удовлетворения. Значит, он все-таки не ошибся! Джо на самом деле в беде. И, что самое главное, ока действительно не любит Сондерса! Кейлу потребовалось немало времени, чтобы восстановить равновесие после такой бури эмоций.

— Спасибо, что все мне рассказала, — произнес он наконец.

— Просто дошло до того, что мне стало труднее держать это при себе, чем рассказать тебе.

Кейл взял пальцами прядь серебристо-белых волос.

— Почему это?

Она усмехнулась.

— Ты, мягко говоря, был чересчур назойлив…

— Только поэтому?

Джоанна нервно рассмеялась.

— По-моему, я еще не встречала людей, которые так любят задавать вопросы, как ты!

— Может быть, тебе известен другой способ получать ответы?

Да нет, разумеется, она все рассказала ему не только поэтому. Была и другая причина. Просто Джо была не уверена, что готова сказать ему об этом. И что вообще когда-нибудь решится ему об этом сказать.

Видя, что Джо молчит, Кейл решил пока что оставить эту тему.

— Ладно. Давай подведем некоторые итоги. Значит, Сондерс говорит, что зарыл тело Глена Кинена, а орудие убийства, кочергу, куда-то спрятал на случай, если она ему вдруг понадобится. Он угрожает, что кочерга может послужить уликой против Кайли и что, если ты откажешься выйти за него замуж, он пустит эту улику в ход. Но Кайли уверена, что ударила Глена кием, а не кочергой. А твой частный сыщик обнаружил, что Сондерс снабжает наркотиками местных юнцов, в том числе и Глена. Вернее, снабжал.

Кейл помолчал.

— Откуда следует, что скорее всего те наркотики, которыми Глен накачался во время приема, он тоже получил от Сондерса. Возможно, он даже встречался с ним для этого в тот вечер.

— И что?

— Не знаю. Надо еще раз поговорить с Кайли, — решил Кейл. — Может быть, удастся уточнить кое-что еще.

Он взглянул на часы.

— Она ушла наверх перед тем, как я пошла сюда, — сказала Джо.

— Это довольно важно. И откладывать разговор не хотелось бы.

— Можешь мне поверить, я это знаю. Но сегодня вечером все равно ничего не выйдет.

— Ну ничего. Я думаю, до утра подождать можно.

Кейл взглянул на Джо.

— Я не буду слишком суров с ней, честное слово. Я вижу, как туго ей приходится.

— Я знаю. Я не стала бы рассказывать это тебе, если бы тебе не доверяла.

Он медленно расплылся в улыбке.

— Лучше поздно, чем никогда! — Кейл встал и протянул ей руку. — Ну что ж, а теперь в постельку! Раз уж я знаю, что мне не придется потерять тебя, я тебя поимею в свое удовольствие!

Джо, держа его за руку, поднялась.

— Не придется потерять меня? — с недоверием переспросила она.

Он зарылся пальцами ей в волосы.

— Ну да. Сондерс не отберет тебя у меня. Ты не выйдешь за него замуж.

Это было объяснение в любви, которое она так хотела услышать. Но Джо слишком устала, чтобы думать об этом сейчас.

— Не выйду.

— Знай, Джо: я хотел тебя вчера, хочу сегодня и буду хотеть завтра.

Колени у нее подогнулись. Чего еще она могла желать? Чего еще может желать любая женщина? Пожалуй, этого больше чем достаточно. Она уже призналась себе, что любит его. Она доверила историю Кайли. Она отдала ему свое тело. Правда, он говорил о желании, а она испытывала любовь… Но все же с ним ей было хорошо и спокойно.

Ей не нужно было других аргументов, по крайней мере на эту ночь. Держась за руки, они вошли в спальню. Кейл раздел ее, разделся сам, и они не спеша, обстоятельно занялись любовью.

Потом, когда Джо лежала, положив ему голову на грудь, опустошенная и в то же время пере полненная счастьем, она сказала:

— Можно тебя спросить?

— О чем?

— Где ты живешь?

Она услышала тихий смешок.

— Я купил бывший дом Мерфи в Зеленом проезде.

— Мне он всегда нравился, — сонно произнесла Джо. — У этого дома есть свой, особый характер.

— Да, мне тоже так показалось. Я рад, что он тебе нравится.

— Значит, ты будешь жить совсем рядом?

— Да.

— Странная штука жизнь. Я вот все думаю, что было бы, если бы мы встретились с тобой в саду Колдуэллов в нормальных обстоятельствах? Интересно, ты пригласил бы меня на свидание?

Кейл провел рукой по ее волосам.

— Непременно.

Ровное биение его сердца успокаивало Джо.

— А куда бы мы пошли?

— Не знаю. Может быть, я пригласил бы тебя к себе домой, приготовил бы ужин и накрыл его перед горящим камином…

— Как хорошо! — Она теребила мягкие волосы у него на груди. — Тогда на следующий день уже я приготовила бы тебе ужин… — Джо передвинулась так, чтобы видеть его лицо. — И мы могли бы встречаться, узнавать друг друга… — Она помолчала. — И, может быть, ты влюбился бы в меня.

— Да, — тихо ответил Кейл. — Все могло бы быть так. Но вышло иначе. А я все равно в тебя влюбился.

Сердце у нее дрогнуло. Она приподняла голову и заглянула ему в глаза.

— Ты меня любишь? В самом деле?

Он отвел прядь волос ей за ухо.

— А ты не знала? Господи, а я-то думал, что это так очевидно!

— Но ты же мне ничего не говорил!

— Разве?

Джо покачала головой.

— Нет, не говорил!

Некоторое время Кейл молча смотрел на нее.

— Ну, теперь, когда я знаю, что ты не выйдешь за Сондерса, я наконец-то могу жить спокойно. Я даже могу соображать нормально — в последнее время я эту способность почти утратил.

Да, Джо, я люблю тебя. Так люблю, что и выразить не могу словами!

Джо никак не могла поверить тому, что слышала, возможно, именно потому, что Кейл говорил как раз то, что она хотела услышать.

— И когда же твое желание превратилось в любовь?

— Наверно, во время того первого нашего поцелуя в саду. Но я хотел тебя так сильно, что на время это заслонило все остальное.

— Кейл!

— М-м?

— Я тебя тоже люблю.

Она встретила его удивленный взгляд и весело рассмеялась.

— Ну и растяпы же мы с тобой! Нам надо было сказать это друг другу еще несколько дней назад!

Он притянул ее голову к себе, так, что губы их встретились, и прежде, чем поцеловать ее, прошептал:

— А по-моему, как раз вовремя…

В окно комнаты Кайли струились лучи утреннего солнца. Кайли смотрела то на Джо, то на Кейла, то снова на Джо.

— Ты ему все-таки рассказала.

— Да, солнышко, рассказала. И он обещал помочь нам.

— Помочь? Чем? Что тут можно сделать? Тут никто ничего не сделает. Кроме меня самой, разумеется.

У Кайли был вид затравленного зверька.

— Я приняла решение. — Девушка вскинула голову. — Я пойду и сдамся в полицию. Это именно то, что мне следовало сделать. И давно следовало.

Кейл шагнул вперед.

— Знаешь, Кайли, я надеюсь, что до этого не дойдет. Тебе, конечно, придется побеседовать с полицией, может быть, даже дать свидетельские показания на суде, но сдаваться тебе совершенно необязательно.

Кайли решительно помотала головой — светлые волосы разметались по плечам.

— Я не представляю, как можно этого избежать. Я убила человека. Да, сразу после этого я была не в себе, но теперь я наконец собралась с духом. Я не допущу, чтобы Джо пришлось расплачиваться за мое преступление.

— Ты совершенно права, Кайли, — мягко сказал Кейл. — Я тоже считаю, что Джо за это расплачиваться не следует. И могу тебе обещать, что сделаю все, чтобы выяснить, что же там произошло на самом деле. А для этого мне придется задать тебе несколько вопросов.

На лице Кайли отразилось сомнение.

— Я ведь уже все рассказала Джо.

— Да, я знаю. Но есть пара деталей, которые мне хочется уточнить. Расскажи мне обо всем, что произошло с того момента, как Глен прижал тебя к бильярдному столу.

— Я… у меня началась паника. Он прижал меня к столу… он был такой тяжелый… мне было больно…

Она всхлипнула и поспешно зажала рот руками.

Джо подошла к Кайли и положила руки ей на плечи.

— Ничего, ничего, успокойся, — тихо сказала она.

— Ну а потом? — спросил Кейл.

— Я… я шарила на столе, и под руку мне попался бильярдный кий. Я замахнулась на Глена и почувствовала, что попала. Он охнул, схватился за голову и отшатнулся назад.

Она сделала слабый жест.

— А потом он упал, и… там была кровь… Господи, столько крови…

— Ну да, так всегда бывает при ранениях в голову. А что было потом?

— Я… я, кажется, завизжала… Точно не помню… А потом вошел Брет. — Воспоминания давались Кайли с трудом.

— А ты не знаешь, что он делал рядом с бильярдной?

— Нет. Он сказал, чтобы я шла домой, что он обо всем позаботится. Он так и сделал…

— Ладно, Кайли. И еще один вопрос. Ты не знаешь, у Сибергов сейчас ничего не строят?

10

В тот же вечер Джо отворила дверь в гостиную и увидела Брета, изучающего старинную фарфоровую статуэтку. «У него такой вид, — мрачно подумала Джо, — словно он собирается ее продать или заложить».

— Добрый вечер, Брет.

— А, это ты, дорогая! — Он взглянул на часы и с упреком произнес: — Ты знаешь, тебе следует научиться не опаздывать. Я терпеть не могу ждать и не вижу причин, почему я должен тебя дожидаться.

Она с улыбкой уклонилась от его обычного приветственного поцелуя.

— Да, ты прав. Ты не должен меня дожидаться.

Похоже, ее послушание смягчило его и заставило примириться с тем, что Джо не позволила ему поцеловать себя.

— Я рад, что ты наконец-то со мной согласилась.

— Согласна, согласна! И, надеюсь, ты согласишься с тем, что с этого момента наша помолвка расторгнута.

У Брета глаза полезли на лоб.

— Ты это о чем?

Джо не хотелось приближаться к нему. Она сняла с пальца кольцо с бриллиантом и бросила его Брету.

— Я о том, что твой шантаж не удался. Видишь ли, мне удалось выяснить, что произошло у Сибергов на самом деле.

В соседней комнате притаился Кейл с включенным диктофоном. Он напряженно прислушивался, готовый броситься на помощь, если Сондерс тронет ее хоть пальцем. Рядом с ним стоял лейтенант Робинсон. Он положил руку на плечо Кейлу, безмолвно призывая его не вмешиваться. Кейл кивнул. Он не хуже — если не лучше — лейтенанта Робинсона знал, как следует вести себя в подобных обстоятельствах. Но раньше ему никогда не приходилось бывать в подобных обстоятельствах, когда опасность грозила его возлюбленной.

Брет нахмурился.

— Я тебе рассказал все как было. И нечего больше выяснять! — В его голосе звучала угроза.

— Да, ты рассказал. А я поверила, — Джо сцепила руки. Не стоит показывать Брету, что они дрожат. — А теперь, будь любезен, выслушай мою версию.

Брет нахмурился еще сильнее.

— Джоанна, ты что, с ума спятила? До свадьбы осталось несколько дней, а ты говоришь такие вещи!

Джо покачала головой.

— Свадьбы не будет, — твердо сказала она.

— Какого черта! Ты о чем?

Он шагнул к ней, но Джо отступила назад, и Брет остановился.

— Все очень просто. Видишь ли, я пыталась связать все воедино, и наконец мне это удалось. Прежде всего, меня не удивляло, что ты был на приеме у Сибергов. Ты всегда старался, чтобы тебя видели в нужном месте в нужное время. Но я никак не могла понять, что ты делал у бильярдной в тот момент.

— А какая разница? Кайли просто повезло, что я оказался рядом!

— На самом деле как раз не повезло.

— Джоанна!

— Не перебивай меня.

Брет сложил руки на груди с пренебрежительным видом. Джо поняла, что он попросту не принимает ее всерьез, но тем не менее продолжала:

— Ты вышел из дома подышать свежим воздухом и увидел, как Кайли с Гленом направляются к бильярдной. А скорее всего ты даже ждал Глена, поскольку вы виделись раньше, когда ты продал ему наркотики.

Брет хмыкнул.

— Ну, ты точно спятила. Какие наркотики, Джоанна?

— Наркотики, Брет. Я наняла сыщика, который следил за тобой последние две недели, и он выяснил, что ты торгуешь наркотиками.

Она улыбнулась, увидев, как самодовольное выражение сползло с лица Брета.

— А ты что, всерьез решил, что тебе удастся жениться на мне с помощью шантажа? — с презрением спросила Джоанна. — Я все время искала выход.

— Выхода нет. Если ты хочешь спасти Кайли…

— Выход всегда есть, Брет. Так что же в действительности произошло в тот вечер? Ты поссорился с Гленом? Может, он сказал, что завяжет с наркотиками и выдаст тебя полиции? Это было бы для тебя очень некстати, не правда ли? Во всяком случае, из-за чего-то вы да поссорились. И в конце концов ты убедил его взять последнюю порцию наркотиков. Ты следил за ним, и, когда он ушел вместе с Кайли в бильярдную, ты пошел следом.

— У тебя нет доказательств! Нет! Все, что ты говоришь, — это чистые догадки.

Кейл смотрел на диктофон. Да, Сондерс прав — доказательств у них никаких. Но им почти наверняка удастся доказать, что Кайли не убивала Глена. Для этого надо только найти его тело. Однако лучше было бы, если бы Сондерс каким-то образом выдал себя сам. Кейлу очень хотелось сцепиться с Сондерсом. И еще ему хотелось, чтобы все это уже кончилось. Он ужасно тревожился за Джо. Сондерс стоял слишком близко к ней и мог что-нибудь с ней сделать прежде, чем Кейл до него доберется.

— Нет, ты слушай, — продолжала Джо. — Так вот, ты стоял рядом с бильярдной, наверное, даже смотрел в окно на Кайли и Глена. Глена, который, позволь тебе напомнить, был накачан наркотиками, которые ты же ему и продал.

— Можешь говорить что угодно. Это все одни догадки!

Джо заставила себя улыбнуться, надеясь, что выглядит достаточно уверенно.

— Но догадки верные, не правда ли? А это еще не все. Ты увидел, как Глен прижал Кайли к бильярдному столу, как она ударила его кием, и Глен упал. Так что это еще вопрос, кому повезло. Ты ворвался, словно рыцарь в сияющих доспехах, и сказал, чтобы она шла домой, ты все устроишь.

— Ну да, это как раз верно. Я помог твоей сестре.

— Кайли решила, что Глен мертв. На самом деле мертв он еще не был. Но ты взял кочергу и прикончил его.

Глаза его превратились в узенькие щелки, лицо слегка побледнело.

— Надо же, как ты славно потрудилась! Ну и как ты это собираешься доказывать? Доказательств-то нет!

— Ты уверен? Я, знаешь ли, долго не могла понять, куда ты дел тело Глена. Я знала, где находится бильярдная. Я знала, где стояла в тот вечер твоя машина. Расстояние между этими двумя точками довольно большое. Если бы ты поволок тело Глена к машине, тебя могли бы заметить.

— Тебе не обязательно знать, как я это сделал. Достаточно того, что я это сделал и что теперь благодаря мне Кайли в безопасности.

— Я спросила у Кайли, не строят ли что-нибудь в поместье Сибергов. И, можешь себе представить, оказалось, что как раз тогда строили новые теннисные корты…

Брет натужно рассмеялся.

— Ну и что?

«Черт бы его побрал, — подумал Кейл. — Уж сознался бы, и дело с концом».

Он покосился на Кайли. Она была бледна и сидела молча, сосредоточенно глядя на магнитофон. Целых две недели она жила с мыслью, что убила человека. Должно быть, это было для нее настоящим адом. Даже если все обойдется благополучно, прежней она уже не будет. Судя по тому, как она говорила с ним, девочка уже повзрослела.

— Все сходится, Брет, — сказала Джо. — Кайли говорила, что Сиберги всем рассказывали о своих новых кортах. Они собирались устроить большой прием, когда корты будут готовы. Ты это слышал. В принципе, я могу это доказать — стоит только расспросить людей…

— А мне плевать, что ты можешь доказать! Мы с тобой все равно поженимся, как я и планировал. И я буду членом правления!

— Ах, вот как? А что ты скажешь, если я попрошу у Сибергов разрешения вскрыть их новые корты, чтобы найти тело Глена?

Брет впервые побледнел по-настоящему.

— Чушь! Сиберги тебе никогда этого не позволят!

— Позволят, если я пообещаю оплатить стоимость ремонта. Тем более если это позволит найти тело Глена.

— Ты ошибаешься…

— Когда я подумала об этом, я вспомнила, что на том месте, где начали строительные работы, была глубокая яма. Ты наверняка тоже об этом знал.

— Ну и что? — Брет снова обрел прежнюю невозмутимость.

— А то, что им пришлось выравнивать почву. Ты принес Глена туда и зарыл его в этой яме. Тоже очень удачно вышло, не правда ли? В следующие несколько дней это место должно было быть завалено несколькими тоннами песка, и ты об этом знал.

— Все это чистые домыслы! К тому же это не имеет значения. Корты уже залили цементом. Я проверял. Никто тебе не позволит их вскрывать.

Джо с трудом сдержала улыбку.

— А зачем тебе понадобилось проверять корты? А, Брет? Чтобы убедиться, что Глена никто не найдет?

— Его никто и не найдет. И вообще, что это меняет? — пожал плечами Берт. — Твою сестру все равно обвинят в убийстве… — Он двинулся в сторону Джо.

— Погоди. Ты забыл еще одну деталь.

Брет остановился.

— Какую?

— Кочерга. Ты зарыл ее вместе с телом Глена, не так ли?

— Нет. Я же тебе говорил, что…

— Унести ее было не проще, чем труп Глена. Тебя могли увидеть. Проще всего было зарыть ее там же, где и тело Глена. И ты сделал еще одну ошибку. Кайли ударила Глена бильярдным кием. Это могло оглушить его, свалить с ног, но убить его кием она не могла. У нее бы просто не хватило сил. К тому же ей негде было размахнуться. И она не смогла бы дотащить его до кортов.

— Ошибаешься. Она убила его кочергой.

Джо покачала головой.

— Кочергой его убил ты. А что до кия — может, ты с него и вытер кровь, но следы крови все равно остались, так же как и отпечатки пальцев. А на кочерге ее отпечатков нет. А вот твои есть.

— Ты что же думаешь, я такой дурак, что оставлю отпечатки пальцев? — с усмешкой спросил Брет.

— Вполне возможно. Ты ведь очень спешил. Конечно, ты мог стереть часть отпечатков, но часть все равно осталась. А потом, есть еще тело Глена. Над ним проведут судебную экспертизу…

— Ты что, решила, что кто-нибудь поверит в этот бред, да? Думаешь, что ты сорвалась с крючка, да?

— Я не думаю, я знаю. Я не знаю только одного. Зачем? Ты убил Глена потому, что решил, что это даст тебе возможность войти в нашу семью? Или дело не только в этом? Может быть, еще и в том, что ты снабжал Глена наркотиками, а он хотел вырваться из этой зависимости и пригрозил тебя выдать? Или и то, и другое? Двух зайцев одним выстрелом?

— Я не понимаю, о чем ты.

— Не важно. Я позабочусь о том, чтобы теннисные корты вскрыли. Бедного Глена найдут, и орудие убийства тоже. Эксперты установят, каким орудием он был убит и чья рука его держала, — пообещала Джоанна недрогнувшим голосом.

— Черт бы тебя побрал! — Теперь в глазах Брета пылала ненависть. — Ну да, конечно, ты и твоя семейка — все вы думаете, что слишком хороши для таких простых парней, как я! Но вы тоже можете влипнуть, как и всякий другой! Я еще сумею устроить так, чтобы убийство Глена пришили Кайли, — пригрозил он.

— Да? И как же?

— Когда она боролась с Гленом, у нее из волос выпала заколка. Я зарыл ее вместе с трупом. Даже если тебе позволят выкопать тело, полиция найдет заколку и решит, что она выпала, когда Кайли зарывала его.

— Как интересно! — улыбнулась Джо. — Может быть, тебе стоит рассказать об этом лейтенанту Робинсону?

— Это верно, — подтвердил лейтенант, появляясь в дверях. — Я вас с удовольствием выслушаю.

Кейл шел на полшага позади лейтенанта. Он подошел прямо к Джо и заключил ее в объятия.

Солнце медленно уходило за горизонт. Облака окрасились алым, оранжевым и багряным. Кейл нашел Джо на задней террасе. Она стояла, любуясь закатом. Кейл подошел к ней сзади и обнял за плечи.

— Ну как ты?

Джо прислонилась к нему. Как надежно и уютно чувствовала она себя в его объятиях!

— Отлично. Я так счастлива, что все это кончилось!

— А Кайли где?

— Наверху. С ней Абигейл. Джо тихо рассмеялась.

— Абигейл так обиделась, что ей ничего не сказали!

— Она подозревала, что что-то неладно, но кто бы на ее месте мог догадаться!

— Да, это точно!

Кейл наклонился и прижался губами к ее уху.

— Ну и что теперь?

— В смысле?

— Похоже, я остался без работы, — выдохнул он. — Свадьбы-то не будет!

Джо хлопнула себя по лбу.

— И правда, в самом деле! Надо все отменить!

Кейл развернул ее к себе.

— Ну, сделать это очень просто. Скажи той даме в шляпке…

— Маргарет? Ну да. Она разберется с оркестром, флористом и прочими. Но гости… Мои кузены — им всем надо еще написать…

— Да, дел по горло!

— Труднее всего будет объяснить, в чем дело. Кузенам я, конечно, расскажу всю правду, но гостям…

— Послушай, а у меня идея! Может, свадьба все же состоится?

Джо уставилась на него непонимающим взглядом.

— Что?

Кейл пожал плечами.

— Стоит ли разочаровывать людей?

— Ты знаешь, мои кузены не будут разочарованы, если узнают, что, если бы свадьба состоялась, я вышла бы замуж за убийцу и шантажиста.

— Ну да, конечно, они будут рады, что ты не вышла замуж за преступника. Но почему бы тебе не выйти замуж за человека, который тебя по-настоящему любит и которому все равно, что ты из Дамаронов?

Сердце у нее дрогнуло.

— Кейл…

Он улыбнулся.

— А, до тебя дошло? Умница.

— Ты хочешь жениться на мне?

— Еще как! Имей в виду, отказа я не приму!

Она рассмеялась и обвила руками его шею.

— Я знаю, что мы сделаем! Когда гости приедут, мы раздадим им карточки с надписью: «Роль жениха исполняет Кейл Уитфилд»!

— Можешь еще добавить: «Сегодня, завтра и всегда»!

Слезы счастья и радости выступили на глазах Джоанны.

— Замечательно!

— Проблема только в одном, — со вздохом сказал Кейл.

— Ты уверен?

— Видишь ли, я не могу преподнести тебе бриллиант в десять карат — или сколько там было в том булыжнике, который вручил тебе Сондерс?

— Кейл, это же такая ерунда…

— Но у меня есть идея.

Она усмехнулась.

— Что ж, твоя первая идея мне понравилась. Выслушаем вторую.

— На свадьбу я подарю тебе бриллиант в один карат и потом буду дарить по такому же бриллианту на каждую годовщину свадьбы, так что через пятьдесят лет, к нашей золотой свадьбе, у тебя накопится пятьдесят бриллиантов…

Джо рассмеялась.

— Кейл, да у меня же пальцев не хватит!

— Это ничего! Кто сказал, что бриллианты обязательно надо носить на пальцах?

Джо снова рассмеялась. Она была так счастлива, что не могла перестать смеяться.

— Но я просто ходить не смогу с такой тяжестью.

— Вот и отлично! — усмехнулся Кейл. — Будешь все время лежать в постели. Это меня вполне устраивает.

— Что, и через пятьдесят лет тоже?

— И через шестьдесят. И через семьдесят. Я всегда буду хотеть тебя, Джо. Всегда.

Она блаженно вздохнула и прильнула к его сильному телу.

— Просто жду не дождусь, когда смогу представить тебя своей семье!

Он рассмеялся.

— А я жду не дождусь, когда смогу познакомить тебя со своими сестрами. О, у нас впереди еще столько всего.

— Я знаю, — согласилась Джо. — И это очень хорошо.