/ Language: Русский / Genre:children,

Приключения Робота

Георгий Почепцов


Почепцов Георгий

Приключения робота

Почепцов Георгий Георгиевич

Приключения робота

("Фантастические сказки")

Глава первая,

рассказывающая о жизни волшебника Аспарагуса

Волшебник Аспарагус, несмотря на свои тысячу лет, был очень современным человеком. Он всегда любил все самое новое. Пятьсот лет назад он первым среди волшебников завел себе механические часы, десять лет назад он раньше всех купил электронные. А еще у него были электрические кофемолка и кофеварка, цветной телевизор самой последней модели, не говоря уже о пылесосе и полотере. Когда во всех магазинах стали продаваться электронные калькуляторы, он первый купил себе этот маленький компьютер. Даже раньше самого главного волшебника. Хотя считать ему особенно было нечего, но потому он и был хорошим волшебником, что любил все новое.

Когда вокруг заговорили о роботах, Аспарагус задумчиво почесал затылок. Даже само слово "робот" понравилось ему. Поэтому ничего другого не оставалось, как, вооружившись сложными схемами, разобрать на составные части свои электрические кофемолку и кофеварку, цветной телевизор, электронные часы и сорок два компьютера, чтобы наколдовать и себе настоящего робота.

Время от времени, пощипывая бороду, Аспарагус называл по схеме какую-то деталь, и она устремлялась на место, которое предназначалось ей в новой конструкции. К вечеру робот был готов.

Аспарагус обошел его со всех сторон и от всей души чмокнул в холодную металлическую щеку.

Еще бы - робот стал его гордостью. Ни у кого из волшебников за всю историю еще не было робота, а у него был. Робот мог ходить, на его груди светилось точное время. Поэтому он мог разбудить Аспарагуса, когда требуется. И раз в нем оказались вмонтированными кофеварка и телевизор, то он вполне мог приготовить кофе и показать любую передачу.

Своими мерцающими фотоэлементами он любовно глядел на своего хозяина - волшебника Аспарагуса.

Но, к сожалению, случилось несчастье. А может, наоборот - это было счастье.

Однажды робот вытирал пыль среди разных волшебных снадобий, спрятанных в бутылочках, коробочках и кувшинах. А как известно, в таких таинственных местах пыли собирается гораздо больше, чем где бы то ни было. Робот потянулся, чтобы вытереть зеленую бутылочку, стоявшую дальше от всех, и ненароком уронил на пол серебряную табакерку. От удара у нее раскрылась крышка, и робота тут же окутало облако золотистой пыльцы. Когда он нагнулся, чтобы поднять табакерку, то был уже совсем другим ведь в коробочке была пыльца волшебного цветка, которая могла оживить кого угодно.

- Мне плохо, - произнес робот свои первые слова, поставив табакерку на место. - Мне плохо, потому что я умею говорить и не могу признаться в этом Аспарагусу. Ведь тогда он поймет, что я неаккуратно вытирал пыль, и будет очень расстроен.

И они дальше стали жить вместе: робот, который ожил, и волшебник Аспарагус, самый современный волшебник в мире.

Глава вторая,

в которой робот постепенно становится волшебником

Теперь, продолжая жить и работать у Аспарагуса как прежде, робот смотрел на все другими, понимающими глазами, слушал все иными, почти человеческими ушами.

Они жили бок о бок, и, конечно, робот увидел и понял многое из волшебства хозяина. Он запомнил, что делал и говорил Аспарагус, когда он, например, превращался в лохматого пса. Волшебник любил бродить по улицам именно так, что позволяло ему увидеть и услышать намного больше, чем в человеческом облике. Кто из нас обращает внимание на бездомного пса?

Робот выучил многие старые заклинания, вызывающие ветер и бурю, дождь и снег, поднимающие в воздух предметы и опускающие их на землю. Долго зубрил длинное заклинание, делающее его невидимым.

Эти заклинания он прочел в старой волшебной книге, которую Аспарагус засунул в кучу прочитанных газет, так как для него в этой книге уже не было ничего нового.

Когда робот оставался дома один, он любит превращаться в лохматого пса. Быть живым нравилось ему больше всего на свете, и он завидовал нам, людям, не подозревающим, как это прекрасно.

А еще ему понравилось, как Аспарагус оживлял разные предметы, заставляя их служить ему.

- Ловидрин, чашка, - говорил волшебник. - Принеси-ка мне холодненькой водички из-под крана.

И ярко-красная чашка взлетала к потолку и летела на кухню. Потом возвращалась уже не так стремительно, а тяжело плыла в воздухе с грузом.

- Картиноль, чашка, - бормотал волшебник - она летела обратно в буфет и там, раздвинув тарелки, садилась на свое место.

Увидев все это, робот протяжно вздохнул.

- А ты чего это слушаешь, как будто понимаешь!- погрозил волшебник пальцем, и робот тут же исчез за дверью.

Но только Аспарагус отправился по своим делам, как робот решил проверить и это волшебство.

Он, кряхтя, уселся в кресло, словно старенький волшебник, и сказал громким голосом:

- Ловидрин, чашка, принеси-ка мне воды. Холодненькой, - добавил он, чтобы все было похоже, и чашка не заподозрила подвоха.

Чашка раздвинула тарелки и полетела на кухню. Радостный робот захихикал от удовольствия.

Вскоре чашка вернулась и зависла над ним.

Воду роботы не пьют, и он задумался, как бы получше ее использовать. Но как назло ничего в голову не приходило. А чашка не могла так долго ждать и вылила воду прямиком на ошарашенного робота.

Робот умчался в ванную вытираться, ведь он был железный и вода могла ему навредить.

Когда он, завернувшись в махровое полотенце, вернулся, чашка снова висела над креслом с новой порцией воды, и не успел он опомниться, как чашка выплеснула воду на кресло.

- Ну ты! - закричал на нее робот, а чашка тут же умчалась на кухню за водой.

- О! - схватился за голову робот, сбросив на пол полотенце. Но не до полотенца ему было сейчас. Оказалось, что он забыл заклинание, выключавшее чашку. Его напугал тогда оклик волшебника.

Он бегал по комнате, пытаясь словить чашку, но она изворачивалась и носила воду, как заправский водовоз. Тогда робот лихорадочно стал листать волшебную книгу, но именно этого заклинания там не было. Нашлось очень редкое заклинание, превращающее верблюда в змею. А такого простого не было. Глаза его бегали по страницам, а чашка методично носила воду и выливала ее на кресло. Ведь так было приказано!

В конце концов робот раскрыл над креслом зонтик, но все равно вода стекала по зонтику на пол, и там вовсю увеличивалась лужа.

- Что ж, - вздохнул робот. - Видно, не судьба мне больше жить с моим дорогим Аспарагусом. Ведь когда он придет, он все сразу поймет. А я не смогу выдержать, если он посмотрит на меня с укоризной.

И робот, окинув печальным взглядом комнату, ушел из нее навсегда.

Глава третья,

в которой робот знакомится с жизнью

Если вы думаете, что робот бродил по улицам, пугая прохожих своими лампами и антеннами, то вы ошибаетесь. Выйдя на лестницу, робот тотчас воспользовался заклинанием Аспарагуса и превратился в пса. Причем в самую простую дворняжку. И в этом была определенная хитрость. Ведь если ты, например, превратишься в какого-нибудь королевского пуделя или миттельшнауцера, то все будут обращать на тебя внимание и показывать пальцами. Дворняжка же никого не заинтересует. Робот бегал по улицам на четырех лапах и радостно помахивал хвостом. Ему все было интересно. Мало того, что он оказался живым, теперь он мог хорошенько разобраться, что из чего сделано. Как, например, устроен троллейбус. Оказалось, что цветы, которые он видел до этого только по телевизору, пахнут. И все по-разному. А еще - как много людей вокруг!..

Набегавшись за день, он к вечеру завернул в городской парк. Наступали сумерки, сиротливо застыли детские качели, не скрипела больше карусель.

На самой дальней укромной аллейке робота заинтересовали трое старичков, беспокойно глядевших по сторонам. Один из них - самый толстый - прижимал к груди огромные деревянные счеты. И по тому, как два других старичка послушно смотрели на него, робот понял, что старичок со счетами тут главный.

Дворняжка подошла поближе и навострила уши.

- Готовсь! - вдруг закричал старик со счетами, дождавшись, когда поблизости уже никого не было.

Старички, оглянувшись по сторонам, натянули себе на глаза по черной ленточке, окутали головы разноцветными платками. И, расправив широко плечи, посмотрели на своего предводителя.

"Да это же самые настоящие пираты! - ахнул робот. - А я думал, что они есть только в книжках".

И он подбежал поближе, воспользовавшись тем, что старички принялись расстегивать свои рубашки, чтобы стали видны надетые под ними полосатые матросские майки.

- Мы, пираты-самоучки!.. - выкрикнул старик со счетами и толкнул в бок притихшую парочку старичков. - Повторяйте за мной. Это наша клятва.

Старички широко раскрыли рты:

- Клянемся идти на все ради нашей цели.

"А какая у вас цель?" - хотел тут же спросить робот, но вовремя спохватился.

- Клянемся, - повторили старички. Старший пират удовлетворенно откинул одну костяшку на счетах:

- Готово! Первое дело сделано.

Младшие пираты достали из карманов пластмассовые счеты, хихикая, тоже откинули по одной костяшке, повторяя беспрестанно:

- Готово! Готово! Готово!

- Атас! - вдруг закричал лысый пират.

Пираты мигом сняли свои ленточки и платки и дрожащими пальцами стали застегивать рубашки.

Робот недоуменно оглянулся. И только сейчас все понял. По соседней аллейке мимо них проходили дружинники.

Лишь когда они прошли, пираты-старички расслабились.

- А теперь давайте дальше, Сергей Прокофьевич, - попросили они старшего.

Тот согласно кивнул головой, торжествующе поднял счеты кверху и перебросил костяшку.

- А теперь наш план...

Пираты вытянули головы, внимательно вслушиваясь в каждое слово. А робот неслышно подошел еще ближе, став от них в двух шагах. От нетерпения он даже поджал хвост.

Но Сергей Прокофьевич вдруг откинул костяшку назад и зло уставился на дворняжку:

- Этот еще чего тут околачивается? Подслушивает?

- Да что вы, Сергей Прокофьевич! - стали уговаривать его младшие пираты.

Но тот поднес палец к губам и прошептал:

- Встретимся сегодня в полночь. И пираты, не прощаясь, растворились в темноте парка.

Глава четвертая,

в которой робот пытается выведать пиратские тайны

Пираты сидели в своих полосатых майках, то и дело поправляя черные ленточки на глазах, которые сползали, мешая им смотреть друг на друга. Перед каждым на столе лежали счеты.

Пробила полночь, и пираты сгрудились вокруг кухонного стола.

Старший пират откашлялся:

- Мы, пираты-самоучки...

Но тут он по привычке огляделся и вдруг заметил за окном возле открытой форточки плавающую в воздухе собаку.

- Опять этот пес! - закричал он.

- Где? Да что вы, Сергей Прокофьевич, это же восьмой этаж!

Но Сергей Прокофьевич, никого не слушая, подхватил сачок и выбежал на балкон, чтобы словить ненавистного летающего пса. Конечно, нашему роботу не следовало допускать такой оплошности. Пришлось мгновенно превратиться в комарика и влететь на кухню.

Пираты, возбужденно перешептываясь, ждали своего предводителя.

Отдышавшись и положив сачок поближе, он наконец уселся во главе стола, то и дело поглядывая в сторону форточки. Он все никак не мог успокоиться и потому повторял:

- Своими глазами видел. Вот такенная собака в окне!

- Сергей Прокофьевич, если она и была там, то уже улетела... Давайте к делу.

- Ладно, переходим к плану, - и он опять заговорщицки огляделся по сторонам. - Наша задача - взять на абордаж трамвай. Потом этим трамваем мы перекроем дорогу и возьмем на абордаж троллейбус. На нем мы пристроимся на остановке к автобусу и его тоже возьмем на абордаж...

При самом пиратском слове "абордаж" Сергей Прокофьевич радостно отсчитывал по костяшке на своих счетах, а младшие пираты повторяли за ним.

- Завладев автобусом, мы выедем на нем прямо на аэродром и захватим, - тут он снова оглянулся по сторонам, - самолет. А после самолета ракету!

- Ох! - разом выдохнули старички-пираты. А самый пиратский пират продолжал:

- И оттуда скажем всем: мы вернем вам ракету, если вы выставите из школ и магазинов, больниц и заводов все эти противные компьютеры и вернете наши родные счеты. Мы, бывшие главные бухгалтеры, требуем это.

- Требуем! Требуем! - повторяли за ним младшие пираты.

- А теперь надо спешить, - заговорил лысый старичок. - Нам завтра внуков собирать в школу. Ты только забыл сказать, Сергей Прокофьевич, что наши внуки смеются над нашими счетами, повторяя свои модные словечки "компьютер" и "кибернетика".

И пираты заскрежетали зубами, услышав эти ужасные слова.

- Какой трамвай нам выбрать? - задумался главный пират.

- Я придумал! - вскочил на ноги другой. - Я знаю водителя трамвая, который всегда пьет воду с сиропом из автомата на углу. Мы можем этим воспользоваться.

- Карту! - властно приказал предводитель, и пираты склонились над маршрутами трамваев, троллейбусов и автобусов.

- Все верно. У автомата на перекрестке мы и займемся делом, - кивнул головой главный пират. - Не забудьте только в свои портфели положить кроме счетов оружие!

- Как! - ахнули пираты. - Где же мы его возьмем? Мы боимся.

Старший пират на мгновенье задумался.

- Тогда отберите у своих внуков пистолеты, похожие на настоящие, нашел он решение.

- Это дело! - закивали головами пираты.

Глава пятая

НА АБОРДАЖ!

И вот настало яркое пиратское утро. В такое время уходят на свой черный промысел бриги и клипера. Спешили на свое дело и трое старичков-пиратов.

Вскоре они сидели на передних сидениях трамвая, прижимая к груди свои черные портфели и скрывая от окружающих свои черные планы.

Вот трамвай, дребезжа на поворотах, приблизился к заветному автомату. Пираты вытянули головы. Все втроем они даже облизнулись, представив струю пенящейся жидкости, которая сейчас польется в стакан. Но водитель почему-то не вышел, и трамвай двинулся дальше.

- Ничего, пойдет на второй круг и не выдержит, остановится водички попить, - ободрил своих спутников взволнованный старичок - ведь именно он предложил сесть в этот трамвай.

Но трамвай сделал один круг, за ним второй...

Старичок под испепеляющим взглядом своего предводителя протиснулся вперед, застучал по стеклу и спросил просящим голоском:

- Вам не жарко? Пить не хочется?

- Мне очень хорошо, даже прекрасно, - улыбаясь, ответил ему водитель. - Выехал сегодня на линию, а меня в кабине ждет целый ящик с лимонадом. Пей - не хочу. Хотите - вам налью.

- Ящик! - выдохнул старичок. Он тут же позеленел и, схватясь за сердце, вернулся на место. Ему даже в голову не могло прийти, что этот ящик с лимонадом появился тут отнюдь не случайно.

Пиратские планы рушились.

Старички склонили головы друг к другу и засовещались.

- Все равно будем действовать до конца, - решительно сказал предводитель и приготовился достать из портфеля пластмассовый пистолет.

Старички умоляюще посмотрели на него, но предводитель нахмурил брови, и старички покорно расстегнули свои портфели.

- Сдавайтесь! - закричал он и выхватил из портфеля... резиновую куклу.

У другого пирата в этот момент оказался вместо пистолета в руке мяч, у третьего - скакалка.

Пираты недоуменно переглянулись.

В вагоне засмеялись.

Под смех пираты кинулись к выходу. На остановке они не успели отдышаться, как к ним подошел высокий милиционер.

- Следуйте за мной! - строго сказал он.

Старички, втянув головы в плечи, двинулись следом,

Вдруг милиционер что-то почувствовал и быстро повернулся.

Действительно, один из старичков попытался замахнуться на него своими огромными деревянными счетами.

- Что это вы себе позволяете, Сергей Прокофьевич?

Старички, увидев, что их знают даже по имени-отчеству, ахнули и подняли кверху руки, роняя на землю портфели со счетами.

Милиционер (он же наш знакомый робот) подвел пиратов к ближайшему отделению милиции и сказал:

- Заходите. Советую все написать чистосердечно. Заявления о своих проделках сдайте дежурному. А я зайду попозже и проверю.

Старички уныло вошли в распахнутую дверь отделения милиции.

Глава шестая

ТРУДНО БЫТЬ ВОЛШЕБНИКОМ

Набегавшись, нагулявшись в первые дни, робот только сейчас как следует задумался. И теперь ему не очень нравилось быть волшебником. Люди кругом куда-то торопятся, спешат. Значит, где-то их ждут. Они в хлопотах и заботах.

А он? Он никому не нужен. Поджав хвост, робот жалобно заскулил. И вдруг...

Что такое? Почему он расклеился? Он же может в любую минуту наколдовать себе сколько захочет друзей. Сейчас вспомним, какие они бывают. И тотчас перед роботом оказалось тридцать застывших фигурок, каждая из которых могла стать его другом, Робот словно в магазине обошел эти манекены. Там были люди и собаки, девочка в сиреневом платьице и мальчуган с рогаткой. И на каждом было что-то написано: "Друг задушевный", "Друг героический", "Друг в беде"... Роботу больше всего понравилась такая же, как и он, собачка с ярлычком "друг задушевный".

И вот уже весело с собакой Дружком бегут они по дороге.

- Я твой самый главный друг, - втолковывал ему Дружок. - Самый дружный друг. Мы с тобой все время будем дружить. И вечером будем дружить. И утром будем. И еще ночью. Ух, как я тебя люблю. Еще мы должны поверять друг другу все-все свои тайны. Да чего мы все время бежим? Давай лучше сядем и будем дружить по-настоящему. Зачем бегать? Лучше дружить сидя.

Но роботу такая подстроенная дружба показалась какой-то нечестной. Друг - это когда он друг настоящий, а не наколдованный.

И он снова одиноко заспешил по мостовой. А может, вернуться к своему волшебнику?..

Вдруг он увидел афишу, которая его очень заинтересовала. Он подошел поближе, чтобы как следует ее прочитать, И вот что там было написано:

"ДВОРЕЦ ПИОНЕРОВ

ПРИГЛАШАЕТ РЕБЯТ В КРУЖОК КИБЕРНЕТИКИ.

Занятия по вторникам, пятницам и воскресеньям"

- А сегодня что? Вторник! Ага! - подпрыгнул он на месте. - Вот с кем мне надо подружиться. Ведь я, как-никак, робот. А они любят кибернетику. Во Дворец пионеров!

Он быстро заспешил по адресу, указанному на афише. Он бежал, радуясь. Он спешил, весь сияя.

Но, к сожалению, было уже поздно. Ребята расходились, и Дворец закрывался. Но робот не мог ждать до пятницы. Поэтому он незаметно пристроился к трем мальчишкам. Кто обратит внимание на собаку!

Невольно робот стал прислушиваться к разговору мальчиков.

- А я тебе говорю, она испугается, аж задрожит, - втолковывал один.

- Бац, и готово! - убеждал другой.

- Нехорошо это, - пытался усовестить их третий.

- Иванов, Петров, Сидоров, до свидания, - прокричал им проходивший мимо мужчина, наверное, руководитель кружка, даже не подозревавший, что работа кружка кибернетики продолжается, но совсем в другом направлении.

Как понял робот, они замышляли на деле применить свои знания. И завтра, когда учительница биологии войдет в кабинет, ее должно ожидать удивительное чудо - душевное приветствие... скелета. Он должен был поднять руку и открыть рог.

- Не пропадать же нашим электромагнитам, - убежденно сказал Иванов, и это решило все дело.

Они ударили по рукам и договорились встретиться завтра пораньше. Один должен был принести магниты, другой - проволоку, третий - батарейки.

А четвертым, о чем они не догадывались, должен был стать робот, который не задумываясь решил принять участие в таком запоминающемся событии.

Глава седьмая,

в которой рассказывается, что случилось на уроке биологии

С раннего утра, прийдя в школу самыми первыми, ребята кряхтя ползали по полу кабинета. Они протягивали провода, соединяющие прямой связью скелет с партой, выбранной в качестве штаба эксперимента. Все было готово, когда на месте еще не было и половины класса. Поэтому сидящая половина с огромным удовольствием и интересом поджидала другую половину еще не знающих об ожившем скелете.

Вот в класс влетел Тарасенко, неся, как всегда, переполненный портфель. Уроки напролет Тарасенко читал художественные книги. О, это был идеальный объект для эксперимента.

- Тарас, подойди-ка к окну, там тебя кто-то снизу зовет, - попросил его Сидоров.

Ничего не подозревающий Тарасенко пошел к окну и одновременно, как и было задумано, он приближался к скелету.

Класс замер. Эту тишину почувствовал Тарасенко и испуганно оглянулся по сторонам. Но отступатъ ему было уже некуда - за спиной затаил дыхание весь класс.

Тарасенко гордо поднял голову и продолжил свой путь.

И тут он наконец поравнялся с электромагнитами. От парты-штаба тотчас пошел приказ: скелет открыл рот и приветливо махал рукой.

Тарасенко выпучил глаза и вытер пот со лба. Потом потряс головой. Скелет не остался безучастным: в ответ он закрыл рот и опустил руку.

Все ребята, крепившиеся из последних сил, чтобы не издать ни звука, наконец захохотали. Визги и крики переполнили класс. Тарасенко покраснел и, сжав кулаки, не знал, на кого ему теперь бросаться. Не на скелет же!

Но тут зазвенел звонок. Возбужденные, все бросились за свои парты. Никогда еще класс не сидел в такой единодушной тишине. Положив локти на парты, ученики повернули головы к двери, откуда должна была появиться Лилия Ивановна.

И дверь широко распахнулась. Все даже привстали от удовольствия. Сейчас мы покажем...

Но что это? Вместо Лилии Ивановны в класс вошел самый настоящий скелет с журналом под мышкой. Скелет № 2, так как родной, кабинетный скелет стоял на месте.

Первым делом вошедший поздоровался со своим собратом в углу.

- Что вы говорите? - удивился он. Класс замер от подобного зрелища. Потом, небрежно бросив журнал на стол, скелет № 2 сказал металлическим голосом:

- К доске пойдут... Иванов... Петров... и Сидоров тоже.

Троицу изобретателей даже подъемный кран не смог бы сейчас оторвать от парты.

- Я жду, - послышалось от учительского стола.

Иванов и Петров промычали в ответ что-то невразумительное. На членораздельные слова у них не было сил. У Сидорова тоже.

Робот посчитал, что он достиг своей цели, и, изъяв из скелета электромагниты, вышел за дверь.

И теперь ребята вновь явственно услышали звонок. Они не знали, что тот, первый, звонок прозвенел специально для них. В класс вошла запыхавшаяся Лилия Ивановна. Она была поражена непривычной тишиной.

Все исподлобья оценивающе смотрели на учительницу. Под этими немигающими взглядами Лилия Ивановна проверила, все ли у нее в порядке, нет ли чего странного на доске, за учительским столом. Но все было в порядке. Тогда она раскрыла журнал и произнесла наугад фамилию, чтобы поскорее вывести класс из оцепенения.

- К доске пойдет... Пойдет к доске... Иванов... Нет, Петров... Нет-нет, Сидоров...

Тишина в классе стала невообразимой...

А робот, выйдя на улицу, решил: уж очень эти Иванов, Петров и Сидоров активные. За ними нужен глаз да глаз. Учителям самим не уследить.

И он трусцой побежал дальше, держа хвост трубой.

Глава восьмая

КАК ПЛОХО ИМЕТЬ ХОРОШИЙ НОС

Мир обрушивался на робота сотнями запахов - ведь он был в собачьей шкуре. И к этому трудно было привыкнуть. Он тянул носом во все стороны: вот прошел кто-то с жареным пирожком, вот за углом скрылся запах бензина, а здесь перебивала все запахи свежеокрашенная скамейка.

Это были достаточно понятные запахи, но, к своему удивлению, он вдруг уловил запах, который никак не мог понять. Он несколько раз потянул носом и побежал в ту сторону.

И наткнулся на мальчишку, который стрелял из засады по голубям. Сначала он густо усыпал землю хлебными крошками, а затем залег в траве и достал рогатку. В стороны разбегались раненые голуби, истекая кровью.

Теперь робот понял, что значит этот запах, - это был запах чужой печали, чужого горя. Сердце робота часто забилось.

- Ты что! Ведь ты же человек! - лишь выдохнул он.

Но и этих слов хватило, чтобы испуганного мальчишку как ветром сдуло. Ему казалось, что серое хвостатое чудище следовало за ним по пятам. И оно говорило! Мальчишка на ходу выбросил рогатку и скрылся в своем подъезде.

Робот опять потянул воздух. Вот пахнет трава, вот очень терпкий запах свежей доски, совершенно иным тягучим запахом тянуло от гаражей. И вдруг...

- Хватай ее, хватай! - услышал робот. Тут же он увидел, как люди пытаются словить затравленную собаку.

Снова горький запах печали переполнил робота. И он побежал на помощь.

- Смотри, еще одна. Тоже, кажись, без ошейника. Значит, ничейная, надо брать, - послышалось со всех сторон.

Робот гордо тряхнул головой.

- Я сам по себе, я не ничейный, - гордо сказал робот. Люди замерли, опустив руки. Маленькая собачка, воспользовавшись сумятицей, исчезла.

- Лови говорящего все равно. В цирк продадим, большущие деньги дадут, - прошептал толстяк.

- А вам не жалко? - спросил робот. Мужчина от неожиданности выронил из рук палку с петлей на конце и заругался:

- И чего ей от меня надо? Я этих говорящих терпеть не могу. Ловите ее сами, кореши.

- Не приставай к человеку, у него сердце больное, - наставительно сказал другой, подкрадываясь сзади. Они двигались не спеша, заходя с разных сторон, чтобы не дать этой странной собаке уйти.

Робот, все еще ничего не подозревая, смотрел на них спокойно. Он только на секунду сверкнул глазами, но эта секунда заставила их замереть на месте от страха.

- Может, это и не собака вовсе, - вырвалось у одного.

- А кто же? - Толстяк продолжал невозмутимо красться вперед. Его раздражала боязнь товарищей. - Вам что, деньги не нужны?

- Стойте! - сказал робот. Он уже начал обо всем догадываться.

Но они рывком кинулись на собаку. В последний момент прозвучало заклинание робота. Троица застыла в скульптурной группе.

- И кто этих рыболовов на нашу голову поставил?- ворчали жильцы, натыкаясь на них во дворе. Но скульптуры молчали и ничего не могли ответить.

Глава девятая,

где выясняется, что за старыми друзьями нужен глаз да глаз

Вскоре робот вспомнил, что собирался заглянуть к тем ребятам из школы. Где они и что с ними?

Робот зажмурил глаза, произнес заклинание и, взмахнув хвостом, перенесся в одну из городских квартир, где невидимкою прижался к стене.

Едва он осмотрелся, как удивленно затряс головой. Прямо перед ним торчали кверху три пары мальчишечьих ног.

"Если все стоят наоборот, значит, я стою неправильно, надо перевернуться", - решил робот. Но, осмотревшись, он понял, что и шкаф и кровати стоят правильно.

Лица Иванова. Петрова и Сидорова стали малиновыми от напряжения, но они упорно не сдавались. Только Сидоров жалобно стонал. Двое других возмущенно сопели в ответ на его просьбы, но вскоре и они уже поняли, что на сегодня упражняться хватит.

Они перевернулись, тяжело дыша.

- Йога - великая вещь, - наставительно произнес Иванов.

- Точно, - тряс головой Петров. А Сидоров уже и говорить не мог. Ребята критически посмотрели друг на друга. Да, до подлинных йогов им еще далековато.

- Теперь займемся самосозерцанием, - скомандовал Иванов.

- Это очень полезно для этого... я читал... для самосовершенствования, - добавил Петров.

- А как мы это будем делать? - запинающимся голосом спросил Сидоров. По нему было видно, что он не очень хотел самосовершенствоваться.

- Ты чего, дружище, испугался? - покровительственно похлопал его по плечу Иванов.

- Не бойся, это же не на голове стоять, - вставил свое слово Петров.

- А что делать? - не сдавался Сидоров.

- Смотри куда-нибудь. И самопоглощайся.

- Чего?..

- Думай, в общем.

- А куда смотреть?

- Да хоть на свой пуп! И ни на что не отвлекайся.

- Постарайся полностью отключиться.

Ребята сели на ковре, поджав ноги, как заправские йоги, и уставились в пространство. Наступила тишина, в которой явственно слышалось тиканье часов из соседней комнаты.

Прошло десять минут, пятнадцать... Даже беспокойно ерзавший на месте Сидоров в конце концов успокоился, всмотревшись в кусочек оторвавшихся обоев на стене.

Зато робот устал стоять на месте. Ему надоела эта полная неподвижность, эти бессмысленные взгляды.

"Какие они странные, - подумал он. - Вместо того чтобы бегать, прыгать, в футбол гонять, как все люди, они молча застыли. Постой-ка, они, наверное, наоборот - хотят стать роботами. Все думать и думать и никуда не ходить. Так я им помогу".

Он взмахнул рукой, прошептал заклинание - и вместо ребят выстроились три аккуратных металлических ящичка. На одном было написано белой масляной краской И-1, что значило "Иванов, модель первая". А на двух других, как вы легко можете догадаться, выведено было П-1 и С-1.

Робот думал, что его сразу начнут благодарить, но ящички продолжали молчать. Возможно, это означало, что им понравилось их перевоплощение, а может, они еще не успели его как следует прочувствовать. В ожидании благодарности робот, вернув себе нормальный облик, сел в кресло.

Первым через полчаса захныкал ящичек С-1. Как и в жизни, он получился намного толще остальных двух ящиков.

- Ребята, давайте кончать уже, а?

- Ты что! Не мешай, - перебил его И-1. - Сегодня так хорошо получилось. Как никогда. Ничего почему-то не отвлекало - ни ноги, ни руки. А ты теперь взял и все испортил.

- Я не хотел, - извиняющимся тоном произнес ящик С-1.

- Испортил, испортил, все испортил, - загудел возмущенно ящик П-1.

- Ну извините, ребята, я просто больше не могу. Очень что-то жмет внутри. Не пойму отчего.

- Ну ладно, - милостиво разрешил И-1. - Мы сейчас пяток минут разомнемся - и снова за упражнения. Йога - это тебе не шутка!

- Спасибо, ребята, - обрадовался ящик С-1. После этого он даже как-то потерял свои строгие формы и стал больше похож на мешок.

- Ну-ка! Раз, два!

- Что такое?!

- Ой, что со мной?

Сначала ящики удивленно замолчали. Потом вдруг запрыгали по полу. Робот даже немного испугался и вжался в кресло. Ведь ящики подпрыгивали на месте как живые.

- Что со мной? - кричал И-1.

- А я? Где я? - орал П-1.

- Мама! - не переставал вопить С-1. Кому-то со стороны это даже могло показаться смешным - этот истошный крик "мама", вылетавший из металлического ящика.

- Мы, кажется, перестарались, - решил за всех И-1. - Совсем ушли в самосозерцание. Только как нам теперь из него выйти?

- Петров, ты чего-нибудь видишь?

- Не-а.

- А ты, толстый?

- Не, - сквозь слезы бормотал С-1. Действительно, сквозь слезы - верх блестящего металлического ящика вдруг стал мокрым.

- Спасите! - закричали они все втроем.

- Чем это вы недовольны? - спросил их робот, которому казалось, что он сделал доброе дело. Ведь он мечтал стать человеком. А люди, очевидно, иногда мечтают стать роботами. Так в чем же дело?

- Как это? Кто это? - загалдели ящики, перебивая друг друга. Спасите нас, товарищ. Очень вас просим.

- Не понимаю, - потряс головой робот. - Вы теперь можете заниматься этим вашим самосозерцанием, сколько захотите.

- Еще и издевается! - со злостью выпалил ящик И-1, - Жаль, руки меня не слушаются.

- Поймать бы его, - угрожающе зашипел П-1.

- Тише, ребята, тише, пожалуйста, - умолял их успокоиться добродушный С-1. Робот задумался:

- Я могу снова вернуть вам руки-ноги, если они вам нужны.

- Давай! - взмолился И-1.

- Еще б не нужны! - подхватил его П-1.

- Очень вас просим, - сказал вежливый С-1. понимая, что далеко не все можно требовать.

Через миг трое ребят стояли посреди комнаты. И больше никого. Они заглянули под кровать, под стол, задумчиво почесали затылки. И никто из них не обратил внимания на сидящую на ветке под окном ворону, которая внимательно смотрела, займутся ли они самосозерцанием снова.

Потом ворона, к удивлению сидящих рядом птиц, почесала голову крылом и улетела.

Глава десятая,

в которой речь пойдет об очень волшебном совещании

Пока робот летел, его ушей достиг странный свист. Робот в испуге уселся на ближайшей ветке, приготовившись отражать атаку неизвестной птицы. Однако никакой птицы в воздухе не было, а свист все равно продолжался.

И вдруг он смолк. Вместо него послышался голос.

- Говорит волшебное радио! - явственно услышал робот. - Внимание! Внимание! Внимание!

Люди внизу, конечно, не слышали этого сообщения. Оно достигало ушей только настоящих волшебников. Радио продолжало говорить:

- Сегодня в восемь часов вечера в гостинице "Фиалка" состоится совещание по очень волшебным делам. Явка всех волшебников обязательна.

Ворона задумалась. Касалось ли это сообщение и ее? Раз робот его услышал, значит, он уже был волшебником, ведь никто вокруг ничего не слышал. Но полноправным ли волшебником он стал? И что скажет Аспарагус, столкнувшись с ним в гостинице?

Ворона летала над городом до позднего вечера и ничего не могла решить. После семи часов она уселась на дереве перед входом в гостиницу и ждала прихода Аспарагуса и других волшебников. Но заходили и выходили совсем обычные люди.

И вот на городской башне пробило восемь часов.

- Эх, была не была... Раз Аспарагуса нет, я могу тоже тихонько туда отправиться. Я бы его узнал, если бы он зашел.

Ворона плавно спланировала за угол. И сразу же оттуда появился солидный мужчина в ярком галстуке.

На мгновение он замешкался перед стеклянной дверью, а потом, лихо подкрутив усы, двинулся навстречу неизвестности.

В вестибюле он застыл на месте, не зная, куда идти дальше. Лестницы были и слева, и справа, а одна широкая лестница шла прямо посередине. Что делать? Не станешь же спрашивать у швейцара, где тут совещание волшебников. И вдруг взгляд его упал на скромный бумажный плакатик, украшенный стрелочкой. На плакатике было написано крупными буквами: НА СОВЕЩАНИЕ ПО ОВД.

"Это же оно! ОВД - это "очень волшебные дела" На поворотах новые бумажные указатели указывали ему путь. И наконец он очутился в зале и тихонько присел на самом незаметном месте.

- Сколько можно ждать? - ворчали вокруг. Робот потихоньку вытирал лоб.

- Кого еще нет?

- Кажется, Аспарагуса.

Робот вздрогнул, услышав знакомое имя.

И вдруг дверь распахнулась, и в зал влетел его родной Аспарагус, который туг же плюхнулся рядышком.

- Все в сборе, начинаем.

Голубой лучик осветил головы всех сидящих в зале и вернулся на сцену.

- Все в порядке, - объявил оттуда самый главный волшебник. - Чужих нет. Одни волшебники. Отправляемся.

И тотчас зал покачнулся и растворился в голубом тумане.

Робот хотел вскочить на ноги, но сразу понял, что это и началось совещание.

Глава одиннадцатая,

из которой любопытные читатели смогут узнать,

о чем совещаются волшебники

- Все слушают меня и только меня, - пронзительно закричал главный волшебник.

Своим крючковатым носом он сразу же не понравился роботу, а теперь, когда он услышал его неприятный голос, робот вдвойне утвердился в своем мнении.

- Я по праву, предоставленному мне советом, расследовал дело о нарушении закона номер один волшебником Нукадаром. Чтобы вы все убедились в моей глубокой справедливости, можете посмотреть сами.

Сразу все волшебники увидели задумчивое лицо Нукадара. Не на экране, а в воображении у каждого из них показался старый Нукадар с огромной бородой.

Волшебники шумно вздохнули. Все любили Нукадара, а теперь приходилось его наказывать.

- Что за вздохи! - закричал что есть силы главный волшебник. - Какое может быть сочувствие к нарушителю закона номер один?!

Волшебники притихли, видение продолжалось.

Сразу было видно, что волшебник Нукадар очень одинок в этом мире: он ходил по комнатам, печально вздыхая. И именно поэтому он решил завести себе кота. Раз он был волшебник, то ему не нужно было его покупать или просить у кого-то, он просто взял и произнес очень сложные волшебные слова (а сложные потому, что сделать что-то живое трудно даже волшебникам).

Вечерние тени закружились, собираясь в пушистый комочек. Две вечерние звездочки упали с неба и превратились в яркие глазки, которые смогут светиться в темноте. Кот без хвоста не может считаться настоящим котом. И хвостиком послужила ветка сосны, прилетевшая через форточку. Она, конечно, стала помягче, но все равно еще долго оставалась колючей. И вот наконец кот встал на ноги и открыл глаза.

От головы до хвоста он был черный, глаза его мерцали даже в темноте, а хвост казался таким колючим, что на него нельзя было даже сесть. Напоследок Нукадар вдохнул в него речь и поставил свое детище перед собой на столе.

- Ты мой маленький! - провел по его голове рукой Нукадар, но тут же ему пришлось отдернуть руку, потому что кот очень недружелюбно зашипел.

- Я не маленький, - упрямо сказал кот. - Раз я родился, значит, я большой!

- Хорошо, хорошо, - сказал Нукадар. - Я, конечно, согласен. И дам тебе самое взрослое имя.

- Правда? - торжествующе сверкнули глаза кота.

- Сим! Как тебе такое имя?

Ничего не ответив, кот спрыгнул со стола и пошел обнюхивать комнату. Хоть он и умел говорить, но все равно от головы до хвоста оставался котом, и запахи значили для него не меньше, чем слова.

Вкуснее всего пахло не здесь - и кот отправился на кухню.

С появлением Сима хлопот у Нукадара прибавилось. Раньше он мог заниматься своими делами, совершенно не отвлекаясь. А теперь его то и дело отвлекал Сим, забрасывая вопросами: "А почему? А как?"

И так бесконечно.

И вот настал день, когда Нукадар стал давать ему первые уроки волшебства. Сим зубрил множество заклинаний, мечтая стать таким же большим и красивым, как Нукадар. Ему и в голову не приходило, что Нукадар человек, а он кот. А это многое значит.

Много раз во время этой учебы в комнате у Нукадара шел то дождь, то снег - это Сим бормотал заклинания. В дни, когда Сим учил прогнозы погоды, Нукадар сидел в кресле под огромным черным зонтом и читал свою книгу - ведь буря могла разразиться совершенно внезапно. Хорошо еще, что извержения вулканов не входили в число простых умений и их учили намного позднее.

Однажды в кухне послышался грохот бьющейся посуды и какой-то трубный рев. Нукадар обеспокоенно поднял голову - так и есть: из кухни комочком тотчас же выкатился Сим.

- Я наколдовал в кухне слона, и он очень страшно трубит, а как от него избавиться, мы еще не проходили.

И Нукадару пришлось отправить слона обратно в Африку.

Учеба есть учеба, поэтому Нукадар совершенно не удивился, когда, открыв дверь в ванную, он натыкался на бампер легкового автомобиля, на ветровом стекле которого вовсю работали дворники, так как из душа его заливала вода. Гораздо хуже бывало, когда в коридоре он сталкивался с жадно ревущим львом. Или кресло под ним вдруг начинало шипеть и кусаться. Все это напоминало Нукадару его далекое детство, хотя с тех пор прошло триста тридцать три года, но детские шалости на всю жизнь остаются в памяти у человека.

А вот для того, чтобы кого-то обучать волшебству, нужно было брать разрешение у старейшин волшебников, у волшебного совета, который раз в семь месяцев заседал то в гостинице, то в дальних пещерах. Но Сим рос так быстро, что пока эти семь месяцев приблизились, уже поздно было о чем-либо спрашивать. Да и зачем спрашивать, когда Нукадар помнил, что в последнее время, с приходом к власти главного волшебника, запрещалось учить волшебству кого бы то ни было.

Робот тревожился за Нукадара и его друга, ведь это повторялась его собственная судьба.

И тут грозный голос главного волшебника прервал видение.

- Нукадар нарушил закон: обучил волшебству чужого. И за это должен быть наказан.

Мгновенно в зале вспыхнул свет. Теперь на сцене перед главным волшебником стоял, понурив голову, волшебник Нукадар.

Все в зале вздохнули от печали.

Главный волшебник развернул свернутый в трубку указ. Он откашлялся и, не скрывая своей радости, произнес:

- За все нарушения законов Нукадару запрещается заниматься волшебством целых сто лет и ни одним днем меньше.

В мертвой тишине зала волшебник Нукадар спустился по ступенькам вниз и, натыкаясь на стулья, двинулся к выходу. Из его глаз текли слезы. Остальные волшебники старались не смотреть на него, так как ничем не могли ему помочь.

Робот вжался в кресло. Выходит, и за него Аспарагусу грозит кара.

А главный волшебник продолжал кричать в зал:

- Я не понимаю, что значат ваши мрачные взгляды. Мы же давно уже договорились, что волшебство не создано для всех. Только мы имеем право им владеть. Вот и приходится расплачиваться за это. Кстати, я еще не совсем разобрался с другой странной вещью. Каждый из вас имеет лицензии на строго ограниченное число чудес. Ежегодно мы эти лицензии пересчитываем и передаем вам. А когда в конце года мы просуммировали число чудес, оказалось, что чудес больше, чем лицензий. У нас появились волшебники-браконьеры!

Робот сидел ни жив ни мертв.

- Они творят свои чудеса без разрешения. Даже страшно себе представить, к чему это может привести. Они...

Внезапно двери зала распахнулись, и на пороге выросла тетка с ведром и шваброй. За ней двигались еще две, тоже в синих халатах. Они были вооружены тряпками.

Главный волшебник сразу же сбился, засуетился на сцене.

Уборщица резко поставила ведро на пол, так что вода брызнула во все стороны, а затем скомандовала властным голосом:

- Вы это... освобождайте помещение. Мы его должны в порядок привести. Так начальство приказало.

Волшебники загудели. Главный волшебник открыл было рот, чтобы достойно возразить, но тетка успела скомандовать вместо него залу:

- Чего расселись? А ну давайте отсюдова!

Главный волшебник мог бы превратить ее в ничто одним движением своих бровей, но неписаные правила волшебства запрещают заниматься колдовством там, где тебя знают. Именно поэтому волшебники приходили сюда как простые люди. Поэтому он смолчал, лишь попытался возразить на ходу, покидая сцену:

- Но мы же договаривались с Борисом Николаевичем! Уборщица хмыкнула:

- У Бориса Николаевича голова всего вместить не может. Он со всеми договаривается, потому что вас много, а он один. Его все просят.

И волшебники тихо разошлись.

Глава двенадцатая,

в которой Робот решается на героический поступок

Робот задумчиво брел по улице. Уже не радовали его новые усы. Он представлял, как злой главный волшебник со временем узнает о нем и за это лишит бедного Аспарагуса возможности заниматься любимым делом. Неужели из-за него Аспарагус перестанет быть волшебником?

Нет, этого нельзя допустить.

Изо всех сил робот топнул ногой.

Прохожие в изумлении протирали глаза: прямо перед их носом исчез высокий дядечка.

А робот уже стоял перед дверью квартиры Аспарагуса. Он, конечно, мог бы легко пройти сквозь нее, но это было бы неприлично. Поэтому робот нажал на кнопку звонка.

- Вы ко мне? - удивился Аспарагус, открывая дверь. Он стоял в своем теплом полосатом халате и домашних тапочках, недоумевающе глядя на усатого незнакомца.

Очутившись в хорошо знакомой ему комнате, робот, запинаясь, рассказал ему свою историю. И про то, как он случайно стал живым, и про то, как отнюдь не случайно он научился волшебству.

Слушая все это, Аспарагус лишь качал головой от удивления. По рассеянности он даже забыл, что у него действительно был робот.

Аспарагус высоко поднял брови, когда услышал последние слова робота.

- Дорогой Аспарагус, - сказал робот дрожащим от волнения голосом. - Я вернулся, чтобы ты снова сделал меня бездушной машиной. Я понял, что ты можешь поплатиться за меня.

Он замолчал. А перед Аспарагусом уже стоял не высокий мужчина с усами, а робот, украшенный антеннами и лампочками.

В комнате стало тихо.

Но эта тишина длилась недолго. Ибо Аспарагус бросился к своему железному другу и заключил его в свои волшебные объятия. На глазах его заблестели слезы, и он стал лихорадочно говорить:

- Нет и нет. Никогда я не лишу тебя всего того, чему ты научился в этой жизни. Лучше пускай у меня отберут мои умения.

И он еще раз сжал робота в своих объятиях.

- Ты человек, - сказал он. - Только что своим поступком ты доказал это, и я не отдам тебя никому, Даже если за это придется поплатиться головой.

Робот, расчувствовавшись, замигал всеми своими лампочками.

- Но как же нам быть? - лишь сказал он в ответ.

Глава тринадцатая,

в которой нужно найти решение

Аспарагус и робот задумались.

- Послушай, - начал было Аспарагус и осекся, Оказалось, что у его нового друга нет имени и неизвестно, как к нему обращаться.

Через мгновение счастливая мысль пришла в голову Аспарагусу:

- Раз ты робот, то будешь Робом. Годится?

- Хорошо, - кивнул головой Роб.

Теперь они вдвоем стали искать пути к спасению.

- Плохо стало нам, волшебникам, в последнее время, - жаловался Аспарагус на свою судьбу. - Раньше главный волшебник не был таким злым. Это теперь он стал все пересчитывать. Сколько чудес отпущено на одного, сколько на другого. Придумал правило, закон даже, по которому никого нельзя обучать волшебству...

- Разве раньше не было этого? - удивился Роб.

- Конечно, нет. Это сейчас он стал таким счетоводом. Все считает и пересчитывает - прямо сил наших нет.

И тут Роб задумался: а не случайно ли все это произошло? Отчего так изменился главный волшебник? И теперь почему-то запрещает оживлять и учить волшебству кого бы то ни было. Почему? А может, он сам не тот, за кого себя выдает?!

Роб прошептал заклинание, и вдруг перед удивленным Аспарагусом стал его двойник. Они были похожи друг на друга как две капли воды.

- Посмотри, Аспарагус, - сказал ему Роб. - А не смог бы я тебя, к примеру, заменить?

Аспарагус не мог никак понять, к чему это, и вдруг он тоже догадался...

- Неужели ты хочешь сказать, что главного волшебника подменили?

- А почему бы и нет? Мало ли кому это выгодно. Может, это его слуга, например. Или робот.

- Но у него никогда не было робота, только счетные машинки были, сам он плохо считал.

- А не может ли быть так, что главный волшебник взял и оживил какой-нибудь калькулятор?

- Зачем?

- Чтоб он его будил по утрам или отвечал по телефону, что его нет дома. А потом тот постепенно завладел всем и... - Роб печально вздохнул и развел руками.

- Нет-нет, - затряс головой Аспарагус. - Он не посмел бы его убить. Какой-то калькулятор... Если все это правда, то он его где-то спрятал. Усыпил. Мы должны сейчас же заняться поиском.

И вот вскоре они уже были перед входом в квартиру № 101, где жил главный волшебник. Убедившись, что на лестнице никого нет, Аспарагус вытянул руку вперед, чтобы пройти сквозь стену. Однако рука наткнулась на непреодолимое препятствие.

- Как я не догадался об этом раньше! - в сердцах воскликнул он.

- Что такое? Что случилось? - заволновался Роб.

- Он сделал свою стену непроницаемой для волшебников. Мы не сможем сюда войти. Бедный наш друг!

- Что же делать? Неужели никто не может проникнуть в эту квартиру?

Аспарагус вновь попытался преодолеть стену, но напрасно. И тут он сказал:

- Почему никто не может? Люди смогут войти через дверь. Но ведь у нас нет знакомых людей. Познакомиться с человеком - это нарушение очередного закона главного лжеволшебника.

- У меня есть знакомые люди, - вдруг вспомнил Роб. - Это ребята. Они сейчас в школе, это здесь, поблизости.

- Скорей к ним, - кивнул головой Аспарагус.

Глава четырнадцатая

"РЕБЯТА, НУЖНА ВАША ПОМОЩЬ!"

Вскоре волшебники оказались в парке. Они выбрали укромное местечко на лужайке в зарослях, и Роб заклинанием вызвал туда ребят. К сожалению, это было не время уроков и каждый из ребят был занят своим делом.

Сначала прямиком с неба прилетел Иванов. Он был в плавках, и на теле блестели капельки воды. Минуту назад он плавал в бассейне.

Петров прилетел, зажимая в руке синий надорванный билетик в кино. Только что он сидел в своем любимом пятом ряду, как вдруг неведомый вихрь поднял его и унес в открытое окно. И вот он здесь, с недоумением вертя головой по сторонам.

Однако вместо фильма перед ним появился Сидоров. В шлепанцах и майке его выдернули из кресла перед телевизором. В одной руке у него был ломоть хлеба с джемом. Сидоров облизывался, глядел по сторонам, стесняясь своей майки и трусов.

"Кто вы?" - безмолвно смотрели на волшебников ребята,

- Мы - волшебники!

Ребята удивленно захлопали глазами.

- Я давно знаком с вами. - И Роб напомнил ребятам об их первой встрече со скелетом.

Ребята удивленно переводили взгляды с одного седобородого старичка на другого. И тут на их глазах старички стали превращаться то в котов, то в собак. Как тут не поверишь?! Тем более, что Роб и Аспарагус просили о помощи. А какой пионер откажется помочь волшебнику!

- А он нас не того? - заволновался Сидоров, переминаясь в своих шлепанцах с ноги на ногу.

- Ерунда! - перебил его Иванов. Ну и история! Не зря, выходит, он улетел из бассейна. - А как мы туда попадем?

- Я сделаю вас маленькими-премаленькими, вот такими, - и Аспарагус указал на свой ноготь. - И вы легко пройдете под дверью.

- А как мы найдем, где спрятан этот ваш настоящий волшебник? размышлял вслух Петров.

Тут уже и Роб с сомнением посмотрел на Аспарагуса. Но того не так легко было смутить. Он уже все продумал, В руках у него появился какой-то прибор на ремешке,

- Вот компас, стрелка которого укажет на волшебника.

Через мгновенье он достал еще один предмет.

- А это фонарик. Он должен помочь вам разбудить его. Ведь он наверняка спит, раз не подает о себе вестей.

Иванов деловито защелкал фонариком.

- Не трать зря волшебный свет, - строго предупредил Аспарагус.

Все вместе они перенеслись на лестничную площадку. Здесь трое ребят, стремительно уменьшившись, исчезли под дверью квартиры сто один.

Глава пятнадцатая,

рассказывающая о том, так трудно найти иголку в стоге сена,

а точнее, волшебника в его собственной квартире

Трое маленьких ребят заспешили по коридору и сразу же наткнулись на стадо черных ужасных чудищ.

- Кто это? - прижались они к стене, выжидая, когда чудища пройдут. Но те упорно стояли на месте. Лишь присмотревшись, ребята поняли, что это вовсе не чудища, а туфли и ботинки, которые при их маленьком росте так переполошили их.

Стрелка компаса вела их вперед.

Они бежали, то и дело оглядываясь по сторонам. Никто ли их не заметил?

За углом они повернули налево и уткнулись в белый небоскреб, стоявший у стены. Стрелка упрямо указывала на него.

Ребята потрогали небоскреб, сделанный из металла.

- Холодильник! - вдруг выкрикнул Сидоров. - Это же холодильник. Как мы сразу не догадались!

- Но мы не сможем его открыть. Давай направляй фонарик!

Лучик лихорадочно забегал снизу вверх и наоборот. Как же добраться до волшебника?

Через минуту холодильник стал краснеть. Ребята в испуге отступили назад. И сделали это вовремя. Тут же холодильник взорвался, распадаясь на части. А посреди комнаты вырос огромный волшебник. Он сладко зевал и потягивался.

Ребята запрыгали от радости. Но тут из соседней комнаты послышался шум. Оттуда донесся настоящий рев:

- Кто посмел меня потревожить?

Ребята забились в угол, не переставая светить фонариком, чтобы не дать снова заснуть замороженному волшебнику.

В кухню вбежал волшебник-обманщик и остолбенел, глядя на выросшую фигуру. Гнев на лице моментально сменился почтением.

- Дорогой мой хозяин, - запричитал он. - Я так громко заговорил, а вы хотите спать. Идемте, я отведу вас в мягкую постельку.

- Не слушайте его, - кричали ребята, но их голос не достигал ушей волшебника.

Перед глазами сгрудившихся ребят с жутким грохотом замелькали огромные ножищи. Шаги смолкли вдали, и тут только ребята заметили, что пропал Сидоров. Неужели он попал под чей-то башмак?

Не найдя его следов, они вдвоем заспешили в комнату. Может, еще не поздно спасти волшебника?

На огромной постели покорно лежал волшебник. А рядом вышагивал волшебник-обманщик и мягким голоском приговаривал:

- Спи... Спи... Спи...

Ребята подобрались поближе и засветили ярким фонариком. Нельзя дать ему уснуть!

- Надо спать. Надо спать, - ласково уговаривал его обманщик.

Неужели все проиграно?

И вдруг голова волшебника приподнялась с подушки.

- Что ты говоришь? - прогремел его голос.

- Кто говорит? - забеспокоился обманщик. - Спите. Спите. Никто ничего не говорит.

Но волшебник, уже не слушая его, удивленно моргал глазами, осматривая комнату. Потом вскочил на ноги и двинулся навстречу волшебнику-обманщику.

- Ты кто? - строго спросил волшебник.

- Я?.. Я?.. - заикаясь, бормотал обманщик.

- Стань тем, кем ты должен быть, - уверенно произнес волшебник.

И тотчас перед ними оказалась маленькая счетная машинка. Она прыгала по полу, пытаясь допрыгнуть до волшебника.

- Стань тем, кем ты должен быть! - грозно повторил главный волшебник.

Но калькулятор завопил изо всех сил:

- Не хочу, не желаю, я хочу властвовать над людьми и. волшебниками!

Главный волшебник усмехнулся.

А счетная машинка, крикнув в очередной раз "не хочу", подпрыгнула и рассыпалась на части.

И тут к удивлению ребят, главный волшебник достал из своего уха Сидорова, живого и невредимого. Выходит, это он решился на отчаянный поступок и, уцепившись за штанину волшебника, добрался к самому уху.

Главный волшебник с интересом рассматривал Сидорова. И тут он все понял, щелкнул пальцем и вернул ребятам их прежний рост.

Глава последняя,

название которой мне не удалось придумать, поэтому я

прошу помощи у читателей, чтобы они сами предложили

хорошее название для такой маленькой главы

На следующий день Иванов, Петров и Сидоров сидели за партой в новой школе. Это была школа волшебства. Классы там распределялись наоборот. Сначала ты поступал в десятый класс, потом переходил в девятый и так учился до выпускного - первого класса. Потому что выпускник этой школы становился первоклассным волшебником! А учителем начального, десятого класса оказался всем нам хорошо знакомый робот-волшебник.