/ Language: Русский / Genre:sf,

Акционерное Общество Золотой Ангел

Галина Полынская


Полынская Галина

Акционерное общество 'Золотой Ангел'

Полынская Галина

Акционерное общество "Золотой Ангел"

Приятный женский голос в телефонной трубке произнес:

- Алло, добрый день.

- Здравствуйте, - неуверенно пробормотал Титивин, переминаясь с ноги на ногу в полумраке захламленной прихожей, - это "Золотой Ангел"?

- Да, "Золотой Ангел". Доставка неприятностей на дом. Мы вас слушаем.

- Ну, я .... Э-э-э-.... - он рассматривал свое отражение в большом прямоугольном зеркале на стене, - я бы... э-э-э...

- Извините, - мягко перебил приятный голос, - а откуда вы узнали о нашей организации?

- Из газеты, - он машинально пригладил всклокоченные волосы.

- Из какой именно?

- Ну.... я не помню, из какой-то рекламной, их все время в почтовые ящики заталкивают. А что, это важно?

- Мы проверяем эффективность рекламной кампании. Извините, что перебила.

Голос в трубке замолчал, молчал и Титивин, продолжая переминаться с ноги на ногу. Под стоптанными подошвами клетчатых комнатных тапок тихо поскрипывал паркет.

- Может, вы подъедете к нам в офис? - помог голос. - И мы все обсудим?

- Да, - поспешно, чуть ли не с облегчением сказал Титивин, - я лучше приеду.

- Записывайте адрес.

Титивин схватил ручку, на длинной веревочке висевшую у зеркала, и быстро принялся писать в растрепанном пухлом блокноте, из которого торчали и сыпались разномастные листочки. Записав адрес, он попрощался и повесил трубку. Руки Титивина слегка подрагивали, а ладони были влажными и липкими. Глядя на листочек с наспех нацарапанными каракулями, он засомневался, было, в правильности своего поступка, но перед глазами Титивина снова возникло ненавистное лицо Барсукова, и все сомнения рассеялись. Стиснув зубы, и криво улыбаясь собственным мыслям, он надел чистую рубашку и темно-серый костюм. Тщательно причесав вьющиеся, заметно поредевшие на макушке волосы, Титивин водрузил на нос большие черные очки с расшатанными пластмассовыми дужками и решительно направился в прихожую. Открыв дверь, он заметил, что забыл надеть ботинки.

На улице стоял предгрозовой июльский зной и Титивин мгновенно взмок в своем костюме. У метро он купил в ларьке баночку коктейля "ром с колой" и быстро выпил. Коктейль оказался теплым, почти горячим и отдавал резиной. В голове малопьющего Титивина моментально зашумело, а уверенность в собственном решении стала монументальной и непоколебимой.

Сколько можно, - бормотал он, занимая очередь за карточкой в кассе метро, - безнаказанно... не на того напал, барсук несчастный!

Вы что-то сказали? - обернулась стоявшая впереди девушка.

Это я не вам, - Титивин вытащил кошелек из внутреннего кармана и отсчитал десять рублей мелочью. Перед его глазами опять возникла холеная, довольная морда Барсукова с чисто выбритым подбородком, масляными глазками, очечками в тонкой золотой оправе и Титивин едва не взвыл от ненависти. Купив карточку, он чуть ли не бегом помчался к турникету.

Нужную улицу и дом Титивин отыскал почти сразу, это оказался современный двухэтажный особняк со светло-зелеными стенами и декоративными золотыми решетками на окнах. При входе не было никаких табличек или надписей, указывающих на то, что именно в этом здании располагается АО "Золотой Ангел". Входная дверь была заперта и Титивин решительно надавил на кнопочку маленького блестящего звонка.. Через пару секунд дверь приоткрылась, и на пороге возник молодой человек богатырского телосложения. Черный костюм, как влитой сидел на его мощной фигуре, а на железобетонном лице поблескивали настороженные колючие глазки непонятного цвета.

- Здравствуйте, - откашлялся Титивин, "ром с колой" продолжали бродить в организме и Титивин чувствовал себя храбрым и практически непобедимым. Здесь находится "Золотой Ангел"?

Атлет не ответил, продолжая буравить Титивина бесцветными глазками.

- Я звонил недавно, мне сказали, что можно приехать... - даже не взирая на коктейль, Титивин малость струхнул под таким взглядом.

- А, звонили? - ожил атлет. - Да, проходите, вас ждут.

Он отступил, пропуская Титивина, и тот вошел в прохладное, приглушенно освещенное помещение с зеленым ковровым покрытие на полу и с деревянными кадками, в которых росли разлапистые растения с волосатыми стволами. Титивин присел на краешек коричневого кожаного кресла и взял с прозрачного столика толстый журнал в яркой обложке. Не успел он его открыть, как дверь напротив отворилась и на пороге возникла прекрасная ундина в коротенькой юбочке и полупрозрачной блузке, не скрывающей черных кружев на такой груди, какую Титивин никогда не видел наяву.

Присаживайтесь, - ослепительно улыбнувшись, сказало видение, тем самым голосом из телефонной трубки. - Мы вас ждали, проходите, пожалуйста.

Она сделала приглашающий жест ручкой с алым маникюром. Титивин поднялся с кресла и на негнущихся ногах последовал за богиней в кружевах. Она проводила отчаянно потеющего от волнения Титивина в просторный кабинет с ореховым письменным столом и картинами на стенах. За столом, в кресле, сидел довольно молодой мужчина в летнем костюме. Как только Титивин вошел, на приятном лице мужчины вспыхнула улыбка, он привстал и протянул руку.

- Здравствуйте, - Титивин незаметно вытер ладонь о штанину и пожал руку приятного мужчины.

- Здравствуйте, здравствуйте, присаживайтесь, пожалуйста, он кивнул на стул и Титивин снова примостился на краешек. - Ларочка, принесите нам кофе.

- Хорошо, Вениамин Леонидович, - и Ларочка исчезла к великому разочарованию Титивина.

Как вы уже догадались, меня зовут Вениамин Леонидович, а вас?

Семен Сергеевич, - немного поколебавшись, ответил Титивин.

Очень приятно, Семен Сергеевич. Я так понимаю, что вас привели к нам какие-то серьезные проблемы?

Да, - кивнул Титивин, - проблемы.

Расскажите мне все по порядку, - голубые глаза Вениамина Леонидовича стали внимательными и ласковыми, как у психиатра. Ларочка принесла кофе и снова исчезла.

Может коньячку? - предложил Вениамин Леонидович.

Нет, не надо, - Титивин взял маленькую чашечку и сделал глоток кофе, он был крепким и сладким. - В общем... дело вот в чем... У меня есть... был институтский друг Алексей Барсуков, он теперь директор фирмы, пейджерами и сотовыми телефонами торгует. Он долго меня к себе звал, я не хотел, понимал, что он так, из жалости, - Титивин смахнул со лба пот. - Работу я найти никак не мог и пришлось поклониться Барсуку... простите, Барсукову. Он взял меня курьером, как в насмешку, что ли? Сказал, что нет другой свободной должности и я, со своим дипломом, в мои-то годы, вынужден мотаться по всей Москве за символическую плату... а я за него, между прочим, в институте все курсовые писал! Вы понимаете?

Вениамин Леонидович кивнул потеющему, жалкому Титивину.

Моя жена, - продолжал Титивин, - ее зовут Наташа, она тоже училась вместе с нами, вместе жили в общежитии, Барсуков уже тогда за нею ухаживал. Они долго встречались, все было серьезно, но однажды Наташа застала его в постели с другой девушкой. Они сильно разругались, Наташа много выпила, пришла ко мне в комнату и осталась на ночь. Она знала, что я к ней неравнодушен. Потом я предложил ей выйти за меня замуж и она согласилась. Все эти годы, - лицо Титивина скривилось, - она встречалась с этим мерзавцем за моей спиной. Раньше Наташа хоть скрывала это, теперь даже не трудится! Разъезжает с ним в его машине, на работе все уже смеются надо мной, а позавчера... - водянистые глаза Титивина стали стеклянными. Барсуков вызвал меня в свой кабинет и с издевательством сообщил, что Наташа больше не хочет меня видеть, что как мужчина я из себя ничего не представляю и ей больше нравиться быть его любовницей, чем моей женой. Дверь кабинета была открыта и слова Барсукова слышали все сотрудники... И что мне теперь, повеситься, что ли?! - неожиданно выкрикнул Титивин и Вениамин Леонидович слегка вздрогнул.

- Я вас понял, - сказал он. - Вы хотите устроить неприятности супруге или Барсукову?

- Барсукову, - почти шепотом произнес Титивин, его плечи ссутулились, а ладони стали липкими.

Угу, - Вениамин Леонидович взял со стола малиновую кожаную папку и протянул Титивину.

Что это? - он с опаской уставился на папку.

Перечень наших услуг и расценки.

Титивин открыл папку и уставился на плотные глянцевые листы с аккуратным компьютерным текстом: "Неприятности на работе: а) малой тяжести - 300 у.е. б) средней тяжести - 700 у.е. в) повышенной тяжести 1200 у.е. г) супер - 2000 у.е. Неприятности в семье... неприятности в семье и на работе... Доведение до нервного срыва без с.у... Нервный срыв с последующим с.у... Сведение с ума... Л. И....

Что такое "су и Л. И?" - спросил Титивин, озадаченный огромными суммами, стоявшими напротив именно этих услуг.

- Самоубийство и летальный исход, - бесстрастно сообщил Вениамин Леонидович. Челюсть Титивина отвисла.

И что... на самом деле? - он закрыл папку и осторожно, будто она могла взорваться, положил на стол, - вы... убиваете людей?

Ну, зачем же так? - ласковый взгляд Вениамина Леонидовича стал скучающим, - мы просто создаем ситуации, понимаете? Си-ту-а-ции.

А, - кивнул Титивин, хотя ничего и не понял.

Вы выбрали что-нибудь?

Да... - Титивин немного помялся и сказал: - нервный срыв... с последующим л.и.

- Вы располагаете необходимой суммой?

- У меня есть дача и отцов автомобиль... продам, а пока могу отдать вам документы на машину и дом, это можно?

Конечно. Вы хорошо обдумали свое решение? Вы его не измените?

Титивин отрицательно покачал головой.

Тогда заполните анкету и заключим договор.

На улицу Титивин вышел тихим и задумчивым. Пару минут он стоял и смотрел на проносившиеся мимо машины, потом направился к метро, намереваясь купить еще один коктейль в баночке. После его ухода Ларочка занесла анкетные данные Титивина в компьютер и, глядя в монитор, вдруг заулыбалась, встала и направилась в кабинет к шефу.

- Вениамин Леонидович, здесь небольшая накладка с этим Титивиным.

- А что такое? - Вениамин Леонидович отложил бумаги, которые читал.

- Дело в том, что его самого уже заказали, его собственная жена, Наталья Титивина, летальный исход.

- Оплачено?

- Да, вся сумма переведена на наш счет. Но это еще не все, Наталью Титивину заказала Светлана Барсукова, судя по всему, супруга Барсукова, которого заказал Титивин... - Ларочка растерянно смотрела на шефа. Тот от души расхохотался, заулыбалась и она.

Ну, дела, - отсмеявшись, сказал шеф, - все заказы оплачены?

Да, все.

Что ж, мы обязаны выполнять заказы наших клиентов, передай эти материалы нашим аналитикам, пусть решат, как лучше удовлетворить просьбы и пожелания всех этих людей. Качественно и в срок.

Хорошо, Вениамин Леонидович, - Ларочка вышла из кабинета, прикрыв за собой дверь. Вениамин Леонидович достал из ящика стола бутылку коньяка, крошечную рюмочку, тщательно, словно отмеривал лекарство, наполнил ее золотистой жидкостью и с наслаждением выпил.

Вернувшись домой, Титивин все никак не мог справиться с нервным возбуждением и тошнотой после баночных коктейлей. Он ходил из комнаты в комнату, попивая из чашки теплую, отдающую таблицей Менделеева воду и сам себя убеждал в собственной правоте.

Все уже сделано! - Титивин поставил чашку на журнальный столик и машинально потрогал светлое пятнышко облупившейся полировки.

Неприятности у Семена Сергеевича Титивина начались на следующий же день и это было похоже на наваждение. Мелочи, невыносимо досадные мелочи, казалось, происходили сами собой: в метро не действовали карточки, и Титивин вынужден был часами скандалить с кассирами и администрацией, автобусы уходили из-под носа, такси обдавали его грязной водой, в магазинах ему всовывали исключительно испорченный и просроченный товар, ко всему вдобавок, Титивину разрезали сумку и вытащили кошелек с документами. Через три дня, сплошь состоящих из подобных "мелочей", Титивин почувствовал нечто похожее на панику и ужас одновременно, внутренний голос шепнул Семен Сергеевичу, что все это только начало. Сидя в квартире с зашторенными окнами и запертой на все замки дверью, он лихорадочно пытался сообразить, что же такое творится. И внезапно Титивина озарило, ему вспомнилось сверкающее улыбкой лицо жены. Ярче всего эта улыбка была именно в эти три злополучных дня, когда взбешенный Титивин врывался в квартиру и нервно курил одну за другой.

- Не может быть, - пробормотал он и бросился в спальню. Перерыв вещи жены, в шкафу, в белье, он обнаружил газетную вырезку с рекламой АО "Золотой Ангел".

- Стерва! - не то простонал не то провыл Семен Сергеич, без сил падая на супружеское ложе. - Вот стерва!

Услышав, как открывается входная дверь, он сунул вырезку в карман тренировочных штанов и, стиснув зубы, пошел в коридор. Наталья Петровна медленно и как-то вяло снимала белые босоножки. Когда она подняла голову, Титивин заметил, что супруга недавно плакала.

Что случилось, Наташа?

Ничего, - выдавила она, - просто неприятности на работе.

Титивин невольно вздрогнул, и ему показалось, что бумажный клочок в кармане зашевелился, как живой.

- У меня тоже неприятности, Наташа, странные такие неприятности, сквозь зубы процедил Семен Сергеевич, пристально глядя на жену. От него не укрылось, как вздрогнули ее плечи. "Значит правда! - мелькнуло в его голове, - Вот гадина!" Супруга молча прошла мимо него в ванную и вышла оттуда в синем цветастом халате и Титивин, почему-то подумал, что более омерзительного зрелища, чем этот халат, он еще не встречал.

- Где ты деньги взяла? - монотонным голосом спросил он, заходя вслед за женой на кухню.

Какие деньги? - она поставила чайник на плиту. - О чем ты?

Большие деньги! - заорал Титивин, хватая ее за синие цветастые плечи и разворачивая к себе лицом. - Деньги на то, чтобы заказать меня в "Золотом Ангеле"!

В карих глазах Наташи мелькнул страх. Он, как крошечный желтый зверек, мелькнул и исчез.

- О чем, ты, Сенечка? - попыталась улыбнуться Наташа. - Я не понима...

- Не ври! Я нашел газетную вырезку! - пальцы Титивина впивались в мягкие синие плечи жены. - Как ты могла, гадина!

- А что мне оставалось делать?! - неожиданно выкрикнула она в лицо Семену. - Квартиру что ли с тобой делить?!

- Так ты... - от страшной догадки пальцы Титивна ослабели и разжались сами собой, - ты меня... убить... хотела?

Стряхнув с себя руки Семена, она быстро вышла из кухни, и Титивин услышал, как Наташа набирает номер телефона. На ватных ногах Семен последовал за супругой и встал в дверях комнаты, без сил прислонившись к косяку.

- Алеша? - супруга стояла к Титивину спиной. - Да это я. Алеша, он все знает... не знаю... догадался...

В глазах Семена все почернело, бросившись к супруге, он отнял трубку и заорал:

- Привет, Барсук! У меня для вас тоже сюрприз есть! Я тебя тоже заказал в "Ангеле"! С последующим л. и!

Грохнув трубку на рычаг, Титивин рассмеялся, глядя на ошеломленное Наташино лицо.

Ты... - начала, было, она.

Да! Заказал! Три дня назад! Так что хана твоему любовничку!

- А меня? - неожиданно тихо и спокойно спросила Наташа. - Меня ты не заказывал?

Нет, - сбавив тон, ответил Титивин. - Только Барсука.

Значит кто-то другой, - она присела на диван. - Кто-то заказал меня.

Кто? - Титивин отупело смотрел на жену. Она молчала, рассеянно изучая рисунок ковра. Потом вскочила, снова схватила телефонную трубку.

Алеша? Это опять я, - тяжело задышала Наташа. - Слушай, меня тоже кто-то заказал. Да. Подозреваю. Твою жену. Нет, я никого ни в чем не обвиняю, просто разузнай у нее. Деликатно. Ладно?

Повесив трубку Наташа долго смотрела в пыльное окно, его давно уже пора было вымыть, но у нее все никак не доходили руки... Зазвонил телефон, но Наталья не двинулась с места, трубку взял Титивин.

Да? Да... хорошо.

Положив трубку на рычаг, он посмотрел на жену.

Это Барсук звонил, сейчас приедет.

Я и его жену заказала, - бесцветным голосом сказала Наташа.

Что?... чт... Где деньги взяла, сучка?! - завопил Титвин.

Не твое дело, - процедила супруга. - И не ори на меня!!!

Барсуков приехал очень быстро. Деловито протянул Наташе целлофановый пакет, сбросил элегантные легкие туфли и, потирая руки, направился на кухню. Титивину он коротко кивнул, глядя как-то сквозь хозяина дома. Наташа молча извлекла из пакета джин, бутылку тоника и пакет с апельсинами. Выставив это на стол, она, заторможено двигаясь, достала высокие стеклянные бокалы и с тихим стуком поставила их на стол. Барсуков втиснулся между столом и подоконником и уселся на табурет. Потирая руки, он, как-то отрешено разглядывал зеленую этикетку джина "Гринолдз". Титивин ненавидел эту, еще с института хорошо знакомую привычку Барсукова потирать руки раз, раз, раз мелькают аккуратные ногти на белых холеных пальцах... Титивин отвернулся, и прислонился спиной к дверному косяку. Продолжая хранить молчание, Алексей Барсуков ловко открутил крышку бутылки, плеснул джина в стаканы, разбавил тоником и шумно вздохнул. Наташа, присев на табуретку, неподвижными глазами созерцала апельсины, так и не вынутые из целлофанового пакетика.

- Дожились, - медленно произнес Титивин, продолжая стоять у дверного косяка, - дошли до ручки.

Давайте выпьем, что ли, - снова вздохнул Барсуков.

Да уж, есть что отметить! - ядовито хмыкнул Семен.

Прекрати, - машинально, не глядя в сторону мужа, сказала Наташа.

Хорошо, давайте выпьем, - примирительно сказал Титивин, хотя внутри у него все оцепенело от злости. Он присел напротив Барсукова взял свой бокал и произнес:

За то, что хоть раз в жизни мы все, единогласно пришли к одному и тому же решению. За поразительное единодушие.

Наташа подняла на него взгляд, и Титивин не мог не удивиться тому, сколько ненависти было в ее глазах. "Если уж я ей так противен, почему она раньше от меня не ушла? - равнодушно подумал Семен. - Я б ей и слова не сказал". В два глотка выпив пахнущую елкой жидкость Семен посмотрел на Барсукова и с удивлением отметил, что не испытывает больше никакой ненависти по отношению к нему, не чувствует даже неприязни. Он вообще ничего не чувствовал, в считанные минуты эти люди стали для него чужими, практически незнакомыми...

Тихонько запиликал сотовый телефон Барсукова.

Да?

Алексей! - от громкого голоса жены, Барсуков немного вздрогнул. Алексей, я не знаю, что происходит!

У женщины был голос человека, находящегося на грани нервного срыва.

А что случилось?

Происходят какие-то странные, непонятные вещи! У меня одни неприятности!

Что? - тонкие губы Барсукова побелели. Титивин никогда не видел, чтобы у человека так быстро и так сильно белели губы. Глаза за тонкой золотой оправой, с легким прищуром остановились на Наташе. Она неподвижно сидела так ровно, будто проглотила школьную линейку и смотрела на остатки джина в своем бокале.

Так... - с трудом выдавил Барсуков, - где ты сейчас находишься?

Голос что-то неразборчиво прокричал.

Приезжай сейчас по адресу, - Алексей назвал адрес Титивиных и нажал кнопку отбоя. Медленно положив аппарат на стол, он налил себе джина и выпил его неразбавленным.

Наташа, ты... ты... Марину...

Да! - неожиданно очнулась она. - Я Марину!

Лицо Натальи исказилось от злости.

Все эти годы быть на положении любовницы, жить с этим ничтожеством и знать, что дома тебя ждет эта крашеная сучонка, заманившая тебя постелью! голос Наташи сорвался на визг. - Если бы она не залезла к тебе тогда в койку, ты б и не женился на ней!

Титивин внезапно расхохотался, но на него не обратили внимания. Отсмеявшись, он аккуратно налил джина в свой бокал, разбавил тоником, с шумом отхлебнул и с интересом уставился на Барсукова и Наташу, ожидая продолжения. Он думал, что Алексей закатит его супруге скандал, но этого не случилось. Плечи Барсукова опустились, он как-то весь съежился, поник, в момент утратив свой лоск.

Звонок в дверь раздался неожиданно, вздрогнули все.

Это Марина, - прошептал Алексей.

А если нет? - криво улыбнулся Титивин. - Вдруг это из "Золотого Ангела" явились выполнять наши заказы?

С отвращением взглянув на мужа, Наташа резко встала из-за стола и направилась в коридор. Вернулась она с высокой, симпатичной блондинкой. Салатовые летние джинсы обтягивали ее длинные ноги и аккуратные бедра, короткая легкая маечка подчеркивала упругую грудь, и Титивин не без удовольствия отметил, что на ее фоне Наташа выглядит лет на десять старше своего возраста. Семен никак не мог понять, зачем, имея такую жену, Барсуков упорно не расставался с располневшей, обабившейся Наташей.

Наташа вынула из шкафчика еще один бокал и поставила его на стол. Не дожидаясь, пока за нею поухаживают, Марина налила себе джин и залпом выпила. Только после этого она кивнула Наташе, не обращая внимания на Титивина.

Марина, - хрипло откашлялся Барсуков, - у нас тут сложилась весьма неординарная ситуация... так получилось, что мы все стали клиентами одной и той же организации... акционерного общества "Золотой Ангел"...

Марина недоуменно смотрела на мужа, потом ее взгляд прояснился.

Меня тоже заказали? - она говорила на удивление спокойно.

Алексей кивнул.

И кто? - накрашенные золотистой помадой губы дрогнули в странной улыбке. - Ты что ли?

Наташа, - прошелестел Барсуков.

Супруга Титивина, сидящая радом с Мариной вся подобралась, с вызовом глядя на блондинку. Марина вскользь бросила на нее взгляд и снова отвернулась.

Вот как, значит, - Марина стала легонько постукивать золотистыми, в тон помады ногтями, - а я заказала Наташу.

Так я и знала! - процедила Титивина. - Подстилка!

Кто бы говорил, - не глядя в ее сторону, сказала Марина, - я с твоим мужем не спала, мне только мой был нужен. А по-другому от тебя никак было не избавиться. И что он только нашел в тебе? - Марина вздохнула и вынула из маленькой белой сумочки пачку сигарет. Титивин подал пепельницу и пошире раскрыл форточку.

Это еще не все, - хмыкнул Семен, - я заказал Барсукова, а моя дражайшая половина меня самого. Я так понял - никто не мелочился, все со смертельным исходом заказывали?

Ему не ответили, и так все было ясно.

Вы понимаете, во что мы вляпались? - голос Марины по-прежнему звучал спокойно. - Наши смерти будут выглядеть самым естественным образом, никому и в голову не придет, что нас убили. А если мы пойдем и обо всем расскажем в милиции, то в лучшем случае над нами посмеются, в худшем всех посадят.

Кроме меня, - подал голос Барсуков, - я никого не заказывал. Вообще-то я сам могу вас всех посадить, вы все - организаторы убийств.

Нет, мы - заказчики, а организатор эта жуткая контора, - покачал головой Титивин, - но, если мы заказали, мы же можем и отменить наши заказы, разве нет?

Конечно, можем, - однако, в голосе Наташи не было особой уверенности, - надо позвонить туда и спросить.

Титивин принес телефон, подтягивая за собой длинный шнур, и поставил аппарат в центр стола. Марина по памяти набрала номер и пару минут с каменным лицом слушала длинные гудки, потом положила трубку.

Может, у них обед? - предположила Наташа. - Хотя, уже почти четыре часа... Или рабочий день закончился?

Если не дозвонимся, завтра поедем туда, - Марина снова закурила.

Оставайтесь у нас ночевать, я вам в зале постелю, - предложила вдруг Наташа, и Титивин с удивлением уставился на жену. Однако когда он увидел ее глаза, наполненные даже не страхом, а самым настоящим ужасом, удивление прошло. Барсуков вяло, но согласно кивнул, Марина не пошевелилась.

Напьюсь сейчас, - пробормотал Титивин и потянулся к бутылке, - до чего же мы все докатились...

Да замолчи же ты! - лицо Наташи страдальчески скривилось, будто голос мужа причинял ей боль. - Надо что-то решать! Надо думать!

Думать надо было тогда, когда шла заказывать родного мужа, - Титивин пристально смотрел на дым Марининой сигареты. - Я хотел от твоего любовника избавиться, меня можно понять, а ты одним махом двоих порешить хотела.

Все хороши, - лицу Барсукова вернулся нормальный цвет, он заметно приободрился, плеснул себе джину и расправил плечи, - жена - убийца, друг убийца, любовница - убийца, чудо, а не окружение!

Если бы ты не спал с моей женой и не унижал меня при каждом удобном случае, мне бы и в голову не пришло идти в эту контору! - отрезал Титивин.

Если бы... - едва ли не одновременно начали Марина и Наташа.

Все, хватит! - рявкнул Барсуков. - Если бы да кабы! Ладно, мы останемся, а завтра с утра поедем к этим умникам!

Титивин не знал, как спали и спали ли вообще старые и новые обитатели квартиры, сам он провалился в счастливый сон без сновидений сразу, как только его лысеющая голова коснулась подушки.

Разбудила его Наташа, она была уже одета и наспех подкрашена.

Вставай, Сеня, - тихо сказала она.

И, не успел Титивин надивиться такой перемене, вышла из спальни. Титивин быстро оделся, умылся, подумал, было, побриться, но махнул рукой. На кухне все, в полном составе пили кофе.

Доброго утра убийцам и невиновным, - хмыкнул Титивин, насыпая в чашку растворимого, "настоящего, бразильского". Тщательно накрашенная Марина курила, погруженная в свой внутренний мир, Барсуков быстро отхлебывал кофе крошечными глотками, а Наташа снова сидела так, будто проглотила школьную линейку.

Допив кофе, они покинули квартиру Титивиных и вышли на улицу. Несмотря на утро, было уже жарко и душно. У подъезда стоял Опель Барсукова, Наташа, хотела по привычке сесть на первое сидение, но, вспомнив о Марине, открыла заднюю дверь. На щеках Натальи горели маленькие, но яркие красные пятна.

Бледно-зеленый особняк отыскали быстро. Барсуков приткнул машину на свободное место в плотном ряду машин на обочине, и все выбрались на солнышко. Алексей сразу взял инициативу в свои руки: взбежал по ступенькам и надавил кнопку звонка. Ждать пришлось недолго, двери открыл все тот же парнище в костюме.

Здравствуйте, - бодро сказал Барсуков, - мы клиенты "Золотого Ангела" и нам необходимо переговорить с Вениамином Леонидовичем.

"Привратник" молча взглянул на нерешительно мнущуюся за спиною Барсукова троицу и кивнул. Войдя в знакомый прохладный холл, Титивин приготовился ждать кружевную Ларочку, но парень сам проводил гостей в кабинет. Вениамин Леонидович разговаривал по телефону. Увидев вошедших, он приветливо кивнул на кожаные стулья, закончил разговор и с мягкой улыбкой воззарился на посетителей.

Здравствуйте, - откашлялся Барсуков, - тут у нас, видите ли, какая ситуация...

Я в курсе, - кивнул Вениамин Леонидович, - мягко говоря, м-м-м... нестандартная сложилась ситуация.

Да... - начал было Титивин, но осекся под тяжелым взглядом Марины.

В общем, мы хотели бы отменить все наши заказы, - на одном дыхании произнес Барсуков. - Как выяснилось, мы в состоянии решить наши проблемы спокойным, цивилизованным образом.

Мягкая улыбка Вениамина Леонидовича поскучнела, а глаза сделались похожими на два репейника.

Ну-у-у, - протянул он, - вы меня под монастырь подводите! Каждого из вас я спрашивал устно - не передумаете ли? Тоже самое вы подтвердили и письменно, в договорах. Я ничего не могу поделать.

К-как? - прошептала Наташа. - Совсем ничего?

Совсем, задействован мощный аппарат, для того, чтобы его остановить, понадобятся средства.

Сколько? - почти одновременно выпалили все.

Взгляд Вениамина Леонидовича стал похож на подтаявший пломбир.

Те же суммы, которые вы заплатили в начале.

Но у нас нет таких денег! - отрезала Марина.

А у нас тем более! - крикнула Наташа, и Вениамин Леонидович поморщился.

Прошу меня простить, - сухо и холодно произнес он, - у меня много дел. Эдик!

Двери отворились, и на пороге возник парнище в костюме.

Эдик, проводи наших уважаемых гостей, они уже уходят.

Оказавшись на улице, Титивин глубоко вздохнул, глядя на слишком яркое небо.

М-да, - короткий разговор получился, - сказал он.

Зато ёмкий и лаконичный, - кивнул Барсуков.

Что же нам теперь делать? - губы Наташи задрожали.

Вот уж не знаю! - лицо Алексея светилось изнутри. - Я лично к друзьям поеду, пивка попью с креветками. Мариночка, ты завещание изменять не будешь?

Не дожидаясь ответа, Барсуков впорхнул в свою машину, музыкально просигналил и быстро уехал. Глядя на проносившиеся мимо такие прекрасные московские дома, Алексей насвистывал арию тореадора из "Кармен", вспоминая визит к Вениамину Леонидовичу. Была минутка, когда Барсуков едва не испугался, подумав, что Вениамин может передумать и позволить этим, осточертевшим Алексею людям, благополучно уйти. Но, уговор оказался дороже... Хотя, кроме уговора были и деньги, причем деньги немалые. Были и распечатанные на цветном принтере рекламные газеты, в один день подброшенные "клиентам", много чего было... На глаза Алексея уже готовы были навернуться слезы счастья, когда, неизвестно откуда, прямо перед носом "Опеля" Барсукова оказался бензовоз.

Вениамин Леонидович проводил взглядом из окна понурую троицу, вернулся к столу и снова извлек бутылку коньяка и крошечную рюмочку. "Завтра же надо будет подыскать новое место для офиса, - подумал Вениамин Леонидович, аккуратно наливая в рюмочку золотистую жидкость, - вся работа будет выполнена сегодня же. Сегодня же..." Мысленно подсчитав сумму, полученную за всю операцию, он удивленно улыбнулся, по его мнению и примерным предварительным расчетам, все эти люди стоили гораздо дешевле.

28.11.00