/ Language: Русский / Genre:sf_action, / Series: Жестокая реальность

Парадокс Каина

Геннадий Прашкевич


sf_action Геннадий Мартович Прашкевич Парадокс Каина ru ru Roland roland@aldebaran.ru FB Tools 2006-05-18 OCR ХАС 0675868D-B7C7-4BDC-9DDE-18B9369A2B91 1.0 Разворованное чудо Вече Москва 2002 5-94538-026-1

Геннадий Мартович Прашкевич

Парадокс Каина

Июль 1979 года.

Стенограмма пресс-конференции.

Сауми. Биологический центр.

Д.КОЛОН (США, «Сайенс»). Цан Улам! В «Й Кёр», в специальном информационном бюллетене, выпущенном, как я полагаю, только для нас, журналистов, приглашенных доктором Сайхом в Сауми, опубликованы материалы, из которых следует, что долгая и практически никому не известная за пределами Сауми работа по созданию другого человека завершена, и завершена успешно. Кай Улам, другой человек, в течение ряда пет, как о том сказано в «Й Кёр», подвергался самым серьезным и самым разнообразным операциям на генном уровне, последовательно проходил, да, видимо, еще и проходит специальную подготовку. Результаты, цитирую «Й Кёр», налицо. Кай Улам, другой человек, не подвержен никаким, ни инфекционным, ни наследственным, болезням, он способен в кратчайшие сроки адаптироваться к самым жестким, к самым нежелательным Для живого организма условиям. Кая Улама, другого человека, вполне устраивает любое, даже самое неприхотливое питание, он способен без особого для себя вреда выдержать достаточно мощный радиационный УДар, наконец, он исключительно добр и внимателен к нам, к так называемым людям разумным, особенно к женщинам и к детям. В самом сложном, в самом запутанном конфликте Кай Улам, другой человек, способен найти решение не только самое верное, но и самоечеловечное. Означает ли все вышесказанное, цан Улам, что мы, люди разумные, с помощью ваших работ, с помощью ваших прозрений освободимся наконец от наших низменных животных страстей и сделаем решительный шаг в сторону предполагаемого прекрасного будущего?

Доктор УЛАМ (Сауми, Биологический центр). В «Й Кёр» ни слова не сказано о так называемых людях разумных. Вообще человек разумный как вид категория вполне устаревшая. В век другого человека нет смысла всерьез говорить о перспективах человека разумного. Еще принадлежа к нам, Кай Улам, другой человек, уже не принадлежит человечеству. Он шагает в будущее один. Он набирается сил, он не встречает серьезных препятствий. Самые трудные дороги для него просты, как тропа, выложенная мрамором. Будущее не принадлежит человеку разумному, будущее принадлежит Каю. Он не просто другой человек, он основатель другого человечества. Доктор Сайх, глава военной Ставки Сауми, учит: мозг, это величайшее изобретение природы, позволившее нам пережить многие виды других, не менее, чем мы, жизнеспособных существ, давно притупился от неправильного употребления. Доктор Сайх учит: перестраивая мир, мы вовсе не перестраиваем человека. Изучая не себя, а свою тень, а именно этим до сих пор занимается наука о человеке, мы изучаем именно свою тень, а не себя. Мы изучаем всего лишь физико-химические процессы. Правда, теперь способ превращения человеческого мозга из органа выживания, каким он до сих пор являлся, в орган мышления, каким он должен быть, наконец найден. Доктор Сайх учит: перестраивать следует не природу, перестраивать следует самого человека. Только тогда придет блаженный покой, только тогда наступит благословенное время, когда представители нового человеческого вида будут умирать не от увечий или болезней, а только от старости.

Ю.Семенов (СССР, АПН). Цан Улам, разъясните, пожалуйста, это понятие — представители нового человеческого вида. Вы имеете в виду наших потомков?

Доктор УЛАМ: Говоря о представителях нового человеческого вида, я имею в виду только потомков Кая. Никаких других вариантов не может существовать, ибо Кай Уламчеловек другой, значит, будущее принадлежит другому.

Ю.Семенов. Разве у нас, у людей разумных, и у Кая Улама, человека другого, разная цель, разное будущее?

Доктор УЛАМ: Доктор Сайх учит: побеждает лишь тот, кто одерживает победу. Доктор Сайх учит: побеждает лишь тот, кто выбрал Новый путь. Доктор Сайх учит: в любом единоборстве, в каких бы формах оно ни проявлялось, победа всегда останется на стороне другого человека, потому что он выбрал Новый путь.

Д.Колон. Посягая на человека, не посягаете ли вы на венец творения?

Доктор Улам (улыбается). Я вижу, вашу щеку пересекает шрам. Он не делает вас безобразным, но он вас не красит. Отношения как отдельных людей, так и отдельных общин, стран, государств обезображены более страшными шрамами. Каждый из нас всегда и постоянно зависит от людей далеко не равных нам по интеллекту. Кроме того, нам мешают приступы нашего собственного безрассудного гнева, или отчаяния, или ни на чем не основанной эйфории, или бессмысленной жестокости. В минуты просветления, крайне редкие, мы, конечно, корим себя за противоречивость своих слов и поступков, за свой неразумный образ жизни. Мы, так называемые люди разумные, боимся войны и не умеем хранить мир. Природа, создавшая нас — всегда наш враг, всегда наш соперник. Труд чаще всего не приносит нам удовлетворения, вкусный обед, которым мы тешим себя, далеко не всегда полезен, к тому же, как правило, он отнят у более слабого человека. (Улыбается.) Венец творения? Я правильно вас понял? Вы настаиваете на этом термине после моих слов?

Д.КОЛОН. Да, конечно, мы несовершенны, несовершенны, цан Улам. Мы даже, скажем так, очень несовершенны. Но если Кай Улам, другой человек, действительно лишен наших низменных склонностей, наших многочисленных пороков, если он действительно мудр и чист, если он действительно полностью лишен нашей нелепой и бессмысленной агрессивности и всегда добр, особенно, как вы говорите, к женщинам и к детям, то почему нам, людям разумным, не по пути с Каем? Почему мы не можем хотя бы сосуществовать с ним, в меру своих сил совершенствуя себя в свете его высоких идей и чистых поступков?

Доктор УЛАМ: Потому, что Кайдругой. Кай, он совсем другой человек. Он не вмешивается в нашу жизнь, как мы, скажем, не вмешиваемся в жизнь муравьев, он даже может наблюдать за нами благосклонно, как мы иногда наблюдаем за муравьями, но он — другой, онсовсем другой, а потому будущее принадлежит только Каю.

Ю.СЕМЕНОВ. И это означает, что люди исчезнут? Куда, собственно, денемся мы, люди разумные?

Доктор УЛАМ. Не имеет значения.

Д.КОЛОН. Слова всегда остаются словами, люди разумные, раз уж мы к ним относимся, привыкли верить фактам. Мы хотим сами увидеть другого, цан У лам. Мы хотим с ним поговорить. Отсюда вопрос. Почему другой человек Кай Улам не присутствует на этой пресс-конференции, посвященной, в конце концов, именно ему, именно его судьбе, именно его будущему?

Доктор УЛАМ. Кай Улам занят не меньше, чем Господь Бог в первый день творения. Но завтра, в это же время, вы будете представлены Каю Уламу в Правом крыле Биологического центра Сауми. Вы также будете представлены одной из его жен— Тё.

Д.КОЛОН. У другого человека много жен?

Доктор УЛАМ. Это не противоречит законам и обычаям Сауми.

Д.КОЛОН. У другого человека есть дети? У него много детей?

Доктор УЛАМ. В Сауми любят детей.

Д.КОЛОН. Увидев Кая, другого человека, мы сможем задавать ему вопросы?

Доктор УЛАМ. Это подразумевается.

Ю.СЕМЕНОВ. А сможем мы увидеть Хиттон — столицу Сауми, родину другого человека? Нам позволят встретиться с гражданскими и военными властями? Мы сможем сравнить Хиттон с тем городом, каким мы его когда-то знали, каким он был до прихода к власти роенной Ставки Сауми? Или нас до самого отъезда будут держать в пустом отеле, весьма тщательно перекрытом вооруженными патрулями?

Доктор УЛАМ. Вы увидите Кая Улама, вы будете говорить с Каем Уламом, вы зададите Каю Уламу необходимые вопросы, все остальное не имеет значения.

Ю.СЕМЕНОВ. Я повторяю свой вопрос.

Доктор УЛАМ (улыбается). Даже самые низкие разбойники и бандиты, увидев Кая, раскаиваются в своих прегрешениях. Кай Улам, шествуя сквозь буйствующую толпу, склоняет толпу к смирению. К сожалению, я не могу сказать того же о так называемых людях разумных. В Хиттоне до сих пор сохраняются некоторые очаги напряжения. Мир пока — это не только Кай Улам, другой человек, это пока и остальные. Этих остальных мы называем в Сауми хито, вредными элементами. У Кая Улама, у другого человека, нет врагов, но враги есть у каждого из вас, потому что вы ничем не отличаетесь от хито. Поэтому наши охранные меры оправданны.

Ю.СЕМЕНОВ. Цан Улам, кто входит в военную Ставку Сауми? Можете ли вы назвать имена людей, конкретно отвечающих за положение внутри страны, конкретно отвечающих за отношение Сауми к внешнему миру?

Доктор УЛАМ. Это не имеет значения.

Ю.СЕМЕНОВ. Цан Улам, многим известно, что несколько лет назад, когда Суами уже закрыла свои границы для иностранцев, Кай Улам, тогда, вероятно, еще не другой человек, и его брат Тавель принимали участие в больших спортивных состязаниях, проводившихся в Европе. Из других источников, достаточно надежных, мы знаем, что Кай Улам и его брат Тавель, а также официальный представитель военной Ставки Сауми генерал Тханг примерно в то же время посетили несколько азиатских и африканских государств, только еще делающих первые самостоятельные шаги. Но, цан Улам, известно, что Сауми официально оборвала все отношения с внешним миром, Сауми не поддерживает никаких отношений с соседями. Отсюда вопрос. Какой, собственно, характер носили указанные визиты указанных лиц — спортивный, деловой, военный, культурный, научный? Не указывает ли это на некие новые тенденции развития Сауми как отдельного самостоятельного государства? И как относится Кай У лам, другой человек, к тем весьма жестким социальным и экономическим реформам, которые проводила и проводит в Сауми военная Ставка Сауми и ее глава генерал Сайх? В конце концов, некоторым счастливчикам удается нелегально пересечь границу Сауми. Именно от этих беженцев мы получаем сведения о том, что происходит внутри страны.

Доктор УЛАМ. Доктор Сайх учит: хито — враги. Доктор Сайх учит: хитоизвечные враги. Доктор Сайх учит: хито предали революцию, хито следует уничтожить.

Д.КОЛОН. Цан Улам, является ли другим брат Кая Тавель?

Доктор УЛАМ. Тавель Уламон из остальных.

Д.КОЛОН. Цан Улам, являются ли другими доктор Сайх, члены военной Ставки Сауми, генерал Тханг, вы, наконец?

Доктор УЛАМ. Не имеет значения.

Ю.СЕМЕНОВ. Цан Улам, вы сказали, что у Кая, человека другого, нет врагов. Но даже за сутки, проведенные нами в стенах отеля, мы успели увидеть множество враждебных по отношению к Каю надписей, начертанных в самых разных местах. Означает ли это, что у Кая все-таки есть враги?

Доктор УЛАМ. Не имеет значения.

Ю. Семенов: ВЫСТРЕЛ

1

Солдаты не церемонились.

Низкорослые, смуглые, хмурые, в черных, свободных, похожих на пижамы мундирах, в клетчатых — коричневое с черным — повязках, небрежно повязанных поверх левого рукава, в брезентовых подсумнках, украшенных цифрой 800, они выстроились, как муравьи, на всех трех пролетах широкой лестницы, ведущей в Правое крыло Биологического Центра Сауми, и каждый старался поторопить журналистов.

— Фам ханг!

Заученный жест.

— Фам ханг!

Заученный толчок в спину.

«Чего им, собственно, церемониться? — усмехнулся Семенов. — Мы же из остальных, из тех, кому суждено уйти. Доктор Улам ясно сказал: будущее, оно для Кая. Мы — те, кого-то должен заменит другой. Эти солдаты работают на будущее другого. О том, что им тоже предназначено уйти, солдаты могут не знать. Так всегда бывало. В любом случае солдатам нигде и никогда не рекомендовалось задумываться. Но если даже они вдруг и задумаются… Не имеет значения. Великолепная формулировка. По крайней мере она объясняет все».

Семенова и Колона втолкнули в зал.

Зал поистине был огромен.

Бетонные потолки тонули в полумраке, масляные светильники, упрятанные в специальных нишах, освещали лишь колеблющийся круг в центре зала, огражденный множеством невысоких блеклых ширм, расписанных сценами из жизни Будды. За ширмами, в полумгле, тоже угадывались солдаты. Они, как муравьи, были везде. Скудные блики сумрачно играли на темном металле автоматов «Ингрейн Мариетт». Лишь когда глаза привыкли к полутьме, Семенов различил высоко над головой мощные балки перекрытий. И совсем плотная тьма царила в узких высоких нишах, плотно забранных бамбуковыми решетками.

Высокая арка, то выступающая из полумрака, то тонущая в нем, была густо обвита вьющимися растениями. На полу перед аркой лежало поваленное сандаловое изваяние отшельника Сиддхартхи Гаутамы, известного всему миру под именем Будды. Изваяние лежало на полу как труп и никто не обращал на это внимания.

Не имеет значения.

«Я должен запомнить каждую деталь, — сказал себе Семенов. — Я должен запомнить каждый блик на автоматах солдат, каждое движение в полутьме. Я должен присматриваться к каждой детали. Меньше всего я должен верить словам. Б Азии всегда произносили много слов, я должен анализировать прежде всего поступки. Я должен запомнить каждую конкретную деталь, способную подтвердить или опровергнуть сказанное доктором Уламом на пресс-конференции. Если после долгих лет полной изоляции Сауми доктор Сайх решил пригласить в страну двух иностранных журналистов, значит, за словами доктора Улама действительно что-то стоит. И что-то, похоже, весьма серьезное».

Не что-то.

Другой.

Семенов усмехнулся. Он не желал продолжать бессмысленный спор с самим собой. Он не выспался. Практически он не спал уже третью ночь. Томительно ныл желудок от непривычной пищи. Больше всего Семенов хотел увидеть Кая. Слова доктора Улама нисколько его не убедили. Он хорошо знал, как расточительно относятся к словам в Азии. Слова в Азии — это всего лишь вид активного или пассивного прикрытия. Иначе, наверное, и быть не может в стране, где собаки никогда не обрастают шерстью, где муравьи устраивают гнезда на высоких деревьях, где пестрые легкомысленные бабочки намертво присасываются к открытым ранам животных, где многие звери умеют подражать человеческим голосам, где, наконец…

Не имеет значения!

Он усмехнулся.

Он слишком много времени отдал изучению Сауми, чтобы не знать о ее исключительных особенностях.

Пернатые хищники, не умеющие летать, мирные животные, вдруг начинающие буйствовать, как в безумии, синие ядовитые жабы, обитающие в неглубоких прудах, наконец, лесные постанывающие сирены, приносящие счастье, — древний символ Сауми. Никто никогда не видел лесных сирен, обитающих якобы не более чем в пяти, может, в десяти кошах от Хиттона, но в канун каждого Нового лунного года многочисленные специально обученные охотники с целым отрядом монахов и послушников с шумом и помпой выступают на лов сирен.

Точнее, выступали.

Как все это выглядит сейчас, Семенов не знал.

За несколько столетий существования Сауми ни одна постанывающая сирена так и не была поймана, но в саду бывшего императорского дворца всегда стояла и сейчас, наверное, стоит просторная бамбуковая клетка, расписанная вычурными саумскими иероглифами, подробно растолковывающими, как будет выглядеть та сирена, что все равно рано или поздно окажется в клетке.

«Возможно, и человек другой — это что-то вроде плачущей сирены. Одно дело говорить о нем и совсем другое — увидеть».

2

Где ждут чуда, там логика немыслима.

Совершив десять лет назад военный переворот, свергнув и уничтожив династию небесной семьи Тхай, свыше трехсот лет державшей страну практически в полной изоляции, доктор Сайх, в прошлом крупный палеонтолог, вовремя переметнувшийся в лоно политики, неожиданно для всех открыл Сауми для иностранцев.

Уже через полгода над черными каменными дворцами и убогими бамбуковыми кварталами Хиттона поднялись современные многоэтажные здания (впрочем, как прежде, устраивались охотничьи экспедиции за постанывающими сиренами), начала действовать единственная в стране железная дорога, связавшая столицу с южными провинциями (впрочем, как прежде, вместо мыла жители Хиттона пользовались кашицеобразной смесью коры дерева тай и стручков, снятых с кустов цветущего кимунти), ударили в небо дымы из огромных труб нескольких весьма мощных ТЭЦ (впрочем, как прежде, даже в Хиттоне больных пользовали знахари, берущие за свой труд продуктами), а за чудовищными торговыми рядами, пропахшими илом, рыбой, дымом и тухлым мясом, поднялся величественный корпус первого в истории Сауми университета. Казалось, новая Сауми стремительно входит в число развивающихся стран Азии, казалось, доктор Сайх, выдающийся ученый, теперь полностью отдавший себя политике, активно вытягивает свою страну из бездны многовековой отсталости, но, как прежде, оставался тайной состав военной Ставки Сауми, как прежде, Сауми не входила ни в одну из международных организаций и не подписала ни одного международного соглашения, как прежде, истинные намерения руководителей страны оставались загадкой — и внутри страны, и за ее пределами.

Никого, в сущности, не удивило внезапное распоряжение военных властей в течение двадцати четырех часов выслать из Сауми всех иностранцев.

В общем, этого ожидали.

Мавр сделал свое дело, мавр может уйти.

Границы Сауми плотно закрылись.

Полубезумные редкие беженцы из Сауми рассказывали поразительные вещи. Семенов сам не раз беседовал с этими полупогасшими людьми. Он пытался увидеть в их глазах хоть какой-то огонек, но в их глазах стоял туман. Как над Большой рекой, рассекающей Сауми на две неравные части.

В Сауми ликвидированы все монашеские привилегии? В Сауми сносятся с лица земли древние священные монастыри и храмы? В Сауми убивают монахов и послушников? Это так? Он, Семенов, не ослышался, он правильно понял? Твое имя Тхоу? Ты бежал через пограничную реку Сай? В тебя стреляли? Тебя хотели убить? Ты сам участвовал в уничтожении старинного храма Гоу? Но ведь в этом храме послушником провел детские годы доктор Сайх, разве можно уничтожить такую святыню? Солдаты не должны думать? Бы выполняли то, что вам приказывали? Это был приказ военной Ставки? А раньше, до того, как тебя сделали солдатом, кем ты был? Учителем? Просто учителем? учителей в Сауми уничтожают, как монахов? Он, Семенов, правильно понял? Их уничтожают физически?

Редкие города Сауми объявлены очагами контрреволюционных идей? Всех жителей выселяют в специальные поселения, в специальные коммуны? Именно всех, он, Семенов, правильно понял? Опорой государства и главной революционной и организующей силой объявлено крестьянство? Писатели, актеры, учителя, врачи, техническая интеллигенция — они поголовно выселяются в специальные поселения, возведенные в самых отдаленных, в самых болотистых и непригодных для жизни районах Сауми? Это так? Но разве доктор Сайх в своей борьбе за новое не опирался все последние годы на немногочисленную, но думающую интеллигенцию? Разве долгие годы эмиграции доктор Сайх провел не в Париже, где возглавлял одну из левых нелегальных саумских организаций? Разве доктор Сайх не был близко знаком со многими выдающимися западными философами, писателями и экономистами? Разве он не разделял многие их воззрения, разве он не симпатизировал идеям технократов? И разве, наконец, не он, не доктор Сайх, пусть ненадолго, но открыл границы страны, попытался ознакомить саумцев с достижениями современной науки и техники?

А вы? Чем вы занимались в Сауми? Бы врач? Это очень нужная профессия. Особенно в такой бедной стране, как Сауми. Врачи необходимы при любом режиме. В нищей Сауми вас должны были ценить. Наверное, в Сауми много врачей? В Сауми всегда было трудно справляться с эпидемиями. Что значит, вы последний? Всех ваших коллег уничтожили? Всех ваших коллег уничтожили физически? Вы сами тоже подлежали физическому уничтожению? Он, Семенов, правильно понял, что все, абсолютно все врачи в Сауми подлежат физическому уничтожению? Ах, не подлежат! Они уже уничтожены!

А вы? Вы инженер? Вы специалист по холодильным Установкам? Почему вы бежали из Сауми? Разве сегодня в Сауми переизбыток подобных специалистов? Что значит, в Сауми больше нет инженеров? Как могут работать без инженеров фабрики, электроцентрали, железная дорога? Они не работают? Железная дорога взорвана? Ее, наверное, взорвали повстанцы? Нет? Ее взорвали солдаты доктора Сайха? Как это может быть? Разве железная дорога была построена не по приказу доктора Сайха?

Беженцы отвечали вразнобой, но постепенно прояснялась общая картина.

В Сауми ликвидирован институт брака, ликвидированы все общественные институты. В Сауми не работает ни один завод, в Сауми больше нет технических специалистов. В Сауми больше нет артистов, учителей, в Сауми физически уничтожены врачи и журналисты. Бее жители городов выселены в провинцию. Национальная набедренная повязка — вот все, что оставлялось каждому человеку, перед тем как колонны босых людей выгонялись из города. Города пусты, колодцы пересохли, плантации затоплены, дороги, ведущие из Хиттона, завалены разлагающимися и уже разложившимися трупами.

Но кто-то же остался в городах? Бы считаете, никого, кроме солдат? Но ведь солдат надо содержать, их надо кормить, их надо снабжать современным оружием. Разве не так? Бы думаете, этим занимается военная Ставка Сауми? Кто, собственно, в нее входит? Бы не знаете? Вы никого не знаете, кроме доктора Сайха? В Сауми вообще не знают, кто, кроме доктора Сайха, входит в военную Ставку?

Не имеет значения.

Внешняя пресса, совсем недавно называвшая доктора Сайха самым последним великим географическим открывателем XX века (пусть ненадолго, но он ведь открыл миру целую страну, прежде плохо известную), очень быстро сменила тон.

«Доктор Сайх, один из весьма немногочисленных саумцев, получивших классическое образование за границей, — писал, например, Д.Колон в большой статье „Игра вслепую“, — оставил, кажется, чистую науку ради грязной политики только для того, чтобы окончательно отвратить своих несчастных соотечественников от сомнительных прелестей западного технологического рая. К сожалению, неизвестно, что конкретно предлагает народу доктор Сайх. Его теория Нового пути больше похожа на заклинания, чем на конкретное экономическое учение».

Не имеет значения.

«Хорошим человеком мы называем хорошего человека, — писал доктор Сайх в одной из главных своих работ, озаглавленной „Новый путь“. — Плохой человек не может вырастить хорошего человека, но хорошему человеку такое по силам. Именно в Сауми, очищенной стопроцентной революцией, взойдут удивительные всходы. Именно в Сауми, очищенной от хито, появится новое общество, появится новый человек, постоянно осознающий себя стопроцентно счастливым».

Доходили и другие, еще более странные слухи.

Несмотря на полную изоляцию военная Ставка Сауми, возможно, интересовалась современными военными технологиями. Это звучало действительно странно, но, кажется, генерал Тханг, представитель военной Ставки, а может быть ее член, и впрямь поддерживал неофициальные связи с некоторыми иностранными коллегами.

Явная бессмыслица.

Нищая, лишенная промышленности страна и современные военные технологии!

За десять лет внимательного изучения Сауми в досье Семенова накопилось не так уж много материалов, но все они вызывали массу вопросов.

Например, неофициальное участие Кая и Тавеля Уламов в гонках тяжелых «формул» в одной из западноевропейских стран. Понятно, что оба брата участвовали в этих гонках под псевдонимами.

Сам Семенов гонок не видел.

В день финальных заездов он вообще находился на борту теплохода, пересекающего Средиземное море.

В каюте Семенова, достаточно просторной и прохладной, сидел перед включенным телевизором анголец Дезабу, патриот из МПЛА. Дезабу не интересовали гонки, он включил телевизор ради последних политических новостей, но попал на спортивную хронику. Показывали улыбающегося Тавеля Улама — победителя гонки.

— Он выиграл? — удивился Семенов. — Насколько я помню, лидировали итальянец Маруччи и некий Тшиих, брат У Сана, — он указал пальцем на торжествующе улыбающегося с экрана Тавеля Улама. — Говорят, они из Сауми. Многие, кстати, ставили именно на У Сана.

— Кто он, этот У Сан? — заинтересовался Дезабу.

— Говорят, он из Сауми, — повторил Семенов. — Глядя на него трудно поверить постоянным сообщениям о тотальном голоде в Сауми. Он не выглядит истощенным, правда?

— Тот, кто голодает, не выезжает за пределы страны. Особенно такой закрытой страны, как Сауми.

— Частная инициатива, — Семенов пожал плечами. — Вероятно, кому-то в верхах военной Ставки Сауми понадобилась такая игра.

— Подожди, — Дезабу вдруг напрягся. — А это? Кто это?

— Это Тшиих, брат У Сана, я уже говорил тебе. Наверное, это псевдонимы. Вряд ли им позволили выехать из страны под настоящими именами.

— Тшиих? — не поверил Дезабу. — Не может быть.

— Почему?

Дезабу не ответил.

Операторы давали повтор.

На экране на полном ходу переворачивалась машина лидера гонки итальянца Маруччи. Тшиих, шедший вторым, мог обойти соперника, но машина Маруччи, вылетев за полосу, загорелась. Сойдя с полосы, бросив свою машину, Тшиих снова и снова бросался в пламя, пытаясь вытащить из деформированной железной коробки травмированного итальянца. Пламя ударяло в Тшииха, он падал на траву, и снова вскакивал. Тысячи болельщиков, сгрудившиеся за ограждениями, яростно и восторженно ревели. Столь же яростно и восторженно ревели «формулы», пролетавшие мимо горящей машины итальянца.

У Сан шел третьим.

Он, несомненно, увидел брата, пытавшегося помочь итальянцу, он вполне мог остановить машину и помочь брату и заживо сгорающему итальянцу, но У Сан этого не сделал.

Лицо У Сана показали крупным планом.

В темных, увеличенных мощной оптикой глазах У Сана стыли слезы, но он не остановил машину.

Потом на экране показали обожженного Маруччи.

— Мне жаль, — выдохнул он одними губами. — Мне жаль, что я помешал выиграть Тшииху. Я постоянно чувствовал его дыхание за спиной, выиграть у меня гонку мог только он.

— Мало кто знал Тшииха до сегодняшнего дня, — с трудом добавил итальянец. — Но теперь мы все будем знать: Тшиих — настоящий парень!

Место Маруччи на экране занял У Сан — победитель гонки. Он приветствовал зрителей по-саумски: пальцы правой руки были плотно сжаты, большой слегка загнут.

Натак! — знак победы.

Знак большой победы.

— Тут кое-кто говорит, — жестко усмехнулся У Сан, — что победу могли одержать только Тшиих или Маруччи, но победу одержал я.

Натак!

— Как мы узнали, — подвел итог спортивный комментатор, как мы узнали, Тшиих специальным чартерным рейсом отправлен в одну из азиатских стран. Наставник Тшииха считает, что родной климат лечит эффективнее любых лекарств. Он уверен, что его воспитанник скоро оправится от ожогов. Он уверен, что на коже Тшииха не останется безобразных следов. — Комментатор широко улыбнулся: — Мы желаем тебе здоровья, Тшиих!

Дезабу недоверчиво покачал головой:

— Тшиих? Это странно. Когда я встречался с Тшиихом, его звали как-то не так. Я не запомнил его имени, но его звали как-то не так.

— Ты впервые в Европе, Дезабу, — улыбнулся Семенов. — Тшиих тоже впервые в Европе.

— Я уже встречал этого человека, — упрямо повторил Дезабу. — Я его встречал не в Европе.

— Где же?

— В Анголе.

— В Анголе? — недоверчиво повторил Семенов.

— Именно в Анголе, — утвердился в своей уверенности Дезабу. — В Кабинде, в разведроте 113. Примерно полгода тому назад. Меня привезли в Кабинду португальские карабинеры.

— В Кабинде? Как мог Тшиих попасть в Кабинду?

— Меня схватили карабинеры, — побледнел от негодования Дезабу. — Они схватили меня с каньянгуло в руках. Это такое длинное самодельное ружье, которое можно заряжать чем угодно. Большой наперсток черного пороха, пыж из хлопка, камни, битое стекло, рубленые гвозди, еще один пыж, и смело жми на курок. Если ружье не разорвет, ты непременно попадешь в одного из португальцев. Очень сильное ружье. А еще у меня был транзисторный приемник, — по-детски счастливо похвастался Дезабу. — Я отобрал приемник у пленного португальца.

Дезабу произнес «у каа». То есть, у собаки. Так в Анголе патриоты называют португальцев: каа — собака.

— Моя жена работала диктором на радио «Ангола комбатенте» в Танзании, она бежала из Анголы. Оставаясь один, я включал приемник и слушал голос жены. Меня схватили, когда я слушал голос жены. Меня привезли в Кабинду, но я не стал отвечать на вопросы каа, потому что знал: они меня все равно убьют. Ответишь или нет, каа нас всегда убивают.

Дезабу сказал: «нас — пье нуаров». То есть, черноногих.

— На этот раз каа почему-то не торопились. Наверное, они ждали кого-то. Они поставили меня на колени в траву, и я стоял на коленях посреди просторного двора, окруженного забором и колючей проволокой. Потом из комендатуры вышли три португальских офицера, а с ними очень полный невысокий человек в черной рубашке и в черных штанах. Его лицо было густо побито оспой, еще я запомнил бородавки на подбородке и на правой щеке. Внимательнее я не присматривался, потому что знал, что меня все равно убьют, но это запомнил. А с ним, с этим полным в черной рубашке, был тот, кого только что называли Тшиихом. Но там его называли как-то иначе. Я не стал запоминать имя, потому что знал, что меня все равно убьют. Лицо у этого человека было в бледных пятнах, как от неровного загара. Я так и подумал: обгорел и облез, собака, каа. Он подошел ко мне, и я сжался, потому что решил, сейчас он начнет меня бить. Но он жестом позволил мне лечь в траву и жестом показал, что я могу слушать транзистор. Он будто понял, что мне хочется услышать голос жены в последний раз, хотя он не мог знать, что моя жена работает на радио. У этого человека были странные глаза. Мне даже показалось, что он понимает меня. Но он был каа, собака. К тому же я знал, что меня убьют, и перестал обращать на него внимание. А ночью, — пожал плечами Дезабу, — меня отбили. Среди убитых и пленных я не нашел ни этого Тшииха, ни полного человека в черной рубашке. Наверное, они уехали.

3

Семенов и Колон стояли рядом.

Масляные светильники почти не разгоняли полумрак, казалось, они делали его еще гуще.

Ширмы…

Угадывающиеся за ними тени солдат…

Он, Семенов, в Биологическом центре Сауми? Им назначена встреча с другим человеком, у которого нет врагов. Тогда почему тут солдаты?

«Тебе повезло, — сказал он себе. — На этот раз тебе действительно повезло. Ты вовремя оказался в Японии. Профессионал обязан оказываться в нужный час на нужном месте. Прилети ты в Японию на час позже, приглашение доктора Сайха было бы передано бельгийцу Пфаффу. Вместо тебя в Сауми полетел бы бельгиец Пфафф. Ты очень вовремя оказался в студии профессора Ягамацо, а странное приглашение доктора Сайха была отправлено на адрес его студии. Когда-то доктор Сайх дружил с профессором Ягамацо. „Военная Ставка Сауми примет двух журналистов“. Колон, как всегда, оказался первым. Он всегда успевает быть первым. Но вторым успел ты, Семенов».

Он зябко повел плечом.

Откуда это щемящее чувство опасности?

Впрочем, удивительнее было бы не ощущать опасности.

Пустой Хиттон…

Солдаты в черном, облепившие мраморные лестницы Биологического центра…

Поверженный Будда…

Масляные светильники…

А ночь, проведенная в абсолютно пустом отеле?

А картонка, найденная утром под дверью номера?

— Фан ханг!

Подняв картонку, Семенов и Колон переглянулись.

Поперек серой картонки жирным углем был изображен простой иероглиф, означающий имя Кай, так же жирно иероглиф был перечеркнут черным угольным крестом.

— Держу пари, — сказал Колон, — час назад этой картонки под дверью не было.

— Ты вставал?

— Я почти не спал. Мне всю ночь слышались чьи-то шаги. Я несколько раз подходил к двери. Когда-то в этом отеле убили моего друга. Давно. Под утро я даже выглядывал в коридор. Я увидел бы картонку, лежи она под дверью час назад.

— Неужели в Сауми еще сохранились грамотные люди?

— В Сауми ты удивишься еще не раз, — удовлетворенно заметил Колон. — Дай мне эту картонку. Я суну ее под нос карлику Су Вину. Интересно, почему доктор Улам держит такого маленького секретаря? Су Вин так вежлив, что, видимо из стеснения, не выполнил пока ни одной нашей просьбы. Пусть полюбуется на картонку. Это должно его отрезвить. Оказывается, офицеры, которыми он командует, отнюдь не стопроцентно защищают нас от неожиданностей.

Колон усмехнулся, и шрам на его щеке странно дернулся.

— Когда-то я часто прилетал в Хиттон. Я бывал в Хиттоне раз пять. Хиттон и в мирные дни не внушал мне доверия.

Семенов рассеянно кивнул.

Пользуясь кратковременным отсутствием охраны (вероятно, солдаты завтракали в вестибюле отеля), Семенов и Колон медленно двинулись по захламленному коридору к винтовой лестнице. Ни один лифт в отеле не работал уже много лет.

— Что там?

— Смотровая площадка.

Металлические истертые ступени, пятна ржавчины, похожие на засохшую кровь…

И — Хиттон.

Семь или восемь высотных зданий по горизонту — мертвые, брошенные, слепые, прорвавшие сплошной зеленый покров башни. В черных провалах окон вдруг мелькал солнечный зайчик — случайное отражение от случайно сохранившихся стекол.

А ниже — джунгли.

Только джунгли.

Сплошное море джунглей, затопившее бывший город.

Они нигде не видели никакого движения, до них ниоткуда не долетали никакие шумы. Хмурясь, Колон и Семенов внимательно всматривались в сплошной зеленый покров, не находя в нем никаких прорех, никаких пятен.

Но это там, именно там, внизу, под сплошным зеленым одеялом безумствующих растений, под чудовищными кронами вечно сырых муфуку, под сплетением колючих лиан, под сплошным покровом бесчисленных растительных чудищ лежали мертвые пустые улицы Хиттона — ряды оставленных когда-то жилых домов, рыжие пустые казармы, разгромленные аптеки и магазины, руины храмов. Лишь в двух—трех местах над зеленым покровом джунглей лениво поднимались жирные плоские дымы пожаров. Но их было совсем немного. За годы, прошедшие после выселения жителей, в столице Сауми сгорело все, что могло сгореть.

— Идем обратно, — кивнул Колон. Вид мертвого города внушал ему ужас.

Семенов молча кивнул.

Эта странная картонка под дверью…

Кто, кроме них и солдат, мог попасть в пустой отель?..

Они спустились на свой этаж и все так же медленно двинулись по пустому коридору к свету далекого окна, кажется еще сохранившего стекла.

Раздавленная авторучка…

Полуистлевшая тряпка…

Растоптанная олеография…

Заплесневевший ковер…

Они шли очень осторожно, потому что в истлевших складках заплесневевшего ковра вполне могла затаиться какая-нибудь ядовитая тварь.

Двери многих номеров были приоткрыты, из них несло затхлостью.

Слишком много пустоты.

Не имеет значения.

Они шли по бесконечному коридору, ступая по россыпям позвякивающих под ногами позеленевших от сырости стреляных автоматных гильз. Перед высокой двустворчатой, разбитой взрывом гранаты дверью библиотеки стреляные гильзы буквально устилали весь пол. Стекла в окнах библиотеки вынесло взрывом, снаружи тянулись в библиотеку колючие витые щупальца лиан. Одна лиана уже укоренилась в бамбуковой кадушке и даже дала ростки, предварительно удушив высокую декоративную пальму.

Пишущая машинка, разбитая прикладом, заплесневевшая гора библиографических карточек, разбухшие от сырости книги…

— Когда-то это был первоклассный отель, — без всякого сожаления заметил Колон. — Когда-то я всегда останавливался именно в этом отеле. Тогда мы считали, что Новый путь доктора Сайха выводит Сауми на дорогу прогресса.

Семенов кивнул.

«Я должен запомнить каждую деталь. Загаженные крысами книги, запах тления и помета, стреляные гильзы на полу. Лиана, укоренившаяся в бамбуковой кадушке и задушившая пальму. Клочья волос, почему-то прилипшие к письменному столу. Я должен запомнить каждую деталь, чтобы потом задать вопрос другому человеку Каю Уламу. Я обязан задать другому человеку этот вопрос. Если ты правда другой, если ты по-настоящему человечен, если ты действительно начало другой эпохи, то зачем это все? Убитые книги, мертвый город, пустая страна…»

Он осторожно поднял разбухший, в клетчатом переплете томик, напечатанный по-французски.

«ДОКТОР САЙХ УЧИТ…»

Он хотел бросить книгу на место, но вдруг увидел имя на титуле.

— О! — сказал он.

— Что там? — настороженно спросил Колон. Он явно нервничал, принюхиваясь к странным, ползущим со всех сторон запахам.

— Джейк, это ваша книга.

Семенов поднял руку с распухшим от влаги томиком:

— Эту книгу написали вы, Джейк. Наверное, когда-то вашей книгой как путеводителем пользовались туристы, наезжавшие в Сауми.

— Не тот бедекер, с которым нужно наезжать в Сауми…

— Вам, наверное, захочется взять эту книгу на память, Джейк?

— Не испытываю ни малейшего желания. Бросьте ее в общую кучу. Она свое отслужила.

Семенов встряхнул книгу, ее слипшиеся страницы разошлись.

«Вопрос. Правда ли, что звери из зоопарков Сауми выпущены на волю в первые часы революции?

Ответ. Доктор Сайх учит: рожденное не людьми должно оставаться свободным».

— Доктор Сайх, — сплюнул, закуривая, Колон. — Я трижды встречался с доктором Сайхом. Пользуясь его афоризмами, можно написать десяток подобных книг. Учение доктора Сайха просто, как свет солнца в кронах утренних пальм, оно просто, как роса на траве, в своей простоте оно должно убеждать самого простого крестьянина.

Он настороженно потянул носом.

В мертвой библиотеке остро пахло сыростью, мышиным пометом, пылью, цветочной пыльцой, но и еще чем-то, заносимом извне, — чем-то невнятно знакомым, внушающим тревогу.

— Взгляни.

Семенов повернул голову.

В метре от пола, как будто это сделал лежавший на полу человек, жирным черным углем был начертан иероглиф, означающий имя Кай, и так же жирно перечеркнут черным крестом.

Не оглядываясь они оставили библиотеку.

Коридор, сужаясь, как труба, уходил вдаль. Когда-то это был огромный отель, он строился из расчета вовсе не на двух человек. Он и сейчас внушал почтение своим объемом, и все равно они, Семенов и Колон, были сейчас единственными его жильцами.

— Тише…

Они остановились.

Тишина.

Мертвая тишина.

Вдруг что-то звякнуло, что-то упало.

Пискнула крыса, выскочив из-под разбитой стеклянной двери бара, из рамы которого торчали осколки стекол, кривые и острые, как листья фыи.

Этот запах…

Они переглянулись.

Свеча!

Запах свечи!

Кто мог жечь свечу в пустом отеле?

Преодолевая внезапную нерешительность, боком, выставив вперед левое плечо, Семенов шагнул в разбитую дверь бара.

— Тише… — шепнул он, останавливаясь и вглядываясь в полутьму.

— Крысы… — пожал плечами Колон.

— Запах свечи… — напомнил Семенов.

Крысы не жгут свечей, крысы предпочитают грызть свечу, если уж она попалась им на глаза.

Осторожно приблизившись к искореженной стойке, Семенов негромко спросил:

— Есть тут кто?

Никто не ответил, но в темноте что-то звякнуло.

Резко повернув голову, Семенов увидел в дальнем углу человека. Человек сидел в кресле. У его ног слабо дымилась догоревшая до пола свеча.

Кресло под человеком было черное, почти невидимое. В первый момент Семенову показалось: человек в нелепой позе как бы висит над грязным полом бара.

— Кто вы?

Колон шумно дышал за плечом Семенова.

Почти сразу они увидели второго человека.

Он, этот второй, лежал на полу в неловкой позе.

Он пьян, не поверил Семенов.

Пьян!

В Сауми!

Но запах виски не оставил никаких сомнений.

Если люди в Сауми объявляются хито — вредными элементами — только за то, что они могут взять лишнюю горсть риса, только за то, что они могут накинуть на плечи рубашку, то что грозит человеку, осмелившемуся попробовать алкоголь? И как эти люди попали в отель, охраняемый армейскими патрулями? Не они ли подбросили им картонку с загадочным иероглифом?

Семенов негромко повторил:

— Кто вы?

Человек в кресле медленно повернул голову. Он ничуть не удивился гостям. Его круглое лицо с резко выступающими скулами выражало полное равнодушие.

— Пхэк! — произнес человек равнодушно.

— Кто вы?

Человек не ответил.

Пошарив рукой по полу, он нашел плоскую флягу виски и сделал большой глоток.

— Вы здорово рискуете, — все так же негромко заметил Семенов. — Под креслом может оказаться змея.

— Пхэк! — повторил неизвестный.

Ударившись в темноте бедром об угол стойки, Семенов прошел к окну. Деревянную отсыревшую раму заело, Семенов вышиб толстое запыленное стекло табуретом. Волна света и душного влажного воздуха хлынула в бар.

У ног сидевшего лежал автомат.

Как ни был слаб свет, Семенов сразу узнал сидящего в кресле человека.

Круглое лицо, упрямые скулы, вызывающе высокий для коренного саумца лоб, щека, подрагивающая от нервной пляски сведенных судорожно мышц, и пронзительные узкие глаза, подчеркнутые волевой треугольной складкой на переносице.

Тавель Улам.

Преследователь.

Драйвер.

Упорный смертный.

Ничего в бывшем баре не изменилось, ничего не изменилось и во внешнем мире. Дымили во дворе костры, над кострами торчали деревянные рогульки с дымящимися котелками. У ворот, опутанных колючкой, стояли пустые ящики из-под патронов все с теми же цифрами — 800. Но как брат Кая Улама, человека другого, попал в отель? Почему он при оружии? Почему он пьян? Что означают картонка, подсунутая под дверь, и иероглиф на стене? Почему он не нашел лучшего места для подобного времяпрепровождения?

— Пхэк! — выругался Колон. — Они перепились. Они ничего не соображают. Это Тавель, — Колон кивнул в сторону человека, сидящего в кресле. — Я хорошо его знаю. В этом состоянии он не ответит ни на один вопрос. Пошли, Джулиан. Их развлечения — их дело. Нам не надо вмешиваться в их дела. Пхэк.

4

Ширмы в центре зала Биологического центра Сауми придавали ему сходство с лабиринтом.

Из узкой боковой ниши бесшумно выскользнул, заковылял к журналистам прихрамывающий маленький человечек со злым морщинистым лицом, собранным в кулачок.

— Цан Су Вин!

Карлик издали улыбнулся Колону и вежливо поклонился. Колон в белой рубашке, расцвеченной нелепыми алыми розочками, возвышался над ним как башенный кран. Цана Су Вина это нисколько не смущало. Он чувствовал себя хозяином, он ожидал вопросов и готов был ответить на любой вопрос. Раскосыми хитрыми глазами он одновременно смотрел и на Семенова, и на Колона.

— Цан Су Вин, — негромко сказал Колон, — вы действительно уверены в безопасности Кая Улама?

— Доктор Сайх учит: опасность внутри нас, — заученно ответил цан Су Вин. — Доктор Сайх учит: хороший человек всегда привлекает опасность. Доктор Сайх учит: любая опасность отступает от хорошего человека.

— А это? — спросил Колон, вынимая из кармана найденную у порога картонку.

Цан Су Вин слегка прищурил глаза.

— Хиттон пуст, — сказал он, — вежливо кланяясь. Но Хиттон — очень большой город. Б пустом, но очень большом городе всегда есть место для некоторого количества хито — вредных элементов. Хито — враги, — заученно сказал цан Су Вин. — Хито — извечные враги. Хито предали революцию. Но существование хито вовсе не предмет для волнений.

— Но Кай Улам?..

— Не имеет значения.

Бесконечно сузившиеся глаза цана Су Вина действительно не выражали ни волнения, ни тревоги. Если он что-то знал о происхождении картонки, он предпочитал держать это знание при себе. Своей вежливостью он как бы ставил журналистов на полагающееся им место. Они приглашены в Хиттон, им разрешено встретиться с человеком другим, но это не означает того, что они и впрямь могут понять, что, собственно, происходит и может происходить в такой удивительной стране, как Сауми.

Вслух цан Су Вин повторил:

— Не имеет значения.

— Кай Улам становится популярной фигурой, — настороженно предупредил Колон. — Как правило, популярные фигуры вызывают нездоровый интерес у тех, кто хотел, но не смог стать популярным. Не бывает так, чтобы даже в таком большом, пусть и пустом городе, как Хиттон, не нашлось безумца, который захотел бы, скажем, выстрелить в такого популярного человека, как Кай Улам?

Цан Су Вин вежливо улыбнулся:

— Не имеет значения.

— Знает ли генерал Тханг о подобных угрозах в адрес Кая Улама?

— Не имеет значения.

— Разве вы не обязаны обеспечивать безопасность Кая Улама?

— Не имеет значения.

Бесшумный, серый, как мышь, цан Су Вин, несомненно, оценивал ситуацию. Но по-своему. Бесшумно, как летучая мышь, он отступил в нишу и будто растаял в ней.

Колон усмехнулся:

— Не оборачивайтесь, Джулиан. Я вижу Тавеля Улама. Пусть он пройдет мимо.

И разочарованно предупредил:

— Можете обернуться. Он увидел нас. Он идет к нам. Я никак не думал, что он сумеет так быстро прийти в себя после ночной попойки. Признаюсь, увидев Тавеля в отеле, я решил, что мы с ним больше не увидимся.

— Он узнал вас?

— Думаю, да. Я не так изменился за эти годы, как он. Когда я встречался с ним, он выглядел гораздо бодрее.

Оттолкнув плечом черного солдата, не успевшего отступить в сторону, задев качнувшуюся, но не упавшую ширму, в круг света, отбрасываемого масляными светильниками, шагнул невысокий человек, несомненно тот, которого Семенов видел утром в разбитом баре. Черная форма сидела на нем плотно и аккуратно. Каждый жест был точно рассчитан. Он кивнул сразу обоим и отдельно улыбнулся Колону.

— Хай, Джейк. Я всегда следил за вашими репортажами. Большинство журналистов, как всегда, поливают Сауми грязью, вы умеете быть достаточно объективным. — Он нехорошо усмехнулся. — Любезность за любезность, Джейк. Как вы смотрите на то, чтобы принять участие в ежегодной охоте на сирен? Я могу задержать вас в Сауми на все время охоты.

Он перевел странный оценивающий взгляд на Семенова:

— Пора изловить пару сирен. Пусть я буду первым саумцем, которому удастся такое. — И добавил холодно: — я не люблю нефункциональные вещи. — И пояснил совсем уже холодно:

— Бамбуковые клетки, если они существуют, не должны пустовать.

— А они действительно пустуют? — с неуловимой Усмешкой спросил Колон.

— Что вы имеете в виду, Джейк?

— Я имею в виду хито, вредные элементы. Лицо Тавепя изменилось.

Он выпрямился, руки легли по швам, скулы выступили еще сильнее.

— Хито — враги. Хито — извечные враги. Хито предали революцию, хито следует уничтожить.

— Простите, — спросил Семенов. — А какова вероятность того, что эти сирены действительно существуют?

— Вероятность? — удивился Тавель. Он был ниже Семенова и Колона и чувствовалось, что смотреть на собеседников снизу вверх ему сильно не нравится. — Если эта вероятность и не равна единице, все равно она достаточно отлична от нуля.

— Прекрасный ответ, — одобрил Колон. — Я всегда ценил вашу точность, цан Тавель. Но, если вы помните, в свое время мне пять раз было отказано в возможности сопровождать охотничью экспедицию.

— В свое время, Джейк! Именно в свое время! Ситуация в стране изменилась.

— О, да, — согласился Колон.

Он, Колон, понимает, что стране, встающей на ноги, всегда немного не до романтики. А в ежегодной охоте на сирен, конечно, есть определенная доля романтики. Правда, сейчас, именно сейчас он. Колон, заинтересован прежде всего в человеке другом. Он даже думает, что информация о человеке другом выглядит сейчас важнее, чем любая другая. Но он. Колон, тронут предложением.

— Вы отказываетесь? — поразился Тавель Улам.

Его узкие щеки неприятно дрогнули, красивые губы на мгновение перекосило судорогой.

— Садал! — негромко позвал он.

Из-за ширмы, оттолкнув локтем нерасторопного солдата, выдвинулась странная сгорбленная фигура.

Человек был худ, сед, длинные свалявшиеся волосы неопрятно падали на поднятый лоснящийся воротник невероятно затасканной, но джинсовой, именно джинсовой куртки, типичной одежды хито, вредного элемента, надетой прямо на голое тело.

Хито!

Б Биологическом центре Сауми!

Рядом с Тавепем Уламом, братом человека другого!

От Садала явственно несло алкоголем…

Семенов внимательно рассматривал Садала. Именно Садала они видели сегодня утром на грязном полу разгромленного бара. Почему он здесь? Почему он не схвачен черными солдатами? Почему он одет так, как может одеться лишь отъявленный хито?

Семенов усмехнулся.

Наверное, Тавель Улам имеет какие-то особенные права.

Тавель Улам перехватил усмешку Семенова.

— Садал, — медленно сказал он, и скулы его дрогнули. — Садал, ты хочешь услышать Голос?

Садал медленно поднял голову. Его огромные темные глаза были полны равнодушия, но при упоминании Голоса в этих глазах что-то промелькнуло. Какой-то лучик сознания, хотя было неясно, адекватно ли он воспринимает окружающее.

— Садал не человек, — объяснил Тавель застывшим от удивления журналистам.

Тавель Улам явно торжествовал: он все-таки заставил журналистов удивиться. Он заставил их смотреть на него вопросительно.

— Не надо бояться Садала, — сказал Тавель Улам журналистам. — Он дерево. Какой-то своей частью он еще человек, но он уже дерево.

— Дерево? — действительно удивился Семенов.

Почему дерево? Что цан Тавель Улам имеет в виду?

Правильно ли они поняли цана Тавеля Улама? И почему от человека-дерева пахнет алкоголем? И почему на его плечах джинсовая куртка, произведенная вовсе не в Сауми? Почему за столь великие прегрешения Садал еще не объявлен хито?

Тавель Улам не ответил.

Заставив журналистов удивиться, заставив их сразу задать столько беспокойных вопросов, он потерял к ним интерес. Муха жужжала, муха убита, о мухе можно забыть.

Он не ответил журналистам.

Широко раздвинув крепкие короткие ноги, Тавепь выпрямился, опустив руки по швам.

Он смотрел в сторону высокой арки, тонущей в полутьме. Видимо, именно из-под этой арки должен был появиться другой.

5

Он ждет другого, понял Семенов.

Он уже не видит нас, он, как и мы, ждет другого.

Он добился эффекта, его страсть к самоутверждению на время удовлетворена. Теперь ему необходимо увидеть другого.

Он очень напряжен. Это странно.

Разве не каждый день родной брат видит родного брата?

Человек другой, подумал Семенов.

Почему, собственно, приход человека другого должен означать конец эры человека разумного? Почему, собственно, явление человека другого должно означать наш уход? Мало ли всяких, иногда весьма радикальных оздоровительных реформ и далеко идущих планов выдвигалось в разные времена самыми разными ревностными сторонниками прогресса. Мало ли кто, уверовав в собственную гениальность, объявлял о близком конце света, после которого в мире останутся лишь те, на кого указывает гений.

Тем более в Азии.

Азия — это время, текущее сквозь пальцы.

Она бесконечна.

И обязательно ли воспринимать слова доктора Улама буквально?

Если уж копать совсем глубоко, то, скорее, прав Колон — опасность грозит не человечеству, опасность пока грозит самому Каю.

В самом деле, подумал Семенов, у Кая Улама, У человека другого, может быть, и нет врагов, по крайней мере он может так думать. Но его враги, а они, вероятно, существуют, могут так не думать. Они могут предпринимать самые неожиданные демарши. Врагом человека другого может оказаться любой из черных солдат, прячущихся за ширмами. Рано или поздно до одного из них может дойти та простая мысль, что именно благодаря Каю Уламу, человеку другому, он сам, его дети и внуки, они все обречены. Разве такая простая мысль не способна заставить любого из этих солдат нажать на спусковой крючок автомата? Собственно говоря, любой человек разумный может быть и, наверное, является врагом человека другого.

Не имеет значения.

Ладно, сказал себе Семенов.

Не надо торопиться, не надо строить гипотезы.

Надо просто дождаться Кая Улама, увидеть его глаза, услышать его голос. Глаза и голос — главное в человеке. Когда в Испании мне устроили встречу с Отто Скорцени, я тоже думал о глазах. Я шел через зал, буравил лицо Скорцени взглядом, который — казалось мне — должен быть гипнотическим, и видел глаза, зелено-голубые, чуть навыкате (не очень-то загипнотизируешь!), и шрам на лице, и громадные руки, лежавшие на коленях, и за мгновение перед тем, как Скорцени начал подниматься, я почувствовал это…

Ладно.

Глядя в глаза, можно задать вопрос и услышать голос, который самим своим звучанием подскажет — насколько собеседнику можно верить.

Семенов вдруг поймал себя на странном волнении.

Его глаза все чаще обращались к арке, тонущей в полутьме.

Туда же смотрели Колон, Садал и упорный смертный Тавель Улам, и туда же смотрел бесшумно выскользнувший из ниши, серый, как мышь, цан Су Вин.

«А если Кай Улам действительно человек другой?»

Он не успел додумать свою странную мысль.

Под аркой, неторопливо переступив короткими ногами через поверженное изваяние отшельника Сиддхартхи Гаутамы, появился человек, за ним еще трое.

6

Первым шел генерал Тханг.

Черная просторная рубашка с накладными карманами на груди, черные просторные армейские брюки, грубые сандалии из тростникового волокна — генерал Тханг весьма выгодно отличался от цана Су Вина, суетливо бросившегося ему навстречу. Плотный, будто вырубленный из скальной породы, генерал Тханг выбросил правую руку перед собой. Тем же бесшумным жестом ему ответили солдаты за ширмой, а также Тавель и цан Су Вин.

Натак!

Знак победы.

Круглое лицо генерала Тханга (хотелось сказать — лунное, и так потом Семенов и написал в отчете), хорошо рассчитанная улыбка генерала, обнажившая крепкие желтые зубы, его щеки, густо побитые оспой, бородавка на щеке и бородавка на подбородке, ежик серых волос — генерал Тханг нисколько не походил на карикатуры, не раз появлявшиеся в самых разных изданиях внешнего мира. Член военной Ставки Сауми, до переворота — начальник Особого отдела Королевской армии, ныне один из самых активных сторонников Нового пути, проповедуемого доктором Сайхом, наконец, личный друг доктора Сайха — генерал Тханг, конечно, не мог не вызывать интереса у политиков и у журналистов. Скорее всего, именно этот человек курировал все работы, связанные с созданием другого человека…

Но именно генерал Тханг, отметил про себя Семенов, командовал отрядами, проводившими полную очистку Хиттона от жителей, именно генерал Тханг объявил миллионы саумцев хито — вредными элементами.

Убивая — воспитывать.

Семенов действительно чувствовал странное волнение.

Сразу за генералом Тхангом шел доктор Улам. Он на голову возвышался над генералом Тхангом, у него было чистое светлое лицо и светлые волосы, но он был коренной саумец. Он родился в Сауми и провел детство в Сауми. Воспитанник буддийского монастыря, он бежал на случайном судне в Австралию, откуда судьба привела его в Германию. Университет, глубокое биологическое образование, работа в самых известных лабораториях генетики в Германии, в Бельгии, в Великобритании, в США, опять в Германии. Доктор Улам подолгу не задерживался ни в одном научном центре, но везде за ним оставался след великолепных неожиданных открытий и не менее великолепных и неожиданных скандалов.

Само начало карьеры доктора Улама было отмечено весьма нетривиальным скандалом.

Незадолго до Второй мировой войны на международном рынке весьма высоко, до двухсот марок за самку, ценилась порода кроликов реке с плюшевым мехом, выведенная коллекционерами Германии. Не желая тратить деньги на столь дорогое, но и столь привлекательное приобретение, доктор Улам занялся контрабандой на свой лад: он попросту вывез из Германии пару кроликов-метисов, имевших самый беспородный вид. Таможенники, проверявшие странного иностранца, посмеивались: неужели что-то подобное нельзя приобрести в любой другой европейской провинции? Зачем вывозить из Германии беспородные особи?

Но таможенники смеялись зря.

Вывезенные доктором Уламом метисы были гетерозиготами — носителями рецессивной мутации рекс. Уже в первом поколении выщепилось два рекса, а в третьем мутация была размножена, принеся доктору Уламу немалые доходы.

Когда доктор Улам вернулся в Сауми? Кто пригласил Доктора Улама в Сауми? Когда в Сауми был построен Биологический центр? Как существование подобного Центра соотносилось с уничтожительной политикой Сауми, агрессивно направленной на все, что приходило в страну извне? Почему из двух сыновей доктора Улама человеком другим признан лишь Кай Улам?..

Ладно, сказал себе Семенов. Важно выбрать главный вопрос. Важно выбрать самый главный вопрос и задать его Каю Уламу и постараться получить ответ на этот самый главный вопрос. В конце концов, о чем бы мы ни говорили сейчас в связи с Сауми — о насильственных выселениях жителей городов в далекие специальные коммуны юга, о чудовищных репрессиях, о геноциде против собственного народа, о загадочных членах военной Ставки Сауми, все равно все это связано и, наверное, в течение ближайшего десятка лет будет связано с Каем Уламом, другим человеком.

Подняв взгляд, Семенов увидел крошечную женщину, закутанную в сари бледного цвета (такое сари в Сауми называют тхун).

Это была жена другого человека — Тё.

А рядом с Тё Семенов увидел Кая.

7

Как всякий опытный профессионал, Семенов знал, что не так просто написать запоминающийся портрет, особенно словами.

Трех строк, посвященных характерному жесту, необычной улыбке, блеску глаз или родинке на лбу, недостаточно, а десять строк уже снимают напряжение. Но работая впоследствии над отчетом, Семенов не пожалел слов. Лучше повториться, чем что-то упустить.

«Его рост может удивить, — писал Семенов о Кае Уламе. — Стало стереотипом описывать выдающихся людей как людей во всем выдающихся. Но Кай Улам, будучи физически крепким, ростом не выделяется даже в толпе уроженцев Сауми, как правило людей небольшого роста. Его жесты, его манера поведения — типично местные, но с элементом какого-то своего, сразу угадываемого отношения к окружающему…»

И все же, писал Семенов в отчете, Кай Улам ни на кого не похож.

«Увидев Кая Улама, вы сразу, как по неведомой подсказке, понимаете — вот человек, которого вы ждали всю жизнь. Бы ждали его, выбирая друзей, вы ждали е го, выбирая женщин, вы всю жизнь мучились оттого, что не могли найти этого человека.

И вы его встретили.

Достаточно увидеть круглое лицо Кая, покрытое странными неровными бледного цвета пятнами, как от неправильного загара, его глаза — черные, как у всех других саумцев, но со странным, вовсе не напряженным внутренним светом, его руки, находящиеся в каком-то непрерывном, но спокойном и не раздражающем движении, чтобы сразу понять: вот человек, которого вы искали всю жизнь. Рядом с Каем Уламом вы заново обретаете способность мыслить, рассуждать здраво и честно, рядом с Каем Уламом вы заново обретаете способность думать о возвышенном, даже находясь в самом грязном, самом заплеванном месте. Рядом с Каем Уламом вы заново обретаете редкостную способность чувствовать себя пусть усталым, пусть утомленным, пусть много попусту растерявшим, но — человеком…»

Отчет Семенова заканчивался следующими словами:

«Эволюция, наделив нас могучим умом, оставила, к сожалению, при нас все наши многочисленные животные недостатки. Вступая в спор с природой, доктор Улам, несомненно, помнил об этом. Умножая в человеке добро, мы, к сожалению, вовсе не убавляем в нем зло. А доктору Уламу это, кажется, удалось».

На полшага впереди Кая Улама шла Тё.

Она шла, вытянув перед собой маленькие руки маленькими ладонями вверх — знак дружбы, знак миролюбия. Непонятно, видела ли она солдат за ширмами, на ее взгляде и движениях это никак не отражалось.

Тё просто шла, и взгляд ее светился дружбой и миролюбием.

Была ли она другой?

Наверное, нет.

Но, находясь рядом с Каем, невозможно оставаться обыкновенным человеком.

Затаив дыхание, чувствуя все то же ничем не объяснимое волнение, Семенов всматривался в Кая.

Появившись в круге света, отбрасываемого масляными светильниками, Кай Улам рассмеялся. Его смех был так звонок и чист, что ритуальный хрустальный сосуд, стоявший в нише недалеко от Семенова и Колона, неожиданно лопнул и распался на несколько задребезжавших частей.

Краем глаза, чисто автоматически Семенов видел Тавеля и Садала.

«Что лежит в кармане человека, которого Тавель Улам назвал деревом?..»

Семенов только сейчас увидел, как оттопырен правый карман невероятно затасканной джинсовой куртки Садала.

«Зачем Тавель Улам так часто оборачивается на Садала?..»

Но Кай приближался, и голова Семенова слегка закружилось.

Ему захотелось сделать шаг навстречу Каю, ему невероятно захотелось увидеть его глаза, задать главный вопрос…

Вот Кай!

Семенов не спускал глаз с Кая Улама.

«Сейчас он окажется совсем близко. Сейчас наконец я смогу его спросить…»

Семенов жадно всматривался в Кая.

«Почему я не знал его раньше? Цан Су Вин прав, у такого человека не может быть врагов. Почему я не думал о нем раньше? Колон ошибается, в такого человека не может выстрелить даже безумец! Почему я не пытался попасть в Сауми раньше, чтобы увидеть Кая Улама?..»

Он сделал легкое движение навстречу Каю, потому что медленно выпрямившийся Садал на секунду закрыл его от него. А он, Семенов, не хотел терять Кая из виду ни на секунду. Затасканная грязная куртка Садала вдруг вызвала в Семенове отвращение. Он сделал легкое движение навстречу Каю, он почти коснулся Садала, чтобы оттолкнуть его, но в этот момент между ним и Садалом встал Тавель Улам. В движении Тавеля не было ничего необычного, но Семенов вдруг остро и страшно понял, что в каждом движении каждого из пюдей, сведенных случаем в этом огромном сумрачном зале, есть некий скрытый и, возможно, ужасный смысл. Там, впереди, за шагнувшим навстречу Каю Садалом что-то происходило. Что-то такое, чего он, Семенов, не видел. Он только услышал легкие шаги приближающегося Кая Улама, а затем непонятный выкрик:

— Дай его мне!

И почти сразу впереди, за Садалом и Тавелем, как будто специально вставших перед Семеновым, пронзительно вскрикнула Те.

И сразу ударил выстрел.

Июль 1979 года.

Стенограмма пресс-конференции.

Сауми. Биологический центр.

Д.КОЛОН. Цан Улам, наверное, вы согласитесь с тем моим утверждением, что люди не ангелы?

Доктор УЛАМ (улыбается). Несомненно.

Д.КОЛОН. Но если появление человека другого, как вы говорите, совершенно однозначно обрекает человека разумного на уход, то как должны относиться к Каю Уламу самые обыкновенные люди, не мы с вами, и даже не ваши лаборанты, если они у вас есть? Даже к святому, даже к самому чистейшему из мудрецов легко проникнуться ненавистью, если его существование наносит тебе явный вред, унижает тебя и твоих близких. Вы не боитесь, цан Улам, что рано или поздно проникшиеся ненавистью к Каю фанатики устроят на него настоящую охоту?

Доктор УЛАМ. Нельзя выиграть шахматную партию, не отдав ни одной фигуры. Как отдельная личность Кай, разумеется, не бессмертен, он бессмертен как вид. Вы правы, я предвижу целый ряд войн против Кая и его детей, я предвижу эпохи самого настоящего террора. Но все противники Кая заранее обречены, так что, в сущности, все это не имеет значения.

Д.КОЛОН (удивленно). Дети Кая? У Кая есть дети? Их много? Они живут в Сауми?

Доктор УЛАМ. Не имеет значения.

Ю.СЕМЕНОВ. Цан Упам, не боялись пи вы, так смело экспериментируяс наследственными клетками человека, наделать глобальных, непоправимых, гибельных ошибок? Не боялись ли вы, пусть даже сами того не желая, стать причиной новых страшных болезней, последствия которых для человечества просто непредсказуемы? Согласитесь, цан Улам, ядерную бомбу или лазерное оружие можно упрятать под замок, но как управиться с ничтожными микроорганизмами, убивающими саму сущность человека? Вас это не пугало?

Доктор УЛАМ. Доктор Сайх учит: ошибка — это не обязательно поражение. Доктор Сайх учит: даже большая ошибка должна быть маленьким шагом к победе. Доктор Сайх учит: победаэто всегда шаг вперед. Маленькая победа — это маленький шаг вперед, большая победаэто большой шаг вперед. Доктор Сайх учитошибка, приводящая к победе, это огромный шаг вперед. Люди, боящиеся ошибок, чаще всего находят себя в садоводстве или пасут буйволов. (Улыбается.) Может, поэтому садоводство и пастушеское ремесло мало развиты в Сауми? Кто может дать гарантию, что те работы с наследственным веществом, что были в свое время запрещены международным сообществом, не ведутся до сих пор, только втайне? Кто может дать гарантию, что, откажись я от работы по созданию другого человека, за такую работу не взялся бы кто-то другойменее талантливый и менее принципиальный? Не скрою, мне пришлось немало времени провести в нелегких раздумьях над постановкой некоторых вопросов, которые могли взорвать общественное мнение любой страны. Мне чрезвычайно помог доктор Сайх. Доктор Сайх учит: идти следует только тем путем, который ведет к победе. Я победил свои сомнения, отказавшись от бесплодных попыток в тысячный, в десятитысячный раз починить или подлечить то вздорное, болезненное, но болтливое и чванливое существо, каким являйся и является человек разумный. Я пошел на большой риск, я сразу сделал объектом своих исследований и экспериментов человека, а не собаку или обезьяну. Эксперименты такого рода, конечно, не обходятся без боли и страданий, но истинное будущееэто выстраданное будущее. Кай Улам, человек другой, выстрадал свое будущее. Доктор Сайх учит: выстраданное будущее примиряет всех — и победивших, и побежденных. Доктор Сайх учит: выстраданное будущее принадлежит только победителям. Я рисковал плотью от своей плоти, я испытывал нравственные и чисто физические страдания, но разве каждый из нас, из так называемых людей разумных, в течение неопределенно долгого времени не ставит над собственными детьми эксперименты гораздо более приблизительные, не менее мучительные и почти всегда бесперспективные?

Ю.СЕМЕНОВ. Цан Улам, почему вы не пошли по более традиционному, но достаточно многообещающему пути — по пути развития человеческого интеллекта? Наверное, такой подход не поставил бы вас перед альтернативой — другой или остальные?

Доктор УЛАМ. Тщательный анализ результатов многих специальных исследований неопровержимо свидетельствует о том, что те или иные значения коэффициента умственных способностей вовсе не являются мерилом положительных или отрицательных свойств человека. Лица с достаточно высоким коэффициентом интеллектуальности вполне могут быть и внимательными к себе подобным, и злобными, и болезненно раздражительными, тогда как лица с низким коэффициентом интеллектуальности, наоборот, могут отличаться и высокой ответственностью, и особой тщательностью, и открытым характером. Меня не устраивал ни один из вариантов. Повторяю, я не хотел развивать старые и новые недостатки человека. И оказался прав. Доктор Сайх учит: будущее — в гармонии.

Ю.СЕМЕНОВ. Цан Улам, связана ли как-то система Перевоспитания хито, принятая в специальных коммунах Сауми, с проблемой другого?

Доктор УЛАМ. Доктор Сайх учит: перевоспитание — оно для остальных. Доктор Сайх учит: перевоспитаниеоно для хито, вредных элементов. Доктор Сайх учит: будущее — оно для другого. Кай — другой. Он совсем другой. Вопросы воспитания или перевоспитания не имеют к Каю никакого отношения. В ничтожно малом объеме любого организма, будь то муха или слон, жаба или человек, самой природой заранее записано, как этот организм будет в будущем реагировать на тепло, на холод, на пищу, на отсутствие пищи или на ее переизбыток, на психологические раздражители, каких потомков он оставит после себятрусливых или мужественных, болезненных или здоровых, мудрых или недалеких, тщеславных или попросту погибающих от скромности. Мне удалось идентифицировать те специфические гены, что конкретно обеспечивают идеальное развитие мозга без каких-либо специальных условий нравственного воспитания или перевоспитания. Внося в генетический код определенные коррективы, я, в принципе, без особых усилий могу наделить человека дерзостью тигра или беспечностью бабочки-однодневки. Вот почему вопросы воспитания или перевоспитания не имеют к Каю никакого отношения. Кая У лама, человека другого, нельзя ни развратить, ни перевоспитать. Кай Улам не подвержен никаким влияниям. Он другой. Он просто другой. Это следует воспринимать как данность.

Ю.СЕМЕНОВ. По ведь Кай Уламчеловек?

Доктор УЛАМ (улыбается). В самом высоком смысле.

Ю.СЕМЕНОВ. Тогда почему вы отказываете человечеству в невинной возможности спокойно сосуществовать с таким высоконравственным и интеллектуальным от природы гигантом, как Кай Улам? Почему нам не сосуществовать с человеком другим?

Доктор УЛАМ. Доктор Сайх учит: политика сосуществования всегда ввергает человечество в жизнь куда более опасную, чем политика конфронтации. Доктор Сайх учит: будущее принадлежит только другому. Доктор Сайх учит: человечество поголовно выродилось в хито, вредные элементы. Доктор Сайх учит: хито — это враги. Доктор Сайх учит: хито — это извечные враги. Доктор Сайх учит: хито предали революцию, хито следует наказать Доктор Сайх учит: хито предали другого, хито следует уничтожить.

Ю.СЕМЕНОВ (настойчиво). Цан Улам, означает ли сказанное вами, что у Кая Улама, человека другого, все-таки есть враги?

Доктор УЛАМ. Не имеет значения.

Тавель Улам: УПОРНЫЙ СМЕРТНЫЙ

1

«Какова вероятность того, что эти сирены действительно существуют?..»

Пхэк!

Отлична от нуля.

Этого вполне достаточно.

В стране человека другого вообще ничто не может быть заметно отличным от нуля. Сирены тут ни при чем. Он, Тавель Улам, мог предложить хито Колону охоту на ангелов или на кошек, какая разница! Главное в том, что предлагал это он, Тавель Улам, родной брат человека другого.

Тавель Улам!

Упорный смертный!

Этого должно быть достаточно.

Пхэк!

Человек рождается глупым при четырех условиях: если он зачат родителями в полночь, если он зачат родителями в последний час лунного месяца, если он зачат родителями в сильный дождь и если, наконец, он зачат родителями в глубине леса. Похоже, хито Колон отвечает всем четырем указанным условиям.

Отказаться от его предложения!

Тавель сжал кулаки.

Доктор Сайх учит: усталость — удел проигрывающих. Доктор Сайх учит: проигрывают усталые. Неужели он, Тавель Улам, драйвер, как его называют, упорный смертный, начинает уставать? Почему вдруг ведет болью ногу, разбитую когда-то при падении со скалы Рах, почему так мелко и подло подергивается левая щека? Если содержание бутылей, которые он этой ночью опустошил с Садалом в каком-то разгромленном баре, и не было отменно чистым, все равно он, Тавель, не должен испытывать дискомфорта. Настойка из черной куты, приготовленная лучшими нифангами с юга, обычно снимает любую усталость, тем более последствия пьянства. Он, Тавель Улам, не просто так укрыл в Биологическом центре трех самых знающих нифангов с юга, все остальные давно уничтожены или высланы в специальные поселения. Нифангов не спасло их замечательное искусство предугадывать будущее, они не сумели вовремя разглядеть опасный для них поворот к новому будущему.

А он, Тавель Улам, смог!

Он, Тавель Улам, зачат родителями не в дождь, не в полночь, не в последний час лунного месяца и вовсе не в глубине леса. Он, Тавель Улам, зачат родителями во вторник под красными лучами ночной планеты Утеу. Нифанги называют эту планету звездой убийц и военачальников. Наверное, они правы. Доктор Сайх знал, кому конкретно поручить офицерский корпус в самый критический момент. Он, Тавель Улам, родился под звездой военачальника. Может быть, это именно он, Тавель Улам, командуя офицерским корпусом, конкретно определил судьбу Сауми в первые же часы военного переворота.

Пхэк!

Глядя на колеблющийся круг света, отбрасываемого масляными светильниками, Тавель Улам жалел только об одном: он не может сейчас, как мог еще несколько лет назад, ни с кем не согласуя свое решение, абсолютно самостоятельно отправить двух хито, приглашенных в Сауми из внешнего мира, в самую отдаленную коммуну. Босиком через всю страну. С бамбуковой флягой для воды и с горстью риса.

Пхэк!

Несколько лет назад Тавель Улам не задумываясь отдал бы такой приказ.

Опыт у него был.

Это он, Тавель Улам, в свое время отправил в одну из самых отдаленных специальных коммун одного из соотечественников Колона.

Теоретик и практик левых движений, этот соотечественник Колона считался преданным другом и последователем доктора Сайха. Однако кое-что в учении доктора Сайха оказалось недоступным для мозгов человека, все-таки не рожденного в Сауми. Он стал мешать доктору Сайху. Нельзя мешать доктору Сайху. С молчаливого согласия военной Ставки Сауми Тавель Улам выслал соотечественника хито Колона в одну из самых отдаленных специальных коммун Сауми.

Липкая дорожная грязь…

Сводящие с ума тропические ливни…

Кровь на босых ступнях…

Чувствуют ли хито боль? Страшно ли хито под пустынными звездами на ночных дорогах? Ведома ли им тоска? Помнят ли они о том, что их жизнь когда-то. была совершенно иной? Жив ли еще где-то на юге бывший соотечественник Колона?

Вряд ли…

Но если жив, его, наверное, научили кланяться черным солдатам, работать на поле, а вечерами петь вслух длинные самокритичные поэмы — горстка риса, дающая жизнь, точнее, продлевающая жизнь, стоит таких усилий.

Он, Тавель Улам, начинает уставать?

Возможно…

Это Каю не дано чувства усталости.

Доктор Сайх учит: усталость — удел проигрывающих. Доктор Сайх учит: проигрывают усталые. Нет, он, Тавель Улам, не желает проигрывать, он еще не устал. Он — преследователь, он драйвер, он упорный смертный. Он, Тавель Улам, знает вкус больших побед. Это он, Тавель Улам, создавал поле жизни для Кая.

Доктор Сайх учит: правильное — в простом. Доктор Сайх учит: простое должно быть просто. Если ты животное, тебе должно хватать пучка травы, воды в ручье, куска мяса. Если ты растение, тебе должно хватать соков земли, лучей света. Если ты человек, тебе должно хватать горсти риса и слов кормчего. Бее остальное не имеет значения.

Тавель медленно обернулся.

«Какова вероятность того, что эти сирены действительно существуют?..»

Пхэк!

Высокий американец торчал в полутьме над ширмами, как белый столб, украшенный нелепыми алыми розочками. Коренастый русский стоял правее, чуть в стороне от неподвижного, как дерево, Садала.

Тавель усмехнулся.

На том месте, где стояли хито, в свое время был убит полковник Тхат, высший офицер связи. Его убили ударом молотка в висок, патронов в Сауми уже тогда оставалось мало. Он, Тавель, нисколько не жалел полковника Тхата. Полковник Тхат был его верным другом, он прошел рядом с Тавелем весь путь от переворота до утверждения, но Тавель Улам нисколько не жалел полковника Тхата.

Разве этого мало — пройти весь путь от переворота до утверждения?

Прекрасный путь.

Законченный путь.

Все остальное было бы повторением.

Тавель усмехнулся.

Он привык терять.

Убит майор Сай. Разорван толпой разъяренных хито майор Нинанг. Забит мотыгами полковник Ухеу.

Для Кая!

Он, Тавель, единственный, кто мог спорить с Каем, кто действительно спорил с Каем.

До дрожи в руках, до колющей боли в сердце Тавель вспомнил прохладу литой каучуковой рукояти, кислый запах греющегося металла, тревожное перемигивание цветных контрольных ламп на приборном щите.

Тренажер, на котором они с Каем проходили военную подготовку, идеально имитировал условия настоящего воздушного боя.

Захлопнув фонарь, Тавель почувствовал себя в воздухе.

Конечно, он знал, что остается на земле, в специальном зале Правого крыла Биологического центра, но он чувствовал, он явственно чувствовал, он уже действительно всем телом чувствовал — он в воздухе!

Фам ханг!

Прекрасное перемигивание тревожных контрольных ламп, прекрасный рвущий душу рев мощного двигателя, чудовищные кучевые облака, как белые башни, движущиеся навстречу.

Фам ханг!

Тавель раздул ноздри.

Он чувствовал, Кай здесь — где-то за этим облаком. Он, Тавель, обманет Кая. Он перехватит машину Кая на выходе из облаков, он расстреляет ее в упор.

Фам ханг!

Вводя штурмовик в радиус разворота, Тавель задыхался от жуткого, сжимающего горло восторга: он, Тавель Улам, равен Каю!

Он!

Никто больше.

Стремительный силуэт чужого штурмовика обозначился в точно рассчитанном месте. Тавель Улам поймал этот стремительный силуэт, резко заваливающийся на крыло, в сетку коллиматорного прицела и завопил от охватившего его восторга.

Доктор Сайх учит: побеждает лишь победитель.

Доктор Сайх учит: история — это рассказ победителей.

Тавель Улам знал, что историю будущего будет писать он.

Ведь это он, Тавель Улам, многие годы вел чудовищную подготовительную черновую работу — высвобождал города от вонючего скопления жадных человеческих тел, направлял бесконечные вонючие потоки этих еще живых тел в специальные коммуны юга, удобрял поля Сауми все той же вонючей массой бессмысленных, вонючих, очень быстро разлагающихся человеческих тел.

Для Кая!

Поймав штурмовик Кая в сетку коллиматорного прицела, Тавель завопил от восторга. Он с торжеством чувствовал — ни одна из выпущенных им крупнокалиберных пуль не идет мимо, все бьют в цель, взламывают броню, как диковинную раковину, выбрасывают наружу кровь и рваные клочья человеческого мяса.

Фам ханг!

Когда страшный удар потряс машину Тавеля, когда вспыхнули и погасли сразу все контрольные огни, когда Тавеля с маху вжало в жесткое кресло тренажера, он все еще продолжал вопить.

Но штурвал, как живой, рвался из онемевших рук, машину трясло, бросало из стороны в сторону.

Тавель не поверил случившемуся.

Откинув фонарь, он крикнул улыбающемуся брату:

— Кай, я поймал тебя в сетку прицела!

Кай засмеялся.

Кай спрыгнул с тренажера на пол и крепко обнял Тавеля:

— Это всего лишь тренажер, брат. Это всего лишь проверка реакций. Попади я в прицел настоящей скорострельной пушки, ты не нажал бы гашетку, брат.

2

Не нажал бы гашетку…

Тавель вспомнил южную операцию.

В штабной бамбуковой хижине после отхода основного отряда оставалось семь человек: Тавель Улам, полковник Тхат, младший офицер из группы доставки и четверо рядовых.

Откинувшись на циновку, Тавель томительно вслушивался в легкий, почти неуловимый шум леса, не стихающий даже в самые безветренные дни.

Шум леса наводит на размышления.

Доктор Сайх учит: любой человек стремится к покою. Доктор Сайх учит: чем ужаснее потрясение, тем глубже будущий покой. Доктор Сайх учит: истинное смирение можно найти только в природе. Самый счастливый человек — это человек, полностью слившийся с природой.

Тавель негромко повторил суждение доктора Сайха, но подумал он о Кае Уламе.

Кай Улам, путешествуя по Сауми, никогда не возвращается в те места, где он уже побывал. Он будто догадывается, что происходит в тех местах, где он уже побывал. Прослышав о появлении Кая, самые неисправимые, самые закоренелые хито выходят из тайных убежищ и складывают к ногам Кая оружие. Увидев Кая, хито не хотят больше убивать. Именно Тавелю пришло в голову вести спецотряды офицерского корпуса по следам Кая. После ухода Кая черные солдаты уничтожали всех хито, которые сложили оружие к ногам Кая. Иногда у черных солдат случались невероятные уловы.

Пхэк!

Откинувшись на циновку, утирая пот со лба рукавом черного просторного мундира, Тавель лениво смотрел в широкий дверной проем, ничем не закрытый, ничем не загороженный ни изнутри, ни снаружи.

Перед хижиной лежала серая поляна, затопленная Неимоверным солнцем и неровно засыпанная толстым с лоем пепла. Два черных солдата неторопливо вели к Штабу обнаруженного в кустарниках хито. Хито прихрамывал, пепел под его ногами лениво клубился. Впрочем, это, конечно, был не пепел. Поляну покрывали мириады прижатых зноем к земле москитов.

Полковник Тхат усмехнулся:

— Держу пари, этот хито из-под Ниссанга. Недавно там был Кай. Пусть хито расскажет нам о Кае.

Тавель кивнул.

Почему нет?

Жизнь однообразна, жизнь следует украшать. Хотя бы разговорами с хито. Действительно, пусть этот хито расскажет про человека другого. Подлунные существа приходят и уходят. Пришли и уйдут полковник Тхат и он, Тавель. Пришли и уйдут многочисленные хито и даже генерал Тханг. Уйдут все. Останется только Кай. Он, Кай, везде. Он в Солнце, он в детях, он в Тё — в крошечной жемчужине Тё, вовсе не единственной жемчужине в ожерелье Кая. Что шепчет Тё, касаясь губами смуглого плеча Кая? О чем они говорят ночью? Что они обещают друг другу? И обещают ли? Разве само присутствие Кая не снимает с маленькой Те тех вечных вопросов, что низводят на нет самые глубокие чувства? Разве Кай не смиряет безумие, не утешает в беде, не дарит силу?

Не нажал бы гашетку…

Бремя от времени оборачиваясь в сторону журналистов, Тавель Улам испытывал жгучую ненависть.

Он не боялся вечности.

Вечность, какой бы загадочной она ни казалась, предполагает все же некий конечный ряд.

Тавель Улам не выносил слова «никогда». К вечности он относился терпимо, но совершенно не выносил слова «никогда».

Пхэк!

Откинувшись на циновку, разглядывая в проем входа черных солдат, ведущих хито к хижине, Тавель с застарелой, почти уже не ранящей тоской вспомнил о Тё.

В самом имени Тё таилась прохлада.

Произнеся про себя имя Тё, Тавель вдруг почувствовал дурманящий запах речных цветов, увидел туманные излучины Большой реки, услышал влажную божественную тишину серебристых песчаных отмелей.

Ноздри Тавеля затрепетали.

Даже в воспоминаниях Тавеля тишина Большой реки была столь глубока, столь невероятна, что он, как от внезапной боли, сжал зубы.

Невероятная тишина была неотторжима от Тё, от ее присутствия, от ее негромкого чистого смеха, странно и далеко распространяющегося в тумане.

Вспоминая смех Тё, Тавель сжал кулаки.

Он остро жалел, что не взял Тё силой в тот первый день, когда ее привезли с озера Сен в Хиттон. Он остро жалел, что не увез Тё силой, не расстрелял охрану, не втащил Тё в зеленый броневик, пропахший гарью и черным порохом, не заставил ее омывать ему потные ноги, наконец, не отдал офицерам, не сделал солдатской шлюхой.

Пхэк!

Тавель смотрел на дымящуюся серую поляну, на черных солдат, подгоняющих прикладами автоматов босого хито, и задыхался от ненависти. Он видел Большую реку, ее серебристые песчаные отмели, туман над отмелями — такой легкий, такой неслышный, что он казался прозрачным. Туман над Большой рекой был настолько нежен и тонок, что уже не разделял мир на тьму и на свет, на отчаяние и на надежду.

Прикрыв ладонью слезящиеся от ненависти и счастья глаза, Тавель всматривался в белизну тумана.

Туман над Большой рекой был так нежен, так легок, так невесом, так легко и невесомо тянулись над водой его серебрящиеся изнутри линзы, что столь же легкими и невесомыми казались бесконечные, смутно обрывающиеся в воду береговые леса. Прозрачные в своей невыразимой утренней голубизне, леса, как воскурениями, были одеты рассеянной в воздухе влагой, и в таких же подобиях воскурений тонула, меркла река, по которой, как по звездной млечности, легко и бесшумно скользил деревянный челн, невероятный уже оттого, что в нем находились Тё и Кай.

Не нажал бы гашетку…

Оглушенный, раздавленный призрачным видением (Кай и Те — они уходили в будущее, а он, Тавель, оставался в прошлом), Тавель Улам застыл у кромки берега под низкой, нависшей над водой фыей. Струи воды мягко звенели среди лобастых мшистых валунов выплескивались на белый песок, оставаясь прозрачными, оставаясь чистыми, как прозрачной и чистой совсем недавно казалась ночь под горбом горы Йочжу, где три дня назад разведка обнаружила тайный лагерь хито.

Ночь под горой Йочжу закончилась огнем и дымом.

Не нажал бы гашетку…

Хито наконец втолкнули в хижину.

Маленький, равнодушный, хито отрешенно присел у входа на корточки. Его узкие глаза слезились, щурились, узкий подбородок порос редкими светлыми волосками, но на голом плече явственно краснела натертая полоса — от ремня винтовки.

Тавель и полковник Тхат молча разглядывали хито, но самого хито это нисколько не тревожило. Он, без всякого сомнения, был из тех, кто уже видел Кая Кроме того, большей частью своей души этот хито был уже там, куда его никто не мог сопровождать — ни жена, ни дети, ни эти черные уставившиеся на него офицеры.

— Ты видел Кая, — негромко, но твердо сказал Тавель.

Он не спрашивал, он утверждал.

— Ты видел Кая совсем близко, как сейчас нас. Ты видел Кая под Ниссангом. По твоему выговору я слышу, что ты с юга. Зачем ты пришел в Ниссанг? Ты пришел убить Кая?

Хито кивнул, хотя при имени Кай его глаза счастливо вспыхнули.

Хито кивнул.

Он ничего не хотел скрывать.

Он действительно видел Кая. Он видел Кая даже ближе, чем сейчас офицеров, сидящих перед ним. Он видел Кая под Ниссангом, благословенны его пески.

— Я тоже был под Ниссангом, — ухмыльнулся полковник Тхат. Он не скрывал презрения к хито. — Мы обнаружили засаду, когда Кай купался в реке. Кай не боится водяных змей, они почему-то не трогают Кая, но хито взяли Кая на прицел. Мы успели вывезти Кая из Ниссанга, в него даже ни разу не выстрелили. Ни один хито не успел нажать на спусковой крючок. Зато вечером, увезя Кая в безопасное место, мы окружили засаду, и перебили почти всех. В плен сдались только три хито. Вечером мы спросили Кая, что делать с хито, явившимися под Ниссанг, чтобы убить его? Кай улыбнулся. Он сказал: в этом мире нет виновных. И попросил: не расстреливайте их. Мы так и сделали, — ухмыльнулся полковник Тхат. — Желания Кая священны. Мы не стали расстреливать хито. Мы убили хито ножами.

— Сколько вас было под Ниссангом? — спросил Тавель.

Хито равнодушно показал две руки с растопыренными пальцами. Один палец был отрублен, рану затянуло нехорошей багровой кожицей. Она кровоточила.

— Почему вы бежите из спецпоселений? Почему вы всегда стараетесь бежать из коммун?

— Мы хотим быть вместе, — равнодушно ответил хито.

— Разве в спецпоселениях вы не вместе?

— Неволя разъединяет.

— Почему тебя не схватили под Ниссангом вместе с другими хито?

— Я успел уйти.

— Почему ты не спрятался в лесу? Почему ты остался на берегу реки? Почему ты вышел навстречу армейскому патрулю?

— Я хотел видеть Кая.

— Но ты его уже видел!

— Я хочу видеть Кая, — повторил хито, и глаза его опять быстро и счастливо блеснули.

— Ты пришел с юга, чтобы убить Кая. Это так?

Хито кивнул.

— Под Ниссангом тебе это не удалось, ты остался возле реки, чтобы подстеречь и убить Кая?

Хито покачал головой:

— Мы могли убить Кая под Ниссангом. Он был у нас на прицеле. Мы не стали стрелять в Кая.

— Почему?

— Мы увидели глаза Кая. Кай почувствовал наше присутствие и, купаясь, часто оборачивался в нашу сторону. Мы увидели его взгляд. Кай ни на кого не похож. Он другой. Он совсем другой. Рядом с ним все меняется. Я знаю женщину, которая понесла от Кая. Эту женщину не трогают даже армейские патрули.

— Но ты остался на реке, чтобы убить Кая?

— Кая нельзя убить, — равнодушно ответил хито. — Убить можно зверя. Убить можно змею. Убить можно человека.

И повторил:

— Кая нельзя убить.

— Он что, бессмертен? — вкрадчиво спросил Тавель.

— Кай не бессмертен, — глаза хито вспыхнули. — Если мы попросим Кая умереть, он умрет для нас.

— Как? — удивился Тавель. — Бы попросите Кая умереть, и он умрет?

И вдруг заподозрил:

— Ты грамотен?

— Когда-то в университете я читал философию, — равнодушно кивнул хито. — Там, в Хиттоне. Это было давно.

— А сейчас? — озадаченно спросил Тавель. Его раздражало непонятное равнодушие хито. — Сейчас ты читаешь философию таким, как ты? Разве ты не знаешь приказ военной Ставки Сауми, отменяющий распространение любых искусственных знаний?

— Я хочу, чтобы люди не забывали об истине.

— А при чем здесь Кай?

— Кай и истина — это одно понятие.

— Но под Ниссангом вы хотели убить Кая, значит, вы хотели убить истину. Ты не смог выстрелить, это понятно. Ты трус. А те, остальные, которые никогда не слушали лекций по философии? Почему не стреляли они?

— Они видели Кая, — равнодушно объяснил хито. — Кай как ребенок. Кая нельзя убить. Он совсем другой. Мы поняли, Кай — наше будущее. Кай — наше единственное будущее.

— Можно, я ударю хито? — нетерпеливо спросил полковник Тхат.

— Нельзя.

Тавель с болезненным любопытством рассматривал хито, сидящего на корточках у входа.

— Ты остался на реке, чтобы увидеть Кая?

— Да.

— Ты знаешь, что мы убьем тебя?

— Любовь — это всегда самоуничтожение.

— Но если любовь это самоуничтожение, — медленно сказал Тавель. — Если любовь это всегда самоуничтожение, то зачем такая любовь?

Хито равнодушно опустил больные набрякшие веки.

— Когда душа покидает тело, а происходит это после физической смерти, она наконец находит то, что искала, — саму себя. Умирающий в Кае — вечен.

— Можно, я ударю хито? — еще более нетерпеливо спросил полковник Тхат. Он давно потерял нить разговора.

— Нельзя.

В бамбуковой хижине, прокаленной полуденным солнцем, наступило душное молчание. Потом Тавель Негромко повторил:

— Умирающий в Кае…

И спросил:

— Я правильно понял? Умирающий в Кае? Ты сказал так?

Хито равнодушно кивнул. Он был полон великого очищающего ожидания.

— Если у тебя окажется пистолет, — медленно сказал Тавель, стараясь, чтобы каждое его слово дошло до сознания хито, — если у тебя окажется пистолет и ты будешь стоять с Каем совсем рядом и если ты будешь знать, что твой выстрел принесет освобождение всем другим хито, даже тем, кто сейчас находится в самых дальних спецпоселениях, ты… выстрелишь?

— Да, — равнодушно сказал хито.

И добавил:

— В себя.

Тавель задумался. Потом кивнул Тхату:

— Теперь ты можешь его ударить.

Но полковник Тхат уже раздумал бить хито. Он окликнул солдат и приказал:

— Уведите его.

Несколько минут Тавель и Тхат сидели в полной тишине. Потом издалека донесся тоскливый крик. Патронов у солдат оставалось мало, видимо, они пустили в ход штыки.

— Зачем хито ищут Кая? — спросил Тавель. — Зачем они отовсюду выходят ему навстречу? Ведь они знают, что за Каем идем мы.

— Хито в отчаянии, — уверенно объяснил полковник Тхат. — Им некуда уходить. Им нечего есть. Они сходят с ума от отчаяния.

Тавель покачал головой:

— Это не похоже на сумасшествие. Мы встречали хито в Одунго, в Сейхо, в Уеа. Мы встречали хито в озерном крае и под горой Йочжу. Увидев Кая, хито складывают оружие и выходят нам навстречу. Стоит им увидеть Кая, как они выбирают самоуничтожение. Почему?

Тхат уверенно объяснил:

— Они в отчаянии.

— Что ж… — задумчиво протянул Тавель. — Может, ты и прав…

И приказал:

— Пошли нарочного. Я хочу увидеть майора Сая.

Полковник Тхат вдруг замялся. Потом поднял на Тавеля серые большие глаза:

— Майор Сай отозван в Хиттон в военную Ставку.

— Тогда пусть сюда прибудет капитан Теу. Он должен находиться в Ухани. Пошли к нему нарочного.

— Мы не можем вызвать капитана Теу.

— Почему?

— Капитан Теу отозван в Хиттон.

— В военную Ставку?

— Да.

— Пхэк! Почему меня не поставили в известность?

— Таков был приказ, — уклончиво объяснил полковник Тхат.

— Кто отдал приказ, о котором я не должен знать? — удивился Тавель и нахмурил брови. — Генерал Тханг? Эта толстая бородавчатая жаба?

— Нет, — уклончиво ответил полковник Тхат.

— Тогда кто?

— Приказ был отдан доктором Сайхом.

— Вот как? — оживился Тавель и с надеждой взглянул на полковника Тхата. — Новые политические задачи? Новые цели? Доктор Сайх давно говорит о грядущих неожиданных переменах.

Он поманил пальцем полковника Тхата и, когда тот близко наклонил к нему голову, негромко и уверенно произнес:

— Мы разовьем наш успех. Мы проведем Кая по всем провинциям и уничтожим всех хито. Мы очистим страну для Кая. Доктор Сайх будет доволен. Я уверен, он думает о нас, иначе зачем потребовались в Хиттоне лучшие люди моего офицерского корпуса?

— Нам тоже приказано явиться в Хиттон.

Тавель удовлетворенно засмеялся:

— Я рад. Я давно жду перемен. Я чувствую, это будут большие перемены.

3

Не нажал бы гашетку…

Он, Тавель, много раз нажимал гашетку. Не его вина, что пули не всегда достигали цели.

Тавель навсегда запомнил возвращение в Хиттон из южных провинций.

Площадь перед длинным зданием военной Ставки Сауми казалась черной от солдатских мундиров. Горели костры, солдаты обедали. Горсточка риса — это вовсе не мало, но Тавель с презрением поглядывал на щуплые фигурки солдат, так не похожих на людей его офицерского корпуса.

Его не встретили.

— Где майор Сай? — удивился он. — Где капитан Теу? Где полковник Тхат?

В кабинет доктора Сайха Тавель Улам вошел твердо и уверенно. Идея, обдуманная им во время похода по южным провинциям, наполняла каждый его жест значительностью.

«Мотыльки… Бездумные мотыльки… Мотыльки, бездумно летящие на огонь… — так думал он о хито. — Если любовь — огонь, если огонь — Кай, то все они приговорены к самоуничтожению… Я сожгу в Кае хито… Если любовь это всегда самоуничтожение, я сожгу их всех…»

Всю заднюю стену огромного кабинета доктора Сайха занимала стеклянная витрина, за толстым стеклом которой внушительно громоздился костяк какой-то миллионы лет назад вымершей твари. В узких нишах, прикрытых легкими ширмами, прятались солдаты личной охраны доктора Сайха — низкорослые, низколобые уроженцы провинции Ланг, давшей Сауми немало прогрессивных политиков. Сам доктор Сайх сидел за низким широким столом, на котором не было ничего, кроме двух-трех чистых листков прекрасной рисовой бумаги.

Доктор Сайх был худ, внимателен, стекла его сильных очков недобро поблескивали. В трех шагах от его стола стояли генерал Тханг, подполковник Ухеу, секретарь доктора Сайха, и два незнакомых Тавелю офицера, возможно, новые выдвиженцы доктора Сайха.

Тавеля Улама не пригласили сесть.

Тавель Улам выслушал приказ стоя.

Приказ зачитал, стоя навытяжку, подполковник Ухеу. Он читал его монотонно, на память.

— «Особый офицерский корпус, возглавляемый цаном Тавелем Уламом, с честью выполнил все возложенные на него военные и политические задачи. Хито, угрожавшие новому порядку в стране, хито, не осознавшие исторической правильности Нового пути, частично уничтожены, частично оттеснены в глубь южных провинций. Специальные поселения и специальные коммуны для перевоспитуемых очищены от неисправимых… Считать особый офицерский корпус, возглавляемый цаном Тавелем Уламом, первым особо отличившимся особым офицерским корпусом Сауми…»

Тавель не верил своим ушам.

— «Особый офицерский корпус, возглавляемый цаном Тавелем Уламом, расформировать. Особо отличившихся офицеров представить к высшим наградам…»

Ископаемая доисторическая тварь, на фоне которой сидел доктор Сайх, не походила на живое существо, она, скорее, напоминала какое-то инженерное сооружение.

«Особый офицерский корпус расформировать…»

Что ж, разумная предосторожность, пришел в себя Тавель, и его скулы дрогнули. Он уже понимал: ни капитана Теу, ни майора Сая, ни полковника Тхата он теперь, скорее всего, никогда не увидит. Генерал Тханг, эта старая жирная жаба, снова переиграл его, разрушив то, что Тавель с такой тщательностью строил все последние годы.

— А Кай? — недоверчиво спросил Тавель. — Кай знает о расформировании особого офицерского корпуса?

Ответил генерал Тханг. Он вежливо улыбнулся:

— Знания Кая ничем не ограничены.

Пхэк!

«Но если ты знаешь все, если тебе ведомы все самые глубинные движения души самого ничтожного человека, если у тебя нет ни от кого секретов, если ты открыт всем, даже хито, то почему твои помыслы всегда направлены против меня, брат?!»

Покинув здание военной Ставки Сауми, Тавель Улам не торопясь осмотрелся.

Он не чувствовал себя в безопасности.

Внимание Тавеля привлек зеленый армейский броневик, стоявший на обочине обводной канавы. Мотор броневика не был выключен.

Вскочив на башню, Тавель окликнул водителя и, когда тот высунулся из люка, рукоятью пистолета оглушил его. Несколько солдат в черном, увидев это, отбежали в сторону, заняв позицию в обводной канаве. Никто не стрелял. Все видели, что на броневик вскочил цан Тавель Улам. У солдат не было приказа стрелять в цана Тавеля Улама.

Дав газ, Тавель бросил броневик в один из множества выбегающих на площадь переулков.

Пхэк!

Тавель гнал броневик по узким переулкам, густо заросшим колючими кустами фыи, по обширным площадям, затянутым дикой травой и колючками, по пустынным улицам, забитым обломками мебели, слоями гнилых бумаг и тряпок, курганами заплесневелой обуви, грязного неопределенного барахла, вытряхнутого в свое время из зданий.

У руин взорванного отеля «Саппу» Тавель притормозил броневик.

— Садал!

Человек-дерево, разбуженный ревом мотора, медленно вылез наружу через какую-то дыру. Он ничего не понимал. Впрочем, он и не собирался ничего понимать.

Тавель рывком втащил Садала на броню.

«Но если ты выше всех, — не уставал заклинать Тавель Кая, — если ты чище всех, если ты глубже всех, если тебе дано видеть и чувствовать любого человека, даже хито, если для тебя все существа равны, если для тебя они все одинаково нуждаются в поощрении и защите, почему твои помыслы всегда направлены против меня, брат?!»

Тавель гнал броневик по пустым улицам Хиттона.

На ходу он расстреливал из пулемета башенки древних пагод, бил трассирующими очередями по разбегающимся фигуркам черных солдат. Каждую секунду он ожидал выстрела из базуки. Он нисколько не сомневался в том, что, уничтожив особый офицерский корпус, доктор Сайх захочет уничтожить и его — Тавеля Улама.

Броневик с ревом вылетал прямо на костры армейских патрулей, но теперь Тавель Улам не видел солдат. Предупрежденные по радио, они успевали спрятаться до появления взбесившегося броневика. До солдат уже довели категорический приказ генерала Тханга — ни в чем не мешать цану Тавелю Уламу.

Пхэк!

Поздним вечером, наглухо засадив броневик в какую-то глубокую вонючую канаву, Тавель, как устрицу, вытащил из-под брони ничего не понимающего Садала. В разбитой лавке он забаррикадировался изнутри и насильно влил в рот Садалу большую чашку какой-то алкогольной дряни. Напротив лавки ярко пылал подожженный Тавелем старый храм. Пламя пожара страшно отражалось в расширенных зрачках ничего не понимающего Садала.

Солдаты, затаившиеся в кустах, не собирались гасить огонь. Их глаза были обращены не на пламя, охватившее храм, они смотрел на багрово отсвечивающие битые витрины лавки, в которой укрылись цан Тавель Улам и человек-дерево Садал. Солдаты боялись не рябого великого будды Арьябалло, которому был посвящен пылающий храм, они боялись не небес, прогнувшихся от жара, отбрасываемого горящим храмом, с пустым бездумным ужасом в темных глазах солдаты вглядывались в тьму разгромленной лавки. Они не пытались понять смысл действий Тавеля Улама. Они просто вслушивались, пытаясь предугадать, чем Тавель Улам займется через час или утром.

4

Не нажал бы гашетку…

Пхэк!

Он, Тавель, не раз нажимал гашетку. Разве не он, Тавель Улам, выжигал огнеметами южные поселения хито? И разве не он, Тавель, тайком снабжал оружием тех же хито, плотно окопавшихся на перевале Ратонг?

Доктор Сайх не бессмертен… Генерал Тханг не бессмертен…

«Но если ты правда чист, если ты всесилен и мудр если ты правда всегда способен на единственно человечное и правильное решение, почему твои помыслы всегда направлены против меня, брат?!»

ЗАМЕТЬ МЕНЯ!

Тавель оглянулся на журналистов.

В огромном зале Правого крыла Биологического центра Сауми накапливалась влажная духота, но нифанги с юга хорошо поработали над Тавелем — его щека уже не дергалась, он обрел уверенность, он даже расправил плечи.

Фам ханг!

Он, Тавель, упорный смертный. Он умеет ждать.

Он небрежно поднял руку, приветствуя появившегося под аркой генерала Тханга. Проходи быстрей, жирная бородавчатая жаба. Я, Тавель Улам, здесь жду не тебя.

Он сдержанно улыбнулся, приветствуя появившуюся под аркой Тё. Проходи быстрей, крошечная сандаловая кукла. Я, Тавель Улам, жду не тебя.

ЗАМЕТЬ МЕНЯ!

Заметь меня, брат!

Я очищал для тебя страну от грязных хито, я с огнем и мечом прошел всю страну с севера до юга. Если понадобится, я очищу для тебя страну от черных мундиров. Если понадобится, я никого не оставлю в этой стране, лишь бы ты понял, что это я, Тавель Улам, приближаю твое будущее.

ЗАМЕТЬ МЕНЯ!

Тавель скрипнул зубами.

Если понадобится, я очищу для тебя всю планету.

Если понадобится, я избавлю тебя и от генерала Тханга, и от доктора Сайха.

В сущности, они тоже хито. Они все хито. Если понадобится, я никого не оставлю рядом с тобой!

Тавель скрипнул зубами.

Хито — враги. Хито — извечные враги. Хито предали революцию, хито следует наказать. Хито предали другого, хито следует уничтожить.

ЗАМЕТЬ МЕНЯ!

С испепеляющей сердце ревностью Тавель следил за каждым движением Кая.

Тавель знал, что сейчас случится.

Он много дней готовился к тому, что должно сейчас случится.

Он знал, что случившееся возвысит его. Просто надо не опоздать, просто надо вовремя сделать единственно правильный ход, единственно правильное движение.

Щека Тавеля непроизвольно дернулась.

Он смотрел теперь только на Кая Улама, появившегося наконец под аркой. Он смотрел теперь только на Кая Улама. Ему не было никакого дела до черных солдат за ширмами, до генерала Тханга, до человека-Дерева Садала, зябко прячущего руку в карман.

Хито — враги.

Хито — извечные враги.

Хито следует уничтожить.

Не слыша себя, не понимая себя, весь во власти единственного сжигающего душу непонимания, Тавель сделал шаг вперед, закрывая видимость русскому журналисту и подталкивая вперед человека-дерево; Тавель чувствовал, Тавель знал — Кай заметит его!

ЗАМЕТЬ МЕНЯ!

И услышал выстрел.

Задыхаясь, крича что-то невразумительное, Тавель бросился к падающему Каю. Он расталкивал черных солдат, выскакивающих, как муравьи, из-за каждой ширмы. Он кричал, пробиваясь к Каю:

— Не я, брат! Не я!

Июль 1979 года.

Стенограмма пресс-конференции.

Сауми. Биологический центр.

Ю.СЕМЕНОВ. Цан Улам, разве мы, люди разумные, не стараемся по мере своих сип улучшать жизнь всего человечества, разве мы не готовы в решительный момент пожертвовать свою жизнь ради всего человечества? Почему вы так уверены в том, что у нас нет будущего?

Доктор УЛАМ. Доктор Сайх учит: истинно лишь истинное. Доктор Сайх учит: победу приближает лишь правильный шаг. Я долго думал над правильным ходом. Более половины патологических изменений в организме современного человека обусловлено нарушениями в структуре и в функциях наследственного аппарата. Практически каждый человек носит в себе некоторое количество потенциально вредных генов, передающихся потомству вместе с генами, контролирующими нормальные признаки. По самым скромным подсчетам, из-за генетических нарушений одно из ста зачатий прерывается уже в первые дни, а из каждых сорока новорожденных один появляется на свет мертвым. Наконец, в соответствии с имеющимися подсчетами, каждые пять из ста новорожденных имеют те или иные генетические дефекты, связанные либо с мутациями хромосом, либо с мутациями генов. Ничто не обещает естественного улучшения человеческой породы. Понимаю, с этим трудно согласиться, с этим не хочется соглашаться, еще труднее это принять как абсолютный вывод, но, к сожалению или к счастью, это так: так называемый человек разумный обречен на вырождение, будущее за человеком другим. Кай— другой. Он совсем другой. Он не нуждается в хито. Он вообще ни в ком не нуждается. Он готов принять и заселить наш пустой мир, мир, испакощенный непредсказуемыми действиями все того же человека разумного. Все остальное не имеет значения.

Д.КОЛОН. Но он же одинок, этот ваш Кай Улам!

Доктор УЛАМ. Доктор Сайх учит: земля кормит людей. Доктор Сайх учит: земля должна кормить всех людей. Доктор Сайх учит: земля кормит совсем небольшое количество людей. Это несправедливо. Значит, земля должна принадлежать человеку другому. Человек другой любит детей. Он научит своих детей правильно пользоваться землей, тогда земля будет кормить всех людей. Правда, они будут уже другими.

Ю.СЕМЕНОВ. Но кровь детей Кая быстро растворится в крови миллионов и миллионов ничем не выдающихся представителей самого обычного человечества. Очень скоро дети Кая будут полностью ассимилированы. Их слишком мало, цан Улам.

Доктор УЛАМ (улыбается). Путь в тысячу ли начинается с первого шага. Существуют парадоксы, которые я не намерен здесь обсуждать.

Ю.СЕМЕНОВ (настойчиво). Хорошо, я поставлю вопрос несколько иначе. Из ваших слов совершенно явственно следует, что у Кая, у человека другого, есть враги, у него просто не может не быть врагов. Это так?

Доктор УЛАМ. Враги? Не имеет значения. У Кая Улама, у человека другого, есть друзья. Это важнее. Кай говорит: я понимаю людей. Кай говорит: я глубоко чувствую ближних. Вряд ли кто из присутствующих в этом зале может чувствовать так сильно и открыто, как Кай.

Ю.СЕМЕНОВ. Цан Улам, ни для кого не секрет, что внутренние, как, впрочем, и внешние дела Сауми находятся в полном упадке. Промышленность Сауми разрушена, железные дороги заросли дикой травой, технология сельского хозяйства отброшена чуть ли не вкаменный век. Я допускаю, что отдельный человек сам по себе вполне может обходиться без электроэнергии без искусственных материалов и сред, без техники, без инструментов, без точных знаний, но как без всего этого может работать ученый? Иначе говоря, кто и как снабжает Биологический центр Сауми всем необходимым?

Доктор УЛАМ. Доктор Сайх учит: великие результаты всегда являются итогом великой подготовки. Специальная особая группа при военной Ставке Сауми начала такую подготовку еще в те времена, когда Биологический центр только замышлялся…

Д.КОЛОН (быстро). То есть еще до военного переворота?

Доктор УЛАМ. То есть еще до революции.

Д.КОЛОН. Кто возглавляет эту особую группу?

Доктор УЛАМ. Генерал Тханг.

Д.КОЛОН: Он всегда ее возглавлял?

Доктор УЛАМ. Не имеет значения.

Ю.СЕМЕНОВ. Означает ли это, что Биологический центр Сауми полностью находится под контролем и в ведении военных?

Доктор УЛАМ. Не имеет значения.

Ю.СЕМЕНОВ. Означает ли сказанное вами, цан Улам, что Биологический центр Сауми, в некотором смысле, является сердцем государства?

Доктор УЛАМ. Не имеет значения.

Ю.СЕМЕНОВ (настойчиво). Означает ли сказанное вами, цан Улам, что Биологический центр будет существовать и тогда, когда в Сауми не останется вообще ни одного станка, ни одного инструмента, ни одной книги, ни одного специалиста?

Доктор УЛАМ. Доктор Сайх учит: все сущее начинается с первого шага, с первого толчка, с первой идеи. Доктор Сайх учит: важен лишь тот путь, который ведет к победе. Начиная работу, мы действительно не могли обойтись без биологического центра. В течение определенного времени мы даже закрывали глаза на то, что само существование Биологического центра порождает все новых и новых хито. К счастью, наступил час, назовем его нулевым, когда мы можем твердо сказать: теперь и это не имеет рачения.

Д.КОЛОН. Нулевой час? Вы называете это нулевым часом?

Доктор УЛАМ. Я нахожу формулировку удачной.

Д.КОЛОН. Значит, нулевой час наступил?

Доктор УЛАМ. Без сомнения. Отныне будущее принадлежит только человеку другому.

Д.КОЛОН. Но когда оно придет, это ваше странное будущее? Через десять, через сто, через тысячу лет?

Доктор УЛАМ. Через десять лет или через тысячу, это не имеет значения.

Генерал Тханг: НУЛЕВОЙ ЧАС

1

Колеблющийся полумрак, масляные светильники, тени солдат, невнятные шорохи — это нельзя было назвать ночью, это была вовсе не ночь, но генерала Тханга раздражало любое напоминание о ночи.

Генерал Тханг не любил ночь.

Ночь это сны. Если, конечно, ты способен уснуть.

Чаще всего генералу Тхангу снился один и тот же участок острова Ниску — оплавленная, как стекло, земля, мертвые скалы, оплывшие от чудовищного жара, спекшийся в стеклянистые лепешки песок.

Голый, убитый, опустошенный мир.

Если ближе к морю, в трещинах скального массива острова Ниску, бактериологи еще находили хотя бы микроскопические нити вездесущих сине-зеленых водорослей, то выше по берегу начиналась уже истинная пустыня.

Генералу Тхангу приходилось видеть пустыни, порожденные действиями человека, — выжженные напалмом леса, плантации, изъязвленные бомбовыми ударами, истыканные воронками со скопившейся в них ядовитой гнилой водой, раздавленные взрывами колпаки убежищ, кладбища кораблей, но остров Ниску был настоящей пустыней, он был истинной пустыней, тут вообще не осталось никакой органики — все, что могло выгореть, давно выгорело. В темной глубине своего страшного, безнадежно повторяющегося сна генерал Тханг, тяжелый и грузный, тщетно, как обезумевшее животное, пытался укрыться за округлыми оплавленными камнями, отчетливо различая высоко в небе темный гул идущих над островом самолетов.

Один…

Другой…

Третий…

Генерал Тханг знал: вполне хватит одного. Его пугал таинственный перебор сна. Генерал Тханг знал, как это бывает. Секундная вспышка, затмевающая солнце, высвечивающая на мгновение даже самые светлые уголки сознания, и непредставимый жар, разлагающий воздух на атомы…

Гул самолетов рвал слух, гул самолетов становился невыносим, было ясно, что уже через секунду страшная вспышка озарит мир, на мгновение погасив солнце. Уходя от мертвого ужаса, уходя от перехода в небытие, в то небытие, в котором уже действительно ничто не имеет значения, генерал Тханг пытался закричать, захрипеть, хотя бы разжать сведенные судорогой челюсти — проснуться.

Проснуться и смахнуть с лица едкий, как кислота, пот.

Проснуться и дотянуться рукой до чашки с водой, настоянной нифангами на горных травах.

Генерал Тханг просыпался и долго измученно лежал в темноте, не зажигая свечи, не зажигая электрического светильника. Потом, напившись, дотягивался до приемника. Щелкала клавиша, высвечивалась шкала, исчерканная иероглифами, таинственно вспыхивал зеленый огонек, похожий на глаз урду — животного, являющегося символом земледельцев Сауми.

В темную комнату врывались чужие, перебивающие друг друга голоса.

Невероятное количество голосов.

Массовые китайские хоры, полные восторженного и неподдельного энтузиазма, вкрадчивые, будто нашептываемые в самое ухо католические проповеди, скандинавские гимны, широкие и мелкие, как северные оря. Лондон на специальном английском увещевал отсталые страны, не торопящиеся становиться ему в кильватер, албанские идеологи критиковали все системы мира, Люксембург, ни с кем не вступая в спор, заливал мир потоками музыки.

Генерал Тханг медленно приходил в себя.

Доктор Сайх учит: самая большая буря — это всего лишь предвестие будущей тишины.

Он, генерал Тханг, убедился в этом еще в те дни, когда особый офицерский корпус Тавеля Улама начал безжалостную резню в Хиттоне. Огнеметы выжигали королевских стрелков из горящих правительственных зданий, над городом стояли клубы дыма, отовсюду несло смрадом и гарью. У глубоких рвов, вырытых за Южными воротами, шли массовые расстрелы.

Доктор Сайх прав: жизнь не делает выбора. Доктор Сайх прав: выбором управляет смерть. Доктор Сайх прав: тишина и покой даруются только победителям.

Входя в полумрак огромной залы Правого крыла Биологического Центра Сауми, генерал Тханг усмехнулся.

Он, генерал Тханг, главный наставник человека другого, знает цену тишины и знает цену покоя. Он лучше многих других знает, какой ценой добываются в этом мире тишина и покой.

Генерал Тханг отчетливо вспомнил моросящий призрачный дождь почти десятилетней давности.

Дождь этот шел здесь, в Хиттоне.

Укрывшись под традиционной серой накидкой, генерал Тханг, тогда еще начальник особого отдела Королевской гвардии, смешался с толпой. Активный сторонник Нового пути, разрабатываемого доктором Сайхом, знаток конспирации, генерал Тханг профессионально не любил людных мест, хотя историческое свидание с доктором Уламом он назначил как раз в особенно людном месте — в королевском саду Хиттона.

Генерал Тханг увлек доктора Улама к птичьим вольерам, но пестрые горные петухи раздражали доктора Улама — в его лаборатории как раз закончился запас живого опытного материала. Генерал Тханг увлек доктора Улама к террариуму, но кобры и эфы раздражали доктора Улама — он только что был вынужден отдать королевским военным властям двух своих самых многообещающих молодых сотрудников.

— Так будет, пока вы не примете решения, — участливо заметил генерал Тханг. — Так будет, пока вы не примете окончательного твердого решения.

Генерал Тханг знал: еще месяц, ну, от силы два, и королевский режим в Сауми рухнет. Если мы получим власть, а мы ее получим, сказал генерал Тханг доктору Уламу, у вас будет все, что необходимо для самого современного, для самого совершенного Биологического центра. Вы получите все, что необходимо для самых сложных опытов и исследований. Ваши работы, добавил генерал Тханг, весьма интересуют доктора Сайха.

И улыбнулся:

— Доктор Улам, взгляните на этого гризли. Его привезли в Сауми из Канады. Кажется, он очень рассержен.

Генерал Тханг обращался с доктором Уламом чрезвычайно терпимо.

Еще месяц, от силы два, сказал он, и мы вступим на Новый путь. Для вас, доктор Улам, это означает самые невероятные возможности, потому что ваши взгляды на природу человека удивительно совпадают с философией Нового пути. Вы получите любую помощь, вы сможете наконец работать не на обезьянах и мышах, а на самом благодатном для ученого материале — на людях. За вашей работой внимательно наблюдает доктор Сайх. Он знает -

мальчик растет.

Доктор Улам промолчал.

Он разглядывал гризли.

Хищник был огромен. Он вызвал панику среди оказавшихся около клетки белых монахов. Запустив мохнатую лапу между прутьев металлической решетки, гризли дотянулся до висячего замка. Всего один удар — я зверь на свободе! Однако гризли не додумался до последнего удара.

— Он напоминает мне вас, доктор Улам, — позволил себе улыбку генерал Тханг. — Сделать всего один ход, всего один, но выигрышный ход, решиться на этот ход. — Казалось, генерал действительно имеет в виду гризли. Он укоризненно добавил: — Какие удивительные прозрения и какая поразительная нерешительность.

Доктор Улам оценил сказанное генералом.

На восточных окраинах Хиттона еще добивали последних королевских стрелков, у Южных ворот еще шли массовые расстрелы, Хиттон тонул в чаду и дыме пожаров, а в районе снесенных башен Тойчжу уже поднимались стены Биологического центра.

Генерал Тханг знал цену тишины и покоя.

Сауми отказалась от закупок всех медицинских препаратов, Сауми не имеет собственных биологически активных веществ, не имеет никакого инструментария? В Сауми не производят химической посуды необходимого качества, в Сауми нет нужного количества необходимых доктору Уламу специалистов?

Не имеет значения.

Генерал Тханг и цан Су Вин лично отвечают за то, чтобы доктор Улам в нужный срок получал все, что ему понадобится.

Биологический центр не может обходиться без постоянного источника энергии? Биологическому центру не хватает сырья? Доктор Улам нуждается в качественном человеческом материале? Доктор Улам удручен Результатами опытов на животных?

Не имеет значения.

Разве среди хито нельзя найти качественный человеческий материал? Запасы такого материала в Сауми неограниченны. Особая группа при военной Ставке Сэуми в нужный срок обязана обеспечить доктора Улама любым количеством качественного человеческого материала.

Ночные стычки с отрядами хито ужесточаются? Приграничные страны требуют от Сауми объяснений и определенных гарантий? ООН встревожена слухами о массовых нарушениях прав человека в Сауми?

Не имеет значения.

Особая группа при военной Ставке Сауми уполномочена дать любые объяснения, любые гарантии. Главное, выиграть время. Ведь

мальчик растет.

Новый путь.

После военного переворота Сауми твердо встала на Новый путь, тщательно разработанный доктором Сайхом.

Кто-то еще думал, что закрытие границ и выселение людей из городов в специальные поселения, даже отмена всех социальных и общественных институтов — мера всего лишь вынужденная и временная, кто-то еще считал, что Сауми действительно готовится войти постепенно в список развивающихся стран, кто-то еще полагал, что у Сауми могут даже появиться новые внешние друзья, но это уже не имело значения, ведь

мальчик рос.

Доктор Сайх учит: полагаться следует только на собственные силы. Доктор Сайх учит: победитель не нуждается в друзьях. Доктор Сайх учит: нельзя верить урокам истории. Доктор Сайх учит: история написана победителями. Б результате человечество слишком дорогой ценой заплатило за красивые заблуждения, кочевавшие из одного документа в другой, и за вековое пренебрежение к истинным специалистам, которые, подобно доктору Уламу, многие годы бескорыстно и упорно, ни на что не обращая внимания, резали хвосты мышам, тщательно подсчитывали число горошин в стручке и без устали возились с самым болтливым биологическим объектом — мушками дрозофилами.

Пустые города? Тотальное уничтожение хито? Полностью разрушенная экономика?..

Не имеет значения.

Генерал Тханг знал главное:

мальчик растет.

2

Увидев журналистов, генерал Тханг удовлетворенно улыбнулся.

Кажется, эти хито сомневаются в человеке другом? Кажется, они не верят, что час остальных пробил?

Напрасно.

Доктор Сайх учит: побеждает не меч. Доктор Сайх учит: побеждает не бомба, не космическое оружие. Доктор Сайх учит: побеждает рука, владеющая мечом, побеждает мозг, изобретающий бомбу и космическое оружие.

А главное, всегда побеждают дети.

Генерал Тханг усмехнулся: доктор Сайх не сразу пришел к последнему тезису. Это он, генерал Тханг, почти сразу уловил в идеях доктора Улама отблеск грядущей зари.

Человек другой…

Кай Улам, человек другой, шествующий сквозь буйствующую толпу, склоняет толпу к смирению.

Но ведь надо было столкнуть Кая с толпой, надо было вывести буйствующую толпу навстречу Каю! Надо было вытолкнуть навстречу Каю орущие враждебные толпы, надо было обрушить на Кая все человеческое отребье, скопившееся в самых грязных отстойниках, надо было смело провести Кая по тропинке, разделяющей жизнь и смерть.

Он, генерал Тханг, добился этого.

Игры…

Тысячи сложных игр…

Сотни, тысячи игр…

А параллельно — сумасшедший перебор величественных, но ординарных вариантов.

Например, остров Ниску.

Чужие белые офицеры, их вежливые улыбки, полные яда.

Сауми ищет надежных друзей. О, конечно, у Сауми есть надежные друзья… Сауми ищет надежное оружие. О, конечно, у надежных друзей Сауми есть надежное оружие… Генерал Тханг желает убедиться в надежности надежного оружия надежных друзей Сауми. О, конечно, генерал Тханг убедится в его надежности.

В своем ослеплении, в ложном чувстве своего великого превосходства белые офицеры как бы забывали, что их оружие умеет лишь убивать. Их оружие ни на йоту не убавляло зла, скопившегося в мире. Их оружие лишь прибавляло зла.

Впрочем, генерал Тханг не скупился ни на ответные улыбки, ни на ответные обещания. Он торговался, он просил, он требовал, он убеждал, он шел на уступки. Он давал понять, что Сауми заинтересована в надежной дружбе, он хотел убедиться в надежности оружия, демонстрируемого военной Ставке Сауми надежными друзьями. Одновременно генерал Тханг посылал Тавелю Уламу, командующему особым офицерским корпусом, длинные списки тех хито, которые заслужили право на самую скорую и на самую жестокую смерть.

Главное — выиграть время.

Мальчик растет.

Белые офицеры снисходительно объясняли генералу Тхангу надежность своего оружия.

Генерал Тханг вежливо кивал.

Он знал:

мальчик растет.

Остров Ниску…

По светлому, очень мелкому прибрежному песку, бесконечно перемытому волнами и бесконечно пересеянному ветром, к бункеру контрольного поста привели худого старика в грязном чхоле, небрежно препоясавшем его чресла. Жителей острова еще несколько месяцев назад вывезли на южное побережье Сауми, но время от времени, не выдерживая тоски, кто-то из бывших жителей выходил в море, пытаясь добраться до родного острова.

Этот старик добрался.

— Я один, — на все вопросы старик отвечал совершенно одинаково. — Я один.

Для пущей убедительности старик хитро (так ему казалось) подмигивал генералу Тхангу, сразу выделив его из окружения. Для пущей убедительности старик даже показывал генералу Тхангу грязный скрюченный палец, отмеченный черным полукружием разбитого ногтя.

— На берегу два челна, — терпеливо возражал старику генерал Тханг. Белые офицеры, окружив старика и генерала, вежливо вслушивались в их неторопливый спор. — Ты не мог привести два челна. Это тяжелые челны. Они даже не связаны веревкой.

— Я один, — хитро подмигивал старик и показывал грязный скрюченный палец.

— Ты немолод, — настаивал на своем генерал Тханг. — В твоем возрасте нелегко пересечь пролив на таком тяжелом челне. Тем более челнов — два. Ты не мог привести на остров сразу два челна.

Старик хитро пожимал худыми плечами:

— Я один.

Тавель, подполковник Тхат и несколько офицеров связи нетерпеливо переминались за спиной генерала. Тавель специально прилетел на остров Ниску, он не мог терять много времени, неестественная вежливость генерала Тханга коробила его.

Старик чувствовал нетерпение Тавеля.

Отвечая на вопросы генерала, он невольно скашивал глаза в сторону невысокого человека в черном просторном мундире. Сам вид черного просторного мундира пугал старика и сбивал его с толку, как с некоторых пор пугали его и сбивали с толку странные рыбы, вдруг начавшие попадать в сети, — камбала, изуродованная неопрятными нарывами по всему телу, угри с чудовищно раздутыми опухолями внутренностями, макрель с обширными гноящимися ранами.

Мир непрост.

— Почему мы теряем время? — спросил Тавель. — Старик говорит, что пришел один. Почему нам не поверить старому человеку?

— Старому человеку надо поверить, — хитро подмигивал старик и показывал грязный скрюченный палец.

Было видно, что он панически боится Тавеля.

— Челны видел Кай, — негромко объяснил Тавелю генерал Тханг. — Кай знает, что на остров прибыли два человека.

Белые офицеры переглянулись. Они понимали не все, но смысл происходящего доходил до них.

— Покормите старика, — приказал генерал Тханг.

Старику принесли термос и чашку.

Грязный чхоль свободно висел на тощих бедрах старика, усыпанных неприятной мелкой сыпью. Старик с опаской глянул на чашку с бульоном. Он привык к похлебке, к мутной густой похлебке рыбака, сваренной наскоро без всяких специй, зато полной костей и корешков. Бесцветная жидкость, несмотря на прекрасный аромат, его отпугивала. Бульон был так прозрачен, что, не плавай по нему плоские капельки жира, старик посчитал бы чашку пустой.

Решившись, старик опорожнил чашку. Его лицо сразу подобрело.

— На берегу два челна, — терпеливо повторил генерал Тханг. — Оба вырублены из твердого дерева карибу, это тяжелые челны. Ты пришел на остров с сыном или с соседом, это неважно. Главное, что вы пришли на двух челнах и сейчас твой сын или сосед прячется на острове. Для него это опасно, ты должен помочь ему.

Старик хитро подмигнул генералу Тхангу и счастливо выставил перед собой грязный скрюченный палец.

— Отдайте старика подполковнику Тхату, — негромко посоветовал Тавель генералу Тхангу. — Подполковник Тхат обжарит старику пятки.

— Жители Ниску — огнепоклонники, — сухо объяснил генерал Тханг.

Он не хотел, чтобы слова Тавеля услышали и поняли белые офицеры. Тем более он не хотел, чтобы Тавеля услышал и понял Кай, только что подошедший к бункеру.

— Разве огнепоклонники не чувствуют боли? — удивился Тавель.

— Огонь для них — очищение, — еще суше заметил генерал Тханг. — Огонь их преображает.

— Огонь нас преображает, — находчиво и обеспокоено подтвердил старик. И на всякий случай подмигнул генералу Тхангу, выставив перед собой грязный скрюченный палец.

Генерал Тханг улыбнулся. Он понимал нетерпение Тавеля и беспокойство белых офицеров, он понимал скрытый испуг старика, но прежде всего он думал о Кае.

— Время идет, — обеспокоено напомнил один из белых офицеров.

Генерал Тханг вежливо кивнул. Не поворачивая головы, он спросил Кая:

— Как ты поступишь?

Он отдавал решение Каю.

Кай засмеялся.

Засмеявшись, он наклонился к старику и спросил:

— Твой сын или сосед, он пошел к пещерам?

Лицо старика разгладилось. Он забыл об испуге. Он доброжелательно, почти с детским любопытством смотрел на смуглое лицо Кая, покрытое странными бледными пятнами — печать другого. С Каем он не хотел спорить, Каю он не хотел врать.

— Наверное, к пещерам, — сказал он. — Раньше мы всегда ходили к пещерам.

Кай выпрямился и посмотрел на генерала Тханга:

— Я найду рыбака.

— Времени у тебя немного, — сказал генерал Тханг, взглянув на часы. — Если найдешь рыбака, уводи его на восточный берег. Там много узких ущелий. Ущелья укроют вас от тепловой и ударной волн.

— Мы так и сделаем, — ответил Кай и весело подмигнул старику.

— Если ветер будет с моря, а нам это обещали, я открою бункер через пятнадцать часов, — сказал генерал Тханг. — Тогда ты сможешь вернуться. Но не раньше. Ни минутой раньше, Кай.

— Пятнадцать часов… — Кай покачал головой. — В любом случае я свяжусь с вами.

— Тогда иди, — сказал генерал Тханг без улыбки.

Он не хотел затягивать сцену. Он ничего не мог изменить в разыгравшейся сцене. Он мог только верить в Кая. Выдержит Кай или все годы работ окажутся напрасно потерянными — это станет ясно через пятнадцать часов. Генерала Тханга нисколько не интересовала судьба рыбака, бродившего сейчас по острову, он думал только о Кае. Не будь рядом Кая, он отдал бы старика подполковнику Тхату.

«Кай выдержит…»

О других вариантах генерал не хотел думать.

Еще раз прикинув возможные последствия намеченного взрыва, генерал Тханг покачал головой.

«На месте Кая я никого бы не стал искать. На месте Кая я прямо сейчас двинулся бы к восточному берегу».

Как ни странно, генерал Тханг волновался.

Серая крыса, попавшая на остров вместе с выгруженным на берег оборудованием, с писком прошмыгнула по песку за брошенные ящики. Она что-то предчувствовала, ей явно было не по себе.

«Почему люди не любят крыс?.. — с некоторым удивлением подумал генерал Тханг. — Чему человек, к примеру, может научиться у пчелы? Ее беспредельному, но тупому трудолюбию? Такое тупое трудолюбие от природы вложено в хито, оно вредно для настоящих дел. Лучше бы человек учился у крыс, лучше бы он брал пример с крыс. Почему человек так упорно отвергает опыт крыс, любуясь при этом такими бессмысленными существами, как бабочки, или олени, или редкие птицы? Разве не крыса без труда проникает в любое отверстие, даже в такое, диаметр которого чуть не вдвое меньше ее тела? Разве не крыса без проблем поднимается по любым вертикальным стенам и проходит сквозь канализационные трубы? Разве не крыса может продержаться в холодной воде не менее трех суток? Почему человека привлекают пусть красивые, но бессмысленные существа?..»

Генерал Тханг усмехнулся. Он знал: лучшее в Кае можно сравнить с лучшим в крысе.

Доктор Сайх учит: побеждает лишь победитель.

Генерал Тханг подал знак, и офицеры бросились к люку бункера. Кто-то из них тщательно и с величайшей готовностью включил все автоматические замки люков.

Забившись в самый темный угол бункера, старик с испугом следил за непонятными действиями непонятных людей. До этого дня он никогда не думал, что человек может так глубоко опускаться под землю. Даже мертвые не опускаются так глубоко под землю, подумал он. Мы сейчас ниже уровня моря, почему вода не сочится из стен? Мы сейчас так низко, что водоросли должны колыхаться где-то над нашими головами.

От непонимания и отчаяния старик закрыл глаза.

Затемнив оптику, генерал Тханг развернул перископ.

Он увидел каменный гребень, укрывающий бункер от прямой ударной волны, он увидел красную ракету, очень бледную при солнечном свете.

«Кай найдет рыбака…»

Генерал подумал так без уверенности. Он бы предпочел, чтобы Кай уже находился на восточном берегу. И когда оптика вдруг ослепла, когда над островом Писку испарились тени и звуки, когда мелко, страшно и непрерывно начал подрагивать, как живой, сплошной скальный массив острова Ниску, генерал непроизвольно втянул голову в плечи.

«Кай найдет рыбака…»

Оптика наконец прозрела.

Черно-багровый шар, на глазах превращающийся в гриб, яростно разрастался над оплавленными базальтами острова Ниску. Внутри шара ревела буря. Черно-багровый шар был окружен голубым кольцом. Низкий непрерывный рев безжалостно расталкивал земные пласты, безжалостно давил на барабанные перепонки.

«Мы никогда не сможем привыкнуть к этому злобному джинну, — вдруг понял генерал Тханг, внимательно вглядываясь в ярость всесокрушающего дьявольского гриба. — Этот злобный джинн не выбирает жертвы, ему нельзя указать на того, кто приносится в жертву, — он убивает всех. Он заражает землю, воздух и воду. Чтобы содержать его в рабочем состоянии, нужны опытные специалисты. Чтобы иметь специалистов, их надо обучать за рубежом, а это означает, что Сауми никогда не избавится от хито…»

Вечный порочный круг.

Генерал Тханг сжал зубы.

Доктор Сайх учит: хито — это враги. Доктор Сайх учит: хито — извечные враги. Доктор Сайх учит: хито предали революцию, хито следует наказать. Доктор Сайх учит: хито предали другого, хито следует уничтожить.

«Этого злобного джинна нам не приручить, — вдруг ясно понял генерал. — Скинув с шеи одно ярмо, мы наденем на себя другое».

Тревожно стучал метроном. Тавель Улам негромко переговаривался с белыми офицерами. Старик, спрятав лицо в ладони, мелко, как больная собака, дрожал в углу.

Пять часов…

Девять часов…

Четырнадцать часов…

— Ветер? — спросил генерал Тханг.

— С моря.

— Подполковник Тхат, готовьте костюм высшей защиты.

Подполковник Тхат выпрямился, но быстро взглянул при этом на Тавеля. Он был офицером Тавеля, к тому не дисциплинированным офицером. На плоском лице подполковника Тхата отразилось непонимание.

— Разве уже время? — негромко спросил Тавель. — Речь шла о пятнадцати часах. Может быть, подождать еще?

— Подполковник Тхат!

Подполковник Тхат подчинился.

Бункер затопило тревожное молчание.

Белые офицеры недоуменно переглядывались. Они не могли понять, почему подполковника Тхата посылают наверх? Чего хочет от подполковника генерал Тханг? Человек, которого называли Кай, несомненно, уже погиб, если вовремя не добрался до восточного берега. Впрочем, если он даже добрался до восточного берега, ему все равно никто не может позавидовать. Зачем же посылать наверх еще и подполковника Тхата?

— Вы еще здесь?

Подполковник Тхат стремительно бросился на второй уровень. Тяжелые башмаки загрохотали по металлическим ступеням.

— Подполковник Тхат — испытанный и верный офицер, — шепнул Тавель генералу Тхангу. — Он верный и испытанный офицер.

— Да, — так же негромко ответил генерал Тханг Тавелю. — Именно верные и испытанные офицеры прокладывают путь в будущее.

Бункер вздрогнул. С потолка шумно пролилась струйка песка.

— Что это?

Грохоча тяжелыми башмаками, с площадки второго Уровня скатился подполковник Тхат. Он до пояса был затянут в нелепый жесткий костюм высшей защиты. В раскосых глазах подполковника Тхата стыли восторг и ужас.

— Генерал, — сообщил он, выпрямившись, — Кай в ернулся. Он взорвал противотанковую гранату, чтобы заклинить наш люк. Наверное, он не хочет, чтобы мы сейчас выходили на поверхность. Наверное, местность Сражена сильнее, чем ожидалось.

«Кай жив…»

Генерал Тханг не чувствовал торжества. Он чувствовал облегчение. Просто неестественное положение мира вдруг сменилось естественным. Б этом естественном мире остался Кай, в этом естественном мире остались Тавель и подполковник Тхат. Но в нем, в этом естественном мире, уже не было места старику, белым офицерам, их дьявольскому изобретению — ничего не осталось в нем, в этом простом естественном мире, кроме Кая, Сауми и будущего, в которое не мог проникнуть ни один из белых офицеров, с ложной гордостью хозяев мира посматривающих на генерала.

— Кай погиб? — спросил кто-то, неверно истолковав волнение подполковника Тхата.

Генерал Тханг деловито покачал головой:

— Кай жив. Кай вернулся, чтобы помочь нам. Он знает, что мы всегда выполняем приказы, а значит, выйдем на поверхность ровно через пятнадцать часов. Он считает это опасным и хочет нам помешать. Для этого он заклинил люк бункера.

— Как? — удивились белые офицеры. — Кай наверху? И он еще жив?

Генерал Тханг не ответил.

Он прижался лбом к перископу.

Ему показалось, что невдалеке на голом базальте валяется трупик крысы. Совсем недавно вид мертвой крысы разочаровал бы его, но теперь это не имело значения — на каменном гребне, защищавшем бункер от прямой ударной волны, стоял Кай Улам.

Кай Улам, другой человек, стоял на оплавленном взрывом каменном гребне и размахивал руками.

— Читайте, — приказал генерал Тханг сигнальщику, прильнувшему к соседнему перископу.

Сердце генерала Тханга работало ровно и мощно. Он не смотрел в сторону белых офицеров. Они уже не интересовали его. Он не смотрел в сторону старика. Теперь уже не стоило заниматься судьбой старика. Главное, Кай здесь! Кай спокоен и весел! Кай не обращает внимания на окружающее!

Белые офицеры недоуменно переглянулись.

Они не верили, что на острове Ниску может остаться что-то живое.

Но Кай Улам стоял на оплавленном взрывом каменном гребне и сигналил обитателям бункера. «Еще… пять… часов… — сигналил он. Через… пять… часов… ожидается… ливень… Необходимо… выдержать… этот… срок…»

3

Под арку Правого крыла Биологического центра Сауми генерал Тханг вступил первым.

Ему не нравилась полутьма, она напоминала ему о бессонных ночах, но сейчас и это не имело значения.

Мальчик вырос.

Доктор Сайх учит: побеждает не меч. Доктор Сайх учит: побеждает не бомба, не космическое оружие. Владей Сауми мечом, бомбой или космическим оружием, она все равно никогда бы не стала страной будущего.

Вот Кай.

Он другой.

Он человек другой.

Он, человек другой, шествует в будущее.

Вот Кай.

Он кроток. Он чист. Он неуничтожим. Его не пугают никакие энергетические или сырьевые кризисы, ему не страшны ни ядерные, ни демографические взрывы. Ему не надо ломать голову над проблемами выживания. Он часть природы, он неотрывен от природы, он — ее часть. Он другой. Он совсем другой.

Сгорбленная фигурка Садала на мгновение привлекла внимание генерала.

«Человек-дерево, — усмехнулся он. — Как всякое Дерево, Садал не понимает, почему он дерево. Может, потому, что он давно растет только под нашим влиянием. Его холят, его поливают опытные садовники. Если раньше эти опытные садовники выводили против Кая чудовищные мятежные толпы, то теперь против Кая самое время выводить одиночек, не отдающих отчета в том, что они делают…»

Генерал Тханг усмехнулся.

Он знал, что игры, которые он вел, столь сложны, что не всегда понятны даже Каю.

Генерал Тханг слегка повернул голову, чтобы в нужный момент кивнуть Тавелю, но что-то в зале вдруг изменилось. Генерал явственно почувствовал, что что-то вдруг изменилось. Еще не вскрикнула Те, еще рука Садала была спрятана в карман, еще Тавель только выпрямлялся, перекрывая обзор журналистам, а он, генерал Тханг, вдруг почувствовал — в сумрачном зале что-то изменилось.

Генерал Тханг не любил непонимания.

Не раздумывая, он прыгнул вперед, прямо на человека-дерево Садала, но солдаты, как муравьи хлынувшие из-за ширм, помешали генералу Тхангу. Все, что он успел, — услышать смеющийся голос Кая:

— Дай его мне!

И сразу ударил выстрел.

Июль 1979 года.

Стенограмма пресс-конференции.

Сауми. Биологический центр.

Ю.СЕМЕНОВ. Цан Улам, известно, что годы эмиграции доктор Сайх провел в Европе. Он хорошо знаком с достижениями мировой культуры, истории, философии. В то же время реформы, проводимые в Сауми военной Ставкой, полностью отрицают какие-либо достижения не только мировой культуры, истории, философии, но полностью отрицают какие-либо достижения культуры, истории, философии самой Сауми. Без всякого сомнения, такие странные расхождения имеют свое объяснение. Теория Нового пути, разработанная доктором Сайхом, она как-то связана с вашими работами над человеком другим?

Доктор УЛАМ. Не имеет значения.

Д.КОЛОН. Цан Улам, повлияли ли на направление ваших работ по созданию человека другого взгляды, труды, идеи ученых, работавших не в Сауми, а в других странах?

Доктор УЛАМ. Доктор Сайх учит: полагаться следует только на собственные силы. Доктор Сайх учит: побеждает лишь тот, кто выбирает правильный путь к победе. Разумеется, я внимательно следил за работами Мёллера, Мьёенна, Дельгадо, Синшеймера, Гейтса, Энгуса, но ни один из них не пошел так далеко, как я. Им просто не хватило смелости. Доктор Сайх учит: перестраивать следует не мир. Доктор Сайх учит: перестраивать следует самого человека. В этом отношении моим единственным учителем и единомышленником был я остается доктор Сайх.

Д.КОЛОН. Цан Улам, как ведутся операции на генном уровне?

Доктор УЛАМ. Такие операции ведутся при помощи специфически действующих ферментов. Ферменты, собственно, главный инструмент молекулярной химии, хотя и не единственный. Одни ферменты, подобно скальпелю, рассекают молекулы ДНК на части, другие, как ножницы, удаляют все ненужное, третьи, как игла, сшивают фрагменты в новую, более сложную структуру. Входя в состав хромосом нового хозяина, молекула ДНК, носительница чужеродного гена, становится неотъемлемой частью наследственного аппарата воспринявшей ее клетки и сообщает ей такие наследуемые свойства, какими клетка-хозяин до этого не обладала. Грубо говоря, это дает нам возможность искусственно создавать абсолютно новые, никогда прежде не существовавшие в природе объекты, скажем, банан, мякоть которого имеет вкус и цвет мяса…

Д.КОЛОН (с вызовом) …Или политика с чистыми Руками!

Доктор УЛАМ (сухо) …Или человека другого.

Д.КОЛОН. Вы действительно считаете, что появление человека другого означает закат нашего человечества?

Доктор УЛАМ. Доктор Сайх учит: толпа не знает, в какую сторону ей полезно двигаться. Доктор Сайх учит-, человечество нуждается в поводыре, в кормчем. Какое-то время, может быть даже длительное, путь человека другого и путь остальных, хито, вредных элементов, будет как бы одним путем. Какое-то время, может быть даже длительное, чудовищные толпы остальных, хито, вредных элементов, будут медлительно двигаться рядом с Каем. Потом хито отстанут, они не могут не отстать. Доктор Сайх учит: хитовраги. Доктор Сайх учит: хитоизвечные враги. Доктор Сайх учитхито предали революцию, хито следует наказать. Доктор Сайх учит: хито предали другого, хито следует уничтожить. Хито отстанут, они не могут не отстать. Тогда, оставив в прошлом хито, Кай останется с такими, как он сам. Придет долгожданный час, когда рядом с Каем не будет больше потных перевозбужденных нечистоплотных толп. Тогда Кай Улам, человек другой, сможет наконец присесть на отмели Большой реки в тени большого пышного дерева и спокойно, не отвлекаясь на злобный шум толп, обдумать судьбу обретенной им планеты.

Д.КОЛОН. Цан Улам, не проще ли было оставить явление человека другого в тайне? Зачем вы открыли нам его явление?

Доктор УЛАМ. Чтобы чуду поверили, чудо должно быть массовым.

Д.Колон: ПЕКЛО ТВОРЕНИЯ

1

-Я всегда попадаю туда, где Господь Бог более всего нуждается в настоящем профессионале.

Колон сказал это без иронии. Семенов усмехнулся:

— Бы уверены, Джейк, что ведете себя профессионально? Профессионально ли было отказывать Тавелю Уламу? Кажется, он вполне всерьез собирался устроить для вас охотничью экспедицию.

— «Побеждает лишь победитель»… — Колон презрительно фыркнул. — Почему-то я был уверен, что Тавеля уже съели. Почему-то я думал, что он уже не играет никакой роли в Сауми. Но, как ни странно, Тавель Улам еще на плаву. И все-таки что-то подсказывает мне — Тавель Улам уже отыгранная фигура. Скажу честно, Джулиан, я рад этому. В конце концов, мало приятного в том, чтобы сознавать, что твоя жизнь зависит от такой озлобленной обезьяны.

— Он не вечен, — пробормотал Семенов.

— Как? Как вы сказали? — удивился Колон. — Что означает это ваше — не вечен? К кому это относится?

— Разумеется, к Тавелю. Ведь это он — антитеза другому.

— Бы убеждены, что другой вечен?

— Вовсе не убежден. Но в этом, кажется, убеждено окружение цана Улама.

— Вечен, не вечен… Забудьте эту терминологию… — Колон презрительно сплюнул. — Что-то я не слыхал, чтобы человек, объявленный вечным, жил дольше того срока, который отпустили ему природа и его современники. Бы что, Джулиан, забыли, как просто уничтожается органика? Достаточно дослать в ствол патрон. Знатоки этого дела есть повсюду.

— Даже здесь, в Хиттоне?

Колон усмехнулся. Он смотрел на колеблющиеся масляные факела.

— Здесь их даже больше, чем где-либо, Джулиан. А особенно много их в Биологическом центре.

Семенов вопросительно взглянул на Колона.

— Почему нет? — Колон нисколько не скрывал своего внезапного раздражения. — Что вы знаете о солдатах, прячущихся за ширмами? Может быть, именно сегодня до одного из них дойдет, что его уничтожение, обращенные в хито родственники, его собственная поломанная судьба и все прочее — все это, как ни странно, дело рук человека, которого они охраняют от таких, как они сами? А что вы знаете о человеке-дереве Садале или о том же Тавеле Уламе? Может быть, именно сегодня до Садала дойдет, что той, прежней жизни, в которой он провел почти все свои годы, уже никогда не будет, эта прежняя жизнь никогда больше не повторится, а другой у него попросту нет? А до Тавеля Улама, может быть, именно сегодня дойдет, что всю жизнь он был только вторым, а то и третьим, и именно потому, что первым всегда был другой. Да тут любой… — Колон презрительно обвел взглядом сумрачный зал, — тут любой без особых раздумий готов кого угодно вздернуть на виселице. Хоть самого доктора Сайха.

— Доктора Сайха, может быть. Но не Кая Улама.

— Не вижу разницы, — сухо усмехнулся Колон. — Мне приходилось брать интервью у бывшего императора Бокассы. Когда он уже прятался во Франции. Уверяю вас, между ним, людоедом, и интеллигентным, обожающим поэзию президентом Франции разница была практически неощутима. Вечность другого… — Колон презрительно хмыкнул. — Я и цента не дам за вечность человека другого, пока рядом с ним ходит Тавель, пока рядом с ним находятся цан Су Вин, эти солдаты, пока рядом с ним произрастает человек-дерево, пока рядом с ним дышит и изрекает вечные истины доктор Сайх, а леса Сауми начинены хито, вредными элементами.

— Вы действительно верите в то, что Каю Уламу грозит опасность?

— Я верю в объективную ситуацию. — Колон усмехнулся. — Когда появляется такая притягательная цель, как Кай Улам, человек, объявленный другим, автоматически появляются сотни желающих разрядить в него автомат. Впрочем, род оружия, — добавил Колон, — не имеет значения.

Семенов рассеянно кивнул. Он следил за Садалом.

«Человек-дерево…» — подумал Колон. Он тоже глядел на Садала.

И усмехнулся.

Надоели лжецы. Надоело искать правильные формулировки.

Впрочем, подумал Колон, с честными людьми говорить еще сложнее. В разговоре с честными людьми надо постоянно следить за тем, чтобы самому не солгать.

Он потер шрам на щеке. Он заработал этот шрам, участвуя в операции специального отряда против террористов. Цану Уламу, кажется, не понравился мой шрам.

Плевать.

Доктор Сайх… Новый путь… Человек другой… Они все здесь — лжецы…

Нищее детство доктора Сайха… Его послушничество в монастыре… Левые настроения, бамбуковый заговор, бегство из страны… Нищая юность во Франции… Доктор Сайх берет свое за долгие годы унижений… Хито — враги. Хито — извечные враги. Хито предали революцию, хито следует уничтожить.

Все просто, хмыкнул про себя Колон. Все это уже было. Бее это еще не раз повторится.

Но пружину нельзя сжимать до бесконечности, подумал он. Рано или поздно, но пружина развернется. Она развернется, и тысячи хито, прячущиеся сейчас в джунглях и в болотах Сауми, ударят по мрачно ждущему пустому Хиттону, по черным солдатам, олицетворяющим Новый путь, по генералу Тхангу, по Тавелю Уламу и по его офицерам. Они все будут сметены серой волной, скорее всего, с ними будет сметен и Кай Улам, человек другой, которого пока берут на прицел, правда не нажимая на спусковой крючок. Доктор Улам утверждает, что у Кая Улама, человека другого, останутся дети. Но ведь им, детям Кая, если они будут существовать, придется существовать все в той же толпе грязных, нищих, анемичных, завистливых, жадных хито. Они будут болеть болезнями хито, они будут жить жалким счастьем хито.

Все как всегда.

Колон рассеянно тер щеку. Перед ним что-то брезжило. Он начинал что-то понимать.

Человек другой, он любит каждого и всех? Так говорит цан Улам? Отлично, я задам этот вопрос самому Каю. Я непременно задам этот вопрос человеку другому. Если ты любишь всех и каждого, спрошу я, почему рвы у Южных ворот до сих пор распространяют запах тления, почему в спецпоселениях до сих пор не хватает мотыг, которые используют там вовсе не для обработки земли?

Забавно, если другой ответит: да, я люблю каждого, я люблю всех.

Человек, в сущности, всегда оставался жертвой своей собственной мечты, подумал Колон, морщась от брезгливости. Правда, никто еще не определил эту самую мечту. Быть сильным, быть умным, быть здоровым? Быть счастливым, все понимающим? Да, наверное. Но еще в бездне времен, в царстве тупых и примитивных ракоскорпионов будущему человеку было определено совершенно определенное число рук, ног, ушей, совершенно определенное количество мозгов. Мы плоть от плоти немыслимых поколений тупого зверья, тысячелетиями рвавшего друг друга. В нас ревет слепая ярость ихтиозавров, ископаемых гигантских акул. Разве по силам цану Уламу вытравить такое из человека?

Это тоже вопрос, сказал себе Колон. Этот вопрос следует задать не цану Уламу, а самому Каю.

Он увидел: дерево-человек Садал, потеряв равновесие, оперся на одну из ширм. Не поднимаясь, один из солдат ткнул из тьмы человека-дерево прикладом.

Глядя на Садала, Колон вдруг остро пожалел: будь у него запас времени, он непременно отправился бы с Тавелем в охотничью экспедицию, хотя бы для того, чтобы изнутри увидеть саумский рай — родину человека другого.

Он, Колон, сумел бы написать о саумском рае. Он умеет о таком писать. Он даже о скучнейших, невероятно однообразных опытах генетиков умел писать так, что читатели не отрывались от журнала. Отношения безобиднейших мушек дрозофил в его описаниях выглядели чередой бесконечных войн, в которых одни, нападающие, упорно вводили в дело все новые и новые виды оружия, а другие, обороняющиеся, столь же упорно отыскивали все новые и новые средства защиты.

Человек другой…

Он нападает?

Он, правда, другой?

У него, правда, нет с нами ничего общего?

2

Колон знал: самые удивительные открытия вовсе не обязательно рождаются в лабораториях, известных всему тиру — Есть менее известные лаборатории, деятельность которых не афишируется, но именно в этих лабораториях порой появляется такое, о чем миру лучше не знать. Как, например, в лаборатории молекулярного химика Джеймса Энгуса, старины Джи Энгуса, как прозвали его журналисты.

«Пекло творения» — так озаглавил свой репортаж Колон, не раз бывавший у Энгуса.

Пекло творения.

Лаборатория Джеймса Энгуса, правда, нисколько не напоминала указанное в заголовке место. Высокие потолки, стерильная чистота, пузатые колбы на стеллажах, стекло и никель, стекло и нержавеющая сталь. На стене огромная фотография — нечто вроде модуля, доставившего астронавтов на Пуну. В дальнем углу — стеклянный аквариум с пурпурными морскими ежами, с биологическим объектом не менее болтливым, чем мушки дрозофилы. И легчайший, едва уловимый запах серы — единственное, что можно было тут отнести к непременным атрибутам пекла.

Напоминало все это арену ежедневных войн?

Почему нет?

Во внешнем мире, за стенами лаборатории, могут идти перестрелки, там могут гореть храмы и высотные здания, подорванные броневики и напалм, разлитый с вертолетов. Какое дело до этого химикам? Арена их исследований не менее жестока. Наверное, ассистенты Доктора Улама повязывают головы белыми национальными косынками, мелко вручную подрубленными по краям, но от этого арена их исследований, взятая под прицел микроскопов, не становится менее жестокой.

Старине Джи Энгусу помогал юный, тощий и, конечно, рыжий ирландец. Он уверенным, но мягким движением выставил на физический стол стеклянную колбу, до половины заполненную какой-то студенистой полупрозрачной массой. Рыжий тощий ассистент заранее знал, чем старина Джи Энгус захочет заинтересовать настырного журналиста.

— Ну, смелее! — старина Джи Энгус сильно косил. Казалось, он сразу смотрит и на ассистента, и на Колона. — Не бойтесь, Джейк, я не люблю играть с ядами.

Колон нерешительно прикоснулся к торчавшей из колбы стеклянной палочке. На палочку накручивалась, тянулась за ней все та же полупрозрачная студенистая масса.

— Подумать только, Джейк! — хихикнул старина Джи Энгус. — Бы запутываете сейчас нить жизни! Думаете, это яичный белок? Ошибаетесь. Это ДНК, самое знаменитое химическое соединение жизни, носитель всех наших наследственных свойств, главный дирижер внутриклеточного оркестра. Человек и птица, рыба и пчела, цветок и вирус — все мы родственники по ДНК, так что относитесь к этой массе с уважением, Джейк! С истинным уважением!

— С уважением? — переспросил заинтригованный Колон. — Даже если передо мной тигр?

— В этом случае с особенным уважением, — хихикнул старина Джи Энгус. Он все-таки сильно косил. — И оставьте брезгливость, Джейк, она не к лицу профессиональному журналисту. Вы только вдумайтесь! Ведь именно в этой элегантной структуре, — он поднял колбу и полюбовался ее содержимым на свет, — ведь именно в этой элегантной структуре, которую мы привычно называем ДНК, записано все обо всем. Именно благодаря ее внутренним свойствам сирень, выращенная в вашем саду, будет именно сиренью, а не виноградом и не мимозами, а ребенок, зачатый вами, Джейк, цветом глаз, походкой, движениями будет напоминать вас, а не президента вашей страны или любимого вами актера.

— Но выглядит это так инертно…

Коротко хихикнув, старина Джи Энгус выловил из аквариума крупного морского ежа. Он обращался с ежом бесцеремонно, как, наверное, обращался с подопытными доктор Улам. Но и с некоей скрытой почтительностью. В отличие от доктора Улама, старина Джи Энгус уважал материал, с которым работал. Точным, почти неуловимым движением он ввел в кожу морского ежа, щетинящуюся частыми зелеными иглами, небольшую дозу солевого раствора.

— Смотрите.

Из многочисленных пор морского ежа медленно выступила белесоватая жидкость.

Тем же точным движением старина Джи Энгус перенес каплю белесоватой жидкости на предметное стекло микроскопа.

— Ну?

Колон прильнул к окуляру.

Он увидел множество сперматозоидов, беспорядочно мечущихся внутри капли. Хвостовые жгутики сперматозоидов извивались с поразительной быстротой — каждый спешил, каждый жаждал, каждый искал соединения.

— Вот вам и инертная масса! — воскликнул старина Джи Энгус. Он не скрывал торжества. — Благодаря этой, как вы говорите, инертной массе в наш мир явились Платон и Аттила, Герострат и Аристотель, Наполеон и Эйнштейн, господин Сталин и Ньютон, наконец, даже вы, Джейк!

— И Джина Лоллобриджида? — ухмыльнулся Колон.

— И она! И она! — шумно обрадовался старина Джи Энгус понятливости журналиста. — А если уж быть совсем точным, появление на свет Джины Лоллобриджиды даже более закономерно, чем ваше. Ведь она женщина, Джейк, а наш мужской Y-ген это всего лишь недоразвитый Х-ген женский. В некотором смысле мы, мужчины, — хихикнул он, — всего лишь недоноски на генном уровне.

Колон кивнул.

Ему понравилось сравнение старины Джи Энгуса, но он не хотел ограничиваться интересом к тайне появления на свет Джины Лоллобриджиды. Его интересовали и некоторые другие тайны. Например, тайны судьбы некоего саумского молекулярного химика доктора Улама.

— Вы помните такого? — спросил он.

— Доктор Улам? — несколько смешался старина Джи Энгус, покосившись на ассистента. — Встречался ли я с ним? Разумеется.

Он вдруг опечалился:

— Какая странная судьба, какие неожиданные повороты.

— Странная?

— Мы слишком многого ждали от этого саумца. Он подавал невероятные надежды. Конечно, он всегда был в высшей степени бесцеремонен по отношению к тайнам живого, но, может быть, именно это позволяло ему видеть многое совсем не так, как видели мы. Доктора Улама всегда тянуло к рискованным опытам. После скандала в лаборатории Стоккарда он был вынужден покинуть Англию. Говорят, ему грозило уголовное преследование.

— Что это за скандал?

— Только для вас, Джейк. Без упоминания моего имени. Скандал был связан со странной смертью двух добровольцев. Кажется, безработные. Один откуда-то из Индии. За определенную сумму они доверили себя доктору Уламу, он всегда старался проверять свои безумные идеи именно на человеке.

— Что случилось с добровольцами?

— А что случилось с самим доктором Уламом? — бесцеремонно хихикнул старина Джи Энгус. — Вы ведь что-то знаете об этом? Вы не стали бы спрашивать, не знай вы что-то об этом.

— По моим сведениям, доктор Улам уже много лет находится в Сауми. Так сказать, на исторической родине.

— Вот как? — Джи Энгус впервые не улыбнулся. — Считайте, Джейк, ему повезло. За ним тянется длинный след. Он успел насолить властям не только в Англии. А в Азии… Может быть, ему место именно б Азии…

— Разве в Азии нельзя угодить в тюрьму?

Старина Джи Энгус покачал головой:

— В тюрьму приводят проблемы. Если у доктора Улама возникнут в Азии проблемы, то они будут касаться только препаратов и инструментов. Думаю, режим Сауми, если, конечно, доктор Улам находится в Сауми на легальном положении, только поможет ему. Меня именно это и пугает. Именно это, а не проблема азиатских добровольцев. С добровольцами в Сауми у доктора Улама не будет никаких проблем. Как правило, человек в Азии рождается лишь для того, чтобы произвести двух или трех себе подобных. Нет, — повторил он, — с добровольцами в Сауми у доктора Улама проблем не будет.

— Не слишком ли упрощенный подход к Азии?

— Не упрощенный, а достаточный, — косые глазки старины Джи Энгуса снова весело вспыхнули.

— Разве в Азии невозможно вести исследования, подобные вашим? — Колон взглядом обвел лабораторию.

— Почему невозможно? — хихикнул старина Джи Энгус. — Для таких исследований нужен мощный мозг. Таким мозгом доктор Улам наделен в полной мере. Но чтобы вести серьезные исследования, необходимо иметь, кроме препаратов и инструментов, и, разумеется, определенных лабораторных условий, некоторые нравственные критерии, преступать которые запрещают не жестокие законы, а всего лишь собственная совесть. С этим У доктора Улама всегда были проблемы. Кроме того, в этой Сауми, заброшенной где-то там в тропической Азии, у доктора Улама нет квалифицированных помощников.

— Доктор Сайх учит: побеждает лишь победитель.

— Сильно сказано. Кто это — доктор Сайх? Химик?

— Палеонтолог. В прошлом.

— Как это понять?

— Доктор Сайх — крупный ученый, вы могли слышать его имя. Сейчас он главный идеолог и глава военной Ставки Сауми.

— Мой бог! — косые глазки старины Джи Энгуса вдруг обеспокоенно моргнули. — Вы полагаете, доктор Улам мог найти общий язык с этим… с этим, как вы говорите, палеонтологом?..

— Почему нет? Мы подумали об одном и том же.

Старина Джи Энгус несколько суетливо хихикнул. Старина Джи Энгус несколько суетливо погрозил Колону пальцем:

— Не пугайте меня, Джейк. Идеи доктора Улама всегда были слишком радикальны. Боюсь, что они слишком радикальны даже для какой-то там военной Ставки. Доктор Улам всегда был озабочен мыслями о будущем. Не о своем лично. Он всегда был озабочен мыслями о будущем всего человечества. Меньшими категориями доктор Улам просто никогда не оперировал. Но его размышления о будущем… как бы это сказать… Его размышления о будущем вряд ли обрадовали бы любого нормального человека… даже какую-то там военную Ставку… Доктор Улам всегда думал о глобальном будущем, а где вы видели военную хунту, представление которой о будущем простиралось бы далее пяти—семи лет вперед?

— В чем заключались кардинальные идеи доктора Улама?

Старина Джи Энгус задумался.

— Прежде всего, доктор Улам считал, и, боюсь, не без оснований, что нынешний человек разумный является весьма жалким существом. Жалким, разумеется, по сравнению с тем, каким он мог быть в идеале. Во-вторых, доктор Улам считал, опять же не без оснований, что нынешний человек разумный как бы слишком отяжелен дурной наследственностью. В некотором смысле мы с вами все еще динозавры, Джейк. Наконец, нынешний человек разумный, по представлениям доктора Улама, является жертвой некоего эмоционального анахронизма. Чем хуже люди разумные живут, тем они почему-то добрее друг к другу, чем лучше люди разумные живут, тем они почему-то все более и более жестоки.

— Он видел выход из этого тупика?

— Не дай вам бог воспользоваться выходами, которые указывал доктор Улам! — возмутился старина Джи Энгус. — И потом, кто вам сказал, что это тупик? Просто следует создать оптимальные условия для развития. Сломать человека нетрудно, гораздо сложней его восстановить. А мы ведь только этим и занимаемся — ломаем и восстанавливаем. У нас нет ни времени, ни средств на созидание. Надеюсь, вы понимаете, что я сейчас не просто о самовоспроизведении?.

— Но доктор Улам…

— Что доктор Улам? — неожиданно резко оборвал журналиста старина Джи Энгус. — Доктор Улам исчез. То, что он находится сейчас в Сауми, всего лишь предположение. Если честно, Джейк, я приветствую его исчезновение. Доктор Улам был слишком бесцеремонен в выборе объектов для удовлетворения собственного неумеренного любопытства. Он вполне сознательно закрывал глаза на божественное в человеке, Джейк, он видел в нем только зверя. Отсюда безнравственность его жестоких опытов. Я рад, Джейк, что след доктора Улама затерялся где-то в тропической Азии. Хочу верить, что Сауми это не та страна, в которой куется будущая человеческая история. Сауми — это, скорее, что-то из прошлого. Это что-то, наверное, вроде Шумера или Урарту, обитатели которых почему-то еще не вымерли.

Колон рассмеялся:

— Вы позволите мне использовать это сравнение?

— С удовольствием. Только не пишите ничего о докторе Уламе. Его нет. Давайте считать, что его действительно нет.

3

Другой.

Другой человек.

Почему нет?

Подобные темы трогают самых равнодушных.

Старина Джи Энгус подчеркивал, что доктор Улам Мыслил только глобальными категориями.

Это похоже на правду, а он, Колон, еще добавит масла в огонь. История жестока, но ее уроки ничему не учат, они быстро забываются. Никогда не лишне напомнить об ордах Аттилы или о холокосте. Никогда не лишне напомнить о том, что каждый человек, неважно, родился он в Сауми или в США, в России или в Японии, имеет право на свободу и безопасность.

Кай добр?

Кай чист?

Кай в высшей степени человечен?

Не все ли равно, если всем остальным грозит уничтожение? Не все ли равно, если всем остальным обитателям земного шара честность Кая, его чистота и человечность ничего не несут, кроме… смерти?

Ему, Колону, нечего беспокоиться. Он получил в жизни свою долю хорошего и плохого. Если Кай действительно проблема, то он — проблема будущего, он проблема наших потомков. Десять, сто или тысяча лет… Не имеет значения… Сто или тысяча….. Он, Колон, столько не протянет. Может быть, внуки… Что ж, за эти сто или тысячу лет внуки и правнуки что-нибудь придумают…

Колон чувствовал странное напряжение.

Он хотел увидеть Кая.

Он хотел увидеть, какого Кай роста, как он держится, какой у него нос? Совсем немаловажно, подумал он, увидеть глаза Кая Улама. Иногда, взглянув в глаза, сразу определяешь глубину человека.

Откуда это странное напряжение?

Полутьма…

Масляные светильники…

Темные ширмы, за которыми угадываются тени солдат…

Урарту или Шумер, обитатели которых еще почему-то не вымерли…

Он осторожно перевел взгляд на Садала.

Человек-дерево.

Что ж, значит, на свете есть и такие. На фоне такой развалины, как Садал, Кай Улам, человек ДРУ’ гой, конечно, будет смотреться эффектнее.

Генерал Тханг…

Доктор Улам…

Тё…

Колон увидел Кая.

Он увидел Кая и ужаснулся. О чем он, Колон, думает? Какое значение могут иметь его мысли, если рядом Кай?

Он увидел Кая и ужаснулся. Как он, Колон, мог прожить столько лет, не думая о Кае, не вымаливая у небес встречи с Каем? Если ему, Колону, когда-нибудь сильно везло, так это случилось только сейчас и именно сейчас — он видел Кая!

Человек-дерево Садал сделал осторожный шаг в сторону.

Его рука пряталась в кармане истасканной джинсовой куртки.

Джинсовая куртка… Признак хито…

Впрочем, какое это имеет значение, если рядом Кай?..

Теперь Колон знал: всю жизнь он хотел одного, всю жизнь он искал только одного — увидеть Кая, услышать его дыхание, услышать его голос, увидеть его походку, улыбку на узких губах, его глаза, в которых ощущалась не просто глубина, а чудовищная, завораживающая глубина.

Он не понимал, что с ним происходит. Он чувствовал одно: Кай здесь, он с Каем.

И когда впереди, в полумраке, в бледной перетасовке теней, отбрасываемых светом масляных светильников, ударил выстрел, Колон бросился вперед. Черные солдаты, вынырнув из-за ширм, повисли на нем, как муравьи. Колон молча отбрасывал их, он рвался вперед, к Каю, он стряхивал с себя черные мундиры, пока кто-то из солдат расчетливо, как на тренировке, не ударил его прикладом прямо в лицо.

Июль 1979 года.

Стенограмма пресс-конференции.

Сауми. Биологический центр.

Ю.СЕМЕНОВ. Цан Упам, знает ли Кай, человек другой, что между ним и нами есть разница?

Доктор УЛАМ. Кай знает о разнице между собой и нами. Он знает о том, что эта разница весьма значительна. Он знает о том, что эта разница даже значительнее, чем, скажем, между человеком разумным и неандертальцем. Но к нам, к нашим предшественникам, Кай относится хорошо. Он относится к нам гораздо лучше, чем первые американцы относились к аборигенам, а орды монголов к европейцам, которых они видели в первый раз. Девиз Кая — любовь. Его требованиесправедливость. Кай знает, его любят все. Он несет в мир любовь и справедливость.

Д.КОЛОН. Цан Улам, а вас не смущает то, что Иисус был распят как раз теми, кому он нес любовь и справедливость?

Доктор УЛАМ. Иисус был вооружен верой, Кай вооружен точным знанием. Еще Кай вооружен пониманием и терпимостью. В отличие от нас, он чист, он не агрессивен. Он знает, что на сегодня единственная по-настоящему разумная единица Вселенной — это он сам. Кай любит, Кай терпеливо ждет.

Д.КОЛОН. Ждет? Чего?

Доктор УЛАМ. Нашего ухода.

Д. КОЛОН (раздраженно). Цан Улам, вы действительно убеждены в том, что наш уход, то есть уход всего человечества, предрешен?

Доктор УЛАМ. Доктор Сайх учит; дерево рождается, дерево растет, дерево умирает. Доктор Сайх учит: человек рождается, человек живет, человек умирает. Доктор Сайх учит: человек разумный сеет зерна Нового пути, человек другой будет снимать злаки. Кай — другой. Его путь — это путь другого.

Д.КОЛОН. Но как может Кай смотреть с равнодушием на уход сразу всего человечества? Кем бы Кай ни являлся, начало Каю дали все-таки мы.

Доктор УЛАМ. Девиз Каялюбовь. Его требование — справедливость. О каком равнодушии может идти речь, если Кай всегда готов помочь каждому конкретному человеку?

Д.КОЛОН. Как это понимать?

Доктор УЛАМ: Наш уход предрешен. Он предрешен появлением человека другого. Кай сочувствует нам, но он знает, его ждет совсем другой мир. Он знает, нам в гром мире нет места. Долг Кая, его обязанность — заселить другой мир другими. Сочувствуя нам, Кай помогает каждому, кто смотрит на него. Он выслушает исповедь, он примет признание, он наделит терпением. Вряд ли кто-то из нас окажется более терпеливым, увидев, как над нашими городами встают зарева пожаров…

Д.КОЛОН …как это происходит сейчас в Сауми.

Доктор УЛАМ …как это происходит сейчас на доброй половине земного шара. Доктор Сайх учит: хито — враги. Доктор Сайх учит: хито — извечные враги. Доктор Сайх учит: хито предали революцию, хито следует наказать. Доктор Сайх учит: хито предали другого, хито следует уничтожить.

Д.КОЛОН. Цан У лам, но потом… через десять, через сто, через тысячу лет… после того, как единственным хозяином нашей планеты станет человек другой… что потом?

Доктор УЛАМ. Доктор Сайх учит: правильный путь — это Новый путь. Доктор Сайх учит: Новый путь — это путь к свету. Доктор Сайх учит: к победе приводит только правильный путь. Я не могу сказать точно, что находится там, в конце правильного пути, я только предчувствую… я могу только прозревать…

Д.КОЛОН (нетерпеливо). Так поделитесь с нами вашим прозрением!

Доктор УЛАМ (после длительного молчания). Я чувствую… Где-то там… Я не могу утверждать, я могу ошибаться… Но там… Наверное, там покой…

Садал: ЧЕЛОВЕК-ДЕРЕВО

1

Он остановился рядом с ширмой и осторожно погладил вялой рукой ее блеклую лакированную поверхность. Ширма на ощупь оказалась прохладной, это сразу напомнило Садалу о ветхих полуразрушенных беседках, обрастающих мхами в глухой глубине бывшего королевского сада. И о вечере, о темном долгом вечере, когда наконец он снова сможет услышать Голос,

Мысли Садала путались. Как всегда, он не мог собрать их воедино. Он стоял, едва касаясь вялой рукой прохладной лакированной ширмы, и не замечал черных солдат, прячущихся в полуметре от него.

Кто он для них?

Призрак.

Тень тени.

Вещь Тавеля.

Всего лишь вещь.

Самая последняя вещь из того уже ушедшего, уже убитого мира. Как вещь Тавеля, Садал мог делать все, что ему хотелось. Он мог, например, подобрать с земли заплесневевшую книгу и листать ее у костра армейского патруля. В него никто не мог выстрелить, его не могли отогнать от костра. Солдаты знали: Садал-призрак, он тень тени, он вещь Тавеля, труп облака

Не имеет значения.

Единственное, чего Садалу хотелось всегда, это быть человеком-деревом.

Иногда, после полудня, в самый томительный час, когда ненадолго от зноя стихал даже тоскливый южный ветер, Садал вспоминал…

Но именно после полудня…

Именно ненадолго…

Узкая, черная, сырая дорога, истоптанная, истерзанная десятками тысяч босых ног… Окрики черных солдат, молчаливая колонна полуголых людей, послушно повторяющая все повороты дороги… Обочины, заваленные мертвыми телами, сладкий запах тления, стервятники, разучившиеся бояться людей… И безостановочное шлепанье десятков тысяч босых ног — чудовищное, никогда не смолкающее шлепанье…

Где это было?

С кем?

Доктор Сайх учит: счастье в единении.

Доктор Сайх учит: мера дорог — мера сущего.

Доктор Сайх учит: счастливы те, кто выбрал Новый путь.

Ему было все равно.

Он, Садал, всегда хотел быть деревом.

Будь на то его воля, умей он так сделать, он давно бы покинул мертвые лабиринты Хиттона.

Доктор Сайх учит: свободен только свободный. Доктор Сайх учит: свободен лишь тот, кто отринул власть вешей. Бее сущее рождается свободным, оно рождается голым и слабым, оно не владеет автомобилями, книгами и домами, оно теряет свободу в момент обретения своей первой вещи, неважно, ружье это или распашонка. Обремененное неволей вещей, оно начинает страдать и медленно мучительно умирает, опять наконец обретая потерянную свободу.

Вода, земля, воздух — вот все, что необходимо человеку.

Он, Садал, знал на Большой реке песчаную отмель. Эта отмель лежит с подветренной стороны горы Змей, ее окружают тихие тростники, от которых даже в самый безветренный день по поверхности воды бежит легкая рябь. Наверное, к тростникам подходят рыбы и молча трогают их носами. Там, на отмели, нет ничего чужого, там только пески, тростники и тишь. Там только пески, вода и воздух. Там нет гнили, плесени, там в тишине порхают бабочки самых невероятных форм и расцветок. Там, на широкой отмели, на низких песках цвета разваренного белого риса, он, Садал, человек-дерево, стоял бы, раздвигая земные пласты мощными корявыми корнями, там он гнал бы по капиллярам сладкие земные соки — в молчании, над белыми песками, над сладкой путаницей голубых водорослей, над медленным течением Большой реки.

Я огромен.

Я даю огромную тень.

Моя крона стоит над миром, как облако.

Приди, Кай. Отдохни в тени моей кроны.

Доктор Сайх учит: толпа бессмысленна. Доктор Сайх Учит: никакая толпа не может обойтись без поводыря, без кормчего. Доктор Сайх учит: Новый путь определяется кормчим. Главное, обрести покой. В конце Нового пути каждого ждет покой. Суета везде неуместна. Зачем суетливо искать то, чего вообще нельзя найти? Зачем бояться вечности, если все равно даже в конце Нового пути покой? Вполне достаточно стоять над мед. ленным течением, негромко шуметь кроной и видеть свое огромное отражение в медлительных зеркалах Большой реки.

В бывшем королевском саду, в глубине одичавшего сада, во тьме, содрогающейся от рева цикад, неподалеку от пустой бамбуковой клетки, так и не узнавшей сирен, Садал попадал в сизые кусты шуфы. Колючки, острые и кривые, рвали одежду, царапали кожу, — Садал не замечал боли. Не имеет значения. С медлительным упорством он преодолевал ядовитые завалы взорванных бетонных руин, находил проходы между противотанковыми ежами, затянутыми железной колючкой и колючей проволокой, пока наконец не добирался до большой вышибленной взрывом двери.

Садал не боялся тьмы.

Садал радовался плотным объятиям тьмы.

Ведь не будь этой тьмы, он, Садал, мог в любой момент столкнуться на подходе к бывшему королевскому саду с назойливым комиссаром Донгом из королевской полиции, или с разносчиком фруктов по имени Тхо, работавшим в лавочке напротив оживленных торговых рядов «Хай Хау», или с улыбчивой и развязной танцовщицей Ру, часто выступавшей в ресторанах Верхнего квартала. Не будь этой тьмы, его, Садала, могли в любой момент окликнуть с балконов многочисленные соседи по дому, его мог завлечь в «Звездный блеск» неутомимый на приключения майор королевских стрелков Тхай. Пробираясь по мертвым улочкам пустого, как кладбище, города, Садал все время чувствовал на себе миллионы знакомых взглядов, его окликали комиссар Донг и танцовщица Ру, его пытался остановить неутомимый на приключения майор королевских стрелков Тхай. Но Садал старался никого не слышать, он старался никому не отвечать. Он знал, что если он кому-то ответит, то все пропадет — и пустой город, и запах дыма и гари, и глухие закоулки бывшего королевского сада. Пропадут даже черные солдаты. А этого нельзя допустить. Ведь тогда он, Садал, не услышит Голос.

Он не знал, почему это так, он не знал, как, собственно, связаны Голос и мертвый город и связаны ли они, но ему так казалось.

Садал жадно хотел, чтобы Хиттон всегда оставался мертвым и пустым, чтобы никто никогда не появлялся на мертвых пустых улицах Хиттона — ни комиссар, ни танцовщица, ни разносчик фруктов, ни майор королевских стрелков. Ведь если город будет мертв и пуст, ему, Садалу, никто никогда не будет мешать слушать Голос!

Кай!

Садал радовался тьме, битому стеклу, острым колючкам, испуганному шипению змей, чудовищному, громоподобно, реву цикад. Задыхаясь, он полз в кромешной вонючей тьме, попадал пальцами в какую-то мерзкую слизь, царапал руки и плечи, терялся в спертых затхлых пространствах, пока наконец не чувствовал перед собой невидимый проем вырванной взрывом двери, пока наконец не находил на ощупь телефонную трубку, нелепо висящую на невидимой в темноте стене.

Провод был короткий. Почти всегда Садал говорил сильно согнувшись. Скоро начинала ныть спина, но Садал не замечал боли.

Не имеет значения.

Садал привык к боли, она казалась ему такой же естественной, как выжженные коробки домов, как ржавая колючка на улице, как чудовищный громоподобный рев цикад, как, наконец, этот телефон, почему-то уцелевший в мертвом аду Хиттона. Его не разбили прикладом, его не расстреляли из автомата, его не раздавило пластами падающей сверху штукатурки, его почему-то не отключили от единственной еще действующей в Сауми телефонной линии военная Ставка — Биологический центр.

В ночи, в одиночестве, раздавленный громоподобным ревом цикад, прижавшись спиной к влажной каменной стене, Садал терпеливо вспоминал ускользающие из сознания чрезвычайно важные, чрезвычайно нужные ему слова.

Узкая, черная, сырая дорога, истоптанная, истерзанная десятками тысяч босых ног… Окрики черных солдат, молчаливая колонна полуголых людей, послушно повторяющая все повороты дороги… Обочины, заваленные мертвыми телами, сладкий запах тления… Безостановочное страшное шлепанье десятков тысяч босых ног… Чудовищное, никогда не смолкающее шлепанье…

Было ли все это на самом деле?

Видел ли он, Садал, это?

Тихие тростники, от которых даже в самый безветренный день по поверхности воды бежит легкая рябь… Пески, отмели, медленное течение… Нежные бабочки самых невероятных форм и расцветок… И гигантское дерево, вознесшееся над низкими песками цвета разваренного белого риса…

Будет ли все это на самом деле?

Увидит ли он, Садал, это?

Кай.

Главное, расти, никого не задевая. Главное, давать обширную и густую тень. Доктор Сайх учит: счастье в единении. Доктор Сайх учит: единение — это Новый путь. Садал хотел стоять над невероятными глубинами Нового пути, над глубинами Большой реки и медленно отражаться в ее медлительных заводях.

Идущий по берегу будет издалека видеть крону.

Все предсказано.

Все предопределено.

Старинные книги, когда-то хранившиеся в монастырях, правы: мир рухнул. Ядовитые змеи и желтые пауки заняли людские жилища. Все тропинки затянуты хищными лианами и орхидеями. Неизвестные чудища загадочно и страшно шуршат на темных чердаках и в сырых подвалах.

В сумеречном сознании Садала все мешалось.

Бесконечная сырая дорога, истоптанная десятками тысяч босых ног… Бесконечная человеческая колонна, повторяющая все повороты дороги… Трупы на обочинах… Бесконечные, черные, распухшие на солнце трупы…

Умирающий в Кае — вечен.

Садал не помнил того часа, когда он впервые поделил весь мир на Кая и на всех остальных.

Просто мир однажды сломался.

По улицам Хиттона поползли броневики, изрыгая дым и рев, понесло смрадом и гарью, испуганно закричали люди, в подъездах затрещали автоматные очереди, а черные солдаты, затопив все проходы, истошными воплями начали сгонять жильцов в толпы.

Садал радовался: хито выселяют из города.

Доктор Сайх учит: хито — это враги. Доктор Сайх учит: хито — это извечные враги. Доктор Сайх учит: хито предали революцию, хито следует наказать. Хито предали другого, хито следует уничтожить.

А однажды смолкли и крики, и выстрелы.

А однажды на Хиттон опустилась мертвая тишина, пустые улицы начали зарастать сорняками.

Доктор Сайх учит: великому покою предшествуют великие потрясения. Доктор Сайх учит: чем глубже потрясение, тем глубже покой.

Пусть Хиттон навсегда останется мертвым!

Пусть Хиттон навсегда остается бесплодным, воды его пусты, а небо лишено птиц!

Пусть погаснет последний фонарь, пусть Хиттон не пахнет дымом!

Тогда человек-дерево будет стоять над отмелью Большой реки. Гигантская тень упадет на белые, как разваренный рис, берега. В тени гигантской прохладной тени ты отдохнешь, Кай.

2

Он давно перестал различать видения и явь. Он давно не искал разницы между видениями и явью. Ночные звонки? Телефонная трубка, сохранившаяся в бывшем королевском саду? Пустой мертвый Хиттон? Миллионы голосов, окликающие его с пустых балконов?..

Тавель и Садал брели по мостовой, изрытой воронками, они поднимались по бесконечным выщербленным лестницам, спускались в темные винные подвалы, где в зловещей тьме копошились клубки крыс.

Тавель шумно дышал.

Слушая его шумное дыхание, Садал вдруг забывал, что он человек-дерево. Он вдруг видел Хиттон — город крыс. Черные солдаты армейских патрулей, увидев темные, бредущие по мостовой силуэты, бесшумно ныряли в кусты, терпеливо выжидая, когда Тавель Улам и его вещь — человек-дерево Садал — пройдут мимо. Солдаты ждали терпеливо, хотя видели, что их котелки, подвешенные над костром, выкипают, плюются крутой белой водой.

Садал знал: черные солдаты всегда рядом, он знал, что они терпеливо ждут, когда они с Тавелем пройдут мимо. Вот тогда черным солдатам можно будет вернуться к костру, не забыв предупредить соседние посты о возможном появлении Тавеля Улама, — ведь их главным делом было уберечь Тавеля от случайных хито, иногда проникающих в город.

Время текло как всегда. Сегодняшний день ничем не отличался от вчерашнего дня, как ничем не отличается от вчерашнего сегодняшний рев цикад. Время медленно утекало неизвестно куда. И прячась в кустах, оберегаясь от сизых колючек шуфы, черные солдаты с тоской вглядывались в огонь очередной лавки, запаленной Тавелем.

Пусть жжет.

Этот город всегда был гробницей.

Пусть Тавель Улам уничтожает гробницу, распугивая случайных хито. Доктор Сайх учит: хито — враги. Доктор Сайх учит: хито — извечные враги. Доктор Сайх учит: хито предали революцию, хито следует наказать. Хито предали другого, хито следует уничтожить. Доктор Сайх учит: неволя человека начинается с обретения первой вещи. Но Тавель Улам никогда ничего не приобретал, он занимался только уничтожением.

Мерзкая жидкость обожгла горло Садала.

Пошатываясь, сплевывая тягучую слюну, он медленно брел вслед за Тавелем.

Труп облака.

Утро только угадывалось, но серая ящерица тау, укус которой смертелен, уже сидела на капоте подорванного грузовика и широко раздувала желтое горло.

По изрытой воронками мостовой, приминая босыми ногами колючую жесткую траву, низко опустив голову, навстречу Тавелю и Садалу брел хито — невероятно тощий старик в мятой грязной рубашке, в таких же неимоверно мятых грязных штанах, человек, все еще, наверное, вырывающийся из неволи вещей и не умеющий это сделать, — один из тех немногих, кто, проникая в город, месяцами прятался в темных подвалах и чердаках, пытаясь понять, что же произошло с миром?

В левой руке старик держал узелок с котелком и кружкой, правой волок за собой тележку на велосипедных колесах.

Старик устал и обезумел от голода и одиночества.

Он не понимал, что случилось с громадным городом, куда подевались его жители, почему отовсюду несет тлением, а улицы забиты искалеченными вещами? С того дня, когда ворвавшиеся в квартиру черные солдаты убили его сына и беременную невестку, а остальных куда-то увели, старик, наверное, прятался в самых грязных, в самых малодоступных местах и вот теперь, не выдержав голода и одиночества, вернулся в город.

Старик шел по знакомой улице, но не узнавал улиц^

Кровля банка «Дау и Дау» провалилась вовнутрь черные дыры окон щерились пыльными обломками стекол. На большой пластмассовой кукле, покрытой желтоватой плесенью, сидела крыса. Она равнодушно проводила старика маленькими остекленевшими от лени глазками. В каждую щель, в каждое окно первых двух этажей, в каждый подъезд каждого дома неумолимо свирепо, глухо лезли лианы и вьющиеся растения. Из разбитых витрин магазинов на мостовую серыми грудами вываливалось какое-то тряпье. Подъезды, кюветы, воронки, сама мостовая были забиты невероятным количеством уничтоженных вещей. Раздавленные тюбики иностранной косметики, битые антикварные вазы, обломки граммофонных пластинок, ржавый слесарный инструмент, продранные резиновые шланги — великое, необозримое множество изуродованных вещей.

И все было смято, раздавлено, прострелено пулями и исколото штыками.

Разбухшие книги, раскатанные штуки тканей, магнитофонные ленты, грязная одежда — все было смято, всклублено, вдавлено в грязь, будто неведомое чудовище, вырвавшись из джунглей, в слепой ярости прошлось по Хиттону, дыша на город огнем, гарью, гнилой страстью уничтожения.

Мягкая мебель, вспоротая, выпотрошенная штыками, разбитые прикладами книжные шкафы, холодильники с вырванными агрегатами, сожженные легковые автомобили — все было заляпано птичьим пометом и пятнами серой плесени. Но страшнее всего показались старику груды женской и детской обуви, нагроможденные у каждого подъезда, там, где черные солдаты группировали хито для отправки в спецпоселения.

Старик ничего не понимал.

Он впервые выбрался из своего зловонного убежища. Возможно, он прятался в нем пять месяцев, возможно, пять лет. Он не помнил.

Появление Тавеля и Садала повергло старика в смятение. Они не походили на черных солдат, убивших его сына и беременную невестку. Садал и Тавель были в сандалиях, на плечах Садала неопрятно висела затасканная джинсовая куртка, Тавель был обнажен по пояс.

Преодолев смятение, старик мелкими нерешительными шажками, бормоча про себя что-то испуганное, старческое, побрел им навстречу, таща за собой тележку на велосипедных колесах.

Тончайший утренний туман стлался над мостовой.

Его широкие призрачные линзы слегка колебались, вдруг необыкновенно увеличивая каждую трещину в асфальте, каждую травинку.

Старик по щиколотку брел в плоском тумане, во много раз увеличивающем его ужас. Он тупо косился на ржавые остовы выброшенных в окна газовых печей, на разбитые радиоприемники и кухонные комбайны, на развал детских игрушек, обгрызенных крысами, на горы битой посуды. Старика пугала улица, забитая мертвыми вещами. Размахивая тощим узелком, старик мелкими шажками торопился навстречу Тавелю и Садалу, не понимая, что именно этот узелок в его руке и тележка на велосипедных колесах превращают его из просто сумасшедшего старика в хито.

Хито — враг.

Хито — извечный враг.

Хито предали революцию, хито следует уничтожить.

Тавель пожалел старика.

Он подпустил его совсем близко и только потом трижды разрядил в старика тяжелый люгер.

Доктор Сайх учит: хито — враги. Доктор Сайх учит: хито извечные — враги. Доктор Сайх учит: хито предали революцию, хито следует наказать. Доктор Сайх учит: хито предали другого, хито следует уничтожить.

Садал радовался: старик убит.

Садал радовался: Хиттон снова пуст.

Садал радовался: настанет час, когда в Хиттоне не останется никого, даже Тавеля Улама. Тогда он, Садал, сможет раскинуть свою гигантскую крону над медленными течениями Большой реки.

Вслед за Тавелем Садал медленно поднялся по широкой мраморной лестнице, еще покрытой лохмотьями сгнившего ковра.

Лестница показалась Садалу смутно знакомой.

Впрочем, все в Хиттоне казалось Садалу смутно знакомым.

Квартира, в которую они вошли, после того как Тавель плечом вышиб разбухшую дверь, тоже показалась Садалу смутно знакомой.

В кухне сохранился холодильник.

Холодильник был изъеден ржавчиной, но он сохранился, он стоял на своем месте, когда-то его не сбросили с балкона.

Здесь же, у холодильника, валялся скелет собаки.

Тавель засмеялся: эта собака тоже, наверное, хито. Наверное, среди собак тоже есть хито. Эта собака-хито пряталась в запертой квартире, она не хотела уходить с другими, более послушными собаками в спецпоселение, чтобы начать новую чистую жизнь в одной из отдаленных коммун юга.

В левой руке Тавель держал стеклянную флягу.

В Хиттоне много укромных уголков, смеясь, сказал он. Их так много потому, что еще не все квартиры обысканы черными солдатами. Ему, Тавелю, нравится эта квартира. Они с Садалом отдохнут в этой квартире.

Следуя за Тавелем, Садал перешагнул валяющийся посреди комнаты белый китель высшего офицера бывших королевских войск. Китель был запылен и покрыт бурыми пятнами. Такие же бурые пятна, густо поросшие плесенью, тянулись по коридору к дальней комнате, дверь которой оказалась крепко запертой изнутри. Возможно, она была подперта тяжелой мебелью.

Там лежит еще один скелет, засмеялся Тавель. Здесь лежит скелет собаки-хито, а там лежит скелет человека-хито.

Тавель не стал взламывать дверь.

Скелеты не мешают, засмеялся он и присел на пол рядом с диваном, из дыр в обшивке которого лезли куски желтого мерзкого пенопласта.

Смеясь, Тавель хлебнул из плоской стеклянной фляги.

Хороший город Хиттон.

В хорошем городе Хиттоне много укромных мест.

Не целясь, Тавель трижды выстрелил из люгера в зеркало. Звонко и весело посыпались обломки стекла.

Замечательный город Хиттон.

В замечательном городе Хиттоне развлечений хватит на всю жизнь.

Не целясь, Тавель сбил выстрелом бронзовую фигурку Будды, сидевшей в углу комнаты на особом возвышении. Срикошетив, пуля снесла задвижку шкафа. Странно шурша, посыпались на пол школьные тетради и фотографии, пожелтевшие от сырости и от времени.

Конура истинного хито.

Тавелю было невыразимо смешно.

Он догадывается, сказал он Садалу, где сейчас находится бывший хозяин этой квартиры. Его скелет лежит рядом, в запертой комнате. Судя по брошенному на полу кителю, бывший хозяин этой квартиры был одним из высших офицеров бывших королевских войск. Сейчас его скелет лежит в запертой комнате. Скелет хито, конечно, там, он никуда не мог деться. Крысы вряд ли растащили скелет. Зачем им кости, если они съели плоть, когда-то облегавшую эти кости?

Тавель смеялся.

Крысы!

О, крысы быстро разделываются с хито. Б подвалах крысы загрызают хито до смерти. Таких высших офицеров, как бывший хозяин этой квартиры, мы не расстреливали, визгливо смеялся Тавель. Мы просто забивали их мотыгами. У нас было мало патронов. Сейчас патронов еще меньше. Но если бы ему, Тавелю, вернули его офицерский корпус, он, пользуясь помощью Кая, в три месяца уничтожил бы всех хито, от северных гор до морских побережий юга.

— Хочешь взглянуть на скелет хито? — спросил Тавель Садала.

Доктор Сайх учит: хито — это враги. В соседней комнате должен лежать скелет хито, врага. Доктор Сайх учит: хито — это извечные враги. В соседней комнате должен лежать скелет хито, извечного врага. Этот хито предал революцию, он наказан. Этот хито предал другого, он уничтожен. Приятно сознавать, что еще от одного хито остался только скелет.

Кай!

— Ты только что убил последнего хито, — равнодушно напомнил Садал. Ему было трудно подбирать слова, но он подобрал эти несколько слов, потому что еще помнил старика. — Ты только что застрелил последнего хито на мостовой. Может, это правда последний хито.

— Их много, — скрипнул Тавель зубами.

В некоторых провинциях хито почему-то становится все больше.

Убьешь одного, на их место встают двое.

Это непонятно.

Они воруют оружие, они отнимают патроны у армейских патрулей. Они осмеливаются нападать на некоторые спецпоселения. Черных солдат они убивают, но детей уводят с собой. Почему-то хито никогда не убивают детей. Это странно. Они всегда уводят детей с собой.

Тавелю было невыразимо смешно, он смеялся, всей спиной прижавшись к дивану. Они уводят детей с собой, хито, вредные элементы. Они не понимают, каких детей они иногда уводят!

Приступы смеха душили Тавеля.

Генерал Тханг, визгливо смеялся Тавель, не производит впечатления тонкого и умного человека, но он, Тавель, знает, что генерал Тханг перехитрил хито. Разумеется, это не означает, что генерал Тханг вообще тоньше и умнее всех. Будь у него, у Тавеля, его офицерский корпус, он за три дня показал бы, кто в этой стране является человеком поистине тонким и умным.

— А может, есть смысл встретиться с некоторыми хито? — визгливо смеялся Тавель, расплескивая содержимое плоской фляги. — Может, есть смысл тайно договориться с некоторыми хито? Говорят, среди них есть настоящие бойцы, на таких бойцов впоследствии можно было бы опереться. Эти хито мало едят, но у них крепкие умелые руки.

Ему, Тавелю, надоело бродить среди руин Хиттона. Ему, Тавелю, надоели проповеди доктора Сайха. Доктор Сайх и генерал Тханг отняли у него офицерский корпус.

Скрипя зубами, Тавель расстреливал из люгера пожелтевшие фотографии.

Клочья фотографий взлетали над полом, снова падали вниз.

Один такой обрывок, медленно покружив в воздухе, медленно упал прямо на колени Садала. Если бы он протянул руку и поднял обрывок, он увидел бы на фотографии элегантного молодого человека в белом кителе высшего офицера королевский войск. Таких офицеров, экономя патроны, люди Тавеля забивали мотыгами. Рядом с офицером, доверчиво прижавшись к нему, смеялись две женщины. Одна пожилая, возможно, мать, другая в самом зените юности, возможно, жена.

Краем глаза Садал все же увидел обрывок фотографии.

Знакомы ли ему эти лица?

Может быть.

Он не мог вспомнить.

Тавель визгливо смеялся, откинувшись на продранный диван. Хито уводят детей, о которых ничего не знают! Они сами вырастят детей, которые накажут их за то, что они предали другого. Доктор Сайх учит: счастье в единении! Может быть, именно он, Тавель, сумеет когда-нибудь привести народ Сауми к единению. Надо только дождаться того часа, когда дети, уведенные хито, вредными элементами, подрастут.

Садал равнодушно кивал.

Он смотрел на бурые, покрытые плесенью, пятна, испещрившие пол. Краем глаза он видел обрывок фотографии, который, упав с его коленей, лежал на пыльном полу. Если бы Садал всмотрелся пристальнее, в элегантном высшем офицере бывших королевских войск он, возможно, узнал бы себя. Но он не всматривался. Ему в голову не приходило всматриваться. Зачем? Ведь все это — из прошлого. Бее это не имеет значения. Все это было когда-то совсем в другой жизни. Сумеречное сознание Садала уже не связывало времен. Он просто сидел на полу и слушал, как смеется Тавель.

Будущее, оно для Кая, смеялся Тавель.

Он, Тавель, сделал для Кая больше, чем кто либо другой. Он расчистил Каю страну для счастливого будущего. Он, Тавель, еще немало сделает для Кая.

Тавель шумно радовался такой возможности.

Доктор Сайх учит: хито — враги. Доктор Сайх учит: хито — извечные враги. Доктор Сайх учит: хито предали революцию, хито следует наказать. Хито предали другого, хито следует уничтожить.

Кай.

Пошатываясь, Садал и Тавель спустились по мраморной лестнице.

Легкий туман все еще плавал над мостовой.

Все было как прежде, на мостовой лежал труп старика.

Совсем ничего не изменилось в мире, все оставалось как день назад, как месяц назад, как год назад, но Садал вдруг с неожиданным отчаянием почувствовал, как сильно, как еще сильнее ему хочется быть человеком-деревом. Он так этого хотел, что почти чувствовал себя человеком-деревом. Он почти чувствовал, как по его капиллярам бегут земные соки. Он всем своим изнемогающим телом ощутил приближение великой тишины, приближение великого покоя, в которых только и можно мощно произрастать, широко разбросав над миром гигантскую прохладную тень, под которой так хорошо будет отдыхать Каю.

Они шли по мостовой, распугивая армейские патрули.

Они пересекли границу бывшего королевского сада.

Через руины взорванного зоопарка они проникли на территорию Биологического центра, где армейские патрули уже не бежали от них, не прятались в кустах, а молча стояли у своих костров, равнодушно разглядывая Тавеля и Садала. Они знали, что Тавель всегда вооружен, но на территории Биологического центра никто из них уже не смел убегать с дороги.

Глухая, поросшая сизыми колючками шуфы, аллея вывела Тавеля и Садала к заброшенной бамбуковой беседке.

Трава внутри беседки была вытоптана, на циновках валялось несколько бутылок — пустых и полных.

Садал и Тавель не раз бывали в этой беседке, но сейчас Тавель потянулся не к одной из бутылок, валявшихся на циновках, а к узкой щели между бамбучинами. Не оборачиваясь, он ухватил Садала за куртку и сильно потянул на себя. Садал невольно упал на колени перед достаточно широкой щелью.

Мгновенно трезвея, Садал увидел обширный бассейн, обнесенный невысокими каменными бортиками. Б отличие от Хиттона, за бассейном следили, кусты вокруг бассейна были аккуратно пострижены, колючки вырублены, хотя уже в десяти шагах от бассейна начинались настоящие джунгли. Из этих джунглей, через щель в бамбуковой стене Тавель и Садал рассматривали бассейн.

Кай!

Прильнув к щели, Садал не увидел, а скорее почувствовал, угадал, как дрогнули, как качнулись рыжие верхушки тростников, почти вплотную подходивших к бассейну со стороны мрачного бетонного куба Центрального корпуса Биологического центра, как почти незаметно дрогнули тонкие рыжие верхушки, отмечая этим чуть заметным движением путь пробирающихся к бассейну людей.

Пискнула, взлетев над тростниками, желтая птица фун, похожая на спелый плод татты.

Или похожая на облачко желтого тумана.

Или похожая на легкий камень, хорошо прокаленный в печи.

Не имеет значения.

Тростник шуршал, как всегда.

Он шуршал так, как всегда шуршит тростник, когда его раздвигают человеческие руки.

Тростник шуршал так, как всегда шуршат тростники в этих местах веками, но Садал, человек-дерево, сразу услышал, понял, почувствовал, что сейчас здесь, рядом с бассейном, наполненным чистой свежей проточной водой, этот тростник шумит немного не так. В этом он, Садал, не мог ошибиться.

Если бы это он, Садал, шел в тростниках, то он старался бы ступать неслышно, осторожно, так, чтобы тростник ничем не выдавал его присутствия, ведь они родственники — тростник и он, Садал, человек-дерево.

Если бы сквозь тростник шел Тавель, он, конечно, не озирался бы и не прятался и не замечал бы разбегающихся волн по поверхности тростников, он бы просто шел, подминая тростник, топча его сандалиями, с треском и шумом прокладывая себе дорогу.

Но сквозь шуршащий тростник двигался не Садал, сквозь шуршащий тростник шел не Тавель, и сквозь тростник двигались не черные солдаты генерала Тханга.

Сквозь тростники шел Кай.

Человек другой.

И он, Кай, человек другой, шел так, будто он сам был единственным и настоящим братом тростника. Он не утверждал себя твердым шагом, он не крался, как вор, поднимаясь на цыпочки, он не прятался и не хотел никого испугать, даже птицу, похожесть которой на что-то не имела сейчас никакого значения, он просто шел в тростниках, раздвигая его верхушки, а за ним так же просто шла Те, легкая, как птица, не думающая, как птица, ведь ей действительно не надо было думать, куда ступать крошечной ногой, — она шла по следам Кая.

Присев на низкий бортик бассейна, Кай поднял руку.

Он поднял левую руку.

Большой и указательный пальцы Кая торчали вверх, остальные были согнуты.

Знак радости.

Кай хотел обрадовать Тё.

Кай.

Прижавшись лбом к теплому бамбуку, Садал потеснил плечом Тавеля.

Вот Кай.

Голые плечи Кая блестели. Только на лице и под нижними ребрами угадывались бледные пятна, как от плохого загара, и четко прослеживались длинные играть под левой лопаткой и на правом бедре.

Не имеет значения.

Но, конечно, такие пятна могли говорить о многом.

Будь такие пятна на ноге Кая — это означало бы, что он, Кай, родился на юге и в предыдущей своей жизни, несомненно, был путешественником. Будь такие пятна на локте Кая — это означало бы, что Кай родился в провинции Чжу и в своей предыдущей жизни носил через плечо расшитую золотом ленту большого военачальника. Располагайся такие пятна чуть ниже пояса по всем животу — это означало бы, что в своей предыдущей жизни Кай был грязным убийцем, разбойником и растлителем, но сейчас…

Сейчас это не имело значения.

Кай.

Обливаясь потом, Садал шептал, прижавшись лбом к теплому бамбуку:

— Я здесь. Я рядом.

Садал был счастлив.

Садал чувствовал торжество.

Вечер близок, последний хито на улице убит, плещется вода, вот Кай.

Вечер близок, Хиттон пуст, как всегда, он даже еще более пуст, чем всегда, ведь последний хито застрелен Тавелем, и, как всегда, пусты руины бывшего королевского сада.

Вечер близок. Вечером он, Садал, вновь, как всегда, пройдет сквозь руины и в полной тьме нащупает трубку телефона.

И услышит Голос.

Голос Кая будет обращен к нему.

Только к нему!

Он, Садал, уже чувствовал себя деревом.

Он уже укоренился в земные пласты, он уже восходил над Хиттоном, как огромное кучевое облако. Он уже восходил над Большой рекой, над Сауми, од уже бросал на всю страну густую прохладную тень. Он уже не понимал, не слышал, не чувствовал, зачем он стоит в огромном и темном зале, в кругу слабого света, отбрасываемого масляными светильниками. Он уже не понимал, зачем Тавель подталкивает его в плечо и почему так странно оттягивает полу куртки тяжелая металлическая игрушка, пахнущая порохом и гарью, которую Тавель сам сунул ему в карман.

Вот Кай.

Садал радовался.

3

Он случайно коснулся ширмы, и черный солдат, не вставая, снизу ткнул Садала прикладом.

Правое крыло Биологического центра, освещенное лишь масляными светильниками, казалось Сада-лу джунглями.

Кай.

Доктор Сайх учит: великому покою предшествуют великие потрясения.

Доктор Сайх учит: чем глубже потрясение, тем глубже покой.

Кай.

Садал боялся оторвать руку от ширмы, у него кружилась голова.

Он видел генерала Тханга, неторопливо вступающего в круг света, отбрасываемого масляными светильниками.

Он видел доктора Улама, идущего вслед за Тхангом.

Он видел крошечную Тё.

Он торопил, он кричал, он изнывал от бессилия — зачем вы так медлите?

Вот Кай.

Самым краем полуслепого глаза Садал видел чужих журналистов.

Это вызывало в нем ненависть.

Хито — враги.

Хито — извечные враги.

Хито предали революцию, хито следует наказать.

Хито предали другого, хито следует уничтожить.

Вот Кай.

Садал сделал шаг вперед.

Тяжелая металлическая игрушка, пахнущая порохом и гарью, была теперь не в кармане, она была в его руке. Он вскинул ее заученно и твердо, как это и подобало бывшему высшему офицеру королевских войск.

Он видел Кая, он слышал его чистый смех, он слышал его звенящий голос. Он впервые слышал голос Кая не в хрипящей телефонной трубке, а обращенный прямо к нему, к Садалу.

И этот голос сказал:

— Дай его мне.

Ю.Семенов: ПАРАДОКС КАИНА

1

Крытый армейский грузовик нещадно трясло. Черных солдат бросало на Семенова, он отталкивал их локтями, жадно прислушивался к реву мотора, к жирному плеску и чавканью грязи, выдавливаемой из колеи, разбрасываемой колесами грузовика на обочины. Где Колон? Куда его везут? В какие-нибудь казармы, оборудованные под тюрьму для таких хито, как он? В военную Ставку Сауми? В одно из самых отдаленных спецпоселений?

Привезли Семенова в аэропорт.

На несколько минут Семенов оказался предоставленным самому себе: черных солдат выстроили у выхода, вскидывая длинную руку, худощавый майор в черном что-то им торопливо вдалбливал.

Семенов осмотрелся.

Зал ожидания был огромен.

В свое время аэропорт Хиттона строился из расчета — до десяти миллионов туристов в год. Он законно считался одним из самых современных и крупных аэропортов Азии.

На всех стойках между разбитыми кассовыми аппаратами пылились бесчисленные россыпи самых разнообразных бланков и квитанций, как бурая листва, пыльными слоями лежали бумажные денежные купюры, горы, монбланы, эвересты казенных бумаг, растрепанных постоянными сквозняками. Официально последний самолет с рабочей хиттонской полосы поднялся лет семь назад, пестрые ковры в зале ожидания выцвели, кресла обросли цветной ядовитой плесенью и крошечными прихотливой формы грибами. Только над широким выходом к терминалу до сих пор, поставленная в узкой высокой нише, молча и бессмысленно раскланивалась перед пустым залом равнодушная сандаловая танцовщица.

Семенова вывели прямо на взлетное поле.

Кое-где поле было изрыто воронками.

Не имеет значения.

Под зеленой маскировочной сетью, как муравьи, копошились черные солдаты, угрожающе торчали длинные зеленые стволы зенитных орудий. Рядом с выходом на попе торчал над землей обугленный остов тяжелого транспортного самолета. Садящееся солнце скрадывало истинные размеры предметов и построек, все казалось на первый взгляд приземистым, непомерно скученным, да и скучным, только ревущий на полосе двухмоторный японский «Лайн» наполнил сердце Семенова надеждой. Это был тот же самолет, который доставил их в Сауми из Японии.

Теперь он, кажется, улетит.

С невольной жалостью Семенов взглянул на солдат,

они остаются.

Лесенки под самолетом не оказалось. Семенову пришлось подтягиваться на руках, снизу его подтолкнули прикладами, он больно ударился коленом о металлический выступ.

Не имеет значения.

Он увидел в салоне расслабленно откинувшегося на спинку кресла Джейка Колона. Рубашка с нелепыми розочками была разорвана на Колоне почти надвое. Клетчатым носовым платком, похожим на саумские нарукавные повязки, Колон осторожно массировал разбитое, заплывшее синяком надбровье.

— Гостеприимная страна, — несколько напряженно хмыкнул второй пилот, с облегчением захлопывая дверь.

— Не вмешивайся, Крэбб, это не твое дело! — по-английски крикнул из открытой кабины первый пилот. — Какая тебе разница, гостеприимная страна или нет? Какая есть, это не твое дело.

— Я и не вмешиваюсь. Я просто запираю дверь.

— Вот я и говорю, не вмешивайся, Крэбб. Запирай дверь и ни во что такое не вмешивайся. Ты ни на минуту не должен забывать о Гарольде.

— Кто этот Гарольд? — спросил Семенов, устраиваясь в кресле рядом с Колоном.

Второй пилот, видимо, швед, несмотря на свое англизированное имя, понимающе кивнул:

— Наш приятель. Был. Когда-то летали в одной связке. Однажды дверь его машины в воздухе оказалась почему-то незапертой.

— Надеюсь, нам повезет больше.

— Я тоже надеюсь, — второй пилот держался все-таки напряженно. — Если, конечно, нас не подобьют на взлете.

— Могут подбить? — заинтересовался Колон.

— Говорят, в Сауми такое случалось.

— Но доктор Сайх…

Второй пилот ухмыльнулся:

— В этой стране, как я догадываюсь, на одного Сайха приходится не менее тысячи хито. Если вы думаете, что с оружием в Сауми совсем плохо, вы ошибаетесь.

И спросил:

— Что вас занесло в эту дыру?

— А вас?

— Мы зарабатываем деньги. Мы летаем туда, куда вообще никто не летает. Куда нам укажут, туда мы и летим.

— Это похоже на нашу работенку, — усмехнулся Семенов. — Мы тоже летаем туда, куда не полетит ни один разумный человек. Нам тоже платят за это.

— Видно, есть за что платить, — ухмыльнулся с некоторым облегчением второй пилот, переводя взгляд на Колона. — Попозже мы вас покормим. Но с выпивкой у нас плохо. С выпивкой у нас совсем никак. Придется терпеть до джапов.

И неторопливо направился в кабину.

2

Они взлетели.

Их не вынесло с разбитой полосы.

Их не сбили при взлете.

Зелень.

Одна зелень.

Сауми казалась сверху зеленой. Только иногда мелькали огромные неестественно рыжие проплешины.

— Заброшенные рисовые поля, — объяснил Колон. — Еще два—три года и они превратятся в пылевые пустыни.

Семенов рассеянно кивнул.

Он прислушивался к размеренному гулу моторов. Он почему-то помнил о несчастливой судьбе Гарольда, ведь дверь его самолета в воздухе распахнулась где-то здесь.

Нет, вспомнил он. Не здесь. Чуть далее. Над океаном.

— Чай? Кофе?

Семенов поднял глаза.

Он совсем забыл про стюардессу.

Наверное, японка.

Обаятельное улыбающееся существо в летной зеленой форме.

Стюардесса держала в руках поднос.

— А покрепче? — спросил Колон.

Стюардесса извинилась. С чем-нибудь покрепче придется подождать до посадки.

— Эти чартеры, у них всегда так. Они всегда на чем-нибудь экономят. — Колон недовольно покрутил го-повой.

— Как, черт возьми, они не сумели проломить мне лоб? — Колон, несомненно, имел в виду черных солдат. — На вид мелкие, как микробы, но сила у них есть. Если их хорошенько подкормить, да мясом, а не рисом, они еще наломают дров.

Колон выругался и вдруг вслух сказал то, о чем они одновременно подумали:

— Стоит объявить человека вечным, как в него тут же влепят заряд свинца!

Он закурил.

Похоже, он уже прикидывал в голове сцены будущего репортажа. Дым сигареты стоял над Колоном широко, как крона зонтичного дерева.

— Никогда не жалел самоубийц, — Колон недовольно повернулся к Семенову. — На мой взгляд, история с человеком другим оказалась слишком уж динамичной, Но в некотором смысле Кай Улам действительно принял самое человечное решение. Он никого не убил и он никому не позволил стать убийцей.

— Он убил себя, — сказал Семенов.

— Бы сожалеете, Джулиан? — удивился Колон.

— А почему нет?

— Вы, кажется, ханжа, дружище, — усмехнулся Колон. — Слушая доктора Улама, вы, кажется, не высказывали особых сожалений. Кое-что, по-моему, вас просто пугало. Откуда же теперь ваша жалость?

— Кай мертв, — негромко повторил Семенов.

Колон выругался:

— Только не говорите мне, что вам всерьез жаль Кая Улама, Джулиан. Узнать о смерти человека другого это все равно, по-моему, что узнать о том, что твоя внезапная болезнь оказалась вовсе не смертельной. Разве не так? И не смотрите на меня так укоряюще, без некоторой доли цинизма в нашем деле не обойтись. Гуманизм, согласитесь, слишком часто пасует перед грубой силой, которой, как правило, всегда наплевать на гуманизм. Может, вы, Джулиан, ничего плохого не желали Каю Уламу, все равно, прежде всего вы должны были думать о нас, а не о каком-то человеке другом, выращенном в Сауми. Прежде всего вы должны были думать о нас — о людях разумных. Обо мне, о себе. О наших близких. О наших друзьях. У вас ведь есть близкие и друзья, Джулиан, вы, наверное, желаете им добра? Не сетуя и не жалуясь, Джулиан, мы, люди разумные, миллионы лет выдирались из кошмаров животного царства, мы устлали свой долгий путь миллионами трупов, мы, наконец, только-только научились снимать шляпу перед себе подобными и не набрасываться сразу на всех женщин подряд, и вдруг — другой. Человек другой. Какого черта! Почему мы должны уступать место другому?

Семенов рассеянно покачал головой:

— Как ни странно, я впрямь сожалею… Я не успел переброситься с Каем Уламом даже одной фразой, а его уже нет. Почему-то мне кажется, что существование Кая Улама не унижало нас.

— Правильно! Оно нас убивало.

— Не знаю. Не уверен. Б любом случае, человек другой мертв, человека другого нет с нами.

— Не морочьте мне голову, дружище! — рассердился Колон, закуривая очередную сигарету. — Этого замечательного человека другого, существование которого, по вашим словам, Джулиан, не унижало нас, вырастили генерал Тханг и доктор Улам. Этот замечательный человек другой жил рядом с Тавелем Уламом и впитывал в себя философию доктора Сайха. Рано или поздно, Джулиан, вы бы сами начали охоту на человека другого. Вспомните, доктор Улам сам предрекал самую настоящую войну против человека другого. Так, наверное, и будет. Не убей Кай Улам себя, его все равно убил бы кто-то другой.

Колон помолчал и вдруг сказал негромко, как бы про себя:

— Впрочем, убит ли он?

— Что вы хотите этим сказать?

— Мы тут бесимся с вами, Джулиан, пытаясь понять, кто кого одурачил в Сауми, а там, внизу, по дорожкам Биологического центра спокойно разгуливает маленькая Те с ребенком Кая Улама, человека другого, под сердцем. Разве вы не помните? Доктор Улам сказал: Кай необыкновенно добр к детям и к женщинам. Попробуйте выявить всех жен и детей Кая Улама, человека другого. Кто знает, где его дети зачаты, и где они растут, и какими они окажутся через десять и через двадцать лет? Мы тут с вами оплакиваем человека другого, а его дети растут. Они ведь тоже другие, Джулиан. Десять, сто или тысяча лет для них ведь тоже не имеют никакого значения. Как и для доктора Сайха. Собственно говоря, выстрел Кая ничего не изменил, дружище. Дети Кая растут. Доктор Улам и доктор Сайх спокойны. Они знают: дети Кая растут. И они растут в Азии, Джулиан, в Азии! Доктор Сайх знал, в какой муравейник выгоднее всего сунуть палку. Муравьи сейчас сильно засуетились. Черт побери! Я готов признать, что дети Кая Улама будут столь же чистым, и честными, как он сам, но почему при этом я должен забыть о своих детях? Они, наверное, не так чисты и не так честны, как дети Кая Улама, человека другого, но они — мои дети. Почему судьба моих детей должна волновать меня меньше, чем судьба детей Кая Улама? Подождите, Джулиан, вы еще вспомните эти мои слова. Как бы через десяток пет нам действительно не пришлось повести настоящий отлов детей человека другого. Ну, как в Сауми уже несколько сотен лет отлавливают сирен, — усмехнулся он. — Как бы нас не постиг тот же результат. Если, конечно, к тому времени вообще все не окажется поздно. Ну? Как вы тогда соотнесете все это с вашей жалостью?

Семенов покачал головой.

— А теперь вспомните, Джулиан. Вы сказали доктору Уламу: кровь детей Кая быстро растворится в крови миллионов и миллионов ничем не выдающихся представителей самого обыкновенного человечества. Вы сказали доктору Уламу: очень скоро дети Кая будут полностью ассимилированы. Вы помните, что ответил доктор Улам?

— Конечно, помню. Доктор Улам ответил, что существуют парадоксы, которые он не намерен обсуждать.

— Вот именно. Парадоксы, которые он не намерен обсуждать. Я уверен, Джулиан, доктор Улам имел в виду что-то совершенно конкретное. Этот создатель Кая…

Колон произнес «Кая», а прозвучало как «Каина».

— Парадокс Каина? — быстро спросил Семенов.

— Боюсь, да.

— Парадокс Каина… — удивленно пробормотал Семенов. — Конечно!.. Любое удвоение хромосомного набора, любая транслокация, любая крупная инверсия — все это ограничивает скрещиваемость. Обо всем этом можно прочесть в любом учебнике по генетике. Те искусственные генетические сдвиги в наследственном механизме Кая, что были вызваны операциями доктора Улама, похоже, ставят между детьми человека другого и нашими детьми стену почище Китайской. Мы ничего не сможем передать детям Кая. Теперь мы всегда будем для них всего лишь, скажем так, материалом для их самовоспроизводства. Наши женщины будут рожать, но выживут только дети человека другого…

Колон ухмыльнулся:

— Может, это предпочтительнее, чем дети доктора Сайха? — И нервно зевнул: — Кай Улам и его дети отнимают у нас свободу выбора. Они слишком честны и чисты, чтобы не отнять у нас эту свободу. В самые черные времена, Джулиан, нас, людей мыслящих, поддерживала мысль об этой свободе, ну, пусть даже иллюзия ее. А сейчас мы должны расстаться даже с иллюзией. Боюсь, доктор Улам прав: не занимаясь собой, занимаясь только природой, мы потеряли себя, мы потеряли свою планету. Она теперь для детей Кая, дружище. Мы не любили свою планету, мы жгли ее напалмом, травили ядами, встряхивали термоядерными взрывами. Сейчас мы ужасно не захотим ее терять, сейчас мы ее ужасно полюбим, но, боюсь, поздно — наша планета уже отдана детям Кая. А они, наверное, найдут способ воспользоваться планетой более эффективно. А мы… Мы, наверное, как всегда, пустим в ход оружие. Нам к такому не привыкать. Вы же понимаете, Джулиан, что ни президент Соединенных Штатов, ни ваши стареющие вожди — они просто не сочтут нужным сесть за стол переговоров с какими-то саумцами. Да и кто их пригласит к таким переговорам? Это, скорее всего, исключено. А дети Кая растут. Они растут, дружище, с каждым годом их будет все больше и больше. Они начнут распространяться по всему свету. Если лет через десять или пятнадцать где-нибудь в Париже или в Москве, в Гамбурге или в Торонто, в Детройте или в Боготе вы начнете встречать смуглых и весьма человечных ребят с неровным загаром на лицах, даже на вид явных выходцев из Сауми, а скорее всего, беженцев из Сауми, не проходите мимо, внимательно присмотритесь к ним. Возможно, это и будут дети Кая, убившего себя из жалости к нам. Упаси вас бог, Джулиан, желать здоровья этим ребятам. У них здоровья хватит на долгие годы. Здоровье гораздо нужнее окажется любому из нас. Иначе выживем не мы, выживет человек другой. Он, человек другой, наверное, и впредь будет убивать себя из жалости к нам, но все равно выживет он. Выживут дети Кая, не наши. Выживет этот чертов другой!

Колон замолчал.

— Но, Джейк, — вдруг медленно сказал Семенов. — Почему вы все время смещаете акцент? Почему вы все время акцентируете — другой. Почему вы все время делаете ударение именно на этом слове — другой?

— А как правильнее? — удивился Колон. — Человек другой. Так его определил доктор Улам.

— Другой, да, — медленно произнес Семенов. — Но ведь не просто другой, Джейк. Ведь еще и человек, Джейк! Разве не так?

3

Колон уснул.

В салоне самолета было душно, сладко и противно пахло полистиролом.

Откинув шторку, Семенов глянул в иллюминатор.

Внизу блестел океан.

От вида невероятных мертвенно мерцающих пространств, совершенно пустынных, будто в мире, правда, уже никого и ничего не осталось, Семенова бросило в озноб. Может быть, нулевой час, о котором упоминал генерал Тханг, впрямь наступил? Может быть, со дня пресс-конференции, устроенной доктором Уламом, в мире правда начался отсчет совсем иной эпохи?

Он вытянул ноги.

Неслышно, как из сна, возникла перед ним стюардесса.

— Чай? Кофе?

Семенов покачал головой.

Он не хотел пить.

Его мучили десятки вопросов.

Он сейчас готов был задавать эти вопросы кому угодно.

Наверное, ответы он нашел бы и сам, но ему просто надо было кому-то задать свои вопросы.

Стюардессе?

А почему нет?

Он поднял глаза на стюардессу. Почему, собственно, ей тоже не поломать голову? Почему, собственно, проблема Кая должна оставаться проблемой совсем немногих людей?

Семенов кивнул стюардессе.

Он передумал.

Он выпьет чашку кофе.

Но когда стюардесса уже повернулась, он остановил ее.

Он не знал, как точнее сформулировать свой вопрос. Он мучительно искал каждое слово. Он, наверное, отказался бы в конце концов от своего вопроса, но перед ним явственно стояло лицо Кая Улама, человека другого, он явственно видел перед собой притягательное лицо Кая Улама, это сразу все расставило по своим местам.

Когда Семенов заговорил, стюардесса улыбнулась.

Она внимательно, она даже несколько преувеличенно внимательно вслушивалась в не самые правильные французские обороты.

Да, конечно, мы все мечтаем, кивнула она. Почему нет? Без мечты никак нельзя обойтись. У нее, например, тоже есть мечта. Ее собственная мечта. Эта мечта, конечно, не такая серьезная, как у других серьезных людей, но все равно это настоящая мечта. Мсье желает знать, какая мечта? Она стесняется, она не хочет говорить о своей мечте вслух, она боится сглазить свою мечту. Но, понятно, будь у нее выбор, как о том говорит мсье, она, конечно, не промахнулась бы.

Семенов кивнул.

Он задал наконец главный вопрос.

Он нетерпеливо ждал, что ответит стюардесса.

Что, собственно, мсье имеет в виду? Какой бы она хотела быть? Прямо сейчас? После полета? Красивой или умной? Талантливой или необыкновенной? Доброй или богатой? Или еще какой-нибудь, но тоже необыкновенной? Мсье, наверное, шутит. Но она тоже любит вот так помечтать. Когда летишь над лунным ночным океаном, все кажется таким далеким, иногда думаешь — никогда уже не доберешься домой. Но она любит помечтать. Когда пассажиров мало, да и те спят, мечта скрашивает скуку полета. Правда, она не понимает, почему нужно быть только доброй или только богатой? Если есть волшебный выбор, если самой можно выбирать, то почему не пожелать сразу и красоты, и богатства, и честности, и таланта, и всего другого, к чему лежит душа? Если бы, скажем, у нее был такой выбор, она, конечно, пожелала бы стать и счастливой, и здоровой, и богатой. В конце концов, если есть счастье и здоровье, деньги, все остальное придет само.

Семенов улыбнулся.

Речь идет о совершенно определенном уровне, объяснил он несколько растерянной стюардессе. Он спрашивает не просто так. Ему очень важно знать, что по этому поводу думает именно она, всего лишь стюардесса, а не философ, не ученый, не политик. Речь идет конкретно о том, какой бы ей хотелось быть, окажись у нее возможность выбора. Мудрой? Нежной? Обаятельной? Неотразимой? Всегда здоровой? Скромной? Талантливой? Честной? Просто счастливой? Все понимающей?..

Стюардесса поежилась.

На нее будто дохнуло холодком.

Она неуверенно, уже не по службе, улыбнулась Семенову.

Она, кажется, поняла мсье. Правда, ее французский не очень четок. Она всего лишь занималась на специальных курсах стюардесс. Она же японка. Она хорошо зарабатывает на таких вот опасных чартерных рейсах. Если мсье так хочет, если мсье так настаивает на ответе, она, конечно, ответит, какой бы она хотела быть.

Она посмотрела в иллюминатор и негромко сказала:

— Живой.

И улыбнулась. Ведь она не одна.

Мсье, конечно, не знает, но у нее есть сын.

Она даже показала красивый палец: у нее дома сын. А на чартерных линиях хорошо платят.

И повторила, думая уже о чем-то своем:

— Живой.