/ / Language: Русский / Genre:child_tale

Граф Карлштайн

Филип Пулман

Жители горной деревушки в страхе. Каждый год в канун Дня Всех Душ Замиэль, Дикий Охотник, рыщет в окрестных лесах в поисках добычи. Много лет назад коварный граф Карлштайн заключил с ним сделку в обмен на богатство. Но настал час расплаты, и граф идет на обман. Его племянницы, Люси и Шарлотта, в опасности! Служанка в замке и ее брат случайно узнают о коварных планах графа. Смогут ли они перехитрить злодея и помочь девочкам? Эта готическая сказка с привидениями и погонями — великолепный подарок поклонникам Филипа Пулмана и тем, кто еще не знаком с его творчеством. Филип Пулман — один из самых популярных в мире английских детских писателей, выпускник Оксфордского университета, преподаватель литературы в колледже, награжден многими престижными премиями.

Филип Пулман

ГРАФ КАРЛШТАЙН

ОТ АВТОРА

И это тоже посвящается Джеми

Много лет назад я работал учителем в средней школе, и каждый год мне приходилось писать и ставить с ребятами пьесу. В детстве я и сам с удовольствием участвовал в таких школьных спектаклях и теперь, уже будучи взрослым, также решил извлечь из этого как можно больше удовольствия.

Первая моя пьеса называлась «Джек-быстроног»; со временем я переделал ее в книгу. Но самой первой пьесой, из которой потом получилась настоящая детская книжка, была моя третья по счету пьеса, вот эта — «Граф Карлштайн». Лучше всего в этих пьесах было, как мне кажется, то, что в них я мог втиснуть все, что угодно: привидения, хлопушки и прочие спецэффекты, а также сколько угодно музыки. Музыку для нас сочиняла одна наша учительница по имени Рэчел Диксон, которая впоследствии и сама стала писать книжки, а уж музыку она писала просто великолепную. Когда мы готовили постановку «Графа Карлштайна», мне захотелось вставить в спектакль соревнования по стрельбе, что мы и сделали. Потом мне захотелось показать кабинет волшебника или хотя бы волшебный сундучок со всякими там ручками и потайными ящичками, из которых, если потянуть за нужную веревочку, со свистом вылетают разные штуки, и мы придумали кунсткамеру доктора Кадаверецци. А еще я хотел, чтобы на сцене обязательно были два смешных полицейских, которые бы постоянно все путали и арестовывали бы друг друга. Кроме того, я придумал ужасного демона, который появлялся на сцене объятый пламенем, и горных духов с покрытых вечными льдами вершин, и все эти персонажи в нашем спектакле участвовали.

Каждый год нам приходилось строить в актовом зале школы временную сцену, устанавливать раму для занавеса и всякие приспособления для натягивания веревок с декорациями и тому подобное. Большего удовольствия я никогда и жизни не испытывал!

Впрочем, все мои усилия, конечно же, пошли бы прахом, если бы не дети, не юные артисты, участвовавшие в представлении. А в тот год, когда мы ставили «Графа Карлштайна», у нас собралась особенно талантливая труппа. Мне, например, никогда не забыть прямо-таки гениальную игру Бена Брэндона, которому досталась роль доктора Кадаверецци. В одном из действий он должен был потянуть за шнурок, и тогда из его волшебного шкафа вылетал маленький демон, с громким свистом носившийся над сценой. И вот во время последнего представления Бен потянул за шнурок — и… ничего не произошло. Тогда он повернулся к зрителям и, улыбаясь во весь рот, нахально заявил: «Но для дураков этот демон, естественно, остается абсолютно невидимым!»

Надеюсь, что и Бен, и другие ребята, участвовавшие в моих спектаклях, получили от этого не меньше удовольствия, чем я сам. Я страшно рад, что «Граф Карлштайн» — на сей раз в виде книги — вновь увидел свет, и мне бы очень хотелось, чтобы голоса его героев, которые, собственно, и рассказывают эту историю, звучали для нового поколения юных читателей, точно живые.

Филип Пулман

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

(рассказанная Хильди)

Глава первая

Петер склонился над огнем, вороша головни; искры так и скакали во все стороны, точно чертенята в адской пропасти. Тень Петера на стене вздрагивала и разрасталась, порой добираясь до середины потолка нашей маленькой спальни, а щели меж досками пола светились в темноте, точно золотые ручейки.

— Слушай, — сказал мне Петер, — там опять о Замиэле рассказывают!

И я, дрожа от любопытства, накинула на плечи стеганое пуховое одеяло и легла на ковер, прижавшись ухом к полу и слушая голоса, доносившиеся снизу, из таверны…

Мы жили с мамой в селении Карлштайн, где мама держала таверну. Места здесь довольно тихие, но в нашу таверну раза два в день все-таки заглядывали путники, направлявшиеся в другие города и деревни, а по вечерам у нас собиралась компания завсегдатаев не хуже любой другой, и зимними вечерами, когда трубки раскурены, а стаканы полны, кто-нибудь всегда готов был рассказать интересную историю.

Вкусы у нас с Петером были разные: ему нравились охотничьи истории, а мне — страшные сказки. Самые лучшие из них были, конечно, о демоне Замиэле — Повелителе Гор, Диком Охотнике[1]. Истории о нем почти всегда начинались с некоей сделки, а затем все шло своим чередом: погоня, кровавая месть, до смерти перепуганная жертва, в ужасе бегущая сквозь метель и преследуемая Дикой Охотой — огромными гончими со слюнявыми пастями и светящимися глазами и страшными всадниками-мертвецами на черных конях, во главе которых скачет сам демон Замиэль, окутанный непроницаемой тьмой, точно плащом, и со сверкающими бешеным огнем очами… Даже наша мать (мы не раз видели это сквозь щели в полу) прерывала свои бесконечные хлопоты и, опершись о стойку пухлыми локтями и широко раскрыв глаза, слушала рассказчика.

Но никому из посетителей нашей таверны не довелось видеть Замиэля так близко, как нам с Петером, а я и вовсе была совсем рядом с ним, когда он явился за своей добычей, и мне никогда этого не забыть, даже если я доживу до 1900 года!

А началось все серым октябрьским днем 1816 года. Я уже почти целый год работала в замке графа Карлштайна. (Между прочим, зовут меня Хильди.) В тот день шел сильный снег. Я сидела в гостиной у окна с целой кучей белья на коленях и штопала. Мисс Люси и мисс Шарлотта у меня за спиной жарили на огне каштаны, а я смотрела, как меркнет свет за окном, раздумывая, не задернуть ли шторы, чтобы стало теплее, как вдруг заметила карету, ползшую по узенькой улочке вверх, к замку. Я была очень удивлена: ведь гостей у нас не было с марта! Кучер уже повернул лошадей, собираясь въехать во двор, и тут карету занесло и стало сносить к обрыву. Лошади ржали от страха, кучер чуть не свалился с козел, натягивая поводья. Заскрипели тормоза, карета, покачнувшись, ударилась о каменную опору ворот, оставив на них широкую полосу краски. Я с криком вскочила… и увидела, что в последний момент кучеру удалось-таки выровнять карету и она въезжает во двор замка. Девчонки, подбежав ко мне, тоже во все глаза смотрели, как кучер, соскочив с козел и дрожа от усталости, прислонился к заднему колесу и вытер взмокший лоб.

Наконец, чуть отдышавшись, он открыл дверцу кареты, и оттуда важно спустился чопорного вида господин — старый, страшно худой и весь в черном. Он с презрением глянул на кучера, словно желая сказать: «Что, нервы шалят? Советую вам, милейший, отрезать их да заплести в кнут, чтобы удобнее было править вашими жалкими клячами!» — и с отвращением стряхнул снежинки, которые имели наглость упасть на его костлявые черные плечи. Потом он неторопливо двинулся через заснеженный двор, где по углам уже скапливались клочья ночной тьмы, словно принесенные ветром с гор. Лакей Йохан распахнул перед гостем двери, на снег упала яркая полоска света и тут же снова исчезла. Кучер тем временем распрягал коней, качая головой и размахивая руками — он что-то рассказывал нашему конюху, — а девочки все пытались угадать, кто бы это мог к нам приехать.

Люси и Шарлотта — англичанки, а не швейцарки, хотя уже успели довольно хорошо научиться говорить по-нашему, живя в замке графа, так что их вполне можно было принять за местных. Люси сравнялось двенадцать, а Шарлотте — десять, да и мне самой было не намного больше. Но я была уверена, что мне повезло куда больше, чем им: ведь у меня-то были и мама, и брат, зато не было такого противного мрачного дядюшки, как граф Карлштайн. Граф был единственным родственником Люси и Шарлотты. Родители их погибли во время кораблекрушения, так что выбора у них не оставалось — либо жить в замке, либо в сиротском приюте. Вот только знай они заранее, какой у них дядя, они наверняка, не задумываясь, выбрали бы приют! Бедняжки, они ведь уже почти целый год прожили в замке Карлштайн!

А сам граф появился здесь около девяти лет назад. Когда умер старый Людвиг Карлштайн, наследников у него не осталось, и поместье перешло к его родственнику, Генриху Карлштайну, худому темноволосому человеку, обладавшему дурной привычкой грызть ногти и бормотать себе под нос. Он вечно рылся в толстенных книгах немецких философов и далеко за полночь засиживался в своем кабинете, где все стены были увешаны коврами. В этом, конечно, не было ничего особенно плохого, но у графа имелись и другие недостатки: например, ужасно вздорный нрав (человеку с таким характером, право же, стоит порой прикрикнуть на себя, как на собаку, ради своего же собственного блага), а также злой, язвительный язык. Но хуже всего было то, что ему явно нравилось — у него даже глаза ярко вспыхивали от удовольствия! — проявлять жестокость, наказывая, скажем, лошадь, или собаку, или кого-то из слуг, или… своих маленьких племянниц, которые оказались одни в чужой стране и которым больше некуда деться. Но что поделаешь, ведь хозяином в замке был он…

И тут Люси вспомнила, кто этот гость.

— Ой, Шарлотта, — заявила она, — это же тот старенький адвокат из Женевы! Помнишь? Он еще угощал нас таким сладким темным вином и печеньем, пока мы дядю Генриха ждали?

— Ну да, майстер Хайфиш! — вспомнила Шарлотта.

— Точно! А что, если он приехал, чтобы снова увезти нас отсюда? Разве это невозможно? Ты как думаешь, Хильди, может он нас увезти?

— Ой, Хильди, пожалуйста, сходи и разузнай, зачем он приехал! Ну пожалуйста! — пристала ко мне Шарлотта.

— Как же я это сделаю? Нет, я не могу! — возражала я. — Ведь меня тут же вышвырнут на улицу, и что тогда будет с вами? Вы лучше немного потерпите и сами все узнаете.

Люси, конечно, надулась, но все же согласилась, что я права. К счастью, долго нам ждать не пришлось: уже минуты через две в комнату торопливо вошла фрау Мюллер, наша домоправительница (важная как гусыня и в точности как гусыня вытягивавшая свою длинную шею, когда сердилась).

— Мисс Люси! Мисс Шарлотта! Идите умойтесь и причешитесь! Через десять минут вас ждет у себя в кабинете дядя Генрих. А ты, Келмар, отложи-ка шитье да ступай в гостиную — горничная Деттвайлер, глупая девчонка, упала во дворе и сломала лодыжку, так что придется тебе пока ее заменить.

Девочки побежали приводить себя в порядок, а я взяла свечу и быстренько спустилась в гостиную. Бедняжка Сюзи Деттвайлер! Вчера граф Карлштайн трижды довел ее до слез, а теперь она еще и лодыжку сломала! Сердце мое билось как бешеное: я страшно боялась, что моя неуклюжесть не поправится графу, и он как тигр набросится на меня.

Но, открыв дверь в гостиную, я увидела, что граф полностью поглощен беседой с тем самым костлявым стариком в черном, который слушал графа чрезвычайно внимательно. В общем, ни тот, ни другой меня попросту не заметили. Не знаю уж, как мне следовало поступить, но с испугу я так и осталась стоять в темном углу возле двери, не решаясь идти дальше и слушая, о чем они говорят.

— Черт побери, Хайфиш! — воскликнул граф Карлштайн. («Хайфиш! Значит, Люси была права: этот похожий на мертвеца старик и есть тот самый адвокат из Женевы!» — подумала я.) — Вы все еще не уверены? Ведь целых девять лет прошло! Сколько же времени вам еще нужно? Сто лет? Или и ста лет вам не хватит, чтобы наконец сказать: «Да, граф Карлштайн, мы наконец полностью удостоверились, что других претендентов не имеется»? Впрочем, даже если б они и имелись, то уж к этому времени наверняка бы скончались!

Майстер Хайфиш не выказал ни малейших признаков раздражения по поводу язвительного тона графа Карлштайна. Он остался так же спокоен, как и в тот момент, когда выходил из кареты, хотя несколько мгновений назад едва не погиб, раздавленный ее тяжестью.

— Вы же сами просили меня все как следует проверить, граф Карлштайн, — ровным тоном произнес он. — А уверенность без доказательств, тем более в таких делах, не стоит ни гроша.

— Не стоит ни гроша! — фыркнул граф. — Это вы ни гроша не стоите, Хайфиш, раз не в состоянии работать как следует! Если вам так нужны доказательства, так неужели их нельзя изготовить? Или подделать?

Адвокат встал. Всего лишь встал, но одно его движение тут же заставило графа прекратить суетиться, беспокойно ерзать, грызть ногти и сердито пинать ногой полено в камине, которое при этом стреляло, как из ружья. Майстер Хайфиш держался с таким достоинством, что от него невозможно было отвести глаз. Точно хороший актер, он прекрасно умел сделать значительным даже самый обычный свой жест. И мы, оба его слушателя — я, стоявшая в темном углу у двери, и граф, хмуро глядевший в огонь, — так и застыли, ожидая, что он скажет дальше.

А он сказал всего лишь:

— Спокойной ночи, граф Карлштайн. — И в голосе его прозвучало такое презрение, что и сам дьявол, наверное, устыдился бы своего поведения.

— Да сядьте вы! — раздраженно пробормотал граф Карлштайн, и я поняла, что если сам он и хотел бы пойти против истины, то майстер Хайфиш совсем не такой человек, чтобы скрепить своей подписью и печатью результаты подобных деяний. — Садитесь, садитесь, Хайфиш. Я сегодня просто не в духе, не обращайте на меня внимания. Повторите-ка мне снова всю вашу историю. Прошу вас. — Граф рухнул в резное дубовое кресло, стоявшее возле камина, и, чтобы скрыть досаду принялся сдирать с одного из поленьев кору, разрывая ее на мелкие кусочки.

— Итак, — начал свой рассказ майстер Хайфиш, — около двадцати лет назад единственный сын старого графа Людвига Карлштайна был украден прямо из колыбели. Мне удалось выяснить, что затем он, по всей видимости, попал в Женеву. Во всяком случае, вскоре после этого мальчик, внешность которого полностью совпадает с описанием внешности графского сына, был помещен в приют для найденышей. Сын графа Людвига — если это действительно был он — вырос и получил место конюха в конюшне при гостинице «Черный Медведь», а затем поступил на военную службу. И это последнее, что мы о нем знаем. Его полк буквально разметало в сражении при Бодельхайме. Сам же он, возможно, попал в плен или погиб. Поскольку, повторяю, с тех пор нам ничего о нем не известно.

Граф Карлштайн что-то проворчал себе под нос и сердито хлопнул себя по ляжке.

— И больше вы ничего сделать не можете?

— Больше никто ничего сделать не может, граф Карлштайн. Нет такого человека в Швейцарии, который знал бы о делах графства Карлштайн лучше, чем я. Таким образом, сведения, которые я только что передал вам, являются исчерпывающими.

Пожалуй, в его тоне слышалась легкая насмешка… Но даже если это было и так, то граф Карлштайн насмешки не расслышал. Ибо, подняв глаза, он наконец заметил меня. Боже! Граф с проклятьями вскочил на ноги и зарычал:

— И давно ты тут торчишь, мерзкая девчонка?

— Всего минутку, ваша милость! Я стучалась, да вы не услышали!

Если бы не старый адвокат, который внимательно смотрел на нас, граф, наверное, ударил бы меня. Нетерпеливым жестом он отослал меня прочь, приказав принести вина, а когда я вернулась, они с майстером Хайфишем молча стояли в противоположных концах комнаты, рассматривая книги или картины, а может, просто глядя, как падает снег за темным окном.

Я подала вино, и тут в комнату вошли девочки. Майстер Хайфиш поклонился каждой и пожал им руки, вежливо поинтересовавшись, как они поживают. Глаза у него сразу потеплели. Он казался мне сухим, как пыль, и доброты в нем, на мой взгляд, было не больше, чем в серебряной чернильнице на столе, но он был так учтив и любезен с девочками, словно перед ним стояли сама герцогиня Савойская и ее сестра-близняшка. Люси и Шарлотта прямо-таки расцвели. Они уселись на диван по обе стороны от майстера Хайфиша и, потягивая вино маленькими глоточками, стали беседовать с ним, как самые настоящие дамы, а граф все хмурился, грыз ногти и молча кружил в отдалении.

Вскоре майстер Хайфиш встал, поклонился девочкам и, извинившись, сказал, что ему нужно переодеться к обеду. Пока я собирала бокалы, граф Карлштайн подошел ближе, остановился у камина и спросил:

— Люси, Шарлотта… сколько вы уже здесь живете? Год, не так ли?

— Да, почти год, дядя Генрих, — ответила Люси.

Граф некоторое время смотрел в пол, потом вдруг предложил:

— А что, если нам устроить небольшие каникулы?

Обе девочки ошеломленно посмотрели на него, потом радостно закивали.

— Это было бы замечательно! — воскликнула Люси.

— Хорошо, завтра в полдень выезжаем. — И граф лучезарно им улыбнулся, старательно демонстрируя свое великодушие. — Но учтите: мы едем всего на несколько дней.

— Да на сколько угодно! — с восторгом вскричала Шарлотта.

— А куда мы поедем? — спросила Люси.

— В мой охотничий домик, — сказал граф Карлштайн.

У обеих невольно вытянулись лица, но всего лишь на мгновение, ибо они тут же взяли себя в руки. А их дядя так ничего и не заметил.

— Это будет, наверное, очень мило, дядя Генрих, — вежливо заметила Люси.

— Спасибо большое, дядя, — сказала Шарлотта, изо всех сил стараясь скрыть разочарование, сквозившее в ее голосе.

— Хорошо-хорошо, значит — решено. — И граф довольно резким тоном отослал их прочь, а сам уселся за письменный стол и принялся быстро что-то писать.

Я вышла из комнаты следом за девочками.

Ни та, ни другая охотой совершенно не интересовались. А если вы не любите охоту, то что интересного может быть для вас в охотничьем домике? Тем более что домик этот стоит в лесной чаще и со всех сторон окружен колючими соснами, а вокруг полно волков, медведей и диких кабанов… Ну, чем девочкам там заняться? Гулять, увязая в сугробах? Смотреть, как граф Карлштайн убивает какого-нибудь несчастного оленя, а тот бьется у его ног в предсмертных судорогах? А вечерами? Вечерами им придется сидеть, закутавшись в шубки, у жалкого очага и смотреть, как граф Карлштайн напивается в компании своего главного егеря. Ну и чудесные же каникулы он им устроит!

И тут мне в голову пришла мысль, от которой у меня даже сердце похолодело. Нынче среда; они собираются уезжать завтра, в четверг, и останутся там, как сказал граф, на несколько дней… А это значит, что они будут там и в канун Дня Всех Душ, то есть в пятницу — в ту самую пятницу, когда Замиэль, Дикий Охотник, выезжает на охоту в леса, безжалостно преследуя любое живое существо, какое ему попадется! По слухам, после этой Дикой Охоты на земле находили как будто бы выжженные следы копыт лошадей и диких зверей, умерших, должно быть, от страха, потому что на их телах не было никаких повреждений.

Но ничего этого я сказать Шарлотте и Люси, конечно же, не могла. О некоторых вещах вообще лучше молчать, не то станет еще хуже. Вот и я пока промолчала — до поры до времени.

Глава вторая

А вот одному моему знакомому наверняка понравилось бы в охотничьем домике графа Карлштайна. Этим человеком был мой брат Петер. Ему уже исполнилось восемнадцать, и он был отличным стрелком и охотником, а леса наши знал, наверное, лучше всех. Даже, пожалуй, слишком хорошо знал, потому что всегда мог отыскать и подстрелить неплохую дичь — вот его в итоге и арестовали за браконьерство. Браконьерство! Во времена старого графа Людвига егеря были куда милосерднее к простым людям, зато за лесом смотрели намного лучше, и дичь там водилась в изобилии, так что всем хватало. В общем, теперь наш Петер сидел под замком в полицейском участке, а моя бедная мать с ума сходила от беспокойства. В отличие от меня: уж я-то знала, что такому веселому упрямому парню, как Петер, несколько дней на хлебе и воде ничуть не повредят. Куда хуже было то, что теперь ему вряд ли удастся участвовать в соревнованиях по стрельбе, к которым он несколько лет усердно готовился.

Это были не совсем обычные состязания. Во-первых, они проводились не регулярно — не каждый год и даже не каждые пять лет, — а только тогда, когда главный егерь здешних лесов собирался на пенсию. Разумеется, призы в таких соревнованиях тоже были необычные: сколько-то золотых монет, грамота и медаль, которую прикапывал победителю на грудь сам мэр. Но главное не это. Если победить в таких состязаниях — а в них участвовали стрелки из разных селений, расположенных в соседних с нашей горных долинах, — то можно было получить место главного егеря, ни больше ни меньше! И обрести право полной опеки над всей живностью в наших лесах, как над четвероногой, так и над пернатой. Петер так мечтал об этой должности! И вот теперь угодил в тюрьму. А ведь таких соревнований теперь, возможно, не будет еще долгие годы! Наша бедная мамочка была просто в отчаянии, особенно когда в «Веселом охотнике» начали собираться люди с мушкетами, прибывшие из разных мест.

Я упросила фрау Мюллер отпустить меня часика на два, чтобы сбегать вниз, в деревню, и немного поддержать маму.

И что же я увидела дома? За кухонным столом, глупо улыбаясь во весь рот и держа в здоровенной ручище пирог с голубятиной, сидел ужасный преступник и браконьер — мой драгоценный братец!

— Петер! Что ты здесь делаешь? Тебя что, выпустили?

— Как же, выпустили! — И он запихнул в рот очередной кусок пирога. — Я сбежал!

— Что?!

— Ну да, срезал у констебля Винкельбурга ключ с пояса, открыл замок и выбрался из тюрьмы, — пояснил он. — Жаль, ты не видела, какое у мамы было лицо, когда я тут появился!

И тут я увидела, какое у мамы лицо — она как раз вошла в кухню с целым подносом грязных стаканов. Никогда в жизни я ни у кого не видела такого несчастного лица! Бедная мама! Она так волновалась и дрожала от страха, словно все полицейские Швейцарии уже бросились к нашему дому, грозно топорща усы, чтобы ее арестовать и тут же повесить как соучастницу преступления. А Петер сидел себе и набивал брюхо вкусной едой, довольный, будто щенок, собственной выходкой. Да еще улыбался, дубина стоеросовая!

Нет, он решительно не способен был понять, чего это мы так на него сердимся.

— Да вы не волнуйтесь, они меня даже и не хватятся, — оправдывался он.

— Ну конечно! — воскликнула мама. — Ты теперь беглый арестант, сынок, и находишься в розыске. За твою голову небось и награду назначат, а портрет повесят на стену полицейского участка. Теперь тебе остается только бежать из страны! Ах, если б ты подождал еще хоть недельку…

— И пропустил соревнования?! — возмутился он. — Торчал бы в этой дурацкой камере, как анютины глазки в горшке, да слушал, как другие стреляют? Ни за что! Нет уж, я непременно выйду на ноле, испытаю судьбу! Все равно полицейским будет не до меня. Между прочим, я узнал, что сюда скоро пожалует один знаменитый преступник!

— Кто тебе это сказал? — не поверила я ему.

У меня оставался всего час, и мне хотелось хотя бы печенье испечь, чтобы матери помочь, так что я просто оттолкнула Петера от стола.

— А я подслушал, как сержант об этом рассказывал! — заявил он. — Они получили письмо от начальства из Женевы, и сержант Снитч читал его вслух констеблю Винкельбургу. Имя этого преступника — Бриллиантини. Он итальянец, но сидел в женевской тюрьме, а потом как-то сумел оттуда выбраться, и теперь вся полиция страны просто на ушах стоит.

— Да он ведь куда угодно мог направиться, — сказала мама. — С чего ты вдруг решил, что он к нам завернет? Ох, жаль все-таки, что ты в камере не остался…

— Да нет, сержант Снитч уверен, что Бриллиантини держит путь именно сюда, рассчитывает поживиться наградными деньгами, когда тут соревнования начнутся. Судя по всему, он большой мошенник, этот Бриллиантини, настоящий трюкач. Старина Снитч клялся, что непременно его поймает и получит повышение, а констебль Винкельбург только крякал в ответ — боялся, что ловить этого типа придется именно ему…

Петер прямо-таки зашелся от смеха, и я шлепнула его мокрым посудным полотенцем. Смех моего братца известен всем в деревне, так что если б в баре его услышали, кто-нибудь непременно сообщил бы в полицию, и он снова попал бы за решетку. Только на этот раз уже в наручниках, да и приговор бы получил посерьезнее.

— И что же ты намерен делать? — спросила я. — Здесь ведь тебе оставаться ни в коем случае нельзя.

— Конечно, можно!

Мама ничего не сказала, только тяжело вздохнула и вышла из кухни.

— Нет, нельзя! — рассердилась я. — И не глупи! Ведь мама до смерти изведется от страха за тебя. И где ты тут собрался прятаться? На конюшне? В погребе? Ты же минуты спокойно посидеть не можешь! Тут же высунешь свою дурацкую рожу в окошко — захочешь поздороваться с Руди или с Ганси, или чмокнуть в щечку Ханнерль, или пострелять перед соревнованиями, а потом тебе захочется ноги размять, и ты, забыв обо всем, двинешь на улицу прямо через зал, а заодно и остановишься, чтобы со знакомыми поболтать… Уж я-то тебя знаю, Петер! Ты совершенно безответственный тип!

— А ты… ворчишь, как старая бабка! — буркнул он. — Будто и родилась старой ворчуньей! Ворчишь, ворчишь, ворчишь… А на самом деле ничего и не понимаешь! Хочешь, скажу, что я теперь сделаю? Сперва дня три отсижусь в подвале, буду свой мушкет чистить и о состязаниях думать. Ну и кое-какие упражнения буду делать, руки укреплять, чтоб не дрожали. Да я все на кон поставил ради этих соревнований! Понимаешь, Хильди? И я намерен победить во что бы то ни стало! А ты меня безответственным называешь… Знай: в душе я кремень, твердый орешек и могу быть спокойнее и холоднее самого глубокого лесного озера. Ты себе даже представить не можешь, каким я могу быть! Кстати сказать, это мне и стрелять так метко помогает. А уж когда придется стрелять ради такой награды, так я буду спокойней горы. Вот увидишь! Нет, ты меня совсем не знаешь, Хильди…

Конечно же, я его знала, дуралея несчастного! Но на меня его слова все равно сильное впечатление произвели. Он никогда со мной так раньше не говорил — так спокойно и серьезно. У меня даже мелькнула мысль: а что, если он и впрямь сумеет победить? Но говорить ему об этом я не стала.

— Ладно, если хочешь спрятаться в подвале, то лучше поскорей туда полезай, — сказала я ему. — И учти: если я услышу от мамы хоть слово о том, что ты снова вздумал куролесить, то обещаю тебе: я сама пойду и приведу сюда сержанта Снитча. Мама-то никогда этого не сделает, характер у нее уж больно мягкий, зато я сделаю, предупреждаю в последний раз.

— Да ладно тебе, иду я, иду. — Петер взял свой мушкет и полез в подвал, вдруг став таким тихим и послушным, как мальчики из церковного хора перед мессой.

Я вытащила печенье из духовки и собралась уже бежать назад, в замок, но сперва решила рассказать маме о планах Петера. Мы разговаривали очень тихо, в дальнем уголке, чтобы никто не подслушал.

— Наш Петер — хороший мальчик, — кивнула мама. — Но скажи на милость, разве можно ему будет показаться на людях, да еще и в состязаниях участвовать?! Ведь его сразу же арестуют! Ах ты господи…

Она уже готова была опять расплакаться, так что я быстренько поцеловала ее и ушла, увидев, что в таверну как раз ввалилась целая толпа посетителей. «Ничего, — думала я, — теперь у нее времени не будет слезы лить. Никогда еще в нашей деревне не было столько гостей!»

На обратном пути я остановилась у дверей полицейского участка, заметив, что сержант Снитч прибивает к стене какое-то объявление. Ну как я могла не посмотреть, что там написано? А что, если уже объявили вознаграждение за поимку Петера? Оказалось, нет, пока не объявили. В объявлении, правда, говорилось примерно то, что Петер рассказывал нам на кухне.

ВНИМАНИЕ!

Всем жителям данной местности следует

опасаться опасного преступника,

знаменитого мошенника

ЛУИДЖИ БРИЛЛИАНТИНИ,

также известного как

СЭМ РЫЖАЯ БЕСТИЯ, ДЬЯВОЛЬСКИЙ ИГРОК,

ПРИНЦ БЕДОНЕЙЛСИ и ИНДИЙСКИЙ МИСТИК.

Этот хитрый негодяй совершил побег из

женевской тюрьмы и, по нашим предположениям,

находится где-то неподалеку.

БУДЬТЕ БДИТЕЛЬНЫ!

Наш сержант, огромный, краснолицый, с рыжими, как имбирь, бакенбардами, решив полюбоваться своей работой и убедиться, что объявление висит ровно, чуть отступил назад и тут же попал ногой в коровью лепешку. Я не выдержала и прыснула, а он так гневно на меня глянул, словно это я ее туда подложила, и велел мне идти, куда шла, а не слоняться без дела в присутственном месте. Он всегда так говорит, точно полицейский устав вслух читает. Потом сержант нагнулся, чтобы палочкой счистить с башмака коровий навоз, и какая-то повозка, тащившаяся мимо по лужам, забрызгала ему сзади все штаны. Он выпрямился, грозя вознице кулаком и крича ему вслед, что тот ездит неправильно и нарушает общественный порядок, и в этот момент дверь полицейского участка распахнулась и оттуда выскочил констебль Винкельбург.

Констебль у нас тощенький, и вид у него всегда абсолютно несчастный: с безнадежно повисшими усами, уныло опущенным носом и поникшими плечами. Впрочем, сейчас он был так возбужден, что и на месте не мог устоять спокойно, а все подпрыгивал да подскакивал:

— Сержант! Сержант! Наш заключенный!.. Заключенный…

— Что? В чем дело? Да возьмите же себя в руки, констебль! И перестаньте наконец трястись, как желе! Ну, что там еще с заключенным?

— Его нет, сержант… Он исчез!

Тут и я решила поскорее исчезнуть. Пусть сами во всем разбираются, когда поймут, что Петер сбежал. Должно же это было когда-нибудь обнаружиться. Странно, что они только сейчас это поняли.

Я поспешила в замок и там вскоре узнала нечто такое, отчего у меня чуть сердце не остановилось. И мне стало куда страшнее, чем в те недавние времена, когда мы с Петером слушали жуткие истории о Диком Охотнике, прижимаясь ухом к щели в полу…

Глава третья

Был уже поздний вечер, так что Люси с Шарлоттой отправились спать. У них, правда, была привычка читать по ночам всякие там романы о привидениях — «Тайны Удольфо», «Застроцци», «Матильда», «Лесной отшельник», — пока свеча окончательно не растает, превратившись в блестящую лужицу воска, над которой вьется тонкая струйка дыма, и тьма не накроет спальню, точно мягкое тяжелое одеяло… Если честно, они этим чтением друг друга порой просто до смерти пугали. В тот вечер у них был на очереди роман «Рудольф, или Призрак скал». Я подоткнула им одеяла и оставила их наслаждаться любимыми «ужастиками», а сама поднялась по винтовой лестнице в кабинет графа Карлштайна. Я хотела попросить его об одной милости. Жаль, конечно, что из-за этого мне пришлось бы пропустить соревнования но стрельбе, но я твердо решила отправиться вместе с девочками в охотничий домик в качестве их горничной. Я знала, что Люси и Шарлотта были бы этому очень рады, да и граф, я надеялась, не станет возражать против столь естественной просьбы.

Но в кабинет я так и не вошла. Я даже постучаться не успела, потому что, добравшись до узкой площадки перед дверью (туда как раз выходило узкое окно-бойница, из которого был виден крутой скат крыши, крытой свинцом, и сияющая луна, что плыла в холодных небесах, скрываясь за клочьями облаков), я услышала голос графа. Он с кем-то разговаривал, и первое слово, которое он произнес, было «Замиэль»…

Сердце мое точно сжала чья-то ледяная рука. Одно лишь это слово — и сразу же вернулись все страхи моего детства. Но самым ужасным было то, что слово это произнес не Петер своим дурашливо-испуганным тоном, а взрослый серьезный человек, который говорил о Замиэле так, словно действительно заключил с ним некий договор. Задув на всякий случай свечу, я прижалась ухом к двери. Да, я знаю, подслушивать нехорошо и мне, конечно же, не следовало этого делать, но я все-таки стала подслушивать. И очень хорошо сделала.

— Замиэль? — переспросил собеседник графа с таким раболепием, что его голос казался каким-то сальным. Впрочем, я сразу его узнала: это был голос господина Артуро Снивельвурста, секретаря графа и учителя Люси и Шарлотты. Это был отвратительный тип, похожий на хорька. Руки у него всегда были влажные, он постоянно облизывал губы и вечно что-то вынюхивал и высматривал, надеясь подлизаться к хозяину. Волосы Снивельвурста всегда были тщательно приглажены и напомажены — он тратил на это не менее получаса в день, желая быть похожим на Наполеона. — Я не ошибся? Ваша милость произнесли именно это имя?

— Да, я именно так и сказал, Снивельвурст, — повторил граф Карлштайн. — Замиэль, Дикий Охотник, Повелитель Гор!

— Ах! — воскликнул Снивельвурст. — Да-да, конечно…

— А теперь, Снивельвурст, слушайте меня внимательно. По причине, в подробности которой я сейчас вдаваться не намерен, я заключил с этим господином некое соглашение. Каждый год в канун Дня Всех Душ он прибывает в мои леса на охоту и выбирает любую добычу, какая ему понравится, ибо ему дано на это полное право. Но в этом году срок нашего договора истекает, и я должен обеспечить… Вы слушаете меня, Снивельвурст? Вы хороню понимаете, что я говорю?

— Я весь внимание, ваша милость! Я точно гончая, рвущаяся в погоню за дичью…

— В этом году, — перебил его граф Карлштайн, — я должен обеспечить ему иную добычу: человека…

Снивельвурст охнул (даже этот возглас у него прозвучал как-то сально). Я тоже невольно охнула, тут же прикрыв рот рукой, и стиснула обеими руками жестяной подсвечник, с напряжением вслушиваясь в то, что граф Карлштайн скажет дальше.

— Да, я должен отдать ему человека, — продолжал граф, — или даже двух человек, и он заберет их вместе с их душами. И весь вопрос в том… — Я услышала, как он подтянул к себе кресло, проскрежетавшее по деревянному полу, потом заскрипели половицы, когда граф тяжело опустился в кресло и закончил фразу: — Кто на этот раз станет добычей Замиэля?

— О да, да, я понимаю вас, ваша милость! Это, разумеется, очень неприятный вопрос. Так кого же вы выбрали? Какая печальная задача — выбирать товар для подобного обмена… — осторожно и неуверенно промолвил Снивельвурст.

Он не знал, к чему клонит граф Карлштайн, а попасть впросак ему очень не хотелось.

— Это точно, Снивельвурст. Но в данном случае выбор однозначен. Жертвами должны стать мои племянницы.

За дверью воцарилось молчание, и я легко представила себе, как Снивельвурст чешет подбородок, приняв самый глубокомысленный вид. Если честно, услышав эти слова, я чуть в обморок не упала от ужаса прямо там, возле двери в кабинет графа. Господи, меня и без того уже всю трясло, но теперь мне показалось, что с помощью какого-то хитрого механизма на спину мне вылили целое ведро ледяной воды, и она медленно струится по моему позвоночнику. Я снова прильнула ухом к двери, и вскоре Карлштайн и Снивельвурст снова заговорили.

— …очень просто, — услышала я голос графа. — И самое главное, теперь никто из браконьеров в лес и носа не сунет. Эти чертовы крестьяне жутко суеверны. Ни один из них в такую пору даже за дверь не выглянет, а уж тем более в канун Дня Всех Душ. Впрочем, даже если и выглянет, то уж в лес-то точно не пойдет. Все в деревне останутся. Сперва напьются, а потом станут к своим дурацким состязаниям готовиться.

— Как вы великолепно все предусмотрели, ваша милость! — восхитился Снивельвурст, и я услышала какой-то странный шорох. Сперва этот звук меня озадачил, но потом я догадалась: это секретарь графа потирал от удовольствия руки. — Ах, граф Карлштайн, это же поистине наполеоновский план!

— Замиэль должен появиться возле моего охотничьего домика в полночь. Завтра, Снивельвурст, мы отвезем туда девчонок, переночуем там, а в пятницу вернемся, покрепче заперев дверь и оставив их спящими. Ему мои замки войти не помешают, а вот девчонки выйти из дома не смогут. Так что его величество Князь Тьмы сможет пожрать их прямо в спальне, если захочет, а может сперва заставить их немного побегать по лесу. Я, во всяком случае, по ним скучать не буду.

— Вот уж нет, ваша милость! От этих девчонок один шум!

«Ах ты грязный лжец! — подумала я. — Да они тебе ни разу ни малейшего беспокойства не доставили! Они, конечно, девочки живые, особенно Люси, но, скажите бога ради, что в этом дурного? Неужели можно допустить, чтобы их убили, да еще спящими, принеся дьявольскую жертву демону?! Нет, такая гнусность не могла бы прийти в голову даже той писательнице, что создала роман „Рудольф, или Призрак скал“! — Я так и застыла под дверью, хотя в душе у меня все кипело, а сердце стучало, как колокол. — Господи, что же мне теперь делать?..»

Вдруг послышались шаги! Ручка двери повернулась! Я прямо-таки вжалась спиной в каменную стену и затаила дыхание.

Из отворившейся двери на лестницу упала полоска теплого света, в дверном проеме показалась хлипкая, извивающаяся тень секретаря Снивельвурста. У тени была острая, как у хорька, отвратительная звериная морда.

— Ни о чем не беспокойтесь, ваша милость! — заверил графа Снивельвурст, оглядываясь на пороге, отчего голова тени, казалось, вот-вот оторвется и слетит с узких плеч. — Я в точности выполню все ваши приказания!

— Естественно, выполнишь, куда ж тебе деваться-то, — равнодушно пробурчал ему вслед граф Карлштайн.

— Спокойной ночи, ваша милость! Спокойной ночи! — И Снивельвурст, аккуратно прикрыв за собой дверь, повернулся и стал спускаться по лестнице, бесшумно и суетливо, в точности как крыса!

Слава богу, этот предатель меня не заметил! Я еще постояла под дверью кабинета, боясь пошевелиться, но потом все же стала спускаться вниз, потому что меня уже так трясло, что я боялась уронить подсвечник со свечой, а тогда мне точно пришел бы конец: услышав грохот, граф выскочил бы, и назавтра я тоже оказалась бы в его охотничьем домике, связанная по рукам и ногам, с кляпом во рту, тщетно пытаясь хоть что-то разглядеть в темноте выпученными безумными глазами и с ужасом ожидая первых звуков дьявольских охотничьих рогов под полуночным небом…

Не бывать этому! Я должна все немедленно рассказать девочкам. Пусть бегут, спасаются… Но куда им бежать? Где, скажите на милость, они могут спрятаться?

Я ощупью в темноте спустилась по лестнице и лишь на мгновение остановилась у едва горевшего камина, чтобы зажечь свечу и снова броситься по лестнице наверх — теперь в восточное крыло, в спальню к девочкам. Они, разумеется, еще не спали. Чрезвычайно увлеченные чтением, они склонились над толстой книгой в кожаном переплете, в которой рассказывалось, естественно, о привидениях.

Свеча у них уже почти догорела, осталось совсем чуть-чуть, примерно на мизинчик, и фитиль уже клонился набок, точно сонный солдат на параде. Люси, правда, тут же загасила этот жалкий огарочек, увидев в руках у меня новую свечу. Она явно собиралась приберечь огарок на будущее.

— Ты что, Хильди? — спросила Шарлотта и тут же принялась болтать: — А мы сразу услышали твои шаги. Мы как раз дошли до того места, когда на крепостной стене появляется Призрак, и нам даже показалось, что это…

Я так зашипела на нее, что она изумленно умолкла. Она была такая живая, настоящая, страшно любопытная и способная принести куда больше хлопот, чем целый сонм духов из ее дурацкой книжки.

— Хильди, что случилось? — встревожилась Люси. — Ты чем-то расстроена, да? Ты ходила проведать Сюзи Деттвайлер? Она сильно пострадала?

— Нет, мисс Люси, я к ней не ходила. А теперь слушайте меня внимательно и не перебивайте, потому что это очень важно. Понимаете?

Люси села на постели, спустив ноги, а Шарлотта, натянув одеяло повыше, смотрела на меня расширившимися от любопытства глазами. Я рассказала им то, что слышала, стоя под дверью графского кабинета, и девчонки словно стали меньше ростом, съежились, слушая мой рассказ. Нет, пожалуй, они стали младше своих лет, отчего-то теперь они казались мне совсем уж невинными младенцами.

— Вам придется спрятаться, мисс Люси, — сказала я, — хотя бы до прихода Дня Всех Душ, а потом, когда минует опасность, сможете снова выйти.

— Но где же нам спрятаться? Куда пойти? — жалобно спросила Люси.

А я подумала: «Ох, только не это! Она ведь сейчас расплачется!» У нее уж и голос дрожал, и губки кривились, и она все время судорожно глотала… Но все-таки сдержалась, не заплакала.

— По-моему, я знаю одно такое место, — поспешила я ее успокоить. — Это, правда, довольно далеко, зато какое-то время вы будете в полной безопасности.

Тут уж и Шарлотта вынырнула из-под одеяла и тоже села на постели.

— Ну точно, как в «Эмилии, или Отравленном кубке»! — воскликнула она. — Помнишь, Люси, ей ведь тоже пришлось бежать? А потом ее взял в плен главарь разбойников, и они ее привязали к столбу, а потом…

— Мисс Шарлотта, нам надо идти, — остановила я ее. — Наденьте все самое теплое и столько, сколько сможете. Постарайтесь укутаться как можно лучше — на улице такой холод, что вы все равно замерзнете.

Люси соскочила с постели и, вся дрожа, бросилась к огромному дубовому гардеробу. Потом, минутку подумав, она раздернула тяжелые шторы на окне, из которого была видна долина и далекие горы, и этот мрачноватый пейзаж — хоть я всю жизнь видела его перед собой — показался мне вдруг таким диким и пугающим, что я едва совладала с собой. Люси оглянулась, и по ее перепуганным глазам я поняла, что и она испытывает те же чувства. А для Шарлотты происходящее казалось, скорее, выдумкой, сказкой, почти игрой.

Зато Люси было не до игрушек. Она с явным трудом заставила себя сглотнуть застрявший в горле комок и принялась одеваться. Шарлотта, соскочив с кровати, присоединилась к ней, так и подпрыгивая от холода на деревянном полу, где гуляли сквозняки. Девочки надели на себя столько теплых вещей, а поверх еще и шубки, шали и теплые капюшоны, что я стала опасаться, как бы они в дверях не застряли. Потом я сунула им в сумку смену белья, и Люси спросила меня:

— Куда же мы пойдем, Хильди?

— В деревню, да? — тут же застрекотала Шарлотта. — В гостиницу, к твоей маме? Она ведь может нас там спрятать?

Мою мать обе очень любили. Первые дни, когда девочки еще только приехали в Карлштайн, а граф не успел еще отыскать фрау Мюллер и сделать ее своей домоправительницей, моя мама присматривала за ними, и они были просто счастливы, чувствуя рядом с собой такого теплого и доброго человека, тем более после столь долгого путешествия по чужой стране, полной мрачных иностранцев, которые совершенно не понимают их родного языка. Люси и Шарлотта, помнится, плакали в три ручья, когда моей матери было велено вернуться к себе в таверну «Веселый охотник». Но сейчас в гостинице было полно постояльцев. Кроме того, именно там девочек стали бы искать в первую очередь. А тогда уж, конечно, нашли бы и Петера. Пришлось мне рассказать им, что натворил мой братец.

— Значит, он сбежал от правосудия! — важно заявила Люси. — И теперь вне закона. Но не бойся, мы его никогда не выдадим. Уж мы-то знаем, каково это пытаться спастись от собственной злой судьбы!..

Она так разошлась, что мне пришлось на нее шикнуть. Я помогла застывшей с раскрытым ртом Шарлотте застегнуть шубку и приказала обеим:

— А теперь рот на замок, слышите? Граф еще не спит, да и мерзкий Снивельвурст наверняка шныряет где-то поблизости. Мы выйдем из замка через конюшни, выберемся за стену прямо на скалистый склон и незаметно спустимся по нему на дорогу. Но умоляю — ни слова!

И только когда мы уже стояли на дороге, а колючий ледяной ветер насквозь пронизывал меня, задувая в каждую дырку на моем стареньком, поношенном плаще и швыряя пряди волос мне прямо в глаза, я подумала: «Ну, и что же мне теперь делать? Бежать вместе с ними или вернуться и сделать вид, что я тут ни при чем?»

Через некоторое время дорога вывела нас к перекрестку. Отсюда одна дорога шла вниз, в деревню — через мост и прямо на центральную площадь всего полчаса нетрудной ходьбы. Там теплом и уютом светились окна, из таверны доносилось пение, а рядом высился темный силуэт заснеженной церкви, словно накинувшей на плечи белый плащ. Вторая же дорога вела по краю долины к перевалу в горах, в это время года всегда заваленному глубокими снегами и практически непроходимому. Несколько секунд я все же колебалась, стоя на перепутье, — уж больно приветливой выглядела деревня внизу. Но тут из-за длинного облака, похожего на акулу, выглянула луна, осветив окружавшие нас дикие скалы, и я решительно отвернулась от деревни, ибо лунный свет указал мне путь в те места, куда нам следовало направиться.

Справа от дороги, ведущей к перевалу, высоко на склоне горы, среди деревьев поблескивал небольшой замерзший водопад. А рядом с ним, буквально в двух шагах, была, и я отлично знала это, небольшая пещера — «пещера отшельника», как ее обычно называли. Много лет назад в этой пещере жил один несчастный безумец, который все время разговаривал сам с собой, уверенный, что на самом деле является цирковым медведем, который из любви к Деве Марии покинул веселых зрителей и стал за них молиться. Но поскольку он считал себя медведем, то ему по-прежнему хотелось, чтобы ему отдавали команды, хвалили его и так далее. «Молодец, Бруно, хороший мальчик! — говорил он себе. — А теперь встань на колени и помолись. Вот молодец, хороший медведь! Сложи, сложи свои лапы… Вот так, умница, молодец, мишка… А теперь вставай…» Мы иногда приносили ему медовые пряники, которыми он с удовольствием угощался, считая их наградой за то, что он так хорошо молился, а потом шаркающей походкой, точно старый медведь, подходил к нам, падал на колени и нежно лизал нам руки, уговаривая самого себя еще лучше за нас молиться… Я знаю, самая нежная душа бывает как раз у тех, кто вроде бы не совсем от мира сего. Вот я и подумала: «Ничего, старый Бруно о нас позаботится». Я, конечно, имела в виду его добрую душу, потому что Бруно умер, когда мне всего семь лет было.

— Сюда, — сказала я, и мы стали подниматься по верхней дороге.

Добравшись до пересекавшего дорогу ручья, мы сошли с нее и двинулись вдоль извилистого русла, продираясь сквозь спутанный кустарник и сухие дикие травы, то и дело спотыкаясь о камни и проваливаясь в засыпанные снегом ямы. Но мы упорно продолжали подъем и наконец подошли к водопаду почти вплотную. Затем сняли башмаки (они и так уже были мокры насквозь) и чулки и осторожно ступили в темную воду. Ручей был не глубокий, по колено, и совсем неширокий. Если б Шарлотта легла поперек течения, то смогла бы положить голову на один берег, а ноги — на другой. Но камни на дне были острые и больно ранили ноги, а вода была такой студеной, что ноги у нас совершенно онемели. Мы с трудом брели по воде, держа чулки и башмаки в онемевших, дрожащих руках, пока хватало сил терпеть этот жуткий холод, а потом не выдержали и выскочили на берег, плача от боли. Потом мы долго растирали друг другу ноги и шлепали по ним ладошками, чтобы хоть немного разогнать кровь.

— Ничего, зато мы сбили дядиных гончих со следа! — с удовлетворением заметила Люси. Во всяком случае, сказать она хотела именно это, но зубы у нее так стучали, что можно было подумать, она говорит по-турецки.

При виде водопада у нас перехватило дыхание, но не от холода, потому что холода мы уже почти не чувствовали, а от удивления. Перед нами в лунном свете искрился водопад застывших на морозе остроконечных сахарно-белых сверкающих ломких копий, а над ним сияли миллионы ярких, похожих на крошечные бриллианты звездочек, и где-то в глубине этого сказочного царства приглушенно звенел и хныкал ручей, точно дитя, недовольное тем, что его слишком рано уложили спать. Залитые лунным светом пустынные горы вокруг могли показаться не только прекрасными, но и угрожающими, хотя сейчас небо совсем прояснилось, хищного вида темные облака умчались прочь, и окружавший нас мир выглядел почти безмятежным.

— Теперь уже совсем близко, — сказала я, стараясь немного подбодрить девочек.

Тропа к пещере Бруно немного заросла, так что я не сразу ее отыскала. Но уже минут через пять мы вышли на поляну перед пещерой, весело болтая о том, что скоро можно будет немного согреться и…

— Ш-ш-ш! — Люси предостерегающим жестом подняла руку.

Мы остановились.

— Что там такое? — шепотом спросила Шарлотта.

Я повернулась и прислушалась, потому что мне тоже показалось, что из пещеры доносятся какие-то необычные звуки.

Это был… храп! Ошибиться было невозможно… Мужской храп, и, надо сказать, весьма громкий. Мы опоздали! Пещера была занята. Люси в ужасе посмотрела на меня.

— Что же нам делать? — прошептала она.

Но ответить я не успела: стоило ей произнести эти слова, как храп прекратился, мужской голос проворчал что-то невнятное, и из пещеры послышался вопрос:

— Кто здесь?

Глава четвертая

Мы перепугались насмерть, даже дрожать перестали. Шарлотта стиснула мою руку, словно примерзла к ней, а мне уже мерещились разбойники, грабители, головорезы, которые, сверкая глазами и размахивая ножами и пистолетами, несутся к нам. Мы так и застыли на месте, точно каменные изваяния.

Через некоторое время в пещере кто-то завозился, шурша подстилкой из сухих листьев, и еще один мужской голос спросил:

— Ну, что там еще случилось, дубина ты стоеросовая? — Голос был ясный, звучный, так обычно говорят актеры со сцены. В общем, очень выразительный голос. И довольно добродушный, в нем даже слышался затаенный смех. — Тебя что, блохи заели? Чтобы справиться с блохой, дорогой мой Макс, ее нужно всего лишь раздавить ногтями. И она тут же беззвучно отбудет в мир иной. Даже надгробных речей произносить не потребуется. Так что не стоит вызывать блох на поединок или грозить им арестом.

— Но, доктор, я слышал чей-то голос, — возразил его собеседник. — Там кто-то есть, кто-то крадется к нашей пещере!

— Чепуха! Я уже несколько часов лежу без сна и размышляю о собственной судьбе, но ничего за это время не слышал, кроме твоего мелодичного храпа, похожего, кстати, на звуки тромбона. Тебе, видно, снились аплодисменты, крики «браво» и «бис», которыми завершится завтра наше представление? Ложись-ка лучше снова спать, Макс, да похрапи еще немного.

— Что ж, возможно, вы и правы, доктор, но я действительно слышал, как…

И в пещере вновь стало тихо, затем опять послышался громкий храп, и мы вздохнули с облегчением. На цыпочках мы убрались с поляны и вернулись на тропу у водопада. Там мы уселись на здоровенный (хотя и совершенно ледяной) валун и принялись шепотом обсуждать сложившееся положение.

— Что же нам теперь делать? — спросила Люси.

— Кто они такие? — спросила Шарлотта.

— Откуда же Хильди знать, кто они такие, глупышка? — возразила сестре Люси. — Очевидно, разбойники.

— А второй говорил о каком-то представлении, — заметила Шарлотта. — Так, может, они просто актеры? Тогда они не причинят нам вреда и даже, возможно, позволят остаться вместе с ними в пещере!

Я тоже так думала. Но разве можно знать заранее? Да и актеры, странствующие комедианты, циркачи — народ ненадежный; у них все сплошные фокусы и смена обличий. Они у нас часто останавливались в «Веселом охотнике» и порой платили нам фальшивыми монетами, с которых слезала вся позолота, стоило повозке этих трюкачей скрыться из виду. А иной раз мы обнаруживали, что наши добротные льняные простыни в результате какого-то ловкого фокуса за одну ночь превратились в латаные ситцевые тряпки. Нет, голоса тех людей в пещере звучали вполне безобидно, но я им все равно не доверяла.

— Придется нам подняться в хижину горных егерей, мисс Люси, — сказала я. — Это еще час ходьбы… Зато там значительно выше, а значит, и безопаснее.

— Еще целый час идти? — в ужасе переспросила Шарлотта.

Она и правда чуть не падала от усталости. Все возбуждение прошло, и, по-моему, сейчас она предпочла бы встретиться лицом к лицу даже с самим Диким Охотником, лишь бы снова оказаться в мягкой, теплой кроватке.

— Ничего не поделаешь, придется потерпеть, — с нарочитой суровостью заявила я ей. — И вам, и мисс Люси. Не забудьте: мне-то завтра утром обязательно нужно быть в замке и сделать вид, будто я понятия не имею, что вы куда-то пропали. А вам можно хоть весь день валяться в хижине и спать сколько угодно. Ладно, пошли, а то уже совсем поздно.

Я рывком поставила Шарлотту на ноги, и мы снова принялись карабкаться по склону горы, продираясь сквозь заросли кустарника и спутанную жесткую траву, росшую вдоль ручья, пока не вышли на совершенно голый каменистый участок значительно выше пещеры. За все это время мы не сказали друг другу ни слова, но не потому, что так уж необходимо было хранить молчание, нет. Мы настолько устали, что у нас просто не хватало дыхания, чтобы вытолкнуть слова изо рта.

Наконец мы добрались до хижины горных егерей. Она, как и всегда, стояла незапертой. У очага лежала охапка сухих дров (совершенно, впрочем, для нас бесполезных, потому что трутницы у нас с собой не было), а на деревянных кроватях имелись даже соломенные тюфяки, на которых вполне мог отдохнуть любой путник, случайно застигнутый в горах пургой. Люси даже вскрикнула от восторга, такой уютной показалась ей эта хижина, а вот Шарлотта ни слова вымолвить не смогла, настолько она была измотана, бедная девочка. Я поскорее уложила ее на одну из кроватей, сняла с нее башмаки и чулки (которые так и не успели высохнуть после нашей ходьбы по ледяной воде), как следует растерла ей ноги и надела сухие чулочки. Потом я накрыла ее сверху еще одним тюфяком, и теперь она стала похожа на небольшой холм шуршащей соломы. Но она об этом и не подозревала: сразу заснула, а через минуту спала и Люси. Потом заснула и я, сперва заставив себя представить, сколько драгоценных мгновений сна мне будет отпущено, прежде чем наступит рассвет и разбудит меня.

Казалось, я спала не более пяти минут. Было все еще темно, но в воздухе уже чувствовалось некое нетерпение, как обычно перед рассветом. Уже самозабвенно распевала снаружи какая-то птица. Я еще минутку полежала неподвижно. Потом журчание ручья и сонное дыхание девочек окончательно разбудили меня. Я совершенно проснулась, словно у меня над ухом кто-то хлопнул в ладоши, и села. «Который же теперь час? — думала я. — Успею ли я вернуться в замок до того, как все встанут?»

Я обулась, поплотнее закуталась в свой старый, драный плащ, чтобы как можно лучше защитить себя от ледяного дыхания гор, и тихонько тряхнула Люси за плечо.

— Мисс Люси! Мисс Люси! Мне пора идти! Надо успеть вернуться в замок. Но потом я обязательно приду, если смогу!

— Ой, только ты обязательно приходи! Хорошо, Хильди?.. — Люси тоже почти проснулась, но ей явно не хватало моей бодрости и решительности. Она все еще зевала, терла глаза, а лицо ее было бледным от тревоги. — Ты должна вернуться, слышишь? Иначе я просто не знаю, что мы будем делать…

— Я постараюсь! — шепнула я тихо, чтобы не разбудить Шарлотту, которая вдруг завозилась, подтянула повыше свое соломенное «одеяло» и совсем скрылась под ним. — Я, честное слово, очень-очень постараюсь! Хотя сбежать от нашей бдительной фрау Мюллер, которая мне спуску не дает, не так-то просто… — Но тут в голову мне пришла одна мысль: — Знаете, что я вам скажу, мисс Люси, если я сама не смогу прийти, то обязательно пришлю кого-нибудь, чтобы отнес вам еду и трутницу. Хорошо?

— А как мы узнаем, что этого человека именно ты прислала? Вдруг это окажется ловушкой? — И Люси попыталась выбраться из-под тюфяка и сесть. — Нам нужен пароль!

— Да, верно… Только мне уходить пора…

— Погоди, дай подумать… Ох, что бы такое выбрать? — От волнения она даже руками замахала, потом прижала пальцы к губам, широко открыла заспанные глаза и выпалила: — Челтнем!

Я такого слова даже не знала и попыталась произнести его вслух, чтобы не забыть.

— А что это такое? — спросила я.

И Люси сказала, что это название одного местечка в Англии, где они с Шарлоттой ходили в школу для девочек[2].

Я пообещала, что пароль не забуду и кто-нибудь — либо я, либо кто-то другой (хоть я и не представляла себе, кто бы это мог быть, если только я не уговорю своего братца Петера вылезти из подвала) — непременно доберется до горной хижины и принесет еду, питье и трутницу, чтобы можно было разжечь огонь. Люси кивнула и, снова нырнув под свой тюфяк, свернулась клубком и мгновенно уснула.

Небо быстро светлело. Надо было торопиться, пока кто-нибудь не обнаружил, что меня всю ночь не было к замке. Я бегом сбежала по склону горы, ломясь сквозь заросли, и помчалась по дороге с такой скоростью, словно за мной гнался сам Замиэль. В замок я влетела (снова пройдя через конюшни и чувствуя теплое дыхание лошадей, беспокойно переступавших с ноги на ногу и удивленно взиравших на мокрое, дрожащее, задыхающееся существо, которое на цыпочках пробиралось меж стойлами и опасливо высматривало, нет ли кого во дворе), когда колокол на башне пробил шесть. Что ж, лучше и быть не могло: как раз в это время я обычно вставала.

Пяти минут мне вполне хватило, чтобы подняться в свою комнатушку под самой черепичной крышей, где вечно гуляли сквозняки, переодеться, сбежать вниз, на кухню, и приступить к привычным заботам — приготовить растопку для очага, принести воды из колодца, раздуть огонь, чтоб заревел и запылал во всю мощь, потом отнести полный совок полыхающих углей в комнату фрау Мюллер и растопить там камин, потом растопить камин в большом зале и поставить на плиту кастрюльку с водой, чтоб вскипела и можно было приготовить кофе для фрау Мюллер (она пила кофе раньше всех в доме). Затем следовало сварить кофе для графа, поставить кофейник и чашку на поднос и отнести ему. Затем — накрыть на стол к завтраку для нас, слуг (для этого, правда, особых усилий не требовалось, потому что всем подавали постную овсянку — фрау Мюллер завтракала с нами вместе и строго следила за расходом сливок и сахара), и, наконец, накрыть на стол к завтраку для семьи графа.

Тем временем встали остальные слуги и тоже принялись за работу. Фрау Вензель у плиты помешивала овсянку, фрау Мюллер за столом прихлебывала кофе, изучая сегодняшнее меню и список работ, которые нужно сделать по дому. А мне пора было начинать играть свою роль, ибо теперь я должна была пойти и разбудить девочек.

Я старательно потрясла пустые кроватки и раздернула шторы на окнах.

— Мисс Люси! Мисс Шарлотта! — окликнула я их, хотя и не слишком громко.

Разумеется, ответа не последовало. Я выждала минутку, потом окликнула их снова несколько громче, заглянула под кровати, в гардероб, в ванную комнату, в коридор, в соседние гостевые комнаты, стоявшие пустыми, где все было покрыто толстым слоем пыли. Затем я снова позвала девочек, стараясь (ох, я стала просто настоящей артисткой!) вопить как можно громче и испуганней:

— Мисс Люси! Мисс Шарлотта! Где же вы?

«Ну так, зрители должны быть довольны!» — решила я и помчалась вниз.

— Фрау Мюллер! Мисс Люси и мисс Шарлотта… Их там нет!

— Где нет? Что ты хочешь этим сказать, девчонка?

— Наверху, в кроватках… И нигде! Я не смогла их отыскать…

Короче говоря, через десять минут все слуги в доме уже старательно искал и девочек, а секретарь Снивельвурст, извиваясь всем телом, потащился сообщать об их исчезновении графу. Я старалась не думать о том, что он может ему сказать, и вместе со всеми металась по комнатам, искала в кладовых, в подвалах, в конюшнях, окликая девочек по имени в каждом коридоре, на каждой лестничной площадке и ни на минуту не забывая о своей роли. Чем дольше мы будем искать их, тем лучше и безопаснее для них. Опасно станет, только когда поиски выплеснутся за пределы замка. Но я все же постараюсь еще немного оттянуть этот момент.

— Ваша милость, — сказала я графу, который в страшном раздражении грыз ногти на правой руке, а в левой держал огромную кружку кофе, от души сдобренного бренди. Он стоял возле камина в большом зале, раздавая приказания слугам, и с каждой минутой лицо его становилось все более грозным. — Ваша милость, я, по-моему, знаю, куда они могли пойти!

— Что? Куда? Говори, мерзкая девчонка!

Я сделала книксен и торопливо заговорила:

— Через деревню, ваша милость, и прямиком в долину Шелкхорн, если угодно, а потом…

— Зачем это? Откуда тебе это известно? Ты что, помогала им?

— Ох, нет, ваша милость, что вы! Но я слышала, как они говорили о реке и о том, как хорошо было бы поплыть по ней к озеру. Они, наверное, пошли туда просто так, желая позабавиться, да сбились с пути. Ну а вчера как раз в том направлении проходили цыгане…

Вот именно! Цыгане! На цыган можно свалить что угодно — от исчезновения наследника старого графа, которое случилось двадцать лет назад, до сегодняшнего происшествия. Разумеется, никаких цыган и в помине не было, но это, возможно, на какое-то время собьет графа Карлштайна со следа.

Он гневно на меня глянул, и мне показалось, что сейчас он меня ударит. Сжав кулаки, он тряхнул кружкой, и крепкий кофе выплеснулся с шипением прямо на красные угли в камине. Не обращая на это внимания, граф резко повернулся и крикнул:

— Эй, Ленц! Шаффнер!

Явились его лакей Йохан Ленц и конюх Адольф Шаффнер, которым он тут же велел взять ружья и отправиться через деревню в долину Шелкхорн.

— Эта девчонка пойдет с вами, — сказал граф, — и если она будет идти слишком медленно, можете ее бросить, а сами ступайте вперед. Да пошевеливайтесь! Я хочу, чтобы девчонки сегодня же вернулись домой, ясно? — Он быстро повернулся и вышел на крыльцо, чтобы созвать всех остальных слуг — егерей, старого садовника, псаря, каретника, кучера, — всех, кого мог найти, а я, накинув свой старенький плащ, который еще не успел просохнуть после ночного путешествия по горам, поспешила следом за Йоханом и Адольфом.

Утро выдалось чудесное, солнечное, и преследователи были полны охотничьего азарта. Они согласились с моими предложениями насчет того, где им следует искать в первую очередь, и позволили мне дожидаться их в деревне, так что мы расстались на мосту, и они, насвистывая, пошли дальше по дороге, а я поскорее бросилась в таверну «Веселый охотник». Но не успела я войти в дом, как поняла, что там царит странная, прямо-таки невиданная суета. Остановившись в дверях, я даже глаза от изумления протерла.

Целая шеренга незнакомцев, спорящих, толкающихся, яростно жестикулирующих и говорящих одновременно на трех или четырех различных языках, выстроилась перед сержантом Снитчем, который сидел за самым большим нашим столом и вид имел крайне суровый. Хотя, если честно, не столько суровый, сколько напыщенный. Да и за воротник Снитч, похоже, залил изрядно.

— Следующий! — выкрикнул он, и первый из тех, что выстроились возле него в длинную очередь, шагнул вперед и предъявил какие-то документы.

«Интересно, что все это значит?» — подумала я и решила пойти на кухню и спросить у мамы.

— А кто его знает? — пожала она плечами. — Сержант вбил себе в голову, что где-то поблизости скрывается опасный преступник, и теперь заставляет всех наших клиентов предъявлять документы. Ишь, какое столпотворение устроил! А я все думаю, как там наш Петер в подвале? Ему ведь все слышно, и он наверняка умирает от любопытства, мечтая узнать, что здесь происходит, а я боюсь, что, если пойду туда сама, этот сержант возьмет да и на кухню заглянет. Ох, честное слово, я этого мальчишку просто придушить готова! Одни неприятности от него! А ты-то что тут делаешь, Хильди? Или это та дама послала тебя за своим багажом?

— Какая дама? — удивилась я, тщетно надеясь ввернуть словечко и рассказать ей о девочках. Вдруг она снова сумеет им помочь? Но мама не могла отвести глаз от кухонной двери и от происходящего в зале. — Мам! — окликнула я ее. — Ты про какую даму говоришь?

— Так разве она в замок не приходила? Я думала, ты встретила ее, когда шла в деревню. Сержант Снитч и констебль Винкельбург велели ей убираться из деревни, потому что у нее, видите ли, какие-то бумаги не в порядке, а она в ответ посоветовала им заниматься своим делом и не совать нос в чужие (да так высокомерно с ними разговаривала, как знатная дама, ей-богу!) и во весь голос заявила, что никакой сержант или констебль, как и никто другой, не помешают ей сходить в замок засвидетельствовать свое почтение графу Карлштайну и повидать ее дорогих девочек.

— Ее девочек? Господи, да кто же она такая?

— Звать ее мисс Давенпорт. Она в Англии учительницей была, в каком-то Челтенхайме или как он там называется. А мисс Люси и мисс Шарлотта были ее ученицами. А теперь она путешествует, вот и решила заехать сюда и повидаться с ними… А что? В чем дело-то?

А в том, что от удивления мне даже сесть пришлось. Их учительница! Из Челтнема! Приехала их повидать! Сейчас она пойдет прямо в замок и… Я должна непременно с ней поговорить! Если поспешу, то, возможно, сумею ее перехватить.

— Какой дорогой констебль Винкельбург ее повел? — спросила я.

— Не знаю! Сержант велел ему отвести ее к границе прихода да там и оставить. Он и так уже был сердит, а после слов этой дамы решил во что бы то ни стало настоять на своем. Ты же знаешь, какой он. Прямо стыд и позор! Такая милая дама! И она ведь только-только приехала! Правда, она заявила, что бывала в переделках и похуже. Она, например, рассказала, что, когда занималась какими-то там исследованиями на острове Борнео, тамошний вождь племени охотников за головами приговорил ее к смерти, а она взяла да и застрелила его, а потом сбежала! Ты бы видела, какое у констебля после ее рассказа было лицо!..

— Мам, послушай… — И я быстренько рассказала ей все.

Она так и села, раскрыв от удивления рот. Потом подняла вверх руки, точно сдаваясь, и воскликнула:

— Все! Больше я ничего не желаю слушать! И в подвал тебя не пушу, не то ты и своего братца подговоришь сунуть нос в это дело. А ему только того и надо — лишь бы предлог нашелся, чтобы в горы выбраться да на гусей поохотиться! Неужто не понимаешь, что твой брат закон нарушил? А это настоящими неприятностями грозит, а какими-то глупостями. И нечего тут болтать насчет привидений, духов и демонов всяких! Отправляйся-ка лучше сама в горы да приведи бедных малюток домой! Ты же их до смерти перепугала своими сказками. Немедленно ступай туда, слышишь? Да иди же!

Мама мне не поверила… Да еще и рассердилась. Конечно, не по-настоящему, это-то я хорошо видела. Она просто очень беспокоилась и из-за Петера, и из-за девочек и опасалась, как бы я не попала в беду и не лишилась места в замке. И ничего объяснить ей мне не удалось.

— Хорошо, я пойду, — сказала я, твердо зная, что и не подумаю никуда идти, и встала. — Но ты ведь никому не скажешь, правда?

— Глупая ты девочка, — только и сказала она таким тоном, что мне осталось только повернуться и выйти из кухни.

Я шла через зал, когда услышала знакомый голос, заставивший меня замереть на месте.

Рядом со мной была лестница, и я нырнула под нее, увидев, что в зал спускаются двое совершенно незнакомых мне мужчин. Нет, я точно никогда раньше не видела этих людей. Скорее всего, это были новые постояльцы, приехавшие для участия в соревнованиях. Они остановились на лестнице, глядя в зал на сержанта Снитча и тянувшуюся к нему очередь. Меня ни тот, ни другой не заметили, потому что я спряталась в самом темном углу, и я услышала, как один из них сказал:

— Глянь-ка, Макс, а ведь этот жирный дурак документы проверяет…

Да, это был тот самый голос! Голос человека из пещеры!

Глава пятая

Я стояла не шелохнувшись.

— А у вас есть какие-нибудь документы, доктор Кадаверецци? — спросил тихонько тот, кого звали Макс.

— Пока нет, — отвечал первый. Как раз он и оказался обладателем того «актерского» голоса, да и выглядел в точности как актер: в шляпе с широкими полями и большим пушистым пером и в длинном черном плаще. Макс, видимо его слуга (во всяком случае, мне так показалось), был одет попроще. У него было честное веселое лицо, и я подумала: ах, если б мы знали это прошлой ночью!.. Уверена, этот Макс ничего плохого бы нам не сделал… Ну а доктор… Доктор был просто красавец, никто не стал бы этого отрицать: темные волосы, мужественные черты лица, крепкие белые зубы, блестящие глаза. И все же мне снова при взгляде на него пришла в голову мысль о том, что он актер. «Да, впечатление он произвести явно умеет, — думала я, — но доверять ему я бы, пожалуй, остереглась».

— Ну, и что же нам теперь делать? — спросил Макс.

— Предоставь все мне, — сказал доктор. — Не может быть ничего проще.

И он непринужденной походкой направился к очереди.

Встав в самый конец, он хлопнул по плечу какого-то типа и, когда тот обернулся, указал ему на окно и что-то сказал. Несчастный олух, конечно, уставился туда, а доктор тем временем вытащил у него из кармана документы. «Ах ты негодяй! — возмутилась я. — Теперь из-за тебя человек в беду попадет!» Но, увы, я ничего не могла поделать, оставалось только смотреть, что же будет дальше. Макс тем временем уселся на нижнюю ступеньку лестницы, буквально на расстоянии вытянутой руки от меня, но по-прежнему меня не замечая. Пока тот несчастный рылся в карманах в поисках документов, совершенно сбитый с толку, доктор Кадаверецци нахально пробрался вперед и сунул сержанту под нос чужие бумаги. Когда сержант осмотрел предъявленные документы, доктор жестом предложил ему встать и последовать за ним. Они подошли к лестнице, и я на всякий случай притворилась, будто протираю в самом дальнем углу пол.

— Я полагаю, — светским тоном спросил доктор, — вы ищете негодяя Бриллиантини?

«Бриллиантини? Где же я слышала это имя? Ах да! Это же мошенник, который бежал из женевской тюрьмы! Но неужели же это он?»

Сержант подозрительно посмотрел направо, налево, поклонился, встопорщил усы и промолвил вполголоса:

— Да, ищем! А вам-то откуда это известно?

— Я агент венецианской секретной службы, — тихо ответил доктор. — Но, как вы понимаете, это исключительно между нами!

— О, конечно! Слово даю! Разумеется!

— Короче, я тоже ищу этого мерзавца. Он обвиняется в совершении и нескольких поистине чудовищных преступлений в Венеции.

— Господи помилуй!

— Он очень опасен, понимаете?

— Правда?

— Да он вас пристрелит, сержант, и глазом не моргнет! Очень вам советую: постарайтесь близко к нему не подходить.

— Но я никогда…

— В дальнейшем нам лучше действовать вместе, сержант. Я готов передать вам все имеющиеся у меня сведения, а вы, в свою очередь, расскажете мне все, что вам уже стало известно.

— Прекрасно! Я готов!

— За его поимку обещано весьма приличное вознаграждение, но, я полагаю, ваше начальство уже вам об этом сообщило?

— Вознаграждение? Э-э-э… И сколько же обещано? Скажите, если вам не трудно.

— Любому, кто поможет поймать его, наше правительство пожалует особую медаль.

Глаза сержанта так и вспыхнули, он напыжился, словно медаль уже сверкала у него на груди.

— Медаль, значит? — переспросил он.

— Да, точнее, орден, — торжественно подтвердил доктор. — Орден Золотого Банана.

— Вот это да!

— Так что будьте осмотрительны, сержант, хорошо? И никому ни слова!

— Да что вы! Мне и в голову не придет…

— И прошу вас, расскажите мне все, что вам уже удалось выяснить, меня интересуют любые подробности.

— Ну разумеется! Мы с констеблем полностью к вашим услугам! Не беспокойтесь, мы посадим этого негодяя под замок! Он у нас мигом в тюрьме окажется!

Сержант браво отсалютовал доктору, повернулся кругом и… тут же растянулся на полу, споткнувшись о край ковра. Его шлем с высоким острием на макушке откатился под стол, за которым сидели Руди Голмайер с друзьями. Руди был старым приятелем нашего Петера. Он поднял шлем, старательно протер его рукавом и водрузил сержанту на голову.

— Спасибо, Голмайер, — сурово поблагодарил его сержант. — Приятно видеть, что и в этом захолустье у кого-то сохранились хорошие манеры. — И он с достоинством вышел из таверны, сопровождаемый громким хохотом и совершенно не подозревая, что причиной хохота послужило яблоко, которое Руди успел надеть ему на острие шлема.

Доктор Кадаверецци наблюдал за всем этим с явным удовольствием, а потом повернулся к Максу и сказал:

— Вряд ли у нас будут с этим типом какие-то неприятности.

И тут он увидел меня. И подмигнул! Он наверняка понял, что я подслушивала. Я просто не знала, что сказать. Я ведь поняла, что Бриллиантини — это он и есть, и он прекрасно понимал, что я обо всем догадалась, но, похоже, это его ничуть не тревожило. Была в нем какая-то гордая и одновременно детски невинная доверчивость, которая заставляла забыть о том, что он врун, обманщик и вор, и даже сам его обман превращала в веселую игру. Согнутым пальцем он поманил меня к себе и спросил:

— Как ваше имя, милая барышня?

— Хильди, господин мой.

— Ты здесь работаешь, да?

— Нет, господин мой, я работаю в замке, а сюда прихожу, чтоб матери помочь…

— Ах вот как? Хорошо. Тогда будь добра, передай своей матушке мои наилучшие пожелания и спроси, не согласится ли она повесить у себя на самом видном месте вот эту афишу?

Он жестом фокусника извлек из рукава свернутый в трубку огромный лист бумаги и с учтивым поклоном вручил его мне, точно рыцарь, взмахнув шляпой над самым полом.

Я развернула афишу и прочла:

Выставка ДОКТОРА КАДАВЕРЕЦЦИ!

Вы увидите чудесную КУНСТКАМЕРУ!

Она полян всяких

УДИВИТЕЛЬНЫХ ЯВЛЕНИЙ ПРИРОДЫ!

Это научные, магические, философские, механические,

спиритические и артистические феномены

НЕВИДАННОГО КАЧЕСТВА И КРАСОТЫ.

Выставка имела грандиозный успех!

Ее посетили коронованные особы

ЧЕТЫРЕХ КОНТИНЕНТОВ!

— Вы собираетесь здесь выступать, господин мой? — спросила я.

— Нынче же вечером!

Я была потрясена. Больше всего на свете мне хотелось увидеть настоящую кунсткамеру! Но ведь нужно было непременно позаботиться о Люси и Шарлотте, которые сидят без воды и без пищи в горной хижине, пока граф Карлштайн, сгорая от злости, разыскивает их. Доктор Кадаверецци и Макс о чем-то тихо переговаривались, и я отнесла афишу маме на кухню. Она обрадовалась не меньше меня. Она любила всякие представления и поэтому никогда не прогоняла бродячих актеров и фокусников, несмотря на некоторые их «артистические» привычки. Я заставила ее пообещать, что она подробно мне обо всем расскажет, и хотела уже выбежать из кухни, но тут мне снова пришлось нырнуть под лестницу. Прямо возле нее, болтая с Максом, торчал… мерзкий лизоблюд Снивельвурст!

— Ты уж извини меня, парень, — говорил он, ухмыляясь, — но я все-таки спрошу: не встречал ли ты поблизости от деревни двух маленьких девочек?

— Двух маленьких девочек? — озадаченно переспросил Макс. — Насколько маленьких?

— Десяти и двенадцати лет. А зовут их, соответственно, Шарлотта и Люси. Девчонки вели себя просто отвратительно, сбежали из дома от любящего дяди… Их дядя, граф Карлштайн, велел мне предложить весьма приличное вознаграждение любому, кто поможет вернуть их домой…

Я затаила дыхание. По-моему, даже невольно прижала пальцы к губам. Короче говоря, я шевельнулась, и Макс меня заметил. И посмотрел в мою сторону, а Снивельвурст, проследив за его взглядом, тоже увидел меня и воскликнул:

— Ага! — и принялся щелкать в воздухе пальцами, пытаясь вспомнить, как меня зовут. — Э-э-э… хм… Тебя ведь тоже девчонок искать послали, верно?

— Да, герр Снивельвурст, — ответила я.

— А куда мне их привести, если они вдруг найдутся? — спросил Макс.

— О, прямо в замок, молодой человек! Там спросишь графа Карлштайна. Только не обращай внимания на то, что эти девчонки тебе рассказывать станут. Это такие артистки! Вечно всякие истории выдумывают. Ни одному их слову не верь! Просто хватай их и тащи в замок, а уж граф Карлштайн тебя внакладе не оставит! Это я тебе точно обещаю!

— Ладно, отыщу я их! — пообещал Макс. Я только в отчаянии качала головой, глядя на него. — Мне бы сейчас деньжата очень пригодились. Что это с вами, мисс? Вам нехорошо?

— Да… — пролепетала я.

Мне годился любой способ, чтобы поговорить с ним наедине. Вид у него был очень даже дружелюбный, и я чувствовала: он мне поверит, даже если мне не поверит больше никто. Но поговорить с ним мне так и не удалось: Снивельвурст ловко перехватил мою руку и просунул ее под свою. Макс тут же повернулся и вышел из таверны. А мы со Снивельвурстом направились к замку.

— Пойдем-ка со мной, моя милая! — сказал он мне. — Мы прекрасно прогуляемся, довольна останешься.

Я едва переставляла ноги. Сперва я сделала вид, что у меня в башмак попал камешек, потом — будто я что-то забыла дома и мне непременно надо за этим сбегать. У меня была даже мысль грохнуться в обморок, да только вид у меня был уж больно здоровый. Снивельвурст ни за что не поверил бы. Кроме того, он прямо-таки волок меня за собой, обвив мою руку пальцами, точно плющ дерево.

— Согласись, приятно ведь иной раз побеседовать с человеком культурным, — бубнил он. — А я ведь очень образованный, я много учился…

— Правда? Ой, слышите? Церковный колокол звонит! Неужели уже так много времени? Придется, видно, мне бегом бежать, чтобы графу Карлштайну второй завтрак успеть приготовить…

— Не беспокойся, милая, графа в замке нет. Уехал он и своих гончих с собой прихватил, так что завтракать он не будет. А теперь позволь мне обратить твое внимание на некоторые весьма интересные виды. Живя в этой долине постоянно, ты, вероятно, даже внимания на них не обращала. Не у всех ведь глаза столь остры, как у меня! Ха-ха-ха!

Ох, этот тип был просто невыносим! «Как бы мне удрать от него?» — думала я. А он все тащил меня за собой, продолжая нудно рассуждать о вещах, которые я знала с рождения. Надо же, он все понимал совершенно не так, как надо, да к тому же вещал таким фальшиво-благожелательным тоном, что даже акула, по-моему, подавилась бы и подохла, если б вздумала эту белиберду проглотить! Но в конце концов я все-таки придумала, как от него отделаться. Идея была почти преступная, но она сработала. Наша река протекает совсем рядом с дорогой, и я, показав Снивельвурсту на воду, сказала:

— Ой, глядите, какая рыбина, герр Снивельвурст! Что же это за рыба такая?

— Между прочим, с этим вопросом ты попала прямо в точку — ведь я отлично разбираюсь в естествознании! Но сперва давай-ка спустимся поближе, вон на тот скалистый выступ…

И как только он повернулся ко мне спиной, я его столкнула вниз. Шлепнувшись в воду, он взревел, беспомощно шлепая руками и поднимая тучи брызг, а я завизжала, изображая ужас и полную растерянность:

— Ой, герр Снивельвурст! Вы упали!

— Да знаю я, знаю, что упал! Лучше помоги мне выбраться! Помогите! Спасите!

— Ох, вы сейчас утонете, герр Снивельвурст! Ох, вы уже скрываетесь под водой! Нет, я не могу на это смотреть!..

— Скорей! Вода ледяная, я сейчас совсем замерзну! Помоги же, не стой столбом! И перестань вопить! Вытащи меня!

— Но я… я не знаю, что делать! Сейчас сбегаю и позову кого-нибудь на помощь! Вы только не уплывайте! Я сейчас приведу мужчин с веревками, с баграми…

— Нет… нет! Не надо! Никого не зови! Лучше дай руку и помоги выбраться на берег. Ох, до чего же холодно!

Но я, не слушая его воплей, повернулась и бросилась прочь. Я бежала к деревне, слушая, как он там пускает пузыри, и втайне надеясь, что он все-таки не утонет. Опасности-то особой не было — река у нас мелкая, дно каменистое, твердое, а он не догадывается, что можно запросто встать на ноги, и продолжает орать и звать на помощь. Ничего, заработает простуду, зато урок получит хороший. Скоро я совсем выдохлась и перешла на шаг. Похоже, со вчерашнего дня я только тем и занималась, что бегала по горным склонам и чего-то пугалась. И почему это все сразу пошло наперекосяк? Почему так трудно оказалось спрятать на пару деньков двух маленьких девочек? Нет, придется все-таки постараться… Все равно иного выбора у меня нет. А если я успею отыскать Макса, прежде чем он найдет девочек, то, возможно, сумею уговорить его помочь нам… И я успела! Макса я увидела буквально за следующим поворотом дороги. Впрочем, нашла его не я одна: его уже обнимала какая-то молодая женщина (похоже, горничная знатной дамы) в хорошеньком коричневом пальто с аккуратным капюшоном, отделанным мехом. Мда… Их случайная встреча, если она, конечно, была случайной, оказалась для них необычайно счастливой. Во всяком случае, они обнимались и целовались так, словно поцелуй был только что изобретен и их попросили опробовать его в действии. Я замерла на месте в полном отчаянии. Ну что мне было делать? Ведь нельзя же прерывать людей в такую минуту, верно? Они бы этому явно не обрадовались… Как же быть? Я присела на сухой камень, торчавший из снега, и устало прислонилась к дереву, решив подождать, пока они меня не заметят сами.

— Ох, Макси! — наконец сумела выговорить девушка.

— Элиза, дорогая! И как это так здорово получилось, что мы с тобой здесь встретились? А где же твоя госпожа?

— Ох, Макси, ее арестовали! И я просто не знаю, что делать! Они там то ли документы проверяли, то ли что-то искали, а у нее какие-то бумаги оказалось не в порядке, и ваш толстый сержант велел своему тощему констеблю вывести мою госпожу за пределы прихода. А она рассердилась и шла так быстро, таща его за собой, что я за ними просто не поспела!

Ага! Значит, ее госпожа, по всей вероятности… та самая учительница! Что ж, ей, наверное, интересно будет меня послушать! А если нет? Она ведь учительница и, должно быть, сочтет историю о договоре графа с Диким Охотником «плодом воображения», как они любят выражаться. И может быть, даже скажет, что девочкам лучше всего вновь вернуться под крыло к графу Карлштайну, точно в тюрьму… Но если это так, то мне, наверное, лучше вообще НИЧЕГО этой Элизе не рассказывать? Ох, я совершенно не знала, что делать!

— А твой тромбон по-прежнему при тебе, Макси? — нежно спросила Элиза.

— Это вовсе и не тромбон, Элиза, а почтовый рожок, — поправил он ее с достоинством.

— А где же твоя прекрасная карета, Макс? Ты ведь в ней сюда приехал?

— Нет, любовь моя. В Женеве со мной случилась одна неприятность… А все из-за порции сосисок! — Рука об руку они медленно пошли по дороге, а я двинулась за ними следом — не могла удержаться и не подслушать рассказ Макса.

— Из-за порции сосисок? — удивилась Элиза.

— Вот именно, — похоронным тоном подтвердил Макс. — Доставив вас с мисс Давенпорт в Женеву, я зашел в таверну и заказал порцию сосисок и пиво, чтобы немного скрасить горечь разлуки с тобой. У меня был с собой мушкет, и я поставил его на пол возле своего столика. На всякий случай, понимаешь? А когда служанка принесла мне сосиски, я нечаянно нажал ногой на спусковой крючок да забыл, что ружье-то заряжено. Вот оно и выстрелило! И пуля перебила ножку стула, на котором сидел один старый господин…

— Боже!

— Он упал навзничь и, падая, ухватился за край моего стола — представляешь? — отчего тарелка с горячими сосисками, так и исходившими паром, взлетела в воздух, и проклятые сосиски посыпались служанке прямо за шиворот! Она взвизгнула, выронила свечу, которую держала в руке, и эта свеча подожгла мои штаны…

— Ох, Макси!

— Мне оставалось только выбежать наружу, что я и сделал, вопя во все горло и полыхая огнем на ветру, и прыгнул в корыто, из которого как раз пила моя старушка Дженни. Бедная лошадь своего хозяина не узнала, должно быть испугавшись пламени, и понеслась по рыночной площади, круша на своем пути прилавки с яйцами и яблоками, а потом свалилась в озеро вместе с каретой и всем прочим.

— Ах, бедняжка! Бедная старая Дженни! Неужели она погибла?

— Нет, ее вытащили, а вот карете моей конец пришел. В общем, пока я сидел в лошадиной поилке, на меня все разом накинулись — и служанка, и тот старый господин, и хозяин таверны… Пришлось встать и защищаться, а потом… потом меня арестовали.

— Арестовали? Тебя? Но за что?

— Ну, когда я встал, то оказалось, что штаны мои сгорели почти полностью, а у них там, в Женеве, насчет штанов очень строго. Пришлось мне продать и старушку Дженни, и свой мушкет, чтобы оплатить тот ущерб, который нанесла рынку моя лошадь, и тридцать дней провести в тюрьме за появление в общественном месте без штанов.

— Ох, Макси, бедненький ты мой!

— Зато в тюрьме мне повезло, Элиза. Я встретил там одного господина, попавшего туда по ошибке. Во всяком случае, сам он так утверждал. Это доктор Кадаверецци. Он странствующий фокусник, и у него есть настоящая кунсткамера. Я стал его личным слугой и помогаю ему показывать всякие волшебные фокусы! И все бы хорошо, да только в настоящий момент, моя маленькая голубка, в кармане у меня ни гроша, так что в ближайшем будущем я, к сожалению, не смогу на тебе жениться, как мы собирались…

— Ах, Макси!

Тут они, видно уже забыв, как надо целоваться, решили снова попробовать, просто чтобы вспомнить, как это делается, а я подумала: «Зря я их подслушиваю! Такая милая пара… Не заслужили они, чтоб их подслушивали!»

— А твой подарочек, Макси, до сих пор у меня! — сказала Элиза минуты через две. — Помнишь? Та смешная сломанная монетка на цепочке. — Она выудила ее из выреза платья и показала ему.

— На обручальное кольцо, Элиза, у меня денег не хватило, — сказал Макс, — да только монетка эта и вправду драгоценная. Она у меня с тех пор, как я себя помню. Я подарил ее тебе в знак своей горячей любви, дорогая…

И снова начались поцелуи…

«Нет, не станут они искать девочек, — решила я. — Скорее, весь день будут по дороге бродить да обниматься. Вряд ли они и меня-то заметили, даже если б я выскочила на дорогу прямо перед ними и стала бы корчить рожи, размахивать у себя перед носом скрещенными пальцами — на случай сглаза — и стрелять в них малиной из картонной трубки!» Теперь лишь один человек на свете мог помочь Люси и Шарлотте. И это была я.

Глава шестая

Можно было только гадать, когда же наконец у меня найдется время, чтобы подняться в горы и отнести девочкам еду и трутницу, так много работы навалилось, ибо нет в доме более занятого человека, чем горничная. Стоило мне появиться в замке, как на меня набросилась фрау Мюллер:

— Где ты была? Как, интересно, я должна управлять целой толпой слуг, если все они с утра пораньше разбегаются кто куда и когда им самим заблагорассудится? Тут какая-то дама пришла, желает с графом повидаться, так ведь ей и прислуживать некому. Сейчас же снимай свой мерзкий плащ и отнеси ей вина. Да побыстрее, девчонка!

— А кто это? — спросила я у фрау Вензель, нашей поварихи, бросая плащ на спинку стула и торопливо приглаживая волосы. — А я думала, граф на охоте со своими гончими.

— А тебе какое дело? — услышала меня фрау Мюллер. — Уехал, а потом приехал. Твоя беда в том, что ты места своего не знаешь, — разозлилась она. — Уж больно ты дружна с этими маленькими вертихвостками, которые из дому сбежали! Да и слава богу! Оно, по-моему, и хорошо, что сбежали, и ты, Хильди Келмар, уж больно много о себе возомнила! Смотри у меня! Быстро ступай в гостиную, не заставляй графа и его гостью слишком долго ждать!

Я, скрывая тревогу, поспешила наверх. Граф Карлштайн стоял у камина, а пухленькая, тепло одетая дама лет тридцати пяти сидела в самом лучшем кресле, держа спину очень прямо. Я еще не была уверена, что знаю, кто это, но что-то неуловимое в ее облике напоминало Люси и Шарлотту. Наверное, потому, что она тоже была иностранкой? А еще она была немного похожа на майстера Хайфиша: в ней, как и в нем, чувствовался удивительно сильный характер и прямо-таки стальное упрямство, да и глаза ее смотрели так же твердо, как у него. Вот только она, безусловно, была очень хороша собой, хотя, пожалуй, несколько резковата на язык. Она с явным любопытством посмотрела на меня своими ясными глазами и, похоже, хотела что-то сказать, но передумала и промолчала. Это просто удивительно, но выглядела она на редкость спокойной и естественной, а вот граф явно нервничал.

— Могу я предложить вам вина, мисс Давенпорт? — спросил он.

«Ну конечно! — вспомнила я. — Мисс Давенпорт!»

— Весьма любезно с вашей стороны, — промолвила она. — У меня такое замечательное настроение после этой прогулки, да и утро сегодня такое прелестное! Спасибо, граф, но я лучше выпью немного воды.

Она говорила с сильным акцентом, но совершенно уверенно и свободно, хотя некоторые ее фразы и звучали странновато. Графа, похоже, ее желание выпить воды совершенно сбило с толку, он не мог даже скрыть презрительной гримасы, когда она это сказала (грубиян этакий!), а я, сделав книксен, хотела уже броситься исполнять ее просьбу, но она вдруг остановила меня:

— А скажите, граф, не могла бы эта горничная позвать сюда девочек, чтобы я могла наконец с ними поздороваться? Я ведь в ваших краях долго задерживаться не собираюсь.

Я вопросительно посмотрела на графа Карлштайна.

— Прошу прощения, — сухо ответил он, — но это совершенно невозможно. Девочки больны. Обе.

Ему явно стало не по себе, когда он это сказал. Странно, но этот негодяй оказался никудышным лжецом! Мисс Давенпорт тоже сразу догадалась, что он лжет, и я заметила, как сверкнули ее глаза, когда она чуточку наклонилась к графу.

— Ах, как жаль, граф! Чем же они больны?

— У них лихорадка.

— В таком случае вы просто должны позволить мне их осмотреть. У меня, конечно, нет медицинского диплома, но я долгое время занималась медициной частным образом под руководством профессора Вюрмхеля из Хайдельберга. Скажите, граф, а кто их лечащий врач? Позвольте мне поговорить с ним. А воды я могу попить и после того, как осмотрю девочек. Пусть ваша горничная проводит меня в их комнату. — И она решительно встала и подошла ко мне.

«Так тебе и надо, Карлштайн!» — подумала я.

Но граф бросился к ней, словно случайно обжегшись о дрова в камине.

— Нет! Нет! Ни в коем случае! Я никак не могу этого разрешить! Они уже вне опасности, но врач не разрешил им ни с кем общаться, чтобы они снова не подхватили какую-нибудь заразу. Например, от путешественников, даже если эти путешественники — люди достаточно образованные, мисс Давенпорт. Ведь путешественники во время своих странствий бывают и в неблагополучных с точки зрения здоровья местах. Нет, нет, повидаться с ними я разрешить не могу. Мне очень жаль, но это так. Я нарушу свой долг, если позволю вам с ними увидеться.

Мисс Давенпорт внимательно за ним наблюдала. Вид у него и впрямь был такой, словно ему самому требовалась медицинская помощь: мертвенно-бледный, напряженный, кажется, вот-вот искры из глаз посыплются, на лице поблескивают капельки пота… Мисс Давенпорт рассматривала его, словно какое-то неведомое ей тропическое растение. Он попытался тоже взглянуть ей в глаза, но тут же отвернулся и потупился. После некоторых колебаний мисс Давенпорт снова села и спокойно сказала:

— Да, пожалуй, вы правы, граф Карлштайн. Так будет лучше.

Сложив руки на коленях, она быстро посмотрела на меня. Граф в эту минуту стоял ко мне спиной, и я успела несколько раз выразительно покачать головой. Обернувшись, граф заметил меня и сказал, нетерпеливо махнув рукой, словно желая, чтобы я поскорее убиралась вон:

— Ступай и принеси даме воды! Да побыстрее!

Я поспешила прочь. Когда я вернулась, они вежливо беседовали, по-моему, о погоде. Потом граф спросил, где мисс Давенпорт собирается остановиться, и я насторожилась, опасаясь, как бы он снова не отослал меня прочь. Но он не отослал, так что я услышала следующее: мисс Давенпорт прибыла в наши края, будучи полностью экипированной для длительного научно-исследовательского путешествия (она и прервала-то свои странствия всего лишь на день-два), так что ей будет вполне удобно в палатке, которой она пользуется постоянно, подобно краснокожим индейцам. Тем более, сказала она, в местной таверне полно народу, да и сержант Снитч запретил ей появляться в деревне. Тут граф опять гневно на меня воззрился, я поклонилась и вышла из комнаты.

«Я должна с ней поговорить!» — думала я. Но, увы, злые силы (и я все сильнее в этом убеждалась!) явно решили помешать осуществлению всех моих благих намерений. Потому что, как только я вернулась на кухню, ко мне бросилась фрау Вензель, наша повариха, плача от радости, и возбужденно заговорила:

— Ой, Хильди! Хильди! Как это замечательно, верно?

— Замечательно? Что тут такого замечательного? Что случилось?

— Знаешь, они нашли мисс Шарлотту! И привели ее в замок! Живую и здоровую!

Я так и села, не в силах скрыть изумление. Да уж, ничего не скажешь, «замечательно»! Я была просто вне себя от ярости. Я так и знала: эти глупышки вышли из хижины, спустились в деревню и Шарлотту поймали!

— А где она сейчас? — спросила я. — Пойду поскорей ее проведаю. Она наверняка захочет…

— Келмар! — послышался голос фрау Мюллер, и она, вытянув шею, точно рассерженная гусыня, возникла на пороге, отчего по кухне как будто холодный сквозняк пролетел. — Да, одну дрянную девчонку отыскали! Она сидит в башне, и навещать ее категорически запрещено. Слышишь? Не смей даже близко к ней подходить!

— Но где же она была? И что с ней случилось? И почему…

— Ты слышала? — оборвала меня фрау Мюллер. — По-моему, ты знаешь гораздо больше, чем хочешь показать. Учти: если ты хотя бы подойдешь к ее двери, я велю тебя выпороть как сидорову козу! И будь уверена, я это сделаю! Мало того!.. — Она с подозрительным видом оглядела кухню, погрозила мне пальцем и вышла столь же стремительно, как и появилась на пороге.

— Но почему мне нельзя подняться к Шарлотте? — спросила я у фрау Вензель, которая, в изнеможении откинувшись на спинку стула, слабо обмахивалась сегодняшним меню.

— Ах, милая, я бы на твоем месте с фрау Мюллер ни за что спорить не стала! У нее такой ужасный нрав — не дай бог ей на язык nопасться! Ох, сколько же здесь творится несправедливостей, Хильди, и мне со всем этим приходится мириться… Никто и никогда не позволил бы себе так со мной обращаться, а я все терплю… — Она раза два шмыгнула носом, несколько раз судорожно вздохнула, всхлипнула, и, похоже, самое страшное для нее осталось позади.

Пока она помешивала в сотейнике рагу, я сидела за с толом и мелко крошила морковь, потихоньку вытягивая из нее сведения о том, что произошло. А дело было примерно так: пока мисс Давенпорт беседовала наверху с графом Карлштайном, в ворота замка постучался один насквозь промокший господин (разумеется, Снивельвурст!), который дрожмя дрожал и прижимал к себе совершенно закоченевшую девочку. Снивельвурст, выбравшись на каменистый берег реки, в которую я его столкнула, совершенно случайно заметил Шарлотту, выходившую из леса. Он бы никогда ее не поймал, если б просто за ней погнался, но у него хватило хитрости (а вот благородства у него явно не хватало!) лечь на землю и начать звать на помощь… И Шарлотта, увидев, что на обочине дороги лежит человек, явно попавший в беду, вспомнила историю о добрых самаритянах и подошла к нему, чтобы помочь. И разумеется, он тут же стиснул ее запястье своими холодными скользкими лапами, торжествующе ухмыляясь при этом. В общем, он притащил ее в замок, но она, похоже, ни слова не сказала о том, где сейчас Люси и, самое главное, почему они решили убежать. Сейчас герр Снивельвурст, рассказывала фрау Вензель, сидит, опустив костлявые ноги в лохань с горячей водой, у камина в личных покоях фрау Мюллер, укутанный в одеяло, и глаза у него горят от выпитого бренди и сознания собственного героизма. «Жаль, что я его тогда не утопила, — думала я, стукнула бы но башке какой-нибудь палкой, и все! Когда теперь еще такая возможность представится?» Шарлотту заперли в чулане под кабинетом графа в наказание за гадкое поведение, как сказала фрау Мюллер. Но неужели я так и не сумела улучить ни минутки, чтобы пробраться туда? Нет, не сумела! Фрау Мюллер все утро не спускала с меня глаз, давая мне одно поручение за другим, и с каждой минутой настроение у меня все больше портилось. А после обеда она велела мне вычистить все столовое серебро, даже огромную супницу, украшенную изображениями горбатых дельфинов и пухленьких русалок, хотя этой супницей ни разу за последний год не пользовались. Серебряную утварь вытащили на свет божий и угрожающей грудой воздвигли на кухонном столе, и я принялась тереть каждый предмет мелким песочком, пока не исчезло даже самое маленькое пятнышко патины. И теперь мне прекрасно известно, куда девался этот проклятый темный налет, ибо к тому времени, как я вычистила все серебро, душа моя стала такой же тусклой и темной, как все эти вещи до чистки! А когда я снова убрала вычищенную посуду на место, мне велели вытереть пыль и подмести в покоях фрау Мюллер. А потом она сделала вид, что ей совершенно необходимо просмотреть все прошлогодние меню, и поручила мне разложить их по порядку — пыльные, древние, никому не нужные листочки с обтрепанными краями. Мне было ясно, что у нее на уме: она решила загрузить меня работой, чтобы держать подальше от Шарлотты. Весь день она так и нависала надо мной, но мысли о Шарлотте, запертой в башне, о Люси, бродящей в одиночестве по горам, и о мисс Давенпорт, которая совсем рядом и могла бы помочь, да только понятия не имеет о том, какая беда приключилась с ее девочками, крутились и царапались у меня в голове, точно злобные кошки в мешке. Через некоторое время граф Карлштайн снова уехал из замка, взяв с собой своих гончих, и тут настроение у меня совсем упало. Под вечер, когда фрау Мюллер велела мне отнести в гостиную охапку дров и зажечь там свет, я решила, что наконец-то у меня появилась минутка и я могу сбегать к Шарлотте, но мне снова помешали. В гостиной я наткнулась на Снивельвурста, храпевшего у камина, где едва теплился огонь, и нечаянно уронила тяжелые каминные щипцы на каменный бортик. Грохот разбудил его. Он вздрогнул, всхрапнул и резко сел. Увидев меня, он было снова сполз в кресло, но тут же окончательно проснулся и набросился на меня:

— Куда ж ты подевалась, когда я упал в реку? Я ведь надеялся, что ты помощь приведешь, а ты сбежала!

— Я и пошла за помощью! Ох как я бежала! Я так беспокоилась…

— А ведь я запросто мог утонуть! Это ты, я надеюсь, понимаешь? Все дело в том, что я очень хороший пловец, люди всегда удивлялись, как прекрасно я плаваю! Но течение в этой реке просто страшное… Меня чуть не утащило на дно… — Тут он вдруг расчихался, и я уже хотела уйти, но он остановил меня: — Погоди, я еще не закончил! Я хотел рассказать тебе, как мне удалось поймать эту противную, дерзкую девчонку. Тебе будет интересно послушать.

— Мне некогда, герр Снивельвурст, — сказала я. — Надеюсь, я еще не раз успею услышать эту историю.

Снивельвурст еще раз чихнул и поудобнее устроился в кресле, что-то проворчав себе под нос, и я наконец от него улизнула. И тут удача все же улыбнулась мне! Не знаю уж, смягчилось ли каменное сердце фрау Мюллер, но Шарлотте, по крайней мере, решили дать поесть. Фрау Вензель поставила на поднос полную тарелку супа, положила хлеб и яблоко и сказала, чтобы я отнесла его… нет, не в башню, конечно, а к фрау Мюллер, которая намерена сама отнести пленнице еду. Я взяла поднос и стала подниматься по каменной лестнице в верхние покои, а фрау Вензель у меня за спиной вновь принялась греметь кастрюлями и сковородками. Проходя по коридору мимо комнаты фрау Мюллер, я вспомнила, что на стене у нее висит запасной набор ключей от всех помещений в замке, за исключением кабинета графа. Мне понадобилось несколько секунд. Я проскользнула в ее комнату, поставила поднос на стол и стала судорожно высматривать в огромной связке ключей, висевшей на широкой доске за дверью, нужный мне ключ.

Наконец я его нашла и… сунула в тарелку с супом. Суп у фрау Вензель был густой, наваристый, вкусный, так что ключ, слава тебе господи, был спрятан надежно. Я взяла поднос и собралась уже выскользнуть в коридор, но тут дверь отворилась и вошла фрау Мюллер. Я так и застыла на месте. Она ничего мне не сказала, но глаза ее блеснули затаенным торжеством. Она молча взяла у меня поднос и жестом велела мне выйти из комнаты. Затем вышла сама, проскрипев противным голосом: «Жди меня внизу!» — и исчезла во мраке лестничного пролета. Я стояла у огня, горевшего в камине, совершенно раздавленная постигшей меня неудачей. Я чуть не плакала. Меня останавливала только мысль о том, что мои слезы доставят фрау Мюллер несказанное удовольствие. Прошел, по-моему, целый век, прежде чем на лестнице снова послышались ее шаги. Я повернулась к ней, но она не успела мне и слова сказать: парадная дверь с грохотом распахнулась, и на пороге возник граф Карлштайн собственной персоной, окруженный ледяными вихрями, точно целой армией вестготов. Из камина вылетело облако золы и мелких угольков, а свечи в светильниках замигали и погасли, даже тяжелые обвисшие гобелены зашевелились на стенах, словно им тоже стало холодно. Наконец граф захлопнул дверь, преградив доступ сквознякам, и фрау Мюллер тут же подбежала к нему. Она быстро заговорила, указывая на меня, и глаза графа гневно сверкнули — так сверкают покрытые вечными льдами горные вершины, когда летним днем над ними готова разразиться гроза. Сделав в мою сторону три быстрых шага, он замахнулся хлыстом, чтобы ударить меня по лицу, но я отскочила, и удар пришелся по плечу. Хоть я и была одета, но удар все же был настолько силен, что я вскрикнула от боли и страха и, спотыкаясь, бросилась прочь, потому что граф уже снова занес руку с хлыстом. Но убежать я не успела, и граф снова настиг меня, обрушив новый удар мне на шею, и тут уж я побежала со всех ног. Он обезумел от гнева. Он выкрикивал мне вслед такие страшные оскорбления, что я вся похолодела, а потом чем-то швырнул в меня. Не знаю, что это было, но попал он мне в спину, когда я уже почти пырнула за дверь, ведущую в людскую[3].

Удар был настолько сильным, что я еще несколько недель потом чувствовала боль. Влетев на кухню, я горько разрыдалась, но фрау Вензель, вместо того чтобы утешить меня, отвернулась и с напряженным от страха лицом принялась греметь какими-то ведрами и кастрюлями возле мойки. А через несколько секунд кухонная дверь широко распахнулась и на пороге возникла фрау Мюллер. Злобно вытягивая шею, точно гусыня, она наклонилась ко мне, и я увидела, что она вся побелела и лишь маленькая склеротическая жилка краснеет у нее на носу. Я так и впилась глазами в эту жилку, стараясь не встречаться с фрау Мюллер взглядом, а она закричала:

— Бери свой плащ, собирай пожитки и вон из замка! Убирайся! Немедленно! И не вздумай возвращаться!

Голова у меня кружилась, но я все же умудрилась сделать книксен. Мне казалось, что это просто дурной сон. А фрау Мюллер отступила в сторону, брезгливо подобрав подол и давая мне пройти. Мне хватило нескольких минут, чтобы собраться. А потом, страдая от боли и страха, потерпев полное поражение, я покинула замок графа Карлштайна и, спотыкаясь, побрела в деревню. С небес как раз повалил густой снег.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

(рассказанная разными людьми)

Рассказ Люси

Нет, нам, конечно, не следовало покидать хижину. Это была ужасная глупость! Но мы так хотели есть и так замерзли, что и оставаться там не было никакой возможности. И пусть мы поступили глупо, зато хоть с ума не сошли от голода и холода. В общем, мы вышли из хижины и побрели по горам.

Второй безумный поступок совершила Шарлотта. Я попыталась позвать ее назад, подражая голосу какой-то лесной птахи, во-первых, потому, что мне совершенно не хотелось себя обнаруживать, а во-вторых, потому, что, спрятавшись в густых ветвях, я совершенно отчетливо видела, что странная темная шевелящаяся куча одежды на берегу это насквозь мокрый господин Снивельвурст. Но мои попытки не увенчалась успехом, и Шарлотта так и не догадалась, что это я ее зову, и я в отчаянии все продолжала кричать по-птичьи, глядя, как она идет прямо в ловушку. A потом Снивельвурст ее схватил…

Все оставшееся утро и большую часть дня я бродила по лесу не в силах преодолеть чудовищную нерешительность и еще более чудовищный голод. Наконец в полном отчаянии я все-таки пошла в деревню и пробралась в таверну «Веселый охотник». Несмотря на высказанные Хильди опасения, я была уверена, что в этом теплом доме мне, конечно же, окажут какую-то помощь. Так оно и случилось, только совсем иначе, чем я того ожидала.

Войдя в таверну, я обнаружила, что там совершенно пусто, а на возвышении в одном из углов стоит весьма странный предмет. Я таких никогда в жизни не видела. Он был похож на шкаф, очень большой, значительно выше человеческого роста, и очень широкий, со множеством всяких выступов, ручек, загадочных окуляров, закрытых крышечками, окошечек с занавесочками, завязанных узлами веревочек и мистических символов. Сгорая от любопытства, я подошла поближе, желая его рассмотреть, и вдруг занавески раздвинулись, и прямо из шкафа вышел высокий человек.

Он был совершенно не похож ни на кого из тех людей, каких я видела прежде. На швейцарца он тоже был совсем не похож, скорее — на итальянца. И он был очень хорош собой. Он посмотрел на меня, и глаза его сердито блеснули.

— Ты моего слугу не видела? — спросил он.

— Нет, господин мой, — пролепетала я.

— Макс! — крикнул он. — Нет, это просто невозможно! Ну куда опять этот олух подевался?! Макс!

Он открыл шкаф, вытащил оттуда длинное одеяние, усыпанное знаками зодиака, и повесил его на одну из выступающих ручек.

— Простите, но… — начала было я.

— В чем дело, девочка?

— Вы не видели Хильди, господин мой?

— Никогда о ней даже не слышал. Подержи-ка это. — И он вручил мне человеческий череп. Я взяла его дрожащими руками, и он тут же предупредил: — Смотри не урони! Это череп Аполлония, великого греческого ученого[4]. Совершенно уникальная вещь!

— И что мне с ним делать?

— Пока просто подержи, — велел он мне. — А теперь подними-ка его повыше и внимательно посмотри ему в глаза. Старайся смотреть задумчиво, напусти на себя таинственный вид. Вот так! Отлично! А теперь замри и не двигайся.

— Но… прошу вас… Я попала в беду! Можно я теперь поищу Хильди?

— Тихо, детка! Ты идешь по лезвию бритвы и вот-вот оступишься и упадешь в царство Таинственного… — Незнакомец обошел вокруг меня, внимательно меня разглядывая, и наконец изрек: — А ведь, пожалуй, из тебя получится отличная ассистентка!

Я чуть не выронила череп этого Аполлония.

— Что? — выдохнула я. — Какая ассистентка? Что вы этим хотите сказать, господин мой?

— Ты ведь беглянка, верно?

— Ну… да… Но откуда вы знаете?

— Догадаться было нетрудно. Итак, что нужно тебе? Где-нибудь спрятаться. А что нужно мне? Мне нужен помощник, потому что мой слуга куда-то исчез. Вот ты и будешь моей ассистенткой. Как тебя зовут?

— Люси… А можно я здесь спрячусь? Вы меня не выдадите? Знаете, мне грозит ужасная опасность, а моя сестра…

— Тебя выдала? Какой позор! Но будь уверена — и это столь же точно, как то, что мое имя Данте Кадаверецци, — я никогда не предам беглеца! А теперь подай мне, пожалуйста, череп. — Он поставил череп Аполлония на место и принялся расставлять на маленькой сцене разные загадочные предметы.

— А вы тоже беглец, господин Кадаверецци? — спросила я, испытав некоторое облегчение.

Вид у него, правда, был довольно устрашающий, но я, как ни странно, чувствовала себя с ним в безопасности.

— Доктор Кадаверецци, если тебе будет угодно. Да, я шут, бродяга, — сказал он. Благородная, но очень ненадежная профессия. Как, ты сказала, твое имя? Люси? Нет, это не годится! Ты должна стать принцессой… Индийской? Перуанской? Нет, все это уже было… Ну конечно же! Ты будешь египетской принцессой! Ты будешь предсказывать… будущее, судьбу!

— Я? Буду предсказывать? Как это?

— Очень просто. За небольшую дополнительную плату любой сможет узнать свое будущее от загипнотизированной египетской принцессы. Тебя когда-нибудь гипнотизировали?

— Нет, никогда…

— Это очень легко. Ты закрываешь глаза, я совершаю несколько магических пассов, потом ты открываешь глаза и делаешь вид, что полностью загипнотизирована. Очень просто! Вот смотри!

Я встала, как он велел, и он притворился, будто гипнотизирует меня. Он был прав: это действительно оказалось очень просто.

— Ну, раз уж ты теперь принцесса, то у тебя должна быть корона и красивое платье. Ага! Вот это вполне подойдет… — Он обернул меня скатертью. — А что касается короны… Что ж, временно воспользуемся короной самого Шарлеманя[5]. — И он вытащил старинную золотую корону и осторожно водрузил ее мне на голову.

— Но ведь это, должно быть, совершенно драгоценная корона! — воскликнула я. — Вдруг я ее сломаю…

— Чрезвычайно драгоценная. Но я легко могу сделать точно такую же. Да, теперь я уверен: ты гораздо лучше моего слуги Макса! Он, конечно, парень добрый, хороший, но полный дурак. Когда я его гипнотизирую, он обязательно упадет, да еще и череп уронит, а иной раз так заденет шкаф, что все в нем вверх дном перевернет, или своей ножищей прямо на хрустальный шар наступит! А теперь давай я покажу тебе, как действует Летающий Дьявол. Вот здесь есть пружинка, которую ты должна спустить, когда я подам сигнал…

Я ничего не могла с этим поделать и еще часа два репетировала, старательно разбираясь в тех чудесах, что имелись у доктора в шкафу. В итоге голова у меня пошла кругом, руки заныли от усталости, и доктор, увидев, что я уже не стою на ногах, наконец разрешил мне немного передохнуть и велел подать нам вина и закуску. А я не смела даже сказать ему, что страшно голодна. У него был очень властный характер, и он полностью меня себе подчинил.

Мы минут десять передохнули, и доктор велел мне снова приниматься за работу. Я все пыталась рассказать ему о Шарлотте и о том, в какую беду мы попали, но он, даже слушая меня, думал, я уверена, только о предстоящем представлении. Он то и дело вскакивал, принимаясь описывать только что придуманный им фокус, и заставлял меня немедленно в нем поучаствовать, а потом повторять и повторять без конца, пока все у меня не начинало получаться блестяще. И уже к вечеру я была совершенно убеждена, что попала в руки к одному из самых сложных и удивительных представителей рода людского, то есть к гению.

Время пронеслось незаметно среди сменявших друг друга черепов и хрустальных шаров, летающих дьяволов и колоколов судьбы, игральных карт и волшебных сломанных часов. Я нажимала на самые разнообразные ручки и рукояти, что-то без конца включала и переключала (я даже вообразить себе не могла, что в одном-единственном шкафу может быть столько всего!), и наконец у меня возникло ощущение, что если меня раньше никогда и не гипнотизировали, то сейчас-то я точно нахожусь под воздействием гипноза. А когда часы на стене пробили девять, доктор Кадаверецци быстро завернул меня в скатерть, водрузил мне на голову корону, прошептал последние наставления, втолкнул меня в шкаф и закрыл дверцу.

Тьма окутала меня. Я слышала, как собираются зрители. Представление должно было вот-вот начаться.

Рассказ Хильди

Поскольку теперь не было никакого смысла даже начинать поиски Люси, я осталась на дороге (хотя бешеные порывы ветра и грозили меня с нее сдуть) и снова повернула в деревню, мечтая поскорее оказаться в нашей теплой кухне. Мама мне очень обрадовалась и долго встревоженно кудахтала над той отметиной, которую хлыст графа оставил у меня на шее. Потом она усадила меня за стол, подала мне тарелку супа, налила вина и снова принялась за работу: она прямо-таки с ног сбивалась — столько в гостинице было постояльцев.

В зале гремели песни, звенела посуда, слышались взрывы смеха и без конца раздавались требования подать еще угощения и вина, да такие громкие, что гремели ставни на окнах. Элиза и Ханнерль бегали туда-сюда как заведенные — в зал с тарелками, полными исходящих паром сосисок, тушеной капусты и клецек, и на кухню с горами пустых тарелок и грязных стаканов, которые, завершив круг, неизменно оказывались в раковине, возле которой я вскоре встала, по локоть погрузив руки и горячую воду. Это было, конечно, гораздо проще, чем скитаться в снегах, как король Венцеслас, тщетно надеясь отыскать какие-то следы Люси. Да мне и думать-то об этом было некогда — то и дело прибывала новая гора грязной посуды и, опасно кренясь, воздвигалась на краю мокрого стола возле раковины, и мне снова приходилось мыть и чистить.

Но больше всего сейчас мне хотелось поговорить с Петером! Впрочем, надеялась я, чуть позже мне удастся выкроить четверть часика и спуститься в подвал…

— А что это у нас так много народу? — спросила я у мамы, когда она на минутку забежала на кухню.

— Ах, это все из-за представления, которое сегодня устраивает доктор Кадаверецци! Я думала, ты знаешь. Все в долине только о нем и говорят.

— Да-да, я тоже о нем слышала, просто забыла. Ведь это же он дал мне ту афишу, чтоб ты ее на стену повесила.

— Так он потом даже хотел отменить представление, потому что…

— А что случилось?

— Да слуга его куда-то исчез! Впрочем, откуда тебе знать, ты же в замке была. Ну, во-первых, сержант Снитч затеял тут дурацкую возню с проверкой документов, вот слуга доктора Кадаверецци и исчез. Видно, сбежал куда-то. А доктору было нужно, чтобы он помог ему подготовить этот здоровенный шкаф. Не знаю уж, что он там с ним делает, но шкаф этот, честное слово, кого хочешь испугать может. В общем, он своего парня найти так и не смог. Его и до сих пор нет. А потом он, видно, нашел себе другого помощника, потому что сказал мне, что теперь все в порядке и выступать он все-таки будет, только пусть днем в зал никто не заглядывает, потому что ему надо порепетировать. Я, конечно, согласилась, и он ушел довольный. Очень воспитанный и учтивый господин! А уж собой как хорош! Знаешь, Хильди, если утром меня дома не найдешь, знай: твоя мать сбежала с доктором Кадаверецци!

«Ну и ну, — подумала я, — а мама-то влюбилась!» Конечно, не по-настоящему. Просто вокруг накануне соревнований царит невероятное возбуждение, да еще этот артист вдруг в нашу гостиницу пожаловал, да еще мама, наверное, вина как следует хлебнула — запотевшую бутылку я заметила в уголке. Иначе она никогда не позволила бы себе вести подобные разговоры, а уж если бы тут оказался Петер, так он сразу стал бы ее вышучивать и хохотать во все горло. Ну что ж, по крайней мере, она на какое-то время перестала так сильно о нем тревожиться. В общем, пока что самое главное — это Люси, напомнила я себе. Я, правда, сразу же спросила о ней у матери, как только добралась до гостиницы, и она ответила, что Люси сюда не приходила и никто в деревне ее не видел. Мне оставалось только надеяться, что все обойдется.

Представление доктора Кадаверецци было назначено на девять вечера. Когда старые деревянные часы в таверне пробили девять, в зале уже стоял невообразимый шум. Казалось, он окутал все вокруг плотной пеленой. Впрочем, наверное, это был просто трубочный дым, ведь зрителей собралась целая толпа, и многие курили блестящие китайские трубки. Местные жители — люди в основном молчаливые, с обветренными красными лицами, но сейчас эти лица были настолько оживлены и на них было написано такое ожидание радости, словно все эти люди, сговорившись, затеяли веселую шутку, о которой остальные и не подозревают. Многие пришли издалека и оделись так, будто сами собрались на сцене выступать. Были там и местные крестьяне, коренастые, медлительные, похожие на пожилых медведей, и темноволосые южане, своей суетливостью напоминавшие обезьян, и бледнолицые обитатели северных лесов. Были и те, которые ни слова не могли сказать по-немецки и чуть ли не на пальцах показывали, что им нужно. А жители высокогорья отличались от остальных по-летнему загорелыми лицами и ясными прищуренными глазами, привыкшими смотреть на ослепительно сияющие вечные снега. И все они, разумеется, собрались здесь, чтобы принять участие в соревнованиях по стрельбе. Ну, наших-то, деревенских, я сразу узнала: все они были приятелями Петера, с мальчишески хриплыми голосами, грубоватыми, чересчур вольными и самоуверенными манерами и вечными попытками поухаживать за Элизой и Ханнерль. Детишки с широко раскрытыми от любопытства глазами держались за материнские юбки, а их отцы потягивали вино и что-то энергично обсуждали с приятелями. Ну, а стариков больше всего заботило то, как бы поудобнее устроиться да раскурить трубочку.

И вот, когда многочисленные зрители уже расселись по местам, а сзади примостились Элиза и Ханнерль — каждая с кухонным полотенцем на плече и молодым ухажером под боком, чтоб было с кем перекинуться словом во время перерыва. Даже мы с мамой вышли из кухни и встали у запотевшего окна, за которым уже начинал идти снег.

В общем, когда все было готово и представление должно было вот-вот начаться, я получила первый из двух сюрпризов, выпавших на мою долю в тот вечер. Входная дверь вдруг открылась, и следом за сияющим, чихающим и потирающим замерзшие руки секретарем Снивельвурстом, волосы которого тем не менее были тщательнейшим образом расчесаны и напомажены, как у Наполеона, а красный простуженный нос напоминал спелую вишню, на пороге возникла темная, грозная фигура моего бывшего хозяина, графа Карлштайна. Он посмотрел прямо на меня (а я стояла так близко, что могла бы плюнуть ему в глаза, если б захотела) и… поклонился! Вид у него при этом был настолько торжествующий и гнусный, что мне показалось, на меня пахнуло чем-то отвратительным, словно у графа во рту был гнилой зуб. Вокруг тут же все притихли — и те, кто хорошо знал графа, и те, кто его не знал вовсе, но по одному его виду догадался, что при нем лучше не высовываться.

— Добрый вечер, — проскрипел граф Карлштайн. Как всегда, когда он пытался изобразить добродушие, в его голосе отчетливо слышался скрежет металла. — Я наслышан о чудесах, которые демонстрирует доктор Кадаверецци, и мне тоже захотелось посмотреть это представление.

Снивельвурст уже велел кое-кому из зрителей потесниться, так что через минуту граф Карлштайн и его суетливый, гнусавый, хлюпающий носом секретарь уже уселись, им принесли вина, и доктор Кадаверецци, который, видимо, следил за происходящим из-за занавеса, объявил, что представление начинается. Сперва послышался звон колокола, точнее, китайского гонга, который сопровождался рыком невидимых драконов и ароматом опиума. Занавес раздвинулся, и возле кунсткамеры в луче ослепительно яркого и немного зловещего света возник доктор Кадаверецци, учтиво кланяясь и внимательно оглядывая всех и каждого большими блестящими глазами. Послышались аплодисменты, которых он, по-моему, пока что ничем не заслужил, кроме довольно эффектного появления и весьма импозантной внешности. Но некоторым ведь интереснее смотреть, как кто-то свои башмаки чистит, а не восторгаться смельчаком, который идет по туго натянутому канату над клеткой с голодными тиграми. Тут все дело, видно, в гипнозе. Доктор Кадаверецци поднял руку, и аплодисменты стихли.

— Друзья мои, — сказал он, — вы, несомненно, видели немало странствующих комедиантов, предсказателей, актеришек, готовых изображать любого от Арлекина до Юлия Цезаря и Гамлета? Конечно же, видели. Так вот: прошу не путать меня с подобными «артистами». Я всю жизнь провел в одиночестве, стремясь к знаниям, и имел честь служить многим монархам. Я служил врачом в Индии, у одного из Великих Моголов, я был тайным советником благородного Альфонсо, короля Бразилии. Я рисковал жизнью, исследуя самые дикие уголки нашей планеты, куда никогда прежде не ступала нога путешественника. И плоды моих исследований, мои сокровища, которые я собирал всю жизнь, — здесь, перед вами, в этом волшебном шкафу!

Опять прозвенел гонг. Зрители притихли.

— Для начала, — объявил доктор Кадаверецци, — я бы хотел представить вам моего личного слугу — одного небольшого демона, которого я привез из Лапландии. Эй, Прыгун, ко мне! — И доктор щелкнул пальцами.

Из шкафа вместе с облачком дыма, сопровождаемое громким свистом, вылетело маленькое красное существо с рогами и усами и аккуратно уселось ему на ладонь. И сразу же возникло замешательство, потому что граф Карлштайн пренебрежительно фыркнул и заявил:

— Да это же всего лишь кукла на пружинке! Жулик он, ваш доктор!

Кое-кто, услышав его слова, согласно закивал, а доктор Кадаверецци стал мрачнее тучи. На секунду мне даже показалось, что представлению конец, ведь здешним людям не так-то просто угодить, и в этом не раз убеждались на собственном горьком опыте многие бродячие комедианты. Но я не знала доктора Кадаверецци! Лицо его вдруг осветила детски невинная улыбка чистейшей радости. Он прямо-таки лучился от удовольствия.

— Хорошо, — сказал он, — сейчас я покажу вам один фокус, который никогда не мог разгадать ни один из зрителей — от Парижа до Перу. Нет ли у кого-нибудь часов? Я хотел бы попросить их на время.

— Есть! — крикнул граф Карлштайн. — Вот! Возьмите эти!

Доктор Кадаверецци сделал вид, что ему не очень хочется брать у него часы, но, поскольку больше никто не вызвался, пришлось доктору все-таки их взять.

— Вот посмотрите, — веселился граф Карлштайн, — он сделает вид, будто разбил мои часы вдребезги! Я этот фокус уже видел!

Доктор Кадаверецци вышел на середину сцены, показал всем большой носовой платок в красную клетку и завернул в него часы.

— Ваши часы здесь, господин мой? — спросил он.

— Ну естественно! — воскликнул граф.

— Хорошо. Теперь я возьму этот молоток, он очень тяжелый, — и доктор взялся за ручку здоровенного молотка, — и действительно разобью ваши часы вдребезги.

— Давайте, разбивайте! — И граф громко рассмеялся. — Я знаю, как это делается, Снивельвурст! Я видел, как этот фокус показывал Гольдини. Да-да, давайте, разбивайте мои часы!

— В таком случае, с вашего любезного разрешения, — учтиво поклонился ему доктор Кадаверецци, — я сейчас ударю по вашим часам этим молотком.

— Бейте, бейте! — нетерпеливо махнул рукой граф Карлштайн.

Доктор Кадаверецци положил завернутые в платок часы на маленький столик, стоявший рядом с ним, и несколько раз сильно ударил по ним молотком. А граф меж тем громко объяснял зрителям, что никаких часов под платком на самом деле нет и они находятся у Кадаверецци в рукаве, а через несколько минут он их вытащит из чьей-нибудь шляпы на другом конце зала. Снивельвурст угодливо кивал и поддакивал графу, излучая улыбки и потирая руки в предвкушении грядущего позора Кадаверецци, а моя бедная мама просто места себе не находила от огорчения, потому что граф Карлштайн, с ее точки зрения, вел себя крайне невежливо и совершенно неприлично. Наконец носовой платок доктора превратился в измочаленный жалкий лоскут. Кадаверецци взял его со стола и с самым смиренным видом понес показывать графу, который хохотал уже во все горло.

— Вот ваши часы, — сказал доктор.

— Ха-ха-ха! Мои часы! Неужели вы думаете, что я попадусь на эту удочку? — вскричал граф Карлштайн, но платок все же взял. Он высоко поднял его, показывая всем собравшимся, и сказал: — Что ж, давайте посмотрим, что у нас там. — Он развернул платок, и лицо его вытянулось, потому что оттуда посыпались какие-то винтики, пружинки и осколки стекла. Держа в руках сильно погнутый серебряный корпус и длинную цепочку, граф грозно спросил: — Что это такое?

— Это ваши часы, — сказал доктор Кадаверецци. — Я же предупредил вас, что разобью их вдребезги. Эти дамы и господа — свидетели того, как вы сами предлагали мне поскорее это сделать.

По рядам зрителей пронесся шепот одобрения. Многие здесь недолюбливали графа Карлштайна и теперь явно были на стороне доктора.

— Но… но…

— Вот я это и сделал. — Доктор Кадаверецци пожал плечами и в высшей степени учтиво поклонился графу, но в глазах его плясали веселые искорки, так что и мне, и всем остальным было ясно, кто победил в этом маленьком поединке.

Однако самое интересное было еще впереди. Когда разгневанный граф Карлштайн сел, что-то сердито выговаривая Снивельвурсту на ухо, доктор вынул из кармана еще один точно такой же носовой платок в красную клетку, развернул его и вынул оттуда… часы графа Карлштайна! Он посмотрел на них с забавным удивлением и, неторопливо опустив их в нагрудный карман, с гордостью погладил себя по груди. Эта крошечная сценка длилась не больше минуты, но зрители все успели разглядеть и разразились одобрительным хохотом, отчего граф еще больше разозлился, не сумев понять, над чем они так весело смеются. Итак, доктор Кадаверецци продолжил представление, полностью покорив зрителей. Теперь все поняли, что это настоящий трюкач. Такой, если к нему повернуться спиной, запросто может обчистить тебе карманы, но это, похоже, никого не тревожило. Все пребывали в самом наилучшем расположении духа. А доктор так хорошо и с таким удовольствием показывал свои фокусы, что просто невозможно было не радоваться с ним вместе. Теперь все разглядели, сколько в его волшебном шкафу всяких ручек и рычагов. Одна, например, приводила в действие механизм, который доктор назвал «хромоайдофузиконом». Гансу Пфафферлю, сидевшему в первом ряду, выпала честь опробовать этот механизм. Он встал, и доктор Кадаверецци велел ему плотно прижаться лицом к окошечку, а сам повернул какую-то ручку, и на шкафу вдруг появилась и стала крутиться маленькая ветряная мельница, а изнутри послышались громкие удары, свист и жужжание. Доктор сказал, что Ганс видит сейчас совершенно точно воспроизведенную механизмом битву при Бодельхайме, и изображение сопровождается музыкальными, оптическими и баллистическими эффектами. Когда Ганс, шатаясь, отошел от шкафа, лицо его было покрыто разноцветными пятнами, точно у дикаря из какой-то языческой страны, в которых доктор Кадаверецци, по его словам, не раз бывал. Ганс настолько ошалел, что никак не мог понять, чего это мы смеемся. И наконец представление достигло кульминации. Китайский гонг прозвучал три раза, и доктор Кадаверецци изобразил на лице такой священный ужас, словно вот-вот произойдет нечто уж совершенно невероятное. И похоже, это было действительно так, потому что он торжественно провозгласил:

— Близится Час Ибиса! Согласно предсказаниям древних манускриптов, мы с вами вскоре станем свидетелями воскрешения из мертвых священной принцессы Египта, известной жрецам под именем Нефтис! Она пролежала под развалинами пирамиды десять тысяч лет, но сегодня восстанет из гроба и заговорит с нами на своем родном языке с помощью иероглифов. Дамы и господа, перед вами принцесса Нефтис!

Заиграла какая-то странная музыка, похожая на приглушенные звуки арфы, из шкафа вылетело облако дыма, и в этом дыму, одетая в белое, с золотой диадемой на лбу, со скрещенными на груди руками и загадочно устремленным перед собой взглядом появилась… Да, это был второй сюрприз за сегодняшний вечер! Передо мной стояла… Люси! Значит, она все-таки добралась до деревни! И тут… «Еще секунда, и граф Карлштайн — а он уже поднялся со своего стула — схватит ее!» — мелькнуло у меня в голове. Оставалось одно…

— Пожар! Пожар! — во весь голос закричала я и, бросившись к дверям, распахнула их настежь. — Помогите! Пожар! Пожар!

Это сработало! Мгновенно зал превратился в гудящий улей. Сидевшие в задних рядах в испуге вскочили, но сидевшие в первых рядах уже ринулись назад, так что сидевшие в середине оказались зажаты между первыми и вторыми. А я, отойдя в сторонку, подливала масла в огонь: время от времени с силой ударяла друг о друга двумя металлическими подносами и вопила во все горло. Захлопали двери, и огромный живой комок, состоявший, казалось, из одних только рук, ног и разинутых в крике ртов, устремился к выходу. Каждый надеялся первым выскочить наружу. Впрочем, уже через несколько секунд после того, как я крикнула: «Пожар!» — я заметила, что Люси открыла глаза и сперва изумленно уставилась на меня, а потом — в ужасе — на графа Карлштайна. Что делал в этот момент доктор Кадаверецци, я понятия не имею, а вот граф Карлштайн и его секретарь Снивельвурст, пытаясь преодолеть сопротивление рвущейся к выходу толпы, стремились пробраться на сцену. Я надеялась лишь — ибо видно мне было плохо, — что у Люси хватит времени и здравого смысла убежать и спрятаться. А между тем бывшие зрители носились вокруг таверны, кричали, требовали ведра с водой, одеяла, чтобы притушить огонь, топоры, чтобы срубить двери и выпустить тех, кто еще оставался внутри. Некоторые предлагали открыть окна пошире, чтобы вышел дым, другие орали, что этого ни в коем случае делать нельзя, потому что сквозняк только сильнее раздует пламя… И никто так и не понял, что никакого пожара на самом деле нет! Мне это уже совсем перестало нравиться. Было что-то пугающее в том, как веселые и живые зрители прямо на глазах превратились в ошалевшую от страха толпу. Я выскользнула на кухню — там у нас был черный ход, который вел через кладовую во двор, — и бросилась наружу, спотыкаясь о какие-то ведра и корзины и производя, должно быть, ужасно много шума. Я надеялась, правда, что Петер в подвале ничего не услышит и не вздумает высунуть оттуда свою глупую башку, желая посмотреть, что тут творится. За таверной «Веселый охотник» есть узкий проулочек, и я, выбравшись туда, успела как раз вовремя, чтобы увидеть исчезавшую в том конце проулка фигуру высокого человека в плаще и широкополой шляпе. Доктор Кадаверецци! Я со всех ног помчалась за ним вдогонку, не осмеливаясь окликнуть его по имени, потому что граф Карлштайн мог каким-то образом выбраться наружу и оказаться поблизости. Теперь-то он, конечно, просто мечтает поймать Кадаверецци! Добежав до конца проулка, выходившего на дорогу, ведущую к мосту, я осмотрелась, пытаясь перевести дыхание. Доктора нигде не было видно. Позади из таверны доносились крики и шум, причем кричали так сердито, что мне стало не по себе. Пустынные дорога и мост, засыпанные снегом, сверкали в лунном свете; внизу бежала река, поблескивая серебристыми искрами, но она явно не собиралась помогать мне. Я тщетно вглядывалась во тьму за рекой, где начинался лес и дорога, изгибаясь, шла в гору. Не движется ли там кто среди деревьев? Нет, было слишком темно, что-бы что-то разглядеть, а в лесу всегда полно темных теней… На этом берегу были видны лишь крыши деревенских домов, покрытые снегом, грязноватая дорога, желтые огни в окнах да густой белый дым от каминов, столбом уходящий в морозное небо. Все, я их потеряла!

Я медленно повернула назад к «Веселому охотнику», дрожа от пронизывавшего холодного ветра и чувствуя себя бесконечно усталой. Ах, доктор Кадаверецци! Вы только заботьтесь о ней как следует! Ведь вы единственный, кто может сейчас это сделать. И мне стало грустно: если единственным спасителем Люси от графа Карлштайна и Дикого Охотника стал какой-то бродячий фокусник, к тому же разыскиваемый полицией, то что же с ней будет, бедняжкой! Бедная, бедная маленькая Люси!

Полицейский рапорт № 354/21

Полицейский рапорт № 354/21

относительно событий в полицейском участке Карлштайна,

имевших место после ареста кунсткамеры доктора Карадависти.

В первых строках своего рапорта сообщаю, что я, Йозеф Снитч, сержант полиции, награжденный Знаком кадетского корпуса за проявленные старание и находчивость (второй степени), и начальник полицейского участка в селении Карлштайн, приказал констеблю Альфонсу Винкельбургу ни в коем случае не принимать пищу во время дежурства. На сей раз я призвал его обратить на мои слова особое внимание, поскольку в прошлом уже имел из-за него неприятности. Однажды, например, он оказался не в состоянии достаточно быстро выхватить полицейскую дубинку, поскольку засунул ее под Устав полицейской службы, а в правой руке — кстати, это его рабочая рука! — сжимал пирог с мясом, и по такому случаю прощелыга, которого мы пытались оприходовать, взял да и сбежал подобру-поздорову. В общем, прежде чем покинуть караульное помещение, я так и заявил упомянутому констеблю: «Ты должен быть бдителен и суров! И чтоб у тебя во рту ни крошки не было, раз уж тебе поручено охранять эту кунсткамеру». Упомянутая кунсткамера находилась у нас на хранении после исчезновения ее владельца, некоего доктора Краканатси, итальянца. Упомянутый доктор Кэтчанитси исчез при весьма подозрительных обстоятельствах после ложной тревоги, поднятой в таверне «Веселый охотник» якобы по случаю пожара. И заместо доктора, арестовать которого оказалось ну никак невозможно по причине его отсутствия где бы то ни было, мы арестовали его кунсткамеру и поместили ее в полицейский участок на хранение, ожидая развития событий. Опасно, конечно, было поручать такое дело констеблю Винкельбургу, поскольку у него и голова не слишком быстро варит, и ноги-руки не слишком быстро двигаются, а кунсткамера эта оснащена всякими заморскими штучками весьма подозрительного свойства, так что ее и трогать-то рискованно. Пока мы перли ее в полицейский участок, констебль Винкельбург случайно задел какую-то скрытую пружину, и изнутри вылетел заряд чернил, чего я никак не ожидал, так что уклониться не успел. Пришлось сделать серьезное внушение стоявшим рядом зевакам и грубиянам, которые, похоже, сочли это смешным. Упомянутые чернила сделали мое лицо временно непригодным для дальнейшего эффективного исполнения мною своего долга в полном соответствии с Уставом, и я, как сказано выше, оставил констебля Винкельбурга сторожить кунсткамеру, строго предупредив, чтобы он ни в коем случае не ел на посту, и отправился в туалет полицейского участка, дабы удалить чернила, из-за которых оказался совершенно обезличен. Но прежде я снял свой шлем и поместил его в специальный держатель. (Этот держатель является моим собственным изобретением. Чертежи прилагаются. (К сожалению, в настоящий момент они пропали.) Я полагаю, что, принятый на вооружение, этот держатель на одну сотую увеличит эффективность нашей полиции. Принцип его действия прост. Помещая все недоделанные вами дела в перевернутый шлем, вы не сможете его надеть, пока все не переделаете. Довожу это до сведения начальства отнюдь не в надежде получить поощрение, но исключительно из интересов дела.) Обнаружив, что изрядное количество проклятых чернил попало мне на бакенбарды, я был вынужден пробыть в туалете довольно долго, а выйдя оттуда, увидел, что констебль Винкельбург с виноватым видом пытается скрыть за спиной некий бумажный сверток, а на подбородке у него явно видны следы недавнего употребления внутрь сырного пирога. Я сделал ему строгое внушение и, пребывая в расстроенных чувствах, не заглянул прежде в свой шлем, а решительно надел его на голову. И только тогда обнаружил, что констебль Винкельбург, услышав, видно, мои шаги, сунул недоеденный им сырный пирог в мой шлем. Искренне надеюсь, что эта преамбула должным образом объясняет то, отчего сам я выглядел во время ареста отнюдь не лучшим образом.

Теперь перехожу к последующим событиям.

Хорошо зная правы преступников, я вполне готов был предположить, что и данный преступник, то есть доктор Каламатипси, непременно попытается вернуть кунсткамеру себе, а потому приказан констеблю Винкельбургу спрятаться в каптерке и потушить там свет, чтоб была полная темнота. Сам же я спрятался в ближнем шкафу, держа наготове дубинку. Ждали мы, по всей видимости, несколько часов.

И вскоре наше напряженное ожидание было вознаграждено.

Воспользовавшись некоей весьма искусной, должно быть иностранного производства, отмычкой, упомянутый негодяй, доктор Канакадески, проник в полицейский участок прямо через парадную дверь. Как сказано выше, я ожидал, что он придет, ибо хорошо знаю нравы преступников, но вот чего я совсем не ожидал, так это того, что вместе с ним в участок заявится некая весьма юная особа женского пола. Я в точности записал их разговор. Тут мне можно полностью доверять, поскольку в полицейской академии я был награжден памятной грамотой Эрнста Стаффельбаума за особые успехи в тренировке памяти.

Ниже приводится дословная запись их разговора:

ОНА. Удивляюсь я на вас, доктор Калакабитси! А я-то думала, что вы честный!

ОН. О, ну конечно! Я целый день могу быть честным.

ОНА. К сожалению, сейчас зима, и дни очень короткие!

ОН. Именно поэтому зимой я менее честен, чем летом. А теперь давай-ка вызволим мой шкаф да уберемся с ним вместе куда подальше отсюда.

ОНА. Но, доктор, я же вас собственными глазами видела! И теперь вынуждена сделать вам строгое внушение. Когда тот человек наклонился и стал смотреть в окошечко, а я, как вы велели, принялась мазюкать ему физиономию всеми красками, какие были под рукой, и пока там палили из всех пушек, вы ему карманы и обчистили. Я своими глазами видела! И этого вы не можете отрицать!

ОН. Действительно, не могу. Вот у меня его кошелек, и я очень рад тебе это сообщить.

ОНА. Ну, так это очень даже дурно с вашей стороны!

ОН. Видишь ли, публика — существо нервное, трепетное. Ей нужно помочь, подтолкнуть ее, чтобы она сделала свой вклад в поддержку такой замечательной, чудесной вещи, как моя кунсткамера.

ОНА. Нечего оправдывать свое воровство с помощью красивых слов о поддержке! Я очень вам благодарна за то, что вы мне помогли, но вы — человек дурной и бесчестный! И уж я бы ни за что не согласилась стать вашей помощницей, если б знала, что это приведет меня к совершению деяний преступного характера.

ОН. Весьма мудро. А теперь давай-ка вытащим мою кунсткамеру, пока эти два полицейских временно покинули служебное помещение.

ОНА. А вы потом поможете мне спасти Шарлотту?

ОН. Помогу. А теперь держи фонарь повыше, а я попробую поднять шкаф.

И тут я, воспользовавшись подходящим моментом, выскочил из своего укрытия, желая воспрепятствовать действиям негодяя. К несчастью, я, когда прятался, не заметил, что в шкафу присутствует пустое ведро, и попал в него своей левой ногой, в результате, выпрыгивая из шкафа, я грохнулся на пол да еще и шлем погнул. Придя в себя, я поднялся на ноги и заявил мерзавцу:

— Доктор Кракавипси, именем закона я вас арестую!

Но, к своему удивлению, я увидел, что тот, к кому я обращаюсь, вовсе не доктор Карамолести, а агент секретной службы Венеции, лишь притворяющийся упомянутым доктором. Он сердечно поздоровался со мной, называя меня по имени, и я на какое-то время утратил уверенность в том, что веду дело в полном соответствии с Уставом полицейской службы, поскольку подобные случаи там не описаны. Но тут я заметил лежащие на полу башмаки констебля Винкельбурга. Да и сам он тоже лежал на полу. Похоже, он заснул, находясь на посту! Я просто глазам своим поверить не мог! Разбудив его, я, разумеется, сделал ему строгое внушение и благодаря этой неожиданной передышке сумел быстро и четко оценить ситуацию. Воспользовавшись знаниями, полученными в полицейской академии, я сумел прийти к выводу о том, что венецианский секретный агент и доктор Каналаррести — это одно и то же лицо, и один из них просто использует обличье другого, точно на маскараде, таким образом нарушая закон. У меня не было иного выбора: мне пришлось воспользоваться той властью, которой я облечен. Я заявил упомянутому преступнику, что арестую его, и решил предостеречь его от возможных последствий — в точности, как изложено в Уставе.

Выслушав меня, он сказал буквально следующее:

— Потуши-ка фонарь, Люси.

И юная особа женского пола предательски потушила фонарь, отчего весь полицейский участок погрузился во тьму. Призывая констебля Винкельбурга на помощь, я храбро бросился вперед, схватился со злодеем врукопашную, получил несколько тяжких ударов, но после яростной борьбы сумел все же подмять его под себя и надеть на него наручники тем способом, который изложен в полицейском уставе. Затем строго приказал ему снова зажечь лампу.

Когда загорелся свет, я, к своему великому изумлению, увидел, что арестовал констебля Винкельбурга, надев на него наручники, а он одновременно надел наручники на меня, и теперь мы были неразрывно связаны вышеупомянутыми узами. А доктор Каракапести, отпустив в наш адрес несколько обидных и даже оскорбительных замечаний, собрался уже удалиться вместе со своей соучастницей, но тут дверь полицейского участка распахнулась и на пороге появилась группа подкрепления из полицейского управления Женевы под командованием инспектора Хинкельбайна. Инспектор Хинкельбайн выразил свое удивление, обнаружив, что мы с констеблем Винкельбургом оказались спутаны столь недостойным полицейских образом. Я попытался объяснить ему причины этого, но он сразу меня прервал. Так что я впервые пользуюсь возможностью несколько обелить собственное честное имя. Затем инспектор арестовал доктора Каравелупси, обвинив его в том, что он является известным мошенником Луиджи Бриллиантини. Но мне-то было ясно, что инспектор ошибается, и я уже хотел объяснить ему, что он обознался, но он снова меня прервал. Тут констебль Винкельбург обратил внимание инспектора на тот факт, что девочка во время схватки исчезла. Инспектор выразил удивление по поводу того, что двух взрослых офицеров полиции победила одна маленькая девочка, и я попытался сказать, что он неверно истолковывает данные факты, но он меня резко прервал. Затем арестованного препроводили в камеру. Нас с констеблем Винкельбургом освободили от наручников и сделали нам строгое внушение. Затем я сообщил инспектору Хинкельбайну, что он вполне может ожидать награждения орденом Золотого Банана, но он неправильно меня понял, а когда я попытался объяснить, опять резко меня прервал. Заключенный, доктор Караванипски, в настоящее время находится под стражей в полицейском участке, ожидая отправки в Женеву, дабы ответить там на обвинение в самозванстве.

Собственноручно засвидетельствовано:

Йозеф Снитч, сержант полиции.

Рассказ мисс Августы Давенпорт

Покинув замок Карлштайн, я, должна сознаться, почувствовала себя трижды огорченной и разочарованной, а ведь я подобного чувства не испытывала с тех пор, как в диких пустынях Туркестана меня окружили дикие кочевники. Но и тогда, и сейчас я сумела взять себя в руки и убедить себя в том, что истинная английская леди может и должна подняться выше любых обстоятельств, если у нее есть голова на плечах и заряженный пистолет. А у меня обе эти вещи имелись, и я, засунув пистолет поглубже в муфту, отправилась на поиски тихого местечка, где можно было бы спокойно все обдумать. Очень скоро я отыскала заброшенное кладбище в каменистой горной лощине. Место было просто замечательное! Эти скалы не только заставляли с интересом присматриваться к очевидным следам геологических сдвигов и новообразований, но и создавали ту самую мрачную атмосферу, которая так пугает людей суеверных, заставляя их объявлять подобные места логовом дьявола или утверждать, что там водятся привидения, — словом, всячески этих мест избегать. А мне именно это и было нужно. Я хотела побыть в одиночестве. Но ближе к обеду я, однако, пожалела, что тот дурак полицейский запретил мне появляться в деревне, — ведь нужно же мне было где-то ночевать. К счастью, у меня имелась весьма полезная складная тележка компании «Гермес», в которой было все необходимое для жизни, так что, придя к определенным заключениям относительно графа Карлштайна, я уверенно двинулась от старого кладбища вниз, по направлению к лесу, где, как я полагала, можно будет найти уединенную полянку и поставить палатку. К сожалению, моя служанка Элиза так и не сумела меня отыскать. Элиза — девушка весьма практичная (что уже хорошо) и добрая (что еще лучше), но, увы, очень недалекая (что просто плохо). И она, конечно же, окажется не более способна одна пойти в сумерки по пустынной дороге на кладбище — даже если там никаких привидений и нет, — чем разобраться в системе дифференциальных исчислений. Я бы даже и просить ее об этом никогда не стала. И все же мне было жаль, что ее со мной нет. Судите сами, сколь сильно я удивилась, встретив за поворотом дороги… мою Элизу собственной персоной! Девушка оживленно беседовала с каким-то молодым человеком, очевидно чьим-то слугой, лицо которого показалось мне смутно знакомым. Она была совершенно поглощена разговором, и я окликнула ее.

— Ой! Мисс Давенпорт! Слава богу, с вами все в порядке! И слава богу, что мы вас нашли! — воскликнула она.

Я заметила, что, уж скорее, это я ее нашла, и рассказала, как меня встретил граф. Элиза в ужасе всплеснула руками.

— Ах, злодей! — вскричала она. — Да если б мы знали, так никогда б не согласились искать их! Ах, чудовище! Предатель! Обманщик!..

Я никак не могла понять, о ком она говорит. Я дала ей возможность выплеснуть эмоции, а сама тем временем рассматривала молодого человека.

— Мы с вами прежде не встречались? — поинтересовалась я.

— Видите ли, мадам, я взял на себя смелость сопровождать вашу служанку, желая обеспечить ее защиту в этих диких местах, — сказал он. — Да, я имел честь служить вам и раньше. У меня когда-то была карета, мадам, и это я привез вас в Женеву, а во время этой поездки имел удовольствие познакомиться с мисс Элизой…

Неглупый, красноречивый и вежливый молодой человек. Мне он поправился. И даже в сумерках было видно, что эти двое влюблены друг в друга.

— Как ваше имя?

— Макс Гриндофф, к вашим услугам, мадам.

— Значит, вы кучер? Вы, кажется, так сказали?

— Больше уже нет, мадам. Я личный слуга и помощник одного джентльмена, можно сказать, его старший лакей. Мой хозяин — великий доктор Кадаверецци, владелец знаменитой кунсткамеры, мадам.

— Хм… Ясно. Итак, Элиза, ты говорила, что никогда бы не согласилась искать их. Кого ты имела в виду?

— Да девочек, мисс! Шарлотту и Люси!

— Объясни толком.

Она объяснила. И пока она говорила, план графа Карлштайна (но не причины, побудившие его прибегнуть к подобному плану) стал мне практически ясен. Он обращался с девочками так дурно, что они убежали, но он скрыл это от меня, наврав что-то насчет их болезни, а теперь во что бы то ни стало пытается снова их поймать.

— Придется мне этим заняться, — сказала я. — Скажите, мой дорогой Гриндофф, вы ведь с самого утра ищете этих девочек, верно?

— В общем, мадам… — Он неловко переминался с ноги на ногу.

— Но, видимо, без какого бы то ни было успеха?

— Абсолютно безо всякого успеха, мадам! Эти леса невероятно огромны, и девочки могли спрятаться где угодно. Они могли даже за горы уйти, в соседнюю долину или дальше, в Италию…

— Чушь и ерунда! Так далеко отсюда они уйти не могли. Нет, поступить нам следует так… Граф Карлштайн знает о том, что я лицо заинтересованное, и второй мой визит в замок уже не застанет его врасплох. Но вас он не знает. Вам придется подняться в замок, дорогой Гриндофф.

— Что? Мне, мадам? Зачем это? Вы уж извините за вопросы, мадам, но…

— Чтобы кое-что выяснить. Во-первых, почему девочки убежали. Порасспрашивайте слуг. Сходите на кухню, познакомьтесь с людьми. Я уверена, вы вполне справитесь.

— Но мой хозяин, мадам… — пробормотал Макс. — Он ведь будет ждать меня в «Веселом охотнике». Ему сегодня вечером представление давать.

— Ну, если вы поторопитесь, то вполне успеете и в замок сходить, и вернуться в таверну. Причем задолго до начала представления.

— Тебе придется оставить нам свой тромбон, Макси, — сказала Элиза.

— Это не тромбон, Элиза, а почтовый рожок, — поправил он ее.

Рожок представлял собой длинную прямую бронзовую трубку, и я попросила Макса позволить мне рассмотреть ее повнимательней.

— Знаете, я как-то видела южноамериканское духовое ружье… — задумчиво сказала я. — На выставке, устроенной синьором Ролиполио в Кларенс-Гарденз. Так вот, это ружье было очень похоже на ваш рожок, Макс. Синьор Ролиполио был так любезен, что продемонстрировал мне, как стреляют из духового ружья… Позвольте-ка…

Среди моих запасов всегда довольно почетное место занимает мешочек с сухим горохом. Я сунула несколько горошин в медный рожок, в качестве цели выбрав деревце, росшее неподалеку, и дунула в мундштук. Горошина вылетела из раструба рожка и с силой врезалась в тонкий ствол.

— Вот это да! Никогда еще такого не видал! — восхитился Макс Гриндофф. — Отличный фокус, честное слово! Уверен, что мой хозяин с удовольствием вставил бы такой номер в свое представление.

— Ох, Макси! Только, пожалуйста, будь осторожен! — воскликнула Элиза. — Постарайся, любимый, чтобы тебя не поймали, не то граф запрет тебя в подвале замка!

— Ну, я… как бы это выразиться…

— Элиза, — вмешалась я, — ты должна помочь мне отыскать подходящее место для ночлега. Там мы поставим палатку, а с господином Гриндоффом встретимся чуть позже, после его возвращения, в каком-нибудь подходящем местечке.

— Мы видели хижину дровосека, мисс. Вон там! Надо только чуть-чуть назад вернуться, — сказала Элиза. — Это, правда, сущие развалины, но среди них легко можно поставить вашу палатку. И там рядом есть ручей. Мы скоро увидимся с тобой, Макси, любовь моя. Хорошо?

Он раза два открыл было рот, но так ничего и не сказал. Очевидно, сила любви к Элизе сделала его неспособным сопротивляться приказам. Так что он грустно кивнул и потащился вверх по дороге, к замку.

— Превосходный молодой человек, Элиза, — заметила я.

— Должна признаться, мисс, что я влюбилась в него еще в Женеве, — сказала она. — Как только впервые увидела его на козлах — такого гордого, в аккуратной ливрее! А тромбон его так и сиял на солнце, а упряжь так и позванивала…

— Да, да, я понимаю, дорогая моя. И мне не чужда благородная страсть. Три года назад мое сердце чуть не украл синьор Ролиполио… Но, увы, нашему чувству не суждено было расцвести. Судьба разделила нас.

— Ах, дорогая мисс! — воскликнула с самым искренним сочувствием Элиза. Любой рассказ, в котором был хотя бы намек на романтические отношения, способен мгновенно растопить сердце этой бедной простушки. — Как это грустно! Как мне жаль вас! И его тоже! Держу пари, он старается избавиться от сердечных мук, уехав в дальние страны…

— Да, несомненно. Знаешь, Элиза, он был единственным мужчиной, который был равен мне по силе характера, смелости и уму. Но какая-то жалкая неурядица с паспортом или еще какими-то документами заставила его срочно покинуть ту страну. Боюсь, у него и на родине были подобные неприятности с властями. Ах, да что там… Оставим эти грустные мысли. Долг зовет нас!

И мы с Элизой двинулись по дороге к старой хижине дровосека, которой предстояло стать нашим временным убежищем.

Рассказ Шарлотты

Когда этот обманщик Снивельвурст схватил меня своей холодной мокрой рукой за запястье, я от отчаяния чуть в обморок не упала. Но когда меня заперли в чулане под дядиным кабинетом, в душе моей вновь пробудилось желание во что бы то ни стадо достигнуть поставленной цели и не сдаваться.

Вот и я стала пленницей. Всего неделю назад я читала о страшных испытаниях, выпавших надолго Марианны, и о том, какую замечательную победу она одержала. Все это чудесно описано в книге «Марианна, или Пленница Абруцци». Героиню этого романа гнусный кузен посадил в темницу, желая заставить ее передать ему все состояние. Странно, но ведь и я оказалась в подобном положении! Хотя в данном случае на кон было поставлено отнюдь не мое состояние (ибо у меня его нет), а сама моя жизнь. И если у Марианны были друзья и возлюбленный, Вероккио, который боролся за ее освобождение, то у меня-то нет ни возлюбленного, ни друзей. Кроме Хильди, конечно.

Я села, услышав, как поворачивается в замке ключ. Так началось мое заключение. Я даже не замечала слез, которые, подобно горным ручьям, струились по моим щекам. Я сидела с видом принцессы, бросающей вызов своим палачам, — выпрямив спину, сложив на коленях руки и высоко подняв голову — и с благодарностью вспоминала нашу дорогую мисс Давенпорт и то, как она всегда требовала, чтобы юные леди вел и себя должным образом даже в самых сложных жизненных обстоятельствах.

Должным образом я вела себя примерно минуту, а потом, не в силах выносить этот ужас, от души разревелась.

Комнатушка, в которую меня сунули, была просто отвратительной. Окно там не мыли, наверное, с тех пор, как были изобретены стекла; из каменных стен повсюду торчали какие-то ржавые железные прутья; голый пол покрыт пылью, а вокруг валялось столько всякого хлама, что его, наверное, не убирали с незапамятных времен.

Я ужасно замерзла и устала, так что попыталась уснуть. Я улеглась на продавленную кушетку и хотела завернуться в лежавший на ней довольно большой гобелен, чтобы хоть немного согреться. Но оказалось, что на гобелене изображена какая-то, похоже, святая, которую подвергают страшным пыткам, и мне стало совсем не но себе. Свернув этот гобелен, я закинула его с глаз долой за дубовый шкаф и снова легла, но долгое время еще тряслась и не могла согреться. Впрочем, уснуть я тоже не смогла. Можно было бы, конечно, постараться думать о хорошем или о самоусовершенствовании, но единственное усовершенствование, которое я была способна для себя придумать, — это крылья, которые дали бы мне возможность выбраться на свободу. Ну и, конечно, хорошо было бы научиться легко переносить высоту… Я смахнула пыль с окошка и с надеждой посмотрела в него, но там виднелся лишь ужасный обрыв и глубокая пропасть с острыми скалами на дне.

А что, если здесь, в этом чулане, подумала я вдруг (вообразив себя Марианной, пленницей Абруцци), найдется что-то такое, что поможет мне спастись? Марианна проводила время в заточении, обдумывая собственное плачевное положение и выводя на стене духовные заповеди. Только потом ее, бедняжку, заперли в ледяном донжоне[6]и заковали в цепи, так что ей даже и посмотреть не на что было.

Подумав, я решила, что мне, наверное, нужно раздобыть какой-нибудь рычаг и с его помощью попробовать открыть дверь. Но все достаточно твердые предметы, которые мне попадались, были из фарфора. Например, статуэтки пастушки и собаки, да и они оказались разбиты. Я поискала еще и наконец нашла: согнутую подзорную трубу, стеклянное пресс-папье, бронзовую статуэтку какого-то индийского бога, коробку с остатками коллекции бабочек, пришпиленных к рамкам, и щербатый графин с остатками чего-то сладкого на дне. (Я попробовала, но жидкость оказалась чересчур сладкой, и тут я вспомнила о ядах и чуть не подавилась.) Нашлись там и какие-то старые платья, насквозь пропыленные и наполовину съеденные молью, а также треснувшее зеркало, портреты толстой дамы, толстого мальчика и толстой девочки с на редкость противными физиономиями, а также изображение толстой собаки с совсем уж отвратительной мордой. Потом я обнаружила какой-то скучный, похоже голландский, пейзаж, написанный маслом, но без рамы, и нелепую золоченую раму совершенно неподходящего размера; пышный мужской парик, в котором прямо-таки кишела моль, — видимо, это были родственники тех червяков, что обитали в старых платьях, мужские представители этого многочисленного семейства; и наконец — о, это было просто ужасно! — я нашла человеческую голову.

Я уверена, что, не сдержавшись, пронзительно вскрикнула, а потом испуганно прижала пальцы к губам. Я всегда так делаю, когда со мной случается нечто непредвиденное. Но найденная голова, которая так меня поразила, смотрела вполне весело и добродушно и, казалось, совсем не жалела, что рассталась с собственным телом.

Была она, разумеется, деревянной и, как я догадалась, имела самое непосредственное отношение к тому мужскому парику. Голова покоилась на небольшой подставке и была ярко раскрашена. Это был самый веселый предмет, который я видела за все последнее время, проведенное в замке. Чувствуя себя ужасно одинокой, я решила поговорить хотя бы с этой головой. Я поставила ее на бамбуковый столик рядом с кушеткой, вытряхнула парик и аккуратно его на нее надела. И мне сразу же стало веселее, словно в гости ко мне заглянул какой-то веселый старый знакомый, причем с единственной целью — узнать, как я тут поживаю.

Я рассказала ему обо всем, что с нами случилось. Он слушал с восхитительным вниманием. Похоже, он приносил мне удачу: я услышала на лестнице чьи-то шаги! В замке повернулся ключ…

Но это оказалась фрау Мюллер. Я снова приняла позу царственного достоинства и скорби, усевшись на кушетку и глядя прямо перед собой. Фрау Мюллер не сказала мне ни слова. Я тоже молчала. Она поставила на бамбуковый столик поднос, повернулась и ушла. И дверь заперла. А потом стала спускаться вниз.

Господи, еда!

Полная тарелка густого и вкусного супа, какой умеет готовить только фрау Вензель, два ломтя хлеба, яблоко и стакан воды. Я жадно набросилась на еду и ела, совершенно не думая о манерах. Я даже разговаривала с полным ртом с тем деревянным человеком. Но он ничуть не возражал.

Не успела я доесть свой суп, как сделала удивительное открытие. Когда я задела ложкой о дно тарелки, что-то тяжело звякнуло, и я попыталась выудить загадочный предмет, но с ложки он соскользнул, хотя я уже успела увидеть, что это ключ! Кусочком хлеба я вытащила его из супа и старательно облизала. Это, конечно, Хильди — больше некому! Я от души благословляла ее. Я, впрочем, благословляла и деревянную голову, которую назвала господином Вуденкопфом. Ведь это господин Вуденкопф принес мне удачу!

На всякий случай я все-таки доела суп, прежде чем бежать из своей темницы. (Да и какой был смысл оставлять его?) Будучи ученицей мисс Давенпорт, которая всегда учила нас предвидеть даже самые непредвиденные обстоятельства, я воздержалась от того, чтобы съесть заодно и весь хлеб с яблоком, и даже старательно промокнула (подолом одного из старых платьев) тот кусок хлеба, которым выуживала из супа ключ. Потом я спрятала хлеб и яблоко в карман и, поскольку в чулане мне больше делать было нечего, осторожно выбралась оттуда.

Но сразу же призадумалась. Было очевидно, что мне бы нужно одеться потеплее, иначе я до смерти замерзну в лесу, и я поверх своей одежды надела самое теплое из имевшихся в чулане старых платьев. Кроме того, я никак не могла — хотя и понимала, что веду себя довольно глупо, — оставить там господина Вуденкопфа. Это ведь он принес мне удачу. И поднял мне настроение. И в крайнем случае, если все мои остальные планы провалятся, я смогу хотя бы швырнуть этой деревянной головой в дядю Генриха. В общем, я взяла господина Вуденкопфа и его парик с собой. Мы с ним заперли за собой дверь — очень-очень тихо — и, страшно нервничая, стали спускаться по лестнице.

Это был самый долгий путь в моей жизни.

Кабинет дяди Генриха был наверху, так что либо он сам, либо его секретарь Снивельвурст в любую минуту могли появиться на лестнице. Фрау Мюллер тоже должна была вскоре подняться наверх за подносом, да и кто-то из слуг мог невзначай мимо пробежать. Одним словом, когда я добралась до каменной арки внизу около большого зала, сердце мое стучало, как большой барабан в романе «Марта, или Лесная дева». Во всяком случае, я отчетливо слышала его стук. Господин Вуденкопф, которого я прижимала к груди, сдвинув на один глаз свой парик, тоже наверняка прислушивался к испуганному стуку моего сердца, но тем не менее демонстрировал полную готовность защитить меня от любого врага, хотя, к счастью, в зале никого не оказалось. В камине пылал огонь, но вокруг было темно.

Я тянула время, понимая, что рано или поздно мне все равно придется пройти через этот зал. Наконец, собрав все свое мужество, я опрометью, суетливо, как мышь, бросилась к парадной двери, про себя моля господина Вуденкопфа сделать так, чтобы дверь оказалась незапертой. Она и оказалась незапертой! Я проскользнула в нее, молнией метнулась через двор, затем в ворота и быстрее ветра помчалась по дороге.

Ох и холодно же было! Платье, которое я выбрала в куче изъеденных молью одежек, самым дурацким образом развевалось на ветру и путалось в ногах, мешая идти, но все-таки я благословляла его, потому что оно оказалось действительно теплым. Я три раза упала, несколько раз ткнулась носом в снег, но каждый раз тут же вскакивала и бежала дальше. В последние часы снег не шел, и я могла ступать по уже протоптанной кем-то тропинке. Миновав примерно полпути до деревни, я остановилась, чтобы перевести дыхание. И увидела внизу, на склоне холма, мужчину, который шел явно в моем направлении!

Я бросилась в сторону от дороги и спряталась, ожидая, пока этот мужчина пройдет мимо. Он был мне совершенно незнаком, но, хоть разглядеть что-либо как следует было довольно трудно, мне показалось, что вид у него довольно дружелюбный. С другой стороны, если он направлялся в замок, мне, безусловно, не стоило с ним встречаться. Я затаилась, стараясь не дышать, пока он не скрылся из виду, а потом, снова выйдя на дорогу, больше уж не бежала, а шла. Меня прямо-таки трясло от холода, зубы стучали так, что пришлось даже зажать ими кусок хлеба, прибереженного на потом, чтобы этого стука не было слышно. Но зубы тут же принялись жевать хлеб и вскоре прикончили весь кусок. Второй кусок постигла та же участь, а потом и третий.

Если кто-то из читателей когда-либо чувствовал себя беглецом (а я надеюсь, что такого им испытывать не доводилось), он поймет, каким образом каждый куст, дерево, валун, пещера и даже любая тень превращаются в твоих врагов или в смертельную западню, откуда эти враги в любую минуту готовы на тебя прыгнуть. Когда кажется, будто тысячи злых духов расселись на деревьях вокруг и, точно злобные хищные птицы, смотрят, смотрят, смотрят на тебя блестящими, остекленелыми глазами, а перед тобой вдруг возникает страшная темная тень, совершенно неподвижная и словно воплощающая в себе все зло мира, и гипнотизирует тебя, высасывая из твоей души все силы… И ты знаешь, что под капюшоном, надвинутым до самых глаз этого темного неведомого существа, скрывается чудовищно-безобразный лик, исполненный такой нечеловеческой злобы, что и словами не описать. И когда это существо делает шаг, приближаясь к тебе и дьявольски наслаждаясь тем очевидным страхом, который ты испытываешь, когда оно вздымает свои тощие руки (а что, если это оживший скелет?), а потом с громким воплем бросается на тебя, как удержаться и с воем не броситься наутек?

Но если ты вдруг слышишь голос родной сестры, который кричит тебе: «Стой!..»

Я обернулась, не веря собственным ушам. Но это действительно была она, Люси!

— Шарлотта!

— Нет, это не ты… а привидение!..

— Шарлотта, что с тобой случилось? Где ты была?

— Тише! В этих лесах полно злых духов…

— Да говори же, где…

— Что?..

— Как?..

— Когда?..

Вот так мы и разговаривали. И во время этого нелепого разговора она съела оставшийся у меня кусок хлеба, а яблоко мы разделили пополам. Господин Вуденкопф тем временем внимательно следил за дорогой, чтобы к нам никто не подкрался незамеченным.

Убежав из полицейского участка, Люси просто не знала, как ей быть дальше. Некоторое время она слонялась по деревне, не решаясь ни к кому постучаться из опасения, что хозяева выдадут ее сержанту Снитчу или дяде Генриху. И наконец, оставив всякую надежду обрести убежище, она повернула к лесу, рассчитывая вновь отыскать дорогу к хижине горных егерей (господи, каким безопасным казалось теперь это жалкое убежище нам обеим! Уютным, теплым, сухим и далеким от здешних мест и людей. Какие же мы были дуры, что ушли оттуда!), но тут столкнулась на темной дороге с ужасным призраком в развевающихся допотопных одеждах, несущим под мышкой (о, ужас из ужасов) собственную голову…

Отчего она сразу не бросилась бежать, мы обе так и не поняли. Теперь, познакомившись с господином Вуденкопфом, она охотно признавала, что ничего страшного в нем нет, зато у него есть поистине замечательное свойство: он не просит есть.

— И все-таки нам придется снова подняться в горы, — сказала Люси. — Та хижина — единственное место, где мы будем в безопасности. Нам надо только пережить завтрашний день, а потом дяде Генриху будет уже поздно тащить нас в свой охотничий домик, ведь Замиэль в канун праздника уйдет оттуда ни с чем…

— Тише! Не произноси его имени вслух! Я уверена, что это опасно!

— В общем, нам надо спрятаться там и переждать всего один день.

— И еще ночь. А это самое главное!

— Да, один день и одну ночь, — нетерпеливо тряхнула головой Люси, прокладывая путь через придавленные снегом кусты, росшие вдоль дороги. — Ручей должен быть где-то здесь… Ничего, сейчас мы его найдем…

Я шла за ней, крепко прижимая к себе господина Вуденкопфа.

— Но, Люси, — сказала я, стараясь не отставать, — мы же теперь никогда не сможем вернуться!

— Ничего подобного! Конечно, сможем! — возразила она, но голос ее все же звучал неуверенно.

— Ты только подумай, что с нами сделает дядя! И никто не сможет остановить его! А он будет зол, как… Ох, Люси! Мне совсем не хочется возвращаться в замок. Давай уйдем оттуда навсегда, хорошо?

Она остановилась.

— Мне, пожалуй, тоже совсем туда не хочется, — сказала она. — Ну, хорошо. Давай пойдем прямиком через горы до следующей долины, а потом… потом будем просто продолжать идти!

Перспектива обрести наконец свободу была столь сладка, что я на время даже о холоде позабыла. И мы, две сиротки-беглянки, пошли через лес навстречу своей свободе… или смерти!

Рассказ Макса Гриндоффа

Я не больно хорошо владею пером, так что рассказал все одной молодой особе, а она мой рассказ записала. Надо бы мне привести свои мысли в порядок, но это очень трудно. Когда меня арестовали в Женеве «за появление на публике без штанов», хоть в том и не было моей вины, я испытывал примерно те же трудности. Я человек веселый, люблю выпить пивка, покурить трубочку, послушать интересную историю или анекдот, да и сам считаюсь превосходным рассказчиком и могу поведать сколько хочешь всяких историй — о странных пассажирах, которых возил, о привидении с Бреннерского перевала, о пьяной монахине, о своих приключениях в полку и так далее. Но мне очень не понравилось, когда меня засадили в промозглую тюремную камеру да еще сковали по рукам и ногам, а потом заставили рассказывать все с самого начала — о горячих сосисках и поилке для лошадей — какому-то старику, который постоянно чихал и подмигивал, записывая мой рассказ для протокола. Вот и сейчас мне кажется, что рассказывать все будет чересчур утомительно, но та юная особа все же велит мне рассказывать и не тратить времени попусту. А я не знаю даже, с чего начать… Мне кажется, историю сперва нужно завести, как заводят часы, и потом она сама идет себе исправно.

Ладно, начну еще разок. Попробуем так…

Я прямо-таки восхищаюсь мисс Давенпорт. Эта дама действительно сильна и духом, и телом. Но будучи столь сильной духом — это я о ней… В общем, мы так и не смогли договориться. Не сумел я убедить ее, что мне совсем не по душе ее затея и тащиться в этот замок мне очень не хочется.

А идея с замком не нравилась мне потому, что в таких делах я не больно силен, тут требуется красноречие и даже талант актера. Вот мой хозяин, доктор Кадаверецци, с этим бы отлично справился! Уж он-то кому хочешь зубы заговорит, не хуже дюжины домовых. Я хорошо помню, как он выбрался из тюрьмы, где мы с ним и познакомились. Никогда в жизни я такого не видывал! То, как он это сделал…

Уж больно эта юная особа строга! Придется продолжать рассказ, не то она совсем рассердится.

Вот и тогда мне тоже следовало продолжать, а я этого не сделал. Это я о том, что было у меня на уме, когда я уже порядком прошел по дороге, ведущей к замку.

А на уме у меня было одно: повернуть назад, в деревню, и все рассказать доктору Кадаверецци. Я прямо-таки видел, как он приподнимает бровь, словно говоря: «Что? Ах, какие пустяки! Ничего не может быть проще!» Потом, почесав подбородок и нахмурившись, замечает: «Впрочем, возможны и кое-какие осложнения, но благодаря им дело становится только интереснее». Потом он меня отпускает, а сам отправляется думать. Ну а я тем временем отправляюсь слушать сплетни в пивной, чистить кунсткамеру или чинить нашего летающего дьявола. (Этот дьяволенок сделан чертовски искусно, я таких больше никогда не встречал. У него сзади такая пружинка на защелке, благодаря которой он выскакивает из шкафа, точно чертик из табакерки. Вот только он очень своенравный, этот маленький… Помнится, как-то в Базеле мы давали представление…)

Ах да, хорошо, хорошо. На чем я остановился?

Я хотел отыскать доктора, верно?

Итак, я вернулся в деревню. И что же я там обнаружил? Крики, шум, настоящее безумие! Все орут «пожар!» и бегут от «Веселого охотника» куда подальше. Ну, у них там, конечно, не настоящие улицы, не такие, как, скажем, в Базеле или Женеве. В Женеве, если уж говоришь «улица», так это действительно УЛИЦА! А здесь любой проулок или тропинку улицей называют. В общем, я бросился к одному парню, бежавшему по этой улице с бутылкой в руке, но вроде бы вполне приличному на вид, и спросил, что случилось. Знаете, я не слишком волновался насчет доктора Кадаверецци — он даже во время всемирного потопа спастись сумеет, если захочет, — но все же…

— Ох, жаль ты не видел! — говорит этот тип. — Там сам черт из шкафа выскочил! Прямо на пол!

— Ну-ну, — говорю я, — а дальше что было? — А сам-то все к его бутылке приглядываюсь.

— Повалил дым, запахло серой, вокруг все зазвенело, а у дьявола-то рога и вот такие усищи! И вдруг, глядь, посреди комнаты девочка стоит! Настоящая принцесса! Нет, жаль все-таки, что ты этого не видел!

«Принцесса? — удивился я. — Никаких принцесс у нас в шкафу не было, когда я туда в последний раз заглядывал».

И тут рядом с нами останавливается какой-то невысокий толстячок в шляпе с пером, важно так кивает моему собеседнику и подтверждает:

— Да! Я тоже его видел, этого дьявола! Был он там, точно! И этого доктора Кадаверецци манил к себе пальцем, а на пальце-то коготь длинный да острый. А потом пол вдруг как провалится — я сам видел! — и оттуда дым, пламя, а дьявол расхохотался да и унес и этого доктора Кадаверецци, и его египетскую принцессу прямо в ад!

— А как же пожар? — спросил я.

— Так все кругом так и пылало! — воскликнул толстячок.

— А вот и нет, ничего там не пылало, — возразил ему тощий мрачный крестьянин в зеленой куртке, тоже остановившийся возле нас. — Только дым валил.

— Ага, адский дым! — поддержал его тот, что с бутылкой.

Ну, и так далее. Они ведь как дети, крестьяне эти, ей-богу. Я уже понимал, что далеко мы так не уйдем, потому что каждый старался возразить предыдущему и начинал пересказывать мне новую порцию только что возникших слухов.

Но для меня самое главное было узнать, где доктор.

А вот доктора-то как раз никто и не видел с того момента, как раздался крик: «Пожар!» Он исчез, как и та принцесса — кто бы она ни была, — которая так или иначе встречалась во всех выслушанных мною историях.

В общем, мы с моими новыми приятелями вернулись в таверну, они поудобней усадили меня у огня, поставили передо мной кувшин пива и тарелку с полудюжиной сосисок (на сей раз я сперва удостоверился, что сосиски останутся на тарелке, пока я их не съем, разумеется), и рядом со мной уселся очередной рассказчик (вполне разумного вида, кстати сказать) и сообщил, что видел, как она, то есть принцесса, пыталась вырваться из лап какого-то препротивного скользкого типа, вцепившегося и нее мертвой хваткой. Вид этого типа моему собеседнику очень не понравился, так что он взял да и вылил ему за шиворот целый кувшин пива, и тот выпустил девчонку.

— Это ты здорово придумал! — воскликнул я. — Вот уж благородный поступок — взять и своим пивом пожертвовать.

— Своим пивом? — переспросил он. — Да ты что! Свое пиво я ни за что бы не вылил. Нет, тот кувшин я с соседского стола схватил!

Я же говорю, этот парень мне сразу весьма разумным показался.

Однако его слова заставили меня как следует призадуматься. Какая-то принцесса, появившаяся ниоткуда, и исчезнувшая из замка девочка (точнее, две девочки, но пока что хватит и одной). Дядя, который во что бы то ни стало желает вернуть девочку себе, чтобы совершить задуманное им мрачное деяние, и какой-то скользкий тип, что было сил вцепившийся в руку принцессы… Интересно!

А что, если этот скользкий тип и есть тот самый дядя? У меня, правда, никогда дяди не было, и по собственному опыту я судить не могу, но я знавал немало людей, у которых дяди имелись, и считаю, что дяди делятся на два типа: толстые и веселые или старые, тощие и вредные. Скользкие дяди мне, если честно, никогда не встречались, но что-то в этом все-таки не то. Предположим, эта принцесса как раз и есть одна из пропавших девочек…

Э, нет, я далеко не дурак! И с головой у меня все в порядке.

Значит, если принцесса недавно была здесь, то и сейчас она находится не слишком далеко отсюда.

Значит, надо искать принцессу, и тогда я, возможно, найду одну из пропавших девочек.

Или надо искать доктора, и тогда, возможно, найдется и принцесса.

Или надо искать пропавшую девочку, и тогда я, возможно, найду доктора.

Все очень просто!

Прикончив сосиски с пивом, я отправился на поиски. И, клянусь, буквально через пять минут наткнулся на двух мерзавцев, которым явно пришла в голову та же мысль, что и мне.

Прямо напротив деревенского луга высится большой особняк здешнего мэра. Знаете, такой красивый старый дом, сплошь резное дерево, широкие карнизы, а самое главное — из одного окна этого дома свет падает в сад, освещая заодно и дверь дома напротив, и узкий проулок между домами. И вот с того места на мосту, где я стоял, дрожа от холода и размышляя о том, не стоит ли осмотреть и противоположный берег реки, я заметил в этом узеньком проулке какое-то движение.

Как будто кто-то только что осторожно туда скользнул — знаете, когда самого человека не видно, только ветки за ним чуть шевельнутся. «Вот он где! — подумал я. — Вот где доктор Кадаверецци прячется!» В общем, я пошел гуда, очень стараясь не шуметь и не привлекать к себе внимания. Все-таки я ведь теперь состоял на учете в полиции, а если ты попал к ним на крючок, они сочтут тебя преступником, даже если ты всего лишь случайно оказался без штанов. Лучше к ним больше никогда не попадать, иначе без разговоров влепят самый строгий приговор. Так что я крался совершенно бесшумно и в этом отношении оказался глубоко прав!

Когда я добрался до сада мэра и собирался уже свернуть в проулок, вдруг послышался чей-то шепот. Ночь была тихая, и ошибиться было невозможно: это шептал совсем не доктор Кадаверецци!

Я тихонько присел за куст и прислушался. И вот что я услышал (беседовали двое):

— Никогда в жизни такого дурака не встречал! — раздосадованно сказал первый. — От тебя требовалось только не выпускать ее. Ты ее держал, но все-таки выпустил!

Второй ответил:

— Простите, граф Карлштайн! Ради бога, простите меня, ваша милость, но… (он чихнул) но кто-то вылил мне на спину целый кувшин пива, и я (он снова чихнул)… я ведь сегодня уже однажды чуть не утонул, ваша милость, вот и боялся снова утонуть, а потому и девчонку выпустил, спасая, можно сказать, собственную жизнь — совершенно инстинктивно, ваша милость, совершенно инстинктивно! Никак не мог сдержаться…

Ага! Значит, это и есть тот самый «препротивный скользкий тип», о котором мне говорил мой разумный собеседник в «Веселом охотнике»! А второй? Скользкий тип назвал его «граф Карлштайн»! Я держал ушки на макушке, стараясь не пропустить ни слова.

— Нам нужно непременно ее вернуть, Снивельвурст, — сказал тот, кого называли графом Карлштайном. — И уж если ты, черт побери, снова ее схватишь, так не выпускай из рук, даже если тебе за шиворот горная лавина рухнет! Ясно тебе?

— О да, да, ваша милость, мне, конечно же… аапчхи!.. все совершенно ясно! Но прошу прощения, ваша милость… аапчхи!.. одна-то из них ведь уже снова у нас, верно? Так зачем нам, простите мое любопытство, возвращать и вторую, осмелюсь спросить?

— Затем, что если я хоть немного знаю Замиэля, то одной ему будет мало. Он хочет получить полноценный обед, а не жалкую закуску. Одного взрослого человека ему, возможно, и хватило бы, но одной маленькой девчонки явно будет недостаточно. Я, впрочем, всегда могу оставить там тебя, Снивельвурст!

— Нет! Нет! Вы этого не сделаете, ваша милость! Ах, как вы остроумны, ха-ха-ха! Оставить меня! Ах, боже мой, какой вы шутник!

— Учти, если мы не найдем ее, — оборвал его граф Карлштайн, — нам все равно придется оставить там кого-то еще.

— Могу я предложить… аапчхи!.. вашей милости одну молодую девушку из этой деревни? Она давно у меня на примете, ваша милость. Еще недавно она была у вас в замке горничной, ваша милость. Хильди Келмар ее зовут…

— А-а, та самая дрянь, которая во все совала свой нос. Я же выгнал ее сегодня. Где она сейчас?

— В «Веселом охотнике», ваша милость. Кстати, если не ошибаюсь, это именно она подняла тревогу и закричала: «Пожар!» К нашему великому неудовольствию, ваша милость. — Снивельвурст снова чихнул.

— Ах, мерзавка… Ну что ж, никто по ней плакать не будет. А что, неплохая мысль, Снивельвурст…

В общем, этот разговор, возможно, большей части людей показался бы довольно бессмысленным. Он, несомненно, показался бы бессмысленным даже великому Кадаверецци. Однако мне он сказал о многом, ибо меня с детства воспитывали самые пугливые и суеверные дуры на свете. Я ведь сирота, знаете ли, и вырос в женевском приюте. У нас там была одна старуха по имени Мария Нейман, которая как раз за нас, самых младших сорванцов, и отвечала, только она совершенно не могла с нами справиться, бедная старая развалина, и мы постоянно от нее сбегали и устраивали черт знает что. Единственный способ, с помощью которого она могла заставить воспитанников делать что положено, — это припугнуть их Диким Охотником, великим и ужасным Замиэлем, Повелителем Гор, который скачет верхом на черном коне, а рядом с ним бежит огромная свора светящихся гончих псов и вокруг доезжачие[7] — скелеты в черных плащах… В общем, стоило старой Марии упомянуть о Замиэле, и мы действительно примолкали.

А она так сокрушенно поджимала свои морщинистые губы, словно уже видела, как нас, маленьких негодяев, преследуют эти ужасные гончие, и от этого у нас просто кровь стыла в жилах. Даже сейчас при воспоминании об этом меня озноб пробирает. Но в те минуты, когда я сидел под кустом и слушал, как эти два негодяя замышляют дьявольское преступление, имя Замиэля сразу натолкнуло меня на правильное решение.

Потом скользкий тип по имени Снивельвурст печально чихнул на прощанье, а граф, выбравшись из проулка, решительно двинулся по дороге и прошел буквально в шаге от меня, так что я его хорошо разглядел: тощий, похож на волка, весь какой-то настороженный, дергается все время, взгляд тревожный, и, по-моему, он от волнения даже рукоять своей трости грыз (во всяком случае, мне так показалось), а глаза жутко таращил, белки так и сверкали в темноте. Словно ему сердце кто выкручивает, да так, что у него глаза на лоб лезут! Неприятный тип! Я некоторое время смотрел ему вслед, потом вылез из кустов и пошел за Снивельвурстом, надеясь, что он направится к реке. Он так и поступил, так что на мосту я настиг его и зашипел, приложив палец к губам:

— Ш-ш-ш!

Он встал на цыпочки, став похожим на аиста в домашних шлепанцах, и спросил испуганно:

— А что такое?

— Там, в реке! — прошептал я. — Ш-ш-ш!

— Что? — Он перегнулся через перила, вглядываясь в воду.

— Вон там, в тени, видите?

— Что? Что там?

— Там кто-то есть! Смотрите, смотрите… Видите, движется? Наклонитесь пониже!

— Но я никого не вижу…

В общем, он наклонился ниже, а я столкнул его в воду. Очень удачно. Дав ему вволю поорать и поплескаться в воде (сам я тоже вовсю вопил, чтобы окончательно уверить этого идиота, что его вот-вот унесет река), я спустился на берег и выудил его. Он здорово промок и уже начал пускать пузыри. Я уложил его на скалу с отличным острым ребристым гребнем и сел на него верхом, чтобы вода, которой он все-таки нахлебался, вылилась наружу. Он так орал, лежа на остром камне, что в домах стали открываться окна и оттуда высовывались сонные жители, которые в самых нелицеприятных выражениях сообщали нам, что они о нас думают. Между прочим, среди этих ругательств попадались истинные шедевры.

— Вы их видели? — спросил я у Снивельвурста.

— В-в-видел? Кого? Аапчхи! Аапчхи! Аапчхи!

— Человека, похожего на итальянца, и маленькую девочку, — сказал я. — Они крались по берегу реки, и вид у них был, как у настоящих злоумышленников!

— А к-к-куда они направлялись? Аапчхи, аапчхи! Я д-д-должен их н-н-найти! Н-н-немедленно! Аапчхи!

Я указал (сам не знаю куда), и Снивельвурст тут же вскочил, хотя вода с него лилась ручьями, он без конца чихал, хлюпал носом и трясся как осиновый лист. Жалкое зрелище, я вам скажу. Однако я немного опасался того, что может натворить даже такое ничтожество, если ему абсолютно наплевать на собственное здоровье и он готов зимней ночью бежать, выполняя волю хозяина, несмотря на то что насквозь вымок, свалившись в реку. Он, должно быть, жутко боится этого своего графа, решил я и, вместо того чтобы посмеяться над ним, встревожился не на шутку.

Да-да, встревожился! Я, Макс Гриндофф, не стыжусь признаться в том, что и меня вполне можно напугать. Однако, пока все это не кончилось, мне еще много раз довелось пугаться и куда сильнее.

В голове у меня все время крутился разговор этих мерзавцев о том, что эту девушку из таверны, Хильди, отдадут Дикому Охотнику вместо принцессы, если принцессу им найти так и не удастся. И я решил: теперь, мой дорогой, самое время поспешить в таверну «Веселый охотник»! Кстати, глоток бренди тебе сейчас тоже очень даже не повредит.

Ну вот пока и все. Придется попросить кого-то другого помочь мне, чтобы моя юная помощница могла наконец отложить перо и немного отдохнуть.

Рассказ Хильди

(продолжение)

Сперва мне, конечно, пришлось объясняться с мамой. Она не была на меня сердита, хотя я ужасно не люблю, когда она сердится, но это было еще хуже: мама казалась обиженной и очень грустной.

— Ну, скажи, ради бога, зачем ты это сделала? — спросила она. — Я так ждала этого представления, а ты взяла и все испортила! Не понимаю я тебя, Хильди. Иногда ты бываешь такой же противной, как Петер. Я просто не знаю…

И она тяжело опустилась на табурет возле кухонного стола и принялась вытирать фартуком глаза. Она вдруг показалась мне старой, усталой и измученной. Но я ничего не могла сказать ей в утешение. Вокруг были груды грязной посуды, и пол был весь истоптан, так что все нужно было еще мыть и убирать. Старый Конрад, наш бармен, оставался в зале, потому что у него за стойкой сидели двое гостей, которые никак не могли разойтись и без конца рассказывали друг другу всякие небылицы, хвастаясь своими успехами в стрельбе. А на столах в зале стояли почти полные кувшины с пивом и вином, стаканы, тарелки, блюда с едой — обо всем этом, похоже, просто забыли. Увидев этот разгром, я почувствовала себя уставшей до изнеможения, измученной неизвестностью, утратившей всякую надежду, начисто лишенной не только друзей, но и всего остального на свете…

Я как раз тащила в кухню поднос с горой грязной посуды, когда отворилась дверь и в таверну вошел слуга доктора Кадаверецци, Макс. Я удивленно на него посмотрела, но гораздо удивительнее было то, что он, судя по его виду, пришел именно ко мне и ожидал увидеть здесь именно меня.

— Могу я поговорить с вами наедине? — тихо спросил он, чтобы даже последние из оставшихся в зале пьяниц его не услышали.

— Идемте на кухню, — сказала я.

Мама уже ушла спать. Я поставила тарелки и кувшины на стол и, покосившись на Макса, заметила, что он приоткрыл дверь, выходившую во двор, и осторожно в нее выглядывает.

— Что это вы делаете? — спросила я. — Там никого нет!

— Никогда нельзя быть полностью в этом уверенным, — отвечал он. — Вы собираетесь посуду мыть?

— Если вода горячая есть, — сказала я.

— Я вам помогу. Давайте сперва принесем сюда все тарелки, а потом уж и поговорим спокойно наедине. Право, это очень важно, иначе я и просить бы не стал. Вижу ведь, как вы устали.

Так мы и поступили. Я заглянула в большой котел, проверяя, осталась ли горячая вода, и Макс вычерпал все до капли, а потом натаскал из колодца еще воды и снова налил полный котел. Потом я начала мыть посуду, а он, подпоясавшись полотенцем, встал к раковине рядом со мною, и мы при свечах вместе все перемыли и перетерли, и он рассказал мне все, что знал. Он и работал отлично — быстро, ловко, аккуратно. Мне он все больше и больше нравился. С тарелками он обращался очень осторожно, а ножи и вилки тщательно отчищал от присохшей еды.

Я слушала Макса, не прерывая, а потом тоже рассказала ему все, что знала сама. И он тоже слушал меня, не прерывая. Когда я узнала, что граф Карлштайн хочет отдать Замиэлю меня, если не сможет отыскать Люси, то прямо-таки задрожала от страха. Но Макс тут же развеселил меня, рассказав, как проучил Снивельвурста, и я расхохоталась, вспомнив, что и сама поступила с секретарем графа примерно так же.

— Но самое главное тут вот что, — сказал Макс, когда мы покончили с посудой и сели у огня. — Мы знаем, где находится мисс Давенпорт. Хотелось бы надеяться, что мы знаем также, где мисс Шарлотта. Но мы не знаем, где мисс Люси и доктор Кадаверецци. Мисс Давенпорт тоже не знает, где находится мисс Люси, а доктор Кадаверецци не знает, где нахожусь я, и ни одна из девочек не знает, что мисс Давенпорт здесь, а граф Карлштайн по-прежнему рыщет где-то поблизости, в деревне, и кроме того…

— Я что-то потеряла нить рассуждений, — сказала я. — Для начала нужно выяснить, сумела ли Шарлотта бежать — вот что самое главное.

— Но зачем? — удивился он. — Я думаю, раз ключ был у нее в тарелке с супом, она наверняка нашла его и, должно быть, давно уже выбралась из замка.

— Но ведь фрау Мюллер тогда застала меня прямо на месте преступления! Она вполне могла догадаться, зачем я туда зашла, и найти ключ в тарелке! Да и Шарлотту запросто могли поймать, когда она спустилась вниз…

— Хм… Ну что ж… И все-таки я считаю, что сперва нам следует разыскать Люси. По-моему, это важнее всего. Потому что…

— Нет. Ведь она-то, по крайней мере, на свободе, и граф Карлштайн пока до нее не добрался, верно? А вот Шарлотта, возможно, по-прежнему сидит в башне. Того и гляди, нам придется ее оттуда вызволять…

— Нам нужно найти доктора Кадаверецци…

— Нам нужно тщательно следить за графом…

— Нам нужно попасть в замок…

— Нам нужно поискать в горной хижине…

— Нам нужно повидаться с мисс Давенпорт! — сказали мы в один голос и посмотрели друг на друга через старый кухонный стол, на котором догорала свеча.

И в полутьме кухни, где на стенах плясали отблески огня, догоравшего в очаге, мы протянули друг другу руки и обменялись торжественным рукопожатием в знак вечной дружбы.

— Сейчас? — спросил он.

— Сейчас, — кивнула я.

Я накинула плащ, закуталась в него поплотнее, и мы вышли из дома. Деревня уже спала, светились только окна нашей таверны, но вскоре и они погасли. Старый Конрад вышел на крыльцо, запирая двери.

Прогулка до хижины дровосека заняла у нас почти час. Сперва Макс весело болтал, но потом примолк, а я и вовсе едва на ногах держалась от усталости. Под конец мы тащились в полном молчании, было слышно лишь, как скрипит снег под нашими башмаками да как время от времени над огромным притихшим лесом разносился крик совы.

Когда мы были почти у цели, я остановилась и осторожно огляделась. Влево вела тропинка, которую вы ни за что бы не заметили, если б не знали, куда нужно смотреть. А чуть раньше, пробираясь сквозь густой заснеженный подлесок, я успела заметить мерцание костерка.

Но на поляне никого не оказалось.

— Куда же она делась? — удивился Макс.

— Вряд ли они ушли давно, иначе костер уже потух бы, — сказала я. — А эти дрова только что подбросили в огонь. Смотри: они едва начали гореть.

Макс вытащил из костра горящую головню и, держа ее в руке, точно факел, сунул голову в хижину.

— Там тоже никого нет, — сказал он, пожимая плечами, — но все вещи там — и маленькая тележка, и палатка, и все остальное.

Он поднял горящую хворостину повыше и огляделся.

И тут из-за ближних деревьев вдруг грянул выстрел — с такого близкого расстояния, что я успела заметить вспышку пороха. И горящая головня, которую Макс держал в руке, вылетела и, крутясь в воздухе, как шутиха, мелькнула у него над головой и с шипением упала в ручей. Затем в звенящей тишине, которая установилась после выстрела, я отчетливо услышала негромкий щелчок. Мой брат Петер — охотник, так что я с детства знаю, как заряжают ружья и стреляют из них, и этот звук был мне очень хорошо знаком: боек ружья вот-вот готов был ударить по кремню. Сейчас тот, кто сделал первый выстрел, готовился выстрелить снова, а мы с Максом были для него превосходными мишенями.

Рассказ мисс Августы Давенпорт

(продолжение)

Когда-нибудь, не сомневаюсь, для юных леди будет столь же естественно учиться разводить костры, ловить диких животных, свежевать их и готовить из них пищу, как сейчас рисовать акварелью и петь дурацкие песенки, неумело аккомпанируя себе на фортепиано. И поют, и играют они обычно весьма плохо — так, во всяком случае, подсказывает мне мой опыт. У себя в женском колледже, в Челтнеме, я постоянно старалась привнести в воспитание учениц определенный элемент авантюризма и предприимчивости, впрочем, боюсь, без особого успеха. Разве можно одолеть ее величество Моду? В наши дни молодые девушки считают весьма модным быть хрупкими, томными, чуть что падать в обморок и слабо попискивать от восторга, если они чем-то довольны, или сразу терять сознание, если их что-либо огорчило. Более нелепое зрелище трудно себе представить, особенно когда роль хрупкой романтической героини пытается сыграть крупная румяная толстуха лег пятнадцати-шестнадцати. Только они ведь все равно будут так вести себя, и ничто не сможет их переубедить, никому не удастся объяснить им, как нелепо они выглядят, ибо такова нынешняя мода! Вот я и жду, стараясь быть максимально терпеливой, когда подуют иные ветра и мода наконец переменится. Возможно, я, Августа Давенпорт, к этому времени буду еще жива и с превеликой радостью встречу зарю новой эпохи!

Возьмем, к примеру, мою служанку Элизу. Как только ее молодой человек, Макс Гриндофф, нас покинул, я сразу заметила, что с каждой минутой она все сильнее нервничает. Было бы весьма поучительно понаблюдать со стороны за этим очередным притворством, если б я, правда, могла видеть в темноте. Хотя темнота, разумеется, была ей совершенно необходима, чтобы произвести нужное впечатление. Впрочем, не имея возможности видеть Элизу, я вполне могла основывать свои выводы на ее репликах:

— Мисс Давенпорт, вы верите в привидения?

— О, мисс Давенпорт! Я слышу… слышу голос духа… я уверена, что слышу его!

— Мисс Давенпорт, вы видели? Там что-то страшное! Там, в темноте, за деревьями… Какая-то ужасная тень растет… вздымается…

— Ах, мисс Давенпорт! Вы слышали этот вопль? Просто кровь стынет в жилах!

(На самом деле, просто сова крикнула, да только Элиза бы мне все равно ни за что не поверила.)

— Мисс Давенпорт! Какой ужас! Это летучая мышь!!! Я уверена! Ах, вдруг это вампир?

— Ох, мисс Давенпорт! Слышите? Это волки! Конечно же, это волки воют!..

В общем, когда мы наконец добрались до цели, моя девица от страха чуть сознание не теряла. Но страх, разумеется, был не настоящий (характер у Элизы уравновешенный, и настоящую опасность она встретила бы вполне мужественно), а воображаемый, этакий модный страх. И не имело ни малейшего смысла бранить ее за это притворство, так что, когда мы добрались до хижины, я тут же отправила ее за хворостом и велела разжечь костер, а сама занялась осмотром местности, надеясь обнаружить дичь. Этим всегда очень полезно заняться. Однажды в Туркестане, когда мы уже начинали голодать, мне удалось вспугнуть и подстрелить дикого козла, причем в обстоятельствах, весьма схожих с нынешними. Это было очень нелегко, зато спасло мне жизнь.

Впрочем, на сей раз ничего столь же питательного я не обнаружила и вернулась в лагерь. Элиза же, как оказалось, просто вся тряслась от страха, и я потеряла терпение.

— Элиза, возьми наконец себя в руки! — резко сказала я ей. — И перестань смотреть на меня выпученными глазами! Да что с тобой такое, черт побери? Чего ты боишься?

— Ах, мисс Давенпорт, я их слышала! Ох, мисс! Они вон там, за деревьями! Их двое. Бедные маленькие призраки, плывущие среди леса… Ах, мисс!..

— Что ты такое несешь?

— Там две маленькие девочки, мисс!

— Люси и Шарлотта? Ты уверена?

— Они неживые, мисс! Это духи! Призраки, влекомые сквозь ночь неведомой силой… Они не могут даже остановиться и отдохнуть, ибо проклятие преследует их и на краю земли… И знаете, мисс…

— Ну, что еще, бедная ты моя?

— Один из призраков нес свою голову под мышкой! Ох, мисс…

— Что?

— Да, девочка была без головы, мисс… Ох, как это ужасно, мисс Давенпорт! Маленькая девочка несла собственную голову в руках… И плащ у нее весь сбился на бедной обнаженной шейке… Потому что головы у нее на плечах совсем не было, зато в руках она точно голову несла! Ох, этого мне никогда не забыть, до самой смерти!..

На мгновение мне показалось, что служанка моя и впрямь лишилась рассудка. Призрак, несущий в руках собственную голову! Вот уж чушь! Впрочем, этому должно было найтись какое-то разумное объяснение, и я принялась расспрашивать Элизу.

Из ее ответов мне стало ясно, что кто-то (то ли девочки, то ли нет) буквально пять минут назад прошел неподалеку от хижины дровосека. Их было двое, и они вполне могли оказаться Люси и Шарлоттой. Сомнений у меня не было — придется последовать за ними и все выяснить. Я взяла оба своих пистолета и двинулась в ту сторону, куда ушли «призраки». Элиза, вся дрожа, последовала за мной.

Никаких следов девочек мы, конечно же, не обнаружили. Еще бы, в такой снегопад, в полной темноте и в таком густом подлеске! Ничего удивительного. Разочарованная, я уже повернула назад, но тут услышала чьи-то голоса и увидела, что какой-то негодяй, размахивая горящей веткой, собирается (как мне показалось) поджечь наше имущество. Признаю, с моей стороны было довольно глупо сразу же приходить к таким выводам, но я тем не менее не медля ни секунды выстрелила в мерзавца и выбила у него из рук горящую ветку. Потом, выхватив второй пистолет, я собралась уже грозно предупредить его об опасности, но тут на сцене неожиданно появилась Элиза.

— Макси! — воскликнула она и бросилась к «злоумышленнику».

— Элиза! — радостно закричал он, и я узнала голос ее ухажера, этого Гриндоффа.

Не прошло и нескольких секунд, как они снова принялись обниматься.

— Все в порядке, мисс Давенпорт! — кричала Элиза, задыхаясь от радости. — Это Макс!

— Да-да, я вижу, — отвечала я. — Гриндофф, дорогой, вы уж простите меня за этот выстрел. Весьма глупо с моей стороны. Но вы ведь не ранены, правда?

— Ошеломлен, мадам, но не ранен, — сказал он, и я подошла ближе, поскольку рядом с ним стоял кто-то еще.

Оказалось, что это девочка лет четырнадцати в старом и слишком легком плаще. Я ее уже видела раньше в замке Карлштайн, так что смотрела на нее с огромным любопытством. Гриндофф представил ее мне как Хильди Келмар, а потом рассказал обо всем, что случилось. Девушка тоже участвовала в этом повествовании, и с первых же ее слов мне стало ясно, что она куда лучший свидетель, чем Гриндофф, — мысли излагает ясно, а он все время путается и подбирает слова; хладнокровна и честна, а его то и дело несет, и тогда истину установить уже невозможно; умна и находчива, а он… В общем, Макс был далеко не так умен и находчив, как эта Хильди.

— А что ты думаешь? — спросила я ее. — Как, по-твоему, поступили девочки?

— Что я думаю, мисс? — задумчиво переспросила она. — Я думаю, мисс Шарлотта вышла на дорогу и направилась в деревню в поисках мисс Люси, а потом, я думаю, они друг друга нашли и решили снова спрятаться в хижине горных егерей, куда я отвела их с самого начала. Ах, если б они там и остались, мисс!

— Пожалуй, я готова с тобой согласиться, — сказала я. — Примерно что-то в этом роде, видимо, и произошло. Как вам не стыдно, Гриндофф! Ну почему вы не пошли в замок, как я вам велела?

— Теперь-то я и сам об этом жалею, мадам, — признался он. — Но, честное слово, я считал, что доктор Кадаверецци куда лучше меня справится с этим делом!

— Похоже, ваш доктор — человек действительно незаурядный, — сказала я, а про себя подумала: «Если б он и впрямь был таким замечательным, то не стал бы подвергать Люси опасности». — Но ведь он, кажется, исчез, так вы сказали?

— Растворился в воздухе, мадам! — развел руками Гриндофф. — В точности как в его фокусе «Исчезновение дервиша». Знаете, этот маленький дервиш — у него внутри часовой механизм, и это настоящее чудо! — сперва кружится над столом, куда бы доктор его ни послал, а потом… — Хорошо-хорошо. Возможно, когда доктор Кадаверецци вновь материализуется, вернувшись из того измерения, куда он временно удалился, он любезно продемонстрирует и нам своего исчезающего дервиша. А пока что у нас выбора нет — придется идти в хижину горных егерей. Далеко это, Хильди?

— Часа два пути, мисс, — сказала она, с сомнением глядя на меня.

Я прекрасно поняла, что означал этот ее взгляд: ты старая толстая тетка и тебе туда не дойти! И я сочла это вызовом.

— Ну что ж, тогда в путь, — сказала я, поднимаясь на ноги. — Если кто-то чувствует себя слишком усталым, пусть остается. В конце концов, один доброволец стоит десятерых, идущих по принуждению.

Я решила говорить совершенно откровенно. Каждый из них в душе разделял мнение Хильди обо мне. Вот пусть тот, кто останется, и будет посрамлен, когда я решительно выйду в путь. Ну и, естественно, все трое тут же вызвались идти вместе со мной.

— Вот и прекрасно, — сказала я им в утешение.

Мы добрались до горной хижины, как раз когда садилась луна. Рассвет, очевидно, был недалек, и маленькая Хильди от усталости опиралась на мою руку (сама этого не замечая). Места там были пустынные, дикие, и хижина стояла на самом краю пропасти, за которой виднелся могучий ледник, обрамленный ковром чистейших снегов, среди которых торчали хищные, зубастые скалы и тяжелые валуны. Ледник, серебрясь в свете меркнущей луны, дышал на нас пронизывающим холодом, и это был холод не только физический — от ледника действительно веяло ужасом. Разве можно выжить в этой ледяной пустыне? Господи, молилась я в душе, пусть только у девочек хватит здравого смысла хотя бы на этот раз остаться в хижине! Я старалась не думать о том, что они могли погибнуть еще в пути и мы просто не заметили их замерзших тел…

В общем, открывая дверь в хижину, я испытывала сильнейшее волнение, и разочарование мое, когда мы увидели, что хижина пуста, было поистине беспредельным. Однако я решительно заявила, что не следует предаваться отчаянию, и велела Гриндоффу и Элизе обшарить все помещение. Возможно, там ничего и не было, но их обоих это, по крайней мере, на некоторое время заняло. А я между тем, взяв свою подзорную трубу, вышла наружу, надеясь отыскать хоть какие-то следы, оставленные девочками.

И тут же увидела на снегу отпечатки их башмаков! Что, впрочем, совсем меня не удивило: я была почти уверена, что они там были. Затем я обнаружила и другие следы, я приняла их за следы Хильди и позвала ее. Хильди подтвердила: следы ее. И подсказала мне, что и вокруг хижины полно следов, оставленных девочками.

— И знаете, мисс, эти следы они наверняка оставили уже потом, после того как я отсюда ушла, — сказала Хильди. — Они, должно быть, выходили наружу, чтобы оглядеться. Смотрите, как тут весь снег утоптан.

И правда, на некотором расстоянии от хижины в снегу было множество следов, явно принадлежавших Люси и Шарлотте, а не кому-то другому, так что я вздохнула с некоторым облегчением. Хильди тем временем прошла чуть дальше и вдруг стремительно бросилась вперед, пристально вглядываясь в землю. Потом повернулась и поманила меня рукой.

— Что такое? — спросила я, подходя ближе, но уже и сама видела: на снегу были отчетливо видны два ряда знакомых следов.

— Они ушли! — растерянно сказала Хильди.

— Да, пошли дальше в горы. Ох, как это досадно, как досадно!

— Вряд ли они ушли задолго до нашего прихода, мисс… — начала было Хильди, но тут к нам подбежала Элиза, размахивая листком бумаги:

— Смотрите! Смотрите, мисс Давенпорт! Смотрите, что мы нашли!

Это была записка, и я сразу узнала почерк Люси. Когда она была моей ученицей, я все старалась заставить ее писать аккуратнее, но, увы, тщетно. Она, как и многие другие дети, считает (и совершенно неверно), что аккуратный, красивый почерк ужасно скучен, а каракули, наоборот, интересны и привлекательны. Я этого просто понять не могу. Опять эта мода! Я утешала себя тем, что мне, по крайней мере, удалось обучить ее правилам пунктуации. Записка гласила:

ТЕМ, КОМУ ЭТО МОЖЕТ БЫТЬ ИНТЕРЕСНО.

По воле злого рока, лишившись всякой надежды, вынужденные скитаться по воле жестокого человека, от которого должны были бы ждать доброты и дружеского расположения, мы решили предаться на милость вечных снегов, поскольку твердо уверены: среди этих скал и ледников не меньше милосердия, чем среди украшенных деревянной резьбой и гобеленами стен дома, в котором мы в последнее время жили, — ЗАМКА КАРЛШТАЙН.

Прощайте навсегда.

Я прочитала это вслух, когда все собрались в кружок у огня, и аккуратно сложила записку, испытывая, признаюсь, невероятную усталость.

— Господи, что за игру они затеяли? — сказал Гриндофф. — Не понимаю я их, мисс. Зачем им куда-то бежать?

— Я же говорила тебе, Макс! — воскликнула Хильди. — Замиэль!

Он только головой покачал и вздохнул:

— Да-да, до чего ж я устал, уже и забыл об этом! Странно, однако, что я об этом забыл…

— Замиэль? — заинтересовалась я. — Прошу тебя, Хильди, просвети и меня тоже.

И Хильди пересказала мне все, что слышала, стоя под дверью графского кабинета, а Гриндофф подтвердил ее слова своим рассказом о подслушанном им возле дома мэра разговоре графа Карлштайна с его секретарем, этим отвратительным, скользким типом.

— Ясно… — пробормотала я и, опершись спиной о стену, прикрыла глаза, чтобы лучше думалось.

Во многих частях Центральной Европы, а также в Великобритании существуют легенды о Дикой Охоте. Считается, например, что Виндзорский парк посещает призрак демона-охотника Херна. Это очень древнее и очень интересное суеверие. Суеверие ли? Неужели и я верю в существование Херна? О нет! Просто закрытый для познания неизведанного разум — это мертвый разум. Пусть я не верю в Дикого Охотника, но в него, безусловно, верит граф Карлштайн и собирается на основе этой веры сотворить ужасное злодеяние. У меня нет причин утверждать, что все это полная ерунда. К сожалению, у меня как раз есть определенные причины считать, что все это правда. С другой стороны, для всякого злодеяния можно найти противодействие, даже использовать магические чары, если будет так уж необходимо. И я попыталась вспомнить, что я об этом читала.

Но главным сейчас неизменно оставался вопрос: как нам поступить? Похоже, действительно заключена некая опасная сделка. Граф Карлштайн согласился в обмен на некие услуги, которые ему либо окажут, либо уже оказали, обеспечить добычу Дикому Охотнику. И Замиэль должен получить свою добычу ровно в полночь, в канун Дня Всех Душ, а я и сама видела, стоило мне открыть глаза, да и в моем любимом справочнике «Тропический альманах истинной леди» было указано, что решающий день уже наступил и заря его как раз занимается над нами. Я снова закрыла глаза и сосредоточилась.

Итак, Дикий Охотник должен появиться в охотничьем домике графа в полночь и получить свою дань. Очевидно, в жертву ему не обязательно приносить кого-то конкретно. Макс слышал, как граф Карлштайн говорил, что, если Люси и Шарлотты не окажется под рукой, сойдет и Хильди. А что, если в домике не окажется вообще никого, когда пробьет полночь? Тогда, видимо, демон возьмет себе самого графа Карлштайна как не выполнившего обещание и нарушившего договор. Вот почему граф так сильно тревожится.

Да, мне казалось, что в таком случае гнев демона должен обрушиться именно на графа, но я не была до конца и этом уверена. Вполне возможно, любой человек, оказавшийся в этот час в лесу неподалеку от назначенного места, — крестьянин, дровосек или кто-то еще — рискует стать жертвой Дикой Охоты, и тогда Замиэль, утолив свой голод, оставит графа Карлштайна в покое. Не имея достаточных сведений о привычках демонов, я оказалась не в состоянии сделать более определенные выводы и переключила свое внимание на самого графа Карлштайна и его родство с девочками.

Насколько мне было известно, граф — родственник их несчастной матери, погибшей вместе с сэром Персивалем, отцом Люси и Шарлотты, во время кораблекрушения. Как раз мне и пришлось сообщить девочкам о столь тяжелой утрате и подготовить их к отъезду в Швейцарию. Других родственников, кроме графа Карлштайна, у них не было. Сперва, помнится, графу очень не хотелось брать девочек к себе, но убедительные речи адвоката сэра Персиваля — замечательного джентльмена по фамилии Хайфиш — заставили его передумать. И вскоре я с тревогой в душе проводила их до Женевы, где кончался первый этап их путешествия.

Что-то неясное вдруг шевельнулось в моей памяти… Я чувствовала, что вот-вот вспомню это, стоит только сесть поудобнее и не открывать глаза…

Хайфиш… Карлштайн… девочки… моя вынужденная поездка в Женеву…

Я выпрямилась, открыла глаза и хлопнула в ладоши, чтобы разбудить остальных. Хильди тут же открыла покрасневшие от усталости глаза и вопросительно посмотрела на меня, да и храп Гриндоффа смолк. Он резко сел и так зевнул во весь рот, что, но-моему, у него даже челюсти затрещали.

— Что случилось, мисс Давенпорт? — сонным голосом спросила Элиза.

Я рассказала им о сделанных мною выводах, и они со мной полностью согласились. А что им еще оставалось? И мы сразу же поспешно разошлись в разные стороны, дело действительно принимало серьезный оборот. Если сперва речь шла о двух заблудившихся девочках, то теперь об их жизни и смерти. Так что времени терять было нельзя.

Рассказ Люси

(продолжение)

Мне кажется, если свалишься с высокого утеса в пропасть и в силу какого-то везения приземлишься чуть ниже на скалистый выступ до смерти испуганная, но целая и невредимая, то все же вздохнешь с облегчением, забыв об отчаянии. Но если спасший тебя уступ начнет вдруг крошиться под ногами, грозя обрушиться в ту же пропасть, то первоначальное отчаяние вполне может вернуться с удвоенной силой. А уж когда нечто подобное происходит с тобой несколько раз подряд, то в самый раз подумать: а что, если в твою жизнь вмешался какой-то злой рок? Примерно такие мысли крутились у меня в голове, когда я выбежала из полицейского участка после ареста доктора Кадаверецци.

Нам удалось удрать из замка Карлштайн, но мы поступили весьма глупо, когда ушли из горной хижины и потеряли друг друга. Шарлотту, кстати, почти сразу же и поймал этот жалкий червяк Артуро Снивельвурст! Мне же удалось встретиться с доктором Кадаверецци, и я даже отчасти почувствовала себя в безопасности. (А еще мне ужасно понравилось быть египетской принцессой. По-моему, я хорошо могла бы сыграть эту роль, если б, конечно, стала настоящей актрисой или хотя бы бродячей комедианткой.) А потом надо мной опять стали собираться тучи: в таверне меня заметил граф Карлштайн. И опять меня спасла Хильди, подняв тревогу и крича: «Пожар! Пожар!» Мы с доктором Кадаверецци под шумок сбежали, но нам не повезло, и бедного доктора арестовали. (Хотя, насколько я его знаю, он в тюрьме задерживаться не станет. Я, правда, была с ним знакома совсем недолго, всего несколько часов, но и за это время он успел произвести на меня неизгладимое впечатление. Это настоящий гений! Даже мисс Давенпорт с ним не сравнится. Мне казалось, его разум из другой вселенной, куда более просторной и свободной, чем наша, и хотя я порой замечала его просчеты, но понимала, что эти просчеты — сущий пустяк но сравнению с замечательным полетом его воображения и светлым сиянием его духа. Да что там говорить… Я же слышала (а Шарлотта, например, нет), как ему аплодировали зрители. Это были самые восхитительные звуки на свете!)

Но теперь нас постигло жестокое разочарование. Мы легко сумели договориться о дальнейших действиях и менее чем за час добрались до хижины в горах, но смысла оставаться там не было: мы понимали, что граф, конечно же, схватит Хильди и станет ее терзать, требуя, чтобы она рассказала ему все, что ей известно. Она, несомненно, будет держаться до последнего, но вскоре с помощью дыбы и щипцов для вырывания ногтей граф сумеет одержать над ней победу, и она, теряя сознание, в предсмертной тоске выдохнет сведения о том, где мы скрываемся. И тогда граф бросится сюда, нетерпеливо рыча на своих псарей, спустит с поводка своих гончих и…

В общем, нам ничего другого не оставалось — только подняться выше в горы. В конце концов, по ту сторону гор лежит Италия…

Нам еще здорово повезло: снег не шел, а сверкающая луна освещала каждую скалу, каждую пропасть, каждую коварную трещину и каждый ледяной мостик над нею, смертельно опасный для путника и похожий на панцирь черепахи. Не знаю, как выглядят горные черепахи, но уверена, что в этих горах они водятся. Сперва мы испытывали восторг, поднимаясь все выше и выше, и это чувство помогало нам идти дальше, хоть мы и устали до изнеможения. Неземная красота, царившая вокруг, точно волшебные видения, описанные Байроном или Шелли, наполняла наши сердца странным томлением. Все это напоминало сон, и здесь было очень легко поверить в существование любых сказочных духов и призраков. Мы поднимались все выше и выше, и в итоге руки и ноги у нас совершенно онемели от холода, а каждый вздох стал отзываться острой болью в груди, но остановиться мы не посмели и продолжали карабкаться вверх, пока луна не скрылась за сверкающим зубчатым гребнем горы, да и потом не остановились, хотя вместе с темнотой на нас обрушился жуткий, пронизывающий холод, куда более сильный, чем прежде. Однако небо уже светлело. Звезды слева от нас начинали бледнеть и меркнуть, а синее-синее небо, на котором они так ярко сияли, осветили первые лучи зари. Звезды блекли одна за другой, точно жемчужины, которые, как известно, блекнут, если их не носить. (У меня, правда, никогда жемчугов не было, а вот у нашей дорогой мамочки было очень красивое жемчужное ожерелье, которое так и осталось на ней, когда затонул их корабль… Так что ее жемчужинки вернулись в родную стихию, а она покинула свой мир навсегда! Иногда мне кажется, что в ювелирных украшениях есть некое злое коварство, и поэтому я ни за что не стану их носить. Нет! Никогда не надену даже самое простое золотое кольцо! Я дала в этом обет.)

Вскоре над Альпами разлилась самая великолепная заря, какую мне когда-либо доводилось видеть.

А когда взошло солнце, мы обнаружили, что находимся на небольшом ледяном плато и справа от нас сияют и сверкают белые снега, тянущиеся к самым темным скалистым вершинам. Впереди беспорядочно громоздились ледяные глыбы неправильной, странной формы — одни совсем маленькие, не больше Шарлоттиного господина Вуденкопфа, а другие большие, как дом. Это, собственно, и была поверхность ледника. Слева ослепительно ярко сияло солнце, быстро поднимавшееся над заснеженными горами, точно огромный воздушный шар с заключенным в нем первородным божественным огнем. Казалось, в этом ледяном мире нет никаких теней, потому что лед и снег не поглощали льющийся с неба свет, а отражали его, как бы усиливая и расщепляя на все цвета радуги, в точности, как сделал это во время своего знаменитого опыта сэр Исаак Ньютон (мисс Давенпорт демонстрировала нам этот опыт с призмой солнечным утром в Челтнеме). Так что вместо теней мы повсюду вокруг видели только радуги, вызывавшие у нас легкое головокружение.

Потом мы двинулись дальше, и Шарлотта одной рукой прижимала к себе эту деревянную голову в парике, а второй цеплялась за меня, потому что шла с закрытыми глазами и без конца спотыкалась — то ли спала на ходу, то ли глаза ей резал солнечный свет. Да и мне было трудно смотреть на это бесконечное сверкание. Кроме того, перед глазами у меня все время что-то мелькало, и я решила, что либо чем-то отравилась, либо у меня начинается горячка.

И тут Шарлотта взмолилась:

— Люси, я больше не могу! Еще шаг, и я просто в обморок упаду…

— Если мы устроимся тут отдохнуть и случайно уснем, то наверняка погибнем, — возразила я. — Во сне мы тут же замерзнем и станем похожи на мумию из коллекции синьора Ролиполио, о которой, помнишь, нам рассказывала мисс Давенпорт.

Шарлотта вздрогнула и еще крепче прижала к груди господина Вуденкопфа.

— И станем такими же страшными и морщинистыми? — пролепетала она.

— Да, ужасно морщинистыми и очень страшными. Нет, Шарлотта, нам надо идти вперед.

— Но нам никогда не найти верный путь в этих ужасных… — Голос у нее прервался, и она, махнув рукой в сторону ледника, даже зажмурилась: ей страшно было хоть минуту смотреть на него. — Мы непременно упадем в трещину, как Отто в «Тайнах Севера», и разобьемся в лепешку. Или заблудимся и станем ходить кругами, а потом сойдем с ума. Ох, Люси, я просто больше не могу… Мы так далеко зашли… Теперь-то уж они нас ни за что не найдут! Пожалуйста, давай немножко отдохнем, а?

Я тоже, конечно, страшно устала, но, будучи старшей, была вынуждена притворяться, что еще вполне держусь на ногах. Ответственность ведь всегда ложится на старших, на тех, кто обладает значительно большим опытом. Никакой награды, правда, я за свое мужественное поведение не получила, но это так, между прочим.

— Нет! — сказала я. — Мы должны идти дальше, Шарлотта. Постарайся думать о южных краях…

— Но я не могу…

— Ничего, сможешь, если захочешь! Ты только попробуй. Вспомни… апельсиновые деревья, оливковые рощи, пышная южная растительность…

— Я не люблю оливки.

— Ну, хорошо, думай о дынях. О горячем…

— Дыни холодные!

— Знаешь, Шарлотта, ты начинаешь мне надоедать! — сказала я сурово.

— Но я так стараюсь не думать о еде… — сказала она, явно меня не расслышав, так что я больше не стала с ней объясняться, а просто взяла ее за руку и потащила за собой.

Она три раза упала, разбила коленку и расплакалась. Потом у господина Вуденкопфа свалился парик, пришлось его надевать. Потом оказалось, что платье у нее совершенно промокло, а мое превратилось в клочья. Потом я подвернула ногу, поскользнувшись на льду, а Шарлотта упала в четвертый раз да так и осталась лежать, заливаясь слезами. Вот тут-то я и подумала в полном отчаянии: «Нет! Это конец. Мы погибнем. Умрем…»

Мне казалось, что средь ясного дня вокруг нас сгущается тьма.

Я чувствовала, что все больше замерзаю, и мне страстно хотелось стащить с небес эту нависшую над нами тьму и закутаться в нее вместе с Шарлоттой, как в одеяло. Теперь я понимаю: эта тьма и была нашей смертью. Но тогда, даже понимая это, я бы точно стащила ее вниз, если б смогла.

Потом я услышала чей-то голос, кто-то тряс меня за плечо… Это была Шарлотта, которая шептала:

— Люси! Люси, проснись! Это тот человек, которого я видела в лесу… Люси!

Я увидела перед собой маленький ручеек, который отчего-то не сковали эти ужасные льды, и он весело бежал, вздымая маленькие фонтанчики брызг, сверкавшие, как алмазная крошка. А на том берегу ручья стоял какой-то мужчина и звал нас. Он приветливо помахал нам рукой, заметив, что мы проснулись, и, легко, но осторожно перепрыгивая с одного камня на другой, перебрался через ручей. Вид у него, надо сказать, был весьма усталый.

— Мне не нужно даже спрашивать, кто вы такие, — сказал он. — В этих горах, по-моему, найдутся только две такие девочки. Вот, держите, я принес вам письмо.

Я решила, что это, видимо, сон. Однако свернутый листок бумаги, который он протянул мне, вынув его из внутреннего кармана, был еще теплым и вполне настоящим, и я даже узнала его: это была та самая записка, которую я нацарапала в горной хижине!

— Но это ведь я сама и написала… — сказала я дрогнувшим голосом.

— А вы переверните листок, мисс, — посоветовал незнакомец.

Я перевернула да так и подскочила, узнав знакомый почерк.

— Шарлотта! Смотри! Это писала мисс Давенпорт!

Она тоже вскочила на ноги и склонилась над запиской, чтобы получше ее рассмотреть, а потом мы хором прочли ее.

В ней говорилось:

Дорогие Люси и Шарлотта!

Вы можете вполне доверять подателю сего письма. Ему можно доверить даже собственную жизнь. Очень прошу вас, немедленно спускайтесь вместе с ним вниз. Нам необходимо как можно скорее встретиться и обсудить, как быть дальше. Люси, твой почерк просто ужасен. Ты должна собрать все мужество в кулак и непременно постараться его исправить.

Ваш добрый друг

Августа Давенпорт.

— Люси, это она! Действительно, она! — вскричала Шарлотта.

Я была рада ничуть не меньше Шарлотты, но все же что-то меня царапнуло. Дело в том, что я очень горжусь своим почерком и считаю его, во-первых, вполне взрослым, а во-вторых, очень необычным и интересным.

— Ну что, пошли? — спросил незнакомец.

— Ой, простите… Да, конечно, сейчас идем!

Я видела, что он очень замерз: он хлопал себя руками по бокам и без конца переступал с ноги на ногу, но при этом делал вид, что ему ничего не стоит торчать на высоте в несколько тысяч метров среди заснеженных гор.

— Как ваше имя? — спросила я. — Меня, например, зовут Люси, а ее — Шарлотта.

— Макс Гриндофф, — представился он, и мы пожали друг другу руки. Потом Макс указал на господина Вуденкопфа в сползшем набок парике, который, лучезарно улыбаясь, смотрел на нас с вершины большого валуна. — Хорошо, что вы его туда пристроили, — заметил Макс. — Иначе я бы вас не заметил. Это он мне на глаза попался, когда я мимо шел, а вас обеих за валуном и видно не было.

Шарлотта страшно обрадовалась его словам и крепко прижала к груди господина Вуденкопфа.

— Вот видишь! — торжествующе заявила она, глядя на меня. — Я же говорила, что он счастье приносит!

— Ох и пришлось же мне побродить тут, пока я вас искал! — признался Макс. — Идемте скорее вниз, а по дороге я вам расскажу, что вчера в деревне творилось. Так, значит, вы, мисс, и есть та самая «египетская принцесса»?

— Да, я! А как вы узнали? Вы видели доктора Кадаверецци? Он выбрался из тюрьмы? Или его выпустили?

— Ах вот он где! Мне следовало бы догадаться… Видите ли, мисс, я его слуга. Ну, если он в тюрьме, то и беспокоиться нечего — он вскоре оттуда сбежит. Выберет подходящую минутку, навешает этому сержанту лапши на уши, а потом спокойненько выйдет прямо через главный вход, и держаться будет в высшей степени достойно и хладнокровно. Уж будьте уверены! Он просто чудо, этот доктор!

Короче, пока мы в очередной раз спускались с гор в деревню, Макс успел рассказать нам обо всем, что за это время произошло. И я почувствовала, что в моей душе вновь пробудилось одно странное чувство, то самое, которое столько раз вырывали с корнем и втаптывали в грязь, что я даже решила, что оно умерло навсегда, — я имею в виду надежду.

Рассказ Хильди

(продолжение)

Мисс Давенпорт с помощью карманной лупы успела разжечь отличный костер как раз к тому времени, когда Макс привел девочек к нам, и хотя даже таланты этой замечательной женщины не могли помочь добыть пищу из воздуха — ибо все мы были ужасно голодны, — мы по крайней мере согрелись.

Но даже жар этого костра не мог сравниться с жаром встречи мисс Давенпорт со своими ученицами. Люси и Шарлотта были несказанно рады ее видеть. Мне кажется, я бы так же бросилась в объятия к маме, если б нас разделили столь же печальные и опасные обстоятельства, но мы с мамой, слава богу, никогда не разлучались, так что я могу лишь представить себе подобную встречу. Однако же, когда мисс Давенпорт принялась излагать свой план действий, она стала совершенно серьезной, лица девочек словно застыли, а у меня так и вовсе сердце похолодело.

— Самое главное, — говорила мисс Давенпорт, — постараться направить гнев Замиэля на самого графа Карлштайна. А это можно сделать только в том случае, если обманным путем лишить демона его законной добычи. Учтите, если у графа под рукой не окажется девочек, он запросто заменит их кем угодно, а стало быть, не только принесет Замиэлю в жертву чью-то невинную жизнь, но и спасется сам.

— Но что же мы можем сделать, мисс Давенпорт? — спросила Люси.

— Вы должны вернуться в замок. И пусть граф отвезет вас в охотничий домик…

— Что? — воскликнула Шарлотта.

— Да-да! Самое главное, чтобы он был уверен, что вы находитесь в ловушке, а значит, сам он в безопасности. Только так! Понимаете, только в этом случае он не станет думать о предосторожностях и Замиэль не встретит на своем пути никаких препятствий, когда явится в замок!

— Так ведь… — начала было я, но мисс Давенпорт жестом велела мне молчать.

— Я знаю, что ты хочешь сказать, Хильди. С какой стати, думаешь ты, Замиэль пойдет против графа Карлштайна, если для него уже приготовлены жертвы? И как девочкам спастись из ловушки и выжить? Ответ на твои вопросы прост: ты и твой брат отправитесь в охотничий домик и спасете их!

Я потрясенно молчала.

— В принципе, — продолжала мисс Давенпорт, — спасти их будет нетрудно. Существует несколько средств, способных отгонять демонов, вампиров и тому подобных тварей. Это, например, чеснок. Его эффективность в случае с трансильванским вампиром хорошо известна. Другим подобным веществом является серебро…

Я начинала понимать. Макс от любопытства вытянул шею, а Элиза, покрасневшие веки которой выдавали ее страшную усталость, во все глаза смотрела на мисс Давенпорт и пыталась уловить нить ее рассуждений.

— У нас на кухне чеснока сколько хочешь, — сказала я.

— Да, я очень надеюсь, что его там найдется достаточно, — кивнула мисс Давенпорт. — Но нам еще нужно серебро. Есть у кого-нибудь серебряные украшения?

— У меня вообще никаких украшений нет, — заявила Люси. — Из принципа!

Шарлотта лишь беспомощно развела руками, зато Элиза сняла с шеи тоненькую цепочку и сказала:

— У меня есть только это, мисс. Но этой вещицей я очень дорожу, потому что мне ее Макси подарил, вы уж меня извините, мисс.

На цепочке висела половинка сломанной монетки.

Мисс Давенпорт внимательно ее рассмотрела и задумчиво промолвила:

— Весьма и весьма любопытно… Но, боюсь, этого слишком мало для наших целей. Что ж… ничего не поделаешь. Придется использовать вот это. — И она сняла с запястья широкий и очень красивый браслет. Ах, что это была за чудесная вещь! Браслет был сделан в виде толстой цепи, а по кромке с обеих сторон были вырезаны прелестные цветочные бутоны, похожие на крошечные капельки росы. — Это мне подарил один человек, который… был мне когда-то очень дорог, — сказала мисс Давенпорт.

— Значит, это подарок синьора Ролиполио! — воскликнула Элиза. — Ох, простите, мисс…

— Помолчи, Элиза, хотя ты совершенно права. Но сейчас для нас куда важнее химический состав этого браслета, а не те нежные воспоминания, которые он способен пробудить. Твой брат, Хильди, — и она повернулась ко мне, — должен превратить этот браслет в некое подобие пули.

— Петер, мисс? Но…

— Я уверена, это он сделать сумеет. Любой охотник умеет отливать пули. Единственное — температура плавления серебра значительно выше температуры плавления свинца, а потому изготовление серебряной пули займет больше времени. Так что лучше было бы начать поскорее.

Ей невозможно было противостоять. Значит, мы с Петером должны будем отправиться в лес, и у него ружье будет заряжено серебряной пулей, а мне придется набить полные карманы чесноком. И с помощью этих средств нам предстоит спасти девочек от Дикой Охоты… Серебряную пулю мисс Давенпорт считала крайним средством. Ее основная идея заключалась не в том, чтобы уничтожить Замиэля (хотя я втайне на это все же надеялась), а в том, чтобы отогнать его от охотничьего домика и натравить на графа. И еще нам нужно где-то достать лошадей, чтобы потом привезти девочек назад…

— А что будете делать вы, мисс? — спросила Элиза.

— Этот вопрос пока остается открытым. Я не решу его до тех пор, пока не произведу дополнительное расследование. Причем лично. А для этого мне необходимо немедленно отправиться в Женеву. Ты, Элиза, и вы, Гриндофф, должны сейчас доставить девочек в замок. Непременно передайте их самому графу и расскажите ему какую-нибудь увлекательную историю о том, как нашли их в лесу. Девочки! Вы должны выглядеть абсолютно раскаявшимися, чтобы никто ничего не смог заподозрить. Так, теперь ты, Хильди. Твоя роль чрезвычайно опасна, не отрицаю. Но я верю в тебя! А теперь нам пора покинуть эту уютную хижину и поскорее разойтись в разные стороны, чтобы затем спуститься в деревню…

Пробираясь лесной тропой к дому (и все время спотыкаясь от усталости, но крепко сжимая в руке браслет, чтобы его не потерять), я думала только о том, где же Петеру отливать эту магическую пулю?

Но, как оказалось, это была самая легкая часть нашего задания. Петер молча выслушал меня — он был еще совсем сонный, небритый и очень неуклюжий — и, не говоря ни слова, взял браслет и пошел наверх, на кухню.

— Петер! А как же мама? Там ведь сержант Снитч и другие люди…

— Постарайся сделать так, чтобы они мне не мешали, — только и сказал он, сразу принявшись растапливать плиту.

Было еще очень рано; только подавальщица Ханнерль да старый Конрад, наш бармен, были уже на ногах и возились в зале. Мама еще не успела спуститься вниз, как я уже спала. Я смутно помню, как кто-то, пахнущий сажей и дымом, укладывал меня в постель и укрывал стеганым пуховым одеялом, а потом я совсем провалилась в сон.

И проснулась, наверное, около полудня. В окно струился холодный серый свет. Голова у меня болела так, словно вся распухла, и что-то страшно меня беспокоило, но я никак не могла понять, что именно… А потом вдруг вспомнила и опрометью бросилась вниз.

На кухне было жарко, как в кузнице. Окна запотели, в воздухе пахло гарью, перед плитой лежал толстенный слой сажи, а у стола с перепачканным сажей лицом и красными от дыма глазами сидел Петер. И перед ним лежал небольшой комок глины, размером примерно с утиное яйцо. Он осторожно ощупывал «яйцо» пальцами.

— Что здесь происходит? — спросила я. — И где мама?

— В зале.

— А пуля? Она уже готова?

— Вот это я как раз и пытаюсь выяснить. — Петер взял нож и, держа его за лезвие, раза два стукнул по глиняной форме рукоятью. Ничего не произошло. Он отложил нож и посмотрел прямо на меня. — Ты понимаешь, что это значит, если я пойду сегодня ночью с тобой? — спросил он.

Я кивнула и произнесла только одно слово:

— Соревнования.

— Вот именно. И я должен непременно победить, Хильди. Это мой последний шанс. Я не могу просто так упустить его.

Он был прав. Я знала, что это рискованно, но он обязательно будет рисковать, как знала и то, что испытания грядущей ночи отнюдь не лучший способ подготовиться к подобным состязаниям. Но сказать мне было нечего. Петер снова стукнул рукоятью ножа по форме, потом еще раз, сильнее, и форма треснула и развалилась. В одной из ее половинок, точно дитя в колыбели или камень в праще, покоилась крупная серебряная пуля.

— Вот это красавица! — воскликнул Петер.

Он с нежностью взял в руки эту половинку формы, очистил пулю от глины, и она предстала во всей красе, точно цветок на длинном серебряном стебельке, образовавшемся в том месте, где расплавленный металл стекал в отверстие, специально оставленное Петером в форме.

— Ничего себе, почти целый день провозился, — покачал он головой. — И половину серебра потерял, когда первая форма разбилась. Зато какая красавица, верно?

Он принялся собирать обломки, а я, набивая карманы головками чеснока, спросила:

— А как насчет лошадей?

— О лошадях позаботится Ханнерль.

— К сожалению, они нам совершенно необходимы…

— Ничего, нужно так нужно. Путь туда все же неблизкий, да и девочек придется везти обратно. Или ты об этом забыла? Да и опаздывать мы не имеем права. — Петер посмотрел на старые часы в деревянном футляре: было половина пятого.

«Ничего, — думала я, — если мы выедем прямо сейчас, то доберемся туда достаточно рано. Нужно выехать не позже пяти, да и то придется поспешить. А уж если позже, то можно и не успеть до полуночи, и тогда можно прямо сразу сдаться…» И все-таки мне очень не хотелось ехать верхом. Я не люблю лошадей, а может, они меня не любят. Впрочем, с нашей старушкой Пэнси я вполне могу управиться, но исключительно потому, что Пэнси способна самое большее идти шагом.

Петер еще разок полюбовался отлитой нулей и опасливо глянул на приотворившуюся дверь, но оказалось, что это Ханнерль, она вошла через черный ход прямо с конюшни. Ханнерль была славной тихой девушкой лет шестнадцати, до смерти влюбленной в Петера, ведь наш Петер (на мой взгляд, конечно) — парень видный, красивый, хоть он порой и хмурится для острастки.

— Коней я оседлала, — сообщила нам Ханнерль.

— Чьи кони-то? — спросил Петер.

У нас редко когда в конюшне стояло больше двух-трех коней, но сейчас из-за съехавшихся гостей их там было, наверное, больше дюжины.

— Не знаю точно, кто их хозяин, да только сегодня вечером они ему точно не понадобятся, — сказала Ханнерль. — Все посетители давно в зале собрались и трубки раскурили.

— Молодец, девочка! — похвалил ее Петер, и эта глупышка покраснела как свекла.

Я заглянула в зал, чтобы попрощаться с мамой. На душе у меня кошки скребли, и среди причин этого предстоящая поездка верхом была далеко не последней. Мама отошла со мной в сторонку, глядя, как старый Конрад вышибает днище у очередного бочонка с пивом. Не знаю, что уж там Петер сказал ей, но мне пришлось действовать очень осторожно.

— Ну что? — спросила она.

— Нам надо уехать, мам. В лес. Правда, очень нужно!

— Ну, хорошо. Я больше ничего спрашивать у тебя не буду. И от этого скверного мальчишки, твоего братца, я за весь день ни слова вразумительного добиться не смогла. Ради бога, Хильди… не знаю уж, что вас там ждет, только ты за ним присмотри, ладно?

— Я?.. За ним?..

— И ни в коем случае не позволяй ему стрелять в полицейских! Это, пожалуй, самое главное. Больше я тебя ни о чем не прошу. Иначе это будет стоить ему жизни, а не каких-то нескольких недель тюремного заключения. А мне тогда и вовсе конец придет. Я его гибели не переживу, Хильди. — И она вдруг заплакала совсем тихо и очень жалобно. Я попыталась ее утешить, но она вытерла глаза и оттолкнула меня. — Это все, о чем я тебя прошу. — Голос ее звучал глухо. — А теперь ступай. Убирайся!

Она снова меня оттолкнула. И я ушла, чувствуя себя совершенно несчастной. После ее слов я все время видела перед собой Петера, с непокрытой головой, в разодранной рубашке, в цепях, идущего в окружении стражников следом за тюремным капелланом туда, где на фоне холодного серого рассветного неба виднеются чудовищные опоры и страшное лезвие гильотины… Стараясь не думать о столь жутких вещах, я снова поспешила на кухню. Петер уже ждал меня.

— Пошли скорей, — сказал он. — Да что с тобой такое, Хильди?

— Только ни в коем случае не стреляй в полицейских!

— Ах вот в чем дело! Ладно, не буду. Пошли, нам пора выезжать…

Но дойти мы успели только до кухонной двери. На кухню, чуть не сбив нас с ног, влетела Ханнерль. Лицо ее было смертельно бледным, она захлопнула за собой дверь и прислонилась к ней спиной.

— Что случилось? — встревоженно спросил ее Петер.

— Он там! Этот сержант… у нас на конюшне! — с отчаянием прошептала Ханнерль. — Они только что вошли туда, он и еще один человек, чтобы лошадь посмотреть, и мне пришлось быстро расседлать обеих лошадок и притвориться, что я веду их во двор. Вам надо спрятаться! Он ведь может и сюда завернуть!

Лицо Петера потемнело. Он снова глянул на часы: без четверти пять. Сколько времени сержант пробудет на конюшне?

— Спустись, пожалуйста, в подвал, — прошептала я. — Скорей. А я постараюсь от него как-нибудь отделаться. Умоляю, спрячься, ради бога! Скорее!

Петер неохотно подчинился, а я хотела уже идти на конюшню, но в дверях столкнулась с сержантом. Он снял свой знаменитый шлем и, нахмурив брови, уселся за стол.

— Уф! — тяжело вздохнул он. — Что у вас тут творится? Вы что, дом поджечь хотели?

— Что вам угодно? — спросила я.

— Мне угодно спокойно посидеть и выпить кружечку пива. А потом поговорить с твоей матерью. Где она, кстати?

— О чем вы хотите поговорить с ней?

Но он лишь почесал свой здоровенный красный нос, не удостоив меня ответом. Ханнерль неуверенно топталась у задней двери, а Петер, уверена, скорчился на верхней ступеньке лестницы, ведущей в подвал, и прислушивался к каждому нашему слову.

И тут на кухню вошла мама. Увидев сержанта, она от досады даже споткнулась.

— Ох, как вы некстати! — сказала она. — У меня полно постояльцев, просто голова идет кругом, а помощи почти никакой. И тут еще вы — пришли и уселись посреди кухни, как у себя дома! Только всем мешаете. Ну, что вам угодно?

— Тихо, тихо, фрау Келмар, — попытался он ее успокоить. — Я ведь всего лишь хотел зайти к вам и немного поболтать о том о сем.

— Нет у меня времени с вами болтать! — отрезала мама. — Ступайте-ка отсюда! Да ступайте же! Идите, идите! Ну что посередь дороги расселись!

И она шваркнула на стол прямо сержанту под нос несколько сковородок, сыпанула в миску муки для блинчиков, постаравшись как следует испачкать ему форму, а мы с Ханнерль быстренько нырнули в заднюю дверь и прошли прямиком на конюшню.

— Давай скорей! — заторопила я ее. — Оседлаем лошадей, и, как только мама от этого сержанта отделается, мы с Петером сразу уедем.

— Не получится! — возразила Ханнерль. — Они ведут переговоры о покупке лошади, так что, я думаю, без конца будут ходить туда-сюда, смотреть, советоваться…

— Боже мой! Нет, только не это! А сколько, как ты думаешь, это может продлиться?

Ханнерль только плечами пожала: понятия, мол, не имею. И тут часы на башне собора как раз пробили пять. Я в полном отчаянии присела на ступеньку. Было слышно, как за дверью сержант что-то монотонно бубнит и речь его прерывается грохотом сковородок и редкими сердитыми репликами мамы. Время утекало как вода.

— Нельзя же просто сидеть и ждать! — воскликнула я наконец. — Придется все же рискнуть. Давай оседлаем коней и попробуем вывести их наружу, а потом подождем Петера в проулке.

— А если…

— Остается надеяться на лучшее. Где те лошади, которых ты выбрала?

Ханнерль указала мне на огромного черного жеребца и весьма игривого гнедого коня, но, к счастью, менее устрашающего вида. Впрочем, мне они оба совсем не понравились. Я помогла ей оседлать коней и снова прислушалась у двери. Сержант по-прежнему торчал на кухне, и к нему присоединился еще какой-то мужчина — я узнала голос старого Конрада.

Часы пробили половину шестого.

— Ох, неужели он никогда не уйдет? — в отчаянии прошептала я. — Ладно, Ханнерль, пойди и скажи ему, что в деревне кого-нибудь ограбили и люди требуют, чтобы он побыстрее пришел…

Но тут послышался звук отодвигаемой табуретки и смех сержанта.

— Он идет! — прошептала Ханнерль. — Скорей всего, опять на конюшню собрался…

Мы затаились и стали ждать. Время шло. Я была уже на грани отчаяния. Наконец я не выдержала и зашла на кухню. Мама возилась у очага с очень сердитым и страшно напряженным лицом. Сержант стоял у двери, ведущей в зал, и с кем-то беседовал.

— Мам! Подойди и закрой дверь, а я быстренько выпущу Петера! — шепнула я ей.

Она молча кивнула и, оттолкнув сержанта, демонстративно захлопнула дверь на кухню. Я быстренько открыла подвальный люк, и Петер, сидевший на верхней ступеньке лестницы, моментально выскочил наружу.

— Где он? — спросил брат.

— Скорей! Поехали! — шепнула я ему и глянула на часы: без четверти шесть!..

Петер, ворча и отчаянно ругаясь, вскочил на спину черного коня, а Ханнерль изо всех сил старалась удержать гнедого на месте, пока я неловко усаживалась в седло. Конь Петера всхрапывал от нетерпения, а я все бормотала:

— Хорошая лошадка… ты мой ласковый, послушный конек… ну, пожалуйста, постой спокойно… — В общем, что-то в этом роде.

Гнедой лишь скорбно прядал ушами, не понимая, чего от него хотят. Наконец Ханнерль открыла нам ворота, и мы поехали.

Было темно. В окнах домов, мимо которых мы проезжали, горел свет. Шел легкий снежок, и снежинки неуверенно кружились в воздухе, словно раздумывая, падать им на землю или еще немного полетать. Петер сразу погнал коня рысью, не глядя по сторонам. А вот гнедой не слишком хорошо ходил по снегу, и мне трудно было его в этом винить, но, конечно, очень хотелось, чтобы он не вытряхнул меня из седла.

Мне удалось удержаться на нем до самого моста.

Мост был самым опасным местом для нас. Там всегда толкучка — ведь на многие мили вверх и вниз по реке это единственное место, где можно перебраться на другой берег. Да и дорога, что проходит через нашу деревню, — единственная проезжая дорога в этой долине. На ней всегда хватает конных и пеших, едущих или идущих в ту или другую сторону, не говоря уж о здешних жителях и о слугах, работающих в замке. Так что я совсем не удивилась, увидев, как в нашу сторону неторопливо бредут двое или трое путников. Все они были мне не знакомы и выглядели так, словно просто пошли прогуляться: багажа у них с собой не было, да и одеты они были слишком легко, не так, как одеваются для длительного путешествия. У одного из них был в руке фонарь. Давая нам проехать, они отступили в сторонку, и вдруг один из них, охнув, схватил за руку того, кто держал фонарь.

— Это же мой конь! — вскричал он, тыча пальцем в черного жеребца, на котором ехал Петер.

Петер выругался и что было силы пришпорил коня, надеясь, что тот рванет с места, однако незнакомец преградил ему путь, крича: «Рингл! Рингл!», махая руками и пытаясь вырвать у Петера поводья. Наконец Петеру все же удалось пустить жеребца галопом, а хозяин коня, поскользнувшись, не удержал равновесия и тяжело рухнул… прямо под копыта моего гнедого! Я пронзительно вскрикнула, успев услышать, что Петер тоже что-то кричит мне на скаку, потом закричали и встреченные нами мужчины. В общем, бедный гнедой от страха взвился на дыбы и прыгнул куда-то вбок, стараясь не наступить на упавшего. Я чуть не вылетела из седла. Нога у меня выскочила из стремени, одной рукой я судорожно цеплялась за гриву, а другой испуганно натягивала поводья, извиваясь в седле и пытаясь снова попасть ногой в стремя. Но восстановить равновесие я не успела: один из спутников упавшего прыгнул в мою сторону и схватил гнедого за повод. Тот неожиданно резко мотнул головой, дернулся всем телом, и я все-таки упала.

Боли я сперва не почувствовала — слишком была ошеломлена. С трудом поднявшись на ноги, я бросилась бежать, слыша, как эти люди кричат, требуя, чтобы я остановилась, а перепуганный конь возбужденно ржет и пытается вырваться. Потом за спиной у меня послышались еще чьи-то крики, и я поняла, что скоро на мосту соберется вся деревня. «Интересно, через сколько минут туда прибудут и наши полицейские?» — думала я, и меня прямо-таки тошнило от досады и огорчения.

Петеру, впрочем, удалось удрать. И я очень надеялась, что он успел увидеть, что произошло со мной, и ждать меня не будет. Мы и так потеряли слишком много времени. Конечно же, вскоре объявят тревогу, а следы лошадей приведут к «Веселому охотнику», маму станут допрашивать и…

Я нырнула в глубокий снег на обочине под деревьями, где уже совсем сгустилась тьма. Мне хотелось плакать. Мы только начали осуществлять свой план, и вот он уже обречен на провал… На мосту собралось уже довольно много людей, и все показывали в том направлении, куда ускакал Петер. Кто-то старался удержать бившего копытами гнедого, кто-то помогал упавшему встать и громко звал на помощь, а потом от моста по дороге потянулась цепочка людей: погоня. Впереди я заметила сержанта. И все преследователи были вооружены мушкетами!

Я лежала в сугробе совершенно неподвижно. Холод просачивался сквозь одежду, проникая мне в самое сердце. В карманах у меня было полно чеснока, совершенно теперь бесполезного. Теперь вся надежда была на Петера — ведь у него имелась магическая серебряная пуля. Вот только успеет ли он вовремя?

Рассказ Люси

(продолжение)

Чувство победы не всегда бывает радостным. Иногда это весьма мрачное чувство. Особенно если победу одержал не ты, а кто-то другой. И особенно если победу над тобой одержал твой дядя, у которого отвратительная привычка грызть ногти, извиваться, точно змея, гипнотизировать тебя своим холодным взглядом и улыбаться улыбкой разъяренного тигра. Дядя Генрих поздоровался с нами — с Шарлоттой, со мной, с Максом и с Элизой — и провел к себе в кабинет. На лице его было написано такое самодовольство и такая алчность, что я совсем пала духом. Мне хотелось бежать куда глаза глядят.

Мы с Шарлоттой договорились не произносить ни слова. Говорил в основном Макс. Дядя Генрих, потирая руки, ни на секунду не сводил с нас своего леденящего взгляда. Я попыталась было поиграть с ним в гляделки, но не выдержала и первой потупилась.

— Мы их на горе нашли, сэр, — рассказывал Макс. — Они бродили по склону, совершенно сбившись с пути, так что мы сразу решили отвести их домой.

— Очень хорошо… Вы правильно поступили! — приговаривал дядя Генрих. — Мне так приятно снова увидеть моих дорогих малюток! Моих бедных куколок! Ничего, теперь мои девочки вернулись домой, к дяде Генриху… — И он продолжал омерзительно сюсюкать, хотя глаза его сверкали, как лед, и словно обшаривали нас с головы до ног, а пальцы с побелевшими от напряжения косточками непрерывно шевелились, потирая друг друга с негромким шелестом, точно змеи, и на губах его играла легкая усмешка.

— Они были так напуганы, ваша милость, — сказала Элиза. — Кто-то явно забил им головы всякими отвратительными россказнями о привидениях, и они от страха просто не сознавали, что делают и куда идут, честное слово!

— Да… да… Видимо, вы правы. Бедняжки! Небось совсем замерзли и проголодались. Да, девочки? Ну? Отвечайте же. Вы голодны?

— Да, дядя Генрих, — сказала я.

Мне все-таки пришлось заговорить: большим и указательным пальцами дядя больно меня ущипнул, делая вид, что ласково гладит меня по щечке. Он выпустил мою щеку, и я невольно ее потерла, а он позвонил в колокольчик и, пошарив в ящике стола, снова повернулся к Максу и Элизе.

— Вот, — сказал он, вручая им немного денег. — Возьмите, пожалуйста, и примите мою благодарность в придачу.

— Спасибо, ваша милость, — сказал Макс и невольно дернул себя за чуб.

Было заметно, что все это ему очень не по душе. Он все-таки был довольно плохим актером, и я даже подумала: «Интересно, а как же он умудрялся участвовать в представлениях вместе с доктором Кадаверецци?» Но дядя Генрих чувствовал себя победителем и ничего такого не замечал. Он похлопал Макса по спине, а потом — о, ужас! — обнял нас с Шарлоттой за плечи и прижал к себе. Мы обе так и застыли.

Затем явилась фрау Мюллер со своей вечно кислой физиономией и повела нас кормить, а потом нас посадили под замок. Я так и знала, что посадят! Теперь дядя будет держать нас взаперти, точно багаж в трюме пассажирского судна, пока мы ему не понадобимся. Мы даже попрощаться с Максом и Элизой не успели, как следует. Элиза лишь коротко нам улыбнулась, когда дядя Генрих отвернулся, чтобы что-то сказать фрау Мюллер, а Макс подмигнул нам. Но вид у них обоих был весьма встревоженный (как, наверное, и у нас с Шарлоттой), и я в который раз (в девятый или десятый?) подумала: «А правильно ли мы поступили?»

Когда нас увели от наших «спасителей», мы уже не сомневались: в замке мы пленницы. Фрау Мюллер разговаривала с нами грубо, а конюх Вильгельм — неотесанный мужлан и настоящий зверь в обращении с лошадьми — стерег нас, пока мы ели в унылых покоях фрау Мюллер постную, жидкую кашу с куском сухого хлеба. Она, правда, налила нам по бокалу вина, и мы выпили его залпом, потому что очень хотели пить. Но едва успел последний кусочек хлеба исчезнуть у нас во рту, как мы обе принялись зевать и клевать носом. Я, помнится, еще подумала: «Что это они так странно смотрят на нас?» Потом пришел кто-то еще, и я узнала Снивельвурста… Он расчихался прямо у Шарлотты над головой, но она этого даже не заметила — сразу крепко заснула. А вскоре и я почувствовала, как чьи-то руки поднимают меня… сама я не в силах шевельнуть ни рукой, ни ногой, так мне хочется спать…

А потом… потом я не помню ничего, кроме одуряющей темноты, полной странных видений, которые громоздились передо мной, точно бесконечные нелепые сны, и тут же исчезали. Сквозь сон я еще чувствовала холод, тряску, неудобное ложе, топот и ржание лошадей, потом что-то затрещало, как старая сухая шкура, и чье-то лицо склонилось надо мной низко-низко, разя перегаром, и нечто колючее оцарапало мне щеку — похоже, какое-то грубое одеяло. Наконец наступила полная тишина, и я снова провалилась в сон — самый глубокий сон в моей жизни…

Прошло несколько часов. Скорее всего, разбудило меня тиканье часов. Известно, что многие часы, особенно настенные, имеют свой характер, свои отличительные черты — они, например, могут быть дружелюбными или злобными. И я не вижу причин сомневаться в этом, тем более в наш век чудес, когда естествознание каждый день ставит печать на очередной открытой тайне. Я узнала эти часы, и это меня совсем не обрадовало. Узнала их зловещий хрип или скрип, доносившийся откуда-то из глубин обветшавшего старинного корпуса, — казалось, им приходится собирать силы, чтобы в очередной раз сказать свое «тик-так». Во всяком случае, тикали они так медленно и мрачно, словно каждый удар маятника мог оказаться для них последним, как и для нас, впрочем…

Да, это были часы из дядиного охотничьего домика! И мы с Шарлоттой, бедные пленницы, находились там же!

Сон мгновенно слетел с меня. И я обнаружила, что лежу на ковре перед камином, плотно завернутая в несколько одеял, — настолько плотно, что не могу пошевелиться. А может, меня связали? Я попробовала выпутаться из одеял, но не сумела, и паника охватила меня, но вскоре я убедилась, что, по крайней мере, веревками меня никто не связывал. Огонь в очаге не горел, и в домике стоял жуткий холод. Я села. Шарлотта лежала рядом, точно так же замотанная в одеяла. Я потрясла ее за плечо, и от этого небольшого движения меня вдруг ужасно затошнило и болезненно застучало в висках. Шарлотта никак не просыпалась, а у меня не было сил ее тормошить, и я опять прилегла, вся дрожа от холода и дурного самочувствия.

Тьма вокруг оказалась не такой уж густой. В небольшое окно был виден темный густой лес, на который печально и лениво струила свой свет луна. Когда пульсирующая боль в висках немного притихла, я огляделась, воспользовавшись неясным мрачноватым светом выглянувшей луны, и поняла, что мы здесь одни. По углам таилась густая тьма, имевшая форму каких-то странных сгустков, похожих на морды уродливых горгулий. На самом деле это были охотничьи трофеи, развешанные на бревенчатых стенах хижины, — головы медведей и рогатых оленей, безжалостно убитых дядей Генрихом и его предшественниками. И мне казалось (хотя это, конечно, была всего лишь моя фантазия), что стеклянные глаза мертвых животных сверкают столь же холодно и свирепо, как глаза графа Карлштайна. Мне чудилось, что убитые звери беззвучно кричат на разные голоса: МЫ — ЖЕРТВЫ, ЖЕРТВЫ! И ВЫ ТОЖЕ СТАНЕТЕ ЖЕРТВАМИ…

Я нашла руку Шарлотты и яростно ее стиснула. С громким, но каким-то придушенным криком она проснулась, села и, как и я чуть раньше, тоже схватилась за голову.

— Ох, Люси! Где это мы? И что у меня с головой?.. Меня ужасно тошнит… — И она, рухнув на ковер, скорчилась, поджав к животу ноги.

Я уже решила, что сейчас ее вырвет, но спазм прошел, Шарлотта вздохнула, немного расслабилась и пробормотала:

— Ох, как у меня жутко болит голова!..

— Я думаю, нас чем-то отравили, Шарлотта. Подмешали снадобье в вино.

— Ох, я знаю… знаю: это был яд!

— Нет, не яд, просто какое-то снотворное снадобье. Я не помню ничего с той минуты, как мы начали есть…

— А я помню, что этот противный Снивельвурст меня всю обчихал! Ой, а что же мы теперь будем делать?

Я снова села — на этот раз стараясь не делать чересчур резких движений — и посмотрела на часы. Почти половина двенадцатого! До полуночи оставалось всего полчаса…

— Смотри, Люси! Самое время для них! — Шарлотта тоже посмотрела на часы. — Они вот-вот будут здесь!

— Возможно, эти часы спешат. Я даже уверена, что спешат. Не может быть, чтобы уже пробило половину двенадцатого. — Я очень старалась говорить спокойно.

Но Шарлотта уже вскочила на ноги, не сводя глаз со стрелок на циферблате. И сразу же, словно почувствовав наше присутствие, часы издали противное злобное жужжание — мы даже невольно отступили назад — и пробили половину двенадцатого, а потом, как нам показалось, с омерзительным удовлетворением вздохнули, когда пружина внутри них ослабла.

— Ну и что же нам все-таки теперь делать? — снова спросила Шарлотта и подбежала к окну.

А я подошла к двери. Дверь была заперта. Окно забрано решеткой. Нет, выбраться отсюда невозможно… Обойдя комнату кругом, мы одновременно сошлись в самом центре, растерянно озираясь и сходя с ума от страха.

— Надо как следует подумать, Шарлотта. Нельзя же просто так сдаться, заливаясь слезами. Мисс Давенпорт такое поведение наверняка не одобрила бы! Послушай, а что, если попробовать вскарабкаться по каминной трубе?

Через секунду мы обе уже стояли на коленях перед камином, вглядываясь в черноту дымохода. Ох, если бы только не было так темно! Если б эта тьма не казалась нам кишащей всякими ужасами и опасностями! Мы ощупали покрытые сажей стенки дымохода… Нет, слишком узко! Это была какая-то узкая щель, а не обычная гостеприимная труба, по которой можно запросто спуститься с крыши и сесть у огня.

Что дальше? Сможем ли мы взломать дверь?

Нет, дверь здесь слишком прочна, да и нет такой мебели, которую можно было бы использовать как стенобитное орудие, даже если б у нас хватило на такие подвиги сил. Но у нас и сил явно не хватало…

Окно? Может быть, попробовать протиснуться сквозь прутья решетки?

Нет, это было совершенно невозможно. И стекло разбить не удалось — прутья решетки оказались переплетены слишком часто и вставлены в новые крепкие рамы. Вот тут-то я и поняла, до чего же гнусным типом оказался наш дядя! Прекрасно зная, что мы попытаемся бежать, он перекрыл нам все пути к спасению и оказался в этом отношении чрезвычайно предусмотрительным. Учел даже мельчайшие детали, вроде решеток на окнах. Отчаяние охватило меня. Казалось, он подумал обо всем на свете. Мы были совершенно беспомощны…

— Люси, — прошептала Шарлотта, — что же он с нами сделает?

Мне не нужно было спрашивать, кого она имеет в виду: Замиэля, конечно.

— Не знаю я! Ну, не знаю! — Я была так испугана, что голос мой прозвучал сердито.

— Он разорвет нас на куски… — сказала Шарлотта, и голос ее показался мне совсем слабым, почти беззвучным. — А его гончие псы… Я видела, что делают гончие псы со своей жертвой…

— Ох, и я тоже видела! Перестань, Шарлотта! Пожалуйста, перестань! Ничего с нами не случится. Мисс Давенпорт сказала…

Шарлотта снова скрючилась на полу, натянув на себя одеяло. Может, от холода, а может, от страха. Меня тоже терзали и холод, и страх, и мне очень хотелось последовать ее примеру. Но я подумала о мисс Давенпорт и о Хильди, которые сейчас наверняка спешат нам на помощь, и выглянула в окно. Но увидела лишь мрачные ряды сосен. Даже если мы и сумеем выбраться из дома, то вряд ли будем в большей безопасности в этом лесу.

А часы продолжали тикать, и вскоре где-то далеко в горах как будто прогремел гром. Я была так напряжена, что слышала каждый звук. Звуки были и настоящие, вроде противного скрипа часов, и воображаемые, вроде шорохов, издаваемых перепуганными лесными зверюшками, спешащими поскорее спрятаться в свои норки, чтобы не попасть в лапы Дикому Охотнику, который будет здесь — я посмотрела на ненавистные часы — уже через четверть часа…

С гор опять явно донесся раскат грома и… Но что это? Неужели стук подков? И какой-то далекий приглушенный вой, точно плач детей-призраков на берегах царства смерти… Неужели это его гончие псы?

Нет, нет, мне это только кажется…

Но стук копыт мне отнюдь не померещился. Напротив, он становился все громче. Он был настоящим! Я бросилась к Шарлотте, вытащила ее из-под одеяла, и мы крепко прижались друг к другу, не в силах вымолвить ни слова. И услышали, как неведомый всадник остановил своего коня у крыльца. Неужели это сам Замиэль? Но ведь полночь еще не пробило, да и конь ржет и бьет копытом землю так, словно тоже испуган… Последовало минутное молчание, и кто-то громко постучал в дверь, потом еще и еще, словно какой-то другой демон стремился выломать ее, ворваться в дом и пожрать нас, прежде чем сюда явится Замиэль.

— Хильди! — вскричала я скорее с отчаянием, чем с надеждой.

Но ответила мне не Хильди. Это был совсем другой голос — мужской, и слов мы разобрать не сумели, потому что теперь уже явственно слышали громкий лай гончих псов, который все приближался. Шарлотта до боли стиснула мои руки, и мы во все глаза смотрели на дверь, застыв от ужаса, а тот человек снаружи все звал нас и все барабанил в тяжелую дверь.

И тут раздался чистый и дикий звук, самый жуткий звук на свете, от которого у нас кровь застыла в жилах: громкое монотонное пение охотничьего рога…

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

(рассказанная Хильди)

Глава первая

Мне приходилось все время уговаривать себя: ничего, Петер такой умный, ему непременно удастся сбить полицейских с толку, и они никогда его не найдут… Без этих уговоров я бы, наверное, не выдержала и расплакалась.

Ведь теперь все зависело только от моего брата. Сама я лишилась возможности чем-то помочь ему. Что за ужасное чувство — видеть, как творится нечто ужасное, и быть совершенно беспомощной… Я сидела, вся дрожа, в темноте и прислушивалась к звукам погони, уже затихавшим вдали. Руку мою — на нее я весьма неудачно приземлилась — от плеча до запястья грызла постоянно усиливавшаяся боль, а в душе моей пробуждалось некое совершенно неведомое мне доселе чувство. Сперва я далее не знала, как его назвать, но, порывшись в памяти, все же отыскала нужные слова: жажда мести.

Да, это было очень странное чувство. Когда читаешь о бандитах на Сицилии, об их кровавых стычках между собой и о том, как они мстят за свою поруганную честь, думаешь: ну и что, они же совсем другие, эти южане, они куда более страстные, чем мы, швейцарцы. Мы, пожалуй, чересчур флегматичны и такого никогда себе не позволим. А потом вдруг вспоминаешь: ведь и Вильгельм Телль тоже был швейцарцем, а как смело и мужественно себя повел, когда, заложив за пояс вторую стрелу, решил убить ненавистного тирана Геслера, если промахнется и своей первой стрелой убьет собственного сына[8]. А может, думала я, мы не такие уж и флегматичные? И в наших душах тоже могут бушевать страсти, особенно если нас как следует раскачать? Уж меня-то, во всяком случае, достаточно раскачали! Я еще не решила, как поступлю дальше, но была твердо намерена ни в коем случае не опускать руки. Ведь граф Карлштайн такой же негодяй, как Геслер, если не хуже, и пора кому-то сказать ему об этом. Так что я направилась в замок.

Я не очень хорошо помню, как поднималась туда. Впрочем, это не слишком удивительно — я столько раз ходила по этой дороге, что могла бы отыскать замок даже с закрытыми глазами и при этом не упасть в пропасть. Единственное, что я помню отчетливо, — это ощущение того, что в душе у меня гремят громы и сверкают молнии. Меня душил гнев. Мне было жарко и холодно одновременно, голова кружилась от усталости… По-моему, я была чуточку не в себе. Мне показалось, что не прошло и нескольких минут, как я уже стояла перед воротами замка. Первым делом я посмотрела на окна графского кабинета в башне. Окна были темны. Ну что ж, если Генриха Карлштайна там нет, я, возможно, успею пробраться туда первой и приготовить ему один сюрприз. Я очень осторожно, стараясь не шуметь и держаться в тени, проскользнула в ворота и обошла замок вокруг вдоль ограды. Одна или две сторожевые собаки подняли было голову, и сердце у меня екнуло, но ведь собаки не знают, уволили тебя или нет. Видимо, они все еще считали меня здешней служанкой, потому что сразу же успокоились.

Когда я добралась до конюшни, часы на башне пробили восемь. Отодвинув засов, я вошла внутрь и в темноте стал а на ощупь искать одну дверь в стене, за которой в маленькой комнатке хранились скребницы, щетки, мыло для лошадей, а также свечи. Порывшись в ящиках, я отыскала свечу и двинулась дальше, к черной лестнице. Я редко ею пользовалась, поскольку горничная с конюшней обычно никак не связана, но дорогу знала достаточно хорошо. Черная лестница в замке довольно узкая, крутая и ужасно грязная. А уж темно там было — хоть глаз выколи! На каждой площадке, правда, имеется узенькое окошко, но стена замка с этой стороны почти всегда находится в тени, так что снаружи на лестницу проникает очень мало света, да и тот отраженный и весьма тусклый.

Затем мне пришлось долго красться по низкому коридору под самыми чердачными балками и спускаться в вестибюль по другой лестнице. Это была самая опасная часть моих странствий по замку. Спустившись, я минутку выждала и, затаив дыхание, бросилась к огню, горевшему в камине, потом зажгла свою свечу и сразу же нырнула под каменную арку на лестницу, ведущую в башню и в кабинет графа. Прикрывая ладонью пламя свечи, чтоб ее не задули сквозняки, точно призрачные флаги реявшие на верхних этажах старой башни, я осторожно поднималась со ступеньки на ступеньку и пыталась угадать, сколько времени потребуется графу, чтобы вернуться из лесу, после того как он оставит девочек в охотничьем домике. Он наверняка взял с собой Снивельвурста, что несколько замедлит его возвращение, но теперь они, должно быть, уже подъезжают к замку. Впрочем, граф вряд ли сразу же поднимется в кабинет. Сперва он, наверное, захочет поесть и согреться.

Я добралась до верхней площадки, того самого узенького пространства с окошком-бойницей, где впервые услышала об ужасных планах графа, и остановилась. Что дальше? В кабинет! Я быстро вошла, закрыла за собой дверь и с огромным любопытством огляделась: никогда еще я не была в кабинете графа Карлштайна.

Это было просторное помещение, занимавшее почти весь этаж, если не считать лестницы и лестничной площадки. В углу я заметила деревянную лесенку и над ней в потолке люк, — очевидно, там был выход на крышу. Три стены кабинета были сплошь заняты книжными полками, на которых тесными рядами стояли тома в кожаных переплетах. Центром комнаты был огромный письменный стол, заваленный рукописями и документами, а у свободной стены высился обширный дубовый шкаф.

В комнату вдруг проник сильный сквозняк, и я невольно повернула голову в сторону окна в форме многоугольника. «А неплохо было бы сейчас задернуть поплотнее шторы», — решила я, усаживаясь в кресло — глубокое, удобное, с бархатной обивкой и широкими мягкими подлокотниками. Я откинулась на спинку и подумала: «Как все-таки приятно быть богатым, иметь такие вот удобные кресла и много свободного времени, чтобы в этих креслах сидеть…» Погрузившись в мечты, я и не заметила, как уснула.

Проснулась я внезапно, как от толчка. Свеча моя догорела и погасла, оставив запах дыма и лужицу растаявшего воска на блестящей коже, которой был обит письменный стол. Должно быть, именно то, что свеча погасла, меня и разбудило.

Но сколько же времени я проспала? В кабинете было не очень темно — в щель между небрежно задернутыми шторами падал лунный свет. Я резко выпрямилась, сердце мое громко стучало в груди. Я затаила дыхание и услышала тот характерный скрип, который всегда издают часы на башне замка, перед тем как отбить очередной час. Через несколько мгновений часы пробили один раз. Как же так! Неужели уже час ночи? А может, часы просто отбивают половину какого-то другого часа? Мне становилось все страшнее, куда страшнее, чем прежде…

Но думать и гадать времени не было: снизу уже доносились голоса…

Я поспешно вскочила. Все мои храбрые мысли о мести, о том, что нужно противостоять злу, похоже, расползлись в разные стороны, пока я спала. Теперь же душа моя была объята настоящим ужасом. Где же мне спрятаться? Интересно, а за тем дубовым шкафом, что стоит возле лесенки, ведущей на крышу, для меня местечка не найдется? К счастью, щель за шкафом оказалась достаточно просторной. Я заползла туда, прижимаясь к задней стенке шкафа и к полу, и затаилась… И почти сразу дверь отворилась, и вошел граф.

Я прислушалась. Он был не один и с кем-то разговаривал, но сперва я не могла расслышать, что он говорит следовавшему за ним по лестнице человеку. Затем он захлопнул дверь, и голоса собеседников стали мне слышны гораздо лучше.

— Ах, ваша милость, даже поэт Байрон не сумел бы выразить это лучше! — послышался чей-то льстивый, точно маслом смазанный голос. Разумеется, это был Снивельвурст! — Я всегда придерживался того мнения, что если бы вы, ваша милость, при всех ваших талантах обратили свой взор в сторону драмы или, скажем… аапчхи!.. поэзии, то стали бы самым выдающимся поэтом нашей эпохи. Мне доставляет огромное удовольствие слушать ваши речи, уважаемый граф, поверьте!

Я, конечно, не могла видеть ни графа, ни Снивельвурста, но голоса их слышала прекрасно. Граф Карлштайн, стоя возле моего шкафа, сказал:

— Боже, какой дурак! — и бросил на дверцу что-то мягкое, отчасти закрыв и ту щель, где скрючилась я.

За шкафом стало совсем темно. Оказалось, это был плащ графа. А потом я услышала, как граф принюхался и спросил:

— Что-то горит? Вы не чувствуете?

— Увы! Я ничего не чувствую, ваша милость… аапчхи!.. Но… Господи помилуй! Посмотрите-ка сюда, на ваш письменный стол! Кто-то был здесь со свечой!

«Ну все, мне конец, — решила я. — Теперь они обыщут всю комнату, найдут меня и бросят в один из донжонов или же просто пристрелят на месте».

Но граф Карлштайн рассмеялся и успокоил Снивельвурста:

— Я полагаю, фрау Мюллер взяла наконец новую горничную. Давно пора было это сделать. Та неряха, что ногу сломала, только и делает, что валяется в постели да ест в три пуза, хотя ни гроша с тех пор не заработала. А вторая, эта девчонка из таверны, тоже никуда не годилась: неуклюжая, противная, вечно во все свой нос совала. Налейте-ка мне бренди, Снивельвурст.

«Ага, это хорошо!» — подумала я, услышав, что граф плюхнулся в свое кресло и, похоже, положил ноги на письменный стол. Затем звякнул бокал, и послышался нежный звук льющейся жидкости.

— И себе тоже налейте. И дайте мне сигару вон из той шкатулки, — сказал граф.

— Вы очень добры, ваша милость. Я за честь почту…

Некоторое время они молчали, затем до моей щели за шкафом донесся запах сигарного дыма.

— Знаете, Снивельвурст, — сказал граф задумчиво, — я не чувствовал себя в безопасности лет… десять, а может, и больше. Странное ощущение. Даже не знаю, как его и описать.

— Я весь внимание, ваша милость.

— Хм-м-м… Впрочем, когда рискуешь, нужно быть готовым к опасности, хоть я и не уверен, что смогу снова решиться на такое… Имейте это в виду, Снивельвурст.

— Какое «такое», ваша милость?

— Решусь заключить еще одну сделку с самим… Князем Тьмы.

— Ах вот как?.. Сделку?.. Я понимаю, что слишком низок и не имею права расспрашивать вашу милость… но, должен признаться, я просто сгораю от любопытства и почтительнейшим образом хотел бы вас просить…

Граф нервно хохотнул:

— Вы хотите знать, о чем идет речь? Так?

— Для меня было бы величайшей честью, ваша милость…

— Ну, ладно. Теперь все позади, и я, так и быть, расскажу вам. Десять лет назад я был беден, Снивельвурст. Ни надежды, ни перспектив — ничего. Все началось неподалеку от Броккена, в северной части горного массива Гарц… Я тогда служил в армии. Понимаете, младший сын, никакого наследства мне не полагалось. Все получил мой старший брат, полный дурак, кстати сказать. В общем, я заключил сделку с Замиэлем. Согласно нашему договору, он должен был получить… Впрочем, вы и сами знаете, что он хотел получить. А мне были обещаны большое поместье, знатная фамилия и богатство. Мы подписали этот договор кровью, Снивельвурст!

Я легко могла себе представить, как Снивельвурст затрясся от страха при этих словах, точно жалкий фигляр в плохом представлении. Граф помолчал немного и снова заговорил:

— Я, правда, не совсем понимал, что это значит, пока не прошло какое-то время. Примерно месяц. Поместье моего отца было весьма скромным — немногим больше обыкновенной фермы. Никто на него особенно и не зарился, разве что мой благочестивый братец да его толстуха жена. Так вот, через месяц Замиэль велел мне убить их.

— Как!

— И я их убил. Поджег дом, и они оба сгорели. Я был следующим в роду, это правда, но совершенно не понимал, какой мне толк от груды пепла. Вот тут-то и проявилась гениальность Замиэля. Уже на следующий день из Женевы пришло письмо, в котором сообщалось, что хозяину нашего поместья (то есть уже мне, понимаете?) по наследству, как последнему мужчине в роду, переходило куда большее поместье: Карлштайн! Так я стал графом Карлштайном. Но, повторяю, никогда больше не решусь я пойти на такое. Нет, только не на такое!

— У меня бы и на один раз никогда смелости не хватило, ваша милость, — проблеял Снивельвурст. — Снимаю перед вами шляпу, салютуя вашей дерзости и отваге! О, до чего же страшную и опасную сделку вы рискнули заключить! Лишь стальные нервы и ледяное сердце способны вынести подобное испытание!

— Кстати, я практически ничем не рискую — в отношении какого-то иного претендента на титул графа Карлштайна. Адвокат достаточно ясно дал мне это понять. Так что поместье теперь мое, мое навсегда, Снивельвурст. Навсегда! Ну, что вы на сей счет думаете?

— Я думаю, что вы оказали честь графскому титулу, ваша милость!

— Ладно, ладно, сядьте же наконец и перестаньте кланяться, — устало сказал граф, и я услышала, как по полу со скрипом протащили второе кресло, потом все стихло, и граф Карлштайн снова заговорил: — Теперь мне, пожалуй, пора подумать и о браке, Снивельвурст. Ха! И о наследнике! Наверное, стоило давно уже об этом позаботиться, но пока надо мной висела эта сделка… не знаю…

— Теперь титул графа навсегда ваш, ваша милость, — снова вступил в разговор Снивельвурст — на этот раз гораздо осторожнее.

Хотя он всегда говорил вкрадчиво, пытаясь угадать настроение своего собеседника и как-то ему соответствовать, но сейчас явно чувствовал себя очень неуверенно. А я так даже и гадать бы не стала, что у графа на уме. Ни за что! Никогда прежде я не слышала, чтобы он говорил так устало и задумчиво. Это совершенно не соответствовало его натуре. За подобной задумчивостью мне чудились мечты кровожадного зверя.

— Навсегда… — медленно промолвил граф. — Странное слово, не правда ли? Навсегда. Ну что ж, почему бы и нет?

— Я не совсем понимаю, ваша милость…

— Почему бы мне навсегда не отказаться от дурных намерений и не провести остаток своей жизни, творя добро?

— Исключительно интересная идея, ваша милость! Но до чего странная!

— Это еще почему? — довольно резко спросил граф, на мгновение вновь выпуская свои острые когти и явно развлекаясь тем, что заставляет Снивельвурста нервничать.

— О! Это так оригинально, ваша милость и… э-э-э… так неожиданно… — запинаясь, стал объяснять секретарь.

— Чушь собачья! А все-таки почему бы и нет? Право же, интересно узнать, каково ощущение, когда…

— Совершаешь доброе дело? — Снивельвурст, видимо, позволил себе глубокомысленно усмехнуться.

— Ну да! Наверняка в этом что-то есть! Ведь не станут же люди просто так, безо всякой для себя выгоды совершать добрые дела? Я допускаю, Снивельвурст, что сейчас нам довольно трудно себе такое даже представить, но должно же это приносить хоть какое-то удовлетворение. В конце концов, посмотрим на это с другой стороны. Любите ли вы, скажем, оливки?

— Благодарю вас, ваша милость! Очень люблю.

— Я всего лишь спросил, дубовая вы голова, а не предлагал! Или черную икру? Скажите, любите вы черную икру?

— У нее восхитительный вкус, ваша милость…

— А понравилась ли вам икра, когда вы впервые ее попробовали?

— Совсем не понравилась!

— Но вы ведь ее съели, не правда ли? Вы видели, что остальным она очень нравится, и решили, что в ней просто должно быть что-то такое… Верно? И в конце концов обнаружили, что она и вам тоже очень нравится, так?

— В точности так, ваша милость! Поистине мастерский анализ!

— Значит, и с добрыми делами будет примерно то же самое.

Возникла небольшая пауза. Я вполне могла вообразить себе физиономию Снивельвурста, который пытается переварить слова графа, сомневаясь в душе не столько в правдивости этих слов, сколько в том, что граф действительно считает себя способным творить добрые дела. Кроме того, Снивельвурст явно прикидывал про себя, как именно подобные намерения могут отразиться на нем самом. Что же касается меня, то я просто в ужас пришла от этих рассуждений. Они куда сильнее встревожили меня, чем откровения графа о том, как он погубил родного брата. И я подумала — и считаю так до сих нор, и до смертного своего часа буду в этом твердо уверена! — что добро следует творить исключительно ради самого добра, а не ради собственного удовольствия или чего бы то ни было другого. Мысль о том, что кто-то может совершать благие поступки прихоти ради или из любопытства, заставляла меня холодеть и дрожать от страха, потому что если такому человеку наскучит развлекаться подобным образом, то он в любую минуту способен как ни в чем не бывало вновь обратиться к злу и жестокости.

А граф между тем продолжал:

— Например, я мог бы кое-что сделать для этой деревни. Здешние жители бедны, живут в развалюхах, у стариков нет возможности заработать себе на хлеб, у старух нет теплой одежды. Все это я мог бы легко изменить. Причем почти мгновенно!

— Это точно, смогли бы, ваша милость, — осторожно подтвердил Снивельвурст.

— Можно было бы начать прямо завтра, во время этих соревнований но стрельбе! Скажем, выделить победителю дополнительный приз, а? Мешок золота в подарок от графа Карлштайна! Или еще лучше — устроить пир для всех жителей деревни! Интересно, как им это понравится? А на этом пире я мог бы произнести речь и рассказать о своих дальнейших планах.

— О ваших дальнейших планах, граф? Уже?

— Налейте-ка мне еще бренди, мой дорогой… Да, о своих планах. Очень даже просто. Вот возьму и построю здесь больницу! Каково?

— О, какая щедрость! Какая великолепная идея!

— Покрою дома в деревне новыми крышами…

— Капитально, капитально!

— Куплю всем детям новые башмаки…

— Высший класс! Неслыханно!

— И новый колокол отолью для церкви… Потом построю богадельню для престарелых… Пруд, чтоб лошадей поить…

— О, просто нет слов!

— Ах, Снивельвурст! Вот они, новые ощущения! Быть добрым… Я, пожалуй, уже могу понять, как можно всю жизнь творить только добро. Я мог бы сделать столько добрых дел! Интересно, а…

Граф вдруг умолк, словно обдумывая свою будущую святость, и в наступившей тишине было хорошо слышно, как вновь заворочался огромный механизм старых башенных часов, и я вспомнила, что перед этим часы пробили всего один раз. Сколько же они пробьют теперь?

ОДИН… ДВА…

— …когда я умру… — пробормотал граф, —

ТРИ… ЧЕТЫРЕ… ПЯТЬ…

…все дети, наверное, будут проливать горькие слезы… —

ШЕСТЬ… СЕМЬ…

…и в деревенской школе на целый день отменят занятия… —

ВОСЕМЬ… ДЕВЯТЬ…

…и все дети придут в замок… —

ДЕСЯТЬ… ОДИННАДЦАТЬ…

…каждый с букетом цветов для доброго графа Карлштайна!..

ДВЕНАДЦАТЬ!

Полночь!

«Господи, — думала я, — что-то происходит сейчас там, в лесу? Боже мой! Что же там происходит? Ведь пробил назначенный час, и теперь…»

И тут вдали тихо и глухо, точно во сне или в мечтах, пропел охотничий рог.

— Что это? — В голосе графа Карлштайна явственно слышалось сильное волнение.

И вновь зазвучал рог, но отнюдь не так весело и радостно, как звучит охотничий рог во время осенней охоты в лесу, полном солнца, свежего ветра и запаха опавшей листвы. Нет, в звуках этого рога отчетливо слышалась дикая, неземная, леденящая душу мелодия. Ибо то пел рог Замиэля!

Я услышала шорох. Это Снивельвурст подполз на четвереньках к окну и опасливо приподнял занавеску.

— Не тронь, болван! — рявкнул граф Карлштайн.

— Но я слышал…

— Тише! — прошипел граф.

Теперь рог звучал гораздо ближе, не более чем в одной-двух лигах[9] от замка, и мне казалось, что эти звуки льются откуда-то с высоты, прямо с пустынных небес, раскинувшихся над ледяными горными вершинами…

Снова пропел рог, и что-то загрохотало, точно первые грозовые раскаты. Что это? Топот копыт?

— Это Замиэль, — сказал граф, и в голосе его я отчетливо почувствовала ужас. — Да нет, не может быть… Просто сердце у меня бьется чересчур громко, так и несется вскачь!.. Поди-ка сюда, Снивельвурст, положи руку мне на грудь, послушай… Слышишь, как бешено бьется мое сердце?

— Ой, и правда, стучит, как барабан, ваша милость. Вот потому вам и показалось… Да, точно! И сомнений быть не может! Вам, пожалуй, лучше прилечь, ваша милость… А я вам еще стаканчик бренди налью…

— Да что со мной такое? — вскричал граф с каким-то сердитым удивлением. — Надо успокоиться! Взять себя в руки… Чего тут волноваться? Ведь все идет по плану, я все сделал правильно…

Я вся извернулась, но все же сумела чуточку приподнять свисавший со шкафа плащ и увидеть, что происходит в комнате. Снивельвурст, бледный как мел, усаживал графа в кресло, да и сам граф выглядел не лучше своего секретаря: лицо потемнело, глаза расширены и дико сверкают, руки так и вцепились в подлокотники… И могу поклясться: волосы у него на макушке так и шевелились от страха! Такого я еще никогда в жизни не видела! Мурашки так и побежали у меня по спине.

А снаружи…

Граф оттолкнул Снивельвурста, и тот, став еще больше похожим на жалкую крысу, отбежал на четвереньках в угол. А граф Карлштайн вскочил, бросился к окну и прикрыл глаза рукой. Потом, резко отпрыгнув от окна, он прижался спиной к стене и пробормотал:

— В конце концов, он ведь, наверное, и должен производить довольно много шума… — Казалось, граф разговаривает с самим собой, пытаясь как-то себя успокоить. — Не может же он охотиться совершенно беззвучно, правда?.. Но почему он направляется сюда? По-моему, он должен был после охоты вернуться в Броккен… Теперь-то он наверняка уже должен был настигнуть свою добычу — ведь за полночь перевалило…

Пронзительный дикий вой, на какой, по-моему, способно лишь существо невероятно жестокое и кровожадное, будто ножом вспорол царившую в комнате напряженную тишину. Гончие псы Замиэля! Граф, услышав их, как-то сразу обмяк, словно чья-то невидимая рука сдавила ему сердце, не давая дышать. Он еще сильнее вжался спиной в висевший на стене гобелен и поднес руку к губам. Лицо его совсем потемнело, став похожим на грозовую тучу или, точнее, на огромный синяк, отливающий черным. «Неужели его сейчас удар хватит?» — подумала я и, содрогаясь от ужаса и отвращения, заметила, что один глаз у него так налит кровью, что, казалось, она вот-вот брызнет оттуда, точно фонтан алых слез.

— Нет, нет… мне это просто кажется! Это не Замиэль… ведь полночь уже миновала… Да и приходил он не за мной… НЕ ЗА МНОЙ! Я ведь отдал ему требуемую добычу, верно? Нет, нет, это не он!

Из-под стола до меня доносилось какое-то невнятное бормотание, жалобное повизгивание, и я, с трудом оторвав глаза от страшного лица графа Карлштайна, увидела, что Снивельвурст, поджав к подбородку трясущиеся от страха коленки, пытается натянуть на себя край скатерти.

И снова послышался вой гончих, но уже гораздо, гораздо ближе! А еще стали слышны вопли, каких не способна издать человеческая глотка, и страшный свист хлыста, звучавший так протяжно и зловеще, что напоминал громы и молнии небесные. Жуткие звуки слышались теперь повсюду вокруг башни, и было ясно: это приближается сама Дикая Охота. Дико рычали и выли гончие псы, им вторило эхо в скалах, дрожавших от топота адских коней. Я принялась молиться, а граф все прижимался к гобелену и кричал:

— Нет, нет! Не меня! Я хороший! Я же решил стать добрым! Я раскаялся!

И тут послышался голос, глубокий, как недра гор, и величественный, как сами горы:

— СЛИШКОМ ПОЗДНО!

Оконное стекло разлетелось вдребезги, заметалось пламя свечи, гобелены, как живые, зашевелились на стенах, надулись пузырями, словно мощный порыв ветра проник прямо сквозь каменные стены. И граф Карлштайн, шатаясь, вскричал:

— Нет, нет!.. Никогда не бывает слишком поздно!

— СЛИШКОМ ПОЗДНО! ПОЛНОЧЬ НАСТУПИЛА И МИНОВАЛА. ГДЕ МОЯ ДОБЫЧА?

— В охотничьем домике. Я оставил их там и запер… Клянусь, я запер их там!

И снова прогрохотал тот голос:

— СЛИШКОМ ПОЗДНО! СЛИШКОМ ПОЗДНО!

— Нет… Не надо!

— ДЕСЯТЬ ЛЕТ Я ЖДАЛ ЭТОЙ НОЧИ. ГДЕ МОЯ ДОБЫЧА?

— Но я сам отвез их туда! И крепко запер дверь!

— ОХОТНИЧИЙ ДОМИК БЫЛ ПУСТ, ГЕНРИХ КАРЛШТАЙН.

— Неправда! Я не верю тебе! Это невозможно!

Порыв ветра, куда более сильный, чем все ветра, что когда-либо хлестали стены старого замка, сотряс башню до основания. Так порой способна тряхнуть молодое деревце сильная мужская рука. Граф Карлштайн упал на колени, безумно вращая глазами в поисках спасения. Один его глаз был налит кровью, а второй так расширен, что казалось, вот-вот выскочит из глазницы.

Но спасения не было. И снова могучий глас Дикого Охотника — звучный, как самый мощный орган, и полный какой-то пьянящей жестокости и насмешки — затопил казавшийся теперь маленьким кабинет графа, подобно тому как волна в штормящем море способна затопить потерявшее управление судно.

— ПОЛНОЧЬ УЖЕ МИНОВАЛА, ГРАФ КАРЛШТАЙН.

— Нет, нет! Умоляю тебя!

— ДЕСЯТЬ ЛЕТ НАЗАД МЫ ЗАКЛЮЧИЛИ СДЕЛКУ, И ТЕПЕРЬ Я ПРИШЕЛ, ЧТОБЫ ПОЛУЧИТЬ ТО, ЧТО МНЕ ПРИЧИТАЕТСЯ…

— Нет… нет!

Снова зазвенело разбитое окно, поднялись и сомкнулись, точно две гигантские руки, тяжелые шторы, и я увидела, что это вовсе не шторы и не руки, а развевающийся плащ, застегнутый у горла сверкающей огнем застежкой. Но у того, на ком был этот плащ, я не разглядела ни лица, ни тела, ни рук, ни ног. Казалось, он целиком состоял из непроницаемой ТЬМЫ. И эта тьма была ЖИВОЙ! И ХОХОТАЛА! И все вокруг было наполнено этим жутким хохотом и лаем гончих псов. А потом эта хохочущая тьма окутала графа Карлштайна и как бы приподняла его в воздух, точно легчайший листок бумаги, а потом мертвое тело графа с грохотом рухнуло на пол.

Что было после этого, я совершенно не помню, потому что лишилась чувств. А когда очнулась (это произошло, наверное, минуты через две, не больше), свеча уже не горела, и комнату освещал лишь холодный лунный свет, серебристой полосой падая в распахнутое окно с выбитыми стеклами (по обе стороны от окна висели изодранные в клочья шторы). Стол был перевернут. Граф Карлштайн лежал (слава богу, вниз лицом!) в центре комнаты, а его секретаря нигде не было видно. Скорее всего, сбежал. А где-то далеко, у самого горизонта, еще слышались, исчезая в небесах, отзвуки какого-то далекого вихря, который, вполне возможно, был просто плодом моего воображения. В самом замке царила полная тишина.

Я встала на ноги и, вся дрожа, стала ощупью пробираться к двери. После увиденного я не испытывала ни малейшего страха перед здешними слугами и по лестнице сбежала, совершенно не таясь. В огромном зале не было ни души, огонь в камине едва тлел, и лишь догорающие головни освещали пространство вокруг красноватым светом. Я поискала глазами лампу или свечу, чтобы зажечь ее от этих последних головешек, и тут услыхала чьи-то голоса. Разговаривали двое, да так испуганно и визгливо, что мне захотелось узнать, кто же это такие.

Оказалось, что это фрау Мюллер, за которой по пятам тащился… Снивельвурст! Оба скатились по лестнице в зал, насмерть перепуганные и больше всего похожие на мокрых крыс. Фрау Мюллер была в халате и ночном чепце, а в руках держала ковровую сумку. Похоже, у нее что-то случилось с лицом: щеки как-то странно провалились, нос и подбородок почти соприкасались, а взгляд был совершенно безумный. По-моему, примерно так должны были бы выглядеть жители Бедлама[10].

Увидев меня, она дико вскрикнула, что-то пробормотала, сердито тыча в мою сторону пальцем, и я поняла, что у нее совершенно нет зубов. Значит, у нее были вставные челюсти, а я и не знала! Она, должно быть, забыла их на столике возле кровати… Фрау Мюллер, брезгливо подобрав свой халат и стараясь не прикасаться ко мне, бросилась к двери, а Снивельвурст… По-моему, мне никогда в жизни не доводилось видеть более странного и жалкого зрелища. Каким бы противным этот Снивельвурст ни был, он же все-таки взрослый мужчина! И так позорно семенил за фрау Мюллер, повизгивая от страха и все пытаясь взять ее за руку… Ох!..

Он и с трудом отворили тяжелую входную дверь и исчезли за нею. Больше я их никогда не видела.

Глава вторая

Солнечный свет, пение птиц, сверкающая гладь реки и голубые небеса над нею… Можно было подумать, что на свете никогда и не было ни Замиэля, ни ночной тьмы, ни того страшного полуночного часа. Деревня казалась удивительно красивой. Капли росы — под утро подморозило, но солнце уже успело растопить иней, — осев на каменных опорах моста и на стенах крестьянских домов, делали их яркими, точно свежевыкрашенными, а воздух звенел, как вода в знаменитых источниках Андерсбада, что находится в соседней долине. Эту целебную воду наливают в бутылки и рассылают по всему миру.

Я попросила фрау Вензель, старую повариху, присмотреть за замком. Ночью, услышав ужасные звуки, доносившиеся из башни, она собрала всех слуг на кухне — и маленькую Сюзи Деттвайлер, и Йохана, и Адольфа, и все они тряслись там от страха, когда я вошла туда и сообщила им, что фрау Мюллер и Снивельвурст бежали. Было ясно, что в этом доме одна только фрау Вензель и способна еще за что-то отвечать.

Сама я остаться не могла. Мне обязательно нужно было узнать, что же случилось с девочками. Встретиться мы все условились в деревне, если, конечно, план мисс Давенпорт сработает. Кроме того, на сегодняшний день были назначены состязания по стрельбе. Да и о Петере пора было подумать… Одним словом, я вся дрожала от нетерпения и любопытства.

Вот и деревенский луг, но ни на нем, ни поблизости я никого не заметила. А вот и «Веселый охотник». Старый Конрад моет парадное крыльцо, держа в руках тряпку и ведро воды, хотя крыльцо и без того такое чистое, что хоть завтракай на нем. Завтрак! Стоило мне вспомнить о завтраке, и я чуть в обморок не упала от голода.

— Ты откуда это? — удивился Конрад, давая мне пройти. — На эту ступеньку не ступай! И юбку подыми, не тащи по мокрому-то. Ты и без того вся мокрая да грязная. И где только тебя носило?

— Да так, в разных местах, — уклончиво ответила я. — А Петер уже вернулся?

Конрад нахмурился, огляделся и предостерегающе приложил палец к губам. Только тут я вспомнила, что Петер у нас все еще вне закона.

— Насчет Петера мне ничего не известно, — буркнул Конрад. — Совсем мальчишка от рук отбился.

Часы на церкви пробили семь.

— А кроме тебя кто-нибудь встал? — спросила я. — Неужели все еще спят?

— Ты лучше скажи, где ты-то ночью была? Неужто не слышала, что там случилось?

— Где это «там»? — с самым невинным видом спросила я.

— Вчера ведь канун Дня Всех Душ был. Так что скажи спасибо, девочка, что ты в какую-нибудь историю не попала! В такой вечер не стоит бродить по полям да лесам, лучше дома сидеть и молиться.

— Ладно тебе, Конрад. Ну вот, я уже и дома. Скажи лучше, мама встала? Уж она-то вряд ли до сих пор в постели валяется.

— Это точно, свою мать ты хорошо знаешь. Вот и пойди да помоги ей — у нее полон дом постояльцев и всех кормить нужно. Прямо не знаю, что с тобой делать, Хильди! Надо же, лишилась такого места в замке! А потом еще всю ночь где-то шаталась… Ты когда-нибудь просто убьешь мать своим поведением, попомни мои слова! Ты и твой братец-хулиган…

Я оставила Конрада ворчать на крыльце, а сама поспешила на кухню. Мама растирала яйца с сахаром в большой миске, а Ханнерль кипятила воду для кофе. Увидев меня, они дружно вскрикнули, побросали все дела и кинулись ко мне. Мне даже не по себе стало, так они обрадовались.

— Ах, Хильди, дорогая! Ты жива! Слава тебе господи! — бормотала мама, едва не удушив меня в объятиях.

А Ханнерль, всплеснув руками, молча уставилась на меня своими большими голубыми глазами, в которых так и светился самый важный для нее вопрос. Но что я могла ей ответить? И я, глядя на нее из кольца маминых теплых рук, лишь пожала плечами. Наконец мама меня отпустила, и я тут же спросила на всякий случай:

— Значит, он еще не вернулся?

— Так ты его тоже не видела? — Мама сразу же снова встревожилась.

Я покачала головой и попыталась ее успокоить:

— Ничего, он скоро вернется. И сразу потребует большой завтрак! Мне бы завтрак тоже не помешал.

— О господи… омлет! — И мама бросилась к плите как раз вовремя, чтобы спасти омлет от страшной гибели в огне.

— Как ты думаешь, Хильди, он жив? — тихо спросила у меня Ханнерль.

— Уверена, что жив! Хоть я и не знаю, где он сейчас, но знаю, что он не… — Я запнулась.

Мне не хотелось произносить слово «умер». Но действительно ли я была так уверена? Да, я своими ушами слышала, как этот жуткий демон сказал, что охотничий домик был пуст, но это ведь еще не доказательство… А что, если ему так понравилась первая порция, что он решил получить добавку? Я так и не договорила, лишь молча развела руками, и Ханнерль, шмыгая носом и смаргивая с ресниц слезы, вновь принялась за работу.

А я подумала: стоит ли рассказывать им о событиях прошлой ночи? И решила: нет, пока что этого делать нельзя, еще не время. Да и мне самой хотелось забыть об этом хоть ненадолго — уж очень страшной, жуткой до умопомрачения была эта ночь. Так что я тоже принялась за работу По-моему, нам никогда еще не доводилось готовить такой большой завтрак. «Веселый охотник» просто ломился от постояльцев. И постепенно знакомые блюда, знакомые тарелки и кастрюли, знакомые запахи и звуки стали вытеснять из моей души жуткие воспоминания, и я погрузилась в привычные, милые сердцу хлопоты, как в теплую ванну. Мы с Ханнерль вместе подавали постояльцам завтрак, мыли грязную посуду и со всем справлялись на удивление быстро, работая на пару. Впрочем, и гости наши по большей части не были расположены особенно рассиживаться за столом: все думали только о предстоящих соревнованиях.

Вот и я, едва немного освободилась, сразу пошла посмотреть, что там происходит. Деревенский луг уже был готов для состязаний. Двое мужчин сооружали для нашего мэра специальную трибуну с полосатым навесом. Я постояла возле них минутку и двинулась дальше. Я никак не могла заставить себя оставаться на одном месте, слишком уж я нервничала — из-за Петера, из-за фрау Вензель и Сюзи, оставшихся в замке (а что, если фрау Мюллер и Снивельвурст все же вернутся?), но больше всего из-за Люси и Шарлотты.

Но первыми, кого я вскоре увидела на лугу помимо тех плотников, оказались Макс и Элиза. Я заметила их не сразу, потому что сидели они в сторонке, под деревьями. Вид у них был весьма удрученный. Я бросилась к ним, здороваясь на бегу, и они, подняв мне навстречу унылые лица, в один голос спросили:

— Что тут прошлой ночью случилось?

Пришлось мне рассказать им все с самого начала, и они без конца охали и ахали от ужаса и удивления. Оказалось, что ни девочек, ни Петера они не видели, и я, закончив свой рассказ, уселась рядом с ними на скамейку и тоже пригорюнилась.

— Что-то мы совсем с тобой раскисли, Элиза, любовь моя, — заметил Макс.

— Но все это так ужасно, Макси! — воскликнула она. — Твой хозяин арестован, и…

— Ох, о нем-то я и забыла! — вырвалось у меня.

— Несправедливость судьбы, Хильди, вот что это такое, — сокрушенно покачал головой Макс. — Надо же, все беды валятся одновременно, одна хуже другой!

— Я уверена, мисс Давенпорт никогда к нам не вернется, — жалким голосом пролепетала Элиза.

— Это почему же? — спросила я.

— У меня еще вчера, стоило ей уехать, возникло странное предчувствие, — сказала Элиза, — и сердце так ужасно билось… У меня когда-то был котенок, и однажды сердце у меня точно так же вдруг забилось, а через три недели мой котеночек умер. Просто взял и умер, и никто не понял, почему это произошло. Я уверена, мисс Давенпорт свалилась с утеса в пропасть или…

— В общем, где бы сейчас ни была мисс Давенпорт, я знаю одно: в карманах у меня, можно сказать, ни шиша, — печально вздохнул Макс. — Так что, мой ягненочек, ничего не поделаешь, придется нам расстаться. Я не могу на тебе жениться. Не могу просить тебя разделить со мной жизнь нищего…

— И сидеть тут, приятель, ты тоже не можешь! — раздался у нас за спиной чей-то голос.

Мы оглянулись и увидели старого Гунтера, нашего булочника, который тащил какую-то сложную деревянную штуковину. Гунтер с достоинством кивнул мне, как старой знакомой, и я спросила:

— А что это такое?

— Мишень! Или прицельный круг, — пояснил он. — В него будут стрелять участники соревнований. И стоять он будет как раз здесь. Вы ведь не хотите, чтобы вас застрелили?

— А что, это неплохая идея, — пробормотал Макс с таким похоронным видом, что мне вдруг стало смешно.

— И каков же главный приз? — спросила Элиза.

— Пятьдесят золотых крон, — сказал Гунтер, устанавливая деревянную мишень на землю и подкручивая в ней всякие болты и гайки, — и должность главного егеря здешних лесов. Вот уж это действительно большая честь!

— Макси, ты тоже непременно должен примять участие в этих состязаниях! Вдруг ты станешь победителем, а? Ведь это вполне возможно! — воскликнула Элиза.

— Да, конечно, и это было бы прекрасно, да только мушкета-то у меня и нет. Ты что, забыла?

— Забыла, — печальным эхом откликнулась она. — Значит, всему конец…

Мы отошли в сторонку, как просил Гунтер, и Макс, немного помолчав, задумчиво промолвил:

— А все ж хотелось бы мне знать, что станется с этими девочками, когда они из лесу вернутся…

— О них ведь и позаботиться некому! — подхватила Элиза. — Я думаю, их должен взять под свою опеку королевский двор.

— Они ведь сироты? — сказал Макс. — В точности как я. Я ведь найденыш, вырос в приюте. У меня, по-моему, и семьи-то никогда не было. Бедняжки, им и так здорово досталось, уж я их понимаю. Вот если б я выиграл эти соревнования… Да ладно, чего там говорить! Ведь ружья у меня все равно нет.

И тут Элиза вдруг подскочила, взвизгнув так, словно ее укусила оса, и стала трясти его за руку, крича:

— Макси! Макси!

— Ты что?

— Макси, твой тромбон!..

— Это не тромбон, Элиза, а почтовый рожок…

Но Элиза уже не слушала его. Она направилась прямиком к старому Гунтеру, чрезвычайно изящно ему поклонилась и учтиво сказала:

— Простите, что побеспокоила вас, господин мой. — Гунтер тут же перестал возиться с мишенью и с интересом уставился на нее. — Не могли бы вы рассказать мне чуть подробнее, каковы правила участия в этих соревнованиях? Очень вас прошу!

— Ну конечно, расскажу, моя милая! — умилился Гунтер. — Видишь вон ту штучку? Это соломинка, а в нее вставлено перышко, и они соединены с этой вот штуковиной, а она, в свою очередь, соединена с внутренней пружиной… В общем, если стрелок попадет точно в центр мишени, это перышко должно взлететь в воздух. Хотя это совсем не так просто, как кажется.

— А они должны стрелять но очереди? — спросил Макс.

— Да, конечно. Но если кто-нибудь попадет точно в цель, соревнования будут закончены. Может, даже на самом первом участнике. А может, и никто точно в цель попасть не сумеет. В таком случае всем придется снова стрелять по очереди.

— А что, стрелять нужно обязательно из мушкета? — спросила Элиза.

— Из мушкета, из пистолета, да хоть из пушки! Стрелять можно из чего угодно, — сказал Гунтер.

— Вот видишь, Макси! — воскликнула, торжествуя, Элиза и вновь повернулась к своему жениху: — Помнишь, мисс Давенпорт показывала нам, как стреляют из твоего тромбона?

— Это не тромбон, Элиза, а… — Он вдруг умолк, догадавшись наконец, что она имеет в виду. — Нет, я не смогу, — сказал он, помолчав. — Точно, не смогу. Хотя… если потренироваться… Нет, вряд ли…

Я не очень-то понимала, о чем они говорят, но спросить так и не успела. В эту самую минуту из-за угла дома нашего мэра показались две маленькие фигурки и замерли в нерешительности, словно ища на лугу хоть кого-то знакомого.

— Мисс Люси! — вскричала я. — Мисс Шарлотта!

Мы бросились друг другу навстречу. Макс и Элиза бежали за мной следом, и все мы одновременно заключили друг друга в объятия. На лугу теперь собралось уже довольно много народу, и люди с любопытством поглядывали на нас. Ничего удивительного: мы с такой радостью приветствовали друг друга, словно побывали на том свете, но сумели вернуться. Возможно (эта леденящая душу мысль промелькнула у меня в голове и тут же исчезла), так оно и было на самом деле.

— Господи, вы живы! — кричала я.

А Элиза все спрашивала:

— Но что же там было? Что с вами произошло?

— Значит, план удался на славу? — радостно воскликнул Макс.

И Люси сказала:

— Да, Петер вовремя успел добраться до нас!

А Шарлотта прибавила:

— Ох, как это было страшно! Вы просто представить себе не можете! Мы уж думали, что пропали…

И только теперь я заметила, да и Элиза тоже, что девочки промокли насквозь, дрожат как осиновые листья и едва держатся на ногах от усталости. В общем, я быстренько отвела их в нашу таверну, усадила поближе к огню, накормила и напоила, а мама моя тут же принялась ласково хлопотать, и я предоставила ей полную свободу действий. Больше всего девочкам было нужно именно это: чтобы кто-то о них заботился. Макс с Элизой сидели рядом и, открыв рот, слушали рассказ Люси о том, что произошло в охотничьем домике.

Но первым делом мы, конечно, спросили, где же Петер. По всей видимости, сказали девочки, он жив-здоров (и наша Ханнерль вся засияла от радости), но пока что выжидает в надежном укрытии, а когда начнутся соревнования, намерен непременно попытать счастья, но рисковать не хочет — боится, что его схватят еще до того, как он успеет хоть разок прицелиться в мишень.

Шарлотта прихлебывала горячее молоко, исходя перед огнем паром, как пудинг, вынутый из духовки, и без конца зевала и кивками подтверждала справедливость слов своей сестры, когда Люси принялась рассказывать нам, как Петер их спас.

Он примчался к охотничьему домику за несколько минут до полуночи и принялся так яростно колотить в дверь, что девочки решили: это стучится сам демон. Дверь была, разумеется, заперта, и Петеру пришлось выстрелом сбить замок, чтобы войти. Потом они все выскочили наружу и спрятались неподалеку: времени бежать уже не оставалось. А без пяти двенадцать… прибыла Дикая Охота! Ни одна из девочек так и не сумела как следует описать ее участников, но обе были уверены в одном: Петер так и не выстрелил из своего мушкета серебряной пулей; он вообще ни разу не выстрелил, если не считать того выстрела по замку.

— Но как же тогда вам удалось спастись? — спросила я.

— Ой, это было просто потрясающе! — воскликнула Люси. — Конь у Замиэля был громадный, ростом почти до небес, а рядом еще эти ужасные гончие… Рвутся на поводках, рычат, морды все в пене, зубы оскалены… Вдруг Петер встает, выпрямляется во весь рост и обращается прямо к Замиэлю!

— Что-что? Что он делает? — в ужасе переспросила я.

— Обращается к Замиэлю, — подтвердила Шарлотта, — и кричит ему: «Девочек ты не получишь! Граф Карлштайн — вот твоя добыча! Ступай же, ищи его!»

— А Замиэль, — снова вступила Люси, — удивился и говорит: «Ты кто такой?» И голос у него, как гром…

— А Петер ему отвечает: «Я — Петер Келмар, свободный крестьянин, охотник», — подхватила Шарлотта.

— И Замиэль говорит: «Охотник? Я не причиняю зла настоящим охотникам или тем, кто находится под их покровительством. Ступайте с миром!» — снова взяла инициативу в свои руки Люси.

— И Замиэль пришпорил своего коня, — перебила сестру Шарлотта, — и вся Дикая Охота взвилась в небеса и скрылась из виду…

— И знаете, что оказалось? — сказала Люси. — Что у Петера была при себе только одна пуля! Та, серебряная! И он ею воспользовался, чтобы сбить с двери замок и вызволить нас из дома!

— Ах, дурак! — не удержавшись, воскликнула я. — И о чем он только думал?

— Никакой он не дурак! — возмутилась Шарлотта. — Он настоящий храбрец!

— Я такого храбреца никогда в жизни не видела! — поддержала ее Люси. — Как он смело встал и обратился к Замиэлю!.. Ведь если бы он этого не сделал…

— Где же он теперь? — не выдержала Ханнерль. — Конь-то все еще при нем?

Шарлотта объяснила нам, где прячется Петер, и Ханнерль тут же выбежала из дома. Она сказала, что приведет назад чужого жеребца, поскольку Петеру явно будет не до того, а хозяин коня, конечно же, поднимет тревогу.

— А вы-то что теперь делать будете? — задумчиво спросила Элиза. — Мисс Давенпорт, наверное, могла бы взять вас к себе… Я уверена, она бы с радостью это сделала, да только закон уж больно суров в таких вопросах.

— Нужно, чтобы вас непременно родственники забрали, а никому другому вас и не отдадут, таков закон, — подтвердил Макс. — У вас хоть какие-нибудь еще родственники имеются?

— Никого у нас нет, — сказала Люси. — Только граф Карлштайн. Он — наш единственный родственник.

— Был, — невольно вырвалось у меня.

Все удивленно на меня посмотрели, и теперь уже я принялась рассказывать, что произошло вскоре после полуночи в башне замка. Впрочем, кое-какие подробности я опустила: сказала, например, что у графа от страха случился апоплексический удар и умер он почти мгновенно. Девочки слушали, не проронив ни слова, не двигаясь и не сводя глаз с моего лица. Когда я умолкла, они тоже продолжали молчать, глядя в пол, а потом Люси жалобно спросила тоненьким, тихим голоском:

— Значит, теперь мы действительно совсем одни на белом свете?

— Ах, какая чушь! — громко воскликнула моя мать. — Уж здесь-то вам всегда рады, дорогие мои! Да как вы могли подумать, что мы можем вас за порог выставить да еще и ручкой помахать на прощанье? Вы ведь так не думаете, правда?

— Мадам, я, конечно, прошу прощения, да только все куда сложнее, — заметил Макс. — Видите ли, я и сам сирота, да и опыта у меня, бывшего возницы, накопилось немало. Я кое-что в таких делах понимаю. Если у девочек не найдется ни одного живого родственника, им так или иначе придется отправиться в сиротский приют. Таков закон. Хотя приют — это совсем не так страшно, — продолжал он, повернувшись к Люси и Шарлотте. — Мы, например, здорово время проводили, когда я мальчишкой в женевском приюте жил. Играли во всякие игры, забавлялись, пугая директора и воспитателей… А один раз, помнится…

— Помолчи, Макси, — прервала его Элиза. — Позже мы непременно постараемся все это как следует обсудить. Теперь важно другое. Когда начинаются соревнования? — спросила она у моей мамы, стараясь казаться бодрой и веселой, хотя это у нее и не очень хорошо получалось.

У Люси на глазах явно блестели слезы, но она старательно стряхивала их с ресниц, не давая пролиться, и делала вид, что ее тоже больше всего интересуют соревнования по стрельбе, а Шарлотта была слишком измучена, чтобы хоть чем-то интересоваться.

— Мадам! — воскликнул вдруг Макс, глядя на мою мать. — Простите, мадам, но не найдется ли у вас сухой горошины?

Его неожиданный вопрос разрядил обстановку, заставив всех рассмеяться. Мама сказала, что, конечно же, найдется, и сколько штук ему нужно? А он сказал, что всего одна, спасибо большое, что звучало совсем уж странно. В общем, нашла она для него горошину, и он даже попытался за нее заплатить, но мама наотрез отказалась брать деньги и даже рассердилась немного, а потом мы все пошли на луг.

Там уже собралась целая толпа. Похоже, зрителями решили стать все жители нашей деревни, которые сами стрелять не собирались. Трибуна для мэра была уже готова. Площадку для участников состязаний отгородили от зрителей колышками с натянутой на них веревкой, и стрелки горделиво прохаживались по свободному участку луга, предоставляя всем остальным возможность ими любоваться. Всеобщее внимание явно им льстило. То один, то другой картинно прикладывал мушкет к плечу и прицеливался или, подняв ружье одной рукой, проверял балансировку, хотя и без того, разумеется, знал свое оружие, как собственные пять пальцев. Каждую пульку стрелки катали на ладони, выбирая самую лучшую и надеясь, что она попадет точно в центр мишени и завоюет им победу. Но Петера по-прежнему нигде не было видно. А Макс и вовсе развлекался черт знает чем: пытался пристроить горошину на краешек своего рожка, а она все время соскальзывала в раструб и, пролетев насквозь, падала в траву, так что приходилось опускаться на колени и разыскивать ее.

— Нет, Элиза, ничего у меня не получится! — каждый раз с отчаянием повторял Макс. — Так мне ни за что не победить!

— Не сдавайся, любовь моя, — утешала она его. — Вот твоя горошина, смотри!

Вдруг Люси схватила меня за руку.

— Ой, Хильди! — тихо сказала она. — Доктор Кадаверецци!

И я увидела, что на лугу, прямо перед построенной для мэра трибуной, появился наш гениальный фокусник собственной персоной и в цепях! С одной стороны его сопровождал констебль Винкельбург, а с другой — сержант Снитч. Многие зрители и участники соревнований видели представление Кадаверецци в «Веселом охотнике» и стали радостно его приветствовать, крича и хлопая в ладоши. Он повернулся лицом к зрителям и попытался поклониться, но полицейские грубо его толкнули. Вдруг Люси, поднырнув под ограждение, бросилась к нему с криком:

— Доктор Кадаверецци! Что происходит? Что это они с вами сделали?

— Принцесса Нефтис! — воскликнул доктор и все-таки умудрился грациозно ей поклониться.

При этом он заставил и сержанта с констеблем тоже поклониться девочке, ибо те не желали ни на секунду выпустить из рук концы цепей, которыми сковали арестованного. Все вместе они выглядели, как три королевских советника, склонившихся перед маленькой принцессой.

— Как я рад вас видеть, моя дорогая! Мне искренне жаль, что я не могу оказать вам должного приема, однако…

— Убирайся! — прикрикнул на Люси сержант Снитч. — Иначе я и тебя арестую, и всех твоих дружков тоже!

— Сержант, — обратился тут к нему доктор Кадаверецци, — имею ли я право на последнюю просьбу?

Теперь зрители смотрели уже только на него. О, доктор прекрасно умел владеть аудиторией! Мне кажется, это был настоящий божий дар, а не просто часть его ремесла.

— Последнюю просьбу? — удивился сержант. — Но ведь это не казнь.

— Разве? — Доктор Кадаверецци изумленно посмотрел на него. — А мне, когда я увидел все эти мушкеты, показалось… Впрочем, не важно. Когда-нибудь я непременно поставлю такой фокус: спасение от целой роты стрелков в самый последний момент перед расстрелом… А еще лучше — попробовать спастись от падающего лезвия гильотины!.. Ах, какой это был бы отличный номер! Но кто это передо мной? Уж не ты ли, мой добрый Макс? Ну да, ты! Дела у тебя, судя по всему, идут прекрасно, не правда ли?

— Увы, доктор, совсем не прекрасно, в том-то все и дело…

— Ну все, довольно болтать! — оборвал арестованного сержант. — В конце концов, ты находишься под стражей! И нам еще предстоит немалый путь.

— А нельзя ли ему немного задержаться и посмотреть соревнования? — спросил Макс у полицейских.

— Да, да, пусть посмотрит! — раздались крики из толпы, и к ним присоединились новые голоса: — Ничего, небось не убежит! Пусть посмотрит! Да и вы вместе с ним!

— Давайте останемся, сержант, — предложил констебль Винкельбург, набравшись смелости. — Я бы и сам не прочь посмотреть.

— Хм? — задумался сержант. — Ну что ж, ладно! Но имей в виду: держи его крепко! Он скользкий, как змея.

— Спасибо, господа полицейские, — поблагодарил их доктор Кадаверецци и снова поклонился — на сей раз вступившейся за него толпе зрителей.

И толпа радостно загудела. Полицейские подвели арестованного к трибуне, и я заметила, что доктор подмигнул Люси. Наконец заиграла труба, и зрители расступились, пропуская судей.

— Макси! — встревожилась Элиза. — Когда же ты успеешь потренироваться на своем тромбоне?

— Это не тромбон, Элиза, — сказал Макс, — это… впрочем, не важно. Придется, видно, мне постараться изо всех сил.

И тут на трибуну поднялся наш мэр, господин Кессель, маленький толстенький человечек, и его супруга, а также полдюжины его помощников, одетых в самое лучшее свое платье. Исключение среди этих нарядных господ составлял один лишь старый охотник с загорелым морщинистым лицом, который, как я знала, учил Петера стрелять.

— Кто это? — прошептала Элиза, глядя на старика.

— Это герр Штангер, — ответила я. — По-моему, он-то и есть главный судья.

Мэр, выйдя вперед, сказал:

— Дамы и господа! От имени муниципальной корпорации, от имени фрау Кессель, от имени «Мануфактуры Кесселя», а также от своего собственного имени я приветствую участников этих крупнейших соревнований по стрельбе, благодаря которым мы сумеем наконец выяснить, кто из метких стрелков не только нашей, но и других горных долин является самым метким!

Мэр помолчал, переводя дыхание, и Шарлотта вытянула шею, чтобы получше его разглядеть. На дальнем конце луга, ближе к «Веселому охотнику», я заметила среди зрителей какое-то странное движение. Неужели подходят еще люди? «Кто бы это мог быть?» — думала я. Похоже, подъехала чья-то карета, но видно мне было плохо, да и мэр снова заговорил, набрав полную грудь воздуха:

— Мы чрезвычайно горды тем, что среди нас, судей, сегодня присутствует человек, чье непревзойденное мастерство стрелка давно завоевало всеобщее восхищение. Я имею в виду, конечно же, господина Йозефа Штангера! А сейчас я передаю ему слово, ибо он как раз и станет главным судьей этих замечательных состязаний.

Старый, морщинистый охотник, смущенно моргая и стараясь держаться наилучшим образом перед столь огромным числом зрителей, вышел вперед и громко сказал:

— Доброе утро, дамы и господа! Поскольку такие соревнования мы проводим нечасто, мне придется для начала напомнить вам о правилах их проведения. Записки с именами всех участников будут сложены вот в эту шляпу, и каждый будет стрелять в соответствии с тем номером, который ему присудят, когда бумажку с его именем вытащит из шляпы его превосходительство наш мэр. Каждому разрешается сделать только один выстрел, и…

— Погодите-ка! — послышался голос Макса, который пробирался сквозь толпу к трибуне.

— В чем дело? — спросил Штангер, наклоняясь к нему.

— А еще не слишком поздно стать участником соревнований?

— Нет, — сказал старый охотник. — Напиши вот на этой бумажке свое имя и давай ее сюда.

Макс нацарапал свое имя, подал ему бумажку, и господин Штангер продолжил разъяснять порядок проведения соревнований. Макс, нырнув под ограждение, оглянулся на нас, и Элиза послала ему воздушный поцелуй. А я подумала: «Ему ни за что не позволят стрелять из этой штуковины!» Люси и Шарлотта просто помахали Максу, и он, уже отвернувшись от нас, потер руки, прикрыл глаза ладонью и стал всматриваться в мишень.

— Так, так! — одобрил его старый Штангер и, повернувшись к мэру, сказал: — А теперь, ваше превосходительство, не будете ли вы так добры…

И кто-то из чиновников протянул господину Кесселю остроконечную шляпу. Мэр сунул туда свою пухленькую ручку, вытащил первую карточку и вручил ее судье.

— Первым стреляет… Адольф Брандт, — провозгласил господин Штангер.

Один из участников, подняв руку, выкрикнул:

— Это я! — и шагнул вперед.

Подойдя к черте, он прицелился и выстрелил. Грохот выстрела разнесся по всему лугу, но мишень осталась неподвижной, и стрелок отступил в сторону, крайне разочарованный. Еще бы! Столь многое было поставлено на карту, и один-единственный выстрел разом уничтожил все мечты! Но на исходную позицию уже вышел второй стрелок — как оказалось, с тем же результатом. Третьим был Руди Голмайер из нашей деревни. Радостный шумок пролетел над толпой, но и Руди тоже промахнулся.

— Это, должно быть, куда труднее, чем кажется, — заметила Люси.

Выкликнули имена еще двоих участников, еще два выстрела прогремели над лугом, и еще два разочарованных стрелка вернулись на свои места, присоединившись к другим таким же неудачникам. И тут мы услышали:

— Макс Гриндофф!

— О! Макси! Наконец-то! — воскликнула Элиза.

А Люси и Шарлотта в один голос закричали:

— Удачи!

Макс вышел вперед, и зрители с изумлением увидели, что никакого мушкета у него нет. По толпе пронесся гул, а Макс, заслонив рукой глаза от солнца, внимательно посмотрел на прицельный круг, что-то сунул в рот (сухую горошину, наверное) и приложил к губам свой блестящий рожок. Набрав полную грудь воздуха, он…

— Минутку, — остановил его судья. — Что все это значит?

Макс опустил рожок и спокойно пояснил:

— Это духовое ружье. Из Бразилии.

Господин Кессель, наш мэр, даже подошел к краю возвышения и с неодобрением осмотрел сомнительное устройство.

— Такого я не могу допустить! — сказал он с возмущением. — Это противоречит духу столь благородных состязаний!

Судья Штангер тоже с сомнением качал головой. Элиза, стоя рядом со мной, от волнения закусила губу.

— Я не уверен, — сказал наконец старый охотник, — что ему следует запретить участвовать в соревнованиях, ваше превосходительство. В правилах об этом ничего не говорится. У нас, правда, никогда не было подобных случаев, и все же…

Макс выглядел совсем уж несчастным. Он быстро глянул на судью Штангера, и я могла бы, казалось, прочесть его мысли вслух. Потом он выплюнул горошину, опустил свой рожок и сказал:

— Нет, господин мэр прав. Это слишком древние и благородные состязания, чтобы победу в них мог одержать человек, стреляющий из жалкой духовой трубки. Это было бы просто несправедливо.

— Да никакой победы вы бы все равно не одержали, — сердито сказал ему мэр, — стреляя из вашего дурацкого тромбона!

И тут не выдержала Элиза.

— Это не тромбон, господин мэр! — с достоинством заявила она. — Это почтовый рожок!

— Как-как? — переспросил мэр.

— Ох! Извините, я не то хотела сказать! Это не… почтон, а трожок. То есть нет… Это…

— Успокойся, Элиза. Это не важно, не надо спорить, — сказал ей Макс.

Толпа внимала происходящему с огромным интересом. Надо сказать, зрителям Макс уже успел понравиться, но особенно им понравилось то, с каким уважением он относится к старинным традициям. А Макс, повернувшись лицом к зрителям, признался:

— Все дело в том, друзья мои, что я лишился своего мушкета из-за того, что сгорели мои штаны… В общем, не стану вдаваться в детали, но хочу заявить: я выхожу из соревнований, потому что не хочу вроде как портить их своим присутствием.

— Хорошо сказано, приятель! — послышалось из толпы.

— Да пусть ему кто-нибудь мушкет одолжит! — громко предложил кто-то.

Остальные участники соревнований согласно закивали, и Руди Голмайер, зарядив свой мушкет, вручил его Максу. Тот низко всем поклонился и сказал:

— Честь вам и хвала, господа мои! Я просто шляпу снимаю перед всеми участниками соревнований! Ну что ж, а теперь стрельнем!

Он поднял мушкет, прицелился и… то, что затем произошло, описать не так-то легко! Во-первых, по-моему, Макс просто споткнулся о камень. Он как-то странно пошатнулся и стал падать и, падая, видимо, нажал на спусковой крючок, а мушкет в этот момент оказался нацелен на что угодно, только не на мишень. В итоге пуля попала прямо в шляпу нашего уважаемого мэра, и сей благородный головной убор слетел с головы его муниципального превосходительства, подпрыгнув так, словно доктор Кадаверецци вставил в него одну из своих пружинок. Мэр хлопнул ладошкой по обнажившейся голове и с выражением гневного изумления быстро повернулся к злополучному стрелку, надеясь, видимо, получить объяснения, но та замечательная пуля еще не закончила свой полет. Уже на излете она перебила одну из веревок, с помощью которых над трибуной кренился полотняный навес, и огромный кусок полосатой материи плавно опустился прямо на супругу мэра, которая со слабым писком исчезла под ним. Мало того. Столбик, к которому было прикреплено полотно, тоже рухнул, при этом весьма удачно стукнув констебля Винкельбурга прямо по шлему. Тот, оглушенный, с испуганным воплем рванулся вперед, хватаясь за первое, что попалось ему под руку, как утопающий за соломинку. И этим предметом оказались штаны сержанта Снитча. Штаны голубым водопадом рухнули вниз, и нам открылось замечательное зрелище: под ними толстяк сержант носил яркие полосатые подштанники, причем, похоже, из той же материи, что и навес, под которым барахталась, пыхтя и повизгивая, супруга мэра.

Все произошло, разумеется, гораздо быстрее, чем я описываю. В один миг на лугу воцарился полнейший хаос. Затем последовала минута или две почтительной тишины, зрители пытались понять, что же все-таки произошло, а потом все дружно повернулись к автору этого прямо-таки циркового представления, несравненному Максу, и стали громогласно его приветствовать, смеясь и хлопая в ладоши. И самые бурные аплодисменты Макс заслужил от доктора Кадаверецци.

— Браво! — кричал доктор. — Брависсимо! Какой блестящий выстрел, Макс!

Но интереснее всего было смотреть на самого Макса. Он застыл, точно громом пораженный, и лишь растерянно скреб в затылке, глядя на сотворенный им хаос и слушая, как смех вокруг него становится все громче.

— Вот это да, чтоб я провалился! — только и смог выговорить он наконец. — Как же это произошло?

— Боюсь, вы все-таки промахнулись, — сказал ему судья, с трудом сдерживая смех и стараясь не обидеть мэра.

— Ах вот в чем дело? — удивился Макс. — Ладно, спасибо тебе, дружище, за мушкет. — Он отдал мушкет хозяину, подошел к нам и картинно оперся о барьер.

Чиновники тем временем спешно приводили в порядок упавший навес, мэр вытаскивал свою жену, а сержант Снитч, спрятавшись за трибуной, натягивал штаны. Констебль (вид у него был совершенно ошалелый) и доктор Кадаверецци (а он, наоборот, весь прямо-таки сиял) вынуждены были торчать возле сержанта Снитча, как стража, поскольку были прикованы друг к другу наручниками. Наконец следующий участник соревнований занял исходную позицию, готовясь стрелять, и тут за спиной у нас послышался знакомый голос:

— Доброе утро, девочки!

Они радостно обернулись.

— Мисс Давенпорт! — воскликнула Люси.

— Ой, слава богу, наконец-то… — начала было Шарлотта, но тут же осеклась и сделала книксен пожилому мужчине, стоявшему рядом с мисс Давенпорт.

Тот не менее учтиво ей поклонился, и я узнала майстера Хайфиша, того самого старого адвоката, похожего на скелет, что приезжал тогда к графу Карлштайну (и мне показалось, что это было много месяцев назад, хотя с тех пор прошло всего три или четыре дня). Мисс Давенпорт заметила, конечно, что все мы просто сгораем от любопытства, и, подняв руку, сразу предупредила:

— Давайте не будем мешать соревнованиям. Люси, голова у тебя выглядит на редкость неопрятно, а ты, Шарлотта, по-моему, не умывалась с позавчерашнего дня. Впрочем, в целом вы выглядите вполне прилично, вполне. И я очень рада вас видеть. Но давайте пока помолчим. Смотрите, судья как раз собирается объявить имя следующего участника.

Мэр вытащил из шляпы карточку и передал ее Йозефу Штангеру.

— Петер Келмар! — провозгласил тот.

У меня перехватило дыхание. Наконец-то! Но где же он? Мама и Ханнерль от волнения кусали губы и ломали пальцы, да и у меня сердце готово было выскочить из груди.

— Вон он где! — воскликнула Люси.

Да, это был Петер. Неторопливо и невероятно спокойно он обогнул трибуну, на которой восседали мэр с супругой. Зрители, должно быть, считали его хладнокровным и дерзким храбрецом, но я-то знала: внутри у него каждая жилочка дрожит, как натянутая струна. Я надеялась лишь на то, что минувшая опасная и утомительная ночь не лишила его прежней твердости духа, решимости и воли к победе. Петер подошел к черте (я на всякий случай скрестила пальцы от нечистой силы), поднял мушкет, и я затаила дыхание. Но тут случилось нечто непредвиденное. Сержант Снитч, одной рукой придерживая падающие штаны, а в другой сжимая полицейскую дубинку, рысью выбежал из-за трибуны и заорал:

— Стойте! Петер Келмар, ты арестован! За твою голову назначено вознаграждение!

Петер на мгновение замер, потом осторожно опустил мушкет и только после этого оглянулся. Что он сделал потом, я не знаю, потому что мое внимание отвлек судья Штангер, который твердо заявил:

— Нет, этого я допустить не могу. Пока Келмар участвует в соревнованиях, он свободен, ибо, согласно правилам, участвовать в подобных состязаниях могут только свободные люди.

Сержант Снитч был потрясен.

— Но ведь Келмар уже был мной арестован! — возмутился он.

— Э, нет, — возразил судья Штангер. — Келмар — участник соревнований и уже приготовился стрелять. А пока он участвует в соревнованиях, он по закону является человеком свободным!

Зрители благодаря представлению, устроенному Максом, пребывали в замечательном настроении и радостными криками приветствовали решение судьи. Сержанту Снитчу ничего не оставалось, как отступить.

— Ну ладно! Пусть выстрелит, и я немедленно его арестую! — проворчал он.

— Это дело ваше, сержант, — сказал судья. — А теперь, пожалуйста, отойдите подальше.

Сержант сунул свою дубинку под мышку и отошел подальше, застегивая штаны. Зрители замерли, и Петер во второй раз поднял свой мушкет. Вы помните, что я говорила насчет Вильгельма Телля? Ну, так вот, сегодня я опять о нем вспомнила — ведь наш Петер боролся не только за приз, но и за свою свободу! И казалось, все вокруг это понимали. Я дрожала как осиновый лист. Да и кто на моем месте не дрожал бы? Но в том вся и разница между такими, как мы с вами, и настоящими стрелками. Мушкет не дрогнул в руках Петера, да и сам он так застыл, прицеливаясь, словно был выточен из камня. Мгновение — и он плавно спустил курок, как если бы репетировал это сотни раз, и… легкое перышко взвилось над мишенью! Он попал точно в цель! Победа!

Какое-то время на лугу царила мертвая тишина — зрители приходили в себя от случившегося, а потом подняли такой радостный крик, что можно было оглохнуть. Люди бросали в воздух шапки, хлопали друг друга по спине, радостно смеялись и кричали. Но тут вперед снова вышел сержант Снитч, и шум сразу утих.

— Ну, вот и все, парень, — с явным удовольствием заявил он. — Теперь-то уж ты в моих руках!

— Минуточку, — сказал Петер. — Герр Штангер, разве не я победил в этих состязаниях?

— Конечно же, ты! — кивнул судья.

— Значит, теперь я — главный егерь здешних лесов?

— Совершенно верно, — подтвердил старый охотник.

— Ну и что из того? — недовольно спросил сержант Снитч.

— А то, что теперь Петер Келмар — свободный человек, — громко разъяснил ему Йозеф Штангер, — ибо по закону лишь свободный человек может быть главным егерем!

И после этих слов поднялся совсем уж оглушительный шум. Ханнерль прямо-таки на месте подскакивала от восторга. А мама все пыталась одновременно и скрестить руки на груди, и в ладоши хлопать. Люси и Шарлотта радостно кричали и визжали, и мне показалось, что, наверное, этот полосатый навес снова упадет — такая суматоха поднялась вокруг. Петер поднялся на трибуну, и они с мэром пожали друг другу руки, и мэр вручил ему почетную грамоту и мешочек с золотыми монетами. И Петер с уважением поклонился супруге мэра. И держался он с таким достоинством, что вам бы и в голову не пришло, что всего пять минут назад этот человек был отчаявшимся преступником, которого разыскивала полиция! Я думала, что теперь мы все наконец-то пойдем домой и вместе позавтракаем, и все встанет на свои места, но не тут-то было. Я с удивлением увидела, что мисс Давенпорт ведет себя очень странно. Присев, она ловко подлезла под ограждение и с высоко поднятой рукой, призывая всех к молчанию, поднялась на трибуну.

— Ваше превосходительство, — четко и строго произнесла она самым что ни на есть учительским тоном, — дамы и господа! Я должна сделать одно важное сообщение. Мне бы не хотелось омрачать вашу радость по поводу столь счастливого исхода событий, но вынуждена сообщить, что графа Генриха Карлштайна больше нет.

Даже те, кто не знал, кто такой граф Карлштайн (люди, прибывшие из соседних долин), по воцарившейся напряженной тишине догадались, что он был важной персоной. По той же напряженной тишине (ибо тишина эта была скорее заинтересованной, чем печальной) догадались они и о том, что графа здесь не слишком любили. А мисс Давенпорт между тем продолжала:

— Поскольку это событие касается всех вас, я и решила, что лучше объявить об этом прямо сейчас. И призываю в свидетели адвоката графа, майстера Хайфиша.

Старый адвокат (любой бы сразу сказал, что это адвокат, с таким подчеркнуто бесстрастным видом он поднялся на трибуну) поклонился мэру, судье Штангеру, супруге мэра и, наконец, Петеру (который с должной учтивостью и серьезностью тоже поклонился в ответ, что полностью соответствовало его новому высокому положению) и заговорил:

— Тело графа Карлштайна было обнаружено сегодня утром одним из его слуг. Он умер в результате апоплексического удара, случившегося с ним, видимо, ночью. Вопрос о поместье Карлштайн представляется мне весьма необычным, и это, я надеюсь, несколько извиняет наши попытки решить этот вопрос публично. Начнем с того, что у графа имеются две племянницы — мисс Люси и мисс Шарлотта.

— Ох! — не сдержалась Элиза.

И я почувствовала, как Шарлотта просунула свою ручонку в мою ладонь.

«Господи, что же будет?» — думала я.

— Поскольку у этих двух юных особ не осталось в живых ни одного родственника, — продолжал адвокат по-прежнему холодно, спокойно и твердо, — они объявляются лицами, находящимися под опекой королевского двора и заключаются под стражу.

Шарлотта негромко вскрикнула. Они с Люси взялись за руки и прижались друг к другу, сразу как бы отдалившись от нас, а мы, будучи бессильны им помочь, лишь горестно смотрели на них.

— Однако же, — продолжал майстер Хайфиш, — в этой обычной процедуре возникли некоторые затруднения. Мною было установлено, что покойный граф Карлштайн не имел законного права ни на титул графа, ни на это поместье.

Толпа дружно ахнула, но только не я, ведь я-то уже знала об этом. Хотя и я никак не ожидала, что адвокат Хайфиш объявит об этом при всех! Неужели эта удивительная парочка, мисс Давенпорт и майстер Хайфиш, еще что-то прячут в рукаве? Вид у мисс Давенпорт был в высшей степени чопорный и неприступный. Тем временем все вокруг навострили уши и пошире раскрыли глаза и рты, ожидая новых откровений.

— Истинного наследника поместья, — вновь заговорил майстер Хайфиш, оглядывая деревенский луг с таким видом, словно перед ним зал суда, а наш мэр — главный прокурор, — вскоре после его появления на свет выкрали прямо из колыбели, увезли в Женеву и бросили там на произвол судьбы. Мальчик был воспитан в приюте как найденыш, затем стал конюхом, чуть позже поступил на службу в армию и храбро сражался с войсками Наполеона во время битвы при Бодельхайме…

— Вот это да, разрази меня гром! — вырвалось у Макса. — Кто бы мог подумать?

— А после войны, — продолжал адвокат, — он стал возницей, затем скромным слугой…

— И как тебе все это? — громко спросил Макс, пристально глядя на Элизу. — Разве не удивительно? Интересно знать, кто же он такой?

Майстер Хайфиш смерил его холодным взглядом, словно желая сказать: придержи-ка язык, парень, иначе я прекращу судебное заседание! Выдержав паузу, он продолжил:

— Впрочем, личность этого человека по-прежнему под вопросом. К счастью, нам известен способ, с помощью которого можно установить его личность почти наверняка. Я держу в руках, — и майстер Хайфиш вытащил из кармана какую-то маленькую вещицу, которую издали разглядеть было невозможно, и поднял ее вверх, — половинку сломанной серебряной монетки. Вторую половинку этой монетки женщина, выкравшая мальчика, надела на цепочку и повесила ему на шею. Сперва она хотела держать мальчика при себе и впоследствии потребовать за него выкуп, но осуществить этот план не успела и умерла. Эта монетка, — и адвокат передал ее мэру, который тут же с интересом склонился над нею, — и все прочие детали похищения наследника описаны его похитительницей в дневнике, который она спрятала на чердаке одного дома в Женеве и который нам удалось обнаружить лишь недавно. Короче говоря, если удастся найти вторую половинку этой монеты, мы найдем и нового графа Карлштайна!

И тут я заметила, что с Элизой творится что-то странное. Она вдруг как-то засуетилась, задергалась, стала шарить на шее рукой, негромко попискивая при этом, словно под платье ей попал жучок. Люди, посмеиваясь, поглядывали на нее, но вскоре взгляды их стали удивленными, ибо она вытащила из-под платья цепочку и крикнула:

— Вот она! Это он мне ее подарил! Правда ведь, Макси? Честное слово, ваше превосходительство! Это была его монетка! А он ее мне подарил. Как залог своей любви, вот! — И она сперва подбежала к трибуне, потом вернулась, схватила Макса за руку и потащила туда его самого.

— Да, эта штука была у меня, сколько я себя помню! — подтвердил Макс слова Элизы. — Но неужели это означает, что я и есть граф Карлштайн?

Старый адвокат наклонился, взял цепочку из дрожащей руки Элизы, и вместе с мэром они принялись сравнивать обе половинки. Несколько мгновений прошли в полной тишине (о, эти краткие мгновения показалось нам целой вечностью!), затем мэр утвердительно кивнул, и майстер Хайфиш провозгласил:

— Да, вы правы, друг мой, ибо половинки идеально подходят друг к другу! Значит, вы и есть граф Карлштайн! Кто бы мог подумать!..

В воздух полетели шапки, а Элиза бросилась Максу на шею. Над лугом воцарился такой радостный гвалт, что стая птиц сорвалась с деревьев и с криками унеслась прочь, внеся свою лепту в общую суматоху. Что же касается Макса, то он просто не знал, как ему вести себя. Он вытягивал шею, радостно улыбался, краснел, бледнел, ковырял носком башмака землю, целовал Элизу и снова краснел до ушей, усмехался, присвистывал, подмигивал жене мэра, а когда шум наконец стих, сказал:

— А все из-за какой-то порции сосисок!.. Ну что ж, большое вам спасибо, господин адвокат!

И он низко поклонился майстеру Хайфишу, а тот, в свою очередь, тоже весьма учтиво поклонился ему и сказал:

— Не стоит благодарности, граф Карлштайн. Я весьма рад был служить вам.

— Граф Карлштайн… — Макс медленно повторил эти слова, явно не в силах поверить собственным ушам. — Нет, погодите-ка минутку. Значит, если я граф Карлштайн, тогда эти девочки — мои, можно сказать, родственницы?

— Именно так, — подтвердил майстер Хайфиш и улыбнулся девочкам — на лице его точно солнечный луч блеснул!

Ах, как сильно изменила его сухое, старое лицо эта улыбка!

— Тогда все очень просто, — сказал Макс, с облегчением вздыхая. — И девочкам не придется ехать в сиротский дом. Ведь они могут жить со мной!

Люси и Шарлотта радостно бросились к нему. Он погладил каждую по головке — ласково, хотя и несколько неуверенно, не зная, как именно дяде следует вести себя с маленькими племянницами («Ничего, вскоре научится!» — подумала я), потом повернулся к той, что так и не выпустила его руки из своей, и сказал:

— Теперь я наконец могу жениться на тебе, Элиза! — И он крепко поцеловал ее в доказательство своих слов.

И снова поднялся радостный шум — ведь теперь наша деревня получила нового хозяина и хозяйку, да еще таких хороших и справедливых. Так что все в приподнятом настроении стали расходиться по домам. Но и это было еще не все. Ибо тут вперед вышел доктор Кадаверецци, по-прежнему в оковах, и низко поклонился Максу как хозяину здешних земель.

— Ввиду всеобщей радости и ликования, ваша милость, — учтиво промолвил он, — нельзя ли попросить вас об амнистии?

Но ответила ему, как ни странно, мисс Давенпорт! Она выглядела настолько потрясенной, что мне на мгновение даже показалось, что она сейчас потеряет сознание. Вряд ли такое с ней часто случалось. Чуть отступив назад и прижимая к груди стиснутые руки, она промолвила, задыхаясь:

— Но ведь это… это… синьор Ролиполио!

Глава третья

Да, это был он.

И хотя Макс по-прежнему твердил, что это доктор Кадаверецци, а сержант Снитч уверял всех, что это Луиджи Бриллиантини (кстати, содержащийся под арестом!), решающее слово осталось за мисс Давенпорт.

— Для меня, — твердо заявила она, окинув сержанта гневным взглядом, — он всегда был и будет Ролиполио!

— Ну что ж, — сказал новоиспеченный граф Макс Карлштайн, — тогда, как я полагаю, вопрос решен. Верно, сержант? Если это не Кадаверецци и не Бриллиантини, то он и не мог совершить того, что вы ему приписываете. Не так ли? Я думаю, это вполне разумное объяснение, так что придется вам его отпустить.

— Вы чрезвычайно добры, граф Карлштайн, — поклонился ему доктор Кадаверецци, — но позвольте я сам… — И он, приподняв закованные в наручники руки, слегка встряхнул ими… Цепи легко соскользнули с его запястий и со звоном упали на землю! Доктор поклонился, и все дружно зааплодировали, а сержанта чуть не хватил удар. — Видите ли, я все равно собирался бежать, но чуть позже, — пояснил Кадаверецци-Бриллиантини-Ролиполио. — А теперь мне и бежать не потребуется. Мисс Давенпорт! — И он повернулся к этой в высшей степени достойной женщине, поклонился ей до земли и взял ее за руку. — Долгие годы я искал вас — с тех пор, как по воле случая наши жизненные пути разошлись. И удача наконец улыбнулась мне! У меня нет слов, чтобы выразить, сколь велика моя радость, ибо я наконец вижу вас снова!

И эти двое, не говоря более ни слова, побрели прочь, склоня друг к другу головы и горячо обсуждая что-то.

А майстер Хайфиш, деликатно кашлянув, заметил:

— Дорогой граф, нам еще довольно многое нужно обсудить с вами…

Вот тут, как мне кажется, лучше всего и закончить мое повествование. Ведь, в конце концов, дальше в нашей жизни случались только самые простые, обыденные вещи, например весенняя уборка замка Карлштайн снизу доверху, хотя было в ней и немало счастья, вроде свадеб и рождения детей. Я опять стала работать в замке, хотя и не сразу привыкла к тому, что теперь мой хозяин — наш дорогой Макс. Ему это тоже казалось странным, и он все боялся, что не справится со своей новой ролью. Однако здравый смысл, честность, доброжелательность и чувство юмора способны помочь человеку в любых обстоятельствах, а у Макса всего этого было с избытком. Да и Элиза, нынешняя графиня Карлштайн, была для него самой лучшей помощницей, женой и подругой. Люси и Шарлотта снова стали учиться в школе, но не в обычной, а в Универсальной академии наук и искусств, которую открыла в Женеве, став ее директором, синьора Ролиполио, дама, как известно, широкообразованная. А ее супруг, великий актер Антонио Ролиполио, стал владельцем и руководителем самого лучшего театра в Италии. Время от времени они совершали научные экспедиции — к египетским пирамидам, или в Месопотамию, или на полуостров Индостан, и каждый раз они уговаривали меня поехать вместе с ними. Смею заметить, эти поездки доставляли мне огромное удовольствие. А все праздники и каникулы они проводили в замке Карлштайн, и со временем произошло нечто вроде маленького чуда, начала которого никто и не заметил: этот замок стал для них родным домом — огромный мрачный замок Карлштайн, где такое пугающее эхо, а по углам таится зловещая тьма. А вскоре в замке появились малыши, которых поручили моим заботам: у Макса и Элизы родилась дочь, потом двое сыновей, а потом и еще дочка. Ах, какая это была чудесная шумная компания! А потом и я вышла замуж за Вильгельма Брюкмана, талантливого часовщика, настоящего мастера своего дела, и у меня тоже родились дети, и граф Карлштайн стал их крестным отцом. Идея написать о том, что с нами произошло, принадлежала синьоре Ролиполио, и она непременно хотела, чтобы именно я написала большую ее часть. Впрочем, наверное, я действительно видела больше всех остальных. Сержант Снитч, который теперь стал инспектором полиции, порылся в архивах и упросил графа Карлштайна включить в наше повествование его рапорт о той ночи, когда он арестовал доктора Кадаверецци. Вот, пожалуй, и все. Но зимними лунными ночами, когда облака, гонимые ветром, несутся по небу, точно стая голодных волков, можно порой услышать где-то на горизонте слабое эхо охотничьего рога. А в канун Дня Всех Душ двери домов у нас в селении всегда бывают крепко-накрепко заперты. В этот вечер у каждого очага кружком собираются слушатели и, раскрыв от любопытства глаза и рты, слушают истории о Повелителе Гор, Диком Охотнике Замиэле.