/ Language: Русский / Genre:prose_military

Наш добрый друг

Григорий Полянкер

Это книга о добрых, смелых, отзывчивых и жизнерадостных людях, людях разных поколений, судеб, национальностей, которых объединяет большая любовь к Родине. Хочу вас заранее предупредить, что в истории Отечественной войны настоящий эпизод не обозначен ни единым словом и, кажется, нигде даже не упомянут. Все же, думается, было бы большим упущением, если б хоть вкратце не рассказал о событии, которое, как кое-кто утверждает, случается раз в сто лет.

Григорий Полянкер «Близкие и знакомые» Радянський письменник Киев 1980

Григорий Полянкер

Наш добрый друг

Хочу вас заранее предупредить, что в истории Отечественной войны настоящий эпизод не обозначен ни единым словом и, кажется, нигде даже не упомянут. Все же, думается, было бы большим упущением, если б хоть вкратце не рассказал о событии, которое, как кое-кто утверждает, случается раз в сто лет.

К тому же моя совесть была бы нечиста и я никогда себе не простил бы невыполнения последней воли, а вернее, завещания добрейшего Михася Зинкевича – нашего незабываемого старшины.

В ту далекую роковую ночь, в разгаре битвы на курской земле, когда.мы его выносили тяжело раненного из-под огня, чтобы передать в надежные руки медиков, Михась, придя на какую-то минуту в сознание, ослабевшим голосом сказал:

– Послушай, дружок, если тебе суждено выжить и возвратиться на гражданку и ты снова возьмешься за перо, не забудь черкнуть несколько добрых слов о нашей веселой семейке, о нашем бессмертном взводе. И о ней, Джульке, черкни. Назови эту историю «Наш добрый друг». Непременно! Кто ж об этом лучше тебя… Все на своей шкуре ведь испытал. Одним словом… Запомни: «Наш добрый друг»…

Почему старшина просил именно так, а не иначе назвать это повествование, вы узнаете, если наберетесь терпения и выслушаете эту незатейливую историю от начала до конца.

1.

Произошло это в самом начале июля сорок третьего года неподалеку от знаменитого города Курска, а точнее, на Курской дуге.

Наш сильно поредевший после последних боев взвод выдвинулся на передний край обороны и занял небольшой зеленый курган всего лишь в двухстах метрах от вражеских позиций.

От немецких оккупантов нас отделяла неглубокая балка с маленьким, едва приметным в густой траве ручейком.

В короткие минуты затишья, когда орудия и неистовый рев бомбардировщиков замолкали, мы отлично слышали гортанный говор, возгласы и ругань фрицев, лязг и стук котелков, когда им приносили жратву в траншеи. К нам доносились и звуки губных гармошек, и безумные мотивы солдафонских маршевых песен.

Привыкшие к своей сложной и тяжелой солдатской работе, мы с первой минуты прихода сюда взялись за лопатки и кирки, вырыли себе отличные окопы, соорудили вдоль всего кургана траншею с ходами сообщения, ячейками, нишами по всем правилам саперного искусства и почувствовали себя увереннее.

Не жалея сил, рыли, как только появлялась малейшая возможность, а она появлялась, когда немцы на время переставали поливать свинцом.

Трудились настойчиво и напряженно, старались как можно больше углубить траншею, чтобы не попасть в трудное положение, в какое попали несколько дней тому назад, после чего долго не могли скрыть свой позор перед прославленным командующим.

А получилось это так.

Однажды на рассвете генерал Рокоссовский со своим адъютантом пробирался к нам, желая лично проверить, как мы закрепились. Когда они двигались по нашей траншее, их заметили немцы и открыли ураганный огонь.

Бойцы заслонили генерала своими телами. Когда же прекратился бешеный обстрел, командующий приподнялся, отряхнул с себя землю, улыбнулся, окинул нас своими добрыми, светлыми глазами, перевел взгляд на нашу небольшую крепость:

– За службу спасибо, а вот за траншею… Траншея мелковата получилась… К вам в гости мне ходить опасно. – И, поднявшись во весь рост, добавил: – Лопатки у всех есть?

– Так точно! – выпрямившись, воскликнул наш старшина Михась Зинкевич.

– Ну, вот и хорошо! Тогда – рыть траншею в мой рост.

Рост у гостя, как известно, около двух метров. Пришлось всю ночь трудиться. Зато траншея получилась на славу. И каждый раз, когда на нас летели снаряды, мины, бомбы, мы поминали нашего командующего добрым словом.

Мы превратили этот клочок курской земли в маленькую неприступную крепость, трудились, не зная ни сна, ни отдыха.

Кто мог думать о сне, об отдыхе, когда враг был так близко, просто рукой подать. Он окончательно озверел после страшного зимнего поражения под Сталинградом и готовился этим летом взять реванш, опрокинуть нас, добраться до Москвы…

И мы были что называется начеку!

Даже бывалые воины-саперы поражались, как нам, по сути горсточке солдат, удалось за такой короткий срок глубоко врыться в матушку-землю. Мы чувствовали себя, как за стальной броней, и были готовы в любую минуту встретить врага уничтожающим огнем. Подлинная крепость выросла на нашем кургане, ловко замаскированная от вражеского ока.

В тихие рассветы, когда на какое-то время замолкал басистый и грозный голос войны, в соседних перелесках, в лесу, что раскинулся перед нами, раздавались легкие трели знаменитых курских соловьев. Они своим пением терзали наши души, напоминая о родном доме, об ушедших мирных временах. Если б не многоцветные ракеты, которые кромсали на части предутреннее небо, да не зловещий вой снарядов, иногда могло бы показаться, что никакой войны вообще нет и мы находимся в раю.

Но до настоящего рая здесь было далековато.

Но об этом мы менее всего думали теперь, слушая пение очаровательных курских пернатых, которое нас околдовывало и опьяняло. Нас подчас возмущало то, что пернатых певчих слушают также презренные фашисты, которые явились сюда и принесли с собой столько страданий, смерть.

Постоянная смертельная опасность, нависавшая над нами, сознание того, что за нами Москва, к которой фашистские орды жаждут прорваться, еще больше сроднили и сплотили наш сильно поредевший в последних боях маленький «гарнизон».

Мы знали: наш стрелковый взвод – небольшая дружеская семья, готовая стоять незыблемо, идти в огонь и в воду, хоть мы были люди разных возрастов, профессий, национальностей и характеров.

Мы ни о чем не договаривались. Наша большая дружба и преданность Отчизне выросли сами собой. Никто нам не должен был объяснять, какую ответственность мы взяли на себя перед Родиной и народом.

Каждый из нас отлично понимал и знал, что на этой священной земле – сердце России – враг должен быть уничтожен, раздавлен. Если только он попробует выбраться из своих окопов, эта небольшая зеленая балка, которая пролегла между нашими позициями, неизбежно станет его могилой.

2.

Вот и настал наш черед.

Под несмолкаемый гул дальних батарей мы с ефрейтором Васо Доладзе, который неустанно напевал любимую песенку о Сулико, забрались в дальний уголок нашей траншеи, растянулись на свежей соломе и уснули мертвецким сном. Казалось, никто на свете не испытывал в ту минуту большего удовольствия от сна, чем мы.

Однако блаженство длилось всего лишь несколько минут. Мы чуть ли не одновременно с другом открыли в испуге глаза, почувствовав, что кто-то топчется по нашим ногам. Что за нечистая сила? Какой дьявол нарушил наш короткий солдатский сон? Не снится ли нам все это?

Нет. Это был не сон. Озаренное розовато-синим сиянием месяца, который плыл по взлохмаченному облаками небу, стояло какое-то причудливое создание. Оно оказалось лохматой собакой с вытянутой мордой, большими черными глазами и длинными, опущенными, как лопухи, ушами.

Пес глядел на нас испуганно, и в его взгляде была мольба. В огромных угольно-черных глазах мы увидели скорбь целого мира, охваченного страшным пожаром войны, где не только люди страдают, мучаются, умирают, но также все живое не знает покоя.

Пес глядел на нас не мигая, вилял пышным хвостом, жался к нашим телам, видимо испытывая радость от человеческого тепла, тихонько повизгивал, словно желая этим сказать, чтобы мы его простили за то, что он так неожиданно ворвался в нашу окопную жизнь.

Сообразив, что это никакая не нечистая сила, а самый обыкновенный пес, причем симпатичный и доверчивый, да еще с трехцветной красивой шубой, Васо Доладзе вытер измазанными землей руками заспанные глаза, смачно ругнулся на своем родном языке, дабы наш нежданный гость не обиделся, приподнялся и уставился на пришельца.

Какое-то время Доладзе сверлил пристальным взглядом пса, пожимал плечами и, переведя взгляд на меня, сказал:

– Гляди-ка, Шамилов, а это часом не переодетая ведьма или фашистский лазутчик? Каким ветром его занесло сюда?…

– Тоже придумаешь, лазутчик! – оборвал я его. – Зачем обижаешь такую милую тварюшку? Это ведь живое существо. Друг человека. Сам, что ли, не видишь? Не хорошо так, Васо!

– Это все понятно, но как она сюда попала? К нам теперь сам черт не отважится пробраться… – не успокаивался Васо.

И в самом деле, какими судьбами пришел сюда этот пес? Наш курган мог в любую минуту превратиться в кромешный ад. Неужели собака не могла себе найти более спокойного пристанища.

За последние месяцы, когда наша гвардейская дивизия вышла на новый рубеж после жестоких и тяжелых боев под Сталинградом, здесь на много километров вокруг не осталось ни живой души из мирного населения. Наши тыловые части эвакуировали всех из огненной дуги, где ожидалась тяжелая и грозная битва с врагом. Ничего живого вокруг не осталось, кроме солдат. Даже солдат не видать – все окопались, зарылись в землю, сидят насторожившись, в ожидании грядущей бури, которая может разразиться в любое время.

Из окружающих лесов и перелесков исчезли звери, улетели птицы; все живое ушло, улетучилось из этого края.

Только изредка, когда на короткое время умолкала стрельба, как из-под земли появлялись бесстрашные курские соловьи и затевали свой божественный концерт, мгновенно исчезая при первых звуках канонады.

Да, здесь вы могли встретить одних только военных и то, повторяю, не на поверхности, а в глубоких траншеях и окопах. Вот и поймите, откуда взялось это бедное создание. Как оно пробралось сюда сквозь дикий огонь!

Нежданный гость стоял перед нами, со страхом оглядывался, вздрагивал после каждого удара снаряда и ожидал, какой приговор ему будет сейчас вынесен.

Я вынул из кармана завалявшийся кусок рафинада, соскреб с него прилипшую махорку, протянул гостю, который сперва с опаской приблизился, но тут же осторожно взял в рот подарок, отошел в сторонку и жадно захрустел зубами.

Облизываясь, гость подошел ко мне, положил доверчиво свои лохматые сильные лапы на плечи и, словно желая отблагодарить за подношение, лизнул мой подбородок.

Васо Доладзе рассмеялся:

– Ты только погляди, кацо! Впервые в жизни вижу, чтобы собака влюбилась в человека с первого взгляда. С первого куска сахара…

– Понятно: душа чует душу… – протянул басом дядя Леонтий, неторопливый, медлительный пожилой сибиряк. Потеребив свои черные усы, бывший охотник-медвежатник добавил: – Конечно, к плохому человеку приличный пес сразу не подойдет. А вот к хорошему…

Заметив, какими жадными и голодными глазами пришелец смотрит на нас, я достал из солдатского мешка последний кусок колбасы, который припрятал на черный день, и отдал псу.

– Подкрепляйся, дружок.

– Что ты, кацо! Свой НЗ разбазариваешь, – удивленно вскинул на меня свои синие глаза Доладзе, – ты забыл, что мы с тобой находимся на огненном островке, все дороги к нам простреливаются фрицами и может пройти кто знает сколько дней, пока старшина прорвется к нам с едой.

Следя за тем, как наш гость жадно грызет кусок сухой колбасы, я понял, что пес давно ничего не имел во рту, очень проголодался, и только пожалел, что мои пищевые запасы исчерпаны.

– Жалко пса… Кто знает, сколько верст он пробежал, пока пробрался к нашей обители, и сколько времени не ел. Сквозь такой огонь прошел в поисках человеческого тепла. Как же с ним не поделиться?

– Ну и ну! – Васо покачал головой. – Нашел, значит, спокойное, тихое местечко! Здесь каждую минуту может подняться такой сабантуй – только держись! А ты…

– Постой, постой, а может, пес обучен выносить раненых с поля боя? Может, он отбился от своей части и случайно забрел к нам? Всяко бывает.

– Слыхал и я, что есть такие обученные собаки…

Тем временем пес аппетитно дожевал колбасу и с интересом, хотя и не без опаски, посматривал на подошедших солдат, удивленно уставившихся на него.

Покончив с трапезой, пес сладко зевнул и, почуяв, что ничто и никто ему не угрожает, вытянулся на помятой соломе неподалеку от нас, на дне траншеи.

Расталкивая любопытных, к нам подошел Ашот Сарян, маленький, очень подвижный сержант с круглым небритым лицом и большими широкопоставленными карими глазами. От неожиданности он почесал затылок и, поправляя каску на голове, которая все время съезжала на глаза, улыбнулся:

– Мать моя родная! Кого вижу! Такого зверя я когда-то у нас в Ереване встречал на выставке животных. А где же его золотые, серебряные и бронзовые медали? Кажется, это не простая собака, породистая…

И, опустившись на колени, опершись на дуло автомата, с улыбкой обратился к гостю:

– Эй, миленок, чего разлегся, как турецкий султан в своем гареме? Чего пришкандыбал к нам? Не мог выбрать более спокойного уголка? И куда тебя занесла нечистая сила? Послушай моего доброго совета, драпай отсюдова, дружок, пока не поздно. Поищи себе лучшее местечко… Вот вспомнишь слова Ашота Саряна из Еревана. Мы-то солдаты и самим богом здесь поставлены, чтобы мерзкого фрица не пропустить. А тебе зачем здесь торчать?…

Окружающие тихонько смеялись, слушая, как словоохотливый, веселый сержант объясняется с пришельцем.

А тот смотрел на парня полузакрытыми глазами, в которых словно было написано: «Куда же мне деваться, дорогие мои? Пришел к вам издалека, еле живой пробрался сюда. Я одинок и несчастен, как никто в мире. Разрешите остаться возле вас. Не гоните».

– Ну и житуха… – затягиваясь махорочным дымом, пробормотал дядя Леонтий. – Каких золотых ребят, каких орлов потеряли мы в этих боях… Как мало нас осталось, и вот какое пополнение прибилось к нашему берегу…

Он в сердцах сплюнул и опустился на корточки, привалившись к стенке траншеи.

– Ничего, дядя Леонтий! Не тужи… – вмешался Васо Доладзе, погладив свои черные, короткие усики. – Если гость пришел добровольно, то пускай уж остается. Какой-никакой паек мы выделим. А обмундирование ему не требуется.

– Ну, конечно, – не сдавался сибиряк, – старшина Михась только и мечтает о таких иждивенцах. Каждый раз, добираясь с харчами к нам, он двадцать раз рискует жизнью, так ему только не хватало четвероногого едока… Михась его увидит и сразу прогонит.

Э, нет. Не такой он человек, наш Михась! – вставил кто-то. – Думаешь, старшина к нас такой жестокий? Зачем же прогонять такую псину? Жалко ведь. И куда она пойдет? Вокруг ни единой хатенки, ни жилища… И людей не увидишь… Жалко, ребята! Пускай здесь сидит…

– Жалко… А оставлять его здесь у нас не жалко? День и ночь жужжат пули и осколки. Погибнет не за понюшку табака.

– А как же гостя нашего звать?

– У него спроси. Разве ты с ним в ссоре?

– Если б умел говорить, он представился бы сразу…

– Кажется, документов никаких не принес…

– Как же может быть пес без клички?

– Гляньте: мужчина он или женщина? – отозвался Ашот Сарян. – Мы сами дадим ему кличку и звание. Видимо, не аттестован.

– Кажется, это дамочка…

– Если так, то назовем ее Джулькой, – сказал Васо, и его большие блестящие глаза засверкали веселым блеском. – Был у меня когда-то хороший пес. В Кутаиси. Пошел я с ним на охоту, и напоролись мы на зловредного кабана Джулька бросилась на зверя. Пошла страшная драка… И погибла Джулька моя. Так пусть уж наш гость называется Джулькой. А, ребята, как вы скажете?

– Пусть будет по-твоему, Васо! – сказал дядя Леонтий. – Только уж если ты дал ей имя, стало быть, тебе придется ее и кормить. Кумом, значит, стал…

– Ничего, не будет она у нас голодать, как-нибудь прокормим. Пусть только появится старшина Михась с термосами. Порядок…

– Так как, ребята, договорились? – повторил Доладзе. – Значит, согласны все? Джулькой нарекли?

– Ладно уж, называй как хочешь, хоть горшком, только в печь не сажай! Услышим, что на это скажет старшина Михась. Он наш временный кормилец: после гибели повара возится с кухней, стряпает, тащит нам пищу. За ним, стало быть, последнее слово…

– Джулька… А кличка-то хорошая, – сказал дядя Леонтий.

Нельзя, однако, сказать, что пришелец был в большом восторге оттого, что ему дали новую кличку. Он сперва никак не реагировал, когда его величали Джулькой. Но постепенно стал привыкать. Что ж поделаешь, пусть будет так.

И пошло – Джулька и Джулька!

Давненько здесь не царило такое оживление, как теперь. И этим мы обязаны были нашему нежданному гостю.

Что-то домашнее, родное прибилось к нашему берегу и на какое-то время смягчило нашу суровую, тяжкую и опасную солдатскую жизнь здесь, под самым носом у проклятого врага.

Изменилось несколько и настроение ребят.

И каждый, проходя мимо собаки, норовил погладить ее:

– Джулька, ну милашка, как ты себя чувствуешь у нас? – негромко приговаривали. – Не убежишь? Останешься?

Идиллию вдруг нарушила ожесточенная стрельба, хлынувшая из-за леса.

Над головой прожужжал дождь пуль, осколков от мин, позади грохнуло несколько снарядов.

Мы прижались к стенкам траншеи, всматриваясь в ту сторону, где бесновался враг, старались угадать, что он задумал. Но это оказалось очередной вспышкой бешенства.

Мы с Васо наблюдали за вражескими окопами, слегка высунувшись из нашей небольшой крепости.

Было ясно, что фрицам притащили ужин, скоро там начнут раздачу, и, то ли для очистки совести, то ли для храбрости, с той стороны постреляли, давая этим знать, что, мол, они начеку и чтобы их не беспокоили.

Правда, наша артиллерия ответила несколькими залпами, но вскоре и она затихла: не было смысла тратить зря боеприпасы.

Спустя несколько минут все вокруг снова погрузилось в тишину, и мы прижались к брустверу, наблюдая за противником.

Вдруг почувствовали, что между нами – мною и Васо – втиснулось что-то мягкое, теплое. Оказывается, наша гостья тоже обратила свой пристальный взор в ту сторону, куда мы так напряженно всматривались, словно и она что-то соображала в этом деле.

Мы рассмеялись. Но Джулька не обратила внимания на наш смех. Она улавливала малейший шум, который доносился с той стороны.

– Знаешь, Васо, кажется, у нас появился стоящий помощник. Мы сможем спокойно спать…

– А что ты думаешь! У Джульки такой слух, что почует за километр.

– Что ж тут удивительного, – вмешался Шилов, маленький рыжеволосый автоматчик, который не мог молчать, если двое вели разговор. – Я слышал, что у японских самураев в армии стоят на вооружении маленькие собачонки, пинчеры, кажись, называются. Вот у тех нюх мировецкий! За три километра чуют, черти, что вокруг происходит. Японцы храпят в окопах, а эти самые собачки стоят на страже. Почуют опасность – сразу поднимают такой визг, такой лай, что все солдаты сразу вскакивают с мест и – в ружье!

– А откуда это тебе известно, всезнайка?

– Как это откуда? От верблюда! Книжки надо читать…

– И все это ты в книжках вычитал?

– Ну конечно… К тому же мой батя мне когда-то рассказал. Он участвовал в русско-японской войне в четвертом году. И своими глазами видал этих пинчеров.

– 'Так, может, Шилов, позовешь сюда батю, чтобы он научил нашу Джульку стоять вместо нас на посту? – предложил Ашот Сарян, и все рассмеялись.

– Это было бы неплохо, чтоб за нас кто-то вел наблюдение, а то не спим, с ног валимся… – не сдавался Шилов. – Если ваша собачка не принесет здесь какой-то пользы, то на кой леший она тут сдалась? Только харчи переводить?…

– Как себе хотите, а я могу поклясться, что собака она обученная, боевая и сможет здесь пользу принести… – настойчиво твердил Васо.

Послышались быстрые шаги. С противоположной стороны траншеи приближался стройный, крепко сбитый, смуглый парень с озорными темными глазами, с забинтованной по локоть рукой – Шика Маргулис. Увидев собаку на бруствере, раскрыл рот от изумления, и на его лице появилась

удивленная улыбка.

– Мать честная, а это что еще за зверь к нам забрел? Что, миленькие мои, на охоту собрались или в лес за грибами?

И, подумав минутку, пожал плечами, добавил!

– Где вы взяли такого красавца? А ну-ка, покажите мне этого звереныша! Видать, парень свой…

– Спокойно, ефрейтор Маргулис… Джулька может, упаси бог, тебя перепугаться и тогда заикаться станет… – остановил его Ашот Сарян.

Но Шика Маргулис на это предостережение не обратил внимания. Он подошел ближе к собаке, оглядел ее с видом знатока, что-то про себя промямлил, и широкая улыбка снова озарила его загорелое лицо:

– Знаете, ребятки, что я вам скажу? Могу поклясться счастьем жены моей и детей, – а они когда-нибудь у меня будут, – что, если останусь жив и невредим и вернусь после войны домой, возьму с собой этого красавца вашего да пойду в свою цирковую школу, которую из-за войны не успел окончить, и заявлю учителю моему – Карандашу – может, слыхали о таком клоуне? – что буду работать на манеже вот с этим зверенышем. Эта собака, клянусь вам всеми святыми и грешниками, рождена для манежа. Если б не война, я был бы уже теперь известным клоуном…

– Эй, Шика, что ж ты все время молчал, не говорил, работал в цирке? Почему не показывал нам своя фокусы? отозвался Васо Доладзе.

Шика тяжко вздохнул и махнул рукой:

– Не время для фокусов. Теперь – главный клоун Адольф Гитлер, будь он проклят! – Задумавшись на минутку, продолжал: – Пусть только война окончится, поеду в школу доучиваться. А там с этой собакой подготовлю парочку номеров – пальчики оближешь! Сам Карандаш позавидует. Он тоже работает на манеже с собакой.

Шика Маргулис порылся в карманах, достал оттуда сухарь и, поклонившись четвероногому другу, протянул гостинец:

– Пожалуйста, угощайся, дорогуша. Извини, конечно, что так скупо. Остаток солдатского неприкосновенного запаса. В Московском цирке я постараюсь тебя кормить получше.

– Глянь, какой ловкий! – сверкнул глазами Васо. – Он его уже в цирк забирает! Думаешь, даром, без магарыча мы тебе такого пса и отдадим?

– Глупенький ты мой! Кто говорит, что я его заберу у вас без магарыча? – перебил его циркач. – После войны, живы будем, затащу тебя в «Арагви» – может, слыхал когда-нибудь о таком нашем московском ресторане? Там я тебе поставлю бурдюк вина, зарежу жирного барана на шашлык и накормлю, напою тебя до отвала. Кроме всего, ты постоянно сможешь бесплатно ходить к нам в цирк на почетные места… Понял?

– Вот это другой разговор! – обрадовался Васо Доладзе.

– А ты, Шика, уверен, что этот пес пригоден для цирка? У твоего Карандаша, мне кажется, особая собака. Не похожая на эту.

– Эта совсем не пригодна для манежа, – вставил Ашот Сарян.

Подучим, натренируем как следует. Можно ведь научить и медведя на велосипеде кататься, и слона танцевать…

Но тут уже вмешался Саша Филькин, высокий, длинный парень в очках, с тонким интеллигентным лицом и вечно озабоченными глазами. Бывший студент Казанского университета, неутомимый филолог, который все время таскал в своей солдатской сумке разные учебники и том стихов Сергея Есенина, которого декламировав все время наизусть. Так как Саша Филькин и на фронте не расстается с наукой и носит большие очки, его нарекли Профессором. И теперь иначе, как Профессор, здесь его никто не называл.

Не было такого ученого спора, в который Филькин не вмешивался бы и не высказывался с апломбом всезнайки, не признавая никаких возражений.

Вот почему и теперь он не мог остаться в стороне от развернувшейся дискуссии:

– Что касается того, мои дорогие, мои славные синьоры, годится эта псина для манежа или не годится, то я обязан вам сообщить: вполне годится! Все зависит от дрессировщика. Если наука до того дошла, что можно и змею научить танцевать, то, естественно, ничего не стоит такую собаку приучить к любому цирковому выступлению.

Снова смерив быстрым и всезнающим взглядом Джульку, Профессор продолжал:

– Теперь, мои дорогие синьоры, должен вам сообщить, что вы позабыли, в каких местах мы с вами нынче находимся. Поскольку я занимаюсь литературой, то мне известно, что здесь тургеневские места. Где-то неподалеку отсюда великий писатель жил и по этим лесам бродил с ружьем и собаками, охотился, стало быть. Если кто из вас читал «Записки охотника», то должен это помнить. Кто не читал, советую при первой возможности почитать, поинтересоваться, мои дорогие, мои славные синьоры… Так вот, мне кажется, что эта самая Джулька ваша не обыкновенная дворняжка, а чистокровка, породистая. Далекий отпрыск псарни Ивана Сергеевича. Родословная Джульки, пожалуй, идет оттуда…

– Ну и нагородил! И надо ж такое придумать! – перебил его Степан Гурченко, прославленный пулеметчик нашего взвода, который тоже, подобно Филькину, любил вмешиваться в любой разговор, чтобы не подумали, что он как тот грамотей, который не в состоянии участвовать в ученом споре. – Тургенев писал толстые книги и, наверно, хорошую деньгу зашибал, так что же, не в состоянии был купить себе лучшей собаки, чем Джулька?

Наш Профессор втянул голову в плечи, поправил на тонком носу очки и бросил уничтожающий взгляд на Степана. Он, как уже было сказано, не терпел, когда ему возражали; считал, что более начитанного и знающего человека, чем он, филькин, не сыскать не то что во всем взводе, а, возможно, в батальоне или в полку…

– Мои дорогие, мои славные синьоры! – уставился он на Степана Гурченко. – Зачем вам со мной спорить? Гляньте на зубы Джульки, и вы сразу поймете, что это за экземпляр. Ведь у нее клыки как у волка. Упаси вас господь попасть на эти зубы! Она в состоянии порвать не то что матерого волка, но перегрызть одним махом ствол березы… С такой собачкой идти на охоту одно удовольствие.

– О, это прекрасно! – обрадовался дядя Леонтии. —

Коли так, то я Джульку после войны заберу с собой в Сибирь. Будем с ней ходить в тайгу на охоту… Ведь я как-никак медвежатник!

– Тихонько, дядя Леонтий, не спеши. Знаешь, когда хороша спешка? – снова вмешался Шика Маргулис. – Во-первых, я сразу сделал заявку на Джулъку. Все слышали. Все свидетели. Кроме того, ты, батя, должен помнить, что если возьмешь Джульку к себе в тайгу, то увидишь ее один ты да еще какие-нибудь звери, которых ты встретишь в тайге. А вот если Джулька выйдет со мной на манеж, ее увидят тысячи зрителей, все города и поселки, где имеются манежи.

– Чего спорите, гвардейцы! – воскликнул Ашот Сарян. – Что вы делите шкуру неубитого медведя? Пока Шика Маргулис попадет в цирк, а дядя Леонтий в Сибирь, в тайгу, как говорят украинцы, роса очи выест! Надо раньше всего дожить, поскорее изгнать гитлеровских зверей, а там будет видно…

– Это точно, – подтвердил Профессор, – но, мои дорогие, мои славные синьоры, вам надлежит помнить, что Иван Сергеевич Тургенев был того мнения, что мечтать, фантазировать – лучшее средство для здоровья, для психики человека… Мечтать, верить, соображать – лучше всех лекарств.

Быстрой стремительной походкой вошел лейтенант Самохин, взводный командир. Увидав на бруствере непрошенного гостя, он от удивления глаза раскрыл:

– Что тут происходит? Что за чучело? Кто здесь дурака валяет?

Все молча глядели на расстроенного комвзвода, не решаясь слово сказать, а он сердито оглядывал нас, стараясь Угадать виновника этого представления.

– Короче говоря, чтоб я эту тварь больше тут не видел. Поняли? Игрушку, забаву себе нашли. Весьма подходящее время для забав… Где мы находимся – в детском саду или на переднем крае? Ты посмотри только, как он разлегся… Блаженствует. Прогоните его к чертовой бабушке!

– Товарищ лейтенант, а товарищ лейтенант, – отозвался Шика Маргулис, – пусть останется с нами Джулька. Гляньте, какая красотка… Жаль. Куда вы ее прогоните, когда вокруг пустыня? Жаль. Пропадет ни за что… Живое ведь существо…

– А нас не жалко? – сердито взглянул Самохин на Шику. – Нашего старшины Михася, который под огнем тащит сюда к нам термосы и котелки с пищей – не жалко? Жизнь его висит на волоске, а он тащит нам харч. Так что ж, прикажешь ему тащить и для вашего пса? Придет сюда Михась, он сразу прогонит его! Ему только лишнего едока не хватает!…

– Товарищ взводный… – попытался успокоить его дядя Леонтий. – Вы ведь не такой грозный, как хотите казаться… Пусть остается здесь пес. Он никому не мешает…

Самохин укоризненно покачал головой, пронизывая взглядом солдата:

– И вам, батя, не стыдно такое говорить? Вы бывалый солдат, еще в ту войну, кажется, воевали… Где, скажите, в каком таком уставе сказано и где вы читали, что собака может быть на переднем крае?

– Мало что в уставе не сказано! – вмешался Профессор. – Разве в уставе все можно учесть? Мне кажется, что вся эта война идет не по уставу, дорогие мои синьоры…

– Ну ладно, прекратить дискуссию! – в сердцах сказал Самохин. – Придет старшина и решит… Как он скажет, так и будет. Захочет таскать на своем горбу жратву для вашей, как ее, Джульки, тогда она останется, пока начальство к нам не нагрянет и не прогонит. Кто захочет кормить ее…

– Да Джульку не надо кормить. Она сама будет кушать, если дадут, – вставил Ашот Сарян, лукаво улыбаясь.

Не иначе, как сама Джулька поняла, что сыр-бор разгорелся из-за ее персоны. Со страхом посматривала на разозленного начальника, сжалась, стараясь быть незаметнее, слегка вздрагивая. Она, видно, чувствовала, что решается ее судьба, и то, что этот человек так жестикулировал, бросал на нее уничтожающие взгляды, означало, что могут прогнать.

А ей здесь так понравилось с этими добродушными солдатами! И возле них не страшно, когда стреляют.

Собака немного успокоилась, когда Самохин приказал всем разойтись по местам, а сам отправился в другой конец траншеи.

После затишья, воцарившегося у нас на какое-то время, с наступлением сумерек снова все вокруг загрохотало. Над траншеей неистово свистели мины, выли снаряды, долетая со стороны леса, где находились немцы.

Они, видно, заметили, что кто-то сюда, к нам пробирается, и встретили его бурным концертом.

Но кто же в такое время может к нам добираться? И вскоре ясно стало, что пытается прорваться к нам неустрашимый старшина Михась Зинкевич. Не в его привычке оставлять нас на длительное время без еды.

Немцы били по проселочной дороге из минометов. Густые облака пыли веером вздымались над полем. Мы основательно проголодались и с нетерпением ожидали прибытия нашего доброго кормильца, но, видно, этот огонь его задержит надолго, а может и повернуть обратно. Подумав о старшине, вспомнили о голоде. Ни у кого не осталось и сухаря. Все, что имели, вернее, что осталось от неприкосновенного запаса, отдали Джульке. Но для нее, видно, этого было недостаточно. Она никак не могла насытиться.

Прижавшись к стенке траншеи, ребята следили за частыми разрывами мин и снарядов, за фонтанами земли, вздымающимися позади нас, на дороге, в поле. И никто уже не сомневался, что это фрицы встретили такой музыкой нашего старшину и, возможно, подносчиков патронов.

Мы теперь думали только о старшине. Жалели его. Как невероятно трудно приходится ему! Сто смертей переживает, пока пробивается к нам. Столько опасностей сопровождает его каждый раз! Каждому из нас тяжело. Смерть все время подстерегает. Но ему, Михасю, кажется, во сто крат тяжелее. Мы находимся как-никак в укрытии, и матушка-земля нас заслоняет от опасности, а он, старшина Михась, пробирается к нам открытым полем, и любой паршивенький осколок может для него оказаться последним. Но он сам вызвался готовить и носить нам пищу. Он не боится опасности. Где сложнее – там Михась. Ребята в шутку его назвали многостаночником. Он отлично действует противотанковым ружьем, пулеметом, а вот теперь…

Хотя каждый из нас не прочь позубоскалить, подшутить над старшиной, высмеять его рыжеватые усы, торчащие, как у кота, большую круглую, как тыква, лысоватую голову, которая скорее подходила бы ученому человеку, нежели обыкновенному бывшему кооператору из Минска, но все же мы его искренне любили и даже прощали ему чрезмерную подчас строгость и другие слабости, привычки.

Хоть бы скорее добрался он к нам живым и невредимым!

Время шло. Сумерки все более сгущались. Казалось, что Михась не рискнет полезть к нам под таким сосредоточенным огнем. Как обидно! Ведь он был так близко. Мы уже улавливали сладостный запах горячего борща, жареного мяса, щекочущий аромат крепкого чая. Опять доведется нам тут сидеть и клацать зубами.

Снова близится тревожная ночь. Каждый из нас стоял на своем посту – кто у пулеметов, кто с противотанковыми ружьями, до боли в глазах всматриваясь в ту сторону, откуда шла стрельба.

Напряжение нарастало.

Ребята снова погрузились в свои солдатские думы и заботы. Час назад только на какое-то время отвлеклись мы от войны, опасности, тревог, и причиной тому была Джулька. Из-за нее каждый вспомнил мирные дни, свои гражданские профессии, подумал о послевоенных планах и замыслах.

Тревога, овладевшая нами из-за сильного вражеского обстрела дороги, ведущей к нашим позициям, длилась, однако, недолго.

Джулька, прижавшаяся к брустверу траншеи, вдруг засуетилась, насторожилась, стала ворчать, нервничать. Она уставилась в противоположную сторону, туда, где рвались мины, хотела было броситься туда, залаять, но мы ее придержали.

Но собака все же не переставала напряженно вглядываться в ту сторону и вела себя беспокойно.

Обратили и мы свои взоры туда же, стараясь разглядеть, кого Джулька там увидела, почему так насторожилась.

И через несколько минут отчетливо услышали сквозь ночную мглу негромкий звон термосов, посуды, частое сопение человека, тихую ругань, знакомый голос.

Старшина добирается к нам! Вот какой человек. Дождались-таки! Донесся знакомый свист ночной птицы – это нам сигналит Михась Зинкевич, наш дорогой кормилец. Он притащил нам еду!

И необычная радость охватила всех.

Ну и молодчина! Таки прорвался сквозь этот бешеный огонь!

Мы; уже видели ползущего к нашей траншее Михася, навьюченного термосом, сумками. Он то и дело останавливался и, осматриваясь по сторонам, продолжал ползти.

Все очень обрадовались, но Джулька не была с этим усатым человеком знакома и порывалась залаять, броситься на него. Но ее успокоили, уложили на место, прикрикнули – свои, мол!

Да, только этого нам теперь не хватало, чтобы она вдруг залаяла или еще того хуже – бросилась на такого долгожданного и желанного гостя!

Человек приближался к траншее, и в глазах у нас посветлело. Вот он, долгожданный наш друг. Почти два дня без малого его нетерпеливо ждали, изголодались, измучились. И вот наконец…

В траншею ввалился невысокого роста, коренастый, запыхавшийся человек, с длинными торчащими усами, насквозь промокший, в каске, сдвинутой на затылок.

Он, возможно, с первой минуты мог показаться суровым, даже мрачноватым, но это только с первой минуты.

Тяжело вздохнув, вытерев рукавом гимнастерки мокрую голову и обросшее рыжеватой щетиной лицо, он выругался в адрес трижды проклятых фрицев, которые сопровождали его таким страшным огнем, снял с себя термос, сумки, наполненные всяким съестным добром, автомат и воскликнул:

– Что, ребятушки, заждались кормильца? Коли ваша ласка, то извиняйте. Сами видели, какой сабантуй пруссаки учинили. Думал – хана! Но, слава богу, выкарабкался… А ну-ка, подавайте котелки, гостинцы вам притащил…

Он искренне сожалел, что не мог раньше к нам пробиться. Знал: все очень проголодались. Но что поделаешь, когда немцы не давали головы поднять.

Ребята стали готовить котелки, глядя, как старшина раскладывает свое немудреное хозяйство, открывает термос, и по траншее разносится вкуснейший дух борща.

А он, Михась, озабоченный своим хозяйством, ни на кого не глядя, достал черпак из сумки, пахучий хлеб, отстегнул фляги с «горючим» и сказал:

– Ну-ка, гвардейцы, подходите! И прошу не обижаться, что мой походный ресторан не прибыл своевременно… Подходите побыстрее с котелками и ешьте на здоровье! Побыстрее прошу вас… Мне еще надо пробраться в третий взвод. Там ребятки меня тоже заждались.

Обычно в таких случаях, когда приходил к нам старшина с обедом, поднималось оживление, слышался смех, разносились со всех сторон шутки, остроты, а теперь все молча, сосредоточенно смотрели на этого озабоченного человека. Никто не произнес ни единого слова.

Затаив дыхание, мы следили, как Михась быстро распределяет хлеб, сухари и другие вкусные вещи, как он ловко орудует черпаком, наливая в котелки ароматный, жирный борщ, как раскладывает мясо. Он подмигивал нам, что, мол, принес наркомовскую норму, наши законные сто граммов.

Но вы, вероятно, догадываетесь: не это нас теперь волновало.

Всех интересовало, что наш кормилец скажет, когда увидит нашу Джульку! От него, Михася, зависит ее судьба.

Погруженный в свою работу, Михась теперь перед собой ничего не видел, и только когда раздал еду и налил каждому в кружки положенные сто граммов, облегченно вздохнул, вытер полотенцем руки, дожидаясь: может, кто захочет добавки.

Острый запах борща щипал за нос. В таких случаях обычно становилось у нас весело: шутки, прибаутки, а Ашот Сарян, Васо Доладзе, Шика Маргулис и Степан Гурченко состязались в остроумии, шутили, хвалили старшину. А теперь – будто воды в рот набрали.

Мы стояли со своими котелками, дожидаясь, может, кто-нибудь скажет несколько слов, неудобно есть молча. Только наш Профессор – Саша Филькин – сразу погрузился в еду, что вызвало лукавые улыбки окружающих.

Все мы ждали, что скажет старшина, когда увидит Джульку. Что он ее сейчас увидит – в этом никто не сомневался.

А тем временем наш четвероногий гость лежал, притаившись, у бруствера, уставившись, своими черными глазами на человека с длинными усами, словно понимая, что от него зависит теперь ее собачья судьба.

Одновременно в этих глазах была мольба: как бы усатый дядя не забыл ее, Джульку, и не оставил без харчей. А запах мяса щекотал ноздри. Если еще пройдет несколько минут и старшина ничего ей не подбросит, Джулька не сможет сдержаться, бросится к этому человеку и начнет теребить его лапой, просить поесть. И тогда…

Михась справился со своими обязанностями, довольный тем, что хорошо сегодня накормит ребят. Он вытирал тряпкой большие жирные руки, и теперь уже мог оглядеться.

И тут увидел Джульку.

Долгую минуту старшина стоял растерянный, от удивления потеряв дар речи. Он сперва не понял, что это – видение, сон? Это ему кажется или в самом деле видит на бруствере живого пса?

Убедившись, что это не сон и не видение, а настоящий пес, широко раскрыл глаза, и лицо его чуть вытянулось:

– А это еще что? – с притворной суровостью сказал он. – Откуда она взялась здесь? У меня на довольствии собака не значится… Продуктов на этого зверя я не получаю.

И мы замерли. Казалось, Михась немедленно прогонит собаку, обрушится на всех нас, отругает.

– Старшина, а старшина… Товарищ Михась, – произнес осторожно Ашот Сарян, – пусть пес с нами здесь останется. А насчет продовольствия можете не беспокоиться. Мы ему выделим каждый понемногу от нашего пайка…

– Что? Из своего пайка вы ей выделите? – прервал старшина Ашота, не сводя глаз с Джульки, которая, словно почуяв опасность, попятилась, и мягкая шерсть на ее спине вздыбилась.

– Михась Данилович, – подошел Шика Маргулис, назвав старшину по имени-отчеству, зная, что только таким образом можно его задобрить. – Джулька никому не мешает… Гляньте, какая красавица! Несчастное животное. Отбилась, наверное, от своих хозяев и мытарствует, некуда ей приткнуться. Вот и пристала к нашему берегу. Кроме того, я решил после войны забрать ее с собой. Она будет выступать в цирке. Уже придумал несколько таких номеров, что публика закачается и мой учитель Карандаш в том числе.

Михась окинул острым взглядом Маргулиса, смерил его с ног до головы, поправил усы, скептически улыбнулся:

– Ты, кажемся, не выпил, а уже чушь городишь? Придется тебя лишить наркомовской нормы, раз ты уже пьян… Что вы, старшина! Где же я пьян? Разве не по сути говорю?

– Так при чем же здесь цирк, Карандаш и прочие вещи?

– А вы разве не знаете, что я до войны учился в цирковой школе на клоуна у Карандаша? Вернусь домой – доучусь и буду работать на манеже с этим псом.

Старшина пожал плечами, подошел к собаке, протянул кость и, увидев ее зубы, ахнул:

– Ты глянь, какие клыки! Как у льва. Как же ты такого зверя в цирк поведешь? Он порвет тебя, твоего Карандаша и всю вашу бражку. Пожалуй, я его повезу к себе, в Белоруссию. Там недалеко от нас находится Беловежская Пуща, вот я с вашей Джулькой на охоту буду ходить. Не так ли?…

Окружающие весело рассмеялись. Гроза, кажется, миновала. От старшины зависела судьба Джульки. Даже строгий комвзвода Самохин сказал: будет так, как старшина решит, захочет он на своем горбу таскать для нее еду под огнем – пожалуйста. А если нет…

И глаза ребят посветлели.

Но тут не сдержался Самохин. Он покачал головой, взглянув на ожившего Михася:

– Слушай, старшина, ты что? Зачем берешь на себя такую обузу? Только собаки здесь не хватало! Очень подходящий момент с собакой забавляться… А между прочим, ты ведь солдат из бывалых, не первого года службы. Так скажи мне, милый мой, где, в каком таком уставе ты вычитал, что на переднем крае можно держать такую животину?

Михась взглянул на Самохина из-под густых рыжеватых бровей:

– Ну, а в каком таком уставе сказано, что я под страшным огнем должен таскать эти термосы со жратвой, ползать под градом пуль и осколков, подносить вам сюда патроны и гранаты? Мало чего в уставах не упомянуто. Разве эта война похожа на прежние войны?

– Так что же, старшина, житуху на кон поставишь, чтобы таскать на передовую жратву для такой твари? Не лучше ли ее прогнать – и делу конец? Меньше мороки… – настаивал на своем тот, но не отважился приказать прогнать Джульку. Он понял, что все ребята стоят на том, чтобы ее оставить.

Михась Зинкевич на минутку задумался.

Ситуация была не из легких. Прижавшись к стенке траншеи, закурив толстую цигарку, он сказал неуверенным голосом:

– Что мне ответить, товарищ лейтенант? По годам я тебе в отцы гожусь, а вот по занимаемой должности ты – старшой. Твое слово – слово командира. Оно и есть для всех нас закон. Прикажешь – хлопнем каблуками, руку к козырьку – есть! И это будет точно по уставу. Но есть еще одна важная штука, кроме устава, который не может все предвидеть, ибо рассчитан на людей умных – не на автоматов. Так я, значит, говорю, что есть что-то такое, что должно идти рядом с уставом – человечность, доброта, жалость и товарищество. Весь взвод, вижу, стоит на том, чтобы Джульку оставить. Чтобы, значит, не прогнать ее. Неужели ты останешься один против всего нашего доброго общества? Что же тогда получится – начальник идет в ногу, а взвод наоборот? И это будет порядок?…

Заметив, что взводный скрыл наплывшую было улыбку, смягчился малость, старшина налил в консервную банку борща, взял еще одну большую кость и поднес Джульке, которая все время глядела на него голодными и молящими глазами. Взглянув на взводного, старшина добавил:

– От меня ничего не убудет, если я принесу ей чего-нибудь. Не специально ведь для нее рискую каждый раз жизнью… Ей-богу, нехай останется с нами, товарищ взводный! Няй останется. Поглядим, как она себя вести будет. Прогнать завсегда успеем. Наука не сложная…

– Она себя, как видите, отлично ведет… Привыкает к нашей окопной жизни, товарищ взводный, – вмешался Васо Доладзе, – и службу уже несет вместе с нами. Видите, как все время ведет наблюдение за фрицами. И огня не боится, лежит у бруствера, как штык. Пользу приносит…

Старшина несколько успокоился, глядя, с каким аппетитом ребята уплетают еду, как Джулька обгладывает кость, затянулся терпким дымом цигарки и продолжал:

– Понимаешь, товарищ командир, эта красавица, потеряв своих хозяев, оставшись бездомной, не подалась во второй эшелон, в медсанбат, где обитают красоточки наши – сестрички и докторши, которые встретили бы Джульку с превеликим удовольствием и радостью, кормили бы, купали, гладили. И жила бы там Джулька припеваючи и в полнейшем спокойствии и безопасности. Так что же заставило Джульку прибежать сюда, в наш ад? О чем все это говорит? А о том, что это не паинька-собачка, а боевой друг и не трус какой-нибудь… И никакой мороки, кажется мне, с ней не будет. И жратвы ей хватит у нас, не пожалеем. Подумаешь, сколько ей надо… Правду говорю, ребятки-гвардейцы?

– Правду, чистую правду, старшина!…

– Толково говоришь, Михась! – послышались отовсюду дружные голоса.

– А вообще-то, кажется, Джулька сможет раненых вытаскивать с поля боя… – вставил Ашот. – Она обучена. Отбилась от своей части. Все может быть… Да?

А тем временем Джулька догрызла кость, опорожнила посудину, облизалась и совсем преобразилась, глядя благодарными глазами на усача, который так ее порадовал. Она глядела на него такими очами, словно поняла, что он ее выручил.

Старшина посмотрел на затянутое тучами небо, минутку вслушивался в отдаленный гул самолетов, быстро стал собирать свое немудреное хозяйство, надвинул на лоб каску, пожелал ребятам доброй ночи и чтобы они крепко держались и не забывали Джульку, не обижали ее, ловко выбрался из траншеи, кубарем скатился вниз, в лощинку, и, вытянувшись во всю длину, пополз по-пластунски в тыл.

Мы следили за старшиной, за этим неутомимым, добродушным с виду, но суровым человеком, смотрели на него с благодарностью, а наш Профессор философски сказал, вытирая пучком соломы свой опорожненный котелок:

– Да, это человек!

3.

– За короткое время наша Джулька почувствовала себя не только смелее и увереннее, но подружилась со всеми нами.

Она лежала, прижавшись к брустверу, всматриваясь внимательно в ту сторону, где засели немцы. Глядела, словно что-нибудь понимала в этом деле. Мы то и дело пытались согнать нашу гостью вниз, боясь, что ее заденет осколок, но та не слушалась, не желая уйти с насиженного места, прижималась к нам, тыча в лицо свой влажный нос. И ребята шутили, мол, видали, Джулька незыблемо стоит на посту, старается…

Прошло еще какое-то время, и Джулька так привыкла к непрерывной стрельбе, свисту пуль и осколков, ко всей нашей сложной и опасной солдатской жизни и быту, что нам стало казаться – она уже бог весть сколько времени живет в этой траншее и не испытывает никакого страха, наоборот, видно, ей у нас очень нравится.

Она уже знала, когда, при каком огне может спокойно лежать, прижавшись к брустверу, а когда ей лучше всего прыгнуть вниз, на дно траншеи и прилечь на плащ-палатке, которую кто-то из наших бойцов для нее расстелил.

Джулька отлично знала, кто из нас ее любит, а кто относится равнодушно, не проявляет никакой заботы.

Казалось, больше всего обрадовалась, почувствовав, как нежно стал к ней относиться суровый и немногословный комвзвода Самохин. Видимо, слова старшины на него подействовали. Каждый раз, проходя мимо Джульки, на минутку задерживался возле нее, гладил, щекотал под лапами, а то и совал кусочек хлеба.

Джулька приучилась не просить еды или воды, уже не смотрела просящими глазами, чтобы что-нибудь подбросили, а терпеливо ожидала прихода старшины, чтобы тот ей выдал, как и нам, паек. Не просила у нас еды, словно понимала, что съестных запасов у солдат нет, и нужно ждать, пока заявится дяденька с длинными усами и принесет еду. И она заодно полакомится чем-нибудь.

Она также привыкла к своему ложу на плащ-палатке и время от времени, когда ей надоедало лежать у бруствера и глядеть на другую сторону балки, откуда доносились выстрелы, соскакивала вниз, вытягивалась на плащ-палатке. Подремав немного, возвращалась на свой пост.

Это вызывало у каждого из нас добрые шутки, смех.

И не только шутки.

Вот недавно наш пулеметчик Степан Гурченко высунулся из траншеи, чтобы достать свою каску, которая покатилась вниз. Его заметил вражеский снайпер, открыл огонь, и ефрейтор упал в траншею раненый, обливаясь кровью.

Мы ему кое-как перевязали рану, но она оказалась очень опасной, и следовало отправить его в санпункт.

Дело было под вечер. Мы помогли санитару вынести раненого из траншеи, уложили его на плащ-палатку, на которой раньше дремала Джулька, и санитар, взявшись за концы брезента, пополз с раненым.

Джулька с минуту следила за санитаром и явно нервничала. Это с какой же стати человек утащил ее постель, которую она так облюбовала? И она вдруг на него сердито зарычала.

Но, с другой стороны, ей жалко было Степана Гурченко, который был с ней все время так ласков, угощал, чем бог послал.

Позабыв обо всем на свете, Джулька мгновенно выскочила из траншеи и, несмотря на наши крики, одним прыжком догнала санитара, вцепилась крепкими клыками в край плащ-палатки и стала помогать тащить раненого.

Мы думали, что Джулька сейчас же вернется, но где там! Она испарилась в тумане, покрывшем землю. Скрылась с глаз.

Что она? Спятила? Убежала от нас? Нам ее стало так жалко. Все привыкли к ней. И вот тебе! Ушла.

Мы молчали, не могли глядеть друг другу в глаза.

– Конечно, как волка ни корми, а он все в лес смотрит, – сказал кто-то из ребят. – Собака остается собакой: наелась, напилась, отдохнула и пошла бродить по белу свету.

– Конечно, это всегда так, когда слишком много нянек… – сердито сказал Ашот. – А собака любит, видно, одного хозяина. Он только цыкнул бы, и она немедленно вернулась.

Но не долго довелось нам терзаться тревожными догадками.

Прошло два часа, как мы услышали тяжелое дыхание и высунулись из траншеи. В дымке предрассветного тумана увидели нашу Джульку. Она спешила к нам, таща в зубах плащ-палатку – свою постель, на которой недавно санитар с ее помощью волок раненого Степана на сан-пункт.

Мы обрадовались. А Шика Маргулис и вовсе был на седьмом небе от счастья. Он протянул к ней руки и сказал:

– Скорее, дружок, давай сюда, пока фрицы тебя не заметили! Не собака, а мудрец! Такую еще не встречал, чтоб я помер! Умничка, все понимает, только говорить не умеет, как бедный студент на экзамене…

Подхватив ее на руки и втащив в траншею, добавил:

– Клянусь всеми святыми – Джулька рождена для цирка! С ней только хорошенько поработать надо…

– Опять двадцать пять! Снова ты со своим цирком! – перебил его Доладзе. – После того, как Джулька так намучилась, ей просто необходим будет наш кавказский воздух… Заберу ее к себе. Ведь как-никак я ее крестный, имя дал. Я, и никто иной!

– Это еще не факт, – вмешался Ашот Сарян, – во-первых, имя, что ты ей дал, нигде покамест не зарегистрировано. Ни в одном ветпункте. Это раз. И, кроме того, такая собака заслуживает жить у нас в Ереване. Там – красота! Там как на ладони виден Арарат…

Наш мудрый Профессор несколько минут прислушивался к спору и сказал:

– Болтайте, сколько вашей душе угодно, мои дорогие, мои милые синьоры. Но главное в том, что я оказался прав…

– В чем?

– В том, мои дорогие, мои славные синьоры, что я первый по достоинству оценил этого пса. Я вам сразу сказал, это не дворняжка, не какая-нибудь простая, обыкновенная сучка. Вы своими глазами видели, как она вцепилась зубами в плащ-палатку и помогала санитару тащить раненого, а теперь вернулась к нам с этой же плащ-палаткой.

– Ну и что?

– Так вот: теперь я уже определенно могу заявить, что это потомок тургеневских охотничьих собак. С такими Иван Сергеевич и бродил по окрестным лесам на охоту. Клянусь, это знатная, породистая собака и держит ухо востро. Теперь ясно. Она обученная. Работала санитаркой. Раненых вытаскивала с поля боя.

Мы все, как один, поддержали Профессора и согласились с ним: шибко грамотный мужичок, разбирается.

4.

Джулька отлично соображала: когда появляются над нашими окопами вражеские самолеты, нужно прыгнуть на дно траншеи, чтобы осколки бомб не задели. Поняла, что не надо и злиться, когда, старшина вовремя не может пробраться сюда с харчами, а терпеливо ждать. Она научилась в минуты затишья вздремнуть, а когда начинался сабантуй – следить внимательно за вражескими позициями. Во многом подражала нам, точно обезьяна, вызывая улыбки и восторг окружающих, и мы уже обращались к нашему всезнайке Профессору, не может ли он сказать – не происходит ли Джулькин род от обезьяны? А он злился.

– Зачем задавать такие неуместные вопросы? Собака совсем иного происхождения, нежели обезьяна, и пользы людям приносит куда больше.

Как-то ночью на нашем участке установилась необычная тишина, что нас очень тревожило. Эта тишина всех угнетала, изводила. Что-то не похоже на нашего злобного соседа, чтоб он так тихо вел себя. Мы уже хорошо знали его коварные повадки – если он долго молчал, стало быть, что-то замышляет, и надо особенно быть начеку!

А противник упорно молчал. И все мы понимали, что это неспроста. Фашисты готовят нам какой-то сюрприз. Каждый из нас понимал: немцы ждут, когда подсохнут дороги после проливных дождей, прошедших недавно, когда его техника сможет развернуться. Они ведь не будут долго торчать здесь в ожидании чуда. Фюрер недавно обещал им, что это лето будет победным для них. Этим летом они возьмут реванш за поражение под Сталинградом… Им необходимо во что бы то ни стало добиться победы на Курской дуге, и тогда фюрер уже безусловно въедет на белой лошади в Москву…

Нам не известны были планы наших стратегов. Мы знали лишь одно: что этот клочок земли является для нас священным. Наш огненный островок должен, стать подлинной крепостью, и тут должны себе обломать зубы фашистские звери, которые попытаются прорваться через наш участок.

Тишина, необычная тишина царила вокруг.

И эта тишина насторожила нас, заставила быть в напряжении, готовыми ко всему. Надо было ждать, а главное – смотреть в оба.

Наша Джулька тоже, словно бы почуяв что-то неладное, все время лежала, прижавшись к брустверу, – ушки на макушке – и ловила малейший звук, который доносился с противоположной стороны балки.

Мы стояли, прижавшись к стенке траншеи, неусыпно наблюдая за противником.

Рядом стояли, притаившись, Васо Доладзе, Ашот, Профессор, готовые в любую минуту открыть огонь, достойно встретить вражеские цепи.

А Джулька не сводила с нас глаз. Видя, что сон, усталость нас мучают, она как бы нам сочувствовала и сама не

дремала.

Самохин неторопливо ходил по траншее, проверяя, все ли на своем посту, все ли готово к бою. Негромко, спокойно, хотя был крайне встревожен, делал замечания. Он был теперь сосредоточен, строг, то и дело поглядывая в ту сторону, где притаился противник. Мы отлично понимали, что означают его взгляды.

Он спрашивал, есть ли у каждого из нас достаточный запас патронов, гранат.

Надвигалась густая ночь.

Бес его знает, куда девались звезды, которые совсем недавно перемигивались, вспыхивая, и тут же гасли. На какое-то время исчез за обрывистыми облаками полумесяц, и казалось – он уже вовсе не появится.

Надо было напрячь зрение, чтобы разглядеть, что делается и там, за балкой, и на ничейной земле.

Время шло медленно. Было за полночь, а зловещая тишина все еще царила вокруг. Обычно в такие часы немец уже устраивал «фейерверк». Небо озарялось многоцветными ракетами, трассирующими пулями. А тут тишина. Словно никакой войны и близко нет.

Но каждый из нас отлично понимал: тишина эта обманчивая.

И это сразу же почувствовала нутром Джулька.

Лежа, вытянувшись у бруствера, она вдруг вздрогнула, и шерсть ее встала дыбом. Наш четвероногий помощник явно забеспокоился. Стал теребить нас, подталкивать лапами, мол, глядите, не зевайте.

Что же произошло с Джулькой?

До боли в глазах мы всматривались в ту сторону, где затаился враг. Краешек месяца вынырнул из-за туч, и мы отчетливо увидели, как на вражеской стороне тихонько перевалилось через брустверы окопов несколько фигур. Они стали быстро ползти к «ничейной» земле, к нашим позициям.

Послышался скрежет железа. Кто-то ножницами кромсал проволочные заграждения. Вражеские солдаты притаились, оглядываясь – не заметили ли мы, не услышали? – и еще быстрее поползли к проходу.

Сколько их было? Пятеро, шестеро, а может, и больше? И кто они – смертники? Безумцы? Отважились на такое безумие…

Неужели не понимают, что никто из нас не спит и тишиной они нас не усыпили?

Их замысел сразу был нами разгадан. Под покровом ночи и тишины они хотят подобраться к нашей траншее, обрушиться на нас, как снег на голову, и захватить «языка».

Что ж, пусть подползут поближе, мы с ними потолкуем. Надо только держаться, не спугнуть ночных гостей преждевременно. Вот еще несколько минут, и мы их проучим. Нас не так просто перехитрить. Пусть подползут поближе.

Напряжение росло. Мы посматривали не без тревоги на взволнованного лейтенанта и понимали значение всех его жестов.

Каждый из нас знал, что без его приказа никто не должен открывать стрельбу. Стоит нашему командиру только взмахнуть рукой, как град пуль, гранат обрушится на головы немцев, нагло ползущих к нам.

Но Самохин не спешил. И мы его отлично понимали. Пусть подойдут поближе. Перебить эту горстку наглецов мы всегда успеем, нужно попытаться захватить кого-нибудь из них живым. Нам тоже не мешает взять «языка». Тем более, что он самолично ползет к нам…

– Давайте, давайте, фашисты, поближе. Еще немного, еще чуть-чуть – и проклянете минуту, когда полезли сюда, – прошептал Профессор.

Время тянулось томительно медленно. Тяжело дыша и задыхаясь, вражеские солдаты ползли сюда. Они уже преодолели зеленую балку, готовились к прыжку, чтобы незаметно для нас ворваться в траншею, сделать свое черное дело и под прикрытием огня уйти назад. Нервы напряжены до предела, остались считанные минуты. Мы смотрим на Самохина, но тот все еще не торопится. Легкий знак рукой – мол, не нервничать, главное – выдержка! И мы ждем, затаившись, следим за каждым шагом врага.

А Джулька смотрит на ползущих с явным возмущением, нервничает, тихонько скулит.

Васо Доладзе и Шика Маргулис, стоявшие возле нее, осторожно поглаживали собаку, просили, чтобы лежала спокойно, не волновалась. Немцев там, впереди, не так уж много, чтобы опасаться их, к тому же они на виду. Как-нибудь быстро расправимся с ними, пусть только подползут к нам.

Огрызок месяца скупо освещал нашу маленькую долину, и мы видели, правда, не очень отчетливо, как приближаются к нам немцы. Но вот он скрылся за наплывшими облаками, и все впереди растворилось во мраке. Мы только с трудом заметили, как один немец отделился от группки и пополз быстрее, опередив намного остальных. Видно, ему не терпелось первым достичь нашей траншеи.

До боли в глазах мы вели наблюдение за этим смельчаком. Ждали.

Но что это?

Как же мы пропустили мгновенье? Наша Джулька молнией перепрыгнула через бруствер. Оторвавшись от земли, она в несколько прыжков оказалась возле немца и впилась в него клыками, стала его рвать. Для молодчика, видно, появление четвероногого «санитара» было столь неожиданным, что, к счастью, не успел пустить в ход оружие. Он был ошеломлен и только успел неистово заорать, к нам донеслись его душераздирающие крики: «Майн готт!»

Кажется, эти дикие вопли услышали не только мы, но и его дружки. И, вместо того, чтобы прийти ему на выручку, они стали отползать назад, вскочили на ноги и бросились врассыпную, пятясь к своим окопам.

А разъяренная, как рысь, Джулька ни на что не обращала внимания, даже на выстрелы, которые понеслись с вражеской стороны, она обрабатывала своего пленника, не давая ему шевельнуться.

С вражеской стороны понеслись красные и зеленые ракеты, ленты трассирующих пуль, освещавших на какие-то мгновенья долину, но так и не могли немцы разобраться, что происходит у них за колючей проволокой.

Наши пулеметчики открыли заградительный огонь, не давая убегающим немцам добежать до своих окопов. Ударили наши минометчики. Уже трудно было разглядеть, что там, впереди нашей траншеи происходит. Все вокруг гудело, свистели пули, и сквозь эту кутерьму к нам прорывались рычание Джульки и мольбы, крики немца. Мы опасались, что Джулька погибнет, не вернется к нам, и мысленно себя терзали. Как же мы не удержали ее? Так жалко нашего друга!

Вот мы ее на минуту вовсе потеряли из виду, думали, что уже погибла, но по крикам и воплям немецкого солдата, пытавшегося уйти от нее, понимали, что она еще там свирепствует.

Кто-то из наших стал свистеть, звать Джульку, но она, конечно, не слышала этого, занятая своим непонятным делом.

Мы мысленно уже прощались с нашим другом. И не только прощались, а поедали себя поедом, не могли себе простить, что не уберегли ее от несчастья. Ведь с этой небольшой кучкой немцев, которая коварно подбиралась к нам, мы быстро и легко бы справились, не помешав нам Джулька этого сделать.

Пропадет ни за понюшку табаку наш друг, и это нарушило радость оттого, что провалился замысел врага застигнуть нас врасплох, сорвали их замысел захватить у нас «языка».

Блеклая пелена дыма стлалась по балке, и трудно было Разглядеть, что там впереди. Видно, и немцам, сидевшим По ту сторону и ведущим беспорядочный огонь, не ясно было, что произошло с их разведчиками, ждали – может, все же вернутся, уцелеют.

Мы поймали на себе сердитый взгляд Самохина. Этот взгляд как бы означал: «Что ж вы, друзья мои, натворили? И дело сорвали, и Джульку потеряли. Эх, шляпы, бить вас некому!»

Да мы сами укоряли себя мысленно, сами понимали, что попали впросак.

Мы всматривались в балку, подернутую дымком. Звали Джульку, но ей, видно, было не до нас, а может, уже погибла. Время шло медленно. Томило ожидание. Минуты тянулись, как вечность.

Над головой чуть расступились тучи, и на какое-то мгновенье вынырнул краешек месяца, осветив балку. В тусклом сиянии мы заметили нашу Джульку. Выбиваясь из сил, она тащила в нашу сторону немца.

Да, сомнений уже не было. Она!

Вот она выпустила жертву из цепких своих клыков, чтобы, видно, перевести дыхание, и тут же снова набросилась на него.

Спросив разрешения у Самохина, Васо и Шика стремглав выскочили из траншеи и быстро поползли в ту сторону, прижимаясь к земле, чтобы пули не задели. Немец, едва живой, тяжело дышал, с ужасом посматривая на собаку. Ребята потормошили пленника – будет ли с него толк, стоит ли его потащить к траншее – и решили; что можно будет его привести в чувство.

Схватив цепкими руками за шиворот куртки, ребята поползли к траншее, потащив за собой немца.

Джулька, постояв несколько секунд на месте, поглядев на хозяев, побежала следом.

Через несколько минут Васо и Шика добрались к траншее, втащили немца и облегченно вздохнули.

Вокруг еще свистели пули, но ребята уже были у себя под надежным прикрытием матушки-земли.

Джулька тут же, обессиленная, свалилась на плащ-палатку.

Кто-то из солдат поднес ей банку с водой, и она жадно стала пить, приходя медленно в себя, затем стала дышать ровнее, облизывать рану.

Мы смотрели на нее, измученную, окровавленную, а санитар стал ее ощупывать, желая обнаружить место, откуда сочилась кровь. Он занялся нашим бесстрашным другом, а остальные окружили чуть живого немца.

Самохин осветил фонариком пленного и увидел на изодранной куртке знаки фельдфебеля, толкнул его ногой и обернулся к Джульке:

– Что ж ты, милая, натворила? Не могла уже притащить живого? На кой бес нам эта дохлятина? Приволокла бы сюда нам живого, мы бы тебя поблагодарили!

Сделав шаг к собаке и увидав, как она тяжко дышит, ранена, опустился на корточки, придвинув ближе к ней банку с водой.

– Пей, дорогуша, хоть дисциплину нарушила, без приказа бросилась в бой, но придется на этот раз тебя простить. – И нежно погладил по окровавленной шерсти: – Ты уж гляди за ней, санинструктор, приведи в полный порядок…

А сам подошел к немцу, нагнулся над ним, прислушался.

– Дышит, товарищ взводный! – махнул рукой дядя Леонтий, дымя цигаркой. – Черт его не возьмет! Здоровый как бык. Очухается скоро.

И в самом деле, через несколько минут фельдфебель открыл мутные, залитые кровью глаза, что-то стал мямлить.

– А ну, Профессор, подойди поближе, переведи, что этот молодчик брешет… – кинул Самохин.

– Так он же без сознания. А ну-ка, ребята, – сказал Ашот, – откройте форточки, нечем дышать… Гад испортил начисто воздух…

Он снял баклажку, откупорил ее и хлюпнул немного воды на немца.

– Скорее проснись, не придуривайся!

– Брызни еще немного! – кинул Шика Маргулис. – Кажется, жив…

– Да, хорошо Джулька его обработала. На всю жизнь запомнит, – добавил Васо. – Вот это у нас «санитар» – настоящий! Ну и Джулька!

Саша Филькин опустился на колени возле немца, приложил ухо к его изодранной Джулькиными зубами груди и поднялся:

– Жив, сволота, жив, мои дорогие, мои славные синьоры. Сам черт его не возьмет!

Санитар стал хлестать фельдфебеля по щекам, приводить его в чувство. Приподнял, прислонил к стенке, поднес к его губам консервную банку с водой.

– Пей, пей! Гут пей! – сказал Самохин, глядя на оживающего фельдфебеля. – Пей! Нам нужен живой фриц, а не дохлятина. «Язык» нам нужен до зарезу. Понял?

– Гут… гут… – промычал немец и стал жадно пить из банки воду.

Санитар и Саша Филькин приводили немца в божеский вид. Они вытерли тряпкой кровь с лица, причесали его взлохмаченные, грязные патлы, кое-как перевязали, помыли и сделали его немного похожим на человека.

Надо сказать, что мы еще никогда так не старались, как в те минуты, спасти немца. Взводный по телефону передал комбату о нашем неожиданном трофее, а тог передал выше, и стали звонить телефоны: начальства требовало чем поскорее доставить пленного в штаб, только живого, целого. Не приведи бог, если тот отдаст черту душу. А воинам взвода объявлялась благодарность за то, что захватили фельдфебеля.

Самохин все это выслушал с улыбкой, не зная, как быть: рассказать начальству о фельдфебеле, поведать всю правду, как к ним попал этот эсэсовец, или лучше умолчать?

И Самохин умолчал, ни словом не обмолвился о необычном происшествии. Выделил двух бойцов-автоматчиков, которые отведут пленного в штаб. Он приказал ребятам ничего не говорить о том, как поймали фашиста. Сдать под расписку и немедленно назад. Ясно?

– Конечно, ясно. Приказ есть приказ.

Санитар и Профессор облегченно вздохнули, когда мы поползли с пленным к штабу батальона. Они стали приводить в порядок Джульку, мыть, смазывать ей раны йодом, перевязывать. Остальные пытались накормить ее, отдавая последние куски, которые приберегли для себя на всякий случай. А она постепенно успокаивалась, стала свободнее дышать. Заметив, как ребята выволокли пленного фельдфебеля из траншеи, из последних сил вскочила на ноги, бросилась к нему, норовя схватить за штанину, но ребята ее удержали. Только этого нам не хватало, чтобы Джулька доконала насмерть перепуганного фельдфебеля и чтобы мы не добрались с ним до штаба.

Да, сегодня Джулька выросла в наших глазах. Все толки и пересуды, споры, – нужно ее держать или прогнать, – прекратились окончательно.

Надо собаку беречь и не позволять ей самовольничать.

Тем временем огонь со стороны немецких окопов усилился.

Визжали мины, свистели пули, осколки. Видимо, кое-кто из немецких разведчиков все же уцелел и добрался к своим, рассказал начальству, что произошло. И немцы засыпали нас минами, бушевали, никак не могли примириться с провалом операции. Они вели сильный огонь еще и по той причине, что под прикрытием стрельбы пытались подобраться к зеленой балке, дабы перетащить трупы своих солдат. Но наши пулеметчики тоже не дремали, снайперы тем паче, и каждая новая попытка оканчивалась для противника ничем.

Да, нельзя сказать, чтобы фельдфебель, который так нежданно-негаданно попался в наши сети, был в большом восторге оттого, что ему кивнули многозначительно, указав при этом на автоматы, и приказали ползти по-пластунски вперед. Мы дали ему понять: при первой же попытке скрыться он получит несколько пуль, а если будет себя прилично вести, ему подарят жизнь и свободу после войны. Не очень понравилось ему и то, что запихнули ему кляп в рот. Он кривился и жестами показывал, мол, это не по правилам, не гуманно. Он не согласен: как же это с ним, фельдфебелем гитлеровской непобедимой армии, к тому же обладателем железного креста и прочих жестянок, обходятся так сурово. Но ему пришлось-таки ползти туда, куда ему указывали.

Когда мы вытолкнули его из траншеи и на него снова хотела наброситься Джулька, лежавшая на своей плащ-палатке и не сводившая с него грозного, свирепого взгляда, он обомлел, весь съежился, задрожал, что-то промямлил, но мы его успокоили: в обиду, мол, не дадим – пусть ползет спокойно. А Джульке кивнули, что ей нечего больше волноваться, ее пленник – в надежных руках, она может мирно отдыхать, приходить в себя, так как свое дело исполнила блестяще, сработала чисто, аккуратно, дай бог и дальше не хуже, и большое-пребольшое ей спасибо за труды. Под воем мин и осколков мы ползли, укрываясь то и дело в воронках, которые зияли на нашем пути, во впадинах, канавках, опасаясь, возможно, не так за свою жизнь, Как за жизнь этого верзилы в изодранном и окровавленном мундире.

Он все время махал руками, мимикой просил остановиться, где-то спрятаться от огня. Стреляют хотя и свои, – считал он, – но пуля дура, она не разбирается и может его убить. А у него дома, мол, жена и теща, и они даже еще не видели его креста, который он только недавно заслужил. К тому же ему обещало начальство, что, если хорошо проведет эту операцию по захвату «языка», получит второй крест и будет произведен в офицеры. Так на тебе! Беда обрушилась на его голову, попался, как кур в ощип и потерял весь свой бравый вид!

Он, смертельно напуганный, заплакал, что-то мычал сквозь кляп, был до предела жалок.

Фельдфебель полз, лихорадочно дрожа от страха, сокрушался, посматривая на небо, где сверкали нити трассирующих пуль, вспыхивали ракеты, то и дело оглядывался в ту сторону, где виднелась наша траншея.

Он уже не так сильно боялся осколков, как Джульки. Ему все время мерещилось, что она вырвется из траншеи и помчится сюда, снова бросится на него и доконает, как она уже это сделала с другим его коллегой, который шел выполнять боевую операцию по захвату «языка».

Да, были причины для страха!

Раны мучили фельдфебеля, и он с каждой минутой все больше кряхтел, стонал.

А Джулька там, в траншее, все еще лежала на видавшей виды плащ-палатке, облизывая свои раны, и уже не сопротивлялась, когда заботливый санитар и Профессор-очкарик так ласково ухаживали за ней.

Осколок вонзился ей в ногу в тот самый момент, когда она уже была близко от нашей траншеи. А этот проклятый фельдфебель оказался таким тяжелым и грузным, что собака совсем выбилась из сил, пока дотащила его.

Правда, некоторая заминка все же произошла, когда молодой санитар достал из сумки бинт и хотел перевязать Джульке лапу. Ей это явно не понравилось. Она с недоверием взглянула на парня и сердито зарычала, да так, что тот отскочил от нее. Профессор и Шика попытались это сделать сами, тогда она смирилась, протянула им больную лапу и терпеливо наблюдала, помахивая хвостом.

– Вот так, дорогуша, – сказал Маргулис, – теперь ты уже обстрелянная, пороха нюхнула и выдержала солдатский экзамен на пять с плюсом. Отныне ты полноправный воин нашего гвардейского взвода. Теперь, родная, никто не посмеет тебе сказать, что ты даром переводишь солдатский хлеб. Молодчина!

Дядя Леонтий тяжелой своей походкой подошел к собаке, опустился возле нее на корточки, погладил и, покачав головой, сказал:

– Да, в тайге я повидал немало разных охотничьих собак, но такое, клянусь, вижу впервые. Не собака, а черт рогатый!

Ашот Сарян скорчил смешную гримасу и добавил:

– Расскажешь кому-нибудь после войны, что на наших глазах творила Джулька, ей-богу никто не поверит, назовут брехуном. Мол, на войне все врут.

– Я ведь сразу сказал, что это не обычная собака, а необыкновенный экземпляр! – отозвался Профессор. – Теперь, милые, родные мои синьоры, я уже не сомневаюсь, что Джулька происходит от династии собак, которых Иван Сергеевич Тургенев так талантливо описывал в своих блестящих произведениях, От тех самых собак, с которыми писатель ходил здесь на охоту. Редчайший песик!

Подумав минутку, философски добавил:

– Теперь я понимаю, почему писатели, художники так много внимания в своих произведениях уделяют собакам, птицам и всяким животным вообще. Вы помните, дорогие, милые мои синьоры, читали, надеюсь, Сергея Есенина, его бессмертную оду собаке Качалова? Не читали? Не знаете? Очень печально! При первой же возможности поинтересуйтесь, получите огромное удовольствие. Сейчас вспомню, как там у поэта:

Дай, Джим, на счастье лапу мне,
Такую лапу не видал я сроду.
Давай с тобой полаем при луне
На тихую, бесшумную погоду.
Дай, Джим, на счастье лапу мне…

…Ты по-собачьи дьявольски красив,
С такою милою, доверчивой приятцей…

Все притихли, вслушиваясь в чтение Профессора и даже позавидовали, что у него получается так гладко, красиво, как у настоящего артиста. А Самохин сказал:

– Очень красиво, Филькин. Ты, вижу, настоящий актер. Да и написано, конечно, отлично. Как это там: «Дай, Джим…» Имя-то какое, а мы тут дразним нашу – Джулька и Джулька! Давай и нашу назовем Джимом…

– Что вы, товарищ лейтенант, – вмешался Васо Доладзе, – разве можно собаке каждый раз менять кличку? Еле привыкла к той, что я ей дал, так вы хотите поменять? Никуда это не годится! Ни в какие ворота не лезет. К тому же она – дама, а Джим…

– Правильно, Васо, – поддержал Шика. – Нельзя менять кличку.

Он поднялся с места, вытер пучком соломы грязные от земли руки и продолжил:

– Менять имя это не так просто, как вам, братцы, кажется. С гражданки еще помню – это большая морока. Зачем же будем Джульке трепать нервы. Пусть уж останется по-старому.

Все рассмеялись дружно, и взводный уже сам не рад был, что затеял этот разговор.

– Ну, ребята, пошутили, покалякали – и хватит! Об одном я вас попрошу: в дальнейшем не позволяйте вашей Джульке действовать самостоятельно. Ей тоже надо привыкнуть к дисциплине. Без моего разрешения никуда не высовываться. Поняли? – сказал Самохин.

– Поняли, товарищ командир! – ответил Ашот. – Но победителя, кажется, не судят. Она ведь себя показала…

Самохин закурил, выпустил большое облако дыма.

– Ну, конечно, победителя не судят. Джулька сегодня в самом деле творила чудеса, но в дальнейшем не отпускайте. Беды не оберемся из-за нее. И мне влетит от начальства, если оно узнает, что такую гостью приютили у себя.

– Никто нас за это не осудит, – вмешался в разговор циркач, – я на месте начальства наградил бы Джульку медалью «За отвагу».

– Надо как-то передать старшине Михасю, чтобы притащил ей сегодня двойную порцию, – озабоченно добавил Ашот Сарян.

– Не мешало бы!

– Он так или иначе притащит. За этим дело не станет, – усмехнулся дядя Леонтий.

Джулька, смертельно уставшая, измученная, глядела то на одного, то на другого, прислушивалась, крутила головой, словно что-то из нашего разговора понимала. Она вертелась на плащ-палатке, то и дело облизывала раны, пыталась сорвать бинт, но тщетно: Шика Маргулис и Саша Филькин – бывалые солдаты, прошедшие огонь, воду и медные трубы, и коли что-то делали, то надежно. Джулька постепенно свыклась со своим бинтом и перестала обращать на него внимание.

Наша отважная помощница долго ворочалась на своей плащ-палатке и в конце концов уснула после трудов праведных.

Споры, шутки, остроты сразу прекратились.

Утихла стрельба на переднем крае, погасли разноцветные ракеты, которые кромсали на части над нами небо.

Мы снова стояли на своих местах, обратив пристальный взор на противоположный край зеленой балки, где засел свирепый враг. И каждый из нас был на своем посту, надежно охраняя нашу небольшую крепость, родную пядь земли.

5.

Время тянулось несказанно медленно, скучно, однообразно. Опять на переднем крае воцарилась напряженная тишина.

Мы знали, что противник попытается сегодня же что-то предпринять в отместку за свой провал, за свои потери, которые ночью понес, но он молчал. Проглотил горькую пилюлю и затаил на наш немногочисленный гарнизон свою злобу.

Вслушиваясь в непривычную тишину, могло казаться, что никакой войны вообще нет на свете. Вскоре в густом кустарнике осторожно запели неустрашимые соловьи, появившиеся неведомо откуда. Они на несколько минут погрели наши истосковавшиеся по песне души, пели с такой нежностью, словно хотели нам сказать: «Послушайте, ребята, пока не стреляет немец, мы вас немножко позабавим. Кто знает, когда еще настанет здесь такая блаженная тишина».

Мы уже, пожалуй, могли бы по очереди вытянуться на дне траншеи, чтобы вздремнуть полчасика, но сегодня никто из нас не решался позволить себе такую роскошь. Надо было быть готовыми к бою, не проспать, не прозевать секунды, когда немец начнет наступление, которым он нам угрожал. Он выставлял изредка из своих окопов огромный рупор и горланил на ломаном русском языке. «Русс зольдат! Недалек день, когда мы обрушит на вас наше секретный оружия, тогда заплачете горькими слезами. Русс зольдат, сдавайс в плен. Пойди к нам, пока ест время. Фюрер скоро пустит свой секретное ба-бах и русс капут. Спасайс, русс! Мы тебе давайт зуппе и хлеп!»

Наши ребята слушали этот идиотский бред и от души смеялись. А Ашот Сарян, сложив руки рупором,. отвечал:

«Гей, Фриц! На кой бес нам твой вонючий зуппе? Мы любим борщ с пампушками!» Дядя Леонтий добавлял К этому несколько крепких солдатских слов, которых не следует воспроизводить на бумаге… И на этом обычно заканчивался мимолетный диалог с фрицами.

Немец после этого надолго замолкал, так как обладал довольно скудным запасом русских слов.

Фашистский ночной пропагандист вместе со своим рупором исчезал, растворялся в ночной тишине, а у нас надолго воцарялись веселье, смех, шутки и остроты. Ребята смеялись и думали о том, что немец чувствует себя на нашей земле не очень уверенно, если прибегает к подобной болтовне.

И жизнь в нашей небольшой крепости снова пошла своим чередом, обычно, но неспокойно.

В часы затишья на нашем переднем крае прибавлялось немало забот. Приходилось не только чистить, драить оружие, но и пополнять запас боеприпасов, чинить одежду, обувь, а заодно и себя приводить в человеческий вид: бриться, стричься, мыться хоть как-нибудь, чтоб не утратить бравый солдатский вид.

Наша Джулька тоже постепенно пришла в себя после той памятной ночи. Чего греха таить, мы все были в восторге от поступка нашего четвероногого дружка и после этого случал полюбили ее еще больше. Поди знай, что она потом у всех будет на языке!

В тот первый вечер лейтенант Самохин не смог добиться нашего согласия, чтобы прогнали Джульку, он размышлял так: пусть, мол, погуляет покамест у нас, придет время – и ее все равно выпроводят отсюда. Начальство скоро узнает о ней, и ему, Самохину, немного попадет – что за собаки под ногами путаются?! Но зато он не рассорится со своими боевыми друзьями. Пусть приказ об изгнании Джульки исходит не от него, а от какого-нибудь старшего начальника…

Но старшие начальники не часто приходили в этот беспокойный уголок и ничего о Джульке знать не знали.

Правда, когда наши ребята приволокли тогда в штаб немецкого фельдфебеля и там увидели верзилу в изодранном, грязном мундире, искусанного, истерзанного до крови, едва державшегося на ногах, все ужаснулись:

– Кто его так обработал? Странные раны на нем. Не от пуль, не от осколков… А кто разорвал на нем мундир? Откуда он взялся такой?

В самом деле, за годы войны начальство наблюдало разных немцев – живых и мертвых, в различных одеяниях, но вот такой экземпляр – впервые.

Солдаты, приволокшие фельдфебеля в штаб, пожимали плечами, едва сдерживаясь, чтобы не рассмеяться, когда им задавали в штабе подобные вопросы. Они отлично понимали, что если откроют тайну, то крепко насолят Джульке, и с ней придется расстаться. Они попробовали было сказать, мол, что знать ничего не знают, им приказали доставить пленного в штаб, вот и доставили, а больше им, мол, ничего не известно.

Но все же пришлось признаться и открыть правду.

И над Джулькой нависла угроза.

Правда, ее спасло то, что эсэсовец-фельдфебель немного очухался и пришел в себя. Он тут же воспрянул духом и стал жаловаться перед начальством, что его не по правилам взяли в плен и что война вообще ведется не по правилам. Как это – пускают собаку в бой, а она набрасывается как зверь и рвет на куски. Разве есть такое в уставах европейских армий? Это черт знает что! Не собака, а настоящий тигр. Слыхано ли? Гитлер объявит протест. Не по правилам…

Тут фельдфебель заметил, что начальники стали посмеиваться, а ему они сказали, что скоро разберутся с собакой и с его Гитлером, а покамест пусть честно и точно расскажет, вернее – ответит на все вопросы.

И повторили, что критика герра фельдфебеля в отношении незаконных действий собаки будет принята во внимание, если, конечно, он поведет себя разумно.

Но Джулька обо всем этом ничего не знала. Она и не рассчитывала, что в самом штабе идет о ней разговор и она является причиной того, что на время воцарилось здесь, в штабе, такое оживление и из-за нее военные смеются, шутят.

Джулька немного выспалась на плащ-палатке, отдохнула, очистила консервную банку от всякой снеди, напилась досыта, выскочила на бруствер, навострила уши, устремила свой пристальный взор вдаль, вернее, в ту сторону, за зеленой балкой, где притаился враг. И так она сидела, пока немцы не открыли огонь. Тогда Джулька соскочила на дно траншеи, притаилась, глядя на нас грустными глазами, громко зевала, нервно ворочалась на месте, а когда кого-нибудь задевала пуля и санитар выносил его к отдаленной ложбине, где находился санпост, Джулька тут же выскакивала, ползком догоняла санитара, хватала край палатки, на которой лежал раненый, помогала тащить и вскоре возвращалась с плащ-палаткой в зубах. Она не могла расстаться со своей постелью, к которой так привыкла. Она опасалась, что санитар впопыхах забудет и не притащит обратно плащ-палатку, поэтому сама бегала за ней.

Наша Джулька уже чувствовала себя у нас как дома или, как Шика Маргулис любил выражаться, как бог в Одессе.

Она уже отлично изучила повадки й наклонности каждого из нас, наши слабости и привычки. Правда, старалась не особенно бросаться в глава, когда появлялись здесь старшие начальники. В таких случаях, забившись в какой-нибудь угол, сворачивалась в клубок, притаившись. Кроме того, отлично помнила, что ей нельзя путаться под ногами в минуты большого напряжения.

При сильном обстреле она вытягивалась на плащ-палатке, прижавшись к стенке траншеи, короче говоря, вела себя исключительно спокойно и тихо. Рану, полученную той тяжелой ночью, все время облизывала длинным языком, и она быстро затягивалась. Не привыкшая к бинтам, она сорвала с ноги почерневшую от пыли и крови марлю и уже больше никому не давала перебинтовывать себя. Короче говоря, тысячу раз был прав наш всезнайка. Профессор Саша Филькин, когда сказал, что это не собака, а умница. Она и впрямь походила на того злополучного студента,, сдававшего экзамен, который все понимает, только ответить не может.

Да, наша Джулька каждого из нас понимала с полуслова. Она обладала удивительным инстинктом предчувствовать приближение опасности, угрозы, какой-нибудь неожиданной перемены. Знала, когда можно понежиться, побаловаться, а когда необходимо замереть.

Время тянулось медленно. Плыл жаркий месяц июль, незабываемый жестокий месяц на священной, древней курской земле, вернее сказать, на знаменитой Курской дуге. '

И снова над нами раскинулось необозримым шатром звездное небо. Вокруг – необычное безмолвие. Казалось, эта ночь не предвещала тревоги, но все же в воздухе чувствовалось что-то неладное, пахло порохом, угадывалось приближение грозы.

В эту ночь никто из нашего маленького гарнизона не сомкнул глаз.

По ту сторону балки мы уловили какую-то возню, доносилось приглушенное движение. Напряженно вслушиваясь, старались уловить малейший звук. Не иначе, как немец готовится к наступлению. И, судя по всему, на участке фронта нашей дивизии. Сюда, на нашу небольшую крепость, тоже направлено острие его меча.

За лесом заскрежетали танки, зарычали приглушенно моторы, огни мелькали за стволами деревьев то здесь то там.

Самохин, всматриваясь тревожно в ту сторону, откуда доносился скрежет металла, быстро шагал по траншее, проверяя, все ли готово к бою, на ходу расспрашивая ребят, что кто услышал, что заметил там, у врага. Он был необычно взволнован, просил наблюдателей обо всем ему немедленно докладывать.

Всех охватила тревога в предчувствии надвигающейся грозовой битвы. И эта тревога тут же передалась нашей неспокойной Джульке. Она нервно ворочалась возле бруствера, длинные уши ее то и дело шевелились.

Скрежет за лесом вдруг утих, и снова настала тишина. Тревожная тишина.

Вдруг Джулька подхватилась, обернулась совсем в другую сторону, стала облизываться, легко повизгивать. Кто-то явно сюда добирался. Послышался условный сигнал – трель соловья. К нам спешил со своим хозяйством долгожданный старшина Михась. Весьма кстати!

Нас это очень порадовало. Давно пора чего-нибудь поесть. Как видно по метушне врага, надвигается новая битва, и кто знает, когда выпадет возможность подзаправиться.

Джулька мгновенно перемахнула на ту сторону траншеи и понеслась навстречу Михасю… Запах пищи заставил ее позабыть обо всех опасностях. Она настигла старшину, стала подпрыгивать, кружиться перед ним, вилять хвостом. Короче говоря, встретила Михася радушно,, как положено встречать доброго, ласкового и долгожданного друга.

Должно быть, не менее обрадовался и сам Михась, увидав собаку. Он быстрее пополз к траншее, ввалился в нее со своим сложным хозяйством, обнял Джульку, погладил и налил ей первой полную банку вкусно пахнущего супа с мясом.

– Получай, Джулька, двойную порцию, а захочешь – Дам еще! – сказал он, отдышавшись и улыбаясь. – Ты честно заслужила. Я и не предполагал, что ты такая бесстрашная.

И, обратившись к нам, добавил:

– Так что же, ребята, это все правда, что у вас Джулька так красиво позабавилась с фашистом?

– Что же, старшина, ты разве там, в штабе, не видел того фельдфебеля, не разглядел, как Джулька его обработала своими зубками?

– А как же, конечно, видел! Надолго фашистская сволота запомнит. А вы, ребятки мои, глядите, берегите Джульку, не пускайте ее туда, куда не надо. – Подумав минутку, добавил: – А вообще-то, следите, чтобы она не попадалась на глаза начальству. Разное там болтают про вашу помощницу Джульку. Старые служаки крутят носом, мол, не положено держать на передовой собаку. Не по уставу. Глядите, хлопчики, как бы Джульку у вас не увели.

– Ого, пусть только попробуют! – отозвался Шика Маргулис. – Небось теперь они уже убедились, что Джулька здесь нам не помеха и не зря получает свой кусок хлеба. Честно заслужила.

– Пока начальство к нам заглянет, война кончится, – вмешался дядя Леонтий, – сюда к нам идут не очень-то охотно. Вот ты, старшина, человек! Под таким огнем добираешься к нам на пузе, пошли тебе бог здоровья и долгие годы.

– А вы как думали, что я вас оставлю без харчей? – перебил его старшина, приготавливаясь к раздаче пищи. – Достаточно, что все время находитесь на передке, у дракона под зубами, так могу ли я вас оставить без пищи? Тем более, что предстоят горячие дни.

Михась стал быстро разливать по котелкам борщ, роздал хлеб и сухари и, посматривая, с каким удовольствием ребята уплетают свой обед, потирал руки:

– Ешьте, ребята, на здоровье. Кому добавочки – не стесняйтесь, будьте как дома, подставляйте котелочки!

Ночь плыла над головой тихая, тревожная июльская ночь.

Люди ели торопливо, опасаясь, что в любую минуту немцы могут им помешать. Ели молча, никто не шутил, не смеялся, как обычно, никому не нравилась эта коварная тишина. Каждый был погружен в свои тревожные мысли. Сердце подсказывало что-то неладное, не затишье ли это перед бурей?

И в самом деле, не успели бойцы опорожнить котелки, как в белесом тумане приближающегося рассвета послышался сильный гул самолетов, идущих в тыл врага. Почернело небо от наших самолетов. Загремели залпы сотен наших орудий. Вздыбилась там земля от взрывов, е стане врага. Густые облака пыли, дыма, копоти поднялись к небу, отравляя предрассветный воздух.

– Молодцы! – сияя от восторга, отозвался Самохин. – Это наша артиллерия и авиация рубанули по врагу, расстроили планы фрицев. Здорово!

– Кажется, кончился наш курорт, ребята, – сказал дядя Леонтий, – начинается большой сабантуй. Теперь держись!

Ребята отстранили котелки, помчались на свои места, глядя в ту сторону, где бушевал огонь.

– Ну и дают! Вот это удар по немчуре, парад у них не выйдет! – закричал Шика Маргулис.

Ребята оживились. Усталость как рукой сняло. То, что ребята видели теперь перед собой, вселяло свежие силы, уверенность, что фашисты, как бы ни бесились, здесь не пройдут.

Все вдали потемнело, побагровело, покрылось едким дымом, пламенем. Куда скрылись звезды, осколок золотистого месяца, который недавно так игриво скользил между облаками? Вдруг со стороны черного леса загремела вражеская артиллерия. Ударили минометы. Неудержимая лавина снарядов, мин обрушилась на нашу сторону с отчаянным воем, визгом, свистом. Казалось, вся земля вокруг вздыбилась. Черные фонтаны земли взмывали ввысь, покрывая все вокруг сверкающими осколками. Казалось, какая-то невидимая сила молотит землю огромными цепами и она, эта бедная земля, стонала, дрожала, дышала огнем, дымом, копотью.

Настоящее светопредставление! Земля вот-вот разверзнется, не выдержав этого страшного огня.

За два с лишним года войны такого еще не было. Когда кончится это вынужденное землетрясение? Когда прекратится этот град осколков, свист пуль, вой снарядов и мин? Сколько может продолжаться этот страшный огонь? Сколько может бушевать это море дыма и пламени, и как человек в силах такое выдержать?

«Можно. Нужно. Необходимо!…» – точил мозг какой-то внутренний непонятный голос. И, оглушенные неистовым ревом, градом осколков и пуль, мы стояли насмерть, прижавшись к сыпучим стенкам нашей небольшой крепости, следили за огненным валом, бушевавшим впереди нас, зажав оружие в руках, всматривались в огонь и дым, готовились встретить немцев, которые вот-вот попрут за огненным валом к нашим позициям.

– Да, ребятушки, теперь все ясно как божий день! – воскликнул старшина Михась, стараясь перекричать дикий гул. – Начался большой сабантуй. Держись, мальчики! Держись!

Он быстрым движением отшвырнул в сторону термосы и все свое немудреное хозяйство, подскочил к очумевшему от гула молодому солдату, который не мог наладить противотанковое ружье, сунул ему свой автомат, а сам занял его место.

Заметив испуганное лицо молоденького солдата, его растерянный вид, крикнул ему над ухом:

– Не дрожи так, сосунок! Гады сюда не дойдут. Кондрашка их хватит… Не дрожи, ты ведь мужчина, гвардеец, понял? Успокойся. У тебя оружие в руках, и ты не один здесь. Спокойнее!

Парнишка взглянул на усача, не зная, что ответить. На глазах блеснули слезы. И, крепко зажав автомат в руках, он прижался к старшине, смущенный и растерянный.

В то время, когда немецкая артиллерия вела ураганный огонь, высоко в небесах, над лесами, полями и перелесками шел напряженный воздушный бой. Столкнулись в воздухе десятки краснозвездных самолетов-истребителей с быстрокрылыми стервятниками с черными крестами на фюзеляжах.

Тут и там, объятые дымом и пламенем, падали машины, врезаясь в земную твердь. Кружили в воздухе, барахтаясь под разноцветными куполами парашютов, пилоты, выбросившиеся из горящих самолетов.

Землю терзала раскаленная сталь. Земля захлебывалась от огня. Пылали созревающие хлеба.

Брезжущий рассвет, который только недавно пытался выскользнуть из сизой дымки тумана, из белесой предутренней пелены, покрывшей долины и впадины, почернел, перекрасился в багровый от огня цвет. Казалось, рассвет раздумал появиться в положенное ему время. Непонятно стало, то ли наступит утро, то ли снова начнется ночь.

Нам казалось, что после этого ужасного огня, грохота, воя снарядов, после этого сплошного ливня осколков, покрывших всю землю, ничего живого вокруг не останется и все превратится в смерть.

Люди были оглушены и ничего уже не слышали, кроме отдаленного гула и дикого металлического воя. Все потеряли счет времени и не могли понять, сколько минут, часов бушует этот страшный огненный смерч. Должно быть, скоро огонь пригаснет, угомонится, притихнет, и люди смогут минутку передохнуть, прийти в себя. Но вот послышался из-за леса новый гул моторов. И через минуту на поле боя вырвалась лавина черных металлических коробок. Это были танки с крестами на боках.

Холод охватил душу.

Танки шли спокойно и уверенно в развернутом строю. Они неторопливо направлялись к нашим позициям. За машинами, как на фантастическом параде, двигались немецкие автоматчики з обнаженными головами, засученными рукавами, прижимая к животам черные автоматы.

Немцы шли в психическую атаку.

По их раскрытым ртам и искаженным злобным лицам не понятно было, то ли они поют свою победную песню, то ли орут от удовольствия, от предчувствия близкой победы.

Мы, чуть высунувшись из окопов, наблюдали за этим беспримерным парадом.

Что это будет? Можно ли остановить лавину, которая прет так нагло? Можно ли выстоять, когда такая буря бушует вокруг и на много километров влево и вправо от нас, где тянутся такие же траншеи и заграждения? Хватит ли у нас сил, чтобы остановить эту дикую армаду? Заставить ее попятиться назад?

Согнувшись в три погибели, чтобы осколки и пули его не задели, спешил по траншее Самохин, как бы желая показать товарищам, что и такой огонь не страшен, что надо взять себя в руки, что любой ценой надо держаться, отбить и эту атаку.

Лейтенант что-то приказывал, орал, захлебываясь, но разве услышишь что-нибудь в этом громе?

Мы, однако, по его жестам поняли, что надо приготовить противотанковые гранаты и бутылки с горючей смесью. Еще означали его жесты – подпустить врага как можно ближе, отсечь пулеметным и автоматным огнем немецких автоматчиков от танков и ни шагу назад, ни шагу!

Да, собственно, мы и сами это отлично понимали. Не впервые нам встречаться в открытом бою с танками и автоматчиками врага. Нам уже издавна знакомы его повадки.

Самохин остановился возле Михася, увидев, как он целится из своего противотанкового ружья по головной машине, похлопал его по плечу и крикнул над ухом:

– Спасибо, старшина, что на подмогу пришел!

– А как же иначе, надо же этих гадов остановить. Сейчас я их накормлю малость свинцом, – ответил Михась, тщательно прицеливаясь и дожидаясь, чтобы ревущая махина подползла еще ближе. – Я их немало бил… Это моя главная профессия…

Шика Маргулис поправил каску, сползавшую на лоб, кивнул своему второму номеру – Саше Филькину, который как ни в чем не бывало протирал краешком гимнастерки стекла очков, и воскликнул:

– Профессор, кончай,свою подготовительную работу, немец уже под боком! Готовность номер один!…

– Понятно, дорогие, славные мои синьоры! – чуть растерянно улыбнулся он, надевая покрепче очки, чтобы не слетели, поклал рядом с собой у кромки бруствера две связки гранат.

6.

Страх, который на– какое-то мгновенье охватил нас, стал постепенно отдаляться. Мы смотрели, как приближается к нашей траншее тройка вражеских танков, уже отлично видели обнаглевших, самонадеянных автоматчиков со сверкающими железяками на лацканах распахнутых курток, и каждый из нас выбирал себе точную цель – в какую орущую рожу раньше стрелять, на какой танк обрушить связку гранат, бутылку горючей жидкости.

А Михась сразу наметил себе цель: это был немецкий танк, который выдвинулся вперед и шел прямо в направлении нашей траншеи. Уже отчетливо видно было, что сквозь просветы гусениц, будто сквозь могучее сито, сыплется песок. Если эта громадина ворвется к нам, она своими гусеницами наделает беды, разворотит наше укрытие. Значит, все ясно: машина не должна пройти. Она должна умереть, скажем, вон на том горбе, превратиться в костер, загородить дорогу своим же двум танкам, которые ползут вслед.

Старшина поклал под бруствером несколько гранат на всякий случай, взял из ниши две бутылки горючей смеси. Может, они понадобятся, хотя не сомневался, что ружье сработает.

Машины уже были близко. Можно бить. Ребята кричали, махали руками – мол, давай Михась, лупи, но он спокойно выжидал, выбирая нужный момент, когда громадина еще чуть-чуть отклонится от курса, повернется к нему боком, чтобы не доводилось стрелять по лобовой броне. Выжидал еще и оттого, что сзади ударила по вражеским танкам и автоматчикам наша артиллерия, внося разброд и смятение в ряды наступающих немцев.

Да, эти мощные залпы основательно нарушили шествие вражеских цепей. Зеленая долина перед нашей траншеей покрылась трупами вражеских автоматчиков. Машины стали расползаться по сторонам, иные попятились назад. Но Михась на все это не обращал внимания. Прорвавшиеся немцы были уже совсем близко. Вот головной танк вздыбился, выполз на бугор, задрав высоко брюхо, гусеницы. И в этот момент Михась выстрелил раз, второй, третий…

Танк резко развернулся на месте, а сбитая гусеница после нового удара Михася осталась недвижима. Не мешкая, он стрелял снова и снова. Потом, схватив в руки бутылки со смесью, высунулся из укрытия и что есть силы швырнул их одну за другой на броню.

– Эк-кая досада! – в сердцах выругался старшина, увидев, как одна бутылка закружилась рядом с танком на песке, не причинив вреда. Зато вторая угодила прямо в люк, залив бронь жидкостью, которая тут же вспыхнула.

Охваченная дымом и пламенем, со сбитой гусеницей, стояла машина, с разных сторон стали бросать под ее брюхо гранаты и бутылки.

Тяжелый люк горящей машины приподнялся, и из утробы чудовища стали выскакивать немецкие танкисты, встречаемые дружным огнем наших бойцов.

Глядя на пылавшую машину, некоторые солдаты вытирали слезы. Это были слезы большой радости. Значит, и такие чудовища можно бить, поджигать! Страх, который еще недавно владел ими, стал улетучиваться, и эта не столь уж большая, но все же внушительная победа над танком-чудовищем придавала нам новые силы и смелость.

Когда, словно из-под земли, появился еще один приземистый с крестами танк, дядя Леонтий тут же высунулся из траншеи и изо всех сил швырнул ему под гусеницы связку гранат. Вслед за ним высунулись и другие, забросав застывшую машину бутылками горючей смеси, и танк задымил, запылал, покрыв нашу высотку едким дымом.

Нельзя, конечно, сказать, что этот отвратительный дым был нам по душе. Мы задыхались, громко чихали, старались отворачиваться от него. Но как зато приятно было смотреть на развороченные машины, на валявшихся неподвижных автоматчиков вокруг них, еще несколько минут тому бодро шагавших с распахнутыми воротами и засученными рукавами.

Перед нашей траншеей дымили подбитые вражеские машины, с воплями пятились назад немецкие солдаты. Но далеко они не ушли. Первая вражеская волна была отбита, отогнана, и на некоторое время бой прекратился.

Мы облегченно вздохнули. Быстро стали приводить себя, траншею, оружие в порядок, но знали, что это еще не конец. Фашисты на этом, конечно, не успокоятся. Они захотят взять реванш.

Мы испытывали страшную усталость не только оттого, что не было ни секунды передышки, а главным образом, от страшного напряжения и дрались, позабыв обо всем на свете. Подумать только, какая лавина двигалась на нашу горстку людей! Какие грозные танки-чудовища ползли на нашу траншею, какие закрадывались тревожные мысли… А" вот теперь, когда неподалеку от нашей траншеи горело три вражеских танка, а вокруг них в самых неожиданных позах, упокоенные навеки, лежали фашистские автоматчики, мы почувствовали какую-то несказанную гордость. Никто не дрогнул. Мы не отступили ни на шаг, не отдали врагу ни пяди священной, политой кровью и потом родной земли.

Ребята тяжело дышали, кто курил, кто перевязывал раны. Все были измазаны землей. Но не беда! Каждого из нас подогревала мысль, что после первой вражеской волны, которая несколько минут назад могла нас захлестнуть и которую мы так успешно и мужественно отбили, теперь уже нам не страшна будет никакая атака!

А тем временем Джулька лежала в углу, прижавшись к стенке траншеи, как пришибленная, и слегка дрожала. Этот грозный грохот взрывов, вой снарядов, скрежет гусениц, как бы подавил ее и по ее шерсти волнами проплывал страх. К постоянной стрельбе, к вою снарядов и мин она у нас кое-как привыкла. Только вот сильно на нее подействовали сирены пикирующих бомбардировщиков. Ей все чудился, видно, этот истошный рев, и она никак не могла прийти в себя, хоть понимала, что мы отогнали врага.

Глядя на нашего смертельно испуганного друга, мы Джульку, как никогда, жалели и подумывали, что напрасно перед боем не отправили ее подальше, хотя бы во второй эшелон, хотя и там, как видно, было не легче. Отогнанные от наших позиций вражеские бомбардировщики с не меньшей яростью обрушились на наши тылы, стремясь всеми силами отрезать их от нас.

Мы кое-как пытались успокоить Джульку, а Шика Маргулис взял ее на руки, показал на горящие танки, на мертвых немецких автоматчиков, покрывших балку впереди траншеи своими телами, – мол, убедись, милая, как мы с этими негодяями расправились, тебе, мол, теперь нечего их бояться. И если они снова сунутся на нас, их ждет такая же, расправа.

Эта картина Джульке, кажется, понравилась. Она пристально всматривалась в ту сторону. Ее взор привлекли разбросанные трупы немецких солдат, но она не представляла себе, что они уже мертвы и ничуть не страшны нам, она попыталась рвануться к ним для расправы, вдруг осмелев. Но( Шика Маргулис прижал ее к себе и погрозил пальцем:

– Ты что, Джулька?

А Васо Доладзе, потрепав ее по взъерошенной шерсти, добавил:

– Тебе уж там нечего делать. Это наши ребята постарались, чтобы отучить фрицев лезть в наш огород. Не бойся. Держись молодцом! Тебе было очень страшно, когда шли танки, я это заметил, когда ты забилась в уголок и вся сжалась, но и нам, скажу тебе, было невесело… Страшнобыло. Очень страшно. Да видишь, мы не дрогнули. Гады не прошли… И не пройдут!

Неторопливой походкой подошел сюда наш Профессор – Саша Филькин. Он был измазан землей, кажется, пуще всех и казался смешнее всех в эту минуту. Он уставился внимательным взором на Джульку и сказал:

– Ничего, родная, ничего, мои дорогие, мои славные синьоры, не смейтесь над Джулькой. Когда мы увидели неподалеку от нашей крепости стальные чудовища, мы тоже испугались. К этому привыкнуть нельзя… Нервы…

Профессор не успел договорить, как снова послышался грохот машин. Из-за бугра выползли новые танки, а за ними бежали автоматчики. Правда, они двигались уже не так уверенно, как первые, прижимались к броне, с ужасом оглядывались; видно было, что страх прочно овладел ими и чувствовали они себя скорее всего обреченными, смертниками.

– А ну-ка, философы, по местам! – воскликнул Самохин. – Митинговать будете потом. Приготовиться к бою! Подпустить поближе и отсечь автоматчиков от танков. Дружнее, хлопцы!

Из тыла ударила дивизионная и полковая артиллерия. Снаряды рвались между машинами, и вражеский строй тут же был нарушен. Танки стали маневрировать, стараясь выйти из огня. Замешательство началось в рядах автоматчиков, многие попадали на землю, отстав от своих машин, другие пятились назад, и по ним хлестнули длинные очереди пулеметов.

Через несколько минут нам показалось, что и вторая атака вот-вот захлебнется. Но это только чудилось. Две машины стремительно приближались к нашей траншее, и под их защитой бежал с десяток автоматчиков. Мы уже отчетливо видели их раскрасневшиеся, перекошенные от ярости физиономии. Они на ходу стреляли, а когда приблизились к нам вплотную, выхватили из голенищ сапог кинжалы, готовясь к последнему прыжку, намереваясь вскочить в нашу траншею и уже здесь расправиться с нами. Но тут мы открыли огонь по бегущим солдатам, и через минуту они были прижаты к земле, кто на время, а кто навсегда.

Ашот Сарян выбрался из траншеи, вытянулся под бруствером и, отложив в сторону автомат, швырнул гранату под гусеницы приблизившегося танка. Грохнул сильный взрыв. Но машина, объятая дымом, продолжала двигаться. Страх овладел на какое-то мгновенье смельчаком. Он как бы прирос к месту, не зная, что делать дальше, но, увидя рядом связку гранат, схватил ее. Когда вражеский танк был уже совсем рядом, парень, собравшись с последними силами, оглушенный взрывом, насквозь промокший от пота, швырнул ее под танк. Но в это мгновенье почувствовал страшную боль во всем теле. В глазах потемнело, сознание оставляло его, но он успел заметить, как грозная машина остановилась, легла на бок и пламя начало лизать тяжелое стальное тело.

Обливаясь кровью, Ашот Сарян скатился в траншею. Кто-то из нас успел подхватить его и крикнуть:

– Санитара! Ашот ранен! Санитара!

В одну секунду к раненому приник санитар, ефрейтор Дрозд, который пришел к нам с пополнением накануне боя. Он быстро и ловко остановил кровотечение, перевязал рану, поднес к пересохшим губам раненого горлышко баклажки, и тот жадно глотнул, открыл помутневшие глаза, посмотрел с благодарностью. Тот приподнял его отяжелевшее тело, выполз с ним в лощину, за траншеей, достал плащ-палатку, уложил на нее раненого Ашот а и с ним пополз на медпост.

Заметив, как санитар потащил Ашота, Джулька тут же оживилась; позабыв о страхе, выскочила из траншеи и, головокружительными прыжками догнала его, схватив край брезента, помогала тащить раненого.

Дядя Леонтий стал кричать, звать Джульку, но это на нее не подействовало. Она заметила, как трудно санитару тащить раненого, и пришла ему на помощь.

Только спустя полчаса, когда новая вражеская атака была отбита, Джулька неслась как шальная по полю, усеянному трупами, горящими танками. Она спешила что есть мочи к траншее, таща за собой окровавленную, изрешеченную осколками плащ-палатку. И мы не сообразили, что собака то ли решила спасти свою палатку, то ли хотела помочь санитару вытащить с поля боя доброго человека.

Джулька быстро вскочила в траншею, тяжело дыша и, как бы чувствуя себя виноватой перед Леонтием, который звал ее, подошла к нему, поджав хвост, потерлась у его ног, положила ему на грудь лапы и стала облизывать его измазанное землей обросшее лицо.

Он отстранил ее от себя. Не было ни минуты свободной. Немец готовился к новой атаке, и необходимо было встретить его во всеоружии.

В сторонке лежали, накрытые шинелью, два молодых солдата, пришедших сюда перед утренним боем. Этим уже не нужна была медицинская помощь. Разорвавшийся неподалеку снаряд, вернее, поток осколков, сразил ребят в тот самый момент, когда те готовились забросать гранатами вражеский танк, двигавшийся на них. Они погибли, отбивая вражескую атаку, третью или четвертую по счету за этот жаркий день.

Несколько в сторонке, приунывший, испытывая невыразимую боль от раны, стоял у противотанкового ружья наш старшина Михась. Он кое-как сам перевязал себе рану, отказавшись отправиться в санпункт. Не мог он в такую тяжелую минуту оставить свой взвод, своих славных друзей. Неподалеку от старшины стоял у пулемета Шика Маргулис, весь окровавленный, с перебинтованной головой, Бледный, обессиленный, он кое-как держался на ногах, не уходил, зная, что его некем заменить. Его пулемет единственный остался в строю, и он уже видел, как издали выползла новая цепь немцев из укрытия, чтобы снова ринуться сюда, на горстку обескровленных, измученных до предела бойцов.

С каждым часом наш взвод, вернее, маленький гарнизон небольшой крепости, редел все больше. Казалось, новых вражеских атак он уже не выдержит. Комвзвода, который тоже был ранен, измучен, только успел передать по телефону о тяжелых потерях и о том, что осталось мало патронов и гранат. С командного пункта комбат передал, что о пополнении теперь и речи быть не может; всюду и везде фриц напирает, и соседи ведут отчаянные бои. И ему, комвзвода, надо любой ценой выстоять, продержаться хотя бы до темноты. Подмога придет позднее. Все дороги простреливаются, и подкрепление подбросить пока невозможно.

Самохин и сам понимал, что в эту пору нечего ждать помощи; надо только рассчитывать на свои силы. Он видел, как его соседи, истекая кровью, отбивают бешеный натиск врага, который не останавливается перед потерями и прет как саранча.

О какой помощи, в самом деле, может теперь идти речь! Самохин подошел к Маргулису, стал рядом с ним у пулемета, заметив, как осколком ранило молодого помощника. Чуть поодаль стоял, зажав в руках противотанковое ружье, Саша Филькин. Он сменил вышедшего из строя молодого бронебойщика. Кажется, уже не осталось ни одного нераненого солдата. Но никто из живых не собирался ни отступать, ни хотя бы выбраться из траншеи, до половины заваленной, засыпанной песком, землей.

Ребята уже не ждали помощи и от санитара, измученного и обессиленного. Кое-как сами перевязывали свои раны, останавливали ремнями кровотечение, стараясь не показать, как им трудно стоять здесь под ураганным огнем.

С командного пункта передавали одно и то же: во что бы то ни стало стоять на месте, держаться до темноты. Враг выдыхается. Скоро наступит долгожданный перелом. И ребята стояли, собравшись с последними силами. Прошла еще одна темная июльская ночь.

7.

Подул прохладный ветерок, и легче стало дышать в этом страшном мире, отравленном пороховым дымом, смрадом, едким запахом пожарищ.

Пришла долгожданная пора короткого затишья, и к нам прорвалось несколько человек, которые должны были пополнить наш сильно поредевший взвод. Притащили ящики с гранатами, патронами, воду и кое-какую еду. Приполз фельдшер с сумкой, набитой марлей, ватой, и наспех стал нас перебинтовывать.

Мы на ходу подкрепились, вдоволь напились прохладной воды и почувствовали себя немного лучше.

Шика Маргулис и Васо Доладзе, как им ни трудно было, все же пытались шутить, но люди до того измучились, что им было не до шуток. Даже старшина Михась, который обычно любил посмеяться, тоже молчал.

Чувствовалось, что он испытывает ужасную боль. Но на предложение фельдшера и комвзвода отправиться в тыл, решительно отказался, сказав, что, если после каждой «царапины» ребята побегут в тыл лечиться, некому будет немца сдержать…

Мы донимали, он отказался уйти из-за того, что среди нас уже не оставалось почти ни одного не задетого пулей, осколком солдата, пусть, мол, видят, как старые солдаты держатся до последнего, тогда и остальные будут брать с них пример.

Звездная ночь плыла над головой. Враг как будто несколько приутих, поняв, что люди здесь стоят насмерть. Он уже больше не пытался атаковать. Мы, однако, отчетливо слышали и понимали, что враг еще не выдохся. По тому, как глухо ревели за лесом моторы, как скрежетала броня, понятно было: немцы снова подтягивают новые силы и готовятся с наступлением рассвета обрушиться на нас.

Небо было неспокойным. Высоко над нами шли наши тяжело груженные бомбардировщики: их путь лежал к железнодорожным узлам. Это нас радовало. То были наши родные краснокрылые бомбардировщики и штурмовики. Они неустанно громили вражеские тылы, скопления танков, эшелонов с горючим, боеприпасами. Жестоко обрушивались на вражеские аэродромы, на эшелоны, на колонны немцев, спешившие наподмогу своим частям.

Этот непрестанный гул моторов стаи бомбардировщиков, пролетавших над головой, придавал нам свежие силы и бодрость.

Молча и тихо предали мы земле наших погибших друзей, которые мужественно сражались рядом с нами и достойны были, конечно, более торжественных похорон, но что поделаешь… Придет время – их похоронят со всеми почестями

на воинском кладбище, поставят достойные памятники, на которых напишут полностью их имена.

Мы безмолвно поклялись у свежей могилы сторицей отомстить врагу за наших боевых друзей.

Несмотря на то, что накануне с командного пункта передали, чтобы мы рассчитывали только на свои силы, нам все же подбросили небольшое подкрепление – несколько молодых, правда, необстрелянных новичков, только прибывших на фронт из запасного полка. Они смотрели на нас, бывалых солдат, запыленных, измазанных и перебинтованных, с некоторым изумлением. Они сбились в кучку в ожидании приказа командира взвода, но у него были теперь совсем другие заботы, он принимал и раздавал нам боеприпасы, то и дело посматривая в ту сторону, откуда вот-вот должна была грянуть новая атака.

Выбиваясь из последних сил, мы старались привести в надлежащий вид нашу небольшую крепость, разрушенную во многих местах бомбами и снарядами.

Так как немец, зарывшись в своих окопах, что-то выжидал, предоставив нам небольшую передышку, мы наскоро принялись расправляться с нашим неприкосновенным солдатским запасом. Съели консервы с сухим ржаным хлебом, запивая водой из баклажки.

Старшина глядел, как мы едим, уставшие и измученные, покачал головой и сказал:

– Видали, товарищ комвзвода, как наши орлы жуют? Нету Михася, и некому сварить и принести хлопцам жирных щей с мясом. А не помешало бы… Жаль, жаль! Ребятки заслужили не только щи за свою работу…

– Это, конечно, верно, мои дорогие, мои славные синьоры, – отозвался Профессор, который сидел на ящике из-под патронов, протирая краешком гимнастерки очки и усиленно моргая близорукими глазами, – мы остались без жирных щей, но зато угостили фрицев неплохой закуской.

– Старшина, а почему, собственно, ты торчишь здесь с нами, а не идешь занимать свой боевой пост? – дожевывая последний кусок, спросил Шика Маргулис.

– Ты что, циркач, в своем уме? – обиделся Михась. – Как же я вас в такую минуту могу оставить? Сам не видишь, сколько народу осталось во взводе? Кот наплакал. Я просил начальство разрешить мне остаться с вами до конца битвы. Сейчас не до щей. Если не выстоим, нам и щи уже не понадобятся. Держаться будем до конца. Ведь это я временно вызвался кормить вас, после гибели нашего повара Разыкина. А я ведь у вас строевой, и мое место здесь, с вами…

– Это мило с твоей стороны, Михась, – вмешался Васо Доладзе. – Тебе, батя, большое спасибо… Не по приказу остался, а по совести, как говорят, по велению благородного сердца. И открыл счет битым немецким танкам ты. Это понимать надо!

– Да, что правда, то правда, – вставил усач, затягиваясь толстой махорочной цигаркой.

А Васо, блеснув глазами, добавил:

– Знаешь, кацо, если б ты не остановил ту махину, ну, тот самый танк, нам бы теперь, наверняка не нужны были ни твои щи, ни сухари, ни даже харчо с шашлыком!

– Ничего, Васо, – устало улыбнулся старшина, вытирая рукой влажное лицо, – так долго продолжаться не будет. Бог даст, выдохнется фриц, прогоним проклятого гада, я тогда, клянусь, приготовлю настоящее харчо, как у тебя в Грузии готовят, и шашлычок с луком приготовлю – пальчики оближете.

– Вот за это большое тебе спасибо! И весь взвод скажет спасибо, – обрадовался Васо Доладзе, и его обросшее, сильно помятое лицо озарилось добродушной, усталой улыбкой.

Джулька тем временем сидела в центре нашего тесного круга, заглядывала каждому в глаза и прислушивалась к разговору, словно понимала, о чем мы теперь говорим. Но внимательнее всего, с какой-то непередаваемой жалостью она всматривалась в озабоченного старшину, который возился со своим ружьем. Она, пожалуй, больше, чем все мы, ощущала, что этот человек занят боевыми делами, а не одной кухней. В сторонке валялись в беспорядке остывший термос и кастрюли. Собаке, правда, как и всем нам, дали мясные консервы с хлебом, но она отвернулась от них. Ей они почему-то не понравились. Проглотила только кусок сахару, кем-то брошенный, и неохотно погрызла краюху хлеба.

Безусловно, Михась накормил бы ее вкуснее и сытнее, будь он при деле. Но ничего не попишешь – начались тяжелые бои. Не до термосов теперь, не до кухни…

Впереди траншеи, насколько хватал глаз, – широкое поле, изрытое снарядами и бомбами. Оно почернело от пыли и дыма. На каждом шагу торчали черные, закопченные неподвижные танки и бронетранспортеры. Некоторые из них еще пылали, низвергая огромные фонтаны копоти, искр. Все вокруг отравлено дымом, и трудно дышать.

Вокруг подбитых тлеющих машин – множество мертвых солдат в зеленых куртках, с непокрытыми головами и засученными рукавами – те самые автоматчики, которые еще недавно, бодро шагая в психическую атаку, дико орали, грозясь потопить нас в крови; они тогда навевали ужас, а нашли бесславную смерть, так и не дойдя до нашей траншеи. Вот они лежат в разных позах, и ветер шевелит их волосы. Они кажутся живыми, будто легли немного отдохнуть перед новым броском…

И, глядя на поле боя, влево и вправо, глядя на зеленую, истоптанную коваными сапожищами, гусеницами танков, почерневшую от пороха и дыма балку, мы ощущали гордость и щемящую радость оттого, что никакая сила не смогла отбросить нас от этого родного клочка земли. Мы не отступили ни на шаг, враг тут напоролся на железную стену и нашел свой удел.

Глядя на поле битвы, думая о страшных потерях, которые враг понес за это короткое время, нам казалось, что он не скоро придет в себя, не скоро сможет собраться со свежими силами, чтобы снова броситься на нас.

Третий день боя тоже начался бурно. Опять выползли из-за укрытия вражеские танки, а за ними двинулись автоматчики, правда, не так уже уверенно, как прежде, но все же шли нагло и напористо.

Хотя наши силы, как было сказано, заметно иссякли и мы были измучены до предела, теперь* чувствовали себя увереннее, чем до этого. Ведь уже изучили детально повадки фрицев, разобрали их «почерк» и не так, как раньше, пугались этих грохочущих чудовищ. Каждому казалось, что они уже не очень страшны. Каждый из нас научился бить их, они были уязвимы точно так же, как сопровождающие их автоматчики.

Проходя мимо разбитых, сожженных своих машин, вражеские танкисты убавляли шаг, маневрировали, ныряли в канавы, укрывались от огня наших пушек, которые стояли за траншеей и рядом с нами на прямой наводке.

Но что это там у опушки? Опять хлынула орава солдат с автоматами наперевес? Они бежали за какой-то необычной машиной – тяжелой, приземистой, совсем не похожей на те, что мы подбивали и поджигали.

Это был совсем не такой танк, как те, которые торчали, изуродованные нашими снарядами и гранатами, на поле боя.

Когда стальное чудовище приблизилось и рассеялся дым от снарядов, мы увидели его во всей красе… Танк был выкрашен в желтый цвет с черными полосами, напоминавшими тигра. Но, в отличие от живого тигра, этот рычал неистово, извергая тучи дыма и вздымая густые облака пыли. И ревел он по-особому, навевая страх.

Хлынул на нас ливень пулеметного огня, и время от времени машина плевалась огромными снарядами.

– Гляньте, какой зверь ползет к нам! – испуганно крикнул Профессор. – Откуда он взялся?

– Небось секретное оружие Гитлера… Кажется, оно…

– Сила, – негромко промолвил старшина, прицеливаясь из противотанкового ружья в стальную махину и дожидаясь, чтобы она подошла поближе.

– Приготовить противотанковые гранаты! Весь огонь по «тигру», – протяжно крикнул Самохин и сам взял в руки связку гранат, выбрал удобную позицию для броска.

Шика Маргулис толкнул локтем Васо Доладзе, который рассеянным взглядом в тревоге наблюдал за необычной машиной.

– Знаешь, кацо, это, пожалуй, страшнее настоящих зверей, что я в цирке наблюдал. Смотри, пушки наши ахнули по машине, а снаряды ее не берут. Отскакивают.

Танк находился еще на почтительном расстоянии от нашей траншеи, когда ударили поддерживающие нас полко-. вые пушки. Снаряды ложились перед машиной, вздымая облака пыли, разрывая землю, а полосатое чудище продолжало приближаться к нам. Несколько снарядов угодили в лоб башни, но отскочили, как горох от стены.

Холод пробрал нас, когда мы увидели, что «тигр» движется прямо на траншею, а снаряды его не берут. С каждой минутой мы все отчетливее видели это стальное чудовище, его необычно крепкие и широкие гусеницы, толстый панцирь, могучую силу и невольно посматривали на прижавшегося к брустверу Самохина, ожидая, что он скажет, какой даст приказ.

Но какой же мог быть приказ? Все тот же: стоять на месте, готовиться встретить танк, подбить, уничтожить любой ценой…

Волнение все больше овладевало нами, следя за тем, как беспомощны перед этим страшилищем наши пушки, снаряды. Что это за махина движется прямо на нас? Почему его не берут снаряды? Наш старшина уже трижды выстрелил по машине из противотанкового ружья, а результат тот же. Лицо Михася покрылось холодным потом.

Что же это будет? Неужели придется отступить, оставить нашу траншею? Но этого никто не сделает. Это же верная смерть! Мы попадем под страшные гусеницы, они раздавят нас. Как-никак, наша маленькая крепость не раз нас выручала, оберегала от многих напастей, от страшного огня, от снарядов и бомб.

Глаза наши встретились с тревожно-возбужденным взглядом Самохина. Он ничего не сказал. Гул «тигра» нарастал с угрожающей силой и все заглушал вокруг.

За машиной, пригибаясь низко к земле, бежали автоматчики. Они понимали, что этого стального зверя никакая сила не сможет остановить и их победа близка – в нескольких десятках прыжков.

Вдруг прорвался сквозь гул моторов голос Самохина:

– Чего приуныли, ребятки? Срезать проклятых гадов! – кивнул он в сторону автоматчиков, бегущих к траншее и стрелявших на ходу.

Шика Маргулис и Профессор прильнули к пулемету, стали ожесточенно строчить. Вслед за ними открыли огонь и другие пулеметчики, автоматчики. Сразу куда-то исчезли в дыму, пыли немцы, которые только что, как угорелые, неслись сюда. Только некоторым удалось избежать смерти.

Теперь уже «тигр» один полз к нам, изрыгая огонь из своих пулеметов. Один-одинешенек он шел, ускоряя ход, прямо на нашу траншею.

Мы притаились, держа в руках гранаты, ожидая, чтобы чудовище подползло поближе.

Самохин крикнул бронебойщикам, чтобы опять попробовали ударить из бронебоек. Но пули все так же отскакивали от брони.

Мы приготовились гуртом швырнуть гранаты под гусеницы «тигра», но не успели оглянуться, как он достиг траншеи. Из-под его могучих гусениц посыпался на нас песок, затрещали подпорки, стали отскакивать дубовые доски стенок. В глазах потемнело.

– Ложись! – успел крикнуть Самохин, вытянувшись на дне траншеи, и мы все пригнулись, оказались полузасыпанными в нашей маленькой крепости, которая не выдержала тяжести этой громадины.

С ужасающим грохотом «тигр» перемахнул через нас, и мы очутились внизу, присыпанные песком, землей, разбитыми досками, бревнами, и казалось – отсюда никто из нас уже никогда не выберется. Танк, пройдя несколько метров вперед, стал разворачиваться, чтобы «проутюжить» нашу траншею, но в это время расправил плечи старшина Михась, схватил связку гранат и, изловчившись, изо всей силы швырнул ее под гусеницы. Раздался громовой взрыв, и танк скрыла непроницаемая туча пыли и дыма. Он остановился, но в это время Михась высвободил из-под завала свое противотанковое ружье и стал стрелять по машине. Отряхивая землю, вытирая кулаком ослепшие от пыли глаза, выполз из-под развалин Шика Маргулис, достал гранаты, начал бросать в пыльное облако. В эту минуту вырвались из земляного плена Васо Доладзе, Филькин и другие уцелевшие наши товарищи. Не взирая на смертельную опасность, витавшую рядом, стали швырять в машину гранаты, бутылки одну за другой.

А несколько секунд назад, оказавшись живьем в могиле, мы уже мысленно прощались с белым светом. Дикая досада донимала нас. Как это мы пропустили это чудовище? Почему сразу не забросали гуртом его гранатами, не остановили? Правда, снаряды отскакивали от его брони, рассыпались, не причиняя ему вреда, но, может быть, если бы мы все вместе пустили в ход нашу «карманную артиллерию», все же остановили бы этого проклятого «тигра»…

Боль и досада угнетали нас. Какая дикость! Ведь у нас чудное оружие, есть чем драться с врагом, ребята все полны решимости не пропустить врага. И вот пропустили… Столько страшных атак выстояли, отбили, столько танков подожгли. А вот этот «тигр» прошел над нами, разворотил нашу крепость.

Самохин воспрянул духом, каска свалилась у него с головы, и ветер раздувал его волосы. Весь в пыли, измазанный с ног до головы, он поднялся во весь рост, держа в руках две тяжелые гранаты, махнул нам, чтобы все пошли за ним, сделал несколько шагов в сторону остановившегося в пыли и дыму «тигра». Точно по команде мы швырнули в эту черную смерть гранаты, упав в ту же секунду на теплую землю и прижавшись к ней, как к единой нашей спасительнице. В это время послышался невероятной силы взрыв. «Тигр» запылал, извергая тучи черного дыма.

Что это, сон или действительность?

Когда появилось перед нами это «секретное» оружие, которое никакая сила не могла остановить, нас охватил невы. разимый ужас, и мы почувствовали, быть может, впервые за эти страшные дни беспрерывных боев, какое-то бессилие

Никто не представлял себе, как можно остановить эту стальную, грохочущую глыбу. Мурашки ползли по спине, и мы уже мысленно прощались было, с жизнью. Чувствовал ли старшина Михась, который первым выполз из развалины и швырнул связку гранат под гусеницы машины, как мы ему благодарны? Знал бы Самохин, когда он, весь в крови, измазанный, как черт, поднялся во весь рост с двумя гранатами в руках и повел нас в бой с «тигром», как мы ожили!

И вот оно горит, пылает, дымит «секретное» оружие фюрера. Ничего не помогло, не выручило, не спасло его от разгрома. Стало быть, и в таком, казалось бы, безвыходном положении, действителен старый солдатский закон – драться до последнего дыхания?

Презрение к смерти, воля и боевой дух – вот что, собственно, и решило исход невиданной схватки с «тигром».

Мы еще не совсем пришли в себя, стали быстро отползать к нашей полуразрушенной траншее, опасаясь, что сейчас раздастся оглушительный взрыв и стальной «тигр разлетится во все стороны. Но тут мы, вопреки пережитому ужасу, вспомнили о Джульке. Где же она?

Вскочив в траншею, мы чем попало быстро стали раскапывать, разбрасывать завал, пока не услышали приглушенный визг.

Спустя несколько минут, мы освободили нашего верного друга из земляного плена, и она стала яростно отряхиваться, фыркать.

Обрадованные тем, что спасли, выручили из беды нашу Джульку, все же не переставали следить за «тигром», объятым пламенем, не сводили глаз с люка, по которому ползло пламя, ожидали, что вот-вот он раскроется и начнут выскакивать из него немецкие танкисты.

Время тянулось томительно медленно. Все напряженно замерли.

Старшина еще несколько раз выстрелил из ружья по задней части машины, стараясь добить ее до конца. Хоть «тигр» уже для нас не был страшен, но все же в его утробе еще, должно быть, сидели палачи, которые попытаются спасти свои шкуры любой ценой.

И в самом деле, вскоре тяжелый люк приоткрылся и, озираясь по сторонам, выбрался оттуда танкист, спрыгнул на землю, а за ним еще двое. На них уже дымились комбинезоны. Качаясь по земле, они старались сбить с себя пламя, подползти к впадине, чтобы оттуда пробраться вбалку, к своим.

Мы тут же пустили в ход пулеметы и автоматы.

Увлекшись уничтожением этой группки фашистов, не заметили, как, словно из-под земли, появились из-за бугорка несколько автоматчиков, бросившихся на выручку танкистов.

Со всех сторон спешили немцы. Вспыхнула рукопашная схватка. И в этот момент раздался невообразимый взрыв. «Тигр», наконец, взорвался.

Короткий бой с автоматчиками завершился нашей победой, и мы вернулись в свою полуразрушенную траншею.

Что и говорить, она уже не имела того вида, который имела час тому назад, когда мы тут себя чувствовали, словно в крепости. Теперь она никак не могла нам служить надежным укрытием. Не могла защитить от осколков, пуль. Привести ее в надлежащий вид не было ни сил, ни времени. Нам стало невыразимо грустно.

С командного пункта полка прибыл приказ: отойти на запасную линию огня, в заранее приготовленную траншею.

Тяжело, очень тяжело было оставить нашу маленькую крепость, которая так долго служила нам верой и правдой, хранила нас от всех бед, от всех опасностей, но иного выхода у нас теперь не было.

Мы быстро стали собирать свое немудреное солдатское хозяйство. Но что это? Наша Джулька вытащила из развалин свою плащ-палатку, разлеглась на ней и, сколько мы ни звали ее, не тронулась с места. Не хотелось, очезидно, составлять обжитый уголок, хоть он был почти весь засыпан землей, завален сломанными досками.

Что ж делать с Джулькой? Неужели оставить здесь на верную гибель?

Шика Маргулис попробовал было взять ее на руки, но она обнажила свои грозные клыки.

– Что ты, милая моя? – уставился на нее циркач. – Давай скорее, пошли! Пока есть возможность, надо двигаться. Такой дан нам приказ… Ты что, с ума спятила? Вот скоро снова придет какой-нибудь дьявол и сравняет с землей нашу крепость. Пошли, Джулька!

Он опустился перед нею на колени, заглядывая в глаза, не представляя себе, как он ее выведет отсюда.

– Да кончай скорее, Шика, эту петрушку! Слышишь, немец там еще не успокоился… Скоро снова ринется на нас! – крикнул Васо.

Профессор с минуту прислушивался к словам друга, как тот умоляет Джульку идти с ним, подошел ближе, похлопал Маргулиса по плечу и сказал:

– Не понимаю, брат, как ты будешь работать с ней на манеже в своем цирке? Характер надо изучать!… Не с траншеей Джулька не хочет расставаться, на эту яму ей наплевать. Она беспокоится о своем ложе…

И длинный, неуклюжий парень в запыленных очках нагнулся к собаке, вытащил из-под нее плащ-палатку, свернул ее и выскочил из траншеи.

Джулька сразу оживилась, вскочила и пошла вслед за Профессором, весело прыгая на него, чтобы выхватить у него плащ-палатку.

Мы смотрели на нашего Профессора, на Джульку, которая покорно шагала за ним, и вместе с тем подшучивали над смущенным циркачом.

– Видал, Шика? Эх, ты! Стало быть, на манеж Джулька с тобой не пойдет!

Он в самом деле был смущен тем, что Джулька ему не покорилась, а пошла за Филькиным. Тот вернее разгадал причину отказа идти за циркачом, ребятами.

Мы быстро заняли новые позиции, стали приводить в порядок свою запасную траншею, начали как-то устраиваться, перевязывать свои раны, готовиться к новым атакам врага.

Только лишь теперь, когда мы кое-как приспособили к обороне нашу обитель и смогли оглядеться, увидели, что Джулька ранена в ногу и спину.

Чем помочь нашей любимице? Среди нас были люди всевозможных профессий, начиная от серьезных до нелепо смешных и необычных, но ветеринара не нашлось. Хоть «караул» кричи.

Санитар Дрозд взялся за дело, попытался было смазать ей раны йодом, но это собаке явно не понравилось, и она уставилась на санитара таким зверским взглядом, что тот в испуге отпрянул.

– Немало фашистов зарилось на мою жизнь, не хватало, чтобы еще Джулька изуродовала своими клыками, – сказал хлопец с горечью.

Мы укоризненно посмотрели на нашего расторопного боевого санитара, который ничего и никого не боялся, а тут испугался Джульки, все время относившейся к нему довольно спокойно.

Он снова взял пузырек с йодом и направился к собаке. На сей раз она только сощурила на него свои умные глаза, а санитар махнул рукой и окончательно отвернулся от несговорчивого «пациента».

Джулька не сводила с него злобного взгляда, который мог означать: «Послушай, паренек, ты давай подобру, по-хорошему отстань от меня, если не желаешь неприятностей и не хочешь испытать на себе мои зубы. Ступай себе, пока не поздно…»

Джулька, подгребая под себя плащ-палатку, вытянулась, зализывая раны.

Шика Маргулис достал из кармана почерневший от пыли н махорки индивидуальный пакет, сорвал бумажку и, распустив бинт, осторожно подошел и опустился на цыпочки возле Джульки. Ему, циркачу, с которым Джулька с первого дня подружилась и относилась с особым уважением и даже с какой-то тихой сдержанной любовью, позволила себя перевязать, не сопротивлялась, на него не смотрела таким грозным взглядом, как на санитара. Но не успел Шика отойти на свое место, Джулька тут же сорвала зубами неуклюжую повязку, стала опять языком зализывать раны. Вероятно, была уверена, что слюной скорее вылечит себя, нежели этими дурно пахнущими бинтами и йодом.

8.

Надвигались сумерки. Солнце скрылось за отдаленными лесными гребнями. На поле боя стояло временное затишье. В разных местах только чадили, догорая, вражеские танки и бронетранспортеры; среди них виднелись остовы нескольких выкрашенных в желтый цвет с черными полосами хваленых «тигров».

Оказывается, и на соседних участках шли напролом «тигры», и наши бойцы тоже сумели их подбить.

Джулька поднялась с места и, громко зевая, подошла к Михасю, уставилась на своего бывшего кормильца. Конечно, не грех бы ей чего-нибудь подкинуть – она была основательно голодна. Но что поделаешь, пожалуй, все ее друзья страдают от голода.

Присев напротив усача, Джулька грустно смотрела на его скорчившееся лицо, искаженное от боли. Ей жалко было глядеть на этого усатого пожилого человека, который был перебинтован в нескольких местах и совершенно не похож на прежнего бравого человека, разговорчивого и веселого, к которому ребята относились с особым почтением и который каждую ночь волок им вкусную еду.

Сейчас он, видимо, сам был голоден и измучен до предела.

Джулька, заметив, что усач не обращает на нее внимания, не гладит ее и даже не смотрит в ее сторону, как прежде, поднялась и отправилась туда, где стоял добрый Профессор, который тоже утратил свой боевой вид, был весь перебинтован и чем-то явно озабочен. Только его очки по-прежнему блестели. Джулька попыталась притулиться к его ногам, но безрезультатно. Она подошла к Самохину, с которым давно уже помирилась и жила в дружбе и согласии. Лейтенант нагнулся, погладил Джульку, взглянул на ее открытые раны и пожалел, что не настоял на своем и перед боем не отправил в тыл, оставив здесь, в этом аду, а теперь некому ей помочь. Надо, пожалуй, хотя бы теперь отправить во второй эшелон. Жалко собаку! Пропадет ни за понюшку табаку. Кто-кто, но Самохин хорошо понимал, что опасность еще далеко не миновала и еще предстоит немало перенести. Он посматривал в ту сторону, откуда должны были притащить ящики с патронами и гранатами и хоть какую-нибудь провизию, чтобы накормить людей после такого страшного боя с немецким «тигром». Когда кто-либо доберется сюда из тыла, он, Самохин, тут же отправит туда Джульку, чтобы не путалась под ногами, чтобы там кто-нибудь толком перевязал ее.

Но, по всему видно, не так скоро можно ожидать кого-то. Дальнобойные немецкие орудия ведут все время беспорядочный огонь. Высоко в небе бродят фашистские бомбардировщики, бомбя многострадальную землю, а «рамы» – эти мерзкие разведчики – то и дело кружат в облаках, фотографируя наши позиции, готовя цели для бомбовозов. И кто же не. знает на переднем крае, что, стоит этим «рамам» появиться над полем боя, через короткое время начинается новая карусель, враг бросается в атаку, а предварительно его самолеты обрушивают свой смертоносный груз на наши позиции.

Еще об одном очень важном деле думал Самохин и никак не мог прийти к нужному решению. Его мучило, что старшина и Профессор во второй раз в этих боях ранены и следовало бы их отправить каким-то образом в тыл, к медикам. Но у него остались считанные люди, да и те едва держатся на ногах, к тому же сами раненые отказываются покинуть свой пост, обескровленный взвод. Да и при свете угасшего дня на виду у врага не вынесешь раненых. Придется ждать, пока стемнеет, и тогда уже что-то решать.

Страх охватил лейтенанта, когда он думал, с какими силами остался перед лицом грозного врага, который, несмотря на все свои тяжелые потери, бросается раз за разом в атаку с настойчивостью обреченного. Почти не осталось у него ни единого человека, который бы не был ранен, контужен, да и он сам еле держится на ногах!

«А как быть с Джулькой?» – не оставляла его назойливая мысль. С командного пункта уже несколько раз передавали, чтобы ее отправили с оказией подальше от передовой. Но как ты начальству объяснишь, что это теперь не так просто сделать? Джулька до того привыкла здесь, что палкой не прогонишь. К тому же она никому не мешает. Наоборот, все ребята к ней привыкли и ни под каким видом не отпустят от себя. Никому она не обуза. Даже понемногу помогает, и, не будь бедняжка ранена, он и сам, пожалуй, ни за что не отпустил бы ее!

«Да, безусловно, – думал Самохин, – тысячу раз правы были Михась и Профессор, настойчиво утверждавшие, что это какая-то необычная собака: если бы искала себе тихое пристанище, сытную и спокойную жизнь, забралась бы в какой-нибудь медсанбат и жила там припеваючи». Но Джулька устремилась именно сюда, в этот кромешный ад, и ни за что не хочет уходить.

Тяжело наблюдать, как она мучается, корчится от боли, зализывает раны, но пока все безуспешно. Однако не менее тяжело наблюдать, как терпит голод, жажду. Но что поделаешь, когда вокруг все грохочет и из тыла никто не может пробраться сюда до полной тьмы.

Самохин обнаружил в своем вещмешке залежавшийся сухарь и поднес его Джульке. Обнял пса, нежно погладил и пошел по траншее проверить, заняли ли ребята подходящие позиции, чтобы достойно встретить врага.

Уже стало совсем темно, когда из-за дымовой завесы, которая поднялась перед зеленой балкой, вынырнула, словно из-под земли, свежая цепь немецких автоматчиков.

Их было много. Они шли без сопровождения танков, собираясь, очевидно, застать ребят врасплох.

Однако наблюдатели их сразу обнаружили, и мы встретили их сильным огнем.

Немцы, конечно, понимали, что в траншее осталось мало людей и что смогут их легко выбить оттуда.

Самохин сразу угадал намерение врага и решил его во что бы то ни стало перехитрить. Пусть сочтет, что нас много и мы очень сильны, пусть вообразит, что мы получили подкрепление.

Лейтенант приказал Шике Маргулису и Профессору перетаскивать пулемет с места на место, перемещаться с ним то в один угол траншеи, то в другой. То же самое делал старшина с противотанковым ружьем, Васо Доладзе – с ручным пулеметом. И в самом деле, со стороны могло показаться, что в траншее стоит не горсточка смертельно уставших, израненных бойцов, а чуть ли не батальон.

Это сбило с толку наступающих немцев, и они вскоре, после первого броска, залегли, а затем откатились к своему исходному рубежу.

Мучил голод, особенно томила жажда. Но старались крепиться, не падать духом. Каждый понимал отлично, что в таких случаях на помощь может прийти острая шутка, веселый смех. И циркач подошел к притихшему и окончательно приунывшему старшине Михасю Зинкевичу, с трудом терпевшему адскую боль от ран:

– Ай, Михась, Михась. Нам, брат, куда веселее было, когда ты нам каждую ночь приволакивал термосок горячего борща или супа, да еще по сто грамм наркомовских…

– Что правда, то правда, – поддержал Васо Доладзе и кивнул в ту сторону, где торчал развороченный «тигр» и едко чадил, отравляя воздух. – За свою работенку ты заслужил целый бурдюк вина да на закуску хороший шашлычок с луком.

– Ого, чего захотел! – Вмешался дядя Леонтий, сидевший на ящике из-под гранат и перематывавший промокшую насквозь портянку, – не помешал бы теперь икотелок простой овсянки.

– Хотя бы пару глотков водички, мои дорогие, мои хорошие синьоры! – вставил ослабевшим голосом" обычно неунывающий Профессор. – Полжизни за кружечку воды отдал бы!

– Еще немного потерпеть надо! – сказал Шика, обратившись к Дрозду. – Как там у вас на Украине говорят: терпи, козаче, отаманом будеш.

– Воду скоро притащат. Вот немного поутихнет… Слыхали, как слева и справа гудит? И откуда у фашиста такая сила? Держится, гадина, и холера его не берет…

– Ничего, скоро выдохнется и издохнет, как падла, – промолвил дядя Леонтий. – Патронов да гранат подкинули бы, а то вот маловато осталось…

– Это, конечно, – сказал задумчиво Профессор, – но без воды ведь пропасть можно. Как же без воды? И попить бы и помыться немного. На себя уже мы не похожи. Как черти.

– Да, трудно без воды. Все во рту пересохло.

– Ну, а когда на тебя прут танки, как вон тот «тигр», это что же – легче? – добавил Шика Маргулис, облизывая пересохшие от жажды губы…

– Хоть бы доктор или фельдшер прорвался к нам. Раны перевязать… – после долгой паузы сказал Профессор.

– Да, это дело! – отозвался Самохин. – Тебя, Филькин, и старшину надо срочно эвакуировать в тыл. Вам трудно, что и говорить!

– А с кем ты останешься? – сердито возразил старшина. – Пока не прибудет подкрепление, я никуда не уйду, а Филькин и другие пусть сами решают.

– Думаешь, не понимаю, Михась, как ты мучаешься?

– А я прошу не оплакивать меня, кое-как смогу еще подержаться… – негромко произнес Михась. – Прошу меня не оплакивать и не списывать преждевременно с корабля. Никуда, сказано, не уйду теперь. Что ж ты думаешь, фриц меня окончательно выбил из седла? Не уйду, пока сполна не отомщу гадам! Ты не знаешь, фашисты в Минске расстреляли мою семью. И стариков не пощадили, и малышей, и вообще полгорода уничтожили дотла, сожгли, взорвали. Забыл уже, на той неделе я читал тебе письмо из дому – партизаны случайно передали. В душе все кипит. Не умру, пока не отомщу гадам!

– Это все понятно, товарищ старшина, – вмешался Шика Маргулис, – а у меня, думаешь, сердце не разрывается от горя и боли? Моя маманя и две сестренки не успели выбраться из горящего Киева, и фашисты их и тысячи таких, как они, расстреляли в Бабьем Яре… У каждого из нас свой особый счет с палачами. Но что поделаешь, брат? Прав Самохин. Тебя и Профессора давно надо бы отправить в тыл, в медсанбат на ремонт.

– А тебя, Шика, а дядю Леонтия и самого Самохина? – скривился от боли старшина. – Вам легко? Все вы ранены. Но что поделаешь, пока подмога не подойдет, пока не будет приказа, разве мы имеем право оставлять траншею?

– Оно-то, конечно, так… – глубокомысленно вставил Леонтий, но так и не успел закончить свою мысль: раздался пронзительный рев бомбардировщиков. Они появились из-за леса, тяжело груженные, исподволь снижаясь над полем боя.

– Воздух!… – пронеслось по траншее.

Мы прижались к стенкам траншеи и, задрав головы, следили за приближением воющих машин, на всякий случай повернули к небу пулеметы и противотанковые ружья, хоть мало верили, что этим оружием сможем отогнать стервятников.

– Ну вот, чертовы фрицы! – сказал Васо. – Танками и психическими атаками не сломили, так бомбардировщиками решили доконать.

Из всей армады самолетов, появившихся над огромным полем боя, только три повернули в нашу сторону, стали снижаться, остальные полетели дальше.

Мы пристально следили за машинами, приготовившись к стрельбе, и в этот момент послышались бешеный визг и свист бомб. Мощные взрывы сотрясали землю, и высокие пыльные смерчи поднимались неподалеку от нас, словно нефтяные фонтаны.

Машины сделали круг и стали пикировать на наши позиции.

– Огонь! Бей гадов! – несвоим голосом крикнул Филькин, открывая огонь из пулемета.

Но это не помогло. Самолеты взмыли вверх, из них посыпались бомбы и устремились на землю.

Снова вздыбилась вокруг нас земля. Самолеты улетели, только один из них как бы повис на какое-то мгновенье, застыл в воздухе, дрогнул и, потеряв равновесие, странно качнулся. Что-то яркое сверкнуло вокруг машины, оттуда вырвался черный дым.

– Глядите, хлопцы, подбили падлюку! Горит! – крикнул во весь голос Шика Маргулис и высунулся из траншеи.

– Ну, точно подрубили хвост гадюке! – Михась поднял к небу лицо, обросшее густой щетиной. Он попытался было высунуться наружу, но не смог.

Машина, объятая дымом и пламенем, начала падать сперва медленно, затем все быстрее. Ярким факелом пылала она над полем боя. И никто из нас уже не смог устоять на месте. Кто только был в силах, высунулся на бруствер, чтобы лучше видеть падение вражеского самолета.

Джулька, услыхав наш радостный смех, громкие возгласы, выскочила из траншеи, прижалась к брустверу и, задрав голову, залаяла.

Но радость наша усилилась еще больше, когда мы заметили, как от пылающего самолета отделилась небольшая точка, а через несколько секунд раскрылся цветной парашют. Его подхватил порывистый ветер и швырнул в нашу сторону. Парашют стал быстро снижаться на «ничейную землю» между нашими и немецкими позициями.

Увидев необычное зрелище – падающего с неба неподалеку от нашей траншеи человека, Джулька громко завизжала, высоко подскочила, подпрыгнула, и кто-то схватил ее, прижав к земле.

Парашютист упал пластом на землю, и парашют его потащил по траве. Запутался между строп, попытался выпутаться, но тщетно. Несколько наших ребят, не ожидая приказа взводного, выбрались из траншеи, вытянулись и, под прикрытием пулеметного огня, быстро поползли в ту сторону, чтобы захватить летчика.

На сей раз заметив, как Джулька потянулась за ребятами, Васо схватил ее, прижал к земле, но она вырвалась из его цепких рук и помчалась следом за ребятами, не обращая внимания на свист пуль.

Мы пытались ее остановить, но где там! Она опередила всех и налетела на летчика, лапами прижимала к земле, и мы только увидели, как он беспомощно отбивался от собаки, услышали его страшные крики, плач, ругань.

Как он ни пытался высвободиться из парашюта, еще больше запутался в длинных стропах, а Джулька его кусала, рвала на нем куртку, штаны, изуродовала весь мундир.

Мы подняли крик, звали Джульку, требовали отстать от летчика. Он нам нужен живой, не мертвый. Подползли к нему, отогнали Джульку, но она вцепилась в парашют клыками, пытаясь тащить его по траве.

Шика Маргулис и дядя Леонтий отстранили ее и сами взялись за дело, но Джулька от них не отставала.

Мы открыли сильный заградительный огонь, прикрывая их. А они тем временем вцепились в парашют, потащили к нашей траншее пленника, а обрадованная Джулька, выпустив его из своих клыков и прыгая, лая оглушительно, понеслась за ними.

Мы затащили добычу в траншею.

Эта операция была проведена столь быстро, что немцы не успели нам преградить дорогу огнем. Только спустя несколько минут, фашисты открыли бешеный огонь.

Но мы уже были в укрытии, их огонь нам уже был не страшен.

Возбужденная, злая, глядя на барахтавшегося парашютиста, Джулька собралась снова вцепиться в него, но мы ей пригрозили: не трогать – ведь живой фриц нам был теперь дороже мертвого.

Джулька, вытянувшись на своем ложе, следила возбужденными глазами за нами, за пилотом, которого мы высвободили из пут стропов парашюта. Он, правда, уже не был похож на себя: изодран, окровавлен, искусан. Долго не в силах был избавиться от дикого испуга, вымолвить слово, смотрел на нас выпученными глазами, жестами просил не подпускать к нему собаку, не убивать его. Он трясся от ужаса, так неожиданно оказавшись в плену. Он весь дрожал, зуб на зуб не попадал у него от страха.

Фашист вдруг о чем-то заговорил. Видимо, что-то ему у нас не понравилось. Он дрожал не только глядя, на Джульку, но и оттого, что над траншеей свистели осколки и пули. Его собратья-немцы вели упорный огонь. Ему не нравилось теперь, что свои стреляют. Чего доброго, могут еще убить. А ему так хочется выжить!…

– Что он там бормочет? – кивнул на немца дядя Леонтий.

– А кто его знает! – ответил молодой боец. – Он ведь по-своему калякает, только Филькин может разобрать.

Но нашему Профессору уже не до чужого языка – он терял последние силы.

– Ничего, в штаб отправить коршуна, там он быстро и ясно заговорит! – сказал Леонтий.

– Как же ты его отправишь, если немцы там из-за него так беснуются? – отозвался Маргулис. – Они, видно, рады его прикончить, чтобы язык не развязал. Чертовы фашисты проявляют героизм, когда расстреливают наших безоружных матерей, детей и стариков, а попадутся к нам – сразу нюни распускают!

В самом деле, надо было немного немца привести в божеский вид, чтоб на человека стал похож, да как ты это сделаешь, когда его собратья засыпают нашу позицию минами и пулями? Мстят за сбитый бомбардировщик и за это чучело…

Слева и справа на колоссальном поле то затихали, то вспыхивали с новой силой бои. Сражение шло за каждый клочок курской земли. Любой знал, что здесь он защищает сердце России – Москву и от исхода этого сражения зависит судьба нашей Родины.

Наш сильно поредевший взвод занимал свой небольшой участок, и никто из нас не расставался с мыслью, что отступать некуда – за нами Москва, а значит – жизнь. И мы из последних сил стояли, дрались, несмотря на свои ноющие раны, на то, что все меньше патронов и гранат остается, а самое главное – заметно тает количество людей.

Мы ждали ночи, как манны небесной. Только под прикрытием темноты можно надеяться на помощь; мы сможем отправить раненых, которые уже едва держались на ногах. А время, как назло, тянулось медленно, и казалось – темень никогда не спустится к нам. Все поле боя озарялось осветительными ракетами, зарницами, огнем догорающих танков.

Стонали раненые, и мы, чем могли, помогали, успокаивали их, сулили скорую подмогу.

Одновременно ухаживали и за этим проклятым немецким пилотом. Он, не переставая, умолял спасти его грешную душу, отправить в безопасное место.

Да и нам самим хотелось поскорее избавиться от этой обузы, передать в штаб для допроса. Видимо, сей слюнтяй кое-что сможет там рассказать. Мы ведь теперь в ответе за жизнь, за его шкуру.

Поближе к раненым держалась и Джулька. Бедняжка тоже страдала от ран, стонала, ворочалась на плащ-палатке, от боли не находила себе места. Она скорбно смотрела на нас, но никто толком не мог ей помочь.

Немец то и дело махал руками, чего-то требуя. Видно, возмущался, на каком таком основании его, пленника, держат в этой яме, где он может погибнуть от осколков и пуль, а не отправляют в тыл, в безопасное место, и не обращаются с ним, как положено обращаться с пленным. Ведь он ко всему еще не простой солдат или какой-нибудь ефрейтор, а – бери выше! – обер-лейтенант немецких люфтваффе. С ним должны обходиться вежливо, гуманно и человечно.

Но для Джульки все эти мысли немца были пустым делом. Стоило ему поднять руку, как она принималась злобно рычать.

Только к полуночи огонь ослабел, бой утих, доносились сюда лишь редкие выстрелы. И к нам пришла помощь.

Несколько солдат и санитаров с носилками притащили боеприпасы и продовольствие. Поспешно стали укладывать раненых на носилки, чтобы вынести в тыл. Со слезами на глазах Михась Зинкевич и Профессор прощались с нами.

Когда Михася, полуживого, измученного и бледного, вынесли из траншеи, он ослабевшим голосом сказал:

– Прощайте, ребята, не поминайте лихом, если что было не так. Может, бог даст, еще увидимся! Держитесь, гвардейцы, до конца. Отомстите фашистам за все злодейство ихнее и за нас…

И, посмотрев на меня, приглушенным голосом добавил:

– Если, дружище, тебе суждено будет выжить в этой битве и возвратишься живым домой, возьми перо в руки и напиши несколько добрых слов о нашем взводе и о нашей дружной семье. Как жили и дрались с врагом. И о Джульке непременно. И назовешь эту историю «Наш добрый друг».

Я смотрел на ослабевшего друга и думал о том, какое доброе сердце бьется в груди у этого человека, если в тяжкую минуту жизни он обратился ко мне с такими словами и на уме у него такие добрые мысли.

И я тогда подумал: придет желанный час, мы окончательно раздавим врага и вернемся к мирному труду, я постараюсь выполнить, возможно, последнюю просьбу Михася.

Когда перебинтовали и вынесли всех раненых, а затем выпроводили и пленного фашистского пилота, мы почувствовали, как свалилась гора с плеч.

Ведь так тяжело наблюдать, как мучаются раненые, как стонут и как теряют последние силы, а мы, беспомощные, не можем дать им никакого облегчения.

На этом клочке родной земли мы видели столько горя и страданий, смерть караулила нас на каждом шагу, а тут еще слышатся стоны родных и близких, тяжело израненных людей.

Никто не представлял себе, что будет с ними в пути, а также в медсанбате, но все же там им будет, вероятно, намного лучше.

И в самую последнюю минуту, когда они стали отдаляться от нашего блиндажа, лейтенант Самохин вспомнил, что нужно также отправить в тыл Джульку. Об этом он сказал фельдшеру.

Тот пожал плечами, не представляя себе, как ее взять с собой. Нужно успеть проскочить в тыл, каждую минуту может возобновиться обстрел. Да и кто будет в такое время заниматься собакой, когда у каждого тяжело раненные солдаты на руках.

Джулька почувствовала, что разговор идет о ней, поэтому вскочила с плащ-палатки и забилась в угол. Никакая сила не заставит ее выйти отсюда. У Джульки не было ни малейшего желания расставаться с нами, тем более, что кто-то из прибывших солдат успел подбросить ей кусок колбасы краюху хлеба и наполнить консервную банку свежей водой.

Попытка Самохина вытолкнуть собаку из траншеи и погнать ее за санитарами ни к чему не привела. Она оскалила зубы, зло посмотрела: хоть мы с тобой, мол, начальник, и дружим, но никуда отсюда я не уйду.

Назревание конфликта первым обнаружил Шика Маргулис. Он подошел к Джульке, погладил ее, что-то шепнул ей на ухо, но эти увещевания также могли плохо кончиться для циркача, если б вовремя не отпрянул. Тогда солдат дал ей дожевать краюху хлеба, похлебать водички и, когда она стала облизываться, смастерил из ремня и веревки поводок, накинул на шею и осторожно, что-то нашептывая на ухо, вывел ее из траншеи и передал санитару.

Собака еще немного артачилась, попыталась было вырваться из ошейника, вскочить обратно в траншею, но санитар пригрозил ей, крикнул, и она повиновалась.

Высунувшись из траншеи, мы следили с грустью и болью, как необычный караван отдаляется от нас. Жаль было Михася, Профессора и других раненых. Мы себе не представляли, как они нас найдут после того, когда в госпитале их поставят на ноги. Очень жаль было и Джульку. Медсанбат, куда ее поведут, находится далеко отсюда, и кто знает, в какие руки она теперь попадет и кто в такое время захочет возиться с нею, раненой, измученной, ведь с переднего края беспрерывно везут и везут искалеченных людей.

Да, пожалуй, навсегда мы простились с Джулькой. И никто не узнает, куда она, бедняга, девалась и какова ее дальнейшая судьба. Глубокая жалость охватила наши сердца.

Высунувшись из траншеи, мы еще долго следили за тем, Как отдаляется от нас эта необычная колонна, как Джулька пытается вырваться из рук санитара, как старается перегрызть ремень, лает, упирается, как она каждый раз останавливается, повернув в нашу сторону голову.

Вскоре мы ее потеряли из виду. И каждый почувствовал, что он потерял что-то очень дорогое и близкое.

Молчаливые, мы опустились на дно траншеи, чтобы утолить голод. Быстро съели то, что нам принесли.

Мы спешили, не зная, сколько может продлиться короткое затишье. Тяжело стало на душе. И хотя все мы были смертельно голодны, но жевали неохотно, молча, никто не шутил. Только что мы расстались с такими чудесными ребятами. Кто знает: спасут ли их медики, встретимся ли мы снова? Тяжело было и оттого, что расстались с Джулькой. Мы так привыкли к ней, казалось, бог весть сколько времени она была здесь вместе с нами.

9.

Все проходит, прошло и наше уныние. Нам прислали небольшое пополнение – и то веселее будет. Ребята хоть и неопытные, необстрелянные, но ничего, привыкнут! Здесь они скоро станут настоящими солдатами. Не святые ведь горшки обжигают.

То, что немного пополнился наш взвод и что новички принесли с собой новые пулеметы вместо вышедших из строя, и то, что приволокли ящики с патронами и гранатами, провизию, сразу как-то подняло наше настроение, и мы немного ожили.

Мы сидели и жевали хлеб с колбасой. Это был, конечно, не вкусный борщ, который еще недавно по ночам приносил на передовую Михась. Но спасибо и на этом. То время нам теперь казалось сладким сном. Кто в такое время, когда земля горит под ногами, может думать о тех незабываемых днях длительного затишья, когда мы сидели в траншее и прислушивались к пению соловьев, радостно встречали старшину с термосами, шутили с ним, задористо смеялись.

Теперь это казалось далеким сном.

Поев и утолив жажду, мы сразу повеселели. Куда-то улетучилась смертельная усталость. В глазах посветлело.

Шика Маргулис и Васо Доладзе подсели к новичкам и завели с ними веселую беседу.

Новички смотрели на нас, обстрелянных, бывалых солдат, с чувством преклонения, с заметной завистью. Хотя наши гимнастерки были выбелены солнцем, пропитаны потом и вид каждый имел далеко не бравый, все же на этих наших вылинявших гимнастерках сверкали боевые ордена и медали. И это привлекало взоры новичков не менее, чем мы сами.

Они завидовали и нашему спокойствию, и тому, как мужественно мы вели себя, когда над траншеей проносились вражеские снаряды и мины, свистели пули, осколки.

Ребята нервничали, когда начинался обстрел, кланялись каждой пролетающей пуле.

Нам знаком был этот страх. Мы его испытывали и поныне, но каждый из нас уже научился владеть собой в такие моменты, зная по свисту, какой снаряд перелетит, а какой не долетит.

Самохин с грустью смотрел на пополнение. На его глазах погибли, вышли из строя такие орлы! Он отправлял их в медсанбат, прощался со слезами на глазах – то были богатыри, герои, с которыми не страшно было идти в огонь и в воду. А тут ему прислали юнцов, которые еще пороха не нюхали, не измазали землей свои новенькие, только что из склада, гимнастерки и которые кланяются каждой паршивой пуле, валятся на дно траншеи, услышав издали свист снаряда.

Да, с такими навоюешь…

Но что поделаешь. Мы когда-то были такими же зелеными юнцами. Солдатами в самом деле не рождаются – притрутся, понюхают пороха, побывают в переплетах, и все пойдет своим чередом. Волей-неволей и они станут хорошими воинами.

Лейтенант Самохин тяжело вздохнул и опустился на ящик рядышком с новичками. То у одного, то у другого узнавал, откуда он родом да как величать, давно ли призван, бывал ли в боях. Новички робко отвечали этому загорелому, обветренному человеку с густой проседью в волосах. Он поинтересовался, знают ли ребята, в какую часть они попали и какой путь она прошла, как должны себя вести под огнем и при встречах с танками, чтобы заслужить высокое звание гвардейцев. Вскоре в беседу вступили Шика Маргулис и Васо Доладзе. Но не успели они обменяться мнениями, как послышались быстрые шаги. Кто-то прибыл сюда со второго эшелона, и через минуту в блиндаж вскочили двое молодых солдат с пулеметом.

– Принимайте еще подкрепление! – отозвался статный парень с карими глазами и маленькими черными усиками.

Самохин поздоровался с ними и довольно улыбнулся. А улыбка ясно означала: «Спасибо, прислали хоть двух бывалых».

– Ну что ж, добро пожаловать! – сказал Самохин И объяснил, какая задача стоит перед ними.

Шика Маргулис смерил с головы до ног пулеметчика с черными усиками и залихватски надетой каской и спросил:

– Что, впервые, браток, на передовой или уже нюхал порох?

Парень вынул кисет из кармана, оторвал клочок газетной бумаги, угостил окружающих, закурил сам и после недолгой паузы кинул:

– Третий раз после капитального ремонта. А ты – пороха нюхнул?

– Значит, оттуда? – кивнул Шика в сторону лесочка, где стоял второй эшелон.

– А откуда же?

– Так… – задумчиво проговорил циркач. – Ну, а не встречал ли там наших ребят, один такой пожилой, лысоватый, с длинными рыжеватыми усами, а второй худющий, в очках, на профессора похожий. Оба раненые.

– Много там, браток, раненых. Разве в такой сутолоке разберешь? – процедил тот.

– Знаешь, Шика, – отстранил его Васо и сам приблизился к новичку, – понятно, что там много раненых… Но наши были такие, что среди сотен отличишь. Один старшина Михась с пушистыми, как у кота, рыжими усами, а второй в очках, длиннющий – хороший парень.

Солдат пожал плечами – отстань, мол, со своими расспросами. Кто его знает, о ком вы спрашиваете.

– Ну, понимаешь, кацо, если ты понятливый, то не мог их не заметить, – не унимался Васо. – С ними, понимаешь, была собака… Джулькой ее звали. Самохин, наш взводный, потребовал отвести ее в тыл, может, там найдется, какой ветеринар и перевяжет. Она ранена. Понял?

– Вот так бы сразу и сказал! – оживился парень. – Теперь уже вспоминаю. Их я видел во дворе медсанбата. Лежали на носилках и ждали машины. В тыл их должны были отправить. Видать, крепко их стукнуло… Один лысоватый с усами, а второй в больших очках, худой, длинный. Вспомнил.

– Точно! А куда же их собираются отправить?

– А мне не докладывали. Не того ранга… – сказал пулеметчик.

– А собака с ними была классная. Заметная такая. Не из дворняжек, – добавил его напарник.

– Да, сынок, то наши ребята и наша Джулька, – тяжело вздохнув, сказал дядя Леонтий.

– Ребята мировые и Джулька – тоже. Весело с ними было. Люди – орлы!…

– Это точно! Я такой собаки сроду не встречал, – вздохнул он.

– Понятно, что не встречал! – вмешался Шика Маргулис. – Не псина, а находка! Если б ты, браток, видел, что она тут у нас вытворяла! – И, тоскливо покачав головой, угрюмо продолжил: – Я рассчитывал, что после войны возьму ее с собой и с ней в цирке будем выступать, на манеже, а вышло видишь как…

– А что, гвардии сержант, вы имеете какое-то отношение к цирку? – удивленно глядя на Шику, спросил парень.

– Вроде бы… – неторопливо ответил Шика. – В цирковой школе учился, да не закончил. Война помешала. А ты откуда?

– Из Москвы-матушки, – гордо ответил парень, поправляя на голове каску, которая сползла на глаза.

– Интересно. Из Москвы, значит…

– Ну да. Из Москвы. А живу на Маросейке.

– Вот здорово! Почти соседи, я там стоял на квартире, когда учился, – обрадовался Шика. – Ну, а цирк любишь?

– Странно. Кто же не любит цирка, когда мы с детства там бываем.

– И ты, может, Карандаша видел на манеже с собакой?

– А как же! Кто же Карандаша не видал в цирке? – улыбнулся парень. – Это все равно, что быть в Риме и не видеть папы римского. Карандаша видел раз двадцать. А какое вы к нему имеете отношение, если не военная тайна?

– В цирковой школе на клоуна учился, а Карандаш был моим учителем. Понял? Думал, кончится война, поеду доучиваться на клоуна и хотел Джульку захватить с собой, выступать с ней на манеже, так видишь, какая беда, не суждено. Ранили бедняжку, и увели ее кто знает куда. Такой редкий экземпляр. Не собака, а чудо.

– Да ладно, Шика, скулить, – перебил его Васо, – больше ей нечего делать, как с тобой на манеж переться. Я планировал взять ее с собою в горы. Это горная собака.

– Глупости! – вставил медлительный дядя Леонтий. – Такие в горах не водятся. Джулька рождена для тайги, для Сибири. Это чисто охотничья собака. На любого медведя и волка бросится без страха. Вот я бы ее и взял к себе.

– Мечтатели, философы, а ну-ка кончай трепаться! Делать нечего? – вмешался Самохин. – Опять завели старую шарманку. Делите шкуру неубитого медведя. Все по местам! Лучше бы поделились с новичками, как гвардейцы должны держаться, когда фрицы пойдут в психическую…

– Чего тут, взводный, особенно делиться? Тут наука простая, – отозвался дядя Леонтий, – лезет немец, а ты ему по мордам, по мордам, чтобы подох скорее! В бою требуется полное спокойствие. Не показывать фрицу пяток. И танки, и «тигры» ихние не страшны. Вот какая карусель, – и, обернувшись к новичкам, тяжело поднял руку, показал на поле боя: – Вон гляньте, сколько их нарубили, сколько ихней техники искалечили, пожгли. А там возле лощинки какое чудовище торчит, выкрашенное по всем правилам под тигра – новое оружие Гитлера. И оно здесь не прошло. И не пройдет…

– Над этим «тигром», ребята, потрудились хорошо Михась и наш дядя Леонтий со своим противотанковым ружьем, дай им бог здоровья, – вмешался Васо Доладзе, – это их работа. Подбили гада! Знаете, если б дядя Леонтий такого тигра встретил у себя в тайге, драпанул бы на край света. А этой бронированной стерве угодил прямо под брюхо.

– А вот если теперь дядя Леонтий встретит в тайге живого тигра, – добавил Шика Маргулис, – он, пожалуй, его уже не испугается.

– Зачем же так врать, мальчики, – смущенно отозвался бронебойщик, – нехорошо. Зачем вы мне приписываете «тигра»? Это работа всего взвода. Первым ударил по «тигру» старшина Михась Зинкевич. Потом все наши хлопцы забросали гранатами и добили. Одним словом, коллективная работа. И теперь все увидели, что не только простые немецкие танки могут хорошо гореть, но и «тигры» тоже… Главное – не бояться.

– Понятно.

– Нельзя, конечно, сказать, что очень весело на душе, когда на тебя прет такое чудовище, – продолжал Васо. – Но это только в первые минуты. Надо взять себя в руки. Свыкнешься, тогда не страшно.

– Кроме того, мальчики мои, – вмешался дядя Леонтий, – не подумайте, что на нашем взводе здесь свет клином сошелся, вся тяжесть боя взвалена на наши плечи, только нам одним, значит, приходится отбивать вражеские атаки. Нет. Когда танки появляются, на них обрушивается сперва наша артиллерия, самолеты-штурмовики дают им прикурить, бьют по чем зря. Ну, а если некоторые танки и цепи автоматчиков прорываются к нашим позициям, тогда уж и мы даем им духу…

– Точно говорит ефрейтор Леонтий, – вмешался в разговор Самохин, видя, как новички внимательно вслушиваются в слова бывалых солдат, – точно! И вот эти чудовища, – кивнул он в ту сторону, где торчали разбитые немецкие танки и бронетранспортеры, – это все дело рук наших ребят. Ну и, конечно, правду говорит Шика Маргулис, наша артиллерия и Штурмовики крепко потрудились. Сунулись на нас танки в первый раз, было страшновато, чего там греха таить. Холодок по спине так и гуляет, особенно во время психической. Но все те психи теперь лежат на поле. Наши ребята, увидя, как они бегут от нас, стали с ними разговаривать другим языком. Выдыхается немец… Скоро ему капут! Он здесь получил хорошую встряску и больше, надеемся, на Россию не захочет лезть. Внукам и правнукам закажет. Да, в первый раз, ребята, страшновато. Но главное – не бояться, не пятиться. А там оно само придет…

Самохин приподнял каску, желая поправить волосы, а каска упала. Новички раскрыли рты, заметив, что молодой комвзвода совсем седой.

Мы поняли, чем вызвано удивление ребят. В самом деле, Самохину было всего лишь двадцать пять лет, но густая седина покрыла его голову. Это случилось незаметно для всех нас. Он еще недавно был с черной пышной шевелюрой, а поседел, очевидно, за эти три дня боя…

– Что вы смотрите так, ребята, – сказал Шика Маргулис, – это мелочи жизни. Побелела у нашего взводного голова оттого, что забот у него слишком много. Да и мудрым стал…

– Да не только потому… – перебил Васо Доладзе. – Известно, что, когда человек становится мудрым, у него перекрашиваются волосы в белый цвет. Ну как бы вам это получше объяснить? Вот бывали вы у нас на Кавказе, на берегу Черного моря? Видали шторм? Ну вот, когда оно бушует и бесится, пена остается на берегу… У нас тут буря куда сильнее шторма была в эти дни и ночи… И не только пена на голове лейтенанта осталась после этой бури, а и у нас, кажется, тоже.

– А вот у нашего Миши Пашко, видите, – лысина… – кивнул Маргулис на коренастого, молчаливого сержанта. – У него голова недавно полысела.

– Да ладно, Шика, зубоскалить. Тебе моя лысина не дает покоя. Мне уже тридцать стукнуло. Поживешь с мое, тогда и у тебя вырастет лысина…

– Ему лысина не страшна, – сказал Васо, – Шика собирается после войны работать в цирке на манеже клоуном. А клоуны все равно надевают рыжие парики…

Миша Пашко, прижавшись к стенке траншеи, улыбаясь, слушал шутки Васо и циркача:

– Знаете, что я вам скажу, хохмачи, – сказал он, – лучше всего быть лысым. Это очень удобно. Придешь домой, а жинка на тебя набрасывается, за чуб норовит схватить. А тут – лысина! К тому же запомните, мои хлопчики: умная голова не терпит лишнего груза. Зачем волосы? Меньше забот парикмахерам, и тебе легче.

Окружающие смеялись, на время позабыв, где находятся.

Самохин приподнялся, посмотрел вдаль. Небосклон густо окутан дымом. Где-то далеко-далеко гремели пушки. Земля стонала.

– Ну, по местам, – отозвался Самохин, – пошутили, и будет! – И повел новичков по траншее, указывая каждому его место.

Известие, которое принесли нам новички о том, что видели Михася, Профессора и Джульку возле медсанбата и что они ждали санитарной машины, которая их отправит далеко в тыл, огорчило нас. Это значит – оба они в тяжелом состоянии, раны серьезные, и кто знает, возвратятся ли они скоро к нам вообще, выживут ли.

После того, как их вынесли из траншеи и отправили в тыл, мы сразу же почувствовали, как в нашей маленькой, но веселой и дружной семье образовалась какая-то пустота, большая брешь.

Вы разве можете себе представить, как теперь беседовал бы с новоприбывшими ребятами старшина Михась Зинкевич! Какие философские тирады развернул бы перед ними в вопросах, касающихся бережного отношения к казенному имуществу или умения заворачивать портянки, чтоб в походах не натирались ноги.

Ну, а, скажем, наш добродушный Профессор побеседовал – бы с ними о местах, которые мы защищаем, о Тургеневе, прочитал бы наизусть стихи Сергея Есенина, обращался бы к новичкам не иначе, как «мои дорогие, мои добрые синьоры» и вызывал бы гомерический хохот у всех, кто видел его впервые. Профессор, кроме всего, побеседовал бы в минуты затишья о многих мировых проблемах. Это мы, знавшие наперед, что он нам будет говорить, часто прерывали его на полуслове и подшучивали над ним, но он мог околдовать своими разговорами всякого, слушавшего его впервые. И восхищались бы, как этот нежный и добрый, глубоко начитанный человек, находящийся два года в окопах, ничуть не огрубел, ничуть не утратил своей былой интеллигентности, а если уж, бывало, приспичит и ему грубо выругаться по стоящему поводу, то говорил не иначе, как «идите, пожалуйста, к такой-то матери…» или «будьте любезны, синьор, отстаньте!».

Мы его уважали, любили, знали, как говорят, насквозь и даже глужбе. А когда он начинал рассказывать какую-нибудь длинную историю, неоднократно слышанную, ничуть не стесняясь, останавливали его. Новички терпеливо слушали бы и отнеслись к этому доброму человеку, который ничуть не похож на военного, с искренним почтением.

Да, с Профессором и со старшиной Михасем было здесь легко и весело даже в самые тяжелые минуты жизни.

И не мудрено, что все горько сожалели: их нет с нами теперь, когда, по всей видимости, фашистские бандиты уже выдыхаются, предпринимая последние попытки опрокинуть нас. И скоро настанет долгожданный отдых.

Мы болезненно переживали за наших добрых друзей и не допускали мысли, что они не вернутся к нам. Тоска по ним одолевала нас, да и трудно было без них. Да чего греха таить, сожалели мы и о Джульке. Она наверняка где-то затеряется, пропадет. И кому придет в голову в такое время, когда на кон поставлено все, подобрать Джульку, ухаживать за ней? Кто ее пригреет, кто присмотрит за ней, когда вокруг жестокость, смерть, пожарища, гибель. Ведь на бескрайнем курском поле развернулась такая ожесточенная битва и все заняты одним: победой и полным разгромом врага.

Бедная Джулька!

Только мы могли бы тебя сберечь, приласкать, отдать последний кусок хлеба, только мы смогли бы оценить по достоинству твое бесстрашие, верность, преданность. А теперь куда ты денешься? Куда тебя забросит судьба, наш добрый, славный, дорогой друг?

Передать ли словами о том, как ты бросалась на врага и как ты нам служила благородно, как голодала вместе с нами, терпела жару, жажду, голод, но никуда не уходила? Эти мысли не оставляли нас и бередили души.

И я до сих пор не перестаю удивляться: какие сердца были под солдатскими гимнастерками, если люди в таком состоянии могли думать о таких, казалось бы, незначительных вещах.

10.

Ночь прошла сравнительно тихо на нашем неспокойном участке, но ни отдыха, ни сна не было. После теплого, задушевного разговора – подчас серьезного, подчас шутливого – с новичками все взялись укреплять траншею, готовиться к новым боям. На рассвете, безусловно, немец снова бросится на безумный штурм наших позиций.

Так и случилось.

Едва забрезжил рассвет и первые лучи солнца озарили верхушки деревьев старого леса – началось.

Правда, теперь танки и редкие цепи автоматчиков не двигались так уверенно и нагло, как в первые дни битвы. Походка была явно уже не та. Они то ныряли в лощинки, то маневрировали, уходя из-под удара артиллерии. Некоторые машины сразу попятились назад, попав под орудийный огонь. Автоматчики уже не шагали, засучив рукава, как раньше – все выглядело совсем иначе, и мы уже не испытывали былого чувства неуверенности и тревоги.

Они шли в касках и, уже не скрывая смертельного страха, прижимались к своим танкам, ползли на брюхе, боясь высунуться вперед. Уже не слышно было орущих в рупоры, чтобы русс зольдат бросал оружие и сдавался в плен. Фашисты уже, пожалуй, сами подумывали о сдаче в плен, о том, как спасти свою шкуру, унести ноги, выбраться из этого адского кошмара.

Мы уже начали понимать мудрый замысел высокого нашего начальства – любой ценой сдержать на этом участке наступление врага, обескровить, перемолоть его силы и, как только немец ослабеет, окончательно утратит веру в победу, двинуться в контрнаступление и разгромить его.

Все чаще и чаще над нашими позициями проносились штурмовики с красными звездами на крыльях. Они неслись вихрем низко над полем боя, едва не задевая крыльями верхушек деревьев, наводили смертельный ужас на немцев, называвших эти машины «воздушными танками» или «черной смертью». Штурмовики словно с неба падали, набрасываясь на вражеские наступавшие цепи, громя танковые колонны, рассеивая их по полю, оставляя на нем чадящие костры. Проделав эту работу, самолеты мгновенно исчезали за горизонтом, чтобы снова появиться на поле боя через несколько минут.

Прорвавшиеся через огненный вал отдельные немецкие танки подползали к нашим позициям, и мы уже сами с ними расправлялись, как и с небольшими группками очумевших от страха автоматчиков.

В этот день нам удалось отбить несколько атак.

Как фашисты ни бесновались в своем бессилии опрокинуть нас, это им что называется выходило боком, стоило массу жертв, больших потерь. Они наталкивались на гранитную стену сопротивления и откатывались назад.

Спала изнурительная июльская жара. Быстро надвигались сумерки. Мы допили из фляг последние капли воды, присели отдохнуть, перевести дыхание.

И вот в этой, теперь почти блаженной тишине к нам вдруг донеслась какая-то возня за траншеей, у нас в тылу. Мы услышали тяжелое сопение, как после сильного бега. Прислушивались, затаив дыхание.

Что такое? Кто ж это к нам добирается? И вообще кто в такое время может пробираться к нам, когда все дороги простреливаются? Что за чертовщина?

Мы вскочили, схватились за автоматы.

Но в это время послышался радостный смех Шики Маргулиса, который первым обнаружил возмутителя нашего спокойствия.

– Чего смеешься, циркач? Что ты там увидел, скажи!… – нетерпеливо окликнул его Васо Доладзе.

Шика рывком стянул с головы каску и швырнул ее на землю.

– Чтоб я помер, если вру! Побей меня гром небесный! – воскликнул он несвоим голосом. – Вернулась Джулька! Джулька, Джулечка! Давай сюда, скорее, милая моя, скорее!

Мы высунулись из траншеи. Перекатываясь по мятой, истоптанной пашне, цепляясь за поводок и припадая на переднюю лапу, пробиралась к нам Джулька.

Услышав знакомый окрик циркача, она от радости завизжала, залаяла. Собравшись с последними силами, ринулась к нашей траншее и, не добежав, упала. Бока ее судорожно вздымались.

Джулька уже не в силах была совершить последний прыжок, чтобы вскочить в траншею. Она лежала на земле, устремив на нас свои влажные, умные глаза. Двигаться уже не могла. Виляла хвостом от радости, лаяла, явно ожидая помощи.

– Прорвалась!

– Умница!

Васо Доладзе что-то крикнул ей на своем языке, непонятное, но, чувствовалось, очень ласковое. Он мигом выскочил из траншеи.

– Джулечка, родненькая! – ползя навстречу нашему другу, сказал Васо. – Где же ты была? Откуда прибежала такая несчастная и измученная?

Он обнял ее, прижал к себе, хоть она была грязная, насквозь промокшая.

Он взял Джульку на руки и, пригибаясь, побежал с ней к нам в траншею, где она тут же вытянулась во всю длину у наших ног.

Бинты на ее ноге и спине почернели, сползли. Джулька совсем не походила на ту, которую мы знали прежде. Давно мы так не радовались, как в ту минуту. Пристально, участливо смотрели на это доброе создание, на ее почерневшие от пыли бинты, на смертельно-измученный вид и пытались представить себе, как Джулька умудрилась найти нас в этом сложном лабиринте фронтовых дорог и троп, как прошла все запасные линии обороны, не заблудилась.

Все мы об этом думали и восхищались беспредельно.

Значит, мы не ошибаемся? Не иначе, как случилось какое-то чудо, что она нашла нас, возвратилась в наш небольшой ад. Прямо уму непостижимо, как попала сюда.

– Эй, ребята, – подошел к Джульке дядя Леонтий, – восхищаться будете завтра, а пока ей не мешало бы дать напиться. У кого еще глоток воды остался, тащите скорее!

И, отстегнув от ремня свою неизменную трофейную баклажку, он вылил в консервную баночку содержимое и придвинул ее Джульке.

– Попей водички, легче станет. Возьми-ка! – обратился он к собаке с какой-то непередаваемой нежностью. – Маловато, понимаю, но потерпи. Ты ведь привыкшая к солдатской нашей житухе.

Джулька с благодарностью уставилась на старого солдата, потом перевела измученный взгляд на баночку с водой. По всему видно было, ей ужасно хотелось пить, но не было сил подтянуться к банке.

Только через несколько минут, отдышавшись и придя немного в себя, Джулька неторопливо приподнялась и жадно стала пить невкусную, теплую воду, вилять хвостом, поглядывая на Леонтия, словно желая отблагодарить этого славного человека за его доброе сердце.

Опорожнив банку и облизавшись, Джулька осторожно поднялась с места, оглянулась по сторонам, начала тереться у наших ног и с недоверием поглядывать и тихонько рычать на новичков, которые смотрели на нее с нескрываемым страхом и удивлением.

Мы ей подбрасывали в банку все, что у нас осталось от скромного ужина, и она, обнюхав банку, стала с жадностью вылизывать ее, поглядывая на нас, не подбросим ли еще чего-нибудь.

Заметив, что все наши скромные запасы иссякли и больше нечего подбрасывать, она лапой отодвинула в сторонку, как это делала все время, свою банку, выбрала себе уголок в сторонке и вскоре уснула мертвецким сном.

Шика Маргулис осторожно подошел к ней, постоял с минуту, покачав головой – мол, измучилась небось за эту дорогу, и прикрыл тряпкой.

– Спи, Джулька, спи, дорогая, ты заслужила покой!

Ребята смотрели на спящую и старались разговаривать тихонько, мимо нее проходили на цыпочках.

Где-то гремели пушки, но к этому грому она давно уже привыкла, и он ее разбудить не мог.

Стоя на своих местах, глядя пристально в сторону, где находился враг, мы все еще не могли успокоиться и с нежностью думали о своем четвероногом друге, о его преданности и удивительной верности. Мы уже было потеряли надежду увидеть ее, и вот она опять с нами, в нашей небольшой крепости. Отдыхает, чтобы через какое-то время снова вскочить на ноги, прижаться к брустверу траншеи, вглядываясь в ту сторону, где находится враг, готовая перенести вместе с нами все опасности и невзгоды.

11.

На новом месте мы себя чувствовали значительно хуже, чем там, у обрыва, перед зеленой балкой, откуда нам пришлось отступить под натиском вражеских танков.

Хотя враг и засыпал нас минами, снарядами, но глубокая наша траншея уберегала нас от осколков. Обзор там был исключительно хороший, и немцам трудно было туда добраться.

Здесь же, на второй линии, нам стало куда хуже и труднее.

В этом и крылась причина того, что мы буквально во сне видели, как опрокидываем врага и врываемся в свою старую обитель, занимая прежнюю оборону. Наш комвзвода был все время озабочен проблемой, как бы пробраться на плечах у врага в нашу старую обжитую траншею, и строил разные планы.

Враг несколько раз пытался вышибить нас и из этой траншеи, но каждый раз наталкивался на стену и откатывался, оставляя перед нашими позициями убитых и сожженные машины.

Испытав на себе наше железное упорство, он перенес удары на соседние участки. Очевидно, желая усыпить нашу бдительность, показать, что мы его больше не интересуем, он не проявлял активности, и мы оказались на время не у дел. Бои шли по соседству.

Всю ночь и полдня мы приводили нашу полуразбитую траншею в порядок, готовились к новому бою, ждали, но фашисты к нам не лезли, и мы блаженствовали в неожиданной передышке. Вот и жаркое солнце зашло, озарив полнеба багровыми полотнищами. Спала жара, и улеглась пылища. Казалось, никакая опасность пока нам не грозит. Мы хорошенько за эти часы отдохнули, и отдохнула Джулька, стала опять резвой, веселой и забавной. Вдруг небо загремело. Появилось несколько бомбардировщиков, земля вздыбилась вокруг от грохота и разрывающихся бомб. Один вражеский самолет, пикируя с диким ревом, свистом, сменил другой, и мы оказались в подлинном аду, оглушенные взрывами, засыпанные землей, густой пылью.

Началось светопреставление. И, заглушая гром с воздуха, раздался лязг гусениц. Пошли в нашу сторону вражеские танки, автоматчики. Они двигались неторопливо, уверенные в том, что их самолеты уже все совершили – очистили им путь и что ничего живого после этого страшного воздушного налета не осталось.

Действительно, трудно было разобраться, кто из наших остался жив, неоглушенный, способный отразить новую атаку врага, кто ранен.

Но удивительно! Несмотря на то, что десятки вражеских бомб было обрушено на нас и все поле покрыто осколками, чадом, пылью, дымом, только двое из наших – Шика Map-гулис и дядя Леонтий – были ранены, и мы это сочли каким-то чудом. Стало быть, и на этот раз пронесло. Сможем дальше сражаться.

С ног до головы в пыли показался Самохин. Вытирая рукавом грязное лицо, он промчался по траншее, оглядывая нас, крикнул:

– Держаться, гвардейцы! Приготовиться ударить по танкам!

Он взял из рук новичка-солдата противотанковое ружье и приготовился стрелять по головной машине, которая приближалась к траншее.

– Гранаты к бою! У кого бутылки-зажигалки, ко мне!

Не успели оглянуться, как над нами пронеслись низко-низко свои штурмовики. Они, как обычно, неслись вихрем, низко, расстреливая с воздуха вражеские танки, рассеивая пехоту.

В течение считанных секунд они навели порядок на поле боя, нанесли тяжелый удар по наступающим.

Только несколько уцелевших немецких танков и автоматчиков прорвались к траншее.

Мы встретили их сильным огнем из пулеметов, противотанковых ружей. Когда в десятках шагов от нас вспыхнули первые танки и автоматчики попятились назад, Самохин выскочил из траншеи, держа в руках гранаты, крикнул:

– Гвардия, за мной, вперед!

И понесся, перескакивая через трупы фашистов, через черневшие тут и там воронки от бомб и снарядов.

Мы бросились вслед за своим командиром, на ходу расстреливая замешкавшихся или не успевших бежать немецких автоматчиков.

Вдруг до нас донесся отчаянный лай. Это подала голос неугомонная Джулька. Дикими прыжками она догоняла и набрасывалась то на одного фашиста, то на другого, на ходу обрабатывая их так, что клочья одежды летели в разные стороны. Она нас опередила, и нам казалось – теперь Уж наверняка погибнет: отстреливаясь, немцы целились именно в нее, но каким-то чудом она уцелела.

На плечах бегущих фашистов мы ворвались в недавно оставленную нами траншею. Пришлось пустить в ход приклады, солдатские лопатки, финки, а то и просто кулаки.

После короткого боя в самой траншее и вокруг нее мы захватили, наконец, оставленные накануне позиции, закрепились снова в нашей прежней траншее, что явилось большой победой.

Джулька вскочила туда первой и, чуть живая, притаилась.

То, что нам удалось так быстро отбить нашу траншею и тут же закрепиться в ней, разгромив врага, всех нас очень радовало. Однако радость была омрачена, мы понесли потери: двух из нашего пополнения убило, ранены Шика Маргулис, дядя Леонтий и Васо Доладзе, которых необходимо было немедленно отправить в медсанбат.

Не успели мы прийти в себя, кое-как устроиться в траншее, как зазвонил полевой телефон.

Наш новый комбат Рахматуллин, который только что сменил убитого комбата Сазыкина, бесстрашного человека и любимца всей части, вызвал Самохина:

– Докладывай, как у тебя там дела.

– Все в порядке!… Заняли свою первую траншею, закрепляемся. Подбили четыре танка.

– Молодцы! Мы с комполка наблюдали, как вы зверски деретесь. Сегодня представим всех к боевым наградам.

– Служим Советскому Союзу!… – задыхаясь от волнения, воскликнул Самохин и уже хотел было покласть трубку, но комбат задержал его:

– Послушай, мой дорогой. Чуть не забыл: что это у тебя в хозяйстве делается? Я наблюдал за вами… Что за зверь крутится возле вас? Мешает работать… Что, может, зоопарк решили открыть?

По лицу Самохина пробежала ехидная улыбка. Подумав минутку, ответил:

– Это не зверь и не зоопарк. Это Джулька наша. И она никому не мешает, наоборот, помогает.

– Ты что, родной, выпил? Я спрашиваю, что за псина возле вас бегала? Мало фашистских псов имеешь перед собой?

– Нет, комбат, это собака чудесная. На прошлой неделе прибилась к нашему шалашу и чувствует себя неплохо… Подружились…

– Брось эти шутки! – возмутился комбат. – Прогони ее ко всем чертям. Не видишь разве, что нам теперь не до шуток и не до собак?… Только их не хватает… Понял?

– Так точно, понял, но прогнать Джульку никак не можем. Ребята ее полюбили, привыкли. Когда с ней познакомитесь, уверен, тоже полюбите…

– Глупости! О какой любви может теперь идти речь? В каком уставе ты вычитал, что на переднем крае положено держать собак? Война или забава? Тоже придумали…

– Смотря какая редкая собака… – не сдавался Самохин, – такую, как Джулька, можно держать.

– Прошу прекратить болтовню. Прогони ее, чтоб не мешала!

– Наоборот, помогает! Как верный друг служит нам.

– Одно из двух: или ты пьян или спятил… Действуй по уставу!

– Я не пьян и пока не спятил, – огрызнулся Самохин, – может быть, это не по уставу, но Джулька только что так обработала двух немцев… Любо было смотреть…

– Что ты там мелешь? Я позже приду к вам…

Разговор оборвался на полуслове. Взвод занимал боевые места, готовясь встретить новую вражескую атаку. Самохин нервничал, посмотрев на раненых, которых не успел отправить в тыл. Он увидел, как все они, превозмогая боль, прижались с оружием к стенке траншеи, готовясь к бою. Джулька тоже оживилась, вскочила на край траншеи, прижалась к брустверу, вытянувшись во всю длину. Она хотела было броситься навстречу атакующим немцам, но Самохин цыкнул на нее, пригрозил.

– Лежать и ни с места! – крикнул. – Не слыхала, каналья, как мне только что влетело из-за тебя! Лежать! – гаркнул и кивнул на дно траншеи. Джулька, повиляв хвостом, спрыгнула вниз и забилась в уголок.

Она с каким-то удивлением смотрела На Самохина, не понимая, чем его прогневила. Кажется, сегодня ничем не заслужила такого нагоняя…

Мы все смертельно устали. Казалось, новой атаки нам не отбить. Раненые, хоть и стояли на своих местах, но еле держались на ногах. Шика Маргулис был смертельно бледен, из-под бинтов просачивалась кровь, глаза были затуманены. Он весь как-то съежился. Чернее земли стал Доладзе. Его лицо совсем изменилось от боли, его нельзя было узнать. Тяжело дыша, с перевязанной головой стоял дядя Леонтий, опираясь на свое противотанковое ружье.

Сердце Самохина замерло от горечи. Лучшие его ребята вышли из строя. С кем теперь держаться?

Артиллеристы наши, стоявшие за перелеском, дружно ударили по надвигавшейся вражеской цепи и двум машинам, заградили им путь и заставили отползти назад.

Самохин облегченно вздохнул, видя как враг отходит, а значит – вконец обескровленному взводу не придется снова встретиться с ним лицом к лицу.

Ночь наступила незаметно. На обширном поле боя дымились подбитые вражеские танки, блестели под звездным небом осколки, густо покрывшие землю. Казалось, орда разожгла тут и там огромные костры…

Истоптанное солдатскими сапогами, щедро политое кровью поле, исхлестанное гусеницами танков; израненная бомбами, снарядами и минами, покрытая трупами земля выглядела фантастически неправдоподобно и навевала страх.

Предельно уставшие, измученные, насквозь мокрые, мы стояли и смотрели на это чудовищно пылающее и чадящее поле, и казалось – видели кошмарный сон, забыть который никогда не сможем.

Армада фашистских зверей напирала, стремясь задавить нас, уничтожить, испепелить, горы металла обрушив на нас. А мы насмерть стояли на этом поле, зарывшись глубоко в землю, и из последних сил отбивали яростные атаки.

Они не прошли.

И это нам придало сил, помогло не отступить ни на шаг!

В этой самой траншее наша маленькая боевая и дружная семья встретила первую вражью волну, и хотя немало крови тут пролилось, немало пало прекрасных воинов, сердечных, славных, веселых и бесстрашных, но зато мы отомстили за каждого. И здесь, в этой траншее встретили последнюю вражескую волну.

12.

В эту же ночь комбат пришел к нам, привел свежий взвод и сменил нас.

Вместе с ними прибыли врач и несколько санитаров.

На носилках вынесли Шику Маргулиса, Васо Доладзе и дядю Леонтия. Легкораненые тянулись сами за ними. С болью смотрели на Самохина. Он еще больше поседел, постарел, осунулся, но его глаза светились гордостью, что его ребята выстояли.

Пройдя немного, оглянулись, посмотрели на обагренный нашей кровью и потом клочок родной земли, где несколько дней и ночей мы отстаивали его от проклятого врага, низко земле поклонились. Никто бы не поверил, если бы не знал, что мы сумели несколько дней и ночей выстоять под таким адским огнем, что человек вообще способен на такое…

Но мы все перенесли. Правда, дорогой ценой. И теперь, под покровом ночи, отходили в тыл, чтобы привести себя в порядок, передохнуть, залечить боевые раны и снова идти в бой.

Джулька ни на шаг не отставала, бежала за нами, стараясь не затеряться в этом сложном лабиринте перекрестков, тропинок, дорог.

Совсем недавно ее кто-то из нас перебинтовал, но бинты уже опять почернели. Джулька сорвала их, и обнажились ее раны, которые она то и дело на ходу языком зализывала. Задыхаясь от бега, она то и дело останавливалась, оглядывалась и снова бежала за нами, боясь отстать, затеряться в этой ночной неразберихе.

Спустя полчаса, а может быть, чуть больше, спустились в балку, где виднелись санитарные палатки, копошились раненые. Метались врачи, сестры. В палатках шла большая работа. Люди в белых халатах осматривали раненых, перевязывали, определяли кого куда.

В сторонке стояли подводы, застланные соломой. Санитары бережно укладывали на них раненых. Через некоторое время длинный обоз с ранеными бойцами отправился в дальний путь.

Шика Маргулис, дядя Леонтий и Васо Доладзе лежали на одной подводе, прикрытые шинелью, и худощавый рыжеволосый мальчуган с синими глазами, в потрепанной крестьянской свитке, со страхом оглядывался на раненых, когда они стонали, Подхлестывал лошадей, чтобы быстрее шли. Дорога была разбита, и приходилось маневрировать, объезжать воронки и завалы, чтобы подводу меньше трясло. Но не всегда это удавалось. На каждом повороте зияли огромные воронки от бомб и снарядов, все вокруг изрыто, перекопано, изрешечено гусеницами танков и самоходок. И подвода то и дело подскакивала на пересохших буграх, причиняя раненым неимоверные страдания.

Подводы свернули к отдаленной железнодорожной станции, где ждал санитарный поезд, который отвезет раненых солдат и офицеров в глубокий тыл на лечение.

Но до станции надо еще добраться. Предстоит немало пережить. Самолеты то и дело угрожающе гудят где-то за облаками. И рыженький, худощавый мальчуган со страхом посматривал то на гудящее небо, то на своих необычных пассажиров. Видимо, он только о том и думал, чтобы довезти до вокзала благополучно этих израненных людей и поскорее вернуться домой.

А люди лежали молчаливые, мрачные, затаив в душе боль и горечь оттого, что в такой сложный момент вышли из строя.

Никто из троих не представлял себе, что будет дальше. Страшные картины боев еще стояли перед их глазами, а гул орудий не выходил из головы.

Сколько крови пролито, сколько прекрасных ребят погибло. «Как же теперь развернутся события?» – мучили догадки, одна горше другой.

Враг не прошел. Ему были нанесены здесь смертельные удары. Он обескровлен, но, скорее всего, еще не отказался от своей безумной затеи и продолжит безнадежные, но чреватые последствиями атаки. Кто же его остановит, если весь взвод почти вышел из строя? Правда, его сменил другой, но пришли ребята молодые, необстрелянные, не нюхавшие пороха. Выстоят ли под ураганным огнем врага?

В самом деле, раненым казалось, если они вышли из строя, то уже некому будет их заменить, некому отбивать вражеский натиск. И это мучило, терзало не меньше тяжких ранений.

Неужели пролитая кровь, пять суток беспрерывных боев, жертвы были напрасны?

Необычный обоз – подводы с беспомощно лежащими ранеными – втянулся в старинный лес, что в двух десятках километров от переднего края. Колеса мерно скрипели по глубоким песчаным колеям, лошади шли тяжело, выбиваясь из сил. Тишина царила вокруг, только слышен мерный и однотонный шум густой листвы. Казалось, дорога извивается по зеленому тоннелю, только изредка пробивается серебряный свет месяца и мерцают затуманенные дымкой звезды.

Но что там впереди? По сторонам дороги виднелись толпы солдат, силуэты танков, транспортеров, огромных пушек, накрытых брезентом «катюш». Оживленные воины в новеньких мундирах и касках. Сколько их! Казалось, весь лес заполнен ими и техникой.

Какая же сила находится у нас в тылу!

Должно быть, скоро будут введены все эти свежие части в бой и начнется контрнаступление. Не выдержать тогда поредевшему, полуразгромленному гитлеровскому воинству, которое так отчаянно рвалось к Москве!

Чем дальше двигался необычный обоз, тем теснее становилось в лесу от воинских частей, а они все шли и шли навстречу обозу, втягиваясь в лес, маскируясь в балках, ярах, ложбинах.

И, глядя на все это, на душе становилось легче.

Безусловно, здесь, в окружающих лесах, готовится мощный кулак, который в ближайшие дни обрушит смертельный удар по врагу и сомнет его. Как бы хотелось участвовать в этой последней битве! Вместо этого приходится лежать на подводе и тащиться куда-то в неизвестность.

– Шика, видал, брат, что тут делается? Здорово! А? – оживился дядя Леонтий, который молчал всю дорогу. – Вот какая могучая сила готовится сменить наши поредевшие части! Хитро придумали, а? Научились наконец-то воевать, бить врага. Сперва, значит, обескровить, измотать, а потом ввести свежие армии и разгромить. Понял?

– Понял, дядя Леонтий, – ослабевшим голосом произнес Маргулис, – а ведь мне казалось, что, кроме нас, и близко никаких войск нет.

– Стратегия, кацо, стратегия… – вставил Васо Доладзе, подтягиваясь на локтях, чтобы лучше увидеть боевую технику, стоявшую под вековыми деревьями.

– Все это хорошо, жаль только, что в такое время, когда дело идет к концу, нас везут совсем в другую сторону, – – отозвался после долгой паузы циркач. – Отвоевались.

– Вы что, дядюшка! – вмешался рыжий мальчуган, который внимательно прислушивался к словам раненых. – Что вы, дяденька? Как это отвоевались? В госпиталь вас привезут, а там доктора, там лекарства… Вас обязательно вылечат, и вы вернетесь в строй. А как же! Я сам слыхал, что вас только на время отправляют лечиться.

– Да, отправляют… – тяжело вздохнул дядя Леонтий, посмотрел на помрачневшие лица своих друзей и добавил, сильно закашлявшись: – Что поделаешь, повоюют без нас, а пройдем ремонт – непременно вернемся в строй. Известно ведь, что за битого трех небитых дают…

– Что вы, дяденька, какие же вы битые?! – возмутился маленький ездовой. – Да вы так давали фашистам по зубам, что пыль с них летела. В газетах писали: провалилось их наступление. И сколько техники перебили – тоже писали. Они, проклятые, битые, а не вы! Вы все герои, настоящие герои!

– Молодец, сынок, правду говоришь, – улыбнулся парнишке дядя Леонтий. – Мы, конечно, еще повоюем. У нас свои счеты с гитлеряками.

– И все же душа болит, – заметил Шика Маргулис, – что нас везут в обратную сторону от фронта. Эта сила, которая собирается в лесах, скоро вступит в бой и погонит фашистов, да так, что костей не успеют собрать, и кончится война, пока мы там будем ремонтироваться.

– Жаль. Очень жаль!… – поддержал Доладзе.

– Чего жаль? – Прервал его дядя Леонтий. – Жаль, что война скоро кончится? Она тебе еще не осточертела?

– Да нет, я не об этом! – остановил его Шика. – Я о другом. Когда наши перейдут границу Германии и начнут наступление на Берлин, хотелось бы там быть. Посмотреть своими глазами, как оно произойдет. Пусть эти подлые душегубы, их фрау и матери, которые породили таких извергов-душегубов, почувствуют на своей шкуре бомбежки, разруху, пожары.

– Ну, это другое дело… – философски размышлял дядя Леонтий, – конечно, хочется воочию убедиться, как издохнет гадина фашистская. Но не все, к сожалению, зависит от нас. Не судьба, значит…

Он несколько раз затянулся крепкой махорочной цигаркой и протянул «бычок» Шике:

– Возьми-ка, потяни маленько… Раны не будут так печь. Отпустят…

– Зачем тебе курить, Шика? – взглянул на него с завистью Васо Доладзе. – Это мешает здоровью. Циркачи, слыхал я, не курят. Им там, на манеже, и так дают прикурить. Дай-ка лучше я потяну.

– Успеешь, – сделав пару затяжек, Шика передал «бычок» другу.

– А ты, сынок, что, разве некурящий? – уставился на паренька дядя Леонтий.

– Оно как сказать, – помялся тот, – иногда покуриваю, а нынче махоркой-то, табачком где разживешься? Сказал нам начальник, ежели благополучно доставим на станцию раненых, то табачок выдадут.

– Возьми, коли своего нету. А то пока там начальник даст, уши опухнут. – И дядя Леонтий протянул парнишке кисет.

– Спасибо, дядя. Извините, – товарищ сержант… Не разбираюсь в ваших чинах…

– Ладно, ладно, закури. Только смотри мне, кончится война – и курение кончай, а то такие усы, как у меня, у тебя отрастут.

Мальчишка рассмеялся и, заметив, как уставшие лошадки убавили шаг, подхлестнул их батогом:

– А ну-ка, веселей! Тоже мне! Только слово скажешь, а у них ушки на макушке, глядь – и остановились.

Незаметно кончился лес, и подводы выбрались на широкую, ярко освещенную луной поляну.

Дядя Леонтий приподнялся на локтях, чтобы посмотреть на изъезженную грейдерную дорогу, и не поверил глазам своим. Что это? Видение? Рядом с подводой бежала, запыхавшись, Джулька!

Дух захватило у старого солдата. Как же она сюда попала? Как нашла их? А может, это не Джулька? Нет, она! Увидев его, радостно подпрыгнула, желая, видно, вскочить на подводу, лизнуть его и всех своих…

– Гляньте, хлопчики мои, гляньте, кто нас сопровождает! Ну и сатана! Ну и каналья! Вот какая карусель! – Он не мог успокоиться, и обросшее, морщинистое, запыленное лицо его просияло.

– Что ты там, батя, увидел? – спросил Шика Маргулис.

– Да Джулька бежит за подводой, наша Джулька!

– Что ты говоришь! Не может быть!

– Как это не может быть? Джулька! Чтоб я пропал, если вру!

– Где же ты ее видишь? – попытался Васо Доладзе приподняться, но упал на солому.

– Как собаку зовут, дяденька, – Джулька? – улыбнулся маленький ездовой. – Смешная кличка. Она уже давно бежит за нашей подводой. Как только мы выехали, увязалась и бежит. Я попробовал было прогнать ее, а она не отстает. Камень бросил в нее – клыки мне показала. Зубы как у зверя. То исчезнет на некоторое время, то вперед побежит, то назад вдоль обоза. Думаю, пусть бежит, что мне жалко собачьих ног? А знаете – перепугался сперва. Думал, какая-то нечистая сила…

Все трое рассмеялись: были восхищены, что Джулька нашла их в этом страшном водовороте и не отстает.

– Ну и звереныш! – проговорил Васо. – Какое-то чудо – не собака! Умничка! Молодчина! Вот где настоящий друг. Не зря говорят…

– Друг-то друг… – отозвался Шика Маргулис. – А вот сколько километров бежит она за подводой. Видно, чертовски устала.

– Это конечно. Даже ехать на этой колымаге устали чертовски, а она, оказывается, бежит за ней все время.

Васо, напрягая последние силы, попытался было подняться, чтобы слезть с подводы и поднять собаку. Но лицо его скривилось от боли, и он закрыл глаза, чтобы не выдать своих страданий.

Дядя Леонтий осторожно приподнялся, опустил ноги, застонал, но все же слез помаленьку, позвал Джульку, взял ее на руки и бережно уложил рядом с ребятами на подводу.

Сперва Джулька испытывала какое-то беспокойство, никак не могла устроиться, непривычно ей было, но через некоторое время зарылась в солому, вытянулась во всю длину и закрыла глаза, пытаясь отдышаться.

13.

Всю ночь истошно скрипели немазаные колеса. Обоз с искалеченными солдатами без остановки катился все дальше и дальше от фронтовых дорог. Хоть повозочные жаловались, просили остановиться, дать передохнуть лошадям, но «начальство» не соглашалось ни под каким видом. До рассвета кровь из носа, а нужно быть на станции. Фашистские бомбардировщики могут обрушиться на санитарный поезд и превратить его в щепки, как уже бывало не раз. Надо спешить.

Вдоль длинного обоза то и дело проносился всадник и подгонял повозочных, чтобы не отставали, гнали быстрее.

Кони и люди выбились из сил, но двигались без передышки.

Ночную тишину, царившую вокруг, время от времени прерывали стоны раненых и возгласы повозочных, обрушившихся на своих усталых лошадок, чтобы не отставали. И лишь тогда, когда на горизонте едва забрезжил рассвет, обоз остановился неподалеку от разбитой, растерзанной бомбами и снарядами железнодорожной станции, где не оставалось и следа от пристанционных построек; только тут и там беспорядочно громоздились горы щебня, кирпича, изуродованные рельсы, остовы сожженных вагонов. В отдаленном тупике, возле жалкого остатка бывшего леса, исковерканного войной, притаился длинный санитарный поезд с красными крестами, которые можно было увидеть за километр; возле вагонов хлопотали люди в белых халатах, что-то торопливо грузили, разговаривая вполголоса.

Два паровоза в голове эшелона тяжело пыхтели, извергая из своих закопченных труб облака черного дыма. Машинисты поторапливали медиков, с тревогой посматривая на светлеющее небо.

– Скорее, скорее, сестрички… Слышите? Кажись, гудит…

Подводы подъезжали впритык к вагонам, и санитары, сестры и врачи суетились с носилками вокруг подвод, поднимали раненых в вагоны, устраивая их поудобнее на застланных одеялами полках.

Джулька тоскливым взглядом, стоя в сторонке, чтобы не мешать санитарам с носилками, тревожно следила за «своими ранеными», глядя, как их бережно вносят в вагон.

Дядя Леонтий попробовал было самостоятельно взобраться на высокую ступеньку, но не смог, и к нему подбежали две сестры и помогли подняться.

– Потерпи маленько, батя… Поможем тебе…

Джулька бросилась вслед за ним, намереваясь забраться в вагон, но пожилая грузноватая врачиха в белом халате и высоком колпаке, увидев собаку, грубо прогнала ее.

Джулька взглянула на женщину недобрым взглядом – мол, в другое время она показала бы ей, как грубить. Но что, бедная, могла поделать, когда женщина стояла не одна и именно к ней, к этой женщине, в вагон внесли Джулькиных друзей?

Покрутившись немного, она отскочила в сторонку в полной растерянности, глядя на вагон, на злую женщину, которая то и дело на кого-то сердито покрикивала, махая руками. Джулька смотрела на нее молящими глазами, бегала взад и вперед вдоль вагона, металась, подпрыгивала, пытаясь заглянуть в окошко, в котором показались ее друзья. Она стала истошно лаять, визжать-, может, и они ее увидят, не так все они, как дядя Леонтий. Но как на грех не смотрели в ее сторону.

Джулька снова подкралась к дверям вагона, может, ей все же удастся вскочить туда, но вот толстая женщина ее увидела и снова сердито прогнала.

Джулька еще никогда не выглядела такой несчастной и беспомощной, как теперь. Она готова была броситься на эту сердитую женщину и показать, на что способна. Но в это время к дверям подошли две санитарки и заговорили о чем-то с женщиной, не обращая, однако, на Джульку никакого внимания.

Тем временем погрузка подходила к концу, и поезд вот-вот должен тронуться с места. Раздался протяжный гудок паровоза. Все, кто сопровождал вагоны, вскочили на высокие ступеньки, взялись за тяжелые поручни. Подводы, которые привезли раненых, быстро понеслись обратно в сторону леса, и станция опустела.

Все уже были на своих местах, только одна Джулька стояла беззащитная и несчастная в стороне от вагона, глядя на озабоченных женщин, загородивших вход в тамбур.

Вот-вот поезд тронется, захлопнутся двери вагона. И тут Джулька увидела в окне дядю Леонтия. Опершись на костыли, он направился к дверям просить сестер, чтобы пустили собаку. Джулька стала подпрыгивать возле самих ступенек, выть, лаять, просить, но толстая докторша была неумолима. Видимо, и дядя Леонтий не мог ее упросить. Еще минута – и женщина захлопнет двери, и тогда все пойдет прахом.

Послышался громкий лязг буферов, поезд покатил по рельсам. И тут произошло такое, чего никак ни сестры, ни врачи не ожидали. Джулька собралась с последними силами, бросилась за удаляющимся поездом и, разбежавшись, ловко, одним прыжком вскочила в вагон, сбив с ног и женщину, и санитарок, которые с перепугу подняли дикий визг.

Джулька, запыхавшись, уставшая, пронеслась по коридору, оглядывая раненых, в поисках друзей и, найдя их, забилась под нижнюю полку, где лежал и стонал Шика Маргулис. Джулька вытянулась на полу, затаилась, чтоб никто ее не увидел.

Почувствовав, что Джулька едет с ними, что лежит внизу под полкой, ребята обрадовались, однако не подавали вида, что Джулька с ними. Чего доброго, сердитая докторша прогонит ее.

Поезд, набирая скорость, мчался с невиданной быстротой. Светлело, и надо было чем поскорее преодолеть опасный участок, чтобы вражеские самолеты не обрушились на состав.

Перед глазами мелькали исковерканные телеграфные столбы, опутанные паутиной рваной проволоки, разбитые полустанки, будки стрелочников, водонапорные башни.

На каждом шагу все еще чувствовалось близкое дыхание войны, невиданной битвы, которая на какое-то время притихла, но могла в любую минуту вспыхнуть с новой силой.

Огромный госпиталь на колесах, который мчался, словно сто чертей его подгоняли, вошел в свою обычную колею.

Начался обход врачей. Они ходили из одного купе в другое, подсаживаясь к каждому больному, щупая его, выстукивая, перебинтовывая, помогая, чем можно было в этих необычных условиях.

Шика Маргулис и Васо беспокоились, что врач – эта полная женщина с крашеными волосами, которые выбивались из-под высокого белого колпака, – задержалась возле них дольше, чем у остальных, боясь, чтобы Джулька чего доброго в этот момент не вздумала высунуться из своего укрытия или залаять и испортить все дело. Сочтя, что женщина их обижает, Джулька может броситься на доктора, и тогда ее наверняка вышвырнут в два счета.

Но Джулька молча лежала в своем углу, притаилась еще больше, почти не дышала, не подавала признаков жизни, зная, что с этой женщиной шутки плохи.

Только к полудню, когда все успокоилось в вагоне и раненые уснули сном праведников, прерываемым стонами и выкриками в бреду, Джулька осторожненько высунулась на свет божий и стала будить своих спящих друзей.

Сколько они ни напрягали память, никак не могли вспомнить, откуда она взялась, как не могли сразу, спросонья, понять, где сами находятся и почему под ними стучат колеса.

Дядя Леонтий слез кое-как с полки, накормил и напоил Джульку, погладил ее, приласкал, прижал к себе, сказал несколько слов и кивнул, чтобы на всякий случай ушла в свое убежище, никому не бросалась в глаза. Не ровен час, могут найтись недоброжелатели и выбросить ее из вагона.

Джулька сразу поняла намек доброго человека и, когда поела и утолила жажду, повиляла хвостом, облизала руки сибиряка и снова забилась на свое место. Там она пролежала до утра. Тихонько, чтоб никто не заметил, выползла, съела оставленную ей в мисочке еду, выпила воды и, незаметно сделав в дальнем углу свое дело, снова ушла на покой.

А время шло быстро.

Долго оставаться незамеченной становилось невозможно. Крашеная женщина-доктор довольно часто приходила к своим пациентам, присаживалась на край полки, беседовала тихонько, давала лекарства и уходила к соседям.

В один из таких осмотров, когда она негромко разговаривала с дядей Леонтием, Джульке ни с того ни с сего захотелось лизнуть ей ногу, и доктор с перепугу вскрикнула, подскочив до потолка.

– Боже мой, что это еще за нечистая сила?! Убрать ее! – закричала женщина, увидав под полкой Джульку. – Я же просила…

– Доктор, извините, конечно, капитан медслужбы, – отозвался дядя Леонтий, – но это не собака, а чудо. Умница, наша любимица.

Джулька выползла, поднялась на задние лапы и подпрыгнула к солдату, тихо залаяла, закружилась и положила передние лапы на плечи Леонтия. Доктор развела руками. Страх, который охватил ее, куда-то улетучился, и на ее полном румяном лице вспыхнула удивленная улыбка – прежняя злость куда-то исчезла, и после недолгой паузы, оглядывая необычное создание, доктор воскликнула:

– Какая прелесть! В самом деле красавица! Она не кусается?

– Что вы! Не кусается, товарищ военврач, простите, капитан медицинской службы, – с волнением отозвался Шика Маргулис, опасаясь, что она все же прикажет выбросить Джульку. – Это необычная собака. Если б вы видели, что она вытворяла там, в бою! Красота! Это наш настоящий друг, каких мало!

– Вы бы, доктор, посмотрели, как Джулька бросалась на фашистов, как рвала их! Гляньте, какие клыки у нее. Это редчайшей породы собака.

– Да, да, наш Профессор сказал, что такие экземпляры встречаются очень редко. Это отпрыск тех псов, с которыми Тургенев ходил на охоту.

– Постойте, постойте… – уставилась она на ребят. – При чем тут Тургенев? Что за профессор?

– Ну этот наш пулеметчик Саша Филькин. Студент. Мы его прозвали Профессором. Чудесный парень. Душа человек. Два дня тому назад он тоже был тяжело ранен и его отправили в госпиталь вместе со старшиной Михасем. Может, слыхали?

Тут женщина уже совсем растерялась, запутавшись в именах: Профессор, Саша Филькин, Михась…

И глядя на своих возбужденных пациентов, не понимая, к чему они все это ей объясняют, сказала:

– Рокоссовский, Жуков, Конев, Горбатов, Василевский – о них я слышала, а вот уж извините, дорогие, Михась, Саша Филькин и кто-то там еще – не слыхала по своей отсталости… – съязвила она.

– Но честное слово, доктор, – вмешался Васо Доладзе, – редкая собака. Мы не шутим… Шика ее на манеж собирается потащить. В цирк с клоуном…

– Все это хорошо и мило, но скажите мне, как можно везти в санитарном поезде, где столько раненых, где такая теснота, собаку, пусть она даже будет из своры самого Льва Николаевича Толстого? Наше начальство увидит здесь эту, как ее, Джульку, и мне будет большая неприятность. Придется с ней распрощаться, хотя жаль…

– Товарищ докторша, – вмешался дядя Леонтий, – не обижайте. Пусть Джулька едет с нами. Это наша общая просьба. Прибудем на место и что-то придумаем. Уважьте, пусть остается с нами.

Увидев молящие глаза старого солдата, доктор пожала плечами, не представляя себе, как быть. Все-таки жаль было выбросить посреди поля это славное животное, но с другой стороны…

Она растерялась. Не хотелось причинять еще больше горечи и боли этим измученным людям, но также понимала, что, если начальство обнаружит собаку в вагоне, без неприятностей не обойтись.

В купе вошли две сестры, принесли в ведрах суп, кашу, хлеб, чтобы накормить людей.

Девчонки, увидев Джульку, завизжали от страха и чуть было не уронили свою тяжелую ношу – ведра с супом – замерли, боясь двинуться с места, но, увидав, как доктор гладит собаку по красивой длинной шерсти, немного успокоились и занялись своим делом.

Наполнив полные миски раненым, они достали помятую алюминиевую миску и налили также супу с мясом четвероногому пассажиру.

Джулька обрадовалась и, не заставляя себя долго просить, принялась за еду.

Она ела быстро, аппетитно, все еще с опаской посматривая на пухлую докторшу, словно понимала, что от этой женщины, которая, правда, несколько подобрела к ней, зависит ее судьба.

Джулька чувствовала, что опасность миновала, ее не вышвырнут из вагона, и уже не возражала, когда санитарки стали ее гладить.

А тем временем в купе набилось народу из ходячих раненых, сестер. Все смотрели с восхищением и интересом на эту красавицу, громко расхваливая ее на все лады.

Постепенно стали привыкать к четвероногому пассажиру и уже не шарахались от нее, как раньше, гладили и ласкали, щедро угощали. И она с благодарностью принимала еду из рук окружающих.

Когда поезд останавливался на большой станции, сестры и ходячие раненые выводили Джульку на прогулку, но она не отходила далеко от своего вагона, не задерживалась на свежем воздухе, опасаясь, что поезд может уйти, она отстанет от него и снова очутится между небом и землей.

Джулька почти на каждой остановке соскакивала с поезда; побегав немного, отряхнувшись, подышав свежим воздухом и проделав свои немудреные дела, тут же вскакивала обратно, подбегала к своим друзьям, терлась у их ног, лизала длинным языком их руки, щеки, ластилась к ним, а то и вовсе подбиралась под их одеяла и притворялась спящей.

Вскоре Джулька в вагоне обрела много друзей, к ней быстро привыкли, щедро кормили и поили, делились с ней своими скромными пайками. Она веселила и забавляла сестер, врачей, раненых, и это доставляло людям немало радости, а радость, как известно, помогает лечению.

Она стала неотъемлемой частью этого длинного движущегося санитарного поезда, который быстро двигался на восток страны.

Понятно было отныне одно: для Джульки, кажется, опасность миновала. Теперь ее уже никто не прогонит. Это безмерно радовало Шику Маргулиса, Васо Доладзе и дядю 7\.еонтия, которые больше всего беспокоились о своей спутнице. Намного легче стало оттого, что им уже нечего было беспокоиться и волноваться за ее судьбу.

14.

Время шло быстро, но, опережая время, мчался этот разрисованный огромными красными крестами, запыленный в степях и опаленный тревожными фронтовыми дорогами поезд.

С каждым часом Джулька себя здесь чувствовала вольготнее, свободнее. Она обрела новых друзей не только среди раненых, но и среди сестер, врачей, санитаров и уже никого не боялась, не сторонилась. Наоборот, стала себя чувствовать подлинной хозяйкой.

Правда, одного человека она все же боялась не на шутку – начальника поезда. Это был рослый, полный человек с солидным животом, очень сердитый и крикливый. На его мясистом курносом носу сидели черные очки, под которыми бегали чертики, и к тому же у него свисали черные усы, которые делали его еще суровее, чем он был на самом деле.

То, что этот грозный с виду человек Джульке с первого знакомства не понравился, было еще полбеды. Даже то, что он к месту и не к месту обрушивался на сестер и врачей, тоже можно было бы с горем пополам пережить – большая у человека ответственность. Но беда в том, что у начальника была противная привычка: когда он На кого-то кричал, то не только строил страшные рожи, кривился и гримасничал, но еще ко всему этому махал ручищами. Джульке это совершенно не нравилось. И, как-то заметив, что начальник набросился на двух сестер, тех самых, которые каждый день так щедро кормили и поили ее, а также на толстую врачиху в высоком колпаке, с которой Джулька после некоторых неприятных встреч все же подружилась, так зарычала на начальника, показав ему свои клыки, что тот от страха весь сжался.

Счастье, что одна из сестер успела поднести начальнику порошок, иначе, кто знает, смог ли бы он довести поезд до места назначения…

Начался переполох. Шутка ли сказать, набрасываться на самого главного в поезде человека, которого все боялись, старались меньше попадаться ему на глаза…

Джулька сразу почуяла, что допустила непоправимую оплошность и отныне ее судьба ломаного гроша не стоит. Поэтому виновато прижалась к полу, опасливо забралась под полку, дрожа всем телом, уставив на начальника умоляющие черные как смоль глаза.

А начальник, успокоившись малость после такого перепуга, раскричался пуще прежнего, правда, руками больше не размахивал.

– Что это у вас в вагоне здесь происходит?! – кричал он. – Что здесь у вас, спрашиваю: санитарный вагон или псарня? Забаву себе нашли в такое время! Делать вам нечего? Немедленно вышвырнуть собаку из вагона, чтобы духу ее больше не было! Слышите? В каком таком военном уставе или медицинских циркулярах читали вы, что в санитарных поездах надлежит возить собак, да еще вот таких злых? Что у вас происходит? На что это похоже?

Все молчали, со страхом смотрели на разъяренного начальника, не представляя себе, как к нему подступиться. Но, когда тот немного успокоился, выпустил весь свой словесный заряд, осторожно стали просить его, чтобы сменил гнев на милость. Это, мол, Джулька его просто не узнала, поэтому так опрометчиво поступила. Раненые и сестры наперебой просили неумолимого начальника простить Джульку – она, мол, больше не будет. Они за нее ручаются! Как можно такую красавицу прогнать? Ведь она сопровождает своих хозяев и друзей в госпиталь. Она с ними была на переднем крае. Это необычная собака. Это потомок псов, с которыми еще Тургенев ходил на охоту. Вот доберутся до места назначения, определят раненых в госпиталь, тогда разберутся также с Джулькой. Она здесь никому не мешает И ничье место не занимает. Наоборот, ребятам и персоналу с ней веселее в пути.

Но сердитый начальник был непоколебим, он и слышать не хотел всего этого. Его приказ был окончательным, не терпящим никаких возражений: выгнать из вагона Джульку и прекратить разговоры о ней!

Больше всех были огорчены Шика, Васо и дядя Леонтий. Столько пройдено пути, вот еще день, еще два – и они будут у цели. И вдруг такой злой приказ! Где же правда, где справедливость?

Не иначе, как Джулька поняла, что из-за нее идет спор, и надолго забралась под полку, в свое укрытие, спряталась, притаилась и уже старалась меньше бегать по коридору, меньше бросаться в глаза, а когда чувствовала, что приближается к купе сердитый начальник, замирала в своем укрытии и не дышала.

На следующий день начальник неожиданно отменил свой строгий приказ, выполняя просьбы сестер и раненых. Больше того, Джулька ему тоже начала нравиться; с опаской, правда, гладил ее, даже намекнул, что имеет большое желание вообще оставить собаку при себе. Джулька все время будет ездить в поезде на фронт, а оттуда в далекий тыл, сопровождая раненых, а когда война кончится – заберет ее к себе домой, в Тамбов.

Это заявление безмерно радовало всех обитателей вагона.

Все поняли, что туча, нависшая над Джулькой, рассеялась, и она мгновенно учуяла: ей больше нечего прятаться от начальника; она отныне является полноправным членом общества, и ни одна душа больше не отважится обидеть ее или прогнать.

Нужно добавить ко всему сказанному, что только лишь первые двое суток Джулька пряталась, боялась, ожидая каждый раз какой-то напасти – ее ведь могли в любую минуту вышвырнуть из вагона. Потом, почувствовав себя увереннее, она уже перестала прятаться, начала помогать раненым. Когда что-то падало с полок, она тут же подбегала, подбирала вещь зубами и относила неподвижно лежащему хозяину. Сопровождала сестер, когда они разносили раненым пищу, часто хватая в зубы кошелку или ведро и помогая нести по вагону. Она также охраняла ведра с едой и продуктами, дабы никто не хватал без разрешения сестер то, что не положено.

И, наблюдая, как Джулька старается всем помочь, как она суетится, окружающие весело смеялись, а этот смех лечил раненых, пожалуй, лучше, нежели все лекарства и уколы. Некоторые стали чувствовать себя намного лучше, глядя на это действительно необычное существо.

Когда Джулька ходила по длинному коридору вагона, она почему-то у всех вызывала добрую улыбку, добродушные шутки, остроты. Все к ней за эти дни так привыкли, что, казалось, они едут вместе уже давно и никогда не смогут расстаться.

Джулька, видя, что все сопровождающие раненых сильно озабочены, трудятся, что-то делают, и сама старалась не сидеть без дела, чем-нибудь быть полезной людям, не есть даром свой кусок хлеба с супом, что ей три раза в день, как всем раненым, подавали. Она стала неотделимой от всех в этом длинном составе с грохочущими вагонами, который мчался степями и полями России подальше от войны, на восток.

Глядя на Джульку, как она вписалась в эту необычную обстановку, как вольготно чувствует себя и как заслужила прочную симпатию у всех обитателей вагона и даже любовь к себе, трое друзей – Маргулис, Доладзе и дядя Леонтий – были рады и куда лучше себя чувствовали, чем раньше, когда ей угрожала суровая участь. Все они уже понимали, что, как бы там ни было, их уже не разлучат с этим преданным, добрым и верным другом.

15.

В один из вечеров, когда солнце, опускаясь за высокие горы, осветило своими закатными лучами вагон, как бы прощаясь с ехавшими в нем ранеными, лежащими на своих местах, Шика долго лежал, следя за ускользавшими лучами, вдруг тихонько затянул свою любимую «Катюшу».

Джулька сидела Возле него, уткнув холодный нос в подушку, смотрела на него влюбленными глазами, внимательно вслушиваясь в мотив.

Долго она слушала, поворачивая голову то влево, то вправо, И вдруг тихонько стала подвывать, с каждым разом все отчетливее, все красивее, в такт.

Циркач обалдел от восторга. Он подумал, что это она случайно стала подтягивать знакомый мотив, и утих. Утихла и Джулька.

Подождав немного, Шика снова стал тихонько напевать, а Джулька тут же подхватила мотив, но теперь это у нее получилось еще лучше, точнее.

И так повторялось несколько раз… Шика Маргулис обрадовался и размечтался: Джулька, видно, уже предчувствует конец войны, скоро отправится с ним в школу доучиваться. И он представил себе, как будет выступать с нею на манеже.

Свободной рукой он обнял Джульку, прижал к своей перебинтованной груди и стал ее ласкать, снова запел «Катюшу», а она тут же вторила ему.

Услышав этот необычный концерт, сошлись в купе сестры, ходячие раненые, пришла толстая докторша, они уселись где попало и с восторгом слушали, как Джулька подпевает Маргулису.

– Ты что, Шика, – спросил с верхней полки дядя Леонтий, – уже начинаешь репетировать с Джулькой? Хитрун! Научишь ее петь, и нам придется тебе уступить собаку.

– Что ж, батя, пора готовиться к мирной жизни, к мирному труду. Скоро уже войне конец,, – сказал Шика. – Только бы врачи нас поставили на ноги… – Он продолжал тихо петь, а Джулька на свой лад подпевала ему.

Слух о том, что собака, которая едет в этом поезде, поет «Катюшу», прошел по соседним вагонам, и все, кто мог ходить, пришли, чтобы послушать импровизированный концерт.

Сердитый начальник поезда тоже поспешил туда,, опустился на краешек полки, где лежал Шика Маргулис, внимательно вслушивался в знакомую мелодию.

Он покачал головой, и крупное, чисто выбритое лицо его расплылось в добродушной улыбке:

– Вот это номер! Таки правы ребята – необычная собака! Впервые вижу и слышу, чтобы собака пела песню, да так верно!

– Что ж вы хотите, товарищ начальник, – отозвался дядя Леонтий. – Кто-то из нашенских, говорят, даже когда-то блоху подковал всему миру на удивление. А вот Шика Маргулис, если вы его хорошо отремонтируете и поставите на ноги, когда-нибудь с этой Джулькой на манеже вам покажет, что такое толковый пес…

– Что ты! Правда? Кто же он, циркач? Дрессировщик? Акробат? – удивленно уставился на солдата начальник.

– А вы как думали! – важно ответил дядя Леонтий. – Это не простой парень, наш Шика. Можно' сказать – знаменитость. Вернее, – собирается после войны стать знаменитостью. До войны не успел доучиться на клоуна. Не прошел, значит, до конца весь курс. Вот какая карусель…» Собирается, если жив будет, продолжать учебу.

Подумав с минуту, продолжил:

– А пока что там, на переднем крае, наш Шика Маргулис был не клоуном, а временно дрессировщиком.

– Как это – дрессировщиком?

– Да так, – усмехаясь, вставил Васо Доладзе, – из своего пулемета дрессировал он фрицев. Так дрессировал, что перья с них сыпались. Он им хороший урок преподал. И не только им, а также их клятым танкам.

Джулька уже не отходила ни на шаг от полки Шики Маргулиса и, когда он перестал петь, тормошила его лапой, требовала продолжать.

И он, превозмогая боль, тихонько пел, а Джулька вторила, вызывая восхищение у окружающих.

Со второй полки свесился пожилой бородатый сержант, который за всю дорогу и слова не промолвил, а теперь вдруг отозвался:

– Это хорошо, землячок, – обратился он к Маргулису, – хорошо, что научил собаку петь. Если тебя в цирк и не допустят, ты с такой собакой все равно не пропадешь, сможете давать концерты по всем дворам, на всех перекрестках, деньгу зашибешь на пропитание.

– Что ты мелешь! – отозвался кто-то из соседнего купе. – Тоже придумал! По дворам они будут ходить… С таким певцом-помощником Шике откроют не только двери наших цирков, но и всех домов культуры, театров! Мировой номер у них будет! Шутишь – солдат и Джулька будут петь «Катюшу»! Да это настоящая сенсация! Чтоб я помер, если вру!

– Молодчина, Шика, – вставил кто-то из сестер, – если долго нам еще ехать, не то что петь научишь Джульку, но и плясать, говорить.

Окружающие еще долго зубоскалили, шутили, перебрасывались репликами, но ясно было одно: отныне Джулька всем стала еще милее и приятнее.

И когда начальник повторил, что такую умную собаку он готов оставить при себе, а кончится война – забрать ее в Тамбов, не выдержала толстая докторша:

– Если уж на то пошло, то я первая увидела Джульку, первая подружилась с ней, и я заберу ее к себе.

– Зачем спорить? – крикнул Васо Доладзе. – Потерпим. Пройдет еще немного времени, наш Шика Маргулис научит Джульку говорить, и она сама скажет, к кому она пойдет, с кем захочет остаться.

– А ведь верно, – вмешался дядя Леонтий, – а то уж слишком много охотников появилось на Джульку. В самом деле, подождем. Научит Шика ее разговаривать – тогда разберемся.

Пассажиры этого необычного поезда смеялись, позабыв на время о ранах. После того, как Джулька начала петь, она стала любимицей не только нашего купе, но и всего вагона, всех тех, кто познакомился с ней. Стало ясно, что среди этих добрых и веселых людей она не пропадет, никто к ней не будет жесток, никто ее не обидит.

В этом все убедились спустя два дня, когда поезд прибыл на большую станцию уральского города и огромная толпа народа с цветами и подарками вышла встречать славных героев с пылающей курской земли. О победе под Курском все только узнали, и от этой радостной вести, как и от горячей братской встречи, воинам стало легче на душе, на глазах у многих из них выступили слезы.

Люди осторожно и заботливо сняли с санитарного поезда и перевезли раненых в просторное здание большого, светлого госпиталя.

Хоть теперь еще и не время было для шуток, но ни с того ни с сего вспыхнул новый спор. И причиной тому была опять-таки Джулька. Кто-то из хозяев госпиталя сказал, что собаку необходимо отправить куда-нибудь подальше, что в помещение никто ее не пустит ни под каким видом. Тут появились встречающие и заявили, что они готовы взять такую собаку к себе на содержание. Однако всех успокоил начальник поезда, заявив, что разговоры эти ни к чему. Все решено заранее: Джулька поедет обратно поездом на фронт и он, начальник, будет все время держать ее при себе, а когда кончится война – отвезет ее домой, в Тамбов.

Но теперь уже возмутилась не на шутку толстая врачиха с крашеными волосами и заявила во всеуслышание, что эти разговоры надоели ей хуже горькой редьки. Все для нее ясно как божий день. Джулька останется при ней, ибо она ее первая увидела, пригрела, полюбила и кормила всю дорогу. Больше того, она Джульку всю дорогу лечила, перевязывала ей раны, и теперь, когда Джулька почти уже в полном здравии, находятся люди, собирающиеся ее присвоить… Так не пойдет!

Появилось еще несколько желающих взять к себе Джульку, но ее подлинные хозяева прислушивались к спорщикам и только улыбались. Мол, кричите себе, сколько вашей душе угодно. Джулька давно уже знает, с кем ей остаться.

И в самом деле, Джулька сама разрешила этот спор.

Когда прибыла санитарная машина и подняли туда дружную троицу на носилках – Шику Маргулиса, Васо Доладзе и дядю Леонтия, Джулька, не дожидаясь особого приглашения, сразу же выбралась из тесного кольца любопытных и зевак, которые ее окружили со всех сторон, и одним махом влетела в машину, устроилась довольно-таки удобно рядом со своими друзьями, словно сказав этим: «Знаете что, мои дорогие люди, не приставайте ко мне и не морочьте головы. Сама знаю, с кем должна остаться. Вас я вижу впервые, а вот этих, моих добрых друзей, отлично знаю. С ними была в самые тяжкие дни жизни. И отстаньте от меня!»

Санитарная машина мчалась на всех парах через огромный мирный город к госпиталю.

И снова бедной Джульке довелось хлебнуть горя.

Ее друзей внесли в просторную палату, а ее, Джульку, дежурная сестра и на порог не пустила.

В самом деле, где это видано, чтобы в таком заведении водились собаки!

Не помогли ни просьбы, ни мольбы раненых.

Несколько часов Джулька бегала вокруг здания и истошно выла, и этот вой ложился тяжким камнем на сердца ее друзей.

Ее гнали, швыряли в нее чем попало, а она все не убегала, продолжала выглядывать, искать дядю Леонтия.

Только под утро произошла их встреча.

Он вынес ей за ворота госпиталя миску супа, накормил и познакомился со старичком-сторожем, который у самых ворот занимал просторную будку с продавленным диваном.

По просьбе дяди Леонтия, Джулька здесь недурно устроилась, а немного погодя, когда ее узнали, привыкли и полюбили, стала каждый день украдкой бегать в палату к своим друзьям.

Таким образом, и, здесь появилось у нее немало поклонников и поклонниц.

Люди ей были рады. Подбрасывали поесть, и вскоре ее трудно было узнать. Окрепла, поправилась и вся как-то преобразилась, почувствовав себя в глубоком тылу вне опасности.

Потянулись долгие-долгие бессонные ночи борьбы врачей и сестер за жизнь и здоровье воинов, привезенных сюда на лечение.

Ребятам по ночам чудилось, что скоро залечатся раны и они смогут вернуться в строй. Здесь, в светлой и просторной палате, в далеком от фронта городе, хватало времени для дум и размышлений и каждый строил свои планы.

Но планы планами, а мечты оставались мечтами. Мешало то, что зависело не от них.

Странное дело! За годы войны они не знали, что значит крыша, теплая, мягкая подушка, тишина и уют. Доводилось обманывать сон на часок-другой где-то в мокром лесу, на холодной хвое, перебираться по грудь в воде через реки и болота. Они сидели или лежали в глубоких снегах, на свирепом морозе, окутанные вьюгой, лежали под палящим знойным солнцем и мокли под проливными дождями и – странное дело, никто из них не болел, все легко преодолевали любую боль, привыкли к старым ноющим ранам, – некогда было там обращать внимание на них. А вот здесь, в этой чистой просторной палате, вдруг отозвались все прежние боли и болезни, давали себя знать все полученные в боях увечья. И никто не мог в точности сказать, сколько времени придется лежать в плену у врачей, под ножом у хирургов…

Видимо, надолго довелось им поселиться здесь, в отдаленном от войны уральском госпитале.

Они все меньше бредили по ночам во сне, меньше мысленно ходили в контратаки, реже выползали из траншеи с гранатами в руках навстречу вражеским танкам. О последних схватках с коварным врагом там, далеко под Курском, в небольшой траншее, им напоминала каждый раз Джулька, которая то и дело прибегала к ним в палату, глядела на них скорбными глазами, в ожидании, когда они уже выберутся из этой палаты и вместе с ней отправятся туда, где они с ней были недавно и где, несмотря на все опасности и невзгоды, было как-то легче, чем здесь, среди стонов, плача и острого запаха хлороформа.

Там осталось много друзей. Остались прекрасные леса, и простор небес, и пение соловьев в предрассветный час, а когда наступала тишина – можно было захлебнуться от воздуха.

Да, хотя тут было не опасно, хоть пушки не стреляли, не гремели танки и самолеты, жизнь все равно была там и только там. И тянуло туда, как магнитом!

А они, прошедшие сквозь огонь и смерть, чудом оставшиеся в живых солдаты, в минуты, когда боли ослабевали и возвращалось ясное сознание, лежали прикованные к своим койкам и мечтали. Каждый о своем.

А Джулька не переставала бегать к ним, высматривать, вынюхивать, не собираются ли в обратную дорогу. Она привыкла к своему родному краю, а здесь ей все было чуждо. Правда, этот добрый старичок-сторож ухаживал за ней, кормил и поил, уступал иногда свой продавленный диван, но все же какая-то неведомая сила влекла ее туда и только туда.

Весь этот мирный уют и сытую жизнь она отдала бы за то, чтобы снова вернуться в свой любимый, хотя и истерзанный, опаленный войной, родимый край.

Эпилог

Да, немногим из нашей небольшой дружной и веселой семьи суждено было дожить до радостных мирных дней – до конца войны.

Некоторые из нас еще долгие месяцы мучились в отдаленных от фронтовых дорог госпиталях. У кого раны зажили, те возвратились в свою часть, с боями дошли до Берлина и были участниками и свидетелями разгрома фашистских орд на их земле. Другие полегли в боях уже перед самым окончанием войны, так и не дожив до дня победы. Многие остались на всю жизнь инвалидами, и им пришлось прибегнуть к помощи костылей и мотоколясок.

А кому суждено было, пройдя весь тяжкий путь войны, возвратиться живыми и почти невредимыми домой.

У каждого была своя судьба, от которой, как говорится, не уйти.

А те, которые вернулись, еще и поныне не могут забыть свой маленький взвод, свою родную семью, своих друзей – людей, разных по характеру, национальности, повадкам, непохожих друг на друга, как непохожи звезды в небе, но сплоченных огнем, тесными траншеями и блиндажами в одну единую семью, с одними устремлениями и надеждами, люди, которые готовы были друг за друга идти в огонь и в воду.

Часто, очень часто, когда прошло уже столько лет после этой тяжелой и жестокой войны, мы вспоминаем наших боевых друзей – живых и мертвых, – вспоминаем их и их славные дела, будто это было лишь вчера, вспоминаем скромных, отважных, добрых друзей, которые остались в нашей памяти, запечатлелись навсегда, на всю жизнь!

Вспоминаем радости и невзгоды солдатской жизни, победы маленькие и крупные, горестные поражения, неудачи, страшные потери и утраты, огромный тысячекилометровый путь, который мы прошли с боями по нашей милой земле и земле чужой, немилой, сквозь огонь пожарищ.

Многое, очень многое вспоминаем.

И, чего греха таить, частенько вспоминаем и нашу незабываемую Джульку, которая доставляла нам немало радостей, немало огорчений и хлопот. В тяжелые трагические минуты жизни она часто вызывала смех и улыбки, шутки и остроты и часто облегчала наш тяжелый и опасный солдатский труд.

Сколько времени прошло с тех пор, как мы с ней распрощались, и с ней, и с нашими незабываемыми ранеными друзьями. Сколько воды с тех пор утекло, а все еще так свежо в памяти, словно случилось это только вчера.

Возможно, с некоторым опозданием я вспомнил просьбу нашего добродушного, подчас строговатого, но сердечного старшину Михася Зинкевича, которую он доверил мне в момент, когда его полуживого выносили из траншеи под орудийным огнем.

– Не забудь, – ослабевшим голосом сказал он тогда, – если тебе суждено будет вернуться к своей мирной профессии, напиши несколько добрых слов о нашей бессмертной, веселой и доброй семейке, о наших славных ребятах, которые стояли насмерть на этом клочке курской земли. И Джульку не позабудь помянуть добрым словом.

Долго, очень долго приходилось искать, допытываться, куда судьба разбросала наших людей, где теперь находятся наши бравые, озорные, отважные и, веселые ребята, что с ними, кто выжил, кто возвратился домой.

Некоторые из них отозвались, поведали о себе и о тех, которых они встречали после войны.

Кто-то рассказал, что сам видел в далеком сибирском городе в каком-то цирке, на манеже, Шику Маргулиса с Джулькой. Было это года через два после окончания войны. Цирковой клоун выступал со своим четвероногим другом, и такое они вытворяли, что стены цирка гудели от хохота. Их так бурно принимали, – в особенности детвора, – долго не отпускали с манежа.

Весь цирк гремел, когда они вдвоем с Джулькой пели небезызвестную «Катюшу», ту самую, которую они разучивали еще в санитарном поезде.

Шика Маргулис не очень изменился, – писали ребята, – правда, когда он снимал рыжий парик, на полове его видна была густая седина, к тому же он еще немного хромал. Но люди этого не замечали, как, кстати, не замечали глубокие шрамы на его теле, – думали, видно, что клоун притворяется, хромая, хочет побольше насмешить людей.

Другие сообщали, что встречали дядю Леонтия, правда на костылях, без ноги, далеко в тундре. Он ходил на охоту с собакой, которая похожа была на Джульку, а возможно, это и была она. Кто теперь мог точно сказать!…

А вот года через три после войны кто-то из наших ребят встретил Сашу Филькина, того самого Профессора-пулеметчика, который постоянно обращался к нам не иначе, как «мои дорогие, мои любимые синьоры». Он не похож был на того худощавого, длиннющего и немного неуклюжего сержанта, каким мы тогда знали. Это теперь был всеми уважаемый ученый-филолог.

Он, правда, остался без руки, но в остальном ей-ей тот самый добродушный, вежливый и спокойный человек, каким его знали на войне.

Профессор рассказывал, что ему как-то довелось побывать на Кавказе в экспедиции Академии наук, собиравшей по аулам старинные песни и сказания, и в каком-то городке он встретил Васо Доладзе, на всю республику уважаемого агронома-виноградаря, и тот будто говорил, что Джулька находится у него, сторожит виноградник, такая же она резвая и милая, как была, забавляет соседских детишек.

Разные доходили к нам слухи о Джульке. Но кто после стольких лет мог знать в точности, как все было в действительности?

Да, теперь уже трудно уточнить, к какому берегу прибилась наша Джулька и с кем она осталась, как, впрочем, трудно уточнить, куда разбросала судьба ребят, которые жили и воевали в единой дружной семье. Ведь прошло с тех пор столько бурных лет. И такое, верно, в самом деле случается, как любил выражаться наш незабываемый старшина Михась Зинкевич, один раз в сто лет.

И если уж Михась так говорил, то вы ему можете поверить на слово.

Кто-кто, а этот человек, как, кстати, и все остальные наши ребята, не любил бросать слова на ветер.

Ирпень, 1978