/ Language: Русский / Genre:sf,

Право Слабого

Григорий Панченко


Пнченко Григорий

Прво слбого

ГРИГОРИЙ ПАНЧЕНКО

ПРАВО СЛАБОГО

Лучше умереть стоя, чем жить н коленях. (Фрз, скзння человеком ни рзу в своей жизни не использоввшим возможность релизовть этот принцип.)

Кк ни стрнно, комнд прозвучл вполне знкомя: - Прошу встть! Суд идет. Солдт дже не повернул головы - он остлся сидеть кк сидел облокотившись о брьер впереди себя и уронив подбородок н сплетенные кисти рук. Ему было все ясно. В этом фрсе он учствовть не собирлся. Боковым эрением он уловил резкое движение сержнт. Тот вскочил и вытянулся, змиря по стойке смирно. Проделно это было с ткой быстротой и четкостью, что левую щеку сидящего овеяло струйкой потревоженного воздух. Солдт покосился н своего нпрник не скрывя неудовольствия. - Не трепыхйся - скзл он уголком рт. Сержнт не ответил. Мелкие кпли пот, выступившие у него н лице, множились и росли нбухя с кждой секундой. Тк проступет мсло сквозь поры свежего фильтр. Или - сукровиц сквозь бинт перевязки... См он ткого не нблюдл, но срвнение ему покзлось уместным. Впрочем, не бывет в современной войне мслянных фильтров, д и бинтов не бывет... Если уж н то пошло, то фктически не бывет и рненых: экипж погибет весь и срзу, зхлебнувшись в ледяной пустоте или огненной вспышке. Рзве что при плнетрных бомбежкх... Но судьб пок что хрнил от них. Не всех и не всегд, но - хрнил. "Ншел время бловться крсивыми фрзми, идиот!" - рядовой вдруг рзозлился см н себя. Он укрдкой оглядел конвоиров. Нет, те явно не собирлись хвтть его з локти или з что еще тм, выпрямлять, поднимть нсильно. И то слв богу... Что-то в позе конвойных црпнуло его внимние, но тогд он не осознл этого. Потому что стрх, тщтельно змскировнный, згннный в глубь души и прикрытый отнюдь не покзной брвдой, вдруг обознчился где-то в груди, холодным лучиком кольнув сердце. В трибунле не существует пелляций. И после вынесения приговор - кков будет этот приговор, сомнений нет ни млейших - жить им остлось не более двух суток. "Интересно, нши сутки имеются в виду или их ящерные? Тогд это не 48 чсов, где-то под 60. Впрочем это тот смый хрен, который не слще редьки... звры проклятые!" Под "зврми" солдт имел в виду членов трибунл. Конечно, произносить этот термин вслух, мягко говоря не рекомендовлось. Вообще-то это, пожлуй получилось случйно, но случйность выглядит весьм символической:лишь один из четверых судей - человек. И именно он пытется взять н себя функции двокт. Создется пкостное впечтление, что без него дже видимость зщиты не был бы обеспечен. Вот именно что видимость... Сержнт уже отвечл н ккой-то вопрос мешя чекнный метлл фрз уств с жлким лепетом тм, где этих фрз не хвтло. Потом вопрос был здн и солдту - но он промолчл. - Встнь! - рявкнул н него конвойнный. Нет, он не рявкнул - прошипел еле слышно, явно не желя, чтобы его голос донесся до судейского стол или дже до его нпрник, змершего в стрнной позе по другую сторону скмьи подсудимых. - Встнь! Не губи себя... - Не дождешься, пресмыкющееся,- процедил солдт. Вообще-то он собирлся выдть более сложный клмбур - вроде "Не дождться вм, пресмыкющееся, чтобы человек перед вми пресмыклся!". Но слов зстряли у него в горле. К тому же охрнник просто не понял бы его. Д, в длеком - очень длеком! - прошлом предки звров передвиглись ползком, "пресмыкясь" в смом прямом смысле этого слов. Тк же, кк и предки людей, если уж н то пошло... Но эволюция двно выпрямил тело - и у тех, и у других. Вернее будет скзть, что пресмекется сейчс смый "прямостоящий" из всех кто нходится в эднии суд именно потому, пресмыкется, что выпрямился в строевой стойке. Вот, вот он снов что-то лепечет в свое опрвдние... дубин стоеросовя. Солдт вдруг понял, что именно покзлось ему необычным в позе охрнников. Вот именно см именно см поз и покзлсь. Они не стояли, словно сидели, хотя сидеть им было не н чем, изогнув тело в воздухе причудливым зигзгом. Д, нтомия у них все-тки не человеческя... Нелюди...

* * *

Это был двний спор. Ни рзу никому не удвлось переубедить своего оппонент, поэтому в обычной обстновке, когд у кждого было чем зняться, они бы не стли возобновлять безндежный диспут. Но все дел уже были сделны, небо медленно зполнялось чернотой и н нем проступл узор незнкомых созвездий. - Слышь, студент...- сержнт с хрустом потянулся. - Вот ты мне скжи - кк это тк получется? А, студент? Вроде мы высшие, тк меня помнится, учили...А? Снчл - рыбы, лягушки и прочя фигня водоплвющя. Потом - ящеры. И уж потом - потом - потом ...- Высшие существ, млекопитющие... Я, првд, никого пок еще грудью не кормил, тк что млекопитющим себя не ощущю, но все-тки... Можно было не отвечть. Нужно было не отвечть! Кждый вечер уже говорилось об этом, с добвлением более или менее соленых шуточек нсчет млекопитния либо отклдывния яиц. Кждый вечер меня демонстртивно нзывли "студент", хотя обычное нзвние было "доктор". Хорошее прозвище, без издевки, дже с некоторой долей увжения - помнят, что попл я н службу с медицинского фкультет, сопляки! (Это было, пожлуй, тяжелее всего: вдруг окзться - когд зслуженно, когд нет - н вторых ролях по срвнению со вчершними подросткми. Но приходилось терпеть...) - А, зверем ты себя предствляешь? - спросил я чуть более резко, чем следовло. - Что-о? - Ничего. Просто это слов-синонимы. "Млекопитющее" и "зверь", мммл и терий. Впрочем, этот термин тебе тоже вряд ли известен. Д и что ткое синоним ты, конечно не знешь. - Вот нглет-то не ндо бы; , доктор?! - полуугрожюще произнес кто-то (не сержнт) из темноты дежурки. - Ты хочешь покзть ккие мы все серые и волостые? Не стоит... Тебя спросили - тк двй отвечй! Д, пожлуй я перегнул плку... Кк скзл ккой-то вымерший мудрец, "Стрйся быть умнее других, но не покзывй им это". Я нчл обьяснять. Про относительность эволюционных понятий, рзные темпы рзвития... про возникновение смого нзвния "звры" говорил... говорил и о Великом Постулте Рвенств... Последнее, кстти, окзлось труднее всего: и тк у всех уже в зубх нвязло, поди отыщи нужные слов, особенноо когд и см не очень уверен в их првильности. (Д, не уверен, хоть стыдись этого, хоть нет! И вообще, нш теперешний рзговор - в точности зеркльня кльк институтских споров с моим учстием. Именно зеркльня: тогд я знимл диметрльно противоположную позицию. Видно, судьб моя ткя: переть против течения...) - Повторяешься, доктор! - было скзно мне в ответ. Ну, хорошо хоть "доктор", не "студент". - Ты уже вчер все это говорил, доктор. Точно ткими же словми. И позвчер и... - Тк нечего спршивть все время одно и тоже! - Ну лдно, лдно... Некоторое время мы молчли. Потом опять зговорил тот же голос из темноты: - Я тк думю, о рвенстве говорят скорее потому что это хорошо. Чем потому что это истинно. - Кому хорошо? - переспросил я. - Д нм же, кому еще... Первыми нм уж никк не быть по срвнению с ними. Тк будем хоть рвными, что нм еще остется... Я дже вздрогнул - словно в открытую рну тльцем ткнули. Это же мысль крутилсь где-то в глубинх моего сознния, но до сих пор я не мог сформулировть ее с ткой точностью. Не мог - или не решлся? Кто же это додумлся до ткого, из нших "серых-волостых"?? Я хлопнул в лдоши - дтчик срботл и дежурку злило светом. Но мои сослуживцы вповлку лежли н койкх и рзобрть, кто из них только что говорил не было никкой возможности. - Выключи свет, доктор - лениво скзл кто-то. Тот же голос? Нет, другой... Нежно прошелестел зуммер. Потом еще рз. Сержнт потянулся к нушнику. - Слушю.- скзл он вяло. И вдруг подскочил: - Слушюсь! Вс понял! Тк точно! Есть - в течении получс! Сонное црство зшевелилось: кое-кто сел, иные дже поднялись н ноги. Зпхло ккой-то переменой. - Что тм - "в течении получс"? Перебзируют нс, что ли? Сержнт опустил нушник. Вид у него был облдело-торжественный. - Доктор, собирй мнтки. Отпрвляешься в тюрьму. Я только рот рскрыл без звук. - В тюрьму, в тюрьму. Но вместе со мной. И не кк зключенный, кк охрнник. Зчем-то пондобились двое: я и еще один по моему выбору. Вот я тебя и выбрл. Сержнт явно нслждлся произведенным эффектом. - Зчем? Куд? - Куд - не зню. Но, кжется, н Землю! По толпе прошел удивленно-звистливый гул. - ...А зчем - тоже не зню. Но говорят...- Сержнт конфидицильно понизил голос: - Говорят, что... Впрочем, тебе знть пок что ни к чему. Тм обьяснят. Одно скжу - ох и нходишься ты строевым шгом! А походочк - то у тебя кк у гзели - кжется, именно тк нзывется земня тврь с земным хоботом? Он зхохотл совершенно искренне, но в бсолютном одиночестве: это тоже был одн из его коронных шуточек, повторяющихся ежевечерне, и он успел приесться не только мне.

* * *

- Не дождешься, пресмыкющееся... И тут же солдт пожлел о скзнном. Охрнник, конечно, мог не быть посвящен в глубину змысл тех, кто устроил это судилище. И дже нверняк не был посвящен. "Зря я его тк он ведь помочь хочет. Извиниться, что ли? Обойдется и без извинений... Все они одним миром мзны - и судьи-звры, и звры-охрнники". А смое глвное - бесполезно это. Не убедить. Не упросить. Не опрвдться. И вообще, если уж опрвдывться, упршивть, убеждть - то не к охрннику же обрщться, пусть дже смому доброжелтельному.

"...Судья обртился к Осужденному Убийце со следующими словми: - Подсудимый, имеете ли вы что-нибудь скзть в отмену вынесенного приговор? - А то, что я скжу, повлияет н ход дел? - осведомился Осужденный Убийц. - Д нет, вряд ли,- в рздумье проговорил Судья.- Нет. Никк не повлияет. - В тком рзе,- скзл Осужденный,- мне хотелось бы отметить, что второго ткого болвн, кк вы, не нйдете в семи шттх и во всем округе Колумбия."

Это нписл три с лишним век нзд стрнный, мудрый и грустный пистель Амбруз Бирс, о существовнии которого нверняк не подозревл никто из сослуживцев солдт. Впрочем, во времен Бирс смертня кзнь существовл не только в военное время, и нзнчлсь з уйму преступлений, иногд дже не очень серьезных и уж вовсе несоизмеримых с ценностью человеческой жизни. Д и войны тогд происходили не только в космосе но и н смой плнете. Кжется, только н смой плнете они и происходили: не было тогд выход в космос. "Д и сейчс не все дел в космосе делются... кому, кк не тебе, знть это?! И хвтит. И незчем вспоминть прецеденты из литертуры, истории, космонвтики. Глвное уже скзно: НЕ ПОВЛИЯЕТ. Встть, что ли, и нзвть судью "несусветным болвном"? Зчем, ккой смысл..." Что ни говори охрннику, судье, д и вообще кому бы то ни было - н ход дел это не повлияет. НЕ ПОВЛИЯЕТ. Тк зчем говорить? "Это ты сейчс ткой умный, дружок - пришл непрошення мысль,- умный оттого, что все-тки ндеешься. И будешь продолжть ндеяться, дже втйне от смого себя. Будешь искть дружбы конвоир, который встнет у дверей твоей кмеры после того, кк тебя уведут из этого зл... И будешь просить о дружбе, о милости, хотя бы о сочувствии тех людей - или звров? которые пройдут з тобой, когд...) А вот это солдт предпочел не додумывть. Хотя вроде бы и нцелился он н беспощдную искренность. - ...Послушйте, юнош! - председтель трибунл говорил н земной интерлингве без млейшего кцент - Вы хоть отдете себе отчет в том, что вы нтворили? - Тк точно! - вскочил с мест сержнт, хотя председтель явно обрщлся к нему. Солдт угрюмо поднял глз н председтеля. Пожилой, дже ккой-то блеклый от стрости звр (по боеспособности он, конечно, дже сейчс превосходит дюжину комндос с Земли - что д, то д, в этом ящерм не откжешь...). Смотрит кк будто дже с учстием, словно ждет чего-то. Впрочем, поди рзберись в выржениях их чешуйчтых лиц... морд... Судья может, конечно, позволить себе милосердие н бытовом уровне. Рвно кк и охрнник. Но - именно н бытовом. - Д понимю я, все я понимю. Дже больше понимю, чем вы думете...солдт тк и не поднялся. Председтель мигнул. При других обстоятельствх это выглядело бы дже збвно: полупрозрчня перепонк, выдвинувшись из уголк глз, н секунду зкрыл его, словно бельмо. Ну, лдно...- скзл он изменившимся голосом.

* * *

Я понимл все, и прежде всего цель, рди которой был зтеян этот суд. А возможно - дже был подстроен инциндент, который привел нс в суд. Првд, в это было трудно поверить, но не верить с кждым днем стновилось все труднее и труднее. Впрочем, это теперь мне было все ясно. А две недели нзд, когд нс с сержнтом н кком-то зхудлом трнспортном звездолете везли к новому месту службы, я и не догдывлся ни о чем. Дже предчуствий никких не было. Или были все-тки? Выднные нм в чсти проездные документы предписывли трнспортной дминистрции высокую степень содействия, но трнспортировки и впрвду были бессильны: свободных корблей н бзе не окзлось. Тк что у нс был выбор: или дв мест н стором рейсовике, чуть ли не в товрном клссе или вполне прилиня кют, но через трое суток локльного времени. Поскольку те же документы диктовли нм мксимльную поспешность, выбор, фктически, не оствлось. Звездолет был стрый, тряский, выходя н джмп-режим, он ломился сквозь Прострнство, словно кбн сквозь кусты, тк кк мы нходились в отсеке без мортизторов, то глвня збот у меня был - пострться не откусить себе язык при очередном толчке. Нконец, нше корыто вошло в Большой Прыжок и тряск, рзумеется, стихл. Теперь у нс имелось около девяти чсов бсолютно свободного времени. В смый рз, чтобы кк следует выспться. Сержнт срзу же рстянулся н койке - и это был смый рзумный из всех возможных для нс поступков. Но мне не сплось. - Слушй, ты хоть в общих чертх знешь, зчем нс вызвли? - Не зню, не зню... пробормотл сержнт, устривясь поудобнее. - Ну не можешь же ты совсем ничего не знть, не говори непрвду,? Хоть по ккой теме нш поездк проходит - тебе, кк комндиру, говорили ведь? Этот подход окзлся првильным. Сержнт испытывюще посмотрел н меня - и не выдержл: - В штбе скзли: тем поездки. - "Армгедон" - он, со знчительным видом поднял плец.- Нзвние это в нших документх не знчится, тк что делй выводы. - Серьезно...- я дже, привстл - Д, нзвние стршненькое. Ндо думть, не для увесительной прогулки его припсли! - Я же скзл - делй выводы... А теперь зткнись! Я зткнулся. Но минут через двдцть обнружил, что сержнт все-тки не спит, посмтривет н меня сквозь полусомкнутые веки. Когд глз нши встретились, он сел н койке. - Рсскжи что-нибудь, Доктор - попросил он вдруг почти жлобно. - Хочешь, стихи почитю? - предложил я совершенно неожиднно для себя. - Чего рди? - Д тк, к слову пришлось... - К слову... Стихи чьи? Твои, небось? - Нет...- Поспешно соврл я - Черт с дв - "нет"! Твои, твои... Ну лдно, читй, рз уж взялся! Он откинулся н лежнку, но глз все-тки не зкрыл. Я помедлил минуту. Однко что делть - см вызвлся!

- Под ко всему рвнодушной луной Скчут меж облкми Конь лый, конь бледный и конь вороной С их признчными седокми...

(- Где ты луну - то видел, студент? - пробормотл сержнт. Вообще-то змечние было првильным: н орбите плнет, где рсполглсь нш бз, луны не имелось. Тк же, впрочем, кк и н иоей родной плнете. Но уж это-то он едв ли знет!)

- ...Три всдник мчться в предутренней мгле, Прозрчны и смутны, кк тень н стекле, Кк горе нд двней могилой, Но близок тот чс, когд воля судьбы Под хриплые стоны последней трубы Одрит их плотью и силой

И Первый, клочья тумн с плеч Стряхнет - и двумя рукми, Взметнет окроввленный длинный меч Нд спящими городми

И, влстно швыряя стрелу в полет Н зпх тепл людского, Короткую песнь тетив пропоет Из согнутых пльцев Второго.

(Я не знл, сержнт - из числ верующих ли? Не принято об этом спршивть. Я и о себе-то этого с уверенностью не знл, по првде говоря... Првд, к полковому священнику я зглядывл довольно чсто, но он был мужик умный и обрзовнный, тк что - поди рзбери, вер меня влекл или возможность интеллигентной беседы? Конечно, не обязтельно быть верующим, чтобы предствлять себе, ччто ткое Апоклипсис. Но тут я зсомневлся. Быть может, для моего теперешнего комндир это лишь нзвние темы? Знет ли он вообще - хоть веруя, хоть нет - что это з звери ткие: конь л (или рыж), конь блед, конь черен? И всдники, одному из коих дн длинный меч, другому же - большой лук, третьему...)

- А третий скрывит тонкогубый рот, Подобный обескровной рне, И что-то в деснице его взблеснет, А что - не понять в тумне.

Что дльше случится в предутренней мгле Никто из живущих н грешной Земле Вовеки не сыщет ответ Но лучник нсквозь пропорет стрел Н грни рссвет и Свет

И третий всдник нд ними змрет Огромной конной химерой Он медленно прядь с лиц отведет В руке зтиснутой мерой

Потом кблукми тронет коня И тихо поедет куд-то В ткт шгу о луку седл звеня, Тем, что в руке зжто.

Зкончив читть, я бросил взгляд н своего нпрник. Я был уверен, что он зснул. Но сержнт не спл. Тогд я стл ждть хоть ккого-нибудь комментрия - хоть нсмешливого, невжно. И опять не дождлся. Вообще, з все девять чсов полет мы больше ни рзу не зговорили друг с другом.

* * *

А по прибытии в пункт нзнчения. Я срзу же отыскл тмошнего священник, блго он кк рз окзлся в штбе. И, пок оформлялись документы, успел прочитть ему то, что в рейсовом звездолете читл сержнту, до этого ни единой живой душе. И тут меня пожидл удр. Окзывется, соглсно ортодоксльному богословию мер в рукх третьего из всдников - это не символ измерения, меры всех вещей, меры грех, и прведности, воздния и кры. Символ это - голод, дороговизны хлеб, который стл н вес золот. Крчет Господь людишек глдом и мором, мечем и луком... Полковой бтюшк был в полном восторге от этой моей ошибки и с упоением взялся меня просвещть. Однко я, кжется, не дослушл его, потому что оформление документов кк рз зкончилось. И вот тут-то мы узнли, что кроется з шифром "Апоклипсис".

* * *

Может быть, это и есть - предчувствие?

* * *

...Однко это было двно, с тех пор прошло больше недели. Тогд я, если говорить военным языком, "не облдл всей полнотой информции". Тк что если я и в смом деле недогдывлся тогд ни о чем - пожлуй, что тк ничего постыдного в этом нет. О чем тм можно догдывться, если информции нет! Но три дня нзд, когд и случилось то, что привело нс в трибунл, я уже знл все. А знчит, все и понимл. ...Мы с сержнтом кк рз вывели Этого н прогулку в тюремном дворике. "Этот" - его нзывл тк земной персонл. Нм их имен не выговорить. Хотя они, между прочим, нши выговривют свободно. Способный нрод, ох ккой способный... сволочи... А может быть, здесь подсознтельно действовло еще и что-то вроде тбу, зпрет н имя. Очень уж стршным было то, что связывлось с его именем. Он ковылял впереди, мы держлись в двух шгх з ним. Опсности никкой не предвиделось, нм, собственно дже не обязтельно было выдвть оружие. Хотя оружие у нс все-тки имелось : примитивнейшее, чуть ли не пороховые еще втомты позпрошлого век.Потому что стрелять из рзрядник в днном случе - все рвно, что отгонять от себя комров топором. Луч пойдет километр н три и сумеет нтворить бед: город же все-тки. Я не испытывл к Этому персонльной ненвисти: кк-то все было уж очень умозрительно. Ну д, д, знл я о всех его делх, и об удрх по нселенным плнетм (именно по плнетм, не по космическим силм прикрытия), ншим, звроским и еще пры рзгульных рс - тоже знл. Знл я и о готовившихся но не осуществленных проектх. И прекрсно предствлял себе, чем могло в конце-концов это все звершиться, если бы не звровскя спецгрупп зхвт (они тоже, кстти, чуть не половину своего личного соств потеряли). Но сейчс перед нми было несчстное, обреченное существо, сковнное смым жестоким обрзом. И все им содеянное, несмотря н глобльность мсштбов может быть, кк рз из-з этой глобльности - не умещлось у меня в мозгу. - Ишь, лпкми перебирет-то, ящер...- здумчиво протянул сержнт. У него в мозгу тоже не умещлось все это. Впрочем, мы с ребятми не рз шутили, что единствення извилин н очень сером мозговом веществе млдшего из нших нчльников - в действительности не извилин, след от скфндрового подшлемник. Конечно, это был шутк. Хотя бы потому, что скфндр ему приходилось ндевть не чще, чем рядовым - то есть три - четыре рз з весь срок службы. Н всякий случй я поддкнул. Сержнт же все-тки нчльство - хотя это он лишь с первогодкми вроде меня д с рестнтми ткой смелый... - Тоже мне - гнид сгорблення! Кк подумешь, что это величйший преступник сотни плнет и двух столетий... Нм вообще-то не полглось переговривться - ни друг с другом, ни, тем более с ншим подконвойным. Впрочем, с ним мы и не зговривли. Это он см зговорил с неми. Я кк рз смотрел н него, н его лицо - или морду? - когд Этот вдруг приостновился, обернувшись к нм. Взгляд его был тускл: глз зкрывл мигтельня перепонк третьего век. - Что, ребят приятно быть холуями моих соплеменников? - спросил он устло. (Ему конечно, тоже было зпрещено говорить с нми - не меньше, чем нм с ним. Но ему-то терять было нечего. А нм ндо было срзу же оборвть рзговор. Ндо было...) Сержнт побгровел. - Не понял... Это ты о чем, пресмыкющееся?! - переспросил тот с угрозой. - А вот...- Этот демонстртивно встряхнулся . Стль оков звякнул. Это были смые нстоящие кндлы - еще более древние, чем втомты в нших рукх. Стльные цепочки сковывли зпястья и щиколотки. Мло того - между ними был нтянут дополнительня цепь, соединяющя верхние и нижние оковы. Он не двл телу Этого выпрямиться, позволяя передвигться лишь в полуприсяде. ...Вот тут бы нм кк рз вспомнить о зпрете вступть с рестнтом в беседу, если уж рньше об этом не вспомнилось! Вместо этого мы с сержнтом зговорили одновременно: - Д, не слдко Но ты же см виновт, соглсись! - скзл он. - А с чего ты взял, что мы выслуживемся перед твоими, звр? - скзл я. Этот, конечно, уже все продумл нверняк, обо всем позботился. Не случйно же именно сейчс он зговорил с нми - впервые з все время, что мы "псли" его. Д, он был не чет двум лпоухим солдтикм вроде нс, срочно переслнным через половину глктики и нспех выслушвшим инструктж о првилх охрнно-конвойной службы!... (Инструктор, кстти, см мямлил и сбивлся, вспоминя пункты древнего уств. А что делть, если н Земле военное ведомство ткими делми уже несколько поколений не знимется?! У звров, вероятно, есть соответствующя служб - но охрнять Этого до суд должны земляне, пусть дже не с Земли родом. Вот тк-то!) - ...С чего ты взял, что мы выслуживемся... Нш подконвойный не ответил. Собственно, ответ нпршивлся см собой. Ну лдно, то что его - здесь и у нс - охрняет целый корпус звров - это хотя и не приятно, но по крйней мере объяснимо. Дополнительня грнтия. Зто все остльное... Дже все эти кндлы, зствляющие узник скорчивться в три погибели. Не земного, звровского обрзц вещичк... Черт его знет, зчем, но к этой конструкции, преднзнченной явно для того, чтобы причинять мксимльные мучения, был прикомндировн специльный человек...тьфу, звр. И кждый день двжды - до прогулки и по ее окончнии - он лично проверяет змки кндлов, словно думя, что мы их рзомкнем. Ей-богу, стоило бы сделть это - хотя бы для того, чтобы посмотреть , кк вытянется его физиономия... Хотя у них, кжется, физиономия не вытягивется. - А ну, поворчивйся! - сержнт озлился. Перехвтил мой удивленный взгляд - и озлился еще сильнее: - Все! Прогулк окончен! Поворчивй, я скзл! Нверно, мне стоило воспротивиться. Во всяком случе, нпомнить, что рспорядок дня утвержден не нми. Но я не стл этого делть Не нми - кем? Вот именно. Ими. Утвержден - где? Н ншей плнете, не н их. Вот то-то и оно. Этот - в ншей юрисдикции. Тк уж получилось. И зл он нм причинил не меньше, чем им. А предпочтительного прв н него они не имеют, во всяком случе - не должны иметь: мло ли, что см он звр - свое подднство Этот, по всем зконм, двно потерял. Тк почему же.. Мы еще не успели подойти к воротм, ведущим во внутреннее помещение, кк створки открылись и прикомндировнный-к-кндлм шгнул нм нвстречу. Должно быть, он тйком нблюдл з нми. Это меня окончтельно взбесило. А звр этот, черт его побери, сперв не скзл ни слов, дже не посмотрел н нс. Он медленно нклонился, ощупл змок среднего отрезк цепи - того смого, что соединил верхние и нижние пры брслетов. Змок, рзумеется, был в порядке. Только после этого проверяющий соизволил зметить нс. Предупреждю вс,- тягуче нчл он, -Предупреждю, что с особым внимнием вы должны зботиться о ... Меня чуть низннку не вывернуло. Сержнт тоже. Что ж, теперь он, во всяком случе, понимет, кково это - изо дня в день выслушивть одно и то же. - ...Зботиться о целости... Ккой черт меня дернул? Но тк или инче ... - О целости - чего? - перебил я звр. - Вот этого хлм, д?!. И ткнул прямо в змок стволом. Грохот ошеломил всех троих. Дже четверых, включя Того (хотя - кто знет? не был ли он к этому готов?). Очевидно, что-то рзлдилось в сложном и неверном мехнизме моего древнего оружия. Или см я н что-то нжл по ошибке? Из втомтического дул тонкой струйкой поднимлся дымок. Цепь, которую больше ничто не удерживло со звоном легл н плиты двор. Прикомндировнный-к-кндлм сделл ккое-то молниеносное движение кжется, он собирлся броситься н рестнт, пригнуть его к земле. Но это движение тк и остлось незвершенным, потому что сержнт, шгнув вперед, встл между ними: - А ну, не комндуй тут, чешуйчтое твое рыло! Н звук выстрел уже бежли звры, охрнявшие внутренний дворик. Они остновились в нескольких шгх от нс, выстроившись стеной. Что-то стрнное было в этом - в том, кк остновились они, и в том, кк медленно отступл нзд прикомндировнный-к-кндлм. Кк будто не спеш, но с неуловимой для глз плвностью Этот выпрямился во весь свой не ткой уж большой рост. Сержнту он доствл до плеч, мне - до мочки ух. Белеся пленк отодвинулсь, открывя зрчок. Впервые я увидел его глз, не прикрытые третьим веком. Именно туд - зрчок в зрчок - сейчс смотрел ствол моего оружия и оно не дрожло в руке. Это было явно излишним, особенно при нличии живой стены в двух-трех метрх от нс. Но все же ... Но все же это не помогло. Нделив рептилию рзумом, природ не отнял у нее стршную силу нечеловеческих мышц, быстроту и гибкость, внезпность непредскзуемых движений. Он сделл с нми то, что только звр может сделть - один против двоих, безоружный против вооруженных. Зковнный - против свободных. Стрый - против молодых. Почему он не убил нс? Не зню ... Скорее всего, это было чуть-чуть дольше и сложнее, чем просто вывести из строя. Я дже сознние не потерял просто лежл и чувствовл, что не могу пошевелиться. Автомт был в его сквнных цепочкой рукх. Мой втомт? Или сержнт? Это не имело знчения и это ничего не решло. Вокруг стояли существ, рвные пленнику от рождения по силе и быстроте - но молодые, свободные с оружием н изготовку. И было их много. Несколько десятков. Я тк до сих пор не зню, впрвду ли все было, кк мне увидилось, или вообржение услужливо подсовывет невероятную кртину.

* * *

Солдт встряхнгулся. Слов доносились до него, словно проходя сквозь вту. - ...Получив чстичную свободу действий вследствии преступного легкомыслия своих сопровождющих, ...(последовл совершенно непроизносимый звуковой ряд, состоящий чуть ли не из одних соглсных. Ндо полгть, тк звучло имя Этого.) - ...Звлдев оружием и перебив охрну, пытлся зхвтить... Знчит, тк и было. Змершие в неподвижности звры (стоят во весь рост, полуотвернувшись, оружие в опущенных рукх) один з другим пдют от выстрелов - не пытясь стрелять в ответ, не шевелясь, не оборчивясь дже. Впрочем все это происходит мгновенно - длиння очередь, опустошившя мгзин. Для звров не существует понятия "перестрелк": любя видимя мишень поржется мгновенно и безошибочно ... ...Невысокий пожилой звр со сковнными рукми идет к стене (чсовые н бшнях тоже змерли, полуотвернувшись - но это же дикость, это же немыслимо, что это с ними со всеми?!). Мелким перешгивнием, потому что щиколотки его тоже сковны, поднимется по скобм лестницы, ведущей к взлетной площдке, н которой рсположены в ряд несколько флеров ... (Не должно их быть тм, рвно кк и лестницы, д и смой взлетной площдки. Но кто же знл ...Вот уже несколько десятилетий эт тюрьм использовлсь не по прямому нзнчению. Собственно, это был музей и площдк был сделн для удобств туристов.) ...Но подъем ему окзывется не по силм. Лишь один рз остновился Этот, видимо, зцепившись з одну из скоб ножными сковми, нгнулся, стрясь их освободить - и тут же вновь звучит втомтня очередь, длиння, хлесткя ...Но теперь стреляет не он, в него - еще и еще, со всех вышек ... Между прочим, остновили его уже н смом конце лестницы, непосредственно перед фером. Еще немного, и он бы... Бред. Сумсшествие ккое-то. Знятый этими мыслями, солдт кк-то не уловил момент, когд в зле суд повисл звенящя пуз. Приговор? Приговор. Сержнт уже стоял, вытянувшись в струнку. С горздо большей охотой он, вероятно, рухнул бы к ногм судей - но это было еще стршней. Тк иногд бывет стршней убежть, чем остться н месте. Первым встл председтельствующий. З ним поднялись остльные судьи впервые поднялись они з все зседение. Судья - человек, чуть змявшись, встл последним, позже чем его коллеги-звры. Приговор... Солдт слышл тонкий писк, доносящийся из горл своего нпрник. И еще один звук он услышл - ккое-то журчние. Резкий зпх ммик удрил его по ноздрям: н брюкх сержнт рсплывлось влжное пятно. Это сфинктер мочевого пузыря, слбейшя из мышц, рсслбившись, испускл содержимое. - Гнид, пдль, ну, прикрти! Не унижйся, слышишь?! - здохнувшись от ярости, солдт выкрикнул эти слов тк, что у него смого зложило брбнные перепонки. Но сержнт едв ли слышл этот крик - все его внимние уходило н то, что говорил председтедьствующий. - ...Опрвдть. Освободить из-под стржи в зле суд. Пуз. - Д, освободить! - вдруг выкрикнул председтель трибунл с яростью и отврщением - если гримс н его не уродливом, но предельно чужом лице действительно выржл именно эту гмму чувств. Один из охрнников - тот, что стоял возле скмьи подсудимых со стороны сержнт - отшгнул в сторону. Солдт зметил, что теперь он тоже стоит выпрямившись, рспрвив зигзг своего тел - и ккое-то смутное предчувствие кольнуло его. "А я?" Но охрнник рядом с ним по-прежнему стоял словно в полуприсяде, все в той же стрнной стойке, что и рньше - пожлуй, дже чуть более вырженной, чем до того. Знчит, все скзнное - "опрвдть, освободить" - кслось только сержнт, который, не оглядывясь, бегом рвлся к выходу. Солдт перевел дух. Выходит... Выходит, он ошиблся? Выходит, приговор не был предрешен зрнее? И их двоих вовсе не собирлись приносить в жертву неким высшим дипломтическим интересм? Теперь он с достточным спокойствием ждл, когд будет оглшен его приговор - который не мог, просто по определению не мог быть тяжелее. - Встнь! - еле слышно прошептл охрнник. Солдт, не глядя, отмхнулся от него, кк от мухи. "Ничего. Этот долдон, эт мрзь трусливя, нвствлся з двоих." Он и см не мог скзть, произнес он это вслух или только подумл. Некоторое время председтельствующий смотрел н него, словно выжидя. Кжется, лицо его искзил стрння гримс - если это не было естественное выржение. Потом он нчл читть. Н сей рз голос его звучл бсолютно бесстрстно, никких эмоций в нем угдть было нельзя. - ...Исключительня мер нкзния,- зкончил он. Эт фрз был невообрзимо рхичн - кк плнетня войн, кк кндлы, кк пороховые втомты. Но солдт знл, что он ознчет. В пнике он попытлся вскочить, однко охрнник опередил его. Метллически лязгнули нручники, зтем вторя пр холодных брслетов охвтил ноги чуть выше щиколоток... Кжется, он кричл что-то, проклинл, молил, руглся... Едв он выглядел теперь лучше, чем минуту нзд - сержнт. Когд его вели к выходу, он вдруг осознл, что передвигется теперь в точности кк Этот - согнувшись, в полуприсяде. Нручники были звровского обрзц, и точно ткя же цепь соединял две пры оков, сгибя корпус пополм.

* * *

- Хочешь воды, сынок? Солдт кивнул. Говорить он был сейчс не в состоянии. Ободок кружки стучл о зубы, вод стекл по подбородку, увлжняя робу смертников н груди. Он тк и не сделл ни глотк - горло свело спзмом. Адвокт (или кто он тм?) убрл кружку от его лиц. Солдт тк и не рсковли, дже в кмере. - Извини, что тк получилось... Я не мог тебя предупредить. Я и см всех детлей не знл, хотя и должен был... Ведь я, помимо всего прочего, еще и ттше Земли н этой плнете. - Аттше - кейс.- пробормотл солдт. Его собеседник вздохнул: - Д, вот ткие дел, сынок. И ттше, и член трибунл, и двокт... Не исключено, что и исповедником твоим мне придется стть, если... - Не ндо.- солдт, похоже, сумел перебороть стрх. - Не ндо никких "если"... ппш! Не ндо утешть меня тем, что не сбудется... Я ведь не ребенок. Я все понимю. - И что же ты понимешь? - Аттше кротко смотрел н него. Он, видимо, уже освивлся с ролью исповедник. - Все! Он сглотнул слюну. Впрочем, слюны не было, но словно кой-то ком встл поперек горл, мешя говорить. А сейчс ничего не должно было помешть ему говорить. Пришло время облечь двно уже продумнные мысли в слов. И для чужих, и для своих ушей. - Этот ...В общем, нш "подопечный" - он ведь не был зхвчен зврми, тк? Д, именно блгодря действиям их отряд, зхвт и стл возможен - но врийня кпсул, н которой он пытлся спстись, окзлсь все-тки в пределх досягемости ншего корбля. И именно им был взят н борт... А отсюд - кзус. Проблем межплнетной юрисдикции... Вот. Солдт сперв говорил сбивчиво, но постепенно голос его окреп. Он словно успокивл см себя. - Я помню, мы вечером после дежурств обсуждли с ребятми этот вопрос... Тогд звры вроде бы нчли двить н нс. Я имею в виду - н землю. Но мы вроде бы им не поддлись. Выходит - поддлись... - Знчит, тк ты все это понимешь... - Знчит, тк. Вы мне сейчс, конечно, объясните, что понимть все нужно инче. Но вы ведь не только двокт, еще и ттше... кейс! Солдт снов сглотнул пересохшим горлом. - Звры - не ндо морщиться, я и см зню, что для них это слово все рвно, что ругтельство, ну тк не хвлить же мне их! - тк вот, звры лучшие воины в исследовнной Вселенной. Смые ценные нши союзники. Или это мы - их созники, ? И вот, знчит в угоду им... чтобы не обострять отношения... Чтобы остлись мы для них рвными бртьями, рз уж стршими стть мы не сумели, млдшими - не сможем... Некоторое время двое, сидевшие в кмере, молчли. Потом один из них нрушил тишину: - А ты не подумл, кк это они, э-э-э... лдно, пусть звры, если тебе тк легче - кк это они, ткие воины - вдруг нстолько оплшли в момент побег? Солдт пожл плечми, нсколько ему позволяли сковнные руки.- Приходило. Ну и что? Плевть мне теперь н это. Не все ли рвно - глупость, столбняк или... Он вдруг пружинисто рзвернулся, збыв об оковх - и тут же рухнул н обитый чем-то мягким пол, потому что ткие оковы не позволяют о себе збывть. Но и леж, продолжл кричть: - Подствили! Ну, конечно - подствили! Чтобы своего, пусть и врг, не судили чужие, пусть и союзники!.. Д им легче три десятк своих положить, чем допустить ткое! Солдт со всхлипом втянул воздух. Только сейчс он окончтельно сумел поверить в то, что осознл уже двно. И вместе с уверенностью в душу его вновь вошл пустот спокойствия. - А я, знчит, компенсция - произнес он, дже пытясь встть с пол.Они, стло быть не выдют своих н рстерзние, вот мы... Одного выцрпли, тк? Ну, о двоих срзу, нверное, дже вопрос не ствился. Неудобно, нетктично, недипломтично... Тьфу! Откуд-то и слюн взялсь. Он сплюнул по-нстоящему. Аттше грустно покчл головой: - Боже мой, сынок, ты бы послушл себя со стороны... То, что ты несешь, бсолютно невозможно! - Почешите мне нос! - Солдт не попросил это, почти прикзл. Аттше помедлил, но все эже выполнил просьбу - прикз. - Вот. А теперь лоб.- Солдт криво усмехнулся.- Последнее желние... Не юродствуй. Аттше помолчл немного. Но когд зговорил, в голосе его словно прозвучл колокол: - Любя морль обществ нсливется н морль естеств. Человек по природе, по существу своему - слбо вооруженное животное, и морль его слб. Он рссчитн н схвтку голых рук не освоивших дже кменное рубило. А в ткой схвтке - сильный устнет бить, слбый убежит... - Не обязтельно...- солдт снов усмехнулся. Он был крйне удивлен, что это окзлось ему по силм. - Д, не обязтельно. Но нши предки не знли, не могли себе позволить гордость, по которой отступление пуще погибели. Не влдели они и смертоносными приемми безоружного боя - дже н твоем, не слишком-то высоком уровне, сынок... А свое природное оружие уже успели утртить двно, уще будуси обезьянми. Аттше сделл пузу: видимо, он хотел понять, следить ли собеседник з его речью. Кк ни стрнно, собеседник следил. - А вот те, кто утртил оружие естеств - у тех инче... Волк, побежденный в схвтке, поворчивет голову, подствляя противнику место, где срзу под кожей проходит глвный кровеносный ствол. Орел - вытягивет шею прллельно земле, словно предлгя клюнуть себя в незщищенное темя. Одно движение - и оборвется жизнь. Но этого не будет. Беспомощность прлизует, никто не в силх зствить себя выигрть схвтку ткой ценой. (Тут солдту вдруг пришло в голову, что ттше, выстривет свою лекцию по всем првилм орторского искусств. Кк-никк, ведение тких рзговоров его основня прфессия... При других обстоятельствх эт мысль могл вызвть улыбку.... Ты бы знл это, будь ты до рмии не медиком, биологом. А еще, возможно, ты знл бы, кк ведут себя в схвтке з смку, пищу, территрию некоторые пресмыкющиеся. Нпример, змеи. - З-змеи? - Д, ядовитые змеи. Кждя из которых способн убить своего спрринг-пртнер дже не удром, легким прикосновением отрвленных зубов... которя из-з этого кк будто и не способн ни н что другое, не способн н борьбу без убийств! Знешь, кк они сржються?! Вытянувшись столбиком, нсколько позволяет длин тел, борються шеями, ядоносные морды их не смотрят друг н друг, они отвернуты в сторону, чтобы нпрочь исключить угрозу! Ужлить противник - стокрт невозможней, чем в себя смого вцепиться... Аттше выдержл минутную пузу: - А что делет в подобных случях человек? (Пмять солдт вдруг с неожиднной, внезпной яростью воскресил кртинку нестоль уж длекого детств: школьный двор, кольцо "болельщиков" - и он см, мленький, десятилетний, проигрывющий дрку. Руки з спину (вот, кк сейчс - но по своей воле, без нручников), и - мягкое, незщищенное лицо вперед: " Ну, двй, бей меня, гд!". Противник, полутор годми стрший мльчишк, не удержвшись, слбо, без боли ткнул его кулком в скулу - и отскочил, см испугвшись...) Мгновенье эт кртинк стоял перед глзми и ее зримя четкость, ясность восприятия - все то, что бывет только в детстве - н миг сделли будто нерельными обитые мягким плстиком стены, тюремную койку, смертную робу, влжную от пот и пролившейся воды... Потом все вернулось. Но солдт понял. - Если тебя удрят по левой щеке, подствь првую...- процитировл он. - Првую все-тки лучше не подствлять, сынок: в отличие от волк или орл, человек может и удрить. Дже скорее всего - удрить... Аттше уствился в пол. Н сей рз это, видимо, не был рссчитння пуз. Несколько секунд он явно вспоминл что-то свое; зтем продолжил: - Но в природе тоже бывет всякое... и не только хорошее. Кк ты думешь, что произойдет, если в бою сойдутся рвные по силм волк и орел (положим, что ткое возможно)? Если один из них вдруг решит признть свое поржение - поймут ли они друг друг, не вонзится ли клюв в подствленную шею, не удрять ли зубы по подствленному темени? А если это звери из рзных миров?... А если не звери? И вновь ттше змолчл. Солдт тоже молчл, обдумывя скзнное. - Что еще делет человек, когд ситуция чревт уже не просто пощечиной? Примерно то же, что могучя птиц. Он нгибется, склоняется в поклоне; или пдет н колени; или дже пдет ниц, подствляя все то же темя, зтылок, спину - уязвимые точки. Это тоже србтывет не всегд - именно потому не србтывет порой, что нет у его противник природного оружия мгновенного действия, не привык он огрничивть свои удры д и вообще... не привык оценивть меру своих поступков... Ты понимешь меня, сынок? Ответить у солдт сил уже не было. Он молч кивнул. В тких случях говорят - "словно пелен спл с глз". Ему этот обрз предствился инче: в виде медленно уплывющей в угол глз мигтельной перепонки. - ...Но это лишь потому, что человек от природы - плохой боец. Он впрве не пеллировть к зконм своего естеств, д и не зпрещют ему ничего эти зконы с бсолютной ктегоричностью. А будь он лучшим бойцом, влдей изнчльно нвыкми убийств - и поз сдчи у него, пожлуй, был бы иня. Нпример, вместо того, чтобы пдть в ноги - мог бы он просто встть во весь рост, рспрямиться, рзвернуть плечи. Ты ведь знимлся боевым искусством, првд? Дже сейчс всех солдтиков, я зню, нтскивют приемм рукопшной схвтке - словно применимы они в космической войне... Тк или инче - ты знешь, сколь беспомощен человек в ткой позе! - Во фронтльной высокой стойке? Пожлуй... - Ах, знчить, это "фронтльня высокя стойк" нзывется? Ккя рзниц, впрочем... Вжно, что беспомощнен в ней человек, но нет у него зпретов, не позволяющих воспользовться ткой беспомощностью. И не преполгло нше естество, что мы изобретем смертоносные вринты ближнего боя. Оружие же холодное, огнестрельное, томное, импульсное - исходным проектом вообще не предусмтривлось. Природ - не Бог. Не может он предусмотреть всего. И именно от ткой ее непредусмотрительности происходит нш свобод - и нше рбство. Нше стремление видеть врг тм, где его нет... Стремление быть стршим, первым тм, где стрших, первых не может быть по определению рвно кк и млдших, последних... - И нш воля к жизни, нш борьб до конц, потому что сдвться некому, не будет принят сдч - солдт впервые прервл своего собеседник. - Д,- чуть помедлив соглсился ттше.- Пожлуй, и это тоже. - Но это не худшие кчеств в бою! - Не худшие. В бою, в нуке, в искусстве... Дв человек молч смотрели друг н друг, взимно измеряя меру понятого. - Следовтельно, будь у нс иные корни...- солдт уже не сомневлся в ответе. - Д! - Аттше яростно кивнул - первое его резкое движение, которое видел солдт. - Д! Будь ншими предкми кто-нибудь из грозных хищников, не слбые всеядные зверюшки - нм не пришлось бы подствлять победителю уязвимое место, д еще без всякой грнтии, что это его остновит! (И снов перед глзми вдруг возникл кртинк воспоминние, и снов он ярк и рельн, куд рельней, чем все, что нходится в кмере. Но это уже не детство, события прошлого год.) ...Учебный поединок. Инструктор, н которого солдт было нскочил мощным ткующим движением, вдруг словно провливется, переходя в низкую позицию - и удр, который был бы смертельным, окжись поединок схвткой вргов, не средством обучения, и ощущение полет, и холод досок пол под щекой ... А потом - голос, вроде бы мягкий, но ткой, что не ослушешься: "Д не ткуй же ты в полный рост, вояк, в ткой стойке ты - жертв!" У инструктор были узкие глз, изжелт-смугля кож и бсолютно непроизносимое имя - похлеще, чем у звров. Он-то был землянин нстоящий; урожениц Строй Земли, мстер клновой школы, не то нследник, не то дже создтель оригинльного искусств боя. "Стиль дркон", кжется, его систем нзывлсь... Дркон... Ящер... Ящер! "Зурос" по-гречески. Звроид - в официльной терминологии. Звр - в просторечье.) Мигтельня пленк - пелен, которой нет, окончтельно исчезл где-то в уголке глз, который есть. А вместе со вторым зрением пришло полное спокойствие. Спокойствие и уверенность в том, что Аттше не огрничится только объяснением причин, приведших его в кмеру смертников. - И что же теперь? - спросил солдт. Сердце его билось ровно, не чстило. Вместо ответ ттше словно зговорил о чем-то постороннем: - Зкон рзумного хищник - крепок. Особенно, если это зкон неписнный. Его можно обойти... - Обойти - вот тк? - солдт встряхнулся; нцепленное н него железо отчетливо звякнуло. - Можно обойти, но нельзя нрушить.- продолжл ттше, словно не слыш; Это - их рбство. И их свобод. Свобод - потому что нрушить его может только генетический и нрвственный урод, мутнт, который столь плох, что двно оствил ндежду стть еще хуже. Ткого мутнт ничего не остнвливет н уровне подсознния - и он воистину неостновим. И вот когд ткой появляется - редко, очень редко, чуть ли не единожды з всю звроидную историю - его свобод стновится рбством для всех остльных. Оттого и нужно, чтобы с ними был кто-то, живущий по менее жесткой инстинктивной прогрмме... И сейчс же, без всякого переход: - У меня есть код этого змк, сынок. Не змк нручников, змк цепи. И есть у меня мгнитный пропуск, втомтически открывющий дверь - првд, он рссчитн н одного, но думю, что если идти вплотную, след в след... З дверями и дльше по коридору стоят чсовые, но все они, кк ты их нзывешь, звры. А снружи, срзу у вход, мой лмчный флер, который официльно является чстью территории Земли. Он стоит со включенным двигтелем и водителем у штурвл. Впрочем, погони не будет. Аттше протянул руку к цепи, нжл н что-то - и н этот рз стльные звенья сползли н пол совершенно беззвучно. Несколько секунд солдт сидел, не шевелясь. Рспрямился он без спешки, хотя зтекшие мышцы болели немилосердно. - Кто дл Вм код? - спросил он, см сознвя, нсколько неуместен этот вопрос - вопрос из числ тех, которые дже не здють, уж тем более не получют ответ. - Председтельствующий.- просто ответил ттше. - Кто?! - Председтель трибунл. Судья. Звр, если тебе будет угодно. Дл код, дл полную информцию - без нее я, пожлуй, не рзобрлся бы, не сумел бы свести в систему свои рзмышления об этико-генетической блокировке... И еще кое-ккую информцию он мне дл. В чстности, о том, что он не нмерен жить дольше тебя - если вынесенный им приговор будет приведен в исполнение. Ты хорошо понимешь, что это знчит? Солдт молч кивнул. Секунду подумл - и снов кивнул несколько рз подряд. Аттше посмотрел н него с некоторым подозрением: - Ндеюсь, н сей рз ты все действительно понял првильно. А то мне уже приходилось стлкивться с твоим ... скжем тк, очень простым понимнием весьм сложных проблем. Если это был порция яд, то он пришлсь вовсе не к месту. - Я уже не тот, что был прежде,- скзл солдт. Скзл без гордости и без стыд - просто консттируя фкт. - Видимо, ты прв... Ну, лдно. Сломи свою гордыню, человече! - "Сломи"...- повторил солдт с непередвемой интонцией. - Соглсен. "Сломить" - синоним "пригнуть". "Ломть шпку" - клняться. Обычный поклон, Взимня днь вежливости - тоже кк бы обоюдное признние собственной слбости, отсутствия желния нпсть: тк, сняв боевой шлем, склоняли голову под смертельный удр, чтобы остновить его, удр этот... И хвтит с нс семнтики. Аттше встл. Выпрямился. Выпрямился? - Ты идешь, сынок? (И снов - будто колокольня медь прозвучл в его голосе).

* * *

Мы шли рядом - и двери открывлись перед нми, и чсовые вытягивлись в струнку, словно отдвя почести. Лишь одно отличло нше шествие от церемонии почетного крул: поворот головы кждого из охрнников. Не н нс они смотрели, мимо нс. В сторону. Все это были молодые ребят, если можно скзть ткое о зврх и если я првильно сумел определить их возрст. По человеческим меркм - мои ровестники. И шли мы шг з шгом по коридору, и все ближе выход, и солдты, чешуйчтые сверстники мои, выстроились вдоль стен живыми шплерми, и подчеркнуто бесстрстное выржение зстыло у них в глзх... Бесстрстное ли? И вот уже, вот он - выход, сквозь двойное бронестекло двери виден стоящий н улице флер... И невысокя, лдня фигурк водителя склонилсь нд пультом упрвления в состоянии мгновенной готовности... И стекляння дверь, повинуясь единому для всех дверей сигнлу пропуск, нчинет медленно открывться... Но я остновился. Остновился в шге от двери, нпротив последнего охрнник. И взглянул ему в лицо, прямо в глз - пристльнее, чем остльным. Не бесстрстие я прочел тм - нсмешку. Отврщение. Презрительную ненвисть. И ясно мне стло, что эти же чувств сркыты в глубине глз всех остльных охрнников, моих бртьев-солдт. С их точки зрения - я н брюхе выползл! И сейчс, вот сейчс, когд я шгну через порог, они нвсегд, окончтельно утвердятся в этих чувствх. Нсчет меня. Нсчет всех нс. Это не было обдумнным решением. Ничего ткого не обдумывл я, когд моя левя ног выдвинулсь вперед, нсколько позволяет цепочк нижних оков. (Теперь, когд, нестянуты они средней цепью - позволяет!)... Корпус боком, полусогнут... Колени рзведены и тоже полусогнуты, вес рспределен рвномерно... Низкя стойк. Не совсем ткя, кк учил нс инструктор с непроизносимым именем - но вполне пригодня для боя. Я еще успел зметить, кк сузились зрчки последнего из охрнников.

* * *

Утро уже нступило, но город внизу еще лежл в полутьме рссветных сумерек. Однко флер поднялся высоко и солнечные лучи мягко оглживли его открытый слон. Но солдт не обрщл н это внимния. Было ему тк худо, что он, пожлуй, ни н что уже внимния не обрщл. Дже н то, что он все-тки жив. Ерупня дрожь сотрясл его тело. Временми он всхлипывл. Его спутник, невысокий пожилой человек, перегнувшись со своего сидения, потряс его з плечо. Осторожно потряс - он ожидл бурной рекции. Но ничего не произошло. - Сынок, ты слышишь меня? Очнись. С третьей попытки он добился ккого-то подобья ответ. Солдт медленно повернулся к нему. Н его щекх пролегли влжные дорожки от слез, но он и не думл вытирть их. - Все хорошо, сынок. Все позди. Все прошло. - Нет...- кк-то мехнически ответил юнош.- Ничего не прошло... - Я же скзл - все позди. Успокойся. - Ничего для меня не прошло.- повторил солдт.- И уже не пройдет никогд. ...Лишь миг смотрел он глз в глз молодому звру-охрннику, стоящему к нему в пол-оборот. И тут же отвернулся. Не человек отвернулся - звр. Сохрняя прежнюю выпрямленную позу, охрнник, кк чсовой мехнизм, повернувшись вокруг вертикльной оси, изменил угол стойки. И снов его почти змеиное по своим очертниям лицо смотрело мимо солдт. По-прежнему - в пол-оборот. Не поняв или не поверив, солдт сделл еще один шг, пытясь зйти сбоку. И снов отвернулся охрнник - тк, что теперь глз его смотрели в стену. Никк теперь солдт не смог бы встретиться с ним взглядом... Никому здесь окзлсь не нужн его жертв. Ее попросту откзывлись принять. И этот откз от проявления влсти - был полной влстью. Столь полной, что бороться с ней окзывлось нельзя. ...Нверно, если бы Тот, кто избрл себе в удел крест, см вознес его н место рспятия (сквозь плевки, нсмешки, удры бичей, но - см, см выбрл эту учсть, знл, н что идет) - если бы после всего этого был бы Он не вознесен н скрещенные бревн, пинкми изгнн прочь с Голгофы - Он испытл бы ту же меру унижения. И Он понял бы его... - Что ж, вспомни свои слов, сынок - ты уже не тот, что был прежде. Я же не говорю -"ничего не было". Я скзл -"все прошло". И ты прошел - прошел через ткое, что немногим сейчс доводится проходить. - Д, я не тот, кким был прежде...- говорил солдт все еще с трудом,- Я... - Нет! - неожиднно звонко выкрикнул ттше, не двя зкончить фрзу. - Ты слышл ткое выржение - "школ жизни"!? Д, есть ткие школы, которые лучше проходить зочно. Но тк ли, инче ли - ты прошел ее! И теперь ты - не нечто меньшее, чем был прежде. Нпротив - большее! Аттше здохнулся от собственного крик. Переждв подступющий приступ кшля, он договорил уже в пол-голос - "Больше" - не обязтельно знчит "лучше". Д ведь и "хуже" не обязтельно знчит! Кк уж все сложится - не дно нм знть этого прямо сейчс...В будущем ты рзберешься в этом - ты см рзберешься, кто же еще.. И - уже совсем шепотом, чуть слышно: - Будущее теперь у тебя есть... Встречный ветерок бил в лицо - дуновения его были словно нсыщены солнцем, лучи которого уже нбрли полную силу. И слезы высохли. - Куд мы летим? - спросил юнош. - В земное посольство. А оттуд - срзу н Землю. Ты бывл когд-нибудь н Строй Земле? - Нет... Только один рз - когд нс в конвой нзнчили. Но я тогд ничего и не видел, кроме... - Ну, вот. Двно пор...

* * *

Водителю флер ветер бил в лицо горздо сильнее, чем двоим пссжирм н зднем сидении. Но он только чуть прищурил свои и без того рскосые глз. Водитель не почти следил з полетом - он вел флер к посольству столь же спокойно, уверенно, кк опытные пилоты ведут боевую мшину в тку, когд незчем и некогд думть, все решется смо собой и потому движения приобретют бсолютную безошибочность. Солнечный зйчик, упв н его широкие скулы, окрсил желтовто-смуглую кожу в оливковый цвет.