/ Language: Русский / Genre:child_tale

Часовой механизм, или Всё заведено

Филип Пулман

В книгу «Дочь изобретателя фейерверков», изданную в 2005 году (Росмэн, Москва), входят три произведения для детей: восточная сказка «Дочь изобретателя фейерверков», готическая сказка «Часовой механизм, или Всё заведено» и сказка-комикс «Джек Пружинные Пятки». В книге много прекрасных иллюстраций современных художников. На родине писателя (Ф.Пулман) сказки выходили по отдельности и в разные годы; отечественные издатели объединили их в сборник, но сейчас вашему вниманию представлена одна из сказок, включённая в сборник, — «Часовой механизм, или Всё заведено». Готическая сказка «Часовой механизм, или Всё заведено» — повесть по-настоящему жуткая, вызывающая в памяти сюжеты «Холодного сердца» В.Гауфа, «Песочного человека» Э.Гофмана и даже легенду о докторе Фаусте. Пружина сказочного сюжета заведена здесь так крепко, что каждый шаг, как принято говорить в подобных случаях, неуклонно приближает героев к роковой развязке. Впрочем, история о часовых механизмах, заводных игрушках и зловещем докторе Кальмениусе заканчивается вполне благополучно — как раз потому, что «заведена правильно».

Филип Пулман

Часовой механизм, или Всё заведено

Пролог

В незапамятные времена, когда произошла эта история, время двигалось с помощью часового механизма. Я имею в виду настоящий часовой механизм — пружины, шестерёнки, маятники и так далее. Разобрав его, вы сможете понять, как он работает и как его можно собрать снова. В наши дни временем движет электричество, вибрация кварцевых кристаллов и бог знает что ещё. Можно даже купить часы, которые работают на солнечной батарее, да ещё сами себя заводят, принимая сигнал по радио, и при этом ни на секунду не отстают. На мой взгляд, вполне возможно, что такие часы и будильники работают с помощью колдовства.

Настоящие часы тоже вещь весьма загадочная. Возьмём, к примеру, пружину, такую, как ходовая пружина в механическом будильнике. Она сделана из закалённой стали, и её острым краем можно порезаться, словно лезвием. Если вам вздумается неосторожно поиграть с ней, она развернётся и ужалит вас, как змея, и даже может выбить глаз. Или, например, гири, те железные гири, что помогают двигаться массивным часам на башнях соборов. Если вы подставите голову под такую гирю, а она вдруг упадёт, то ваши мозги просто разбрызгаются по полу.

Но при помощи нескольких зубчатых передач, осей и маленького маховика, снующего туда-сюда, или маятника, раскачивающегося из стороны в сторону, сила пружины и мощь гири благополучно используются для управления движением стрелок.

Есть что-то пугающее в том, что однажды вы заводите часы — и они продолжают непреклонно идти. Их стрелки невозмутимо движутся по циферблату, словно обладают собственным разумом. Тик-так, тик-так! С каждым движением стрелок часы безжалостно и неумолимо приближают нас к могиле.

Некоторые истории похожи на работу часов. Однажды вы заводите их, и ничто уже больше не в силах их остановить. Они движутся вперёд до тех пор, пока не достигнут предрешённого окончания, и не важно, как сильно действующим лицам хотелось бы изменить свою судьбу, — они в ней не властны. Вот одна из таких историй. И теперь, когда она заведена наподобие часов, мы можем её начать.

Часть 1

Давным-давно (когда время двигалось при помощи часов) в Германии, в маленьком городке, случилось странное событие. Говоря точнее, произошла целая цепочка событий, и все они цеплялись друг за друга, словно детали часового механизма, и, хотя каждый из участников видел свою, отдельную её часть, ни один человек не видел истории в целом. Но вот она перед вами, такая, какую я сумел вам поведать.

История началась зимним вечером, когда жители городка собирались в таверне «Белая лошадь». С высоких гор вьюга наметала снег, и под порывами ветра без устали звонили церковные колокола. Окна таверны запотели, в печи ярко пылал огонь, старая кошка Путци дремала у огня, а в воздухе носились густые запахи колбасы и квашеной капусты, табака и пива. Маленькая служанка Гретель, дочка хозяина таверны, шустро сновала туда-сюда с пенными пивными кружками и дымящимися тарелками снеди.

Дверь отворилась, и в дом ворвались крупные хлопья снега. Едва встретившись с воздухом жарко натопленной таверны, они мгновенно превращались в водяные капли. Вновь пришедшие, часовых дел мастер герр Рингельманн и его ученик Карл, топали ногами и стряхивали снег со своих пальто.

— Да это герр Рингельманн! — воскликнул бургомистр. — Что ж, старый друг, входите и выпейте со мной пива! Пусть подадут кружку и для вашего юного ученика — как бишь его?..

Ученик часового мастера Карл благодарно кивнул и отошёл, сел в углу в одиночестве. Вид у него был мрачный и угрюмый.

— Что стряслось с вашим… забыл-как-звать? — спросил бургомистр. — Он темнее тучи.

— А, это меня не волнует, — ответил старый часовщик, усаживаясь за стол с друзьями. — Он в дурном расположении духа, переживает из-за того, что будет завтра. Понимаете, срок его обучения подошёл к концу.

— Ах, да, конечно! — кивнул бургомистр.

В городке бытовала традиция: когда ученик часовщика заканчивал обучение, он изготавливал фигурку для больших башенных часов Глокенхейма.

— Так, значит, мы должны получить новую часть часового механизма, что на башне! Мне не терпится узнать, что же мы все увидим завтра!

— Помню, когда мое ученичество подошло к концу, — ударился в воспоминания герр Рингельманн, — я всю ночь глаз не сомкнул. Всё думал, что будет, когда моя фигура появится из часов. Что, если я неточно рассчитал шестерёнки? Что, если пружина окажется слишком тугой? Что, если… Да что там, тысячи мыслей вертелись у меня в голове. Уж очень высока ответственность.

— Возможно, вы правы, но только я никогда прежде не видел парня таким угрюмым, — сказал кто-то из посетителей. — А его и в лучшие-то времена трудно было назвать весёлым.

И остальным гостям таверны показалось, что и сам герр Рингельманн немного грустный, но он поднял кружку вместе со всеми и перевёл разговор на другое.

— Я слышал, что нынче вечером сочинитель Фриц собирается прочитать нам свою новую историю, — напомнил он.

— Так мне сказали, — подтвердил его слова бургомистр. — Надеюсь, эта история не будет такой страшной, как та, что он прочёл нам в прошлый раз. Я, сказать по правде, раза три за ночь просыпался от кошмаров, и волосы на голове вставали дыбом при одном воспоминании о ней!

— Даже не знаю, что страшнее: слушать истории здесь, в таверне, или читать их самому, — подтвердил один из гостей.

— Самому куда страшнее, поверьте мне, — отвечал другой. — Так и чувствуешь, что пальцы призрака бегают у тебя по спине. И даже если знаешь, чем кончится история, обязательно подпрыгнешь от страха, когда это наконец случается.

Затем посетители заспорили о том, что страшнее: слушать историю про привидений, когда не знаешь, что произойдёт (потому что ужасное событие застаёт тебя врасплох), или когда знаешь (потому что слушателей охватывает тревожное ожидание чего-то неизвестного, но ужасного). Все горожане обожали истории про призраков, и в особенности те, что придумывал Фриц, потому что он был талантливым рассказчиком.

Сам писатель Фриц, о котором шла речь, весёлого вида молодой человек, наслаждался своим ужином в другом конце таверны. Он шутил с хозяином, весело смеялся вместе с соседями по столу и, когда покончил с едой, потребовал ещё одну кружку пива, подхватил неопрятную стопку рукописных листков, лежавших рядом с его тарелкой, и подошёл к Карлу, чтобы перекинуться с ним словечком.

— Привет, старина! — весело воскликнул он. — К завтрашнему дню всё готово? Мне не терпится увидеть твою работу! Что собираешься нам показать?

Карл сердито зыркнул на него и отвернулся.

— Художественный темперамент, — мудро заметил хозяин таверны. — Пей своё пиво, и получишь ещё за счёт заведения в честь завтрашнего события.

— Добавь в него яду, тогда я выпью, — пробормотал Карл.

— Что?

Фриц не мог поверить собственным ушам. Двое друзей сидели у края барной стойки, Фриц повернулся спиной к остальным завсегдатаям таверны и сказал Карлу тихо, чтобы никто его не слышал:

— В чём дело, старина? Ты работал над своим созданием многие месяцы. Уверен, что ты не о нём тревожишься. Оно тебя не подведёт.

Карл посмотрел на приятеля с бесконечной горечью.

— Я не сделал фигуры, — пробормотал он. — Не смог. Я потерпел неудачу, Фриц. Завтра куранты начнут вызванивать мелодию, и все придут посмотреть на мою работу, но из часов ничего не появится, ничего… — Он тихо застонал и отвернулся. — Я не могу смотреть им в глаза! — продолжал он. — Я должен пойти и броситься с башни — и покончить с этим!

— Успокойся, не говори так! — сказал Фриц, который никогда не видел своего друга в гаком отчаянии. — Ты должен поговорить со старым герром Рингельманном, спросить у него совета, сказать, что ты столкнулся с трудностями. На этого почтенного старика можно положиться, он поможет тебе справиться с трудными обстоятельствами.

— Ты не сможешь меня понять! — горячо ответил Карл. — Тебе всё даётся легко! Ты просто сидишь себе за столом, макаешь перо в чернила, и истории сами текут на бумагу! Ты не знаешь, что значит потеть и напрягаться часами, не имея в голове ни одной мысли; или сражаться с материалами, которые крошатся в руках, и с инструментами, которые затупились; или рвать на себе волосы, стараясь найти новый вариант старой темы. Вот что я скажу тебе, Фриц: это чудо, что я не вышиб себе мозги раньше! Что ж, ждать осталось не долго. Завтра утром каждый сможет посмеяться надо мной: «Карл — неумёха, Карл — бездарь! Впервые за сто лет часового ремесла ученик потерпел неудачу!» Только мне всё равно. Я буду лежать на дне реки, подо льдом.

Фриц заставил себя не перебивать Карла, когда он заговорил о трудностях ремесла. Историю написать не легче, чем собрать часы, и она тоже может пойти неправильно, в чём нам предстоит убедиться на собственной истории Фрица уже через пару страниц. И тем не менее Фриц оставался оптимистом, а Карл — пессимистом, и в этом было всё дело.

Кошка Путци, что спала у огня, проснулась, подошла и потёрлась о ноги Карла. Карл злобно отшвырнул её ногой.

— Успокойся, — сказал Фриц.

Но Карл только угрюмо посмотрел на него. Он одним глотком допил пиво и вытер губы, прежде чем поставить кружку на прилавок и потребовать ещё пива. Юная Гретель недоуменно взглянула на Фрица, потому что она была ещё дитя и не знала, можно ли обслуживать гостей в том состоянии, в каком пребывал Карл.

— Принеси ему ещё, — кивнул Фриц. — Бедняга не пьян, он просто несчастен. Не волнуйся, я присмотрю за ним.

Гретель налила Карлу пива, а ученик часовщика зыркнул на неё исподлобья и отвернулся. Фрица встревожило состояние друга, но он не мог больше оставаться рядом с ним, потому что его позвали к себе его покровители.

— Ну что же ты, Фриц! Где твоя история?

— Заработай себе на ужин! Давай! Мы все ждём!

— О чём расскажешь на этот раз? О скелетах или привидениях?

— Надеюсь, про доброе кровавое убийство!

— Нет, я слышал, у него на сей раз что-то другое. Кое-что совсем новое.

— У меня такое чувство, что сегодня история будет пострашнее, чем всё, что мы сами можем вообразить, — изрёк старый лесоруб Йоханн.

Пока посетители заказывали себе ещё по кружечке пива, чтобы прихлебывать во время рассказа, набивали заново трубки и усаживались поудобнее, Фриц подхватил рукопись и занял своё обычное место у печки.

Сказать но правде, Фриц чувствовал себя очень неуютно, не так, как в обычные вечера, отведённые для его историй. Во-первых, из-за того, что поведал ему Карл, а во-вторых, его тревожила тема сочинённого им рассказа, точнее, его начало. Но, в конце концов, дело было вовсе не в Карле. Причина таилась совсем в другом.

(Имелась у Фрица и другая, личная причина для тревоги. Дело в том, что он не успел закончить свою историю. Он отлично справился с началом, оно вышло отменным, но сочинителю никак не приходило в голову, чем же закончить новое произведение. Он решил завести пружину сюжета, заставить его крутиться и придумать конец, когда до него дойдёт дело. Как я вам уже говорил, Фриц был оптимистом.)

— Мы все приготовились и ждём, — провозгласил бургомистр. — Мне не терпится услышать новую историю, даже если у меня волосы встанут дыбом. Как она называется?

— Она называется… — Фриц нервно глянул на Карла. — Она называется «Часовой механизм».

— А-а! Весьма кстати! — воскликнул старый герр Рингельманн. — Ты слышал, Карл? Эта история написана в твою честь, мой мальчик!

Карл взглянул на него исподлобья и опустил глаза в пол.

— Нет, нет, — поспешил ответить Фриц. — Эта история вовсе не про Карла и не про наши городские куранты. Она совсем о другом. Название «Часовой механизм» — случайное совпадение.

— Что ж, приступай, — поторопил его кто-то. — Мы все готовы слушать.

Фриц прочистил горло, разложил свои бумаги и начал читать.

История Фрица

Скажите, не припомнит ли кто из вас необычное происшествие, что случилось несколько лет назад во дворце? Сначала его пытались замять, но некоторые детали вышли наружу, а потом всплыла и вся странная и зловещая история. Рассказывают, что принц Отто, собираясь на охоту, взял с собой маленького сына. Вместе с ними отправился и старый друг королевской семьи барон Штельгратц. Зима стояла студёная, такая же, как сейчас. Они сели в сани, хорошенько закутались, чтобы уберечься от холода, и поехали в охотничий домик, что находился в горах. Назад их ожидали не раньше чем через неделю.

Итак, что же должно было случиться, если спустя всего две ночи часовой, стоявший на карауле у дворцовых ворот, приметил на дороге движение и услышал испуганное конское ржание? Охваченные паникой лошади неслись по направлению к дворцу, словно ветер. Часовому показалось, хоть он и не был в том уверен, что впряжённых в сани лошадей погоняет безумец.

Часовой поднял тревогу, велел зажечь огни, и, когда сани приблизились, стало видно, что это те самые королевские сани, на которых принц отбыл всего две ночи назад. Обезумевшие от ужаса кони несли их по дороге и не собирались останавливаться. Сержант охраны распорядился срочно открыть дворцовые ворота, пока сани не разбились.

Ворота едва успели отворить. Сани ворвались на королевский двор и принялись кружить по нему. Одичавшие от страха лошади не могли остановиться. Бедные животные были покрыты пеной, глаза их дико вращались, и они и дальше тащили бы сани по кругу, если бы одна из них не запуталась в упряжи и не опрокинула их.

На землю упал возница и свёрток, что лежал позади него в санях. Слуги поспешили поднять свёрток и обнаружили в нём маленького принца Флориана, закутанного в меховой ковёр, живого и тёплого. Принц находился в полудрёме.

Что же до возницы…

Когда часовые подошли ближе, они узнали его. Это был не кто иной, как принц Отто! Мёртвый, холодный как лёд, с широко раскрытыми, остекленевшими глазами, он с такой силой сжимал в левой руке вожжи, что их пришлось разрезать, чтобы вынуть из закостеневших пальцев. А его правая рука (это было удивительнее всего!) продолжала двигаться, без конца размахивая кнутом вверх-вниз, вверх-вниз.

Тело принца наскоро прикрыли, опасаясь, что его увидит принцесса, а маленького принца Флориана отнесли к матери, чтобы она убедилась, что он жив и здоров, — Флориан был её единственным ребёнком.

Но что было делать с принцем Отто? Его тело внесли во дворец и послали за королевским лекарем, почтенным старым человеком, окончившим университеты в Гейдельберге, Париже и Болонье и написавшим научный трактат о том, где располагается человеческая душа. Он изучил геологию, гидрологию, физиологию, но никогда в жизни не видел ничего подобного. Мертвец, который не лежит неподвижно! Только представьте себе такое: холодный как лёд, он лежал на мраморной плите, а его правая рука всё хлестала и хлестала несуществующим кнутом несуществующих лошадей, и этому, казалось, не будет конца.

Доктор запер дверь, чтобы слуги ни о чём не прознали, подвинул лампу поближе, наклонился, чтобы рассмотреть тело, и тогда его взгляд привлекла неправильно надетая одежда. Поэтому, стараясь уклониться от движущейся руки, он осторожно расстегнул плащ, меховое пальто, камзол и сорочку и обнажил грудь принца.

Прямо против сердца в груди была глубокая рана, грубо стянутая дюжиной швов. Врач взял ножницы, перерезал стежки и чуть не упал в обморок от изумления, потому что, раздвинув края раны, он не нашёл в груди сердца. Вместо него там оказался маленький часовой механизм — всего несколько шестерёнок, пружин и маховик, деликатно соединённые с венами принца и весело тикающие в такт со взмахами мёртвой руки.

Итак, вам нетрудно себе представить, как крестился доктор и сколько ему пришлось глотнуть бренди, чтобы успокоить нервы. Затем он аккуратно рассек соединения часового механизма с телом, вынул маленькое устройство из груди, и, как только он это сделал, рука мертвеца упала и осталась лежать неподвижно.

* * *

Дойдя до этого места в своей истории, Фриц умолк, чтобы хлебнуть пива и посмотреть, как аудитория принимает его рассказ. Тишина царила мёртвая. Каждый слушатель сидел так тихо, будто сам уже помер, и только широко открытые глаза выдавали огромное напряжение слушателей. Такого успеха у Фрица ещё не было!

Ом перевернул страницу и продолжил чтение.

История Фрица (продолжение)

Итак, лекарь зашил рану на груди принца Отто и велел всем сообщить, что принц скончался от апоплексического удара. Слуги, которые вносили его во дворец, думали иначе. Они были уверены, что видели мертвеца, несмотря на то что у него двигалась рука. Как бы там ни было, официальная версия гласила, что принц Отто перенёс сотрясение мозга и что только его любовь к сыну поддерживала в нём жизнь до тех пор, пока они благополучно не достигли дома. Принца похоронили с пышными церемониями, и подданные шесть месяцев соблюдали траур.

Что до барона Штельгратца, также уезжавшего на охоту, то о его судьбе никто ничего не знал. Всё происшествие было, словно саваном, окутано тайной.

Однако у королевского лекаря появилась догадка. Только один человек мог объяснить, что же случилось на самом деле. И таким человеком был великий доктор Кальмениус из Шатцберга, о котором мало кто слышал, но те, кто его знал, отзывались о нём как о самом умном человеке в Европе. В создании часовых механизмов он не знал себе равных и превзошёл даже нашего дорогого герра Рингельманна. Он умел создавать замысловатые счётные аппараты, которые высчитывали расположение всех звёзд и планет на небе и давали ответы на любые математические вопросы.

Доктор Кальмениус, если бы захотел, мог заработать целое состояние, но его не интересовали ни богатство, ни слава. Его привлекало нечто более глубокое. Он часами просиживал на кладбищах, размышляя над тайнами жизни и смерти. Некоторые говорили, что он состоял в связи с тёмными силами. Никто не знал этого наверняка. Но одно люди знали точно: у него было обыкновение бродить по ночам, волоча за собой маленькие санки, в которых лежал тот таинственный предмет, над которым он в это время работал.

Как он выглядел, этот таинственный ночной философ? Очень высокий и худой человек с длинным носом и выступающим вперёд подбородком. Его глаза горели, словно угли, в глубоких тёмных глазницах, а волосы были длинные и седые. Доктор носил чёрный плащ с опущенным капюшоном, похожим на монашеский; у него был скрипучий голос, а лицо выражало дикое любопытство.

Это был человек, который…

* * *

Фриц умолк.

Он с трудом проглотил слюну, и его глаза обратились к двери. Все невольно проследили за его взглядом. В таверне отродясь не бывало так тихо. Никто не мог пошевелиться, даже вздохнуть, потому что дверная щеколда поднималась.

Дверь медленно отворилась.

На пороге стоял человек в длинном чёрном плаще с опущенным капюшоном, похожим на монашеский. Седые волосы свисали по сторонам его лица, узкого, с длинным носом и выступающим подбородком, а глаза напоминали тлеющие угли в глубоких пещерках, наполненных тьмой.

О, какое зловещее молчание повисло в таверне, стоило незнакомцу войти! У всех присутствовавших перехватило дыхание, рты раскрылись, глаза вылезли из орбит, а когда люди увидели, что пришелец втащил за собой маленькие санки, на которых лежало нечто завёрнутое в холстину, большинство людей поднялись и в ужасе осенили себя крестным знамением.

Пришелец поклонился.

— Доктор Кальмениус из Шатцберга к вашим услугам, — проскрежетал он леденящим душу голосом. — Я проделал за ночь долгий путь и замёрз. Стакан бренди!

Хозяин таверны торопливо наполнил стакан. Чужак осушил его одним махом и протянул вперёд, требуя ещё. Никто так и не пошевелился.

— Здесь очень тихо, — насмешливо сказал доктор Кальмениус, оглядевшись. — Можно подумать, что я приехал к мертвецам!

Бургомистр сглотнул и поднялся.

— Прошу извинить, доктор… э-э… Кальмениус, но дело в том, что…

И бургомистр посмотрел на Фрица, который не мог отвести от Кальмениуса остановившегося от ужаса взгляда. Молодой человек стал белее той бумаги, что сжимал в руке. Глаза вылезли из орбит, волосы встали дыбом, а на лбу выступил холодный пот.

— Да, уважаемый? — переспросил Кальмениус.

— Я… я… — бормотал Фриц, судорожно сглатывая.

Бургомистр перебил его:

— Дело в том, что наш юный друг — сочинитель историй, доктор. Он читал нам одну из своих повестей, как вдруг внезапно вошли вы.

— Ах! Это замечательно! — сказал Кальмениус. — Я с большим удовольствием послушал бы окончание вашей истории, молодой человек. Прошу, пусть вас не смущает мое присутствие, продолжайте, как если бы меня здесь не было.

Короткий вскрик вырвался из горла Фрица. Неожиданным быстрым движением он смял все листки своей рукописи и швырнул их в печь, где они тотчас вспыхнули ярким пламенем.

— Умоляю вас всех, — воскликнул он, — держитесь подальше от этого человека!

И, словно человек, которому явился сам дьявол, он бросился прочь из таверны.

Доктор Кальмениус разразился диким язвительным смехом, при этом ещё несколько добрых горожан последовали примеру Фрица и, побросав свои трубки и кружки с пивом, схватили в охапку шапки и пальто и выбежали на улицу, даже не дерзнув посмотреть пришельцу в глаза.

Герр Рингельманн и бургомистр ушли последними. Старый часовой мастер собирался что-нибудь сказать собрату по ремеслу, но язык его словно одеревенел. А бургомистр раздумывал, приветствовать ли знаменитого доктора Кальмениуса или послать его подальше, но нервы его не выдержали, и два пожилых господина, взяв трости, поспешили прочь как можно скорее.

Маленькая Гретель, вцепившись в своего отца — хозяина таверны, смотрела на происходящее широко открытыми глазами.

— Что ж, — проскрипел доктор Кальмениус, — видно, в этом городке ложатся рано. Я выпью ещё стакан бренди.

Дрожащей рукой хозяин налил ему бренди и выставил Гретель из таверны, ибо компания для ребёнка здесь была неподходящая.

Доктор Кальмениус залпом осушил стакан и велел налить снова.

— Может быть, этот господин присоединится ко мне? — И он обернулся к углу бара.

Карл всё ещё сидел там, не шевелясь. Среди заполошной суеты, с которой горожане покидали таверну, он один не двинулся с места. Его лицо пылало от выпитого и от ненависти к себе самому. Он повернулся к пришельцу, но не смог выдержать его насмешливого взгляда и опустил глаза.

— Принесите моему компаньону стакан, — велел доктор Кальмениус, — а потом можете нас оставить.

Хозяин таверны поставил на стойку бутылку и второй стакан и удалился. Всего пять минут назад в таверне бурлила жизнь, а теперь доктор Кальмениус и Карл остались с глазу на глаз, и в помещении стало так тихо, что Карл мог слышать шёпот огня в печи, несмотря на громкое биение собственного сердца.

Доктор Кальмениус налил в стакан бренди и подтолкнул его к Карлу. Карл молчал. Он выдерживал взгляд незнакомца почти целую минуту, а потом стукнул кулаком по стойке и крикнул:

— Чёрт возьми, чего вы хотите?

— От вас, сэр? Мне от вас ничего не нужно.

— Вы пришли сюда специально, чтобы насмехаться надо мной!

— Насмехаться над вами? Но послушайте, у нас в Шатцберге клоуны гораздо смешнее, чем вы. Неужели я проделал весь этот длинный путь, чтобы посмеяться над молодым человеком, у которого на лице написана глубокая скорбь? Успокойтесь, выпейте бренди! Смотрите веселей! Завтра наступит утро вашего триумфа!

Карл застонал и отвернулся, но насмешливый голос доктора Кальмениуса продолжал:

— Да, появление новой фигуры на знаменитых курантах Глокенхейма — важное событие. Знаете ли вы, что я пытался снять комнату на пяти разных постоялых дворах, прежде чем пришёл сюда, и нигде не нашёл свободного места. Дамы и господа со всей Германии, искусные мастера, специалисты во всех отраслях механики — все они собрались, чтобы увидеть вашу новую фигуру, ваш шедевр! Разве не стоит этому порадоваться? Выпейте, друг мой, выпейте!

Карл схватил стакан и проглотил огненную жидкость.

— Новой фигуры не будет, — пробормотал он.

— Что такое?

— Я сказал, что новой фигуры не будет. Я её не сделал. Я потратил всё своё время зря, а когда стало слишком поздно, я понял, что не могу её сделать. Вот так. Теперь можете надо мной смеяться. Смейтесь!

— Ох, какая неприятность! — серьёзно произнёс доктор Кальмениус. — Я и не собирался над вами смеяться. Я пришёл сюда, чтобы помочь вам.

— Что? Вы? Но как?

Доктор Кальмениус улыбнулся. Словно покрытая пеплом головешка внезапно вспыхнула ярким пламенем, и Карл отшатнулся. Старый господин придвинулся ближе.

— Видите ли, — сказал он, — мне кажется, вы упустили из виду философский смысл нашего ремесла. Вы знаете, как отрегулировать часы и починить церковные куранты, но не приходило ли вам в голову, что наша жизнь — тоже своего рода часовой механизм?

— Я вас не понимаю, — насторожился Карл.

— Мы можем контролировать будущее, мой мальчик, точно так же, как мы заводим механизм в часах. Скажите себе: «Я выиграю гонки, я приду первым», — и вы заведёте пружину будущего, словно часы. Вы не оставите миру выбора, ему придётся повиноваться вам! Разве могут стрелки этих старых часов в углу сами вдруг остановиться? Может ли пружина ваших карманных часов завести себя и пойти в обратном направлении? Нет! У них нет выбора. Выбора нет и у будущего, когда вы сами заведёте его.

— Невозможно, — ответил Карл, чувствуя, как всё сильнее кружится его голова.

— Это же так просто! Чего вы хотите? Богатства? Красивую невесту? Заведите своё будущее, друг мой! Скажите, чего вы хотите, — и оно станет вашим! Слава, власть, богатство — чего вы хотите?

— Вам очень хорошо известно, чего я хочу! — воскликнул Карл. — Мне нужна фигура для башенных часов! Фигура, которую я мог бы показать людям, над которой я трудился всё это время! Та, что позволит избежать позора, ожидающего меня завтра!

— Нет ничего проще, — ответил доктор Кальмениус. — Вы сказали — и вот вам то, чего вы так желали.

И он указал на санки, которые он втащил за собой в таверну. Полозья стояли в подтаявшей снежной каше, и холстина намокла.

— Что это такое? — спросил Карл, внезапно испугавшись.

— Откройте его! Снимите холстину!

Карл неуверенно поднялся на ноги и медленно развязал верёвку, которой была перевязана ткань. Потом стянул холстину.

На санях стояла самая превосходная скульптура из металла, которую ему приходилось видеть. Фигура рыцаря в латах из блестящего серебристого металла, в руках он сжимал острый меч. У Карла перехватило дыхание, он обошёл вокруг рыцаря, рассматривая его со всех сторон. Каждая часть рыцарских доспехов была прикреплена таким образом, что могла плавно двигаться над той, что лежала под ней, а что до меча…

Он тронул его и быстро отдёрнул руку — по пальцам стекала кровь.

— Острый как бритва, — пролепетал Карл.

— Для сэра Айронсоула годится только самое лучшее, — ответил доктор Кальмениус.

— Сэр Айронсоул… Что за прекрасная работа! О, если бы это чудо появилось на башне среди других фигур, моё имя прославилось бы на века! — горько сказал Карл. — А как он двигается? Что он делает? Наверное, он действует благодаря часовому механизму? Или внутри него заключён гоблин? Может быть, даже злой дух, а то и дьявол?

С тихим жужжанием и тиканьем хитроумного механизма фигура пришла в движение. Рыцарь поднял меч и повернул голову в боевом шлеме в сторону Карла, затем сошёл с санок и направился к нему.

— Но что он делает? — испуганно отпрянув, вскрикнул Карл.

Сэр Айронсоул продолжал двигаться. Карл попятился, но фигура упрямо следовала за ним, и, прежде чем ученик часовщика успел скрыться, он оказался загнанным угол, а маленький отточенный рыцарский меч придвигался всё ближе и ближе.

— Что он делает? Его меч очень острый, остановите его, доктор! Заставьте его остановиться!

Доктор Кальмениус просвистал три или четыре такта простой, легко запоминающейся мелодии, и сэр Айронсоул застыл на месте. Остриём своего меча он целился прямиком Карлу в горло.

Ученик часовщика пробрался вдоль стенки мимо застывшей фигуры и упал в кресло, не в силах держаться на ногах от страха.

— Что… кто… как это случилось? Это жуткая штука! Вы остановили её?

— О, я его и не заводил, — ответил доктор Кальмениус. — Это сделали вы.

— Я сделал это? Каким образом?

— Что-то в ваших словах оживило рыцаря. Его механизм настолько точный, так превосходно сбалансирован, что от одного-единственного слова приходит в движение. Малыш такой умный! Стоит ему только услышать заветное слово, и он не остановится до тех пор, пока его меч не проткнёт горло, произнесшее его.

— Какое слово? — со страхом спросил Карл. — Что такого я сказал? Часовой механизм… гоблин… двигаться… работать… дух… дьявол…

И снова сэр Айронсоул задвигался. Он неумолимо развернулся, нашёл Карла и направился прямо к нему. Ученик часовых дел мастера вскочил со стула и спрятался в углу.

— Что такое! — крикнул он. — Остановите его ещё раз, прошу вас, доктор!

Доктор Кальмениус снова посвистел, и фигура застыла на месте.

— Что это за мелодия? — спросил Карл. — Почему он останавливается, услышав её?

— Потому что эта песенка называется «Цветы Лапландии», — ответил доктор Кальмениус. — Она ему нравится, к счастью. Он останавливается, чтобы послушать её, и это запускает маховик в обратную сторону. Вот почему рыцарь замирает. Что за чудо! Какая превосходная работа!

— Я его боюсь.

— Ну, бросьте, успокойтесь! Зачем бояться маленького железного человечка, который любит весёлую песенку?

— Он жуткий и совсем не похож на машину. Он мне не нравится.

— Да как вам не стыдно! Что вы станете делать завтра без этой фигуры? Я с большим любопытством посмотрю на ваш позор.

— Нет! Нет! — в отчаянии умолял Карл. — Я вовсе не хотел… О, я сам не знаю, что я хотел сказать!

— Вы хотите получить рыцаря?

— Да. Нет! — вскричал Карл, ударив кулаком в кулак. — Я не знаю. Да!

— Тогда он ваш, — сказал доктор Кальмениус. — Вы завели пружину своего будущего, мой мальчик! Оно уже начало тикать!

И прежде чем Карл успел передумать, мастер заводных игрушек завернулся в свой длинный плащ, надвинул на лицо капюшон и исчез за дверью вместе со своими маленькими санями.

Карл бросился вслед за ним, но снег шёл так густо, что он ничего не смог разглядеть. Доктор Кальмениус пропал.

Карл вернулся в таверну и бессильно упал на стул. Маленькая фигура стояла в полной неподвижности с воздетым мечом, и её невыразительное металлическое лицо смотрело на молодого ученика часовых дел мастера.

— Это был не человек, — пробормотал Карл. — Ни один человек не смог бы сделать такое. Это был злой дух! Он просто дья…

Карл прихлопнул рог руками и с ужасом посмотрел на сэра Айронсоула, стоявшего неподвижно.

— Я чуть было не произнёс этого слова! — прошептал Карл. — Я не должен забывать о нём… А ещё мелодия… Как там было? Если я смогу её запомнить, я в безопасности…

Он попытался насвистать мотив, но у него пересохло во рту; он попробовал напевать, но его голос срывался. Он вытянул перед собой руки — они дрожали, как сухие листья на ветру.

«Может, если я немного выпью…» — решил он.

Карл налил себе бренди, но больше расплескал на стойку. Он быстро проглотил спиртное.

«Так-то лучше… Что ж, в конце концов, я могу установить рыцаря на куранты. И если я закреплю его в раме, он станет не опасен. Он не сможет выбраться оттуда, какие бы слова он ни услышал…»

Ученик часовщика в страхе огляделся. В таверне царила могильная тишина. Он раздвинул занавески и выглянул в окно, но не увидел на городской площади ни единого огонька. Кажется, весь мир погрузился в сон и только ученик часовщика не спал, да ещё маленькая серебристая фигурка с мечом.

— Да, я это сделаю! — решился Карл.

Он набросил холстину на сэра Айронсоула, торопливо натянул пальто и шапку и поспешил на улицу — нужно было отпереть башню и подготовить куранты.

Пока всё это происходило, ещё одна душа не спала — маленькая Гретель, дочка хозяина таверны. Сон никак не шёл к ней, и всё из-за истории, что рассказывал Фриц. Ей не давало покоя одно место из этой истории. Не часовой механизм в груди мёртвого принца и не покрытые пеной, обезумевшие от страха лошади, которых погонял мёртвый возница. Нет. Она не могла забыть принца Флориана.

Гретель думала: «Бедный маленький мальчик! Он вернулся домой, но каким ужасающим было его возвращение!» Она пыталась вообразить, каких страхов он натерпелся, один-одинёшенек в санях, с мёртвым отцом на облучке. Девочка дрожала под своими одеялами и мечтала утешить маленького принца.

И оттого, что ей не спалось и она замёрзла в своей постели, Гретель решила спуститься вниз и немного посидеть в таверне около печки. Она накинула на плечи одеяло и на цыпочках спустилась по лестнице как раз в тот момент, когда куранты на башне стали бить полночь. В таверне никого, конечно, не было. Огонёк в лампе едва теплился, поэтому она не заметила завёрнутую в холстину фигурку, стоявшую в углу, и присела у печки, чтобы согреть руки.

— Ну и дикая же, доложу я вам, история! — бормотала она себе под нос. — Вот уж не думаю, что нужно рассказывать про такое. Истории о призраках и скелетах — ещё куда ни шло, но на этот раз Фриц зашёл слишком далеко. Все так и подпрыгнули от страха, когда появился тот старик! Как будто Фриц вызвал его, словно духа, из небытия. Как доктор Фауст, якшавшийся с дьяволом…

Холстина тихо упала на пол, и маленькая металлическая фигура повернула голову, взмахнула мечом и начала двигаться по направлению к Гретель.

Часть 2

Когда принц Отто женился на принцессе Марипозе, весь город ликовал: в парках зажигались фейерверки, в танцевальных залах всю ночь гремели оркестры и над всеми крышами развевались флаги и знамёна.

— Наконец-то у нас появится наследник! — радовались люди, опасавшиеся, что правящая династия может угаснуть.

Однако время шло, а детей у принцессы Марипозы и принца Отто всё не было. Супруги советовались с лучшими докторами, но и после этого не дождались ребёнка. Принц с принцессой совершили паломничество в Рим, чтобы получить благословение святейшего папы, однако и это не помогло. И вот однажды, когда принцесса Марипоза стояла во дворце у окна, она услышала перезвон соборных курантов и сказала:

— Я хотела бы иметь ребёнка, звонкого, как колокольчик, и верного, как часы.

И стоило ей произнести эти слова, как она почувствовала, что на сердце у неё стало легко.

Не прошло и года, как у принцессы родился ребёнок. Но, к большому сожалению принцессы и всех подданных, роды протекали трудно и болезненно, и когда младенец сделал свой первый вздох, он не смог сделать второго и скончался на руках у няньки. Принцесса Марипоза об этом не знала, потому что находилась в глубоком беспамятстве, и никто не мог сказать, останется ли она в живых. Что же до принца Отто, он едва не лишился рассудка от гнева. Он вырвал мёртвое дитя из рук няньки и сказал:

— У меня будет наследник, чего бы мне это ни стоило!

Он побежал в конюшню, приказал конюшим оседлать своего самого быстроногого коня и, прижав к груди мёртвого младенца, галопом умчался прочь.

Куда он направлялся? Всё дальше и дальше на север, пока не достиг мастерской доктора Кальмениуса, которая находилась у серебряных рудников Шатцберга. Именно там великий часовых дел мастер создавал свои чудеса — от часов небесной сферы, что показывали положение каждой планеты на грядущие двадцать пять тысяч лет, до крохотных заводных фигурок, которые танцевали, скакали на миниатюрных пони и стреляли из игрушечных луков или музицировали на клавесинах.

— Войдите! — крикнул доктор Кальмениус, услышав стук.

На пороге стоял принц Отто в плаще, на котором ещё белел снег, и протягивал ему мёртвого сына.

— Сделайте мне другого ребёнка! — сказал принц. — Мой сын умер, а его мать находится между жизнью и смертью! Доктор Кальмениус, я приказываю вам сделать ребенка с часовым механизмом внутри, который никогда не умрёт!

Даже принц Отто, обезумевший от горя, не верил, что заводная кукла сможет походить на живого ребёнка, но серебро, которое добывают в Шатцберге, совсем не то же самое, что другие металлы. Оно очень ковкое, мягкое, глянцевитое, и его поверхность лучится подобно лёгкому налёту на крыле бабочки. К тому же для великого часового мастера такое трудное задание оказалось своего рода испытанием его таланта и мастерства, и он не смог отказаться. Пока принц Отто хоронил умершего младенца, доктор Кальмениус принялся за работу — за создание нового маленького принца. Он расплавил руду, получил чистое серебро и выковал его до великолепной тонкости. Он спрял из золота нити тоньше паучьего шёлка и каждую в отдельности соединил с маленькой головкой. Он соединял и подпиливал, он паял и клепал, он скреплял болтами, выверял, налаживал и регулировал, пока небольшая ходовая пружина не стала прочной и тугой, а маленький анкерный механизм на опорах из драгоценных камней не принялся тикать с превосходной точностью.

Когда мальчик с часовым механизмом внутри был готов, доктор Кальмениус отдал его принцу Отто, и тот осторожно и тщательно осмотрел его. Малыш дышал, двигался, улыбался и даже, благодаря секретам ремесла, был тёплым. Он был как две капли воды похож на умершего ребёнка. Принц Отто закутал младенца в свой плащ и вернулся во дворец, где передал его с рук на руки принцессе Марипозе. Принцесса открыла глаза, и радость при виде малыша, живого и здорового, как она думала, вернула её с края могилы к жизни. С младенцем у груди принцесса выглядела очень миловидно; она всегда думала, что это ей пойдёт.

Мальчика назвали Флорианом. Прошёл год, второй, третий, маленький мальчик подрастал, всеми любимый, счастливый, крепкий и разумный. Принц учил его ездить на маленьком пони, стрелять из лука. Мальчик танцевал, подбирал мелодии на клавесине, рос, креп, становился всё веселее и жизнерадостнее.

Однако на пятом году жизни у маленького принца начали замечать тревожные признаки заболевания. В суставах появилась болезненная скованность, его постоянно знобило, а личико, обычно такое живое и выразительное, застыло и стало похоже на маску. Принцесса Марипоза очень переживала и дошла до отчаяния, потому что маленький принц больше не казался таким очаровательным рядом с ней, как прежде.

— Разве вы не можете ничего сделать, чтобы вылечить его? — настойчиво требовала она у королевского лекаря.

Лекарь простукал грудь мальчика, осмотрел его язык, посчитал пульс. Ничто не напоминало обычные детские болезни. Если бы лекарь не знал, что принц — маленький мальчик, он сказал бы, что у него внутри что-то заедает, как в заржавевших часах. Но не мог же он сказать об этом принцессе Марипозе!

— Волноваться не о чем, — утешал он принцессу. — Это состояние известно в медицинской практике как воспалительное окисление. Давайте ему по две ложки рыбьего жира три раза в день и растирайте грудь лавандовым маслом.

Единственным человеком, который догадывался об истинной причине болезни, был отец мальчика. Вот почему принц Отто снова отправился на серебряные рудники Шатцберга и постучал в дверь мастерской доктора Кальмениуса.

— Войдите! — крикнул часовых дел мастер.

— Принц Флориан заболел, — сообщил принц Отто. — Что мы можем сделать?

Принц описал симптомы, и доктор Кальмениус пожал плечами.

— Свойство всех часовых механизмов — приходить в негодность, — ответил он. — Его ходовая пружина должна была ослабнуть, анкерный механизм забился пылью. Я скажу вам, что произойдёт вслед за этим: его кожа затвердеет и растрескается сверху донизу, обнажив под собой мёртвый, заржавевший металлический механизм. Он никогда больше не заработает.

— Но почему вы не сказали мне, что это рано или поздно случится?

— Вы так спешили, что даже не спросили ни о чём.

— Можете ли вы завести его снова?

— Это невозможно.

— Но что же нам делать? — в отчаянии и гневе вскричал принц Отто. — Неужели на свете нет ничего, что спасло бы ему жизнь? Я обязан иметь наследника! От этого зависит существование королевской династии!

— Есть только один способ, — отвечал доктор Кальмениус. — Принц умирает, потому что у него нет сердца. Найдите для него сердце, и он будет жить. Но я не знаю, где вы отыщете сердце в хорошем состоянии, с которым его обладатель захочет расстаться. Кроме того…

Но принц Отто уже умчался. Он не задержался, чтобы дослушать то, что собирался сказать ему доктор Кальмениус. Такое нередко случается с принцами — им нужны быстрые решения, а не те, что требуют времени и больших усилий, чтобы их осуществить. А часовых дел мастер хотел сказать вот что: «То сердце, что ему достанется, необходимо беречь». Но вполне возможно, что принц Отто всё равно ничего бы не понял.

Он поскакал во дворец, обдумывая слова доктора Кальмениуса. Какое жестокое решение! Чтобы сохранить сына, он должен принести в жертву другого человека! Что делать? Кого просить о такой великой жертве?

И тут он вспомнил о бароне Штельгратце.

Конечно! Никого лучше ему не найти. Барон Штельгратц — старый, преданный советник, честный, храбрый человек и настоящий друг. Маленький принц любил его, они с бароном частенько целыми часами играли в солдатики, устраивая настоящие сражения. Старый, добрый вельможа учил мальчика правильно держать меч, стрелять из пистолета и рассказывал о повадках обитателей леса.

Чем больше принц Отто думал об этом, тем больше понимал, что лучшего выбора быть не может. Барон Штельгратц будет счастлив отдать своё сердце династии. Однако пока говорить ему об этом не следовало. Необходимо подождать, когда они прибудут в мастерскую доктора Кальмениуса. Там он сам поймёт важность такого решения.

Примчавшись обратно во дворец, принц Отто увидел, что маленькому принцу стало совсем плохо. Он почти не мог ходить, то и дело неуклюже падал, а его голос, прежде полный жизни и веселья, всё больше напоминал звучание заводной музыкальной шкатулки. Он мало говорил, зато напевал несколько песенок, одних и тех же, снова и снова. Стало ясно, что жить ему оставалось недолго.

Поэтому принц Отто пошёл прямо к принцессе и убедил её в том, что несколько дней, проведённых на охоте, в активных упражнениях на свежем лесном воздухе, вернут мальчику силы и здоровье. Более того, сказал принц, с ними поедет барон Штельгратц. В компании барона с Флорианом не случится ничего плохого.

Принц Отто хорошенько укутал мальчика, усадил его в сани рядом с бароном Штельгратцем, и они отправились в путь.

Когда они ехали через лес, совсем стемнело, и тут на сани напала стая волков.

Обезумевшие от голода огромные серые твари выскочили из-за деревьев и набросились на лошадей. Принц Отто яростно хлестал кнутом, и сани рванулись вперёд, но и волки не отставали.

Принц Флориан сидел рядом с бароном, вцепившись в край саней, и с ужасом смотрел, как их настигает волчья стая. Барон Штельгратц истратил все патроны, стреляя в исходящих слюной хищников, но так и не смог их отпугнуть. На ухабистой дороге сани бросало из стороны в сторону, в любой момент они могли сломаться, и тогда путникам не избежать гибели.

— Ваше высочество! — крикнул барон. — Остается только один способ спасти вас, и я всем сердцем готов это сделать!

С этими словами добрый старый друг бросился с саней в волчью стаю. Он принёс себя в жертву, спасая друзей.

Волки тут же набросились на него и разорвали на части, а сани продолжали нестись по молчаливому лесу, оставив рычащую, воющую стаю далеко позади.

Что же теперь делать принцу Отто?

Его ответом было: вперёд, только вперёд! Оставалось надеяться только на то, что он сможет отыскать одинокого охотника или лесоруба и впоследствии щедро вознаградить его семью. Но на пути ему не встретилось ни одного человека. За спиной принца Отто одинокий маленький мальчик, закутанный в меха, съёжился в санях, застывая, замирая и с каждой минутой всё больше превращаясь в сломанную заводную игрушку. Порой резкое движение саней вытряхивало из него коротенькую мелодию, но говорить он уже не мог.

Наконец они добрались до серебряных рудников Шатцберга и вошли в мастерскую доктора Кальмениуса.

Оставалось единственное решение. Принц Отто понял, что должен пожертвовать собой, и был готов к этому поступку. Династия превыше всего: она важнее, чем счастье, чем любовь, чем истина, чем мир, чем честь, и гораздо важнее, чем его жизнь. Ради будущей славы королевской династии принц Отто отдаст своё сердце хладнокровно, фанатично и гордо, как поступил бы любой настоящий принц.

— Вы вполне уверены, что хотите именно этого? — спросил доктор Кальмениус.

— Не спорьте со мной! Выньте моё сердце и поместите его в грудь моего сына! Моя смерть не имеет значения, если династия будет жить!

Теперь главной трудностью стало не сердце, а возвращение: как сможет мальчик доехать до дома в одиночку? Поэтому за отдельную плату доктор Кальмениус согласился частично оживить мёртвое тело принца Отто, чтобы оно выполнило одну небольшую задачу — управляло санями весь обратный путь до дворца.

Операция состоялась. Сердце принца Отто, извлечённое из груди при помощи хитроумных инструментов, переместилось в ослабевшее, угасающее тело серебряного мальчика. Немедленно яркий, здоровый румянец сменил металлическую бледность принца Флориана, глаза его открылись, и живая сила разлилась по его членам. Мальчик ожил.

Тем временем доктор Кальмениус смастерил несложный заводной механизм, который должен был занять место сердца в груди принца Отто.

Механизм был весьма примитивный: если его завести, он заставит тело мертвеца править санями до самого дворца. Это всё, на что он способен. Но завода должно было хватить на долгое, долгое время. Даже если бы тело принца Отто оказалось на другом конце света, оно немедленно двинулось бы к дому. И пусть бы плоть истлела и отвалилась от костей, оно не остановилось бы и через много лет и скелет с тикающим под рёбрами часовым механизмом доставил бы сани на королевский двор.

Доктор Кальмениус, хорошенько укутав спящего принца Флориана, уложил его в сани, вложил кнут в мёртвую руку его отца, который тотчас принялся стегать лошадей, и те, покрывшись пеной от страха, начали свой бешеный галоп в сторону дворца.

Возвращение домой получилось страшным и диким. Вы, должно быть, слышали рассказ о том, как сани въехали в ворота дворца и как королевский лекарь обнаружил у принца Отто заводное сердце. Слуги шептались о мертвеце, рука которого двигалась без устали и никак не останавливалась. Слухи и домыслы сновали из дворца в город и обратно, словно челноки в ткацком станке. Так была соткана история о мертвецах и призраках, о проклятиях и дьяволе, о смерти и оживших часовых механизмах. Но никто не знал всей правды.

Прошло время. Стали искать барона, объявили траур по принцу Отто, рыдающая принцесса Марипоза в своём изящном траурном наряде вызывала всеобщее умиление, а принц Флориан подрастал. Прошло ещё пять лет, и все только и говорили о том, как красив маленький принц, как он весел и добросердечен, как всем повезло, что династию продолжит такой замечательный наследник.

Однако настала зима, и к десятилетнему принцу вернулись пугающие симптомы. Флориан жаловался на боль в суставах, скованность в руках и ногах, на постоянный озноб. Его голос потерял человеческую выразительность и приобрёл звучание музыкальной шкатулки.

Снова, как и в предыдущий раз, придворный лекарь был сильно озадачен.

— Принц унаследовал этот недуг от своего батюшки, — заключил он. — В этом не может быть сомнений.

— Но что это за болезнь? — спросила принцесса Марипоза.

— Конгенитальная слабость сердца, — изрёк лекарь, напустив на себя самоуверенный вид. — Обычно сопровождается воспалительным окислением. Но, если вы помните, ваше высочество, в прошлый раз мы излечили его при помощи активных упражнений в лесу. В чём принц Флориан нуждается, так это в недельном отдыхе в охотничьем домике.

— Но в прошлый раз он уезжал вместе с отцом и бароном Штельгратцем, и вы помните, чем всё это закончилось!

— Медицинская наука за последние годы сделала большой шаг вперёд, — сообщил лекарь. — Не бойтесь, ваше высочество. Мы организуем охотничью поездку для маленького принца, и он вернётся домой пышущий здоровьем. Так же, как и в прошлый раз.

Но оказалось, что придворные гораздо меньше верили в достижения медицинской науки. Просто все они помнили, что случилось в прошлый раз, и ни один из них не захотел участвовать в рискованной поездке через лес — даже ради спасения принца Флориана. Один жаловался на подагру, у другого была назначена срочная встреча в Венеции, третий должен был навестить старую бабушку в Берлине, и так далее, и тому подобное. О поездке самого королевского лекаря и речи быть не могло — он в любую минуту мог понадобиться во дворце, чтобы оказать неотложную помощь. И принцесса Марипоза не могла уехать, потому что зимний воздух был очень вреден для её здоровья.

В конце концов, не найдя никого, позвали одного из конюших и предложили ему десять серебряных монет за то, чтобы он отвёз принца Флориана в охотничий домик.

— Плата вперёд? — уточнил конюх, потому что слышал историю о том, что случилось в прошлый раз, и хотел быть уверенным, что получит деньги, даже если дело примет дурной оборот.

Пришлось уплатить вперёд, и конюх усадил закутанного принца Флориана в сани и стегнул лошадей. Принцесса Марипоза помахала платочком из окна, глядя на уезжающего принца.

Когда они проехали часть пути через лес, конюх подумал: «Кажется, этот ребёнок не доживёт до завтрашнего дня, он так плохо выглядит. А если я вернусь назад и скажу, что он помер, меня, конечно, накажут. С другой стороны, с десятью серебряными монетами и этими санями я сумею пересечь границу и начать свой собственный бизнес. Куплю маленькую гостиницу, может, подыщу себе жену и заведу собственных детей. Да, так я и сделаю. Этого маленького мальчика ничто не спасёт. Я сделаю для него доброе дело, не правда ли? Это милосердие, вот как это называется».

Поэтому он остановил сани на перекрёстке и высадил принца Флориана.

— Ступай, — сказал ему конюх. — Давай, ты теперь сам по себе. Я больше не могу за тобой присматривать. Пройдись хорошенько. Разомни ноги. Ну, иди.

А сам уехал.

Принц Флориан послушно зашагал. Его ноги двигались плохо, дорогу занесло снегом, но мальчик все шёл, пока не увидел за поворотом маленький городок. В тишине при лунном свете куранты на городской башне начали отзванивать полночь.

В окнах таверны мерцал неясный свет, старая чёрная кошка пристально смотрела на него из полутьмы. Принц Флориан добрёл до двери и открыл её. Не способный больше говорить, он вежливо начал вызванивать последнюю оставшуюся у него песенку.

Часть 3

Сэр Айронсоул издал жужжание и, щёлкнув, остановился. Его меч замер в нескольких сантиметрах от горла маленькой Гретель. Песенка принца мелодично прозвенела на всю комнату.

Гретель, парализованная ужасом перед сэром Айронсоулом и его мечом и изумлённая появлением принца, только таращила на него глаза.

— Откуда ты взялся? — спросила она. — Ты маленький принц из сказки? Я думаю, что так и есть. Но как ты замёрз! А это кто? У него такой острый меч! Он мне ужасно не понравился. Ох, что же мне делать? Я чувствую, что должна что-то сделать, но не знаю, что именно!

Помощи ждать было неоткуда. Перед ней стояли две маленькие фигурки: одна — сама жестокость, другая — сама доброта. Гретель ласково прикоснулась к щеке принца и почувствовала, как она холодна. Но прикосновение девочки ненадолго пробудило что-то в механизме принца, и он посмотрел ей в глаза и улыбнулся.

— Ах ты бедняжка! — воскликнула Гретель.

Принц разомкнул губы и пропел одну-две ноты.

— Я знаю, в чём дело, — ответила Гретель. — Ты нездоров. А этот рыцарь мне нисколечко не нравится, и я не хочу оставлять тебя с ним наедине. Зато я знаю, кто во всём виноват. Эту историю придумал Фриц. Если бы мне только разузнать, чем она заканчивается…

Она заглянула в печку, куда Фриц швырнул листки бумаги, на которой записал свою историю. Гретель подумала, что все они сгорели, но на всякий случай пошарила на полу и нашла один не сгоревший листок рукописи.

Она подняла его и разгладила. Это оказалась та самая страничка, которую Фриц читал, когда в таверну вошёл незнакомец. Вот что прочитала Гретель:

Очень высокий и худой человек с длинным носом и выступающим вперёд подбородком. Его глаза горели, словно угли в глубоких тёмных глазницах, а волосы были длинные и седые. Доктор носил чёрный плащ с опущенным капюшоном, похожим на монашеский; у него был скрипучий голос, а лицо выражало дикое любопытство.

Это был человек, который…

И ни слова больше. История на этом обрывалась.

«Именно в этот момент он и вошёл!» — вспомнила Гретель. Но тут она увидела ещё несколько слов, нацарапанных в самом низу страницы, и, нагнувшись поближе к бумаге, смогла их разобрать.

Это невозможно! Как я смогу написать окончание этой истории? Придётся сделать это, когда приду в таверну, и надеюсь, что у меня получится хорошо. Если я доведу историю до счастливого конца, дьявол может завладеть моей душой!

Глаза Гретель расширились, от страха она прикусила губу. Люди не должны говорить таких вещей!

— Что ж, — решила она, — Фриц эту историю начал, и я заставлю его закончить её. Ты сиди здесь и грейся, принц Флориан, если это действительно ты, а я пойду и заставлю Фрица действовать. Он единственный, кто может всё исправить.

Она накинула пальто и направилась к дому, где поселился Фриц-сочинитель.

* * *

Тем временем Карл подготавливал место в механизме больших башенных часов, предназначенное для его творения. Лихорадочно возбуждённый, он торопливо спустился по лестнице с башни, пересёк площадь и вошёл в таверну. Старая кошка Путци всё ещё сидела снаружи на подоконнике, вылизывая лапы, прочищая ими уши, и всё при этом примечала. На улице стоял холод, и кошка раздумывала, не пойти ли поспать у тёплой печки.

Но Карл её не заметил. Не кошки занимали его мысли. Он потихоньку притворил за собой дверь и замер от испуга — холстина валялась на полу, а сэр Айронсоул с воздетым мечом стоял в другом конце комнаты.

Сердце Карла пропустило один удар. Может, кто-то вошёл в таверну и потревожил маленького рыцаря? Не увидев поблизости никого с перерезанным горлом, Карл задумался, почему фигура передвинулась. Он огляделся по сторонам и увидел маленького принца, который сидел в кресле и учтиво смотрел на вошедшего. Тысяча страхов рябью пробежала по коже Карла.

Он открыл было рот, чтобы заговорить, как вдруг понял, что ребёнок неживой. Просто ещё одна заводная фигура, такая же, как сэр Айронсоул! И намного более тонко сделанная, если присмотреться. Карл подошёл ближе и наклонился к принцу. Волосы из тончайшей золотой проволоки, отлив на серебряных щеках, словно на крыле бабочки, глаза — ярко-голубые драгоценные камни, смотревшие на него как живые!

Только доктор Кальмениус мог создать подобное чудо. Он, должно быть, принёс его для Карла. Что может делать эта фигура?

Карл поднял руку принца с колен. Выдав маленький проблеск энергии, принц Флориан пожал Карлу руку и пропел несколько нот. У Карла волосы встали дыбом, и в голову ему пришла идея. Почему бы не установить в башенных часах эту фигуру вместо сэра Айронсоула? Она тщательнее отделана, к тому же милый маленький мальчик, который поёт приятный мотивчик, станет куда популярнее среди народа, чем рыцарь без лица, не умеющий ничего, кроме как угрожать зрителям мечом.

И тогда он сможет оставить сэра Айронсоула себе.

А потом… О, каким галопом понеслись его мысли! Он сможет путешествовать по миру. Станет знаменитым, будет показывать рыцаря и устраивать представления.

У Карла голова пошла кругом при мысли о том, как можно использовать металлического рыцаря. С сэром Айронсоулом он сможет красть золото. Ему, ученику часовщика, будут принадлежать несметные сокровища, если у него окажется тайный сообщник, который готов хладнокровно убить любого и который никогда не подведёт! Всё, что требуется от него самого, — так это вынудить жертву произнести слово «дьявол» и оставить сэра Айронсоула выполнять свою задачу. Он, Карл, в это время может преспокойно играть где-нибудь поблизости в карты с дюжиной свидетелей или даже находиться в церкви в окружении верующих. И никто ни о чём не догадается!

Он так разволновался, что перестал понимать, что хорошо, а что плохо. Церковь, его мать и отец, брат и сестра, герр Рингельманн, добрые намерения — всё было вытеснено из его сердца во тьму, а перед мысленным взором маячили только богатство и власть, которыми он завладеет, если воспользуется способностями сэра Айронсоула.

И, боясь передумать, Карл побыстрее набросил на рыцаря холстину, схватил под мышку застывшую фигуру принца Флориана и бросился к часовой башне.

* * *

В это время Гретель пробиралась сквозь метель к дому, где снимал комнату Фриц. Ещё с другого конца улицы она рассмотрела, что в доме все окна тёмные, кроме одного, на чердаке, где Фриц частенько работал по ночам. Ей пришлось долго стучать, прежде чем хозяйка дома, ворча, отперла ей дверь.

— Кто там? Чего тебе нужно среди ночи? Ах, это ты, дитя! Что привело тебя сюда?

— Мне нужно поговорить с герром Фрицем! Это очень важно!

Нахмурив брови, старуха посторонилась и проворчала:

— Да, слышала я про заварушку в таверне. Сочинять такие опасные истории! Пугать людей! Буду рада, если он уедет. По правде сказать, я сама хотела с ним поговорить. Ступай, дитя, на самый верх. Нет, эта свеча у меня последняя, она нужна мне самой. У тебя молодые, вострые глазки, ты и так дорогу найдёшь.

Гретель поднялась на четыре лестничных марша, один темнее и уже другого, и наконец оказалась у крохотной каморки, из-под двери которой выбивалась полоска света. Она постучала, и нервный голос ответил:

— Кто там? Чего надо?

— Это Гретель, герр Фриц. Из таверны! Мне нужно с вами поговорить!

— Входи, если ты одна…

Гретель отворила дверь и при свете закопчённой лампы увидела Фрица, который пачку за пачкой засовывал бумаги в кожаный саквояж, и без того распухший от одежды и книг. На столе стояла бутылка сливовицы. Фриц давно к ней прикладывался, что было видно по его лицу: глаза лихорадочно горят, щёки пылают, волосы растрёпаны.

— Что такое? — спросил он. — Чего тебе нужно?

— История, что ты рассказывал сегодня… — начала было Гретель, но молодой человек не дал ей закончить фразу, закрыл руками уши и неистово затряс головой:

— Не говори мне о ней! Лучше бы я никогда её не начинал! Лучше бы я вообще никогда в жизни ничего не сочинял!

— Но ты должен меня выслушать! — настаивала Гретель. — Может случиться что-то ужасное, и я не знаю, что именно, потому что ты не дописал свой рассказ!

— Откуда ты знаешь, что не дописал?

Девочка протянула Фрицу найденный листок бумаги. Он застонал и спрятал лицо в ладонях.

— Стонами делу не поможешь, — продолжала Гретель. — Ты должен закончить свою историю правильно. Что случится дальше?

— Я не знаю! — вскричал он. — Первую часть я увидел во сне. Она была такая необычная и ужасная, что я не смог удержаться и записал её, а потом выдал за свою… Но я даже подумать не могу о продолжении!

— Как же ты хотел поступить, дойдя до этого места?

— Придумать конец, разумеется! — ответил Фриц. — Я и прежде так поступал. Я часто так делаю. Люблю рисковать, понимаешь? Начинаю рассказывать историю, не имея понятия, что случится в конце, и, добравшись до него, на ходу выдумываю финал. Иногда получается даже лучше, чем когда история написана от начала до конца. Я был уверен, что и с этой справлюсь. Но когда дверь открылась и вошёл старик, меня охватила паника… О, лучше бы я её не начинал! Никогда больше не стану сочинять истории!

— И всё-таки ты должен рассказать окончание этой истории, — настаивала Гретель, — иначе случится что-нибудь ужасное. Ты должен это сделать.

— Я не могу!

— Ты должен!

— Я не сумею.

— Тебе придётся это сделать!

— Это невозможно, — метался Фриц. — Я больше не могу ею управлять. Я завёл её, как часы, она пошла и должна закончиться сама собой. Я умываю руки. Я уезжаю!

— Ты не можешь уехать! Куда ты собрался?

— Всё равно куда! Берлин, Вена, Прага — чем дальше, тем лучше!

Он налил себе ещё стакан сливовицы и проглотил её одним махом.

Гретель тяжело вздохнула и пошла прочь.

* * *

Пока девочка нащупывала тёмные ступени на постоялом дворе, где жил Фриц, Карл вернулся в таверну. Он отнёс маленького Флориана на часовую башню и привязал его к раме, не обращая внимания на слабое сопротивление принца и музыкальные мольбы о милосердии. Когда настанет утро, бесподобное творение Карла должно быть выставлено на всеобщее обозрение. И все станут поздравлять Карла, герр Рингельманн вручит ему свидетельство о получении профессии, и его примут в кружок часовых дел мастеров. А потом он вместе с сэром Айронсоулом уедет из города в большой мир и будет следовать своим путем, на котором его ожидают власть и богатство!

Но когда он открыл дверь таверны, чтобы забрать маленького рыцаря и спрятать его у себя в комнате, его сковал ужас. Он застыл на пороге, боясь и не имея воли войти. И снова он не обратил внимания на кошку Путци, которая спрыгнула с окна, увидев открытую дверь. Не стоит быть суеверными по отношению к кошкам, но они наши друзья, и их нельзя не замечать. Было бы лучше, если бы Карл вежливо позволил старой кошке потереться головой о его пальцы, но Карл был слишком заведён, чтобы помнить о вежливости. Поэтому он не заметил, как кошка за ним по пятам пробралась в дом.

Наконец Карл собрался с духом и вошёл. Как тихо было в таверне! И как веяло злом от фигуры под холстиной! А кончик его меча — как ужасно он остёр! Так остёр, что уже проколол холст и поблёскивает в свете лампы…

Угли, догоравшие в печи, бросали неяркий алый отблеск на пол, что заставило Карла нервно вздрогнуть. Красный отсвет навёл его на мысль о вечном пламени преисподней и чёрте. Он даже вспотел и вытер лоб.

Тут высокие напольные часы, что стояли в углу, зажужжали и заскрипели, готовясь пробить час. Карл подскочил, словно его застали на месте преступления, но потом расслабился и прислонился к столу, слушая оглушительные удары собственного сердца.

— Я этого не вынесу! — произнёс он. — Ведь я не сделал ничего дурного! Тогда почему я так встревожен? Чего мне бояться?

Услышав его слова, кошка Путци решила, что наконец появился тот, кто даст ей немного молока, если его хорошенько попросить. Поэтому кошка вспрыгнула на стол и потёрлась о руку Карла.

Почувствовав её прикосновение, Карл в испуге обернулся и увидел чёрную кошку, возникшую из ниоткуда. Естественно, это стало последней каплей для взбудораженного молодого человека. Он отскочил от стола с криком ужаса:

— Ой! Что за дьявол?..

Он тут же зажал себе рот руками, словно хотел запихнуть слова обратно. Но было слишком поздно. Металлическая фигура в углу комнаты пришла в движение. Холстина сползла на пол, сэр Айронсоул поднял меч ещё выше и повернул свой шлем, пока не обнаружил съёжившегося от страха Карла.

— Нет! Нет! Остановись… подожди… песенка… Дай мне насвистеть песенку…

Но во рту у него пересохло. Обезумев от страха, он пытался облизнуть губы сухим языком. Бесполезно! Он не смог выдавить из себя ни звука. Маленький рыцарь с острым мечом подступал всё ближе и ближе, а Карл пятился, силясь насвистеть, напеть мелодию, но единственное, что у него вырвалось, — крик и рыдание, а рыцарь был уже совсем близко.

* * *

Вернувшись в таверну Гретель услышала, что внутри мяукает Путци, и, открыв дверь, сказала:

— Как ты сюда вошла, глупая кошка?

Путци пулей пролетела мимо Гретель и не остановилась, чтобы позволить себя приласкать. Затворив дверь, девочка огляделась, ища принца. И тут её глазам представилось ужасное зрелище, от которого она задрожала и схватилась за сердце. Посреди комнаты, опустив меч, стоял сэр Айронсоул в сияющем шлеме. Конец меча был погружён в горло ученика часового мастера, лежащего на полу.

Гретель едва не лишилась чувств, но она отличалась храбростью и разглядела, что держит в руке мёртвый Карл. Он сжимал тяжёлый железный ключ от башенных часов. Голова её шла кругом, но Гретель смогла понять часть того, что произошло, и догадалась, что Карл сделал с принцем. Она взяла из его руки ключ и, выскочив из таверны, бросилась бегом через площадь к огромной тёмной башне.

Гретель повернула ключ в замке и начала взбираться по лестнице во второй раз за ночь, но здесь ступени были выше и круче, чем на постоялом дворе у Фрица. И ещё здесь было темнее, в воздухе посвистывали летучие мыши и ветер завывал в огромных колоколах, зловеще раскачивая их верёвки.

Но девочка поднималась всё выше и выше, пока не добралась до первого помещения для часов, где располагалась самая старинная и самая простая часть механизма. В темноте она нащупывала путь в обход огромных шестерёнок, толстых канатов, неподвижных металлических фигур святого Вольфганга и дьявола, но не находила принца. Поэтому она полезла выше. Гретель на ощупь отыскала фигуру архангела Михаила, который своими доспехами напомнил ей сэра Айронсоула, и девочка быстро отдёрнула руки. Затем она почувствовала под рукой край фигуры в длинной мантии и стала ощупывать руками лицо, пока не догадалась, что это не лицо, а череп самой Смерти, и девочка снова испуганно отшатнулась.

Чем выше она поднималась, тем больше шума производили часы: тиканье и постукивание, щелчки и треск, жужжание и рокот. Она перелезала через подпорки, рычаги, цепи и шестерни, и чем дальше она шла, тем больше ей казалось, что она сама становится частью часового механизма. И всё время она вглядывалась в темноту, ощупывала окружающие предметы и напряжённо прислушивалась.

Наконец Гретель пробралась через люк в самый верхний отсек и увидела, что серебристый свет луны сияет на столь сложном сплетении механических частей, что она ничего в них не могла понять. В тот же миг она услышала коротенький мелодичный перезвон. Это принц звал её.

Ослепнув от яркого лунного света, Гретель моргала и тёрла глаза. И вот из последних силёнок своего заводного механизма принц Флориан запел, словно соловей.

— Бедный мальчик, ты совсем замёрз! Как туго Карл прикрепил тебя, я не могу справиться с болтами. Какой он жестокий! Он хотел оставить тебя здесь и убежать, я уверена. Что с тобой случилось, принц Флориан? Я знаю, ты расскажешь мне, когда сможешь. Наверное, ты болен, в этом всё дело. Думаю, тебя нужно согреть. Ты слишком замёрз, но это не удивительно, если посмотреть, что с тобой сделали. Ничего! Раз я не могу спустить тебя вниз, я останусь здесь с тобой. Посмотри, я заверну нас обоих в своё пальто. Конечно, я считаю, что нам лучше отсюда выбраться. У нас такое случилось! Ты не поверишь! Я не стану тебе сейчас рассказывать, потому что тогда ты не сможешь заснуть. Обещаю, что утром расскажу тебе всё. Тебе удобно, принц Флориан? Если не хочешь, можешь не отвечать, просто кивни головой.

Принц Флориан кивнул. Гретель поплотнее укутала его в пальто и вскоре заснула, обнимая мальчика. Последней её мыслью было: «Он становится теплее, я уверена в этом. Я это чувствую!»

Настало утро. По всему городу и местные жители, и приезжий народ одевались, поспешно доедали завтрак, с нетерпением предвкушая, как увидят новую фигуру на знаменитых башенных часах.

Засыпанные снегом крыши сверкали и искрились на фоне ярко-голубого неба, по улицам поплыл запах поджаренных зёрен кофе и свежеиспечённых булочек. А когда стрелки часов приблизились к десяти, по городу поползли странные слухи: ученика часовых дел мастера нашли мёртвым! Хуже того — его убили!

Полиция призвала герра Рингельманна, чтобы тот опознал тело. Старый часовщик был потрясён и растерян, увидев своего ученика мёртвым.

— Бедный парень! Этот день должен был принести ему славу! Что могло произойти? Какое несчастье! Кто мог совершить такое ужасное злодеяние?

— Вы узнаёте эту фигуру, герр Рингельманн? — спросил сержант. — Вот этого заводного рыцаря?

— Нет, я никогда прежде его не видел. Это кровь Карла на его мече?

— Боюсь, что так. Как вы думаете, мог Карл изготовить эту фигуру?

— Нет! Конечно, нет! Фигура, которую изготовил Карл, уже наверху, в башенных часах. Вы же знаете, сержант, нашу традицию: он должен был установить свою новую фигуру в часах в последний вечер своего ученичества, как в своё время это сделал я. Карл был хорошим парнем; я уверен, что он сделал всё как полагается, и через минуту-другую мы с вами сможем увидеть его творение. Какое грустное событие! А ведь сегодняшнего дня все так ждали! Новой фигуре придётся стать посмертным памятником бедняге Карлу.

Всё шло неладно в это утро. Хозяин таверны был в отчаянной тревоге, потому что пропала Гретель. Что с ней могло случиться? Весь город был охвачен беспокойством. У стен таверны начала собираться толпа, все смотрели, как полицейские выносили на носилках мёртвое тело Карла, накрытое куском холста. Но длилось это недолго, потому что было уже почти десять часов и приближался момент появления новой механической фигуры.

Все взоры обратились вверх. Из-за странных обстоятельств смерти Карла любопытство присутствующих разыгралось больше обычного, и площадь была так забита народом, что не видно было ни одного камня на её мостовой. Люди сгрудились плечом к плечу, и все лица были обращены вверх, словно головки цветов к солнцу.

Часы начали бить. Древний механизм зажужжал, заскрипел и начал звонить. Первыми появились уже знакомые фигуры, они кивали, жестикулировали или просто поворачивались на своих подставках. Там был святой Вольфганг, прогоняющий дьявола, архангел Михаил в блистающих доспехах и фигура, которую сделал герр Рингельманн по окончании своего обучения много лет назад: маленький мальчик выскакивал, показывал Смерти нос, прищёлкивал пальцами и исчезал.

И вот наконец появилась новая фигура.

Но фигура была не одна, их оказалось две: двое спящих ребятишек, девочка и мальчик, такие живые и прекрасные, что совсем не походили на рукотворные украшения для курантов.

Вздох удивления пронёсся над толпой, когда две маленькие фигурки, освещённые утренним солнцем, зевнули, поднялись на ноги и посмотрели вниз, вцепившись друг в дружку от страха, а потом засмеялись и принялись болтать, указывая на достопримечательности, окружавшие площадь.

— Шедевр! — крикнул кто-то в толпе.

И второй голос подхватил:

— Самые лучшие из всех фигур!

К ним присоединились другие голоса:

— Работа гения!

— Несравненно!

— Словно живые! Посмотрите только, как они машут нам руками!

— Никогда в жизни не видел ничего подобного!

Однако герра Риигельманна охватили сомнения. Он вышел вперёд, прикрыв глаза от яркого солнца. И тут хозяин таверны, вместе со всеми смотревший на чудо, догадался, кто стоит наверху, и вскрикнул от радости:

— Это моя Гретель! Она жива! Гретель, стой, не шевелись! Мы поднимемся и осторожно спустим вас вниз! Не двигайтесь! Мы придём к вам через минуту!

Очень скоро двое детей благополучно оказались на земле. Двое детей, потому что принц больше не был заводной игрушкой. Он стал живым мальчиком, таким же, как все мальчики, и останется живым навсегда. Как хотел сказать принцу Отто доктор Кальмениус: «То сердце, что ему достанется, необходимо беречь». Но принц не стал его слушать, помните?

Никто не мог догадаться, откуда взялся маленький мальчик, а Флориан ничего не помнил. В конце концов все решили, что он потерялся и за ним нужно присматривать. Так и сделали.

Что до металлического рыцаря с окровавленным мечом, герр Рингельманн забрал его в свою мастерскую, чтобы подробно изучить.

Когда позднее его спросили о рыцаре, он только покачал головой.

— Я не знаю, почему его создатель думал, что он станет работать, — ответил мастер. — Рыцарь был битком набит самыми разными деталями, и они даже не были как следует соединены между собой: лопнувшие пружины, шестерёнки с обломанными зубцами, ржавые железки. Короче, бесполезный мусор, вот и всё! Надеюсь, рыцаря сделал не Карл, я считал его хорошим мастером. Что ж, друзья мои, это останется тайной, и я не думаю, что когда-либо мы раскроем её.

Так и вышло, потому что единственной персоной, которая могла бы раскрыть им истину, был Фриц, но он так перепугался, что покинул город ещё до рассвета и больше никогда не вернулся назад. Он переехал в другую часть Германии и уже собирался было бросить писать, как вдруг обнаружил, что может неплохо заработать сочинением речей для политиков. Что же до доктора Кальмениуса, то кто сможет ответить на вопрос, что с ним стало? В конце концов, он всего лишь персонаж истории о часовых механизмах и заводных игрушках.

А если Гретель и знала больше других, то она никогда об этом не расскажет. Она потеряла своё сердце, отдав его принцу, но сумела сберечь его, поэтому Флориан превратился из часового механизма в живого мальчика. Они жили вместе долго и счастливо, потому что в этой истории всё было заведено правильно.