/ Language: Русский / Genre:sf

Кормчая книга

Геннадий Прашкевич

Новую книгу Геннадия Прашкевича составили два романа, посвященные далекому будущему земной цивилизации: «Кормчая книга» и «Царь-Ужас». Яркие образы, стремительные извивы сюжета, блестящее владение литературным языком – Прашкевича не случайно называют блестящим стилистом. Футурологическая утопия «Кормчая книга» – широкое полотно, показывающее несколько срезов некоего предполагаемого будущего. Срезов, разделенных многими и многими столетиями. Кормчими книгами назывались на Руси в XIII веке сборники церковных и светских законов. «Кормчая книга» Геннадия Прашкевича – своеобразный свод законов будущего мира. Всматриваясь в грандиозную тень, падающую в наше время из предполагаемого будущего, писатель делает смелую попытку спрогнозировать развитие социума, рассказать о предстоящих глобальных переменах, опираясь на закон исторической спирали, на периодическую повторяемость форм организации общества. «Кормчая книга» – многоплановое философское произведение. Не ограничиваясь рассмотрением единственного генерального тренда, прямолинейно-поступательного вектора развития человечества, писатель демонстрирует сразу несколько вероятных вариантов развития событий, предупреждает о чудовищных катастрофах и общемировых проблемах, ожидающих земную цивилизацию, пытается подсказать возможные выходы из тупиковых ситуаций будущего, оперируя при этом потрясающим количеством персонажей и квазидокументов. И в голове остается тревожное: «Так может быть…»

«Кормчая книга» Азбука Москва 2004 5-353-00663-8

Геннадий Прашкевич

КОРМЧАЯ КНИГА

Часть II (начинающая)

КАЛХАС: ЕДИНСТВЕННАЯ ДВЕРЬ

(XXII век)

Любовь, любовь – гласит преданье -

Союз души с душой родной -

Их съединенье, сочетанье,

И роковое их слиянье,

И… поединок роковой…

Ф. Тютчев

I

Где-то неподалеку жгли костер. Сладкий сизый дым несло по низкой траве, путало в неровно постриженных кустах. Тревожно, дико кричала в деревьях запутавшаяся невидимая птица.

– Зено! Зено! – услышал Калхас детский голос. – Там птица! Она, наверное, крупная!

– Это выпь. Они не бывают крупными.

– А почему она кричит, Зено?

– Радуется жизни.

– Но она кричит печально.

– Радость жизни можно выразить и печальным криком.

– Она не плачет?

– Птицы не плачут, – ответил невидимый наставник. – Они не смеются, но и не плачут. Они чувствуют мир не так, как мы.

Сладкий, стелющийся по траве дым… Калхас не видел детей и не хотел им мешать… Хорошо, что они меня тоже не видят. Они, наверное, узнали бы меня по шраму на лбу. Все воспитанники Общей школы считают, что я герой, а на самом деле всего лишь случай. Всего лишь падение в шахту. На Марсе Калхасу в голову не приходило, что на родной планете банальный шрам на лбу может стать его главной приметой. Ну да! Космонавт, вернувшийся с Марса!

Ладно, решил он, пусть Зено пасет своих воспитанников в стороне.

Тем более, что наставница, интересующая Калхаса, стояла уже рядом. Он не слышал, когда она подошла. Они все тут, кажется, ходят босиком. Как в колониях. И одеваются не так, как одеваются в Мегаполисе. Он невольно залюбовался. Платиновые волосы падали на загорелое плечо. Невесомая даже на вид зеленоватая накидка стянута в талии тонким ремешком. Увидев, как внимательно Калхас прислушивается к перекличке детей, наставница улыбнулась. Она, наверное, нравится детям, подумал Калхас. И имя у нее необычное, отметил он, – Она. С отчетливым ударением на первую гласную: Она У. Это сразу наводило на мысль о Востоке, что подтверждалось узкими скулами, чуть раскосыми глазами.

Кивнув, Она У повела Калхаса по аллее, густо и весело увитой виноградной лозой, вьющейся по декоративным решеткам – к широкой металлической арке, за которой начинался лестничный марш, выстланный зеленой дорожкой… Ну да, из тех, что производят в Кампл-центре… Сами обновляются, сами впитывают и уничтожают пыль, убивают любые виды бактерий…

Обширный зимний сад – пустынный и тихий, поросший редкими деревьями, упирался в живой пейзаж.

Море…

Огромное…

Теряющееся на горизонте…

Тонущее в дымке, в призрачном мареве, в мерцающем тумане…

И небо над ним.

Чудовищные башни белых кучевых облаков.

Закручивающаяся волна, зеленовато-бутылочная изнутри. Она набегала и падала, крутя по песку водоросли и зеленые огурцы голотурий.

Наставница улыбнулась. Ей явно было приятно удивление знаменитого космонавта. Она хотела о чем-то спросить, но не решалась. Специально медлила, чтобы Калхас не заподозрил ее в навязчивости. Удобно устроившись на низко спиленном, отшлифованном пне, поощрительно улыбнулась:

– Группа Кей – моя. Это Ури Редхард, Бхат Шакья и Сеун Диги. Вы пришли поговорить о Сеуне?

– Да, – кивнул Калхас. – Правда, я не надеюсь узнать что-то новое. Поисками Сеуна занимаются специалисты, а я… Меня попросила мать Сеуна… Всегда, знаете ли, существуют детали, мелкие, малозначащие… Но когда ищешь, ничего нельзя упускать… Вот скажем, – улыбнулся он, – у Сеуна Диги, было, наверное, прозвище?

– Анаконда.

– Почему его так прозвали?

– Он здорово плавал. Будто родился в воде. Пожалуй, ему и следовало родиться в воде. Только не анакондой, а, скажем… дельфином. На наших озерах он доныривал до самого дна… Кстати, живой пейзаж… – Наставница обернулась к необозримым, накатывающимся на песок волнам. – В разработке живого пейзажа принимал участие Сеун. Он всегда был полон идей… Иногда мне кажется… – наставница запнулась. – Иногда мне кажется, что находись Общая школа возле настоящего моря, Сеун бы не ушел…

– А он… ушел?… Именно ушел? Вы так считаете?

Наставница тряхнула густыми волосами:

– Не знаю. Но принудить мальчика не могли. На территории Общей школы не бывает чужих людей. В двенадцать ночи – общий отбой, у нас жесткая дисциплина. После игр и занятий на воздухе дети засыпают быстро. К тому же, дежурные заглядывают в спальни. Два, а то три раза за ночь.

– Это обязательно?

– Да. Таковы правила. Но важно и то, – улыбнулась наставница, – что на спящих детей приятно смотреть. Я сама заглянула в ту ночь в спальню. В два пятнадцать. Я запомнила время. И увидела, что Сеуна нет. Наверное, вышел в сад, подумала я. Но его не оказалось в саду. Лайкс, живая скульптура, тоже не видел мальчика. Проходи Сеун мимо, лайкс это запомнил бы. Вот тогда я подняла тревогу.

– А ваши дети? Я имею в виду всю группу. Они похожи друг на друга?

– Ну, не очень. Ури, например, сдержанный человечек. Его мать – коренная северянка. Знаете, из тех, что навсегда прикипели к уединенным далеким биостанциям. А Бхат Шакья рассеян. Это не значит, что он постоянно погружен в себя, нет, он рассеян от жизнерадостности. В нем кровь кипит. Он не успевает закончить одно дело, ему сразу хочется приступить к другому. А Сеун… Ну, Сеун был полон идей… Я уже говорила… И еще он любил работать руками… Ури он мог раскрутить на болтовню, а Бхата переключить на такое неторопливое занятие, как рыбалка… Нет, – покачала она головой, – они не похожи…

– Если бы Сеун позвал друзей, они бы ушли с ним?

– Не думаю. Им немного лет, но они ответственны.

– А Сеун? – быстро спросил Калхас.

– Что Сеун?

– Он ответствен?

– Несомненно.

– Но он ушел! Ушел тайно. Он ведь знал, что нарушает Правила. Почему его это не остановило?

– Меня это тоже мучает, – призналась наставница. – Просто в голове не укладывается. Сеун любил все живое.

– Как вас понять?

– Буквально, – наставница покраснела, раскосые глаза уставилась на Калхаса: – Бабочки, птицы, рыбы, звери, цветы – все приводило его в восторг. Больше всего он любил занятия на открытом воздухе. Он считал, что все живое свободно и, конечно, был прав, хотя мне не раз приходилось убеждать его в том, что рыбы в аквариуме Общей школы нисколько не страдают от того, что живут не в море. – Она У улыбнулась. – У каждого своя доминанта. Одни находят себя в играх, другие в дивных мечтах, третьи в конкретном деле. Мы никому не мешаем. Сеун любил Общую школу. Афра Диги, его мать, не раз подавала прошение в Совет Матерей и в Большой Совет о возврате сына, но было бы неправильно отдать Сеуна столь впечатлительной женщине.

– Вы строги к ней.

– Думаю, объективна.

– Она часто навещала сына?

– Три раза в год. Но будь моя воля, – Калхас сразу почувствовал в голосе наставницы нужную волю, – я сократила бы и эти визиты.

– Почему?

– Появление некоторых матерей действует на детей возбуждающе. Афра Диги как метеор. Она электризует воздух. Роди она второго ребенка, даже это не отвлекло бы ее от Сеуна. Наверное, поэтому Совет Матерей отказал Афре в праве иметь второго ребенка. Такие, как Афра, передают детям свою неврастеничность. Она называла наставниц живыми скульптурами, устраивала шумные демонстрации перед Большим Советом. Афре советовали покинуть Мегаполис. На Земле много интересных мест, где здоровый человек может отвлечься от преследующих его мыслей. Я считаю счастьем то, что малышей забирают в Общую школу в шестимесячном возрасте. Иначе матери, подобные Афре… Материнское неистовство, – улыбнулась наставница, – иногда сочетается с неким непонятным невежеством… Благодаря Обшей школе Сеун избежал влияния матери, но не во всем. Например, он верит, что Земля до сих пор полна тайн…

– А вы?

– Я считаю, что главная тайна заключена в нас самих. Мы до сих пор не знаем своих возможностей. Все остальное не имеет значения. Но Сеун по много часов просиживал над географическими картами. Он задумывался над справедливым, на его взгляд, разделом мира. Да, да, я не оговорилась, именно разделом. Ему нравилось представлять, какие именно моря и земли могут в будущем отойти к колониям, а какие будут окончательно покрыты разрастающимся по планете Мегаполисом. Он считал, что колонии могут существенно увеличить полезную площадь Земли. За счет обезвреживания ядерных саркофагов, отравленных в прошлом озер… И все такое… Ну, сами знаете… Скажем, он считал, что колонии правильно занимают влажные болотистые места… Ведь биосинты нуждаются в тишине и в постоянной подкормке. Он изучал работы доктора Джауна.

– Вы знакомите воспитанников с новейшими философами?

– Разумеется, – кивнула наставница. – Именно нашим воспитанникам жить в будущем, не нам. Они должны знать, кто формирует будущее.

Калхас кивнул.

Он боялся, что наставница поймет его неправильно, но в его улыбке не было иронии. Он относился к идеям доктора Джауна скептически. Так же, как отнесся к словам наставницы. Он привык к конкретным вещам, иначе в космосе не выживешь. Географические карты… Афра, устраивающая скандалы… Новейшие философы… Калхас был уверен, что будущее человечества – в активном выходе в Космос. А доктор Джаун наоборот – привязывает землян к планете.

Он взглянул на наставницу.

Ему понравилось, с какой непосредственностью она смахнула с загорелого плеча густые платиновые волосы.

– Сеун, – улыбнулся Калхас, – похоже, не простой малыш, да? В нем многое от матери, правда? Даже Общая школа не смогла совсем его выправить, правда? Он много путешествовал, да? Научные городки в Антарктике… Уединенные биостанции в Индийском океане… Само собой, промышленные районы Мегаполиса… Весь этот нескончаемый массив от Японии и Кореи, через юг Китая и Индии до Средиземноморья… Я имею в виду, – пояснил Калхас, – что Сеун бывал и в Пустых пространствах, да?… В конце концов, все колонии начинались с Пустых пространств… Если он с интересом относился к идеям доктора Джауна, что удивительного в его интересе к географическим картам?…

Наставница улыбнулась:

– Вы третий человек, с кем я беседую о Сеуне на этой неделе, и все обращали внимание на карты. Да, Сеун любит путешествия. Он всегда считал событием даже банальный поход к Мелким озерам.

Она вздохнула:

– Я боюсь за Сеуна.

Калхас успокаивающе кивнул.

Не он один ищет Сеуна. Этим, к счастью, занимаются профессионалы из группы Поиска. Он уверен, что мальчика-анаконду скоро найдут.

– Вы ничего не забыли такого, что можно было бы добавить к сказанному?

– Коробка…

– Какая коробка?

– С подарком для Сеуна…

Он кивал, слушая наставницу.

Каждый воспитанник получает подарки от родителей. Прежде всего, игрушки. Иногда сложные и необычные. Ведь ими, как правило, пользуется вся группа. Так вот, подарки Афры Диги, услышал Калхас, всегда отличались не просто необычностью, а можно сказать, изощренностью. В последний раз на имя Сеуна доставили коробку с действующей моделью биосинта. Трудно сказать, сколько стоит такая модель, но, в пересчете на чистую работу, весьма и весьма немало. Впрочем, известно, что Афра Диги связана с какой-то крупной исследовательской ассоциацией, и у нее есть состоятельные друзья. (Калхас почувствовал укол ревности.) Подарок, несомненно, ошеломляющий. Коробку доставили поздно вечером и поставили на подоконник. Проснувшись, Сеун должен был сразу увидеть вожделенный подарок. Но ночью он встал и вышел из спальни, даже не прикоснувшись к подарку матери.

– Как отнеслись к исчезновению Сеуна его друзья?

– Они очень огорчены.

– Он не посвятил их в свои планы?

– Уверена, что нет. Они активно осматривают карстовые пещеры, которых много в окрестностях. Там много действительно опасных уголков.

– Вы разговаривали с ними о случившемся?

– Много раз.

– Что они говорят?

Наставница беспомощно пожала смуглым плечом:

– Они растеряны.

– А вы?

– Я тоже. Мальчику всего шестой год.

– Но, похоже, он самостоятельный малый.

– Это да. У меня все такие. Окажись он в Мегаполисе, он сумел бы разыскать Афру. Но почему-то не разыскал. И не вернулся в Общую школу. И его нигде не заметила ни одна живая скульптура. И группа Поиск до сих пор не имеет достоверной информации. Что это может означать, Калхас? Почему к этому делу теперь присоединились вы? Разве вас не ждут на борту «Гермеса»? Ваш корабль должен отправляться. Разве не так?

– У меня несколько свободных дней, и я обещал их Афре, – успокоил наставницу Калхас. – Мы с Афрой друзья. – Поколебавшись, он добавил: – Я дружил с мужем Афры. Он погиб на моих глазах.

Она У печально улыбнулась:

– Я знаю.

И подняла глаза:

– Куда мог уйти мальчик?… Может, его похитили?… – Наставница таинственно поманила Калхаса пальцем. – Вы же, наверное, слышали… Ходит много таких слухов… Колонистам не хватает людей… С тех пор как у них появились биосинты, людей не хватает еще больше… У них не существует контроля над рождаемостью… Понимаете?… Тут любой шаг…

Было видно, как сильно ей хочется высказаться.

Все же она сдержалась.

II

«Калхас! Ты найдешь Сеуна!»

Афра заклинала. Она не умела просить. «Калхас. Мегаполис – вонючая дыра. В нем много тайных могил. Я не хочу, чтобы одна из них стала мне родной. Найди Сеуна, Калхас!»

Кажется, Афра не помнила, не хотела помнить, что через несколько дней «Гермес» стартует. Но Калхас не напоминал. Он знал, Афре трудно. Скрытая обида, правда, покалывала сердце. Почему Афра общается с ним только через Инфор? Почему она не пришла к нему, почему не позвала к себе? Почему, откликаясь на его вызов, она садится перед экраном так, чтобы он не видел комнату, в которой она находится?

Ладно. Пусть выговориться.

Он знал, что пока Афра не выговорится, бессмысленно задавать вопросы.

Пусть выкрикнет все проклятия Мегаполису, удушающему людей. Пусть в сотый раз проклянет Общую школу, отнявшую у нее ребенка. Пусть предаст анафеме весь Космический флот, за то, что он выбрасывает в черное пространство лучших представителей человечества. Наверное, Совет Матерей прав, отказав Афре в праве родить второго ребенка. Ее необузданный темперамент уже сказался на Сеуне, а дети не должны быть материалом для экспериментов. Даже материнских.

Слушая Афру, он включил рабочий Инфор.

Ничего нового он не услышал, просто знал, что скоро навсегда расстанется с Землей. Наверное, даже навсегда. Кто знает? Даже голос доктора Джауна, с которым он схватился вчера на пресс-конференции, не показался ему отталкивающим. Доктор Джаун говорил то, что думал, то, над чем много думал. Да, Центры термоядерного синтеза (ЦТС) создают человечеству немало хлопот… Да, Земля и Пояс накопили массу противоречий… Да, существование колоний следует признать свершившимся фактом… Но, черт возьми, все это следует рассматривать вкупе и совсем не обязательно говорить о колониях, как о новом шаге человечества… Разве провал чуть ли не в общинный строй можно считать достижением цивилизации? Доктор Джаун любит парадоксы, но этот слишком уж дик.

ПОЯС ГОТОВ ПРИНЯТЬ «ГЕРМЕС».

Это обрадовало Калхаса.

Пояс сколько угодно может требовать самостоятельности. Космониты сколько угодно могут не соглашаться с действиями землян и закрывать те или иные секторы. Калхасу на это наплевать. Перед ним поставлена задача – поставить станции землян на Галилеевых лунах, и он выполнит поставленную задачу, даже если сквозь сферу Пояса придется пробиваться силой.

Впрочем, Пояс одумался.

Они уже согласны принять «Гермес». До них, наконец, дошло, что проект «Галилеевы луны» («ГЛ») открывает и для них перспективы.

Краем глаза он следил за Афрой.

«Сеун… Сеуну… У Сеуна…» Она говорила только о сыне.

ДОКТОР ДЖАУН: НЕ ПРЕЖДЕВРЕМЕНЕН ЛИ ПРОЕКТ «ГЛ»?

Для доктора Джауна преждевременно все, что не касается развития колоний.

ТЕРМИН «КОЛОНИЯ» НЕТОЧЕН ПО СУЩЕСТВУ.

Что ж, терминологический поворот определился. Теперь будут говорить «община». Что изменится? Краем уха он слышал задыхающийся голос Афры: «Сеун… Сеуну… У Сеуна…» Афра, подумал он, не рви мне сердце.

ПОЯС: В СТО ПЕРВОМ БЛОКЕ ЗАПУЩЕН ПЕРВЫЙ ВНЕЗЕМНОЙ ЦТС.

Несомненное достижение.

СТАНЦИИ НА ГАЛИЛЕЕВЫХ ЛУНАХ ДОЛЖНЫ ПОЛУЧИТЬ ДВОЙНОЕ ПОДЧИНЕНИЕ.

Калхас усмехнулся.

Его корабль еще не добрался до Юпитера, а станции (пока несуществующие) уже пытаются прибрать к рукам.

БОЛЬШОЙ КАНЬОН МАРСА: ИСПАРЯЮЩАЯСЯ БУРЯ.

ДОКТОР ДЖАУН: БИОСИНТ МЕНЯЕТ СТАТУС ЗЕМНОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ.

ВОЛНЕНИЯ В МАСЛЯНОЙ ЗОНЕ. БОЛЕЗНЬ ДАЛБЕРГА РАСПРОСТРАНЯЕТСЯ В КВАРТАЛАХ ДАЛГА.

ПОЛТЕРГЕЙСТ В ЖИЛЫХ КВАРТАЛАХ ДАЛГА. КОЛДУНЫ ХАТУ УТВЕРЖДАЮТ: ПОЛТЕРГЕЙСТ РАБОЧИХ ЗОН НАПРЯМУЮ СВЯЗАН С АВАРИЙНЫМИ ВЫБРОСАМИ МАСЛЯНОЙ ЗОНЫ.

ОБЩИНЫ ИЛИ КОЛОНИИ?

Ошарашивающая информация, Суеверия действительно распространяются в переломные времена. На Поясе, например, колдунов нет. На Поясе вообще не до колдунов, покачал головой Калхас. Там царит жесткая дисциплина.

«Сеун… Сеуну… У Сеуна…»

Голос Афры терзал Калхаса.

ЮЖНЫЕ РЕГИОНЫ ВКЛЮЧАЮТСЯ В СИСТЕМУ МЭМ.

ЗА ИСТЕКШУЮ НЕДЕЛЮ В ТРЕТЬЕМ ПРИГОРОДЕ УБИТО ТРИ ЛАЙКСА.

Тревожная информация.

Одно дело – колонисты. Они раздражают всех, кто занимается делом. Для колонистов МЭМ – просто универсальный мозг. Ну, может, нечто большее, чем мозг, но все равно – нечто искусственное, со стороны. Почему не поднять руку против собственного творения? Лайксы раздражают не только колонистов.

Он вывел на экран пресс-конференцию.

ВОПРОС: Доктор Джаун, а если биосинт вовсе не панацея от всех бед? Если биосинт всего лишь очередная мечта о счастье?

ДОКТОР ДЖАУН: Если мечта приносит ожидаемый результат, ее следует приветствовать. Когда-то наши мечты реализовывались машинами. Но все помнят недавнюю трагедию Масляной зоны – аварийный выброс, убивший сразу более трехсот тысяч человек и вдвое больше искалечивший. И все, наверное, помнят мечту об универсальном фильтре, который, наконец, создан. Ну и что? Сняло это проблемы? Стали выбросы менее опасными?

Нет, конечно. Просто машины реализуют наши мечты, одновременно указывая на вовсе не радующую перспективу. К тому же, они стареют быстрее, чем мы их производим. Мы можем неустанно улучшать качество машин, но мы никогда не заменим их в Мегаполисе ничем другим. Это подтверждает мой взгляд на то, что машинная цивилизация Земли в тупике. Мы зависим от собственных машин. Мы зависим от катастрофически убывающих запасов сырья. Я говорю об этом спокойно, потому что так было всегда. Но я волнуюсь, потому что никогда не было так, как сейчас. Просто мы понимаем, что уничтожение ресурсов – явление в живой природе в общем заурядное. Так бывает, например, когда популяция саранчи, или кроликов, неважно, вдруг находит для себя некий неведомый прежде ресурс благоприятнейшего существования. Численность популяции сразу резко возрастает. В самое короткое время она может достигать неслыханных размеров. Но ресурс уничтожается и популяция возвращается к исходному образу существованию. Миллионы особей гибнут, хотя, заметьте, в природе при этом не происходит ничего страшного. Обычный процесс. Правда, человека он всегда возмущал, ведь человек не с саранча и не кролик, он не желает мириться с миллионными жертвами. Он всегда ищет стабильности и устойчивости. Вот почему, многовековое бездумное уничтожение ресурсов планеты так резко подтверждает: человечество подошло к краю! Машины уже не справляются с обеспечением стабильности. А значит, правы мы – те, кто требовал и требует интенсивного развития колоний. Готов повторить: мы знаем выход. Готов повторить: те, кто видят в развитии Мегаполиса триумфальный взлет человечества, ошибаются. Это последний праздник. Человечество достигло последней черты. Нас убивает то, что всегда казалось полезным. Поэтому я повторяю и буду повторять: только биосинт! У человечества остался один единственный выход: выращивать новые, все более мощные биосинты. Они не дают вредных отходов, они не грозят неожиданными взрывами, они не загрязняют окружающую среду. Они, наконец, могут безгранично кормить и одевать все человечество, при этом никого не убивая, не калеча, не унижая.

А технологическая цивилизация обречена.

Если даже мы в самом скором времени начнем получать сырье с Юпитера и с Галилеевых лун, это ничего не изменит. Буквально во всем видны признаки ужасных потрясений. Женщины не хотят рожать детей, а те, которые рожают, ненавидят Общую школу. Наука и техника делится на все более узкие секторы, специалисты перестают понимать друг друга. Самая энергичные люди уходят в общины, оставляя Мегаполис. Взрывы ничем не спровоцированной агрессивности отмечены по всей протяженности Мегаполиса. А болезнь Далберга? Без всяких на то причин вам однажды стягивает в узел все мышцы, самого здорового человека скрючивает в одночасье. А ведь болезнь Далберга всего лишь побочное явление некоторых давно известных процессов, без которых не может работать Масляная зона. Проседают и рушатся целые кварталы, из-под которых мы выкачали воду и нефть. Изъязвлен озоновый слой, из Космоса нас сверх всякой нормы обжигает жесткое излучение. Загрязнены почва, вода, сам воздух. А саркофаг Мариз, фонящий на все три южных сектора и превративший в пустыню бывший Маризский оазис? Все на пределе, никто не ждет избавления, даже парная семья умирает. Да и зачем нужны парные семья, если детей все равно забирают в Общую школу? Пройдитесь вечером по улицам и площадям Мегаполиса. Что, кроме реалов Макуны, грандиозных вместилищ лживых страстей, интересует людей? А ведь Мегаполис – это не Содом и Гоморра, это даже не Атлантида. Мегаполис – это всего лишь вершина технологической пирамиды, он просто высшее, что смог за свою историю создать человек. Давно пора понять, что ничего более совершенного мы уже не построим. Происходящее в Мегаполисе подтверждает диагноз, поставленный человечеству современными философами: коллективная шизофрения. Ошибаются те, кто считает, что любую болезнь лечит время. Не любую. Есть болезни, которые время вообще не лечит. Не существуй МЭМ, обитатели Мегаполиса давно впали бы в смертную анархию. Не существуй биосинтов, недостаток продовольствия давно наложил бы отпечаток на всех людей нашего мира. Вот почему я не устаю повторяю: если человеческая цивилизация хочет выжить, она должно сменить статус. Технологический путь – ошибка. Технологический путь – смертельная ошибка. Следует вернуться к земле, к общинам, к миру живой природы, забыть о Поясе, забыть о Космосе, столь безжалостно ослабляющем нас. Дать человечеству долгий отдых. Отдышаться. Ведь только в общинах можно восстановить истинного человека.

ВОПРОС: То есть ликвидировать промышленность, свернуть космическую программу, отказаться от МЭМ и от Общей школы? Это вы называете будущим?

ДОКТОР ДЖАУН: Поняли меня правильно. Я предпочел бы, чтобы знаменитый ученый Силвер Ли и сейчас совершенствовал биосинт, а не сгорел бы в У-регионе. Я предпочел бы держать космонавта Калхаса на Земле, чтобы он отдавал свой блестящий ум и высокий талант организатора МЭМ и общинам, а не каким-то туманным перспективам Галилеевых лун.

То есть мы обязаны объединиться.

При этом, объединиться мы обязаны не в бессмысленном муравейнике Мегаполиса, а в общинах. Вернуться в естественную биологическую систему, очистить и вновь заселить прежде мертвые зоны, дать человечеству настоящую возможность отдохнуть от социальных потрясений, подобных тем, что недавно прокатились по У-региону, от болезней, схожих с болезнью Далберга, от проектов, похожих на проект «ГЛ». Мы нуждаемся не в сырье со спутников Юпитера, и не в совершенствовании тех или иных машинных технологий, а в умных людях и в кардинальной смене образа жизни. Усилия лучших умов следует сконцентрировать на создании более совершенных биосинтов. Если мы сумеем добиться самовоспроизведения биосинтов, человечество будет спасено.

ВОПРОС: Отказаться от Пояса? Разве там не наши братья?

ДОКТОР ДЖАУН: Понимаю вас. Завоевать Луну, Марс, более или менее обжить Пояс и вдруг отказаться от собственных достижений? Да, обидно. Но разве космониты не требуют самостоятельности? Разве они не проживут без нас? Почему вы не хотите понять, что космониты, в некотором смысле, уже совсем не мы. Они – другие. Без нас им будет легче. А вот Мегаполис, если мы уже сегодня не возьмемся за его чистку, убьет всех нас. Сегодня потрясения в Масляной зоне, завтра в У-регионе, послезавтра болезни, которые пострашней болезни Далберга. Зачем, понимая все это, тратить колоссальные средства на проект «ГЛ»? Разве еще не ясно, что путь в будущее пролегает не через Космос?

ВОПРОС: Вы хотите сказать, что путь в будущее пролегает через колонии?

ДОКТОР ДЖАУН: Я не говорю. Я утверждаю это.

ГОЛОС ИЗ ЗАЛА: Не все так думают.

ДОКТОР ДЖАУН: А всем и не надо так думать. Большинство людей, как правило, никогда не задумываются о таких вещах. Это не страшно. Зато они избирают Большой Совет, вот пусть он и думает!

ВОПРОС: Доктор Джаун, чем вы объясняете участившиеся случаи нападений на лайксы?

ДОКТОР ДЖАУН: Отнюдь не только стихийными протестами, как это пытаются доказать социологи, хотя людям действительно есть против чего протестовать. Это и теснота жилых кварталов, и однообразная пища, и однообразные развлечения. Женщины страдают от того, что их дети не с ними, а дети страдают от того, что им не хватает родительских чувств. Усталость и напряжение не снять фантазиями реалов Макуны. Все это – плата за нашу гордыню, за нашу торопливость, за наше нежелание что-либо менять в налаженной веками жизни. Только ведь какие бы мощные корабли мы ни строили, Космос всегда будет оставаться для нас чужим. Мы отправляем в черное пространство тысячи лучших умов, жизнь землян от этого не меняется. Больна сама планета, а мы ее дети. Выход один – развитие колоний. Оставаясь в Мегаполисе, мы рано или поздно получим что-нибудь пострашнее болезни Далберга…

III

Калхас отключил Инфор.

Неистовство доктора Джауна его не убеждало.

«Коллективная шизофрения… Разбрасываться умами… Путь в будущее пролегает не через космос…» Но разве не Пояс дает Земле большую часть сырья?… «Только биосинт…» Но почему – только? Зачем выделять что-то одно? Разве споры о счастье не начались еще в каменном веке? А мечту о счастье в область реального сдвинула разве не технология? Разве умелец, овладевший тайной лука, дубинки или атома утверждался не за счет технологии?

Калхас печально смотрел на Афру.

Вот она тоже требует распустить Общие школы. И у нее есть личные основания.

Но разве новое человечество началось не с Общих школ, не с очистки детских душ от родительских пороков?

«Сеун… Сеуну… У Сеуна…»

Что там с этой испаряющейся бурей?

Он вновь нажал белую клавишу Инфора.

Черное марсианское небо, прожженное белыми звездами, заполнило экран. Калхас невольно поежился. Он хорошо помнил исполинские сухие русла, когда-то промытые бешеными водами, вытопленными из подземных ледяных линз извержениями вулканов и падениями метеоритов. На этот раз таившуюся под каменными породами ледяную линзу вскрыл мощный сейсмический толчок. Чудовищный, вскипающий на глазах вал испаряющейся воды ринулся на исследовательскую станцию. Ужасная съемка велась в упор. Видимо, оператор понимал, что ему не уйти.

К счастью, чудовищный вал не докатился до станции.

Он испарился, он выкипел. Отсутствие атмосферы и малая масса планеты на этот раз спасли обитателей станции.

«Сеун… Сеуну… У Сеуна…»

Несдержанность Афры пугала Калхаса. Ее нежелание видеть реалии – тоже.

Почему она уклоняется от встреч с ним? Боится, что он будет настаивать на своих чувствах? Считает, что все равно они расстаются навсегда, так надо ли длить то, что не кажется ей важным? Может, мне, правда, место не на Земле? Жизнь в Мегаполисе давно превратилось в нечто вроде реалов Макуны. Твой собственный обман набрасывает на окружающее некую нереальную дымку. Наверное, Афра решила, что встреча только внесет путаницу в их отношения.

СВОБОДНЫЕ ОХОТНИКИ БЛОКИРУЮТ ПОСТАВКИ КОЛОНИЯМ.

Калхас взглянул на Афру.

Подавшись вперед, накинув на плечи что-то вроде зеленоватого платка, Афра смотрела прямо на Калхаса, но как-то странно, как бы сквозь него. Она не фокусировала на нем взгляд. И зачем она сидит так близко к экрану?

Он присмотрелся.

Этот странный предмет за ее плечом…

Ну да, это книжная полка. Самая настоящая книжная полка. Книги в Мегаполисе давно огромная редкость. Никто не пользуется книгами. Кристаллы памяти и система МЭМ полностью заменили старые институты информации. Книги – всего лишь показатель уровня жизни. Он, например, не мог бы купить столько книг.

Он почувствовал странную отчужденность.

Правда, так всегда бывает перед уходом. Мир, в котором ты вырос, как бы уже не принадлежит тебе, он отдалился, многое в нем существует уже как бы не для тебя, ты сам отталкиваешься от многого. Как отталкивается от него Афра… Может, им действительно не надо встречаться…

«Сеун… Сеуну… У Сеуна…»

Почему Афра так эгоистично говорлива?

Удлиненное, побледневшее от волнения лицо. Нежная длинная шея, укутанная зеленоватым платком. Светлые волосы, уложенные чуть косо, но с какой-то вызывающей гармонией. Но в зеленоватых глазах – тоска. И агрессия. Она готова повторять ежечасно, ежеминутно: к черту Общую школу, к черту чистые поколения! Ребенок в Общей школе оторван от тщеславия, хамства, эгоизма родителей. От их ограниченности, скрытых пороков, болезней и эмоциональной нестабильности. Но ведь…

Калхас покачал головой.

Что бы ни утверждала Афра, дети должны заниматься в Общих школах.

За последние десять лет (он сам проверял это) зафиксировано всего три побега воспитанников. Два из них объяснялись романтикой. Шестилетний Дитт Ульрих решил самостоятельно достичь Южного полюса. Его изловили во флайере, угнанном из сектора Би. Второй, некто Юри, в девять неполных лет умудрился несколько дней провести незамеченным в одном из реалов Макуны. Юный беглец активно вмешивался в зрелищные программы, что, в конце концов, и вывело на его след. После участившихся жалоб на то, что лепка образа встречает какие-то непонятные затруднения, сотрудники реала вышли на малолетнего самодеятельного программиста. Но самая удивительная история случилась с семилетним Карлом Шрайбером, воспитанником группы Фай. Карл самостоятельно добрался до заброшенных еще в прошлом веке шахт Страбуса. Он не оставил на поверхности никаких следов, более того, добравшись по штольне до заброшенной, точнее, законсервированной базы спелеологов, он двадцать семь суток провел в полном одиночестве, питаясь кофе, минеральной водой, искусственным шоколадом и галетами. Похоже, он не скучал. По крайней мере, телефонную трубку, как позже объяснил сам Карл, он не снимал намеренно. Дежурный по автономной связи совершенно случайно зафиксировал некие сигналы из заброшенной шахты. Только тогда смелого малыша извлекли на свет божий.

Что же касается похищений, на которые робко намекнула Она У, это из области фантазий. Таких же, как невероятная лень колонистов, их бездеятельность, их безынициативность и нежелание принимать участие в каких-либо общественных делах. Ходить стадом за биосинтом… Прислушиваться к урчанию биосинта… Ждать подачек от биосинта… Унылые вырождающиеся толпы… Чем привлекают они доктора Джауна?… Смешно говорить о каком-то похищении… У колонистов все на пределе, в том числе и численность населения… Зачем им лишний рот? К тому же, чтобы украсть здорового сильного ребенка, надо приложить определенную силу… Ребенок не пойдет туда, где ему нечем заняться…

Правда, Сеун Диги исчез.

Сеуна Диги не заметила ни одна живая скульптура.

Даже редкостный подарок, присланный матерью, его не остановил. И он не пользовался флайерами.

Афра, наконец, умолкла.

– Я видел Ону У, – быстро сказал Калхас.

– Ты узнал что-то новое? – В голосе Афры проскользнул испуг.

– Совсем немного. Скажем, твой подарке… Это очень дорогой подарок, Афра…

– У меня есть состоятельные друзья, Калхас!

Ревнивая игла кольнула Калхаса. Конечно! Друзья… Как просто она объясняет… Но у нее действительно состоятельные друзья… Их уровень вне сомнения… Модель биосинта… Книжная полка…

– Почему Сеун ушел, не обратив внимания на подарок?

– С чего ты взял, что он не обратил внимания? – вспыхнула Афра. – Может, он долго стоял перед коробкой? Может, он хотел дождаться утра, когда встанут его друзья Ури и Бхат?

– Прости…

Взгляд Афры сбивал Калхаса с толку.

Она все время смотрела немного чуть не туда, куда следовало бы. Ее взгляд был расфокусирован. Она не видела его или не хотела видеть. И на просьбу встретиться, как всегда, ответила отказом.

Это укололо его.

IV

В течение часа Калхас последовательно связался со старшим офицером группы Поиск, с диспетчерской флайеров Общей школы и с Седьмым отделом школьных проблем.

Ни одна беседа Калхаса не удовлетворила.

Старший офицер смотрел на него с экрана холодно. Он не понимал, почему известный космонавт интересуется потерявшимся мальчиком. Ты ведь с «Гермеса», говорил холодный взгляд старшего офицера. Ты ведь не любишь Землю. Ты хочешь уйти с нее, бросив нас. Когда мальчика найдут, ты ведь все равно окажешься не при чем, ты будешь далеко от Земли, а мальчика найдут офицеры Поиска. Дежурный диспетчерской выслушал Калхаса с не меньшим недоумением. Да, подтвердил он, в памяти флайеров, обслуживающих Общую школу, Сеун Диги не оставил никаких следов. Этим детально интересовались специальные службы.

Последнее подтвердил и инспектор Отдела школьных проблем.

Он вообще оказался приветливым человеком.

– Уверен, что мальчик объявится, – улыбался он. – Помните Карла Шрайбера?… В районе Общей школы рельеф неровный, а мальчики любят подражать сильным личностям.

Калхас усмехнулся.

Если честно, он не знал, как продолжать поиск.

– Редер! – связался он с первым штурманом «Гермеса». – Как на борту?

– На борту порядок, а вот у тебя вид кислый, – рассмеялся штурман. – Ты что, соскучился по тесной каюте?

Калхас покачал головой.

– Это все тот мальчик? – догадался Редер. Темно-голубая форма шла штурману, обветренному на горячих пляжах Архипелага. – Брось это дело, Калхас. Пусть этим занимаются спецслужбы. Тебе надо запротоколировать погрузку биосинта. Мы приняли его на борт в шесть пятнадцать по Гринвичу. Это подарок Поясу. Девять ящиков, каждый в несколько тонн.

– Ящиков? – рассеянно удивился Калхас.

– Вот именно! – штурман хохотнул. Наверное, он составил какое-то свое собственное представление о биосинте. – Никогда не думал, что живое существо можно транспортировать в раздельных ящиках. Хочешь спросить что-то?

– Не знаю, вопрос ли это?

– А ты задай, – поощрил Редер.

– Тогда слушай. Ты ведь знаешь космопорт, как свою каюту. Работал во всех его секторах. Знаешь каждый закоулок. Скажи, может ли попасть на территорию космопорта, разумеется, тайком, не попадаясь никому на глаза, романтически настроенный малый лет пяти-шести, крепко уважающий свои идеи?

– Когда-то я сам был таким малым с идеями, – усмехнулся Редер. – Но попасть в космопорт можно только по пяти подвесным магнитным дорогам. Других путей нет, если, конечно, не считать флайеры. Но все указанные подходы к космопорту стопроцентно контролируются специальными датчиками, реагирующими на активную органику.

– Что это значит?

– Это значит, что, попав в зону действия датчиков, любое живое существо, не взирая на степень его развития, незамедлительно выдаст свое присутствие. Иначе нельзя. Ты ведь не потерпел бы на борту «Гермеса» мышей или крыс?

– Я и мальчишку не потерпел бы, – хмыкнул Калхас. – Но сдается мне, что мальчишка сообразительней, чем перечисленные тобою твари.

– Для датчиков это не имеет значения. Мальчишка жив и активен. Поэтому попасть в космопорт он не может. – Редер понимающе улыбнулся: – Похоже, ты еще не вышел на след мальчишки?

– Ты угадал…

– А память флайеров?

– Саун не пользовался флайерами.

– А ты не торопись. Как это не пользовался, если нигде никаких следов? Просто мальчишка не пользовался системными флайерами. А ведь существуют спецслужбы и некоторое количество индивидуальных.

– Ты имеешь в виду флайеры членов Большого совета?

– Ну да, – безжалостно усмехнулся Редер. – Только тебя к их памяти не подпустят. – Он внимательно присматривался к Калхасу. Он знал про сложные отношения командира «Гермеса» с Афрой. – Послушай. Я, конечно, не такой умник, как ты, но умею ценить свободу. Мне думать противно, как ты бездарно проводишь последние дни на Земле. Найди травянистую полянку в тихом пригороде, и пригласи женщину. Не обязательно Афру. Даже непременно не Афру. Когда ты теперь еще сможешь проделать такое? – он сокрушенно покачал головой: – Ты мне не нравишься, Калхас. Совсем не нравишься. Наверное придется тебе помочь.

– Что ты там бормочешь?

– Почему я всегда должен всегда помогать тебе?

– Потому что ты мой штурман, – ухмыльнулся Калхас. – Ты что, правда, можешь?

– Шанс невелик, но есть. У меня осталось немного чистого времени МЭМ, – не стал тянуть Редер. – Совсем немного. Но им можно бесцеремонно воспользоваться.

– Время МЭМ?

– Дошло! – развеселился штурман. – Я честно сэкономил время на бортовых работах. Тридцать пять секунд. Этого хватит? – Он видел колебания Калхаса: – У тебя нет выбора, рискни. Если профессионалы из Поиска до сих пор не вышли на след мальчика, на что надеешься ты? А вот если ты утрешь нос службам… Уверен, Афра прокатится с тобой в пригород… – Редер ухмыльнулся. – Не злись. Я говорю то, что никто другой не решится тебе сказать. Тебе нужно побыть с Афрой.

– Погоди. Не надо об Афре. Я никогда не беседовал с МЭМ напрямую. Как это делается?

– Я назову код, ты его запомнишь. Длинный ряд цифр, но ты их запомнишь. Потом найдешь уединенный лайкс и задашь ему вопрос. Но точно сформулируй вопрос. Понимаешь? Очень точно. Хорошенько обдумай, что именно ты хочешь услышать от МЭМ.

– Я твой должник, Редер.

– Еще бы!

V

Когда Калхас вышел на площадь Земли, заморосил мелкий дождь.

Сигналов кислотной опасности, впрочем, не передали. Удивительно, если учитывать близость Волновых заводов. Здесь, на площади Земли, сам Калхас дважды попадал в дурацкие истории. Однажды после внезапного кислотного ливня его в течение трех часов энергично обрабатывали септалом, на сутки отбив восприимчивость к любым запахам, а в другой раз он умудрился вступить ногой в фонящее пятно. Это тоже отняло не мало времени. Можно как угодно относиться к Поясу, подумал он, но именно Пояс забирает с Земли основные опасные отходы.

Туманный безрадостный дождливый день.

Горьковатый запах поникшей травы пропитал влажный воздух.

Шляпки, платки, причудливые береты, распущенные волосы… Одиночки, пары, группы, толпы… Усталый или возбужденный блеск глаз…

РЕАЛЫ МАКУНЫ: «БОЛЬШОЙ УСПЕХ».

Калхас недолюбливал реалы.

Подсознание человека, а именно оно раскрепощается в реалах, не лучшая штука для всяческих отвлечений. Чудовищная людская карусель, человеческие потоки, во всех направлениях пересекающие широкую площадь, сбивали с толку Калхаса. Он никогда ничего не узнает о привычках этих людей, об их увлечениях. Они для него как бы не существуют. Мегаполис давно превратился в подобие жестокого реала, в котором можно развить самое мрачное ответвление своих фантазий. Каких угодно…

– Калхас! Поговори со мной.

Лайкс, живая скульптура, улыбаясь, выпятил губы.

Он был совсем как человек, даже курточка не без претензий на моду – без застежек, глухая. Правда, ног лайкса Калхас не увидел – живая скульптура стояла по пояс в колючих ежевичных кустах. Человек не полезет в такие заросли, но лайксу передвигаться ему не надо, он облечен особенной плотью. Где его поставили, там он и будет стоять. Была бы связь с МЭМ.

– Ты меня знаешь?

Вопрос был нелеп. МЭМ знает всех, включенных в ее память.

– Хочешь пообедать? – лайкс на вопрос ответил вопросом.

– Подскажешь, где?

– Пальчики оближешь, такое место! – очень живо похвастался лайкс. – Поднимись по лестнице на третью террасу, там есть кафе «Сайс».

– Что-нибудь морское?

– Да уж не синтетика.

– Спасибо. Ты остановил меня только для этого?

– Не только, – лайкс улыбнулся. – Хочу подсказать: у мальчика, которого ты ищешь, была одна особенность.

– Только одна?

– Не придирайся к словам, Калхас. Сеун Диги любил уединение.

– Ну и что? Это нисколько не мешало ему выглядеть общительным человечком.

– Ну да, это так. Но когда Афра Диги навещала сына, они ходили на озера только вдвоем. Всегда только вдвоем. Они никогда не брали с собой ребят из группы Кей. Вообще никого.

– Что в этом необычного?

– Не знаю, – лайкс совсем по-человечески повел узкими плечами. – Но что-то в этом есть.

– Спасибо, – кивнул Калхас. – Ты хорошо устроился. Можно позавидовать, да? Здесь тихо. Только к тебе, наверное, не часто подходят? Зачем тебя установили в колючих кустах?

Лайкс засмеялся.

– Пожалуй, я воспользуюсь твоей помощью.

– Что именно ты собираешься делать?

– Задать вопрос МЭМ.

– О! – уважительно протянул лайкс. – У тебя есть разрешение?

– Разумеется.

– Хочешь начать прямо сейчас?

– Нет, сперва пообедаю, – усмехнулся Калхас. – Ты ведь никуда не убежишь?

VI

Кафе «Сайс» оказалось морским.

Трепанги, голотурии, водоросли, лобстеры, нежные морские гребешки, сочный лангер, крабы, всевозможная рыба и водоросли, кальмар, конечно. Ничего синтетического, зато все запредельно дорого. Даже для человека, надолго покидающего Землю. Впрочем, Калхас не стал чиниться. Он жалел, что не может угостить Редера или Афру…

Странно, думал он, уничтожая кальмара. Я ухожу надолго. Может быть навсегда. Наверное, я должен печалиться. Падающий с дерева лист должен вводить меня в умиление, кислотный дождичек рвать душу, но я почему-то ничего такого не чувствую? Больше того, мне непонятно отвращение Афры к Мегаполису. В конце концов, именно Мегаполис – наше родовое гнездо. Мы здесь выросли.

Он дружелюбно улыбнулся бородачу в белой форме:

– Вы хозяин?

– Считайте, вам повезло.

– Почему не видно роботов?

– К настоящим клиентам я выхожу сам. У меня принцип: для настоящих клиентов ничего искусственного. Если вам это не по душе, перейдите улицу, на той стороне вас накормят соевой лапшой с добавками спенизиллы. И возьмут недорого. А неловкий робот отдавит вам ногу.

– Благодарю, – улыбнулся Калхас. – А продукты биосинта? Я не вижу в меню…

– Разве биосинт морское животное? – хозяин, наконец, оскорбился. – Перейдите улицу и вас накормят чем угодно. Конечно, я не хочу сказать, что продукты биосинта – самое худшее. Нет, хаять не буду. Но у меня вкусней.

Калхас кивнул.

Он сам знал это.

Далеко не все относятся к продуктам биосинта с таким неподдельным восторгом, как доктор Джаун. И когда о них говорят с холодком, это тоже, в общем, объяснимо. И все равно при олове биосинт (как при слове колония) у многих в голосе проскальзывает некий холодок? Только ли потому, что биосинт – живая система? Молоко коров, например, не вызывает подобной реакции?

Есть разница, сказал себе Калхас, любуясь бородачом, включающим Инфор. Биосинт не просто живая система. Он чрезвычайно сложная система. И в некотором смысле действительно живая, ничего с этим не поделаешь. А если быть совсем точным, биосинт – это чрезвычайно сложная электронная система с живым желудком. Киборг, артефакт, черный ящик, в который поступают вещества-основы и специальные добавки. Выход разнообразен: от чистого белка до синтетических материалов. Биосинт выдаст все, что угодно, только подбери сырье и верно рассчитывай программу. Бывают и ошибки, но по вине человека, не биосинта. Может, эти редкие ошибки и отвращают? Ведь именно они запоминаются прежде всего. Кому понравится лангер, жесткий, как подошва, или белок кроваво-гнойного цвета? Но как бы ни относиться к биосинту, несомненно, он самое великое из всего созданного человеком за последние два века. В водно-солевые растворы, в живой, работающий, чувствующий гигантский желудок биосинта поступают в определенных пропорциях и концентрациях специальные добавки и вещества-основы, сырье, скажем, гумус, в котором есть все элементы, необходимые для создания качественной и калорийной пищи.

Заманчивая простота.

Правда, и отталкивающая.

Зато никаких дымящих печей, труб, плюющихся дымом и паром теплопроводов, Центров термоядерного синтеза, какими бы чистыми они ни считались. Никаких проблем с сырьем, от нехватки которого задыхается промышленность. Биосинт раскидывает солнечную многолепестковую антенну над башнями Мегаполиса, над болотами и лесами. Над болотами, кстати, предпочтительнее. Глина, торф, вода главное сырье всегда под ногами. Не зря именно колонии проявили такой интерес к биосинту. В условиях, близких к идеальным, биосинт может производить буквально все, исключая, может быть, только металлы в чистом виде. И то лишь потому, что для получения металлов в чистом виде требуются сильные неорганические кислоты, с которыми живой желудок биосинта пока справиться не может.

СВОБОДНЫЕ ОХОТНИКИ БЛОКИРУЮТ ПОСТАВКИ БИОСИНТОВ КОЛОНИЯМ.

Калхас помрачнел.

Он покидает Землю не в лучшее время.

Человечество сейчас как гигант, который сам сковал себя цепями и тщетно пытается их сорвать. Хотелось бы, чтобы цепи были сорваны, они и будут сорваны, но какой ценой? Не превращать же всю Землю в колонию, как того требует доктор Джаун. В этом нет смысла. Колонисты как рой мух. И появление Свободных Охотников не случайно. Они – следствие отторжения.

Калхас совсем помрачнел.

Я, наверное, устал. От бесплодной любви, от одиночества, от затянувшейся борьбы за проект «ГЛ». Надо всех простить и уйти. А прежде всего, забыть Афру. Может быть именно возвращение станет когда-то встречей, подумал он, обмирая от лживости выбранной формулировки.

Все эти дни он держал связь с офицерами группы Поиск.

Всерьез Калхаса не принимали, это раздражало. Он знал, что профессионалы, снабженные специальной аппаратурой, давно прочесали всю территорию Общей школы, все опасные места, скажем, горбатое Взгорье – ряд узких известняковых холмов, густо источенных многочисленными промоинами и пещерами. Но все, что там обнаружили – отбеленный временем скелет козы, когда-то провалившейся в карстовую воронку. Да в уютной пещерке – приспособления для гейла, любимой игры воспитанников, не поощряемой, впрочем, официально.

СВОБОДНЫЕ ОХОТНИКИ ТРЕБУЮТ БЛОКАДЫ КОЛОНИЙ.

БОЛЬШОЙ СОВЕТ: ВОПРОС О КОЛОНИЯХ ВЫНОСИТСЯ НА ОТКРЫТОЕ ОБСУЖДЕНИЕ.

Да, колонии раздражают.

В самом этом слове заложен уничижительный оттенок.

Колонист – всегда беглец. Колонист – это всегда тот, кто бросает работу, забывает о долге. Калхас подобрал вилочкой остатки водорослевого салата. А Свободные Охотники? Само напоминание о них раздражало. Что защищают Свободные Охотники? Мегаполис? Цивилизацию? Кто просил их взять на себя функцию защитников?

ДОКТОР ДЖАУН: БИОСИНТ МЕНЯЕТ СТАТУС ЦИВИЛИЗАЦИИ.

КОМИССИЯ ХАНА УБЕЖДЕНА: ОСТАНАВЛИВАТЬ ВОЛНОВЫЕ ЗАВОДЫ НЕ СЛЕДУЕТ.

ПОЯС ПРИГЛАШАЕТ СПЕЦИАЛИСТОВ ЛЮБЫХ ПРОФЕССИЙ. СВОБОДА В СВОБОДНОМ МИРЕ. КОСМИЧЕСКИЕ ПРОГРАММЫ ЗЕМЛЯН ДОЛЖНЫ КОНТРОЛИРОВАТЬСЯ ПОЯСОМ.

ОБЩИНЫ ИЛИ КОЛОНИИ? ДОКТОР ДЖАУН НАСТАИВАЕТ НА ЧИСТОТЕ ТЕРМИНОВ.

БИОСИНТ КОЛОНИИ БЕЙЗИ УНИЧТОЖЕН СВОБОДНЫМИ ОХОТНИКАМИ.

Сумасшедший мир.

Калхас устало прикрыл глаза.

Он вспомнил самый сложный экзамен воспитанников Общей школы.

Найти единственную дверь, так он назывался.

Гигантская территория, поросшая пыльной травой, изрезанная оврагами и ручьями, обнесенная унылым трехметровый высоты бетонным забором, чудовищный пустырь, изрезанный множеством запутанных тропинок. Одна к другой в бетон врезаны две сотни абсолютно одинаковых металлических дверей. Калхас и сейчас помнил шероховатую краску, покрывавшую металл. Правила просты: ты выбираешь любую дверь. Но всего одну из двухсот. Если ты сделал правильный выбор, ты сразу попадешь в небольшой сад с тихим озером. Если ты отыскал одну-единственную незапертую дверь, ты получаешь месяц каникул и право выбора. Пояс, колонии, Мегаполис, отдаленные станции – весь мир для тебя открыт. Ты можешь отправиться, куда угодно, заняться всем, что придет тебе на ум, только правильно выбери одну-единственную незапертую дверь.

Существовали целые системы хитроумных вероятностных вычислений, но сам Калхас ничем таким не воспользовался. Он просто толкнул нужную дверь.

Вспоминая это, Калхас смотрел на экран Инфора.

Мегаполис (шла утренняя хроника) был полон злобного очарования.

Солнце еще не взошло. Сквозь туман пробивались огни. Оранжевые над живыми скульптурами, красные над реалами Макуны и службами Эл Пи, нежно зеленоватые над жилыми кварталами. Редкие башни МЭМ смутно просвечивали сквозь туман как чудовищные белые айсберги.

«ГЕРМЕС» ГОТОВ К СТАРТУ.

СОВЕТ У-РЕГИОНА ПОДАЛ В ОТСТАВКУ.

ЮЖНЫЕ КЛАНЫ ВОЗМУЩЕНЫ ДЕЙСТВИЯМИ СВОБОДНЫХ ОХОТНИКОВ.

Я уже не принадлежу Земле, подумал Калхас.

Ни доктор Джаун, ни отставка Совета У-региона меня уже не волнуют. Наверное, это потому, что я знаю, что ни философия доктора Джауна, ни победа колоний не могут изменить ход истории. Почему худшие времена всегда выпадают на нашу долю?

Он вздохнул.

Прошлой ночью в кабельной шахте одной из башен МЭМ нашли труп молодого человека, предположительно лет двенадцати. Не Сеун, к счастью. Все равно по спине Калхаса пробежал холодок. Причина гибели неясна. Еще более странно то, что неизвестный молодой человек не зафиксирован в памяти МЭМ. Это действительно невероятно. Получается, что до того, как труп нашли в шахте, этого человека как бы не существовало.

Кто он?

Один из тех, что воспитываются матерями, получившими такое право за особые заслуги?

Говорят, что отряды Свободных Охотников на девяносто процентов состоят из подобных молодых людей. Агрессивность, не вытравленная Общей школой, ничем другим не стирается.

VII

– Я оказался прав? – улыбнулся лайкс, увидев Калхаса.

– Абсолютно. У меня есть друг, я угощу его морской кухней.

– А почему не подругу?

– Но забывайся, лайкс.

– Прости. Но многим там нравится.

– Я был там один.

– Это кафе не для всех, – Лайкс понимающе улыбнулся: – Ты готов общаться с МЭМ?

– Мне кажется, да, – ответил Калхас. – Только, пожалуйста, не торопи меня. Это серьезнее, чей тебе кажется.

Он назвал цифровой код и лайкс странно замер.

– У меня всего тридцать пять секунд. Приготовься, лайкс.

– Только двадцать семь, – мягко поправил лайкс. Он уже получил точную информацию.

– Ты, наверное, часто беседуешь с людьми?

– Конечно. Я стою не в самом оживленном месте, но привлекаю внимание. – Правда, в последние двадцать лет люди стали раздражительными. Ты ведь знаешь, несколько лайксов в пригородах убиты. Меня тоже обвиняли в вещах, к которым я не имею никакого отношения.

– Может, на вас обижаются потому, что вы все знаете?

– А почему не обижаются на МЭМ? – возразил лайкс. – Мои знания память МЭМ. Я могу выложить тебе все, о чем знает человечество на данный момент, все равно это знания МЭМ, а не мои. Я всего лишь транслятор.

– Я понимаю.

Двадцать семь секунд.

Не так много, но и не так мало.

Редер беспримерно щедр. Время МЭМ бесценно. Двадцать семь секунд. Значит, вопрос следует сформулировать предельно четко. Где находится такой-то воспитанник?… Воспитанники Общих школ включены в память МЭМ, она контролирует каждый их шаг… Все же странно, что Афра не обратилась в Совет Матерей?… Она подняла большой шум вокруг исчезновения Сеуна, но в Совет Матерей не обратилась… Не знай Калхас Афру, он мог подумать, что ее больше интересует шум, а не судьба сына…

– Готов? – спросил лайкс.

– Тебе часто приходится помогать людям? Помог ты кому-то всерьез?

– Однажды ко мне подошел человек, – улыбнулся лайкс. – Ну, знаешь эту болезнь, слышал, конечно, она известна сейчас как синдром Клепова? Человек спокойно живет, у него интересное дело, дом, друзья. У него интересная женщина. Он достигает третьего, а то и второго уровня жизни и получает право на личный код МЭМ. Но однажды он вдруг просыпается в слезах и понимает, что жизнь не удалась. Особых причин не видно, но даже самый сильный человек может бросить все и уйти в колонию. А слабые попросту обречены. Им не помогают слова и лекарства. Они гаснут на глазах. Говорят, синдром Клепова проявляется только в Мегаполисе. Этой болезни не знают ни на дальних биостанциях, ни в кланах, ни на Поясе. Так вот, однажды ко мне подошел такой человек, Калхас. Он заговорил очень откровенно. Со мной все говорят откровенно, – улыбнулся лайкс. – Может, потому, что я не человек.

– Ты помог ему?

– Мы поговорили.

– О чем?

– Это дело только нас двоих. Касается его и меня. Понимаешь? Одно лишь могу сказать – этот человек ушел успокоенный.

– Ты внушил ему надежду?

– Надежда внутри человека, Калхас. Ее нельзя внушить. Можно лишь помочь ее высвободить. Понимаешь?

– Кажется, понимаю.

– Тогда ты должен понять, что далеко не все упирается в условные и безусловные рефлексы. Одно дело механически копить знания, другое – пользоваться ими, – несколько наставительно заметил лайкс.

– Хорошо. Я готов.

– Я тоже.

Правильное лицо лайкса напряглось, сразу потеряв сходство с человеческим. Он застыл, как каменная, нет, скорее металлическая скульптура. Калхас с удивлением следил за необычными превращениями лайкса. Он не верил в чудеса и знал, что беседа с МЭМ вовсе не беседа о Богом. Но странное что-то предшествовало его вопросу. Пустой парк… Смутная аллея… Шум деревьев… Легкий, смазанный шелест дождя…

– Здесь МЭМ.

Голос застывшего, как скульптура, лайкса прозвучал приглушенно. Калхас даже оглянулся, не слышит ли их кто? Нет, вблизи никого не было. Кислотный дождик разогнал прохожих.

– Сеун Диги, – внятно произнес Калхас. – Сын Афры и Пауля Диги, воспитанник Общей школы, группа Кей, наставница Она У. Хочу знать, где в данный момент находится Сеун Диги.

Калхас ждал краткого молчания, хотя бы секундной паузы, но ответ прозвучал незамедлительно:

– В будущем.

– В будущем? – изумленно переспросил он.

– Если МЭМ сказала – в будущем, так оно и есть, – лайкс снова ожил, его глаза вдохновенно мерцали. – Я никогда не слышу того, что передаю людям от имени МЭМ, так я устроен, но по твоей реплике я понимаю, что тебе ответили. Ты удовлетворен?

– Не думаю, – обескуражено ответил Калхас. – В будущем. Как это понимать?

– Иногда простые вещи требуют особого толкования.

– Но что тут толковать?

– Как что? – удивился лайкс. – Тебе ведь сказали – в будущем. Ну так интерполируй известные тебе факты, наведи смысловые мосты. Скорее всего, интересующий тебя Сеун Диги жив, ведь смерть нельзя назвать будущим, правда? Вполне возможно, что интересующий тебя Сеун Диги находится сейчас даже в одном пространстве с нами. Оно ведь не обязательно должно не совпадать с нашим, – Лайкс усмехнулся. – Настоящее толкование требует определенных умственных усилий. В настоящем толковании многое зависит от твоих собственных представлений о времени и пространстве.

– Разве они не одинаковы у разных людей?

– Конечно, нет!

– Лайкс, у меня осталось еще время?

– Двенадцать секунд.

– Я могу использовать эти секунды?

– Само собой.

Лайкс замер.

Может, он прав, подумал Калхас. Может, все дело в правильном толковании? Но как можно толковать будущее? Теперь он по-настоящему боялся за Сеуна.

– Где провела последнюю ночь Афра Диги?

Он не знал, почему задал именно этот вопрос. Это было как наитие. Он не спросил, где Афра находится сейчас (она могла перемещаться из одного района Мегаполиса в другой). Он спросил именно так: где она провела последнюю ночь. Он хотел это знать точно.

– Квартал Тайби, сто седьмой этаж, блок Си.

Калхас почувствовал себя обескураженным.

Квартал Большого Совета… Вряд ли Афра вхожа в его жилища…

VIII

Сложная геометрия подземных переходов вывела Калхаса в парк.

Белый айсберг гигантского архитектурного массива поднимался над дебрями парка, то смазываясь под течением смутного тумана, то неестественно ярко выступая из нежной мглы. Бесшумный локиратор соединил Калхаса со сто седьмым этажом, но никто ему не ответил. Тогда он поднялся на лифте, не вызвав диспетчера. Это нарушало принятые правила, но в некотором смысле Калхас уже не являлся обитателем Мегаполиса.

Дверь блока распахнулась.

Просторно… Много воздуха…

Впрочем, воздуха никогда не бывает много. Калхас увидел себя в огромном зеркале, занимающем всю стену холла, и усмехнулся. Если решился действовать – действуй. А из глубины зеркала глянул на Калхаса насупленный невысокий человек с широким шрамом на лбу, явно не готовый к удаче. Да еще этот вздернутый уголок губ…

Он открыл дверь.

Наверное, он попал в кабинет, потому что на стене ярко алело изящное, похожее на коралловый нарост, хранилище кристаллов памяти. Система рабочих Инфоров занимала простенок между двумя высокими арочными окнами с наглухо опущенными шторами. Судя по индексации, два из семи Инфоров относились к категории Би, то есть имели прямой выход на Большой Совет и его Отделы. Удобные кресла. Низкий диванчик, на котором небрежно обвис полупрозрачный женский платок. Наконец, огромный рабочий стол, похожий на штурманский. На нем не было ничего, кроме развернутого синалевого рулона.

И…

Книжная полка!

Тренированная память мгновенно подсказала: точно такая полка выглядывала из-за круглого плеча Афры, когда утром он разговаривал с нею. Значит, МЭМ права: последнюю ночь Афра Диги провела здесь. Дивясь пустынности кабинета, он осторожно дотянулся до ближайшей книги. Серые страницы пахли пылью и вечности. «Загребем, где вьются травы, все цветы себе для славы, для венка – листок-другой! Спляшем, словно менестрели, меж распятьем и борделем, богом, миром – танец свой!..»

Эти слова явно что-то означали. Но не слишком ли много восклицательных знаков? Так привык говорить доктор Джауна. «Общины!.. Биосинт!.. Колонии!..» Доктор Джаун обожает восклицательные знаки.

Если кресло поставить к экрану совсем близко, огляделся Калхас, поставив книгу на место, собеседник никого, кроме говорящего, не увидит. И ничего не увидит… Ну, разве что, кроме самого края книжной полки… Афра явно этого не учла… И платок… Калхас был уверен, что утром именно этот платок обвивал шею Афры… И это было особенно странно, потому что на всем вокруг лежал непонятный отпечаток заброшенности, будто в кабинет давно никто не входил…

Пыль.

Тонкий налет пыли.

Он не знал, что думать об увиденном.

Можно, конечно, так запрограммировать личный Инфор, что твое изображение, занимающее экран, вполне адекватно будет реагировать на собеседника, особенно если доминанта беседы заранее определена. Не ты сам, а твоя тень будет вести за тебя разговор, вполне осмысленный, кстати. Главное, не выходить за пределы очерченного программой круга.

Он недоуменно пожал плечами.

Афра лгала? Она заранее настроила программу, оставив его наедине со своим виртуальным двойником? Ну да… Разговаривая, она смотрела немного не туда, куда следовало смотреть живому человеку… Утром он отнес это за счет ее волнения, но теперь…

Наведенный образ, вот как это называется.

Думая так, он перевернул валяющийся на столе жетон.

Бегущие символы Большого Совета и легкая вязь – «Доктор Д. Джаун».

Что ж, круг замкнулся.

Калхас покачал головой.

Доктор Джаун – высший уровень Мегаполиса.

«Афра Диги, – вспомнил он слова наставницы, – связана с какой-то крупной исследовательской ассоциацией, и у нее есть состоятельные друзья.» Наставница не ошиблась. Член Большого Совета имеет право проживать в квартале Тайби, передвигаться на флайере с неконтролируемой памятью и иметь прямую связь с МЭМ… При всем этом доктор Джаун считает Мегаполис смердящей дырой… Но это неважно… Он член Большого Совета… А вот маленький Сеун Диги интересовался Пустыми пространствами… Он мог часами просиживать над географическими картами… Он задумывался… Как там сказала наставница? Ну да, он задумывался над справедливым разделом мира… Кажется, ему нравилось представлять, какие именно моря и земли в будущем могут отойти к колониям…

Калхас медленно опустился в кресло.

СВОБОДНЫЕ ОХОТНИКИ…

БОЛЬШОЙ СОВЕТ…

ПОЯС…

ОБЩАЯ ШКОЛА…

ВОЛНОВЫЕ ЗАВОДЫ…

СЕМНАДЦАТЫЙ КВАРТАЛ ЭВАКУИРОВАН…

СВОБОДНЫЕ ОХОТНИКИ БЛОКИРУЮТ КОЛОНИЮ УИТНИ…

Мир сошел с ума.

Калхас машинально подключился к Инфору.

В конце концов, он уже нарушил правила, ничего не случится, если он нарушит правила еще раз. Он чувствовал себя человеком уже навсегда оставившим Мегаполис. Он хотел знать, почему Афра его обманывала, оставляя наедине со своим виртуальным двойником? И чем занимался а кабинете член Большого Совета доктор Джаун?

Тесная низкая комната высветилась на экране. Стены ее были оклеены скучными бумажными полосами. Деревянный подоконник, заваленный книгами. Запустение, пыль. Это кадры из исторического реала? В таких жилищах люди обитали лет двести назад, не меньше. Зато книги тогда не были редкостью.

Компьютер на столе.

Явно устаревший, явно маломощный, но столь же явно – компьютер.

Тут что-то не вязалось… Ага, изображение поплыло… Видимо, доктор Джаун тоже почувствовал режущее несоответствие. Компьютер исчез. Вместо него появилась механическая пишущая машинка (Калхас видел такие в музее Харта). Невысокая хмурая женщина в строгом костюме (старомодный пиджак в талию, зауженные брюки) вошла в кадр. Скрестив руки на груди, она молча уставилась в промерзшее насквозь окно. Теперь отчетливо было видно, что стекла действительно промерзли. Но что видела женщина за окном?

Конец двадцатого века?

Или начало двадцать первого?

Кто эта женщина? Чем она удручена? О чем думает, уставившись в промерзшее окно? О разваливающемся, умирающем мире? Если это первая четверть двадцать первого века, значит, Катастрофа уже разразилась… Американцы вышли из объединенной Кореи, а Китай объявил контроль над спорными районами Южно-Китайского моря… Во всех учебниках указанные события связывают с конкретным началом Катастрофы, но на самом деле Катастрофа началась гораздо раньше. К ней привела ситуация, когда борьба идеологий в конце двадцатого века резко сменилось борьбой культур. Китайская, японская, исламская, индуистская, западная, православная, латиноамериканская, африканская – вопреки всем мечтам, эти культуры никак не хотели смешиваться. Ну, никак не удавалось всепланетной братство. К тому же, распад экономических структур, демографическое падение, несовпадение целей… Не удивительно, что центр экономической власти постепенно сместился в перенаселенную Азию… Туда же сместилась и военная мощь… Китайцы без раздумий утопили высланный к их берегам американский авианосец…

С этого началась Катастрофа…

Калхас молча следил за экраном.

Высокий сутулящийся мужчина вошел в комнату, кивнул женщине и тоже остановился у окна.

И сразу пошел звук.

«Ты уверен, – торопливо выговорила Афра. – Ты уверен, что все это выглядело именно так?»

«Я опираюсь на анализ МЭМ», – отвечал доктор Джаун.

«Какой скудный мир… Как они жили?…»

«Разве Мегаполис живет богаче?»

«Богаче, – ответила Афра. – Мегаполис страшен, в нем все прогнило, но он живет богаче. Я, например, не решилась бы войти в такое жилище. Если бы…»

«Ты о детях?»

«Да, Джаун… У них были дети!.. И они росли при родителях…»

«А потому болели и голодали. И повторяли ошибки родителей. И наследовали дурной нрав и плохую генетику.»

«Своих детей я вырастила бы здоровыми…»

«Может быть. Но они покинули бы тебя. Они растворились бы в обществе. Ты же знаешь, что до Катастрофы по другому не могло быть.»

«Но, Джаун!»

«Вспомни миф о богине Деметре? – неумолимо произнес доктор Джаун. – Приняв образ няни, она пришла во дворец царицы Метаниры ухаживать за новорожденным Демофонтом. В будущем мальчик стал известен как покровитель земледелия, а Деметра хотела сделать его бессмертным. Каждую ночь, когда обитатели дворца отходили ко сну, богиня Деметра укладывала обнаженного младенца на раскаленные угли. Разумеется, младенец страдал, но обрести бессмертие может лишь пройдя через самые жестокие испытания.»

«Не надо об этом!»

«Но почему, Афра? Разве нам легче, чем людям прошлого? Ну да, мы знаем много. Наверное, мы не так испугались бы, как царица Метанира, увидев своего ребенка на раскаленных углях, но ведь все равно испугались бы… И лишили бы его бессмертия… Разве не пора сделать выбор?…»

Он помолчал и вдруг негромко сказал:

«Уитни, Афра! Только, Уитни!»

IX

Пыль на книгах.

Пыль на диване и на тонком платке.

Калхас считал, что каждый день разговаривал с Афрой. Но каждый день он разговаривал с ее наведенным образом, всего лишь. Он считал, что Афра рядом, а ее, возможно, даже не было в Мегаполисе. Она обманывала его. Из жалости, или из каких-то других соображений. Редер был прав, предлагая Калхасу оставить поиски. Это дело профессионалов. Он даже ответ МЭМ не смог истолковать. «В будущем.» Что это значит – в будущем?

Ну да, перед тем как задать вопрос, вспомнил Калхас, я думал о будущем…

МЭМ и человек… Перспективы… Постепенное слияние в единую систему… В колониях этого в принципе не может произойти, значит, будущее принадлежит…

Он покачал головой.

Он несколько дней упорно разыскивает Сеуна, а ему лгут и заставляют откровенничать с призраками. Он не хотел откровенничать с наведенным образом, а его заставили. Смутная догадка тревожила Калхаса. Злясь на самого себя, он ткнул кнопку вызова. Штурман «Гермеса» удивленно поджал губы:

«Где это ты?»

«Квартал Тойби…»

«А выглядишь как лежалый ананас? Тебе не помог мой подарок?»

«Не знаю. Наверное, я не умею пользоваться подарками.»

«Ладно. Не думай об этом. Когда тебя ждать?»

«Завтра.»

Такого уверенного ответа Редер не ожидал:

«Что за спешка? У тебя несколько дней в запасе.»

«Но ты-то вообще не сходишь с борта».

«А мне этого не надо, – ответил Редер серьезно. – Я считаю Мегаполис сумасшедшим домом. Мне не хочется проводить время в сумасшедшем доме. В некотором смысле, Калхас, все мы бежим с Земли. Ты видел Афру?»

«Пока нет.»

«Но увидишь?»

«Уверен в этом.»

«Когда это может случиться?»

«Возможно, уже сегодня.»

«А Сеун?»

«Мне кажется, я и его увижу.»

«Ты так уверенно говоришь. – Редер с подозрением покачал головой. – Когда ты так говоришь, мне это не нравится. Ты что-то хочешь попросить? Опять? Ну, что на этот раз?»

«Мне нужно попасть в колонию Уитни.»

«Тебя не пустят.»

«Почему?»

«Не знаю. Просто не пустят. Они не любят чужаков. Или же тебя перехватят Свободные Охотники. Они хорошо вооружены, Калхас. Ты не имеешь права рисковать. Не подводи экипаж.»

«Вот поэтому мне срочно нужен наш корабельный флайер.»

«Ага, флайер, – недовольно повторил штурман. – Ладно. Чтобы не срывать наш отход… Но учти, это последняя услуга… Найдешь флайер на башне Медицинского центра…»

X

«ГЕРМЕС» ГОТОВ К СТАРТУ.

ДИСКУССИИ В БАЛИГО: ОБЩИНЫ ИЛИ КОЛОНИИ?

ПОЯС ПРИГЛАШАЕТ СПЕЦИАЛИСТОВ ВСЕХ ПРОФИЛЕЙ.

ЧТО ДАЕТ ЗЕМЛЯНАМ И ПОЯСУ ПРОЕКТ «ГАЛИЛЕЕВЫ ЛУНЫ»?

РЕФОРМА ОБЩЕЙ ШКОЛЫ: РЕШИТСЯ ЛИ НА РЕФОРМУ СОВЕТ МАТЕРЕЙ?

КОЛОНИЯ УИР ПОДВЕРГЛАСЬ НАПАДЕНИЮ С ВОЗДУХА. БИОСИНТ КОЛОНИИ НЕ ПОСТРАДАЛ. ДОКТОР ДЖАУН КАТЕГОРИЧЕСКИ ОСУЖДАЕТ ДЕЙСТВИЯ СВОБОДНЫХ ОХОТНИКОВ.

Флайер двигался совершенно бесшумно.

Сверху лесной массив выглядел сплошным, только на севере его прорезала извилистая высеребренная лента реки. Калхас никогда не задумывался над тем, что, собственно, находится за пределами Мегаполиса. Он знал, что большинство землян проживает в Мегаполисе, но где-то есть моря, леса, уединенные биостанции, наконец, колонии. Но все же такая протяженность! Он был удивлен. В этих лесах могло хватить места для многих колоний. Слухи о врожденной праздности колонистов, несомненно, преувеличены. Чтобы превратить гнилые болота в цветущий сад, следует немало потрудиться. Не вымереть от лихорадки, не истощить сил… Солнце, вода, природная органика – где найдешь лучшие условия для биосинта?…

Калхас старался не думать об Афре.

Он просто следил за зелеными массивами леса.

Кто бежит в этот влажный ад? Почему люди бросают привычные удобства Мегаполиса ради сомнительного удовольствия обживать болото?

Он оглянулся.

Мутная ядовитая пелена занимала весь горизонт.

Даже на таком огромном удалении Мегаполис напоминал о себе.

Чудовищный ревущий муравейник, по поверхности и по внутренним ходам которого мечутся миллиарды суетливых, замкнутых на себя, часто очень говорливых существ. Рабочий цикл… Цикл восстановления… Цикл удовольствий… Что еще?… Ну да, обязательные чистки… Всех видов – от радиоактивной до химической… В Мегаполисе никто не остается без дела… А еще бесконечные эвакуации, переброски с места на место… Жизнь, на которую ты обречен с рождения, других вариантов попросту нет… Калхас не мог сказать, что не любит Мегаполис. Он никогда бы не мог сказать, как Афра, что всем своим сердцем ненавидит всепланетный муравейник, но ему хотелось уйти с Земли…

Почему-то он вспомнил богиню-няню, укладывающую младенца на жаровню с углями. Ну да, царица Метанира застала божественную няню во время ужасного ночного сеанса. И этим отняла у сына бессмертие…

На пульте заиграли яркие огоньки.

Знак опасности? Калхас удивленно повел головой. Какая опасность? Откуда? Разве флайеру «Гермеса», построенному для ведения внеземных работ, может грозить какая-то опасность? Бездонное голубое небо, бесконечные лесные массивы, над горизонтом чудовищные башни кучевых облаков… Ага… Он увидел, как чуть выше его стремительно промелькнул плоский флайер защиты. Калхас не раз видел такие на полигонах. Под широким брюхом такого флайера подвешивают до шести климатических ракет…

Он ткнул кнопку срочного вызова и голос наблюдателя Мара, следившего за флайером с «Гермеса», заполнил кабину:

«Калхас, Калхас! Опасность, Калхас! Ты вошел в опасную зону.»

«Что может мне угрожать?»

«Флайер защиты. Он принадлежит Свободным Охотникам.»

«Что им до меня?»

«Ты направляешься к Уитни, а они блокируют колонию. Если ты срочно не сменишь курс, они нападут на тебя. Собственно, уже напали, Калхас, – нервно предупредил наблюдатель Мар. – Переведи флайер на автоматику.»

Калхас немедленно отжал консоль.

С высокого кресла пилота он видел белые громады кучевых облаков и вывалившийся из них флайер защиты. Из-под плоского брюха нападающей машины бесшумно вырвались две ракеты, оставляя в небе нежный, тающий след. Свободные Охотники пустили в ход оружие, даже не попытавшись понять, кто перед ними и куда направляется?

Флайер встряхнуло.

Калхас всем телом почувствовал, как мощно гасители забирают на себя энергию взрыва. Наверное, под флайером вспух огромный клуб черного дыма, пронизанный белыми молниями. Что ж, «Гермес» мог гордиться своими машинами. А флайер Свободных Охотников уже торопливо уходил в сторону Мегаполиса. Видимо, ракет у них больше не было.

«Спасибо, Мар.»

«Не за что, Калхас. Но лучше бы ты вернулся на борт.»

«Я в долгу перед тобой и Редером.»

«Это точно».

XI

В просвете ветвей мелькнул изгиб тихой реки, высокий глинистый берег. Ниже по течению пускали мутные струи длинные ожелезненные отмели, над ними торчали легкие свайные домики. Наверное, над проточной водой жить приятнее, чем над болотом, они тут здорово потрудилась, подумал Калхас, выискивая в листве ажурную паутину многолепестковой антенны. Почему никто не обращает внимание на его прибытие? Или у них нет служб предупреждения?

Он много чего слышал о колонистах.

Колонисты ленивы, их поселения гибнут под их отходами.

Колонисты живут в полумраке болот, часто болеют. Они не умеют поддерживать контакты друг с другом, поэтому часто хмурятся. Никаких игр, никаких улыбок. То, что легкий ветерок шевелил листву, и весело рябило в глазах от солнечных зайчиков, и над поляной порхали бабочки, окрашенные в самые невероятные цвета, ничего не меняло. Все могло быть так, как о колонистах рассказывали.

Хрустнула ветка.

Калхас обернулся.

Он обернулся так стремительно, что крепкий, синеглазый, густо обросший бородой человек, явный колонист, не успел отпрянуть. Так и застыл, пригнувшись, прикрывшись приподнятой веткой маны.

– Я не Свободный Охотник.

– Я знаю, – человек без всяких колебаний выпрямился. – У Свободных Охотников нет таких машин. Наверное, вы с «Гермеса». Мы следили за вами от самого Мегаполиса.

– Я не заметил.

– Так и должно быть, – синеглазый удовлетворенно улыбнулся. Для среднестатистического колониста он улыбался, пожалуй, чересчур часто. – Я – Уитни. Нас семь тысяч.

– И все – Уитни?

– Все до одного. Это наш клан.

– Семь тысяч это предел для такого поселка?

– Для биосинта. Вы ведь это хотели сказать? – синеглазый не проявлял якобы присущего колонистам хамства. – Не думаю. Мы просто не торопимся. – Он говорил так, будто в запасе у клана Уитни действительно была вечность.

– А можно взглянуть на ваш биосинт?

– Разве он чем-то отличается от других?

– Не знаю. Никогда этим не интересовался.

– А теперь заинтересовались? – Уитни удивленно махнул сильной рукой. – У меня нет причин отказать вам. Но вы можете увидеть только пульт. Ничего другого. Ведь биосинт – это очень большой комплекс. Даже очень большой. И некоторые его части не совсем не должны испытывать стрессов. Он не любит чужих людей.

– Не любит?

– Вот именно, Калхас.

– Вы знаете мое имя?

– Вас многие знают.

Уитни приглашающе кивнул и Калхас двинулся за ним, дивясь столь простому обращению. К его огромному удивлению они никого не встретили даже возле приземистого здания, срубленного из толстенных обтесанных бревен, сочащихся смолой. Запах смолы наполнял теплый воздух. Ни окон, ни дверей, – в здание вела узкая стрельчатая арка, подход к которой со всех сторон был перекрыт обширным мелким бассейном.

– Разуйтесь, пожалуйста.

Калхас послушно скинул сандалии и закатал брюки до колен.

Вслед за синеглазым бородачом он вброд перешел бассейн, наполненный прозрачной, мыльной на ощупь, но ничем не пахнущей жидкостью. Биологическая защита, решил он.

– Входите, – приветливо кивнул бородач. – Я подожду вас здесь.

– Как? Вы пускаете меня к биосинту одного? Вы не пойдете со мной?

– Нет, не пойду. Это не нужно. Нет смысла вам объяснять, только старайтесь не шуметь, Калхас. И ничего не трогайте. Все равно ничего особенного внутри вы не увидите. Это же просто. Разве мы видим человеческое сердце или мозг? Так и с биосинтом.

Калхас шагнул под арку.

Он уже понимал, что синеглазый Уитни прав.

Действительно ничего особенного. Сумеречное вместительное помещение. Густая, напитанная запахом смол, прохлада. Густая тишина. Несколько таймеров. Пульт. Рабочие экраны.

Вот только запах.

Пахло чем-то сырым.

Как будто заквашенным тестом. И свежим маслом.

Калхас никак не мог определить природу запаха. Он давил плотно и сильно, он не казался отталкивающим. А из-за бревенчатой стены, глухой, чисто выскобленной, отчетливо доносились неясные вздохи, плеск, звон капели, мерное живое урчание. Что-то там ворочалось за бревенчатой стеной, что-то благостно урчало. Да неужели это и есть то будущее, о котором с таким восторгом вещает доктор Джаун? – изумился Калхас. Как так? Человечество веками пробивалось сквозь кровавые потрясения, сквозь боль жестокого выбора, оно возводило гениальные башни МЭМ, осваивало Луну, Марс, выводило на орбиты торы и цилиндры Пояса, оплетало планету единой энергетической системой, и вдруг это благостное причмокивание и урчание, ничего не вызывающее, кроме ощущения уже давно пройденного.

Это и есть будущее?

Он изумленно морщил брови, запах начал его раздражать. Но ворчание, сопение, причмокивание за стеной, нежные шлепки и плеск, звон капели звучали так чисто, так живо, что Калхасу уже не хотелось искать ответа на свой вопрос.

При чем тут будущее?

Он чувствовал какое-то странное родство с биосинтом.

Этого не могло быть, но что-то такое он чувствовал. И никак не мог понять: почему раньше ему не приходило в голову взглянуть на биосинт вблизи?

Он медленно вернулся под арку, перешел бассейн и сунул мокрые ноги в сандалии.

Синеглазый Уитни смотрел на него с любопытством:

– Что-нибудь ощутили?

– Кажется… Но не могу это выразить…

– А и не надо, – отмахнулся Уитни. – Я понимаю вас. Может, хотите поговорить с кем-то, кроме меня?

Уитни не успел договорит, как с губ Калхаса сорвалось:

– С Афрой Диги!

Это было как откровение. Открыть единственную дверь.

– Хотите сказать, с Афрой Уитни? – весело поправил бородач. Попадание оказалось стопроцентным. Калхас вовсе не надеялся увидеть здесь Афру, но, кажется, это произошло. – Она теперь Уитни. Как все мы.

– А доктор Джаун?

– Он один из самых первых Уитни.

– И я могу их увидеть?

– А они хотят этого? – вдруг засомневался Уитни, и Калхас не стал врать:

– Не знаю.

Бородач покачал головой.

– Шагайте вон по той тропинке, – все же подсказал он. – Она выведет вас прямо к игровому полю. Если вы и не увидите Афру, кое-что до вас, надеюсь, дойдет.

XII

Игровое поле оказалось просто поляной, обведенной по периметру густыми зарослями низких красных кустов, почти лишенных листьев. Посреди поляны торчал высокий деревянный столб, до блеска отполированный руками. На самом верху белела плетеная корзина. Калхас отметил это, но тут же забыл, потому что на поляну, отчаянно вопя, взвизгивая, выкрикивая непонятные слова, выкатилась в туче пыли орава детей, полуголых и исцарапанных. Они гнали перед собой тугой мяч, при этом каждый пытался схватить его и отправить в корзину.

Калхас ужаснулся. Он сразу вспомнил сладкий дым, нежно стелющийся по низкой изумрудной траве Общей школы и печальный крик выпи. «Радость жизни можно выражать и печальным криком…» Как странно… Бхат Шакья и Ури Редхард, наверное, не умели так вопить, да и Она У, их наставница, не позволила бы воспитанникам оттаптывать друг другу ноги.

Вот они, дети, лишенные Общей школы.

Калхас смотрел на них почти с ужасом. Он никогда не думал, что детей можно собрать в такую грязную орду. В колониях, вспомнил он, никто не ограничивает рождаемость. Но разве это будущее? Что имела в виду МЭМ, говоря – в будущем? МЭМ ведь не дано ошибаться.

Вопящая толпа отхлынула, оставив у ног Калхаса мальчишку лет шести. Он размазывая по щекам слезы. Сеун! Он даже не взглянул на Калхаса. Он все еще был в игре.

– Почему ты не вернешься на поле?

– Я выбыл! – ответил Сеун с отчаянием.

– Этого никто не заметил. Ты можешь вернуться.

– Это против правил, – Сеун горестно провожал взглядом удаляющихся товарищей.

– Что это за игра? Чего в ней можно добиться?

– Если трижды попасть мячом в корзину… Видите, на столбе?… – Сеун всхлипнул. – Если трижды забросить мяч, получишь приз… Специальные добавки для биосинта, – еще более горестно всхлипнул Сеун. – Такие добавки дают право общаться с биосинтом… Можно создать что-нибудь вкусное, а можно придумать что-то такое, чему пока и названия нет…

– И это все? – удивился Калхас.

Сеун снова заплакал.

Он тер кулачками щеки и на глазах становился все грязней и грязней:

– Я хотел получить приз.

– Однако, ты самоуверен… Выиграть у такой оравы…

– Я уже выигрывал.

– Ты?

– Я.

Сеун плакал теперь откровенно.

– Если бы игра шла на воде, я выиграл бы… – Сеун горько выговаривал каждое слово, не спуская мокрых глаз с катящейся по траве, вопящей, орудующей ногами к руками, ораве. – Я бы выиграл… – горько повторил он. – Я уже дважды выигрывал главный приз… Но на воде…

– Ну да… Ты же мальчик-анаконда…

– Я выигрывал даже дважды. Мама была довольна.

– Мама здесь?

– Конечно.

– А зачем тебе третий приз?

– Как это зачем? – отмахнулся Сеун. – Я уже говорил. Я хочу дружить с биосинтом.

– Это интереснее, чем заниматься в Общей школе?

– Еще бы!

– Но почему?

Калхас действительно не понимал.

– Потому что тут все мое.

– Что значит – твое?

– А то и значит, – заторопился Сеун, вытирая глаза. – Здесь мама. Здесь я гуляю, когда хочу. Здесь живет биосинт. На флайере может летать любой, – покосился он на Калхаса, – а биосинт выбирает себе помощников сам.

– Но ты весь в пыли!

– Это настоящая пыль. Она живая,

– Не понимаю. Что значит, живая?

– Ну, как? Да просто живая! Без всяких искусственных кислот и солей.

Сеун не успел объяснить до конца.

Движение на поляне вдруг остановилось. В пронзительной тишине, разрываемой звоном цикад и резкими выкриками выпи, раздался восторженный детский голос:

– Анаконда, мы взяли игру! Ты можешь вернуться!

Сеун взвизгнул и бросился в самую гущу свалки.

XIII

«Уитни, Афра! Только Уитни!»

Ожидая Афру и доктора Джауна, Калхас с изумлением смотрел на детей, катающихся в пыли. Он недоумевал: неужели и там – в межзвездном пространстве, в Поясе, на мерзлых Галилеевых лунах, занимаясь делами, которые, может, единственно и являются будущим, он будет помнить эти слова?

«Уитни, Афра! Уитни!»

Да, конечно, его собственная жизнь уже вынесена за скобки этого сумасшедшего мира, он как бы уже вырезан из него, но разве он работает не на мир? Разве тысячелетия цивилизации должны вести людей к таким вот полянкам, к клубам пыли и доисторическому визгу, а не к дальним звездам?

Столб…

Белая корзина…

Он смотрел на поляну чуть ли не с ужасом.

Он не принимал увиденного, оно казалось ему невозможным.

Но в глубине подсознания отчетливо звучали слова: «Уитни, Афра! Только Уитни!»

Часть III

ЛАРВИК: «ЧЕРНОВИКИ» ДОКТОРА ДЖАУНА

XXIV век

В небе тают облака,
И, лучистая на зное,
В искрах катится река,
Словно зеркало стальное.
Час от часу жар сильней,
Тень ушла к немым дубровам,
И с белеющих полей
Веет запахом медовым.
Чудный день! Пройдут века —
Так же будут, в вечном строе,
Течь и искриться река
И поля дышать на зное.

Ф. Тютчев

I

Отдел Особых мнений, Большой Совет.

Выборки из анкет Третьего социологического опроса.

1. Какое, на Ваш взгляд, событие (открытие, изобретение) последнего столетия существенно повлияло и продолжает влиять на ход человеческой истории?

2. Имеют ли право на существование в наши дни так называемые «закрытые» знания?

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ВОПРОС: Что вы думаете о толкователях «Черновиков» Джауна?

БО ХУ, 60 лет, технолог, биостанция «Тосон».

1. Может, биосинт. Даже наверное, биосинт. Если мы всех накормим, у нас появится время для раздумий. Думать уже сейчас? Не знаю. Для этого мне не хватает времени.

2. Ну, я не знаю. Я бы не хотел, например, чтобы кто-нибудь вычислил и сообщил мне точную дату моей смерти. Или моих близких. Предпочитаю ничего не знать о таких вещах. Такое вот «знание» я прямо сейчас готов объявить закрытым. И правда. Может, есть смысл кое-что припрятывать на неопределенное время.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ВОПРОС: Не ответил.

РЕН ВИНС, энергетик, НТЦ (возраст не указан).

1. Конечно, МЭМ. Если система МЭМ покроет всю планету, человечество впервые в своей истории получит возможность с максимальной пользой использовать абсолютно все ресурсы Земли, даже скрытые. Если, к тому же, мы увяжем МЭМ с Моноучением, человечество откроет новую эпоху. Перспективы очень хорошие, на мой взгляд. Я бы хотел дожить до этого.

2. Думаю, не все знания, которыми мы владеем, могут оставаться открытыми. Какие конкретно? Да те же, например, «Черновики» доктора Джауна. Толкователи «Черновиков» пугают людей. При этом они нарушают Правила Вуда, даже Девятую поправку к ним. Толкователи «Черновиков» сеют панику в НТЦ, они способствуют тому, что в Общины бегут даже те люди, которые до знакомства с разными «толкованиями» и возможности такой не допускали. Я так считаю, что толкователи приносят только вред. Вот, скажем, что делать в колонии классному инженеру Хато, специалисту по гравипереходам? Он же там не будет работать, вы понимаете? Его знания там не нужны, а мы из-за бегства инженера Хато, пусть временно, но вынуждены будем перенапрягать силы в У-регионах. И сколько таких случаев! Нет, кое-что из званий я бы, правда, прикрыл.

СЕВР ДАУТ, 47 лет, постоянный представитель Южных обществ в Большом Совете.

1. Безусловно, биосинт. В определенных условиях он может свободно прокормить все население планеты и даже создать необходимые резервы. Убежден, что благодаря биосинту человек лет через триста будет выглядеть совершенно иначе. Я имею в виду физическое здоровье, духовное подразумевается. Биосинт и Общины. Биосинт и Моноучение. Вот главное.

2. Да, все знания необходимо контролировать и разделять на те, которые конкретно работают на людей, и на те, которые только еще начнут работать в будущем. Последние не обязательно делать достоянием общества прямо сейчас. Всему свое время.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ВОПРОС: Не ответил.

ЗАКАРИА, 60 лет, дизайнер, НТЦ.

1. Биосинт.

2. Имеют.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ВОПРОС: Не вижу причин мешать прогрессу.

Выслушав директора Отдела Особых мнений, Ларвик разочарованно выпятил губы:

– Опять толкователи?

– Опять.

Соул не улыбнулся.

Холодные голубые глаза директора Отдела Особых мнений и его аккуратная голубая форма плохо действовали на Ларвика.

– Толкуй они «Черновики» в узком кругу, это одно дело. Но они ведут себя так, будто отменены Правила Вуда, отменена Девятая поправка. Тот же Севр Даут. Несколько дней назад он выступил с большой лекцией в Легитаре. Из его выступления прямо следовало: доктор Джаун был прав, предрекая гибель НТЦ и отдавая будущее Общинам. Конечно, не мое дело спорить с авторитетами, но существуют четко очерченные законом рамки, преступать которые никому не рекомендуется. Даже постоянным представителям Большого Совета. Посуди сам, – Соул холодно улыбнулся. – Выступление Севра Даута незамедлительно повлекло за собой категорическое требование Пояса извиниться перед космонитами за причиненный им моральный ущерб. И не только извиниться, но и компенсировать те вовсе не малые убытки, что были нанесены отменой некоторых рабочих рейсов в Пояс. Космониты решили, что отмена этих рейсов – прямая реакция на лекцию Севра Даута. И космонитов можно понять. Они нуждаются в притоке свежих рук и умов.

Ларвик вздохнул.

Пройди он отбор в школу Пилотов, ему не пришлось бы таскаться по южным и северным НТЦ. Он ставил бы сейчас исследовательские станции за орбитой Юпитера, раздвигая границы, очерченные в свое время знаменитой космической экспедицией Калхаса.

– Слушай меня внимательно, Ларвик, – директор Отдела Особых мнений думал о своем. – Нас интересуют анкетные данные, касающиеся толкователей. Нас интересует, каким образом толкователи получают полный текст «Черновиков»? А если они работают не с оригиналом, то откуда к ним приходят подделки? В закрытые блоки памяти МЭМ, как ты понимаешь, войти можно только со специального разрешения Большого Совета. Таких разрешений за последние сто четыре года было выдано всего два, тем не менее толкователи работают с полными текстами. И, наконец… – Соул со значением помолчал. – Со дня гибели доктора Джауна прошло уже почти два века, но толкователи не устают требовать широкого обсуждения «Черновиков». Им наплевать на, что в закрытый блок памяти «Черновики» поместил сам доктор Джаун. Ты хотя бы видел уже результаты опроса?

– Только предварительные.

– Разумеется… Других пока нет… – Соул хмуро уставился в окно, занавешенное скучным тоскливым дождичком. – Попробуй вникнуть в проблему. Почему самые активные и глубокие толкователи, такие, как Севр Даут, начиная с обычных требований широкого обсуждения, заканчивают требованием отнести «Черновики» к категории закрытых знаний? Противоречие налицо. Так ведь?

II

СИИКАВА, 20 лет, обслуга флайеров, НТЦ.

1. Лайксы. Мне нравятся лайксы. От них много пользы, с ними можно поболтать. Они завязаны на МЭМ, а с МЭМ не пропадешь, МЭМ плохому не научит. Только не следует подключать к МЭМ колонистов. Нечего им липнуть к нам. Пусть на собственной шкуре узнают, что значит жить без настоящих мозгов.

2. «Закрытые»? Я о таких не слышал.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ВОПРОС: Я сам люблю всякое толковать, если по делу. А что это, кстати, такое – «Черновики»? Действительно черновики, то есть недописанные, незаконченные работы? А почему их не допишут, не доработают? А доктор Джаун, о котором так много толкуют, он кто? Наверное, умник, да? Из-за умников всегда много шума, так жизнь складывается. У нас одно время при вакуумных насосах дежурил инженер Джаун, так это, верно, совсем не тот? У того никаких черновиков не было, не любил он черновиков. Он и без черновиков спятил. Двух слов не мог связать.

ЧИ Ю, 60 лет, община «Сет и Сет».

1. ЧЕЛОВЕК СВОБОДЕН.

2. ЧЕЛОВЕК ОТВЕТСТВЕН.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ВОПРОС: ЧЕЛОВЕК ДОБР.

УМБЕРТО ХОКС, 37 лет, строитель, НТЦ.

1. Что тут спрашивать? Все, что мы делаем, влияет на будущее. В Масляной зоне, к примеру, вчера разбило щиты, так мы вынесли из шахты сразу несколько трупов. А ведь кто-то проектировал эти проклятые щиты, правда? То есть, кто-то должен был думать о людях, которые нуждались в щитах. Только получается, что не каждый помнит об ответственности.

2. А зачем знания, если они закрыты?

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ВОПРОС: Не ответил.

РОБЕРТ Д., 18 лет, воспитанник Общей школы.

1. Я полное имя не буду называть, не хочется, а на вопросы отвечу. Конечно, прежде всего, реалы Макуны, вот новый мир! Нам в Общей школе не позволяют посещать реалы, но мы иногда находим способ. На специализацию я попрошусь в реалы. Я уже сейчас кое-что в голове держу. Ну, а звезды… Ну, до звезд всегда далеко, а реалы под рукой. Что заказываю в реале, то со мной и происходит. А в Космосе происходит только то, что тебе в голову не приходит. Да? Считаю, что Макуна был по-настоящему великим человеком! Он изменил мир.

2. В нашей группе эта тема не обсуждалась.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ВОПРОС: О «Черновиках» Джауна я слышал. Этого человека то ли зарезали, то ли он сам утонул в болоте. Точно не знаю, но такой сюжет здорово бы пошел в реалах, его можно всяко варьировать. Я, может, сам возьмусь за что-нибудь такое. Не сейчас, конечно, а потом, после выпуска.

ЖАКЛИН Ю. ВИНЧИ, 29 лет, община «Уитни».

1. ЧЕЛОВЕК СВОБОДЕН. Лучше бы думали об этом. Все изобретения и открытия уже сделаны, человек имеет право отдохнуть, подумать, набраться сил. Как можно дальше от Мегаполиса. Может, мы еще сумеем по-новому оценить на мир. Совсем по-новому, не так, как привыкли. Потому я постоянно повторяю: думайте о том, что нам несет Моноучение.

3. ЧЕЛОВЕК ОТВЕТСТВЕН. Иначе нет смысла жить. Все разговоры о каких-то знаниях – безответственны.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ВОПРОС: ЧЕЛОВЕК ДОБР. Этим все сказано.

Улица тонула в сыром тумане и все равно казалась непомерно широкой.

Ларвик поднял левую руку и встряхнул браслет, свободно облегающий запястье.

МЭМ! Только МЭМ! На первый вопрос анкеты сам он ответил так. Никаких сомнений, только МЭМ! Браслет на руке уже пятый год, а он так еще и не свыкся с тем, что является как бы частью МЭМ. Или она – его частью.

Вот истинное будущее! Попал в опасную передрягу – МЭМ позаботится. Почувствовал недомогание – МЭМ всегда поможет.

Ларвик улыбнулся.

Кое-кому браслеты не нравятся. Таким прямой путь в колонии. Там можно бегать босиком, рычать по-звериному, пить воду из ручьев, вносить в мир дикость. Говорят, что существуют полностью одичавшие колонисты. Ларвик представления не имел, как могут выглядеть полностью одичавшие колонисты, но острый холодок неприятия мурашками пробежал по спине.

ПОЯС ТРЕБУЕТ ИЗВИНЕНИЙ ОТ СЕВРА ДАУТА.

БОЛЬШОЙ СОВЕТ ВЫСТУПАЕТ ЗА СОКРАЩЕНИЕ ПОСТАВОК ОБЩИНАМ.

Толкователи «Черновиков», кстати, появились в Общинах.

Это понятно. Колонии везде ищут поддержки. Их лидеры понимают, что даже в скрытых блоках памяти МЭМ нельзя спрятать то, что уже попадало на глаза людям. «Черновики» доктора Джауна, часто неверные, скомпонованные из отрывков, извращенные некачественным копированием, ходят по рукам и обрастают нелепыми легендами. Возможно, доктор Джаун покончил с собой из-за этой вдруг так странно вышедшей из-под его контроля волны.

РЕАЛЫ МАКУНЫ. «БОЛЬШАЯ ИГРА». ТРИ ЧАСА БЫТЬ КОЛОНИСТОМ.

Он усмехнулся.

Юный воспитанник Общей школы Роберт Д. прав: Макуна, создатель реала, был великим человеком. Он понял, в чем остро нуждается человек. Пересекать океаны, штурмовать дальние планеты, входить в зону бурь, но… не покидая дома. И эту возможность человек получил. Входи в реал, выбирай лицо, выбирай характер и лепи образ.

А толкователи…

Когда-то считалось, что они расшифровывают темные места «Черновиков», не объясненные их создателем, пытаются заполнить вольные или невольные лакуны в тексте. Может, поначалу оно так и было. Но время показало, что с каким-то невероятным, часто отталкивающим упорством толкователи «Черновиков» навязывают землянам свое– поразительно однобокое представление о будущем.

III

ИДА ТАППИ, стажер реала Макуны, НТЦ.

1. Конечно, Общая школа. У меня растет сын в Общей школе. Я, знаете, немного рассеянная, а дети не всегда перенимают от нас только лучшее. Чаще наоборот. Не хотелось бы, чтобы сын вырос похожим на меня. Общая школа его выправит. Общая школа укрепит его волю. Боюсь, у самой меня на это сил не хватило бы. А теперь сын в надежных руках, а я могу полностью отдать себя работе. Когда я бываю в Общей школе, сын все рассказывает про себя. Мы любим друг друга. Нам нравится Общая школа.

2. Не знаю.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ВОПРОС: ЧЕЛОВЕК СВОБОДЕН.

СВЕН УРИ, 70 лет, археолог, НТЦ.

1. Биосинт. Моноучение.

2. Если знания не противоречат развиваемым в обществе идеям, они должны быть открыты для каждого. Если они противоречат развиваемым в обществе идеям, их можно отложить до будущих времен.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ВОПРОС: Я слушал некоторые лекции Севра Даута. Толкователи «Черновиков» ведут себя странно. Никакой уверенности, они полны сомнений. Правда, сомнений был полон и сам доктор Джаун. Но его сомнения были другого порядка. Будь это не так, он не спрятал бы «Черновики» в самом недосягаемом блоке МЭМ. Но признаюсь, мне неясна суть всех этих сомнений. Я много раз видел крыс в Масляной зоне. Они там вымахивают, что твой кролик, правда, часто болеют. Но даже больные крысы не поддаются унынию и сохраняют динамику эмоций. Если у толкователей, казалось бы, уверенных в совершенно определенном будущем, доминантой является разочарование, то я не понимаю: как они собираются утверждать свои открытия?

ЗАНДИ, 42 года, космонит, Девятнадцатый цилиндр Итиса, Пояс.

1. Пояс. Моноучение. Можно наоборот, порядок не важен. ЧЕЛОВЕК ОТВЕТСТВЕН. Земляне чаще должны это повторять. Это внутренне мобилизует. ЧЕЛОВЕК СВОБОДЕН. Это должно сидеть в подсознании каждого. Без этого ощущения человек не может делать правильный выбор. А мы всегда стоим пере выбором. Каждый день. ЧЕЛОВЕК ДОБР. Это должно входить в человека на генетическом уровне. Все остальное лишь варианты.

2. Никаких «закрытых» знаний! Никого же не пугает, что в основу многих лекарств входят сильные яды.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ВОПРОС: В Поясе нет толкователей, но о «Черновиках» Джауна мы знаем. Это проблема не только Землян, так мне кажется. Просто в Поясе мало специалистов этого рода.

АРДИ, 67 лет, Биостанция Мальд, Южный полюс.

1. Биосинт. Только биосинт. Когда мы накормим всех, люди взглянут на звезды. Пока они заняты поиском пищи и сырья. Биосинт может дать им свободу. Тогда люди поднимут глаза к звездам и никакие космониты не удержат нас на Земле. Колонисты не умеют мыслить, они ограничены. Они еще не поняли, что биосинт ведет людей к звездам, а не к одичанию.

2. Зачем нам закрытые знания? Все должно работать.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ВОПРОС: Пусть толкуют. Лично я не вижу в этом проблемы

Калхас покачал головой.

КЛАНЫ ШАРНИНГ И УИТНИ ЗАКРЫЛИ СВОБОДНЫЙ ВХОД.

СТАНЦИЯ КАЛХАС (ИО): ИЗВЕРЖЕНИЕ ВУЛКАНА АББАС. ГОРЯТ СКЛАДЫ ПРОДОВОЛЬСТВИЯ. РАСКАЛЕННЫЕ СЕРНЫЕ ПОТОКИ ОКРУЖАЮТ РЕГЕНЕРАЦИОННЫЙ ЦЕНТР.

ДИСКУССИЯ В МОНТРЕ: ЧЕЛОВЕК СЛУЖИТ ЧЕЛОВЕЧЕСТВУ ИЛИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО СЛУЖИТ ЧЕЛОВЕКУ?

Ларвик предпочел бы находиться сейчас на станции Калхас.

Он хотел бы видеть Юпитер, занимающий полнеба крошечной, насквозь промороженной Ио, а он бродит по улицам НТЦ, разыскивая толкователей. Эти толкователи, подумал он, все сплошь неудачники. Ненавидят НТЦ, ненавидят Общие школы, ненавидят реалы, ненавидят биостанции и службу Эл Пи. Но при этом никак не хотят уходить в колонии.

Он неторопливо поднялся по исшарканным гранитам Озерной лестницы.

Пахло тиной, стоячей водой, жженным маслом, заплесневелыми фисташками – обычный запах Масляной зоны. Еще чем-то тревожным тянуло с площади Запада, но тревога эта была привычной.

КЛАНЫ ШАРНИНГ И УИТНИ ГОТОВЯТСЯ К ПРАЗДНИКУ ЛИС.

Праздник Лис? Почему лис? Почему колонисты никогда не испытывают тревоги?

– Ты так думаешь?

Веселый лайкс по пояс высунулся из густого куста сирени. Сирень почти отцвела, только на отдельных ветвях торчали подсохшие цветы. Как сероватая пена. К щеке лайкса прилип крошечный листок, глаза смеялись.

– Расслабься, Ларвик! День начался хорошо. Никаких выбросов, все спокойно. С юга шла гроза, но ее переориентировали.

– Ты всегда начинаешь беседу так неожиданно?

– Хочется быть полезным, – скромно ответил лайкс и пригладил белой рукой непослушную, падающую на глаза челку.

Ларвик хмыкнул:

– Тогда тебе повезло. Я ищу мастера Закариа.

Лайкс удовлетворенно улыбнулся. Он действительно чувствовал свою полезность:

– Видишь мостик? Да, да, тот подвесной, узорный. Его перенесли сюда из У-региона. После одного выброса там сгорело три квартала, а мостик уцелел. Перейдешь на ту сторону и упрешься в блок Зет.

– А Севр Даут?

– Ну, с ним ты не встретишься.

– Почему?

– Он действительный член клана Уитни.

– Как так? Я сам видел на его руке браслет.

– Ну и что? В систему МЭМ можно включить любое сознательное существо. Главное, чтобы оно подчинялось законам НТЦ.

– А Севр Даут подчиняется?

– Несомненно.

– Тогда я хочу его увидеть.

– Кланы Шарнинг и Уитни закрыли свободный доступ.

– Но мне действительно нужно его увидеть.

– Как скоро тебе это нужно?

– Ну, скажем, завтра, – прикинул Ларвик. – До полудня.

– А если после праздника лис?

– Зачем? Я не хочу терять время. Запроси Совет кланов прямо сейчас. Или мне обратиться к другому лайксу?

– Что ты! Что ты! – притворно испугался лайкс. – Занимайся своим мастером Закариа, а я найду выход на Даута.

– Что для этого нужно?

– Серьезные мотивы. Чем хочешь его заинтересовать, чтобы я мог настаивать на встрече?

– Сошлись на официальный интерес Отдела Особых мнений.

– Не думаю, что Севра Даута это обрадует, но попробую. Свяжись со мной часа через час.

– Спасибо.

– Погоди, Ларвик. Хочу предупредить тебя: мастер Закариа не носит браслета.

– Как? Он живет в НТЦ и не входит в систему МЭМ? Он тоже член какого-то клана?

– Нет. Он не входит в систему МЭМ, но и не связан с кланами. Он сторонник естественного развития. Помнишь? «Любовь и терпение… Не стройте несбыточных планов… – гнусаво процитировал лайкс. – Машины убивают… Только любовь… Ничего, кроме любви…»

– А-а-а, он из этих…

– Вот именно.

– А почему – мастер?

– Общий и частный дизайн лайксов. Он действительно большой мастер, – уважительно протянул лайкс. – Если мы не очень раздражаем людей, в этом большая заслуга мастера Закариа.

– Почему же он отказался от браслета?

– ЧЕЛОВЕК СВОБОДЕН.

IV

УЛЬРИХ КРАТЬЯН, 35 лет, Станция обслуживания, НТЦ.

1. МЭМ. Несомненно, МЭМ. Когда нам не хватает ума, МЭМ поможет.

2. Никаких «закрытых» знаний!. Достаточно малого озарения, чтобы самое «закрытое» превратилось в открытое. Иначе и быть не может, ведь человек – думающее существо.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ВОПРОС: Толкователи «Черновиков»? Речь идет о колонистах? Какой смысл говорить о тех, кто предал цивилизацию?

ЮРИ КАРРИ, 54 года, биотаможенник, Южный космопорт, НТЦ.

1. Создание Пояса. Выход в околосолнечное пространство. Будущее в космосе.

2. Какие еще «закрытые» знания? Все знания должны работать на человека. Высказанную однажды мысль утаить нельзя. Даже МЭМ на это не способна.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ВОПРОС: Толкователи? Да мне все равно, пусть толкуют. Это, наверное, что-то вроде увлечения бабочками. Я сам коллекционирую бабочек и знаю в этом толк. В грязных районах Масляной зоны колоссальное количество бабочек-мутантов, ни одна не похожа на другую. То же самое с толкователями. Они вроде этих бабочек. Все прихрамывает на одно крыло.

БЕРГ, 32 года, астрофизик, обсерватория «Уир».

1. Выход в Космос. Земля тесна. Главные надежды следует связывать с союзом Земля – Пояс.

2. Никогда не задумывался. Вопрос некорректен.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ВОПРОС: Не ответил.

УИР СОТСБИ, 26 лет, станция слежения Южный Занд.

1. ЧЕЛОВЕК ДОБР.

2. ЧЕЛОВЕК СВОБОДЕН.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ВОПРОС: ЧЕЛОВЕК ОТВЕТСТВЕН.

ЛЕННИ САТТЕР, 94 года, колония Ютти, сектор Ганга.

1. На самом деле все важно. Одно без другого часто не имеет значения. Каждый вносит в жизнь общества что-то выдуманное только им, потому общество и меняется. Я не могу назвать что-то одно. Общество – живой организм. Мой опыт подсказывает: неважных достижений не существует.

2. Нельзя прятать то, что уже найдено. Иначе какой смысл искать?

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ВОПРОС: Я видел многое. Толкователи существовали всегда. Даже в самой маленькой общине есть человек, которому хочется высказаться по той или иной проблеме. Пусть выскажется. Мешать нельзя.

На вызов локиратора мастер Закариа не ответил.

Пользуясь полномочиями сотрудника Отдела Особых мнений, Ларвик поднялся на нужный этаж. На площадке бесшумно прибирался робот-уборщик.

– Ищу человека по имени Закариа.

– Стараюсь не мешать, – бодро ответил робот,

Ларвик осторожно потянул носом. Откуда странные запахи? Будто жгут листву? Но не в стенах же здания?

– Мастер Закариа не принял вызов. Он дома?

– А вы толкните дверь, – посоветовал робот.

– Почему мастер не отвечает?

– Сонк.

До Ларвика, наконец, дошло.

Запах жженных листьев, душная волна…

Мастер Закариа недавно перенес сложную операцию и теперь находится в сонке. Необходимые лекарства растворены в крови, сложная гамма специально подобранных запахов обеспечивает стабильность обмена. Можно встречаться с друзьями, вести о ними неторопливые беседы, единственное, чего не позволяется мастеру Закариа: резких перемещений в пространстве.

Прямо с порога открылась обширная комната, разгороженная огромным, до потолка, стиалитовым аквариумом. Всю дальнюю стену занимал стандартный живой пейзаж. Базальтовые скалы – сырые, черные, забросанные лентами линялых водорослей… Смутная перспектива волнующегося пространства, подернутого легкой дымкой… И сама комната была подернута дымкой… Правда, это расплывались испарения над плоскими каменными чашами, расставленными вокруг передвижного кресла, в котором покоился мастер Закариа…

– Я – Ларвик. Из Отдела Особых мнений.

Мастер Закариа медленно раскрыл затуманенные глаза:

– Есть такой Отдел? Он занимается особыми мнениями?

Ларвик кивнул. Он осторожно обошел кресло, в котором полулежал мастер Закариа.

– Авария? Несчастный случай?

– Гонки в Спейс-кратере.

– О, кольцевые гонки!

Честно говоря, Ларвику в голову не приходило, что какой-то толкователь «Черновиков», пусть он хоть трижды мастер, мог заниматься кольцевыми гонками.

– Я не профессионал, – медлительно улыбнулся мастер Закариа. Наверное, он понял ход мыслей Ларвика. Браслета на его руке, правда, не было. – Просто мне нравятся динамичные игры. А занимаюсь я лайксами. Кое-кто считает это искусством. Но я бывал в музее Харта и в Кампл-центре, и понимаю, что это не так. У меня идиосинкразия к музеям, но хорошая старинная картина завораживает. Реалы, живые пейзажи – все это хорошо. Это нужно, это отлично. Но в старинных картинах существует какая-то тайна.

– Тайна?

– Объяснить это трудно. Разглядывая старинную картину, на которой изображен, скажем, полосатый монгольфьер или просто белые кучевые облака, давно рассеявшиеся в атмосфере, чувствуешь тайну. – Почти невесомые облачка душного дыма медленно поднимались над мастером. – Понимаете? Это как взглянуть в глаза человеку. Тело восхищает. Тело можно ласкать, испытывать восторг и восхищение от одного его вида. Но когда видишь глаза…

Машинально кивнув, Ларвик подошел к зеленоватой стене аквариума, совершенно прозрачной, смутно отсвечивающей. Казалось, перед ним стоит просто куб воды. Что-то смущало Ларвика… Ах, да, вдруг дошло до него, не видно рыб… Колышутся водоросли, белеет песок, пузырьки воздуха серебряно рвутся из невидимых отверстий… Но рыб не было…

– Пусто, – сказал он вслух.

– Как на площади Земли в будний день, – медлительно подтвердил мастер Закариа.

И попросил:

– Дотянитесь до Инфора.

Инфор? Зачем? Ларвик не сразу сообразил, что человек, не включенный в систему МЭМ, не слышит. Человек, не включенный в систему МЭМ, вынужден пользоваться обычным инфором.

СТАНЦИЯ КАЛХАС (ИО): ВУЛКАНА АББАС ИЗВЕРГАЕТ СЕРНЫЕ ПОТОКИ.

Кажется, у обычного Инфора есть преимущество, подумал Ларвик.

Обычный Инфор позволяет то, что обычно приходится додумывать. Параллельно звуку шел впечатляющий видеоряд. Крошечная планета, отбрасывающая круглую тень на исполинскую газовую оболочку Юпитера… Поблескивающие кристаллические поля… Лед и камень… И зеленые и желтые яркие зигзаги горящей, вытопленной из складок горных пород серы… Было видно, что уже не ручьи, а реки плавящейся на ходу серы ползут с крутых склонов вулкана… Зеленые и желтые реки… Стремительные, как молнии, и в то же время медлительные…

СТАНЦИЯ КАЛХАС (ИО): УСЛОВИЯ ЭВАКУАЦИИ ОГОВОРЕНЫ.

ПОЯС: МЫ ГОТОВЫ РАЗМЕСТИТЬ ЭВАКУИРОВАННЫХ В ОДНОМ ИЗ ЦИЛИНДРОВ ИТИСА.

– В одном из цилиндров Итиса? – не поверил Ларвик. – Это же пустые склады! Чего боятся космониты?

– Слухов.

Мастер Закариа странно усмехнулся.

– Сами знаете, что космониты не любят общаться с землянами. Когда земляне прибывают в Пояс на постоянное жительство, это приветствуется. Но космониты не любят временных гостей. Подозреваю, что у обитателей Пояса много проблем. Они не хотят усиливать их слухами с Земли. Им не нравится наша паника.

– О какой панике вы говорите?

– Развал НТЦ. Споры вокруг биосинта и Моноучения. Усиление общин. Уже этого достаточно.

– Но при чем тут это? Речь идет о жизни или смерти сотрудников станции Калхас. Они одной крови с космонитами. Где же гостеприимство? Цилиндры Итиса – это просто гигантские пустые бочки, плавающие в открытом пространстве. Там же нет вообще никаких удобств.

– А чего вы хотели?

Ларвик с изумлением уставился на мастера Закариа:

– Вы что, нисколько не сочувствуете сотрудникам гибнущей станции?

– Нисколько. Ни на йоту.

– Но почему?

– А кто их туда гнал, на Ио? – Мастер Закариа сам медленно дымился, как вулкан. – На Земле тоже полно опасностей. На Земле тоже не хватает рук. Очистка ядерных саркофагов, добыча сырья, сверхглубокие шахты. Человечество задыхается, не хватает мозгов осмысливать прорехи. Почему в это время кто-то любуется восходами и закатами Юпитера на Ио?

– Свободных мозгов достаточно в колониях. Они там совершенно не задействованы.

– Вы хотели сказать – в общинах? – улыбнулся мастер Закариа.

– Ну да. Простите.

– В общинах тоже не хватает мозгов. А те, что есть, все заняты.

– Чем?

– Будущим человечества.

– Так отвечают, когда нет ответа.

– Ну да… Вы же сотрудник Отдела Особых мнений?… Чем вы там занимаетесь?…

– Мы формировали взгляды на реформу Общий школы, работали над подготовкой проекта «Галилеевы луны»…

– Вот, вот, – в слабом голосе мастера отчетливо прозвучала усмешка. – Вы всегда занимались прошлым.

СТАНЦИЯ КАЛХАС (ИО): ПЕРВЫЕ ПОТЕРИ.

СТАНЦИЯ КАЛХАС (ИО): ПОГИБЛО ДВАДЦАТЬ ШЕСТЬ ЧЕЛОВЕК.

– Помимо всего прочего, – усмехнулся мастер, – вы никак не научитесь обходиться без крови и подвигов. Если не предвидится больших жертв, дело не кажется вам перспективным.

– А колонии… Простите, общины… Они поднялись без помощи НТЦ?

– На это можно взглянуть и по другому.

– Это как?

– Если НТЦ еще существуют, то только благодаря общинам.

– Вы это всерьез? – удивился Ларвик.

– Разве не похоже?

– Даже биосинты выращивают в НТЦ. Как бы существовали общины без биосинтов?

– НТЦ обречены, – скучно произнес мастер Закариа. Видимо, для него это был решенный вопрос. – Скоро к ним даже птицы не осмелятся подлетать.

Ларвик промолчал.

Он знал, что толкователи умеют все поворачивать по-своему.

Для них главное, как они видят. Вот свою точку зрению они и выдают за главную.

– Ларвик, вы были когда-нибудь счастливы?

– Счастлив?

Ларвик повел плечом.

О чем это мастер? О ночных кострах в Общей школе? О желтых песках южных островов? О службе Эл Пи, разгружающей твое подсознание? О панораме заснеженных Лунных гор, увиденных ранним утром? О реалах, позволяющих реализовывать волшебные сны?

Подумав, он ответил:

– Я умею радоваться жизни.

– Этого мало. Это совсем не то, – медлительно возразил мастер, курясь в сонке. – Рыбы в моем аквариуме тоже умели радоваться жизни, но им хватило одного взрыва. Даже не взрыва, а всего лишь двойного эха, докатившегося из Масляной зоны до нашего квартала. Сами знаете, как это бывает. У них кишки вылезли изо рта. К тому же, Ларвик, я говорю не о радости, а о счастье. О состоянии, позволяющем понимать людей. Ты устал, ты болен, ты на пороге нервного срыва, небо задымлено, пахнет ужасом, реалы обманывают, будущее неясно, как перспектива Общих школ… И вдруг чудо… Неужели, Ларвик, вы никогда не ожидали настоящего чуда?… Вечерние сумерки, печальное очарование вещей, понимание собственной прожитости, и вдруг яркий лучик, черт знает откуда, вспышка цветная, неясный шорох…

– А это и есть счастье? Этого не слишком мало?

– На самом деле этого даже много, – мастер Закариа отвернулся, глядя не волнующееся безмолвно море. Похоже, Ларвик его разочаровал. – Ладно, не будем об этом. Боюсь, я еще не в форме и могу в любой момент погрузиться в сон. Вы пришли о чем-то спросить. Спрашивайте.

Ларвик кивнул.

Он заговорил осторожно.

Он тщательно выбирал слова. Он не хотел обидеть, оттолкнуть мастера Закариа.

– Служба МЭМ, Служба защиты и Специальный отдел Большого Совета встревожены участившимися нарушениями Правил Вуда и Девятой поправки. Речь идет, как вы, понимаете, о незаконных хищениях, а так же о незаконном распространении неких материалов, не подлежащих огласке. Если хотите конкретности, то я говорю сейчас о «Черновиках» доктора Джауна.

Мастер Закариа молча слушал.

– Нам непонятно, каким образом можно снять запрет, если нет специального разрешения на работу с закрытыми блоками? Каким образом вскрываются эти блоки? Вы один из самых активных толкователей «Черновиков» доктора Джауна, и видно, что вы работали с оригиналом. – Ларвик, как мог, смягчал свои слова. – Наверное, вы не раз нарушали Правила Вуда и Девятую поправку.

– Один из… – задумчиво повторил мастер Закариа. – Значит, есть кто-то, работавший с оригиналом, как я?

– Конечно. Их много. Вы сами знаете.

– Оставьте! – вдруг рассердился мастер Закариа. – Толкователей не может быть много. Вас же не интересует дилетанты и сумасшедшие, играющиеся с неточными текстами. Насколько я понял, вас интересуют истинные толкователи, то есть углубленные исследователи, имевшие дело только с оригиналом «Черновиков»?

– Таких немного?

– Совсем немного, – усмехнулся мастер. – Я знаю Севра Даута и Леуна Джахи из Катманду. Только они, ну, еще я, нарушали Правила Вуда и Девятую поправку. А если быть откровенным… Не знаю, Ларвик, но сейчас я жалею о том, что нарушал Правила Вуда…

– Жалеете?

– Да, – медлительно подтвердил Закариа. – Я восхищался доктором Джауном. Я и сейчас полон восхищения перед его гением. Но на месте доктора Джауна я сжег бы «Черновики».

– Не понимаю вас.

– Видите ли, Ларвик… Когда умный человек берется указывать людям новый путь, к тому же, единственно верный… Он не должен конкретизировать деталей… Конкретизация ведет к ошибкам… В конце концов, доктор Джаун понял это и поместил «Черновики» в надежное, на его взгляд, место. Он был уверен, что в закрытых блоках памяти МЭМ, «Черновики» никогда не станут предметом оживленных дискуссий, или, как вы любите говорить, толкований. Он надеялся… Да, теперь я уверен, что доктор Джаун надеялся на то, что подобное сокрытие «Черновиков» равносильно их уничтожению…

– Что вы хотите этим сказать?

– Только то, что вредные или, скажем так, преждевременные знания действительно существуют. Скрыть их, к сожалению, невозможно. Даже МЭМ.

V

БЕРТ НЕХОДА, 12 лет, воспитанник Общей школы.

1. МЭМ! Только МЭМ! Вот вы только представьте себе, что вы всё знаете! А ведь когда на моем запястье браслет МЭМ, я, правда, всё знаю!

2. Все «закрытые» знания надо открыть! Вот что такое – «Черновики» доктора Джауна? Это блок программ? Наверное, нет. Сейчас я спрошу об этом у МЭМ и мы получим парадокс, потому что МЭМ, которая знает всё, откажется передать мне еще одну частицу знаний. Так что, понятно, что я об этом думаю.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ВОПРОС: Не ответил.

ТАФР, 60 лет, член Большого Совета, клан Уитни.

1. Биосинт и создание общин. Биосинт в самом деле меняет статус цивилизации. Все существующие сейчас НТЦ принадлежат прошлому. Их жизнь – агония. Они губят человека. Они подточили его генную основу. Восстановить теперь человека, как вид, можно только в общинах.

2. «Закрытие» знания должны оставаться закрытыми.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ВОПРОС: На определенном этапе толкователи, творческая их часть, делали полезную работу. Но сейчас, боюсь, их усилия бесполезны. Они свое дело сделали.

САНДИ, биотехник, клан Уитни.

1. Биосинт. Конечно, биосинт. Природа руководствуется собственными законами, ничто не в силах их изменить. Все усилия человека почти всегда идут наперекор природе. Но биосинт ни на что не покушается. Он такое же творение природы, как и рук человеческих.

2. «Закрытые» знания должны принадлежать МЭМ. Я за предельное ужесточение Правил Вуда.

3. ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ВОПРОС: Толкователи? Какой смысл говорить о них. У общин много собственных проблем.

ШЕЙЛА ГАНДИ, 28 лет, наставница Общей школы.

1. Моноучение. Только Моноучение. Без цементирующей идеи все миры рано или поздно рушатся. Моноучение связывает воедино все нити человеческих отношений. ЧЕЛОВЕК СВОБОДЕН. Значит, он может сделать свой собственный выбор. ЧЕЛОВЕК ОТВЕТСТВЕН. Значит, он всегда соотнесет свой выбор с интересами общества. Наконец, ЧЕЛОВЕК ДОБР. Это и является моим ответом на все вопросы.

«На месте доктора Джауна я сжег бы „Черновики“…» Почему мастер Закариа так сказал? «Когда умный человек берется указывать людям новый путь, к тому же, единственно верный… Он не должен конкретизировать деталей…» Почему мастер Закариа, профессиональный толкователь, говорил о «Черновиках» с явным разочарованием?

По широким выщербленным ступеням Ларвик поднялся в рабочий квартал.

Его сразу втянуло в мрачноватую колышущуюся толпу. Он терпеливо сносил толчки, шум ему даже нравился. В последние годы в НТЦ появилось много мрачноватых темных кварталов. И не потому, что приходилось экономить энергию. Просто из подземных отдушин несло жженным маслом, гвоздиками, отваром искусственного чая, жеванным чинком, вытопленным из ароматных смол. В неровно колыхающейся толпе Ларвик чувствовал себя своим. С некоторой брезгливостью он подумал: в колониях… ну, ладно, в Общинах… там совсем не так. Там пусто и сыро. Колонисты живут жизнью медуз. Они плывут по течению.

«Вы когда-нибудь были счастливы?…»

А почему нет? Я никогда не бежал от проблем. Я свой в любой толпе. На мне браслет МЭМ.

БОЛЬШАЯ ОБСЕРВАТОРИЯ ПОЯСА ЗАФИКСИРОВАЛА ПЕРВУЮ ГРАВИТАЦИОННУЮ ЛИНЗУ.

ДОКТОР ЛАНГ: СХЕМА ГРАВИТАЦИОННОГО ТЕЛЕСКОПА РАССЧИТАНА УЖЕ ДАВНО.

В привычной толпе Ларвик сразу сбросил с себя груз, так странно давивший его в задымленной сонком комнате мастера Закариа. Он улыбался встречным, встречал ответные улыбки, и прислушивался к сообщениям Инфора, звучащим в его сознании. Оказывается, доктор Ланг, коренной космонит, уже давно рассчитал схему гравитационного телескопа. Своеобразной линзой такого телескопа должно было служить некое чрезвычайно массивное образование, одно из тех, что предсказывались на гигантских расстояниях от Земли, порядка семи-девяти миллиардов световых лет. И вот такое чрезвычайно массивное образование открыто. Может, гигантская черная дыра, может, компактное скопление галактик…

ПРАЗДНИК ЛИС.

КЛАНЫ ШАРНИНГ И УИТНИ ЗАКРЫЛИ СВОБОДНЫЙ ВЪЕЗД.

СТАНЦИЯ КАЛХАС (ИО): ТРАНСПОРТ «ФЕБ» ВЫБРАСЫВАЕТ СПАСАТЕЛЬНЫЕ БОТЫ.

– Ларвик!

Лайкс, только что отбившийся от компании смуглых южан, явно нажевавшихся чинка, призывно махал рукой.

– Ну?

– Севр Даут готов встретиться с тобой. Ты рад?

Ларвик пожал плечами:

– Что в этом особенного? Это всего лишь моя работа.

– Все равно. Завтра до полудня. В клане Уитни.

– Но они закрыли въезд в колонии.

– А ты просто посадишь флайер в миле от поселка. Поскольку существует договоренность, тебя найдут.

Лайкс так и сказал: тебя найдут.

Будто речь шла о пустыне.

СТАНЦИЯ КАЛХАС (ИО): РЕГЕНЕРАЦИОННЫЙ ЦЕНТР РАЗРУШЕН.

С необыкновенной ясностью Ларвик увидел рвущие тьму зеленые и желтые пульсирующие зигзаги пламени над ленивыми потоками вытопленной огнем серы, услышал тревожную перекличку перегретых аварийных роботов.

Как это выглядит в безвоздушном пространстве Ио?

На Ио ведь никогда не бывает настоящей тьмы. Юпитер для Ио ярче Солнца. А когда станция Калхас уходит на теневую сторону, ее освещают сразу несколько лун. Нет, что бы там ни говорил толкователь мастер Закариа, ребята со станции Калхас заслуживают сочувствия. Одни на краю света…

«А кто их туда гнал?»

РЕАЛЫ МАКУНЫ: «БОЛЬШАЯ ИГРА».

Ларвик рассмеялся.

На него оглянулись, а лайкс понимающе подмигнул.

Ларвик никогда не бывал в Общинах. Завтра он увидит свайные жилища на озерах, но прожить час-другой дикой жизни можно прямо сейчас. Не раздумывая, он протолкался сквозь густую толпу к оранжевым фонарям реала и поднял руку с браслетом.

Тяжелая дверь отошла в сторону.

Выбрав коридор (освещение за Ларвиком сразу менялось, почти исчезая, оставляя его в пепельной полумгле), он добрался до тесноватой, закрытой со всех сторон ложи о откидывающимся креслом и низкой горизонтальной амбразурой перед лицом. Никто его увидеть не мог, и сам Ларвик тоже не видел посетителей соседней ложи, но, благодаря горизонтальной амбразуре, он в любой момент мог принять участие в общей игре, если бы захотел этого. В конце концов, реалы Макуны тем и хороши, что действие в любом сюжете ведешь ты сам. Другими словами, главной фигурой любого реала являешься ты сам. В просторечии этот процесс называют лепкой. Конечно, есть специальные термины, но они для техников. Входя в игру, ты реализуешь любые тайные желания, даже самые темные, придаешь себе или вымышленному персонажу черты любого известного или придуманного тобой человека, и это будут реальные ощущения. Ты волен поступать с созданным тобою образом, как заблагорассудится, ты можешь вовлечь его в любую ситуацию, он в твоей власти. Реал – это освобождение. Реал – это полное освобождение. В реале ты можешь пережить все, что тебе не удалось воплотить в жизни. Слабый получает уверенность, агрессивный расслабляется.

Первый момент всегда перехватывает дыхание.

Только что Ларвик видел затемненную, наполненную пепельным мерцанием, ложу, и вдруг сразу очутился на берегу.

Дул ветер.

По небу несло тучи.

Лучи Будды (кажется, так это называется) золотистыми стрелами прорывались сквозь редкие разрывы и строили над морем тревожную золотую корону. Такой же тревожный отсвет падал на холодные, широко расходящиеся под ветром волны. Ларвик всей кожей ощущал, какие они широкие и холодные. Он стоял на берегу. Ему было холодно. Шорты и сандалии нисколько не спасали от пронизывающего ветра, короткая белая рубашка пузырилась. Ларвик, собственно, не знал, что он тут делает, зачем он здесь? Пляж был обширен, однако замкнут вдали мрачноватыми базальтовыми обрывами. Столбчатые отдельности в шахматном порядке торчали даже из колеблющейся воды. И медленно набегали на остывший песок тяжелые волны, бессмысленные в самой своей бесконечности.

Зачем ему это?

Ларвик вынырнул из холодных видений и расслабленно откинулся на спинку удобного кресла. Наверное, это мастер Закариа сбил его с толку живым пейзажем. А здесь «Большая игра». Реал, посвященный Общинам. В отличие от мастера, я верю в неуклонное развитие НТЦ. Это колонисты предпочитают прятаться в болотах, валяться на берегах теплых уединенных бухт, там, где хватает сырья для биосинтов. Наверное, колонисты очень одиноки, подумал Ларвик. Отсюда депрессия, склонность к лени, невежество. Лица обветрены, руки в шрамах. Надо сильно болеть, подумал он о мастере Закариа, чтобы считать колонии будущим человечества…

АССОЦИАЦИЯ МЭМ: ПРОБЛЕМА ЗАКРЫТЫХ БЛОКОВ ПАМЯТИ ДОЛЖНА РЕШАТЬСЯ ЗЕМЛЯНАМИ.

СОВЕТ МАТЕРЕЙ: ОБЩИМ ШКОЛАМ НУЖНА РЕФОРМА.

ЛЕТНИЕ ПОЛЯ ОБЪЯВЛЕНЫ ЗАКРЫТОЙ ЗОНОЙ.

Сосредоточиться…

Ларвик вновь оказался на берегу.

Но теперь это было другое море. Голубое, оно нежно распластывалось по широкому горизонту. Ларвик стоял по колено в теплой, раскачивающейся воде и вода перед ним бесконечно менялась – от нежной голубизны до опаловых отсветов. А босые ноги явственно ощущали неторопливое щекочущее течение песка, размываемого волнением. Ларвик отчетливо видел свои голые, укороченные преломлением ноги. Большая зеленая голотурия, как глаз неведомого чудовища, подмигнула ему из-за камней. Йод, водоросли, сырой песок, цветы на низких кустиках барбариса, нежная пена…

Он оглянулся…

Я жду кого-то? Где она?

Он еще не знал, почему – она? – но какие-то тени гасли и вспыхивали, что-то надвигалось, росло… Восхищенный, он не успевал следить за деталями… Он вел лепку. Он успевал… Нет, конечно, он не поклонник больших объемов. Женская грудь не должна быть мощной… Теперь руки… Тонкие, но сильные… Он отчетливо видел изгиб поднятой руки, смуглую кожу, очень нежную на внутреннем сгибе локтя, куда всегда хочется целовать… И круглое колено… Наверное, он уже видел что-то такое, иначе откуда все это всплыло бы в подсознании? Он переживал самый сумасшедший момент лепки. Он спрашивал себя, уже ничем не смущаясь: а это?… Обязательно так?… И уже тянулся, тянулся, тянулся к женщине, вставшей перед ним – длинные ноги в волне, руки опущены, выгоревшие каштановые волосы рассыпались по голым плечам… Да, он ждал ее… Она это знала…

– Кто ты?

Она улыбнулась:

– Икейя.

И улыбнулась.

И взглянула на Ларвика радостно и изумленно: ты не знаешь?

Нет, он знал. Ты – это я, сказал он ей. Ты – порождение моих снов, моих тайных желаний, о которых я даже не догадывался. Я могу к тебе прикоснуться, обнять, любить, но ты всего лишь отражение бушующих во мне бурь. Ты – смуглое тело моей подсознательной памяти, зовущее, ждущее, никогда не знавшее одежд…

– Ты сайклис?

Все померкло.

Ларвик впал в отчаянье.

Он не должен был этого допускать. Ему не следовало разрешать никаких вопросов. Он должен был сразу подавить самостоятельность колонистки. Ведь она была членом Общины, независимо от того, кто ее лепил. Реал был посвящен страстям колонистов, он должен был помнить это. Пусть улыбнулась бы, но молча. Он не должен был допускать вопросов. Сайклис – это пришелец, чужак. Сайклис – это человек из внешнего грязного мира. Он ее создал, но для нее, колонистки, он остался сайклисом. Всего лишь.

Мир померк, потускнел.

Порыв холодного ветра бросил под ноги Ларвика пенный вал.

Еще какое-то время Ларвик смотрел в пустую темную амбразуру, открывающую рабочий зал реала. Пожелай он, и из пепельного мерцания начали бы всплывать фигуры чужих, но тоже невероятных грез… Он даже мог принять участие в играх…

Но для Икейи там места не было.

VI

СОЛ ХАНТЕР, 47 лет, правовед, клан Шарнинг.

1. Думаю, биосинт. Не существуй биосинтов, общины долго не протянули бы. Наверное, вы знаете, что общинам выделяют самые плохие земли. Сырые болота, устья зарастающих рек, бывшие химические полигоны. Расчищать земли приходится нам самим, зато мы действительно их расчищаем. Шансов дожить в НТЦ хотя бы до восьмидесяти лет немного, а в общинах это правило. Мы растим здоровых детей, мы не ограничиваем рождаемость, мы потребляем чистые продукты, произведенные биосинтом. Что же касается НТЦ, это просто пещеры, пещеры самоубийц, ничего не предпринимающих для своего спасения. Конечно, такое неприятно слышать, но надо учиться правде. Боюсь, мои слова не понравятся и космонитам, потому что цилиндры и торы – тоже пещеры. А у пещер нет будущего.

2. Я за ужесточение Правил Вуда.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ВОПРОС: Для чистого члена общин деятельность толкователей не имеет значения.

БЕТТА СТЕЙК, 36 лет, наблюдатель Общей школы.

1. Общество, в котором мы живом, взращено Общей школой. Общество, в котором мы будем жить через триста или пятьсот лет, тоже будет взращено Общей школой. Не могу сказать, какой она будет к тому времени, какие реформы будут осуществлены, но уверена, главные принципы Общая школа сохранит. Человечество нуждается в чистых поколениях. А такие поколения могут быть взращены только Общей школой.

2. С точки зрения Общих школ, знания следует дифференцировать. Кое-что, наверное, лучше придерживать в дальнем ящике стола. Но однажды наступает час… Я говорю понятно?…

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ВОПРОС: Что бы ни говорили, а толкователи бесцеремонно нарушают Правила Вуда и Девятую поправку, то есть, расхищают и распространяют информацию, которая им не принадлежит.

ФРИМАН, 57 лет, физик, НТЦ.

1. МЭМ.

2. Вопрос некорректен.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ВОПРОС: Не ответил.

ХЕЧКИН Р., 40 лет, аналитик, Волновые заводы, НТЦ.

1. Нас мучают сотни воспоминаний, правда? Можете ли вы выбрать из них главное, даже единственное, доминирующее над всем остальным? Вряд ли. Ведь сила воспоминаний, как правило, связана с каким-то реальным моментом, с какой-то причиной, вызвавшей данные воспоминания. Так и тут. Я мог бы назвать Моноучение, как нечто такое, что позволяет увязать знание с верой. Я мог бы назвать МЭМ, как сбывшуюся мечту об уме и силе. Наконец, Пояс, как мечту о покоренном пространстве. Но ничего называть не буду. Пройдет сотня-другая лет и мы совершенно иначе будем оценивать то, что так легко хвалим или низвергаем сегодня…

2. Нельзя носить воду в карманах.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ВОПРОС: В некотором смысле я сам толкователь. Я просматривал доходившие до меня отрывки «Черновиков». Надеюсь, это были не подделки. Подделки не бывают столь противоречивыми. Допускаю, что мне не повезло, что до меня дошли все-таки подделки, но ведь все существующие толкования противоречивы. Кто-нибудь скажет нам, наконец, что там такого необыкновенного в этих «Черновиках»?

Утро началось мерзко.

Кондиционер задыхался, тянуло гарью, за окном ползли тучи.

Похоже, ночью квартал покрыло газовым облаком и Служба погоды срочно пыталась себя реабилитировать: по стеклам стучал дождь. Впрочем, легче не стало. Капли лишь посбивали побуревшую, умершую за ночь листву.

На улице, впрочем, оказалось не так уж плохо.

Сайклис… Вот что основательно портило Ларвику настроение. Не горчащий унылый дождь, не хмурое утро, даже не встреча, назначенная Севром Даутом в закрытой колонии, а слова Икейи. Ларвик ненавидел жаргон колонистов, а это сайклис (буквально – больной) родилось в Общинах. Ты можешь бегать стометровку за семь секунд, влезать на отвесные скалы, нырять на любую глубину, высаживаться на других планетах, но что бы ты ни делал, какими бы талантами ни выделялся, рожденный в НТЦ, для колонистов ты всегда будешь оставаться сайклисом.

Переулок вывел Ларвика к серой стене древнего готического собора.

Башен Ларвик не увидел, так низко шли над городом тучи, но Ларвика вполне устраивало кафе на нижнем.

– Чашку кофе, – попросил он.

СТАНЦИЯ КАЛХАС (ИО): ЭВАКУАЦИЯ началась.

УТОЧНЕННЫЕ ДАННЫЕ: ПОТЕРИ НА ИО СОСТАВИЛИ СЕМЬДЕСЯТ ДВА ЧЕЛОВЕКА.

Семьдесят две нереализованных судьбы…

ЮЖНЫЙ СЕКТОР – ВОЗМОЖНЫ ГАЗОВЫЕ ВЫБРОСЫ.

МАСЛЯНАЯ ЗОНА – КРАТКОВРЕМЕННЫЕ НАРУШЕНИЯ ТЕМПЕРАТУРНЫХ РЕЖИМОВ…

– Терраса у вас открыта? Можно выпить кофе на террасе?

– Нет проблем, – ухмыльнулся бармен. – Но если дождь усилится, возвращайтесь.

Толкнув тяжелую дверь, Ларвик вышел на плоскую каменную площадку, где под широченными противокислотными зонтами стояли пять пустых мраморных столиков. Здесь можно было подумать. Директор Отдела Особых мнений, конечно, прав: толкователи «Черновиков» слишком противоречивы. Такое впечатление, что их сбивает с толку сам текст. Например, мастер Закариа и Севр Даут совершенно убеждены в близкой гибели НТЦ. И в чем-то правы: многие НТЦ действительно уже не растут, просто сохраняют неустойчивое равновесие. Даже самый ничтожный толчок может привести к необратимым последствиям – к эпидемиям прежде неизвестных болезней, к авариям с неустранимыми последствиями. «На месте доктора Джауна я сжег бы «Черновики»…» Что в них было такого? «Когда умный человек берется указывать людям новый путь, к тому же, единственно верный… Он не должен конкретизировать деталей… Конкретизация ведет к ошибкам…» Что хотел сказать этим мастер Захариа?

Ларвик вспомнил холодные глаза Соула и поежился.

Если директор Отдела Особых мнений тревожится, значит, проблема существует. Значит, в незаконченной работе доктора Джауна, упрятанной в тайники памяти МЭМ, действительно содержится нечто чрезвычайное. Ларвик улыбнулся бармену, поставившему на столик чашку:

– Как у вас?

– У нас хорошо.

Ларвик, не торопясь, сделал первый глоток.

Он знал, что все бармены любит, когда кофе пробуют у них на глазах. Не обязательно высказывать одобрение, просто глотни. И не торопись. Опытный бармен все прочтет по твоим глазам.

– У нас кислотные дожди, – ухмыльнулся бармен. – Один за другим. Хоть не высовывайся на улицу.

– А зачем высовываться?

Как раз в это момент внизу за террасой, быстро и весело постукивая каблучками, прошла девушка в прозрачном длинном плаще с капюшоном. Она исчезала за огромными дорическими колоннами и вновь появлялась. Она цокала каблучками и плыла сквозь дождь, как поблескивающая вертикальная рыба. Бармен и Ларвик молча следили за девушкой. Им хотелось, чтобы она почувствовала их взгляды и заглянула в кафе, или хотя бы помахала им рукой.

Вдруг девушка закричала.

Звон в ушах, радужные круги, пульсирующая боль в затылке.

И бармен, и Ларвик мгновенно оглохли, но крик девушки продолжал рвать им сердца. Они видели, как, боясь упасть, девушка двумя руками вцепилась в серую громадину колонны, пачкая мокрой пылью свой тонкий прозрачный плащ. По вздернутому к небу лицу, бледному, подергиваемому нервным тиком, скользнули струйки дождя.

И сразу все стихло.

Девушка еще раз вскрикнула и отступила от колонны.

– Эй! – негромко крикнул бармен, утирая платком болезненную испарину. – Поднимись на террасу, я сварю тебе шоколад.

Девушка бессмысленно потрясла головой.

Наверное, она не поняла бармена. Она ничего не хотела понимать. Она уже цокала каблучками дальше. Через минуту они потеряли девушку из виду.

– Это Волновые заводы, – бармен злобно утирал платком лоб. – За неделю два эха подряд. Я скоро растеряю всю клиентуру. Такой замечательный уголок, так много настоящих древностей, – безнадежно обвел он рукой, – а почти никто не ходит.

– Я хожу, – возразил Ларвик.

– Что мне с чашки кофе?

Обиженно дыша бармен скрылся за дверью.

«Когда умный человек берется указывать людям новый путь, к тому же, единственно верный… Он не должен конкретизировать деталей… Конкретизация ведет к ошибкам…» Какой конкретизации испугался доктор Джаун? Ларвик всем нутром чувствовал, что предстоящий разговор с Севром Даутом может сложиться нелегко. И не потому, что Даут является официальным и постоянным представителем колоний в Большом Совете, а потому, что тема выглядела достаточно неопределенной.

Ларвик вздохнул.

Конечно, человечество никогда не откажется от своих завоеваний.

Как бы ни хотели этого колонисты, никто не откажется от космических кораблей, от межпланетных станций, даже от Волновых заводов. Какой смысл уминать лезущее из квашни тесто? Лучше вывалить тесто в более объемистую посудину (освоив, к примеру, околосолнечное пространство), или отказаться от хлеба (от технологического развития, как того требуют колонисты), но разве это будет правильно? Биосинты вряд ли выручат колонистов, если НТЦ рухнут. В конце концов, все биосинты выращиваются в НТЦ. Правда, толкователи считают, что биосинт и колонисты уже слились в некую единую систему, которая якобы крепче системы МЭМ – Человек. Крепче хотя бы потому, что (в отличие от машин) биосинт, как все живое, способен вести себя. Думаете, это просто? А попробуйте взять на себя функции собственного химического обмена. Сколько и каких аминокислот надо выделить в данный текущий момент в печень или в почки?… Сколько и через какое время надо впрыснуть в кровь инсулина, а в желудок соляной кислоты?… И прочее, и прочее, и прочее…

Дождь так и не перестал, но настроение Ларвика улучшилось.

VII

УИЛЛ АЙТИС, сменный техник, Волновые заводы, НТЦ.

1. Нельзя так ставить вопрос – какое! Все хорошо на определенном этапе. Надо успевать, надо вовремя вводить в действие новинки. А мы отстаем, мы не успеваем приспосабливаться к собственным производным. Ребята из общин правы в одном: наша технология и мы сами становимся все более и более отчужденными. Я, например, никогда уже не смогу отказаться от привычной жизни в НТЦ, и колонии меня не заманишь, но на какую-нибудь уединенную биостанцию я бы сбежал. Не раздумывая. Но вопрос – на какую? Нас слишком много, чтобы иметь нормальный выбор. Честно говоря, мы давно живем как по инерция.

2. Не ответил.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ВОПРОС: Не ответил.

ДЕЛЛ ТИНС, 40 лет, член Совета Матерей, НТЦ.

1. Общая школа. Без вариантов. Не надо забывать, что настоящая жизнь человека начинается с Общей школы. Думаю, многие переживают, заканчивая Общую школу. Но нужны реформы. Я не хочу, чтобы самые талантливые ученики Общей школы носились босиком носились по лесам и болотам, выбросив из голов все, чему мы их учили долгие годы. Надо что-то делать и с НТЦ. Мы попали как бы в заколдованный круг. Мы заколдованы собственными машинами, мы не можем без них, зависим от них. Если биосинт получит возможность самовоспроизведения, мы, может, избавимся, наконец, от самых опасных машин, от тех же, скажем, Волновых заводов или Масляных зон. А может и в У-регионе наведем порядок. Я растеряна… Я хотела бы, чтобы мои ответы дошли до сведения воспитанников…

2. Не знаю.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ВОПРОС: Я слышала толкователей. И не понимаю, о чем они говорят. Идея становится настоящей движущей силой только тогда, когда появляется возможность ее реализации.

ЧАККИ, 60 лет, оператор реала Макуны, НТЦ.

1. Не ответил.

2. Не ответил.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ВОПРОС: Толкователи, на мой взгляд, создают новое искусство. В самом деле, берешь достаточно известный предмет, именно известный, в этом есть определенная прелесть, и растолковываешь людям те его стороны, на которые они не обращают внимания. Нового в общем ни на йоту, но невероятно возбуждает!

СОУЛ, 50 лет, Директор Отдела Особых мнений, НТЦ.

1. МЭМ.

2. Не ответил.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ВОПРОС: Если в толкованиях есть смысл, заниматься ими должна МЭМ.

Ларвик вышел из флайера и недоверчиво покосился на густые кусты.

– Сайклис!

В голосе не было ничего обидно, в просвете ветвей мелькнули любопытные глаза. Ларвик на секунду задохнулся: Икейя? Но тут же взял себя в руки. Икейи нет. Она явилась в мир на несколько минут всего лишь как отражение твоих скрытых желаний. Ее нет и не будет. А в общине ты для всех сайклис.

– Он сайклис! Он не может пойти с вами.

Голос, прозвучавший за спиной Ларвика, не был груб, но веселая возня в кустах сразу стихла, потом послышался быстрый топот детских босых ног. А из-за высокой туфии вышли улыбающийся Тафр – член Большого Совета, и Севр Даут, представляющий в Совете Южные общины.

– Вам повезло, Ларвик.

– Вы так думаете? Почему?

– Сегодня, праздник, – добродушно прогудел Тафр и кивнул спутнику: – Севр, это Ларвик. Он из Отдела Особых мнений.

– Я знаю.

Похоже, они спешили.

– У вас ровно тридцать минут, Лаврик. Я считаю, что и этого много, но в такой день… – Тафр довольно потер большие руки. – Надеюсь, мое присутствие не помешает беседе?

– Нисколько.

– Тогда не теряйте времени.

Они не похожи на лентяев, невольно отметил про себя Ларвик. Они обветрены, широкоплечи. Физическая мощь… Спокойствие… Слухи о состоянии общин, наверное, как всегда, не соответствуют действительности…

– Вчера я навещал мастера Закариа.

– Как он после операции?

– Пока слаб.

– Завтра мы заберем его в клан Уитни. У нас он быстро встанет на ноги.

– А он согласится?

– Он член клана.

Наступила неловкая тишина. Мы слишком плохо информированы, подумал Ларвик. Или Соул специально не ставил меня в известность? Мастер Закариа – член клана? Почему-то эта неожиданность показалась Ларвику неприятной.

– Этот ваш праздник лис, – спросил он. – Чему он, собственно, посвящен?

– А вы уверены, что задаете нужные вопросы? – обеспокоился Тафр. – У вас осталось двадцать шесть минут.

– Не уверен. Но с чего-то надо начинать.

– А вы начните прямо с дела.

К ужасу Ларвика, Тафр наклонился и, ловко ухватив с земли какую-то травинку, прямо с земли, сунул ее в рот.

– У нас это можно.

– Да, конечно… – не очень уверенно пробормотал Ларвик. Он слышал о чистых землях в колониях, но не до такой же степени. До конца разговора он так и не смог отвести взгляд от широкоплечего человека, весело и легкомысленно жующего травинку, сорванную прямо с земли. – Если начинать прямо с дела, меня интересуют «Черновики» доктора Джауна. Точнее, как можно получить у МЭМ их оригинал?

– Это общеизвестно, – удивился Севр Даут. – Прямо через Большой Совет. Там задействована специальная подкомиссия.

– Но ни вы, ни мастер Закариа не подавали заявку. По крайней мере, нам об этом ничего не известно.

– А зачем мне подавать заявку?

– Чтобы ознакомиться с «Черновиками», – терпеливо пояснил Ларвик. – Вы ведь работали с оригиналом, правда? Вы ведь не будете отрицать, что лекция, прочитанная вами в Легитаре, свидетельствует о том, что вы прекрасно знаете оригинал.

– А как иначе? – еще больше удивился Даут. – Когда я чем-то занимаюсь, я занимаюсь этим всерьез.

– Но вы не имели разрешения Большого Совета на работу с «Черновиками»! А работая с ними без разрешения, вы нарушали Правила Вуда. А распространяя полученный материал, нарушали Девятую поправку.

– Честно говоря, я как-то не задумывался над этим.

– Не задумывались?

Ларвику нравились эти люди, но все вокруг казалось чужим и сами они казались ему чужими.

– Я считаю, – усмехнулся Севр Даут, – что все эти правила и поправки придумываются кретинами.

– Вы говорите об этом так просто?

– А как надо? Чему служат запреты? Лучше уничтожить «Черновики», чем провоцировать людей бесконечными разговорами.

– Уничтожить? Сперва вы нарушаете закон, запуская руку в закрытые блоки памяти. Затем нарушаете закон, распространяя закрытые материалы. А теперь предлагаете уничтожить те же материалы?

– Да, Ларвик, вы меня правильно поняли. – Даут улыбнулся. – Истина обладает определенной массой. В ее центре истина абсолютна, но чем ближе к периферии, тем сильнее она размазывается. Улавливаете смысл?

– Не очень.

Севр Даут с изумлением уставился на Ларвика, а Тафр добродушно хмыкнул.

– Тогда остановимся на этом, – Даут покосился на Тафра. – Какой смысл продолжать? Нам пора.

– Но мы не договорили!

– Тогда спрашивайте. Ваше время почти истекло.

– Почему вы все-таки нарушали Правила Вуда? Ведь вы – член Большого Совета.

– Потому что в НТЦ много мятущихся душ. – Даут так и сказал – мятущихся. – Никакие отделы, в том числе ваш, не могут помочь людям, потому что все опутано бесконечными правилами и запретами. В свое время мне показалось, что «Черновики» доктора Джауна несут абсолютную истину. Однако, я забыл о том, что создатель «Черновиков» сам был человеком. Умным, глубоким, широко мыслящим, но человеком. А человек, даже самый умный, ошибается. Иногда реже, иногда чаще. К сожалению, доктор Джаун не стал исключением. Короче, я разочаровался в «Черновиках».

– Но почему?

– Да потому, что они утвердили первенство человека на планете. Они как бы утвердили человека единственным хозяином планеты, при этом забыв, что положение хозяина обязывает. Человек действительно взялся за построение новой природы – искусственной. Об этом говорили и писали многие. Но только толкователи заговорили об ответственности. Гроздья сцепленных между собой человеческих и природных систем и подсистем, Ларвик, невообразимо сложны. Любое, даже самое малозаметное повреждение или нарушение любой из систем вызывает негативную реакцию распада во всех остальных. А оперативно реагировать на нарушение каждой системы невозможно. Мы, например, не можем вернуться в каменный век, что бы ни придумывали на этот счет противники общин. Но мы можем вернуться к природе. Только биосинт, Ларвик, действует в полном соответствии с законами природы. Отсюда и правильный вывод: общины являются формой бытия более прогрессивной, чем НТЦ. Первым это понял как раз доктор Джаун, но потом… Потом он заколебался… Не в выводах, нет. Просто он заглянул слишком далеко. И не справился с конкретизацией.

– Не мучь его, – улыбнулся Тафр, поглядывая в сторону невидимого поселка. – Скажи Ларвику все, что он хотел услышать.

Даут обрадовался.

– Ларвик, вы спрашивали, что такое Праздник лис. – Было видно, что «Черновики» доктора Джауна его нисколько не интересуют. – Наверное, вы решили, что биосинт в очередной раз дал нам много вкусной и разной еды и мы теперь всю ночь будем водить в лесу бессмысленные веселые хороводы. Вы ведь так думает об общинах? – Он рассмеялся, впрочем, беззлобно. – На самом доле мир общин сложнее и привлекательней. Не случайно именно мы идем на смену темным НТЦ. Понимаете? – Даут не скрывал счастливого торжества. – Скажу вам главное, Ларвик. Наши биосинты получили способность самовоспроизведения!

Ларвика будто обдало холодком. Севр Даут засмеялся:

– Это событие мы и назвали праздником лис. Не знаю, почему. Поспрашивайте у членов клана. Мы больше не зависим от НТЦ. Мы больше не зависим от ваших грязных технологий. Мир изменился. Он уже никогда не будет таким, каким был вчера. Человеческая цивилизация действительно меняет свой статус.

– Но НТЦ…

– Они уже ничего не могут дать человечеству. Они уже выработали все ресурсы. А биосинт очищает мир. Он возвращает нам перспективу. Это ведь стоит «Черновиков», правда?

– Но как можно войти в закрытые блоки памяти МЭМ? Как вы сумели обмануть защиту?

– Я не обманывал защиту. Вы правы, войти в закрытые блоки памяти МЭМ невозможно. Больше того, я никогда не держал в руках оригинал «Черновиков» доктора Джауна. Это все легенды. Я работал с графикой доктора Джауна. А она никогда не объявлялась закрытой. «Черновики», и графика существуют как бы сами по себе. Как бы две разные работы. – Даут поднял левую руку и тряхнул браслетом. – МЭМ ни в чем нельзя обвинить. Она умеет хранить вверенные ей тайны.

– Смотрите! – крикнул Тафр.

Ларвик и Даут стремительно обернулись.

Из-за округлых крон, затенивших край поляны, в голубое небо, лишь кое-где испятнанное белыми облачками, медленно всплывал алый монгольфьер, празднично обвитый пестрыми цветными лентами. Под монгольфьером висела плетеная корзина, плотно набитая людьми. Они что-то кричали, размахивали руками, но до поляны их голоса не доходили.

Даже цикады на мгновение смолкли.

Чуть покосившись, монгольфьер медленно, но уверенно всплывал над замершим миром. Он был похож на свернувшуюся в шар радугу.

– Идемте, Тафр. Я не хочу опаздывать.

– Что это? – заворожено спросил Ларвик.

– Я же вам сказал. Праздник лис! – Севр Даут прямо светился. – Вы бы, наверное, предпочли запустить ракету, да? Она бы прожгла дыру в атмосфере, сожгла лес, отравила воздух, зато наполнила сердца гордостью.

Он взглянул на Ларвика:

– У вас еще есть вопросы?

– Кажется, нет.

– Улетайте.

VIII

КУРРИ, 27 лет, смотритель Масляной зоны, НТЦ.

1. Универсальные фильтры Кольриджа. Я всерьез. Думаю, что нам было бы трудней жить, не придумай Кольридж свои замечательные фильтры. Я трижды попадал под газовый выброс, но, видите, улыбаюсь. Я полон жизни. Универсальные фильтры Кольриджа! Не спорьте со мной.

2. Я верю МЭМ. Если МЭМ скажет – вот это мне знать не надо, я и не буду рваться к этому.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ВОПРОС: Толкователи? Типичные болтуны. Хотел бы я видеть их на расчистке вертикальных колодцев. На мой взгляд, колонисты – это тупые животные-говоруны, а толкователи даже не говоруны, а… Ладно… Шучу… Это я к тому, что болтунов много.

ХАРРИ, 30 лет, радист, Управление связи, НТЦ.

1. МЭМ. Моноучение.

2. Не думал об этом. ЧЕЛОВЕК ДОБР. Но, кажется, существование МЭМ снимает проблему. ЧЕЛОВЕК СВОБОДЕН. МЭМ лучше знать, как распоряжаться знаниями.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ВОПРОС: «Черновики»… Толкователи… Каждый день слышу это… Хоть беги в колонию… ЧЕЛОВЕК ОТВЕТСТВЕН. Разве не ясно? Почему надо все повторять и повторять?

КУНА ПАЛЕТТО, 27 лет, медик, Девятая башня МЭМ.

1. Общая школа. С отрицательным знаком. Пока мой сын рос при мне, я постоянно думала о будущем. Я очень отчетливо представляла каждую мелочь. Собственно, для меня тогда вообще не существовало мелочей, меня безумно интересовало, что может случиться со мною и с моим ребенком завтра, послезавтра, через год, через пятьдесят лет. Меня интересовали даже будущие столетия. Понимаете, пока сын был со мной, я смотрела на время, как на нечто реально принадлежащее мне. Я, конечно, знала – какой тут секрет? – что рано или поздно уйду, все мы уйдем, даже мой сын уйдет, но ведь это случилось бы не скоро, очень не скоро, оставайся мы вместе. И если бы я даже уходила, то уходила бы на его глазах… А сейчас… Общая школа кажется мне злом…Сейчас, когда мой сын оторван от меня, я не могу думать о будущем… Мне все равно, попаду я завтра под мертвое эхо или буду валяться на белых пляжах Архипелага… Я хотела сама вырастить сына, во мне достаточно сил, но я не сумела это доказать и Совет Матерей отказал мне… Конечно, я подчинилась… Этого достаточно… Это дает мне право не отвечать на все ваши дурацкие вопросы…

ФОЛ СЕДЖВИК, 33 года, рыбак, Тайская биостанция.

1. Не знаю, что там для кого, а для меня – океан. Особенно то, что он еще существует. Он нам сопротивляется. Он очень активный. Он бывает очень злобным, но он нас еще не возненавидел. Но если мы будем продолжать спускать на воду эти громадные плавучие города, как предложила комиссия Ридли, он точно нас возненавидит. ЧЕЛОВЕК ДОБР. Но если предложение Ридли пройдет, я сам воскрешу традиции Свободных Охотников. Помните, такие когда-то существовали? ЧЕЛОВЕК ОТВЕТСТВЕН. Почему об этом забывать во всяких там комиссиях? ЧЕЛОВЕК СВОБОДЕН.

2. Если в знаниях кроется что-то опасное, что-то такое, без чего можно обойтись, пусть себе остаются закрытыми.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ВОПРОС: А может, толкование – это какая-то особого рода болезнь?

Ларвик сидел перед включенным Инфором.

Отдел был пуст. Ларвик пришел рано. Ему хотелось понять, что в итоге выявили анкеты? Что больше всего интересует колонистов и обитателей НТЦ? Термоядерный синтез? Да нет, с этим почти все ясно. Для подавляющего большинства термоядерный синтез давно не событие. Оно не принесло того, чего ждали. А может, и ждали совсем не того… Реалы Макуны? Да, они поражают воображение. Но даже самые горячие поклонники Макуны понимают: реал – это мир иллюзий. Ты можешь пробыть в реале час, сутки, неделю, но ты не может остаться в нем на всю жизнь… Пояс? К нему отношение крайне противоречивое. Кое в чем это вызвано действиями самих космонитов, далеко не всегда правомерными. Зачем, например, закрыты для земных кораблей три огромных сектора в специально указанных зонах?… Моноучение? ЧЕЛОВЕК ДОБР. Конечно, это важно. ЧЕЛОВЕК СВОБОДЕН. Конечно, это столь же важно. ЧЕЛОВЕК ОТВЕТСТВЕН. Никто и не отрицает привлекательности Моноучения. Оно мощно входит в жизнь. Общая школа давно взяла на вооружение главные тезисы. Тут странно только то, что ясные и простые понятия приходится закреплять ценой огромных усилий…

ЧЕЛОВЕК СВОБОДЕН…

Да, да… Но Икейя… Но сайклис… Но вопрос, всплывший из темных бездн собственного подсознания… Почему его волнуют собственные аллюзии? Разве он сочувствует тем, кто бежит из НТЦ? Разве он не за прямой выход в Космос? Разве общины с их ленивым и сытым благополучием, разве все эти животные-говоруны ближе ему стесненных заботами обитателей НТЦ?

Он задумался.

Мастер Закариа не входит в систему МЭМ, но имеет право на беседы с нею. Згачит ли это, что МЭМ ведет какие-то собственные свободные исследования, не фиксируемые Большим Советом и специальными комиссиями? Понятно, что запреты и правила придумываются кретинами… Для других кретинов… Но почему именно мастер Закариа спросил: «Ларвик, вы были когда-нибудь счастливы?»

ПРАЗДНИК ЛИС.

КЛАНЫ ШАРНИНГ И УИТНИ ОТКАЗЫВАЮТСЯ ОТ ПОСТАВОК НТЦ.

СОВЕТ ПОЯСА: С ПЕРВОЙ ДЕКАДЫ ЛЕТА ВСЕ ОСНОВНЫЕ КОСМИЧЕСКИЕ ПРОГРАММЫ ПЕРЕХОДЯТ ПОД КОНТРОЛЬ ПОЯСА.

РЕАЛЫ МАКУНЫ: «ЧЕРНОВИКИ».

Вот уж никогда не думал, усмехнулся Ларвик, что «Черновики» могут стать темой реалов.

ПРОБЛЕМА ЗАКРЫТЫХ ЗНАНИИ. ДИСКУССИИ В БОЛЬШОМ СОВЕТЕ.

Почему?

Он все еще не понимал.

Толкователи годами рвутся к оригиналу «Черновиков». Точнее, к тому, что они склонны принимать за оригинал. Собственно, они и толкователями становятся потому, что не имеют свободного доступа к оригиналу. Откуда же такая резкая смена настроений? «Я восхищался доктором Джауном. Я и сейчас полон восхищения перед его гением. Но на месте доктора Джауна я сжег бы «Черновики». Лучше совсем уничтожить «Черновики», чем провоцировать людей бесконечными разговорами…»

Он поднял руку и встряхнул браслет.

«Здесь МЭМ.»

Голос, прозвучавший в сознании, не был настораживающим. Наоборот, он вызывал доверие. Да и как иначе? Ты беседуешь с собственным мозгом. Какой смысл боятся себя? Он и спросил:

– МЭМ, как можно разделить современное человечество?

«Обитатели НТЦ, члены Общин, колонисты

– Между ними есть разница?

«Несомненно.»

– Но ведь мы единый вид?

«Столь же несомненно.»

– Значит любой человек, где бы он ни обитал, к какому бы социальному слою ни относился, имеет право на пользование знаниями, накопленными человечеством за все прошедшие века?

«Несомненно.»

– Тогда каков смысл закрытых блоков твоей памяти?

«Они закрыты не мной. Я только выполняю ваши рекомендации»

– Хорошо. Поставим вопрос иначе. Из каких соображений были закрыты, к примеру, «Черновики» доктора Джауна?

«Их содержание признано преждевременным

– Кем?

«Большим Советом. И автором

– Когда был наложен запрет на «Черновики»?

«Сто семьдесят два года назад.»

– Разве ситуация за это время не изменилась?

«Несомненно, изменилась. Но запреты снимаются не сразу. Инерция запретов всегда велика. Я создана людьми и для людей

– Включенных в твою систему?…

«Преимущественно

– Вчера кланы Шарнинг и Уитни объявили о биосинтах, наконец получивших способность самовоспроизводиться…

«Это соответствует действительности

– Но кто работал над созданием столь совершенных объектов? Разве в кланах и в общинах существуют структуры, способные вести разработку столь сложного комплекса проблем?

Он не услышал ответа. Он просто как бы увидел целый ряд имен. Байер… Юри… Люмьер… Дюфе… Рытов… Гервинг… Список был долог, казался бесконечным. Саймон… Бюле… Гири… Последнего Ларвик хорошо знал… Когда же это талантливый хирург Гири перебрался в колонии?… Ларкин, генетик. Понятно, почему работа над самовоспроизведением биосинтов принесла успех. На предыдущие работы Ларкина опирается сложная реконструкция Волновых заводов. Но что он делает в колонии?… Савар… Сакс… Сакураи… А чем занимаются в общинах ведущие кибернетики Масляной зоны?… Шерр, психолог… Эрнст, химик… Готвальд и Фриш, физико-химики… Похоже, в колонии выехал весь цвет НТЦ…

– МЭМ, – сказал он. – Иметь хорошую голову недостаточно. Талантливые руки тоже еще не все. А хорошей голове и талантливым рукам необходим современный инструмент, значит, кто-то должен следить за технической стороной дела. Разве у нынешних колоний есть такая база?…

Эглон… Ржанов… Пекюше…

– Но они всегда опирались на базу НТЦ!

«Разумеется.»

– Выходит, даже не зная того, многие сотрудники НТЦ работали на колонии?

«На человечество.»

– Другими словами, – хмыкнул Ларвик, – колонисты проклинают НТЦ, но постоянно пользуются их достижениями?

«Так бывает всегда

– Сколько же исследователей, имеющих прямое отношение к созданию самовоспроизводящего биосинта, переселилось в последний год из НТЦ в кланы?

«Тебя интересует точная цифра?»

– Вполне удовлетворюсь примерной.

«Двести семнадцать тысяч. На самом деле, несколько больше. Но речь идет о кланах Шарнинг и Уитни, а указанная работа велась не только там

– Связан ли столь мощный отток специалистов с деятельностью толкователей?

«Несомненно

Что ж, подумал Ларвик. К этой мысли надо привыкать. И позвал:

– МЭМ.

«Здесь

– Могу я воспользоваться «Черновиками» доктора Джауна?

«Только с разрешения Большого Совета.»

– Насколько это реально?

«За последние сто четыре года к «Черновикам» были допущены всего два исследователя.»

– Кто они?

«Сакураи – кибернетик. И Хукс – техник Ассоциации МЭМ

– Техник – это понятно. Но зачем «Черновик» кибернетику?

Запрет.

– Разве Сакураи занимался прогнозированием?

Запрет.

– Могу я увидеть графику доктора Джауна?

В сознании Ларвика мгновенно проявился график, вычерченный в декартовой системе. Некая кривая выбрасывала мощный пик, затем ниспадала, чтобы, пройдя долгий пологий участок, опустившись почти на горизонтальную ось, вдруг снова взорваться торжествующим пиком, обреченным, впрочем, на новые и новые падения. Если горизонтальная ось является осью времени… Ларвик изумленно моргнул… Если это так, то первый пик приходится на эпоху каменных орудий, на эпоху жрецов и городов-государств… Правда, человечество (вертикальная ось, несомненно, отмечает уровень его технологического развития) не удержалось на пике. Опять долгое сползание, опять долгое прозябание на горизонтали… И взрыв, пик которого пришелся на двадцать второй век…

– Что это?

«Закон исторической спирали.

– Как он формулируется?

«Скорость развития производительных сил и социально-политическая надстройка, базирующаяся на них, всегда тесно взаимосвязаны

– Всего лишь? – удивился Ларвик. До него еще не дошло. – Каков практический смысл указанного закона?

«Возможность строить точные прогнозы отдаленного будущего

– Этот закон… Он подчеркивает периодическую повторяемость всех форм организации производства и общества?

«Да.»

– То есть мы раз за разом в течение многих веков переживаем уже случавшееся, только на ином, более высоком уровне?

«Да

– И это падение кривой, оно говорит о падении НТЦ?

«Да

– И о торжестве кланов?

«Да.»

Ларвик подумать не мог, что слова МЭМ его испугают.

Но они его испугали. В конце концов, одно дело дискутировать в залах Совета крушение привычной, взрастившей тебя цивилизации, и совсем другое дело – слышать такое от МЭМ.

– Разве общины могут быть более высокой ступенью?

«Они – последующая ступень.»

– Последующая… – вслух повторил Ларвик.

Он уже понял, почему мастер Закариа, почему Севр Даут, почему большинство толкователей так странно отталкивают от себя отработанные «Черновики». Они ведь считали, что последняя работа доктора Джауна обещала полное торжество именно колониям, но, кажется, доктор Джаун начал сомневаться… В своей последней работе он, наверное, заговорил и о будущем падении колоний… По крайней мере, к сорок второму веку кривая на графике мощно полезла вверх… Возрождением НТЦ?… Или какие-то новые формы?… Вот уж поистине: ничего вечного под Луной… Пройдут века и желтую пыль развеет над выжженными просторами бывших общин…

«Ларвик, вы были когда-нибудь счастливы

Но почему был? – подумал он. Я и сейчас счастлив.

Я счастлив на террасе старого кафе, на низких трибунах Спейс-кратера, на Южном космодроме, в тесных кабинах службы Эл Пи, в лабиринтах реалов, даже в башнях Ю, которые наводят на некоторых людей священный ужас. ЧЕЛОВЕК СВОБОДЕН. Главное, никаких запретов! Может, мое будущее ужасно, но я хочу знать, каким оно может быть. ЧЕЛОВЕК ОТВЕТСТВЕН. Ларвик впервые подумал о толкователях с сочувствием. Они искали истину и нашли ее. А истина оказалась им не по плечу. ЧЕЛОВЕК ДОБР. Иначе зачем бесконечно строить мир, все равно обреченный на уничтожение?

Еще Ларвик понял, наконец, почему Соул смотрел на него холодно.

Наверное, Соул сомневался: докопается ли он до существа дела? Интересно, сколько еще сотрудников Отдела Особых мнений брошено на решение возникшей проблемы? И какой итоговый отчет Соул представит в Большой Совет официально?

Он вспомнил Севра Даута и Тафра.

Они знали. Но они хорошо держались. Они смотрели спокойно. Их нисколько не интересовал сегодняшний день НТЦ. «У вас еще есть вопросы?» – «Кажется, нет.» – «Улетайте.» Вот и все. Века иногда действуют утешающе. Если не думать о последующих веках.

Звон цикад.

Трава по колено.

Когда Севр Даут и Тафр ушли, Ларвик повернулся и его пробило холодным потом. Волк, глянувший из травы, был огромный, лобастый. Шерсть на морде поседела, но клыки, когда он показал их Ларвику, выглядели очень даже впечатляюще. Так они долго смотрели друг на друга, потом Ларвик попятился к открытому люку флайера.

Волк.

Звенящая тишина.

Алый монгольфьер в небе.

Ладно, подумал Ларвик. Сдам отчет и двинусь в реал Макуны. Или загляну в старое кафе. Или погружусь в бесстыдную прогулки по порочным лабиринтам Эл Пи. Что бы ни происходило в Общинах, что бы они там ни праздновали, мой мир еще не погиб.

Но из головы не выходило -

волк…

цикады…

алый монгольфьер в небе.

Часть IV

ХИРАМ: БОЛЬШАЯ ИГРА

(XXXIV век)

И клонила пирамида тень на наши вечера.

Валерий Брюсов

I

Кричал биосинт. Раздраженно шипела в ветвях, булькала, посвистывала сердитая ночная птица. Мерно раскачивалось бумажное дерево – как призрачная белая гора, долго, ровно, успокаиваясь лишь под плотными порывами падающего с гор ветра. А далеко в предутренней тьме все еще перекатывался замирающий шелест грома. Может, метеор упал в Сухой степи… Не долетел до земли, сгорел в воздухе… Низкий шелест, как обрывки разрушенной музыки, обманчиво падал с неба…

ЧЕЛОВЕК ДОБР.

Заповеди Моноучения всплывают в сознании сами.

Их повторяемость не утомляет.

ЧЕЛОВЕК СВОБОДЕН.

Хирам открыл глаза.

Мышцы расслабленно прокатились под кожей.

Он слышал, как высоко над ним нескончаемым потоком шли по стволу бумажного дерева муравьи, суетливо взбегая по белым листьям, густо иссеченным черными, почти угольными прожилками, Иногда муравей срывался вниз, удивленно ощупывал усиками смуглую кожу человека. Нежный утренний мир.

Но во сне Хирам видел грозу.

Но во сне перекатывались раскаты мощного далекого грома и гигантские извилистые молнии били в выжженную Сухую степь.

ЧЕЛОВЕК ОТВЕТСТВЕН.

Он тронул Иллу.

Голое загорелое плечо дрогнуло, тигана и во сне узнала Хирама.

Радуясь ее пробуждению, он погладил щек спавшей рядом Иллы, и глубоко вдохнул свежий воздух. Ему не надо было вживаться в предрассветный мир. Он и в предрассветной тьме видел воздушный путь муравья, сорвавшегося с бумажного дерева, слышал тонкий, волнующий запах сиеллы, радовался: вот Илла, вот Ри! Влажный запах мхов, забивших теневую сторону скальных обрывов, щекотал ноздри. Он ощущал печальное очарование уже отцветшей сиеллы, которую так любит щипать биосинт, потому что в стеблях сиеллы накапливается кобальт. Еще Хирам глубоко чувствовал размеренный вечный ход бумажного дерева. Говорят, его листья снимают усталость. Всего лишь белые листочки, иссеченные черными угольными прожилками, но если они при тебе, можешь шагать, не останавливаясь, весь день…

ЧЕЛОВЕК ДОБР.

Хирам никак не мог понять, откуда этот острый привкус тревоги?

Обняв потянувшуюся Иллу, прижавшись к проснувшейся обнаженной тигане, он прислушался. Воздух горчил. Чуть заметно, но горчил.

– Я проснулась?

Синие глаза Иллы весело и бесстыдно уставились на Хирама. Из-под рассыпавшихся по плечу и по голым округлым грудям длинных светлых волос проглянула нежная, поблескивающая, как перламутр, кожа. Она казалась натертой оливковым маслом. Одной рукой Илла ласково теребила голое загорелое плечо тиганы, другой обняла Хирама.

– Я видела сон… – голос Иллы прервался. – Я видела деревце манли… Кажется, оно горело…

– Манли не страшен огонь. У него глубокие корни.

– Горела вся степь…

– Вся степь?

Хирам не ждал ответа.

Они спали так близко, что им мог присниться один сон.

Он просто погладил Иллу, улыбнулся и посмотрел на Ри. Ему нужна была сейчас тигана – умеющая заглядывать в будущее, видеть скрытое, общаться с Матерью и с Толкователями на огромных расстояниях. Каждая мышца его, пробудившись, требовала движения.

ЧЕЛОВЕК СВОБОДЕН.

Невероятные ресницы тиганы, густые и длинные, как миниатюрные опахала, как всегда, привели Иллу в восхищение:

– Ой, ты как бабочка! Зажмурься, Ри! А теперь распахни ресницы! – И вдруг вскрикнула, будто испугавшись. – Я вспомнила, Хирам! Пахло горьким дымом и Сухая степь вся горела. От горизонта до горизонта. И во сне я была не Илла, я была Маб. Почему, Хирам?

– Маб? – медленно повторил Хирам, как бы пробуя новое имя на вкус. – Не надо бояться, Илла.

– Мне тоже нравится… Маб… – успокаивающе подтвердила Ри.

Почти не касаясь кожи, она сильно провела узкой сильной ладошкой по голой спине Иллы, будто снимая с нее невидимую паутину, и Хирам сразу почувствовал, как много нежности и сил они накопили за ночь.

Крик биосинта.

Тихая река.

Утро.

II

Запах травы.

Живые деревья, заслоняющие небо.

Мхи, вода, суглинки, пески, кислые, прихотливо сплетающиеся муравьиные тропы.

Мгновение, час, вечность – это не имело никакого значения. Игра бесконечна. Большая игра может длиться всю жизнь. А бывает, и дольше жизни.

ЧЕЛОВЕК ОТВЕТСТВЕН.

Исполинское бумажное дерево.

Протянув руку, Хирам подобрал с земли несколько белых листочков и спрятал их за пояс.

– Ты – Маб, – улыбнулся он Илле. – Хочешь, мы будем называть тебя так?

Он никогда не слышал такого имени, но чувствовал стоящие за ним века. Многие, тяжкие, далекие века. Они стояли в сознании, как отражения гор в озере. Со временем всегда так. Его можно сравнить с рекой, или даже с горами, только, в отличие от них, время бесконечно. Может, имя Маб сохранились у демиургов? Может, демиурги делали вылазку в Сухую степь и кто-то произнес это имя? И оно донеслось до Иллы вместе с запахом растворенный в воздухе гари?

ЧЕЛОВЕК ОТВЕТСТВЕН.

Особенно в Большой Игре.

Мать следит за этим.

ЧЕЛОВЕК СВОБОДЕН.

Почему я подумал о демиургах?

Наверное, мы слишком приблизились к Городу. Отсюда горечь и запах гари. Отсюда тревожные сны. Мы уже несколько дней не общались с Матерью, даже голоса Толкователей доходят сюда приглушенно. Мир не изменился – течет река, кричит биосинт, раскачивается бумажное дерево, но я подумал о демиургах. Они не входят в Игру, они – часть другого мира, они – совсем другой мир, но я о них почему-то подумал. Нельзя пошевелить цветок, звезду не потревожив. Может, дело в Сером Пятне? На мысленной карте оно так и выглядит – серым. На всем его протяжении не просматриваются никакие детали, пространство забито жестким излучением, может, это и порождает тревожные сны?

Приложив ладонь ко лбу, Хирам внимательно всмотрелся в марево Сухой степи, начинающейся сразу за рекой. Лес заканчивался на западном берегу реки, кристаллическая громада горы Убицир наглухо перекрыла путь на юг. Именно гора заставила Хирама так опасно приблизиться к Городу. Если переправиться на ту сторону реки, подумал он, можно наткнуться на след небесного камня. Это небесный камень извергал ночью гром и заставлял почву содрогаться. Это он оставил после себя низкий шелест небесной музыки. Большая Игра в разгаре. Мы обязаны отмечать на мысленной карте все особенности пути – влажные болота, выжженные пустыни, редкие заросли манли, рощи бумажных деревьев. Мы обязаны отмечать границы грязных земель и вод, на которых болеет биосинт, а человек теряет силы. Все, что бросается в глаза, должно быть занесено на карту, постоянно уточняющуюся. Если Большая Игра пройдет удачно, мы получим статус зрелости. Мы получим постоянное место у Большого биосинта, а Ри и Илла смогут продолжить мой род…

ЧЕЛОВЕК ОТВЕТСТВЕН.

Он мысленно позвал Ри, и тигана услышала.

Прижавшись щекой к твердому, как камень, плечу Хирама, поглаживая ладонями его напрягшиеся мышцы, тигана взглядом приказала Илле прильнуть к ним. «Мы вместе…»

Округлив глаза, Илла замерла.

Мысли Иллы, тиганы и Хирама сливались, как струи общего потока, пытаясь пробиться сквозь мертвенное мерцание Серого пятна, сквозь чудовищный низкий гул, сквозь помехи, больно бьющие по нервам, сквозь неистовое шипение и бульканье электрических разрядов, обрывки чужой невнятной речи, отголоски знакомых, но неестественно вывернутых слов. Даже Ри, опытная тигана, побледнела от прилагаемых усилий, а на смуглом лбу Иллы выступили мелкие капли пота.

Река… Ее струи прохладны…

Биосинт… Его шаг уверен и тверд…

Бумажное дерево… Его тень пространная…

Мак-птица возится в ветвях. Сама поет, сама танцует…

Никем не считаны деревья, неисчислим ход рыб, зверь идет по запутанным тропам, в каждом дереве, в каждом звере скрыта истина. Ри, Илла и Хирам остро нуждались в помощи Матери, но Город лежал слишком близко. Чудовищным серым пятном он закрывал огромную часть подсознания. Всегда покрытый серыми тучами, туманный и сумеречный. Говорят, сквозь тучи, покрывающие Город, прорываются иногда вспышки света. Они такие яркие, что можно потерять зрение, а воздух над Городом всегда нечист, он дрожит, как искусственный свет. Конечно, демиурги многое умеют. У них есть летательные аппараты. Говорят, они бывают меж звезд…

ЧЕЛОВЕК СВОБОДЕН.

…Крепче обнять друг друга.

…Хирам чувствовал, как холодные колючие мурашки бегут по мокрым, сразу похолодевшим вискам. Дыхание Иллы касалось его щеки, молчание тиганы обдавало холодом. Зверь оставляет тропу, след птицы заметен в воздухе, человек идет за биосинтом и тоже оставляет след. Тысячи живых существ с любопытством устремляются по следам человека. Пища человека не оскорблена насилием, поступки не омрачены страданием. Он внятен, как дерево. Он прост, как прилив. Он открыт, как небо, в котором живут птицы и облака. Тропы человека и биосинта прихотливо вьются по Сухой степи, взбегают на горные перевалы. Человек создан для Игры. Он вспугивает птицу, но, присмотревшись, птица успокоено садится рядом с человеком. Складка горы для него – как каменная улыбка. Он идет по краю лесов, спускается по реке. Рыба доверчиво прижимается к его ноге холодным чешуйчатым боком.

ЧЕЛОВЕК ОТВЕТСТВЕН.

Далекие голоса Толкователей тонули в непрекращающемся надсадном визге, в треске, в электрическом шипении, в горячем бульканье, в разрядах кипящего и расплескивающегося эфира, забивались металлическим голосом, ведущим непонятный отсчет.

ДВЕНАДЦАТЬ…

ОДИННАДЦАТЬ…

ДЕСЯТЬ…

ДЕВЯТЬ…

Сквозь непрекращающийся свист, сквозь ужасное бульканье, нежный плеск и шипенье свихнувшегося эфира пробивался тревожный голос -

ВОСЕМЬ…

СЕМЬ…

ШЕСТЬ…

ПЯТЬ…

– Что это?

– Демиурги.

– Так близко?

Хирам кивнул.

Он уже понял, что Мать они не услышит.

Когда-то ему рассказывали о Приближении, но он считал это слухами.

Человек, например, никогда не должен приближаться к Городу… Хирам гордился точностью своей мысленной карты. Над многими ее квадратами он работал сам. Болота Араны, богатые жирным гумусом, длинная цепочка проточных озер Легии с их длинными песчаными отмелями, удобными для чистки биосинтов, бесконечная река Летис, круто обрубающая подошву горы Убицир, наконец, Сухая степь, где над красными кустами в любую погоду (в сушь – плотнее) дрожат облачка ядовитых испарений. Однажды у высохшего озерца тигана Ри наткнулась на заиленный след древнего зверя иту, видеть которого никому не дано, но которого при удаче можно погладить ночью во тьме… Хирам гордился своей картой, но сейчас Серое пятно вторглось в сознание, мешало. Оно лишало мысленную карту смысла.

СЛЕД ГАРБА ПОТЕРЯН…

ЗОНДЫ ПИКРАФТА ОТРАБАТЫВАЮТ ВТОРОЙ СЕКТОР…

ТРЕТИЙ МАЯК СТАУТА ПОДКЛЮЧЕН К РЕЗЕРВНОЙ ПОДСТАНЦИИ…

Металлические голоса отталкивали. Они были чужие. Они сбивали с толку. И все равно Хирам испытывал странное жгучее любопытство. Что находится там, на той стороне реки, в глубине Сухой степи, сожженной ночными молниями? Правда ли, что Город демиургов всегда покрыт серыми тучами и сквозь них пробиваются вспышки невыносимого света?…

ПЯТНАДЦАТЬ…

ЧЕТЫРНАДЦАТЬ…

ТРИНАДЦАТЬ…

ДВЕНАДЦАТЬ…

Хирам потряс головой.

– Ты похож на Би, когда он видит рыжие камни, – тигана все еще была напряжена. – Мы не пробьемся к Матери. Надо уходить, Хирам. Здесь много красного.

ЗОНДЫ ПИКРАФТА ОТРАБАТЫВАЮТ ВТОРОЙ СЕКТОР…

СТАНЦИИ СЛЕЖЕНИЯ МЕНЯЮТ ПРОГРАММЫ…

ПОИСК НАЧАТ…

– В Городе что-то случилось?

– У демиургов всегда что-нибудь случается, – неохотно ответила тигана. Ей не хотелось думать о Городе. – У демиургов свои игры, Хирам. Не надо говорить о демиургах. Нам нет дела до их игр. Видишь, какие тут бабочки? – Ри указала взглядом на бесшумный мрачный хоровод, вьющийся над кустами. – Такие живут только в нечистых местах.

Хирам обнял Ри.

Он знал, что она настоящая тигана.

Он знал, что Ри понимает устройство мира.

Глядя в глаза людей, Ри читает сердца. Она знает, что города демиургов никак не связаны с кланами, правда, связаны со звездами. И еще знает, что, удачно проведя Игру, можно получить право в жаркий день сидеть в тени Большого биосинта. Удачно завершенная Игра дает право на участие в традиционных дискуссиях мира Уитни. Вечные темы: дерево или биосинт? душа биосинта или отражение человека? Большая игра вводит участников в сердце мира.

– Хирам! – утирая ладонью лоб попросила Илла. – Давай повернем на север. Посмотри, какая я сегодня красивая, – она любовно погладила рукой груди. Ее обнаженное тело блестело под первыми солнечными лучами, длинные волосы падали почти до пояса. – Я снова буду твоей, если мы повернем к рощам вкусных манли! Ты ведь хочешь?

Он улыбнулся:

– Тебе надоела река?

– Нет, нет, – засмеялась Илла. – Это я так играю.

Мысленная просьба тиганы – пора уходить! – еще не достигла Иллы.

«Уходим, – ответил Хирам. – Здесь, правда, нечисто. Мы пойдем быстро. Даже быстрее, чем требует Игра. Завтра, обогнув кварцевые развалы, мы уйдем далеко от Города и услышим Мать

Золотистый загар делал Ри похожей на живой мрамор.

Узкий клочок оранжевой ткани на бедрах только подчеркивал диковатую обнаженность тиганы. Острые груди торчали вперед, загорелая кожа лоснилась. Раскосые глаза прятались под невероятными ресницами. Она медленно втягивала воздух в раздувающиеся точеные ноздри.

«Здесь нечисто… Уходим, Хирам…»

III

Крутились водовороты, сносимые течением. Отвесные черные скалы блестели, как черные зеркала. Несколько крупных птиц неподвижно повисло в зените. Прыгая с камня на камень, Хирам остро чувствовал темный нечистый жар, испускаемый ими. Биосинт, как огромная гора, покрытая складками серой тяжелой шкуры, нес на горбатой, невероятно широкой спине Ри и Иллу…

ВТОРОЙ СЕКТОР ОТРАБОТАН…

ЗОНДЫ ПИКРАФТА ВЫХОДЯТ НА ТРЕТИЙ СЕКТОР…

АССОЦИАЦИЯ МЭМ УСТАНАВЛИВАЕТ СРОЧНУЮ СВЯЗЬ С ЮЖНЫМИ МИРАМИ…

Ассоциация МЭМ?

Связь с Южными мирами?

Зачем понадобились демиургам Южные миры? – удивился Хирам. Разве так бывает, чтобы Город и Южные миры (кланы) занимались чем-то общим? Конечно, он слышал о Приближении, о том, что якобы случались такие Игры, когда люди мира Уитни входили в Город демиургов. Но, скорее всего, это были выдумки. Что-то вроде тех слухов, которые всегда возникают там, где мало истинной информации.

МАЯКИ СТАУТА ПОДЛЕЖАТ ПРОВЕРКЕ…

ВСЕ СЕКТОРЫ ПОЛНОСТЬЮ ПЕРЕКРЫТЫ ЗОНДАМИ ПИКРАФТА…

СВЯЗЬ С ГАРБОМ НЕ УСТАНОВЛЕНА…

– О чем это они? – спросила Илла, свешиваясь со спины биосинта. Металлические голоса мешали ей. Они пугали ее, резали слух. Она недовольно прижимала кулачок к виску. – Что они потеряли?

– Наверное, одну из своих нелепых машин.

– Они очень шумные. Когда мы перестанем их слышать?

– Наверное, скоро, – ответил Хирам. – Потерпи, Илла. Скоро Город останется далеко позади.

Он замер.

Открывшийся перед ними склон кварцевой горы был покрыт молодыми бумажными деревьями. Они не были маленькими, некоторые и вдвоем было бы трудно обхватить, но чудовищный удар развалил рощу, обжег камни, обломал ветви. Будто огненная лавина прокатилась по склону, выдирая с корнями деревья, ломая мощные стволы.

Не оглядываясь, молча, Хирам направил биосинт в обход изуродованного склона. Что нужно демиургам от Южных миров? Почему они перенесли свои ужасные опыты на чужую территорию? Конечно, Серое пятно близко, но эти места никогда не принадлежали демиургам. Может, слухи о Приближении все-таки не просто слухи? Илла видела во сне горящую Сухую степь, а он слышал низкий шелест…

– Не останавливайся, Хирам.

ЧЕЛОВЕК ДОБР.

– Здесь демиург. Я чувствую.

– Мы не должны останавливаться.

– Но демиург, наверное, нуждается в помощи?

– Это не входит в условия Игры, Хирам. Ты же не помогаешь акуле, увидев в океане ее раненое тело. Твоя жизнь значит больше, чем жизнь раненой акулы, правда? Надо уходить, Хирам, здесь много красного.

ЧЕЛОВЕК ОТВЕТСТВЕН.

– Я должен увидеть его.

– Не надо, Хирам. Нельзя!

Хирам и сам чувствовал: нельзя.

Еще он чувствовал, как жестко расплылась опасность по краю искореженного ударом склона. Там и здесь из сожженной травы, из холмиков бурого тяжелого пепла торчали неопределенные обломки, кисло несло жженным металлом. Ниже (возможно, он пытался оползти до реки) лежал демиург – невнятная скорченная фигура в голубом, перемазанном копотью комбинезоне. Видимо, летающая машина низверглась на склон горы прямо с неба. Она полностью разрушилась. Нагретый солнцем воздух над каменным склоном дрожал. Любопытная ящерица быстро подняла плоскую голову над камнем, но тут же юркнула в тень. Все на этом склоне должно было сгореть, многое и сгорело, но демиург, жалкий комок обожженной плоти, выполз из огня.

– Уходи! – приказал Хирам тигане и, перепрыгивая через металлические обломки (он остро чувствовал источаемую ими опасность), через расщепленные стволы (они тоже источали опасность), через мерзкие, припорошенные жирным пеплом камни, кое-где растрескавшиеся, даже оплавившиеся от обдавшего их жара, добрался до лежащего на земле демиурга.

Машинный привкус.

Запах гари. Чувство опасности.

Задыхаясь от отвращения, Хирам сорвал с демиурга грязный, скользящий под пальцами голубоватый комбинезон. Прочь это страшное металлическое рванье. Может, раньше оно спасало демиурга, но теперь убивает. Пачкая руки чужой кровью, он перенес тяжелое безвольное тело к воде, – ведь демиург зачем-то полз к берегу, это можно было понять по оставленному в траве следу.

IV

Обожженное лицо демиурга было испачкано запекшейся кровью, но левая щека осталась нетронутой. Хирам увидел бледную кожу, наверное никогда не знавшую Солнца. Отвратительная, отталкивающая… Как у глубоководных медуз… Он физически чувствовал ужасную нечистоту демиурга… Помощь живому – главное условие Игры, но Хирам не знал, должен ли он помочь демиургу? Он знал, что редкие вылазки демиургов в Сухую степь резко осуждаются Матерью. На пути демиургов вдруг возникают заросли ядовитых красных кустов, встают колючие заросли… Странно, что этот демиург не сгорел при взрыве, что его не размазало чудовищным ударом о землю, не раздавило падением разрушенных стволов и камней. Под приподнятыми веками Хирам видел глаза, показавшиеся ему совсем пустыми. Но опаленные веки чуть дрогнули и Хирам угадал вопрос:

«Ты – Уитни.»

Хирам кивнул.

– Наверное, ты Гарб, – сказал он. – О тебе говорят демиурги.

«Предупреди…»

– Кого?

«МЭМ…»

Из обрывочных слов, с трудом выдавливаемых запекшимися обожженными губами демиурга, даже не из слов, а из странных звуков, часто даже не похожих на человеческую речь, из болезненного шепота, переходящего в явный стон, Хирам понял, что Гарб – действительно демиург и он вернулся с Пояса. К сожалению, вернулся не так, как хотелось. Обожженное, искривляемое судорогой лицо демиурга отталкивала Хирама. Он шал, что Пояс – это сеть невидимых с Земли космических станций, но он никак не мог понять, как мог подняться в небо такой бледный жалкий слизняк, умирающий на его глазах. Каждое движение бледного тяжелого тела вызывало в нем приступы тошноты.

– Ты космонит?

Демиург не ответил. Впрочем, Хирам и сам понял, что упавший с небес Гарб никак не мог быть космонитом. Слишком громоздким выглядело тело. Космониты не могли выглядеть так.

«Уитни… – выдохнул демиург. – Ты ведь не хочешь… Чтобы в твоих лесах стало нечисто?…»

– Не хочу.

«Тогда… Свяжись…»

– С МЭМ? – испугался Хирам. В его сознании, как мотылек у огня, бился отчаянный призыв тиганы: «Уходи, Хирам! Там опасно…» – Как я могу связаться с МЭМ?

«Войди… В город…»

Хирам хотел возразить, но глаза демиурга затопило тяжелой туманной дымкой. Он уже не слышал. Он правда попытался прорваться сквозь эту тяжелую дымку, но сил не хватило. И слова, которые Хирам разобрал, показались ему бессмысленными:

«Первый же лайкс… Не обязательно… Входить в Город…»

Звон цикад.

Тень под бумажным деревом.

Запах смерти, сгустившийся над телом демиурга.

Несколькими движениями Хирам снял убивающую демиурга боль. Теперь он уснет. Не менее двадцати часов спокойного, ничем не нарушаемого сна. Но пробуждение, если вовремя не придет помощь, может оказаться последним.

V

«…У нас ничего не получится, – шепот тиганы Ри (на самом деле она кричала) с трудом доходил до Хирама. – Серое пятно слишком близко. Я не могу связаться с Матерью, я теряю тебя. Вернись, Хирам. Илла испугана.»

ПОИСК ВО ВСЕХ СЕКТОРАХ…

НА ОРБИТУ ВЫВЕДЕНЫ РЕЗЕРВНЫЕ ЗОНДЫ…

ПОЯС ТРЕБУЕТ ПОЛНОЙ ЗАМЕНЫ МАЯКОВ СТАУТА…

«…Мы теряем тебя, Хирам.»

ПОЯС И МЭМ УТОЧНЯЮТ ПРОГРАММУ…

«…Демиурги работают. Они найдут Гарба. Тебе нельзя оставаться возле него. У тебя есть Илла и я. Мы ждем, Хирам. Но мы не можем ждать долго. Демиург, упавший с неба, источает смерть. Он убьет наших будущих детей, Хирам.»

– А у демиургов бывают дети?

«…Я не знаю, как они размножаются.»

– Он смотрит совсем как человек.

«…Много красного, Хирам. Демиург не включен в Игру. Уходи, мы не можем ждать.»

– А если речь идет о Приближении?

«…Нас бы предупредили.»

– Уходите. Я догоню.

ПОЯС МЕНЯЕТ ПРОГРАММУ…

АССОЦИАЦИЯ МЭМ ВЫШЛА НА ТОЛКОВАТЕЛЕЙ…

Хирам внимательно вслушивался.

Он никак не мог понять, что больше его тревожило: страх перед Городом, невозможность связаться с Матерью или умирающий демиург? Сбои в Большой игре естественны, они происходили и всегда будут происходить. Без связи с Матерью люди Уитни жили иногда неделями, но умирающий демиург…

ЧЕЛОВЕК ОТВЕТСТВЕН.

Наверное, в Городе шумно и опасно, подумал Хирам.

Над Городом висят хмурые тучи. Они низкие, они пахнут смертью, как обломки разбившейся железной машины. Но при всем этом демиурги летают к звездам. У них нет будущего, они все из прошлого, они – отставшие, они – рабы грязных машин, но каким-то образом летают к звездам. И у них есть МЭМ. Ходят слухи, что Мать умеет связываться с нею. Это тоже странно: связываться с машиной. Ведь МЭМ – машина. Даже Большая игра не предполагает такого. Тигана Ри права: я должен довести Игру до конца, вывести Ри и Иллу к Большому биосинту, тогда Мать ответит на все наши вопросы. У меня накопилось много вопросов. Я доверху набит вопросами. Говорят, что МЭМ знает все.

Как это – все?

Ты сидишь ночью у костра и думаешь о Ри и об Илле.

Ты сидишь у костра и думаешь о том, как выиграть Большую игру. Ты думаешь о темном Городе и демиурге, тебе тяжело, ты утратил связь с Матерью, ты боишься потерять возможность стать отцом, но ты все равно пытаешься представить будущее. Тебе тяжело. Ты слышишь полет ночной птицы, ее смутный крик. Ты отчетливо слышишь слабый хруст ветки под ногой зверя. Но как это – знать все? Даже самые сильные Толкователи говорят, что знают только окружающие миры.

Наклонившись над демиургом, Хирам прислушался к сбивчивому дыханию.

Демиург отравлен и обожжен. Он отталкивает всем своим видом. Он отвратительно бледен, как глубоководная медуза, как трава, выросшая в пещере. Почему свободе необъятной Сухой степи и солнечным лесам демиурги предпочитают тесные каменные пещеры? Разлив рек, нежные ветры с юга, красный куст, над которым дрожат ядовитые испарения, безмерный ход рыб, поступь зверя, шуршание бумажного дерева – почему они не видят красоты мира?

ЧЕЛОВЕК СВОБОДЕН.

Он вдруг увидел Летнее поле мира Уитни.

Бревенчатая стена отделяла толпу от Большого биосинта, но люди чувствовали его и радовались его присутствию. Много людей, и все Уитни. Они собрались задавать вопросы Матери. Кто-то спросил:

– Что такое Город?

«Город – это Отставание».

– Кто живет в Городе?

«Демиурги.»

– Если Город – Отставание, а демиурги отстают, почему мы не ждем их?

«Мы идем разными дорогами.»

– А почему нам не идти вместе?

«Их путь нечист

– А небо? Зачем демиургам небо?

«Небо – это тоже путь

ЧЕЛОВЕК ДОБР.

ЧЕЛОВЕК ОТВЕТСТВЕН.

ЧЕЛОВЕК СВОБОДЕН.

Как Мать ведет Большую игру?

Как она связывается с каждой тиганой, с каждым путешествующим?

Если мы выиграем, подумал Хирам, я спрошу, почему отстающие не хотят бросить нечистый Город? Почему они не хотят перейти в мир Уитни, или в мир Шарнинга, или в любой из Южных миров? Почему МЭМ, которая знает все, не укажет демиургам правильный путь?

Демиург вызывал в нем страх и брезгливость и в то же время притягивал.

Так манит бездна, хотя что в этом бледном, фонящем радиацией существе могло быть от бездны?

Однажды, задолго до Большой Игры, Хирам впервые увидел в небе звездочку, неестественно быстро пересекающую небосвод. Он уже слышал, что демиурги летают к звездам, но та звездочка показалась ему очень уж маленькой. Как можно управлять такой маленькой звездочкой? Как можно жить вне биосинта, вне его возни, вне счастливых плеска и шума? Как можно жить вне мира многих превосходных вещей, не слыша утренних птиц, не чувствуя, как меняется цвет зари, как меняется цвет заката, как легко прорастает землю растение?

VI

…и только по горизонту темная долгая полоса, затянутая клубами тумана, а может, дыма.

Переплыв реку, Хирам резко приблизился к Городу.

Он много раз слышал, что Город – это гигантский муравейник. Там везде снуют нечистые демиурги. Их жизнь протекает среди нечистых каменных громад. «Первый же лайкс… – вспомнил он. – Не обязательно входить в Город…» Что имел в виду умирающий демиург? Хирам не знал, что такое лайкс, и не был уверен, что узнает его. Но если узнаю… Он вытер ладонью мокрый лоб… Если узнаю, то двинусь на юг и, может, к вечеру завтрашнего дня нагоню тигану и Иллу. Есть тихая излучина за южной подошвой кварцевой горы Убицир. Там в прозрачной проточной воде биосинт мирно встанет, погрузив толстые ноги в песок, разглядывая звонкие струи, не обращая внимание на толстых глупых рыб, а тигана Ри и Илла голыми телами упадут в теплый песок.

Неужели мы действительно участвуем в Приближении?

Латунное небо.

Подрагивающий горизонт.

Многочисленные красные кусты в облачках ядовитых испарений.

Отыскивая самую короткую дорогу, Хирам перепрыгивал с камня на камень. Пару раз он пробежал в опасной близости от красных кустов. Он никак не мог понять, почему чем ближе к Городу, тем больше умершего металла? И откуда в воздухе столько гнили, гари и ржавчины?

ФОНОВЫЕ ЛОВУШКИ ГОТОВЫ…

ЗОНДЫ ПИКРАФТА ВЫШЛИ НА ПЯТЫЙ СЕКТОР…

СООБЩЕНИЕ МЭМ: ЮЖНЫЕ МИРЫ КОРРЕКТИРУЮТ ИГРУ…

Южные миры?

Хирам обрадовался.

Мир Уитни входил в Южные миры.

Но корректировать Игру… Это звучало странно… Ведь корректировать Игру – это значит столкнуться с непреодолимыми препятствиями, попасть в разрушительное землетрясение, под извержение вулкана, под вышедшие из берегов воды. Веками люди мира Уитни ведут Большую игру, обследуют Пустые пространства, постоянно уточняя мысленные карты. Веками они проходят самыми сложными маршрутами, отмечая всемерное сокращение Городов, отступление зоны демиургов. Приближение – термин, в сущности, неверный. Говорить надо, скорее, о Наступление. Миры кланов наступают. Наверное, придет день, когда Большая игра покажет: последние Города демиургов превратились в руины.

Означает ли это, что демиурги исчезнут?

Или они попросту переберутся куда-то на звезды?

ЗАМЕНА МАЯКОВ САУТА…

МЭМ ЗАКАНЧИВАЕТ РАСЧЕТ ТРАЕКТОРИИ ПАДЕНИЯ ГАРБА…

Он шел по Городу.

Наверное, это был Город.

Главным здесь был запах мертвого металла. Но, собственно, никаких других запахов не было. Только этот – пережженный, кислый, резко бьющий в нос. Им несло из-за обрушенных стен, он витал над бесформенными строениями с продавленными потолками, с пустыми глазницами окон. Кривые осколки, торчавшие в прогнивших рамах, казались мохнатыми от многолетних наслоений пыли. Покосившиеся каменные колонны, продавленные своды. Мертвый мир, необитаемые руины, над которыми совсем вдали… непостижимо далеко… в невероятном отдалении поднимались в сизое небо белые, чудовищно огромные горы башен МЭМ.

Я не дойду, прикинул Хирам.

Мне не хватит сил. Я не рассчитал силы.

Тигана Ри была права. Спасать демиурга, это все равно, что нырять на дно океана, спасая хищную акулу. Не донырнешь, да и все равно акула не оценит твоего поступка.

Каменные и железные руины дышали нечистым жаром. Легкие остро жгло. Ясно чувствуемая опасность выбивалась пылевыми столбиками из проваленных зданий, стояла легким дымком над обломками непонятных машин, пряталась в ужасных черных сплетениях съеденной коррозией арматуры, в пятнах неопределенной отталкивающей жидкости, кислотными ядовитыми лужицами залившей низкие места. Миновав пару совсем уже мрачных тупиков, надышавшись мертвенной гнили, Хирам остановился, чтобы уточнить направление на ближайшую, но все равно далекую, сияющую, как ледяная гора, волшебную башню МЭМ, такую чудовищно огромную, что ползущие по небу облачка цеплялись за ее верхние этажи.

Краем глаза Хирам отметил подозрительное движение.

Он обернулся и на загаженной красными кустами террасе каменной полуразрушенной ротонды увидел удивительную фигуру. Почти человек… Выцветшая, когда-то синяя униформа… Туповатое улыбающееся лицо… Скобка коротко подстриженных и тоже выцветших волос…

– Уйди оттуда! – предупредил Хирам. – Это ядовитые кусты! Ты отравишься!

– Ты что, ослеп? Я – лайкс. Я всегда стою там, где меня поставили.

– Но почему тебе не уйти? Это опасно.

– Да потому, что у меня нет ног, – лайкс горделиво надул румяные, но тоже как бы выцветшие щеки.

– Как это – нет ног? – испугался Хирам.

– Я – живая скульптура, что непонятного? Стою там, где меня поставили. Мне не надо ходить. Мне некуда ходить. Кто захочет, явится сам. – Лайкс с огромным любопытством уставился на Хирама: – Ты похож на урода. Слишком много мышц и почти никакой одежды. Поднимись на террасу, я давно ни с кем не беседовал.

– А о чем ты хочешь беседовать? – с опаской спросил Хирам.

– Не знаю. Но такой тип, как ты, наверное много видел. Мы найдем тему.

– Тебя специально поставили в ядовитые кусты?

– Нет, раньше их не было. Выросли в последние десять лет. Хочешь, выдеру их с корнями?

– Все равно я не смогу подойти. Надо три-четыре дня, чтобы ядовитые испарения выветрились.

– Ладно, – согласился лайкс. – Стой, где стоишь. Я вижу тебя. Даже слышу дыхание. Дышишь ты неправильно. Наверное, вы все такие в лесах. Ты торопился?

– Да, – кивнул Хирам. И огляделся с недоумением: – Это и есть Город?

Спрашивая, он прижал ладонь к правому виску, который ломило от пронзительной боли.

– Да, выглядишь ты неважно, – заметил лайкс его жест. – И вопросы задаешь темные. Демиургами нас зовут только дикари из общин. Вырожденцы, это известно всем. Они даже не понимают, что настоящий Город лежит дальше. Видишь белые башни?… Это башни МЭМ… Город сосредоточен вокруг башен… А это оставленная часть Города. Тут никто не живет.

– А ты?

– Я лайкс.

– А демиурги?

– Ты ищешь кого-то?

– Ну да, ищу. Ты ведь демиург?

– Нет, я не демиург, – обиделся лайкс. – Я уже говорил, я – лайкс. Ты страшно непонятлив. Наверное, вырожденцы все такие, да? Я уже сказал, что я – живая скульптура. Я поставлен тут давно. Даже по не самым строгим расчетам, ко мне лет пятьдесят никто не подходил. Понимаешь? Не месяц и не год, а все пятьдесят лет! А может быть и больше. Считай, это полвека. Где ты был? Теперь мы наговоримся.

– Не думаю, – возразил Хирам. – Неужели здесь, правда, никого нет?

– У тебя такой вид… – Лайкс презрительно присмотрелся. – На руке нет браслета… Значит, ты не включен в систему МЭМ… Ты задаешь темные вопросы, весь оброс никчемными мышцами и почти не одет. В Городе так не ходят… Ты что, правда, из этих общин?

Хирам сдержанно кивнул.

– Я слышал про общины, – оживился лайкс. – Сборища тупых отсталых существ, привносящих в мир дикость. Я не ошибся? Дай внимательно погляжу на тебя. Такое стоит запомнить. Харс говорит…

– Кто это?

– Главный наладчик лайксов, – важно пояснила живая скульптура, отводя от живо моргающих глаз ветку ядовитого красного куста. – С ним приятно говорить. Он никогда не спешит. Он понимает, что мы, лайксы, нуждаемся во внимании. Ты, надеюсь, тоже никуда не спешишь? Это странно, что ты пришел в Город… Такие, как ты, стараются его обходить… Но раз уж ты пришел, я официально тебя приветствую… Может, ты у нас первый… Такие, как ты, не могут дышать нормальным воздухом… Да ты сам взгляни на ту зеркальную плоскость. Ты бледен. Ты почти не человек. Ты похож на умирающее дерево. Я слышал, что примитивная жизнь ведет к активному вырождению, но не думал, что это выглядит так отталкивающе… Ты вырожденец, да? – радостно догадался лайкс. – Зачем ты пришел? Демиурги обитают в башнях МЭМ. Может, и эту часть города когда-нибудь восстановят, но не сейчас, не сейчас… – лайкс сокрушенно обвел взглядом руины. – Смею утверждать, не сейчас…

ЮЖНЫЕ МИРЫ…

ЗОНДЫ ПИКРАФТА…

ПАТРУЛИ НАЧИНАЮТ ОТСЧЕТ…

Металлические голоса измучили Хирама.

Он не мог отключиться, они рождались и звучали прямо в мозгу. Виски разламывала ужасная тянущая боль. Он остро чувствовал, как активна, как опасна плавающая в тяжелом воздухе пыль. Нога, ушибленная о какую-то ржавую железу, сразу опухла. Зачем он спешил? Ради нечистого умирающего существа? Зачем он оставил биосинт, вышел из Игры, подверг опасности Ри и Иллу? Если он даже доберется до белой, как ледяная гора, башни МЭМ, это не спасет упавшего со звезд демиурга. А еще… погубит детей, которых хотели принести ему Илла и тигана Ри…

– Тебе плохо? – участливо спросил лайкс.

ПЕРВЫЕ ЗОНДЫ ПРОШЛИ НАД СУХОЙ СТЕПЬЮ…

ПАТРУЛИ ТРЕТЬЕГО СЕКТОРА ПЕРЕКЛЮЧАЮТСЯ НА СУХУЮ СТЕПЬ…

Илла и тигана сейчас на излучине, с некоторым облегчением подумал Хирам.

Я оставил их в Игре, значит, у них есть шанс вернутся к Матери. Возможно, они видят сейчас летающие машины демиургов. Наверное, тигана связалась с Матерью. Там, на тихой излучине влияние Серого пятна должно рассеяться. Обычно демиурги не летают над мирами Уитни. Может, дело не только в Гарбе, упавшем со звезд? Может, там ждут еще кого-то?

С затаенной гордостью он подумал: такой Игры еще не было.

– Тебе нужна помощь?

Вот слово, которое Хирам искал!

В голове теперь звенело, стоял сплошной гул. Он уже плохо понимал, о чем говорит лайкс. Но пытался вспомнить. Ну да, демиург Гарб просил его войти в Город… Он просил предупредить МЭМ… О чем?… Он говорил что-то еще…

Он вспомнил: «Первый же лайкс… Не обязательно… Входить в Город…»

– Мне действительно нужна помощь, – негромко выговорил он, снимая со лба испарину.

– Ну так говори, – незамедлительно откликнулся лайкс. – Я ждал тебя пятьдесят лет. Я знал, что ты появишься. Не обязательно ты, но кто-то должен был придти. Как ни дик внешний мир, но какие-то движения…

– На реке умирает демиург.

– И ты знаешь его имя? – не поверил лайкс.

– Кажется, знаю… Гарб…

– Ты из отставших! Ты никак не можешь знать Гарба.

У Хирама закружилась голова. Он чувствовал, что Город убивает его.

– Лайкс, – негромко сказал он, собрав все силы. – Я действительно человек мира Уитни и я действительно добрался до Города. На южном склоне горы Убицир разбилась летающая машина. Там много поломанных бумажных деревьев. Ночь. Они будут светиться, у них такой сок. Легко будет отыскать… Еще я снял боль, мучившую Гарба, но уже к вечеру действие заговора закончится… Это опасно… Очнувшись, демиург Гарб может погибнуть от шока…

– Почему ты сразу не сказал?

– Я не видел, кому это можно было сказать.

Лайкс обиженно покачал головой. Его круглое лицо не казалось теперь тупым.

ЛАЙКС МУТ: ЗДЕСЬ ЧЕЛОВЕК МИРА УИТНИ.

МЭМ-ЦЕНТР: ЧТО ДЕЛАЕТ В ГОРОДЕ ЧЕЛОВЕК МИРА УИТНИ?

ЛАЙКС МУТ: ДЕМИУРГ ГАРБ НАХОДИТСЯ НА СЕВЕРНОМ СКЛОНЕ ГОРЫ УБИЦИР. ЕГО ЛЕГКО НАЙТИ ПО НАДЛОМЛЕННОЙ СВЕТЯЩЕЙСЯ ВЕРШИНКЕ БУМАЖНОГО ДЕРЕВА.

Буквально через секунду Хирам услышал:

МЭМ-ЦЕНТР: ВИДИМ ЛОМАНЫЙ ЛЕС.

– Сейчас Гарба доставят в башню МЭМ, – хвастливо кивнул лайкс.

Хирам промолчал. Он был рад, что с Гарбом все получилось, как надо, но чувствовал, что с ним так, наверное, не получится. У меня не хватит сил вернуться к реке, подумал он. Я отравлен воздухом и испарениями Города. Демиурги похожи на бледных вялых существ, они вызывают физическое отвращение, но, кажется, они умеют действовать. Матери это должно понравится. Если падение Гарба входило в Большую Игру, мы наберем много очков… Но он не был уверен в том, что Гарб входил в Большую игру… «Выглядишь ты неважно… И вопросы задаешь темные…» Как мне еще выглядеть? Лайкс назвал нас вырожденцами… Хирам провел мокрой рукой по горящему лицу, пытаясь спять с глаз красную липкую паутину…

МЭМ-ЦЕНТР: КАК ЧУВСТВУЕТ СЕБЯ ЧЕЛОВЕК МИРА УИТНИ?

ЛАЙКС МУТ: НЕВАЖНО.

– Ты ведь правда не в лучшей форме?

Хирам кивнул.

МЭМ-ЦЕНТР: ЧЕМ МОЖНО ПОМОЧЬ ЧЕЛОВЕКУ МИРА УИТНИ?

– Мне нужно уйти, – ответил Хирам, не дожидаясь, пока лайкс обратится к нему. – Я сообщил, где искать упавшего демиурга, теперь я хочу уйти. Мне нельзя долго находиться в Городе.

МЭМ-ЦЕНТР: ЧЕТВЕРТОМУ ПАТРУЛЮ СРОЧНО ВЫВЕСТИ ИЗ ГОРОДА ЧЕЛОВЕКА МИРА УИТНИ.

– Уитни, держись! – доброжелательно сказал лайкс. – Летающая машина перебросит тебя к реке.

– Не надо… Я не смогу… В летающей машине мне станет хуже… Я никогда не летал, в ваших машинах нечисто… Я предпочел бы уйти сам… Укажи мне самый короткий путь к реке и я уйду… Мне непременно нужно добраться до чистой воды… И чем скорее, тем лучше…

ЛАЙКС МУТ: ЧЕЛОВЕК УИТНИ НЕ МОЖЕТ ВОСПОЛЬЗОВАТЬСЯ ЛЕТАЮЩЕЙ МАШИНОЙ.

МЭМ-ЦЕНТР: ПОДНЯТЬ В ВОЗДУХ ЗОНД ПИКРАФТА.

– Эй, – обеспокоено позвал лайкс. – Тебя как звать?

– Зачем тебе это? – удивился Хирам.

– Не хочешь назваться?

– Хирам.

– Хорошее имя, – со знающим видом одобрил лайкс. – Я такого никогда не слышал, наверное, это древнее имя. Ведь вы в кланах поклоняетесь всему древнему, да? Наверное, завидуете нам? Видишь, какой большой Город! Когда его восстановят, он станет еще больше. Он займет весь край до реки. Расслабься, Хирам. Сейчас появится зонд Пикрафта и ты пойдешь за ним. Он выведет тебя к реке самой короткой и чистой дорогой. Специальные машины чистят путь. Ты можешь идти?

– А что такое зонд Пикрафта?

– Узнаешь, – засмеялся лайкс.

VII

Так и получилось.

Из-за мертвых руин, опутанных ржавой искалеченной арматурой, бесшумно поднялся алый шар. Непонятно, как он держался в воздухе, как двигался, но, постояв над площадью ровно столько, чтобы Хирам зафиксировал его появление, алый шар медленно, теперь действительно медленно, двинулся в сторону реки.

Томило сердце, к горлу подкатывала тошнота.

На запястье, потрепетав крыльями, уселась жирная бабочка.

Хирам с омерзением сбросил бабочку с руки – такие плодятся только в зараженных радиацией зонах. Потом что-то укололо Хирама в живот. Он сунул руку за пояс и наткнулся на листочки бумажного дерева – совершенно белые, но с угольно-черными прожилками. Он хотел выбросить листочки, но вовремя вспомнил, что они снимают усталость.

Доберусь ли я до реки?

Он сам удивился своим сомнениям.

Ведь я пересекал Сухую Степь, проходил гнилые леса, вывел Ри и Иллу к излучине, даже побывал в Городе… Правда, даже в болотах Араны я не испытывал такой ужасной слабости… Даже в отравленных ледяных пустынях Севера… Жаль, подумал Хирам, что я не увидел настоящего демиурга…

– Ты хочешь что-то спросить?

Услышав голос лайкса, Хирам остановился.

Дорога, над которой плыл алый зонд Пикрафта, была только что обработана тяжелой, заполнившей все впадины жидкостью. Попав на камни и землю, она сразу сгущалась, образуя ровную шершавую поверхность, по которой было удобно идти и которая, наверное, задерживала вредные излучения.

– Спрашивай. Я ждал тебя столько лет.

– Лайкс, ты тоже в Игре?

– Ты правильно сформулировал вопрос?

– Не знаю…

– Что такое Игра?

– Жизнь.

Лайкс не нашелся, что ответить.

Не оборачиваясь, стараясь не терять из виду алый зонд Пикрафта, Хирам шел по черной дорожке в сторону реки. Его уже не пугали ржавые руины, источающие неистовый запах смерти. Он просто шел. Сейчас ему было все равно, правильно ли он сформулировал вопрос? Он хотел выйти к реке и связаться с Матерью. У него накопилось так много вопросов, что уже не было смысла оставлять их на будущее. Наверное, он проиграл… И все-таки… Слухов не бывает на пустом месте… Может, Приближение уже началось?… Если это так, подумал Хирам, я узнаю когда-нибудь, что делал среди звезд демиург Гарб? И узнаю, зачем поставлен лайкс в таком пустом и опасном месте? Он, правда, кого-то ждет? Ведь не ради меня его поставили…

ЧЕЛОВЕК СВОБОДЕН.

Сухая Степь бесконечна.

Бесконечны живые леса, реки, болота.

«Там живут дикие существа, мы зовем их отставшими…» Так сказал лайкс.

А Мать? Что ответила Мать, когда ее спросили, что такое Город?

«Город – это Отставание».

– Кто живет в Городе?

«Демиурги.»

– Если Город – Отставание, а демиурги отстают, почему мы не ждем их?

«Мы идем разными дорогами.»

– А почему нам не идти вместе?

«Их путь нечист

– А небо? Зачем демиургам небо?

«Небо – это тоже путь

Хирам шел, опустив голову.

ЧЕЛОВЕК ДОБР.

ЧЕЛОВЕК СВОБОДЕН.

ЧЕЛОВЕК ОТВЕТСТВЕН.

Потрескавшимися губами он повторял Заповеди.

Непослушные ноги тяжело ступали по черной дорожке, специально обработанной для него. Я проиграл… Он тяжело переступал через ржавые бесформенные обломки, сплющенные стальные балки, груды растрескавшихся камней… Он давно уже не слышал тигану, наверное, она увела биосинт и Иллу за излучину… Вполне возможно, он никогда больше не увидит ни Иллу, ни Ри… К горлу подступала отвратительная тошнота… Я проиграл Большую игру… Виски ломило от мерзкой боли, красная липкая паутина слепила глаза, едкий пот обжигал лицо, но Хирам шел… Почему бы и не спасти акулу?… Он думал о демиурге… Зачем демиург вернулся со звезд? Звезды холодны и спокойны, а Город грязен, но Гарб почему-то вернулся…

Это казалось Хираму странным.

Часть V

СМУТ: ПРОЕКТ ГЛОЦЕРА

(XLVI век)

Взгляни в ночные небеса,

Где пала звездная роса,

Где Млечный Путь, как полоса,

Пролег и свет на светы множит;

Вглядись покорно в чудеса, —

И Вечность нежно уничтожит

В тебе земные голоса…

В. Брюсов

I

…То, что из пространства выглядело невзрачной звездочкой, вблизи превратилось в исполинский правильный бублик, крест-накрест перечеркнутый изнутри блестящими спицами переходов.

Мягкий толчок.

Сработали магнитные ловушки.

– Я считал торы просто ангарами, – заметил Йорг уже в шлюзе.

– Нет, – возразил капитану штурман. – Это цилиндры Итиса сваривают так, чтобы их можно было использовать как склады. А тор – обжитое местечко.

– Жаль Дюка, – вспомнил Смут механика. – Сперва космониты объявили закрытым сектор, который мы должны пересечь. Затем отключились все три камеры слежения. Все три, странно. Такого на памяти Дюка не случалось. Если бы не все это, мы подходили бы уже к Ио.

– Зато не побывали бы в Шестнадцатом торе!

– Это верно, – Смут усмехнулся. – Кажется, мы постоянно нарушаем представления космонитов о правилах движения в Поясе. Подозреваю, что нам разрешили шлюзоваться к Шестнадцатому тору тоже не просто так. Возможно, Глоцер захотел поговорить со мной до того, как мы официально сядем за стол переговоров.

Говоря это, Смут не верил себе. Точнее, не верил в гостеприимство космонитов.

ВНИМАНИЕ!

Интенсивность звукового сигнала подействовала невероятно.

Капитан Йорг схватился за кобуру. Штурман и Смут замерли. Защитные скафандры остались у задраенного автоматами люка. В просторном шлюзе было пусто и тихо, будто его специально освободили для встречи. Каждый шаг гулко отдавался в замкнутом пространстве, подчеркивая неуклюжесть, даже громоздкость землян.

ВНИМАНИЕ!

ВХОД РАЗРЕШЕН СМУТУ.

Капитан ободряюще улыбнулся.

– Космониты излишне пунктуальны. Почему не впустить всех сразу? Почему они решили впускать нас поодиночке? К тому же, они нарушают протокол. Ведь первым входит командир судна.

ВНИМАНИЕ!

ВХОД РАЗРЕШЕН ТОЛЬКО СМУТУ!

ВСЕМ ОСТАЛЬНЫМ НЕЗАМЕДЛИТЕЛЬНО ВЕРНУТЬСЯ НА БОРТ «АФЕЯ»!

– Вернуться? – не поверил капитан.

А штурман растерянно пробормотал:

– Я был о космонитах лучшего мнения. Можешь передать это лично Глоцеру, Смут.

– Если встречу, обязательно передам, – усмехнулся Смут. – Я тоже не понимаю, что происходит.

– Ничего не надо тебе оставить? – капитан многозначительно положил руку на кобуру.

– Космониты знают, что гравитационные пушки «Афея» в несколько секунд развеют по пространству все их торы и цилиндры в радиусе светового дня. Этого вполне достаточно.

– Свяжись с нами, когда окажешься в торе.

Демонстративно грохоча башмаками, капитан и штурман двинулись к только что снятым скафандрам. Сама мысль о возвращении на «Афей» бесила их. Но они улыбались. Земляне не должны выглядеть обескураженными.

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ПОЯС!

Могли сказать проще – в тор.

Впрочем, Пояс – это и есть торы, станции, астероидные поселения, цилиндры Итиса, спутники связи. А Шестнадцатый тор – личная база Глоцера. Представитель космонитов в Большом Совете Земли может сейчас находиться где угодно. Он не из тех, кто любит общаться с землянами. Если есть возможность отложить встречу на год, а лучше на два, он ее отложит. Похоже, у космонитов свое ощущение времени.

II

Волна запахов.

Живых, звенящих, будящих воспоминания, запахов.

Сплошная стена зелени. Сплошной накат зеленого моря. Или зеленого неба, ведь весь этот клубящийся зеленый рай постепенно переходил в округленный, смазанный зеленоватой дымкой горизонт, терялась в далеком зените, подернутом той же дымкой.

Космос черен и холоден. Космос лишен запахов. Он заляпан пятнами пылевых туманностей. Он отделен всего от этого буйного цветения всего лишь тройной броней стен. А внутри тора – живые цветы, шелест ветвей, зеленые поляны и звон ручья, бегущего прямо в небо, густо поросшее деревьями и цветами.

Смут сразу потерял входной люк, углубившись в заросли.

Он не боялся заблудиться, кругосветное путешествие в торе можно совершить, наверное, за неделю. А может, и за пять дней. Глядя в зеленое смутное «небо», он понимал, что для обитателей на той стороне тора он сам сейчас находится в зените.

Крикнула птица.

Низко прогудел шмель.

По светлому стволу приземистого кривого деревца, лишь на вершинке украшенного шапочкой пышных листьев, целеустремленно пробежал муравей.

«Смут!»

Голос прозвучал неожиданно.

Он прозвучал в сознании. Никто не произносил слов, Смут их услышал.

«Следуйте по тропе. Выйдете к жилому блоку. Там можете отдохнуть

Наведенная речь, догадался Смут.

С побочным эффектом наведенной речи, широко используемой космонитами, земляне сталкивались в так называемом секторе Стонов. Там вдруг начинали звучать отдельные слова, можно было разобрать отдельные фразы – внутри корабля, идущего сквозь Пояс. Первое время экипажи приходили в смятение. Связь можно было отключить, а уши заткнуть, – голоса все равно звучали. Кто-то жаловался и смеялся, спорил и требовал. Вполне возможно, что космониты вели в секторе Стонов какие-то эксперименты, но с землянами на эту тему они не говорили. Исполинское кольцо станций, цилиндров, торов, астероидных поселений, раскрученное между Марсом и Юпитером, уже несколько столетий жило собственной жизнью. Благодаря Поясу Земля получала железо, углерод, кремний, никель, даже воду. Земля не малым была обязана Поясу. И все-таки отношения Пояса и Земли были далеки от идеальных.

Смут зачарованно смотрел в зеленые небеса.

Шестнадцатый тор открыл перед ним двери, но не стоит строить иллюзий: те же двери закрылись перед капитаном и штурманом «Афея». Космониты могли руководствоваться чем угодно, их действия невозможно Земля для них – давно покинутая колыбель. Они не поощряют личных контактов с землянами, жестко контролируя подобные контакты. Редкие встречи, как правило, происходят на нейтральных территориях, например, на тех же Галилеевых лунах. Возможно, космониты опасаются за устои Моноучения (Смут так не считал). Возможно, после официальной встречи Смута – члена Большого Совета, и Глоцера – члена Совета Пояса, что-то изменится. В конце концов, грандиозные работы с искусственными протуберанцами Юпитера (интенсивная бомбардировка гиганта, а затем транспортировка выброшенной в протуберанцах материи) требует действительно глобального подхода. Ни Поясу без Земли, ни землянам без помощи космонитов не обойтись.

Смут увидел впереди мостик.

Желто-полосатый, как тигриная спина, он был выгнут. Внизу, под металлическими опорами, звенела вода. Почему-то это напомнило Смуту станцию Калхас на Ио. Может, потому, что перед взрывом он стоял у иллюминатора и видел Европу – угрюмую, насквозь промороженную планету, полосатую, как свернувшаяся оса. Нежно светилось ущербное пятнышко Амальтеи, под нею сиял отраженным светом Ганимед, рябой от бесчисленных кратеров. Юпитер находился по другую сторону Ио, о его постоянном присутствии напоминала лишь пепельная, но вовсе не темная ночь.

Сигнал тревоги взорвался, как разбивающаяся в падении вода.

Смут бежал по узкой трубе перехода, гоня перед собой растерявшихся космонитов. Едкий дым выбивало из узких вентиляционных шахт. Смут на две головы возвышался над самым высоким космонитом, только это помогало ему никого не терять из виду. Потом из вертикальной шахты донесся сорванный голос Ларса Курри:

– Бросай их вниз, Смут!

Смут не оглядывался. Какой смысл?

Он превосходно знал: если огонь прорвется в кислородный отсек, уйти никто не успеет. Все испарятся вместе с металлом перекрытий. Вот он и толкал космонитов в шахту, надеясь, что Ларс хоть кого-то подхватит. Однако, последний космонит мертвой хваткой вцепился в перекрытие люка. Наверное, он боялся высоты. Рыча от ярости, Смут ухватил космонита поперек тела. Он никак не мог понять, откуда в столь хрупком создании столько сил? Он не видел ни глаз, ни даже лица, прикрытого сползшим на лоб капюшоном, но пара светлых прядей мелькнула перед глазами.

Женщина?

Из чего они шьют свои пепельные балахоны?

Тучу искр вынесло из вентиляционной шахты, опалив Смуту затылок и спину, и он злобно заорал, отрывая руки космонитки от перекрытия. Гибкое тело билось под ним, под рукой вспыхивала, жгла руку грудь – ужасное, сводящее с ума ощущение. «Прыгай, Смут!» – орал снизу Курри.

Обняв космонитку, Смут вместе с нею рухнул в мрачную тьму вертикальной шахты.

Почти сразу переход осветился. С адским шипением струя белого пламени выжгла воздух и взорвалась над автоматически задвинувшейся крышкой шахты.

III

Станция Калхас…

Всего полгода назад…

Почему бы той космонитке не оказаться в Шестнадцатом торе?…

Смут поправил тяжелый пояс, все еще остро ощущая свою громоздкость. Он старался ступать как можно легче, но башмаки все равно мяли траву. Наверное, здесь ходят босиком, подумал он. Это не «Афей», это не астероидная стоянка. Это даже не станция Калхас. Конечно, подумал он, в мертвых кристаллических равнинах Ио есть своя прелесть, – выходы натриевых солей и выходы серы придают необыкновенную причудливость пейзажу…

но живая трава…

звон ручья…

крик птицы…

«Ваша комната – третья по коридору

Казалось, к Смуту обращается сам жилой блок, невысокие террасы которого уютно проглянули сквозь заросли. Но обращался к нему плектрон. Это его наведенный голос проникал в сознание. В некотором смысле, плектрон являлся суммой знаний, символом и духом Пояса.

Комната ничем не удивила Смута.

Рабочий стол, удобное кресло, рабочий Инфор.

«Какое время займет устранение неполадок на корабле?»

– Примерно сутки.

«Вам разрешено провести двадцать два часа в торе.»

– Только мне?

«Только

– Мы можем предложить обитателям Шестнадцатого тора прогулку по «Афею».

«Предложение с благодарностью отклонено.»

– У обитателей тора нет времени на краткую ознакомительную прогулку?

«Шестнадцатый тор занят в плановом эксперименте.»

– Почему капитан и штурман «Афея» не допущены в тор?

«Мы не озвучиваем причины отказа.»

– Я могу встретиться с Глоцером?

«Только на Ио.»

– В Шестнадцатый тор меня пригласил Глоцер?

«Не имеет значения.»

Странно…

Ведь в некотором смысле я спас Глоцера…

Полгода назад в пожаре на Ио жертв могло быть гораздо больше, не вмешайся в происходящее экипаж «Афея»…

Он потер глаза. В последние двое суток он практически не спал.

Час-другой сна, пожалуй, вернет ему силы.

IV

Открыв глаза, он сразу услышал звон ручья.

– Могу я связаться с «Афеем»?

«Разумеется

– А использовать внешний Инфор?

«Как угодно.»

Вспыхнул экран.

– Ты спал? – удивился капитан Йорг. Его глаза даже сузились от удивления: – Думаешь, у тебя так много времени?

– Двадцать два часа. Точнее, уже около девятнадцати. Злишься, что тебя не пустили в тор?

– Может быть, – рассмеялся капитан. – Но у нас много дел. Ты выспался? Что собираешься делать?

– Добраться до Глоцера.

– Он в торе?

– Не знаю.

– Такая открытость делает тебе честь, – ухмыльнулся капитан. – Действуй. Удачи!

Буркнув: «Спасибо», Смут машинально протянул руку к креслу, но своего комбинезона не обнаружил. Так же, как башмаков и пояса. Зато в кресле распластались бесформенные складки пепельного балахона – единственная принятая космонитами одежда. Он с сомнением прикинул балахон на вес, потом накинул на голые плечи. С тем же сомнение ткнул пальцем клавишу внешнего обзора.

Бездонная тьма.

Бесконечный разлив звезд.

Однажды Смут оторвался от корабля где-то над Ганимедом. Он работал в свободном пространстве и страховочный фал, связывающий его скафандр с кораблем, лопнул. Он даже не успел испугаться, магнитная ловушка корабля сработала сразу, и все-таки несколько мгновений… Да, несколько странных смутных мгновений он являлся самостоятельным телом Вселенной…

Да, ты добрался до Юпитера и его спутников, сказал он себе, всматриваясь в смуту звезд, заполнивших экран. Но все равно это топтание на месте. Ты никогда не дотянешься до звезд Лебедя… До далеких Близнецы… До еще более далекого Стрельца… А сумеречный Водолей? А Рыбы? А что прячется в пространствах системы Тукана? Или в звездных скоплениях Персея? Что происходит в загадочных пекулярных галактиках? Откуда эти странные звездные мосты, перемычки невообразимых форм, странные выбросы, ни на что непохожие?… Ведь не может быть, чтобы человечество исчезло, ничего не узнав об этом…

Привыкая к балахону, Смут прошелся по кабинету.

Наверное, здесь работали экзобиологи, иначе зачем торчал в дальнем углу мощный голографический скелет, вооруженный клыками и когтями, похожими на кривые ножи?

Хрустальная гора чудовищных костей…

Смут покачал головой.

Одни вглядываются в будущее, другие – в прошлое. Третьи пытаются понять законы настоящего. Все равно все живут настоящим. Каждый носит в себе тысячи неразрешимых вопросов, но ищет ответы ты, чтобы они сопрягались с настоящим днем.

В самом деле, зачем галактики?

Зачем сам человек? Зачем пространство и время?

Зачем все эти законы природы? Откуда растут бесчисленные, все нарастающие и нарастающие противоречия между землянами и космонитами? Ведь у нас одни корни, мы вышли из одного океана. Почему же космониты так упрямо заперлись в своих ненадежных цилиндрах и торах? Неужели они уже впрямь не люди, как утверждают самые смелые Толкователи?

ЧЕЛОВЕК ДОБР.

Правда, космониты толкуют доброту несколько иначе, чем земляне…

ЧЕЛОВЕК ОТВЕТСТВЕН.

И к ответственности они подходят иначе…

ЧЕЛОВЕК СВОБОДЕН.

И свобода их не похожа на свободу землян…

Смут молча глядел на экран. Он ждал восхода Юпитера.

Он не раз наблюдал восход Юпитера со станции Калхас, с астероидных баз. Но привыкнуть к зрелищу не мог. Конечно, мрачная красота гиганта определялась всего лишь бурными реакциями разложения фосфина. Но можно бесконечно повторять про себя: аммонийные полисульфиды… сера… органические полимеры… аморфный красный фосфор, все равно Юпитер ужасает… Своими невероятными красками… Своей мощью и динамикой…

Он зачарованно уставился на Большое Пятно, по красноватому фону которого скользила тень Ганимеда. Чудовищный смерч, стоячий газоворот, вечный, никого не стихающий ураган, забивающий эфир неистовым звездным ревом – вот что такое Большое Красное Пятно. А сам Юпитер, если продолжать сравнения – волшебный горшок, из которого можно черпать вечно.

– Мой комбинезон…

«Одежды космонитов удобнее.»

– Но мне вернут мой комбинезон? Я не могу появиться на «Афее» в таком виде.

«Разумеется.»

Он снова вспомнил станцию Калхас.

Этот ужасный бег по задымленному переходу… А потом бьющееся в руках горячее тело… Сумел бы я ее узнать?… Он усмехнулся: на ощупь? Я даже не видел ее лица… Только эти светлые пряди… И обжигающая грудь…

Он чувствовал себя обманутым.

V

Дерево, от которого пахло молоком.

Смут медленно провел пальцем по светлому стволу. Мутноватая жидкость действительно пахла молоком. А ручей действительно звенел и звенел, неуклонно взбираясь все выше. Он уходил за тугие сплетения ветвей, терялся в сплошном зеленом массиве, а потом опять появлялся – на полпути к небу, подернутому сиреневой дымкой. Конечно, Смут понимал: в торе нет верха и низа, но иллюзия была полной. Он прекрасно видел: ручей течет вверх.

Следы на влажном песке…

Следы крошечных, почти детских ног…

Стараясь не шуметь, Смут шел по узкой тропинке. Ему было тесно, он отводил ветки руками, сдерживал дыхание, остро ощущая свою тяжесть и неуклюжесть.

И увидел светлое, ощутимо вогнутое, как линза, озеро.

Что космонит рассматривает в воде? Здесь водится рыба? Можно ли нарушать его уединение?

Ее уединение, – поправил он себя.

Я опять ошибся. Пепельные балахоны делают космонитов слишком похожими друг на друга. Балахоны обессмысливают их индивидуальность.

Космонитка подняла голову.

Она была совсем небольшого роста – по грудь Смуту, может, чуть ниже. Узко вытянутые глаза синели, как лед. Она свободно слышала его мысли, он был для нее абсолютно прозрачен. «Вы говорите не совсем то, что думаете, – без улыбки произнесла она. – Вы так привыкли? Вам это не мешает?»

Он пожал плечами.

Он внимательно разглядывал ее.

Он еще не знал, чего он, собственно, ищет. Сходства с той, которую он спас на станции Калхас? Смог бы я узнать, обняв ее?

– Я – Хунни, – улыбнулась космонитка. Конечно, она его слышала. Плектрон давно связал всех космонитов воедино. – Вы родились на Земле?

– Да. Это моя родина.

– Родина?

Теперь улыбнулся Смут. Он употребил слово, вышедшее у космонитов из употребления. Они не знают понятия родина, они не чувствуют и не хотят чувствовать себя уроженцем какой-то определенной пространственной точки. Какой смысл вычислять условные координаты рождения? Достаточно сказать – Пояс.

– Я знала, что однажды встречу землянина.

– Здесь? Разве в Шестнадцатом торе бывали земляне?

Она улыбнулась.

Он не мог сбить ее с толку.

Она действительно слышала все, что он оставлял за словами.

– Пространство набито вашими кораблями. А корабли набиты вами. Когда ваши корабли идут сквозь Пояс, у нас болят головы. Вы засоряете эфир бессмысленной болтовней. Когда начнется транспортировка юпитерианской материи, жизнь в Поясе станет невыносимой.

Помолчав, она добавила:

– Как на Земле.

И медленно подняла на него прищуренные глаза:

– Вы запоздали с выходом в Космос. Мы ждали вас, но вы не спешили. Вы никак не могли решить свои земные дела. Несколько веков ожидания, это немало. В некотором смысле, необходимость встречи отпала.

– Вы, правда, так думаете?

Хунни повернула голову и Смут увидел мочку гладкого маленького уха, ровный изгиб скулы… Где я все это видел?… Во снах?…

Хунни услышала.

От нее не укрылось внезапное смущение Смута.

Помогая землянину, она коснулась его руки и это прикосновение обожгло его.

– Смотрите, Смут, – она явно хотела ему помочь. – По сравнению с вами я почти ребенок. Чисто физически, понятно. Увидев мои следы, вы так и подумали, да? Но я не ребенок. Я взрослая. Земляне часто ошибаются. Это не потому, что вы сильно отстали от нас. Просто у нас все разное – ощущение мира, форм, объемов. У вас все как бы смещено, но мы еще схожи… – Она мягко провела пальцем по мощному локтю Смута. – К сожалению, мы все еще схожи… Сильней, чем хотелось бы… – Она удрученно глянула ему в глаза: – Почему Вселенная столь однообразна?

– О чем это вы?

Хунни вздохнула, не отпуская его руку.

– И мы лишены свободы… Мы все еще заперты в наших клетках…

ЧЕЛОВЕК ЕДИН.

– Един? – она снова его услышала. – Какое самодовольство!

– Но в этом можно укорить и вас.

– Нас? – синие глаза Хунни заледенели. – Это вы бессмысленно таскаетесь по пространству в герметичных бронированных ящиках, которые горят и взрываются. Это вы вымираете от все новых и новых болезней в тесноте каменных городов и впадаете в черную тоску в сырых колониях. Это вы теряете больше, чем находите. Это ваши мысли не имеют точных очертаний… Не надо искать, Смут, – покачала она головой. – Даже не надо сравнивать… – Она действительно слышала все его мысли. – Не надо искать мою сестру с Ио…

– Сестру?

– В Поясе мы все – сестры… Даже больше, чем сестры… В некотором смысле, она – это я… Если нас не слышать, Смут, нас можно даже перепутать… Вы напрасно придаете столько значения собственным телам… Наши тела вызывают у нас ненависть… Мы ненавидим их…

– Ненавидите? – Смут окончательно растерялся. – Но ведь это ваши тела! Я, например, не вижу в них никаких изъянов. – Он, конечно, кривил душой, потому что никогда не видел обнаженных космониток. – Может, некоторая хрупкость… Но в пределах пониженной гравитации… Как можно ненавидеть собственное тело? – спросил он искренне. – У нас ведь нет другого.

– Из всех клеток, в которые мы посажены, – медленно пояснила Хунни, – тело – самая невыносимая. Зачем-то природа наказала нас. Она рассадила нас по клеткам, Смут. Мы замкнуты во множество клеток. Человек никогда, ни землянин, ни космонит, ни единой секунды не знал свободы. Природа замкнула человека в тело, а сами тела поместила в другие клетки… В доисторические времена человек выживал в клетке племени, потом в клетке города, государства… А над государствами, над самой Землей – клетка атмосферы… Когда человек все же вырвался за ее пределы, ему пришлось прятаться в клетку космического корабля… И всегда, Смут, всегда, в течение всей истории, мы оставались в тесной ужасной клетке собственного тела… Понимаете?… Выпрыгнуть из него можно только в небытие… Вот почему, Смут, вы никогда не дотянетесь до звезд, – она слышала все его мысли. – Перед вами неисчислимые невероятные миры, но вы никогда до них не дотянетесь…

– Кое до чего мы все-таки дотянулись.

– Ну да, – с горечью произнесла Хунни. – До пустой Луны. До мертвого Марса. До бесчеловечного Юпитера и Галилеевых лун…

– Есть вещи, с которыми приходится мириться.

– Мириться… – произнесла Хунни все с той же непонятной Смуту горечью. – Да стоит ли ближайшая безжизненная звезда стольких усилий? Почему вы готовы отдавать тысячи и тысячи жизней только для того, чтобы убедиться, что двойные солнца Медведиц химически ничем не отличаются от солнц Стрельца?

– Разве это не интересно?

– Может быть, – покачала головой Хунни. – Не буду спорить. Но все равно это ничего не решает. Даже добравшись до ближайшей звезды, даже шагнув еще дальше, вы останетесь все в той же клетке собственного тела. Из него-то вам никогда не выкарабкаться.

– Но, Хунни, – улыбнулся Смут. – Разве нам нечем гордиться? Наши общие предки выбрались все-таки из клеток племени, города, государства. Они вырвались за клетку атмосферы. Да, пространство оказалось для нас слишком большим. Нужно признать, оно оказалось больше, чем мы думали. Действительно мы взрываемся в кораблях, погибаем от мгновенного удушья, нас размазывает по поверхности ледяных планет, мы теряемся в вечной тьме, но мы ведь пытаемся… Понимаете, мы не хотим мириться с обреченностью… Может, поэтому мы и не сидим на месте… Разве это не примиряет с бесконечностью Космоса?…

– Не примиряет, – холодно ответила Хунни. – Так могут думать только земляне. Прорыв сквозь пространство всего лишь увеличивает объем клетки. Ничего принципиально нового. Просто открывается более легкий доступ к сырью, необходимому для существования все тез же бренных тел. Газовое, пылевое, минеральное, какое угодно, но сырье, всего лишь сырье, Смут. Капризные человеческие тела требуют внимания. Они легко разрушаются, они требуют тщательного ухода. Но сколько бы сырья вы ни добывали, как бы вы, земляне, ни гордились своей экспансией, ваши тела остаются клетками… А гордиться клеткой, – она взглянула на Смута с непонятным укором, – может только варвар…

– А наш дух?

– Он не работает вне тела… Пока… – Она вдруг оборвала себя: – Пытаясь дотянуться до звезд человечество устает и погружается в очередную спячку. На Земле такое уже не раз случалось, вспомните хотя бы эпоху общин. К тому же, резерв человеческих тел слишком ограничен, он слишком мал для того, чтобы освоить Вселенную. Разве легко жить, Смут, осознавая, что ты всего лишь ничтожная пылинка, которую поднимает и несет любой вихрь, и которому ты ничего не можешь противопоставить… Понимаете, о чем я?

– О предопределении?

– Да нет. Скорее, об обреченности.

– Никогда не смотрел на историю человека это с такой точки зрения.

– Неужели никогда? – в голосе Хунни прозвучало явное разочарование.

– Космониты слишком склонны к философии, – усмехнулся Смут. Он уже не пытался скрыть своих мыслей, Хунни слышала каждое их движение. – Наверное, это от вашей уединенности. Но ведь уединенность присуща и самому Космосу. Он – самая большая клетка, которую мы знаем. Он – исполинская клетка, из которой нам вот уж точно никогда не вырваться. Разве можно мечтать о силе, которая поставила бы нас над уединенностью Космоса?

– А почему нет?

– Вы можете назвать такую силу? – удивился Смут.

– Вы сами ее назвали… Хунни долго смотрела на землянина. Казалось, она колеблется. И все же решилась: – Человеческий дух… Сущность, не нуждающаяся ни в какой клетке… Даже в такой огромной, как Космос…

– Не понимаю.

– Космониты смотрят на мир не так, как вы, Смут. Мы осознали бесперспективность разрешенного пути к звездам. Разрешенный путь страшен и мучителен. Он никуда не ведет. Мы заперты в своих технологиях… Пока не взломана клетка тела, ничего не изменится… Ну да, эти ваши попытки достичь звезд… Но сколько можно загружать пространство трупами? Все ваши подвиги – дикость! Пристало ли в Космосе размахивать дубиной предков? Когда-то такая дубина действительно являлась символом высших достижений, но Космос слишком велик, чтобы бороться с ним по старинке… Вас просто не хватит, Смут… Вас не хватит чисто физически… Когда земной корабль терпит аварию в открытом Космосе, вдалеке от баз, даже с Пояса не успевает приходить помощь. Какое-то время мы слышим голоса членов экипажа… Сами знаете… Это кричат тела, Смут… Они не хотят разрушаться… Это кричит дух, не находя выхода… Но почему так должно быть всегда? Разве путешествия в грязных герметичных клетках, делают жизнь счастливой?…

VI

Зеленое небо.

Корни деревьев, сосущие свет звезд.

В кабинете экзобиологов Смут снова вспомнил станцию Калхас.

В тот день станцию окружили потоки лавы, выдавленной вулканом Аббас, а с востока мощные поля серных выходов вспыхивали густой сеткой мгновенных молний – зеленых и желтых.

Станция, впрочем, выстояла. Клетка оказалась прочной.

А вот многонаселенной станции Рюттель (Южный Марс) повезло меньше… Там не помогли скафандры и умные роботы. И капитану Ивену Пирсону на «Лире-II» умные машины не помогли. Клетка корабля, потеряв ход, долго еще дрейфовала в сторону Сатурна. Почти год радиомаяки Пояса ловили слабые сообщения пилотов.

Может, Хунни права? Может, незачем рваться за орбиту Солнца? Может, действительно хватит загружать Космос трупами? Человеческое тело – очень ненадежная клетка. Оно легко уничтожается. Нечего надеяться, что, оставаясь самим собой, человек когда-нибудь достигнет края Вселенной.

А космониты? Они добились чего-то?

Вряд ли, покачал головой Смут. Даже проект «Юпитер», сулящий Поясу и Земле столь невероятные перспективы, воспринимается космонитами сдержанно. Глоцер и его помощники потратили на изучение деталей почти десять лет. У них иное ощущение времени. Хунни права. Наверное, нельзя платить за новые знания цену, обессмысливающую это знание?

Звезды.

Мириады звезд.

Зачем природа спрятала нас в клетку тела?

– Могу я воспользоваться внешним Инфором?

«Через два часа.»

– Почему не сейчас?

«Все Инфоры тора задействованы в эксперименте.»

– Могу я обратиться лично к Глоцеру?

«Через два часа.»

– Он тоже задействован в эксперименте?

«Разумеется.»

Этого не могло быть, но Смуту показалось, что в металлическом голосе плектрона проскользнула ирония.

Наверное, мы впрямь опоздали, покачал головой Смут. Слишком долго космониты ждали нас. А мы не приходили. Нас не было несколько сот лет, пока угасающие НТЦ пытались выстоять в разливе колоний. А когда мы пришли, космониты уже научились обходиться без нас. «Все мы тут – близнецы, даже больше, чем близнецы», – вспомнил он слова Хунни. Такое впечатление, что она пыталась ему подсказать что-то. «Не надо искать ту, которую вы не увидите… Можете считать, что это я… Мы все в Поясе сестры… Даже больше, чем сестры… Если не слышать мыслей, нас вообще легко перепутать…»

Что она хотела этим сказать?

– Полгода назад Глоцер и его сотрудники встречались с землянами на станции Калхас. С какого тора стартовал челнок Глоцера?

«С Шестнадцатого.»

– Где сейчас находится этот челнок?

«На Церере.»

– На нем постоянный экипаж?

«Сменный.»

Смут покачал головой.

Космонитка, которую он запомнил, могла быть членом команды челнока. Она вполне могла быть приписана к Шестнадцатому тору, но это совсем не означало, что она здесь.

– Кто сопровождал Глоцера на Ио?

«Айрон.

Дин Лин.

Гувер.

Ситора.

Голдвин.

Капитан Е.»

– Спасибо.

Смут задумался.

Космониток в окружении Глоцера оказалось две – Ситора и Дин Лин. Обе могли находиться в Шестнадцатом торе, а могли находиться на Церере. Почему нет? На берегу вдавленного центробежным разбегом озера или на ледяных скалах, разрабатываемых сложными роботами.

Дин Лин… Ситора…

Чья грудь обожгла его руку?

Почему Хунни говорила о ненависти к собственному телу?

Да, ребенок видит звезды и не может дотянуться до них, но это не вызывает в нем ненависти к собственному телу. Ситора или Дин Лин? Смешение мыслей раздражало Смута. Он был уверен, что смешение это вызвано словами Хунни. Он начинал понимать скрытую горечь ее слов. За тысячелетия истории мы действительно добрались только до Юпитера. Неужели у нас нет шансов добраться когда-нибудь до квазаров?

Он вспомнил Большой музей Мегаполиса.

Там в специальной витрине можно было увидеть древние школьные учебники.

Именно на таких выросло человечество. Они печатались еще на бумаге. Хрупкие, ломающиеся под пальцами листы, пропитанные пересохшим клеем. Из пункта A в пункт Б… Вечность пропитана горечью. Что бы ни происходило в вечности, из пункта А в пункт Б всегда выходил путник…

VII

Когда раздался звонок, Смут обрадовался. Он был уверен, что это Хунни.

Но в комнату вошел мальчик. Как все космониты, хрупкий, светловолосый. Придерживая балахон тонкой рукой, он неуверенно повел взглядом влево и вправо. Он ждал чего-то необыкновенного и, кажется, огромный широкоплечий землянин не разочаровал его.

– Вы – Смут, – сказал мальчик, взяв себя в руки. – Член Большого Совета, член Ассоциации МЭМ, сотрудник Космического союза, член Совета проекта «Юпитер», специалист по психологии одиночных полетов. Я всего, наверное, не знаю. Но я считаю вас великим человеком!

– Не преувеличивайте, – улыбнулся Смут.

– Я пришел…

– Ну, ну, – приободрил Смут. – Раз пришли, значит, вас что-то интересует. – Кажется, он взял верный тон, потому что маленький космонит расцвел. – Раз пришли, говорите, что вас интересует.

– Все! – восторженно выдохнул мальчик.

Судя по горящим голубым глазам, так оно и было.

– Вы поделитесь со мной тем, что уже знаете?

– Я? С вами? – удивился Смут. – А как это можно осуществить практически?

– Очень просто, – все так же восторженно ответил мальчик. – Я задаю вопросы, а вы отвечаете. Можно отвечать коротко. У меня отличная память. И мне поможет плектрон. И я умею спрашивать.

– А если я не умею отвечать?

Кажется, такое соображение не приходило в голову мальчика, но он не спасовал:

– Я вас научу.

– Как вас зовут?

– Лейн.

Маленький космонит не скрывал своего восторга.

Он был уверен, что его идея принята.

– Хорошо, Лейн. Но можно, я сам задам вопрос?

– Конечно! – готовность Лейна отвечать нисколько не уступала готовности спрашивать.

– Лейн… Как вы относитесь к собственному телу?

Смут не ожидал попадания.

Но оно оказалось абсолютно точным.

Голубые глаза Лейна вспыхнули как огонь. Он заворожено уставился на Смута:

– Я догадывался, Смут. Вы – наш друг. Вы разделяете взгляды Глоцера.

Смут промолчал. Он не знал, как ответить.

– Значит, мы уже не одиноки! Значит, есть и другие земляне. – Лейн восторженно хлопнул себя по лбу: – Так и должно быть, ведь мы братья по происхождению. Я должен был догадаться! В Поясе редко бывают гости, а в Шестнадцатый тор гостей не зовут никогда… Значит…

– Остановитесь, Лейн. – Смут предостерегающе поднял руку. – Мое появление в Шестнадцатом торе еще ничего не значит. Это случайность. От случайностей никто не убережен. Так что, не торопитесь, а то придете к неверным выводам, преступите некие запреты.

До Лейна что-то дошло.

Он густо покраснел, но Смут не собирался его щадить.

Работы Глоцера, усмехнулся он про себя. Значит, главные работы Глоцера, то есть, то, чего ждут от Глоцера сами космониты, то, что для них действительно является главным, никак не связаны с утилизацией искусственных протуберанцев Юпитера… «Мы не так смотрим на мир… Это потому, что мы давно осознали бесперспективность разрешенного пути к звездам… Разрешенный путь слишком страшен и мучителен. Он никуда не ведет. Мы заперты в своих технологиях, как в самой надежной клетке. Пока не взломаны прутья, ничто не изменится…» Кажется, слова Хунни не были плодом случайных импровизаций.

– Боюсь, Лейн, мы не сможем обсудить угаданную вами проблему. Мои знания ограничены моими возможностями.

Лейн разочарованно улыбнулся.

Он к чему-то прислушивался. Принимал подсказку плектрона, или пытался услышать землянина.

– Выходит, я пришел к вам напрасно?

– Выходит так, Лейн.

– Простите меня.

– Не стоит слов, Лейн.

Мальчик густо покраснел.

Так могла бы покраснеть фарфоровая игрушка.

Видимо, плектрон, наконец, что-то разъяснил мальчику. Огонь в глазах Лейна погас. Такое необычно скорое превращение восторженного мальчика в рассудительного юношу рассмешило Смута.

– Хотите мне помочь, Лейн?

Мальчик кивнул. Без всякой восторженности.

– Знаете Хунни?

– Конечно.

– Я виделся с нею сегодня, но у нее было мало времени. Я хочу еще раз ее увидеть.

– А она хочет этого?

– Думаю, да.

– Вы не хотите ее обидеть?

– Разумеется, нет.

– Тогда свяжитесь с ней.

– Как это сделать?

– Позовите ее.

– Но как?

– Через плектрон.

– И она отзовется?

– Обязательно.

VIII

– Мы ухаживаем за каждой веточкой…

Хунни нежно провела узкой ладонью по колючему розовому кусту.

– Мы ухаживаем за каждым ростком, за каждым листочком, за каждым бутоном…

Смут кивнул. Он никак не мог понять, что привлекает его к Хунни и что его отталкивает от нее. Почему-то это его раздражало. Окажись она на месте Дин Лин или Ситоры…

– У нас все искусственное, Смут. Даже тяжесть.

Кажется, Хунни перестала следить за его мыслями и ему сразу стало легче.

– Все, что нас окружает, создано нашими руками. Здесь нет ничего, что появилось бы само по себе. Здесь все связано постоянным жестким контролем. Ослабь мы его хотя бы на час, даже растения начнут бунтовать. Ведь они родом с Земли. Они помнят. Они многое помнят, Смут. В любом случае, больше, чем мы думаем. Не существует растений, которые появились бы в Поясе. – Она медленно подняла голову: – Видите ту лиану? Правда, красивая? Видите, как легко и изящно обвила она ствол маленького гинкго? Сама нежность, правда? Однако, если не досмотреть, лиана задушит дерево. Мы обязаны освободиться от генной памяти, чтобы стать самими собой.

– Как можно избавиться от того, что находится в голове?

– Вместе с головой, Смут.

– Вы шутите.

Он не поверил Хунни:

– Даже свободный дух нуждается в каком-то вместилище.

Он не хотел произносить: в клетке. Но Хунни поняла. И не улыбнулась. Вероятно она знала ответ задолго до того, как он произнес его вслух.

– Хотите искупаться?

Смут вздрогнул.

– Вода очищает.

Хунни потянула свой балахон и он невесомо, как отработанный парашют, лег у ее голых смуглых ног. Смут с изумлением рассматривал нежные линии тела, мягкий изгиб плеча, смуглую грудь, торчащую (Хунни стояла вполоборота) вызывающе вперед, и она опять улыбнулась:

– Вы все-таки слишком землянин, Смут.

– Почему слишком?

– Вы постоянно ищете ту, которую встретили на Ио. Вы ищете ее в каждом моем движении.

И вдруг спросила:

– Вам нравится мое тело?

Она могла не спрашивать. Она читала его мысли, она видела его насквозь. И все-таки спросила. И вопрос прозвучал вторым своим смыслом: вам нравится моя клетка? И на секунду Смут опять был сбит с толку – клетка? или все-таки тело?

– Да, – ответил он.

– Тогда почему столько запретов?

Хунни стояла перед ним обнаженная. Она отражалась в спокойной воде. «Не надо искать ту, которую вы не увидите… Можете считать, что это я… Мы все в Поясе сестры… Даже больше, чем сестры… Если не слышать мыслей, нас вообще легко перепутать…» Что она хотела этим сказать? Смут видел странный отсвет на ее коже. Хунни будто светилась изнутри. Она казалась нематериальной, только синие глаза горели ледяным огнем.

– Хотите меня?

Он кивнул.

Но он хотел Ситору…

Или Дин Лин…

Хунни поняла его.

Светловолосая скульптура, смуглая, как ствол зонтичной хетты.

Тоненьким пальцем Хунни медленно провела по ложбинке между напрягшимися грудями, ниже, по золотистому животу:

– Вы слишком смертны, Смут.

– Только я? Вы нет?

Подставляя тело под льющиеся отовсюду лучи, Хунни улыбнулась:

– Вы не входите в систему плектрона, Смут. Плектрон слышит вас, и я слышу вас, но нам мешают чудовищные лакуны в вашем сознании. И непонимание, которого много. Вы одиноки, Смут. Это можно сказать обо всех землянах. А космониты – как близнецы. Для плектрона мы одно целое. Ему неважно, стоит перед ним Хунни, или Ситора, или Дин Лин. – Похоже, сказанное имело для Хунни какой-то особенный, скрытый от Смута смысл. – Я уже говорила вам… Нас легко перепутать…

Подумав, она добавила:

– Даже в любви.

И медленно вошла в воду.

– Хотите спуститься ко мне?

Он хотел, но ему мешало напоминание о плектроне.

Впрочем, он с этим справился. Сбросил балахон на землю и Хунни улыбнулась его решительности. Кажется, во всем она видела что-то свое, скрытое. Он задохнулся, такой чистой и холодной показалась ему совершенно прозрачная вода, и Хунни осторожно погладила его по плечу. И, наконец, прижалась к нему губами:

– Обними меня… И забудь про плектрон…

IX

– И ты называешь наши тела клетками?

– Конечно… Как их еще называть?… – Хунни задыхалась. – Где твои руки?… Ты нашел, наконец, меня… Я Дин Лин… И я Ситора… Теперь ты будешь знать, что мы похожи… Они чувствуют все, что чувствую я… Ты думаешь о них, значит, сейчас ты с ними… Они знают это… Мы еще не научились делиться всем, но научились делиться многим…

– О чем ты?

– Обними меня…

Хунни жадно прижалась к Смуту.

– Земляне обречены… Заперты в клетках… Рождаетесь одинокими и уходите одинокими… – Он чувствовал, что Хунни знает что-то еще. – Умираете в любви… А ваше рождение – всего лишь пролог к смерти… У вас нет будущего… Даже в любви вы далеки друг от друга, как Земля и Плутон… А хотите достичь звезд…

X

Зонтичное дерево.

Муравьи, текущие по коричневому стволу.

Высокое небо, в котором сплелись ручьи и корни растений.

– Теперь уходи… – Хунни бессильно оттолкнула Смута. – Ты исчерпан… Тебя нет, ты не смог прорваться в мою клетку… Ты же чувствуешь, мы по прежнему разъединены… А если бы…

– Что?…

– Неважно…

– Говори…

– Нет смысла… Ты не останешься…

– Я не обещал… Я не могу остаться…

– Тогда уходи… У землян нет будущего…

В голосе Хунни чувствовались отчаяние и торжество.

– Мир един, но тела разделены, Смут. Даже в самой просторной клетке мы не можем быть чем-то целым.

XI

Ручей в небе.

Небо, переплетенное корнями.

Корни деревьев, сосущие свет звезд.

XII

Шлюзовая камера показалась Смуту еще более пустой.

Правда, на этот раз он старался ступать так, чтобы топот его шагов не разносился по всему шлюзу. Комбинезон и пояс он нашел у дверей и без всякой жалости скинул невесомый балахон с плеч. Чего во мне больше? Растерянности? Непонимания? Нежности?

«Вины.»

– Я никого не спрашиваю.

«Это не имеет значения. Вина копилась в тебе веками. Это не лично твоя вина. Это вина поколений, выбравших неверное направление. Тебе потому и плохо, что ты не знаешь, как избыть скопившуюся вину

– А космониты знают?

«Теперь – да

– Может, подскажешь мне?

«К этому приходят сами. Даже Хунни не захотела подсказать тебе это

– Я пойму сам.

«Может быть. Но не сразу. Тебе будет трудно. Ты одинок.»

– Не преувеличивай.

Плектрон не ответил и Смут двинулся к выходу.

Неужели я, правда, так одинок, что это заметно даже плектрону? Неужели по настоящему одиноки Юри и Йорг? Неужели одиноки все земляне? Неужели наши столь совершенные тела нам только мешают?

– Плектрон, в чем суть работ Глоцера?

Плектрон не ответил.

– Ладно, – сказал Смут и пнул носком тяжелого башмака порожек. – Мы до всего дойдем сами. Космониты тоже полны вины.

Он не чувствовал себя изменившимся. Просто за последние часы в нем скопилось много горечи. Неужели ему специально предоставили возможность задуматься о чем-то таком, о чем никто пока не хочет сообщать землянам официально? Кстати, капитан Йорг только что косвенно подтвердил это: все три камеры слежения «Афея» включены. Не отремонтированы, как должен был бы сказать капитан, а вот именно включены. Наверное, мы опять нарушили какие-то представления космонитов о правилах движения в Поясе, подумал Смут, и они специально подвели нас к Шестнадцатому тору. И сектор Стонов – не флуктуация. Возможно, это и есть та таинственная кузница, в которой космониты взламывают клетку тела, освобождая дух… Обрывочные слова, смех, стоны… В конце концов, сам термин наведенная речь ничего такого не объясняет. Связь можно отключить, уши можно заткнуть, но сектор Стонов всегда наполнен какой-то особенной, непривычной жизнью. Или невероятными намеками на непривычную жизнь. На ту, усмехнулся Смут, которая когда-нибудь пронзит всю расширяющуюся Вселенную от края до края, как луч света, как исполинский прожектор.

Конечно, это по-новому освещало встречу с Глоцером.

Я еще не готов к такой встрече, подумал Смут. Если земляне и космониты впрямь решили прощаться, я еще действительно не готов. Моя горечь должна напитаться надеждой. Так было всегда, на любом переломе. И пусть так будет впредь. Завтра. И через сотни лет. И в последующие миллионы. До той, наконец, странной и невероятной поры, когда наш дух, как одежду, совлечет с себя плоть.

И пусть в этом не будет ужаса.

Часть I (заключающая)

О, СЧАСТЛИВЧИК!

XX век

Мы – плененные звери,

Голосим, как умеем.

Глухо заперты двери,

Мы открыть их не смеем.

Федор Сологуб

I

Вертолет в срок не пришел.

Не пришел он и через день. И через два. И через неделю.

Стало ясно, что в поселке что-то стряслось. Две банки тушенки (из четырех) и последнюю булку мерзлого хлеба отдали Альвиану и Коле Черепанову. Они сами вызвались отправиться за помощью. Полсотни километров нехоженого пути, мороз – под пятьдесят, а что-то сделаешь? Кому-то все равно надо. Мужики отводили глаза, хмуро присаживались на корточки у раскаленной железной печки, курили, а кто валялся на нарах, сберегая силы. На полу не таял занесенный на валенках снег, а на нарах тепло, пальцы не мерзли. Все в бородах, косили под стариков, не скажешь, что старшему под сорок.

– Падлы…

Непонятно, кого Коля имел в виду. Наверное, начальство.

Но в топливе нуждалось не только начальство. Весь поселок ждал тепла.

Когда месяц назад охотник якут рассказал, что в полусотне верст от поселка есть выходы черного жирного камня, который горит в костре, бывшие шахтеры вызвались сами. Добрались до указанного места, пробили штольню, оконтурили выходы. Еще бы недельку и каменный уголь можно считать подготовленным для отгрузки, но кончились продукты. Если честно, Альвиан предпочел бы выйти к поселку с кем-то посильней Черепанова, но Коля единственный, кто согласился отправиться не в полярке, а в нормальной рабочей одежке – в козьих свитерах, в подбитой мехом телогрейке, в штормовке. Ледяная лента реки, продуваемое со всех сторон плоскогорье. В полярке не дойдешь. Даже у костра в ней не отогреешься. Лицо обжигает, а спина мерзнет. Несгибаемые штаны, накатанные на валенки, крытая парусиной меховая доха, да капюшон поверх собачьей шапки. Короче, полярка – это космический скафандр, а не одежда. В ней можно разгуливать по теневой стороне Луны, но никак уж не пересекать промерзшее плоскогорье.

II

…Вышли по темноте.

В воздухе растворены ледяные кристаллики. Смутно. Колю с утра передергивало от застоялого холода. «Ну ты прешь… – ворчал. – Будто, правда, дорогу знаешь…»

Альвиан закрывал рукавицей рот.

Дорогу он знал: видел карту в первом отделе.

Хорошая, подробная, только легенда обрезана. Перерисовать карту ему не разрешили, наверное, боялись, что передаст шпионам. Он даже взъелся: да кому она нужна? У них там есть более точные. Они каждую версту нашей земли в деталях рассмотрели с искусственных спутников! Что им мерзлое Оленекское плато, на котором нет ничего живого.

– По ручью выйдем на плоскогорье, – коротко объяснил Альвиан. – Упремся в круглый холм. С него надо попасть в нужный распадок. Попадем – свалимся в замерзшую речку Сохсолоох. А не попадем… Лучше попасть, Коля…

III

…Морозные сумерки.

Белые берега – как стены промороженного коридора.

– Тут люди, небось, никогда не ходили, – пробормотал Коля, опасливо озираясь.

– Ну, почему? – Альвиан усмехнулся.

Аккуратно прикрывая рукавицей рот, пробормотал невнятно:

– «А ядь их – мясо оленье да рыба. Да меж собою еще ядят друг друга. А гость откуда придет, они дети закалают, тем гостя кормят. А который гость у них умрет сам по себе, его тоже снедают. А есть такие, у которых рты на темени, и не говорят. Когда ядят, крошат мясо под шапку.»

– Ты чего это? – Коля даже забежал вперед, оторопело глянул на Альвиана. – Заговариваешься?

– Ученого человека цитирую.

– Нам бы лыжи, – вздохнул Коля.

Альвиан хмыкнул. На лыжах среди камней не очень разбежишься. Да и дышать нужно бережно. Вздохнул чуть глубже, считай, поморозил легкие.

IV

Лед.

Снег.

Каменные коридоры.

В своей жизни Альвиан насмотрелся всяких коридоров. Вспоминать больно.

Особенно – университетские. Это же известное дело, что грызть гранит науки нелегко. Рубить уголек в шахте – не в пример легче. Но именно Альвиана отправили с шахты в университет. Сказали на комсомольском собрании: окончишь университет, Альвиан, вернешься на родную шахту, нам нужны грамотные люди, страна поднимается. Провожали всем коллективом. Альвиан включился в учебу с первого дня. Особенно нравился ему доцент Лермонтов.

Фамилия знаменитая. А имя совсем редкое – Лолий Александрович.

Читал Лолий Александрович научный коммунизм. Высокий, усы. Одевался по своему. Костюм не из магазина одежды, на вырост, как Альвиан привык, а сшит специально, подогнан по всем параметрам. Руки холеные, ногти чистые. А глаза внимательные. Такой плохому не научит.

– Постижение истории, – заявил Лолий Александрович на вступительной лекции, – требует особого терпения и тщательности. Не думайте, что, изучив конспекты, можно все узнать о битве под Ватерлоо или о XVI съезде ВКП(б). История для вас пока – это умение задавать вопросы. Сразу говорю, что не следует стесняться незнания. Вы пришли сюда учиться. Тот, кто будет стесняться спрашивать, быстро отстанет, из него не получится специалист.

Подход потряс Альвиана.

Вот известный ученый, автор многих трудов, а так запросто: «Спрашивайте. Я тут для того, чтобы отвечать на вопросы!»

Вопросов у Альвиана накопилось выше горла. Если объективно, то что такое все-таки классы? Почему нельзя без классов? Что такое демократия? Кто кого эксплуатирует при социализме? Каковы конечные задачи социалистического государства? Можно ли развитой социализм назвать коммунистически организованным капитализмом? В чем, наконец, историческое предназначение социализма?

Лолий Александрович недоуменно задирал узкую бровь, но отвечал.

– Лолий Александрович, а почему все общественно-экономические формации, ну, такие, скажем, как рабовладение, феодализм, капитализм развивались веками, – не отставал Альвиан, – а коммунизм мы хотим построить сразу за несколько десятилетий?

– Считаете, для нашего общества – задача непосильная?

– Да нет, конечно, я так не считаю. Мы все можем перевернуть. Народ у нас крепкий, и партия знает, что делать. Но сами посудите, с одной стороны – многие, многие века, а с другой – всего несколько десятилетий.

– А вы знакомы с Программой партии? Вы вчитывались в «Моральный кодекс строителя коммунизма»? – Внимательные глаза Лолия Александровича так и впивались в настырного студента. Видно, что ждет от него еще большей откровенности, впитывает каждое слово. Как вакуумный насос. – Разве не от нас с вами зависит – за тысячелетие или за сорок лет построим новое общество?

– Разве законы истории едины для всех?

– А вы глубже вникайте в труды классиков марксизма-ленинизма.

V

Дыша в подмерзшую рукавицу, Альвиан понимал: в первый раз он, конечно, сам напросился. Пер на преподов, как упрямый бык, задавал сотни вопросов, не замечал, как все больше холодели внимательные глаза Лолия Александровича. Потому и был ошеломлен свирепым приказом: « Студента А.А. за нарушение пропускного режима – отчислить».

Какой режим? Какие нарушения?

Когда ребята устраивали вечеринки, Альвиан чаше всего оставался с книгами. Когда ребята читали самиздат, он хотя и заглядывал в затертые фотокопии, но без особого интереса. Ведь он хотел стать настоящим историком, понять фундаментальные законы, по которым жили и живут разные общества. При чем тут нарушения пропускного режима? Ну, возвращался иногда в общагу после двенадцати, но с вахтером они жили душа в душу. Несправедливость выглядела столь очевидной, что Альвиан даже в деканат не пошел. Зачем ему в деканат? Он – комсомолец. Он работал в шахте. Он на учебу направлен рабочим коллективом, он знает, что такое настоящая дисциплина. Какие тут к черту «нарушения»? В горком партии надо идти! Там люди специально сидят, чтобы рабочий класс не давать в обиду!

– Вам к кому? – голос у милиционера вежливый.

Ответил, весь кипя:

– К первому, конечно!

– Вам назначено?

– Что значит «назначено»?

– Ну, вам назначено время? Вас вызывали?

– Да нет, никто меня не вызывал, сам иду! Тут такие дела! – Альвиан задохнулся от возмущения. – Учиться приехал, коллектив шахты рекомендовал, и вдруг приказ: «Отчислить за нарушения пропускного режима»! Представляете? Это меня-то!

Милиционер засмеялся. Чем-то Альвиан пришелся ему по душе.

– Звоните.

Альвиан сразу оттаял.

Приготовился долго спорить с милиционером, а спора нет. Назначали или не назначали, в горкоме партии обязаны принять рабочего человека! Он поднял трубку и набрал номер, подсказанный милиционером. Вот он – студент. Вот он послан на учебу прямо с производства, облечен доверием коллектива. Твердый хорошист и вдруг такое! Вдруг само собой выпрыгнуло правильное слово – беззаконие!

– Да, да, понимаю.

Альвиан даже удивился: утро только началось, а голос у партийного секретаря уже усталый. Неужели работал всю ночь?

– Советую обратиться в ректорат. Там товарищи грамотные, разберутся.

Как это в ректорат? – удивился Альвиан. Ректорат его и отчислил! Снова схватился за трубку, но вежливый милиционер не разрешил.

– Вам ответили.

VI

– А чего имя у тебя такое? – пыхтел в рукавицу Коля.

– Из старообрядцев я.

– Это которые посуду свою от чужих прячут?

– Ну, вроде, – ответил неохотно.

Снег. Мороз. Дыхание прерывается. А надо идти. Надо прорываться к поселку. Если не дойдут, сгинет навсегда заветная тетрадь, спрятанная за пазуху. Ветром ее развеет, водой растворит. Рукописи, что там ни говори, и тонут, и горят. Ему ли это не знать, историку?

Взял себя в руки.

Как это не дойдет? Как это сгинет?

Не для того всю жизнь корпел над тетрадкой. После отчисления из университета сразу сказал себе: годик поработаю и снова за учебу. Никакой Лермонтов меня больше не подкузьмит. Горело в голове: вот правда, как можно построить коммунизм за несколько десятков лет? Лолий Александрович ему ведь не ответил. А коммунизм – это не просто бесплатные столовые и всем по потребности, это, прежде всего, право и возможность творить. Мучило и такое. Карл Маркс и Фридрих Энгельс еще в 1850 году указали: коммунизм является высшей и последней формой устройства человеческого общества. Ну, высшей – это понятно. Но почему последней? В каком смысле? Что, после коммунизма уже ничего нет, совсем никакого развития?

В те дни газеты трубили: даешь якутские алмазы! Альвиану это, как никому, подходило. Домой возвращаться не хотел. Решил: если вернусь, то только с дипломом. А пока работать! Вон какая поставлена задача: построить за полярным кругом первый в мире город с искусственным климатом! Даже сон видел: мертвая тундра в морозной спячке, все выжжено лютым холодом, а под прозрачным куполом гуляют люди в пижамах.

Север его восхитил.

Небо – в крупных холодных звездах. Зимой деревья лопаются от мороза, гром катится над стылой рекой. Летом гнус – мертвый, задавный, плотный, как вода. Впору прятать город не от лютых морозов, а от гнуса. Да, конечно, и поторопились с прозрачным куполом. Даже грубых брезентовых палаток, бревенчатых бараков не хватало, какие уж прозрачные купола!

Но комбинат рос.

Альвиан вкалывал от души.

Свободное время отдавал книгам.

Летит человек в Москву или в Новосибирск, обязательно заказывал новинки, исторические труды, благо появились деньги. Чтобы не отстать от учебы, по собственной инициативе читал для работяг лекции, проводил анкетирование. Едва отмывшись, похлебав супчику, густо заваренного на тушенке, бежал в школу. Сочинил очень хитрую социологическую анкету, которую с помощью старшеклассников распространил среди рабочих и ИТР. Хотел понять, что же все-таки ведет людей на Север? Какая великая мечта заставляет их кормить беспощадный гнус, отмораживать руки-ноги, но терпеть все это и строить комбинат в таком ужасном месте? Искренне считал: одержимость! Наша советская одержимость! Но когда почти тысяча анонимных анкет вернулась к ему, увидел: согревает и поддерживает сердца одержимых людей рубль. Никто из ответивших не клялся «Моральным кодексом строителя коммунизма», не ссылался на призывы партии, а были и просто сердитые ответы. Если мы тут построим коммунизм, а при коммунизме отменят деньги, то какого хера мы тут горбатимся?

Короче, всех питала одна мечта: заработать побольше деньжат, скинуть омерзевшие ватные штаны и накомарник, и рвануть на солнечный юг. Дачка, домик, корова, свои колеса, семья. Все тика в тику, все путём. Это Альвиан, вечный комсомольский придурок, пусть ищет романтику в ватных штанах…

– Смотри!

Альвиан оглянулся на хриплый Колин голос.

В морозном воздухе за спиной, как молоком залившем русло речки, неподвижно стояла цепочка выдохов – круглых неподвижных облачков от дыхания.

VII

Альвиан дал себе клятву: вернуться в университет! И вернулся.

Иркутск – город красивый. В приемной – роскошные девицы, конкурс страшенный. Но экзаменов не боялся. Английский, историю сдал на пятерки. Так окрылился, что из тем, предложенных на экзамене по литературе (образ Катерины из незабвенной драмы Островского, поместное дворянство в великом романе Пушкина и свободная – «Человек славен трудом») выбрал последнюю.

Труд. Слава. Человек.

Обветренный, рослый, Альвиан выделялся среди абитуриентов.

И смелости ему было не занимать, решил сочинение написать в стихах. Толкал под руку таежный бес.

Мы в грезах не видели стяг бригантины. И только когда заставляло житьё, тогда романтичная ткань парусины временным нам становилась жильём.

Мы в белые ночи спешили работать. И черный оскал диабазовых скал нам стал не предметом немых восхищений, а просто фундаментом фабрики стал.

Но белые ночи кончаются скоро. Снегом засыпанный край замирал. Лишь островом жизни в бескрайних просторах кучкой палаток дымился Айхал.

Холодом космоса небо дышало, хиус свирепый гулял над тайгой. А с нами живущих детей отделяло лишь тонким брезентом от мглы ледяной.

И тесно столпившись у печки железной, в бликах огня бушевавшего в ней мы видеть хотели тот город чудесный, обещанный здесь для рабочих людей.

Город, забывший про ужас морозов, город-дворец над громадами скал, как символ победы над дикой природой, достойный счастливого слова – Айхал…

Спасло Альвиана то, что одна из преподавательниц, обходя ряды, шепнула:

– Кажется, вы смелый человек. Это похвально. Но сами подумайте. Тема: «Человек славен трудом». Советскому человеку должно воздаваться по труду, правильно? А у вас мгла ледяная, бараки, дети в полотняных палатках… Как-то не вяжется… У вас еще время есть… Перепишите…

– Но…

– Решайте сами.

Голос преподавательницы прозвучал искренне.

Альвиан смял листок со стихами. Не вяжется, не надо. За час, не задумываясь, отмахал образ незабвенной Катерины.

Спасовал? Возможно.

Зато теперь он точно знал, что ради будущего можно пренебречь некоторыми мелкими внутренними установками. Сразу впрягся в учебу. Не бегал по вечеринкам, свободное время отдавал учебникам. Хотел получить ясное представление о предмете, которому посвящал жизнь. Лолия Александровича, к счастью, в университете не оказалось, еще зимой его перевели в Саратовскую высшую партийную школу. Но появился другой человек. О таком Альвиан мог только мечтать. Профессор Остоженский. Гибель студенток – умница и язва. Сероглазый шатен шестидесяти лет. Участник всех университетских лыжных соревнований и в то же время глубокий исследователь, на работы которого ссылались видные ученые. Талантливому студенту профессор с удовольствием помогал, даже позволил работать в личной библиотеке. В доме Остоженского Альвиан присутствовал при невероятных беседах археологов Окладникова и Ларичева, писателей Астафьева и Распутина. Смотрел на учителя, затаив дыхание. В каждой лекции учителя видел откровение.

«Возникновение первых городов».

Шумер… Древний Египет… Финикия… Индия…

Конечно, Альвиан не раскапывал древних курганов Хафатши или Абу-Шарейна, не вгрызался узкой лопаткой в рыжие почвенные наслоения, скрывающие очередную Трою, не просеивал сквозь мелкое сито горячие пески Дин-Эс-Султана, но у него теперь был Учитель! Слушая профессора Остоженского, он сказал себе: никто больше никогда не собьет меня с курса! Рассорился с ребятами с факультета, отказавшись подписать какое-то письмо в защиту диссидентов. Коля Лебедев с пятого курса как-то рассказал анекдот. Вот Вовочку собирается в школу, просит: «Папочка, дай пятерку на помощь голодающим Лесото.» – «Не дам. У них там климат хороший. Они по три урожая собирают за год!» – «Папочка, это же просьба компартии Лесото.» – «Компартии? Чего же молчишь? Держи червонец. Если в Лесото есть компартия, значит, и голод есть». Анекдот не смешной, а Колю Лебедева из университета вышибли.

Политика Альвиана не интересовала.

Он вчитывался в труды классиков, делал выписки, конспектировал лекции, жадно ловил каждое слово профессора Остоженского. Отчетливо, до отдельной травинки, до камня видел зеленые холмы древней Земли, бескрайние просторы, скудно заселенные доисторическим человеком – грубым, зверовидным, только и умеющим бросаться камнями. Но к началу четвертого тысячелетия до нашей эры зверовидные начали осваивать охотничьи угодья. Жизнь усложнялась, следовало срочно умнеть, и вот чудо! – все те же зверовидные поумнели. Научились обрабатывать землю, а это уже не охота. Специальной палкой начали рыхлить землю. Еще не плуг, но зверовидные не останавливались, пробовали все. Обтесанный камень, обожженная кость, самородное железо – все шло в дело. Огонь костров оберегал умельцев, постоянно придумывающих новое. Их теперь кормило и охраняло все племя. И селиться люди старались рядом с мастерами.

Альвиан допер: производство лежало в основе городов!

Не было бы производства, не было бы и городов. Он явно вышел на настоящую тему. К тому же, она не грозила ему неожиданностями, хотя на одном из коллоквиумов доцент Кира Валентиновна, милая тоненькая, но уверенная блондинка, хорошо знавшая себе цену, охладила его пыл.

– Производство как причина возникновения городов? Что ж, мысль интересная, но не забывайтесь, Афанасьев. Главной движущей силой истории всегда была и остается классовая борьба!

Обиднее всего было то, что в Киру Валентиновну Альвиан был тайно влюблен еще с первого курса.

Но правильно, что одернула.

Предположениям нельзя верить.

Наука не имеет права базироваться на воображении.

Только факты, твердил себе Альвиан. Голые точные факты. Сухие цифры, соответствующие конкретные таблицы, графики. Не гадать, как некоторые, просуществует ли тот или иной строй, скажем, до 1984 года, не трепаться в прокуренных комнатах общаги о том, что тебе все равно не по силам изменить, а искать именно точные ясные факты! Альвиан не хотел еще раз услышать вежливый голос милиционера: «Вам ответили».

Книга «Прогресс и археология», рекомендованная профессором Остоженским, стала для Альвиана настольной.

Из каждой строки британского археолога Гордона Чайлда исходил некий внутренний свет, в каждой строке Альвиан чувствовал волшебство, томящее душу. Ведь Чайлд смотрел на древние города Земли, как на яркие кометы, вдруг врывающиеся в пустое околосолнечное пространство. Вот они далеко вспыхивают на небосклоне, приближаются, горят, а потом, пылая над головами людей, начинают медленно гаснуть. За три тысячелетия до нашей эры во тьме непросвещенного варварства светилось всего несколько звездочек – на Ниле, на нижнем течении Тигра и Евфрата, на Инде, но шли века и звезды древних городов покрыли все пространство от Египта до Малой Азии, до гор западного Ирана, до далекой Желтой реки. А к пятисотому году до нашей эры уже галактики городов пылали на просторах Средиземноморья, Южной Аравии, Индии, Китая…

Музыка, а не книга!

Альвиан мог цитировать целые страницы.

«Пять тысяч лет тому назад большая часть еще очень скудных излишков, имевшихся в распоряжении общества, тратилась на ублажение богов и покойных царей и на строительство их земных жилищ. Хотя в течение последующих тысячелетий свободные излишки увеличились во много тысяч раз, часть их, расходуемая на такие земные жилища и их убранство, по-видимому, значительно уменьшилась. Археолог на этом основании мог бы сделать вывод об упадке религии и богослужения. Историк, привлекающий также литературные свидетельства, придет к другому заключению: предмет почитания был «одухотворен» и в представлении людей больше не требовал крови быков и баранов. Но у него нет также основания думать, что освободившаяся таким образом часть общественных излишков стала полностью расходоваться на удовлетворение насущных потребностей…»

Правда, Гордон Чайлд ничего не писал о классовой борьбе. Наверное, поэтому умница профессор Остоженский (автор предисловия) предусмотрительно указывал: «Особенно полезна книга Гордона Чайлда будет читателю, вооруженному учением марксизма-ленинизма».

VIII

К четвертому курсу Альвиан окончательно определил тему будущего диплома: «Общая тенденция в эволюции городов».

Кажется, он, правда, уловил общую тенденцию.

Кривая, срывающаяся глубоко, затем дающая высокий пик – так выглядел первый построенный им график. Горизонтальная ось – время, вертикальная – процент горожан от населения конкретного региона. Строился график не на игре воображения, не на случайных догадках, а только на фактах, почерпнутых из серьезных источников. Любой качественный переход к принципиально новой технологии, скажем, от охоты к земледельчеству, от земледельчества к промышленному производству, всегда и везде сопровождается пиковым всплеском процентного количества горожан. То есть, получалось, не победоносные восстания рабов, не великие завоевательные походы, наконец, даже не борьба классов перестраивает мир. Глобальная перестройка мира зависит прежде всего от вдруг резко возрастающей потребности общества в творчестве мастеров.

Кира Валентиновна невысоко оценила идею Альвиана. За курсовую она выставила ему трояк и удивилась, когда Альвиан разыскал ее на кафедре.

– Что такое? Оценка не понравилась?

– Кира Валентиновна, это же новый подход! Я зафиксировал не замечавшуюся раньше периодическую повторяемость определенных важных процессов. Из моих прогнозов следует, что рост и упадок городов, все эти разбегающиеся по векам долгие волны урбанизации зависят от переходов общества на другой, качественно иной уровень технологии. Разве такое открытие не стоит высокой оценки?

– Открытие? – Кира Валентиновна снисходительно усмехнулась.

Конечно, она понимает некоторых честолюбивых студентов… Понимает, но вовсе не собирается поощрять их заблуждения… Если вовремя не указать, можно далеко зайти… Выкладки дилетанта…

– Дилетанта? – обиделся Альвиан.

– А вы так не считаете?

– Конечно, нет.

– А вы вот не поленитесь, вы вот перечитайте работу Ленина «Материализм и эмпириокритицизм», – Кира Валентиновна даже стрельнула глазками, ей нравилось смущать влюбленного студента.

– Я перечитывал. Там ни слова нет о периодичности.

– А вас это не насторожило?

Альвиан молча вышел из кабинета. Черт с ним, с трояком! Наверное, и насчет дилетантизма Кира Валентиновна права. Но сдаваться он не собирался. Есть, есть человек, способный понять и оценить его работу.

IX

Профессор Остоженский собирался в командировку в Канаду. Времени у него было в обрез, но Альвиана он принял. Привычный запах трубочного табака, кофе, книги на стеллажах… Черт возьми, зачем ехать в какую-то Канаду? – беспомощно подумал Альвиан. Канада, пахнувшая смолой… Тогда популярны были книжки Аркадия Фидлера… Зачем болтаться в самолетах и в поездах, когда можно заниматься любимым делом?…

– Вот что, голубчик, – сказал Остоженский, перелистав машинописную рукопись. – Вы у нас человек неординарный, но гусей не дразните, – наверное он имел в виду Киру Валентиновну. – Она права, ваши выкладки кое в чем невнятны, эту дисгармонию следует снять. Сходите-ка вы, голубчик, к математикам, пусть они посчитают, что там к чему. А я вернусь из командировки, вместе подумаем.

Альвиан страшно боялся, что математики его не поймут.

Ему ведь не сама кривая важна, а то, что за нею просматривается.

Так же, как охотнику лук важен не сам по себе, а потому, что стрелой можно поразить цель на более далеком расстоянии.

Спертый воздух вычислительного центра, дробный перестук печатающих устройств, мельтешение цифр на дисплеях. Худенький очкастый парнишка-программист в цветастом галстуке и в затертых джинсах рылся в куче перфолент, отыскивая утерянную истину. Буркнул:

– Чего тебе?

– Профессор Остоженский велел вникнуть.

Парнишка перевел взгляд на график:

– А во что тут вникать?

Альвиан удивился:

– Не видишь?

– Ну, вижу. Ну и что? – усмехнулся парнишка, поправляя очки. – Кривая квадратной зависимости функции от аргумента… Только, я думаю, совсем не от того, который здесь указан…

– Как это не от того?

– А так, – снисходительно пояснил программист. – Горизонтальная ось на твоем графике никак не может быть осью времени. Ведь время течет равномерно, согласен? Значит, никак оно не может само по себе вызывать пульсирующие всплески.

– Да почему?

– Откуда мне знать?

– А если, допустим, горизонтальная ось – развитие орудий и средств производства?

– Ну, допустим. Я готов это принять. Только скажи на милость, в каких единицах прикажешь измерять это?

– Представления не имею.

– Ну, ты зверь! – восхитился парнишка.

И отвернулся, показывая, что разговор закончен:

– Разберешься, приходи. А сейчас я тебя не понимаю.

X

…Плоскогорье оказалось ужасным. Камни, как мрачные базальтовые грибы на черных ножках, торчали везде. Альвиан с ужасом представил, как бы они выглядели в полярках. А Коля не успевал материться. То проваливаешься в снег, то скользишь по голому камню.

– Сворачивай к подошве холма.

– Так это же лишние версты. Дотемна не доберемся до речки.

– А по камням не доберемся и до утра.

Спорить не было смысла.

Помогая друг другу, брели сквозь каменный лес.

Ничего живого – сухой снег, кристаллический, промороженный воздух. Круглые, мелкие, растянувшиеся в цепочку облачка дыхания за спиной. Крикнешь, эхо не отзовется. Мир вечной, запорошенной снегом тишины. Страшно представить, как чувствовали себя здесь землепроходцы. За каким чертом несло их так далеко? Уж точно, не за романтикой. Добрый соболь, зуб рыбий, золотишко.

Коля будто угадал мысли Альвиана:

– Вот на кой мне все это?

Альвиан промолчал.

– Мне библиотекарша говорила… Наша Лилька в поселке… Ты что, правда, умеешь угадывать будущее?…

– Я не гадалка.

– А Лилька говорила, можешь.

– Я наукой занимаюсь, не гаданием.

– Да какая разница? Хоть так, хоть этак. Вот свалимся мы в эту речку или нет? Можешь предугадать?

– Я не этим занимаюсь.

– А чем?

– Далеким будущим.

– Далеким все могут, – разочарованно протянул Коля. – «Через четыре века здесь будет город-сад». Сам читал.

– Под ноги смотри, читатель.

– Подумаешь, далеким, – не мог успокоиться Коля. – Ты нам подай завтрашний день, а через сто лет, это мне наплевать. Через сто лет ни от тебя, ни от меня косточек не останется. Если, конечно, не ляжем здесь в вечную мерзлоту…

XI

На пятом курсе Альвиан докопался: всплески урбанизации, внезапный рост городов, действительно связаны не с равномерно текущим временем, а со скоростью внедрения в жизнь новых производственных технологий. Разве могут, скажем, металлургические заводы на быстро устаревающем оборудовании давать сталь все новых и новых марок, причем давать столько, сколько необходимо на текущий момент? Если прямо сейчас, а не через десять лет необходим мощный боевой корабль, как его построить его на верфи, построенной сорок лет назад? Растет население, растут нагрузки, все больше требуется продуктов, машин, орудий труда. Мастера начинают работать в полную силу. Лавинообразное ускорение технологических изменений начинает реально влиять на подход к труду. Каждый производитель разделяет непомерно усложняющиеся производственные задачи между разными исполнителями. Мир суживается. У каждого специалиста свое место, каждый занимается только своим строго конкретным делом. Переусложненная система задыхается.

И так – веками.

То взлет, то падение.

То яркая вспышка, то медленное угасание.

Закон исторической спирали, закон периодической повторяемости форм организации общества все на новом и на новом, более высоком витке развития производительных сил.

С ума можно было сойти от бесчисленных таблиц, в которые, как в обойму, входили все собранные Альвианом данные по количественным изменениям форм организации общества по основным регионам мира за последние пять тысяч лет. Впрочем, эта кропотливая работа доставляла ему удовольствие. Мир казался открытым. И собственное будущее начинало определяться. У профессора Остоженского Альвиана приметил заместитель директора Института истории (Сибирское отделение Академии наук СССР). Даже просмотрел черновик его дипломной работы («Закон периодической повторяемости явлений в естественном историческом процессе»).

– Долгосрочное прогнозирование развития общества – это интересно. Приглашу в институт, потянешь?

Альвиан об этом мечтал.

Банальный быт проходил мимо.

Исчезали ребята, у которых он листал фотокопии Солженицына, Авторханова, Доры Штурман. Приковался к батарее студенческой столовой латыш Имант Л. – требовал вывода из Латвии советских оккупационных войск. Латыша расковали сами студенты: жрать хочется, нашел место для демонстраций! Альвиану все это казалось мелким. Из выведенного им закона автоматически вытекало нечто гораздо более серьезное, чем насилие власти над отдельным человеком. Закон периодической повторяемости однозначно утверждал, что в ближайшем будущем не одна наша страна, а вся человеческая цивилизация (в планетарном масштабе) попросту рухнет, если не будет кардинально перестроена вся система индустриального производства. С этой точки зрения, построение коммунизма или даже социализма в СССР в двадцатом веке, конечно, выглядело проблематичным.

XII

…Морозная мгла перехватывала дыхание и все-таки к вечеру они свалились в русло замерзшей речки. Если это Сохсолоох, пусть ползком, но доберутся до поселка. А вот если ошиблись, то все – конец. Каждый шаг будет уводить их все дальше и дальше в белую ледяную пустыню.

– Слышь, Альвиан. Ты почему засмеялся, когда я сказал про город-сад? Нам же все время обещают коммунизм. Неужели не построим?

– Не построим.

– Да почему? Всем поровну, всем по делу.

– Да потому, что, если построим, на этом наша история и закончится.

– Да ну? Быть не может! Только и жить! – не поверил Коля. – Всем по потребностям! Это же хорошо.

– Хорошо, но рано, – покачал головой Альвиан. – Даже очень рано. Ты еще не созрел для коммунизма. Если тебе дать по потребностям, ты на всех плюнешь, сядешь в своем домике и к соседу перестанешь ходить. А он к тебе перестанет ходить. Будете с ружьями охранять свое добро друг от друга.

– Это что же выходит? – опешил Коля. – Плох коммунизм, что ли?

– Не коммунизм, а мы с тобой плохи. Мы же, в сущности, только-только вышли из крепостничества, то есть из феодализма. А коммунизм это совсем другая формация. Более высокая. И она требует взвешенного подхода. До нее еще шагать и шагать. Зайцами впрыгивать в поезд будущего нельзя.

– Значит, врали? – совсем расстроился Коля.

XIII

Закончив работу над дипломом, Альвиан задумался.

Скрыть выводы, следующие из выведенного закона, было невозможно.

А в стране, объявившей, что социализм в ней уже построен, такие выводы вообще-то не обещали ничего хорошего. Альвиан хорошо помнил доцента Лермонтова и улыбчивого милиционера: «Вам ответили». Он не хотел играть в такие игры. Надо было тихо, без шума защитить диплом, застолбить открытие. А детальной разработкой заняться уже в Институте истории.

Конечно, Альвиан надеялся на помощь Остоженского и страшно обрадовался, когда профессор попросил занести ему дипломную работу. В знакомой квартире на улице Карла Маркса пахло кофе и трубочным табаком. Альвиан направился к любимому кожаному креслу, но профессор Остоженский попросил:

– Оставьте папку на столе.

Наверное, торопился куда-то.

XIV

Прошла неделя, другая.

Профессор Остоженский не давал о себе знать, но мало ли, у него всегда было много дел. Хотелось побыстрее услышать мнение учителя о работе, но Альвиан не хотел навязываться. С Гришей Ляховым, сокурсником, отправился сдавать историю западных славян – экзамен совершенно формальный, не таящий никаких неожиданностей, но Ярославцев, пожилой лысый препод, недолюбливавший Альвиана, сильно его удивил:

– Вам что, указы не писаны?

– Какие еще указы?

Невероятное предчувствие кольнуло в сердце. Что могло стрястись? Не верил собственным глазам. Не указ, конечно, приказ. « Студента А.А. отчислить за академическую неуспеваемость.» Кое-какие хвосты у Альвиана, понятно, были, но это же смешно!

Бежать? Куда?

Конечно, к профессору Остоженскому!

Но когда он так подумал, последняя встреча отчетливо всплыла в памяти.

Усталые глаза… И то, что Остоженский не пригласил его сесть… «Оставьте папку на столе.» Как странно… Альвиан думал о профессоре Остоженском, а видел милиционера, перехватившего телефонную трубку: «Вам ответили». И слышал язвительный голос холеного, уверенного в себе доцента Лермонтова. И видел пленительную Киру Валентиновну, выговаривающую: «Классовая борьба, Афанасьев, вот единственная движущая сила истории.»

Кажется, я опять недооценил горние высоты, в которых парят наши учителя, обречено подумал он. Это же профессор Остоженский писал в известном предисловии: «Особенно полезна книга Гордона Чайлда будет читателю, вооруженному учением марксизма-ленинизма». Профессор Остоженский не мог не понять, на что я замахнулся. Наверное, его обидело мое отношение к работе. Я мог быть с ним откровеннее, а я решил промолчать.

Удар оказался слишком жестоким.

В два дня Альвиан забрал документы (их выдали ему, не задав ни одного вопроса), рассчитался с общагой, библиотекой, другими университетскими службами, выписался и взял билет до Новосибирска.

XV

…Как пусто заполярное небо.

Как странно поскрипывает под ногами снег.

А прелесть жизни все-таки в том, что, как бы плохо тебе ни было, всегда может случиться что-то еще более плохое. Через секретаршу Альвиан передал профессору Остоженскому коротенькую записку: «Спасибо.» Как это ни странно, он не испытал при этом особенной горечи. Он привык терять. Он уже дважды терял университет. И дважды терял учителей. А позже, на Севере, потерял жену. По характеру она могла дать Альвиану сто очков вперед. Выбрав направление, никогда не сомневалась. «Будем жить завтра так, как работаем сегодня… Партия – наш рулевой… Марксизм не догма, а руководство к действию…» Твердая вера позволила обыкновенной ученице с обогатительной фабрики дойти до секретаря райкома партии. Своего мужа она считала рохлей и никчемным человеком. Но не больше. Как возможный идейный враг он вызывал у нее только усмешку.

В Новосибирск Альвиан взял билет не потому, что до Москвы не хватило бы денег. Нет, он торопился найти единомышленников. Новосибирск к тому времени превратился форпостом российской науки в Сибири. Там работали академики Лаврентьев, Христианович, Векуа, Соболев – настоящие первопроходцы, требующие от учеников и сотрудников смелых самостоятельных выводов. Как раз им-то и будет интересно ознакомиться с методом долгосрочных прогнозов. Несомненно, они ухватятся за его работу всеми руками.

Альвиан был потрясен.

Ни до кого он не достучался.

Чтобы выжить физически, устроился подсобником в горячий цех пропарки железобетонных изделий. Без прописки никуда больше не принимали. Из камер, плюющихся горячим паром, извлекаешь формы с бетонными панелями, раскрываешь, укладываешь в штабеля, заполняешь камеры новыми. Чудовищный конвейер, выжимающий из человека все соки. А ведь, отработав смену, Альвиан отправлялся на железнодорожный вокзал, потому что ночевать ему было негде.

Скоро он понял: путь из горячего цеха один – в психушку. К тому же, подрабатывать можно было и на вокзале. Он быстро подружился с местными грузчиками, а время от времени, почистив пообтрепавшуюся одежонку, отправлялся по адресам, получаемым через горсправку.

Известный журналист…

Доктор наук…

Философ…

С удивлением Альвиан обнаружил, что в Новосибирске много философов. Они существовали при каждом учебном заведении. Непонятно, чем они занимались, но к работе Альвиана они не проявили никакого интереса. Самое страшное в жизни все-таки не поражение, пусть даже в главном деле, понял Альвиан, и даже не разочарование во всем и вся. Самое страшное это когда человек ломается и начинает поддакивать людям, которые хотят его сломать. В привокзальном убожестве судьба сталкивала Альвиана с самыми разными людьми. Бывший классный инженер… Спившийся токарь… Потерявший семью и квартиру летчик… Он подолгу обдумывал редкие встречами со специалистами, до которых все-таки достучался…

«Такие теории, как ваша, проверяются десятилетиями…»

«Берите пример с великих… Дарвин не торопился… Он опубликовал свой труд, когда почувствовал за спиной дыхание Уоллеса… Не торопитесь и вы…»

И прямые намеки: «Теория, отнимающая иллюзии, не может быть популярной…»

Альвиан писал в Общий отдел ЦК КПСС. Писал лично Брежневу, лично Суслову, лично президенту Академии наук СССР, не говоря об отдельных ее членах. Иногда грубил, иногда льстил. Ответом было молчание. Он снова и снова продумывал и перепроверял детали построенного им графика. А вдруг он ошибся? Но нет, предел роста цивилизаций, качественный и количественный рубеж, наблюдался отчетливо. Именно предел роста остановил античность, обрушил династию Хань, низверг в ничто золотой век Гуптов… Где сейчас все это?… Почему закономерность исторических событий не настораживает специалистов?

Ну да, ученые, думавшие о будущем, всегда стояли на подошве горы.

Из-за горы они ничего не видели. Они не могли подняться на вершину и увидеть перспективу, потому что все силы отдавали тщательному анализу тенденций развития только двадцатого века. Поэтому все их исследования, самые точные математические модели давали один и тот же результат. В их исследованиях все без исключения графики главных количественных показателей будущего двадцать первого века крутой экспонентой взмывали вверх и уходили в бесконечность. Никто не хотел понимать, что эта бесконечность означает не вечный праздничный взлет, а скорую катастрофу. Земля попросту не выдержит экспоненциальной, нарастающей до бесконечности растраты биологических и сырьевых ресурсов. Она не прокормит нарастающее до бесконечности человечество. Природа умрет от истощения и отравления, а с нею умрет человечество.

Другой бы и остановился на этом.

Но Альвиан останавливаться не хотел.

Его интересовало будущее. Он пытался понять, как человеческая история продолжит свое развитие там, в далеком будущем? В отличие от установившегося подхода, он отсчитывал количественные показатели не за одно столетие, он брал сразу все тысячелетия письменной истории человечества. И на графике начинала проявляться удивительная, никем прежде не замечаемая закономерность. Оказывается, такие экспоненциальные взлеты в истории человечества случались уже не раз. Два-три века человечество стремилось к зениту и вдруг рушилось… Несколько веков застоя и опять взлет…

XVI

Как тупеет душа в бездне глубокой.
Как ослепленная мысль, света не видя,
во мраке глубоком выхода ищет…

XVII

Однажды Альвиан уснул на скамье в самом углу привокзальной площади.

Разбудило его солнце, ударившее в глаза. Он сел и тупо уставился на пыльную, истоптанную, замусоренную траву. Взгляд остановился на мятом журнале, валявшемся под пыльным голым кустом. Судя по обложке, «Новый мир»… А может, «Октябрь»…

Альвиан дотянулся до журнала.

«Вестник всемирной истории». Что ему до нее?

Он уже хотел отбросить журнал, но увидел странное сообщение. Май 1977 года… Москва… Встреча членов знаменитого Римского клуба с представителями советской академической науки… «Человечество на перепутье»… Так и было сказано… Альвиан не удержался от усмешки… Академики страны Советов, построившие развитой социализм и признающие только прямой путь в будущее («Верной дорогой идете, товарищи!»), всерьез обсуждали некие альтернативные варианты…

Он заинтересовался: а какие, собственно?… Ну да, Месарович и Пестель… Денис Медоуз… Известные имена… Элита научного мира… Общие тенденции развития современной цивилизации… «Человеческая цивилизация находится на пороге нового качественного перелома, кардинального поворота в своем историческом развитии…»

А разве не об этом он говорил еще пять лет назад?

Пусть он пришел к подобному выводу не через мощный математический анализ экономических моделей современного мира, а через анализ закономерностей в динамике количественных показателей минувшей истории, его собственная работа и работы Месаровича и Пестеля, несомненно, били в одну цель. При этом Альвиан пошел куда дальше Месаровича и Пестеля. И даже дальше Дениса Медоуза, как раз и определившего эти пределы роста цивилизаций. Все исследователи говорили о конце эпохи современной индустриальной цивилизации, а Альвиан мог с высокой степенью точности мог вычислять основные конструктивные параметры любой последующей эпохи. Он мог назвать любой виток исторической спирали, сколько бы веков не отделяло ее от сегодняшнего дня, и подробно изложить его основные тенденции.

Мог, сказал он себе с горечью.

Но не дотянулся, не докричался, не дозвался.

Застрял на пыльной привокзальной площади. Не нашел сил убедить человечество в ужасной закономерности проносящихся над планетой бурь. Медоуз, Месарович и Пестель будут теперь считаться первооткрывателями, хотя первым к открытию пришел я. Именно моя работа показала, что кривые всех количественных показателей технологической цивилизации однажды взмывают круто вверх к самоубийственному, сжигающему финалу. Именно в моей работе указано, что массовое уничтожение ресурсов собственного существования – явление в живой природе вовсе не редкое, даже заурядное. Так бывает, например, когда популяция живых существ, скажем, саранчи или кроликов, вдруг находит неведомый раньше ресурс благоприятнейшего существования. Численность популяции возрастает резким скачком, в течение короткого времени она достигает неслыханных размеров. Но ресурс уничтожается и популяция столь же стремительно возвращается к исходному, веками длившемуся стабильному и устойчивому существованию. Обычный естественный процесс. Обычный и естественный, разумеется, по отношению к кроликам или саранче. А вот когда речь заходит о человечестве…

Впрочем, для человечества сказанное тоже справедливо.

В двадцатом веке в результате научно-технической революции резко изменилось в благоприятную сторону положение человека на Земле. На крутом пике городской цивилизации в невероятных мегаполисах двадцать второго века человечество поднимется невероятно высоко. А потом…

Альвиан еще пять лет назад говорил, что будет потом.

Но услышать его не захотели. Опасно было его слушать. Даже профессор Остоженский не захотел ему помочь. Он сразу увидел, что имеет дело с весьма нестандартной работой. И быстро понял, что такую работу ни в коем случае нельзя выносить на защиту. Какой бы критике ее ни подвергать, главное в ней (тенденция повторяемости) неоспоримо. Метод всегда важнее суммы всех сделанных открытий прошлого. С помощью предложенного Альвианом метода можно не только восстанавливать ход прошлой истории, но и предсказывать будущее. А там… Ничего вечного… Никаких классовых побед… Такой тезис вызовет не просто бурю. Он вызовет катастрофу. Кривая, выглядевшая на графике Альвиана столь мирно, на самом деле била по существующей системе сильнее самиздата, сильнее всех «ревизионистских» работ, сильнее термоядерной бомбы. А профессор Остоженский вовсе не желал взрывать систему, вскормившую его. Там, где речь идет о принципах, нет места жалкому либерализму. Если дипломную работу провалить, она все равно наделает шуму. А отозвать, упрямый студент может потребовать нового руководителя. О таком варианте профессор Остоженский даже думать не хотел. Надо было заставить Альвиана уйти.

Профессор Остоженский блистательно просчитал самый правильный вариант.

Если выдать Альвиану справку о достойном прохождении тех или иных курсов, не раз уже пуганый студент не станет поднимать шум. Он понимает, что есть пределы, выходить за которые попросту неразумно. Со справкой о прохождении тех или иных курсов он никогда не попадет в серьезный исследовательский институт (что, собственно, и требовалось), но к какой-нибудь шарашке рано или поздно пристроится.

А совесть?

Да какая разница? – улыбнулся Альвиан, глядя в мерзлое небо.

Когда-нибудь среди звезд, на каком-то очередном витке истории (он даже может указать, на каком) появятся люди, думающие совсем иначе. Они, наконец, осознают темный ужас тупиковых путей. И им поможет его работа. Ведь все живое в борьбе за существование стремится найти такой источник жизненных сил, который раз навсегда гарантировал бы постоянный и ровный рост популяции. Не из подспудного ли страха далекое будущее мы всегда решаем розовыми тонами? Не из тайного ли предчувствия, что там, в будущем, все окажется неизмеримо сложнее?

XVIII

Конечно, возьмись профессор Остоженский за работу Альвиана всерьез, он нашел бы бросающиеся в глаза исключения. Скажем, взлеты на переломах эпох каменных, бронзовых или железных орудий. На поверку все они оказываются характерными лишь для определенных регионов: скажем, для низовий Нила, для Междуречья, для долины Ганга. А вот славяне, германцы, турки, арабы, монголы, корейцы, они вообще не знали никаких пиков урбанизации! А некоторые древние цивилизации достигали подобных пиков, оставаясь на уровне каменных орудий – инки, майя, ацтеки. Наоборот, многие африканские племена к эпохе великих географических открытий освоили технологию железа, оставшись при этом на уровне родового строя.

Еще более разителен разброс во времени. Можно привести массу примеров, когда развитые капиталистические отношения накладывались прямо на первобытный родовой строй без каких-либо предварительных этапов.

И все равно (профессор Остоженский прекрасно это понимал) анализ человеческой истории однозначно указывал на определенную закономерность. Пики городских цивилизаций (то есть, резкий рост городов) вызывались вовсе не самой технологией камня или железа, они вызывались ускорением технологических изменений, ускорением, жестко диктующимся местными условиями. Те же африканцы, например, действительно могли полтора тысячелетия совершенствовать железные наконечники копий, потому что теплый климат позволял им жить только собирательством и охотой. Менять родовой строй им не было необходимости. А более скудная Европа по мере прироста населения заставляла местные общества торопиться с изменением способов производства. Уже в эпоху неолита определенное количество ремесленников и жрецов профессионально ломали головы над вечным вопросом: как прокормить племя, город, страну? Не сами технологии, а скорость технологических изменений – вот рычаг, поворачивающий миры. А вовсе не борьба классов.

XIX

…Они остановились.

В мертвенном хаосе черных скал смолк шорох снега, сухого, сыпучего от мороза.

Погруженная во мрак, оцепеневшая окраина планеты окружила усталых людей Великим Безмолвием. Только беспощадным колючим блеском сияли звезды над головой. Этот свет и возмутил Альвиана. Река Сохсолоох лежала под ногами, промерзшая до самого дна. Осталось пройти верст пять, не больше. Он выругал попытавшегося присесть Колю. Общество не прощает тех, кто вырывается вперед. Но, черт побери, оно не прощает и отстающих.

– Видишь? – прохрипел он Коле.

– А что там?

– Огни.

Альвиан не видел огней, но Коля послушно встал и они снова двинулись по ледяной реке. Кто знает? Может Альвиан и не ошибался.

Новосибирск, 1987 – 2002