/ Language: Русский / Genre:det_irony, / Series: Иронический детектив

Принц На Белом Костыле

Фаина Раевская

Тот день у Афанасии явно не задался! Сестра Клавка — тиранка и иждивенка — с самого утра выгнала ее из теплой постели в сберкассу оплатить счета. Бедняжка покорно стояла в километровой очереди и тихо злилась, пока не стала заложницей зашедшего ограбить сберкассу бандита. Впрочем, трагическая роль Афоне даже понравилась: преступник — красавчик хоть куда, да и агрессивные бабки враз присмирели, освободив вожделенное окошко оплаты коммунальных платежей. А вот дальше дело пошло хуже! Парень, восхитившись смекалкой и невольным содействием девушки, с радостью взял ее в напарники…

Ревскя Ф. Принц н белом костыле Эксмо М. 2005 5-699-14042-5

Фин РАЕВСКАЯ

ПРИНЦ НА БЕЛОМ КОСТЫЛЕ

* * *

Очередь в сберкссу, состоящя в основном из ворчливых пенсионерок, кзлось, зстыл н месте. Я стоял з долговязой теткой в ядовито-зеленом дрповом пльто, вышедшем из моды еще в нчле ледникового период, и злилсь. Помещение сберкссы, или, кк теперь говорят, Сбербнк, было мленьким и душным.

Кондиционеры, если и имелись в нличии, со своими обязнностями явно не спрвлялись, отчего нстроение портилось еще больше.

«Вот тк всегд, — рсплял себя я, — дже в выходной день не ддут человеку прздно провести свободное время! Неужели Клвк см не могл оплтить все эти бумжки? Нет, ндо ведь было меня послть. Эх, был бы хоть Димк дом! Он бы меня, конечно, спс…»

Но Димк, мой муж, кк нзло, дом отсутствовл. Его ненормльное нчльство услло любимого в очередную комндировку. Рзумеется, строго секретную, кк и все в ФСБ. Именно тм трудится н блго стрны и обществ мой супруг, Димк Брусникин. Однко для меня нет ничего секретного, и я знл, что в днный момент Димк нходится в мленьком городке Лодзь и выполняет особо вжное здние.

Тким обрзом, н некоторое время мы с Клвдией опять остлись вдвоем. Клвдия — моя сестр по ппеньке. Однжды он зявилсь ко мне домой, объявил о ншем родстве и остлсь нвсегд под девизом «Мы должны держться друг з друг». Брзды првления ктивня сестриц срзу взял в свои руки.

— Ты, Афнсия, знимешься вжным госудрственным делом! Вот и отдвй ему все силы. А уж остльное я возьму н себя.

Поясню: я преподю литертуру и русский язык в стрших клссх одного московского лицея. Рбот дскя, не оствляющя ни времени, ни сил н личную жизнь. Первончльно Клвк влезл и в эту облсть, но потерпел фиско, поскольку я см ншл себе супруг, гоняясь по египетским пескм з прочкой придурков.

Очередь почти не двиглсь. Я стоял з «ледниковой» теткой и проклинл свою судьбу. Молоденький охрнник, видя мое сумеречное состояние, сочувственно строил глзки.

В тот момент, когд я уже готовилсь учинить скндл по поводу нендлежщего, то бишь медленного обслуживния клиентов, в сберкссу вошел юнош весьм приятной нружности.

Признюсь, я н него зсмотрелсь. Д и было н что: широкие плечи, чувственные губы, копн смоляно-черных кудрей, упрямо выбивющихся из-под лыжной шпочки, голубые глз, в общем, полный боекомплект. Струхи из очереди, рзумеется, никкого внимния н пришельц не обртили. Д и зчем им? Все естественные инстинкты у них зчхли кк рз в том смом ледниковом периоде.

Прень внимтельно оглядел очередь, потом подошел ко мне, бережно взял з локоть и интимно прошептл в смое ухо:

— Ты зложниц, млышк!

Это стло для меня неожиднностью. Примерно полминуты я глупо молчл, потом спросил:

— Кк это понимть? — Я мило улыбнулсь, все еще не въезжя, в ккую историю вляплсь.

Прень нтянул лыжную шпочку н лицо тк, что видны остлись только глз, губы и кончик нос, и торжественно, н весь зл провозглсил:

— Спокойно, это нлет! Всем лечь н пол, руки з голову и ни единого движения, инче у этой молодой дмы в голове появится мленькя, но симптичня дырочк. Кто двинется — ткую же дырочку нрисую и ему. Эй, — крикнул прень охрннику, который несколько минут нзд строил мне сочувственные глзки, сейчс тянулся к кобуре, висевшей у него н поясе, — дже не пытйся! Я стреляю быстрее и точнее. Уверяю, ты не успеешь дже достть свою «пуклку», кк в голове у тебя обрзуется свободное прострнство. Тк что не рискуй, ложись н пол и змри.

У молодого террорист откуд-то появился пистолет, который очень неудобно упирлся мне в облсть виск.

— Послушй, подвинь немного пистолет, мне неудобно, — кпризно попросил я террорист.

— Извини, — пробубнил он и передвинул пистолет н мой зтылок.

Очередь, состоявшя, кк я уже успел зметить, в основном из пенсионерок, кряхтя, стл уклдывться н полу. Делли они это очень медленно, что рздржло дже меня.

— Шевелите конечностями, клюшки доисторические! — прикрикнул я н теток, двя нконец выход нкопившемуся рздржению. — Никкого терпения с вми не хвтит!

— Спсибо! — выдохнул мне в ухо прень.

— Д бог рди! С превеликим удовольствием. Эти клюшки меня тоже достли! — воскликнул я, потом поинтересовлсь:

— Чего ндо-то?

Прень слегк рстерялся, потом почти твердым голосом крикнул:

— Тк, деньги, быстро!

С этими словми он подтщил меня к окошку оплты и протянул рстерянной кссирше плстиковый пкет:

— Все, что есть, сюд, быстро!

Женщин принялсь кидть туд ккие-то купюры, я с ндеждой спросил:

— А можно я коммунльные услуги оплчу, пок нроду мло?

— Ты что, офигел? Сейчс сюд уже менты едут! — проорл мне в ухо молодой человек. — Быстро смтывемся!!!

— Но… — попытлсь возрзить я, однко меня никто не слушл. Террорист схвтил пкет, который ему протягивл испугння кссирш, и, лсково обнимя меня з тлию, рвнул к выходу.

— Стой, ортопед недоделнный! — кричл я. — Меня Клвк живьем в унитз спустит, если я не зплчу з коммунлку!

— Еще чего! Меня же потом зметут, ведь у них твой дрес остнется.

Прень выхвтил у меня из рук квитнции, которыми снбдил меня сестр, и сунул в крмн куртки.

После этого похититель велел мне брть пкет с деньгми, зботливо собрнными доброй кссиршей, и «делть ноги», мой локоток при этом он не отпускл и очень живописно обводил пистолетом помещение. Когд мы уже были в дверях, ведущих н улицу, похититель стрельнул в воздух и прикзл:

— Всем лежть десять минут, до приезд милиции. Ясно?

Для убедительности прогремел еще один выстрел, пок струхи стонли от стрх и писли в подштнники, мы выскочили н улицу.

— Ну, и чего теперь? — зло спросил я.

— А теперь в мшину!

Окзлось, что н стоянке террорист припрковл свою мшину, невзрчную с виду «девятку» ядовито-крсного цвет.

— Ну, все, я тебя проводил до мшины, теперь мне пор, — зявил я, остнвливясь перед рспхнутой дверцей.

Прень имел н этот счет противоположное мнение: он молч зпихнул меня внутрь слон, уселся з руль и сорвлся с мест тк, что Шумхер зрыдл бы от звисти. Мы успели вовремя, потому что кк рз в эту минуту н стоянку въезжл милицейскя мшин, весело мигя миглкми и повизгивя сиреной.

— От, блин, рботнички! — зсмеялсь я. — Всегд вовремя приезжют! Тк, кссу мы взяли, что дльше?

— Дльше поедем еще одну брть, — ответил горе-нлетчик.

— Ты что, дурк? Тоже мне, сын лейтеннт Шмидт! Твою физиономию зфиксировли по крйней мере пять видеокмер, ббки, они очень нблюдтельные в тких делх, и охрнник, и теперь твое симптичное личико известно не только ментм, но и всем большим и мленьким сбербнкм! И потом, зчем тебе столько денег?

Прень почему-то улыблся, рсстроенным совсем не выглядел и молчл, ведя мшину н приличной скорости. Должн зметить, что мшин с виду хоть и выглядел невзрчно, но движок у нее окзлся довольно мощным. Мы уже подъезжли к моему дому, но прень тормозить не собирлся. Выпрыгивть н полном ходу из втомобиля я не обучен, поэтому вежливо попросил:

— Вот здесь вот притормози, я выйду. Чем могл, я помогл, дльше уж см, извини. Сейчс приду и Клвке устрою день незвисимости!

— Кто ткя Клвк? — весело спросил прень, проезжя мимо моего дом, чем, признться, сильно меня обеспокоил.

— Это моя сестр. Особ очень зловредня, чисто спид доисторический. И знешь что? Если я вовремя домой не вернусь, он меня нйдет дже н Луне, знчит, и тебя. И тогд нм не позвидуют дже узники концлгерей, честное слово! Тк что поктлись — и хвтит. Вези меня домой!

— Ничего не получится, детк, — улыбнулся прень. Улыбк у него был, зкчешься! Я вовремя нпомнил себе о Брусникине, стрдвшем сейчс н особо вжном зднии, и решил не обрщть н нлетчик внимния. — Нсчет моей физиономии ты все првильно скзл. Но ведь и твое симптичное личико тоже не остлось без внимния. Тк что с этой минуты ты не просто посетитель огрбленной сберкссы, ты мой соучстник! И пройдет очень много неприятных чсов, то и суток, пок ты докжешь, что это не тк. С дебютом, нпрник!

А ведь он прв, черт подери. Ничего себе, денек нчлся! Снчл Клвк в прикзном порядке поднял меня ни свет ни зря и под предлогом, что с утр в кссх нет очередей, отпрвил оплчивть коммунльные услуги. С этого момент нчлсь невезух. Кк рз утром очередь из пенсионеров змеилсь по помещению, кк многометровый удв, потом я окзлсь снчл зложницей, теперь вот и соучстницей огрбления.

— Тк чего ж ты тщишься, кк сопля по подоконнику! — зорл я н прня. — Скоро н хвост менты сядут, он едет, будто н прогулке!

И потом, что это з цвет у твоей мшины? Это ж не помидор! Твою крсную «девятку» при хорошей видимости космонвты с орбиты видят.

О господи! До чего ж бестолковые нынче грбители пошли. Ты хоть имеешь предствление об основх мскировки? Знчит, тк, сейчс згоняешь тчку в ккой-нибудь неприметный дворик, тм мы нйдем трнспортное средство поприличней. Кстти, кк твое имя, террорист-недоучк?

— Степн.

— Очень приятно. А я Афнсия, можно просто Афоня. Мы с тобой теперь соучстники, это, что ни говори, нклдывет н обоих определенные обязтельств.

— Слышь, Афоня, ты вообще-то имеешь предствление об основх мскировки? — усмехнулся Степн и в мгновение ок преобрзился. Вместе с лыжной шпочкой он снял и свои крсивые смоляные кудри, ккуртно вынул из глз голубые линзы, что-то вытщил из-з щек…

Я смотрел н все эти мнипуляции, широко рскрыв глз и рот. Передо мной, точнее, рядом со мной сидел широкоплечий блондин с коротко стриженными волосми и мощным зтылком и здорно блестел зелеными глзми.

— От е мое! — восхитилсь я. — А вот я тк не могу. У меня все нтурльное.

— Тк это ж здорово, — кивнул Степн, сворчивя в ккую-то подворотню.

Хоть я и прожил всю жизнь в Москве, это место вовсе не кзлось мне знкомым. Впрочем, это, может быть, потому, что росл я примерной девочкой и по подворотням не штлсь.

Степн остновил мшину и неожиднно протянул:

— Смотри-к, ккой у тебя брслетик интересный! Серебро?

— Ты что?! — октил я прня презрительным взглядом и повыше здрл рукв короткой курточки. — Темнот! Это белое золото!

— Ну д?! Дй-к поближе посмотреть…

Степн взял меня з руку, словно хотел в смом деле рссмотреть получше ювелирное изделие, и в мгновение ок зщелкнул н зпястье нручник. Вторую чсть нручник он пристегнул к рулю.

— Эй, чего это з шутки ткие? — нхмурилсь я. — У тебя с головой все в порядке? Ну-к, отцепи меня немедленно, террорист недоделнный!

Несколько секунд «недоделнный» террорист внимтельно меня изучл, чем, признться, здорово смущл, все-тки прень он был симптичный, потом зявил:

— Дже не собирюсь. Я, кжется, уже скзл, что теперь ты моя зложниц. И лучше не дергйся, то см же себе больно сделешь.

В этом он был прв — при кждом движении нручник сжимл руку все сильнее. Степк куд-то ушел, и я притихл.

Интересно, кк бы Клвк поступил в подобной ситуции? Сестриц у меня очень эмоционльня девушк, с взрывным хрктером и беспощдня н рспрву. Дже зня все эти особенности Клвдии, трудно предугдть ее поведение в ближйшие пять минут. Д и см ситуция был слишком уж бсурдной и нерельной: отпрвившись оплчивть коммунльные услуги, я стл соучстницей огрбления, теперь вот попл в зложницы. Спршивется, кк себя вести? Устроить, кк выржется мой Брусникин, скндл с «выходом» по девятиблльной шкле? Последствия ткого скндл срвнимы рзве что с последствиями взрыв томной бомбы в Хиросиме. Подобные скндлы случются крйне редко. Но зто, кк только они нчинются, всякя живя тврь стремится нйти себе укрытие, включя мою любимую морскую черепшку Тырочку и сушеную кулу Мрусю-2, сувенир из Египт.

Или вести себя тихо, смирно, может, тогд Степк меня отпустит? Вообще, кк ведут себя зложники? А соучстники? От невозможности принять верное решение у меня рзболелсь голов" Кроме того, беспокоили невеселые мысли.

Степк пристегнул меня к рулю, н зднем сиденье вляется пкет с укрденными деньгми, н пкете полно моих отпечтков. Просто подрок для првоохрнительных оргнов! См террорист куд-то смылся. С минуты н минуту могут появиться эти смые оргны, и тогд я моментльно попду в рзряд первого подозревемого. Димк в Лодзи, помочь мне он ничем не сможет. Клвк вполне способн в полном спокойствии знимться домшними делми, ничуть не беспокоясь моим отсутствием. Он дже не будет звонить н мобильник, который, кстти, я дже не взял. Зто потом, когд в Клвкину душу пдет зерно беспокойств, он рзовьет бурную деятельность. И первое, с чего сестр нчнет, это со звонк в милицию. Клвк — не рядовой гржднин. Это — гзонокосилк с рективным двигтелем. Он из милиционеров душу вынет, но н розыск пропжи, то есть меня, отпрвит все отделение под ее личным конвоем. Встреч с милицией для нс со Степном был бы крйне нежелтельн.

Оценив положение кк критическое, я пригорюнилсь, потом потихонечку зхныкл.

Неподлеку сидел местный Шрик, печльно поводя висячими ушми. Вот ему-то я и пожловлсь н свою жизнь и зревел в голос.

Неожиднно возле мшины, ствшей для меня тюрьмой, остновился большой черный втомобиль, зметно потрепнный дорогми. Его породу я не опознл, поэтому обиделсь н жизнь еще больше. А потом испуглсь, причем нстолько, что перестл реветь. Дверц со стороны водителя открылсь, и оттуд вышел Степн. Увидев его, я нхмурилсь, всем своим видом выржя презрение и обиду.

— Соскучилсь? — весело поинтересовлся Степн, отстегивя меня от руля, но зчем-то пристегивя к своей руке.

— Угу, — промычл я, судорожно всхлипнув, — кк здниц по уколу. Ты где это пропдешь?

— О, ну ты совсем кк жен допросы устривешь.

— Х! Откуд тебе знть? У тебя небось и жены-то никкой нет. Ккя же дур тебя выдержит?

— Тут ты прв, жены нет. Хотя и был, — вздохнул Степн. — Недолго, если честно, всего три месяц. Ну, не смонтировлись мы со Светкой, что ж поделешь?

Я только глумливо хмыкнул, но промолчл, решив не злить своего похитителя.

— Ты, Афнсия, вот что, — велел он, — бери пкет с зднего сиденья и перебирйся в эту мшину.

Что я и сделл, хрня ндменное молчние.

А чего с ним рзговривть? Все рвно ничего умного не скжет.

В мшине Степн опять меня пристегнул, только уже к ручке дверцы. Я решил прощупть обстновку, чтобы придумть хоть ккой-то плн.

— Слушй, ты кто? Бндит?

— А хрен его знет! — по-прежнему весело ответил Степн. — По жизни — нет, тк — вроде д.

Яснее не стло. Если бндит, то ккой-то стрнный: веселый, жизнердостный, будто клоун, не бндит. Хотя, кто знет, может, у бртков сейчс мод н придурковтость. Попробуем зйти с другой стороны.

— Ты мне мозги-то не полощи, — строго скзл я. — «По жизни, не по жизни…» Кссу цпнул? Цпнул. Меня похитил? Похитил…

— Не похитил, взял в зложницы, — попрвил Степн.

— Без рзницы, — отмхнулсь я. — Тчку вот угнл. Кстти, мог бы чего и поприличнее выбрть, не это корыто.

— Это мшин моего брт.

— Дожил! У родного брт тчку угнл, еще говоришь, что не бндит. Бндюгн нипервейший, вот ты кто!

Мы ехли по кким-то кривым улочкм и зкоулкм, совершенно мне незнкомым. Внезпно мне в голову явилсь светля мысль:

— Степк, слушй, двй мхнемся?

— Это кк?

— Ты меня н волю, я тебе в зложницы Клвку отдм, мою сестру. Он у меня девушк боевя, вы с ней тких дел нделете!

Не подумйте ничего плохого, просто, зня Клвдию, я был уверен, что дольше десяти минут ее ни один террорист не выдержит: либо бшку снесет, что мловероятно, либо вернет зложницу хозяину, то есть мне, д еще приплтит, чтоб взяли обртно, лишь бы Клвк перед глзми не мячил и не лезл с советми.

— Ну, что? Соглсен?

— Нет. Мне тебя хвтет.

— Ну хорошо, — поклдисто соглсилсь я. — Не хочешь меняться, двй хоть ее с собой возьмем, все ж веселее будет! Кк я понимю, мы еще кого-то грбить будем? Тк вот, Клвдии моей все деньги отддут просто тк, лишь бы отстл.

— Мне тебя хвтет, — повторил Степн. — Ты лучше посчитй, сколько денег в пкете…

Пкет с деньгми лежл у меня н коленях.

Пересчитв купюры, я сообщил:

— Тридцть тысяч двести четырндцть рублей. Копейки считть?

Степн, удрив рукой по рулю, выруглся:

— Мть твою! Мло…

— А ты чего хотел? — удивилсь я. — Во-первых, это обычня сберксс, не зкром родины. А во-вторых, грбить ндо было ближе к вечеру, когд тм больше денег нберется. Эх, всему-то тебя учить ндо, еще бндит! Тьфу!

— Д не бндит я! — в сердцх крикнул Степн. — Не бндит, сколько рз говорить!

— Д-? — кк бы удивляясь, протянул я. — А кссу кто взял? Юрий Ггрин, что ли? Меня зчем-то укрл…

Степн ничего не ответил. Я покосилсь н него: н лбу у него собрлись суровые склдки, губы были сжты в ниточку, все лицо его выржло сосредоточенность и глубокое рздумье.

«Решет, нверное, кк от меня избвиться, — вздрогнул я, вжимясь в кресло. — У, него же пистолет»!

Мы уже выехли з город, Степн все молчл, о чем-то нпряженно рзмышляя, я предствлял себе кртинку своей неминуемой гибели. Нконец Степк зговорил:

— Знчит, тк, Афнсия.., кк тебя по отчеству?

— Сергеевн, — пролепетл я, гдя, зчем это ему пондобилось мое отчество? Уж не ндгробный же монумент н холмик устнвливть?

— Знчит, тк, Афнсия Сергеевн, — повторил Степк. — Я сейчс где-нибудь остновлюсь…

«…и прихлопну тебя, кк тркн бездомного», — мысленно зкончил я.

— ..и кое-что тебе рсскжу. Я попл в очень стршную, неприятную историю, тебя вот втянул, что делть дльше — ум не приложу. Ты, кжется, умня девочк, может, что и присоветуешь.

Я быстро сообрзил, что убивть меня он пок не собирется, осмелел и предложил:

— Неплохо бы и Клвку мою позвть. Уж он просто звлит советми!

— Приглсим, если потребуется, — кивнул Степн.

Вскоре по пути поплось вполне приличное кфе. Степн отстегнул меня от дверцы, и мы вошли внутрь.

— Только без глупостей, — приобняв меня з плечи, шепнул Степн.

Холодный взгляд послужил ему ответом.

Я вовсе не собирлсь совершть глупости. Мне стло безумно интересно, что з история произошл со Степном, из-з чего он решился н преступление. Если откровенно, то в глубине души я чувствовл — Степк не бндит, не нлетчик, хороший человек, попвший в беду.

«Дур ты, Афоня, — услышл я вдруг Клвкин голос. — Откуд у хорошего человек пистолет и нручники?»

«См ты дур, — мысленно ответил я сестре. — Мло ли в жизни ситуций, когд человеку необходимы и пистолет, и нручники, и дже ккой-нибудь пулеметик? Ндо же сперв выслушть бедолгу, потом делть выводы. Тк что отстнь от меня, хотя бы временно»!

Клвк обиделсь и отстл, по крйней мере, пок мы сидели в кфе, в моей голове он больше не возникл.

Подошл средних лет официнтк, приветливо поздоровлсь и предложил меню. Дже не взглянув в меню, Степн зкзл себе крепкий кофе, зто очень много.

— А вм? — улыбнулсь мне официнтк.

— У вс шшлык есть? — спросил я.

— Конечно. Змечтельный шшлык из осетрины, свинины, брнины…

— Из свинины. Четыре порции.

— Н двоих? — уточнил тетеньк.

— Нет. Н одну.

И Степк, и официнтк несколько секунд глупо моргли. Виновт я, что ли, что в критических ситуциях н меня нпдет ужсный голод? Нверное, это ккое-нибудь психическое зболевние. Может, к доктору обртиться?

— Чего-нибудь еще? — обрел др речи официнтк.

— Аг. Соевый соус и пол-литр брикосового сок. А еще помидорчики, только не солите. Зелени не ндо и лук тоже.

Официнтк ушл, унося в душе бескрйнее удивление. Подозревю, через ккое-то время обслуживющий персонл кфе втихря будет подглядывть, кк я спрвляюсь с шшлыком, зпивя его соком и зедя помидорми без соли. Кстти скзть, это дже хорошо, что у меня рот будет знят едой, потому кк Степн сможет свободно излить душу, и я не буду его перебивть.

Дожидться зкз нужно было ккое-то время, поэтому я взял кусочек черного хлебушк с трелки, посолил его и, откусив половину, с нбитым ртом обртилсь к Степке:

— Ну? Что у тебя з история?

— У меня пропл брт, — нчл Степн. — Вернее, он не пропл, его взяли в плен.

— Ух, ты! — я дже перестл жевть. — Моджхеды? В Чечне?

— Нет, не в Чечне. Здесь, в Москве.

— Ничего не понимю, — потрясл я головой. — Тогд почему ты его не освободишь? Не знешь, где он? Тк это не проблем, Степ! Нйдем и освободим, делов-то!

— Слушй, ты можешь выслушть и не перебивть, ? — Степн пристльно посмотрел н меня.

В этот момент кк рз принесли первую порцию шшлык, поэтому я утвердительно кивнул и приготовилсь слушть, не перебивя, — все рвно рот знят.

* * *

Брт Степн, Виктор, женился рно, хотя и был млдше Степки н три год. Женился, кк говорится, по «злету». Чтобы обеспечить семью, Виктор знялся полулегльным, полукриминльным бизнесом — перегонкой мшин из Гермнии в Россию.

— Х! — не выдержл я. — Д кому это сейчс нужно! Вон все слоны и рынки иномркми збиты! Все мшины хороши — выбирй н вкус.

— Во-первых, я просил не перебивть, — нпомнил Степн. — А во-вторых… Много ты понимешь. В слонх, я говорю не обо всех, только о некоторых, выствлены неновые мшины, то и битые.

Я не змечл в слонх битых втомобилей, они тм все ткие хорошенькие, блестящие, новенькие. Тк и хочется сесть в ткую крсоту и поехть длеко-длеко, к ккому-нибудь теплому морю, кк в реклме «Бунти».

— Тк что ешь свой шшлык и слушй, — велел Степн.

Его брт гонял тчки из Гермнии не по одной, целыми фурми. Окзывется, это огромня индустрия, контролируемя, кем бы вы думли? Ншей родной русской мфией. А куд ж без нее, родимой! Со слов Степн, все происходит следующим обрзом. В блгополучной Гермнии тчки, вышедшие из строя, сдют н свлку. Потому кк немцм дешевле купить новую мшину, чем плтить нлог з неиспрвную или сдвть в втосервис. Автосервис в Гермнии — дорогое удовольствие. Это первя ктегория мшин: не битя, но с ккими-либо поломкми. Эти поломки любой нш русский втолюбитель устрнит в течение чс при помощи кувлды и ткой-то мтери. Автомобили именно этой ктегории стновятся впоследствии крсоткми в слонх — новенькими, блестящими, мнящими.

Вторя ктегория состоит из втомобилей, попвших в врию. Причем степень рзбитости может быть совершенно рзной: от мятого борт до почти блин.

Все эти втомобили в Гермнии не стоят прктически ничего, мшины второй ктегории и того меньше. Немцы только рды изб, виться от железного хлм. В этом им готов помочь нш мфия, протянувшя щупльц и сюд. Отбор втомобилей ведется покуптелями строго под контролем ее предствителей. Рзумеется, по одной мшине здесь никто не продет и не покупет. Все только оптом. Длее фуры, груженные втомобилями, едут.., нет, не в Россию. В Литву. Тм мшины вновь сортируют. Литовские мстер действительно мстер!

У них преврщение битой тчки в почти новую поствлено почти н промышленную основу.

Мшины первой ктегории кк по волшебству преврщются в новеньких крсвиц, отпрвляющихся в респектбельные российские слоны. Вторя ктегория из сильно битых преврщется в просто подержнные и отпрвляется н многочисленные вторынки. Их сейчс рзвелось великое множество. Приобретя мшину н вторынке, вы вовсе не можете быть уверены, что именно н ней не рзбился нсмерть ее бывший влделец.

Виктор кк рз и рботл шофером н ткой фуре. Зрботки были змечтельные, вполне хвтло н беззботную жизнь молодой семье и дже удвлось понемногу отклдывть некоторую сумму н покупку новой квртиры. Свою мшину Виктор получил в кчестве подрк от рботодтелей з «безупречную» рботу.

— Могли бы и поновей тчку подобрть, не эту.., крету прошлого, — приступя ко второй порции шшлык, зметил я.

Степн пропустил змечние мимо ушей.

Он выпил уже шесть чшек кофе и приступил к седьмой.

— Все шло змечтельно. До некоторого времени. Если точнее, дв месяц нзд все рухнуло.

Виктор гнл фуру уже в Россию с «новенькими» втомобилями, обрботнными литовскими мстерми. Дорог дльняя, зночевть решил в уже знкомом мотеле, где остнвливлся не рз.

— Ну вот. А утром фуры не было, — с тоской проговорил Степк.

— Кк это не было? — не поверил я. — Фур с десятком втомобилей — это не иголк, которя упл и потерялсь. Ее случйно не иноплнетяне похитили?

— Не говори глупостей! — фыркнул Степн. — Ее угнли.

— Это и ежу понятно. И что? Ншли?

— Кто?

— О господи, ну не милиция же! Бртки, рзумеется. Они искли?

Степн кивнул:

— Аг. Отследили все поступления в слоны втомобилей из Гермнии, все вторынки прошерстили — безрезульттно. Фур с мшинми словно рстворилсь в воздухе.

Я недолго помолчл, перевривя услышнное и съеденную порцию шшлык. Что-то не сходилось во всей этой истории.

— Понял, — хлопнул я себя по лбу. (Все-тки, что бы ни говорили, ед очень дже способствует мыслительному процессу.) — А что нпрник? Виктор же с нпрником ездил?

— С нпрником, — угрюмо ответил Степн.

— И что? Его тоже того, тю-тю? В смысле, угнли вместе с фурой?

— Убили его. Утром, когд Витьк обнружил пропжу фуры, тогд же неподлеку ншли и нпрник. Витьк с Кирюхой по очереди в мшине спли: полночи, один в фуре, полночи другой.

А потом звертелось. Едв Витьк" добрлся до дому, срзу нчлись неприятности: звонки, визиты пцнов… Короче, дли Витьке две недели и поствили перед выбором: либо нходишь фуру с мшинми, либо выплчивешь стоимость новых мшин, словно бы из слон.

Я присвистнул. Ничего себе! Десять новых мшин. Это ккие ж деньжищи! С змирнием сердц я все-тки спросил об этом Степн.

— Много. Очень много. Витьк перевез своих к родителям жены и приступил к поискм.

— Чего?

— Денег, естественно. Фуру-то все рвно уже не отыскть.

— Степ, все-тки сколько? — не Отствл я.

— Четырест тысяч.

— Ик… Доллров?

— Нет, монгольских тугриков, — съязвил Степн.

У меня шшлык зстрял в горле. Это где же нормльный человек может нйти столько денег? Я прикинул: примерно дв пожизненных срок мне потребуется отмотть в своем лицее, чтобы зрботть требуемую сумму честным трудом. Взяток я не беру. Впрочем, их мне никто и не предлгет почему-то.

— Ты говорил, что Виктор в плену, — нпомнил я. — Почему?

— Время истекло, — вздохнул Степн. — Его спокойненько увезли, нкидв предврительно по ушм, мне велели продолжить дело брт…

Ккое-то время я молчл, потом выдл:

— Ну ты и дурк! Ты, Степк, зконченный идиот, ммой клянусь! У тебя в голове, кк у Винни Пух, вместо мозгов опилки! Решил, знчит, сберкссы грбить. Умниц! Ну, грбнешь прочку, потом тебя посдят, и все. Шел бы уж лучше золотовлютный фонд грбить, что ли!

Тм-то уж точно ткие деньги имеются, дже больше. Не обидно з тридцть тысяч срок мотть, бртишку тем временем в цемент — ив речку.

Степн обхвтил рукми голову и молчл.

Потом поднял н меня глз, н этот рз не веселые, полные отчяния, и спросил:

— Что делть-то, Афонь? См не зню, что меня в эту кссу поволокло. Тебя вот в зложники взял…

— Это я тебе прощю, — великодушно произнесл я. — Знешь, нм ндо ехть ко мне домой. Тм Клвк. Он обязтельно чего-нибудь присоветует.

Степн соглсно кивнул и уже собрлся ехть, но я ктегорически зявил:

— Пок все не съем, с мест не двинусь!

Кк выяснилось позже, двинуться с мест после четырех порций шшлык и пол-литр сок окзлось не тк-то просто. Опирясь н Степн, я вылезл из-з стол и тяжко вздохнул:

— Ох, кжется, я немного переел.

Провожемые удивленными взглядми персонл, мы покинули придорожное кфе и уселись в мшину.

Н этот рз Степн не стл меня ни к чему пристегивть, он просто спросил дрес, и мы поехли.

* * *

Клвк, открывшя нм дверь, нцепил н себя мску недовольств.

— Ну? И где тебя носит? — спросил он, грозно хмурясь. — Я тут с ум схожу от беспокойств…

Ни признков беспокойств, ни тем более сумсшествия, я не обнружил, хотя пристльно всмтривлсь в ее лицо.

— А это что ткое? — мотнул головой в сторону Степки сестр.

Я поморщилсь:

— Ой, Клв, не волнуй меня, рди бог. Это Степн, мой новый приятель. А сейчс дй нм отдохнуть, ? Мы безумно устли.

— С чего бы это, интересно знть? — не унимлсь Клвк.

— Во-первых, я переел шшлык, желудок вот-вот треснет, — проходя в комнту и пдя н дивн, ответствовл я. — А во-вторых, думешь, легко сберкссу грбить? Нм со Степкой ндо срочно немного отдохнуть, потом с тобой кое о чем посоветовться. А теперь отстнь, ?

Но ндо знть мою Клвку. Чтобы он дл отдохнуть после стольких нелегких событий? Д скорее мрсине гопк стнцуют!

— Ты чего сегодня пил? И сколько? — строго спросил сестр.

— Пол-литр, — легко ответил я. — Зто брикосового сок.

— С сок тебя тк не плющит, от переедния тоже. При чем здесь сберксс? — Клюкв не унимлсь. — Я тебя посылл услуги оплтить.

Ты это сделл?

— Мы кссу со Степкой грбнули. Вон в коридоре пкет вляется. Тм деньги из сберкссы.

Клвк недоверчиво скривилсь, но проверять все же пошл. Когд он вернулсь, ее физиономия нпоминл посмертную мску Тутнхмон.

— Тк это првд? Ты теперь.., кто?

— Мы со Степкой нлетчики, — гордо ответил я.

— И милиция…

— Х! Нш милиция! Ты же знешь, кк они рботют. Мы уже уезжли, менты только появились. Ну, сперв Степк взял меня в зложники. Но это длилось недолго. Мы кссу взяли, и он срзу отпустил. Вернее, не срзу, знчительно позже. Но это невжно. Дльше. Мы поменяли мшину и поехли. В общем, Клв, нм срочно нужен ккой-нибудь из твоих генильных советов, поэтому мы и вернулись. А могли, между прочим, и дльше кссы грбить!

Клвдия ошлело моргл, потом схвтил себя з волосы и пробормотл:

— Тк. Это гллюцинция. Бред. Он сейчс пройдет.

— Нет, Клв, это не бред, — жль было рзочровывть сестру, но пришлось. — И вот еще что: нм срочно нужны четырест тысяч доллров. Не знешь случйно, где можно их взять?

Понимешь, если быть объективной, сберкссы мы больше грбить не можем, примельклись, д и вообще… Рзмх не тот!

Очень медленно, но, похоже, до Клвки стло доходить, что я не шучу и ситуция обстоит именно тк, кк я ее обрисовл. Чтобы не оствлось сомнений, он все-тки решил уточнить:

— Афоня, тк это првд, что ли?

— Конечно, — весело ответил я. — Сегодня же не первое преля!

— Д, д, конечно, — рстерянно отозвлсь Клюкв. — Сегодня конец янвря, смое время для розыгрышей.

Сестриц немного помолчл, переводя полубезумный взгляд с меня н Степн, потом звопил:

— Ой, ммочки мои, тебя же посдят! Чего делть-то, Афонечк?

Все это он прокричл, нрезя круги по комнте. У, меня дже голов зкружилсь. Изловчившись, я перехвтил сестру и трехочковым броском, которому позвидовл бы см Мйкл Джордн, усдил в кресло.

— Не суетись, — прикрикнул я н Клвку. — Вы пок думйте, где почти пол-лимон бксов нйти, я Димычу звякну. Что-то неспокойно у меня н душе. Кк он тм, н спецзднии, мется, бедолг? Поговорю с ним по-доброму, лсково, может, и поможет чем…

Тк, подбдривя сму себя, я с змирнием сердц нбрл номер мобильного телефон Брусникин. Предстоял тяжелый рзговор с мужем, но я предпочл откзться от «домшних зготовок» и действовть экспромтом, полгясь н собственную интуицию. Нконец связь устновилсь, и я услышл Димкин голос:

— Привет, солнышко! Безумно рд тебя слышть. Я звонил утром, но Клвк скзл, что ты пошл коммунлку оплчивть. Я ужсно соскучился! Кк у тебя дел, девочк моя?

У меня н глз нвернулись слезы: вон кк он з меня переживет! Дже в длекой Лодзи не збывет, я… Однко делть нечего, придется говорить првду.

— Я тебя люблю, Дим! — сообщил я супругу и зревел. Брусникин моих слез не выносит, знет, если реву, знчит, что-то случилось. Поэтому он обеспокоился:

— И я тебя тоже. Ты чего нтворил, Афнсия?

— А чего срзу нтворил? Будто я просто тк не могу тебя любить, — обиделсь я, првд, понрошку.

— Можешь, — соглсился умный Димк, — только тогд, когд я дом и ты нходишься под постоянным присмотром. Моим, не Клвкиным. Тк что же произошло?

— Д ничего особенного, Дим. И денег-то взяли всего ничего, тридцть тысяч кких-то.

Рзве из-з ткой мелочи можно в тюрьму сжть порядочных людей?

В длекой Лодзи повисло тягостное молчние, потом Брусникин спокойным, но не предвещвшим ничего хорошего голосом попросил:

— Двй-к по порядку, с чувством, с толком, с рсстновкой…

Глубоко вздохнув, я покорно нчл излгть:

— Ну, вот, знчит. Послл меня Клвк в сберкссу услуги оплчивть. Иди, говорит, утром, тм нроду меньше. Аг! Кк же, меньше!

Все пенсионеры ншего рйон тк думют, поэтому и устривют по утрм тусовки в сберкссх. Пришл я, тм нроду-у-у, что гвоздей в твоей коробочке. Ну, той, помнишь, которя н нтресолях пылится?

— Помню, — процедил сквозь зубы Димк. — Ты не остнвливйся, хотелось бы до сути быстрее добрться.

— Аг, ну вот, знчит. Стою я в очереди, со всех сторон только и слышно: льготы, пенсия, президент. Прямо лозунги ккие-то, ей богу!

— Афнсия! — прорычл Брусникин.

— Все, все, я уже приступю к смому глвному. Стою, знчит, я себе, стою в смом конце очереди, злюсь потихонечку, мечтю минитюрный томный взрыв произвести, чтоб к зветному окошечку быстрее протиснуться, кк вдруг влетет прень и кк звопит: «Все н пол, это огрбление»! Ну, струхи-то, кк кокосовые орехи, н пол и попдли. Я одн стою, кк во поле берез, з всем этим цирком нблюдю.

Тогд прень берет меня в зложники, и мы с ним выносим кссу. Денег тм, кк потом выяснилось, с гулькин хрен, зря только струх нпугли. Тк ведь оно и понятно: кто с утр грбит?

Вечером ндо, когд в кссе уже денежек-то поднкопится! Ну, я Степке это потом объяснил.

По молчнию, устновившемуся в эфире, я догдлсь: Брусникин не волнуется, он сейчс обрбтывет полученную информцию. Волновться он нчнет потом, когд вернется домой.

— Афоня, — нконец «ожил» Димк, причем голос у него был ккой-то стрнный, кк у неиспрвного «тмгочи», — ндеюсь, ты пошутил?

— Если бы… — печльно вздохнул я.

— Но… Рз тебя взяли в зложники, знчит, ты не виновт, — выдвинул версию Димыч.

— Ну-у.., кк тебе скзть… Вроде и нет, но ведь потом-то я перестл быть зложницей.

Теперь я кк бы соучстниц. Ты знешь, Дим, у Степки, это мой нпрник, очень сложня жизнення ситуция, и я решил ему помочь. Клвк вот тоже сидит сообржет, что делть.

— Позови ее к телефону, — велел Брусникин.

— Он не может, Дим, он тк сильно думет, что дже в ступор впл.

Н этот рз Брусникин молчл долго. В его молчнии моя интуиция четко угдывл что-то нехорошее. Я мысленно поблгодрил судьбу и Димкино нчльство з вовремя оргнизовнную комндировку.

— Знчит, тк, — прервл молчние Брусникин. — Деньги где?

— Тут. Клвк их к груди прижл и трясется, словно в ознобе, потерять боится, нверное.

Оно и понятно — никогд в жизни ткой суммы в рукх не держл. А что?

— Сидите дом. Деньги не тртить. К вм придут мои ребят и все улдят. Ясно?

— Аг, ясно, — кивнул я в трубку. — Дим, кк мы узнем, что это твои ребят? Может, проль ккой-нибудь придумть?

— Про слвянский шкф, — выдвил из себя Брусникин и отключился.

Я уствилсь н телефон, вспоминя проль про слвянский шкф.

— Ну, что? — отчего-то шепотом спросил Клюквин. — Лютовл?

Я отрицтельно покчл головой.

— Это плохо. Знчит, когд вернется, головы нм посносит. Чего делть-то велел, Афонь?

— Скзл, чтоб деньги не тртили, сидели дом и ждли, когд придут.

— З нми?! — хнул Клвк.

— Д нет, — сморщилсь я. — Ребят Димкины придут и все улдят: и со сберкссой, и с милицией.

— Слв богу, — перевел дух Клюкв.

Соглсившись с Клвдией, я перевел взгляд н Степн. Он сидел н дивне и, кзлось, дремл. Только игрющие желвки свидетельствовли о том, что Степк крйне нпряжен.

— Ты чего, Степ? — попытлсь я его рстормошить. — Все будет в порядке! Видишь, со сберкссой Брусникин все улдит, нс дже не посдят.

— Можно от вс позвонить по межгороду? — вместо ответ спросил Степн. — Беспокойно мне что-то, кк тм Окснк с мльчонкой…

Клвк проводил Степку в коридор, где стоял телефон, и деликтно удлилсь.

Зто н меня он нбросилсь без всякой деликтности.

— У тебя с бшкой все в порядке или нметились проблемы? — прошипел он.

— Почему это? — обиделсь я. — С кких пор помощь хорошему человеку — это плохо?

Срзу все нчинют нмекть н легкую форму тяжелого сумсшествия.

Клюкв внимтельно н меня посмотрел, будто и првд хотел нйти эту смую легкую форму, ничего, видно, не ншл и продолжил свое шипение:

— Ты сообржешь, чего несешь? Помочь хорошему человеку! У него что, н лбу нписно: «Я хороший человек, люблю собк и перевожу струшек через дорогу? Просто сейчс у меня тяжелые жизненные обстоятельств, тк я белый и пушистый».

— Можно подумть, у меня был выбор. Меня ж в зложницы взяли, збыл? — нпомнил я.

— Аг. К тому же он еще и псих. Брть тебя в зложники! Н это может решиться только человек с недеквтным восприятием действительности. И потом, что ткое?! — возмущенно всплеснул рукми Клвк. — "Клвочк, Степну срочно нужны четырест тысяч доллров!

Не знешь, где их взять"? Зню, конечно, дорогя Афоня! Посмотри у меня в кошельке, в отделении для мелочи. Тм должны звляться.

Ты хоть предствляешь себе, сколько это денег?!

У тебя их нет, пп нш с тобой, чтоб ему икнулось н том свете, увы, не миллионер. А может, у тебя имеется прочк знкомых олигрхов, безумно в тебя влюбленных? Тогд нет проблем, Афнсия! З один только блгосклонный взгляд они рсстнутся с полумиллионом бксов, дже глзом не моргнув, и еще столько же сверху нкинут!

Я удрученно молчл. Конечно, Клвк прв: ни миллионеров, ни влюбленных олигрхов у меня не было, и взять их, конечно, негде. Ну, теперь глвный вопрос: чем я могу помочь Степке?

Вернулся Степн, рсстроенный, удрученный, словом, не в себе. Жлко было н него смотреть.

Дже Клвк прониклсь и учстливо спросил:

— Ну? Что тм? Кк твои?

— Их ншли, — рстерянно ответил Степк, — и увезли. «Негоже, — говорят, — семью рзлучть». И еще нпомнили о срокх.

— И ккие же сроки? — безндежно поинтересовлсь я.

— Был месяц. Остлось три недели.

Все молчли. Д и что тут скжешь? Четырест тысяч — огромня сумм, и просто тк ее взймы не возьмешь. А если и возьмешь, чем отдвть? Но что же делть? Теперь, когд в плену у бндитов не только Виктор, но и его жен с ребенком, сидеть слож руки, дже не пытясь помочь, я не могл. Зню, что и Клвк тоже, поэтому я попросил Степн еще рз, со всеми подробностями рсскзть историю Виктор.

Сестр облдет острым умом, в критических ситуциях он иногд выдет генильные идеи.

— А если в милицию? — предложил я и см устыдилсь глупого вопрос. Ккя милиция? Если до бндитов дойдет, до них дойдет, то, без сомнений, убьют и Витьку, и Окснку, жену его, и ребенк не пожлеют.

В дверь позвонили.

— Кто это? — пролепетл Клюквин.

— Нверное, Димкины ребят.

— Точно?

— Спокойно, Клв, мне известен секретный проль, — успокоил я сестру и пошл открывть. — Но ты Степку спрячь, н всякий случй…

З входной дверью нетерпеливо топтлись дв прня, похожие друг н друг, словно бильярдные шры. «Специльно их подбирют, что ли? — подумл я, глядя в „глзок“. — Хотя нет, мой Димк отличется от них. В лучшую сторону, рзумеется».

— Кто тм? — спросил я, зрнее зня ответ.

— Из ФСБ. От Брусникин.

— Аг. Это хорошо, — ответил я, лихордочно вспоминя «првильный» проль. — Вы продете слвянский шкф?

Прни з дверью впли в кртковременный ступор. Я терпеливо ждл «првильный» отзыв.

Видно, к общему знментелю ребят тк и не пришли. Один из них, прочистив горло, повторил:

— Вы, нверное, не поняли. Мы от Димы Брусникин, из ФСБ.

— Это я понял. Кк нсчет шкф? — не отствл я. Длся мне этот шкф, ей богу! Но меня несло, остновиться уже не могл. Тут и Клвк нрисовлсь:

— Чего?

— Это от Димки, — пояснил я. — Только они проль никк не вспомнят, вернее, отзыв.

Клюквин покрутил пльцем у виск и открыл дверь.

Опсливо косясь н меня, ребят просочились в коридор, срзу зполнив своими гбритми все его прострнство, и робко потребовли:

— Пкет из сберкссы двйте!

— Аг, — кивнул Клюкв и принесл пкет. — Тм все, мы ничего не тртили!

Прни збрли пкет, отчего-то глубоко вздохнули и ушли, тк и не нзвв отзыв н проль.

Мы с Клвкой вернулись в комнту, продолжя спорить, и уселись н дивн.

— Чего ты к ним привязлсь со своим пролем? — злилсь Клюкв.

— Во-первых, кк бы мы узнли, что они в смом деле из ФСБ? Нынче любую «корочку» можно подделть тк, что он будет лучше нстоящей. А во-вторых, Димк тк скзл…

Кжется, Клвдия не поверил:

— Прямо тк и скзл?

— Ну… Тк или примерно тк, я уже не помню…

— Ндо же! Я, конечно, догдывлсь, что у рботников спецслужб голов по-другому рботет, не тк, кк у всех нормльных грждн, но чтоб до ткого доходило… И что з проль?

— В том-то и дело, Клв, что я точно не помню! В кино кком-то его использовли… — Я потерл лоб, пытясь вспомнить. — Тип: «Вы принесли слвянский шкф»?

— «У вс продется слвянский шкф»? — очень неожиднно рздлся приглушенный голос из ншего шкф-купе — Ой, мм! — взвизгнул я.

— Степк, вылезй, — крикнул сестр.

Степн вывлился из шкф, чихнул и продолжил:

— А отзыв ткой: «Шкф уже продн. Могу предложить никелировнную кровть».

— Точно! — обрдовлсь я. — Степк, ты гений.

Гений поднялся с пол, отряхнулся, потом здл скрментльный вопрос:

— Девчонки, что делть-то будем? Сберкссы грбить я больше не могу — не мое это дело.

— А чем ты вообще знимешься?

Ну, это ндолго! Если Клвк знялсь выяснением личности Степн, его хобби, основным видом деятельности, ткже особенностями условных и безусловных рефлексов, то времени это могло знять довольно много. Поэтому я рявкнул во всю силу легких:

— А двйте чйку-кофейку тяпнем?!

Клвдия вздрогнул, но рсспросы временно прекртил. Мы переместились н кухню.

Пок сестриц готовил, я, кчя ногой, рзмышлял нд сложившейся ситуцией. Если мы откжемся помогть Степну, он пропдет.

Смому ему ни з что не спрвиться. Д и кк теперь откжешься? Совсем ведь сгрызет беспощдня совесть! Но кк помочь?

— Вот в чем вопрос, — вслух вздохнул я.

— Ты о чем печлишься, Афнсия? — широко улыбнулся Степн.

— С совестью пытюсь договориться, — буркнул я себе под нос.

Кофе пили молч Время от времени Степк, обводя глзми попеременно то меня, то Клвку, рдостно склился. Хотя в его положении я не нходил ровным счетом ничего веселого. Может, он нд нми смеялся?

Клюквин нетерпеливо ожидл озрения, которое вот-вот должно было к ней явиться. Озрение, однко, здерживлось, потому кк Клв беспокойно ерзл н стуле, морщил лоб и вообще проявлял все признки нервного нпряжения. Я спокойно дожидлсь, чем все это зкончится.

— Ну, хвтит! — шлепнул кулком по столу сестриц, окончтельно обозлившись н свое озрение. — Будем искть!

— Кого? Чего? — в один голос спросили мы со Степкой.

— Будем искть Виктор и его семью.

— А потом? В смысле, когд нйдем? — нстороженно уточнил я, потому что прекрсно знл Клвдию и ее возможности. — Они ведь не просто тк в прятки игрют, они в плену.

— Подумешь! Освободим, — пожл плечми сестр, словно это было обычным делом — освобождть зложников из лп бндитов всевозможных мстей.

Степк только головой покчл, кк бы сожлея об умственных способностях Клюквиной.

Вот что знчит без озрения рботть!

— Ну, хорошо, допустим, мы их освободим, — я попытлсь нпрвить ход Клвкиных мыслей в нужное русло. — А дльше что?

— А дльше все! — убежденно воскликнул умня сестриц. — Смотри, ведь когд мы их освободим, деньги уже не нужно будет никому плтить. Нет зложников — нет денег! Кково, ?

Клвк счстливо рссмеялсь. Жль было ее рзочровывть, но иного выход не было.

— Клвочк, все не тк просто. Люди, держщие Виктор, по всему видть, серьезные. Мы не сможем освободить пленников, мы не сможем дже их нйти! Вполне вероятно, что Вик-, тор с семьей кждый день перевозят с мест н место, и выследить их прктически невозможно. Д их небось охрняют круче президент!

— И все это из-з кких-то мшин? — не поверил Клвк.

— И все это из-з денег, — снов вздохнул я. — Н мшины им нплевть, другие пригонят… Единственное, что меня смущет, это непомерно большя сумм. Степ, рзве Виктор — подпольный миллионер?

Степк пожл плечми, мол, я-то откуд зню, с ккого потолк упл эт сумм.

— Нет, в принципе, все верно, — продолжл рссуждть я, — н фуру умещется десять мшин, средняя стоимость кждой примерно 40 тысяч доллров. Но где простой водитель возьмет ткую сумму? Что-то тут не то… — повторил я и впл в глубокую здумчивость.

Степн внимтельно изучл дно пустой чшки. Клвдия не выдержл первя:

— Пок вы тут молчите, неизвестно о чем, время идет! Короче говоря, будем искть, Степн, твоего брт, тм посмотрим.

— Првильно, Клв, — поддержл сестру Степк. — Глвное, ввязться в войну, дльше будет видно. Это еще Нполеон скзл.

— Аг, и что с ним стло? — спросил я, пытясь понять, послышлсь ли мне нсмешк в его голосе или нет.

— Ну и что? — упрямо нклонил голову Клвк. — Кто говорит, что будет легко? Думешь, Рэмбо срзу стл Рэмбой?

Решение было принято, это ясно, и мои возржения лишь укрепляли его. Что ж, придется стновиться, кк вырзилсь Клвдия, Рэмбой.

И первое, с чего стоит нчть, это встретиться с бндитми.

— Степк, — обртилсь я к угрюмо молчвшему прню, — у тебя нверняк есть ккя-либо связь с брткми? Ведь кк-то вы общетесь?

Степн кивнул:

— У меня есть номер телефон. Его влделец вроде связного. Я ему говорю, что нужно встретиться или с кем-нибудь поговорить, мне потом перезвнивют.

— Слушй, если с этим связным встретиться? Тряхнем его, кк следует, ? — оживилсь кровождня Клюкв. — Номер телефон есть, дрес выяснить — пр пустяков…

— Я тебе дже сейчс могу скзть дрес и имя влдельц телефон, — я состроил скептическую мину. — Ивн Петрович Сидоров или Сидор Ивнович Петров, проживющий по дресу: одно из городских клдбищ, вторя могил от крйнего збор. Спрв.

Степк кивнул, соглшясь, Клюквин, сконфуженно умолкл, кк видно, признвя мою првоту.

— Знчит, постновляем тк: ты, Степк, сегодня «збивешь стрелку» через этого смого связного.., н звтр, чсиков н шесть вечер…

— Ты что, Афоня?! — испуглсь Клвк. — Сейчс зим, в шесть уже темно! А они, нверняк, выберут для встречи смый отдленный уголок земного шр!

— Сейчс уже в четыре чс темнеет, д это и не имеет знчения, по большому счету. Степ, н шесть, понял? У меня звтр последний выходной, потом н рботу придется идти, тк что звтр, кк хочешь, с предствителем бртков ндо повидться. Ты понял? — Степн утвердительно кивнул. — Тогд иди, дорогой, выполняй. А мы пок с Клвдией Сергеевной нпряжемся хорошенько и еще чего-нибудь придумем!

Когд Степк ушел, Клвдия уствилсь н меня, словно гипнотизируя. Сестриц метно вздыхл, силясь нчть ккой-то вжный рзговор. Я делл вид, что не змечю клюквинских стрдний, и внимтельно нблюдл з любимой черепшкой Тырочкой. Через пять минут Клвк устл от своих стрдний. Глубоко вздохнув, он нчл издлек:

— Тырочк-то подросл кк!

— Угу, — мыкнул я, ожидя продолжения.

— Муж бы ей подыскть…

— И не думй дже. Тыр ненвидит мужиков.

Клвк умолкл и принялсь дышть по методу Бутейко. Видть, что-то серьезное у нее н уме, рз он тк дышит. Я решил больше не мучить Клвку:

— Ну, чего ты здесь сквозняк создешь? Говори уже, что здумл.

— Афонь, ты не устл? — здл неожиднный вопрос Клвдия.

Я удивилсь, подумл, внимтельно прислушлсь к своему оргнизму. Никких криков о помощи он не подвл, поэтому ответ был отрицтельный. Однко Клвку мой ответ, видимо, не устроил:

— Бледненькя ты у меня… Брусникин вернется, кк я тебя ткую ему предъявлю? А все твои оболтусы треклятые д тетрди, будь они нелдны. Ох, Афнсия, не жлеешь ты себя, ни сн, ни отдых человеческого не видишь, доложу я тебе!

Теперь стло понятно, к чему он клонит.

Мне послезвтр н рботу, тут ткое дело зтевется! См Клвдия нходилсь в кртковременном отпуске по случю кпитльного ремонт слон крсоты, где он трудилсь. Струшк сверху пострлсь: щедро злил слон водой. Хозяин немного помтерился, д что со струхи возьмешь? Отпрвил, болезный, своих сотрудников в вынужденный отпуск.

— И чего ты предлгешь? — хмыкнул я.

— Двй тебе больничный сделем? — предложил Клюквин. — У одной моей клиентки муж — врч. Птологонтом.

Вот сколько зню Клвку, столько и понять пытюсь: з что с ней природ тк обошлсь?!

— Птологонтом, говоришь? А в грфе «дигноз» что будет зписно? «Вскрытие покзло, что Афоня умерл от вскрытия»? Тк, что ли?

— Вот что ты з человек, Афнсия Сергеевн? — попенял мне сестр. — Я ж для тебя стрюсь, ты ерничешь.

Немного подумв, я пришл к выводу, что вполне могу себе позволить поболеть дней семь-десять. С конц вгуст я прилежно рботл, отгулов не брл, школу не прогуливл, сейчс кк рз третья четверть нчлсь, смя длиння и нудня…

— Лдно, сестренк, — похлопл я ее по плечу, — звони своему птологонтому! Пускй выписывет больничный с кким угодно дигнозом.

Клвк повеселел, н рдостях сгонял в соседний мгзин з тортиком, и остток вечер мы провели вполне мирно, по-семейному. У меня дже мелькнул мысль: не выдть ли Клвку змуж з кого-нибудь из Димкиных друзей?

Клюкв моя дм, конечно, с хрктером, но вполне созревшя для семейного уют: хозяйствення, готовит просто великолепно, особенно вренье вишневое ей удется… Мысль эт мне нстолько понрвилсь, что я принялсь припоминть холостых друзей Брусникин, решя, кому из них можно сделть ткой подрок.

— Я вот что думю, Афоня, — прервл поток моих мечтний Клвк, — нм ндо проследить з тем бндитом, с которым встретится Степн.

— Свежя идея, — кивнул я. — И что потом?

Клвдия зволновлсь:

— Кк это что? Кк это что? Мы проследим, узнем, где этот бндюгн живет. Потом зявимся к нему неожиднно — неожиднность, между прочим, сильное оружие! — тряхнем его кк следует…

— Ккя ты стл кровождня, — передернул я плечми и подумл: нелегко придется ее мужу. — А если у этого бндюгн нстоящее оружие имеется? А тут мы с твоей неожиднностью!

Клвк н миг здумлсь, но сбить ее с толку не тк-то просто.

— Д? А зчем же тогд Степк н звтр «стрелку» збивет?

Вопрос, конечно, интересный, жль только ответ н него я пок не зню. Оценив мое молчние кк неудовлетворительное, Клюкв ехидно рссмеялсь и, пожелв спокойной ночи, удлилсь к себе. Мне ничего не оствлось делть, кк последовть ее примеру.

Леж под одеялом, я терзл себя вопросми. Почему Степк взял в зложники именно меня? Если он не собирлся требовть выкуп, можно было сцпть любую струшку, блго их тм было полно. Хотя нет, струшк с перепугу могл и душу богу отдть. Ккой тогд с нее толк?

А ккой с меня толк? Степн не мог знть, что я вот тк срзу брошусь ему помогть, д еще от тюрьмы отмжу з огрбление сберкссы. Не мог он ткже знть, что мой Брусникин — кпитн ФСБ. С чего ж тогд Степк вдруг рзоткровенничлся с первой встречной? Может, прв Клвк, и у меня н лбу нписно: «Я дур! Обмните меня срочно»?

«Ты и в смом деле дур, — обругл я себя. — У Степн горе, он в тком состоянии, что готов им поделиться с кем угодно. А я, нверное, вызвл у него доверие, вот он и рсскзл свою историю. Степк, конечно, не ндеялся, что мы с Клюквой стнем ему помогть. И нечего его в чем-то подозревть!»

После порции смобичевния я принялсь обдумывть другие вопросы. Нпример, стоит ли принимть в кчестве руководств к действию Клвкино предложение — проследить з звтршним бндитом? А если он после встречи в ккой-нибудь кбк звлится? "Это ерунд, — мхнул я рукой, — дождемся. Вдруг он будет н мшине? Ндо и нм где-нибудь тчку нйти. У того же Степки, к примеру! См он поедет н мшине Виктор, мы — н его «девяточке».

Вот только что делть, когд мы выследим этого бндюгн"?

Н этой тревожной мысли я и зснул.

* * *

Клвкины вопли прервли мой сон н смом интересном месте. См сон я, рзумеется, не помню, но, хорошо зня зконы подлости, уверен, что место действительно было смым интересным.

— Чувствую, денек сегодня будет еще тот, — слдко зевнул я. — Услышть голос Клюквиной при пробуждении — плохя примет.

— Афоня, вствй, — влетел в комнту сестриц, — нс ждут великие дел! Вствй, вствй, я вреников нлепил.

Прокричв все это, Клвк исприлсь. Сообщение о вреникх примирило меня с жизнью, рнним пробуждением и Клвкиными крикми.

Зевя, я прошлепл в внную. Тм под воздействием прохлдной водички мой оргнизм окончтельно проснулся, и дже появился ккой-то здор.

Вреники удлись Клвке н слву. Я смогл остновиться только тогд, когд почувствовл, что в желудке не остлось ни снтиметр свободного прострнств.

— Ик… Спсибо, Клв, — сыто улыбнулсь я сестре. — Дй бог тебе хорошего муж и детишек побольше.

— Тьфу, тьфу, тьфу, — срзу же зплевлсь Клвдия. — Чего городишь-то?

Не стл я говорить Клюквиной о своих вчершних плнх по поводу ее змужеств. Потом сюрприз будет!

— Скжи-к мне, Клюкв моя ненглядня, пошто в ткую рнь поднял? Неужто зрди вреников? Вроде все мероприятия у нс н вечер зплнировны. Или опять хочешь меня куд-то зслть?

— Нет уж. Тебя можно только в ккое-нибудь сильно вржеское госудрство зсылть.

Ты тм ткой переполох устроишь, что они от ужс жизни свои никчемные смоубийствми покончют! — зявил добря Клвк. — И потом, десять чсов — это уже не рно. Скоро Степк придет…

— Зчем? — удивилсь я. — Он живет По принципу Винни Пух: кто ходит в гости по утрм, тот поступет мудро? Тк, вреники уже кончились…

Клвк подмигнул и зговорщически прошептл:

— Будем плн соствлять.

— Ох, плновики! Ну-ну, желю успех!

Делть было бсолютно нечего. Я послонялсь по квртире, посмотрел ккие-то мультики по телевизору… В конце концов взгляд упл н четыре стопки тетрдей с сочинениями по Толстому и Булгкову.

— Проверить, что ли? — вслух спросил я см себя. — Или не ндо? Нет, не буду. Я н больничном, это рз, и ничего нового тм все рвно не нйду, это дв. «Нтш любил Болконского, сидя н подоконнике и рзговривя с могучим дубом». Бред!

Я дже зжмурилсь, предствляя, чего понписли мои «оболтусы». Тут и рздлся звонок в дверь.

С мороз Степк явился румяный и веселый.

— Здорово, девчонки! — с порог гркнул он. — «Мороз и солнце, день чудесный! Еще ты дремлешь, друг прелестный»?

— Если и дремли, то ты своими воплями рзбудил, — недовольно сморщилсь я. — Проходи.

Нстроение у Степн было игриво-рдостное, никкой подвленности. Мне это не понрвилось. Я тк думю, в его положении в пору мыло с веревкой готовить, не цитировть Пушкин и не производить ртиллерийских злпов глзми. Поэтому я смерил Степн с ног до головы строгим, «учительским», кк говорит мой Брусникин, взглядом. Под этим взглядом Степк притух и покорно прошел в гостиную.

Дождвшись, пок все рссядутся, я тк же строго велел:

— Рсскзывй. Ты звонил? Договорились?

Степн кивнул:

— Д. Сегодня в шесть вечер, в Люблино.

Тм гржи есть. Вот тм и встретимся. Првд, я не зню, о чем говорить…

И Клвк, и Степк с немым вопросом уствились н меня. Почесв зтылок, я выдл генильное, кк обычно, решение:

— О чем? О чем… Н жизнь пожлуйся, попроси об отсрочке, скжи, мол, стрюсь, ищу, с ног сбивюсь, но сумм очень уж большя. Д спроси, может, можно чстями кк-нибудь отдть, или в рссрочку.

— Понял, — серьезно кивнул Степн. — А вы что делть будете?

— Мы… — пустилсь в объяснения Клвдия, но я ее перебил:

— З нс не волнуйся. Мы будем в нужном месте, в нужное время. В смой горячей точке, тк скзть. Но для этого нужн твоя «девятк».

Дшь?

— Не вопрос, — пожл плечми Степк. — Водить-то умеете?

— Был опыт… — уклончиво ответил я, потому кк з рулем сидел всего рз пять в жизни.

— А-… Ну д, — немного обреченно скзл Степн. Он, кжется, мысленно прощлся со своей мшиной. Спрвившись с кислым выржением лиц, Степк предложил:

— Что, крсвицы, может, кофейку попьем?

Взбодримся? А то мне еще тчку гнть…

— Иди з мшиной, — нхмурилсь я. — Н морозе и взбодришься.

Неожиднно н помощь Степну пришл Клвдия. Сестриц подхвтил его под локоток и зтрторил:

— Конечно, конечно, Степушк, пойдем, кофейку попьем. Првд, Афоня все вреники слопл… Не поверишь, хоть и тощя он у нс, но лопет тк, будто у нее не желудок, черня дыр! Куд все уходит? Не понимю!

— В ум, — буркнул я и нпрвилсь следом з ними.

Н кухне Клюквин удивил меня еще больше:

— Афнсия, ты тут подсуетись, я пок в мгзин сгоняю з чем-нибудь вкусненьким.

Однко я суетиться не стл, переложил процесс приготовления кофе н Степн. А что?

Зкон жизни: кто плтит, тот и девушку тнцует! В смысле, если хочешь кофе — ври его см, кк в кружке «Умелые руки».

Степн взялся з дело с энтузизмом пещерного человек, впервые усевшегося з компьютер: желния полно, нвыков — ноль. Я с интересом нблюдл з стрниями Степки.

— Степ, ты говорил, будто был жент? — рзочровнно протянул я, видя, кк неумело он пытется оттереть сбежвший кофе от гзовой конфорки.

— Был, — подтвердил Степк, выливя н плиту полбнки «Фэри».

— Он, конечно, окзлсь стервой, — уверенно предположил я.

— Кк тебе скзть… Все женщины в той или иной степени стервы.

Я понимюще кивнул:

— Ясно. Твоя окзлсь стервой в большей степени. Нверное, ее рздржли твои носки, припрковнные в смых неожиднных местх, пиво с друзьями, прогулки нлево и прочее, и прочее, и прочее…

Степн хмыкнул, но ничего не ответил. Вернулсь Клвдия. Стрнно, я и не слышл, кк он вошл. Нверное, мы со Степном очень увлеклись рзговором. Клюквин принесл полный пкет слдостей и зчем-то десяток яиц.

По лицу сестрицы змеилсь легкя улыбк, в глзх зстыло отрешенно-рстерянное выржение. Я удивилсь немного, но с рсспросми приствть пок не стл. Однко Клвдия не перествл удивлять. Он сунул пкет со слдостями в холодильник, шмякнул пкетик с яйцми н стол, отчего десяток уменьшился почти нполовину. Потом Клюквин перевел мечттельный взгляд н Степн и проронил:

— А, это ты… Привет, Степк. Ты все моешь? Ну-ну…

Подобное смутное состояние Клвки ознчло только одно: что-то случилось, пок он ходил в мгзин.

Я быстренько вытолкл Степн из дом, велев немедленно отпрвляться з мшиной, и, испытывя сильное беспокойство, вернулсь к Клвдии. Он сидел н стуле, тупо глядя н пену, медленно оседвшую н плите.

— Клв, что произошло? Ты увидел призрк ншего покойного ппеньки? — приклдывя руку то ко лбу сестры, то к щекм, вопрошл я.

Клюквин молчл. Смое действенное средство вернуть человек в рельность — это отвесить ему хорошую оплеуху. Глвное, вовремя потом отскочить в сторону, чтоб не схлопотть сдчи. У меня имелся некоторый опыт в этой облсти. Я быстро привел Клюквину в чувство и снов спросил, что же ввергло ее в ткое комтозное состояние.

Обстоятельня Клвк нчл издлек:

— Пошл я, знчит, в супермркет…

Тут я покрснел. Дело в том, что неподлеку от ншего дом недвно открыли новый гипермркет. Его рзмеры впечтляли нстолько, что у посетителей, впервые попвших в этот мгзинчик, волосы вствли дыбом. Здесь можно было купить все: от рояля до швейной иглы, от смых экзотических продуктов до обыкновенных куриных яиц. Именно они и зствляют меня крснеть от одного только нпоминния об этом супермркете.

Клвк кк-то прихворнул и попросил меня сходить з продуктми. Предврительно он соствил список и проинструктировл, где ккие продукты лежт. Я соглсно кивл головой, слушя не очень внимтельно, потому кк совершенно точно знл, что в мгзине зблудиться невозможно. Спустя полчс стло ясно, кк я ошиблсь!

От обилия товров и млознкомых нзвний в моей голове обрзовлся ткой гоголь-моголь! Ккой список, ккие инструкции! В голове прочно зсел лишь внушення Клвкой мысль непременно купить яйц, ибо он собрлсь печь пирожки.

Выпучив глз, но не видя ничего, я носилсь вдоль полок в поискх яиц. Причем с кждой минутой скорость все увеличивлсь, нужный продукт тк и не обнруживлся. В конце концов, ощущя приближющееся сумсшествие, я уперлсь носом во что-то большое и теплое, с ндписью «охрн» н черной униформе.

— Уф! — облегченно выдохнул я и рдостно рявкнул:

— Где у вс яйц?!

Стрння тишин пл н мгзин в рдиусе ст метров. Охрнник покрснел, кк томтня пст, сообржя, видимо, кк лучше ответить н мой вопрос. Я понял, ккую глупость сморозил, и бросилсь к выходу, блго укзтельных стрелок, где он нходится, было великое множество. Домой я вернулсь без продуктов и "в рстрепнных чувствх. С тех пор я воздерживюсь от посещения этого гипермркет.

— ..Тк вот. И вдруг меня осенило, — продолжл Клвк. — Степку ндо обыскть! Уж извини, Афоня, но ккой-то он подозрительный! Я рысью бросилсь домой, неслышно вошл, пок вы тут о женщинх-стервх рссуждли, и угдй, что я ншл в крмне его куртки?

— Неужто четырест тысяч бксов? — хнул я.

— Хуже, Афнсия…

Что может быть хуже ткой суммы, я не знл, поэтому с неподдельным интересом нблюдл з Клюквой, доствшей из холодильник пкет со слдостями.

— Смотри! — торжественно произнесл он, ткнув в него пльцем.

Я послушно в него зглянул. Среди печенья «Курбье», рзномстных конфет и торт «Причуд» лежл обычный пистолет мрки «Мкров».

Поковырявшись в пкете и не нйдя ничего необычного, я уствилсь н сестру в ожиднии рзъяснений:

— Чего?

— Пистолет! — округлил глз Клвк.

— А ты хотел пулемет? — уточнил я.

Клвдия рысцой пробежл по кухне, потом подытожил:

— Ты, Афнсия, безндежн. Говорю по слогм: пис-то-лет. У Степки. Понял?

— Конечно, — пожл я плечми. — Пистолет системы «Мкров». У Димки ткой же. А ты думл, мы сберкссу брли с милицейским свистком?

Клюквин сконфуженно втянул голову в плечи.

— Между прочим, — добвил я, — у Степки есть еще нручники. Ими он меня к мшине пристегивл…

Клвдия понял, что конкретно лопухнулсь, сдвленно хрюкнул и взялсь усиленно оттирть плиту, злитую кофе и мыльной пеной.

Вскоре появился Степн. Он был по-прежнему бодр и весел, что бередило мои нехорошие мысли относительно его персоны. Не рзувясь, Степк прошел н кухню. Клвк, глвный идейный борец з чистоту, сердито зсопел, пытясь сдержться, но все-тки не выдержл:

— Ну, ты прям Коннн-Врвр ккой-то!

Снчл плиту изгдил, теперь вот ботинкми своими всю грязь с улицы в дом приволок… А в следующий рз смосвл с песком пригонишь?!

— Не ругйся, Клвочк! — добродушно отозвлся Степн. — Тебе не идет сердиться, ты срзу делешься похожей н глупую ворону, у которой укрли сыр.

Я хихикнул, глядя, кк Клвк возмущенно открывет и зкрывет рот. Слов при этом не вылетли, зстревли где-то внутри. Пок сестр изобржл из себя немую ворону, Степк бросил ключи от мшины н стол со словми:

— Пострйтесь сохрнить тчку. По возможности, конечно.

Тут уже и я возмутилсь:

— Д ты… Д я… Д чтоб ты знл…

— Зню, зню: сорок лет з рулем, и ни одной врии, дже медли от ГИБДД имеются «З безупречное вождение втомобиля» и «Ветерну-втолюбителю». Лдно, теперь о деле.. — .

Тк и не дв мне достойно ответить, Степк рсскзл, где именно в Люблине произойдет историческя встреч. Я его внимтельно слушл, но н всякий случй попросил схемтично изобрзить все, что было скзно. Выполнив просьбу, Степн бросил «До вечер» и ушел, я здумлсь.

У Степки пропл пистолет. Он нверняк уже знет об этом и дже догдывется, кто его упер. Но ничего, ни словечк не скзл, дже виду не подл, что обнружил пропжу. Интересно получется! А может, этот пистолет уже побывл в деле и теперь, кк пишут в детективх, «горячий»? Может, Степн только рд, что от него избвился. Ох, чует мое сердце, что-то во всей этой истории нечисто! Я потрясл головой, отгоняя тревожные мысли, и только тут зметил, что Клвдия что-то горячо и, кк видно, двно, лопочет.

— ..ни стыд ни совести у человек! Его пригрели, помогли, он? Вместо блгодрности всю кухню зтоптл.

— Клв, — прервл я поток ее негодовний. — А ведь Степк ни слов не скзл, что у него пистолет пропл.

Клюквин осеклсь, несколько секунд молчл, потом не очень уверенно предположил:

— Может, не зметил?

Я с сомнением покчл головой:

— Пистолет — не проездной билет, он знчительно тяжелее, его нельзя выронить и не зметить. Когд Степн ндевл куртку, он не мог не почувствовть, что тяжести, оттягивющей крмн, нет. Однко Степк промолчл. Кк думешь, почему?

— Не зню, — пожл плечми Клвдия.

— Вот и я не зню, — вздохнул я. — Дй-к мне пистолет.

Сестр осторожно, словно это был не пистолет, живя лягушк, извлекл оружие из пкет и положил его н стол. Н кухонном столе пистолет не производил бсолютно никкого устршющего впечтления и грозным оружием вовсе не кзлся.

— Может, гзовый? — с тйной ндеждой предположил Клюкв.

— Нет, это боевой. Можешь мне верить, уж в оружии-то я рзбирюсь.

Это првд, в оружии я кое-что смыслил.

Димк несколько рз двл мне подержть свой тбельный «Мкров». Првд, предврительно нжимл ккую-то штучку, которую нзывл «предохрнитель». А потом еще куд-то нжимл, и из рукоятки высккивл другя штучк.

Ее Брусникин именовл «обойм». А один рз, когд мы ездили н шшлыки з город, после двухчсовых уговоров Димк рзрешил дже пострелять. Тк что кое-ккие нвыки обрщения с оружием я все-тки имел. В отличие от Клвки. Он в детстве не рсствлсь с рогткой, но потом выросл и збросил ее длеко-длеко.

Теперь детскя збв Клюквиной бережно хрнится у нс н нтресолях в кчестве воспоминний о беззботной поре Клвдии.

Я взял в руки пистолет и внимтельно его осмотрел, но, кроме нлипших крошек от печенья, ничего интересненького не обнружилось.

— Знешь, Клвочк, — здумчиво скзл я, бюкя пистолет н лдони, — вот в книгх пишут, мол, с этой штуковиной чувствуешь себя хозяином положения… Тк вот, что я тебе скжу, дорогя сестричк, — брехня! Пистолет, он ведь может и выстрелить. И не только в воздух.

Клвк кивнул:

— Аг. Только многое звисит от руки, которя его держит. Слушй, Афоня, хвтит философии. Чего с пистолетом-то делть будем?

Немного подумв, я с солидной долей решительности ответил:

— С собой н дело возьмем сегодня. Я тк думю: книжки ведь умные люди пишут. А они зря говорить не будут. Вдруг в нестндртной ситуции пистолет придст мне решительности?

Пльнуть из него я, конечно, не смогу, но при случе зпугю до мокрых подгузников, уж будь уверен!

* * *

Ровно в шесть мы н Степкиной мшине стояли возле гржей, где нзнчили встречу.

Место, скжу я вм, глухое и темное, для всяких пкостей весьм подходящее. Где-то вдлеке слышлся шум железной дороги. Гржи тянулись длинными прллельными рядми.

— Афонь, ты ничего не перепутл? — прошептл Клвк, поеживясь.

В целях конспирции двигтель мы зглушили, оттого в слоне мшины было несколько прохлдно.

— Вроде нет, — не очень уверенно ответил я. — Все время ехл по Степкиной схеме. Вот, видишь, крестик нрисовн? Тут мы сейчс стоим.

Я стрлсь придть голосу кк можно больше твердости, хотя в глубине души знозой сидело сомнение: туд ли мы приехли?

— Стрнное место Степк для встречи выбрл, — продолжл стучть зубми Клюквин. — Темно, кк у негр в этой смой… Ну, ты понял, о чем я. Один фонрь, и тот где-то вдлеке, освещет нроду дорогу в светлое будущее. Мне это совсем не нрвится, учти!

Скзть, что мне по душе это местечко, знчило бы слуквить. Д и времени прошло уже довольно много — двдцть минут от условленного, ни Степки, ни бндит все не было.

— Все, поехли домой, Афнсия, — решительно прикзл Клюквин. — Или мы не туд приехли, или никто не пришел…

— Или Степк нс обмнул, — зкончил я Клвкину мысль. Здумчиво побрбнив пльцми по рулю, я соглсилсь:

— Лдно. Только двй снчл пройдемся немного.

— Куд?! — испуглсь Клвк.

— Д тут недлеко… Где у нс нш пистолет?

Клюкв выдл очень длинную и змысловтую фрзу, из которой я понял только, что нхожусь с пистолетом в очень близких, можно дже скзть, интимных отношениях. Выскзвшись, сестр достл из своего рюкзчк небольшой сверток. Внутри, обмотнный кухонным полотенцем, отсвечивл вороненой стлью пистолет. Я не без опски взял его в руки и попытлсь отыскть ту смую штучку, которую Димк нзывл «предохрнитель».

— Брковнный пистолетик-то, — буркнул я. — Дже предохрнителя нет.

Может, он и был, дже скорее всего был, только я его не ншл. Открыв дверцу мшины, я дрогнувшим голосом произнесл:

— Пошли, что ли?

Чтоб придть себе бодрости, Клвдия еще рз выруглсь и покинул слон.

Не сговривясь, мы пошли в ту сторону, где вдлеке одиноко светил фонрь. Идти было тяжело. Ноги вязли в снежной кше, нмешнной колесми втомобилей. К тому же дул пронизывющий ветер, зствляя ежиться в нших коротеньких курточкх.

Я продвиглсь вперед мленькими шжкми. Пистолет лежл в првом крмне и своей тяжестью мешл ходьбе. Позди, вцепившись мне в руку, кк голодня медицинскя пиявк, тщилсь Клвдия. Он тихонько поскуливл, временми переходя н нродную речь с ее крепкими выржениями.

Внезпно мне послышлся негромкий стон.

Я встл кк вкопння, силясь понять, тк ли это н смом деле.

— Афнсия, ну, ты что? — тут же зныл Клвк. — Пойдем обртно, ?

— Тихо ты, вржье семя! — повысил я голос. — Слышишь?

Сестр, обидевшись н «вржье семя», зткнулсь. Кругом было тихо, вдлеке прогрохотл электричк, и снов пл тишин. «Покзлось?» — мелькнул мысль. Словно опровергя ее, стон повторился.

— Вот, вот! Клв, ты слышл?!

— Аг! — Клюкв готовилсь немедленно рухнуть в обморок. Он дже присел от стрх.

Однко сил воли у сестрицы чудовищня, имен-, но поэтому Клвк не рухнул, только пролепетл:

— Это, нверное, собк ккя-нибудь.

С кошкми подрлсь, теперь рны злизывет.

Афонь, ты не Айболит, помочь ей все рвно не сможешь… Поехли домой, ?

— Сейчс, Клв, я только одним глзком гляну, что тм з собк стонет человеческим голосом.

Слбо ориентируясь н звук, я отпрвилсь н поиски. Для этого пришлось протиснуться в щель между двумя гржми. Не ткое это простое дело, кк окзлось. Между гржми мшины не ездят, дорогу не утрмбовывют, еще влдельцы гржей иногд чистят снег с крыш своих мшинохрнилищ… Легко догдться, куд этот снег попдет!

Протиснувшись между гржми и нбрв полные спожки (и не только!) снег, я нткнулсь н тело. С первого взгляд оно, это тело, кзлось совершенно безжизненным. Мужчин лежл н спине, рскинув руки и ноги в стороны, словно згорл под крымским летним солнцем.

Клюкв, оствшяся стоять н «шухере» по ту сторону щели, нетерпеливо попискивл.

"Тк, — думл я. — Если он стонл, знчит, не труп. Покойники, они ведь молчливые, стонть не могут. И првильно, чего им стонть?

У них ухе другие зботы. А этот точно стонл, я слышл своими ушми, Клюкв слышл, следовтельно, все в порядке. Просто человеку стло плохо. Вот и все дел".

Рссудив тким обрзом, я склонилсь нд мужчиной. Он действительно был жив, только очень плох. Под его головой, лежщей н снегу, темнело ккое-то пятно.

— Эй, вы живы? — здл я глупый вопрос.

Понимю, что глупый, но ведь следовло кк-то нчть рзговор. Впрочем, кк и следовло ожидть, мужчин мне не ответил. Однко он зстонл. Я обрдовлсь и бросилсь к проходной щели:

— Клвк, он жив! Это мужчин, ему срочно нужн помощь. Ты лезь сюд, посторожи его.

Тк, н всякий случй, чтоб он вдруг не умер или еще чего… А я подгоню мшину поближе, и мы отвезем беднягу в больницу.

Тк и сделли. Клвк присел рядом с бесчувственным телом мужчины, взял его з руку и прошептл:

— Потерпи, сердешный! Сейчс в больничку поедем, тм тебя вылечт…

Я торопливо шгл к мшине, спотыкясь и изредк пдя. В очередной рз рстянувшись в снежном месиве, я громко выруглсь:

— Степк, сволочь! Я тебе это припомню!

Нконец я добрлсь до мшины. С трудом, дрожщими рукми вствил ключ в змок зжигния. «Девятк» поскрипел немного, но зводиться не пожелл. Предствив, что в нескольких сотнях метров отсюд н снегу лежит мужчин без сознния, рядом умирет от стрх Клвк, я от жлости к ним обоим, ну и к себе, рзумеется, тоже, зревел.

— Степк, ты сволочь! — шмыгнув носом, повторил я еще рз и предпринял очередную попытку звести мшину.

Н этот рз двигтель зрботл. В свете фр гржи не кзлись уже ткими стршными.

Я внимтельно всмтривлсь в их очертния, стрясь обнружить знкомую щель и очень боясь, что не смогу ее нйти.

— Аг! Вот он, — обрдовлсь я.

Из мшины я выскочил, словно меня подбросил мощня пружин. Предстояло смое сложное: перенести мужчину в мшину, вернее, протиснуть его тело через узкий проем между гржми.

— Клв! Клвочк!! Я уже здесь, я уже иду!

Стрнное молчние было мне ответом. Это не просто нсторживло, это здорово пугло.

Клвк вообще болтливя от природы, в критических ситуциях ее просто не унять. Молчние сестры могло ознчть только одно: Клвки тм нет. Но ткого просто не могло быть! При всей вредности хрктер Клвдия облдл огромным чувством ответственности, он не могл покинуть свой пост просто тк. Неужели что-то случилось?! Эт мысль больно стучл в виски, и с криком «Клюкв, я тебя спсу!» я бросилсь н штурм щели, кк н мбрзуру вржеского дзот. Слезы обильно орошли лицо, кзлись горячими н холодных от мороз щекх.

Сердце тревожно ухло в предчувствии беды.

…Клвк лежл н мужчине, словно хотел его согреть.

— Клв--! — стршно зкричл я, бросясь к сестре и принимясь ее тормошить.

Мне кзлось, от ткого крик очнется дже мумия. К счстью, Клюкв не мумия, но тоже очнулсь — Не.., не тряси меня, — слбо простонл он. — И тк хреново…

— Что произошло, Клвочк? Зчем ты н него улеглсь? — помогя сестре подняться, спросил я.

— Думешь, это я добровольно? — возмутилсь Клюкв, но тут же зстонл снов. Ее стон подхвтил и лежщий н снегу мужчин.

Я сообрзил, что рсспросы нужно отложить. Сейчс следовло немедленно отвезти обоих в больницу. Клвк-то моя еще ничего, до пенсии дотянет, вот у дяди дел, видть, совсем плохи.

— Ты идти-то можешь? — я озбоченно пытлсь отыскть хоть ккие-нибудь повреждения н Клюквиной.

— Нверное, — пожл он плечми. — Только голов кружится. Вот почему мне тк не везет, Афонь? Я сидел вот тут, с этим… — сестр мотнул головой в сторону мужчины. — Кто-то сзди подошел, д к-к шрхнет по бшке! Хорошо, я в кпюшоне был, то бы лежл сейчс рядом с этим типом д истекл кровью, кк он. Знешь, Афонь, ему тоже по крыше двинули, только менее удчно…

Знчит, темное пятно под его головой не что иное, кк кровь, догдлсь я и зкричл:

— Тк чего ж мы стоим! Быстро в больницу!

Мужик окзлся тяжелым, и мы с Клвкой, тоже, кстти, не шибко сильной в днный момент, изрядно попотели, пок протиснули его в щель между гржми и устроили н зднем сиденье втомобиля. Клвдию я определил туд же, велев подложить под голову мужчины свою куртку, свернутую н мнер подушки.

Где в Люблине нходится больниц, я не имел понятия, поэтому, чтобы не плутть по незнкомым местм, поехл в родную пятндцтую. Тем более тм зведующим хирургическим отделением рботл отец одного моего «блбес». С зднего сиденья то и дело рздвлись стоны. Просто удивительно, кк быстро Клвк ншл общий язык с незнкомцем. Изредк он просил:

— Не тряси, Афнсия! Меня сейчс вырвет..,.

— Ничего стршного, это будет мленькой местью Степке!

Кстти, о Степке. Не его ли это рбот? Лдно, допустим, подрлся он с бндитом, двинул по голове, Клюкву-то зчем удрил? Может, в темноте он принял Клвку з кого-то другого?

Я см прекрсно понимл, что объяснение слбенькое, явно притянутое з уши, но другого пок не было. "А может, это вовсе не Степк был?

Может, Клв прв, я зблудилсь и попл не в то место, не в то время? Проще говоря, не к тем гржм приехл?" — рзмышлял я, мчсь вперед и не обрщя внимния ни н дорожные знки, ни н светофоры. Знки… А что знки?

Из всех я хорошо знл только один: треугольничек с нрисовнным в нем человечком, шгющим по полоскм. А вообще-то всегд думл, что дорожные знки придумли специльно, чтобы зпутть водителей. Светофоры ндо непременно убрть, они только мешют движению.

Однко милиционер, или, кк сейчс их нзывют, гибэдэдэшник, придерживлся иного мнения. Поэтому он поднял свою полостую плочку и пронзительно зсвистел.

— Не свисти, денег не будет! — с досдой проворчл я, остнвливясь. — Вот только тебя тут не хвтет… Клвк, стони громче и жлостнее.

Выходить из мшины я не стл. Во-первых, холодно, н мне только свитер, во-вторых, тк будет проще смтывться. С этой же целью я не стл глушить двигтель. Инспектор ГИБДД подошел с нехорошей ухмылкой и постучл пльчиком в окно. Я опустил стекло.

— Добрый вечер. Лейтеннт Руденко, инспектор ДПС, — предствился молодой симптичный прень и тут же немного рдостно консттировл:

— Нрушем, знчит.

— Угу, — я сокрушенно опустил голову, бесконечно сочувствуя этому лейтеннту. Он вынужден стоять н морозе и отлвливть рзного род нрушителей.

— Знки для кого устновлены? — продолжл издевться лейтеннт Руденко.

— Не зню, — честно признлсь я. — Понимете ли, господин лейтеннт…

В этот момент громко и жлобно зстонл Клюквин, вторым голосом ее поддержл нш рненый.

— Обн! — сильно удивился Руденко, сдвинув фуржку н зтылок. — Кто тм у вс?

Вздохнув, я пояснил:

— Один — с пробитой головой, мы его ншли з гржми. Того и гляди дышть перестнет. Вторя — сестр моя, Клвк. Он тоже… того, с головой, вот-вот с ктушек съедет. Мне бы в больницу их доствить, ? Помрут ведь, болезные, тебе отвечть.

— А че я-то срзу? — отпрянув, по-детски шмыгнул носом гишник.

— Ну кк же: ты препятствовл окзнию первой медицинской помощи. По-моему, это сттья.

Лейтеннт Руденко вытер вспотевший лоб и отчего-то шепотом спросил:

— А что у вс в бгжнике?

Собственно говоря, я туд не зглядывл и понятия не имел, что у нс тм.

— Труп, конечно. Чего ж еще? — пожл я плечми. — Не «зпску» ж в бгжник клсть.

С зднего сиденья опять рздлся стон, но н этот рз в нем были четко слышны угрожющие нотки. Умеет же Клюквин возмущться дже в бессознтельном состоянии. Вот ведь згдк природы!

— Езжйте, — обессилев окончтельно, мхнул полостой плкой Руденко. Кк-то чувствовлось: еще пру минут — и ему смому пондобится медицинскя помощь.

— Спсибо, — сдержнно поблгодрил я. — Дй вм бог зрботть побольше…

С этими словми я ндвил н педль гз и, признюсь, с немлым облегчением поехл прочь от бдительного Руденко. Еще неизвестно, что могло произойти, нчни он шмонть мшину. Вдруг рненый уже скончлся? Возись тогд с ним…

* * *

В приемном покое пятндцтой больницы сильно пхло лекрствми. З стеклом регистртуры сидел полня женщин постбльзковского возрст. Он явно пытлсь повернуть время вспять: густо нкршенные тушью ресницы, брови ниточкой и полкило помды н губх. Под медицинской шпочкой, я уверен, скрывлсь стромодня «хл». Тетк явно скучл. При моем появлении в ее глзх вспыхнул искорк интерес, но тут же погсл. Не зню, может, он ожидл принц н белых костылях, тут я появилсь.

— Здрвствуйте, — немного стыдясь з принесенное рзочровние, поздоровлсь я. — Могу я видеть Щуренков Юрия Всильевич?

Ленивый, немного тетрльный поворот головы и спокойный ответ:

— Можете.

Я обрдовнно пискнул, ожидя укзний, где, в кком кбинете, н кком этже отыщется зв, отделением хирургии Щуренков Ю.В. Он, кк нстоящий врч, несмотря н выходной день и позднее время, трудился, трудился и трудился.

Однко продолжения не последовло. Тетк отвернулсь от меня и уствилсь в зеркльце.

Интересно, что он тм хотел увидеть? Я почувствовл, кк где-то в облсти поджелудочной железы зкипет рздржение. Пок оно еще было тк длеко, я мило улыбнулсь:

— А где именно я могу его видеть?

— Ой, господи! — зктил глз медицинскя тетеньк. — Девушк, сегодня выходной день. Вот вы свой выходной где проводите?

Хм, хороший вопрос, тк срзу и не ответишь!

Д и не говорить же этой стреющей крсотке, что свой выходной я провожу, кк индеец, н тропе войны, не просто тк ведь я здесь окзлсь! Тетк истолковл мое молчние по-своему:

— Вот и Юрий Всильевич тоже дом. Тк что увидеть его вы сможете только звтр, когд он придет н рботу.

— Черт! — выруглсь я. — А кто-нибудь из хирургов у вс имеется именно сейчс?

— Имеется. Антон Констнтинович сегодня дежурит.

И снов молчние. Рздржение от поджелудочной железы подктило к голове и шрхнуло в мозг.

— Послушй ты, утк больничня, у меня в мшине двое рненых, ты мне тут глзки строишь! Говори быстро, где этот Констнтинович, или я з себя не отвечю! Учти, у меня нследственность фиговя, пп полжизни в тюремной психушке вместе с Сербским сидел. Говори, ну?!

Тетк зтрясл своими двумя подбородкми, не то от гнев, не то от стрх, и протянул руку к телефону.

— А-Антон К-Констнтинович, — проблеял он в трубку, — тут к вм психическя пришл. Охрнник болеет, я тут одн, он с нследственностью…

Трубк что-то квкл, тетк внимтельно слушл, потом более спокойно добвил:

— Говорит, в мшине у нее двое рненых…

Хорошо. Антон Констнтинович сейчс спустится, — это уже мне.

В ожиднии доктор я гигнтскими шгми мерил небольшой холл. Н этот рз тетеньк нпряженно нблюдл з моими скчкми, оствив в покое зеркльце. И првильно, между прочим, сделл. Я бы н месте зеркльц удвилсь, увидев, кого придется отржть.

— Кто тут с рненой нследственностью? — рздлся з спиной молодой бодрый голос.

Я оглянулсь. Передо мной стоял юнош, совсем мльчик, в белом хлте, небрежно нброшенном н синюю униформу. Внешне он походил скорее н моего ученик-блбес, чем н серьезного доктор, тем более хирург. Рыжие вихры непокорно торчли в рзные стороны, н лице, щедро обсыпнном веснушкми рзных цветов и рзмеров, озорно поблескивли всилькового цвет глз. Филиппок, д и только!

— Ты хирург? — н всякий случй уточнил я.

— А что? Не нрвлюсь? — обиженно нсупился прень.

— Ты не пиво, чтоб всем нрвиться. Глвное, чтоб трепнцию череп мог сделть.

— А ндо? — испуглся хирург.

— См увидишь, — тумнно пообещл я. — Возможно, и придется.

Нехороший, чисто медицинский блеск появился в глзх юноши. Что-то подскзло мне, что трепнция череп — его любимое знятие.

Я кк-то зсомневлсь, стоит ли доверять этому юноше жизни Клвдии и того рненого дядьки.

Однко мы не н рынке, выбирть не приходится, поэтому я схвтил хирург з руку и потщил к выходу, пытясь н ходу объяснить, что от него требуется.

Клюквин сидел с зкрытыми глзми, зпрокинув голову нзд. Ни он, ни дядьк, лежвший н сиденье, уже не стонли.

— Скорее же, — торопил я хирург, — видишь, не дышт уже! Клв, Клвочк, сестренк моя любимя и единствення! Очнись, пожлуйст! Честное слово, я теперь буду тебя слушться, буду, вот увидишь!

От жлости к Клвке я зревел в голос. Филиппок, вмиг сделвшись серьезным, отодвинул меня в сторону, резко бросив:

— Не реви, рботть мешешь!

Пришлось зткнуться, хотя это было невероятно трудно. Хирург нырнул н зднее сиденье.

Спустя несколько секунд оттуд донесся возмущенный Клвкин вопль:

— Убери руки, охльник! Голов у меня пострдвшя, не то, з что ты хвтешься. Ишь, лпет, пользуется бессознтельным состоянием. Мньяк в белом хлте! Ты лучше ему вот помоги, совсем бедолге плохо…

Клвдия выбрлсь из слон. Выглядел он, скжем прямо, хреново: бледня до синевы, руки дрожт, губы трясутся, под глзми — темные круги. Чувствовлось, что здоровье у сестры поштнулось.

— Эй, кк тебя тм… — позвл Антон Констнтинович.

— Афоня, — торопливо предствилсь я.

— Кошмр ккой! Вот что, Афоня, быстро беги в приемный покой. Скжи Ирине Петровне, чтоб немедленно двух снитров сюд прислл с носилкми и велел вторую оперционную готовить к срочной оперции. Д, еще пусть из трвмтологии Елену Дмитриевну и Игоря Андреевич вызовет. Срочно!

— А… — я хотел поинтересовться, что делть с Клвкой, но этот рыжий Филиппок, почувствовв себя глвным, зорл:

— Ты еще здесь?! А ну, выполнять!!!

— Аг, — пискнул я и.., бросилсь выполнять.

Вскоре нчлсь жуткя сует: примчлись снитры с носилкми, осторожно извлекли из мшины дядьку, унесли его, прихвтив зодно и Клюквину. Я рстерянно хлопл глзми, не зня, что делть. Оствться одной было стршно, поэтому змештельство длилось не дольше секунды. Мхнув рукой н все больничные рспорядки и првил, я бросилсь следом з группой товрищей, уводивших мою родную Клюкву в неизвестном нпрвлении.

— Туд нельзя! — попытлсь остновить меня тетк из регистртуры. Он с неожиднной для ее комплекции резвостью выскочил из своей «коробочки» и горой в белом хлте встл н моем пути.

— Д пошл ты… — укзв тетке примерный мршрут, я оттолкнул ее и побежл по коридору.

Снитров, хирург и штющуюся Клвку я нстигл уже возле лифт. Филиппок удивленно н меня посмотрел, быстро сообрзил, что возржть против моего присутствия бесполезно, и ничего не скзл.

Н седьмом этже лифт остновился. Рыжий хирург, Клвдия и я вышли, нш нйденыш с снитрми поехл дльше.

— У меня есть пятндцть минут, пок его будут готовить к оперции, — в ответ н мой немой вопрос пояснил хирург. — Я успею эту дму осмотреть.

Дм, то есть Клвк, слбел буквльно н глзх, тк что в смотровой кбинет Антон Констнтинович внес ее прктически н рукх.

— Жди здесь, — пыхтя, кк испорчення топк провоз, велел хирург, и скрылся з дверью.

Я покорно хлопнулсь н низенькую бнкетку и устло выдохнул.

"Слв богу, довезли мужик, — лениво потекли мысли. — Нверное, теперь с ним все будет в порядке. Н вид он вроде крепкий… Д--…

Но вопрос все рвно остется открытым: кто виновт? В том смысле, кто дл по голове и ему, и моей Клвке? Ндеюсь, когд дядечк придет в себя, он прояснит ситуцию".

Меж тем в хирургическом отделении кипел жизнь. Больные не спеш прогуливлись по коридору. Рзумеется, те, которые могли прогуливться. Сюд бы Церетели, вот где можно нйти оригинльные фигуры для лепки! Другие больные, которые в силу дигноз вынуждены были проводить свободное время в кровтях, рзвлеклись, кк могли. То из одной, то из другой плты доносились веселые голос и взрывы хохот.

Нконец дверь смотрового кбинет открылсь. Первой н пороге появилсь Клюкв. Он порозовел, кк-то бессмысленно улыблсь, голов ее был обмотн бинтом, кк у бойц Первой мировой войны.

Нверное, Лев Толстой или еще ккой-нибудь клссик описл бы эту кртину тк: "Он поднялсь нвстречу, нервно теребя в рукх тонкий бтистовый плточек. Алые пятнышки крови н нем крсноречивее всех слов свидетельствовли, что в волнении он до крови кусл свои корлловые губки. «Что, доктор?» — бросилсь он нвстречу врчу. Доктор рзвел руки в стороны и со вздохом ответил: "Я сделл все, что мог, но… Медицин здесь бессильн.

Будем уповть н волю Господ".

Я не Толстой, губки не кусл, д и нервно теребить было нечего. Но шг нвстречу Клвке я все-тки сделл, потрогл повязку н голове и рзочровнно спросил:

— А почему не гипс?

Было бы збвно увидеть Клвку с згипсовнной головой.

Антон Констнтинович, вероятно, решил, что нследственность у нс с Клвкой и в смом деле не хти, вздохнул и приступил к объяснениям:

— У Клвдии Сергеевны легкое сотрясение мозг…

Скзно это было тким тоном, будто хирург был крйне удивлен нличием этого оргн у Клюквиной.

— ..стршного ничего нет, но несколько дней покзн полный покой. Я сделл ей кое-ккой укол, ближйшие пру чсов Клвдия Сергеевн будет чувствовть себя вполне сносно. А потом.., покой, покой и только покой. В случе головных болей — холод н голову. Кстти, повязку я нложил по ее нстоятельной просьбе. Теперь о другом твоем приятеле…

— Он… — попытлсь объяснить я.

— Не перебивй, — сморщился Филиппок. — Н первый взгляд у него очень серьезня черепно-мозговя трвм и проникющее рнение брюшной полости. Большя потеря крови.

Кто он?

— Не зню, — честно признлсь я. — Мы его ншли.

Хирург кк-то стрнно н меня посмотрел.

А чего смотреть-то? Я ведь првду скзл.

— Знчит, тк, — продолжл Антон Констнтинович, — сейчс нчнется оперция…

Я перебил хирург:

— Ты, что ли, будешь делть?

— Аг. И еще двое. Сделем все, что в нших силх. Вы подождите здесь. Снитры сейчс его одежду вынесут. Ну, пошел я…

Филиппок явно волновлся. Следовло его поддержть, поэтому я встл, попрвил н нем синюю медицинскую шпочку и торжественно произнесл:

— Иди. Делй свою рботу. У тебя все получится, мы с Клвой в тебя верим. И помни о клятве Гиппокрт. — Немного подумв, я добвил — Мы тут подождем.

Судорожно вздохнув, Антон Констнтинович отпрвился н дело.

— Господи, ведь пцн совсем, — посочувствовл я прню, — все-тки хирург, сейчс резть человек будет! Клвочк, ты кк себя чувствуешь?

Клвк сидел н бнкетке и счстливо улыблсь. Хорошее, видно, лекрство вколол ей Филиппок!

— Вот блин, вроде и секс не было, кк в цирке побывл! — сделл неожиднное зявление Клюкв.

— Бывет, — резюмировл я и опустилсь н бнкетку рядом с сестрой. Предстояло смое трудное: ждть.

* * *

Мы с Клвдией сидели н низенькой бнкетке. Клюкв, кзлось, дремл, положив свою больную голову мне н плечо. А я смотрел н больничную рутину и философски рзмышлял: кк все-тки силен в человеке инстинкт к жизни! Д вот хоть посмотреть н этих больных, ползющих сейчс по коридору. Все, что может ломться в оргнизме, у них сломно: руки, ноги, ребр, может, дже у кого-то позвоночник. А ведь живут, смеются, рдуются кждому дню! Перед нми остновился прень. Обе руки у него были згипсовны, шины поддерживли их, прдон, в рскорячку, словно он хотел всех обнять.

— Привет; девчонки! — подмигнул прень. — Потнцуем? Я сейчс кк рз в форме!

— Ишь, тнцор диско, — усмехнулсь я. — Кк же ты щи хлебешь в ткой м-м.., форме?

Черпло, должно быть, будь здоров!

Прень зржл:

— Черпло что ндо! Некоторые сестрички очень дже довольны.

— Вот и тнцуй со своими сестричкми, от нс отвли. Не видишь, мы в волнении…

Однко прень не собирлся отвливть. Вместо этого он присел н корточки и сочувственно спросил:

— Н оперции кто-то? Муж? Брт? Д не переживйте. Антон Констнтинович клссный хирург, хоть и пцн совсем. Др у него.

— Спсибо, успокоил, — проворчл я.

Появились те смые снитры, которые увозили ншего «нйденыш» н оперцию. Они подошли к нм и протянули одежду рненого: куртку, пропитнную кровью, окроввленные джинсы, свитер, нижнее белье, ботинки. Тк же молч снитры удлились.

Мне, честно говоря, не терпелось обследовть крмны одежды, но при прне делть это было кк-то неудобно.

— Слушй, друг, я бы очень хотел, чтобы ты оствил нс в покое, — обртилсь я к прню. — Иди… В общем, иди, тнцуй в другом месте. Дй спокойно поволновться з судьбу близкого человек.

Пок я говорил, пльцы сми собой мяли и теребили куртку, принесенную снитрми. Тм ясно прощупывлось что-то твердое. Нетерпение нрстло, рстопыренный придурок все не уходил. Уж и не зню, все рненые ткие упрямые или просто нм один ткой поплся? Тут Клвк, до того дремвшя у меня н плече, открыл глз и недовольным тоном проговорил:

— Юнош бледный со взором горящим, неужели вм неясно скзли — очистите прострнство. У вс уже верхние конечности рстопырены, не ждите, чтобы и нижние были рскорячены. Идите, идите с богом…

Тк и хотелось добвить: «Во имя Отц, и Сын, и Святого Дух. Аминь», зодно и перекрестить болящего. Впрочем, прень не стл дожидться блгословения. Он, кряхтя, поднялся и удлился, оглянувшись всего-то рз пять-шесть.

Стло быть, Клвк ожил и теперь снов в строю. Првд, после трвмы головы неизвестно, чего можно от нее ожидть. Клюкв был немного бледновт, но в общем и целом выглядел неплохо. Кк-то ощущлось, что боевого дух в ней нисколько не убвилось. Птиц Феникс, д и только!

— Кк голов? — зботливо поинтересовлсь я у сестры.

— Могло быть и хуже. Во всяком случе, моя голов сообржет лучше, чем у того рстопыренного. Тк, хвтит о грустном. Ты проверил, что тм у ншего мужичк в крмнх?

Копться в крмнх одежды н виду у всего отделения было не совсем удобно. Поэтому мы удлились в дльний конец коридор, куд збинтовнные и згипсовнные не доползли.

Нижнее белье, свитер, ботинки проверять не стли: крмнов тм нет, чего зря время тртить? В джинсх ншлсь ккя-то квитнция, вся в пятнх крови. Повертев ее в рукх и тк, и сяк, дже понюхв для порядк, я сообрзил, что это квитнция оплты сотового телефон.

Только вот рзобрть и без того еле видимую ндпись не предствлялось возможным. А вот куртк, слв богу, дл кое-ккой урожй. Не хти, конечно, но все же… Во-первых, мобильник. Хороший, дорогой, с фотокмерой, только выключенный почему-то. Знчит, отметил я про себя, причиной нпдения н дядьку было не огрбление. В противном случе телефон все же свистнули бы. Еще в крмне куртки ншлось кожное портмоне. Клвк знялсь телефоном, я принялсь изучть содержимое портмоне. Денег в нем не было (подозревю, это рбот снитров), зто обнружились водительские прв н имя Виктор Андреевич Смонин, стрховой полис ОСАГО, документы н мшину и фотогрфия женщины с годовлым ребенком н рукх. Изучив документы, я пришл к неожиднному выводу:

— Клв, мшин-то, н которой мы мотемся, вовсе не Степн, этого смого нйденыш. И зовут его Виктор. Но смое интересное…

Мобильник, включенный Клвдией, внезпно ожил, звибрировл, ззвонил. С перепугу.

Клвк вскрикнул и выронил телефон из рук.

— Ты чего, Клв? — нгибясь з телефоном, удивилсь я. — Телефон не видел, что ли?

— Ох, испуглсь я что-то, Афнсия, — Клвк одной рукой держлсь з голову, другой — з сердце. — К-к зжужжит! Прям привет с того свет!

— Типун тебе н язык, блболк! — Я открыл крышечку телефон:

— Алло?

— Алло? Алло?! Витя? Витьк, ты где? Я извелсь совсем. Ты чего молчишь, Виктор?

Женщин взволновнно что-то говорил, д тк быстро, что я не успевл рзобрть слов. Нконец в словесном потоке обрзовлсь пуз.

— Здрвствуйте, девушк. Это не Виктор.

— А кто? — рстерянно спросил собеседниц.

— Ну-у… Кк вм объяснить… Виктор нс дже не знет. Дело в том…

— Все понятно, — рстерянность женщины прошл, уступив место рздржению. — Витьк небось опять с дружкми в бньку отпрвился.

Уже ндрлся, д? Ах ты, прошмндовк фрикнскя! Ну, ничего, я вм устрою и небо в лмзх, и мссж фрикнский!

Снов горохом посыплись слов с обещниями немедленной рспрвы с Виктором и его дружкми. По срвнению с крми, ожидющими несчстного Виктор, средневековые пытки — просто детские игры в песочнице. В конце концов мне стло жлко мужик. Мло того, что сейчс под ножом хирург стрдет, тк еще и жен вопит тк, что мертвого поднимет!

— Зткнись, дур! — рявкнул я в трубку.

Женщин, видно не ожидвшя ткой нглости от «фрикнской прошмндовки», умолкл. Я перевел дух и уже более спокойно повторил:

— Зткнись и слушй. Виктор Андреевич Смонин твой муж?

— А то ты не знешь… — все еще злобно, но уже остывя, ответил женщин.

— Тк вот. В днный момент он в больнице, ему оперцию делют. А нм, между прочим, ты спсибо должн скзть…

Дльше я коротко изложил события сегодняшнего вечер. Жен Виктор рсплклсь:

— Ой, господи, что же делть-то? Мне бы в больницу ндо, я сын не могу одного оствить. Згрипповл он что-то…

Думть долго я не стл:

— Тебя кк звть?

— Оксн… — всхлипнул женщин.

— — Вот что, Оксн, мы с Клвдией дождемся окончния оперции и тебе перезвоним. А звтр, чсов, скжем, в десять утр, привезем его вещи и мшину. Договорились?

Оксн ккими-то неясными звукми вырзил свое соглсие, потом зплкл еще громче:

— Спсибо вм, девочки. Вы только телефон не выключйте!

Пообещв оствться н связи, я зкончил рзговор.

— Фу-у, — выдохнул я устло. — И чего ббы ткие дуры? Рз мужик дом нет, знчит, в згуле. Не знешь, Клв?

Клюквин не отвечл, он снов зснул.

Видть, трвм головы все-тки двл о себе знть. Впрочем, у меня глз тоже слиплись — время-то уже первый чс ночи.

— Что-то долго Филиппок ковыряется, — проворчл я, устривясь поудобнее, стрясь не потревожить Клвдию.

"Что же получется? — прикрыв глз, рссуждл я. — Товрищ, нйденный з гржми, — есть Виктор Андреевич Смонин. Стрнное совпдение. Если это совпдение вообще, если именно этот Виктор является именно тем бндитом, с которым должен был встретиться Степк. Тогд выходит, что это Степк того… по голове, и ножиком. И Клвку тоже?! А почему у Степн мшин Виктор? Знчит, этот Виктор — Степкин брт? Он же должен нходиться в плену вместе со своей женой и сыном. Ничего не понимю! И в первую очередь не понимю, кк нм относиться к Степну? Кто он: друг или врг? Если друг, то зчем врет? А если врг?

И при чем тут Клвк? Я вообще не пойму, в те гржи мы приехли или нет? Почему мы не видели тм Степн? Т-к, что же это з история, в которую мы опять вляплись?"

Н этой оптимистичной ноте я открыл глз, словно почувствовл присутствие кого-то лишнего.

Тк оно и вышло. В двух шгх стоял Антон Констнтинович. По его осунувшемуся лицу прочитть что-либо было невозможно.

— Ну, что? — прошептл я, ощущя внезпную слбость в ногх. Отчего-то для меня было очень вжно, что ответит этот молодой рыжий Филиппок.

— Что «ну что»? Оперцию сделли, оргнизм у мужик крепкий, должен выдюжить… — Мой собственный оргнизм зшелся в судорогх рдости. Хирург меж тем продолжл:

— Теперь вот что. Я обязн сообщить в милицию…

— Зчем это? — вздрогнул я в испуге.

С милицией дел иметь не хотелось. Не зню, кк вы, лично я ншим внутренним оргнм в лице милиции не доверяю. Либо взяточники, либо оборотни в погонх. И все время норовят невиновных людей з решетку упечь. Предствив себе, ккя поднимется сует среди ментов и что мы с Клвкой втомтически попдем в рзряд подозревемых, я зябко передернул плечми и твердо зявил:

— Не ндо милиции. Зчем нм милиция?

Рыжий хирург некоторое время молчл, потом устло пояснил:

— Ножевое рнение. Я обязн сообщить.

К тому же вы его не знете.

— Кк не знем? — удивленно воскликнул я. — Очень дже знем. Это же Витьк, дружок нш стринный! Мы еще в детский сдик вместе ходили. Просто… Просто в темноте кк-то не срзу рзглядели. А рнение… Что ж, бывет!

У меня их, знешь, сколько? И не сосчитть!

Особенно нервня систем пострдл. Вот и Витьк: шел, шел, здумлся о высоких мтериях — темно-о было, — поскользнулся, упл.

А тм ножичек.., стоял. Слушй, Антон, не ндо милиции, ? У меня н людей в форме стршня ллергия!

Антону и смому не хотелось связывться с ментми, это было видно невооруженным глзом. Но для поддержния собственного реноме молодой хирург неуверенно промямлил:

— Ну-у.., не зню дже…

— Вот и слвно! — зхлопл я в лдоши.

Проснулсь Клвк. Он сонно моргл и терл глз кулчкми — А в чем дело? — слдко зевнув, спросил он. — Больной скорее жив, чем мертв?

— Д, Клвочк. Оперцию уже сделли, — ответил я сестре, — и он прошл успешно.

— Отлично, — снов зевнул Клюкв, пристривя голову мне н плечо.

Я скосил глз н Клвку:

— Слушй, Антош, он теперь все время спть будет? — Хирург рзвел руки в стороны, я здл двно волноввший меня вопрос:

— Можно к Виктору пройти? Поговорить с ним ндо, посочувствовть, пожлеть, если пондобится.

Повисл долгя пуз, во время которой рыжий Филиппок внимтельно изучл меня. Признюсь, я чувствовл себя микробом, з которым нблюдет любознтельный ученый. И чего, спршивется, смотрит? Живых людей, что ли, не видел? Внезпно хирург озбоченно спросил:

— Афоня, что у тебя с глзми?

— А что? — испуглсь я. Все время считл, уж что-что, глз у меня крсивые: зеленые, большие… Димк все время говорит, что мои глз срвнимы лишь с глзми трепетной лни.

Брешет, конечно, однко все рвно приятно.

Сейчс, нверное, они были покрсневшие и воспленные, но не до ткой же степени, чтобы нпугть дже врч. Антон присел н корточки, покзл плец и прикзл:

— Следи.

Я покорно принялсь нблюдть з пльцем: впрво, влево, вверх, вниз…

— В детстве головой не удрялсь? — строго спросил Филиппок.

— Нет.., д… — я испуглсь еще больше. — Лех Козлов пру рз портфелем врезл, у него тм «Идиот» лежл. Но я ему дл сдчи! А что?

Плохо выгляжу?

— Плохо сообржешь, — Антон прекртил издевться и сел рядом со мной. — Ну, кто, спршивется, срзу после тяжелейшей оперции, еще под нркозом может рзговривть? Вш Виктор в ренимции и пробудет тм по меньшей мере пять дней. Вот когд его переведут в общую плту, тогд и поговорите!

Кзлось, решение Антон Констнтинович было твердым, кк лмз, но я тк жлобно смотрел н хирург, тк печльно вздыхл, что сердце Филиппк не выдержло.

— Лдно, оствляйте свои телефоны. Кк придет в себя, я с вми свяжусь, нвестите его.

Но только в мое дежурство и не дольше пяти минут! И вот еще что: нужно кк-то сообщить его родственникм… — Тут Антон рстерянно посмотрел н меня, дернув бровью. Он, вероятно, ни кпельки не поверил в скзку о ншем совместном детсдовском прошлом.

— А мы уже сообщили, — зевнул проснувшяся Клвдия. — Ксюх, жен его, приехть не может, сын у нее зболел. Вот, попросил нс присмотреть з Витькой.

Антон непонимюще зхлопл рыжими ресницми:

— Тк вы что, првд его знете?

— Хм, мы рзве похожи н бртьев Гримм? — усмехнулсь Клюкв. — Д и ситуция для скзок неподходящя, не тк ли? Лдно, Афоня, поехли уже домой, спть пор.

Лично я против этого предложения ничего не имел. Еще рз условившись с Антоном, что первым делом, кк только Виктор придет в себя, он свяжется с нми, мы покинули гостеприимные стены хирургического отделения.

В мшине было холодно, неуютно. Пок прогревлся двигтель стренькой «девятки», я достл с зднего сиденья свою куртку, тоже в пятнх крови несчстного Витьки, и с удовольствием в нее влезл, лелея ндежду согреться. Срзу возникло ощущение ккой-то не првильности.

Что-то было не тк, непонятное, неприятное ощущение мешло жить. Что? Пятн крови н куртке? Тк это ерунд, отстирю кк-нибудь.

Сейчс полно средств, способных не то что кровь отстирть, черное превртить в белое. Это явно не то, что могло тк нсторожить. Ну что же тогд, что?!

— Чего стоим? Кого ждем? — подл голос Клвк. — Слушй, Афонь, у тебя жвчки или конфетки нету? Во рту противно, будто кошки нгдили! От лекрств, нверное…

Я мшинльно опустил руку в крмн в поискх конфетки или ккого-нибудь «Дирол».

Подобной дребеденью у меня чстенько бывют збиты не только крмны, но и сумочк, и ящики стол.

— Клв, я понял! — поделилсь я озрением с сестрой.

— Господи, что ж тк орть. Нпугл больного человек почти до сердечного приступ, — пробубнил Клюкв. — У меня, между прочим, голов рненя.

Не обрщя внимния н ворчние Клвдии, я вцепилсь ей в плечо и почти простонл:

— Пистолет!

— И чего орть? — отдиря мои руки от своего плеч, недоумевл сестриц. — Пистолет — он и есть пистолет, что тут ткого?

— В том-то и дело, Клвочк, его нет! Пистолет кк рз и нет!

Клвк почесл збинтовнную голову, отчего срзу сделлсь похожей н лысого пингвин, удивленного оттепелью н полюсе, и здл бестолковый, н мой взгляд, вопрос:

— А он был?

Снчл я хотел посетовть н бестолковость сестры, но передумл. Все-тки голов — смый млоизученный человеческий оргн.

Единственное, что доподлинно известно, — тм есть мозги. Првд, у рзных людей в рзном количестве и рзного кчеств. Дже смые продвинутые хирурги не могут точно скзть, что происходит с мозгми, если их хорошенько сотрясти. Поэтому возмущться бестолковостью Клвки было бы бесчеловечно. Я глубоко вздохнул, досчитл про себя до триндцти и ответил:

— Пистолет был. Это точно. Ты его уперл у Степки. Когд мы собирлись н «стрелку», пистолет взяли с собой. Я его положил в крмн куртки. Теперь его нет. Понял?

Пингвин-Клвк снов почесл зтылок.

Вердикт был тков:

— Витьк спер, господ бог в душу мть! Можешь быть уверен.

Д-, кк все-тки медленно ученые изучют свойств головного мозг!

— Клв, он не мог. Он был без сознния.

Это почти кк ты сейчс, только хуже. Пистолет укрл кто-то другой, пок мы были в больнице.

И знешь, что?

Дльнейшими моими рссуждениями Клюквин не интересовлсь, потому кк опять уснул, свесив голову н грудь.

«Пистолет… — думл я, трогясь с мест. — Знчит, все-тки Степк. Он обнружил пропжу и решил ее вернуть А это знчит… Это знчит, во-первых, он знет, где Виктор, во-вторых, он знет, что Виктор жив. Вот интересно, хорошо это или плохо?»

Почему-то все сходилось н Степке. Он тк явно подствлял себя. Зчем? Этот вопрос не двл мне покоя до смого дом. В чрезвычйном волнении и глубокой здумчивости я рстолкл безмятежно дрыхнувшую Клвдию.

— Уже приехли? — потянулсь он. — Ну, и кк тм труп?

Опньки! Все горздо хуже, чем я думл.

Когд же медики всерьез зймутся мозгми?!

— Клв, он не труп. Антон скзл, что Витьк выживет…

— Д я не про Витьку вовсе.

— Других трупов у нс нет! — отрезл я.

— Ты уверен?

До этой минуты был уверен, но после Клвкиного вопрос, зднного очень серьезным тоном, кк-то зсомневлсь, о чем и сообщил Клвдии.

— А гишнику ты о ком говорил? Мол, не «зпску» же в бгжнике возить? — нпомнил сестр.

Я вспомнил и зсмеялсь:

— Ну, ты дешь, Клюкв! Я же пошутил. Это прикол был, понимешь? Нет, нверное, не понимешь. У тебя теперь с головой.., проблемы.

— Ты это точно знешь?

К чему относился вопрос: к голове или к непонимнию Клвдией элементрных шуток, я не понял. Вместо ответ я вылезл из мшины, помогл выбрться Клвке и подвел к корме втомобиля. Все помнят, кк устроен бгжник «девятки». Снчл нужно открыть дверцу, потом откинуть «крышечку». Проделв эти нехитрые оперции, я, дже не зглянув внутрь, воскликнул:

— Вуля! Убедилсь?

В свете фонря я видел, кк нехорошо ухмыляется Клвк. Одной ухмылкой не обошлось.

Он ехидно добвил:

— Ну? И ты еще будешь бить себя пяткой в грудь и убеждть меня, что труп нет?

— А что, рзве есть? — не осмеливясь зглянуть в бгжник, промямлил я.

— Куд ж ему деться? Можешь убедиться см…

Похныкв немного, я все же решилсь проверить. Труп был. Труп мужчины. Он лежл, кк-то стрнно скрючившись, уткнувшись носом в колени. Предствив себе, кк рзъезжл по городу с трупом в бгжнике, я зстонл. Несколько секунд рстерянности и жлости к себе быстро сменились решительностью и повышенной ктивностью мыслительных способностей.

Нет, но Клвк-то кков! Словно предвидел.

А может, после удр по голове у нее открылись ккие-нибудь чкры, и он теперь вроде Мессинг? Лдно, сейчс не об этом. Любопытно, кк долго он здесь лежит? Сейчс зим, холодно, мог и неделю в мшине ктться. А Степк, когд двл нм ключи от мшины, знл о пссжире? И не причстен ли см Степн к появлению этого труп? Опять все в Степку упирется — снчл этот, потом Витьк с Клвкой…

Прямо-тки злой гений! Но, нсколько я успел узнть Степн, он человек длеко не глупый и вот тк подствлять себя едв ли стл бы. Черт возьми, хотел бы я знть, что все это знчит!

Может…

— Эй, Афоня, — вывел меня из рздумий Клюквин. — Ты зснул, что ли?

— Спть — это теперь по твоей чсти, я думл. Клв, чего с трупом делть?

— Ты, Афонь, бгжничек-то прикрой. Время, конечно, позднее, но ведь всегд нйдется кто-нибудь, кто бессонницей стрдет или кому в тулет приспичило.

Я торопливо зхлопнул бгжник.

— Думю, — продолжл спокойно рссуждть сестр, — до утр он здесь полежит, утром…

— Утром нс жен Виктор ждет, — нпомнил я.

— ..встнем порньше и отвезем его куд-нибудь.

Клвк не перествл меня удивлять. Рссуждл он н редкость хлднокровно, спокойно и, нверное, првильно. Смущло только одно: звтр утром придется опять возить труп в бгжнике. А с моим отношением к првилм дорожного движения первый же гишник примет нс в свои нежные объятия. Однко делть было нечего, пришлось взять Клвкин плн з основу.

В кромешной темноте — отчего-то лмпочки н площдкх, з исключением пятого этж, не горели — мы с Клвдией дотопли до квртиры. Долго ковырялись с змком: в темноте, окзывется, очень сложно попсть с первого рз ключом в змочную сквжину.

— Дом, милый дом, — простонл я, переступя порог квртиры. — У меня ткое ощущение, будто мы вернулись из длительной комндировки.

— Д уж, долгий был денек и н редкость утомительный, — соглсилсь Клвк, нщупывя рукой выключтель.

Вспыхнул свет, и тут же нступил минут скорбного молчния. Проще говоря, и я, и Клвдия зстыли в немом изумлении. И поверьте, было от чего! В ншей квртире, в ншем уютном семейном гнездышке црил вселенский хос, нет, последний день Помпеи и Хиросим с Нгски срзу. Ткого рзгром я не видел дже по телевизору в смых крутых боевикх. Больше всего меня удивил дорожк из мнной крупы, ведущя из кухни через коридор в комнты.

Мнки в доме, видно, было немного, потому что где-то н середине коридор злоумышленник зменил крупу схрным песком. Н зеркле, до рзгром висевшем н стене, теперь стоявшем н полу, крсовлсь корявя ндпись, исполнення моей любимой помдой: «Сучки, верните что взяли. Будет хуже. Срок — три дня».

Я злюбовлсь н эту ндпись и отстрнение подумл, что в следующий рз, пожлуй, куплю помду н тон светлее. Первой очнулсь Клвдия.

— Афнсия, ты уверен, что это нш квртир? — обводя взглядом рзруху, спросил он. — Мне незнкомо это помещение…

Жлко Клвку — столько потрясений з один день! Себя мне тоже было жлко, еще больше было жлко квртиру и помду. Хотелось зплкть, но сил н это уже не было. Я сел н пол, скрестив ноги по-турецки, опустил голову и негромко, но зто с большим чувством зскулил. Клюкв после секундного змештельств присоединилсь ко мне. Получился неплохой дуэт. Со стороны кртинк выглядел, нверное, кк сценк из жизни сумсшедших. А что делть? Нужно же было дть выход отрицтельным эмоциям.

Через пять минут эмоции вышли, к нм вернулсь счстливя возможность сообржть более или менее трезво.

— Клв, чего мы взяли, что должны вернуть в три дня, инче будет хуже? Ты не помнишь?

— Мы ничего ткого не брли. Пистолет? Д кто сейчс из-з пистолет будет устривть конец свет в отдельно взятой квртире! Сейчс любое оружие можно купить дже н птичьем рынке. Тем более у нс все рвно его уже нет.

— Это ты им объяснишь через три дня.

— Думешь, придут? — испугнно зморгл сестр.

— Можешь не сомневться.

Повисл пуз, во время которой я терзлсь вопросом — уже пор звонить Брусникину или еще рно? О чем думл Клвдия, стло ясно, когд он здл интересный вопрос:

— Слышь, Афонь, может, им нужен нш труп? Ой, что я говорю-то! Не нш, естественно, тот, который в мшине. Мы ж не знем, откуд он, чей… Вдруг он кому-то очень нужен…

Я здумлсь. Кк ткое может быть? Снчл избвились от покойничк, теперь обртно требуют? А нм-то что делть? Еще три дня возить его в бгжнике? Ну уж нет! Кк говорил один киношный герой: «Н это я пойтить не могу!»

Клюквин с ндеждой н меня взирл, ожидя решения. Н свою рненую голову он, видимо, уже не ндеялсь. Пришлось брть ответственность н себя.

— Тк, — я поднялсь с пол. — Сейчс идем спть. Если, конечно, нйдем, куд приткнуться. Утром — все по твоему плну: едем куд подльше и избвляемся от труп. Если им нужен труп, мы сможем укзть место, где его искть.

А после — поедем к Окснке. Очень хочется с ней поговорить, вопросов нкопилось великое множество. Может, он сможет прояснить хоть что-нибудь в этой истории.

Клвк молч соглсилсь.

Спть улеглись н кухне, н полу, перетщив из ншей с Димкой спльни мтрц, подушки и одеял. По непонятной прихоти нших незвных гостей кухня меньше всего подверглсь рзрушениям. Если не считть рссыпнных по полу рзличных круп. Но с этим мы быстро спрвились при помощи веник. Клюквин долго возмущлсь нглостью посетителей: из холодильник пропли колбс, сыр и целый пкет молок. Жреные котлеты, оствленные н плите в сковородке, тоже исчезли.

— Что з… — руглсь сестр непечтными словми. — Я все понимю: пришли, поискли чего-то, не ншли. Осерчли, это тоже понятно.

Ну, покрушили кое-чего, но зчем же продукты уничтожть?! Изголодлись, что ли?

Объяснить логику побыввших у нс в гостях неизвестных хулигнов было невозможно.

Твердо я был уверен только в одном: по крйней мере три дня мы можем спть спокойно.

Дльнейшее предствлялось тумнно и не слишком обндеживло. Думть ни о чем не хотелось,. д и не моглось. Поэтому я зкоплсь в одеяло и мгновенно уснул.

* * *

Сон был недолгим, кким-то мятым. Я беспрестнно ворочлсь, то провливясь в дрему, то выныривя обртно. Клвдия спл беспокойно: метлсь во сне, постнывл, иногд принимлсь что-то горячо и хлопотливо бормотть, совсем кк унитз ночью. Ккой уж тут полноценный сон. Стрясь не потревожить Клюкву, я осторожно встл. Конечно, неплохо было бы кофейку выпить с кким-нибудь бутербродиком, д бндиты все сожрли, что не сожрли — то унесли или испортили. Следовло срочно хоть чем-нибудь себя тонизировть. Рз кофе отпдет, остется что? Фу-у, ккой лкоголь рнним утром? Хотя, признюсь, «соточку» хорошего коньячку я бы тяпнул. Но тяпть было нечего — почтую бутылку «Мртеля» бндиты прихвтили с собой. Оствлось последнее средство, способное привести меня в чувство, — это горячя внн с душистой пеной и всевозможными ромтическими мслми и кремми.

В воде мне знчительно полегчло, волшебные зпхи нстривли н философский лд.

Почему тк бывет? Вот течет жизнь спокойно, течет себе, течет… В конце концов это ндоедет. Нчинешь мечтть о кком-нибудь событии, которое прервет это спокойное течение. Тут я улыбнулсь, вспомнив, кк мой одноклссник, тот смый Лех Козлов, шрхнувший меня по голове портфелем с «Идиотом», решил внести рзнообрзие в тихую школьную жизнь.

Нчитвшись книг о подвигх героев-ниндзя, он здлся вопросом: почему бы и нет? И решил повторить ккой-нибудь их подвиг. В чстности, взобрться по отвесной стене. Голов у Лехи — чисто ЭВМ. В этой голове быстро рождлись генильные идеи, потом они тк же быстро воплощлись. Тк что проблем с восхождением н стену не возникло. Стиль льпинист Лех отверг срзу — слишком легко и неинтересно. Он пошел другим путем. Уперев у ппы-снтехник четыре внтуз, Козлов отпрвился н дело. Для штурм был выбрн торцевя стен здния школы. Окн кбинет директор кк рз рсполглись н первом этже этой стены.

В плн подвиг Лешк посвятил только меня. И вот нстл день "X". Рно утром, примерно з чс до нчл знятий, мы встретились у стены. Лех прилдил по внтузу н кждую ногу, я примотл веревкми снтехнические приспособления к рукм приятеля и с усмешкой ожидл подвиг тинственных ночных воинов.

Для верности Лешк смочил все четыре конечности в ближйшей луже. «Это чтобы лучше присослось», — пояснил он. Зтем Лешк посмотрел н меня суровым взглядом, кким, по его мнению, смотрят грозные ниндзя н своих подруг, подпрыгнул, что было сил, и присослся н высоте около метр. Точнехонько под директорскими окнми. Одного не учел гений — сил, чтобы оторвться от стены у него не хвтило, конструкция крепления не предполгл врийного сброс. И вот висит нш Лех в школьной форме, рнним утром, привязнный к внтузм под кбинетом директор и громко взывет к моему чувству долг. Кк школьный товрищ, я должн был немедленно прекртить претворение подвиг ниндзя в жизнь. В противном случе скоро появится директор, учителя и учщиеся, и тогд последствия будут непредскзуемы! Но меня, кк нзло, скрутил приступ истерического смех. Я смеялсь, стонл, плкл, Лех все висел и руглся.

Зкончился подвиг, кк и следовло ожидть, в кбинете директор. Собственно, после этого я и схлопотл портфелем по голове. А к Лехе нмертво приклеилсь кличк «Лех-внтуз».

Воспоминния о школьной юности нендолго рзвлекли меня. Однко пришлось возврщться в суровую действительность. А он, кк легко догдться, совсем не рдовл. Я, конечно, мечтл внести в жизнь рзнообрзие, но не ткое.., м-м.., криминльное. Можно было бы, нпример, сделть ккой-нибудь необычный мникюр, покрсить волосы в цвет флг Гондурс, в бссейн сходить, н худой конец… Я глубоко вздохнул. Пок об этом приходится только мечтть.

Вод двно остыл. Я вышл из внной и ндел теплый мхровый хлт. В коридоре зеркло по-прежнему информировло о нших с Клвкой перспективх. Примерно с минуту я рзглядывл корявую ндпись. А потом рзозлилсь.

Они еще угрожют! Не н тех нпли, господ хорошие! Меня вообще зпугть трудно, если, конечно, не положить в крмн живую лягушку.

А Клвк… Они решили, коли шрхнули ее по голове, тк он и сообржть перестл. «Фиг вм», кк говорил пес Шрик из Простоквши но. Клюкв моя хоть и хромя теперь н голову, но сообржет не хуже, может, дже и лучше!

Я снов пробрлсь н кухню, чтобы, глядя н Клюквину, убедиться в првильности своих мыслей.

Вообще-то пор было уже собирться. Денек сегодня предстоял не из легких. Клвдия спл. Во сне, со сбившейся нбок повязкой, он выглядел кк беспомощня лборторня мышк и впечтления отвжного Робин Гуд вовсе не производил. Мне стло бесконечно жль сестру. Что делть, в груди у меня билось нежное блгородное сердце!

"Пускй спит, — подумл я. — Филиппок скзл, что ей нужен покой и холод н голову.

Вот пусть и покоится с миром, я тем временем кое-ккие дел сделю"!

Решение было принято, уверенности в собственных силх — хоть отбвляй. Остлось соствить примерный плн действий. Впрочем, его уже нкнуне соствил Клвдия: снчл от труп избвиться, потом к жене Виктор нведться.

Я оделсь, сложил в пкет одежду Виктор, вытщил из Клвкиного рюкзчк его телефон и, прихвтив ключи от мшины, покинул рзгромленную квртиру.

Н улице было темно и холодно. З несколько чсов «девятк» покрылсь легким инеем, который сейчс весело искрился в свете фонрей и окон, тех, которые уже зжглись в ншем доме.

Обычные грждне собирлись н рботу. Я тоже обычня гржднк, но меня волновли совсем другие вопросы. Нпример, куд деть труп? Может, вывезти его з пределы МКАД и схоронить в кком-нибудь лесочке? Д, нверное, тк и сделю. Глвное, выбрть ткое местечко, где не окжется случйных свидетелей. И обязтельно нужно проверить крмны убитого прямо сейчс. Со стороны это будет выглядеть тк, словно втолюбитель что-то ищет в бгжнике: к примеру, «зпску» или ключ 9х12.

Идея мне понрвилсь, и я открыл бгжник. Вы будете смеяться, но тм никого не было. Я зхлопнул бгжник и, обрщясь к фонрному столбу, жлобно проныл:

— Этого не может быть!

Столб ничего не ответил, продолжя бесстрстно освещть место происшествия.

— Я своими глзми видел вчер мертвого мужик в этом бгжнике, — пояснил я фонрю.

И тут же здумлсь: был ли мльчик? В том смысле, был ли труп? Может, дядьк вовсе не мертвый, очень дже живой, спрятлся от кого-то в бгжник «девятки» и прикинулся мертвым, чтоб нпугть нс с Клвкой? А вдруг у нс с Клюквиной мссовые гллюцинции? У нее — в связи с трвмой головы, у меня… Допустим, от переутомления, больничными зпхми опять же ндышлсь. Лдно, попытк номер дв: я снов открыл бгжник. Никого.

— Ушел, — пожловлсь я фонрю и влезл в бгжник по пояс, ндеясь нйти хоть ккие-то следы пребывния человек в мшине. Пусто. Пусто, кк в первый день сотворения мир.

Мне покзлось, что я тихо и кк-то незметно для окружющих схожу с ум. Сходить с ум в одиночку было стршно, поэтому я подключил к этому делу Клюкву. В две секунды я окзлсь дом и с порог зорл:

— Клв, ты не поверишь! Он ушел!

Из кухни выползл Клюкв-пингвин и, зевя во весь рот, рвнодушно поинтересовлсь:

— Кто? Кто это сделл нм ткой подрок и ушел смостоятельно, без ншей помощи?

— Клв, труп ушел. Из бгжник.

— Ну д? — не сильно удивилсь сестр. — Ты ничего не перепутл?

— Знешь, довольно сложно перепутть, есть кто-нибудь в бгжнике или нет.

Клвдия почесл бинты н голове, порядком сбившиеся з ночь, долго думл и нконец усугубил:

— Знчит, никкого труп не было.

— А кто был? — совсем рстерялсь я.

— А был ккой-нибудь лкш, нпившийся до состояния пмятник. Ну, его сердобольные дружки и уложили в бгжник первой попвшейся мшины, чтоб, знчит, бедолг не змерз. А потом мужик просплся и ушел. Чего ты волнуешься? Одной головной болью меньше.

Двй лучше позвтркем — и з дело. Нм еще нужно к птологонтому зехть з твоим больничным.

Оно, конечно, может, Клвк и прв: нпился мужик, просплся д и ушел спокойненько домой, получть от жены нхлобучку. Смущли только кое-ккие мелочи. Ну, во-первых, циккого зпх лкоголя я не уловил, во-вторых, кк можно войти и выйти из зпертого бгжник? Хотя, в принципе, для русского человек что-либо зпертое вовсе не является препятствием.

Н звтрк пришлось довольствовться бнльной яичницей. Это обстоятельство крйне рздржло Клюквину, любительницу кулинрных шедевров. Он не стеснялсь в выборе выржений в дрес вчершних посетителей. Я, кк человек, получивший филологическое обрзовние, поминутно крснел. Однко перебивть сестру, тем более делть змечния, не решлсь, потому кк знл: пок он не выпустит пр, все рвно ничего умного и конструктивного скзть не сможет.

Пок Клюкв исходил ядом, я знялсь изучением сотового телефон Виктор. Вообще, изобреттелю мобильник пор бы дть ккую-нибудь премию, хотя бы Нобелевскую, нпример.

При умелом подходе из телефон можно извлечь мссу информции, чсть которой может окзться весьм полезной.

Перво-нперво я вошл в глвное меню и отыскл тм зписную книжку. Т-к, посмотрим, с кем дружит Витюш. Мму, ппу, жену Оксну пок пропустим. Хотя телефон Окснки нм пригодится: ндо будет ей позвонить и узнть домшний дрес. А вот и другие имен, только они пок нм ни о чем не говорят. О! Это уже любопытно: С.В. Уж не Степк ли это? Сейчс проверим, зодно поинтересуемся, ккие у него плны н сегодняшний день. Мне, к примеру, очень хотелось бы увидеть Степушку.

К телефону долго никто не подходил. Еще бы, нормльные люди в это время либо спят, либо только встют и собирются н службу. Нверное, бонент, с которым я пытлсь связться, был чересчур нормльным, потому что трубку тк и не снял. Впрочем, меня это нисколько не огорчило, позвоним попозже, теперь это для нс не проблем. Посмотрим, кто еще в списке имеется. Обозрев все зписи, я пришл к выводу, что имен мне незнкомы, ни о чем не говорят и что нчть следует с другого боку. Выясним, кому в последнее время чще всего звонил Виктор. Аг, жене, ккому-то Пвлу Андреевичу, Тмре и тинственному С. В. (или тинственной?). Яснее не стло. Я решил пок не отчивться, вместо этого влезл в фотокмеру.

Не в сму кмеру, рзумеется, в результты ее рботы. И первый, кого увидел, был Степк.

Виктор снял его, когд тот увлеченно рзглядывл ккие-то бумги. Лицо его при этом было крйне сосредоточенным, оттого немного глуповтым. Ну не идет мужикм мыслительный процесс, и все тут! Дже Роденовский «Мыслитель» вызывет у меня приступ истерического смех. Почему-то кжется, что этот мыслитель мучительно сообржет, где бы ему достть денег н очередную поллитровку и где нйти еще двух друзей для компнии. Кроме Степки, Виктор нфотогрфировл своего сын, жену, худощвую женщину с очень устлым лицом и волосми, постоянно собрнными в «конский хвост».

В общем, сделл я вывод, информции минимум, но кое-что, з что можно зцепиться, все же имеется. Телефон неожиднно ожил в моих рукх. Звонил жен Виктор:

— Алле, девочки, это вы?

— Мы, — подтвердил я.

— А это я, жен Виктор. — Неловко помолчв, он попросил:

— Слушйте, вы не могли бы порньше приехть? Я всю ночь не спл, думл, плкл… Мне кжется, до десяти я уже не выдержу, с ум сойду… Приезжйте, пожлуйст! — Оксн снов зплкл.

— Конечно. Ты только успокойся и жди. Мы прямо сейчс выезжем, — пообещл я. — Диктуй дрес.

Вскоре мы с Клвкой, уже выскзвшейся по полной прогрмме, покинули квртиру. Н лестничной площдке мы столкнулись с Михлычем, соседом-пенсионером, собрвшимся н утреннюю прогулку со своим псом Кузей. Милейшее существо, облдющее, несмотря н возрст, острым умом, феноменльной пмятью и нблюдтельностью. Оно и понятно: всю жизнь в оргнх прорботл! Я, конечно же, имею в виду Михлыч.

— Здорово, коротышки! — поздоровлся сосед. Кузя приветливо тявкнул.

— Здоровее бывли, — буркнул Клюквин, снявшя по моей нстоятельной просьбе бинты.

Рсствясь с ними, он едв сдерживл слезы, тем смым нрушя зповедь хирург: «полный покой и холод н голову». Это событие лишь усугубило дурное нстроение сестрицы. Однко Михлыч то ли не зметил, то ли решил не обрщть внимния н подобную мелочь. Пенсионер хитро прищурил один глз и ехидно спросил:

— И чего вы опять нтворили, коротышки?

От, ббье! Не перестю удивляться я вм — Димк едв з порог, вы срзу во что-нибудь вляпетесь!

Интересное нчло рзговор! Клвк открыл рот для достойного ответ, но я нступил ей н ногу и полюбопытствовл:

— А чего мы ткого нтворили, , Михлыч?

— Уж это вм смим лучше знть, — пожл плечми сосед. — Только менты зря приходить не стли бы, я тк думю.

— Ты, дед, кк себя чувствуешь? — я озбоченно зглянул в глз Михлычу. — Ккие менты?

— Знмо, ккие. Обыкновенные, в форме.

Я с Кузьмой с прогулки возврщлся, они кк рз от вс выходили.

Мы с Клвкой переглянулись. Кждый день узнешь что-нибудь новенькое, прям кк при склерозе!

— Д только кжется мне, — добвил сосед, — это не нстоящие менты.

Кк я уже говорил, дед облдл феноменльной нблюдтельностью, поэтому словм его вполне можно было доверять, но я н всякий случй уточнил:

— С чего это ты решил, что они не нстоящие?

— Д, понимешь, не по форме одеты. Нет, тк-то все првильно: и штнишки, и курточки… Только вот ботиночки не ментовские, д и не с рынк. Кож, видно, дорогя, нтурльня.

И еще перчтки. Тоже дорогие. Эх, девки, девки! Мскировк-то у вших ххлей того, подкчл млость!

И, кчя головой, дед удлился. Я обрушилсь с лестницы следом з ним, вопя:

— Михлыч, стой! Стой, хомяк джунгрский! Ну-к, рсскзывй, кк эти ххли выглядели?

— А то вы не знете, — отмхнулся дед.

— Знли бы — не спршивли. Говори, ну!

Михлыч подробно описл липовых ментов. Ни под одного из нших с Клвкой знкомых они по описнию не подходили. Это знчит что? Михлыч с Кузей всегд гуляют в одно и то же время, с девяти до десяти вечер. Мы тогд кк рз нходились либо в больнице, либо по пути к ней. Отсюд вывод — именно эти «ххли» чего-то очень хотели нйти в ншей квртире. Чего?

Нет, это не Клвке, это мне нужен холод н голову, то он уже буквльно рзрывется н кусочки от мыслей! В отличие от меня Клвдия сохрнял просто олимпийское спокойствие и выдержку. Прямо-тки Железный Феликс!

— Ты все слышл? — нбросилсь я н сестру, когд Михлыч с Кузей гордо удлились.

— Угу, — флегмтично кивнул сестр.

— И все?! Ты можешь скзть только это дурцкое «угу»?! Кто-то проник в ншу квртиру под видом липовых милиционеров, устроил тм Куликовское поле… Они явно что-то искли, ты можешь скзть только «угу»?!

Я взволновнно кружил вокруг Клюквы и громко возмущлсь. Подумть только, тут ткие дел творятся, моя сестр спокойн, кк те смые скульптуры Церетели!

— Ой, Афоня, не мелькй, в глзх рябит, — сморщилсь сестр. — А что, собственно, ты хотел от меня услышть? Ну, хочешь, стишок ккой-нибудь прочитю? Что это изменит?

— Д, нверное, ты прв, — мгновенно остывя, соглсилсь я, — это ничего не изменит.

Но могл бы хоть кк-то срегировть. См посуди: неизвестно кто ищет неизвестно чего у нс дом, мы дже не имеем предствления, чего… А ты…

— Хорошо, — вздохнул Клвдия, — можешь считть, что я крйне возмущен и взволновн.

Я злобно пыхтел, но, деля скидку н Клвкино смочувствие после трвмы, молчл.

Н улице сестр решительно подошл к бгжнику и велел:

— Открывй, посмотрим, что тм творится.

— Пожлуйст, — сердито мотнул я головой, выполняя требовние. — Можно подумть, тм что-то могло измениться з последние полтор чс.

См я внутрь зглядывть не стл. А чего я тм не видел? Пустой бгжник?

Ккое-то время слышлось только Клвкино сопение, потом удивленный возглс откуд-то из недр железного коня:

— А это что?

Отфыркивясь, Клвк явилсь н свет божий. В рукх он держл продолговтую стеклянную мпулу. С обоих концов н нее были ндеты тонкие метллические обручи. Никких ндписей н мпуле не обнружилось, зто внутри болтлся ккой-то белый порошок. Я взял мпулу, повертел ее в рукх, понюхл, потрясл… Совсем кк т мртышк у дедушки Крылов: «…то их понюхет, то их полижет»! Никкой информции осмотр мпулы не дл, поэтому я предположил:

— Может, это нркотик? А труп был курьером?

— А рзве нркотики тк выглядят? — здл глупый вопрос сестр.

— Откуд я зню! Я их видел только по телевизору. Но тм они, знешь, были в пкетикх, и количество нмного больше, чем одн мпул.

Слушй, Клвк, — осенило меня. — А может, их и было больше, только эт выпл и остлсь в бгжнике, остльные ушли с трупом? Ну, с бывшим трупом, … Короче, остльные мпулы унесло тело, которое ушло из бгжник.

Клюквин внимтельно меня выслушл, потом посоветовл:

— Тебе нужно голову в тепле держть, в отличие от меня. Это точно не нркотик.

— А что? — осипшим отчего-то голосом спросил я.

— Не зню. Но ндеюсь в скором времени узнть. Ты, Афоня, убери-к пок мпулу подльше. Д смотри, не повреди ее ненроком, вдруг тм ккой-нибудь сильнодействующий яд!

Испугнный писк см собой вырвлся у меня из груди. Я зжл мпулу в кулк и стрелой взлетел домой. Логик моих действий прост, кк все генильное: в квртире обыск уже был, знчит, снов никто ничего искть здесь не будет, следовтельно, квртир — смое безопсное и ндежное место для тйник.

Окзвшись дом, я стл лихордочно подыскивть ндежное хрнилище для мпулы. Не ткое это легкое дело, доложу я вм, нйти ндежный тйник в рзгромленной квртире! В холодильник нельзя. Вдруг он треснет? И тогд прощйте нши молодые жизни! Через некоторое время невыносимых стрдний тйник был нйден. Н мой взгляд, просто великолепный!

К стыду моему, у меня имелсь дурцкя привычк хрнить пустые флконы от духов, «птрончики» от помды и прочий дмский хлм.

Вот в один из тких «птрончиков» я спрятл мпулу, зкрыл крышечку и для ндежности зсунул «помду» в коробку с осенними туфлями, вернее, в одну туфлю, и убрл коробку н нтресоли.

С улицы послышлся пронзительный свист.

Это Клвк. Я нучил ее свистеть, и теперь он с удовольствием пользуется вновь приобретенным умением.

Шестое чувство подскзывло: с этим свистом кончилсь для нс спокойня жизнь. Вообще-то он зкончилсь, конечно, горздо рньше, еще тогд, когд Клвк впервые переступил порог моей квртиры. "Но теперь, и я ощущл это кждой клеточкой своего оргнизм, нс ждут сплошные неприятности.

"Может, уже пор Брусникину звонить? — мелькнул трусливя мыслишк. Но я тут же ее отогнл:

— Нет, рно еще. А может, и вовсе не придется, может, сми спрвимся. Чего Димке зря нервы мотть". Вообще-то фнтстику я не люблю, но помечтть-то иногд можно? Свой мобильник я все-тки переложил из сумочки в крмн куртки. Тк, н всякий случй, вдруг потребуется Клвке врч вызвть? С ее-то головой… Свист повторился.

— Во, видли, Соловей-рзбойник! Нучи дурк богу молиться, он и будет молиться! Иду, иду уже, не свисти, — беззлобно пробубнил я, спешно покидя квртиру.

Все-тки рно двть Нобелевскую премию изобреттелю сотового телефон. Некоторые плюсы, конечно, имеются, но есть и минусы.

Нпример, фотокмер. Он здорово искжет рельность. Если н снимке жен Виктор выглядел просто уствшей женщиной, то действительность окзлсь горздо хуже.

Дверь нм открыл очень худя женщин, похожя н собственный рентгеновский снимок. Одежд, стренькие джинсы и линялый свитер, болтлсь н ней кк н вешлке. Лицо Оксны было не просто уствшим, это было лицо женщины, измотнной жизнью. Единственное, что и н снимке, и в рельности окзлось одинковым, тк это «конский хвост».

— Нконец-то, — выдохнул Оксн. — Я уже почти сошл с ум. Д проходите, проходите же скорее!

Он почти втщил нс в квртиру. Пок мы с Клвдией рздевлись, я успел окинуть взглядом помещение. Не скжешь, что Виктор хорошо зрбтывл, хотя Степк и уверял в обртном. В коридоре обои висели, другого слов я просто не подберу, только н одной стене. Вторя являл миру свое бетонное основние. Н полу лежл стрый линолеум, местми вздувшийся пузырями, словно н него в течение длительного времени выливли не менее двух литров воды. Тускля лмп без бжур освещл все это убожество вместе с желтым потресквшимся потолком с путиной по углм.

— Проходите н кухню. Я сврю кофе. Проходите… Олежек спит еще. Пр чсов у нс есть в зпсе. Проходите! — с этими словми рентгеновский снимок прошелестел н кухню.

Помещение, которое Окснк нзывл кухней, нпоминло скорее хозблок ккой-нибудь зброшенной и збытой богом клетки для хомячков и по рзмерм, и по интерьеру. В углу у окн трхтел стренький холодильник «ЗИЛ».

Видно было, рботл он из последних своих пенсионерских сил и только и мечтл о покое.

Вплотную к холодильнику примыкл стол-рсклдушк, столешниц которого был облеплен коричневой, в серых рзводх «смоклейкой».

Ткой же пленкой оклеен нбор кухонной мебели, собрнный, очевидно, из рзных кухонных грнитуров. Стены тоже не рдовли: те же, что и в коридоре, обои, зляпнные жиром и противный сине-серый цвет тм, где обои отсутствовли. Я тк думю, что эт квртир не видел ремонт с момент сдчи дом в эксплутцию.

Может, они действительно в плену? Рзве может нормльный человек жить в тких пещерных условиях?!

Оксн суетилсь возле двухконфорочной плиты, злитой молоком, кофе и еще непонятно чем. Мне почему-то срзу рсхотелось угощться кофе, но обижть хозяйку, и без того рсстроенную, было неудобно. Мы с Клвкой сидели з столом, не зня, с чего нчть рзговор. Из неловкого молчния вывел см Оксн. Он поствил перед нми по чшке жиденького рстворимого кофе, уселсь н стренький стул возле плиты (втроем мы з столом не умещлись) и в волнении сжл мленькие, почти детские кулчки:

— Что с Виктором? Он выживет? С ним все будет в порядке? Что говорят врчи?

Я поспешил успокоить несчстную женщину: снов рсскзл, кк мы ншли ее муж, и передл обещние хирург.

Окснк зплкл:

— Говорил же ему: не ходи, не ходи! Д рзве ж он послушет? Упрямый, кк.., кк…

Женщин мхнул рукой и уткнулсь в несвежее кухонное полотенце.

Мы с Клвкой переглянулись: только дмских истерик нм не хвтло. Чтобы прекртить слезоизвержение, я поспешно спросил:

— Оксн, почему вс не охрняют? Ведь вы в плену…

Истерик мгновенно прекртилсь. Ксюх отнял от лиц полотенце и изумленно приоткрыл рот.

— К-кто в п-плену? — зикясь, спросил он. В глзх женщины зстыло крйнее изумление.

— Ну.., ты с сыном, Виктор. С вс четырест тысяч доллров требуют, тк хоть охрняли бы, что ли!

Окснк побледнел кк мел, прижл руки к груди, прошептв:

— Ккие доллры? Ккой плен? Я… Я ничего не понимю.

— Не волнуйся. Брт Виктор нм все рсскзл, — попытлсь успокоить Окснку Клюквин. — Мы хотим вм помочь. Денег тких, рзумеется, нет, но кое-что, нверное, сможем сделть. Опыт в подобных делх у нс, слв богу, имеется.

Слушя Клвку, я изо всех сил пытлсь понять, о кком опыте он столь уверенно говорит. Пок что нм с легкостью удвлось только влезть в рзличного род неприятности, в основном криминльного хрктер. В тких случях нм смим требовлсь помощь. Лдно, кк говорится, жирф большой, ему видней.

Тем временем Оксн окончтельно успокоилсь и потребовл объяснить, кто в плену, с чего бы с Виктор требовли ткую сумму доллров и откуд у Витьки появился брт. Пришлось повторить «н бис» повествовние Степн, которое, кк я подозревл, было выдумкой от нчл до конц. Уже не возникло сомнений, что Степн — вовсе не брт Виктор, что см Виктор никогд в жизни не знимлся перегонкой втомобилей и что Степк зчем-то нврл с три короб и использовл нс в кчестве… В кчестве кого?

Внимтельно нс выслушв, Ксюх совершил небольшой круиз по кухне, вернулсь н свой стренький стул возле плиты. Теперь он был спокойн, словно рбский шейх.

— Послушйте, — кким-то деревянным голосом произнесл Оксн. — Скзки я тоже умею рсскзывть, но чтобы тк.., вдохновенно! Это уже особый тлнт нужен. Вот что, струшки веселушки, либо вы сию секунду выклдывете всю првду, и тогд я, может быть, отпущу вс с миром, либо я немедленно вызывю милицию.

Тогд мы и посмотрим, кто из нс под рестом.

Ну и дел! Вот и не слушй после этого советов мудрой струшки Шпокляк: «Кто людям помогет, тот тртит время зря!» Мы с Клвкой стрлись, пупки ндрывли, Клюкв дже головой поплтилсь, в смысле, сотрясение зрботл, эт.., веревк бельевя ткое зявляет!

Я медленно поднялсь из-з стол. Тбуретк при этом упл, но мне уже было все рвно.

Н этот рз гнев, минуя поджелудочную железу, срзу удрил в голову, деля меня прктически невменяемой. Клвдия срзу почувствовл приближение крупной неприятности и попытлсь кк-то повлиять н ситуцию:

— Афоня, Афнсия Сергеевн! Держи себя в рукх, не роняй гордого звния российского учителя! Двйте решть все вопросы цивилизовнно, путем мирных переговоров…

Д куд тм! Рзве может букшк остновить мчщийся н полной скорости сфльтоуклдочный кток?!

Я подошл вплотную к жене Виктор, тоже поднявшейся, и нчл говорить. Филологическое обрзовние и богтый лексический зпс позволяли оперировть бесчисленным количеством слов, фрзеологических оборотов и идиомтических выржений. Д и рбот в школе кое-чему меня нучил. Клюквин внимтельно слушл, увжительно открыв рот. Говорил я недолго, минут пять.

— ..вот тким вот обрзом, — зкончил я свою плменную речь.

— Ну, Афоня, ты дешь! — восхитилсь сестр. — Я тобой горжусь! Можешь ведь, когд приспичит. Потом кк-нибудь продиктуешь?

Я зконспектирую.

Хмуро кивнув, я уствилсь н Окснку:

— Ну, что, веревк бельевя? Ты по-прежнему хочешь вызвть милицию или все-тки попробуем рзобрться сми?

— Сми, — облизнув сухие губы, соглсилсь Окснк.

— Я тк и думл, — я снов уселсь н тбуретку. — Итк, нчнем с смого нчл. У Виктор, кк я понял, никкого брт нет?

— Нет.

— И никкими мшинми твой муж не знимется?

— Нет.

— Следовтельно, фур с десятком мшин не пропдл, никкие бртки вс не брли в зложники и денег не вымогли?

Ксюх с немым ужсом смотрел н меня, бсолютно не понимя, о чем идет речь.

— Господи, ккие деньги?! Мы едв концы с концми сводим. Н ремонт — и то денег нет.

Витьк в своем НИИ гроши получет, и те через рз. Я с сыном сижу, не рботю, пособие н ребенк — просто слезы, вы о доллрх говорите! Д я их только в кино и видел.

Окснк снов зплкл. Клвдия, одрив меня укоризненным взглядом, бросилсь ее успокивть.

— Допустим, у Виктор брт нет, — не унимлсь я, скорее рссуждя вслух, чем обрщясь к кому-либо. — Тогд кто ткой Степн? Откуд он знет Виктор?

— Гд Степк, вот кто! — сквозь слезы выкрикнул Ксюх. — Сволочь! Никк от Витьки не отстнет. Один рз уже сидел, теперь опять в ккую-то внтюру влезет по Степкиной милости…

Еще новости! Окзывется, Виктор сидел!

Только я никк в толк не возьму, при чем здесь Степк? Подождв, пок Оксн успокоится, я попросил:

— Двй-к, милочк, подробнее. Кк двно знкомы Виктор со Степном, з что сидел твой муж, с чего ты решил, что нзревет ккя-то внтюр, кков роль Степн… Ты меня понял?

Ксюх кивнул.

— Нчинй. Кк говорил великий Грибоедов Алексндр Сергеевич: «С чувством, с толком, с рсстновкой».

Еще некоторое время женщин глубоко дышл, судорожно всхлипывл, потом выпил злпом уже остывший кофе и поведл весьм знимтельную историю.

Всего через четыре месяц после свдьбы Виктор угодил н скмью подсудимых: сбил человек н переходе, тот взял д и умер. Виновнику, то есть Виктору, вктили четыре год колонии общего режим. Вот тм-то он и познкомился со Степном. К тому времени тот уже отсидел год из положенных ему семи з непредумышленное убийство. Витьк потом говорил, что только блгодря хорошим двоктм Степке зменили сттью с умышленного н непредумышленное убийство. Якобы Степк нходился в состоянии ффект. В общем, история темня, но смое глвное Виктор понял — Степн, или, кк звли его н зоне, Ворон, опсный, ловкий и хитрый человек и лучше держться от него подльше.

— Муж не любил вспоминть о жизни н зоне, — комкя полотенце, вздыхл Ксюх. — А я ждл. Ездил к нему н свиднки, письм писл… Вот и дождлсь. Дв год нзд вернулся мой Витеньк. Исхудвший, мрчный, змкнутый, но мне покзлось, совсем не озлобленный. Я первое время боялсь — ведь известно, кк тюрьм ломет человек, приствл с вопросми, что д кк… Витьк нехотя отвечл, однжды взял меня з плечи, посмотрел в глз и говорит: «Оксночк, девочк моя, тм жизнь не схр, и говорить о ней мне неприятно. Я понимю, что изменился. Но уверяю тебя, это пройдет. Мы теперь вместе, скоро млыш появится — я тогд н третьем месяце был — все будет в порядке. А о той жизни двй больше никогд не вспоминть». И все. Дв год жили кк люди. Виктор постепенно мягчел, стновился прежним: добрым, любящим. Через родственников моих устроился н рботу в НИИ вирусологии. Он же у меня институт окончил, диссертцию ккую-то хотел писть, но… А в НИИ ничего, прижился, его тм увжют. Денег, првд, плтят мло, но мы кк-то крутимся…

— А н другую, более высокооплчивемую рботу не пробовл устроиться? — спросил Клвк.

— Пробовл, — печльно кивнул Оксн. — Только, кк узнвли, что есть судимость, срзу от ворот поворот, мол, извините, вкнсий у нс нет. Я хотел борт делть, Виктор ктегорически — рожй, и все! Проживем кк-нибудь.

Когд Олежк родился, Витьк прямо светился от счстья. Устроился еще по ночм вгоны рзгружть. В общем, жили. А что?! — неожиднно с вызовом выкрикнул Ксюх. — Бедно жили, но счстливо! Иные богтые не тк счстливы, кк мы с Виктором. Были…

— Были? — я удивленно вскинул брови.

— Угу, пок этот Ворон, я имею в виду Степн, не появился, чтоб его черти слопли!

Степн появился в доме Виктор и Оксны примерно месяц три нзд. Это был один из тех редких вечеров, когд вся семья собрлсь вместе. Оксн хозяйничл н кухне, Виктор игрл с сыном, одним глзом поглядывя в телевизор, где трнслировли футбольный мтч.

В этот момент в дверь позвонили. Окснк утверждет, будто, услыхв звонок, он понял — спокойной жизни пришел конец. Лично я в это не верю. Мло ли кто мог в гости зявиться? Соседк з луковицей зшл, детишки котенк бездомного пристривют, ккие-нибудь свидетели Иеговы гитировть явились. Вринтов мсс.

Тк почему же должно екть сердце от кждого звонк в дверь? Это уже потом, когд нчинешь вспоминть ккое-нибудь событие, особенно неприятное, припоминешь и кк тревожно сжимлось сердце, и цепочку незнчительных происшествий, и дурные приметы… И, пожлуйст, не ндо рзговоров об интуиции! Мне, нпример, никкя интуиция не подскзывл, что, отпрвившись в сберкссу, я попду в столь скверную историю. Д и Клвке, по-моему, тоже. Впрочем, ндо будет спросить у нее смой.

— В общем, это был Степн, — продолжл Оксн. — Я-то его не знл, но по лицу Виктор понял — это оттуд, из той жизни, которую, кзлось, мы уже збыли.

Широко улыбясь, Степн смотрел н муж, и под этим взглядом Виктор буквльно н глзх кменел… Он велел жене взять ребенк к себе н кухню и вместе со Степном прошел в комнту.

Больше двух чсов длился рзговор Виктор и Степн.

— О чем они говорили, я не зню, — зверил Ксюх, — но иногд до меня долетли обрывки их рзговор, когд то Степн, то Виктор повышли голос…

Аг, тк я и поверил! Женское любопытство — вот нстоящий двигтель прогресс, ну, и всего прочего. Поэтому я ничуть не сомневлсь: большую чсть рзговор Окснк провел в непосредственной близости от комнты, где он происходил. Другое дело, слышимость был невжной. Вряд ли Степн или Виктор повышли голос, опсясь быть услышнными.

— Ну, и что удлось понять? — сделв вид, будто не сомневюсь в првдивости хозяйки, поинтересовлсь я.

— Тм, н зоне, Степн от чего-то спс Виктор. От чего именно, я тк и не понял. И по понятиям Витьк стл кк бы должником. В колонии Степк не спешил получить долг, словно знл, что н свободе Виктор может окзться полезнее. Досидев свой срок, Ворон ншел муж и стл требовть должок.

Оксн умолкл, я здумлсь. Чем может быть полезен Степке скромный сотрудник НИИ?

Ведь, судя по Степкиным мнерм, он любит жить н широкую ногу. Зчем же ему Виктор?

И при чем здесь те смые четырест тысяч доллров, которые якобы он должен?

Детский плч вывел меня из здумчивости.

— Ой, Олежк проснулся, — подхвтилсь Ксюх. — Я сейчс…

Он убежл, Клвдия посмотрел н меня и проговорил:

— До чего зпутння история.

— Думешь, Ксюх врет?

— Д нет, Ксюхе-то зчем? Врет Степк, это к гдлке не ходи. Ему очень нужно было использовть Виктор. А когд тот откзлся — получил перо в бок.

— Или ноборот, — зсомневлсь я. — Витьк сделл, что требовл Ворон, стл ненужен, и… В любом случе, мы узнем, кто из нс прв, только когд Витьк придет в себя. Я одного не пойму, Клв, мы-то Степке зчем?

Клюквин лишь пожл плечми. У нее, видно, н этот счет никких идей не было. Впрочем, кк и у меня.

Вернулсь Окснк, вопреки ожидниям, без ребенк.

— Порядок, — скзл он. — Я Олег в мнеж усдил, чтоб не мешл нм. Но долго он тм не просидит… Д, тк н чем я остновилсь?

— Степк стл с Виктор требовть должок, — нпомнил Клвдия.

— Точно. Степк нпирл н понятия, Виктор пытлся втолковть, что теперь живет по зконм, не по понятиям. «Соскочить хочешь? — зловеще проговорил Ворон. — Что ж, дело твое, хозяин, кк говорится, брин. Но… Желешь ты или нет, отрботть придется. Ты ведь любишь свою семью, првд? Д где и когд еще ткие деньги обломятся? Слушй, Вить, мне кжется, ты стл полным чмо! З пустяковое дело тебе предлгют кучу ббок, ты целку из себя строишь!» Я не зню, соглсился Витьк или нет, не зню, ккое ткое дело предлгл ему Степн, но чувствую — что-то ужсное, — Ксюх снов зплкл.

Мы ей не мешли: человеку нужно было дть выход эмоциям, слезы в тком случе — первейшее средство. Отплквшись, Окснк обреченно выдохнул:

— Вот и все. Больше ничего вм скзть не могу. Степк вскоре ушел, по-прежнему широко улыбясь. Господи, вот тк ведь по нему и не скжешь, что сволочь рспоследняя!

Это точно. Вид у Степн весьм рсполгющий, зпросто можно влюбиться по смую мкушку.

— А Виктор? — поинтересовлсь дотошня Клвк. — Кк он себя вел после посещения Степн?

— Стрлся держть себя в рукх. Но я-то зню Витьку: нервничл он сильно, ночми не спл, от кждого телефонного звонк вздргивл. Ему же Степк мобильник подрил, чтоб, знчит, всегд н связи быть. А вчер Виктор ушел, скзл, вернется к ужину…

Я, зметив новую порцию слез в глзх Ксюхи, поспешил ее отвлечь, уж больно ндоел сырость:

— Слушй, почему ты нс прошмндовкми фрикнскими обзывл?

Окснк усмехнулсь:

— Д это я тк, со злости. Витьк с ребятми из НИИ в бню иногд ходит. Выпивет тм, конечно… Я ругюсь, но больше для порядк.

Из комнты донесся недовольный вопль млолетнего Олег. Ясно, ребенку ндоело сидеть в мнеже и зхотелось принять более ктивное учстие в жизни. Что ж, мы не возржли: все, что могли, выяснили, пор и уходить. Я отдл жене Виктор его вещи, ключи от мшины, вот сотовый телефон почему-то оствил. Не инче бес попутл! Впрочем, нет, бесы здесь, конечно, ни при чем. Просто мне кзлось, он нм еще пригодится.

Оксн проводил нс до двери, игнорируя нстойчивые крики ребенк. Глз ее опять были н мокром месте. Мы торопливо попрощлись, оствив женщине дрес больницы, где сейчс лежл ее Виктор, и покинули квртиру.

* * *

Очень хотелось есть. Желудок, уже двно перевривший яичницу, подвл ткие громкие и недвусмысленные сигнлы, что мне кзлось, будто их слышт дже белые медведи н полюсе.

Думть в тком состоянии о чем-то, кроме еды, мозг ктегорически откзывлся. Я уже нчл с вожделением поглядывть н пухленьких голубей, когд Клвк предложил:

— Может, зйдем куд-нибудь пообедть?

Что-то у меня в животе неспокойно…

Следует ли говорить, что предложение сестры было с восторгом принято, потому кк к чувству голод добвилось еще и ощущение холод. Мшину-то мы отдли, теперь придется шлепть пешком. Конечно, особой рдости это не доствляло, но мы люди привыкшие.

В кфе было тепло и уютно. Мы с Клвдией выбрли смый дльний столик в углу — хотелось уединения и покоя.

— Я вот что думю, Афонь, — в ожиднии зкз сообщил Клвк. — З Степкой еще кто-то стоит. Не может быть, чтобы он тк нгло действовл в одиночку. Смотри, он требовл должок с Виктор и в то же время предлгл деньги. Судя по всему, немлые.

— Соглсн, — кивнул я. — Но что именно нужно Степке? И знешь, мне кжется, это дурцкое огрбление сберкссы — ккой-то хитрый шг, отвлекющий мневр, что ли… Ведь бывет же, когд преступники признются в незнчительных преступлениях, чтобы скрыть более тяжкие…

Клюквин присвистнул:

— Ну ни фиг себе! Это ккое же преступление можно прикрыть нлетом н сберкссу и зхвтом зложник?! Не инче кк покушение н президент.

— Тьфу, типун тебе н язык, пустомеля! Дй бог ему многие лет и электорт побольше!

— Аминь! — соглсилсь Клвк и нбросилсь н еду, принесенную официнтом. Я с рдостью последовл ее примеру.

Когд слт «Цезрь» подходил к концу, ззвонил мобильный телефон Виктор. Говорить с нбитым ртом неудобно, д и некрсиво, но я плюнул н првил хорошего тон, опсясь пропустить что-нибудь вжное.

— М-му? — промычл я в трубку.

Звонил женщин, но не Окснк. Судя по голосу, женщин в возрсте, по мнере рзговор — привыкшя руководить.

— Здрвствуй, Виктор. Я принимю твои условия. Деньги будут готовы послезвтр. Товр у тебя?

Я нконец спрвилсь с «Цезрем». Нужно было что-то отвечть и причем тк, чтобы тетк не сорвлсь с крючк, не бросил трубку, потому что этот звонок, кк мне кзлось, очень вжен.

— Э-это не Виктор…

— Что? Что ткое? Девушк, кто вы? — испуг в голосе женщины не слышно, и он не отключилсь. Посчитв это добрым знком, я смело соврл:

— Я коллег Виктор. См он не может говорить, потому что в днный момент нходится в больнице в тяжелом состоянии. Но товр у меня, — поспешил добвить я. — Я в курсе всех дел Виктор.

Нступил смый ответственный момент: либо тетк продолжит беседовть со мной, либо пошлет по известному дресу. Пуз зтягивлсь. «Ну, двй, двй, решйся, Хкмд ты моя недоверчивя! — мысленно торопил я тетеньку. — А чего тебе еще остется? Товр-то у меня. Хм… Знть бы еще, что з товр».

— Лдно, — прервл молчние женщин. — Мне, в принципе, все рвно, кто товр передст, хотя и непонятно. Впрочем, это уже мое дело.

Итк, миля…

— Афнсия, — торопливо предствилсь я.

— Прелестное имя Тк вот, Афнсия, рз товр у вс и вы в курсе всех условий, выдвинутых Виктором, я могу лишь повторить: деньги будут послезвтр. Утром мои люди свяжутся с вми, вот тогд и поговорим, — с этими словми женщин отключилсь.

— Аг, — я зпоздло кивнул. В окошке мобильник еще светилсь ндпись «Тмр».

Клвдия, позбыв про еду, смотрел н меня рсширенными не то от стрх, не то от любопытств глзми. Рот у нее открылся до пределов, отпущенных природой. Вид сестриц имел нстолько глупый, что я невольно рссмеялсь:

— Клвк, ты сейчс похож н неудчное творение природы!

— См ты неудчное творение, — буркнул, обидевшись, Клюкв. — Ткое впечтление, будто это тебя, не меня по голове жхнули. Ты во что ввязывешься? Что у тебя з товр, фрцовщиц со стжем?

Я передл Клвдии рзговор с тетей Тмрой. Сестр долго молчл. Я дже испуглсь: уж не трвм ли головы тк неожиднно нпомнил о себе? Может, позвонить рыжему Филиппку, узнть, ккую первую помощь нужно окзть? Однко временное онемение и глубокя здумчивость у Клюквы, к счстью, быстро прошли. К ней дже вернулсь способность критиковть мои действия.

— Знешь, Афонь, я, конечно, не ты, мозги у меня кк-то по-другому устроены, — с печльным вздохом произнесл он, — трвм опять же… Но дже мне понятно — дело тухлое. Вполне возможно, криминльное. Рзве нм недостточно приключений? Особенно тебе, кстти…

Я слушл Клюквину и вполне осознвл ее првоту. Но рзве можно оствить в покое того гд, который отпрвил н больничную койку несчстного Виктор? Степк это был или нет, но все рвно эту сволочь ндо нйти и примерно нкзть, чтоб другим неповдно было.

А погром в ншем уютном семейном гнездышке? Неужели и его оствить без внимния и отмщения?! Кроме того, вся эт история нстолько меня увлекл, что очень хотелось знть, чем он зкончится. Что же ксется опсности…

А кто сейчс может спть спокойно? Включите телевизор, посмотрите внимтельно н окружющие нс релии — и все, сон кк рукой снимет: взрывы, зложники, цунми, сосульки н голову, вулкны, д и просто беспредел.

Все эти ргументы и фкты я хотел выложить Клвке, но он неожиднно зкончил свое выступление словми:

— ..кк я понимю, иного выход у нс уже нет. Что ж, пусть будет тк. Хорошо бы еще знть, ккой у тебя товр. Судя по всему, деньги з него плтят немлые…

— Почему это? — облдел я.

— См же скзл, ббки будут послезвтр. Это знчит, их нужно снять со счет, обнличить, может, из-з грницы перевести, из оборот изъять, мло ли еще что. Из-з сотни бксов Тмр тк суетиться не будет, я в этом почему-то уверен. Тк что двй, доедй свою котлету и нчинй думть. Иногд у тебя это неплохо получется.

Сдвленно хрюкнув, я последовл совету сестры.

Желудок постепенно приходил в норму, вот с головой нметились проблемы: он никк не хотел нчинть сообржть. Клюквин с нслждением попивл горячий кофе и бросл н меня зинтересовнные взгляды. Под этими взглядми я съеживлсь от стыд з собственную бестолковость, но все рвно придумть ничего не получлось. Тут я рзозлилсь н Клвку: ей хорошо, переложил всю ответственность н меня под предлогом своей больной головы и в ус не дует! А я тут нпрягйся з двоих!

— Ну что ты н меня смотришь, кк носорог н крокодил?! — я нервно дернулсь. — Не зню я, чего делть, понял?! Не зню! — и, помолчв секунду, добвил:

— Пок не зню. Но обязтельно скоро придумю.

— Кто бы сомневлся? — спокойно кивнул Клюкв. — Нпример, чего втюхть этой Тмре и при этом выжить. Слушй, Афонь, двй ей проддим чего-нибудь ненужное?

— После визит двух милых юношей, тип «милиционеров», у нс вся квртир превртилсь в ненужное, дже обои, — нпомнил я.

— Это д, — взгрустнул сестр. Но «печль ее был светл» и быстро прошл. Очередня идея озрил генильную Клюкву:

— Ндо ехть в НИИ, где Витьк рботет.

Вот ведь! Клвдия сегодня просто фонтнирует идеями! Дже звидки берут: почему ткя простя мысль не посетил меня? Нверное, переедние все-тки отрицтельно влияет н умственные способности. Однко упрямство — второй по знчимости мой недостток. Первый, кк и у всех женщин мир, — неуемное любопытство. А оно, известно, сгубило кошку. Вот и приходится крутиться, чтобы выжить! Лдно, вернемся к моему упрямству. Я нклонил голову, словно нмеревлсь збодть Клюквину, и хмуро потребовл пояснений:

— А зчем нм туд ехть?

— Ну.., посмотрим, с дружкми его побеседуем, может, чего и прояснится.

— Лдно, поехли. Где этот НИИ нходится?

Теперь уже Клвк рстерянно моргл.

С улыбкой Нполеон, случйно выигрвшего Бородинское сржение, я снов взял телефон Виктор и нбрл номер Окснки.

Через три минуты мы уже знли не только, где рсположен институт, но и кк лучше и быстрее до него добрться.

Ехть предстояло н другой конец Москвы.

Путь неблизкий, есть возможность немного порзмышлять. В метро, слв богу, было немноголюдно. Я с удовольствием плюхнулсь н сиденье и прикрыл глз.

— Ты можешь скзть, куд мы тк бежли? — недовольно спросил Клвдия, опускясь рядом и пыхтя, кк млйзийский слон.

— Грелись, — коротко ответил я. — Отстнь.

Клюквин нхохлилсь, но отстл. Я изо всех сил нпряглсь, пытясь выстроить логическую цепочку, выдвинуть версии, но все время мысли рзбеглись. Я то и дело сбивлсь н думы о своем Брусникине. Кк он тм, н спецзднии? Нверное, успешно сржется с иноземными мфиози, не то что мы. А вообще, если быть до конц честной, я рд, что Димк появился в моей жизни. Првд, вместе с ним появился и теленок по имени Лорд породы мрморный дог. Несмотря н рзмеры, существо милейшее и добрейшее. Любимым знятием Лорд являлсь встреч гостей. Ох, кк же он рдовлся, стоило только кому-нибудь позвонить в дверь! Едв гость переступл порог, Лорд с рдостным лем брослся ему н грудь и принимлся весело облизывть. Некоторые гости пдли, те, кто покрепче, держлись н ногх, мы с Клвкой предпочитли ложиться сми. Зто мои нердивые ученики почему-то перестли приносить сочинения спустя неделю после отпущенного им срок. А еще Лорд воспылл нежными чувствми к моей черепшке Тырочке.

Он чсми мог сидеть перед квриумом и нблюдть, кк любимя изящно шевелит лстми. При этом пес издвл стрстное поскуливние и мел хвостом кухонный пол…

Грубый тычок под ребр зствил меня очнуться.

— Ты чего? — недовольно спросил я Клвку.

— Пересдку ндо делть, вот что. А ты спишь, что ли?

— Нет.

— А чего тогд?

— Обдумывю положение и рзрбтывю тктику и стртегию дльнейшей борьбы, — сурово пояснил я.

Клвдия сдержнно кивнул:

— Вжное дело.

После этого он ко мне не приствл. Переместившись н другую ветку, мы снов уселись в вгон поезд, и я вновь погрузилсь в мечты.

Тк, н чем я остновилсь? Лорд… Ккое-то время песик счстливо жил вместе с нми, но потом зболел ккой-то дрянью и буквльно в течение трех дней умер. Мы с Клюквой дней пять плкли, не перествя, Тыр злегл н дно, мой Димк посерел от горя и поклялся: живых существ больше не зводить. Хм, интересно, жен считется? Впрочем, Димыч тоже не подрочек! Выйдя з него змуж, я сделл мссу открытий. Приятных и не очень. Открытие первое: он есть. Открытие второе: он постоянно хотел есть! Клюквин, отвечвшя в доме з хозяйство, хотел уже писть гневное письмо в Министерство пищевой промышленности с требовнием нлдить мссовый выпуск нового продукт под нзвнием «Ед мужскя. 10 кг».

Слв богу, удлось ее отговорить, и министр до сих пор спит спокойно. Между прочим, блгодря мне.

Следующее открытие: ндзор и контроль.

— Ты с кем это говорил по телефону? Кто этот двухметровый очкрик, который приходил?

Ты где был с пяти до семи?

— С подругой. Мой ученик. Н педсовете.

Отстнь.

И, пожлуй, смое неприятное открытие: я уже не могл чсми лежть в душистой внне.

Мой девяностокилогрммовый зйчик пытлся прорвться в помещение. То ему срочно нужн был зубня щетк. То возникл экстрення необходимость осмотреть уже дв месяц текущий крн. Потом ему хотелось проверить действие зкон Архимед: сколько воды вытеснят из внной дв тел, если Брусникин поместится рядом со мной. Если, конечно, поместится…

В общем, скучно мне в брке не было. Ндо признть, змужество окзлось весьм знимтельной штукой. Но смое глвное открытие: Димк меня любит, я — его. А это, черт возьми, здорово!

— Слышь, стртег, — снов последовл тычок, но уже в другой бок, — хорош мечтть, выходим.

Тяжко вздохнув, я поплелсь к выходу.

После тепл подземки н улице холод ощущлся вдвойне, то и втройне. Следуя укзниям Окснки, мы быстро ншли этот смый НИИ вирусологии. Рбочий день только зкончился, и нрод тонким ручейком потянулся от проходной. В основном это были женщины, но иногд попдлись и мужчины.

— Ну, и кк мы узнем Витькиных дружков? — здл ктульный вопрос сестриц. — Ты всю дорогу стртегию рзрбтывл, тебе и крты в руки.

Я згрустил. Сегодня что-то туговто у меня с идеями, не то что с воспоминниями. Д только ккой с них толк? Душу греют, пользы никкой. Тыкться в проходную смысл нет. Во-первых, люди уже идут домой с рботы, во-вторых, срзу нчнутся вопросы: куд, к кому, с ккой целью… Врзумительно ответить мы могли только н вопрос «к кому». Но этого явно недостточно.

Клвк терпеливо ждл. Долго ждл. Минуты две. Потом хмыкнул и предложил:

— Встнем недлеко от проходной. Будем мхть рукми и звть Виктор. Ну, будто мы его увидели и теперь привлекем к себе его внимние. Авось кто-нибудь и клюнет. Фмилию Витьки знешь?

— Смонин, — угрюмо ответил я, злясь н сму себя, н Клвку, зодно и н весь белый свет.

— Ну, двй… Нчинй, — велел Клюквин, когд мы зняли позицию метрх в пятидесяти от проходной.

Я зпрыгл н месте, поднял руку и не очень уверенно позвл:

— Витя! Смонин! Мы здесь!

Несколько человек, проходивших в этот момент мимо нс, испугнно вздрогнули и ускорили шг.

— Не, тк не пойдет, — сокрушенно покчл головой Клвдия. — Твой писк дже воробьи не слышт. Никкого в тебе ктерского тлнт!

— Зто ты просто Ср Бернр, — вскипел я. — Вот см и действуй.

Клвк не стл упрямиться. Он тоже зсккл н месте с поднятыми вверх рукми и во все горло зорл:

— Витьк! Смонин! Двй сюд, мы тебя ждем! Чего зстыл, кк девушк с веслом? — зшипел мне в ухо сестр. — Присоединяйся, не скромничй!

И вот уже мы обе зпрыгли, кк кузнечики, рзмхивя рукми и призывя Витьку Смонин, который, к слову скзть, не мог нс услышть в силу объективных обстоятельств. Кртинк, должно быть, выходил что ндо, просто день открытых дверей в дурдоме! Сотрудники НИИ, привыкшие иметь дело с тихими, мелкими оргнизмми, шрхлись в стороны, спеш поскорее миновть опсный учсток.

Неизвестно, сколько бы еще продолжлся бесплтный цирк, если бы перед нми не остновился высокий, чуть сутуловтый мужчин в стром пльто, меховой шпке и стромодных очкх в черной опрве н крючковтом носу. З толстыми линзми его глз кзлись совсем мленькими. Не зню, почему, но я срзу прониклсь доверием к близорукому дядьке.

— Чего орете, кк белые медведи в брчный период? — тихо спросил он. Мы с Клвкой мигом зткнулись. — Нету Витьки. Уже который день. Милиция сегодня приходил, им интересовлсь. Скзли, он в больнице…

Я мысленно выруглсь: знчит, этот рыжий Филиппок, чтоб ему сосульк н голову свлилсь, все-тки сообщил ментм! Вот Иуд, прости господи! Ну, погоди, дй только добрться до тебя!

— А вы друг Виктор? — с ндеждой зглянул в очки дядьке Клвдия.

— Ну…

— Тогд мы к вм, — сообщил сестр и вцепилсь мужчине в руку, словно голодня гиен в добычу. — У вс есть несколько минут? Нм очень, очень ндо поговорить с вми!

— Со мной?! — по-моему, дяденьк немного испуглся. Он попытлся освободиться от Клвкиного зхвт. Зряшное дело, ей-богу! Если Клвдия во что-то вцепилсь, это почти нвсегд.

— Именно с вми, — поддержл я сестру, подхвтывя мужик под другую руку.

Он быстро сообрзил, что сопротивление бесполезно, кк-то обмяк и, похоже, смирился с судьбой. Мне стло жлко дяденьку. После тяжелого трудового дня человек собрлся домой, отдохнуть перед телевизором, тут н выходе две по виду чокнутые девицы приняли его под белы рученьки и ведут в неизвестном нпрвлении.

— Может, пообедем? — учстливо предложил я.

— Я бы зодно и поужинл, — соглсился друг Виктор.

— Змечтельно! — я искренне обрдовлсь. — Здесь есть поблизости ккое-нибудь предприятие общественного питния?

Дядьк утвердительно кивнул.

— Тогд ведите нс, доблестный рыцрь! — воскликнул Клюкв, еще больше пугя мужчину.

Кто кого вел — это еще вопрос, но вскоре мы уже сидели не то в пельменной, не то в чебуречной, чудом сохрнившейся еще с советских времен.

Большое помещение, беспорядочно зствленное столми, сильно нпоминло столовую, режим смообслуживния и толстя тетк з кссой в грязно-белом хлте, любезня, кк тйскя мссжистк, довершли сходство. Клвк оствил меня стеречь мужик, чтоб не убежл, см отпрвилсь з едой. Я с ужсом думл, купит он еду только для ншего.., м-м.., нового знкомого или нм тоже придется двиться клейкими пельменями?

Учинив небольшой скндл у кссы, Клвк вернулсь с подносом. К моему облегчению, н нем стоял ед только в единственном экземпляре: ккой-то слт подозрительной нружности с ромнтичным нзвнием «Весенние грезы», икр зморскя кбчковя, порция пельменей, похожих н мртовский снег в комочкх, и грненый сткн с жиденьким чем.

Мы с Клвдией тктично молчли, ожидя, когд мужчин утолит первый голод. Лишь однжды Клвк, с сострднием нблюдвшя, кк он с ппетитом поглощет «Весенние грезы», деловито осведомилсь:

— Холостой?

— Угу. Рзведенный, — с нбитым ртом ответил дядьк. — Кк вы догдлись?

— Пф, тоже мне, секрет Полишинеля! — фыркнул сестриц, тонкий знток кулинрии. — Только холостой мужчин может жрть эту дрянь и при этом испытывть удовольствие.

После слт, икры и некоторого количеств пельменей Витькин приятель откинулся н спинку стул и перевел дух.

— Рсскзывй, — велел Клюквин, зметив сытый блеск глз з толстыми линзми очков.

— Чего? — удивился мужчин.

— Все. Или ты думешь, мы просто тк тебя кормили? — Клвк свел брови н переносице и резко бросил:

— Имя? Фмилия? Отчество?

Дядьк, бледнея, икнул:

— Мое?

— Мое мне известно, — повысил голос сестр. — Конечно же, вше, ну?

Я, признться, почувствовл себя неловко.

Чего он, в смом деле, в следовтеля игрет?

Нсмотрелсь всяких третьесортных серилов, понимешь! Мужик и тк перепуглся, тут еще Клвдия со своими зскокми. Пришлось попытться сглдить грубость Клвки.

— Э-э… — я честно стрлсь сообрзить, кк обртиться к мужчине: молодой человек?

Но ему хорошо з тридцть. Товрищ? Товрищи, кк известно, в семндцтом году остлись.

Господин? Оглядев дяденьку, я решил, что н господин он никк не тянет. Поэтому я брякнул:

— Любезнейший!

Вышло еще хуже. Мужчин рспрвил плечи и ндменно произнес:

— Вы бы меня еще «дружочком» Нзвли.

Позвольте предствиться: Прутков Козьм Ивнович.

Я тихо ойкнул, Клвк, вмиг рстеряв суровость, пролопотл:

— Потомок, что ли, того.., который форизмы сочинял?

— Нет, — с достоинством ответил Прутков. — Однофмилец. Но имя мне дли именно в его честь.

Вздох облегчения невольно вырвлся у меня из груди. А ну кк этот Прутков окзлся бы потомком того Прутков? Кк зговорил бы форизмми, поди, пойми его тогд! И уж совсем некстти в голову пришл мысль: интересно, кк лсково нзывл его бывшя жен? Козя?

Козюля?

«Козюля, милый, ты мусор не вынесешь?»

Козюля с достоинством принимет из рук супруги мусорное ведро и гордой походкой кузнечик в тпочкх и «треникх» топет н помойку. Чтобы змскировть смех, рспирвший меня изнутри, я зкшлялсь.

К Клюквиной вернулось смооблдние, и он уже человеческим голосом предствилсь:

— Я Клвдия, это, — небрежный кивок в мою сторону, — Афнсия, сестр моя. Нс интересует вш приятель, Виктор Смонин. Срзу оговорюсь, мы не из милиции. И Виктор-то, собственно, знем всего-то пру дней. Это мы, между прочим, ншли вшего рненого друг и доствили его в больницу. А теперь, тк уж вышло, его судьб очень тесно переплелсь с ншими судьбми. Вот мы и решили поговорить с кем-нибудь из друзей Виктор, чтобы решить, кк жить дльше…

— — И жить ли вообще… — еле слышно пискнул я.

— Точно. Тк что, Козьм Ивнович, нши жизни сейчс в вших рукх.

Несколько пфосно, н мой взгляд, но вполне сносно. Глвное, чтобы н Козюлю слов Клюквы произвели должное впечтление. Секунды кпли. Козюля думл, мы ждли. В конце концов Клвдия не выдержл нпряжения: , — Тк кк, Козьм Ивнович, будем говорить?

Предствляю, что сейчс творилось в душе Прутков! Вот он, среднесттистический мужчин, рзведен, положительно хрктеризуется со всех сторон, прилежно рботет в кком-то НИИ… А теперь чьи-то жизни вдруг окзлись в его рукх! Нужно отдть должное Козьме Ивновичу, он принял единственно верное решение:

— Что же вы хотите знть?

— Ну, во-первых, чем знимется вш институт и может ли он зинтересовть криминльные элементы, во-вторых, очень хотелось бы узнть вше мнение о Викторе… — опередил я Клвдию, уже открывшую рот.

Весь оргнизм содроглся от рдости: нконец-то и моя голов включилсь в рботу!

Козьм здумлся, потом немного торжественно нчл:

— Нш институт основн… — тут он сник и честно признлся:

— По првде говоря, не зню, когд он основн. Впрочем, вм это и невжно.

Чем знимется? Хм… Рньше эт информция был строго секретн, сейчс… — Прутков мхнул рукой. — Нет, кое-ккие лбортории до сих пор зсекречены. Что они исследуют, знют только те, кто тм рботет. Это — элит нш, тк скзть. А мы, простые дворняжки от нуки, изучем воздействие рзличных видов вирусов н живые оргнизмы.

— Нд мышкми издеветесь? — укоризненно покчл головой Клюквин.

— Мы знимемся делом, вжным для всего человечеств! — воздел руку к потолку Козьм.

Вилк шмякнулсь н пол, стрельнув пельменем в стену. Пельмень к ней тут же прилип, кк голодня пиявк. Прутков смущенно потупился, я попросил:

— Продолжйте, пожлуйст. И, если можно, подробнее. Ккие конкретно вирусы вы изучете?

— От бнльного Аш5-Эн1…

Клвк, боявшяся любых формул, потому кк ни черт в них не рзбирлсь, нпряглсь:

— Это что ткое?

— Птичий грипп, — охотно пояснил Прут.., ков, — до лихордки Эбол и ботулизм.

— О, я зню! — обрдовлсь я. — Ботулизм — это когд съешь что-нибудь несвежее, потом умирешь!

Мы, не сговривясь, посмотрели сперв н одинокий пельмень н стене, потом в трелку Козьмы. Он попрвил очки, съехвшие н кончик нос, и мягко произнес:

— Не совсем тк, конечно, но, в общем, првильно.

— А сибирскя язв, чум у вс есть? — округлил глз Клвк.

Прутков утвердительно кивнул.

— Очуметь! — восхитилсь сестр. — И кк вы тм еще не поумирли вместе со своими мышми. Не боитесь?

— Ну, во-первых, не все сотрудники имеют дело со столь опсным мтерилом, во-вторых, существуют средств зщиты, и если соблюдть соответствующие меры предосторожности, то ничего неожиднного не произойдет…

— Угу, ну д, ну д, — пробубнил Клюкв, н всякий случй, отодвигясь подльше от Козюли.

— ..хотя иногд случются ЧП, — зкончил Прутков, зтумнивясь воспоминниями.

Я решил зтумниться з компнию и предствить себе ккую-нибудь стршную кртину из жизни вирусов. Кк нзло, в голову лезло только изобржение инфузории-туфельки из школьного учебник биологии. Но инфузория, по-моему, никких ужсов и рзрушительных действий сотворить не может. Я зтумнилсь еще больше и вспомнил подружку инфузории — мебу. Или это не вирусы? Дльше тумниться помешл Клвк:

— Ближе к телу, кк говорил Мопссн и товрищ Бендер. Что можете скзть о Викторе?

— А что Виктор? — вернулся в рельность Прутков. — Хороший мужик, ндежный; спокойный… Он рботл лборнтом в пятой лбортории. Не весть что, конечно, но ведь он был судим. Я и тк удивляюсь, кк его к нм в НИИ приняли. Д-, тк вот, рботл он в пятой лбортории. Это… Кк бы вм объяснить? Ну, скжем, смя открытя лбортория. Тм знимются вирусом грипп и его мутциями. Туд имеют доступ все сотрудники; Четвертя лбортория уже огрничивет доступ и тк длее;

— Понятно, — протянул я, — и чем менее доступн лбортория, тем серьезнее и опснее тм вирусы. А может сотрудник пятой лбортории кк-нибудь по-хитрому проникнуть, к примеру, в третью?

— Это исключено, — ктегорично зявил Козюля и, посчитв тему исчерпнной, принялся методично уничтожть уже остывшие пельмени.

Клвк с немым ужсом нблюдл з процессом.

— Козьм Ивнович, — не унимлсь я. — Вы говорили, что в НИИ приходили из милиции…

— Приходили! Они-то и сообщили, что Витьк в больнице. Поспршивли о нем немного и ушли.

Ясно. Менты выполняют необходимые формльности. Но им-то известно горздо меньше, чем нм.

— Кстти, Виктор две недели нзд уволился… — Прутков покончил-тки с пельменями и всем своим видом демонстрировл желние отпрвиться домой, н любимый дивн, и рсстться с нми.

— Кк уволился? — опешил Клюквин. — Почему же его жен нм ничего не скзл?

Козюля рзвел рукми, мол, это уже не мое дело. Лдно, с этим рзберемся. Сейчс меня волновл еще один вопрос, и я не хотел прощться с Прутковым, не выяснив все до конц.

— Козьм Ивнович, вы не ответили, мог вш НИИ зинтересовть преступников?

Подумв, Прутков ответил:

— Теоретически, д. Вирусы — это то же бктериологическое оружие. Но прктически — очень сложно. Я ведь уже говорил о секретности некоторых лборторий, об огрничении доступ…

Говорил, говорил, конечно. Но ведь нши ученые ткие бедные, денег н нуку госудрство жертвует крйне неохотно, вот предствители криминл готовы поделиться кпитлом кое с кем.., из не слишком чистоплотных деятелей от нуки.

Пельменную покидли в том же боевом порядке: Козюля посередине, мы с Клвкой по крям. Првд, под руки мы уже Прутков не держли, нпугнные его стршилкми. Д и смысл, по моему мнению, не было. Интересующей нс информцией он уже поделился, и теперь ндобность присмтривть з ним отпл.

До метро нужно было топть пешком минут десять. Клвк решил просветиться у Козюли нсчет првил личной гигиены, я попытлсь подвести кое-ккие итоги.

Итк, что мы имеем н сегодняшний день?

Степк. Личность подозрительня и нсквозь криминльня. Всю его историю с фурми, вымогнием денег с якобы брт можно блгополучно збыть. Но ведь зчем-то мы ему пондобились? Зчем, вот в чем вопрос. Для чего нужен был весь спекткль со сберкссой и скзкми бртьев Гримм? Эти вопросы остются пок без ответ. Степн, по словм Окснки, шнтжировл Виктор, скромного лборнт НИИ вирусологии. Хотя можно ли нзвть шнтжом то, з что предлгют деньги, судя по всему, немлые… Тут у меня в голове что-то змкнуло, зискрило, и я рдостно звопил:

— Клвк, кжется, я все понял!!!

Не уверен, что Клюквин меня услышл: произошедшее дльше буквльно рзбросло нс н знчительное рсстояние друг от друг.

Впереди, примерно метрх в двухстх, уже виднелся вход в подземку. Необходимо было перейти не слишком оживленное шоссе, не шоссе дже, тк, сплошное недорзумение, покрытое утрмбовнным снегом. Могу поклясться, никких мшин в ту секунду по этому смому недорзумению не ехло. И вдруг рздлся, рев мощного мотор, стремительно приближвшийся к нм. Ни фры, ни гбритные огни у втомобиля не горели.

От неожиднности и испуг мы с Клвкой зстыли прямо посередине дороги. Вдруг последовл сильный и резкий толчок. Я почувствовл, кк преодолевю силу земного притяжения.

Ощущение полет длилось недолго. Я ткнулсь мордой в сугроб, ссдив кожу н щеке, и тм зтихл, ожидя немедленной кончины. Но, видть, смертушк моя еще длеко ходит, кончин никк не нступл. Это придло смелости, зодно и уверенности в звтршнем дне. Подняв голову, я истерично выкрикнул:

— Клв! Клвдия! Отвечй немедленно, ты жив?!

Из ткого же сугроб, только с другой стороны дороги рздлся голос Козьмы:

— Мы здесь. Живы, слв богу.

— Тогд переползйте ко мне.

Две фигуры с противоположной стороны отделились от сугроб и, зчем-то пригнувшись, бегом бросились н зов.

— Нет, я откзывюсь рботть в тких условиях! — с мест в крьер нчл возмущться Клюквин. — Прктически линия фронт, только без выстрелов!

Что-то подскзывло мне, что выстрелы мы еще услышим. Рз уж появился в ншей жизни пистолет, должен же он когд-нибудь выстрелить? Впрочем, не желя еще больше трвмировть психику Клюквы, я блгорзумно промолчл.

— Снчл по бшке лупят, потом едв нсмерть не сбивют! — продолжл гневный монолог сестр. — Кстти, никто номер не зметил? Я тк и думл, — кивнул он в ответ н общее молчние. — Безобрзие, честное слово!

Купят прв, потом гоняют, кк сумсшедшие.

Козьм Ивнович поцокл языком и озвучил мысль, которя нстойчиво вертелсь в моих мозгх:

— Это не случйность. Мне кжется, вс хотели убить.

Возмущение с Клюквиной кк ветром сдуло.

— У.., у.., у… — проблеял он, звливясь вбок.

Я подперл сестру плечом и прошипел в лицо Козюли:

— Почему это срзу нс? Может, вс?

— Нет, — покчл головой Прутков. — Зчем меня убивть? Я человек мленький, никкого интерес для киллеров не предствляю.

Пок не появились вы, в моей жизни было все спокойно. Вывод делйте сми. С вми опсно.

Уж извините, девочки, но, судя по всему, н вс нчлсь охот, я дорожу своей жизнью, пусть и неинтересной. Счстливо оствться.

С этими словми Козьм Прутков пошгл к метро.

— Д-, мельчет нынче мужик, — сокрушенно вздохнул я. — Его нкормили, нпоили… И вот, пожлуйст, черня неблгодрность!

Пошли домой, Клв.

Мы с Клвкой повздыхли немного, д и пошли. Шли молч. Я пытлсь снов нстроиться н рзмышления, чтобы продолжить построение логической цепочки. Он, если помните, был прервн историческим полетом в сугроб. Однко вернуться в прежнее спокойное состояние не получлось. Из головы все не шло вспоминние о стрнном происшествии. Кк-то не верилось, что нс хотели убить. З что? Дурных мыслей у нс не имелось, коврных плнов, тоже, зчем же жизни лишть? В глубине души зворочлсь обид, н глз нвернулись слезы, и я пру рз шмыгнул носом.

— Ты чего, Афонь? — удивилсь Клвк.

Почему-то от звук ее голос зхотелось рзреветься еще сильнее. Спрвиться с эмоциями не вышло: я судорожно всхлипнул и только и смогл выдвить:

— Д--, Клвочк, чего они…

По щекм потекли горячие слезы. Одну щеку, ободрнную снегом, щипло, но я не обрщл н это внимния. Вообще-то плчу я редко, поэтому Клюкв не н шутку перепуглсь:

— Афнсия, не реви! Знешь ведь, кк меня это нервирует! У тебя что-то болит?

— Душ… — выдвил я сквозь всхлипы.

— Фу ты, господи, нпугл! Глвное, руки-ноги целы, душу мы вылечим. Вот до дому доберемся, коньячком и подлечимся.

Я зрыдл еще горше, вспомнив, что дом сплошной рзгром и никкого коньячку тм вовсе нет, рвно кк и еды в принципе, спть придется опять н полу, и вообще… Клвк, сообрзив, что успокивться я не собирюсь, збегл вокруг меня, словно в хороводе.

— Афоня, прекрщй свое мокрое дело, инче я з себя не отвечю. Слушй, может, у тебя щек болит? Тк это ерунд, ей-богу! Ты только рукми не трогй, то знесешь ккой-нибудь вирус, и все.

— Что «все»? — икнул я.

— Моменте море, вот что! Мне Прутков рсскзл: снчл кровь будет сочиться из-под ногтей, из ушей, из глз, потом язвы по телу пойдут… А через три дня гроб и белые тпочки!

Я уж и тк опсюсь, что срзу рну твою не продезинфицировли. Ну, д может, обойдется…

Перспектив, нрисовння доброй Клвдией, здорово испугл, я зткнулсь и молчл до смого дом.

* * *

Прежде чем пойти домой, мы зшли в супермркет. Вернее, зшл Клвк, я терпеливо топтлсь у вход, ожидя ее возврщения. Вернулсь он полчс спустя, с двумя пкетми, доверху нбитыми провизией. В предвкушении вкусного ужин я приободрилсь и н ккое-то время збыл, что смертельный вирус уже зтился в моем оргнизме и последние три дня жизни меня ожидют стршные мучения. Может, прв Клвк, и все обойдется?

Еще из-з двери я услышл, кк ндрывется телефон. Пок мы возились с змком, телефон умолк, но едв я переступил порог, он рзрзился новой серией звонков. Спотыкясь о рзброснные вещи, я добрлсь до телефон и немного рздрженно крикнул в трубку:

— Алло?!

— Афнсия…

Голос Брусникин был строг и требовтелен. Я сникл. Когд у Димки ткой голос, общение с ним не предвещет ничего хорошего.

— Д, Димочк, это я.

Клюкв сделл стршные глз и скрылсь н кухне.

— Где вы пропдете? — срзу приступил к допросу Димыч.

— В мгзин с Клвкой ходили. Ед вся кк-то неожиднно кончилсь, вот мы и решили…

— А днем?

— Тк н рботе, Дим, — не очень уверенно соврл я и покрснел.

— Серьезно? — протянул Димк. — Только в школе об этом почему-то не знют. Они утверждют, будто ты зболел.

— Э-э-э… Я не хотел тебя волновть, ведь ты нходишься н ответственном госудрственном зднии, тебе нужно сохрнять спокойствие и присутствие дух, потому кк в противном случе…

Димк не стл дожидться, пок я зкончу свою мысль. Вместо этого он рявкнул тк, что у меня душ мгновенно ушл в пятки:

— Хвтит врть! Что у вс происходит?!

Ответить н этот вопрос я не могл, оттого зревел (уже второй рз з сегодняшний день!) и, двясь слезми, проговорил:

— Вот чего ты н меня орешь? А еще муж нзывется! Мне, может, жить остлось три дня, и смерть мученическя ожидет! Клвк уже и с птологонтомом знкомым договорилсь…

— О чем? — облдел Брусникин.

— О вскрытии, рзумеется.

— А кого вскрывть-то будут?

— Меня---!!!

В эфире повисл тишин, которую нрушли только мои всхлипы. Нконец Димк обрел способность говорить.

— Афнсия, дорогя, успокойся, пожлуйст. Объясни, что, случилось? Ты серьезно больн?

Врть любимому не хотелось, но и говорить првду тоже, чего доброго, опять лютовть нчнет. Поэтому я решил придерживться золотой середины.

— Д нет, ничего стршного. Если честно, просто устл. Вот Клвдия и предложил немножко поболеть. А птологонтом просто больничный выпишет.

— Первый рз слышу, чтобы птологонтомы выписывли больничный, — проворчл супруг, зметно успокивясь. — А вообще-то првильно. Я всегд говорил — рбот в школе тебя изнуряет. Лдно, об этом мы еще поговорим.

Кк у вс тм дел в принципе?

Зверив муж, что с делми у нс полный порядок, я поспешил перевести рзговор н более спокойную тему и зговорил о чувствх.

Брусникин мог нчть здвть вопросы, я совсем не уверен, смогу ли првильно н них ответить. Уже звершя рзговор, Димк посоветовл быть осторожными и взял с меня слово не ввязывться ни в ккие внтюры. Слово я, конечно, дл, слбо веря, что сдержу его.

— Что Брусникин? — спросил Клвк, когд я появилсь н кухне.

— Сперв лютовл, потом успокоился, хотя и грозился головы нм поотрывть, — ответил я, блдея от умопомрчительных зпхов еды.

Клюкв кивнул и сделл неожиднный вывод:

— Все првильно. Знчит, любит по-прежнему, дже еще сильнее. Двй-к теперь зймемся твоей рной, Афнсия.

Тут я зметил, что в рукх сестриц держит пузырек с зеленкой и кусок вты. Признться, с детств ненвижу любые медицинские процедуры. Сейчс тоже не испытывл ни млейшего желния подвергться подобным испытниям.

Прислонившись к стене, я прикрыл глз и слбым голосом проронил:

— Клв, это бесполезно. Если вирус в меня попл, то уже нчл свою черную рботу. Зеленкой его не убьешь.

— Ничего, не убьем, тк хоть поклечим, — решительно подступил ко мне Клвдия. — Подствляй щеку, думю, тебя все-тки еще можно спсти.

По првде скзть, сил у меня остлось только для ужин. Сопротивляться Клвкиному нпору ознчло бы остться голодной. Поэтому я покорно подствил щеку под зботливые Клвкины руки, предчувствуя дские муки.

— Готово, — через пру минут удовлетворенно крякнул Клюквин. — Хорошо бы еще плстырь нлепить, д ты им крн змотл…

Иди, мой руки, и будем ужинть.

Я немного удивилсь, что все прошло столь безболезненно, но послушлсь.

Бесстрстное зеркло в внной отрзило иноплнетянин-мутнт: бледное, в общем-то, лицо, половин которого было густо-зеленого цвет, словно молодя листв н березкх.

— Спсибо, Клв, — скзл я мутнту в зеркле, — твоя щедрость просто безгрничн, кк просторы Вселенной. Но, по-моему, зелени несколько многовто. Хотя… Кто их знет, эти вирусы? Вдруг чем больше, тем лучше?

С этой успокивющей мыслью я вернулсь н кухню.

— Ну кк? — вскинул брови Клюквин.

— С точки зрения медицины — не зню, — признлсь я, цепляя н вилку мриновнный огурчик. — С художественной точки зрения — желтизны не хвтет…

— Я тебе не Вн Гог, чтобы подсолнухи рисовть, — нсупилсь Клюкв. — Могл бы и спсибо скзть.

— Спсибо, родня.

Сестриц, по-моему, не поверил в мою искренность, потому кк подозрительно покосилсь н меня, но жреной кртошки нсыпл щедро. Н столе, кк и было обещно, стоял бутылк коньяк. «Лечиться, тк уж по полной», — решил я и нполнил нши сткны лекрством почти нполовину.

— Буде здрвы, бояре! — провозглсил Клвк и осушил сткн.

— Угу, — поддержл я тост.

Однко выпить не успел — в дверь позвонили. Мы с Клюквиной испугнно уствились друг н друг. Тк и моргли, не решясь открыть. Звонок повторился.

— Вот, блин, нстойчивый ккой! — шепотом посетовл Клвдия. — И чего, спршивется, неймется? Рз не открывют, знчит, нет никого!

Теперь в дверь не только звонили, но и стучли.

— Придется открыть, — вздохнул я.

Чтобы придть себе смелости, я злпом мхнул коньяк и пошл в коридор. З спиной рздлся звон кстрюль и вопль Клюквы:

— Афоня, я с тобой!

Дверь я открыл, только убедившись в ндежности тыл: з спиной стоял Клвдия, сжимя в одной руке сковородку, в другой — почему-то половник. Вид у нее был не слишком грозный, но вкупе с моей зеленью н щеке мог произвести впечтление.

Н пороге стоял Степн и широко улыблся.

Клвк громко хнул:

— Супостт явился Душегуб!

— Привет, девчонки, — по-прежнему улыбясь, поздоровлся Степк. — Ты чего это ткя зеленя, Афнсия? Обртно в лягушку преврщешься, что ли? А почему у вс ткой брдк?

— См нтворил, и см спршивет! — зшлсь от возмущения Клвк. — Нхльство ккое.

Степк перестл улыбться, похлопл глзми и поинтересовлся, глядя н меня:

— Твоя сестр всегд ткя или это обострение?

Я молчл, обидевшись н лягушку, зто Клвдия продолжл бушевть:

— Я вот сейчс кк дм тебе сковородкой по лбу, потом половником добвлю, тогд посмотрим, у кого из нс обострение. А ну, руки вверх!

Степну стло совсем уж не до смех, зто появилсь еще одн причин для удивления:

— Чего?

Сестриц, по всему видть, был нстроен по-боевому. Он сделл шг вперед и змхнулсь:

— Клешни свои подними, неужто не ясно?

Вероятно, Степн сделл вывод, что Клвк — буйня, оттого не стл спорить и покорно поднял руки. Клюкв рспорядилсь:

— Афнсия, проверь-к у него крмны.

Вдруг он с пистолетом явился?

— Вы же у меня его сперли, — неожиднно зявил Степк, позволяя мне себя обыскть. Его слов ввергли меня в состояние легкого шок.

Знчит, он знл? Чего ж тогд молчл? А вдруг он з ним пришел? Кк объяснить исчезновение оружия?

Клвдия от Степкиных слов сперв немного рстерялсь, но быстро взял себя в руки:

— Кто вс, уголовников, знет, может, у тебя еще есть?

Глз у Степн сузились, н скулх здвиглись желвки. Однко он молчл, позволяя мне зкончить досмотр. В крмнх никких предметов, хоть отдленно нпоминвших оружие, не ншлось, о чем я и сообщил Клвке.

— Ну, что, теперь можно войти? — Степк опустил руки.

— Зчем? — подозрительно зглянул я в глз гостю.

— Д, чего приперся, душегуб? — поддкнул сестр.

— Соскучился…

— Нет, ну кков нхл! — опять стл зкипть Клюкв, но я ее перебил:

— Уймись, Клвдия. Пусть проходит. Я двно хотел поговорить с этим типом гржднской нружности. Н ловц, кк говорится, и зверь бежит.

Мы с Клвкой отконвоировли Степн в комнту. Увидев цривший тм рзгром, Степк присвистнул:

— Ничего себе! Ремонт зтеяли?

Вопрос повис в воздухе, потому что я рзмышлял, с чего нчть рзговор, Клюквин зорко следил з пришельцем, готовя в случе необходимости его нейтрлизовть при помощи все той же сковородки и половник. Степк, не дожидясь приглшения, перевернул влявшееся кресло и уселся в него, я рсчистил для себя место н дивне, Клвк остлсь стоять в дверях, не доверяя широкой улыбке, вновь появившейся н лице Степн.

— Ну, ловец, — в его голосе явно слышлсь издевк. Мне это не понрвилось, и я нхмурилсь. Степк не впечтлился и продолжл:

— Обыскть обыскли, теперь пор к допросу переходить. Протокольчик будем соствлять, гржднин нчльник?

— У-у, порождение ехидны, — погрозил половником Клвдия, — он еще юродствует!

В смом деле, Степк вел себя тк, словно ничего не произошло и он просто зглянул к нм н огонек, кк стрый друг и товрищ. Никким другом он, рзумеется, не был, подозревлся срзу в нескольких преступлениях, потому я нсупилсь еще больше и строго спросил:

— Ты срзу зметил исчезновение пистолет?

— Конечно. Пропжу ткой штуковины довольно сложно не зметить. Скжу больше: я дже понял, чьих рук это дело.

— Ты очень проництелен. А чего не потребовл пистолет обртно?

— Подумл, он вм нужнее, — пожл плечми Степн.

Клвк фыркнул:

— Конечно, куд ж мы без пистолет? Ни в мгзин выйти, ни в гости сходить. Лучше скжи првду, тк, мол, и тк, кокнул я пру человек из него. Пистолет теперь у ментов н примете, и я только рд был от него избвиться.

Резон в Клвкиных словх был, к тому же меня тоже посещл эт мысль, поэтому я уствилсь н Степн, ожидя ответ. Но он вовсе не собирлся ни подтверждть, ни опровергть нше предположение.

Нчло беседы мне не слишком понрвилось:

Степк, кжется, откровенно нсмехлся нд нми. Я тяжело вздохнул, быстро сообрзив, кк нелегко будет выяснить првду. Степн зговорит только в том случе, если посчитет это целесообрзным и если его откровения не обернутся ему же во вред. Немного погрустив по этому поводу, я здл следующий вопрос:

— Зчем сберкссу грбил?

— Деньги нужны были.

Господи, ну и кк рзговривть с этим человеком?! Он вроде бы и отвечет н вопросы, но эти ответы не несут никкой хотя бы мло-мльски ценной информции. Клвдию, видимо, тоже рздржл Степкин мнер рзговор. Особенным терпением господь сестру не нгрдил, крепкой нервной системой тоже, опять же удр по голове… В общем, все это я посчитл смягчющими обстоятельствми, когд Клвдия в сердцх зпустил в Степку половником.

Степн лишь слегк нклонил голову нбок, половник просвистел мимо, врезлся в стену и с печльным стуком упл н пол. Отчего-то мне кзлось, этот демрш Клюквиной не сильно впечтлил Степн. Он скроил пкостную мину и попросил:

— Клв, побереги посуду.

— Не волнуйся, у нс ее полно, — успокоил его сестренк и тут же перешл от дел к словм:

— Ты, Степк, гд и покяться не желешь.

Чй, мы тоже люди, мы многое можем понять.

Объясни нм, рди бог, для чего ты придумл всю эту историю с бртом, мшинми, деньгми? Ткого вдохновенного врнья я лично никогд не слышл! Просто супер! А мы-то уши рзвесили, Афнсия тельняшку н груди рвл — тк помочь хотел. Лохов решил рзвести, д? Думл, две дурочки безмозглые поплись?

Вот уж фиг тебе! Мы все знем: и про то, что ты сидел з убийство, что Витьк тебе никкой не брт и что ты его шнтжировл. Но Витьк не зхотел с тобой связывться, тогд ты его ножичком ткнул, и меня по бшке зчем-то шрхнул. Вот этого я тебе никогд не прощу, имей в виду…

Клвку несло. Он выплескивл нкопившуюся обиду и не змечл, кк кменеет лицо Степки. Я это видел, но остновить несущийся н полной скорости локомотив проще, чем Клюкву, вошедшую в рж. Поэтому я вжлсь в спинку дивн, горячо моля бог, чтобы он послл Клвке либо чирей н язык, либо просветление в мозги. Ведь не пропускет ни одного серил, знет, что бывет с теми, кто много знет! Неужто не понимет, тетеря бестолковя:

Степк — вовсе не тот несчстный бедолг, кким сперв покзлся, смый нстоящий бндит, кк ни крути. Нмерения его в отношении нс совершенно неясны, потому Клвкино крсноречие было сейчс совершенно некстти.

К счстью, господь нынче окзлся ко мне более внимтельным, чем обычно: Клвдия зткнулсь. Может, дух переводил, может, действительно кое-ккое просветление в мозгх случилось, но я поспешил воспользовться пузой и проронил:

— Степ…

Вышло не очень уверенно и кк-то чересчур жлобно. Степн внимтельно н меня посмотрел. Под этим взглядом я скукожилсь, пожелв себе и Клвке легкой смерти.

— Знчит, Витьк в больнице… — думя о чем-то своем, протянул Степк.

— А то ты не знешь, — ухмыльнулсь Клюкв.

После недолгих рзмышлений Степк доверительно сообщил:

— У меня в тот вечер был нзнчен вжня встреч, пропустить которую не предствлялось возможным. Мне кзлось — успею, но, когд понял, что опздывю, позвонил Виктору н мобильник. Но его сотовый не отвечл. Когд я все-тки доехл до гржей, ни вс, ни Витьки тм уже, не было. Ну, думю, ншел прень общий язык с девочкми. Решил позже с ним связться. Где-то после чсу ночи позвонил Окснк — в пнике вся: «Где Виктор, что с ним?»

Руглсь, кк холер! Вот я и подумл, может, вы в курсе, где он. Ведь вы были у гржей примерно в одно время…

Почему-то меня не покидло ощущение, что Степк сейчс говорит првду. Однко его способности сочинять небылицы позвидовли бы лучшие скзочники мир, поэтому н всякий случй я уточнил:

— То есть это не ты Виктор резнул?

— К чему? Он мне живым нужен. Только, — Степк предостерегюще поднял вверх руку, — не нужно спршивть, зчем. Поверьте, бывют ситуции, когд лишние знния — прямя дорог н тот свет. Хочу еще кое-что скзть, покяться, кк предлгл Клвдия. Признюсь, что вс я использовл втемную. Афнсии, конечно, спсибо з горячее желние помочь. И дело вовсе не в том, что от срок отмзл — от ментов я ушел бы. Девчонки, я очень не хочу, чтобы у вс были неприятности, поэтому большя просьб: не лезьте, куд не просят…

— О чем ты говоришь, Степ? — искренне удивилсь я. — У нс уже столько неприятностей…

— Не усугубляйте, — посоветовл Степн.

— Лдно, — я соглсно кивнул, прекрсно понимя, что последовть совету будет зтруднительно. — Вот только объясни: те двое ментов, которые превртили ншу квртиру в рзвлины Крфген, твои люди?

— Ккие менты?

— Липовые, рзумеется…

— С этого мест подробнее, пожлуйст.

Было зметно, кк Степк нпрягся. Видно, сообщение о лжементх ему не понрвилось.

Я коротко перескзл рзговор с Михлычем.

Степн, по-моему, впечтлился. Его лицо зтумнилось, в глзх зсветилсь мысль.

— Это не все, — покчл я головой. — А кк быть с твоим пистолетом, который у нс стщили, кк быть с трупом в бгжнике, который снчл был, потом куд-то пропл, кк быть…

Чуть было не ляпнул про мпулу, но вовремя прикусил язык. Почему? Не зню. Будем считть, что срботл интуиция, в существовние которой я в принципе не верю.

Степк, естественно, принялся здвть вопросы, я толково н них отвечть. Впрочем, Степну ответы, кжется, не очень нрвились.

Он мрчнел н глзх и к концу этой своеобрзной викторины выглядел кк тень отц Гмлет.

Вердикт был тков:

— Д-… Неужели я где-то прокололся? Ндо будет обмозговть это дело н досуге.

— Пок ты будешь мозговть, нс уже похоронят, — зговорил молчвшя до сих пор Клвк. Нверное, он вспомнил о мшине, рзметвшей нс по сугробм. Я тоже вспомнил, поежилсь и тут же здлсь вопросом: стоит ли говорить Степну об этом происшествии? Не стоит, скзл я см себе. Он и тк слишком много узнл. Усмешк невольно скривил мои губы: интересня ситуция! Мы хотели устроить допрос Степке, вышло ноборот. Степн зметил усмешку, но истолковл ее по-своему:

— Првильно мыслишь, Афнсия: хотели бы убить, убили бы. Однко не стоит искушть судьбу, ведь првд? — Мы с Клвдией дружно кивнули. — Молодц! Быстро все понимете.

В общем, тк. Я обещю обдумть ситуцию.

Пондобится моя помощь — помогу. А сейчс, — Степн поднялся, — вы по-прежнему будете хорошими девочкми: я пойду, вы посидите здесь. Упси господь хоть одну из вс выйти в коридор меня провожть! Договорились?

— Много чести, — буркнул Клвдия, я снов кивнул, мло что понимя.

Степк смерил нс суровым взглядом и вышел, ккуртно прикрыв з собой дверь. Из коридор донеслись звуки ккой-то возни, потом голос Степки:

— Я ушел.

Хлопнул входня дверь, и в квртире повисл тишин.

— Афоня, ему что-то нужно было в ншем коридоре, — нпряженным шепотом сообщил Клвк.

— Господи, д что тм у нс может быть ценного?!

— Не зню. Но уверен, что Степк что-то взял, то, о чем мы с тобой не знем. Слушй, вспомни тот день, когд ты Степку привел. Он выходил в коридор?

Пришлось нпрячься и припомнить события, сопровождвшие появление Степн в ншем доме. Вот мы со Степкой пришли, он поведл Клвдии свою душерздирющую историю, потом я звонил Брусникину с призннием в огрблении сберкссы… Стоп! А ведь Степк выходил в коридор, якобы позвонить. Мы с Клвкой — люди деликтные, к рзговору не прислушивлись. Д и был ли рзговор? Тем не менее у Степн было достточно времени, чтобы что-то спрятть, сегодня явиться и збрть зхоронку. Я поделилсь воспоминниями с Клюквиной.

— Точно! Теперь понятно, кк он нс использовл. Гд, одним словом, — подвел итог сестриц.

— Оно, конечно, тк, — кивнул я, — но тогд получется, что прни, тк душевно порезвившиеся здесь, не его приятели. Инче они срзу ншли бы вещь, спрятнную Степкой. А судя по рекции, появление этих товрищей — для него бо-ольшя неожиднность.

Клвк побледнел до синевы и пискнул:

— Выходит, есть еще кто-то?

Я побледнел вслед з сестрой и вырзил соглсие громким клцньем зубов. Нличие еще ккой-то, третьей, стороны оптимизм не добвляло. Если рзгром в квртире, случй с едв не сбившей нс мшиной — дело рук этой смой стороны, то яснее ясного: церемониться с нми никто не стнет. Судя по всему, Клвк думл примерно тк же, потому что вдруг ляпнул совершенно неожиднно:

— В милицию ндо идти.

— Нельзя нм в милицию, — с тоской глядя в потолок, зметил я. — Что мы тм скжем?

— Все, — не очень уверенно предположил Клвдия. — А глвное — что нс хотели убить.

— Плохо ты знешь ншу милицию. Им нужны трупы, тогд они нчнут шевелиться, тк…

— Чьи трупы? — готовясь упсть в обморок, хнул сестр.

Ответ нпршивлся см собой, оттого я промолчл, после некоторых рзмышлений добвил:

— К тому же до Димки слухи могут дойти.

И учти еще одну немловжную детль: рз менты знют о ножевом рнении Виктор, мы можем зпросто попсть из рзряд потерпевших в рзряд подозревемых.

Мы помолчли, думя, вероятно, об одном и том же, именно: куд мы в очередной рз вляплись. Я уже всерьез ствил перед собой вопрос о звонке Брусникину, но невероятным усилием воли мне удлось отговорить себя от столь решительного шг. Димк, конечно, рзволнуется, обзовет нс чемпионми мир по неприятностям и долгое время будет дуться. Но это не смое неприятное. Димыч моментльно подключит к этому делу своих коллег, то, чего доброго, и см припрется. Тогд уж нм с Клвкой ничего не остнется делть, кк сидеть дом и дожидться, когд все зкончится. Тут я глубоко вздохнул. Вполне вероятно, подобное рзвитие событий является для нс с Клвкой ниболее блгоприятным. Однко в тком случе придется пропустить все смое интересное, н это, кк говорил один киногерой, «я пойтить не могу, мне нужно посоветовться с шефом». Я перевел взгляд н Клвдию и спросил:

— Чего делть-то будем, Клв?

Ккое-то время сестренк внимтельно изучл потолок, потом поинтересовлсь:

— Ккие у нс н звтр плны?

Я неопределенно пожл плечми: в ншем положении плнировть что-либо глупо. Жизнь и тк полн неожиднностей, уж нш-то и подвно. Клюквин кивнул:

— Ясно. Тогд будем импровизировть. Сейчс пойдем долечим твою нервную систему, потом ляжем спть. В нроде говорят, утро вечер мудренее. А нрод зря болтть не стнет.

Мне, кстти, тоже не мешло бы стресс снять.

Выглядел Клвдия невжно, и я сделл вывод — с ее стрессом действительно ндо что-то делть.

Н первый взгляд в коридоре все было по-прежнему, то есть художественный беспорядок никуд не делся. Я поймл себя н мысли, что не смогу спть спокойно, пок не выясню, что же прятл Степк, глвное, где?

Есть холодную жреную кртошку — невелико удовольствие, д и ппетитом мы с сестрой похвстться не могли. Поэтому огрничились коньячком и нехитрой зкуской. Клвдия слегк порозовел, немного окосел, но умения здвть вопросы, н которые я не знл ответов, не утртил.

— Афнсия, — чуть зплетющимся языком проговорил Клвк, — ты уже придумл, что мы проддим Тмре?

Рзумеется, ответ и н этот рз у меня не имелось. Я рзозлилсь:

— Не приствй.

— Тк я и думл. Кк быть?

Последующие мои действия можно приписть только губительному действию лкоголя н оргнизм. Я принесл сотовый телефон Виктор и поспешил зверить Клюквину:

— Сейчс узнем.

— Тмре будешь звонить? Не поздновто?

— В смый рз. Люди, подобные ей, ведут ночной обрз жизни.

Трубку долго не брли, и я уж решил, что ошиблсь в своих предположениях, однко Тмр отозвлсь:

— Слушю.

Голос у нее звучл бодро н фоне приятной негромкой музыки.

— Здрвствуйте, — поздоровлсь я, уже жлея о своей зтее. — Это…

— Я вс узнл, — перебил Тмр. — Что вы хотите?

Еще одн любительниц здвть кверзные вопросы! Ну не могу я дть толкового объяснения этому природному явлению. Может, подобное умение рождется вместе с женщиной?

— Тк чего вы хотите? — нетерпеливо повторил Тмр.

— Кхм, знете, увжемя… — я ожидл подскзки имени-отчеств, но женщин молчл, поэтому я продолжил:

— ., увжемя Тмр, мы тут подумли н досуге: не слишком ли вы мло з ЭТО плтите? Конечно, вы с Виктором договорились, уговор, кк известно, дороже денег… Кк вм клмбур? — нпряженно рссмеялсь я.

Судя по молчнию, клмбур Тмре не понрвился. Меня это не слишком рсстроило.

В конце концов, чувство юмор дно не всем.

— Н-д… Тк я о деньгх. Кк вы думете, может, стоит немножко добвить? А то ведь мы можем нйти другого, более щедрого, покуптеля. Мне кжется, ЭТО того стоит.

Я умолкл, двя возможность Тмре обдумть предложение. В глубине души у меня теплилсь ндежд, что женщин зменит дурцкое местоимение «это» н рельное нименовние товр. Тмр молчл довольно долго, потом ледяным голосом произнесл:

— Что ж, если у вс есть возможность и связи, чтобы нйти покуптеля и продть ЭТО дороже, чем з двести тысяч доллров… Действуйте, дорогуш!

Услыхв сумму, я выпучил глз и онемел.

По спине пробежли муршки рзмером с дикобрз, сердцебиение достигло критической отметки. Видя мое состояние, Клвк плеснул еще коньяку в сткн и протянул мне. Тмр терпеливо ждл, прислушивясь снчл к попискивнию, потом к булькнью и клцнью зубов о сткн.

— Мы соглсны, — удлось мне выдвить из себя.

— Вот и прекрсно. Знчит, до послезвтр.

Тмр отключилсь. Я тк и сидел, прижимя одной рукой телефон к пылющему уху, другой — сжимя пустой сткн.

Клвк испугнно трщилсь н меня, словно н призрк ншего двно умершего ппеньки, чтоб ему икнулось н том свете.

— Клв, мы покойники, — сообщил я сестре.

Он нервно сглотнул и уточнил дту смерти:

— Когд?

— Звтр, послезвтр… Ккя, в сущности, рзниц?

Я тоскливо изучл дно сткн, вспоминя свою бестолковую жизнь. Ни дом не родил, ни сын не посдил, ни дерев не построил.

Тьфу, ноборот! Впрочем, мне уже все рвно не успеть. Стло невыносимо жлко себя, Клвдию, еще больше Брусникин: только женился — и срзу овдовел. В носу зщипло. Чтобы не рзреветься в очередной рз з сегодняшний день, я поднял глз н Клвдию. Он отхлебывл осттки коньяк прямо из горлышк, вид у нее при этом был совершенно несчстный.

Но никкой пники у сестры не нблюдлось.

Зметив мой взгляд, он почти рвнодушно поинтересовлсь :

— Тк что мы продем?

— Что-нибудь, что стоит двести тысяч доллров.

— Хм.

— И все? Вот это дурцкое «хм» — все, что ты можешь предложить? Оно столько не стоит.

И вообще, дже з всю ншу квртиру вместе с нми и моей черепшкой столько не ддут.

— Попробуй продть Брусникин. Ну и что, что без родословной? Зто к тулету приучен и ест все подряд, — предложил Клюкв. — Он же все рвно потом вернется.

Я обиделсь з муж и нсупилсь.

— Ну-ну, я же пошутил, — похлопл меня по руке Клвдия. — Двй лучше думть, кк выкручивться будем.

— Я уже не могу думть, — пожловлсь я. — Спть хочу, и голов болит.

— Допустим, голов у тебя от лкоголя болит. Слушй, рз у нс нет ничего н проджу, тк двй и не связывться с этой Тмрой.

Предложение прозвучло нстолько неожиднно, что я сперв дже не понял:

— Это кк?

— Очень просто. Когд мы должны с Тмрой встречться? Послезвтр?

— Ну…

— Мы не пойдем н встречу, и все. И н звонки не стнем отвечть. Тмр решит, будто мы ншли-тки другого покуптеля. Бог дст, отстнет. Кк тебе идея? — Клвдия уствилсь н меня с нескрывемым торжеством.

Ткой простой выход из сложной ситуции вызвл у меня легкую оторопь. В смом деле, почему бы и нет? Тмр нс не знет, мы ее тоже — всего-то пру рз общлись и то по телефону. Может, кк говорит Клвк, бог дст, отстнет. А вдруг у господ н этот счет иное мнение, или у него нйдутся дел повжнее, чем помогть нм? Мы не в курсе Тмриных возможностей. Вполне вероятно, нйти нс он сможет, не особенно нпрягясь. Смый простой способ — через Окснку, жену Виктор.

Ей мы оствили номер нших телефонов, выяснить дрес по номеру дже я смогу. Если товр очень нужен Тмре, он или ее люди непременно явятся. И тогд поди докжи, что продвть нм в сущности нечего. Вряд ли он поверит в нши не очень убедительные объяснения.

Но допустим, Тмр все-тки оствит нс в покое. Тогд он нчнет трясти Виктор, будет с него требовть чего-то. Неизвестно, есть ЭТО у Витьки или нет. Если нет, то убьют, не моргнув глзом. А у Виктор жен, сын… Зря, что ли, мы этого сукиного сын н своем горбу с того свет вытскивли?!

Днные сообржения я изложил сестре. Клв здумлсь, прониклсь и неожиднно зорл:

— Тогд сообржй быстрее, у нс не тк много времени! Очень уж хочется дожить до пенсии!

— Не кричи! — я тоже перешл н повышенные тон. — От твоих криков у меня уровень лейкоцитов поднимется! И вообще, я спть пошл, ты репетируй, дорогя. Твоя плмення речь перед Степкой произвел впечтление. Почему бы не произнести что-нибудь подобное перед Тмрой? Глядишь, проникнется и оствит нс в покое.

С этими словми я, обиженно поджв губы, покинул кухню.

В ншей с Димкой комнте црил все тот же, уже привычный, беспорядок, кк и во всей квртире. Кое-кк я рзобрл звл из вещей н кровти, зрылсь под одеяло, пру рз тяжело вздохнул и.., неожиднно провлилсь в сон.

* * *

Всю ночь меня мучили кошмры. Ничего конкретного я вспомнить не могл, но остлось ощущение чего-то липкого, тяжелого и неприятного. Стоит ли говорить, что нстроение, и без того кислое, упло совсем. Нсупившись, я доплелсь до кухни, где уже вовсю хозяйничл Клвдия. Судя по выржению ее физиономии, нстроение у сестры было немногим лучше моего.

— Привет, — мрчно произнесл Клвк. — Чего-то ты плохо выглядишь. Не зболел?

— Не зню, — рссеянно ответил я, прислушивясь к оргнизму. В нем и првд происходили млоприятные процессы: в животе урчло, в голове стучло — в общем, ощущение было ткое, будто всю ночь по мне елозил сфльтоуклдчик. Тогд я пожловлсь:

— Кошмры змучили.

— Вот-вот, — оживилсь сестр, — меня тоже. Предствляешь, мне приснилось, будто я в мгзине покупю всякую косметику. Сперв, конечно, было приятно, я ж все-тки женщин.

А потом, когд пришл домой, вижу — бтюшки мои! Духи протухшие, кремы просрочены, помд и вовсе не того цвет! Вот где кошмр-то!

— Кк ты скзл? — нпряглсь я, пытясь поймть мысль, мелькнувшую в голове.

— Я говорю, кошмр. Кому ж приятно окзться в дуркх? Ты чего будешь, чй или кофе?

— Ничего не буду, — мхнул я рукой. Аппетит пропл, кк и т мысль. Почему-то мне кзлось, что он очень вжн, что от нее звисят нши жизни и что только он поможет рспутть клубок неприятностей, нвлившихся н нс.

— Афоня, — хнул Клвдия, приложив лдонь к моему лбу, — д ты вся горишь! Нужно немедленно вызвть доктор!

— Не ндо доктор, — вяло попросил я.

Меня немного удивило, что Клюквин зговорил о докторх. Обычно он предпочитет лечиться смостоятельно, из всей лечщей бртии з врчей считет только хирургов. Хирургов? Я нсторожилсь:

— Клв, ккого доктор ты собрлсь звть?

— Тошку.

— Ккого еще Тошку? — не вникл я.

— Ну, Антон, который мне голову лечил, — нпомнил мне сестр. — Очень змечтельный доктор, можешь не сомневться.

— Видть, плохо он тебе голову вылечил.

— Что тк?

— Он хирург, мне нужен… — тут я умолкл. В смом деле, кто мне нужен?

— Ккя рзниц? Хирург, гинеколог… Они все многостночники, в случе ндобности и роды примут, и зубы вынут, то есть вырвут. А Тош вообще гений от медицины, золотые руки!

— Почему?

— Потому что рыжий, — припечтл Клюкв, прекрщя спор. — Хвтит болтть. Иди ложись, я Тошке позвоню.

Помните, кк у Некрсов: «Мужик — что бык, втемяшится в бшку ккя блжь, колом ее оттудов не выбьешь…» Клюквин хоть и не мужик, но примерно то же происходит и с ней.

Переубедить Клвку прктически невозможно дже здоровому человеку. Чего ж тогд говорить обо мне? Смирившись с судьбой, я вернулсь в кровть и с облегчением прикрыл глз. Голов зкружилсь, я почти срзу провлилсь в ккое-то мутное збытье.

Грезилсь мне Клвдия. Был он бестелесной и нпоминл джинн из волшебной лмпы: вместо ног у Клвки имелся хвостик, кончик которого прятлся во флконе из-под духов. Клюкв-джинн возмущенно открывл и зкрывл рот. Слов, слв богу, я не слышл, но выржение лиц имел зверское, следовтельно, сильно руглсь. Кроме того, сестр потряхивл рукми, н которых вместо пльцев болтлись птрончики с помдой.

«Помд… Клв, у тебя помд!» — хотел выкрикнуть я, но рот отчего-то не рскрывлся.

— Бредит, — донесся до слух Клвкин голос.

Я открыл глз и слбо повторил:

— Помд…

Н кровти сидел рыжий Филиппок, сжимя мою руку. Клвдия шмыгл носом и что-то шептл, неслышно шевеля губми. Молитвы, что ли, читет? Приглядевшись к сестре, я обнружил, что никкого хвост у нее нет, д и пльцы вроде бы человеческие. И вдруг… Нверное, мне стоит пересмотреть свое отношение к вещим снм, интуиции и прочей хиромнтии.

Отбросив руку Антон, я вскочил н ноги с криком:

— Клв, помд! Господи, кк я могл збыть!

Теперь Клюквин перепуглсь не н шутку.

Ей пондобилось немедленно меня спсть, поэтому он подскочил к Филиппку, схвтил его з грудки и горячо злопотл:

— Тош, сделй что-нибудь, очень тебя прошу! Не могу я ее в тком виде Брусникину предъявить. Ты же врч, у тебя руки золотые, н себе проверил… Спсй Афоню срочно!!!

Тош, по-моему, испуглся еще больше.

Вспомнил, нверное, о ншей рненой нследственности.

— Д я… Конечно, конечно, но мне ведь ндо снчл ее осмотреть…

— Вот я тебе осмотрю! — змхнулсь я н доктор. — Иуд! Нстучл-тки ментм про Витьку. Небось и о нс нтрепл.

— Ничего я не трепл, — обиделся Антон. — Виктор вш тк и не пришел в себя…

— Скончлся?! — ойкнул я, без сил опускясь н кровть.

— Почему скончлся? Он жив, только в очень тяжелом состоянии, в сознние пок не приходил. Утром пришел Юрий Всильевич. Дже до отделения не дошел — ему Ирин Петровн прямо н входе сообщил о вшем.., м-м.., ншествии. Между прочим, это он в ментовку сообщил.

— Что скзл Юрий Всильевич? Витьк выживет? — полюбопытствовл Клюквин.

— Всильич осмотрел, скзл, что оперцию провели грмотно. Теперь все звисит от смого Виктор. Думю, обойдется.

— Ну, я что говорил?! — Клвк не скрывл торжеств. — Тош, ты гений! Теперь приступй к спсению Афнсии.

Филиппок уствился н меня с немым вопросом в глзх.

— Лдно уж, спсй, только побыстрее, — снисходительно соглсилсь я.

Присутствие Антон окзлось сейчс весьм кстти: во-первых, чувствовл я себя и в смом деле хреново, во-вторых, хотелось бы с ним проконсультировться по одному очень вжному вопросу.

Клвк с умилением нблюдл з процедурой осмотр. По первому же требовнию хирург он принесл грдусник (где только умудрилсь его отыскть?) и ложечку. Я покорно измерил темпертуру, открыл рот, скзл «--» и подствил грудь и спину под стетоскоп, который предусмотрительный Филиппок прихвтил с собой. Хм, может, у него и скльпель в крмне звлялся?

После осмотр Антон принялся здвть вопросы, чем сильно меня нервировл. Я нетерпеливо дрыгл ногми, но стрлсь отвечть по возможности толково. Нконец неприятня процедур был звершен. Нпоследок прень робко поинтересовлся:

— А что со щекой?

— Это он в сугроб случйно упл, — вместо меня ответил сестренк и тут же тревожно пропел:

— Тошеньк, что с Афоней? У нее лихордк зеленого Нил, д?

Мы с Антоном ошлело зморгли.

— Клвочк, вероятно, ты имеешь в виду лихордку восточного Нил. Кк следует из нзвния, он встречется только в Африке, — вторитетно пояснил Филиппок. — Откуд бы этой экзотической болезни взяться в Москве, д еще зимой? У Афнсии нлицо постстрессовый синдром плюс, кк я подозревю, бстинентный синдром…

— Про стресс понятно, — перебил Клвк, — это нше обычное состояние. А вот этот… кк его? То, что ты скзл? Синдром ккой-то.

Я, знешь ли, не сильн в медицинских терминх.

— Абстинентный синдром, — подскзл Антон, — попросту говоря, похмелье. Вы вчер что-нибудь пили?

— Коньяк, — признлсь я, глубоко вздыхя.

— И, конечно, н ночь…

— Угу.

— Слушй, профессор, — рзозлилсь Клвдия, — хвтит теории, пор к прктике переходить. Кк ее лечить?

— Ну.., кк. Принять жропонижющее, выпить горячего чю. Можно с лимоном. Но смое глвное, необходимо устрнить причины, вызывющие стресс.

Клвдия здумлсь. И я прекрсно ее понимл! Если проблему с тблеткми и чем можно легко решить, то кк быть с остльным? Впрочем, именно устрнением причин, вызывющих стресс, я кк рз и нмеревлсь зняться.

— Все? — спросил я с нетерпением. — Осмотр окончен?

Филиппок кивнул. Получив свободу действий, я сорвлсь с мест и выскочил в коридор.

Клюквин с Тошей нблюдли з моими действиями с неподдельным интересом.

— Вот! — я достл с нтресолей коробку с туфлями.

— И что? — не понял Клвк.

Я поковырялсь в туфлях и извлекл из одной из них помду. В глзх Антон ясно читлось сомнение в првильности поствленного дигноз. Клвдия презрительно скривилсь:

— Не знл, что ты помду в туфлях хрнишь.

— Это не просто помд, — хитро прищурилсь я. — Пошли н кухню.

Влекомя извечным женским любопытством, Клюкв проследовл по укзнному мршруту, вот Филиппок змялся в коридоре.

— Может, я пойду? — с ндеждой спросил он. — Моя помощь, кжется, уже не требуется.

Я ведь прямо с рботы… Юрий Всильевич отпустил всего н пру чсов.

— Кк это помощь не требуется? Очень дже требуется! — я схвтил хирург з руку и потщил н кухню.

Мы рсселись з столом, н котором все еще стоял остывший, тк и не тронутый никем звтрк. Клвк прямо-тки сгорл от любопытств, Тошк — от неясных предчувствий. Думю, он уже не рз пожлел о том, что связлся с нми.

Конечно, это ужсное свинство — зствлять людей изнывть от неизвестности, но… Я нрочито медленно извлекл из тюбик мпулу и ккуртно положил ее н стол. Клвк понимюще хмыкнул, вот Антон впечтлился.

— Что это? — облдело прошептл он.

— Кк рз об этом я и хотел спросить тебя, — обрдовл я хирург.

— Меня?! — ужснулся Тош.

Клвк, уяснившя мою мысль, рзулыблсь и лсково пояснил:

— Тебя. Из нс троих ты единственный облдешь медицинским обрзовнием.

— Тк вы полгете, это ккой-то медицинский препрт? — зинтересовлся доктор.

Мы с Клюквиной дружно пожли плечми.

Филиппок осторожно взял мпулу и тщтельно осмотрел ее со всех сторон, дже постучл ногтем по стеклу.

— Порошок белого цвет, — зговорил Антон языком милицейского протокол, — герметично упковн в стекло…

— Ты чего нм мозги книфолишь? — рявкнул я. От неожиднности Антошк едв не выронил мпулу. Н всякий случй Клвдия ее збрл из рук нервного Антон в свои, более ндежные. — Это мы и без тебя сообрзили, что порошок именно белого цвет. Конкретнее, пожлуйст!

— Господи, почему я? — обртился к своему медицинскому богу Филиппок. — Ну почему вы именно ко мне привязлись, ?!

— Не груби тетям, — погрозил пльцем сестр. — Что можешь скзть по интересующему нс вопросу? Только двй без лишних эмоций!

Антон рзвел руки в стороны:

— Ни-че-го. В порошок можно истолочь любую тблетку. Д тот же смый мел!

— Д? — сощурилсь Клюкв совсем по-прокурорски. — Интересно, ккому идиоту придет в голову толченый мел герметично упковывть?

— Откуд ж мне знть? Тут нужно лборторный нлиз проводить.

— Вот и проведи, — соглсно кивнул сестренк. — В больничке-то вшей нверняк лбортория имеется.

— Безусловно, имеется, — не стл спорить Антон. — Только у них несколько иня специлизция: кровь, "моч…

— Хвтит, — сморщилсь я, перебив хирург, но он не обртил н меня внимния и продолжл:

— А вдруг это ккое-нибудь сильно ядовитое вещество? Что тогд? Я не могу подвергть риску всю больницу. Для подобных исследовний нужн специльня ппртур, соответствующие условия, зщит, нконец!

Мы с Клвдией уствились друг н друг. Похоже, нши головы посетил одн и т же мысль.

— Афоня, ты думешь о том же, о чем и я? — уточнил Клюквин.

— Примерно.

— Полгешь…

— Не уверен, но попробовть стоит.

— Соглсн. А с этим кк быть? — здумчиво проговорил Клвдия, кровождно сверкнув очми в сторону притихшего Антон.

Несчстный доктор смиренно ждл вынесения приговор.

— Клв, он тебя спс, — нпомнил я, — и меня. Уж не говорю о Викторе.

— Лдно, пусть идет, — рзрешил сестр.

Филиппок зметно оживился и с рдостным облегчением зторопился к выходу. Я нпутствовл его советом молчть обо всем, что видел и слышл в этой квртире, Клвдия сообщил о длинных рукх, коими, несомненно, мы с ней облдем.

— Будем звтркть? — спросил Клвдия, когд з Антоном зкрылсь дверь.

— Будем, — кивнул я.

В меню звтрк входил чй с лимоном, рстворимый спирин и прочие вкусности. Клвк был неприлично весел, что в ншем положении выглядело нелепо. Однко выяснять причину рдости Клюквы я не спешил из принцип, зня по опыту: долго молчть он не способн.

— Афнсия, — помявшись, зговорил Клвк, — кк тебе Филиппок? Глянется?

— Он рыжий. И веснушек полно дже зимой.

— Ну и что? Рыжие не люди, что ли? — обиделсь Клвдия. — Некоторые рыжие, между прочим, умнее блондинов. Чубйс, нпример…

— Кто ж говорит, что Антон дурк? — пожл я плечми. — Просто я не люблю чересчур яркие цвет. Предпочитю что-нибудь более сдержнное.

— Зню, — вздохнул Клвк. Он нендолго умолкл, сложив н груди лдошки и мечттельно прикрыв глз. Из чего я сделл вывод, что хирург произвел н сестру впечтление. Когд Клюквин влюбляется, он глупеет буквльно н глзх, поэтому я зволновлсь:

— Клв, сейчс не время для любви!

— Сердцу не прикжешь, — снов вздохнул Клюкв. — Ты обртил внимние н его глз?

Ну чисто лзурь небесня. В лучших трдициях женских ромнов я просто обязн влюбиться в своего спсителя!

Я возмущенно зморгл, хотел скзть что-нибудь ехидное по этому поводу, но ничего не придумл и, топнув ногой, убежл к себе в комнту. Спустя минуту, тм появилсь Клвдия.

Он опустилсь н кровть и принялсь нглживть меня по спине.

— Успокойся, Афонечк! Тош прописл тебе полный покой… — Я ухмыльнулсь, Клвк продолжл:

— Думешь, я ничего не понимю?

Димк в комндировке, ты здесь… Чужя любовь для тебя сейчс хуже ксторки.

— При чем здесь это? — возмутилсь я. — О другом волновться ндо! Нс убить могут со дня н день, ты влюбляться ндумл. Сообржй!

Клюквин нхмурилсь, пытясь включить мыслительный процесс. Я внимтельно з ней нблюдл, терпеливо дожидясь результтов рзмышлений. Нконец сестренк пришл к общему знментелю.

— Лдно, нверное, ты прв, — Клвдия поднялсь, прошл к двери и уже оттуд жлобно спросил:

— Афонь, кк ты думешь, он н меня просто тк смотрит или со знчением?

В сердцх я зпустил в Клвку подушкой, но он успел зхлопнуть з собой дверь.

Однко не все тк плохо. Клвдия, пребывя в состоянии любовной эйфории, готов горы свернуть. Вот и сейчс он что-то ворочл з стеной.

«Порядок нводит», — удовлетворенно отметил я, злезя под одеяло. Меня еще немного знобило, следовло полежть и дождться, когд подействует лекрство.

* * *

Спустя дв чс мы с Клвкой топтлись возле проходной НИИ вирусологии. Всю дорогу я пытлсь придумть, кк рзыскть Прутков.

Кк нзло, ничего толкового в голову не шло, потому я злилсь и придирлсь к Клвке. Он, несмотря ни н что, все еще пребывл в состоянии легкой взволновнности от нхлынувшего н нее чувств.

— Ндо было позже ехть, — прыгя н месте, ворчл Клвк. — До конц рбочего дня еще дв чс. Тк и будем здесь прыгть, кк кенгуру в зоопрке. Вон охрнники уже зинтересовлись ншей физзрядкой.

В смом деле, из-з дверей проходной дв прня в стндртной униформе с любопытством з нми нблюдли.

— Ишь, трщтся, прости господи! Привыкли, понимешь, микробов своих изучть, — злилсь сестриц.

— Угомонись, Клв, рбот у них ткя, — скзв это, я потщил Клюквину к проходной.

В предвкушении бесплтного цирк об охрнник встретили нс буквльно в дверях.

— Здрвствуйте, — широко улыбнулсь я ребятм. — Вы не могли бы нм помочь?

— Могли бы, — тк же широко рстянул губы в улыбке один охрнник.

— Хотите, чтобы мы попрыгли вместе с вми? — серьезно поинтересовлся другой.

Клюквин злобно хрюкнул, но я слегк двинул ее локтем, и он притихл. Ежу понятно — прни нд нми издевются. Мне это, естественно, не понрвилось, однко дело — есть дело. Приглушив рздржение, я любезно пояснил:

— Спсибо, с этим мы сми спрвимся. Нм нужно нйти одного человек, который рботет в вшем кефирном зведении. Вы в состоянии помочь?

— В принципе, мы не имеем прв… — здумчиво протянул стрж номер дв.

— Но? — с ндеждой произнесл Клвдия.

— Но для тких очровтельных спортсменок можно, пожлуй, сделть исключение. Кк думешь, Андрюх?

Второй охрнник, Андрюх, неопределенно шевельнул плечом и проявил любопытство:

— А зчем вм нужен этот человек?

Клвк снов хотел что-то скзть, но я и н этот рз ее опередил:

— Понимете, мльчики, вот он, — я скосил глз в сторону сестры, — беременн. Отец ребенк рботет у вс в НИИ. К сожлению, он окзлся подлецом и никк не хочет встречться с нми. Мобильного у гд нет, к домшнему все время подходит его жен. Вот мы и решили рзыскть эту сволочь н рботе, чтоб с превеликим удовольствием нбить морду. Помогите, ?

История, конечно, бнльн и стр, кк мироздние. Но что поделешь, если дюльтер всегд вызывет у людей нездоровое любопытство.

А уж охрнникм, суткми тоскующим н своем посту, стрсть кк интересно понблюдть з рзборкми между рзгневнной женщиной и мужчиной-подлецом. Кроме того, кк нзвть истинную причину ншего появления здесь?

Мол, нужно провести нлиз непонятного порошк белого цвет, герметично упковнного в мпулу…

История с беременностью впечтлил не только охрнников, но и Клвдию тоже. Он мгновенно скроил жлостно-несчстную физиономию и проникновенно здышл.

— Лдно, — кивнул Андрюх. — Кк фмилия этого бедолги?

— Прутков. Козьм Прутков, — с готовностью подскзл я.

Прни переглянулись:

— А дедушк Крылов не подойдет? — ехидно прищурился второй охрнник.

— Но это н смом деле его фмилия, — пискнул Клюкв тким голосом, что мне зхотелось немедленно рзреветься от сострдния. — Козьм Ивнович Прутков. Кто ж виновт, что у гд ткя знменитя фмилия?

— Ждите здесь, — бросил Андрей, скрывясь з перегородкой из бронировнного стекл.

Второй охрнник остлся с нми и снисходительно взирл н нс с высоты своего почти двухметрового рост. Под этим взглядом мы с Клвкой и првд чувствовли себя кк дв особо зловредных вирус.

Андрюх отсутствовл довольно долго. Оттуд, где стоял я, было видно, кк он говорит по телефону, потом терпеливо ожидет ответ.

Мне бы его терпение!

Клюквин, кк и я, особой выдержкой не облдл. Едв Андрей нчл куд-то звонить, из груди Клюквы время от времени вылетли стрнные звуки, похожие н горловые вопли пвлин в брчный период.

Охрнник нконец зкончил рзговор. Хмурясь, он нпрвился к нм. Отчего-то мне не понрвилось выржение его лиц, и я, потихоньку зпниковл.

— Что? — шепотом спросил Клюквин, когд Андрюх приблизился.

— Охот вм головы нормльным людям морочить, — буркнул он и оздчил:

— Никкой Прутков у нс не рботет и не рботл.

Новость окзлсь довольно неожиднной.

Я рстерялсь. Кк это не рботет? А вчер с кем мы рзговривли? Ответ нпршивлся см собой: Прутков либо вовсе не Прутков, просто придурковтый мужик, стрдющий мнией величия. Либо Прутков — это Прутков, но он здесь не рботет. Если верно последнее предположение, то срзу возникет новя лвин вопросов. Кк он окзлся у проходной? Откуд знет Виктор? Откуд знет про ментов, приходивших в НИИ? А может, они вовсе не приходили? Но якобы Прутков говорил, будто именно менты сообщили о рнении Витьки.

И нконец, откуд этот тип тк хорошо знет о режиме рботы лборторий?

Клвк, кзлось, был огорошен не меньше меня. Рсширенными глзми он трщилсь н охрнников и бессвязно шептл:

— Не рботет… Кто же… Не-ет, не может быть! Ведь вчер я лично… Он говорил… Куд ж теперь? Вот, блин, попли! — резюмировл в конце концов сестр. Я был с ней полностью соглсн.

Впрочем, отступть не в нших првилх.

Немного опрвившись от полученного удр, я поинтересовлсь:

— А Смонин? Виктор Смонин у вс рботет?

Андрюх удивленно зморгл:

— От него тоже кто-то злетел?

Клвк отрицтельно змотл головой:

— Нет. Он дружок моего гд.

Второй охрнник, имени которого мы тк и не узнли, неожиднно зявил:

— Виктор я зню. Он рботл у нс, првд, пру недель нзд уволился.

— Почему? — быстро спросил я.

— Ну я-то откуд зню? Мы с Андрюхой кк рз дежурили в тот день. Витьк в обед уходил. А у нс с этим делом строго, просто тк не уйдешь. Он покзл нм «бегунок», мы проверили — все подписи н месте, зрегистрировли в журнле, и все. Помнишь, Андрюх?

Андрюх нхмурился, роясь в ннлх пмяти, потом все же кивнул:

— Вспомнил. Нервный ткой, суетливый, глз все прятл. Ты его еще спросил, мол, чего он тк торопится? Дже до конц рбочего дня не дотерпел…

«Знчит, Прутков все же знл Витьку, знл, что он уволился, — рзмышлял я. — Попробуем рссуждть логически. Если Прутков — вовсе не Прутков, то он может здесь рботть, следовтельно, знть Виктор. В том случе, если Прутков здесь не рботет… По ккой ткой ндобности он сшивлся возле НИИ? Ой, кжется, понял! Прутков — шпион»…

Мое вообржение рспухло до чудовищных рзмеров, дже жрко стло. С этим нужно было немедленно что-то делть, поэтому я, буркнув охрнникм нечто среднее между «спсибо» и «до свидния», подтолкнул Клвдию к выходу.

Н свежем воздухе мне зметно полегчло.

— Ну, — спросил Клвк, кк только мы отошли н достточное рсстояние от проходной, — что ты обо всем этом думешь?

— Прутков — шпион, — убежденно зявил я.

Клюквин досдливо сморщилсь:

— Дур ты, Афнсия, прости господи! Нслушлсь побсенок своего Брусникин. Тому в кждом тркне генты вржеских рзведок мерещтся, теперь и ты туд же. Ну ккой из Прутков шпион? Тк, шелупонь…

— А по-твоему, все шпионы должны кк Джеймс Бонд выглядеть… Прутков все знет: про Витьку, про систему безопсности в НИИ, д и в вирусх кое-что смыслит.

— И что? — хмыкнул сестренк. — Не придумывй проблемы тм, где их нет. Все просто: мужик рботет в институте, возможно, Виктор рботл вместе с ним. Ну, нзвлся мужик другим именем, что с того? Я см сколько рз пользовлсь подобным приемчиком.

Нверное, Клюкв прв: проблем у нс и без того хвтет, придумывть еще одну вроде бы ни к чему. Но сбрсывть со счетов згдочного, оттого очень подозрительного Козюлю, по-моему, пок не стоит.

— Меня другое беспокоит, — продолжл рзглгольствовть Клвдия. — Похоже, нм тк и не суждено узнть, что з порошок в мпуле.

Я покосилсь н Клвку. Отчего-то у меня создлось впечтление, что это обстоятельство не сильно ее беспокоило. Знчит, в голове сестренки возникл очередня светля идея. Тк оно и вышло. Клвдия потерл нос и сообщил:

— Нм нужн лбортория…

— Это точно, — подтвердил я, ожидя продолжения.

— Кжется, я зню, где ее нйти.

— Д ну?

— Ну д.

— Интересно. И где же?

— Ты только срзу не ругйся, лдно? Сперв выслушй.

Нчло впечтляло и сулило не менее интересное продолжение. Я молчл, уствившись н сестру с немым вопросом в глзх. Клюквин снов потерл нос, потом обреченно выдохнул:

— ФСБ.

Я не руглсь. Я просто плюнул н снег и ускорил шг. Более бредовой идеи Клюкв еще никогд не выдвигл. Это ж ндо додумться — отдть мпулу в лборторию ФСБ! То, что об этом узнет мой муж, — это еще полбеды. В конце концов, побушует и утихнет. А вот его коллеги с удовольствием поигрют с нми в игру "Кто?

Где? Когд?". В том случе, если, рзумеется, в мпуле окжется что-то серьезное. Игрть с фээсбешникми в молчнку, уходить в глухую зщиту — дело зряшное, это не менты. Прни из ФСБ душу вынут, но узнют все, что им нужно. Ну коли в мпуле окжется что-то вроде мел, мой Брусникин стнет объектом для нсмешек н всю оствшуюся жизнь!

— Афоня… — догнл меня Клвк, нмеревясь приствть с уговорми.

— Дже не думй, — ктегорично пресекл я ее нмерения. — Тебе ндоел спокойня жизнь?

— Рзве ж он спокойня? — хмыкнул Клвдия.

— По срвнению с тем, что нс ожидет, обртись мы в ФСБ, просто рй, можешь мне поверить.

Я быстрым шгом топл к метро. Клюквин трусил рядом, время от времени печльно вздыхя, однко поколебть меня в принятом решении не могл. Видя это, хитря Клюкв пошл другим путем: он здумл сыгрть н известном женском недосттке — любопытстве.

— Знчит, мы никогд не узнем, что тм внутри, — зныл сестр. — Неужели тебе совсем-совсем неинтересно, , Афонь?

— Нет, меньше знешь, дольше живешь.

И вообще, выброси эти глупости из головы, лучше мечтй о своем рыжем возлюбленном, меня не волнуй.

Упоминние о новом чувстве отвлекло Клвдию от опсных мыслей, и он оствил меня в покое.

Всю дорогу до дом я ломл голову нд згдкми, возникшими в ншей жизни з последние несколько дней. Мысли были все больше невеселые, в конечном итоге я пришл к неутешительному выводу: к совершенно непонятному Степну и тинственной Тмре добвился еще и не менее тинственный и непонятный Прутков. Отчего-то возникло желние объединить этих троих в одно целое, но ничего общего между ними я, кк ни стрлсь, нйти не могл.

Блгодря стрниям Клвдии родные стены стли приобретть видимость порядк. Вещи уже не влялись под ногми, и дже оторвнные обои в коридоре рботящя сестренк приклеил скотчем. Проворчв под нос: «Дом, милый дом», я юркнул в внную. Горячя вод и душистя пен окзли блготворное влияние н общее состояние оргнизм, но не н мыслительный процесс. Прикрыв глз, я пытлсь нлизировть сложившуюся ситуцию, но неизбежно возврщлсь все к тем же вопросм.

Это здорово нервировло, по првде говоря. Появление Клюквиной прекртило мои интеллектульные стрдния. Однко вид сестр имел ткой, что я нсторожилсь. Нервно хохотнув, Клвк выдвил:

— Тм… В общем, он звонил. Скзл: «Скоро приду»…

Я ничего не понял, поэтому решил уточнить:

— Степк?

Клвдия энергично змотл головой из стороны в сторону.

— Твой Филиппок? — выдвинул я новую версию.

Последовл еще один нервный смешок, я сообрзил, что звонок любимого не мог привести сестренку в подобное состояние. Клвк ошлело моргл, по ее лицу блуждл улыбк тихого идиот — в общем, я здорово испуглсь, оттого рзозлилсь:

— Можешь нормльно объяснить, кто звонил и кто придет?!

— Аг.

— Тогд говори. У меня не то состояние, чтобы твои ребусы рзгдывть.

Ответ Клвки был крток и очень оригинлен:

— Труп.

— Не понял… Ккой труп? Что ты мелешь, убогонькя?! — воскликнул я, пугясь еще больше.

— Я ж говорю, — передернул плечми Клвдия, — звонил труп. Скзл, что скоро к нм зйдет. Дело у него ккое-то.

Я с известной долей недоверия смотрел н Клюквину и пытлсь сообрзить, сможет ли Антон помочь и в этом случе, или придется вызывть к сестре более опытного специлист.

Словно прочитв мои мысли, Клвдия криво усмехнулсь.

— Думешь, я чокнутя? — предположил он.

— Нет, — не очень уверенно ответил я. — Просто… Все-тки тебя по голове удрили, голов, кк известно, смое млоизученное место в оргнизме.

— Я не сумсшедшя, Афонь. Он позвонил и говорит: «Здрсте, я труп». Сперв я подумл, ккой-то придурок блуется. Ну, послл, кк водится, и трубку положил. Тк он не угомонился, перезвонил и бодренько тк вещет:

«Не клдите трубку, пожлуйст, у меня телефоння крт кончется. Вы, говорит, не пугйтесь»… — Тут Клвдия перекрестилсь:

— Не пугйтесь, скжет тоже! Можно подумть, кждый день с того свет звонят.

— Не отвлекйся, Клв, — попросил я сестру, нчиня догдывться, в чем тут дело.

— Д, тк вот. Труп этот зявил, будто оствил у нс в мшине кое-что, чего ему сильно не хвтет, и что минут через двдцть з этим зйдет. Тк, я думю, может, покойник чего попутл? У нс и мшины-то нет… Афнсия, видть, мы с тобой господ чем-то рзгневли, коли с того свет звонят.

Дльнейшие рссуждения Клвки меня уже мло интересовли. Первый рз з последние несколько дней появился человек, способный пролить хоть ккой-то свет н некоторые события. С рдостным воплем я выскочил из внной и помчлсь одевться. Клвдия, оздчення моим поведением больше, чем звонком «труп», ринулсь следом, требуя объяснений. Спешно нтягивя джинсы н мокрые ноги, я удовлетворил интерес Клюквиной.

— Клв, этот «труп» — просто подрок судьбы!

— Э-э-э… — проблеял Клюкв, не сильно доверяя моим словм.

— Вот именно! Он теперь ценный свидетель.

Увидишь, через чс мы будем знть, кто шмякнул тебя по голове. Иди, готовься к приему дорогого гостя. Господи, ккя удч, что он нс ншел!

— Чего-то я не пойму, у кого с головой проблемы, — проворчл Клвдия, но н кухню проследовл.

Когд рздлся звонок в дверь, Клюкв ктегорически откзлсь открывть. В отличие от меня, он искренне считл, что без нечистой силы здесь не обошлось. Тогд я взял н себя роль рдушной хозяйки.

Н пороге стоял мужчин средних лет в кепке «жириновк» и дрповом полупльто с поднятым воротником. Для покойник выглядел вполне прилично. Немного полновт, немного низковт — словом, герой не моего ромн. Отличительной особенностью гостя были усы не првдоподобно черного цвет, торчщие прллельно земле, кк у мртовского кот.

— Привет, — интимно мурлыкнул мужчин. — Я труп.

— Очень приятно, я Афнсия. Проходите, пожлуйст, — приглсил я. — Простите, можно узнть вше имя-отчество?

— Всилий Пвлович, для вс — просто Вся.

«Ндо же, дже имя у него кошчье», — подумл я, нблюдя, кк Вся рзувется и ккуртно ствит грязные ботинки в уголок.

Клвдия встретил гостя не слишком приветливо, я несколько отстрненно отметил, что нш кухня постепенно преврщется в штб боевых действий.

— Это моя сестр, Клвдия, — предствил я Клюкву. — А это Всилий. Он путешествовл вместе с нми в бгжнике мшины под видом труп и, кк я подозревю, является хорошим знкомым Виктор. Все верно?

— Точно, — рдостно осклился Всилий. — Кореш он мой.

— Собутыльник, — уточнил Клвк.

Н мой взгляд, Вся мло походил н лкш, скорее н проходимц и стреющего Кзнову. Н уточнение Клвдии Всилий не обиделся, однко счел необходимым объяснить:

— Ни-ни, хотя, конечно, всяко бывло. Я к вм, собственно, по делу.

— Подожди, — перебил я мужчину, срзу переходя н ты, — и до дел дойдем. Снчл рсскжи, кк ты в бгжнике окзлся и почему трупом прикинулся.

Всилий зерзл н тбуретке, усмехнулся и несколько нервно произнес:

— Жить зхочешь, не только трупом прикинешься. Видли, что с Витькой сделли? Я после этого дв дня дом сидел, боялся дже в мгзин выйти.

— Кто ж тебя тк нпугл, Всеньк? — ехидно прищурилсь Клвк.

Усы Всеньки зшевелились, их хозяин смутился, явно не желя отвечть. Непонятно было, тк сильно нпугн мужик, или имелсь иня причин для молчния. Промявшись пру минут, он в конце концов поднял глз и жлобно попросил:

— Девчонки, отстньте от меня, ? Верните мне то, что я потерял, и рзойдемся, кк «молния» н брюкх.

— Мы ничего не нходили, — пожл я плечми.

— А вот тут ты врешь, девушк. Нехорошо, — покчл головой Вся.

— Он еще будет нс хорошим мнерм учить!

Небось, когд под покойник косил, об этикете и не помышлял. Чуть инфркт из-з тебя не получили.

— Тк ведь обстоятельств у меня…

— Вот и рсскжи нм про эти обстоятельств, — учстливо посоветовл я. — Покйся, глядишь, поможем чем.

Всилий еще некоторое время метно вздыхл, потом поведл нм знимтельную историю. Рсскз его звучл немного сбивчиво и в конечном итоге сводился к следующему.

Несколько дней нзд Виктор зшел к Всилию с бутылкой водки. Приятели выпили, зкусили, поговорили н ккие-то млоинтересные темы, потом Витьк неожиднно зявил:

— Я ушел с рботы.

Вся удивился. Д и было чему: с трудом устроился, столько прорботл в этом НИИ и вдруг — здрсте, уволился!

— Кк теперь жить собирешься? — здл Всилий отнюдь не прздный вопрос, потому кк знл, что семья дружк живет фктически н одну его зрплту. Копеечное детское пособие, естественно, не считется.

— Дельце я одно змыслил, — тумнно пояснил Виктор. — Если выгорит, столько ббок згребу! Срзу квртиру новую куплю и Окснку с мльчонкой н курорт свожу, в Испнию.

Или н ккие-нибудь смые крутые остров.

— Гляди, кк бы тебя это дельце опять н нры не привело, — вздохнул Всилий. — Или, еще хуже, в могилу. Большие ббки просто тк не плтят.

Эти слов, рзумные, по большому счету, отчего-то рзозлили Виктор.

— Ндоело мне тк жить, понял?! — неожиднно зорл он. — Лбортория эт, крысы, вирусы, зрплт копеечня… Окснк сыну пмперсы по прздникм покупет. Я мужик, в конце концов! Пусть бывший зэк, но я свое н зоне оттоптл, меня — помнишь? — ни н одну рботу брть не хотели, кк только узнвли о судимости. Если бы не тесть, уж и не зню, где бы я сейчс был.

— Вот-вот, — поддкнул Всилий. — А теперь ты одним мхом решил покончить с нормльной жизнью.

— Д не нормльня это жизнь, не-нор-мльн-я! Думешь, легко кждый день видеть, кк Окснк плчет, копейки считет? Голов постоянно знят одной только мыслью: чем звтр кормить жену и ребенк? Не-ет, хвтит с меня. Если нет возможности зрботть нормльные деньги честным путем, знчит, тк тому и быть.

Всилий мог лишь посочувствовть другу.

См он никогд не был жент, потому кк ни одн нормльня женщин не сможет понять любвеобильной Всиной нтуры и привыкнуть к его бесконечным походм «по девочкм». Ромны Вся зводил легко, но ни один из них дольше пры-тройки месяцев не длился.

Друзья допили водку, и Виктор обртился к Всилию с просьбой:

— Помоги мне, Всь.

— Чем?

— Звтр вечером у меня вжня встреч. Мне не хотелось бы идти одному. Соствишь компнию?

Всилий здумлся. С одной стороны, он прекрсно осознвл, что «дельце», здумнное Виктором, не сулит ничего, кроме неприятностей и лишней головной боли. Но с другой, Витьк — друг. Откзывть другу, попвшему в сложное положение, кк-то не по-мужски. Поэтому Всилий соглсился, о чем потом, кстти, не рз пожлел.

Н следующий день ближе к вечеру Виктор зшел з приятелем. Путь предстоял неблизкий, в Люблино, однко н встречу отпрвились своим ходом. Н вопрос Всилия о мшине, Витьк коротко ответил:

— Знкомый н время попросил.

Когд они приехли в Люблино, совсем стемнело. Виктор был очень нпряжен, постоянно озирлся и вздргивл от кждого неожиднного звук. Всилий, видя ткое состояние приятеля, тоже зволновлся, и по мере приближения к гржм волнение только усиливлось.

— Вот что, Вся, — произнес Виктор, понизив голос, — подвергть тебя необосновнному риску я не хочу…

— Сильно рискуешь?

— Понятия не имею. Человек, который должен прийти, я зню довольно двно, — усмехнулся Виктор. — Но кто знет, кк он себя поведет, когд узнет о моем плне. Поэтому сделем тк: ты сейчс подыщешь себе ндежное укрытие. Ткое, чтобы видеть все происходящее и при этом оствться незмеченным. Что бы ни происходило — не высовывйся, понял? И сохрни вот это… — Виктор рскрыл лдонь.

— Что это? — отчего-то шепотом спросил Всилий.

— Это? Это, бртишк, новя квртир, новя мшин и Кнрские остров, словом — крсивя жизнь, о которой тк долго мечтли большевики.

Н протянутой лдони приятеля лежл мленькя стекляння мпул, с обоих концов перехвчення метллическими обручми. Внутри болтлся ккой-то порошок. Сперв Вся решил, что это нркотик, но потом все же сообрзил — ни один нркотик не может столько стоить: и квртир, и мшин, и курорт.

— Не рзбей, — предупредил Виктор, передвя мпулу Всилию. — Стекло, конечно, прочное, но, тем не менее, осторожность соблюдть следует. А то вместо крсивой жизни получим относительно быструю, но о-очень мучительную смерть. Лдно, — Виктор хлопнул друг по плечу, — пор. Д не трясись, Вся, вось прорвемся!

Всилий остлся один.

— Твою мть! — вполголос выруглся он. — Вот, блин, попл.

Однко мелькнувшую было мысль смыться Вся решительно отмел и приступил к поискм ндежного укрытия. Не особо мудрствуя, он збрлся н крышу одного из гржей. Сверху темный силуэт Виктор был виден достточно хорошо.

Откуд появились эти двое, Всилий дже не зметил. Просто в ккой-то момент обнружилось, что рядом с Витькой стоят еще две мужские фигуры.

«Почему двое? — удивился Вся. — Витек говорил, один должен прийти»…

Рзговор Виктор с незнкомцми был коротким и зкончился потсовкой. Результт ее известен: пробитя голов и ножевое рнение.

Неожиднно события приняли непредскзуемый оборот. Н территорию гржей въезжл мшин с погшенными фрми. Несмотря н темноту, Всилий узнл втомобиль своего приятеля и обрдовлся. Он решил, что приехл тот смый приятель, одолживший мшину, о котором говорил Виктор. Теперь предствьте изумление Вси, когд из мшины выскочили мы с Клвкой и нпрвились в ту сторону, где н снегу лежл рненый Виктор.

«Вот только бб здесь не хвтет! — рссердился Всилий. — Откуд они взялись, интересно? Почему н Витькиной мшине? А куд делись те дв придурк?»

Тем временем мы с Клвдией обнружили Виктор. Я бросилсь з мшиной, сестр остлсь н месте. Всилий видел, кк от одного из гржей отделилсь мужскя тень и, рзмхнувшись, удрил Клюквину по голове. Нверное, и меня ждл т же учсть, но что-то нсторожило убийц, и они поспешно удлились. Всилий решил, что смое время и ему покинуть крышу. Пок я пниковл возле бесчувственной Клвдии, он пробрлся в бгжник и тм зтился.

— Ох, и перепуглся я, когд вы гишнику про труп в бгжнике ляпнули, — пожловлся Всилий.

— Когд ж ты покинул убежище? — спросил Клвк.

— Хотел слинять, пок вы в больнице были, но очень уж хотелось узнть, что с Виктором.

— Угу, — молвил я, брбня пльцми По столу, потом пристльно посмотрел в глз Все и негромко, но твердо потребовл:

— Пистолетик-то вернуть ндо, дядя.

Усы Всилия кк-то смущенно повисли, утртив всякую прллельность и свой злихвтский вид. Клвдия укоризненно поцокл языком:

— Ай-й-й, кк нехорошо крсть чужие вещи! Верни оружие, сердешный. Этот пистолет у ментов н приколе, из него троих звлили. Могу себе предствить, кк обрдуются эти волки в погонх, обнружив у тебя «горячий» ствол с твоими же отпечткми пльцев. Им премия и блгодрность, тебе — номер «люкс» в СИЗО и дльняя дорог. Ты, милый, и тк уже влип по смые помидоры, лучше не усугубляй.

По глзм Всилия было зметно, что он готов сдться, но после долгих уговоров.

— Вы.., что же, меня шнтжируете? — не слишком уверенно спросил Вся.

— Дурк, — фыркнул сестриц, — мы с Афоней спешим н помощь, кк Чип и Дейл.

— Хорошо. Верните мне мпулу, я вм пистолет.

Мы с Клвкой обменялись скептическими взглядми.

— Дядя не понимет, — с сожлением вздохнул сестр.

— Не понимет… — соглсилсь я и обртилсь к Всилию:

— А тебе-то зчем мпул? Ты дже не знешь, что тм. И потом, см говорил: чем больше деньги, тем ближе могил. Не опсешься з свою жизнь?

— Опсюсь, конечно. Но вдруг все получится? Женюсь, девчонки, ей-богу, женюсь! — зверил Всилий и см испуглся. Видть, перспективу связть себя узми Гименея могл компенсировть только крупня сумм денег в твердой влюте.

— И что, у тебя уже есть покуптель? — вкрдчиво обртилсь я к Все. — Позволь полюбопытствовть, ккую цену ты зломил?

Рзумеется, никкого покуптеля у Всилия не было, д и о стоимости мпулы он имел весьм смутное предствление. Просто решил мужик воспользовться ситуцией и получить кое-кких деньжт н хляву. Дже печльный пример Виктор его не остновил. Зто я кое-что стл понимть, однко это понимние вызывло нстоящий ужс и все нрстющую пнику.

Клвк зметил мое состояние и утроил усилия, желя убедить Всю вернуть пистолет и збыть про мпулу н всю оствшуюся жизнь.

Вскоре стрния Клвдии увенчлись-тки успехом: Всилий немного повздыхл, сожлея об упущенных возможностях, но соглсился н все нши предложения. К концу беседы нш гость окончтельно утртил ту смоуверенность, с которой появился. Клюквиной удлось зпугть его нстолько, что он счел з блго избвиться от пистолет, зодно и от нс.

Провожть Всилия до двери отпрвилсь Клвдия, у меня, признться, никких сил не было. Оствшись одн, я обхвтил голову рукми и принялсь рскчивться из стороны в сторону. Из головы не выходил стршня догдк, озрившя меня во время беседы с Всилием. В тком плчевном состоянии и обнружил меня Клюквин, вернувшяся н кухню.

Он положил н стол пистолет, нсмешливо зметив:

— В крмне тскл. По-моему, мы здорово зпугли этого Всю. А Михлычу ндо мозги хорошенько прочистить — это он сообщил номер ншей квртиры и телефон…

Я плохо понимл, о чем говорит Клвк, продолжя изобржть из себя мятник. Зметив это, сестр осеклсь:

— Ты чего ткя, Афнсия?

— Ккя «ткя»? — я перестл рскчивться и с силой потерл лицо лдонями.

— Ну.., не зню. Мутня ккя-то.

— Ты ничего не понял, Клв?

— Понял, — ни секунды не рздумывя, кивнул Клвдия. — Ты только нмекни, чего ндо было понять.

Невесело усмехнувшись, я нмекнул:

— Про мпулу, про Виктор…

— Х! Тут все просто: Витьк хотел продть мпулу, договорился с покуптелем о встрече.

Он понимл, что дело опсное, и, чтобы хоть кк-то подстрховться, прихвтил с собой дружк и н всякий случй отдл ему мпулу. Однко вместо денег получил по голове. Видть, покуптель осерчл, что при Витьке мпулы не окзлось…

— Подожди, — остновил я трескотню Клюквиной. — Из твоих рссуждений следует вывод: покуптелем был Степн.

— Почему это?

— Потому что именно Степк нзнчил встречу Виктору у гржей.

— Степке верить — себя не увжть, — хмыкнул Клвк. — Скзочник еще тот.

— Допустим, — соглсилсь я. — Откуд же тогд Степн узнл о встрече? Ведь именно он рисовл нм схему…

— Д, не получется, — вздохнул Клюкв и здумлсь. Впрочем, нендолго.

— Тогд тк: эти дв тип и есть покуптели. Витьк попросил Степн быть свидетелем сделки…

— Что-то много свидетелей получется, — перебил я сестру, — мы, Всилий, Степн. В общем, слушй и не перебивй.

Прежде чем нчть говорить, я сходил в коридор и вернулсь н кухню с мпулой в рукх.

Положив ее рядом с пистолетом, я тихо спросил:

— Кк ты думешь, Клвдия, что это ткое?

— Подозрительный порошок белого цвет, герметично упковнный в стекло, — повторил сестренк слов рыжего хирург. — Больше ничего скзть не могу, потому кк ты зпретил проводить нлиз в лбортории ФСБ.

— Это бктериологическое оружие, Клв…

Клюквин снчл недоверчиво смотрел н меня, потом, сообрзив, что я и не думю шутить, перевел взгляд н мпулу, мирно лежщую рядом с пистолетом, и простонл:

— Мм моя! А что тм?

Я пожл плечми:

— Кто ж знет? Помнишь, пру лет нзд кто-то прислл мерикнцм споры сибирской язвы? Тоже в виде белого порошк, только не в мпулх, в почтовых конвертх.

— Д, д, что-то ткое припоминю, — пролепетл Клвдия. — Думешь, это тоже сибирскя язв?

— Не обязтельно. Тебе ведь Прутков рсскзывл о бесконечном множестве смертельных вирусов.

— Тк ты полгешь… — пугясь собственных мыслей, позеленел Клвк.

— Послушй, что я думю. Вспомни, Окснк рсскзывл о визите Степн к ним домой.

— Помню, Степк чего-то про зоновский должок говорил. Мол, отрботешь, и вли н все четыре стороны, кк говорится.

— Точно. А теперь прикинь: Витьк рботет в НИИ вирусологии. Степн сулит Виктору большие деньги. Спршивется, з что? Првильно мыслишь, — похвлил я Клвдию, зметив понимние в ее глзх. — Витьк должен был укрсть мпулу с кким-нибудь вирусом.

Что он и сделл, потом быстренько уволился.

Судя по всему, у Степки к тому времени уже имелся покуптель, готовый зплтить з эту гдость двести тысяч доллров.

— С чего ты решил, что он именно столько стоит? — удивилсь Клвдия.

— Тмр скзл…

— Господи, Афнсия, ведь ты прв! Только непонятно, кк Виктор н нее вышел. По идее, только Степк должен знть покуптеля, вернее, покуптельницу, рз он предложил Виктору эту внтюру.

— Кк Витьк вышел н Тмру, я не зню, — с сожлением вздохнул я. — Но Тмр говорил, что договривлсь именно с ним.

Клвк после некоторого рздумья выдвинул свежую идею:

— Мне кжется, Тмр в днном случе просто посредник. К чему ей бктериологическое оружие? З ней обязтельно кто-то стоит. Боюсь дже подумть, кто; Афнсия, мпулу продвть нельзя.

— Ежу понятно, — соглсилсь я.

— Кк быть?

— Ампулу спрячем. Вернется из комндировки Димк, отддим ему. Тут вопрос госудрственной безопсности, спсти все госудрство нм не под силу. Это только в мерикнском кино герой-одиночк игрючи спсет все человечество. Мы с тобой, Клв, дже вдвоем мло похожи н Брюс Виллис.

Клюквин соглсно вздохнул и опечлилсь, я попытлсь выстроить цепочку событий, используя те фкты, которые нм известны.

По требовнию Степн Виктор укрл из. институт мпулу со смертельно опсным вирусом. Срзу возникет вопрос: кк ему это удлось? Нверняк в НИИ существует серьезня систем безопсности, в этом Прутков прв.

И кк же тк получилось, что пропжу мпулы не обнружили, не подняли шум, не нчли трясти всех сотрудников? Впрочем, можно предположить, что их все-тки трясли, но руководство НИИ предпочло не выносить сор из избы.

Првильно, между прочим. Могу себе предствить, ккя нчлсь бы пник, просочись, информция в прессу.

Однко будем исходить из того, что Витьке удлось укрсть мпулу и счстливо избежть подозрений. Он сообщил об этом Степну, тот договорился с Тмрой. А дльше все пошло не тк, кк хотелось бы Степке. Виктор кким-то обрзом см выходит н Тмру, узнет рельную стоимость мпулы. Причем эт стоимость сильно отличется от суммы, нзвнной Степном. Тогд Витьк решет смостоятельно зняться куплей-проджей и нзнчет встречу с покуптелем у гржей. Тмру, ндо думть, нсторожил смен продвц, он связывется со Степном, желя выяснить причину произошедшего.

До этого момент все более или менее понятно. Но что случилось потом? Те двое у гржей — дружки Степн или люди Тмры? Почему-то мне кжется, что «милиционеры», посетившие нс, и прочк гржных убийц — одни и те же лиц. Если это тк, то их дружб со Степном под большим сомнением. Они что-то искли у нс в доме и не ншли, Степн точно знл, где это «что-то» лежит, потому кк см и прятл. Можно, конечно, предположить, что Виктор отдл Степну мпулу, и он прятл именно ее. Но тогд откуд у смого Виктор взялсь мпул? «Выходит, их две?!» — похолодел я от внезпной догдки.

А ведь тогд все сходится! Одн мпул у Виктор, другя — у Степн, покуптель один…

Один ли? Что, если существует еще кто-то, знющий про мпулы? Ведь от кого-то же Степк прятл мпулу? Эт тинствення личность в курсе готовящейся сделки и всеми силми пытется ее сорвть.

Итогом моих рзмышлений стл не слишком утешительный вывод: хоть мы и приблизились н шг к рзгдке, но шг этот чересчур мленький, и вопросов по-прежнему остется больше, чем ответов. Свои сообржения я вкртце изложил Клвдии. Он подпустил в глз здумчивости, потом глубокомысленно изрекл:

— Все првильно, оттого ужсно. Но хуже всего, что нш жизнь превртилсь в сплошное «нельзя»: мпулу продвть нельзя, с Тмрой встречться нельзя и не встречться тоже нельзя…

— И Степке доверять нельзя, — подскзл я.

— Это было понятно с смого нчл, по крйней мере, мне. Лдно, чего уж теперь… Идеи есть?

— Угу, есть.

— Интересно. Ккие же?

— Спсть человечество, — скромно потупилсь я и зрделсь от собственной смелости.

Клвке идея пришлсь не по душе. Он смерил меня скептическим взглядом и съязвил:

— Человечество будет тебе блгодрно.

— Ты тк думешь? — невнятно пробубнил я.

— Уверен, — кивнул Клвдия. — Можешь дже н пмятник рссчитывть. Посмертно. Не обижйся, Афонь, — примирительно произнесл сестр, зметив, кк я нхохлилсь, — просто ты см себе противоречишь.

— Зню, — тяжело вздохнул я, — но попытться все же стоит.

— И что нужно сделть?

— Нужно рздобыть вторую мпулу.

Клюквин очумело поморгл, потом хлопнул себя по коленке и воскликнул:

— Всего-то?! Ну, это пустяк, прво слово!

Я-то думл, придется в космос лететь или с междунродным терроризмом бороться.

— В космос точно не полетим, вот нсчет терроризм…

— Неужто н Аль-Киду змхнемся?

— Ну хвтит! — рявкнул я, зверея от издевтельств сестры. — Кк скзл Прутков — не этот придурок, нстоящий — если у тебя есть мозги, нпряги их.

— Он тк говорил? — недоверчиво поднял брови Клвдия.

— Примерно… Не в этом суть. Проследи цепочку: товр — продвец — покуптель — зкзчик. Продвцом и покуптелем движет обычня жжд денег. А вот кков мотив зкзчик? Он явно не собирется проводить опыты нд крысми. Что-то мне подскзывет, что крысой в днном случе может стть любой человек: и ты, и я, и Михлыч, и твой рыжий хирург… Тк что, Клвдия Сергеевн, вопрос о междунродном терроризме остется открытым.

— Ты все првильно говоришь, Афонь. Я и см об этом подумл, — проворковл Клвдия. Я фыркнул, однко от комментриев воздержлсь. — Только вот непонятно, кк мы мпулу достнем, коли он у Степки? Первое, что приходит в голову, он мог ее уже продть.

Но допустим, мпул пок у него. Неужто Степк ткой дурк, чтоб всюду ее с собой тскть?

Степк — бндит, жизнь бндитскя очень… — Клюквин пощелкл пльцми, подбиря нужное слово, — нсыщення и короткя. Зчем же ее смому укорчивть ее еще больше?

Конечно, глупо ндеяться, что Степн добровольно рсстнется со штуковиной стоимостью в двести тысяч доллров, пусть он дже трижды опсн. Но ведь что-то же ндо делть!

Мы не можем сидеть слож руки, когд нд человечеством нвисл угроз бктериологической войны! «Немного пфосно, но в общем неплохо. А глвное, верно», — похвлил я себя.

— Ты уже чего-нибудь придумл? — жлобно пискнул Клвдия.

— Нужно позвонить Степке и под любым предлогом зствить явиться к нм.

— Хороший плн. А что дльше?

Я пожл плечми:

— Не зню. Будем импровизировть. В конце концов, у нс есть пистолет, — кивнул я н стол. — Мне кжется, с его помощью дже глухонемого можно рзговорить.

— Возможно, — кивнул сестриц. — У нс есть грнтии, что Степк не сочинит очередную «жлистную» историю?

— Грнтий нет, впрочем, попытк — не пытк, кк говорил товрищ Берия. Иди, Клв, звони ншему скзочнику. Пообещй что угодно, но зствь его бросить все дел и немедленно ехть сюд. А я пок мпулу припрячу д подготовлюсь к встрече дорогого гостя…

Признюсь честно: хоть я и хорохорилсь перед Клвкой, но трусил отчянно. Уверенности в том, что Степк добровольно отдст мпулу, не было ни кпли. И дже нличие пистолет отвги не добвляло, ведь я прекрсно понимл: выстрелить в человек, будь он хоть гд рспоследний, не смогу. Остется только ндеяться, что Степк не зметит этой моей слбости.

Пру рз хныкнув для порядк, я снов спрятл мпулу в птрончик помды и приздумлсь.

Отчего-то прежний тйник уже не кзлся мне ндежным.

Пришл Клвдия, бережно неся н физиономии выржение недовольств.

— Степк только звтр явится, он сейчс не в Москве, — сообщил он.

— А где? — удивилсь я.

— Не доложил. Скзл только, будет звтр, сейчс ему, видите ли, некогд. Знешь, когд мы рзговривли, мне покзлось, что я слышу выстрелы, — понизив голос, добвил Клюкв.

— Глупости ккие! Ты см себя пугешь и меня зодно, нм сейчс бояться некогд, предстоит решить кучу проблем. Нпример, куд спрятть мпулу, кк быть с Тмрой и вообще…

Клюквин выхвтил у меня из рук мпулу, куд-то сбегл и вернулсь н кухню уже без нее.

— Тк, одной проблемой меньше. Теперь нсчет Тмры… — Клвк был подозрительно ктивн, что нводило н мысль о нличии у нее очередной идеи. Тк оно и вышло:

— Тетк опсн, и вдвоем нм к ней идти никк нельзя.

Сестриц зглянул мне в глз, ожидя вопросов, но я принципильно не торопилсь их здвть, хотя и изнывл от нетерпения. Клвк хмыкнул и огорошил:

— Мужик нужен. В кчестве поддержки.

— Где ж его взять? — пожл я плечми. — Но дже если повезет и мы нйдем, кк ты говоришь, мужик, придется отвечть н его многочисленные вопросы. Они непременно возникнут, можешь мне поверить.

— Верю, — легко соглсилсь Клвдия. — Знчит, нужно нйти ткого мужик, который не будет здвть кверзных вопросов.

— Это уже из облсти фнтстики, — протянул я. — Где ты видел мужик, который не здет вопросов?

Клвк хитро прищурилсь:

— Есть у меня один н примете…

Я, признюсь, сильно удивилсь: если и есть в природе нелюбопытные мужики, то в число клюквинских знкомых они точно не входят.

Впрочем, быть может, я плохо рзбирюсь в мужчинх, особенно в Клвкиных. Мой-то Брусникин любой женщине фору дст по чсти любопытств.

— Я зню это чудо природы? — поинтересовлсь я у сестры.

— Аг. Это Тош.

— Ты шутишь? У твоего Тоши любопытство — профессионльня черт.

Клвдия сморщилсь:

— Брось, Афнсия! Антон Констнтинович здет вопросы только по своей, медицинской, чсти. Он дже ментм про Витьку не нстучл, хотя и обязн был. И если ты обртил внимние, ни рзу не спросил: кто, что, куд, откуд…

Окжись н его месте Брусникин, довел бы до психического припдк своими вопросми!

Можно было, конечно, обидеться н Клюквину, но чудилсь в ее словх ккя-то првд, оттого я обижться не стл, лишь устло мхнул рукой:

— Делй кк знешь! — В конце концов, мужскя поддержк нм и в смом деле не помешет.

Глянув н чсы, я с недоумением обнружил, что всего лишь полночь, мне кзлось, что сейчс уже почти утро.

Клвк снов появилсь н кухне и принялсь рздрженно греметь посудой, хлопть дверцми шкфов, словом, всем своим видом демонстрировть недовольство жизнью. Нверное, переговоры с Филиппком успехом не увенчлись.

— Нет, вот ты, Афнсия, умня женщин, — Клвдия в сердцх швырнул столовый нож в рковину, — ответь, нынче всем не везет или мы с тобой избрнные?

Я откшлялсь, нпустил н себя умный вид и…

— Если попробовть применить теорию относительности Эйнштейн в отношении отдельных индивидуумов, дже тких экстрординрных, кк мы, то вероятность инвлентности генов соствит один к пяти тысячм. Нс двое, знчит, инвлентность соствит дв к десяти тысячм. Тким обрзом, стновится очевидно: невезение — это не констнт. При турбулентном рзвитии событий можно сделть вывод: солнечня ктивность способн крдинльно повлиять н ход истории. Пок все понятно? — обеспокоилсь я, нблюдя, кк Клвк очумело хлопет глзми. В ответ н мой вопрос он дернулсь, кк н электрическом стуле. Кивнув, я продолжл лепить бркдбру:

— Кристллизция гемокод в ншем с тобой случе бсолютно исключен. Но! Нужно учитывть, что примерно рз в столетие появляются личности, меняющие естественный ход событий. Нпример, Иисус Христос, Ивн Грозный, Стлин, Гитлер… Твое появление в моей жизни тоже можно отнести к стихийному бедствию. Тк что диффузные нрушения прострнственно-временных прметров иногд приводят к рзблнсировнию индивидульного восприятия действительности. В общем, Клвдия Сергеевн, невезение — штук относительня.

Клюквин вышл из ступор минут через пять. Нервно икнув, он спросил:

— Ты с кем это сейчс рзговривл? То, что ты скзл, это дигноз?

Клвдия выглядел рстерянной и до того нпугнной, что мне стло ее жлко.

— Лдно, Клв, не бери в голову, это просто рссуждения н зднную тему. Ты договорилсь с Тошей?

— В том-то и дело, что нет! — воскликнул сестр. — Он, видишь ли, дежурит и освободится только звтр после двендцти. Сплошное невезение… — Тут Клвк вздрогнул и нсторожилсь, ожидя, вероятно, продолжения моего млопонятного выступления. Однко я не собирлсь больше жонглировть умными, но не имеющими никкого смысл словми. — Зметив это, Клвк повеселел и сообщил. — Но я все рвно нстоял, ты ж меня знешь. — Конечно, я зню свою сестру. При всех своих недостткх он имел одно несомненное достоинство — всегд добивлсь того, чего хотел. — Тош срзу после дежурств примчится к нм.

В душе моей буйным цветом рсцветли сомнения нсчет ндежности мужской поддержки в лице Антон Констнтинович, но я посоветовл себе поскорее с ними рсстться — ведь выбор у нс все рвно не было. Пожелв Клвдии спокойной ночи, я отпрвилсь спть.

* * *

— Афоня, где мои колготки?!

Новый день нчинлся с обычного Клвкиного вопля. Я глубже зрылсь в одеяло и тм счстливо улыбнулсь: все не тк уж плохо, рз сестренк не утртил своих милых привычек.

Примерно полгод после появления Клюквиной в моей жизни я пуглсь этих криков, и пробуждение стло для меня сущим нкзнием. Клвк умудрялсь зсовывть свои вещи в смые невообрзимые мест, куд нормльный человек дже не подумет их положить. Однко вскоре колготки в морозильнике и джинсы в ящике для овощей перестли удивлять, лихордочные поиски одежды по утрм превртились в своеобрзный ритул. Брусникин сперв ужсно злился, когд слышл с утр порньше звонкий клюквинский голосок, потом привык, спустя некоторое время просто перестл устнвливть будильник. Вместо этого Димк просто сообщл кк бы невзнчй, во сколько ему нужно вствть, и минут з пятндцть до «чс икс» Клвдия нчинл утреннюю побудку.

Дверь в мою комнту с грохотом рспхнулсь.

— Ты еще спишь?!

— Сплю, — ответил я из-под одеял. — И нмерен продолжть это знятие еще чс полтор кк минимум.

— Еще чего! Вствй немедленно, — велел Клвдия, — у нс Сегодня тяжелый день. Черт, где мои колготки? Ты их не видел? Я точно помню, что вчер оствил их в внной.

— Посмотри в холодильнике, — посоветовл я, понимя, что поспть уже не удстся.

— По-твоему, я совсем чокнутя, чтобы колготки в холодильнике держть?

Вопрос относился к ктегории риторических, поэтому отвечть я не стл, пожл плечми и прошлепл в внную.

«Д-, денек сегодня предстоит еще тот, — подумл я, рзглядывя свою зспнную физиономию в зеркле. — Знть бы, чем обернется встреч с Тмрой…»

Прохлдный душ, кк обычно, повысил мне нстроение, и н кухню я вплыл с широкой улыбкой н лице. Клвдия же, ноборот, был мрчн, кк осенний вечер, то и дело хмурилсь, ее обыкновення болтливость куд-то исчезл.

Все это было тк необычно, что я нсторожилсь:

— Клв, что с тобой? Ты хорошо спл? Голов не болит?

Клвдия отмхнулсь:

— Голов не болит, только збит рзными мыслями. В основном невеселыми. Мне стршно, Афонь! Сегодня ночью ппшк нш покойный снился. Рож у него был глумливя до неприличия. Ппеньк хохотл кк сумсшедший, н плече у него куриц сидел рзмером с кбн. Это, говорит, вм, дочки. Я еще удивилсь, мол, зчем нм куриц? Ппшк злился прямо-тки стнинским смехом: «Не-ет, не куриц это, вирус птичьего грипп. Смолично вырщивл!» И все хохочет, хохочет… Курицу во сне видеть вообще плохо, уж вместе с ппшей… — Клюквин совсем сникл.

Сон, что и говорить, неприятный. Пок я думл, кк успокоить Клвдию, откуд-то из недр квртиры донеслсь веселя музык из кинофильм «Джентльмены удчи». По опыту я знл — тк звонит Витькин мобильник.

— Нчлось, — втянул голову в плечи Клвк, — все куриц с ппшей…

Я почувствовл, кк по спине пробежл тбунчик муршек, поежилсь и, метнув в Клюквину прочку гневных взглядов, ринулсь н поиски телефон. Не ткое это простое дело, кк окзлось! Вчер вечером сестриц беседовл со Степном, и где теперь нходится ппрт, одному богу известно.

Мобильник спокойно лежл в внной, в стирльной мшине, вместе с Клвкиными колготкми. Д только к тому времени, когд это обнружилось, «Джентльмены удчи» уже умолкли.

— Клвк, я тебя убью, — пообещл я сестре и извлекл телефон из мшины.

Н экрнчике светилось имя Тмры. Возникшя рядом со мной Клвдия здумчиво почесл зтылок:

— Стрнно, кк он здесь окзлся? Я же точно помню…

Воспоминния Клвки прервл уже знкомя мелодия.

— Это Тмр, — отчего-то шепотом сообщил я сестре и с змирнием сердц ответил:

— Алло!

— Здрвствуйте, милочк, — бодрым голосом поздоровлсь женщин. — Вы готовы сегодня со мной встретиться?

— Аг, готовы, — кивнул я, но не очень уверенно.

— Товр, нсколько я понял, у вс.

— У нс, — я совсем увял.

— Прекрсно. Теперь слушйте внимтельно. Ни мне, ни вм случйные нблюдтели не нужны. Поэтому встретимся н нейтрльной территории. Поедете в сторону Бронниц через Клишеву. Если не знете, где это, возьмете крту, рзберетесь, это несложно. З Клишевой дорог идет по пойме; примерно километров через пять-семь свернете впрво, в сторону лес. Ошибиться невозможно, дорог, по которой можно проехть, тм всего одн. Вот н опушке лес я и буду ждть. Теперь скжите, сколько человек будет с вми и ккя у вс мшин.

— Нс трое, нверное… Во всяком случе, двое это точно. А мшины у нс нет.

Повисл пуз, во время которой у меня почему-то возникло ощущение, что я сморозил стршную глупость.

— Вы шутите? — подл нконец голос Тмр. В нем отчетливо сквозило искреннее, кк мне кзлось, недоумение.

— Ккие уж тут шутки, — проворчл я.

— Вы собирлись кейс почти с четвертью миллион доллров везти общественным трнспортом? — Тмр не перествл удивляться.

«Интересно, кто бы, глядя н нс, подумл, что в кейсе четверть миллион доллров?» — подумл я, вслух с достоинством ответил:

— Вс это не должно беспокоить. В конце концов, мы можем взять ткси. Это нш проблем.

Я был очень довольн своим ответом: именно тк, по моему мнению, ответил бы ккой-нибудь крутой прень вроде Лехи Николев.

Нверное, Тмр имел н этот счет свое мнение, потому что с явной брезгливостью холодно произнесл:

— Вы зблуждетесь, милочк, теперь это и моя проблем. Товр слишком ценен, чтобы подвергть его необосновнному риску. Диктуйте дрес, я пришлю з вми своего человек.

Клвк, слушвшя рзговор, приложив ухо к трубке, вытрщил глз и интенсивно змотл головой из стороны в сторону. Должно быть, это ознчло ктегорический откз. Впрочем, я и см понимл, что дть Тмре дрес, знчит, подписть себе смертный приговор. Оттого я поспешно воскликнул:

— Не ндо! В смысле, пускй вш человек встретит нс где-нибудь в другом месте. Скжем, возле Тетр н Тгнке.

— Хорошо, — соглсилсь Тмр. — В полдень возле тетр. Черный «Сб», водителя зовут Тимур. Он глухонемой, тк что беседовть с ним бесполезно. До встречи, детк.

Последние слов Тмры прозвучли несколько зловеще.

— Ох, Афнсия, чует мое сердце, не вернемся мы оттуд живыми! — Клвдия схвтилсь з сердце, только оно почему-то окзлось спрв. Впрочем, меня это не удивило, потому кк мое сердце колотилось от стрх где-то в облсти пяточного нерв. Клвк судорожно всхлипнул:

— Ишь чего удумл, змеюк подколодня, н опушке лес встречться. Тм-то нс и зкопют. А по весне, когд снежок сойдет, ккой-нибудь грибник-любитель нйдет нши молодые, но обезобрженные тел.

От отчяния Клвдия дже не сообрзил, что весной грибники в лесу — большя редкость.

— Подожди реветь, — одернул я сестру. — Никто нс не убьет. По крйней мере, сегодня.

— Почему это? — нсторожилсь Клвк.

Кжется, он был дже немного рзочровн.

— Потому что мы девочки умные, и мпулу Тмре сегодня не отддим. То есть мы ее вообще не отддим, но Тмре знть об этом вовсе не обязтельно.

— Что-то больно мудрено. Я своей рненой головой никк не докумекю. Можешь объяснить? Только, пожлуйст, слов попроще выбирй, то у меня после твоей вчершней речи до сих пор мозги врскорячку.

— Можно и попроще, — соглсно кивнул я. — Пок мпул у нс, мы живы и можем диктовть свои условия. Понял?

— Понял, — моргнул Клвдия. — А ккие у нс условия?

— Тут ндо хорошенько подумть, — згдочно молвил я и отпрвилсь думть к себе в комнту.

Тм, збрвшись под одеяло, я прикрыл глз с нмерением предться рзмышлениям.

Однко Клвдия решил взять этот процесс под личный контроль. Он приперлсь следом з мной, остновилсь в дверях и, уперев руки в бок, грозно спросил:

— Это ты тк думешь?

— Угу.

— Другого мест не ншл, — Клвк нервничл, оттого сделлсь ворчливой и нудной.

— Ккя рзниц, где думть, глвное, додумться до чего-нибудь стоящего.

Клюквин кивнул, но комнту покидть не торопилсь. Вместо этого он принялсь деловито сновть из угл в угол, нводя порядок.

Стря мудрость глсит: можно бесконечно смотреть н огонь, н воду и н то, кк рботют другие, поэтому я с удовольствием нблюдл з Клвдией. Сперв я честно пытлсь придть мыслям нужное нпрвление, но броуновское движение Клюквы мешло сосредоточиться.

Пришлось оствить эту зтею. Единственное, до чего удлось додумться, тк это до того, что н сегодняшний день мы остлись без мужской поддержки. Ведь Филиппок освободится с дежурств только после двендцти, глухонемой Тимур будет нс ждть именно в полдень. Вот еще подрочек — глухонемой шофер! Впрочем, вполне возможно, Тмр обмнул, чтобы усыпить ншу бдительность. Следует проявить осторожность и больше помлкивть во время поездки, особенно это ктульно по отношению к Клвке: н почве стресс он стновится болтливой до чрезвычйности.

Клвдия, по всему видть, думл примерно о том же, потому что после непродолжительного молчния, двшегося ей с огромным трудом, зявил:

— Ты извини, Афонь, что отвлекю… Не нрвится мне этот глухонемой шофер.

— Хорошо, не слепой, — пошутил я.

— Очень, х-х. Тк вот что я хотел скзть: когд поедем, ты поменьше болтй.

— Ты тоже..

Н том и порешили.

* * *

Н площди возле тетр мы с Клвдией появились з пятндцть минут до нзнченного срок. Стоянк был збит втомобилями, в основном иномркми. В породх иноземных мшин я рзбирюсь слбо, поэтому пришлось нм внимтельно читть ндписи н корме кждого железного коня.

— Я с ум сойду! — неизвестно кому сообщил Клвк. — Четыре «Сб», все черные и ни в одном нет водителя. Кк мы этого Тимур узнем?

— Подождем, — пожл я плечми, — до двендцти еще есть время. Может, он см нс узнет.

Чтобы кк-то скрсить ожидние и немного унять волнение, мы с Клвкой купили по мороженому и, приплясывя н месте от холод, его съели.

Ровно в двендцть возле одного из «Сбов» появился невысокий худощвый мужчин явно квкзской нционльности. Одет он был во все черное: джинсы, кожня куртк, рсстегнутя, несмотря н мороз, и свитер того же мрчного цвет. В мшину мужчин не торопился сдиться. Он крутил головой, всмтривясь в нрод, тусующийся возле тетр. Мы с Клвкой испугнно переглянулись.

— Ох, только черножо.., в смысле, квкзцев нм не хвтет, — клцнул зубми Клвдия.

Тут взгляд мужчины остновился н нс.

— Мм… — слбо простонл я, чувствуя, кк немеет все тело. У этого тип был взгляд хлднокровного убийцы. Мне стршно зхотелось убрться отсюд кк можно дльше. Я уже открыл рот, чтобы предложить это Клюквиной, но мужчин нпрвился к нм, и все слов зстряли в горле.

— Пресвятя Дев Мрия, мтушк-зступниц, спси и сохрни нс! — поспешно перекрестилсь Клвдия, зктывя глз. — Честное слово, я больше не буду грехм предвться, поститься нчну, в церковь по воскресеньям ходить стну, только пусть нс минует чш сия!

Однко Дев Мрия не обртил внимния н Клвкину молитву, или сестриц слишком много пообещл, и святя ей не поверил. Я кк згипнотизировння нблюдл з приближением квкзц. Он подошел почти вплотную и зсунул руку во внутренний крмн куртки. Мне тут же предствился пистолет, который, несомненно, сейчс появится, и я в стрхе зжмурилсь, мысленно желя себе и Клвдии быстрой и легкой смерти.

Секунды тянулись невыносимо долго, выстрелов все не было. Я приоткрыл один глз, чтобы выяснить причину здержки. Мужчин стоял буквльно в полуметре от нс и нгло ухмылялся. Вместо пистолет в рукх у него белел клочок бумги. Мы с Клвдией вытянули шеи.

«Я Тимур, — глсил корявя ндпись. — Тмр ждет вс». Убедившись, что с содержимым зписки мы ознкомились, Тимур кивнул в сторону мшины. Вцепившись друг в друг, мы с Клюквиной под пристльным взглядом мужчины н негнущихся ногх поковыляли в укзнном нпрвлении. Не зню, кк у сестрицы, у меня было стойкое ощущение, что я добровольно поднимюсь н эшфот.

— Афоня, ты должн срочно что-нибудь придумть! — еле слышно прошелестел Клвк. — Мне моя жизнь дорог кк пмять! А судя по выржению лиц этого Тимур, жить нм остлось несколько чсов.

— Крепись, Клв, — одними губми ответил я. — И помни, пок мпул у нс, нм ничего не угрожет.

— Ты см-то в это веришь?

— Не очень, — признлсь я.

Возле мшины Тимур остновился и снов полез в крмн куртки. Н этот рз он достл сотовый телефон. Тимур покзл его нм, потом ткнул пльцем сперв в меня, зтем в Клвку и себе в грудь.

— Чего ндо этому Герсиму квкзского розлив? — побледнел сестр.

— По-моему, ему нужны нши мобильники, — предположил я, извлекя из рюкзчк телефон Виктор.

Тимур его взял, выключил и вопросительно посмотрел н Клвдию. С глубоким вздохом он рсстлсь со своим ппртом, бормоч под нос что-то невнятное. Нконец с формльностями было покончено. Тимур сел з руль, мы с Клюквиной устроились н зднем сиденье, тесно прижвшись друг к другу, и тм зтихли. Едв слышно зрботл двигтель дорогой мшины, щелкнул центрльный змок, и мы окзлись в буквльном смысле зперты внутри слон. Теперь выйти нружу дже при нличии огромного желния было невозможно.

Время для поездки, кк окзлось, выбрли не совсем удчно, я бы дже скзл, совсем неудчно: ткого скопления мшин н улицх город мне не доводилось нблюдть двно. Пришлось дже простоять минут сорок в «пробке» н Волгогрдском проспекте.

Клвдия с тоской смотрел в окно и беспрестнно вздыхл. Проделывл он это столь жлобно, что я в конце концов не выдержл.

— Перестнь сейчс же! — зшипел я н сестру. — Все нервы вымотл своими вздохми, ей-богу. Без тебя тошно!

— Д кк же не вздыхть-то, Афонюшк, — зныл Клюквин. — Н верную гибель едем, знешь, кк не хочется умирть в молодом возрсте! И пистолет, кк нзло, дом збыли.

Д, эту непростительную ошибку мы совершили. Не уверен, что нм предоствили бы возможность его применить, но уверенности в собственных силх оружие, несомненно, могло бы прибвить.

— Ты посмотри н Тимур, — продолжл изливть душу сестр. — Форменный бндит, клейм ствить негде! Если у Тмры все люди ткие, то боюсь дже думть, что с нми будет.

Кто, скжем, помешет им зсдить нс в ккой-нибудь жуткий кземт и пытть до тех пор, пок мы не сообщим о местонхождении мпулы?

А когд сообщим — под пыткми что угодно рсскжешь! — убьют, рсчленят и прх по ветру рзбросют…

Перспектив, нрисовння Клюквиной, не рдовл, скорее ноборот, угнетл и зствлял здумться о целесообрзности зтеянного дел. «Нужно было срзу звонить Брусникину и кяться, — зпоздло посетил меня светля мысль. — Теперь уж поздно. Придется смим кк-нибудь выкручивться». Кк это сделть, виделось мне неясно. Время от времени я бросл взгляд н зеркло зднего вид нд лобовым стеклом и непременно нтыклсь н холодный взгляд Тимур. От его взгляд сердце у меня н мгновение остнвливлось, потом нчинло колотиться с утроенной силой.

"Клвк прв, приходится это признть, — с тоской думл я. — С этих субчиков стнется!

Я ужсно боюсь щекотки. Если меня пощекотть, рсскжу все, чего зню и чего не зню. Жль, мне неизвестно, куд Клвдия спрятл мпулу н этот рз — гония продлится дольше"…

Городской пейзж кк-то незметно сменился деревенским, и вскоре мы уже ктили среди бескрйних полей Подмосковья, знесенных снегом. Стрнное дело, но по мере приближения к месту встречи с Тмрой я немного успокивлсь, чего не скжешь о Клвдии. Кжется, он зпугл себя стршными кртинми пыток и теперь нходилсь в состоянии, близком к комтозному. Мне стло жль сестру, и я поспешил ее хоть кк-то успокоить.

— Клвк, ты погоди нс хоронить, — прошептл я, — может, все обойдется…

Клюквин слбо дернулсь, но волновться не перестл.

Между тем мы свернули с шоссе н едв зметную среди девственно-нетронутых сугробов дорогу. Собственно, нзвть дорогой снежную колею можно было с очень большой нтяжкой.

Прямо по курсу я увидел темную стену лес, однко скзть, есть тм мшины или нет, было зтруднительно по причине дльности рсстояния.

Пондобилось около получс, чтобы достичь лесной опушки. Тимур снизил скорость и медленно поехл вдоль кромки лес, изредк подвя звуковой сигнл. Еще через пятндцть минут я нконец увидел две мшины. Одн точно «Мерседес» черного цвет, вот мрку второй мне рспознть не удлось. Именно из нее вышл высокя стройня женщин в длинной норковой шубе нежно-голубого цвет. Дорогя шуб великолепно оттенял черные кудри дмы, собрнные сзди в обычный хвост. Но подобня прическ совсем не простил Тмру (это, несомненно, был он), , ноборот, делл ее утонченной и.., ккой-то ристокртичной. В некотором отдлении от Тмры возвышлись дв монумент, волею случя нделенные рукми, ногми, мощными шеями и головми, укршенными солнцезщитными очкми, — в общем, Церетели отдыхет.

Мы остновились, и я получил возможность рссмотреть Тмру вблизи. Природ окзлсь н редкость щедрой по отношению к ней, блгодря чему я теперь знл, кк выглядит роковя женщин: безукоризненно првильные черты лиц, зеленые глз, великолепные ровные зубы. Возрст определить не берусь — дме с одинковым успехом могло быть и двдцть пять, и сорок пять лет. Впрочем, допускю, что црскя внешность женщины — результт высокого профессионлизм плстических хирургов и днтистов.

Тимур первым вышел из мшины, обменялся взглядом с Тмрой и присоединился к двум монументм, н фоне которых кзлся мленьким беззщитным кузнечиком.

Тмр сделл еще один шг в нпрвлении «Сб», где мы с Клвкой отсиживлись, трясясь от стрх, и призывно улыбнулсь, отчего сделлсь похожей н молодую сильную волчицу.

— Ox, — зктил глз Клвдия, нмеревясь немедленно скончться.

— Чего уж теперь… — вздохнул я тоскливо. — Пошли, что ли…

— Добрый день, милочки, — поздоровлсь Тмр, когд мы, еле передвигя непослушными ногми, приблизились к ней. — Товр у вс?

— А деньги у вс? — блдея от собственной смелости, просипел я.

Тмр усмехнулсь:

— У вс деловя хвтк, Афнсия.

Прозвучло это кк приговор, не подлежщий обжловнию.

— Он нс знет! — — простонл Клюквин, соревнуясь в белизне со снегом.

В отличие от сестры, меня совсем не удивило, что Тмре известны нши имен. Во-первых, я имел несчстье ей предствиться, во-вторых, он женщин со связями, с деньгми, нличие этих двух соствляющих делет человек если не всесильным, то могущественным точно.

"Однко… — подумл я невесело. — Интересно, кк много этой ведьме удлось о нс узнть?

Известно ли ей, что мой муж служит в ФСБ?"

Этот фкт мог сыгрть кк з нс, тк и против.

Пок я решл новую головоломку, Тимур достл из серебристой мшины кожный кейс и передл его Тмре.

— Вот вши деньги, — с нехорошей улыбкой сообщил он.

— Покжите… — оживилсь Клвдия, розовея буквльно н глзх. Я покчл головой: упоминние о деньгх всегд зствляло сестрицу волновться.

— Вы мне не доверяете? — тонкие брови Тмры удивленно взметнулись вверх.

— Нет, — хором ответили мы с Клвкой.

Неожиднно женщин рссмеялсь:

— А вы, девочки, не промх! Впрочем, я вс понимю — в нше время доверие дорогого стоит. Но вы мне не ответили н вопрос. Учитывя вше.., м-м.., взволновнное состояние, я вс прощю и повторяю вопрос еще рз: товр у вс?

Я ншл в себе силы улыбнуться. Подозревю, что улыбк получилсь тк себе, но ведь мы здесь собрлись не политесы рзводить! Придв голосу некоторую небрежность, я зговорил, тщтельно подбиря слов:

— Кк вы уже успели зметить, глупость нм не свойственн. Тскть с собой столь специфический товр, по меньшей мере, нерзумно и дже опсно. Ампул в ндежном месте, и получите вы его только тогд, когд мы блгополучно вернемся домой. Повторяю, блгополучно.

Вм, нверное, известно, что мой супруг имеет некоторое отношение к спецслужбм. Нше неожиднное исчезновение ему вряд ли понрвится, он и его коллеги, в отличие от ншей родной милиции, рботть умеют и поклдистым нрвом не отличются. Муж, рзумеется, не в курсе моего, тк скзть, мленького бизнес, но… Он очень любит жреную кртошку с квшеной кпустой, нм ндо вовремя вернуться домой, чтобы успеть приготовить ужин. Д, збыл предупредить: вш Тимур отобрл у нс сотовые телефоны. Он, нверное, не знл, что у меня их дв, и один из ппртов оборудовн ккой-то хреновиной, блгодря которой можно определить место моего пребывния в любой момент. Кк видите, о своей безопсности мы позботились, вы? Ну, дв бэтээр с ногми и Тимур в рсчет не берем…

З время выступления я крем глз зметил, кк преобржется и оживет Клюквин, вот преврщение Тмры из утонченной ристокртки в злобную фурию произошло после первых же моих слов.

— Я вс недооценил, — сузил глз Тмр. — Кто бы мог подумть, простя учительниц и ккя-то мникюрш…

— Стилист широкого профиля, — робко подскзл Клвдия и обиженно нхохлилсь.

— Вши условия, — проигнорировл подскзку Тмр.

Я открыл рот, чтобы поделиться своими сообржениями, но неожиднное событие зствило умолкнуть и дже сжть зубы кк можно крепче, чтобы не звопить во всю силу легких.

Откуд-то из глубины лес появились дв джип, из них вывлились люди с втомтми и принялись плить в рзные стороны, не жлея птронов.

— Ух, е мое! Афоня, ложись! — скомндовл Клюкв.

Совет окзлся очень своевременным, и я с готовностью шлепнулсь лицом в снег, н всякий случй прикрыв голову рукми. Рядом судорожно всхлипывл Клвдия. Прикрывясь рукой, я нблюдл з рзвитием событий, и ощущение, что мы принимем учстие в съемкх крутого боевик, усиливлось с кждой минутой.

Из черного «Мерседес» выскочили крепкие прни и тоже нчли стрелять куд ни попдя.

Тмр упл, издв негромкий крик, дорогя шубк стл нбухть кровью.

— Клвк, отползй к лесу! — крикнул я и энергично зрботл рукми и ногми.

К счстью, увлеченный перестрелкой нрод не обртил внимния н нш отход.

Передвижение по-плстунски — млоприятное и нелегкое знятие, оно стновится еще более трудным, когд ползешь по сугробм, под пулями, свистящими нд головой, и вовсе смертельно опсным. Впрочем, кк рз ощущение опсности придло нм с Клвкой сил, и мы преодолели рсстояние до лес в рекордно короткие сроки. Признюсь честно, я чувствовл себя героем-рзведчиком времен Второй мировой войны, случйно окзвшимся в тылу врг.

Тем временем события приняли совсем скверный оборот: потери с обеих сторон были весьм знчительными. Из восьми человек, зтеявших стрельбу, четверо лежли н снегу в совершенно неестественных позх, еще двое пытлись доползти до своих мшин, вяло отстреливясь. Им помогли пок еще целые приятели. Людей Тмры тоже здорово покосило: глухонемой Тимур, об телохрнителя и см Тмр были, несомненно, мертвы. Пссжиры «Мерседес» продолжли вести огонь, но кк-то неохотно. Конец их стрдниям положил чья-то пуля, угодившя в бензобк. Ббхнуло, что и говорить, здорово, «Мерседес» прикзл долго жить, тк же кк и бедолги, использоввшие его в кчестве прикрытия. Нступившую тишину нрушло только потрескивние горевшего втомобиля и стоны рненых бойцов. Уцелевшие бндиты перетщили своих приятелей в джип и окинули поле боя суровым взглядом. Вероятно, исход сржения их удовлетворил, они кивнули друг другу, згрузились в свои джипы и убрлись восвояси.

Еще минут десять мы с Клвдией лежли, уткнувшись лицом в сугроб и стуч зубми от стрх. Однко больше ничего интересного не происходило.

— Что это было, Афнсия? — дрожщим голосом пропищл Клвк.

Я принял сидячее положение и охотно пояснил:

— В современном русском языке это нзывется простым, но очень емким словом «рзборк».

— И что, он уже зкончилсь?

— Кк тебе скзть? Для Тмры и ее людей — определенно…

— А для нс? — нетерпеливо перебил Клвдия.

В ответ я лишь пожл плечми:

— Хотелось бы верить, что и для нс тоже.

Пойдем, ндо выбирться отсюд.

Мы с Клюквиной помогли друг другу подняться и, отряхнувшись, потопли по уже проложенным нми дорожкм.

— Ни фиг себе! — присвистнул Клвдия, когд мы добрлись до мест перестрелки.

— Д-, впечтляет, — соглсилсь я. — Нлетели рзбойники лесные и перебили супосттов. Првд, некоторые из рзбойников тоже головушки сложили, но это уже издержки их профессии…

— Хорошо бы еще знть, кто поедл этих рзбойников.

— Не берусь утверждть, но, по-моему, Клв, это и есть т смя третья сторон, о которой я тебе говорил.

— А он з нс или кк?

— Прекрти болтть! — рзозлилсь я, потому что толкового ответ н этот вопрос см не знл. Но Клвк выглядел ткой несчстной, что моя злость куд-то исприлсь, и я, поглдив ее по плечу, миролюбиво произнесл:

— Кк тм дльше все обернется, не зню, но сегодня эт третья сторон появилсь очень вовремя.

Мы порвнялись с серебристой мшиной, н которой приехл Тмр. Кк ни стрнно, но н ней не было ни единой црпины, я имею в виду мшину, рзумеется. Я обошл вокруг втомобиля и, убедившись, что н нем можно передвигться, открыл дверцу со стороны водителя. Ключи болтлись в змке зжигния.

— Сдись, Клвдия, — приглсил я сестру. — Нынче удч н ншей стороне. Грех этим не воспользовться.

— Угу, я щс… — бросил Клвк и куд-то скрылсь.

Вернулсь он довольно быстро, бережно прижимя к груди зветный чемоднчик, которым еще недвно соблзнял нс Тмр.

— Ох, Клв, — покчл я головой, — жжд нживы тебя когд-нибудь погубит.

— См говорил, грех удчу упускть, — нпомнил Клюквин, ковыряясь с змкми. — Эти денежки теперь кк бы ничейные. Рзве ж это првильно? У кпитл должен быть хозяин, который сумеет им првильно рспорядиться…

— Н себя, что ли, нмекешь? — я усмехнулсь.

Ткя черт хрктер, кк бережливость, Клвдии несвойственн. Он рботет в одном очень престижном слоне крсоты, получет хорошую зрплту и примерно рз в месяц озвучивет свою зветную мечту: нчть копить деньги н згородный домик. Время идет, мечт остется мечтой, деньги н ее осуществление никк не желют копиться, потому что Клвке все время необходимо чего-нибудь срочно приобрести. Смой нелепой покупкой Клвдии стл огромня клетк для попугев. Птичкми сестриц тк и не обзвелсь, зто клетк почти полгод знимет половину блкон.

Мы уже выезжли н шоссе, когд Клюквин оглсил слон истошным воплем:

— Вот пдл, твою мть!!!

Я вздрогнул, хотел остновить мшину, но с перепугу перепутл педль гз с педлью тормоз, и мощный втомобиль, взревев многосильным мотором, рвнулся вперед. Ккое-то время ушло н его укрощение, однко я блестяще спрвилсь с этой нелегкой здчей, съехл н обочину и нбросилсь н Клвдию:

— Ты чего орешь, ненормльня?! Смерти ншей хочешь? Тк нужно было под втомтную очередь бросться…

— Афоня, он нс подствил… — хлюпнул носом Клвк.

Тут я зметил, что в рукх он держит ккие-то бумжки.

— Что это? — кивнул я н них.

— Это нши деньги.

Всегд думл, что доллры выглядят несколько инче. Я присмотрелсь повнимтельнее, но ни портретов президентов, ни прочих опознвтельных знков мерикнских денег не обнружил.

— Конечно, — кивнул Клюквин после того, кк я поделилсь с ней итогми своих нблюдений, — потому что эт гдин Тмр подсунул вместо денег «куклу». Смотри, вот пчк, — продемонстрировл ккуртную стопку купюр, перетянутую резинкой. — Сверху и снизу нстоящие сто доллров. А теперь — п, хлй-мхлй, ляськи-мсяськи…

Сестриц снял резинку и рзвернул деньги веером. Между первой и последней купюрой лежли обычные листы ровно нрезнной бумги.

— Здорово! — присвистнул я. — Знчит, мы были првы, не доверяя Тмре. Он и не собирлсь плтить. Думю, если бы мы сегодня передли ей мпулу, то утро звтршнего дня встретили бы уже в охлжденном состоянии. Ты, Клвк, не горюй, — попытлсь я успокоить Клюквину. — Глвное, мы живы и относительно здоровы. Тмре в этом плне повезло меньше…

— И поделом ей, — буркнул Клвк. — Господь не дурк, всем по зслугм воздет. Вот только денег жлко, я ведь уже прикинул, что н них купить можно…

— Но ведь сколько-то тм все же есть?

— Две тысячи всего. Рзве это деньги? Слезы одни! Д и неизвестно, вдруг они фльшивые.

Посоветовв сестре философски отнестись к стршному удру судьбы, я тронулсь в путь.

Впрочем, Клвк совету не внял, и всю дорогу то злобно руглсь, то Сокрушенно вздыхл, пру рз дже всплкнул. Меня же мучило ккое-то неясное предчувствие, и это здорово нервировло. Кроме того, не двл покоя вопрос, удлось ли Степке продть мпулу и кто выступл в роли покуптеля?

* * *

Фортун сегодня был явно н ншей стороне, поэтому до дом мы добрлись без происшествий и в рекордно короткие сроки. Зто по прибытии нс ожидл неприятный сюрприз: во всех окнх ншей квртиры горел свет. Оствить его включенным мы не могли по той простой причине, что уходили зсветло. Знчит, в доме нходился кто-то посторонний.

— Господи! — испугнно хрюкнул Клвдия.

— Вряд ли это он, — клцнул я зубми.

— Кк быть? Может, милицию вызовем?

— Можно, — кивнул я, — только потом.

Снчл сми посмотрим, кто к нм пожловл.

Клвк здумчиво почесл з ухом, потом соглсно моргнул:

— Оно, конечно… Только неплохо было бы обезопситься. Ты, Афоня, ступй к дверям квртиры и подожди меня тм, я к Михлычу згляну.

Н мой взгляд, пенсионер Михлыч не мог выступть грнтом ншей безопсности, но своих идей у меня не было, поэтому пришлось последовть Клвкиным инструкциям. Я поднялсь н третий этж и змерл перед дверью.

Выглядел он кк обычно, следов взлом не носил, и дже змок окзлся н месте. Однко мне было известно, что искусство проникновения в чужие квртиры нынче нходится н довольно высоком уровне и отсутствие видимых повреждений н двери еще ни о чем не говорит.

Невесело усмехнувшись, я присел н корточки и приложил ухо к змку. Утверждть не берусь, но мне покзлось, что в глубине квртиры о чем-то негромко вещет телевизор.

— Чего тм? — прошептл вернувшяся Клвк. Обеими рукми он сжимл молоток, позимствовнный, кк я подозревю, у Михлыч.

— Кжется, телевизор рботет, — тоже шепотом ответил я.

Клвдия тихо хнул:

— Киллер! По ншу душу явился! Дом нс не зстл, решил подождть, чтоб, знчит, еще рз не возврщться. Душегуб! Ну, ничего, — Клюквин потрясл молотком в воздухе, — сейчс мы с ним рзберемся!

Подивившись отвге сестрицы, я подумл, что против пистолет киллер молоток едв ли поможет, но рзочровывть Клвдию не стл.

— Открывй… — скомндовл сестриц.

Стрясь производить кк можно меньше шум, я вствил в змок ключ и открыл дверь.

Телевизор и првд рботл. «Стрнный киллер, — подумл я. — Зчем ему себя обнруживть? Сидел бы по-тихому, д нс дожидлся, то устроил тут вечер отдых». — Мы с Клвкой уже подобрлись к большой комнте, кк услышли знкомый голос:

— Еще рз спршивю, ккого хрен вы сюд приперлись?

— Димочк приехл! — рдостно взвизгнул я, врз прекрщя бояться.

Клюквин не спешил рзделить мой восторг, но молоток опустил.

— Принесл нелегкя, — недовольно буркнул он. — Ну, все, Афнсия, готовься к рзборкм. Тьфу, блин!

Н пороге комнты появился Брусникин.

С объятиями и поцелуями он не полез, , увидев нс, нхмурился, из чего я сделл вывод, что супруг изволит гневться. Рдости у меня зметно поубвилось, и, опустив глз, я принялсь усердно изучть пркет в коридоре.

— Явились? Ну-ну, — сквозь зубы процедил Димк. — Д вы проходите, чего н пороге топчетесь…

В комнте у нс появились дв новых предмет, что несколько оживляло уже привычный интерьер. Н полу возле бтреи центрльного отопления сидели Степк и рыжий Тош. Они были пристегнуты друг к другу нручникми, перекинутыми через трубу. Если бы прням пришл в голову мысль покинуть нше гостеприимное жилище, то пришлось бы прихвтить с собой и бтрею. Примечтельно, что у обоих крсовлись н лицх синяки, в которых легко угдывлись знкомые очертния Димкиного кулк. Хирург выглядел подвленным и уствшим. Звидев нс, он тяжело вздохнул и опечлился. Степку же, кжется, дже збвляло положение, в которое он попл. По его лицу блуждл нгля ухмылк, но в глзх читлось легкое беспокойство.

— Рыжего отстегни, — велел Клвдия, не особенно ндеясь, что Димк выполнит просьбу. Тк оно и вышло.

— Обойдешься, — вежливо возрзил он.

— И что ты з человек, Брусникин! Это, между прочим, мой жених, — возмутилсь сестр, ввергнув своим зявлением доктор, зодно и всех присутствующих в легкий трепет. — Эдк я никогд змуж не выйду. Кроме того, Антон Констнтинович — клссный хирург, он мне голову лечил.

— Чтоб твою голову вылечить, нужно по меньшей мере пять высококлссных психитров и тонн глоперидол, — съязвил Димыч.

— Точно, — подтвердил Степн и пожловлся:

— Он н меня со сковородкой брослсь.

И с половником. Чокнутя!

Сестр не соглсилсь с дигнозом, поспешив пояснить:

— См виновт! Нечего было головы нм морочить! Мы из-з тебя в ткое дерьмо вляплись, что ни один ссенизтор не поможет.

Брусникин вперил в меня суровый взгляд, молч требуя объяснений. З плечми у муж имеется суровый опыт, приобретенный з годы службы в оргнх госбезопсности, оттого я испугнно съежилсь под этим взглядом, понимя, что Клвкины прогнозы нсчет рзборок уже сбывются.

— Дим, ты только не волнуйся, я сейчс все объясню, — вздохнул я.

— Зню. Пострйся, чтобы объяснения звучли убедительно. И снчл мне хотелось бы узнть, откуд у вс пистолет?

— У супостт укрли, — оживилсь Клвдия.

— У кого? — не понял Димк.

— Вот у него, — Клюквин ткнул пльцем в ухмыляющегося Степн. — Дим, ты его быстрее рестовывй, потому кк он гд и скзочник.

Сперв нврл нм с три короб, потом использовл нс кк пешек в своей грязной игре.

В результте мы и без денег остлись, и чудом до сих пор живы.

— Клвдия! — прикрикнул Брусникин.

Клвк притихл и обиженно проворчл:

— А чего срзу Клвдия? Сто девяносто восемь тысяч бксов — это вм не кот чихнул.

Было понятно, что сестриц никк не может смириться с потерей денег. Скорее всего, он до конц жизни будет вспоминть об этом и досдливо плевться.

Димк цыкнул н Клюквину, призывя ее зткнуться, и снов уствился н меня с немым вопросом в глзх. Еще рз вздохнув, я приступил к рсскзу, против воли увлекясь все больше.

Повествовние получилось крсочным и очень нпоминло ккой-нибудь крутой боевик. Когд я дошл до эпизод с сегодняшней перестрелкой, Степк злобно сплюнул:

— Сук!

— В кком смысле? — опешил я, приняв оскорбление н свой счет.

Однко Степн отвернулся, всем видом демонстрируя, что н беседу не нстроен. Впрочем, меня этот фкт не сильно огорчил, потому что я знл — Димк со своими товрищми сможет зствить говорить дже пмятник Дзержинскому. Иное дело мое неудовлетворенное любопытство. Брусникин, конечно, поделится полученной информцией, но предврительно нервы помотет здорово. И еще один вопрос: кто рсстрелял Тмру и ее людей? Судя по рекции Степн, это известие стло для него неприятной неожиднностью, это знчит, мпул все еще у него. Нйти еще одного учстник столь своеобрзного гешефт — здч прктически невыполнимя.

Димк довольно долго молчл. Он сидел с опущенной головой, поигрывя желвкми н скулх, я с змирнием сердц ожидл его решения и изнывл от нетерпения. Нконец Брусникин поднял н меня тяжелый взгляд.

— Я сколько рз вм говорил… — зловеще прорычл муж, но оборвл себя н полуслове и устло мхнул рукой, мол, горбтого хоть могил испрвит, вс с Клвкой испрвить дже ей не под силу. — Где мпул?

Клвдия с готовностью подхвтилсь, выкзывя неукротимое желние добровольно помочь оргнм, и через минуту передл Димке мпулу.

— Вторя у супостт должн быть, — предположил сестр.

См супостт по-прежнему обнимл бтрею и выглядел сильно недовольным.

— Что скжешь? — спросил Димк у Степн.

— Только не ври, Степ, — попросил я. — Облегчи душу, тебе з это послбление выйдет.

Неожиднно Степн рссмеялся:

— Ай д Витьк, й д сукин сын! Кто бы мог подумть… Одного не пойму, кк он н Тмрку вышел?

— Ничего, вот попрвится и см рсскжет, — успокоил я Степку.

— Это вряд ли, — покчл головой Антон Констнтинович.

Мой рсскз о нших с Клвкой приключениях произвел н него впечтление, и теперь он смотрел н нс со смесью испуг и восхищения, кк н героев-кмикдзе, чудом оствшихся в живых.

— Почему это? — нсторожилсь Клвдия.

— Он умер…

— Кк умер? Кк умер?! — зволновлсь я. — Ты же говорил, что оперция прошл успешно и должен выкрбкться.

— Говорил, — со вздохом соглсился хирург. — Д только… В общем, ночью кто-то отключил ппрт искусственного дыхния.

— Нет, мне это нрвится! — взвилсь Клвдия. — Кто-то отключил ппрт! Ткое впечтление, что Виктор лежл не в ренимции, где-нибудь н проходном дворе! А ты где был, интересно?

— А я, между прочим, не сторож, врч, и был н оперции! — тоже рзозлился Филиппок. — Когд освободился, зшел к нему, он…

Короче говоря, он уже был холодный, ничего нельзя было сделть.

— Куд ктится нш медицин! — Клюквин схвтил себя з волосы, словно хотел снять с себя скльп. — Тебе доверили смое дорогое — ценного свидетеля! Не уберег. Клянусь, никогд в жизни я больше не буду лечиться у нших врчей…

— У тебя есть выбор? — хмыкнул Тош.

Цинизм хирург сыгрл с ним дурную шутку: Клюквин, кжется, передумл н нем жениться. Он смотрел н суженого, кк Ленин н мировой кпитлизм, и ндежд н светлое семейное будущее несчстному хирургу не оствлял.

— Ментов вызвли? — осведомился Брусникин.

— Смо собой.

— И что?

— Кк обычно, — пожл плечми Антон. — Никто ничего не видел, не слышл.

Клвдия презрительно фыркнул:

— Кто бы сомневлся!

Димк, кзлось, тоже не удивился, но от комментриев воздержлся. Я мялсь, не зня, кк здть двно мучивший меня вопрос. Ничего толкового в голову тк и не пришло, я досдливо сморщилсь и спросил нпрямик:

— Степ, скжи Христ рди, что тм в мпулх? Я же спть спокойно не смогу!

— Скзть-то, конечно, можно, д только ндо ли? Думешь, если узнешь, что тм, уснешь спокойно?

— Пострюсь…

Степк с сожлением покчл головой.

— Вот ббье, ? — обртился он к Брусникину и Антону. — Через свое любопытство уже попли в переделку, все никк не угомонятся!

— Ты будешь нм лекции по женской психологии читть, — возмутилсь Клвдия. — Мы ведь все рвно узнем, првд, Дим? Днем рньше, днем позже, ккя рзниц? Говори, ну!

Степк еще немного помолчл, испытывя нше терпение н прочность. Когд я уже готов был зпустить в него чем-нибудь тяжелым, поскольку особым терпением не отличюсь, он нконец произнес:

— Лихордк Лсс. По крйней мере, тк Витьк утверждл.

Скзть, что все онемели, знчит слуквить.

Мы не онемели. Мы просто превртились в монументы. Что ткое лихордк Лсс, ни я, ни Клвдия не знли, но нзвние смо по себе звучло хоть и крсиво, но угрожюще, и рдостей в жизни не сулило. А судя по стоимости одной мпулы, дже ноборот — предрекло мученическую кончину. Я чувствовл, кк ужс проникет в кждую клеточку оргнизм и сковывет тело ледяным пнцирем. Господи, это уже несколько дней подряд с нми рядом ходит ужсня смерть!

У рыжего хирург, облдющего горздо более обширными познниями в медицине, побледнели дже веснушки. Клвк, кжется, от испуг збыл, кк дышть. Из ее открытого рт вылетли не то судорожные всхлипы, не то предсмертный хрип. Мой Брусникин, несмотря н суровую школу ФСБ, тоже зметно струхнул.

— Ну, мужик, ты попл, — выдохнул Димк, обрщясь к сохрнявшему невозмутимость Степну. — Мои прни из тебя душу вынут, это я тебе обещю.

С этими словми Димыч отпрвился звонить в свою контору, оствив нс столбенеть без его присутствия. Первой пришл в себя Клвдия.

— Ик.., хи-хи-хи… Ик.., хи-хи-хи… — куд-то в прострнство скзл он.

Ее бессмысленное выступление зствило очнуться и меня. Я посмотрел н блеющую сестрицу и обнружил у нее все признки легкого безумия, грозящего тяжелыми последствиями.

— Вылечить сможешь? — мотнул я головой в сторону Клюквиной, обрщясь к Тоще.

Антон рздрженно пожл плечми:

— Сидели бы вы дом! Тогд, глядишь, и здоровее были бы. Ей точно психитр нужен — свихнулсь девк, по всему видть.

— Вот ты и подсоби, Тошеньк. Ты ведь хирург? Вывихи — это кк рз по твоей чсти.

Филиппок печльно пискнул и, по-моему, рз и нвсегд смирился с ролью ншего семейного доктор:

— У Клвки, судя по всему, сильный шок.

Я бы посоветовл лечение нтидепресснтми в сочетнии с полным покоем. Но в вшем случе покой — слишком большя роскошь, которую вы не можете себе позволить. Необходимо хотя бы устрнить влияние отрицтельных фкторов: не читть гзет с негтивной информцией, не смотреть мелодрмы и боевики, особенно боевики, — со знчением подчеркнул Антон. — В противном случе крыш Клвдии может уехть длеко и ндолго.

Я внимтельно слушл Антон и пристльно нблюдл з Клюквиной. Он перестл икть, и, по моему мнению, мнению дилетнт от медицины, никкого сумеречного состояния души у нее уже не нблюдлось, крыш по-прежнему был н месте и никуд отъезжть не собирлсь. Стресс, конечно, имел место. А кто в нше неспокойное время не испытывет стресс?! Нрод уже двно нучился спрвляться с ним смостоятельно или при помощи подручных средств явно не медицинского хрктер.

Вот и Клвке сейчс весьм кстти пришлись бы грмм сто пятьдесят водочки и крепкий здоровый сон.

Придя к ткому выводу, я пошл н кухню.

Тм з столом сидел Брусникин. Супруг имел вид несчстный и озбоченный одновременно.

«Тоже борется с последствиями стресс, — пожлел я Димку. — Ему тяжелее, чем нм, ведь приходится спсть не только свою шкуру, еще з нс волновться, ну, и з всю стрну, конечно, тоже. Бедный мой мльчик!»

— Сейчс ребят приедут, — устло сообщил Димк. — По-моему, они мне не поверили.

Слишком уж история.., мсштбня.

— А чего приедут? — хмыкнул я.

— Обязны.

Я збрлсь к мужу н колени, пристроил голову у него н груди и тяжко вздохнул. Только сейчс у меня возникло ощущение безопсности, ткже чувство легкости, свойственное человеку, переложившему ответственность н чужие плечи. Было слышно, кк под свитером гулко бьется Димкино большое доброе сердце.

К горлу подктил комок, и я еле слышно пискнул:

— Дим…

— Ну?

— Ты сердишься?

Нд тким, кзлось бы, простым вопросом Брусникин рзмышлял довольно долго. Молчние муж беспокоило и не предвещло ничего хорошего. Я бы, честно говоря, предпочл, чтобы он руглся, топл ногми и грозился испрвительно-трудовыми рботми по дому пожизненно. Нконец Димк печльно вздохнул:

— Д нет, ккой с этого толк? Одного понять не могу: почему все неприятности липнут именно к вм? Или вы к ним? Специльный мгнит у вс внутри, что ли…

Вопрос относился к ктегории риторических и ответ не требовл. Я плотнее прижлсь к мужу и н всякий случй всхлипнул. Димк, кк и все мужчины, до судорог боится женских слез.

Он вздрогнул и принялся нглживть меня по спине:

— Афонь, ты чего? Д не реви, все ведь кончилось… Для вс во всяком случе. А вообще-то вы молодцы.

— Првд? — я робко улыбнулсь, зглядывя Димке в глз.

— Првд, првд, — чмокнул меня в нос Брусникин, но тут же сердито нсупил брови:

— Но чтоб это было в последний рз!

— Аг, — легко соглсилсь я, — твердо веря, что тк оно и будет. Вспомнив, зчем шл н кухню, я озбоченно произнесл:

— Клвк что-то не в себе. Тош говорит, сильный шок. Чего делть — ум не приложу…

— Водки ей нлей и спть уложи. К утру от Клвкиного шок и след не остнется, рзве что головня боль.

— Я тоже тк думю, — кивнул я, рдуясь, что не ошиблсь в выборе лекрств для сестры.

Полчс спустя явились коллеги Брусникин и увезли Степку. Вместе с ребятми уехл и см Димк, зявив, чтоб мы его не ждли, ложились спть. При этом он подозрительно покосился н Антон Констнтинович, но вовремя вспомнил, что Клвк объявил хирург своим женихом, и блгорзумно промолчл, однко я успел зметить в его глзх изрядную долю сомнений.

Мы остлись втроем: я, Клвк и рыжий Тош. Все молч переживли и выглядели, мягко говоря, уствшими.

— Пошли н кухню. Лечиться будем, — скомндовл я.

Возржений не последовло. Вскоре мы сидели з столом и дружно пытлись спрвиться с удрной дозой нродного лекрств.

— Уф, ну и крепкя, зрз! — выдвил Тош, глубоко вдыхя зпх кусочк «черняшки». — Я ведь не пью совсем, но тут ткой случй…

— Непьющие мужчины крйне подозрительны, — сообщил Клвк и попытлсь сфокусировть взгляд н покрсневшем лице Филиппк. — Впрочем, знюхивешь ты вполне профессионльно.

— Не цепляйся к человеку, — мхнул я рукой. — Молодой он еще, жизни не нюхл. Рбот у прня нервня, тк что еще дозреет. Думешь, легко кждый день людей резть и в их внутренностях ковыряться? Ты, Антон Констнтинович, лучше объясни нм, что это ткое — лихордк Лсс? Он в смом деле тк опсн, кк я предполгю?

Тош опечлился:

— Вы, девчонки, меня переоценивете. Если по общей терпии я имею некоторое предствление, то вирусология для меня почти ткя же терр инкогнит, кк и для вс.

— Но-но, ты полегче! — Клвдия свел глз к переносице, пытясь придть лицу строгое выржение. — Двй обойдемся без инострнных слов непонятного знчения. Отвечй н нормльном языке: совсем ничего не знешь про эту… кк ее… Ну, ты понял.

— Увы, — сокрушенно вздохнул Тош и тем смым подписл себе приговор: Клвк смерил его презрительным взглядом и окончтельно вычеркнул хирург из кндидтов в женихи.

Чтобы рзвеять воцрившееся уныние, я нлил еще по одной дозе «лекрств». Мы выпили, зметно опьянели, нстроение почему-то не улучшилось.

— Слушйте, я, кжется, придумл! — внезпно оживился Антон. — У меня есть приятель, еще с институтских времен. Он инфекционист.

Првд, по специльности не рботл ни дня, но, думю, кое-что из полученных знний еще помнит, кк-никк крсный диплом получил…

Я обрдовлсь и зхотел ободряюще хлопнуть Антошку по плечу, но в связи с некоторой рскоординировнностью движений промхнулсь и двинул доктор по шее. Впрочем, он не обиделся.

— Действуй, док, — кивнул Клюквин. — Телефон в коридоре. См нйдешь или тебя проводить?

Филиппок, стршно гордый своей нходчивостью, от помощи откзлся и нетвердой походкой проследовл к телефону. Пок Тош дозвнивлся до своего приятеля, Клвдия решил посоветовться со мной нсчет своих мтримонильных плнов.

— С-слушй, Афоня, чего-то мне этот л-лепил р-рзонрвился. Продрзрительный он ккой-то! Н-не нходишь?

«Кжется, я немного переборщил с лекрством против стресс», — сделл я вывод и обнружил, что мое собственное состояние тоже оствляло желть лучшего: голов слегк кружилсь, все предметы виделись в двойном экземпляре, стены кухни и пол неожиднно потеряли свою былую устойчивость.

— П-пожлуй, я не буду н-н нем ж , ж-жениться, — с трудом вырзил свою мысль Клюквин. — Он меня б-больше не вчп.., впч.., впечтляет.

— Мой мрмелдный, ты не прв, — пропел я. — Констнтиныч — доктор. Рзве ж плохо иметь под рукой собственного доктор? Особенно нм с тобой! Ты присмотрись повнимтельнее: хрктер у него поклдистый, судя по комплекции, ест немного, не пьет…

Словно опровергя мои слов, из коридор рздлся звук пдющего тел и комментрий Антон:

— Е-мое!

Клвк ехидно сморщилсь и покзл мне язык. Н кухне появился Тош. Был он н удивление трезв, бледен, к синяку под глзом прибвилсь еще и шишк н лбу.

— Дозвонился? — спросил я.

— Угу.

— И что п-поведл твой п-приятель? — проявил интерес Клвдия. — Ты выглядишь испугнным — Испугешься тут, — проворчл Антон. — Знчит, тк: лихордк Лсс является рзновидностью геморргической лихордки. Первончльные симптомы очень схожи с некоторыми вирусными зболевниями, нпример, с нгиной, пневмонией, поэтому лихордк Лсс трудно дигностируется. Продолжительность болезни примерно три недели. Если ее вовремя не обнружить, смерть нступет в ст процентх случев… — Антон умолк нендолго, я почувствовл, кк трезвею.

— Вирус лихордки передется кк при непосредственном конткте с больным человеком, тк и воздушно-кпельным путем. Едв вирус попдет в кровь, срзу нчинет бешено рзмножться, — продолжл просвещть нс Филиппок. — Темпертур тел повышется до 39 — 40°С, мучют сильнейшие головные боли; зтем нступет рсстройство сознния, потом появляются кровоточщие язвы н теле, отмечется выпдение волос; возможн глухот.

— Мм моя! — дернулсь Клвдия, теребя себя з волосы. — Ну-к, Афонь, шепни мне чего-нибудь…

— Д подожди ты, — отмхнулсь я и обртилсь к Антону:

— Все?

— Почти. Остется только добвить, что рзвитие вирус приводит к обширным внутренним кровотечениям Чще всего в кишечнике, печени, миокрде, легких и головном мозге. Теперь все — Господи, кому же могл пондобиться ткя гдость?! — простонл я, поежившись.

Антон печльно улыбнулся:

— Ккому-нибудь психу, который решил, что подобное оружие дст ему влсть нд миром.

А в том, что это именно оружие, сомневться не приходится.

— Д уж… — глубокомысленно изрекл Клюквин. Он перестл дергть себя з волосы, зто теперь здрл рукв джемпер и пристльно рссмтривл оголенные руки.

— А кто является первичным носителем вирус? — не унимлсь я. — Ведь не пдет же он с неб?

— Не пдет, — соглсился Антон. — По-моему, Михил что-то говорил о мртышкх и кких-то крысх, но это я уже плохо слышл…

Мы с Клвкой подвленно молчли. Хмель из головы улетучился, стресс — увы! — никуд не делся, ноборот, принял угрожющие рзмеры. Возможно, от него поможет избвиться крепкий здоровый сон…

Пожелв Клвдии и Антону спокойной ночи, я удлилсь к себе. Однко со сном тоже вышл неувязочк: я честно пытлсь зснуть, но стоило только зкрыть глз, кк тут же грезились вирусы лихордки Лсс. Отчего-то они были устыми, хвосттыми и сильно нпоминли рзжиревших кроликов.

В конце концов мне пришлось оствить попытки попсть в объятия Морфея. В нрушение всех инструкций, полученных от Брусникин (он однжды и нвсегд зпретил мне звонить ему н рботу. Исключение соствляли лишь экстренные случи), я нбрл номер мобильник муж. Н мой взгляд, сейчс и был кк рз тот смый исключительный случй: кто же, кроме любимого и любящего муж, сможет внести некоторое успокоение в мои рстрепнные чувств?!

— Ты чего не спишь? — недовольно поинтересовлся Димк вместо приветствия.

— Никк не могу уснуть, — жлобно вздохнул я.

— Я ж говорил, выпейте водки и ложитесь…

— Уже выпили…

— Ну, тк еще выпейте!

— Тк ведь больше нету, Дим.

— Вы уговорили литр водки? — после недолгого молчния изумился муж.

— Тк ведь н троих…

— Алкши! И чего ты теперь от меня хочешь? Чтобы я еще з бутылкой сбегл?

Вместо ответ я всхлипнул.

— Афоня, — зпниковл супруг, — не реви!

У тебя клссический синдром лкоголик: стоит принять «н грудь», срзу же пробивет н слезы. Вы зкусывли?

— Мне стршно, Димочк! — пожловлсь я. — Кругом вирусы мерещтся, устые и с хвостми…

— Беля горячк, — усмехнулся Брусникин, чем ужсно рзозлил меня. Я отодвинул трубку от ух и, зжв ее в кулке, прокричл:

— Ты черствый, рвнодушный тип! Вместо того чтобы меня успокоить, ты издевешься.

Солдфон! Чурбн бесчувственный!!!

Было слышно, кк трубк что-то квкет. Меня это зинтересовло, и я снов приложил ее к уху.

— ..кк я тебя люблю, поэтому и беспокоюсь, — интимно проворковл Димк. — Тебя успокоит, если я скжу, что лбортория взял мпулу н нлиз, Степк сообщил, где нходится вторя мпул? Ребят уже поехли з ней.

Еще бы не успокоило! Я почувствовл, кк с плеч свлилсь гор рзмером с Эверест, горячо зверил Брусникин в своих чувствх и н этот рз мгновенно зснул.

* * *

Утром я проснулсь от ощущения того, что в мире что-то изменилось. Несколько минут я пытлсь сообрзить, что именно, потом меня посетило-тки озрение: в квртире стоял непривычня тишин. Клвдия не носилсь в поискх своих вещей, не оглшл дом истошными воплями и дже не звл звтркть, что грозило немедленной голодной смертью. Подобное поведение сестры было нстолько необычным, что я серьезно обеспокоилсь и пошл выяснять, в чем же, собственно, дело.

Дверь в комнту Клюквиной окзлсь рспхнутой нстежь, постель смятой, вот смой сестрицы в комнте не было. Не ншлсь он ни н кухне, ни в внной. Тут уж я испуглсь по-нстоящему.

— Клв! — крикнул я, еще рз обежв всю квртиру и зглянув во все шкфы и дже н блкон. Ответом мне был тишин.

Я уже хотел хлопнуться в обморок, кк входня дверь открылсь, и н пороге появилсь Клюквин.

— Ты где ходил?! — нбросилсь я н сестру. — У меня и тк нервня систем поштнулсь, тут еще ты со своими исчезновениями.

— Не ори, — сморщилсь Клвдия.

Тут я обртил внимние, что вид сестриц имел довольно стрнный: блуждющий взгляд, згдочня улыбк… Может, похмелье?

— Я Антон Констнтинович провожл, — сообщил сестр, опускясь н тумбочку для обуви. — Хороший он все-тки, лсковый…

— И что? Ты снов решил пойти з него змуж?

— Я теперь кк честный человек обязн выйти з него змуж, — глухо ответил Клвдия.

Сконфуженно хрюкнув, я поспешил скрыться в внной.

Следующие три дня стли для нс с Клвкой смым кошмрным кошмром. Димк приходил домой глубоко з полночь, молч ел и буквльно пдл н кровть. Утром тк же молч звтркл и уходил н службу, оствляя нс обеих изнывть от нетерпения и любопытств. Пок шло следствие по делу Степн, Брусникин дже не думл рсскзывть, кк оно продвигется, и ужсно злился, если я пытлсь здть ккой-нибудь дже смый незнчительный вопрос. Клвк, знвшя о крутом нрве Димыч не понслышке, испугнно умолкл, едв мой супруг появлялся в дверях.

Рыжий Тош стл довольно чстым гостем в ншем доме. Уж и не зню, что стло тому причиной: обычное любопытство или внезпно вспыхнувшие чувств к Клюквиной. Лично я склонялсь к первому предположению, потому что сестриц в эти дни был особенно рздржительн и ее нсмешки носили чересчур язвительный хрктер. К чести Антон Констнтинович змечу — все Клюквинские уколы он сносил почти с библейским смирением.

В нчле четвертого дня мучений мы с Клвдией собрлись н кухне, провели небольшое совещние и постновили: дльше терпеть подобное бездействие невозможно, нужно срочно что-нибудь сотворить. В противном случе мы вполне можем перегрызть горло друг другу или кому-нибудь, кто случйно попдется под руку.

Всерьез опсясь з здоровье своего Тоши, Клюквин предложил:

— Двй к Окснке съездим. Ей сейчс труднее, чем нм, — все-тки муж похоронил… Поддержим женщину, д и сми рзвеемся.

Немного подумв, я соглсилсь. Несчстной вдове поддержк, нверное, не помешет.

Дверь долго не открывли, но мы упрямо продолжли трезвонить, и нш нстойчивость в конце концов был вознгржден.

Оксн, кзлось, похудел еще больше и теперь выглядел кк узник концлгеря. Черное плтье болтлось н ней, словно мешок н плке, черный плток подчеркивл ккую-то неестественную бледность. Темные круги под глзми и желтизн н вискх крсноречивее любых слов свидетельствовли о стрдниях женщины.

— Это вы… — кк-то отстрнение произнесл Окснк, ничуть не удивившись ншему неожиднному визиту. Он не приглсил пройти, повернулсь к нм спиной и удлилсь в глубь квртиры.

Переглянувшись, мы с Клвдией все-тки вошли.

— Ну, ни фиг себе! — присвистнул я, рзглядывя крохотный коридорчик.

— Знкомый беспорядок, — соглсилсь сестр. — По-моему, я где-то уже видел подобный… Кк думешь, Афонь, тут порботли нши «приятели»?

— Уверен, — кивнул я и со зннием дел добвил:

— Почерк уж очень своеобрзный: все перевернуто, обои оторвны… Нверняк н кухне дже муку высыпли.

Чтобы проверить предположение, мы прошли н кухню. Кртин тм был примерно т же, что и н ншей несколько дней нзд: осколки посуды, всевозможные крупы н полу вперемешку с ножми, вилкми и ложкми. Среди этого хос з столом сидел Оксн. Перед ней стоял почтя бутылк дешевого портвейн и пустой сткн. Еще один, нкрытый сверху кусочком черного хлеб, притулился возле стены.

Около сткн догорл тоненькя церковня свечк, слбо освещя любительскую черно-белую фотогрфию Виктор в трурной рмке.

— Вы уже знете? — кивнул Окснк н снимок.

— Угу, знем, — скорбно вздохнул Клвдия.

— Тогд нйдите где-нибудь сткны и присоединяйтесь. Помянем… Извините, что угощю этой гдостью — ни н что другое денег нет.

— Д лдно, — мхнул рукой Клюквин. — Мы люди простые, без претензий.

Он быстро освоилсь н чужой кухне и умудрилсь в дв счет отыскть в рзгромленном помещении пустой сткн и чшку с отбитой ручкой.

— Ну… Пусть земля будет Виктору пухом, ткже црствие ему небесное и все, что полгется в тких случях, — выдохнул Клюкв и злпом осушил почти полный сткн.

Тяжко вздохнув, я последовл ее примеру.

Из зкуски н столе окзлсь только вод из-под крн, пить которую я не рискнул, поэтому пришлось огрничиться глотком воздух и зпхом рукв собственной кофточки.

— Я ничего не понимю, — Окснк устло потерл лицо. — Снчл пришли менты, сообщили, что Виктор.., что его больше нет. Потом откуд ни возьмись ФСБ. Окзывется, Витьк уволился из НИИ, я знть не знл об этом.

Дур дурой! Они меня все про ккие-то мпулы спршивли. Ккие мпулы? Господи, я ничего не зню! — Окснк спрятл лицо в лдонях и судорожно всхлипнул. — Тело не отдют, я дже похоронить его не могу… Одежк плчет, я плчу…

— А где Олег? — полюбопытствовл я.

— У Витькиной сестры, в Долгопрудном.

Я кк узнл, что муж умер, отвезл его к Ндьке. А вчер вообще кошмр ккой-то был: приперлись дв мужик, зкрыли меня в внной и двй в квртире шуровть! Тоже все про ккую-то мпулу выспршивли… — Окснк снов зплкл:

— Девочки, что происходит? Мне стршно!

Глядя н плчущую вдову, я нпряженно рзмышлял: стоит ли ей рсскзывть о переделке, в которую попл Виктор, или нет. С одной стороны, я не имею прв рзглшть тйны следствия, но с другой… Очень уж жлко Окснку, ей и тк сейчс нелегко. Я уже хотел нчть рсскз, кк предствил себе лицо Брусникин и те слов, которые он скжет, и блгорзумно промолчл. Клвдия, нпряженно нблюдвшя з мной, сообрзил, что рспрострняться н днную тему не стоит, сдержнно кивнул и поглдил Оксну по худеньким плечикм:

— Не плчь. Скоро все обрзуется, потерпи немного. Твой Витьк попл в очень неприятную историю.., — Я с чувством нступил Клвке н ногу, призывя ее держть язык з зубми, но сестр лишь отмхнулсь и продолжл:

— Он хотел зрботть для вс много денег, хотел квртиру новую купить, н курорт вс свозить.

Виктор очень переживл, глядя, кк ты мыкешься, едв сводя концы с концми.

Клюквин говорил и говорил. Окснк, слушя ее пустой треп, постепенно успокивлсь.

— Вы что-то знете, — убежденно произнесл он, — знете и не хотите мне говорить. Верно?

— Мы знем ненмного больше. Но дже то, что знем, не имеем прв рсскзывть. Д и к чему тебе? — проникновенно спросил я.

Оксн немного помолчл, нлил себе еще портвейн и невесело усмехнулсь:

— Ни к чему, это ты првильно говоришь!

Зчем знть, кто убил моего муж, вдовой меня сделл, сын сиротой… Д только ведь я не дур, кое-что в голове имеется. Я двно догдлсь, что Витьк что-то здумл. Вернее, не он см, Степк его ндоумил. Это ведь кк-то связно с его рботой, — скорее утвердительно, чем вопросительно вздохнул вдов. — Не зря и ФСБ, и эти двое про мпулы рсспршивли, обыскивли. Только фээсбэшники все культурненько тк, ккуртно, вчершние гости особо не церемонились. Хорошо, Олежки не было.

Мы с Клвдией посидели еще ккое-то время, но вскоре поняли, что Окснке нет до нс никкого дел, неловко простились и покинули эту обитель скорби.

Н улице было свежо и прохлдно, солнышко иногд прорывлось сквозь низкие серые облк и освещло привычную московскую грязь.

Все куд-то спешили, озбоченно хмуря лиц, мы с Клюквиной неторопливо шгли к втобусной остновке.

— Вот ведь кк все обернулось, — печльно выдохнул Клвдия. — Витьк хотел кк лучше, получилось..

— Ну, это кк посмотреть, — я покчл головой. — Ты вспомни, ккя дрянь в мпулх, и подумй, что могло бы случиться, окжись они в рукх кких-нибудь террористов. Тк что, кк ни крути, Витьк преступление совершил, хотя, конечно, не от хорошей жизни.

Н остновке скопилось довольно много нроду, втобусы по трдиции были нбиты по смую крышу. Переглянувшись, мы с Клвдией дружно потопли пешком, оствив пенсионеров штурмовть общественный трнспорт. Клвк негромко мтерил оргны упрвления госудрством, я нслждлсь свежим воздухом со знчительной примесью бензин и обычной янврской слякотью.

Видть, я чересчур змечтлсь, оттого не срзу зметил, что вместо Клвдии рядом идет ккой-то тип очень специфической нружности. Росту он был ткого, что создвлось ощущение, будто зтылком прень упирется прямо в небо. Мой вестибулярный ппрт не приспособлен к подобным перегрузкм, и я опустил глз в тйной ндежде унять головокружение.

Однко внизу меня ждло еще одно потрясение: ботинки незнкомц больше нпоминли вместительные чемодны, чем нормльную человеческую обувь.

— Ух ты! — смо собой вырвлось из меня, но в следующую секунду я спрвилсь с волнением и ктегорично зявил:

— Вы не Клв!

— Точно, — кивнул прень в чемоднх и мерзко усмехнулся, блеснув золотой фиксой.

Вместо того чтобы испугться, я рзозлилсь.

— Хвтит склиться! Где Клвк?! Говори быстро, инче я з себя не отвечю!

— Смеля девочк. Твоя Клвк тм, — прень мотнул головой в сторону шоссе. Я проследил з нпрвлением кивк и зметил, кк прллельно тротуру медленно едет большой черный джип. — Ты сейчс, не привлекя внимния, со счстливой улыбкой н лице присоединишься к своей подружке…

— Он моя сестр, — уточнил я, проклиня ту минуту, когд Клюквиной пришл в голову идея нвестить Окснку. — А если я убегу?

— Попробуй. Длеко не убежишь, я тебя догоню, когд догоню — убью. И сестру твою тоже. Ты мне веришь? Кричть тоже не советую…

Что-то мне подскзывло: дядя не шутит, соотношение сил явно не в мою пользу. Кроме того, у него нверняк в зпсе имеется ккя-нибудь пуклк клибр 7,62 или около того, и он, не здумывясь, пустит ее в дело. А пуля, кк известно, дур. Д еще Клвк… В смысле, не дур, конечно, у них в лпх.

."У кого?" — оздчилсь я и, вздохнув, потопл к мшине.

В просторном слоне н зднем сиденье тосковл Клвдия. Видимых повреждений я н ней не зметил и немного успокоилсь. З рулем сидел мужичок неопределенного возрст с уныло висящим, кк бнн, носом. Но это было не единственное укршение шофер: в придчу к бннообрзному носу природ подрил дядьке еще и серьезное косоглзие. Склдывлось впечтление, что он прекрсно видит все происходящее спрв и слев н тротурх, не то, что творится н дороге. Кк человек с тким недосттком зрения умудряется упрвлять столь серьезной мшиной, для меня остлось згдкой.

— А вот и мы, — весело сообщил длинный, помогя мне збрться в слон. — Девушк был столь любезн, что соглсилсь к нм присоединиться. Я очень рд, крошк.

— Не нзывй меня тк, — огрызнулсь я.

— Не буду. А кк тебя нзывть?

— Струх Шпокляк.

— Ккя ж ты струх? — удивился прень. — Впрочем… Желние женщины для меня зкон.

— Придурок! — презрительно фыркнул я, отворчивясь.

Длинный хохотнул и похлопл ностого по плечу:

— Поехли, Косой. Только ккуртненько, понял? Кк-никк ценный груз везем.

Однко плнм нших похитителей не суждено было осуществиться. Все четыре двери джип резко рспхнулись, и крепкие ребят в кмуфляже, в черных мскх с прорезями для глз и с втомтми в рукх не слишком вежливо попросили:

— Выйти из мшины! Руки з голову! Все н землю, твою мть!

Еще ни рзу в жизни я не уклдывлсь лицом вниз н грязную землю с тким удовольствием. Клвдия тоже с готовностью уткнулсь носом в снежное месиво и дже счстливо рссмеялсь. А вот Косой и его приятель счстья по поводу встречи с прнями в кмуфляже не испытывли. Они грязно руглись, угрожли и обещли омоновцм мученическую смерть. Впрочем, дже я не верил этим обещниям. Вот тк, леж н земле и слушя эмоционльные выступления нших похитителей, мы дожидлись прибытия высокого нчльств. Оно вскоре явилось.

— Ну что? — спросило нчльство, я зтосковл и попытлсь поглубже вжться в землю.

— Порядок, товрищ кпитн, — ответил кто-то.

— Смотри-к, см кпитн пожловл, — услышл я комментрий Клюквиной. — Сейчс лютовть нчнет. Интересно, в ФСБ кроме него еще кто-нибудь рботет, иди он один ткой ктивист?

Брусникин коротко скомндовл:

— Девиц в мою мшину, этих двоих — в контору. Я скоро буду.

Чьи-то сильные руки подхвтили меня и без особых церемоний зтолкли в белую «Волгу».

Через пру секунд туд же впихнули и Клвдию.

См Димк уселся впереди, рядом с водителем, и рспорядился:

— Коля, домой.

Клвк глумливо хмыкнул:

— Нчльник.

Димк, не поворчивя головы, с прямотой истинного контррзведчик пообещл:

— Убью.

Клвк зткнулсь. Что до меня, то я вообще не рисковл открывть рот. В полном молчнии мы доехли до дом.

Около подъезд топтлся Антон Констнтинович, о чем-то переговривясь с пенсионером Михлычем, вышедшим прогуляться со своим Кузей. Звидев нш небольшой отряд, возглвляемый Брусникиным, Филиппок немного рстерялся, Михлыч рспрвил плечи и бодро поздоровлся:

— Здрвия желю!

— Здорово, Михлыч, — ответил Димк, приостновился и бросил через плечо:

— Пошли, жених!

Антон долю секунды посомневлся, потом решительно двинулся следом з нми.

Брусникин первым переступил порог дом и, не рзувясь, прошел в большую комнту. Нш троиц неуверенно мялсь в коридоре. Я был немло озбочен подобным поведением муж, уж лучше бы он руглся, честное слово! Из комнты рздлся Димкин зов:

— Клвдия, иди сюд. Одн.

Пожв плечми, Клвк безропотно повиновлсь, он хорошо понимл, что в днный момент сопротивление только усугубит нше и без того непростое положение. Ккое-то время ничего не было слышно, потом Брусникин крикнул:

— Афнсия!

Не ожидя от судьбы ничего хорошего, я тоже прошл в комнту.

Возле бтреи сидел Клюквин. Одн рук ее был приподнят и укршен брслетом от нручник, другой брслет держл Димк.

— Иди сюд, миля, — лсково приглсил он.

— Это нрушение прв человек, — подл я робкий голос протест, не двигясь с мест.

— Подй н меня в суд, — серьезно посоветовл Брусникин и попросил:

— Афоня, не вынуждй меня применять силу, ты же знешь, нсилие противно моему хрктеру.

Теперь уже мы с Клвдией сидели, приковнные к бтрее, н том смом месте, где совсем недвно отдыхли Степк и Антон. Единственное, что отличло нс от прежних пленников, это отсутствие укршений под глзом. Клвк недовольно сопел. Было понятно — долго он молчть не сможет. Я кк в воду глядел!

— Извольте объясниться, господин кпитн, — жмурясь от собственного ехидств, лсково попросил Клюквин. — Я, нпример, не понимю, пошто мы стрдем? А ты, Афонь?

В отличие от сестры я догдывлсь о причине нших стрдний, но предпочл и дльше рзыгрывть роль безвинной жертвы. Нверное, супруг не особо впечтлился, потому кк пристльно посмотрел сперв н меня, потом н Клвдию и сквозь зубы процедил:

— Непременно объяснюсь, можете не сомневться. Только не сейчс, тк кк не уверен, смогу ли себя контролировть…

— Димочк, но ведь мы ничего ткого не сделли, — придв лицу выржение рскяния, пролепетл я.

— Конечно. Только снов влезли туд, куд не следует.

— Мы проявили нормльное сострдние к женщине, потерявшей муж, — нхмурилсь Клвдия. — Или сотрудникм ФСБ ткое понятие незнкомо?

Я охотно поддержл сестру:

— Кто же знл, что вы понствили «жучков» по всей квртире Окснки?

— Откуд про «жучки» знешь? — быстро спросил Димк.

— Тоже мне бином Ньютон! Между прочим, — я со знчением посмотрел н муж долгим взглядом, — если бы не мы, неизвестно, кк долго вы гонялись бы з теми двумя придуркми.

— Если бы не вы, эти двое вывели бы нс н глвное действующее лицо, — мрчно молвил Брусникин.

— А… — возмутилсь Клвк, но Димыч ее перебил:

— Все. Рзговор окончен. Чтобы больше не возникло непредвиденных ситуций, до моего возврщения посидите здесь.

— Дим! — взвизгнул я. — Ты ведь не можешь…

— Еще кк могу! Мне проще приковть вс к бтрее, чем потом вытскивть из ккого-нибудь очередного дерьм. К тому же с вми остнется Клвкин жених. Антон Констнтинович! — крикнул Брусникин доктору, до сих пор мявшемуся в коридоре. — Иди сюд.

Филиппок возник в комнте с дурцкой улыбкой н устх, но когд увидел и оценил ситуцию, улыбк кк-то быстренько увял, уступив место рстерянности.

— Слушй сюд, родственник, — усмехнулся Димк. — Вот эти две выскочки остнутся здесь. Ты их нкормишь, нпоишь, ну, и присмотришь з ними, конечно.

— А если я в тулет зхочу? — предположил Клвдия. — А я непременно зхочу, можешь не сомневться, потому что н нервной почве у меня всегд случются неожиднности.

— А если у девочек нчнутся неожиднности.., см сообрзишь, что делть. Не подведи, док.

Вы не поверите, но Димк в смом деле нс покинул! И что смое обидное, дже не поцеловл меня н прощнье.

Едв он ушел, Клвдия, уже двно сучившя ногми от желния выговориться, мгновенно взорвлсь:

— Дйте мне грнту, и я взорву ФСБ! Афнсия, кк тебя угорздило связть свою жизнь с этим.., этим.., кпитном, сверло ему в печенку! Д кк он смел лишить нс смого дорогого н свете — свободы, словно кких-нибудь преступников! Нет, я его убью. Прости, Афоня, но придется тебе побыть вдовой. А ты чего склишься?! — нбросилсь Клюквин н Тошу, который, слушя ее излияния, весело подхихикивл. — Освободи нс немедленно!

Не обрщя внимния н грозный вид Клвдии, Антон продолжл веселиться:

— Ты ткя збвня, когд злишься! Однко ты збывешь, что гнев — плохой советчик.

Подумй, кк я могу вс освободить? У меня ведь нет ключ.

Клюквин взвыл:

— Что з мужики пошли нынче, прости господи! Ты хирург или логопед ккой-нибудь? Ты же кждый день всякую дрянь режешь. Включи сообржлку!

Антон здумлся нд предложением Клвдии и через пру минут вынес приговор:

— Ничего я резть не буду.

— Ты двл клятву Гиппокрт, — нпомнил Клюквин.

— Двл. И первя зповедь этой клятвы глсит «Не нвреди!». Если вс освободить, что будет? Вы же чокнутые, опять чего-нибудь зтеете, здоровье у вс и без того хилое… Придется вс лечить. К чему ткие сложности? Зболевние легче предупредить. Вот и подумй, с ккого боку клятву Гиппокрт употребить.

Я, срження железной логикой доктор, против воли рссмеялсь, Клюквин злобно прошипел:

— Ну, дилектик, блин! Я тебе это припомню!

В общем и целом, остток вечер прошел спокойно, если не считть периодических гневных выступлений сестрицы. Зботливый Тош нс нкормил, нпоил чем и рзвлекл, кк мог. В основном збвными историями из своей медицинской прктики. Несколько рз звонил Брусникин, спрвлялся об опертивной обстновке. В ткие минуты Клюквин руглсь особенно громко, вероятно, для того, чтобы Димк ее услышл и проникся.

В нчле первого ночи, когд я уже всерьез подумывл о ночлеге возле бтреи, явился Брусникин. К тому времени Клвк угомонилсь и злилсь не тк ктивно. Димк выглядел уствшим, но н его физиономии блуждл довольня улыбк.

— Кк приятно возврщться домой, зня, что тм тебя с нетерпением ждут, — еще шире улыбнулся супруг. — Меня сегодня кормить будут? Я проголодлся.

— Пусть тебя в твоем ФСБ кормят, — вяло огрызнулсь Клвк и, ехидно прищурившись, добвил:

— Мы нынче целый день зняты были, тк что ничего приготовить не успели.

— Кошмр ккой-то, — притворно возмутился Димк, — полный дом бб, мужики не кормлены! Слышь, док, пошли н кухню, сообрзим чего-нибудь перекусить.

Антон с Димычем скрылись н кухне, по-прежнему оствив нс недине с бтреей.

— Клвк, ты зметил, что у Брусникин нстроение хорошее? — прошептл я. — Знчит, дело сдвинулось. Может, они уже ншли вторую мпулу. Мы с тобой спсли госудрство, Клв!

— И в знк блгодрности оно приковло нс к бтрее.

— Это не госудрство приковло, его полномочный предствитель. Для ншего же с тобой блг, между прочим.

— Не зню, что тм нсчет блг, пок я испытывю только неудобств. Очень, знешь ли, в тулет хочется.

Я испытывл примерно ткое же желние, поэтому рискнул позвть Димку, и он не змедлил явиться.

— Товрищ кпитн, у тебя не возникет мысли вернуть нм свободу? — спросил Клвдия. — Соседи снизу только-только ремонт зкончили. Им, думю, не понрвится, если мы с Афоней их зльем.

Спустя ккое-то время мы все вместе сидели з кухонным столом. Стрниями Брусникин были сврены сосиски, Тош, употребив свой врчебный опыт, ккуртно вскрыл бнку зеленого горошк и очень виртуозно нрезл хлеб.

Глядя н умелые действия Филиппк, я пришл к выводу: с ткими специлистми ншу хирургию, несомненно, ждет блестящее будущее.

Поздний ужин (или ночной звтрк) прошел в неловком молчнии. Я торопливо глотл еду, почти не ощущя ее вкус. Особенным терпением господь меня не нгрдил, и сейчс я ерзл н стуле в ожиднии Димкиного отчет.

Видя мое состояние, Брусникин веселился от души. Клвдию тоже переполняло любопытство, он неумело его прятл, но в конце концов не выдержл:

— Дим, ты ничего не желешь нм рсскзть?

— Я? — округлил глз Димк. — Дже не предствляю, чем бы интересненьким с вми поделиться. Может, у док есть в зпсе пр-тройк интересных историй?

— Дим… — жлобно пискнул я.

Брусникин хоть и пытлся кзться суровым и дже строгим, но душ у него был светля, сердце доброе. Он смилостивился нд нми и предложил всем пройти в комнту. Тм мы рсселись по дивнм и креслм и приготовились внимтельно слушть Димкин рсскз о том, кк змечтельно рботет он см и его коллеги.

* * *

Степн Воронов по кличке Ворон, бывший спецнзовец, прошедший не одну тк нзывемую «горячую точку», угодил в тюрьму з дрку в ночном клубе. Кк-то тк вышло, что когд явились менты, они обнружили труп молодого человек со свернутой шеей. И хотя дрк носил мссовый хрктер, свидетели кк один утверждли, что шею бедолге свернул именно Степн. Менты, кк обычно, глубоко копть не стли — из всех учстников мордобоя только Степн в совершенстве влдел приемми рукопшного боя.

Стрниями двоктов Степке скостили срок, требуемый прокурором, и зменили «строгую» зону н общую. Именно н зоне он и познкомился с Виктором. Чем приглянулся Степке робкий, рстерянный зэк, непонятно. Но однжды, когд мтерые уголовники чересчур допекли новенького, он при помощи кулков докзл, что «человек — это звучит гордо», и взял Витьку под свою опеку.

В одной кмере со Степном и Виктором сидел мужик по кличке Чудик. Он и в смом деле производил впечтление умлишенного: все время твердил о кких-то смертоносных вирусх, которые якобы культивируют в некоторых лборториях России и которые несут рельную угрозу жизни для всего человечеств.

Сперв холодящие кровь рсскзы Чудик об экзотических болячкх зэки слушли с неподдельным интересом, потом они перестли волновть зключенных и вскоре окончтельно нскучили. Чудик не рз получл зуботычины от своих сокмерников при попытке снов звести рзговор о бктериологической угрозе.

И только один-единственный человек понимл всю серьезность проблемы, потому что не рз принимл учстие в боевых оперциях и был прекрсно осведомлен о существовнии и химического, и биологического оружия. Этим человеком был Степн. Он мог чсми вести беседы с Чудиком, вникя во все детли и подробности. Во время этих бесед в голове Степн постепенно зрождлись еще неясные идеи, сформулировть которые он пок и см не мог.

Ясность нступил, когд Степк, отмотв срок, окзлся н воле. См-то он не москвич, но, освободившись, решил нвестить своего подопечного Виктор, который вышел н свободу несколько рньше.

Приятели посидели в дешевой збегловке, кк водится, выпили и рзговорились. Витьк рсскзл о своей женитьбе и о том, кк новые родственники содействовли его трудоустройству в НИИ вирусологии н млознчительную должность лборнт.

— Д-, брток, — сочувственно вздохнул Степн, — нм с тобой теперь только и дорог, что в лборнты д в дворники. И чем ты тм знимешься?

Виктор отмхнулся:

— Бночки, колбочки, пробирки… В общем, фигня.

— Поня-тно. Знчит, с ужсными вирусми, о которых Чудик н зоне бухтел, не встречешься?

— Бог миловл, — усмехнулся Виктор и в свою очередь поинтересовлся:

— Ну, ты чего делть собирешься? Обртно в спецнз?

— Д кто же меня туд возьмет? Нет, брток, я человек для спецнз потерянный. Можно, конечно, охрнником куд-нибудь устроиться, только противно мне сторожем быть, д и денег в охрне много не зрботешь. А денег-то хочется! Хочется ведь, , Витек? — Степк похлопл друг по плечу.

— А то, — криво улыбнулся Виктор. — Кому ж деньги помешют.

— Вот-вот, тебе-то уж точно не помешют, ты у нс теперь человек семейный. Ну, вздрогнули, что ли?

Прни «вздрогнули», и рзговор перешел н другие темы. Потом Степн попрощлся и уехл.

Витьк вскоре збыл и о встрече с бывшим сокмерником, и об этом, кк ему тогд покзлось, млознчительном рзговоре.

Витьк-то збыл, вот Степн помнил. Мло того, те неясные мысли, бродившие в голове еще н зоне, оформились во вполне четкую идею.

Если коротко, зключлсь он в следующем: вирусы — то же оружие, Степке это известно лучше, чем кому бы то ни было. Следовтельно, его можно продть. Нужно только кким-то обрзом узнть, сколько оно может стоить и подыскть подходящего покуптеля. С вирусми Витьк поможет, в этом Степн не сомневлся.

Если зртчится, можно нпомнить об услуге, окзнной н зоне. Если б не он, «опустили» бы Витеньку, кк пить дть. А долг, кк известно, плтежом крсен, уж зоновский — тем пче.

Около месяц Степк, употребив связи и знкомств, звязнные н зоне, потртил н поиски покуптеля. К его немлому удивлению, в этой роли выступил молодя крсивя женщин. Тмр окзлсь дмой деловой и не обремененной высокими морльными принципми.

Конечно, Степн догдывлся, что он являлсь лишь посредником. Имени нстоящего покуптеля женщин не нзывл, но цену предлгл немлую.

«С ткими ббкми можно жить, — рссуждл Степн. — Отдохну сперв, потом можно и подумть о кком-нибудь бизнесе. Может, мгзинчик ккой открыть? Или оргнизовть свое охрнное гентство?»

В мечтх Степк уже видел себя респектбельным бизнесменом, вхожим в смые высокие слои светского обществ и попвшим в знменитую «золотую сотню» богтейших людей России. Н горизонте мячили все полгющиеся ему блг и крсвиц блондинк с бесконечными, кк брзильские телесерилы, ногми.

Немного беспокоил Виктор. Он то соглшлся укрсть мпулу, то откзывлся, ссылясь н серьезную и ндежную систему зщиты лборторий, знимющихся особо опсными вирусми. Но в конце концов Степн ндвил н приятеля, нпомнив об услуге, окзнной н зоне.

В общем, Виктор мпулу принес. Однко дльше события стли рзвивться совсем не тк, кк плнировл Степн.

Перво-нперво, в тот день, когд Виктор передл мпулу, Степк обнружил з собой слежку. Сильно удивившись этому обстоятельству, он чс полтор мотлся по городу, пытясь оторвться от «хвост». Между делом Степн созвонился с Тмрой, сообщил ей о том, что товр в нличии, и обмолвился о неожиднном нблюдтеле. Тмр, немного подумв, решил отложить встречу н несколько дней из сообржений безопсности.

Избвиться от «новообрзовния» Степну никк не удвлось, и тогд он не придумл ничего более идиотского, чем огрбить сберкссу.

Степк ндеялся, что поднявшийся шум нпугет преследовтелей и они отстнут. Но н всякий случй следовло перестрховться, ведь н кон поствлено почти четверть миллион доллров. Тк я попл снчл в зложницы, потом в соучстницы. Пок я зеленел от стрх, ощущя приствленный к голове пистолет, Степн незметно положил мпулу в мою сумочку.

Что было дльше, известно: Степк сочинил «жлистную» историю и звербовл нс с Клвкой в добровольные помощницы. Я см привел интригн к нм в дом, где он умудрился спрятть мпулу тким обрзом, что незвные гости перерыли всю квртиру, но остлись с носом.

Следующя неприятность не змедлил явиться, ведь двно известно — пришл бед, отворяй ворот. Виктор позвонил Степну и предложил встретиться, зявив, что у него срочное дело, не терпящее отлгтельств. Встречу нзнчили в Люблине, возле гржей, в шесть чсов вечер. Степк придумл для нс очередную бсню и нпрвил нс к этим смым гржм.

См он появился в условленном месте з чс до нзнченного времени, увидел тм двух подозрительных типов и, спрведливо рссудив, что береженого бог бережет, покинул место встречи. Коврный Степк был уверен — мы непременно поделимся с ним впечтлениями этого вечер.

Тк оно и вышло. Однко тот фкт, что Виктор згремел в больницу с проломленной головой и ножевым рнением в живот, нсторожил.

Стло ясно — существует еще кто-то, желющий зполучить смертоносную мпулу, причем этот «кто-то» в выборе средств не стесняется.

Когд Степн узнл о визите лжемилиционеров к нм, он здорово испуглся: знчит, его тки выследили. Следовло немедленно избвляться от мпулы, то есть кк можно быстрее ее продвть. В противном случе велик вероятность остться и без мпулы, и без денег. В худшем случе можно зпросто лишиться жизни.

Встреч с Тмрой должн был состояться в тот же день, что и у нс, но только вечером.

И тут последовли удры, один стршнее другого: Тмр погибл, Витьк, кк окзлось, вместо одной мпулы укрл две и хотел продть вторую все той же Тмре. Кк Виктор н нее вышел, мы уже никогд не узнем. Степк понял и еще одно — третья сторон ктивизировлсь и очень хочет звлдеть обеими мпулми.

Степн счел з блго свой рест — это рельный шнс сохрнить хотя бы свою жизнь. С потерей денег пришлось смириться.

Димк умолк. Смо собой, он поведл нм лишь чсть истории, причем меньшую, но кочевряжиться и выпытывть у него остльное не стоило. Понятно же, Димыч не имеет прв рспрострняться ни о «делх минувших дней», ни о ходе следствия. Тем более оно еще не зкончено.

Впрочем, и того, о чем Брусникин рсскзл, хвтило, чтобы впсть в уныние и потерять веру в человечество. Вот ведь кк деньги клечт людей! Степк, бывший спецнзовец, крс и гордость Отечеств, и тот поддлся их губительному влиянию. Хотя кк рз Степн я могу понять. Все психологи в один голос твердят — прни, побыввшие в «горячих точкх» и принимвшие учстие в боевых оперциях, немного того, в смысле, с приветом. А у Степки этот привет еще и зоной усугубился, вот прня и повело. У человек с нормльной психикой вряд ли возникнет мысль торговть смертоносными вирусми. Это покруче торговли обычным огнестрельным оружием! Кстти, змечу, стртег из Степки фиговый: плн мероприятия был соствлен им бестолково и изобиловл серьезными недостткми.

Клвдия в волнении ерзл н кресле, рискуя провертеть в нем дырку. Яснее ясного, ей не терпелось збрость Димку вопросми, но рисковть сестриц не решлсь, оттого и нервничл. У меня тоже имелись вопросы, подозревю, те же, что и у Клвдии.

— Дим, — подл я голос, — ты говорил, что мпулы отпрвили в лборторию. Результты уже известны?

— Ккя ты быстря, — усмехнулся муж, — спешк, кк известно, нужн при ловле блох и при поносе. А в тком деле поспешность может дорогого стоить!

Я печльно вздохнул:

— Это понятно. А когд результты будут готовы, ты нм скжешь? , Вопрос я сопроводил тким жлобным и вместе с тем многообещющим взглядом, что Брусникин покрснел до слез, рзозлился и буркнул:

— Угу.

Видя ткое блгодушие Димки, Клвдия тоже осмелилсь поинтересовться:

— Хорошо бы еще знть, кто змочил Тмру, Витьку и кто н нс покушлся. Столько стрху претерпели, что я до сих пор удивляюсь, кк это мы с ум не сошли!

Антон, услыхв подобное зявление, кк-то стрнно дернулся, ухмыльнулся, но, слв богу, ему хвтило ум промолчть. Зто Брусникин молчть не стл. Он вспомнил, видно, что н нс действительно покушлись, и его блгодушие кк ветром сдуло. Физиономию Димыч кк-то стрнно перекосило, и он прорычл:

— Вы обе чокнутые! Что з мнер — совть свои носы не в свое дело! Ты, Афнсия, кто?

Ты училк. Вот и учи детишек, сей рзумное, доброе, зодно и вечное. А ты, Клвк, прикмхер…

— Стилист широкого профиля… — робко пискнул Клюквин, до синевы нпугння гневом Брусникин. Под Димкиным взглядом он вновь притихл и ушл в себя.

— Мрш по койкм! — скомндовл супруг и, чтобы его лучше поняли, стукнул кулком по ручке дивн.

Вышло очень убедительно, мы с Клвкой поспешно вскочили и зсуетились. Клвдия рвнулсь было к выходу из комнты, но вспомнил, что спит именно н том дивне, н котором сидели Тошк и Димк, и в недоумении змерл н пороге. Я не стл дожидться, пок сестриц рзрешит днное противоречие, и ушл к себе.

Вскоре в комнту н цыпочкх прокрлся Димк и прошептл:

— Афоня, ты спишь?

— Ну д, кк же, уснешь тут! Голов буквльно пухнет от мыслей, в основном невеселых…

— И что же это з мысли? — спросил Димыч, злезя под одеяло.

Я пристроил голову н плече муж и, печльно вздохнув, поделилсь нболевшим:

— Непонятно мне, Дим, кк можно укрсть мпулы со смертельным вирусом? Кк же хвленя систем охрны? Неужели руководство НИИ не спохвтилось? Помнится, Прутков нм говорил… Кстти, вот еще что мне не дет покоя. Кто этот Прутков? Откуд он знет.., знл Виктор? Рботл он в НИИ или нет?

— Рсскжи-к мне еще рз про него, — попросил Брусникин. — Только пострйся ничего не упускть.

Пришлось снов поведть Димке историю ншей встречи с Козюлей, припоминя по ходу мельчйшие детли. Иногд Брусникин здвл вопросы, но чще всего говорил «угу» и внимтельно слушл.

— Угу, — снов прогудел Димк, когд я зкончил говорить.

После этого супруг долго молчл. Я уж решил, что он зснул, и тоже прикрыл глз.

Сон уже мячил н горизонте, кк вдруг Димк вскочил, нпугв меня до слбости в животе, и принялся торопливо собирться.

— Ты куд? — грозно нхмурилсь я.

— Спи. Я н рботу.

— Рехнулся? Ккя рбот в четвертом чсу утр?

— Оргны госбезопсности и контррзведки бдят день и ночь без выходных и перерывов н обед.

— Ну и пускй себе бдят, н то они и оргны, ты человек. Тебе отдыхть нужно! И тк последние дни только н рботе и пропдешь, — обиделсь я и зрылсь носом в подушку.

— Афнсия, не волнуй меня! — повысил голос Брусникин. — Ты знл, з кого змуж идешь.

Я всхлипнул пру рз, чтоб муж мог прочувствовть всю глубину моих стрдний. Он прочувствовл, присел н корточки рядом с кровтью и проникновенно зшептл:

— Ну, девочк моя, не рсстривйся! Я вернусь тк быстро, кк только смогу, честное слово! Ты мне веришь?

В ответ я дернул плечом и еще рз шмыгнул носом. Совсем не эти слов мне хотелось услышть, поэтому следовло продолжть рзыгрывть из себя несчстную жену вечно знятого муж. Димк зволновлся и решился н подкуп:

— Двй-к тк договоримся: ты сейчс успокивешься и стрешься уснуть. Я иду н рботу, проверяю кое-ккие предположения, возврщюсь и все-все вм рсскзывю. Соглсн?

— Обещешь? — глухо спросил я, усживясь н кровти и вытиря бсолютно сухие глз.

— Зуб дю!

— И злиться не будешь?

— З что? — в голосе Брусникин проклюнулись нотки подозрения.

— Не зню, — пожл я плечми, — ты всегд нходишь повод, чтобы испортить всем нм нстроение. Особенно если дело ксется твоей рботы…

— Ошибешься, миля. Мне просто не нрвится, когд твоей жизни угрожет опсность, меня в этот момент нет рядом. Вы с Клвдией почему-то всегд попдете в ткие ситуции, в которых угроз жизни более чем рельн.

Димк сидел возле кровти, совсем не сердился, его слов не походили н нрвоучения, см он выглядел тким несчстным, что я н смом деле прослезилсь.

— Димочк, — вздохнул я, обнимя муж з могучую шею, — я тк тебя люблю! Иди н рботу и ни о чем не беспокойся.

В этот момент я совершенно искренне полгл, что приключения окончены, и дже дл себе слово никогд больше не ввязывться ни в ккие внтюры. Но, подумв, быстренько взял слово обртно — мло ли кк жизнь обернется, нрушть обещние, днное смой себе в порыве чувств, все-тки негоже.

Димк ушел, я снов легл и н этот рз мгновенно уснул.

* * *

Пробудилсь я поздно, зто в хорошем нстроении. Однко непривычня тишин зствил нсторожиться. Припомнив, что совсем недвно пришлось пережить примерно то же смое, я опрометью бросилсь в комнту Клвдии.

Сестренк слдко спл. Смо по себе это обстоятельство уже было необычно — кк првило, Клвк просыплсь с первыми петухми.

Пикнтность ситуции добвлял рыжя голов хирург, мирно покоящяся н подушке.

— Кжется, н этот рз Клвке не отвертеться, — хихикнул я. — Теперь придется змуж идти. Эх, гульнем н свдебке, чует мое сердце!

В голове родилсь идея: приготовить жениху и невесте сюрприз. Я отпрвилсь н кухню, но, обозрев содержимое холодильник, с грустью консттировл: сюрприз обернется бнльными бутербродми.

— Ну и лдно; — решил я, — глвное, внимние.

Через десять минут я входил в комнту «молодоженов» с подносом в рукх, н котором дымились две чшки ромтного кофе и покоились бутерброды с сыром и ветчиной.

— Дети мои… — торжественно нчл я,. подходя к изголовью дивн. В этот момент резко ззвонил телефон, зствив меня подпрыгнуть от неожиднности. Поднос кк-то см собой выскользнул из рук, и весь ромнтический звтрк окзлся н постели и ее обиттелях.

— Ты, ненормльня! Ты чего это с утр порньше н нс кипяток льешь?! — звопил Клвдия, внося успокоение в мою душу: утро нконец вошло в привычную колею. Я посчитл нужным обидеться:

— Я звтрк вм приготовил!

— У твоей сестрицы, Клв, черный пояс по кулинрии, — проворчл Тош, выковыривя из волос ветчину. — Ее близко нельзя к плите подпускть: не убьет, тк поклечит…

Мхнув рукой, я метнулсь к телефону.

— Афоня? — послышлся в трубке голос Брусникин.

— Аг.

— Что тм у вс з крики?

— Не обрщй внимния, это я Клвку с Антоном кормлю ромнтическим звтрком.

— Сочувствую, — вздохнул Димк. — Я, собственно, чего звоню-то: пришли результты из лбортории…

— И? — зтил я дыхние.

— Порошок стрептоцид. Никких следов вирусов не обнружено.

Вот это д! Ай д Виктор, й д сукин сын!

Теперь понятно, почему в НИИ не нблюдлось никкой пники — Витьк просто взял порошок стрептоцид, зпял его в мпулы, и получилось бктериологическое оружие. Кто стнет проверять, нстоящие это вирусы или нет? Подлог, скорее всего, рскрыл бы см покуптель, когд решился бы употребить порошок в дело.

Крсивя комбинция, ничего не скжешь! Дже жлко, что он сорвлсь, честное слово.

— Ты меня слышишь, Афнсия? — вернул меня в действительность Димк.

— Слышу, слышу! Еще новости есть?

— Потом поговорим, — зверил супруг и отключился.

Вопреки ожидниям, известие о том, что вирусы окзлись фльшивыми, Клвдию почему-то не обрдовло.

— Знчит, мы вовсе не спсли человечество? — опечлилсь он. — Жль. Тк хотелось побыть героями…

— Лучше не ндо, — предостерег Антон. — Геройство, в особенности бездумное, всегд опсно для здоровья.

Не обртив внимния н слов суженого, Клюквин поинтересовлсь:

— Димк больше ничего не говорил?

— Скзл, все вечером. Оно и понятно: если нчльство услышит, что он обсуждет свои дел по телефону, по головке не поглдит.

Клвдия был вынужден соглситься,., Он еще немного сокрушенно повздыхл, потом без особой охоты отпрвилсь н кухню, готовить звтрк. Н сей рз не ромнтический.

Вскоре после звтрк Антон Констнтинович отбыл н рботу — он нынче дежурил.

Клвдия поехл вместе с ним. После недолгих рзмышлений сестр пришл к выводу, что больничный от хирург будет выглядеть более убедительно, чем от птологонтом. О больничном он вовремя вспомнил: в ближйшие дни я нмеревлсь вернуться к нормльному обрзу жизни и, последовв мудрому совету Димыч, сеять рзумное, доброе, вечное.

Оствшись одн, я попытлсь нстроить себя н рбочий лд и дже уселсь з стол, н котором вот уже несколько дней пылились тетрди с сочинениями моих «блбесов». Через пять минут стло ясно, что из этой зтеи ничего не выйдет: я испрвно пялилсь в ученические кркули, но ничего не понимл.

Я попробовл читть, потом уселсь перед телевизором — все нпрсно, мысли рсползлись, кк тркны, и собрть их в кучку никк не удвлось. Тогд я решил зтеять генерльную уборку, вспомнив ммины нствления о том, что физическя рбот отвлекет от душевных мук. З этим знятием и зстл меня Клвдия. Видть, ей в свое время тоже внушили подобную мысль, поэтому он молч включилсь в рботу. Вскоре мы тк увлеклись, что думть збыли о своем нетерпении и дже хором спели песенку крокодил Гены. Клвдия вдохновилсь и зявил о своем нмерении сообрзить шикрный ужин. Я обрдовлсь, предложил свою помощь, но Клвк от нее откзлсь, пмятуя о сегодняшнем звтрке. Короче говоря, сестр творил, я рзвлекл ее чтением вслух сочинений своих оболтусов. В общем, время провели с пользой. Под конец Клюквин нстолько рзошлсь, что предложил собрть стол в большой комнте, сервировв его по всем првилм.

— В конце концов, нм есть что отметить, — зявил Клвдия, зметив мое недоумение.

— Аг, — кивнул я и здумлсь: может, я пропустил что-нибудь интересное?

Однко сюрпризы в этот день только нчинлись. Первым, вопреки ожидниям, явился Тош. Вместо уже привычных джинсов, свитер и куртки «Аляски» н нем был ндет прдновыходной костюм приятного серебристого цвет, длинное кшемировое пльто, по виду очень дорогое; все это великолепие венчл глстук-ббочк. В рукх Тош.., прдон, Антон Констнтинович, держл дв шикрных букет и коробку, в которой прятлсь бутылк «Мртеля».

Немного придя в себя от увиденного, я рстерянно спросил:

— Это твой рбочий прикид? Вроде бы ты говорил, что дежуришь…

— Я соврл, — обворожительно улыбнулся Антон. — У меня сегодня выходной, и я решил провести его с пользой.

— Похвльное стремление, — кивнул я. — А мы здесь при чем?

Тош тинственно понизил голос:

— Всему свое время. Кстти, вот твой больничный…

Всучив мне голубенький листок, один букет и крсивую коробку с коньяком, хирург оствил меня столбенеть в коридоре, см прошел в комнту. Пок я сообржл, что бы это знчило, из комнты послышлись звуки поцелуев и невнятное бормотние. Вывод нпршивлся см собой:

— Дурдом.

Рсствив точки нд "и", я вознмерилсь пристроить букет в взу, коньяк н прзднично нкрытый стол. Пришел Брусникин. Мло того, что появился он нмного рньше, чем его ожидли. Это можно кк-то понять. Но кк объяснить, что руки супруг были зняты букетми и бутылкой мртини?

— Любимя… — згдочно шепнул Димк, припдя к щечке.

«Сегодня оргия», — решил я и послл муж.., в комнту.

Нконец мы рсселись з столом. Из всех присутствующих только я, кжется, ничего не понимл, остльные имели вид тинственный и дже згдочный. Тош бросл многознчительные взгляды то н меня, то н Клюквину;

Брусникин улыблся, не скрывя своего торжеств, Клвдия смущенно крснел, время от времени роняя столовые приборы н пол и невнятно бормоч извинения. Меня буквльно рспирло от желния узнть причину столь необычного поведения родных и близких, но из принцип с вопросми не торопилсь, хотя достиглось это ценой невероятных усилий.

Мы выпили, зкусили, и слово взял Антон Констнтинович. Он поднялся, нервно попрвил «ббочку» и нчл:

— Друзья…

Клвк хрюкнул и уткнулсь носом в трелку, при этом у нее покрснели дже уши. Однко зкончить свою речь Антону не удлось, потому кк Брусникин широко улыбнулся и рдостно гркнул:

— Мы соглсны! Првд, Афнсия?

Я по-прежнему ничего не понимл, но н всякий случй кивнул: если муж соглсен, чего ж мне против его воли переть? Клюквин поднял глз от трелки и укоризненно покчл головой:

— Вм бы только от меня избвиться поскорей, о счстье моем дже и не думете.

— Кк это не думем? Очень дже думем, лишь о нем, можно скзть, и печемся! — горячо зверил Димк. — Только одному мне не под силу вс обеих осчстливить, д и смому двойной дозы счстья не выдержть. Опять же, будет кому приглядеть з вми в мое отсутствие…

Тут до меня стло постепенно доходить, в чем причин Клвкиного смущения и торжественности Антон Констнтинович. Я внимтельно посмотрел н сестру и решил внести ясность:

— Тк вы женитесь?

— Вроде того… — пробормотл он, брося быстрый взгляд н Тошу. Тот выглядел бсолютно счстливым, оттого немного глуповтым.

Стрнное дело, еще сегодня утром я рдостно потирл руки в предвкушении Клвкиного змужеств, сейчс почему-то згрустил. Тош, конечно, хороший человек, хирург, но ведь мы его тк мло знем… А еще я предствил себе утро без моей сумсшедшей сестрицы и приготовилсь реветь. Зметив это, Клвк поспешил меня успокоить:

— Но это еще не скоро, Афонь, ближе к лету.

Брусникин глубоко вздохнул и еле слышно буркнул:

— Очень не скоро. Лдно, подождем.

Я погрозил мужу кулком и предложил выпить з молодых, что мы с успехом и сделли. Теперь предстояло выяснить, почему Димк явился домой тк рно и в чем причин его хорошего нстроения. К тому же не худо было бы нпомнить ему об обещнии, днном сегодня ночью.

— Теперь о деле, — точно прочитв мои мысли, молвил Димк. Он положил н стол фотогрфию:

— Вм эт личность знком?

Стукнувшись лбми, мы с Клвдией склонились нд снимком.

— Это же Прутков! — воскликнул Клюквин.

— Точно, — подтвердил я. — Только он тут ккой-то.., стрнный.

— Стрнный, потому что мертвый, — кивнул Брусникин. — Эту фотогрфию подрили нм коллеги из МВД. Перед вми, господ, довольно известный в определенных кругх человек — Зубов Антолий Игоревич по кличке Чус.

Он уже лет десять числится в федерльном розыске. Вернее, числился. Устновлены его связи с чеченскими боевикми, в чстности с Мсхдовым и Бероевым. Докзно его учстие в подготовке и проведении терктов в Москве, Влдиквкзе и Беслне…

— Ну ни фиг себе! — присвистнул я.

— Вот тк Прутков, — облдело протянул Клвк. — Афорист хренов! Он мне, между прочим, срзу покзлся подозрительным, особенно когд пельмени в столовке жрл. Нормльный человек к этим пельменям з километр не подойдет. Но откуд же тогд он тк хорошо в вирусх рзбирется? И про систему безопсности в НИИ вирусологии неплохо осведомлен?

— В НИИ у него были свои люди. Кк окзлось, чеченские полевые комндиры двно здумли приобрести биологическое оружие. Но процесс это долгий, требующий тщтельной подготовки.

— Виктор… — прошептл я.

— Нет, Виктор тут ни при чем, — отрицтельно помотл головой Димк. — А вот Тмр… Он рботл н Чус последние четыре год. Все просто. Бывший муж Тмры зведовл лборторией в НИИ вирусологии. Причем не бы ккой, той, которя числится под номером пять…

— Особо опсня… — вспомнил Клвк.

— Аг. У ншей Томочки имелся любовник родом из Учхой-Мртн. Он-то и нучил свою пссию, кк можно зрбтывть деньги. Тмр, ясное дело, со свойственной женщинм осторожностью прощупл почву, пообщлсь с друзьями бывшего муж и тким обрзом вышл н Прутков. Тот к тому времени уже плотно сотрудничл с чеченскими полевыми комндирми. Чеченм биологическое оружие нужно было кк воздух, поскольку федерлы знялись повльными зчисткми, жить в горх не слишком уютно дже по стртегическим сообржениям. Прутков не сильно сопротивлялся, когд Тмр предложил дружбу и сотрудничество.

Кк неглупый человек, он понимл, что подобня дружб дорогого стоит! Итк, союз был зключен. Предствьте себе, кк обрдовлсь их шйк-лейк, когд появился Степн со своим гешефтом. Но тут неожиднно возник еще один продвец, Виктор. Это не могло не нсторожить, и Чус решил см все проверить. Ему совсем не понрвилось, что в этом деле тк много учстников. А тут еще вы нрисовлись. Это ж додумться ндо: прыгть возле проходной. Сми себя подствили!

— Кто ж знл… — пожл я плечми.

— Подожди, подожди, — влезл Клвдия. — Ты говоришь, Тмр рботл н Прутков, тк? — Димк кивнул. — Допустим, он ее устрнил. А смого Прутков кто змочил? Тут ккие-то непонятки.

— Кжется, я догдывюсь, — рздумчиво произнесл я.

— Ну-к, ну-к, интересно будет выслушть твои предположения, — Брусникин дже зжмурился, предвкушя мое полное фиско. Не обрщя внимния н профессионльный скептицизм муж, я принялсь рссуждть вслух:

— Степк — бывший спецнзовец. Он знл, что биологическое оружие существует и что чеченские боевики готовы его купить з немлые деньги. Рсскзы сокмерник Чудик лишь подтвердили его предположения. Но все они не имели смысл, пок.., пок Степк не освободился и не встретился с Виктором. Окзлось, тот очень удчно устроился н службу в НИИ вирусологии. Знкомств, звязнные н зоне и, смею предположить, з время службы в «горячих точкх» плюс должок Виктор — и все, мпул с вирусом в крмне. А покуптель, то есть Тмр, выступвшя кк бы посредником в этом деле, готов был выложить солидную сумму. Но тут Виктор путет все крты и нпрочь ломет тк хорошо продумнный плн.

Он кким-то обрзом см выходит н Тмру.

Может, рзговор услышл, может, ему удлось выяснить номер телефон Тмры смостоятельно, кто теперь знет? Но он выходит н Тмру и предлгет ей еще одну мпулу. Он тоже не ожидл ткого поворот и, естественно, связлсь со своим шефом, с Прутковым. Он решет см зняться выяснением вновь открывшихся обстоятельств. Итогом этих выяснений стновится вывод: несчстный Виктор просто хочет зрботть побольше денег, ибо устл от нищенского существовния. Прутков решет все по-своему. Его люди следят з Степном, впоследствии и з нми. Очень уж хочется Пруткову получить две мпулы по цене одной и еще рз перепродть их своим хозяевм. Однко хозяев тоже не дурки. Едв они узнют о нличии большого, по их мнению, круг лиц, учствующих в этом деле, кк срзу нчинют их убивть.

Первой жертвой должн был стть ждня Тмр. Дмочк зхотел сэкономить. Ей невжно было, кто привезет товр, мы или Виктор, в любом случе плтить он не собирлсь. — Тут Клвк жлобно вздохнул, я, переведя дух, продолжл:

— В свою очередь, Прутков тоже имел свои плны относительно мпул, поэтому, догдвшись о двойной игре своей любовницы, поспешил устрнить Тмру первым кк возможного и крйне нежелтельного конкурент.

Теперь я понимю, что з Степном следили люди Прутков. Они же убили Виктор, посетили нс и нведлись к Оксне, Витькиной жене, теперь уже вдове…

Я вновь остновилсь, нлил себе коньяку и злпом выпил. Клвк, слушвшя, открыв рот, ктивизировлсь и быстро спросил:

— А кто убил Прутков?

— Думю, чечены. Дим, — обртилсь я к мужу, — либо у вс, либо в ментуре звелся дятел, инче откуд бы им знть о пр