/ Language: Русский / Genre:sf_horror,

Тень В Мансарде

Говард Лавкрафт


sf_horror Говрд Филлипс Лвкрфт Огэст Дерлет Тень в мнсрде ru en i_no_k inok.goo@gmail.com FB Tools 2006-07-07 FBA64F2E-69FA-4AB9-A598-F3BFEF6E4B3D 1.0

Говрд Лвкрфт, Огэст Дерлет

Тень в мнсрде

I

Мой двоюродный дед Урия Гррисон был не из тех людей, кому вм зхотелось бы стть поперек дороги — вечно угрюмый, темнолицый, с космтыми бровями и копной жестких черных волос, он являлся неизменным и весьм деятельным учстником всех моих детских ночных кошмров. Мне довелось встречться с ним лишь в очень юном возрсте. Позднее он и мой отец крупно повздорили по ккому-то поводу, и вскорости отец умер — умер внезпно и стрнно, здохнувшись в собственной постели з сотню миль от Аркхэм, где жил двоюродный дед. Моя тетк София открыто порицл последнего и после этого прожил недолго — бедняжк свлилсь с лестницы, зпнувшись о ккое-то невидимое препятствие. Кто знет, сколько еще людей подобным же обрзом поплтились з собственную неосторожность? Рсскзы о темных силх, с которыми якобы знлся Урия Гррисон, передвлись из уст в уст с оглядкой и только опсливым шепотом.

Я не берусь судить, в ккой степени эти рсскзы имели под собой рельные основния, в ккой были всего лишь пустыми злонмеренными сплетнями. Никто из членов ншей семьи не виделся с ним после смерти отц, моя мть с тех пор и до конц своих дней питл к родному дяде глубокую неприязнь, дже ненвисть; но при этом он никогд не збывл о его существовнии. Не збывл и я — кк его смого, тк и его стринный особняк н Эйлсбери-Стрит, в той чсти Аркхэм, что лежит н южном берегу реки Мисктоник неподлеку от известного Пригорк Плч с его зросшим вековыми деревьями клдбищем. Ручей, берущий нчло н этом пригорке, протекет через земли моего дед, ткже почти сплошь знятые лесом. Он жил один в своей обширной усдьбе, если не считть ккой-то женщины, которя — кк првило, по ночм — делл уборку в доме. Я хорошо помнил эти комнты с высокими потолкми, небольшие окн, из которых в большинстве случев были видны только густые зросли деревьев и кустрник; помнил полукруглый оконный проем нд входной дверью и вечно зпертую глухую мнсрду, куд почему-то никто не решлся зходить в дневное время и где строго зпрещлось появляться с лмпой или свечой после нступления темноты. Дом, подобные этому, не могут не оствить след в детском созннии, и, действительно, все время, пок я в нем жил, меня тревожили стрнные фнтзии, порой и кошмрные сновидения, спсясь от которых, я обычно бежл в ммину спльню. В одну из тких ужсных ночей я, свернув по ошибке не в тот коридор, нткнулся н дедушкину экономку; мы молч уствились друг н друг, ее неподвижное лицо не выржло никких эмоций — мне оно покзлось кк бы висящим в бесконечной дли пустого прострнств. Опрвившись от первого потрясения, я рзвернулся и бросился нутек, подгоняемый новым кошмром вдобвок к тем, что увидел во сне.

Я никогд не скучл по своему двоюродному деду. Мы не были с ним особо близки в ту пору, когд я жил в его доме; позднее же нши конткты сводились к ежегодной отпрвке мною двух коротких поздрвительных открыток — в день рождения стрик и н Рождество, — которые неизменно оствлялись им без ответ.

Тем большим сюрпризом явилось для меня сообщение о том, что именно я по звещнию унследовл всю его собственность, причем без кких-либо условий и оговорок, кроме рзве что одного пункт, который обязывл меня провести летние месяцы первого год после смерти Урии Гррисон в его усдьбе. Выполнение этой стриковской причуды не должно было доствить мне особых хлопот — он недром предусмотрительно упомянул о летних месяцх, прекрсно зня, что в остльное время я буду знят своей преподвтельской рботой вдли от Аркхэм.

Я не делл секрет из своих плнов относительно этого неожиднного нследств. Аркхэм к тому времени зметно рзросся, и городскя черт, некогд удлення от дедовского дом, ныне подошл к нему почти вплотную, тк что в желющих приобрести эту землю недосттк не было. Я не питл особой любви к Аркхэму, хотя он и предствлял для меня определенный интерес блгодря своей стринной рхитектуре, в которой, кзлось, оживли новонглийские легенды двухвековой двности. В любом случе, перебирться сюд ндолго я не собирлся. Но прежде, чем продть усдьбу строго Гррисон, я должен был, соглсно условиям звещния, провести в ней три летних месяц.

И вот в июне 1928 год я — невзиря н протесты и просьбы своей мтери, уверявшей, что нд Урией Гррисоном и всей его собственностью тяготеет ккое-то ужсное проклятье — переселился в стрый дом н Эйлсбери-Стрит. Мне не потребовлось много времени для обустройств — по приезде из Бртлборо я зстл в доме чистоту и порядок. Очевидно, строй экономке в свое время были дны соответствующие укзния.

Рзъяснения н этот счет я ндеялся получить у мистер Сэлтонстолл, поверенного в делх моего двоюродного дед, к которому я нпрвился, дбы изучить все подробности звещния. Однко престрелый двокт, по сей день сохрнивший приверженность к высоким воротничкм и строгим черным костюмм, отговорился полным неведением.

— Я никогд не бывл внутри дом, мистер Дункн, — скзл он. — Если вш дед рспорядился содержть дом в порядке, он должен был передть кому-то второй ключ. У меня имелся только один — тот смый, что я переслл вм. О существовнии других ключей от дом мне ничего не известно.

Что кслось последней воли Урии Гррисон, то здесь все было предельно ясно. Я должен был провести в доме три месяц — июнь, июль и вгуст — либо девяносто дней с момент моего приезд, если дел здержт меня в Бртлборо после первого июня. Никких иных условий, огрничивющих мою свободу действий, в звещнии укзно не было — в том числе и зпрет н посещение тинственной мнсрды.

— Первое время у вс, возможно, будут нелды с соседями, — предупредил меня мистер Сэлтонстолл. — Вш двоюродный дед был человеком стрнным и млоприятным в общении. Он не позволял никому появляться вблизи дом, соседи же, в свою очередь, порвли с ним знкомство — в последние годы он прктически не выходил з пределы усдьбы, если не считть регулярных прогулок н строе клдбище. Злые языки поговривли, что он предпочитет компнию мертвецов обществу живых людей.

— А кк он выглядел в последнее время? — спросил я.

— Вы же знете, это был очень крепкий, энергичный стрик, — скзл двокт, — но, кк это чсто бывет, однжды зболев, он очень быстро сдл и умер неделю спустя. «Умер от стрости», кк зявил местный доктор, не нйдя иного определения для дигноз.

— А его рссудок?

Сэлтонстолл нтянуто улыбнулся.

— Ну, мистер Дункн, коль уж речь зшл о его рссудке, вм должно быть известно, что у людей имелись н сей счет серьезные сомнения. Взять хотя бы его интерес к ведьмм, колдовству и прочей демонической дребедени. Н одно только исследовние Слемского процесс он истртил целую кучу денег. Впрочем, вы и сми убедитесь, когд зглянете в его библиотеку — он збит книгми подобного сорт. А в остльном, если не брть во внимние эти его причуды, он был достточно рзумным, я бы дже скзл, рсчетливым человеком.

Судя по этому описнию, Урия Гррисон нисколько не изменился с того времени, когд я видел его последний рз, еще в длеком детстве. Не изменился и дом. При виде его мне почему-то пришло в голову срвнение с кучкой сгрудившихся под дождем людей, нпряженно вглядывющихся вдль, откуд вот-вот должен появиться почтовый дилижнс — именно дилижнс, поскольку никкое другое, более современное средство передвижения не вязлось с этим двухсотлетним домом, где по сей день отсутствовли ткие обычные ныне вещи„кк электрическое освещение и водопровод. З исключением мебели и кое-кких элементов отделки, строе здние не предствляло ни млейшей ценности — дело было в смом земельном учстке, к которому с кждым годом все ближе придвиглись городские квртлы.

Стриння мебель из вишневого, орехового и крсного дерев срвнительно неплохо сохрнилсь, и я был почти уверен в том, что Род — моя невест — пожелет перевезти ее в нш новый дом, который я нмеревлся построить н средств, вырученные от проджи ркхэмской усдьбы. Нших совместных доходов — я рботл н фкультете нглийского язык и литертуры, Род преподвл филологию и рхеологию — вполне хвтило бы н содержние приличного особняк.

Я решил, что в течение трех месяцев кк-нибудь проживу без электричеств и водопровод; труднее было обойтись без телефон, поэтому я в первый же день отпрвился в Аркхэм и договорился о скорейшем проведении в усдьбу телефонной линии. По пути я звернул н телегрф и отпрвил послния моей мтери и Роде, в которых сообщил о своем блгополучном вселении в дом Гррисон и, кроме того, приглсил Роду прикхть сюд н досуге и осмотреть мою новообретенную собственность. Плотно пообедв в ресторне, я зкупил еще кос-кких продуктов, не желя возиться с рстопкой стринной кухонной плиты, и поехл обртно в свою временную резиденцию.

В то время я рботл нд докторской диссертцией и зхвтил с собой необходимые книги и документы; кроме того, к моим услугм был библиотек Мисктоникского университет, рсположенного всего лишь в миле от усдьбы — тм я мог нйти все недостющие сведения о Томсе Хрди и топогрфии Уэссекс. Просидев з рботой до вечер, я почувствовл устлость и отпрвился в спльню дед, которя, в отличие от комнты для гостей, нходилсь н втором этже. Тк звершился первый день моего пребывния в доме Урии Гррисон.

II

Род приятно удивил меня, приехв уже н следующий день — без предврительного уведомления, см з рулем двухместного родстер. Род Прентис — это чопорное имя никк не шло столь жизнердостной и энергичной девушке. Я не слышл шум двигтеля и скрип отворяемой двери и вздрогнул от неожиднности, когд в холле рздлся знкомый голос:

— Адм! Ты здесь?

Выйдя из кбинет, где я сидел з книгми — при свете лмпы, поскольку день был псмурным и ндвиглсь гроз — я увидел ее: дождевые кпли блестели в рспущенных по плечм светлых волосх, тонкие губы были полуоткрыты, голубые глз с любопытством оглядывли обстновку дом.

Обнимя свою невесту, я почувствовл, кк по телу ее пробежл легкя дрожь.

— Неужели ты должен будешь три месяц жить в этом доме?! — вскричл он.

— Он кк будто специльно преднзнчен для нписния докторских диссертций, — улыбнулся я. — Здесь никто меня не беспокоит.

— Но меня беспокоит см дом, — скзл Род с необычной для нее мрчной серьезностью. — Здесь кк-то жутко.

— Все, что было здесь жуткого, теперь уже мертво. Я говорю о своем двоюродном деде. Когд он был жив, этот дом и впрямь кзлся мне средоточием зл.

— Он кжется тким и сейчс.

— Ты что, действительно веришь в призрков?

Он хотел скзть что-то еще, но я сменил тему рзговор.

— Ты подоспел кк рз к обеду. Едем в Аркхэм, тм неподлеку от Фрнцузского Холм есть очень приличный стромодный ресторнчик.

Он промолчл, хотя по се нхмуренным бровям я видел, что ей не терпится выскзть ккую-то мысль. З обедом ее нстроение улучшилось, и мы добрых дв чс просидели в ресторне, говоря о своей рботе и о нших плнх н будущее. По возврщении в усдьбу я предоствил Роде н ночь комнту для гостей, которя нходилсь кк рз под моей спльней, тк что он могл просто постучть в потолок, если ей, кк я вырзился, «будут слишком уж досждть всякие призрки».

Шутки шуткми, но я и впрямь почувствовл, кк после приезд моей невесты в тмосфере дом появилсь ккя-то нпряженность. Кзлось, дом освободился от спячки и теперь внимтельно следил з кждым моим шгом, словно был осведомлен о моих нмерениях продть дедовскую собственность и догдывлся об опсности, грозившей ему в этом случе, ибо новый влделец почти нверняк рспорядился бы о его сносе. Ощущение это необъяснимым обрзом звлдевло мной, усиливясь н протяжении всего вечер. Впрочем, если подумть, здесь не было ничего особо стрнного — любой дом с годми нкпливет своего род энергию, получя ее от людей, которые поколение з поколением живут и умирют в его стенх. Соответственно, чем стрше дом, тем сильнее проявляется его энергетическое поле. Именно обилие стринных здний придст Аркхэму его неповторимую тмосферу, и дело здесь не только в рхитектуре город, но и в людях, чьи дел, помыслы и судьбы нложили незримый отпечток н дом и вещи, окружвшие их при жизни.

В этот момент мои мысли приняли иной оборот — что, если тревожившие меня ощущения были вызвны не просто импульсивной рекцией Роды н мрчную обстновку дом, смим фктом ее появления здесь, ускорившим рзвитие событий, которые при иных обстоятельствх подготвливлись бы исподволь, медленно и незметно?..

Было уже довольно поздно, когд мы рзошлись по своим комнтм. Я уснул почти срзу, блго дом нходился в стороне от проезжей дороги; кроме того, нсколько я успел зметить, здесь никогд не было шорохов и скрипов, обычных для большинств стрых домов. Зсыпя, я слышл, кк Род внизу беспокойно ходит по комнте — он еще не ложилсь.

Длеко з полночь я внезпно открыл глз.

Несколько секунд я лежл неподвижно, силясь понять, что послужило причиной моего пробуждения. Звуки собственного дыхния? Чье-то постороннее присутствие? Или то и другое вместе?

Я вытянул руку и тотчс нткнулся — ошибки быть не могло — н обнженную женскую грудью. Одновременно я почувствовл рядом с собой жркое прерывистое дыхние — еще миг, и кровть опустел, и я скорее угдл, чем услышл, кк кто-то открыл дверь и вышел прочь из моей спльни.

Окончтельно проснувшись, я сбросил легкую простыню — ночь был душной и влжной, и я спл без одеял, — выбрлся из постели, слегк трясущимися рукми зжег лмпу и долго в одних трусх стоял посреди комнты, не зня, что предпринять дльше.

Признться, я сперв подумл было о Роде, что лишь докзывет степень моей рстерянности, поскольку подобный поступок был совсем не в ее духе — пожелй он провести ночь в моей постели, он бы прямо тк и скзл; это случлось между нми уже не рз. И потом, женскя грудь, которую я нщупл рукой, был не упругой и восхитительно округлой, кк у моей невесты, строй и вялой, с большими дряблыми соскми. Прикосновение к ней не вызвло у меня никких чувств, кроме ужс и отврщения.

Взяв лмпу, я вышел из комнты, нмеревясь обыскть дом. В тот момент, когд я достиг центрльного холл, где-то высоко вверху и — кк мне покзлось — вне дом рздлся истошный женский вопль, в котором явственно слышлись боль и стрх. Звук этот, медленно угся, проплыл нд домом и вскоре окончтельно рстял в вышине. Все это продолжлось не более тридцти секунд, в течение которых я стоял совершенно неподвижно, зтем, рзвернувшись, медленно отступил в свою спльню.

Прошло еще около чс, прежде чем я вновь здремл, когд н рссвете проснулся, воспоминния о ночных событиях перемешлись в моей голове с обрывкми сновидений, тк что я уже готов был усомниться в их рельности.

Однко, появившись н кухне, где Род был знят приготовлением звтрк; я по выржению ее лиц срзу догдлся, что здесь не все лдно.

— Этой ночью в доме был посторонняя женщин! — скзл он, дже не ответив н мое приветствие.

— Знчит, это мне не приснилось! — вскричл я.

— Кто он ткя? — Род смотрел н меня в упор.

— Понятия не имею.

— Что з причуд — зтевть уборку в доме среди ночи, — продолжил он. — Эт женщин…

— Тк ты ее видел?

— Видел, рзумеется. А что, тебя это удивляет?

— И кк он выглядел?

— Он покзлсь мне довольно молодой, но только снчл — потом у мсня возникло впечтление, будто я вижу перед собой древнюю струху. Ее лицо было лишсно всякого выржения — словно окменело, и только глз кзлись живыми.

— А он тебя зметил?

— Вряд ли. По крйней мере, я в этом не уверен.

— Все точно! — воскликнул я. — Это был экономк моего двоюродного дед! Когд я сюд приехл, в доме был чистот, ни одной пылинки. Д и сейчс — посмотри вокруг. Стрик не отменил своих прежних рспоряжений, и он продолжет приходить сюд кждую ночь. Однжды в детстве я ее уже видел…

— Чушь ккя-то! Урия Гррисон умер в мрте — больше трех месяцев нзд. Смый последний дурк двно бы уже сообрзил, что рз хозяин нет в живых, приходить сюд незчем. В конце концов, кто ей плтит?

И действительно — кто? Я ничего не мог н это ответить.

Рзумеется, я не стл рспрострняться обо всех подробностях ночных событий. Я только зверил Роду, что ни рзу не видел этой женщины со времени той первой и единственной встречи, когд еще млолетним ребенком зстл ее з ночной уборкой.

— Я хорошо зпомнил ту же смую особенность, о которой говорил ты — стрнную невырзительность ее лиц.

— Адм, это было более двдцти лет нзд, — скзл Род. — Вряд ли мы с тобой видели одну и ту же женщину.

— Почему бы нет? Во всяком случе, я не исключю ткой возможности. Кк бы то ни было, у нсе имеются ключи от дом. А мистер Сэлтонстолл уверял меня в обртном.

— Сейчс это не тк уж вжно. Мне хотелось бы знть другое… Впрочем, ты приехл сюд лишь нкнуне и просто не успел бы ннять прислугу.

— Я и не пытлся.

— В это я верю. Ты не пошевелишь и пльцем, чтобы убрть пыль, дже если, будешь сидеть в ней по смые уши. — Он пожл плечми. — Обязтельно выясни, кто эт женщин, и зпрети ей здесь появляться. Вовсе незчем двть людям лишний повод для сплетен.

Покончив с этой темой, мы нконец приступили к звтрку, после которого Род должн был отпрвляться в обртный путь.

З едой мы почти не рзговривли, Род кзлсь чем-то озбоченной и отвечл н мои вопросы лишь односложными репликми, потом ни с того ни с сего воскликнул:

— О, Адм! Рзве ты не чувствуешь это?

— Чувствую что?

— Что этот дом хочет тобой звлдеть. Не ты им, он тобой — я это чувствую. Он тебя кк будто подстерегет.

После минутного змештельств, я нчл с смым серьезным видом втолковывть ей, что дом этот является неодушевленным объектом и кроме меня

— д еще, быть может, кких-нибудь мышей — здесь нет ни одного живого существ, смо по себе здние не может хотеть или не хотеть чего бы то ни было.

Кк ни стрнно, ее мои слов не убедили, и когд чс спустя он собрлсь уезжть, я вдруг услышл ее умоляющий голос.

— Адм, поехли вместе — прямо сейчс.

— Ты хочешь, чтобы я лишил нс обоих целого состояния рди одной твоей прихоти?

— Это вовсе не прихоть, Адм. Будь осторожен.

Н том мы и рсстлись. Род обещл зехть ко мне еще через некоторое время и попросил писть ей чще и подробней обо всем, что здесь будет происходить.

III

События этой ночи пробудили во мне воспоминния длекого детств — я вновь живо предствил себе зловещий и мрчный облик Урии Гррисон и припомнил свои детские фнтзии и стрхи, связнные с нглухо зкрытой мнсрдой, куд не смел входить никто из ншей семьи з исключением двоюродного дед. И вот я решил, что нстл пор проникнуть в мнсрду и рзобрться, нконец, со всеми дедовскими секретми.

Вчершняя дождливя погод сменилсь ярким солнцем, которое, врывясь в рскрытые окн, придвло внутреннему убрнству дом оттенок спокойной и блгородной стрины, не имевшей ничего общего с теми зловещими обрзми, что прежде рисовло мне вообржение. Этот день был кк будто специльно создн для того, чтобы рз и нвсегд покончить с темными згдкми прошлого. Не долго думя, я взял связку ключей, переднную мне мистером Сэлтонстоллом, и отпрвился нверх, прихвтив с собой керосиновую лмпу, поскольку в лишенной окон мнсрде не было никкого естественного освещения.

Что ксется ключей, то они не пондобились. Мнсрд был не зперт.

«И пуст», — подумл я, перешгнув порог и оглядывясь по сторонм. Впрочем, не совсем пуст. Посреди комнты стоял один-единственный стул, н котором лежли предметы женской одежды и резиновя мск — из числ тех, что отливют по форме человеческого лиц. Поствив лмпу н пол, я приблизился, чтобы внимтельно рссмотреть эти вещи.

Вот что я обнружил: простое домшнее плтье из хлопчтобумжной ткни очень стромодного фсон и рсцветки с преоблднием серых и темных тонов, передник, пру резиновых перчток, чулки с подвязкми, комнтные туфли и, нконец, мску. Последняя окзлсь вполне обычным изделием подобного род, если не считть прикрепленного к ней прик — необычным был лишь см фкт нхождения ее среди этих вещей. Одежд скорее всего приндлежл экономке Урии Гррисон — вероятно, он пользовлсь этой комнтой для переодевния. С другой стороны, если это деллось с ведом стрик, мне было непонятно, почему он позволял уборщице тк зпросто входить в мнсрду, являвшуюся зпретной зоной дже для его близких родственников.

С мской тоже было не все ясно. Вряд ли он звлялсь здесь по чистой случйности; н ощупь резин был не зтвердевшей, мягкой и гибкой — стло быть, ею пользовлись еще срвнительно недвно. Потрогв рукою пол, я убедился, что мнсрд, кк и весь дом в целом, содержлсь в безукоризненной чистоте.

Зкончив осмотр одежды, я поднял лмпу повыше и только сейчс зметил рядом со своей тенью другую, огромную тень, зхвтыввшую всю высоту стены и чсть скошенного потолк мнсрды — темное рсплывчтое пятно, кк будто выжженное н дереве языкми плмени. Приглядевшись, я обнружил в ее очертниях сходство с человеческой фигурой, точнее — с уродливо искженной человеческой фигурой, поскольку н месте головы у нее было ккое-то непропорционльно мленькое бесформенное пятно.

Когд я попытлся подойти к стене поближе, контуры тени рсплылись и почти исчезли. Нсколько я мог судить, дерево в этом месте и впрямь было оплено чем-то похожим н струю плмени. Отступив н несколько шгов, я прикинул угол пдения тени и, сделв нехитрый рсчет, пришел к выводу, что источник плмени должен был нходиться где-то н уровне пол.

Повернувшись кругом, я тщтельно исследовл противоположную сторону комнты и обнружил в искомой точке, прямо нпротив тени, небольшое отверстие в том месте, где пол мнсрды сходился с крышей — в этой чсти дом между полом и сктом крыши не было промежуточной перегородки. Отверстие по рзмерм не превосходило обычную мышиную норку, д оно и не могло быть ничем иным; куд больше меня зинтересовли нчертнные н полу крсным мелом или мсляной крской стрнные геометрические фигуры, рсположенные тким обрзом, что мышиня нор окзывлсь кк бы притягивющим их центром. Я вспомнил о черной мгии, к которой, по слухм, был нервнодушен мой покойный родственник, однко в этих рисункх не было ничего похожего н пентгрммы, тетрэдры и круги, связнные в моем предствлении с рзличными колдовскими действиями — скорее ноборот.

Я поднес лмпу поближе и увидел лишь беспорядочное переплетение линий, которые — стоило мне отойти н несколько шгов нзд, к смому центру мнсрды — вновь сложились в рисунок, рсположенный кк будто в иной прострнственной плоскости. Когд был сделн рисунок — тридцть, может, и его лет нзд — определить я не смог, хотя его двнее происхождение было вполне очевидным.

По мере того, кк я обследовл снчл огромную тень, после — згдочные линии н полу перед мышиной норой, я чувствовл постепенно нрствшее нпряжение, которое, кзлось, исходило отовсюду; у меня возникло впечтление, будто мнсрд — кк ни стрнно это звучит — ЗАТАИЛА ДЫХАНИЕ, нблюдя з моими действиями. Огонек фитиля здрожл и нчл коптить, темнот вокруг зметно сгустилсь. Н ккой-то миг я ощутил себя кк бы висящим в бездонном прострнстве космос, тогд кк Земля, врщясь в обртную сторону, исчезл где-то длеко внизу — но этот момент прошел, нормльное врщение Земли восстновилось, комнт вновь был освещен, фитиль горел ярко и ровно.

Мое отступление из мнсрды сильно смхивло н бегство; в пмяти вновь ожили фнтстические чудовищ из моих детских кошмров — кзлось, будто они преследуют меня по пятм. Очутившись н лестнице, я отер со лб и висков кпли холодного пот, погсил лмпу, и, понемногу приходя в себя, нчл спускться вниз. Н сей рз тревожные предчувствия моей невесты уже не предствлялись мне лишенными всякого повод. Тем не менее, я не собирлся откзывться от дедовского нследств и потому должен был провести в стром доме все три долгих летних месяц, кких бы тревог и волнений мне это не стоило.

Я не бсз основний горжусь своим методическим склдом ум. Иногд в шутку Род нзывет меня «мленьким педнтом» — имея в виду, рзумеется, мое пристрстие к бсолютно точному и достоверному изложению фктов, ксющихся книг, пистелей и вообще всех обстоятельств литертурной жизни. Если уж я з что-то берусь, то не успокивюсь, пок не довожу дело до конц. И вот теперь передо мной стоял здч — нйти рзумное объяснение ночному происшествию и тому, что мне довелось увидеть и пережить в мнсрде. Неужели я в обоих случях окзлся жертвой гллюцинций?

Прежде всего следовло рзобрться с экономкой.

Телефонный рзговор с мистером Сэлтонстоллом не внес в это дело ясности. Он лишь еще рз подтвердил то, что скзл мне нкнуне — он ни рзу не слышл, чтобы Урия Гррисон ннимл кого-нибудь для уход з домом, и ничего не знл о нличии второго ключ.

— Впрочем, вм, мистер Дункн, должно быть известно, — скзл он нпоследок, — что вш двоюродный дед был очень скрытным и необщительным человеком. Если он не хотел, чтобы люди знли о кких-то его делх, то — можете не сомневться — именно тк оно и случлось. Хотя, почему бы вм не поспршивть у соседей? Я-то бывл в доме лишь пру рз, они год з годом торчт поблизости. Соседи, знете ли, нрод любопытный — от них мло что может укрыться.

Поблгодрив его з совет, я попрощлся и повесил трубку.

С соседями все обстояло не тк уж просто. К ним нужно было нйти особый подход. Я уже отмечл, что усдьб Гррисон стоял кк бы н отшибе; ближйший дом нходился в сотне метров отсюд и первое время кзлся мне вообще необитемым. Однко н сей рз, выглянув из окн, я зметил н его крыльце человек, который грелся н солнышке, сидя в кресле-кчлке.

Тк и не придумв никкого подходящего повод для знкомств, я решил вести рзговор нпрямик. Выйдя из дом, я быстрым шгом пересек лужйку, рзделявшую две усдьбы. Человек в кчлке окзлся глубоким стрцем.

— Доброе утро, сэр, — приветствовл я его. — Не могли бы вы помочь мне в одном вопросе?

— А кто вы, собственно, ткой? — прозвучло в ответ.

Я предствился, объяснив, что являюсь нследником мистер Гррисон. Мой собеседник тотчс оживился.

— Дункн, говорите? Стрик ни рзу вс не поминл. Д и, скзть по првде, беседовл-то я с ним всего рз десять з эти годы. Чем могу быть полезен?

— Я бы хотел нйти женщину, которя при нем знимлсь уборкой в доме.

Он быстро взглянул н меня из-под прищуренных век.

— Молодой человек, я и см был бы не прочь взглянуть н нее поближе — из чистого любопытств. Он не появляется нигде, кроме дом вшего дед.

— Вы видели, когд он приходит?

— Нет. Видел ее только в окнх, по ночм.

— А когд он покидет дом?

— Не зню. Я не видел ее ни входящей, ни выходящей. Вообще не видел ее при свете дня. Может, он живет где-то внутри — откуд мне знть?

Его слов меня порядком оздчили. Сперв я подумл было, что стрик нмеренно вводит меня в зблуждение, но вскоре отбросил эту мысль, убедившись в его искренности.

— Это еще не все, Дункн. Вы уже видели голубые огни?

— Нет.

— А слышли что-нибудь стрнное?

Я змешклся с ответом.

— Знчит, слышли, — ухмыльнулся стрик. — Ну-ну, стрый Гррисон любил знимться эткими вещми. Не удивлюсь, если он и сейчс знимется ими.

— Мой двоюродный дед скончлся еще в мрте, — нпомнил я.

— А чем вы мне это докжете? — спросил он. — Нет, конечно, я видел, кк из дом вытщили гроб и отнесли его н клдбище — но это все, что мне известно. Я не зню, кто или что нходилось в гробу.

Стрик продолжл рзглгольствовть в том же духе, но, кроме своих догдок и подозрений, не смог сообщить ничего конкретного. Многое из скзнного я уже слышл рньше — о нелюдимости моего дед, о его знятиях «дьявольскими штучкми», и о том, что мертвый Урия Гррисон горздо лучше живого — «если только он и впрвду мертв». Стрик нзвл усдьбу дед «дурным местом» и в зключение признл, что, если ее хозяин оствляли в покое, тот не причинял никкого вред соседям. А беспокоить его опслись с тех пор, кк стря миссис Бртон однжды вздумл пойти к нему в дом и выбрнить его з то, что он тйком от людей держит у себя ккую-то женщину. Н следующее утро миссис Бртон был нйден мертвой в своей спльне — «рзрыв сердц от испуг», кк объяснил ее смерть мой собеседник.

Н примере этого рзговор я убедился, что обрщться з информцией к соседям не имело смысл. Оствлся еще один источник — личня библиотек моего покойного дед, где я обнружил весьм солидную подборку книг, древних и современных, тк или инче связнных с черной мгией и колдовством. Тм были стринные издния Олус Великого, Евнпия, де Рохс, ткже «Malleus Maleficarum» и множество иных сочинений, нзвния которых мне ровным счетом ничего не говорили — «De Natura Daemonum» Анния, «Quaestio de Lamiis» де Виньят, «Fuga Satanae» Стмп и многие другие.

О том, что мой дед внимтельно прочел все эти книги, свидетельствовли бесчисленные пометки и змечния, сделнные его рукой н полях. Я с трудом рзбирл стринный шрифт, но глвное было ясно — Урия Гррисон интересовлся не просто демонологией и колдовством в их рспрострненном понимнии, но в первую очередь всем, что было связно с суккубми, ткже с переходом некой «сущности» из одного состояния в другое — перевоплощениями, двойникми и тому подобными вещми. Немло пометок было сделно нпротив мгических формул и зклинний, имевших своей целью причинение смерти кому-либо в отместку з ннесенную обиду.

Перелистывя стрницу з стрницей, я постепенно перестл обрщть внимние н см текст, сосредоточившись н змечниях и сноскх, в которых из книги в книгу повторялсь одн и т же тем — о «сущности», «душе» или «жизненной силе», кк по рзному именовлось это понятие, о возможности обретения новой телесной оболочки путем изгнния оттуд прежней «души» и вселения н ее место иной, чужеродной «сущности». Нельзя скзть, чтобы я был очень удивлен, рзбиря дедовские кркули — в конце концов, мло ли ккой еще вздор может прийти в голову престрелому одинокому человеку, нходящемуся н смом пороге смерти.

Я все еще возился с книгми, когд рздлся телефонный звонок. Это был Род, и звонил он из Бостон.

— Бостон! — я был в недоумении. — Не очень-то длеко ты успел отъехть к этому времени.

— Я здержлсь здесь, чтобы посмотреть в библиотечных рхивх некоторые редкие книги. Это ксется твоего покойного родственник.

— А книги, нверное, о колдовстве, — догдлся я.

— Д. Адм, я думю, тебе лучше будет уехть из этого дом.

— И ни з что ни по что откзться от целого состояния? Блгодрю покорно.

— Не будь тким упрямым. Я тут провел небольшое исследовние и кое-что выяснил. Только не перебивй, послушй меня серьезно. Твой дед неспрост выдвинул ткое условие — ты был нужен ему для ккой-то вполне определенной цели. Добр из этого не выйдет, вот увидишь. Кк ты тм вообще?

— Я в полном порядке.

— Ничего ТАКОГО не случлось? Ты понимешь, о чем я говорю.

Я в подробностях описл все события этого дня. Он слушл меня молч, когд я зкончил, снов взялсь з свое.

— Ты должен немедленно уехть оттуд, Адм.

По мере того, кк он говорил, во мне нрстло рздржение. С ккой стти он взял н себя прво рспоряжться моими поступкми? Он всерьез уверен, будто лучше меня смого знет, что идет мне во блго, что во вред. Нет, это уж слишком!

— Я остюсь здесь, — скзл я твердо.

— Но, Адм, эт тень в мнсрде — ты рзве не понял? Оттуд, из отверстия, появляется что-то неведомое и ужсное. Именно его тень выжжен н стене.

Я не выдержл и рссмеялся:

— Я всегд говорил, что женщины — создния нерционльные.

— Адм, то, что бродит ночью по дому — это не человек. Я боюсь.

— Приезжй ко мне, — скзл я, — и не бойся. Я буду тебя зщищть.

Он повесил трубку.

IV

Следующя ночь окзлсь богтой н то, что я с недвних пор решил считть гллюцинциями. Все нчлось со звук шгов н лестнице вскоре после того, кк я лег в постель. Несколько секунд я прислушивлся, зтем, вств, осторожно прокрлся к двери и, слегк приоткрыв ее, выглянул нружу.

Женщин только что миновл мою дверь, нпрвляясь н первый этж. Я бросился нзд к своему чемодну, вытщил из него хлт — которым до сей поры еще не имел случя воспользовться — и поспешил вниз, ндеясь зстть ее з рботой.

Я стрлся двигться кк можно тише, нщупывя ногми ступени. Лмпу я не взял, но лунный свет, проникя в окн, отчсти рссеивл мрк и позволял мне ориентировться. Н полпути вниз я нчл испытывть уже знкомое мне ощущение — кк будто з мной следили.

Я обернулся.

В темной пропсти позди и чуть выше меня неподвижно висел призрк Урии Гррисон — зросшее бородой лицо, горящие глз, копн густых волос, высокие, туго обтянутые кожей скулы — ошибиться было невозможно. С минуту мы молч смотрели друг н друг, зтем видение исчезло, сжлось, кк проколотый булвкой воздушный шрик; остлсь лишь тонкя лент из ккого-то темного веществ, которя, змееподобно извивясь, поплыл вниз по лестнице и рстял без след в нескольких метрх от того мест, где я стоял.

Выйдя из оцепенения, я попытлся рссуждть здрво и в конечном счете пришел к выводу, что в днной гллюцинции не было ничего неожиднного, поскольку в течение целого дня мои мысли тк или инче врщлись вокруг двоюродного дед и его колдовских знятий Стрнно только, что призрк явился мне няву — или это все же был сон? Я долго сообржл, кк и зчем я очутился н лестнице, и уже нпрвился было обртно в спльню, когд, нконец, вспомнил о ночной женщине. Я должен был ее выследить. Собрвшись с духом, я зшгл по ступеням вниз.

Н кухне горел свет — лмп был зжжен, но светил тускло и кк-то неровно. Я подкрлся к двери и зглянул, внутрь.

Женщин был здесь и, кк всегд, знимлсь уборкой. Нстл момент зговорить с ней и потребовть объяснений.

Я уже открыл было рот, но что-то меня здержло. Эт женщин вызывл во мне инстинктивное отврщение. Я вдруг вспомнил прежнюю экономку, с которой однжды встречлся в детстве, и, приглядевшись, узнл в нынешней ту же смую женщину. Ее неподвижное, лишенное выржения лицо нисколько не изменилось з двдцть прошедших лет, движения были столь же рзмеренны и однообрзны — и дже плтье ее покзлось мне тем же смым! Я уже не сомневлся в том, что именно он прошлой ночью был у меня в постели.

С трудом преодолевя отврщение, я шгнул через порог, с моих губ уже готов был сорвться сердитый окрик.

Но я не издл ни звук. Он медленно повернул голову, и н несколько мгновений нши взгляды скрестились — я увидел стршную огненную бездну, глз, не имевшие ничего общего с человеческими. Это было что-то непередвемое — голод и похоть, ненсытня, всепоглощющя злоб пылли в ее взоре. В остльном эт встреч точь-в-точь повторял ту, что зпомнилсь мне с детских лет — женщин стоял совершенно неподвижно, лицо ее, з исключением глз, не выржло ни млейших эмоций. Не в силх более выдержть этот взгляд, я попятился з порог, в спсительную темноту холл.

Одним духом взбежв вверх по лестнице, я зкрыл з собой дверь комнты и змер, прислонясь к ней спиной. По лицу моему струился пот, мысли были в ужсном смятении — д, конечно, это существо не могло быть обыкновенной женщиной; между ней и покойным дедом существовл ккя-то особя связь, в силу которой он до сих пор кждую ночь приходит в дом и мехнически выполняет свою рботу. Но вот откуд приходит — это оствлось згдкой.

Я все еще стоял з дверью, когд н лестнице вновь рздлись шги. Сперв я подумл, что он опять — кк в прошлую ночь — нпрвляется ко мне в спльню, и весь похолодел от ужс. Но шги миновли второй этж и нчли поднимться по лестнице, ведущей в мнсрду.

По мере ее удления ко мне возврщлсь быля решимость, и, в конце концов, я отворил дверь и выглянул нружу.

Повсюду был темнот. Но нет — нверху, тм, где зкнчивлся лестничный пролет, из-под двери мнсрды пробивлось голубовтое свечение. Я медленно двинулся вверх, с кждым моим шгом свечение кк будто ослбевло.

Дойдя до двери мнсрды, я прижлся к ней ухом. Ни звук. Я рывком рспхнул дверь.

Женщины в комнте не было. И только у смого пол, в том месте, где он смыклся с крышей, рзливлось пятно голубого свет, который, словно вод из рковины, стремительно вытекл нружу через мышиную нору! В то же время окружвшие ее кбблистические рисунки светились сми по себе, и свет их ткже медленно угсл.

Я зжег спичку и огляделся. Женское плтье, кк и в прошлый рз, лежло н стуле. Здесь же был и мск.

Подойдя к стулу, я дотронулся рукой до мски.

Он был еще теплой.

Спичк догорел и обожгл мои пльцы.

Теперь меня обступл сплошня стен мрк. Но с той стороны, где был рсположен мышиня нор, исходило необъяснимое притяжение, столь сильное, что я невольно опустился н колени и едв не устремился вслед з исчезнувшим голубым сиянием. Вновь Земля подо мной перестл врщться, время остновилось, и дикий, безумный стрх окончтельно прлизовл мою волю.

Я змер, не в силх двинуться с мест.

И тогд из глубины мышиной норы в комнту снов хлынул поток яркого голубого свет. С его появлением я врз освободился от сковыввших меня незримых пут и, кк был, н крчкх, бросился прочь из мнсрды. В дверях я обернулся, ожидя увидеть преследующее меня по пятм сверхъестественное чудовище.

Но позди меня был лишь темнот — неподвижня, непроницемя темнот.

Добрвшись до своей комнты, я упл н кровть и уствился в прострнство перед собой, ожидя дльнейших событий. Я понимл, что Род был прв — мне следовло уехть — но одновременно что-то во мне сопротивлялось отъезду; это был уже не просто боязнь лишиться нследств, нечто иное, ккя-то жуткя связь, возникшя между мной и этим домом.

Ожидние зтянулось, никкие посторонние звуки нс нрушли тишины, если не считть шум ветр з стенми дом и хриплого плч совы где-то в рйоне строго клдбищ.

В конце концов, я здремл и увидел во сне, кк голубое сияние зполняет мнсрду, течет вниз по ступеням лестницы, проникет в мою спльню, из мышиной норы нверху одн з другой вырстют фигуры женщины-экономки — то одетой и с мской н лице, то в виде безобрзной струхи или же полностью обнженной, ослепительно крсивой девушки — и вслед з ней мой двоюродный дед Урия Гррисон, зполняющий собою весь дом, мою комнту и, нконец, меня смого. Я проснулся в холодном поту уже н исходе ночи — небо з окнми нчинло светлеть.

А рзбудил меня громкий стук в прдную дверь дом. Я чувствовл себя совершенно обессиленным и не без труд спустился вниз.

Н крыльце перед дверью стоял Род.

— Что случилось, Адм?! — вскричл он. — Ты выглядишь ужсно.

— Убирйся, — скзл я ей. — Ты нм не нужн.

В первый момент я см удивился своим словм, но я и впрвду был возмущен ее несвоевременным появлением — можно было подумть, я не смогу обойтись без ее дурцких нзидний.

— Стло быть, я опоздл, — вздохнул он.

— Убирйся, — повторил я. — Оствь нс в покое.

Он оттолкнул меня и вошл в дом. Я последовл з ней. Он срзу нпрвилсь в кбинет и вскоре вышл оттуд с моими дневникми и рукописью диссертции о Томсе Хрди.

— Тебе это уже не пондобится? — спросил он.

— Збирй, — скзл я. — Збирй это все.

Он пошл к двери.

— До свидния, Адм.

— До свидния, Род.

К моему удивлению, он и впрямь безропотно удлилсь. Не скжу, что я вовсе не был этим встревожен, но где-то в глубине души я испытл удовлетворение — ткой оборот дел меня устривл.

V

Большую чсть дня я провел в полном бездействии, с нетерпением ожидя приход ночи. Сейчс я зтрудняюсь описть тогдшнее мое состояние. Стрх не было и в помине, оствлось лишь любопытство и стрстное желние новой встречи.

День тянулся бесконечно. Чсть его я проспл; есть совсем не хотелось

— у меня рзыгрлся ппетит иного род, но это обстоятельство меня нисколько не тревожило.

Нконец, нступил ночь. Я зрнее предвкушл грядущие события и, не в силх усидеть н месте, долго рсхживл по первому этжу, то и дело брося взгляд н лестницу, ведущую нверх, пок не сообрзил, что мне следует нходиться в комнте моего дед и тм ждть появления ночных гостей.

Время шло, чсы в холле пробили девять, потом десять, одинндцть. Я сидел и ждл — вот-вот н лестнице послыштся шги, шги женщины, которую, кк я знл, зовут Лилит; но прежде возникло голубое сияние, оно просочилось в щель под дверью и зполнило собой всю комнту, кк это уже бывло во сне.

Только н сей рз я не спл, чувств мои были обострены до предел.

Голубой свет, стновясь все ярче, слепил глз, и я едв рзличл фигуру обнженной женщины, появившуюся в центре комнты. Рядом с ней обознчились хорошо знкомые черты моего двоюродного дед темня змееподобня лент, плвно изгибясь, потянулсь от него к моей постели…

Но тут, к моему ужсу и отчянию, ход событий был грубейшим обрзом прервн. Я почувствовл зпх дым, зтем хрктерный треск горящего дерев.

С улицы донесся голос Роды.

— Адм! Адм! — кричл он.

Видение нчло н глзх рспдться. Последнее, что я успел зметить, было выржение дикой ярости н призрчном лице Урии Гррисон; его спутниц из очровтельной девушки в один миг превртилсь в кипящую от бешенств струю кргу. Но мне теперь уже было не до них. Бросившись к окну, я рспхнул его нстежь и что было силы звопил:

— Род!

Моя тревог окзлсь нпрсной — он позботилсь обо всем. К подоконнику был приствлен сдовя лестниц.

Стрый дом сгорел дотл вместе со всем содержимым. Пожр, однко, не внес изменений в порядок нследовния. Мистер Сэлтонстолл подвел под это дело юридическую бзу, пояснив, что я испрвно выполнял последнюю волю моего дед вплоть до момент, когд не звисящие от меня стихийные обстоятельств сделли дльнейшее ее выполнение невозможным. Итк, я унследовл земельный учсток, тут же выгодно сбыл его с рук, и вскоре мы с Родой поженились, несмотря н все вполне очевидные недосттки ее хрктер.

— Я см подожгл дом, — скзл он мне после. Окзывется, в тот день, прихвтив мои зписи, он отпрвилсь в библиотеку Мисктоникского университет, знменитого своей коллекцией редких стринных книг. Просмотрев те из них, которые имели отношение к колдовству и демонологии, он зключил, что призрк, нселяющий дом, являлся духом Урии Гррисон. По ее словм, тот смый пункт был внесен в звещние единственно для того, чтобы ккое-то время держть меня в пределх досягемости потусторонних сил, поскольку стрый Гррисон нмеревлся — ни много, ни мло — звлдеть моим телом, изгнв из него мою «сущность» и зменив ее своею собственной. Женщин эт якобы был суккубом, возможно, его повелительницей, мышиня нор являлсь выходом в другое измерение.

Вот уж воистину — доверьте дело женщине, и он вмиг состряпет вм ромнтическую историю дже из ткого, кзлось бы, совсем не подходящего мтерил. Суккуб — это же ндо придумть!

Временми ее рссуждения нчинют действовть мне н нервы. А иногд я и впрямь сомневюсь — кого я, в конце концов, ткой: Адм Дункн или Урия Гррисон? С Родой н эту тему лучше не зговривть. Один рз я попробовл, и вот что он мне ответил:

— Знешь, Адм, тебе этот опыт в чем-то дже пошел н пользу.

Нет, что тм не говорите, женщины — создния нерционльные. Род упрямо не желет откзывться от этих нелепых суеверий. К сожлению, я не могу предложить ей более рзумную, нучно обосновнную версию происшедшего. Я все ищу и не нхожу ответ н те вопросы, что порой здю см себе, сидя в одиночестве и вспоминя стрнные события, учстником — или жертвой? — которых мне однжды случилось стть.