/ Language: Русский / Genre:child_tale / Series: Страна Городов

Город фей

Георгий Почепцов


Георгий Георгиевич Почепцов

Город фей

Это сказка в первую очередь для девочек,

поэтому в ней полным-полно фей

Жила-была фея. Было у нее всё, как и у других фей. Волшебный плащ, расшитый звездами, который позволял ей превращаться во что она захочет. И волшебная палочка, которая помогала ей превращать других во все, что пожелает она сама: зайцев в кроликов и кроликов в зайцев, майских жуков в бабочек, шишки в гребешки и гребешки в шишки.

И как у каждой феи, у нашей феи была своя тайна. Вы, наверное, знаете, а если забыли, то я вам напомню, что каждая фея бережет всегда одну-единственную тайну. Так заведено исстари, поэтому феи и живут очень долго, так как никому не могут передоверить свою тайну. И пока тайна находится с феей, все в мире спокойно, все идет как надо. Но и тайны бывают разные. Есть тайны страшные, и под их грузом фея превращается в ведьму, запросто может стать самой ужасной бабой-ягой. Но таких тайн в нашем мире немного. Мир у нас добрый, значит, и тайны у нас добрые. И от них феи расцветают еще краше, становятся еще воздушнее.

Зачем я об этом говорю? Вы наверняка учили об этом в школе. Это учат, кажется, в третьем классе, где в учебнике фееграфии говорится, помнится, на сто семнадцатой странице: «Феи почти ничего не весят. Они могут спокойно взлететь от одного дуновения ветерка. Поэтому, чихая, все люди должны прикрывать рот и нос платком или рукой. Одно ваше неосторожное движение — и фея умчится к потолку».

Страшные тайны, к сожалению, пригибают фею к земле, и в таком случае ей приходится летать на помеле или в ступе, называясь бабой-ягой, так как без дополнительной помощи ей уже тяжело оторваться от земли.

Ах, если бы вы знали, как феи любят летать! Кататься на облаках. Обгонять птиц. И ловить друг дружку. Тогда сверху льется звонкий смех, а тут, на земле, куда падает этот смех, вырастают цветы, поэтому без смеха фей ни о каких прекрасных цветах не может быть и речи. Радостный смех рождает маки, звонкий — колокольчики…

Ах, феи, феи, как бы мне хотелось, чтобы вы все время продолжали смеяться, усыпая всю землю цветами. Но наша сказка должна начаться не очень весело. Я изо всех сил отодвигал это начало. Никак не хотел, чтобы начиналась первая глава. Но дальше тянуть я не имею права. Итак, наша сказка начинается. И, конечно, с главы первой.

Глава первая

ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ФЕИ КЛАРИССЫ

Сегодня, когда фея Кларисса как обычно поливала цветы, она никак не могла избавиться от ощущения, что в ее комнате что-то не так.

Но что? Цветы цветут как обычно. Фарфоровые чашки все целы. Как известно, когда фею ожидает несчастье, ее фарфоровый сервиз обычно начинает трескаться: одна чашка за другой. А раз сейчас все целое, значит, ничего неприятного быть не может.

Фея, глянув издалека на чашки, успокоилась и улетела в форточку прямиком в небеса — заниматься фееробикой.

Наверху уже прыгали с тучки на тучку феи Эвелин и Лаура, главные любительницы фееробики. Как только их прыжки и упражнения выдерживали бедные тучки! Тучки разлетались в разные стороны, поэтому то и дело приходилось пригонять новые. Сейчас этим пастушечьим делом занята фея Бегония, поэтому мы ее сразу и не заметили.

Фея Кларисса проворно запрыгала и закувыркалась среди подруг. И тут только она внезапно поняла, что ее мучило: со стены комнаты исчезла картина. Именно ее она не заметила утром.

Ойкнув, Кларисса устремилась вниз. Влетев в форточку, она бросилась к стене. Так и есть — на месте не оказалось картины. И это было ужасно, так как тайна феи Клариссы была связана именно с этой картиной.

Кларисса уже чуть не плакала, когда вдруг в ее комнату гурьбой влетели другие феи. Конечно, тоже через форточку. Так у них заведено, чтобы поскорее выбираться на небеса. Поэтому форточку можно открывать не только изнутри, но и снаружи.

Эвелин и Лаура радостно запели, а Бегония превратилась в пианино, которое принялось им подыгрывать. Все они не обращали никакого внимания на растерянный вид Клариссы.

— День рождения! — вопили они, летая по комнате. Особенно это хорошо получалось у красного пианино, которое кувыркалось совершенно потешно, позабыв о том, что оно сейчас огромное и тяжелое.

Тут Кларисса, конечно, вспомнила, что сегодня она должна праздновать день рождения и принимать своих подруг.

Феи не могут ждать целый год, чтобы отпраздновать свой очередной день рождения. Так долго их сердечки не выдержат. Поэтому они назначают друг дружке дни рождения по очереди каждый день. И раз Эвелин, Лаура и Бегония уже отпраздновали свои, то теперь, конечно, настал черед Клариссы.

— Но у меня пропала картина! — хотела выкрикнуть Кларисса, но вовремя остановилась, вспомнив, что ее тайна связана с этой картиной и ненароком она может проговориться.

Ей пришлось через силу улыбнуться и запрыгать вслед за остальными. Но прыжки у нее получались, конечно, не такие, как надо, и улыбка ее была не такой радостной. Казалось, никто не обращал на это внимания, ведь Кларисса всегда была такой — она была феей задумчивости. Но, видно, на этот раз ничего у нее не получалось.

— Нет, я так не играю, — сказало красное пианино. — Она совсем не веселая.

Фея Бегония первой почувствовала, что Клариссе сегодня не до дня рождения.

— Тогда мы полетим к Робертине, пускай у нее сегодня будет день рождения. — И феи друг за дружкой вылетели в окно. Красное пианино, не прекращая играть, полетело вслед за ними, но никак не могло пролезть в форточку. Тогда оно быстренько превратилось в губную гармошку и, истошно гудя, понеслось вслед за подружками.

Пожалуйста, не осуждайте фей, они не могут не веселиться, ведь для этого они и созданы. Хватит с них того, что им приходится так долго хранить тайны.

А фея Кларисса печально висела в воздухе. Ни светлое солнышко, ни издалека долетающий смех подруг не радовал её. Она вздохнула. И вдруг взгляд ее упал на любимые фарфоровые чашки — почему же они не треснули, когда ее ожидала такая беда.

Фея стремительно подлетела к сервизу и, взяв чашку в руки, поднесла ее к свету. И сразу же заметила трещинку, которую кто-то искусно замазал, чтобы она не бросалась в глаза. Фея брала одну за другой все семь чашек, и все они оказались с трещинами. Значит, случилось что-то совершенно ужасное, если из-за этого треснули сразу все ее семь чашек.

А она ничего не заметила! Фея топнула ногой от злости. Но топанье в воздухе ничего не дает, поэтому фея спустилась пониже и топнула еще разик что было сил. Как ее провели! Ее — фею задумчивости! Эвелин, например, была феей улыбки, то и дело безмятежно смеялась, от чего часто попадала впросак. А фея Кларисса всегда семь раз думала, прежде чем что-либо решалась сделать, и, как оказалось, зря.

Глава вторая

ПЯТНАДЦАТЬ ВОЗДУШНЫХ ШАРОВ

Подумав и на этот раз, Кларисса решила, что пора действовать. Горем делу не поможешь. Фея попыталась взлететь. Но печаль так заполонила ее за это время, что фея Кларисса больше не могла подняться в воздух.

Фея опять вздохнула и хлопнула в ладоши. И тотчас из резной шкатулки стали один за другим вылетать разноцветные воздушные шарики, которые надувались прямо на глазах. Став большими, они переплелись друг с дружкой, и фея только с их помощью смогла вылететь в форточку.

Кларисса поднималась все выше и выше, когда до нее долетел звонкий смех Эвелины. Фея Кларисса глянула вниз и увидела, как феи кружатся над лугом, который уже весь покрылся цветами от их веселья.

— Эвелин! — тихо позвала Кларисса.

Но звонкий смех заглушал ее голос.

Кларисса вновь опечалилась. И печаль ее была так сильна, что встревоженная Эвелин, даже не слыша ничего, почувствовала горе подруги и, подняв голову, увидела в небе пятнадцать воздушных шаров. Она сразу все поняла и понеслась к подруге.

Ведь подруги нужны не только тогда, когда тебе весело, но и тогда, когда тебе плохо. Они даже нужнее именно в это время, когда не радуют тебя ни солнечные лучики, ни аромат цветов, ни даже шоколадное мороженое.

Пятнадцать воздушных шариков в небе подсказывали фее Эвелин многое. Раз Кларисса не смогла подняться сама, раз она так печальна, значит, случилось что-то ужасное. А что может быть ужасным для феи? Да почти все! Начиная с пропажи любимого гребешка. Но в таком случае фее понадобился бы всего лишь один дополнительный воздушный шарик. А раз тут их все пятнадцать…

Поднявшись к Клариссе, фея Эвелин тоже печально вздохнула. И тотчас она почувствовала, что сама начинает понемножку спускаться вниз. Видно, печаль подруги постепенно начала захватывать и ее. Поэтому, стараясь из последних сил, она подлетела поближе и обняла Клариссу за плечо.

И вдвоем они тихо поплыли вдаль от ничего не подозревавших и весело щебетавших фей.

Глава третья

ГОРОД ФЕЙ

Нельзя сказать, чтобы Город фей был неизвестен в Стране городов. Очень даже известен. Ведь феи — это феи, и всем хочется на них посмотреть. Но никто не мог похвастаться, что он бывал в этом городке.

Почему? Просто туда никто не мог найти дорогу. Конечно, иногда жители других городов могли, задрав голову, увидеть пролетающую в небесах фею почти так же, как мы видим в небе вертолет или самолет. Но фея пролетала — и на этом все знакомство кончалось. Если она при этом улыбалась, то на город могли посыпаться розы. Но куда она летела или откуда, этого не мог знать никто.

А найти Город фей, если бы кто-то и постарался, было трудно, так как сам город тоже не стоял на месте. Когда феям надоедало, например, жить у озера, они становились все на городской площади и дули на свои дома. Фея Камилла и фея Эвелин, фея Бегония и фея Робертина, фея Лаура и фея Кларисса. Фея Камилла, самая старшая среди них, тоже прилежно дула, чтобы и ее домик, покачиваясь, оторвался от земли.

Тотчас весь Город фей поднимался в воздух, а затем приземлялся где-то в горах. Потом феям надоедали горные вершины, и они сразу же отправлялись на берег моря. Потом еще дальше…

В это время надо было быть всем им вместе на городской площади. Только все вместе могли они переместить свой городок. Они решили так после того, как фея Бегония, однажды выйдя утром за лесными цветами для веночка, не смогла вернуться домой. Ни дома, ни города на месте больше не было, все улетели. И потом с охапкой засохших лесных цветов она целый месяц искала родной домик.

Ни один город не только в Стране городов, но и во всем мире не мог так часто менять свой адрес. Почтальоны даже не брали писем в этот город, сколько бы марок не было на них наклеено.

— Где мы его найдем? — разводили они руками в стороны.

Сами домики фей тоже утопали в цветах. Ведь феи любят радоваться, и цветы вырастают у них даже на крышах. Поэтому, когда Город фей проплывал среди облаков, следуя с моря в горы или с гор к озерам, то снизу он казался огромным цветком, выросшим на небесах.

* * *

Фея Кларисса, почувствовав помощь подруги, стала спускаться к своему домику. Она должна, она просто обязана показать подруге то злополучное место, где висела картина, так внезапно исчезнувшая.

Сквозь форточку они вернулись в комнату. Фея Эвелин внимательно посмотрела на стену. Потом перевела печальный взгляд на фею Клариссу. Она догадалась уже, что с этой картиной связано что-то важное. Неужели тайна?..

И в испуге она сама себе зажала рот рукой. Ведь нет ничего страшнее для феи, чем пропажа, связанная с ее тайной. Бедняжка фея, потеряв свою тайну, сразу погибает. Если удастся освободить то, что было надежно запечатано тайной, фее грозит смерть.

— Надо что-то делать! — запричитала фея Эвелин. — Мы должны начать поиски. Ведь идет время. И…

Тут она опять замолчала, чтобы не упомянуть слова «тайна». Незачем лишний раз говорить о таких вещах, это тоже может привести к беде.

Обе феи вновь подошли к стене и пристально всмотрелись в нее. Тотчас на ней возникла пропавшая картина, мерцающая и переливающаяся, но на самом деле это была не она, а только воспоминание о ней.

Феи, нахмурив брови, попытались представить, как происходила сама кража. Но это им никак не удавалось, поэтому и вор не возник перед их взором. А именно он и был нужен им сейчас. Ведь как искать пропавшую картину, если не знать, кто ее забрал?

Фея Кларисса вздохнула, и печаль ее изморозью покрыла оконное стекло, хоть на дворе и было сейчас лето.

Фея Эвелин чуть не заплакала. Она еле сдерживалась, до боли закусив свои губки.

Фея Кларисса закрыла глаза и покачала головой, как бы уже прощаясь с подругой.

И тут фея Эвелин закричала:

— Я придумала!

На радостях она стала такой легкой, что стремительно взлетела к потолку. Счастье переполняло ее до краев.

Кларисса застыла на цыпочках, не отрывая взгляда от подруги. А фея Эвелин радостно продолжала сверху:

— Камилла!

Не дав договорить ей, фея Кларисса тоже, счастливая, взлетела в воздух, все поняв без слов.

— Ура!

Обе феи закружились по комнате. Переполненные счастьем, они снова научились летать.

Их радостный танец остановил непонятный щелчок. Обе феи застыли на месте и посмотрели в сторону чашек из волшебного сервиза. Непонятный звук исходил именно оттуда. Так и есть, снова что-то случилось с чашками.

Фея Кларисса взяла чашку и с удивлением увидела, что на ней уже нет трещинки. Чашка снова стала целой. Фея Кларисса лихорадочно проверила остальные чашки, но чуда больше не произошло. И все-таки это была победа: одна чашка из семи вновь стала такой, какой была.

Выходит, они на верном пути. Волшебный сервиз никогда не ошибается.

Глава четвертая

ФЕЯ КАМИЛЛА

Вы уже знаете, что фея Камилла была самой старшей среди фей. А старшим быть всегда нелегко. Тебя просят помочь, научить, ты сама должна следить, чтобы младшие занимались делами, не ссорились, не обижали других. А легко ли за всем этим уследить, если ты сама на каких-нибудь тысячу лет старше?..

А маленькие феи могут натворить дел гораздо больше, чем самые большие дети. Вы только представьте, как можно поссориться, имея в руках волшебную палочку! Одна фея может, к примеру, наслать на другую грозу и град, вторая — мышей и крыс, третья захочет превратить свою обидчицу в черную кошку. Волшебные палочки так и сверкали бы в их руках, если бы не фея Камилла.

О, старшим быть действительно трудно… Ведь девчонки могут поссориться навсегда, а феи и есть самые настоящие девчонки. И обо всем этом надо знать и думать фее Камилле. Поэтому она знала о своих младших феях все. Все их слезы и печали были как ее собственные.

Обе феи полетели к домику феи Камиллы, уже повеселев, так как надеялись на помощь.

Они заглянули в окошко, но феи в комнате не обнаружили. Они взглянули на небо, но и там было пусто. Все феи давно разошлись по домам.

Феи Камиллы нигде не было. Они облетели все домики один за другим. Но никто не смог помочь им в поисках. Ни фея Робертина, ни фея Бегония…

Как же это может быть? Неужели и фея Камилла пропала?

Они сели на крылечке ее дома и задумались. Позавчера кто-то закрасил трещинки на чашках, вчера украл картину, а сегодня уже и фея пропала, да еще не простая, а старшая. Надо срочно собирать всех.

И тут они услышали пение. Кларисса и Эвелин полетели на голос их старшей феи. Только никак не могли понять, откуда же он доносится?

Они подлетели к форточке. Голос шел явно из комнаты, но там ведь никого не было. Они же заглядывали туда пять минут назад.

Феи влетели внутрь.

— Камилла! — тихо позвали они ее. — Где же ты?

И увидели, как в ответ на их слова из резной шкатулки выпорхнула их старшая подруга. Она там просто очень уютно устроилась, хотя для этого и пришлось уменьшиться в десять раз.

— Камилла, как мы рады, что ты дома! — закружились вокруг нее подруги.

Камилла удивленно подняла брови.

— Ты нам нужна, — защебетала Эвелин, опередив печальную Клариссу.

Камилла думала, что они шутят, и сама начала улыбаться. Но улыбка ее тут же погасла.

Эвелин продолжила возбужденно:

— Камилла, у нас, то есть не у нас, а у Клариссы, но это все равно, что у нас, пропала картина.

Кларисса вздохнула, повернув к ним голову.

— Мы должны ее найти, — продолжала Эвелин. Понимаешь, должны… Это очень-очень важно.

— Картина? — задумалась фея Камилла. — А кому она может быть нужна?

— Тсс! — поднесла пальчик к губам Эвелин и показала глазами на Клариссу.

И фея Камилла тоже все поняла, ведь она была не феей задумчивости, как Кларисса, не феей улыбки, как Эвелин, — она была феей участия, и потому испугалась: неужели с ее девочками случилось самое ужасное — у них пропал ключ к тайне. А тот, кто имеет ключ к тайне, легко может добраться и до самой тайны. А если он доберется до тайны…

Глава пятая

ЧАСЫ ФЕИНОЙ БАБУШКИ

— Камилла, — жалобно взмолилась Эвелин, наморщив лобик, — почему же ты нам не помогаешь?

Но Камилла только качала головой в ответ. Она точно так же, как и они, застыла сейчас перед голой стеной, где когда-то висела картина, и даже она, старшая фея, не могла почему-то разгадать, кто унес картину. Так стремительно, так бесшумно, так таинственно это было сделано. Не помогала даже волшебная палочка. А ведь в эту минуту действовала не одна палочка, а целых три.

Феи совсем отчаялись. В их руках волшебные палочки, которые обычно превращаются в букетик цветов и только когда нужно становятся палочками, теперь стали охапками пожелтевших листьев. Феям никак не удавалось увидеть похитителя, даже в три пары глаз. А как хотелось хоть капельку взглянуть на него, чтобы затем устремиться за ним на поиски картины.

— Я не знаю, как это понять, — удивилась фея Камилла. Эвелин и Кларисса смотрели на нее, не отрывая взгляда. Если даже старшая фея не знает…

Я должен вам тут объяснить, что феи знают все. Например, что было или что будет со мной или с кем-нибудь из вас, но то, что связано с ними самими, покрыто мраком и совершенно неизвестно им, как и нам с вами. Если бы феи все знали о своем будущем, жить бы им было неинтересно. А кому хочется неинтересно жить? Только не феям. Поэтому бедные феи, зная обо всех все, о себе не знают ровным счетом ничего.

Зато, глядя допустим на дерево, они, если захотят, могут сказать, к примеру, попадет ли в него молния, или оно простоит еще сто лет. Взяв в руки тарелку, могут почувствовать, что завтра эта тарелка станет летающей и, конечно, разобьется. И о людях могут все рассказать. Но только не о себе.

Наши феи горевали целых десять минут. Это ужасно много для фей, ведь они по-другому чувствуют время. Они горевали бы еще, если бы фея Камилла не зашелестела своим платьем прямо под потолком, — на радостях она туда взлетела. Она летала и говорила:

— Я вспомнила. Нас спасут часы моей бабушки.

«Какой такой бабушки?» — пожали плечами Эвелин и Кларисса. Но тут снова послышался странный звук: он исходил прямо от фарфорового сервиза. В этом не было никаких сомнений.

Фея Кларисса взяла еще одну чашку в руки и увидела, что она стала совсем целой. Вторая чашка без трещины! Неужели бабушкины часы помогут ее спасти?!

Все три феи бросились друг за дружкой в форточку.

В воздухе они понеслись вслед за Камиллой, словно небольшая стайка птиц.

Тут самое время рассказать вам о феиных бабушках. Тем более, что, пока феи летят, ничего страшного не произойдет. Они не столкнутся ни с облаками, ни с самолетами.

Каждая фея помнит и знает свою бабушку совсем-совсем маленькой. Ну, как твоя ладошка. Дело все в том, что феи, становясь старше, делаются не больше, а все меньше и меньше. Постепенно они уменьшаются и становятся как школьницы. Потом еще меньше — вроде детсадовских малышей. Дальше феи становятся не больше будильника. Потом вроде пчелы. Так что, глядя на фею, можно определить ее возраст, хорошенько присмотревшись к ее росту.

Вот и получается, что совсем маленькая феина бабушка может ругать свою внучку — такую же большую, как человек, — если она, конечно, этого заслуживает.

Три часа летели феи — Эвелин, Кларисса и Камилла — без отдыха, пока не приземлились возле старой соломенной шляпки, служившей феиной бабушке домиком — ведь она была уже совсем-совсем маленькой из-за старости. И могла теперь жить в своей любимой соломенной шляпке, надев которую, она когда-то гордо летала среди туч.

— Ба! — прокричал звонкий голосок феи Камиллы. — Это я!

Феина бабушка вышла из своего соломенного домика и, ступив на голубую ленту, служившую теперь ковриком, посмотрела внимательно на внучку.

Все три феи молча ей поклонились.

Феина бабушка сначала нахмурила свои брови, потом подняла их кверху, затем покачала головой.

Феины бабушки все понимают вообще без слов, свободно читая мысли, поэтому Камилла не стала ей ничего рассказывать, а только просительно глянула ей в глаза.

Кряхтя, бабушка выкатила из-под соломенной шляпки с голубой лентой круглые серебряные часы, за которыми волочилась цепочка.

— Ой, ба! — всплеснула руками фея Камилла.

Но бабушка-фея так строго на нее посмотрела, что Эвелин и Кларисса поняли раз и навсегда: феины бабушки не любят лишних слов.

Три феи вновь безмолвно поклонились бабушке и взлетели в воздух стайкой напуганных птиц. Впереди летела Камилла, сжимая в руке часы, и из ладошки ее свисала блестевшая на солнце цепочка.

Феи летели, подныривали под тучи, одна пыталась догнать другую.

— Фьюить! — говорим мы, когда хотим сказать, как быстро это произошло. На самом деле надо говорить: феить! То есть, быстро, как фея. За сотни лет мы подзабыли правильное произношение этого слова.

Глава шестая

ВРЕМЯ ВСПЯТЬ

Ровно через десять минут феи уже были дома. Дорога домой проходит всегда быстрей, чем дорога из дома. Это замечают даже люди. Тем более все убыстряется, когда речь идет о феях.

Быстро они подлетели к домику Клариссы и влетели в комнату.

Эвелин и Кларисса поочередно подносили часы к ушам, но ничего не слышали.

— Они стоят? — пожимали они плечиками.

— Стоят, — подтвердила старшая фея, — но когда я их заведу…

При этих ее словах щелкнула еще одна чашка, и фея Кларисса с радостью подумала, что вскоре весь ее сервиз снова будет целым. А если так, то есть надежда найти и картину. А значит, и спасти тайну.

Фея Камилла поднесла руку к часам, чтобы их завести, но остановилась. Она усадила младших фей и рассказала им все, что знала о часах своей бабушки.

— Вы, конечно, хотите узнать, чем нам могут помочь часы моей бабушки. Что ж, если я скажу, что они достались ей от ее бабушки, я думаю, этого будет достаточно?

И она победно оглядела своих подруг.

Феи Эвелин и Кларисса согласно закивали головами. Еще бы! Ведь когда вещь существует еще до того, как ее изобретают люди, это, несомненно, очень важная вещь. Простые вещи феины бабушки так долго хранить не будут.

— Но это еще не все, — подняла часы вверх фея Камилла. — Это часы, которые могут идти вспять!

Разом выдохнула она эти странные слова, и в комнате стало тихо.

— Как это — вспять? — закрутила головой фея Эвелин. — Часы всегда идут только вперед. На то они и часы.

— А часы моей бабушки идут вспять, на то ока и моя бабушка, — упрямо повторила фея Камилла.

— Ну и что дальше? — попыталась во всем этом разобраться фея Кларисса. — Пускай часы твоей бабушки и идут вспять. Что с этого, я что-то не пойму.

— Да-да! — заговорила Эвелин. — Они могут идти куда хотят. Хоть вперед, хоть назад, хоть бегом… Нам-то что до этого? Ведь у нас пропала картина, а не часы.

— Часы моей бабушки идут туда, куда нам надо идти, — рассердилась фея Камилла. — Они идут вспять. И вы сейчас в этом убедитесь.

Она вновь поднесла руку к часам.

— Ой, подожди, — вскочила со своего места фея Эвелин. — Ты все же нам расскажи, что это значит. Может, нам надо этого бояться?

— Сейчас время пойдет назад, — подняла руки кверху фея Камилла. — А раз так, то мы тоже вернемся назад и сможем… — Она обвела своих подруг радостным взглядом. — И сможем увидеть похитителя, — захлопала в ладоши фея Эвелин. Фея улыбки всегда радовалась любой возможности веселья. А сейчас ее так долго заставляли грустить, что она просто устала.

Фея Кларисса в это время бросилась к своему сервизу с тайной надеждой, что из-за этого веселья она не услышала одного очень важного для нее щелчка. Так и оказалось — еще одна чашка стала целой. Неужели все вернется и станет таким, как было прежде? Неужели?..

— Давай! Скорей! — запрыгала вокруг старшей феи Эвелин. — Родненькая! Ну быстрее же!

И фея Камилла с замиранием сердца начала заводить часы.

Глава седьмая

ОТЧ ОТЭ?

Не волнуйтесь, не сумев с первого раза прочитать название этой главы. Вы просто забыли, что сейчас время пошло вспять. Значит, и свои слова феи тоже произносят не обычно, а наоборот. Вместо «привет» теперь они скажут «тевирп». Поэтому, читая их разговоры, вам надо начинать слова с конца, а не с начала. Если, конечно, вы хотите их понять.

Итак, часы были заведены и затикали.

Феи Эвелин и Кларисса сжались в комочек, ожидая начала этого ужасного путешествия.

И вот оно началось.

В первую минуту все перед их глазами задрожало. Как будто начинается самое страшное землетрясение, и оно вот-вот, сейчас-сейчас разрушит до основания и домик феи Клариссы, и их самих.

Феи насмерть перепугались, не понимая еще, что это столкнулись два времени — то, которое привычно шло вперед, и тот маленький кусочек нашего мира в их комнате, где время потихоньку шагнуло обратно. Он, конечно, был маленьким, не больше домика феи, но именно в этом небольшом кусочке и находились все три феи, и именно они почувствовали, как большой мир со своим ходом времени пытается помешать им.

От этого столкновения времени феи не смогли устоять на ногах.

— отЭ онсажу! — сказала фея Кларисса (заметим попутно, что слова звучат почти по-французски, особенно для тех, кто никогда не изучал этого языка).

— А енм ястиварн! — с замиранием сердца произнесла фея Эвелин (на этот раз это могло показаться кому-то разговором по-немецки). — В мотэ отчот ьтсе.

— еН ьсетйунлов, — успокаивала их фея Камилла, которой было так же страшно, но ведь она была старшей и потому не могла выдать своего волнения. — ьрепеТ акянреван ёсв тедуб еенйокопсоп.

Феи нисколечко не удивлялись своему тарабарскому языку — ведь и они тоже двигались вспять, а значит, не только говорили, но и понимали все по-другому.

Когда феи немного пришли в себя, Камилла двинула стрелки часов еще побыстрее, чтобы поскорее проскочить это время и попасть в то, которое интересовало их больше всего на свете — время, где можно было увидеть похитителя.

Они неумолимо приближались к этому заветному часу. Все вокруг было в голубом тумане и как бы ненастоящим. Вдруг в форточку влетела обратно на воздушных шариках еще одна фея Кларисса. Печальная, бродила она по комнате, всматриваясь в стену, где обнаружила пропажу

Феи смотрели на все это, словно в кино. Перед ними повторялись события, уже прошедшие ранее.

— !еинаминВ — предупредила их фея Камилла, когда увидела, что вторая фея Кларисса ложится спать. В комнате настала ночь.

Эвелин и Кларисса подошли поближе и застыли в лунном свете, готовые тотчас запомнить похитителя. Схватить они его никак не могли, так как находились в прошлом времени лишь как наблюдатели.

Вдруг обе феи вскрикнули:

— !йО

И всплеснули руками. Их возглас даже не разбудил вторую фею Клариссу, спящую в своей кровати. Ведь они находились в разных временах. А вскрикнули феи потому, что увидели, как ниоткуда появилась так хорошо знакомая им картина и повисла на стене. Феи ничегошеньки не заметили, кроме того, что сначала картины не было, а потом она появилась.

Они изумленно посмотрели на фею Камиллу. Может, она как старшая увидела больше.

— енМ ьсолазакоп, отч-от еонреч олункьлем, — пробормотала она, но по ее печальным глазам было ясно, что и она ничего не заметила. Просто, из какого-то черного ничего возникла картина.

Как же так? Что делать? Неужели и часы феиной бабушки не смогли им помочь?

Фея Кларисса, не выдержав больше, заплакала. И маленькие совершенно горестные слезы покатились по ее прекрасному личику.

Три феи склонили друг к дружке головки и принялись утешать одна другую.

Глава восьмая

ЧЕРНАЯ ТЕНЬ

Вдруг фея Камилла вытерла слезы и уверенно посмотрела вдаль. Две подруги с надеждой следили за ней. Конечно, старшая фея обязательно найдет выход. Но куда это она смотрит?

Фея Камилла пристально изучала сервиз. Сервиз? Сервиз! Действительно, как они о нем позабыли? Ведь неизвестный должен был что-то делать с чашками. А их семь, это вам не одна картина. Тут ему пришлось подольше задержаться — семь раз замазывать трещинки.

И феи столпились вокруг фарфорового сервиза. Камилла посмотрела на своих подруг с любовью, еще раз трогая завод бабушкиных часов.

И снова потянулись минуты ожидания. Все было как прежде. Только теперь феи стояли с застывшими слезами на щеках, они даже не успели их вытереть.

Феи широко раскрыли глаза, вытянули шеи, чтобы ни за что не упустить похитителя. Ведь один раз, как они не хотели этого, им все же не удалось его заметить. И картина вынырнула из неизвестности.

Медленно текли теперь не только минуты, но и секунды. Феи стояли в напряжении. Они смотрели на треснутые чашки до боли в глазах и ждали…

И вдруг они увидели, как чашки одна за другой принялись взлетать в воздух. И моментально возвращаться на место. Треснутая чашка при этом становилась как будто целой. Но все это происходило так быстро, что совершенно нельзя было понять, кто это делает. То ли он так мал, то ли вообще невидим…

Седьмая чашка вернулась на место, и они почувствовали, что кто-то уплывает назад в форточку.

Пытаясь пролезть в форточку, оно повернулось так, что на секунду стало видимым для фей. И они удивились.

— !ьнеТ — прокричала фея Камилла.

— !яанреЧ — добавила Эвелин.

— О, отэ онсажу! — вновь зарыдала фея Кларисса.

— ясмеащарвзоВ дазан, — скомандовала фея Камилла, еле сдерживаясь, чтоб не разрыдаться вслед за Клариссой, и принялась усиленно крутить стрелки. Снова домик затрясся, как при землетрясении. И снова у фей закружилась голова от столь быстрого поворота событий.

Вернувшись назад в настоящее время, феи облегченно вздохнули. Они возвратились домой. Но это только с одной стороны. С другой — тайна пропажи стала еще более таинственной. Тени должны сидеть возле своих хозяев на привязи, а не ходить и воровать картины. В эту минуту, наверное, не только фея Кларисса, но даже фея Камилла и фея Эвелин не смогли бы взлететь. Их тяжелые думы не дали бы им возможности подняться в воздух.

— Чья же это тень может бродить сама по себе? — говорила, меряя комнату шагами, фея Эвелин. — И что ей может быть нужно?

— Я так и знала, я так и знала, — рыдала фея Кларисса. — Я самая несчастная. Мне не помогли даже часы твоей бабушки. Я пропала.

— Перестань, — попыталась успокоить ее фея Камилла. Но из этого ничего не получилось. Слезы текли ручьями.

— Теперь я точно пропаду!

— Полетели ко мне, — предложила Камилла. — Я уверена, что мы найдем выход.

— Конечно. Перестань плакать. Все будет хорошо. Вот увидишь, — утешала ее фея Эвелин.

Фея Кларисса смахнула слезу и встала.

Все три феи попытались взлететь, но у них ничего не вышло. Не было в них радости, потому ничего не получалось и с полетом.

— Придется на воздушных шариках лететь, а я этого так не люблю, — пробурчала фея Эвелин, которая любила все делать быстро. А на шарах особенно не разгонишься.

— Но у меня не хватит воздушных шариков на всех, — испугалась фея Кларисса, и этот испуг моментально испарил ее слезы и налил румянцем щеки.

— Ерунда, — взмахнула рукой Камилла. — Давайте уменьшимся.

Фея Камилла часто уменьшалась. Дело в том, что она была самой старшей и, как вы помните, раньше других фей ей предстояло стать маленькой, как ее бабушка, вот она и готовилась к этому.

Они уменьшились, словно постепенно растаяли в воздухе. И оседлав по воздушному шарику, устремились вверх. Длинные платья развевались вслед за ними. Вот весело бы они сейчас поскакали, если бы не эта печаль!

Три воздушных шарика взметнулись вверх и перелетели из одного домика в другой. Однако присмотревшись, можно было увидеть на них маленьких фей, каждая из которых держала в руке ниточку от своего воздушного шарика.

Мерно покачиваясь, один за другим шары влетели в комнату феи Камиллы.

Лишь только шар приземлялся, как он исчезал, а фея росла и росла, пока не становилась такой, как обычно. Такой, как мы привыкли видеть фей. И ни больше, и ни меньше.

Глава девятая

ЭВМ

Феи Эвелин и Кларисса уселись на диван с вышитыми золотом птицами и диковинными цветами. Фея Камилла стояла у окна и смотрела вдаль.

Фея Эвелин хотела было что-то спросить, но фея Кларисса своей мягкой ладошкой закрыла ей рот: надо молчать, а то помешаешь фее Камилле. Вдруг именно сейчас она сможет что-то придумать. Вся надежда лишь на нее.

Внезапно лицо феи Камиллы осветилось улыбкой. И она стремительно подлетела к феям-подружкам. Значит, ей пришло в голову что-то удивительно хорошее.

— Не кажется ли вам, младшие феи, что мы сможем задать свой вопрос ЭВМ? — прозвенел ее голосок. — Ведь у нас уже хватает информации, чтобы сформулировать волшебную задачу.

И феи в возбуждении закружились по комнате. И я уверен, что очередная чашка из фарфорового сервиза феи Клариссы тоже в эту минуту стала целехонькой.

Пока феи радуются, я расскажу вам, что это за ЭВМ — главное богатство Города фей. ЭВМ — это электронная волшебная машина.

Феи тоже живут в нашем современном мире, и когда все кругом начали говорить об электронике и компьютерах, феям тоже захотелось сделать себе ЭВМ. Они соединили все свои знания и умения, добавили еще мудрость феиной бабушки, и у них получилась очень думающая машина. ЭВМ могла давать ответы на многие вопросы, если только они были правильно поставлены. Ведь хоть она и была волшебной, но все же на бессмысленные вопросы ответа дать никак не могла. Она бы просто перегорела или сломалась. Так что надо было уметь задавать ей вопросы.

ЭВМ не могла ответить на вопрос, полный неизвестности.

Зато у подружек задачка была конкретная. Фея Камилла ввела в машину условие:

ЧЕРНАЯ ТЕНЬ УКРАЛА У ФЕИ КЛАРИССЫ КАРТИНУ.

ЭВМ загудела, переваривая полученную информацию. От радости феи захлопали в ладоши.

Фея Камилла победно на них оглянулась и задала свой вопрос:

ЧТО ЭТО ЗА ЧЕРНАЯ ТЕНЬ?

Электронная волшебная машина усиленно стала думать. Феи замерли на месте, не сводя глаз с белоснежной ленты, на которой ЭВМ выдает ответ.

Замигала лампочка, и поползла лента с ответом.

ЧЕРНАЯ ТЕНЬ ПРИНАДЛЕЖАЛА ФЕЕ МАРСИНЕ.

— Как? — всплеснула руками фея Камилла. — Ведь феи Марсины давно уже нет. Волшебный совет замуровал ее в тайном месте. Что делать, что же делать?

И она снова забегала пальцами по клавишам:

СООБЩИ ВСЕ, ЧТО ИЗВЕСТНО О ФЕЕ МАРСИНЕ.

ЭВМ быстро стала отвечать:

ФЕЯ МАРСИНА УНИЧТОЖЕНА ВОЛШЕБНЫМ СОВЕТОМ ТЫСЯЧУ ЛЕТ НАЗАД.

ОНА БЫЛА ФЕЕЙ РАЗДОРА, ПОСТОЯННО ССОРИЛА МЕЖДУ СОБОЙ ФЕЙ И ЛЮДЕЙ.

В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ ФЕИ МАРСИНЫ НЕТ,

ГДЕ ОНА ЗАМУРОВАНА, НЕИЗВЕСТНО НИКОМУ,

КРОМЕ ФЕИ — НОСИТЕЛЬНИЦЫ ТАЙНЫ.

А фея Камилла ввела свой новый вопрос:

ОТКУДА ЖЕ ТОГДА ВЗЯЛАСЬ ТЕНЬ ФЕИ МАРСИНЫ?

Ответ не заставил себя долго ждать:

ФЕЯ МАРСИНА БЫЛА ЗАМУРОВАНА В ТАЙНОМ МЕСТЕ.

ОДНАКО ТЕНЬ ФЕИ МАРСИНЫ, ВОСПОЛЬЗОВАВШИСЬ СУМАТОХОЙ, ИСЧЕЗЛА ЕЩЕ НА ЗАСЕДАНИИ ТАЙНОГО СОВЕТА.

Прочитав о том, что фея Марсина была захоронена в тайном месте, фея Кларисса упала бездыханной. Ведь именно она была хранительницей тайны точного места захоронения. И только картина могла указать туда путь. На ней было изображено это место.

Пока фея Эвелин приводила в чувство фею Клариссу, фея Камилла попыталась по старому справочнику членов Союза фей прочесть, где же жила фея Марсина. Ведь тень наверняка продолжала эти тысячу лет жить где-то там. И теперь, набравшись за тысячу лет сил, она решила оживить свою хозяйку.

Но в волшебных справочниках все ненужные сведения моментально выцветали, и на этом месте фея Камилла увидела только пустую страницу. Она снова начала печатать вопрос:

ГДЕ ПРЕЖНЕЕ МЕСТО ЖИТЕЛЬСТВА ФЕИ МАРСИНЫ?

Но последовавший из машины ответ ничуть ее не обрадовал:

ЧЕРНЫЙ ЗАМОК.

Нельзя сказать, чтобы наши феи были слишком робкими и трусливыми. У них были волшебные плащи, сквозь которые их не могли пробить никакие мечи, у них были и волшебные палочки, которые могли уничтожить любого врага. У них было все, кроме одного. Они были девочками, а как известно, девочки, в отличие от мальчиков, могут иногда, конечно, испугаться. Кто мышки, кто слона, но все равно страх может заполонить их сердца. А Черный замок, как известно всякому, хоть немного разбирающемуся в сказочной географии на уровне четвертого класса, недоступен тому, кого хоть на секунду посещает страх.

Феи молча разошлись по разным углам комнаты.

Фея Кларисса заламывала свои руки. Фея Эвелин печально на нее смотрела. А фея Камилла терла свой лобик, пытаясь и тут найти хоть какое-то решение.

И фея Камилла вновь вернулась к ЭВМ.

КТО ОХРАНЯЕТ ЧЕРНЫЙ ЗАМОК?

ЧЕРНЫЙ ЗАМОК ОХРАНЯЕТ ДОМАШНЕЕ ПРИВИДЕНИЕ ФЕИ МАРСИНЫ.

— Вот незадача, — затрясла кулачками фея Камилла. — Почему нельзя было уничтожить и его вместе с его противной хозяйкой. Черная тень наверняка потащила свою добычу туда. Но как нам проникнуть в замок за нашей картиной? Того, кто хоть чуть-чуть боится, привидение моментально превратит в пепел.

— Я пойду сама, — обреченно сказала фея Кларисса. — Мне уже все равно. Испепелит оно меня или нет. Но я должна попытаться найти свою картину. Если Черная тень доберется до…, мне все равно придется погибнуть. У меня нет выбора.

Фея Кларисса поднялась и сделала несколько шагов на своих дрожащих ногах.

— Нет, — решительно встала на ее пути фея Камилла.

— Мы, конечно, пойдем с тобой, — присоединилась к ним фея Эвелин.

— Нет-нет, — покачала головой в ответ фея Кларисса. — Зачем нам рисковать всем троим? Я пойду одна…

— Вот еще… А может, я всю жизнь мечтала пойти в этот самый Черный замок, да никак не удавалось. Тем более, говорят, там живет весьма симпатичное домашнее испепеляющее привидение. Еще посмотрим, кто кого испепелит, — добавила фея Камилла, таинственно улыбаясь.

Глава десятая

ПРИВИДЕНИЕ

Черный замок возвышался над черным лесом в клубах тумана. И неясно было: то ли это башня стоит, то ли просто застыл туман. Поэтому никто особенно и не замечал этот замок. Хотя он, словно гигантский гриб, вырос здесь давным-давно. Половина его башен за это время разрушилась, но другие стояли неприступно.

Здесь всегда царила тишина, так как сюда боялись залетать птицы. И даже ветер смирял свои порывы, не зная, чем для него все это может закончиться.

В центральной башне мерно посапывало в каменном кресле-качалке домашнее привидение феи Марсины. Короли заводят себе львов или пантер, а фея Марсина завела когда-то привидение и была этому очень рада. Привидение не требовало ни еды, ни ухода, а замок сторожило очень хорошо.

Когда-то здесь все было по-другому. Столпотворение еще большее, чем при королевском дворе. С поклонами сюда являлись лешие и водяные. Лешие несли за уши зайцев, орехи в корзинках, водяные — рыб, раков, жемчужины.

Они выстраивались перед спальней, предварительно сдав на кухню свои дары. Марсина, проснувшись, рассылала их с поручениями в разные места: тому поссорить соседей, этому украсть мальчика… И все ворчала, что от водяных на паркете остаются такие огромные лужи, а с леших сыплются на дорогой ковер сухие листья.

Получив задание хозяйки, они выбегали с воинственными криками. Лес отвечал им таким эхом, что кровь стыла в жилах. А для Марсины это была самая прекрасная музыка, услаждающая слух.

Водяные прямо с балкона ныряли в ров с водой, а лешие прыгали в густые травы, на ходу набивая ими живот. Ни те, ни другие не могли долго быть в каменной громаде замка без воды или зеленых листьев. Поэтому даже торжественные балы, где лешие танцевали с дриадами, а водяные с русалками, были здесь очень короткими.

А теперь…

Никакого тебе радостного вопля, ни единого предсмертного крика.

Поэтому привидение могло себе позволить немного вздремнуть, то лет на пятьдесят, а то и на все сто пятьдесят. А чтобы никто не тревожил замок, хозяйка привесила в его комнате три колокольчика. Бронзовый — у подводной двери для водяных. Серебряный — у двери для леших, выходящей в непролазные кустарники. И золотой — у парадной двери.

Стоило любой из дверей приоткрыться, как сразу же звенел один из колокольчиков. По звуку привидение уже знало, куда ему бросаться, чтобы испепелить незваного гостя.

Лишь только сама хозяйка могла в былые времена входить бесшумно, на нее колокольчики не реагировали. Не замечали они и Черную тень. Ведь она тоже была частью хозяйки. Поэтому тень могла шмыгать туда-сюда, не привлекая внимания привидения. И, конечно, не нарушая его сна, а то бы и ее давно испепелили.

Привидение могло спать только в каменном кресле-качалке, так как было заковано в латы рыцаря и никогда не расставалось с огромным мечом. Удар этого меча о камень вызывал сноп молний, которые и испепеляли любого пришельца. Все боялись этого удара, кроме хозяйки, конечно. Она единственная безбоязненно открывала двери, потому и колокольчики не звонили. Они откликались на страх и загубили за это время немало всевозможных жизней. От рыцарей прошлого до заблудившихся грибников наших дней. У кого не екнет сердце, когда он будет открывать скрипящую, визжащую, окованную ржавым железом дверь?! А привидение тут как тут!

Тень беззаботно жила в хоромах феи Марсины. Спала на ее кровати с балдахином, хотя раньше ей не позволялось подняться выше ковра на полу. Но все равно она понимала, что если ей удастся освободить хозяйку, она может получить в благодарность самое важное для тени — возможность стать живой. Ведь сейчас ей приходилось прятаться по темным углам, она никогда не могла выйти при ярко светившем солнце, а только в сумерках или ночью. Тень хотела перестать быть тенью, и за это готова была заплатить любую цену.

Глава одиннадцатая

ЧЕРНЫЙ ЗАМОК

Феи стояли перед замком, поеживаясь от страха. Болотный туман клубился со всех сторон. Сумраком веяло отовсюду. Конечно, феи были в своих волшебных плащах, на которых мигали и переливались серебряные звезды. Несомненно, каждая сжимала в руках свою волшебную палочку. Но все равно им было не по себе. Такой плащ не мог разрубить меч человека, но и волшебство имеет границы, и потому они могли легко погибнуть в этом замке.

А привидение не станет разбираться, кто пожаловал — вор или фея.

Феи спустились на землю перед самым замком, не решаясь лететь дальше. Но выбора не было. Они должны попытаться проникнуть внутрь, ведь именно за этим они и прибыли.

Черный замок словно нырял в тумане: он то появлялся, то исчезал вновь, закрытый от фей тучами и туманом.

Фея Камилла взмахнула рукой с волшебной палочкой, и тотчас к стенам понеслось маленькое сиреневое облачко. Словно живое, оно летело, и внутри него мерцали совсем маленькие звездочки. Сначала облачко закружилось возле парадной двери, потом, после недолгих поисков, обнаружило дверь для леших и наконец нырнуло под воду — туда, где была дверь для водяных. Сиреневое облачко нашло все три двери в замок, и звездочки в нем замигали вовсю. Как видите, хорошо быть феей и уметь делать такие вот сиреневые облачка.

— Здесь есть три двери… — задумалась фея Камилла и несколько раз прошлась по мягкой траве.

Феи Эвелин и Кларисса с надеждой посмотрели на рее. «Здесь есть три двери», — тоже бормотали они про себя, надеясь, что и им повезет, и они смогут найти правильное решение.

— Чем стоять без дела, посмотрели бы лучше, чем занято привидение! — бросила в их сторону фея Камилла.

Фея Эвелин и фея Кларисса взмахнули своими волшебными палочками и получили зеленое и голубое облачка. Они соорудили из них подзорную трубу и навели ее на замок. И там сквозь стены увидели, что привидение пока мирно спит в своем каменном кресле-качалке. А над ним висели три колокольчика. То, что это были колокольчики золотой, бронзовый и серебряный, они не смогли как следует рассмотреть, потому что смотреть приходилось через три толстых стены, два ковра и один шкаф. Зато своей подзорной трубой феи обнаружили, от какой двери каждый колокольчик, и сообщили об этом фее Камилле.

Фея Камилла наморщила лоб. Три двери плюс три колокольчика…

— Ох, эта Марсина! Даже сейчас не дает нам покоя. И тень ее тоже оказалась слишком противной. Но подожди же, привидение… Это я тебе говорю…

И она метнулась к парадной двери.

— Стой! Стой! — пытались остановить ее младшие феи, но было уже поздно.

Своей волшебной палочкой, точно простым сучком, фея Камилла приоткрыла парадную дверь. Послышался скрип, и поток свежего воздуха ворвался внутрь замка.

Фея Кларисса зажмурила в страхе глаза. А фея Эвелин увидела в свою подзорную трубу, как привидение вскочило, отдало честь своей несуществующей хозяйке и бросилось к парадной двери.

Тут уж закрыла глаза и фея Эвелин.

Вы тоже можете закрыть глаза на минутку, но скорей раскрывайте их, чтобы вы могли все ж прочесть, что там случилось дальше…

Привидение занесло меч и что есть силы грохнуло им по каменному полу. Во все стороны полетели снопы искр. Но поразить молниями было некого. Фея Камилла стояла за дверью, ведь она не вошла, а просто приоткрыла дверь.

Привидение почесало затылок, хорошенько осмотрело все вокруг и вновь отправилось спать.

— Ага! — произнесла фея Камилла и вновь приоткрыла дверь своей волшебной палочкой. Привидение тут же съехало вниз по перилам парадной лестницы, скрежеща зубами от бешенства. Яростно вращая глазами, оно осмотрело прихожую. Там, на закопченном от постоянных снопов искр полу, никого не было.

Но тут привидение что-то заметило… Прямо на него смотрела маленькая зеленая лягушка, только что вынырнувшая из рукава феи Камиллы.

Привидение размахнулось и едва-едва коснулось пола своим мечом, чтобы искорка была поменьше, как раз для такой маленькой твари. Ведь пол хозяйки тоже надо поберечь — и так он весь уже в зазубринах и копоти.

Маленькая искорка чиркнула, не причинив лягушке никакого вреда.

Рассерженное привидение ударило посильнее. Но и теперь это ни к чему не привело. Лягушка сидела и умильно смотрела на него. Привидение взревело и ударило что было сил, оставляя на мраморе вмятину, в которую свободно могла провалиться человеческая нога. Сноп искр и пламени полностью закрыл пол. Привидение заулыбалось. Но когда дым рассеялся, улыбка сползла с него, словно прошлогодний снег. Лягушка сидела на прежнем месте. Еще бы ей не сидеть, — ведь это была не живая лягушка, а каменная, да еще созданная феей Камиллой.

Привидение рассвирепело. Оно принялось молотить по полу, словно по барабану. Молнии метались вверх-вниз, дым валил из замка, как будто там начался пожар. Привидение ни за что не хотело отступиться. Когда оно совсем выбилось из сил и, тяжело дыша, прислонилось к перилам лестницы, оно увидело, что лягушка нагло ему подмигнула. Привидение метнуло в нее свой меч, но лягушка тут же растаяла в воздухе.

Привидение неотрывно смотрело на то место, где только что сидела лягушка.

И тут бы фее схватить сиротливо лежащий волшебный меч и убежать. Но, во-первых, фея Камилла пока стояла за дверью, а феи Эвелин и Кларисса вообще зажмурились из последних сил. А во-вторых, феи ужасно не любят легких побед. Раз — и все. Им нужно позапутанней, пострашнее.

Хихикнув, фея Камилла подлетела к подружкам, а бедное привидение, взвалив меч на плечи, поплелось назад.

— Ты жива? — обрадовались феи Эвелин и Кларисса, когда увидели совершенно невредимую фею Камиллу. — Как мы рады!

— Дайте-ка мне хорошенько взглянуть на это привидение! — И фея Камилла взяла в руки подзорную трубу. — Пора за него взяться по-настоящему.

Глава двенадцатая

ПО-НАСТОЯЩЕМУ

Фея Камилла навела трубу и увидела, как привидение, бряцая латами, усаживалось в кресло. Наконец оно умостилось и закрыло глаза.

— Ага, — таинственно произнесла фея Камилла.

И тотчас привидение в испуге приоткрыло глаза и посмотрело на свой золотой колокольчик. Но колокольчик молчал, и привидение нервно прикрыло глаза руками.

— Нет-нет, — топнула ногой фея Камилла. — Тебе не удастся сегодня поспать.

С этими словами она выпустила из рук свою волшебную палочку.

Мелодично звеня, палочка понеслась к главной двери замка. Фея хлопнула в ладоши — и палочка нажала на дверь, приоткрывая ее.

Золотой колокольчик тревожно зазвенел. Привидение ухнуло и, поправляя сползающий шлем, бросилось вниз. Размахнулось мечом и…

Тут фея щелкнула пальцем.

Палочка взлетела вверх и устремилась к маленькой Зеленой дверце, через которую когда-то входили в замок лешие. И эта дверь слегка приоткрылась…

Привидение, услышав звон другого колокольчика, понеслось к зеленой двери, на ходу поднимая меч. Оно размахнулось. Но тут фея щелкнула два раза, и палочка нырнула под воду.

Привидение не успело опустить свой меч, как зазвенел бронзовый колокольчик. Страшно размахивая мечом и снося по дороге углы коридоров, привидение ринулось в подвал. Но тут фея хлопнула в ладоши, и палочка, вынырнув, уже оказалась возле парадной двери. Зазвенел золотой колокольчик.

— Кажется, пока хватит, — решила фея и отозвала свою палочку обратно.

Привидение уселось перед парадной дверью, тяжело дыша. У него уже не было сил вернуться к своему каменному креслу. Но сидеть тут оно не могло. Поэтому, поминутно оглядываясь и вздрагивая, привидение побрело обратно. Меч волочился за ним по полу, оставляя острые царапины.

— Вы меня поняли? — спросила подружек фея Камилла.

Обе феи в ответ дружно закивали головами.

— Нет-нет, — ответила фея, — вы меня не совсем правильно поняли.

Как старшая она могла читать их мысли.

Младшие феи опустили глаза.

— Сейчас мы отправимся каждая к разным дверям. Я — к парадной, фея Кларисса — к зеленой, а тебе, бедная Эвелин, придется нырнуть под воду.

— Ну и что! Я превращусь в рыбку, — обрадовалась фея Эвелин. Вы же помните, что феи любят все удивительное и необыкновенное.

Феи поднялись в воздух и разлетелись в три стороны. Первой стала у своей двери фея Камилла. Фее Клариссе пришлось уменьшиться вдвое, так как к ее двери вела дорожка, над которой густо нависали кусты ежевики. Только лешие, которые, как мне кажется, небольшою роста, могли спокойно шествовать по ней. А фея Эвелин превратилась в золотую рыбку с серебряными звездочками по чешуе. Во рту она держала волшебную палочку. Рыбка ударила хвостом по воде и нырнула на глубину. Вскоре и она застыла возле круглой подводной двери замка.

— Кажется, все на месте, — подняла голову фея Камилла. Для верности она выдержала еще минуту. Потом пронзительно свистнула и решительно приоткрыла дверь замка.

Все три двери открылись одновременно.

Привидение вскочило на ноги, недоумевающе посмотрев вверх, — яростно звенели все три колокольчика сразу.

Привидение, подхватив меч, бросилось к парадной лестнице. Но потом, замотав головой, вернулось назад и, увидев, что звенит серебряный колокольчик, бросилось к дверям, ведущим на кухню. Здесь лешие, не заходя в зал, оставляли у очага зайцев и другую мелкую живность. Но и тут привидение засуетилось и бросилось взглянуть на звенящий бронзовый колокольчик. Неужели надо бежать еще в подвал?

— Все, — закричало привидение. — Я не могу разорваться. В моем возрасте это было бы вредно. Тем более, что у меня не осталось наследников и меня некому будет собрать. Поэтому… Поэтому… — бормотало привидение и срывало один за другим колокольчики.

Колокольчики жалобно замолкали, но только на секунду.

— Не хочу, не буду, — повторяло привидение, когда очередной колокольчик шлепался на пол. Но и тут он не желал замолчать, а звенел, не переставая.

Привидение бросилось в кресло и демонстративно отвернулось в сторону, зажимая уши руками.

— Раньше, чем через тысячу лет, я не посмотрю туда, — сказало оно.

Прежде чем отправиться спать, привидение встало и заложило дверь своим мечом, чтобы никто больше не мог ему помешать. Затем оно погрузилось в долгожданный сон. А меч светился в темноте, освещая комнату причудливым светом.

Глава тринадцатая

ЧЕРНАЯ ТЕНЬ

Три феи вошли в замок: фея Камилла — победительницей, фея Кларисса — испуганно озираясь, а фея Эвелин — поминутно отряхивая сверкающие капельки воды. Первым делом они поспешили в покои феи Марсины, но там ничего не было. И это даже хорошо, потому что, услышав такой шум, Черная тень удрала бы быстрее ветра.

А так три феи удобно устроились в разных углах комнаты, став на всякий случай невидимыми, чтобы первыми увидеть своего противника.

Фея Камилла висела на часах. Фея Эвелин качалась на занавесках, словно легкий ветерок. А фея Кларисса все не находила себе места, безуспешно обшаривая каждый уголок спальни. Но картины нигде не было.

Вдруг она наткнулась на странный листок. На нем ничего не было, кроме цифр от 1 до 13. И все они, если не считать двух последних цифр, были жирно зачеркнуты крест-накрест.

«Странная бумажка» — пожала плечиками фея Кларисса и положила ее на место.

А затем, уменьшившись, уселась на серебряной ложке, свесив свои ножки.

Три феи, три невидимые феи в нетерпении ждали появления Черной тени.

Забили гулко часы, насмерть перепугав фею Камиллу. Она быстро перелетела на кровать. Но Черная тень не появлялась.

И вдруг она возникла совсем не оттуда, откуда ее ждали. Загудел камин, и внезапно из него шлепнулась на пол грязная черная тряпка.

Тряпка расправилась и оказалась Черной тенью. Феи вздрогнули, когда она стала обводить свою комнату глазами

Черная тень быстро подошла к бумажке, поднесла ее к носу и удивленно стала обнюхивать со всех сторон. Сердца фей гулко забились. Но потом, успокоившись, Черная тень положила бумажку на стол и своим длинным черным пальцем крест-накрест зачеркнула цифру 12.

Феи удивленно переглянулись. А Черная тень зловеще прошипела:

— Что ж, тем лучше. Осталось сравнить еще одно, последнее, тринадцатое место. Уж оно-то точно будет похоже на то, где они замуровали мою любимую хозяйку.

С этими словами Черная тень достала из-за пазухи измятый сверток. Но когда она развернула его, феи чуть не попадали со своих мест — это была пропавшая картина!

Тень разгладила картину на изгибах и начала пристально в нее всматриваться, приговаривая:

— Моя хозяюшка, ты меня не забудешь, когда завтра я достану тебя оттуда?

Выдержать этого феи не могли, и они решительно спрыгнули на пол, возвращая себе свой волшебный облик.

Вокруг Черной тени тут же выросли три феи. Их строгие лица и высоко поднятые над головами волшебные палочки сделали свое дело.

Тень в испуге сползла вниз и растянулась на ковре, где и положено находиться теням.

— Пощадите меня, — бормотала она. — Я не успела еще ничего сделать плохого.

— Если тысячу лет ты копила свою злость, то не успокоишься, пока не ужалишь кого-нибудь, — решительно сказала фея Камилла.

— Нет-нет, — принялась извиваться змеей между ножками стульев Черная тень.

Но фея Камилла уже опускала свою волшебную палочку. Голубая молния, вырвавшаяся из нее, на секунду разбудила привидение. Но когда оно закрыло глаза, Черной тени уже не было. Она исчезла навсегда. Вслед за своей хозяйкой.

Глава последняя

ГОЛУБОЙ ЗАМОК

Так три феи вернули долгожданную пропажу. Но когда они напоследок обошли весь замок, им совсем не захотелось уходить из него.

Разрушенные башни феи убрали, а на их месте рассадили цветы. И теперь, вместо груды камней, здесь повсюду росли деревья и цвели цветы. А еще они попросили ветерок раз и навсегда разогнать болотные туманы.

Дверь башни привидения они заложили кирпичом, чтобы ненароком оно не проснулось.

Но вот однажды, во время очередного дня рождения выросло грозное привидение, обсыпанное кирпичной пылью. Все так смеялись, что даже не услышали, как одним ударом привидение разрушило кирпичную стену.

Феи задрожали. Фея Камилла попыталась что-то объяснить. Но привидение не дало ей открыть рта.

— Молчать! — закричало оно и решительно взмахнуло мечом.

Увидев поднимающийся меч, феи подняли руки к головам. У них сейчас даже не было волшебных палочек, и защититься им было нечем.

От такой беззащитности привидение даже закрыло глаза — ему тоже не хотелось губить сразу столько прекрасных фей, но долг есть долг.

А дальше, к своему удивлению, оно услышало звонкий смех, и привидению пришлось быстро открыть глаза.

Все феи стояли невредимыми, и ветерок развевал, как ни в чем не бывало, их платьица. Привидение захлопало глазами в сторону своего меча. Вот в чем все дело! Меч опустился не на камень, которого теперь не было, а прямиком угодил в клумбу, сплошь усеянную цветами. Вот и не вышло снопа искр.

И тут привидение успокоилось. Ведь оно должно служить хозяйке замка. А теперь хозяйками стали феи-подружки, и оно с радостью принялось служить им.

Семь волшебных палочек моментально превратили волшебный меч в волшебные грабли, а привидение стало садовником при Голубом замке. Стоило ему провести волшебными граблями по земле, как вырастали чудесные кусты роз. И это так понравилось привидению, что, очевидно, вскоре в справочниках у фей будет значиться новый адрес — Розовый замок, а не Голубой.