/ Language: Русский / Genre:children,

В Поисках Волшебного Меча

Георгий Почепцов


Почепцов Георгий

В поисках волшебного меча

Георгий Георгиевич Почепцов

В поисках волшебного меча

(повесть-сказка)

I

Мартын шагал по ночной дороге. Он ничего не мог понять. Не помнил, как и почему здесь оказался. Мокрые ветки били по лицу, когда он слишком приближался к деревьям, и это подсказывало ему, что он уходит в сторону. Стояла кромешная тьма. Только дорога под ногами. Даже не дорога, а дорожка, посыпанная, судя по хрусту, гравием. Но всё равно он хотел поскорее выбраться отсюда. Из этой темноты.

Почему он здесь? Куда спешит? От кого скрывается? Ни на один вопрос не было ответа. Впервые в жизни он очутился в таком положении, когда ничего нельзя было понять.

Он ускорил шаг, думая, что чем скорее он выберется из слепящей черноты, тем быстрее всё станет на свои места. Он даже немного успокоился, когда решил, что его спасение в скорости.

Когда Мартын уже совсем было успокоился, он вдруг наткнулся на решётки. Дальнейший путь преграждал забор. Мартын обеспокоенно осмотрелся - забор уходил влево и вправо и пропадал в бесконечности. Не было никакой надежды обойти его.

Вдруг сзади вспыхнул свет, послышались громкие голоса. До Мартына долетела фраза:

- Я приказываю вам найти его немедленно.

Если не найдёте, я прикажу отрубить вам головы.

Мартын вжался в забор. Неужели ищут его? Что он сделал? Кто они? И кто он сам?

Фонари то приближались, то удалялись снова, голоса становились всё громче.

Мартын дрожал от страха. Он так мечтал, чтобы всё это оказалось только сном, - иначе как объяснить происходящее? Он спрятался под огромным кустом и закрыл глаза. Детская хитрость: если не смотреть на преследователей, те, в свою очередь, могут его не заметить. Сжавшись в комок, он хотел стать совсем незаметным. Прошло пять минут. Голоса смолкли.

Внезапно кто-то чихнул совсем рядом. Мартын даже дёрнулся от страха. Но на чихнувшего зашикали приглушённые голоса.

- Тише, разбудишь. Надо поднять принца и отнести его во дворец.

"Они наконец нашли какого-то принца", - отозвалась в голове спасительная весть.

- Берите его.

И вдруг чьи-то сильные руки осторожно подняли его с земли и понесли. Мартын боялся открыть глаза, чтобы не выдать им, что не спит.

А кругом шелестел странный шёпот:

- Принца нашли. Его несут во дворец.

II

Не то чтобы Мартын не любил ходить в школу, он просто никак не мог найти общего языка со своим классным руководителем. С тех пор, как они разменяли квартиру и переехали с мамой в этот новый район, у Мартына началась новая жизнь. Быть новеньким трудно, а прийти в новый класс вдвойне.

Учитель всё время ставил ему плохие отметки, придираясь. Всё правильно решено, но он находил какие-то помарки и снижал оценку. Из-за этого Мартын, всегда любивший математику, теперь ненавидел её.

Правда, с оценками можно было смириться, но его невзлюбили с первой минуты появления в классе три брата Барана (ударение они, конечно, ставили на первом слоге). Братья требовали, чтобы Мартын вставал, когда они входят в класс. А когда тот не подчинялся, набрасывались втроём. И никто не заступался за новичка, - видно, никто не хотел связываться с этими баранами.

А сегодня он ещё и повздорил с учителем. Мартыну показалось, что на доске ошибка, и он поднял руку.

Что тут началось!

Учитель долго не мог успокоиться. Ещё бы: какой-то ученик нашёл в его рассуждениях ошибку.

- Тупица! - громыхал он. - Думаешь, ты умнее своего учителя. Это и показывает, как ты глуп!

Три Барана радостно захихикали.

- Что правильно, что нет, может знать только учитель. Я выгоню тебя с урока. Хотя нет, это будет слишком мягкое наказание. Иди сюда, ты простоишь весь урок тут, у двери. Так тебе, кстати, лучше будет видно доску, если захочется поискать новые ошибки.

Бараны вновь захихикали.

Мартын, весь красный от стыда, простоял весь урок. Если бы не ребята, он бы расплакался. Но он стоял и давил в себе слезы. Скрипучий голос учителя обволакивал его, не давая сосредоточиться ни на чём, кроме этого позора.

Дома он уткнулся в подушку и плакал, плакал, плакал. Мама сегодня была в ночной смене, и никто ему не мешал. Только под утро бедняга смог наконец уснуть.

Но и во сне он ворочался и стонал, как будто не спал вовсе.

III

Мартына осторожно положили.

- Принц спит? - услышал он чей-то удивлённый голос.

Всё затихло.

Вдруг громко хлопнула дверь и к нему стали приближаться быстрые шаги.

- Принц спит, господин канцлер, - доложили вошедшему.

- Где вы его нашли? -послышался скрипучий голос.

- Он лежал у самой решётки сада.

- И спал?!

Мартын похолодел. Это был голос его учителя. Сейчас ему вновь влетит. Мальчик вздрогнул, втягивая голову в плечи.

- Принц просыпается. Вы же видели, как он зашевелился.

Чьё-то лицо склонилось над ним. Мартын дернулся в сторону, уклоняясь от чужого дыхания.

- Ваше высочество, вы проснулись?

Мартын открыл глаза, так как понял, что все вокруг видят, что он не спит.

Посреди огромного зала стоял его учитель. У него появились усы и борода, но глаза остались такими же колючими и злыми.

- Я... я... - вскочил на ноги Мартын, не зная, как объяснить учителю, что он заснул. Он не хотел опять подвергнуться наказанию.

А по этим колючим глазам понял, что ему несдобровать.

Но, к его удивлению, учитель почтительно склонил голову вместе со всеми.

- Ваше высочество, - заговорил он своим скрипучим голосом, - мы так волновались. Но теперь всё в порядке. Если вы желаете почивать, мы уйдём.

Мартын ничего не мог понять. Выходило, что он и есть принц. А его ненавистный учитель оказался канцлером. Мартын посмотрел на его и свою одежду. Она была совсем не похожа на школьную. Камзолы, шитые золотом. Огромные воротники. Мартын скользнул взглядом по стенам и наткнулся на свой портрет с короной на голове. Роскошная золотая рама поразила его даже больше короны. Действительно, он - принц. В этом не было сомнений.

Шум у двери заставил его повернуть голову. Кто-то пытался войти, отбрасывая стражников и не обращая внимания на клокочущий голос канцлера.

IV

- Я же предупреждал тебя, - шипел на вошедшего канцлер. Но когда он увидел, что Мартын повернул к ним голову, нервно поправил золотую цепь на груди и заговорил:

- Принц отдыхает. Ему сейчас не до дел.

Незнакомец не сдавался, хотя за спиной у него стояли готовые сорваться с места четверо стражников.

- Но я как военный министр должен всё рассказать, - выпалил он. Благодаря этой фразе Мартын понял, кто перед ним.

- Потом. Потом, - принялся потихоньку подталкивать его к выходу канцлер.

- Ваше высочество... - бросил безнадёжный взгляд военный министр.

- Но почему... потом? - закашлявшись от смущения, произнёс Мартын. Надо узнать, в чём дело.

Лицо канцлера исказилось от возмущения.

- Вам не следует забивать голову этими глупостями. - Голос канцлера стал обволакивающе вязким. - Я сам во всём разберусь и доложу. Доложу и разберусь...

Еще немного - и мальчик согласился бы. Но он смог сбросить оцепенение: - Нет-нет! Пусть говорит. Я хочу всё знать. Сейчас же.

Военный министр вышел вперёд.

- Я бы никогда не осмелился побеспокоить вас, мой принц. Но положение очень серьёзно.

- Ха, - хмыкнул канцлер и, демонстративно сложив руки на груди, отвернулся к окну.

Военный министр испуганно посмотрел на Мартына.

- Продолжайте, - подбодрил его Мартын и подошёл ближе. Так странно было ступать в этих сафьяновых сапожках. В углу он увидел настоящий трон и, сделав знак военному министру, направился к трону. Усевшись, приготовился внимательно слушать.

Министр заговорил, волнуясь и поминутно сбиваясь:

- На дороге Печали и дороге Радости, на дороге Силы и дороге Слабости - всюду вновь появились мрачнаусы. Они стягивают силы, чтобы двинуться на дворец. В этом нет никаких сомнений.

- Мрачнаусы? - переспросил Мартын, а потом добавил, чтобы не выдать своего незнания: - Да-да, конечно, мрачнаусы.

- Это все ложь и глупость, - не выдержав, закричал канцлер из другого угла зала. И стал стремительно приближаться. Лицо военного министра побелело от страха.

Испугался и Мартын. Превозмогая себя, он спросил:

- Почему вы так решили?

- Э-то глупость! Пока я отвечаю за международные договоры, я могу так утверждать. Мрачнаусы никогда не посмеют нарушить подписанный мною договор. Мы обязались не нападать друг на друга. И в этом вы сами сможете убедиться, поговорив с их послом. Он ждёт вас с утра.

Канцлер хлопнул в ладоши, не дав возразить Мартыну, и в моментально раскрывшиеся двери вошёл человек в сером плаще. Он и сам был какой-то серый с головы до пят, даже торчащие в стороны усы были серого цвета. На голове у него красовалась каска, в которой Мартын с изумлением признал мышиную голову.

Сняв каску, посол преклонил колено.

- Мы подтверждаем свою верность нашей дружбе. Я прибыл сообщить вашему высочеству, что небольшие части дружески настроенных к вам мрачнаусов проходят мимо ваших границ в связи с проведением небольших манёвров. Мрачнаусы никогда не нарушат договор дружбы.

С этими словами посол удалился с гордо поднятой головой.

- Теперь вы видите, - канцлер расплылся в улыбке. - Это просто манёвры.

- Но они... они переходят наши границы, - не мог сдержаться военный министр.

- На манёврах возможны ошибки, - удивлённо поднял брови канцлер. Неужели вы, военный, этого не понимаете?

Министр покачал головой. Канцлер весь кипел от гнева. Его руки в белых перчатках вновь поднялись для хлопка. Только непонятно было, что ещё могло последовать после него.

Министр же, кажется, понял. Он попытался приблизиться к Мартыну.

- Ваше высочество, поверьте мне...

Военный министр нравился Мартыну. Он был уже стар, и его седые усы внушали куда больше уважения, чем острые, как пики, усы канцлера.

- Постойте-ка, - Мартын поманил к себе министра. Он подумал, что раз у него есть военный министр, то должна быть и какая-то разведка.

- Вызовите ко мне начальника разведки. Есть у нас такая?

Военный министр судорожно глотнул воздух и замолчал, опустив голову.

Мартын непонимающе переводил взгляд с военного министра на канцлера. Что-то тут явно было не так.

- Начальник разведки, - выступил вперед канцлер, прерывая это затянувшееся молчание, - отправился в длительное путешествие.

- То есть как... в путешествие. Как же мы без разведки?..

Канцлер в ответ развёл руки в стороны.

- Ничего не понимаю, - Мартын посмотрел на военного министра.

- Позвольте мне, - взволнованно начал тот.

- Не спешите, мой дорогой, - перебил его канцлер, и столько было угрозы в его голосе, что даже Мартын отшатнулся. Но потом он собрался с духом и попросил военного министра продолжать.

- Начальник разведки ни в каком не в путешествии.

- А где же он?

- Он арестован.

- Господин канцлер, - возмущённо заговорил Мартын. - Как это понимать?

- Да, мы его арестовали, - стал втолковывать Мартыну, словно маленькому ребёнку, канцлер.

- Но почему? - Мартын стал добиваться ответа. - На пороге войны!

- Он изобличён как шпион и враг государства.

- Как враг? Как шпион? В чью пользу он шпионил? Неужели мрачнаусов? С которыми, как вы утверждаете, у нас договор.

Канцлер на секунду замешкался, но потом вновь заговорил ровно и спокойно:

- Мрачнаусы тут ни при чём, он шпионил в пользу Трефонии.

- Но Трефония - дружественное нам королевство, - попытался вставить слово военный министр.

- Поэтому вдвойне обидно. Ладно бы мрачнаусам продался, но он шпионил в пользу дружественной державы! - От возмущения канцлер затряс кулаком.

- Ничего не понимаю, - покачал головой Мартын. - Я сам хочу разобраться. Доставьте его ко мне. И немедленно.

- Но это невозможно, - покачал головой канцлер.

- Я требую! - топнул ногой Мартын. Канцлер возмущённо повёл плечами.

- Это действительно невозможно, ваше высочество, - тихо сказал военный министр. - Уж если господин канцлер сказал, что это враг государства, значит...

- Что это значит?

- Это значит, что его уже нет в живых. Врагами государства называют тех, кого уже убили.

- Тогда слушайте мой приказ. - Мартын в возбуждении заходил по залу. - Послать отряды на дорогу Печали, дорогу... - ну, на все, которые вы назвали.

- Слушаюсь, - щёлкнул каблуками военный министр.

- Вы не должны этого делать! - завопил, как ужаленный, канцлер.

- Это ещё почему? - повернул к нему голову Мартын.

- Это может быть расценено как провокация. Мрачнаусы решат, что мы им не доверяем и собираемся нарушить договор о дружбе.

- Но ведь они выставили своих солдат.

- Как вы не поймёте, ваше высочество, у них маневры. Маневры у них.

- Ах, у них манёвры! Тогда я объявляю манёвры у себя. Действуйте. Военный министр, что же вы стоите?!

Военный министр даже прослезился от удовольствия.

- Спасибо, ваше высочество, - прошептал он, уходя.

- Вы просто не понимаете, что за этим может последовать, - нахмурил брови канцлер. - Немедленно отмените приказ. Иначе...

- Иначе - что? - поднял на него глаза Мартын.

- Ничего-ничего, - стал кланяться, удаляясь, канцлер. Но если слова его были льстивы, то глаза загорелись настоящим злым огнём. И Мартын это ясно видел.

Вслед канцлеру он крикнул:

- Завтра утром я жду вас с военным министром у себя.

Он почувствовал, что ужасно хочет спать, и поэтому вслед за слугами двинулся в свою опочивальню.

V

Мартын вскоре проснулся и, широко раскрыв глаза, стал смотреть вокруг. Он ничего не понимал. Ложился спать в роскошной кровати с балдахином, а проснулся дома. Неужели это все ему приснилось? "Хотя разве могло быть иначе", - подумал мальчик, глядя на свой старенький телевизор. (Почти у всех в классе уже были цветные, только они с мамой никак не соберут денег.)

Он опаздывал в школу, потому времени на особые раздумья у него не осталось. Наскоро позавтракав, схватил портфель и побежал.

В классе он постепенно стал приходить в себя: несомненно, это был всего лишь сон, но такого сна Мартын раньше никогда не видел. Он так хорошо помнил мельчайшие подробности. Каждый жест и голос. Всё - от портрета на стене дворца до золотой пуговицы на своём камзоле.

Знакомый скрипучий голос заставил мальчика вздрогнуть. Пока учитель говорил, Мартын не мог оторвать от него глаз. Как похожи учитель и канцлер! Только у того усы и борода. Но у обоих одинаковый злой взгляд.

- Тупица! - вдруг заорал учитель, прогоняя кого-то от доски. - А теперь ты! И он ткнул своим длинным пальцем в сторону Мартына. Ноги внезапно стали ватными, и Мартын, едва-едва передвигаясь, подошёл к доске.

Он решил задачу быстро, но учитель всё равно не хотел ставить ему хорошей отметки. Он принялся пристально разглядывать написанное на доске.

- Тройка! - закричал учитель после того, как нашёл в решении нечто, не понравившееся ему.

- Но почему? Я же решил, - дрожащим голосом спросил Мартын.

- Ты не закрыл скобки! Я ставлю оценки, а не ученики. Вдолби себе это в голову. Я! Я - учитель, а ты всего лишь ученик.

- Вы всё время так, - пробормотал осмелевший Мартын, забыв, что перед ним не его канцлер, а его учитель. - И начальника разведки объявили врагом государства...

И тут, к своему удивлению, Мартын услышал в ответ:

- Я правильно объявил его врагом... Что?! - откашлявшись, учитель продолжил: - Болтаешь всякую ерунду, а я из-за тебя должен её повторять. Иди на место, а то тебе вообще будет два балла. И молчи. Не желаю тебя слушать.

Мартын сидел и ничего не мог понять. Почему вдруг тот подхватил фразу о начальнике разведки. Конечно, он мог просто обмолвиться. Но мог в гневе и проговориться. Хотя о чём тут спорить? Уж в чужой сон никто не может проникнуть. Это точно.

Как на иголках, Мартын досидел до конца уроков.

Он летел из школы с такой скоростью, что даже уборщица тётя Маша закричала ему вслед:

- Под машину не попади, сорванец!

Укладываясь спать, Мартын мечтал только об одном: чтобы его сон повторился. Но он хорошо знал, как несбыточны ребячьи мечты.

VI

Утром Мартына разбудили шаги. К нему влетел военный министр со словами:

- Ваше высочество, война! Мрачнаусы захватили в плен все посланные вами отряды.

Мартын протёр глаза: кровать с балдахином, военный министр с пышными седыми усами... Он тихонько ущипнул себя и тут же ойкнул. Если это сон, то почему ему больно.

Он вскочил на ноги.

- А ещё... ещё есть у нас солдаты?

- Так точно.

- Пошлите отряды, остановите мрачнаусов.

- Солдаты ждут вашего приказа, ваше высочество.

- Отправляйте их, а мне ответьте: откуда наступает противник?

- Мрачнаусы идут по всем четырём дорогам, ведущим к замку. По дороге Печали и дороге Радости, по дороге Силы и дороге Слабости. Полчища мрачнаусов несметны.

- В бой!

Военный министр вышел, гремя шпорами.

Наскоро одевшись, Мартын подошёл к окну. Сотни солдат расходились от замка. Они шли молча, как будто понимая, что идут не просто в бой, но и на верную гибель. И Мартын ничем не мог сейчас им помочь.

Военный министр вернулся, неся что-то впереди себя.

- Ваш меч, ваше, высочество, - он протянул Мартыну ярко сверкающий клинок. - Время настало, - добавил он.

- Но я... - начал было Мартын, беря в руки холодный металл. - Мне нужен кто-то, кто дал бы мне уроки.

- Неужели вы забыли наши уроки, ваше величество? - удивлённо произнёс военный министр.

Когда Мартын это услышал, он вдруг явственно вспомнил, как его учили фехтованию. Вспомнил полянку среди берёз, где он дрался, учась побеждать. И руки его вспомнили то, о чём забыла голова. Мартын несколько раз рассек мечом воздух, с каждым разом чувствуя себя всё уверенней. Даже старинную вязь на клинке вспомнил. Он вспомнил всё и повернул к министру радостное лицо. Но печаль на лице министра заставила угаснуть его радость. Он понял, что надо действовать.

- Мы должны ехать, - сказал ему Мартын. - Сейчас же!

И пошел следом за военным министром, краем глаза рассматривая лестницы, залы, доспехи рыцарей, которые встречались на пути. Стража замирала в почтении, когда они проходили мимо.

VII

Они вскочили на лошадей, и Мартын с удивлением почувствовал, что без боязни сидит в седле и не отстаёт от военного министра ни на шаг. Следом за ними двинулся небольшой отряд охраны.

Вскоре Мартын с военным министром въехали на пригорок, и перед ними развернулась вся картина битвы. Мрачнаусы шли отрядами. И солдаты Мартына никак не могли их остановить. Труба звала вперёд, но волны мрачнаусов отбрасывали и теснили их, захватывая инициативу.

Мартын заметил, что мечи его солдат ломались, не выдерживая схватки. И безоружные солдаты легко становились пленниками мрачнаусов.

- Что это?! - закричал Мартын. - Почему их мечи так слабы?

- Я боюсь об этом даже подумать, - уклончиво ответил министр.

- Я требую ответа, - нахмурил брови Мартын.

- Мы заменили наши старые мечи самыми новыми, выкованными по приказу господина канцлера.

- Проклятье! Из чего же эти новые мечи?

- Господин канцлер приказал выковать для наших воинов стеклянные мечи.

- Это измена! - вскочил на коня Мартын. - Найти и привести ко мне канцлера.

Они поскакали во дворец. По дороге Мартын спросил:

- А где же ваши старые мечи?

- Они в оружейном арсенале. В башне. Но ключ от арсенала у господина канцлера.

- Взломать замок и выдать оставшимся солдатам настоящие мечи.

Прискакав к башне, Мартын приказал открыть её двери. Солдаты, выполнив этот приказ, отступили в сторону.

Ворвавшись внутрь, они с военным министром не увидели там ни одного меча. Только паутина да летучие мыши.

- Найти канцлера! - вновь закричал Мартын.

Но его солдаты вернулись ни с чем. Канцлер бесследно исчез.

Глянув на свой обречённый дворец, Мартын задумался. Солдат для обороны оставалось слишком мало.

VIII

Мрачнаусы уже чувствовали близость победы. Их серые плащи все приближались. Военный министр с небольшой группой солдат отправился перекрыть одну дорогу. Мартын со своей горсткой воинов - другую.

Вскоре впереди показались мрачнаусы.

- Подпустим их поближе, а потом ударим! - шёпотом приказал Мартын. Так и сделали.

Не ожидавшие нападения мрачнаусы разбежались в панике. И Мартын смог двинуться дальше. Но когда из-за поворота показалась целая армия мрачнаусов, он понял, что остановить её не сможет, и пожалел своих солдат.

Отпустив их, он сошёл с дороги и спрятался поблизости. Он видел всех, его же не видел никто. Тысячи сапог громыхали мимо. Мрачнаусы шли праздновать победу.

- Мрачнаусы - это сила! - кричали первые ряды.

- Мрачнаусы - это серость! - кричали вторые.

- Серость - это сила! - орали во всю глотку первые и вторые, двигаясь мимо Мартына.

В своих мышиных шапках они больше походили на мышей, чем на людей. Они шли и шли, и не было этому серому потоку конца.

Мартын поскакал прочь, не зная, что по его следам уже пошли мрачнаусы-ищейки, вынюхивая и вслушиваясь.

Увлёкшись, Мартын даже не заметил, как переступил границу своей страны и очутился в королевстве Трефонии. Только потом он обнаружил, что домики здесь были немножко другими и другие цветы выращивали жители на своих клумбах.

Тут и было бы его спасение. Но когда он подъезжал к замку королевы, длинные верёвки взвились в воздух, обвили его и сбросили на землю.

Шпионы-мрачнаусы настигли его на чужой территории.

- Мы выполнили приказ Учнауса Первого, нашего короля, - самодовольно заулыбался один из них.

- Их серейшество будет доволен, - добавил второй.

- Их серейшество наверняка наградит нас орденом Хвоста первой степени, - мечтательно протянул третий, связывая руки Мартыну.

И Мартына отвели во дворец королевы Трефонии, заперев в самом глубоком подземелье.

- На троне Трефонии - королева, - поучал его командир мрачнаусов. Но правят здесь три рыцаря великого серого воинства. Помни об этом, если хочешь ещё немного пожить!

Они бросили его на пол темницы и ушли.

IX

Через некоторое время двери распахнулись и на пороге выросли три фигуры. На головах у них были не привычные мышиные головы, а шлемы с двумя рожками. Смотрели они надменно, говорили возмущённо:

- Ты осмелился ослушаться нашего короля Учнауса Первого! Уже за это тебя ждёт смерть. Ты будешь казнён, если на то будет воля короля.

Мартын вздрогнул. Когда свет фонарей упал на лица рыцарей, он узнал в них своих одноклассников Баранов. Они важно расхаживали перед ним, держа руки на рукоятках мечей.

- Встать! - закричал вдруг один. - Когда с тобой говорят рыцари серейшества, ты должен стоять!

И поскольку Мартын не спешил выполнить приказ, к нему подскочили стражники и заставили подняться.

- Мы доставим тебя на территорию нашей империи и там казним. Радуйся, что сейчас мы не у себя дома.

Ржавая дверь со скрипом закрылась за ними. В камеру не пробивался ни один лучик света. В сплошной темноте сами собой закрывались глаза.

Мартын был пленником, но это не значит, что он сдался. Пусть не надеются!

X

Мартын с трудом проснулся. Глаза слипались. Сон не принёс отдыха. Голова болела. Он еле добрался до школы. И, конечно, опоздал. Хорошо, что тётя Маша не погнала его в класс, а разрешила пересидеть в гардеробе. Она гладила свою кошку и слушала радио, которое сообщало ей время. Когда наступал конец урока, тётя Маша сверялась с часами и шла звонить. Мартын решил идти на второй урок. Когда Мартын вошёл в класс, все вокруг смолкли. Он положил портфель на парту, непонимающе поглядев по сторонам.

- Ты должен извиниться перед нами, - вдруг выступил вперёд один из Баранов.

- Это ещё почему?

- Ты опоздал!

- Ну и что?

- А то, что извиняйся или сейчас заработаешь! - На помощь меньшему Барану подошёл большой.

- Ни за что. - Мартына обозлило, что именно они засадили его в темницу и грозились убить.

Баран бросился вперёд, и они покатились по полу. Прозвенел звонок, но никто его не услышал.

И вдруг над ними раздался злой голос:

- Это ещё что такое!

Мартын встал, поднимая с пола оторванные пуговицы.

- Вон из класса!

Мартын вышел, не произнеся ни слова. За Барана же братья стали изо всех сил просить, крича, что Мартын сам набросился на него. И никто не вступился за Мартына, не сказал, что это ложь. И Баран остался в классе.

Так Мартын просидел и следующий урок у тётя Маши. Она дала ему иголку с ниткой, и он пришил оторванные пуговицы. Хорошо, что успел их собрать. А когда тётя Маша вышла, он успел даже тайком всплакнуть от незаслуженной обиды.

Тётя Маша принесла ему стакан компота из столовой, и Мартын глядел на неё преданными, благодарными глазами.

Он мечтал о том, чтобы поскорее наступило время сна. И согласен был даже отправиться в темницу, но только не оставаться тут.

После уроков, выходя из школы, он столкнулся с одним из Баранов.

- Смотри, Мартын, - многозначительно произнёс тот. - Ты неправильно себя ведёшь. Не сносить тебе головы.

- Что-что?! - закричал Мартын не своим голосом. - Ты хочешь сказать, что посадил меня в темницу! Договаривай до конца!

- Я всё сказал, - выпалил в ответ Баран, глаза которого наливались кровью, словно он готов был взорваться.

- Ты боишься сказать правду! Ты трус! Трус! - закричал Мартын.

- Ну ты! - вскипел Баран и поднёс к носу Мартына кулак. Но тут же отдёрнул его, глянув куда-то вверх. И отошёл, лицо его было покрыто красными пятнами от не нашедшей выхода злости.

Мартын тоже поднял голову, но в окне учительской никого не было видно, только слегка шевелилась занавеска. Неужели и здесь между ними есть какая-то связь?

Он поспешил домой, чтобы поскорее выяснить всю правду. Узнать её он мог только там, где все его враги действовали не таясь. Здесь, в этом мире, своё зло им следовало маскировать, прикрывать чем-то другим; там же, где над ними никого не было, они проявляли его открыто. Именно там он может задать им этот вопрос, и пусть попробуют ответить. Хоть он в темнице, но он всё равно остаётся свободным человеком. Не решётки на окнах определяют твою свободу. Можно жить без них, но чувствовать себя хуже заключённого.

XI

Мартын проснулся в кромешной тьме. Где-то капала вода. Эти медленно падающие капли вернули его к действительности. Он вновь оказался в подземелье, так что не надо искать выключатель настольной лампы. Её тут нет. Он вспомнил, как его схватили, как притащили сюда, бросив на кучу соломы.

Мартын вскочил на ноги и подошёл к двери. Он ощупал каждый её уголок, каждый выступ, надеясь обнаружить хоть что-то, что помогло бы ему выбраться отсюда. Но безуспешно. Темницы строятся не для того, чтобы из них выходили. Здесь томятся долгие месяцы и годы.

Он вернулся на солому. Вода капала и капала. Он пошёл на звук, чтобы собрать хоть немного для питья. Это оказалось очень трудным делом. Капли падали редко, оставляя на губах едва ощутимую влагу.

Голова шла кругом. Его страну грабят! Нельзя сидеть сложа руки. И Мартын вновь бросился к двери. И заколотил в неё изо всех сил. Но никто не откликнулся. Видно, он был единственным пленником в этой темнице.

Внезапно Мартын услышал странные звуки за стеной. Прислушался. И в ту же минуту камеру прорезал луч. Мартын закрылся от него рукой, так как глаза успели отвыкнуть от света. Когда же открыл их, увидел в проёме стены старика в фартуке. За ним стояла высокая женщина в длинном платье со шлейфом. На голове у неё была корона.

"Королева, - пронеслось в мыслях у Мартына. - Королева Трефонии".

- Ваше величество, - обратился к ней мужчина, отступая в сторону, вот этот пленник.

Он поднял над головой фонарь, и королева вошла в камеру.

Мартын вскочил и прижался к стене. Королева осмотрелась вокруг.

- Принц, я пришла освободить вас. Моё сердце не выдержит такого позора. Хотя мой замок и захватили три серых рыцаря, однако это мой замок, а у меня не может быть пленников.

Глядя на неё, Мартын постепенно вспоминал, на кого похожа эта королева, - это же тетя Маша из их школы. Неужели и она заколдована?

Королева же продолжала:

- Мой садовник отведёт вас к выходу из замка через потайной ход, о существовании которого ничего не знают рыцари. Они захватили замок, но не меня. Идите за моим садовником и не беспокойтесь. Рыцари сейчас далеко отсюда. Они уехали к своему повелителю Учнаусу. И везут ему ваш меч.

- Мой меч? - переспросил Мартын. Он вдруг вспомнил, как захватившие его переговаривались, тот ли это меч, который должен быть у принца.

- Да, ваш меч. Вы неосмотрительно уступили его врагу. Разве вы забыли, что именно он должен был принести победу вашему народу?

- Как победу?

- Разве вам не говорили, что его надо беречь как зеницу ока? Это меч вашего народа, и только с его помощью можно добыть победу.

- Но на меня напали внезапно, - стал оправдываться Мартын. - И почему же меч не помог мне?

- Ещё не пришло его время. Меч может отдать всю свою силу только тогда, когда накопит её.

- Я верну свой меч, - решительно сказал Мартын.

- Так и должно быть. Так написано в старых книгах. Серость не может победить. А сейчас идите. И добудьте победу своему народу. Мартын вышел вслед за садовником. Они долго шли длинными переходами, пока не выбрались наружу. Здесь Мартына ждала оседланная лошадь. На попоне, которой она была накрыта, Мартын увидел странный герб: кошка на фоне замка.

- Что это? - спросил он.

- Это герб нашей королевы, - ответил садовник и поклонился.

Мартын прикрепил к поясу новый меч, который ему передал садовник, и пришпорил коня. Ему следовало убраться подальше, пока серые рыцари его не хватились.

XII

Через несколько часов Мартын и вовсе забыл о своем пленении. Лошадь легко несла его вперёд. Только судьба меча волновала Мартына. Куда и зачем его увезли? Как сможет он получить меч обратно?

Пару раз он натыкался на отряды мрачнаусов, но вовремя успевал спрятаться. Поскольку мрачнаусы не встречали сопротивления, они двигались со страшным шумом. Бродили по дорогам, горланя свои лозунги: "Серость - это сила", "Кто не серый, тот против нас", "Скоро всё будет серым". И везде были видны их тупые лица, которые оживлялись только тогда, когда раздавался очередной приказ командира.

Мартын задумался и поехал медленнее. Внезапно на него прыгнул кто-то сверху и свалил с коня. Конь заржал, попытался ускакать, но тоже был остановлен умелой рукой. Мартына окружили незнакомцы, руки его уже были связаны сзади. Он не ждал ничего хорошего.

Мартын напряжённо всматривался в их лица, которые внезапно просветлели.

- Да это же наш принц!

Этот выкрик одного из солдат вывел всех из оцепенения. Мальчика освободили. Как оказалось, солдаты эти не сдались, избежали пленения и теперь небольшой группкой продолжали бороться с врагами. Они сражались за победу над серостью, и Мартын не имел права сказать, что у него нет волшебного меча, - ведь они все так мечтали о победе.

- Нет ли среди вас моего военного министра? Жив ли он? - спросил Мартын. И услышал в ответ, что, по слухам, военный министр жив и тоже руководит такими вот лесными солдатами.

- Мне нужно узнать, где сейчас три серых рыцаря, - сказал Мартын. Он надеялся таким образом установить местонахождение своего меча. И они отправились на большую дорогу, чтобы взять "языка".

На дороге они пропустили две большие колонны серых солдат, из-за многочисленности которых в схватку вступать не имело смысла.

- Серый серого видит издалека! - орали они. - Серый не думает, серый воюет!

И снова их любимое:

- Серость - это сила! Серость вскоре завоюет весь мир!

Когда же на дороге показались двое всадников, солдаты приготовились к броску. Через минуту засвистели верёвки, врагов быстро увели в глубь леса, а у отряда стало на две лошади больше.

Как выяснилось, серые рыцари были сейчас в замке Мартына. Там они ждали приезда Учнауса Первого. Солдаты разложили на земле карту, которую достал из-за пазухи серый солдат. Она была отпечатана в императорской типографии, и все страны на ней были выкрашены серой краской. Все это называлось империей их серейшества Учнауса Первого.

Мартын находил места, где он успел побывать. Вот его замок. Вот замок королевы Трефонии. А между ними развалины заброшенного замка. Теперь все это собирался захватить Учнаус. И не только собирался: он почти осуществил свой план. Серые солдаты теперь были везде.

XIII

Мартын велел лесным солдатам двигаться в сторону замка. Он должен был точно установить, где меч. Шли осторожно, обходя маленькие деревеньки, чтобы не привлекать раньше времени внимания врагов.

Вскоре они стояли у заброшенного замка, расположенного как раз на полпути к замку самого Мартына. Стены этого замка заросли плющом, и даже трудно было понять, как он в действительности выглядел. Одно было ясно: замок был таким огромным, что равного ему не сыскать и сегодня. Как будто здесь жили великаны, а не люди.

Двинулись дальше. Внезапно на дороге перед ними показались серые солдаты. Уходить в сторону было поздно. И вспыхнула стычка.

Мартын сражался среди первых. Он был безмерно благодарен своим учителям в этой стране, которые научили его крепко держать меч. Научили защищаться и нападать. В его мире это действительно было не нужно. В мире метро никому не требуется умение сидеть в седле. В мире ракет нет места мечу. Но здесь это умение было самым важным - именно оно решало, быть ли живым. Быть свободным или стать рабом.

Серых солдат оттеснили к обрыву, побеждая одного за другим. И вот она, победа!

Мартын был слегка ранен. Рану быстро перевязали. Он радовался как общей победе, так и своему боевому крещению.

Не теряя времени, они двинулись дальше. И еще через один переход расположились на горе перед замком.

Заныло сердце. Длинные серые флаги развевались на всех башнях. Они спускались до самой земли, и, казалось, это серые языки слизывают замок в свою ненасытную утробу.

Несколько лагерей серых солдат расположились у крепостных стен. Горели костры, на которых готовили еду. Солнце постепенно уходило за лес.

"Как можно пробраться во дворец?" - задумался Мартын, увидев, что замковый мост охранялся десятками серых солдат и один их лагерь расположился прямо перед этим мостом.

Однако Мартыну показали северную башню, внизу которой имелся потайной вход в замок.

Мартын стал готовиться к решающему походу. Все активно ему помогали - кто чем мог. Но когда он спросил, кто идёт с ним, все стали недоуменно переглядываться. Мартын покраснел. Ему было стыдно: неужели они испугались?

И тут один из его воинов выступил вперёд. Это был старый воин, он отдал службе всю жизнь, всё знал и всё видел. Он сказал, глядя прямо в глаза Мартыну:

- Разве ты, принц, забыл, что ты один должен добыть меч? Так говорится во всех наших сказаниях.

И он заговорил так проникновенно, как будто это не он, старый солдат, а народ вёл сейчас разговор со своим освободителем:

- Там сказано: меч, ушедший от принца, может вернуться к нему, наполненный волшебной силой, если принц сможет добыть его сам.

Мартын вдруг понял, что они обо всём давно знали. Они понимали, что у него нет того, самого главного, меча. И узнали это не от него, а из старинных рассказов. Как странно прошлое переплелось с будущим. И он, придя в этот мир слишком поздно, многого о нём не знает. А мир этот был такой же большой, как и тот, который он покинул дома.

XIV

Когда окончательно стемнело, Мартын двинулся в сторону замка. Лошадь он оставил, и сейчас шёл по едва приметной в густых сумерках тропинке пешком. Через час подошёл к замку. Уже не солнце, а отсветы пламени костров играли на его стенах. Повсюду слышались крики серых солдат. И тут Мартын нечаянно столкнулся с одним из них. Солдат раскачивался на ветру, прижимая к мундиру котелок. Мартын незаметно схватился под плащом за меч. Но солдат не обратил на него никакого внимания. Темнота делала всех одинаковыми, и он не признал в Мартыне врага.

Принц вплотную подошёл к башне. Он раздвинул кусты и прижался к стене. Руками нащупал уступ, о котором ему говорили. Потом мечом раздвинул камни, и ему открылся вход. Глотнув напоследок свежего воздуха, Мартын нырнул в башню.

Когда дверь за ним закрылась, он сразу понял, что не предусмотрел важного момента. В этом потайном ходе царила полная темнота.

Как ему был нужен факел! А того лучше - электрический фонарик! Увы, электричество здесь ещё не было изобретено.

Мартын передвигался осторожно, чуть ли не на ощупь. Ему казалось, что в любую минуту он может куда-то провалиться. Возможно, это было и не так, но в полной темноте приходят в голову самые страшные мысли.

Прилив свежего воздуха заставил Мартына поднять голову. Он понял, что задохнуться тут нельзя: ветерок проникал через небольшие щели.

Мальчик сделал еще несколько осторожных шагов, как вдруг почувствовал под ногой пустоту, в которую полетели мелкие камешки. Они падали туда вместо Мартына. Напуганный, он решил вернуться на ближайшую широкую площадку, но стоял, не решаясь сдвинуться с места. Лучше пересидеть тут до рассвета, - вдруг эти щели в стенах пропустят хоть немного света и позволят более безопасно двигаться вперёд.

Он прощупал место под собой, чтобы не скатиться в пропасть, и медленно сел у стены. Меч положил рядом. Почувствовав за спиной надежную защиту - мощную стену, Мартын мог позволить себе немного расслабиться, прикрыть глаза.

Сюда едва-едва долетали выкрики серых солдат. А вскоре и те стихли. Наступила ночь, и она становилась главнее и важнее всех, она царствовала и над правыми, и над виноватыми.

XV

Утром Мартын вскочил на ноги и тут же в бессилии сжал кулаки. Он зря торопился подняться с первыми лучами солнца. За окном шуршали шины троллейбусов. На кухне едва слышно говорило радио.

Мартын принялся собирать портфель. Не забыл и спортивную форму ведь сегодня физкультура.

На уроках ему не сиделось. Практически ни с кем не разговаривал на переменках. Весь он был там - в замке. Сейчас ему надо идти за мечом. Поэтому и на физкультуру пошёл, как бы ещё не осознав до конца, где он и кто он.

- Ты что как сонная муха! - крикнул ему учитель. А Бараны захихикали:

- Сонная тетеря!

Мартын потянулся рукой к мечу. Но никакого меча на поясе не было. Следовало обходиться тем, что есть.

И здесь, конечно, Мартын сплоховал. Он не смог, как ни старался, подтянуться столько раз, сколько удавалось это сделать им. Он подтягивался, сцепив зубы, из последних сил, а они - легко, играючи.

Мартын поднял глаза. Здесь, в этом мире, мускулы его были не те. Он не умел владеть мечом, сидеть в седле. Но все равно: разве это даёт им право издеваться над ним?

- Мало каши ел, - сказал учитель, уходя за сеткой для волейбола. А Бараны обступили его и зашептали:

- Мы тебя предупреждали, слабачок, чтобы ты себя правильно вёл. Смотри, больше предупреждать не станем.

И стали что есть силы толкать его друг другу, как бы вместо мяча. Мартын едва вырвался от них и выбежал под ненавистный гогот в коридор. Как был в спортивной форме, он шёл сейчас по коридору. До конца урока ещё много времени. Но в зале ему уже было нечего делать, и он поднялся в класс.

Посидел за своей партой, потом подошёл к доске. И тут на глаза ему попался ключ, торчащий в ящике стола учителя. Даже не сам ключ, а странный его брелок. Таких он никогда в жизни не видел, да и вряд ли их вообще могли выпускать и продавать. Брелок выглядел как самая настоящая королевская драгоценность. Самоцвет в оправе переливался всеми цветами радуги. И что странно: учитель никогда не забывал свой ключ. Просто сегодня на уроке, как обратил внимание Мартын, он несколько раз открывал свой ящик и что-то там рассматривал. Не мог успокоиться даже во время урока. И это волнение привело к тому, что он забыл свой ключ.

Сердце Мартына бешено заколотилось. Он поднёс руку к ключу, повернул его и выдвинул ящик.

И сразу кровь прилила к его голове. В ящике оказалась такая же карта, какую вчера захватили его солдаты. Карта из типографии империи серых. Как могла она здесь оказаться? Мартын увидел на ней замок королевы Трефонии... Но что это? Почему заброшенный замок обведён на карте жирным кружком? Кому он, весь заросший плющом, может быть интересен?

Мартын присмотрелся к его окрестностям. И вдруг увидел едва заметную надпись на карте. Карандашом было выведено всего лишь одно слово - МЕЧ!

Неужели его меч спрятан именно там? Ведь Мартын собирался искать его совсем в другом месте. А там, в замке, его наверняка ждет ловушка, в то время как меч преспокойно лежит в развалинах.

Мартын захлопнул ящик. Всё было так хорошо продумано, что не оставляло ему никаких шансов на победу. Он должен был биться и сложить свою голову ни за что. А после его гибели меч преспокойно перенесли бы в замок. Мартын вышел из класса.

XVI

Мартын бежал по улице - и никто бы не мог подумать, что этот мальчуган в синем спортивном костюме и красных кедах спешит за волшебным мечом.

Мартын уже поворачивал в сквер, прямиком ведущий к его дому, как вдруг едва слышный, странный звук заставил его повернуть голову.

Он замер: по другую сторону сквера наперерез ему мчались три всадника. Он сначала подумал, что это спортсмены-конники, но потом вдруг понял, что спортсмены не могут быть в доспехах. А присмотревшись, увидел еще и шлемы с рожками на головах. Это были серые рыцари, прорвавшиеся в наш мир.

Как они могли оказаться тут? Времени на раздумья не было. Мартын повернул назад. Он спрятался за дерево, чтобы удостовериться, что всё это ему не померещилось.

Всадники передвигались странными рывками, словно это были замедленные съёмки. Видно, им трудно давалось путешествие в нашем времени. При этом они скакали, пригнув головы к гривам лошадей, как будто мчались с огромной скоростью. Может быть, на самом деле так оно и было - с их точки зрения. Но Мартыну казалось, что, наоборот, они движутся в самом замедленном темпе.

Он бросился бежать, ощущая силу каждым своим мускулом. Это время было его временем. Его машины мчались, его дома стояли вокруг - ему не нужны были никакие дополнительные усилия, чтобы преодолевать это пространство.

Однако он почему-то вновь чуть не налетел на серых рыцарей. Теперь они появились слева и двигались к нему совсем с другой стороны. Мартын бросился назад, понимая, что хоть рыцари движутся медленно, но, получается, легко могут переноситься в любую точку.

Он уже задыхался, последние силы покидали его. Но за поворотом, куда он стремился, вновь оказались серые рыцари. Они скакали как бешеные; серые флаги развевались за их спинами, но в этой сумасшедшей скачке им удавалось преодолеть всего несколько метров.

Они мчались, не разбирая дороги. Мартын уже больше не мог бежать. Он прислонился к стене дома, тяжело дыша.

И вновь перед ним возникли серые рыцари. Они повернули своих лошадей прямо на него. Ещё немного - и они схватят его. Что гнались они именно за ним, в этом у Мартына не было никаких сомнений.

Мартын нырнул в ближайший подъезд и прильнул к стеклу. Странная картина предстала перед ним: мчались машины, изредка проезжали троллейбусы, и никто из водителей или прохожих не обращал внимания на серых рыцарей, натужно преодолевавших метр за метром. Получалось, что их не видел никто, кроме самого Мартына. И именно Мартына хорошо видели сами серые рыцари. Они приближались к подъезду почти беззвучно, как будто цокот копыт остался там, в ином мире.

Приблизившись, всадники достали из ножен свои мечи.

Когда морды лошадей почти уткнулись в стекло, за которым стоял Мартын, он испуганно отпрянул. И наткнулся на живое существо.

XVII

За спиной у Мартына стоял седой человек в странном одеянии до пят. Странной его одежда была для мира машин и троллейбусов, для мира же рыцарей она была вполне нормальной.

Мартын непонимающе смотрел на него.

Человек этот наклонил голову и сказал:

- Король Учнаус Первый ждёт вас, принц. - И указал рукой на лестничную клетку. Мартын готов был поклясться, что ровно минуту назад этот подъезд ничем не отличался от подъездов десятка других домов вокруг. Но стоило Мартыну поднять глаза, как лестница на глазах преобразилась. На стенах вместо ламп возникли горящие свечи. Роскошный ковёр покрывал ступеньки, ведущие вверх.

Мартын секунду колебался, идти ли ему туда. Но, увидев, что в дверь подъезда входит один из серых рыцарей, он поспешил вслед за седым человеком.

На каждом пролёте лестницы стояли стражники с мечами. Они не шевелились, словно были неживыми. Но Мартын хорошо видел, как блестят их глаза.

Его ввели в огромный зал, где у окна стоял человек в мантии, украшенной алмазами.

Мартын застыл на месте, не зная, что он должен делать дальше. Человек в мантии медленно повернулся к Мартыну. И Мартын испуганно попятился. Перед ним в королевской мантии стоял его собственный канцлер. Только на лице его теперь не было бороды и усов.

- Вот мы и встретились, - произнёс он.

- Но... Ведь мы уже встречались, - попытался возразить Мартын.

- Вряд ли то можно было назвать встречей. Я знал тебя, но ты не знал меня. Мы были не равны. Теперь же все стало на свои места.

Он вновь повернулся к окну.

- Отсюда хорошо видна моя страна. - И Учнаус Первый, он же бывший канцлер Мартына, поманил его к себе пальцем.

Мартын подошёл поближе.

Он глянул вниз. И если прямо под домом оставшийся серый рыцарь сторожил трёх лошадей среди проезжающих мимо машин и троллейбусов, то дальше действительно расстилались горы и долины и виднелся какой-то замок, украшенный серыми флагами.

"Какой-то обман зрения!" Мартын протер глаза, пытаясь прогнать этот странный пейзаж, открывавшийся из нормального городского окна.

- Этого же не может быть, - произнёс он.

- Не может, но есть, - повернул к нему голову Учнаус. - Всё зависит от остроты твоего зрения и слуха. - Он указал на лошадей. - Люди внизу не видят моих всадников, потому что им не приходит в голову, что это возможно. Острота твоего зрения уже иная, поскольку ты видел все это воочию. И наоборот: ты виден жителям той страны гораздо лучше всех остальных. Тебя мои люди смогут признать в любой толпе. Ты существуешь для них, как и они для тебя. Ты есть, потому что есть они. Они есть, потому что есть ты. Он положил руку на плечо Мартына. Но Мартын сбросил руку короля, почувствовав непонятную тяжесть, исходившую от неё.

- Хорошо, что ты встретился мне сегодня, - продолжал король, как бы не обращая внимания на поведение Мартына. - Я давно хотел тебе сказать... - И тут он наклонил свой лысый череп к Мартыну: - Не суйся не в своё дело, - зашептал он. - Проигравшие не могут побеждать. Серость должна править миром. И она уже правит им.

- Нет, - отступил в сторону Мартын.

- Я просто предупреждаю тебя, - пожал плечами Учнаус и продолжал говорить своим скрипучим голосом: - Ты бы всё равно погиб. Я же хочу спасти тебя. Не ищи меч, и всё будет хорошо, ты останешься живым. Я могу сделать тебя своим наместником. Ты будешь точно так же править в своём замке. Только у тебя будет другой канцлер, конечно, и другой портрет на стене. - И он зычно захохотал, а отдышавшись, вновь спросил: - Согласен?

- Нет. - Мартын отступил ещё на один шаг.

- Так ты вдобавок и глуп. - Учнаус покачал головой. - Я этого не знал. Я же надеялся сразиться с умным противником, который поймёт, что все эти разговоры о серости, которая будет править миром, для черни. Правят миром умные. Но надо сделать так, чтобы об этом никто не догадался. Пускай чернь думает, что всё в её руках, что всё для неё. Мы договорились, я надеюсь.

- Нет! - почти закричал Мартын, делая третий шаг от ужасного Учнауса Первого.

Учнаус поднял руки в белых перчатках и хлопнул в ладоши. Тотчас вошли серые солдаты.

- Жаль, что ты ничего не понял. - Он повернулся к страже: - Отвезите его и заприте в самое глубокое подземелье, которое только можно найти в моём замке. Он выйдет оттуда через тридцать лет и три года, поэтому подберите что-то поприличнее.

И отвернулся к окну. Судьба Мартына его больше не интересовала.

Стражники повели Мартына вниз по лестнице.

XVIII

Карета с решётками на окнах повезла Мартына в заключение. По бокам скакали стражники.

Странно было видеть эту процессию на современной городской улице. Но никто не обращал на неё внимания, а кто и замечал, тот сразу убеждал себя, что ему это все померещилось.

Мартын подёргал ручку дверцы. Он был надёжно заперт. Мартын прильнул к решётке, чтобы навсегда запомнить вид своего города. Из троллейбуса, который они обгоняли, на него смотрели ничего не видящие человеческие лица. Они смотрели и не замечали, как человека увозят во вражескую темницу. Бесполезно было пытаться докричаться до них. И только одна девочка, сидящая у окна, завороженно глядела на Мартына. Потом она затормошила свою маму, но та отмахнулась от неё, не отрывая глаз от журнала "Огонёк".

- Прощай, девочка, - прошептал Мартын. - Я вернусь к вам через тридцать лет и три года.

Троллейбус повернул направо, а карета с всадниками по бокам налево. Кучер огрел лошадей кнутом, и они побежали веселей. В карету почти не проникали звуки снаружи. И что ещё было странным - теперь всё было наоборот: теперь Мартыну казалось, что они в карете мчатся, а троллейбусы и машины движутся еле-еле. Всё поменялось, когда он стал пленником. Тут действительно время текло по-иному.

Карета подъехала к реке и стала въезжать на мост. На середине моста её вдруг окутало облако и послышался хлопок-взрыв, какой бывает у сверхзвуковых самолётов. И сразу, словно прорвалась звуковая лавина, всё стало слышно Мартыну: и цоканье копыт, и дребезжание колёс. Он бросился к окну, но сразу же отшатнулся в глубь кареты. Он вдруг всё понял: они въехали на современный мост, а съезжали по мосту старинному. Где-то на середине моста и произошёл переброс в другой мир, именно поэтому ему теперь слышны все звуки. Он попал туда, откуда возвращаться будет очень трудно.

Мартын посмотрел на свои кеды и спортивный костюм - хоть это будет напоминать ему о прежней жизни.

Кучер ещё раз взмахнул кнутом, сворачивая в лесок.

XIX

Вдруг Мартын почувствовал какое-то волнение среди своих охранников. Он посмотрел в окно и понял, что их так беспокоит: они въезжают в густой лес. Кучер всё быстрее погонял лошадь, а всадники достали из ножен свои мечи.

Деревья по бокам возвышались, почти доставая до небес, потому всё вокруг потемнело. Всадники не переговаривались друг с другом, а летели всё быстрее и быстрее.

Вдруг словно молнии взметнулись по бокам: это взвились арканы, и всадники повалились на землю.

Увидев это, кучер ещё сильнее принялся погонять своих лошадей, надеясь проскочить опасный участок. Мартын стал кричать и колотить в стенки и дверцы кареты.

Эта бешеная скачка длилась недолго. Впереди, у поваленного дерева, перегородившего дорогу, ждала ещё одна группа. Кучер сполз с козел и бросился в лес.

Ключа от дверцы не было, но несколько умелых ударов разворотили замок, и Мартын спрыгнул на траву.

Успокоившиеся лошади щипали траву. Громкие разговоры неизвестных ему вооружённых людей вдруг смолкли. Все они повернулись к приближающемуся усатому человеку.

И тут Мартын, сбросив с себя оцепенение, подался вперёд. Он вдруг вспомнил, кто перед ним. Его военный министр! Значит, он вправду остался жив и сейчас руководит отрядом повстанцев.

Военный министр почтительно приветствовал своего принца. И хоть сам он не блистал золотом погон, а принц был в синем спортивном костюме и кедах, со стороны эта церемония выглядела вполне пристойно, - именно так и никак иначе военные министры приветствуют своих принцев.

Так Мартын оказался среди солдат, которые продолжали борьбу против серых захватчиков, не сдаваясь на милость победителя. Вместе теперь они двинулись к заброшенному замку.

XX

Непростым был переход. Вновь напоролись они на засаду серых солдат. Здесь, у заброшенного замка, серые не горланили своих песен, не желая привлекать внимания.

Стычка закончилась совсем лёгкой победой, ибо под началом военного министра оказалось намного больше солдат, чем у противника.

Остановились у заросшего замка. Мартын подошёл к военному министру:

- Я иду один.

- Хорошо, - склонил голову тот. - Мы будем ждать вас с победой. Помните, ваше высочество, в ваших руках сейчас свобода всей нашей страны. И мы ничем не сможем вам помочь.

Мартын сделал несколько шагов по покрытой мхом лужайке. Когда он повернулся, чтобы на прощание помахать рукой, то вдруг увидел, что ничего перед ним нет: вместо знакомых лиц стояли огромные стены, уходящие в небеса. Замок словно вырастал из-под земли.

Мартын ускорил шаг: ему не хотелось оказаться отрезанным от своих друзей навсегда. Сердце его колотилось от пока ещё непонятного страха.

Он прошёл через остатки двух залов, и по мере его движения залы эти становились целыми и невредимыми. Свет от огромных горящих свечей заполнял пространство.

С каждым шагом позади него возникал узорный паркет. Он делал шаг по зелёной лужайке, а сзади расстилался уже роскошный ковёр.

Ужаснувшись, увидел прислонённый к стене скелет. Этого только не хватало! Он сделал ещё два шага, и когда скелет оказался за спиной, он превратился в рыцаря, стоящего на страже у небольшой дверцы.

Мартын шёл и шёл, а вместе с ним двигалась невидимая граница, отделяющая живое от мёртвого. Рассыпанное в прах поднималось, становясь таким, каким оно было несколько веков тому назад. Всё это происходило в полной тишине.

Он спускался в каменный дворик. Вдруг какой-то зверь в прыжке ринулся на Мартына. Тот едва успел увернуться и с обнажённым мечом приготовился к повторной встрече. Но грозный рык зверя доносился уже из-за решётки, где этот леопард сидел раньше.

Теперь Мартын шёл, не выпуская из рук меча.

Он кружил по замку несколько часов. Но возникали все новые стены, поражали роскошью новые залы, и Мартын не мог найти следов того, что искал. Всё, что происходило вокруг, свидетельствовало о необычности, особом характере этого места, но всё это только усложняло поиски меча.

Мартын готов был уже повернуть обратно, как вдруг на него сверху упала липкая сеть. И сразу всё померкло.

XXI

Мартын рубил липкие верёвки, а в ушах звенел голос Учнауса Первого:

- Оставь это. Я же тебя предупреждал. Уйди. Или погибнешь.

- Нет! - кричал в ответ Мартын. И сражался, сражался, сражался. Он бился не на жизнь, а на смерть, нанося бесконечные удары в темноту. Как вдруг после самого сильного удара, в который он вложил всего себя, верёвки упали на пол. Они тут же сплелись в одну большую змею, которая поспешно поползла прочь. Мартын бросился за ней. Теперь уже он не пытался уничтожить змею, а только следил, куда она движется.

Змея миновала зал за залом. Иногда она поворачивала свою голову в сторону Мартына и грозно шипела. Мартын не отставал ни на шаг.

Вдруг змея свернулась клубком и стала расти. Голова её при этом раскачивалась. Мартын приготовил свой меч, ожидая нападения.

Не выдержав напряжения, он сам сделал выпад. Но змея уклонилась. Мартын сделал ещё одну попытку. И снова змея отпрянула в сторону.

Мартын вытер рукавом пот со лба. Он не мог ни уйти отсюда, ни пройти мимо. Потом стащил с себя спортивную майку и неожиданно накинул её на голову змее. Змея упала на пол. Мартын тут же нанёс мечом страшный удар.

Но когда он поднял майку, на полу никакой змеи не оказалось. Даже крошечного следа от неё.

Мартын огляделся: в этом зале он, кажется, ещё не бывал. Непонятно откуда струился свет, который переливался всеми цветами радуги. Мартын поднял голову и увидел лежащий в нише меч.

Он подошёл ближе и узнал по старинной вязи на клинке свой меч.

И тотчас стали исчезать все залы, гаснуть свечи, стены вновь превращались в развалины, ковры - в мох.

Мартын с поднятым вверх мечом оказался посреди зелёной лужайки.

XXII

Он увидел, как его солдаты во главе с военным министром обнимаются, приветствуя победителя. Как оказалось, они стояли в каких-нибудь десяти метрах от него.

- Как удалось тебе так быстро его найти? - встретил его вопросом военный министр.

- Почему быстро? - не мог понять Мартын.

- Ты не прошёл и нескольких шагов, и мы увидели, что волшебный меч уже в твоих ручках.

Мартын понял, что время для них текло совсем по-разному, но не стал ни в чём разубеждать военного министра. Он страшно устал за эти несколько часов, хотя, по мнению ожидавших, не прошло и пяти минут.

Теперь, когда первые минуты радости миновали, солдаты стояли полукругом, боясь даже приблизиться к Мартыну, - такой суеверный страх вселял в них волшебный меч, который светился даже при дневном свете.

Мартын двинулся вперёд. Он боялся спрятать меч в ножны, чтобы ненароком не лишить его волшебства.

Все двинулись вслед за принцем.

По мере приближения к замку им вновь встретились серые солдаты. Эти не охраняли заброшенный замок, потому совершенно свободно горланили свои песни о силе серости. Но появление Мартына со светящимся мечом заставило их смолкнуть. В страхе рухнули они на колени, моля о пощаде. А Мартын с воинами беспрепятственно проследовал к своему замку.

XXIII

Вдруг навстречу Мартыну из замка выехали три рыцаря. На бешеном скаку они неслись прямо на него, не страшась волшебного меча.

Мартын почувствовал, что остался один на один с врагами.

Встреча произошла на мосту, ведущему в замок.

Всадники один за другим налетали на Мартына, занося свои мечи. От лязга клинков звенело в ушах. Пеший Мартын выдерживал нападение трёх всадников. Злые глаза сверкали из-под шлемов с бараньими рожками.

Серые рыцари вышли на третий заход. Тишина наступила в округе. Все понимали, что пришла решающая минута. Всадники неслись вперёд, не сворачивая, словно направляемые какой-то невидимой рукой.

И тут Мартын внезапно увидел эту "руку". На одной из башен стоял Учнаус и не отрываясь смотрел вниз, словно он сам скакал сейчас на лошади, чтобы смять своего врага, уничтожить его раз и навсегда.

Мартын решил изменить свою тактику. Хватит обороняться: надо нападать. Подпустив первого всадника поближе, он в последнюю минуту отпрыгнул в сторону и сам нанёс по нему такой удар, что вышиб того из седла. Следом по мосту покатился второй. За ним - третий.

Вскочив на ноги, рыцари встали полукругом. Мартын поднял свой меч и ринулся в атаку. Он наносил удары то одному, то другому, одновременно уклоняясь от столкновения с третьим. Но, видно, такова была сила волшебного меча, что его удары оказывались смертельными.

Рыцари распростёрлись на мосту, а Мартын, подняв вверх как знамя, свой меч, увлёк за собой своих солдат. Он успел увидеть, что на башне Учнауса уже не было.

Тут и там завязывались стычки. Но серые солдаты, напуганные поражением рыцарей, уже не могли противостоять людям Мартына, которых вело вперёд желание освободить свою страну. Поэтому они отвоёвывали один зал за другим.

Мартын вырвался далеко вперёд, он искал твоего главного врага. Мартын влетел в зал, где когда-то стоял его трон. Но тот был пуст. Учнаус словно провалился сквозь землю.

Шум боя стихал - он сменялся радостными криками победы. Солдаты срывали с башен серые флаги.

Мартын решил немного передохнуть и присел на трон. Через минуту он заставил себя подняться, чтобы продолжать поиск, как вдруг его взгляд привлекла картина на стене. При нём её в этом зале не было.

Мартын поднялся и подошёл поближе.

XXIV

Не роскошная золочёная рама привлекла его. Странным показался изображённый на холсте сюжет: совершенно тёмная ночь опустилась там на замок. И страшное чудище взирало на эту полную ужасов ночь с огромным удовольствием.

Мартын, превозмогая отвращение от увиденного, поднял свой меч и разрубил картину пополам.

Странный грохот, гораздо больший, чем должен был последовать, наполнил зал одновременно с клубами дыма.

Два огромных Учнауса выросли из этих клубов: пойди разбери теперь, кто из нас настоящий.

Мартын вновь занёс меч, но тут же опустил его. Злое выражение мелькнуло на лице одного из Учнаусов. И Мартын тут же выбросил руку с мечом прямо на него. Учнаус упал на пол, следом за ним повалился второй, хотя к нему Мартын и не прикасался. Два Учнауса слились вместе, в единый клубок.

Мартын вновь занёс меч. Клубок превратился в огромную крысу. Она заметалась по залу в поисках дыры. Третий удар остановил её навсегда.

Теперь грохот наполнил весь замок. Внезапно двери распахнулись - и к Мартыну устремились солдаты во главе с военным министром. Они были возбуждены, так как нигде не могли найти своего принца. Теперь же, увидев его, успокоенно вздохнули.

Мартын, всё ещё не выпуская меч из рук, вышел на балкон. Сотни голосов слились в едином приветственном крике.

Потом Мартын с военным министром перешли в другой зал. Все ещё не решаясь спрятать меч в ножны, Мартын положил его перед собой на стол.

Меч лежал, переливаясь живым светом. Никто не в силах был отвести от него взгляда.

Страшная усталость в конце концов сломила Мартына. Голова его упала на стол. Столь тяжёлой была для него эта битва, что она забрала у него последние силы.

XXV

Мартын встал, глянул на будильник и понял, что ему пора в школу. На этот раз в душе его не было печали. Он победил и вернул свободу жителям той далёкой страны. Они надеялись, на него, и он оправдал их надежды.

Мартын чувствовал: что-то изменилось и в нём самом. Он стал увереннее и сильнее. И хоть никто из встречных не приветствовал его как своего принца, Мартын ощущал себя действительно независимым и свободным. Теперь ему ничто не страшно, ему некого бояться.

В классе после звонка воцарилась тишина. Как вдруг двери открылись и вошла директриса. Все недоуменно смотрели на неё: так просто директриса в класс не придёт.

- Ребята, - сказала она, обведя учеников взглядом. - Вы знаете сегодня урока у вас не будет.

Она еще что-то говорила. Но Мартын уже всё понял.

"Учнаус исчез, - пронеслось у него в голове. - Конечно, урока теперь не будет. И не только сегодня. Он уже больше не придёт в наш класс".

Мартын повернулся к своему соседу, чтобы рассказать ему об этом. Но потом махнул рукой: всё равно никто не поверит. Но ведь в жизни случается и то, чему не так просто поверить. Оно просто происходит, как в этой истории.