/ Language: Русский / Genre:prose_rus_classic,

Человек С Венком На Шее

Григорий Пасько


Пасько Григорий

Человек с венком на шее

Григорий Пасько

Человек с венком на шее

Почти голимая правда, записанная со слов матерого зека

Григорию Пасько - 42 года. Из них 20 был военным журналистом. За право писать правду о российском военном флоте дважды сидел в тюрьме и в лагере строгого режима. Автор нескольких книг, в том числе "Назначенный шпионом", "Мы поем глухим", "Цвет времени", "Не верь, не бойся, не проси". В 2000 году в "Знамени" был опубликован его рассказ "Пряник", который затем был переведен на несколько языков.

Лауреат нескольких международных премий в области журналистики. Стипендиат Пушкинской премии фонда А. Тепфера.

Главный редактор всероссийского журнала "Экология и право" (Санкт-Петербург). В настоящее время живет в Москве.

Часик в радость, братва! Часик в радость... Как говорят тут у нас всем в хате добра и здоровья. Решил вот заскочить к вам строкой, о житье-бытье нашем байку тиснуть. Само собой - только правду и ничего, кроме правды. Как говаривал один книжный герой, моим словам можно верить, особенно когда они подтверждаются показаниями пяти свидетелей.

Я тут, на киче, не первый раз парюсь. И все не перестаю удивляться юмору в нашей жизни. Юмор, конечно, своеобразный, как и все в тюрьме, но не замечать его - значит похоронить и себя, и свою надежду на освобождение заживо.

Проходят годы, зеки освобождаются, а затем... снова заезжают на централ, на кичу нашу родимую. В большинстве своем мы тут все уже давно знакомы, почти родственниками стали. И то! Где-то вычитал, что за одно тысячелетие сменилось 40 поколений. То есть каждый из нас имел 2 в 40-й степени предков - тысячу миллиардов. То есть мы все - довольно родственные души. А уж в тюряге - тем более. Да и страна наша - это одна большая тюряга.

Во время коротких отлучек из мест не столь отдаленных (на волю порой, как в отпуск, ходим), бывает, встречаемся и поначалу пытаемся не узнать друг друга. Но потом как магнитом притягивает: мол, что да как? Ты где? Я у бабы пригрелся. Работают пусть лошади. Да и не берут никуда. Дельце наклевывается. На миллион рублей или на пятерик сроку - как повезет. Обычно не везет. Обычно привозят назад, на кичу. Маршрут давно известен: РОВД КПЗ - ИВС - СИЗО - ИК. А дальше - беспонтовое сидение в ожидании командировки - этапа на зону.

СИЗО - следственная тюрьма. Статуса у ней по закону - никакого. Фактически - тюряга особого режима, хотя сидят в ней, по сути, невиновные, потому что следствие еще идет, суда не было, приговор в силу не вступил...

Сидим обычно подолгу, по нескольку лет. Сначала разгоняем по трассам нашим веревочным дорогам - малявки, приветы братве. ("Часик в радость! Если есть насущное - куреха, чаю воруха - толкните себе не в убыток... С арестантским приветом... С теплом...") Ну и так далее. Обычно ведь мусора вяжут полусонных-полупьяных, в трусах и тапочках, какие уж тут чай и курево. Вот и приходится малявы по хуторам отписывать. Бывает - присылают, бывает нет. И на том спасибо, внимание дорого.

Слегка оклемавшись, начинают зеки по новой вникать в суть бытия: где взяли, с кем, а главное - за что. Обычно следствие длится недолго, суд - еще быстрее. Но промежуток меж ними растягивается на годы. Так что время опомниться есть. Правда, удается это к тому времени, когда уже копия приговора на руках. Тогда начинаешь понимать, что осудили непонятно за что и надо бы кассационную жалобу писать. А как, если башка не варит, а вместо мозгов чуть ли не баланда плещется.

Тогда вспоминают меня с несколькими моими отсидками и незаконченными высшими образованиями. И тогда летят ко мне со всего централа малявки: дескать, помоги рисануть касачку. Помогаю. Уж я этих делян начитался - не всякому судье снилось, а тем более наяву виделось.

Одну из историй хочу вам поведать. История - типичнейшая. Вообще-то мне лень, но тут как-то по ящику услышал свинью жирную, которая о возросшей преступности хрюкала и о "слишком мягких приговорах судов". Еще что-то о нехватке прокуроров... Словом, захотелось этой гниде ответить конкретным примером. Но без полемики, которую вряд ли кто услышит. А байку, глядишь, прочитают и другим расскажут.

Сюжет прост, как правда. В двух словах: о том, как вышли и... снова зашли.

Погожим летним днем (или мерзким дождливым осенним вечером - неважно) в губернском городе В. на привокзальной площади появился гражданин Сироткин Олег Владимирович, 1978 года рождения, ранее дважды судимый по родной для многих бирке-статье сто пятьдесят восемь не чужого для многих Уголовного кодекса любимой многими же Российской Федерации. Оба срока осужденный Сироткин О.В. до конца-звонка не досиживал - освобождался условно-досрочно.

Как и в первый раз, Олежка (так его еще до первой отсидки называла мама) был слегка удивлен внезапному освобождению. (Откуда было знать ему, что с безвременной кончиной малютки-демократии в России снова не стало хватать зоно-мест для новых заключенных!) Но не проситься же остаться! Взял билет и доехал до губернского центра. Предполагалось гульнуть, с дружбанами повидаться, а потом и на деревню, к матушке, махнуть. По хозяйству подсобить, в МТС на трактор сломанный ностальгически поглядеть. Маньке в ухо "за любовь" чухнуть. Или к Вальке в район завалиться, оттянуться по полной. А там - на дело сходить и, в случае удачи, на дно залечь на годик. Словом, ветер, шальной ветрище гулял на привокзальной площади и в голове гражданина Сироткина О.В.

Олежка плотно застегнул замок видавшей виды кожаной куртки, присел на леерок возле пирожкового киоска и закурил.

Вскоре его наметанный зековский взгляд уловил чудное явленье. Со стороны главной площади губернского города по виадуку над железнодорожными путями в сторону вокзала двигался, заплетаясь ногами, человек. Росту он был среднего, лет ему за сорок, слегка небрит и не слегка выпивши. Одет он был в такую же, как и Олег, куртку. Таких, как он, обычно десятки бродят по площади. Но было одно отличие, которое и привлекло внимание гражданина Сироткина О.В.

Да наверняка не только его. Дело в том, что на шее у человека, как хомут на заезженной лошади, болтался... похоронный венок. Черная ленточка, выбившаяся из пучка искусственной "вечной" зелени, краска которой обычно держится до первого дождя или второго чиха, - золотыми буквами надпись "Дорогому и любимому..." (дальше был сгиб), - то и дело норовила залезть в рот идущему.

Человек с венком на шее пытался на ходу закурить, однако ветер то и дело гасил пламя спички. Вдруг венконосец увидел гражданина Сироткина и с улыбкой, расплывшейся на умильной пьяной роже, двинулся прямо на него.

- Под...За...При...Курить... не найдется? - промямлил он.

Олег достал целую сигарету, прикурил ее и сунул в зубы нетрезвому мужику. Через пару минут трепа мужик с венком как-то естественно предложил выпить. Так уж повелось, что, еще не начав говорить, два русских мужика уже знают, что их диалог закончится сначала пьянкой, а потом мордобоем. Поскольку у только что откинувшегося с зоны гражданина Сироткина в карманах был только затхлый воздух кладовой исправительной колонии, то за водкой выпало бежать мужику с венком на шее.

Когда он ушел, Олежка подумал: ну вот, щас нажремся и неизвестно где проснемся.

Вдруг его кто-то толкнул.

- Кого я вижу! Шаман! Здорова!

Перед Олегом выросла фигура крепкого парня. Конечно, он без труда узнал сокамерника по СИЗО. По себе знаю, если с человеком был в море, в тайге или в тюрьме, то спустя годы его лицо и в толпе узнаешь безошибочно. Без толпы тем более. У новоявленного друга было погоняло - Шумахер. В свое время он на первый срок загремел за угон тачки.

Слово за слово, выяснилось, что Шумахер, он же Кузнецов, тоже откинулся и тоже по УДО, и тоже заехал в губернский город на пару дней с друзьями повидаться, козу поводить, или, как говорит поколение пепси-колы, оттопыриться.

Пока они прикидывали хрен к носу, к ним с фуфырем подвалил мужичок с венком на шее.

- А это еще что за явление Христа народу? - удивился Шумахер. - Батя! Ты где крест потерял? Греби по-тихой, Голгофа дальше.

Сироткин О.В. объяснил, что у его нового знакомого Александрова Ивана Петровича, несудимого, экономиста колхоза "Тавричанка" Забубуевского района, умер старший брат. По этому случаю Иван Петрович купил венок, заранее назюзюкался и едет на похороны. Поезд через пару часов.

- Ну и вот, - улыбаясь, подытожил сам экономист, недвусмысленно показывая бутылку водки.

Фуфырь приговорили сразу, без лишних слов, затей и реверансов, так, как приговаривают наши судьи к длительным срокам наших же сограждан. Пустую посуду приобщили к урне - так, как судьи приобщают к урнам жалобы, заявления и ходатайства подсудимых и осужденных. Вылакав пузырь, занюхав воздухом вокруг пирожкового киоска, собутыльники закурили. На душе стало теплее, и сама собой родилась весьма банальная мысль сгонять за второй. Когда экономист с венком узнал, что Шумахер тоже только что оттуда, вопрос, кому бежать, отпал сам собой. Вскоре вечнозеленый венок с траурной лентой затерялся в толпе.

Второй пузырь давили не спеша, сидя мордами к морю на террасе морского вокзала. Каждый думал: "Железяка рядом, мелочь есть, ночью на электричке поеду...". Причем действительно верил в это только один - Александров.

После третьей число собутыльников удвоилось. Проваливаясь в глубокий пьяный сон, Сироткин услышал обрывки чьей-то фразы: "Сегодня хата пустая...".

А поутру они проснулись. Не сами. При помощи наряда милиции общественного порядка губернского города В. В полупьяном виде в ближайшем линейном отделе внутренних дел на желдортранспорте Шаман и Шумахер были допрошены. Что с ними произошло дальше, они, кажется, поняли только после вручения им копии приговора. Мне они могли ничего не рассказывать. Я сам мог рассказать им про двух идиотов, которые, едва откинувшись, нажрались, подрались и снова поймали срок.

Причем мусорам их сдал собутыльник - в данной трагикомедии его роль сыграл мудак с венком на шее.

Из текста обвинительного заключения картина вырисовывалась следующая. После того, как была выкушана третья бутылка, появились новые желающие дерябнуть под шумок и на халяву. (Господи! Чего только не делается на Руси на халяву! Революции, перевороты, перестройки, убийства, приватизации...) Кто-то снова побежал за пойлом; кто-то чего-то с кем-то не поделил. Началась вялотекущая драка. Затем выпили еще, потом еще... Уснули тут же, не отходя от кассы и скамеек морвокзала.

Первым проснулся мужик с венком на шее. Без куртки на сутулых плечах, без ремня на жеваных брюках и с чужими туфлями на волосатых ногах. Не совсем узнав себя и место своего пребывания, он попытался вспомнить ход предыдущих событий. Получилось хреново. Мозгов хватило лишь на то, чтобы добежать до ближайшей ментовки и, дыша перегаром и туманом серого утра, сообщить легавым, что его обокрали.

Дежуривший по ЛОВД лейтенант оторвал помятую, как сторублевая купюра, рожу от стола и посмотрел на человека с венком. "Йош твою меть", пробормотал он спросонья. Ему снилась Верочка, официантка с "Гудка", а тут на тебе: похоронная процессия в количестве одного идиота с признаками похмелюги на всю физиономию. Да еще с венком-хомутом на шее. Ни дать, ни взять ипподромная лошадь в поисках последнего приюта.

Лейтенант вышел в туалет, сполоснул "сторублевку" и вернулся к венконосному пришельцу. Начали составлять заявление о совершенном преступлении. Фразы путались в голове стража порядка. Учился он плохо, душа к юридическому образованию не лежала, но папашка - губернский чиновник настоял. Кое-как отмучился, зато распределили не в Забубуевск, а в родной губернский город. Вокзал - место шумное, людное. То билетик кому-то надо купить без очереди, то подсобить груз оформить, то охрану получения чего-нибудь обеспечить... Словом, на хлеб с маслом и даже с икрой хватало. Ну и Верочка опять же... Правда, вокруг нее с недавних пор хлыщ какой-то увивается, вопросы всякие задает...

Так, чего же этот, с венком, приперся? Ах, да, напоили, обобрали... Сто шестьдесят первая, а с пунктами определимся позже.

По указанным гражданином Александровым координатам лежало несколько неподвижных тел - точь-в-точь заиндевевшие березовые поленья. Экономист опознал нужные для будущего уголовного дела тела, принадлежавшие, как вы уже догадались, Сироткину и Кузнецову.

Далее малявочный рассказ двух зеков расходился с показаниями экономиста и текстом объебона - обвинительного заключения. Из последних получалось, что гр-н Александров имеет ссадины на седалищных мышцах и шишку на лбу, а также не имеет: куртки кожаной (одна штука) стоимостью тысяча рублей; ремня брючного кожаного за пятьдесят рублей; туфлей кожаных коричневых за сто рублей. Итого сумма ущерба - 1150 рублей. При этом в обвинительном заключении значилась иная сумма - 150 рублей. Без тысячи.

Лейтенант ЛОВД по фамилии Бесталанцев, изучив справки бывших зеков об условно-досрочном освобождении, обрадовался: нужные пункты к статье 161 УК РФ обозначились со всей определенностью: часть 3 пункт "в" - грабеж, совершенный организованной группой лицами, ранее два или более раза судимыми за хищение либо вымогательство. Лет на восемь придется ореликам забыть и привокзальную площадь, и вкус водки, и венок этот...

- Тьфу, бля, - выругался летеха. - Александров! Потерпевший!

В дверном проеме дежурки нарисовалась мордатая рожа мента, то бишь мужественное лицо защитника порядка в отечестве сержанта Приходько.

- Так я ж это... - пробубнил он, - того... Отпустил его...

- Ну и мудак! - резюмировал лейтенант. - К нему вопросы появились. Так что в колхоз "Тавричанка" за ответами сам, бля, поедешь.

Бесталанцев перечитал протокол допроса экономиста. С первого раза ни черта не понял. Кто кого бил? Сколько раз? Куда? Где в это время был венок? Тьфу, бля, с этим венком. Была ли куртка кожаная (одна штука)? И куда девалась? На чьи деньги пили? Сколько всего человек было? "Такое впечатление, - подумал летеха, - что идиот задавал вопросы, а кретин отвечал на них. При этом оба были пьяными до бесчувствия". Увидев свою подпись под протоколом, Бесталанцев вынужден был успокоиться. Ладно, сойдет. Судить хлопцев будут в родном Краснопузенском районе губернского города В. Так что сойдет. Если нужно, там зададут вопросы и экономисту, и ранее судимым, и венку, и куртке... Кстати, а где куртка? Если ее сняли с идиота-экономиста, то где она? Если ее продали, то где деньги? Если их пропили, то где показания на этот счет? Почему никто не вспомнил об этом? Хотя... Пацаны после зоны, им по 20 граммов достаточно, чтобы с роликов съехать. А, хрен с ними, зеками, куртками, венками... Пусть в суде разбираются. К Верке, бля, заскочить надо, про хмыря порасспросить ее...

Шаман и Шумахер следующий после освобождения день провели в ИВС изоляторе временного содержания при здании губернского управления унутренних дел, мусарни то есть. Вечером их закинули в карантинные камеры следственного изолятора - СИЗО. Затем развели по разным камерам-хатам, потому как отныне они считались подельниками.

Вы видели, как пьяные рабочие укладывают асфальт на задворках города? Когда моросит мелкий дождь, асфальт привезли холодный, мастера нет, каток сломан и не туда норовит съехать? Когда на отремонтированном участке непонятно откуда через час появляются рытвины, колдобины, ямины да ухабины?

Вот так шло следствие по обвинению граждан Сироткина О.В. и Кузнецова В.П. в совершении преступления, предусмотренного статьей 161 часть 3 пункт "в" УК РФ.

Бесталанцев, возбудив его в середине ноября, к середине декабря уже закончил. Он рассуждал так: с 25 декабря по 15 января продлится один сплошной выходной по случаю католического Рождества, плавно переходящего в Новый год, в свою очередь перетекающий в Рождество православное и старый Новый год. А надо еще, чтобы прокурор города успел утвердить обвинительное заключение.

Прокурор города, раскрыв папку с делом, твердо намеревался хотя бы раз вникнуть во все и в пух и прах расчехвостить очередного придурка-следователя, не умеющего составлять документы. Внезапно прокурора позвали к телефону.

- Ты, Виталий Петрович, вот что, - сказал ему заместитель прокурора губернии, - если стоишь, то присядь.

Городской присел.

- Пришла бумага, - продолжал губернский, - о срочной ликвидации городской прокуратуры. (Пауза.) Так что... (Пауза.) Ты что там, уснул? (Пауза. Тишина.) Виталий... Вит...

- Я слушаю, слушаю... - замогильным голосом не сразу откликнулось городское "око государево".

- Ну вот. Будем вами укреплять районные прокуратуры.

Городской вернулся на свое место. Закрыл дело. Потом снова открыл, не читая, расписался под словом "утверждаю" и стремительно вышел из кабинета.

Судья Краснопузенского района Купчихинская Леокадия Владимировна небрежно пролистнула дело по обвинению граждан Сироткина и Кузнецова. Ее взгляд зацепился лишь за два листочка. С пренебрежением и гадливостью, с какими обычно притрагиваются к дохлым лягушкам, она просмотрела справки о судимостях новоиспеченных обвиняемых.

- Назначайте слушание на 18 января, - сказала она секретарше.

Шаман и Шумахер получили по восемь лет особого режима. В суде были допрошены: Сироткин О.В., Кузнецов В.П. и пятеро сотрудников ЛОВД (Трое из них "задерживали" "особо опасных преступников", а двое затем пытались найти непонятно куда девавшуюся куртку потерпевшего Александрова, а также неустановленных собутыльников.)

В то время когда Шаман и Шумахер грели сплошняковые деревянные нары в первой хате ИВС, экономист Александров шел к электричке, намереваясь уехать-таки в колхоз "Тавричанка" и даже успеть на похороны брата. В руках он нес сильно поистрепавшийся и явно поблекший в тех местах, где должна быть вечная зелень, похоронный венок. Кусок черной ленты после слова "от..." был оторван.

Возле одного из вагонов Иван Петрович увидел невзрачного мужичонку в до боли знакомой куртке. Он подошел и приподнял левую руку мужика. Да, так и есть, Г-образная дырочка возле кармана. Это он неделю назад зацепился за наваренный косяк металлической двери. Еще подумал тогда, что надо бы напильником пройтись по загогулине.

Мужичок дернулся было, но, увидев злое с похмелья и помятое в неведомых битвах лицо незнакомца со зловещим предметом в руках, молча снял куртку и со словами "Я нашел ее" протянул Ивану Петровичу.

Объявили посадку на электричку. Экономист успел запрыгнуть в тамбур, ухитрившись не зацепиться за поручни ни вновь обретенной курткой, ни священным венком. На подъезде к первому же тоннелю он уже спал тревожным сном советского человека, которому ничего не удалось в этой жизни, зато посчастливилось к сорока с лишним годам не стать хроническим алкоголиком. Если бы через два дня его спросили, знает ли он Шамана и Шумахера, помнит ли пьянку на вокзале, а тем более драку, - вряд ли Иван Петрович ответил бы что-то внятное.

Граждане заключенные Сироткин и Кузнецов, повинуясь скорее инстинкту, чем здравому смыслу, написали кассационные жалобы на приговор судьи Купчихинской от 18 января и изъявили желание присутствовать на заседании суда кассационной инстанции.

Судья губернского суда Бизякина назначила дату рассмотрения жалоб на апрель. Она посмотрела приговор Купчихинской и, обращаясь к своей товарке, такой же толстой и самоуверенной тетке-судье, сказала: "И когда эта Купчиха научится писать приговоры. Если б не муж, председатель райсуда, ее давно запихнули бы куда-нибудь в Забубуевск". (Забегая наперед, отметим, что сама Бизякина приговор Купчихинской оставила без изменений, а жалобы осужденных Сироткина и Кузнецова - без удовлетворения. Она хорошо знала, что предсуда Купчихинского планировалось назначить на должность одного из замов председателя губернского суда. Зачем же ссориться с будущим начальством?)

Между тем Шаман и Шумахер как-то встретились в отстойнике СИЗО перед поездкой на ознакомление с протоколом судебного заседания. Они в очередной раз повозмущались тем, что были осуждены даже без допроса Александрова, и тем, что судьба пропавшей куртки (кожаной, одна штука) так и не была установлена.

Вдруг к ним подсел парнишка (отстойник - это вообще место встреч, порой неожиданных), рожа которого показалась Шумахеру знакомой. "Ты чьих, холоп, будешь?" - поинтересовался он.

- Так я ж это, чуть не подельник ваш! - обрадовал он корешей по несчастью. Те шарахнулись от него, как от гражданина с венком на шее.

Слово за слово, хреном по столу, выяснилось, что Ванька, так звали парнишку, в ту ночь промышлял на вокзале, подыскивая подельника, чтобы взять пустующую хату. В подвале, где он временно проживал, была розетка, и он очень хотел воткнуть в нее вилку своего телевизора. Вот за "своим" телевизором он и намылился в чужую хату. Когда они с напарником (нашел по дороге) подгребли ластами к компании Шамана-Шумахера и человека с венком на шее, те были уже сильно вдатые.

Далее Ванька рассказал, что за какой-то там по счету бутылкой бегал его напарник; что драку начал мужик с венком; что мужик этот сам предложил Шумахеру поменяться туфлями, а Шаману подарил свой ремень; что куртки на них всех были почти одинаковые и, когда Ванька с корешем ушли на дело, куртки еще были. Вот и все в части, касающейся совместного распития спиртного. А дальше пошел рассказ о краже телевизора. Дверь они вскрыли громче, чем ожидалось. У соседки-старушки слух оказался острее, чем предполагалось. Бабулька сразу же звякнула ментам. Те пришелестели на место кражи быстрее, чем обычно. Любителям ТВ пришлось прыгать в окно, благо, второй этаж был. Напарник Ванькин приземлился удачно. Ваньке тоже повезло... бы. Жадность фраера сгубила: он прыгал с телевизором. Телевизор уцелел, а Ванька подвернул ногу. Боль адская, бежать невозможно. Корешок смылся, а Ваньку повязали. Позже выяснилось, что телевизор, который он спас чуть ли не ценой своей жизни, был сломан. Но все равно - кража со взломом, рецидив и впереди приличный срок.

Так друзья узнали, что гражданина-экономиста они не били и не грабили. Но кому об этом сказать? Купчихинская свое черное дело сделала. Летеха из ЛОВД - тоже. Сослаться на Ванькины россказни нельзя: во-первых, ему не поверят; скажут, в СИЗО сговорились. Во-вторых, самому Ваньке еще одну бирку повесят. И пойдет он, обвешанный ими, как елка игрушками, на зону особого режима, и будут у него по этапу спрашивать, где ж он столько насобирал их.

Короче, хрень полная, куда ни кинь. А эту суку-экономиста задавили бы в четыре руки, попадись он им на глаза. И венок, глядишь, сгодился бы. По назначению, так сказать.

В следующий раз, возвращаясь из губернского суда после лицезрения толстожопой Бизякиной, которая тоже "не заметила" ни пьяных противоречий в допросах на предварительном следствии, ни отсутствия в суде Александрова, ни справок об оценке неизвестно куда подевавшейся куртки, - после всего этого друзья-горемыки узрели такие "кадры", что охренели почти буквально.

Из отдельной камеры автозака - металлического "стакана" - конвойные достали закованного в наручники... лейтенанта Бесталанцева. Шаман толкнул Шумахера со словами: "Если щас оттуда достанут Купчихинскую, у меня, бля, гуси с контрольки сорвутся".

Купчихинскую не достали. Но Бесталанцев им действительно не померещился. Как выяснилось позже, фраерок возле Верки в "Гудке" не зря ошивался. И был тот фраерок сотрудником УСБ - управления собственной безопасности УВД губернии. Нашлась падла, которая стукнула на летеху. В очередной раз, а было это перед Новым годом, когда он уже спихнул последнее (как оказалось - в своей жизни) дело на утверждение прокурору, его взяли с мечеными купюрами. Подвалил бычок, дескать, помоги с билетами на столичный паровоз, срочно надо, вот премия. В баксах. Не бог весть сколько, но к новогоднему столу пригодилось бы. Ну а дальше, как в кино: сидеть, руки на стол, купюры - туда ж. Новый год встречал в карантинной камере СИЗО. Хлеб с кипятком и затуманенный образ Верочки на заиндевелых прутьях решетки. "Таганка-а-а-а! Все-е-е но-о-чи, полные огня-а-а!.." Эх, бляха-муха! То-то сержант Приходько лыбился, когда бычок к нему в кабинет входил.

Когда мне братва за Бесталанцева рамсы' раскинула (а мусора хоть и редко, но заезжают на СИЗО), я понял, что сейчас выдам на гора гениальную фразу: "Я знал одного честного следователя, и того за взятку посадили". Правда, тут же вспомнил, что подобное уже где-то читал. Ну, так и есть. У Джерома К. Джерома: "Я знал только одну девушку, которая умела плавать, да и та утонула". А еще у Чехова в "Палате № 6": " Я нашел во всем городе одного только умного человека, да и тот сумасшедший".

Итак, после бизякинского определения пацаны рисанули мне. Оставалось одно - писать надзорку, то бишь ходатайство о принесении протеста в порядке надзора. Что я и сделал. Теперь - ждем-с.

Конечно, я угорал от души, читая произведение Бесталанцева. Нет, если председатель губернского суда принесет протест (в чем я сильно сомневаюсь), то сержанту Приходько придется ехать в колхоз "Тавричанка" и искать экономиста Александрова И.П. Не дай бог он его найдет. От имени павшего на боевом посту (от получения взятки) лейтенанта Бесталанцева Приходько наверняка вобьет гвоздь-стопятидесятку в гроб Ивана Петровича и с превеликим наслаждением положит на свежую могилку новый, с искусственными, вечнозелеными, под елочку, листками аккуратный венок с надписью "Дорогому и любимому от всех идиотов-участников кретинского уголовного дела".

Если этого не сделает Приходько, то когда-нибудь это сделают другие. И я знаю - кто.