/ Language: Русский / Genre:sf,

Cолнце В Упряжке

Г Полунов


Полунов Г & Романов Е

Cолнце в упряжке

Гр. ПОЛУНОВ, Е. РОМАНОВ,

члены Астрономо-геодезического общества при АН СССР

Cолнце в упряжке

Научно-фантастический очерк

Людей не устраивает высказываемое иногда мнение о том, что высокоразвитые цивилизации во вселенной встречаются чрезвычайно редко. Нам хочется верить, что это не так. Хочется верить, что разумные существа где-то обживают Галактику, обмениваются знаниями, летают друг к другу. А если это так, если это не иллюзия, следы их деятельности (и прежде всего самых развитых из них) надо искать. Но что, если некоторые из этих следов столь заметны, что уже давно известны нам, хотя и не получили правильного истолкования? О такого рода возможностях и говорится в очерке "Солнце в упряжке". И пусть местами рассказ, быть может, вызовет улыбку скептика. Авторы, вероятно, меньше всего рассчитывают на то, чтобы их предположения принимались на веру. Авторы как бы предлагают подумать вместе с ними: сможет ли наша цивилизация когда-нибудь управлять звездами? И что, если не только наша?

А. ЗАСОВ, научный сотрудник Государственного астрономического института имени Штернберга

Это началось в студенческие годы, на пустом чердаке старого дома, который мы приспособили под "обсерваторию". Была холодная осенняя ночь, когда дрожащими руками мы впервые направили в небо свой самодельный телескоп.

Осенней ночью небо кажется особенно темным. И чем оно темнее, тем ярче мерцают звезды. Взгляд уходит в черные глубины пространства, блуждает среди замороженных далей и вдруг - трепетный, живой огонек звезды. Еще и еще. Крохотные дрожащие очажки света, удаленные от нас на безмерные расстояния.

И почему они мерцают? Действительно, почему?

Дело, конечно, не только в классическом "движении воздушных масс", хотя это объяснение мерцания звезд в девяти случаях из десяти правильно. Нас интересовали другие - "ненормальные" звезды. Те, которые продолжают мерцать и в черном небе открытого космоса.

О существовании таких звезд (астрономы называют их переменными или цефеидами) знали давно. Их систематическое изучение началось еще в XIX веке.

Астрономы пытались найти закономерность в их поведении. Но странное дело: цефеиды оказывались и среди молодых и среди старых звезд Галактики, они не укладывались в схемы звездной эволюции, плохо поддавались классификации, и, что самое любопытные, иные цефеиды могли превращаться в нормальные звезды, а через определенные промежутки времени - вновь в переменные.

Старый холодный чердак стал свидетелем страстных споров. Именно здесь, на чердаке, и родилась догадка о природе цефеид. Догадка, правда, до сих пор чисто умозрительная, но...

В ту ночь мы - двое - спорили до хрипоты. Доказывали, отвергали, сомневались. И если в пылу спора ломался карандаш, то, увлеченные ходом мысли, мы не останавливались перед "архимедовским" способом записи, выводя цифры на чердачной пыли с помощью пальца или того же обломка карандаша.

Толчком к спору послужила одна из цефеид в созвездии Гончих Псов. Польский астроном Смак измерил ее колебания, и оказалось, что звезда меняет свой блеск с периодом всего лишь 18 минут! Было от чего прийти в волнение!

Уж очень это похоже на какие-то сигналы. Догадка возникла у нас одновременно. Мы сидели друг против друга, широко раскрыв глаза, боясь произнести вслух то, о чем обоим хотелось кричать.

А что, если действительно сигналят? Но чем? Неужели звездой?

Чтобы сигнализировать звездой, надо научиться управлять ее термоядерными реакциями. На Земле люди смогут подчинить себе термоядерные процессы скорее всего в самом недалеком будущем. Но управлять термоядерными реакциями Солнца?! Нет, ни о чем подобном в ближайшем будущем, казалось, и мечтать было нечего. В ближайшем будущем... А в отдаленном? Сверхцивилизация в принципе смогла бы регулировать светимость звезды, сигнализируя таким образом? Мы не нашли обратного утверждения.

Так; может быть, где-то во вселенной это уже осуществлено? Может быть, цефеиды - это маяки, зажженные, чтобы посылать сигналы всем разумным обитателям Галактики?

...И мы взялись за расшифровку "сигналов". И разумеется, потерпели неудачу. Мы не могли добиться успеха хотя бы по той простой причине, что о "мигании" цефеид пока еще собрано слишком мало сведений - нет материала для анализа и обобщений.

Некоторое время мы не виделись. Мы переживали неудачу в одиночку. А когда встретились, каждый был уже одержим новой догадкой...

Странно движется человеческая мысль. Ей как будто неведомы прямые пути. Ей обязательно нужно обежать все окрестности, забрести невесть куда, попасть разок-другой в тупики, прежде чем она найдет что-то путное. Наши фантазии не были исключением.

Именно неудача с расшифровкой предполагаемых посланий чужого разума натолкнула нас на неожиданную мысль: надо приглядеться к той звезде, о которой у нас больше всего информации! К нашему Солнцу.

Но Солнце не цефеида! Верно. Тем не менее Солнце тоже периодически меняет свою активность. У него есть всем хорошо известный одиннадцатилетний цикл. Другой его цикл равен восьмидесяти годам.

Да, но не мы же влияем на Солнце! Значит, его периодичность имеет естественную природу, и нечего огород городить.

Нечего? А что, если на наше светило кто-то воздействует? Сверхцивилизация, способная управлять "своей" звездой, естественно, могла вмешаться в поведение и "чужой" звезды. Зачем? А вот зачем.

Предположим, прилетели посланцы этой цивилизации на Землю. Обнаружили на ней развивающийся разум. Но вступать с ним в контакт рано: на Земле еще бродят неандертальцы. Что же делать? Систематически проверять уровень развития разума? Каждый раз отправляться в далекий путь? Нет. Проще оставить искусственную планеточку с приборами и устройствами, которые будут систематически менять активность звезды. И когда земная цивилизация постигнет тайну управления термоядерными процессами, она сама поймет: меняющаяся активность Солнца может быть искусственно созданным сигналом...

Логика гипотезы явно хромала. Зато она была романтичной и красивой, эта наша гипотеза. А чего еще надо студентам? Мы немедленно приступили к "расшифровке" поведения Солнца!

Прежде всего нужно было решить: какую информацию нам могли оставить разумные? Ведь информация должна быть очень короткой. Недолгие размышления привели нас к догадке, что она должна была содержать сведения о расстоянии до места жительства той, пришлой цивилизации. Но расстояние до звезд, очевидно, принято обозначать световыми годами не только у нас - ведь это очень удобная единица. Длительность же нашего года они, конечно, определили. Итак, одиннадцатилетний цикл Солнца должен означать, что чужая цивилизация находится от нас на расстоянии 11 световых лет.

Ох, как забилось сердце, когда мы подумали об этом! А есть ли на таком расстоянии звезды? Вдруг ни одной? Но звезда была. И была только одна. Не две и не три, а только одна - так мы определили...

Ликованию не было предела. Мы тут же вспомнили, что кто-то из ученых предположил именно на этой звезде высокоразвитую цивилизацию. Тогда мы не могли вспомнить, из каких соображений исходил ученый. Мы помнили только о том, что такое предположение существует. Уже потом, значительно позднее, мы обнаружили, что такое предположение было не у одного ученого, а у нескольких.

Но об этом потом. Тогда нам было достаточно мнения одного ученого. Мы были счастливы!

Тем ужасней было наше разочарование. Ведь существует еще восьмидесятилетний цикл солнечной активности. Что делать с.ним'

Шло время. Мы увязали в противоречиях, мы запутывались в расчетах, мы прибегали ко все более невероятным допущениям и, теперь в этом можно сознаться, зашли в тупик.

Но тут вышла книга члена-корреспондента АН СССР И. С. Шкловского "Вселенная, жизнь, разум". Одно место в ней нас ошеломило. Оказывается, теоретически известен способ, как управлять звездными реакциями! Оказывается, светимость звезд можно регулировать посредством мощного, точно сфокусированного гамма-излучения!

Это дало нашим мыслям непредвиденный толчок. Нас взбудоражила другая загадка вселенной, еще более странная и волнующая, чем цефеиды. Этой загадкой были звезды блуждающего класса.

Все звезды перемещаются. Двигаются они вокруг центра Галактики и, естественно, меняют свое положение относительно земного наблюдателя, который тоже вместе с Солнцем вращается вокруг галактического ядра. Скорость Солнца по орбите достаточно высока: 250 километров в секунду. Другие звезды тоже двигаются с подобными же скоростями. И все же для нас они практически неподвижны на фоне неба: сказывается их удаленность. А вот скорость звезд блуждающего класса столь необычна, что перемещения их заметны... Направление движения этих "ненормальных" тоже не совпадает с направлениями, по которым им следовало бы двигаться, если они кружатся вокруг галактического центра. Но почему все-таки они летят не туда? Где логическое объяснение?

Мы задумались.

Что в нашей Галактике есть другие цивилизации и что их скорей всего немало - с этим сейчас согласны даже самые осторожные ученые. А как лететь к этим далеким цивилизациям? Легко сказать - на звездолете. Расчеты современной науки говорят: чтобы разогнать стотонный корабль до субсветовой скорости (только на такой скорости и есть смысл летать к звездам), необходимо затратить такое количество горючего, которое соизмеримо с массой всего земного шара!

Мы не могли с этим смириться. Лететь к звездам необходимо. Фантасты не случайно так много пишут о межзвездных полетах, о контакте с цивилизациями других миров. Ученые не случайно взялись недавно за поиски сигналов чужого разума; не из чистой любознательности исследователи тратят время, средства на радиопрослушивание звезд, подобных Солнцу. Стремление человечества к общению с другими разумными обитателями вселенной закономерно. Такое общение - это обмен знаниями, обмен достижениями. Это стремительное, невиданное ускорение прогресса. Впрочем, об этом прекрасно сказал И. Ефремов в своем романе "Туманность Андромеды", не будем повторяться.

Да, но наименьшие расстояния, отделяющие нас от других цивилизаций Галактики, - это скорей всего десятки световых лет. Значит, время, разделяющее любой вопрос и любой ответ, тоже будет исчисляться десятилетиями - ведь быстрее света передавать информацию невозможно. Какова эффективность такого диалога? А полеты к другим звездам? Даже если мы каким-то невероятным способом справимся с техническими трудностями такого полета, то уж с "парадоксом времени" Эйнштейна мы ничего не сможем поделать. Экспедиция продлится годы, но на Земле тем временем пройдут многие десятилетия, даже столетия. Малоприятная перспектива. Нет, чтобы лететь к звездам, чтобы поддерживать контакт с другими цивилизациями, нужно что-то совсем иное. Надо искать другие способы.

И мы искали. На ощупь, будто впотьмах.

Можно лететь и. не очень быстро - рассуждали мы. Но лететь должно все человечество. Все! В этом решение задачи.

Все? Но на чем? Уж не на земном ли шаре? А горючее? А привычные условия жизни вблизи светила? Ведь нас окутают тьма и холод...

Но кто сказал, что нужно лететь без светила? Лететь нужно с ним - с Солнцем. Нужно заставить лететь его туда, куда нам нужно, а не туда, куда оно летит само. Но как заставить?

И вдруг все, о чем мы думали раньше, слилось в ослепительный луч догадки: надо превратить Солнце в реактивный корабль!

Ежесекундно Солнце излучает 3,86*1033 эргов. Это огромная цифра. Достаточно сказать, что наша планета получает только одну двухмиллиардную долю этой энергии. Вот и надо использовать эту энергию передвижения Солнца. Как? Очень просто. (Вы заметили: тогда для нас все было просто.) Нужно замедлить скорость термоядерных реакций на одной трети Солнца. Она охладится, и излучение противоположной стороны перестанет уравновешиваться: создастся реактивный эффект. Солнце вращается, поэтому охлаждать нужно какой-либо его полюс. На развитии Земли это, конечно, не скажется. Ее не придется даже переводить на другую орбиту, ведь, к счастью, Земля, как и все планеты, вращается в плоскости солнечного экватора. Нам явно везло.

Ну хорошо! А с каким же ускорением мы полетим? Взялись за расчеты. Вот тут-то наступило разочарование. Расчеты убедили (даже нас), что предположения о возможности запрячь Солнце в упряжку при помощи его же собственного излучения слишком оптимистичны. Если охладить треть нашего светила, то оно двинется в путь, приобретая каждую секунду ускорение, равное двухсотмиллиардной доле сантиметра. При таком ускорении полет к нашей ближайшей соседке Альфе Центавра (расстояние до которой 4,3 световых года) занял бы 440 тысяч лет...

Но мы были верны себе. Так вот запросто, едва натолкнувшись на первое же препятствие, отказаться от такой великолепной, грандиозной идеи мы никак не могли. А использованы ли все возможности солнечного излучения? Что, если, охладив один полюс Солнца, другой... разогреть? Если, скажем, мы увеличим температуру поверхности Солнца только в два раза, то излучение возрастет настолько, что мы сможем достичь Альфы Центавра уже не за 440 тысяч, а всего только за 1800 лет. А ведь можно разогреть Солнце и сильней... И кроме того, постоянство ускорения в конце концов настолько разгонит Солнце, что где-то за Альфой Центавра его бег уже будет соизмерим со скоростью света. И дальше межзвездные расстояния мы уже будем преодолевать гораздо быстрей...

Оставалось подсчитать возможность отставания планет от вдруг ринувшегося вперед солнышка. Здесь все обстояло благополучно. Планетные орбиты не отставали. Масса наших планет составляет лишь одну десятую процента от массы нашей звезды. Планетки неизбежно должны были отправиться в путь вслед за светилом. Мы чуть не заплясали от радости...

Да, путешествие по Галактике вместе с Солнцем в принципе возможно. Сначала медленно, очень медленно, а потом все ускоряя и ускоряя свой бег, Солнце вместе с планетами двинется к другим светилам. Мы пойдем на сближение с обителью иных цивилизаций. Быть может, они тоже спешат нам навстречу. Так мы преодолеем разделяющие нас бездны, сплотимся в могучую семью галактического разума...

Будет так или нет? Трудно сказать. Пока это даже не проект. Это мечта. Может быть, она никогда не исполнится - человечество найдет иной, более совершенный способ преодоления межзвездных расстояний. Тем лучше.

Маленький загадочный динозавр

...На первый взгляд в находке не было ничего примечательного. Обычный трофей палеонтолога, охотника за ископаемыми животными и растениями, одна из многих находок, сделанных учеными Палеонтологического института АН СССР во время прошлогодней экспедиции в Казахстан. Там, недалеко от Чимкента, руководитель экспедиции А. Г. Шаров и обнаружил в каменном пласте остатки скелета миниатюрной рептилии - древнего пресмыкающегося, жившего примерно 160 миллионов лет назад.

Эти останки можно было рассмотреть лишь через увеличительное стекло: у рептилии были относительно маленькая голова с клювом, лишенным зубов, сравнительно короткое туловище, длинный хвост, и - самое удивительное - на спине животного поднимался высокий костистый гребень. Такого еще палеонтологам встречать не приходилось - крошечное ископаемое животное миллиметров в десять длиной - оказалось чуть ли не точной копией... гигантских пресмыкающихся - динозавров.

- Загадка? Да, и очень интересная! - говорит доктор биологических наук А. Шаров. - Вот далеко не полный перечень любопытнейших вопросов, которые встают сегодня перед исследователями, вплотную приступившими к изучению находки: действительно ли между этой рептилией и гигантскими динозаврами протянулась какая-то ниточка родственной связи? Или все-таки "казахстанская" рептилия - обычная представительница древних ящериц, хорошо знакомых палеонтологам? Но как тогда объяснить существование на спине животного высокого гребня - такого нет ни у одного из известных науке видов ящериц?..

Пока графа ответов остается пустой. Решить загадку маленького динозавра палеонтологам еще только предстоит...