/ Language: Русский / Genre:sf_fantasy

Дверь в Зарабию

Галина Полынская


sf_fantasyГалинаПолынскаяa539c185-b3a0-102c-8e15-7d28501b9495Дверь в Зарабию ru Miledi doc2fb, FB Writer v2.2 2009-07-07 http://www.litres.ru/ Текст предоставлен правообладателем f35df904-b5fa-102c-a682-dfc644034242 1.0 Агент Индивидуальные Авторыd6646e25-b8f5-102c-a682-dfc644034242

Галина Полынская

Дверь в Зарабию

Глава первая: Бабушка Моди

В дверном замке шевельнулся ключ. Кот, дремавший на подоконнике в широком солнечном луче, приподнял голову и насторожил чуткие уши. Бабушка, сидевшая в кресле за низеньким круглым столиком, крытым бархатной зеленой скатертью с черными кистями, подняла взгляд от карточного пасьянса.

– Мира, это ты?

– Я, бабуль, – донеслось из прихожей. – Ба, только сразу не падай.

– Что еще за сюрпризы? – бабушка раздумывала, куда положить пиковую даму.

В комнату вошла тоненькая девочка в ярко-зеленых шортах и короткой белой маечке-топике.

– Что же ты наделало, маленькое чудовище, – вздохнула бабушка, укладывая даму к трефовому тузу, – ты обрезала свои чудесные косы.

– Ну, бабулечка, – Мира примостилась на подлокотник кресла, – они так мне надоели, да и жарко от них!

С подоконника спрыгнул кот и подошел к девочке, желая рассмотреть ее поближе.

– Это большая потеря, – покачала головой бабушка, – твои волосы были самим роскошеством, цвет истинно тициановский…

– Цвет этот, бабуль, рыжим называется, – буркнула Мира, поднимая с пола кота и усаживая его к себе на колени. Плоский черный носик гималайского котяры принялся обнюхивать короткие медные кудряшки. – Зато теперь легко, удобно…

– Зато теперь ты похожа на мальчишку, – бабушка положила трефового короля поверх пиковой дамы. – Женственность и красота юной леди – в ее чудесных волосах.

– Ба, – сморщила нос Мира, – ты в каком веке живешь? Да и не похожа я со своими волосами на Миру, я должна быть брюнеткой с сиреневыми глазами.

– Это правильно в любом веке. Имя не обязательно должно отражать внешность, главное, чтобы оно гармонировало с внутренней сутью.

– В таком случае я – кактус!

– Это точно. Ничего не получается, – бабушка принялась собирать карты со стола.

Кот спрыгнул на пол и, помахивая пушистым хвостом, направился обратно к подоконнику.

– Бабуль, есть чего-нибудь перекусить?

– Иди в столовую, сейчас принесу.

Бабушка Моди поднялась из кресла и, шелестя по кленовому паркету полами черного шелкового халата, больше похожего на вечернее платье, удалилась в сторону кухни. Ее высокая, по девичьи стройная фигура замерла на пороге. Моди оглянулась, ушла ли внучка в столовую, поправила белоснежные, чуть отливающие голубоватым кудри, уложенные в безупречную прическу, и произнесла тихонько:

– Ром.

Войдя на кухню, она встала у окна, скрестив руки на груди.

– Ром! Где ты, несносный мальчишка?

– Здесь я, – зевнул голос, и в воздухе возник прозрачный, легкий, как южный ветерок, образ лохматого, сонного паренька.

– Сколько можно спать? – недовольно произнесла Моди, глядя на парящую над кухонным столом щуплую фигуру в длинной рубахе-балахоне – дымной, невесомой.

– Я всю ночь убирался, – зевнул Ром, – работал, как сто тысяч людей.

– Сколько раз тебе говорить – не преувеличивай, – вздохнула Моди. – Готов ли обед?

– Булочки в духовке, суп и овощное рагу на плите, а ваш спаржевый салат на столе под салфеткой.

– Хорошо.

– Я пойду дальше спать?

– Иди.

Образ стал растворяться.

– …а то устал, как миллион водовозных лошадей, – донеслось уже из воздуха.

Моди открыла крышку кастрюли и принюхалась, томатный суп с базиликом, его очень любила Мира. Наполнив супницу, положив на блюдо еще горячие пышные булочки из духовки, Моди поставила все это на поднос и понесла в столовую. Внучка уже достала из буфета тарелки, приборы и расставила на столе, покрытом кружевной кремовой скатертью. На полу столовой подрагивали пушистые солнечные квадраты и прямоугольники, размеренно тикали часы с маятником, на светлых стенах висели натюрморты в овальных рамах. Пахло фиалками. Подоконники столовой были уставлены одинаковыми белыми горшочками, в которых круглогодично цвели фиалковые шапки: голубые, сиреневые, лиловые, белоснежные и даже пестрые.

Вошла бабушка. Она поставила поднос на стол и подняла крышку супницы, а Мира сдернула салфетку с блюда.

– О, бабуля, твои коронные булочки! М-м-м! Обожаю.

Пока девочка ела, Моди поливала фиалки. За окнами зеленела узенькая лужайка, за лужайкой – добротный двухметровый забор, огораживающий дом от посторонних глаз.

– Спасибо, бабуль.

– Второе будешь?

– Нет, так натрескалась, сейчас лопну!

– Как ты выражаешься, – поморщилась Моди, осторожно приподнимая темные листья, чтобы узенький носик лейки добрался до земли.

– Бабусь, ну какая ты у меня старорежимная…

– Это слово мне тоже не нравится!

Мира взяла с блюда последнюю булочку, предпочитая не спорить с бабушкой.

Закончив с цветами, Моди присела за стол напротив внучки, наблюдая прозрачными голубыми глазами, как та хрустит булкой. На беломраморном лице Моди с открытым королевским лбом не виднелось ни единой морщины.

– Ба, ну чего ты на меня так смотришь? Неужели мне совсем не идет? – Мира тряхнула блестящими кудряшками.

– Я не об этом, с твоим поступком я уже смирилась, – подперев ладонью подбородок, Моди задумчиво смотрела на внучку.

– А чего тогда ты смотришь, как-то… не по-человечески?

– Надо мне кое-что рассказать тебе, но не уверена, что ты достаточно взрослая, чтобы все понять правильно.

– Вот те на! – криво улыбнулась девочка. – Мне через день тринадцать стукнет, скоро уже старость, а ты все не уверена.

Бледно-розовые губы Моди тронула легкая улыбка.

– Если бы не подходило мое время, конечно же, я повременила бы, но… что поделать.

– Бабуль, ты о чем? – забеспокоилась Мира. – Какое такое время подходит? В чем дело?

Моди молча достала из буфета бутылочку кофейного ликера и маленькую серебряную рюмочку. С возрастающим беспокойством Мира наблюдала за бабушкой.

– Даже и не знаю, с чего начать, – аккуратно, будто отмеривала микстуру, бабушка налила в рюмку ликер. – Ну да ладно. Мира, не замечала ли ты, что мы некоторым образом отличаемся от других людей?

– О боже, бабуля! – распахнулись ярко-зеленые глаза Миры. – Мы что, вампиры? И будем жить вечно?

– Что ты говоришь, в самом-то деле, – Моди чуть пригубила ликер, – насмотришься этого ужасного телевидения, потом приходят на ум всякие глупости. Подумай хорошенько, найди отличия между собой и своими одноклассниками, товарищами по играм.

– Мои одноклассники поголовно козлиные морды, – скривившись, выпалила Мира, – а товарищи по играм балбесы и дебилы, а дев…

– Мира! – хлопнула ладонью по столу Моди, казалось, даже настенные часы притихли. – Как ты можешь так выражаться?!

– Бабуль, ну все так говорят.

– А если все побегут с крыши прыгать, ты тоже побежишь? Ты не должна равняться на всех, ты отвечаешь только за собственные поступки! «Как все» не может служить оправданием, ты должна думать собственной головой!

– Ну, я поняла, поняла…

– Итак, я задала тебе вопрос, жду на него ответа.

– Чем я отличаюсь от остальных? – Мира задумалась. – Меня девять раз из школы исключали, я уже думала в книгу рекордов Гиннеса…

– Не это, – терпеливо произнесла Моди. – Другое.

– Ну, я не знаю, бабуль, – заныла Мира, – ничего в голову не идет! Чего во мне не так, скажи сама.

– Ты предчувствуешь погоду, если возьмешь в руку любой плод, сможешь определить, съедобен он или нет, а еще ты можешь приручать животных и птиц…

– Вау, круто! Я что – Маугли?

– Не перебивай, сделай милость. Ты способна прорастить зерно на своей ладони, лететь, подхваченная порывом ветра, и останавливать морские волны.

Приоткрыв чуть припухшие губы, Мира зачарованно слушала чистый бабушкин голос.

– Ты можешь понимать язык природы, – продолжала тем временем Моди, ее лицо смягчилось, посветлело, – шепот песка, ворчание камней, ты добрым людям исцелишь любые раны.

– Бабуль, это какие-то стихи?

– Почти, – улыбнулась бабушка, – это стихи о тебе. Ты никогда не спрашивала меня, где твои родители, тебе это интересно?

– Не очень.

– Почему же? – удивилась Моди, поднося к губам серебряную рюмочку.

– Они ни разу о себе не заявляли, я всю жизнь жила с тобой. Они же мной не интересовалась, чего я буду интересоваться ими?

– Ты не права, детка, – качнула головой бабушка, – просто в то время сложились такие обстоятельства. Сейчас я расскажу о твоих родителях. Родители твоего папы, были против его женитьбы на твоей маме, мы с дедушкой…

– У меня есть дедушка?

– Все по порядку. Так вот, мы с дедушкой тоже не особенно обрадовались, но твои родители любили друг друга, и мы решили не мешать, пускай дети сами разбираются, в конце концов, наши с дедушкой родители тоже были против нашего брака, и ничего, всю жизнь прожили, прекрасную дочь воспитали. Но твоя бабка по отцовской линии все никак успокоиться не могла, все козни строила, все не жилось ей спокойно. А отец твой, тот еще, прости господи, тюхтей, не мог поставить старуху на место, чтобы мать твою не изводила. Ладно, обойду все эти неприятные подробности. Когда жизнь у них совсем разладилась, мама как раз поняла, что носит под сердцем тебя. Я и забрала вас обеих сюда, в этот дом, ты здесь родилась. Маму твою звали Амабель, отца Велор.

– Звали? Они умерли?

– Погоди, не перебивай. Мама твоя оказалась однолюбкой, никак не могла забыть своего Велора, вот и металась, пока совсем не исчезла.

– Это как? – затаила дыхание Мира.

– Когда душа мечется, разрывается, она всю жизнь из тела выпивает, тогда тело и исчезает, а сам человек или в яблоню, или в ручей превращается.

– Я бабуль, ничего не понимаю, – честно призналась девочка.

– Со временем поймешь, – вздохнула Моди, – главное, слушай и запоминай. Теперь, собственно, обо мне. Ты обращала внимание, что я никогда не сплю?

– А что в этом такого? Разве у других не так?

– У других не так, ты же спишь по ночам.

– Я думала, что в твоем возрасте перестану…

Моди рассмеялась.

– Ты даже не представляешь, милая, сколько мне лет!

– Сорок?.. – попробовала угадать Мира.

– Ох, много больше! Но я предпочту сохранить это в тайне, мне еще есть, что тебе рассказать. Так вот, дитя мое, я засыпаю один раз в тринадцать лет, но зато на целый год. Только умоляю, не спрашивай, медведь ли я!

– Медведи спят только зиму, – Мира недоверчиво смотрела на смеющуюся бабушку. – Ба, ты это все серьезно?

– Разумеется. Так вот, в течение всего года я не смогу о тебе заботиться, поэтому я приняла решение отправить тебя на это время к Велору, к твоему отцу.

– А как же Аксельбант?

– Кота возьмешь с собой, – пожала плечами Моди.

– Бабуль, я прямо в шоке. Мы что ли колдуны какие-то средневековые?

Моди отрицательно качнула головой.

– Ты расскажешь?

– Чуточку позже. Я еще не все свои тайны раскрыла.

– Что еще? Я уже заранее боюсь.

– Дело в том, что я совершенно не умею готовить, и за всю свою жизнь ни разу не прикоснулась к плите. И юной девушке неприлично так раскрывать рот.

– А…

– У нас есть слуга, он и уборщик, и повар.

– Слуга? У нас? Здесь? Дома? Бабуль, ну это, по-моему, уже слишком.

– Чуть позже я тебя с ним познакомлю, сейчас этот несносный мальчишка спит.

– Ба, ты себя вообще хорошо чувствуешь?

– Конечно. Чуть позже я тебе все покажу и со всеми познакомлю. Ты точно не желаешь съесть второе? Твое любимое овощное рагу.

– Нет, спасибо.

– Так вот, моя дорогая, разумеется, мне не хочется отправлять тебя к отцу и его семье, но иного выхода я не вижу. В обиду ты себя не дашь, тут ты в меня пошла, так что я спокойна, а год пролетит незаметно. Да и полезно будет твоему папочке узнать, что у него есть взрослая дочь!

– А далеко ехать? – Мире всё еще не верилось в сказанное бабушкой.

– Здесь рядом, – отмахнулась Моди. – Видишь ли, солнышко, наша Земля устроена не так просто, как кажется, она гораздо сложнее и интереснее, на ней имеется множество потаенных дверей, ведущих в удивительные миры. Самое трудное – отыскать такую дверь, а быть она может где угодно: в морском утесе – излюбленном месте русалочьих посиделок, в лесной чащобе с южной стороны мшистого валуна, в пшеничном поле, где особо густо растут васильки. А бывает и так, что дверь есть в твоем собственном доме, но ты о ней даже не подозреваешь, потому что заклеена она тремя слоями обоев. Но стоит постучать по стенам, и дверь непременно отзовется глуховатым баритоном. Дверь в совсем другой мир. В нашем доме есть такая дверь.

– Да? – глаза Мира распахнулись и стали похожи на два диких лесных озерца, в обрамлении пушистых золотистых ресниц. – Нет, кроме шуток?

– Кроме шуток, – улыбнулась бабушка. – Иначе как бы я вас с Амабель сюда забрала?

– А где она?

– Всему свое время. Для начала идем, познакомлю тебя с Ромом, его я на всякий случай отправлю вместе с тобой. Если будет грустно – развеселит, весело…

– Опечалит?

– Поддержит веселье. Идем, дорогая.

Они вышли из столовой.

– Ба, а он какой?

– Увидишь.

На кухне царил аквамариновый полумрак, окна от полуденного солнца прикрывали шторы цвета глубокой морской воды, солнечные лучи, пробиваясь сквозь них, приобретали такой же глубоководный оттенок.

– Ром, – позвала Моди, – Ром!

– Иду, – зевнул голос откуда-то из воздуха.

Мира ойкнула и спряталась за бабушку.

– Не бойся, милая, он не страшный, просто безобразник невоспитанный и всегда преувеличивает. Ром! Ты заставляешь нас ждать!

Возник растрепанный юноша и завис в полуметре от стола.

– Ай! – взвизгнула Мира. – Бабуль, у нас тут привидение! Прямо тут! Прямо у нас!

– Ром не привидение, он житель другого мира, откуда пришла и я, и твоя мама, и ты сама. Семья Рома уже не первое поколение служит нам…

– Ба, у нас что, есть собственные рабы?! – в ужасе прошептала Мира.

– Я бы сказала – помощники по хозяйству.

– А где его семья?

– Видишь ли, Ром и вся его многочисленная семья – народ флоинов. Испокон веков они преданно слу… помогают нам – народу неолитов.

– Они что ли призраки? Ну, в смысле мертвые?

Ром плавно покачивался над столом, поглядывая на Миру.

– Нет, это такой народ. Отслужив положенный срок верой и правдой, флоин обретает форму, тело и может начинать свою жизнь, но большинство по старой памяти все равно селятся рядом с бывшими хозяевами и живут добрыми соседями.

– С ума можно сойти! У нас все это время жило самое настоящее приведение, булочки мне пекло, суп варило…

– Я тебе еще пеленки менял и молоко грел до температуры 36, 6 градусов, – изрек Ром.

– Как так? – растерялась Мира. – Бабуль, как он мог менять мне пеленки, если ему от силы лет двадцать?

– Флоины взрослеют гораздо медленнее нас.

– Ой, сколько сразу всего, – вздохнула Мира, – голова кругом. Неужто, бабуль, нельзя было как-то постепенно?

– Вообще-то я надеялась, что сон не придет, подождет еще годик, ты бы повзрослела, но нет, чувствую, мой сон уже на пороге. Считаю, что с Ромом я тебя познакомила, идем теперь в гостиную.

– Я свободен? – осведомился Ром.

– Да.

Вечерело, солнечные квадраты и прямоугольники на полу вытянулись, стали оранжевыми.

– Бабуль, – Мира присела за стол, жадными, любопытными глазами глядя на бабушку, – покажи мне эту дверь прямо сейчас!

– На сегодня достаточно, – улыбнулась Моди, – завтра ты сможешь не только увидеть ее, но и отправиться в гости к своему отцу.

Глава вторая: Солнечный камень

В не зашторенное окно комнаты Миры лился голубоватый лунный свет. Лежа в кровати, она наблюдала за его течением, свет казался снежным. Подняв руку, она осторожно коснулась пальцами луча, он показался упругим и прохладным.

– Не спится? – из темноты материализовался Ром.

Он подлетел к лучу, улегся на него, вытягивая ноги, и тут же соскользнул вниз. Мира рассмеялась.

– Тебе не больно?

– Нет, – Ром взлетел почти к самому потолку, – это я специально, чтоб тебя развеселить.

– Ром.

– Чего? – он примостился на высокую спинку кровати.

– Ты моих родителей видел?

– Угу.

– И… какие они?

– Ну-у-у…

– Кажется, я слышу чьи-то голоса! – дверь внезапно распахнулась, на пороге стояла Моди. – Это что тут за полуночные дискуссии? Немедленно спать! Ром!

– Уже исчез, – юноша растворился без следа.

– Мира, – голос бабушки сделался тише и мягче, – завтра, возможно, настанет один из самых главных дней твоей жизни, ты попадешь в иной мир, начнешь познавать его и самою себя, познакомишься со всеми остальными членами своей семьи. Ты должна отдохнуть, набраться сил, как следует выспаться.

– Бабуль, ни в одном глазу сна нет, – вздохнула девочка. – Столько всего в голове крутится.

Моди вошла в комнату и присела на край кровати.

– Совсем не хочется спать? – она погладила Миру по кудряшкам. – Закрой-ка глаза.

Девочка послушно опустила ресницы. Моди подняла руку и погрузила свои тонкие пальцы в голубоватый лунный луч, на ладони осталась невесомая, как с крыльев бабочки серебристая пыльца.

– Спокойной ночи, – прошептала Моди и легонько дунула на ладонь, пыльца слетела с ее пальцев на лоб и веки Миры.

– Спокойной ночи, бабуль, – зевнула девочка, – чувствуешь, как пахнет ночными фиалками?

Через минуту Мира уже крепко спала. Моди тихонько вышла из ее комнаты, бесшумно прикрыв за собою дверь.

* * *

Утро постучало в окно тонкими золотистыми пальцами. Мира потянулась, зевнула и открыла глаза. Пару минут она смотрела в потолок, размышляя, приснились вчерашние события или все-таки нет?

– Мира, – в комнату заглянула бабушка, – проснулась, милая?

– Да, бабуль, – она спрыгнула с кровати, одергивая желтую пижаму. – Отлично выспалась.

– Замечательно, делай зарядку и завтракать.

Моди прикрыла дверь и пошла в свою комнату. Сквозь опущенные сиренево-синие портьеры пробивалось лимонное солнце. Крошечные золотистые пылинки кружились в луче, падающем на большое зеркало в причудливой деревянной раме. Из резного платяного шкафа она извлекла платье нежного сиреневого цвета – длинное, строгого покроя, но необыкновенно женственное. Переодевшись и прикрепив на грудь брошь в виде букетика фиалок, она убрала волосы в высокую аккуратную прическу и тяжело вздохнула.

– Ром.

– Я здесь, – возник молодой человек.

– Как я волнуюсь за мою девочку…

– За нашу! Я что ли с ней меньше возился? Маленькая пачкунья пеленок.

– Ты пойдешь с Мирой?

– А вас на кого оставлю?

– Этот год я как-нибудь проживу без спаржевого салата, – грустно улыбнулась она. – Я бываю иногда резка с тобой, ты извини меня.

– Да ну что вы, я и сам не подарок, порою самого себя охота за вредность наказать.

– Так ты пойдешь с Мирой?

– Конечно, пойду, разве ж можно отправлять нашу принцессу одну в такое путешествие?

– Если ее бабка Нинга изводить начнет, ты уж не давай девочку в обиду.

– Моди, уверен, наша крошка сама кого хочешь изведет, так что она отомстит всем кому надо за вас, за Амабель, ну и за себя заодно. Недаром Мира рыжая, она огненная, так что будьте спокойны.

– Если ты будешь рядом, я, конечно же, спокойна, – Моди вздохнула, – кота не забывайте кормить, тоже ведь живое существо.

– А что, кот идет с нами?

– Куда ж его девать? Прогуляется немного, усатый бездельник. Что сегодня на завтрак?

– Мармеладные тартинки, кофейное печенье и какао.

* * *

Дожидаясь бабушку, Мира сидела за столом, положив голову на солнечный квадрат, подрагивающий на кремовой скатерти. Тонкие лучики путались в ее непослушных кудряшках и сверкали теплыми блестками. Закрыв глаза, девочка слушала размерянное тиканье часов, думая о том, что этот дом – самый замечательный на свете, и лучше бабушки не существует людей… В воздухе разлился аромат какао и еще чего-то очень вкусного. Бабушка поставила на стол поднос с завтраком.

– М-м-м-м! Какая вкуснятина! Бабуль, а ты себе ничего не положила…

– Не хочется, – Моди теребила брошку на груди.

– Ты сегодня такая красивая, – Мира уплетала маленькие тартинки с прозрачными кусочками мармелада сверху. – Такая торжественная.

– Да уж, – вздохнула бабушка, – как-никак провожаю тебя в такое путешествие.

– Значит, мне все это не приснилось. Ура!

– Не приснилось… – Моди рассеянно смотрела на ряды горшков с цветами. – Хочу тебе немного рассказать о том мире, откуда мы родом…

– Ба, мы инопланетяне?

– Нет.

– Слава богу, ты меня успокоила. Прости, что перебила.

– Так вот, местечко, куда ты отправишься, называется Зарабия, она и похожа на привычный тебе мир, и очень отличается. Раньше Зарабия казалась мне сложной и опасной, поэтому я решила перебраться сюда с Амабелью. Построили этот дом подальше от шумного мегаполиса… ладно, не в этом суть. Лишь многим позже я поняла, что бежала не от мира Зарабии, я бежала от себя, своих проблем и просто-напросто желала доказать и твоему отцу, и его семье, что мы не только освоимся и обживемся в незнакомой среде, но и прекрасно воспитаем тебя. В чем-то я оказалась права, в чем-то ошиблась, но теперь уже поздно о чем-то сожалеть. По сути своей мы так и остались зарабийцами. Что ж, это неплохо, но ощущение оторванности все же тяготит.

– Меня не тяготит, – Мира поставила на поднос пустую кружку.

– Это потому что ты ни разу не видела своей родины.

– Не факт, что я в нее влюблюсь с первого взгляда, – наморщила нос Мира. – Проведаю папашку, посмотрю, что почём и быстренько обратно, к тебе.

– Вот, чуть не забыла сказать, в Зарабии другое время. Оно течет иначе, гораздо быстрее.

– Значит, мне не нужно будет торчать там целый год?

– Не нужно. И прошу тебя, постарайся говорить красиво и правильно, в Зарабии огромное внимание уделяют речи, ведь хоть чему-то я должна была тебя научить.

– Я постараюсь, – кивнула Мира, – но ничего не могу обещать.

– Мира…

– Ты же сама говорила, если не уверена, что сдержишь слово, лучше не давай его.

– Спасибо, хоть это ты усвоила, – вздохнула Моди.

Неслышно ступая мягкими лапами, в столовую вошел кот. Помахивая пушистым хвостом, он огляделся, перенюхал все воздушные потоки и прыгнул на свободный стол.

– Привет, Бантик, – Ирис погладила крупную, почти плоскую мордаху. – Скоро мы с тобой, лохматка, отправимся путешествовать.

Кот внимательно слушал. Моди с улыбкой смотрела то на него, то на внучку.

– А сейчас, милая, я передам тебе наше главное семейное сокровище.

– Сокровище? – загорелись глаза Миры. – Какое? Оно драгоценное?

– Минутку.

Бабушка вышла из столовой, а девочка с трудом подняла со стула здоровенного толстого кота и усадила к себе на колени. Басовито мурлыча, он принялся устраиваться поудобнее. Свернувшись калачиком, кот положил голову на руку Миры и довольно зажмурился.

Бабушка вернулась с большой синей шкатулкой, которую Мира про себя благоговейно именовала «ларцом». Это была секретная бабулина шкатулка, и трогать ее строго-настрого запрещалось. Поставив ее на стол, Моди подняла крышку и извлекла из таинственной шкатулки цепочку с подвеской: крупная прозрачная капля сверкала так, что девочка зажмурилась.

– Это солнечный камень, – бабушка с любовью смотрела на украшение, – переходит по женской линии нашего рода.

– Он волшебный? – Мира смотрела на него, прищурившись, сквозь ресницы.

– В какой-то степени все камни можно назвать волшебными, но этот уж точно особенный, у него есть своя история.

Моди положила украшение на центр стола.

– Когда-то давно, когда двери в различные миры еще не были столь потаенными, когда облака спускались вниз, чтобы поиграть с морскими волнами, а солнце было молодым и сентиментальным, произошла вот какая история. На берегу прозрачного лесного ручья жила прекрасная юная девушка. Она питалась ягодами, утоляла жажду росой. Она знать не знала, что из лесной чащи на другом берегу днем и ночью наблюдают за нею влюбленные глаза юноши. Но он не смел показаться ей, потому что у красивого лицом юноши было тело птицы, большой неуклюжей птицы, не умеющей летать: с короткими крыльями и когтистыми лапами. Чтобы не испугать возлюбленную своим видом, он никогда не покидал своего убежища, дни и ночи напролет призывая Лесной Дух. Однажды он явился. Юноша поведал о своем желании, и Лесной Дух согласился исполнить его в обмен на пылающее любовью сердце юноши. Тот попросил осыпать драгоценностями свою любимую, чтобы она никогда ни в чем не нуждалась и прожила долгую счастливую жизнь. Лесной Дух исполнил его желание. Юноша с телом птицы умер, так и не узнав, что его прекрасная возлюбленная была слепой, и губы ее не могли вымолвить ни слова. Драгоценные каменья, разбросанные по траве, она принимала за обычные и бросала их в ручей, слушая мелодичный плеск воды. Она действительно прожила долгую жизнь, но вряд ли ее можно было назвать счастливой: стыдясь своей слепоты и немоты, она прожила отшельницей, никого не любя и не зная, как любили ее. Когда сердце девушки совсем высохло без любви, ее побелевшие волосы слились с водами дикого лесного ручья, а тело окаменело среди потускневших драгоценных камней. Эту историю рассказали солнцу птицы. Опечалилось, погрустнело светило, жаль ему стало и юноши с телом птицы, и девушки с высохшим сердцем… И тогда солнце расплакалось, расплакалось впервые в своей солнечной жизни. Засверкали в высоких травах его чистые жаркие слезы, и это, – бабушка взяла цепочку и засияла капля, – одна из солнечных слёзинок.

– Какая грустная история, надеюсь, на самом деле все было совсем не так. – Мира потянулась к украшению. – Можно потрогать?

– Конечно, бери, моя милая.

Капля мягко легла на ладонь, она была такой теплой, будто внутри и вправду скрывалась частица молодого сентиментального солнца.

Глава третья: Дверь в Зарабию

– Так, кажется, всё собрали, – Моди подняла набитый пестрый рюкзачок, проверяя, не слишком ли он тяжел. – Где корзинка Банта?

– Бабуль, он эту корзинку не выносит, он в ней протестует, может, я в нее вещи переложу, а Бантика понесу в рюкзаке?

– Еще чего, это специальная кошачья корзина, ему там должно быть удобно. Не забудь его расческу, шлейку и ошейник с бубенцом.

– Я уже все собрала.

– Не забыть бы еще корзинку с провизией…

– Бабуль, ты не волнуйся, все возьмем, ничего не забудем.

– Я тороплюсь, чтобы успеть отправить тебя, пока в Зарабии раннее утро, не палит солнце и воздух прохладен и свеж. Ром!

– Я здесь, – возник молодой человек, на этот раз он был не в обычном своем длинном дымном балахоне, а в рубахе и штанах свободного покроя – он уже собрался в путь-дорогу.

– Ты понесешь рюкзак и кота, а Мира корзину с провизией.

– Я кота не понесу, – насупился Ром, – кот меня не любит, он на меня фырчит все время.

– Что делает? – приподняла одну бровь Моди.

– Фырчит. Вот так: «фыр, фыр, ф-ф-фы-ы-ы-р-р!», очень даже угрожающе звучит, честное слово. Не верите?

– Аксельбанта я понесу, он не тяжелый, – Мира одернула коротенькую джинсовую курточку.

– Шесть кило, не меньше, – Ром подхватил пестрый рюкзачок и корзину с провиантом. – А сам он не может пойти? Вон какой здоровенный вымахал, пусть бы жирок порастряс.

– Что ты, – Мира открыла крышку плетеной кошачьей корзины, – он же не собака, у него лапки мягкие, нежные.

– Все, пора идти, – бабушка поправила брошь. Она волновалась и не могла этого скрыть. Мире же не терпелось увидеть дверь в другой мир.

Вслед за бабушкой, Мира с Ромом и котом, протестующим в своей корзинке, прошли в комнату Моди.

– Это здесь? – шепотом спросила Мира. – Прямо у тебя?

– Минуточку терпения.

Моди подошла к зеркальному трюмо, открыла запертый на ключ самый маленький нижний ящик и выдвинула его.

– Ба, – немного расстроилась девочка, – это всего-навсего какая-то игра?

– Я же сказала, минуточку терпения.

Внутри ящичка что-то щелкнуло, и зеркала вдруг начали светлеть, словно на них упал невидимый луч солнца. А затем… затем в них отразилась дверь, деревянная дверь с коваными петлями.

– Ух, ты! – воскликнула Мира. – Это и впрямь дверь в другой мир?

– Да, и она прямо за твоей спиной.

Мира обернулась. И вправду, на пустой стене, куда бабушка никогда не разрешала вешать никаких картин, в полуметре от пола, возникла самая настоящая деревянная дверь с коваными петлями и ручкой-кольцом. Моди потянула за ручку и тяжелая на вид дверь открылась легко и беззвучно.

– Идите за мной.

– Ром, тебе не страшно? – шепнула Мира.

– Мне? Нет. Если что, я мигом исчезну.

– А ты, как погляжу, храбрец!

– Еще бы.

Подходя к двери, Мира невольно оглядела бабушкину спальню и вдохнула легкий сладковато-пряный запах духов, витавших в воздухе. Этот запах был таким родным, знакомым с самого детства, что желание остаться дома, рядом с любимой бабулей почти пересилило желание увидеть неведомую страну. «Я ненадолго, – мысленно произнесла Мира, – повидаю папу, поругаюсь со всей его родней и вернусь. Если бабушка будет еще спать, посижу рядом с ней, а Ром напечет булочек и приготовит ее любимый спаржевый салат».

Против всех ожиданий, шагнули они не в новый мир, а в пустую белую комнату со слегка закругленными углами, что делало ее отдаленно похожей на яйцо. В комнате была еще одна дверь – без кованых петель, без ручки, на вид как будто из просто пластмассы.

– Ну что же, милая моя, – не без волнения коснулась ее Моди, – добро пожаловать на родину.

Мира затаила дыхание, а бабушка толкнула дверь, и в комнатку ворвался птичий гомон, свежий ветер, пахнущий молодой листвой деревьев.

– Последний весенний месяц заканчивается, – вдохнув этот аромат, произнесла Моди, – в Зарабии почти что лето.

– Скучаешь? – Мира заглянула в ее прозрачные голубые глаза.

– Немного, – Моди отвернулась, украдкой смахивая капельку с ресниц.

– Бабуль, мы скоро, – поставив на пол корзинку с протестующим котом, Мира обняла бабушку за талию. – Ты скажи, когда там, – девочка кивнула на приоткрытую дверь, – пройдет год?

– В середине осени.

– Всего-то? Да мы мигом, бабуль, одна нога там, другая уже здесь! Погоди, а как же твои фиалки?

– Совсем о них забыли! – всплеснула руками Моди. – Мира, Ром, а ну давайте, скорее принесите сюда горшки!

Оставив вещи на полу, они поспешили обратно. А Моди, переведя дух, собралась с силами и распахнула дверь настежь. На миг она задохнулась от такого знакомого и такого забытого ветра Зарабии, в нем смешивалось все: и речная свежесть, и пряность плодоносящих рощ, и сладковатый аромат весенней земли.

– Бабуль, мы здесь!

Вернулись Мира с Ромом, они умудрились притащить сразу все горшки.

– Давайте сюда, ставьте на землю.

Мира перешагнула порог белой комнаты и оказалась в Зарабии. Там, за спиной остались вещи и бунтующий в корзине кот. Поставив горшки на землю, Мира огляделась. С этой стороны не было дома, не было стен белой комнаты, дверь распахивалась в стволе гигантского дерева, чья крона уходила так высоко, что не видать вершины. На все четыре стороны простирался лес, с аккуратными, стройными рядами деревьев.

– Мира, помоги-ка мне, – бабушка держала горшок с лиловыми фиалками, рядом кружил Ром. – Видишь, у самого дна маленькие скобы-замочки? Опусти их вниз.

Мира опустила, и у горшка отсоединилось дно. Эту операцию проделали со всеми остальными горшками.

– Ром, принеси из кладовой маленькую лопатку, ту, с железной ручкой.

– Один момент.

Ром исчез.

– Ну, – голос Моди немного дрогнул от волнения, – как тебе?

– Пока ничего, – улыбнулась Мира, – симпатично. А почему деревья так странно растут – шеренгами?

– Это ветуловая роща. Ветул – очень вкусный и полезный фрукт, по форме и размеру как маслина, а по вкусу – слива мирабель. Уверена, эта роща твоей семьи, когда мы уходили, твой отец, его мама, кстати, зовут ее Нинга, у тебя есть еще кузены… ну ты со всеми там сама познакомишься, они как раз собрались заняться разведением ветула. Хорошо хоть это дерево не срубили, а то пришлось бы нам искать другие двери.

Явился Ром с лопаткой.

– Вот здесь, возле ствола, вскопай неглубокую грядочку.

Ром управился в два счета. В эту грядочку Моди расставила цветочные горшки, лишенные дна. Донышки сложили рядом.

– Когда пойдете обратно, не забудьте забрать цветы. Идите прямо вдоль деревьев.

– Конечно, бабуль, не беспокойся. Ром, хватай вещи, мы отправляемся повидать зарабийских родственничков!

Обнявшись с бабушкой, Мира взяла корзинку с котом, Ром подхватил пестрый рюкзачок, провизию, и, выйдя на тропинку меж стройных древесных рядов, они пошагали вперед. Бабушка Моди смотрела им вслед, пока из вида не скрылись огненно-рыжие кудряшки, затем тихонько затворила дверь, и она исчезла, сделавшись невидимой на мшистом стволе великана.

Глава четвертая: Ветуловая роща

– А что, здесь очень даже симпатично, – Мира кивнула на безупречные ряды деревьев с аккуратными ярко-зелеными кронами и узкими листьями, похожими на листья ивы. – Если это все и впрямь наше, то мой папаша настоящий плантатор. Ну-ка стой.

Ром замер и спустился вниз.

– Давай рюкзак.

Вытряхнув вещи, Мира выпустила из корзины исстрадавшегося Аксельбанта. Он мигом успокоился, устроившись в рюкзаке, а одежда полетела в кошачью корзину. Как только кот очутился за спиной Миры, он обнял лапами ее за шею, пару раз ткнулся носом в рыжие завитки и задремал, положив крупную голову на плечо обожаемой хозяйки.

– Котяра-то как тебя любит, – усмехнулся Ром.

– Это взаимно. Слушай, а ты можешь взлететь повыше и посмотреть, что там за рощей и большая ли она?

– Не могу, – буркнул Ром.

– Бунт на корабле? – удивилась Мира.

– Я… я… высоты боюсь. Вот. – Он смущенно отвернулся.

От удивления Мира остановилась, приоткрыв рот, Аксельбант проснулся и фыркнул.

– Ты? Боишься? Высоты? Как привидение может…

– Я не привидение! Не привидение я! Сколько можно повторять!

– Ну извини, я не знаю, как еще можно назвать нечто призрачное, летающее, трусливое и с претензиями!

– Я флоин, – терпеливо ответил Ром. – У людей ведь как, сначала живешь в теле, потом отбросил тапки и летаешь себе, как балда: куда? зачем? Ничего не ясно. А у нас все совсем не так, сначала мы летаем, познаем жизнь, заботимся о вас, а уж потом обретаем тело и живем себе, не тужим.

– А когда вы отбрасываете тапки, что с вами делается? Опять летаете, как мухи?

– Не знаю, – буркнул Ром, – говорили, вроде, во что-то превращаемся.

– Наверное, во что-нибудь ужа-а-а-асное! – скорчила рожицу Мира. – Чего ждем? Идем дальше.

Как только они тронулись в путь, Аксельбант успокоился, покрепче обнял Миру и снова задремал.

Зелень ветуловых крон прошивали тонкие солнечные лучи цвета спелого абрикоса, воздух был чист и свеж. То и дело, треща прозрачными зелеными крылышками, пролетали насекомые, похожие на причудливых стрекоз. Земляные тропинки меж стволов, выстроенных в ряд, были чистыми, без единой травинки, будто их только что кто-то тщательно подмел мягким веником. Не касаясь босыми ступнями земли, Ром старательно «шел» рядом с Мирой, поглядывая на кота в рюкзаке.

– Интересные они все-таки звери, да?

– Кто?

– Кошки. Себе на уме.

– Они очень интересные, – кивнула Мира. – Подружиться с кошкой это здорово.

– Не со всякой, – возразил Ром, – они разными бывают.

– Это да, совсем как люди, – девочка отмахнулась от очередной любопытной обладательницы зеленых крылышек.

– Вот человек, – обрадовался Ром, что завязался разговор и Мира вроде на него не сердится, – может скрыть свою настоящую суть, а у кота все на морде написано: славный он парень или с ним придется хлебнуть неприятностей. Вот Аксельбант славный парень, хотя и себе на уме. Он тебя любит, а всех остальных терпит. А бывает, смотришь на какого-нибудь хвостатого, а у него черти в глазах так и скачут, будто бы он говорит: «Погоди, погоди, я тебе еще устрою разноцветную жизнь! Попрощайся со своими цветами, занавесками, обоями, мебелью… в общем, со всем тут в доме попрощайся, потому что ты имел глупость завести такого очаровательного милашку вроде меня!»

Мира рассмеялась.

– Бабуля пришла в ужас, когда я принесла маленького Бантика, особенно, когда узнала, сколько денег я на него потратила. Но ведь такой красивый породистый кот не может стоить дешево, он же аристократ. А потом бабуля узнала его получше, поняла, что он славный парень, и полюбила его. Не так сильно, как я, по-своему, но полюбила.

– А что у Банта за порода?

– Гималайский.

– Странная у него расцветка.

– Ага, по цвету как сиамский, а пушистый, как персидский, но это не случайно, это ему так по породе положено.

– Симпатяга.

– Слушай, – остановилась Мира, – я уже устала, если ты так сильно трусишь, то подержи кота, я залезу на дерево и посмотрю, далеко ли нам еще.

Раздумывал Ром так долго, что у Миры едва хватило терпения.

– Ладно, я сделаю это, – тяжело вздохнул он, – тебе не стоит лазить по деревьям.

Крепко зажмурившись, Ром медленно стал подниматься вверх и завис над верхушками.

– Выше.

Зажмурившись еще крепче, он приподнялся еще на пару сантиметров.

– Еще выше.

Еще пара сантиметров.

– Выше!!

От этого окрика Ром невольно взлетел метра на полтора.

– И глаза открой, вот ведь несчастье какое!

Открыв глаза, Ром завел низким басом:

– А-а-а-а-а!!! Снимите меня отсюда-а-а!

– Смотри, что по сторонам!

– Деревья… – украдкой огляделся он, неуверенно покачиваясь в воздухе, как на палубе корабля в сильный шторм.

– И что еще? – от нетерпения Мира переступала с ноги на ногу.

– Ничего, только деревья.

– Везде? – удивилась девочка. – И больше вообще ничего нет?

– Там далеко впереди что-то темнеет, не разберу что именно. Можно мне спуститься? Я сейчас умру, обрету тело, упаду и разобьюсь…

– Спускайся, – вздохнула Мира, – с такими серьезными проблемами тебе необходима консультация хорошего психолога и не одна к тому же.

Спустившись, он отдышался и успокоился.

– Так, – Мира присела под дерево и стала развязывать кроссовки. – Неужели бабуля ошиблась и направила нас неизвестно куда?

– Она очень давно не была в Зарабии, – Ром наблюдал, как девочка вытряхивает из кроссовок крошечные камешки, – здесь многое могло измениться, даже рощи этой не было.

– Меня только одно волнует: где папин дом? До ночи тут гулять совсем не интересно. Я вообще не люблю в темноте ходить по незнакомым местам.

– Тогда идем скорее, должен же тут быть хотя бы домик сторожа, у него и спросим.

Мира обулась, потуже зашнуровала бело-голубые кроссовки, и они отправились дальше. Мимо проплывали ветви с мелкими плодами, точь-в-точь спелые маслины. Мира сорвала одну и понюхала.

– Ну, как?

– Вроде ничем не пахнет.

Надкусив, она обнаружила внутри зеленоватую косточку, размерами чуть меньше самого плода, мякоти оказалось совсем мало, и толком распробовать не получилось.

– М-да, – Мира бросила косточку на землю, – ну и фрукты «вкусные и полезные», одна кость, не очень-то, наверное, доходный бизнес торговать такой бякой. Лучше уж кофе. Представляешь, спросят меня во дворе, а кем твой папа работает? А я отвечу, он не работает, он кофейный плантатор! Ой, Ром, смотри, кто это?

Из-за дерева выглядывала чья-то остренькая мордочка с подвижным коричневым носом, короткими усишками и испуганными желтыми глазами.

– Это ветуловый хрок, – ответил Ром, – он не опасный, ест листья, иногда кору грызет.

– Цыпа-цыпа, – пощелкала пальцами Мира, подманивая хрока, чтобы рассмотреть получше, тот не двигался, наблюдая за компанией из-за дерева. От страха его и без того большие глаза стали размерами с кофейные блюдца. Обеспокоенный внеплановой остановкой Аксельбант выглянул из-за плеча Миры, увидел этот экспонат и заорал дурным голосом, отпугивая неизвестного противника. Ветуловый хрок тихонько пискнул и задал стрекоча.

– Ну, зачем ты, Бантуша, напугал хрока? – девочка поправила лямки рюкзака. – Может, он с нами подружиться хотел.

На что кот ответил утробным рыком.

– Ладно тебе тигра изображать, Ром же сказал, что зверек не опасный.

Они пошли дальше. Абрикосовое солнце вошло в зенит, а роща и не думала кончаться.

– Фух! – Мира вытерла лоб. – Как я устала!

– Да, миллион километров уже прошли, – согласился Ром. – Перекусить хочешь?

– Хочу, да и Банту не мешает размяться.

Порядком помятый кот вылез из рюкзака и прошелся, потягивая лапы. Мира присела в тень под дерево, Ром постелил на землю матерчатую салфетку и принялся выгружать яства.

– А попить у нас есть что-нибудь?

– Да, вот компот в термосе.

Мира жадно припала к стаканчику с прохладным вишневым компотом.

– Ром, ты хочешь?

– Я не ем и не пью до обретения тела.

– Да? Вот здорово, мне бы так.

Поедая миндальную булочку, Мира следила, чтобы Аксельбант далеко не уходил.

– Ром, надень на него на всякий случай ошейник с бубенцом, не дай бог потеряется.

– Он на меня фырчит.

– Но он же тебя не съест! Даже укусить или поцарапать не сможет, ты ж прозрачный! Дай мне поесть спокойно, а на Банта – ошейник!

Вздыхая и печалясь, Ром достал из кошачьей корзины красный ошейник с бубенцом под золото. Пока он пытался поймать фыркающего кота, Мира доела вторую булочку, выпила компот и с новыми силами собралась в путь. Ром умудрился-таки застегнуть ошейник на кошачьей шее, за что получил град возмущенных ударов лапами. Достать прозрачного обидчика Аксельбанту не удалось, что возмутило его до крайности. И кот решил удалиться. Звеня бубенцом, он бросился напропалую сквозь ряды деревьев.

– Бант! – крикнула Мира, бросаясь за ним. – Бантуша, стой!

Кот мчался, будто за ним собаки гнались и останавливаться не думал. Отмахиваясь от гибких тонких веток, девочка пыталась его догнать. Следом тащился с вещами грустный Ром, заранее зная, что виноват он или не виноват, все равно будет виновен по всем статьям закона, который на ходу придумает для него Мира.

Глава пятая: Фабрика ветулового пана

Неожиданно деревья расступились, и Мира вылетела к большой постройке под навесом. Кот остановился и вовсю выгибал спину и топорщил хвост в акте устрашения. Мира подхватила его на руки и перевела дух. Постройка представляла собой кое-как оструганные бревна, на которых держалась крыша из толстых желтых стеблей, похожих на бамбук. Заинтересовавшись, Мира устроила Аксельбанта на плечах на манер пушистого воротника и направилась к навесу.

– Мира, ты куда? – догнал обремененный багажом Ром.

– Туда.

– Зачем?

– Затем!

– Вредина, – вздохнул флоин.

Заглянув под навес, Мира увидала плетеные корзины, доверху наполненные спелыми ветуловыми ягодами. Пять корзин стояли в ряд, чего-то ожидая.

– Есть кто-нибудь? – крикнула Мира, придерживая кота, чтобы не свалился.

– Ой, зачем ты это делаешь? – забеспокоился Ром. – Пойдем лучше отсюда!

– Куда? Кругом эта роща бесконечная, надо хоть спросить, куда идти, не до осени же тут плутать. Эй! Кто-нибудь?!

Переступив четкую границу тени, они вошли под навес и направились прямо, наугад. Впереди виднелась стена, с длинными щелями меж бревен, в стене болталась кое-как сколоченная дверь.

– Как здесь прохладно, – остановилась Мира. – Давай немного посидим, отдохнем?

– Пойдем лучше отсюда, – нервничал увешенный сумками Ром.

Мира отмахнулась от него и присела на низенькую деревянную скамеечку у одной из корзин.

Скрипнула дверь, под навес вошел высокий бородатый мужчина с корзиной ягод. Увидев Рома, он удивленно присвистнул и что-то сказал на незнакомом языке. Ром ему ответил на том же певучем наречии.

– О чем вы говорите? – недовольно произнесла Мира. – Когда двое разговаривают между собой на языке, которого не понимает третий, это оскорбительно для третьего!

– Извини, – Ром бросил вещи на земляной пол, – это зарабийский язык. Он удивился, увидав здесь флоина.

– Кажется, еще больше он удивился, увидав здесь меня, – вздохнула Мира, кивая на дядю с корзиной, он с удивлением разглядывал девочку. – Сажи ему, кто мы такие и чего нам надо.

– А ты сейчас сама сможешь сказать.

– Это как же? Я не знаю языка.

– Знаешь, мы с Моди с тобой с самого младенчества разговаривали только на зарабийском, а потом внушили, что ты якобы его забыла, чтобы не мешал тебе, а сейчас ты его без труда вспомнишь.

– Да ладно, – Мира недоверчиво смотрела на парящего в тенечке Рома, – прямо-таки и вспомню…

– Да. Попробуй. Закрой глаза и загляни внутрь себя – и увидишь, как из сознания начнут всплывать слова и буквы.

– Хорошо, – Мира устроилась поудобнее, поправляя пушистый хвост Аксельбанта, то и дело щекочущий ее нос. – Только скажи этому дядьке, пусть поставит корзину, а то пуп развяжется.

Закрыв глаза, Мира постаралась отгородиться от всего и всех. Заглядывать внутрь себя она не особо любила, а чего там смотреть, – темным-темно, только изредка возникают мутные разноцветные не то пятна, не то кляксы. Разглядывая голубовато-зеленоватые круги, Мира особенно ни на что и не надеялась, опасаясь уснуть, как вдруг, темнота чуть посветлела и откуда-то из глубины, стали подниматься песочно-желтые спирали причудливых букв. Спирали раскручивались, буквы складывались в слова, и бабушкин голос проговаривал их вслух. Как зачарованная, девочка разглядывала песочные слова и слушала мягкий певучий голос.

– Какой красивый язык… – прошептала она уже на зарабийском и даже не заметила этого.

– Вот видишь, – Ром тоже перешел на зарабийский, – как все просто.

– Да… – Мира открыла глаза, голова слегка кружилась. – Вот бы так все языки изучать и никакой мороки с учебниками. Прелесть! – она перевела взгляд на дядю, сидевшего на корточках рядом с корзиной. – Здравствуйте, как вас зовут, и где мы находимся?

– Зовут меня Гамаш, я и мой сын работаем на ветуловой фабрике, на ней вы и находитесь.

– А кому принадлежит эта фабрика и вся эта роща?

– Велору и его матушке Нинге, пошли ей небеса легкой смерти, – и со вздохом добавил. – И желательно поскорее.

– А чего это вы так о моей бабусе отзываетесь? – усмехнулась девочка, поднимаясь со скамеечки и опуская кота с плеч на землю.

– В каком это смысле? – насторожился Гамаш.

– В прямом, Велор – мой отец, а матушка Нинга, соответственно, доводится мне бабкой.

Бородатое лицо застыло.

– Да не пугайтесь вы, – не выдержал Ром, – она еще ни разу своей родни не видала, мы как раз ищем их.

Гамаш перевел дух и повнимательнее посмотрел на Миру.

– Ах, да! – хлопнул он себя ладонью по лбу. – То-то я смотрю, знакомый очень облик, на лицо вылитая Моди, а если бы еще волосы подлиннее – точь-в-точь косы Амабель!

– Вы знали мою маму и бабушку? – обрадовалась Мира.

– Конечно, их красота на всю Зарабию славилась. Хотите посмотреть фабрику?

– А разве это еще не все?

– Нет, что вы, здесь мы только храним собранные ягоды, сама фабрика там, – он кивнул на дверь, державшуюся на одной петле.

– Я хотела бы взглянуть, – Мира спустила Аксельбанта на землю, поискала в корзине с вещами его шлейку с поводком. Бант не сопротивляться, девочке он позволял все, даже надевать на него шлейку. – Мы готовы.

– Зверь какой интересный, – заметил Гамаш, поднимая руку, чтобы погладить кота.

– Нормальный зверь. Он не любит, когда к нему лезут незнакомые.

– Понял. Идемте.

Семеня короткими толстыми лапками, Бант заторопился вслед за Мирой.

– Прошу, – Гамаш отворил дверь и пропустил всю компанию вперед.

Сначала Мире показалось, что все вокруг сделано из сахара, такой ослепительно белой была квадратная площадка и полукруглые каменные трибуны в семь рядов. Посреди площадки стоял небольшой белоснежный домик.

– Туда даже наступать страшно, – сказала Мира, – вдруг испачкаем.

– Ничего страшного, идемте, я все покажу.

В домике старательно трудилась миниатюрная хитроумная машинка, извлекающая из ягод косточки. Косточки отправлялись в один металлический чан, мякоть в другой. За длинным столом у единственного окошка сидел молодой светловолосый парень и осторожно прокалывал косточку, из прокола текла белая, как молоко жидкость в широкую чашу.

– Это мой сын Дим, – представил Гамаш. – Дим, посмотри, кто к нам заглянул.

– Минуточку…

Дим сосредоточенно наблюдал за струйкой, как только она стала иссякать, он аккуратно сцедил последние капли и отложил косточку на поднос. После поднял голову и улыбнулся гостям. Его лицо было отрытым и приятным.

– Дим занимается самой кропотливой работой, – Гамаш подошел к подносу и взял пустую косточку, – там, внутри, кроме сладкого белого пана, есть еще маленькое желтое пятнышко ужасающе горького вкуса, если оно тоже выскочит через прокол – весь пан пропал.

– И вы вот так, из каждой косточки… – изумилась Мира.

– Конечно, – с гордостью за свое дело ответил Дим, – поэтому пан самое ценное и дорогое лакомство в Зарабии.

– Да, – кивнул Гамаш, – мы выпускаем все возможные виды этих сладостей: пан рассветный, дневной, закатный и с ветуловой прослойкой. Сейчас как раз подошло время ставить пан вечерний. Хотите посмотреть?

Никто не отказался. Одному Аксельбанту было все равно, он нашел себе укромный уголок, свернулся калачиком и крепко уснул.

Готовое «молоко» Гамаш и Дим разлили в длинные плоские лохани с небольшими бортиками и понесли на улицу. Абрикосовое солнце сменило свой цвет на румяный оранжевый. Лохани установили на трибуны так, чтобы солнечные лучи равномерно освещали будущее лакомство.

– И все? – удивилась Мира.

– А что еще? Солнце придает пану особый вкус и выпекает его так, как ни одна печь не сможет, он получается легким, воздушным и тает во рту.

– Здорово, а попробовать дадите?

– А как же, – улыбнулся Гамаш. – Но сейчас нам надо работать, чтобы успеть поставить утреннюю порцию.

– Так у вас же еще вся ночь впереди.

– Ночь слишком коротка. Вы погуляйте пока, если хотите, только далеко не уходите.

– Хорошо, а вы за нашим котом присматривайте, чтобы тоже далеко не ушел.

Гамаш и Дим вернулись в белый дом, а Мира с Ромом отправились исследовать окрестности.

– Интересно, – девочка заглянула на трибуну с лоханями, – они никак это дело не прикрыли, а вдруг какие-нибудь мошки-блошки нападают? Они же любят сладкое.

– Для них пан смертельно ядовит, поэтому не нападают.

– М-да, как тут все непросто. Слушай, давай не будем нигде ходить, я и без того устала. Давай посидим на свободной трибуне.

– Возражений не имею.

Мира присела на нижнюю и подставила лицо солнечным лучам. Вскоре в воздухе начал разливаться чудесный тонкий аромат.

– Как вкусно пахнет, – полной грудью вдохнула Мира, – что это?

– Пан поджаривается на солнышке, – улыбнулся Ром, – иди, посмотри.

Мира встала с трибуны и подошла к лохани. «Молоко» загустело, стало походить на крепкую пену и поднялось вровень с бортиками. Прямо на глазах пан приобретал едва заметный светло-желтый оттенок.

– Ну не чудеса ли? – покачала головой Мира.

– Здесь – обычное дело, – пожал дымными плечами Ром. – Кстати, сейчас вечер наступит.

– Вечер? – забеспокоилась Мира. – Как же так? Я думала сегодня успеем к родне попасть.

– Нет, уже завтра.

– А где мы будем ночевать?!

– Не беспокойся, ночь пролетит очень быстро.

Глава шестая: Ночь, утро, день

– Смотри, Ром, солнце падает!

– Нет, оно заходит.

– Так быстро?

– Ага.

Из белого дома выскочили Гамаш и Дим, они подхватили лохань и унесли ее в дом. Мгновенно опустились сумерки, словно некто задернул плотный серо-голубой тюль.

– В дом пойдете или воздухом подышите? – выглянул из-за двери Гамаш.

– Воздухом подышим, – ответил Ром, – Мира никогда не видела зарабийских ночей.

– А, тогда ладно.

И Гамаш скрылся в доме. Спустя минуту, в окнах зажегся свет, и стало видно, как отец с сыном сидят за столом, занимаясь своей кропотливой работой.

– А что такого в зарабийских ночах?

– Сейчас увидишь.

Дверь домика снова приоткрылась, и показался зевающий Аксельбант. Заметив свою хозяйку, он заторопился к ней, волоча за собой поводок шлейки. Раздался странный глубинный гул.

– Что это? – заволновалась Мира, присаживаясь на трибуну и беря на руки кота. – Землетрясение?

– Это наступает ночь.

Ром примостился рядом с девочкой и показал на небо. Оно потемнело, расползлись серо-багровые полосы и понеслись черные облака, да так быстро, что у Миры закружилась голова. Гул нарастал, становясь все громче и ниже. Перепуганный Аксельбант засунул голову под куртку девочки и сопел ей подмышку, переживая странное и страшное природное явление. Постепенно облачный бег стал замедляться, по небу разлилась густая сливовая синева. В этой глубочайшей синеве не виднелось ни единой звезды.

– Смотри, – шепнул Ром, – сейчас красиво будет.

В теплом сине-сиреневом воздухе стали возникать крошечные огоньки, похожие на светящиеся тополиные пушинки.

– Ах… – только и могла произнести Мира, увидав это необыкновенное зрелище.

Огоньки парили, кружились, не касаясь земли, и путались в ветвях деревьев, из-за чего казалось, что кроны украшены светящимися гирляндами. Аксельбант тоже заинтересовался, чем там восторгается хозяйка, и высунул голову из-под куртки. Увидав, что вокруг творится, кот едва ли не по-человечески произнес: «Ма-ма!». Мира отстегнула поводок и опустила его на землю. Подпрыгивая, Бант танцевал на задних лапах, пытаясь поймать светящиеся пушинки, Мира смеялась, глядя на него, и хлопала в ладоши.

Пушинки исчезли так же неожиданно, как и возникли. Аксельбант перестал прыгать и в разочаровании уселся рядом с хозяйкой. Сливовая синева посветлела, сделалась лазурной, и с отдаленным гудением помчались белоснежные облака с розоватыми краями. Из домика выбежал Гамаш, следом несся Дим, они несли новые порции пана. Едва установила лохани, как сквозь облачную карусель хлынуло ослепительно желтое солнце. Ветуловое «молоко» заволновалось, вспенилось и стало подниматься к бортикам.

– Это что, и вся ночь? – удивилась Мира.

– Ага, – Гамаш пристально наблюдал за поведением пана, Дим ушел обратно в дом.

– А спать когда?

– На это другое время есть.

– Зимой, что ли? – не отставала девочка.

– Когда?

– У них три времени года, – пояснил Ром, – зимы нет, после осени сразу весна.

– Ловко, – покачала головой Мира, – хорошо устроились.

– Вы кушать хотите?

– Не откажемся.

Мире, как потенциальной наследнице ветуловых плантаций, разрешили вдоволь отведать чудесного лакомства, нарезанного аккуратными прямоугольниками. На вкус самые необычные сладости Зарабии оказались нежными, как утренний туман, сладкими, с легкой кислинкой и пахли то ли липой, то ли медовой акацией. Аксельбанту, как любимому питомцу потенциальной наследницы ветуловых плантаций, налили полную чашку густого «молока». Он долго принюхивался, мочил в чашке усы, но все же признал угощение достойным свой персоны.

Когда все были сыты и довольны, Дим принес Мире чудное украшенье: на суровой желтой нитке покачивались прозрачные бусины с крошечным оранжевыми шариками внутри.

– Какая прелесть! Из чего это сделано?

– Все те же ветуловые косточки, – ответил Гамаш. – Высыхая, они становятся прозрачными, так же высыхает и твердеет горькое пятнышко, превращаясь в маленький шарик.

– Ну, надо же, – Мира разглядывала бусы на свет, – их ведь тоже можно продавать.

– А мы и продаем.

Девочка надела подарок на шею и спросила, как же все-таки добраться до отчего дома? Отец и сын, размахивая руками, наперебой принялись объяснять. Мира даже и не пыталась уловить хоть какую-то суть.

– Всё, я понял, как туда пройти, – изрек паривший неподалеку Ром. – Спасибо за гостеприимство.

Мира с благодарностью посмотрела на него и принялась устраивать в рюкзаке кота.

Отойдя от фабрики в легкую тень деревьев, Мира спросила, поправляя лямки рюкзака:

– Ром, ты и вправду вспомнил дорогу?

– Нет, конечно, я там был тринадцать лет назад, у меня ж память не бетонная – раз увидел, на всю жизнь зацементировал. Просто понял, как добраться, из объяснений Гамаша и Дима.

– Ну, ты могучий!

– Ага.

Дальше Мира шла молча, наслаждаясь необычайно свежим ароматным утром. Внезапно из-за дерева выглянул очередной ветуловый хрок и уставился на непрошеных гостей глазами-блюдцами.

– Хочу рассмотреть его получше, – сказала Мира, но тут в рюкзаке заворочался кот и ситуация повторилась.

Под яростные вопли Аксельбанта, перепуганный зверек бросился бежать, но со страху немного не рассчитал, стукнулся лбом о соседнее дерево и упал навзничь, раскидав тощие лапки.

– Бантуха, ну что ты взъелся на этих симпатяг? – Мира подошла к хроку поближе.

Размерами со среднюю собаку, с острой мордочкой, худощавым тельцем, покрытым светло и темно-коричневой шерстью, – ветуловый хрок выглядел очень даже мило, однако кот все равно орал и плевался.

– Странно Бант на него реагирует, да? Вроде ж совсем безобидная зверуха.

– Смотри-ка, – кивнул Ром.

Оказалось, хрок быстро пришел в себя, тихонечко поднялся и бросился бежать, спасая свою жизнь.

– Наверное, теперь всем расскажет на своем хрокском языке, какая с ним ужасная история приключилась, – улыбнулась Мира, и они отправились дальше.

Только теперь двигались не по прямой, а по диагонали, отклоняясь влево.

– Ром, ты точно знаешь, куда идти?

– Да, да, да, не беспокойся, у меня внутри прямо компас вмонтирован, так хорошо я ориентируюсь, у меня в голове прямо суперкомпьютер, так замечательно я все помню!

И если до этого Мира хоть немного еще надеялась на Рома, то после этой напыщенной речи перестала. Но так как сама не имела ни малейшего представления, куда двигаться, приходилось следовать за своим расхваставшимся проводником.

Плутали до тех пор, пока солнце не стало абрикосового цвета. Рассердившись, Мира остановилась и села прямо на тропинку в знак протеста. Аксельбант крепко спал, ему было все равно, куда и зачем его несут.

– Вот-вот должно быть, – не очень-то уверенно твердил Ром, – сейчас должен показаться отчий дом…

– Ага! Разумеется! Будем год бродить по этой роще, потом пойдем обратно домой, если, конечно, разыщем то самое дерево с дверью!

– Уверяю, сейчас все будет, – подавленно произнес Ром, – уверяю…

– В чем трагедии причина? – раздался чей-то приятный мелодичный голосок.

– Кто здесь? – огляделась Мира. – Кто это сказал?

Глава седьмая: тирамиса Яра

– Это я.

Будто из воздуха на тропинке возникло диковинное существо необычного и вместе с тем прелестного вида. Во весь свой рост существо едва доходило Мире до колен. Его тело покрывала блестящая, длинная, как у шотландской овчарки, шерсть травянисто-зеленого цвета, лапки походили на миниатюрные ручки, ног не было видно под шерстью, а большие миндалевидные глаза сверкали, как изумруды. Чудо улыбнулось и произнесло тем самым мелодичным голосом:

– Это я сказала.

Так некстати в рюкзаке заворочался Аксельбант, и Мира, предчувствуя катастрофу, поспешно произнесла:

– Пожалуйста, не обращайте внимания на поведение моего кота. Он громкий, но безобидный.

Девочке очень уж хотелось познакомиться с говорящей диковиной. Диковина же взмахнула длинными ресницами и взглянула сверкающими глазами-изумрудами на оторопелую кошачью морду. Бант молчал, выглядел он как сувенир на распродаже, не хватало лишь таблички: «Кот столбнячный. Чучельник Харитонов-Задунайский. Цена договорная».

– Кто вы? – подлетел не менее озадаченный Ром.

– Я тирамиса, зовут Яра.

– Отчего раньше я никогда не видел вас в Зарабии?

– Я живу в мире Стеклянной Лагуны.

– А где это? – очарованный мелодичным голосом и «изумрудами» Яры, Ром принялся кокетничать напропалую, позабыв обо всем и обо всех.

– Там, – неопределенно махнула лапкой тирамиса. – Я так испугалась, когда очутилась здесь.

– Расскажите, пожалуйста, – Мира присела в ажурную древесную тень, Аксельбант все еще не подавал признаков жизни.

– У нашего народа есть один большой недостаток, – вздохнула Яра, – мы крайне любопытны. Когда приоткрылись сияющие врата меж мирами, я выглянула посмотреть, как здесь, что изменилось, ведь когда-то мы жили в Зарабии, я даже помню ее. Но нам пришлось уйти и спрятаться дальше далекого – в другой мир.

– А почему? – Ром примостился рядом с Ярой.

– Во всем виноваты наши шубки, в такой шерсти осенью тепло, летом прохладно, она не намокает – капли стекают. Нас истребляли из-за наших шубок. Чтобы сохранить народ тирамис, наш вождь Натул увел всех нас в мир Стеклянной Лагуны. А я из-за своего любопытства снова оказалась здесь. Лишь на мгновение переступила грань, выглянула, а врата возьми да и закройся.

– Так идемте к вашим воротам! – взлетел Ром. – Мы вас проводим!

– Что вы, – грустно улыбнулась Яра, – мир мгновенно изменился, откуда же мне знать, где они теперь находятся.

– Как же быть?

– Искать другие.

– А почему ваш мир так интересно называется? Почему Лагуна вдруг стеклянная?

– Видите ли, у нас есть прекрасное лазурное море, но один из его заливов-лагун стеклянный.

– Это как? – удивилась Мира.

– Все стеклянное: вода, волны, даже пена, будто замерла вода по чьей-то прихотливой воле и остекленела. Как и почему – никто не знает, но очень необычное зрелище.

– Могу себе представить, – покачала головой Мира. – А нас вы почему не испугались?

– Ты же маленький человек, а мы опасаемся только больших.

– Это вы правильно делаете. А знаете что, присоединяйтесь пока к нам, отыщем дом моего отца, поздороваемся, оставим вещи и пойдем, посмотрим, где там ваша Лагуна. Меня зовут Мира, это вот Ром, мой телохранитель.

– Очень приятно. Спасибо, – прекрасные глаза сверкнули благодарностью. – Простите, можно задать вопрос?

– Конечно, – Мира поднялась, отряхивая джинсы.

– Голова с усами за вашим плечом живая или декоративная?

– Недавно была живой. – Мира сняла рюкзак и вытряхнула Банта. – Иди, разомнись немного, декоративный. Это мой кот Аксельбант.

Аксельбант медленно подобрался к Яре и принялся ее обнюхивать со всех сторон с такой мордахой, будто никак не мог поверить своим глазам. Пока длился процесс ознакомления, тирамиса не двигалась, лишь снисходительно улыбалась. Вскоре Бант осторожно потерся пушистой щекой о мордочку Яры и громко басовито замурлыкал. Гроза и ужас ветуловых хроков влюбился в зеленоглазую красавицу.

– Ну что, идем дальше?

Оказалось, под длинной зеленой шерстью Яры скрывались мягкие лапки, покрытые короткой зеленой шерсткой, точь-в-точь кошачьи, если бы не длинные, чуть загнутые сверкающие когти.

– Я могу вас понести, – предложил Ром, не менее Аксельбанта очарованный новой знакомой.

– Спасибо, это излишне, я быстро передвигаюсь. Кстати, здесь неподалеку я видела большой дом, уж не его ли вы ищите?

– Возможно, – обрадовалась Мира, – вы не проводите? А то мы второй день уже бродим по этой замечательной, но порядком уже надоевшей роще.

Девочка засунула влюбленного Банта обратно в рюкзак.

– Тогда следуйте за мной.

И тирамиса прыгнула. Этому прыжку позавидовал бы любой кенгуру-суперчемпион. Яра просто-напросто мгновенно скрылась из вида.

– Ну и куда следовать? – растерялся Ром. – Мира, ты видела, куда она улетела?

– Не успела заметить…

– Эй, ну где же вы? – послышался отдаленный звонкий голосок, и среди деревьев мелькнул зеленый всполох.

– Идем! – обрадовался Ром, и они поспешили на зов.

В три прыжка тирамиса вывела своих новых знакомых из ветуловой рощи к низенькой декоративной ограде, отделяющей деревья и газон с аккуратно подстриженной травой. Газон украшали фигурно подрезанные кустарники и низкорослые цветущие деревца, вымощенная малиновыми плитами дорожка вела к трехэтажному особняку такого вида и цвета, что Мира замерла у оградки и ошеломленно прошептала:

– Ёлки-палки, мой отец – граф Дракула!

– Нет, – поспешил успокоить Ром, – твоя бабка Нинга – Дракула, а отец очень даже ничего.

– Спасибо, ты меня крепко утешил.

– А вот теперь я не против куда-нибудь спрятаться, – сказала Яра, – раз уж мы идем туда…

Кот всячески зазывал свою любовь в рюкзак, но для двоих там было слишком мало места, тогда Ром предложил просторную кошачью корзину. Из вещей Миры сложили уютное гнездо, и Яра юркнула внутрь.

– Не тяжело? – шепнула она, сверкая глазами.

– Что вы, что вы! Вы легче пуха! Легче воздуха!

Мира невольно нахмурилась. За какие-то полчаса всё так изменилось. Теперь она была не единственной представительницей прекрасного пола в команде. Серьезную конкуренцию ей составило, подумать только, зеленое существо непонятного происхождения! Но Мира не могла не признаться самой себе, что тирамиса так мила и очаровательна, что было бы глупо отказаться от такой замечательной подружки, жаль, правда, что она не выглядела, как человек. А Ром мечтал видеть Яру флоинкой. А Бант – кошкой, его не смутил бы даже необычный цвет шерсти подружки-мурлыки.

Глава восьмая: Зарабийская родня

Мира неторопливо шла по малиновой дорожке к дому, рассматривая песочного цвета колонны и высокие острые окна… Подумать только, ее родственники проживали в самом настоящем замке! У входа она невольно затормозила, все-таки сейчас ей предстояло знакомство с собственным отцом, даже не подозревающим о ее существовании… Неожиданно входная дверь приоткрылась, и на крыльцо буквально выпал беспрерывно чихающий старикан в красно-синей форменной одежде, наводящей на мысль, что это ни кто иной, как дворецкий.

– А-а-апчхи-и-и!

– Вам тоже здравствуйте, – сказала Мира, – мы хотели бы…

– А-а-а-а… пчхи! К кому вы пожалова-а-а-апчхи!

Ром с сочувствием оглядел красные слезящиеся глаза, распухший текущий нос, к которому несчастный дворецкий то и дело прижимал платок, и пришел к выводу, что это варварство заставлять работать такого пожилого и такого больного человека.

– Вообще-то я хотела бы повидать своего отца, – Мира задумалась, вспоминая имя, – Велюра.

– Велора, – поправил Ром, – мы пришли к Велору.

– Доложу, – едва справляясь с очередным приступом чиха, дворецкий скрылся в доме, захлопнув дверь перед визитерами.

– Ну, вот еще! – Мира поднялась на крыльцо, распахнула дверь, и вся компания оказалась в просторном холле, уставленном вазонами с искусственными растениями. Прямо по курсу располагалась крытая ковром лестница, по ней спускалась высокая худая женщина в глухом длинном черном платье, оставляющем на свободе лишь руки и голову с высоко поднятыми черными локонами, казавшимися искусственными. Она пыталась что-то выяснить у беспрерывно чихающего дворецкого.

– Кто пришел? Зачем пришел?

Дворецкий лишь мотал головой, зажимал нос платком и возводил красные глаза к потолку. И вдруг, о счастье, он увидал предмет беспокойства и просто указал на стоявшую у дверей девочку. Рома видно не было.

– Ты кто такая? – женщина спустилась ближе, и Мира рассмотрела ее получше.

Лицо белое, до голубизны, и неподвижное, как маска, чуть раскосые черные глаза и тонкие красные губы, будто нарисованные на «маске». На руках женщины были тончайшие перчатки телесного цвета. Мире сделалось слегка не по себе от вида этой затянутой во все черное женщины, но отступать было поздно. На неприветливое: «Ты кто такая», она попыталась ответить как можно дружелюбнее:

– Я дочка этого… самого… все время забываю это имя… Велора, вот! Я дочь Велора и Амабель.

Дама застыла на нижней ступеньке, не хватало лишь таблички: «Пораженная дама в маске. Чучельник Харитонов-Задунайский. Цена договорная». Грандиозную паузу портил чихающий дворецкий, медленно сползающий по лестнице куда-то вниз.

– Оливия! – неожиданно гаркнула Нинга так, что Мира невольно вздрогнула.

На крик явилась молоденькая, заранее испуганная девчушка.

– Когда закончат трясти ковры и выбивать мебель?! Этот аллергик меня с ума сводит!

– Еще чуть-чуть осталось… – пискнула девчушка.

– Скорее шевелитесь!

Оливия исчезла.

– Не может быть, чтобы вы являлись дочерью моего сына, – сказала Нинга, обращаясь к Мире, – это исключено.

– Это почему же? – Девочка поправила рюкзачок, из-за ее плеча выглядывала любопытная кошачья морда.

– Когда Велор расстался со своей супругой, у нее не было и намека на то, что она ожидает потомство.

– Намек был, только еще очень небольшой, – нахмурилась Мира, – потом намек значительно увеличился.

– Если даже допустить такую вероятность, то как же Амабель, зная о ребенке, могла уйти из дома, от мужа…

– Видать, вы все ее тут так достали, что она готова была уйти отсюда хоть с десятью ребенками! – отрезала Мира.

– Нет, нет, вы не можете быть дочерью моего сына, – как заведенная повторяла дама, не слушая девочку. Откуда-то доносилось эхо чихания дворецкого-аллергика, более ничто тишины не нарушало.

И тут на сцену вышел Ром. Увидев его, дама ненадолго потеряла самообладание, она даже схватилась левой рукой за перила.

– Здравствуйте, – улыбнулся флоин, – вы меня помните?

– Да, да… – медленно, будто во сне ответила Нинга, – помню… Значит, это правда: Амабель ждала ребенка…

– Моди пришлось отправить нас сюда, к ней пришел сон, больше некому позаботиться о девочке.

Нинга слушала его с таким видом, будто к ней вот-вот придет смерть.

– Ну, что ж, – выдавила она, наконец, – поднимайтесь. Оливия проводит вас в гостевую комнату, разместитесь там, пока не решим, что с вами делать. Оливия!

Снова вбежала девчушка. Выслушав указание, она кивнула гостям.

– Скорее, скорее, идемте, – Оливия заспешила вверх по лестнице так, будто за нею вот-вот должны были погнаться солдаты германской армии.

Она привела Миру с Ромом в огромную комнату, напоминавшую заброшенный музей: мебель зачехлена, все в пыли, в окнах не видать даже солнца.

– Этот свинюшник кто-нибудь когда-нибудь убирает? – возмутилась Мира. – Такая пылища! У вас же дворецкий аллергик! Как не стыдно!

– Скоро ужин, – пискнула Оливия и бросилась к дверям.

– Черт знает что, – Мира сняла рюкзак и повесила его на спинку стула.

Аксельбант выглянул, повел носиком, чихнул и вылезать отказался. Ром поставил корзину с вещами и тирамисой на стол, и огляделся.

– Мира, ты иди спокойно ужинай, а я тут все уберу.

– Ты? Один?

– Конечно, я же флоин, для меня такая работа – пустяк.

– Заранее благодарю. Я пошла. Да, и возьму с собой Банта, его тоже надо покормить.

Вытащив сопротивляющегося зверя, Мира надела на него шлейку и потащила за собой. Кот упирался и чихал не хуже дворецкого.

По ходу Мира с любопытством рассматривала убранство дома, подобное ей доводилось видеть только в кино, да в компьютерных игрушках. Она и предположить не могла, что самый настоящий замок с каменными лестницами, высоченными сводчатыми потолками, мозаичными окнами имеет к ней не самое последнее отношение. Это походило на забавное приключение и даже начинало нравиться. В отличие от Аксельбанта чувствовала она себя в этом доме превосходно, кот же упрямился, вредничал и по высоким каменным ступеням карабкаться отказывался. Пришлось взять фыркающего упрямца на руки.

– Столовая вон там, – как черт из табакерки выскочила Оливия откуда-то из-за угла. – Идемте, провожу.

Мира перевела дух и отправилась за странной служанкой, которая поминутно оглядывалась, осматривалась, озиралась, будто ожидала неминуемого нападения.

Столовая оказалась громадным мрачным помещением, коему не виднелось ни конца, ни края. Окна плотно задернуты тяжелыми бордовыми шторами, будто хозяева опасались проникновения солнечного света в свой холодный каменный домище. Длинный деревянный стол с красно-желтой скатертью, за которым могло бы свободно разместиться с полсотни обедающих, стулья с высокими резными спинками, в стене большой камин, который, видимо, не зажигали лет сто, но когда все-таки зажгли и потушили, забыли почистить. Иными словами – обстановка, поднимающая настроение и нагоняющая аппетит.

– Мрачновато.

Мира опустила взгляд.

– Яра, ты что тут делаешь? Сейчас тут народ соберется.

А уж как Бант обрадовался визиту зеленоглазки! Кот всячески принялся демонстрировать свою радость при виде тирамисы: он и обнимал ее пушистыми лапами, и терся усатой мордой, громко мурлыча, и кружил вокруг нее в неуклюжем танце.

– Очень уж любопытно было взглянуть, – Яра погладила Аксельбанта, почесала его за ухом. – А когда придут остальные?

Из коридора донеслись шаги.

– Прямо сейчас!

– Поняла, исчезаю.

Мгновение – и Яры нет. От неожиданности, что предмет страсти так быстро исчез, Бант плюхнулся на попу и в недоумении посмотрел на хозяйку.

– Всё, нету, – прошептала она, разводя руками. – Потом будет, а сейчас нету.

Взяв поводок, Мира встала напротив двери, сердце ее взволнованно колотилось, ведь сейчас она увидит отца…

Дверь распахнулась, и на пороге возникла Нинга с двумя какими-то дядьками в одинаковых светло-бежевых костюмах. Один был рыж, другой – лыс. Землисто-бледные лица с тонкими, почти прозрачными носами, водянистые глаза навыкате и верхние крупные, будто лошадиные, зубы, выступающие из-под бесцветной губы. Переводя взгляд с одного лица на другое, Мира с тихим ужасом пыталась понять, кто же из этих уродливых близнецов ее папа Велор.

– Знакомьтесь, – сухо, как на официальном приеме, произнесла Нинга, выходя на центр зала, – это Мира, дочь Велора и Амабели. Мира, это твои двоюродные кузены Том и…

– Джерри, – беззвучно шевельнулись губы девушки, испытавшей неимоверное облегчение, что это всего-навсего двоюродные кузены.

– … Жофрен.

Том был лысым, Жофрен – соломенно-рыжим.

– Очень приятно, – соврала Мира с кривой улыбкой, – а где папа?

– Он запаздывает, – Нинга чинно уселась во главе стола, – хотя это не в его манере запаздывать к ужину.

Близнецы уселись напротив Миры, бесцеремонно разглядывая ее голубыми буркалами. Аксельбант, от греха подальше, затаился под столом у ног девочки и лишнего внимания к себе не привлекал. Вошел тощий и белый, как щепа, господинчик с подносом посуды. Пока он сервировал стол, полная женщина с поросячьим розовым лицом вкатила тележку, уставленную блюдами под начищенными крышками. Перед Мирой поставили белые тарелки с такими темно-синими каемками, что они казались черными, два бокала и обычные столовые приборы: вилку, нож, ложку, правда, у вилки было два зубца, а у ложки посередине имелась круглая дырка. Мира подумала, что ей подсунули дефектные, но остальным положили точно такие же приборы. В центре стола установили супницу, женщина с поросячьим лицом умильно улыбнулась и подняла крышку, в воздухе разлился странный аромат.

– Мама, извини, что опоздал, – раздался голос, Мира обернулась.

В дверях стоял высокий светловолосый мужчина в темном костюме.

– О, у нас гости? – снимая перчатки, мужчина прошел в столовую, Мира во все глаза смотрела на него.

– Да, – бесцветным голосом ответила Нинга, наблюдая, как женщина раскладывает из супницы по тарелкам нечто странно пахнущее. – Познакомься, Велор, это твоя дочь Мира.

– В каком смысле моя дочь? – он положил руку на спинку стула Миры и посмотрел на девочку.

Лицо его оказалось довольно приятным с ровными чертами, аккуратным носом и высоким лбом, большие серые глаза с пушистыми ресницами смотрели будто бы откуда-то издали.

– Оказывается, – Нинга накрутила на вилку какую-то серую лапшу, – уходя от тебя, Амабель уносила еще и ребенка, вот эту девочку.

Держалась она холодно, с показным безразличием к ситуации. Том и Жофрен наблюдали за всем происходящим, шевеля ушами от внимания.

– Вот как? – Велор оглядел Миру. – Сюрприз, однако.

Мира поднялась из-за стола и, запутавшись в кошачьем поводке, едва не упала.

– Осторожнее, – Велор подал ей руку, ладонь у отца была узкой с длинными пальцами аристократа. – Значит, ты моя дочь?

– Выходит, что так, – развела руками девочка.

– А там кто? – Велор кивнул на большие глаза, светящиеся под столом.

– А это, значит, мой кот. Кем он вам приходится, не знаю, наверное, двоюродным питомцем.

Мира надеялась, что отец улыбнется, но этого не случилось. Он смотрел на девочку так, будто она была диковинной вазой, не более того.

Глава девятая: Ужин для Яры

Немного обескураженная таким прохладным приемом со стороны отца, Мира уселась на свое место и уставилась в тарелку. «В конце концов, это очень большой сюрприз, ему нужно привыкнуть к мысли, что у него есть я,» – подумала Мира и немного успокоилась. Взяв вилку, девочка поковырялась в тарелке, на вид кушанье напоминало сваленные в одно лапшу, кашу, какие-то разварившиеся овощи, и все это было щедро залито жидкостью синюшного цвета. Мира поверить не могла, что это можно есть, пока не увидела, как это делают все сидевшие за столом. Велор, так же как и Нинга, накрутил на вилку широкую серую лапшу, подождал, пока с нее стечет жидкость и отправил в рот. Мира вздрогнула и отвела взгляд. Не решаясь отведать кулинарного шедевра, она возила в тарелке вилкой, пытаясь понять, чем же эта, с позволения сказать, еда пахнет. Аксельбант жался к ногам Миры и лишнего внимания к себе старался не привлекать.

– Значит, ты моя дочь, – Велор взял ложку с дыркой и принялся что-то вылавливать в своей тарелке, – интересно. И где ты жила все это время?

– В Подмосковье, – пожала плечами Мира. – В нормальном мире, в техногенном.

– В техногенном? – приподнял одну бровь Велор. – Для девочки это спорно. Кто тебя воспитывал?

– Моди.

И пока он не успел сказать, что и это спорно, добавила:

– Она самая лучшая в мире бабушка! Я ее обожаю! У нас чудесный светлый дом и куча фиалок!

Мира чуть не плакала, чувствуя себя здесь совершенно чужой и лишней.

– Как Моди себя чувствует? – спросила Нинга.

Близнецы чавкали молча, прислушиваясь к разговору.

– Лучше всех!

Пару минут все молчали.

– Ты очень похожа на Амабель, у тебя ее волосы, – Велор задумчиво смотрел на девочку.

– А нравом пошла в Моди! – не выдержала и желчно произнесла Нинга. – От тебя, сын, она ничего не унаследовала!

– Как это ничего? – теперь уши Миры пылали от ярости, и она была рада, что их скрывают медные кудряшки. – Если не ошибаюсь, я унаследую ветуловые рощи, – она потрясла в воздухе прозрачными бусами, висевшими на шее, – и этот замечательный дом со всеми сопливыми дворецкими, находящимися тут! Вот что я унаследовала от своего папы!

Воцарилась такая тишина, что даже близнецы чавкать перестали.

– Ах вот оно что, – на лице Нинги не дрогнул ни единый мускул, и Мира подумала, что, наверное, это все-таки маска, – вот значит, зачем Моди тебя прислала сюда, за наследством. Очень ловко.

– Если бы к ней не пришел сон, бабушка ни за что не отправила бы меня к вам! Она самая чудесная, и не смейте говорить о ней гадости!

– Успокойся, малышка, – неожиданно вступил в беседу Том (вдобавок к своей внешности он еще и шепелявил), – никто не собирается говорить гадости о твоей бабушке. Ты почему не ешь?

– Не хочется.

Хотя от голода сводило желудок, Мира не могла себя заставить съесть эту бурду. Из камина воняло.

– Сменим пока что тему, – проскрипела Нинга. – Насколько я поняла, Моди все же осуществила свою угрозу и увела Амабель в этот ужасный мир Тасмана.

– Не поняла…

– Мир, из которого ты пришла, с городами и машинами, у нас называется «Тасман», – пояснил Том, и Мире показалось, что он собирается подружиться. Это не могло не испугать.

– А, если так, то да, но ничего ужасного в нашем мире нет, в нем просто надо уметь жить.

– Впрочем, как и везде, – добавил Велор. Он закончил ужин и отодвинул тарелку, полную сизой жидкости, из чего стало ясно, что ее в пищу не употребляют.

– Я прекрасно знаю, что у вас там есть, а чего нет, – отрезала Нинга, – как-никак, наши корни оттуда!

– Да? – удивилась Мира. – Вы, то есть мы, не коренные зарабийцы?

– Нет, у наших предков была усадьба, кажется, где-то под Петергофом, но я могу ошибаться.

Об этом Нинга сказала таким тоном, что оставалось неясным, радует ее такая наследственность или огорчает.

– Поэтому, – продолжала Нинга, – так уж повелось, что мы придерживаемся образа жизни наших предков: в доме устраивается ночь, свет гасится на шесть часов, потом утро, день – все как полагается, мы даже стараемся придерживаться привычных тебе двадцати пяти часовых суток.

– А в часе у вас сколько минут?

– Пятьдесят, сколько же еще. Ты, должно быть, еще спишь?

– Что? А… да, да, по ночам я сплю.

– Ну, это и понятно, ты же еще несовершеннолетняя.

Родня закончила с непонятной похлебкой, и женщина с тачкой сменила блюда, а дяденька-щепка – приборы. Теперь в центре стола красовалось огромное блюдо, устланное кудрявыми листьями ярко-зеленого цвета. На листьях тесным рядком лежали сливочно-желтые, как показалось Мире, гигантские гладкие черви. В глазах у нее потемнело.

– Что это? – выдавила девочка, глядя, как родня бодро накладывает эту гадость себе в тарелки.

– Это овощи и салат, – пояснил Велор, – очень полезная пища.

– Вот это желтое – овощи?

– Да, побеги тулуса.

На побеги тулуса и салат Мира решилась, уж больно хотелось есть. Салат оказался безвкусным, а тулус чем-то напоминал сырую капустную кочерыжку, только чуть кисловатую. В принципе, есть было можно. По бокалам разлили мутно-белый напиток.

– А это что? – осмелела Мира, хрустя тулусом.

– Ветуловый сок.

«Господи, – подумала Мира, – чего они только не делают с этим ветулом, будто тут не растет больше ничего другого».

Наконец напряженный ужин подошел к концу. Мира глотнула сладковатого вязкого сока и поднялась из-за стола, вытаскивая за собой Банта.

– Спасибо, все было очень вкусно. Можно мне пойти к себе?

– Конечно, Оливия принесет тебе белье и ночную одежду, можешь готовиться ко сну.

Выходя из столовой, Мира посмотрела на отца, он о чем-то беседовал с близнецами.

В печали Мира пошла в гостевые покои. Чувствуя настроение хозяйки, Бант не капризничал, а деловито перепрыгивал со ступеньки на ступеньку, подметая пол пушистым хвостом.

Войдя в гостевые покои, Мира сначала решила, что ошиблась дверью, но, увидав кошачью корзинку, поняла, что это та самая комната, только она преобразилась до неузнаваемости: вокруг все сверкало чистотой и свежестью. На кровати, раскидав руки-ноги спал Ром, на подоконнике сидела тирамиса и смотрела в окно.

– Всем привет, – Мира сняла с Банта шлейку.

– Тс-с-с, – сказала Яра, – бедный Ром так устал. Я думала, он доубирается до обморока, но ему очень уж хотелось тебя порадовать.

– Очень приятно, – Мира огляделась, – а здесь очень даже мило, вот что значит генеральная уборка.

Интерьер и вправду радовал: широкая кровать под голубым пологом, резной столик в центре комнаты с тремя мягкими креслами, шкаф, комод, умывальник, даже вазон с одинокой искусственной веткой в три листа и декоративные тарелки на стенах.

– Как прошел ужин? – тирамиса прыгнула с подоконника прямо в кресло у столика.

– Ужасно, – вздохнула Мира, вынимая из кармашка рюкзака пакетик сухого корма для Аксельбанта, – кажется, отцу все равно, есть я или нет, моя бабка – ведьма, мои двоюродные кузены – Франкенштейны, иными словами, я в горе и печали.

Мира сняла со стены одну тарелку, насыпала в нее корм и поставила на пол, а из большого кармана рюкзака извлекла складной переносной лоток для туалетных надобностей любимца.

– Не стоит сразу расстраиваться, – Яра свернулась в кресле, – твоему отцу еще предстоит осознать, что ты у него есть, а остальным смириться с твоим неожиданным появлением. Даже если бы бабка и кузены знали о тебе и относились к тебе хорошо, им пришлось бы нелегко, визит слишком уж неожиданный. Ты подожди пару дней, вы должны привыкнуть друг к другу, и все наладится.

– Ты так думаешь?

– Вот увидишь.

Бант доел корм, и Мира понесла тарелку обратно к стене.

– Яра, а ты что ешь? Чем тебя кормить?

– Вообще-то я пью кровь и ем сырое мясо.

– Что? – Мира едва не выронила тарелку.

– Да, я питаюсь только этим.

Повесив тарелку, Мира обернулась. Прекрасные глаза сверкали, как изумруды.

– Ты… это… а как же? А чью кровь ты пьешь?

– Кого поймаю, того и пью, – улыбнулась Яра. – Это шутка. Мне подходит любая, кроме человекоподобных существ.

– И на этом спасибо, – раздался голос Рома, оказывается, он уже проснулся. – Значит, наша прекрасная подруга – хищница?

– Можно и так называть.

– А… – Мира все никак не могла собраться с мыслями, – как долго ты можешь без этого всего обходиться?

– Недолго. Питаться я должна каждый день. Сегодня я голодна.

– А что происходит, если не поесть? – Ром слетел с кровати и устроился в третьем кресле.

– Я очень быстро теряю силы, а моя шерсть – цвет.

– Понятно, – глубоко вздохнула Мира, – я найду тебе ужин, не беспокойся. Говорили, где-то тут должно быть белье, одежда.

– Вон, на спинке кровати, – кивнул Ром.

Мира переоделась в длинную ночную рубашку, сплошь состоявшую из пахнущего мышами кремового кружева, накинула такой же кружевной халат бледно-желтого цвета и отправилась за ужином для Яры.

Кроссовки ступали неслышно по каменному полу, девочка подрагивала от холода и волнения, но упорно искала кухню. По всем замковым правилам располагаться она должна была где-то внизу. Случайно заметив неприметную лестницу, ведущую в темные недра, Мира осторожно, чтобы не наступить на края халата и рубашки, стала спускаться вниз, держась рукой за стену.

Глава десятая: В подземелье

Лестница вела все ниже и ниже. Мира уже подумывала было вернуться, рассудив, что так глубоко кухня навряд ли может находиться, но и поворачивать на половине пути тоже как-то не хотелось, да и интересно было узнать, куда ведет лестница. Любопытство пересиливало даже страх темноты. Держась за стену, она нащупывала ногой очередную ступеньку и шла дальше. Лестница изгибалась, закручивалась в спираль, и Мира двигалась с осторожностью, опасаясь покатиться кубарем вниз. От тяжелого, спертого воздуха закружилась голова, перед глазами поплыли зеленые круги, Мира остановилась отдышаться.

– Надо возвращаться, – сказала она вслух сама себе, – этой лестнице нет ни конца, ни края. А с другой стороны… столько уже прошла, и идти обратно, так и не узнав, что же там внизу? Нет уж, пойду дальше. Наверняка, они там держат Минотавра на цепи и кормят его случайными прохожими. А я его освобожу.

Вскоре непроглядная тьма начала светлеть, стало свежо и сыро.

– Должно быть это подземный ход! – догадалась Мира. – Сейчас я выйду на другом конце Зарабии! Они, наверное, этот ход на случай беспорядков вырыли, чтобы бац – и заграницей!

Светлело и светлело, ступени уже различались без труда, и Мира ускорила шаг, продолжая все же держаться за стену, чтобы случайно не оступиться и не переломать ноги. Наконец она достигла дна подземелья и замерла на последней ступеньке, пораженная красотой открывшегося вида.

– Подземное озеро! – ахнула девочка. – Дом построен на подземном озере!

Прозрачная вода глубочайшего аквамаринового цвета, будто подсвечивалась со дна туманными огнями. Озеро покоилось в округлом бассейне. С высоких каменных сводов то и дело срывались тяжелые редкие капли и со щелчками падали в воду. Мира спустилась к самой воде, восхищенно рассматривая туманные огни, они не стояли на месте, а едва заметно передвигались, плавали. Дна не виднелось, озеро было глубоким. Присев на корточки, Мира коснулась воды ладонью, она была почти теплой. Но, вспомнив о голодной тирамисе, Мира поборола сильнейшее желание немедленно сбросить с себя кроссовки, кружавчатые тряпки и прыгнуть в воду, она пошла обратно, решив обязательно придти сюда вместе с Ромом.

Обратная дорога показалась гораздо короче, перед глазами сияло прекрасное подземное озеро, будто драгоценный теплый камень в оправе.

Оказавшись наверху, Мира огляделась, а потом решила испробовать следующее:

– Оливия!

– Что?

Откуда она материализовалась, Мира не заметила, главное, сработало.

– Подскажи, пожалуйста, где тут кухня.

– Идите за мной.

И Оливия помчалась быстро, будто на коньках. Затормозив у добротной деревянной двери, она пискнула:

– Вот. Вас подождать?

– Подожди, – чинно кивнула Мира, входя в роль владелицы замкового хозяйства.

Открыв дверь, она увидела такую кухню, какая, в принципе, и должна быть в порядочном замке. По стенам были развешаны пучки трав, гирлянды овощей, под потолком покачивались окорока, в корзинах громоздились горы пестрой битой птицы. Сред всего этого Мира с трудом различила копошившуюся по хозяйству женщину с поросячьим лицом.

– Извините, – откашлялась Мира, и женщина, стоявшая к ней спиной вздрогнула и обернулась. – У вас случайно не найдется свежей крови?

– Чего? – женщина беспомощно захлопала короткими белыми ресницами.

– Свежей крови, – Мира едва сдерживала смех, понимая, как это все выглядит со стороны, – и сырого мяса. Понимаете, я не могу заснуть, не выпив кружечки крови на сон грядущий, бабушка говорит, это очень для иммунитета полезно. Кстати, как вас зовут?

– Пия.

Навряд ли Пия знала, что такое иммунитет, но просьба девочки ее сильно озадачила, не хватало лишь таблички: «Сильно озадаченная женщина с поросячьим лицом. Чучельник Харитонов-Задунайский. Цена договорная».

– Так у вас найдется кровь и мясо? Мяса мне немного нужно, граммов сто пятьдесят, думаю, в самый раз будет. А кровь, пожалуйста, только не человеческую, мне какой-нибудь звериной нацедите.

– Сейчас погляжу.

Пия заторопилась куда-то в глубь кухонного пространства, Мира терпеливо ждала. Вернулась Пия с большой фарфоровой кружкой с тонкой трещиной на стенке и плоской тарелкой. На тарелке возлежала горка мелко нарезанного алого мяса, в кружке – тяжелая красная жидкость.

– И вилку будьте добры.

– Вы здесь кушать будете? – со священным ужасом Пия смотрела на девочку.

– Нет, в своей кроватке, – улыбнулась Мира, – спасибо большое, спокойной ночи.

И взяв кружку с тарелкой и вилкой, вышла в коридор. Там ее поджидала нервно переминающаяся с ноги на ногу Оливия. Увидев, что у Миры в посуде, она нехорошо побледнела и засобиралась в обморок.

– Не могу заснуть без легкого позднего ужина, – помогла ей девочка.

Слабонервная Оливия ей не нравилась. Переступив через бесчувственное тело, она поспешила к гостевым покоям, надеясь, что тирамиса не сильно исстрадалась от голода.

На пороге ее встретил Ром.

– Ты где была? Мы уже переживать начали.

– Сейчас расскажу. Что я нашла, вы не представляете! Яра, вот твой ужин, надеюсь, будет вкусно.

Мира поставила кружку с тарелкой на стол.

– Ах, большое спасибо! Простите, но я немедленно примусь за еду, кровь слишком быстро густеет.

– Бр-р-р-р! – передернуло Миру.

Она села на край кровати, рядом примостился Ром.

– Ты представляешь, – начала девочка, – я искала лестницу вниз, думала, у них кухня в подвале или где-то там внизу, а нашла совсем другое. Лестница, правда, очень длинная, поэтому я так и задержалась, но что я увидела!

– Что? – заинтересовалась Яра. – А можно Банту дать кусочек мяса? Он так просит.

– Хоть два. Слушайте дальше, в подземелье я отыскала небывалой красоты озеро! Представляете, у них тут, прямо под замком, подземное озеро! Нам обязательно надо будет сходить туда всем вместе, такое вряд ли где еще увидишь.

– Сходим, а как же, – кивнул Ром, – все равно тут больше заняться нечем, будем знакомиться с домашними достопримечательностями.

– Нет, ну ты представляешь, как это круто – иметь дома озеро? – Мира сбросила кроссовки и полезла под одеяло. – Самое настоящее, живое озеро!

На пару с Аксельбантом Яра доела мясо и поинтересовалась, где тут можно сполоснуть посуду?

– Отнеси Пие, – пробормотала девочка, закрывая глаза, – она сполоснет.

Через минуту Мира уже крепко спала.

Глава одиннадцатая: Внутренний дворик

Солнечный луч щекотал ресницы.

– Мира, проснись, – произнес голос Рома, – в нашем замке объявили утро.

– М-м-м-м… – девочка сладко потянулась и открыла глаза.

На подушке справа, прикрывшись углом одеяла, мирно спала Яра, на подушке слева, раскидав лапы, похрапывал Бант.

– Выспалась? – улыбнулся Ром.

– Ага. Как бы еще выбраться отсюда и не потревожить почтеннейшую публику.

– А вот так.

Он взял ее на руки и взлетел вместе с девочкой над кроватью.

– Ух, – она обняла Рома за шею, – я лечу! Слушай, а ты будто из стекла сделан… ну, не совсем конечно, а… в общем не знаю, как это назвать. Ой, я лечу, лечу!

Пока Ром парил с нею по комнате, проснулись Яра с Бантом.

– Уже утро, да? – щурила «изумруды» тирамиса. Кот потягивался, широко зевая.

– Уже да. Ух, у меня уже голова кружится!

Ром опустил ее на пол и Мира, путаясь в длинной рубашке, направилась к умывальнику. В пузатом медном кувшине стояла чистая свежая вода, зубную щетку заменяла палочка с размочаленным концом, пасту – баночка с белым порошком.

– Наверняка ветуловый, – Мира сунула палочку в банку. – Ром, ты мне польешь?

– Конечно.

Умывшись и кое-как расчесав непослушные оранжевые кудри, Мира впрыгнула в джинсы, надела любимую красную майку с капюшоном и карманом на животе, зашнуровала кроссовки и готова была идти на завтрак.

– Мирочка, – тирамиса спрыгнула с кровати, – не одолжишь ли мне гребенку?

– Пожалуйста, бери. Ром, ты не в курсе, они тут к завтраку зовут или без приглашения идти нужно?

– Я сейчас мигом узнаю.

И Ром растворился в воздухе.

– Очень приятный молодой человек, – с особой тщательностью тирамиса расчесывала свою длинную шерсть, она потрескивала под зубьями гребенки крупными зелеными искрами. Валявшийся на кровати кот внимательно наблюдал за этим явлением. – Он твой слуга?

– Сейчас все прогрессивное человечество мыслит другими понятиями, – Мира крутилась у большого тусклого зеркала, пытаясь пригладить непослушные кудри. – Я предпочитаю называть его телохранителем.

– Значит, он все равно тебе слуга, а не друг?

– Не знаю, – Мира замерла, глядя в зеркало, – я не задумывалась об этом, честное слово.

Тирамиса замолчала, продолжая заниматься шерстью, будто и не заводила этого разговора.

Вскоре возник Ром и доложил:

– Завтракают у них ровно в десять, – он кивнул на циферблат настенных часов, – приходят сами.

– Спасибо.

Ровно в десять Мира была у дверей столовой. Она пришла самой первой и поэтому постаралась занять место подальше от зловонного камина. Спустя минуту пожаловали и остальные. Велор был в элегантном светлом костюме, Нинга, как показалось Мире, все в том же платье, а чудо близнецы в черных брюках и свитерах в черно-белую полоску, чем напоминали раздвоившегося Фредди Крюгера в тюрьме.

– Доброе утро, – попробовала полюбезничать Мира, но натолкнулась на сдержанно любезную улыбку отца, сухой кивок бабки и идиотически радостные улыбки «Крюгеров». На этом ответные любезности закончились. Велор занял место напротив Миры.

– Как спалось? – он взял матерчатую салфетку и разложил у себя на коленях.

– Спасибо, замечательно.

Мира не знала, как к нему обратиться на «ты» или на «вы»? Папа Велор, Велор или просто папа? «Господин Велюр», – вздохнула про себя девочка.

– Не хочешь прогуляться после завтрака? Здесь очень красиво.

– С удовольствием.

Мира украдкой посмотрела на бабку. Та сидела, поджав губы, с таким видом, будто все на свете ее оскорбляло.

– Если не возражаешь, я прогуляюсь с тобой, – Велор смотрел на Миру своими «нездешними» серыми глазами, и она ничего не могла прочитать в них определенного. Он просто смотрел.

– Конечно, будет здорово, – уныло кивнула девочка. Хоть мысленно она уже и обшарила все закоулки, но вполне могла представить, какая чинная и наверняка скучная для них обоих предстояла прогулка.

Двери столовой отворились, и вошел Господин Щепка с подносом посуды, следом катила тележку Пия. Пока стол сервировали, царило гробовое молчание, сидящие за столом смотрели в разные стороны, лишь близнецы то и дело посматривали на Миру и о чем-то там хихикали между собой. С нескрываемым ужасом поглядывая на девочку, Пия водрузила на центр стола огромную чашу с белой кашей, из каши торчала витая ручка. Мира улыбнулась и подмигнула ей, отчего Пия бросилась на выход, грохоча своей тачкой. Ее проводили недоуменные взгляды Нинги и Велора, но они быстро потеряли интерес к странностям кухарки. Велор взялся за витую ручку и вытянул из каши большую ложку без дырки в центре.

– Мне чуть-чуть, – сказала Мира, еще не решив для себя, насколько сильно ей хочется знакомиться с этой загадочной кашей.

На тарелке оказалась горка рассыпчатых белых зерен, по форме и размерам напоминающих овес. Не без опаски отправив в рот пару зернышек, Мира с изумлением обнаружила, что сухие и скучные на вид зерна имеют сочность и вкус спелого арбуза. «О, – подумала она, – какая вкуснятина. Оказывается, тут не все так плохо, как кажется. С голоду не умру».

По бокалам разлили все тот же ветуловый сок.

Попросив добавки и наевшись вдоволь, Мира готова была идти на прогулку.

– Доброго здоровья тебе, мама, – Велор убрал салфетку с колен и сложил ее рядом с пустой тарелкой, – хорошего вам дня, Том и Жофрен.

Нинга благосклонно кивнула, игнорируя Миру, близнецы заулыбались, демонстрируя и без того торчащие строго на север передние зубы.

– Идем, – Велор подал ей узкую ладонь. На ощупь она оказалась сухой и прохладной.

Они молча вышли из дома. Денек выдался солнечным, прозрачным и нежно пах ветуловыми рощами.

– Пройдемся по дорожке, – предложил Велор, – за домом есть небольшой палисадник, там очень красиво.

– Пройдемся, – кивнула Мира, беря его под руку.

И они пошли, не зная, о чем разговаривать друг с другом. Завернув за угол, Мира увидела, что вся стена увита широколистным растением с крупными красными цветами.

– Ой, как красиво! – оживилась она. – Какая прелесть!

Цветы источали свежий, чуть сладковатый аромат.

– Это лапитунья, твоя мама очень их любила, она и посадила здесь этот куст. Видишь, как разросся, во всю стену.

Мира осторожно потрогала нежный красный лепесток. В серединке цветка притаилось небольшое зеленое зернышко, окруженное черными тычинками.

– Идем дальше.

Они прошли вдоль стены, снова свернули за угол и оказались на дорожке небольшого палисадника. Под деревьями было свежо и тенисто. Они побродили немного и собрались обратно. Только на обратном пути Мира заметила, что под живой занавесью лапитуньи скрывается не глухая стена, а арка.

– А что там?

– Внутренний дворик, – как-то нехотя ответил Велор.

– Можно посмотреть?

И не успел он ничего сказать, как Мира поднырнула под зеленую занавесь и очутилась в небольшом дворике-колодце, вымощенном широкими желтыми плитами. Он был пуст, лишь в центре росло одно-единственное дерево. Мира подошла ближе. Это было самое необычное дерево, которое ей когда-либо доводилось видеть. Вокруг его выступающих над плитами гладких корней крутился ручеек, голубая вода быстро бежала по кругу. Гладкий ствол дерева был почти телесного цвета, а медно-рыжие ветви закручивались в спирали точь-в-точь как волосы Миры. На дереве не было листьев, однако оно выглядело пугающе живым. Мира невольно шагнула назад и натолкнулась на Велора.

– Это… моя мама?

– С чего ты это взяла? – удивился он.

– Бабушка говорила, что моя мама превратилась в дерево.

– Твоя бабушка большая фантазерка.

Велор положил руку на плечо Миры и повел ее прочь от странного дерева.

Глава двенадцатая: История тирамисы Яры

Вернувшись к себе, Мира в задумчивости села у окна.

– Что-то не так? – подошли к ней Ром и Яра, а Бант запрыгнул на колени, тревожно вглядываясь в печальное лицо обожаемой хозяйки. – Что случилось? Тебя обидели?

– Нет, что вы, просто так…

На ресницах девочки задрожали слезы.

– Мира, – Яра, поправила рыжий локон, упавший девочке на лоб, – что произошло? Твой отец с тобой плохо обошелся?

– Мой отец со мной обходится очень церемонно, – вздохнула она, – так церемонно, словно я посторонняя и заехала в гости из соседнего села, а не родная дочь. Просто мы гуляли, и я увидела странное дерево… думаю, что это моя мама.

– Как так? – удивилась тирамиса.

– Не знаю… вот так.

– Всё может быть, – улыбнулась Яра, – отчего бы и нет. А насчет того, что отец обращается с тобой, словно с чужачкой, а разве ты уже относишься к нему, как к своему родному отцу? Как ты называешь его?

– Велор.

– Вот именно. Велор, а не папа. Погоди немного, вам обоим просто нужно немного времени.

– Наверное, – Мира глубоко вздохнула, успокаивая слезы. – А вы как провели время?

– В отупляющем безделье, – ответил Ром, он крутился возле люстры, играя подвесками. – Не знаем, чем заняться.

– Зато я развлекаюсь, – усмехнулась Яра, – при любом коридорном шорохе ныряю под кровать.

Мира улыбнулась.

– Ты еще немного потерпишь, побудешь с нами?

– Конечно же, мне с вами очень даже нравится, тем более что врата в мой мир могут появиться где угодно и когда угодно, так что я ничего не теряю. Теперь извиняюсь за следующую информацию: Бантик произвел внушительную кучку, и мы не знаем, куда ее девать.

– Сейчас уберу, – Мира вытерла глаза. – Кстати, а туалет тут есть?

– Я не искал, – ответил Ром.

После непродолжительных поисков, нашлась незаметная дверь, практически сливающаяся со стеной, за нею и оказалось искомое помещение.

– Какой ужас! – в сердцах произнесла Мира, разглядывая яму в полу. – Нет, ну это нормально, да?!

– А ты думала, в замках все так просто, да? – рассмеялся Ром. – Не волнуйся, как-нибудь облагородим.

До самого обеда маялись от скуки. Ром трижды перестелил кровать, еще раз вымыл окна и принялся начищать подвески люстры, неразборчиво напевая себе под нос какую-то унылую песенку. Тирамиса играла с Аксельбантом, а Мира решила хорошенько осмотреть апартаменты. Выдвигая ящики и ящички в многочисленных шкафах и шкафчиках, она надеялась наткнуться на что-нибудь интересное, но, к сожалению, все они оказались пусты.

– А хотите, я расскажу вам одну историю? – предложила Яра.

– Хотим, – Ром оставил в покое люстру и перебрался поближе к тирамисе, Мира села в кресло, к ней на колени запрыгнул Бант.

– Это довольно грустная история… Итак, в одной безымянной стране жил и правил молодой, одень добрый и благородный король. Его страна была прекрасна, богата, а народ счастлив и благодарен. Только одна странность была в этом благословенном краю: там не водились зеркала, не было сверкающей, до блеска начищенной посуды, никаких предметов, где можно увидать свое отражение. А все из-за того, что добрый правитель был очень уродлив лицом, но даже не подозревал об этом. Подданные так его любили, что всячески скрывали правду и превозносили, чествовали его несуществующую красоту. Его супругой была самая прекрасная женщина страны, всякий раз делившая с ним ложе в темноте. Однажды, до короля дошли слухи, что в одной из его плодородных зеленых долин, разлилось необыкновенное лазоревое озеро, и он отправился взглянуть на него. В гладкой, неподвижной озерной глади, он и увидал свое отражение… увидел себя прекрасным златокудрым юношей с совершенными чертами лица, голубыми, ясными глазами. Добрый король со светлым сердцем вернулся в свой дворец, окрыленный и осчастливленный увиденным, а солгавшее озеро сделалось черным и проклятым. Его водам было суждено вечно источать яд и зловоние, волнам – стонать и плакать… Вокруг него вымерли травы и деревья, на лету гибли птицы, и вечным сном засыпали случайно забредшие к его берегам люди. Король забыл об этом озере, его страна расцветала с каждым днем, жители становились все счастливее, и так было бы до тех пор, пока смерть не унесла бы в могилу короля и ложь всего его народа. Да случилось так, что его прекрасная жена встретила и полюбила мужчину, о котором мечтала, разделяя ложе со своим мужем. Безграничная любовь и страсть заволокли ее лазоревые глаза, сделав их неподвижными и черными. В этих глазах и увидел король свое настоящее уродливое лицо. Его разум помутился, а сердце залил яд боли и ненависти, его верные подданные стали для него подлыми лжецами, а страна – тюрьмой без окон и дверей. Он покинул свой дворец, ушел к берегу зловонного, стонущего от своей лжи озеру, и больше никто его не видел. Цветущая страна пришла в упадок, люди озлобились и пошли войнами на соседние государства. Вскоре от королевства остались одни руины, а черное озеро разливалось до тех пор, пока не поглотило их целиком…

– Как же так, – удивилась Мира, – выходит, лучше все время врать, тогда все останутся счастливы? А если скажешь правду, тут же всё рухнет?

– Я не хочу вывести из этой истории какую-то мораль, просто рассказала о том, что произошло на самом деле, когда мир Зарабии был еще так молод, как сейчас ты, Мира.

Глава тринадцатая: Дедушка

За окнами стремительно промелькнула ночь, а в замке наступило время обеда.

– Ну, я пошла, – вздохнула Мира.

– Не хочешь есть? – спросил Ром.

– Да так, – вздохнула девочка, – питаться в таком обществе сплошное удовольствие, на одних только кузенов двоюродных посмотришь – и кусок назад просится. Хорошо хоть Велор симпатичный, не вызывает отторжения. Ладно, пошла я.

– Приятного аппетита, – пожелали Ром и Яра.

На этот раз первой придти не удалось, в столовой уже находились Нинга, Велор и лысый Том. Приветствовав Миру кивками, все молча расселись за стол. И Мира подумала, что не мешало бы расспросить, чем они занимаются в свободное от еды время? Читают книги? Режутся в карты? Смотрят в окно? Чешут пупок? Чем???

Явилась традиционная пара: безымянный Господин Щепа с тарелками и Пия с тележкой, а рыжего Жофрена всё еще не виднелось. И все принялись дружно недоумевать, что же могло так задержать «дорогого кузена»? Миру это волновало в последнюю очередь, она рассматривала новые блюда, выставляемые на стол Пией. На этот раз ничего страшного, вроде бы, не было: блюдо с жареными птичьими тушками, в обрамлении зелени и салата, да суп-пюре морковного цвета. Вдруг распахнулась дверь и влетел рыжий братец.

– Вы мне не поверите, – залопотал он с порога, – но я только что видел живую тирамису!

На него никто не обратил внимания. Велор был страшно занят, раскладывая по тарелкам птичьи тушки, Нинга следила, чтобы он не накапал на скатерть, а Том, видимо, сильно хотел есть, его, кроме жареных трупиков, ничего более не интересовало.

– Вы что, не слышите меня? – Жофрен плюхнулся на стул рядом с Мирой, чем сильно огорчил девочку. – Только что в коридоре нашего собственного дома я видел живую тирамису! Настоящую!

Мира затаила дыхание, значит, опять любопытная Яра выбралась на прогулку и ее угораздило попасться на глаза «дорогому кузену».

– Милый Жофрен, – Нинга ткнула в тушку двузубчатой вилкой и принялась ковырять птичку, – всех тирамис истребили еще во времена твоего детства, этих мерзких, опасных хищников больше не существует. Велор, подай соусницу.

– Я уверяю, – «милый Жофрен» так выпучил свои водянистые глаза, что они грозились вывалиться прямо ему в тарелку, – только что я видел…

– Мы уже слышали, – перебила Нинга, обильно поливая птичку сиреневым соусом из забавной носатой посудины. – Все уже поняли, что тебе померещилась тирамиса. Велор, ты положил мне мало зелени.

– Сейчас добавлю, мама.

– Ничего мне не померещилось! – продолжал митинговать Жофрен. – У нас в доме тирамиса! И лучше бы нам сейчас встать и пойти ее ловить! Если мы предоставим нашему правительству живую или мертвую тирамису, нас озолотят! Надо идти немедленно!

Все, конечно, так и разбежались идти ловить тирамису. Обед продолжался, как ни в чем не бывало, и Мира поняла, что кузенов в этом доме ни во что не ставят. На душе сделалось чуточку светлее. Вскоре Жофрен выдохся и, весь из себя оскорбленный, принялся за еду. А Мире было не до дегустации новых блюд. Если он заметил Яру, то теперь не успокоится, станет искать, и закончиться это может плачевно. Для Яры. А потом мысли девочки неожиданно переключились в иное русло, будто голос Моди произнес ей прямо в ухо: «…а еще у тебя есть дедушка…»

– Дедушка!

– Что? – подняла на нее тяжелый взгляд Нинга. Мира и не заметила, что произнесла это слово вслух.

– Я хотела спросить о моем дедушке. Моди говорила, что он у меня есть.

Нинга переглянулась с Велором, близнецы, как по команде, притихли и заработали челюстями в ускоренном темпе. Мире всё это не понравилось.

– Я настаиваю на свидании с дедушкой! – громче приличного произнесла она. – Где он?

– Ну, если ты настаиваешь, – как-то по-особенному зловеще произнесла Нинга. – Велор, сделай одолжение, любезный друг, проводи ее к дедушке. После обеда, разумеется.

Велор кивнул, хрустя салатом.

– А теперь, будь добра, – продолжила бабка, вперив в лицо Миры немигающий взгляд, – позволь нам всем спокойно поесть.

Мира предпочла не встревать в дискуссию, а то вдруг у кого-нибудь из почтенного общества, не дай бог, несварение желудка приключится.

Еле-еле Мира дождалась окончания обеда, который, как назло, длился дольше обычного: покончив с дичью, семейство принялось размазывать по тарелкам суп, вылавливая из него какие-то крупные зерна, смахивающие на фасоль. Мира от этого блюда отказалась и скучала, болтая ногами под столом. Даже на приличном расстоянии от камина, все равно воняло старой золой и копотью, а от кузена Жофрена отчего-то так несло корицей, будто он весь, с ног до головы обсыпался этой пряностью, как гигантская страшная булка. Мира так увлеклась представлением кузена на печном протвине, что не заметила, что Велор закончил с супом и делает ей какие-то знаки.

– Да?

– Ты еще не передумала знакомиться с дедушкой?

– Нет, конечно.

– Тогда идем. Хорошего вам дня, мама, кузены.

– Угу, – с набитым ртом кивнул Том, Нинга удостоила молчаливым кивком.

Велор с Миррой вышли из столовой и спустились по крытой ковром лестнице в холл.

– Апчхи! – навстречу полз дворецкий.

– Дилмах, мы немного прогуляемся. Скажи Пие, чтобы на ужин подали холодный десерт, угостим Миру.

– Апчхи! – согласно кивнул он и двинул к лестнице.

Как всегда, на улице золотилось солнце, и Мира подумала, что в Зарабии отменный климат – теплый и нежаркий.

– А куда мы идем?

– В Белый Лес.

– Это что, какой-то дом престарелых?

– Нет. Не совсем.

Они миновали стену с лапитуньей, прошли через парк к кованым воротам и через калитку вышли на широкую дорогу, вымощенную гладкими серыми плитами. По обе стороны дороги высились деревья с густыми, развесистыми кронами. Так как в округе не виднелось никаких построек, где потенциально мог бы проживать дедушка, Мира настроилась на долгую пешую прогулку, но отец неожиданно свернул на неприметную тропку, вившуюся между деревьев.

– Хочу предупредить, – неспешным шагом Велор шел впереди, – твой дедушка немного болен.

– Чем?

– Сама увидишь.

– Ну, мне ж хоть надо знать, к чему готовиться, – Мира разволновалась. – Как его зовут?

– Марит.

– Как? Марит?

– Да, а что?

– Да так… ничего. Скажите, а у вас тут к именам отчества прибавляют?

– Нет, а почему тебя это интересует?

– Интересно звучало бы: Мира Велоровна, Амабель Маритовна…

Впервые за все время отец улыбнулся открыто, от души, и ей показалось, что между ними наконец-то стала протягиваться какая-то ниточка, пока еще тоненькая, но она все-таки появилась.

Миновав высокие деревья, выстроенные в ряд, как солдаты на параде, Мира невольно остановилась. Перед нею была зима. Самая настоящая снежная зима: белоснежные стволы деревьев, белые прутья кустарников…

– А говорили, тут три времени года.

– Это не снег, это Белый Лес, он всегда такой, идем.

Мира осторожно ступила на белоснежное полотно, затем наклонилась и потрогала пальцем. Тепло. Она зачерпнула пригоршню, чтобы рассмотреть. Походило на крупные хлопья крахмала.

– Что это такое?

– Идем, идем, я все расскажу.

Мира отряхнула руку и поспешила за ним. Под ногами не хрустело. Велор подвел ее к ближайшему дереву и наклонил белую, как бумага, ветку. Она была усыпана мелкими белыми цветами и крупными белоснежными шишками.

– Эти деревья называются милла, у нас под ногами лепестки их цветов и пленки из шишек.

Он сорвал одну, поддел ногтем пару мягких чешуек, и на ладонь просыпались те самые «крахмальные хлопья».

– Ясно.

– Идем дальше.

Очень непривычно было в этом тишайшем из всех лесу, тишину нарушали лишь редкие глухие хлопки открывающихся шишек, выбрасывающих невесомые плёнки. Странно ступать по щиколотку в несчетных миллионах лепестков и хлопьев, и Мира подумала, что это, должно быть, самое грустное место на свете…

Вскоре они вышли на поляну, где теснилось с десяток маленьких домиков, будто гномы-переростки устроили здесь свое селение. Велор подошел к самому крайнему и пару раз стукнул в дверь. Открыла черно-белая женщина. Мира во все глаза уставилась на нее, понимая, что это не совсем прилично, но ничего с собою поделать не могла: белое лицо, шея и руки, черные глаза, черные волосы, черное платье, белый передник… ее словно забыли раскрасить, так и выпустили в жизнь.

– Здравствуй, Ми, – кивнул Велор, – как сегодня Марит?

– Как обычно, – развела она руками, глядя на Миру.

– Моя дочь.

Ми не стала задавать вопросов, и раскрыла дверь пошире, приглашая внутрь.

В домике было уютно, горел небольшой очаг, рядом с огнем в инвалидном кресле неподвижно сидел белобородый старик.

– Здравствуй, дедушка, – откашлялась Мира, она немного оробела, старик походил на древнего волхва.

Дедушка никак не отреагировал.

– Дедушка Марит, привет, – Мира подошла к нему поближе.

Голубые, как осколки утреннего неба глаза неподвижным взором смотрели на огонь в очаге.

– Дед, – Мира коснулась его коленки, прячущейся под полосатым пледом. – Ты меня слышишь?

– Нет, – ответил за него Велор, – он тебя и не видит, и не слышит. Он не ходит, не говорит, за ним присматривает Ми.

Мира не знала что сказать. Она смотрела на его неподвижное лицо, подбородок, прячущийся в белой бороде, на большой отрытый лоб, на густые волны волос, ниспадающие на плечи… такой красивый и такой неподвижный старик.

– И давно он… так?

– Почти тринадцать лет, – ответила Ми и вздохнула.

Девочка стояла, опустив плечи.

– Идем, – Велор открыл дверь, – идем, Мира.

Она медленно побрела на выход, в душе теснились слезы.

Когда они вышли на дорогу, мощеную гладкими серыми плитами, Мира спросила:

– Как называется эта болезнь?

– Мы даже не знаем, болезнь ли это, – легкий ветерок принялся играть светлыми волосами отца, – большинство наших стариков впадают в такое оцепенение.

– И что, никогда из него не выходят?

– Никогда.

– Какой ужас, – Мира шла, глядя себе под ноги. – И вы отправляете их в этот Белый Лес?

– Да.

– А эта женщина, Ми, почему она так странно выглядит?

– Она флоинка, всегда служила твоему деду, но он не успел ее отпустить, сказать заветную фразу, позволяющую флоину обрести тело. Дед застыл, она продолжала ему служить, с возрастом тело, конечно, появилось, но такое, как ты видела. Все флоины, не отпущенные своими хозяевами, остаются навсегда черно-белыми.

– А если хозяин внезапно умрет? Тогда что?

– Флоин освобождается от своих обязанностей к умершему и ищет себе нового хозяина.

– Как-то это все неправильно, – Мира надела на голову красный капюшон майки, спрятав под него непослушные кудри, чтобы не путались на ветру. – Почему флоины служат зарабийцам?

– Это издавна повелось, – пожал плечами Велор. – Честно сказать, я и не знаю, почему, просто такая традиция.

– А слуги в нашем доме, они кто?

– Зарабийцы. Мама не очень-то жалует флоинов из-за того, что для них не существует преград, поэтому предпочитает себе подобных.

Они подошли к дому.

– В восемь ужин, – Велор отрыл дверь, – мы ждем тебя.

Мира рассеянно кивнула головой, думая о чем-то своем.

Глава четырнадцатая: Деду – быть!

– Ты где так долго была? – сразу с порога задал вопрос Ром.

– Мы переживали, – спрыгнула с кресла тирамиса.

Бант дрых на кровати и даже ухом не повел при появлении хозяйки.

– Ходила к своему дедушке, – Мира сбросила с ног кроссовки, – к дедушке Мариту.

– Э… ах, да, – вспомнил Ром. – И как он?

– Как? – Мира подняла на него влажные глаза. – Всеми забытый старик сидит день-деньской и смотрит, как с деревьев сыплется перхоть. И все.

– Ты была в Белом Лесу, – вздохнул Ром, – понятно… только это не перхоть, а…

– Я знаю, что это такое. Вот что я думаю, – Мира сняла капюшон и взяла со стола гребенку, – дедушку надо забрать сюда, окружить любовью и заботой, вдруг он придет в себя?

– Вот Нинга-то обрадуется…

– Я стану возить его на прогулки, – не слушала Мира, – и буду лечить Аксельбантом. Правду ведь говорят, что кошки лечат, вот и пускай раз в жизни потрудится. Посажу его деду на колени, и пускай лечит на всю катушку, начнет убегать – привяжу! Так примотаю – с места не сдвинется!

Мира всхлипнула и расплакалась. Яра подсела к ней поближе и погладила девочку по голове. Ром молча висел под люстрой. Бант, наконец-то, проснулся, стал зевать и потягиваться.

– Заберем деда сегодня же, – вытирала слезы девочка, – вместе с черно-белой женщиной! Сегодня же! Нечего ему там сидеть!

– Мира, погоди, успокойся, – Ром спустился вниз и подал ей стакан воды. – К сожалению, мы в этом доме не хозяева, даже не гости – к ним вынуждены относиться гостеприимно, мы – свалившиеся на голову родственники. Пусть ты даже очень близка этой семье, но никто от радости не пляшет…

– Ром! – возмутилась Яра.

– Погоди, она взрослый человек и должна понимать, в какой мы безвыходной ситуации. Мы явились сюда, как «здрасте среди ночи» и объявили, что поживем с годик. У этой семьи, наверняка, свои традиции, свой уклад жизни, они вынуждены мириться с нашим присутствием, и мы должны быть им хоть немного благодарны. Пойми, Мира, если мы начнем тут устанавливать свои порядки, неизвестно, что придумает Нинга. Да нас просто могут выставить на улицу, и куда мы денемся?

– Думаешь, родной отец меня выбросит на улицу за то, что я хочу вернуть в дом деда?

– У них тут свои законы, это Зарабия. Не другая страна – вообще другой мир.

– Ром, я, когда его увидела, у меня душа остановилась, я не могу иначе поступить.

В заплаканных глазах девочки сверкнуло упрямство. Ром молчал, глядя на нее, тирамиса смотрела на Рома.

– Хотя бы попробуй поговорить с семьей предварительно, – печально вздохнул флоин, – просительным тоном…

– А на колени вставать надо?! – сердито тряхнула кудрями Мира.

– Мира, да пойми же ты, в такой ситуации следует умерить гордыню и не ставить всех перед фактом, а попросить разрешения. Мало ли, вдруг у них стесненные обстоятельства, которые нам не видны…

– Ага, например недостаток жилой площади! В таком домище можно хоть сто дедов поселить, тесно не будет.

– Просто знай, что ты сама можешь все испортить своим упрямством.

– Хорошо, буду знать, – взяв на колени кота, она принялась расчесывать пушистого зверя своей гребенкой. Кот сильно возражал и сопротивлялся.

– Мира, – тирамиса коснулась лапкой плеча девочки, – по-своему ты права, что хочешь забрать сюда своего дедушку, но не мешало бы подумать, а где лучше самому дедушке?

– А ему все равно!

– Тем более… – вставил Ром.

– А я не хочу, чтобы ему было все равно, я попробую его оживить! И все, точка.

– Поговори с семьей, – сказала Яра. – Ром прав.

– Поговорю, – тяжело вздохнула Мира, – за ужином. Подожду, когда они налопаются и подобреют. К бабке это не относится, на нее еда не действует. Да, Яра, совсем забыла сказать, ты зачем отсюда выходишь?

– Ну, мне же надо иногда прогуляться, размяться, развлечься.

– Тебя видел один из кузенов, за обедом только и трындел, что по дому живая тирамиса разгуливает.

– И что теперь? – насторожился Ром.

– Ему никто не поверил, но этот Жозефин, не помню точно, как зовут урода, прямо одержим тобою, будет теперь рыскать, искать. Не выходи отсюда, пожалуйста, не дай бог поймают.

– Хорошо, я буду осторожнее, спасибо, что предупредила. Кстати, у тебя есть платье?

– С собой? Нет. А почему ты спросила?

– В таком месте, как это не помешает платье, глядишь и бабка станет к тебе помягче, поверив, что ты можешь быть хорошей послушной девочкой.

– Боюсь, платье не поможет. Дома у меня есть парочка, но я их не люблю, в платьях, юбках неудобно, в джинсах гораздо лучше. Ладненько, потопала я на ужин, пожелайте мне удачи.

– Удачи, – нестройным хором произнесли Ром и тирамиса.

По пути в столовую Мира обдумывала своё обращение к семье. Решение забрать деда из Белого Леса окрепло окончательно и бесповоротно.

– Такими синеглазыми стариками не разбрасываются, – прошептала Мира, берясь за ручку двери в столовую. – Деду – быть!

Она пришла первой, чему была рада. Оставалось время, чтобы как следует настроиться на разговор. Мира всячески пыталась себе внушить, что она прелестная девочка-куколка в розовом платье с белыми бантами, способная растопить самое ледяное сердце самой пренеприятнейшей бабки на свете… Но из-под розового подола упрямо выглядывали синие джинсы и бело-голубые кроссовки, из пышного воротника с искусственными розочками лезла красная майка. Мира даже улыбнулась, настолько ярко ей представилась эта нелепая картина. Чтобы хоть как-то скоротать время, она заглянула в камин, примеряясь, как бы его почистить так, чтобы никто не заметил, а то вдруг вонючая зола – какая-нибудь семейная ценность, затем обошла стол и приблизилась к окну. Оно выходило на внутренний дворик. Отодвинув штору и прислонившись лбом к стеклу, Мира смотрела на дерево с рыжими ветвями.

– Я люблю тебя, мамочка… – прошептала она, и на стекле осталась маленькая туманность.

Первыми явились близнецы, они снова нарядились в тюремные свитера. Мира присела на край подоконника и помахала им рукой. Братья принялись неловко кланяться и скалить зубы в улыбках, отчего Мире захотелось спрятаться в камине.

Близнецы принялись выдвигать стулья и усаживаться за стол.

– Я тебе говорю, – видимо, Жофрен продолжал начатый ранее разговор, – прямо в большом коридоре! Смотрю – идет, зеленая!

Мира догадалась, что речь опять идет о тирамисе.

– Извините, – откашлялась она, – вам опять мерещилось что-то зеленое?

– Не мерещилось! Не мерещилось! Почему мне никто не верит?!

– А вы знаете, к чему могут привести такие миражи? – гнула своё девочка.

– К чему? – насторожился Том, он, видимо, тоже не верил, что брат действительно видел живую тирамису.

– Сначала начнется головокружение, – тоном доктора медицинских наук начала Мира, – потом галлюцинации усилятся, углубятся, а после у вас треснут и выпадут глаза.

– Но я же ее вправду видел!

– Треснут и выпадут. Будьте уверены.

Дверь отворилась, и вошли Велор с Нингой, они о чем-то переговаривались. Мира поспешно слезла с подоконника и попыталась придать своему курносому личику самое милое и очаровательное выражение, какое только возможно.

– Доброго вечера, папа и бабушка.

Нинга даже замедлила шаг от неожиданности. Мира же, как ни в чем не бывало, села за стол, взяла салфетку и принялась раскладывать ее на коленях, подражая отцу. Кидая в сторону девочки взгляды, полные подозрительности, Нинга уселась во главе стола.

– Пап, после сегодняшней прогулки, – продолжала девочка сахарным голосом, – я прямо таки влюбилась в Зарабию. Мало того, что здесь чудесный мягкий климат, так еще и столько необыкновенных природных и погодных явлений…

– Велор, – проскрипела Нинга, – будь добр, спроси у своей дочери, чего ей нужно, а то у меня уже сердце покалывает!

– Мама, прошу вас, успокойтесь. Мира…

Но спросить он не успел, пришли слуги накрывать стол. Пока звенели тарелками и вилками, Мира раздумывала, сразу ли выдать свою просьбу или промариновать еще семейство до полуготовности. На центр стола водрузили широкое длинное блюдо. Когда Пия сняла крышку, Мира едва сдержала возглас: на блюде, среди зелени и овощей, лежала здоровенная рыбина с такой страшной зубастой мордой, что становилось непонятно, как такого монстра вообще можно поймать без угрозы для собственной жизни. Еще и по бокам торчало что-то странное…

– Папочка, – голос девочки прозвучал слишком уж тонко, – а что это там у рыбки такое?

– Уши.

– Рыба с ушами?

– Да, а что такого?

– Пап, – с досадой произнесла не на шутку проголодавшаяся Мира, – неужели нельзя было перед подачей на стол хотя бы башку ей отрезать?!

– Да что ты, – вмешался Том, – это же самое вкусное!

– Мне одних овощей и зелени, пожалуйста, – вздохнула девочка.

Пока семейство уплетало ушастую рыбину, Мира хрустела на удивление безвкусными овощами. Настроение стремительно портилось, повода начать разговор о дедушке никак не находилось, и тогда Мира приняла единственно правильное, как ей казалось решение.

– Пап, можно с тобой поговорить после ужина?

– Разумеется. Что-то важное?

– Ага. Очень.

Глава пятнадцатая: Ночное происшествие

По окончанию ужина Мира ушла из столовой вместе с Велором, Нинга проводила их тяжелым взглядом. Для себя Мира уже решила, что расположения отца надо добиваться изо всех сил, ведь, несмотря на внешнюю мягкость и некую отрешенность от происходящих событий, он был единственным в доме, кто реально мог дать Нинге отпор. Мира это чувствовала, а своему чутью она привыкла доверять.

По лестнице, крытой синим ковром, они поднялись на третий этаж, прошли по коридору, и Мира впервые оказалась в комнатах отца. Зная, что о человеке можно многое узнать, увидав его жилище, девочка огляделась. Обстановка была простой, но уютной: окна прикрывали светлые шторы, на полу раскинулись ковры бежевого цвета, письменный стол у окна… все очень даже по-человечески.

– Присаживайся, – Велор кивнул на низенький диванчик-банкетку, а сам сел в кресло у стены. – О чем ты хотела поговорить?

– О дедушке Марите.

И на одном дыхании, она выложила все, что было в голове и на сердце. Велор слушал не перебивая. Когда Мира закончила, он молчал с добрую минуту, разглядывая ковер, девочка с тоской ожидала его решения.

– Кто знает, – наконец медленно произнес он, – может, ты и права, может, ему и нужно общество.

«Не общество, а я», – мысленно возразила Мира.

– Ведь он стал таким вскоре после ухода Моди в другой мир.

– Он любил бабушку?

– Думаю, да.

– А почему не пошел вместе с нею?

– Он не захотел покидать Зарабию, а Моди проявила нешуточное упрямство – уходим, и все тут. Если ты не с нами, то остаешься здесь. И он остался.

– Пап, помоги мне, пожалуйста, давай заберем дедушку, вдруг он очнется? Пойми, у меня никогда не было дедушки, а ведь это так здорово, когда у человека есть дедушка.

– Я поговорю с матушкой, – после некоторого раздумья ответил Велор, – ничего не могу обещать, но поговорить попробую.

– Спасибо, папуль! – обрадовалась Мира.

– Не за что пока еще, – улыбнулся он.

Попрощавшись, она пошла к себе.

– Ну? Как? Что? – засыпали ее вопросами Ром и Яра, как только девочка появилась на пороге.

– Отец обещал поговорить с бабкой. Сам он, кажется, не против, – победно улыбнулась Мира. – Так что, может, все и получится.

– Здорово, молодец!

– Мира, – бесшумно скользнула к ней тирамиса, – мы сами покормили Бантика, это ничего?

Она кивнула на стоявшее на полу блюдо со стены.

– Правильно сделали, а то он у меня совсем отощает. Ой, совсем забыла, надо ведь тебе ужин принести, сейчас сбегаю по-быстренькому.

– Заранее спасибо.

Раздумывая о разговоре с отцом, девочка вышла в коридор и направилась к кухне. По пути ей встретился Жофрен, он караулил тирамису.

– Треснут и выпадут, – напомнила Мира, и толкнула деревянную дверь.

При виде девочки Пия нешуточно испугалась.

– Мне бы кровушки и мяска, – с вежливой улыбкой попросила гостья.

– Ч-ч-что… опять?

– А как же? – удивилась Мира. – Это ж как кружка теплого молока и печенье на ночь, без этого никак не уснуть. Вы мне в прошлый раз чью кровь давали?

– Горного баладона.

– А еще есть?

– Да, сегодня как раз свежего принесли…

– Вот и прекрасно, нацедите мне кружечку, будьте так любезны.

Получив все желаемое, Мира вышла в коридор, там по-прежнему торчал Жофрен.

– Что это у тебя? – заинтересовался он, когда девочка с ним поравнялась. – Кровь, что ли?

– Где? – испуганно воскликнула она. – Где у меня кровь?!

– Да вот же, в кружке.

– Ты что, это же ветуловый сок!

– А в тарелке? – Жофрен тупо смотрел на девочку.

– Ветуловый пай. А ты что видишь?

– М-м-мясо…

– Вот видишь, уже началось.

– Что?

– Галлюцинации! Это уже вторая фаза, а потом – всё.

– Что – всё?

– Что-что, глаза треснут и выпадут. Ну, ничего люди не помнят, говоришь, говоришь, предупреждаешь, а всё мимо ушей…

И пошла дальше, а озадаченный Жофрен остался стоять в глубоких раздумьях.

Пока тирамиса ужинала, Мира умылась, переоделась в ночные кружева и забралась под одеяло, подвигаясь к стенке, место с краю облюбовала Яра.

– Ром, как ты думаешь, получится с дедушкой?

– Даже не могу предположить, – он сдвинул два кресла, готовя себе ложе. – Завтра видно будет. Гасим свет, давайте спать, что-то я устал, как сто тысяч лошадей, даже и не знаю, с чего вдруг.

Аксельбант прыгнул на кровать к хозяйке и свернулся клубком в ногах. Довольная и сытая тирамиса с удовольствием вытянулась под одеялом, положив изящную головку на подушку.

– Всем спокойной ночи, – зевнула Мира. – Ромик, гаси свет.

Комната погрузилась в сумрак, сквозь щели в портьерах сочился лимонный свет, но в замке была объявлена ночь. Ночь, так ночь… Слушая легкое дыхание Яры, Мира быстро заснула. Ей приснился разноцветный, красочный сон, будто она превратилась в пчелу, а дедушка в большого шмеля, и в красном цветке лапитуньи они устроили достойное жилище, ожидая прилета двух бабочек: Моди и Амабель…

Разбудило Миру неприятное ощущение, что на нее кто-то пристально смотрит. Приоткрыв глаза, она увидела, что над кроватью склонилось какое-то чудище. Не собираясь спросонок разбираться, что это такое залезло в комнату, она пронзительно закричала. Из-под одеяла, как ужаленная, выскочила тирамиса и бросилась в атаку. За считанные секунды она исполосовала когтями морду чудища, и к крикам Миры добавились еще и вопли монстра. Перепуганный Ром вылетел из кресел и первым делом включил свет, затем, мгновенно среагировав, забросил Яру на люстру, потому что у кровати завывал дорогой кузен Том. Тирамиса юркнула в темный неработающий плафон и затаилась.

– Вы что тут делаете?! – выкрикнула Мира, натягивая одеяло к подбородку. – Обалдели что ли так пугать! Псих…

– О-о-о-о!!! – продолжал кручиниться Том.

Его лысина, лицо, руки, шея – все было в длинных кровоточащих порезах.

– Что это было?!

– Э…

На краю кровати, покачиваясь на толстых лапках, шипел и гнул спину в акте устрашения перепуганный спросонок Аксельбант.

– Мой кот! – нашлась Мира. – На вас набросился мой кот! У меня очень хищный кот, он всегда меня защищает от посторонних! Что вы тут делаете?

– Я весь в крови!

– Подумаешь, какая цаца! Всех разбудил, перепугал…

– Идите сюда, – позвал Ром, – умойтесь, я вам полью.

Пока шла процедура омовения, из плафона выглянула остренькая мордочка тирамисы. Мира погрозила ей кулаком, и мордочка исчезла.

– Так что вы делали в наших апартаментах? – Мира спрыгнула с кровати и накинула халат.

– Это все Жофрен, – кузен отфыркивался, намывая лицо и лысину, – уверял, что тирамиса прячется здесь, у вас, я пошел посмотреть, чтобы он отвязался.

– У вашего Жофрена с головой проблемы, – буркнула Мира, – я столкнулась с ним в коридоре, когда возвращалась с кухни. Представьте себе, я несла кружку ветулового сока, а он утверждал, что в кружке кровь.

– Да? – сильно удивился Том.

– Правда, правда.

Ром протянул ему полотенце. Обмотав им голову, Том отчалил от умывальника.

– Вы нас ужасно напугали! – продолжала гневаться Мира, Бант уже успокоился и умывался.

– Неужели я такой страшный? – осклабился в улыбке Том.

– Да ну что вы, просто в полумраке, спросонок, я не поняла, что это вы, дорогой кузен. Если вы не возражаете, мы хотели бы продолжить прерванный сон.

– Да, да, извините меня, – придерживая на голове полотенце, он направился к выходу, – пойду, дам по башке Жофрену.

Проходя мимо Банта, он окинул его внимательным взором и, покачав головой, произнес:

– Ну, надо же, какой злой и опасный зверь, а по виду и не скажешь.

Закрыв за ним дверь, Мира перевела дух и рассмеялась, следом расхохотался Ром. Из плафона выпрыгнула Яра и приземлилась на кровать.

– Вы меня простите уж, – сконфуженно произнесла она, – просто у меня реакция такая, я защищала себя и Миру…

– Да, с тобой не пропадешь, – вытерла слезы смеха девочка. – Всё, давайте спать, надеюсь, больше к нам никто сегодня не забредет.

– Буду дверь теперь креслом подпирать, – проворчал Ром, выключая свет и укладываясь.

Тирамиса забралась под одеяло и виновато вздыхала, а «злой и опасный зверь», недоумевая, чего это все сначала проснулись, расшумелись, а теперь снова собрались спать, спрыгнул на пол и отправился к своей тарелке чуток перекусить.

Глава шестнадцатая: Переезд

Из-за ночного происшествия Мира едва не проспала завтрак, ее растолкала Яра.

– А? Что?

– Скорее вставай, завтрак через пять минут!

Зевая и потягиваясь, Мира нехотя выбралась из теплой постели и поплелась к умывальнику.

– Опаздывать нельзя, – Ром наклонил кувшин, и в ладоши девочки потекла прохладная струйка воды, – вдруг Велор уже переговорил с Нингой насчет дедушки.

Это мгновенно стряхнуло сонливость, и Мира принялась поспешно умываться и чистить зубы.

Впрыгнув в джинсы, она надела пеструю рубашку с длинным рукавом, предусмотрительно выглаженную и вывешенную в шкаф Ромом, зашнуровала кроссовки, причесалась и, бросив последний взгляд в зеркало, выбежала из гостевых апартаментов, которые мысленно уже называла «своими».

Примчавшись в столовую, Мира с удивлением обнаружила, что там еще пусто, Господин Щепа и Пия сервировали стол в отсутствии семейства.

– А где все?

Пия молча пожала круглыми плечами.

– А что сегодня на завтрак? – Мира решила подготовиться заранее ко всякого рода сюрпризам.

– Милосская крупа с тушеным горным баладоном.

– Горный баладон целый или кусками?

Пия напряженно смотрела на Миру.

– Ну, целиком его затушили, с головой, или на куски порезали?

– На куски… – Пия силилась понять, чего хочет от нее странная девочка. – Если надо, я могу принести вам голову…

– Ой, нет, спасибо, я на диете. А вы не в курсе, почему никого нет?

Пия пожала плечами. Господин Щепа разложил тарелки-вилки и направился к выходу, в дверях он столкнулся с близнецами. Наверное, за время своей службы в этом замке он всякого навидался, поэтому никак не отреагировал на внешний вид кузенов, зато Мира уставилась на них во все глаза. Лысый Том, как в коконе, был в желтых бинтах, снаружи оставался лишь кончик носа, да водянистые глаза настороженно посматривали, как сквозь щель танка. Если с Томом все было понятно, то Жофрен… На левой скуле у него красовался переливающийся всеми оттенками лилового синяк, сдержал– таки Том обещание «дать Жофрену по башке», а на носу у него болталось нечто вроде самодельных очков для подводного плавания, крепившихся где-то за ушами.

– Это что такое? – слегка опешила Мира.

– Он боится, что у него выпадут глаза, – слегка невнятно из-за повязок ответил Том.

Пока Мира хлопала ресницами, пришел Велор.

– А где бабушка? Доброе утро, папа.

– Ей нездоровится, отнесу завтрак ей в комнату.

– Нездоровится? – вытянулось лицо девочки. – А…

– Сначала позавтракаем, ладно?

А что оставалось делать? И тут Велор заметил необычный вид дорогих кузенов. На всего его вопросы они блеяли что-то невнятное. Мире не очень-то хотелось, чтобы они перешли на конкретные ответы и отец хоть что-нибудь понял, поэтому она напомнила, что остывает горный барабан, и надо немедленно садиться его есть.

Завтрак прошел в тягостном молчании. Мира отправляла в рот ложку за ложкой крупу, пахнущую арбузом, кусочки тушеного мяса и думала только об одном: поговорил Велор с Нингой или нет? На близнецов, представлявших теперь и вовсе безобразное зрелище, она старалась не смотреть, чтобы лишний раз не расстраиваться. Ведь ей не хотелось, чтобы в доме кто-нибудь серьезно пострадал от ее присутствия, просто так получилось случайно.

Слопав свои гигантские порции, близнецы убрались из столовой, Мира осталась с Велором.

– Па-а-а… – начала она.

– Я поговорил с матушкой, она наотрез отказалась. Сказала, или я – или он, вдвоем нам под одной крышей не жить.

– Пап, – оживилась Мира, – смотри, как все чудесно складывается! Дед едет сюда, а бабушка в Белый Лес! Там тихо, спокойно, то, что надо для нервной системы пожилого человека!

Над ухом Миры раздалось тихое покашливание, это Ром, пребывая в состоянии невидимости, пытался координировать процесс беседы и не дать девочке наговорить лишнего. Услышав это покашливание, Мира замолчала, чувствуя, как начинают гореть щеки.

– Думаю, уговаривать ее бесполезно, – Велор будто не услышал предложения дочки.

Глаза Миры готовы были наполниться слезами.

– Но если ее поставить перед фактом, – улыбнулся Велор, – тогда другое дело.

Девочка затаила дыхание.

– Твои гостевые покои сообщаются с другими почти такими же, правда, двери туда заколочены, но открыть их не составит особого труда.

– Спасибо, папочка! – Мира бросилась к нему на шею.

Велор неловко приобнял девочку и осторожно, будто боялся обжечься, погладил пламенные кудряшки.

– Папуль, мы сами все сделаем, – пробормотала Мира, уткнувшись носом в его пиджак, от него пахло чем-то очень знакомым, но в то же время давно забытым, – и дверь раскурочим, и деда привезем, ты иди, отнеси бабуле завтрак, она, наверное, совсем уже проголодалась.

– Хорошо, – Велор отстранился и улыбнулся. – Дверь рядом с зеркальным шкафом. Она прикрыта стенной обивочной тканью. Ты скажи своему флоину, он отыщет.

– Я все понял, – раздался голос из воздуха. – Ой… извиняюсь.

Ром сконфузился, что так глупо выдал свое присутствие. Велор рассмеялся.

– Па, мы пойдем?

– Идите.

Мира выскочила из столовой и бегом к себе.

– Яра!

– Да? – тирамиса причесывалась, сидя в кресле.

– Мой отец чудесный человек!

– Так, так, – Яра отложила гребенку, – рассказывай.

– Он разрешил перевезти сюда дедушку!

– Чудесно, а бабушка разрешила?

Мира замялась.

– Бабушка не разрешила, – материализовался Ром, – мы перевозим дедулю под покровом ночи в режиме страшной тайны. Сначала мы чуть не погорели с Ярой, теперь будем гореть с дедом.

– Ром, ты что, против? – возмутилась Мира.

– Что ты, как можно, я люблю жизнь, полную опасностей и приключений. Если б не боялся высоты, наверняка пошел бы в космонавты.

– Все ясно. Значит, ты против, – нахмурилась девочка. – Но, можешь оставаться при своём и размышлять о космонавтике, отдирая ткань от стен в поисках двери в соседние комнаты.

– Надо простучать, – тяжело вздохнул Ром, – чего лишние беспорядки наводить. Где он сказал? У зеркального шкафа?

– Да, где-то там. Действуй.

Пока Ром возился у шкафа, Мира посвятила свободное время любимому питомцу: Аксельбант был накормлен, причесан, а его лоток вычищен.

Простучав стену, Ром определил местонахождение двери.

– Яра, можно воспользоваться вашими когтями?

– А что надо сделать? – она мгновенно оказалась у шкафа.

– Нежно и аккуратно разрезать ткань здесь и здесь.

Спустя пару мгновений, операция была завершена, золотистую ткань словно острая бритва разрезала.

– Есть дверь? – обуреваемая любопытством Мира подошла ближе.

– Есть, как не быть.

Дверь и впрямь имелась, правда была заколочена добротными досками крест на крест.

– И чем я буду вытаскивать эти гвозди? – приуныл Ром. – Зубами?

– Надо поискать подручные средства.

– Пойду, украду где-нибудь гвоздодер или стамеску… – с этими словами Ром исчез.

Ближе к обеду дверь победили.

– Как интересно! – прошептала Мира, берясь за причудливую кованую ручку. – Таинственная дверь в старинном кровожадном замке!

– Замки кровожадными не бывают, кровожадными бывают его хозяева. Ну, давай, открывай, уверен, мне там еще придется убираться сто зарабийских дней и ночей.

В сообщающихся покоях насчитывалось две комнаты: одна побольше – гостиная, другая поменьше – спальня.

– Здесь даже лучше, чем у нас, – указала Мира на небольшой камин в гостиной и стеклянную дверь, ведущую на балкон. – И две комнаты. Дедушке здесь понравится. Давайте все вместе возьмемся за уборку, чур – я чищу камин!

– Чего вдруг? – насторожился Ром.

– Понимаешь, у меня уже навязчивая идея, так хочется почистить хоть какой-нибудь камин и успокоиться, а все из-за зловонного каминища в столовой!

– Если хочешь, могу как-нибудь ночью навестить столовую, – Ром подлетел к люстре с многочисленными тусклыми подвесками и снял с нее густую паутинную пелерину.

– Подожди, давай пока провернем одно дело, потом возьмемся за другое, кто знает, может у них вековая традиция хранить в камине золу и прочую давно сгоревшую дрянь. Яра, что ты делаешь?

Тирамиса активно распарывала когтями чехлы на мебели.

– Я уже принялась за уборку.

– Погоди, ты же сейчас вся выпачкаешься, давай я на тебя свою майку надену.

– Да и тебе не мешало бы сменить одежду, – заметил Ром. – Идемте, посмотрим, что у нас есть из легко отстирывающихся вещей.

За уборкой не заметили, как пролетело обеденное время, но Мира особенно не расстроилась, ей хотелось переселить дедушку сегодня же, а то вдруг отец передумает.

Работа спорилась, втроем они управились довольно быстро, оставалось почистить Банта, который так извозился, путаясь под ногами, что напоминал дворняжку с криминальным прошлым, а не порядочного кота уважаемой гималайской породы.

– Все, можно идти, – Мира распахнула балконные двери, чтобы комнаты, как следует, проветрились. – Ром, – она вышла на балкон и перегнулась через каменные перила, – а мы могли бы спуститься прямо отсюда, чтобы лишний раз не мелькать перед народом?

– Конечно, могли бы. Спускаемся?

– Ага. Яра, ты приведешь Бантуху в порядок?

– Конечно, – кивнула тирамиса, она была в синей майке с желтой надписью «Спасем китов!». – Идите и ни о чем не беспокойтесь.

Ром подхватил Миру на руки, перелетел через перила и… замер в воздухе.

– Что такое?

– Как здесь высоко… – выдавил он.

– Чего высокого? – Мира испугалась, что он пойдет на попятную. – Второй этаж! Не смеши народ!

– Второй этаж в замке это всем не то, что второй в блочном доме, – упрямился флоин.

– Полетели! Не бойся, я же с тобой! Ну, полетели, миленький.

Глубоко вздохнув, Ром обнял Миру покрепче и полетел вниз.

– Не бойся, не бойся, – повторяла девочка, – лети плавно, уверенно, вот так, молодец.

– Спасибо, что ты так обо мне заботишься, – прерывающимся голосом произнес Ром.

– Я о себе забочусь, если ты упадешь – тебе ничего не будет, а я – кости в разные стороны, зубы на асфальте, глаза на заборе…

– Прекрати, прошу тебя, – руки Рома дрогнули, – а то и впрямь уроню.

На дороге, вымощенной гладкими серыми плитами, он приземлился и поставил девочку на ноги.

– Здорово, – она одернула джинсовую курточку, – назад так же полетим.

– Вместе с дедушкой? Ты мои силовые возможности случайно не переоцениваешь?

– Ах, да. Ладно, в другой раз полетаем.

Они свернули с дороги и направились к Белому Лесу.

В домиках уже горел свет. Мира постучала в дверь самого крайнего, открыла Ми.

– Здравствуйте, – улыбнулась девочка, – а мы за вами и за дедушкой, собирайтесь.

– Как так? – удивилась черно-белая женщина.

– Мы решили забрать его в замок, – пояснил Ром.

– Нинга разрешила? – изумилась Ми.

– Разрешил Велор.

– А…

– Собирайтесь, мы уходим отсюда немедленно, – сказала Мира, проходя в дом. – Здравствуй, дедуля.

– Вы это серьезно? – шепнула Ми Рому.

– Абсолютно, – кивнул он в ответ.

Сборы были быстрыми, особого имущества не скопилась. Мира вывезла коляску с Маритом из дому, следом вышли Ром с Ми, Ром нес большую тряпичную сумку с вещами Ми и дедушки.

Колеса почти целиком утопали в цветах и хлопьях, но двигаться было легко, этот пышный белый «снег» почти ничего не весил. Когда компания вышла на дорогу, над землею понесся гул подступающей ночи.

– Очень кстати, – сказала Мира, – в темноте нам будет легче пробраться незамеченными.

Ром молча вздыхал, он слабо себе представлял, как можно держать в доме Марита и Ми, чтобы никто не обратил внимания на такое существенное прибавление. Но Мира решительно катила коляску к замку и о что-то говорила деду, что именно, Ром не слышал, поднявшийся ветер заглушал ее слова.

К замку подошли, когда по небу уже помчались тяжелые тучи.

– Там в ограде есть калитка, – выступала проводником Мира, – пройдем через палисадник, потом вдоль стены с лапитуньей, а там как раз и балкон. Ром, ты же сможешь поднять дедушку с коляской на балкон?

– Я могу поднять отдельно дедушку, отдельно коляску.

– Это бунт на корабле?

– Да нет, я просто надорвусь!

– А, ну тогда ладно. Посадишь его в кресло, только смотри, аккуратно.

– Слушаюсь и повинуюсь.

Совсем стемнело и ощутимо похолодало. Мира, как следует, закутала дедушку в плед, Ром поднял его и стал потихоньку взлетать. В это время в воздухе поплыли светящиеся пылинки. Запрокинув голову, Мира смотрела, как среди этих невесомых светлячков парит прозрачная фигура флоина с дедушкой, завернутым в теплый плед.

– Жаль, нет фотоаппарата, – прошептала она. – Такие кадры пропадают…

Глава семнадцатая: Беседы у камина

Вскоре Ром вернулся.

– Мира, садись в коляску, я подниму тебя вместе с ней, а потом спущусь за Ми.

Черно-белая женщина заметно волновалась, теребя длинную ручку матерчатой сумки.

– Не нервничайте, – ободряюще улыбнулась ей девочка, усаживаясь в коляску, – все будет хорошо.

– Ага, – вздохнул Ром, с усилием поднимая груз, – или не будет… одно из двух…

В гостиной мягким светом горели настенные бра, в камине весело потрескивали поленья.

– Ой, как здорово, – Мира выбралась из кресла, – как уютно.

– Да, я старалась, – скромно улыбнулась тирамиса.

– А откуда дрова? – хмуро поинтересовался Ром, усаживая деда в кресло.

– Я нашла здесь совершенно лишний стул, – она смотрела на флоина очаровательными глазами-изумрудами, – ну просто совсем никчемный стул, страшненький такой, весь интерьер портил.

– Охо-хо, стало быть, уже приступили к порче хозяйского имущества, – тяжело вздохнул Ром и отправился за Ми.

– Как здесь стало уютно, – Мира расправила плед на коленях дедушки, – вот что значит живой огонь. Вечерами дедуля будет смотреть на камин, как и у себя в домике.

– Хватит ли нам стульев? – забеспокоилась тирамиса.

– В доме их полно, еще и столы имеются. Утром будем вывозить его на прогулки, днем на балкон, пусть воздухом дышит, правильно?

– Правильно, – ответил Ром, он внес в комнату Ми и поставил ее на пол, напуганная таким необычным способом проникновения в дом, женщина прижимала к груди сумку, будто боялась, что отберут. – Все правильно… Нет, но как же это все неправильно!

– Ром, прекрати бухтеть, настроение только всем портишь. Так, если не ошибаюсь, подошло время ужина. Ми, вам что принести?

– Мне достаточно поесть один раз в неделю и то немного, – она, наконец, поставила сумку на пол, – я же флоинка.

– А дедуля что предпочитает?

– Специальный целебный питательный раствор.

– Понятно… значит на довольствии у меня по-прежнему одна Яра. Все, я побежала, не скучайте.

Послав воздушный поцелуй, девочка прошла в свою комнату, затворила дверь и аккуратно прикрепила разрезанную ткань на место.

В столовой уже собрались все, за исключением Нинги, видно, просьба сына забрать деда домой крепко подействовала на нервную систему пожилой дамы. Мира улыбнулась отцу, идиотам кузенам и села за стол. Пия как раз заканчивала выставлять свои кулинарные творения. Закончив, она произнесла, обращаясь к Мире:

– Сегодня я припасла вам отличной крови и свежайшего мяса, так что заходите, жду.

Братья этого не расслышали, занятые какими-то своими важными разговорами, а Велор уставился на кухарку, даже рот приоткрыл. Улучив момент, когда Пия оказалась спиной к публике, Мира, глядя на отца, пожала плечами и покрутила пальцем у виска. Велору этого объяснения оказалось достаточно, и он принялся поднимать крышки с блюд.

На этот раз ужин оказался вполне съедобным, вкусным, Мира с удовольствием съела свою порцию и попросила добавки.

Когда близнецы ушли, и они с отцом остались одни, Мира заговорщицки шепнула:

– Всё, операция «дедушка» завершена, мы его переселили.

Плясать от радости Велор не стал, улыбнулся едва заметной отстраненной улыбкой, он выглядел задумчивым. Мира насторожилась – не сожалеет ли он о сделанном?

– Как бабушкино здоровье?

– Все в порядке, но лучше ей денек провести в постели. Как дедушка?

– Прекрасно, осваивается, обживается, завтра пойдем гулять. Па, можешь еще раз поговоришь…

– Попробую.

Он устало потер лоб.

– Что-то случилось?

– Нет. Все в порядке.

Чтобы не повисло неловкой паузы, Мира пожелала ему доброй ночи и ушла из столовой. Решив сразу зайти за ужином для Яры, Мира увидала впереди идущих близнецов. Плелись они медленно, а обгонять и привлекать к себе лишнее внимание девочке не хотелось, поэтому она тихонько шла следом, невольно подслушивая их разговор.

– Иду сегодня, – вещал Жофрен, – смотрю, впереди карлик в синем балахоне с капюшоном на голове. Я его окликнул, он обернулся, а у него не лицо – морда! Морда тирамисы!

– Слушай, может, тебе к доктору сходить?

– Да я вот уже думаю, может и сходить…

Поравнявшись с дверью в кухню, Мира тихонько шмыгнула туда.

Пия уже встречала ее с гостинцами.

– Вот, – она протянула кружку, – свежатина! А мясо, мясо-то, сама бы съела!

– Ага, – рассеянно кивнула Мира, беря тарелку с кружкой. – Спасибо. До свидания.

Придя к себе, она прошла в сообщающиеся покои и застала идиллическую картину. В камине весело потрескивал второй стул, Ром с Ярой дружно мастерили из обивочной ткани и пористого материала, делающего стулья мягкими, подушечки дедушке под ноги, Ми разбирала, раскладывала вещи, дедушка сидел у камина, на коленях у него, свернувшись клубочком, спал Аксельбант.

– Как у вас тут мило, – Мира поставила тарелку с кружкой на столик.

– А ты чего такая грустная? – Ром на минуту оторвался от рукоделия.

– Да с Велором что-то не то, какой-то он не такой.

Мира присела на низенькую скамеечку у ног дедушки, Бант приоткрыл один голубой глаз, посмотрел на хозяйку, снова закрыл и тихонько замурлыкал.

– А какой не такой? – подняла взгляд Яра.

– Не знаю, задумчивый, грустный.

– Да уж, тут, пожалуй, и не так загрустишь, – Ром обрезал нитку и осмотрел готовую подушечку, она удалась на славу. – Яра, ты вторую набила?

– Да, да, все готово.

– Вы тут сидите, подушки шьете, а я нервничаю!

– Раньше надо было нервничать, сейчас уже поздно, дело сделано.

– Да, и я не о чем не жалею.

Мира устроилась поудобнее, обхватила колени руками и посмотрела на дедушку, на его застывшее, будто на медальоне, лицо, в неподвижные глаза, в которых отражались язычки пламени.

– Дедушка, дедушка, – вздохнула Мира, – как бы мне хотелось, чтобы ты меня услышал, заговорил, рассказал про вас с бабулей, какой была моя мама?

– А вот у нас история есть, – Яра ловко набивала новую подушечку, Ром копался в коробке с рукодельем Ми, выбирая подходящие под цвет нитки.

– Такая же страшная, как про черное озеро и правителя? – Мира погладила Банта, он даже ухом не повел, пригревшись у камина.

– Нет. Помните, вы спрашивали, почему мой мир называется Стеклянная Лагуна? Я еще сказала, что никто не знает, отчего остекленела вода?

– Конечно, помним.

– Так вот, стеклянные волны сливаются с водой настоящей, живой, и вот на самом стыке, плещется странная вода – и не живая, и не стеклянная. Говорят, эта вода делает чудеса, но лишь для тех, чье сердце чисто, а душа полна высоких помыслов. Надо загадать желание, зачерпнуть пригоршню этой воды и если она оживет, потечет сквозь пальцы чистыми морскими каплями, то желание непременно в тот же миг исполнится. А если станет куском стекла, то нужно поскорее уносить ноги, иначе стеклянные волны так запутают, что будешь век по ним бродить, а дороги к берегу не найдешь. Видишь берег, рядом с ним ходишь, а приблизиться не можешь.

– Там, наверное, у вас народу ходит видимо-невидимо, – подал голос Ром.

– Да нет, не всякий уверен, что его сердце достаточно чисто, чтобы обращаться к Стеклянной Лагуне с просьбами.

– Мое достаточно чисто, – обернулась Мира, – чище некуда. Яра, завтра же пойдем искать ворота в твой мир. Ты покажешь, где эта Лагуна?

– Сожалею, – мягко улыбнулась Яра, – но желания исполняются только в пределах нашего мира.

– Не вопрос, пойдем туда с дедушкой!

– И действует эта вода только на наших жителей, – закончила тирамиса.

– А-а-а… – разочаровалась Мира. – Очень жаль.

– А я вот думаю… – начал Ром и отвлекся, на диванчике устроилась Ми с каким-то рукоделием в руках. – Это вы шарфик вяжете?

– Да, шарф Мариту на осень, я его плету.

– Очень интересно, потом покажете?

– С дорогой душой.

– Ром, так что ты там думал? – зевнула Мира. От каминного тепла ее разморило, хотелось уснуть прямо здесь, на полу.

– Я думаю, что любая вода может стать волшебной, все зависит от человека и от его желания осуществить свою мечту. Да и вообще без воды можно обойтись, достаточно одного желания.

– Нет, с водою все-таки надежнее, – возразила Яра.

Слушая их разговоры, Мира и не заметила, как уснула, потеснив Аксельбанта и положив голову на колени дедушке.

Глава восемнадцатая: Чаша Зла

Проснулась Мира в своей кровати, куда перенес ее Ром.

– Доброе утро, – улыбнулась девочка обитателям гостевых покоев.

– Доброе, доброе.

Ром потянулся и вылетел из кресел к умывальнику, чтобы полить Мире из кувшина, тирамиса спрыгнула на пол и занялась утренним марафетом, один лишь Бант чихать хотел на всеобщее пробуждение. Он перевернулся на другой бок и продолжал спать. Умывшись и одевшись, Мира пошла в соседние комнаты. Ми была уже на ногах, а дедушка в кровати. Подоспевший Ром усадил его в кресло и вывез на балкон дышать воздухом.

– Я быстренько позавтракаю и приду к вам, – Мира чмокнула дедушку в лоб и поспешила к себе, оставив с ними Рома.

Выйдя в коридор, она столкнулась с Велором.

– Ой, – не ожидала увидеть его девочка, – ты к нам идешь?

– Да, – он выглядел печальным и подавленным. – Мне необходимо поговорить с тобой.

– Сейчас? – Мира забеспокоилась, предчувствуя что-то совсем уж неладное.

– Да, идем в библиотеку.

Стены библиотеки сплошь состояли из резных стеллажей с плотными рядами томов, в центре – столик со стопкой бумаг для записей и два мягких полукруглых диванчика. Мира с Велором присели напротив друг друга.

– Папа, не пугай меня, что случилось?

– Пока еще ничего, но в любой момент может, – он откинулся на диванную спинку и посмотрел в незашторенное солнечное окно. – Моди ничего тебе не рассказывала о Чаше Зла?

– Нет…

– Очень зря. Дело в том, что оба наших семейства входят в Орден Хранителей Чаши.

– Это что? Это как?

– Сейчас все расскажу по порядку. Зарабия равнинная, теплая страна, но есть у нас одна-единственная гора Фумия, чья вершина уходит в небо, на самой вершине находится Чаша Зла. Ты обращала внимание, как легко дышится в нашем мире? Как чудесно пахнет зарабийский воздух?

– Да, конечно.

– Это все благодаря тому, что людской гнев, дурные поступки – все собирает Чаша Зла, не позволяя скверне отравлять атмосферу, зарабийцы не дышат ни чужим, ни своим злом. По легенде, создатель Зарабии, великий Зиру, мечтал породить совершенный, добрый мир, но люди от природы своей наделены как хорошими, так и плохими качествами. На горе Фумия Зиру установил Чашу Зла, чтобы вбирала она в себя все дурное, что есть у людей, надеясь, что со временем зарабийцы и вовсе забудут, что такое зло, их сердца очистятся и посветлеют. На случай, если Чаша переполнится, и ее страшное содержимое разольется и затмит солнце, он созвал с разных миров пятерых создателей и отдал им по солнечному камню, зная, что камни будут в надежных руках и с ними ничего не случится. Мой отец и твой дедушка потомки этих создателей. Мой – из Зарабии, а твой – из Тасмана. Да, да, твой дедушка родом оттуда, откуда ты пришла. Еще одна из причин, отчего он не ушел с Моди, – он остался здесь, опасаясь переполнения Чаши.

– Солнечный камень…

Потянув за цепочку, Мира вытащила из-под майки сверкающую каплю.

– Да, это он, – из внутреннего кармана пиджака, он извлек красный футляр, открыл его и положил на стол. В белом бархате утопал точно такой же сверкающий камень на цепочке.

– Если случится страшное и Чаша переполнится, только единение всех пяти камней способно остановить вырвавшийся на свободу поток зла, вернуть его обратно в Чашу и запечатать навеки.

– Если ты мне обо всем этом рассказываешь, то могу предположить, что Чаша полна по самое некуда?

– Похоже, что так, – Велор потер переносицу.

– А что будет, если она переполнится?

– Весь наш мир погрузится во тьму, зарабийцы застынут, оцепенеют – таково наказание Зиру за то, что его народ не только наполнит Чашу до верху, но и прольёт ее черное содержимое на солнечную Зарабию. Подвижными останутся только флоины. Лишившись хозяев, они постепенно станут обретать черно-белые тела.

– Неприятная картина вырисовывается, – Мира задумчиво рассматривала камни-близнецы, лежащие на столе. – А зачем ты это все мне рассказываешь?

– Дело в том, что ты, моя девочка, являешься единственным потомком двух ветвей создателей, хранителей солнечных камней, в тебе, в таком маленьком человечке, заключена большая сила…

– Стоп, стоп! – замахала руками Мира. – Кажется, я понимаю, к чему ты клонишь! Бабушка тоже что-то говорила о моих невероятных способностях, но я думала, что она, как любая другая бабушка, считает свою внучку исключительной, только и всего.

– В нашем случае ситуация иная. К тому же, ты не оцепенеешь, в тебе кровь двух миров, ты не чистокровная зарабийка.

– Папа, ты намекаешь на то, что если Чаша польется и все пойдет в тартарары, я должна буду найти остальные камни и спасти Зарабию?

Велор кивнул.

– Па, ну это же смешно, такое только в детских фильмах бывает, здесь что, снимается кино? Где камеры?

– Ничего смешного, – вздохнул Велор, – все это действительно так.

– Папа, но это же глупо, маленькие девочки не спасают миры, это сказки.

– Во-первых, ты уже не маленькая девочка, а вполне взрослая барышня, – лицо Велора было серьезно, – во-вторых, возраст и пол не имеют никакого значения. Большой, взрослый человек способен уничтожить весь белый свет, а маленький вернуть его обратно к жизни. Еще я хочу рассказать тебе о подземном озере…

– О том, что находится в подземелье дома?

– Да, – удивился Велор. – Откуда ты знаешь?

– Я случайно туда спускалась, очень красивое озеро.

– Оно не простое, озеро это ворота в миры, в те самые три мира, где находятся остальные хранители камней. Их надо найти…

– Пап, а зачем дожидаться катастрофы? Не заняться ли сбором камней прямо сейчас? Тебе? Ты взрослый, все тут знаешь и точно ничего не напутаешь.

– Камни нельзя собирать раньше времени, может разразиться еще большая катастрофа.

Мира уныло молчала, глядя на камни, сверкающие на столе. Кажется, приятные зарабийские каникулы грозились обернуться бог знает чем.

– Пап, надо признаться, я не совсем во все это верю, и не совсем понимаю. Я могу понять, откуда берется электричество, как работает компьютер и интернет, но как фунциклируют Чаша Зла, солнечные камни и прочие атрибуты зарабийской жизни, я не в курсе. Я не верю в магию и волшебство, не верю, что можно взмахнуть рукавом и полетят гуси-лебеди, я верю, что можно вставить вилку в розетку и загорится лампочка. Возможно, все эти предания о горе и Чаше лишь аллегория? Может, всему этому есть какое-то разумное объяснение? А так же разумный, технический вариант решения проблемы?

– Ну, ладно, – вздохнул Велор, – попробуй найти разумное объяснение вот этому.

Он взял камень из футляра, камень Миры, поднес их друг к другу и скрестил камень с камнем. Внезапная вспышка ослепила девочку, она заморгала ресницами, щурясь. Вспышка постепенно стихла, и стало возможно рассмотреть парящие в воздухе желтые огни. Огни выстроились в цепочку и закружились вокруг камней. Приоткрыв рот, Мира смотрела на это явление. Отец разъединил камни, и огни исчезли.

– Ну? Что скажешь?

Она молчала, перед глазами все еще мелькали желтые пятна.

– Даже не знаю, – медленно произнесла девочка, – надо переварить.

– По крайней мере, я сделал все что мог, рассказал тебе, как обстоят дела, – он положил камни на стол.

Мира посмотрела в окно. В душе не было никакого энтузиазма касательно подвигов во имя Зарабии. Ну, просто вообще никакого.

– Идем, не мешало бы перекусить, – Велор протянул дочери оба камня.

– Ты отдаешь мне и свой? – тяжело вздохнула Мира. – Уже?

Время, полное славных ратных подвигов хотелось отодвинуть как можно дальше.

– Да.

Делать было нечего, пришлось спрятать под майку два украшения. После Мира сняла ветуловые бусы и протянула отцу.

– Это тебе от меня на память, – мрачно произнесла она, поднимаясь с дивана.

– Мира, – Велор подошел к дочери и приобнял ее, – я не говорил тебе…

– Что еще? – испугалась девочка.

– Я очень рад, что ты у меня есть, что мы встретились.

– Я тоже, – улыбнулась Мира. – Жаль, что мы не познакомились раньше. Я и не подозревала, какой у меня потрясающий отец.

Встав на цыпочки, она чмокнула его в щеку.

Глава девятнадцатая: Гроза в замке

Время завтрака давно прошло, обеденное еще не наступило, поэтому Велор заглянул на кухню и попросил Пию принести еды на двоих в столовую. В ожидании Пии, Мира спросила Велора о камине, почему он имеет такой неприглядный вид и запах?

– Матушке нравится запах золы, – пожал плечами Велор, – говорит, что он напоминает ей запах прошлого – всё было, пылало, горело, осталась одна зола.

– Надо же… Почему она не хочет со мной общаться?

– Матушка сложный человек с непростым характером, да еще эта семейная история…

– Еще? У нас еще имеются истории?

Велор с улыбкой кивнул.

– В молодости Нинга была влюблена в твоего дедушку Марита, да так, что слепла от своих чувств, а его сердце всецело принадлежало Моди, они соединились. Думаю, она до сих пор не может простить этого ни Мариту, ни Моди. Потом Нинга встретила моего отца Горея, вскоре родился я, а у Моди – твоя мама Амабель. С Амабелью мы встретились и познакомились, не имея понятия, что наши родители прекрасно знают друг друга. Конечно, матушка была против моей женитьбы на Амабель, надеюсь, ты понимаешь причины.

– Да, полнейший театральный водевиль, – вздохнула Мира.

Дверь распахнулась, и на пороге, вместо ожидаемой Пии, возникла Нинга. Видимо, она только что вернулась с улицы, поверх черного платья был наброшен синий плащ.

– Ба… – начала было Мира, но Нинга не дала ей сказать ни слова.

– На балконе стоит коляска! – от ее голоса, казалось, задрожали оконные стекла. – В коляске Марит! Разве я не достаточно ясно сказала, что не желаю его тут видеть?!

– Мама, – поднялся из-за стола Велор.

– Замолчи! – ее глаза сверкали, как раскаленные угли. – Наверняка эта никчемная девчонка перевезла сюда старика не без твоей помощи!

– Я не никчемная девчонка! – сердце Миры забилось от негодования. – Вы меня совершенно не знаете, а так оскорбляете!

– Зато я прекрасно знаю твою мать и бабку! Что может хорошего получиться, если тебя родила одна, а воспитала другая?!

– Вы просто злитесь, что дедушка выбрал мою чудесную бабушку, а не такую ведьму!

– Ах… – у Нинги перехватило дух. – Ты и это ей выложил? Что ж… прекрасно! Я сейчас пойду и столкну его с балкона!

– Только посмейте! – подскочила Мира. – Это мой дедушка, куда хочу, туда его и ставлю! Никто не причинит ему вреда!

– Ты кто такая здесь выискалась? – Прищурила Нинга глаза. – Соплячка! Я впустила тебя под крышу своего дома, а ты уже свои порядки устанавливаешь? Да я вмиг вышвырну тебя отсюда, как поганого зверька!

– Папа!

– Велор!

Он сидел за столом, обхватив голову руками.

– Знаете, что, – произнесла Мира, глядя Нинге прямо в глаза, – вы как дерево анчар, вокруг которого погибает все живое. Откуда в вас столько злости? Может, вас никто никогда не любил?

Пару секунд Нинга молчала, а после разразилась гневной тирадой.

– Хватит! Остановитесь! – Велор вскочил, бросился к окну и посмотрел на небо. – Прекратите сейчас же!

Но Нинга не могла уже остановиться. Отчего-то в столовой ощутимо потемнело. Мира тоже подбежала к окну. Небо заволокло багровым маревом, мелькнули ртутные молнии.

– Бабушка, прекратите! – испугалась Мира, глядя на эту картину. – Из-за вас сейчас весь мир перепоганится!

– Не смей мне затыкать рот! Не смей!

Ртутные молнии приближались, поднялся сильнейший ветер, теперь уже и Нинга увидала подступающую стихию. Она осеклась, глядя, как небо превращается в черное месиво, молнии били уже в опасной близости от дома.

– Отойдите от окна! – Велор бросился прочь. – Отойдите!

Последним, что увидела и услышала Мира, была ослепительная вспышка и звон разбитого стекла.

* * *

– Что за ужасная погода? – недовольно бормотал Ром, спешно убирая с балкона коляску с дедушкой и закрывая стеклянную дверь. – Совсем не зарабийская погода.

– Да уж, – Ми с тревогой смотрела на небо. – Страшно…

Внезапно они услышали какой-то шум, похожий на взрыв.

– Это где? – насторожился Ром.

– Кажется, внизу, – ответила чуткая тирамиса, – похоже, молния попала в дом.

– Молния попала?! – ужаснулся флоин. – Пожар будет!

Он поднял с пола взволнованного и настороженного Аксельбанта, усадил дедушке на колени и помчался вон из комнаты, успев крикнуть на прощание, чтобы никто никуда не выходил.

Из распахнутых дверей столовой валил черно-багровый дым, в каменном полу зияла трещина, в разбитое окно задувал ветер. Велор, Нинга, Мира лежали на полу. Ром растерянно заметался, не зная, к кому бежать. Бросился к Мире, пощупал пульс, приподнял верхнее веко, потом похлопал по щекам и девочка приоткрыла глаза.

– Ты живая? Ты в порядке?

– Да, – она поднялась, села и сдавила пальцами виски. – О, как голова болит!

– Давай помогу тебе встать.

– Я сама, посмотри, что там с Нингой и отцом.

Кое-как девочка встала на ноги.

– Они живы, просто без сознания, – доложил Ром. – Что случилось?

– Очень длинная история, – Мира смотрела, как в окно валит удушливый дым, миновав замок, гроза пошла дальше.

– Надо отнести их в комнаты, положить в кровати.

– Что случилось? – в дверях возникли слуги. – Что произошло?

– Молния ударила в замок, – Ром взял на руки Нингу, – прямо в столовую. Их надо унести отсюда.

Господин Щепа, чьего имени Мира так и не узнала, поднял Велора.

– Я провожу, я покажу… – лепетала перепуганная Пия, Оливия же молча путалась под ногами, ошалев от происходящего. Громко топая, прибежали близнецы, они закрыли двери в столовую поплотнее, чтобы дым не шел дальше, но черно-багровые струйки потекли во все дверные щели.

Пия показала комнату Нинги, Щепа понес Велора на третий этаж, а Мира пошла к себе, массируя лоб и виски, в надежде, что боль хоть немного стихнет.

– Что там произошло? – на пороге гостевой комнаты поджидала ее тирамиса.

– Молния попала в столовую, – она присела на край кровати, – но это сущий пустяк по сравнению с тем, что начнется с минуты на минуту.

Глава двадцатая: У озера

– Что произошло? – потаенная дверь немного приоткрылась и показалась Ми.

– Вы что-нибудь слышали о Чаше Зла?

– Конечно, – Ми зашла в комнату, теребя край наброшенной на плечи черной шали.

– Сдается мне, настал ваш маленький зарабийский конец света.

– Вы хотите сказать…

– Да, похоже, Чаша малость расплескалась и сдается мне, наш с Нингой скандал оказался последней каплей.

Казалось, белое лицо Ми побелело еще больше.

– Неужели… – прошептала она.

Мира кивнула. Примчался Ром.

– Это то, о чем я думаю? – кивнул он в сторону окна. За стеклом бушевала непогода, ломкие молнии прошивали на глазах сгущающийся черно-багровый туман, опустившийся на землю, по небу разливалась серая мгла.

– Боюсь, да, – головная боль постепенно отпускала виски Мира. – Буквально только что отец рассказал мне об этой злополучной Чаше, мы пошли перекусить в столовую, туда же пожаловала Нинга, и мы с нею крупно поругались. Представьте себе, она увидала моего дедушку на балконе и такого наговорила…

– Погоди, – махнул прозрачной рукой Ром, – ты хочешь сказать, ваш скандал переполнил Чашу?

– Мне, конечно, хочется верить, что в это время где-то в Зарабии кто-нибудь еще вовсю ругался, и мы тут ни при чем, но светопреставление началось именно во время наших с бабулей дебатов.

– Прекрасно, – вздохнул Ром, – не успели мы приехать, как уже натворили дел.

– Погоди, отец говорил, что все, кроме меня и флоинов оцепенеют, надо немедленно предупредить народ, чтобы ложились в кровати, а то будут, как скульптуры-страшилки стоять в самых неожиданных местах.

– Я мигом всех оповещу.

Ром исчез.

– Ми, вы останетесь здесь?

– Конечно, – отвернулась она, пряча слезы. – Куда же мне идти.

– Я быстро все поправлю, – расстроилась Мира, особенно печалил ужасный вид за окном. – Отец все подробно мне рассказал, я знаю, что делать, надо достать еще три таких камня…

Она извлекла на свет солнечные капли и замерла. Они больше не светились, камни покрывал легкий сероватый налет, а внутри тяжело кипел тусклый огонь.

– Вот, значит, как, – Мира присела на подлокотник кресла. – Значит, и вправду плохи дела.

Явился запыхавшийся Ром.

– Я всех предупредил! А что это с камнями?

Мира пожала плечами, чувствуя себя прескверно и ощущая громадную вину и перед Нингой, и перед Велором, и перед всей Зарабией в целом.

– Так, главное – не раскисать! – Ром присел в соседнее кресло. – Надо собраться с мыслями и подумать, куда бежать.

– Никуда мы не побежим, – Мира взяла на руки подошедшего Аксельбанта, – отец, как чувствовал, рассказал, что делать. Надо собрать остальные камни, и все вернется на свои места. Как испортила, так и поправлю. Ми, в кухне приличные запасы провианта, так что голодной вы не останетесь, и еще, присмотрите за Бантом и тирамисой, ладно?

Женщина кивнула.

– Мы что, прямо сейчас уходим? – приуныл Ром.

– А чего ждать?

– Логично…

– Оденусь-ка я, пожалуй, потеплее. Кто знает, что за климат в тех мирах. Ром, а ты в чем пойдешь?

– В чем есть, – без особого энтузиазма откликнулся он. Ситуация не радовала ни с какой стороны. Очень уж не хотелось подвергать свою подопечную такой опасности, как путешествия по незнакомым мирам, да и самому ввязываться в подобное мероприятие тоже как-то не улыбалось.

Пока флоин мрачно парил по комнате, Мира экипировалась в дальнюю дорогу. Она одела синюю майку с надписью «Спасите китов!», свитерок, сшитый из разноцветных квадратов, спрятав по него цепочки с угасшими камнями, и джинсовую курточку сверху.

– В общем и целом я готова.

– А я еще не совсем… может, ты перекусишь перед дорогой?

– Чего-то аппетит пропал. Вот поправим дело и перекусим.

Прихватив Аксельбанта, она прошла к дедушке, он неподвижно сидел в своем кресле, глядя в пустой камин.

– Все будет хорошо, дедуль, все наладится, – она поцеловала деда в лоб, чмокнула в нос Банта и усадила его к деду на колени. – До скорой встречи.

– А я? – появилась тирамиса. – А как же я?

– Яра, мы пока что не можем заняться поисками ворот в твою Лагуну, видишь, что у самих творится.

– Мира, я не к тому, возьмите меня с собой, я обязательно пригожусь!

– Нет уж, оставайся тут, так безопаснее, – сказал Ром. – Ну, раз уж Мира собралась, делать нечего, мы пошли.

– Доброго и легкого вам пути, – пожелала Ми, а тирамиса промолчала. Она демонстративно повернулась к будущим спасителям Зарабии спиной и обиженно опустила голову.

– Не скучайте, – помахала на прощание Мира, и они вышли в коридор.

– Далеко идти? – поинтересовался Ром, паря над ее головой.

– В подземелье.

– Я боюсь подземельев…

– А чего ты не боишься?! – вспылила Мира. – Есть хоть что-нибудь на свете, что тебя не страшит?

– Есть, это ты.

– Очень даже зря! Бойся меня, бойся!

Спускаясь вниз по темной лестнице, Мира пожалела, что нельзя освещать путь солнечными камнями.

– Жаль, что они погасли, – вслух произнесла она.

– Кто? – хмуро поинтересовался летевший следом Ром.

– Солнечные камни, ими можно было дорогу освещать.

– Да, грустно. Далеко еще?

– Два раза по столько же.

– Ох, ну ничего себе подземелье вырыли!

– Ром, прошу тебя, не нуди, и без тебя тошно.

Молчание длилось до тех пор, пока непроглядная тьма не посветлела. Еще пара десятков ступеней – и они достигли цели.

– Смотри, какая красота, – Мира спрыгнула с последней ступеньки, – правда, чудо?

– Да, симпатично, – Ром приземлился на каменные плиты. – А как будем переходить в миры? Посредством чего?

– Посредством озера, на дне двери.

– Как так? – отчего-то сильно растерялся Ром. – Зачем на дне?

Мира оставалось только развести руками, откуда же ей было знать, зачем? Значит, так надо.

– А в чем дело? – она присела на корточки, рассматривая туманные огни, плавающие в аквамариновой глубине.

– Мне нельзя в воду, – Ром присел рядом, – я там растаю, как медуза на солнце.

– Что, правда?

– Правда.

– Что же мне, одной идти? – голос девочки дрогнул. – Я же тут ничего не понимаю…

– Одну я тебя все равно не отпущу.

– А что же делать? – Мира смахнула со лба крупную каплю, упавшую с сумеречного свода.

– Не знаю.

Пару минут они слушали, как на пол шлепаются капли.

– Должен же быть хоть какой-нибудь выход! – Мира выпрямилась и принялась мерить шагами подземелье. – Ром!

– Что?

– Нужен выход! Теперь все от тебя зависит, придумай что-нибудь! Неужели вообще ничего нельзя поделать?

– Ну-у-у… – он поднял голову, пытаясь рассмотреть невидимые своды. – Из любой ситуации можно найти выход.

– Ромчик, не томи, говори, что можно сделать?

– Это довольно рискованно, но…

– Ну же?

– Если ты меня отпустишь, сказав: «Живи вечно», и я обрету тело, то вода мне не будет страшна.

– А в чем риск?

– Ты действительно должна хотеть это сделать, то, что у тебя на сердце и в душе, то и станет мне либо пропуском в новую жизнь, либо…

– Ром, я очень привязалась к тебе за это время, – Мира подошла к нему и присела напротив, – несмотря на то, что ты сварливый, ленивый, трусливый, я тебя таким люблю и не хочу потерять. Когда ты рядом, я чувствую себя в безопасности, знаю, что все у меня получится. Надеюсь, что я тебе тоже хоть немного нравлюсь, и если это так, то мы сможем стать лучшими друзьями на свете.

Ром мягко улыбнулся.

– Я отпускаю тебя. Живи вечно, друг мой.

Мира положила руку на его прозрачное плечо и столкнула Рома в озеро.

Глава двадцать первая: Барихан

Ром исчез, на воде не возникло даже кругов, она была абсолютно гладкой. Сердце Миры замерло, к горлу подступил тугой комок.

– Ром… – прошептала она, и крикнула со слезами в голосе: – Ром, ты где?! Ромочка, вернись немедленно! И живи вечно, кому сказано было?!

Безмятежная гладь заволновалась, надуваясь изнутри водяным пузырем. На всякий случай Мира отскочила к лестнице, даже взбежала на пару ступеней вверх. Пузырь шумно лопнул, и поднявшиеся волны вынесли на каменный «берег» человека. Мира немедленно бросилась к нему.

– Ром, это ты?

Мокрые холщовые рубаха и штаны облепили худощавое тело, длинные черные волосы разлетелись по полу.

– Эй… – Мира встала на колени и потрогала озерный подарок за плечо.

Тело шевельнулось, глубоко вздохнуло, приподняло голову, и на Миру взглянули глубочайше синие глаза.

– Вау… – улыбнулась Мира. – Ром, это ты что ли такой красивый? Это ты?

– Вроде бы я, – он поднялся и сел, – голос у меня какой-то другой стал…

– Да и весь ты очень изменился, – от сердца отлегло. – Какой ты красавчик! А когда прозрачный был, вроде и ничего особенного. И волосы у тебя длинные!

Ром рассматривал свои руки, ноги, будто глазам не верил, посмотрел на свет одну ладонь.

– Какой-то я слишком коричневый, тебе не кажется? – неуверенно произнес Ром.

– Ты смуглый, будто на Багамах месяц провел, это отлично!

Мире так понравился внешний вид флоина, что она и забыла, зачем, собственно, они пришли в подвал.

– Надо привыкнуть, – Ром поднялся на ноги и убрал назад волосы. – И чего я такой патлатый? Как девица.

– Ты прекрасен! Я выйду за тебя замуж!

– Осторожнее с такими угрозами, а то опять в озеро упаду, – рассмеялся он, и тут же посерьезнел. – Значит так, сейчас я действительно туда отправлюсь, посмотрю, что там, на дне, такого интересного.

– А ты плавать умеешь?

– Думаю, пойти камнем ко дну смогу без особой тренировки, потом как-нибудь всплыву.

– Точно всплывешь?

– А есть выбор? Все, я пошел.

Улыбнувшись и махнув рукой, он прыгнул в воду.

– Только посмей утонуть! – крикнула ему вслед Мира.

Она присела на край нижней ступеньки, обхватила колени руками и стала смотреть на воду, ожидая появления флоина. Как же хотелось, чтобы все это оказалось просто красочным сновидением… проснуться, а рядом родное бабушкино лицо, на подоконнике пышные фиалки, и Бант греется на паркете в полоске солнечного света…

Вынырнул Ром. Отфыркиваясь, он выбрался на сушу.

– Значит так, – он убрал волосы с лица, – двери находятся не на дне, а в стене, сложенной из каменных блоков, – бассейн озера искусственный. Дверей три, на каждой надписи: «Барихан», «Зоттон», «Сенетал». Это названия миров, я так думаю.

– А ты где-нибудь был?

– Нет.

– С чего начнем?

– А давай по порядку, с Барихана.

– Как-то не хочется прыгать туда в одежде, – вздохнула Мира, подходя к самому краю. – Холодная?

– Я со страху и не почувствовал. Прыгаем?

– Давай, – она взяла его за руку. – Вперед! За Зарабию!

Глубоко вдохнув тяжелый подвальный воздух, они прыгнули в воду. На мгновение Мире показалось, что грудь сдавили невидимые тиски, она испугалась, попыталась освободить руку, чтобы вернуться обратно, но Ром крепко держал ее, опускаясь на дно. Туманные огни плавали где-то совсем рядом, но Мира так и не смогла увидеть их источника. Наконец, показались двери: полукруглые, железные, покрытые зеленоватым налетом, на каждой выделялась надпись из тусклого желтого металла. Ром держал курс к двери с большими буквами: «Б-а-р-и-х-а-н». Пока Ром пытался ее открыть, изыскивая хоть какую-нибудь ручку или замок, Мира начала задыхаться. Никогда раньше ей не доводилось так долго находиться под водой. Боясь захлебнуться, она начала было всплывать, но тут Ром в сердцах ударил дверь ногой, она подалась внутрь, и упругим потоком воды их понесло вперед. В глаза Мире ударил слепящий белый свет, она почувствовала, что куда-то стремительно летит, и не в силах больше сдерживаться, сделала глубокий вдох и… упала на что-то колкое. Вода все еще заливала лицо, Мира вытерла глаза и увидала, что вокруг, насколько хватает взгляда, раскинулась сияющая голубая пустыня. – Ух, ты, – Мира зачерпнула пригоршню странного песка, он был чуть крупнее обычного и блестел.

– Симпатичный песок, – Ром поднялся на ноги. – И как его много… Гляди-ка.

Ром указывал на тонкие очертания полукруглой двери, висящей в воздухе.

– Здорово, – она отжала воду с волос. – А как попадем обратно?

– Вот найдем третий камень и подумаем об этом.

Очертания двери вдруг принялись пульсировать, наливаться светом, вспыхнули, и струя воды вынесла тирамису. Она плюхнулась на песок, тут же вскочила и принялась отряхиваться. Мира с Ромом молча смотрели на нее. Первой дар речи обрела Мира.

– Яра, ты что тут делаешь? Как ты сюда попала?

– А что я должна была делать там? – зеленые глаза гневно сверкали. – Что я должна была делать среди оцепеневших людей, где живые только кот и Ми? Я тихонечко пошла за вами, потом ждала на лестнице, пока вы разберетесь с телами, ну а после прыгнула следом. Теперь-то вы уж точно не отправите меня обратно, верно?

– Как не стыдно, – только и мог произнести Ром, – безобразие.

Дальше пошли втроем. Странный песок, похожий на декоративный, не жег ноги, воздух был в меру жарким – путешествовалось вполне комфортно. Над неподвижными голубыми барханами раскинулось безоблачное синее небо, куда не глянь, кругом песок и небо. И больше ничего.

– М-да, – приуныл Ром, – долго же нам придется искать первого бариханца, чтобы спросить, далеко ли до города.

– А потом мы еще двенадцать жизней будем ходить по этой пустыне и искать нашу дверь, – добавила Мира. – Я в трансе.

Одной тирамисе все нравилось. Она запрыгнула на плечо к Рому, удобно устроилась, обняв его за шею, и ехала с комфортом, с любопытством посматривая по сторонам.

– Интересно, – Мира ощупала одежду, проверяя, насколько она высохла, – сейчас тут утро, день или вечер?

– Трудно определить, когда на небе нет солнца.

– Да, действительно, – Мира подняла голову, глядя на небо, – как это я сразу не заметила, что тут нет солнца, откуда же тогда свет?

– Ну, откуда же мне знать, – босые ноги флоина утопали в крупном песке то по щиколотку, то почти по колено, – я тут первый и, надеюсь, последний раз в своей жизни. Надо было провиантом запасись, как-то мы не подготовились к походу по пустыне.

– Кто ж знал, что тут пустыня.

– А знаете, на что это похоже? – подала голос Яра. – На погибший мир. Не удивлюсь, если весь Барихан так выглядит.

Мира с Ромом остановились.

– Та-а-ак… – Мира присела на песок, – чудесно. Ты уверена?

– Я просто предположила, – тирамиса соскользнула с плеча флоина и подошла к девочке, попутно разминаясь. – Разве может жить мир, если у него нет солнца? Да еще такой, мягко говоря, однообразный мир.

– Что же делать? – растерялась Мира.

– Здесь находится один из камней, и нам надо его найти, даже если придется перекопать эту пустыню вдоль и поперек, – сказал Ром, причесывая, приглаживая пятернёю шевелюру – он пытался что-то придумать со своими новыми волосами. Косичку заплести никак не выходило. Мира покопалась по карманам, нашла забытый порванный шнурок из кроссовок и протянула Рому. Он присел рядом и принялся неуклюже мастерить хвост.

– Погоди, дай я сделаю, – Мира аккуратно собрала волосы на затылке и перевязала их шнурком.

– Ой, кто это здесь такой красивый?! – внезапно раздался чей-то скрипучий голос.

– Кто это сказал? – Мира проверила, крепко ли держит шнурок.

– Это не я.

– И точно не я, – добавила Яра.

– Ой, кто это тут такой симпатичный, милый, чудный? – повторил скрипучий голос.

Мира подняла голову и увидела, что к ним спешит огромная птица. Размерами с двух толстых индюков, она тяжело бежала по песку, переваливаясь с лапы на лапу, оранжевые крылья, размахом не меньше двух метров, она держала так, будто собиралась обнять разом всю компанию. На длинной лысой шее крепилась лысая голова с загнутым вниз клювом, большие красные глаза птицы украшали синеватые мешки, будто некто понаставил ей синяков.

– Мама… – прошептала Мира, и спряталась за спину Рома.

– Не приближайтесь! – собрав все имеющееся в наличии мужество, прикрикнул Ром, тирамиса уже сидела у него на плече, с безопасного расстояния наблюдая за птицей.

– Красивые мои! – изрекла птица, не обращая внимания на предупреждение и подходя почти вплотную, и Ром увидел, что вся грудь, покрытая желтыми перьями, увешана цепочками с медальонами и без. – Сегодня вам крупно повезло, я предлагаю изумительный товар по удивительно низкой цене! Если вы приобретете больше трех цепочек, то десятую вы получите совершенно бесплатно! Обратите внимание, все цепочки выполнены вручную из уникальных полудрагоценных сплавов! Прошу, налетайте, примеряйте!

Раскрыв рот, Мира смотрела на птицу-продавца, Ром тоже молчал, борясь с желанием рассмеяться. Видя, что покупатели не налетают, но и не убегают, птица склонила голову набок, прикрыла один глаз и доверительно сообщила Рому:

– Медальоны в стоимость не входят, они совершенно бесплатные, вы можете такое себе представить такую удачу? Я вижу, что не можете, но, тем не менее, это так!

– Извините меня…

Ром аккуратно ссадил с плеча тирамису, отошел на пару шагов, упал в песок и затрясся от хохота. Чтобы птица не обиделась и не ушла, Мира улыбнулась и произнесла:

– Здравствуйте, мы так рады вас встретить! Не подскажите ли, далеко ли до города и где он находится?

– И снова вам повезло! – тряхнула крыльями птица. – Вы видите перед собой самого лучшего проводника в Барихане! За совершенно ничтожную сумму я проведу вас до города кратчайшим путем!

– Видите ли, в чем дело, – вкрадчиво произнесла Яра, сверкая глазами-изумрудами, – у нас нет денег. Может, вы проводите нас просто так?

На птицу-коммерсанта красота тирамисы не произвела должного впечатления. Поняв, что эти трое ничего покупать не будут и ни за что платить не станут, птица опустила крылья и, бормоча: «Сами не знают, что хотят! Отнимают время, морочат голову!», собралась идти дальше.

– Подождите, – Мира лихорадочно рылась по карманам, – постойте!

Из джинсового кармана она извлекла яркий брелок в виде мобильного телефона на черном шнурке, потрясла его, чтобы вылилась вода, и бросилась вслед за птицей.

– Если вы нас проводите, то получите этот замечательный, уникальный предмет, играющий семь прекрасных мелодий!

– Ой, не могу!..– хохотал Ром, катаясь по песку. – Ой, спасите, помираю!..

Глава двадцать вторая: Города на один день

Птица долго, придирчиво осматривала брелок, вертя его в когтистой узловатой лапе.

– Сейчас он мокрый, а когда высохнет, будет играть мелодии, – Мира с надеждой заглядывала в плоские красные глаза. – Очаровательные мелодии!

– Ну, ладно, – нехотя согласилась птица и повесила брелок на шею к остальным богатствам, – пойдет и это.

– Как вас зовут? – обрадовалась девочка.

– Жигу.

Мира представила ему остальную компанию. Ром наконец-то успокоился и смог познакомиться с оранжевым проводником. Яра, обиженная, что ее красота на это раз не сыграла решающей роли, а какая-то нелепая вещица помогла все устроить, рассматривала далекие однообразные барханы, будто это являлось самым интересным зрелищем на свете.

– Следуйте за мной, – чинно произнес Жигу, и, переваливаясь с лапы на лапу, потопал вперед.

Расстроенная тирамиса вновь запрыгнула на плечо Рома, и они пошли за птицей. Через десяток шагов, Мире стало жарко, она сняла куртку и протянула флоину.

– А ты тоже мне на шею залезть не хочешь? – возмутился он.

– Ну пожалуйста, – заканючила девочка, – завяжи рукава на поясе, пусть болтается. Ну, прошу тебя!

– Пользуетесь вы моей добротой, – вздохнул Ром, беря куртку, – как хотите, так и пользуетесь.

– Подтянулись, подтянулись! – замахал крылом Жигу. – Не отстаем! Еще ровнее стройные ряды!

– А песню запевать не надо? – пробормотал Ром, кое-как завязывая еще влажные джинсовые рукава.

– Если знаете хорошую, можете запеть, – разрешил Жигу. – Не отстаем! Шире шаг!

– Ты знаешь, – Ром догнал Миру, – у меня душевное предчувствие, что зря мы с ним связались.

– Больше нет никого, – шепнула девочка, – надо с ним поладить, иначе будем тут блуждать до конца света. Да и вообще, он вроде бы ничего, довольно симпатичный.

Ром хмыкнул.

– Ну, где же песня? – на ходу обернулся Жигу.

– Не кочегары мы, не плотники!.. – поспешно пропела Мира и замолчала, не зная слов.

– И сожалений горьких нет, – поддержал Ром. – А мы монтажники-высотники, издалека вам шлем привет!

– Ты откуда эту песню знаешь? – удивилась Мира.

– Я ж, наверное, вместе с тобой в одном доме жил, радио слушал, телевизор смотрел.

– Ах, да. Слушай, мне кажется, что мы уже лет двести дома не были.

– Триста – как минимум.

– Шире шаг! – подбадривал Жигу громким скрипучим голосом. – Веселей идем! Веселей!

– Мне уже сейчас его прибить хочется, – прошептал Ром, – не представляю, что будет дальше.

– Надеюсь, до города недалеко.

Неожиданно Жигу остановился, причем так резко, что Мира едва на него не натолкнулась.

– Что такое?

– Тс-с-с! – расправив крылья, Жигу склонил голову едва ли не к самому песку. – Тише, красивые мои, ти-ше.

Троица терпеливо ждала, пока он соизволит пойти дальше.

– А теперь побежали быстренько! – выкрикнула птица и, видя, что никто не двигается с места, рявкнула. – Бегом, если жить хотите!

Жить хотели. Придерживая тирамису, чтобы не упала, Ром припустил за неуклюжим Жигу, Мира неслась следом. Бежать по голубому песку оказалось так же трудно, как и по обычному.

– Куда мы? – Ром пытался догнать птицу. Несмотря на свою нелепую неуклюжесть, бегал Жигу очень быстро, при этом он так высоко вскидывал лапы, что во все стороны неслась небольшая песчаная буря.

– Куда надо! Не отстаем! Веселее бежим! Бодрее спасаем свои жизни!

Вникать в странности незнакомого мира не было времени, они просто неслись за своим несмолкающим проводником что было сил, не задавая лишних вопросов. Послышался какой-то отдаленный гул, земля под ногами завибрировала. Мира испугалась и побежала еще быстрее, вскидывая ноги не хуже Жигу. Гул нарастал, земля задрожала.

– Это землетрясение? – пыталась перекричать гул Мира.

– Нет, – ответил на бегу Жигу, – это поднимаются города! А теперь сто-ять!

Он замер, затормозили и Ром с Мирой.

– Вот тут рядом со мной в линеечку становимся и не дышим лишний раз. Раз, два, замерли.

Жигу сложил крылья за спиной и замер с высоко поднятой головой, будто собирался принимать торжественную присягу. Ром снял с плеча Яру и взял ее на руки, Мира встала рядом с флоином и замерла, ожидая, что сейчас разверзнется земля, и они все рухнут в бариханскую преисподнюю. Голубые барханы стали вздыматься, из песков полезли башни и шпили. На глазах у опешивших путешественников поднимался целый город с базарной площадью и торгующими на ней людьми.

– Мира, Ром, глядите, что сзади! – воскликнула Яра.

За их спинами так же вырастали городские стены. В считанные мгновения безжизненная пустыня оказалась плотно застроена и густо заселена, меж постройками оставались лишь узкие полоски голубого песка, на одной такой и стояли путешественники со своим проводником.

– Так, – произнес Жигу, когда стих гул и вибрация, – стойте здесь и ни с места, а то потеряемся. Я скоро приду.

– Куда вы? – насторожилась Мира, подозревая Жигу в намерении сбежать, не отработав брелка.

– Скоро приду, сказал же!

И он куда-то заторопился по узенькой тропинке, едва протискиваясь меж стен.

– Превосходно, – вздохнул Ром, он опустил тирамису на землю и принялся разминать руки.

– Ты смотри, как нам пригодился этот Жигу, – заметила Мира, – а то висели бы мы сейчас где-нибудь на башне, ногами дрыгали.

– Да, была бы еще та хохма. Все равно я ему не доверяю.

– Почему?

– Как можно доверять птице, торгующей цепочками в пустыне? Сама подумай.

– Он только что спас наши жизни, так что, думаю, ему можно довериться. Доберемся до города, а там распрощаемся.

– А это что? Не горд? – Ром кивнул на оживленные площади и высокие стены из голубого камня.

– Не знаю, но почему-то думаю, что нам нужно.

Птицу ждали долго, так долго, что уже готовы были поверить, что Жигу их и впрямь бросил. Но он появился. Протискиваясь меж стенами, он тащил на спине объемный мешок, грудь с желтыми перьями отягощало такое количество украшений, что Жигу почти гнулся до земли.

– Уф, – он сбросил мешок на землю, в мешке что-то зазвенело.

– Что там у вас? – заинтересовался Ром.

– А, – махнул крылом Жигу, – немного чеканной посуды, и так, по мелочам.

– Вы вор? – догадалась Мира.

– Еще чего! – оскорбилась птица. – Скажете тоже!

– Ну, а как это понять, – Ром приподнял указательным пальцем с десяток новых цепочек.

– Сейчас объясню в двух словах. Все что вы видите, появляется ненадолго, это города на один день, к вечеру тут ничего не останется, все превратится в песок. Сами видите, там всего полно, так отчего же не взять немного? Все равно пропадет. Если что-то вынести за пределы города, то вещь остается, не рассыпается.

– Как это – на один день? – изумилась Мира.

– Я думаю, как бабочки однодневки, – сказал Ром. – Верно?

– Но там же люди! Они что, вот так появляются, живут один день и к вечеру умирают?

– Рассыпаются песком, – назидательно поправил Жигу, расправляя лапой новые украшения на груди.

– И эти люди ничего не подозревают?

– Мира, а бабочки что-нибудь подозревают? Прошу тебя, давай не будем вмешиваться, у них тут свои порядки. Жигу, а обувью здесь можно разжиться? Тяжело босиком по колючему песку.

– Конечно, в чем проблема.

– Пойду-ка и я на промысел схожу…

– Давай лучше вместе, я знаю один секрет: если туда войти, там и останешься, назад не выберешься. Надо брать только то, что с краю лежит, да побыстрее руку вытягивать, чтоб не засосало. Понял, да?

– Понял.

И они на пару удалились.

– М-да, – Мира присела на корточки и заглянула в мешок. – Смотри, какая красивая вазочка.

– Где? Покажи, – мигом подскочила Яра, и они принялись извлекать и рассматривать добычу Жигу.

Ром вернулся в пёстро шитых туфлях с длинными загнутыми носами, а Жигу обзавелся дутыми браслетами на лапах.

– Ну, как? – демонстрировал Ром свою обновку.

Мира прыснула со смеху.

– Гораздо лучше, чем босиком, – улыбнулась Яра. – Идем дальше или будем ждать чего-нибудь?

– Пойдем, сейчас пойдем, – закивал лысой головой Жигу.

– Слушайте, – Мира смотрела на базарную площадь, – а почему эти люди не обращают на нас никакого внимания?

– А они нас не видят, – гремя браслетами, Жигу забросил мешок за спину. – Вперед, красивые мои. Веселее! Бодрее!

Глава двадцать третья: Мезза

По узеньким тропкам они пробирались меж голубоватых стен, стараясь не упустить из виду оранжевую спину Жигу. Со сложенными за спиной крыльями он напоминал большущую распоротую, растрепанную подушку. Ром важно щеголял в новых туфлях с тирамисой на плече, а Мира, стянув через голову свитер, завязала его рукава на талии и спрятала солнечные камни под майку.

– Скажите, – Мира догнала Жигу, – эти города, они действительно появляются только на один день?

– Да, совершенно верно, потом они обращаются в песок.

– А кто все это делает?

– Пустыня, кто же еще, она порождает и разрушает.

– И часто?

– Достаточно.

– Бизнес не страдает, да? – усмехнулся Ром, и Мира, обернувшись, сделала ему «страшные глаза», чтобы не вмешивался.

– Это так интересно, – девочка видела, что птице очень льстит роль гида. – Вы такой интересный рассказчик. Скажите, пожалуйста, а какой вы породы? Должно быть, какой-то редкой и ценной!

– Я пустынный дофа, – явно смущаясь, ответил Жигу, – но это как-то по-женски звучит, я предпочитаю, чтобы меня звали по имени. Задавайте, задавайте еще вопросы! Я готов на них отвечать!

– Хотелось бы спросить насчет города, куда мы идем, – Мира проводила взглядом проплывавший мимо уютный дворик, увитый яркой зеленью, где на качелях сидели и целовались юноша с девушкой. – Как он называется?

– Мезза.

– Видите ли, в чем дело, мы ищем одну вещь, и не совсем уверены, что она находится именно в Меззе, – Ром тоже принял сахарно-медовый тон.

– А я уверен, – довольно хмыкнул Жигу.

– Вы даже не знаете, что мы ищем, – подала голос тирамиса.

– А все равно, чтобы вы не искали – всё находится в Меззе.

– Почему вы так уверены? – удивилась Мира.

– Потому что кроме Меззы тут больше нет городов.

– Как удачно, – обрадовался Ром.

Наконец, стены однодневного города остались позади, и перед глазами снова распахнулась безжизненная голубая пустыня.

– Далеко еще? – спросила Мира.

– Уже пришли.

Через пару шагов пустынный дофа остановился. Пологий склон уходил далеко вниз, и там, в легкой голубоватой дымке стоял город Мезза.

– Садитесь и поехали, – скомандовал Жигу.

– Куда? – удивилась Мира, думая, что рыжий проводник предлагает садиться ему на спину.

– На попки свои сели и пое-е-е-ехали!

Жигу тяжело брякнулся на свой бесхвостый зад и помчался вниз по склону. Ром прижал к груди тирамису и тоже поехал, следом с визгом понеслась Мира. Спуск занял меньше минуты, вскоре компания уже отряхивалась от песка у городских стен.

– А что вы ищите? – догадался спросить Жигу.

– Солнечный камень, вот такой, – Мира показала ему одно украшение. – Не видели случайно?

– Нет, – покачал он головой, – не попадался.

– Может, что-нибудь похожее является важной святыней в Меззе? – предположил Ром.

– Нет.

– Вы ничего не слышали об Ордене Хранителей солнечных камней?

– Не-а, не слыхал.

Мира с Ромом переглянулись. оРРР

– Если городов здесь больше нет никаких, пойдемте, все равно поищем, – сказала Яра. – Все равно ничего не теряем.

Отряхнувшись, компания вошла в ворота Меззы. Город, чьи дома, улицы, торговые лавки были сделаны целиком из белого камня, не мог не потрясти воображение. Кое-где встречались наносы голубого песка, и выглядело это как украшение, а не как запущенность. Растительности не виднелось совсем. Временами встречались люди, одетые в одинаковые голубые балахоны до пят. Редкие пешеходы были погружены в какие-то свои мысли и на гостей внимания практически не обращали.

Жигу вывел троицу на просторную шумную площадь, мощенную белыми плитами, выбрал свободное местечко и принялся расставлять на полукруглых бортиках-витринах вазочки, статуэтки и чеканные тарелки из мешка. Мира, Ром и Яра молча смотрели на него.

– Чего еще? – Жигу выпрямился и распахнул крылья, выставляя цепочки и ожерелья во всей красе.

– Вы дальше с нами что же, не пойдете?

– Куда? – удивился Жигу. – Зачем? В город я вас доставил, если хотите, чтобы поводил по Меззе, показал виды, это за отдельную плату.

– Но у нас больше ничего нет, – развела руками Мира.

– Нет денег – ходите сами.

Жигу выпятил грудь и хрипло заголосил, рекламируя свой товар. К нему тут же заспешила стайка юных девушек, с разноцветными воздушными шарфами на головах.

– Отойдите, отойдите, – махнул он крылом троице, – не загораживайте витрину!

Мира с Ромом отошли в сторонку, присели на каменные бортики и призадумались. Тирамиса спрыгнула размяться.

– О чем ты думаешь? – вздохнула девочка.

– А ты?

– Я первая спросила.

– Думаю, что этот лысый орел нам бы очень пригодился, наверняка он тут все знает, и наши дела пошли бы гораздо быстрее.

– Я тоже так думаю, но как его уговорить продолжить сотрудничество?

Ром пожал плечами и поискал взглядом тирамису. Яры нигде не виднелось.

– Где она?

– Пошла прогуляться, наверное, – пожала плечами Мира. – Как есть хочется, аж голова кругом идет.

Как назло, отовсюду доносился дразнящий аромат свежеприготовленных кушаний. Тем временем людей на площади прибывало, подходили как и торговцы, так и покупатели. У Жигу дела шли блестяще, девушки расхватали почти все украшения и посуду. Птица была довольна и не уставала нахваливать свой ворованный товар. Внезапно у ног Миры возникла тирамиса.

– Яра, ты где была?

– Ходила на промысел, – вздохнула зеленоглазая красавица, извлекая из-под густой шерсти кожаный кошелек на шнурке. – Держите, надеюсь, здесь хватит, чтобы покушать и заплатить этому крохобору.

– Яра, ты что, кого-то обокрала? – ахнула Мира.

– Да, какого-то зазевавшегося толстяка.

– Ты что?!

– А что было делать? Я тоже хочу есть.

Мира заглянула в кошелек, он был полон тонких железных монет с неровными краями.

– Дай-ка мне, – протянул ладонь Ром, он посматривал на Жигу. Всё распродав, тот сворачивался, подсчитывая выручку.

Ром пересыпал монеты в карман штанов, взял пустой кошелек и направился к пустынному дофе.

– Вы еще здесь? – не особо обрадовался Жигу.

– Мы готовы предложить вам этот потрясающий кошелек для ваших будущих накоплений, – держа кошелек за шнурок, флоин помахал им перед птичьим клювом. – Отличный, прочный, вместительный! И вся эта роскошь лишь за небольшую экскурсию по Меззе!

Жигу взял кошелек в лапу, долго его осматривал, мял, едва не порвал, и, наконец, признал, что сделка стоящая.

– Идет, – он ссыпал в кошелек свою выручку и повесил на шею, тщательно пряча в перьях. – Итак, красивые мои, что вы желаете посмотреть?

– Для начала хотелось бы перекусить, – сказала Мира. – Лучше какое-нибудь открытое местечко, чтобы по-быстрому, не засиживаясь.

– Все понял, друзья мои, – кивнул Жигу, – все сделаем. Следуем за мною. Живее! Бодрее!

Глава двадцать четвертая: Золотой зуб

Плотно перекусив жареным мясом с тонкими лепешками, Мира договорилась с хозяином открытой закусочной о стаканчике крови и сыром мясе для Яры. Невозмутимый господин в балахоне кивнул, ничуть не удивившись просьбе, и вскоре принес требуемое. С нескрываемым изумлением наблюдал Жигу, чем питается тирамиса.

– Надо же, – пробормотал он, – а на вид такая прелесть… вот она, женская суть!

Закончив трапезу, друзья объявили, что готовы к познавательной экскурсии.

– Особых достопримечательностей здесь нет, – заявил Жигу, выводя экскурсантов на просторную, широкую улицу, – честно сказать, в Меззе и смотреть-то нечего.

– Кошелек-то взял, – напомнил Ром, – показывай, что есть.

Жигу глубоко задумался, даже один глаз прикрыл. Друзья терпеливо ждали.

– Ну-у-у-у, – прогудел он, – на окраине есть древние храмы, штуки три, кажется, это все, что могу предложить.

– Идет, – кивнула Мира.

Мезза, действительно, оказался на редкость однообразным городом, по крайней мере, до архитектурных шедевров, порождаемых пустыней, ему было ох как далеко. Жители белого города, поголовно носящие голубые балахоны, неторопливо занимались своими повседневными делами, не обращая внимания на чужестранцев, так что друзья вместе со своим экскурсоводом чувствовали себя спокойно. Ближе к окраине, начали попадаться серые дома с грубой каменной кладкой, на дорогах стало больше песка, местами он заметал плиты целиком.

– С этой точки, – принялся отрабатывать кошелек Жигу, – вы можете увидеть вершины величественных старинных храмов. Прошу всех смотреть.

Ром с Мирой послушно подняли головы. Над крышами домов возвышались острые вершины крыш, очень похожие на верхушки песчаных замков, что так любят возводить дети на морских берегах.

Когда последний жилой дом остался позади, они вышли на площадь асфальтово-серого цвета, на ней и возвышались старинные храмы такого же серого цвета.

– Как будто из мокрого песка, да? – сказал Ром. – Необычные постройки…

– Эти храмы были сооружены в незапамятные времена неизвестно кем, непонятно зачем, – затарахтел Жигу. – Кое-где на стенах сохранились остатки цветной росписи, что указывает на былое величие этих построек. Культовые обряды…

– Извините, – откашлялся Ром, – а внутрь зайти можно?

– Нельзя! И попрошу не перебивать! Итак, культовые обряды…

– Нам внутрь надо попасть! – отрезал Ром. – Обязательно!

– Нельзя, я же сказал! Двери храмов закрыты!

– Но нам обязательно нужно, – заныла Мира, – я чувствую, что солнечный камень где-то там.

– А он не может храниться у частного владельца? – нахмурился Жигу.

– Не думаю. Если там его нет, будем искать частного владельца. Наверняка, внутрь можно попасть каким-нибудь способом.

Жигу тяжело вздохнул:

– За пять монет проведу тайным ходом.

– Четыре.

– Договорились.

Ром отсчитал монеты и протянул птице. Жигу сложил их в кошелек и снова спрятал его в пышных перьях.

– За мной! Все идут, никто не отстает! Начнем с левого храма, потом двинемся в центральный и закончим правым, маленьким. Возражений нет?

Возражений не имелось.

Вблизи храмы представляли собой внушительное и мрачное зрелище. Возможно в те времена, когда они были покрыты разноцветной росписью, эти здания вселяли в сердца горожан светлые чувства, но теперь… Мира даже поежилась.

– Шире шаг! – разносились по пустынной площади хриплые вопли. – Подтянулись!

Они свернули за угол, и Жигу остановился у глухой на вид стены. Он долго изучал её, царапал лапой, качал головой, потом сказал: «Нет, не здесь», – и они пошли дальше. Снова свернув за угол, птица принялась исследовать уже заднюю стену здания. Туристы терпеливо ожидали результата. Наконец, Жигу что-то отыскал.

– Все сюда! Все ко мне!

Он отошел на пару метров, разбежался и пошел на таран. Раздался треск и Жигу пропал из вида.

– Вот так и разрушаются памятники искусства и архитектуры, – вздохнул Ром, заглядывая в образовавшуюся дыру, со всех сторон сыпалась мелкая серая труха.

– Идем за мной, – из темноты возникли два красных глаза и клюв, – не отстаем!

– Яра, – Ром поставил ее на пол, – будь добра, останься у входа на всякий случай.

Тирамиса кивнула. Друг за дружкой, Ром и Мира полезли вслед за бесхвостой попой. Жигу сопел, кряхтел, что-то недовольно бормотал, но упорно продвигался вперед. Спотыкаясь в потемках, Мира боялась растянуться, еще больше она боялась наступить на какого-нибудь бариханского грызуна.

– Уф, – шумно выдохнул Жигу, – пришли.

Они очутились в просторном зале с улетающими ввысь потолками, зала была полна причудливых скульптур, центральная стена представляла целый скульптурный барельеф, на большинстве изображений кое-где сохранилась краска. Ни грязи, ни пыли – видимо за скульптурами ухаживали.

– Честно признаться, – сказал Ром, глядя по сторонам, – я не совсем понимаю, чего мы тут делаем. Надо искать хозяина камня, а не лазить по пустым храмам.

– Давай уж посмотрим, раз уж пришли.

В первом храме ничего похожего на хранилище солнечного камня не обнаружилось.

В следующий, самый большой храм они проникли таким же варварским методом. Оставив тирамису на входе, они уже более уверенно пошли вперед.

– Смотри-ка, здесь скульптуры лучше, – сказал Ром, – прямо целиком раскрашены, так и хочется отломить что-нибудь на память.

– Гляди туда! – воскликнула Мира, указывая куда-то вверх.

Центральный барельеф венчало изображение диковинного зверя с разинутой пастью, полной зубов. Пары штук не хватало, в одно пустое гнездо кто-то додумался засунуть не что иное, как солнечный камень.

– Нашли! – крикнула Мира и заплясала от радости. – Глазам своим не верю! Как нам повезло!

– Отыскали, что хотели? – подоспел к ним Жигу. – И что же это?

– Вон, видишь, в пасти, желтое!

– Зуб, что ли?

– Да!

Когда восторги поутихли, Мира и Ром призадумались, каким же образом достать камень, чтобы не повредить хрупкие скульптуры? Жигу молча наблюдал за мыслительным процессом своих подопечных. Когда они перебрали все разумные варианты, произнес с ухмылкой:

– Шесть монет – и я туда взлечу.

– Пять.

– Семь! Иначе сами полезайте.

Сошлись на шести. Спрятав выручку, он примерился, разбежался и, громко хлопая крыльями, тяжело оторвался от пола.

– И-эх! И-эх! – этими возгласами он сопровождал каждый взмах крыльев. – И-и-и-эх!

Усиленно работая крыльями, он завис напротив раскрытой пасти, изловчился и взялся лапой за камень. Пару раз дернул, но камень сидел крепко.

– У-у-ух! – он крутанул сильнее, с вывертом, и камень поддался. – Есть!

– Осторожнее, – Ром с тревогой смотрел, как по каменной морде пошли трещины. – Осторожно!

– Ой-ё-ёй… – пробормотал Жигу. – Так, а ну-ка побежали, побежали отсюда! Бегом, бегом, бегом!

Громко хлопая крыльями, он понесся к выходу, Мира с Ромом следом, а позади с грохотом разваливался каменный барельеф.

Глава двадцать пятая: Жигу хочет в Зарабию!

Выскочив из храма, Ром прихватил тирамису и, что было сил, кто бегом, кто по воздуху, компания помчалась прочь, опасаясь, быть застигнутыми на месте вандализма. Мира собралась, было, обратно в город, но Жигу пресёк этот порыв:

– Сюда, сюда, – махнул он крылом, – двинем в обход!

Ром счел это весьма разумным, он бежал, поглядывая на камень в когтистой лапе, и мечтал изъять его оттуда – не было никаких гарантий, что жадная птица не потребует за него выкупа, а деньги, украденные Ярой, подходили к концу.

Оказавшись за стенами Меззы, сбавили ход и перевели дух. Жигу в изнеможении рухнул на песок, широко открывая клюв. Ром подошел к нему и аккуратно извлек из лапы камень. Жигу хотел что-то возразить, но не смог, толком еще не отдышался.

– Огромное спасибо, – улыбнулся Ром, передавая камень Мире, – вы оказали нам грандиозную услугу.

Не привыкший бесплатно оказывать грандиозных услуг, Жигу лишь вяло махнул крылом. Мира спрятала камень в карман джинсов, глядя на далекий песчаный склон, который предстояло преодолеть в обратном направлении, а потом еще отыскать в огромной пустыне дверь в озеро… Мира перевела взгляд на пустынного дофу. Жигу уже поднялся и отряхивал растрепанное оперение. Выглядел он мрачно. Ром без слов понял, о чем думала девочка.

– Уважаемый, – начал он, обращаясь к Жигу.

– Что? Опять? – вытаращил он глаза. – Нет уж, с меня хватит, ни за какие деньги! Идите своей дорогой, оставьте в покое бедного Жигу! Связался на свою голову…

Ром молча извлек из кармана оставшиеся монеты, горсть все еще выглядела внушительной. Жигу довольно долго терзался, разглядывая монеты, наконец, выдавил:

– Чего надо?

– Всего-навсего проводить нас обратно, туда, где вы нас увидели, именно в это место. Сможете?

– Смогу, – вздохнула птица, – чего ж не смочь. И это все?

– Все.

Жигу недоверчиво смотрел на троицу, у всех были очень честные, открытые лица.

– Ладно, давай монеты.

Убрав выручку в кошель, он сложил крылья за спиной и вразвалочку потопал по направлению к склону, за ним двинулись и остальные.

– Я, как погляжу, вы не из наших мест? – решил завязать разговор Жигу.

– Да, мы издалека, – кивнул Ром.

– Откуда будете?

– Из Зарабии.

– О, из другого мира! – почему-то обрадовалась птица. – Я слышал о Зарабии, прелестный солнечный мир, где так много интересных и ценных вещей!

– Вы на что это намекаете? – насторожился Ром.

– Ровным счетом ни на что, просто поддерживаю беседу.

Они подошли к подножью склона. Одно дело съехать вниз, это было легко и даже весело, а другое – вскарабкаться.

– Жду вас наверху, – важно произнес Жигу, – и поторапливайтесь, я вас всю жизнь ждать не собираюсь.

И замахал крыльями, поднимая тучи песка.

– И-эх! И-эх!

Отталкиваясь лапами, он пролетал пару метров, приземлялся, снова отталкивался, и так довольно быстро добрался до вершины.

– Вот паразит, – Ром смотрел, как дофа машет им крылом. – На редкость противная птица. Яра, давай, покажи класс, поднимись туда своим ходом.

– Хорошо, – улыбнулась тирамиса.

Два прыжка – и она рядом с опешившим Жигу.

– Мира, предлагаю сразу становиться на четвереньки и взбираться таким образом.

– Он будет над нами издеваться, – прошептала девочка, глядя на объемный силуэт на фоне синего неба.

– А мы не станем обращать внимания. Давай, вперед.

Встав на четвереньки, они начали свое нелегкое восхождение к вершине, туда, где громко и противно хохотал над ними пустынный дофа.

Обливаясь потом, Мира и Ром добрались-таки до цели и рухнули ничком.

– Уж не надеялись дождаться, – веселился Жигу, – думали, заночевать прямо тут придется.

Ром искренне жалел в тот момент, что у дофы нет хвоста и нечего выдернуть. Немного отдохнув, они пошли дальше. За время подъема Миры и Рома, Яра успела найти с Жигу общий язык, и теперь они шли впереди, о чем-то воркуя.

– Вот ведь вроде бы птица, – вслух размышлял Ром, зная, что Жигу его не слышит, – небесное существо, а такое страшное и жадное. Вот скажи, Мира, зачем ему столько денег? Что он собрался покупать? Ведь что, по сути дела, нужно птахе? Крошка хлеба и небесный простор, а это что такое? Такой жулик, страшно подумать.

Мира пожала плечами, ей очень хотелось пить. А Рома тянуло на разговоры.

– Жигу! – крикнул он. – А где у вас солнце?

– А зачем? – сразу же насторожился дофа.

– Да просто так, интересно. Пустыня есть, город есть, светло, а солнца не видно.

– Солнце есть, – авторитетно заявил Жигу, – но только очень далеко, отсюда не видать.

Окидывая взглядом безбрежную голубую пустыню, Мира невольно пыталась отыскать хоть что-нибудь указывающее на то, что совсем недавно тут были города и люди… ничего, лишь гладкие, сияющие в лучах невидимого солнца барханы.

– Скоро ночь наступит, – заявил Жигу, – предлагаю переночевать, а с утра…

– Нам бы сегодня…

– В темноте я не ориентируюсь! – отрезал Жигу, и на этом вопрос был закрыт.

– Давайте подыщем место для ночлега, – предложила Мира.

– Давайте, – ответил Жигу и плюхнулся, где стоял. – Я уже подыскал.

Мира, Ром и Яра расположились рядом. Жигу уселся поудобнее, соорудил себе шалаш из собственных крыльев, и буквально сразу захрапел.

– Подумать только, – Мира вытянулась на песке, глядя в чистое небо, – я путешествую по мирам… и без фотоаппарата. Никогда себе этого не прощу.

– Да ладно, все останется в памяти, никуда не денется.

Ром улегся рядом с девочкой, под боком у него устроилась Яра. Небо потихоньку темнело, будто наливалось изнутри густой синевой, проступили первые звезды холодного розоватого цвета. Они выстраивались в созвездия, меняя свой цвет на лиловый. Ощутимо похолодало. Мира надела свитер, Ром укрыл ее курткой.

– Спокойной ночи, – пробормотала девочка, закрывая глаза.

– Хороших снов, – Ром огляделся, ища, что бы бросить в храпящую птицу.

Набрав полную пригоршню песка, он швырнул ее в Жигу. Песок осыпался с перьев, птица даже не шелохнулась, продолжая выводить рулады. Немного помучавшись, Ром сделал над собой усилие и заснул.

* * *

Утро началось с кошмарных звуков, будто некто рядом умирал мучительной смертью, хрипя и кашляя в агонии. Мира вскочила, хлопая ресницами и ничего не понимая спросонок.

– Спокойствие, – усмехнулся голос Рома, – это наш лысый лебедь прочищает свое золотое горлышко.

– Ох, – Мира протерла глаза, – я думала, кому-то совсем уж плохо…

Жигу активно разминался, приводя крылья, лапы и голос в рабочее состояние, без смеха смотреть на это никто не мог, поэтому друзья отвернулись, делая вид, что занимаются своими важными делами, дабы не вступать лишний раз в конфликт с пустынным дофой.

– Так, все готовы? – завершил свою зарядку Жигу.

– Все!

– Тогда идем дальше!

– А далеко еще? – Мира изнывала от голода и жажды, яркая шерсть тирамисы потускнела, будто выгорела, – она тоже проголодалась.

– Бодрым шагом – недалеко.

Это вселяло надежду.

– Шире шаг! Веселее!

Идя вслед за Жигу, Мира удивлялась тому, что он ориентируется в совершенно однообразной на вид пустыне. Потом девочка обратила внимание, что сидящая на плече флоина Яра что-то нашептывает ему на ухо, обнимая за шею.

– Яра, ты признаешься ему в любви? – улыбнулась Мира.

– Почти… – Ром выглядел растерянным. – Давай-ка немного отстанем от нашего уважаемого гида.

Они замедлили шаг, ожидая, когда выкрикивающий команды дофа отойдет подальше.

– Яра сказала, что Жигу собрался вместе с нами в Зарабию! – срывающимся от ужаса голосом сообщил флоин.

– Зачем? – изумилась Мира.

– Похоже, дверь в другой мир отыскать очень сложно, – пояснила Яра, – а мы знаем, где она находится, вот он и хочет пойти с нами, чтобы… ну, чтобы чем-нибудь поживиться – я так поняла.

– Представляешь, – возмущению Рома не было предела, – он забрал у нас все деньги, чтобы проводить, а получается, что это мы его ведем к двери в озеро! Каково, а?

– Не отстаем! – обернулся Жигу. – Команды на отдых не поступало!

– И он еще нами командует!

Друзья пошли дальше.

– А мне не жалко, пусть идет с нами, – сказала Мира, – он забавный.

– Ты что! – задохнулся от негодования Ром. – Да ни за что на свете я не возьму с собой это чудовище!

– Ром, – осторожно вмешалась Яра, – между прочим, Жигу нам очень здорово помог…

– Забрав все наши деньги!

– Ну, допустим, это не наши деньги, а неизвестного толстяка с площади, – напомнила Мира. – Я не против взять с собой Жигу, у него богатый жизненный опыт, он бы пригодился нам.

– Мы разоримся!

– Надо попробовать с ним подружиться, не будет же он брать деньги с друзей.

– Правда? – рассмеялся Ром. – Надо будет еще выяснить, есть ли у него семья и где она находится – наверняка, в долговой тюрьме, потому что все задолжали своему дорогому родственнику!

– В таком случае, – сказала Яра, – его надо заинтересовать какими-то корыстными вещами, пообещаем золотые горы в финале предприятия.

– А потом?

– Как-нибудь откупимся, – пожала плечами Яра, – главное, заполучить остальные камни.

– Я не хочу с ним связываться, – стоял на своём Ром. – В этой птице собрано все самое худшее! К тому же, он просто-напросто не пролезет в озерную дверь! Посмотрите на его задницу!

– Кому там не дает покоя моя задница? – донесся голос Жигу. – Обсуждать других неприлично!

– Гляньте, он нас еще и приличиям учит! – возмущался Ром. – Нет, вы как хотите, а я категорически против!

– Пришли! – сообщил Жигу.

Мира подняла взгляд. В воздухе виднелись едва заметные очертания полукруглой двери.

– Ну, вот мы и пришли, – ласково улыбнулся Ром, посматривая на дофу, – большое спасибо, что проводили, до новых встреч.

– В Зарабию идете, да? – он склонил голову на бок, глядя красным глазом то на очертания, то на компанию. – В красивую солнечную Зарабию?

– Да, – глумливо улыбнулся Ром, – в нее, родимую. Яра, давай я тебя подсажу, пойдешь первой.

Тирамиса запрыгнула на руки Рому.

– Возьмите меня с собой, а? – Жигу склонил голову на другой бок.

– Это еще зачем?

До двери Ром не доставал даже со своим высоким ростом. Он поднял Яру, она коснулась лапкой почти невидимой двери и она тут же обрела цвет, форму и тихонько загудела.

– Жигу хочет в Зара-а-абию! – противно затянула птица. – Хочет в Зара-а-а-бию! Возьмите Жигу с собой!

– Еще чего! Яра, попробуй ее открыть.

Тирамиса уперлась в дверь лапками, потом постучала по ней, и дверь стала приоткрываться прямо на нее.

– Ай! – присела Яра.

За дверью дрожала и переливалась тугая стена бирюзовой воды, она не проливалась, стояла, как завороженная. Яра осторожно коснулась ее, лапка прошла сквозь воду, и замелькали тонкие белые всполохи.

– Давай, Яра.

Тирамиса прыгнула, скрываясь из вида. Ром поднял Миру.

– Здорово, – девочка осторожно потрогала упругую водяную стену. – Никогда такого не видала!

– Мира, давай, скорее! Полезай туда!

Ром подтолкнул девочку, и она исчезла. Теперь оставалось забраться самому, но как это осуществить, Ром не знал. Он попробовал подпрыгнуть, уцепиться за дверь, но она была слишком высоко. За всеми его потугами с глумливой ухмылкой наблюдал Жигу. Когда Ром выдохся, он снова затянул:

– Жигу хочет в Зара-а-а-абию!

– Ладно, – обреченно махнул рукой Ром. – Будет тебе Зарабия.

– Так бы и сразу, – довольно хмыкнул дофа.

Когтистыми лапами он взял Рома под руки и с громким хлопком расправил крылья.

– И-эх! И-эх! И-эх!

Рывками поднимал он свою ношу в воздух. Как только Ром поравнялся с водяной стеной, он нырнул без промедления. Жигу огляделся, не видать ли кого подозрительного, и старательно протиснулся следом.

Глава двадцать шестая: Зоттон

Плюясь и фыркая, Жигу выплыл на поверхность и с трудом выбрался на каменный пол.

– Ух, на грани смерти побывал! – с потускневшего оперения ручьями лилась вода. – Страшное дело. Где это мы?

– В подвале моего замка, – важно ответила Мира, решив убедить дофу в своем исключительном богатстве.

– Озеро в подвале? – заинтересовался Жигу. – Оригинально!

– Предлагаю всем подняться наверх и как следует поесть на кухне, – сказал Ром, отжимая края рубахи.

Мысль всем пришлась по вкусу. Голод придавал сил, по лестнице шли быстро, где-то позади тяжело топал и громко сопел Жигу.

Поднявшись наверх, Мира огляделась по сторонам с легкой ностальгией, казалось, она не была здесь тысячу лет.

На кухне компания разошлась по интересам: Мира обнаружила на плите целую сковороду тушеного мяса с овощами, Ром копался в корзине с фруктами, тирамиса удалилась на поиски свежих туш, а Жигу выдвинул на середину корзину, полную белых зерен, и принялся наворачивать, не забывая посматривать по сторонам цепким красным глазом.

– Я вот что думаю, – Ром с аппетитом надкусил крупный алый плод, – Яре надо остаться здесь. Теперь у нас три камня, опасно их носить с собой. Устроим ей в подвале уютную лежанку, пусть охраняет камни и нас дожидается, правильно?

Яра согласилась.

– А чтобы скучно не было… – начала Мира.

– Ах, что вы, – замахала лапками тирамиса, – какая может быть скука в таком ответственном деле! Я буду ждать вас, не спуская глаз с камней!

– А что, мы разве еще куда-то пойдем? – с набитым клювом пробормотал Жигу.

– Да, мы идем в следующий по списку мир, кажется, он называется Зоттон.

– Не, – махнул крылом дофу, – это без меня, я пришел в Зарабию, я пойду в Зарабию, больше никуда не пойду.

– Боюсь, долго вы там не протянете, любезный друг, – Ром принялся за следующий плод, – с Зарабией случилось несчастье, она погружена в вечный мрак, а все ее жители оцепенели, так что теперь здесь особо не наторгуешь – не с кем вести базарные дела.

Выслушав его, Жигу поперхнулся. Откашлявшись, он произнес:

– Я чувствую, что где-то здесь подвох, но не пойму где и какой…

– А я сейчас объясню, – ухмыльнулся Ром. – Для того, что бы в Зарабии снова зажглось солнце, нам требуется собрать пять таких камней, три у нас уже есть, осталось два, они находятся в других мирах.

Жигу настороженно слушал.

– В Барихане у нас все прошло очень удачно, – продолжал флоин, – мы без особого труда нашли камень и встретили вас, такого замечательного, умного, прожженного…

Мира кашлянула, Ром опомнился и закруглился:

– …распрекрасного во всех отношениях. Теперь мы с Мирой собираемся идти дальше, добывать следующий камень, а вас, дорогой вы наш, мы решили взять с собой, потому что кое-кто считает, что у вас богатый жизненный опыт, который может оказать нам большую услугу.

Жигу не стал дослушивать, он понял, что его где-то в чем-то умудрились надуть, и принялся скандалить. Бесновался он так долго, что Мира стала всерьез опасаться, что дофа успокоится только с наступлением смерти. Чтобы он не разнес в щепки всю кухню, девочка крикнула:

– Мы заплатим золотом и бриллиантами!

Жигу мгновенно замер с распростертыми крылами, поднятой лапой и раскрытым клювом.

– Правда, правда, – поддержал Ром. – Все услуги будут щедро вознаграждены.

– Можно подумать, у вас есть золото и бриллианты, – недоверчиво проскрипел дофа.

– Конечно, есть, – вступила Яра, – как у владелицы такого огромного замка не будет золота? Его полным-полно! Целые золотые россыпи!

– Ну, если россыпи, – Жигу сложил крылья за спиной, – тогда ладно.

Мира с Ромом облегченно вздохнули.

Пока флоин бегал за подушками, из коих предстояло соорудить ложе для Яры, Мира немного прибралась на кухне, сожалея, что не имеет смысла переодеваться в сухую одежду, все равно обратно в озеро нырять.

– Я готов, – заглянул Ром, в руках у него покачивался большой узел из диванного покрывала. – Можно идти.

Жигу тяжело вздохнул и покачал лысой головой. Он чувствовал себя со всех сторон обманутым и пытался понять, где и когда он мог так сильно просчитаться, что кто-то начал вдруг использовать его в своих целях, а не наоборот.

Спустившись в подземелье, Ром принялся мастерить Яре то ли лежанку, то ли гнездо, а Мира сняла две цепочки с солнечными камнями, третий вынула из кармана и протянула тирамисе.

– Буду хранить, как саму себя, – торжественно пообещала Яра.

– Королевское ложе готово, – сообщил Ром, – приятного времяпрепровождения.

– Стойте, я тоже кое-что хочу оставить на хранение, – мрачно произнес Жигу и принялся извлекать из-под пышный перьев бесчисленные кошельки и кошелечки, бог знает каким образом там крепившиеся. – Здесь вам это все потратить будет не на что, так что я спокоен.

Избавившись от части сокровищ, он значительно уменьшился в объеме.

– Все сохраню, – она устроилась на подушках, пряча под них камни. – Легкого вам пути, поскорее возвращайтесь.

– Спасибо. Ну, друзья мои, вперед?

– Я вам не друзья! Обманщики! – заявил Жигу и плюхнулся в озеро, поднимая тучу брызг. Следом прыгнули и Мира с Ромом.

У двери с надписью З-о-т-т-о-н Ром на мгновение замер, будто собирался с силами перед свиданием с новым миром… и толкнул дверь. Она подалась вперед, и троицу понес тугой поток воды. Яркая вспышка, и в лица ударил резкий порыв холодного ветра. Мира задохнулась от такой резкой перемены, отерла воду с лица и огляделась. Их вынесло к подножью отвесной скалы. Кое-где на голых камнях трепетали чахлые кустики, выше лежали сероватые куски снега, где-то рядом шумел морской прибой. В мокрой одежде Мира с Ромом мгновенно промерзли до костей. Жигу распушил перья и нахохлился, недовольно посматривая по сторонам. Чтобы отметить место высадки, Ром подобрал камень и начертил на скале рядом с едва различимыми контурами двери большой белый крест. Жигу мрачно наблюдал за его действиями, затем, видимо, на ум птицы пришла какая-то свежая мысль, и взгляд его посветлел.

– Значит, отсюда вы вернетесь обратно в Зарабию? – уточнил Жигу.

– Да.

Закончив с наскальной живописью, Ром отшвырнул камень.

– Выходит, нам надо держаться друг за друга, и тогда мы скоро все вместе вернемся в Зарабию?

Ром с подозрением уставился на дофу, не понимая, к чему он клонит.

– Конечно, – ответила Мира, стуча зубами от холода. – Идемте уже куда-нибудь, я сейчас околею!

– Идем, идем.

Буквально через пару шагов, они оказались на берегу серебряно-серого моря. Небо бурлило низкими тучами, ветер подгонял тяжелые неуклюжие волны, их гладкие спины поблескивали в тусклых лучах, кое-где пробивающихся сквозь тучи. У берега сонно рокотали гладкие камни, поблескивали белые ракушки.

– Интересно, – поежилась Мира, – какое здесь время года?

– Весна, – уверенно ответил ковылявший позади Жигу.

– Почему?

– Потому!

– Послушай, Жигу, – Мира приплясывала, пытаясь согреться, – до меня только сейчас дошло, что ты разговариваешь на зарабийском. Откуда ты знаешь этот язык? Или во всех мирах он известен?

– Нет, не во всех, я просто знаю много языков, – Жигу взял лапой большую розоватую раковину, внимательно осмотрел со всех сторон и бросил обратно.

– А как ты понял, что мы зарабийцы?

– По флоину.

– Да? – удивился Ром. – Но я же…

– Да, ты не прозрачный, но только молодой, отпущенный на свободу флоин обретает такое красивое гармоничное лицо и тело, такая красота не свойственна обычным людям.

И Мира подумала, что Жигу действительно очень умный.

По берегу шли довольно долго, никаких жилых построек не наблюдалось.

– А этот мир вообще обитаем? – Мира растрепала кудряшки, чтобы быстрее подсыхали.

– Все миры обитаемы, – кашлянул Жигу.

– Смотрите, что это там впереди? – сделав ладонь козырьком, Ром прикрыл глаза. – Похоже на старый лодочный причал.

– И там кто-то сидит, – добавил Жигу. – Кто-то маленький.

– Может, это столбик, на который наматывают веревки?

– Навряд ли столбик стал бы удить рыбу, – хмыкнул Жигу. – У него удочка, видите?

Глава двадцать седьмая: шапа

– Предлагаю спросить у рыбака, где тут ближайший город, – сказал Ром.

Возражений не последовало. Подойдя поближе, они с удивлением увидали, что на мостике рыбачит очень важный зверек, по виду напоминающий большущего щекастого хомяка темно-палевого цвета. Зверек не спускал глаз-бусинок с кончика самодельной удочки и так был поглощен своим занятием, что больше ни на что не обращал внимания, даже не заметил, как к мостику подошли.

– Извиняюсь! – крикнул Жигу и помахал крылом.

Повернув голову и увидав в непосредственной близости от своей персоны неизвестно откуда взявшуюся птицу масштабных размеров, и еще двоих неизвестных, зверек вскрикнул, выронил удочку и кувыркнулся с мостика в воду.

– Утонет, – заметил Жигу, склоняя набок голову, – непременно утонет.

– Как мне все надоело, – Ром сбросил с ног пестрошитые туфли, закатал только что высохшие штаны и полез в воду. – А она не такая уж и холодная! Хотя долго не продержусь… Эй, щекастенький, ты где?

На мгновение мордочка зверька показалась над волнами, и Ром тут же подхватил его. Толстенькое тельце безвольно повисло в руках.

– Тяжелый какой, – флоин вынес его на берег и положил на песок подальше от воды. – И смешной. Как его в чувство приводить?

– Искусственным дыханием, наверное, – сказала Мира.

– Я никогда в жизни не делал хомякам искусственного дыхания, – растерялся Ром. – Не то чтобы я брезгую, нет, просто…

– Это не хомяк, – хмыкнул Жигу, – это шапа.

– Да мне все равно, кто это, – начал возмущаться Ром. – Я не ветеринар, в конце концов! И не обязан!..

– Отойди, дай я попробую, – Мира присела рядом с не подающим признаков жизни шапой. – Надо, чтобы из него вышла вода.

– Распори ему брюхо, – посоветовал Жигу.

– Да ну вас! – отмахнулась девочка, становясь на колени. – Так, как же это делается?

Вспоминая, что когда-либо видела по телевизору, Мира взяла его за передние лапки и принялась скрещивать на груди и разводить. Затем, неуверенно ощупав мягкое брюшко, покрытое густой короткой шерстью, стала слегка надавливать ладошкой. Ром с Джигу молча наблюдали за спасением шапы.

– А что это вообще за зверьки такие? – спросил Ром птицу.

– Шапы? Довольно ловкие создания, умудрившиеся расселиться на все миры вокруг, разве что до Зарабии не добрались. Частенько их держат при королевских домах, бытует мнение, что они приносят удачу во всех делах, особенно в государственных.

– Это правда? – Ром недоверчиво покосился на хомяка-переростка, над которым усердно колдовала Мира.

– Кто его знает, – зевнул Жигу, – мне кажется, что эти слухи распустили сами шапы, чтобы получше устроиться.

– Оборотистые ребята.

– Еще какие.

– А это мальчик или девочка?

– Мальчик.

– Почему?

– Потому что рыбу ловил, девочка искала бы съедобные травки.

Наконец, изо рта шапы потекла вода, он задышал и приоткрыл глаза.

– Привет, – улыбнулась Мира, – как самочувствие? Жигу, он меня понимает?

– Должен, зарабийский один из самых распространенных языков междумирья.

– Здорово, шапчонка, – Ром присел на корточки рядом с Мирой, – чего ж ты так напугался-то? Не дорожишь здоровьем ни своим, ни нашим. Как тебя зовут, дружище?

– Хамон… – прошептал зверек и попытался приподняться. Мира заботливо ему помогла.

– А приставка «Тутен» случайно к имени не добавляется? – белозубо улыбнулся Ром.

– Не-е-ет… – отчего-то испугался зверёк.

– Не обращай внимания, – сказала Мира, – он шутит.

– А вы кто такие? Чего тут делаете?

– Путешествуем, – ответил Ром, выпрямляясь. – Не подскажешь ли нам, друг наш Хамон, где у вас тут ближайший населенный пункт?

– А зачем вам? – шапа откашлялся, отфыркался и поднялся.

– Мы разыскиваем одну очень важную для нас вещь. Ты ничего не слышал о солнечном камне?

– Об огненном глазе слыхал, а о солнечном камне нет.

Ром с Жигу переглянулись. Ром поднял с песка веточку и протянул Хамону.

– Нарисовать сможешь?

– Да.

Он старательно начертил на влажном песке очертания глаза и каплевидный зрачок.

– Похоже, что именно это мы и ищем, – сказал Ром. – И где же находится этот глаз?

– Во дворце принцессы Янги, – Хамон встряхнулся, очищая шерстку от налипшего песка.

– Откуда это тебе известно? – поинтересовался Жигу.

– Сам видел, – грустно вздохнул шапа, – я, как-никак, главный талисман принцессы.

– И чего же это главный талисман занимается рыбалкой? Его не кормят?

– Дело в следующем, – еще грустнее вздохнул он, – огненный глаз внезапно погас. Никто не знает, отчего это произошло, но все страшно перепугались, ожидая всех несчастий разом. Я и поспешил убраться из дворца, пока не начали спрашивать, как такое могло произойти, если главный талисман в добром здравии? Вот, теперь скитаюсь…

Шапа печально опустил голову.

– И давно?

– С самого утра.

– Хамон, – Ром присел на корточки перед шапой, – проводи нас, пожалуйста, во дворец, мы знаем, отчего погас солнечный глаз. Мы поговорим с твоей принцессой…

– Говорить с царственными особами тяжкое и никчемное занятие, – перебил Жигу, – они вообще ничего не соображают. Наверное, короны мозги отдавливают. Хорошо реагируют, когда им что-то в дар приносишь, а если забрать собираешься, даже пустяк ненужный, сразу возмущения через край. Ты только попробуй заикнуться, что тебе нужен солнечный камень, пусть даже для такой благородной миссии, как спасения мира, вонищи будет – не продохнешь.

– Ты думаешь? – слегка приуныл флоин.

– Я уверен.

– Надо что-то придумать, – Мира села на плоский серый камень и подняла воротник куртки, защищаясь от ветра.

– А что вы хотите забрать? – Маленький шапа поднял голову, разглядывая Рома.

– Если мы тебе все расскажем, ты нам поможешь?

– Если смогу, – без особого воодушевления развел он короткими лапками.

– Ты помогаешь нам, мы помогаем тебе вернуться во дворец победителем, – сразу же предложил Жигу. – Станешь самым лучшим талисманом в истории Зоттона.

– Согласен!

– Тогда нам нужно разработать подробный план, – надулся от важности Жигу.

– Надеюсь, план будет коварным? – улыбнулась Мира.

– А как же? Само коварство!

Глава двадцать восьмая: Готовность номер один

Совместными усилиями план разработали быстро, мыслительному процессу очень помогал резко усилившийся ветер. На море разыгрался нешуточный шторм.

– В общих чертах все понятно, – приплясывала, стуча зубами Мира. – Пойдемте отсюда, я замерзла до ужаса!

– Здесь неподалеку живет отшельница, бабка Щура, – сказал Хамон, – она ко мне очень хорошо относится, надеясь, что я принесу ей удачу, можно к ней зайти погреться и перекусить. Еще у нее полно всякого тряпья, соорудите себе накидки, чтобы ваша странная одежда не так бросалась в глаза.

Предложение шапы сочли разумным. Королевский талисман ходил на задних лапах, потешно виляя толстенькой попой с маленьким хвостиком. Следуя за ним, друзья углубились в лесок, сплошь состоявший из деревьев, напомнивших Мире южные ивы, с той разницей, что узкая листва этих деревьев была бледной, чуть голубоватой. Под ногами похрустывал крупный белый песок. В лесочке царила тишина, ветер трепал лишь верхушки деревьев.

– А ты флоин, да? – произнес Хамон, поравнявшись с Ромом.

– На лбу это у меня, что ли, написано? – недовольно пробормотал юноша.

– У тебя ярко синие глаза, у людей такого цвета не бывает. Вообще-то, флоины неплохой народ.

– Спасибо, – хмыкнул Ром. – Далеко еще?

– Почти пришли.

Деревья расступились, открывая песчаную поляну, приютившую хижину, старательно, но неумело сколоченную из необструганных досок и дерева, выброшенного морем. Высокая девушка в сером платье с длинной белой косой протирала кусок стекла, вставленный в окошко.

– Щура! – окликнул Хамон.

Девушка обернулась, и Мира невольно замедлила шаг. Обветренное лицо «девушки» покрывали глубокие морщины, отчего оно напоминало древесную кору. Бесцветные глаза настороженно взглянули на непрошеных гостей.

– Вы постойте тут, – сказал шапа, – а я с ней поговорю.

Он подошел к женщине и что-то быстро застрекотал на незнакомом языке, оживленно жестикулируя лапками. Щура его внимательно слушала, время от времени поглядывая на гостей. Затем она махнула Хамону рукой, и они вошли в дом.

– Если он все скажет, как я его научил, то она обязательно согласится, – произнес Жигу, разглядывая убогую постройку.

– Хамон парнишка смышленый, – сказал Ром, – да и вернуться хочет обратно на свои мягкие подушки, так что будет стараться. Нам главное – попасть во дворец и подобраться поближе к камню.

– Хоть бы она согласилась нам помочь, – Мира присела под дерево. – Тогда бы точно все получилось.

Из хижины выскочил Хамон и приглашающе замахал лапками.

Внутри домик оказался гораздо вместительнее, чем казался снаружи. В углу темнели обложенные камнями угли, у стены размещалась лежанка, в углу у входа стояла громадная дырявая корзина, доверху наполненная разноцветным тряпьем.

– Щура заинтересовалась нашим делом, – сообщил Хамон, – она изобразит прорицательницу.

– Отлично! – обрадовались друзья.

Зарабийского Щура не знала, поэтому общаться приходилось через Хамона. Жигу в доме не поместился, внутрь заглядывала одна его любопытная лысая голова.

Без тени улыбки, совершенно серьезно, Щура покопалась в корзине, извлекла изрядно потрепанный красный плащ с капюшоном и накинула его на плечи, потом расплела косу и тряхнула роскошными волнами волос. Потом кивнула Хамону и вышла из домика.

– Куда это она? – проводил женщину взглядом Жигу.

– Во дворец, – ответил Хамон. – Пойду-ка я за ней тихонько, на всякий случай.

– Прямо сейчас? – ахнула Мира. – Я… я еще не готова…

– Некогда готовиться, – Ром уже вовсю копался в корзине. – Хамон, она все правильно поняла?

– Да, сделает, как мы сказали: придет во дворец, скажет, что сегодня море вынесет на берег огневолосую девочку, золотую птицу и прекрасного юношу, которые смогут снова зажечь глаз. Все, я побежал.

– Золотая птица это я, да? – обрадовался Жигу.

– Нет, я, – Ром вытащил на свет желто-синий балахон, вылинявший и выгоревший, – а ты – прекрасный юноша. Пожалуй, я это возьму. Как ты думаешь, он добавит мне таинственности?

Мира посмотрела на страшный пыльный балахон и утвердительно кивнула. Себе она выбрала широченное белое платье, должно быть, сшитое ни девушку-гиганта, платье украшали пятна всевозможных форм и цветов, но их вполне можно было принять за авангардную расцветку. Всю эту красоту они надели прямо поверх одежды, и вышли из домика.

– Не мешало бы почистить «золотую птицу», – задумчиво произнес Ром, оглядывая дофу, – а то он выглядит как…

– Может, его в море помыть? – поспешно произнесла Мира, пока молодой человек не успел уточнить, как именно выглядит Жигу.

– Если меня намочить, – Жигу склонил набок голову, – то я темнею, становлюсь почти коричневым и начинаю вонять.

– Значит, это отпадает, – Ром подошел к нему, разглядывая оранжевые перья на крыльях. – Кажется, мы немного погорячились насчет «золотой», надо было сказать – большая лысая птица.

– Зачастую прорицательницы говорят иносказательно, – Мира старалась расчесать пятерней непослушные кудри. – Ром, ты бы снял шнурок с волос.

– Тогда они распустятся и станут мешать.

– Распущенные волосы сделают тебя еще красивее и романтичнее.

– Чего народ лишний раз баловать, – упрямился Ром.

– Снимай шнурок, кому сказала!

Кручинясь и печалясь, Ром повиновался.

– Вам действительно кажется, что я плохо выгляжу? – озаботился Жигу, пытаясь рассмотреть себя со всех. – Нет, вы, правда, так считаете?

– Нормально ты выглядишь, – успокаивала Мира, – как обычно.

– Предлагаю прямо сейчас отправиться на берег и разлечься на песке, – сказал Ром, – вдруг они сразу побегут к морю?

Предложение приняли единогласно. Пушистые солнечные лучи разогнали низкие тучи, проглянуло бледно-голубое небо, море немного успокоилось.

– Давайте прямо здесь и ляжем, – указала Мира на сухой песчаный островок неподалеку от шипящей морской пены.

Жигу без возражений плюхнулся на пузо, распластав крылья.

– Вы мне на перышки водички плесните, чтобы капли сверкали бриллиантовой россыпью, я буду шикарнее смотреться.

Ром зачерпнул пригоршню и полил на крылья Жигу. Морские капли покатились блестящими шариками, украшая птичье оперение.

– Ну? Как? – пытался поднять голову и посмотреть на себя Жигу.

– Шикарно. Не дергайся, а то все на песок осыплется.

Ром улегся на песок рядом с Жигу.

– На спину, будь добр. Покажем, так сказать, товар лицом.

Что-то недовольно бормоча, флоин перевернулся на спину.

– Так, эту руку давай в сторону, а эту вот сюда, а сам вот так вот выгнись слегка… Ром, ты что, не гнешься в пояснице?

– Так я буду похож на дохлую морскую звезду!

– Ты будешь похож на выброшенного морем прекрасного принца! Ложись, как велено!

Жигу хрюкнул со смеху. Ром старательно изогнулся, тоскливо поглядывая на сердитое лицо девочки.

– У меня сейчас спина треснет… – с натугой произнес он, стараясь зафиксироваться в неудобной позе.

– Подумаешь, неженка! Так, теперь ноги… сними эти дурацкие туфли, я их пойду и утоплю!

– Нет! – пошел в лобовую атаку флоин. – Не сниму! Они очень удобные! Я буду принцем в туфлях и точка!

– Ладно, как хочешь, а теперь лежи, не двигайся, приведу твои волосы в художественный беспорядок.

Ром молча терпел, пока Мира раскладывала на песке черные пряди. Оставшись довольна результатом, она устроилась чуть в стороне. Улегшись на бок, она растрепала кудри так, что они стали походить на огненный шар.

– Все, – прошептала Мира, – теперь ждем.

– Готовность номер один, – печально вздохнул Ром, боясь пошевелиться и нарушить с таким трудом выстроенную позу.

Глава двадцать девятая: Принцесса Янга

Солнце клонилось к закату, шторм снова разыгрался, похолодало.

– Больше не могу… – проскрипел Ром. – Где они?! Где?! Я останусь таким навсегда, буду кособоким инвалидом!

– Потерпи еще немного, – Мира тоже устала лежать на боку и перевернулась на живот, – должны же они когда-нибудь появиться!

Жигу было все равно, когда, кто и откуда появится, он звучно храпел, досматривая десятый сон. Вдруг Мира заметила, что из-за деревьев выскочил Хамон и, что было сил, помчался к живописной компании на берегу.

– Хамон бежит, – сообщила Мира, – наверняка с новостями, надо будить Жигу.

Она пару раз окликнула дофу, но тот продолжал храпеть.

– Брось в него камнем, – посоветовал Ром. – Давно уже мечтаю, чтобы он заглох. Вот уж никогда бы не подумал, что птица может храпеть, да еще так гнусно!

Подбежал Хамон и, пытаясь отдышаться, сообщил:

– Идут!

– Здорово, – Мира устроилась поудобнее. – Будь добр, разбуди Жигу.

Шапа кивнул, метнулся к «золотой птице» и дернул ее за клюв. Жигу открыл глаза и громко заорал спросонок.

– Тише, тише, – замахал лапками Хамон, – уже идут!

– Кто идет?

– Все идут! Вместе с принцессой Янгой!

– А! – вспомнил Жигу, чего, собственно, он делает на этом берегу. – Всё, всё, прекрасная золотая птица уже без сознания, уже, уже…

Он закатил глаза и вытянул худую голую шею. Ром засмеялся, и Мира на него зашикала.

– Вон, идут, – повторил Хамон, – я спрячусь пока в лесочке, а потом попадусь по дороге, будто бы меня похитили, измучили, и вот лежу я теперь такой несчастный и одинокий.

– Давай, удачи.

Мира закрыла глаза и застыла без движения. Вскоре послышались шаги, люди переговаривались на незнакомом языке, их голоса приближались. Сгорая от любопытства, Мира чуть приоткрыла глаза, поглядывая по сторонам сквозь пушистые ресницы. Смуглые, гибкие юноши и девушки, облаченные в разноцветные одежды, напоминающие индийские сари, с величайшими предосторожностями подняли «дары моря», уложили на носилки, украшенные искусственными цветами, и понесли к лесочку. Рома Мира не видела, в поле зрения попался Жигу. Выглядел он так правдоподобно безжизненно, что девочка всерьез забеспокоилась, как бы его сразу не отнесли на мусорную свалку. Носилки с Жигу ушли вперед и с Мирой поравнялись другие – богато украшенные, под алым навесом, не возникало сомнений, что на них восседает принцесса Янга. Мире не терпелось ее увидеть, ведь не каждый день случается посмотреть на живую принцессу. Когда она выглянула из-под навеса, Мира едва не ахнула: вместо ожидаемой красавицы появилась толстая деваха лет семнадцати с бледным рыхлым лицом, единственным украшением ее неприглядного образа, являлись глаза необычного золотистого цвета. Создавалось впечатление, что сквозь непропеченное тесто смотрит диковинная ящерица. Мира так расстроилась, что принцесса оказалась настолько некрасивой, что закрыла глаза, не желая больше ничего видеть. Мерное покачивание убаюкивало, и Мира незаметно для себя уснула.

* * *

– Мира, – голос Рома звучал тревожно, – Мира, ты жива?

– А? – она открыла глаза и зевнула. – Где мы?

– Ты что, спала?

– Ну да.

– Фух, а я-то подумал, что ты действительно без сознания. Смотри, куда нас принесли, настоящие королевские апартаменты.

Апартаменты и впрямь были хоть куда: все золоченое, пышное, единственное, что мешало глазу радоваться, – чрезмерное обилие ярких искусственных цветов из ткани и бумаги. На диванчике у окна восседал Жигу, он занимался собой, любимым, пытаясь украсить свою персону желтыми цветочками.

– Ты такой концерт пропустила, – Ром присел на край кровати. – Хамон давал представление.

– И чего он делал? – Зевнув, Мира слезла с кровати и потянулась.

– Ой, кино бесплатное, – хмыкнул Ром, – где-то вывалялся в грязи, вид такой, будто его стая котов трепала. Принцесса эта ужасная как увидала свой талисман, с ней чуть истерика не случилась. Этого хитрюгу обернули блестящей тканью, положили на носилки к принцессе, и он всю дорогу ей на что-то жаловался умирающим голоском, а она ворковала над ним, как наседка над цыпленком.

– Я же говорил, – подал голос Жигу, – шапы еще те хитрецы, теперь он устроится еще лучше прежнего.

– Да, если мы поможем друг другу, – сказала Мира. – Как хочется в горячий душ!

– И покушать, как следует, – кивнул Жигу. – Как я вам?

В пышном нагрудном оперении он умудрился закрепить цветочки и гордился собой.

– Ты прекрасен, спору нет, – усмехнулся Ром.

– Тише, кто-то идет, – насторожилась Мира.

На всякий случай она снова прыгнула в кровать, Ром остался сидеть, как сидел, а Жигу важно выпятил грудь. Двери приоткрылись, и показался смуглый, бритый наголо дяденька в розовом платье с цветочным венком на шее. Низко кланяясь, он заговорил на неизвестном наречии, Жигу что-то каркнул в ответ и кивнул на безмолвствующих компаньонов.

– О, вы говорите на зарабийском? – обрадовался лысый.

– Да, – откашлялся Ром, – немного.

– Прекрасно, меня зовут Чану.

Мира, Ром и Жигу по очереди представились. Затем Чану осведомился, как себя чувствуют будущие спасители Зоттона? Спасители ответили, что неплохо, и озвучили свои пожелания: искупаться и поесть.

– О, да, да, разумеется, – засуетился Чану.

Жигу от водных процедур отказался, а Миру с флоином Чану провел в апартаменты напротив.

– Ух, ты, – обрадовалась девочка, увидав бассейн, мраморные ванные комнаты и прочие прелести жизни.

Будто из воздуха возникшая стайка девушек развела Миру и Рома по разным купальням, по-птичьи стрекоча и улыбаясь.

Пока они наслаждались водными процедурами, Жигу решил повидаться с Хамоном. Он вышел в коридор и у первого встречного поинтересовался, где же изволит находиться талисман? Первый встречный замялся, не зная, имеет ли он право разглашать такую важную информацию.

– Разве ты не видишь, что я волшебная золотая птица? – Жигу выпятил грудь настолько, насколько смог, и цветочки в перьях угрожающе зашевелились. – Мне необходимо повидаться с талисманом!

Этот аргумент оказался достаточно весомым, и Жигу препроводили к Хамону.

– И оставьте нас одних! – сурово отрезал дофа и захлопнул за собой дверь.

В шикарных покоях, на золотом шитых подушках возлежал чисто вымытый, расчесанный и ублаженный душистыми маслами Хамон с видом умирающего, но, увидав, Жигу, он мигом ожил.

– Как идут дела? – поинтересовался дофа.

– Все по плану, – довольно ответил он. – Щура тоже здесь, ей оказали всевозможные почести…

– Погоди ты с почестями, ты уже подумал, как выберешься из дворца и найдешь мастера, способного сделать копию камня?

– Не беспокойся, я выберусь отсюда под покровом ночи, – прошептал Хамон, – сегодня же. Я знаю отличного продажного мастера, который за небольшую сумму все устроит, даже раздобудет светящуюся краску и станет молчать всю жизнь, вам останется лишь заменить камни.

– Значит, ты тоже не веришь в магические свойства вашего огненного глаза?

– Конечно, нет, глупости все это.

– Тогда почему же он горел, горел и вдруг погас?

– А мне какое дело? Главное, чтобы меня не обвиняли, что мало счастья приношу. Янге я тоже много чего успел наврать, будто меня видения на ваш счет посетили и будут посещать, так что вы в любой момент сможете попасть в огненный храм и выковырять камень.

– Хорошо, – довольно кивнул Жигу, – надеюсь, непредвиденных ситуаций не возникнет.

– Боюсь, что возникнет, – тяжело вздохнул Хамон.

– А в чем дело? Какие проблемы?

– Янга с первого взгляда влюбилась в Рома и собирается сделать его принцем Зоттона.

– В смысле, замуж за него выйти?

– В смысле – да…

* * *

Вымытые, причесанные, благоухающие возвращались в свои покои Ром и Мира. Их переодели в тонкие белые одежды, на ноги – легкие сандалии, и чувствовали они себя отдохнувшими и возрожденными. На диванчике у окна по-прежнему сидел Жигу.

– А ты что, так все время тут и проторчал? – спросил Ром.

– Нет, не все время, ходил к Хамону.

– Да? И как он? – Мира подошла к зеркалу, любуясь своими тщательно расчесанными кудрями.

– Нормально. А вот у нас, боюсь, неприятности.

– В чем дело? – Ром уселся в кресло, рассматривая свои новые сандалии.

– В тебя влюбилась принцесса, поздравляю, скоро ты станешь принцем Зоттона.

– Спешу и падаю.

– Я говорю совершенно серьезно, мне поведал об этом Хамон, прекрасная дева собирается за Ромушку замуж.

– Да ты что? – поднял взгляд Ром, до него стало доходить, что птица говорит серьезно. – Как… как же так? Ни за что на свете!

– Кто ж тебя спрашивать станет, – глумливо хмыкнул Жигу. – Воля принцессы – закон! Хи-хи-хи…

Глава тридцатая: Ужин с танцами

– Я не собираюсь жениться на этой страшилке! – кипятился Ром. – Даже если бы она была прекрасна, как… как…

– Утренняя заря, – подсказала Мира.

– Да, заря! Я все равно не сделал бы этого! Чего я тут забыл в этом Зоттоне? Надо сказать ей, что я обыкновенный флоин…

– А вот это лишнее, – перебил Жигу, – ты принц из моря, а не флоин, держись этой версии, иначе все испортишь.

– Жениться я не…

– Надо будет – женишься! – назидательно каркнул дрофа.

– Слушай, ты, бесхвостый!

– Прекратите оба! – воскликнула Мира. – Разумеется, никто ни на ком жениться не собирается, по крайней мере, взаправду. Нам бы добраться поскорее до камня, а там пусть делают что хотят. Что говорит Хамон?

– Сегодня ночью он собирается к какому-то продажному мастеру заказывать подделку.

– И долго он будет ее мастерить? – недовольно проворчал Ром.

– Не знаю. Поесть нам дадут или нет?

Поесть дали. Явился Чану и с глубокими поклонами попросил всех следовать за ним на торжественный ужин.

В огромном зале, украшенном все теми же цветами, тянулись длинные столы и скамейки, на которых теснилась такая толпа народа, будто весь Зоттон собрался посмотреть на гостей из моря. Среди толпы Мира успела заметить Щуру в красивом синем платье. Во главе центрального стола восседала принцесса Янга в пышных золотых одеяниях и невероятном головном уборе. Друзья на всякий случай поклонились, Янга церемонно кивнула в ответ, не сводя своих золотистых глаз с Рома. Ром изо всех сил пытался вести себя естественно. Гостей усадили на почетные места рядом с принцессой. Она едва-едва могла связать два слова по Зарабийски, но все-таки довольно бойко поприветствовала компанию и сразу же, безо всякого перехода поинтересовалась у Рома, кем ему приходится Мира.

– Они брат и сестра, – поспешно встрял Жигу, пока флоин не выложил всю правду о своем происхождении и об истинном положении вещей.

Янга не стала скрывать своей радости, услыхав такой ответ. Перед почетными гостями поставили большие блюда с разнообразными кушаньями. Вздохнув, Ром посмотрел на Миру.

– Ешь! – прошипела она.

– Я не хочу, я проголодаюсь недели через две.

– Ешь, как все нормальные люди! И сделай радостное лицо.

Ром попытался, но получилась какая-то загадочная гримаса, будто у молодого человека внезапно прихватило живот. Пока дорогие гости насыщались, Янга пыталась вести беседу на ломаном зарабийском. Отвечал ей в основном Жигу, Мира с Ромом делали вид, что целиком и полностью поглощены едой и оторваться не могут от деликатесов.

– Откуда вы пришли? – Янгу еда мало интересовала, ее интересовал только Ром.

– Из морской пучины, – правдиво таращил глаза Жигу, – из морской серебряной пены явились мы, чтобы вновь зажечь огонь в угасшем зрачке магического глаза!

Заметив, что принцесса смотрит на него раскрыв рот, да остальная публика притихла, не желая пропустить ни слова, дофа пустился во все тяжкие, повествуя о своей нелегкой жизни в морской пене.

– …и тогда пучина моря изрыгнула нас на берег, дабы мы пришли вам на помощь! – закруглилась птица, и зал разразился аплодисментами. Поперхнувшись на слове «изрыгнула», Ром закашлялся, и Мира заботливо постучала его по спине.

А потом начались танцы. Явились музыканты с диковинными инструментами, устроились в углу и заиграли нечто протяжное и занудное. Янга в упор смотрела на Рома, тот гонял веточкой зелени по тарелке мелкие желтые зернышки, казалось, что интереснее этого занятия у него сроду не было.

– Иди, пригласи ее на танец, – шепнула Мира.

– Ни за что, – беззвучно, одними губами ответил он. – Пускай Жигу приглашает.

– Иди и пригласи! – Мира наступила ему на ногу.

– Я не умею танцевать.

– Там уметь нечего, научишься по ходу. Надо для общего дела!

– Ну… если для дела…

Ром поднял взгляд и выдавил улыбку, Янга расценила это как приглашение и поднялась из-за стола. Ром с места не двинулся.

– Иди же, – шептала ему Мира, – потанцуй с девушкой, ну что в этом такого страшного?

– Сама девушка…

– Иди!

Он нехотя поднялся и, путаясь в широких белых одеждах, поплелся танцевать. Они вышли в центр, Ром приобнял царственную персону за талию так, будто собирался сплясать с афишной тумбой, и принялся неуклюже топтаться на одном месте.

– М-да-а-а, – протянула Мира, – скорбное зрелище.

– Ничего, сойдет, – Жигу ловко лущил крупные зеленые орехи, – девушке нравится. Пойти и мне что ли попрыгать, позабавиться слегка?

– Сиди уж, пожалуйста.

К танцующим присоединилось еще с десяток пар, Миру тоже пробовали приглашать, но она отказывалась с милой улыбкой. Музыканты закончили нудную мелодию и заиграли нечто бойкое. Янга отлипла от своего партнера и завихляла бедрами, Ром, пытаясь изобразить изящные танцевальные па, по-козлиному запрыгал вокруг нее.

– Да, – заметил дофа, – танцы это явно не его стихия.

Мира едва сдерживала смех. Чтобы не расхохотаться, она отвернулась к Жигу и перевела дух.

– Жигу, как ты думаешь, все получится?

– Получится, не сомневайся, не позднее завтрашней ночи камень будет у нас, Хамон свое дело знает, одним словом – шапа. Шапы – они все такие. Хочешь орешков?

– Давай.

Одна мелодия сменяла другую, Ром мучался, как на дыбе, зато Янга была абсолютно счастлива и не спускала с него счастливых глаз.

– Слушай, а вдруг она прямо сегодня позовет Рома к себе? Он нам тогда точно все дело развалит. Что тогда будем делать?

– Придумаем какую-нибудь ерунду, – сыто зевнул Жигу, – например, что он не может целоваться до свадьбы, иначе раскиснет и снова станет морской пеной, или что-то в этом духе. Я бы поспал сейчас с таким удовольствием…

– Я бы тоже. Надеюсь, они скоро натанцуются.

Через пару композиций Рому удалось вырваться к столу. В изнеможении он рухнул на скамью, налил себе полный бокал бледно-желтого приторно-сладкого напитка и залпом выпил.

– Мира, Жигу, спасите меня, век должником вашим буду! – взмолился флоин.

– Замётано.

Дофа неуклюже спрыгнул на пол и вразвалочку направился к царственной особе. Неизвестно, что он ей наговорил, но праздник закончился в считанные минуты, и дорогих гостей едва ли не на руках отнесли в покои.

– Отдыхайте, отдыхайте, – безостановочно кланялся Чану, – если что понадобится, я за стеной.

– Хорошо, хорошо, – Мира закрыла за ним дверь.

– Наконец-то эта каторга закончилась, – Ром навзничь рухнул на кровать. – Какое счастье!

– Да, танцевал ты, мягко говоря…

– Как мог, так и танцевал! – огрызнулся он. – Говорил же – не умею! Ром хочет в Зара-а-а-абию!

– Ты еще разрыдайся, жених, – Мира сбросила с ног сандалии. – Интересно, а одежду нашу вернут?

– Я уточню это, – Жигу осторожно извлекал из нагрудного оперения цветы. – А теперь предлагаю всем уснуть.

– Да, день был мучительным, – Ром забрался под искусно вышитое покрывало. – Спокойной ночи.

Но уснуть они не успели, явился Хамон.

– Все, я готов идти к мастеру, – сообщил он.

– Прекрасно, – пробормотал сквозь дрему Ром.

Хамон чего-то ждал.

– Мы должны что-то сделать? – догадалась Мира.

– Конечно, – кивнул шапа, – через главный вход мне незаметно не выйти, один путь – через окно. Пусть меня Жигу спустит, а потом поднимет, ваши окна как раз в парк выходят. Я быстро обернусь.

– Давай, Жигу, – Мира повернулась на бок и накрылась одеялом с головой, – действуй. Ром, открой окно.

Делать нечего, Рому пришлось выбраться из кровати, открывать окно и усаживать Хамона на спину Жигу.

– И-эх! И-эх!

Жигу шумно оторвался от пола, перевалился через подоконник и скрылся в ночи.

Глава тридцать первая: Храм огненного глаза

Мира так крепко спала, что не услышала, как вернулись Жигу с Хамоном, и проснулась только утром, когда к ним постучал Чану.

– С пробуждением вас, с пробуждением, – кланялся он.

– Вас так же, – зевнул Ром, щурясь спросонок.

– О, солнцеликий, – поклонился Чану едва ли не до самого пола, – мне оказана великая честь принести вам эту новость: принцесса Янга жаждет видеть вас своим супругом и принцем нашего благословенного края. Великая свадебная церемония назначена на завтра. Сегодня будут проведены все необходимые для торжества подготовительные работы.

– Завтра? – обрел дар речи флоин. – А… если завтра, то… хорошо, я согласен!

– Вас проводить в купальню?

– Спасибо, я сам справлюсь.

Пятясь в глубоком поклоне, Чану покинул апартаменты.

– Значит, уже согласен? – хихикнул Жигу, спрыгивая с диванчика и разминаясь. – Пришлась девица по сердцу?

– Да ну тебя, скажешь тоже! Просто завтра нас уже здесь не будет, верно?

– Теперь все зависит от мастера, когда он сделает свою работу.

– Что ты хочешь этим сказать? – Ром насторожился. – Завтра мы все еще будем тут?

– Ну откуда я знаю? – развел крыльями Жигу. – Посмотрим, как дела пойдут.

Ром посмотрел в распахнутое с ночи окно и произнес с тоской:

– Бедная Яра нас ждет в подземелье, а мы тут женимся… Друзья, спасите меня!

– Не бойся, – улыбнулась Мира, – не дадим в обиду.

После завтрака, на котором они имели счастье не лицезреть принцессу Янгу, друзья вернулись обратно к себе и предались безделью. Ром валялся на кровати и рассматривал потолок, Мира села у окна рассматривать незнакомый мир, а Жигу снова принялся украшаться цветами. В распахнутое окно дул уже по-весеннему теплый ветер, тревожный и свежий, с солоноватым морским привкусом… Внезапно мимо ее лица что-то пролетело и с тупым стуком упало на пол.

– Ой! – воскликнула от неожиданности девочка. – Что это было?

– Похоже, доставили наш заказ, – Жигу заторопился к небольшому тряпичному свертку, перевязанному веревочкой. – Ром, иди, открой, посмотрим что внутри.

– А если бомба?

– В этих мирах еще не доросли до бомб, открывай.

Ром слез с кровати, взял сверток, развязал веревку и на свет явился сверкающий солнечный камень.

– Вот здорово! – обрадовалась Мира.

– Может, возьмем этот и пойдем в Зарабию? – предложил Жигу.

– Это же подделка, какой нам от нее прок?

– Жаль…

– Поразительно, – Ром вертел камень в руках, – неужели у них есть краска, способная так сверкать? И долго она держится?

– Пару погодных сезонов, думаю, простоит, – ответил Жигу.

– Пойдемте в храм прямо сейчас, – Мира взяла камень, рассматривая его со всех сторон.

– Лучше ночью, – возразил Жигу, – удобнее будет сбегать отсюда, да и Хамон сможет нас проводить.

– Боюсь, я не смогу дождаться ночи!

– Дождешься. Ляг, поспи, и время пролетит незаметно. А я пойду, проведаю Хамона.

– Скажи, чтоб нам одежду вернули! – крикнул ему вслед Ром. – А то я себя глуповато в этом платье чувствую.

– Хорошо, – Жигу притворил за собою дверь.

Устроившись в кресле, Мира крутила в руках камень, он пускал тонкие желтые стрелы, Ром наблюдал за этим.

Вскоре явился Жигу и выложил последние новости: Хамон снова собирается просимулировать приступ ясновидения и сообщить Янге, что сегодня ночью посланцы моря зажгут солнечный глаз.

– А может, надо было попросить Щуру продолжать играть роль прорицательницы?

– Где мы ее искать будем? К тому же шапа отлично справляется с ролью.

Ближе к вечеру явился Чану и принес выстиранную и выглаженную одежду дорогих гостей.

– Спасибо, – обрадовалась Мира.

Она сразу же переоделась, чувствуя себя в любимых джинсах и майке гораздо увереннее. Ром тоже с удовольствием сменил сандалии на пестрошитые туфли с загнутыми носами и попытался завязать волосы шнурком, но этого ему не позволила Мира, сказав, что прекрасный принц обязан до последнего выглядеть длинноволосым.

– Будем ужинать или пойдем сразу в храм? – спросила Мира, убирая сверток с камнем в карман куртки.

– Сначала поужинаем, – Жигу поправил цветы на своей груди, – подкрепимся и вперед.

Когда они полным составом явились ужинать в своей одежде, народ таращился на них, как на инопланетян, и Мира подумала, что они правильно сделали, что переоделись, одежда добавила им необычности. Янга, облаченная в разноцветные одежды с раззолоченным головным убором, на вид тянущем килограммов на шесть-девять, восседала во главе. Невзирая ни на какие протесты, Рома усадили рядом с нею, Мира устроилась напротив, Жигу пробрался поближе к принцессе. Синие глаза Рома были красноречивы, в них читалось: если и сегодня будут танцы, то я за свои действия не отвечаю.

Поедая необыкновенно вкусную жареную рыбу, Мира украдкой наблюдала за дофой, он что-то вдохновенно заливал внимательно слушавшей его принцессе. Ром делал вид, что ест, на самом деле просто крошил рыбу острой деревянной палочкой, заменявшей все столовые приборы. В столовом зале витало нервное оживление, зоттонцы ожидали от пришельцев немедленных чудес, а они сидели себе за столом и ничего особенного не делали. Когда Мира приступила к фруктовому салату, двери столового зала отворились, и четверо бритоголовых юношей внесли раззолоченные носилки с разряженным Хамоном, утопающем в атласных подушках. Вид шапа имел важный и неприступный. Его поднесли к принцессе Янге, и он что-то зашептал ей, слегка приподнявшись. Жигу бессовестно подслушивал. Когда Хамон закончил, он упал обратно на подушки, будто бы у него совсем не осталось сил, и его спешно вынесли прочь. Янга поднялась со своего места, и народ мгновенно затих. В полнейшей тишине она что-то взволнованно проговорила. Жигу перевел для Миры и Рома, что сегодня посланцы моря вернут к жизни огненный глаз. Народ бурно обрадовался, Ром с Мирой милостиво заулыбались, Жигу надулся от важности и выпятил грудь, вращая красными глазищами. Ужин быстренько закончили и вся публика, во главе с принцессой собрались идти вместе с «посланцами моря». «Посланцев» это не устраивало ни с какой стороны.

– Вы можете следовать за нами до храма, – сориентировался Жигу, – но потом мы должны остаться одни на всю ночь, иначе ничего не получится. Ничего не произойдет!

Принцесса так энергично закивала, что едва не потеряла свой головной убор.

Стемнело, по небу рассыпались далекие мелкие звезды, ветер старался оборвать вечнозеленую листву с гибких веток деревьев, в воздухе витала сырость подступающего дождя. Мира невольно поежилась, ей стало не по себе среди толпы в разноцветных «сари», провожавших лже-спасителей в храм. Если в Барихане солнечный камень был, вроде бы, никому особенно не нужен, то здесь для него выстроили целый храм. Острой иголочкой кольнула совесть, ведь им предстояло обмануть весь этот народ…

– Я знаю, о чем ты думаешь, – раздался тихий голос Рома, он поравнялся с быстро идущей девочкой, – эти люди не знают истинного назначения солнечного камня, они его придумали сами для себя: блестит – красиво, хорошо, погасло – плохой знак. Но мы-то знаем, почему он погас, и что на самом деле надо сделать, чтобы он снова зажегся. И не только он, чтобы зажглось солнце над Зарабией.

В ответ Мира лишь вздохнула.

Ветер усиливался, где-то в небесной глубине заворчали грозы. Процессия подошла к необычному зданию, отдаленно напоминающему пагоду. Мира поняла, что это и есть храм солнечного глаза. Двое лысых парней отворили тяжелые деревянные двери, пропуская троицу внутрь, а вся остальная публика во главе с принцессой принялась рассаживаться под ближайшими деревьями, явно намереваясь дождаться чуда.

– М-да, – пробормотал Жигу, переступая порог, – это мы как-то не предвидели…

Пару минут они стояли в полной темноте, пока парни не зажгли с десяток маленьких огоньков в закопченных металлических светильниках. Кланяясь, провожатые вышли и закрыли за собой двери, секундой позже раздался звук задвигающегося засова.

– Поздравляю, – хмыкнул Ром, – они нас тут закрыли, вот вам и план, полный коварства.

– Ну, разве же мы могли предусмотреть все нюансы? – развел крыльями Жигу.

– А что мы теперь будем делать? Они сидят на улице в полном составе, даже плохая погода им не помеха, дверь заперта…

– Погоди, не нервничай, что-нибудь придумаем, – сказал Ром, оглядываясь. – Давайте пока осмотримся.

В тусклом желтоватом свете они увидели широкие ступени, ведущие к каменной плите, на которой возвышался огромный глаз, выточенный из темно-красного камня. Выполнен он был в мельчайших подробностях, имелись даже ресницы, каменными дугами нависавшие над верхним веком, в центре узким зрачком кипел жидким огнем солнечный зрачок.

– Какая страхотень, – покачал головой Ром, – еще ночью приснится…

– А тут вон еще чего есть, – кивнул Жигу куда-то в сторону.

В темных нишах притаились скульптуры в человеческий рост, они изображали трехголовых чудищ с телом мужчин и головами зверей и птиц. В отблесках светильников казалось, что они шевелятся…

– И мы проведем здесь всю ночь? – дрогнул голос девочки.

– Это всего-навсего скульптуры, ты думаешь, они начнут оживать, как в твоих компьютерных играх? Они тут лет сто стоят и еще столько же протянут, если не развалятся, не бойся, с нами ведь разудалый Жигу, он всех спасет. Давай камень, пойду, поменяю их.

Мира достала из кармана сверток и протянула флоину. Развернув тряпицу, Ром взял камень и стал подниматься по лестнице. Ресничные дуги угрожающе нависли над его головой.

– Осторожно… – прошептала Мира.

В ярком свете, исходящем от поддельного камня, можно было рассмотреть помещение во всех подробностях: все стены были испещрены изображением глаза, казалось, отовсюду смотрят тысячи взглядов невидимых людей. Мира взяла в руки по светильнику и подняла их повыше, чтобы Рому было виднее. Он осматривал глазное яблоко, пытаясь разобраться, как же прикреплен «зрачок». Он располагался в небольшом углублении и стоял там намертво, на первый взгляд, ничем не укрепленный.

– Странно, я не могу его вытащить, – Ром не решался применять грубую физическую силу, памятуя о произошедшем с бариханской скульптурной композицией. – Как же он там держится?

– Тише, слышите? – сказал вдруг Жигу. – Слышите?

– Что? – голос девочки дрогнул.

– Какой-то странный шорох?

– Жигу, не пугай Миру! – недовольно произнес Ром. – Здесь наверняка есть какие-нибудь жуки-тараканы, отсюда и шорох.

– Не, это что-то другое, – Жигу оглядывался по сторонам. – Совсем я что-то стал в темноте плохо видеть. Кстати, ты прав, это действительно жуки.

– Где?! – подпрыгнула Мира.

– Собственно говоря, везде…

Словно тускло блестящий смоляной поток по полу растекалось несметное количество крупных плоских жуков. С пронзительным визгом Мира помчалась по лестнице к Рому, следом заторопился Жигу. Заполнив все пространство пола, жуки замерли сплошным ковром с пугающим рисунком – на черной спинке у каждого белел глаз с узким желтым зрачком.

Глава тридцать вторая: Побег

– Божечки, – чуть не плакала Мира, – откуда взялась эта пакость?! Как же мы теперь-то отсюда выберемся?

– Погоди, не паникуй, – Ром не подавал виду, что растерян. – Придумаем что-нибудь, главное, вытащить камень. Жигу, ты мне не поможешь? Может, его когтем подцепить?

– Сейчас попробую.

Дофа поднял заскорузлую лапу и, покачиваясь на одной ноге, поковырял желтым когтем в углублении. Камень немного покачнулся.

– Кажется, пошел, – обрадовался флоин, – аккуратнее… вот так.

«Зрачок» выпал прямо в руки Рому.

– Уф, полдела сделано, – Ром передал солнечный камень Мире и начал пристраивать в опустевшую глазницу сверкающую подделку. – Не хочет стоять, зараза!

– Если взять парочку жуков и как следует их растереть, получится довольно клейкая масса, – поделился богатым жизненным опытом Жигу, – этим можно прикрепить…

– Жигу, прекрати, – выдавила Мира. Она сидела на верхней ступени и лишний раз старалась не смотреть на матовый, тихонько пощелкивающий живой ковер.

– Мира, у тебя жевательной резинки нет?

– Сейчас посмотрю.

Она поискала по карманам и в маленьком внутреннем карманчике куртки нашла нераспечатанную упаковку с клубничными подушечками.

– Есть. Жевать?

– Жуй.

– Все сразу?

– Желательно, да.

Она усердно заработала челюстями. Тем временем Жигу с грацией старой перьевой подушки обследовал платформу, потом полез поглядеть, что там за скульптурой.

– Осторожно, не свали тут всё, – невнятно произнесла Мира, ее рот был набит жвачкой.

– Что ты, я аккуратен до отвращения. Посветите мне сюда кто-нибудь, а?

Мира передала Рому розовый комок, пахнущий клубникой, взяла светильники и подошла к птице поближе. За скульптурой пряталась узенькая лесенка, уходящая в непроницаемую темноту.

– Лестница, – сообщил Жигу.

– Вижу.

– Готово! – радостно возвестил Ром. – Прикрепил! И даже жвачка нигде не выглядывает! Ювелирная работа! А вы что там нашли?

– Здесь какая-то лестница… Жигу отойди, ты весь обзор загораживаешь.

– Стойте здесь, я посмотрю.

Ром взял у Миры светильник и протиснулся к лестнице. Глядя, как он уверенно спускается вниз, держа огонек над головой, девочка думала о том, что за это короткое время Ром сильно изменился.

– Лестница идет дальше! – сообщил он. – Похоже, тут тайный ход! Предлагаю идти, все равно особых вариантов нет. Конечно, можно просидеть на этой платформе до утра, а потом сказать, что нам пора в море, но вдруг они захотят посмотреть, как мы растворяемся в морской пене?

– Знаете, – встрял Жигу, – не очень-то я доверяю людям, не предупредившим нас о нашествии жуков. Они вполне могут от нас избавиться, чтобы мы не смогли разгласить какую-нибудь глазную тайну, так что я согласен испробовать этот ход.

Мира взяла еще пару светильников и пошла вслед за Ромом, позади с трудом, бочком протискивался Жигу.

Лестница вела вниз, под землю. Стараясь не думать, какие твари могут водиться тут, Мира спешила за флоином. Ступеньки сменил ровный земляной пол, кое-где по пути попадались крупные гладкие камни белого цвета. Нечаянно споткнувшись о такой камень, Мира вскрикнула – это оказался череп, маленький, будто младенческий.

– Спокойно, – Ром пнул черепушку, и она отлетела назад в темноту, – без паники. Продвигаемся дальше. Дай мне руку.

Сжав ее дрожащие пальцы, флоин ускорил шаг, держа светильник так, чтобы не погас маленький огонек. Позади молча сопел непривыкший к подобным скоростям Жигу. Туннель уходил все дальше под землю, воздух был сырым и тяжелым, почему-то пахло мокрой ветошью. Внезапно раздался уже знакомый щелкающий звук, Рому и оборачиваться было незачем, чтобы удостовериться – жуки пустились следом.

– Как в плохом фильме ужасов, – пробормотала Мира.

– Почему в плохом?

– Потому что в хороших фильмах такие избитые спецэффекты уже давно не используются!

Они побежали, не обращая внимания, что светильники почти погасли.

– Пропустите меня вперед, – потребовал Жигу, – я хоть в темноте вижу!

– Я тоже, – ответил Ром, и только теперь Мира увидела, что его глаза светятся мягким голубоватым светом. Когда он поворачивал голову, в темноте оставался зеленоватый след.

– Господи, – с отчаянием в голосе произнесла девочка, – чтоб я когда-нибудь в жизни еще раз поругалась с кем-нибудь из своих родственников, да ни за что на свете! Если бы люди только могли знать, что своими ссорами они способны переполнить Чашу Зла и остаться без солнца, они, наверное, улыбались и целовались друг с другом день и ночь!

– Молодец, малышка, не теряешь чувства юмора, – одобрил Ром, отбрасывая по ходу догоревшие светильники. – Ребята, скоро выберемся!

И вдруг они с разбегу налетели на земляную стену, тоннель заканчивался тупиком.

– Не может быть, – Ром ощупывал стену, глазам своим не веря. – Не может быть! Зачем рыть такой грандиозный подземный ход? Чтобы он приводил в никуда?!

– Черепа… – напомнила Мира. – Ты помнишь? Там были черепа…

– Налево, здесь еще есть ход! – сообщил Жигу. – Все за мной!

Они свернули и помчались за разогнавшейся птицей. Приглушенное щелканье за спинами не стихало. «Только бы это не оказалось подземным лабиринтом! – мелькнуло в голове Миры. – Только бы мы выбрались отсюда! Я бы обязательно попросила прощения у бабушки Нинги за то, что так грубо с ней разговаривала!»

– Опять тупик! – сообщил Жигу, снова куда-то сворачивая. – Похоже на лабиринт!

– Только не это… – простонала Мира. – Ненавижу лабиринты! В них есть что-то зловещие, я их боюсь!

– Не волнуйся, сейчас выберемся, – голос Рома прозвучал так уверенно, что девочка невольно успокоилась.

– Тупик! – сообщил Жигу неуместно радостным голосом.

– А есть куда сворачивать?

– На этот раз нет…

– Пусти-ка.

Ром пробрался стене и принялся ее ощупывать.

– Чего ищешь?

– Какой-нибудь секрет… а вдруг там дверь?

– Да ладно смеяться, – махнул крылом Жигу, – какая там может быть дверь? Надо назад возвращаться.

– Там жуки, – напомнила Мира и вздрогнула от отвращения.

– Пойдем прямо по ним, подумаешь – жуки, большое дело.

– Ром! Да ты что?!

– А что ты предлагаешь? – поинтересовался Жигу. – Я лично тут подыхать не собираюсь, у меня впереди еще долгая славная жизнь!

Мира испуганно ощупывала невидимые в темноте стены, прислушиваясь к противному щелканью. Внезапно ее руки провалились в пустоту.

– Сюда! Здесь еще один ход!

Он оказался таким узким, что протискивались боком, особо несладко пришлось Жигу.

– Вот что меня интересует, – пробормотал Жигу, – с какой такой целью нас преследуют жуки?

– Прекратите вы обсуждать этих гадов! – чуть не плача воскликнула Мира. – Мне и так всякие ужасы мерещатся!

– Дверь! – сообщил радостную новость Ром.

– Открытая? – оживился Жигу.

– Нет, будем открывать.

Пока флоин изучал, ощупывал дверь, Мира переминалась с ноги на ногу и мысленно подгоняла его.

– Отойдите-ка, граждане-товарищи немного назад.

Ром разбежался, ударяясь о дверь, затем еще и еще раз.

– Давай и я помогу.

И Жигу пошел на таран. Со скрипом и лязганьем дверь подалась вперед, в лица ударила волна свежего, просоленного морем воздуха. Один за другим друзья полезли в образовавшийся проём. Как только все оказались на свободе, Ром стал поднимать дверь обратно, и как раз вовремя – с обратной стороны об неё заколотились подоспевшие жуки. Пара все-таки успела проскользнуть в щель, Ром принялся давить их. Жуки вспыхнули голубоватым пламенем и рассыпались в прах. Мира отвернулась, не желая на это смотреть. Из подземелья выбрались на скалистый берег, где-то рядом, в темноте, рокотали морские волны, порывы ветра приносили редкие крупные капли дождя.

– Итак, мы на свободе, – глубоко вдохнул соленый воздух Ром. – Теперь бы отыскать дверь в Зарабию, в темноте моей пометки мы не разглядим.

– Предлагаю выйти на берег и осмотреться, – сказал Жигу. – Я попробую сориентироваться, я очень хорошо ориентируюсь.

– В пустыне, – напомнил Ром.

– На местности, – возразил дофа.

– Идемте скорее, – Мира застегнула куртку и подняла воротник, – а то мне кажется, что на нас кто-то смотрит…

Шлепая по мокрому песку, Жигу щурился, пытаясь хоть что-то разглядеть в потемках. На небе кроме крошечных звезд, похожих на рассыпанную манную крупу, больше не виднелось никаких ночных светил.

– Ну, как продвигается наше спортивное ориентирование? – поинтересовался Ром.

– Пока никак, – честно признался дофа, обернувшись, он неожиданно вскрикнул: – Кажется, за ними погоня!

– Не может быть, – Ром оглянулся. Вдоль берега тянулась далекая цепочка огней. – Неужели обнаружили пропажу?

– Ребята, давайте что-то делать, – занервничала Мира. – Может, это какой-нибудь веселый ночной пикник, не имеющий к нам никакого отношения, но вполне может быть и погоня. Лично я не хочу проверять, я хочу поскорее попасть в наше домашнее озеро. Вы же оба видите в темноте, смотрите лучше, надо отыскать мостик, на котором рыбачил Хамон, мы же высадились неподалеку от него.

– Предлагаю дождаться утра, – начал, было, Ром, но его идею с негодованием отвергла Мира, она боялась оставаться в Зоттоне с его жуками и страшными принцессами.

– Дело в том, что я могу видеть в темноте только в закрытых помещениях, – вздохнул Ром.

– А я везде могу! – обрадовался Жигу своему преимуществу перед флоином. – Хоть и плохо, но везде!

– Тише, – остановился Ром, – кажется, кто-то кричит. Слышите?

Жигу с Мирой тоже замерли и прислушались. Порывы ветра донесли обрывки:

– …ииигу! …ооом!

– Сдается мне, это Хамон кричит, – заявил дофа. – Нас с тобой, Ром, выкликает. Я сейчас взлечу, и он меня увидит.

– А заодно тебя увидят и те, с огнями.

– Ну, а что делать? Надеюсь, Хамон меня увидит первым.

Разбежавшись, он усердно замахал крыльями.

– И-эх! И-эх! И-эх!

– Когда он так делает, у меня прямо сердце останавливается, – сказал Ром, глядя, как дофа рывками поднимается вверх. – Жуткое зрелище, того гляди рухнет вниз.

Поболтавшись в воздухе в метрах пяти над землей, Жигу грузно приземлился. Спустя пару минут, из темноты вынырнул взъерошенный Хамон.

– Скорее, скорее, – торопливо залопотал он, – вам надо уходить!

– Это за нами? – кивнул Ром на цепочку огней.

– Да, обнаружили, что вы сбежали! Из храма собирались забрать только Рома, а Мира с Жигу должны были остаться там навсегда, чтобы вечно оставаться рядом с глазом. Я узнал об этом в последний момент и то совершенно случайно – подслушал разговор Янги и Чану. Я ничего не знал об этом, клянусь!

– Верим, – мрачно произнес Жигу. – Ты нас как нашел?

– Я понял, что бежать вы могли только через секретный подземный ход, а я знаю, куда он выходит.

– Это был самый настоящий лабиринт! – от воспоминаний о недавнем путешествии Мира вздрогнула.

– Хамон, ты помнишь, где мы встретились? Ты там рыбачил, – напомнил Ром.

– Да, да, идемте скорее, здесь недалеко.

Друзья устремились за шапой, и вскоре действительно показался знакомый мостик, а там и скала с нарисованным белым крестом высилась неподалеку.

– О, мы спасены! – Мира бросилась к знакомому месту. – Спасибо, Хамон! Ребята, скорее!

Жигу с Ромом пожали Хамону лапу, открыли потаенную дверь и, один за другим, скрылись в тугой водяной стене.

Глава тридцать третья: Сенетал

Тяжело, с трудом Жигу всплыл на поверхность и попытался вылезти на сушу. Увидав его лысую голову, тирамиса поспешно спрыгнула со своей лежанки и подбежала к краю.

– Наконец-то! – защебетала она. – Как я волновалась! С вами все в порядке?

– Почти, – кряхтел дофа, пытаясь выбраться. – Что-то силы меня покинули…

Яра засуетилась, не зная, как ему помочь, но тут появились Мира с Ромом, и совместными усилиями птицу вытащили из воды.

– Я замерз и устал, – опустив крылья, Жигу смотрел, как вокруг его лап растекается лужа. – Я собираюсь впасть в депрессию.

– Еще чего не хватало, – Ром отжал воду с волос. – Сейчас поднимусь наверх, принесу сухих полотенец и еды, а то Яра, вон, совсем потускнела.

– Я отсюда никуда не отлучалась, боялась пропустить ваше возвращение, да и камни не хотела оставлять без присмотра. Все удачно?

– Да, – Мира достала из кармана сверток с камнем, – относительно.

– Были какие-то проблемы? – тирамиса быстренько спрятала сверток в лежанке.

– Кое-какие были, – девочка сняла мокрую куртку, бросила ее на пол и села на нижнюю ступеньку. – Я тоже устала.

– Давайте тогда поднимемся наверх все вместе, отдохнем, как следует, – предложил Ром.

– Ну, уж нет, – покачала головой Мира, снимая кроссовки и выливая воду, – остался последний камень, заберем его, тогда и отдохнем. Ты идешь за полотенцами?

– Да, конечно. Захватить тебе одежду?

– Захвати, а то я совсем замерзла.

Ром пошел по лестнице вверх, а тирамиса попробовала растормошить Жигу, но тот упорно хандрил. Мира пришла Яре на помощь:

– Жигу, ты такой чудесный, – затянула девочка, – и в пустыне ты ориентируешься, и плаваешь, есть ли вообще хоть что-нибудь, чего ты не умеешь?

– Летать он не умеет! – донесся голос Рома сверху.

– Не слушай его, Жигушка, ты превосходно летаешь.

– Я есть хочу, – закапризничал дофа от такого повышенного внимания. – Я мокрый! Мне холодно!

– Мне тоже мокро и холодно, – попробовала возразить Мира, но Жигу в ответ разразился целой нудной тирадой, из которой становилось ясно, что так мокро и настолько холодно еще никому на свете не было.

К счастью Ром вернулся достаточно быстро и дофа не успел вогнать девушек в безысходную хандру. Мира переоделась в узкие сиреневые брючки, легкий длинный свитерок, тапочки-тенниски и намотала на голову полотенце. Непрерывно стонущего и жалующегося на свою горькую судьбу Жигу, Ром укрыл с головой расписным пледом и попытался вытереть птицу насухо.

– Осторожно! – завопил дофа. – С меня все перья облетят!

– Ладно, сам сушись, – Рому спорить не хотелось.

Он тоже переоделся в одолженные у близнецов вещи – безразмерную желтую рубашку и широченные синие брюки, болтавшиеся на нем, как на вешалке. Глядя на него, Мира подумала, что флоин специально так вырядился, чтобы не возбуждать лишний раз романтических чувств у всяких нежелательных особ. Согревшись и перекусив бутербродами, Мира воспрянула духом и была готова к дальнейшим странствиям. Жигу, помимо пледа укрывшийся еще и полотенцами, превратился в большущий кокон, из которого торчал один только клюв, трескал кашу из кастрюльки и на жизнь больше не жаловался. Когда все, включая Яру насытились, Ром присел на корточки у самой воды. Жигу поплотнее закутался в полотенца, наблюдая за флоином, обратно в озеро ему страх как не хотелось.

– Ну, что, осталась последняя дверь в Сенетал, – сказал Ром. – Я кое-что знаю об этом мире, слышал немного.

– И много там интересного? – тирамиса прыгнула на свое ложе и устроилась поудобнее.

– Очень, – медленно ответил он, – это мир больших змей, живущих под куполом гигантского золотого колокола.

– Чего-о-о-о? – заголосил Жигу. – Еще я к ядовитым гадам в гости не ходил! Нет уж, туда будьте любезны без меня, я тут с Ярочкой камни охранять стану!

– Это яркий, красивый мир, – продолжал Ром голосом гипнотизера, поглядывая на дофу, – полный золота и драгоценных камней. Змеи мудры и прекрасны, ими правит царица, каждая чешуйка ее тела покрыта золотым плетением, а ее корона самое дивное произведение искусства на свете…

– Всё! Всё! – зажмурился Жигу. – Прекрати немедленно! Зачем так искушать бедную птичку? Зачем, зачем я вам нужен?

– Как это «зачем»? – Ром задумчиво посмотрел в потолок. – Ты хорошо ориентируешься на местности… и плаваешь.

– Ты славный, – добавила Мира.

– Да, да, – закивал Ром, – славный.

– Ну вас, – Жигу повернулся ко всем спиной, – еще издеваетесь!

– Жигу, – к птице подошла тирамиса и заглянула в его глаза своими «изумрудами», – ты старше и умнее Рома с Мирой. Когда ты с ними, я спокойна, зная, что с ребятами ничего не случится. Осталось добыть последний камень, и над Зарабией снова засияет солнце. Пожалуйста, не оставляй ребят без присмотра и заботы.

Жигу раскис и забормотал что-то вроде: «Да я и сам собирался… конечно, как же я могу их оставить…». И Мира подумала, что с Ярой очень приятно иметь дело.

– Мира, а ты как вообще к змеям относишься? – догадался спросить Ром.

– Положительно, – вздохнула она, – особенно когда их по телевизору показывают и в любой момент можно переключить программу. Что ж, змеи так змеи…

– Они кусаются? – обреченно спросил Жигу.

– Если будешь напрашиваться, могут и укусить, – улыбнулся Ром. – Ну, что, в путь?

– Минуточку, – тяжело вздохнул Жигу, – мне надо кое-что оставить Ярочке на хранение.

Из-под левого крыла он извлек сумочку-кисет и вытряхнул из нее пару перстней и браслетов.

– Это откуда? – удивилась Мира.

– Да так, – нехотя ответил дофа, – оттуда…

– Что, совсем плохо лежало? – хмыкнул Ром.

– Хуже некуда.

Жигу пристроил пустую сумочку обратно под крыло, и нехотя стал выпутываться из тряпичного кокона.

– Все, я готов снова страдать и мокнуть.

– Жигу, веселее! Бодрее!

Ром плюхнулся в озеро, подняв тучу брызг, следом нырнула Мира и бухнулся Жигу.

– Счастливого пути, – помахала лапкой тирамиса. – Возвращайтесь поскорее.

* * *

Мира вдохнула глоток тяжелого влажного воздуха и открыла залитые водой глаза. Над головой склонился здоровенный лопух, похожий на перекормленный нитратами лист мать-и-мачехи. Где-то рядом, в зеленых зарослях, плевался и сквернословил Жигу, слышался насмешливый голос Рома.

– Ребята, – Мира отбросила со лба сильно отросшие кудряшки, – вы где?

– Здесь, – заросли лопухов раздвинулись, и показались флоин с рассерженным Жигу. Причиной его дурного настроения оказалось то, что дофа крайне неудачно вывалился из потаенной двери головой вперед и угодил лысиной в какую-то кучу грязи. Осмотревшись, друзья поняли, что находятся в самом настоящем травяном лесу: к безоблачному небу поднимались гигантские цветущие папоротники и стебли хвоща.

– Здесь не змеи должны жить, а динозавры, – сказала Мира, разглядывая эти заросли. – Настоящий доисторический лес!

– Надо отметить, где мы высадились.

Ром попытался сломать пару лопухов, но не тут-то было. Покрытые густыми белыми «волосками» стволы немного гнулись, но ломаться не хотели. Пришлось прибегнуть к помощи клюва Жигу. Без особого удовольствия он принялся долбить стволы. Сломав пару лопухов и более-менее расчистив полянку у потаенной двери, они призадумались – куда идти дальше?

– Где золотой колокол и россыпи камней драгоценных? – склонил голову на бок Жигу. – Ты что, нас обманул?

– Ну, – развел руками Ром, – приврал маленько…

– Ах, ты!..

– Мне так самому рассказывали, – отбивался Ром, – я ж тут не был ни разу!

– Тише, – насторожилась Мира. – Слышите?

Ром с Жигу прекратили перепалку и прислушались.

– Змея! – доносилось из зарослей.

– Сама змея! – отвечал визгливый тонкий голос. – Змеюка!

Не сговариваясь, друзья пошли на голоса.

У подножья раскидистого кружевного папоротника шипели друг на друга две ярко-желтые змеи размерами и толщиной с руку флоина. На головах красовались маленькие серебряные украшения, напоминающие диковинные шапочки. Заметив чужеземцев, они замолчали и подняли изящные головки с прозрачными оранжевыми глазами. «Надо же, – подумала Мира, – змея змею обзывает „змеюкой“».

– Здравствуйте, – Ром изобразил очаровательную улыбку, – простите за вторжение, но нас привели к вам крайне важные дела.

Змеи поднялись и покачивались буквально на кончиках хвостов. Мира, на всякий случай, спряталась за Жигу, а Жигу спрятался за Рома.

– Слышали ли вы что-нибудь о солнечном камне? – продолжал Ром спокойным мирным тоном.

– Разумеется, – наконец-то ответила одна змея, – он хранится в Дооме, у нашей великой правительницы Шерисавы.

– А вам зачем? – поинтересовалась вторая.

– А ты не лезь! – мгновенно вспылила подружка. – Не видишь, я разговариваю!

– Мне что, и слова сказать нельзя уже?! Я, между прочим, старше тебя!

– Было б чем хвалиться!

– Дамы, дамы, – вмешался Ром, – прошу вас! Давайте для начала познакомимся, как вас зовут?

Дам звали Абита и Зира, друг другу они являлись родными сестрами и состояли при дворе великой правительницы Шерисавы – это змейки болтушки выпалили, перебивая друг друга. Причиной же их нешуточной ссоры оказалось то, что и одну, и вторую пригласил на свидание один и тот же змей-искуситель, и сестрички так некстати явились в условленное место практически одновременно.

– Скажите, а далеко ли до Доома? – показалась из-за спины флоина Мира.

– Нет, здесь рядом, – ответила Абита, – хотите, проводим, мы все равно туда возвращаемся.

Друзья хотели, а общительным змейкам явно требовалась компания.

– Тогда следуйте за нами, – одна за другой, они ловко скользнули в заросли. Ром, Мира и Жигу пошли за ними, не замечая, как в двух шагах, в широких стеблях травы, поблескивают два узких красноватых глаза.

Глава тридцать четвертая: Царица змей

Между собой сестрички препирались всю дорогу, видно, сильно уж было уязвлено самолюбие коварным кавалером. Постепенно заросли начали редеть, все чаще попадались поляны, усеянные неправдоподобно большими, яркими цветами. А потом они увидели Колокол. Грандиозное сооружение потрясало воображение: ажурные стены, будто искусное золотое кружево, устремлялись ввысь, отбрасывая причудливые тени на кроны и травы. Вершины Колокола видно не было, она терялась в небесной синеве.

Мира не смогла сдержать изумленного возгласа, Жигу впал в прострацию и мог только вращать глазами, один только Ром сохранил присутствие духа и способность задавать вопросы.

– Извините, дамы, можно спросить?

– Конечно, – опередила сестру Зира.

– Такое чудо, кто его сделал?

– Это подарок нашего всесильного покровителя всему змеиному народу.

– Ваш покровитель, кто он? Где живет?

– Его обитель в облаках, – чуть нараспев произнесла Абита, – имени его никто не знает, но лик его известен всем.

– Как это? – затаила дыхание Мира.

– Иногда он выходит из своей небесной обители, склоняет свой лик над землей и смотрит на нас.

– Ух, ты, – покачал головой Ром. – Увидеть бы. Жигу, что скажешь?

Жигу не мог ничего сказать. Золотой Колокол потряс жадного пустынного дофу до кончика клюва и перьев.

Сестрички подвели гостей к изящным, словно ювелирное изделие воротам, ведущим в Колокол, у ворот их встречали два огромных асфальтово-серых змея с перепончатыми крыльями за гладкими спинами. Они уставились узкими красными глазами на визитеров.

– А ну, пропустите! – скомандовала Зиру. – Не видите, что ли, кто мы такие?

– А это? – прошипели змеи, демонстрируя лиловые полоски языков.

– Это с нами!

Пусть и нехотя, но ворота они приоткрыли. Как только вся компания ступила внутрь, ворота захлопнулись. Следуя за сестренками, друзья не забывали посматривать по сторонам. Все вокруг изумляло: и дома, похожие на огромные серебристые термитники, и тропинки, вымощенные зелеными, как малахит, плитками, и шатры-навесы из легкой, как паутина, ткани. То и дело встречались змеи всех размеров и расцветок, почти у каждой на голове сверкала драгоценная шапочка.

– О-о-о-о-ох, – начал воскресать Жигу от разноцветного блеска. – Мира, послушай, у меня сердце бьется или уже нет?

– Бьется, – улыбнулась она, – уверена на все сто процентов.

– Жигу, – Ром подошел к нему вплотную, – умоляю, ничего тут не бери, не дай бог ты обворуешь какую-нибудь знатную змею и нас за это зальют ядом. Не трогай ничего, понял?

– Я попробую… – простонал он. – О-о-о-о-о! Глядите, глядите!

Впереди стоял еще один колокол размерами значительно уступающий главному, его отливающие золотом стены были гладкими, цельными. Полукруглый вход, занавешенный яркой тканью, охраняла пара таких же асфальтово-серых змеев, как и при ажурных воротах.

– Мы пришли к великой правительнице Шерисаве! – в один голос сообщили Зиру и Абита.

– А это кто? – эти привратники тоже не особо хотели пропускать чужестранцев к правительнице.

– Это с нами, – терпеливо ответили сестры, – очень важные гости!

После некоторого колебания их пропустили.

Увидев внутреннее убранство необычного жилища, Жигу хотел упасть в обморок, но друзья его заботливо поддержали. Изнутри стены колокола затягивали шитые золотыми нитями ткани, создавая видимость шатра. Такие же ослепительные ткани покрывали ступени, ведущие к роскошному, инкрустированному драгоценной мозаикой ложу. С потолка, вместо «языка» спускалась на цепи люстра, сияющая сотней свечей. На ложе, в сиянии огней и золота, возлежала снежно белая змея в человеческий рост. Как и говорил Ром, каждую ее чешуйку украшало тончайшее плетение, гордую голову венчал щедро осыпанный прозрачными каменьями убор, но самыми чудесными драгоценностями казались глаза царицы змей – сиреневые, как лесные фиалки.

– Здравствуйте, – у Рома лучше всех получалось владеть собой и ситуацией, – от всего сердца мы приветствуем прекрасную из прекраснейших цариц на свете!

– Здравствуйте, – бархатистым голосом ответила Шерисава, ей явно пришелся по душе и Ром, и комплимент. – Чем обязана визиту гостей из другого мира?

И, прежде чем гости успели что-то ответить, перевела взгляд на затаивших дыхание любопытных сестер. Те поняли свою повелительницу правильно и выскользнули наружу.

– Присаживайтесь, – кивнула Шерисава на крытые ступени. – Кажется, я догадываюсь, зачем вы здесь.

– Мы пришли за солнечным камнем, – в голосе Рома звучало почти что извинение.

– Мы из Зарабии, – добавила Мира, – у нас стряслось несчастье, разлилась Чаша Зла и затопила своим страшным содержимым солнце. Нам осталось взять последний, ваш камень, чтобы наша страна снова превратилась в цветущий и радостный край.

Царица внимательно выслушала.

– Скажите, есть ли у вас этот камень? – спросил Ром

– Есть, – ответила Шерисава и снова замолчала.

Ром с Мирой ждали, Жигу рассеянно отковыривал когтем край ткани со ступени.

– Не останетесь ли погостить у нас пару дней? – неожиданно предложила царица, пристально глядя в глаза то флоину, то девочке. Этот взгляд был таким сильным и завораживающим, что они хотели, но не смогли отказаться.

– Скажите Зиру и Абите, чтобы проводили вас, – Шерисава продолжала пристально смотреть на гостей, будто хотела что-то сказать, не предназначенное для невидимых ушей. – Идите.

Мира, как во сне, пошла прочь. Жигу потянул, было, за собой драгоценную ткань, но Ром быстренько отцепил край от его когтя, извинился перед царицей, и подтолкнул птицу к выходу.

На свежем воздухе в головах немного прояснилось.

– Жигу, ты чего делаешь, а? – грозно поинтересовался Ром, надвигаясь на дофу. – Ты чего творишь?

– Я машинально, – буркнул он, отступая, – со всяким бывает…

– Нет, не со всяким! Мы с тобою позора не оберемся!

– Сами хотели, чтобы я пошел с вами! – начал выпячивать грудь Жигу.

– Потом будете ругаться и драться, – встала между ними Мира. – Сейчас надо передать сестренкам слова царицы.

Терзаемые любопытством Зира и Абита ожидали неподалеку. Услышав, что чужестранцы остаются погостить, они очень обрадовались, видно, новые лица заглядывали в Доом не часто.

– Мы проводим вас в самый красивый шатер! – наперебой начали они, напрочь позабыв о своей недавней ссоре. – Вам понравится!

Друзья молча пошли за юркими сестрицами, они все еще были под впечатлением от встречи с царицей змей.

Глава тридцать пятая: История Шерисавы

Шатер, куда сестры привели гостей, и вправду оказался замечательным: красно-желтым, просторным и уютным. Внутри земляной пол покрывал толстый ковер, имелся отличный очаг, пара низеньких столиков – есть за ними можно было только сидя на полу, и посуда – круглые белые плошки.

– Вы, как гости царицы, на охоту ходить не станете, – сказала Зиру, – мы будем вас кормить. Скажите, что вы предпочитаете в пище?

Быстренько прикинув, чем могут питаться змеи, Ром поспешно ответил:

– Мы все вегетарианцы, питаемся исключительно растительной пищей, приносите нам фрукты и овощи.

Змеям было все равно, чем потчевать чужестранцев, они еще немного поболтали, покрутились и оставили гостей в покое.

– Давайте располагаться? – Ром присел на корточки у очага, рассматривая его.

– Ох, – Жигу плюхнулся на пол и закрыл глаза. – Я ослеп от золотого блеска!

– Да, все время забываю спросить, – обернулся к нему Ром. – Птица, ты почему такая алчная? Куда тебе столько денег?

– А вдруг я соберусь жениться, – ответил он, по-прежнему не открывая глаз.

– Ты? – рассмеялся Ром. – Нет, ты будущий старый сварливый холостяк, это ясно.

– Оставьте меня в покое, – Жигу завалился на бок, – я хочу умереть… такое богатство и все – змеям ползучим!

– Ром, – Мира сбросила с ног тенниски и присела на ковер, – как тебе царица змей? Правда, удивительная?

– Да, но касательно солнечного камня я так и не понял, отдадут нам его или нет?

Мира пожала плечами, легла на спину и с наслаждением потянулась.

– Здесь так чудесно, мне даже тут нравится, никогда бы не подумала, что змеи могут быть такими очаровательными.

– Ага, – кивнул Ром, – единственное, что мне не понравилось, так это серые гады у ворот.

– Охранники всегда неприятные личности. Я бы с удовольствие погостила бы здесь недельку, так хочется все осмотреть, со всеми познакомиться.

– Столько зо-о-олота, – тихонько стенал Жигу, – и все змее-е-еям!

– Жигу, да успокойся ты, в самом деле! Хватит демонстрировать аттракцион невиданной жадности!

– … все зме-е-е-еям!

* * *

Потихоньку наступил вечер. Отужинав доставленными Зиру и Абитой мелкими, но удивительно вкусными и сытными плодами, напоминающими по цвету и форме мандарины, друзья решили разжечь очаг. Ром быстренько справился с поставленной задачей и вскоре в шатре стало уютно и тепло, даже Жигу немного ожил, глядя на весело танцующие язычки пламени.

– У меня из головы не выходит царица, – свернувшись калачиком на ковре, Мира смотрела на огонь. – Какая она прекрасная и… грустная.

– Почему грустная? – Ром присел рядом.

– Не знаю, но у нее такие печальные глаза.

Жигу поднял лапой полешко для очага и сунул его в огонь, после тяжело вздохнул.

– Что такое? – посмотрела не него Мира. Она пригрелась у очага, девочку разморило и клонило в сон.

– Вы были правы, – скорбно ответил дофа, – мне надо было воздерживаться от лишних эмоции при виде сокровищ.

– Чего это с тобой? – удивился Ром. – Неужто разум проснулся?

– Нет, наоборот. Кажется, разум тронулся… я начал слышать голоса, вернее, голос.

– Еще нам только безумной птицы не хватало. И чей голос слышишь? Совести?

– Змеиной царицы.

– И что говорит? – зевнул флоин. – Жениться не зовет?

– Да ну тебя! – рассердился Жигу. – Она просто зовет меня по имени!

– Я тоже слышу, – неожиданно сказала Мира, – только зовет она по имени меня.

– Ну, если уж все умом тронулись, чего мне в тени оставаться.

Ром смолк и стал внимательно прислушиваться, надеясь тоже услышать голос царицы. А он и вправду шелестел, как порыв осеннего ветра, играющий с сухой листвой: «Ми-и-ира-а-а… Ро-о-о-ом… Жи-и-и-игу…»

– Мы слышим вас, – пискнула испуганная девочка, озираясь по сторонам. – Чего вы хотите?

Голос вновь зашелестел:

– Поднимите ткань за очагом и незамеченными выйдете из шатра… увидите листву, осыпанную пеплом, идите к ней…

И голос стих.

– И не умрешь ведь спокойно, – проворчал Жигу, встряхивая перья и устремляясь за очаг. – Огонь не гасите, будто мы тут сидим. Чего ждем? За мной!

Приподняв невесомую ткань, он выглянули наружу. Совсем стемнело. Сквозь далекое ажурное плетение Колокола виднелась непривычно большая розоватая луна, которую Мира тут же окрестила про себя «доисторической». За шатром притихли заросли высокого густого кустарника с листьями-лодочками. Зелень листвы скрывалась под тонким серо-голубым налетом. Стараясь не шуметь, друзья устремились к «листве, осыпанной пеплом». Раздвигая гибкие стебли и бархатные листья, они шли наугад пока не выбрались на идеально ровную, круглую поляну. На поляне, в розовато-серебристом лунном свете их поджидала царица Шерисава.

– Спасибо, что пришли, – прошептала она, – присядьте рядом, чтобы я могла говорить тихо.

Троица присела на траву поближе к ней и обратилась в слух.

– Моя страна в беде, – начала свой рассказ Шерисава, – всю власть практически уже захватил крылатый черный змей Оух, его подданные везде и всюду, они вытесняют мой народ из Доома. Вне стен Колокола, без его защиты, их ждет верная смерть. Я ничего не могу поделать.

– Почему же? – спросил Ром.

– Потому что я уже мертва, – грустно улыбнулась Шерисава, – меня давно уже нет, вы видите лишь мой дух, который не может спокойно уйти к нашему небесному покровителю, не обезопасив своих подданных от Оуха. Об этом никто не знает, и чтобы и впредь никто не догадался, я никогда не выхожу из своей золотой тюрьмы, на солнечном свету я почти прозрачна, а лунный и свечной огонь делают меня похожей на живую.

Мира слушала тихий голос царицы, приоткрыв рот.

– Помогите мне избавиться от Оуха, а я отдам вам солнечный камень.

– Э-э-э-э, – растерялся Ром, – а как же… а где же…

– Я все вам расскажу, у вас получится. Я хочу спокойно уйти к небесному покровителю, зная, что мой народ в безопасности. Я ждала вас, знала, что за солнечным камнем кто-нибудь обязательно придет, но не знала, что не доживу до этого момента. Камень я отдам вам только так. Понимаю, что это не очень хорошо выдвигать подобные условия, но у меня нет иного выхода.

– Мы все понимаем, – загрустил Жигу. – А где этот Олух живет?

– Оух, – тихонько поправила Мира.

– Он обитает отшельником на песчаниках, это здесь неподалеку. Командует своим войском он через единственного приближенного – Дерепану, ему и только ему он доверяет целиком и полностью. Дерепану часто приходит к нам, отличительная его черта – тонкая белая линия вдоль всей спины, ни у кого больше нет такой.

– А чего боится Оух? – Ром уже понял, что ввязываться в змеиные распри все равно придется. – Как к нему можно подобраться?

– Есть одно растение – лазутья, ее бледно-зеленые цветы раскрываются при полной луне, эти цветы смертельны для черных змей в любом виде. За Колоколом она растет повсюду. Чего же боится Оух? Не знаю, если он не покидает своих песчаников и доверяет одному только Дерепане, думаю, он боится всего. Трусливый враг – худший враг, ибо рассчитывать на честную схватку не приходится. Если уничтожить его, остальные разбегутся сами и оставят нас в покое.

– Он ядовитый? – Мира пожалела, что нет карандаша и блокнота, чтобы все подробно записать на всякий случай. – В смысле, если укусит…

– На кончиках хвостов у них маленькие острые шипы, они ядовитые.

– Как же к нему подобраться?

– Этого я не знаю. Одно могу сказать – будьте осторожны с Дерепаной, он очень опасен.

– Спасибо за совет, – удрученно качнул лысиной Жигу.

– Мне пора, – прошептала Шерисава, до встречи.

И она стала распадаться на туманные белесые полосы.

– Я в шоке, – честно признался Жигу, когда царица исчезла. – Она, оказывается, мертва, какой-то Олух распоясался, а нам опять совать головы в пекло…

– Оух, – снова поправила Мира.

– Да какая разница, как там зовут ползучего гада с крыльями, – начал выходить из берегов дофа. – Это же форменный шантаж!

– Тише ты, – перебил Ром, выглядел он задумчивым. – У нее действительно нет другого выхода, и мы обязаны ей помочь.

– Я отказываюсь! – брызгал желчью Жигу.

– Чем быстрее мы это уладим, тем скорее получим камень, поэтому не время демонстрировать свой дурной характер. Птица, тебе ясно?

– И чем ты предлагаешь заняться? – сердито буркнул Жигу.

– Идти собирать цветочки, луна-то вон, полнее некуда. Как царица сказала, они называются?

– Лазутья, – вздохнула Мира. – Хорошо хоть, что не надо собирать крапиву голыми руками, мять ее голыми ногами и плести из нее одиннадцать рубах.

Глава тридцать шестая: Захват Дерепаны

Чтобы не идти через главный вход, охраняемый крылатыми гадами, друзья попробовали протиснуться сквозь узорчатое кружево стены Колокола. Мира и Ром проходили беспрепятственно, а вот Жигу застрял, причем застрял так, что сдвинуть с места его не получалось никак.

– Ты выдохни весь воздух, – толкал его под попу Ром, – как следует, выдохни.

– Выдохнул, – сипел дофа, вращая глазами. – Погибну сейчас!

– Ну что делать, – выбился из сил флоин, безуспешно пытаясь его вытащить, – пускай висит, вернемся, что-нибудь придумаем.

– Вы что?! – завопил Жигу, нарушая конспирацию. – А вдруг сзади кто-нибудь подкрадется и покусает?! Втолкните меня обратно!

Ром собрался с силами и умудрился пропихнуть птицу обратно в Колокол.

– Все, будь здесь, мы скоро.

– Хорошо, хорошо, – радовался дофа вновь обретенной свободе и воздуху.

Луна светила так ярко, будто в небесах включили прожектор. Мира с Ромом внимательно осматривали разнообразную буйную растительность, в поисках зеленых цветов.

– Вот они, – кивнул Ром, – симпатичные растения.

Длинный тонкий стебель венчал темно-зеленый трилистник, в центре красовался бледный цветок с крупными зеленоватыми лепестками и черной серединкой, напоминающей мохнатого шмеля. Не имея представления, сколько же нужно цветов, чтобы уморить Оуха, они нарвали два большущих букета и отправились обратно.

– С них какая-то бяка течет, – Мира взяла букет в другую руку и отерла ладонь краем лопуха.

– На молоко похоже, – Ром понюхал стебли, – а пахнет противно, чем-то резким и горьким.

Подойдя к стене Колокола, они увидали приникшего к узорам Жигу. Странное дело, он ничего не пытался отломать, ободрать, а лишь высматривал парочку. Ром помахал ему букетом, и дофа радостно замахал в ответ крылом.

– Соскучился? – Ром протиснулся, держа перед собой букет.

– Да так, забоялся немного, один, в темноте, среди змеюк… Успешно сходили?

– Да, – Мира подняла букет, – должно хватить.

– А как мы его накормим этими цветами?

– Не знаем пока.

В шатер вернулись так же, как и выходили, – приподняв ткань за очагом. Огонь почти совсем погас, а дров больше не было. Ром положил цветы в уголок, приподнял материю, закрывающую вход, собираясь за дровами. Вернулся он довольно быстро с парой сухих, изломанных веток гигантских папоротников.

– За нами тут присматривают, – сказал он, бросая ветки в очаг. – Только я вышел, как в сторону метнулась чья-то тень.

– За нами следят? – забеспокоился Жигу.

– Да, – сделал «страшные глаза» Ром, – особенно за тобой. Вы ложитесь спать, а я покараулю, мало ли кому захочется заползти к нам в гости.

– А ты не устал? – зевнула Мира.

– Нет, спите. Добрых снов.

* * *

Утро друзья встречали с жуткой головной болью.

– О, боже, – Мира морщилась и массировала виски, – у меня сейчас лоб расколется!

– У меня голова болит впервые в жизни, – Ром с интересом прислушивался к своим ощущениям. Жигу лежал на спине, разбросав крылья, и притворялся мертвым.

– Это мы цветами надышались, – уверенно сказал Ром, глядя на подсохшие стебли и поникшие листья, – они действительно ядовитые.

– А я лечу, лечу! Порхаю! – невнятно пробормотал Жигу. – Я цветной-расцветной мотылек!

– Надо выйти на свежий воздух, – Ром поднял ткань, закрывающую вход, – идемте, проветримся.

Жигу приподнял голову, поглядел вокруг мутными глазами и опять уронил ее на пол.

– Вставай, вставай, идем с нами.

Общими усилиями птицу подняли и вытолкали на солнышко.

– Погуляем, и все пройдет, – убеждал Ром. У Миры под глазами залегли тени, Жигу плелся, еле-еле переставляя лапы и мотая головой так, будто шея совсем отказалась служить. Так они выбрались на центральную улицу, где неспешно, как господа по бульвару, прогуливались змеи. Жигу основательно заносило из стороны в сторону, как крепко подвыпившего матроса, пришлось Рому с Мирой встать по обе стороны и поддерживать птицу, чтобы он не передавил всех обитателей Доома.

– Вы дышите глубже, – советовал флоин, – чтобы выветривались ядовитые пары.

– Хорошо, – кивнула Мира, массируя виски. – Смотри, Ром, впереди змей с белой полоской на спине.

– Да? – неожиданно очнулся Жигу. – Где?

– Вон, прямо перед нами.

Действительно, в паре шагов вальяжно двигался лоснящийся черный змей со сложенными перепончатыми крыльями и тонкой белой полосой вдоль всей спины, до кончика хвоста с шипом.

– Где? Где враг? – таращил мутные глаза дофа. – Покажите пальцем!

– Не ори, – шипел Ром, – тише…

И тут шатающийся Жигу наступил змею на хвост, продолжая задавать вопросы. От неожиданности змей зашипел как раскаленный утюг, на который плюнули и замахал крыльями, надеясь улететь. Ром сориентировался быстро.

– Стой, не двигайся, – сказал он Жигу и, оббежав всю композицию, остановился перед змеем.

– Здравствуйте, – радостно улыбнулся флоин, словно собирался продавать ему дешевые авторучки, – вы, случайно, не Дерепану?

Хрипло напевая песенку, Жигу вовсю топтался по опешившему змею, он никак не мог ожидать столь странного нападения среди бела дня. Похоже, запах цветов оказал на дофу опьяняющий эффект и на солнышке птицу окончательно развезло.

– Отпустите меня немедленно! – разъяренно зашипел змей. – И отойди от меня! Отойди!

Ром сразу сообразил, что Дерепану беспокоит дурманный цветочный запах, которым они пропитались насквозь. Флоин подозвал еще и Миру, Жигу продолжал топтаться по Дерепане, как по старому пожарному шлангу, невнятно допевая разудалые куплеты. Интересно, что остальные змеи не подумали придти своему собрату на помощь. Они плавно огибали компанию и двигались дальше, даже пара крылатых серых змеев-охранников не проявила к своему начальству должного внимания.

– Так вас Дерепану зовут? – Мира наклонилась к его морде, и змея обдало густым ароматом лазутьи, исходящим от ее рыжих волос.

– Да, – еле выдавил змей. Он упал на дорогу и застыл без движения.

– Он уже умер, что ли? – изумилась девочка.

– Похоже на обморок. Жигу, сойди ж ты с него, пока насмерть не затоптал!

Ром вытащил змея из-под птичьих лап, поднял его на руки и со словами: «Пропустите, посторонитесь! Дирижаблю плохо!», поспешил обратно в шатер. Следом помчалась Мира и поплелся голосящий песни Жигу.

Ром положил на пол изрядно помятого змея, и решил вынести наружу все цветы. Собирая их, флоин вдруг резко распрямился, посмотрел на не на шутку разгулявшегося Жигу и воскликнул:

– Скорее, скорее ложись на спину и покажи мне лапы!

– А что такое? – помогавшая собирать цветы Мира подняла голову и с удивлением посмотрела на встревоженного флоина.

– Он же топтался прямо по ядовитому шипу! Надо немедленно высосать из раны яд, иначе он отдаст швартовы! Ложись же, дурень!

Хихикая, Жигу лепетал что-то веселенькое и ложиться не собрался. Пришлось Рому уложить его аккуратной подсечкой.

– Мира, помоги мне, пожалуйста, придержи его, чтобы не дергался, можешь сесть сверху.

Ром принялся тщательно осматривать лапы дофы.

– Странно, не вижу никаких следов укола, а кожа-то, кожа, как подметка у ботинок, ничем не прошибешь.

Флоин почесал ему подошву, на что Жигу никак не отреагировал, он приоткрыл клюв и захрапел.

– Ядовитые шипы нашему Жигу не помеха, – Ром оставил в покое его лапы и продолжил прерванное занятие. – Непотопляем наш «Титаник».

– Слушай, – Мира сгребла оставшиеся цветы и понесла на выход, – ты что, и впрямь стал бы ему из раны яд высасывать?

– Конечно, а то помрет, дурак, возись потом с похоронами. Ты посиди тут на воздухе, а я покараулю Дирижабля, а то очухается и уползет.

– Дерепану его зовут, – улыбнулась девочка. – Как очнется, ты его допроси.

– Обязательно, – серьезно кивнул флоин, хотя в его синих глазах мелькали смешливые искры.

Не найдя, чем заняться, Мира присела на солнышке и принялась плести венок из лазутьи. Ее стебли были чуть влажными и гибкими. Стараясь держать зеленые цветы со шмелем-серединкой подальше от лица, Мира стала вспоминать, каким же образом плетутся венки. Послышалось тихое шуршание, листва лопухов заколебалась и показались сестренки Зиру и Абита.

– Привет, – улыбнулась девочка.

– Здравствуй, здравствуй, – наперебой застрекотали они, кивая изящными головками с серебряными шапочками. – Ходят слухи, вы захватили Дерепану?

– Да, – скромно опустила пушистые ресницы Мира, – провернули антитеррористическую операцию.

– Молодцы, – зашептала Абита, – его тут все ненавидят и боятся.

– А как вы это сделали? – глаза Зиру светились жадным любопытством. – Как?

– Вы не поверите, – развела Мира руками, – это произошло совершенно случайно, на него наступил Жигу.

Змеи захихикали.

– Объясните мне, – девочка отложила начатый венок, – почему его собратья не пришли ему на помощь?

– Он не дал им команды.

– Только и всего? – удивилась девочка. – Хотя, ладно, у вас тут свои порядки. Вы расскажите своей царице, что одного злодея мы уже поймали.

– Конечно, конечно, – закивали змейки. – Обязательно.

– Здравствуйте, дамы, – из шатра вышел Ром. – Мирочка, дай-ка мне парочку цветочков, помашу перед носом у задержанного, а то он отказывается сотрудничать.

– Он уже очнулся?

– Ага.

Прихватив пару стебельков, Ром скрылся в шатре, минутой позже оттуда вывалился Жигу, голова его трещала, в глазах двоилось, крылья и лапы не слушались. Сестрички приветствовали его, как героя. Дофа с непониманием уставился на них, пытаясь сообразить, в чем дело. Как выяснилось чуть позже, доблестный победитель крылатого змея ничего не помнил о своем славном подвиге, а узнав, что он сделал, Жигу завопил не своим голосом и стал требовать, чтобы его срочно осмотрели на предмет смертельных укусов, немедленно госпитализировали и ввели противоядие.

Глава тридцать седьмая: свержение Оуха

С помощью цветов Ром благополучно сломил сопротивление пленника, и Дерепану взахлеб принялся выбалтывать все о своем повелителе, из чего флоин сделал вывод, что, в принципе, змеи с удовольствием предают друг друга, хотя это могло быть особенностью лишь асфальтово-серых гадов. Жигу остался караулить Дерепану, а Ром вышел к Мире. Сестрички уже ушли, один венок был готов, девочка заканчивала второй.

– В общем, все ясно, – Ром присел на корточки рядом, – Оух такой же страшный и глупый, только размерами больше. Когда солнце равняется с кронами деревьев он ложится ненадолго поспать, а все остальное время активно бодрствует, опасаясь нападения. Нам надо поспеть на пустошь аккурат к этому сроку. Ты останешься здесь, мы вполне справимся вдвоем с Жигу.

– Правда?

– Да.

– А Дерепану?

– Прихватим с собой. О, а венки – это ты здорово придумала. Один я надену на голову, а второй сплети подлиннее, на шею повешу.

– Хорошо, – Мира с удвоенным рвением взялась за работу.

Когда последний стебель скрепил венок, Ром надел его, водрузил второй на голову, скрылся в шатре и вышел из него голым по пояс, в рубашке он тащил великого и ужасного Дерепану. Следом выкатился зевающий Жигу. Шатер из-за него все-таки пострадал – обе птичьи лапы были тщательно забинтованы лоскутами, во избежание повторения героического подвига.

– Ну, мы пошли на битву, – улыбнулся Ром, – не скучай.

– И далеко не уходи, – добавил Жигу.

– Возвращайтесь поскорее, – помахала им девочка.

Когда флоин и дофа скрылись в зарослях, она собрала ворох сухих веток и пошла в шатер, вознамерившись постичь науку разведения огня в очаге.

* * *

– Далеко еще? – поинтересовался Ром.

– Почти пришли, – ответил Дерепану, высовывая плоскую голову из импровизированного мешка. – Вон там, видите песчаную гряду? Он всегда спит у подножья.

Постепенно пышная растительность сменилась мелколистными кустарниками и коричневыми сухими папоротниками. Вскоре и они исчезли, уступив место крупному желтому песку. Черный змей, свернувшийся клубком, был виден издалека. Чтобы Дерепану не вздумал закричать и предупредить своего главаря, Ром потуже завязал рубашку. Присмотрев большой камень, он положил узел с пленником на песок и придавил камнем, дабы Дерепану не додумался бежать.

– Значит так, – Ром всматривался вдаль, разглядывая змея, – ты взлетаешь…

– Ты ж говорил, я не умею летать!

– Я пошутил, – смиренно вздохнул Ром, опасаясь, что птица примется ни к месту и невовремя демонстрировать свой скверный характер. – Итак, ты подлетаешь, обрушиваешься на него всей массой, обезвреживаешь хвост, а я запихиваю ему в пасть цветы. Все понял?

– Какой-то глупый план, – засомневался Жигу.

– Придумай что-нибудь умнее, только поторопись, а то он скоро проснется.

– Ладно, я согласен. Взлетаю.

– Только умоляю тебя, взлетай молча! Без этого твоего «и-ех, и-ех»!

– Я все понимаю, – важно ответил Жигу, разогнался и, оглушительно громко хлопая крыльями, взлетел.

– Уу-у-у! – взвыл с досады Ром и помчался к мгновенно проснувшемуся змею.

К счастью, дофа летел на удивление быстро, видать, со страху. Пока Оух соображал, что к чему, Жигу обрушился на него карой небесной и вдавил в песок.

– Живее! Я его держу! Я его топчу!

Ром подбежал к ополоумевшему от неожиданности змею и попытался открыть ему рот. Поднатужившись, флоин раздвинул судорожно стиснутые челюсти и стал засовывать оборванные с венков цветы в рот с тонкой ленточкой языка.

– Ешь давай, ешь, – приговаривал Ром, – быстренько лопай, некогда нам тут с тобою возиться!

Лютые красные глаза Оуха заволокла белесая пелена, и он обмяк, прекратив сопротивляться.

– Фух, – облегченно вздохнул Жигу, – силен, гад, еле удержал его! Ты уверен, что он мертв?

– Не знаю, отнесем их обоих царице, пусть сама решает, что делать с врагами государства.

Не без труда удалось впихнуть достаточно крупного змея в узел к его товарищу по партии, благо, оранжевая рубаха, позаимствованная у кого-то из зарабийских близнецов, оказалась достаточно вместительной и прочной. Обливаясь потом, Ром поволок тяжелую ношу. Не снимая с лап тряпичные обмотки, следом заторопился Жигу, издалека казалось, что птица щеголяет в модных ярких тапках.

Когда они добрались до колокола царевны Шерисавы, Ром так взмок, что с него лило в три ручья, а на руках проступили синие вены.

– Тяжелые? – сочувствовал Жигу.

– Довольно таки.

Подойдя к стражникам, торчавшим у входа, Ром молча отогнул ткань, показывая, кого принес.

Царица Шерисава возлежала на своем золотом ложе.

– Вот, – Ром бросил узел к подножью, – здесь оба.

– Уже? – изумилась она. – Так быстро?

– А чего тянуть, – белозубо улыбнулся Ром. – Мы ждем своей награды.

Она соскользнула вниз и попросила развязать узел. Не особо церемонясь, флоин вытряхнул обоих на пол и забрал свою рубашку. При взгляде на поверженных врагов, фиалковые глаза Шерисавы вспыхнули туманными огнями.

– Берите, – она склонила голову, увенчанную высоким драгоценным убором, с внутренней стороны жидким огнем кипел каплевидный камень.

Ром осторожно извлек его из убора и поблагодарил царицу.

– Вам спасибо, – тихо ответила она, – теперь я свободна, а престол займет моя дочь Шери. А теперь идите, оставьте меня с ними наедине.

При входе крылатых стражей уже не было, армия позорно дезертировала. Чувствуя себя победителями целого легиона асфальтовых тварей, Ром и Жигу вернулись в шатер. Мира крепко спала, в очаге дотлевали угли. Услышав шаги, она встрепенулась и открыла глаза.

– Уже вернулись? – зевнула девочка. – А почему так быстро?

– Ты смотри, – буркнул Жигу, стараясь избавиться от тряпок на ногах, – и эта тоже не довольна!

Ром в двух словах поведал о произведенной операции.

– Всего-то? – Мира была страшно разочарована. – Не было никакой легендарной битвы с гигантским черным змеем? Вы его так же оболванили, как и Дерепану? Как однообразно! Даже как-то стыдно, в самом деле…

От возмущения Жигу открыл клюв, но сказать ничего не смог. Ром махнул рукой и стал завязывать на поясе рубашку, брезгуя надевать ее после змей.

– Вам хоть камень отдали?

– Отдали.

– Ура, – обрадовалась девочка, – мы возвращаемся в Зарабию! Прямо сейчас!

– Скоро стемнеет, – возразил Ром, – мы потеряемся в зарослях, лучше дождаться утра и попросить Зиру с Абитой проводить нас.

Как ни хотелось девочке немедленно отправиться домой, она вынуждена была признать, что Ром прав, им предстояло провести еще одну ночь в стране змей.

Вскоре пожаловали сестрички с ужином для гостей, и друзья проболтали с ними до самой темноты. Когда Жигу начал опускать клюв, закрывая глаза, а Мира принялась поминутно зевать, Ром проводил гостей и опустил ткань, закрывая вход.

– Спокойной ночи, – пробормотала девочка, укладываясь и закрывая глаза.

– Ага… до завтра… – Жигу укрыл её крылом и засопел.

А Ром лег у входа, чтобы сразу проснуться, если кому-нибудь вдруг вздумается заползти в гости.

Глава тридцать восьмая: Возвращение

С рассветом явились сестрички, чтобы проводить гостей на место их появления. Прозрачное раннее утро свернулось прохладными крупными росами в листве и травах, Мира с наслаждением вдохнула свежий, будто новорожденный, воздух.

– Хорошо здесь, – с улыбкой прошептала она и посмотрела на небо.

В первое мгновение ей показалось, что это всего лишь причудливая игра облаков, но стоило присмотреться, как становилось очевидно – с небес смотрел лик старца с развевающейся бородой и голубыми глазами мудрой змеи. Рядом с ним туманным легким облаком плыла Шерисава.

– Смотрите, какой чудный старик, а рядом с ним ваша царица, – сказала Мира и помахала Шерисаве рукой, надеясь, что она увидит.

– Это наш великий покровитель Лемовель, – с благоговением произнесла Зиру.

– И любимая царица теперь с ним, – добавила Абита. – Они никогда нас не покинут, а мы вечно будем любить их.

– Великий небесный покровитель на моего дедушку похож, – глаза Миры заблестели от подступивших слез. – Идемте домой, а? Я так соскучилась…

Когда Колокол остался позади, Мира обернулась, чтобы в последний раз взглянуть на это чудо. Отчего-то на глаза снова навернулись слезы.

– Ты тоже это чувствуешь? – Ром чуть отстал от Жигу с сестренками, поравнявшись с Мирой.

– Ты о чем?

– О том, что в каждом мире остается частичка души и сердца.

– Да… слушай, мы же можем навещать время от времени полюбившиеся места?

– К сожалению, перемещаться из мира в мир можно крайне редко и по очень важным делам, иначе границы станут нарушаться.

– Как жаль.

– Зачем жалеть? Мы отлично со всем справились, собрали все камни, к тому же обзавелись таким вот замечательным приятелем, – Ром кивнул в сторону деловито виляющей бесхвостой попы впереди.

– Думаешь, Жигу останется с нами в Зарабии? Не вернется в Барихан?

– Куда ж он от нас денется. Вот уж Нинга обрадуется, когда в доме такая пташка поселится.

При упоминании о Нинге Мира нахмурилась.

– Мы его потом к себе заберем, Моди Жигу точно понравится, будут вместе в карты играть.

– А ты не хочешь уговорить Моди перебраться в Зарабию? Может, удастся помирить их с Нингой.

– Попробую. А нельзя жить на два дома, на два мира?

– Нам, как коренным зарабийцам, можно, мы не разрушим границ, эти оба мира – наши.

– Пришли! – сообщил Жигу. – Вон поломанные лопухи!

Распрощавшись с сестренками, друзья открыли потаенную дверь и один за другим нырнули в упругую водяную стену.

* * *

Увидав, что озеро заволновалось, Яра спрыгнула с лежанки и подбежала к воде. Первой появилась голова Жигу. Голова громко чихнула и сообщила, что опять не может выбраться без посторонней помощи.

– Наконец-то, – радовалась тирамиса, – добыли камень?

– Добыли, как не добыть. Мы легендарно бились с огромным черным змеем, победили его с величайшим трудом! У меня вон, все лапы искусаны, изгрызены, искромсаны!

Тут вынырнули Мира с Ромом, и дофа поспешно умолк.

– Опять вылезти не можешь?

– Не могу, – Жигу усиленно работал лапами, оставаясь на плаву.

– Мира, давай вместе подтолкнем нашего лебедя, чтоб его вынесло на берег.

Как только Жигу оказался на каменном полу, тирамиса бросилась за полотенцами и покрывалом, но на этот раз дофа пребывал в хорошем настроении и истерик закатывать не собирался.

– Всё, поднимаемся наверх, – сказал Ром, и Миру охватила дрожь волнения.

Собрав все имущество, которого в подземелье скопилось больше, чем достаточно, друзья начали свое восхождение по каменным ступеням. В полной темноте они осторожно шли друг за другом. Мира прижимала к груди пять свертков с солнечными камнями, казалось, она чувствовала тепло сквозь ткань. «Хоть бы все получилось, – как заклинание повторяла про себя девочка, – только бы солнце вернулось, и все очнулись, пришли в себя… и больше никогда не ругались!»

– Последняя ступень! – сообщил шедший первым Ром, и открыл деревянную дверь.

В замке царила такая же кромешная тьма, как и на лестнице. Окна были такими темными, будто их закрывали плотные черные шторы, – на небе не виднелось ни звезд, ни других светил, только густая чернильная тьма. Пока Мира стояла у окна, завороженная густым, тяжелым мраком, Ром успел раздобыть пару светильников и три свечи. В доме засияли теплые желтые огни.

– Предлагаю не терять времени, – сказал флоин, – поднимаемся к себе, переодеваемся и двигаемся к Чаше Зла.

– А она далеко?

– Если в Зарабии только одна гора и именно на ней находится Чаша, значит, недалеко.

– Ты знаешь, где это?

– Приблизительно.

Поднявшись в свои гостевые покои, Мира открыла дверь, чувствуя, что не была здесь уже много лет, хотя прошли считанные дни. Навстречу вышла Ми.

– Здравствуйте, – она улыбнулась, но глаза ее остались тревожными и грустными, – как вы?

– В порядке, – следом вошел Ром, – только мы мокрые, голодные, и уставшие.

– Солнечные камни…

– У нас!

Лицо Ми посветлело. Тихонько скрипнула дверь, ведущая в сообщающиеся покои, и показалась настороженная мордочка Аксельбанта.

– Бантуша! – Мира бросилась к своему любимцу, но вовремя вспомнила, что она мокрая насквозь.

– Ой! – воскликнула Ми, когда в дверном проеме показалась лысая голова с клювом. – Кто это?

– Это птичка, она с нами.

Пока сушились и переодевались, Ми спустилась на кухню и принесла поднос с угощением для всех.

Мира и наконец-то проголодавшийся Ром уплетали бутерброды со слегка зачерствевшим серым хлебом, Жигу щелкал орехи и сорил на пол, а Яра сидела за столом просто за компанию.

– Как дедушка?

– По-прежнему, – Ми присела в уголок на низенький диванчик, – кот от него не отходит, так и спит на его коленях.

– Молодец, Бантуха, – Мира погладила громко мурлычущего кота, – знаешь свое дело. Ми, можно вас попросить об одном одолжении? Понимаете, некоторые камни на цепочках, некоторые нет, но отверстия имеются у всех, нельзя ли продеть в них какие-нибудь шнурки или тесемки?

– Конечно.

Ми принесла свою сумочку с рукодельем, Ром передал ей камни.

– Только оборачивайте каждый тканью, чтобы они не соприкасались, – сказал флоин, – им еще рано встречаться.

– Пойду с дедушкой поздороваюсь, – Мира встала из-за стола, взяла свечу и пошла к двери в сообщающиеся покои. Жигу собрался, было, вместе с ней знакомиться и здороваться с дедушкой, но Ром остановил его, отрицательно качнув головой.

– А что такое? В чем дело? Я не достаточно прекрасен сейчас для такого момента?

– Не в тебе дело. Позже объясню.

– Ладно, как скажешь, – и Жигу принялся слоняться по комнате, осматривая интерьер. Воняло от мокрой птицы, как от старой гнилой перины, и Рому пришлось открыть все окна, чтобы никто не задохнулся.

* * *

Мира тихонько вошла в комнату дедушки. В камине весело потрескивали дровишки – догорала какая-то очередная мебель, отблески пламенных языков танцевали на полу. У камина сидел Марит, его лицо, как и прежде, было неподвижным, взгляд застывшим.

– Привет, дедуль, – Мира присела на пол рядом, – рада тебя видеть.

Ступая мягкими лапами, вошел Аксельбант и привычно запрыгнул дедушке на колени.

– Весна в этом году выдалась богатой на приключения, три мира пришлось обойти, чтобы устранить последствия нашей с Нингой ссоры. Иными словами – карнавал в Буэнос-Айресе, песни и танцы ночи напролет. Но теперь все будет в порядке, все наладится, дедуль, обязательно наладится…

Сквозь туманную пелену слез Мира смотрела, как красиво танцуют огненные лепестки, не замечая, как подрагивает левая рука Марита – он тихонько гладил Аксельбанта.

Глава тридцать девятая: Гора Фумия

Яру решили оставить дома, к горе Фумии отправлялся проверенный и закаленный отряд в составе: Ром, Мира и просохший, но все равно еще воняющий гнилой периной Жигу. Настроен он был по-боевому.

– Возвращайтесь поскорее, – провожали их Ми, тирамиса и Бант, – удачи вам!

– Спасибо! Все сделаем в лучшем виде!

Омертвевшая Зарабия встретила их суровой тишиной, непроглядным мраком и пронизывающим холодом. От свечи Ром зажег два самодельных факела, один оставил себе, второй отдал Мире. Жигу притих и закручинился, увидав, что случилось с красивым солнечным миром.

– Да, – сказал он, вздыхая, – ради этого стоило так надрываться, в воду лезть, по мирам ходить…

О том, что ему обещали заплатить золотом и бриллиантами, он уже не вспоминал. Через палисадник они вышли к широкой дороге, ведущей в Белый Лес.

– Ром, ты точно знаешь, где находится эта гора? – уточнила Мира.

– Да, каждый зарабиец это знает.

То и дело по пути встречались оцепеневшие люди, застывшие в самых разнообразных позах, что наводило на сравнение с жутковатым музеем восковых фигур. Попалась пара прозрачных, напуганных флоинов. Увидав живых людей, они бросились к друзьям, едва ли не со слезами радости. Узнав, куда компания держит путь, флоины присоединились.

– Сворачиваем, – сказал Ром, и они углубились в чащу, похожую на заброшенный яблоневый сад.

Чем ближе становилась гора Фумия, тем больше набиралось сопровождающих флоинов. Помимо прозрачных, шли и такие, как Ром, и черно-белые. В такой большой компании Мира распрощалась со своими страхами, которые одолевали от самого дома – то дерево кажется страшным человеком, сухим и черным, то ветки кустарника уцепятся за джинсы, а чудится, что кто-то схватил и не пускает, то наступишь в маленькое болотце, всхлипнет земля, а кажется, что где-то рядом мается злой дух…

– Далеко еще? – недовольно засопел Жигу, устав выпутываться из веток и колючих кустарников.

– Нет, нет, – наперебой загалдели флоины, – почти пришли, скоро покажется.

И вправду, вскоре тьма сгустилась и выросла горой, окутанной багровыми испарениями. Вершина ее была охвачена грязно-лиловым заревом, на фоне которого черным силуэтом вырисовывалась гигантская Чаша Зла, по форме напоминающая кубок для вина без ножки. От этого зрелища Мире сделалось не по себе, она растерялась, не веря, что такую масштабную катастрофу можно устранить пятью камнями, пусть и солнечными.

– Чем это так пахнет? – поинтересовался Жигу.

– Злом, – ответил кто-то из флоинов, – так пахнет зло…

– Похоже на запах сгоревших спичек, – поежилась Мира. – Я не хочу дышать этим воздухом, от него холодеет под сердцем. Ром, достаем камни.

– Погодите, – подлетела к ним совсем юная флоинка, – надо подняться туда, к самой Чаше.

– Как так? – растерялась Мира, глядя на отвесные стены Фумии. – Нам туда ни за что не добраться.

– Нам не добраться, – из холщовой сумки Ром выкладывал на землю свертки с камнями, – а Жигу доберется.

– Чего? – вытаращил глаза Жигу. – Совсем с ума сошли? Смотрите, сколько тут летающего народа, почему сразу я?!

– Жигу, разве мы можем доверить такое важное дело кому-то постороннему? Пойми, мы с Ромом просто физически не заберемся на вершину. Слетай, заверши дело.

– А кто-то говорил, что я летать не умею! – съязвил дофа, и Мира поняла, что эту вскользь брошенную фразу он будет помнить всю оставшуюся жизнь. – Ох, пользуетесь вы моей добротой, как хотите! Вдоль и поперек пользуетесь!

– Ура, он согласился! – Мира принялась поспешно извлекать из свертков камни и, один за другим вешать на шею Жигу.

Как только камни касались друг друга, возникала ослепительная вспышка, и в воздухе кружились теплые солнечные огни. Каждую новую вспышку флоины приветствовали радостными криками. Наконец последний камень занял свое место, и ожерелье засияло солнечным светом.

– Вот ты и стал настоящей золотой птицей, – улыбнулся Ром, – самой красивой на свете.

– Правда? – Жигу принялся рассматривать себя. Действительно, каждое перышко казалось выточенным из золота. – Да, в самом деле… Ручная работа! Ну, я полетел.

Под крики флоинов и аплодисменты друзей, он разбежался и, громко хлопая крыльями, оторвался от земли.