/ Language: Русский / Genre:sf / Series: Одной звезды не будет

Анаис

Галина Полынская

Место действия – негласная столица Солнечной Системы – Империя Марса, и главное здание красной планеты – Дворец. Его хозяин – Патриций, загадочный, жестокий человек необыкновенной физической красоты, могущий убивать взглядом, распоряжающийся чужими жизнями и смертями без особых раздумий. Во Дворце – роскошном, не менее загадочном, чем его хозяин, здании, проживает множество народа, а так же приближенные Патриция – Дракула и Палач. Юная дочь Патриция – Анаис, всеми правдами-неправдами стремится покинуть Дворец, освободиться от его гнета. Тем временем, во Дворец приезжает-уезжает огромное количество людей, среди них прекрасная королева параллельных миров, женщина вамп – Терр-Розе Голубая Птица, ее давний недоброжелатель веселый жулик-аферист Сократ, принцесса Сатурна Ластения и начальник Спец. Штата полуволк-получеловек Алмон…

ru Miledi doc2fb, FB Writer v2.2 2009-07-28 http://www.litres.ru/ Текст предоставлен правообладателем f9613c70-c7fd-102c-81aa-4a0e69e2345a 1.0 Агент Индивидуальные Авторыd6646e25-b8f5-102c-a682-dfc644034242

Галина Полынская

Анаис

Мы никогда не живем, мы лишь

надеемся, что будем жить.

(Вольтер)

Посвящается не тем,

кого я считала своими друзьями,

а тем, кто в действительности

оказались ими.

Явление первое: Синее

…и планета уничтожила сама себя. Она взорвалась, разлетелась мириадами горящих обломков, несущих смерть и освобождение от гнева. Вселенная замерла, окутанная дымом, засыпанная лохмотьями осыпающегося пепла, зачарованная огнем и тлением, задавленная вырвавшимся отчаянием и болью.

В своей агонии планета все еще пыталась понять, откуда же пришли и кем были те Двое, уничтожившие ее саму и весь ее народ?

Когда планета взорвалась, Первый опечалился, ведь он уже считал ее своей. Каменные слезы застыли на его лице, склонил он голову, увенчанную драгоценным шлемом, и повелел сотворение новой планеты.

Когда родилась новая планета, он дал ей спутники, чтобы вместе они делили гнев войны, и назвал их именами братьев своих – Фобос и Деймос.

Второй же пообещал, что превратит эту планету в величайшую Империю и равной ей не будет.

Первогозвали Марс и он был Богом, а Второй еще не придумал себе имени. Стоя на пустыне новорожденного мира, смотрел он голубыми глазами в пустое беззвездное небо, словно видел там одному ему известные картины. И все это случилось до того, как родилась Система, названная «Солнечной».

* * *

На Дворцовый Космодром почти одновременно опустились два корабля: один с эмблемами Меркурия, другой – Урана. Как только двигатели остыли, на гладкие плиты посадочных площадок вышли пассажиры: низкорослый, коренастый, черноволосый представитель Меркурия и высокий, сухопарый, если не сказать – костлявый, уранец. «Жалкое зрелище!» – одновременно подумали они друг о друге, но, тем не менее, учтиво раскланялись в приветствии. Не торопясь, гости направились к единственному автомобилю, стоявшему прямо на посадочной площадке. Рядом с ним, заложив руки за спину, стоял высокий молодой человек. Несмотря на сильнейшее полуденное пекло, он был в строгом, наглухо застегнутом черном костюме и без солнцезащитных очков, что выдавало в нем коренного марсианина, чьи глаза с рождения привыкли к дикому солнцу Марса. Молодой человек терпеливо дождался, пока гости подойдут к машине, приветливо улыбнулся и открыл дверцу, приглашая в салон, где царил приятный полумрак.

– Уф! – уранец с наслаждением вытянул свои длинные ноги и расстегнул ворот рубашки. – Ну и пекло! Можно заживо зажариться!

– Это точно, – меркурианин с досадой посмотрел на свое одеяние.

Из-за отсутствия застежек, его рубашка напоминала короткий халат, застегнутый на спине.

– Разрешите представиться, мое имя Паргусс-второй, я член совета военных путей сообщения Меркурия.

– А я – Амес Гун, глава Ордена Свободы Урана.

– О! – кивнул Паргусс-второй и чему-то улыбнулся.

Послышался тихий шелест, перед гостями возник инкрустированный поднос, уставленный бокалами с различными напитками.

– А вы раньше на Марсе бывали? – Паргусс взял высокий изумрудный бокал и, понюхав содержимое, сделал небольшой глоток.

– Нет, не доводилось, бывал только на Деймосе, сами знаете, как трудно попасть в Империю без специального приглашения. А вы?

– Бывал, – довольно усмехнулся Паргусс, – но, к сожалению, не встречался с Повелителем, не заходил во Дворец. Я провел здесь некоторое время на одном из собраний, и многое узнал о Марсе.

– Что, например? – Амес Гун отвел взгляд от проносившихся мимо пейзажей, разворачиваясь к Паргуссу.

– О, Марс очень противоречивая планета, его можно изучать до бесконечности. Богаче Марса, наверное, не найти во всей Системе. Как и на большинстве планет, здесь нет городов, он не дробится на страны, Марс – цельное государство. Правда, здесь своеобразный климат, он тяжеловат для приезжих, но коренные жители чувствуют себя превосходно. Такое ощущение, что сама планета не любит чужаков и избавляется от них всеми возможными способами, отдавая все свои силы марсианам.

– Ну-у-у, – разочарованно прогудел Амес Гун, – вы бы мне еще путеводители процитировали. А я вот слышал, что Владыка контролирует своей энергией всё, вплоть до движения машин на дорогах и в курсе любых мелочей, которые происходят на Марсе и его спутниках, так ли это?

– Не знаю, вроде бы да, о нем много всякого говорят.

– Я видел его на портретах, – задумчиво произнес Амес Гун. – Он производит неоднозначное впечатление.

– Пожалуй, да, – согласился Паргусс. – Говорят, он велик…

– Да и еще говорят, что он величайшеечудовище, что настроение у него меняется за доли секунды, и никогда не знаешь, что он сотворит. Вот так.

– Хочу заметить, что благодаря ему, за всю свою историю Солнечная ни с кем никогда не воевала.

– Вы считаете это его заслугой?

– А чьей же еще?

– А Организация Спец. Штата?

– А кем, по-вашему, она была создана?

– Хм-м-м, – Амес Гун, – аккуратно устроил ногу на ногу. – А вы когда-нибудь видели Главу Спец. Штата?

– Офицера Алмона? Нет, не довелось, он не публичная персона.

Миновав границы Дворцовых Секторов, машина въехала на территорию, Дворца. Многоцветие красивейших пейзажей немедленно приковали к себе восхищенные взоры гостей. Лишь только очень внимательный взгляд мог заметить в воздухе желтоватые искры энергетической защиты – больше ничто не указывало на то, что воздух вокруг Дворца наполнен быстрой смертью.

Машина остановилась и, выждав положенное время, въехала в открывшийся невидимый коридор меж защитами, приближаясь к высоченным литым воротам, сквозь рисунок коих виднелась зелень деревьев. Ворота распахнулись, и пришельцы очутились в Дворцовом Парке.

– Какая красота! – восторженно воскликнул Амес Гун. – Невероятно!

Центральная дорога, ведущая к Дворцу, лежала напрямик через Парк, открывая взорам необыкновенный ансамбль безупречных деревьев, цветников, беседок и фонтанов.

– Это и есть знаменитый Дворцовый Парк? – с восторгом произнес Амес Гун. – Какой огромный! Конца и края не видно!

– Да уж, – согласился Паргусс, – с размахом, с размахом…

– А еще я слышал, что где-то здесь есть какие-то совершенно потрясающие фонтаны, просто город фонтанов, ну просто храм воды!

– Понятия не имею, – пожал плечами Паргусс, – здесь, наверное, много чего есть.

– О, смотрите!

Они проезжали мимо хрустального фонтана в виде цветущей ветки дерева, лежащей прямо на траве. Из середины тончайших, искусно вырезанных цветов, били прозрачные струи воды.

– Это что, озерный хрусталь Венеры? – присмотрелся Амес Гун. – Поглядите, это он?

– Не знаю.

– Ну да, это точно он! Я не могу ошибиться, это озерный хрусталь Венеры! Глазам своим не верю! Он же безумно дорогой! Нет, ему вообще нет цены, а он лежит здесь просто так, на траве! Удивительно, вы не находите?

– Я не знаю, – сдержанно ответил Паргусс, – я в этом совершенно не разбираюсь.

– Нет, вы только посмотрите, какие чудные беседки образуют эти цветы и кустарники! – не унимался Амес Гун. – Чего здесь не хватает, так это прекрасных дев!

– Уж кого-кого, а дев здесь, наверняка, предостаточно, – усмехнулся Паргусс.

Завороженные красотою сияющего летнего Парка, они не заметили, как автомобиль замедлил ход и вскоре остановился. Двери открыл все тот же молодой человек. Пришельцы выбрались из машины и остолбенели.

– Значит, это и есть Дворец… – медленно произнес Амес Гун. – Потрясающее зрелище, даже и не подозревал, что можно создать такое огромное сооружение. Как вы думаете, что это за архитектурный стиль?

– Понятия не имею! – плохо сдерживаясь, прошипел Паргусс. – Я в этом не разбираюсь!

– На что же это похоже? – не слушал его Амес Гун. – У него будто собственный стиль, своя архитектура, вы не находите? Погодите, а какого он цвета? Что это за цвет?

– Не знаю.

– То есть, как не знаете? Вы и в цветах тоже не разбираетесь?

Паргусс хотел, было, ответить какой-нибудь гадостью, но сдержался.

Величественная громада Дворца терялась в высоком марсианском небе. К главному входу вела лестница с колоннами, в каждой из которых была вырезана арка с гигантским атлетом в глубине. Атлеты пристально разглядывали каменными глазами всех подходивших к Дворцу, и у пришельцев невольно возникло неприятное ощущение, будто все каменные гиганты, как один, вперили в них свои холодные изучающие взгляды.

– М-да… – посмотрев по сторонам, Паргусс с удивлением обнаружил, что машина вместе с водителем куда-то исчезла, и они остались совершенно одни. – Нас никто не встречает, – констатировал он.

Гости прождали еще немного и, не выдержав палящего зноя, стали подниматься по ступеням.

– Как-то мне не очень хочется врываться без приглашения, – промямлил Амес Гун. – Но, здесь никого нет и это очень странно, вам не кажется?

Паргусс что-то неразборчиво буркнул и толкнул высоченные двери, украшенные искусным литьем. На вид они казались непомерно тяжелыми, но, тем не менее, открылись легко, будто ничего не весили. Паргусс с Амес Гуном переглянулись и шагнули внутрь.

* * *

Гавань оглушала своим шумом и грохотом не только новичков, но и тех, кто провел здесь всю свою короткую жизнь. Она поражала своими размерами: Гавань занимала почти всю подковообразную бухту Торгового Моря, и взгляд не в состоянии был охватить ее всю от края и до края.

Помимо рабов, в порту трудились люди самого разного сорта с различных планет, привлеченные единственной возможностью заработать на Марсе. Коренных марсиан в здравом уме среди рабочих не было и быть не могло. Все, рожденные в Империи, обеспечивались от рождения, и занимались, в основном, интеллектуальной деятельностью. Это давало весьма ощутимый результат – во всей Системе мало кто мог сравниться с марсианами по силе ума и возможностям оперировать энергиями.

Гавань убивала очень быстро. Сначала она превращала человека в глухонемого калеку с поврежденным от непосильного труда рассудком и надорванным тяжелым климатом здоровьем, а потом труп несчастного оставался гнить в каком-нибудь люке или стоке, пока его не подбирала Очистительная Служба. Каждое утро люди Службы, облаченные в темно-зеленые, пропитанные обеззараживающей сывороткой комбинезоны и герметичные шлемы, прочесывали Гавань, собирая свежие и уже начавшие портиться тела. Собирать приходилось быстро, ведь на таком пекле плоть разлагалась стремительно. Персонал Службы сваливал тела в контейнеры, грузил в вагонетки и увозил в крематории.

Должно быть, будущие покойники именно так и представляли себе Ангелов Смерти: мягкие спокойные движения в густом утреннем серо-багровом тумане, тело словно плывет или даже летит, тихий шелест темной одежды и яркий луч света, бьющий из шлема, а кажется, что прямо изо лба…

В приморском тумане звуки почти не слышны и даже самые громкие моментально замирают, словно захлебываются им, но такой туман бывает лишь по утрам. Персонал Очистительной Службы работает в тишине и не сходит с ума, а благодаря шлемам их никто не знает в лицо.

День начинался. Солнце разрывало горизонты настойчивыми малиновыми лапами, вырываясь из холодной воды подальше, в по-утреннему низкое фиолетовое небо. Туман густел, опадал на бетон, металл, камни, песок, покрывал вязкой росой редкие, чахлые кустики травы, неизвестно как пробившиеся в Гавани.

Начинался новый день. Тысячи людей стремились поскорее начать работу, чтобы ухватить пару лишних минут до того, как прорвется беспощадное, всепожирающее Солнце, до того, как оно заставит спокойное темное небо ослеплять резким зеленоватым светом. Иной раз рабочие предпочитали вообще не спать, чтобы успеть выполнить норму до невыносимой жары, разъедающего кожу пота, дикого грохота, лязга, коими с рассветом, наполнялась Большая Единая Торговая Гавань – главная промышленная зона Марса.

Вскоре работа вошла в привычный ритм: подходили и уходили морские корабли, взлетали и садились корабли воздушные, предприятия последними сигналами предупреждали о начале смены, привычную картину нарушило только одно: высокий, болезненный для слуха вой, возвестивший о прибытии рабских кораблей. Они, вроде бы и приходили достаточно часто, что бы быть сенсацией, но все равно привыкнуть к их зловещему появлению никто не мог. Одинаковыми темно-синими носами корабли разрезали вечно штормящие волны и горделиво несли на себе ядовито-желтую Звезду Ахуна – эмблему торговли живым товаром. Один за другим корабли причалили и, вслед за вооруженной охраной, на берег стали выходить пленники, будущие рабы. Пошатываясь от слабости, они поддерживали друг друга, и щурились от непривычно яркого Солнца.

– Земляне… это земляне… бедняги… – прокатился в толпе шепот – вздох.

Земляне слишком быстро умирали, не выдерживая непривычного климата Марса и непосильной работы. Но, хотя они и считались самым быстро гибнущим товаром, все же пользовались хорошим спросом из-за низкой цены.

Обессилевшая после перелета по Космосу и путешествия по морю, кучка людей с голубой планеты, даже не пыталась защититься от ударов охраны.

– Есть ли жизнь на Марсе? – неожиданно громко произнес один из пленников и расхохотался.

* * *

– Ох-х-х… – сдавленно прошептал Паргусс, глядя по сторонам.

В огромном вестибюле раскидывалась белоснежная, с серебряными прожилками лестница. Она не раздваивалась, как обычные дворцовые лестницы, а расходилась на три марша, каждый из которых тоже змеился расходящимися лестничными пролетами. Ступени покрывал белоснежный ковер с длинным ворсом, на конце каждой ворсинки матово светилась продолговатая серебряная капля. По краям ступеней, устремляясь своими вершинами к невидимым сводам, высились дымчато-серые, будто созданные из остывшего пепла колонны. Неосвещенные границы вестибюля терялись в серых сумерках. В слабо пахнущем озоном воздухе, безо всякого крепления, медленно плыли статуи, изображающие вымерших представителей разнообразных миров и цивилизаций. Часть вестибюля у входных дверей заливал неизвестно откуда берущийся прозрачный серебристый свет.

Запрокинув голову, Амес Гун посмотрел на проплывающие над ним скульптуры крылатого юноши и двухголового пса с человеческими лицами. Обе были сделаны из темного камня с зеленоватым налетом древности.

– Такое ощущение, что они живые, вы не находите? – Амес Гун передернул плечами. – Вы только посмотрите, какая удивительная работа. Интересно, а как они крепятся? Не висят же они, в самом деле, в воздухе, это было бы странно, вы не находите?

Амес Гун перевел взгляд, желая получше рассмотреть женщину с развевающимися волосами. Это было изображение мифической черной богини, убивающей поцелуем. Разглядывая скульптуру, Амес Гун не заметил, как проплывающий над его головой юноша с перепончатыми крыльями, медленно приоткрыл каменные глаза и взглянул на гостей.

– Я чувствую себя здесь просто ужасно! – сердито отрезал Паргусс. – Давайте поднимемся по лестнице, возможно, кого-нибудь встретим, не век же тут стоять! Никогда видел дворцов и резиденций без единой живой души при входе! Дикость какая-то!

Амес Гун кивнул, и они направились к лестничному маршу.

– Странный ковер, – Амес Гун наклонился, глядя себе под ноги. – Очень странный… вы не находите?

Не в силах больше слышать эту фразу, Паргусс решительно шагнул вперед. Длинный ворс ковра внезапно ожил, зашевелился и пошел трескучими волнами.

– Паргус-с-с-с… – зашептал он сотней голосов, – Амес-с-с Гун-н-н-н…

Паргусс с воплем отскочил обратно. Его крик в тысячу раз усиленный долгим эхом, понесся, наталкиваясь на невидимые стены, казалось, что вместе с ним зазвучал и чей-то смех…

– Добро пожаловать во Дворец.

Гости вздрогнули от неожиданности и подняли головы. На вершине среднего, самого широкого марша стоял высокий худощавый старик, облаченный в свободные темно-красные одежды. Седые длинные волосы старика редкими прядями были аккуратно разложены по плечам. С бледным до белизны лицом, тонкой бескровной линией губ и колючим взглядом прищуренных глаз, он казался частью интерьера, одной из древних оживших скульптур.

– Владыка ждет вас, – прокаркал он, – поднимайтесь.

– Б-б-благодарим вас, – заикаясь, произнес Паргусс, ступая на край лестницы, не покрытой ковром. Он никак не мог отделаться от неприятного ощущения, что серебряные прожилки на ступенях и колоннах напоминают вздувшиеся вены.

* * *

Одна из главных достопримечательностей Гавани – сооружение, напоминающее большой железный ящик и именуемое марсианами «Отстой», было переполнено. Люди, словно стадо животных, задыхались в духоте и несусветной вони. Обессилевшие, они сидели или лежали в месиве грязи и испражнений. От сильной жары стены Отстоя раскалились до такой степени, что к ним нельзя было притронуться.

– Не может быть… этого не может быть… – все время повторял один из землян, озираясь по сторонам. – Это бред… все это бред… это не может быть правдой, я сейчас проснусь… проснусь… сейчас… я изучал астрономию, на Марсе нет жизни и быть не может… никогда, ни при каких обстоятельствах… это галлюцинации… это не нормально… бред…

Двери Отстоя дрогнули и разъехались в разные стороны, разрушая спасительную темноту, и вместе с ослепительно ярким солнечным светом, возникли охранники и хорошо одетые люди – представители фабрик, приехавшие за товаром.

– На Марсе жизни нет! – завопил человек. – Нет жизни! Я могу это доказать!

* * *

Казалось, шли они по коридорам Дворца целую вечность. Наконец старик остановился у дверей из темного, почти черного дерева.

– Владыка сейчас придет, – сказал он, приоткрывая их, – подождите здесь.

– Да, конечно, – пробормотал Паргусс, с тоскою глядя, как старик уходит прочь, опять оставляя их в одиночестве. Вокруг царила такая тишина, что можно было подумать, что всё это огромное здание пустое.

Переступив порог, гости оказались в полутемном зале, целиком обшитом бордовым и охровым деревом и освещенным лишь пламенем шести каминов в виде воинов-драконов. Запрокинув головы и выгнувшись, словно в агонии, скульптуры держались за стены руками и касались крыльями. Воины смотрели в залу, и трудно было понять, что же изображено на их лицах: боль или удовольствие от огня, лижущего обнаженные спины? Паргусс и Амес Гун в нерешительности топтались на месте, глядя по сторонам.

– Какой кошмар… – пробормотал Паргусс и ехидно добавил: – Вы не находите?

– Что вы сказали? – Амес Гун с трудом оторвал взгляд от стола, стоявшего в центре залы. Такие же точно воины-драконы стояли на четвереньках и держали на спинах массивную, тускло сверкающую крышку стола. Скульптор так сумел передать сильнейшее напряжение их тел, что казалось, еще немного, и воины либо прогнуться, либо застонут.

– Мне все время кажется, что на меня кто-то смотрит, – сказал Паргусс, переминаясь с ноги на ногу.

– И мне тоже, – признался Амес Гун. – Причем взгляд такой, что от него даже кожа болит, и волоски на теле встают дыбом. Знаете, такое неприятное ощущение, что они поднимаются, шевелятся…

– Да прекратите вы, в самом деле! – раздраженно перебил Паргусс. – Не знаю, как вы, но я здесь с официальным визитом и не думаю, что из-за темы визита меня съест хозяин этого дома! Интерьер необычный, не спорю, но каждый вправе жить так, как ему нравится, особенно, если он Владыка величайшей Империи в Системе, да что там говорить, вся Система принадлежит ему! Так что в своем доме он в праве понаставить всё, что заблагорассудится!

Послышался звук открывающейся двери, и они обернулись. В залу входил уже знакомый старик, следом ступал высокий статный, великолепно сложенный мужчина в черном одеянии похожем на короткий камзол с черными штанами, заправленными в шитые серебром сапоги, доходящие ему почти до колен.

«В жизни не видел такого лица…», – одновременно подумали Амес Гун и Паргусс. Владыка был не просто красив, он был красив особой, холодной Вселенской красотой, она зачаровывала и пугала одновременно. Его кожа золотилась легким загаром, словно беспощадное Солнце Марса было не властно над нею, и не имела права окрашивать лицо Владыки в красновато – коричневый цвет. Густые, абсолютно белые волосы хозяина Дворца были зачесаны назад и создавали иллюзию нимба. Но глаза, его глаза приковывали к себе внимание в первую очередь: казалось, такого пронзительно голубого цвета в природе вообще не должно существовать, они, словно светились изнутри ледяным пламенем, в котором замерли узкие зрачки. В этих глазах никогда ничего невозможно было прочитать определенного, временами они казались совсем пустыми и даже мертвыми но, порою, в них жило нечто большее, чем вся Вселенная.

* * *

Палящий день на Марсе шел на убыль. Сумерки наступили быстро. Краткое вечернее время было особенно прекрасно: вечно штормящие волны Торгового Моря окрашивались во всевозможные оттенки багрянца и золота, яркий, резкий цвет неба стихал, становясь спокойным, бледно-синим. Работа в Гавани замедляла свой темп, Отстой опустел, а Рабские Корабли Ахуна неспешно отходили от причалов, сверкая ядовито– желтыми звездами в лучах заходящего Солнца.

* * *

С появлением Владыки камины в зале вспыхнули ярче, и пришельцы рассмотрели удивительные резные картины, они словно выступали из стен.

– Присаживайтесь, – Повелитель махнул в сторону центрального стола и, обернувшись к старику, произнес: – Дракула, распорядись, чтобы подали вина. Лучше «Бретон-Дорт», оно прекрасно утоляет жажду, – он перевел взгляд на визитеров и добавил: – Общения.

«Дракула… Дракула… – подумал Амес Гун, – где-то я уже слышал это имя…» Он примостился на край черного кресла с резной спинкой и подлокотниками, в соседнем кресле устроился Паргусс. Повелитель Марса сел спиною к огню и без интереса посмотрел на гостей.

– Позвольте вам представиться, Владыка, – меркурианин привстал, кланяясь, – мое имя Паргусс-второй.

Уранец тоже поспешно вскочил и поклонился:

– Мое имя Амес Гун.

– Георг Патриций Арнест, – в голосе Повелителя прозвучала легкая усмешка. – Познакомились. А вот и Дракула.

В залу вошел старик, вслед за ним бесшумно скользнуло трое слуг с подносами в руках. Миниатюрные, хорошо сложенные, они походили на бесполых статуэток в коротких золотистых одеяниях. Наполнив бокалы, слуги исчезли, словно растворились в воздухе. Подав кубок Патрицию, Дракула поставил на стол сигарную шкатулку и присел в кресло рядом с Георгом, чинно расправляя складки красных одежд.

– Я вас слушаю, – Патриций сделал глоток вина и посмотрел куда-то мимо гостей.

– Счастлив, что мне выпала такая честь лично встретиться с вами… – запинаясь, начал Амес Гун.

– Без предисловий, если можно.

– Да, да, конечно… – Амес Гун перевел дух, стараясь не потерять ход мысли. – Я являюсь главою Ордена Свободы Урана, вы, должно быть, слышали об этом Ордене?

– Нет, не слышал.

Патриций открыл шкатулку и вынул тонкую черную сигару. Словно зажженный услужливой рукой, в воздухе вспыхнул огонек.

– Дело в том, что недавно мы разработали сеть программ, совершенно новых, но без вашего одобрения они не могут начать действовать…

– Орден Свободы… – Владыка задумчиво смотрел на ровный дымок. – Что это значит?

– Ну, у нас масса направлений, мы уже помогли многим народам начать жить по-другому, в общем-то, наш Орден, пожалуй, один такой в Системе, в некотором роде, мы уникальны… Мы занимаемся…

– Да я не об этом, слово «свобода», что оно означает? Как вы его понимаете?

– То есть? – в замешательстве Амес Гун смотрел на затемненное лицо Повелителя и залитый отблесками пламени нимб волос.

– Значение этого слова вы мне можете объяснить? Его смысл, что оно значит?

Повисла осязаемая пауза.

– Ну, как сказать… свобода мысли… свобода действия, независимость…

Патриций вздохнул:

– К вашему перечню следует добавить еще анархию и хаос. Но, вы мне назвали лишь понятия, связанные со словом «свобода», а его значения так и не сказали. Ну, напрягитесь, вдумайтесь, какие возникают ассоциации? Делать безнаказанно все что угодно или как?

– Ну, я, право же не знаю… – Амес Гун никогда еще не бывал в таком положении, когда не получалось подобрать простейших слов.

– Вот именно, являясь главою Ордена Свободы, вы даже не знаете, что это такое. Ваша несчастная цивилизация погрязла в рабстве у собственных машин, версов и прочего хлама, как раса вы себя уже практически изжили, превратившись в никчемные аппендиксы у собственных совершенных механизмов, и все притворяетесь, что держите их под контролем. Единственное за что вас можно терпеть в Системе, так это за прекрасное вино, поколения виноделов – вот ваше право на существование. Цивилизация деградантов, вы не помните, как выглядит живой огонь, забыли цвет и вкус энергий, а все создаете абсурдные ордена свобод. Зачем вам нужна эта свобода? Что вы с ней будете делать, если вы даже представления не имеете, что это такое?

Амес Гун молчал, чувствуя, что и стоять не в силах и сесть не может.

– У вас что? – Патриций повернулся к Паргуссу.

– Я министр военных путей сообщений Меркурия, – быстро, будто боясь, что Патриций не станет слушать, выпалил он, – и мое правительство хотело бы заручиться вашим согласием на проведение новой трассы, секретной трассы в Черном Космосе от Меркурия до планеты Долл. Мы хотим сделать там свою базу.

– Торговую?

– Нет, военную.

– А зачем вам столько военных баз? С кем вы воевать собрались? Хотя ладно, это ваше дело. По данному вопросу вам следует обратиться в седьмой отдел Спец. Штата. У вас ко мне всё, я правильно понял? Дракула, проводи гостей. Прощайте, господа.

Патриций отвернулся к огню, а Паргусс с Амес Гуном неловко поклонились и поспешили за стариком.

Оставшись в одиночестве, Патриций некоторое время смотрел на бушующее за спиной воина-дракона пламя, потом взял бокал посмотрел на вспыхнувшее темно-рубиновое вино, наслаждаясь богатством красок и оттенков.

– Свобода… – произнес он с тихой усмешкой, и поднял взгляд на склоненное над ним темное лицо воина. – Свобода… пустота, вечность, не подвластная Времени, лишенная движений и зависимых событий, не имеющая ни границ, ни окончания, нечто похожее на Запредельный Ад, не так ли, мой каменный друг? И эта бесконечность свободно раздавит всякого на кого обрушится, и что тогда?

* * *

Перепоручив гостей слугам, Дракула поспешил обратно. Его свободные одежды кровавым пятном лились по коврам, скрадывающим шаги, казалось, что он не идет, а крадется….

– Дракула, постой!

Старик обернулся. Из частных покоев выглядывал молодой человек с длинными всклокоченными волосами.

– Чего тебе?

– Зайди на минуточку.

– Не могу, меня Патриций ждет.

– Он меня тоже звал, сейчас оденусь, и пойдем вместе.

Старик вошел в покои, притворяя за собой тяжелые резные двери. Молодой человек, пошатываясь, пытался завязать пояс золотого халата. Из роскошного холла, на полу коего то тут то там валялись различные предметы женского туалета, просматривалась одна из спален и пара обнаженных девушек, лежавших на огромной кровати. В воздухе стоял терпкий, устоявшийся запах дурманных курений.

– Выглядишь скверно, Палач, – Дракула укоризненно посмотрел на опухшее, помятое лицо молодого человека.

– Сейчас всё поправлю, – невнятно пробормотал он.

Палач направился в залу, сообщающуюся с холлом, в центре нее умиротворяюще шелестел, разбрасывал прозрачные брызги фонтан со скульптурой какого-то мертвого бога. Молодой человек опустил голову в воду, постоял неподвижно несколько секунд, затем резко выпрямился, и длинные волосы мокрым хлыстом ударили по плечам и спине.

– Фу ты, гадость! – скривился он и отжал воду с волос прямо на пол. – Ну, что там слышно, Дракула?

– В каком смысле? – развалившись на диване, старый вампир разглядывал многочисленные кувшины и бутылки с вином, теснившиеся на столике рядом. Выбрав сосуд, инкрустированный солнечными камнями, он налил вино в чистый бокал и настороженно понюхал – вино оказалось обыкновенным, безо всяких дурманящих примесей.

– Я имею в виду, как там, у Патриция настроение?

– Кажется – в духе, – Дракула пригубил вино и откинулся на подушки.

– К нему кто-то приезжал, что ли? – Палач сбросил халат и с трудом принялся натягивать штаны.

– Да, двое каких-то невнятных.

– Они ему настроение не испортили?

– Вроде нет.

Справившись со штанами, молодой человек надел тончайшую черную рубашку, но все равно, даже в ней ему было душно и плохо.

– Дай-ка мне вина глотнуть.

– А не выдурнит? – Дракула с сомнением посмотрел на него.

– Да нет, все в порядке.

Вампир протянул бутыль, и Палач принялся глотать прямо из горла. Взгляд его постепенно светлел, становясь более осмысленным. Поставив бутылку обратно на столик, он задумался, видимо, пытаясь вспомнить что-то важное.

– Слушай, Дракула, – решил спросить молодой человек, потому что вспомнить не получалось, – а сегодня что-нибудь устраивается в Малахитовой или нет?

– Не знаю, Патриций, кажется, ничего не говорил.

– Да? А мне казалось, что-то должно было… а, ладно, – Палач расчесал пальцами мокрые волосы, высыхая, они свивались в крупные жесткие каштановые кудри. – Пойдем, я готов, досохну по дороге.

– А эти?

– Что «эти»?

– Девушки, у тебя там, в спальне, девушки.

– А, ты об этом… Их уберут попозже. Подожди, я обуться забыл! Вот это был бы номер, явись я к Патрицию босиком, верно? Смех, да и только.

* * *

На Марсе наступала ночь. Вспыхивали и падали звезды, а в Дворцовом Парке светились, улетая в небо струи фонтанов. Многочисленные статуи приоткрывали свои каменные глаза, чтобы насладиться этим восхитительным зрелищем, потому что в сумерках вода меняла цвет особенно красиво.

* * *

– Владыка, не потревожим? – Дракула осторожно заглянул в приоткрытые двери.

– Входите.

Патриций глубоко вздохнул, отводя взгляд от пламени. Дракула с Палачом вошли в залу, и присели в кресла напротив.

– Ну и вид же у тебя, Палач, – усмехнулся Владыка, мельком глянув на молодого человека. – Хватит ли тебя на веселье в Малахитовой?

– Конечно, Георг! – улыбнулся он, демонстрируя крупные белые зубы. – А что… э-э-э-э… сегодня что-то будет?

– Да, сегодня день рождения моей дочери.

– А… мы… я…

– Прекрати.

– Владыка, мы помнили! Мы, правда, не забыли! – зачастил Дракула.

– Перестань, Дракула, невозможно слушать. Налей еще вина.

– Владыка, – он услужливо наполнил бокал Патриция до краев, – а почему вы просто так отпустили тех двоих?

– А зачем они нужны? – взгляд Георга рассеянно витал в полумраке залы.

– Ну, можно было придумать с ними что-нибудь интересное, – Дракула поднес Патрицию кубок и вино, вспыхнув, заиграло живым драгоценным камнем в хрустальной оправе.

– Они скучны, – Патриций пригубил вино. – Ты бы видел, сколько ужаса на них нагнал обыкновенный половик на лестнице и камины.

– Да, но они же не знают, что все это живое, одушевленное, поэтому испытывают безотчетный, подсознательный страх.

– Ты начал брать уроки риторики и психологии? – усмехнулся Владыка.

Дракула предпочел промолчать. Склонив голову, Палач смотрел на собственные руки и мысленно уговаривал их не дрожать.

– Значит так, – Патриций вынул из шкатулки сигару, – постарайтесь привести себя в подобающий вид до прихода гостей. Прием полуофициальный.

Лица Палача и Дракулы вытянулись.

– И никаких оргий, пока в Зале будет моя дочь. Надеюсь, пару часов вы продержитесь без обычного веселья?

– Пару часов? – озадаченно переспросил Палач. – А потом что?

– Когда она уйдет, делайте что хотите. Да, Дракула, скажи, чтобы крови не подавали, в начале вампиров не будет, они подойдут позже. Я достаточно ясно выражаюсь?

– Да, конечно…

– Владыка, – сказал Палач, – а можно я приведу свою девушку?

– Там будет много девушек.

– Нет, это немного другое, это моядевушка. Я с нею, наверное, жить буду, в смысле – женюсь.

– Как интересно. Кто она?

– Дочь Голубых Дворян Багуров, Велиста.

– Приводи, – кивнул Патриций, – лишней не станет.

– Спасибо, Владыка.

«Зачем Палач это делает? – равнодушно подумал Дракула. – Девушке, к которой относишься „в смысле женюсь“, лучше держаться подальше от Дворца. Как можно дальше».

* * *

В это время за границы Империи Марса выходили два корабля, один летел на Меркурий, другой на Уран. Амес Гун и Паргусс-второй переговаривались по каналам внешней связи, делились впечатлениями от визита во Дворец, сходясь в одном: визит во Дворец и личное общение с Патрицием событие, безусловно, знаковое, но повторять его больше не хочется.

* * *

Патриций был облачен в шитые красным золотом одежды, грудь отягощали золотые цепи с талисманами Власти Марса, усыпанные Драгоценностями Космоса. Рядом с Георгом шла совсем юная девушка, одетая в алое с белым золотом платье. На ней не было никаких украшений, только светлые волосы свободными шелковыми волнами сыпались по плечам и спине. Меж Патрицием и дочерью наблюдалось сходство, но черты ее лица были гораздо мягче и нежнее, а огромные прозрачные глаза, осененные длинными ресницами, переливались аквамарином.

С появлением Георгов, Зала взорвалась криками приветствий. Никак на это не отреагировав, Повелитель прошел к центральному столу и сел в малахитовое кресло с высокой резной спинкой. Анаис присела по его правую руку, а Дракула с Палачом примостились по бокам. Это послужило сигналом для всех приглашенных, и они бросились занимать места за столами, стараясь усесться поближе к Повелителю. Когда суматоха улеглась и воцарилась тишина, Патриций сказал:

– Господа, приветствую вас в своем доме. Мы собрались в честь дня рождения моей дочери Анаис, ей исполняется четырнадцать, и она входит в свое Совершеннолетие.

Зала снова взорвалась криками и овацией. Когда восторги поутихли, Патриций произнес:

– Сегодня ей будет вручено Рубиновое Соцветие Марса – первый шаг на пути к Коронации. Я снова надеюсь увидеть всех вас на Присяге и Коронации, после которой Анаис станет полновластной Принцессой Марса, и вступит в законное престолонаследие.

В воздух взлетели кубки, и сотни глоток проорали:

– За Повелителя Марса! За Принцессу Анаис!

Патриций склонился к дочери и сказал:

– Улыбнись им.

Девушка сидела как натянутая струна. Она была бледна, отчего ее глаза казались еще больше.

– Не могу, у меня не получается, – тихо ответила она. – Когда можно будет уйти?

– Когда я тебе позволю.

Дракула, сидевший рядом с Повелителем, уже давно превратился в одно большое ухо, стараясь подслушать разговор отца и дочери. Он заметил, что глаза Патриция стали холодного серебристого оттенка, что означало волну гнева, поднимающуюся в его душе, и Дракула подумал, что ситуацию надо спасать, пока не поздно.

– Господа! – прокаркал старый вампир, поднимаясь из-за стола. Шум в Зале стих. – Я произношу хвалу дальнейшему процветанию Великой Империи Марса! Долгой и счастливой жизни его правителям, и пусть не оскудеет чаша их милосердия к нам, простым смертным!

Дракула склонился, с подобострастием заглядывая в лицо Патрицию. Серебристый оттенок не исчезал. Повелитель взял со стола кубок и осушил его в два глотка, затем негромко хлопнул в ладони и свет в Зале погас. Пару мгновений царила такая тишина, что она казалась живой и бархатной на ощупь. Затем, откуда-то, с невидимых малахитовых сводов, обрушились каскады розоватого света. Они лились в центр, туда, где стояли неизвестно откуда взявшиеся существа. Это были именно существа без определенного пола, удивительно красивые, с горящими желтыми глазами. Живые куклы держали в руках серебряные ларцы с открытыми крышками. На драгоценной черной материи, словно свежепролитая кровь, светились Рубины Марса: колье, диадема, браслеты, серьги, кольца…

Патриций помог Анаис встать и выйти из-за стола и подвел к существам. Он сам надел на голову Анаис диадему-корону, застегнул колье на шее, а статуэтки помогли вдеть серьги. Перстни скользнули на пальцы, оплело руки и предплечья кружево браслетов, и Анаис вспыхнула, точно залитая кровью Марса.

– Теперь подними руку и улыбнись, – тихо проговорил Патриций. – Я приказываю.

Анаис медленно, будто во сне, подняла руку, и перстень Молодой Власти Марса на указательном пальце заискрился, разбрасывая багровые лучи. На ее губах появилась слабая, вымученная улыбка, и в этот миг откуда-то сверху на девушку обрушились потоки ослепительно яркого белого света.

* * *

Глядя на Анаис, Дракула чувствовал, как поднимается маслянистая, черная волна густой ненависти. «Вот так вот, – подумал он, – стоит просто-напросто явиться на свет от венценосных родителей и всё у твоих ног. Никаких усилий, никаких унижений, ничем не заслуженное счастье… не оцененное, к тому же…» От невеселых мыслей старого вампира отвлек холодный, тяжелый взгляд Патриция – Георг в упор смотрел Дракулу. Натолкнувшись на этот взгляд, вампир заторопился в другой конец Залы.

– Повелитель.

Патриций обернулся и увидел Палача, рядом с ним стояла стройная темноволосая девушка с миндалевидными глазами. Одета она была хорошо, но не вызывающе и держалась с врожденной грацией и гордостью.

– Позвольте представить вам Велисту, мою девушку.

– Повелитель, я счастлива видеть вас, – она присела в глубоком поклоне.

– Оставьте, милая, церемонии, – тепло улыбнулся Патриций, и от этого у Палача похолодело сердце. – Идите, веселитесь.

Еще раз поклонившись, они направились к одной из шумных групп.

* * *

Терр-Розе из последних сил поддерживала вежливый и страшно скучный разговор с молодым настырным парнем – уроженцем Фобоса. Он что-то плел без остановки о близкой дружбе с Повелителем, заглядывая в глубокие, как омуты, глаза прекрасной королевы, она же едва сдерживала зевоту. Во всем обществе она никого не знала, кроме Дракулы, а парень не оставлял никакой надежды на возможность пообщаться с кем-нибудь еще. Вокруг веселился народ, публика чувствовала себя свободно и раскованно в Малахитовой Зале Дворца, многие явно были здесь не впервые. Королева поискала взглядом дочь Георга, Анаис стояла около центрального стола и разговаривала с группой молодых людей, выглядела будущая Принцесса так, словно только что поднялась с постели после снотворных или дурманных трав. Терр-Розе почувствовала легкую, отдаленную брезгливость – иначе, совсем иначе она представляла дочь Повелителя.

Неторопливо прогуливаясь по Зале, королева делала вид, что рассматривает великолепные малахитовые статуи, фонтаны и колонны. Ничего прекраснее и изысканнее ей не доводилось видеть прежде, но в данный момент искусство волновало Терру в последнюю очередь. Ее взгляд рассеянно скользил по лицам людей, сидевших за столами, как вдруг она заметила знакомый образ. От неожиданности королева окаменела, и удивление на ее лице сменилось неприкрытой досадой, почти злостью.

– Что с вами, моя королева? – заметил перемену парень. – Что вас расстроило?

– Вон тот тип, – процедила Терр-Розе.

– Какой именно?

– Вон тот, толстый, с наглой самодовольной физиономией! Он-то что тут делает?!

– Простите, я не вижу, кого вы имеете в виду, где он?

– Да вон сидит, с краю! Составил к себе поближе все блюда, что есть на столе и жрет без остановки! – Терр-Розе уже не обращала внимания на то, что ее слова мало походили на приятную беседу. «Тип с наглой самодовольной физиономией» испортил ее настроение окончательно. – Как он сюда попал?! Не может быть, чтобы этого мелкого жулика пригласили во Дворец!

– Но, тем не менее, он здесь, а просто так во Дворец не попадешь, значит, пригласили.

– Не может быть! – Терр-Розе с неприязнью наблюдала за жизнерадостным толстяком в пестрой рубашке с темными кругами подмышками, он уплетал все угощения без разбору, успевая при этом болтать со всеми своими соседями.

– Вы его знаете? – парень прищурился, высматривая предмет дискуссии.

– Да уж! Имела несчастье познакомиться! Это Большой Сократ Пожиратель Пороков! Кажется, так он себя величает! Отвратительный, мерзкий тип!

– Странное имя, – заметил парень. – А, по-моему, он довольно симпатичный.

– Это только так кажется! – вспыхнула от негодования Терра. – На самом деле это самый большой в мире сплетник, пакостник, жулик! Таких, как он свет еще не видывал! Гад поганый! Из-за его дрянного языка, я чуть было…

Заметив, что парень слушает ее раскрыв рот, Терра осеклась и замолчала.

– В общем, это не тема для беседы, – поправила она сама себя. – Наверное, нам стоит выпить чего-нибудь.

– Да, конечно! – оживился парень, пораженный тем, что только что высказывали нежные уста королевы. Он увлек ее дальше на прогулку по Зале, продолжая свое вдохновенное вранье.

* * *

«Ничто так не развращает людей, как богатство и власть, – думал Большой Сократ Пожиратель Пороков, глядя по сторонам. – Но как же хочется хотя бы немного развратиться, ну хоть самую малость!» Он пододвинул поближе ладью с непонятным, но очень вкусно пахнущим угощением. «Какая несправедливость! – продолжал размышлять Сократ, наваливая в тарелку порцию побольше. – Ну, чем я хуже? А помниться, в молодости, сколько было гениальных планов! Мечтал встать на одну ступеньку с сильными мира сего, ну, по возможности и мира того… Хотел водить дружбу с королями, добиться чего-нибудь… Эх, мысли мои, молодые, неприличные. Полжизни прошло впустую, живу в дыре противной, ем, что придется и если повезет, в тюрьму не хочу, а честной работы нет, денег нет, будущего тоже нет… прямо бестолочь унылая получилась, а не жизнь. Так, ага, вот это винцо я еще не пробовал… Какое тут прекрасное вино, просто подлость, хотя было бы странно, подай здесь скверно винцо, все-таки самое богатое гнездо в Системе…»

– Любезный, – произнес он вслух, обращаясь к проходившему мимо слуге. – Плесни-ка мне во-о-он из той бутылочки с инкрустацией, а то я не дотянусь никак… Ага, спасибо большое.

«Эх, – мысленно вздохнут Сократ, – как бы мне стянуть саму бутылочку? Продам и заживу как человек!»

* * *

– Террочка! – к королеве подлетел старый вампир. – Террочка, у меня есть для тебя хорошие новости!

Не обращая внимания на ее спутника, Дракула поманил королеву в сторону.

– Ну, наконец-то! – недовольно прошипела она. – Я уже решила, что ты обо мне забыл!

– Ну, что ты говоришь?! Я думаю о тебе ежесекундно!

– И что же?! Есть новости?

– Все идет как надо, все почти….

– Да?! – бархатные глаза сделались колючими, словно сквозь влажную тьму проросли пучки шипов.

– Террочка, не гневайся, надо подождать, сама знаешь, такое дело….

– Замолчи! – перебила она. – Не засоряй мне голову, лучше убери отсюда этого несчастного, не могу больше слушать его бредни! Меня это отвлекает, я не могу собраться!

– Конечно, конечно. Я отойду не надолго, но быстро вернусь.

Дракула ушел, увлекая за собой уроженца Фобоса. Терр-Розе знала, когда вампир вернется, его лицо станет гораздо живее от свежевыпитой крови.

* * *

Анаис едва растягивала губы в улыбку, дышалось с трудом – рубины душили, казалось, они плавятся на коже и текут густыми, вязкими каплями… От этого ощущения девушку затошнило и, невнятно пробормотав какие-то извинения, она отошла от группы молодых людей в неосвещенную малахитовую арку. Присев на низкую ледяную скамейку, Анаис попыталась снять колье. Застежка выскальзывала, и открываться не желала. Тогда она, что есть силы, дернула диадему… прочно поселившись в волосах, украшение не сдвинулось с места. С ненавистью глядя на перстень, Анаис поняла, что и его снять не получиться, тогда она взяла левую серьгу за теплый, почти горячий камень и резко дернула вниз. Разорвав мочку уха, сережка прыгнула в ладонь. Кровь мелкими каплями брызнула на шею и платье. Не обращая на это внимания, Анаис сорвала вторую серьгу. Кровь крошечными каплями защекотала шею с другой стороны. Приподняв алое платье, девушка оторвала лоскут нижней юбки, вытерла кровь и перевела дыхание. Боли она не чувствовала.

* * *

В кресло рядом с Сократом тяжело плюхнулся богато одетый пожилой мужчина и вперил мутный взгляд в лицо толстяка.

– И что? – недовольно поинтересовался Сократ. – Водички принести?

– Ты…. – выдохнул богатый незнакомец, – я … тебя знаю….

– Я тоже себе знаком. Чем обязан? – толстяк на всякий случай отодвинул в сторону свои тарелки и бокалы, опасаясь, что богатей туда наблюет.

– Ты же Рата! Ты в межсистемном розыске! Тебя четыре года ищут… – он громко и длинно рыгнул, и Сократ поздравил себя с тем, что убрал подальше свою еду и выпивку.

– Дружище, – Сократ ласково обнял собеседника за плечи, – выпивон портит мозги и губит яйки, расслабься и наслаждайся вечеринкой. А зовут меня Сократ, Сок-рат.

Несмотря на объемную комплекцию, мускулатура у Сократа была сильной, развитой и «ласково» придавленный его объятиями собеседник пару раз судорожно выдохнул и его ужин начал безудержно выплескиваться прямо на стол.

– Эй! – зычно крикнул толстяк проходившему мимо слуге. – Нельзя ли пересадить меня в местечко поприятнее? Вонизма сплошная и компания дрянь!

* * *

Отыскав взглядом Патриция, Анаис вышла из темной арки и подошла к нему. Георг беседовал с послами Венеры и Юпитера. Заметив дочь, он коротко кивнул послам, и отвел ее на пару шагов в сторону. Голубой взгляд скользнул по бледному лицу с тенями под глазами, по пятнышкам крови на платье, по растрепавшимся волосам, по разорванным мочкам ушей, по едва заметным каплям пота на вискам и, наконец, остановился на бездонных аквамариновых глазах. Глядя в потемневшие, больные глаза Анаис, Патриций, едва слышно произнес, почти не размыкая губ:

– Как же я устал от тебя.

– Я сожалею, – едва слышно ответила она. Коснувшись тонкими пальцами плеча Георга, она погладила алую ткань, и медленно пошла к выходу из Малахитовой Залы. Ее никто не остановил.

* * *

Прихватив с подноса проходившего мимо слуги бокал вина, Терр-Розе окинула взглядом Залу: все были кем-то или чем-то заняты. Королева задыхалась от скуки и волнения, не зная, куда себя девать. Остановившись у высоченной напольной малахитовой вазы, она принялась потягивать темно-красное, почти черное вино. Внезапно ее взгляд натолкнулся на пару ярко-голубых осколка. Дыхание перехватило, Малахитовая Зала словно раскололась, исчезая, а сердце, натолкнувшись на невидимую преграду, остановилось вовсе… Терр-Розе присела в поклоне, грациозно склоняя точеную головку, увенчанную короной черных кудрей.

* * *

– Дракула.

– Да, Повелитель? – старый вампир немедленно возник подле Георга.

– Кто это?

– Где?

– Молодая женщина у напольной вазы, в лиловом с сапфирами, – Владыка едва заметно кивнул на высокую красавицу с безупречной фигурой и роскошными волосами, приподнятыми драгоценной диадемой. Ее бархатные ночные глаза с черными крыльями ресниц завораживали, затягивали, как омуты, смуглая кожа матово сияла в отблесках многочисленных свечей, лиловый же цвет облегающего туалета, наилучшим образом подчеркивал ее яркую красоту.

– А, – тонкие губы Дракулы дрогнули в улыбке, – это Терр-Розе Голубая Птица, королева Параллельных Миров Тьмы.

– Голубая Птица? – Патриций отвел взгляд от склонившейся перед ним красавицы и медленно направился к центральному столу, – странное имя для такой женщины.

– В своем мире она выглядит иначе, – семенил за Георгом вампир, – там у нее волосы цвета первой весенней травы и небесно-голубые крылья. О, она прекрасна! Еще более! У нее…

– Дракула, – Георг взял со стола свой кубок, усыпанный Драгоценностями Космоса, – тебя изжога не мучает?

– Ч-што? – осекся, теряясь, вампир.

– Изжога, говорю, не мучает? – Владыка посмотрел в бокал, наполненный на четверть.

– По-почему вы спросили? – старый вампир на всякий случай отступил от Георга на пару шагов.

– А меня мучает. Может, что-то сладкое съел? – Владыка пристально посмотрел в лицо старика. – Я съел что-нибудь сладкое, Дракула?

– Н-нет… – перепугался вампир, отступая еще дальше. – Сладкого не подавали…

– Значит, не от сладкого. – Патриций задумчиво посмотрел на малахитовую колонну. – Интересная женщина, давно таких не видел… Как ты сказал ее зовут?

– Терр-Розе, Голуб…

– Достаточно, Дракула, достаточно.

* * *

Сократ посмотрел по сторонам и решил, что пора начинать заводить полезные знакомства. Незаметно сунув в карман штанов малахитовую пепельницу, он воссиял замечательной улыбкой, высматривая будущую жертву своего «необыкновенного обаяния и очарования».

* * *

Анаис распахнула двери своих покоев и прислонилась к оббитой золотистой тканью стене холла. Каждый нерв трещал от невыпущенной ярости и бессилия, подгибались колени, а рубины все текли и текли воспаленными каплями…

– Да как же это снять?! – она прикусила губу, чтобы не закричать от злости, и услышала чьи-то шаги. Выглянув в коридор, она увидала слугу с подносом грязной посуды в руках. От неожиданности, он едва его не выронил.

– Помоги мне, я не могу снять украшения.

Невысокий смуглый паренек в традиционной Дворцовой одежде слуг высшего четвертого ранга, молча поставил поднос на пол и низко поклонился, не решаясь переступить порога покоев Герры.

– Да зайди же сюда!

Он повиновался. Анаис зажгла свет и, приподняв каскад светлых волос, повернулась к слуге спиной.

– Я не могу расстегнуть застежку колье.

Ловкие пальцы быстро расстегнули колье и положили украшение на угловой столик.

– И диадему, – девушка повернулась, наклоняя голову. Казалось, пышные светлые волосы безнадежно запутались в золотом плетении и сотнях камней, но безымянный слуга справился и с этим.

– Благодарю.

Он снова поклонился и исчез. Сбросив туфли, девушка прошла в небольшой зал с бассейном и, не включая освещения, присела на мраморную скамью с кружевной невесомой спинкой. В тишине едва слышно шелестели, фосфорицировали струи фонтана – больше ничто не нарушало покоя апартаментов Герры Анаис. Подняв руку, она посмотрела на крупный рубин, разглядывая его во всех гранях темноты. С этим перстнем даже палец казался бессмертным… Подойдя к фонтану, она опустила руку в воду и сняла кольцо. Положив его на бортик, девушка прыгнула в воду в одежде. Она задохнулась от острого холода, зато вмиг из груди исчез удушающий гнев. Разрывая застежки платья, она барахталась в воде, освобождаясь от ткани. Когда платье поплыло темно-красным пузырем к бортику, Анаис легла на спину, вытянулась и застыла на мерцающей воде, разглядывая едва различимый в сумраке потолок.

* * *

Увидав, что к ней направляется сам Патриций, Терр-Розе ощутила легкую дрожь по коже, но моментально взяла себя в руки. Снова поклонившись, она взглянула в лицо Георга, на губах его играла улыбка.

– Добрый вечер, Терр-Розе, – он взял ее за запястье, помедлил пару секунд, затем поцеловал королеве руку, – рад видеть вас. Надеюсь, вы не скучаете?

– Нет, что вы! Праздник прекрасен!

Владыка усмехнулся, изучающе глядя на нее.

– Если пожелаете, чуть позже я покажу вам Дворец. Не весь, конечно, для того, чтобы обойти его, потребуются годы. На этом этаже есть уникальные по красоте залы.

– Прекрасная мысль! – глаза королевы вспыхнули неподдельным интересом.

– Какое предпочитаете вино?

– А…э… – зная интерес Георга к винам, Терр-Розе прочла пару трактатов на эту тему, но все знания куда-то бесследно испарились. – Красное. Я предпочитаю красное.

– Превосходно, я тоже люблю красное, – он жестом подозвал слугу и взял с подноса два бокала. – За знакомство, за долгое приятное знакомство.

И слегка коснулся хрустальным краем бокала Терр-Розе.

* * *

Выбравшись из фонтана, Анаис подождала, пока с тела осыплются сверкающие капли, отжала волосы и, ступая босыми ногами по прохладным плитам, прошла в свою спальню. Ступни утонули в мягком ворсе синего ковра, в темноте смутно сияло покрывало жемчужного цвета. Подойдя к прикроватному столику, Анаис зажгла голубые свечи в причудливом семиголовом серебряном подсвечнике, и присела на край постели, глядя на безмятежные огни.

* * *

– Я вижу, кроме Дракулы, вы здесь еще кое-кого знаете? – сказал Патриций.

– Почему вы так решили?

– Время от времени вы смотрите вон на того упитанного господина за столом. Это ваш знакомый?

Терр-Розе почувствовала приближение звездного часа своей мести, придала лицу самое скорбное выражение, которое ей когда-либо удавалось, и с тяжелым вздохом произнесла:

– О, да, к несчастью он мне знаком. Это совершенно беспринципный тип, не могу понять здесь оказаться? Наверняка или через ограду перелез или стражу подкупил.

Патриций бросил на толстяка заинтересованный взгляд.

– Расскажите подробнее.

– Разумеется. Кажется, его зовут Сократ или что-то в этом роде. Однажды я имела неосторожность обратиться к нему с одной просьбой, и он так мне все испортил, что вспоминать страшно!

– Почему, интересно, он так поступил?

– Сказал, что из вредности, но я думаю, у него ко мне личная неприязнь.

– Зачем же вы обратились именно к нему?

– Все дело в том, что защиту моего мира стали вскрывать и забирать энергию, я выяснила, что ее можно использовать при изготовлении какого-то оружия…

– Еще в топливных батареях крейсеров, – кивнул Патриций. – Энергии Параллельных Миров очень эффективны в мирах реальных. Простите, что перебил, продолжайте.

– Мне посоветовали обратиться к Сократу, сказали, что эта личность знает абсолютно всё и обо всех, умеет просочиться даже в самую крошечную щелку и все разведать. За свою услугу Сократ заломил несуразную цену, но в принципе, я была согласна… Но с одним условием – он должен стать моим осведомителем в реальном мире, а он отказался. Причем очень грубо отказался. Тогда я лишила его работы, имущества и добилась его высылки с Меркурия, а он… Он такой негодяй… он…

– Я понял, – улыбнулся Георг, – трагичная история.

Терр-Розе могла бы еще долго перечислять «достоинства» Сократа, но заметила, что Патриций излишне заинтересовался толстяком. «Уж не дала ли я ему слишком лестных рекомендаций?» – с раздражением подумала королева и перевела разговор в другое русло.

* * *

– Хочешь, я поговорю с Повелителем, чтобы он позволил остаться тебе во Дворце? – Палач смотрел на Велисту почти влюбленными глазами.

– Ну, я не знаю, – в ее голосе прозвучала растерянность. – Если это возможно…

– Для меня нет ничего невозможного! Я здесь наполовину хозяин!

«Слышал бы это Патриций», – ухмыльнулся про себя стоявший неподалеку Дракула.

* * *

«Ну, где же он? – озирался по сторонам Сократ. – Куда этот пакостник запропастилась?»

Толстяк вылез из-за стола, решив немного размяться.

– Эй, любезный, – обратился он к проходящему слуге, – ты Палача не видел?

– Не могу знать, господин.

Слуга вскользь посмотрел на Сократа и быстро пошел прочь. На мгновение толстяку показалось, что глаза слуги остекленевшие, как после длительного приема дурманного зелья. Сократ тряхнул головой, разгоняя хмель, и его взгляд сфокусировался на Дракуле. «О! То, что надо!» – он ухмыльнулся и направился к вампиру.

– Привет, Дракулушка! – издалека крикнул толстяк и помахал пухлой ручкой. Дракула обернулся и уставился на Сократа так, словно узрел Конец Света.

– Как твои дела? – Сократ улыбался счастливой улыбкой человека, умеющего делать гадости. – Все вампируешь? Или правильно сказать «вампиреешь»? Ты уж прости, я не знаю, может грамотнее будет: «вампирствуешь»?

– Ты… ты… ты откуда взялся? – задохнулся от бешенства Дракула. – Кто тебе позволил пройти сюда?!

– Я по личному приглашению Владыки, – соврал Сократ, улыбаясь еще счастливее. – А тебя прямо и не узнать, выглядишь все хуже и хуже, хотя и не знаю, куда уж хуже. Неужто здоровье закончилось?

– Как… ты… смеешь… так со мной разговаривать!! – на белых щеках Дракулы выступили малиновые пятна. – Ха-а-алуй!

– Ты считаешь? – Сократ задумался. – Вот уж не замечал за собой. Ну, да тебе, наверное, виднее, в халуйстве у тебя богатый опыт. О, а вон и Палач! Эй, Пал-а-ач! Палачик! Иди сюда, а то я тебя уже обыскался!

– Ты что и Палача знаешь?

– А как же? – очень искренне удивился Сократ. – Мы с ним вместе в школу ходили, такой был чудный карапуз. Приветик, Палачик!

– Кого я вижу! – вдребезги пьяный молодой человек сграбастал Сократа в объятия, одновременно обретая в нем опору. – Сколько зим, сколько лет! Ты к нам какими судьбами?

– Ты же меня сам и привел, запамятовал? – Сократ аккуратно отлепил от себя молодого человека и попытался установить его как можно ровнее.

Палач бессмысленно смотрел на него мутными глазами, потом в них все же промелькнул туманный след разума.

– А, ну да, конечно! – воскликнул он. – Пойдем, поговорим!

Он повис на толстяке, подталкивая его к столам, за которыми пьянствовала Дворцовая знать.

– Сейчас я тебя познакомлю со всеми, – донеслось до ушей Дракулы. – С девушкой своей…

Пару минут старый вампир неподвижно стоял, глядя, как толстяк тащит Палача в нужном направлении, потом злобно посмотрел по сторонам, и устремился на поиски Терр-Розе.

* * *

Анаис забралась под легкое, почти невесомое одеяло и вздрогнула от прикосновения к телу серебристых холодных простыней. Свернувшись калачиком и натянув одеяло до подбородка, она смотрела на текущий голубой воск, на неподвижно застывшие лепестки свечей до тех пор, пока не уснула.

* * *

В обществе Патриция Терр-Розе покинула Малахитовую залу. Они долго шли по освещенным многочисленными светильниками коридорам, пока Владыка не остановился у фиолетовой двери и не распахнул ее со словами:

– Это Сапфировая Зала.

Вспыхнул свет, и у королевы перехватило дух. В зале царили, переливались все оттенки сиреневых, фиолетовых и лиловых тонов. С потолка лились белые и бледно сиреневые каскады люстр, в центре стоял прозрачный фиолетовый, с едва уловимым лиловым оттенком стол, похожий на плоский спил гигантского кристалла и ряды таких же стульев. Стены, пол под ногами – всё сияло искусной мозаикой из всевозможных сапфиров.

– Какая красота, – Терра восхищенно смотрела на сверкающие люстры, казалось, тончайшие сапфировые капли висят в воздухе безо всяких креплений. – Восхитительно!

– Здесь я храню одну из моих коллекций, – Владыка сделал какой-то неуловимый жест рукой, и фрагменты стен стали поворачиваться вокруг своей оси, открывая взгляду ряды фиолетовых полок с плотными рядами сосудов, бутылей, кувшинов.

– Здесь собрано все самое лучшее и редкостное, все, чем туманят головы в Солнечной Системе. Хотите что-нибудь попробовать?

– У меня глаза разбегаются, если честно, – улыбнулась королева.

– Тогда я на свой вкус, – Владыка взял иссиня черную бутыль причудливой формы. – Это называется «Кровь Марса», с нею надо быть осторожнее, пить только крошечными глотками и перед каждым глотком съедать ложечку специального желе, иначе можно обжечь горло. Но мы сделаем проще, я ее разбавлю.

Владыка плеснул в высокие сапфировые бокалы немного вязкой черной жидкости и наполнил их до краев каким-то прозрачным напитком. Содержимое бокалов приобрело кроваво-красный цвет. Королева пригубила «Кровь Марса» и удивленно посмотрела на Владыку.

– Очень вкусно и совсем не похоже на кровь. Это вино или… что это?

– Нечто вроде эликсира на редких травах. После него в душе и теле возникают совершенно непередаваемые ощущения.

* * *

Наконец, Сократу удалось оттащить Палача в сторону от развеселой компании и усадить в свободное кресло за относительно пустым столом.

– Послушай-ка, дружище, – Сократ поставил перед молодым человеком массивный кубок с тяжелым орнаментом из малахита и наполнил его вином, – давай-ка поболтаем, я ведь тебя так давно не видел, соскучился.

– Конечно, я для старого друга…

– Хорошо, хорошо, – перебил толстяк. – Ты знаешь, у вас здесь просто потрясающе! Так великолепно, – Сократ старался не смотреть по сторонам на разгорающуюся оргию. – Я и представить не мог, что Дворец такой огромный, такой дорогой, такой… объемный.

– Это да. Как тебе моя девушка?

– Чудо, прелесть. А правду говорят, что Дворец идет как вверх, так и вниз, под землю? Правда, что он проходит сквозь всю планету и замыкается там, на самом верху?

– А кто его знает, – Палач в пару глотков ополовинил кубок, – может и так.

– И тебя это никогда не интересовало?

– А зачем? – искренне удивился молодой человек. – Я ни в подвалы, ни на крышу лазить не собираюсь.

– А правду говорят, что под подвалами и погребами целые подземные города? – не унимался толстяк. – И что там совершенно невообразимые сокровища?

– Сокровища тут везде, – отмахнулся Палач, – Патрицию нравится, когда красиво, у него это, самое… – Палач наморщил крупный чистый лоб, – это… эстетический вкус, вот. А как тебе ее глаза?

– Чьи? – не сразу переключился толстяк.

– Моей девушки, Велисты.

– Само совершенство. Значит, ты ничего не знаешь ни про нижние, ни про верхние уровни здания? – Толстяк заботливо подлил ему еще винца. – Вообще ничего?

– Мне оно надо? Я ниже винных погребов ни разу не спускался и то с пьяной головой туда попал. Нам отведены наши личные владения, а дальше мы не суемся, ни к чему нам это.

– Ну ты же должен иметь хотя бы примерное представление, что находится внизу, – Сократ выразительно указал пальцем в пол.

– Всякое находится, – широко зевнул Палач, – лаборатории, вроде, какие-то

– Какие еще лаборатории? – Сократ ласково смотрел на молодого человека.

– Да зачем тебе это все?

– Пала-а-ач!! – послышался крик Велисты.

Какой-то здоровенный детина в полурасстегнутом золотом одеянии, тащил ее к вырезанной в стене малахитовой нише. Палач схватил со стола свой кубок и с потрясающей точностью и силой запустил его в висок детине. Тот выпустил Велисту и, обливаясь кровью, рухнул на пол.

– Иди сюда, девочка! – махнул он ей рукой. – Я сейчас поговорю с другом и отведу тебя в свои покои. Познакомься, Велиста… а, впрочем, вы уже и так знакомы. Сократ, так что там тебя интересовало насчет подземных уровней?

Толстяк смотрел на Палача. Глаза молодого человека были совершенно ясными и трезвыми.

* * *

– Это Зала Философии Крови, – Патриций распахнул рубиновые двери, – одна из моих любимых.

Пересмотрев уже множество великолепных творений, королева сразу почувствовала отличие этой Залы: дохнуло чем-то непознанным и одновременно знакомым. В Зале Философии Крови не было окон, она казалась вырезанной из цельного рубина. В центре находился фонтан, выполненный в виде символа крови, до самых краев наполненный светлой водою. Тягучие капли, застывая в воздухе, медленно, бесшумно падали вниз. По периметру Залы тянулись резные балконы из такого же полупрозрачного рубинового камня, к ним вели витые лестницы без перил.

– Хотите подняться? – предложил Георг. – С балконов Зала видна лучше.

Терра кивнула и, опираясь на руку Владыки, направилась к ближайшей лестнице. Лиловое платье с едва слышным шелестом лилось по рубиновым ступеням, от тугих черных локонов пахло терпковато-душисто то ли травами, то ли цветами…

Поднявшись на балкон, она облокотилась на гладкие перила и посмотрела вниз. И только теперь королева заметила, что по стенам, бортикам фонтана, по всем без исключения предметам, мелькают светло и темно-красные всполохи, а на плитах пола, светлыми размытыми линиями возникают неизвестные символы… Терра почувствовала, как ее сознание попадает в какую-то странную вязкую воронку, голова закружилась, а всполохи и символы стали быстро приближаться…

– Не смотрите туда, – откуда-то издали прозвучал гудящий голос Владыки, королева с трудом перевела взгляд на Георга, и в голове немедленно прояснилось.

– Наваждение какое-то, – повела она плечами, – кажется, я чуть вниз не упала.

– Я бы вам не позволил, – на губах Владыки вспыхнула и исчезла такая быстрая и неуловимая улыбка, что ее тоже можно было принять за наваждение.

Терр-Розе смотрела на Патриция, понимая, что неприлично так пристально рассматривать стоящего рядом Властелина Марса, но ничего с собой поделать не могла. Покрытое золотистым загаром лицо с пронзительно голубыми глазами и неуловимой улыбкой было так рядом, что на мгновение Патриций показался королеве смертным. Он стоял, небрежно облокотившись на рубиновые перила, на его груди покоился талисман Власти Марса, усыпанный Драгоценностями Космоса, казалось, талисман сияет ярче от внутренней силы и энергии Владыки…

– Не хотите ли остаться и погостить во Дворце?

– Остаться? – на мгновение растерялась Терр-Розе, она не ожидала, что предложение последует так быстро. – Да, конечно я с удовольствием принимаю ваше приглашение.

– Вы, должно быть, устали, я провожу вас в ваши покои, – Владыка подал Терр-Розе руку, помогая спуститься с рубиновой лестницы.

* * *

– Палач, ты убил его, что ли? – Сократ с изумлением смотрел, как слуги выносят из Залы детину с проломленным черепом.

– А что такого? Слушай, подожди, я отведу Велисту к себе, и сразу же вернусь, годится?

– Годится.

Толстяк плюхнулся в кресло и глотнул вина. Сердце тяжело колотилось, в глазах расплывалось, смотреть по сторонам на беснующуюся оргию было уже еле выносимо. Толпа словно озверела, и кровь лилась рекой. «Что творится? – Сократ внимательно изучал бело-зеленые разводы, рисунок своего малахитового кубка. – Что на них нашло? Недавно еще сидели приличные люди и вдруг обратились в монстров…»

– Не помешаю?

Толстяк поднял взгляд. Перед ним стоял Георг Патриций. Сократ попытался встать, но зацепился за кресло и едва не упал вместе с ним.

– Сидите, ничего страшного.

Патриций присел напротив, и рядом с ним мгновенно возникло четверо слуг. Закурив сигару, Повелитель безо всякого выражения посмотрел на Сократа совершенно непрозрачными глазами.

– Ваше имя Сократ, если не ошибаюсь? – после долгой паузы изрек он.

– Да, Повелитель, – он изо всех сил сам себе наступил на ногу каблуком ботинка. Голова толстяка гудела, он понимал, что соображает плохо, хуже некуда и надо бы хоть как-то встряхнуться.

– А у вас случайно нет другого имени? Например, Рата?

– Нет, что вы, – он впечатал каблук в другую ногу и светло-карие глаза прояснились, вспыхнули чистотой и искренностью, – хотя меня часто с ним путают, – «Сократ» – «Рата», созвучно, похоже…

– Путают? – уголки губ Владыки дрогнули в улыбке. – В таком случае, вам повезло, что вас путают с таким уникальным в своем роде человеком.

– А что в нем было уникального? – Сократ поерзал на стуле, сожалея, что ткнуть вилкой в ногу или руку незаметно не получится.

– В своем роде это уникальный мошенник, вершиной его творчества стала одна очень крупная сделка. Он продал Спец. Штату чертежи малых военных «лодок», а чертежи являлись собственностью Спец. Штата, это была новейшая разработка. Как он украл чертежи у Организации, и как умудрился их же Организации продать, до сих пор удивительная тайна, – Патриций тепло улыбнулся. – Я так смеялся, когда узнал об этом. Пришлось, конечно, сменить кое-кого в руководстве Спец. Штата, но это, уже никчемные подробности. Так вот, после этого Рата бесследно исчез, к моему личному сожалению. Хотел бы я с ним познакомиться и даже предложить работу.

«Ну, конечно, – усмехнулся про себя Сократ, – должно быть очень-очень хорошую работу».

– Кажется, вы немного переутомились, – Владыка смотрел на Сократа немигающим взглядом, – приглашаю вас остаться во Дворце до утра, выспитесь, придете в себя.

«А я живым отсюда выйду?» – вялая и безнадежная проползла мысль в голове толстяка.

– Ну-у-у-у? – глухо, словно через некую толщу, прогудел голос Патриция. – Остае-о-отесь?

Малахитовая Зала вместе со своими монстрами закружилась перед глазами Сократа и, ничего не успев ответить Владыке, он тяжело сполз с кресла.

* * *

Разглядывая предоставленные покои, королева отметила, что апартаменты исключительно красивы и комфортны, будто они были созданы специально для нее, по ее вкусу.

– Ну, что же, – прошептала Терра, отодвигая портьеру и глядя в сумеречный Парк, – первый шаг сделан…

* * *

Анаис проснулась, вздрогнув от какого-то странного звука, похожего на короткий окрик. Кутаясь в покрывало, она поднялась и посмотрела по сторонам. В спальне было тихо и темно, хотя в щели портьер уже просачивалась туманная утренняя мгла. На противоположной стене висело большое, в полстены зеркало, в его ясной глубине плавало размытое отражение девушки и бледный овал ее лица. Внезапно Анаис показалось, что за ее спиной кто-то есть, сердце забилось испуганным зверьком, она обернулась. Никого, лишь высокое изголовье кровати.

Понимая, что больше не заснет, Анаис зашла в ванную комнату, умылась, тщательно расчесала и убрала волосы под тончайшую серебряную сетку с изумрудной россыпью. Выбрав темно-синее платье, она справилась с многочисленными застежками, и через библиотеку прошла в небольшую залу с балконом. Открыв прозрачные двери, девушка вышла на воздух, и поежилась от утренней прохлады. С балкона открывался вид на Дворцовый Парк и Центральную Аллею. Облокотившись на перила, Анаис смотрела на сонные деревья, в чьих неподвижных кронах прятались обрывки ночи, на струи фонтанов, бьющие в низкие серые облака… «Скоро моя жизнь изменится, – подумала она, – что-то должно произойти…»

* * *

Утро прокралось во Дворец. Неуверенными серыми пальцами, приоткрыло оно портьеры, как вдруг испугалось чьего-то случайного голоса и стремглав понеслось по коридорам, чтобы, спрятавшись в покоях Георга, отдышаться, чувствуя, как колотится солнце в прохладной груди.

* * *

Сократ с трудом разлепил ресницы. Голова горела чудовищной болью. «Где я?» – он еле-еле посмотрел по сторонам. Лежал толстяк на просторной незнакомой кровати под серебристым пологом, на спинке изножья висела его аккуратно сложенная одежда. Взгляд переместился на серебряную мебель с зеркальными столешницами. «Я во Дворце!» – эта мысль заставила собраться с силами и слезть с кровати. Сдавив ладонями виски, будто опасаясь, что голова может треснуть, Сократ поискал ванную комнату. Отражение в серебряном зеркале ужасало. Пришлось долго плескать в лицо и лить на затылок ледяную воду, прежде чем немного полегчало. Гладко зачесав назад мокрые волосы, он оделся, приоткрыл дверь, выглянул, поглядел по сторонам и, никого не увидав, выскочил в коридор.

* * *

– Владыка, где изволите завтракать? – слуга заглянул в спальню Патриция.

– В Бриллиантовой.

Патриций поднялся, подождал, пока его облачат в легкий черный халат, и направился в ванную.

Когда он вернулся, на столике у кровати уже стоял бокал с дымящимся напитком бодрости, а так же белое вино и легкие закуски. Владыка тяжело опустился в кресло, залпом выпил напиток бодрости, закурил сигару и поморщился, пытаясь вспомнить, что же накануне могло испортить ему настроение… Вино в бокале источало пронзительно свежий запах зимнего утра. Патриций сделал пару крошечных глотков. «Ах, да, – вспомнил он, – Анаис…»

* * *

Сидя у окна, Анаис листала краткий атлас Дворца, когда в двери постучал слуга и спросил разрешения войти.

– Да, входи, – ответила она.

Двери чуть приоткрылись, и показалась голова молодого черноволосого парня.

– Доброе утро, госпожа, – произнес он. – Георг Патриций ждет вас перед завтраком в Бриллиантовой Зале.

– Хорошо, спасибо.

Слуга исчез. Анаис закрыла книгу, положила ее на голубой мраморный подоконник и посмотрела в окно долгим спокойным взглядом.

* * *

– Ты куда?

От неожиданности Сократ чуть не подпрыгнул. Из соседних покоев выходил Палач, он сушил полотенцем мокрые волосы.

– Вообще-то я подумал, что пора бы и честь знать, – заулыбался толстяк, – чего злоупотреблять гостеприимством? Да я вчера еще и перебрал немного, теперь не удобно…

– Ладно тебе, бывает. А вот уходить не надо, Патриций велел, чтобы вы с Терр-Розе пришли к завтраку в Бриллиантовую.

– С Терр-Розе? И Терра здесь? – удивился Сократ.

– А ты ее что, не видел вчера в Малахитовой Зале?

– Нет, там столько народа было, всех не разглядишь. А что она тут делает, по какому вопросу?

– Ее Дракула привел, по вопросу – подсунуть Патрицию.

– Зачем?

– Неужели не понятно? Ты давай, заходи ко мне, сейчас оденусь, и пойдем.

– А не опоздаем?

– Завтрак еще не скоро.

– У вас так поздно завтракают?

– Да, у нас еще и ужинают поздно.

* * *

– Ваша дочь пришла, – доложил слуга.

– Пусть войдет, – Патриций откинулся на спинку белого кресла, и закурил.

– Доброе утро, отец, – Анаис вошла в Залу. На ней было простое голубое платье без украшений.

Патриций усмехнулся, бросив взгляд на платье дочери, и указал ей на кресло на другом конце стола.

– Я хотел бы с тобой поговорить.

– О чем?

– А ты считаешь – не о чем?

Анаис промолчала, глядя на Георга ответным немигающим взглядом.

– Ты можешь объяснить свое поведение? Что тебя не устраивает? Конкретно можешь перечислить, по пунктам?

– Слишком длинным получится список. Я хочу уйти отсюда и попробовать, хотя бы попробовать узнать, что такое жизнь.

– Куда уйти? – Патриций подался вперед, ставя локти на край стола и подпирая подбородок сомкнутыми в «замок» пальцами.

– Мир огромен.

– А дальше? Дальше что?

– Я хочу попробовать. Сама.

– Что именно? Как?

– Для того чтобы понять,что и как, надо выйти отсюда.

Казалось, еще немного и от их взглядов, устремленных друг на друга, заискрит воздух.

– Как же ты не можешь понять, что не являешься обычным подростком, могущим двигаться под влиянием своих капризов. Если тебе скучно, отправляйся путешествовать по другим планетам, это и польза и развлечение, узнаешь получше жизненный уклад соседей. А потом вернешься с новыми знаниями и прекратишь позорить и себя и меня.

– Как же вы меня не понимаете? Я не хочу превратиться в Дворцовую статую и веками лить тут кровавые слезы, прячась где-то за колоннами, я хочу жить, хочу ощутить себя живой и свободной.

– Кровавые слезы за колоннами, – усмехнулся Георг. – Объемными образами мыслишь. Хочешь быть свободной? Свободной от чего? Что тебя стесняет? Ты вообще имеешь представление, что такое «свобода»? Что означает это слово?

– Вы можете меня просто отпустить? Дать мне шанс?

– Нет, не могу. Скоро Коронация, это очень важное событие в твоей жизни. В данный момент по Имперским законам ты никто и не имеешь права принятия каких-либо документальных решений. После Коронации ты станешь Принцессой Марса со всеми вытекающими из этого последствиями и полномочиями. Мне почти печально об этом думать.

– Мне тоже почти печально думать, что скоро мне предстоит стать Принцессой Империи Смертей.

– Это ты сейчас дерзить пытаешься?

– Я пытаюсь понять, неужели не было другого пути? Только этот? Только так?

– Ты плохо знаешь свой народ, иначе не возникло бы этих вопросов. Марсиане сильные, самонадеянные и самовлюбленные, порою, очень злые существа. Стоит только дать им слабину, как незаметно для тебя самой, ты начнешь играть в их игры по их правилам. И считай, что всё пропало, дальше они понесутся, сметая всё на своем пути, разрушая всё, до чего дотянутся. Закон же им прописан один, всего лишь один: не совершай вреда. Не вреди самому себе, окружающим и своей планете.

– А остальные? Те, что ежедневно гибнут на Марсе сотнями, тысячами?

– А кто их сюда звал? Или их насильно кто на Марс тащит?

– Некоторых насильно тащат.

– Если ты имеешь в виду отряды Ахуна, то они привозят особей с планет, не принятых в Галактическое Сообщество.

– Но это ведь тоже люди…

– Если бы это были достаточно высокоорганизованные люди, то их планеты состояли бы в Галактическом Сообществе, а так это просто особи. Что еще тебя беспокоит?

Анаис молчала, глядя на хрусталь и чистые приборы, стоящие на бриллиантовом столе.

– Властелин, – в дверном проеме возник слуга, – пришли Терр-Розе и Дракула.

– Пусть войдут. А ты, – он посмотрел на дочь, – иди к себе, и прошу тебя, подумай, просто посиди и подумай.

Анаис поднялась из-за стола. Она была благодарна приходу старого вампира и какой-то незнакомки, потому что, еще немного, и она прямо сказала бы Георгу, что не собирается становиться проходить Коронацию и Принцессой Марса.

* * *

– Это хрусталь или стекло? – шепотом спросила Терр-Розе у Дракулы, когда они вошли в Залу.

– Ни то и ни другое, это бриллианты.

– Где именно?

– Везде. Все что ты видишь: пол, статуи, колонны, потолок, столы, люстры – все бриллиантовое.

– Но ведь таких огромных бриллиантов не бывает.

– Бывает. Ты забыла о метеоритах, по слухам сюда ушло почти два алмазных метеорита или что-то около того… Доброе утро, Владыка, – он поклонился сидящему за столом Повелителю. – Хорошо отдохнули?

– Плохо, – отрезал Георг, глядя куда-то поверх голов вошедших.

– Доброе утро, – расцвела улыбкой Терр-Розе, и взгляд Патриция немного смягчился.

– Рад вас видеть. Хорошо отдохнули?

– О, да, спасибо, превосходно.

– Чтобы вы предпочли на завтрак, Терр-Розе? Присаживайтесь, – он указал на кресло по левую руку.

– На ваш вкус, Владыка, я знаю, что он безупречен.

Терр-Розе выглядела так свежо и очаровательно, что невозможно было и предположить, что она не спала всю ночь.

– Прибыл Палач! – доложил слуга и добавил: – А так же, по личному приглашению Владыки, прибыл Сократ!

У Дракулы с Терр-Розе окаменели лица, когда вслед за Палачом в Залу вошел толстяк в неуместно пестрой для Дворца рубахе и мятых зеленых штанах.

* * *

Анаис не обращала внимания, куда идет, пока не очутилась на одном из малых балконов. Облокотившись на балюстраду, она посмотрела вниз. В тишине, в безветрии замерли строгие кроны. Вдалеке чернели крошечные фигурки садовников. В душе было тяжело и пусто. Девушка даже не подозревала, что пустота может быть такой тяжелой.

* * *

К завершению завтрака, Патриций предложил Терр-Розе оставаться во Дворце столько, сколько ей захочется, а Сократу – должность второго помощника управляющего Дворцом. Разумеется, от столь великодушных предложений никто не посмел отказаться.

* * *

Вернувшись в свои покои, Анаис, некоторое время ходила из комнаты в комнату. Ее знобило от предчувствия чего-то надвигающегося и неминуемого. Избавиться от этого ощущения никак не получалось, девушка вызвала слугу и попросила принести горячего питья.

Ожидая его, Анаис неподвижно стояла в холле, рассматривая деревянную мозаику на полу. Ее тонкое лицо в обрамлении выбившихся из-под сеточки золотистых локонов застыло бледной маской, в прорезях которой покачивались потемневшие сине-зеленые озерца.

* * *

Патриций притворил дверь кабинета и с добрую минуту стоял на пороге, слушая тишину, вдыхая запах, присущий только кабинетной атмосфере. Затем подошел к окну и посмотрел в Парк. Полутораметровой толщины хрустальное стекло, занимавшее всю стену, было настолько прозрачным, что казалось, его вовсе нет. Глядя на стоящее в зените солнце, Георг дышал глубоко, размеренно, надеясь хотя бы ослабить подступающее. Но, невидимые ледяные пальцы уже коснулись, ощупали его горло, тупая боль уже вгрызлась в сердце. Скрипнув зубами, он сжал руку в кулак так, что побелели костяшки пальцев и, что было сил, ударил оконный хрусталь.

* * *

Мелькнул день, прошелестела ночь и под утро, зная привычку Георга курить иногда перед рассветом на ступенях Центральной Лестницы, Анаис спустилась заблаговременно и спряталась за верхней колонной. Георг появился, как только темное небо стало наливаться тяжелым багровым светом. Одетый в тонкую домашнюю одежду, Патриций спустился вниз и встал на краю последней ступени.

– Что ты хотела спросить, Анаис? – Георг выдохнул дым, наблюдая, как по Парку начинают расползаться причудливые тени.

– Кем я была до того, как стала вашей дочерью?

Девушка вышла из-за колонны.

– Почему ты решила, что когда-то не была ею?

Листва замерла, будто нарисованная, светлеющий с каждой минутой воздух, цвета сигарного пепла, расслоился туманными волокнами.

– Я всегда была вашей дочерью? Веками?..

– Ты всегда была маленькой девочкой, неспособной вырасти, а может, и не желающей сделать это.

– Все дети злы безотчетно и самозабвенно…

– Так что же ты хочешь, Анаис?

– Вы давали мне шанс повзрослеть? Хотя бы раз?

Сигарный дым уплывал, сливаясь с утренним туманом.

– Я хочу попытаться, понимаете? Хотя бы коснуться жизни, почувствовать себя живым человеком. И если эта попытка закончится крахом, то это будет мой, личный крах, за который я сама буду нести ответственность. Я никогда не опозорю вас и ваш дом. Никогда.

После долгой паузы Патриций ответил:

– Нет.

– Почему? Почему же?! – девушка слетела вниз, заглядывая в лицо Георга. В туманной полумгле его глаза были прозрачными, как драгоценные камни в воде. – Я не понимаю!

– Когда поймешь, тогда и сможешь уйти.

* * *

После десятка дней проведенных во Дворце, Сократ почти подошел к мысли, что время и пространство в этом здании имеют свои, собственные, отличные от прочего Мироздания законы… Каждое мгновение он ощущал битье неведомой колючей силы по коже, но старательно не реагировал на это, вполне полагаясь на прочность своей толстой шкуры. Он старательно контролировал чистоту подсвечников, количество столов и мягкость диванов. «Это сюда ставить! – скользил толстяк по паркетам, распоряжаясь слугами. – Сюда! А это туда! Куда ты смотришь?! Угол выдерживай! Градус не тот!»… Он почти танцевал, подчищая светильники и поправляя скатерти на столах…

– Стой! – как-то поймал Палач пробегавшего по коридору толстяка. – Зайди поговорить.

– Отцепись, некогда!

– Сократ! Я тебя прошу! Мне надо поговорить!

Толстяк к чему-то принюхался и поцарапал ногтем рисунок стенной ткани над плечом Палача.

– Ладно, только не долго.

Палач проводил его в диванную залу, подложил подушек под бок и протянул наполненный бокал.

– Сильно устаешь? – присел он на корточки, резким движением головы отбрасывая назад волосы.

– Ругательствами не описать, – Сократ выпил вина и перевел дух. – Вести Дворцовое хозяйство это… это… это, в общем, очень сложно.

Из спальни выглянула Велиста.

– Девочка, иди сюда, к нам Сократ зашел, – не оборачиваясь, сказал Палач. – Посиди с нами.

– Привет, Сократ, – улыбнувшись, она поправила волосы, складки домашнего платья и присела на ковер рядом с Палачом. – Ты замечательно выглядишь, отличный костюм.

– Да уж… нарядили, – толстяк расстегнул на животе пару пуговиц темно-серого пиджака с жемчужным отливом. – Ты о чем поговорить хотел?

– Просто так поговорить. Ни о чем.

– В смысле? – уставился он на Палача. Велиста вынула из руки толстяка опустевший кубок, наполнила его, вернула на место, так легко и быстро, что Сократ даже не заметил этих движений.

– Просто хотел с тобой поговорить, – пожал плечами Палач. – Ты, я – сидим напротив и разговариваем. Обязательно нужен смысл?

– Ну-у-у… не помешал бы. – Сократ шумно хлебнул вина и расстегнул верхние пуговицы. – Велиста, тебе не холодно на полу сидеть?

– Рядом с ним – нет, – она коснулась смущенной улыбкой голого плеча молодого человека. Палач бережно приобнял ее и погладил по волосам. Глядя на них, толстяк вдруг ощутил нехорошую тревогу под сердцем. Он спешно запил ее вином и откашлялся:

– Лапочки мои, а вы из Дворца хоть иногда выходите?

– Куда?

– Туда, за ограду, где люди… всякие…

– Зачем?

– Как зачем? – тяжело вздохнул толстяк. – Гулять, бросать монетки в фонтаны… Слушай, Палач, сегодня в Малахитовой Зале устраивается веселье, это по какому поводу, ты в курсе?

– Когда у Повелителя черное настроение повод не нужен.

– И насколько же оно черное? – толстяк принялся застегивать пуговицы.

– Пока не известно.

Сократ встал с дивана и направился к выходу. Обернувшись на пороге, толстяк спросил:

– Правда, что он убивает взглядом?

– Да.

– Ты это сам видел?

– Конечно, много раз. Так… – Палач поднялся, выпрямляясь, – надо переодеваться, прием ведь в Малахитовой…

– А можно я останусь здесь? – Велиста умоляюще смотрела на Палача снизу вверх. – Мне безрадостно и жутковато в этой темно-зеленой Зале. Там даже огонь зеленый и холодный, а людские лица гримасничают…

– Конечно, оставайся, девочка, так даже лучше, – он наклонился, целуя ее в лоб. – В столовой полно цветов, я заказал их со всех ближайших планет, ты расставишь их по вазам?

– Правда? – рассмеялась Велиста. – Ты заказал инопланетных цветов?

– Со всей Системы, – Палач протянул ей руку, помогая подняться. – Хорошее занятие на вечер? Тебе не будет скучно?

– Нет, – она поцеловала его, – я буду перебирать цветы и думать о тебе. Увидимся, Сократ.

– Обязательно, – помахал рукой все еще стоящий на пороге толстяк, провожая ее взглядом. – Ну… если уже цветы, то это серьезно, да?

Палач подошел к Сократу, застегнул верхнюю пуговицу его пиджака и задумчиво проговорил:

– Насколько я могу понимать чувства… насколько могу их ощущать… в общем, когда я просто пальцы ее трогаю, касаюсь ее случайно, мне становится невыносимо, понимаешь, мучительно… мне становится больно вот здесь, – он ткнул себя в грудь. – Но эта боль… от нее радостно и хочется смеяться…

– Ты именно об этом хотел со мной поговорить?

Палач кивнул, глядя куда-то в сторону.

– То, что ты испытываешь, это сложное… чувство. Даже обычные люди не всегда могут его испытать, хоть и стараются изо всех сил. Честно сказать, Палач, вот от кого я не мог этого никак ожидать, так это от тебя…

– В смысле?

– Не важно, забудь. Ты Терр-Розе видел? Ведьма всё еще во Дворце?

– Видел, она переселилась вчера в личные покои Повелителя.

* * *

Подставив руку под струи фонтана, Анаис смотрела, как с пальцев сыплются светящиеся бледно-зеленые капли. «Холодно… как же холодно… что же я смогу? Кто меня услышит? Хоть кто-нибудь меня способен услышать?..» Она вздрогнула, ощутив нечто резкое, болезненно-колкое под лопаткой и вскочила с бортика, озираясь по сторонам. Задохнувшись от подступающей к горлу боли, Анаис выскочила в коридор и побежала к Малахитовой Зале.

* * *

Малахитовую Залу заливали огни. Сотни людей в молчании ожидали появления Георга Патриция. И он явился. Облаченный в простую черную одежду, он шел, глядя перед собой так, будто находился в одиночестве. И толпа, шелестя платьями, растекалась перед ним, словно расступалась тишайшая черная река. Патриций шел, склонив голову, как если бы прислушивался к чему-то. Остановившись за пару шагов до центрального стола на малахитовом возвышении, он коснулся пальцами воздуха, словно вытягивая из пустоты нечто тонкое. В пространстве возник старинный белоснежный рояль. Патриций поднял крышку и бросил взгляд на трехглавый малахитовый подсвечник с незажженными свечами, зависший над инструментом. Патриций коснулся чуткими пальцами музыканта клавиш и отрешенно посмотрел в зеленую пустоту Малахитовой Залы. Из-под его пальцев полилась прекрасная, как дождь в горах мелодия. С каждым аккордом, в Зале постепенно гас свет. С уходящим светом менялась и сама музыка: как течения рек, в нее вливались тоска и потаенная тихая боль…

Огни погасли. Вспыхнули свечи в малахитовом подсвечнике, парящем над крышкой рояля, освещая лишь руки и лицо Георга. Чуть зеленоватый огонь метался, то угасая, то разгораясь вновь, а пальцы Патриция начали извлекать из инструмента агонию… предсмертную почти предсмертную агонию души…

На самом пике музыка оборвалась, но ее звуки все еще продолжали звучать в тишине Залы.

Погасли свечи.

Секунды царила первозданная тьма, а потом откуда-то повеяло сыростью, и в Залу пополз зеленоватый, тускло светящийся туман. Центр Залы опустел, исчез рояль, туман стремился именно туда, в освобожденное от музыки пространство. Туман свивался в размазанные силуэты, они корчились, надрывались, танцуя… Он начертил собою кипящий круг, и в него, как в зеленый огонь, шагнул Георг Патриций. С появлением Владыки, в тумане промелькнули голубые разряды, он стал густеть, превращаясь в осязаемый предмет выгнутой формы. Если бы не изгиб, предмет напоминал бы стол, но вместо ножек у этого «стола» топтались четыре когтистые лапы, оставляющие на малахитовом полу клейкие следы и шерсть.

Опять откуда-то пополз туман, на этот раз – багрового цвета, казалось, Зала изнутри наливается кровью… Как натянутая струна завибрировал протяжный стонущий вой.

– Жертву… – зашептала, заволновалась, забеспокоилась толпа. – Жертву! – завыли глотки в унисон с натянутой струной. – Же-е-ртву!!

Патриций взмахнул рукой, словно отпуская в воздух нечто тонкое. И возникло черное, искрящееся больными искрами дерево. К нему была прикована Велиста.

* * *

Ночь на Марсе особенное время суток. Ее дыхание заставляет чаще биться сердце, а звезды кажутся огромными цветами, размазанными по холсту… такими еще бывают уличные фонари, если смотреть на них сквозь слезы. Такими бывают нарисованные планеты под дрожащей кистью отчаявшегося умереть художника… Такими бывают планеты… бывают…

* * *

У Палача померкло в глазах. Светлая кожа Велисты казалась мраморной из-за тончайших струек крови. От ужаса она не могла кричать, но этот крик звучал из ее широко распахнутых полубезумных глаз. Расталкивая толпу, Палач бросился к Патрицию.

– Повелитель… – прохрипел Палач, падая перед Георгом на колени, – Повелитель….

Патриций взглянул на него и отвернулся.

– Владыка! Не убивайте ее! Я люблю ее, люблю! Меня… уж лучше меня! Повелитель, умоляю! Меня!

Слуги отцепили пальцы Палача от сапог Патриция, подняли его и оттащили в сторону.

Патриций махнул рукой, и у колонны возникло четверо полуобнаженных слуг-атлетов. Они освободили Велисту, взяли ее на руки и положили на туманный предмет лицом вверх. Девушка прогнулась, ее руки и ноги безвольно повисли по краям «стола». Патриций подошел к девушке и ногтем мизинца провел линию от горла до живота. Линия мгновенно раскрылась глубокой кровоточащей раной. Патриций кивнул вампирам, и они бросились к Велисте. Дракула не мог сдвинуться с места, он стоял у дальней колонны и смотрел на Палача.

Велиста была еще жива, когда Патриций приказал вампирам отойти. В руках Повелитель держал раскаленный до бела металлический прут. Он подозвал Палача, и слуги подвели к Владыке молодого человека.

– Ты доделаешь начатое мною, – сказал Патриций, протягивая ему прут. – Держи.

Палач взял прут, не чувствуя, как он обжигает руку. Молодой человек отрешенно смотрел на него и надеялся, что Велиста умрет от первого удара. Медленно, будто во сне, он подошел к девушке. Велиста, собравшись с силами, приподняла голову.

– Не надо… – прошептала она. – Палач… пожалуйста… не надо…

– Прости меня.

– Не-е-е-ет!

Палач вогнал раскаленный прут. Захлебываясь кровью, Велиста забилась в агонии. Сквозь надрез, сделанный Патрицием, вырывалось яркое белоснежное сияние. Дворец получил новую душу.

* * *

Никто не обратил внимания, как из Малахитовой Залы вышла Анаис. Ничего не видя перед собой, она шла, покуда не натолкнулась на Сократа.

– Эй, что случилось, девочка? – он заглянул в ее лицо, не узнавая дочь Георга. – Что с тобой? Кто обидел?

Она молчала, глядя сквозь толстяка потемневшими, страшными глазами.

– Так, что-то нехорошее, да? Идем-ка со мной. Ты можешь сама идти?

Девушка молчала. Тогда Сократ приобнял ее за плечи и повел в ближайшую Залу, где усадил в кресло, наказал с места не вставать и сбегал за бокалом вина. Девушка покорно, как кукла, сделала пару глотков и закашлялась, захлебываясь.

– Ничего, ничего, милая, все хорошо… Выпей еще.

Постепенно она отдышалась, лицо немного ожило, закрыв глаза, она откинулась на спинку кресла.

– Лучше? Теперь можешь рассказать, что стряслось? Что тебя напугало?

Она не ответила. Сократ пожал плечами, усаживаясь в кресло напротив, намереваясь дождаться, когда девушка окончательно придет в себя. Когда же девушка открыла глаза, ее зрачки внезапно вспыхнули неоновым светом Владыки…

– Ой, – толстяк привстал, внимательнее вглядываясь в ее лицо, – так ты… вы… Анаис?

Она кивнула, дрожащими пальцами вцепляясь в подлокотники.

– Мне встать? Поклониться?

– Не надо.

– Ну, так это… я пойду, ладно? Или помощь какая-нибудь требуется?

– Проводи меня, – в глазах Анаис сверкнули подступающие слезы. – Только пойдем не по главным коридорам, а через частные покои, никто не увидит!

– Чтоб никто не увидел? Тебе рядом со мной идти страшно или противно? – Он подошел к ней и присел на корточки, улыбаясь.

Анаис уткнулась вдруг в плечо толстяка и разрыдалась.

* * *

Двое суток Дракула искал Палача по всему Дворцу но, в конце концов, махнул рукой, решив, что рано или поздно Палач объявится сам, и закрылся в своих покоях, не желая попадаться на глаза Патрицию. В ушах старого вампира все еще звучал предсмертный крик Велисты.

* * *

Спустившись в Первый Подземный Амфитеатр, Анаис огляделась по сторонам. Огромная арена, окруженная каменными трибунами, терялась в неподвижном подземном мраке. Каста палачей когда-то устраивала здесь разнообразные представления для Повелителя и его приближенных, инсценируя известные художественные произведения. На свой лад. Эти представления развлекали Патриция одно время, а потом наскучили. Первый подземный Амфитеатр давно был пуст и заброшен.

Несколько минут Анаис стояла, вглядываясь в тихую темноту, потом зажгла принесенный с собою факел. Пламя вспыхнуло, разбрасывая трескучие искры, и осветило каменные стены, пол. Девушка находилась у четвертого выхода на арену. Она невольно представила это пространство залитым светом… ревущие толпы на трибунах, а так же тех, кого выводили на арену через эти каменные арки.

Анаис медленно сделала шаг вперед и ее туфли утонули в желто-буром от старой крови песке. Держа факел над головой, она прошла к центру арены. Разорванное, расхватанное тьмой Амфитеатра пламя, превзошло само себя и осветило нижние, средние ложи… ложу Георга… Подняв факел, Анаис оторвалась от земли и медленно взлетела ввысь, освещая пространство. И в одной из Ниш Ожидания девушка увидела его.

* * *

Сократ сидел в своих апартаментах и сосредоточенно пытался напиться. Оставаться во Дворце было невмоготу, бесконечные хозяйственные дела не оставляли шансов заняться собственными проблемами. Он почти уже жалел, что сделал так много, лишь бы попасть сюда.

* * *

Анаис шла вдоль внешней стены Амфитеатра к Нишам Ожидания, – вырезанные в стенах полукруглые углубления с каменными скамейками должно быть помнили всех, ожидавших своего часа на арене. В одной из них девушка и нашла Палача. Скорчившись, обхватив голову руками, он сидел на скамье, вокруг валялись пустые бутылки, а воздух резко пах дурманными куреньями. Анаис присела на скамью рядом. Молодой человек никак не отреагировал на ее появление.

– Палач, – девушка легонько коснулась его руки. – Палач, ты меня слышишь?

Он с трудом поднял на нее стеклянный взгляд. В его глазах, черных из-за расширенных зрачков, застыла беда и бездна.

– Велиста… – хрипло произнес он, – девочка моя…

– Палач, Палач, очнись, это я, Анаис. Ты меня слышишь?

Глаза Плача продолжали изучать пустоту. Прикоснувшись подушечками пальцев к вискам молодого человека, Анаис глубоко вздохнула и принялась очищать его мозг своей энергией. Постепенно взгляд молодого человека сделался осмысленным, а потом и вовсе прояснился.

– Палач, – Анаис заглянула ему в лицо, – ты меня слышишь?

– Слышу, – глухо ответил он.

– Скажи, кто я?

– Анаис.

– Вот и хорошо. Пойдем наверх, здесь холодно, темно и сыро.

– Как ты меня нашла?

– Какая разница. Пойдем отсюда. Я понимаю, как сильно ты ненавидишь теперь Патриция, но все же, быть заживо погребенным здесь…

– Я его не ненавижу. Он не мог поступить иначе.

– В каком смысле? – Анаис решила даже, что ослышалась.

– Он просто не мог поступить иначе, – повторил он.

– Как так? Я… не понимаю…

– Когда-нибудь поймешь. Ты права, надо уходить отсюда.

Палач тяжело поднялся со скамьи и, пошатнувшись, схватился за стену, едва не рухнув на пол.

– Обопрись на мое плечо.

Палач посмотрел на хрупкую девушку и криво усмехнулся.

– Как хочешь, – Анаис пошла вперед, освещая дорогу, Палач поплелся следом.

* * *

У каждого страха бывают свои приливы и отливы. Они накатывают внезапно, порою они безотчетны и необъяснимы.

Зачастую особо сильные приливы случаются ночью или рано утром, затем прилив сменяется отливом, в на душе, как на песчаном берегу, остаются разнообразные, почти что осязаемые воспоминания, выброшенные страхом, как простой морской водой, выносящей на песок обломки затонувших кораблей…

* * *

Анаис подошла к кабинету Патриция и постучала в двери.

– Входи, Анаис! – ответил глухой, раздраженный голос Патриция.

Сидя за столом, Повелитель просматривал какие-то бумаги. Перед ним стояла пепельница в виде причудливого цветка, выполненная из черного хрусталя. Время от времени Патриций проводил пальцами по хрустальным лепесткам, делая это скорее машинально, чем осознанно.

– Что тебе, Анаис? – спросил он, не поднимая взгляда от бумаг.

– Говори.

– Я пришла сказать, что хочу отказаться от коронации.

– Что значит: «Хочу отказаться от коронации»? – Патриций сделал пару пометок в одном документе и взялся за другой.

– Это значит, что я не стану присягать вам на верность и не буду Принцессой Марса. Я отказываюсь от престола, Империи. От всего.

– Анаис, я слишком занят, чтобы слушать твои глупости. Иди, займись чем-нибудь.

– И все-таки вы меня выслушаете, – голос Анаис звучал спокойно и твердо. – Я никогда не присягну вам на верность и преданность, я никогда не стану Принцессой Марса и не останусь во Дворце. Этот проклятый дом с его живыми статуями такое же чудовище, как и вы, вы с Дворцом одно целое и больше вам никто не нужен. Вы – сами себе Империя. Никому больше нет здесь места. А же просто хочу жить. Я хочу выжить, будучи вашей дочерью. Я ухожу. Если вы меня уничтожите, я уйду от вас в следующей жизни, в иной реальности, но все равно уйду.

– Замолчи, – Патриций поморщился, словно сам звук ее голоса был ему неприятен, отложил бумаги и, наконец, поднял взгляд. – Я уже продумал варианты. Все устроится наилучшим образом: сразу после Коронации ты выйдешь замуж и счастливого пути к вожделенной свободе. А теперь уходи, я по-прежнему занят.

– Замуж? – Анаис ошеломленно смотрела на него. – За кого?

– За принца Урана.

– И это называется «наилучшим образом»?

– А ты считаешь – нет? По-моему, прекрасный компромисс.

Перед глазами Анаис возникло прыщавое, бледное лицо молодого принца Урана, несмотря на свой юный возраст, он уже успел заработать себе славу развратника, бездельника и пьяницы.

– Коронации не будет – твердо сказала Анаис, – и замуж я не выйду ни за принца Урана, ни за кого другого.

– Ступай прочь.

* * *

Заметив, что по Большому Центральному Балкону прогуливается Дракула, Сократ окликнул его. Старый вампир сделал вид, что не услышал и направился дальше, тогда толстяк наполовину вылез в окно, перегнулся через мраморный подоконник и ухватил Дракулу за край малинового плаща. Вампир пару раз дернулся, безуспешно пытаясь освободиться, и с ненавистью уставился на Сократа.

– Слушай, Дракула, скажи, что происходит, а?

– Отпусти! И убирайся с глаз!

– Дракулушка, ну не визжи, скажи, лучше, что происходит? Где Палач, и что вообще…

– Сказал, убирайся! Иначе я за себя не отвечаю!

– Ладно, какой ты, право, нервный, – Сократ отпустил плащ, – и без тебя выясню. Приятно было поболтать, пиявочка.

* * *

В день Коронации Дворец расцветился огнями звездных фейерверков. Гостей собралось немыслимое количество. Представителей Урана прибыло гораздо больше, чем требовалось, правда, самого принца Урана не пригласили, только ближайшее королевское окружение.

Малахитовая Зала, как всегда, была убрана с изяществом и роскошью. Возбужденные предстоящим торжеством гости, вооружившись бокалами и кубками, постепенно рассаживались за столы.

В положенный час во всех малахитовых подсвечниках одновременно сами собою вспыхнули свечи, и полилась прекрасная музыка. Шум стих, публика смолкла, ожидая появления властителей Марса. Первым явился Патриций. Отстранено кивнув взревевшей в приветствии толпе, он направился к своему креслу. Спустя пару минут, в Залу влетели Дракула с Палачом. Поднявшись на возвышение, Дракула зашептал на ухо Георгу:

– Повелитель, случилось непредвиденное! Анаис исчезла!

– Что значит исчезла?

– Она убежала, вот, записку оставила.

Вампир сунул в руку Патриция смятый лист бумаги. Он развернул и прочел: «Сожалею. Анаис.» Патриций поднял взгляд и посмотрел на столы, за которыми расположились представители Урана.

– Прошу прощения, – произнес Георг, обращаясь к залу, – возникли небольшие проблемы.

Спустившись с возвышения, он быстро пошел к выходу, за ним устремились Дракула с Палачом.

* * *

«Ну что же происходит? Что-то ведь неладное творится, но информацией никто упорно не делится…» Сократ отыскал взглядом Терр-Розе, сидевшую за одним из центральных столов. Выглядела она некоронованной властительницей Марса.

* * *

– Как она могла убежать? – закрыв за собой двери Малахитовой, Патриций схватил Дракулу за грудки и приподнял над полом. – Как она могла убежать в день Коронации? Как вы это допустили?

От серо-стального взгляда Патриция задрожал воздух, на белом лице вампира проступили дымящиеся ожоги.

– Мы не знаем как, – прохрипел он, – она не выходила из Дворца…

– Но как она убежала?

– Владыка, – осторожно подал голос Палач, – может через Транспортный Канал?

Патриций отпустил Дракулу, и тот упал на пол.

– Вы проверяли Канал?

– Нет, мы же не знаем дорог в Лабиринте…

– Может ее еще можно остановить? – вампир с трудом поднялся, трогая ожоги дрожащими холодными пальцами.

Окруженный дрожащим маревом, Патриций быстро пошел прочь по коридору, приближенные побежали за ним.

* * *

– Простите, госпожа Терр-Розе…

Заискивающе улыбаясь, к ней обращался господин из Дворцовой знати.

– Я слушаю! – величественно произнесла Терра.

– Вы случайно не знаете, что произошло? Почему не начинается церемония?

– Знаю! Но не скажу! Отойдите от стола не заслоняйте панораму!

* * *

Почти бегом спускался Патриций по каменной лестнице, ведущей в подземные этажи Дворца. Это место называлось «Лабиринт», оно было отделено от винных погребов, от лестниц, ведущих в лаборатории, от центров и систем внутренних органов Дворца… Лестница казалась бесконечной и бесконечно разветвлялась, уходя в темноту. Несущие в каждой руке по факелу, Дракула с Палачом еле-еле поспевали за Владыкой. Наконец, Патриций резко свернул в сторону и они, едва успев затормозить, бросились за ним. Распахнув кованые двери, Патриций ступил на древний, изъеденный временем пол. В пустой темной зале не было ничего, кроме круглого жерла посередине. Оно напоминало огромную трубу, вмурованную в пол, оно едва заметно светилось изнутри.

– Еще светится, – заметил Палач.

– Да, но уже остыло, – вздохнул Дракула.

Патриций ударил сапогом по краю Транспортного Канала и по залу разнесся приглушенный вой даже отдаленно не похожий на металлический. Затем Георг присел касаясь Канала, заглянул внутрь и произнес спокойным, почти задумчивым голосом:

– Она на Земле. Странный, хотя и объяснимый выбор – планета не принята в Сообщество, поиск будет затруднен… но я ее все равно найду. И разговаривать мы начнем иначе.

* * *

На небе Марса звезды писали никому не нужные картины. Они были прекрасны, но на них мало кто обращал внимание. Их нельзя было унести с собой, нельзя было продать и накормить семью, так зачем они нужны?

* * *

– Уважаемые, – сказал Патриций, возвращаясь в Малахитовую Залу, – случилось непредвиденное. Моя дочь серьезно заболела и, к сожалению, Коронацию придется перенести. Отдыхайте, веселитесь, а я вынужден вас покинуть.

Владыка сделал знак Терр-Розе, и они вместе вышли из Залы.

* * *

Изловив Палача на выходе, Сократ вцепился в него и потребовал немедленных разъяснений.

– Да все в порядке, – он хотел идти дальше, но толстяк не пустил.

– Какой порядок? Ты на себя в зеркало посмотри! И где Велиста? Вы поругались? Она уехала?

Палач поглядел на него долгим тяжелым взглядом.

– Хорошо, идем, присядем где-нибудь в тишине.

* * *

Рассветные лучи только-только начинали облизывать каменные плиты Дворцовых площадей, когда Патриций с Дракулой вышли за Дворцовые Ворота. Старый вампир облачился в широкий серый плащ с капюшоном, скрывающим следы ожогов. На Патриции была простая темно-синяя одежда. Миновав прилегающие к Дворцу сектора, Георг и вампиром направились к Главному Дворцовому Космодрому.

Польщенный тем, что Патриций взял с собой именно его, да еще и одного, Дракула расхрабрился и решил задавать вопросы, но один, мучивший его от самого Дворца, задать так и не решился: Дракулу интересовало, почему они пошли в такую даль пешком?

– Владыка, вы сами собираетесь ее искать?

– Нет, – голос Патриция звучал спокойно, сухо, и только глаза переливались всеми оттенками серебристого цвета, – у меня есть человек, которому я могу это поручить.

– Я его знаю?

Владыка не ответил.

Они миновали границы Космодрома и открылись бесконечные ряды посадочных площадок, замершие разнообразные летающие аппараты – от гигантских военных крейсеров, до маленьких «лодок» для коротких перелетов.

По-прежнему в молчании Патриций шел по космодрому. Не виднелось ни души. Обогнув патрульный крейсер, они вышли к выстроенным в ряд грузовым кораблям, вокруг которых суетились люди в черной форме. Патриций и Дракула остановились в тени крейсера, наблюдая за погрузкой бронированных контейнеров.

– Вот он, ему я поручу разыскать Анаис, – Патриций указал на стоявшего к ним спиной высоченного офицера Спец. Штата.

Даже издалека было видно, что он гораздо выше ростом самого Патриция. Темно-серая, почти черная форма сидела как влитая на атлетически сложенном теле, и в отличие от коротких одинаковых стрижек солдат, его жесткая грива волос была собрана на затылке в хвост. Прищурив глаза, Дракула пристально всматривался вдаль, разглядывая офицера. Вдруг он что-то крикнул солдатам и махнул рукой, приказывая отойти и секундой позже, из люка приема груза вывалился один контейнер.

– Этот ящик едва не прибил солдат, – зачем-то сказал Дракула.

– Пока он командует погрузкой, ничто никого не прибьет.

– Почему же? – старый вампир нехорошим колким взглядом осматривал фигуру в темно-сером. – А каким Отделом он командует?

– Он командует всей Организацией, он Глава Спец. Штата.

– Да? – не мог не удивиться вампир. – Что же он занимается погрузкой каких-то ящиков, неужто посерьезнее занятия не нашлось.

– Он знает, что делает.

В этот момент офицер сам подошел к люку и забросил внутрь вывалившийся контейнер. Не затратив практически никаких усилий, он сделал то, над чем безуспешно билось трое солдат. Повернувшись, он пошел обратно, и Дракула увидел его лицо.

– Да он же мутант! – ахнул оскорбленный вампир.

Нижняя половина лица офицера была лицом мужчины с резко очерченным подбородком, твердой линией губ и правильным носом, но верхняя половина, его глаза – они были волчьими, а на пальцах рук сверкали десятисантиметровые когти.

– Да, он полуволк, красивое существо, правда?

– И как зовут это… это чудо природы? – сварливо прокаркал вампир.

– Алмон. Именно он и найдет Анаис. Дракула, живя на Марсе столько времени, ты не знаешь Главы Спец. Штата? Даже его имени? Ты меня поражаешь.

– Да нет, я о нем слышал, конечно… Но я не думал, что он такой!

* * *

– Ну и дела, – покачал головой Сократ. – Какой ужас, бедная Велиста. Вот, значит, почему Анаис была в таком состоянии, она видела, что случилось в Малахитовой. А как она из Дворца-то убежала?

– Через Транспортный Канал, он находится здесь, в здании. – Палач потянулся к бутыли. – Тебе налить еще?

– Давай глоточек. Что же этот Канал никем не охраняется?

– Даже кому известно, что он во Дворце, по собственной воле туда не пойдет – верная погибель.

– А, Анаис, стало быть, рискнула… – толстяк внимательно рассматривал свой бокал. – Надеюсь, она знала, что делает, ведь если ее найдут…

– Конечно, найдут, обязательно найдут. – Палач подлил толстяку вина. – Ты доволен?

– Да уж… доволен.

* * *

Терр-Розе постучала в двери покоев Повелителя, они сообщались с ее новыми апартаментами. Не дождавшись ответа, она скользнула внутрь. Оглядевшись по сторонам, королева бросилась сначала в третью спальню. Пальцы отыскали нужный камень на драгоценном мозаичном панно, но тайник не открылся, хотя Терра точно знала, что нажимает на тот камень. Оставив затею, она побежала через анфиладу комнат к кабинету. У его дверей королева остановилась, прислушиваясь, но тишину нарушал лишь шелест фонтанов, доносящийся из Зеленой Залы. Стараясь усмирить ледяную дрожь в руках, она толкнула двери и вошла внутрь. Кабинет был пуст. На массивном письменном столе, помимо разнообразных предметов, лежали какие-то бумаги. Терра принялась лихорадочно перебирать их. Большинство документов ей ни о чем не говорило, она даже не могла прочесть, что именно там написано, некоторые касались экономических и политических дел Марса, остальные были так исчерканы различными пометками, что ничего не разобрать.

Оставив бумаги, она попыталась выдвинуть тяжелый, украшенный резьбой верхний ящик, но безрезультатно. Торопливо, едва ли не ломая роскошные длинные ногти, Терр-Розе пыталась выдвинуть хотя бы один…

– Что ты здесь делаешь, Терра?

Голос Патриция прозвучал как выстрел в тишине. От неожиданности королева вскрикнула и едва не упала на пол. Патриций стоял в дверях кабинета, сложив руки на груди и, судя по его позе, стоял он там уже давно. Терра выпрямилась, глядя на Владыку широко распахнутыми глазами-омутами. Он медленно расстегивал воротник свободного светло-серого одеяния, и смотрел на нее голубыми, с серебристыми искрами глазами. Он, видимо, только что вернулся откуда-то.

– Я задал вопрос, Терр-Розе, – голос его звучал бесстрастно. – Объясни, что ты делаешь в моем кабинете?

– Владыка, я… – Терра почувствовала, что сейчас потеряет сознание от ужаса.

Патриций подошел к ней и, взяв в ладони ее лицо, заглянул в бархатные омуты.

– Никогда, – тихо, почти шепотом произнес он, – никогда не пытайся взять больше, чем тебе дают. Жадность губительна для всех, для всех без исключения. Ты понимаешь меня?

* * *

– Эй, ты! – Дракула смотрел поверх головы толстяка, всем своим видом выражая, что обращается он к нему исключительно по принуждению свыше.

Брови Сократа изумленно поползли вверх, и он расплылся в улыбочке:

– Ой, что это с нами стряслось? Значит, ты со мной уже разговариваешь? Больше не дуешься, пиявик?

– Патриций велел тебе сходить в здание Управления Центральным Дворцовым Космодромом, – сквозь зубы процедил вампир, – и пригласить к ужину офицера Спец. Штата Алмона. Ужин будет подан в покои Повелителя.

– А чего это вдруг я? Я что, главный гонец? – изумился Сократ, но Дракула уже развернулся и быстро уходил прочь, не снизойдя до ответа.

– Как странно… Ну, ладно, – пожал он плечами, – схожу, чего уж там. Видать, я пользуюсь особым доверием, раз такое ответственное дело поручают: позвать на ужин какого-то солдафона. – Сократ тяжело вздохнул и добавил: – Каждый день сюрпризы один чудней другого.

* * *

Подперев кулаком подбородок, Патриций сидел за столом и с задумчивым отвращением смотрел в кабинетное пространство. Тонко вырезанные ноздри все еще ощущали мускусный запах страха, исходивший от смуглой женской кожи. Но, Георг думал не о Терр-Розе, он думал об Анаис.

* * *

Драгоценное утреннее время Сократ растратил на ругань с Дворцовыми транспортными техниками, но «лодку» ему так и не дали, потому что не было никакого такого указания «лодки» ему выдавать… да и кто он вообще такой выискался на «лодках» летать Дворцовых?

– Погремушки убогие! – сплюнул в сердцах толстяк и поспешил к выходу, надеясь ухватить хотя бы остатки утра.

Но, было поздно, когда он пересекал прилегающие к Дворцу сектора, солнце взлетело почти к зениту. Истекающий потом толстяк плелся по моментально раскалившимся охровым плитам подъездных к Космодрому путей и ругался вслух. Ему казалось, что идет он босиком и ноги вот-вот обуглятся.

– Сейчас издохну, – стонал Сократ, отлепляя от груди мокрую рубашку. – Какая дикая жара… какая мерзкая планета… упаду, раскидав ручки-ножки и никто не поднесет мне водички… Водички!.. Воды… Водищи! – при мысли о ледяной воде-водище, толстяк ощутил прилив новых сил и прибавил ходу к дрожащим в раскаленном воздухе символическим очертаниям входа на Космодром. Когда он вполз на территорию и увидал бесконечные ряды воздушного транспорта, то с душераздирающей тоской осознал, что офицера Алмона вместе со зданием Управления будет искать как минимум до зимы. И ни единой личности в округе не виднелось.

– Помогите! – не своим голосом завопил он. – Есть кто-нибудь?! Па-маа-а-агите!

Его крик долгим эхом разнесся в палящем зное.

– Чего такое? – в открытом иллюминаторе ближайшего грузового судна возникла чья-то злая перепачканная физиономия.

– Алмона офицера надо! – простонал толстяк. – А еще воды, много холодной водищи!

– Алмон в Управлении, – рабочий махнул рукой куда-то в Космодромную глубь, – а воды не держим на борту для посторонних.

С этой ободряющей информацией физиономия скрылась, и, сколько Сократ не дозывался, больше не появилась. Ничего не оставалось, пришлось плестись меж сверкающих на солнце корабельных боков, время от времени выкрикивая безо всякой надежды:

– Умираю! Помогите! Воды! Алмона! Да чтоб вы передохли тут все, в память обо мне…!

Обогнув борт очередного крейсера, толстяк увидал пирамидальной формы сооружение из синего и черного стекла.

– Так, должно быть, это здание Управления, – пробормотал он. – Хотя не важно, что это за здание, главное прорваться внутрь и потребовать: «именем Патриция! Налейте мне воды!» И замертво упасть… пусть только попробуют не налить…

Добравшись до входа, Сократ навалился на стеклянные двери и принялся совершать жуткие по силе и отчаянию телодвижения, но двери почему-то не открывались. Одинокий молодой человек в форменной одежде, сидевший в вестибюле с какими-то бумажками в руках, почти растерянно поглядел на некое толстое существо, с отчаянием колотящееся о стекло. Отложив бумаги, молодой человек встал, подошел ближе и начал делать руками какие-то знаки… Но Сократ не понимал, что означают эти дерганья руками, ему было слишком жарко, мокро и тошно, чтобы еще думать. Он продолжал биться о двери с жутким выражением лица. Озадачившись таким неожиданным и непонятным вторжением, молодой человек отбросил бумаги, дотянулся до приоткрытого вентиляционного окна, и крикнул:

– В обратную сторону!

– Я не пойду в обратную сторону! – завопил толстяк. – Пока воды не нальете, с места не сдвинусь! Все здесь разнесу вдребезги и напополам!

Ничуть не сомневаясь, что это обещание будет немедленно исполнено, молодой человек набрал побольше воздуха и заорал:

– Двери открываются в обратную сторону!! На себя!!!

Ударившись по инерции еще пару раз, Сократ, наконец, сообразил, в чем дело и, распахнув двери, ввалился в прохладу вестибюля.

* * *

Покинув апартаменты, Терр-Розе отправилась на поиски Дракулы. Старый вампир сидел в своих покоях, смотрел на огонь и с мрачным видом пил вино.

– Что с тобой? – Терра присела в кресло напротив, расправляя складки пурпурного платья.

– Жизнь – отвратительная и слишком длинная вещь, – нехотя ответил Дракула. Как же всё скверно…

– Что, например?

– Да всё, всё! – резко вспылил он. – Какие уж тут примеры! Взять хотя бы этого толстого мерзавца, одно его присутствие во Дворце отравляет весь воздух! А я с ним, как нарочно, постоянно сталкиваюсь! Проклятие какое-то!

– В этом ты прав, – кивнула Терра, – толстый может нам все испортить, у него привычка везде совать свой паршивый нос. Я уже думала, как его отсюда выжить, да еще так, чтобы он навсегда забыл дорогу не только во Дворец, но и на Марс. Удалось его вышвырнуть с Меркурия, значит, выбросим и отсюда. Я уже кое-что придумала.

– Да? – вспыхнули надеждой глаза вампира.

– Но надо всё сделать аккуратно, чтобы Георг не догадался, чьи руки приложились. До сих пор не могу поверить, что Патриций оставил его здесь! Порой мне кажется, что эта толстая дрянь ему неким образом даже симпатична!

– В таком случае, может не стоит его трогать? – снова погас Дракула.

– Он нам все испортит, попомни мое слово! Потрогаем, аккуратно, но потрогаем!

– Хотел сказать, Патриций завтра, кажется, куда-то собирался, его не будет во Дворце, и ты спокойно сможешь…

– Даже не мечтай! – бархатные омуты гневно сверкнули. – Ни за что больше не стану касаться его личной территории! Я чуть с жизнью не рассталась, когда он застал меня в кабинете! Тебе надо, ты и делай! Я и так в постоянном напряжении, лишний раз боюсь сказать что-нибудь не то или сделать не так! Твоими делами я больше не занимаюсь!

– Ну что ж, – скорбно поджал тонкие губы вампир, – не хочешь не надо. Вот так всегда, делаешь людям добро, заботишься о них, не думая о себе, а они тебе платят неблагодарностями…

– Ты? Добро? – рассмеялась Терра. – Даже слово такое знаешь? Поразительно! Вот, что я тебе скажу, только посмей хоть как-то мне навредить, я тебя лично уничтожу!

– Терра, ну как ты можешь говорить такие вещи? Как я могу тебе навредить, ты же единственная радость в моей жизни.

– Я буду продолжать сообщать тебе обо всем, чем занимается Патриций, это единственное, на что можешь рассчитывать. Все, мне пора.

Услышав, что королева собирается уходить, Палач беззвучно прикрыл приоткрытую дверь покоев Дракулы и быстро пошел прочь.

* * *

– Лой Алмон, к вам посетитель, – солдат Космодрома заглянул в кабинет офицера. – Впускать?

– Чудак, который бился в двери? – голос полуволка был чуть хрипловатым и спокойным, как ворчание полусонного зверя.

– Видели, да? – солдат не удержался от улыбки.

– Конечно, видел, столько грохота, сложно не обратить внимание. Пусть войдет.

Через пару минут в кабинет ввалился толстяк, со стеклянным кувшином в руках. Ничего не говоря, он плюхнулся в кожаное кресло напротив Алмона и отхлебнул прямо из кувшина.

– Вы ко мне? – дружелюбно улыбнулся полуволк.

Непонятно почему, но этот измученный, насквозь пропотевший посетитель сразу же стал ему симпатичен.

– Ага, к вам! – выдохнул толстяк. – И всего-навсего за тем, чтобы сообщить, что к ужину вас ждет Повелитель! Ужин будет подан в его покои! Умру сейчас! Зачем меня послали? Неужели никак нельзя было как-нибудь по-другому сообщить? Как подумаю, что мне назад еще столько же пилить, жить не хочется! Можно я у вас тут до вечера посижу? А еще лучше до ночи?

– Это не обязательно, вас отвезут во Дворец.

Сократ подумал, что лучше новости он еще не слыхал и почти с любовью посмотрел на мутанта. Алмон снова улыбнулся и в его карих глазах заплясали желтые искры.

– Да, лето на Марсе, действительно тяжелое время года, – сказал он. – А по какому вопросу меня хочет видеть Повелитель?

– Вот уж не знаю, а льда у вас не найдется?

– Найдется.

Алмон встал из-за стола, и Сократ поразился, какого он огромного роста и мощного телосложения. Полуволк подошел к стене со встроенной холодильной камерой, достал лед, бросил в высокий бокал и протянул Сократу.

– Может вам еще чего-нибудь? Напитка?

– Еще воды, если можно.

Толстяк выуживал из бокала кубики льда и прикладывал ко лбу. Алмон посмотрел на кувшин с водой, который держал в руках посетитель и протянул ему еще один.

* * *

Вернувшись в свои покои, Палач принялся вспоминать, что же такого плохого за последнее время, сделал ему Дракула. Не припомнив ничего существенного, он решил пока не докладывать Патрицию о разговоре Терр-Розе и вампира.

* * *

В зале бледно-зеленого мрамора был накрыт инкрустированный светлыми изумрудами стол. В центре залы едва слышно шелестел фонтан, и рыбы с хвостами-вуалями плавали в прозрачной воде. Живые деревья и вьющиеся вечноцветущие растения успокаивали и ласкали взор. Во всей зале не было ни единого резкого или яркого пятна – она входила в частные покои Повелителя, и он любил бывать здесь.

Незадолго до назначенного времени, Патриций пришел в Зеленую Залу. На Владыке была тончайшая светлая рубашка, оттеняющая прекрасный цвет его лица и черные штаны, заправленные в темно-рубиновые сапоги. Пару минут Повелитель наблюдал за плавающими в фонтане рыбами, потом присел за стол и налил себе вина. Все слуги были заранее отосланы. Смакуя винный букет, Владыка пытался расслабиться и хоть не надолго избавиться от внутреннего напряжения, неумолимо превращающегося в «холодную руку», сжимающую горло… В двери негромко постучали.

– Входите.

– Добрый вечер, Владыка.

Алмон вошел в залу и коротко кивнул. На нем был строгий черный костюм. Полуволк преобразился и теперь он был больше похож на потомственного представителя высшей касты, чем на офицера Спец. Штата.

– Рад тебя видеть, Алмон, – сделав над собою усилие, Патриций улыбнулся. – Присаживайся. Думаю, сегодня мы вполне обойдемся без слуг.

– Позвольте мне? – десятисантиметровые когти полуволка медленно втягивались.

Патриций кивнул и стал наблюдать, как полуволк раскладывает на блюда всевозможные яства, наливает в бокалы вино, его движения были ловки и безупречны. Когда Алмон закончил, Патриций поднял бокал и сказал:

– За покой и благополучие. Твое здоровье, Алмон.

– Ваше долголетие.

Алмон едва пригубил вино, глядя на Владыку поверх бокала.

– Давай сначала поужинаем, Алмон.

– С удовольствием, Владыка.

– Я приказал подать твои любимые блюда: салат из баго и побегов кисло-сладкого тауриса, белое мясо с тремя соусами – красным, желтым и белым, много зелени и овощей. Я ничего не перепутал?

– Нет, – полуволк улыбнулся одними глазами, – все верно.

* * *

Вернувшись во Дворец, Сократ первым делом полез в прохладный душ. Освеженный, с новыми силами, он набросил халат и пошлепал в столовую, оставляя на полу мокрые следы. Его апартаменты были не такими роскошными, как у Дворцовой знати и располагались гораздо ниже этажами, но у Сократа имелось все, о чем совсем недавно он и мечтать не мог: три комнаты, столовая, спальня, небольшая библиотека, подсобные помещения.

Открыв замаскированную под настенное панно холодильную камеру, толстяк извлек кувшин с напитком. В самый большой бокал, который только нашелся, он натолкал льда, налил прозрачной желтой жидкости и плюхнулся в кресло.

– Уф! Как хорошо! – он шумно отхлебнул. – Я на вершине мира!

Не успел он ополовинить бокал, как двери отворились и заглянул младший служитель Дворца.

– Эй, Сократ, – недовольно проговорил он, – ты здесь прохлаждаешься, а там управляющий тебя ищет. Он в ярости. Говорит, что если сегодня же ты не сделаешь подробную опись каких-то каминных решеток, уж не помню, каких именно, то завтра можешь выметаться из Дворца. У тебя там масса дел, ты что, не в курсе?

– Да меня же… – задохнулся от возмущения Сократ.

– Я ему сказал, что тебя, вроде бы, Владыка куда-то посылал, а управляющий говорит, что это его не касается и что он тебя может послать гораздо дальше, если ты не будешь выполнять свои обязанности. Так что одевайся и бегом к нему, пока он сам тебя не нашел.

Тут взгляд служителя остановился на большом листе бумаги, приколотом к стене, жирная надпись на листе гласила: «Всем, за исключением Патриция, курить строго запрещается!»

– А что, Патриций к тебе часто покурить заходит? – ухмыльнулся он.

– Ну, мало ли, – пожал плечами толстяк, – вдруг зайдет, покурить захочет, а надпись увидит и застесняется.

– Ладно, хватит глупить, – расхохотался служитель, – иди скорей к управляющему, пока тебя не растерзали.

С этими словами он исчез, а Сократ печально посмотрел на подтаявший лед в стакане и сказал:

– Мда, однако, недолго было хорошо. Ладно, встаем, одеваемся, идем считать решетки…

* * *

– Дело заключается в следующем, – Патриций закурил сигару, – возникла досаднейшая проблема: сбежала Анаис, причем в день своей Коронации. Сбежала на Землю через Транспортный Канал.

– Ага… – Алмон на мгновение задумался, – неожиданно, однако… Одна сбежала?

– Да.

– Откуда она узнала, где находится Канал?

– У нее в спальне нашли Дворцовый атлас из моей личной библиотеки.

Алмон смотрел на вазу с овощами и зеленью, Георг курил, разглядывая дым, казалось, думает он о чем-то постороннем.

– Какова моя свобода действий? – прервал молчанье полуволк.

– Да все, что угодно, полная свобода безо всяких отчетов. Мне вообще не хочется, чтобы этот глупый инцидент стал широко известен.

Алмон кивнул.

– Я могу воспользоваться тем же самым Транспортным Каналом?

– Алмон, всё что угодно, ты можешь воспользоваться всем, не спрашивая у меня разрешения. Только найди и верни ее.

– Не беспокойтесь, я найду.

* * *

Наступающая ночь разбрасывала над Дворцом звезды. Некоторые срывались вниз с коротким, еле слышным стоном. Деревья в Парке перешептывались темными, прохладными кронами о чем-то своем… ночь коснулась Парковых дорог своими легкими ступнями, и заскользила меж вековых стволов, будто играя с кем-то в прятки.

* * *

Переделав массу дел, Сократ плелся по коридору, от усталости не чувствуя под собою ног. У лестницы из золотистого мрамора ведущей на верхние этажи, он притормозил и пополз наверх. За неимением другой компании, общительный толстяк решил поболтать хотя бы с Палачом, дабы хоть как-то отвести душу. Сократа остановили двое стражников.

– Куда?

– К Палачу, – вздохнул Сократ, переминаясь с ноги на ногу. – Давайте, пропускайте, а то скандалить начну! Я уставший и злой!

Пока стражники переглядывались, решая, что делать со свирепым толстяком, он чинно прошествовал мимо. Поднявшись на этаж знати, Сократ доплелся до покоев Палача и, не утрудившись постучать, ввалился внутрь. У Палача царила небольшая оргия. Сократ немного помялся у дверях в раздумьях – зайти сейчас, или придти попозже, но тут из ближайшей спальни выглянул молодой человек.

– А, Сократ! – крикнул он, стараясь переорать громкую музыку и женские визги. – Давай, заходи!

– Лучше ты иди сюда! Я поговорить пришел!

– Сейчас!

Палач скрылся из вида, а на толстяке повисла пара полуодетых девиц.

– Оставьте, девочки, – отбивался он. – Я старый и больной!

Из спальни, наконец-то появился Палач. Завязывая пояс халата, он, пошатываясь, побрел к Сократу.

– Поговорить хочу! – крикнул Сократ в ухо молодому человеку.

– Сюда!

Палач проводил его в уютную курительную комнату. На ореховых полках теснились ряды всевозможных бутылок, шкатулок с дурманными зельями и множество разнообразных статуэток. Помимо низких диванов с изогнутыми ножками, в комнате находилось несколько золотых столиков, а на роскошном ковре, валялось с десяток шитых драгоценными нитями подушек. Сократ плюхнулся на диван и вытянул ноги.

– Ты что будешь? – Палач подошел к полкам.

– Все равно, что нальешь.

– Нет, я в смысле курить.

– Я не курю.

– Совсем? – искренне удивился молодой человек.

– Совсем.

– И что, ни разу не пробовал? – Палач взял с полки рубиновую бутылку и два бокала.

– Нет, не пробовал.

– Почему?

– Не хочу, – Сократ взял протянутый ему бокал и сделал большой глоток.

– Может средств не хватает?

– Хватает.

– Здоровье бережешь?

– Там уже беречь нечего.

– Боишься пристраститься?

– Нет, не боюсь.

– Так почему же ты не куришь?

– Не хочу.

Палач пожал плечами и присел на соседний диван, наливая себе полный бокал. Сократ рассматривал интерьер, особенно понравились шелковые гобелены, затягивающие стены и потолок с массивной золотой люстрой, и толстяк решил забрать один гобелен и повесить у себя в комнате.

– Палач, а можно у тебя какой-нибудь гобеленчик взять?

– Чего? – не понял Палач.

– Ну, со стены! Тряпку вышитую! Нравится очень.

– Не, интерьеры менять нельзя, даже предметы из залы в залу переносить запрещено. Голову снесут.

– Прям уж так и снесут? – толстяк недоверчиво хмыкнул.

– А ты попробуй, проверь.

– Ясно, – он вздохнул, – ну, ладно. Палач, я вот что хотел у тебя спросить, – Сократ поднял с пола пару подушек, и сунул себе под бок, – скажи, сколько здесь вообще управляющих Дворцом?

– Не знаю, десятка три или пять, я их никогда не считал.

– Так почему же все должен делать я один?!

– Ха! Ты думаешь, они меньше тебя работают? Тебе еще повезло, что Патриций назначил тебя вторым помощником управляющего. По сравнению с остальными у тебя не работа, а так, глупости.

– Да за такими глупостями я уже и забыл, зачем сюда вообще пришел!

– А зачем ты сюда пришел?

Сократ мысленно отругал себя за неосторожность.

– Говорю же, забыл. Все забыл. Налей-ка мне еще, может, вспомню.

* * *

Если бы кто-нибудь бодрствовал в этот ранне-утренний земной час, то он смог бы наблюдать интереснейшее явление: в воздухе возникли рваные светящиеся очертания какой-то огромной трубы, и из нее мягко выпрыгнул высокий мужчина в длинном темно-сером пальто, с черными солнцезащитными очками на глазах.

Алмон огляделся по сторонам. Он находился в маленьком дворике, напоминающем заброшенный каменный колодец, вокруг царила удивительная грязь, судя по чахлой растительности – была поздняя осень. У покосившейся скамейки сидела маленькая собачка и круглыми белесыми глазами, как загипнотизированная, смотрела на полуволка. Стараясь не ступать в кучи мусора, Алмон быстро пошел прочь, а подслеповатые пыльные окна домов еще долго таращились ему вслед.

* * *

В полупрозрачной серебряной пене кружев, Терр-Розе полулежала на диване, держа двумя пальцами длинный черный мундштук с сигаретой. Рядом сидел Патриций и молча смотрел в пространство. Терра не могла понять его настроения и того, почему время от времени, у Георга появляется такое выражения лица, будто ему трудно дышать.

– Владыка, – нарушила Терра затянувшееся молчание, – можно я задам вам один вопрос?

– Задавай, – голос его прозвучал сухо.

– Зачем вы взяли во Дворец Сократа? Что проку от этого мелкого жулика?

– Есть в нем нечто подлинное… да и Дворцу не помешает приток свежих сил.

– И долго вы собираетесь держать его здесь?

– Не знаю, – Патриций поднялся с дивана и подошел к окну.

Он нарочно встал спиной к Терре, чтобы она не увидела, как искажается его лицо от страшного внутреннего напряжения, переходящего в острую боль.

* * *

Перед Алмоном был Город. Для него это был просто Город, название его не интересовало. Он шел мимо одинаковых коробок домов и думал об Анаис. Полуволк был уверен, что Города она еще покинуть не успела, – слишком медленно и тяжело адаптировались пришельцы на Земле, планете без привычных законов и энергий. Тем более – юная девушка, практически никогда не покидавшая Дворца и Марса, ей требовалось время, чтобы начать хоть немного ориентироваться в чужеродном пространстве.

Небо затянули тяжелые низкие тучи. Начал накрапывать мелкий дождик. Алмон поднял воротник и ускорил шаг.

* * *

– Терра, я хочу побыть один, – Патриций по-прежнему стоял к ней спиной. Слова дались ему с большим усилием, но все же, они прозвучали спокойно.

Терр-Розе соскользнула с дивана и исчезла, оставив после себя пряный аромат духов и сигаретного дыма. Сухое удушье захлестывало, превращаясь в острый песок, ранящий легкие и горло. Георг услыхал нарастающий гул в собственных ушах, глаза застила багровая пелена. С трудом приподняв руку, он ухватился за портьеру, и она едва не оборвалась под тяжестью его тела. Почти вслепую Патриций попытался добраться до кресла, стоявшего от него в двух шагах. Казалось, от чудовищной боли порвутся вены. Держась за портьеру, он кое-как добрался и рухнул в кресло. Боль стала еще сильнее, отчего посветлела багровая пелена, становясь кроваво-красной. Раздался какой-то громкий отвратительный звук. Патриций даже не смог осознать, что этим звуком был скрежет его собственных зубов.

* * *

Всю ночь до самого утра блуждала Анаис по улицам Города, пока не оказалась на пустынной набережной. Сырой ветер гнал по светлеющему небу налитые дождями тучи. Девушка подошла к парапету, со смешанным чувством тревоги и восхищения глядя на рокочущие серые волны в клочках белой пены. На Анаис был тонкий черный комбинезон, украденный у одного из Дворцовых пилотов. Яркую эмблему на спине прикрывала черная форменная куртка, а длинные светлые волосы, прятались под капюшоном. Насмотревшись на штормящее море, она пошла дальше.

Вскоре, почти вплотную к набережной подступил сквер с голыми продрогшими деревьями. Кое-где на ветках еще дрожали желто-коричневые листья, прохожих не виднелось, казалось – Город пуст…

Анаис замерзла и очень устала, требовалось хотя бы немного отдохнуть, а после уже думать, куда идти и что делать дальше. Увидав ряды зеленых и синих деревянных построек, явно нежилого вида, Анаис направилась к ним через сквер, отчего туфли из тонкой кожи моментально покрылись грязью до самых щиколоток.

Поблуждав среди домиков по раскисшим дорожкам и не встретив, ни души Анаис выяснила, что все окна и двери заперты. От усталости она едва держалась на ногах, поэтому, недолго думая, взяла булыжник и разбила окно самого маленького, неказистого домишки. Забравшись внутрь, Анаис увидала маленькую комнатку с большим деревянным ящиком с дверцами у стены и голую железную кровать. Обрадовавшись кровати, девушка легла на панцирную сетку, закрыла глаза и моментально уснула.

* * *

Ноздри Алмона подрагивали от многообразия новых запахов, некоторые были совсем уж необычными. Ветер усилился, разыгрался шторм. Полуволк замедлил шаг, завидев первых прохожих и автомобили. Поправив очки, он втянул когти, вот только сделаться меньше ростом Алмон не мог. Надеясь, что все же не привлечет к себе лишнего внимания, полуволк пошел по набережной дальше.

* * *

И приснился Анаис странный сон, будто идет она по бесконечному полю без травы, а на коричневой свежевспаханной земле лежат ярчайшие цветы. И возникает внезапно перед девушкой высокое раскидистое дерево без листвы, под его узловатыми ветвями, на каменной скамье, сидит старик, облаченный в белые одежды. Его руки опираются на сверкающий золотом посох, сияющий так ярко, что за этим светом Анаис не может рассмотреть лица старика, и видит лишь длинную белую бороду, речным туманом плывущую в неподвижном воздухе.

– Ты знаешь меня, Анаис? – спросил старик.

– Да, – неожиданно для себя, уверенно ответила девушка. – Вы просили называть вас Учитель.

Она присела на теплую землю у его ног, ощущая, как в груди разливается тепло и покой.

– Верно. А знаешь, для чего я здесь?

– Нет.

– Просто пришло время, Анаис, время пришло.

Он раскрыл ладонь, протягивая девушке поблескивающий золотистыми чешуйками камень неправильной формы.

– Возьми его, Анаис, – сказал старик, – он твой.

– Что это? – небольшой камень оказался на удивление тяжелым и теплым.

– Глаз Идола, окаменевший Глаз. Это очень старая история, произошедшая еще до сотворения Солнечной Системы. В Космосе плавало лишь безымянное светило, да планета Мар. На этой планете находились четыре пирамиды, воздвигнутые в разных частях света. На вершине каждой пирамиды находился исполинский трехглазый Идол. Идолы обозревали миры с начала их создания, и их глаза имели одну особенность: они сохраняли все увиденное и на основе прошлого были способны прогнозировать, а то и создавать будущее. Затем планета взорвалась, и все погибло. Камень в твоей руке – третий, центральный Глаз, зрачок самого большого Идола. В нем находится информационное поле с момента Мира Молодого Первичного, в нем запечатлены ошибки и удачи, как Богов, так и Людей, как Создателей, так и Разрушителей. В нем программа Прошлого, Настоящего и Будущего. При помощи этого Глаза можно изменить Настоящее и перепрограммировать все Будущее, можно воссоздать внешний вид самого Идола и посмотреть на тот мир, когда еще не был рожден бог Марс со своими братьями, увидеть лица Всесильных, чьи имена уже давно уничтожены временной пылью. Его возможности велики, очень велики, всего и не перечислить. Теперь ты, Анаис, хранительница. Если кто-то без твоей воли или ведома прикоснется к Глазу, он погибнет, погибнет даже бессмертный.

– Но, Учитель, почему я? – она в растерянности рассматривала камень со всех сторон.

Но, ответа Анаис не получила, проснувшись неожиданно и резко. Несколько секунд она не могла понять, где находится. От железной сетки и неудобной позы затекло все тело. В комнате было холодно – в разбитое окно дул ветер и залетал дождь. Анаис села на кровати, обхватывая колени руками… и что-то упало на пол с глухим стуком. Девушка нагнулась, коснулась пола рукой, и пальцы нащупали небольшой округлый предмет неправильной формы.

* * *

Сознание Патриция с трудом прорывалось сквозь мутную пелену забытья. Владыка не знал, сколько времени он просидел в кресле – может час, может день. Боль отступила, оставив слабость и звенящую пустоту. Постепенно в глазах прояснилось, и Патриций с усилием разомкнул судорожно вцепившиеся в подлокотники пальцы. Он попытался пошевелиться, приподняться, но не смог, тело было словно вдавлено в кресло и отказывалось повиноваться.

* * *

Несмотря на поздний ночной час, Сократ никак не мог заснуть. Ворочаясь с боку на бок, он думал обо всем сразу. Кода надоело, он встал с кровати, набросил пушистый халат, обул комнатные тапки с помпонами. Тапки, в отличие от халата, изначально висевшего в ванной апартаментов, являлись его личным имуществом. Куда бы Сократ ни отправлялся, он неизменно брал с собой зубную щетку и эти тапки, и везде чувствовал себя как дома.

Пригладив всклокоченные волосы, он вышел из апартаментов. По ночам в коридорах Дворца почему-то было ощутимо холоднее. Поежившись, Сократ бодрой рысью потрусил к лестнице из золотистого мрамора.

– Куда? – преградили путь стражники.

– К Па-па-ла-чу, – клацая зубами от холода, произнес толстяк. – Пора бы меня уже запомнить и перестать каждый раз допрашивать!

Лестничных стражников ничем нельзя было удивить, но теперь они с нескрываемым интересом уставились на ноги толстяка, разглядывая нечто ядовито-розового цвета с голубыми мохнатыми шариками помпонами.

– Комнатные тапки, – буркнул Сократ и пояснил: – Хожу в них. Не ядовитые и не взрываются. Все, могу идти или еще что-нибудь?

И не дожидаясь ответа, заторопился наверх, перешагивая сразу через две ступеньки.

* * *

Стоя у бетонного парапета, Алмон смотрел на небольшие одноэтажные домики, разбросанные среди деревьев. Домики были выкрашены в синие и зеленые цвета, во многих местах краска облезла, и Алмону казалось, что похожи они на грубые деревянные ящики для перевозки дешевых грузов.

Ветер почти стих, дождь прекратился. Единственным звуком, нарушавшим тишину, были резкие крики птиц, да утробное ворчание морских волн. Сорванные с веток мокрые листья не летели, а падали, облепляя большой стенд с надписью: «Туристическая база „Приветливый берег“.»

* * *

– Так я и знал, что ты не спишь, – Сократ ввалился в покои Палача. – Меня бессонница замучила, давай покалякаем о чем-нибудь.

– Давай, – кивнул Палач, – только скоро Дракула придет, так что ты имей в виду.

– Ему-то что не спиться?

– Тоже бессонница, он иногда месяцами не спит, вот тогда мне приходится туго. Ночи напролет выслушиваю его воспоминания о жизни на Земле и былом величии.

– Мои соболезнования, – Сократ плюхнулся в кресло, поплотнее запахивая халат. – Ну, давай общаться, что ли?

– Давай, а о чем?

– Мне все равно.

– Тогда ты и начинай.

– Хорошо, – толстяк прикрыл глаза и задумался. Мыслей не возникало. Он посмотрел на Палача и произнес: – Слушай, Палач, у тебя такие огромные синяки под глазами, что с этим надо что-то делать.

– Ты чего это грубиянишь? – обиделся Палач.

– Я не грубияню, – вздохнул толстяк, – я просто так, для затравки разговора…

* * *

Послышался лай собаки. Алмон глянул в сторону сквера. Невысокий мужчина средних лет в непромокаемой куртке с капюшоном неторопливо шел, помахивая поводком, рядом бежал большой рыжий пес. Собака что-то выискивала в размокших листьях, зарываясь в них носом. Увидев одинокую фигуру, стоящую на набережной, пес с лаем бросился к Алмону.

– Не бойтесь, он не кусается! – крикнул мужчина.

Не добежав полуметра, пес остановился и зарычал, показывая крупные белые клыки, шерсть на его загривке встала дыбом.

– Дик! Дик, ко мне! – кричал хозяин. – Ко мне, Дик! Да что это с тобой?!

Собака продолжала рычать, но в его рычании слышались визгливые нотки страха. Приподняв очки, полуволк посмотрел на пса и тот, заскулив, бросился прочь, поджимая хвост. Опустив воротник, Алмон отряхнул с пальто капли дождя и снова стал смотреть на домики. В окне одного из них, самом крайнем, мелькнул едва заметный силуэт.

* * *

– Дракула! – Терр-Розе постучала в покои старого вампира. – Дракула! Открой!

Двери приотворились. Облаченный в блинный до пола бордовый халат, вампир удивленно воззрился на Терру, никак не ожидая увидеть ее в столь поздний час.

– Что произошло?

– Дай мне сначала войти! Ты от кого закрываешься, от воров, что ли?

– Ну, мало ли…

Дракула посторонился, на всякий случай выглянул в коридор и запер двери. Терра прошла в гостиную, налила себе полный бокал вина и нервно закурила сигарету. Она была так взволнована, что ее руки подрагивали.

– Что случилось? Неосмотрительно было приходить ко мне сейчас, если кто увидит, могут пойти нежелательные слухи…

– Какие слухи! – Терра в два больших глотка выпила полбокала. – Я такое видела! Такое!

Дракула присел напротив, настороженно глядя на нее.

– Дракула, по-моему, Патриций чем-то болен и болен очень серьезно!

– С чего ты взяла?

– У него был какой-то сильнейший приступ. Когда он начался, Владыка отослал меня. Я ушла, но вскоре услышала его стоны и, естественно заглянула посмотреть, что происходит. Он стоял, вцепившись в портьеру, и казалось, еще немного, и он либо упадет, либо оборвет занавесь. Потом он добрался до кресла и сел. Дракула, я никогда не забуду его лица в тот момент! Его глаза были просто чудовищны, было очевидно – он испытывает страшные муки! Потом впал в забытье, глаза оставались открытыми, но он ничего не видел. Должно быть, прошло часа два, прежде чем Георг пришел в себя, но ты бы видел, чего ему это стоило! Казалось, он возвращает сам себя из какого-то Небытия… Большего я не видела, боялась, что он меня заметит, но и того, чего понасмотрелась, вполне достаточно! Это ужасно! Дракула, как ты думаешь, что это может быть?

– Понятия не имею, – задумчиво пробормотал вампир. – Я знаю Патриция очень давно, но ничего подобного за ним не наблюдал. Это, конечно, новости… новости… Только смотри, никому не слова.

– Разумеется!

– Надеюсь, об этом знаем только ты и я… посмотрим, поглядим, что из этого можно будет извлечь полезного.

* * *

Сняв куртку, Анаис попробовала занавесить ею разбитое окно, но без куртки девушка замерзла окончательно, пришлось снова ее надеть. Ко всему вдобавок, она сильно проголодалась, но Анаис боялась выходить из домика, в помещении она ощущала себя в относительной безопасности. В очередной раз рассмотрев Глаз Идола, она убрала его во внутренний карман куртки. Забравшись на кровать, девушка сжалась в комок, стараясь согреться. Она не знала, отчего холоднее, от ветра или от тоскливого страха, то и дело подступающего к горлу. Анаис думала о том, что Земля совсем не такая, как она представляла, все оказалось иным… Задумавшись, девушка не сразу заметила, как приоткрывается дверь. Она очнулась, когда на пороге уже возник высокий силуэт в длинном пальто.

* * *

Алмон смотрел на девушку, одетую в форменную куртку, комбинезон пилота и едва узнавал дочь Патриция.

– Меня зовут Алмон, я пришел за вами, – спокойно, почти ласково, чтобы не испугать ее, произнес он, снимая с глаз очки, – я провожу вас домой.

Вглядевшись в его лицо, Анаис узнала спецштатовца, неоднократно приезжавшего во Дворец.

– Как же вы меня нашли так быстро? – она печально улыбнулась, поднимаясь с железной сетки.

– Это было не сложно. Идемте, – он протянул ей руку, – что вам делать в таком ужасном месте? Оно совсем вам не подходит.

– Да, верно, идемте.

Они вышли из домика и через сквер направились назад к набережной.

– Видели местное море? – Анаис шла, опустив голову, глядя себе под ноги.

– Да. Судя по запаху воздуха, вода в нем должна быть соленой.

– Как считаете, оно очень холодное?

– В это время года, думаю, еще не очень, вряд ли успело сильно остыть.

– Ага… – задумчиво проговорила Анаис, – надеюсь, вы правы.

И девушка вдруг стремительно помчалась к парапету, вскочила на него и, буквально пролетев по воздуху, прыгнула в воду.

* * *

Ранним утром Дракулу разбудил слуга с известием, что вечером Повелитель устраивает прием в Малахитовой Зале.

– Да, да… ага… – пробормотал полусонный вампир.

Он все еще был во власти вязкого мучительного кошмара, терзавшего его всю ночь. В этом сне, Патриций, с полубезумными, налитыми кровью глазами, преследовал его по бесконечным разрушенным коридорам мертвого Дворца, превратившегося в один огромный смертельный лабиринт.

* * *

Алмон кинулся за нею, на ходу избавляясь от пальто. Заскочив на выщербленный бетон, он поискал взглядом девушку. Над волнами ее не виднелось. «Только бы не утонула», – с этой мыслью полуволк прыгнул в воду.

* * *

Стоя у хрустального окна, Патриций смотрел на размазанные по небу звезды. Сильнее внутреннего напряжения, тяготила пустота, оставшаяся после боли. В руке Георг любимый кубок, усыпанный Драгоценностями Космоса, и аромат багрового вина терпкими иголочками щекотал его обостренное обоняние. Патрицию казалось, что эта ночь никогда не закончится, и одновременно ему этого и хотелось. Он не желал наступления утра, ведь оно неизбежно перерастет в день, несущий новые мученья… Владыка неподвижно, как Дворцовая скульптура, стоял и смотрел на небо. Оно было таким близким, похожим на бархатное покрывало с затейливым серебряным узором. Патриций пытался распутать эти узоры, представить совсем иные звездные картины с таким внимательным сосредоточением, словно в этом занятии имелся какой-то верховный смысл.

* * *

Анаис плыла под водой к лодочному причалу, надеясь спрятаться под ним и отдышаться. Она не знала, каким образом полуволк отыскал ее так быстро на суше, но хотелось верить, что в воде у него так скоро не получится. Руки коснулись толстых свай, покрытых мелкими ракушками. Анаис поплыла ближе к берегу, когда ноги коснулись дна, она вынырнула и вдохнула полной грудью. Под причалом было темно и тихо, а вода накатывала спокойными тугими волнами. Дрожа от холода, Анаис огляделась. Вокруг лишь штормящая серая вода, больше ничего и никого. Стоя почти по шею в воде, девушка окоченела настолько, что перестала ощущать собственное тело. Вдруг резкая боль пронзила ноги, скрутила судорогами. Анаис тихо вскрикнула и ушла под воду с головой.

* * *

Светлея, небо словно изнутри наливалось кровью. Патриций не заметил, как простоял у окна всю ночь, сжимая в руке пустой кубок. Он не мог и не хотел вспоминать, о чем думал, в каком русле текли его мысли. К Георгу возвращались обновленные силы, так всегда бывало после приступов. Сила накатывала горячими волнами сверкающего прилива, виски словно остро покалывали голубоватые искры. От лица Патриция, – отрешенного и посветлевшего, казалось, исходило сияние…

* * *

Анаис чудилось, что она летит. Было тепло и спокойно. Тело покачивалось на мягких солнечных волнах, и девушка чувствовала, как кожу покусывают сотнями иголок солнечные брызги… Ледяная волна хлестнула в лицо, Анаис закашлялась, приходя в себя. На руках Алмон выносил ее на берег. Над нею склонилось его странное лицо с пожелтевшими рассерженными глазами, и полуволк процедил сквозь зубы:

– Так делать больше не надо!

Не отпуская Анаис, Алмон перемахнул через парапет, мягко приземляясь на асфальтовую дорожку. Первым делом он подобрал брошенные на землю очки, – редкие торопливые прохожие не могли не заинтересоваться высоченным мужчиной могучего телосложения в мокрой рубашке и штанах, с такой же вымокшей насквозь девушкой на руках. Затем направился к валявшемуся на газоне пальто, его уже подняли и рассматривали старушка в коричневом плаще и мужчина в зеленой куртке. Не замедляя шага, полуволк выхватил свою вещь из цепких рук и пошел дальше. В след ему понеслись негодующие вопли.

– А если я сейчас прошу их о помощи? – Анаис посмотрела через плечо Алмона. – Скажу, что это похищение…

– Советую кричать погромче, – полуволк на ходу принялся заворачивать девушку в пальто, – тогда-то они точно поймут марсианский язык.

Свернув с набережной, полуволк направился к жилому району.

– Куда это мы? – кутаясь в пальто, Анаис дрожала и никак не могла согреться.

– К ближайшей площадке Вихря, слишком светло и многолюдно, чтобы забираться в Транспортный Канал.

* * *

Малахитовую Залу заливал свет тысячи огней, они плавали в воздухе, кружась вокруг колонн и малахитовых цветов, застывших в напольных вазонах. Народа приглашено было немного, не больше сотни. Облаченный во все алое Георг, словно язык пламени, был виден всем и ото всюду. Вглядываясь в его лицо, Терр-Розе пытаясь отыскать хотя бы малейший намек на случившейся накануне странный приступ, но Патриций был необыкновенно свеж, как будто даже светился. Дракула недоверчиво поглядывал то на Терру, то на Владыку, начиная сомневаться в рассказанном королевой. Сидевший рядом с Палачом Сократ посматривал по сторонам, не забывая держать в поле зрения Дракулу и Терр-Розе.

– Приветствую, господа. – Патриций присел за центральный стол, и окинул взглядом собравшихся, в основном это были вампиры. – Надеюсь, сегодняшний вечер нас всех удивит, – добавил он с такой интонацией, что эти слова могли нести в себе какой угодно смысл.

* * *

По одному ему известным признакам, полуволк определил месторасположение площадки и вошел в подъезд трехэтажного деревянного здания.

– Прошу вас! – девушка с мольбой смотрела ему прямо в глаза. – Я вас очень прошу, не надо!

– Анаис, – удерживая ее одной рукой, полуволк глубоко вдохнул и медленно выдохнул, готовясь к распределению энергий, необходимых для создания Вихря, – эта планета неподходящее для вас место, вам необходимо вернуться домой, это абсолютно очевидно.

– Патриций меня уничтожит… – едва слышно прошептала она, – уничтожит…

– Не говорите глупости.

Он вытянул правую руку, раскрыл ладонь и в подъездном сумраке промелькнули голубоватые молнии зарождающегося Транспортного Вихря. Вдруг где-то наверху распахнулась дверь, и визгливый женский голос принялся сыпать проклятьями. Затем дверь с грохотом захлопнулась, и на лестнице послышались неуверенные шаги. Полуволк пригасил молнии и отступил в угол, в полную темноту.

– Мы ведь не будем создавать проблемы людям, верно? – шепнул он на ухо Анаис. Она молча кивнула. От полуволка пахло морем и еще почему-то раскаленным на солнце песком… Анаис до крови прикусила губу, чтобы не расплакаться.

А человек шел мучительно медленно, покашливая и что-то бормоча себе под нос. Наконец, человек, оказавшийся мужичком средних лет, спустился вниз. Он постоял, пошатываясь, в двух шагах от пришельцев, поспорил с кем-то невидимым, затем извлек из кармана потрепанной куртки початую бутылку, залпом допил содержимое и швырнул ее прямиком в полуволка. Свободной рукой, Алмон поймал бутылку, а мужчина насторожился, не услышав звона разбитого стекла. Несколько секунд он вглядывался в темноту, потом шагнул вперед, доставая коробок спичек. Вспыхнул огонек.

– Эй, хто… – мужичок осекся, когда неровный огонек спички выхватил лицо полуволка-получеловека и бледное личико девушки с огромными аквамариновыми глазами. Моргнув пару раз припухшими красными веками, мужичок раскрыл рот и издал такой уникальный крик, что от удивления Анаис даже улыбнулась. Бросив догоревшую спичку, мужичок ринулся обратно вверх по лестнице, не переставая вопить. Отшвырнув бутылку, Алмон быстро распределил энергию, создал Транспортный Вихрь и шагнул вместе с Анаис в гудящий голубой конус. Спустя полминуты, на грязном полу подъезда осталась лишь горсть голубоватого песка, исчезнувшая через мгновенье.

* * *

Разгоралась жестокая оргия. Обезумевшие от крови вампиры принялись терзать друг друга. Патриций восседал за своим центральным столом и неторопливо цедил вино, задумчиво глядя в Залу. Затем жестом подозвал Дракулу.

– Да? – мгновенно подлетел он.

– К завтрашнему дню очисти Дворец от вампиров и прочих тварей. Все это омерзительно.

– Что именно? – озадаченно заморгал короткими белыми ресницами Дракула.

– Вот это, – движением подбородка Георг указал на происходящее в Зале.

– Раньше вы не находили это омерзительным, – осторожно заметил старый вампир.

– А сейчас нахожу. – Патриций отставил кубок. – Ты их вообще вышли всех из Империи. Без имущества.

– Владыка, каким же образом я – вампир буду высылать с Марса вампиров? Что я им скажу?

– Не знаю. Ты подумай, у тебя еще вся ночь впереди.

* * *

С площадки Алмон шагнул на белоснежный пол Залы Транспортных Вихрей и, наконец-то поставил Анаис на ноги. Оказавшись во Дворце, девушка сразу как-то сникла, казалось, даже стала меньше ростом. Спутанные мокрые волосы падали на лицо, на глаза, но она не обращала на это внимания. Алмон снял с нее слишком большое для девушки пальто, перебросил через руку и, придерживая Анаис за плечо, вышел вместе с ней в коридор. У первого встречного полуволк выяснил, где именно находится Георг, и они пошли к Малахитовой Зале.

* * *

А ночь Марса пряталась в Дворцовом Парке, блуждала по дорожкам среди величественно прекрасных деревьев, прогуливалась у фонтанов, разглядывая свое отражение в светящейся воде, и подкрадывалась к самому Дворцу, чтобы заглядывать в окна и дрожать от возбуждения и страха, при одной только мысли, что ее заметят…

* * *

Алмон остановился перед малахитовыми дверьми.

– Нет! – Анаис схватила полуволка за руку, изо всех сил вцепляясь в его пальцы. – Не надо! Не ходите туда!

Алмон не успел ничего ответить, двери распахнулись и, едва не сбив офицера с ног, из Залы вылетел блюющий во все стороны Сократ. Алмон удивленно посмотрел ему вслед, узнав недавнего, насквозь пропотевшего посетителя Управления Космодрома. Теперь тот несся по коридору, умудряясь на ходу избавляться от своего обильного ужина. Потом Алмон повернулся и посмотрел в Малахитовую Залу.

* * *

Стоявший посреди Залы, в эпицентре кровавого действа Патриций, вздрогнул и замер. Ему показалось, что какой-то давным-давно забытый голос вдруг окликнул, потревожил его. В груди Патриция натянулась, завибрировала какая-то струна… Мутный голубой взгляд Георга заскользил по Зале, а странный голос, доступный только Владыке, уже метался по лабиринтам его души.

* * *

Алмон закрыл двери и, глядя на малахитовый узор, произнес:

– Лучше подождать утра. Можно где-нибудь найти сухую одежду моего размера?

– Вы очень высокого роста, – ответила Анаис, убирая под капюшон влажные волосы, – разве что вам подойдет одежда стражников или может Палача, но он… тоже… там…

– Палач мне по плечо, – отмахнулся Алмон.

– У нас здесь есть воины-гиганты, можно у них…

– Идемте.

Они спустились на нижние этажи прислуги. Отыскав помещение, где жили воины-гиганты, Анаис намеревалась постучать, но Алмон опередил ее, распахнув двери. Увидев офицера, воины вскочили, пряча за спинами бутылки с вином. Алмон молча разглядывал их, а воины от ужаса уменьшались в размерах, не зная, к чему готовиться. Когда же в мокром оборванце рядом с офицером, они узнали дочь Патриция, к ужасу добавилось недоумение.

– Одежду! Быстро! – скомандовал Алмон.

Ничего не понимая, войны принялись лихорадочно стаскивать с себя штаны и рубашки.

– Да не эту! Сухую, чистую одежду, а не ваш вонючий хлам!

Алмону немедленно выдали парадный комплект воина-гиганта. Полуволк отбросил в сторону причудливый шлем, оружие и украшения, захватив с собой лишь штаны, рубашку, сапоги, и, придерживая Анаис за плечо, вышел в коридор.

– Думаю, вы не увидите Патриция до позднего утра, быть может, даже до обеденного времени, – сказала Анаис. – Вы можете переночевать в любых гостевых покоях, а я пойду к себе.

– Вот уж нет. Я сдам вас с рук на руки.

– Но мне ведь тоже холодно! Мне тоже нужна сухая одежда!

– Не имею возражений. Показывайте, где ваши покои, я пойду с вами.

– Как хотите. – Анаис равнодушно пожала плечами и направилась к лестнице из золотистого мрамора.

* * *

Убедившись, что Патрицию не до нее, Терр-Розе постаралась незаметно выскользнуть из Залы. «Подходящий момент», – подумала она и почти бегом направилась к апартаментам Георга. Она собиралась раздобыть именно то, что надо ей, а не Дракуле.

* * *

Глядя в зеркало, Анаис пыталась расчесать все еще влажные, спутанные волосы. Она переоделась, но это не помогло согреться, ее так знобило, что даже руки дрожали. Из гостиного зала вышел полуволк в красно-золотой одежде воина-гиганта. Наряд все равно оказался мал, короток и тесен, а сапоги немилосердно жали. Алмон посмотрел на себя в зеркало и то, что там отразилось, окончательно испортило настроение.

– Тьфу! – сказал Алмон и пошел за креслом.

– Вы собираетесь сидеть здесь всю ночь? – спросила девушка, глядя, как он ставит кресло у дверей ее спальни.

– Я могу сидеть и дольше, если понадобится, – проворчал полуволк.

– Добрых снов, – пряча руку с Глазом Идола в складках платья, Анаис, скрылась в спальне.

– И вам того же! – донеслось вслед.

* * *

С утра пораньше Палач разыскал апартаменты Сократа. Желто-зеленого цвета толстяк с мокрой тряпицей на лбу лежал на кровати и смотрел в потолок. На полу у изголовья стояла большая чаша для мытья рук.

– Эй, Сократ, ты жив? – молодой человек зашел в спальню, на ходу завязывая потуже пояс халата.

– Не уверен… – еле выдавил он.

– Я так и подумал, что тебе плохо, поэтому винца принес.

Услышав это, толстяк позеленел всерьез и резко привстал, наклоняясь над чашей. Палач зажал рот обеими руками и бросился в ванную. Когда стихли все звуки, он осторожно вернулся обратно. Толстяк снова лежал в той же позе, уставившись неподвижным взором в потолок.

– Ты знаешь, старик, – откашлялся Палач, стараясь не смотреть в сторону чаши, – я это… просто, когда у кого-то начинается, то у меня тоже… я это… чувствительный к тошнотному вопросу…

– Что ты говоришь? – проскрежетал Сократ. – Чувствительный, да? Тогда тысяча извинений!..

И вновь за дело.

* * *

Когда утро растеклось по комнатам синеватым облачным маревом, полуволк решил разбудить девушку. Поднявшись из кресла, Алмон размял затекшие ноги и, приоткрыв дверь, заглянул в спальню Анаис. Съежившись в комочек, девушка казалась совсем маленькой на своей необъятной, покрытой серебряным покрывалом кровати. Волосы в беспорядке были разбросаны по многочисленным несмятым подушкам, и в этом светлом хаосе лихорадочным румянцем горело ее лицо. «Кажется, заболела», – подумал Алмон, решая – заходить внутрь или окликнуть ее с порога. Все-таки решил войти. Присев на корточки у кровати, полуволк тихонько позвал ее по имени. Дрогнули длинные полукружья ресниц, девушка приоткрыла глаза и с сонным недоумением взглянула на полуволка.

– Анаис, просыпайтесь, пора идти к Георгу.

Сон мгновенно исчез из ее глаз.

– Я подожду в холле.

Алмон вышел из спальни, притворив за собой двери. Анаис медленно поднялась, собираясь с силами, и принялась переодеваться. От слабости кружилась голова и очень хотелось пить. Разыскав в платяном шкафу небольшую шитую серебром сумочку, Анаис положила в неё Глаз Идола и пристегнула к поясу. Такие сумочки носили при себе почти все жительницы Дворца, держа в них духи или дурманные травы.

* * *

Несмотря на бессонную ночь, Повелитель был свеж, полон жизни, и лишь слегка затуманенный взор напоминал о ночной вакханалии. Георг стоял у хрустального окна, смотрел в Парк и диктовал Дракуле ничего не значащие письма, преимущественно отказы на приглашения посетить ту или иную планету. Патриций практически никогда лично не занимался подобными мелочами, посему у старого вампира возникала только одна версия: Георг затеял возню с письмами из желания поглумиться над несчастным стариком. Дракулу мучило страшное похмелье и изжога, руки тряслись, мозги трещали, строчки расплывались.

– Так, значит, на чем я остановился? – произнес Патриций после долгой паузы.

– М-м-м-м… – Дракулу мутило, и он не помнил.

– Выпей что-нибудь, – усмехнулся Владыка, не поворачивая головы, – только смотри, не наблюй на письма, иначе придется всё переписывать.

Дракула торопливо взял бокал и до краев наполнил его вином.

– Так, на чем же я остановился… – Патриций плавно покачивал своим любимым кубком, и размышлял, закурить или дать Дракуле пожить еще немного? Старый вампир не переносил табачного дыма, особенно с утра.

– Владыка, – в дверях возникла голова придворного, – там пришел офицер Алмон с вашей дочерью, впускать?

– Проводи в библиотеку, я сейчас приду.

– Простите, в какую именно?

– В моих покоях, вон там, – он указал пальцем на стену со своим портретом.

Слуга испарился. Патриций отошел от окна, поставил на письменный стол кубок и взял пачку писем и бумаг. Быстро просмотрел, отобрал с десяток и протянул Дракуле.

– На эти напиши отказы, остальные выброси. Да, – произнес Георг уже в дверях, – все ящики в столе, все-все кругом заперто, так что не трать понапрасну время, а пиши отказы.

Вампир хотел что-то сказать, но Патриций уже вышел из кабинета.

* * *

Помещение библиотеки в покоях Патриция было гораздо меньше Главных Дворцовых. С пола до потолка ее обшивали резные панели из драгоценного мраморного дерева, имеющего неповторимо теплый золотистый оттенок. Уходящие к потолку стеллажи, лестницы, резные кресла – всё вокруг, все предметы были искусно вырезаны, созданы из давным-давно уже исчезнувшего мраморного дерева. В воздухе явственно ощущалось дыхание древних фолиантов, чьих страниц касались только руки Патриция. Без сил опустившись в кресло, Анаис закрыла глаза, не зная как унять головокружение и озноб. Глядя на нее, Алмон ощутил странный тревожный укол в сердце. Выглянув в коридор, он подозвал проходившего мимо слугу и велел принести бокал теплого сладкого вина. Получив желаемое, полуволк поднес его девушке.

– Анаис, похоже, вы заболели, не пошло на пользу морское купание. Сделайте пару глотков, должно помочь.

Она безучастно посмотрела тусклыми глазами на него, на бокал и отрицательно качнула головой:

– Не хочу. Ничего не хочу…

– Надо, всего пару глотков, пока вино еще теплое.

Пододвинув второе кресло, Алмон сел напротив. Неуверенно, будто во сне протянула она руку и взяла бокал.

* * *

Ответив на письма, Дракула уселся в кресло Патриция и посмотрел по сторонам. Владыка наблюдал за ним с портрета. На столе рядом с кубком стояла пепельница в виде причудливого цветка, в одном из ее черных лепестков лежала недокуренная сигара. Вампир взял сигару, кубок Патриция и постарался принять спокойно-небрежную позу, характерную для Повелителя. Дракула принялся плавно, словно случайно покачивать кубком, одновременно делая вид, что курит, но у него ничего не вышло. Кубок был слишком тяжел, он оттягивал кисть руки, а драгоценности Космоса царапались о перстни. Вино проливалось на пол, сигара источала резкий неприятный запах, кресло казалось слишком большим, слишком неуютным, сам кабинет подавлял и оглушал – в нем чувствовалось незримое присутствие Патриция… Вздохнув, Дракула вылез из кресла, аккуратно положил в пепельницу сигару, вытер с пола вино и покинул кабинет с единственным жгучим желанием испортить кому-нибудь жизнь.

* * *

Уговорив девушку допить до дна, Алмон поставил бокал на ближайший столик.

– Да, действительно стало лучше, – озноб прекратился, ее взгляд немного ожил.

– Попозже выпейте еще и посидите у огня. Да, и не забудьте что-нибудь поесть, а то совсем обессилите.

Послышался звук открывающейся двери, Алмон обернулся и поднялся навстречу Патрицию.

– Рад тебя видеть, Алмон.

– Благодарю, Повелитель, – Алмон склонил голову, ощущая себя глупее некуда в красно-золотом наряде. – Простите мой нелепый вид, так сложились обстоятельства…

– Все хорошо, – Патриций с улыбкой посмотрел на него. – Когда ты в последний раз был дома?

– Давно, – улыбнулся в ответ полуволк.

– Съезди на пару ней, отдохни хорошенько так, чтобы забыть на это время Организацию, Управление и прочую суету.

– Вы ставите невыполнимые задачи! – рассмеялся Алмон.

– Для тебя не существует невыполнимых задач. По возвращению, тебя будет ожидать приглашение на ужин.

Полуволк вышел из библиотеки, а Патриций повернулся к Анаис. Она по-прежнему сидела в кресле, глядя на Георга снизу вверх. Ничего не говоря, он долго смотрел на нее немигающим взглядом. И вдруг… Патриций снова почувствовал этот голос, только теперь он был совсем рядом, где-то очень близко…

– Значит так, – тихим голосом проговорил Георг, – оставшееся до следующей коронации время ты проведешь на станции «Кабинет». Ступай, собери все необходимое, тебя отвезут туда сегодня же.

И Владыка вышел, оставив дверь открытой.

* * *

Дракула с Терр-Розе сидели в зале с бирюзовым фонтаном и белоснежными кружевными беседками под сенью искусственных деревьев, чьи листья были столь искусно вырезаны из тончайшего зеленого серебра, что казались свежее настоящих. На круглом столике беседки шелестела прозрачными каплями миниатюрная копия большого фонтана.

– Терра, ты что-то скрываешь от меня, – нудно допытывался Дракула. – Я вижу, чувствую! Ты что-то скрываешь!

– Ничего я не скрываю, отвяжись.

Она поиграла длинным ухоженным ногтем с каплями воды. Перед глазами Терр-Розе стоял план подземных этажей Дворца. Благодаря идеальной зрительной памяти, Терре было достаточно один раз взглянуть на него, чтобы запомнить на всю жизнь.

– Нет, скрываешь, скрываешь, – нудил старый вампир. – И если ты со мной не поделишься, я все-е-о-о расскажу Владыке!

– Что «все-е-о-о»? – передразнила Терра. – Не будь глупцом, я могу рассказать о тебе гораздо больше.

– Терра, ты дрянь!

– С каких это пор ты начал делать комплименты? – усмехнулась она.

Терр-Розе была облачена в облегающее черное платье с глубоким декольте. На груди королевы сияло произведение искусства из голубых бриллиантов, черную гриву волос приподнимали высокие гребни, открывая красивую шею и длинные серьги. Глядя на брызги фонтана, она размышляла, сможет ли обойтись без помощи старого вампира? Терра мельком взглянула на Дракулу, пряча взгляд под крыльями черных ресниц. «Пожалуй, он слишком труслив, – подумала она, – а, впрочем, посмотрим, может еще и сгодится…»

* * *

Сократ пришел в себя только ближе к вечеру, но все равно его продолжало качать как лист на ветру. «Надо бы поесть чего-нибудь», – подумал он и от этой мысли его желудок снова взлетел к горлу.

– Нет! Нет! – вслух произнес толстяк. – Я пошутил, успокойся!

Кое-как переодевшись, Сократ вылез в коридор и принялся прогуливаться взад-вперед. Шатался он до тех пор, пока из соседних покоев за ним не начали следить настороженные взгляды жильцов.

– Расслабьтесь! – громко икнул Сократ, заметив, что за ним наблюдают. – Мне просто плохо, воздухом дышу!

– Охрану позову! – буркнула какая-то личность, и двери захлопнулись.

– Мрачные у меня соседи, – вздохнул он. – Тогда пойду общаться с Палачом.

Покачиваясь, он побрел к лестнице из золотистого мрамора. Казалось, весь Дворец раскачивается из стороны в сторону, Сократа это печалило, особенно огорчал бунтующий желудок. Добравшись до заветной лестницы, толстяк пополз вверх. Стражники молча проводили его взглядами, решив не связываться, тем более что Сократ, погруженный в свои внутренние проблемы, даже не заметил их присутствия.

Мысли толстяка заплетались так же сильно, как и ноги и, благополучно миновав покои Палача, он ввалился к Дракуле. Старый вампир сидел за столом и в серебряной чаше полоскал вставную челюсть. Онемев от изумления при виде Сократа, он, впопыхах затолкал челюсть не той стороной, и клыки вылезли наружу, придав его лицу диковатое выражение. Толстяк сложился пополам и захохотал так, что затряслись стены, а Дракула, тем временем, лихорадочно выковыривал челюсти и впихивал их так, как надо. Сократ пытался успокоиться, но стоило ему посмотреть на побагровевшее от ярости лицо Дракулы, как он разражался хохотом.

– Прекратить! – взвизгнул старый вампир, ударяя рукой по столу.

Чаша подпрыгнула, перевернулась, и вода вылилась на Дракулу. Всхлипывая и хрюкая, Сократ еле-еле смог проговорить:

– Дракулушка, не стесняйся! Гигиена, она это… превыше всего! Ах-ха-ха-ха-ха-ха!

И на полусогнутых ногах Сократ пополз обратно в коридор.

* * *

Дом Алмона находился в одном из закрытых секторов, окруженных настоящей зеленью и многочисленной невидимой охраной. Войдя в холл, полуволк снял обувь, расстегнул крепления форменной рубашки и с удовольствием прошелся босиком по солнечным прямоугольникам, падающим на пол из высоких стрельчатых окон. Постояв под струями прохладной воды, Алмон набросил халат и вышел на балкон, откуда открывался вид на искусственное озеро. На безмятежной воде едва заметно покачивались серебристые цветы. Глядя на воду и слушая долгожданную тишину, Алмон снова почувствовал тревожный, холодный укол в сердце. Он был настолько физически ощутим, что полуволк невольно поморщился. Желая настроиться на отдых, Алмон пошел в столовую, потом в спальню, зачем-то заглянул в гардеробную… и вскоре поймал себя на том, что просто бесцельно бродит по дому и потирает грудь в том месте, где все еще ноет след тревожного укола.

* * *

– Что это? – Палач приподнял голову, прислушиваясь.

По коридору разносился громогласный хохот. Звук приближался, и вскоре в покои молодого человека ввалился Сократ.

– Ты чего это? – Палач выбрался из девичьих объятий и слез с кровати.

Толстяк привалился к дверному косяку, всхлипывая, он трясся, не в силах произнести ни слова. Палач расплылся в улыбке и, слушая заразительный хохот Сократа, тоже засмеялся. Спустя мгновенье он уже просто покатывался со смеху, а Сократ с удивлением смотрел на молодого человека. Наконец Палач тоже успокоился.

– Ты чего хоть смеялся? – спросил он толстяка.

– А ты?

– Не знаю, глядя на тебя.

– А я, глядя на Дракулу.

– Чего ж в нем смешного?

– Ты знаешь, что у вас двери одинаковые?

– Да, а что такого?

– А то, что я двери перепутал! Ты на своей хотя бы нацарапай чего-нибудь, иначе Дракула загрызет меня рано или поздно.

Сократ решил не говорить Палачу про челюсть, зная, что к утру об этом будет знать весь Дворец, а Дракулу, чего доброго, разобьет удар. «Мне будет скучно без него», – подумал Сократ и усмехнулся.

* * *

В послеобеденный час с Дворцового Космодрома стартовала малая одноместная «лодка». За пультом управления находился седовласый молчаливый мужчина – личный пилот Патриция. Анаис смотрела в боковую обзорную панель на стремительно удаляющуюся панораму и думала о станции «Кабинет», вспоминала все, что знала о ней. Эта станция – огромный остров, плывущий в космосе, была построена для проведения затяжных приемов с главами планет Солнечной и других Систем. Помимо резиденции Патриция на станции имелся космодром, искусственная зона отдыха с водоемом и деревьями, которые невозможно было отличить от настоящих, а так же жилой комплекс для сопровождающих лиц и персонала. Когда станция была готова к запуску, Патриций неожиданно отказался от идеи проведения встреч посреди космоса, и станция «Кабинет» так и осталась невостребованной. Пустая и забытая дрейфовала она в звездном океане, дожидаясь своего часа, который, возможно, никогда так и не наступит.

Провожая взглядом красно-коричневый шар Марса, Анаис не ощущала ничего кроме пустоты под сердцем, бездонной горькой пустоты.

* * *

– Владыка, звали меня? – Дракула заглянул в приоткрытые двери кабинета.

– Да, входи.

Повелитель сидел за столом и что-то помечал в бумагах, но отсутствующее выражение его лица говорило, о том, что мысли Георга далеки от дел. Дракула присел в кресло напротив, и весь превратился во внимание.

– Напрасно я отправил Анаис на «Кабинет» без присмотра, – медленно произнес Патриций. – Неизвестно, что еще ей может придти в голову.

– Вы хотите отправить туда еще кого-нибудь?

– Да.

– Кого же? Анаис вошла в свое Совершеннолетие, значит теперь в ней Сила. Если она задумает бежать, ей никто не помешает.

– Помешает, – Патриций посмотрел в окно. – Я даже знаю, кто.

– Алмон? – сварливо уточнил вампир.

– Да.

– А почему именно он?

– Потому что Алмон не реагирует на мою Силу, она ему не страшна, не действует на него.

У Дракулы отвисла челюсть.

– Так почему же вы его до сих пор не убрали? – прошептал он.

– Алмон полезен мне живым, к тому же он предан мне.

– А он знает об этом? То есть я хотел сказать, он знает о том, что не реагирует…

– Знает. Именно он и полетит присматривать за Анаис.

Несколько секунд Дракула напряженно размышлял.

– А! – воскликнул он. – Если Алмон не реагирует на вашу Силу, значит ему и не страшна Сила вашей дочери!

– Потрясающая логика, ты меня сразил. Я вот зачем тебя, собственно, позвал, распорядись, чтобы Алмону сообщили – он отправляется на «Кабинет», пусть предупредят, чтобы общение с Анаис было сведено до абсолютного минимума, она должна быть в одиночестве, понял?

– Да, да, я все понял, господин.

– Надеюсь на это.

* * *

Раскрылся прозрачный купол, «лодка» вошла в атмосферу станции и опустилась на посадочную площадку. Выбравшись из аппарата, девушка посмотрела вверх: прозрачный купол уже сомкнулся, его почти не было видно, только звезды и космос.

Проводив Анаис и открыв резиденцию, пилот протянул ей универсальный ключ, подходивший ко всем дверям здания, и ушел обратно. Спустя пару минут, в воздух взмыла серебристая «лодка», и девушка осталась на станции в одиночестве.

* * *

Поразмыслив, Терра все же решила посвятить Дракулу в свои планы. Ближе к вечеру она скользнула в покои вампира.

– Мне нужно поговорить с тобой.

– Опять что-то случилось?

– Нет, пока еще нет, но может случиться, если ты будешь распускать свой язык направо и налево.

– А в чем дело?

– Пока еще ни в чем. Я собираюсь кое-чем с тобой поделиться.

– Ага! Я же говорил, что ты от меня что-то скрываешь! – обрадовался вампир. – Так что там за секреты?

– У меня есть план подземных этажей.

Лицо Дракулы вытянулось.

– Зачем он тебе?

– Ты прожил во Дворце целую вечность и никогда не просматривал древние рукописи, которыми набиты библиотеки Патриция?

– Нет, мне это было ни к чему, – пожал плечами вампир.

– Ну и глупо! В моем Шестом Параллельном Мире была найдена одна древняя рукопись. Для меня это до сих пор загадка, как она туда попала…

– Может, Патриций подложил? – криво усмехнулся Дракула.

– Может, ты повременишь со своим чувством юмора? Так вот, в этой рукописи описание Конденсатора Энергий. Он способен напрямую черпать Силы Вселенной, позволяет выйти в Миры Высших, можно черпать Зрение, Знание и Энергии в неограниченном количестве! Он способен контролировать всевиды энергий Солнечной Системы! И этот Конденсатор находится здесь, в подземных уровнях Дворца!

– Ты уверена? – насторожился вампир.

– Да.

– Надо же, а я и не задумывался, насколько интересные вещи тут могут находиться, – его глаза заблестели, но быстро потускнели вновь. – Нам никогда не отыскать его, Терра, даже, если он и существует.

– Как это «не отыскать»? Ты только подумай, какую силу мы обретем! Ты только представь!

– Я все представляю, но мы погибнем в Лабиринтах Дворца, если Патриций раньше сам нас не прибьет.

– Надо выбрать подходящее время, подождать, когда он куда-нибудь уедет. Я не зря раздобыла этот план, я смогу рассчитать местонахождение Конденсатора…

Дракула уже не слушал Терр-Розе. Ослепительная перспектива разворачивалась перед его взором, застилая всё на свете.

* * *

Анаис никак не решалась войти в резиденцию. Она бродила по дорожкам, рассматривая гладкие искусственные деревья. Ни шороха, ни звука… Но, вернувшиеся озноб и слабость всё же вынудили открыть двери и войти внутрь. И пыльная вековая темнота обрушилась со всех сторон. Стоя на пороге темного вестибюля, Анаис долго вглядывалась в застарелый мрак, не осмеливаясь идти дальше.

* * *

Дракула долго размышлял, каким же образом избавиться от Сократа, но, так ни до чего не додумавшись, решил это сделать старым, как мир, способом: он написал донос Патрицию и передал его с остальной корреспонденцией. Прочитав этот шедевр эпистолярного жанра, Георг велел Сократу придти в кабинет. Вскоре озадаченный толстяк уже стучал в двери.

– Да, входи, – произнес Владыка.

– Вы меня звали?

– Звал, – Патриций курил сигару, на столе перед ним лежало творение Дракулы. – Присаживайся, Сократ.

Патриций кивнул на кресло напротив.

– Спасибо, – толстяк примостился на краешек.

– Ты не догадываешься, зачем я тебя позвал?

– Еще куда-то нужно сходить?

– Нет, – улыбнулся Патриций, – пока не нужно. На тебя написали донос.

– О, я даже догадываюсь, кто именно, – расплылся в добродушной улыбке Сократ.

– Да, ты прав. Сейчас я буду зачитывать по пунктам, а ты говори, что правда, а что ложь.

– Хорошо, – Сократ не сомневался, что Патриций и так все прекрасно знает.

– Значит так: «уклоняется от своих обязанностей по управлению Дворцом…»

– Ношусь как вихревое цунами с утра до ночи, похудел даже.

– «…неуважительно отзывается о Повелителе и клевещет в его адрес…»

– И чего ж я там такого наклеветал?

– «…издевается над Дворцовой знатью и не дает ей житья…»

– Я замучил всю Дворцовую знать? – искренне удивился Сократ. – Я один?

– Так, дальше… «осмеливается домогаться Терр-Розе…»

С трудом сдерживая смех, толстяк пробулькал что-то невразумительное.

– Можешь не отвечать, – улыбнулся Патриций. – Что тут у нас еще? А, вот «… заблевал парадные ковры…»

– А вот это, действительно, было, – смутился толстяк, – но организму ведь не прикажешь, перебрал немного. Я предлагал потом все почистить, но слуги не дали, сказали, что сами сделают. Но это были не парадные ковры, а те, что у Малахитовой Залы.

– Неприятно, конечно, но это не повод для выдворения из Дворца. Остальное и вовсе глупости. – Патриций скомкал листок и бросил в пепельницу. – Вижу, Сократ, у тебя талант наживать себе врагов.

– Да, привык уже, – пожал плечами толстяк, – все время как-то вот так… наживаются.

Патриций что-то черкнул на небольшом бумажном прямоугольнике и протянул Сократу.

– Вот, возьми, иначе тебя обратно не пустят. Сегодня можешь отдохнуть, развлечься, на Марсе множество увеселительных заведений, только постарайся не выходить за кварталы знати, можешь попасть в неприятности.

– У меня выходной? – обрадовался толстяк.

– Да, иди, развейся, вернешься завтра к обеду. Да и еще, верни Дворцовым мастерам все, что ты оторвал от интерьера. Мне пока еще не попадалась безглазая статуя или безногое кресло, но если попадется, я сильно огорчусь.

– Хорошо, Повелитель, даже сам не знаю, как это так получилось…

Сконфуженный толстяк выскочил из кабинета в коридор. Навстречу шел Дракула. Увидев Сократа, он развернулся и направился в обратную сторону, а Сократ устремился за ним.

– А ну, стой!

Дракула ускорил шаг и Сократ тоже.

– Стой, кому говорю!

Дракула перешел на бодрый галоп и Сократ тоже.

– Стой, сволочь!

Они неслись по коридорам, а мимо них, как фонари, мелькали удивленные лица придворных. Наконец толстяку удалось ухватить вампира за черно-красный плащ и прижать к стене.

– Ах, ты, зубатенький! – отдувался Сократ. – Ты к тому же еще и ябедка!

– Отпусти! – завизжал вампир. – Отпусти, халуй ничтожный!

– Я тебе покажу «халуй»! Ты что же это, гнидка, доносики-то строчишь? – Сократ навалился на тощего вампира всей своей массой. – Ты что думаешь, я тебе твой плащик вокруг шейки не обмотаю?

– Помогите! – завопил Дракула. – Убив-в-вают!

Будто из воздуха возникли слуги и, оторвав Сократа от Дракулы, оттащили толстяка в сторону.

– Все, считай – ты покойник! – зловеще прошипел вампир и важно удалился.

– Силенок не хватит меня упокоить! – крикнул Сократ ему вслед. – Да отпустите, вы, вцепились тоже!

Он вырвался из рук стражников и, пригладив растрепавшиеся русые кудри, сердитый пошел прочь.

* * *

Анаис не слышала собственных шагов – они скрадывались ковром пыли. Девушка двигалась вслепую, на ощупь, стараясь ни на что не натолкнуться. В одной из комнат, где было чуть светлее, ей попался тяжелый серебряный подсвечник с десятью свечами, но их нечем было зажечь, а из-за болезни Анаис не могла сделать это своей энергией. Прихватив подсвечник, девушка выбрала самую светлую залу из всех увиденных и, свернувшись в кресле калачиком, провалилась в тяжелый сон без сновидений.

* * *

– Мне не нужен пилот, я сам в состоянии довести «лодку» до станции «Кабинет», – с хорошо скрытым отвращением, Алмон смотрел на Дракулу, стоявшего рядом с пилотом.

– Нет, пилот вам нужен! – старый вампир, запрокинув голову, с неприкрытой ненавистью смотрел на офицера. – Пилот приведет «лодку» назад со станции!

– Значит «лодка» не останется там? – удивился Алмон. – Но это же единственная связь с Марсом.

– Владыка хочет исключить любую возможность побега Анаис!

– А если что-нибудь случится?

– Свяжетесь с центром управления станции во Дворце!

– «Кабинет» давно не действующая станция, кто знает, может там неисправный узел связи?

– Ничего не знаю! С Анаис так же было приказано не общаться! – прошипел вампир и, видя, что Алмон собирается чего-то возразить, поспешно добавил: – Это приказ Владыки! Солдаты не обсуждают приказов!

Поборов сильнейшее желание размазать Дракулу по раскаленным плитам посадочной площадки, Алмон сел в «лодку», пилот опустил прозрачный купол, и аппарат взмыл в воздух.

* * *

Патриций никак не мог избавиться от неприятной думы о таинственном голосе. Он тревожил, не давал покоя. Владыка отчетливо помнил, что голос усилился с появлением Анаис… В памяти возникали смутные, давным-давно размытые временем образы, но Патриций никак не мог ухватить их и связать воедино. Неясная тревога накатывала волнами снова и снова, – этот проклятый голос был таким знакомым…

* * *

Анаис проснулась от сильнейшего озноба. Вцепившись в подсвечник, словно он мог разогнать темноту и страхи, девушка неподвижно сидела в кресле и размышляла, сколько же сможет продержаться, ведь на станции «Кабинет» никогда не наступит утро, при свете которого можно хоть как-то обжиться в резиденции. Анаис прислушивалась к тишине до тех пор, пока в соседней зале что-то с грохотом не обвалилось. Вскрикнув от неожиданности, она вскочила и помчалась к выходу.

* * *

Пилот высадил Алмона и сразу же улетел обратно. Набросив на плечо ремень дорожной сумки, полуволк направился через пустынный космодром, к виднеющейся вдали ограде и главным воротам резиденции.

* * *

Отдышавшись, она замерла на пороге, глядя по сторонам, в руке девушка все еще сжимала подсвечник. Поставив его на верхнюю ступень лестницы, она присела рядом. Искусственный ветер назойливо путался в растрепанных светлых волосах, вечную ночь станции едва-едва разбавлял серебристо призрачный звездный свет. Анаис смотрела на это холодное тревожное свечение, покуда к горлу не подступил комок. Не в силах больше сдерживаться, она опустила голову и расплакалась.

* * *

Подходя к воротам резиденции, Алмон невольно замедлил шаг. На вершине каменной ограды находилось множество древних скульптур: потемневшие от времени птицы, звери, люди, мутанты замерли, глядя вниз. Но самое удивительное находилось у самих ворот: статуи богов Марса, Фобоса и Деймоса, они казались такими древними, что все остальные скульптуры, в сравнении с ними, смотрелись только что созданными. Гигантская скульптура Деймоса возвышалась у левого края ворот: атлет с острыми орлиными чертами лица, длинными черными волосами и венком из птичьих голов. Одетый в богатую тунику, в одной руке он сжимал Большой Вселенский Меч, в другой Единый Символ Истребления Слабости, выполненный из Черного Камня. Алмон прекрасно знал свойства этого Камня – он не крошился, не плавился, не ломался, не тускнел, ему невозможно было нанести ни малейшего изъяна, тем более обработать или придать ему какую-то форму, поэтому верилось с трудом, что Символ сделан именно из него. Но, в руке статуи, на которую время наложило свой глубокий отпечаток, вопреки любой логике, сверкал Символ сделанный именно из этого, не подвластного разрушению Черного Камня.

Фобос – скульптура того же размера, что и Деймос, высилась у правого края ворот. Черты его каменного лица были тяжелее тонких аристократичных молодого Деймоса, на лице была печать мудрости и воли, суровой силы, а еще какого-то отрешенного покоя, который гробовщики придают посмертным маскам. Пронзительные, ярко-изумрудные глаза скульптуры с вдохновением созидателя смотрели в звездное небо. В отличие от прозрачно-синих глаз брата, Фобос нес во взоре затаенную печаль молодого старика. Его высокий массивный лоб украшал сложный шлем в виде многогранного кристалла Мудрости, окруженного темно-красными крылами Тьмы и черными цветами Тщеславия, цветы переплетались с бутонами Силы, с листьями Гордости и ягодами Гнева.

Алмон поднял взгляд на фронтон ворот, и встретился взглядом с ярко-рубиновыми глазами бога Марса. Женщины своими прекрасными телами, сплетенными в порыве страсти, создавали ему трон. Такой трон сделал бы честь не только Эросу, но и красноволосой Похоти. Сам Марс, одетый в короткую кольчугу из драконьих когтей, в расслабленной позе властелина, восседал на своем живом троне. Положив руки на волосяные подлокотники, он держал в унизанных перстнями пальцах неизвестный Алмону цветок, чьи лепестки были сделаны в виде алых улыбающихся губ, а середина – в виде глаза с золотистым прозрачным зрачком и длинными изогнутыми ресницами. В другой руке Марс сжимал тонкий стилет с рукоятью из раздавленного кровоточащего сердца. Ноги бога до колен овивало ажурное плетение колючих растений и миниатюрных обнаженных тел – все вместе это казалось единым живым организмом. Надменное темное лицо Марса излучало холодную космическую красоту, на губах играла полуулыбка. Черные с краснотой волосы сплетались в шлем в форме ящера, запечатленного в миг готовности к нападению.

«Что они здесь делают? – подумал Алмон, рассматривая шедевры. – Почему такие скульптуры не во Дворце, не на Марсе, а на мертвой станции?»

Приоткрыв ворота, он вошел на территорию резиденции и направился к зданию, не увидев, как братья проводили его взглядами.

* * *

Лежа на спине, Георг смотрел на поблескивающие в сумраке люстры. Голос навязчиво не давал покоя. Слушая ровное дыхание Терр-Розе, он понимал, что она не спит, а притворяется. Поднявшись с постели, Патриций набросил халат и прошел в соседнюю курительную комнату, наполнил темно-красным, почти черным вином бокал, не зажигая света, подошел к окну и отдернул портьеру. Звездный свет заливал сонный Парк расплавленным серебром, ночное время миновало свою середину, близился рассвет. С побледневшим лицом, с остановившимся взглядом, он стоял, не ощущая холода босыми ногами, лишь рука, словно отдельно, сама по себе, поднималась, поднося к губам бокал. Патриций мысленно блуждал по лабиринтам своей памяти, уходя все дальше, спускаясь все глубже в попытке отыскать первоисточник растревожившего его глубинного звучания… С рассветом, у самых истоков памяти, он все-таки сумел разыскать, понять, что это за голос такой. Это был голос древней планеты Мар.

* * *

Подойдя к резиденции, Алмон увидал на лестнице крепко спящую Анаис, на ступени рядом стоял массивный серебряный подсвечник. Полуволк долго смотрел на девушку, прежде чем склонился и тронул ее за плечо. От легкого прикосновения Анаис резко вздрогнула, просыпаясь. Поглядев на него бессмысленными сонными глазами, Анаис неожиданно схватила подсвечник, и если бы не реакция Алмона, он получил бы отличный удар по голове литым серебром. Выхватив подсвечник, полуволк отбросил его в сторону и подул девушке в лицо, чтобы она, наконец, проснулась.

– Что вы здесь делаете? – с недоумением спросила она, поправляя подол платья.

– Меня прислал Патриций присматривать за вами, – полуволк протянул ей руку, чтобы помочь подняться.

– Да? Присматривать? А вы сможете включить в резиденции свет? Там ничего не работает.

– Конечно, сейчас пойду, посмотрю, что там можно сделать. Пойдете со мной или подождете здесь?

– Подожду здесь.

Алмон скрылся в резиденции. В темноте он видел превосходно, поэтому без труда отыскал вход в управление зданием. Спускаясь вниз, он недоумевал, как же Патриций отправил дочь одну в непригодное для жизни место, ведь Анаис никогда не смогла бы отыскать системы питания, тем более подключить их, а это означало – ни еды, ни воды, ни света… «Но, он отправил следом меня, – сам ответил на свой вопрос полуволк, – а значит, все в порядке».

В резиденции вспыхнул свет, и Анаис облегченно вздохнула. Вдоль дорожек, вокруг деревьев стали загораться фонари, – мертвая станция оживала на глазах.

* * *

Дракула бродил по комнатам своих покоев и мучительно хотел крови. После стычки с толстяком он мог думать только о жертве. Рабами и пленниками Дворца он брезговал, слугами тоже… Он представлял, как расправляется с Сократом, и страшно досадовал, что не может сделать это на самом деле. «И почему он Патрицию так нравиться? – со злостью думал вампир. – Что за нелепые предпочтения?» Он боялся Патриция, тосковал по Терр-Розе, ревнуя ее к Повелителю, мучительно жаждал власти и чувствовал себя самым несчастным вампиром на всем белом свете.

* * *

Анаис выбрала небольшие четырехкомнатные покои, Алмон поселился напротив. Сил девушки хватило только на то, чтобы вычистить и привести в порядок одну спальню. Борясь со слабостью и головокружением, она присела в кресло, вынула из сумочки Глаз Идола и положила его на небольшой ореховый столик. Неправильно-круглой формы камешек заблестел золотистыми чешуйками, и от этого Анаис почему-то сделалось спокойнее, даже легче.

* * *

Рассвет неуверенно крался меж деревьев Дворцового Парка. Патриций так и простоял неподвижно у окна до солнечных лучей, устремив отсутствующий взор в пространство. В его душе теснились противоречивые чувства. Он был уверен, что Мар погиб безвозвратно, исчез бесследно и ничто не могло сохраниться, но голос… он был, он звучал, нашептывая, что нечто всё же уцелело. Отставив бокал, он завязал широкий пояс халата и прошел через покои в кабинет. Присев в кресло за стол, Георг глубоко вздохнул и закрыл глаза.

* * *

Разглядывая Глаз Идола, Анаис казалось, что она слышит какой-то голос, исходящий от окаменевшей вечности. Девушка пыталась сосредоточиться и уловить его, но никак не могла. Едва касаясь камня кончиками пальцев, она изучала его, запоминала, не подозревая, что в этот момент с Марса на нее смотрит Патриций.

* * *

Часы Алмона показывали раннее утро. Еще раз окинув взглядом свою комнату, поправил и без того безупречно разложенные вещи, заправленную кровать, он собрался, было, идти на пробежку, не надевая рубашки, но вспомнил, что напротив живет Анаис, и надел.

Выйдя из резиденции, он вдохнул прохладный искусственный воздух и легкий ветер разгонять кровь в тренированном теле. Полуволк сделал несколько кругов вокруг неработающего фонтана, размышляя, чем же заняться и в этот момент почувствовал, взгляд Анаис. Алмон поднял голову и увидел девушку в окне второго уровня. Через мгновение она отступила вглубь и опустила штору.

* * *

Сократ с большой пользой провел свой нечаянный выходной и нагулялся по увеселительным заведениям, так, что даже не помнил, когда и как попал обратно во Дворец. Очнулся он в своей кровати с густым туманом в голове. Лежа на спине, толстяк рассматривал потолок и почему-то думал о том, что во Дворце назревает нечто страшное.

* * *

Патриций долго смотрел прямо перед собой.

– Глаз Идола… – едва слышно проговорил он. – Как он уцелел? Как попал к Анаис?..

Ответы пришли почти сразу. И на губах Георга возникла тонкая, холодная как лезвие улыбка.

* * *

– Дракула! – Терр-Розе поймала за рукав выходившего из Лазуритовой Залы вампира. – С Патрицием что-то не так!

– Что ты имеешь в виду? – насторожился вампир. – Опять приступ?

– Нет. Он почти полночи простоял у окна, потом пошел в кабинет и до сих пор не вышел, не завтракать ни стал, ни обедать. Как думаешь, что бы это означало?

– Не знаю… Но не вижу ничего особенного в том, что Патриций закрылся в кабинете – мало ли о чем захотелось подумать. Кстати, я попытался избавиться от этого толстого гнуса. И знаешь что?

– Что? – вспыхнули глаза Терры.

– К сожалению, не получилось. – Тяжело вздохнул Дракула.

* * *

Приподняв штору, Анаис смотрела на подсвеченную голубоватыми огнями площадь с отключенным фонтаном. Незнакомые размытые образы возникали перед глазами. Они сменяли друг друга, не открывая своего смысла и назначения. Неотрывно смотрела девушка, как на плиты площади ложится синеватая тень, как появляется бегущий полуволк… Откуда-то взялась тончайшая холодная игла, вошла в сердце и заныла. Перехватило дух и, коснувшись лбом стекла, она прошептала: «Ничего страшного, это просто предчувствие, предчувствие того, что скоро моя жизнь изменится…» Словно ощутив ее взгляд, Алмон замедлил бег.

– Твоя жизнь изменится прямо сейчас. – Произнес ровный голос за спиной. – Отойди от окна и опусти штору.

* * *

– Эй, Палач! – заглянул Сократ в покои молодого человека. – Ты Патриция сегодня видел?

– Сегодня – нет. А что?

– В вестибюле с утра стоит громадная делегация, на трех крейсерах прилетели. Уверяют – встреча с Георгом согласована чуть ли не за полгода. Ты случайно не знаешь, где он может быть?

– А что делегаторы хотят? – Пристально рассматривая собственное отражение в зеркальной стене холла, Палач расчесывал волосы, желая их разгладить и убрать в «хвост».

– Откуда я знаю, что они хотят! Наверное, с Патрицием пообщаться, если меня интуиция не подводит! А еще, я так полагаю, они хотят есть, пить и в туалет!

– Ты чего расшумелся? – Убрав волосы, Палач придирчиво осмотрел результат. – Дракула разберется. Ты зайди, дверь закрой, поможешь мне.

– А что ты делаешь? – переведя дух, толстяк перешагнул порог.

– Порядок навожу.

– Ты чего делаешь? – от удивления глаза толстяка полезли на лоб.

– Навожу порядок в железяках, их надо потирать время от времени специальным составом, иначе потускнеют, чего доброго.

Сократ пошел вслед за Палачом, теряясь в догадках. Молодой человек толкнул ногой дверь, и перед Сократом распахнулась просторная комната, с пола до потолка оббитая темно-синей, почти черной тканью, что создавало иллюзию огромной шкатулки. Невидимые светильники рассеивали золотистое сияние, подсвечивая высокие столики-подставки. На подставках, в черных ларцах без крышек, сверкали, переливались «железяки». У Сократа заныло в желудке, когда он увидел столько великолепнейших драгоценных изделий.

– Поможешь? А то я один до вечера возиться буду.

– Помогу, – откашлялся толстяк, – как же другу не помочь.

– Я тебе сейчас тряпочку найду.

Палач вышел, а толстяк медленно побрел вперед.

– Ах, какая работа, какая работа, – шептал он, рассматривая перстни, тончайшее плетение браслетов, нагрудников, тяжелые звенья цепей, украшенные чистейшими камнями… – Ох, ну и работа! Какое мастерство!

Вернулся Палач с мягкой тряпицей и непрозрачным синим флаконом.

– Держи, – он потянул толстяку тряпочку, – вот эти четыре с краю я уже обработал, начинай с пятой шкатулки.

– Угу. Слушай, у меня вопрос. Это тебе все здесь выдали? Все это Дворцу принадлежит? В смысле, ничего нельзя отсюда выносить и все такое?

– Ну, почему же, – Палач смочил свою тряпочку бесцветной жидкостью из непрозрачного флакона и взялся за головной убор из красного золота, – это все мое личное, приобрел за время службы. Вкладываю средства на всякий случай, кто знает, как жизнь повернется.

– Это очень предусмотрительно с твоей стороны, – толстяк всей душой потянулся к восхитительному ожерелью из лунного золота с изумрудами и бриллиантами. – Какая прелесть. Драгоценный мой друг, какой у тебя, однако, отменный вкус, оказывается…

– Да это не я покупал, у меня свой консультант есть, я ему отсыпаю средства, он приобретает вещи. Вот, смотри, это мне особенно нравится.

Палач отложил венец и направился к дальнему столику. В ларце красовался массивный золотой перстень с непомерно громадным желтым камнем. Превосходно разбиравшийся в камнях Сократ даже невооруженным глазом видел, что камень, пусть и отменная, но все-таки подделка.

– Красиво, правда?

Толстяк посмотрел на счастливо улыбающееся лицо молодого человека и подумал, что, к сожалению, это милое животное он ни за что не сможет ограбить, рука не поднимется, а вот Дракулу – пожалуйста. Поднимется с легкостью и ловкостью.

– Еще как красиво, чудо да и только. Слушай, а у Дракулы тоже такие запасы имеются? Его личные, не Дворцовые?

– О, еще какие! У него, наверное, раза в три больше, если не больше, чем раза в три!

Сократ смотрел на Палача, осмысляя фразу, потом оставил это безнадежное занятие, уразумев главное – у Дракулы гораздо больше.

– А он что, тоже через консультанта покупает?

– Нет, сам, – Палач взял свой любимый перстень и принялся тщательно протирать оправу. – Он никому вообще не доверяет.

– Ишь, какой ловкий, – безмятежно улыбнулся толстяк. – Ну, что, за дело, дружище, за дело, сейчас мы быстренько все протрем лучшим образом.

* * *

Глядя на стоявшего в дверном проеме Патриция, Анаис непроизвольно коснулась сумочки, прикрепленной к поясу.

– Держать его все время при себе не осмотрительно, – сказал Патриций. – Отдай мне.

Он протянул открытую ладонь.

– Сожалею, но не могу этого сделать.

Воздух вокруг Патриция задрожал как раскаленное марево, в глазах заплясали стальные искры.

– Анаис, – тихо, почти шепотом проговорил он, – ты же понятия не имеешь, что это такое и какую опасность может представлять не только для Системы, но и для всей Вселенной. На вид это пустяк, а на самом деле – страшная вещь.

– Полагаю, что тот, кто дал мне его на хранение, знал, что делает.

– Не будь такой упрямой. Ты никогда не сможешь извлечь никакой пользы из этого камня. Он причинит один лишь вред и тебе и тому, кому случайно попадет в руки.

– Он никому случайнов руки не попадет. Любой, кто прикоснется к нему без моей воли или ведома, погибнет, погибнет даже бессмертный.

– Значит, ты должна отдать его добровольно? Сама? Я правильно понял?

– Да, но этого не случится. Я понимаю всю степень моей ответственности.

– Ты уверена?

Воздух спальни внезапно потяжелел, и вокруг Патриция заметались черные молнии, свиваясь в тугой смерч.

* * *

Вернувшись с пробежки, Алмон принял душ, переоделся, взял привезенную с собой книгу и улегся на кровать. Бездействие угнетало полуволка, а мысли разбредались в разные стороны, чего раньше с ним никогда не бывало. Пытаясь читать, он то и дело ловил себя на мысли, что подолгу смотрит на одну и ту же страницу, не улавливая смысла. Неожиданно воздух вокруг словно потяжелел и сгустился. Отложив книгу, Алмон поднялся и сел, озираясь по сторонам. Воздух качался теплыми маслянистыми волнами, и был пронизан такой яростью, что у Алмона сдавило лоб невидимым обручем и заныли виски. Наспех обувшись, полуволк выскочил из комнаты.

* * *

Из глухо гудящего вихря вышло туманное, будто сотканное из серой пыли существо, с зияющей дырой вместо лица, откуда валил удушливый темно-серый дым. Существо подняло вверх длинную руку-плеть и стало медленно опускать ее. Анаис упала на колени, словно на ее плечи обрушилась непосильная тяжесть. Рука существа отделилась от тела, проплыла по воздуху и сдавила ее горло.

– Я вынужден сделать э-э-это… ты не понимаеш-ш-шь… – глухие тягучие звуки ничем не напоминали голос Патриция. – Отда-а-ай…

Свет в глазах Анаис медленно гас. Пальцы вытягивали, забирали ее жизненную силу. Внезапно дверь распахнулась, и в спальню ворвался полуволк. Он пересек ее в один прыжок и полосонул по руке существа когтями. Замелькали дикие разряды черных энергий, рука отпустила Анаис и упала на пол, обливаясь потоками фиолетовой крови. Существо задрожало, раздался то ли вой, то ли ржание и вновь закрутился смерч. Из него выплыл тугой шар, и существо швырнуло его в полуволка. Шар насквозь пробил грудь полуволка, и Алмон рухнул на пол.

* * *

Лето на Марсе шло на убыль. Жара еще не спала, но уже стали подниматься ветра – к концу лета они обычно превращались в настоящие ураганы и стихали лишь с наступлением осени. В это время на Марс почти не прилетало маленьких воздушных суденышек, слишком большой была угроза разбиться, сойдя с курса, только огромные крейсера, торговые, пассажирские и военные корабли неторопливо взлетали и садились, не обращая внимания на беснующийся ветер, гнущий деревья до земли.

* * *

Сидя в беседке, Терр-Розе задумчиво смотрела на миниатюрный фонтан на столике перед собою и ждала Дракулу.

– Не помешаю?

Она подняла взгляд, в беседку заглядывал Сократ.

– Еще как помешаешь! – мгновенно вспыхнула она. – Убирайся отсюда! Сейчас придет Дракула и тебе не поздоровится!

– Ой, как я перепугался, – Сократ плюхнулся на мраморную скамью рядом с королевой.

– Что тебе надо? – с брезгливой гримасой Терра отсела подальше.

– Слышал, вы с Дракулушкой собираетесь залезть в подземелья Дворца? Можешь не врать, я все знаю.

– Откуда? – королева заметно растерялась.

– Я подслушал, – ответил он с добродушной улыбкой, – а про Конденсатор Энергии я слушал особенно внимательно.

– Грязный шантажист! – в ярости зашипела Терра.

– Я что, заикался про шантаж? – удивился Сократ. – Хотя… ты знаешь, а ведь идейка хороша! Но, к вашему счастью, это не мой профиль.

– Что же тебе тогда надо?

– Возьмите меня в долю.

– Что?..

– Я говорю, возьмите меня в долю, вот и все. Я тоже хочу куснуть немножко силы.

– Еще чего!

– Ну что ж, – толстяк потянулся, поднимаясь со скамейки, – пойду-ка я, пожалуй, навещу Патриция, что-то я давно его не видел, не болтал с ним по душам…

– Стой! – Терра схватила его за рукав, лихорадочно соображая, что же делать. – Подожди Дракулу, я должна с ним посоветоваться.

– Ладненько, – Сократ уселся обратно, – подожду, торопиться некуда.

Конденсатор по большому счету его не интересовал, толстяка влекли и манили подземные транспортные базы Дворца. Оттуда можно было стартовать в любую точку Галактики и начать новую жизнь с чистого листа. Но, пробраться в подземные этажи он мог только с помощью Терры и вампира. Идти туда одному – равносильно самоубийству.

* * *

«Дождь… дождь идет… – Анаис постепенно приходила в себя, – дождь… дождь… как хорошо…» На лицо и руки падали крупные частые капли. Девушка открыла глаза и увидела, что дождь этот красного цвета. С потолка лилась кровь. Превозмогая головокружение и тошноту, Анаис приподнялась и посмотрела по сторонам. Она сидела на полу посреди залитой светом и кровью комнаты, а в двух шагах от нее лежал мертвый полуволк. Поднявшись на ноги, Анаис подошла к нему. Теперь уже никто не мог воспрепятствовать ее уходу со станции. Анаис догадывалась, что Алмон серьезно ранил Патриция, и теперь ему потребуется время, чтобы придти в себя. «Он спас мне жизнь, – думала она, глядя на неподвижного полуволка, – он спас мне жизнь дважды – вытащил из воды на Земле и вот, теперь снова. Он погиб из-за меня». Анаис разглядывала его странное лицо, в каждой черточке которого читалась сила и незаурядный ум. Несмотря на то, что он вернул ее во Дворец, Анаис не испытывала к полуволку ни малейшей неприязни. Анаис опустилась на колени и погладила жесткие, перепачканные кровью волосы. Она уже приняла решение. Приподняв голову полуволка, она коснулась пальцами его затылка, другую руку положила ему на сердце. Удар Патриция пришелся в солнечное сплетение, само сердце, к счастью, было цело. Анаис закрыла глаза и принялась ритмично вдыхать и выдыхать солоноватый воздух, перегоняя свою энергию в подушечки пальцев, постепенно погружаясь в забвение… Мир дрогнул и стал распадаться на тонкие волокна, гасли краски, исчезали формы, стирались звуки. Сознание Анаис сливалось с угасшим сознанием полуволка, путешествуя по лабиринтам его мозга, как по пересохшему руслу реки. Достаточно было пары еще живых капель, чтобы начать Пробуждение. Жизнь Анаис устремилась в его тело. С едва слышным хрустом срастались поврежденные ткани, восстанавливались мышцы, сосуды…

Когда к Анаис вернулось сознание, на теле полуволка не осталось даже шрама. Девушка смотрела, как мерно поднимается и опускается его могучая грудь, как спокойно лицо спящего Алмона, и сама не верила в то, что ей удалось.

– Получилось, произошло, – шептала она, убирая слипшиеся пряди волос с его лба. – Я умею, я способна пробуждать

Анаис поднялась на ноги, голова немного кружилась, но девушка больше не чувствовала себя слабой. По телу струилась обновленная чистая энергия, Анаис ощущала себя почти счастливой.

* * *

Так и не дождавшись Дракулу, Сократ отправился выполнять свои дворцовые обязанности, пообещав Терр-Розе непременно заскочить к ней вечерком.

Вампир появился лишь час спустя.

– Ты где был?! – накинулась на него королева. – Тут такое твориться, а ты! Ты!

– У меня там…

– Какая разница, что у тебя там! Слушай, что произошло! Этот толстый негодяй, оказывается, подслушал весь наш разговор о Конденсаторе Энергии и теперь требует, чтобы мы с ним делились!

– О… – только и смог вымолвить Дракула.

– Что «О»?! Думай, давай, что теперь делать?

– Что делать, что делать, – пробормотал Дракула, ему уже переставала нравиться вся эта затея. – Наверное, придется делиться…

– Он будет шантажировать нас до конца жизни! – Тонкие пальцы, унизанные перстнями, сжались в кулаки. – Ты не знаешь Сократа!

– Это я-то не знаю Сократа? – усмехнулся вампир.

– Ты не знаешь его так, как я! Если с ним свяжемся, потом не избавимся до самой смерти!

– Что же ты предлагаешь?

– Его нужно уничтожить, – черные глаза Терры посветлели от злости и страха. – Только так мы от него избавимся, больше никак.

* * *

Перебрав привезенные из Дворца вещи, Анаис надела черную кофточку из удобного эластичного материала, длинную темно-синюю юбку, достаточно узкую, для того, чтобы не путаться в ней, мягкие черные туфли на низком каблуке и спрятала волосы под тонкий синий шарф.

Зайдя в комнату Алмона, она взяла небольшой фонарь на вечных батареях, солнцезащитные очки полуволка и поспешила на выход. По ее подсчетам Алмон должен был проспать несколько суток.

Выйдя из резиденции, Анаис побежала к космодрому. «На любом взлетном поле должны быть ангары если не кораблей, то хотя бы „лодок“, – рассуждала она, – если „лодки“ есть, то они наверняка были сделаны на Марсе, а значит, смогут летать, даже простояв на заброшенной станции полвека».

Отыскались ангары быстро: восемь старых построек, каждая из которых была рассчитана на три аппарата. Как ни старалась Анаис, она не смогла открыть двери ни одного ангара, пришлось разбить ручкой фонаря окно и через него влезть внутрь. В помещении ангара царили пыль и темнота. Включив фонарь, Анаис увидела совершенно негодные на вид «лодки» старинной модели «Марс-2». Девушке пришлось изрядно повозиться, прежде чем она разобралась, каким образом поднимается непрозрачный купол. Забравшись внутрь, она осветила фонарем внутренности «лодки»: красное кресло пилот и пульт управления с мутными приборными панелями. Анаис села в кресло и сунула руку под пульт. Пальцы нащупали плотные бумажные листы навигационных карт и подробного описания «лодки». Следуя инструкции, Анаис отыскала грузовой отсек, вынула аварийные батареи топлива и заправила «лодку». Вернувшись в салон, она нашла рычаг пуска и, нажав на него изо всех сил, опустила вниз до указанной на шкале отметки. Приборы на пульте вспыхнули тусклым зеленоватым светом. Отрегулировав показания и задав «лодке» курс по картам, Анаис подняла аппарат в воздух и, выбив двери ангара, повела «лодку» к выходу в Космос.

* * *

…И снился Алмону сон, будто стоит он на волнах целого океана боли и не тонет. Кроваво – красные волны покусывают его ноги, покалывают брызгами кожу, а он стоит, покачиваясь на их упругих спинах и смотрит на линию горизонта. А там, словно восходящее Солнце, медленно вращается планета, поворачиваясь к Алмону то одним, то другим боком. Алмон не мог разглядеть на ней ни городов, ни морей, только гигантские пирамиды с неясными скульптурами. Он стоял и считал, сколько же их… Четыре… Планета приближалась, она катилась по волнам, разлетались красные брызги… Планета неумолимо надвигалась на полуволка. Она закрыла собою все небо, наматывая океан на вершины пирамид… Подняв руку над головой, Алмон крикнул:

– Остановись!

И планета вдруг послушно замерла.

* * *

– Уничтожить Сократа? – Дракула недоверчиво смотрел на Терр-Розе. – Патриций сразу же поймет, что это наших рук дело.

– Думаешь, он разгневается из-за какого-то рабочего? – фыркнула она. – Здесь столько народу, чьи жизни, по-моему, не имеют для Георга ровным счетом никакого значения.

– Сократ почему-то ему нравиться. Уж не знаю, почему! Не пойму как и чем он сумел завоевать расположение Патриция! Необъяснимо!

– И что ты предлагаешь?

– Давай немного повременим, возможно, решение придет само собой или скажем Сократу, что описание Конденсатора в рукописи оказались ложными.

– Думаешь, мы сможем провести его? – усмехнулась Терра.

– Значит единственное, что нам остается – ждать удобного момента. Может, рано или поздно, Патриций выгонит его отсюда или Сократ сам попадет в неприятности, уж в этом мы ему поможем. Кстати, ты не знаешь, где Георг? Когда ты его видела в последний раз?

* * *

Аппарат оказался легок и прост в управлении, Анаис без труда вела «лодку» к Марсу. Приходилось лететь именно на Марс, за границы Империи не представлялось возможности проскользнуть незамеченной, да и батареи питания были слишком слабы для дальнего перелета.

«Лодка» вошла в планетарную атмосферу и вскоре в подслеповатые иллюминаторы забились клокочущие серые тучи. Чем ближе аппарат спускался к поверхности планеты, тем сильнее становился ветер. «Лодка» теряла управление и Анаис ничего не могла с этим поделать. Ураган неумолимо относил аппарат к марсианским трущобам.

* * *

Алмон просыпался с чувством голода и невыносимой жажды. Открыв глаза, он долго не мог понять, где находится, сознание не желало проясняться. С трудом поднявшись на ноги, Алмон добрел до ванной комнаты, открыл воду и опустил голову под прохладные струи. Чем дольше вода лились на затылок, тем яснее становились мысли и четче картины. Закрыв воду, он посмотрел в зеркало на стене. Вся одежда была выпачкана кровью. Его собственной кровью. На груди рубашка висела клочьями, Алмон разорвал ее совсем. Ни малейшего следа от страшной раны. Но ведь он точно знал, что рана была. Он точно знал что… умер… Да! Да! Он был мертв! Алмон присел на бортик ванной и обхватил голову руками. Что же все это значит? Что это было за существо? Если оно его убило, то почему он жив? И что произошло с Анаис?.. Анаис! Алмон вскочил на ноги. Анаис!

* * *

«Лодка» упала на край заваленного мусором котлована, скатилась вниз и, перевернувшись, осталась лежать на боку. С трудом открыв поврежденный купол, Анаис выбралась наружу. На дне оврага бушевали тонкие песчаные смерчи и бился ветер. Захватив фонарь и надев очки, чтобы защитить глаза, Анаис умудрилась вскарабкаться по почти отвесной земляной стене. Оглядевшись по сторонам, она увидела безрадостную картину: кругом, насколько хватало взгляда, тянулись грязные и на вид совершенно безжизненные трущобы. Кучи мусора, проржавевшие балки, гнилое дерево, масса всяческого хлама ходила ходуном под порывами ветра.

Невдалеке виднелось какое-то деревянное здание старой постройки. Прикрывая лицо от носящегося в воздухе мусора, Анаис поспешила к нему.

* * *

Избавившись от окровавленных лохмотьев и смыв с себя бурые пятна, Алмон спешно натянул черные штаны и темно-серого цвета рубашку с нагрудной офицерской символикой и эмблемой Спец. Штата Патриция. Эта эмблема в виде двойного восьмиугольника заключенного в круг, символизировала шестнадцать отделов и целостность Организации, она же предоставляла неограниченные полномочия своему носителю.

Застегнув крепления высоких военных ботинок, полуволк собрался, было на поиски Анаис, но заметил, что в его вещах явно покопались. Обнаружив пропажу фонаря и солнцезащитных очков, Алмон понял, что девушку в резиденции уже не найти.

«Как и на чем? – задумался Алмон. – На станции „лодок“ нет. Или есть?»

Через пару минут он уже подходил к старым ангарам космодрома. Увидав разбитое окно и разнесенные в щепки двери, Алмон вошел внутрь. Одной «лодки» не хватало. За считанные секунды он подготовил аппарат к полету. Теперь для офицера было делом чести найти Анаис и вернуть ее Патрицию.

* * *

Это оказался кинотеатр, когда-то давным-давно сооруженный беглыми рабами. Спасаясь от урагана, Анаис вошла внутрь, и огляделась. Кинотеатр был старым и очень ветхим, его стены дрожали под порывами ветра, а крыша каждую минуту грозилась обвалиться. По просторному залу гуляли сквозняки, шевелились грязно-серые лохмотья экрана. Ряды деревянных кресел уходили вверх, к пульту оператора. Анаис села во втором ряду и, глядя, как болтаются лоскутья, зачем-то стала вспоминать все, что знала о давнишнем восстании в Гавани. Оно случилось еще до ее рождения, кажется, его поднял землянин. Сотни людей смогли бежать и укрыться в этих отдаленных трущобах. Беглецов никто не тронул. Обрадованные, они принялись обстраиваться, умудрились возвести небольшой городок, не зная, что расположились аккурат на свалке топливных отходов кораблей. Смертельно опасную для жизни зону вместе с поселенцами огородили и выставили охрану, чтобы никто из зараженных не смог выбраться со свалки…

Вдруг Анаис почувствовала, что в кинотеатре еще кто-то есть. Девушка обернулась. Из-за кресел, из-под пульта оператора, отовсюду выползали грязные безобразные существа.

* * *

Войдя в атмосферу Марса, «лодка» Алмона попала в сильнейший поток ветра и, как не старался полуволк справиться с управлением старого аппарата, его относило в сторону от намеченного курса. Тогда Алмон принялся подстраивать «лодку» под движение воздушного потока, надеясь посадить ее без сильных повреждений.

Только благодаря своему мастерству, Алмону удалось приземлиться в загаженных трущобах Марса, даже не помяв «лодки». Он перевел дыхание, выбрался наружу и посмотрел по сторонам, прикрывая лицо от несущегося со всех сторон мусора и песка.

* * *

«Эх, у них все-таки не хватило смелости устроить покушение на мою бесценную жизнь, – с легкой досадой подумал толстяк, незаметно выходя из соседней беседки и покидая залу. – Если б они рискнули, вот тогда бы я поквитался с обоими хитрованами».

* * *

Вскочив с кресла, Анаис попятилась. Существа молча и почти бесшумно приближались. Анаис отступала дальше и дальше к рваному экрану, стараясь двигаться медленно и не спровоцировать нападение. Мутанты шли кольцом, постепенно смыкая его. Почувствовав за спиною стену, Анаис замерла, глубоко вдохнула и подняла руки над головой. Из ее ладоней вдруг ударило зеленоватое сияние. Резко запахло озоном. Один за другим, уроды стали корчиться и валиться на пол. Словно во сне, Анаис переступала через бездыханные тела, возвращаясь к креслу во втором ряду. Без сил опустившись на сидение, она закрыла глаза, не чувствуя, как по щекам катятся слезы.

* * *

Алмон шел вперед, борясь со встречными потоками ветра. Остановившись на краю глубокого оврага, он посмотрел на лежавшую на дне перевернутую «лодку», уже заметенную песком на три четверти.

* * *

Откинувшись на спинку кресла, Анаис смотрела на облезлый низкий потолок. «Ну, вот и все, – думала она, – вот и все… Как же быстро я разбудила в себе и силу созидания, и силу разрушения… А убивать оказывается так легко, так просто, и ничего особенного после этого не ощущаешь. Я такая же, как Патриций. Мне некуда бежать». Её пальцы машинально коснулись пристегнутой к поясу сумочки с Глазом Идола. Какая-то отрешенная апатия охватила Анаис. Она закрыла глаза в тот самый момент, когда двери кинотеатра приоткрылись и на пороге возник Алмон.

* * *

– Дракула, Драку-у-ула! – свистящим шепотом звал Палач. – Проснись же, наконец!

Босые ноги молодого человека стыли на дворцовых сквозняках, поджимая то одну, то другую, он скребся в тяжелую деревянную дверь с резным узором.

– Драку-у-у-ла-а-а! – взвыл Палач, дрожащим от страха голосом. – Впусти меня!

Он тоскливо посматривал на дверь своих апартаментов, но вернуться обратно и остаться в одиночестве, было выше его сил.

– Кого принесло? – хриплый заспанный голос Дракулы прозвучал для Палача слаще всякой музыки.

– Это я! Впусти скорее!

Облаченный в длинную ночную рубашку Дракула напоминал заспанное привидение. Палач вихрем ворвался в покои и захлопнул дверь.

– Не спится? – зевнул вампир. – Или случилось чего?

– Сейчас… я… все объясню… Ты знаешь, кажется, Патриций вернулся…

– Да? И давно? – мгновенно пробудившись, вампир заметался в поисках халата. – Надо немедленно идти к нему, вдруг я ему понадоблюсь, вообще, спокойной ночи пожелать…

– Лучше этого не делать.

– Почему? – Дракул удивленно поглядел на Палача.

– Потому что таким я его еще не видел. Это… это какой-то кошмар…

– Каким «таким»? О чем ты?

– Я даже и не знаю, – Палач беспомощно развел руками. – Я проснулся оттого, что у меня кровать трясется. Ты ведь знаешь, там, этажом ниже, находится гостевая – диванная, ну с этими бабами из черного мрамора…

– Знаю, что дальше.

– Именно оттуда и шли эти странные толкающие волны, из-за них моя кровать ходила ходуном. Я пошел посмотреть, в чем дело. Двери диванной были приоткрыты, и оттуда лился темно-оранжевый свет. – Палача всего передернуло. – И он был там…

– Ну? Что дальше?

– Он стоял ко мне спиной, от него и исходил оранжевый свет. Сначала я не понял, что Патриций делает, но потом разглядел. Одной руки у него не было, она, располосованная и окровавленная, лежала рядом, на диване, а в другой руке он держал собственную голову и разговаривал с ней на непонятном языке.

– Ты хочешь сказать, что он был без головы? – Дракула недоверчиво смотрел на Палача.

– Нет, голова у него была, но она вся дымилась.

– Ты хочешь сказать, что он был двухголовым?

– Нет, ты меня не так понял…

– Я тебя прекрасно понял. Ты какую-то новую дурманную траву попробовал, да?

– Дракула, это не шутки! Я тебе еще главного не сказал!

– Погоди, скорее всего, спросонок тебе померещилось. Надо пойти туда и все выяснить.

– Хорошо, если я тебе все до конца расскажу, ты подождешь до утра?

– Ну?

– Когда Патриций обернулся, я увидел, что у него нет лица, – выдохнул Палач.

– Как это нет?

– Он Человек-Без-Лица!

– Да ты в своем уме?! – задохнулся старый вампир. – Такие глупости говоришь! Не вздумай проболтаться кому-нибудь о своих бреднях!

– Это не бредни, Дракула, я действительно это видел, мне ничего не почудилось.

Несколько минут вампир молчал, обдумывая услышанное.

– Да-а-а, – наконец протянул он. – Ты уверен, что Патриций тебя не видел?

– Не видел.

– И ты не сомневаешься, что это и в самом деле был Георг?

Палач кивнул.

– Пожалуй, я действительно подожду до утра.

– Можно я у тебя останусь? А то мне как-то… не по себе.

– Да, конечно.

Наполнив вином бокалы, они сели в кресла у приоткрытого окна, слушали, как в Парке шевелится ветер и наблюдали за перемещением планет. Палач, отогревший ноги на толстом дракуловском ковре, наконец, успокоился. Он косился на бледное, задумчивое лицо вампира и молчал, видя, что Дракула глубоко погружен в свои мысли.

* * *

Войдя в старый кинотеатр, Алмон увидел сидевшую во втором ряду Анаис, и только потом обратил внимание на трупы. Анаис посмотрела на полуволка и закрыла глаза, будто не придала его появлению никакого значения. Переступая через тела, он подошел и присел рядом.

– Как вы себя чувствуете? – спросила девушка, не открывая глаз.

– Нормально.

– Голова не кружится?

– Есть немного.

– Это пройдет.

– Ты знаешь, что здесь можно заработать сильнейшее облучение?

– Уж только не нам с вами.

Она замолчала, думая о том, что мощный организм Алмона справился с восстановлением за пару часов, вместо нескольких суток.

– Удивительно, ваша Сила все-таки способна воскрешать, думал, она может только убивать.

– Чья это «наша»?

– Твоя и Патриция.

– А почему вы называете меня на «ты»?

– Могу и на «вы», если надо.

– Не надо. Пожалуйста, оставьте меня в покое, я очень устала. Отдохну немного и поедем во Дворец. Я никуда не убегу на этот раз, обещаю.

– Ответь, кто это был?

– Где?

– Чудовище, убившее меня. Кто он?

– Мой отец, – Анаис попыталась устроиться поудобнее в жестком кресле.

– Не надо так шутить, девочка, это был Человек-Без-Лица.

– Патриций.

– Посмотри мне в глаза.

Анаис медленно подняла пушистые ресницы. На дне прозрачных глаз вспыхивали и гасли аквамариновые искры. «Я говорю правду, – мысленно произнесла она, – если хотите, я освобожу сознание и вы заглянете в мои мысли».

– Не надо, – ответил Алмон, – я верю тебе.

Потемневшими глазами он смотрел куда-то сквозь девушку. Человек-Без-Лица… Самое страшное, редчайшее наказание во Вселенной… Что бы заслужить его, надо нарушить практически все законы Космоса, уничтожить миры, цивилизации… Человек-Без-Лица… Человек перестает быть человеком, марсианина больше никто не назовет марсианином, ты просто существо без внешности, без индивидуальности, без лица. Тебя просто нет, у тебя отбирают твое «я», твою суть, и каждый шарахается от тебя, как от прокаженного. Ты должен до последнего вздоха, из жизни в жизнь носить это позорное клеймо и скрыть его не возможно. А Патриций смог… Великий Властелин Империи Марса – Человек-Без-Лица…

– Как же в это верить? – Алмону казалось, что он слышит не свой, а чей-то чужой голос. – Как же так?

– А вот так. Вот такие мы – Высшие. Странно, я думала, вы знаете.

– Нет, как видишь, не знал. А Дракула с Палачом в курсе?

– Смеяться изволите?

– Да нет, я изволю рыдать, глумясь над трупами в порыве безысходности, – Алмон глубоко вздохнул и потер виски костяшками пальцев. – А зачем на станции он принял такой вид?

– А иначе ему никак меня не сломать.

– В чем же смысл? Из-за твоего побега на Землю?

– Нет, ему была нужна вот эта вещица, ради нее он был готов оторвать мне голову.

Анаис вытащила из кармана золотистый камень.

– Что это?

– Глаз Идола.

– Что за зверь такой?

– Долгая история.

– Рассказывай, не торопимся, вроде.

* * *

«Надвигаются какие-то большие гадости, – размышлял Сократ, одеваясь потеплее. – Пора провертеть дырочку и нейтрализоваться в подполье». Интуиция редко подводила толстяка, поэтому без промедления он собрал корзину провианта, прихватил пару бутылей вина и через винные погреба спустился в подземный Амфитеатр. Усевшись на центральную трибуну, он разложил на салфетках мясо с овощами, перекусил, выпил вина и прилег поспать на каменную скамью.

* * *

Выслушав Анаис, Алмон долго молчал.

– Ну что ж, – наконец произнес он, – куда думаешь идти?

– Значит, вы меня отпускаете? – уточнила девушка.

Полуволк кивнул.

– Видите ли, я не уверена, что в этом остался какой-то смысл.

– Смысл есть всегда, если знаешь цель. У тебя есть цель?

– Сейчас я уже ни в чем не уверена.

– Хорошо, допустим. У старика, давшего тебе камень, была цель?

– Наверное, была.

– Что он от тебя хотел?

– Чтобы я сохранила камень.

– Он не говорил: «Возьми Глаз Идола и пойди, отнеси его Патрицию, да смотри, не потеряй?»

– Нет, – вяло улыбнулась девушка, поправляя сползший на лоб тонкий синий шарф, скрывающий волосы.

– Тогда я еще раз задам вопрос: куда ты думаешь идти?

Анаис пожала плечами:

– Наверное, доберусь до Гавани, оттуда, через Торговое Море идут корабли, и я смогу добраться до Мертвой Зоны.

– Это еще зачем? Ты знаешь, что такое Мертвая Зона?

– В общих чертах.

– Оттуда еще никто не возвращался, это тебе известно?

– Известно, но там находится еще один Транспортный Канал. Их всего два, один во Дворце, другой в Зоне. Другого выхода не вижу. Мое лицо все знают, и если я попытаюсь бежать с каким-нибудь воздушным судном, меня немедленно схватят.

– Твоя «лодка» повреждена, на ней не добраться, тем более в такой ураган. Я доброшу тебя до Гавани на своей.

– Я вам не верю, – спокойно ответила Анаис, – вдруг вы отвезете меня во Дворец?

Алмон посмотрел ей в глаза.

– Я отвезу тебя в Гавань и помогу сесть на корабль. Идем.

Анаис поднялась и пошла за ним.

* * *

Солнце, огромным полусонным зверем, медленно выползало из своего логова, раздирая острыми когтистыми лапами плотные черные тучи. Начиналось утро. Светлели древние плиты Дворцовых площадей, сменялась охрана, к небу устремлялись фонтаны, но тишина, царившая во Дворце, казалась мертвой, не характерной для обычной бурной жизни. Все ощущали странное могильное течение, и всякому хотелось спрятаться, забиться в самый дальний, темный угол… По внезапно потемневшим коридорам Дворца слоился зеленый туман, пронизанный тусклыми всполохами. Скапливаясь по углам, он порождал причудливые фигуры, они крались будто живые, норовя пробраться в комнаты и залы…

Застигнутый тяжелым сном Дракула, скорчившись, дремал в кресле. Палач, разметавшись, беспокойно спал на просторном ложе. Туман, зеленый, ядовитый туман медленно вползал в щели, под двери, облизывал ноги, пощипывал лица, наполняя воздух зловонием и высоким стонущим воем.

Ничего не соображая спросонок, Палач пытался закрыть уши, чтобы не слышать разрушительных нот, пытался зарыться, закопаться поглубже в многочисленные подушки и одеяла, в которых вампир согревал свое тело в холодные марсианские ночи… Крик в горле молодого человека замер, сквозь лопнувшие барабанные перепонки струилась кровь вперемешку с зеленым туманом. Дракула умер раньше Палача. Умер, так и не проснувшись.

* * *

Алмон вел «лодку» меж ураганных потоков. Глядя в мутные желтоватые иллюминаторы, он думал о Патриции. Над Торговым Морем полуволку пришлось отвлечься от своих мыслей и полностью сосредоточиться на управлении. Ему удалось без повреждений посадить аппарат в Гавани, неподалеку от Отстоя. Выбравшись из «лодки» Анаис замерла, прислушиваясь. В вечно грохочущей Гавани не раздавалось ни звука, кроме ветряного рева.

– Вы слышите что-нибудь?! – крикнула она Алмону. – Слышите, как тихо в Гавани? Что-то произошло!

Обогнув Отстой, они замерли. Вся Гавань была завалена трупами, не виднелось ни единой живой души.

– Чтобы это значило? – Алмон посмотрел по сторонам. – Что за эпидемия могла случиться за это время? Я же только-только прилетел с Марса. Почему вся Гавань вымерла?

– Мертва не только Гавань, – медленно произнесла Анаис, – мертв весь Марс и на всей планете в живых осталось только трое, мы и…

– Ты уверена, что такая картина на всей планете?

– Да, и не спрашивайте, откуда я это знаю.

Анаис пошла вперед, осматривая тела.

– Они умерли совсем недавно – наконец произнесла девушка, – некоторых еще можно пробудить.

– Ты сможешь?

– Попробую. Когда отец придет в себя, вымрет вся планета и будет уже поздно что-то делать.

– Я могу тебе чем-нибудь помочь?

– Нет. Идите в «лодку» и закройте купол.

– Хорошо.

Алмон подвел и посадил аппарат у главных ворот Отстоя, оттуда ему была видна Анаис. А она, выбрав местечко, закрыла глаза и подняла руки к небу, будто собиралась взлететь… И вдруг ветер запел иначе, а Анаис стремительно стала увеличивалась в росте. Вокруг исполинской фигуры заметались алые молнии, ураганная песнь становилась все громче, все протяжнее… Дойдя до высших своих нот, она взорвалась, расплескалась по всей планете, окутывая ее ярчайшим сиянием.

Алые молнии вокруг Анаис постепенно стихали, с треском уходя в землю. Почва плавилась, лопалась, как пересохшая кожа. Вскоре, на обуглившейся земле, снова стояла тоненькая девушка в черной кофточке и синей юбке.

* * *

Небо билось на плечах планеты разорванным серым плащом, бурлили волны в вечно штормящем Торговом Море… Сезон ветров разогнал по домам жителей мятежной планеты, опустели богатые кварталы. В этот период знатные марсиане, как правило, предавались праздности в своих домах, не желая глотать уличную пыль, несущуюся в тугих потоках ветра.

* * *

Был полдень. Люди поднимались, вытирали с лиц кровь и пытались сообразить, что же случилось? Постепенно воскресающая Очистительная Служба в спешном порядке грузила трупы в вагонетки и отвозила в крематории.

Последним приходил в себя Дворец. Источник смерти, он медленнее всех возвращался к жизни. Поднимались слуги и брались за наведение порядка, многочисленные обитатели Дворца спешили обсудить произошедшее, но никто нигде не видел самого Владыку. Найти Георга и справиться о его самочувствии, не осмелился никто.

* * *

Выспавшись на месяц вперед, Сократ все съел, все выпил, и решил, что пора подниматься наверх. Внутренний голос подсказывал – опасность миновала. Толстяк вышел из Амфитеатра, поднялся в погреба и увидел толпу слуг. Трясущимися руками они спешно наполняли вином кувшины, в корзины складывали бутыли для знати. На появление Сократа слуги не обратили никакого внимания.

Поднявшись наверх, толстяк увидел, что вокруг творится хаос и всеобщая полупаника – полурастерянность и еще раз поздравил себя с успешно проведенной операцией «Подполье». «Пойду к Палачу, – решил Сократ, – узнаю, что случилось».

* * *

Земля мягко, плавно покачивалась, от этого Анаис становилось хорошо и немного грустно. Она чувствовала, что лежит на чем-то твердом, а воздух вокруг влажный, соленый. Девушка приоткрыла глаза и увидела, что лежит на голых досках, а ее голова покоится на коленях полуволка. Алмон сидя спал, прислонившись спиной к стене. Стараясь не разбудить его, Анаис тихонько поднялась, и в глазах у нее тут же потемнело, она схватилась за стену, едва удержавшись на ногах. Алмон мигом проснулся.

– Извините, не хотела вас разбудить, – выдавила Анаис, ее душил приступ кашля. – Где мы?

– На корабле. – Алмон тоже поднялся, разминая затекшие ноги. – Ты помнишь, что произошло?

– Да. Гавань, трупы… а что потом? Как мы сюда попали? И где мы вообще?

– Ты потеряла сознание и я отнес тебя сюда, пока не началось повальное воскрешение. Сейчас мы в трюме корабля, он идет через Торговое Море к районам, примыкающим к Мертвой Зоне. Кстати, ураган успокоился настолько, что корабль смог выйти в море, интересно, надолго ли затишье?

– И давно мы уже плывем?

– Вторые сутки.

– Вторые сутки?!

– Да, я уж думал, ты никогда не очнешься.

– А почему вы здесь, со мной?

– А что я должен был делать? Бросить тебя в трюме, развернуться и пойти домой обедать?

– Ну, я не знаю… – Анаис едва держалась на ногах, ощущая мучительные спазмы голода. Новый приступ кашля заставил ее опуститься обратно на пол безо всяких сил.

– М-да, плохи дела, – пробормотал Алмон, – как бы тебя совсем не доконал этот трюм.

– Ничего, у меня очень хорошее здоровье, – процедила Анаис сквозь зубы, чтобы не раскашляться снова.

– Да, но нам еще плыть и плыть, а тут сырость и духотища хуже, чем в гробу.

– А вы бывали в гробу?

– Где я только не бывал. Надо подняться наверх.

– Наверх нельзя ни в коем случае, нас сразу же узнают. Отец уже наверняка нас ищет.

Лицо Алмона окаменело от этих слов. Анаис сделала вид, что не заметила этого.

– Расскажи мне о своей жизни, – попросил полуволк, глядя куда-то в стену. Анаис не хотелось этого делать здесь и сейчас, но она понимала, что это необходимо.

– Хорошо, – девушка присела напротив и обхватила колени руками, пытаясь согреться и унять озноб. – Только с чего начать?

– С самого начала. Расскажи о своей матери.

– Я ее не помню, я была совсем маленькой, когда мамы не стало. Отец никогда ни о ней не рассказывал, это запретная тема, знаю только, что звали её Эрайла и была она дочерью правителя какой-то небольшой планеты, даже не знаю, какой. Говорят, у них с Патрицием была великая любовь. С моим рождением наверное что-то изменилось, если бы родился сын, может быть, все было бы и хорошо… Но я не могу судить, я почти ничего не знаю, я даже портрета ни одного ее не видела. Знаю, что они есть в каких-то закрытых залах Дворцового сектора «Транта», но туда нет доступа, я даже не знаю, что там находится в этом секторе. Одно, мне кажется, я знаю наверняка: Георг и Дворец довели мою мать до самоубийства, она выбросилась с Центрального Дворцового Балкона. Вы настолько близкий Патрицию человек, неужели вы сами обо всем этом не знали?

– Неужели ты думаешь, что существует хоть один близкий Патрицию человек, с которым он делился бы своими семейными историями?

– Я всегда была уверена, что это вы.

– Напрасно ты так думала, я ему человек нужный, а не человек близкий.

– Напрасно вы так думаете.

– Закроем эту тему, хорошо?

– Хорошо.

Пару минут они молчали, слушая, как поскрипывает корабль.

– Какой старый корабль, – сказала Анаис, – не знала, что такие до сих пор есть.

– Вообще-то, это дешевый грузовой транспорт, но вместе с грузом на таких убогоньких суденышках, как правило, переправляют кучу народа, тех, кто не может оплатить себе достойное путешествие. Сколько их доходит до места, а сколько тонет, никто не считает.

– Зачем вообще нужен водный транспорт? Неужели нельзя обойтись воздушным?

– Воздушные трассы перегружены, да и содержать водный транспорт гораздо дешевле. Ты не могла бы еще рассказать что-нибудь о себе?

– Ладно, – вздохнула девушка, – давайте начнем с самого начала, с того момента, как я себя помню…

* * *

– Дракула, ты жив? Мы живы? – Палач еле-еле поднялся с кровати.

– Не знаю, похоже, да, – вампир, кряхтя, выбрался из кресла и поморщился. – Голова болит, как целый ад!

– У меня тоже, – Палач взял со стола бутылку и глотнул вина. – Что с нами было?

– Понятия не имею, может, у Повелителя случилось слишком плохое настроение?

– И мы умерли от этого?

– Ну, да…

– А почему мы живы?

– Ну, чего ты привязался? Я знаю столько же, сколько и ты! Повелитель сердит, да отходчив… наверное…

– Ты думаешь, что мы ожили благодаря его силе?

С полминуты Дракула молчал, потом поднял на него взгляд:

– А ты как думаешь?

* * *

Накинув поверх ночного одеяния черный, усыпанный драгоценностями халат, Терр-Розе вышла коридор и отправилась на поиски Патриция. Голова у нее болела как никогда в жизни. Увидав Сократа, она попыталась спрятаться в библиотеке, но толстяк успел преградить Терре путь. Королева едва не расплакалась, предчувствуя очередную порцию издевательств, но, против обыкновения, на лице толстяка не сияла обычная глумливая улыбочка, наоборот, Сократ выглядел серьезным.

– Терра, что произошло? – тихо спросил он.

Глядя на ее смертельно бледное лицо с черными тенями вокруг глаз, можно было подумать, что королева перенесла тяжелейшую болезнь. Терр-Розе посмотрела в лицо Сократу и, к своему безграничному изумлению, увидела в его глазах сочувствие и нечто вроде дружеского участия. Казалось, еще немного, и он либо возьмет ее за руку, либо погладит по голове… И тут случилось нечто совсем малопонятное для самой Терр-Розе: она разрыдалась.

– Ну-ка, иди сюда, – Сократ взял ее за руку, отвел в небольшую залу, примыкающую к библиотеке, и усадил в кресло. Потом сбегал куда-то и принес вина. Наполнив бокал, толстяк протянул его Терре и присел напротив, на край рубинового столика. Зубы Терр-Розе стучали о хрусталь, но все же она умудрилась сделать пару глотков. Когда она немного успокоилась, и на ее лице появился лихорадочный, но все же румянец, он снова спросил:

– Так что же произошло? Дело в том, что я ничего не знаю, все это время я был в подземелье.

– Что ты там делал? – удивилась Терра.

– Почувствовал приближение какой-то бякости, а у меня нет оснований не доверять своему большому и толстому внутреннему голосу. Собрал кое-что из еды и спустился в подземный Амфитеатр.

– Откуда ты знаешь про Амфитеатр?

– Палач рассказывал, после смерти Велисты он там отсиживался, страдал и переживал.

Звучало убедительно, но Терра не верила.

– Так что же произошло? Почему обитатели Дворца смахивают на стадо больных перепуганных животных?

– Сама толком не знаю, – растерянно покачала головой королева, – это было похоже на мгновенную смерть, как будто я умерла, надышавшись какой-то отравы, а потом показалось, что я просыпаюсь после тяжкого болезненного кошмара… Сейчас такая слабость и страшная головная боль.

– А что Патриций?

– Не знаю, я его как раз искала.

Они поговорили еще пару минут, и на этом их перемирие закончилось.

* * *

Алмон слушал, как скрипит корабль, несущийся по вечно штормящим волнам Торгового Моря. Сидя у стены, он смотрел в пустоту. Анаис спала. От размышлений Алмон очнулся, когда Анаис начала метаться и стонать во сне. Он потрогал ее лоб, девушка горела в лихорадке. Алмон осторожно положил голову Анаис на пол и поднялся на ноги. Девушка не очнулась, она хрипло стонала, что-то неразборчиво бормоча, шарф упал и ее волосы разметались светлыми прядями по сырому дощатому полу. Алмону она напомнила одну утопленницу, девушку из богатой марсианской семьи, которую выловили в районе Гавани пару лет назад….

Полуволк осторожно убрал со лба Анаис повлажневшие пряди и направился к лестнице, ведущей из трюма наверх.

* * *

Держась за стену, Терра медленно брела по коридору. Отыскать Патриция она уже не надеялась, не было сил блуждать по бесконечным анфиладам и галереям, не хотелось заглядывать в частные покои, как вдруг случайно наткнулась на Дракулу. Вампир выглядел так, словно только что поднялся из гроба.

– Ты не знаешь, где Патриций? – вяло спросила Терра вместо приветствия.

– У себя в кабинете, – Дракула поморщился: каждое сказанное слово отзывалось в голове болезненными толчками.

– Надо же, а я его ищу везде, – Терра перевела дух, – а в кабинете, почему-то не догадалась… Пойду к нему.

– Лучше не надо, подожди, пока он тебя сам позовет.

– Это почему еще?

– Терра, – с трудом произнес он, – хотя бы один единственный раз не спорь со мною. Просто подожди, пока он сам тебя позовет и всё. Что тут сложного?

– Хорошо, ладно… – Терра растерянно смотрела на Дракулу, она ни разу не слышала, что бы он говорил таким уставшем тихим голосом. – Я пойду к себе, если что…

– Да… да… – ссутулившись, Дракула уже брел прочь по коридору. Его плечи как-то странно вздрагивали и со стороны могло показаться, что старый вампир плачет.

* * *

Капитан Ярут сидел в кабине управления и с отчаянием смотрел на приборы. Страшная головная боль не давала сосредоточиться, Ярут сердился, но никак не мог собраться. На борту корабля находился груз, пассажиры, экипаж, за жизнь которых он отвечал, но мозги отказывались соображать, глаза слезились, во рту пересохло, и в душу молодого капитана медленно, но верно заползала паника… Вдруг он услышал, как за его спиной распахнулись двери и кто-то вошел в кабину.

– Выйдете вон, – простонал капитан, не поворачивая головы. – Все вон с глаз моих долой! За борт, все за борт! Спасайся, кто мо…

Некто развернул его вместе с креслом, и капитан оказался лицом к лицу с огромным полуволком в военной одежде.

– Вы кто? – растерялся Ярут. Его мутный взгляд поплыл вниз и остановился на офицерской символике Спец. Штата на форменной рубашке.

– Меня зовут Алмон, а вас?

– Ярут. Вас нет в списках пассажиров, и в составе экипажа тоже нет, откуда вы взялись? – он сдавил пальцами виски, в надежде хоть чуточку унять боль.

– Я нахожусь здесь тайно и еду не один, со мною спутница, и она серьезно больна.

– А где именно, простите, вы едете? – из последних сил поинтересовался капитан.

– В трюме.

– В трюме? В моем трюме? Моего корабля?

– Да, именно. Моя спутница очень больна, боюсь, она не выдержит пути.

– А что вы от меня хотите? – самому же капитану, больше всего на свете, хотелось за борт.

– Каюту, горячую пищу и врача. У вас же должен быть врач?

– Да… должен быть… – капитан массировал виски, желая умереть быстро и сию секунду. – Еда тоже есть, а каюты нет… Корабль забит грузом и пассажирами.

– Вы должны найти каюту, – Алмон склонился, глядя в глаза капитану. – Она еще совсем ребенок, и ей нельзя находиться в трюме. Каюта необходима.

«Спецштатовец на моем корабле, – проволоклась мысль в голове капитана, – за что мне это все?..»

– Я жду ответа, – напомнил полуволк.

– Ну-у-у-у… – безжизненно протянул Ярут, – если вы не галлюцинация, то можете занять мою каюту, а я… я пойду к помощнику.

– Большое спасибо, я надеялся, что вы мне не откажете.

Алмон выпрямился и посмотрел на показания приборов.

– Я сейчас перенесу мою спутницу в каюту, передам ее на попечение врача и помогу вам с управлением. Иначе, боюсь, мы заплывем очень далеко, и, скорее всего, достаточно глубоко.

На лице молодого капитана отразилось такое облегчение, что у Алмона не осталось никаких сомнений в том, что этот рейс первый в жизни Ярута.

* * *

Стоя у окна своего кабинета, Патриций смотрел на вечереющее небо. Никаких мыслей, чувств или желаний не было в его надорванной душе, единственное, что ощущал Георг – слабую, отдаленную боль. Здоровой рукой он провел по густым белым волосам, словно желал привести в порядок и без того безупречные пряди.

* * *

Осмотрев Анаис, врач пришел в ужас. В растрепанной, горящей лихорадкой девушке, он не узнал дочь Владыки, врач видел перед собой обыкновенного и очень больного ребенка.

Пока доктор колдовал над Анаис, капитан стоял в дверях каюты, смотрел на наследную Принцессу Марса и чувствовал, что невыносимая головная боль становится еще сильнее. Рядом с капитаном возвышался Алмон, он поглядывал то на Анаис, то на Ярута.

– Вы похитили ее? – едва слышно прошептал капитан.

– Нет, я пытаюсь ее спасти. Вы никогда нас не видели, верно?

– Верно, я вообще ничего не знаю и знать не хочу. Это не мое дело.

– Спасибо. Пойдемте, помогу с управлением.

– Но… вы, ведь, наверное, голодны и устали?

– Отдыхать на дне морском мне бы не хотелось. Идемте.

* * *

– Владыка, вам надобно чего-нибудь?

Патриций обернулся на звук голоса, но увидеть, кто перед ним и понять, что визитер хочет, не смог. Повелитель пытался сосредоточиться на источнике звука, но различал только расплывающееся кровавое пятно. Патриций вновь отвернулся к окну. Единственное, чего он желал, так это подставить свой мощный, но совершенно опустошенный разум под дуновение прохладного ветра.

Не дождавшись ответа, Дракула вышел из кабинета, тихонько прикрыв за собою двери.

* * *

Анаис пришла в себя и с удивлением обнаружила, что лежит не на мокрых досках трюма, а в чистой сухой кровати в уютно обставленной каюте. На столике у изголовья теснились бутылочки с лекарствами и чашки с водой. Превозмогая слабость, она попыталась приподняться, но ничего не вышло. Тут дверь приоткрылась и в каюту вошел темноволосый молодой человек с тонким серьезным лицом.

– Я очень хочу пить, – прошептала Анаис.

– Ну, наконец-то очнулась! – воскликнул он.

Он взял девушку за запястье, проверяя пульс, затем напоил из ложечки водой и присел на край кровати.

– Как себя чувствуешь?

– Почти живой, – Анаис попыталась улыбнуться.

– Чудно, просто чудно, значит идем на поправку. Теперь-то твой друг наконец-то успокоится, а то он совсем извелся, испереживался….

– Какой друг? – Анаис с удивлением смотрела на врача.

– Алмон, конечно же, кто же еще? Он ночей не спал, все рядом с тобой сидел.

– Сидел рядом со мной? А сейчас он где?

– Должно быть в кабине управления. Пока ты была в забытьи, поднялся сильный шторм, и он в одиночку вел корабль. У нас молодой капитан, это его первый рейс. Мы не надеялись ни на что хорошее, когда отходили от причала, но боги послали нам Алмона. Давно бы на дне лежали, если бы не он. Вам так повезло с другом, замечательный, прекрасный, удивительный человек!

– Да… да… – взгляд Анаис блуждал по каюте, – повезло…

Но у нее еще не было сил думать об этом. Каюта расплывалась перед глазами, голос врача становился все тише и глуше… Анаис быстро заснула.

* * *

Не в силах больше переносить мученья, Патриций крикнул:

– Терра!

Из соседних покоев немедленно выбежала королева. Патриций стоял посреди спальни, судорожно вцепившись в спинку кресла. Его глаза были тусклыми и безжизненными, как грязные озерца.

– Мне больно, Терра! – прохрипел он. – Больно!

– Что я могу сделать для вас? Что?

Сквозь мутную пелену Георг пытался разглядеть ее, но видел лишь черные глаза-омуты с длинными ресницами. Сознание Патриция мутилось, тело не слушалось, но Терра, все же смогла довести Патриция до кровати и уложить, устроив голову Владыки на своих коленях.

– Хотите, я принесу вам воды или вина?

Голос Терр-Розе доносился издали, лицо ее покачивалось мутным пятном, и лишь сладковато-пряный запах летних цветов, редкостных трав, исходящий от тела и одежды, оставался для Патриция единственной связующей нитью с зыбкой реальностью.

– Нет… не надо….

Владыка попытался приподнять голову, но не смог. Патриций задохнулся от острой боли и не сдержал стона:

– Помоги… Терра… – ему казалось, что еще немного и лопнут глаза, треснут кости.

– Как? – растерянно спросила королева, осторожно перебирая пальцами пряди его волос. – Чем я могу помочь?

Но Патриций не ответил. Он медленно погружался в липкое забытье своего личного ада.

* * *

Когда Анаис проснулась, в каюте было темно, горел лишь маленький светильник. На стуле рядом сидел Алмон и листал какие-то бумаги. Почувствовав, что Анаис открыла глаза, Алмон поднял голову.

– Жива?

– Почти, – улыбнулась Анаис. – Значит, тебя Алмон зовут?

– Ты не знала, как меня зовут?

– Ты мне не представился, а Патриций никогда мне ничего о тебе не рассказывал. Ничего, что я называю вас на «ты»?

– Ничего, – полуволк отложил в сторону бумаги. – Давай-ка, чего-нибудь покушаем. Вот, супчик тебе приготовили. Это, конечно не Дворцовая кухня, но вполне съедобно.

Он приподнял крышку супницы и в воздухе разлился рыбный запах. Наполнив тарелку, Алмон взял в руку ложку и сказал:

– Открывай рот.

Анаис удивленно смотрела на него.

– Вы… ты собираешься кормить меня с ложки?

– А что такого страшного? Открываем рот, не задерживаем кормильца.

Пресный рыбный суп показалось ей таким лакомством, что от удовольствия девушка зажмурилась, и улыбнулась.

– Вот и хорошо, – Алмон улыбнулся в ответ и в его карих глазах заплясали медовые огоньки.

– Тебе надо почаще улыбаться, у тебя замечательная улыбка, Алмон.

– Не было повода, особенно в последнее время. Давай ешь, пока не остыло. И не разговаривай, экономь силы.

– А разговаривать очень хочется, – с каждой ложкой в девушку вливались новые силы. – Я, наверное, никогда еще не чувствовала себя лучше. Спасибо, я уже наелась.

– Давай еще пару ложечек, корабельный повар так старался, так надеялся, что получится съедобно. Сама видишь, у него почти получилось.

Анаис рассмеялась:

– Кажется, я от этого супа хмелею!

– Счастливая, а я, наверное, никогда в жизни больше к рыбе не притронусь, особенно к рыбе в горячей воде.

– А, по-моему, очень вкусно. Алмон, знаешь, на что похоже твое имя?

– И на что же?

– На звук колокола.

– Надо поверить, не добавили ли они в этот суп и впрямь чего-нибудь алкогольного.

Анаис рассмеялась. Скормив ей четверть супницы, полуволк поправил подушку под головой девушки и подоткнул одеяло.

– Спасибо, – Анаис счастливо улыбнулась и через мгновение уже крепко спала.

* * *

Сократ сидел на скамье в отдаленной аллее Дворцового Парка и размышлял. Толстяк все же ухватил кое-какие дворцовые слухи. Говорили, что планета едва не вымерла благодаря Патрицию, что Анаис убежала из Дворца… «Неужели у девочки хватило смелости повторить побег? – думал Сократ. – И что, Георг именно из-за этого так разошелся? Не похоже… тут что-то еще… как-то все мутно… очень мутно… Да еще Дракула с Террой под ногами путаются… Может переселиться поближе к Палачу? Хотя, что от него толку. Переселиться к Патрицию? Тоже не вариант… Пойду-ка, пожалуй, попью вина. Мысли, они ж напряжения не любят, им подавай неторопливое течение, вальяжное. Текут, они себе текут, да ответы приносят…»

* * *

Анаис быстро шла на поправку и через пару дней встала на ноги, но дальше каюты выйти не удавалось – подниматься на палубу Алмон запретил ей строго настрого, опасаясь, как бы ее снова не продул холодный морской ветер, а гулять по кораблю не позволял и подавно – ни к чему было привлекать к ее персоне лишнее внимание. Анаис нравились эти запреты. Она с удовольствием сворачивалась калачиком под тонким корабельным одеялом, наблюдала, как покачивается над головою серый дощатый потолок, слушала плеск воды за бортом и засыпала. И сны безмятежно плыли над багровыми волнами Торгового Моря, до тех пор, пока ее не будил Алмон с очередною ложкой лекарств или тарелкой супа.

Прежде девушка считала, что с подобным ростом и телосложением Алмон должен двигаться тяжело и неуклюже, но движения полуволка оказались настолько легкими и ловкими, что и в тесной корабельной каюте он передвигался практически бесшумно.

Полулежа, Анаис мелкими глотками пила горячую воду с каплями горького вина и наблюдала за Алмоном: он складывал на поднос грязную посуду со столика.

– Когда ты меня так рассматриваешь, я не знаю что и думать.

– Извини, – улыбнулась Анаис, – мне просто интересно.

– Что ж во мне такого интересного?

– Ты так легко двигаешься, будто танцуешь. А глаза твои никогда не улыбаются. Мне однажды показалось, что они улыбнулись, но это был всего-навсего отблеск от светильника.

Анаис тут же пожалела, что завела этот разговор. За время пути они старательно не вспоминали, откуда и зачем плывут, а вот сейчас она почти нарушила этот негласный договор. Теребя край покрывала, Анаис не решаясь поднять взгляд.

– Ну и долго я так буду стоять?

Алмон протягивал Анаис черную кофточку, синюю юбку и легкий шарф.

– Все выстирано и выглажено, насколько это конечно возможно на таком корабле. Ну что ты на меня так смотришь? Одевайся, мы почти приехали. Хочешь попрощаться капитаном?

Анаис кивнула.

– Жду за дверью.

Одевшись, Анаис попыталась распутать пальцами свалявшиеся потускневшие локоны. Прикрыв волосы шарфом, она поднялась на палубу. Судно подходило к причалам. На корме стояли Алмон и капитан Ярут.

– Спасибо вам за все, капитан, – сказала девушка.

– Ну что вы, пустяки, – сиял улыбкой Ярут, – это вам спасибо!

Он то и дело жал руку полуволку, не обращая внимания на десятисантиметровые когти.

Вскоре корабль мягко стукнулся о причал.

– Счастливо, надеюсь, на обратном пути вы снова выберете мой корабль.

– Я тоже на это надеюсь, – Алмон смотрел на берег. За небольшими торговыми постройками и заводами, виднелись заброшенные дома. – Хотелось бы верить, что без нас вы не утонете.

– Нет, что вы, теперь все будет в порядке, – капитан обвел взглядом побережье. – Извините, это, конечно, не мое дело, но все же, куда вы направляетесь?

– Да так… – неопределенно ответил Алмон, – направляемся. Ну, ладно, всего хорошего.

Он подхватил Анаис на руки и прыгнул на причал.

* * *

Сквозь закрытые веки Патриций видел свет. Он чувствовал присутствие Терр-Розе. Королева гладила нежными пальцами лоб Георга, перебирала пряди волос. От этих легких движений мысли Владыки постепенно выстраивались, приходили в порядок. Он открыл глаза. Боль наконец-то прошла. Над Георгом склонилось прекрасное лицо, обрамленное черным каскадом крупных кудрей. Несколько секунд Патриций смотрел на Терр-Розе так, будто увидел ее впервые, затем приподнялся и сел. Голова не кружилась, прохлада заполняла мозг, принося долгожданное облегчение.

– Как вы себя чувствуете, Повелитель? – взволнованно спросила Терра.

– Все в порядке, милая, – Патриций улыбнулся, но улыбка получилась жесткой. – Все в порядке. Спасибо, что была рядом, а сейчас извини, мне хотелось бы остаться одному.

Терра ушла, оставив после себя легкий цветочный аромат, а Патриций переоделся, с какой-то особой тщательностью подбирая вещи, вернулся в кабинет, присел за стол и закрыл глаза.

* * *

Они шли вперед. Все реже попадались жилые дома и живые обитатели окраин, все чаще встречались предупредительные знаки: «Осторожно! Мертвая Зона!» Они шли молча, Анаис все не решалась спросить, долго ли еще Алмон будет ее сопровождать? Вскоре последние дома уступили место огромным мусорным свалкам с полчищами мошкары. Иногда встречались маленькие зверьки, завидев непрошеных гостей, они с тихим писком бросались в недра мусорных куч. Ноги Алмона и Анаис оставляли глубокие следы в дорожной пыли. Трудно было сказать, ходил ли тут еще кто-нибудь, следы мгновенно исчезали под новым слоем лохматой, шевелящейся пыли. Казалось – она как-то размножается…

Постепенно на глаза перестали попадаться мошки, потом исчезли зверьки. У огромного, искореженного временем щита с облезлой надписью: «Стоп! Дальше прохода нет! Впереди Мертвая Зона!» они остановились.

– Ты действительно хочешь пойти дальше?

– У меня нет выхода. Это мой единственный шанс. В Зоне нет никаких законов, даже законов природы, Патрицию не так-то просто будет меня достать. Только через этот Транспортный Канал я смогу попасть на Землю, больше никак.

– Неужели нет никакого другого варианта?

– Нет, Патриций меня всюду найдет, но к счастью, его власть не безгранична. Укрыться можно в Зоне и на Земле, ведь эта планета не принята в Сообщество… в общем, чего я рассказываю, ты и сам всё знаешь.

С добрую минуту Алмон молча смотрел на Анаис.

– Пойду-ка я, пожалуй, с тобой, – сказал он, наконец.

– Ты пойдешь со мной? – обрадовалась Анаис – Правда? Туда?

– Пойду, – вздохнул Алмон, – как же иначе.

Обойдя щит, они отправились дальше. День убывал, заканчивалась свалка. Только теперь Алмон с Анаис обратили внимание на то, что в окрестностях Зоны нет ветра. По всему Марсу бушевали ураганы, а вокруг Зоны царило полнейшее безветрие и безмолвие. Казалось, эту тишину даже можно потрогать и она будет гладкой и мертвой на ощупь, как пластик…

Мусор закончился. Впереди виднелась чистая ровная почва без единой травинки, а там, дальше, бурлила, клубилась стена плотного серого тумана – граница между Миром Реальным и Мертвой Зоной.

– Как мне это не нравится! – в сердцах произнес Алмон. – Я столько слышал об этом месте! У нас даже был специальный подраздел Спец. Штата, занимавшийся изучением Зоны, сколько туда народа ходило, никто не вернулся, ни один. Пробовали на тросе с креплением отправлять, чтобы сразу вытянуть при первом же сигнале – бесполезно, исчезали бесследно и человек, и крепление, и трос. Никто оттуда не возвращается.

– А вдруг мы станем первыми? – улыбнулась Анаис.

* * *

– Дракула! – Терра влетела в его покои, как на крыльях. – Дракула, срочно нужно поговорить!

– Что такое? – мгновенно разволновался вампир, в последнее время нервы совсем расшатались.

– Ты когда-нибудь слышал о планете Мар – прародительнице Марса?

– Ну-у-у-у… – неуверенно протянул он, – кое-что, кое-где…

– Чем же ты во Дворце все время занимался? Так вот, мне стало известно, что это была великая планета, и кое-что с этой погибшей планеты уцелело!

– Но, это же планета – легенда, ее на самом деле не существовало…

– Еще как существовало! Эта планета была настолько высочайшего уровня развития… но, не в этом суть. На ней были Идолы, у Идолов глаза и один их них сохранился до наших дней!

– Идол?

– Глаз! Центральный глаз главного, самого большого Идола! Это такая вещь…

– Я примерно слышал…

– Слышал он, «примерно»! А я слышала точно!

– А от кого?

– Мне Патриций рассказал.

– Тебе? Сам?

– Ну, не совсем сам. У него опять был приступ, он бредил и, принимая меня за какого-то Снекторна, всё выложил. Кстати, ты не знаешь, кто такой Снекторн?

– Знаю, но не скажу.

– Почему?

– Это личная жизнь Патриция.

– Личная жизнь? – насторожилась королева. – Он что, извращенец? Надо же, никогда бы не подумала, такой мужчина…

– Замолчи, Терра! У тебя что, понятие «личная жизнь» только с постелью ассоциируется?

– «Ассоциируется…» Ух ты! Новое слово выучил, да? Поздравляю!

– Терра, если мы собираемся ругаться, то я лучше пойду, ванну приму, я не в настроении.

– Ладно, продолжаю о глазах, вернее о Глазе. Этот Глазик находится у его дочери, а дочь из Дворца сбежала…

– Чья дочь?

Терра внимательно посмотрела на Дракулу, и ласково прошипела:

– Ну, не Идола же! У Идола не может быть дочери, правильно, Дракушка? Патриция дочь, Патриция! Не помню, как там ее зовут…

– Анаис, – машинально подсказал вампир, он силился понять, чего же на этот раз нужно Терре, чего она затеяла.

– Да не важно, какое у нее имя! Главное, что теперь Патриций охотится и за нею и за Глазом! Ну, как тебе?

– Что?

– О-о-о-о! – Терра закатила глаза и схватилась за голову. – Ты вообще что ли ничего не соображаешь? Конденсатор нам теперь ни к чему! Теперь мы можем получить сразу все и безраздельно! Это беспредельная власть, слышишь, беспредельная! Такого шанса больше никогда не будет!

– Не кричи на весь Дворец, я все понимаю, но и ты пойми – это невозможно.

– Почему? Очень даже возможно, просто надо первыми найти Анаис и всё.

– Потрясающе просто, – усмехнулся Дракула, разводя руками. – Всего на всего опередить и одурачить Патриция. Ты знаешь, что он с нами сделает? Мне нравиться быть зрителем в Малахитовой Зале, только зрителем.

– Если мы первыми доберемся до Глаза, ничего он нам не сделает! Уже не сможет! Чихать мы на него тогда хотели!

– Ты, Терра, потише пока чихай, – Дракула пугливо огляделся. – Глаза у тебя еще нет и вряд ли будет…

– Не перебивай! У меня масса идей, что-нибудь да получится! И не забывай, у меня тоже есть кое-какая сила, я же королева Параллельных Миров…

– Трех Параллелей, – уточнил Дракула.

– Это не так уж мало, власть и сила Параллели разительно отличаются от любой другой власти и любой другой силы! Сейчас я поделюсь с тобой кое-какими своими соображениями…

«Ну что ж, поделись», – подумал сидевший в платяном шкафу Сократ. Отодвинув край висящего прямо перед носом парадного одеяния Дракулы, он поднес ухо к крошечной щелке неплотно прикрытой двери.

* * *

– Ну что, пойдем? – вздохнула Анаис.

Они стояли у самой границы.

– Пойдем, – кивнул Алмон, продолжая стоять на месте.

– У нас нет времени, – напомнила девушка.

– Да, идем, уже идем.

Полуволк взял ее за руку и они стали пробираться сквозь бурлящую границу. Туман оборвался так же неожиданно, как и начинался. Перед ними была еще одна грань, она будто предупреждала о последнем шансе на возвращение. Это была невидимая, но удивительно четкая линия, разделяющая два совершенно разных мира. Алмон и Анаис стояли на полоске обыкновенной земли, за их спинами бурлили серо-багровые клубы, а впереди виднелось нечто, находящееся там.

– Алмон, мне страшно, – голос Анаис дрогнул. – По-моему, там нет воздуха, это похоже на безвоздушное пространство.

– И выглядит плохо. Всё, я принял решение. Сейчас мы вернемся обратно, уйдем как можно дальше отсюда, переночуем в какой-нибудь мусорной куче, а утром… утром что-нибудь придумаем. Как тебе план?

Взглянув на девушку, он заметил, что она его не слышит. С отсутствующим лицом, она смотрела остекленевшими глазами прямо перед собой.

– Что случилось? – Алмон тронул ее плечо. – Анаис?

– Патриций пришел в себя, – глухим голосом ответила она. – Он нашел нас, он нас видит. Мне нет обратной дороги. Нам нет…

– Ну что ж, тогда вперед. Куда ты? Я пойду первым.

* * *

Вечерело. Небо угасло, успокаиваясь, даже ураганы немного притихли. Вечерами на Марсе всегда становилось так спокойно и мирно, что казалось, жизнь будет длиться вечно и над головой всегда будет ясное небо, расцвеченное теплыми закатными красками.

* * *

Как только Алмон с Анаис переступили границу Зоны, Патриций мгновенно потерял их из вида. «Ну что ж, – усмехнулся он про себя, – если Глаз Идола останется в Мертвой Зоне, это будет не самым плохим варриантом… Алмон, отчего же ты так странно поступаешь?»

* * *

В Зоне действительно не оказалось воздуха, но Алмон с Анаис не задохнулись, они просто перестали дышать. Вернуться назад было уже невозможно, теперь они целиком и полностью принадлежали Мертвой Зоне. Алмон взял Анаис за руку, и они начали свой путь.

– Трудно идти, как будто через что-то вязкое, – сказала девушка, но голос ее не прозвучал. Приобретя осязаемую форму, слова повисли в пространстве крупными корявыми буквами коричневых и синих цветов. Анаис в удивлении уставилась на это явление.

– Не обращай внимания на всякие глупости, – слова Алмона получились желтыми и синими, – не отвлекайся.

Чья-то залихватская рука старательно выводила толстыми буквами всё сказанное. Отвернувшись от этого зрелища, Алмон спросил Анаис:

– И куда же нам идти? Где Транспортный Канал?

Анаис посмотрела по сторонам и пожала плечами.

* * *

Отставив бокал и закурив сигару, Патриций велел позвать Палача и Дракулу. Сидя за столом в кабинете, он смотрел на свой портрет, висящий на стене напротив. Георг все время хотел перевесить его в другое место, но все время забывал.

– Вы нас звали, Владыка?

– Да, – Патриций едва взглянул в их сторону. – Хочу с вами поговорить, садитесь.

Вампир и Палач присели на краешки кресел, не сводя с Повелителя глаз.

– Моя неугомонная дочь опять сбежала, – лаконично сообщил Патриций, продолжая разглядывать портрет.

– Надо снова отправить за нею Алмона.

Патриций перевел взгляд на Дракулу.

– Алмон сбежал вместе с нею.

– О… – вампир никак не ожидал такого поворота событий.

– Вот именно – «о».

– Надо отдать распоряжение в Спец. Штат и их тут же изловят, куда они с Марса-то денутся? – подал голос Палач, его мало что интересовало, кроме собственного жуткого похмелья.

– Никто из Спец. Штата не отправится ловить собственное начальство, – Георг с задумчивым отвращением посмотрел на свои отполированные ногти. – Приказывать Организации может только Алмон.

– А вы? – изумился Дракула.

– Дракула, – Георг поднял тяжелый взгляд на вампира, – лучше бы я кошку завел, честное слово.

– А что такое «кошка»? – еле сдерживал икоту Палач.

– Это то, что гораздо лучше и полезнее Дракулы.

– Надо предупредить все космодромы… – вампир сделал вид, что не расслышал реплики Георга.

– Они отправились в Мертвую Зону, – перебил Патриций.

– А… – старый вампир и этого никак не ожидал. – Но, великий Владыка, туда не распространяется Сила!

– Спасибо, что известил меня об этом, – равнодушно изрек Патриций и опять посмотрел на портрет.

– Тем более нечего волноваться, – Палач все-таки икнул. – Из Зоны еще никто не возвращался. Они, наверное, уже умерли.

– Умирать они пока не собираются. Они идут к Транспортному Каналу, чтобы перебраться на Землю. Мертвая Зона почему-то приняла их. Теперь жизнь Алмона и Анаис в их собственных руках, а не во власти Зоны.

– Э… – сказал Дракула.

Патриций выдохнул тонкую струйку сигарного дыма и стал внимательно изучать ее.

– Что же будем делать, Повелитель?

– Я-то знаю, что буду делать, а сейчас скажу, что будете делать вы, вернее, чего делать не будете. Для начала вы перестанете плести всякие паутинки, интрижки и другие детские игрушки, особенно это касается тебя, Дракула. Я буду очень занят, повторяю: очень занят. Все приемы, встречи отложите на неопределенный срок, всех этих послов и делегатов, что торчат во Дворце, выдворите прочь, пусть прилетают в другой раз. Меня не беспокоить и на глаза мне не попадаться. Я буду так занят, что меня могут разозлить любые мелочи, любые заговоры, особенно это касается тебя, Дракула. На этом все, можете идти.

Палач с вампиром вышли из кабинета и направились к своим покоям.

– Слушай, Дракула, – нарушил молчание Палач, – а какие заговоры Патриций имел в виду?

– Откуда я знаю? – огрызнулся старый вампир. – Я что, всё на свете знать обязан?!

* * *

Они стояли посреди покрытой теплым синим снегом и мягкими белыми камнями равнины. В пространстве медленно крутились яркие оранжевые и желтые кольца. Пересекаясь, кольца образовывали сложные фигуры и распадались, разлетались в разные стороны.

– Анаис, мы не можем идти наугад, – Алмон наблюдал за переплетением колец. – Ты обладаешь Силой и ты должна выбрать нам правильный маршрут.

– Но я не знаю, есть ли тут хотя бы простейшее Энергетическое Поле, – озиралась девушка.

– Так выясни, есть оно или нет.

Подняв руки, Анаис раскрыла ладони. Пальцы пощипывали, покалывали безумные, хаотичные энергии.

– Не могу, – вздохнула девушка, – у меня нет необходимых знаний, чтобы разобраться в Зоне. Да и навряд ли бы тут пригодились какие-то наши привычные знания.

Алмон обернулся, посмотрел назад, по сторонам, вокруг простиралось лишь бескрайнее поле синего снега и белых камней. Время от времени оранжевые кольца падали вниз, бесшумно прожигая теплый снег и черную почву под ним.

– У нас нет выбора, Анаис, назад уже не вернуться. Если ты не сможешь отыскать дорогу, нас ожидает вечный путь по Зоне и в лучшем случае – смерть.

– Я понимаю, но у меня ничего не выходит, – губы Анаис задрожали, на глазах выступили слезы. Они имели красноватый цвет, да и сами глаза Анаис приобрели какой-то странный лиловый оттенок.

– Ты все можешь, Анаис, – Алмон мягко положил ей на плечи большие сильные руки. – Все знания заложены в тебе природой, ты и сама не знаешь всех своих возможностей. Попробуй еще раз. Попробуешь?

Она кивнула.

– Вот и хорошо, – Алмон легонько погладил ее по волосам. – Не буду тебе мешать.

Он отошел немного в сторону и присел на большой белый камень, росший из почвы, как гриб. Анаис закрыла глаза и, вытянув перед собой руки, начала прощупывать чужеродную среду в поисках излучения Транспортного Канала.

* * *

– Терра, это невозможно! – Дракула даже охрип, пытаясь ей это доказать.

– Отстань, я думаю, – глаза королевы Параллельных Миров сияли задумчивым вдохновением. – Значит, говоришь, они в Мертвой Зоне? Интересно, интересно… Как-то не предполагалось наличие полуволка, он все усложняет. От него надо избавиться. Транспортный Канал, говоришь? Интересно… интересно… Как ты думаешь, если они до него доберутся, то куда полетят?

– Они не доберутся до него, Терра, – Дракула уже пожалел, что рассказал ей обо всем. – Это невозможно, Терра, понимаешь? Не реально.

– А ты на секундочку допусти эту возможность, представь, на худой конец, если хватит воображения. Куда они, по-твоему, могут двинуться дальше?

– Не знаю, наверное, на Землю. На этой планете легче всего затеряться, и Анаис туда уже один раз сбегала.

– На Землю, значит… – Терра вновь погрузилась в размышления. – На Землю… Ну что ж, на Землю, так на Землю. Ты говоришь, Патриций решил их убить?

– Ну, я так понял… а что еще он будет с ними делать?

– М-да, достать Глаз Идола из Мертвой Зоны действительно нереально… надо подумать…

– Терра, не лезь в это дело! – вампир с мольбой смотрел на нее. – Патриций недвусмысленно мне намекнул, чтобы я…

– Думаешь, он все знает?

– Разумеется!

– Но откуда он может знать?

– Он знает всё, Терра, всё!

– Если бы он знал все, знаешь, где бы мы уже сейчас были? Вернее, наши разрозненные части тела?

– Терра, ему, по большому счету, плевать на нас, но будут и разрозненные части тела, если мы не остановимся и продолжим лезть в его дела!

– Дракула, ты говоришь, как старый трус.

– Я говорю, как тот, кто прожил во Дворце целую вечность!

– И так ничему и не научился! – злорадно добавила Терра.

– Ну, не скажи, не скажи, к примеру, я неплохо усвоил одно правило: не надо брать больше, чем дают, можно надорваться.

* * *

«Вот неугомонные какие», – подумал Сократ, выходя на балкон, соседствующий с покоями Дракулы. Смеркалось, вспыхивали первые звезды. «Терра явно ищет себе приключений, – продолжал размышлять Сократ, – ищет и найдет. Доиграются они рано или поздно, треснет у Патриция терпенье. Как же мне отомстить им за всё хорошее? С Конденсатором они уже завяли, теперь Терру несет в более широкие воды. Глаз Идола… Глаз Идола… что еще за орган такой? Наверное, важный, раз столько шороху из-за него. Видать, глазастый Идол был… Мертвая Зона… Мертвая Зона… Некрасиво звучит… Сколько ж пакости на свете! Зона, да еще и Мертвая к тому же». Сократ вздохнул, перегнулся через балюстраду и плюнул вниз. «Ну, как же мне им отомстить, как? Во Дворце оказывается, особо и не разгуляешься… Мстительная я, все же скотинка, а с виду и не скажешь…»

* * *

От напряжения на лбу Анаис выступила испарина. Вдруг ее левая рука дрогнула, словно через нее пропустили ток.

– Есть! Нашла сигнал! Нам туда, в этом направлении! Теперь я постараюсь все время держать эту связь.

И они отправились на слабый зов Транспортного Канала.

* * *

Патриций медленно спускался по каменной винтовой лестнице в подземные уровни Дворца. Его сердце билось спокойно, глухо. Вокруг царила первозданная тьма… У Патриция не было с собой ни факела, ни светильника, но этого и не требовалось, он знал и чувствовал здесь каждый камень, каждую ступень.

Лестница изгибалась, разветвлялась… наконец, Георг подошел к незаметной двери, казалось, висевшей прямо в воздухе. Медленно, будто нехотя дверь приоткрылась, пропуская Повелителя. Он вошел в небольшое помещение, стены, пол и потолок которого были сделаны из желтоватого камня. В помещении не было ничего кроме высокого узкого столика под драгоценным покровом. Патриций убрал ткань. Всеми цветами радуги засверкал идеальной формы, тончайше ограненный шар с двумя ручками из черного стекла по бокам. Шар наполовину был утоплен в небольшой серебряный постамент. Патриций взялся за ручки – скобы и, закрыв глаза, принялся ритмично вдыхать и выдыхать мертвый воздух подземелья. Шар ожил, засиял изнутри туманными огнями, глаза Повелителя закатились, сознание зазвенело, дрогнуло и разлетелось мириадами колючих частиц, вырываясь во Вселенную…

Когда Единение закончилось, Патриций убрал руки со скоб и открыл глаза. Многогранный мир новым значением и смыслом засиял перед ним. Неторопливо накрыл он драгоценным покровом Конденсатор Энергий, вышел из комнаты и стал подниматься наверх.

* * *

Все дальше и дальше шли Алмон с Анаис по Мертвой Зоне. Они ясно ощущали, как изменяются, приспосабливаясь к непривычной среде – больше не было ни чувства голода, ни жажды, лица, волосы, руки, глаза поминутно меняли свои цвет, и Алмон с Анаис сами себе казались причудливыми порождениями Зоны.

А Зона жила своей жизнью. От ее видений порой кружилась голова, и Алмону временами думалось, что это и есть сама сущность планеты Марс, загнанная в резервацию Зоны, а они ее единственные жители, цивилизация из двух человек…

– Смотри-ка, – появились в пространстве слова Анаис.

– Что? Где?

– Вон, прямо по курсу. Как будто идет дождь или снег.

Алмон посмотрел в указанном направлении. Там действительно виднелась плотная полоса чего-то, падающего сверху.

– Может, обойдем? – предложил полуволк.

– Нам нельзя отклонятся, отступать даже на шаг. Зона постоянно меняется, мы можем оказаться где угодно и потерять голос Канала.

– Ну что ж, тогда пойдем прямо, не размокнем, в конце концов.

Подойдя ближе к этой полосе, Анаис сдавленно прошептала:

– Алмон, это не дождь!

Из пустоты падали крошечные ручки, детские ладошки с маленькими пальчиками и аккуратно подстриженными розовыми ноготками. Алмон застегнул рубашку на все пуговицы, Анаис плотнее обвязала вокруг шеи шарф и они пошли вперед. Ручки так и норовили ухватиться за волосы и одежду, и Алмон был рад тому, что воротник рубашки плотно прилегает к горлу, и ничего из этогоне смогло попасть за шиворот…

Наконец дождь из ладошек остался позади. Анаис вся дрожала от отвращения.

– Стой, подожди-ка, – сказал Алмон, останавливаясь, – давай-ка сниму тебя эту гадость.

С себя он уже стряхнул прицепившиеся ручки, а вот у Анаис их были полные волосы, еще десятка два крепко держались за кофту и юбку. Алмон снял синий шарф с ее головы и стряхнул лапки. Избавляться от них оказалось не простым делом, цеплялись ручки так крепко, что их крошечные ноготки белели, а ладошки увлажнялись от усердия.

– Ишь, прицепились, малявки, – поддевая ручки когтями, Алмон ловко вынимал их из волос Анаис и бросал подальше в сторону. Девушка стояла зажмурившись.

– Вроде бы все, – Алмон осмотрел ее со всех сторон, – можешь открывать глаза.

Она послушно распахнула длинные ресницы. Глаза девушки походил на два темно-фиолетовых озера на голубоватом лице, в них плескались зеленоватые слезы. Алмон присел перед нею на корточки и взял Анаис за руки.

– Анаис, – произнес он, и Зона послушно начертила это имя багровыми буквами, – Анаис, я уверен, здесь будет полным-полно всякой гадости. Надо научиться не обращать на это внимания. Знаю, трудно, всегда пугает всё непонятное и не поддающееся объяснению. Но если мы хотим пройти Зону, остаться и в живых, и в своем рассудке, надо не обращать внимания. Я хочу, чтобы ты ни на минуту не забывала о том, что ты уже не одна. У тебя есть я. Я сделаю все, чтобы защитить тебя. Ты нужна мне, Анаис.

– Ты так легко отказался от моего отца? – теперь лицо девушки стало зеленым, а глаза красными. Она пристально смотрела сверху вниз на полуволка.

– Кто тебе сказал, что это было легко? – лицо Алмона Зона раскрасила в фиолетовый, а глаза в желто-оранжевый. – И с чего ты взяла, что я отказался? Скажем так, я закончил службу у Георга, дал сам себе отставку и вышел на пенсию.

– Ты уверен, что я тебе нужна? Именно я?

– Именно ты. Я это понял еще на корабле, когда ты лежала без сознания. Мне хотелось выть от страха, что ты можешь умереть, а я ничего не смогу поделать. Ведь случилось бы это только из-за меня, ведь из-за меня ты прыгнула в эту проклятую холодную воду. На моем счету немалое количество смертей, мне очень часто приходилось убивать, но мне ни разу не снилось ни единое лицо. Если бы умерла ты, я бы никогда, слышишь, никогда бы не простил себе этого. Ты бы снилась мне всегда. Но ты выжила тогда, ты выживешь и теперь. Нас двое, Анаис и значит мы вдвойне сильней, так неужели нас смогут расстроить какие-то кукольные лапки?

Анаис молча смотрела на полуволка, чувствуя, как на сердце постепенно разжимаются холодные тиски страха и одиночества… Обняв полуволка, Анаис уткнулась лицом в его военную рубашку, почему-то все еще пахнущую солнцем и морским ветром.

* * *

На небе Марса зажигались звезды, а Сократ все еще стоял на балконе, размышляя о своей великой мести «Ну, как же мне отомстить им? – мысленно спрашивал он у небесных огней. – Что же делать? Сказать, что я и про Глаз Идола все знаю? Нет, не выход, вампиры очень подловатые и нервные существа, никогда не знаешь, когда цапнут… Выложить все Патрицию? Тоже не выход, это пошло, тем более Владыка доносчиков терпеть не может… Ох-хо-хо… Вот вы спросите, уважаемые звезды, отчего я такой злой и мстительный? Нет, я совсем не такой. Я-то сам с Меркурия родом, у меня там был неплохой домишко, работенка и все такое, жил бы себе и жил, так нет, Терра превратила всю мою жизнь в полную срамоту и добилась-таки, что меня выдворили, в конце концов, с Меркурия, лишив всего законного имущества. Ну не хочу я на нее работать и быть ее личным осведомителем, ну не буду я для нее шпионить, не буду! Никогда Сократ доносчиком-поносчиком не был! Что оставалось? Подгадить ей в ответ в меру сил и возможностей и убраться куда подальше, до лучших времен. Вот и во Дворец пробрался, и с Палачом этим несчастным дружбу вожу, а что толку? Удобного случая все никак не подворачивается… В общем, запутанная история, уважаемые звезды, не буду утомлять ваши серебряные уши. Думаю и думаю, как бы мне отомстить этой королевишне, да и Дракулушке заодно? Ведь если б он не приложил свою костлявую лапку к этому делу, никто б меня с Меркурия вытолкал… А вы, товарищи звезды, могли бы и подсказать что делать, а то молчите и молчите, прямо не хорошо с вашей стороны…»

* * *

– Алмон, что это такое?

– Где?

– Вон, висит.

– Не знаю, – Алмон присмотрелся. – Кажется, нога.

– Нога? Да, правда, нога…

Огромная женская нога, согнутая в колене, висела в пространстве.

– Как ты думаешь, она настоящая? – заинтересовалась Анаис.

– Вот уж, решительно все равно.

– Я хочу посмотреть на нее вблизи.

– Анаис, не глупи. Анаис!

Но девушка уже мчалась к сверкающей ноге.

– Анаис! Вернись, кому сказал!

Не слушая, она неслась вперед, а потом вдруг исчезла на ровном месте. Алмон бросился за нею и с разбега едва успел затормозить, чуть было не наступив на девушку. Ее затягивала красная, похожая на рваную кровоточащую рану, трясина. Вдруг висящая в воздухе нога разразилась хохотом. Алмон решил, что ему показалось, ведь это были первые нормальные звуки, услышанные в Зоне. Полуволк поднял взгляд. На подушечках пальцев ноги раскрылись маленькие влажные ротики, поблескивая беззубыми деснами, они хихикали, повизгивая от восторга. Впав в какое-то странное оцепенение, Алмон не мог пошевелиться, как зачарованный стоял и смотрел на это отталкивающее зрелище. Трясина, затягивавшая Анаис, издала тихий чавкающий звук. Изо всех сил он пытался избавиться от гипнотической силы смеха, с гулом и грохотом проносившейся по лабиринтам мозга, парализуя волю и притупляя сознание… С трудом Алмон отвел взгляд от ноги и посмотрел вниз. На поверхности остались лишь длинные волосы Анаис, и это вывело полуволка из ступора.

– Только не вздумай задохнуться, – пробормотал он и ухватил уползающие пряди.

* * *

Малахитовую Залу освещали приглушенные зеленоватые огни. Посторонних не было, только Дворцовая знать. За столом с Повелителем сидели Дракула, Палач и Терр-Розе. Все чувствовали какую-то странную, неестественную энергию, исходившую от Патриция. Повелитель был так красив, что у Терры захватывало дух, при одном только взгляде на него. Сократ влез за стол к придворным и тоже посматривал на Патриция, но отнюдь не трясся от восторга, созерцая красоту Владыки, по мнению толстяка, Патриций выглядел слишком сияющее спокойно для человека, чья дочь сбежала из Дворца с Глазом Идола и главой Спец. Штата.

* * *

– Ну, давай, девочка, еще немного!

Алмон постепенно вытаскивал Анаис из кроваво-красной трясины на поверхность. Трясина оказалась не такой уж и вязкой, какой выглядела, Алмону вскоре удалось ухватить девушку за плечи.

Стараясь не смотреть вверх и не слушать дьявольского хохота беззубых ротиков, полуволк понес Анаис как можно дальше от этого места, на ходу вытирая красную жижу с ее лица. Покрытая с ног до головы скользкой желеобразной субстанцией, Анаис была похожа на человека, с которого живьем содрали кожу. Отойдя на небольшое расстояние, Алмон не услышал, а скорее почувствовал этот свист, оглянулся и бросился на почву, вместе с Анаис. Нога, как огромный бумеранг, выписывала в пространстве пируэты, сметая все на своем пути. Покрутившись, она бесшумно разлетелась на мелкие клочки телесного цвета, и они долго падали вниз, напоминая снег.

* * *

Покинув Малахитовую, Патриций вернулся в свой кабинет. Его лицо было пустым и отрешенным. Присев в кресло, он пару минут бесцельно передвигал с места на место предметы, стоявшие на столе. Перед глазами Георга возникло лицо Алмона, лицо его офицера… Уголки губ Владыки дрогнули, он закрыл глаза и расслабился, распределяя энергию.

* * *

– Как тебе объяснить доходчиво, что чрезмерное любопытство вредно для здоровья? – Алмон очищал Анаис от липкого красного желе. Высыхая, оно превращалось в корку и счищать ее было и труднее, и больнее. – Ну, как ты можешь так глупо себя вести? Нельзя же…

– Ну, Алмон, – виновато улыбалась Анаис, – я уже все поняла, все осознала. Ты знаешь, а я ведь сделала очень интересное открытие.

– Когда это ты успела? – Алмон поддел когтем красную коросту на ее руке и оторвал, чем вызвал вопли Анаис, имевшие ярко-синий цвет боли.

– Открытие я сделала в трясине. Мы-то думали, здесь нет никакого воздуха и что наши легкие, перестроившись, перестали дышать. Однако, какая-то разновидность вещества, пригодного для дыхания, здесь все-таки имеется.

– С чего ты это взяла? – Алмон закончил свои очистительные труды и поднял Анаис на ноги.

– Когда я с головой оказалась в этой трясине, я не боялась задохнуться, ведь как может задохнуться тот, кто не дышит, верно?

– Ну?

– Но я почувствовала сильное давление в легких, перед глазами замелькали разноцветные круги, как при настоящем удушье! А когда ты меня вытащил на поверхность, все прошло, интересно, правда?

– Слов нет, – Алмон с укоризной смотрел на нее. – Столько времени потеряли и…

– Алмон, миленький, ну не ругай меня, все же обошлось, я больше не буду, честное слово не буду.

– Почему, интересно, я тебе не верю, а? Ты как себя чувствуешь?

– Очень хорошо.

И они отправились дальше по бесконечно абсурдному миру. То и дело мимо прокатывались огромные плоские лица, Алмон назвал их «рожи». «Рожи» были совершенно безобидными, хоть и вид имели устрашающий, да и то только из-за своей величины. Носы и лбы «рож» оставляли глубокие вмятины, но они моментально выравнивались, будто почва была резиновой. Алмон и Анаис старательно уклонялись от них, не желая быть втоптанными в почву какой-нибудь частью «рожи». Они всегда появлялись из ниоткуда и исчезали в никуда, чем значительно усложняли путь.

Иногда у «рож» выпадали зубы или глаза, тогда полуволк с Анаис обходили их стороною. Однажды они наткнулись на целую поляну из отпавших частей «рож». Обойти ее было не так-то просто, пришлось петлять между огромными глазами, зубами и носами. Анаис мутило, Алмон, пытался ее подбодрить, думая о том, что в его жизни было только два безумных предприятия: первое – Патриций и служба у него, второе – прогулка с Анаис.

* * *

Видеть беглецов Патриций не мог, зато прекрасно их чувствовал. Он ощущал каждый их шаг, каждое сказанное слово, и возникла эта незримая связь в тот момент, когда Анаис и Алмон стояли около огромного серого зуба «рожи», разглядывая его. Патриций чувствовал этот зуб, мягкие белые камни, на которых он лежит, слова, которые произносит его дочь, теплую улыбку Алмона… Сердце Повелителя на мгновение остановилось, и он начал свою первую атаку.

* * *

– Алмон! – вскрикнула Анаис, едва не падая на серый зуб «рожи». – Алмон!

Полуволк едва успел подхватить ее.

– Что такое?

Он осторожно усадил ее на почву, свободную от белых камней. Анаис обняла его и несколько минут лишь молча тяжело дышала. Полуволк боялся, что она сейчас заплачет, но Анаис произнесла совершенно спокойным голосом:

– Началось… Сейчас он отправил ловчие шиповые сети, в надежде вытянуть нас живьем. Если не удастся, следующие шаги будут нацелены на убийство. Нам придется бороться и с Зоной, и с ним.

– Откуда ты это знаешь?

Анаис посмотрела на него и грустно улыбнулась:

– Я чувствую его, мы же с ним, как никак, родственники.

Алмон провел пальцами по ярко-рыжим волосам Анаис, глядя в ее желтые глаза. Его собственные волосы были красными, глаза зелеными. Они уже перестали обращать внимание на то, что Зона постоянно раскрашивает их по своему вкусу.

– Ну что же, значит, поборемся, – спокойно кивнул полуволк.

– Тогда нам самое время бежать изо всех сил.

На место, где они стояли секундой раньше, обрушились ярко-синие сети, унизанные острыми белыми шипами. Алмон подхватил на руки Анаис и помчался, не разбирая дороги, то и дело ощущая жалящие прикосновения сетей к спине и ногам. Анаис обнимала его за шею, уткнувшись лицом в плечо полуволка, и он чувствовал, как быстро бьется ее сердце, как подрагивают руки. «Все будет хорошо, – мысленно повторял ей Алмон, – главное, доверься мне, и все будет…» И в следующую секунду, прямо перед ними возник огромный нос «рожи», а за спиною уже свистела очередная ловчая сеть.

* * *

– Значит так, я все продумала, – сказала Терр-Розе, – слушай меня.

Дракула уныло смотрел на крошечный фонтан в центре столика. Они снова расположились в беседке под сенью искусственных деревьев. В соседней беседке, в густой тени, никем не замеченный, сидел Сократ и тоже слушал.

– Сегодня через фон энергии Патриция постараюсь посмотреть, что там происходит в этой Зоне, – продолжила Терр-Розе. – Конечно, это будет сложно, но я уж приложу усилия.

– Он отправил за ними ловчие шиповые сети, – равнодушно изрек вампир.

– Откуда знаешь? – изумилась королева.

– Я проходил мимо кабинета Владыки и слышал характерный для этих сетей противный свист. Наверное, он хочет взять их в плен.

– Ну, от этого мы ничего не выиграем! – забеспокоилась Терра. – И если они там погибнут, нам тоже никакой от этого пользы – Глаз Идола останется в Зоне. Нам подходит только одно…

– Что?

– Надо, чтобы умер волк, а Анаис осталась жива.

– Ну, знаешь ли, – развел руками вампир, – это уж точно невозможно.

– В этом мире, Дракула, нет ничего невозможного. Если Анаис уцелеет, ее можно будет перехватить на Земле, прямо у Транспортного Канала.

– Терра, ты говоришь абсурдные вещи…

– Ты можешь не перебивать? – прошипела она. – Вечно до конца не дослушаешь! Дело в том, что я знаю, как все это устроить.

«Ну и как?» – мысленно поинтересовался Сократ.

– Ну и как? – Дракуле было зябко и чувствовал он себя неуютно.

Терра молчала. «Ну, говори же, говори, негодяйка!» – выругался про себя толстяк, но, к сожалению, Терр-Розе решила оставить при себе свои соображения.

* * *

Алмон и сам себе не смог бы объяснить, каким образом он сделал это? Он перепрыгнул через нос с Анаис на руках. Совершив гигантский прыжок, полуволк вместе с девушкой приземлился по ту сторону носа. Прожженный энергетическими сетями, нос плавился и пузырился… сети постепенно бледнели и гасли, утрачивая свою силу. Отойдя подальше, Алмон поставил девушку на ноги.

– Как ты это сделал? – Анаис удивленно смотрела то на огромный нос, то на Алмона.

– Честно сказать?

– Да.

– Понятия не имею.

– Здорово, – усмехнулась она, но улыбка моментально исчезла с ее лица и Анаис снова посерьезнела. – Первый заряд закончился, у нас есть небольшая передышка, но, все равно, идти надо быстрее.

– Вперед, – кивнул полуволк.

Они пошли дальше, а Мертвая Зона продолжала жить своей жизнью. То появлялись огромные, почему-то изъеденные червями бутылки, то падали, воющие от боли дома, то возникали непонятные буквы, то стаями брели старики с вытекшими глазами. Они протягивали длинные, полуистлевшие руки к пришельцам, и тогда полуволку помогали его десятисантиметровые когти.

Иногда почва под ногами превращалась в гигантское лицо, а иногда в одну хищную пасть. Шлепая влажными губами, пасть пыталась дотянуться до пришельцев, тогда Алмон снова брал на руки Анаис и, перепрыгивал через пересохшие губы, треснувшие дёсны.

Зачастую из пустоты дождями падали самые разнообразные предметы. Это могли быть и волосы, и липкие шары, и мертвые животные. Иногда «небо» становилось прозрачным, и там мелькали какие-то разрушенные города и безжизненные лица…

Алмон чувствовал, что в душе Анаис постепенно назревает истерика, да и у него самого эта Зона стояла уже поперек горла. Полуволка мало волновал бред, царивший вокруг, ему не нравились ощущения в собственном теле: то мозг сжимался, то скручивался в спираль, то начинала мелко вибрировать кожа, то дрожали глазные яблоки, будто собирались лопнуть…

– Анаис, – Алмон остановился, – не пора ли нам сделать привал и немного отдохнуть?

Девушка согласно кивнула. На их пути высился огромный, треснувший со всех сторон старинный колокол. Алмон присел на почву и прислонился спиной к теплому, словно нагретому солнцем металлу, на ощупь он был почему-то мягким, Анаис легла, положив голову на колени полуволку. Алмон закрыл глаза, желая хоть не надолго отгородиться от этого чудовищного мира, отнявшего у них способность дышать, есть, спать, и теперь отнимавшего разум – последнее, что осталось… Вслепую полуволк снял порядком поистрепавшийся шарф с головы Анаис и начал перебирать серые пряди волос девушки, на ощупь вспоминая их естественный цвет. Перенапряженный мозг тонко звенел в голове, и больше всего на свете полуволку хотелось уснуть, но он не мог этого сделать – Мертвая Зона требовала постоянного внимания к себе со стороны незваных гостей.

– Анаис, давай я тебе волосы причешу.

– Чем? – она повернула голову и удивленно взглянула на полуволка.

– Вот этим, – он пошевелил пальцами, и синие когти тускло сверкнули.

– Давай, – она села к нему спиной, – только не повыдергивай их, пожалуйста.

– Уж постараюсь. – Алмон расплел спутавшиеся косы и принялся осторожно разделять пряди. – А то ты у меня на беспризорника похожа. Представляешь, прилетим на Землю и стыда не оберемся, на нас все будут смотреть и думать: «Ой, фу какие! А еще инопланетяне! Позор, позор Системе!»

Анаис улыбнулась:

– Ты разговариваешь со мной, как с пятилетним ребенком, а я уже большая.

– Ага, – кивнул Алмон, – огромная.

– Да ну тебя, – рассмеялась девушка. – Думаешь, мы доберемся до Земли?

– А у нас есть выбор?

– Ты прав… – и, чуть помедлив, спросила: – А там, на Земле? Что будет?

– На месте что-нибудь и придумаем, – придерживая пряди, Алмон аккуратно распутывал, расчесывая их когтями.

– Мы теперь всегда будем вместе?

– Если ты этого захочешь.

Анаис повернула голову и посмотрела в глаза полуволка.

– Алмон, у нас с тобой, кроме друг друга больше нет никого. Я впервые в жизни почувствовала, что такое быть не одной, узнала как это, смогла представить, что такое семья. Рядом с тобою мне тепло и спокойно даже в Мертвой Зоне, ты, наверное, бог, который все-таки услышал меня и пришел.

– Девочка, – полуволк осторожно погладил ее по волосам, – какой же я бог? Если бы я им был, давно забрал бы тебя с собой на небо, но нет, из-за меня ты теперь сидишь в Мертвой Зоне. Понимаешь, я почти ничего… да что там почти! Я ничего не знал о семье Патриция, он всегда держал это втайне даже от меня. Патриций всегда четко расставлял границы: это твое дело, а это тебя не касается. Его семья не касалась никого, кроме него самого. Я не хочу сказать, что в одночасье возненавидел Георга и возлюбил тебя, просто я тебе сейчас нужнее. Я сделал все, что мог для Патриция и ничего для тебя, а ты его часть, – Алмон печально улыбнулся. – Для себя же я получил уникальную возможность обрести маленького друга. Маленького по росту. Ты замечательный человечек, Анаис, ты не веришь в себя, но веришь в людей, жалеешь и пытаешься помочь даже самым последним из них. Твое сердце величиною с солнце, но оно не слепит, а согревает. Георг долго и упорно доказывал тебе твою ненужность и никчемность – может, он просто боялся тебя?

– Боялся?

– Да, потому, что ты другая, хотя и похожа на него, как отражение. И ты сильнее, потому что все еще веришь в людей и в то, что у этого мира есть будущее.

* * *

Дракула с Палачом прогуливались по аллее Дворцового Парка. Вампир был подавлен, погружен в свои размышления и совсем не слушал Палача.

– Дракула, очнись!

– А? Что?

– Я у тебя спрашиваю, что вы там такое с Террой затеяли?

– С чего ты взял, что мы что-то затеяли?

– Видно же, – пожал плечами Палач.

«Какой кошмар! – с ужасом подумал Дракула. – Если это даже Палачу видно…»

– Да чего ты так перепугался? Я же не собираюсь никому рассказывать, мне просто интересно, что вы там делаете. Просто из любопытства.

– Ничего особенного, – мрачно ответил вампир, – просто тренируюсь рыть себе могилу вот и все.

* * *

Прижавшись к груди Алмона, Анаис слушала ровные удары его сердца.

– Алмон.

– Да?

– Как ты думаешь, что такое Мертвая Зона?

– Похоже на какой-то ад при жизни.

– А что может быть адом при жизни?

– Не знаю, наверное, безумие.

– Вот именно. Мне кажется, я поняла, что такое Мертвая Зона.

– Интересно, что? – На самом деле его не очень интересовало, что такое Зона, гораздо интереснее было знать, когда же она, наконец, закончится.

– Вот смотри, – сказала Анаис, и Зона тут же принялась записывать ее слова размашистыми красными буквами, – все мысли, чувства, желания, поступки разумных и думающих существ находят свое отображение на тонких уровнях Космоса. Благодаря этому программируется место каждого в Сообществе Разумных и во Вселенской Гармонии. Чем ниже мозг в развитии, тем более шаткую ступень он занимает – либо постоянно скатывается вниз, либо с трудом поднимается вверх. Чем выше уровень сознания, тем более прочную и широкую ступень оно занимает, питая своими деяниями, мыслями и энергиями Систему Жизни, отдавая так же силы и тем, кто внизу, предоставляя им средства для роста и существования.

Алмон молча смотрел на девушку с фиолетовыми волосами, расположившуюся у него на коленях. Если бы он смотрел только на надписи в пространстве, то мог бы поклясться, что это говорит Георг…

– Но, Алмон, – продолжала Анаис, – как ты думаешь, сколько безумцев на этом великом множестве разумных планет и Систем?

– Предостаточно.

– Вот именно, а на каких уровнях есть место таким думам и помыслам? Мертвые Зоны – вот резервуары для них. Должно быть, они есть на всех планетах. На одних резервуары видимые, реальные, как эта Зона, на других не заметны, расплывчаты и тяготеют зловонными маслянистыми струями над душами людей, а люди, ни о чем не подозревая, дышат их отравленными испарениями и тоже постепенно сходят с ума.

– Здесь все такое огромное, неужели мысли психов имеют такие глобальные масштабы?

– Еще бы! Ой, смотри, что это там катится?

– Похоже на черепа… не уверен… Пойдем отсюда, а то они катятся прямо на нас.

* * *

Патриций отрешенно разглядывал свой портрет на стене кабинета. «Когда же я его перевешу»? – равнодушно подумал Владыка. С холста на Георга смотрел он сам, казалось, во взгляде нарисованного Патриция читается тоже самое…

* * *

Когда черепа остались далеко позади, Анаис снова ощутила присутствие отца. Алмону уже не нужны были слова, достаточно было посмотреть в ее глаза, и полуволк немедленно принялся подыскивать какое-нибудь убежище.

– Смотри, – крикнула Анаис, – там! Впереди! Там что-то большое лежит!

Они бросились вперед, чувствуя нарастающий гул разрушительной силы Патриция. Но вскоре пришлось остановиться – на пути лежало колоссальной величины тихонько пульсирующее человеческое сердце. Грязно-белого цвета, оно со всех сторон было изъедено гигантскими червями.

– Алмон, неужели нам придется лезть туда?

– Придется, больше некуда, – последние слова Алмон произнес уже из сероватых недр.

Рыхлое тело сердца, оседая под коленями и руками полуволка, выделяло прозрачную жидкость, похожую на фруктовый сок. Стараясь не смотреть на эту омерзительную картину и не обращать внимания на участившиеся толчки и сокращения сердца, подбрасывающие, как на пружинах, Анаис поползла вслед за ним.

* * *

– Терра, ты меня звала?

Дракула вошел в Темную Залу, по соседству с Залой Философии Крови. Кругом замерли черные статуи с горящими изумрудными глазами, черные кресла, столы и изумрудные портьеры на окнах. Они яркими пятнами светились во мраке интерьера.

– Ага, иди сюда.

Терра стояла спиной к вампиру. Королева приняла свой естественный вид: за ее спиною раскрылись голубые крылья, по плечам струились волны волос цвета первой весенней травы.

– Иди сюда, – повторила она, – посмотри.

Вампир подошел ближе и увидел, что под руками Терр-Розе сияют, переливаются сотканные из колючих искр силуэты. Тот, что поменьше, светился зеленым, тот, что побольше – красным. Терра почти влюбленно созерцала это явление.

– Что это?

– Мне потребовались все мои силы и все умение, но я все же смогла это сделать, – прошептала королева, – через преломление Параллельных Миров я наблюдаю за тем, что происходит в энергополе Патриция. Он не видит Анаис и волка, он только чувствует их, чувствует их жизненные излучения и по ним ориентируется. То, что ты видишь перед собой и есть жизненные излучения Алмона и Анаис. Если я поменяю эти излучения цветами, то смогу обезопасить Анаис. Повелителю важно устранить именно ее, а не полуволка, понимаешь, о чем я?

– Понимаю, – прошептал Дракула, глядя на сверкающие в темноте искры.

– Если Анаис останется в живых, – продолжала Терра, – все остальное будет уже зависеть только от тебя.

– От меня?

– Да. Ты отправишься на Землю. Я рассчитаю выход Транспортного Канала, ты отправишься туда и будешь ждать девчонку, поддерживая со мною связь.

– А если она доберется до Земли вместе с Алмоном? Этот полузверь меня раздавит одним пальцем. Ты его хоть раз видела?

– Мельком. Здоровенный и тупой, как все здоровенные и тупые солдафоны. Что его сила против хитрости и мудрости вампиров? Глаз Идола должен быть нашим, Дракула, и весь мир будет у наших ног.

– Не знаю, Терра, – вампир отчаянно колебался, – это безумная затея…

– Ты подумай сам, – она начинала терять терпение, – сейчас Патриций имеет реальные шансы наступить, как на песок на всё Мировое и Космическое Сообщество. Если ему это удастся, как ты думаешь, он вспомнит о тебе? О том, кто все эти годы был ему верным слугой, кто терпел все унижения, был пылью на его сапоге? Он опустит тебя на самое дно жалкого существования и тут же забудет о тебе. Разве ты не достоин лучшей участи? Подумай, кем бы ты мог стать, имея Глаз Идола. Другой такой возможности не представится!

– Возможно, ты и права, – пробормотал вампир, – но как же я отправлюсь на Землю? Патриций меня ни за что не отпустит…

– А тебе не надо его спрашивать, – разозлилась Терра, подумав: «Боже, какой идиот!» – Ты оставишь во Дворце свой двойник. У Патриция слишком много дел, чтобы обращать на тебя внимание, а если у него найдется свободная минута, я ему не дам скучать, обещаю.

– Ты уверена, что я ему не понадоблюсь?

– Не понадобишься! Ты должен сделать это, Дракула, – ее голос приобрел мягкость и сладость фруктов, – ведь только тогда ты сможешь быть рядом с королевой, рядом со мною.

– Хорошо, я постараюсь, – покорно закивал вампир.

– Вот и прекрасно.

Терр-Розе принялась менять цвета искр, а стоявший за изумрудными портьерами Сократ напряженно размышлял, «переваривая» услышанное.

* * *

На миг Патриций потерял из вида Алмона с Анаис, но вскоре снова отыскал их излучения. Они доносились из какого-то очень сильного организма. Сначала Георг решил, что нечто проглотило их, но жизненные импульсы показывали, что беглецы живы. «Значит, они в чем-то спрятались», – решил Патриций и удвоил усилия, дабы устранить эту нежелательную преграду.

* * *

Когда Дракула с Терр-Розе ушли, Сократ выглянул из-за портьеры, и посмотрел по сторонам. Зала была пуста. Тогда он подошел к камину и протянул руки к угасающему огню.

– Слыхал? – обратился он к каминной решетке и статуе с зелеными глазами и раскрытым в беззвучном крике ртом. – Вот ты все орешь и орешь, а надо не орать, а думать и еще раз думать.

Все планы мести из головы толстяка вытеснили совершенно другие мысли. Он достал из кармана сложенный вчетверо листок бумаги, развернул его и принялся тщательно изучать перерисованный фрагмент подземных этажей Дворца, где неприлично жирной точкой было помечено местонахождение Транспортного Канала.

* * *

Внутренняя плоть сердца сделалась черно-красной под градом смертельной энергии. Обняв друг друга, Алмон и Анаис перекатывались на целые, не тронутые разрушением участки, пытаясь предугадать, куда же попадет очередной заряд.

– Смотри мне в глаза! – крикнул Алмон. – Смотри, слышишь?

Девушка кивнула. Отблески горящего сердца танцевали в черных зрачках полуволка.

– Спасибо тебе, Алмон, – беззвучно прошептала Анаис, вглядываясь в собственное отражение в полуволчьих глазах. – Я благодарна тебе всем своим существом…

– Прекрати, ты не умрешь! – Алмон толкнул ее поближе к еще целому сердечному желудочку. – Ты будешь жить очень долго, у тебя будет много друзей, ты будешь жить столько, сколько захочешь, и ни одна сила не будет властна над тобой!

– Почему?

– Потому, что я так хочу! Слышишь? Я! Так! Хочу!

* * *

Дракула бесшумно крался по коридорам Дворца, стараясь никому не попадаться на глаза. У кабинета Патриция он замер, прислушиваясь. Тишину нарушал только треск освобождающихся энергий. «Да, ему действительно не до меня», – немного успокоился вампир и отправился дальше, в поисках укромного местечка, где без помех можно было сотворить собственного двойника.

Таким местом ему показалась одна из глубоких неосвещенных ниш в портретной галерее. Обычно здесь никто не бывал и, тем более, не было теперь – весь Дворец замер под гнетом Силы Повелителя. Нырнув в нишу, вампир принялся ритмично вдыхать и выдыхать, распределяя энергию. Вскоре он увеличился в объеме, его тело сделалось прозрачным, все органы удвоились, он стал похож на делящуюся клетку… Пламенеющий мозг Дракулы разлетелся на крошечные кусочки и, вновь собравшись воедино, породил два идентичных организма, лишь с той разницей, что один дракула полностью зависел от Дракулы другого и являлся точнейшей его копией.

Осмотрев со всех сторон своего двойника, Дракула удовлетворенно кивнул, и направился к Зале Транспортных Вихрей. Копия же поспешила в покои старого вампира.

* * *

Патриций почувствовал, что неведомый организм освоился с его энергией и стал отражать ее, причем отражать успешно… И вскоре второй заряд Повелителя был исчерпан.

Смахнув со лба мелкие капли пота, Владыка поднялся из кресла и, подойдя к окну, прикоснулся лбом к прохладному хрусталю. На мгновение Георга охватила такая апатия, такая слабость, что он едва удержался на ногах. Ухватившись длинными пальцами музыканта за край портьеры, он выпрямился и долго смотрел на собственное отражение в ночном окне.

* * *

Сердце постепенно остывало, приобретая свой первоначальный цвет.

– Нам и на этот раз повезло, – полуволк, помог Анаис выбраться наружу. – Просто повезло, иначе не скажешь. Пойдем отсюда.

Едва они отошли на пару шагов, как сердце разлетелось мягкими лохмотьями, выпуская вверх пушистые струи красной жидкости.

– Странное сердце, – сказал Алмон. – Спасибо ему.

Они отправились дальше, ведомые тихим голосом Транспортного Канала, а Зона продолжала бушевать вокруг в полноте своего сумасшествия. Почва размягчалась под ногами, колыхалась то легкой морской зыбью, то самыми настоящими штормовыми волнами, из глубин тянулись зеленоватые руки, норовя ухватить и чьи-то жаждущие рты, с вытянутыми губами, намереваясь то ли свистнуть, то ли укусить…

Перепрыгивая на более-менее твердые участки почвы, Алмон с Анаис упорно продвигались вперед. Цель была так близка, что теперь и полуволк ощущал голос Канала.

Внезапно на пути возникло целое поле непрерывно вращающихся прозрачных глазных яблок, пронизанных тонкими кровяными нитками. Как по команде глаза замерли и их черные зрачки уставились на Алмона с Анаис.

– Нет, – прошептала девушка, – я не могу идти прямо по ним… Я не выдержу этого! Алмон, давай обойдем!

– Посмотри по сторонам, у этого ковра нет границ.

И действительно, со всех сторон пялились черные зрачки выпуклых глазных яблок.

– Интересно, какому сумасшедшему принадлежит этот кошмар?

– Не знаю, и знать не хочу! Я помешаюсь сама, не пройдя и половины! Алмон, это выше моих сил!

В ее черных глазах закипели желтые слезы.

– Анаис, послушай меня, пожалуйста, – Алмон присел перед нею на корточки, стараясь не смотреть на горящие безумием глаза… казалось, они прислушиваются к диалогу пришельцев. – Осталось совсем немного, я тоже чувствую Транспортный Канал. Надо идти, другого выхода нет. Ты же сама говорила, что Мертвая Зона – это мысли и чувства умалишенных существ. Все, что мы видим, это иллюзия, этого нет и быть не может, это бред сумасшедших, которые, быть может, уже давно мертвы. Это обыкновенные отбросы, мусорная свалка. Ты же не боялась, когда мы шли по свалке в окрестностях Зоны?

– Но я не уверена, что права! Зона может быть всем, чем угодно, не обязательно отстойником для сумасшедших! Даже если это и мысли с чувствами, то они убивали, поглощали всех, кто заходивших в Зону!

– Это мусор, только мусор чьей-то больной души. Пройди по нему, а потом отряхни ноги, вот и все. Сделай это.

– Держи меня за руку крепче.

Полуволк поправил выбившуюся прядь ее волос и сказал:

– Будь рядом со мной, держись за меня. Думай о том, что скоро мы окажемся на Земле и все дурное останется позади. Там мы найдем самый красивый берег самого лучшего моря и поселимся в маленьком домике с видом на песчаный берег и линию горизонта. Я, как почетный пенсионер буду выращивать цветы, а ты их продавать. А потом мы зароем в землю Глаз Идола, и из него прорастет новый мир для нас и наших друзей.

– Алмон, какие ты говоришь глупости, – едва удерживая слезы, прошептала девушка. – Я не умею ничем торговать.

– А я не умею ничего выращивать, но мы с тобой способные, всему научимся.

– Я этого даже вообразить не могу!

– Ладно, я все неправильно сочинил, придумай ты.

– На Земле мы поедем к морю…

– Так, так, так, очень интересно.

– У моря есть горы, есть ведь, правда?

– Должны быть.

– Там мы и поселимся, в зеленых горах, поближе к небу. Ты сказал, что из Глаза Идола прорастет мир для нас и наших друзей, ты думаешь, у нас могут быть друзья?

– Разумеется, почему нет?

– Земляне?

– Да хоть бы и земляне, чем они хуже.

– А я? Ты правда никогда меня не оставишь?

– С какой стати я должен тебя оставлять? Придумала тоже.

– Понимаешь, у меня очень, очень непростой характер, тебе со мною будет трудно.

Алмон улыбнулся.

– Справлюсь как-нибудь, у Патриция характер нелегче, я так думаю. Не поверишь, но у нас не было ни единого конфликта за все время нашего сотрудничества. Тебя это успокаивает?

– Немного, – слабо улыбнулась девушка.

– Давай руку. И помни, новый мир обязательно прорастет.

* * *

Терр-Розе точно рассчитала выход из Транспортного Канала, и Дракула выскользнул из Вихря рядом с его невидимым на Земле жерлом. Ноги вампира вязли в мягкой свежевспаханной земле. Теплый пар весенней пашни дурманил пряным духом, но Дракуле было не до земных ароматов. Он бросился к ближайшей лесополосе, радуясь, что кругом ночь. Приняв облик черного ворона, вампир взлетел в воздух, тяжело хлопая крыльями, и уселся на ветку дерева. Ему было тошно и позорно сидеть на ветке, и очень хотелось вернуться обратно во Дворец и забыть обо всей истории, как о дурном сне.

* * *

– Ну, пойдем, – Алмон взял руку Анаис в свою ладонь. – Главное, не смотри на них.

Анаис закрыла глаза и шагнула вперед. Под ногами лопнуло, растеклось нечто вязкое и теплое, издав всхлипывающий, душераздирающе-жалобный звук… Анаис дернулась назад, но Алмон не отпустил ее.

– Только не смотри, только не смотри, – повторял он, – иди вперед и думай о горах у самого красивого моря на свете.

Анаис сделала еще шаг и еще. К своему собственному сожалению, Алмон глаз закрыть не мог, он должен был видеть куда идет и, волей-неволей, приходилось смотреть, как лопаются тонкие поверхности глазных яблок, как выплескиваются желто-зеленые гнойные струи…

– Не смотрите на меня, не смотрите, – повторял полуволк, чувствуя, как его мозг дробится на гулкие свинцовые шары и они принимаются раскатывать по черепной коробке, – я не виноват, что мне приходится убивать вас… не смотрите на меня…

Но глаза продолжали смотреть, кто с ненавистью, кто с любовью, кто с ужасом или с презрением. Наступая на их черные зрачки и разноцветные радужки, Алмон чувствовал, как грань между разумом и безумием становится все тоньше и тоньше…

Ковер из глаз внезапно оборвался. Полуволк ступил на твердый грунт, и вытянул полубесчувственную Анаис. Впереди виднелось грязно-синее, искореженное жерло Транспортного Канала.

* * *

В мирах существуют разные Вечности, разные по форме и по содержанию. Свою вечность может создать кто угодно – один или вместе с целым Космосом. Желающих создать свою вечность так много… но лишь единицы достигают цели. Отчего же? Секрет прост – лишь единицы способны точно и четко объяснить: зачем им это нужно.

* * *

– Девочка, очнись, мы пришли.

Анаис открыла заплаканные аквамариновые глаза, увидела измученное столетьями жерло и, улыбнувшись, прижалась к Алмону. Она ничего не могла произнести, просто слушала, как бьется его сердце. Зона съежилась и отступила прочь, вытесненная из души высоченным полуволком в военной рубашке. Алмон смотрел на нее улыбающимися теплыми карими глазами и думал о том, что ради этого маленького человечка он готов исходить вдоль и поперек любую Мертвую Зону.

– Ты правда, никогда не оставишь меня? – прошептала Анаис. – Ты всегда будешь рядом со мной? Пообещай.

– Я всегда буду рядом с тобой.

* * *

Освещая путь украденным в коридоре светильником, Сократ спускался в подземные этажи Дворца.

– Зачем я это делаю? – бормотал он, на ходу прихлебывая вино из плетеной бутыли. – Зачем мне все это надо? Ведь это совершенно не мое дело. Чье угодно, но только не мое.

Но, тем не менее, продолжал спускаться все ниже и ниже, освещая края лестницы без перил, казалось, она висела в пустоте пространства. Сократ в сотый раз сверился с нарисованным планом, хлебнул еще вина и вытер пот со лба.

– Один шаг в сторону и вниз загрохочу… не надо в сторону… не надо… и не загрохочу… Я сам с собой разговариваю… докатился… Гадство, страшно, однако! Ради чего я туда поперся? Ради чего?

Толстяк остановился, присел на ступеньку, шумно отхлебнул из наполовину пустой бутылки и перевел дух.

– Я не знаю этого волка, пару раз видел Анаис, я их даже не люблю совсем, – дискутировал он сам с собой. – Ну, подслушивал я разговоры Терки и Драки, и что теперь? Работа у меня такая – подслушивать. Я даже ничего не хочу поиметь с этой ситуации…. – Сократ на секунду замер и улыбнулся. До него дошло, чего же он хочет и зачем, собственно, рискует спускаться в Дворцовое подземелье.

* * *

– Алмон, – на губах Анаис блуждала легкая отрешенная улыбка, – через пару минут мы будем на Земле. Ты готов?

– Готов. Вот уж там обрадуются, – усмехнулся полуволк. – Но мы будем вести себя тихо, прилично и никто не заподозрит нас в незаконной эмиграции, да?

Почва слегка пружинила под ногами.

– Мы всегда будем жить на Земле? – девушка взяла полуволка за руку.

– Весь мир перед нами. Где захотим, там и будем жить. Можно тебя попросить об одном великом одолжении?

– Да? – она посмотрела в лицо Алмону. Его карие глаза смеялись.

– Оставь Зоне этот синий шарф, видеть уже не могу, как он болтается у тебя на волосах.

– Легко! – хохоча, Анаис сорвала тонкий, почти невесомый шарф, подбросила в пространство и он неподвижно завис.

– Алмон, а что ты сделаешь сразу, как попадешь на Землю?

– Искупаюсь в холоднючем море прямо в одежде. Очень понравилось.

Анаис засмеялась. Висевший в воздухе синий шарф стал распадаться на синие треугольники.

– Как здорово, – Анаис, залюбовалась этим зрелищем, – даже потрогать хочется!

Она подбежала к мерцающим треугольникам, протянула руку к самому яркому, и вдруг за ее спиной раздался странный звук: будто кто-то наступил тяжелым сапогом на корку льда. Анаис замерла и обернулась. Полуволка подбросило высоко в пространство и некая сила разорвала его тело на тысячи зеленых лоскутьев. В оцепенении Анаис стояла и смотрела, как они плавно падают вниз, рассыпаясь искрами.

– Да нет, – прошептала она и неуверенно улыбнулась, – нет… не надо… не может…

Мерцающие лоскутья сыпались и сыпали и, коснувшись грунта, вспыхивали, растекаясь едва заметными ручейками.

– Алмон… Алмон! Алмон!!

Мертвая Зона размашистыми буквами выводила ее слова во времени и пространстве. Ноги Анаис дрогнули, она упала на колени. На мягкой почве еще виднелись следы, оставленные ботинками полуволка.

– Нет, Алмон, – прошептала Анаис, – не надо… да пропади он, этот шарф… Алмон, не надо! Где… где…

Анаис казалось, что она сама стоит в стороне и просто смотрит, как какая-то слепая девушка водит пальцами по постепенно исчезающим следам… Следы выравнивались. С застывшего темно-бордового неба Зоны на Анаис смотрели какие-то лица, какие-то души, какие-то судьбы, а в пространстве догорали последние красно-зеленые искры.

– Ты не можешь взять и умереть, Алмон… ты не можешь бросить меня… ты не мог обмануть меня… Ведь ты же обещал! Обещал никогда не покидать меня! Алмон!

Она уткнулась лицом в ровную бесцветную почву. Ничто больше не нарушало тишины Мертвой Зоны, кроме тихого голоса Транспортного Канала.

* * *

– Все, – беззвучно произнес Георг, обращаясь к пепельнице из черного хрусталя, ее больше нет. Глаз Идола похоронен в Зоне. Всё кончено… Алмон, перед тобою Канал… возвращайся на Марс… Я приказываю тебе… прошу тебя, Алмон… возвращайся.

* * *

Анаис подошла к Транспортному Каналу, присела на почву, прислонившись спиной к шершавому жерлу и закрыла глаза. Девушка не замечала, что медленно раскачивается в такт какой-то странной звучащей в ее душе музыке. Затем Анаис легла, сворачиваясь калачиком. «Я останусь здесь, – отрешенно, равнодушно подумала девушка, – здесь… здесь, где остался Алмон… Я усну… обязательно усну, я очень хочу спать… спать… просто спать…»

Сквозь ресницы девушка смотрела на далекий ковер из глаз, он все еще выпускал желтые гнойные струи, а где-то там… бешено крутилась нога, брели старики и нервно пульсировало грязно-белое сердце.

«Ты не умрешь, Анаис, слышишь… у тебя будет много друзей… ты будешь жить столько, сколько захочешь… потому что я так хочу…» – прорвались сквозь оцепенение слова Алмона. «Потому что я так хочу!»

– Потому что я так хочу… – беззвучно прошептали губы Анаис, – я так хочу…

* * *

«Кажется, здесь», – подумал Сократ и еще раз сверился с планом. Он волновался и волновался сильно. Тусклый свет светильника лизнул высоченные серые двери.

– Серебро, что ли? – пробормотал толстяк, машинально ощупывая их. – Или камень? Не пойму… Не пойму! – едва ли не с отчаянием пробормотал он, и толкнул двери.

Они не открывались. Сократ разбежался и врезался в них всей своей массой. Неожиданно двери распахнулись, и толстяк едва не загремел на пол. Едва удержавшись на ногах, Сократ выругался и потер ушибленный бок. На груди под рубашкой, во всех карманах звенели драгоценные цепи, перстни, браслеты, украденные у Дракулы.

В центре пустой каменной залы виднелось нечто, напоминающее большую, вмурованную в пол трубу.

– Нет, ну что же я делаю? – проворчал толстяк и, допив вино, поковылял к Транспортному Каналу. – Интересно, как хоть этой штуковиной пользоваться…

– И куда это ты собрался?

Сократ даже присел от неожиданности. Голос Патриция прозвучал в тишине как известие о конце света. Толстяк обернулся. Скрестив руки на груди, Повелитель стоял в трех шагах от него. Глаза Патриция были серо-стального цвета, а лицо таким жестким, что толстяк невольно попятился к жерлу Канала.

– Неблагодарные! – загремел голос Повелителя. – Не можете вы жить спокойно! Всюду вас губит ваша жадность!

– Да я это… – пробормотал Сократ, пожалуй, впервые в жизни перепугавшись не на шутку. – Я… это… туда…

– Вот именно! Туда и отправляйся!

Патриций шагнул вперед и толстяк, оступившись, грохнулся в Транспортный Канал.

– Отправляйся на свою Землю, вроде туда ты собирался? – гулко грохотал ему вслед голос Патриция. – На планету без прошлого, настоящего и будущего, без законов и без смысла! Там тебе самое место! Отправляйся без права возвращения на разумные планеты, принадлежащие Галактическому Сообществу! Пошел прочь!

* * *

Борясь с сонливостью, Дракула вглядывался в темное небо над теплой пашней. Воображение старого вампира уже столько раз нарисовало овал жерла Транспортного Канала и фигуры, появляющиеся из него… Красными подслеповатыми огоньками светились глаза Дракулы среди набухших весенних почек. В почках струилась бледно-зеленая просыпающаяся жизнь и это мешало Дракуле думать о чьей-то смерти… Хотелось думать только о своей.

* * *

Анаис поднялась и потрогала стенку Транспортного Канала. Казалось, пальцы коснулись трухлявого дерева. Девушка присела на край жерла и опустила в него ноги. Канал мгновенно загудел, оживая.

– На Землю. – Начертила Зона слова Анаис.

Девушка скользнула внутрь, и Транспортный Канал, вспыхнув ярким голубоватым светом, понес ее к Земле.

* * *

Дракула насторожился. Он почувствовал, как изменились воздух и энергия вокруг. В тусклом земном рассвете замелькали рваные очертания огромной трубы, и у вампира перехватило дух. Он слился с веткой и задрожал от волненья под жесткими черными перьями. Только теперь он окончательно поверил и в себя, и в Терру.

* * *

Срывались и падали с неба звезды – большие и маленькие, молодые и старые… Кто-то сгорал от отчаяния, не долетев до тверди, кто-то вспыхивал, и угасал от любви, не пролетев и половины, а кто-то во время своего последнего полета светился во сто крат ярче, нежели там, на небе…

* * *

Мягкий толчок о землю привел Анаис в чувство. Она лежала на теплой свежей пашне. Путаясь в юбке, Анаис поднялась на ноги, и посмотрела по сторонам. Кругом чернела теплая свежевспаханная земля, белоснежные, почти светящиеся в темноте стволы деревьев, тишина и бескрайнее небо с яркими звездами. Прорвав свою невидимую плотину, слезы текли и текли по лицу Анаис.

– И все же мы сделали это, Алмон, – прошептала она, глядя на небо, – теперь мы свободны. Мы оба свободны.

Расплывающиеся звезды сливались в серебристые буквы. На черном бархате Космоса они слагали для Анаис одну и ту же фразу бесчисленное количество раз: «Я всегда буду рядом с тобой! Рядом с тобой!»

А огонек планеты Марс сиял ярко-красной точкой восклицательного знака.

* * *

Учитель устало прикрыл глаза. Голубая бусина в четках Мироздания – Земля, светилась дрожащей слезой на прохладной щеке Космоса. Учитель медленно шел по бескрайним небесным просторам, опираясь на лунный посох. Неторопливо вилась дорога Учителя мимо планет, созвездий и миров, мимо ошибок и удач…

Рядом с ним, сотканный из невесомой звездной пыли, шел Алмон, отправляясь вслед за Учителем в Вечность…

Конец первой книги.

1991-2009 г.