/ Language: Русский / Genre:prose,

Вечерняя Школа

Гарольд Пинтер


Пинтер Гарольд

Вечерняя школа

Гaрольд ПИНТЕР

ВЕЧЕРНЯЯ ШКОЛА

перевод с англ. Александра Сергиевского

Гарольд ПИНТЕР (р.1930) - английский драматург. Автор пьес "Сторож" (1960), "Ничья земля" (1975), "Измена" (1980) и многих других.

Действующие лица:

АНИ

УОЛТЕР

МИЛЛИ

САЛЛИ

СОЛТО

ТАЛИ

(Гостиная в доме Ани и Милли)

АНИ. Подбери свой плащ.

УОЛТЕР. Ничего. Сейчас я его повешу. Вот только отнесу чемодан наверх.

АНИ. Не торопись, выпей сначала чайку.

УОЛТЕР. Прекрасное пирожное.

АНИ. Тебе нравится? А я покончила с этим удовольствием - у меня от них изжога. (Пауза) Возьми еще одно.

УОЛТЕР. Очень вкусно. Как тут все вылизано.

АНИ. Я сделала генеральную уборку как раз перед твоим приездом. (Пауза). Как они с тобой там обращались, Уолли?

УОЛТЕР. Нормально.

АНИ. На этот раз я не ждала тебя так скоро.

УОЛТЕР. Да, на сей раз я там не задержался.

АНИ. Милли что-то нездоровится последнее время.

УОЛТЕР. Надо же. Что с ней?

АНИ. Она сейчас спустится. Она знает, что ты приехал.

УОЛТЕР. Я привез ей шоколадку.

АНИ. Терпеть не могу шоколад.

УОЛТЕР. Знаю. Это угощение специально для Милли.

АНИ. Помнишь?

УОЛТЕР. А как же.

АНИ. Она там, наверху. Отдыхает. Вот я и верчусь: вверх-вниз. И так целый день. Вчера вешала занавески, упала и ужасно ушиблась. А она говорит, что все из-за того, что я неправильно их повесила.

УОЛТЕР. Занавески?

АНИ. Да. Она говорит, что они висят не так. По ее мнению, я повесила их вверх ногами: судя по рисунку. Так она говорит. Сейчас она лежит там, наверху. А ведь я старше ее. (Наливает чай).

УОЛТЕР (вздыхая). Знаешь, там я только и делал, что мечтал. Месяцамe мечтал, как, вернувшись приеду сюда, разлягусь на своей кровати, увижу, как ветер колышет эти занавески. Я знатно отдохнул, верно?

АНИ. Вот она спускается, слышишь? А ты загорел.

УОЛТЕР. Сначала побездельничаю пару недель.

АНИ. Конечно, тебе необходим отдых.

(пауза)

УОЛТЕР. А как поживает мистер Солто?

АНИ. По-прежнему самый преуспевающий домовладелец в наших краях. Лучший хозяин во всем районе.

УОЛТЕР. Таки жильцов, как вы, тоже еще поискать.

АНИ. Он такой добрый. Совсем как родной. Только живет отдельно. Правда, он не заходит вот уже несколько месяцев. Даже на чашку чая.

УОЛТЕР. Хочу одолжить у него немного денег.

АНИ. А вот и наша Милли.

УОЛТЕР. Что для него какая-то пара сотен? Сущий пустяк, верно.

АНИ (шепотом). Не говори при ней о занавесках, ладно?

УОЛТЕР. Что?

АНИ. Ни слова о занавесках. О том, как они висят. О том, что я сказала тебе, что она сказала, что они неправильно висят. Ты понял?

(Входит Милли. Уолтер целует ее.)

УОЛТЕР. Тетя Милли!

МИЛЛИ. Она угостила тебя пирожными?

УОЛТЕР. Они просто объеденье!

МИЛЛИ. Это я велела ей сходить и купить.

УОЛТЕР. Я не ел пирожных целых девять месяцев.

МИЛЛИ. Они из магазина. Из того, что в конце улицы, помнишь?

УОЛТЕР. Конечно. Вот, тетя, тебе шоколадка.

МИЛЛИ. Надо же, он не забыл, что я люблю шоколад!

АНИ. Он не забыл, что я его не ем!

МИЛЛИ. О, с орехами?!

УОЛТЕР. Я выбрал этот сорт специально из-за орехов. Тут больше орехов, чем в любой другой шоколадке.

АНИ. Садись, Милли. Не стой.

МИЛЛИ. Я насиделась и належалась. Надо ж хоть когда-нибудь постоять.

УОЛТЕР. Ты плохо себя чувствуешь?

МИЛЛИ. Так себе.

АНИ. И я неважно.

МИЛЛИ. Ей нездоровится.

УОЛТЕР. Вот я и вернулся!

МИЛЛИ. Как они там с тобой обращались?

УОЛТЕР. Очень хорошо. Просто превосходно.

МИЛЛИ. И когда ты собираешься обратно?

УОЛТЕР. Я не собираюсь обратно.

МИЛЛИ. Как тебе не стыдно, Уолтер! На что ты тратишь лучшие годы своей жизни! Подумать только: полжизни провести в тюрьме. Сам посуди, чем все это может кончиться?

УОЛТЕР. Полжизни! Скажешь тоже. Всего два раза.

АНИ. А Борстел?

УОЛТЕР. Это не в счет.

МИЛЛИ. Ну, ладно, с этим можно мириться, если хоть иногда везет. Но ведь тебе буквально стоит только выйти из дому, как тебя сцапают!

УОЛТЕР. Так или иначе, тетя, с этим покончено.

МИЛЛИ. Послушай, я тебе не раз говорила: если в таких делах не хватает сообразительности, надо попробовать что-то другое. Скажем, открытu дело... А начальный капитал позаимствовать у Солто. Я думаю, он согласился бы одолжить тебе необходимую сумму. Иначе тебя опять, как ты выражаешься, заметут, едва ты переступишь порог того дома.

АНИ. Хочешь пирожок с вареньем?

УОЛТЕР. Конечно.

МИЛЛИ (жует). Где ты их купила?

АНИ. За углом.

МИЛЛИ. Сколько раз можно повторять: ходить за покупками следует в другой магазин, ну в тот, что в конце улицы.

АНИ. Там их на этот раз не было.

МИЛЛИ. Почему? Кончились, что ли?

АНИ. Даже не знаю, была ли у них сегодня утренняя выпечка...

МИЛЛИ. Ну, как, вкусно?

УОЛТЕР. Чудесно. (Берет еще один пирожок. Ест. Пауза).

МИЛЛИ. А вот мне пришлось отказаться от пирожков. Верно, Ани?

АНИ. У нее от них изжога.

МИЛЛИ. Вот так. С прошлой пасхи не ем больше пирожков.

АНИ. Держу пари, в тюрьме тебя не кормили пирожками, Уолли.

УОЛТЕР. Нет, конечно. Откуда бы им там взяться?

(Пауза)

МИЛЛИ. Ты ему сказала?

АНИ. Что я должна была ему сказать?

МИЛЛИ. Так ты ему еще не сказала?

УОЛТЕР. О чем?

МИЛЛИ. Ну, Ани!

АНИ. Нет, еще не сказала.

МИЛЛИ. Почему?

АНИ. Потому что не хотела говорить.

УОЛТЕР. О чем речь?

МИЛЛИ. Ты ведь собиралась сказать.

АНИ. У меня смелости не хватило.

УОЛТЕР. Да о чем вы, в конце концов?

(Пауза)

АНИ. Съешь еще песочное, Уолли.

УОЛТЕР. Спасибо, наелся.

АНИ. Ну еще одно. Пожалуйста.

УОЛТЕР. Спасибо, я сыт.

МИЛЛИ. Конечно, бери еще песочное.

УОЛТЕР. Не могу. Сыт по горло.

АНИ. Пойду поставлю чайник.

МИЛЛИ. Нет, уж лучше я пойду.

АНИ. Тебе не надо лишний раз двигаться. Дай сюда чайник. Ты плохо себя чувствуешь.

МИЛЛИ. Не упрямься, дай мне чайник. Слышишь, Ани.

АНИ. Я заварила чай. Почему бы мне не пойти и не подогреть чайник?

МИЛЛИ. Я что, не могу сходить на кухню и поставить чайник для моего любимого племянника?

УОЛТЕР. Послушайте что все-таки вы хотите мне сказать? Что случилось? Я отсутствовал девять месяцев. наконец, возвращаюсь домой и тюрьмы и хочу отдохнуть, расслабиться, придти в себя в тишине и покое. Что здесь происходит, в конце концов?

МИЛЛИ. В общем, мы сдали твою комнату.

УОЛТЕР. Что вы сдали?

АНИ. Мы сдали твою комнату. (Пауза) Послушай, Уолли, не делай, пожалуйста, такое лицо. Нам нужны были хоть какие-нибудь деньги.

(Пауза)

УОЛТЕР. Зачем вы это сделали?

АНИ. Мы скучали по тебе.

МИЛЛИ. Да. А так нам стало веселее.

АНИ. Конечно, веселее.

МИЛЛИ. И деньги, какие-никакие.

АНИ. Посуди сам. Ты подолгу сидишь в тюрьме. Мы никогда не знаем, когда ты вернешься.

МИЛЛИ. Живем мы на пенсию.

АНИ. Кроме нее, у нас ничего нет.

МИЛЛИ. А она платит хорошие деньги. Тридцать пять с половиной в неделю.

АНИ. Каждую пятницу она аккуратно приносит их.

МИЛЛИ. А как она убирает свою комнату! Постоянно вытирает пыль.

АНИ. И мне помогает вытирать пыль во всей квартире.

МИЛЛИ. По субботам и воскресеньям.

АНИ. А ванна после нее! Любо-дорого посмотреть.

МИЛЛИ. Видел бы ты, что она сделала с твоей комнатой!

АНИ. Да! Посмотрел бы ты, что делается в ее комнате.

МИЛЛИ. Она ее украсила. Там теперь так красиво!

АНИ. Даже настольную лампу подобрала какую-то особенную, верно, Милли?

МИЛЛИ. Да. Она постоянно читает книги.

АНИ. И ходит в вечернюю школу. Три раза в неделю.

МИЛЛИ. Совсем молоденькая девушка.

АНИ. И такая чистюля!

МИЛЛИ. Такая тихая...

АНИ. Скромная девушка

(Пауза)

УОЛТЕР. Как ее зовут?

АНИ. Салли.

УОЛТЕР. Салли... А дальше?

МИЛЛИ. Салли Гипс.

УОЛТЕР. И давно она здесь?

МИЛЛИ. Она здесь... около... когда она пришла сюда?

АНИ. Она появилась здесь примерно...

МИЛЛИ. Примерно четыре месяца назад.

УОЛТЕР. И чем она занимается? Чем зарабатывает себе на жизнь?

МИЛЛИ. Она преподает в школе.

УОЛТЕР. Надо же, школьная учительница!

МИЛЛИ. Вот именно.

УОЛТЕР. Учительница! В моей комнате?!

(Пауза)

АНИ. Она тебе обязательно понравится, Уолли. Вот увидишь.

УОЛТЕР. Спит в моей комнате. Подумать только!

МИЛЛИ. Чем тебе не нравится диванчик. Ты можешь спать на диванчике. Здесь, в этой комнате.

УОЛТЕР. А она спит в моей постели.

АНИ. Она купила для нее прелестное покрывало.

УОЛТЕР. Покрывало? Да я сам хоть сейчас пойду и куплю покрывало, не хуже, чем она. При чем здесь покрывало?

МИЛЛИ. Не кричи так на свою тетю, Уолтер. Она все равно ничего не слышит.

УОЛТЕР. Не могу поверить! Возвращаюсь домой после тюряги... Целых девять месяцев в тюряге!

АНИ. На очень нужны были деньги.

УОЛТЕР. Вам что, не хватило теo, что я вас оставил?

МИЛЛИ. Конечно, нет.

УОЛТЕР. Ну, это уж не моя вина. Я всегда старался, как мог.

МИЛЛИ. Ну, и чем все это кончилось?

УОЛТЕР. В чем ты меня упрекаешь?

АНИ. Тетя далека от каких бы то ни было упреков, Уолии.

МИЛЛИ. Живи и жить давай другим. Вот мой девиз.

АНИ. И мой.

МИЛЛИ. Так было всегда. Спроси, кого хочешь.

УОЛТЕР. Не в этом дело. Тут мой дом, понимаешь? Я жил в этой комнате многие годы.

АНИ. То жил, то не жил.

УОЛТЕР. И теперь ты хочешь, чтобы я спал на диванчике! Да на нем разве что тетя Грэйси спала. Потому-то она и уехала в Америку.

МИЛЛИ. Пять лет на нем спала. С дядей Альсом. И они ни разу не пожаловались, между прочим.

УОЛТЕР. С дядей Альсом, скажешь тоже! Ты меня просто убила. Кстати, о той кровати, на которой она сейчас спит. Эта Салли.

АНИ. Что с ней стряслось?

УОЛТЕР. Ничего особенного. Просто она моя. Я ее купил, на свои деньги.

АНИ. Он прав, Милли.

МИЛЛИ. Разве? А мне казалось, я ее сама покупала.

АНИ. Совершенно верно. Я это хорошо помню.

УОЛТЕР. Ты ее купила в том смысле, что пошла и выбрала. А кто заплатил за нее, а?

АНИ. Он прав, Милли. Кровать куплена на его деньги.

УОЛТЕР. А где, черт возьми, все мои вещи? Куда девался мой чемодан? Ну, тот, который я здесь оставил?!

АНИ. Видишь ли, она была не против, чтобы твои вещи оставались в шкафу. Правда, Милли?

УОЛТЕР. Да разве только вещи? Там дело всей моей жизни! (Пауза) Придется ей убираться оттуда. Вот что я скажу.

МИЛЛИ. Никуда она не уйдет.

УОЛТЕР. Почему это?

АНИ. Не захочет.

МИЛЛИ. Думаю, она не захочет. (Пауза)

УОЛТЕР (устало). Почему она не может лечь на диванчике?

АНИ. Такую прелестную девушку, и на диванчик!? В столовую!?

УОЛТЕР. Так она еще и прелестная, оказывается?

МИЛЛИ. Видел бы ты, сколько разных баночек с кремами у нее на туалетном столике!

УОЛТЕР (мрачно). На моем туалетном столике.

МИЛЛИ. Мне нравятся девушки, которые следят за собой.

АНИ. Она занимается собой каждый вечер.

МИЛЛИ. Просто не вылезает из ванны. По утрам и вечерам. В те дни, когда она учится в вечерней школе, она принимает ванну перед уходом, а в остальные - перед сном.

УОЛТЕР. Не мыться же ей после того, как она же залезла в постель. (Пауза). Тоже мне, вечерняя школа. Что это за девочка?

МИЛЛИ. Она учит там иностранные языки. Целых да.

АНИ. Да, и пахнет от нее по всему дому!

УОЛТЕР. Пахнет?!

АНИ. У нее чудесные духи!

МИЛЛИ. С таким тонким ароматом - просто прелесть.

УОЛТЕР. Одним словом, запах что надо.

АНИ. Не нахожу ничего дурного, когда в доме пахнет духами.

МИЛЛИ. Мы не против духов.

АНИ. Да, она большая модница. Этого у нее не отнять.

МИЛЛИ. Одета по последней моде.

АНИ. Ну совсем как я в молодости.

МИЛЛИ. Или я.

АНИ. Конечно. Хотя ты никогда не была такой модницей, как я.

МИЛЛИ. Нет, была. Я очень следила за модой.

(Пауза)

УОЛТЕР. Она знает, куда меня занесло?

АНИ. Конечно.

УОЛТЕР. Вы сказали ей, что меня упекли в тюрягу?

АНИ. Конечно, мы рассказали ей все как есть.

УОЛТЕР. И за что я туда угодил?

МИЛЛИ. Нет, этого мы не говорили.

АНИ. Этот вопрос мы не обсуждали. Она вообще не придала всему этому особого значения, правда, Милли? Хотя твоя история заинтересовала ее.

УОЛТЕР (с расстановкой). Заинтересовала? Вот как?

АНИ. Да, заинтересовала.

УОЛТЕР (резко встает, ударившись об стол). Куда я могу положить свой чемодан?

АНИ. Можешь оставить его в прихожей.

УОЛТЕР. Ты хочешь сказать, что каждый раз, когда мне понадобится что-нибудь достать, я должен бегать в прихожую? (Пауза). Я не могу долго жить в таких условиях. Я привык жить в одиночестве. А тут она станет ходить взад-вперед, когда ей вздумается, в любое время дня и ночи. Это ведь гостиная. И кроме того, я не желаю сидеть за одним столом с незнакомым человеком.

АНИ. Она только снимает комнату. И платит за завтрак, который я подаю ей прямо в комнату.

УОЛТЕР. Какой завтрак?

АНИ. Хороший кусочек ветчины и еще яйцо вкрутую. Вообще-то аппетит у нее превосходный.

УОЛТЕР. И все это за тридцать пять с половиной в неделю? Да все берут не меньше трех фунтов и десяти шиллингов в придачу. Она вас надула! Холодная и горячая вода, все удобства в доме, завтрак в комфортабельной кровати... Она обвела вас вокруг пальца!

АНИ. Вовсе нет.

УОЛТЕР. Мне надо подняться в свою комнату. Хочу там кое-что забрать. (Выходит).

Уолтер у двери своей комнаты на втором этаже.

Из ваннie выходит Салли.

САЛЛИ. Мистер Стрит?

УОЛТЕР. Да.

САЛЛИ. Очень приятно. Я столько слышала о вас.

УОЛТЕР. Что ж... (Пауза) Я...

САЛЛИ. Ваши тетушки, они просто очаровательны.

УОЛТЕР. М-м-м... (Пауза)

САЛЛИ. Вы рады, что снова вернулись домой?

УОЛТЕР. Я кое-что оставил в своей комнате. Мне надо там кое-что взять.

САЛЛИ. О да, конечно. Надеюсь, мы скоро встретимся. Всего хорошего. (Входит в свою комнату).

УОЛТЕР (идет за ней, останавливается). Могу я...

САЛЛИ. Что?

УОЛТЕР. Войти?

САЛЛИ. Войти? Но... То есть... Конечно, если хотите.

(Они входят в комнату. Уолтер закрывает за собой дверь. Следует за ней по пятам)

САЛЛИ. Извините, у меня тут неубрано. Я ведь целый день в школе. Так что на уборку времени не хватает. (Пауза). Мне кажется, вы учились в той самой школе, где я сейчас преподаю в младших классах. Не так ли?

УОЛТЕР. За углом? Да, я там учился.

САЛЛИ. Вы не поверите, чего только я о вас тут не наслушалась! Ваши тетки буквально вас обожают.

УОЛТЕР. Вас тоже.

(Пауза)

САЛЛИ. Мне тут у вас очень нравится. Мы с ними прекрасно ладим.

УОЛТЕР. Понимаете, мне нужно отсюда кое-что взять.

САЛЛИ. Отсюда? Мне показалось, вы сказали, из вашей комнаты.

УОЛТЕР. Ну да. Это и есть моя комната.

(Пауза)

САЛЛИ. Вот эта?

УОЛТЕР. Вы заняли мою комнату.

САЛЛИ. Правда? Какая досада! Я и понятия об этом не имела. Меня никто не предупредил. Какая жалость! Вы хотите занять ее?

УОЛТЕР. Не возражал бы.

САЛЛИ. Боже мой, какая досада! Мне здесь так нравится. А где же я буду спать?

УОЛТЕР. Внизу есть диванчик.

САЛЛИ. Ну, этой рухляди я не доверяю. А вы? Oо есть, диванчик, конечно, вполне симпатичный. Зато кровать прекрасная!

УОЛТЕР. Знаю, что прекрасная. Это моя кровать.

САЛЛИ. Вы хотите сказать, что я сплю на вашей кровати?

УОЛТЕР. Вот именно.

САЛЛИ. О!

(Пауза)

УОЛТЕР. Я должен отсюда кое-что забрать.

САЛЛИ. Пожалуйста.

УОЛТЕР. Но... Это дело очень... Короче, мне надо остаться одному.

САЛЛИ. Вы хотите, чтобы я вышла?

УОЛТЕР. Да, если не возражаете.

САЛЛИ. Совсем выйти из комнаты?

УОЛТЕР. На минутку.

САЛЛИ. А что вы ищете?

УОЛТЕР. Ну... Это очень... интимно.

САЛЛИ. Револьвер? (Пауза) Хотите, я отвернусь?

УОЛТЕР. Всего на пару минут. Я тут быстро управлюсь.

САЛЛИ. Хорошо. На две минуты. (Выходит, закрывает за собой дверь и останавливается на лестнице, не спускаясь вниз).

УОЛТЕР (про себя, ворчливо). Везде эти оборки, оборочки. По всей комнате! Галантерейный магазин! В моей-то комнате!

САЛЛИ (на лестнице). Все?

УОЛТЕР. Еще минуту! (Открывает шкаф. Роется на полках. Бормочет) Где этот чертов чемодан? Ну-ка. Это еще что такое? (Слышен звук разрываемой бумаги). Ого!

САЛЛИ. Все в порядке?

УОЛТЕР. Да, спасибо.

САЛЛИ. Нашли?

УОЛТЕР. Да. (Идет к двери) А что вы преподаете? Танцы?

САЛЛИ. Танцы? Нет. Странный вопрос.

УОЛТЕР. Обычный вопрос. Многие женщины преподают хореографию.

САЛЛИ. Я не танцую.

(Пауза)

УОЛТЕР. Простите. Я, кажется, расстроил ваши планы на сегодняшний вечер.

САЛЛИ. Ничего страшного.

УОЛТЕР. Доброй ночи.

САЛЛИ. Спокойной ночи.

(Гостиная)

АНИ. Еще кусочек меренги с лимоном, мистер Солто. Я вижу, она вам понравилась.

СОЛТО. С удовольствием. Представляете, собрались слупить с меня триста пятьдесят фунтов чистыми. Подоходного налога. Честное слово, я не преувеличиваю. Вы что, с ума там посходили, говорю. Хотите моей смерти, не иначе. Тогда уж сразу заказывайте гроб, и я сам вырою себе могилу. Нет, вы только подумайте: триста пятьдесят монет! Где это записано, говорю, сколько я заработал? Нет, вы мне покажите бумагу. Чтобы черным по белому. А то: по нашим предварительным подсчетам, ваши доходы составляют больше тысячи фунтов. Тоже мне счетоводы выискались! Кто это вам так подсчитал? Такой же пройдоха, как и вы сами. Я, говорю, пенсионер. И все мои доходы - три фунта в неделю. Вот так-то.

УОЛТЕР. Банда негодяев, известное дело. Все одним миром мазаны.

АНИ. Никакой заботы о стариках!

МИЛЛИ. А вы еще человек энергичный, мистер Солто, как я посмотрю.

СОЛТО. Какой я человек?

МИЛЛИ. Энергичный.

СОЛТО. Энергичный! Видели бы вы меня в свое время в деле, там, в Австралии! Кто им открыл тогда Северную территорию, по-вашему? Солто, кто же еще!

МИЛЛИ. Удивительно, что вы еще не женаты, мистер Солто.

СОЛТО. Я всегда был одиноким волком. Когда меня в свое время в первый раз соблазнили, я сказал себе: стоп, Солто. Дальше ни шагу. Знай свой предел. Не переступай черты. Хотят совращать тебя - на здоровье! Но жениться - ни при каких обстоятельствах!

УОЛТЕР. Где это вас так прихватило? В Австралии или в Греции?

СОЛТО. В Австралии.

УОЛТЕР. А как вы туда попали из Греции?

СОЛТО. Морем. Как же иначе? Пришлось наняться на пароход простым матросом, чтобы оплатить проезд. Какое это было путешествие, доложу я вам! Я был еще подростком в те годы. Помню, как раз убил человека. Вот этими вот руками. Индиец с Мадагаскара. Здоровенный такой. Шести футов ростом.

АНИ. С Мадагаскара?

СОЛТО. Оттуда. Это я точно помню. Он был индиец.

МИЛЛИ. Индеец?

СОЛТО. Индиец. С Мадагаскара.

(Пауза)

УОЛТЕР. Такие вещи, похоже, случались с вами и раньше.

СОЛТО. Не избежать их и в будущем.

МИЛЛИ. Еще кусочек шведской булочки, мистер Солто.

АНИ. Держу пари, мистер Солто, вы могли бы подыскать себе хорошую жену.

СОЛТО. Если бы я захотел жениться, это не стоило бы мне никакого труда. Но я - одинокий волк. Как и Уолли.

УОЛТЕР. Все еще занимаетесь утиль-сырьем, мистер Солто?

СОЛТО. Тише. Это как раз тот вопрос, которым так интересовался налоговый инспектор. Я ответил ему, что удалился от дел уже много лет назад. А он мне и говорит: почему бы вам не заполнить эти налоговые декларации? Которые мы вам регулярно посылаем. У меня нет никаких доходов, говорю. Стану я их заполнять! А он мне - вы, говорит, мой единственный клиент в этом квартале, кто отказывается заполнить налоговые декларации. Вы что, говорит, хотите в тюрьму угодить? В тюрьму? - отвечаю. И это вы говорите мне, честному человеку? Мне, старику, пенсионеру, - грозить тюрьмой! Тому, кто открыл для вас дона Брэдмана? Позор, говорю, позор на всю Европу. Заполните налоговые декларации, - отвечает он, - ну, что вам это стоит. Послушайте, молодой человек, говорю я ему, если хотите, чтобы я заполнял все эти бумажки, чтобы я занимался всей этой мышиной возней, хорошо, только заплатите мне в таком случае. Хотя бы немного. Заплатите мне за все эти хлопоты, и я из заполню. Так и быть. А иначе - заполняйте их сами, на здоровье. И оставьте меня в покое... Триста пятьдесят пять монет! Черта с два они у меня их получат.

АНИ. Что ни говорите, мистер Солто, а добрая жена вам бы не помешала. Она бы и заполнила ваши налоговые декларации.

СОЛТО. Вот этого-то я и боюсь.

МИЛЛИ. Съешьте еще эклер, мистер Солто.

АНИ. У него все еще прекрасный аппетит, как я посмотрю.

СОЛТО. Ну, я его специально нагулял для такого случая.

УОЛТЕР. А когда вы были здесь в последний раз, мистер Солто?

МИЛЛИ. Сразу после того, как тебя забрали.

СОЛТО. Я еще принес нарциссы, помнится.

АНИ. Девять месяцев прошло, а он все помнит, надо же.

СОЛТО. Кстати, как они поживают?

АНИ. Кто?

СОЛТО. Нарциссы.

АНИ. О, давно завяли.

СОЛТО. Ну (с набитым ртом).

УОЛТЕР. Так вы еще ничего не знаете? Про нашу квартирантку?

СОЛТО. Квартирантка? Какая еще квартирантка?

УОЛТЕР. Вот так. У них теперь квартирантка.

МИЛЛИ. Школьная учительница.

СОЛТО. Школьная учительница? А где она спин? На диванчике?

УОЛТЕР. Они сдали ей мою комнату.

МИЛЛИ. Ани, помоги мне убрать со стола.

СОЛТО. Та красотка, что соблазнила меня тогда, в Австралии, она тоже выкинула из дому своего мужа и отдала мне его комнату. Я встретил его через много лет. Он толкал речь в Гайд-парке. И надо отдать ему должное, оказался неплохим оратором.

МИЛЛИ. (Собирая со стола посуду). Вы не могли бы одолжить Уолли некоторую сумму?

СОЛТО. Я? Почему бы и нет.

МИЛЛИ. Вы бы очень его выручили.

СОЛТО. Ему надо обратиться в общество помощи бывшим заключенным. Там ему помогут. Ты ведь уже отбыл два срока, Уолтер. Так что у тебя прекрасные рекомендации.

УОЛТЕР. Вас не затруднит одолжить мне пару сотен, мистер Солто?

СОЛТО. Пара сотен здесь, триста пятьдесят - там. Ты что, меня за банкира держишь?

МИЛЛИ. Всех денег туда с собой не захватишь, мистер Солто.

УОЛТЕР. Он хочет оказаться самым богатым клиентом на кладбище.

АНИ. Не очень-то они вам там понадобятся, мистер Солто. Когда вы туда отправитесь.

СОЛТО. Кто куда отправляется? Что это вы выдумали.

МИЛЛИ. Пойдем, Анабел.

АНИ. Осталось еще песочное пирожное, мистер Солто.

СОЛТО. Знаете, что я вам скажу, Ани. Оставьте его себе.

МИЛЛИ. Анабел!

(Ани и Милли уходят в кухню, забрав посуду).

СОЛТО. Поверь мне, Уолли, я бы хотел тебе помочь, но дела сейчас идут на редкость неважно. Последнее время мне ужасно не везет. На днях, вот, проигрался на скачках. Ставлю на "четверку", а она, можешь себе представить, засбоила перед последним препятствием - не иначе как радикулит ее прихватил. Так мне два дня после этого кусок в горло не лез.

УОЛТЕР. Мне нужна ваша помощь. Я подумываю о том, чтобы начать честную жизнь.

СОЛТО. С чего бы это? Устал, что ли?

УОЛТЕР. Да нет. Слишком часто попадаюсь. Больше так продолжаться не может.

СОЛТО. Все еще занимаешься сберкнижками?

УОЛТЕР. Да.

СОЛТО. Это занятие для дураков, я тебе уже говорил. Для того, чтобы подделывать документы, нужен особый талант. В это надо вкладывать душу, понимаешь?

УОЛТЕР. Ничего у меня не получается.

СОЛТО. Оно и видно.

УОЛТЕР. Каждый раз попадаюсь.

СОЛТО. У меня бы и то лучше получилось. Но я, заметь, ни разу не брался за подделку документов.

УОЛТЕР. Нет у меня таланта.

СОЛТО. Фальшивомонетчик должен любить свою профессию. А ты к ней равнодушен. Вот в чем твоя беда, Уолли.

УОЛТЕР. Если вы одолжите мне пару сотен, я смогу начать честную жизнь.

СОЛТО. О чем ты говоришь, Уолли! Я ведь пенсионер по старости.

УОЛТЕР. Если бы я только мог заполучить назад свою комнату! Я бы все хорошенько обдумал и зажил по-новому.

СОЛТО. Послушай, в чем, собственно, дело? Что это за школьная учительница? Объясни мне.

УОЛТЕР. Хотите, покажу вам кое-что.

СОЛТО. Ну?

УОЛТЕР (равнодушно). Есть у меня тут одна фотография.

СОЛТО (рассматривая фото). Кто это?

УОЛТЕР. Девушка, которую я разыскиваю.

СОЛТО. Кто она?

УОЛТЕР. Вот это я и хочу выяснить.

СОЛТО. Послушай, мы с тобой толкуем о твоем ремесле, о комнате, о школьной учительнице... При чем тут эта девушка?

УОЛТЕР. Это какой-то клуб, верно? Ну, на фотографии.

СОЛТО. Конечно.

УОЛТЕР. Значит, эта девица из ночного клуба?

СОЛТО. Само собой.

УОЛТЕР. Вы можете ее найти?

СОЛТО. Я?

(Пауза)

УОЛТЕР. А вам знаком кто-нибудь из этих мужчин, которые здесь с ней?

СОЛТО. М-м... Пожалуй, вот этого я знаю.

УОЛТЕР. Найдите мне эту девушку. Для меня это очень важно. Сделайте мне одолжение. Вы - единственный человек, кто может мне помочь. Вы ведь знаете эти клубы.

СОЛТО. Ты знаком с ней.

УОЛТЕР (после паузы). Нет.

СОЛТО. В таком случае, где ты взял эту фотографию?

УОЛТЕР. Ну... неважно.

СОЛТО. Ты что, влюбился в нее по фотографии?

УОЛТЕР. Вот именно.

СОЛТО. Да, симпатичная девушка. просто красотка. Хорошо, Уолли, я попробую ее найти.

УОЛТЕР. Спасибо.

(Хлопает входная дверь. Слышны шаги на лестнице)

СОЛТО. Кто это?

УОЛТЕР. Наша квартирантка. школьная учительница.

(Комната Ани и Милли на втором этаже. Сестры в постели).

МИЛЛИ. Не хочу. Оно горячее. Дай мне холодного.

АНИ. Оно не горячее.

МИЛЛИ. По-моему, ты его подогрела.

АНИ. Пока я там возилась, оно успело остыть.

МИЛЛИ. Надо было держать его в кастрюле. Если бы ты принесла его сюда в кастрюле, оно бы не остыло.

АНИ. Кажется, ты только что сказала, что не хочешь горячего.

МИЛЛИ. Не хочу горячего.

АНИ. Я и говорю, что оно остыло.

МИЛЛИ. Знаю. Но если бы мне захотелось горячего? Вот я о чем. (пьет молоко) Могло бы быть и похолоднее.

АНИ. Хочешь кусочек анчоуса? Или булочку?

МИЛЛИ. Пожалуй, анчоус. А ты?

АНИ. Спущусь вниз и возьму булочку.

МИЛЛИ. Возьми эту.

АНИ. Не надо, я приготовила себе внизу. А эту съешь сама. После анчоуса.

МИЛЛИ. А ты почему не хочешь анчоус?

АНИ. Знаешь, что бы я съела? Я бы не отказалась сейчас от сардинок.

МИЛЛИ. А я от селедки. Хороший кусочек селедки - на это я всегда согласна.

АНИ. Несколько сардинок с уксусом. И тарелку шоколадного мусса.

МИЛЛИ. Шоколадного мусса?

АНИ. Помнишь, как мы ели шоколадный мусс? В Клактоне?

МИЛЛИ. Шоколадный мусс с селедкой?

АНИ. Ну, я же не ем селедку. Я ем сардины.

(С лестницы доносится звук шагов)

АНИ. Слышишь? (приоткрывает дверь на лестницу, прислушивается. Слышно, как Уолтер стучит в дверь своей комнаты. Весь последующий разговор доносится слегка приглушенно).

САЛЛИ. Да.

УОЛТЕР. Это я.

САЛЛИ. Минуточку. Входите. (Слышен звук открываемой двери).

УОЛТЕР. Здравствуйте. Как дела?

САЛЛИ. Прекрасно. (Слышно, как закрывается дверь).

АНИ. Он там.

МИЛЛИ. Что значит "он там"?

АНИ. Вошел.

МИЛЛИ. Куда?

АНИ. В ее комнату.

МИЛЛИ. В свою комнату.

АНИ. Хорошо, в свою комнату.

МИЛЛИ. Уже вошел?

АНИ. Да.

МИЛЛИ. А она там?

АНИ. Да.

МИЛЛИ. Так он там вместе с ней?

АНИ. Да.

МИЛЛИ. Пойди, послушай. (Ани выходит).

(Комната Салли)

УОЛТЕР. Попробуйте-ка вот это. Специально для вас принес.

САЛЛИ. Что это?

УОЛТЕР. Бренди.

САЛЛИ. С какой стати?

УОЛТЕР. Просто я подумал... мы смогли бы лучше узнать друг друга... живя под одной крышей.

САЛЛИ. Ну, разве что...

УОЛТЕР. Вы пьете?

САЛЛИ. В общем-то нет.

УОЛТЕР. От случая к случаю, рюмашку-другую, верно?

САЛЛИ. Очень редко.

УОЛТЕР. Так выпейте со мной немножко.

САЛЛИ. Ну, если только чуть-чуть... Надо ж во что-то налить...

УОЛТЕР. Не беспокойтесь, я захватил.

САЛЛИ. Подготовились заранее?

УОЛТЕР (открывает бутылку, наливает). За вас.

САЛЛИ. Ваше здоровье.

УОЛТЕР. Я хочу... Я нагрубил вам вчера. Извините.

САЛЛИ. Что вы. Какая ерунда.

УОЛТЕР. Дело в том, что мне надо привыкнуть к этому. Ну, к тому, что вы живете в моей комнате.

САЛЛИ. Послушайте, я тут думала, может мы могли бы как-то разделить эту комнату?

УОЛТЕР. Разделить?

САЛЛИ. Ну, я имею в виду, вы могли бы ей тоже пользоваться. Например, когда меня нет.

УОЛТЕР. Не понимаю, как это?

САЛЛИ. Да очень просто. Я ведь целый день в школе.

УОЛТЕР. А по вечерам?

САЛЛИ. И по вечерам - иногда. Три вечера в неделю у меня заняты.

УОЛТЕР. Чем?

САЛЛИ. О, я хожу в вечернюю школу. Изучать иностранные языки. А потом мы обычно идем куда-нибудь с подружкой. Она учительница истории. Музыку послушать.

УОЛТЕР. Какую музыку?

САЛЛИ. Моцарта, Брамса или что-нибудь в этом роде.

УОЛТЕР. А-а, в таком роде... (Пауза) У вас здесь уютно. Выпейте еще немного?

САЛЛИ. О, я...

УОЛТЕР. (Наливает). Ну, еще стаканчик.

САЛЛИ. Спасибо. Будьте здоровы.

(Пауза)

УОЛТЕР. Между прочим, до вас здесь не было ни одной женщины.

САЛЛИ. Вот как?

УОЛТЕР. Ребята, правда, частенько заходили. тут мы составляли планы вооруженных ограблений.

САЛЛИ. Неужели?

УОЛТЕР. Мои тетки никогда не рассказывали вам, за что меня посадили?

САЛЛИ. Нет.

УОЛТЕР. Вот как раз за это - вооруженный грабеж. Я ведь грабитель. Встречали таких?

САЛЛИ. Кажется, нет.

УОЛТЕР. Вообще-то неплохая жизнь. Много свободного времени, плюс оплачиваемый отпуск, если можно так выразиться. Нет, честно, много есть занятий, куда хуже этого. Ну как, не боитесь меня?

САЛЛИ. Совсем нет. По-моему, вы просто очаровательный грабитель.

УОЛТЕР. Да, вот тут вы не ошиблись. Именно поэтому я отлично поладил со всеми в тюрьме. Обаяние з этого у меня, действительно не отнять. Знаете, чем я там занимался? Никогда не догадаетесь. Заведовал тюремной библиотекой. И был лучшим библиотекарем за всю их историю. В тот день, когда я выходил на свободу, начальник тюрьмы лично пришел меня проводить. До самых ворот проводил. И сказал, что с тех пор, как я взялся за дело, состояние библиотеки изменилось до неузнаваемости.

САЛЛИ. Очаровательный комплимент!

УОЛТЕР (наливает). И еще он сказал, что если бы я отказался от разбоя, он смог бы рекомендовать меня для работы в Британском музее. В отделе редких рукописей. Ну, сообщать nвое мнение, понимаете?

САЛЛИ. Что ж, по-моему, это весьма квалифицированная работа.

УОЛТЕР. Ваше здоровье! Квалифицированная, говорите? Да, забавно, конечно. Знаете, ведь я уже имел дело с редкими рукописями. В свое время. Я был знаком с одним парнем, который их откапывал.

САЛЛИ. Что именно откапывал?

УОЛТЕР. Ну, редкие рукописи. Из могил. А я ему помогал. Иногда, видите ли, это очень хорошо оплачивается. Работа непростая. Приходилось изымать их, ну, эти рукописи, непосредственно у покойников. Берешь такой огромный пинцет, раздвигаешь тазовые кости и достаешь рукопись. На трупе нельзя оставлять отпечатков пальцев, понимаете? Есть такое церковное постановление. А самое большое потрясение в своей жизни я испытал знаете когда? Когда на меня упал скелет. И чуть не откусил мне ухо. Странное чувство я испытал в тот момент. Мне показалось, что я сам тоже - скелет, а тот - это мой пропавший без вести дядюшка, который вдруг явился поцеловать меня на ночь. Вам не приходилось забираться в могилу? Могу порекомендовать эту забаву. Честно. Если хотите испытать острое ощущение.

САЛЛИ. Ну, в один прекрасный день все равно этого не избежать.

УОЛТЕР. Не знаю, не знаю. А что, если вас кремируют, или вы случайно утонете в море? Такое что, не может случиться?

(Комната Ани и Милли. Ани на цыпочках входит в комнату, закрывает за собой дверь и залезает в постель)

МИЛЛИ. Ну что?

АНИ. Слышно, как они там разговаривают.

МИЛЛИ. О чем?

АНИ. Не спрашивай меня.

МИЛЛИ. Иди, послушай еще, как следует.

АНИ. Почему бы тебе самой не сходить?

МИЛЛИ. Я уже лежу в постели.

АНИ. Я тоже.

МИЛЛИ. Но я лежу дольше, чем ты.

(Ворча, Ани встает, бормочет что-то себе под нос, но идет к двери, открывает ее и выходит на площадку)

(Комната Салли)

УОЛТЕР. Так вы с севера.

САЛЛИ. Здорово. Я думала...

УОЛТЕР. Я с ходу определяю любой акцент.

САЛЛИ. А мне показалось, я от него избавилась.

УОЛТЕР. И в глазах у вас есть что-то такое... что можно увидеть только в глазах у ланкаширских девушек.

САЛЛИ. Правда? И что же там можно увидеть?

УОЛТЕР (подвигаясь ближе). По-моему, вам как-то неловко со мной. Отчего?

САЛЛИ. Вовсе нет.

УОЛТЕР. Тогда в чем дело? Вы как будто не в своей тарелке.

САЛЛИ. Совсем наоборот.

УОЛТЕР. Вам надо взбодриться. Вчера вы выглядели совсем по-другому, на все сто.

САЛЛИ. По-моему, это вы были другим, а сегодня сами на себя не похожи.

УОЛТЕР. Не надо меня бояться. Я хоть и занимаюсь грабежом, но считаюсь интеллигентным налетчиком.

САЛЛИ. Я не боюсь.

(Пауза)

УОЛТЕР. Вы ужасно нравитесь моим теткам. Мне кажется, что они даже затевают что-то, ну, в том смысле, чтобы поженить нас.

САЛЛИ. Что-о?

УОЛТЕР. Вот именно. По-моему, они думают, что нашли мне подходящую жену.

САЛЛИ. Забавно.

УОЛТЕР. Они вас для этого и затащили сюда. Однако об одной вещи они все-таки забыли.

САЛЛИ. О какой?

УОЛТЕР. О том, что я женат трижды. Дело в том, что я многоженец, трижды двоеженец. Вы мне верите?

САЛЛИ. Странное у вас сегодня настроение.

УОЛТЕР. Все из-за ваших глаз - вы так на меня смотрите...

САЛЛИ. У вас у самого вполне приятный взгляд.

УОЛТЕР. У вас глаза настоящей северянки. В них полно копоти.

САЛЛИ. Ну, спасибо.

УОЛТЕР (наливает). Добьем уж эту бутылку. Вперед.

САЛЛИ. За наши с вами глаза.

УОЛТЕР. Я думал, вы и правда не пьете. А вы заливаете будь здоров. Небось, практикуетесь в школе? на переменках. Перед волейболом. Или в вечерней школе, а? Готов поспорить, вы там неплохо проводите время. Так расскажите мне, чем вы там занимаетесь?

(Комната Ани и Милли. Ани возвращается. Зевая, забирается в постель)

АНИ. Все еще болтают.

МИЛЛИ (сонным голосом). О чем?

АНИ. Не могу разобрать.

МИЛЛИ. Надо было мне пойти. Ты глуха как пробка.

(Обе, ворочаясь, пытаются поудобнее устроиться в постелях. Скрипят доски)

АНИ. От этой булочки у меня опять изжога. (еле слышно) Спокойной ночи.

(Милли не отвечает: слышен ее храп)

(Комната Салли)

САЛЛИ. Знаете, я ведь живу уединенно. Почти ни с кем не общаюсь.

УОЛТЕР. Кроме меня. Со мной-то вы общаетесь.

САЛЛИ. Я далека от удовольствий светской жизни.

УОЛТЕР. Тогда я просто обязан сводить вас поразвлечься. Покажу вам кой-какие заведения.

САЛЛИ. Ой, нет, это не для меня.

УОЛТЕР. А что вы предпочитаете?

(Пауза)

САЛЛИ. Люблю лежать здесь... одна...

УОЛТЕР. На моей кровати.

САЛЛИ. Да.

УОЛТЕР. И что же вы тут делаете?

САЛЛИ. Размышляю.

УОЛТЕР. Обо мне случайно не вспоминали, прошлой ночью?

САЛЛИ. О вас?

УОЛТЕР. Начет этого предложения, ну, разделить комнату. Я, пожалуй, его обдумаю. (Пауза) Могу поспорить, сейчас вы обо мне подумали.

(Пауза)

САЛЛИ. С какой стати?

УОЛТЕР. Зато я о вас думаю. (Пауза) Не понимаю, с чего я поднял тогда шум из-за этой комнаты. Комната как комната, ничего особенного. Ну, если бы вас тут не было, конечно. Если бы не вы - не стоило бы о ней и говорить. (Пауза) Почему бы вам здесь не остаться? Между прочим, я не женат. Это я просто так сказал. У меня никого нет. По правде говоря... по правде говоря, я все еще в поисках Спутницы Жизни.

САЛЛИ. Боюсь, что мне придется съехать отсюда.

УОЛТЕР. И куда вы денетесь? (Пауза)

САЛЛИ. Найду куда.

УОЛТЕР. А что, если на побережье? Я бы поехал с вами. Ловили бы вместе рыбу... С пирса. Да, можно поехать. А можно и здесь остаться, с другой стороны. Прямо здесь, на этом самом месте.

САЛЛИ. Неужели?

УОЛТЕР. Сядьте.

САЛЛИ. Что?

УОЛТЕР. Сядьте. (Пауза). Положите ногу на ногу.

САЛЛИ. М-м-м-м?

УОЛТЕР. Ну, положите же ногу на ногу. (Пауза) А теперь снимите. (Пауза) Встаньте. (Пауза) Повернитесь. (Пауза) Стоп. (Пауза) Теперь сядьте. (Пауза) Положите ногу на ногу. (Пауза) А теперь снимите.

(Молчание)

(Помещение ночного клуба. Приглушенно звучит музыка)

ТАЛИ. Знаешь, что я тебе скажу: это было... подожди минутку, точно, примерно десять лет назад. Последний раз, когда я был в Ричмонде.

СОЛТО. Да, в Донки клаб.

ТАЛИ. Да, да, в Донки. Конечно, там. Я ушел оттуда три года назад.

СОЛТО. А сколько времени ты уже здесь? Я ведь не заглядывал сюда больше трех лет.

ТАЛИ. Выходит, мы с тобой разминулись. Я пришел сюда как раз три года назад. Точно, ровно три года. (Подзывает официанта). Чарли! (щелкает пальцами).

СОЛТО. До твоего прихода тут была сущая дыра, должен признать.

ОФИЦИАНТ (подходя к столику). Повторить, мистер Тали?

ТАЛИ. Да, повторить. Дыра, конечно, да еще какая! Поэтому-то они меня сюда и зазвали: решили сделать тут что-нибудь стоящее. Попросили, чтобы я, как это говорится, навел здесь порядок. Хочешь знать, с чего я начал? Три года назад я, первым делом, вышиб отсюда дюжину подонков. И сразу поставил на своем.

СОЛТО. Ну, а неприятности ты от них имел?

ТАЛИ. Со мной этот номер не проходит. Послушай, они ведь прекрасно знали, что в данном случае поставили на верную лошадь. Помнишь, что я устроил в Блакхите?

СОЛТО. Да, давненько это было.

ТАЛИ. Не то слово! До войны еще.

СОЛТО. В те времена играли по-крупному.

ТАЛИ. Вспомни себя в Блакхите.

СОЛТО. Блакхит. Ну, это разговор особый, если начать вспоминать Блакхит.

ТАЛИ. Спасибо, Чарли. Что ж, твое здоровье, Амброуз. (Пауза) Как видишь, теперь это совсем не похоже на дыру. Во-первых, у нас тут оркестр. Ну, может, оркестр - слишком сильно сказано: пианино и контрабас, - но музыканты - ребята что надо. Потом, клиентура. У нас тут вполне стоящая клиентура. Много музыкантов приходит... э-э... музыканты, они вполне приличные клиенты. И бизнесмены, конечно, тоже. Эти - птицы высокого полета. Только на днях разговаривал тут кое с кем из них. Приезжают из Хэмптон-Корта... откуда только не приезжают... и из Твикенхэма, и из Датчета, вот.

СОЛТО. Неужели даже из Датчета?

ТАЛИ. Конечно. А что им: садятся в машину, долго что ли? Они ведь приезжают сюда, чтобы отдохнуть хорошенько и развеяться. Ты же знаешь, у нас разрешение: мы работаем до двух ночи. К тому же три наших пташки живут здесь постоянно. А тебя-то, кстати, что вдруг сюда занесло?

СОЛТО. Да так, ерунда, в общем-то, Сирил. Ищу одну пташку, как ты выражаешься.

ТАЛИ. Неужто одну из здешних?

СОЛТО. Интуичишь на ходу, старина. Как в доброе старое время.

ТАЛИ. Значит, наслышан о наших успехах. У нас здесь такие куколки, будь спокоен. Aысший класс! Многие после окончания школы прямым ходом сюда.

(Там же. Женская раздевалка)

БАРБАРА. Ну, и что он сказал на это?

САЛЛИ. Приходи ко мне как-нибудь в воскресенье, говорит. Устроим самый настоящий семейный обед. Познакомишься с моей женой. Представляешь? Да, говорю, обязательно. И что ты ей скажешь? Что я твоя сестра? Не волнуйся, отвечает, она - женщина широких взглядов. Ну, его жена, значит. Она даже обрадуется, говорит. И с удовольствием с тобой познакомится.

МЭВИС. Я слышала о таких вещах.

САЛЛИ. Именно так я ему и ответила. Слышала, говорю, о таких вещах. А теперь давай, отваливай, понял, говорю. Проваливай отсюда, пока не вызвала полицию.

БРАБАРА. Это который? Тот, что с длинным носом?

САЛЛИ. Ага.

ДИРЕКТОР-РАСПОРЯДИТЕЛЬ (заглядывая в дверь). Пошевеливайтесь, девочки! Мы начинаем.

БАРБАРА. Как вы смеете заглядывать сюда? Здесь одни женщины!

ДИРЕКТОР-РАСПОРЯДИТЕЛЬ. Ну ладно, хватит, уймись. Пошевеливайтесь. Скорей надевайте коньки. (Обращаясь к Салли). Сирил тобой интересовался. Сказал, чтобы подошла к его столику. И немедленно.

САЛЛИ. Ох, и врежу я ему когда-нибудь! По самым причиндалам.

БАРБАРА. Ну, и что дальше?

САЛЛИ. Вот, а потом говорит: Почему бы нас с тобой не поехать на реку? Как-нибудь на днях. Покатаю тебя в плоскодонке.

МЭВИС. В чем?

БАРБАРА. В плоскодонке.

МЭВИС. Что это за плоскодонка?

САЛЛИ. А я ему: в плоскодонке? С тобой? Да ты с ума сошел. Ну нет, говорю, в плоскодонку ты меня не затащишь.

БАРБАРА. По-моему, раньше ты говорила, что он тебе нравится.

САЛЛИ. Сначала, показалось, ничего. Вроде бы даже понравился. Но, ты же знаешь, он ведь приехал из Австралии. И у него полно всяких дурацких австралийских привычек. От них меня просто воротит.

ДИРЕКТОР-РАСПОРЯДИТЕЛЬ. Быстрее, девочки! Не заставляйте повторять вам все по десять раз. Не забывайтесь. Здесь вам не брайтонский пляж. (Обращается к Салли) Сирил требует тебя к своему столику.

САЛЛИ. В один прекрасный день, я, наверное, отрежу ему уши. (Выходит).

(Там же. В зале)

СОЛТО. Ну, и тут я сказал себе: черт побери, эта девушка, должно быть, ничего.

ТАЛИ. Это точно.

СОЛТО. И подумал, а вдруг я ее разыщу.

ТАЛИ. Все правильно. А вот и она. Иди-ка сюда, милашка. Познакомься: это мой старый друг: Амброуз Солто.

СОЛТО. Рад познакомиться.

САЛЛИ. Очень приятно.

ТАЛИ. Садись, Амброуз. Я хочу, чтобы ты поближе познакомился с этой девушкой. Ведь она - самая большая умница из всех, что у нас тут работают. Говорит на трех языках, представляешь?

СОЛТО. На каких именно языках?

ТАЛИ. Расскажи ему.

САЛЛИ. Ну, начать с того, что на английском.

СОЛТО. Да она еще и остроумна!

ТАЛИ. Остроумна? Поднимай выше. Она просто моя любимица.

САЛЛИ. О, нет.

СОЛТО. Может быть, все-таки скажете мне, как вас зовут?

САЛЛИ. Катина.

СОЛТО. Катина... Вот это совпадение! Мою первую любовь тоже звали Катина.

ТАЛИ. Не может быть!

САЛЛИ. Неужели, мистер Солто?

СОЛТО. Да, в далеком детстве. Это было в Афинах, и я был тогда ребенком. Вот когда это было.

(Гостиная в квартире Ани и Милли)

УОЛТЕР. Проехался на электричке до Саутэнда. Только и всего.

АНИ. До Саутэнда? С какой стати?

УОЛТЕР. Захотелось взглянуть на море, побродить по берегу. Неплохое место, по-моему. Покрутился там немного, и назад. Вот и вся поездка. Подышал морем, только и всего.

(Пауза)

АНИ. Ты что-то скрываешь.

УОЛТЕР. Да ну?

АНИ. Перестань, Уолтер. Скажи откровенно: что ты о ней думаешь? Она очень мила, правда?

УОЛТЕР. Кто? Та девушка, что живет наверху? Действительно, очень симпатичная девушка.

АНИ. Она тебе нравится?

УОЛТЕР. Кто?

АНИ. Разве нет?

УОЛТЕР. Кто? Та, что живет наверху? Да?

АНИ. Все кружишь вокруг да около. Скажи, наконец, прямо.

УОЛТЕР. Ну, если говорить прямо... а не кружить вокруг да около... тогда я бы сказал, что да - она в полном порядке.

АНИ. Разве она тебе не понравилась, прямо с первого взгляда? Скажи, разве нет?

УОЛТЕР. Ну, да, с первого взгляда... ничего похожего... на то, что со второго взгляда... все часто оказывается совсем другим... чем поначалу казалось... с первого. Если ты, конечно, понимаешь, что я имею в виду.

АНИ. И так мило убрала всю комнату, правда?

УОЛТЕР. Да, вполне шикарно.

АНИ. Все так обустроила, чисто по-женски. Ты заметил?

УОЛТЕР. О, да... это уж точно.

АНИ. Она скоро придет. Из вечерней школы. Через полчасика, я думаю.

(В зале ночного клуба)

СОЛТО. Ну как, тебе понравилось?

САЛЛИ. У вас прекрасное чувство ритма, мистер Солто. Я получила огромное удовольствие.

СОЛТО. У меня всегда было чувство ритма. И поверь, это у меня врожденное. Ноги сами так и идут в пляс. Сами по себе, честное слово. Помню, как по ночам мы танцевали с нею на берегу моря. И волны бились о берег. Тебе не приходилось испытывать такое?

САЛЛИ. Нет, никогда. Давайте выпьем.

ТАЛИ. Ну, как вы? Смотрю, прекрасно поладили.

СОЛТО. Превосходно поладили.

САЛЛИ. Чудесно.

СОЛТО. Видел ты нас на эстраде?

ТАЛИ. А что вы там делали?

САЛЛИ. Танцевали!

СОЛТО. Эх, посмотрела бы ты на него в Блакхите. Ладно, Сирил, иди. А мы тут еще пофилософствуем.

ТАЛИ. Дело ваше (отходит).

(Солто и Салли возвращаются к столику, садятся)

СОЛТО. Я собирался кое-что тебе сказать.

САЛЛИ. Ну?

СОЛТО. У меня есть небольшой пляж, ну, кусок земли на южном побережье. Это моя собственность. А на нем маленький домик. Впрочем, не очень и маленький. Если честно, то просто большой. И вовсе не домик, а нормальный дом. У меня там висят индийские ковры. И по фасаду все окна выходят прямо на море. Центральное отопление. A волны... волны подходят к самому крыльцу. Будешь лежать на диване и смотреть, как плещутся волны, - все ближе и ближе. Каково?

САЛЛИ. Что ж... заманчиво. Даже очень.

СОЛТО. В таком случае, едем туда на следующие выходные.

САЛЛИ. Но я...

СОЛТО. Никаких отговорок! Устроим костер, прямо на пляже. И зажарим целую свинью, даю слово!

САЛЛИ. Где ты возьмешь свинью?

СОЛТО. Закажу во Франции, где же еще? Доставят свеженькую. Послушай, хочешь знать маленький секрет? Я ведь пришел сюда не случайно.

САЛЛИ. Как это?

СОЛТО. А так. Я тебя специально разыскивал. Мне в руки нечаянно попала твоя фотография. Посмотри, вот она. Ну, я разыскал фотографа, и он рассказал мне, что это за клуб. И вот я здесь.

САЛЛИ. А где ты взял фотографию?

СОЛТО. Этого я не могу сказать. Видишь ли, поначалу я разыскивал тебя по просьбе одного своего дружка.

САЛЛИ. Какого еще дружка?

СОЛТО. Не беспокойся, я не скажу ему, где тебя можно разыскать. Я не позволю такому человеку заполучить столь очаровательную девушку.

САЛЛИ. Как его зовут?

СОЛТО. Этого парня зовут Уолли. Уолли Стрит. Он то и дело попадает в тюрягу. За подделку документов, в основном сберкнижек. Обыкновенный мелкий жулик. Ты с ним не знакома?

САЛЛИ. Нет.

СОЛТО. Смешно. Не знаю, что он... Ну да ладно, забудь об этом. Впрочем, надо отдать ему должное. Если бы он не показал мне твою фотографию, где бы я сейчас был, а? Как ты думаешь? И где бы ты сейчас была?

САЛЛИ. Вот именно. Где бы я была?

(Квартира Ани и Милли. Гостиная)

Звонят в дверь. Уолтер появляется из двери, ведущей на второй этаж, проходит через гостиную. Скрывается за дверью в холл)

СОЛТО (за сценой). Привет, Уолли. Я на минутку. Внизу меня ждет такси.

(Они появляются в гостиной)

УОЛТЕР. Ну, как дела: Нашли вы девушку?

СОЛТО. Какую девушку?

УОЛТЕР. Ну, девушку. Помните, я давал вам фотографию? Вы что, забыли?

СОЛТО. А-а, ту девушку! Ты хочешь сказать, ту девушку, которую я пытался...

УОЛТЕР. Да, ее. Вы из-за нее пришли?

СОЛТО. Совершенно верно, Уолли. Я пришел именно из-за нее.

УОЛТЕР. Так я и думал.

СОЛТО. И был совершенно прав.

(Пауза)

УОЛТЕР. Ну, и где она?

СОЛТО. Как раз об этом я хотел с тобой поговорить. Мне не удалось ее найти.

УОЛТЕР. Так вы не смогли ее найти?!

СОЛТО. Как в воду канула. Вот почему я и заскочил к тебе. Ты должен это знать.

УОЛТЕР. Прямо как в воду?

СОЛТО. Да.

УОЛТЕР. А мне казалось, вы напали на ее след.

СОЛТО. Никакого следа и в помине. Я всех опросил, кого мог. И Мадригала. И Конюшню. Даже Педро. Никто ее и в глаза не видел. Впрочем, постой-ка, кажется, Педро говорил, что встретил ее как-то раз в Мадриде, в районе "веселых домов". Она была когда-нибудь в Мадриде, ты не в курсе?

УОЛТЕР. Откуда я знаю? Мы с ней не знакомы.

СОЛТО. А я думал, знакомы.

УОЛТЕР. Вы что, не нашли этот клуб?

СОЛТО. Какой клуб?

УОЛТЕР. Ну, тот, что на фотографии.

СОЛТО. Нет, не нашел. Зато я разыскал фотографа. И нанес ему визит.

УОЛТЕР. И что он сказал?

СОЛТО. Его не было дома. Он как раз уехал в Канаду. На конференцию.

УОЛТЕР. На какую конференцию?

СОЛТО. На конференцию врачей-дантистов. Решил заделаться дантистом.

УОЛТЕР. А почему он бросил фотографию?

СОЛТО. Она ему разонравилась. Знаешь, ведь это бывает. Он угостил меня чашечкой кофе и рассказал историю всей своей жизни.

УОЛТЕР. Кто вам ее рассказал?

СОЛТО. Его брат. Мозольный оператор. Представляешь, парень попал в жуткий переплет: вконец поистратился, и теперь не может свести концы с концами.

УОЛТЕР. Послушайте, мистер Солто, на вашем месте я бы все это бросил.

СОЛТО. Хочешь знать мое мнение? Я лично уверен, что фотография чистой воды подделка. Нет такого клуба. И нет такой девушки - их просто не существует в природе.

УОЛТЕР. И я так думаю.

(Пауза)

СОЛТО. Правда?

УОЛТЕР. Именно так.

(Пауза)

СОЛТО. Кто знает, может, ты и прав.

УОЛТЕР. И фотография эта... конечно, подделка. Вам ее никогда не найти.

СОЛТО. Как подделка? А я думал, ты с ней знаком.

УОЛТЕР. Я этого не говорил.

СОЛТО. Об этом я тебе и толкую. Некого искать. Ведь ты ее и в глаза не видел. И я ее не видел. Кого же искать, спрашивается?

УОЛТЕР. Ее не существует.

(Пауза)

СОЛТО. И все-таки. Это же фотография. И на ней изображены реальные люди.

УОЛТЕР. Я их никого не знаю.

(Пауза)

СОЛТО. Послушай моего совета, Уолли, выброси из головы всю эту историю. Напрочь выкини.

УОЛТЕР. И вас советую. Мистер Солто.

(Слышно, как открывается входная дверь. Шаги на лестнице)

СОЛТО. Кто это?

УОЛТЕР. Школьная учительница.

СОЛТО. Вот эта - для тебя. С образованием. Правда, поздновато она приходит, для школьной-то учительницы. Откуда же это она? Из вечерней школы?

(Уолтер выходит в дверь, ведущую на второй этаж. Слышно, как он поднимается по лестнице, стучит в дверь комнаты Салли).

УОЛТЕР. Вы здесь? (Слышно, как он дергает дверь). Вы здесь? Я хочу поговорить с вами. Откройте на минутку. Впустите меня. Ну, пожалуйста. Что с вами? Да что с вами, черт возьми! Впустите меня! Мне надо поговорить с вами.

(Молчание)

(Гостиная. Входят Ани и Милли)

АНИ. Она уехала.

МИЛЛИ. Как уехала?

АНИ. Вот записка.

МИЛЛИ. Куда она уехала?

АНИ. Она оставила записку.

МИЛЛИ. Читай.

АНИ (читает). Дорогие мои хозяйки. Мне очень жаль, но непредвиденные обстоятельства вынуждают меня внезапно покинуть ваш дом. Не знаю, когда смогу вернуться, поэтому я подумала, что лучше будет забрать все свои вещи. Не хотелось будить вас. Спасибо. До свидания. Уолли я сама все объясню.

(Ани подходит к диванчику, на котором спит Уолтер. Милли выходит в дверь, ведущую на лестницу)

АНИ. Проснись, Уолли. (Пауза). Она уехала.

УОЛТЕР. Кто?

АНИ. И оставила записку. Взгляни.

(Уолтер читает записку)

УОЛТЕР. Да... Ну, что ж... очевидно, ей пришлось уехать.

(Пауза)

АНИ. Ты что, поссорился с ней, Уолли? Да или нет?

УОЛТЕР. Нет.

АНИ. Разве ты не видел ее вчера вечером, когда она вернулась из вечерней школы?

УОЛТЕР. Нет.

МИЛЛИ (входит). Вот. Я нашла фотографию в ее комнате.

АНИ. Ой, посмотри, какая милашка! С волейбольным мячом.

МИЛЛИ. В окружении всех этих школьниц.

АНИ. Я и не знала, что она ведет физкультуру. Нам она ничего об этом не говорила.

(Пауза)

МИЛЛИ. Похоже, она уехала от нас навсегда.

(Пауза)

УОЛТЕР. Да. (Пауза) Похоже на то.

КОНЕЦ